КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Друг, воспитанный тобой (fb2)


Настройки текста:



Борис Рябинин Друг, воспитанный тобой

ЗА ЧТО МЫ ЕЕ ЛЮБИМ (ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ЧЕТВЕРОНОГОМУ ДРУГУ)

…Где мы, там и она

Что такое собака? Это ваша тень, ваше второе безмолвное «я». Где мы, там и она. На земле не осталось такого места, где не побывала бы собака — вместе с человеком. Собака следует за нами повсюду. И везде находится для нее дело.

…Далеко на севере, среди гор, затерялся шахтерский поселок Удокан. И поныне многие удокане помнят старого полуслепого пса Снежка — его знал и стар и млад.

Снежок пришел сюда с первой партией разведчиков, когда тут еще не было ничего — только сопки, да лес, да свирепые полярные вьюги зимой, а летом — гнус. Жили в палатках, ездили на оленях. Снежок первым отведал воды из студеной речки Намингу. Он предупреждал друзей-геологов о появлении медведей. Потом геологи нашли руду, начал расти поселок и рудник.

Никому из старожилов Удокана не забыть ту страшную ночь, когда вдруг завыла сирена, улицы огласились встревоженными голосами. С факелами в руках люди бросились к руднику. Лавина! Снежная лавина сорвалась с вершины, одной из ближних сопок и завалила вход в штольню, где работали горняки.

Снежок прибежал вместе с людьми. Спасатели торопились откопать заваленный вход. Но они рыли не там. Не там! Снежок безошибочно чуял это. Нос никогда не обманывал старого, но все еще чуткого пса. Раздувая ноздрями снежную пыль, Снежок быстро отыскал то место, где сквозь толщу завала пробивалось дыхание погребенных под ним рабочих. Он звал людей, но они не понимали и продолжали орудовать лопатами в стороне. Тогда он сам принялся работать лапами, потом сел и завыл. И тогда его поняли, стали копать здесь и скоро откопали неподвижные тела… Горняки были еще живы, их быстро привели в сознание; но еще несколько минут — и наступила бы смерть. Снежок спас их!

А вот еще одна история с лавиной. Это случилось на Сахалине. Поздно вечером в милиции города Невельска раздался тревожный телефонный звонок: пропал Саша Десяткин, тринадцати лет, и Юра Глушко, четырнадцати лет. Отправились на лыжах в сопки, хотели вернуться засветло; уже ночь, а их все нет.

Помимо милиции в поисках приняли участие десятки добровольцев, жителей Невельска, а двое охотников, Анатолий Алексеенко и Эдуард Гришаев, взяли с собой и собак. Шел уже второй час ночи, когда собаки нашли следы ребят. Следы привели к огромной свежей куче снега. Раскопали ее — и там нашли перемерзших, испуганных подростков. Они возвращались в город, когда рухнула лавина. К счастью, снег был рыхлым и накрыл их мягко, как периной. Шесть часов они были пленниками лавины…

Двое суток провели под снегом пятеро мальчишек из села Меликгюх высокогорного Аспаранского района, в Армении.

Вдали от селения, на высоте в три тысячи метров над уровнем моря, ребята катались на лыжах, за ними весело гонялся их неразлучных спутник и участник всех игр — собака.

Внезапно на склоне холма за камнями показалась остренькая лукавая мордочка, мелькнул рыжий пушистый хвост… Лисица! Пес тотчас метнулся за Патрикеевной, за псом — ребята.

Хитрый зверь увел их далеко в горы, а там налетела пурга. Двое суток сотни людей на лыжах, с приспособлениями для влезания на горные кручи искали пропавших. Удачливее других оказалась группа учеников, которую, едва лишь утихла пурга, повел на поиски учитель физкультуры Гайк Мадатян. В ущелье до них донесся глухой собачий лай. Казалось, лай исходил из-под земли. Это подавал весть пес, засыпанный снегом вместе с мальчишками. Он услышал приближением спасителей и звал их на помощь. Ребят и собаку откопали. Интересно, что там же, под снегом, оказался и тот, кто завлек их в беду: лисица. Плутовку изловили. После этого она стала жить в школьном живом уголке.

В Свердловске, моем родном городе, двое приятелей, Саша Бисеров и Витя Яцуков, отправились на Верх-Исетский пруд порыбачить. Захватили с собой овчарку Рэкса. Рэксу был еще только год. Пес принадлежал Саше Бисерову.

Погрузив рыболовные снасти, вместе с собакой ребята поплыли на лодке в район Сортировки.

А Верх-Исетский пруд — огромный и коварный. Иногда при ясной погоде вдруг налетит ветер, заволнуется пруд… Берегись!

Так вышло и в этот раз. Откуда ни возьмись, неожиданно накатили волны. Одна с такой силой ударила в борт, что лодка черпнула воды и опрокинулась. Ее тотчас отнесло в сторону, пассажиры очутились в воде, на глубоком месте.

Саша Бисеров плавал хорошо. Но Витя Яцуков плавать не умел, он начал тонуть. Саша бросился к нему на помощь, однако намокшая одежда связывала движения; сапоги, набравшие воды, тянул вниз, как гири. А берег далеко… Саша поддержал товарища на поверхности, но тут же оба чуть-чуть не пошли на дно: Витя судорожно вцепился в воротничок Сашиного пальто и так стиснул его, что Саше стало нечем дышать.

А Рэкс? Ну, Рэксу все это было вместо развлечения: собаки плавают превосходно! Рэкс был уже метрах в двадцати и продолжал энергично грести к берегу, когда призывный крик Саши заставил его мгновенно повернуть назад. Пес поспел вовремя. Ребята уже нахлебались воды, Витя почти потерял сознание. Рэкс закружился около них; Саша ухватил верного друга за хвост, и пес, как буксир, потащил их к берегу. Но кончилось все-таки плохо.

Для ребят это купанье прошло почти бесследно, если не считать испуга до утонувших снастей. Но Рэкс простудился. У него началось воспаление легких. И как ни старались врачи спасти собаку, через три дня преданного животного не стало…

До этого Сашина мама, Нина Николаевна Бисерова, часто сердилась на Рэкса, случалось, выговаривала сыну: зачем он взял щенка? Только мешается! А хлопот да забот и без того хватает: надо и детей воспитывать, и поспеть на работу в киностудию… Теперь она сама торопила: нужно скорей завести другого — пусть вырастет второй Рэкс! И когда я выступал по телевидению с рассказом о собаках, вместе со мной на экране появился и Саша Бисеров. Он поведал о подвиге Рэкса, а в заключение мы извлекли из корзинки и показали телезрителям смешного толстого щенка — преемника и живую память о герое Рэксе…

«Рэкс спасает друзей» — так озаглавила заметку о подвиге Рэкса газета «Вечерний Свердловск». В заметке корреспондент упомянул о том, как спасенные собакой ребята толкнулись в первый дом на окраине поселка Верх-Исетского завода, а хозяин дома, вместо того чтоб немедленно оказать им помощь, сердито сказал: «Уходите, вам здесь нечего делать!» — и прогнал прочь. Совсем другие люди оказались во втором домике: они втащили ребят в комнату, сняли с них мокрую одежду, взамен дали свою, напоили горячим чаем и уложили в теплую постель. Они обогрели и Рэкса, и он нашел у них приют и ласку. Но те, первые…

А вот какая история вышла со сторожем колхоза имени Калинина, что в Курской области, Федором Ефимовичем Селивановым. Об этом случае сообщила газета «Сельская жизнь».

Федор Ефимович шел на ночное дежурство, оступился и упал в канаву, наполненную холодной водой. Будь на месте Селиванова другой, он, наверное, выбрался бы сам без посторонней помощи. А Селиванов — не может: у него только одна рука, другой лишился на фронте. И ушибся сильно.

Стал кричать — да кто услышит? Ночь, от жилья далеко. Да еще трактор тарахтел в поле. Так и погибать бы в ледяной воде, если бы не Полкан. Спасибо ему.

Пеликан всякий раз сопровождал хозяина на дежурство. Пес принялся лаять, тоже звать на помощь. Потом сообразил — бросился к трактору. Трактористу и невдомек, отчего собака крутится вокруг машины. Еще попадет под колеса, глупая! А собака, глядь, прыгнула в кабину, схватила за рукав и тянет… Что такое? Чего привязалась? Пришлось оставить трактор и последовать за нею. Вот так Полкан и выручил из беды хозяина!

В Польше показывали по телевидению собаку по кличке Морус. Заметим, что в Польше очень любят всякие истории о животных-героях, особенно о собаках, их часто печатают в газетах и журналах, рассказывают по радио и телевидению. Что сделал Морус?

Перед тем в газетах появилось объявление — его дали хозяева Моруса: пропал пес, приметы такие-то. Не пристал ли к кому-нибудь? Просим за вознаграждение возвратить. А он, оказывается, в это время лежал в больнице.

Вышло так. Морус потерялся. Потерявшись, он бесцельно слонялся по улицам Гдыни, большого города на берегу Балтийского моря. Трусил по улице и вдруг увидел: на мостовую выбежал ребенок, а прямо на него с бешеной скоростью мчится машина. Морус раздумывал недолго, действовал быстрее иного человека. Молниеносно он прыгнул на дорогу и головой оттолкнул малыша в сторону, буквально из-под колес, но сам попал под автомобиль. Четвероногий спаситель был тяжело изувечен.

Около истекающей кровью собаки собралась толпа. Кто-то побежал за ветеринаром, кто-то ринулся в Общество опеки над животными. На место происшествия поспешил доктор Голяховский, председатель местного отделения Общества. Он оказал пострадавшему Морусу первую помощь, остановил кровотечение, затем перевез пса к себе. Свет не без добрых людей!

Врачи выходили Моруса. Еще не совсем поправившегося, с повязкой на голове, Моруса привезли в телестудию и показали по телевидению всем жителям города Гдыни: смотрите, вот он, герой! Чуть своей жизнью не пожертвовал ради ребенка! Так о Морусе узнала вся Гдыня, а после — вся страна, так он и отыскался.

Друзей у Моруса сразу объявилось — тысячи! Некоторые просили хозяев овчарки отпустить собаку к ним погостить. А ученики школы N 14, около которой все и произошло, учредили над Морусом постоянное шефство — и после Морус больше уж никогда не гулял один…

Совершенно похожую историю, только не с таким благополучным концом, сообщили мне из Южно-Сахалинска две девочки — Оля и Ира Трофимовы, сестры-близнецы.

«Мы с моей сестрой Олей очень любим собак. Эту любовь нам привила бабушка. Наши знакомые, да и папа с мамой говорят, что мы девочки и так любить собак лучше мальчикам, но мы все равно очень любим собак, никогда их не обижаем. Учимся мы в 5-м классе. У нас на Сахалине очень трудно достать породистого щенка. Один раз мы с Олей достали немецкую овчарку и назвали его Сатурном. Но Сатурн прожил всего 5 лет. Когда он был еще совсем маленьким, мы хорошо ухаживали за ним, чистили его, водили на прививку. Рос он веселым и резвым, очень преданным всей нашей семье. У Сатурна было 12 медалей. Половину из них он завоевал на состязаниях, а остальные — за хорошее воспитание и за красоту…

Это было 29 марта. Оля шла с Сатурном в магазин за продуктами. Сатурн нес в зубах сетку с банками для сметаны и молока. Они стояли около дороги и ждали, когда пройдет автобус. Вдруг маленькая трехлетняя девочка побежала на дорогу за мячом. Сатурн положил на землю сетку (Оля этого не заметила) и, вырвав из рук Оли поводок, опрометью бросился к девочке, головой оттолкнул ее, а сам оказался под автобусом и… все.

Мы очень жалели Сатруна».

В Лондоне пятилетняя Алисон Хирш играла на берегу Темзы, заигралась и упала в реку. Хорошо, что в эту пору мимо проходил мужчина с собакой. Как был, в плаще и шляпе, Альф Манчини — так звали мужчину — бросился в воду; секундой позднее туда же прыгнула собака. Мужчине удалось схватить девочку, но намокшая одежда и обувь самого потянули ко дну. И не известно, чем кончилось бы дело, если б не собака. Альф ухватился за нее, и так, вместе с девочкой, они выбрались на сушу. Потом и собаку и спасенных ею людей тоже показывали народу по телевидению.

Пса Маркуса прозвали звездой английского телевидения. Чем прославился Маркус? У него еженедельно брали кровь для его четвероногих собратьев, пострадавших в катастрофах, таких, как «поляк» Морус, как Рэкс Саши Бисерова, как Сатурн…

А знаменитый Ла Клош, фотографии которого обошли многие журналы мира! Во время гибели французского парохода «Мекнес» хозяин Ла Клоша, кочегар, стал тонуть. Верный пес подплыл к нему, схватил за полу пиджака и подтащил к спасательному боту.

Сколько историй, грустных и веселых, печальных и трогательных, берущих за сердце!

В Италии учреждены специальные ежегодные национальные награды четвероногим, выказавшим особую преданность человеку. И каждый год на эти награды находится много претендентов. Так, в 1966 году первую награду разделили две овчарки — Джем и Рокки.

Джек сторожил дровяной склад. Однажды ночью склад вспыхнул — поджег какой-то злоумышленник. Огонь перекинулся на домик, где спала семья хозяина. Тщетно Джек лаял, пытаясь предотвратить несчастье. Никто не слышал. Тогда, порвав привязь, Джек кинулся к окну. Разбив стекло, он вскочил в комнату и разбудил спящих. Хозяин и его близкие были спасены.

Более скромно выглядит поступок Рокки: он просто 57 дней не отходил от дверей больницы, где находился его занедуживший покровитель, столяр из Венгрии. Даже голод не мог принудить собаку уйти отсюда, хотя бы на время! Питался Рокки тем, что подавали добрые люди, приходившие проведать заболевших родственников и друзей. Раз Рокки удалось даже пробраться в палату, но его тотчас выдворили оттуда. Он вернулся домой только тогда, когда выздоровел столяр.

Вторые награды получили Билль и Том. Том вытащил своего владельца из горящего дома. Человек потерял сознание и наверняка сгорел бы, если бы не храбрый пес. А Билль? После смерти хозяина осиротевший Билль ежедневно приходил на кладбище, где покоился прах умершего друга, и оставался на могиле до тех пор, пока не наступало время закрывать ворота, — являлся служитель с метлой и выгонял собаку за ограду.

Третьи награды достались спаниелю Лили и дворняжке Флику. Владелец Лили, работая в поле, попал под трактор. Лили сбегал в деревню и привел на помощь соседей. Такой же поступок, только в иных обстоятельствах, совершил и Флик.

А как не вспомнить историю «русского» Трезора, историю мальчика с красным родимым пятном на ухе!

Как-то в редакцию газеты «Уральский рабочий» почта доставила толстый пакет. Когда вскрыли конверт, оттуда выпали письмо и вырезка из «Пионерской правды». Вырезка содержала корреспонденцию военных лет, в которой рассказывалось, как советские разведчики нашли в лесу маленького мальчика. Письмо написал бывший солдат, а ныне рабочий Алданской конторы продснаба Якутского совнархоза

Г. Софколат.

«Случай, о котором я расскажу, — писал он, — произошел летом 1941 года в Белоруссии. Мы, трое советских воинов: Василий Бончук, Павел Цветков и я, выполнив задание, возвращались из разведки. Совсем близко от тропы, по которой мы шли, раздался лай собаки. Цветков и я, на всякий случай, приготовились к обороне, а Бончук пополз в ту сторону, откуда слышался лай. Через несколько минут он вернулся.

— Метрах в двухстах от нас, — сказал он, — на поляне под деревом кто-то сидит, а около него собака.

Мы двинулись вперед и скоро вышли к опушке леса, а потом на поляну, всю заросшую цветами. Посередине, под одинокой кудрявой березой, сидел светло-русый курчавый мальчик лет четырех, около него стояла овчарка огромного роста и рычала. Сперва она вела себя враждебно, потом, видимо поняв, что мы друзья и не сделаем ничего худого, быстро успокоилась и подпустила нас к мальчику. Мальчик поднял на нас свои испуганные глазенки. Он был в белой рубашке и трусиках. На кончике правого уха ясно выделялось красное родимое пятно.

— Ты что делаешь здесь_ — ласково спросили мы.

Малыш сначала захныкал, потом доверчиво ответил:

— Иду к бабушке…

— А где твоя бабушка?

Он показал рукой в ту сторону, откуда мы только что пришли и где не видели ни одной живой души.

— Почему же ты сидишь здесь, а не идешь дальше?

— Болит, — жалобным голоском произнес он и показал на свои ноги. Ноги его были все исцарапаны и покрыты гнойными волдырями.

— Дядь, дай Вите хлеба, — внезапно обратился он ко мне. Мы дали ему кусок галеты, после чего Цветков, выполнявший обязанности санитара, сказал.

— А ножкам надо сделать операцию.

Приступили к операции. Вита заплакал. Трезор (так звали собаку) опять заволновался. Он не отходил от мальчика ни на шаг. Цветков вскрыл волдыри, промыл раны, забинтовал и дал Вите несколько глотков воды. На наших руках мальчик уснул. Спал он плохо, часто просыпался и все просил хлеба.

Как могло случиться, что Витя оказался один в лесу? Вместе с матерью он эвакуировался в тыл. По дороге на них налетели фашистские самолеты. Витя с Трезором чудом остались живы…

Наступил вечер. Надо было двигаться дальше. Витю несли на руках, за нами следом шествовал Трезор. Он, подпрыгнув, то лизнет Витю в лицо, то, подскуливая, помашет хвостом… Теперь я понимаю, что, если бы не Трезор, вероятно, Вити давно уже не было бы в живых. Пес бережно охранял его. Сколько опасностей он отвел!

Когда стали подходить к Днепру, по которому проходила линия фронта, полил дождь. Неожиданно Трезор вырвался вперед и с грозным рычанием бросился на кого-то. Трезор-то, можно сказать, и спас нас. Оказалось, мы напоролись на немецкое охранение. Послышались ругательства на немецком языке, потом раздалась автоматная очередь, и наш Трезор замолк навсегда…

В небо взвилась ракета. Мы залегли. Над нашими головами засвистели пули. Витя заплакал. Чтобы его не услышали фашисты, мне пришлось закрыть ему рот своей ладонью. Под прикрытием темноты мы поползли и благополучно добрались до оврага. Потом, передохнув чуточку, дошли до речушки, впадавшей в Днепр, переправились на тот берег и встретились со своими.

Но Трезора уже больше не было с нами…

Я не знаю больше ничего и о дальнейшей судьбе Вити. Мы сдали мальчика в полевой госпиталь, военврачу 3-го ранга Анне Андреевне Квитковской, и с тех пор я ни разу не слышал о нем.

Прошлым летом, возвращаясь из отпуска, на станции Свердловска из окна вагона я увидел группу ребят в форме учащихся ремесленных училищ, а среди них — курчавого светловолосого парня с красным родимым пятном на правом ухе. Уж очень приметная отметка! «Неужели это он?» — подумал я и крикнул:

— Витя! Витя! — Но он не услышал меня. Я побежал в тамбур, но поезд уже тронулся. Высунувшись из окна вагона, я стал снова кричать. Ребята оглянулись и помахали мне. Был ли среди них Витя? Всю дорогу до самого дома я не мог прийти в себя от волнения. Как мне хотелось бы встретить Витю! «Где же ты, Витя, откликнись!» — написала газета. Да, где ты, Витя? Ведь не зря отдал за тебя жизнь верный Трезор!…

* * *

В самых неожиданных и подчас сложнейших обстоятельствах собака оказывается необходимой. И не потому ли собаку можно встретить везде?

Спешит на место происшествия, подпрыгивая на лазурных волнах Черного моря, резвый скутерок. За штурвалом загорелый молодой мужчина в моряцкой форменке и фуражке с белым околышком, командир водолазной команды Г.Чертков, а перед ним, на носу судна, удобно устроила в спасательном круге всеобщий любимец и постоянный спутник водолазов вислоухий пес Колобок…

Собаку можно увидеть даже в синем небе, под куполом парашюта. Да, да! Такую картину наблюдали однажды в Крыму, на воздушном празднике черноморцев. Когда начались показательные прыжки парашютистов, зрители с удивлением впились глазами в странного прыгуна. Под громадным зонтом болталась… собака! Пес чувствовал себя вполне прилично.

Цезарь принадлежал одному из участников празднества, мастеру спорта Н.Болдову. Цезарь — как Полкан сторожа Федора Ефимовича Селиванова, как тысячи и тысячи других собак, неотлучно состоящих при хозяине, — всегда сопровождал Болдова на аэродром, терпеливо дожидался там, когда тот вернется из очередного полета. Скучает пес, томится! А почему бы ему тоже не попробовать подняться в небеса и спрыгнуть с парашютом, чтобы не расставаться с другом-человеком даже в воздухе?

Для собаки приспособили специальный парашют. Несколько тренировочных прыжков — Цезарь освоился и уже не проявлял никаких признаков беспокойства, когда на него начинали надевать парашют… Так Цезарь сделался парашютистом. Правда, он еще ни разу не пригодился хозяину в воздухе так, как, скажем, Полкан — Селиванову на земле; тем не менее, на ошейнике у него значок, на оборотной стороне которого многозначительная надпись: «За особую собачью преданность…»

Положим, ничего особо удивительного тут нет. В Ленинграде живет Иван Иванович Куус, старый активист осоавиахимовец. Он приучал собак спускаться с парашютом еще в тридцатых годах.

А пес Джек — «специалист» по водным лыжам. Его хозяин, американец А. Юзефски увлекся водными лыжами, он тоже не захотел расставаться с Джеком. Представьте картину: мчится глиссер, за ним в каскадах радужных брызг, почти выскакивая порой из воды, загорелый рослый спортсмен, а на выступающих концах лыж, будто изваяние, белоснежный остроухий пес… За два года непрерывных напряженных тренировок Джек сделал такие успехи, что выдерживает любую скорость!

А вот передо мной фотография: причал порта, на рейде — рыболовный траулер. Опершись на чугунную тумбу-кнехт, стоит мальчик в куртке, удерживая за поводок собаку, и грустно смотрит на судно. Однажды траулер «Сэнт Романус» вышел в плавание к берегам Норвегии и не вернулся. И с тех пор этот мальчик из английского города Халл каждый день ходит на пристань и ждет отца, а вместе с ним ходит и его Ронни…

Еще фотография, теперь — с берегов солнечной Болгарии. Ее привез журналист Н.Бородин. Читатели могли ознакомится с нею на страницах «Огонька». На песчаную отмель накатывают пенные валы, в воде стоит собака и смотрит в просторы моря; вдали видны обнаженные фигуры купальщиков и купальщиц…

Что это — собака-ныряльщик за утонувшими? Не похоже. Все проживающие в международном доме отдыха журналистов около Варны обращали внимание на эту собаку. С рассвета она уже показывалась на берегу и подолгу всматривалась в море. Покажется какое-либо суденышко на горизонте — войдет в воду и там стоит, захлестываемая солеными брызгами, втягивая влажные запахи чуткими ноздрями и, казалось, все надеясь уловить что-то, что, по-видимому, и влекло ее сюда. Вымокнет вся. Судно исчезнет — выйдет на берег и она, а потом опять: катер или парусник — и все повторяется сначала. И так весь день. К ночи исчезнет, а с утра — опять…

Болгары-спасатели поведали грустную повесть Кучи. Рыбак, хозяин Кучи, уехал к родственникам на юг страны и больше не вернулся. Говорили, что он умер. И вот уже несколько лет Кучи изо дня в день приходит к морю на то место, где в последний раз виделся с хозяином, приходит встречать его…

— И будет этот старый пес, — сказал спасатель Кирилл, — ходить сюда до самой смерти. Да много не протянет старик: слишком долго стоит он в прохладной морской воде…

Еще одно разбитое собачье сердце…

Пес Верный из итальянского селения Луко четырнадцать лет ходил встречать своего хозяина, убитого фашисткой бомбой. За это жители поставили Верному памятник.

И еще одна фотография: крупных лохматый пес выглядывает из кабины вездехода. Этот снимок прилетел из далекой Антарктики, страны ветров и самых страшных морозов. Сибирские лайки уже могут быть названы аборигенами суровой Антарктики. И подпись к снимку гласит: «Собаки — полноправные члены экспедиции. Этого пса зовут вполне профессионально — Механик».

Северные выносливые собаки-лайки — истинные друзья всех полярных путешественников и дрейфовщиков. Они и лагерь посторожат, а появится непрошеный гость — белый медведь, не только сразу же оповестят о его прибытии, но сами первые и атакуют его. С ними и время скоротаешь быстрее.

Черная лайка Веселый была первым домашним животным, побывавшим на северном полюсе. Вместе с членами экспедиции Папанина Веселый провел на дрейфующей льдине в центре Северного полярного бассейна девять месяцев.

С похвалой и теплым юмором отзывается участник нескольких полярных экспедиций В.Канаки о пребывании четвероногих в ледовом лагере «Северный полюс-2».

На другой день, после того как зимовщики высадились на полюсе, произошел разлом льдины. Потребовалось срочно перетаскивать грузы на новое место. И вот тут очень пригодилась упряжка, заброшенная на полюс с острова Врангеля и прозванная в шутку «ПСИ-10» (10 — по числу собачьих сил). «Каюра у нас не было, — говорит Канаки, — кличек собак никто не знал, мы даже толком не знали, к каким окрикам и к какой команде они приучены. В нелегком деле управления десятью разными характерами нам помогало однообразие работы, которую выполняли собаки. Только одна проложенная тропка соединяла край разводья со стороны аэродрома с лагерем. В обоих конечных пунктах собаки получали по куску мяса. При таких условиях они воодушевленно бежали от аэродрома к лагерю и с не меньшим энтузиазмом обратно. Роль каюра досталась Зяме Кудковичу — самому молодому и быстрому на ноги. Для солидности и быстроты передвижения он изредка подбадривал не столько собак, сколько себя возгласами «…поть!…поть! та… та!…» и чукотскими окриками «кхы… кхы!…» Внешне это выглядело очень эффективно. Несется упряжка собак с нартами, нагруженными до отказа множеством ящиков и тюков. Позади нарт бежит измотанный вконец, покрытый инеем Зяма. Временами он дает очередную команду, прибавляет скорость и, уцепившись за копылья нарт, выезжает на площадку лагеря. Нарты здесь быстро разгружают, и Зяма, бросаясь на них, тем же аллюром следует обратно. Вся «ПСИ-10» при этом выглядит свеженькой, как огурчик, но Зяма к концу дня еле дотаскивается до своего спального мешка и, прежде чем заснуть, долго ворочается и перебирает ногами, изредка выкрикивая: «…поть… поть!» Но молодость и сила характера через несколько часов извлекают его из этого укрытия, и все начинается сначала…»

Собака на севере — неоценимый клад.

Когда в январе 1968 года близ города Туле в Гренландии разбился американский бомбардировщик, несший четыре водородные бомбы, и смертельная угроза радиоактивного заражения нависла над побережьем Гренландии и обширным районом океана, американское правительство послало на розыски обломков самолета поисковые отряды — много людей, вертолеты, вездеходы и… собачьи упряжки. Как же: самый надежный транспорт!

Есть ли такое место на земле, где нет собак, не ступала собачья лапа, не требовалась бы помощь этого союзника человека?

Пес Гханкар даже участвовал в подъеме на высочайшую вершину мира — Джомолунгму. Это пес-альпинист, и он по праву делит с людьми славу покорения Джомолунгмы.

Лайка Пыжик в обществе двух отважных советских путешественников, Дмитрия Буторина и Михаила Скоробогатова, на карбасе «Щклья» совершил беспримерное плавание по Ледовитому океану вдоль северной окраины Советского Союза (на лодке — по Великому Северному морскому пути!). Друзья подобрали брошенную кем-то лайку во время перехода через полуостров Канин и взяли на карбас. Пыжик стал третьим членом экипажа. Он делил ними все тяготы и лишения трудного и опасного пути. Без преувеличения, это пес-мореход.

В Африке издавна существуют способ охоты на львов: на владыку джунглей выпускают свору небольших, но свирепых собак. Ружье не нужно — нужны только собаки. Безрассудно смелые и настойчивые, они выслеживают укрывшегося в зарослях льва и, яростно лая, набрасываются на него. Чтобы отвязаться от них, царь зверей делает гигантский прыжок, думая скрыться в соседней заросли, но они уже там. Лай усиливается — для подкрепления прибыла свежая стая. Лев ревет, нервничает. Охотники ждут. И вот наступает момент, когда сердце льва не выдерживает — теперь подходи и бери его.

В Югославии прославился пес по кличке Вучко (Волчок). Вучко стал любимцем ребят и взрослых жителей села Орлич. Что сделал этот представительно собачьего племени?

Еще щенком он вступил однажды в схватку с ядовитой змеей. Змея укусила его. Издыхающего Вучко ребята нашли в кустах; они добили змею и выходили щенка. Впрочем, пожалуй вернее будет сказать, что он сам излечил себя: ел какие-то травы. Животные часто занимаются самоврачеванием, об этом мы еще будем говорить.

Едва поправившись, Вучко сразу же отправился в горы на охоту. С тех пор он постоянно охотился на змей. Они еще не раз кусали его, но организм собаки выработал иммунитет, и змеиный яд перестал действовать на Вучко. Вучко научился находить змей по следу, выкапывая их из нор. Без преувеличения, многие крестьяне были обязаны ему жизнью, ибо в прошлом в этой местности от укусов змей ежегодно погибали люди. Вучко сделал безопасными и лес, и поле, и горы около села. За пять лет он уничтожил в окрестностях Орлича больше двух тысяч гадюк. Это пес-змеелов.

В Австралии собаки спасали жителей от нашествия крыс. Бедствие распространилось на всю Северную Австралию и грозило охватить другие районы страны.

Кошки оказались бессильны в борьбе с серыми хищниками: крысы были чуть не с кошку — до 25 сантиметров длиной. И только собаки-крысоловы, собаки-истребители грызунов смело вступили в бой с разбойницами.

А в портах Швеции работаю собаки, которые охотятся за другими «хищниками» — контрабандистами. Спекулянты наркотиками пытаются провезти свой вредоносный товар через границу Скандинавии. Собаки обучены ловить их, находя контрабанду по запаху. Это псы-таможенники. Подобными «таможенниками» постепенно обзаводятся и другие страны.

Многим варшавянам хорошо известны клички — Амур, Агар, Али, Арий, Арус, Ас… Все на «А». Это собаки-техники, состоящие на службе в Варшавском управлении газовых сетей. На их обязанности — следить за исправностью газопроводов. Ежедневно каждая из них в сопровождении человека совершает обход своего участка. Собака более чувствительна к запаху газа, чем иной прибор, и немедленно заметит даже слабую утечку. Обнаружив ее, пес дает знать громким лаем и ложится на аварийное место. Теперь дело за техниками-людьми: приходи чини. Для этой службы отбирались собаки с особо избирательным чутьем. Подготовлены они были в школе служебного собаководства варшавской полиции так же, как обычные собаки-ищейки.

Собаками-газовщиками заинтересовались в Таллине, и скоре такие помощники появились на улицах столицы Эстонии. Динго, Веррои, Теэро — работники треста Таллингаз. Особенный успех выпал на долю восточноевропейской овчарки Динго. Ее учили находить зарытый в земле туристский газовый баллончик, тряпку, пропитанную газом. Как учили? Да примерно так же, как собак учат отыскивать по следу человека: на запах. После Динго положили оклады — 20 рублей в месяц (не считая зарплаты хозяина). Под контролем Динго 23 улицы — 5713 метров газопровода. Чуть обнаружилась утечка газа — сейчас же вызывают Динго и ее хозяина, ученика 10-го класса 23-й Таллинской средней школы Леню Лернера. «Динго, ищи! Динго, газ!» Даже рентгеновские снимки не всегда показывают, где повреждение трубы. А Динго — найдет…

В Америке и Англии вы встретите псов-музыкантов. Так, когда нью-йоркскому симфоническому оркестру потребовалось исполнить «Охотничью симфонию» Леопольда Моцарта (а в ней есть место, где слышится лай охотничьих собак), то к началу концерта привели свору собак. Они поместились в оркестровой яме с музыкантами-людьми и в нужный момент добросовестно исполнили о, что от них требовалось.

Собаки вообще очень реагируют на музыку. Помните «Джерри-островитянина» Джека Лондона? Он «пел» под музыку. Я знал одного пойнтера в Ленинграде: как заиграют на пианино — он сейчас же тут. Заберется на стул рядышком и затянет голосянку. Гнать, сердиться на него было бесполезно. Ничего не поделаешь: «талант».

Смешной случай произошел однажды в театре «Павильон» в английском курортном городке Борнемуте. Шла опера Бизе «Кармен». И вдруг в самый драматический момент, когда Хозе жарко объясняется с Кармен, на авансцене появилась собачья морда, затем вылез весь пес — солидный, толстый, важный — и залился протяжным басистым лаем, перемежаемым жалостным повизгиванием и воем. Конечно, про Хозе и Кармен забыли. Зрители онемели, потом по залу раскатился неудержимый хохот. Смеялись и артисты.

Есть собаки-футболисты, выступающие на арена цирка. Они есть в СССР. Конечно, многие видели их.

В Каире (Арабская Республика Египет) игру в футбол признали весьма полезной при подготовке полицейских собак. Вед собаке тоже нужен спорт для того, чтобы она была сильной, ловкой, выносливой! Как сообщил издающийся в Германской Демократической Республике журнал «Нойе берлинер илюстрирте», «лающие футбольные звезды» стали настолько популярными, что их тренировки регулярно привлекают многочисленную публику. Журнал поместил снимки: четвероногие спортсмены во время тренировки; они же отдыхают в перерыве между таймами, врастяжку на земле, тут же футбольный мяч…

Есть собаки-гонщики. Собачьи бега особенно популярны в Англии. Бегают борзые. Они же самые быстрые! Прежде они состязались в скорости, преследуя живого зайца, теперь бегут за механическим.

В странах со снегом распространены гонки собачьих упряжек. Тоже азартное, захватывающее зрелище. В Гренландии, на Аляске, в некоторых других местах это — национальный вид спорта (как, например, на нашем, советском Севере — на Ямале, в Карелии, на Камчатке и Чукотке — гонки оленьих упряжек).

В 1932 году очередные зимние Олимпийский игры проходили в небольшом американском городке Лек-Плесис, в штате Нью-Йорка. Под конец, хотя это не входило в программу состязаний, по настоянию американцев и канадцев были проведены гонки собачьих упряжек. Они собрали столько зрителей и прошли с таким успехом, что устроители олимпиад стали серьезно подумывать: а не включить ли это в обязательную программу соревнований?

На улицах капиталистических городов вы увидите и собак-нищих. (Людям так просить милостыню зачастую запрещено — заберут в полицию, а собаке — можно!).

Нет, речь идет не о просто бродячих собаках-попрошайках, они, увы, везде, а именно о «профессиональных нищих», которые таким путем зарабатывают средства к существованию.

Одного такого «профессионала» долгое время наблюдали жители одной из людных улиц Рима. Чистенький, благовоспитанный, в шляпе — канотье с электрическими лампочками (шляпа — от солнца, Рим — город жаркий, не остережешься — может хватить солнечный удар, а лампочка — для вечера: виднее, опять же привлечет больше внимания — больше дадут), он сидел у края тротуара, подняв кверху мордочку с зажатым в зубах пластмассовым ведерком, и терпеливо ждал, когда какой-нибудь сердобольный прохожий обратит на него внимание и опустит в ведерко монетку. Песик христарадничал не для себя. Он кормил хозяина-инвалида, прикованного болезнью к постели.

А один лондонский дог поддерживал своего владельца тем, что выступал в телевизионных фильмах. Кроме хозяина на его попечении была маленькая собачка, карликовый пинчер. Дог трогательно любил пинчера и на прогулках всегда нес его в корзинке, крепко держа ее в пасти.

К слову, животные часто бывают очень дружны между собой. Известно немало примеров, когда молодая собака заботится о старой, утратившей силы. Пес Бастер, живший в доме одного ирландского фермера, считал своей обязанностью заботиться о лошади Снежинке. Стоило той постучать копытом, как Бастер немедленно отправлялся в конюшню, открывал ее и выводил Снежинку на прогулку. Известна дружба собаки со львом, с осликом, с петухом, с курицей, с морской свинкой…

В Симферополе собака Малышка воспитала львенка. Группа цирковых львов под управлением укротительницы Нины Будзуга приехала в Крым из Румынии. Львица Аида родила львенка и отказалась его кормить. Малышу грозила гибель. Дирекция цирка обратилась в Клуб служебного собаководства. Собаководы подыскали кормилицу — недавно ощенившуюся дворняжку Малышку, и она выходила львенка, как собственного щенка.

Подобная дружба даже поставила однажды в тупик власти итальянского города Ливорно. Муниципалитет Ливорно учредил медаль «За спасение жизни на дорогах». (Известно, что много людей гибнет от несчастных случаев во время автомобильных катастроф, от собственной неосмотрительности). Но очередное происшествие заставило изрядно поломать головы отцов города.

Дело в том, что спасителем оказалась… немецкая овчарка, а спасенный был полуглухой и полуслепой старый кот. Он пересекал дорогу и уже был почти под колесами грузовика, когда пес бросился и за шиворот оттащил кота. В конце концов, после долгих обсуждений медаль в торжественной обстановке вручили собаке.

Собаки умеют дружить, умеют быть бескорыстными, благородными. Они по-настоящему добры и способны глубоко переживать горе.

Вы, конечно, читали книжку «Мой Акбар»? Ленинградка Лидия Ивановна Острецова, написавшая ее, первый мастер — дрессировщик СССР, имея ее хорошо известно собаководам. Худенькая женщина с острым взглядом внимательных глаз… Мне не раз доводилось подолгу беседовать с нею. О чем? Или, точнее, о ком? Разумеется, об Акбаре! Ведь он действительно существовал на свете, этот небольшой, черный и немного угрюмый пес, «мудрый Акбар», как звали его все соседи и работники милиции.

Акбар изловил много преступников, раскрыв немало преступлений. Нашумевшей была поимка бандита по прозвищу Репа и его подручного Мигуна. Обо всем этом подробно написано в книжке.

— Но ни Репе, ни его сподвижнику Мигуну, никому другому из преступников, задержанных Акбаром, — рассказывала Лидия Ивановна, — вероятно, и в голову не могло прийти, что тот грозный и неподкупный пес, этот «черный дьявол» нежно любит и оберегает все маленькое: детей, щенков, котят…

Летом прошлого года мы жили на даче, недалеко от пионерского лагеря. Однажды пионеры подарили Тане (дочке Лидии Ивановны — Б.Р.) двухнедельного, совсем слабенького зайчонка, которого нашли в походе. Акбар немедленно взял на себя обязанности няньки. Он следил за тем, чтобы зайчонок спал на отведенном ему месте, чтобы никто его не беспокоил…

Выходить зайчонка не удалось. Дети похоронили его под кустиком на опушке леса, положили на холмик цветы.

«Акбар был в это время на дальней прогулке. Он явился только к вечеру, не нашел зайчонка на месте и отправился на розыски, взяв след. Я пошла за ним и увидела Акбара на могиле, на охапке полевых цветов. Он не выл и не рыл землю лапами, он просто лежал в глубоком горе.

Вернулся Акбар к утру и два дня совсем не притрагивался к пище. Морда его за ночь стала седой…»

Сейчас Акбара нет в живых. Но остались кинофильмы с его участием, в которых он запечатлен таким, каким был: смелым, отважным, стремительным, ловким, мужественным, умным.

Собаки часто выступают в роли героев кинофильмов. И, как правило, всегда с успехом. Об одном кинопроизведении, пожалуй, стоит рассказать подробно.

В Польше был снят телевизионный фильм «Четыре танкиста и собака». В нем рассказывалось, как в годы второй мировой войны четыре танкиста, четыре храбрых и неунывающих друга, проделали на своей грозной машине — танке Т34 боевой путь до глубин Сибири, где формировался их экипаж, до Польши и участвовали в освобождении родной земли от фашистов (трое из них поляки, четвертый — грузин).

Фильм полюбился зрителям. С немалым успехом он прошел и по экранам Советского Союза. Фильм большой — восемь серий, однако многие подростки смотрели его не по одному разу. Актеры, занятые в нем, сразу сделались известными, даже знаменитыми, а особенно мохнатый артист, исполнявший в фильме роль пятого члена экипажа пса Шарика, — овчарки Тример.

Главный герой, лейтенант Янек Кос, хозяин Шарика, превратился в любимого народного героя, наравне с персонажами народных сказок, преданий и легенд.

Артисты — все пятеро! — разъезжали по стране, и всюду их ожидал восторженный прием. Да могло ли быть иначе? В город Лодзь, они въехали на танке, представляете!

Когда в Москве открылась международная книжная выставка, приехал на выставку и автор книги, по которой был снят фильм, писатель Януш Пшимановский, и овчарка Тример. Впрочем, теперь пса никто не называл Тримером: только — Шарик! И сам он уже не изволил откликаться на прежнюю кличку…

Пшимановский и Шарик-Тример побывали на многочисленных приемах, встречались с московскими читателями и зрителями, в первую очередь, разумеется, с юными. Пшимновский рассказал, что пишет сценарий — продолжение фильма, в котором будет показана дальнейшая судьба четырех друзей-танкистов и их бессловесного соратника: таково настойчивое желание зрителей, не желающих расставаться с полюбившимися героями.

— Будем надеяться, — шутил Пшимановский, — что поездка в Москву и слава не вскружили голову Шарику и он так же добросовестно и прилежно будет работать на съемках, как и раньше…

Когда-то огромное признание получил филь «Чапаев», повествующий об одном из замечательных полководцев эпохи гражданской войны. После него все советские ребята стали играть «в Чапаева». Что-то вроде этого теперь получилось в Польше после появления фильма «Четыре танкиста и собака».

Во всех дворах, на площадках, в парках польские ребята стали играть «в танкистов»; и, конечно, везде — свой Шарик. Всюду стали возникать клубы юных «танкистов — собаководов». Создавали их сами ребята. За короткое время появилось 20 тысяч клубов. Каждый клуб — это «экипаж»: четыре человека и собака. Причем пес должен обязательно зваться Шариком.

«Танковые экипажи» создавались во дровах, в детских садах, в школах, в пионерских дружинах, в семьях. И одновременно повсеместно в срочном порядке шло переименование собак. Тысячи и тысячи дворовых псов получили новую кличку — Шарик. Русская кличка Шарик стала в Польше такой же благозвучной, как когда-то у нас — Джульбарс (после пограничного фильма «Джульбарс», где тоже действовал замечательный пес).

Всем членам клубов «танкистов» вручалось удостоверение, на котором красовалась эмблема — собачья лапа и танкистский шлем. В удостоверении говорилось, что каждый член клуба «обязан беречь честь экипажа, исполнять задания клуба, помогать другим и всегда с улыбкой преодолевать трудности».

В программе работы всех клубов: ходить в походы на места исторических битв с немецко-фашисткими захватчиками, устраивать встречи с ветеранами войны, героями-партизанами, изучать героическое прошлое своего народа.

Вероятно необыкновенный успех «Четырех танкистов» спустя какое-то время породил новый многосерийный приключенческий польский фильм — «Приключения пса Цивиля».

Впрочем, сколько снято фильмов с собакой в главной роли, пожалуй не перечесть. Достаточно напомнить о двадцати сериях американского фильма о Лэсси.

* * *

Когда заходит разговор о том, где больше любят собак, обычно вспоминают Англию. В Англии на 55 миллионов британцев приходится три с половиной миллиона собак: одна собака — на шестнадцать человек.

Собаководческое дело в Англии имеет давние традиции и поставлено образцово. Щенков и взрослых собак из Англии вывозят и рассылают во все части света. Торговля собаками — третья статья дохода государственного бюджета.

Однако, если сравнивать абсолютные цифры, то Англия еще не рекорд. Есть страны, где собак больше. Во Франции в клубах породистых собак зарегистрировано 7 миллионов животных; это — на 50 миллионов населения. Значит, одна собака на семь человек. В Нюриберге (ФРГ) собаку держит каждый восьмой, а до войны, говорят, было куда больше. В США одних пуделей 250 000. В некоторых странах умению разводить собак обучаются в школах так же, как математике, физике, другим предметам.

Когда, не очень давно, в Швеции решили перейти на правостороннее движение (до этого там обходились, по старинке, левосторонним), то возникла особая проблема — переучить пятьсот собак-поводырей. Перед тем новые правила уличного движения целую неделю штудировали в школах ребят. Потом дошел черед собак.

На стенах многих домов во многих европейских городах, где расположены магазины, кафе, мастерские, ателье, сделаны кольца: для того чтобы человек, входя в помещение, мог привязать собаку. Подобные кольца прежде можно было видеть в русских деревнях: чтоб было за что прикрутить повод лошади.

На Западе разрешено с собаками заходить во многие общественные места — универмаги, столовые, закусочные, кафе. Можно зайти в ресторан и заказать своему су обед, завтрак. Есть специальные собачьи рестораны. Есть парикмахерские и бани, где собак остригут, помоют.

В лондонском аэропорту функционирует отель для животных, прилетающих в столицу Англии со своими хозяевами. Вы оставляете пса, сами едете осматривать город. Удобно.

В той же Англии собак кажется значительно больше, потому что им разрешено появляться везде. Это приводит иногда к забавным и даже досадными недоразумениям. Вот какой случай произошел на аэродроме в Иоганнесбурге, в Южно-Африканской республике. Гигантский пассажирский лайнер бельгийской авиакомпании «Сабена» должен был приземляться. Внезапно пилот получил по радио предупреждение от диспетчера порта: «Посадку запрещаю. Оставайтесь на прежней высоте, делая круги над аэродромом». — «Что случилось?» — запросил пилот. — «На посадочной полосе — щенок», — последовал ответ.

И уже настоящий курьез разыгрался на стадионе в одном из городов Западной Германии, когда там проходил ответственный матч на первенство страны по футболу. В самый напряженный момент, во второй тайме, откуда ни возьмись, на поле примчалась небольшая шустрая собачка и с азартным лаем принялась носиться за футболистами, хватая за пятки игроков одной только команды (заметьте; одной! Вероятно, она «болела» за другую команду!). Игра смешалась, на поле ринулись полицейские, чтобы поймать и выдворить собаку; этим воспользовались игроки другой команды. Не теряя времени, они забили два гола в ворота соперников и ушли с поля победителями. Самое забавное, что судья засчитал эти голы.

Позднее выяснилось, что пес был завсегдатаем стадиона: приходил и следил за игрой через щелку в заборе, никому не мешая. Почему на сей раз он решил вмешаться в игру, было известно лишь ему…

Между прочим, собака и тут может показаться свою полезность. А что если ее приучить наводить порядок на стадионе? Один судья в Западной Германии так и поступил: когда на поле разгорелись страсти и началась свалка, он вынул из запасного кармашка другой свисток; раздался свист

— тотчас явилась громадная собачища, в ее присутствии футболисты не отважились безобразничать.

Приверженность к собачьему роду может превратиться в настоящую страсть и даже порождать порой разные нелепости.

Вообразите пса, который ходит на прогулки в клетчатом кепи, вроде того, что носит Олег Попов на арене цирка, и с трубкой в зубах. Такого франта часто видели на улицах Брюсселя. Пса одолела тяга к английской моде. Впрочем, пса ли?

А Сентаро Накадзима из Токио открыл у своего четвероногого партнера способность предсказывать судьбу. Появился пес-гадалка. Ему задают вопросы — он лает. А что он лает? Это растолкует хозяин. И что вы думаете: у Сентаро Накадзима вскоре появился большой круг клиентов. Их беспокоит будущее. Что сулит им завтрашний день? Гони монету — пес кажет. Не знаю, как живется псу, но у хозяина дела процветают.

В Нью-Йорке гангстеры крадут собак богатых владельцев и потом требуют за них выкуп.

Боязнь лишиться своей собаки породила особый вид страховки. В этом деле опять отличились японцы. Предельная сумма — 300 тысяч иен (750 рублей). За эти деньги вы будете безвозмездно лечить собаку у ветеринара; если с нею произойдет несчастье, в случае ее увечья, получите половину ее стоимости. А когда собака околеет или потеряется — вот тут начинается самое интересное! — фирма подберет вам другую, как две капли воды похожую на прежнюю, с такими же пятнышками, с такими же ушами и хвостиком, — так сказать, «воскресит» пропавшую. Таким образом, вы до конца дней будете обеспечены обществом четвероногого друга; застраховав его, гарантируете ему нечто вроде бессмертия… Чем плохо? Вот только неясно: будет ли он по характеру точно такой же? Ведь в мире не найти двух совершенно одинаковых собак, как нет двух одинаковых людей. Разнятся даже двойники).

У некоторых состоятельных владельцев забота о четвероногих простирается так далеко, что впору позавидовать людям. Собакам (и кошкам) оставляют богатое наследство, и потерявшее своего опекуна животное пожизненно обеспечено всем необходимым. Его кормят, поят, ему прислуживают лакеи. Собак водят в особые собачьи театры, им показывают кинокартины, а потом устраивают диспуты, в которых тоже «участвуют» животные…

Подобное положение находит отражение на страницах буржуазной печати, и в газетах не редкость прочесть объявление вроде того, что «хорошенькой собачке требуется любящая няня» или «очаровательной немецкой овчарке восьми месяцев отроду нужно как можно скорее найти новый дом». Такое объявление появилось однажды в нью-йоркской газете «Дейли ньюс». Далее в нем говорилось, что овчарка «благородное, нежное и воспитанное существо, и хозяин хотел бы, чтобы она жила на загородной даче с участком…» Может быть, это объявление не так бросалось в глаза и не наводило бы на горькие мысли, если бы рядом не было помещено письмо неизвестной бедной женщины, которая просила добрых людей помочь ей одеть своих девочек. «Мой муж работает, — писала женщина, — но заработок так мал, что его с трудом хватает на самое необходимое питание и квартирную плату. Одежда трех моих дочек совсем износилась, а купить новую мы не можем…»

Впрочем, все это довольно обычно для действительности капиталистических стран.

В штате Западная Пенсильвания (США) фермеры получали от монополий за молоко, поступающее в продажу для жителей, по 40 центов за галлон (галлон — 4,5 литра), в то время как монополии выручали от того же молока втрое больше. Это вынудило объединение владельцев молочного скота арендовать магазин Питтсбурге и открыть торговлю молоком для… собак и кошек по цене 50 центов за галлон. А чтобы все поняли, что происходит, вывесили объявление: «Это молоко предназначено для кошей и собак — ваших любимцев. Пенсильванская комиссия по контролю над молочными продуктами разрешает его продавать только для них. По качеству это то же самое свежее молоко, которое вы покупаете в магазинах для собственного потребления. Заботьтесь о своих четвероногих любимцах, как о самих себе!»

Выдумка пришлась по вкусу всем: и продавцам, и покупателям.

— К нам не придерешься, — посмеиваясь, заявил председатель объединения Эрнест Хейс. — Мы заботимся домашних животных…

А одна из покупательниц призналась:

— У меня две кошки, две собаки и шестеро детей. Нетрудно догадаться, кому достанется молоко…

Выходит, чтобы напоить детей дешевым молоком, нужно открыть молочный магазин для кошек и собак…

Конечно, это уродства, порождаемые пресыщенностью буржуазной жизни и извращенностью взглядов.

Но, может быть, в том и проявляется любовь к собакам? Не думаю. Напомню свидетельство очевидца: когда немцы занимали Париж и население бежало от захватчиков, то в фешенебельных кварталах бродили целые стаи брошенных, голодных породистых псов; зато в кварталах, населенных беднотой, не оставалось ни одного животного. Люди, уходя, захватывали с собой и своих друзей. Дети, женщины, дряхлые старцы тащили на руках дворняжек, кошек. Катится ручная тележка со скарбом, а на возу в куче ребятишек восседает косматая маленькая собачонка…

Просто так же, как в мире людей есть люди, живущие за счет чужого труда, и люди, вынужденные добывать каждую копейку тяжелой работой, так и в собачьем мире есть работяги и лодыри, труженики и тунеядцы, бедные и богатые. Но виноваты в этом не собаки.

* * *

Собака — бесценный помощник. Она способна делать многое и многое. А в некоторых видах служб просто не имеет себе равных.

Представьте такую сценку.

Два собаковода паренька шли с дрессировочной площадки. Вдруг бежит человек, за ним — милиционер: «Держи! Держи!»

Пустили собак. А они на длинных поводках. Хотели отцепить, собаки рванули — поводки вылетели из рук. Собаки бегут, поводки волочатся по земле.

Преследуемый стал стрелять. Пареньки видят: вдруг один пес на дыбы и опрокинулся на спину. Убил!!! Оказалось — поводок зацепился. Пес вскочил — снова за врагом…

Тот видит, что не уйти, остановил проходившую автомашину и, грозя револьвером, забрался в нее. В машине были двое мужчин и женщина. Началась борьба. В эту минуту подоспели собаки — бандита схватили, обезоружили. После повезли в милицию. Не доезжая ее, он вырвался, выпрыгнул и пустился было опять наутек, но собака и тут догнала его. Зубами за ягодицу. Он взвыл от боли, напустил со страху в штаны и сдался.

Вот так. В другой раз не будешь грабить и воровать. Собака — прежде всего труженица, и она помогает труженикам бороться с тунеядцами, охотниками до легкой жизни.

Валентина Леонидовна Борковская, старейшая любительница собак и председатель совета клуба служебного собаководства города Хабаровска, около которой постоянно толкутся ребята, рассказывала.

Как-то слышит крик на лестнице, затем — стук в дверь. Час был довольно поздний, не будь собаки, пожалуй и не открыла бы. Вдруг лихой человек. А с двумя овчарками никто не страшен — «ни черт, ни дьявол», как говорит Валентина Леонидовна. Сначала цепочку, распахнула дверь.

Два испуганных лица, двое юношей. Дышат тяжело.

Оказалось, за ними гонится целая ватага. Двое убегают от шестерых.

Она впустила их, сама с собаками вышла на площадку. Только спустилась на несколько ступенек — навстречу один из преследователей. Здоровенный детина с зверской физиономией! Увидел собак — как ветром сдуло! Кинулся вниз, в подвал. Выяснилось, что там укрылся еще один: от собак. Остальные испарились.

Она не побоялась спуститься и в подвал. Толкнула дверь — не поддается: двое держат дверь изнутри, чтоб не вошла к ним.

— Да ведь все равно не убежать, — сказала она.

— Пока собак не уберете, не выйдем! — донеслось из-за двери.

Одна немолодая женщина устрашила целую банду!

А сосед, здоровый мужчина, не открыл, хотя тоже слышал стук и крики. «Я в милицию позвоню…»

Вскоре подъехала машина с милиционерами. Увидали собак — обрадовались:

— Очень хорошо! А где парни?

— А вот вам два здесь, — показала Валентина Леонидовна на подвал. — Два у меня сидят. Берите.

Вот так. А без собак?

Против смелой служебной собаки очень часто оказывается бессилен топор и нож и даже револьвер. Действует она молниеносно, все движения ее неуловимые, разящие. Не случайно все правонарушители как огня боятся собак.

Сколько необыкновенных историй вы услышите в уголовном розыске! преступник опасно ранил прохожего ножом и скрылся. По следу устремился пес по кличке Барон. Он обнюхал на земле кровяные пятна и затем, не отрывая носа от земли, пустился в погоню. Запах привел к большому дому. Первый этаж, второй… Здесь. Приподнявшись на задних лапах, Барок передними принялся царапать дверь. Дверь открыла женщина с перекошенным от испуга лицом. «А хозяин дома?» — «Дома»… «Хозяин» и оказался тем неизвестным, который ранил прохожего. Он даже не сопротивлялся, хотя нож и сейчас был при нем, а только просил: Ради бога, уберите собаку…» Такой случай был в Свердловске.

Иногда бывает, собака пробежит по следу несколько километров и все равно найдет преступника. Иногда она гибнет, иногда ее ранят в схватке. Опасная собачья работа, а верный друг не щадит себя! Помните Мухтара из фильма «Ко мне, Мухтар!».

Не всегда она воюет с разными выродками да отщепенцами. Дети с воспитательницей пошли в лес гулять.

Воспитательница молоденькая, еще неопытная. Когда направились обратно, — забыла пересчитать подопечных. Вернулись обратно в детсад, а двоих нет.

Туда, сюда — нет детей! На ноги поднял милицию, сообщили родителям. В поиски включились охотники: они знают лес, как дом родной. Но помогли все-таки не они. Помогла Инга, ищейка уголовного розыска. Четверо суток заблудившиеся малыши бродили по лесу, а на пятый Инга подвела людей к большой сосне. Под ней, в ямке у корней, спали зареванные, грязные и выбившиеся из сил голодные дети… Это произошло на Урале.

Розыскная служба — большая слова собаки. О собаках-ищейках написано много, я не стану повторяться. Собаки охраняют промышленные предприятия, мосты, склады, различные снабженческие базы, магазины.

На железных дорогах собаки сопровождают товарные поезда с различными грузами. За десять лет, с гордостью рассказывал мне сотрудник министерства путей сообщения, сопровождены сотни тысяч поездов одними собаками (он подчеркнул слово одни, то есть без вооруженной охраны, стрелков), и — ни одного случая хищения. Где есть собака, вору делать нечего.

Представьте этот «собачий труд». Поезд несется на всех парах, а с платформы на платформу медленно перебирается овчарка. Она несет дозор. В течение суток она несколько раз «промарширует» по всему составу. Немного передохнет, приляжет на коврике из овчины — и снова в обход…

Был случай: пес задержал вора. Сдать задержанного некуда. Вожатый приказа ему лечь на платформу лицом вниз и не шевелится, сам пошел охранять состав. И пес на протяжении 170 километров пути не давал вору подняться.

Еще большая слава собаки — пограничная служба. О пограничных собаках, я полагаю, нашим читателям тоже известно немало. На тысячи километров бесконечно изломанной линией тянется государственная граница Советского Союза. Она тянется по вершинам Памира и среди вечных льдов Заполярья, вдоль берегов Северного Ледовитого и Тихого океанов и в нехоженой дальневосточной тайге, и всюду зорко стерегут ее от вторжения непрошеных гостей наши герои-пограничники, люди в зеленых фуражках, а рядом — обязательно собака.

Верный боевой друг не выдаст, не подведет! Он слышит тогда, когда не слышат другие. Даже чуткий нос его — помощник, с которым не сравнится никакое оружие, никакая кибернетическая машина!

Заметим: пограничные собаки существовали еще во времена древнего Рима; но, пожалуй, только в наши дни, у нас, они показали по-настоящему, на что способны. Сейчас они столь же обычны, как, скажем, полевой телефон или сумка-планшетка с картой местности на боку командира погранотряда.

И совсем не редкость встретить теперь в тайге с собакой… нет, не пограничника и не охотника — промысловика, добывавшего с помощью пушистой лайки «мягкое золото» — пушнину, а представителя совсем иной, сугубо мирной, каждодневной профессии, которой не требуется ни ружья, ни пороха, ни меткого глаза, но которая, тем не менее, тоже может быть по праву названа следопыдством. Речь о геологах, разведчиках ископаемых богатств. Да, собака с некоторых пор тоже ищет руду! Лида не ошиблась.

Я не знаю, будут ли искать руду собаки на Луне (кто скажет: не исключено и это!), но что они уже успешно помогают на м и в этом деле на Земле — факт.

Первой в истории геологии собакой-поисковщиком явилась немецкая овчарка Лари, принадлежавшая финскому гражданину Пенти Матссону. Лари даже выиграла премию в размере тысячи финских марок, а хозяин ее был удостоен награды в семь тысяч марок за то, что, состязаясь с людьми, которые для этого специально кончали высшее учебное заведение, пес нашел впятеро больше руды, чем они. Искали серый колчедан. После этого научно-исследовательский геологический институт в Хельсинки дал указание начать подготовку собак-геологов.

Финны не захотели делиться с нами секретами дрессировки. И не надо! Добились сами. Рядом с Финляндией, в Карелии, были вскоре испытаны первые советские собаки-геологи. Вот клички первых четвероногих рудоискателей — Мурат, Индус, Зевс…

И здесь чутье собаки оказалось неоценимым кладом в людских делах. Четвероногие находили руду на глубине в пять, семь, девять метров от поверхности земли. Они показывали более точно, чем даже иные сложнейшие электрометрические приборы разведчиков-геофизиков!

Способностью улавливать тончайшие запахи поражают нас даже петухи, а собаки тем более!

Ну, и насчет Ашхабада. Верно и про Ашхабад, Лида. Тебе сказали правду. Хотя здесь совсем другой случай. Здесь — не чутье, а нечто совсем иное, предчувствие или инстинкт, которым так богато одарены животные.

Замечено давно, что животные беспокоятся перед несчастьем, очевидно улавливая климатические, метеорологические и иные изменения: змеи выползают из расселин, покидают норы барсуки, лисы, улетают птицы.

Собаки воют перед бедой… Собаки выли и в Ашхабаде в ночь перед землетрясением.

В одной семье жил маленький пинчер. Среди ночи, буквально за минуту или две до начала землетрясения, он вдруг проснулся (а, может, и не спал; как было доподлинно, мы не знаем), подбежал к хозяйскому ребенку, разбудил его и стал тянуть за рубашку к двери. Он действовал так настойчиво, что в конце концов это заставило и родителей ребенка последовать молчаливому приказу животного. И тут же земля дрогнула, заколебалась под ногами, дом обрушился; но люди были спасены. А они-то думали, что пес взбесился, чуть не застрелили его!…

Я не берусь объять необъятное. И все описанное здесь — лишь малая часть того, что делает собака, на что она способна; но все же это дает некоторое представление о разнообразии ее использования, об огромной полезности собаки.

Однако рассказанное еще не дает ответа, почему мы любим ее. Видеть в собаке лишь одну практическую, утилитарную сторону — слишком мало. Чтоб понять это, надо завести собаку.

В ДНИ ИСПЫТАНИЙ И ПОБЕД

«В салазки Жучку посадив»… А если Жучка не едет в салазках, а сама превращена в коня и тащит тяжело нагруженные сани с боеприпасами или вывозит раненного из-под огня?

Я еще не рассказал, как собаки служили нам в дни войны. Перелистываем записи, газетные заметки, приказы военного командования. Они перенесут нас в то суровое и героическое время.

«Мы часто употребляем слова условно, не задумываясь, подходят ли они к случаю. Так, гитлеровцы иногда называют «собаками». А вот передо мной Жучка, мохнатая лайка с добрыми карими глазами. Она спасла немало раненных бойцов. Нет в ней ничего общего с жестокими и низкими существами, которые приползли на нашу землю, и обладай Жучка даром речи, она, наверное, сказала бы своему вожатому: «Не зови ты немцев собаками».

Издавна собаку окрестили четвероногим другом. Она помогала и пастуху, и охотнику, и пограничнику. В дни войны собака не подвела. Недавно на Калининском фронте произошло следующее, почти невероятное происшествие. Немецкие танки приблизились к нашим блиндажам, но, услышав собачий лай, повернули назад. Это случилось вскоре после того, как бойцы майора Лебедева отбили танковую атаку. Немцы тогда пустили шесть танков, которые, несмотря на артиллерийский огонь, подошли вплотную к нашим позициям. Здесь-то на танки бросились собаки. Головной танк был взорван овчаркой по кличке Том. Другие танки поспешно развернулись, преследуемые собаками.

В мае на Изюмском направлении бойцы под командой старшего лейтенанта Конькова остановили танковую атаку. В отряде Конькова были служебные собаки, и собаки взорвали девять танков, а также две бронемашины.

В трудную минуту человек идет на поединок с танком. Иногда вместе с человеком идет его четвероногий друг. У бойца Чуркина была собака Малыш — большая дворняжка с огромными ушами сеттера, с силой дога и с умом пуделя. Малыш был хорошо обучен, не задумываясь, он бросился под танк. Его остановил разрыв противотанкового снаряда. Тогда Чуркин сам пополз к танку. Но Малыш его опередил. С тоской рассказывает Чуркин о конце Малыше: «Это была собака…»

Ум собаки и терпение ее воспитателя делают чудеса. Есть у нас собаки, взорвавшие танки, но уцелевшие. Все знают, как собаки-водолазы спасают тонущих или как сенбернары выручают путников, замерзающих в горах. Теперь на человека идет железное чудовище — танк, и собака еще раз помогает человеку выйти из беды.

Кто зимой не видел на фронте нартовых собак? Это русские лайки, пушистые, ласковые, выносливые. Они спасли тысячи и тысячи жизней. В лесу по глубокому снегу четыре лайки быстро, но осторожно везли лодочку с ранеными. Машины не могли проехать, лошади не проходили, а собаки совершали по несколько рейсов в день.

Помню одну упряжку. Лайки замечательно работали, тогда иногда Шарик ворчал на Красавчика — они были в ссоре, но знали, что теперь не до драки, и ворчали вполголоса. В лодочке лежал раненый лейтенант, любимец роты: осколок мины разбил колено. Один из бойцов подошел к псам, погладил их и серьезно сказал: «Молодцы, что довезли…»

На одном участке Западного фронта отряд нартовых собак перевез за месяц 1239 раненых и доставил на передний край 327 тонн боеприпасов. Передо мной записка, нацарапанная наспех карандашом: «Наша честь, наступая, несет потери. В церкви скопилось много раненых. Вывезти не на чем. Если можно, сейчас же пришлите нартовых собак. Положение серьезное. Командир медсанбата». Собаки поспели вовремя и вывезли раненых. Собаки выручали в заносы, в распутицу. Теперь собаки тащат упряжки на колесах. Они пробираются по лесу между кустами. Их не пугают ни мины, ни пули. Я знаю лайку Мушку. Осколок мины оторвал у нее ухо, но она продолжала работать. Это обстрелянная собака. При сильном огне она не ждет, но ползет. Другие собаки явно уважают Мушку и следуют ее примеру. Недавно один боец отдал ей свой кусок мяса и задумчиво сказал: «Как будто она… а может, и не она — похожая… Вот такая меня спасла возле Ржева…»

Есть собаки по природе приветливые, общительные, они незаменимые помощники санитара. Было это возле Мухиничей. Шотландская овчарка Боб в белом халатике ползла по поляне. Короткая пауза между атакой и контратакой. Раненый заползли в ямы или в воронки от снарядов. Боб отыскал шестнадцать раненых. Найдя человека среди снега, Боб ложится рядом и громко, взволнованно дышит: «я здесь». Боб ждет, не возьмет ли раненый перевязку: на спине у собаки походная аптечка. И Бобу не терпится: скорей бы взять в рот бринзель (кусок кожи, подвешенный к ошейники, — знак того, что собака нашла раненного) и поползла за санитаром, начался обстрел из минометов. Осколок оторвал у Боба сустав передней лапы. Он все же дополз до хозяина, не выпуская изо рта бринзель, торопил: «скорей за мной!…»

Есть и другие собаки, с характером угрюмым, недоверчивым. Эти превосходно охотятся за «кукушками» («кукушками» во время войны наши бойцы называли вражеских стрелков-снайперов, засевших на деревьях и высматривавших одиночные жертвы). Барс «открыл» трех немецких автоматчиков, четвертый застрелил Барса, но тем самым выдал себя и был снят снайпером.

Видал я и другого охотника за «кукушками» — Аякса. Это крупная, отнюдь неприветливая овчарка. Аякс не выносит немецкой формы, серо-зеленая шинель приводит его в ярость. Кроме того, Аякс считает, что человеку не подобает сидеть на дереве. Для него самое большое удовольствие — «прочесать» лес.

Я не знаю, можно ли перевоспитать молодых гитлеровцев. Сомневаюсь. Но немецкую собаку наши перевоспитали. Ее взяли вместе с штабными бумагами. Она занималась низким делом: искала партизан. Теперь этот пес, прозванный Фрицем, ищет «кукушек».

В январе гвардейский стрелковый полк оказался в тылу у врага — под Вереей. Проволочная связь часто рвалась, радиоустановки были разбиты. Связь поддерживали четырнадцать собак. Собаки ползли по открытой местности под ураганным минометным огнем. Овчарка Аста несла из батальона на командный пункт полка донесение: «Огонь по березовой роще». Раненая, она доползла до своего вожатого. Положение было восстановлено. В тот самый день был ранен Жарков.

Однажды собака Тор принесла следующее донесение: «Залегли. Не можем поднять головы — сильный обстрел». Тор понес назад приказ: «Людей поднять. Вести наступление». Два часа спустя гвардейцы вошли в Верею. Комиссар полка Орлов говорит: «Собаки нас выручили под Вереей…»

Как не вспомнить рыжего эрдельтерьера Каштанку? Раненная в голову, с разорванным ухом, истекая кровью, Каштанка подползла к вожатому — доставила в батальон донесение. Ее забинтовали и отослали назад: другой связи не было. Дне недели, забинтованная, она поддерживала связь с резервом. Было это возле Наро-Фоминска. Там Каштанка и погибла от снаряда. Многие бойцы ее помнят.

Связную собаку не остановят ни пуля, ни птица в кустах, ни река, ни смерть: она спишет с донесением. Она пробегает, а под огнем, маскируясь, проползает два-три километра. Красноармеец Козубовский добился, что его собака поддерживает связь между двумя пунктами, расположенными на линии огня и отстоящими один от другого на шесть километров.

Когда наши защищали высоту Крест, эрдель Фрея проделала тридцать три рейса — семьдесят километров. В последний раз Фрея принесла донесение, смертельно раненая.

Что добавить к этому простому рассказу? На войне люди больше, чем когда-либо, ценят верность. Мы все помним прекрасный рассказ Чехова «Каштанка». Теперь Каштанка спасает раненого хозяина или умирает, взрывая вражеский танк».

Так писал в военные годы о собаках, героях сражений Великой Отечественной войны, известных советский писатель Илья Эренбург. И назвал он это так же, как Чехов: «Каштанка».

Бережно храню я пожелтевшую газетную вырезку. Она уже ломается на сгибах — ведь ей столько лет! Это вырезка из «Пионерской правды». Но эренбурговская «Каштанка» была напечатана не только в «Пионерской правде». Сперва она появилась в «Красной звезде» — главной советской военной газете. А затем ее перепечатали пять тысяч фронтовых газет — все военные газеты, какие выходили у нас в то время!

Боец отдал собаке свой кусок мяса… Пусть задумается над этим тот, кто сказал Наде: «зря жрут…»

Спустя годы, незадолго до смерти, И.Г.Эренбург еще раз написал о собаках. Я имею в виду его статью в журнале «Юность» — «О собаках». Там он опять вспоминал о событиях военных дней: «В Ленинграде летом 1945 года была выставка военных собак, а также собак, переживших блокаду. Среди героев был пес, который обнаружил свыше четырех тысяч мин; у него было оторвано одно ухо — отделался он легко; на него все глядели, а он недоуменно оглядывал людей и порой тоскливо зевал».

Четыре тысячи мин — это был еще не предел, не рекорд. Колли Дик нашел двенадцать тысяч мин.

А шавочка Мишка нашли фугас весом в тонну, зарытый на глубине трех метров. Разгадать такое коварство не под силу никакому прибору, человеку тем более.

На стенах многих зданий Будапешта, Праги, Вены, Лодзи и других городов Европы и поныне можно прочитать полустершиеся русские слова: «Проверено. Мин нет». И подпись: лейтенат такой-то. Или просто фамилия. Русская фамилия. Хорошие, дорогие всем настоящим людям надписи. Но они могли быть и другими — вместо фамилии командира подразделения разминировщиков (или рядом с нею) могло быть указано: «Рэкс». Или «Дик». Или еще какая другая кличка и — воинская часть такая-то (или, как писали тогда, «полевая почта» и дальше — длинный набор цифр, обозначающих номер части, вроде как телефонный номер).

Да, и там поработали наши собачки. Они уходили все дальше и дальше от родных, привычных мест по мере того, как продвигалась на запад, ломая хребет фашистскому чудовищу, Советская Армия. Они работали до последнего дня войны, пока не прозвучали залпы Победы; и даже после того, как умолкли пушки — ведь пришлось расчищать от мин леса и поля, села и деревни, по которым прокатилась война. Три слова, всего три: «Проверено. Мин нет» — а людям дышалось легче, они могли возвращаться в дома, начинать сызнова жизнь. Прерванную войной… миллионы мин нашли наши собаки.

Заслуга, и немалая, принадлежала собакам и в том, что многие саперы вернулись с фронта целыми и невредимыми. Ведь специальность сапера (минера) едва ли не самая опасная. Только один раз ошибиться… Собака избавила человека от смертельного риска…

Вспоминается, как в те годы из тыловых советских городов собак провожали на фронт. С людьми. С так же, как людей. Те и другие шли на смерть. Собака передавали в армию пенсионеры, женщины. Их выращивали и отправляли ребята-пионеры, а потом переписывались с воинской частью, где находились собаки, и так же, как о родных, близких, справлялись: как-то они там, наши собачки, живы, здоровы, как воют?

В руках у меня еще одна пожелтевшая вырезка. Три снимка — три собаки Под ними подпись: «В Центральную военно — техническую рижскую ордена Красной Звезды школу дрессировщиков недавно с фронта возвратились служебные собаки, которые в дни Отечественной войны были подготовлены клубами служебного собаководства Осоавиахима и переданы Красной Армии. На снимках: собака-минер Дик на фронте с 1942 года, участвовала в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги. За все время своей работы она обнаружила 1728 различных мин-»сюрпризов». Разведчик Джек, будучи на фронте, все время проводил разведывательные группы бойцов Красной Армии в глубокий тыл противника, в самых тяжелых условиях отыскивал тщательно замаскировавшихся немецких диверсантов, разведчиков. Связист Джек на фронте был с начала 1943 года, все время поддерживал связь на расстоянии 5 километров. Особенно отличился при ликвидации Красной Армией Никопольского плацдарма немцев в 1944 году. Собака поддерживала связь через Днепр. Ею перенесено 2932 боевых документа, карты, важные письма и т. д. Джек в бою был трижды ранен».

Четвероногие ветераны, вернувшиеся с войны. Я смотрю на их изображения и думаю: милые, сколько человеческих жизней вы сберегли — жизней советских воинов!

Собака на пьедестале

«Говорят, будто бы есть такая поговорка: собака вывела человека в люди. Как это следует понимать? — написал Вадик Мышляев из Читы. — Я знаю, что в некоторых странах собаки водят детей в школу, но это совсем другое. Из меня стараются сделать человека родители, учителя (так они говорят). Но при чем тут собака? Ответьте мне, пожалуйста…»

«Давно ли человек стал использовать собаку? Откуда взялись породы, когда появились и много ли их?

Как получилось, что человек подружился с собакой? Правда ли, что собакам ставят памятники?» — об этом спросила Лена Домрачева, жительница города Иркутска.

Владик и Лена хотят докопаться до сути дела, можно сказать до самых корней…

Откуда все? А когда все начинается?

В той же статье «О собаках» Эренбург говорит, отвечая на вопрос — почему он пишет о собаках: «Да прежде всего потому, что я люблю собак, это не мое достоинство да и не мой недостаток, одни любят лошадей, другие кошек, а некоторые никого не любят; что касается меня, то я с детства привязался к собакам».

Не знаю, достоинство ли это — любить животных (думаю — да), но уж во всяком случае не недостаток.

Многие, очень многие знаменитые люди могли бы сказать про себя, что они с детства дружили с собаками, любили их.

Все знают снимок Ленина с сеттером Аидой. Наверное, если бы Владимир Ильич не любил собак, не было бы и этого снимка.

Маяковский в шутку даже себя рисовал в виде большого нескладного щенка. Чехов говорил: «Славный народ — собаки».

ПЕРВЫЙ ДРУГ ЧЕЛОВЕКА — так издавна называют собаку. Первый — не потому ли, что на протяжении многих тысячелетий первое животное и доброжелательное существо, которое человек, появившись на свет, видел около себя (разумеется, исключая отца, мать, близких), была собака.

«Исключительным животным» нарек собаку гениальный русский ученый-физиолог Иван Петрович Павлов. Он говорил: «Если это и не самое высшее животное (обезьяна выше на зоологической лестнице), то собака зато самое приближенное животное, как никакое другое, — животное, которое сопровождает человека с доисторических времен… Собака вывела человека в люди».

А крупнейший ученый наших дней, академик В.Парин, продолжая мысль Павлова, выразился так:

«…Иван Петрович Павлов когда-то полушутя, полусерьезно сказал, что собака вывела человека в люди.

Сейчас мы буквально можем сказать, что собака оказала человеку еще одну замечательную услугу: она выводит человеку в космос!»

Пожалуй, кто-нибудь скажет: «Ну уж…»

Попробуем разобраться.

Собака — первое прирученное и одомашненное человеком животное. Она первой пришли к нему из лесной чащи и приняла его покровительство. Впрочем, кто кому оказался покровителем, пожалуй трудно сказать, это еще надо посмотреть. Было это очень давно. Это было тоже детство — детство человечества, и с той затерянной в дали тысячелетий эпохи и начинается наша любовь и наша привязанность к собаке…

Еще не было никаких государств, не было ни городов, ни селений. Люди не знали пороха, не умели варить пищу. Человек тогда жил, как зверь, ютился в пещерах, где скрывались и медведи, и саблезубые тигры, каких теперь уже не осталось на земле. Получеловек-полузверь. И как всякий дикий зверь, он вынужден был постоянно трястись за свою жизнь, прислушиваться к каждому шороху, незнакомому звуку: не подкрадываются ли враги…

И вдруг у него появился друг, союзник, преданный товарищ. Собака слышит то, чего мы с вами не слышим. Она обоняет запахи, которые бессилен уловить наш нос. Она ночью чувствует себя даже лучше, чем днем: ведь она ночной хищник… Представьте, какое значение имело это для нашего далекого пращура!

Отныне он мог спасть спокойно — собака за него несла бдительную вахту, сторожила его дом — пещеру или просто стоянку под деревом, заблаговременно подавая лаем сигнал тревоги. Она стала помогать ему на охоте: отыскивала дичь, приносила ее хозяину. Она стала участвовать в его войнах, помогала защищать себя, отбиваться от людей враждебного племени. Когда человек занялся скотоводством, она стала помогать ему пасти и охранять скот… Она стала поистине незаменимой!

Конечно, все это пришло не сразу. Понадобилось много, очень много времени, чтоб хищник забыл дикие привычки и окончательно переселился из леса под хозяйский кров. Вероятно, не раз и не два человек вынужден был снова и снова браться за приручение. Только приручит — а она либо убежит, либо ее съедят другие хищники, либо погибнет в схватке с врагами — и опять начинай сначала. И все же дело продвигалось вперед. Поняв пользу собаки, человек уже не хотел лишаться ее.

Можно полагать, что определенное значение имело и наступление ледникового периода. Дикой собаке стало жить хуже, труднее искать и ловить добычу, она поневоле жалась к людям, подбирала остатки их пищи и так постепенно стала повсюду сопровождать их. Так, в дали времен крепла их дружба. А может быть, однажды человек подобрал щенков дикой собаки и не убил их, а взял в пещеру, оставил играть со своими детьми, и вот они-то, может быть, и явились прапрародичами наших нынешних Каштанок, Жучек, шариков, Диков, Рэксов, Мухтаров, Верных… Человек перестал быть гонимым и почувствовал, что может быть сильнее других в мире живых существ, нежели был до сих пор. Отныне не от одной лишь быстроты ног зависело его спасение и благополучие. Получив отдых, он получил и разрядку от постоянного нервного напряжения, и свободное время, а это позволило нашему далекому предку начать внимательно присматриваться, осмысливать окружающее — он начал думать.

Это было время, которое ученые нарекли каменным веком. Человек стал изобретать и изготовлять различные оружия; возможно, это началось в одну пору с приручением собаки — вероятно, одно сопутствовало другому. Так он сам, умом своим, собственным трудом, терпением, любовью, вниманием, заботой, прикормив вчерашнего врага, создал себе друга — первого друга! И этот факт имел не меньшее значение, чем, скажем, постройка паровых машин или открытие электричества.

Трудно было приручать первое животное; трудно додуматься до этого; дальше пошло значительно быстрее и легче — появилась лошадь и корова, овца и свинья, домашняя птица…

Собака помогала утвердить господство человека над миром животных существ и всей могучей природой, распространяя и закрепляя его влияние и в лесных дебрях, и на степных просторах…

Вот откуда «собака вывела человека в люди».

Не отсюда ли пошла и другая, более старая поговорка, сложенная народами Востока и записанная в книге законом древних индийцев — Ведах: «Умом собаки держится мир»?…

Нам, людям машинного века и всяческих чудес, свидетелям и участникам дерзновенных свершений, пожалуй, сейчас даже трудно понять это.

С ходом времени собака стала столь необходимой, что, когда хозяин умирал, ее убивали и клали рядом, в одной могиле с ним, чтоб и после смерти она была около него, продолжала служить, как прежде…

В 1862 году на Днепре был раскопан один из курганов. В погребении, где, видимо, был похоронен вождь племени, нашли много разной утвари, железные удила, оружие, и тут же вместе с останками хозяина лежали полуистлевшие собачьи кости. Очевидно, это была охотничья собака, потому она и удостоилась такой чести. И очевидно, положив ее тут, люди думали, что она будет помогать хозяину на охоте и в «загробной жизни»!

Ну а как собака помогала нам осваивать космос, это уже происходило в наше время, на наших глазах. Каждый мальчишка назовет клички животных — первых космонавтов: Белка, Стрелка, Уголек, ветерок, Альбина, Чернушка, Отважная, Лайка…

Собаки продолжили дорогу в неведомое. Они первыми приняли на себя удары таинственного космоса.

Организм собаки во многом настолько оказался близок к человечьему, особенно же нервная система ее показала столько высокую приспособляемость, что именно собак советские ученые избрали живыми приборами, на которых проверялось влияние космических лучей, состояние невесомости, возникающее в полете в космосе…

Эти собаки — «звезды» науки. (Чтобы нас не упрекнули в пристрастии и неточности, поясним, что кроме собак в испытательных полетах участвовали и другие животные — кролики, обезьяны, мыши, а также насекомые, растения. Но собаки использовались больше всех, и именно с их участием были достигнуты результаты, которые позволили послать в космос человека).

Собака издавна служит науке. И недаром Павлов поставил памятник Собаке — другу ученого, Собаке, оказавшей неоценимые услуги человеческому прогрессу. Великий физиолог сам разработал проект памятника, он долго обдумывал его, а поставив, облегченно сказал: «Я свой долг выполнил…»

А сколько есть еще памятников, сооруженных в честь собаки.

…На собачьем кладбище в Париже стоит памятник сенбернару Барри, который спасал людей во время снежных заносов в Альпах. Барри спас сорок одного человека.

…В Эдинбурге, в Шотландии, — памятник собаке, которая восемь лет оставалась на могиле хозяина. Она убегала лишь на два-три часа, чтоб поесть у одной доброй женщины.

…В городе Номе, на Аляске, — вожаку, хмурому северному псу Балту. Балт совершил следующее: когда в Номе разразилась эпидемия дифтерии, грозившая унести жизни многих жителей, собачья упряжка во главе с Балтом пять дней и ночей пробивалась сквозь мороз и пургу, чтоб доставить спасительную сыворотку для населения. И она доставила ее. Балту сооружено даже два монумента: второй — в Нью-Йорке.

…Памятник мужественным ездовым псам водружен в городе Осака в Японии. Он напоминает об упряжке, оставленной экспедицией на зимовке в суровой Арктике.

…И еще один памятник должен быть воздвигнут когда-нибудь. Памятник первой космической путешественнице — Лайке, скромной, трогательной дворняжке с блестящими кроткими глазами и опущенным ушком, героине и мученице науки, останки которой, быть может, и поныне все еще витают где-то в межзвездных мирах. О нем говорил первый летчик-космонавт СССР, Герой Советского союза Юрий Алексеевич Гагарин:

«Изображение Лайки встречается на почтовых марках и открытках, на коробках сигарет. Но она, право, заслужила большего. И может быть, когда-нибудь сделают ее скульптурное изображение, как поставили в Колтушах под Ленинградом бронзовую фигуру безымянной собаки — предмета исследования медицины».

…Из каменного века — в космос. Таков путь, проделанный человеком в обществе собаки. И конечно — я убежден в этом — собака первой из бессловесных земных существ вместе с человеком ступит на чужие планеты.

«Люди будут ходить по звездам», — сказал один выдающийся деятель советской науки.

А собаки? Тоже!

У стен Коринфа, или преданья старины глубокой

Мысль уносит нас не только далеко вперед, в будущее, но и возвращает назад — к истории. (Приручение происходило еще в доисторические времена).

…Изображения собак находятся на древнейших памятниках Египта, пирамидах Абизура и Гинеи (3-я династия, 3500 лет до нашей эры). Эти собаки напоминают современных борзых — такие же поджарые, высокие, сухие, тонкие. Обычно они либо сопровождают нубюийский лучников — отборные войска египетских фараонов, либо хозяина, несущего убитую дичь.

Около 4000 лет до нашей эры насчитывают изображения, найденный в Месопотаммии: охота с собаками на диких ослов — онагров. Собаки напоминают современных догов. Мотивы охоты и войны — самые распространенные в каменных свидетельствах давнего содружества человека и собаки. Их находят и в пещерах, нанесенными несмывающейся краской рукой первобытного художника.

Кстати, изображения на гробницах свидетельствуют, что купирование ушей у собак производилось уже в древности, и, вероятно, в этом был свой смысл: схваченное за уши животное становилось беспомощным.

В Египте собаки приводили в движение водяные колеса, поднимавшие воду с глубины для полива полей. Очень чтили египтяне комнатных собак, хранительниц неприкосновенности семейного очага. Если собака погибала, владелец постригал волосы на голове, животное бальзамировали и торжественно погребали.

Римский писатель Элиан указывает, что египтяне высоко оценивали ум собак. Так, они подметили, что собаки, желая утолить жажду из Нила, не лакали воду сразу досыта, а бежали вдоль берега, хватая ее понемногу. Этим псы избегали опасности быть схваченными и съеденными крокодилами.

Некоторые исследователи склонны и происхождение слова «собака» связывать с древним государством на берегах Нила: там был город Собек, а в нем — храм, где в честь собак устраивались пышные празднества и богослужения. Собаку уважали, но от нее и требовали.

В Риме с 390 года и до нашей эры несколько собак ежегодно подвергались публично жестокой смерти — «в знак выражения мести за то, что Капитолий спасли не они, а гуси». Это одновременно было и своеобразное поучение-напоминание для молодых солдат-легионеров: помни о своем долге! Долг превыше всего!

У Элиана, жившего около двух тысяч лет назад, содержится много сведений о собаках. В частности, он же, сообщая о событиях, которые, очевидно, были еще лет за пятьсот до него, утверждает: «Когда магнесийцы, жившие на Меандре, выступили против эфесян, каждый их всадник имел при себе помощника, охотничьего пса и раба-копейщика. В начале битвы магнесийцы пустили вперед псов, которые внесли смятение во вражеское войско, так как были страшно свирепы и дики, а вслед за ними — рабов-копейщиков. Их действия были весьма успешны, так как псы уже расстроили неприятельские ряды. Только после этого вступили в бой сами магнесийцы».

Подобным образом поступали не одни магнесийцы. Стаи специальных боевых собак держали древние персы, римляне, греки. Царь Кир имел столько собак, что на прокорм их собирались подати с четырех важнейших и богатых городов — иначе не хватало). Псы-ратники были в войсках Ассирии и Вавилона и завоевателя мира Александра македонского. Огромные тибетские доги, насчитывающие как порода тысячи лет существования, тоже, по-видимому, применялись в войнах народами Азии. Страшных догообразных собак выпускали на врага кимвры и тевтоны. Это были своего рода ударные отряды, не знавшие жалости и страха, и от успеха их действий нередко зависел исход всего дела. Элиан указывает, что хоронить убитых в сражении врагов тогда не было принято, эту обязанность тоже возлагали на псов. (И поныне во многих странах Востока собаки выполняют роль санитаров и могильщиков, пожирая на улицах всякие отбросы и падаль. Это собаки-парии. Человек не заботится о них. Но он должен сказать им спасибо: без них свирепствовали бы эпидемии).

Раскопки, произведенные в Армении, показывают, что и там собаки использовались на поле брани. Вынужденные отстаивать свою независимость, армяне вели изнурительные войны с Римом. В узких ущельях между гор собаки сражались наравне с людьми.

Я закрываю глаза и слышу воинственные клики, лязг металла, ржание коней, грохот сшибающихся колесниц, вижу, как мчатся тяжелы боевые колесницы с размахивающими мечами воинами, а рядом упругими скачками несутся в гущу битвы страшные звери с оскаленными пастями… Эти же звери — самая неподкупная и недремлющая стража — охраняли во время сна покой владык.

В Древней Греции собаки считались лучшими защитниками военных лагерей и крепостей, поэтому в гарнизоне каждого укрепленного города имелись обязательно собаки.

Собаки у греков приучены были нести самую разнообразную службу. Их использовали для разведки и шпионажа, и не только во время войны. Спартанский царь Агизелай в 385 году, при Мантее, свидетельствуют современники, «выпустил своих собак, так что никто уже не мог выйти из лагеря или города». Собачьи батальоны в греческом войске являлись передовыми, ударными частыми. У греков же был введен обычай

— любимая собака убивалась на могиле хозяина и сжигалась. Всю свою короткую жизнь собака безраздельно служит одному хозяину, и, значит, коль не стало его, не должна больше служить никому!

Великую услугу оказал городу Коринфу пес по кличке Зотер.

Коринф охраняли со стороны моря пятьдесят огромных псов-молоссов, каждый из которых мог свободно повалить человека. Четвероногие недремлющие часовые были расставлены на определенном расстоянии друг от друга, и никто не смог бы проникнуть незамеченным через эту живую преграду.

Высшей похвалы и удивления поистине достойно то, что собаки не были стеснены привязью и охраняли свои посты, будучи совершенно свободными. Однако столь велика была их выучка и преданность долгу, что каждая оставалась в пределах своего участка, не преступая его границы и полагаясь лишь на себя. Бдительность их была проверена не раз и не заставляла желать ничего лучшего. Но именно вера в эту бдительность едва и не послужила однажды причиной гибели Коринфа и коринфян.

Полагаясь на животных, воины в праздник предались необузданному веселью. Подкатили бочки с вином, пиршество продолжалось до позднего вечера. Общему настроению беспечности поддались даже военачальники. Только глубокой ночью прекратилась гульба, затихли пьяные крики. Все заснули крепким сном.

Этим воспользовался неприятель.

Враги только ждали такого часа. Их корабли ужа давно маячили в море; теперь они подплыли к побережью Коринфа и высадили войско. Выждав, когда все в городе забылись крепким сном, вражеские воины, незамеченными, поползли к крепостным стенам, но тут очутились лицом к лицу с собаками.

Разгорелся неравный бой. Отважные псы не струсили, храбро вступили в схватку. Они растерзали многих. Но врагов было слишком много, и, кроме того, те действовали копьями и мечами, в то время как единственным оружием четвероногих были их клыки. И вот уже один мохнатый защитник повалился бездыханный наземь, за ним другой, третий… Было уже сорок девять псов.

В живых оставался один Зотер. Сперва он тоже сражался, как все, а потом, воспользовавшись сумятицей и беспорядком, постарался незаметно улизнуть. Не из трусости, нет!

Нужна помощь! Нужна помощь! Без поддержки людей не справиться! И пес с громким, тревожным лаем бежит по улицам, он тормошит спящих, дергает их за одежду. Проснитесь! Да проснетесь же, беззаботные, если не хотите отправится к праотцам все до единого! Ах, они не слышат — он кусает их.

Что за дьявольская собака, какой демон вселился в нее?! Но тут же сонная одурь соскакивает с самых беспечных, хмель вмиг улетучивается из головы. Пробудился весь город. «К оружию! К оружию!» — раздался общий крик. Зажглись огни. Схватив оружие, солдаты и горожане поспешили на выручку крепости. Затихший было бой вспыхнул с новой силой. Яростный штурм был отбит, Коринф спасен от гибели и разграбления.

В короткое время все переменилось: защищавшие акрополь сами превратились в нападавших, а нападавшие стали преследуемыми. Ища спасения в бегстве, они направлялись к кораблям, чтоб скорее достичь их, бросались вплавь и тонули в море…

Зотер стал героем Коринфа. Его чествовали как победителя, как мудрейшего из псов, проявившего в роковую минуту поразительную догадливость и сообразительность. О нем говорили на всех площадях, лучшие ораторы восхваляли его.

Народное собрание города единодушно постановило: поручить наискуснейшим мастерам изготовить дорогой ошейник с надписью «Защитник и спаситель Коринфа», и пусть Зотер всегда носит его.

В акрополе воздвигли большую мраморную колонну. На ней резцом художника был запечатлен трагический момент — враги уже проникли за крепостные стены, уже пало сорок девять могучих псов, и лишь Зотер, только один уцелевший Зотер бьет тревогу, побуждая граждан Коринфа взяться за оружие…

Таков был первый монумент, увековечивший славу Собаки. Возможно, существовали более ранние, но нам они не известны.

Об удивительных свойствах собачьей натуры, уже тогда поражавших воображение людей, говорят многие древние авторы.

В Афинах отличилась собака, охранявшая сокровища в храме.

Однажды в храм проник вор. Он похитил лучшие драгоценности. Собака лаяла, старалась помешать ему, но сторожа крепко спали, никто не слышал, не пришел к ней на помощь.

Тогда она стала по пятам преследовать вора. Она шла за ним неотступно и день, и два. Останавливался он — останавливалась она. Он располагался на ночлег — она тоже устанавливалась на отдых неподалеку, не спуская, однако, глаз со спящего. Сколько он ни пытался прогнать ее или подманивать, не получалось ничего. Близко она не подходила, пищу из его рук отказывалась брать, хотя от встречных путников принимала охотно.

Весть о собаке, преследующей похитителя церковных ценностей и осквернителя храма, достигла Афин. На поиски ее и преследуемого ею человека были посланы специальные люди. Они нашли ее и вора в городе Кролиоте и привели обоих в Афины. Судьи приговорили преступника к смертной казни. Одновременно они постановили: в благодарность собаке весь народ должен выделять на ее пропитание из своего урожая известную меру ржи, а жрецы обязаны до самой смерти заботиться о ней.

История сообщает: однажды царь Албании подарил царю Македонии, Александру, огромную собаку, которая тому понравилась. На празднике по случаю похода в Индию Александр приказал выпустить на собаку вепря и медведя. Но собака даже не тронулась в места. Разгневанный Александр приказал ее убить. Он подумал, что она труслива и ленива. Когда о том узнал албанский царь, он повелел направить в Македонию вторую такую же собаку, сопроводив подарок письмом, в котором извещал Александра, что у него было только две таких собаки и, если будет убита и эта, больше посылать нечего. Но пусть Александр не повторил ошибки: собака не вышла на поединок потому, что против нее выпустили слишком слабого противника. Пусть она померяется силами со львом или слоном. Александр не поверил, но все же решил проверить. И действительно, когда на собаку выпустили сперва льва, потом слона, она справилась и с одним и с другим…

Позволительно усомниться: что это была за собака, сумевшая управиться со слоном? Какой величины, какой породы? Какими приемами борьбы и какой хваткой она обладала? Возможно, тут есть доля преувеличения. Для нас сейчас важно другое — то уважение, с которым историк повествует о благородстве и силе собаки. Восхищает, что она считала ниже своего достоинства вступать в борьбу с противником слабее себя и не тронула его.

Судьбы многих знатных и незнатных людей, вельмож и простолюдинов переплетаются с судьбами собак. Известно, что собака отвела руку негодяя, подосланного убить Александра Македонского. После, опечаленный ее смертью, он повелел воздвигнуть в ее честь целый город с храмами. Сократ, даже принося клятву, призывал в свидетели собаку. Плутарх рассказывает о собаке, принадлежавшей Ксантипу, отцу Перикла. Она сопровождала его во всех путешествиях, и когда однажды он не взял ее с собой, бросилась в море и поплыла за кораблем, увозившим дорогого ей человека в дальние края. Она доплыла до берега, но там силы покинули ее, и она издохла. Собака Алкивиада в роковой час, когда заговорщики убивали знаменитого грека, схватила пакет, содержавший очень важные письма, и хотела скрыться с ним, но была тоже умерщвлена толпой. Умирая, она еще старалась вытащить стрелы из тела мертвого хозяина.

Невозможно рассказать обо всех. Назовем лишь два имени — Аргус и Дельта.

Об Аргусе мы узнали из «Одиссеи» Гомера. Когда царь Итаки, достославный и изведавший массу невзгод Улисс, или Одиссей, после двадцатилетних странствий вернулся домой, его не узнали ни жена Пенелопа, ни преданные слуги. Только слепой и немощный Аргус, околевавший на куче навоза, заслышав голос хозяина, встрепенулся, подполз и лизнул его. Залаяв, он приподнялся из последних сил, чтоб положить передние лапы ему на грудь, и, не пережив радости, тут же упал и испустил дух.

Дельта была жительницей Геркуланума, города, процветавшего, пока слепой гнев стихии не стер его с лица земли. Хозяина Дельты звали Северинус. дельта трижды спасала Северинуса от смерти, но не смогла повторить того же в четвертый раз, хотя именно этот случай обессмертил ее, донеся до нас ее имя.

Впервые она спасла хозяина, когда он тонул; вторично — когда на него напали четыре разбойника, и собака управилась со всеми четырьмя; в третий раз — защитив от разъяренной волчицы, у которой Северинус хотел забрать волчат.

Это произошло в священной роще, посвященной богине Диане, около Геркуланума.

Однако обо всем этом стало известно намного позднее, спустя века, после дня, когда она, стараясь вновь спасти человека — на сей раз ребенка, пожертвовала собственной жизнью.

В 73 году нашего летоисчисления страшное извержение Везувия похоронило под потоками расплавленной лавы и тучами вулканического пепла города Геркуланум и Помпею.

Века, тысячелетия прошли, утекли в Лету. Мертвые города были отрыты и предстали перед нашими взорами такими, какими застала их катастрофа, «суд богов», как говорили суеверные люди, пытаясь тем самым обвинить в происшедшем самих себя.

Среди развалин сохранились предметы домашней утвари, орудия труда, гончарные изделия. Все это теперь бережно сохраняется в музеях. Но, пожалуй, самой главной находкой, заставившей надолго задуматься ученых, были два скелета, лежавшие один на другом: скелет собаки и скелет ребенка.

Ребенку было, по-видимому, лет десять — двенадцать. А собака… кто скажет теперь, какой она была! Одно мы можем заявить с полной уверенностью: это был друг. Верный друг! Нетрудно представить — поза животного ясно говорит, как все происходило. Когда рушились здания и тряслась земля, оглушительные раскаты грома, в которых тонули все звуки, разносились далеко окрест и огненные стрелы прочерчивали черную пустоту небе, камни сыпались на головы, убивая и калеча, и ужасный, все пожирающий жар неумолимо наплывал на обреченный город; когда люди метались в страхе и отчаянии, матери теряли детей, а дети с плачем и стенаниями бежали без памяти и оглядки, сами не зная куда; когда даже зрелые мужи, испытавшие себя в сражениях, теряли головы, превращались в жалкие, обезумевшие создания и тряслись как осиновый листик; когда все предалось безмерному ужасу и старалось лишь сохранить собственную жизнь, — в этот грозный час ярко проявилось то, что снискало собаке вечную людскую благодарность: преданность.

Можно предположить, что погибшее дитя было ребенком Северинуса. и стараясь охранить, спасти хозяйское дитя, собака легла на него, прикрыла собой. И так их настигла смерть. И может быть, мы никогда не узнали бы, что тут происходило и кто это был, если бы не ошейник. Да, ошейник уцелел. Сохранилась надпись, сделанная на нем по-гречески, которая сжато поведала о трех подвигах собаки — о тех, что уже были рассказаны выше. Помещенный сперва в галерею редкостей великого герцога Тосканского, а потом в Государственный музей истории Геркуланума и Помпеи, он сохраняется и поныне. И поныне на нем каждый может прочесть: «Дельта».

Так начиналось собаководство

Когда же началось культурное собаководство? Когда появились породы? Сколько их?

Очевидно, с полной достоверностью установить это крайне затруднительно, а может быть и просто невозможно. Можно лишь догадываться, сопоставляя некоторые данные, находки, вскрытые археологическими раскопками, различные исторические памятники, скупые свидетельства историков.

Известно, например, что древние римляне и греки заставляли выучивать разные забавные штуки небольших добродушных собак, по виду напоминавших наших нынешних пуделей. Значит, надо думать, порода пудель ведет свое начало еще оттуда.

Элиан упоминает о комнатных собачках с острова Мелита (около Иллирийского побережья), которые были очень распространены и весьма ценимы в его время. Может быть, это далекие предки нынешних болонок?

В Азии бытует легенда о крылатых собаках Кумая. Легенда повествует, что гриф-кумая выводит из яиц щенят, которые, вырастая, превращаются в собак, обладающих невиданной скоростью бега. Лучшие бегуны — борзые.

Очевидно, порода борзых насчитывает там многие сотни, а может, и тысячи лет.

Очень древни все догообразные собаки, хотя современный, «культурный» дог выведен значительно позднее.

У персов в книге «Вендиаде» (6 век до н.э.), том 1, глава 13 почти целиком посвящена описанию правильного ухода за собакой. Там же говорится: «Если кто-нибудь ударит одну из тех собак, которая служит при стаде, доме, или же из тех, которые выучены, душа того отойдет в муках и болезнях с этого мира в подземный» (стих 21-22).

Это одно из первых наставлений, как надо обращаться с собакой, начатки культурного собаководства.

Римские легионеры, вторгшиеся в Испанию, уже нашли там собак, которые пасли и охраняли стада овец.

От этих собак ведут свой род многие пастушьи породы Европы.

Тысячелетий собаководческой культуры может похвалиться Индия. Раньше, чем где-либо, там зародилось и развилось искусство врачевания заболевших животных — ветеринария.

Любопытные сведения сообщает Лоуренс Грин в книге «Острова, не тронутые временем».

«Некоторые думают, — пишет он, — что Канарские острова получили свое название от канарейки — той дикой коричневой или зеленой птички, которая здесь водится.

Однако, чтобы найти правильное объяснение названию островов, приходится обратиться к древнеримскому ученому Плинию Старшему. Он рассказывает, что царь Джуба в 40-м году до нашей эры привез оттуда двух больших собак (по-латыни «канис») и поэтому назвал острова Канарскими.

Гуанчи — древнее население Канарских островов. После испанского завоевания часть гуанчи была истреблена, часть увезена в рабство, остальные смешались с испанскими колонистами. Документы сообщают, что гуанчи ели собак, похожих на овчарок.

Это были большие собаки, называемые «бардино», которые выжили на некоторых островах этой группы и представляют собой хорошую служебную породу собак, отличаются свирепостью.

Бардино использовались для охраны знати, а также девственных весталок гуанчи, а потомки собак, которых можно узнать по коричневым и черным пятнам, теперь охраняют фермы. Островитяне гордятся своими знаменитыми бардино и посвятили им скульптурную группу, которая возвышается на площади Святой Анны. (Еще один памятник собаке! — Б.Р.).

— С бардино приходится вести себя очень осторожно, — предупредил меня сеньор Перес Нараньо из туристского агентства. — У меня была такая собака. Она так и не стала ручной, а кусала всех — отца, сестер, братьев, так что пришлось ее уничтожить…

Конквистадоры привезли с собой в Америку собак из Испании и применили их там в борьбе с аборигенами края. Жестокие истребители индейских племен предали огню и мечу древнюю культуру краснокожей расы, они и собак сделали такими же жестокими и беспощадными. Собаки-бойцы в сражении разрывали индейцев, ловили беглецов, безжалостно расправлялись с пленными. От них пошел «ачи» — один из самых страшных хищников. И от них же, очевидно, происходят многие породы, существующие ныне на американском континенте.

Сколько всего пород, пожалуй и не сосчитать. В средневековых трактатах, посвященных собакам, упоминалось всего около двадцати пород. Во времена великого шведского натуралиста Карла Линнея, попытавшегося создать одну из первых научно обоснованных классификаций собак, их насчитывали уже около сотни, а к началу нынешнего века эта цифра выросла до трехсот.

Я долгое время считал, что их около четырехсот, меня заставила изменить мнение международная выставка в Лондоне в 1965 году. С разных концов света туда было свезено семь и половиной тысяч собак — более восьмисот пород, и, как утверждалось в печати, это были еще не все. Но может быть, репортер преувеличивал? Не согласен был с этой цифрой наш известный кинолог А.П. Мазовер. Бесспорно, однако, что год от года число пород растет, прибывают новые.

Так, у нас в Москве, в Центральной школе собаководства, уже после войны появились черный терьер и московская сторожевая. Может быть, пока ее рановато считать их породами, правильнее называть породными группами, но они уже успели приглянуться любителям, многие хотят держать их.

Хочется сказать, что каждый народ выводил свою собаку соответственно своим в9кусам, национальным особенностям, климатическим условиям и хозяйственным потребностям.

Наверное, если бы северным народностям — лопарям, ненцам, эскимосам, эвенкам, чукчам — не нужны были собаки, способные ходить в упряжке и выполнять тяжелую работу в мороз и пургу, мы не имели бы сейчас выносливых, крепких ездовых псов.

В Африке при охоте на слонов перерубали жертве ахиллово сухожилие; и собаки были приучены перерывать это сухожилие.

Стоит напомнить также, как отрабатывалась знаменитая стойка легавых собак. Ведь в природе собак с такой повадкой не существовало, она привита искусственно.

Отбирая лучших, с нужными признаками, человек выводил тот тип животного, который был ему наиболее полезен и необходим. Так создавались различные породы, группы собак с определенными свойствами и признаками, передающимися по наследству.

Страсть к кровавым зрелищам и забавам, широко бытовавшая в прежние века, вызвала появление специальных бойцовых собак, своего рода, четвероногих гладиаторов, вынужденных сражаться друг против друга на потеху зрителям; собак, вступавших в схватку с быком, которые способны были, схватив быка за морду, повалить его наземь; у русских — медвежьих собак — «пиявок» и других.

Сколь велико было увлечение собаками, свидетельствует факт, сообщаемый М.Пыляевым в книге «Старая Москва». Некто Кологривов, наезжая зимой в Санкт-Петербург и Москву, привозил вместе со слугами, музыкантами и прочим штатом и 500 собак. (Что твой Кир!). Когда его спрашивали, для чего ему столько собак, он отвечал: «Вы этого не поймете: как, тявкнувши, мои псы разбредутся по кустам до поднимут лай, так что твои певчие…»


Та же мысль сквозит в поэме Некрасова «Псовая охота», где поэт не без иронии пишет:


Варом-варим закипевшая стая,

Внемлет помещик, восторженно тая,

В мощной груди занимается дух!

Дивной гармонией нежится слух!

Однопометников лай музыкальный

Душу уносит в тот мир идеальный…

Кто так певуч, мелодичен и ровен,

Что твой Россини! Что твой Бетховен!


Мода на собак породила и свое направление в искусстве живописи. Появились художники, искусно рисовавшие собак, как небезызвестный французский придворный живописец и анималист (художник, скульптор, изображавший в своих произведениях животных. Есть также писатели-анималисты.) Александр Франсуа Депорт (конец XVII и начало XVIII в.), писавший портреты королевских псов и сцены из королевских охот, а также пейзажи и натюрморты — битая дичь и охотничьи принадлежности. По этим картинам мы можем судить, какие породы собак были в то время, как они выглядели.

Разумеется, немало пород родственных, похожих одна на другую. Пример — овчарки. Как отмечает Гастон де Валь, автор книги «Собака — помощник бойца» и большой знаток использования собаки в французской армии, «типы овчарок различных стран разнятся друг от друга, но… их моральные качества почти одинаковы.

Конечно, природные условия имеют большое влияние на собаку, но человек, воспитывая и ухаживая за ней, может развить ее природные инстинкты и частично даже улучшить породу».

Интересно, как изменялась, росла цена на собаку. Древние германцы отдавали двух лошадей за одну хорошую собаку. Иногда собак меняли на слуг и даже на жен. Особенно развилась такая мена — человека на животное — во времени крепостничества среди помещиков-самодуров.

В законодательства германских племен было предусмотрено и наказание за кражу собаки — штраф в размере от одной до 12 золотых монет (в зависимости от породы: самый малый штраф накладывался за увод дворняжки).

По бургундскому обычаю уличенный в попытке украсть собаку должен был публично целовать ее в зад и тем самым терпеть всенародное посрамление или заплатить очень высокий выкуп.

На собаку никто не мог присягнуть и после смерти хозяина: в виде мумии ее клали в могилу, предварительно отрезав уши.

Особенно высоко ценились долгое время охотничьи собаки. Так, в Польше в XIV веке кража охотничьего пса каралась штрафом в шесть гривен, тогда как за убийство крестьянина виновный мог откупиться всего десятью гривнами. Собака стоила немногие меньше, чем человеческая жизнь.

Известен случай, когда английскую легавую, молодого пойнтера, продали в 1870 году за 2730 фунтов стерлингов — в переводе на наши деньги около тридцати тысяч рублей.

«Сколько стоит щенок?» — спросила меня Аня Самохина из города Петрозаводска. Многих волнует этот вопрос.

Скажу сразу: собаки дешевы у нас и очень дороги за рубежом. Женщина, приехавшая из Франции, рассказывала: они с мужем купили в Париже «голубого» миттельпуделя (как мой Блямка, но в родословной с приставкой «де» — признаком родовитости, по французским понятиям). Модный пес.

— Сколько отдали? — поинтересовался я.

Она назвала сумму в франках.

— А если в переводе на что-нибудь?

Она подумала.

— Ну, примерно половина стоимости автомашины.

Вероятно, потому что очень высока цена на породистых собак, в той же Англии держат чаще дворняжек.

В Польше, в Кинологическом союзе в Варшаве, мне говорили: всего на учете состоит 15-16 тысяч породистых собак, а беспородных (дворняжек) в стране насчитывается 8-9 миллионов…

Единой цены на щенков у нас по Союзу нет, и обычно она устанавливается в зависимости от качеств отца, матери и самих щенков. Регулируют это клубы служебного собаководства и Общество охотников. В среднем цена колеблется от 25-30 рублей до 40, редко — 50 и выше. Чем чище крови и выше оценка, полученная родителями на выставке, тем лучше считается щенок. Взрослая хорошая собака, разумеется, ценится дороже.

Дороже, как ни странно на первый взгляд, маленькие собаки. Но этому есть свои причины: сейчас происходит бурный рост городского населения, люди переезжают в многоквартирные дома; держать большую собаку в центре города, да еще живя где-нибудь на шестом, восьмом этаже, сложно; с маленькой — проще, меньше забот и хлопот. Усиленный спрос вздувает цены.

Сказывается также, что охотничьими и служебными породами мы занимаемся давно, а декоративные долго выпадали из поля зрения, по серьезному за них взялись лишь после войны. Кроме того, секции декоративников не так строго следят за ценами.

Не покупайте щенков с рук, у случайных людей, спекулянтов, промышляющих живым товаром. Продадут больного или хилого.

Вряд ли такая покупка будет удачной. Обычно у приобретенных таким путем щенков не бывает родословной; на учет в клубе их потом могут поставить, но приза на выставке они уже не получат и в книгу племенных животных не попадут. Право, никакой уважающий себя собаковод (или собирающийся им стать) не станет покупать собаку подобным образом.

…В прежнее время в ходу был обычай: если тебе дарят щенка — заплати хотя бы пятак! Даром — ни под каким видом! Известно: даровое не ценится. (Вероятно, поэтому многие собаководы категорические противники того, чтоб собаку дарить; хотя, с другой стороны, уже совсем зазорно ее продавать — друзей не продают! — и я знавал немало людей, которые за свою жизнь не продали ни одной собаки. О себе не говорю).

Пятак не цена, а дань народному поверью, которое ведется с давних пор. Платишь — значит, дорожишь; значит, будешь ходить, как полагается, заботиться, беречь, а следовательно, и в хозяйстве у тебя пойдет все, как надобно… Пятачок имеет символическое значение.

Во многих кажущихся смешными и нелепыми приметах нередко скрыт важный смысл.

Разумеется, нельзя это принимать с абсолютной серьезностью. Но в связи с этим хочется сказать: обзавестись собакой — это тоже испытание, испытание характера, воли, проверка настойчивости, порядочности, умение направить свои желания на достижение цели. Не случайно в клубах собаководства не дают щенков двоечникам и троечникам. Желаешь обзавестись четвероногим другом — учись хорошо!

Захотел — прекрасно. Но пусть приобретающий собаку сперва докажет, что намерение его действительно серьезно, а не прихоть, не мимолетней, быстро преходящий каприз. Надо, чтоб он потрудился, как Валерий Таксман, поволновался, потратил сбережения. Тогда приобретение будет вдвойне дороже.

Ну а если ты или кто-нибудь из твоих близких подобрал брошенного щенка или пригрел бездомную собаку?

Честь и хвала вам за это! Да, да! Недобрые люди разбрасывают животных, добрые — подбирают. Иногда где-нибудь в глуши породистой собаки и не добудешь. Что же, совсем отказываться от нее? Да ни в коем случае. Берите дворняжку, не пожалеете.

КОГО ВЗЯТЬ? КТО ЛУЧШЕ?

Хочу завести собаку. Вот только не знаю, какой породы взять. Нравятся все, а хочется взять самую самую…

«Какая лучше?» — так спрашивают часто.

Пишут, звонят по телефону. А меня разбирает досада.

Все хотят обязательно «самую лучшую». До чего надоедливый вопрос! А если «лучших» нет? Если люди вывели сотни пород, вероятно в каждой из них они видели что-то хорошее — иначе не выводили! Разве не так? Вот и попробуй тут сделать выбор, а тем более посоветовать другому…

Иногда, чтоб ответить одному, надо написать целый ученый трактат. Вот, например, какое письмо прислал мне Юра Бирюков из г.Заволжка Горьвской обл.:

«Здравствуйте, Борис Степанович Рябинин. С приветом к Вам Юра. Дорогой Борис Степанович, я очень люблю собак, но мне с ними не везет. Была у меня немецкая овчарка по кличке Аза. Собака была очень хорошая, но она погибла от чумы. Тогда я взял другую собаку, восточноевропейской породы. Назвал я эту собаку Рэксом. Но мы переехали жить в другой город, и Рэкса пришлось отдать. Сейчас я снова хочу взять собаку.

Хочу взять сильную, крупную, смелую, злобную собаку, но уже не восточноевропейской породы. Мне очень нравится сенбернар, но я почти ничего не знаю про собак этой породы. Поэтому я очень прошу Вас ответить мне на несколько вопросов.

1) Широко ли распространена эта порода у нас в СССР?

2) Где можно купить щенка этой породы?

3) Злобен ли сенбернар?

4) Можно ли сенбернара держать в квартире?

5) Как сенбернар поддается дрессировке?

6) Подходит ли сенбернар к караульной службе? Сенбернар — служебная собака?

7) В каких еще видах службы сенбернар применяется?

8) Правда ли, что сенбернар самая крупная собака в мире?

9) Сколько лет живет сенбернар?

10) Какая собака по породе лучше — сенбернар или восточноевропейская овчарка?

11) Чему равен средний рост сенбернара?

12) Можно ли купить сенбернара в любом питомнике, а если не в любом, то в каком именно?

13) Чем хорош сенбернар?

Прошу Вас ответить на все эти вопросы. И если вы еще что-нибудь знаете про сенбернара, прошу Вас, напишите мне. И еще одна просьба. Если у Вас есть фотокарточка сенбернара, прошу Вас, пришлите мне ее. Жду ответа. Юра».

Ну что ж. Здесь, пожалуй, все ясно. Подай сенбернара — и все тут. И, как говорится, никаких гвоздей. Влюбил сенбернар в себя Юру Бирюкова. Это хорошо. Плохо, когда люди не знают, в кого влюбиться.

Впрочем, иногда бывает и так, что нравятся все. Какая же больше подходит к тебе? В каждой есть что-то привлекательное. Соблазняет завести детинушку вроде дога, скажем (телохранитель-то какой! Уж никто не посмеет сунуться, обидеть на улице!). Но и в комнатных, миниатюрных собачках есть своя прелесть, иначе их, наверное, не держали бы. Есть такие крохотули, что можно посадить в чайный стакан, а есть громадные, величиной с теленка (хотя бы тот же сенбернар).

Большую взять или маленькую?

В зависимости от использования их принято делить на собак охотничьих, служебных и комнатных.

Комнатные, или декоративные, — болонки, левретки, шпицы, мопсы, пекинские, японские собачки, карликовые пинчеры… Комнатная собачка — нежное, привязчивое создание, и хотя обладает всеми признаками завзятого пса — так же преданна, верна, так же любит своих хозяев и готова жизнь за них отдать, — однако по причине своей малости и слабости вынуждена большую часть времени проводить дома, в квартире (отсюда и «комнатная»). Надо помнить, что маленькая собачка — это не уменьшенная копия большой; карликовость всегда ведет к ослабленности, общей, физической, или конституциональной, как говорят собаководы (от слова конституция, то есть общее строение, организация, структура), и нервно-психической, отчего, в частности, многие из декоративных совершенно не пригодны для тех видов дрессировки, какие обычно проходят крупные служебные (и охотничьи) собаки. Поэтому, если говорить о практической полезности (я подчеркиваю: практической, ибо в остальном безразлично, большая собака или маленькая — и та и другая одинаково дарят радость общения с живыми), об охране государственных границ, о поимке воров и бандитов, о заготовке пушнины, то на первое место, безусловно, нужно поставить охотничьих и служебных собак. К охотничьим относятся: борзые, лайки охотничьи, гончие, легавые (сеттер, пойнтер), спаниели, норные (такса, фокстерьеры) и т. д. К служебным — лайки ездовые, овчарки, доберман, эрдельтерьер, боксер, дог, сенбернар, ризеншнауцер, ротвейлер, ньюфаундленд (водолаз) и еще многие и многие.

Когда заходит разговор о разных породах и чем они отличаются, чего не наслушаешься! И «долго ли живет собака»? И «в каком возрасте можно брать щенка?» «Можно ли брать взрослую собаку, привыкнет ли она?» О доге: «А он есть много?» Про боксера: «Это у которого смертельный укус?…»

— Ты, верно, имеешь в виду мертвую хватку, — попытался я объяснить одному пареньку, — смертельным может быть укус любой собаки, если она возьмется по-настоящему…

— А почему его назвали боксером? — немедленно последовал новый вопрос. — Ведь боксеры — это…

— Люди, ты хочешь сказать? Которые занимаются спортом — боксом? Да, а почему так же назвали собачью породу, пожалуй лучше спросить того, кто создавал ее…

Вряд ли такой ответ мог удовлетворить его, поэтому я добавил, что в драке боксер, наскакивая на противника, любит ударять его передними лапами (боксировать; по-английски бокс — удар кулака, и боксер — это кулачный боец). Но так, по моим наблюдениям, поступают многие собаки…

У одного пса длинный нос, у другого — короткий. А как сказать, какой лучше? Понятие о красоте весьма относительно. Столько пород, а взять ты можешь одну, в лучшем случае две; в одной нравится одно, в другой — другое… А как бы их соединить? Получается, как у Гоголя, — помните, в «Женитьбе»? Идеальный образ жениха, нарисованных воображением Агафьи Тихоновны, невесты: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича…» Ух, и хорош был бы! Правда?

Сразу отвечу: собаки, увы, живут недолго. Природа обделила собаку, дав ей слишком короткий срок жизни. Если человек в два года еще ребенок, только-только выбрался из пеленок, то для собаки после двух лет уже начинается взрослая жизнь, она уже служит — охраняет заводы и фабрики, ходит на охоту, довит преступников. Собачий век 12-14 лет, редко больше, а чаще — меньше. Практически работать собака может, в зависимости от рода службы и условий, до 8-10 лет, дальше это уже совершенный инвалид. Верный четвероногий друг изнашивается быстро: вероятно имеет значение, что он служит все двадцать четыре часа в сутки, всегда настороже, всегда бдителен, в любой момент готов вскочить и последовать за хозяином, спит урывками, когда придется. Хищник, от которого произошла собака, тоже бодрствует ночью, но днем он обычно спит, отлеживаясь где-нибудь в чаще. Но вообще это сложная биологическая проблема, еще недостаточно изученная учеными. Ясно одно: если вы намерены всю жизнь прожить с верным четвероногим другом, приготовьтесь к тому, что их будет несколько, они будут замещать один другого… (Недаром японские дельцы, играя на чувстве привязанности к животному, и придумали особый вид обслуживания: выводят заменителей-двойников).

Как ни странно, дольше живут мелкие, комнатные собаки. Почему я говорю «как ни странно», так потому, что большая собака, казалось бы и жить должна дольше. На деле получается наоборот. Причина, видимо, в том, что у крупной собаки другой образ жизни, она используется более интенсивно.

Многие крупные собаки к старости грузнеют, делаются малоподвижными, вялыми, флегматичными; у них меняется характер. Как дог или сенбернар, например. Это плохо. Плохо и то и другое. Воспрепятствовать этому можно лишь правильным режимом.

Любопытные рассуждения о разных породах оставил нам Брем. «О душевных способностях собаки, — заявляет великий натуралист, — можно написать многотомные книги, а потому в коротких словах описать их тем труднее. Более всего мне нравится описание, сделанное Шейтлиным… «Как ни велико, — говорит он, — внешнее различие пород, оно все же меньше, чем различие их душевных качеств: некоторые породы собак совершенно непонятливы, другие научаются всему в самое короткое время. Одних можно приручить весьма быстро, других никогда, и то, что одни ненавидят, другие любят. Пудель идет в воду по собственной воле, шпица нужно принуждать выйти из дому. Дога можно приучить нападать на человека, а пуделя это делать не заставишь. Только легавой собаке свойственно необычайно тонкое чутье; только медвежья собака хватает медведя меж задних ног; лишь длинная такса, которой не хватает, кажется, лишней пары ног посередине тела, настолько приземиста и косолапа, что может залезать в барсучьи норы и исполняет это с таким удовольствием, с каким мясницкая собака сгоняет телят и коров, обегая их полукругами… Борзая считается почти совершенно непонятливой, неподатливой к воспитанию, неверной своему хозяину, но легко поддающейся, подобно щенкам, на ласку посторонних. Легавая собака, уже в силу своей натуры, годна для охоты… Болонка и кингчарльс годятся только для удовольствия, для того, чтобы их таскали на руках, чтобы спасть на мягком диване, греться на коленях, ворчать на незнакомых, сидеть в комнате, пить из одной чашки и есть из одной тарелки со своей госпожой и давать себя целовать. Шпиц, говорят, умен, понятлив, ловок и живого характера, но любит кусаться; он хороший сторож, а некоторые разновидности его коварны и лукавы…» Из сказанного следует, что различные породы собак отличаются друг от друга своими душевными качествами не меньше, чем и телесными. Выдающимися чертами характера собаки являются: непоколебимая верность и нежная привязанность к своему господину, безусловное послушание и покорность, большая бдительность, скорость, осторожность в обращении, услужливость и дружелюбие. Но ни одна собака не совмещает в себе всех этих качеств одновременно: у той выступает больше одно, у другой — другое. В развитии их воспитание играет гораздо большую роль, чем обыкновенно полагают…»

Пожалуй, в этом описании я сделал бы одну поправку: нет таких собак, которых нельзя было бы ничему научить. По крайней мере, мне такие собаки не попадались. И, конечно, не только охотничьей (легавой) собаке «свойственно необыкновенно тонкое чутье». Если бы Брем дожил до наших дней, он поразился бы, какую тонкую следовую работу выполняют современные розыскные собаки. Но Брем справедливо подчеркивает выдающуюся роль воспитателя-человека. Ведь человек создал собаку, он продолжает создавать, творить ее в каждом новом экземпляре, в каждом новом щенке!

Как же решить, на какой породе следует остановиться? Очевидно, прежде чем что-то советовать, надо — хотя бы в общих чертах — охарактеризовать некоторые (главные) из них.

Итак, познакомьтесь…

Пусть меня извинит Юрий Бирюков, но начать, по-видимому, придется все же не с сенбернара, хотя мне тоже нравится сенбернар и я с большим почтением отношусь к нему.

Первым в списке служебных пород по значению стоит грозное семейство овчарок, с них мы и начнем.

В прошлом была известна немецкая овчарка, широко распространенная во всех странах Западной Европы, сильная, мускулистая собака, несущая разнообразную службу. Немецких овчарок привозили нам из-за границы. В результате длительной селекционной работы, проделанной с этой породой нашими собаководами, сложился самостоятельный тип, наиболее пригодный для практического использования в наших условиях. Особых внешних отличий от своей предшественницы у нашей овчарки нет, разве что помощней немного, однако она более устойчива к суровостям климата. Ее назвали восточноевропейской (ВЕО): ведь Советский Союз занимает восточную часть Европы.

Нет другой собаки, которая использовалась бы столь же широко и разнообразно и с такой огромной пользой, как восточноевропейская, или немецкая овчарка! Работяга. Истинно золотой пес! Ума палата, как сказали бы в старину, и преданности необыкновенной. Это она, овчарка, сторожит наши государственные границы, она «служит» в армии, ее вы встретите повсюду — на Памире и в Карелии, в раскаленных песках Туркмении и у Ледовитого океана, на границе с Китаем и на Черноморском побережье… Она же работает в уголовном розыске, ищет по следу злоумышленников, которые хотят жить за счет чужого труда, охраняет электростанции, заводы и другие промышленные предприятия. На ней и ездить можно. Словом, одна из самых универсальных собак, если не самая универсальная.

Восточноевропейская овчарка удивительно похожа на волка. Такие же уши, примерно такие же размеры тела, такие же с желтоватым блеском глаза. Но если в глазах волка постоянно горит свирепый, диковатый огонек хищного зверя, то у овчарки вы читаете ум, смышленость. И окрасом (цветом шерсти) овчарка напоминает волка: его так и называют «волчий» или зонарно-серый. Правда, теперь чаще (до 80 процентов) стали встречаться «чепрачные» овчарки — темные, а иногда и совсем черные, с более светлыми подпалинами на брюхе и лапах. Разумеется, овчарка — элегантнее, подтянутее, она вся «как вылизанная», волк — грубее. И все же общее сходство неоспоримо. Недаром при съемках в кинематографе волков часто заменяют овчарками.

Я не привожу примеров доблестной службы восточноевропейской овчарки только потому, что об этом много сказано выше. Восточноевропейской овчаркой был Рэкс, спасший Сашу Бисерова и его товарища. К той же породе принадлежали и знаменитый Акбар Лидии Ивановны Острецовой, и Мухтар Глазычева, и все пять Индусов пограничного чудодея-следопыта Никиты Карацупы… Читали про Карацупу, который задержал за время службы на границе без малого полтысячи нарушителей?

На Кавказе издревле ведется кавказская овчарка… Не знаю, есть ли другая собака, равная по силе и злобности кавказской овчарке! Предки этих псов сражались с римскими легионерами. А ныне они охраняют отары овец. Лучшая пастушья собака! Одним ударом расправляется с волком — с разбегу «таранит» его грудью, и тот с переломанным позвоночником катится по земле. В квартиру, пожалуй, ее не возьмешь: больно уж крупная да мохнатая. И характера не очень покладистого, в глазах всегда горит дикий фосфорический огонек, пожалуй знакомые забоятся приходить. (Я, однако, знаю любителей, которые держат кавказских овчарок и премного довольны).

Овчарки — собаки серьезные, никаких фамильярностей не признают, с ними шутки плохи. Более других окультурена лишь восточноевропейская овчарка, она живет в городах. Остальные зиму и лето проводят на пастбищах, в открытой степи, или высоко в горах, постоянно встречаются с опасностью, спят на голой земле, закалились (сколько поколений их жило так!) и нечувствительны к климату, к резким переменам температуры.

«Кавказца» привезли в питомник, а он сено не признает — никакой подстилки! Все сгребает и ложится на голый пол… и все они такие, неизбалованные. На шеях — толстые железные ошейники с длинными острыми шипами. Когда-то такие ошейники надевали на боевых псов Ассирии и Древнего Рима (и даже кольчуги носили они!); теперь это снаряжение защищает их от неприятеля-хищника: известно, что волк старается ухватить за шею, а когда на шее такие пики, не очень-то схватишь…

Тяжела служба пастушьей собаки. Овец перегоняют с одного пастбища на другое, а следом, прячась в овражках, залегая в кустарнике, неслышно, невидимо крадутся за отарой волки. Он умен и хитер, волк. Только в сказках — простофиля. А собаки чуют врага за добрую сотню метров и не ждут, когда он нападет на жертву, сами первые бросаются в атаку. И если догонят — начинается смертный бой! Никому не подсчитать, сколько хищников они прогнали, отвадили от стада, сколько скота сохранили своим хозяевам! И, конечно, бывает нередко, что овчарка гибнет в схватке… такова ее доля.

Пастушья собака слушается только своего чабана, признает лишь его, больше никого.

Все собаки этой породы чрезвычайно недоверчивы, приручить их трудно. Но именно подозрительность и делает их особенно надежными.

В Грузии, в большом и зажиточном колхозе «Завет Ленина», что раскинулся в плодородной Кахетинской долине, и по сей день с почтением отзываются о псе по кличке Аллаш. Аллаш за свою недолгую жизнь одолел двадцать семь волков. Он пал как герой, сражаясь один против целой стаи.

Там же, в Грузии, еще в предвоенные годы прославился другой, еще более знаменитый пес — Топуш. О Топуше складывали легенды. Топуш прикончил более ста волков.

В отличие от других служебных собак пастушьи псы почти не дрессируются, они обучаются сами собой, перенимая приемы друг от друга, щенки — от матери, младшие — у старших, одно поколение — у другого. Надо различать охрану и собственно пастьбу скота: второе — гораздо сложнее и требует серьезной дрессировки.

«Коллегами» кавказской овчарки являются южно-русская овчарка, живущая в основном в южных районах европейской части СССР, а в Азии среднеазиатская овчарка. Все они незаменимые погонщики стад, пастухи. По мнению знатоков, одна собака заменяет 4-5 человек. Там, где стада охраняются собаками, никогда не бывает потерь скота, волкобоя, к ним не посмеет приблизиться серый разбойник — волк. А если сунется, то получит такую трепку, вовек не забудет, если уцелеет.

Отличная пастушья собака шотландская овчарка, колли. У нее совсем иной нрав. Умница и разумница и большая ласкуха — такую характеристику выдал бы я колли. Колли очень добра и приветлива к людям. Ей можно поручить ребенка и спокойно уйти: уж она-то не даст разбаловаться, приглядит! В бедных шотландских семьях колли часто используют обязанности домашней няньки.

Колли прославилась и как санитарная собака.

Колли оказалась единственной из всех пастушьих пород, пригодной для пастьбы оленей в совхозах Дальнего Востока.

Она неподражаема и в пастьбе скота. Именно в пастьбе, ибо пасти труднее, чем просто охранять, здесь требуется настоящее искусство.

Рассказывают: однажды представительная советская делегация посетила крупное овцеводческое хозяйство близ Эдинбурга. Что показать гостям? Конечно, работу колли! Поставили семь ворот, и одна колли без всякого вмешательства человека провела отару через все ворота. Ни одна овца не отклонилась. Гости ахнуть не успели, как сложный прием был выполнен без единой задоринки. Выяснилось, что колли знала 34 команды, выполняемых по свистку. Но они и без команды знала, что ей делать.

После эту колли купили и привезли в Советский Союз: как же — тридцать четыре команды по свистку, красотища! Хватились: а свисток есть? Нет. А команды? — Все в Англии осталось… Пришлось ей переходить на русский язык, на русские команды. Из этого следует вывод: каждая собака знает «язык» той страны, где живет, независимо от породы. Что ж, вполне резонно. Известно, что даже птицы одного вида в разных частях света «разговаривают» по-разному. Например, английские чайки не понимают голландский и немецких и т. д. А уж собаке «сам бог велел»: она все время учится у человека!

Как свидетельствует знаток колли Джеймс Дегляйш, пастух Джеймс Хогг ему заявил, что если бы не было овчарок, то вся горная часть Шотландии не стоила бы и шести пенсов и что для содержания стада овец, собирания их по горам, отвода в загоны и выгона на рынок потребовалось бы столько людей, что они поглотили бы всю прибыль с этого дела; это заявление, подтверждает Дегляйш, не далеко от истины…

Во время снежных бурь, говорит другой специалист по колли, Пенмор Гордон, эти собаки, благодаря своей удивительной сообразительности, спасают овец десятками. А каково приходится зимой в Громпианских, Шевиотских и Ламермурских горах, на поливаемых дождями холмах или в сильные бураны, свидетельствуют трагические события 24 января 1794 года, когда во время снежной бури в Южной Шотландии меньше чем за сутки при исполнении своего долга погибло 19 пастухов и 45 собак.

Знатоки считают, что практически нет предела трюкам, которым может обучить свою колли терпеливый и усердный хозяин.

Сами колли в этом случае тоже проявляют большое терпение.

Колли очень красивы. Шуба — главное украшение колли, пожалуй ни одна собака не сможет похвалиться такой. У самца колли огромная, из мягкой волнистой шерсти «шаль» вокруг шеи, «штаны». Морда заостренная, похожая на морду борзой, ушки остроконечные, приподнятые.

Окрас обычно из сочетания трех цветов — белого, черного и коричневого.

На родине, в Шотландии, различают бордер-колли, или пограничную колли. Бордер-колли и сложением погрубее, и чуть помельче, приземистее, не такая пышная шерсть, не столь роскошное одеяние. Но как раз они, по мнению людей сведущих, и являются лучшими работницами. Как говорится, «неладно скроен, да крепко сшит». Наши выводные «культурные» колли были более элегантны, они эффектнее, но они и нежнее. Мне не приходилось встречать колли на севере.

Пули, пуми и муди — тоже пастушьи собаки, но родом из других мест. Их разводят в Венгрии, странах Центральной и Восточной Европы; есть они и в СССР — в основном в Закарпатье. Пули и пуми косматые, муди — короткошерстные. Это некрупные и, я бы даже сказал, неказистые на вид собаки, если их сравнивать, скажем, с восточноевропейской, шотландской овчаркой, но они так же виртуозно пасут и охраняют скот, бегают быстро, ловки, подвижны, смышлены, исполнительны. Муди, кроме того, работает караульной собакой, с неподражаемым искусством истребляет грызунов — мышей, сурков, сусликов.

По всему необъятному северу Советской страны, на Аляске, в Канаде и Гренландии встретите ездовых северных собак и пушистую лайку! Право, что бы делал там человек, если б не было этих терпеливых, нетребовательных и неутомимых помощников?

Лайка служила племенам Севера уже тогда, когда о многих нынешних государствах Европы и Азии не было еще никакого упоминания. Как славились исстари русские меха — «мягкая рухлядь» или «пушистое золото», так славится лайка.

Лучших лаек вывели народы Сибири; недаром и поныне иногда говорят «сибирская лайка», хотя лайки есть и в Карелии, и в Архангельской области, и в Коми АССР… Лайку узнаешь по острой мордочке, напоминающей хитроватую лисью физиономию, стоячим ушам и лихо закрученному хвосту «кренделем». Хвост — важный признак лайки. Вся она аккуратная, крепко сбитая, в движениях быстрая и ловкая — сообразительная и добрая собака.

Лайка — наша национальная гордость, наравне с борзой. Она главная добытчица в лесу. Без лайки охотник-промысловик как без рук, без нее ему и в тайгу соваться незачем. Лайка бесстрашно идет на медведя, ищет и находит белку, соболя, норку, горностая, куницу, боровую птицу и всех лесных копытных зверей. В сибирских и дальневосточных дебрях она настоящая хозяйка.

Сколько удивительных историй о лайке можно услышать в таежных селах: и как она спасла хозяина-охотника, когда его чуть не задрал рассвирепевший медведь, и как отыскала путь к дому, когда пурга перемела все дороги и тропки, и как много дней и ночей не отходило от заболевшего друга-человека… Душа-собака! Вот про таких и молвлено: только не говорит.

Особой породой считается ненецкая оленегонная лайка. Ее родина — европейский север, полуостров Чмал и тундры до реки Енисея. Ненецкая (в прошлом «самоедская») лайка пасет северных оленей. Она невелика, сильно смахивает на шпица, но вправду сказано: мал золотник, да дорог. Когда оленегонных лаек завезли на Чукотку, тамошние оленеводы чукчи сразу вздохнули с облегчением.

Китайской лайкой называют иногда породу чау-чау. Говорят, что переводятся как «лев-лев» («Лев Львович?»)…

Чау-чау дловольно крупные, «сырого» типа (то есть упитанные, толстые) собаки, по-своему, безусловно красивые: густая, пышная шерсть, громадная грива, как у льва, которая зимой почти касается пола, закрывая передние ноги пушистым пологом, на морде складки, хвост, как и полагается быть у лайки, завернут и лежит на спине (часто кончик оставляет даже ямку-вмятину в шерсти; так же и у лайки). У чау-чау синее небо, синий язык. От одних людей доводилось слышать, что чау-чау хорошие комнатные собаки, от других — наоборот, что они не очень привязчивы и даже могут быть неблагодарными по отношению к своим хозяевам, но так ли это, утверждать не берусь. Сам не держал.

Знаю другое: среди лаек чаще, чем у других пород, встречаются так называемые скотники — нападающие на кур, овец и других домашних животных. Происходит это оттого, что лайка почти всю жизнь в тайге, в глуши, от городской культуры она далека, все ловчие инстинкты ее обострены.

Ну и чуть эти инстинкты перешли за дозволенные пределы, жди неприятностей.

Все «сибирские», «уральские» лайки хорошо ходят в упряжке. Мороз им нипочем — шуба у них теплая, никакой стужей не проймешь; и выносливости им не занимать. Лайки были основными санитарно-ездовыми собаками в нашей армии в дни Великой Отечественной войны. Они спасли, вывезли из-под огня многие тысячи тяжелораненых советских воинов. Собственно ездовые собаки Севера — отдельная, особая порода, их не надо путать с лайкой. Они и крупнее, и сильнее, хвост часто носят по-другому — «серпом» или «поленом», по-волчьи.

Могучих ездовых собак красочно описал Джек Лондон. Певец «силы жизни», он в лучших своих северных рассказах действительно ярко показал, какая неистребимая сила жизни заложена в этих на редкость неизбалованных и терпеливых четвероногих.

Северные ездовые псы спят на снегу, месяцами и годами едят одну вяленую рыбу — юколу, или мороженую, твердую как камень, которую и топор-то не берет, а они разгрызут своими крепкими, как лучшая сталь, зубами, наглотаются кусков, холодных, тяжелых, будто лед — и ничего, живехоньки! Эти сильные животные помогали золотоискателям открывать и осваивать Клондайк. Без них не могли бы осуществится многие полярные перелеты (горючее для самолетов доставлялось к заправочным базам на собаках) и многие научные открытия. Без этих собак Амундсен не достиг бы Южного полюса. Эти собаки и сейчас зимуют с нашими учеными — полярниками в далекой Антарктике.

Один из покорителей Севера Георгий Ушаков вспоминает: когда его в апреле 1926 года назначили уполномоченным Дальневосточного крайисполкома по управлению островами Врангеля и Геральда — ох и трудненько же сперва пришлось! Особенно тяжело досталась первая зимовка на Врангеле. Прибыл он туда с товарищами-эскимосами 9 апреля, в бухте Роджерса выгрузили припасы, поставили палатки и одну чукотскую ярангу, и потянулась полярная зима. Кончалось продовольствие, а суеверные эскимосы отказывались идти на северную сторону острова добывать морского зверя — боялись «злых духов». Над зимовщиками нависла угроза голода. Сам Ушаков заболел воспаление легких. Выручили собаки. На собачьей упряжке, превозмогая слабость, Ушаков в одиночку отправился в глубь острова, убил медведя, добыл мясо, спас себя и товарищей. А когда через три года к острову подошел ледорез «Литке», чтобы снять зимовщиков, заменить их другими, его встретили на берегу сытые, довольные люди.

А знаете ли вы, что там, где трудятся северные собаки, на тех высоких широтах, до каких они добираются, не встретишь больше ни одного домашнего животного!

Конечно, есть теперь за Полярным кругом и вертолеты, и самолеты, и аэросани, и всякой другой техники достаточно; а все-таки никак не вытеснят они собак.

На Камчатке и по всему северо-востоку в ходу так называемая «цуговая упряжка», когда собак привязывают к потягу попарно на европейском севере для езды по морскому берегу распространена «веерная». В руках у каюра (собачьего кучера) остол — короткая, заостренная палка для торможения, нарт и подгонки ленивых псов, либо длинный тонкий шест — хорей, которым можно достать идущего «в голове», или «коренников».

«Ках, как, ках!» — кричит каюр на Камчатке, привстав на одном колене, чтоб лучше видеть.

«Поть-поть-поть!» — услышишь на Чукотке, на берегу Ледовитого океана. Показался краешек солнца, зверобои чукчи спешат к своим вельботам. Убили добычу, моржа или белуху, притащили к берегу — опять тащи собаки, доставляй скорей к стойбищу!

«Э-ге-гей!» — поет северянин коряк, когда едет по зимней тундре на собаках, и заунывный монотонный голос его разносится далеко окрест в тишине. Только скрип полозьев да учащенное дыхание собак примешивается к нехитрой мелодии, будто аккомпанемент, создавая единую песню тундре и общее настроение под стать однообразной природе. «Э-ге-гей! Собаки мои хорошие, собаки мои быстрые! Как ветер они, легкие-легкие, как теплые торбаса! Дорогу грызут-грызут, а все еще много остается…»

Молчит тундра. Она всегда молчит… когда не воет. Конечно, техника вытеснила нарты с магистралей, но еще послужат собачки охотникам, исследователям, животноводам, тундровым советским и партийным работникам, почте. Послужат!

Кто это вышагивает по улице рядом с хозяином пареньком, высокий, длинноногий, полный достоинства, с острыми стоячими ушами-раковинками, с длинным гладким хвостом, тупосеченной мордой и умным спокойным взглядом? Весь лоснится, как напомаженный. Вышагивает — ать-два, ать-два, внимательно поглядывая по сторонам и в то же время не спуская влюбленных глаз с хозяина.

Это — дог, одна из самых крупных собак. Ох и красив пес, представительный, внушительный, солидный!

Доги бывают серые («мышиные» или «голубые»; таким был мой Джери, которого я описал в книге «Мои друзья»), «тигровые», черные и «мраморные» — бело-черные, пятнистые. Бывают и серые крапчатые, но таких в последнее время стали выбраковывать.

Про догов сложено много всяких небылиц. Мне, например, доводилось слышать, что дог, мол, непривязчив, не любит хозяина, даже может быть опасен. И дрессируется он-де плохо, тупица.

Все это глупости. Дог — степенный, важный. Но это вовсе не значит, что он невнимателен к окружающим, к хозяину. Нет, хозяина дог любит. Известны случаи, когда доги подыхали в разлуке с любимым человеком. Каждая собака любит хозяина. Дог не хуже других. Он — солиднее. И характер у него уравновешенный, как у хорошо воспитанного гражданина.

Дрессируется дог превосходно, только он упрямей других. Силенки у него — не всякий человек может похвастаться такой, потому не надо пытаться применять к нему силу: надо уговором, лаской, лакомством. Это действует на дога безошибочно. Когда надо, дог может быть и злобным. И еще: он злопамятен.

Хозяин Тома, отца моего Джери, рассказывал: Том был чрезвычайно миролюбив, никогда не обижал маленьких собак (типично для догов). Но однажды его покусала дворовая собачонка. Они шли по улице, вдруг из подворотни выскочила маленькая злющая шавочка и без всякого предупреждения, без лая — цоп! — впилась Тому прямо в нос. А нос у собак самое чувствительное место. Том стряхнул обидчицу, но с того раза крепко запомнил ее.

Том любил стоять и смотреть в окно (квартира была на первом этаже). И вот, когда он однажды по привычке стоял и смотрел на улицу, нелегкая понесла мимо дома эту собачонку. Том, до того никогда не делавший попыток выпрыгнуть в окно, на сей раз мгновенно выпрыгнул и задавил ее.

Долго удивлялись, возмущались, зачем он так сделал, пока не припомнили. Беспричинно не бывает ничего!

Доги однолюбы… да, да, так же, как некоторые люди! Я знавал одного дога, без хозяина — ласкается, приветливый, доверчивый, весь твой; придет хозяин — резко меняется, глядит на тебя так, как будто видит в первый раз, как бы примериваясь, с какого конца за тебя взяться…

При всем том доги работящие, усердные служанки. Вот — Голландия. Удивительно чистые улицы, умытые дождем, тихие каналы с плывущими по ним баркасами и… доги. Громадные, гладкие, важные псы торжественно везут малышей в колясочках. Да, да! Без всякого участия мам и нянечек. Они же водят хозяйских детей в школу.

Малыш идет, держась ручонкой за ошейник своего большого, сильного и невозмутимого друга, а тот выступает важно, деловито. Настоящие чопорные гувернеры-воспитатели, каких в прежние времена нанимали в дворянских семьях! Владельцы мелких торговых предприятий используют догов для развозки товаров клиентам.

В 1966 году на международной выставке в Брно демонстрировалось дожье варьете. Акробатический этюд. Дрессировщик получил «Золотую булаву» — высшую награду за номер. Дог держал на спине перш — длинный шест, а наверху кувыркался ребенок.

Прекрасную характеристику догу дает Брем: «Доги отличаются верностью; они хорошие сторожа, яростно и смело вступают в бой с кабанами, львами, тиграми и леопардами; они ни во что не ставят свою жизнь, слушаются не только слова, но и взгляда своего хозяина, следят за мановением его руки, легко приучаются бросаться на людей, не боятся нападать даже на трех, четырех человек разом, не обращая никакого внимания на выстрелы и раны, и страшно дерутся с другими собаками. Доги очень сильны, валят на землю самого сильного человека, душат его или удерживают его в лежачем положении, пока не подоспеет хозяин; они в состоянии удержать на месте за уши разъяренного кабана. Доги в высшей степени послушны и умнее, чем обыкновенно полагают…»

При чтении этой характеристики мне всегда вспоминается дог укротителя хищных зверей Гладильщикова, которого я видел в юности на арене в цирке. Хромой, изувеченный, во время представления в клетке он находился неотступно около укротителя. Он был его верным телохранителем на случай, если взбунтуются звери. И увечья свои он получил, защищая жизнь человека.

Не дожьим ли пращуром была собака, подарок Александру Македонскому, которая справилась со слоном и львом?

Мрачная страница из биографии догов — из колониального прошлого: мароанские негры на Ямайке были покорены с помощью догов, выдрессированных англичанами для травли… (Но мы уж говорили: собака — орудие в руках человека.)

Нынешний дог, каким мы его привыкли видеть, — увы, изнеженное, комнатное животное, изнывающее от безделья и скуки. Его почти перестали использовать. И совершенно напрасно!

Такой же гладкий, блестящий, аристократически вылощенный, что и дог, только поменьше ростом, более поджарый, с более заостренной мордой и без хвоста — доберман-пинчер.

Если дог спокойный и немного увалень, то доберман — сама ловкость и быстрота. Не собака — огонь! Прыгун, скакун, бегает, как хорошая скаковая лошадь, может лазать по пожарной лестнице, на которую иному из нас и взглянуть-то боязно, без особого труда перемахнет через забор (барьер) в два, в два с половиной, а то в все три метра (рекорд — три с половиной).

Лет пятьдесят — семьдесят назад доберман-пинчер считался основной розыскной (или полицейской, как говорили тогда) собакой. Постепенно его вытеснила немецкая (восточноевропейская) овчарка, на наш взгляд, не совсем правомерно: в южных районах он мог бы по-прежнему с успехом нести свою службу сейчас.

Англичане использовали доберманов в отрядах «командос» для подрыва вражеских оборонительных укреплений. При высадке союзников в Нормандии собаки тоже атаковали сооруженный гитлеровцами «атлантический вал». Спросите: как? Взрывали укрепления, вроде как это делали наши собаки — истребители фашистских танков. Это уменьшило людские потери.

О добермане могу сказать то же, что о доге: мало, недостаточно используем… недавно в Харькове наблюдал: трое милиционеров не могли справиться с пьянчугой, запихать его в фургон. Мимо шел мужчина с доберманом. Оказался дружинник. Остановился: «Придется помочь, приятель!» Щучья морда оскалилась, блеснули ослепительно белые острые клыки… и, вмиг сделавшись примерно-послушным, нарушитель порядка, испуганно оглядываясь, сам поспешно полез в кузов.

От добермана не увернешься, не убежишь. А почему большинство доберманов сидит дома?

Нечто среднее между доберманом и догом — ротвейлер. Но у нас их очень мало. Зато другой представитель гладкошерстных, «рафинированных», типично «городских» пород — боксер теперь встречается на улицах наших городов весьма часто.

Боксер — яркий пример того, что может сделать человек с животным: ведь в природе такой короткомордой породы не было — ее создали искусственно. Случается иногда, что рождаются щенки с укороченными лицевыми костями. Вот из таких, постепенно путем отборы, и создали породу — боксер.

Боксер — живое свидетельство тому, что красота вещь условная. Вот уже истинно кому что нравится и на всякий товар находится покупатель! Ведь если вдуматься: уродство! Какое-то подобие человеческого лица, пародия на чью-то физиономию! Глаза как человечьи, веки выворочены, морда вся в складках, губы отвисают… А — красив, красив, ничего не скажешь. Слюняв (хоть слюнявчик подвязывай, как грудному младенцу, из клееночки), всегда сопит… А люб! К этому можно добавить, что у боксера крепкие, стройные ноги, мускулистое тело с хорошо развитой, широкой, выпуклой грудью, какой должен обладать всякий спортсмен; и вообще весь он стройный, упругий, напоминающий контуром тела добермана, но массивнее его. Боксеры привязчивы, преданны. Не случайно у них много поклонников.

Сенбернар. (Наконец-то — скажет Юра Бирюков). До чего же величественный пес! Сенбернар, пожалуй, наиболее поражает воображение. В нем поражает все: и его размеры (один из великанов в собачьем мире), и удивительно разумное, полное сознания собственного достоинства поведение, и совершенно осмысленное, прямо-таки человеческое выражение его «лица»… Голова большая, массивная, шерсть такая, что до тела не доберешься. Можешь лежать на нем, как на мягкой перине, а он даже не шелохнется, будто и не почувствует тяжести. Фантастическая псина!

Исследователи породы считают, что корни ее уходят в глубокое прошлое. В родословном древе у сенбернаров и коротковолосые ассирийские доги, боевые псы древности. Вместе с общими армиями, а также с торговыми караванами они проникли в Грецию и Рим, где их использовали как сторожей. После скрещивания с ньюфаундлендами, возможно еще с кем-то, а в конце концов получилась собака, пригодная для службы в горах.

Честь выведения этих добрых, могучих и послушных собак, в их нынешнем виде, приписывают жителям Альп, монахам монастыря святого Бернарда. От названия монастыря пошло и название породы — сентбернардская собака, или коротко, в современном написании — сенбернар. Монастырь этот расположен на высоте почти в два с половиной километра, восемь-девять месяцев в году там зима, снег. В метель снегом заносит все перевалы, дороги, горные тропы. Ежегодно в горах гибнет много людей. А не будь сенбернаром, жертв насчитывалось бы во много раз больше. Без них и Сент-Бернардский перевал был бы пустынен и недоступен для передвижения большую часть года.

На обязанности сенбернаров — искать путников, заблудившихся в горах. Ежедневно в сопровождении служителей, а иногда и в одиночку, они обходят и тщательно обыскивают все опасные места на перевале, заглядывают в ущелья и расселины; и чем больше свирепствовала вьюга, тем усерднее трудятся собаки. Они научились предчувствовать непогоду, и уже за час-два до пурги начинают беспокойно расхаживать, как бы предвидя, что там, за стеной снегопада, в горных теснинах, уже кто-то нуждается в их помощи. Они не собьются с пути, даже когда все вокруг затянуто густым туманов (теперь их вооружают противотуманными фонарями), необыкновенный инстинкт ведет их. И так она служат из поколения в поколение уже на протяжении многих столетий…

Без преувеличения, сенбернар — одно из благороднейших созданий в мире четвероногих: всю жизнь, от самого зарождения породы, эти собаки спасают людей, являя пример милосердия.

Отвечаю на «анкету» Юры Бирюкова.

Может ли сенбернар быть караульным псом? А надо ли делать его караульным? Ведь он добряк и полон доверия к людям (хотя изредка встречаются довольно злобные экземпляры, наверное испорченные воспитанием. Увы, бывает так!)

На киностудиях «Мосфильм» и имени Горького одно время часто можно было встретить громадного пса, которого вел шестилетний мальчик. Сенбернар Додон и его юный хозяин Митя Николаев снимались в фильмах «Обыкновенное чудо», «Верность».

— Кого же ты играл, Митя? — однажды спросили мальчугана.

— Как кого? — удивился он. И ответил с достоинством: — Мы с Додоном играем самих себя.

Так вот. А надо ли, чтоб Додоны перестали быть самими собой!

В наше время сенбернаров разводят не только монахи. За границей есть специальные фирмы, занимающиеся продажей сенбернаров. Например, фирма «Бозар» в Голландии, подарившая нашему народному артисту Сергею Образцову, когда он был на гастролях в этой стране, щенка Бозара, из которого вскоре вымахал такой же великан пес, что и Додон Мити Николаева. У нас сенбернаров мало, потому Юра так дотошно и выспрашивал о нем.

Держать сенбернара в квартире можно. Только шерсти будет много. Бозар Образцовых жил на даче, почти круглый год под открытым небом. Зимой прокладывал траншеи в свеженападавшем снегу — любил снег (говорила кровь горных сенбернарских собак). Конечно, такое содержание лучше всего, только, увы, возможно не всегда. Чем хорош? Сказано уже. Всем хорош. Беда сенбернаров — к старости у них часто отнимается зад. И потому век их весьма короткий: 8-9 лет, редко больше. Самый ли это большой пес в мире? Наверное, самый.

Еще одно экзотическое существо — бульдог. Бульдога мы не разводим, а потому у нас его почти не увидишь, единичные экземпляры, привозимые из-за границы, не в счет. А не разводим мы его из-за знаменитой мертвой хватки. Люди думают, что это достоинство. А это крупный недостаток. Из-за мертвой хватки бульдог не причислен к служебным собакам. Хватка у служебной собаки должна быть молниеносная, чтоб собака могла одна справиться с несколькими злоумышленниками (помните, как Брем характеризовав догов: «не боятся нападать даже на трех, четырех человек разом». Это возможно только при молниеносной хватке).

Бульдог предназначался для охоты на диких быков — в прошлом они водились в Англии. Отсюда и название — буль — бык, дог — собака. «Бычья собака». У него и упрямство, как у быка. Быков истребили, сокращается и поголовье бульдогов.

Запомните: боксер не бульдог, а бульдог — не боксер (их часто путают). Это разные породы. Бульдог приземист, похож на утюг, на кривых, вывороченных наружу ногах; боксер — стройный, подтянутый, на высоких лапах. Их роднит только усеченность морды; однако и она не одинакова: бульдожья — совсем плоская и «безносая»… (Но, мы уже говорили, кому что нравится: ценители и в этом безобразии находят нечто привлекательное!)

В оправдание замечу: по отзывам знатоков, бульдог — прекрасный пес, с уравновешенным характером.

Бульдог — собака англосаксов. Есть, правда, французский бульдог, но он меньше и другого нрава.

«Кто здоровей, бульдог или боксер?» — спрашивает Толя Косолапов из г. Михайловского. По правде сказать, не знаю, никогда не задавался таким вопросом. Предполагаю. Что бульдог. Но какое это имеет значение, позвольте вас просить, товарищ Косолапов? Что, Толя собирается стравливать их между собой? Предупреждаю: за такие забавы по головке не гладят. За такие штучки можно и собаки лишиться.

Редок у нас водолаз-ньюфаундленд (по названию острова, откуда он родом. Черно-белую разновидность водолазов называют лендзирами — по фамилии английского художника Генри Лендзира, который всю жизнь разводил и рисовал их).

Нет другой собаки, которая бы так же хорошо плавала и так любила воду. Многие путешественники отмечали: подплывая к берегам Ньюфаундленда, они нередко видели собак, плавающих в открытом океане. Купается собачка! Отмахает несколько миль туда, несколько миль обратно, и — ничего, будто так и должно быть! (Не знаю, случалось ли, чтобы эти собаки тонули.)

Собака красивая, с длинной волнистой шерстью, нрава доброго и покладистого, как работяга сенбернар. Рассердить ее трудно, лает редко, в зубах тащит ведро с водой.

Занятное «Интервью с собакой» ньюфаундлендом Рики опубликовал журнал чехословацких натуралистов «АБС»:

«Репортер: Скажите, пожалуйста, несколько слов о себе.

Рики: Меня зовут Сендрик, я происхожу из Старкова двора, и, как видите, я ньюфаундлендской породы.

Репортер: Кажется, вы говорите о себе неохотно?

Рики: Я вообще не люблю говорить. Если меня не злить, а молчу целый день как рыба.

Репортер: А вы знаете, что такое рыба?

Рики: Конечно. Мы, ньюфаундленды, хорошо знаем рыбу по собственному опыту. Мы любим плавать, умеем нырять и, таким образом, могли близко познакомится с рыбами. Впрочем, наши предки на острове Ньюфаундленд помогали рыбакам вытаскивать сети из моря. Но сам я больше всего люблю рыбу только в кухонной обработке…»

Репортер: Это интересно, я даже не знал, что у ваших предков была такая любопытная специальность.

Рики: О, у моих предков было много специальностей. Они бывали, например, служебными собаками на кораблях и в портах. Некоторые мои родичи и сейчас работают спасателями тонущих. Одно время мы служили в парижской полиции, а мой отец и братья служат в пограничной страже. В последнее время мы входим в моду и как горные спасатели. Знаете ли, хваленые сенбернары недостаточно чутки… (Ну, тут, по-моему, уже говорит зависть! — Б.Р.).

Репортер: Но это просто поразительно, какие услуги оказывает человечеству ваша порода!

Рики: Ну, мне не хотелось бы хвастаться, но нам был обязан сам Наполеон Бонапарт. Не будь одного моего двоюродного дедушки, он бы не спасся с острова Эльбы, где был в плену? Впрочем, мы всегда дружили с выдающимися людьми.

Репортер: Не можете ли вы назвать кого-нибудь из них?

Рики: Конечно могу. Мой двоюродный прапрадед был близким другом лорда Байрона. В парке его имения есть красивый памятник с эпитафией, которую поэт написал собственноручно. И сказать правду, это очень лестные стихи. А один мой родственник работал вместе с Робертом Кеннеди в министерстве юстиции США…»

О собаке Байрона пишет Андре Моруа («Байрон»):

«Байрон очень любил собак. В дни его юности, когда он еще жил в своем родовом владении в Англии, у него был ньюфаундленд по кличке Боцман. Байрон и его друзья занимались дрессировкой Боцмана. Байрон бросался в воду в одежде, делая вид, что тонет, чтобы заставить собаку себя спасать.

Когда пес погиб (он заразился бешенством), Байрон сказал, что теперь он все потерял, кроме своего старого слуги Мюррея, и постоянно говорил, что желал бы быть похороненным со своей собакой.

Байрон построил для тела Боцмана склеп и поставил ему памятник. Характерным для Байрона вызовом было то, что памятник был поставлен на месте алтаря в развалинах бывшей монастырской церкви. (В давние времена имение принадлежало монастырю). Цоколь из высоких круглых ступеней поддерживал скульптурный пьедестал с античной урной на нем. Ее красивый силуэт четко вырисовывался на гладком своде.

На одной из сторон пьедестала была выгравирована следующая эпитафия:

«Возле этого места покоятся останки существа, которое обладало красотой без тщеславия, храбростью без жестокости, силой без заносчивости и всеми добродетелями людей без их пороков. Эта похвала была бы глупой лестью, если бы была написана над человеческим прахом, но она только справедливая дань памяти собаки Боцмана, родившейся на Ньюфаундленде в мае 1803 года и умершей в Ньюстедском аббатстве 18 ноября 1808 года».

Байрон сохранил ошейник Байрона, висевший на стене в его комнате.

В последний период жизни поэта у него снова был ньюфаундленд по кличке Лев, переживший своего хозяина и сопровождающий тело Байрона на корабле, доставившем его в Англию из Греции.

А теперь — о веселом племени терьеров.

«Терра» по-английски значит «земля». Все терьеры отличные землерои, работают лапами, как хороший экскаватор, а поскольку многие из них применяются для подземной охоты, отсюда это слово легло в обобщающее название целой группы собак, очень разных, но в то же время в чем-то очень похожих, родственных.

Эрдельтерьер — самый крупный из них, так сказать старший брат, — относится к служебным породам. Он и по характеру самый солидный, спокойный, зря не залает (тоже «национальная» собака англичан: невозмутимость в характере сынов туманного Альбиона!). Эрдель рыжий, цвета ржавчины, только на спине темный «чепрак», кучерявенький, шерсть жесткая-прежесткая, «проволочная», а волос обладает особенностью — изогнут в одну сторону, «с надломом». Своеобразие облику собаки придают также борода и усы. Следующим идет ирландский терьер, весь рыжий, служебный и охотничий пес. Затем — фокстерьер, «лисий терьер», этот уже полностью охотничий. Смельчак: велика ли персона, а лезет в нору к лисе и барсуку, ведет там один на один смертный бой и, как правило, выходит победителем… Есть жесткошерстные фоксы и гладкошерстные. Первые, как эрдельтерьер, с бородой; вторые — гладенькие, аккуратные собачки с длинной остренькой мордочкой. Хвосты у всех коротенькие, подрезанные — «кочерыжка». А дальше идут скотчтерьер (шотландский, «черный чертик»), кайтерьер, салигамский терьер, бедлингтонтерьер и прочие. Эти все — комнатные, декоративные, хотя, почитай, у всех есть охотничьи задатки.

Удобство этих собак — приспособляемость к самым разным условиям жизни. Считается, что без охоты охотничьей собаке — мука. А взять ирландского терьера. Как говорят ценители этой породы, устроен он очень интересно: если первый год жизни проходит не у охотника — охотничий инстинкт затухает; однако то не значит, что совсем. В следующем поколении возрождается, ибо он наследственен…

Должен сказать, кто подержит эрделей, тот уже до конца дней держит только их, а кто испробует завести фокса, навсегда становится фоксятником. (Впрочем, с боксеристами и коллистами наблюдается такая же картина… да и с другими тоже! У каждой породы есть свои поклонники и ценители, свои приверженцы, почитающие ее за лучшую в мире; и у каждой находится, кто отрицает ее, признавая за идеал только другую! Такой уж народ собачники; и, право, если бы они были иными, верно, мы не имели бы нынешнего разнообразия пород).

Мне доводилось держать и тех и других, и я скажу, что в квартирных условиях эрдельтерьер очень удобен. Зато уж фокс… вот уж с кем не соскучишься! Все фоксы весельчаки и забияки; живчики — резвее существо трудно придумать. Представляете радость: без хозяйки прыгнул на туалетный столик, разгрыз коробку с пудрой. Весь белый. И в доме все бело, как на мельнице в часы помола. Для фоксика — вполне обычное дело. И в то же время он может три битых часа стоять неподвижно над норой, проявляя завидное терпение и настойчивость.

Первое упоминание о фоксах относится к 1677 году. «Мужество, проворство, выносливость, а также особенная веселость характера фокстерьера сделали его любимцем спортсменов», — сообщала «Охотничья газета» в 1897 году. И не только спортсменов.

«Мне очень нравятся фокстерьеры. Но, говорят, они очень отчаянные…» — написала мне одна девочка.

«Отчаянные». Вот именно! Я не знаю другой собаки, которая могла бы сравниться с фоксами в драчливости, неугомонности, бесстрашии. Это собака-ртуть. И вместе с тем фокстерьер способен верой и правдой служить хозяину.

Фокстерьер — превосходный крысолов. Он любит мышковать. У моего приятеля был фокс Фотий. Домой идет — пасть закрыта. У дверей проверка. А ну, раскрой! Так и есть: мышь. За хвост — и в мусоропровод. Сколько он так мышей перетаскал, не счесть.

Вот уж кто неисправим в отношении кошек, кур! Только покажись, кочерыжка кверху — и понесся… не удержите ничем.

Он душит хорьков, идет и за уткой. Необыкновенно азартный, может даже погибнуть, увлекшись охотой. Однажды Фоксик переплыл за подраненной уткой быструю и широкую реку, чтоб принести хозяину-стрелку, а на обратный путь не хватило сил — на середине быстрое течение подхватило, утонул.

Упорства фоксу не занимать. Фоксика поймали и посадили в клетку. Как бы не так! Он сломал все зубы, но вырвался из плена. А велика ли собачка… с добрую кошку! В то же время фокс легко приучается подолгу сидеть в рюкзаке при перевозках, чем пользуются охотники.

Любопытен нрав фокса. Он и ваш, но он и сам по себе. Вероятно, эта независимость да самостоятельность и составили фокса славу очень своеобразных существ. «Интересные собаки». Сколько раз мне доводилось слышать эту фразу.

О популярности фоксов, в частности, говорит тот факт, что на недавней международной выставке фокстерьеров в Лондоне было выставлено более семи тысяч собак. Знаменитый Груфт, специально приспособленное для выставок помещение, вмещающее около восьми тысяч собак (для каждой — отдельный бокс, тут же описание — родословная, награды), был полнехонек (воображаю, какой там стоял шум, лай — оглохнешь!). А всего поступило около 12 тысяч заявлений, и устроителям выставки пришлось допустить лишь тех животных, кои уже имели отличия и награды.

Если вы еще не успели прочитать «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома — немедленно прочитайте. Описание Монморенси и его поступков — классика.

«Посмотрите на Монморенси — и вам покажется, что это ангел, по каким-то причинам, скрытым от человечества, посланный на землю в образе маленького фокстерьера. Монморенси глядит на вас с таким выражением, словно хочет сказать: «О, как испорчен этот мир и как бы я хотел сделать его лучше и благороднее»; вид его вызывает слезы на глазах набожных старых дам и джентльменов.

Когда Монморенси перешел на мое иждивение, я никак не думал, что мне удастся надолго сохранить его у себя. Я сидел, смотрел на него (а он, сидя на коврике у камина, смотрел на меня) и думал: эта собака долго не проживет. (Так, к слову, и вышло с моим Антошкой. — Б.Р.). Его вознесут в колеснице на небо — вот что с ним произойдет. Но когда я заплатил за дюжину растерзанных Монморенси цыплят; когда он, рыча и брыкаясь, был вытащен мною за шиворот из сто четырнадцатой уличной драки; когда мне предъявили для осмотра дохлую кошку, принесенную разгневанной особой женского пола, которая обозвала меня убийцей; когда мой сосед подал на меня в суд за то, что я держу на свободе свирепого пса, из-за которого он больше двух часов просидел как пришпиленный в холодную ночь в своем собственном сарае, не смея высунуть нос за дверь; когда, наконец, я узнал, что мой садовник выиграл тридцать шиллингов, угадывая, сколько крыс Монморенси убьет в определенный промежуток времени, — я подумал, что его, может быть, и оставят еще немного пожить на этом свете. Слоняться возле конюшен, собрать в кучу самых отпетых собак, какие только есть в городе, и шествовать во главе их к трущобам, готовясь к бою с другими отпетыми собаками, — вот что Монморенси называет «жизнью»… Жизненный идеал Монморенси состоит в том, чтобы всем мешать и выслушивать брань по своему адресу. Лишь бы втереться куда-нибудь, где его присутствие особенно нежелательно, всем надоесть, довести людей до бешенства и заставить их швырять ему в голову разные предметы — тогда он чувствует, что провел время с пользой.

Высшая цель и мечта этого пса — попасть кому-нибудь под ноги и заставить проклинать себя в течение целого часа. Когда ему это удается, его самомнение становится совершенно нестерпимым… такая собака не нуждается в науськивании. Ее толкает на все эти проделки врожденный инстинкт, так сказать, «первородный грех».

 Правда хорош? Вот эта бесшабашная удаль больше всего и приходится по сердцу, западает в душу настолько, что, когда под колесами автомобиля сложил свою буйную голову мой Антошка, дома у нас долгое время был всеобщий траур, а после и слышать никто не хотел, чтоб взять собаку другой породы: только фокса, только этого дьяволенка!

Очень мил мне и шотландский терьер — скотчик. И вправду как чертенок! Черный-черный, без единого пятнышка, глаза как угольки. Низенький, но шустрый; и тоже с норовом; чего захочет — своего добьется! Приятный, ласковый, однако если их сиятельство в дурном расположении духа или заняты какими-то личными делами, под руку лучше не суйся, покажет зубы. В общем — терьер. Все они таковы, за исключением разве эрделя.

Несколько слов о черном терьере. Все терьеры иностранного происхождения. Черного мы вывели сами, «намешав» крови нескольких пород. Получился крупнее крупного эрдельтерьера и ни на кого не похожий. Недоверчивый, злобный, хорошо сторожит. Шерсть жесткая, блестящая, с чуть заметной сединой. Любителям он понравился, и его уже не редкость встретить в частных руках. Сварливая животина, но пес любопытный.

А длинненькая, приземистая, на кривых, будто изломанных в суставах ножках семенит вперевалочку, помахивая задорно задранным хвостом-прутиков, — кто это?

Такса. Конечно она.

Англичане называют таксу «собака-сосиска». Во Львове я слышал, как говорили: «Таксы у нас продаются на метры…» И вправду, природа, создавая таксу, забыла приделать ей третью пару ножек: пузо чуть-чуть не волочится по земле… Впрочем, по-моему, это все-таки поклеп, наветы злопыхателей: у хорошей таксы живот всегда подтянут выше уровня груди.

Бедная собачуха. Изощряются над нею в остроумии. Хотя чем она бедная? Она и на своих четырех чувствует себя превосходно. В хорошем житье так балуется, что становится деспотом в доме. Не так встал — залает. Не так сел — опять лает. Не ту шляпу надел — исходит лаем, прыгает, старается снять с головы.

Умнейшая бестия. Знает каждую вещь, привыкла к порядку. Щенка-таксика поместили в хороший дом. Первые три дня был тихий, потом стал все забирать в свои руки.

Из секции такс (кстати, как правильно сказать: «таксистов»? — но таксист — это водитель автомобиля-такси; «таксолюбов?» — как-то не хорошо. Может быть, «таксоводов»?)… да, так пришли из секции любителей этих собачек проверить, как живется таксику.

— Что-то она у вас тощевата…

Хозяйка пошла пятнами: «Она супов не ест, по утрам пьет кофе, ест слойки, любит салаты…»

Вот так! Видали барыню?

На фронте была найдена такса около убитого немецкого офицера. В землянке, сидела на подушке. Тоже, вообразите, сцена — не часто увидишь. Грохот, разрывы снарядом и бомб, сыплется земля, а на подушке — псина. И не слезает! Привезли с подушкой. Потом подушку выбросили — больше блох, чем пера.

Стали с собакой разговаривать.

— Дай лапу.

Не понимает. По-русски ни в какую!

Вдруг однажды заговорили по-французски. Собаченция сразу оживилась. Что ни прикажи, все исполняет. Пожалуйста! По-немецки — пожалуйста! Только по-нашему не знает. Потом научилась.

Заговорят громко — подойдет и за брюки подергает. Не надо, мол! Тишину любила. На фронте, что ли, ей надоел грохот?

Такса высоко ценима охотниками и вообще одна из самых любимых в мире домашних собак. Она очень привязчива, трогательно предана, легко поддается разнообразной дрессировке.

Так же, как фокс, такса — норная собака. (Потому и такое тельце: с длинными прямыми лапами; толстая — поди попробуй забраться в узкую тесную нору!) И, подобно фоксу, на охоте такая же азартная. Как говорит Брем, к авторитету которого мы уже не раз прибегали здесь, «такса необыкновенно увлекается преследованием дичи и залезает в самую ужасную чащу; благодаря своему прекрасному чутью она быстро находит дичь и тут не забивает все на свете… Целыми часами преследует она вспугнутого зайца, часами роется в норе кролика, неутомимо бегает за дикой козой, совершенно упуская из виду как время, так и пространство. Утомившись, такса ложится отдыхать, а затем снова принимается за охоту. Вследствие этого такса обыкновенно пригодна только для одного рода охоты — для того, чтобы выгонять из нор животных, живущих под землей». Брем подчеркивает, что «сравнительно с незначительной величиной их, таксы оказываются очень сильными животными, обладающими к тому же необыкновенным мужеством». Правда, дальше он говорит о них и такое: «Таксы умны, понятливы, верны своему хозяину, обладают приятным, веселым нравом, очень бдительны, с трудом дают себя сманить чужому, но, к сожалению, они хитры и вороваты, а в старости становятся к тому же угрюмы, ворчливы, кусливы и часто даже коварны». Вот так. Но кто не меняется к старости?

Коль скоро мы уж заговорили об охоте и охотничьих собаках, продолжим о них. Большую группу красивых и умных собак составляют старые друзья охотника — сеттер, пойнтер, спаниель, континентальная легавая, немецкая жесткошерстная (в просторечии дратхаар), длинношерстная (лангхаар — буквально «длинная шерсть») и короткошерстная (курцхаар — «короткая шерсть») и другие. Все эти породы человек вывел ценой большого, продолжительного труда, они существуют давно. Ведь охота когда-то кормила человека, и собакам в добыче пищи отводилась важная роль (опять «вывела в люди»! Получается: человек совершенствовал собаку, а собака, в свою очередь помогала человеку стать человеком: ведь мясоедение, по Марксу и Энгельсу, имело большое значение для формирования человечества).

Чуть ли не все парни в определенном возрасте мечтают об охоте с собственным ружьем и собакой. Однако мне сразу хотелось бы предостеречь от этого увлечения. Охота с собакой сокращается год от года, и, очевидно, это неизбежно. Людей становится все больше на земле, и ружей чересчур много, а природа остается все та же… нет, даже не та: воспроизводительные силы ее не увеличиваются и даже не сохраняются неизменными, а уменьшаются. Ведь сколько сведено с Земли лесов, сколько истреблено животных видов — птиц, четвероногих! — и ныне природа не успевает восполнять те потери, которые причиняет ей неразумный человек. Пора охотничьей романтики прошла и вряд ли когда-нибудь вернется. Пожалуй, здесь следует вспомнить слова Чехова: «Время, когда люди не будут убивать друг друга и животных, рано или поздно настанет…»

Многие охотничьи псы уже давно не ходят на охоту — спаниели, таксы, фокстерьеры. И — ничего, чувствуют себя превосходно. А тем, кто привязан к животным, поверьте, это ничуть не мешает любить своих бессловесных друзей. Кто любит, тот любит, и ружье для этого совершенно не обязательно. А если уж задаваться практической пользой, куда полезнее подготовить хорошую собаку для границы или для Советской Армии.

И сеттер, и спаниель (кстати, они родственны между собой) — ласковые, добрые собаки, держать их — одно удовольствие. Коснитесь его, проведите рукой по спине — и вы сразу это почувствуете. Как он взглянет на вас! Глаза умные, преданные (весь наш, весь, без остатка!), шерсть мягкая, так и водил бы да водил по ней… Право! Испытайте!

Сеттеры различаются: ирландский (рыжий), гордон (черно-подпалый). Есть еще английский — белый с пятнами и крапом. Иногда говорят: «лаверак». Но Лаверак — это не порода, а фамилия владельца и наименование существовавшего в прошлом веке питомника. Спаниелей за рубежом масса пород; у нас только один — обычно серый или черный, несколько отличный от заграничных, наиболее отвечающий нашим условиям охоты. Уши у спаниеля такие длинные, такие лопухи, что когда пес ест, приходится подвязывать — иначе будут полоскаться в чашке. По мягкости и покладистости (и какой-то особой уживчивости) спаниель соперничает с кошкой, и я особенно рекомендую его семье, где есть дети. Никаких хлопот!

Все реже теперь встречаются гончие (хотя еще и сейчас они составляют самую многочисленную группы охотничьих собак). И понятно. Если, скажем, пойнтер лучшая подружейная собака, на охоту он ходит один с хозяином, то гончих должна быть всегда стая. Это — псовая охота, с облавой и преследованием. А кто теперь держит стаю — в современном многоквартирном доме? (Не говоря о том, что и дичи поубавилось). И нужно ли так травить беднягу зайца?…) Поэтому сейчас со стаями гончих охотятся лишь коллективы охотников, все остальные — с одной или двумя гончими (смычком). Охотятся пешком. Гончие нагоняют зверя на «подставившегося» охотника.

Прежде гончие-«тявкуши» были в большей чести. Держали гончих в большом количестве, и, если верить страстному собачею, охотнику и литератору А. Венцеславскому — автору статьи «О псовой охоте» (1846 г.), значение придавалось не только их чисто охотничьим доблестям, но наслаждение вызывали и лай, голоса, «с искусством подобранные… чтобы восхитить сердце охотника своей гармоничной и стройной музыкой».

Гордостью нашего отечественного собаководства издавна считалась русская псовая борзая. Есть борзые английские, афганские… Русская побивала всех.

При Петре Первом был издан специальный указ, запрещающий продажу этих собак за границу. Ослушникам грозила смертная казнь. Исключение делалось для одного царя.

И впрямь, очень эффектная собака. Прямо сказать, великолепная. Ценители собачьей красоты считают, что даже самая красивая на всем земном шаре. Посмотрите, как она ходит, движется, вся подобранная, спина будто пружина, сожмется-разожмется, сожмется-разожмется… это скоростная собака, поэтому она вся такая узкая, длинная, как будто сплющенная с боков (подобно быстроходному кораблю-миноносцу), не бежит, а летит по воздуху, бег машистый, два-три прыжка — и перенеслась через поляну. Силища у нее — по росту: свора борзых, обычно три, догоняет волка, схватит его и держит. Тут охотник на коне, он подскакивает и убивает волка кинжалом (ружья псовый охотник не имеет) или вставляет палку ему в пасть и связывает челюсти (сострунивает)7 Охота азартная, огневая. Охотники верхами, на конях; тут и скачки-погони, и дикое улюлюканье, гиканье…

Борзую называли помещичьей собакой. И вправду, кому еще под силу держать целую свору таких громадных собачищ (ведь борзая одна из самых высоких собак!). Для охоты с борзыми нужен простор — вот их исстари и разводили русские помещики.

Но ведь и волков на земле становится все меньше и меньше. А от русских помещиков давно и духу не осталось. И потому, когда при съемках кинофильма «Война и мир» потребовалось показать сцену псовой охоты, борзых собирали у любителей, членов Московского общества охотников. С трудом наскребли свору, голов 12 или 15. Но и эти пятнадцать волка-то в глаза не видали, на охоте не бывали, сидели чинно-смирно по квартирам у любителей, и когда на них выпустили серого, они — наутек. Выходит, даже сильные охотничьи инстинкты могут затухать и утрачиваться при длительном неупотреблении.

Отличных борзых можно увидеть в фильме «Анна Каренина» в эпизоде, когда княгиня Бетси прогуливается в обществе собак по парку…

Принято думать, что борзая не привязывается к человеку и не способна активно выражать любовь к нему, не блещет умом. Это мнение решительно опроверг пес по кличке Кумайик. (Прошу обратить внимание на кличку: «Кумайик» — прямое указание на родство с «крылатыми» собаками Кумая.).

В Киргизии 63-летний пастух высокогорной сельскохозяйственной артели «Бердик» Осмон Кудабаев отправился на поиски отбившихся от стада овец. Нечаянно споткнулся о камень и столкнул его вниз. Падая, камень вызвал снежный обвал. Лавина сбросила Осмона Кудабаева в пропасть и погребла под собой.

Беду почуял Кумайик. Он прибежал в стойбище, громкие лаем поднял тревогу и привел людей к тому месту, где обрушилась лавина. Собака точно показала, где под трехметровой толщей снега лежал ее друг пастух. Кудабаева откопали, он был еще жив.

Кумайик — представитель знаменитой породы киргизских борзых-тайганов. Эти псы незаменимы в условиях высокогорной охоты.

Восточные борзые издавна ценятся высоко. В прошлом в Европу их привозили татары. Считалось, что татарские борзые не только понятливы, но и «вежливы» — воспитаны хорошо: они могли целыми днями бежать рядом с лошадью всадника, беспрекословно повинуясь малейшему его приказанию, жесту, взгляду.

В Казахской, туркменской, Узбекской и Таджикистанской ССР охотятся с борзыми — тазы. В Киргизии — с тайганом. Различные породы борзых сформировались в Европе и в Азии.

На международной выставке в Брно в 1966 году победительницей была признана Клеопатра-Шехерезада — афганская борзая, типичная представительница своей породы, с тщательно расчесанными и уложенными по обеим сторонам головы волосами, как у завзятой модницы. «Королева красоты» — борзая. Показательно.

Главная причина вырождения борзой, считают знатоки, — не стало конной охоты. Англичане и немцы и поныне считают, что борзых может иметь лишь тот, кто имеет лошадь. Чтоб собака бежала за лошадью.) «Бегляйтехунд» — «сопровождающая собака», впрочем, не всегда борзая; может быть любая из служебных.) Опыт любителей москвичей говорит, что это вовсе не обязательно. Борзых приучают приносить зайца. В последние годы замечается рост интереса к этой породе, и будем надеяться, что это будет способствовать ее возрождению.

Ну, и о мелких декоративных.

Их очень, очень много. Десятки пород, сотни разновидностей. Мы многих не видали никогда и вряд ли когда-либо увидим. В каждом краю света выводили своих, а теперь, наверное, и посчитать трудно. Вот, например, есть африканская голая. Видели вы ее когда-нибудь? Или мексиканская чуа-хуа-хуа? Две такие собачки я лицезрел впервые в Москве у своих давних знакомых, после того как один наш товарищ побывал в Мексике и привез оттуда эти две живые редкости.) Для нас — редкости, а там они так же обычны, как у нас лайки или овчарки.)

Некоторых декоративных я уже назвал, когда говорил о терьерах. Одной из любимейших декоративных пород должен быть признан малый (или средний) пудель — миттельпудель.

О пуделях мы еще будем говорить. Весьма популярны болонка, левретка, карликовые пинчеры, пекинес, тибетский (лхасский) терьер, тойтерьер, японский хин, шпищ… За некоторыми из них лежит большая история, они очень древни.

Известно, например, что пекинские собачки пекинес, «собачка-лев» (различают собственно «собачка-лес», о происхождении которой сложены легенды, и перенесс-спаниель; первый совсем мал, второй крупнее и не представляет такой редкости), появились в Европе после войны с Китаем, а до этого они были собственностью китайских императоров, жили и разводились только в императорском дворце в Пекине, и того, кто вздумал бы вынести их оттуда, ждала смертная казнь.

Не смотрите на них, как на безделушку. Хозяин белой болоночки Лялечки, подполковник-пограничник, рассказывал мне. Он отдыхал на Волге, вздумал искупаться.

— Лялька! — крикнул из воды.

Она услыхала, бух с берега в воду. А до этого никогда не купалась. И — к нему. Спасать кинулась! А сама с рукавичку.

Малышей этих прозвали «звонками». И по заслугам. Лялечка исправно несла службу звонка.

— Четверых уже в милицию сдали, — с торжеством сообщал подполковник. — Пьяный в подъезде уснул — она весть дает. Или как-то в подвале стали копошиться. Она с пятого этажа услышала…

Французская болонка — белая-белая, как пушинка! — привязчивая и ласковая. Она ваша тень. Она жить не может без вас. Она не пойдет гулять без вас. Пошли — вьется у ног, ни на шаг в сторону, не нужен и поводок, хотя в городе он всегда нужен.

Но — и с характером. Такая-то малютка! Хозяин приказал:

— Выйди из комнаты!

Послушается, но оглядывается и рычит.

Потерялась болоночка — в доме все загрустили.

«Курносые с чистой душой» — так назвал свою книгу о декоративных один большой знаток этих собачек. Думается, он прав, характеризуя так их «нравственные» свойства. Что же касается курносости… У японского хина, например, палец можно вставить между носом и бровями, такой курносый.

Среди этих малюток есть подлинные лилипутки, собачки-«колибри». У ленинградки Антонины Шавер карликовый пинчер Капелька в три месяца весил 340 граммов. Истинно «капелька»! Но Капелька умела сердиться, кусаться, лаять и рычать. Капельку можно посадить в бокал, для нее там места достаточно. Недаром подобных собачек прозвали «рюмочными».

Это еще не предел. Абсолютным чемпионом среди собак-лилипутов на последней выставке в Англии был признан песик-малютка, которого взрастил Верн Ньюман из Бирмингема. Чемпион свободно уместился в кошельке. Однако и этот чемпион не самый абсолютный чемпион, если говорить о размерах и весе. Рост карликового пуделя, принадлежавшего англичанке Джойс Вокер, семь с половиной сантиметров — чуть больше телефонного диска с цифрами, с помощью которого набирают нужный номер. Миниатюрной мексиканской собачке одной француженки хватало места в чайной чашке. Ее ежедневный рацион был пятьдесят граммов мяса и ложка воды. Вероятно, это и есть самые крохотные собачки на свете. Безусловно, к живым редкостям должен быть отнесен бассет, ныне вымирающая порода. Польский журнал «Пес» поместил однажды фотографию бассета, сопроводив ее такой подписью: «Единственный представитель породы бассет в Польше — Хурпендинк Троян. Предки этой породы были когда-то любимцами французских королей. Теперь эти собаки являются последним криком собачьей моды в США…»

Один бассет — на всю Польшу! На целую страну! (Правда, у нас, кажется, нет и одного). Бассетов разводили при дворе французских монархов, он считался королевской собакой. Однако бассета ошибочно относят к группе декоративных, в прошлом это широко распространенная порода гончих собак английского происхождения (у нас их заменяет близкая к ним эстонская гончая). Бассет вроде таксы, но крупнее. Главная «достопримечательность» его — уши: у взрослых особей они достигают неимоверной длины. («Пес» указывает 90 сантиметров, но это явная опечатка: не могут быть уши больше собаки! Как ей двигаться? завязывать уши на спине бантиком?) Как такие уши не мешают во время погони за дичью, не представляю. Уши бассета наводят на мысль, что стремление к оригинальности не всегда оправдано.

Вообще, когда знакомишься с декоративным собаководством, невольно изумляешься: сколько же их повыведено! На все вкусы, любого «фасона»! На Западе их тьма-тьмущая, и чего только не делает с ними человек…

Одним подрезают (купируют) хвосты и уши, другим в парикмахерской наводят прически — такой форс и шик, что получается не собака, а невесть что. Таковы, к примеру, заграничные пудели. Они напоминают тех щеголих, которые поставили целью жизни походить на картинку из модного журнала.

Но в массе, скажу еще раз, собаки — это работящие существа, и не надо по нескольким бездельникам судить о всех.

Надобно указать, что за последние годы декоративное собаководство повсеместно пошло резко вверх. Причин, вероятно, несколько. Расширились, стали многообразии интересы и запросы людей. Мы много говорим и пишем о значении любви к живому, особенно — для детей; наверное, и это имеет значение. Наконец, не всякому подходит большая собака, а иметь около себя преданное существо — этакий веселый, теплый комочек жизни — хочется. Выручают декоративные. Места много не надо (при городской скученности да жилищной уплотненности, в малометражной квартире — немаловажное обстоятельство), и едят они меньше… не надо водить на площадку, тратить силы и время… Все имеет значение.

Впрочем… Сообщение из Краснодарского края: в Сочи служебные и декоративные состоят на общем учете в клубе ДОСААФ. Нашлись энтузиасты — стали дрессировать своих крох по ОКД (общему курсу дрессировки), так сказать по служебной табели. И что же? Работают отлично, только барьеры уменьшенные. Владельцы увлечены. Есть дрессировка — подай дипломы! Городское досаафовское начальство сперва заупрямилось: не принято. Их сразили доводом: «В нашем курортном городе все собаки должны быть хорошо обучены, чтоб вели себя как следует!» Не придется ли нам в ближайшем будущем вносить коррективы в отношении декоративных?

«…Пишет Вам Люба Катышева из Североуральска. Я люблю собак. В детстве я имела укус на ноге от собаки. Теперь мама боится собак. Мой младший братишка захотел собачку, но папа и мама стали ругаться. Все мы хотим завести комнатную собачку… (Не совсем ясно: «папа и мама стали ругаться», тем не менее все хотят завести собачку… Или папа и мама считают, что маленькая собачка не будет кусаться и вторая ноги у Лиды останется в целости?) Но мы не можем нигде ее достать»… Вот видите, люди хотят именно комнатную собачку, она их устраивает.

«У нас тесная квартира, а семья большая, — написала другая девочка, Рита Кербель из Саратова, — но мы все равно хотим иметь собаку. На семейном совете мы решили: заведем маленькую, самую маленькую. Для нее места хватит…»

«Говорят, мелкие собаки ни к чему серьезному не пригодны. Вы сами однажды так написали. Что же мне делать: а мне хочется маленькую. И мама говорит, что маленькая — удобнее…»

Верно. Однажды написал. А теперь жалею. Было время — я увлекался крупными, сильными собаками — служебными.

Но я чуть не забыл про пуделя.

Михала пес! Помните у Маршака?

Однажды старушка стирала белье,
А пудель сидел и смотрел на нее.
Устала старушка, ушла отдыхать.
А пудель подумал и начал стирать.
…Пропал у старушки породистый пес,
Мохнатые ушки и стриженный хвост.
Искала старушка семь дней и ночей,
А пудель по комнатам ходит за ней…

Возможно, пуделя еще не занимаются стиркой во всех семьях, но что они способны выделывать самые разные трюки — факт. Собака удивительно понятлива.

Голландию называют страной велосипедов: каждый второй там обладатель «круглых ног» — так голландцы называют этот вид транспорта; и нередко можно видеть — накручивает педали мужчина или женщина, а за спиной, на багажнике, важно восседает… пудель. «А я чем хуже?» — говорит его вид.

Пуделей стригут «под льва», «под каракуль», фасонов много. Стрижка пуделей за границей — секрет профессии. Почему-то подстриженный по последней западной моде пудель мне всегда напоминает героев романов Александра Дюма — мушкетеров и королевских гвардейцев времен Людовика…надцатого. Вроде как такие же кружевные манжеты на руках, такие же брыжжи-жабо вокруг шеи, ботфорты с низкими широкими раструбами-отворотами… Ну, чистый д’Артаньян! Как скажете, а вам не кажется, что похоже?

Сказать откровенно, я не очень люблю эти фасонные стрижки, по-моему, они безобразят собаку. Стричь надо: шерсть у пуделя восстанавливается чрезвычайно быстро. Мы придумали для Блямки свой фасон: без особых ухищрений, оставляя длинные волосы на лапах. И, представьте, нравится. Прохожие на улицах спрашивают: «На лапах у него привязано?»

Из пудельной шерсти французские модницы вяжут лучшие вещи — свитера, перчатки, кофточки. Идет в дело и Блямкина шерсть.

Есть пуделя маленькие, с болонку, карликовые. Обычный — наиболее часто встречающийся, королевский пудель — примерно с лайку, черный или белый, с длинной, быстро отрастающей, волнистой («веревочной») шерстью. Симпатичного, смышленого пуделя, обученного выполнять всякие штуки, описал Александр Куприн в повести «Белый пудель» (Арто, Артошка — не забыли?).

Чистокровного карликового пуделя преподнесла в букете цветов нашей знаменитой балерине Галине Улановой в знак восхищения ее талантом во время гастролей артистов Большого театра за рубежом английская королева.

* * *

Итак, повторим:

Овчарки, эрдельтерьер, дог, боксер, ротвейлер, сенбернар, доберман-пинчер, водолаз-ньюф… — это все служебные собаки, и чтоб приобрести щенка такой породы, нужно обращаться в клуб служебного собаководства ДОСААФ либо в общество, где состоят на учете все гладкошерстные, пуделя и некоторые другие.

Охотничьи — сеттер, пойнтер, спаниель, фокстерьер, такса, лайки, гончие, борзые — в ведении Общества охотников; значит — адресуйтесь туда. Разведением мелких занимаются секции комнатно-декоративного собаководства.

«После окончания техникума думаю заняться по-настоящему охотой, — написал Владимир Теплухин из Красноярского края, — но меня волнует один вопрос: где достать родословную лайку? Я с детства занимаюсь охотой. В отрогах Саян, в нашей тайге много всякого зверя, но без лайки какая может быть охота!…».

Ни поблизости от Красноярского края, ни в других краях питомников лаек и вообще породистых собак, где всякий мог бы приобрести себе щенка, нет, все племенные производители находятся на руках у любителей — к ним и надо обращаться. Только не за «родословной лайкой», а за лайкой с родословной или чистокровной лайкой. Вот так правильно.

Но кто же лучше?

Тепхулину ясно — ему подай лайку. А другим?

Мучительный вопрос, скажу я вам. Ведь каждый хочет непременно «самую лучшую». Не просто хорошую, а именно лучшую!

Ведь если даже, скажем, вы твердо вознамерились взять комнатно-декоративную, то на какой остановить свой выбор? Их столько, что глаза разбегаются. И такие разные…

А если я скажу, что лучших нет? Если все — «лучше», все хороши, каждая по-своему?…

Думаете, шучу? и не думал!

Нельзя ставить так вопрос. Ибо совершенно не случайно человек вывел столько пород: в каждой есть что-то свое, привлекающее, то, что и заставляет ценить ее. Тут уж надо решать самому.

Спрашивать, какая порода лучше и предпочтительнее, так же бессмысленно, как, скажем, пытаться выяснить, что красивее — тюльпан или роза? В каждом цветке своя красота, в каждой породе своя прелесть. Надо исходить из потребностей, а также из конкретных обстоятельств и условий.

Один умный человек сказал, что, прежде чем

посоветовать, какую собаку взять, надо посмотреть на

будущего владельца: годится ли в собаководы. Тоже верно!

Правы те, кто, испрашивая совета, сообщают при этом, в каких условиях будет жить собака: свой дом двор или коммунальная квартира, заселенная многими жильцами, — разница! Высоко или низко живут (то есть на каком этаже) — тоже существенно: ведь собаку нудно выводить несколько раз в сутки, а лениться нельзя — может пагубно отозваться на животном.

Лайку не возьмешь в квартиру: зря испортишь — начнет линять, линять, «разденется» вся и превратится в обыкновенную дворнягу. Правда, заметим, что беда всем хорошо «одетых» пород — в закрытом содержании, они все рискуют утратить значительную часть того, что им было отпущено природой.

Фокса? Удобно: поехали на дачу, в лес — его можно и в рюкзак засунуть. Никаких хлопот в электричке, вообще в пути. Так частенько и поступают охотники: упакуют в мешок, только голова высовывается, и — за спину. Пес сидит, ни гугу, только глазами по сторонам водит. Фокс и в опасности не сплошает, защитит; не гляди, что «сам с ноготок».

Все гладкошерстные — доберман-пинчер, боксер, дог — удобны тем, что в квартире почти не бывает шерсти. То же самое можно сказать и об эрделе: выщипал два раза в году, промыл — и порядок. Чисто, гигиенично. Эрдель привлекает и своим покладистым нравом, не причинит беспокойства.

Хотите — берите овчарку! Клубы заинтересованы в том, чтобы было больше овчаристов, больше овчарок. Бесспорно, овчарка очень хороша. Словом, зависит от вашего вкуса — при соответствующем уходе можно держать собаку любой породы.

«Папа говорит, — написал свердловчанин Андрес Щипанов, — что на пятом этаже нельзя держать собаку, так как невозможно приучить ее в нужный момент проситься во двор. Затрудняемся мы и еще в одном вопросе. Когда я учусь во вторую смену (смены сменяются один раз в учебном году), получается так, что с 2 до 5-й часов дома никого не бывает…»

Думаю, что и пятый этаж не помеха. Решает, опять же, заинтересованность, желание. Знаете поговорку: охота пуще неволи. Захочешь — будешь водить и с десятого, не то что с пятого этажа! Некоторая сложность возникает лишь первое время, пока щенок мал: может случиться, что он не добежит до низа и, присев на ступеньке, сделает свои делишки где-нибудь на полдороге; но так будет недолго. В этом случае, конечно, нужно обязательно убрать после него, чтоб не вызывать недовольства соседей; и вообще порядок должен быть на первом месте.

Серьезнее то, что щенок будет сидеть один. Для взрослой собаки оставаться одной и караулить дом — обычное дело, можно сказать ее призвание; но щенок… он же еще дитя! Об этом мы подробнее поговорим дальше.

«Здравствуйте, дорогой Рябинин Б.! Я сажусь и пишу вам письмо. Я стал заядлым собачником. У моих родственников есть хорошая собака овчарка. У нее скоро будут щенки. Я хочу взять себе из потомства одного щенка. Но я не знаю, которого взять? У нас на Волчанке мало кто держит овчарок, клуба тоже нет, а я хочу иметь хорошую собаку. Я учусь в 6-м классе, мне скоро будет 14 лет, так что, я думаю, мне можно заняться собаководством. Будет время, черкните. Синявин Саша».

Деловой человек Синявин Саша. И вопрос ставит правильно. Тоже не праздное любопытство. Действительно, какого щенка выбрать из гнезда? Об этом спрашивают буквально все.

Вот и сестры Нина и Лариса Гришины из Свердловска интересуются тем же: «Мы бы очень хотели хорошего щенка, а как его выбрать?» Да, какими признаками руководствоваться?

Представляете, вы пришли за щенком. Как интересно! Еще стоя на лестничной площадке, вы услышите за дверью собачий лай, собака — мать щенков — встречает гостей не слишком-то приветливо. Вошли. Вон они, в углу, на подстилке… сука смотрит недобро на вошедших. Не вздумайте протянуть руку! Это у людей матерям нравится, когда тискают и хвалят ее ребенка. В животном мире наоборот. Приходится ее запереть в соседней комнате, где она задает концерт на весь дом — скулит, скребется, лает. Теперь можно приблизиться к щенкам… Но и некоторые хозяева не позволяют прикасаться к ним: вдруг вы такой неловкий, не умеете соразмерять свою силу — помните, он (щенок) еще такой слабый. Однако выбрать только «на взгляд» трудно, необходимо взять, подержать в руках. Какой же ты симпатяга! Вот мы и растерялись… Растерялся любой! Пять или шесть копошащихся комочков (бывает и больше) — и все, как один, как гайки, одинаковые. Ну, может быть, у одного пятнышко тут, а у другого немного иначе, один посветлее, другой чуть потемнее… Какой же — ваш? На каком остановиться?

Обычно выбирают того, что потолще: «самого здорового». Я всегда выбирал так. Но многие опытные собаководы придерживаются другого правила: стараются выбрать самого энергичного, подвижного. Поставят плошку и ждут: какой прибежит раньше всех, с жадностью набросится на еду, быстрее ест. (Раньше так хозяин выбирал работника). В этом есть свой резон. И даже если он сейчас поменьше других, не страшно: потом догонит в росте. Его проворность тому порукой.

Не берите заведомо хилого, слабого. (Хотя должен заметить, что знаю немало случаев, когда из слабенького и даже рахичного щенка вырастала хорошая, здоровая и крепкая собака; и наоборот. Многое, очень многое зависит от ухода).

Пусть выбрать щенка из помета, как говорят собаководы («помет» — семейство собаки), поможет вам представитель клуба служебного собаководства или Общества охотников, а еще лучше — знакомый любитель, понимающий толк в собаках (хотя, в общем, это тоже не гарантия: никто не поручится заранее, что выйдет из щенка).

Проверьте родословные документы родителей щенка. Лучшие щенки — от производителей хороших кровей, получивших высокие оценки на выставках и испытаниях по дрессировке. Правда, если адрес заводчика вам дали в клубе, недоразумений не должно быть: все обычно выясняется заранее.

«…Я хочу взять сеттера. Если сможете, пожалуйста, ответьте: 1) Можно ли взять сеттера, ведь это охотничья порода, а я охотиться не буду. Может, я этим испорчу собаку? 2) Кого мне лучше взять: кобеля или суку? Ну, пожалуй, все. Я очень прошу мне ответить. С приветом Света Захарова, г. Дзержинск».

Опять существенный вопрос, даже два сразу.

Конечно, жаль, если охотничья собака будет сидеть дома. Но если она будет иметь избыток движений, ничего с нею не случится. Ну, не охотится — и не охотится. Бывает. А вот кого взять, кобеля или суку, тут требуется подумать.

С кобелем (самцом) хлопот немного меньше, с сукой (самкой) — когда у нее щенки — больше. Но надо ли этого бояться? Многие предпочитают самку, потому что она спокойнее, несколько мягче характером. А кобель обычно и драчливее, и может иногда убежать из дому, если зачует самки в тот период, когда она «гуляет». Тогда за ним следи в оба глаза.

А в общем-то, право, разница невелика, я держал тех и других, и если меня спросят, с кем было труднее или, наоборот, легче — с догом Джери или самочкой эрделькой Снукки, с фоксиком Антошкой или овчаркой Джекки, кто из них оставил больший след в душе, я затруднился бы с ответом. Многим даже нравится возня со щенками, милыми созданиями.

«…Я прошу вас, вышлите мне книгу или две о дрессировке и болезнях собак и с описанием породы. Напишите мне, как можно узнать восточноевропейскую овчарку.

Например: ходит щенок от восточноевропейской овчарки, а я не знаю от кого этот щенок, а у него уши маленько стоят или опущенные совсем. Мне его мама купила на рынке. А я теперь не знаю какой он породы. Если знаете, то напишите не… Крамаренко А.А.»

Плохо пишет А.А.Крамаренко. Уж больно много ошибок в его письме. Если не наляжет на родной язык, так и останется неграмотным. Но сейчас на его примере хочу предостеречь еще раз: не покупайте щенков на рынке. Нарветесь. Купите за породистого, окажется обыкновенный «надворный советник» — знаете, из тех, что лают из подворотни.

Ну, а о болезнях — им будет посвящена особая глава.

СЕГОДНЯ ЩЕНОК, ЗАВТРА — ДРУГ

Свершилось… Он — ваш!

Да, свершилось. Осуществилась ваша мечта — дома у вас щенок. Нет, не щенок — сокровище, радость! Да, да!

Но подождите радоваться. Все еще впереди. И радости и огорчения. И поражения, и ошибки. Неизбежно и то и другое. Но ничто не страшно, если у вас хватит настойчивости и терпения, и вы не разочаруетесь, не бросите на полдороге.

Щенок не заводная игрушка, не велосипед: покатался, отвел душеньку — поставил в угол, и — стоит, не пищит, еды не просит. Щенок — живое существо, к тому же и беззащитное, и ему нужно гораздо больше, гораздо. Велосипеду — смазка, а щенку — ласка; велосипеду накачай шину — и готов, пользуйся, только и работы; щенка надо кормить и воспитывать и вчера, и сегодня, и завтра, на протяжении длительного периода времени, изо дня в день, изо дня в день

— годами.

Должно себе твердо сказать: я взял в дом животное — оно целиком зависит от меня. Как я буду заботиться о нем, такова будет и его жизнь. Все его достоинства и недостатки в моих руках. И несчастным оно может стать только из-за меня. Запомните: нет плохих собак, есть плохие хозяева.

Вот почему хороший, удачно выбранный щенок еще не гарантия хорошей собаки. Многое зависит от воспитания и ухода.

Тот, кто думает, что все пойдет как по маслу, жестоко заблуждается. Щенок требует постоянной опеки, неусыпного внимания. Хлопот с ним не оберешься! Но все это не страшно, если у вас есть настоящее чувство к нему — любовь. Не объявленная, не на словах, не для того, чтоб покрасоваться, сказать про себя: «Ах, какой я хороший…» — а идущая из глубины сердца — та, что и делает чудеса!

Собаководство — полезное занятие; если увлечься серьезно, оно даст много незабываемых часов и минут радости общения с живым. Собаководство заставляет человека подтягиваться. Если ты раньше долго валялся по утрам в постели — теперь не залежишься: необходимость взять и вывести (а первое время и вынести) щенка во двор заставит тебя подняться. А сам не поднимешься, щенок напомнит. Если ты забывал что-то прибрать за собой, вечно разбрасывал пеналы, книжки, тетрадки, ручки, карандаши, теперь научишься; а не сделаешь, поленишься — щенок схватит и растреплет, разгрызет. В другой раз не захочешь.

Человек превратил зверя в друга, и — мы уж говорили — в каждой новой особи, в каждом отдельном случае продолжает свое творчество, создавая друзей еще и еще… Собака — это поистине друг, созданный тобою, человеком, но это создание не только твоего труда, но и твоей воли, души.

Значит, запомни: чтоб щенок стал твоим другом, надо терпеливо воспитывать его.

Попутно замечу, что заниматься собаководством вполне пристало как мальчишкам, так и девчонкам. Правда, на границу воинов с косичками не берут, но я знавал много собак, выращенных девочками и после великолепно служивших в армии.

Припасай терпение

Да, терпения потребуется много, и независимо от того, на какую породу пал ваш выбор.

Если бы меня спросили, чего больше всего требуется от воспитателя и вообще владельца животных, я бы ответил: больше всего требуется терпения и еще раз терпения. Только терпеливый, по моему глубокому убеждению, имеет право владеть собакой. Другим я бы ее просто не давал.

Уход — великое дело. Многие стремятся завести щенка от премированных родителей (обязательно подай им медалистов!) и забывают, что можно взять хорошего щенка и вырастить плохую собаку. Все зависит от вас!

Многие греческие и римские ученые далекой древности написали обширные и даже поэтические, в стихах, произведения, посвященные уходу за четвероногими друзьями. Это свидетельствует, какое значение уходу придавалось уже тогда. Запомните: лучший учитель — режим. Тогда к вашим наставлениям и желаниям прибавится такое немаловажное обстоятельство, как порядок, дисциплина, у вас появится мощный союзник — сама природа.

Припасите мягкий ошейник и легкий поводок, для мелких пород — шлейку (собачью сбрую), удобно обхватывающую собаку под брюшком. Гребешок для чесания. Щетку.

Если пес будет жить во дворе (лайка, кавказская овчарка), заранее приготовьте будку (конуру), утеплите ее, положите сена, соломы — на зиму (пес в холода будет зарываться в них), летом — коврик. Не рекомендуется класть опилки — они забивают шерсть. Будка должна быть с двойной стенкой, с «передней», — не продует ветром, не будет мочить косой дождь. Вход завесить с внутренней стороны положком из парусины или брезента — это сохранит тепло в стужу и придаст уют собачьему жилищу. Делайте так, как будто сами собираетесь жить в нем.

Щенка отнимают от матери обычно в возрасте 4-5 недель. Это еще очень слабенькое, очень нежное и беззащитное существо. Окружите его вниманием и лаской. Не спускайте с него глаз.

Видели, как он беспомощно тыкался курносенькой мордочкой на подстилке в материнском гнезде? Совсем несмышленыш, лишь недавно увидел дневной свет… Ведь щенки рождаются слепыми, видеть более или менее сносно начинают к концу второй недели, но и после этого на глазах у них еще долго сохраняется сизая пленочка… (Она появляется вновь, уже к старости, но это уже старческая катаракта, с которой связано общее увядание организма и постепенная потеря зрения.)

Помню, пришли за щенком-пудельком. Сидит у ножки стула белый комок. Подошли — он взял в рот шнурок от ботинка и сидит. Дите и дите! Любите его, опекайте его.

И вот вы принесли его, маленький, тепленький, копошащийся, тихонечко принюхивающийся к вам — его будущему повелителю и господину — комочек. Прежде всего вы должны приучить его к себе — сделать то, что сделал наш первобытный предок: заставить привязаться к хозяину. Вам это гораздо проще, чем было ему: ведь отныне в каждом собачьем детеныше говорит инстинкт домашности, врожденное чувство преданности, доверия к человеку (как заявляют ученые, «запрограммировано» природой в генах, передающих наследственные признаки; признаки породы — тоже от генов!). Вы лишний раз погладили, приголубили его — и он ваш, ваш навсегда и весь, без остатка!

Сразу же угостите — будьте воспитанным хозяином: дайте слегка подогретого молока, манной каши, мелко нарезанного вареного мяса. Он не откажется, с удовольствием съест и кусочек сырого мяса, оно даже будет весьма полезно ему. Только не надо поначалу чересчур усердствовать, балуя воспитанника, безудержно пичкать щенка печеньем, сладостями. Кроме вреда, это ничего не принесет.

Ночь-две он будет пищать, скулить, плакать, тосковать по матери и братишкам. Не вздумайте кричать на него, обижать малыша. Наоборот. Приласкайте, согрейте, подержите на руках.

Те, кто хотел бы воспитывать собаку в строгости, не должны быть в претензии на меня. Ласка — часть жизни, говорил Пришвин, а такой крошечке она нужна вдвойне.

Между прочим, в эти первые дни и ночи проверяется, достаточен ли у вас запас терпения, получится ли собаковод.

Если вы подготовлены как нужно, то эти начальные беспокойства и тревоги не только не вызовут раздражения — останутся в памяти как что-то милое, трогательное.

Я помню их всех: Джери, Снукки, Джекки, Антония Клеопатровича — Антошку, начало их жизни в моем доме… самым «истеричным» оказался Джекки, овчарка: он устроил нам форменный «концерт» — вопил две ночи, и две ночи в доме не спал ни один человек. Зато эрделька Снукки не издала ни звука; правда, ей было уже почти семь месяцев, когда я взял ее; кроме того, она была из питомника, где щенки были отлучены от матерей. Немного пищал и фоксик Антошка, хотя ему то, если исходить из фоксячьего нрава, как говорится, сам бог велел…

А Блямка, пуделек, орал всю дорогу, пока я вез его из Москвы в Свердловск, орал в автобусе, в самолете, в такси, а как попал в дом — сразу умолк, успокоился.

Новый жилец в доме. Отнеситесь к этому с полной серьезностью. Сразу же отведите ему постоянное место, где-то в стороночке, не в проходе, но и не в каком-то закутке или щели, где он будет чувствовать себя заброшенным, сиротой. Хорошо бы, чтоб это место осталось у него и тогда, когда он станет уже взрослым псом: не надо привыкать заново. Положите туда подстилку и, приговаривая: «Место, место», посадите туда щенка. Иногда делают что-то вроде низенького широкого ящика с небольшими закраинками или же на раму натягивают брезент, а на него уж кладут подстилку, получается, что собачья лежанка немного приподнята над полом. Удобно, когда вся постель вынимается из ящика. Можно сделать и так. Подстилку нужно периодически выносить на улицу и встряхивать, а с течением времени заменять новой. Это требование гигиены.

Не годится устраивать собачью лежанку у отопительных батарей или близ входной двери. В первом случае полезет шерсть, собака делается теплолюбивой, изнеживается; во втором — ее будут все пинать, наступать на хвост и лапы. И простудиться она может, продует, хотя вообще собаки подвержены простудным заболеваниям меньше, чем, скажем, мы, люди.

«Можно ли на ярком свету?» — спрашивает ленинградка Наташа Н. Пожалуй, не надо. Но и не в темноте!

Конечно, сперва щенок не будет сидеть на месте. Побегал, наигрался — и тут же уснул, где-нибудь посреди пола. Перенесите его на подстилку. Но он проснется и тотчас убежит, а там, глядь, опять уснул где его захватил сон. Перенесите опять. «Место, место». Так, постепенно, он привыкнет к нему и сам начнет уходить туда, когда захочет поспать или полежать.

Для комнатных — а они совсем крохи — можно сделать так. Возьмите картонную коробку, положите на дно подстилку в чехле (который будете менять; такой чехол можно рекомендовать и для других), прикрепите занавесочку из ткани. За нею кроха будет чувствовать себя в большей безопасности. Если он начнет зябнуть, дрожать, налейте теплой воды в грелку, заверните грелку во что-нибудь мягкое и положите в коробку. Грелка заменит малышу тепло матери. Пройдет с месяц, и жилец начнет пробовать зубами крепость своего жилища — станет грызть коробку; значит, пришло время выбросить ее и устроить ему постоянное место. «Если вы решили приспособить для той цели кресло, — говорит москвичка — любительница декоративных собак С.Д.Франкфурт, — то сами уже им не пользуйтесь!» По этому поводу скажу: пользование диванами, креслами обычно для мелких комнатных собак; охотничьим, тем более служебным, — категорически воспрещено.

Не принуждайте щенка постоянно сидеть в углу. Он должен иметь свободу движений, резвиться, прыгать, иначе вырастет слабым. Сами вы небось тоже любите побегать, поразмять свои мускулы, поупражняться на гимнастических приборах — и врачи, и руководители физкультуры всегда советую это; а животному, думаете, нужно меньше? И уж совсем недопустимо держать четвероногое на привязи. Дом для него превращается в тюрьму.

Суровым предупреждением звучит рассказ Наташи Н.:

«Вы знаете, у нас в соседнем доме жил мальчик Алеша К. Ему подарили щенка ризеншнауцера. Он сначала воспитывал его, гулял много. Но потом перестал. Я спросила: почему он не гуляет с Угольком. Он ответил, что Уголек болен. А когда я зашла, то, смотрю, восьмимесячный щенок сидит, привязанный к паровому отоплению. Алеша жаловался: «Ничего не ест и скучный какой-то. А спусти его — все рвет, бегает по комнате, в руки не дается…» Через несколько месяцев Уголек укусил Алешу. В тот же день его усыпили…».

За что убили щенка? Усыпить ни в чем не повинного щенка — преступление. Нельзя требовать, чтоб щенок не играл, не резвился. Щенок не может ходить перед вами на цыпочках. И заболел Уголек потому, что сидел на привязи. И укусил, наверное, потому же. Эта печальная история должна стать назиданием для всех.

Попутно Наташа осведомилась: «Говорят, нельзя держать трех собак вместе, две обязательно загрызут одну, правда ли это?» Совсем необязательно. Можешь держать сколько угодно, если тебе так нравится, надо только приучить их друг к другу. Конечно, случаются драки между животными одного пола, однако и этого может не быть, если щенки росли вместе.

Иногда нарочно берут двух щенков, чтобы они, играя друг с другом, быстрее росли, развивались. Это лучшее, чем мучить щенка, обрекая его на неподвижность и преждевременную гибель.

Первое время не оставляйте щенка одного: ему же страшно! Ведь он — дитя, точно такое же, какими были вы, когда вас мама привезла из родильного дома. Хотя — нет. Только человек появляется на свет полностью беспомощным, даже голова не держится; у щенка голова не только держится, он уже поворачивает ею во все стороны, тычась носиком туда-сюда, и уже сам находит материнские сосцы. Но вы лишили его этой радости, оторвали от кормилицы матери, матери-защитницы, и теперь все заботы о нем целиком на вас. И если уж удивляться, так не тому, что щенок скулит какое-то время, оказавшись один в незнакомом месте, а тому, насколько быстро он примиряется с этим, свыкается со своим новым домом, привязывается к хозяину!

И вообще в дальнейшем старайтесь пореже оставлять его без хозяйского глаза. Щенок, кинутый без присмотра, обязательно набедокурит. И тут я даже не знаю, что сказать Андрею Щипанову, у которого ситуация складывается таким образом, что от двух до пяти часов дома никого не бывает…

Сколько может натворить малый за самое короткое время, иной раз просто диву даешься! Пришли домой — от каждой подушки откушено по кусочку! Забрался на кровать и занялся делом… Новые ботинки. Твердые! Откусил носки и пятки. Хранились газеты в углу за много лет. Глянули — все изорваны на кусочки. Клочки с копейку величиной… Гора! и наверху сидит! Привязали его к стеллажу — он съел весь первый ряд книг. А кто виноват? Вы. Зачем оставляли одного? Нельзя. Тем более надолго. Должен он чем-то развлечь себя, разогнать скуку и страх…

Драть не надо. Во-первых, бесполезно, во-вторых — несправедливо. Пусть ваша рука никогда не поднимется на верного друга собаку! Еще раз терпение и снисходительность. Вы же старший! И вы сильный. Будьте великодушны.

Я до сих пор не возместил урон, нанесенный когда-то моей библиотеке Джекки. По части книг он оказался большой мастак! Впрочем, это весьма обычно: щенок сидел один — разорвал книгу. Книги, по-моему, им особенно нравятся.

Форменное бедствие начинается, когда у щенка режутся зубы. В эту пору он может наделать много убытка: ножка стула так ножка стула, ботинок так ботинок… Не пугайтесь. Это возрастное, временное явление. Оно пройдет. А пока… пока подберите свисающие концы скатерти, а то питомец ухватится за них и сдернет ее вместе со всем, что будет стоять на столе, не оставляйте под кроватью тапки, не разбрасывайтесь. Слопает.

Чтобы это случалось пореже, надо давать щенку игрушки. Они отвлекают. Щенок может часами с упоением грызть деревянную баклушку или без устали «фукать» старыми резиновым баллончиком от детской спринцовки. Иные упрекают меня в том, что я зря рекомендую давать старую обувь, будет-де таскать всякую обувь. Не знаю. Мои собаки так никогда не делали. Напротив: меня всегда поражало и восхищало — из кучи обуви они безошибочно выбирали только «свою» туфлю, «свою» калошу (нарочно проделывал такой опыт!).

Сперва будут лужи, лужи и лужи, везде лужи — «визитные карточки», как говорят остряки. Терпите! «Почему не просится?» — сетуют некоторые. А вы, когда спали в кроватке с перильцами, просились? Главная забота у матери была — менять пеленки…

Приучайте щенка к чистоплотности. Чуть заметили, что он хочет выполнить свои естественные надобности, немедля вытащите его во двор. Если он уже успел напустить лужицу — все равно вытащите. Иногда для острастки дайте легкого шлепка, но отнюдь не избивайте. Месяцам к трем-четырем он приучится к порядку, и уж тогда ни за что не напачкает в квартире.

Кто пугается «визитных карточек», пусть не растравляет себя излишними сомнениями. Собачья моча — не кошачья и не имеет острого, бьющего в нос запаха. Это большое «удобство» и значительно упрощает положение, ибо пока щенок приохотится «проситься», вам изрядно придется поработать тряпкой.

Для удобства затирайте шваброй, обернутой тряпкой: не надо нагибаться каждый раз (хотя это вам отнюдь не вредно; но просто надоедает). Или бросьте большую тряпку на пол и «промакивайте» ею, действуя ногой, как полотер натирает пол.

«По большому делу» щенок, пока мал, тоже ходит часто. Когда он был под матерью, она прибирала все за ним, слизывая языком. Но с течением времени, если у вашего воспитанника все пищеварительные процессы протекают нормально, животишко работает хорошо, нет расстройств и поносов, количество суточных «оправок» начинает быстро уменьшатся, пока не войдет в норму, как у взрослой собаки — от выгула до выгула.

У здоровенького щенка нет никаких неприятных выделений, на первых порах отсутствует даже обычный легкий запах псовины, и только если поднести близко к лицу и потянуть носом, ощутишь его специфически-щенячий, «детский» запах — «репки».

Когда к вам приходит кто-нибудь, отсылайте щенка на место. Щенок не должен приставать к гостям, надоедать — так же, как ребятам не следует мешать взрослым, когда они вдут беседы. Нечего ему путаться под ногами, лезть ко всем с излияниями своей щенячьей радости или, наоборот, облаивать, изображать, что он очень грозен. Не надо, чтоб щенка ласкали все.

Щенка на руках не таскать, может неправильно развиться позвоночник. Особенно это относится к девочкам (не кукла!).

Оберегайте щенка от сырости, сквозняков, инфекций, в ненастье, стужу воздержитесь выходить во двор. Однако, если он немного подрастет, начинайте регулярно гулять с ним. Прежде тем необходимо приучить его к поводку и ошейнику, а то, если надеть сразу да потащить на улицу, он примется так биться и рваться, что впору задавиться насмерть.

Надев ошейник — снимите; затем снова наденьте… и т. д. Привыкнув, щенок перестанет обращать на него внимание. Дома ошейник снимайте. Дома собака ходит без этого, обязательного для улицу, наряда. Зачем, чтоб вытиралась шерсть на шее.

Оказавшись впервые на улице, в большом и шумном мире, щенок может сдрейфить, подожмет хвост, станет жаться к ногам хозяина. Подбодрите его. Не пугайте. Сильно действует на четвероногих и ночная улица. Ночью все чувства животного особенно обострены. Надо приучать, чтоб и ночью пес не растерялся.

Гулять нужно ежедневно, несколько раз, и чем больше, тем лучше, но не менее 2-3 часов в сутки. Побегайте с ним взапуски — малыш тотчас же включится в игру, начнет облаивать, носиться вокруг вас и набегается так, что потом, едва добравшись до дому, сразу спать, спать. После таких проминок у него всегда и аппетит хороший, и растет он быстрее, лучше, развиваясь гармонично.

Щенок любит гулять. Но если щенок устал и садится, дайте ему отдохнуть и направляйтесь домой. Раз от раза продолжительность и дальность прогулок увеличивается.

Распорядок дня: утром встали — выгуляли щенка, пришли из школы — выгуляли опять. И обязательно основательно нагуляйте его перед сном. Кормить лучше после прогулки. Лучше аппетит.

Если у вас есть друзья, тоже воспитывающие щенков, ходите на прогулки вместе, пусть собаки играют, чаще встречаются.

Никогда не бейте щенка. Помните: сегодня это маленький щенок, завтра — ваш большой и преданный друг.

Вспоминается, как Куприн слал наставления дочери насчет двух щенков-сенбернаров, которых он ей подарил:

«Как собаки? Живы ли? не обижает ли их дворник? Если живы — помни: обсыпать их арагацем от блох, почаще чесать, купать еще рано, но можно изредка мыть слабым раствором креолина, к пище прибавлять серного цвета, держать в прохладе, водить гулять побольше, когда не жарко…».

Чашки, плошки и собачье меню

Вот так и пойдут день за днем. Вот и вы уже привыкли к новому режиму дня, и вам совсем не кажется трудным вставать раньше каждое утро, чтоб вести питомца на улицу. Вам стало бы чего-то не хватать, если бы вдруг это прекратилось…

Одна моя знакомая, одинокая женщина, любила повторять:

— Купила щенка, чтоб он выводил меня гулять…

И в самом деле: кто водит кого?

Вот так, день за днем, подходит уже время учить…

Но я еще почти ничего не сказал о кормежке.

Первое время щенок кормится шесть раз в сутки, потом число кормлений уменьшается и с полугода пища дается лишь три раза в сутки, а после года — два раза, как взрослой собаке.

Наиболее удобные, на наш взгляд, часы кормления: утром, в 7-8 часов, когда все завтракают, и около обеденного времени, в 4-5 часов, когда вы приходите из школы и за столом собирается вся семья. Вредно кормить собаку поздно вечером, на ночь.

У пса должна быть своя чашка, из которой он всегда ест. Лучше всего алюминиевая. Стеклянная, глиняная нежелательны: сломает и порежется. Другая чашка для воды. Пьет животное вволю, когда захочет, и посудина с водой стоит круглые сутки. Следите лишь, чтоб воды не застаивалась, не загрязнялась. Чашка с пищей убирается после того, как щенок поел. Она убирается и в том случае, если почему-либо пища осталась не съеденной.

Подчеркиваю: съела или не съела — убирать обязательно. Пятнадцать-двадцать минут прошло — и все… И не только потому, что пища закисает. Здесь один из секретов хорошего, устойчивого аппетита собаки. Раз уберете не съеденное, два уберете, в третий раз чашка будет пуста. Голод не тетка, будет есть!

И никаких поблажек! Сразу предупреждаю: цель достигается лишь тогда, когда вы тверды и непреклонны, не даете воли всяким ненужным жалостям и сердобольностям. «Жалко, голодная». И начинаются подачки: то кусочек колбасы, то бутербродик, то печеньице. А пес этим пользуется. Он быстро сообразит: убрали одно — дадут другое, надо лишь потерпеть немного. Животные хитрые и отлично учитывают человеческие слабости!

Разумеется, вы должны быть уверены, что пища доброкачественная, свежая и вкусная, а ваш питомец здоров.

Не надо перекармливать щенка, допуская, чтоб он раздувался как шар. Вырастет большебрюхим, с провисшей спиной. Пес не должен торчать у стола, когда едят люди. Но и вы, в свою очередь, не мешайте ему, когда он ест.

Не позволяйте кусочничать, растаскивать еду по всему дому.

В часы между кормлениями не развращайте вашего питомца вкусовыми приношениями — угощениями. Вырастет попрошайка.

Не кормите собаку на кухне. Там всякие отвлекающие запахи, будет пытаться заглядывать в миски. И вообще не место.

Кормить (и гулять) всегда в одно и то же время. Тогда у собаки налаживается внутренний ритм, организм работает четко, как хорошо отрегулированный механизм, и все естественные отправления совершаются тоже по часам. Это и есть тот необходимый каждому (и нам!) режим, о котором толкуют врачи.

Сколько говорится: не пичкайте сладостями. Испортите. Выйдет так, как я наблюдал в одной семье. Капризный ребенок отказывался есть, а любвеобильная бабушка уговаривала:

— Съешь ложечку за папу…

— Съешь за маму…

А внучек кочевряжится. И то ему не вкусно, и то не по нутру. Худющий, в чем душа держится, — а все — не так! Что-то очень похожее бывает у иных собаководов. А результат? Прямо, скажем, плачевный. Помните хозяйку таксы: «Она у меня супов не ест, по утрам пьет кофе, ест слойки…»

Тут, пожалуй, уместно привести одну заметку из газеты, характеризующую заграничные нравы и до чего может дойти собака, если ее баловать непомерно:

«Собака-Гурман. Отель для животных, функционирующий в лондонском аэропорту, недавно отправил домой в Канаду вызвавшего немалый переполох пуделя по кличке Пиппа. «Посетитель» наотрез отказался от мяса и даже от печенки, значившихся в меню столовой. Служители, обеспокоенные отсутствием аппетита у гостя, безуспешно искали кушанье для привереды. Все разрешилось, когда в конуре нашли записку, поясняющую, что Пиппа не ест ничего, кроме фрикаделек, приготовленных по китайскому рецепту, из мяса и овощей и обязательно под специальным соусом. Они должны подаваться на тарелке предпочтительно официантом в белом смокинге…»

Может быть, вы хотите, чтоб у вас был такой же барин пес? Такая собака — большое неудобство для хозяина.

Чем кормить?

Вопрос вопросов.

Мы привыкли к тому, что собакой поедаются все остатки с хозяйского стола. Это естественно. Однако, если собака большая, ей этого может не хватить, нужно готовить специально.

Пища — залог жизни. Отнесемся к ней внимательно.

Я категорический противник того, чтоб питание было чрезмерно диетическим, из него исключалось все, что может иным собаководам показаться «грубым» и непригодным для их любимцев. Вырастет изнеженное существо со слабыми пищеварительными органами, подверженное всяким заболеваниям, с которым вы потом просто намучаетесь. Пища должна быть простой, но питательной и хорошо усвояемой — полезной в самом широком смысле.

Собака — плотоядный хищник. Значит, мясо и мясопродукты должны задавать тон в ее рационе. Какое мясо? Больше сырого, меньше вареного. Безусловно оно должно быть доброкачественное, свежее, отнюдь не гнилое, залежавшееся, опасное для жизни. (А то ведь бывает и так: «Ладно сожрет, что с нею сделается!). Однако заметим: многое, что не пригодно нам, может быть с успехом предложено собаке. Например, требуха, кишки (только тщательно промытые). Известно также, что все плотоядные с удовольствием поедают падаль (в этом, к слову, трудность отучения служебной собаки от корма, найденного на земле), а уж «с душком» — для них высший деликатес. В то же время нужно предупредить: отравление испорченным мясом — одно из тяжелейших и часто кончается смертельным исходом. Так что будьте осторожны.

(Кое-кто говорит и даже пишет: нельзя-де давать собаке много мяса, ибо у нее на этой почве от перекорма возникают разные болезни, связанные с тем, что она мало движется. Так надо, чтоб она двигалась! А заявлять так — абсурд).

Нельзя скармливать сырую свинину, недоваренную печенку, так как они могут быть источниками тяжких заболеваний.

Вообще же за те тысячелетия, что собака провела около человека, она приучилась есть всякую пищу, стала всеядной, как и сам человек, и в этом смысле можно сказать: все, что полезно нам с вами, полезно собаке.

Но никаких разносолов! Острое, терпкое собака не ест; есть эти вещи ей не позволяет ее острый нюх (не случайно воры, желая сбить с толку ищейку, посыпают след чем-нибудь сильно пахнущим, раздражающим обоняние). Прочь колбасу. А вот соленую рыбу, селедку, в умеренных дозах, — пожалуйста, можно.

Безусловно, полезны время от времени и прекрасно усваиваются сырое яичко, творог, но обязательно в сочетании с другой, более обильной, грубой и объемной пищей.

Овощи обязательно. Овощи кладутся в собачью похлебку. В вываренном корме витамины убиты, надо восполнить овощами. Постарайтесь приучить питомца грызть свежую морковку. Чрезвычайно полезна сырая капуста. Мой Джери обожал капусту. Когда осенью капусту заготовляли для соления и на кухне или в прихожей появлялась гора кочанов, Джери бежит мимо — обязательно оторвет листик, унесет на подстилку и съест.

Собака любит супы-завариху. Хлеб употребляйте черный и лучше не свежий — черствый или, еще лучше, сухари (в них нет кислоты, не будет брожения в желудке и кишечнике собаки), кукурузные хлопья, «Геркулес». Излишек хлеба, каши обычно ведет к тому, что пес грузнеет. Несобачья еда — картофель.

Сколько пищи давать по весу? Каким должен быть рацион? Не знаю, вряд ли вы все-таки будете взвешивать суточную дачу пищи на весах — в семье этого не бывает (так делается в питомниках при массовом содержании). Можно указать, что овчарке требуется 500—600 граммов мяса в сутки, шотландскому, ирландскому терьеру — 200—300, малютке той-терьеру — 75-100. Но это средние цифры, они могут колебаться.

«Напишите, хоть приблизительно, сколько литров пищи дают собаке на один раз? — интересуется Нина и Лариса Гришины. — И вообще, в чем состоит ее меню на день…»

Литров? Пища не должна быть жидкой, водянистой. Зачем заставлять организм собаки перекачивать лишнюю воду.

А «меню»? В каждой семье оно может быть своим. Обычно вкусы хозяина сказываются и в питании собаки.

Общее правило: худеет собака — значит, мало пищи, недостаточно, надо прибавить; толстеет — лишка, сбавьте. Что касается щенка — его кормление регулируется в зависимости от того, как он растет, развивается, насколько весел, не рыщем ли в поисках еды, отстает от сверстников или обгоняет. Периодически устраиваются выводки молодняка, и там вы сможете сравнить, а также получить квалифицированную консультацию. Не нужен жирный, закормленный; плохо — когда худой, торчат ребра.

Никогда не навязывайте собаке еду! Если она плохо ест, значит ей нужно больше движения на свежем воздухе без поводка, так как только в свободном движении полностью усваивается пища.

Иногда собака не ест, не ест, а потом на нее нападает обжорство. Корки вытаскивает из-под дивана, всякие припрятанные «на черный день» объедки, заплесневелые куски… бывает, что собака сама себе устанавливает порядок: раз есть, раз не ест, через раз, видимо, ее удовлетворяет такое питание. Возможно, это идет от ее диких предков (хищник в природе ест от случая к случаю). Чаще подвержены этому кобели.

В науке сейчас много разговором о внутренних ритмах, которым подчиняются наши организмы. Очевидно, такие же ритмы есть и у животных. Кобели перестают есть, учуяв запах течной суки. Необходимо сделать так, чтоб они не соприкасались, даже гулять в разных местах.

Плохо, когда собака морит себя голодом. Еще хуже перекормленное животное. Не выношу толстых, с трудом передвигающихся собак. Собака не свинья, зачем откармливать ее как на убой?!

При систематическом переедании животное делается вялым, неповоротливым, рыхлым, ленивым. К чему это ведет, красноречиво свидетельствует Е.Борисова из Алма-Аты — о доге знакомого мальчика: «Скажешь ему: «Пошли, Джери, гулять» — даже при этом он кое-как перебирает передними лапами по полу, ползет к тебе, а зад так и не поднимает. Мы все сначала думали: не отнялся ли у него зад с задними конечностями?:

Нет, не отнялся. Просто разжирел.

Собака должна иметь спортивную форму, равно как и человек! Во всех инструкциях красным подчеркнуто:

Соблюдай три заповеди:

1. Правильное, естественное питание. Сырое кормление.

2. Много солнца и свежего воздуха.

3. Минимум два часа ежедневного движения на свежем воздухе (гуляние только на поводке не дает нужных результатов).

Гигиена, чисто место, гуляние на траве, снегу.

Более деликатной будет пища у комнатно-декоративных, опять же из-за их малости. Однако общие принципы закалки и режима содержания распространяются и на них.

* * *

Человек все дальше отодвигается от природы, он тащит за собой и собаку. Но это ненормально!

Все мы, подобно Карлсону, который живет на крыше, любители аппетитных, подрумяненных белых плюшек; но не случайно «в меру упитанный» Карлсон с изрядным брюшком, и, кстати, он не столько ходит, сколько летает, с моторчиком…

Излишек хлеба ведет к одышке и грузности, а кроме того, по мнению врачей, вызывая в кишечнике закисание и брожение, создает идеальную среду для глистов. Вот потому-то в некоторых руководствах из рациона начисто исключен хлеб. Его заменил «Геркулес», овсяная крупа (овсом кормят лошадей, и крупа эта недаром получила название «Геркулес»); настойчиво предлагаются отруби и отрубиевый хлеб. Человечество, перейдя на белый, очищенный хлеб, само обделило себя: ведь именно в отрубях содержатся важнейшие питательные вещества, витамины. Не только собаке — и нам, людям, было бы полезно опять вернуться к неочищенному хлебу (исключение — больные).

Все необходимое собака или, точнее, ее предшественница находила сама в своей прошлой привольной жизни. Одомашнив, привязав к себе, человек отказал ей в этой возможности. Он обязан возместить то, чего она лишилась.

Городская собака — мученица. Она — затворница, вынужденная всю жизнь сидеть в четырех стенах. Маленькая собака может попрыгать и в квартире. А большие, служебные? С этого времени они оказываются все в более плачевном состоянии, и это едва ли не главная причина, почему и служат мало, рано дряхлеют.

Инструкцией о вязках запрещено после восьми лет допускать собаку к воспроизводству потомства, ей отказывают в ринге. Не есть ли это следствие нашей неразумности? А как обидно терять рано друга, которому отдал столько сил; уходя от нас, он уносит и кусочек нашего сердца. В лучшем положении охотничьи, однако и они, как правило, недолговечны. А ведь раньше жили дольше, и это было вполне обычно. Сеттер-полукровка Нигер, о котором я рассказывал в книжке «Нигер», по свидетельству его владельца, прожил 25 лет — четверть века!

Многие собаководы ныне подчеркивают важность кормления сырой пищей — сыроедения. Ведь именно в сыром избыток витаминов, а витамины — это здоровье, долголетие, жизнь (вита — по-латински жизнь). Сыроедение завоевывает все больше сторонников у нас и за рубежом.

Вареное мясо — «мертвый» продукт, заявляют они. Да, оно содержит животные белки, жиры, и все-таки оно «мертвое», ибо, подвергнувшись тепловой обработке, лишилось витаминов.

В народе говорят: «Как полопаешь, так и потопаешь». У собаководов есть свой афоризм: «Пятьдесят процентов породы идет через рот». Как показывает опыт, собаки, вскормленные по законам природы, меньше подвержены кишечным заболеваниям, у них редки и кожные болезни, но зато сильные мускулы и крепкий костяк, завидные выносливость и работоспособность, обычных щенячьих болезней у них не бывает.

Англичанка-кинолог Жульетта Байракли-Леви уверяет: если из поколения в поколение питать сырым мясом, то уже в четвертом поколении собаки приобретают невосприимчивость (иммунитет) к чему, самому страшному заболеванию… с трудом верится! Пусть даже не абсолютная невосприимчивость; но если даже увеличить сопротивляемость организма к чуме — уже целый переворот в собаководстве! Ведь ежегодно чума выкашивает несметное количество молодых собак и щенков.

Давать ли кости собаке?

А как же иначе!

До сих пор по этому поводу спорят собаководы. Можно ли? Иногда договариваются до того, что заявляют: ни-ни, ни под каким видом! Погубите собаку! Доберманисты, я слышал, категорически избегают давать кости своим псам, ибо иначе… слишком разовьются челюсти, и собака может получить плохую оценку на выставке. Но тогда логично спросить: выставку для собаки или собака для выставки?

Мои четвероногие получали кости без всяких ограничений, и ни один не подавился, у всех были отличные, крепкие желудки, что говорится на зависть.

Исключение — лишь дог Джери; но он был испорчен еще щенком, под матерью, скверной пищей.

Должен сказать, что ни у одной не пострадал экстерьер: и костями наслаждались, и медали получали!

У нас заведен такой порядок: отобедали — все кости сгребаются и вываливаются в чашку или рядом с чашкой на полу. Пес отлично рассортирует их! После того как прекратился треск и хруст, остатки смести — и в мусорное ведро. Страшно? ничуть. Не нужно перебарщивать, только и всего.

Как лайки на севере едят все, со шкурой и костями! Конечно, вы не дадите малютке той-терьеру огромные коровьи мослы, с которыми не всякая и овчарка-то справится. Инструкции делают оговорки насчет мелких трубчатых (куриных) и рыбьих костей. Я не делал никаких отступлений.

Но нужно соблюдать несколько условий.

Во-первых, безусловно, собака должна быть исподволь приучена к костям. А то не давали, не давали, а потом вдруг взяли и дали, и она накинулась на них — здесь можно ожидать всего.

Во-вторых, кости давать после того, как основной рацион съеден, «на сладкое», когда желудок уже полон, и вместе со всей пищевой массой пройдут лучше и кости. Помимо того, если дать раньше, пес может оставить без внимания остальное.

Тут — опять как сетовал один мальчишка: «Костей дам — съест, а больше ничего не ест…»

— А тебе мама конфеты не дает перед обедом?

— Нет, — признался он.

— А почему, знаешь? Чтоб аппетит не испортить…

Вот так и кости. Они для собаки — конфеты.

Кости особенно необходимы, когда происходит формирование костяка. Они дают материал, из которого он строится. Отведя душеньку на костях, пес меньше хватается за другие предметы.

В-третьих, не надо давать кости совершенно очищенные от мяса, и особенно — варенные, голые и крепкие, как металл. Они делают кал твердым, он ранит слизистую оболочку прямой кишки. И, наконец, нельзя давать кости больной собаке, особенно перенесшей желудочное или кишечное заболевание, после длительной диеты и воздержания. Будет прободение и смерть.

Но исключать кости совсем (а так ведь делают некоторые)

— нелепо! Каким станет собачий желудок? К чему он будет пригоден? Только к манной кашке?! И во что превратится грозное оружие собаки — ее зубы, ее клыки, если их лишить работы? Нужна ли нам такая собака? Или вы хотите, чтоб собака перестала быть собакой? Беззубая собака — мечта жулика.

Нельзя кормить одними костями. Мой сосед раз-два в неделю покупает для своего Рэма несколько килограммов костей в пельменной, совершенно голых, ободранных, без крупинки мяса, да еще хвалится: красота! Переубедить, доказать, что так делать не годится, его невозможно. Кал у Рэме — белый, каменный, сплошная известь. Конечно, тут и до болезни недалеко.

Словом, разумность и мера — они должны быть во всем. Понятно, нельзя перекладывать это на собаку.

Здесь приходится еще раз напомнить о значении движения. Малоподвижный образ жизни и обилие костей (вообще перекорм) приводит к гастриту. Увы, наши собаки — затворницы. (Не этим ли объясняются многие заболевания, которым в природе дикий хищник почти не подвержен?) В этом случае, в периоды обострения, нужны кефир, слизистый корм. Бесалол для очистки желудка и кишечника. Учтите, что несварение может быть и оттого, что пес сожрал что-то на улице. Бывает, что собакам специально подбрасывают какую-нибудь гадость.

Единственный случай был с Блямкой: ел рыбу, вдруг его стало рвать. Потом кинулся к цветку аспарагусу, стебли которого свисали до полу, и принялся обрывать и с жадностью поедать его. После пса вырвало несколько раз травяной массой, смешанной со слюной, и на том все кончилось.

Кстати, о рвоте. Рвота — очищение, не пугайтесь ее. Собак рвет часто. Иногда на другой день вместе со слизью выйдут мелкие непереваренные остатки костей. Значит, многовато наглоталась. Способность к самоопорожнению, удалению из желудка излишков — тоже мудрость природы.

Кормить крупную собаку чистым, сортовым мясом довольно накладно. Поэтому при некоторых клубах организуются кооперативы и, по договоренности с мясокомбинатами, налажено снабжение мясными отходами (субпродуктами) по удешевленной цене. Это не всегда поощряется (лишняя возня, могут быть злоупотребления), но для любителей большое удобство и подспорье.

Несколько слов о рационе заболевшей собаки. Диета должна быть щадящей, в нужных случаях калорийной (сырые яйца, молоко, для поднятия аппетита — вино), иногда предписывается голодание (как скажет врач). Не скупитесь, если потребуются дополнительные расходы. Дружба не меряется на деньги. Что говорит народ: «Хороший хозяин сам не съест — скотине отдаст…»

Носы, хвосты, блохи и прочее

Сначала — о носах.

Коль скоро мы заговорили о рационе больной собаки, сообщим, что главный признак нездоровья собаки — нос. Точнее, самый кончик его, черный или коричневый, который мы называем мочкой. Уже это название — «мочка» — говорит о том, что он должен быть влажным. Кроме того, у здоровой собаки он обычно холодный.

Сухой, горячий, а иногда и потрескавшийся нос — симптом неблагополучия. Хозяин, будь начеку! Веди друга на прием к врачу в поликлинику или вызывай ветеринара на дом.

Теплый, «нагретый», нос может быть у щенка, во время игры, от возбуждения. У щенка и температура может быть несколько выше — 39' (нормальная температура у собаки 38-38,5 градусов).

Ухудшилось самочувствие — изменилось и поведение. Все была веселая собака, играла, вдруг притихла, убралась на место и не выходит, взгляд скучный…

Но бывает и так. Пришел домой — Джек не встречает. В чем дело? Оказывается, сестренка играла с псом и уснула, прямо на нем. Он лежит, боится шевельнутся…

При всех признаках заболевания немедленно обращайтесь к врачу. Болезнь надо захватывать в самом начале. Запустишь болезнь — потеряешь собаку.

Кривые лапы, как у бульдога, раздутый, будто бурдюк, живот, утолщенные суставы — отчего? Рахит…

Разит подстерегает животное уже в самом раннем возрасте. От него страдают щенки, живущие в темных помещениях, малодвигающиеся, неправильно или скудно питаемые. Рахит — грозный враг молодого организма. Запущенный, он уродует на всю жизнь.

Рахит не опасен, если за него приняться вовремя. Профилактика: рыбий жир, зелень. Солнце, много движений, полноценное питание — и рахита как не бывало! Многие уповают на патентованные средства, но, как говорится, это палка о двух концах. Не злоупотребляйте аптечными витаминами. Особенно ограничьте потребление витамина Д: может быть обратный результат. Рыбий жир — тоже понемногу. И лишь зимой. Летом он может вызвать понос. Да летом он и не нужен.

Зачесался пес, осыпали блохи. (Блох собака подцепляет от других, бродячих псов, а также во время прогулки по сухой разогретой земле, в которой блохи размножаются.) С блохами легко справиться, устроив баню с креолином, как советовал дочери Александр Иванович Куприн. Креолин продают в аптеке. Он черный, густой как деготь, с сильным запахом. Его льют в воду — получается «молоко». Но не перестарайтесь. 2-3%, иначе могут быть ожоги, полысение. Креолин тщательно смыть. Удаляется он только после неоднократного намыливания. Блохам — каюк!

Можно помыть табачным отваром. Хорошо помогают сосновые свежие стружки. Пусть пес на них поспит. Блохи быстро сбегут, а в чистой квартире они не размножаются.

Почесуха может быть признаком авитаминоза — болезни, часто посещающей собак, которые содержатся в тепле, мало гуляют, питаются пищей, лишенной витаминов. При сильном авитаминозе пес чешется яростно, грызет, хватает себя зубами, скребет когтями, выдирая шерсть, на теле образуются плешины, потом болячки…

Рецепт — тот же, что и при рахите. Солнечный свет, дальние прогулки, купанье в реке, витамины — и все как рукой снимет. Однако напомню еще раз, прежде посоветуйтесь с врачом. Иногда купанье и солнечные лучи могут быть противопоказаны.

Про гигиену не забывать! Как правильно отмечают составители различных наставлений по уходу за нашими четвероногими друзьями, человек живет в тесном контакте с собакой. «Собака — мое здоровье». Нужно содержать ее в образцовом порядке.

Утром ежедневно чесать негустым гребнем (это тоже лечебная процедура, не только обязательный туалет), чистить щеткой (только не драть так, чтобы пес дергал кожей), время от времени мыть теплой (но не горячей) водой с мылом.

Многие считают: чем чаще мыть, тем лучше. Неверно. При частом мытье шерсть теряет эластичность, с нее смазывается смазка — тончайший слой жира, которым одет каждый волосок, волоски становятся ломкими, шерсть — тусклой, хуже лежит, плохо греет (ведь в природе зверь не моется!). Ежедневное чесание — это тоже «купание». Поэтому мыть по потребности, если собака выпачкалась на прогулке, и лишь при нужде — мылом.

При мытье в воде должны быть только ноги. Удобно мыть в ванне: поставил животину посредине — и действуй. Но если в квартире несколько съемщиков, ванна общая, так делать неудобно, даже если вы тщательно потом промываете ванну. Найдутся брезгливые, мнительные люди, разразится скандал.

Всех жесткошерстных — эрделей, фокстерьеров — весной и осенью нужно «щипать», тримминговать: удалять отмирающую, жесткую шерсть (ось). Щипка дело несложное, но требует некоторого навыка, поэтому в первый раз лучше провести ее под руководством более опытного товарища, поучиться. Лучшее время щипки — конец апреля, перед первым маем, с наступлением теплых дней, и конец октября, перед октябрьскими (ноябрьскими) праздниками. Завзятые собаководы часто связывают тримминг с выставкой, чтоб пес предстал перед глазами экспертов в наилучшем виде. Собак, содержимых на холоде, осенью не щиплют.

В трехмесячном возрасте производится купирование ушей щенкам — тем, кому положено носить на голове короткие стоячие уши. Надеюсь, вы уже сообразили, что собаки не рождаются бесхвостыми и с такими заостренными ушами, как у дога или боксера. Хвосты доберманам, боксерам и другим (в том числе эрделям и фоксам, им оставляют «кочерыжку», 4-5 позвонков) отрезают еще слепым, на третий-четвертый день после рождения, еще под матерью; теперь пришел черед ушей.

«…Если нужно эту собаку купировать, напишите, как это нужно сделать и с какими лекарствами, чтобы не произошло осложнения?» — попросил Володя Назаров из г. Ахалцихе.

Купирует врач (не вздумайте сами!). Е.Борисова из Алма-Аты рассказывает как ее приятель Виктор резал уши своему доберману. Никому не советую! «…Он, как только сделал обезболивающий укол, тут же, нисколько не подождав, чтобы новокаин рассосался, отрезал ухо. Прежде всего вылился новокаин, потом полилась кровь… Руки у него ходуном заходили. Пес заорал так, как будто его режут насмерть. Все соседи прибежали (даже из соседних домов), думали, не попала ли куда собака, может, надо спасать. А Виктор так растерялся, весь трясется… Ну, кое-как собрал все свое мужество и на одно ухо наложил швы. На второе осталось необрезанное, на второе у него не хватило сил…

Так с одним обрезанным ухом пес и бегал целый месяц. Друзья стали говорить: что, мол, это за собака: одно ухо такое, другое… Тогда, чтобы заставить собаку снова лечь на этот злополучный стол, Виктор стал ее приучать — начал кормить мясом на этом столе. Так, говорит, пес потом сам лез на стол, чтоб получить мясо. И потом, спустя еще месяц: он уже без всяких происшествий, обрезал второе ухо…»

Тут хоть кончилось хорошо. А я знаю собак с совершенно изуродованными ушами. И не исправишь: обратно ухо не прирастишь!

Мода на резанные уши заведена давно; и, хотя мне эта операция тоже не по вкусу, честно говоря, не представляю себе, скажем, боксера с висячими ушами или доберман-пинчера лопоухого, как гончая (поразительно, как их меняет такой фасон ушей!); вероятно, то же скажут другие собаководы; и тем не менее… Оживленные дебаты на эту тему разгорелись не очень давно… где бы, вы думали? В голландском парламенте!

Депутаты принялись обсуждать вопрос… о длине лошадиных хвостов и собачьих ушей! Постановили: под страхом тюремного заключения запретить отрезать животным хвосты и уши. Мы, правда, не в Нидерландах, и на нас с вами, к счастью, это не распространяется, однако все же любопытно.

Непонятно, как это должно сообразоваться с собаководством, ибо до того все голландские стандарты — в соответствии с международными стандартами собак — предусматривали купирование хвостов и ушей.

Вероятно, подобное решение следует отнести к чудачествам государственных мужей и хитроумностям буржуазной юриспунденции: но — закон есть закон! Не представляю, какими теперь будут знаменитые голландские доги. Неужели вислоухими?! Может быть, наука придумает что-нибудь, дабы не кромсать живую плоть, не нарушить закон, но породу сохранить?

Чуть не забыл! Собака (щенок) должна сразу же зарегистрирована: служебные породы — в Клубе служебного собаководства ДОСААФ, все прочие — в Обществе охотников.

Помню, какое впечатление произвело на меня первое посещение секции комнатно-декоративных собак в Москве на Хорошевском шоссе. Низкое, подвальное помещение, а светло, уютно. На стенах фотографии известных людей с собаками, фотоюбилеи, все сделано с любовью, с уважением к четвероногим крохам, способным внушить человеку такую сильную страсть; в соседней комнате, где собирались любители охотничьи собак, стенгазеты «За пойнтера», «Гончатник», «Голос гордониста», «спаниель»… Каждая группа любителей выпускала свою стенную печать! Газета, и вдруг «Спаниель»… Забавно?

Мечта души — помойка, и прохожий любящий и прохожий нелюбящий

Прогулка. Сколь важна она для собаки! Посмотрите, как радуется пес, стоит лишь сказать: «Гулять»… Не прогулка на поводке, чинно-благородно, рядом с хозяином (как того, увы, требуют все предписания по содержанию собак в городах и других населенных пунктах), а прогулка-разрядка, когда животное спущено с привязи и может порезвится вволю. Гулять нужно при любой погоде, гулять всегда, в любое время года. Не бояться ни сырости, ни холода, ни ветров-скозняков. Ближе к природе! Только таким путем и достигается отличное физическое состояние собаки, являющееся единственным надежным заслоном от чумы: как, впрочем, от всякой болезни, и заодно та психическая уравновешенность вашего питомца, которой, к сожалению, могут похвастаться еще далеко не все владельцы…

Но…

«Ничего не могу поделать с Рэксом, — жалуется Люся Шестернева из Семипалатинска. — Как вышли на прогулку, так Рэкс сейчас же устремляется к помойке, и на канате не оттащишь…»

«У меня Дон очень много ест. Сколько ем ни дашь, он все съедает, — писал Вита Абрамов. — Он зачем-то есть угли…»

«Как отучить? Посоветуйте. Не отходит от мусорки, подбирает всякую падаль…» Вопль отчаяния!

Позорище! Красивый: породистый пес — и хватает всякую гадость, как будто его не кормят… Думаете, от голода? Организму не хватает каких-то веществ, и вот пес и отыскивает их. И угли ест потому. И мел. Грызет штукатурку порой…

Внимательный хозяин не только хорошо выгуляет животное, но и заметит, чего тому не хватает, и сделает выводы. А выводы простые — разнообразить питание.

Еще новость: уписывает траву, как корова или коза. Нашла какие-то усики у забора и уминает их, вертя головой то в одну, то в другую сторону…

Не мешайте ей. Это она себя лечит. Она ест не всякую траву, а только ту, какая ей нужна, какую требует организм. Сейчас в ней говорит инстинкт дикой собаки — удивительное качество. Едят пырей, пустырник, дикую валериану. Иногда запасаются витаминами, иногда «чистят» пищеварительный тракт.

Частенько собаку после очередной порции траву тут же и вытошнит. Не пугайтесь. Все хорошо. Это тоже естественное явление, предусмотренное самой природой.

Неприятный собачий грешок — любит кататься в какой-нибудь дряни. Найдет падаль, вываляется — и довольна.

И это унаследовано от диких предков.

Привычка кататься в какой-нибудь душистой прелести осталась от тех времен, когда хищник хотел заглушить свой запах, чтобы незамеченным подобраться к жертве. Уж давно культурная собака не добывает себе таким образом пищу, а стремление «прятать» свой запах — сохраняется.

Не давайте на улицах вашему псу нюхаться с незнакомыми собаками. Подхватит чуму, либо какую другую болезнь.

Не отпускайте собаку бегать одну, беспризорно: поймают ловцы бродячих животных, и тогда — прощай, милый друг! В большом говоре собака может стать жертвой несчастного случая: задавит автомобиль или переедет трамвай.

Ознакомьтесь с существующими ветеринарно-санитарными правилами, правилами содержания животных в городах и постарайтесь не нарушать их. Застрахуйтесь от многих неприятностей. Выбирайте для прогулок тихие, безлюдные улички, пустыри, задние закрытые дворы, где с собакой ничего не случится.

После леса осмотрите, нет ли клещей на теле. Нашли — не отрывайте, а смажьте жидким маслом или лаком для ногтей (попросите у старшей сестры, у мамы). Вылезет. Снимите.

Не поручайте прогулки кому-нибудь другому — соседу, товарищу. Помните: прогулки — это не просто формальная необходимость. От прогулки к прогулке крепнет ваша дружба.

И вообще у собаки должен быть один хозяин. В семье она знает и любит каждого, но кто-то для нее всегда главный, и этим главным, которого она потом, когда вырастет, будет защищать до последнего вздоха, должны быть вы — ее владелец, ее повелитель, обожаемое ею, высшее для нее существо.

Собака на прогулке выбегает многие километры, обнюхает все встречные предметы: кусты, деревья, столбы, подворотни, землю, камни — все! Таким путем она исследует мир, узнает, кто здесь был до нее, какие собаки пробежали, какие интересные события произошли. «Это ее личная жизнь», — сказал один мудрец. Сказано точно, ибо в этот мир нам, людям, проникнуть пока не дано.

Если время позволяет — не торопите ее. Пусть досыта наподнимается ножки: это у нее тоже ритуал — метит свои владения.

Не позволяйте, чтоб она подбегала к прохожим, нюхала их ноги. Напугает — будут неприятности. Не всякий встречный собачий угодник. Есть прохожий, любящий животных, есть — нелюбящий.

Не все собаки обладают острым зрением, некоторые близоруки, и чтобы рассмотреть, убедиться в чем-то, подбегают близко. А это всегда и вызывает бурную реакцию у тех, кто боится собак.

«Распустили!» и пошел честить. И по-своему он прав. Не все нечают души в собаках. Иные их боятся, шарахаются. Про то не следует забывать.

Нелюбящего узнаешь издали. Увидел пса — замахнулся, замотался. Туда качнется, сюда… «Ой, ой, укусит!» Хоть у пса и на уме этого не было.

Собака не роскошь, но и не предмет первой

необходимости. В чьих руках она находится, тому и служит.

Постарайтесь никому не причинять излишних волнений и беспокойства, не раздражать людей.

А бывает, и действительно распустили. Это уже безобразие, когда собака пугает детей, когда все разбегаются от нее в ужасе и смятении. У таких собаководов собак надо изымать и передавать в более надежные руки.

«В Лондоне, — отмечает Эренбург, — меня всегда поражают собаки вовсе не потому, что среди них много породистых, холеных, но потому, что они прекрасно ведут себя на улице. Редко там увидишь пса на поводке. Они гуляют независимо, как будто знают, что существует собачья «Хартия вольностей»; иногда они знакомятся, иногда проходят мимо других собак, не обращая внимания. Им хочется показать свою независимость, и они не оглядываются на хозяев. Но вот переход через улицу — тысячи машин. Собака не выходит на мостовую, она ждет хозяина и улицу переходит у его ноги; очевидно, в понимании собак здравый смысл не противоречит свободолюбию». Так должны вести себя все собаки. И так нужно относиться к собакам.

Нельзя поступать так, как сделал один мой сосед. У него превосходный пес — Рольф, боксер. В воскресенье хозяева уехали на массовку за город, собаку оставили на балконе — видимо, чтоб тоже «дышал свежим воздухом». А пес, как остался один, так и принялся грохать басом, на всю-всю улицу: гав да гав. Да так до глубокой ночи, пока не вернулись из леса хозяева. Нехорошо! Вероятно, подобные неразумные владельцы и побудили власти некоторых итальянских селений, расположенных на побережье, издать официальное распоряжение: запретить собакам лаять от десяти часов вечера до семи часов утра. Чтобы избежать штрафа, владельцам пришлось срочно запасаться снотворными таблетками для четвероногих…

Заканчивая эту главу, скажу: на правильно воспитанную собаку любо-дорого смотреть. Она зря не залает, не поднимет шума. И на улице никого не тронет. Она полна достоинства. Не лезет с нежностями или с назойливым любопытством к чужим и посторонним. на нее и положиться можно. как на хорошо воспитанного человека! Приличный человек. Приличный пес.

Почему не плывет?

Да, тоже, скажу вам, вопрос. Собака превосходно плавает. Купанье полезно, так как укрепляет и закаляет организм, в летнее время купанье может быть рекомендовано ежедневно, и даже по несколько раз в день. Хорошо купаться с собакой.

А она… Не плывет. Не желает!

«Что мне делать, если Бобик боится плавать? Зайдет по грудь и ложится, никак не плывет. Жду ответа. Саша».

«Мы купали нашего Марса прошлым летом один раз в месяц: а зимой ведь не рекомендуется купать собак! — написала

И. Л.Башкирова из Таллина. — и вот весной, когда у нас стало сравнительно тепло, решили выкупать нашего Марса, а он категорически против: ворчит, зубы скалит и, что самое неприятное, прижимает уши и начинает сильно дрожать всем телом. Так и не выкупали его. А ведь воды он не боится! Отлично плавает в море, озере, реке, мы же знаем! И свели мы купание Морса в доме к чистке его мокрой губкой и щеткой. А на душе неважно — ведь раньше собака охотно купалась. Тренер говорит, что надо собаку силой заставить идти в воду! Но ведь это не просто неповиновение! Ведь правда? А вдруг что-то серьезное?»

Ведь правда. Так, ни с того ни с сего, ничего не бывает. Ну, прежде всего о купании.

Разные породы приохочиваются к воде по-разному. Спаниеля в три месяца принеси к воде — поплывет. Уши длинные, закрывают от брызг и всплесков, хоть он обычно во время плавания и закладывает их назад. Все предки спаниеля ходили в воду за уткой, и страсть к воде у него, можно сказать, наследственная.

Трехмесячную овчарку возьми — будет упираться. Она более «сухопутная», хотя со временем, поднаторев и забыв свой естественный детский страх перед водой, никак не уступит спаниелю. И дог тоже не идет (Марс — дог). С ним можно и нужно обождать. Подрастет, станет посмелее — пойдет. Еще удерживать придется!

Некоторых приходится приучать постепенно, как приучают к воде детей. Другие сами лезут в воду. Увидят издали — бегут к ней. Бултыхнутся — и пошел!

Не надо применять силу, грубое, резкое принуждение. Тянуть на веревке, кричать, сталкивать руками с берега. Руки должны только гладить (это — на все случаи жизни).

Есть, конечно, простой способ: бросают в воду и — плыви. Как хочешь, так и плыви. И, представьте, плывут! Тонуть никому не хочется. Однако это не лучший способ. Пес может испугаться и навсегда получить отвращение к воде. Даже в том случае, если до этого уже плавал.

Лучше всего: сам зашел в воду — поманил собаку за собой. Это действует сильнее всего. Как Лялечка бросилась «спасать» подполковника! А после все скоро входит в привычку. Вот такой способ я и считают желательным и рекомендую всем.

Житель Севастополя боксер Рем — о нем сообщалось в газетах — любит не только плавать, но и нырять (при коротких открытых ушах это бывает не так часто). Он добился «личного рекорда»: пробыл под водой 26 секунд. Рем отлично достает из воды разные предметы, доставляя массу удовольствия зевакам, сбегающимся поглазеть на четвероногого спортсмена.

Почему Марс перестал любить воду? Ответ содержится в самом письме.

Пес задрожал всем телом. Очевидно, было не жарко, дог довольно изнежен, а его стали принуждать… Все!

Постепенность очень важна в воспитании. Даже чтоб выйти из квартиры на прогулку, приходится приучать щенка. Подвергнутый этому испытанию (а для маленького всякая новая мелочь — испытание), впервые оказавшись перед раскрытой дверью, он ни за что не хочет покидать дом. Здесь говорит и инстинкт логова. В первый раз приходится вытаскивать на руках (да еще вырываться будет!).

Щенок чурается и лестницы. Пока не спустится и не поднимется раз, другой, третий, она кажется ему непреодолимой. Обыкновенная лестница, по которой мы ходим каждый день. (А потом будет бодро взбегать по тренировочной, учебной, что неизменно сложнее, — и ничего!). Как и в плавании, здесь тоже нужно принимать во внимание породу. Тоже «не плывет»! Дога-щенка на пятый этаж первое время приходится носить, сам не влезет. (Некоторые собаководы еще боятся, что будет размет лап, «коровина», или сближенность скакательных суставов, и умышленно щадят щенка, но это неверно. Лестница — прекрасное гимнастическое упражнение, укрепляющее связки мышц на лапах.).

По той же самой причине нельзя начинать с догом разучивать прием «барьер» (прыжок через препятствие) ранее года.

Надо сказать, что и растут щенки разных пород по-разному.

Тот же Саша спрашивает:

«Какие приблизительно размеры восточноевропейской овчарки? Можно ли давать что-нибудь Бобику, чтобы он еще подрос? Если можно, то что? Если ему сейчас 12 месяцев.

Может или нет он еще подрасти? Если может, то на сколько?» Вот видите, какая у человека забота. Хочет, чтоб Бобик был больше, как можно больше. Со слона. Что для этого сделать?

А надо ли делать? Просто Сашу одолевает нетерпение! Нормальная, здоровая собака в нормальном житье и развивается нормально.

И никаких особых ускорителей роста ей, конечно же, не надо.

Но коль люди просят — вот таблица сравнительных показателей роста щенка восточноевропейской овчарки:


Возраст Высота в холке Вес

1 месяц 2 месяца 3 месяца 4 месяца 5 месяцев 6 месяцев 22-27 33-40 43-49 50-56 55-60 58-64 см см см см см см 3-5 кг 8-10 кг 12-15 кг 15-20 кг 20-25 кг 25-30 кг


В 12 месяцев это уже почти взрослый пес, вес — 40 килограммов; рост в высоту к этому времени в основном заканчивается. Дальше ваш питомец раздается вширь, набирает крепости, мускулатуры, мужает.

Рост (в холке) взрослой собаки должен быть в пределах: кобель 66-70 сантиметров, сука — 62-66. Это верхний предел. Отклонение на два сантиметра в ту или иную сторону — недостаток; на три сантиметра — порок. Если пес растет слишком быстро, исключите витамин А (витамин роста), глицерофосфат. Но дело не в росте, а в развитии. Не надо увлекаться «выгонкой» слишком крупных, тяжеловесных собак. Интересующиеся могут ознакомится с ними в Клубе служебного собаководства.

Кто вожак стаи?

А вот куда сложнее вопрос — кто командует кем: ты собакой или она — тобой? Я не шучу. Не до шуток.

Мы уже говорили, как может избаловаться собака. Вы даже не представляете, что бывает. Она может сесть на голову хозяевам. Да, возьмет и сядет. И вы окажетесь перед нею (собакой, разумеется) совершенно бессильны. Так случается!

Собака великолепно чувствует человека, его характер, его сильные и слабые стороны, отсюда — подчиняется или не подчиняется: бывает, даже ухом не ведет в ответ на все понуждения и приказания! Вот это я и называю «садиться на голову».

Почему, думаете, это происходит?

Пес привык, что ему угождают. И вот он считает себя главным в доме, «вожаком стаи». Не вы вожак, а он вожак, не вы руководите его поступками, а он — вами… Вы как думали? Это вам не кошка, не ежик.

Не трудно вообразить ход мыслей такого зазнавшегося пса. Вероятно, он настолько привык к своему исключительному положению, кажется себя таким величественным, что лишь мирится, да, да, мирится с этими странными, наверное, на его взгляд, уродливыми существами: ходят на двух ногах, вместо того чтобы бегать на четырех!… (Здесь приходит на память «Интервью с фаундлендом», снисходительный тон, каким отзывался о знакомых и незнакомых людях водолаз Рикки…).

Но какая стая? При чем тут стая, спросите вы…

У собаки очень силен стайный инстинкт. Ведь в дикой природе она жила стаей (как живут волки). Конечно, трудно рассуждать за животное, вероятно, чтоб до конца понять его, надобно побыть в его шкуре; но все же естественно предположить, что собака, живущая в семье, принимает и всех домашних за стаю. (Обратное явление — бывает, живут же люди среди волчьей стаи. «Маугли» — помните? В основе книги лежит действительный случай из числа тех, какие не так уж редки в Индии.).

Мы уже говорили, что у собаки кто-то непременно должен быть главным (в стае тоже всегда есть главный — вожак).

В цирковой практике обычно очень важно, чтоб укротитель подчинил себе хищника, сразу сумел внушить ему уважение к себе. Но укротитель зачастую привлекает в союзники боль, запугивание, угрожает хлыстом, бьет. Для нас не подходит такая практика. И все же вы тоже должно взять верх надо собакой — уговорами, лаской, выдержкой, настойчивостью — как хотите!

Надо чтоб вы были вожак, а не собака.

Любопытное открытие сделала для себя Таня Родионова из г. Ирбита: «Мой отец не кормил Тузика, гораздо меньше, чем я, ласкал его и совсем мало видел. Но когда Тузик видел отца, он весь дрожал от радости. Если в комнате было много хозяев Тузика, то он шел только к папе. И во время прогулок на лыжах я заметила, что пес старается бежать по пятам папы. Так дворняжка «выбрала» себе хозяина».

А почему? Подумайте.

Забавная заметка из отдела юмора:

«УМНЫЙ ПЕС. В семье прораба А.Захарченко уже много лет живет дог Арс. Он регулярно сопровождает хозяина на стройку. Но самое удивительное в том, что собака научилась говорить и даже отвечать по телефону. В разговоре она подражает своему хозяину, говорит громко и односложно…»

Смешно? Ядовитая заметка. Не совсем уверен, что Арс и вправду научился разговаривать по телефону (лаять — это вероятнее), но что он мог действительно сделаться в чем-то похожим на прораба Захарченко — сколько угодно!

Собаки перенимают не только привычки, образ жизни, манеру поведения, но и недостатки хозяина. У раздражительного человека — и пес неуравновешенный, возбудимый; у злого — злой; у грубого — грубый; у доброго — добрый…

Собака — отражение хозяина. Она ваше зеркало. Смотрите на собаку — видите себя. Не нравится она вам? Поищите недостатки в себе: наверное, вот так и вы чем-то не нравитесь окружающим. Хороша? Ну что же, наверное, в том и ваша заслуга…

Воспитывая собаку, воспитываешь себя.

НА АТТЕСТАТ ЗРЕЛОСТИ

Думаете, аттестат об окончании учебного заведения нужен только людям? Собакам тоже необходим аттестат.

Без свидетельства об окончании курса дрессировки ваш пес не получит приза на выставке (как ни зазнавайся). И вообще ценность его значительно снижается. Да и самому вам не очень удобно, если воспитанник ничего не понимает, неуч. С таким горемыкой митрофаном не выйдешь на людную улицу, не пойдешь к знакомым, к приятелю. А уж поехать куда-нибудь в трамвае, автобусе или такси и думать нечего: выставят. Служебным собакам дрессировка предписана в обязательном порядке.

Когда начинается дрессировка собаки?

В сущности, учить ее вы начали с того момента, как принесли щенка в дом. И приучение к месту, и выводка на улицу, и запрещение попрошайничанья (вспомните, как любя это делать дворняжки!) — все это дрессировка, привитие условных рефлексов.

Конечно, делается первое время все «на игру», без резких, сильных принуждений, чтоб не сломать еще не окрепшую психику щенка. Забить легко, потом попробуй исправь!

В три-четыре месяца щенок должен знать «место», «ко мне», «гуляй», «фу». Постепенно круг познаний его расширяется; увеличивается и нагрузка на его нервную систему, на психику. Так, сперва от него требовалось просто проситься на улицу, успел выбежать — молодец; теперь он должен запомнить, что нельзя опорожняться на асфальте, в клумбе, в песочницу, где играют дети.

Месяцев с семи-восьми можно приступать к регулярной дрессировке. Теперь это уже не совсем щенок, но еще и не взрослая собака. Молодняк. Ошейник к этому времени сменяется на более прочный. То же самое делаете и с поводком.

Однако не надо тянуть с началом дрессировки. Как заявляют знатоки, если боксера до года не дрессировать, то после года он будет вас дрессировать («вожак стаи»!).

Эренбург вспоминает, как ему прислали в подарок полуторогодовалого сельямтерьера Томку (Томсона), и через полтора года Эренбург вынужден был отдать его «специалисту-дрессировщику, у которого находится огромный злой дог». У Томки оказался несносный характер, у него была мания недоверчивости, и он кусал как чужих, так и своих, с ним ничего не могли поделать. У нового хозяина «Томка выдрессировал и дога, и дрессировщика, и его жену: они приспособились к его мании».

Педагоги говорят: домашним воспитанием закладываются будущие успехи в школе. А у любительской собаки все воспитание домашнее. Это и хорошо и плохо.

Хорошо потому, что, по мнению пограничников и вообще людей сведущих, собака, выращенная в домашних условиях, более восприимчива к дрессировке: больше находится среди людей. Она считается и намного дешевле (себестоимость), нежели выращенная в питомнике. Вероятно, эти два соображения и привели к тому, что снабжение и пополнение Советской Армии и погранвойск собаками («ремонт») возложено на любителей. Плохо, если попадаются испорченные необузданной любовью, ничему не обученные: «Любовь к собакам бывает такая же слепая, как родительская к своим шалопаям отпрыскам.

Любит — не любит

Есть такая игра-гаданье. Влюбленный, отрывая лепестки у ромашки, гадает — отвечает ли ему взаимностью любимая девушка: любит… не любит… любит… не любит…

Если поинтересоваться, как обстоит с собакой, не надо гадать. Любит! Любит всегда! Любить человека — призвание собаки, ее натура. Поэтому и заниматься с вами она будет охотно, хорошо, если только вы хороши с нею.

Писатель В.Г. Лидин рассказывает, как, приехав к Горькому в Сорренто, он встретил у него домашнего песика Кузю. Горький говорил, а Кузя ловил каждое его слово, каждый жест и в определенных местах принимался махать хвостом. И это свидетельствовало, во-первых, что Кузя, если так можно выразиться, жил интересами хозяина; а во-вторых, хозяин был так добр, что Кузя хотел ему служить, хотел понимать каждое слово, чтоб хозяин был доволен им. Если вы присмотритесь к поведению знакомых собак, то вы заметите то же самое.

А вот что говорит знаток собачьего племени естествоиспытатель Ленц. «Я знал собак, — говори тон, — которые понимали, казалось, каждое слово своего господина, открывали и закрывали по его приказанию двери, приносили стул, стол или скамейку, снимали с него или приносили ему шапку, разыскивали и подавали спрятанный носовой платок или что-либо подобное, выискивали по запаху шляпу указанного гостя их кучи других шляп и т. п. Наблюдать за умной собакой составляет вообще большое удовольствие. Интересно смотреть, как она поворачивает глава и вертит ушами, ожидая приказаний своего господина, как радуется она позволению следовать за ним, как печально становится выражение ее лица, если ей приходится оставаться дома, как осмыслено оглядывается она, когда старается, добежав до перекрестка, определить, идти ли ей направо или налево; как довольна она, если умно исполнит данное ей поручение, и как конфузится, выкинув какую-нибудь глупость. Крайне занятно наблюдать собаку, совершившую какую-нибудь проделку и не вполне уверенную, заметил это хозяин или нет: она ложится, зевает, прикидывается полуспящей и равнодушной, чтобы только отдалить от себя всякое подозрение, а между тем время от времени бросает боязливый взгляд на своего господина…»

Да, мы уже выяснили: личность воспитателя имеет огромное значение. Можно сказать, здесь истоки всех будущих успехов и неуспехов, достижений и разочарований.

Тех, кто сомневается в себе, утешу: вероятно, человек в основе своей вовсе не так уж плох, коли создал такое замечательное существо, как собака!…

Спрашивают, какими качествами должен обладать человек, чтоб хорошо дрессировать животных? Что нужно для этого?

Прежде всего он должен быть дисциплинированным, собранным, организованным человеком. Его никогда не должно покидать ровное, доброжелательное расположение духа. Он не должен горячиться, выходить из себя. И уж, конечно, недопустимо срывать свое плохое настроение или свои неудачи на собаке!

Несколько мудрых изречений, которые следует помнить. Не помню, кто сказал, но сказано хорошо: «Чтобы дрессировать кого-нибудь, нужно прежде выдрессировать самого себя».

Люди знают, чего они хотят; собака знает только желания хозяина. Вывод: будь достоин своих желаний.

Будь справедлив. Животное это ценит.

Нельзя лгать собаке. Собака это понимает. Обманувшись раз, больше уже не поддастся на обман, ее не проведешь.

Будь честен. С другом всегда надо быть честным, искренним. На то и дружба. Дружба не терпит лжи.

Эренбург поучает: «Ум собаки и терпение ее воспитателя делают чудеса». О том же постоянно напоминают и другие.

Когда-то грек Гиппократ разбил всех людей на четыре типа: сильный, но неуравновешенный, с преобладанием раздражительного процесса над тормозным — возбудимый, безудержный тип — холерик; сильный, уравновешенный, даже чересчур уравновешенный, инертный (такого не скоро расшевелишь!) — спокойный, медлительный тип — флегматик; сильный, уравновешенный, очень живой, подвижный тип — самый желанный и среди людей и среди животных — сангвиник; самый слабый, вялый, пребывающий в состоянии какой-то подавленности, вечной нерешительности — меланхолик.

Это прирожденный, или, как говорят ученые, конституциональный вид нервной деятельности — генотип.

У собак тоже есть — холерики, флегматики, сангвиники, меланхолики. (Все «как у людей»).

Разным породам в большей или меньшей мере присущ тот или иной тип нервной деятельности. Дог — сангвиник со склонностью к флегматику. В значительной степени флегматик — сенбернар. Доберман-пинчер — холерик. Яркий холерик — фокс.

От того, к какому типу нервной деятельности относится собака, нередко зависят и ее успехи, точнее — насколько быстро, с каким «прилежанием» осваивает она «науки».

Разные породы и дрессируются по-разному. Неправда, что все одинаковы (тогда не было бы и пород: ведь не по одному же внешнему виду они различаются). Вот, например, мне приходилось слышать — говорят про эрдельку, желая ее похвалить: «Дрессируется легко». Неверно. Эрдельтерьер воспринимает, я бы сказал, медленнее других, зато усвоенное закрепляется прочно, и как раз в этом его достоинство, а вовсе не в том, что «дрессируется легко». К каждой собаке нужно подходить, учитывая ее индивидуальность, ее характер. С одной можно меньше церемониться, с другой требуется деликатное обхождение.

Ну и, конечно, помните про себя: как говорится, собаке не все равно, кто находится на том конце поводка.

С человечьего на собачий

А теперь объясним, что такое условный рефлекс, на чем основана учеба четвероногих.

Людям, не посвященным в таинства дрессировки, обучение животных кажется волшебством, а между тем ничего необыкновенного там нет. Все очень просто.

Здесь мы должны сказать спасибо нашему великому ученому-физиологу Ивану Петровичу Павлову — тому, кто поставил памятник Собаке-другу около здания института в Ленинграде.

Другой памятник Иван Петрович поставил себе, создав науку о рефлексах — рефлексологию.

Разумеется, дрессировка существовала и до него, до Павлова, она насчитывает тысячи лет; да, собственно, дрессировкой Иван Петрович и не занимался. Но прежде она была кустарной, каждый делал как вздумается; Иван Петрович ввел ее в семью наук, подвел под нее твердое, многократно проверенное обоснование.

Как заставить собаку понять то, что ей говорит человек? Ведь если я скажу ей: «Ринти-ти, хочешь, я куплю тебе мороженное?» — она же не ответит мне: «Хочу сливочный пломбир!» (Хотя, правда, один охотник хвастался: «Ох, и умна у меня собака! Идем с ней по лесу, она впереди бежит. Я говорю: «Зорька!: А она: «Че?» Но это же охотник!).

Как перевести с человеческого языка на собачий?

Путь к собачьему сердцу человек знал давно, а к мозгу?

Иван Петрович нашел этот путь.

Оказывается, всеми поступками животного руководит два вида проявлений нервной деятельности — безусловный, или врожденный рефлекс, или инстинкт, с которым животное появляется на свет, и рефлекс условный, приобретаемый при жизни.

Скажем, собаку не нужно учить есть: она умеет делать это без нас (пищевой инстинкт). Ее не нужно учить обороняться, защищать свою жизнь, когда ей грозит опасность, она это сделает раньше нас (инстинкт самосохранения, оборонительный, инстинкт самозащиты). Животное любит своих детенышей (инстинкт родительский). Попробуй взять их у собаки — она бросится на вас. (Помните, как овчарку-мать пришлось убрать из комнаты, когда вы пожаловали за щенком. Иначе она могла покусать вас). Врожденных инстинктов (рефлексов) много. Все проявления живого существа связаны с ними, это суть инстинкты.

Но попробуйте прикажите собаке сесть, не обучивши ее предварительно. Ничего не выйдет — она не сядет. Не получается? Попробуйте по-другому — посадить ее силой, повторяя при этом каждый раз: «Сидеть, сидеть!» И через несколько повторений вы убедитесь, что она начала садиться, уже не ожидая вашего принуждения рукой, при одной словесной команде. Слово «сидеть» связалось у нее в мозгу с определенным положением тела, и она спешит принять это положение, как только заслышит уже ставший ей знакомым и понятным звук (особенно, если вы еще поощряете ее послушание и исполнительность лакомством). Вот это и есть условный рефлекс. Она приобрела его с вашей помощью.

«Рефлекс», с латинского, значит «отражение». Собака не воспринимает вашу команду сознательно, как, зеркало отражает ее, подобно тому, как зеркало отражает наше изображение. (Ну, точь-в-точь как собака в целом нередко является отражением своего хозяина!)

Вся жизнь — рефлексы. Даже то, что собака когда-то стала жить около человека, сперва было условным рефлексом. С ходом времени, закрепляясь из поколения в поколение, он превратился в безусловный, стал потребностью и второй натурой собаки. А мы с вами? Вот утром встали и без лишних слов направились к умывальнику… Привычка? А может быть, рефлекс?

В сорок первом году немцы пытались захватить наши конные заводы. Лошади наши — знаменитые! Советские люди-герои старались спасти лошадей, не дать их. Они угоняли табуны. Зной, жара, сушь, вокруг степь, людей и животных мучит жажда, а воды нет. Наконец — озеро. Коневоды, коногоны припали к воде, черпают пригоршнями, тянутся губами к зеркальной глади. А лошади? Стоят, тихонько ржут и оглядываются на людей. Ждут. Чего ждут? Ведер. Их же приучили пить всегда из ведра… Рефлекс! Как отмечает и Эренбург, на фронте, например, наши собаки превосходно отличали советских бойцов от гитлеровских вояк. Рефлекс? Да, рефлекс.

Старый художник А.Н.Комаров, всю жизнь рисовавший животных, рассказывал мне. У них в доме был заведен порядок: кто приходил — звонил, подергав за ручку; ручка была привязана к проволоке, а проволока протянута к мастерской. Иногда — звонок, выйдут — никого нет. Так повторялось довольно долго, пока таинственный звонильщик наконец не был разоблачен. Оказалась — кошка. За ручку подергает, дверь откроют — она прошмыгнет между ног, никто и не заметит. Потом сообразили. Кто ее научил? Никто. Научилась сама. Тоже рефлекс.

Известно, что бобры — ночные животные. Но когда снимали фильм о бобрах, пришлось заставить их кормиться, строить свои домики и плотины при дневном свете. Долго бились, но все-таки добились. Стали вылезать из воды и есть по утрам.

Приехали англичане, глазам не поверили: «Да как вы их научили? Продайте!» — «да вы можете и своих так научить…»

Надо было снять поющего петуха на заборе. С петухом получилось даже сложнее, чем с бобрами. Сложнее и проще. Сколько ни подкарауливали с камерой — не выходит, хоть ты что! Когда не надо — кукарекает, орет-заливается, а как засядут поблизости с киноаппаратом — молчит. Старик-колхозник долго глядел на это, потом говорит: «Ну, вот что. Давайте я вам помогу. Все готово у вас? Глядите…» Подобрался к петуху, накрыл его пиджаком, подержал так минуту или две, потом открыл. Петух сразу загорланил: «Кукареку-у!…» Петухи когда поют? Когда рассвет. Старик устроил ему «рассвет»… Рефлекс!

Еще: как-то я пришел в цирк — укротитель Виктор Тихонов работал с тиграми и зубрами. Редкий аттракцион! Если тигров на арене видеть привычно, то зубры — впервые. Зрелище оказалось редким и еще в одном. Чуть заупрямятся четвероногие артисты, Виктор Тихонов вынимает чистенький, накрахмаленный платочек из грудного кармашка фрака, покажет — сразу угомонятся. Тихо, спокойно, культурно. Другие, работающие с хищниками и крупными зверями, начинают грозить, кричать, стучать кулаками; а у него — платочек… Опять условный рефлекс!

Примеров — много.

И. П. Павлов всю жизнь делал опыты над животными. Изучив их, он создал стройное учение о рефлексах. На теории условных рефлексов ныне зиждется вся практика обучения бессловесных. Учение Павлова стало оружием в руках собаковода.

Можно сказать, что, не вскрывая черепа, Павлов сумел проникнуть в мозг собаки. Но он всегда подчеркивал, что его главной помощницей была сама собака, ее ум, ее сообразительность, готовность служить человеку. Ха это он и поставил ей памятник.

Можно найти сколько угодно доказательств, подтверждающих правильность этой теории.

Я знаю любопытный случай. Приехал гость, сдружился с хозяйской собакой. Как-то под вечер вздумалось ему выйти во двор в одних трусах. Она его сейчас же цап зубами. Вернулся, оделся, вышел снова… ничего! Стала ласкаться. Не ходи голый!

Возможно, нашлись бы люди, которые обвинила ее в бешенстве (бывает так, не разберутся, винят собаку). А мой взгляд, здесь очень своеобразно проявилась натура собаки. Вероятно, собака еще плохо знала этого человека и распознавала его по одежде. Когда она явился в трусиках, она его не узнала.

Еще факт. Пришли знакомые с собакой. Собака в наморднике. Намордник сняли, оставили в прихожей, сами вместе с Джумраем прошли в гостиную. Пес посидел-посидел, сходил и принес намордник, положил около себя. Как вы это назовете?

Кстати, о намордниках. В большом городе он необходим. Но вообще намордник я воспринимают как нечто унижающее хорошую собаку. Поэтому надо так воспитать собаку, чтоб практически в наморднике не было необходимости. И наши правила обычно требуют: собака во время прогулки на улице должна быть на поводке или в наморднике. Так пусть в этом «или» не будет нужды. За всю жизнь я купил лишь один намордник (для дога Джери) и вскоре его выбросил. Обходился без него. Право, иногда намордник нужен не для собаки, а для людей, которые ненавидят собак (есть такие). Но условимся, что вы этого не слышали.

Предметы, необходимые при дрессировке: 1) ошейник широкий мягкий; 2)строевой поводок длиной полтора метра; 3) удлиненный поводок — 10-12 метров (если нет готового, делается из прочной тесьмы или бельевой веревки, но лучше из кожи — не прилипает грязь, он не намокает); 4) намордник; 5) строгий ошейник, или парфорс (для «упрямых», нужен для отработки отдельных приемов); 6) деревянная чурочка для бросания длинной 18-20 сантиметров, наподобие гантели, не слишком тяжелая, — «аппорт».

Первое время занимаетесь дома, у себя во дворе, на прогулках за городом, самостоятельно; затем занятия переносятся на дрессировочную площадку, где они проходят под руководством инструктора-дрессировщика. Там собака овладевает более сложными приемами и привыкает к обществу себе подобных. Это тоже важно для выработки нормальных рефлексов, чтобы пес привыкал к любой обстановке и разным раздражителям, не реагировал лишний раз на то, на что не надо реагировать.

Постоянно и быстро сменяющаяся окружающая обстановка за тысячелетия выработала у собаки огромную приспособляемость к внешней среде, превратив в высокоорганизованное существо, и в этом отношении она (собака) превосходит многих из числа известных нам представителей высших животных. (Потому ее, а не кого-либо другого, и послали первой в космос).

Известен опыт: обезьяну приучали к определенному режиму. Потом, когда она привыкла, в течение двух дней умышленно спутали весь распорядок — стали приносить еду не в то время и т. д. К концу вторых суток обезьянка погибла от разрыва сердца. От испуга и огорчения ее хватил инфаркт. Самый ближайший наш родственник из мира бессловесных оказался с весьма ограниченным «запасом прочности». Собака способна переносить без заметного вреда для себя неизмеримо большие испытания.

Шестнадцать ступеней граните науки

На дальнем севере едет человек на собаках по зимней тундре, едет чукча или коряк и поет:

Собаки меня везут-везут, Собаки мои дорогу грызут-грызут…

Вот так теперь ваш пес будет грызть «гранит науки». (Знаете, про людей говорят: «Грызет гранит науки» — значит, учится, одолевает, старается!)

У охотничьей собаки обучение свое, у служебной — свое. Здесь будет рассказано о дрессировке служебной собаки, как о наиболее важной, имеющей для нашей страны оборонное значение.

«Напишите мне, как ухаживать за собаками. И еще напишите мне разные слова на собачьем языке», — попросила Фира Рослякова, ученица пятого класса из рабочего поселка Пашия.

А никаких особых собачьих слов нет. Все слова человечьи, человеком придуманы. Ведь только люди изъясняются с помощью членораздельной речи — слов, собака к этому природой не приспособлена. И все слова, применяемые при дрессировке, обычные, наши, какие мы употребляем в общении между собой.

Есть лишь несколько сугубо специальных: «фу» — запрещение, пресечение нежелательных действий, иначе говоря «нельзя»; «фасс» — хватай, держи, кусай, рви, самая страшная команда для преступников и злоумышленников (натравливание, чтобы собака вступила в борьбу и обезоружила врага); «аппорт» — сходи принеси, сбегай достань, верни хозяину.

Обучение делится на общий курс (ОКД) и специальный курс.

Приемы общего курса:

Отсылает на указанное место команда место

Посадка собаки — «сидеть»

Приказано лечь (укладка) — «лежать»

Приказано встать (стояние) — «стоять»

Хождение рядом — «рядом»

Свободное состояние собаки — «гуляй»

Подзыв к хозяину (дрессировщику) — «ко мне»

Аппортировка (подноска брошенного предмета) — «апорт»

Берете из пасти — «дай»

Прыжок через препятствие — «барьер»

Хождение по лестнице, по горизонтально лежащему бревну-буму — «вперед»

Приказ плыть — «плыви»

Ползание — «ползи»

Нужно заставить собаку залаять — «голос»

Запрещение нежелательных действий — «фу»

Поощрение, похвала — «хорошо»


Вот шестнадцать ступеней собачьего «гранита», без преодоления которых ваш пес не может считаться полноценным, «грамотным». Каждая команда сопровождается жестом. Потом, когда пес станет выполнять все безукоризненно, переходите к одним жестам: вы должны научиться и научить его работать молча, без единого звука. (У пограничников собака исполняет приказы даже по одному морганию век, движению глаз).

Не надо пугаться. Техника построения всех приемов очень проста. Вы в том убедитесь. Главное — опять! — терпение.

Чтобы избежать ошибок, систематическую дрессировку лучше начинать на площадке, под наблюдением опытного человека.

Занимайтесь с собакой после того, как уроки сделаны. У вас домашнее задание — пес подождет, не торопитесь. Не гоже, если увлечение собаководством пойдет в ущерб школьным делам, и вы начнете таскать из школы двойки. Верная гарантия: родители рассердятся — и прости-прощай, верный друг!

Итак, приступаем.

Будем считать, что команду «место» ваш питомец уже усвоил.

Сидеть.

Придерживайте собаку около себя, левой рукой нажимаете на крестец (конец спины), принуждая ее поджать задние ноги и сесть, правой поводком с ошейником легонько подергиваете вверх. Собака садится. Так повторять, пока она не начнет садиться сама, без принуждения, лишь услышав команду «сидеть!». Жест команды с одновременным приказом «сидеть!» — согнутую в локте правую руку выбрасывайте вперед, ладонью от себя. Потом повторяете уже без «сидеть». Постепенно увеличиваете продолжительность выдержки, отходите, возвращаетесь, снова отходите… Собака сидит. Она не должна «срываться», вскакивать и бежать за вами или подвигаться шажками (авось не заметят, а все ближе к хозяину!). Если вначале обучение идет плохо, применяете длинный поводок, он позволит воздействовать на собаку на расстоянии.

Лежать.

Собака сидит. Придерживая ее левой рукой за крестец (чтоб «не сорвала»), правой зажимаете концы передних лап и оттягивайте вперед. Это вынуждает ее лечь.

Собака не должна «заваливаться», ложиться на бок. Жест — правая рука вытянута вперед на уровне плеча, ладонью вниз, затем энергичный взмах к земле: «Лежать!» После — отходы.

Стоять.

Взять под брюхо и поставить. Первое время поддерживать ладонью, чтоб не легла, повторяя «стоять! стоять!». После жест — выбрасывание полусогнутой правой руки вверх.

Рядом.

При кажущейся простоте этого приема он требует довольно длительной отработки и настойчивости.

Ходить тоже надо уметь! Собственно, начала этого приема вы преподаете своему воспитаннику, когда гуляете с ним на улице. Неприятно смотреть, когда собака тащит своего хозяина (бывает, и уронит, если пес здоров, а у вас силенки маловато, уронит и волочит хозяина или хозяйку по земле. Такие сцены порой приходится наблюдать на выставке… ну и стыдобушка! Незадачливый собаковод краснехонек, как пион, а где был раньше? О чем думал?) или сама волочится, как удавленник, с хрипом, со сдавленным дыханием, задерживается у каждого бугорка, поднимает ножку где попало… фи! Невежа! Опять красней! По команде «рядом!» собака обязана ходить у левой ноги дрессировщика, строго соблюдая дистанцию, не забегая и не отставая, соразмеряя быстроту своего шага с вашими шагами. Собака забежала, увлеклась — рывком поводка заставьте вернуться, чуть умерить прыть; отстала — тоже легким рывком принуждаете поторопиться (в крайнем случае пускаете в дело парфорс — «строгий ошейник», он заставит ее скорее образумится). Не надо тянуть, тащить за собой или, наоборот, силком удерживать около себя. Не примеряйтесь вы к ее шагу — она должна примениться к вам. Кто учит кого? То ускоряете, то замедляете шаг, на все это она обязана реагировать соответствующим образом.

Запомните: собака всегда ходит слева. (Правая рука нужна пограничнику, чтоб держать оружие, да и вам как-то привычнее и сподручнее, когда свободна правая, а собака всегда в одном положении, не вертится под ногами, не отвлекает вас. Посмотрите, как неловко, когда она не приучена к этому. Вы приладились вести слева, а пес моментально оказался справа; вы перехватили поводок правой рукой, а собака уже успела обвернуться вокруг вас и снова оказалась слева… Успей-ка за ней!)

После отказываетесь от поводка. Пес должен уметь ходить без привязи. Тут я смыкаюсь с основателями «Клуба невидимой цепочки», считающими, что «цепь не должна оскорблять достоинства нашего четвероного друга» (Тренаж, тренаж! Как говорится, повторение — мать учения…) Хорошо отдрессированные животные ходят как прилипнут к хозяйской ноге. Необходимо отработать повороты вправо, влево, кругом. Вы повернулись — повернулся и пес и опять занял место у ноги. Собираясь повернуться, вы должны предупредить питомца: «Рядом!». Это насторожит его. Жест команды «рядом» — похлопывание левой рукой по бедру.

Все, в общем-то, несложно, но от собаки требует (да и от вас тоже) определенного напряжения, поэтому время от времени периодически давайте отдых, снимите нервную нагрузку (перестараетесь — наступит так называемый процесс торможения, собака перестанет воспринимать). Отойдите в сторонку и отпустите побегать. Вот тут и пригодится команда «гуляй».

Гуляй.

«Гуляй! Гуляй!» — говорите весело, ласково.

Соседка рассказывала со смехом. Парнишка учит уроки, мать заглянула — тетрадки на столе, а сын на диване стоит на голове. Умная мать только улыбнулась (другая стала бы бранить!). И верно: постоял на голове, подрыгал ногами в воздухе, после сел и снова стал заниматься, и скоро все сделал.

Так и ваш пес. Дайте ему расслабится, это ему необходимо. Расслабляется спортсмен, делается физзарядка на производстве.

Сами поиграйте с ним. (Вообще играть не забывайте, даже когда пес уже «в годах»). Хочешь прервать игру — перестань махаться. Пес сейчас же отстанет. Подзовите, дайте команду «рядом!» и продолжайте занятия.

Ко мне!

Подзываете: «Ко мне!»

А он и ухом не ведет. Не слушается! Как так? А вот так. Дома слушается, а здесь ни в какую… бывает! Все бывает!

Все обучение в том и состоит. Дома не так, как на улице, в чужом помещении, в незнакомом месте — не так, как дома…

Лучше всего прием «ко мне» отрабатывается на лакомстве. Подбежал — угости, погладь_ Ну а если и это не действует? Ни в коем случае не вздумайте сами бежать за ним. Ему только это и надо! Подумает, что хозяин тоже решил развлечься — и пошла игра: ты к нему, он — от тебя, ты опять к нему, он — от тебя… Если хотите быстро подозвать собаку, не бегите к ней — бегите от нее. Она испугается: хозяин уходит — и тотчас примчится.

Если пес достаточно разозлил, вывел вас из себя, не вздумайте сейчас наказать его. Испортите все! Он запомнит и в следующий раз уже не придет, не дождетесь. Не подманите никакими коврижками и посулами… Что он — дурак?!

Здесь вам должен помочь длинный поводок: собака вроде бы на свободе, и в то же время вы в любой момент можете принудить подойти к вам, подергивая и подтягивая поводок. Когда она усвоит, что упорствовать бесполезно, хозяин все равно настоит на своем, отпадет надобность в поводке.

Аппорт. Дай.

Приятна для собак аппортировка. Там, где бегать, носиться, что-то искать, притаскивать, вообще проявлять активность — давай, давай, с нашим удовольствием!

Побежать вдогонку за брошенным предметом и отыскать его — у собаки, по существу, инстинктивное побуждение. Уже щенок кидается во всю прыть за брошенной палочкой, задрав беспечно хвост! (Бежит же борзая за механическим зайцем). Сложность обычно заключается лишь в том, чтоб приучить животное подбирать предмет и приносить хозяину. Действуете поощрением. Когда приносить у пса стало привычкой, заставляете его сесть у ноги и отдать: «дай, дай…»

Никогда не говорите: «Дай аппорт!»

 Получится: «Дай-держи».

Если не отдает, допустимо легонько разжать пасть. Или, наоборот, не берет — посадите и вложите и, захлопнув пасть, подержите так с полминуты. Пес поймет быстро.

Жест аппортировки — взмах рукой в ту сторону, куда бросают предмет. Приучайте не сразу бросаться за ним, а после того, как отдан приказ: «Аппорт!» А до этого — посиди, подожди…

Барьер.

Уже на прогулках вы приучаете: «Барьер!», встретив какое-либо препятствие, по силам щенку. Пусть он прыгает через заборы, канавы, поваленные деревья, рвы, скамейки. На дрессировочной площадке он впервые увидит настоящий барьер — разборный забор из досок, высота которого может регулироваться по вашему желанию. Подведите собаку к нему, пусть оглядит, обнюхает, потом это больше не потребуется. Посадив, командуете: «Барьер!» — и взмах рукой на барьер. Пес прыгает.

В первый раз подсадите, поддержите его. Не идет на барьер — перепрыгните вместе с ним, покажите дорогу. Иногда, глядишь, старичок, и лезет через барьер. Подражательный метод наиболее простой, доступный и зачастую самый эффективный. С течением времени высота барьера увеличивается — добавляются доски. Дога не пошлешь на высокий барьер, метр-полтора достаточно. «Прыгучие» породы шутя одолевают два — два с половиной метра, в исключительных случаях — три.

Так же преодолевается и лестница — не та, по которой пес ходит дома, а учебная. Она выше, круче, ступеньки уже, наверху площадка. Иной раз пес заберется наверх, а спуститься дрейфит. Ничего не поделаешь, тут уж вам точно придется лезть наверх и, ободряя, поддерживая его, тихонечко свести вниз. Ничего, скоро осмелеет! Но помните: собака — не кошка, падать ей противопоказано — расшибется.

Бум — ниже лестницы. Но он требует другой сноровки: он круглый, лапы скользят. Тоже поддержите сначала пса сбоку. Теперь стали делать бум из доски, но это неправильно. В боевых условиях, если собаке придется перебежать через речку по поваленному дереву, никто ей дощечек не подложит.

Жест во всех этих случаях — как при барьере: взмах рукой.

Ползи.

Положив собаку и удерживая ее в таком состоянии левой рукой, чтоб не вскочила, посылаете или поманиваете вперед, иногда подергиваете легонько поводком. Когда поползет — ободряете. Можно ползти рядом самому, это ускорит обучение.

Голос.

Требуется, чтоб собака залаяла. Пощелкайте тремя пальцами у нее перед носом, покажите лакомство, приговаривая: «Голос, голос…» Не помогает — вызовите чем-нибудь раздражение. Весьма удобно — переминание: заставьте лаять другую — дрессированную собаку; глядя на нее, залает и ваша. Остается связать это с командой «голос!» Жест — пощелкивание пальцами.

Фу!

«Фу» — «нельзя», «не надо», «хватит» — отдается всегда строго, повелительно, как говорится не допускающим возражений тоном. Первое время сопровождается какими-либо неприятностями для собаки — легким шлепком, ударом. Не помогает это — принуждение усиливается. «Фу» должно выполняться беспрекословно!

Не кричите попусту «фу», не злоупотребляйте «фу». Но уж коли приказание отдано, добивайтесь обязательного повиновения.

Хорошо.

Во всех случаях хорошего, послушного исполнения собакой приема — поощряете: «Хорошо, хорошо…» Даете лакомство, поглаживаете. Потом это делаете через раз, потом еще реже. Но по окончании занятий непременно угостите чем-нибудь вкусненьким. «Материальное поощрение» обязательно.

* * *

Мои собаки превосходно дрессировались на простой хлеб, хотя никогда не были голодны. Это позволяет предположить, что и в собачьем мире заработанное — слаще. Лакомство нельзя давать большими кусками. Потеряет цену.

Огромное значение имеют интонации. Вообще разговаривать с собакой тоже надо уметь. Даже малейшее изменение тона значит многое! Собака любит слушать, когда с нею разговаривают доброжелательно, спокойно, я бы сказал проникновенно. Небось замечали: положит голову к вам на колени, закроет глаза и замрет… Кажется, что она упивается звуками вашего голоса! Тот же доброжелательный тон должен присутствовать и на площадке.

Все приказания произносите четко, ясно, ровным, спокойным тоном. Не исполнила собака — тон становится боле требовательным, строгим. Упорствует — приказ резкий, как удар хлыста.

По-разному отдаются и разные команды. «Гуляй», «хорошо» — приятные для собаки команды — подаются веселым голосом; «ко мне» — ласково, призывно; «фу» — угрожающе.

(«Правда ли, — спрашивает Гера Скопин из Верхотурья, — когда щенка учат команде «фу», его нужно бить по ушам?»

Чтоб изувечить собаку? Удивляюсь, кто мог дать такой совет. Уж наверняка не специалист-кинолог).

Не отвлекайте собаку разговорами. Не отвлекайтесь сами. Начался урок: сам будь серьезен — и собака серьезна.

Не кричать. Собака не глухая, слух у нее отличный. А крик может лишь вывести ее из равновесия, заставить занервничать.

У вас школа, у собаки — площадка. В классе у вас иной раз случаются потасовки; то же самое может произойти и на площадке.

В основе собаки обладают сварливым характером, они с трудом мирятся с соседством друг друга (особенно кобели) и при малейшей возможности затевают драку. Сцепившись, они уже плохо соображают, не слушаются ни «фу», ни окриков по кличке, бесполезно стегать ремнем. Умейте разнять, растащить их. Смотрите, чтоб не переключились: ошалев от драки, остервенившись, пес может вцепиться в хозяина. Он, правда, тут же устыдится своего поступка, но будет поздно: что сделано, то сделано!

Не бить. Никогда!

Нельзя хлестать поводком. Поводок не должен вызывать у собаки неприятных ассоциаций. Позор тому, кто истязает животное. (А ведь находятся такие, что приходят на площадку с тяжелой плетью, висящей на руке, и с гордостью показывают ее! Стыд, стыд.) Не делайте этого ни тайно, ни явно, ни тогда, когда вы на людях, ни тогда, когда один на один с собакой.

Грубейшую — и подчас непоправимую — ошибку делает тот, кто пытается учить друга с помощью угроз. Воспитаете раба.

Неприятно смотреть, когда животное жмется, боится дрессировщика. Зоркий, наметанный глаз всегда заметит это.

Плетки не должно быть в вашем доме.

Плетке — не место на дрессировочной площадке.

ЗАБЫТЬ ПРО ПЛЕТКУ!

Если ваш пес не забит, не запуган, если вы правильно обращаетесь с ним, если достигнут нужный контакт между вами, если сами вы терпеливы и старательны — резкие принуждения не нужны.

Предостерегаю вас: не позволяйте овладевать собой раздражению, когда что-то не ладится, не срывайте на животном свой гнев, вообще не делайте его отдушиной для выхода дурных черт вашего характера. После будете сожалеть.

Помню, когда супруги Образцовы получили из-за границы живой подарок — тоже знак признания таланта — щенка сенбернара, то вместе с Бозаром было прислано наставление: если хотите наказать собаку, сверните трубкой газету и шлепните легонько по носу. Этого достаточно. Ему будет стыдно…

Ему будет стыдно!!

Если вы любите животное, заниматься с ним доставляет несказанное удовольствие. Приятно видеть, как просыпается его ум, как четвероногий друг стремится понять и исполнить каждое ваше желание — старается угодить, заслужить похвалу. И если вы терпеливы, доброжелательны и не делаете грубых ошибок, вот здесь и образуется то, что Дуров назвал рефлексом доверия и от чего в конечном счете зависит успех дрессировки.

Ласка — подлинная волшебница собачьей души.

Самая большая награда — хозяйская ласка.

Приучите собаку садиться и «показывать зубы», прикус. Это пригодится вам на выставке. Оттягивайте губы и показываете. Зубы сомкнуты. Зубная система — важная деталь экстерьера, и ни один судья на ринге не обойдется без такой проверки.

Можно расширить программу общего курса. Ходить в лес на лыжах, а собака — буксировщиком: потянет вас за собой.

Можно впрягать ее в санки. Помните, сколько пород ходит в запряжке, возит тележки: дог, сенбернар, овчарка, лайка…? Кстати, это может стать и подспорьем по дому: пошла мама или бабушка на рынок, купила овощей, картофеля, самой нести тяжело, руки не немолодые, а пес довезет великолепно!

Не следует запрягать маленького щенка — надорвется, вырастет растянутым (маленьких детей не заставляют подымать тяжести). «Если щенка 3-й месяц, то можно ли его запрягать в пустые санки? — допытывается дотошный Гера Скопин. — Он у меня уже таскает на санках 6 кирпичей…» Что же, пустые, думается, можно; но, пожалуй, все же лучше подождать месяцев до пяти-шести. А вообще, мне кажется, Гера нашел хороший способ тренировки своего Верного: с возрастом постепенно увеличивается и нагрузка — количество кирпичей, пока не придет такое время, когда можно будет сесть и самому хозяину.

Не увлекайтесь неумной самодеятельностью, получится как у В.Шутова из Черногорска Красноярского края. Незадачливый опыт Володи обнародовал на страницах «Пионерской правды»: «Прочитал я в «Веселом зоопарке», как один пес охранял во дворе белье. Решил и своего Мишку обучить этому делу. Натянул проволоку, развесил на ней тряпки и стал показывать Мишке, как их стаскивать, если вдруг хлынет дождь. Целый день ему втолковывал. К вечеру на проволоке не осталось ни одной тряпки. Я повесил свою шапку на вешалку и лег спать. Проснулся, а шапки нет. Мишка в углу уже догрыз ее. Сам снял с вешалки! Ругали потом и меня, и Мишку…» Действительно, вот так научил!

А может быть и хуже. Вот какая страшная история приключилась с Таней Родионовой из города Ирбита и ее Джимой.

Таня давно мечтала о щенке доберман-пинчере. Наконец мечта ее сбылась… Выростила Джима, и вдруг я получаю известие: собаку зарезало поездом, под колеса чуть не попала и Таня. Как? Почему? Недосмотр, небрежность? Я написал Тане суровое письмо. Вот что ответила Таня.

«…Действительно, как я это так, имея уже опыт, недосмотрела за собакой? Постараюсь объяснить, хоть это и нелегко. Конечно, я виновата, я никогда не стану отрицать этого, очень виновата. Я и сейчас всем собачникам доказывают их виновность в том, что собака либо покусала кого-нибудь, либо погибла.

Но почему же все-таки это произошло? Во-первых, я не подумала, что по рельсам пойдет поезд. Не пришло в голову, и все. А потом, даже когда проехал поезд, я бы нисколько не удивилась, если б собака встала (как тогда, из-под машины) и весело подбежала ко мне. Я не верила в смертность своей Джимы, так же, как я не верила в свою смерть. Теперь я верю.

Как мы тогда рисковали собаками! Посылали их по тоненьким доскам на стройке. И они шли. Боялись глянуть с высоты вниз, у нас замирали сердца, но потом восторгались собаками: какие смелые! Забирались на вышку в лесничестве, на высоту в 10 метров, 20 метров и выше. Собаки боялись, мы — не меньше, все тряслись, особенно когда спускались: лестницы крутые, легко сорваться! Но отчаянные (как доберманы!), мы придумывали себе все новые и новые развлечения. Хотели еще лезть на пожарную лестницу, учить своих собак, но не успели. И не на минуту не сомневались, что ничего не может случиться с нами или с нашими четвероногими. Вот поэтому и не сумела я уберечь свою собаку. Учту на будущее».

Этот случай должен послужить уроком всем.

Собака может стать отличным помощником во время спортивных тренировок. Английский бегуны Энн Паркер и ее муж Роберт Брайтуели на Олимпийских играх в Токио добились замечательных результатов. Энн установила мировой рекорд в беге на 800 метров, а Робби успешно пробежал последний этап эстафеты 4 на 400 метров. После они раскрыли свой «секрет»«тренироваться им помогла их собака, борзая Пегги. «Правда, пес обычно прибегал к финишу первым, — рассказывали супруги-рекордсмены, — но мы старались не очень уж отставать…»

Скачет борзая, как лошадь. Попробуй «достань!»

А шведский спортсмен-аквалангист Свен Лавли даже подводные прогулки совершает в обществе своей собаки. Для пса потребовалось сконструировать специальный акваланг. Свен сделал его сам. Собаке выдано, вероятно, единственное в мире, удостоверение, в котором говорится, что она «имеет право заниматься подводными прогулками и охотой».

Про Габи Зейферт, чемпионку Европы в фигурном катании, популярную спортсменку, неоднократно приезжавшую в Москву, говорили, что она коллекционирует медали, отвоевываные ею в спортивных баталиях, и… куклы (Габи тогда была еще ученицей; возможно, она собирает куклы и сейчас). Но у Габи имелась еще одна страсть, точнее привязанность.

Как заявляла Габи, особенно уверено она чувствует себя тогда, когда на бортике или в руках у мамы, Ютты Мюллер, которая сама тренировала дочь, сидит маленькая игрушечная собачка Шнуффи, и Габи катается легко и свободно… Может быть, это шутка, но факт остается фактом — без Шнуффи не обходилось ни одного соревнования.

Пусть у вас будет такой же талисман в спорте, в учебе, во всех делах; да ни игрушечный — а настоящий, живой. С другом веселее! С другом все нипочем!

Общий курс может быть вполне пригоден, за незначительным исключением для фокстерьеров, скотчиков и ряда других небольших пород. Всем не помешает быть «грамотными».

Общий курс — это школа, вроде нашей десятилетки, где приобретается среднее образование. Но кроме среднего, обязательного для всех, образования нужна специальность, профессия. У собак есть и вуз — спецкурс, дрессировка по специальной службе.

Какой нос лучше

Тут — снова о носах.

Уже говорилось, что главный оружием собаки являются зубы, но не только зубы: таким же или почти таким же оружием — а может быть, даже более важным! — надо признать и собачий нос.

Что такое собачий нос! Нет, вы не знаете, что такое собачий нос! Это сложнейший агрегат, лаборатория, способная осуществлять поразительные опыты, настоящая фабрика, завод!

Вспоминается детская книжка «Чей нос лучше?» Про птичьи носы. Так вот: собачий нос не идет ни в какое сравнение.

Еще недавно считалось, что обоняние собаки в 10 000 раз острее человеческого: а теперь говорят — уже в миллион или даже в полтора миллиона раз! А есть такие, что различают запахи острее. (Правда, есть и с худшим обонянием).

Писатель-фантаст Рэй Брэдбери в романе «451 градус по Фаренгейту…» сконструировал «искусственного пса» — страшное электронное чудовище, обладающее поразительным чутьем, что-то вроде механической ищейки, от которой никуда не скрыться…

Американские ученые решили последовать примеру Брэдбери. Они создали искусственный собачий нос. (Мы живем в век моделирования живых организмов, в век кибернетики, и ученые пытаются повсюду подменять живые системы машинами). Для этого им потребовалось построить семиэтажное здание и все семь этажей начинить сложнейшими кибернетическими машинами. Но вся эта громада техники оказалась способной улавливать только десятую часть тех запахов, какие улавливает нос какой-нибудь Жучки!

Собака чует запахи, о которых мы с вами понятия не имеем. Именно собачий нос прежде всего испокон века и служил человеку на охоте. Всегда интересовало: по каким признакам собака узнает человека, который боится ее? Полагали, что боящиеся собак люди возбуждают и нервируют их свои робким поведением, неуверенными движениями (увидит — и сразу шарахается в сторону: «Брысь, уйди! Боюсь!» Конечно, никакая собака не оставит это без внимания; поэтому всех трусливых и кусают в первую очередь). Теперь ученые утверждают: трусливый человек выделяет особый запах — «запах труса» (все возможно: известно, что с перепугу «бросает в холодный пот»!), и собака еще издали различает его. Никакой прибор не может соперничать с натуральными собачьими ноздрями!

Ученые пытались установить, есть ли зависимость между длиной морды и силой чутья? Некоторые пришли к выводу — чем длиннее морда, тем острее чутье. Но в природе нашлось много исключений из этого правила, например гиена: морда короткая, а обоняние лучше, чем у борзой, у которой, как известно, самый длинный «шипец» («шипец» — морда, так иногда говорят собаководы, так же, как нос — «мочка»).

Некоторые ученые пришли даже к такому заключению: столь сильное обоняние в некоторых отношениях пошло даже в ущерб собаке: оно развилось за счет других собачьих свойств.

Например, биологи утверждают, что собака не обладает цветным зрением. Правда: все практики-собаководы это оспаривают (как же, обида: такая умница-разумница и не различает цвета?!). Честно говоря, сомневаюсь в этом и я.

А как собака-поводырь разбирается в огнях светофора? Могут возразить, что она улавливает оттенки: красный — это черный, желтый — чуть светлее, зеленый — совсем светлый (как на черно-белой фотографии). Но тогда сколь же удивительно тонко восприятие глазом собаки этих оттенков! Ведь четвероногий поводырь, как правило, никогда не ошибается.

Можно также возразить: почему собака не различает цвета? Бык видит красное. А устройство глаз у них совершенно одинаково. Но на это ученые отвечают: то, что бык якобы реагирует на красное, заблуждение. Бык тоже не различает красное…

Собака задает нам много загадок.

Известно, что у собак повышенная тяга к дому, которую я бы назвало инстинктом домашности. Но как она находит дорогу к дому? Поверьте, не простой вопрос.

Собака хорошо ориентируется на местности. Особенно некоторые породы. Но как она не теряется и находит дорогу к своему жилью, к хозяину в самых, казалось бы, безнадежных, я бы сказал — невероятных обстоятельствах? Бывает, пса увезут за сотни километров, а он прибежит назад!

Как птицы за тысячи километров безошибочно летят к милой цели — своим гнездам, так собака отыскивает дом. Но есть и существенная разница. Птицы пользуются этим домой на протяжении большого времени, много поколений. И трассы перелетом обычно одни и те же. Собачий дом может переменить свое местопребывание, хозяин переедет — все равно ничего не изменится, верный друг найдет. Ну разве что поищет подольше.

Вот, например, что сообщила однажды «Литературная газета»:

«В Грузии многие знают историю кавказской овчарки Цаблы. Эта огромная псина жила на окраине Тбилиси. Ее истинным хозяином, воспитателем и другом был некий ученик 2-го класса по имени Сандро. Однако главе семьи, уполномоченному горного колхоза, предложили отдать собаку в хозяйство, в горы, известно, что кавказские овчарки умеют почти самостоятельно пасти овец.

За Цаблой самолично приехал главный чабан. Собаку с большим трудом оторвали от мальчика, погрузили в автомашину и увезли далеко в горы. На последней тропе Цабла вырвала веревку из рук замешкавшегося чабана. Ушла.

Между ней и Сандро лежали теперь и горы, и долины, и реки, необычайно бурные в ту весну, и селенья, где собаки имеют нехорошую привычку объединяться против чужаков. Тысячи направлений открывались перед нею. Дороги Цабла, сидевшая в закрытом кузов, не видела. Ни слух, ни обоняние, ни тем более вкус ничего подсказать ей не могли. Осязание и мышечно-двигательное чувство — тоже: ведь собака не проходила этим путем, ее везли!

Через два дня, ободранная и вконец отощавшая, Цабла из последних сил перепрыгнула знакомую ограду. Причем, как свидетельствует затраченное время, направление было выбрано ею безошибочно и пройдено почти по прямой, по кратчайшему возможному пути». Как вам это нравится?

Да это еще не самый удивительный пример. Собака Лели в Италии проделала трудный путь в тысячу двести километров, чтоб найти своего хозяина Панкрацию Скарано.

Здесь много поражающего наше воображение.

Ученые нашли у собаки орган пространственного чувства. Но хочется подчеркнуть, что и Цабла, и Лели не спасали свою жизнь, не искали пищи — их вело нечто совсем-совсем другое.

Возникло предположение. Собака все время как бы настроена на волну хозяина, она чутко реагирует на все отклонения от нормы. Ее мозг — как бы радиоприемник, непрерывно принимающий излучения хозяина, она постоянно находится с ним в невидимой радиосвязи; что происходит с ним — тотчас отражается на ней; она узнает об этом раньше других, раньше даже самых близких людей. И это же помогает ей и отыскивать его в трудную минуту… а может быть, здесь тоже срабатывает инстинкт домашности?

Собака — одно из самых изученных животных. И все же, если говорить о высшей нервной деятельности бессловесных, думается, мы еще очень и очень мало знаем.

Можно сказать, ничего не знаем! А способность собаки отыскивать дом и хозяина — еще одна из неразгаданных тайн, которая ждет пытливого исследователя.

Какую специальность выбрать Джери?

Да, какую? Интересуются все.

Но я должен сразу же огорчить: дрессировка по специальным службам намного сложнее общего курса, если говорить серьезно, она не под силу любителю-одиночке, и «законченное высшее образование» собака получает уже в специальной школе, в питомнике.

Тем не менее, тысячи собак ежегодно проходят специальную подготовку на учебных площадках ДОСААФ, обучаемые самими владельцами, в том числе ребятами. Значит, все-таки можно, скажете вы. Да, Но только при очень большом трудолюбии. И потом пес все равно будет доучиваться, «доводиться», чтобы удовлетворить всем требованиям.

Это не учебник по специальным видам дрессировки, поэтому мы расскажем о них лишь в общих чертах.

Важнейшие специальности: розыскная, сторожевая, пограничная (она совмещает обе предыдущие), пастушья, караульная, ездовая, поводырь слепого, санитарная, связная (она же может быть службой подноса боеприпасов). Весьма популярна и, пожалуй, самая массовая — караульно-защитная.

Есть собаки-спасатели на водах. Во время Великой Отечественно войны были собаки-подрывники танков.

Минорозыскная служба. За последние годы появились совсем новые специальности: собака-геолог, собака-поисковщик утечки газа на газовых магистралях, собаки-таможенники, способные по самому ничтожному запаху обнаружить искусно запрятанный товар, который хотят незаконно провезти через границу (опять собачий нос! слава ему!). Древнейшая служба и самая распространенная (если не считать охоты) — караульная.

Какой же вид службы определить тому или иному псу? Куда его зачислить? Из чего исходить?

Чарлз Дарвин отмечал, что собаки «сознательно и в сильной мере изменены человеком посредством кормежки и содержания в искусственных условиях. Они обладают высокой специализированной производительностью».

Специализированной!

Здесь нужно опять вспомнить о различиях пород.

Овчарка восточноевропейская (немецкая) — на все руки, она может делать все. Эрдельтерьер — связист. Колли — санитарка. Почти все собаки служебных пород могут хорошо нести караульную службу. Многие хорошо ходят в упряжке.

Также учитывается индивидуальность пса. Злобный будет надежно сторожить, близко никого не подпустит. А пуделя, например, не заставишь. Ему пристала другая работа.

Перед тем как начать учить, пса подвергают испытаниям: проверяют его природные способности. Нам с вами не унюхать кусочек колбасы, запрятанный в массивный железный ящик с маленьким отверстием да еще затянутый толстым слоем специальной запахоупорной материи. А пес унюхал! Молодчина! Ему и десяток таких слоев нипочем! Годен. Пойдет служить.

Уже говорилось: ум собаки — это труд человека… и вот опять началось… Вернее, только теперь по-настоящему и началось!

Собачий нос, чутье — важнейший инструмент в целом ряде служб, и в первую очередь таких, как розыскная, сторожевая (где в равной степени служат нос и уши). Совершено преступление, ограблен магазин. Привезли собаку-ищейку. «Джек, ищи! След!»

Подобно афинский собаке, розыскной пес способен долго идти по следу злоумышленника, иногда преодолевая большие расстояния. Известен случай, когда собака-ищейка нашла преступника за 30 километров от места совершенного им преступления. Она взбирается на чердаки, крыши, перепрыгивает с вагона на вагон на полном ходу поезда… Цивиля видели, как тот преследовал злоумышленника, бегущего по крышам вагонов!

«Сыщицкая собака — во!» — сказал один телезритель.

Во! Это точно.

Невидимые молекулы запаха — примета, по которой ориентируется собака-ищейка. На ней основана вся розыскная следовая работа. «Пойман» запах — не скроется жулик!

У муравьев развит язык запахов. Скажем, нашли мед. Богатство! Надо его перетащить в муравейник. Передовые муравьи метят дорогу, время от времени прикасаясь брюшком и оставляя капельки душистого вещества. Вот так же приблизительно, сам не желая этого, метит дорогу вор-преступник, но, разумеется, уже не брюшком, не животом, а подошвами обуви. Но собаке этого достаточно. Даже запах крови иной раз не может отбить ей нюх.

Сложная работа и очень сложная дрессировка.

Еще сложнее работа и дрессировка пограничной собаки.

Вот что, к примеру, говорится по этому поводу в книге

К. Кислова «Рассказы Матвея Вьюгина» (писатель Константин Кислов сам долгое время служил на границе, прошел эту службу от рядового бойца-пограничника до начальника заставы):

«Когда мы учим собаку работать по следу, мы подавляем в ней и страх, и ее природный охотничий инстинкт, и много других данных ей природой качеств. Так надо. Мы даже лишаем ее голоса. Наша собака никогда не лает на границе. Скажите, какая собака упустит случай погоняться за зайцем. Ей будет тяжело упустить этот случай, она может заскулить и даже жалобно поглядит на хозяина, но пойдет все-таки по следу. Так надо. Она тоже ведь служит. Так надо…»

Собаку укусила змея. Кто виноват? Собака? «Мы, — говорит пограничник. — Ибо попался ей след — все забывает, так учили… Обычно же, когда она не работает, не идет по следу, она, увидев змею, отпрыгнет и осторожно обходит. А взяла след — про все забыла…»

«Про все забыла…» Вот так работает пограничный пес! Самозабвенно! Да, да, да! А еще кто-то сомневался: если ли чувство долга у собаки… Есть!

Пограничные собаки способны понимать не только безмолвный язык жестов, но выражение глаз хозяина, его лицо.

Собака приходит на помощь человеку в тяжкий для него час, когда он теряет зрение (на войне и в результате несчастного случая, или, может, он слеп от рождения — бывает и так).

Поводырь слепого — одна из благороднейших собачьих профессий и тоже требует продолжительной, сложной дрессировки. Для нее нужны миролюбивые, добрые собаки.

Собака-поводырь останавливается у препятствия, достигнув поребрика тротуара, но, уже достаточно опытная, искушенная в улице, она превосходно ориентируется и по знакам постового милиционера, сигналам светофора. Она не допустит, чтоб ее подопечный — слепой человек попал под машину…

Доброе, милое, святое существо!

А какую преданность долгу показывают собаки-связисты. Помните Фрею, эрдельку, которая под огнем врага проделала 33 рейса, пробежав в обще сложности 70 километров.

А готовить этих чудо-псов зачастую начинаете вы, ребята, да, вы, засыпающие письмами редакции газет и журналов, осаждающие нас, взрослых, бесконечными расспросами…

Да, когда вы ходите с ними на учебную площадку, когда берете щенка и выращиваете его. Может быть, вы и не подарите его армии, но может прийти такой час, когда армия сама возьмет его у вас. Это — если война. Ведь служебные псы — военный резерв, недаром они все на учете, на них выдается «Охранное свидетельство».

Но пусть не будет войны. Не надо войны! И в мирное время эти собаки служат, как на фронте. Граница — вечный фронт!

Поэтому вернемся снова на дрессировочную площадку и поговорим о том, что же нужно, дабы из вашего воспитанника получился полноценный служебный пес, что требуется от вас, владельцев.

К состоящим на службе собакам предъявляются куда более строгие требования, чем домашним, мирно почивающим в долгие зимние ночи на своей подстилке в хозяйской квартире.

«Служащий» пес особенно вынослив, неустрашим, неподкупен. Сказали «охраняй!» (команда караульной службы) — и будет охранять. Умрет, а не отойдет от того, что ему доверили.

Скажут «фасс!», отвяжут и пустят «на задержание», ловить убегающего злоумышленника. Задержит и приведет (тоже особый прием — «конвоирование»).

Важно, чтобы у пса были крепкие, здоровые нервы, уравновешенный характер, покладистый нрав.

Не годится, если он бросается на любого да каждого без разбору. Верно сказал Рокуэлл Кент: «Среди собак, как и среди людей, кусаются только трусы…»

Трусость позорит собаку, как и человека.

Чтобы меня не поняли превратно, поясню. Речь не о том, чтоб собака не кусалась вообще, такая собака — не собака. Собаку мы за то и ценим, что она не теленок. Но если она кидается попусту, никому проходу не дает — такое поведение признак неуравновешенной психики, а это уже близко к трусости. Тут точно как в старой русской притче: «Собака, зачем лаешь?» — «Волков пугаю. — «Собака, что хвост поджала?» — «Волков боюсь».

Вместе с тем вся работа караульных, караульно-защитных, патрульных псов построена на агрессивной, оборонительно-активной реакции со смелой и крепкой хваткой. А отрабатывать ее, эту реакцию, начинают с приема «охрана предмета», который обычно проходится с общим курсом.

Служебную собаку уже с молоду приучают к выстрелам. Она не должна бояться выстрелов. Даже не должна реагировать на них. Поэтому ее приучают к звукам выстрела и во время кормежки, на прогулке — в самых разных обстоятельствах. А начинать надо еще на дрессировочной площадке — вам. Смотрите не сплошайте, не сделайте ошибки. Молодую собаку, щенка легко испугать. Будет «однострельная собака» — то есть испугавшаяся первого выстрела и уже больше ни на что не годная. Надо постепенно. Сперва стреляются вдали, потом поближе, потом — еще ближе. Ободрите пса. А там уже не так страшно. Привык.

Трусость может появиться и в результате побоев.

Мертвая хватка — это плохо, вы уже знаете. Мертвая хватка бывает у нервно-возбудимых собак. На площадке молодой пес схватил дрессировщика: не могли отнять. «Давите ноздри!» — кричит тот. Не помогло. Вытряхнули из костюма (на дрессировщика во время обучения злобных собак толстый простеганный костюм, спасающий от покусов; в таком костюме обычно помощник, на которого травится собака). Да, вытряхнули из костюма, тогда отпустил и пес. Куда это годится? А если на границе!

Воспитать собаку с правильными, нормальными реакциями на окружающее — как раз забота любителя.

Не забудьте, что многие свойства передаются по наследству.

Все зависит от вас. И неудачи — тоже от вас.

Собаководы говорят: сколько и чего ты вложил в собаку, столько и в том же качестве она и вернет тебя!

Помните, я говорил про Лидию Ивановну Острецову, дрессировщицу из Ленинграда. Ее неистощимым упорством и искусством дрессировщика, воспитателя было произведено подлинное чудо — Акбар. Вот какими словами оценивал Акбара кинорежиссер, снимавший кинофильм с его участием: «Никто лучше, чем я, не знает, как выдрессирован Акбар. Но, честное слово, мне казалось, что он специально дрессирован для приключенческого кинофильма. Я любовался им. Как он прыгал с крыши на крышу! Счастье, что все дома были почти одинаковой высоты и стояли совсем рядом, как бы прислоняясь друг к другу. Жаль, не было с нами оператора, который снял бы на пленку собаку, летящую белой ленинградской ночью по крышам пустынных домов, прыгающую в окно чердака, чтобы через мгновение выпрыгнуть из другого…» напомним, что Акбар был серьезным псом и пользовался, если так можно сказать про собаку, исключительным авторитетом в дружине по охране общественного порядка.

Состоять в такой дружине — честь для собаковода, хорошая закалка для собаки и молодого человека, которому, быть может, завтра предстоит пойти в армию, на действительную службу, и большая общественная польза (тоже «мирный фронт!»).

Ленинградский клуб первым разработал целый военно-спортивный комплекс, способствующий развитию мужества и ловкости. Соревнования молодых собаководов в городе на Неве вскоре сделались традиционными.

Важное событие в жизни собаки — выставка, не менее важное — состязания и испытания (сдача нормативов по дрессировке), еще более важное — когда она приступает к работе.

На выставках и выводках определяют экстерьер, внешний вид животного, как оно выращено, каков уход; на соревнованиях и состязаниях — его выучку, подготовку.

Награды и оценки на выставке: Большая золотая медаль — оценка «отлично», Малая золотая медаль — «очень хорошо», серебренная — «хорошо» (дается только сукам).

Кроме того, всем — дипломы, даже тем, кто получил лишь «удовлетворительно». Победителям присваивается звание чемпиона.

Награды на соревнованиях и состязаниях: диплом 1-й степени — золотой жетон, диплом 2-й степени — серебряный жетон, диплом 3-й степени — без жетона.

Буран, заснятый в кинофильме «дай лапу, Друг!» (дрессировщицей в фильме была тоже Лидия Ивановна Острецова), имел 29 жетонов за работу, Большие и Малые медали — за красоту.

СТО ТЫСЯЧ «ПОЧЕМУ»

(школа практического собаководства)

Что же, теперь — все? Вопросов больше нет?

Как бы не так! Можно сказать, они еще все впереди…

Ведь самые большие сложности, а следовательно, и самые мучительные вопросы, начинаются тогда, когда ты завел собаку. Тут, как говорится, чем дальше в лес, тем больше дров!

«Здравствуйте!

Я недавно стал членов Вашего клуба. Числюсь я там под номером 987 (не я, конечно, а собака). Мое письмо сигнал «SOS». Сейчас Вы узнаете, что я отношусь к разряду людей-»нытиков». Заранее прошу Вас извинить меня за это письмо. Я Вам писал уже, что я имею собаку Джека. Не удалась мне эта собака. Да, да, она мне не удалась из-за моих больших ошибок. Из-за каких именно? Прежде всего из-за моей неопытности. Я раскаиваюсь, что так поздно поступил в Ваш клуб. За это я поплатился своим Джеком! Вы не подумайте, что я пишу такие слова, чтобы сказать, вот, мол какой я «собаковод». Я сейчас буду себя критиковать. Джек у меня не знает «аппорт». Моя ошибка! Когда ему было всего 4 месяца (!!!), я стал его учить этому приему. Это моя 1-я ошибка. Когда я кидал какой-нибудь предмет, Джек брал его и пробегал мимо. Я его никак не мог схватить. Пробовал подзывать его, но он выкидывал предмет и подходил ко мне. Силой ложил (нельзя говорить «ложил», надо «клал» — Б.Р.) ему «аппорт» в рот и когда снова кидал его, повторялось то же самое. Сейчас его этому никак не научишь. Он снова пробегает мимо. Моя 2-я ошибка. Джек давил куриц. Он задавил 6 штук. За первую курицу я с ним «поговорил» лаской. За последующих курей я его бил. Я с самого его детства не приручил его к курям (Кур, курам — только так! — Б.Р.). А потом, когда я его посадил в сарай (приучать), он выломал дверцу и — 1-я штука есть! Других он задавил, когда был на цепи. Моя 3-я ошибка (медицинская). Когда я купил его, у него был превосходный аппетит. Он толстел. Когда ему было 7 месяцев, он начал худеть (хотя сейчас у него золотая середина). У меня не было глистогонного, кроме цитварного семени. Но оно Джек не помогло. Он стал недоростком. И еще много ошибок.

Теперь о Джеке. Я думаю, и у него есть свои ошибки. Самая первая, это его безразличное отношение к караулу. Ему уже год, я думаю, в такое время можно кой-как лаять на идущего. Он это делает (когда не спит). Если же он спит, то к нему можно спокойно подойти. Еще он по ночам ноет и бессмысленно лает. Я с ним ровно десять дней занимался приемом «стоять». Он когда встанет (если его отпустить), а тот туту же и упадет. За это время он почти (если не повторишь) забывал «сидеть» и «лежать». За это 3 из 4 членов нашей семьи его не любят (не так. Конечно, что бьют его). Отец и мать мне говорят: «Продай его, купи другого». Вы знаете, каково собаке, если ее недолюбливают. Вы, наверное, подумали: «Не любите вы животных». Нет, пока не это. Отец, например, ухаживает за своими рыбками и гусями. Брат держит кроликов. У матери любимые животные корова, свинья, куры. И вот все вышеизложенное (еще мотоцикл) надо охранять. «Какой из него охранник, если он спит», — говорят родители. Джекино непослушание еще может зависеть от его нечистопородности (я его купил за 7 рублей на базаре). Борис Степанович Рябинин писал: «Цель кровного собаководства — заменить беспородную собаку породистой». Я решил Джека продать! Так решили и все члены семьи. И купить другого щенка. Не думайте, что я записался в Ваш клуб, чтобы достать другого щенка. Я хочу, так сказать, искупить свои ошибки, не повторить их. Я прошу Вас прислать мне ответ, можно ли завести нового щенка? Я таких ошибок больше не повторю! С приветом к Вам Витя.

Прошу прислать ответ. Свердловская область, Чкаловский район. Шабровский тальковый комбинат. Жеребцов В.»

Вот, смотрите, сколько сразу вопросов. В одном письме! Вот вам и «здравствуйте»… Удивляюсь, как легко иной раз отказываются от щенка или взрослого пса. А где сердце?

Не удовлетворившись одним письмом, Витя написал мне другое — (первое он прислал в клуб служебного собаководства).

«…Я снова решил написать письмо. Я — это Виктор Жеребцов. Вы, наверное, меня помните. Мой Джек уже вырос. Его рост в холке выше моего колена. Его цвет стальной с большими подпалинами. Однажды Джек задавил курицу (но не съел). Затем еще и еще (всего 6 штук). Я его уже бил так. Суну ему курицу (задавленную), и как только он начнет ее нюхать, я начинаю его бить. Когда он задавил 2-ю курицу, я его не бил, а поговорил с ним ласково (не помогло). Когда он задавит курицу, он ее не ест, а себя чувствует виноватым, поджимает хвост, ласкается, опускает голову (стыдиться, помните я говорил. Что собаки стыдятся своих поступков, вот и Витя это подтверждает. — Б.Р.).

Разрешите, пожалуйста, задав Вам первый вопрос:

1) Можно ли Джека отучить от этого и как? Если нельзя, то я его ликвидирую. Но я этого очень не желаю.

Еще, Борис Степанович, разрешите задать второй вопрос:

2) Когда я дрессировал сегодня Джека приему «сидеть», то у него такая привычка: когда я ему скажу «сидеть», он заходит вперед и садится мордой ко мне.

Борис Степанович, и еще вопрос — третий:

3) Можно ли его так дрессировать приему «сидеть»? Борис Степанович, очень Вас прошу, ответьте, особенно на 1-й вопрос. Ну, вот и все.

Желаю Вам и Вашей семье крепкого здоровья и долгих лет жизни. До свидания.

Жду ответа».

Да, серьезное Джекино положение. Замаялся с Джеком Витя. А парень, видать, хороший, не хочет бросать своего непонятливого друга. Кто-то, возможно, улыбнется, — а ведь все важные вопросы. И сколько таких Витей и таких Джеков!

Наука доморощенного кинолога, школа практического собаководства (назовем ее так) у каждого своя. У каждого свои терзания.

Не берет аппорт. Или берет и бросает. Отчего? Вероятно, Витя не поощрял собаку, когда она брала, или поощрял, да плохо — вот Джек и стал бросать. Даром-то что стараться!

«Мордой ко мне…» Собака старается всегда принимать такое положение, чтоб видеть хозяина. Замечали: не спускает глаз. Иногда, право, даже удивляешься, чем ты заслужил такую любовь?

Срывает команду «сидеть». Опять Витина ошибка. Он, в общем, прав: все ошибки его, и даже те, которые он относит на счет Джека. Нечего сваливать на Джека! «Сидеть» надо сперва отработать как следует, рядом, у ноги, придерживая пса рукой. Тогда не будет заходить вперед и садиться мордой к хозяину. Так же — и со всеми приемами. Не торопиться! Отрабатывать шаг за шагом, тогда пес не будет срываться.

Очевидно, многие ошибки могут быть поправлены впоследствии на дрессировочной площадке, с участием инструктора. Но лучше не ошибаться. Исправлять — труднее.

Пес стал худеть после семи месяцев. А может, просто сильно «пошел в рост», начал тянуться? Собака растет толчками, и в период усиленного роста всегда худеет, это закономерно так же, как то, что мальчишки и девчонки в определенном возрасте делаются голенастыми, нескладными. Возможно, не хватает питания. Пес растет — надо увеличить рацион.

Пес «бессмысленно лает», воет, оставаясь ночью во дворе один? Пустобрех — это плохо. Скучно, наверное, потому и лает, подражает деревенским шавкам. Те обычно лают «для профилактики», подбадривая себя: не подходи-де, вон я какая! одновременно это и «беседа»: «Я здесь!», «Я тоже здесь!» Днем был с хозяином, играл, дрессировался, был все время при деле, занят, а тут вдруг ночь, один, на цепи… Завоешь! Надо войти и в положение собаки. Когда она всю жизнь на цепи — привыкает, смиряется, а когда такое чередование — трудно, даже собаке… станет постарше — перестанет.

Давит кур. Плохие занятия. Уговорами тут не возьмешь. Вот и Лена Федосеева, ученица 6-го класса, пишет, что ее собака «гоняет овечек». Правда, «ничего им не делает, а просто гоняет. Не думайте, что она не знает команду. Она все команды общего курса исполняет. Но когда бежит за овечками, она ничего не слушает. Ей один год. Я ее стукну, если она побежит за овечками, а она все равно бегает. Мы живем в поселке. Если я впущу Рэкса во двор, соседи ругаются. А на улице и в лесу овечки ходят, каждый раз неприятность. Приходится водить его на прогулку только вечером, когда нет ни соседей, ни овечек. Что мне делать с ним?»

Ну, возможно, тут тоже все идет от молодости. Но ждать, пока пес повзрослеет и сам наберется ума-разума, не следует. Надо захватить на месте преступления и тут выпороть, именно — тут, иначе он может не понять. И в этом случае нечего церемониться. Разумеется, не избивать до потери сознания, не калечить, но чтоб запомнил, больше не захотелось. Не хватит одного раза — повторить, когда опять погонится за курами (или овечками). Не на каждого действует сразу. Фокстерьера вряд ли отучишь: слишком силен охотничий азарт. Из-за него погиб мой Антошка. Он пытался загрызть не кур, а лошадь (роковая страсть!): погнался за нею, а попал под машину.

Могут возразить: а раньше вы говорили, что бить нельзя. Одно другому не противоречит. Да, вводить битье в воспитательный метод, в систему нельзя. Я говорил, что находятся такие горе-воспитатели, которые шагу ступить не могут без плетки (к слову заметим, что это вовсе не сила их, как они полагают, а слабость). Сейчас же речь идет о наказании, которое, может быть, вы примените раз-два, много три за всю жизнь вашего питомца.

Нечистопородный, потому и такой? Нет, не потому! Да, конечная цель кровного собаководства — заменить беспородных собак породистыми, хотя дворняжка тоже несет свою полезную службу. У породистой собаки есть четко определенные признаки и свойства, передающиеся по наследству. Потому мы их и разводим (знаем: уж от эрдельтерьера будет эрдельтерьер, от овчарки — овчарка и т. д.). Но надо ли отказываться от Джека, сваливая на него все свои неудачи? Ни в коем случае!

Спрашивает Таня Шелюгова из г.Электросталь Московской обл.: «Когда моя подруга узнала о том, что я хочу иметь собаку, первое, что она мне сказала: от собаки (особенно крупной) ужасно пахнет псиной, запах этот разносится по всей квартире, и его ничем нельзя уничтожить, как ни старайся (я ей поверила, у нее была когда-то собака).

У нас (в нашей семье) не было никогда крупной собаки, и поэтому я не знаю, чем можно уничтожить этот запах. Не могли бы Вы посоветовать, чем уничтожить запах псины? И еще: у всех ли собак так сильно развит запах или нет? Ответьте, пожалуйста, очень ли сильный запах у доберман-пинчера?»

Глупость какая! От чистой собаки вообще ничем не пахнет. Собака пахнет только у плохого хозяина, у нерях и грязнуль. Случается, когда пес придет с мороза, уловишь запах шерсти. Многим он даже нравится. Что касается доберман-пинчера, то у него шерсть так коротка, что, право, разговаривать не о чем.

А подруга Тани — брезгливая особа! — свою собаку, наверное, никогда не мыла (или же повторяла чепуху с чьих-то слов. Встречаются такие. Сказать честно, я даже сомневаюсь, были ли у нее когда-нибудь своя собака!).

«Как можно наказать собаку, чтобы она не брала с земли брошенную кем-то колбасу или еще что-либо. Я ее уже пробовала отучать, говорила «фу! фу!», а она меня не слушает…»

(Ирина Дерябина, Москва).

Все служебные собаки проходят прием «отказ от корма» — не брать из рук чужого человека, не съедать найденного. Домашними средствами добиться этого удается не всегда. Одно «фу» может и не помочь. Не действует и мазанье кусков горчицей — жадный до еды пес все равно съест. Ам — и готово, пролетит и горчица (собаки не жуют). Поэтому лучше отработать этот прием с инструктором, на дрессировочной площадке, а также с участием специального помощника — «дразнилы». Пес хочет подобрать кусок, а «дразнила» выскакивает из-за куста и ударяет его по носу. Применяют также электрический индуктор.

Щенок наелся несъедобный вещей (тряпок, веревок, шнурков, бумаги, налакался краски, проглотил еще что-то… это они умеют делать! Об этом тоже часто пишут). Дайте столовую ложку касторки. Пройдет (точнее сказать, выйдет). Касторку — как и всякое лекарство — заливайте (засыпайте) за щеку, отвернув губы собаки. После придержите, дождитесь, чтоб проглотил (может выплюнуть). Иногда щенки охотно слизывают касторку.

Щенок порезал лапу. Собаки часто ранятся на прогулках из-за того, что несерьезные люди разбрасывают битые бутылки, склянки. Промойте ранку и продезинфицируйте — перекисью водорода, раствором марганцовки, смажьте стрептоцидной мазью. Можно йодом, но йод сжигает края раны, заживление идет медленнее. Забинтовать, если при ходьбе рана соприкасается с землей. Все хищники превосходно сами зализывают раны. Поэтому бинтовать необходимо лишь в тяжелых случаях, когда рана сильно кровоточит или есть опасность загрязнения…

Собака заболела: испугалась…

Поставьте себя на ее место. Очевидно, самое первое и необходимейшее — покой, исключить шум, дрессировки, все, что связано с нервным напряжением. Дать укрепиться нервам. Нервные заболевания вещь серьезная, шутить с ними нельзя.

В нашем дворе был случай. Испугался щенок колли. По совету какого-то мудреца (безграмотных советчиков находится много) хозяева сделали диаметрально противоположное тому, что надо было сделать: потащили на людные улицы, в грохот, суету… Собака пропала. А ведь все просто: достаточно было представить, что нервным расстройством болеет человек. Что делают в это случае? Первым долгом устраняют все, что может травмировать нервную систему и ухудшить течение болезни. Ласковый уход, тишина. Не надо, чтоб в доме гремело радио, постараться в острый период не включать телевизор, чтоб поменьше приходило и галдело людей. Если подстилка близко от окна — перенести в тихий угол, задраить шторами окна, чтоб не раздражал яркий свет. «Успокаивающие» лекарства, бром в первую очередь. Вообще, напоминаю который раз, законы природы распространяются одинаково на человека и на собаку; нет ветеринара — обращайтесь к «человеческому врачу», и что он посоветует для человека, то подойдет и для собаки.

«Я учусь в 8 классе. Мне 15 лет. У меня есть собака — Бобик. Он очень красивый. Я начал его учить, когда ему было шесть месяцев. Он умеет: сидеть, лежать, стоять, аппорт, дай, ко мне, фасс и фу. Но одно «но». Он очень злой. Я не знаю, как его от этого отучить. Только выпустишь его на улицу, он обязательно на кого-нибудь наброситься. Особенно на маленьких. Прошу Вас посоветовать, что мне делать. Я не знаю, какой он породы. В другой раз я пошлю Вам фотографию. Высота в холке — 58 см. Длина его, без хвоста, конечно, — 87 см. Его рост, если измерять, его так, — 71 сантиметр…»

(Саша Костин. Первоуральск).

Ниже было изображено, как надо измерять, чтоб получился 71 сантиметр; рядом нарисован собачий силуэт. Судя по рисунку, Бобик приходился сродни восточноевропейским овчаркам.

Думаю, Саша сам допустил в свое время ошибку: увлекался злостью. Многим нравится, когда маленький щенок проявляет активность, облаивает, бросается на всех. Поощряют его, травят: «Усь, усь! Молодец!» Пока мал — забава, но приходит такой час, когда это превращается в бедствие. Не надо злить собаку, искусственно усиливая ее и без того вполне достаточную естественную злобу (я исключаю отсюда подготовку караульной собаки).

Очень плохо, что пес бросается на детей. Но и тут, думаю, виноваты люди. Вероятно, ребята его много дразнили, он запомнил, и теперь при случае не прочь расквитаться.

«Что мне делать, — вопрошает Женя Колесникова из г.Бельцы Молдавской ССР, — чтобы Дик не набрасывался на тех, кто ко мне приходит? Я хочу, чтобы Дик относился ко всем довольно равнодушно. А он готов разорвать каждого. Как должна вести себя собака, когда к хозяину приходят гости?»

У Жени, видимо, тоже довольно злобный экземпляр овчарки. (Собаки одной породы тоже ведь отличаются друг от друга: один пес более злобный, другой — мягче, «добрее», приветливее).

Как поступать? Пришли гости — пусть войдут, постоят минутку смирненько в прихожей, чтоб собака обнюхала их; после отошлите ее на место. Тогда пройдут они. Если вы опасаетесь, что пес в эти первые минуты может ухватить за ногу, сразу отошлите на место или, лучше, заприте в соседней комнате, на кухне, а когда все пройдут и сядут — выпустите. Предупредите: «Сидите спокойно, не пугайтесь». Пес обнюхал. «Познакомился? Ну, а теперь на место…» Спустя немного он уже привыкнет к людям; только особо свирепые и недоверчивые будут проявлять настороженность.

В такие моменты не фамильярничайте с собакой. Она ведь вполне серьезно охраняет ваш покой, ваш дом. Обычно хороших знакомых собака знает и встречает повиливанием хвоста.

Несколько иной случай у М.Кулябко из г.Рузаевки. У Кулябко спаниель; как известно, собака добрая, но «в лесу, — жалуется Кулябко, — особенно вечером и ночью, преображается, становится недоверчивой, злобной к чужим, при приближении чужого ставит шерсть дыбом (собака не «ставит» шерсть, это не уши, шерсть поднимается без всякого усилия со стороны собаки, повинуясь нервному импульсу. — Б.Р.) и грозно рычит. А приедем в город — опять ко всем ласкается…»

Тут, думаю, все в порядке. Так и должно быт: ночью и в лесу, особенно ночью, все инстинкты собаки резко обостряются. Именно ночью тысячи лет назад враги ее хозяина всегда пытались совершить нападение на его жилище, под прикрытием ночной тьмы хищник выходил за добычей, и человек нуждался в ее защите.

Такую привычку, унаследованную от далеких предков, мы называем атавизмом. (Попутно — этим объясняется, что иной раз собака не ест, не ест, а потом вдруг ночью — именно ночью — встанет и подчистит все досуха). Правильный пес у Кулябко!

«Что случилось с Буйкой? Словно какая-то муха его укусила. Все был послушный, хорошо учился, а теперь подрос и точно подменили: никого не слушается. Отпустишь — носится сломя голову, подзываешь — не подходит, пока не набегается. На всех гавкает, хотя никого не кусает, только пугает… Неужели он всегда будет такой? Мама уже говорит, что надо его продать…»

(Таня Лебедева из Владивостока).

Не надо продавать. Просто у пса начался такой «буйный» период, появилась сила, а ума еще не накопил. Это пес-подросток, дитя переходного возраста… (Так ведь и у людей, когда они растут, бывает несколько переходных возрастов, которые зачастую очень сильно отличаются один от другого).

Надо знать, что развитие собаки происходит периодами. Первый год — выращивание. Второй — обучение. Потом — собака. А вот между годом и двумя — самое хлопотное время. Пес балуется, не хочет повиноваться, заигрывается. Все это пройдет. Сами не заметите, как вдруг у него прибавится сдержанности, появится достоинство. Поймете, когда посторонние начнут восхищаться: что за пес! Красавец пес! А какой послушный!…

У кого что! «Желтеют зубы, просто беда, не можем понять — почему. Собака молодая, здоровая, а зубы как у старой лошади, и, что самое неприятное, желтизна продолжает усиливаться, — написал И.Челюдских из Перми. — Болезни, кариоза, вроде бы нет (мы уж обращались к специалистам), в чем же причина? Нас это тревожит. Дефектов эмали не видно. Недостаток витаминов? Но на еду мы не скупимся. И гуляет пес много, правда утром до семи часов, вечером — после семи, когда приходим с работы…»

В последней фразе — возможно и объяснение.

Посоветовал попробовать почистить зубы пастой «Поморин»: патентованное средство, может купить всякий. Кроме того, отметил такое обстоятельство: гуляние слишком ранее и слишком позднее — до семи и после семи — это, когда нет ультрафиолетовых лучей, витамины не усваиваются, причина может быть и в этом. А дефекты эмали зубов микроскопичны, заметишь не сразу.

К счастью, все обошлось. Вскоре Челюдских сообщил: «Из рекомендованных Вами средств нашел в продаже пасту «Поморин». Начал пользовать ею свою воспитанницу. Чистка зубов ей пришлась явно не по нраву. Однако доверие к хозяину, привитое с детства, заставило смириться: что ж, раз надо, буду терпеть! И после двух-трех процедур она стала безропотно разрешать чистить свои клыки. Результаты отличные. Желтизна исчезает…»

«У моем Джильды все время дурной запах изо рта. Наверное, у нее портятся зубы. «Наверное, кариоз», — сказал папин знакомый, зубной врач. Что мне делать?»

(Таня К., Алма-Ата).

Кариоз (гниение) зубов — серьезный порок для собаки, и в инструкциях по выбраковке собак, набираемых для армии, об этом есть специальный пункт. Кариоз — в основном последствие чумы.

Дурно пахнет изо рта собаки при гастрите. А гастрит — результат неправильного питания. Плохие зубы лечат сырыми костями.

«…Пишет Вам девочка Наташа. Мне 11 лет. Я не знаю, есть ли у нас (в городе Воронеже) ветлечебница или нет? Я очень люблю животных, особенно кошек и собак. Дома у меня живут рыбки. Учусь я хорошо, на 4 и 5. Дом у нас небольшой. Комната, кухня, веранда и сад. Живем трое — я, бабушка и мама. Мама тоже, как и я, заядлая «собачница». С приветом к вам, дорогой товарищ, от Малышевой Натальи. До свидания! Да! Чуть не забыла! Какие средства и как надо применять у щенка против глистов?»

Чтобы знать, какие средства следует применять против глистов, надо кал собаки (щенка) сносить в ветеринарную лечебницу на исследование. Врач выпишет лекарство, он же объяснит, как и применять его. Без врача не делать ничего!

Лекарство дается обычно натощак, после — повторить. Но не увлекайтесь и не вздумайте делать наугад или повторять часто: все глистогонные лекарства — ядовиты.

Признаки глистов — рвота, подергивание конечностей, судороги, пес вялый, иногда ерзает, лижет себе зад; часто — худоба, ест много, а не оправляется. Некоторые специалисты считают, что глисты бывают у всех щенков, но после 5-6 месяцев пропадают. Наиболее распространенный вид — аскариды (круглые глисты). Установлено, что щенки могут рождаться с личинками аскарид в крови, потому лучше провести курс лечения, не ожидая пяти-шести месяцев. Аскарид выводят пиперазином. Курс лечения (на всякий случай): перед едой четыре дня подряд давать раздавленную половинку таблетку пиперазина (белый цвет), смешать с медом и сунуть в пасть. На четвертый день через час после каждого приема давать полтаблетки ревеня (коричневого цвета), также раздавить и смешать с медом (лучше всего), опять сунуть поглужбе в пасть и придержать, чтоб собака проглотила.

Тяжелый случай (пишет взрослый): «У меня две дочери, Наташа и Люда, 14 или 11 лет. Они очень мечтали о собаке. В марте я привез щенка, но по неопытности взял больного, обнаружил это только дома. Вначале ветлечебница давала разные советы, и мы надеялись, что со временем все пройдет, но вот помучились полтора месяца, а улучшения нет, наоборот — хуже. С первого дня и с первого кормления все мучила рвота, подозрение на глисты не подтвердились. Пищу перепробовали самую разную, результат один. Когда она поест, пища у нее стоит в пищеводе и она начинает метаться, делать глотательные движения, появляется пена и течет слюна до тех пор, пока все не выбросит, и так повторяется с каждой кормежкой. Сейчас кормление превратилось и для нее и для нас в пытку. Мы все ее очень любим, и просто нет сил смотреть на ее мучения…

Собака на глазах тает. Иногда, но это бывает очень редко, она помучается, но не срыгнет, пища проходит, но обычно попадает очень мало. До кормления она веселая, ни на что не жалуется. Аппетит хороший, ведь она всегда голодна, а есть начнет, раза три срыгнет и бросает, отходит от кормушки и ложится на живот, ноги передние вытягивает вперед и лежит полчаса не шевелясь. Высказывается мнение, что у нее непроходимость пищевода…»

Я ответил: похоже на то, что надо рентген. Сужение пищевода может быть врожденным, тут ничего не сделаешь. На пищеводе ветврачи операции не делают. Если подтвердятся, лучше, разумнее — усыпить. Очень, очень обидно, но что делать. (Потом А.В.Лизин сообщил мне, что собака погибла).

Но подобные случаи очень редки. Куда чаще собак мучает обыкновенный гастрит, вроде того, что бывает и у людей. Причина всегда одна: неправильное питание. И потому лишний раз напоминаю — не нарушайте режима питания. Режим — сила!

«Мама не берет собаку: говорит, она грязная, ее надо мыть каждый день. Это верно? У нас есть кот Мурзик, мы его тоже моем каждую неделю…»

Ну и напрасно. Кошка — моющееся животное, и сама наводит чистоту, следит за своей гигиеной. Видели, как промывает языком и слюнкой каждый волосок? Хотя есть такие кошки — настолько приучены к мытью, сами лезут в таз…

Хищник в природе не знает мыла, а ведь чистый. Собака не умывается с утра, а по-своему чиста, опрятна. Посмотрела бы мама, какие бывают чистые и красивые собаки, хотя их и не моют ежедневно, наверное, переменила бы свое мнение.

«…Мне купили щенка дога. Все было бы хорошо, но родители не захотели пускать его в комнату. Сначала потому, что он все время спал, а потом потому, что я с ним очень много гуляла. Он набегается и бухнется спать. Поэтому они отвыкли от того, что он должен ходить по комнатам. Он только войдет, они его сразу же выгоняют в коридор…»

Что я могу сказать на это? Может быть, родители не любят собак, держать дочери разрешили, а сами не любят. А может быть, их тоже «заела» чистота, чрезмерно брезгливы. Что тут можно сделать? Приглашаю к себе: приезжайте, посмотрите, думаю, что найдете мою квартиру чистой, хотя собакам и кошкам всегда разрешалось пользоваться всей площадью…

«Говорят, что короткошерстным собакам следует сделать топчан…»

Совсем не обязательно.

«Если вместо подстилки я сделаю жесткий матрасик, не испорчу этим щенка?

(Ваш новый друг Оля)».

Отнюдь!

«Какой пищей можно увеличить догу рост?»

Зачем?!

«Имеет ли значение к злобности собаки черноте во рту? И еще, как выбрать такого щенка, чтобы он был злобным?»

А не придется потом бежать из дому? Что касается «черности» во рту — ерунда. У многих добрых собак небо темное.

«Можно ли держать собаку там, где спят (у нас две комнаты, в первой родители, во второй я и сестра, ей 6 лет)?»

А почему бы нет?

«У нас овчарка по имени Гильда. Ей восемь месяцев. Можно ли скрещивать Гильду в год?»

Нельзя.

«В нашем доме всегда держали собак, кошек, хомяков, попугаев и прочую живность. Сейчас у нас есть большой, умный и вечно поцарапанный кот и собака породы тойтерьер. Вот по поводу этой собаки и разрешите с Вами посоветоваться.

Дело в том, что это маленькое существо полностью попало под мамино влияние. Если раньше были овчарки, и папа дрессировал их, воспитывал, водил гулять, то теперь, когда в доме такое крошечное существо, папа, по-моему, не представляет, как можно серьезно с ним (точнее — с ней) заниматься. Ну разве что поиграть с ней, почесать за ухом. А маме только этого и надо. Она собачку кормит сама, сама купает, пеленает, возится как с ребенком (знакомая картина! — Б.Р.) Гуляет собачка только во дворе, под строгим надзором. Собак видела издалека, сидя на руках, и боится их, да и новых людей тоже. Лай поднимает страшный, но на почтительном расстоянии. Впрочем, не очень трусиха. Хвост не поджимает. Хотя одного движения ноги достаточно, чтоб отбросить ее…

Все бы шло хорошо. Но вот этому слишком одомашненному животному исполнилось два года. Подошла пора вязать ее, но как это сделать? Собак она боится. Самцов отгоняет, шерсть на спине дыбом, лай на всю улицу…»

Неправильно воспитали собачку. Что делать теперь? Потихоньку-помаленьку постараться приучить к «нормальной» жизни. Чтоб не укусила, первое время придержать рукой.

«У меня овчарка — Асман. Ему нужна подруга обязательно такой же породы?»

Чтобы играть — не обязательно. «Женить» — да.

«Моя подруга уверяет, что, когда возьмешь щенка, нельзя брать его на руки, пока он не привык…»

Это еще почему?

«Вырастет нежный».

Глупости!

Не надо его тискать и мять. Не надо позволять сем и каждому баловаться со щенком.

«Можно ли держать кошку и собаку вместе? Они не будут драться? Помните поговорку…»

Можно. Не будут. Разве что первое время немного повраждуют, а потом сдружатся — разгонять придется! Когда Блямка припустит за котом Кацо, держитесь! Любят играть… В нашем доме всегда были и кошки и собаки.

«У меня вопрос: можно ли собаку держать на балконе?»

Нельзя. Собака будет лаять и раздражать соседей. Кончится тем, что потребуют вообще убрать собаку.

А вот, кстати, иллюстрация к этому вопросу — пишут из Челябинска:

«В доме N 23 по улице Яблочкина держат собаку (крупная лайка), на охоту с ней не ходят и такое резвое, свободолюбие животное содержат на маленьком балкончике, где соорудили ей конуру, так что свободного места там примерно 1-1,2 метра. В комнате она не бывает, иногда ее выводят ненадолго погулять, а в основном она как узник за решеткой сидит, положив голову на перила балкона, и воет, воет.

В особенности тяжело ей летом. Балкон расположен на южную сторону, солнце палит, и ей некуда деться. Испражняться ей приходится тут же, так что все течет прямо по стене дома. Иной раз идешь с хорошим настроением, а как увидишь эту страждущую собаку, сразу настроение пропадает и на сердце становится тяжело. За что страдает животное?»

«Осенью меня должны призвать в армию. Хочу служить в пограничных войсках, следовательно нужна собака. Я решил: весной куплю щенка. А отец мне сказал: «А если возьмут в другие рода войск, с кем он останется?»

По-моему, ничего страшного — останется в семье и дождется возвращения из армии своего хозяина.

«Может ли собака чувствовать скорую разлуку с хозяином? Мы воспитывали собаку для армии, для этого и взяли щенка. И вот наша Млада перестала есть… Исхудала даже! Где-то в двадцатых числах декабря ее нужно будет везти в Ленинград, передавать пограничникам. Неужели она чувствует это?!»

Все может быть. Мы еще очень мало знаем о животных. (Кто-то сказал, что она знают о нас больше).

«Где можно учиться на собаковода?»

Специальных школ нет. Обычно приходят к этой профессии практическим путем: заведут собаку, начнут заниматься в клубе, и вот, глядишь, эксперт-кинолог, дрессировщик…»

«Я пришла в клуб за щенком. Меня спросили: какой породы я хочу иметь. Я сказала: не знаю. Мне отказали…»

И правильно сделали. Надо знать, чего ты хочешь. «Можно ли дрессировать собаку вдвоем? Не испортится ли от этого собака?»

Можно. Не испортится. Но будет знать двух хозяев. Лично я не стал бы этого делать. Как сказал один умный человек, верное собачье сердце должно принадлежать одному человеку, а не дробиться на десятки кусков.

«Я заметила, что собака, живущая в квартире, больше общающаяся с хозяином, знает гораздо больше названий предметов и команд, чем собака живущая в будке…»

Правильно заметил. Потому-то пограничники и предпочитают собаку, выращенную в тесном контакте с человеком. Более способная. Больший «интеллект», то ли…

Наблюдениями делится Света Сидорова из г. Качканара:

«Она смотрит мне в рот и старается дойти до смысла каждого сказанного мною слова. Но бывает и так. Стянет у меня с руки варежку, подкинет в воздух, поймает и трясет головой из сторону в сторону. Я ее подзываю: «Лайна, ко мне!» Как бы не так! Я отвернусь, как будто обиделась. Лайна подойдет и дернет меня за шубу, словно говоря: «Ну, уж и обиделась…» — и виновато заглядывает в глаза. Если я назову кличку стоящей рядом собаки, она тут же бросается на нее… Ревнует! Значит, соображает…»

Соображает. Ты это верно сказала, Света. И ты соображай.

У Лайны выпал зуб, Света обеспокоена. Очевидно, нарушение кальциевого обмена. Совет врача: облучать кварцем, 24 сеанса, всю, зимой и весной, и — глюконат кальция, по три грамма ежедневно. Правильно ли кормит Света свою Лайну?

«Три месяца назад мой товарищ купил в городе Орджоникидзе щенка дога, и недавно мы с ним ездили за родословной к хозяевам этого щенка. Когда мы пришли к ним домой, то увидели в углу трех щенков. На наш вопрос, почему щенки еще не проданы, нам ответила — щенки не выходили на улицу и вообще мало ходили и не могут вставать на задние лапы…»

Плохо, очень плохо. Будет стоить многих трудов поднять такого беднягу щенка на ноги (в самом буквальном смысле). К сожалению, есть такие люди, которые рассматривают собаку как средство для наживы: ведь каждый щенок стоит деньги… Продадим — новый сервант купим! А кормить, ходить — не наше дело. Таких горе собаководов надо предавать позору и осуждению. С ними мне пришлось познакомиться при покупке щенка Джери.

«У моей одноклассницы Ларисы есть рыжая дворняжка Найда. Недавно Найда ощенилась. Я сказала, что лучше щенят уничтожить, ведь она дворняжка. Но Лариса начала говорить, что это жестокость, что я не люблю собак. Но ведь оставить этих щенков жить, значит сделать из них бродячих псов, которых всякий может пнуть, ударить. Разве это не будет жестокость? Напишите, пожалуйста, кто прав в этом споре, я или Лариса?»

Сложный вопрос затронула Наташа З. из города Петропавловска-Камчасткого. Ну, прежде всего: дворняжки тоже заслуживают внимания, как все другие собаки. Это первое и самое главное. Однако Наташа права: если щенкам предстоит стать бездомными животными — нужно ли их оставлять жить?

…Тут вспоминаю, как в Березовске женщина волокла щенка (привязав к санкам), чтоб выбросить, обездолить. «Куда вы его?» — «Да вот, надоел, только хлеб жрет. Утащу подальше, чтоб домой не вернулся, и отпущу». — «А зачем оставляли?» — «Да сука ощенилась». — «А для чего оставили?» Она не ответила и, упрямо поджав губы, потащила санки дальше. А он, пушистый, славный, растеряно упирался всю дорогу и так и «ехал» всю дорогу за санками на своих четырех лапах, упираясь изо всех сил передними и оседая на задние. Бедняга! Что ожидало его: голодная жизнь и смерть под забором, а может, от удавки уличного ловца или, еще хуже, мучительные забавы жесткосердечных мальчишек.

…Нет, жизнь всегда заслуживает того, чтоб ее беречь!

Тем не менее, человек должен ясно представлять, что ожидает бессловесное существо, и поступать так, как подскажет ему совесть. В ином случае гуманнее утопить, пока щенки слепые и еще ничего не понимают. Жалко? Да. Очень…

«Как сделать, чтобы у моей Грайды не было щенков?»

Не отпускать ее бегать одну без надзора. (Правильная забота: раз щенки не нужны, не надо, чтоб они были).

«Я, как и Вы, хочу посвятить свою жизнь собакам. И мечтаю вывести длинношерстного дога», — объявила Татьяна Проценко из Ухты. Но я не посвящал жизнь собакам. Просто я их люблю. Что касается длинношерстного дога… надо ли?

Наташа Толстых спрашивает:

«1) Если овчарка — родители — класса элита, то и щенки от них будут высший класс, без пороков?

2) Щенки будут цветом, как мать или как отец?

3) Если собака получила на выставке, оценку «удовлетворительно», может она в следующий раз получить «хорошо» или «отлично», и что для этого нужно сделать?

4) Кличку для щенка можно придумать самому или надо звать, как назвали хозяева матери-овчарки? Очень жду ответа».

Коль «очень» — получай:

1) От хороших родителей обычно бывают и хорошие щенки, на этом, собственно, держится все кровное разведение. Однако исключения возможны. Особенно они возможны у плохих хозяев.

2) А могут быть и в деда… Только не «цвет», а окрас (а еще — масть; у лошади, например).

3) Умелый хозяин может делать чудеса, а что для этого нужно… прочитай всю книжку внимательнее.

4) Кличку можно дать и свою.

Дотошная Татьяна Патопова из г.Фрунзе — настоящая любительница животных! Она же делится таким наблюдением:

«Часто я наблюдала сцену: рвется собака на человека с бешеным лаем, а сорвется и, если человек стоит неподвижно, видя, что ее не боятся, отходит в сторону. На меня два раза срывались собаки и ничего не сделали».

Все правильно. Стоящий неподвижно человек кажется собаке наиболее грозным противником (не боится). И не только собаке. Помните эпизод из романа Купера «Прерия», спасает группу поселенцев, став перед стадом мчащихся бизонов безмолвной статуей.

Два совершенно разных письма.

«Здравствуйте. Живем мы хорошо, собака у нас есть, зовут Пират. Собака ко всем лезет, на всех лает, один раз чуть не задавила петуха. Мы в это время стояли на другом берегу. Когда пришли домой, папа сказал, чтоб я принес плеть. Я считаю, что папа сделал правильно, потому что другого пути не было. Я прошу у папы, чтобы он ликвидировал его. (Но папа говорит, что он, может быть, пойдет на охоту). Я говорю, чтобы он взял щенка. (Папа говорит, что мы собачий двор разводить будем?) У нас были Тайга, Соболька, Долька и Найда, Юкон, Пират, Соболь. Тайгу к нам принесли щенком. Папа оставил ее в 15 километрах отсюда. А мне сказал, что она потерялась. У Тайги было потомство. Щенка мы взяли, он умер от чумы. Долька и Найда жили вместе в будке и умерли от чумы. Юкона сменяли на Пирата. Юкон был овчарка. Соболь может пойти на охоту. У нас клубов никаких нет, скажите, где взять щенка восточноевропейской овчарки. До свидания»

(Валерий Горбунов, пос. Мотыгино Красноярского края).

Столько собак держали, и ни одна не задержалась…

И слово-то какое нехорошее: «ликвидировал».

Ликвидировать можно излишки в хозяйстве, отбросы, а ликвидировать живое (любящее тебя!) существо… есть разница?

И — полная противоположность:

«У меня собака Дашенька. Хотя она и не породистая, но я очень люблю и не променяю ни на какую другую. Мне очень нравятся служебные собаки, и я обязательно заведу восточноевропейскую овчарку, когда стану старше. Но и Дашенька будет жить у меня до самой смерти»

(Марина Кузнецова, Ярославль).

Хорошо, Марина, очень хорошо! Друга не бросают на произвол судьбы, не оставляют за пятнадцать километров от дома, не меняют как перчатки одного на другого, не «ликвидируют».

О чем только не пишут!

«Если собаку не кормить — она злее?»

Попробуй сам не поешь, узнаешь.

«В каких магазинах можно купить намордники, ошейники, цепи, поводки, упряжки. Пожалуйста, сообщите их адреса».

Собачье снаряжение обычно продают охотничьи магазины. Иногда ими снабжают клуб (за плату). Порой приходится прибегать, и к услугам кустарей-частников.

У кого что!

«У нас в городе нет клуба служебного собаководства, и мы не можем записаться в члены и завести собаку. Как быть? Неужели мне придется жить без собаки?»

(Такие вопросы тоже приходят весьма часто — ведь и в самом деле клубы есть только в больших городах; а как же быть тем, кто живет в небольшом районном центре, в поселке?).

Как организовать клуб? — спрашивает другой, более энергичный, не желающий примириться с отсутствием собаки и, как видимо, даже готовый взяться за трудное общественное дело.

Надо собрать инициативную группу единомышленников — энтузиастов и, когда наберется порядочное количество, обратиться в местную организацию ДОСААФ с просьбой, чтоб оттуда было направлено ходатайство в Москву разрешить организовать клуб. Когда дело касается пород, с которыми клуб ДОСААФ работу не ведет, организуйте секцию при Обществе охраны природы или самостоятельную, зарегистрировав ее в горсовете.

Если в области есть клуб, можно создать самодеятельный филиал, это легче и проще. Свяжитесь с областным клубом, он поможет. Ну и, наконец, остаются кружки, старый испытанный способ. Создавайте кружки в школе, в учреждении, где работают отец и мать, при домоуправлении. Филиал Свердловского клуба, вскоре после памятного письма Вити Абрамова из поселка Кедровое, возник в городе Верхней Пышме, что находится по соседству со Свердловском, а в самом Кедровом, входящем в Верхне-Пышминский район, при школе N 24, родился клуб юных собаководов «Друг» и руководить им взялся уже не дедушка Завадский, которому и в самом деле это было тяжело, а сам директор школы Вячеслав Иванович Флавианов. Он оказался тое заядлым собачником: две псина — овчарка Норд и болонка Булька. Клуб выделил несколько щенков для ребят-кедровцев. Еще несколько щенков дало одно предприятие, на котором работали караульные собаки.

Но не забудьте: для всякого дела обязательно нужны инициаторы, закоперщики, с которых все и начнется.

«…Чтобы Вы поняли, расскажу все по порядку. Сейчас мне 17 лет, я учусь в 10-м классе. Давно, лет с шести, я просила папу (мы живем вдвоем) купить мне собаку, но несколько лет я тяжело болела, и врачи не разрешали держать собаку. В седьмом классе здоровье мое пошло на поправку, я стала заниматься спортом: летом плавание, зимой лыжами. Больших спортивных побед у меня нет, но здоровье отличное, потому наконец-то и разрешил мне папа держать собаку. 15 сентября у нас в доме появился малыш — щенок восточноевропейской овчарки. Когда мы принесли его, ему было 1 месяц и 2 дня. На первой своей выводке молодняка он получил грамоту. Тогда ему было 3,5 месяца. На этом наши радости кончились. Вчера Джулька умер. Он прожил немного более четырех месяцев. Умер он от чумы. У нас в городе уже с месяц эпидемия чумы, болеют многие собаки.

Теперь я очень боюсь этой чумы (нагляделась, как мучился Джуль), поэтому хочу приобрести щенка эрдельтерьера, я читала, что они очень редко подвергаются этому страшному заболеванию.

Вы пишете, что после собаки, болевшей чумой, надо вымыть пол с карболкой, сжечь весь инвентарь умершей собаки, чтобы не заразилась другая собака. Но ведь не вымоешь карболкой ковры и диван. Когда Джульке было плохо, он спал на диване. Потом папа не разрешает мыть пол карболкой, говорит, что после целый год будет пахнуть карболкой, а я боюсь, что и новый щенок может заразиться чумой. Посоветуйте, пожалуйста, что же делать? Может, Вы знаете какое-нибудь другое средство, или, может быть, пока не покупать щенка, и со временем зараза исчезнет?…»

(Лена Фролова, г. Калинин).

Как же не покупать? Конечно, покупать! Но обязательно сделать предварительную дезинфекцию в доме.

Дезинфекция абсолютно необходима. Всегда вспоминаю, как жаловался один любитель: «Не живут у меня щенки, только возьму — и готово! Видно, не ко двору…» Поинтересовались поближе, и оказалось: щенок погиб от чумы, а в квартире после этого даже пол не удосужились помыть, а другого щенка уже взяли. Ну и, конечно, опять чума. И опять погибло существо.

Конечно, диван не будешь мыть карболкой (лишний довод, что собаки не должны спать на диване). Но все же протереть каким-нибудь обеззараживающим составом можно. Инфекция чумы стойка и держится полгода. Можно промыть хлорамином. Так же поступить и с ковром, после вытащить на солнце. Пусть «прожарит». А пол, особенно то место, где лежала подстилка, промыть карболкой. Ну, повоняет немного, но никак не год. А вот подстилку, поводок, ошейник, гребень — сжечь, только сжечь.

Очень важно уберечь собаку от чумы в первый период ее жизни. До двух месяцев щенков от чумы защищает иммунитет матери, после он кончается. С возрастом опасность уменьшается. Но вовсе не потому, что усилятся защитные средства организма. Пес может даже переболеть чумой, но вы этого не заметите. Но для этого животное должно быть крепкое, выносливое. Практикуются противочумные предохранительные прививки, но их нужно повторять, это — во-первых. Во-вторых, пока не все благополучно и с прививками, есть случаи гибели от прививок.

Лена пишет, как помог ей спорт. Вот такое же значение физические упражнения имеют и для собаки. Надо, надо, чтоб собака тоже занималась спортом, своим, собачьим, разумеется! Это — рецепт от всех болезней.

Только тот, ко двору ли собака, случается иногда совсем неожиданное и прямое толкование. Хочу задеть группу вопросов, которые нередко причиняют большие огорчения любителям и касаются правового положения собаководства.

Вот сразу три письма. Первое — из города Кондопоги Карельской АССР, пишет учение 5-го класса школы №12 Володя Михайлов.

«Неподалеку от нашего города есть деревня, и в ней выводят зверьков. Везде пишут, в газетах, книгах, собака — друг человека. Зимой, когда нечего есть зверькам, начинают ловить собак. Вывешивают объявления, кто сдаст собаку на звероферму, получит 3 рубля. И за эти три рубля гибнет собака.

Они не только ловят беспризорных, а врываются во дворы, снимают собак с цепи и увозя на ферму.

У меня была собака Дружок, ее сняли с цепи при мне со двора. А когда я просил не брать ее, она моя, меня еще ударили по шее. Снял собаку прохожий, который отдал ее ловцам, а они схватили клещами за горло и в свою машину…»

(Дальше Володя извещал, что он взял себе на воспитание новую собаку, но у нее болит лапа. Больную собаку не хотят регистрировать. Без регистрации держать нельзя. А лечить собак не лечат — больных просто требуют «сдавать» на уничтожение и для «корма» зверофермы).

Второе — из поселка Вахруши Кировской области, от Евгения Киселева. «Предательство» — поставил он в заголовке.

«Однажды я принес щенка. И мы с ребятами решили держать его все вместе. Мы построили для него конуру и накидали туда тряпок, чтобы ему было тепло. Назвали щенка Белкой, в честь собаки Белки, которая летала в космос со своей подружкой Стрелкой. Но через несколько дней нас прогнали от дровяника, у которого стояла конура. Стали держать его в подвал. Белка быстро росла. С ней мы ходили в лес, ходили купаться. Уже года через два, а это случилось утром, по дороге шел мужчина. В это время Белка бегала у дороги. Мужчина подошел к ней, снял ремень, дал Белке кусок колбасы, а в это время ремень накинул ей на шею. Мы увидели это и побежали к мужчине и стали говорить ему, чтобы он отпустил ее. Но он не отпускал Белку, а спросил, чья это собака и как ее зовут. Из ребят вышел только один мальчик и сказал: «Это ничья собака, а зовут ее Белка». Тогда мужчина взял ремень и потащил ее к себе, но Белка не хотела идти за ним, но он был сильнее. От нашего дома после этого на дороге текла кровь, которая шла изо рта у Белки. После этого мы не разговаривали с этим мальчиком почти две недели… Теперь Белка сторожит дом».

(Где — непонятно. Или мужчина вернул собаку, или она осталась у него, там и сторожит?).

И уже совсем страшное — его прислал из города Краснодара Сережа Шебуняев, ученик 6 класса 63-й школы.

«Дорогая редакция «Пионерской правды»! Я хочу узнать. Имеет ли право человек застрелить собаку, которой я отдал все свободное время, которая понимала меня лучше, чем товарищи, которая мысли мои могла наперед знать, с которой мы провели столько незабываемого для меня времени, на всю жизнь. Звали мою собаку Топка. Я нашел ее маленьким щенком. Меня ругали за нее. Я ее где только не прятал. Сам не ел, таскал ей. Когда она подросла, у нее оказался особый ум. И все поняли, что нас ничем не разлучишь. И мне разрешили держать ее. (Мы живем в двухэтажном доме). И ее все полюбили, особенно мои товарищи и дети. Все игры связаны с Топкой. Я с помощью взрослых сделал ей будку за сараями, и она жила там на цепи. Когда у нее были первые щенки, я ее запирал в сарай, чтобы не растащили щенков. Потому, что отец щенков был породистой собакой — медалистом. Щенки были такие хорошие, рослые, я купал их каждый день. Когда одного украли, а их было пять, то двоих я отдал товарищам. А остальных я не хотел отдавать. Я хотел одного оставить. Чтобы их не украли, я на такси увез их к дедушке за восемь километров. На другой день Топка бросила щенков и убежала от деда. Когда я узнал, что она убежала, я так переживал за нее. Но через два дня она пришла сама ко мне домой. Она так лизала меня, что я плакал. И я понял, что мы никогда не сможем с ней расстаться. И тогда я отдал щенков.

И вот 30 декабря 1967 года в 18 часов раздался выстрел, который до сих пор у меня в ушах. А после очень все плохо помню. И сейчас не могу писать. Я пишу и все время плачу. Посылаю вам три фотокарточки. Сама Топка на цепи. Топка со щенятами. И я купаю щенка, которому пошел второй месяц. И прошу вас: фотокарточки вышлите обратно, так как они мне очень дороги. Правда, у меня есть еще пленка с них, но у нас в городе нет фотобумаги».

Нет, не имеет права кто-то застрелить собаку, которой человек отдал свое свободное время! Застрелить любовь и заставить человека плакать! Нет, не позволено кормить чужими собаками зверьков на ферме! Нет, нельзя взять собаку и увести ее от законных хозяев, тем более тащить так, чтобы из горла кровь хлестала и вся дорога была в крови!…

И предлагать привести свою собаку на убой и съедение за трехрублевое вознаграждение! Предать друга за трешницу! Это продажа совести, а совесть надо беречь. Редакция посоветовала Володе Михайлову, «чтобы люди, у которых пропали собаки, собрались вместе и пошли на звероферму к ее руководителям, там и надо повести разговор. Можно обратиться и в милицию…»

Не можно, а должно!

Нет, конечно, душеспасительными беседами тут ничего не поправишь. Надо сказать и руководителям зверофермы и всем остальным, стреляющим, крадущим собак, посягающим на кусок доброго ребячьего сердца, сказать строго и твердо: собака — собственность гражданина, охраняемая советским законом, и никто не может без разрешения Народного суда отнять или уничтожить ее. А для того, чтобы это постановил Народный суд, нужны особые причины. Конечно, это самоуправство, во всех трех случаях, отвратительное, жестокое, которое осудят все честные люди. За такие вещи надо привлекать к уголовной ответственности.

Запретить держать собаку (а также кошку) никто не вправе. Хочешь, держи одну, хочешь — две, три. На то также есть закон (советское жилищное право, правила пользования жильем). Этим правом пользуются люди во всем мире. А тот, кто пытается вводить свои порядки, чинит беззаконие, и должен наказываться.

Всякие жестокие действия по отношению к животному — позор для человека, и они тоже наказуемы. В ряде советских республик принят специальный закон, направленный против жестокости, в защиту друга-животного (собаки, кошки или кого другого, безразлично). Он предусматривает наказание за такие дела от 100 рублей штрафа и до шести месяцев тюрьмы.

Кроме того, Министерством охраны общественного порядка (внутренних дел) СССР издано распоряжение за N 234 от 22 августа 1967 года, пункт 1-й которого гласит: мучащих и избивающих животных привлекать как за злостное хулиганство, со всеми вытекающими последствиями; а пункт 3-й требует также наказывать родителей, дети которых изобличены в недостойных, жестоких шутках над животными.

В Москве, по улице 2-й Тверской-Ямской, N 42, в старинном кирпичном доме помещается Московская секция охраны животных Московского городского общества озеленения и охраны природы. Каждый день, в определенные часы, там дежурство членов бюро и активистов секции, каждый день туда приходят и звонят люди, приносят пачки писем почтальоны. Секция эта — общественный штаб борьбы за права животных и людей, любящих животных. По ее ходатайству был разработан закон, направленный против истребительства и неуважительного отношения к бессловесным, приняты другие меры государственной защиты животного.

Нужно, чтоб такие секции были во всех крупных городах, чтоб их было как можно больше. Тогда не будет разных проходимцев вроде того мужчины, который увел Белку Жени Киселева и его товарищей (правильно Женя назвал свое письмо «Предательство»), не будет и писем, подобных тем, какие написали Володя Михайлов, Женя Киселев и Сережа Шебуняев.

В заключение остановлюсь на письме из Улан-Удэ, столицы автономной Бурятской республики, ответ на которое я озаглавил бы так: «Человеку, который держит собаку Зару»… Неизвестный автор (опять забывчивость или рассеянность) писал:

«Причиной моего письма к Вам явилось то, что моя собака Зора живет у меня как бы «без прописки». В нашем городе нет клуба собаководства, и потому мне никто не дал на нее документов, свидетельств, а есть только справка о регистрации и жестяной номерочек. У моего знакомого дяди Феди из угрозыска все собаки имеют документы только потому, что они родились не в нашем городе, а в Перми, и есть собака, рожденная в Ростове…

Дорогой Борис Степанович, не сможете ли Вы прислать мне образец документов (свидетельства, родословной, племенного использования), а то ведь меня попросту выдворят с выставки, хотя бы в Вашем же городе, если я туда приведу…»

Ответ мой был таков:

«Дорогой мой юный друг! Не знаю, как тебя зовут, мальчик ты или девочка, написать об этом ты позабыл (или позабыла), а потому и письмо это я вынужден отправлять «на деревню дедушке»… Никаких документов на собаку или хотя бы образцов бланков прислать не могу, неправомочен. Это — так же, как паспорт у человека, который выдает только милиция. А «паспорта» собакам выдает либо Общество охотников, либо клуб ДОСААФ, либо другая кинологическая организация. Организация! У знакомого твоего дяди Феди из угрозыска собаки, очевидно, получены через клуб потому они с документами. Где ты приобрел Зару? Туда и следовало обратиться.

А с выставки тебя с Зарой не выдворят, хотя бы и в нашем городе, если ты туда приедешь. Диплома и приза — точно не дадут. Но, я надеюсь, ты любишь свою Зару не из тех только соображений, чтоб получать за нее призы и награды?»

ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ

(последняя и самая важная глава)

Хочешь иметь друга — будь сам другом

А теперь — о самом главном.

«Я хочу стать собаководом. Что нужно иметь человеку, чтоб из него получился хороший собаковод?» — запрашивает Нина Утробина из города Мурома.

Мы говорили о том, сколько должен знать собаковод. Но это не все. Не преувеличу, если скажу, что все успехи, все достижения зависят еще и от того, какое у тебя сердце — доброе или злое, отзывчивое, способное ценить ласку и привязанность, или черствое, недоступное хорошим, светлым чувствам.

Про плохих людей часто говорят: это человек без сердца… Человек должен иметь сердце. Сердце необходимо собаководу.

Город, где ты живешь, Нина Утробина, старинный русский город Муром, — родина былинного богатыря Ильи Муромца.

Илья Муромец обладал недюжинной силой, потому народ и прозвал его богатырем. Богатырь — это силач, великан.

Но он никого не обидел за всю жизнь, вступался за правду, за слабых и беспомощных. А сильных да справедливых народ уважает вдвойне. Потому и друзей у Муромца было — по всему свету!

Сильный должен быть добрым, так сказал максим Горький. А человек всегда сильный, и уж, конечно, сильнее собаки.

Заметь, что если ты будешь добр с животным, то и оно будет доброе, преданное тебе.

Собака — друг, будь и ты ей другом. Или, перефразируя: захочешь иметь друга — будь самим другом.

И каково же после этого читать письма такие, слышать такие вопросы, с каким обратился Саша из Первоуральска:

«Наши дома идут под снос. Куда девать Бобика?»

А взять в новую квартиру уже нельзя?!

Неужели ты готов его выбросить, Саша? Выкинуть как нежную, отслужившую, износившуюся калошу?! Да хороший хозяин и старую вещь выбрасывает не всегда… Плохо!

Как бы предвидя возражения, Саша дальше говорит:

«Мы бы его взяли, да от него сильно пахнет…»

 Опять «пахнет»! А как же было раньше? Почему не пахло раньше?

Увы, разве не наблюдаем мы порой таких фактов: жили в старой, тесной квартире, в убогом, ветхом доме без всяких удобств — держали животных; переехали в новую, благоустроенную, большую, удобную — отказались от всякой живности, нет ни собаки, ни кошки, нарушились все прежние привычки…

А то случается и так. Ходили в клуб, надоедали, выпрашивали собаку сыну. Скоро кончает такой-то класс — хотим наградить его за хорошую учебу. Но что ж, прекрасно, дело хорошее. Дали щенка, выросла собака — вдруг ведут назад. Что такое? Папа получил повышение по службе, переезжаем в другое место, теперь нет условий держать собаку. Люди зажили лучше — для животного не стало уголка… Стыдно! Вот почему я говорю: решают не эти удобства, а сам человек — его взгляды, приверженность к животным, настоящая любовь или показная… Все тут! Вот почему иной раз опасаешься советовать что-либо определенное. И вообще, когда уж слишком подробно выспрашивают, прикидывают и так и сяк: не будет ли пахнуть да не слишком ли много ест, мне кажется, в этом случае не любят животных, нет настоящего интереса к ним, а есть просто прихоть, временное желание, которое может завтра пройти и больше не вернуться. Так лучше уж не брать совсем. Животное в таком случае часто обречено на гибель. Без заботливого, любящего друга — человека оно всегда несчастно и беспомощно. Будут сбывать, пойдет по рукам, от одного хозяина к другому (да какие еще попадутся!), и так замучается, пропадет. Я много знаю таких предметов, не хочу, чтоб их было еще больше. И вот почему повторяю всем и всем:

ХОЧЕШЬ ИМЕТЬ ДРУГА — БУДЬ САМ ДРУГОМ!

Англичане говорят: не обязательно, чтоб в каждом доме была собака, но каждая собака обязательно должна иметь дом.

В Польше ежегодно проводится неделю любви к животным. В эти семь дней повсюду развешиваются объявления: вносите на текущий счет такой-то в банк кто сколько может — на содержание старых и бездомных собак, вообще в фонд помощи животным.

Любовь к животным и природе определяет культуру нации. Это не преувеличение.

Непорядочно по отношению к собаке поступать так, как поступили одни мои знакомые: престарелого Цезаря оставили родственникам, сами уехали. Не за границу, не в какую-нибудь сложную длительную командировку, куда собаку не возьмешь, нет, просто переехали на другую квартиру, в том же городе. Вскоре Цезарь погиб. Говорят, от рака. А может, оттого, что не вынес разлук с семьей, в которой прожил многие годы, начиная с щенячьего возраста?

А как формируется беспризорное племя дворняжек?

Щенка побили и выбросили из дома. Он вернулся. Снова побили и выбросили. С тех пор не идет ни к кому в дом.

— Мы в ответе за тех, кого мы приручили, — говорит писатель Сент-Экзюпери устами своего Маленького принца.

Никогда не выбрасывайте старую собаку. Не лишайте ее крова. Не оставляйте без своей помощи.

Безусловно прав старый австралийский врач К. Баранд, когда он не оставил друга в беде. Его десятилетний спаниель Питер оглох. Ну, и, естественно, собака загоревала, сделалась невеселой.

Хозяин сконструировал для постаревшего приятеля специальный миниатюрный слуховой аппарат чувствительностью в шесть раз больше, нежели такой же аппарат для людей. Ожил Питер! Стал веселым! Снова ходит с хозяином на охоту!

Правы те югославские пограничники, которые не «пустили в расход» старого пограничного пса Азора. Семнадцать лет прожил на свете Азор, из них ровно половину — на границе. Героическая жизнь! Нелегко было зарабатывать на кусок хлеба! Специальным приказом Азора перевели на пенсию, сохранив за ним право на пожизненное получение пищевого довольствия, отдали «навечно» деревянный домик, где у Азора уже давно поселился «квартирант», друг-приятель кролик. Всякая бывает дружба! — с кроликом «старику» веселее. Но «старик» еще бодр: как-то, направляясь в очередной обход границы, патруль по старой памяти завернул к Азору и захватил ветерана с собой. И что вы думаете! Опытный пес еще раз показал, чего он стоит, — задержал нарушителя-контрабандиста и нашел ценности, которые тот прятал на болоте.

А разве не молодцы, не добрые люди наши летчики, когда они, получив задание вывезти с маленького острова в Северном Ледовитом океане группу советских полярников, не бросили там на произвол судьбы, не оставили без помощи и собак!

Задание было трудное. Летели в тумане. Наконец приземлились и сразу же стали готовиться к отлету. Погрузили ящики с оборудованием, на ящиках стали устраиваться пассажиры. И вдруг кто-то спросил: «А как же собаки?» И в самом деле: как?

— Бросить, наверное, придется, — сказал начальник станции. — Места нету, перегружен самолет…

Да как же бросить, легко сказать!

— Собака — она друг человека, — проворчал с укоризной пожилой бортмеханик. А собаки тут же, вертятся под ногами, повизгивают, словно чуют. Все смотрели на летчика.

Он подумал-подумал, взял одну на руки, погладил и вдруг кинул в самолет. За ней полезли в кабину остальные.

Только один, громадный, широкогрудый, хромой, нипочем не хочет доверять самолету. Его уж и ловили, и подманивали. И уж начальник сказал: «А ну, Смелый, долго ты… давай и ты в самолет!» «Смелый, Смелый!» — кричали люди. Нет, так и не пошел. Взвизгнул и убежал куда-то в темноту полярной ночи. Самолет поднялся без него. Летели молча. Жаль беднягу.

Ведь это он, это хмурый колченогий пес, спас жизнь метеорологу, когда на того навалился медведь. Тогда и охромел. С тех пор ни один косолапый не отваживался сунуть носа в поселок. Пса привезли сюда щенком, здесь он вырос, потому и не захотел расставаться с островом. Съедят его теперь медведи…

Но бывают чудеса! Спустя несколько месяцев те же летчики высадили на остов новую партию зимовщиков. Глядь, кто это мчится к самолету? Смелый!!! Теперь у него было оторвано еще ухо, но как он смотрел на людей! Право, радость этой встречи даже у крепкого человека могла выжать слезы на глазах… Эту историю поведал полярный летчик А.Буевич в одной из московских газет, под рубрикой «Арктические были».

…Участник Парижской коммуны, член Конвента, профессор ботаники Боссэ утверждал: «По тому, как ты относишься к собаке, я узнаю, какой ты человек». «Человек узнается, — говорили в древнем Риме, — по его отношению к рабам и скотам».

Где закрыта собака

Можно без конца продолжать истории, говорящие о душевной связи между человеком и животным.

Еще одна арктическая быль. Человек, рассказавший ее, не назвал себя, а просто описал все и прислал в конверте на мое имя в адрес журнала «Наука и жизнь».

«В 1958 году я работал на севере Красноярского края в районе Игарки. Я сам уроженец тех мест, работал я тогда в сейсморазведке. Проезжая один раз на самоходной барже в районе поселка Шайтан (выше Игарки километров на тридцать), мы причалили к паузку (небольшое рыбацкое судно) рыбаков. Паузок был забит льдом для сохранения улова, но самих рыбаков не было. На палубе бегало два щенка, которые были очень голодны и очень хотели пить.

Вода за бортом, но они не могли ее достать, а по состоянию их я понял, что они не кормлены и не пены 2-3 суток. Собаки эти ездовой породы с мощной грудью и толстыми лапами. Я накормил обоих щенков, а одного взял с собой. На вид ему было месяцев 4-5. У меня этот пес (я назвал его Пиратом) пробыл до осени, то есть с полгода или немного меньше.

Но вот однажды мы работали в том же районе, и с лодки проезжающий рыбак позвал: «Мальчик, ко мне!» И песик, не задумываясь, бросился к лодке. Потом вернулся назад, поскулил (я его не звал, так как знал, что не я его истинный хозяин) и прыгнул в лодку. Рыбак мне сказал, что этих двух щенков они специально растят для зимних перевозок, и упрекнул, что я был неправ, взяв щенка с пазка. Но был благодарен, что я вернул щенка и содержал его хорошо. Оказалось, что они попали в шторм и вовремя не смогли вернуться на паузок. Но пес, прожив со мной около полугода, узнал человека, который прежде кормил его, и, кидаясь то ко мне, то к лодке, все-таки предпочел старого хозяина. Старая любовь оказалась крепче. Мне, конечно, было жалко отпускать пса, но тут уж ничего не поделаешь…»

Уже давно собака — любимый персонаж моих книг, давно я пишу о собаках. Много разных историй поверяли мне люди, подобно мне и другим любящим животных; после я перекладывал их на бумагу. Но до сего времени писал такие рассказы, в которых четвероногие герои мои непременно что-то делали, были очень активны, деятельны, проявляли чудеса храбрости, сообразительности, выносливости… Нынче хочется поделиться историей, в которой наш верный друг почти ничего не делает — он просто только смотрит. Но взгляд собаки… можно ли забыть его! Вы замечали, как смотрит собака? Как меняется выражение ее глаз в минуты тоски, радости или печали? Недаром кто-то сказал: собачьи глаза бывают только у хороших людей…

Тоскующий взгляд собаки в ее предсмертный час или взгляд собаки, теряющей хозяина, — приходилось ли вам видеть его? Если — да, то вы его никогда не забудете. Взгляд, полный неизбывной печали, взгляд существа, которое бессильно что-либо изменить и только молит…

Как и все остальные, эту историю я тоже не выдумал. Ее сообщила мне женщина из Одессы.

«Во время войны я с отцом и матерью жила в Южном Казахстане, в глухом селе. У нас была собачка-полудворняжка Дези. Она была верным другом нашей семьи. Я тогда работала в школе, и когда возвращалась с работы, Дези за три-четыре квартала выбегала меня встречать. Однажды тяжело заболела моя мама, и ее положили в больницу. И вдруг мы с отцом заметили, что исчезла Дези. Везде ее искали. Оказалось, что она как-то прокралась в больницу, где лежала наша мама, и легла там под ее кровать. Собаку выгоняли санитарки, врачи, но Дези ни за что не уходила и упорно сидела под кроватью, на которой лежала больная мама. И вот в 1944 году, когда освободили Одессу, моего отца вызвали в Одессу в то учреждение, в котором он работал много лет. И мы собрались в дорогу. Мы знали, что в Одессе не осталось ни кола, ни двора, и что путь назад будет не легче, чем эвакуация, и потому решили, что нашу Дези надо оставить. Когда подъехала тележка, мы погрузили наши чемоданы, чтобы ехать на станцию, все наши знакомые, с которыми мы прожили три тяжелых года, вышли нас провожать. С ними стояла наша Дези. И на глазах ее были слезы. Отец отвез нас на станцию, а сам вернулся на один день в наше село. Он ночевал у соседей. И вот утром, когда он выходил из дома соседей, у дверей стояла Дези, которая ждала его всю ночь, и на глазах ее, рассказывал отец, опять были слезы. Прошло уже 23 года с тех пор. Уже нет в живых моих родителей, много было сделано в жизни ошибок, но я до сих пор с большой болью вспоминаю о том, как мы могли оставить на произвол чужих людей нашего маленького верного друга — Дези…»

Можно ли забыть такое (это написал мне пожилой рабочий человек, Г.И.Останин, из Карпинска):

«Вы спрашиваете: почему я, пятидесятисемилетний, многое повидавший на своему веку, интересуюсь собаками?

Отвечаю: до шестнадцати лет я сам жил на положении собаки, да, да! Трех лет я остался сиротой. Точнее — отца били, а остались мы, то есть мама и нас, ребят, двое (второй брат, А.И.Останин, был убит в белофинскую). Мы остались у дедушки, который по характеру был почище Каширина, описанного Горьким.

У него было четыре дочери и три сына, а это для деревни в 14 дворов в те времена, с прежними обычаями, было страшно.

Земли мало, а кормить надо всех. Ели из одной чашки по команде деда. Дедушка и дядя, боясь, что мы вырастем и будем просить надела, пробовали избавиться от нас разными способами.

А каково было нашей матери, которая постоянно была между молотом и наковальней — между дедушкой и нами!…

Собака, о которой я хочу сказать, никогда не принадлежала мне. Она была соседская. Но именно она в мои шестнадцать лет стала мне первым другом. Однажды, это было летом, дядя ударил меня тремя уздами и бросил в крапиву. Я лишился чувств…

Брошенного, без сознания, несчастного деревенского паренька нашел Валтон. Он облизал меня. А вы знаете, собаки — искусные лекари. И вот, я считаю, Валтон выходил меня. Он стал моим первым другом, от него я получил первую ласку. И вот потому с тех пор я никогда не позволю себе ударить собаку…»

Первый друг! — недаром же мы так кличем его! Забудешь ли эту, такую дорогую, первую ласку живого существа, бескорыстно подаренную другому существу, которое в тот момент находилось тоже а положении бессловесного создания! (Может быть, вот так же когда-то наш безвестный предок впервые ощутил ее и с тех пор привязался к собаке?…)

Разными дорогами приходит к нам любовь к «братьям нашим меньшим» (а по науке они даже старшие наши братья: ведь сперва были животные, после появился человек); но она всегда одна. Человек на Западе устал от машин, от телевизоров, истосковался по природе, и он берет самую доступную частицу ее — собаку. Потому собака в каждой семье (во Франции почти по две). А вообще она, эта любовь, у нас в крови, да, да, она у нас от рождения, во всяком случае наше сердце с первого дня уже подготовлено к ней. Иногда она возникает постепенно, незаметно. Но последите за собакой, и вы поймете, откуда она.

Пес всегда при вас, живет только вашими чувствами и заботами. Он не мыслит себе иной жизни, без вас. Куда мы, туда он. В голод, в нужду — он всегда с вами.

В индийском эпосе есть даже такая сцена.

Бог предложил взять на небо героя. Тот спросил:

— А не могу я взять туда свою собаку?

— Нет.

— Тогда я отказываюсь.

— Ты отказываешься из-за собаки?

— Да. Когда мы шли через пустыню, умерли мой брат, моя жена, и собака продолжала идти со мной. Она заботилась обо мне. Когда меня не будет на земле, кто же будет заботиться о ней?

(Из сказаний об йогах).

Вы перешли в другую комнату — и Дик сейчас же последовал за вами. Пришло время ложиться спать — отправился укладываться в свой угол, вздохнув, и кажется, что в этом вздохе так и слышится: ах, как жаль, что приходится расставаться до утра!… Ведь, право же, каждая минута разлуки с хозяином кажется ему непомерно тяжелой, он не живет без вас (бедная Дези!).

Юный хозяин пришел из школы — пес уже знает, в каком настроении, какую отметку получил. Пришел веселый — получил пять! На радостях повертелся-повертелся под ногами, улыбаясь, размахивая хвостом, потом вдруг схватился, сбегал и притащил ему свою кость — высшая похвала и самая бесценная награда!

Я сказал «улыбаясь». О том, как смеются собаки, писал А.Куприн. «Одни, как благовоспитанные люди, только вежливо улыбаются, слегка растягивая губы. Но большие добродушные и умные псы смеются откровенно, во весь рот — видны зубы, десны и влажный розовый язык… Большие добрые собаки часто бывают лучше некоторых людей. Как весело, умело и осторожно они играют с детьми!… Собаки чувствуют, когда человек любит их и безбоязно подходит к ним…»

Хорошо сказал писатель Константин Паустовский:

«Выражение «собака — друг человека» безнадежно устарело. У нас еще нет слова, которое могло бы выразить одновременно самоотверженность, смелость и ум — все те великолепные качества, которыми обладает собака. И, — продолжает он дальше, — я точно знаю, что человек, избивающий или мучающий собаку, — отпетый негодяй, даже если собака его за это простила».

Собака дает тепло чувств — самое драгоценное, что есть в жизни. И не потому ли, когда начался пожар и собака среди ночи разбудила хозяйку (вспыхнуло внизу, а они жили на втором этаже), то женщина не стала спасать ничего, а схватила собаку под мышку, и бегом из дому… Сгори все, только останься жива собака! Самое дорогое — собака!

Есть такое выражение: вот где зарыта собака. Вот какова суть дела…

В Тюрингском лесу запряталась деревушка Винтерштейн. Недалеко от деревни до сих пор видны развалины некогда грозного рыцарского замка, рядом старинный заросший парк, а в парке могила. На могиле — надгробье, толстая каменная плита, на которой высечены изображение собаки и многозначительная надпись: «Вот где зарыта собака…» Дальше, в стихах, сообщается, что пес Штутцель во время междоусобной войны в семнадцатом веке был посыльным графа Вангенхайма, он посылал ее в осажденный Готский замок. Враги убили ее. Он похоронил ее здесь, высек чувствительную стихотворную эпитафию, сочиненную им как знак уважения и преклонения перед верным животным…

Так вот где зарыта собака! (А мы часто повторяем это выражение и совершенно не знаем, откуда оно…)

Так вот где зарыта любовь к собаке!

И потому, когда спрашивают: почему ты любишь собак, откуда это у тебя, откуда берется любовь к собакам и вообще к животным? — я не знаю, что ответить. Я только пожимаю плечами.

Почему мы любим природы — лес, озера, синее небо, плеск морских волн, щебетанье птиц? Это заложено в каждом из нас, и нужен лишь толчок, чтоб открылись глаза на все…

Не знаю, как возникает увлечение собаками. И, по-моему, никто не знает. Знаю только, что страсть эта очень сильная. Сама собака заставляет любить ее. И, право, человек, видимо, не так плох, коли сумел создать такое чудесное произведение!

Неправда, что собаку любят за практическую пользу, которую она приносит. Когда любят за пользу, это не любовь.

Верно, человек ценит собаку за хозяйственную полезность. Однако видеть в ней лишь одну утилитарность — слишком мало.

Узнайте собаку — не будете спрашивать.

Я думаю, когда вы сами заведете собаку, сдружитесь с нею, почувствуете ее, вы сами ответите на этот вопрос. Наверное, каждый ответит по-своему, но не сомневаюсь, что конечный вывод у всех будет один: невозможно не любить это поистине удивительное, вправду необыкновенное животное.

Я как-то спросил об этом командира-пограничника.

— А как же ее не любить! — ответил он и покосился на меня. «Странные вопросы задаете, товарищ!» — сказал мне его взгляд.

Любишь меня — люби мою собаку

И, право, странно слышать, когда люди иногда пугают друг друга… собаками. Затевают склоки, дрязги из-за собак, попрекают один другого за то, что завел пса. Они предлагают не гладить собаку, вообще поменьше общаться с нею. Это как же так? Для чего же тогда ее держать? Только ради практической выгоды?!

Да я не фабрикант, не помещик, поместий у меня нет, караулить особенно нечего. Что же, значит не нужен и пес?!

Гигиена, конечно, нужна. Нужно мыть руки перед едой и после еды, ходить в баню. Если же говорить о животном, то гигиена здесь заключается не в том, чтоб отстранить его как можно далее от себя, а в том, чтоб тоже не забывать мыть, водить к ветеринарам на проверку. Как раз в том и заключается любовь. И гладить собаку, конечно, надо.

Обычное «пугало» — глисты. Иногда слышишь на улице — мать в испуге кричит ребенку, который хочет потрогать собаку:

— Отойди дальше, отойди дальше, у них у всех глисты… Смешная мама. Не понимает, что сыну нужна близость живого существа. Животные могут стать источником неприятностей у распустех; но такой распустеха и сам опасен окружающим.

Глисты вовсе не так страшны. Будете соблюдать элементарную гигиену — не будет никаких глистов.

Надобно также знать, что каждое живое существо имеет свой вид паразитов: у собаки — свои, у человека — свои; собачьи глисты, как правило, не живут в человеке, и наоборот. Есть общие формы, но они встречаются куда реже. А станете выполнять простейшие предупредительные правила (прежде всего не давать собаке шататься по помойкам и нюхаться с разными подозрительными собаками) — не опасны и они.

Не надо бояться, если собака лизнет тебя. В слюне собаки содержится сильнейшее обеззараживающее вещество — лизоцим (недаром собака зализывает себе раны).

Есть люди, которые почему-то хотят отвадить нас от собак. Сами не хотят и не держат и другим не дают. Этим людям я хотел бы сказать: кто не любит собак, тот не ценит верность!

Вот такой, наверное, написал заявление в суд: «Около моего дома ко мне внезапно подбежала собака и укусила за ногу. В лицо разглядеть ее не успел, но фигура показалась знакомой: такую имеет мой сосед Золотухин…»

Эх, соседушка. Не любишь, потому и укусила. Собаки знают, когда их не любят, и никогда не ошибаются.

Вот, пишет Лида Крутова из Таганрога, выбил глаз Джеку. А бывает и хуже. «Пионерская правда» напечатала письмо ребят из города Николаева: «У нас во дворе жила собака Лайка. Однажды наш сосед Карпов взял скакалку своей дочери, намотал на шею Лайке, потащил ее на луг и стал бить собаку по голове камнями. Мы пытались отобрать Лайку, но он не отдавал. На Карповы мы не могли даже смотреть, потому что он поступил так жестоко. У кого люди научились такой жестокости!»

Впрочем, о таких мы уже говорили. И как найти на них управу, тоже говорили (приказ N 234). А сейчас заговорили снова лишь для того, чтоб еще раз напомнить старую истину:

Кто не любит собак, тот не любит верность!

(Попутно — совет: собираетесь заводить собаку — заручитесь письменным согласием соседей, что они ничего не имеют против. Избавит от конфликтов в будущем).

Много хороших пословиц о собаках сложил народ, в том числе и такую: любишь меня — люби мою собаку.

Папам и мамам

«Дорогая редакция журнала «Уральский следопыт»!…

Пишет Вам Неля Ибрагимова из города Лениногорска Татарской АССР. Посоветуйте, пожалуйста, как мне быть. Я хочу иметь щенка овчарки. Но щенка у меня нет. Почему нет? А потому, что папа с мамой не разрешают его держать.

Я собираю фотокарточки, картинки и рассказы о собаках. У меня их уже большой альбом. Я их вырезаю из журналов, газет и старых книг. Я собираю уже целый год. Но на папу и маму это не действует. Я пробовала их упрашивать, моя сестренка (ей 7 лет) пробовала пускать в ход слезы. Не помогает. Они говорят, что собака будет мешать соседям, что мы с сестренкой, не будем за нею ухаживать. Но мы уже составили режим, чтобы со щенком заниматься. Нам на все время будет хватать. Этот режим мы показали папе и маме. Мама сказала: «Хорошо, режим составлен, но щенка у вас не будет». Посоветуйте, что нам делать…»

«Уважаемый товарищ Рябинин! Я пишу Вам это письмо потому, что просто не знаю, что мне делать. Я давно мечтала, чтобы у меня была собака. И в сентябре 1967 года сказала про это родителям. Надо сказать, что они совсем даже не отказывались, наоборот, папа сказал, что сам хотел бы иметь собаку. Мама сказала, чтобы я подождала до весны. Я согласилась. За все долгие для меня месяцы я прочитала много книг про собак, а книги «Мои друзья» и «Вы и ваш друг Рэкс» запомнила чуть ли не наизусть. Все девчонки из нашего класса знали, что у меня будет собака и я назову ее Джерри.

Как-то на уроке наша учительница немецкого языка рассказала нам, что у нее есть овчарка Дина, ей 4 месяца, и как она любит ее. Я не вытерпела и сразу после школы поехала в клуб. Там мне сказали, что щенок восточноевропейской овчарки будет у меня через 3-4 месяца. Я немного расстроилась, потому что мне еще приходилось (немного) ждать. И еще сказали: приехать с мамой в клуб. Вечером, когда папа и мама пришли с работы (мама у меня работает на заводе, в отделении автоматики и механизации, папа на ЭРЗ), я им все это рассказала. Но он мне ответили, что никакого щенка у меня не будет и чтобы я больше не ждала и не просила их об этом. Это был для меня страшный удар. Значит, я напрасно так много ждала, верила? Вы, может, подумаете, что у нас маленькая квартира и она будет тесна собаке, когда та вырастет, но это не так. Квартира у нас благоустроенная и семья небольшая, четыре человека. У меня есть еще сестра, ей 11 лет, она тоже не против собаки. Просить еще я просто боюсь. Мама опять будет говорить, что мы и так попортили ей немало нервов, а теперь еще собака. Я ей уже говорили, что все за щенком убирать будем мы, но и это не помогает. Мне всегда нравились и будут нравиться все животные. В школе самый любимый мой предмет зоология. Я не знаю, но, может быть, даже моя профессия будет связана с животными, я хочу чтоб было именно так. Но я очень, очень хочу, чтобы купили мне щенка именно в эту весну, когда мне исполнится 16 лет… Таганчикова Наташа».

Мама и папа обманули. Мама против. Конечно, нехорошо, когда сперва обещают, а потом отказывают. Конечно, если папа и мама обещали, надо купить. Слово надо держать.

«Здравствуйте! Пишет вам ученик 7 класса Буслаев Сергей. С пяти лет я мечтаю о своей собаке. Сейчас мне уже 14 лет. За это время у меня было много бездомных собак. Правда, жили они не дома, а на улице. Когда мы жили в однокомнатной квартире, мне говорили, что негде ее держать, а когда мы переехали в двухкомнатную квартиру, говорят, что пойдешь работать — за собакой некогда будет смотреть. Я ей говорил, что ты обещала, а она говорит, что обещанное три года ждут. Но мне надоело ждать, и я пишу вот это письмо. У меня дома живет чиж, он очень хороший певец. Я езжу на рыбалку, ходу на лыжах в лес. У меня есть брат, он тоже хочет собаку. Попросите, пожалуйста, маму, чтобы она купила мне собаку… Сергей Б.» (Свердловск).

Нельзя убивать мечту. С пяти лет человек мечтает. Мечты должны сбываться, особенно — хорошие мечты.

Конечно, у мамы могут быть свои соображения. Надо считаться с ними, и, если они серьезные, повременить, подождать еще. Вырастешь — заведешь, Сережа! Но если серьезной причины для отказа нет — жаль, жаль, что мама не соглашается. Может быть, мама передумает, если мы попросим вместе?

Иной умоляет чуть и не слезно (и ревут! еще как ревут!): разреши, позволь взять щенка? Не позволяет…

Многие сетуют на своих пап и мам: почему не разрешают?

Да, почему?

«Я уже очень давно прошу породистую собаку, — написала Валя Толщина из Асбеста, — но мама не покупает. И не то, чтоб она не любила животных, а как раз наоборот. Она тоже их любит, но боится, что я могу испортить собаку. «Ну, вырастишь ты свою собаку, а потом куда? Ведь ты не парень!» А я ей все доказываю, что могу отдрессировать собаку… Может быть, Вы разрешите зайти к Вам, когда мы приедем в Свердловск? Ведь у Вас сейчас есть своя собака. Чтобы моя мама убедилась, как может человек подчинить себе собаку…»

Ну, здесь явно дело поправимое. Маму одолевают сомнения. Сомнения можно рассеять. Для того и написана эта книга. И насчет того, что «не парень», тоже сказано.

А как быть с другими? Взять без согласия родителей? Негоже. Родителей надо слушаться. А кроме того, будет худо — и тебе, и собаке. Тебе — еще куда ни шло; а вот псу невеселое житье. Факт. Правильно писал Витя Жеребцов: «Каково собаке, если ее недолюбливают…»

Нет, вы послушайте только, что они пишут, какие горькие, берущие за душу признания. Сердце сжимается, когда читаешь некоторые! Они рисуют в письмах собак — овчарок, догов, иной раз на целую тетрадку.

«Никому я не завидую, только тем, у кого есть собака». «Мне не надо нового платья, пусть лучше купят собаку». «Я люблю собак, я могу думать о них целыми днями. Я только то и делаю, что думаю, мечтаю о породистом щенке».

Зачем, чтоб человек завидовал! Надо ли пробуждать в нем черные чувства!

«Г.Свердловск, в редакцию журнала «Уральский следопыт». Писателю Борису Степановичу Рябинину. Уважаемые работники почты! Если тов. Б.С.Рябинина не окажется в Свердловске, отправьте это письмо ему». Это на конверте. А на оборотной стороне конверта печатными буквами: «Обязательно прочитайте это письмо». Конечно, опять о собаках. Не письмо, нет, — рыдание. И жирным красным шрифтом: «Уговорите, пожалуйста, маму!»

«Вот Вы в своей книге… (это пишет другой) говорите, чтобы дети любили все живое на свете, а теперь напишите книгу взрослым, чтобы они поняли, что дети не могут расти без животных. Пока они маленькие, они видят животных только не живых, а игрушки, а как взрослеют, они просят живых. Когда в доме есть животные, то дети бывают добрей, умней, они даже начинают понимать друг друга…»

«Привет из Баку!» «Привет из Биробиджана!» Все об одном. А уж каких нет аргументов:

«Собаку хочет очень, очень наш старший брат студент физико-математического факультета Юра. В каждом письме он спрашивает, скоро ли у нас будет собака, и даже сердится, что у нас ее нет до сих пор».

Вот, видите, и студенты — передовой народ! — хотят собаку.

А сколько восторгов, когда появился маленький щенок или взрослый пес:

«Мне очень хочется поделиться с кем-то моей радостью, с родителями я делилась раз сто, но мне еще мало…»

«Прежде я была одна, теперь у меня моя Джерка. Мы с ней разговариваем, учим вместе стихи, прыгаем, играем в футбол, в войну (противник — большой плюшевый мишка), как весело!»

«Трудно поверить, что раньше мы жили без собаки».

И опять (в который раз!):

«Надеюсь, Вы сможете повлиять на мою маму. Я Вам буду очень, очень благодарна…»

А на конверте, по кромочке, будто рамка-обрамление: «Жду ответа. Жду ответа, как соловей лета. Как соловей лета».

И, конечно, нельзя поступать так, как сделали родители Иры Гадзаловой из Красноярска:

«Когда я уехала в лагерь, Мухтара отдали. Сейчас я живу в своей комнате, мне скучно и очень грустно».

Или как обошлись с Алешей Вагиным из Челябинска. У Алеши была овчарка Руслан.

«Прочитав, как пионер Витя подарил свою собаку пограничникам, я подумал: мог бы я отдать своего Руслана? Поделился этой мыслью с отцом. Но я не знал, что моя мысль послужит поводом для продажи моего любимого пса!!! У меня текли слезы из глаз. Я не могу без моего Руслана…»

Зачем, чтобы люди плакали!

Не надо, папы и мамы, отказывать сыну или дочери в хорошем деле. Вы опасаетесь, что щенок отвлечет от школы, учебных занятий? А, может, наоборот? Вот что нам пишет Марина Сосновских, жительница Свердловска:

«Учусь я сейчас похуже, чем тогда, когда у меня была собака. В те дни у меня не было ни одной тройки, и уроки меня тянуло делать, а сейчас лень какая-то; неохота делать их, и все, но приходится. За 3-ю четверть у мены вышло впервые в этом году две тройки: по геометрии и по английскому языку. Папа говорил, что я могу принести домой щенка после того, как у меня не будет троек. В четвертой четверти у меня нет пока троек, и я стараюсь, чтобы их не было, но с собакой все равно лучше жить и работать…»

Не надо, не надо отказывать человеку в хорошей мечте! Ведь дочь или сын просят не предмет роскоши, не безделку какую-нибудь, не пустую вещь: просят друга!

От сердца к сердцу тянется невидимая нить. Завели животное — и добрее стал ваш ребенок.

«Как это ни парадоксально, — написал мне писатель В.Г.Лидин, — собака учит человеколюбию, и по моим наблюдениям те, в доме у которых есть собака, особенно дети, мягче и человечнее, видя перед собой пример бескорыстной любви и преданности животного».

Человек познает наслаждение от того, что заботится о другом. Приобретая собаку, приобретаешь много друзей.

«У меня есть собака,
Верней,
У меня есть кусок души,
А не просто собака.
Я люблю ее и порой
Очень сочувствую ей:
Нет собаки у бедной собаки моей,
И вот, когда мне бывает грустно…
А знаешь ли ты, что значит собака,
Когда тебе грустно!
…И вот, когда мне бывает грустно,
Я обнимаю ее за шею
И говорю ей:
«Собака,
Хочешь, я буду твоей собакой?»

Так написал хороший латиноамериканский поэт Хулио Сесар Сильвайн. С ним перекликнулся молодой советский поэт Валентин Проталин. Валентин Проталин — владелец фокстерьера Тепочки. Очевидно, Тепочке он и посвятил свои стихи, напечатанные в газете «Московский комсомолец».

ОСВЕДОМЛЕННОСТЬ

 В нашем доме все мои соседи,
да и не соседи — встречный всяк
— каждому, кто вдруг ко мне придет,
объясняет, где я живу и как.
Вызовутся дружно,
Чуть не в драку,
Гостя провести по этажу,
сообщат, что в яблоках собаку
регулярно до ветру вожу.
Ну, а я тому, кто к ним приедет,
не отвечу, где живут и как
самые ближайшие соседи
оттого, что нет у них собак.

Как говорит натуралист Л.Крайслер, написавшая замечательную книгу про волков, первая встреча с ними может на всю жизнь определить и отношение к ним. То же и с собаками.

У великолепного француза, писателя и летчика, Сент-Экзюпери в «Маленьком принце» есть примечательная сцена, когда Старый Лис беседует с приручившим его Маленьким принцем. Сто тысяч обыкновенных лис кругом; но вот приручил одну — и стала необыкновенной… А ведь каждый ребенок — Маленький принц!

Все мы хотим, чтобы наши дети были хорошими, чтоб из них выросли настоящие люди, они нашли свое место в жизни…

«Искать надо сердцем, — напоминает Сент-Экзюпери. — Зорко одно лишь сердце!»

Славная семейная сценка — не помню уж, кто рассказал: Отец читает вслух «Каштанку». Дети, чтобы не прерывать чтение, по очереди выходили в коридор «плавать».

— Это хорошие слезы, — сказала бабушка.

Правильную мысль подала как-то «Комсомольская правда»: «Мы считаем, что любовь к животным настолько само собой разумеющееся чувство, что о нем нечего и говорить. И не говорим. Дети стали мало знать о жизни животных Недостаточно здесь книг и просветительски-развлекательных воскресных посещений зоопарка, нужно непосредственное общение с животными в быту». («О Дике, полюбившем Лену»). Верно, верно!

«…Пишет вам мать двоих детей. У нас две дочери. 13 лет и 7 лет. Большая страсть у детей к животным. В нашей квартире кого только не было. Всех накормят, и выкупают, и оставляют жить. Сейчас приучили двух собак чужих. Те приходят, открывают дверь лапой и проходят на кухню. Начинают дети их кормить. А то еще лучше бывает. Приведет меньшая нескольких сразу. На днях у нас в поселке вылавливали собак. В нашей семье было столько горя. Побежали на улице и одного питомца привели к нам (спасли от смерти). Вот какие у нас дела. К Вам — с просьбой. Помогите достать щенка, восточноевропейскую овчарку. Все хотят завести такого друга. Боимся, что, если не заведем, то скоро все собаки будут бывать у нас. Заранее Вам благодарны… Поляковы».

Вот тут все хорошо. Хорошо, когда запросто ходят чужие собаки! Безусловно правы те папы и мамы, которые звонят по телефону в клуб служебного собаководства или в секцию декоративных собачек (или на дом к любителям) и просят:

— Мы знаем… мы слышали, что для правильного воспитания нужно, чтоб в семье было животное. Мы хотим завести собачку…

У человека должна быть собака! Это сказал наш советский современный детский писатель Юрий Яковлев. Он же рассказ сочинил под таким названием. Впрочем, еще задолго до него то сказал выдающийся английский писатель Честертон. А он, вероятно, повторил то, что услышал от людей.

Хорошо написал Юрий Яковлев — специально для тех мам, которые еще сомневаются, надо ли заводить собаку.

Мальчик Жека приносит щенка самовольно… что-то будет! «Потом пришел с работы папа. Он увидел сына, сидящего на ступеньке, и спросил:

— Никого нет дома?

Жека покачал головой и показал папе щенка. Папа сел рядом с сыном на холодную ступеньку и стал разглядывать щенка. А Жека наблюдал за папой. Он заметил, что папа довольно сморщил нос и заерзал на ступеньке. Потом стал гладить щенка и причмокивать губами. И Жека чувствовал, что в папе постепенно пробуждается мальчишка. Тот самый мальчишка, который когда-то сам просил собаку, потому что у человека должна быть собака. И этот мальчишка, как подобает мальчишке, пришел на помощь дугу.

Папа взял на руки щенка, решительно встал и открыл дверь.

— А что, если нам в самом деле взять щенка? — спросил он маму. — Щенок славный.

Мама сразу заметила, что в папе пробудился мальчишка. Она сказала:

— Это мальчишество.

— Почему же? — не сдавался папа.

— Ты знаешь, что такое собака? — спросила мама.

Папа кивнул головой: — Знаю!

Но мама не поверила ему: — Нет, — сказала она, — ты не знаешь, что такое собака. Это шерсть, грязь, вонь, Это разгрызенные ботинки и визитные карточки на паркете.

— Какие визитные карточки? — спросил Женя.

— Лужи, — пояснил папа.

— Кто будет убирать? — спросила мама.

Отец и сын переглянулись. Папин мальчишка подмигнул Жеке, и они хором ответили: — Мы!

Их было двое, и они победили.

Они победили. И в квартире на восьмом этаже поселился новый жилец. Он действительно грызет ботинки и оставляет на паркете визитные карточки. И убирают за ним не папа и не Жека, а мама. Но если вы постучите в дверь и попросите: «Отдайте мне щенка», мама первая скажет вам:

— Только через мой труп! и не мечтайте.

Потому что это маленькое, ласковое, преданное существо завоевало мамину любовь и сумело доказать ей, что у человека должна быть собака».

Уж так и «должна»! — возразят скептики. Призову опять в союзники Эренберга: «Я мог бы объяснить, что собаки бывают очень полезны, ремесел у них много. Но я скажу о самом важном: собаки — хорошие друзья, и они, хоть немного, помогают подростку и юноше стать человеком, а это совсем не просто, это, пожалуй, даже труднее, ем сдать на пятерку все экзамены и получить аттестат зрелости…»

Друг — всегда друг

И — еще почта:

«Здравствуйте, книжное издательство! Я насчет собак.

У нас во двор прибегают собаки, и я их кормлю. Я держал три дворняжки (а породистых собак у меня не было). 1) Альфа, 2) Тузик, 3) Дамка. Особенно мне понравилась Альфа. Она была полуовчарка, уши маленько стоят, и сама была крупная, маленько серо-рыжеватая. Туза я отдал одному собаководу, он у меня попросил. Туз был тоже здоровый, тоже рыжеватый. Дамку задавила машина. Я был в это время в школе. Она была в сарайке. Дамка была черная. Они у меня были неученые, я их не мог выучить. У нас нет кружка собаководов. Правда, они меня хорошо понимали, были очень злыми, их даже боялись…»

«У меня был щенок, породы — дворняжка, большой пес. Я его отдал 3-х месяцев, так как он не поддавался учению… Обухов Виктор. Город Верещагино, Пермской области».

Во-первых, дворняжка — не порода. А во-вторых… Глупости, что он не поддавался учению, Поклеп! Не прав и ты, Александр Петрович Полуэктов из Белово. почему «не мог выучить?» Просто ты сам плохо постарался. Дворняжки дрессируются не хуже, чем породистые псы, иногда даже лучше.

Что из того, что Тарзан не родовит, не состоит нигде на учете? Дворняжки — тоже собаки, такие же привязчивые, такие же преданные. И характер у них неплохой.

Истинные любители животных — не те, которые держат вылощенных красавцев, а на всех остальных смотрят свысока. Настоящий животнолюб, — тот, кто способен пригреть любое животное, как это делают Поляковы, как сделала Таня Богомякова из Обнинска.

«В январе подружки принесли мне щенка, которого ни нашли. Щенку было месяца полтора-два, и он обязательно бы замерз зимой на улице. Когда мой Шарик подрос, я стала ходить с ним на занятия по общему курсу дрессировки. В клубе у нас регистрируют всяких собак и разрешают дрессировать их и сдавать испытания. Выяснилось, что метисы дрессируются легко, очень понятливы и послушны. Сейчас многие из них, зарегистрированные в нашем клубе, имеют медали. Шарик имеет жетон и диплом 1-й степени по ОКД и медаль за показательные выступления на выставке».

Дворняжки и собаки-полукровки вместе с породистыми взрывали фашистские танки, взрывали и гибли сами. Чистопородных жалели, берегли. Уже за одно это надо уважать дворняжку.

А космос? Кто первым полетел в космос? Дворняжка!

А можно ли забыть маленькую Дэзи!

Тут мне хочется сделать и такое предостережение: ах, мой пес не получил медали на выставке — долой его! Продам немедленно. И действительно, нередко сбывают с рук…

А вы что — брали собаку только ради медалей?

Это мне напоминает судьбу несчастного Ремоса.

Боксер Ремос принадлежал немцу-барону. Знаменитый чемпион долгое время был гордостью служебного собаководства. Сколько призов он собрал своему владельцу, Но всему бывает конец. К Ремосу подкралась старость. Да нет, даже не старость, просто начал «сдавать» пес. Ну и — неизбежное: не имевший себе равных, на очередной выставке занял второе место. Разъяренный владелец вывел собаку с ринга и тут же пристрелил. Так ведь то — барон, предприниматель, буржуй! Он и собаку держал только ради барыша, холил ее, пока она давал ему доход. А вы?!

Любить надо ВСЯКУЮ собаку, ребята.

Они всегда будут с нами

…И опять сообщают газеты:

«В глубь острова Беринга отправились на собачьих упряжках экспедиция Камчатрыбвода.

Ее участники проведут зимний учет ластоногих — сивучей и нерп. Будут вестись наблюдения за оленями…»

«Одиннадцать тысяч километров предстоит преодолеть на оленях и собаках двум отважным архангельцам в трансарктической эстафете, посвященной 50-летию ВЛКСМ. Репортер газеты «Правда севера» Игорь Запорожец и радиоинженер Антон Макаренко, стартовавшие из родного города, проведут в пути семь месяцев и финишируют в день рождения комсомола на мысе Дежнева.

Истории еще не известно такое длительное путешествие на оленьих и собачьих упряжках в условиях Крайнего Севера. Маршрут землепроходцев пройдет побережьем Северного Ледовитого океана. В дороге они соберут материал из жизни Заполярья и об изменениях, которые произошли там за годы Советской власти.

Горсть земли, взятую в Архангельске и подножия обелиска покорителям Арктики, И.Запорожец и А.Макаренко возложат к памятнику своего земляка — Семена Дежнева».

Или вот еще:

«1000 километров на собаках по побережью Ледовитого океана». На сей раз в путешествие отправились первый чукотский писатель Юрий Рытхэу и журналист Владимир Буланов. Маршрут: от Магадана до остров Врангеля, через Анадырь, и от мыса Шмидта до Уэлена…

А вот и совсем сногсшибательное сообщение:

«НА СОБАКАХ ЧЕРЕЗ СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС»

Хельсинки, 11. (Соб. корр. «Правды»). Стокгольмская вечерняя газета «Афтонбладет» сообщила недавно о необычный экспедиции, которая отправилась из Пойнт-Барроу (Аляска). Четыре человека с четырьмя нартами и сорока собаками в упряжках решили пройти по льду Ледовитого океан через Северный полюс в район Шпицбергена. «Британскую трансарктическую экспедицию», так называется это смелый эксперимент, возглавляет 33-летний Уолли Херберт. О готовил поход через полюс более десяти лет. Его спутниками — профессору Рою Кернеру — 35 лет, фотографу Аллену Джилу — 37 и врачу Кеннету Хиджесу — 32.

Весь поход делится на пять этапов. Сначала смельчаки за максимально короткий срок хотят пройти путь до границы сплошного льда. Здесь они переждут лето, живя в двух небольших палатках, и выполнят основную часть научно-исследовательской работы. Осенью четверка двинется дальше, по направлению к полюсу. На льдину, которую путешественники выберут для дрейфа, вызванный ими самолет доставит дом. Пять месяцев должна продолжаться их жизнь в ледовом лагере. А затем они отправятся к конечной цели своего похода — Шпицбергену…»

И все — с собаками!

Собачьи нарты, скрип снега под полозьями и пронзительный вой ветра — старо, как мир. А вот, не угодно ли, нечто иное, можно сказать, ультрасовременное: «В специальной школе английского министерства авиации собак обучают отыскивать потерпевшие аварию самолеты. На шее собак-авиаспасателей укрепляются портативный радиоприемник и такой же передатчик, управляемый ларингофоном.

Находясь на далеком расстоянии от своих инструкторов, собаки принимают команды по радио, а в случае обнаружения места катастрофы садятся на землю и начинают лаять. Их местонахождение устанавливается с помощью радиопеленгаторов».

Служит собака! И будет служить!

Не сбылись пророчества тех, кто считал, что с развитием науки и техники (с научно-технической революцией, как мы теперь любим говорить) верные друзья отойдут в прошлое. Для собаки везде находится работа.

Усложняется жизнь — усложняются обязанности четвероногого помощника. К его услугам радио. Наверное, чего доброго, скоро начнет самостоятельно выезжать (или вылетать) в служебные командировки. Где-то что-то произошло. Привет, Джек! — и полетел. Произошло ограбление или, может быть, наведался шпион, разведчик, старающийся выведать промышленные секреты. Собака задержалась — берут и консервируют запах, иначе говоря, воздух на месте происшествия. Никуда не скроешься! Даже спустя годы собака найдет преступника.

Но если даже собака не несет никакой видимой службы? Например, живет у старой одинокой женщины, где охранять нечего, куда никакой вор не полезет? Презирать ее за это? Сживать со свету? «Не нужна», «зря хлеб изводит?» (Помните: «зря мясо жрет». А есть такие, что подсчитали, сколько съедают собаки по всей стране, во всем мире. Больше им нечем заниматься!)

Разве мало на свете людей, у которых война отняла всех близких, или муж умер, с сыном в экспедиции лучилось несчастье?…

«Свеча меркнет и гаснет… Кто это кашляет там, так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ…»

И. Тургенев.

Может быть, именно здесь собака делает наиболее дорогое — спасает человека от одиночества, отвлекает от мыслей о старости и неизбежном конце… Самая гуманная служба!

…Да, жизнь идет вперед. Но испытанный товарищ и спутник — Собака, пробежавший вместе с нами марафон длиной в несколько тысячелетий, по-прежнему тут, рядом, всегда, везде.


Оглавление

  • ЗА ЧТО МЫ ЕЕ ЛЮБИМ (ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ЧЕТВЕРОНОГОМУ ДРУГУ)
  •   …Где мы, там и она
  • В ДНИ ИСПЫТАНИЙ И ПОБЕД
  •   Собака на пьедестале
  •   У стен Коринфа, или преданья старины глубокой
  •   Так начиналось собаководство
  • КОГО ВЗЯТЬ? КТО ЛУЧШЕ?
  •   Большую взять или маленькую?
  •   Итак, познакомьтесь…
  •   Но кто же лучше?
  • СЕГОДНЯ ЩЕНОК, ЗАВТРА — ДРУГ
  •   Свершилось… Он — ваш!
  •   Припасай терпение
  •   Чашки, плошки и собачье меню
  •   Носы, хвосты, блохи и прочее
  •   Мечта души — помойка, и прохожий любящий и прохожий нелюбящий
  •   Почему не плывет?
  •   Кто вожак стаи?
  • НА АТТЕСТАТ ЗРЕЛОСТИ
  •   Любит — не любит
  •   С человечьего на собачий
  •   Шестнадцать ступеней граните науки
  •   Какой нос лучше
  •   Какую специальность выбрать Джери?
  • СТО ТЫСЯЧ «ПОЧЕМУ»
  • ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ
  •   Хочешь иметь друга — будь сам другом
  •   Где закрыта собака
  •   Любишь меня — люби мою собаку
  •   Друг — всегда друг
  •   Они всегда будут с нами



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке