КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Зубочистка для людоеда [Крис Хендерсон] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Крис Хендерсон Зубочистка для людоеда

* * *
...Проволока въелась в кисти и лодыжки так глубоко, что, казалось, уже не жгла, а холодила. Девушка перестала плакать. Он не любит, когда плачут. Она замерла, борясь с неудержимо подступающими к горлу рыданиями, — обуявший ее ужас требовал выхода. Он не любит, когда шевелятся или издают какие-либо звуки. Он ничего не любит. Кроме покорности и страха.

Она обшаривала взглядом окружавшую ее тьму, ища хоть что-нибудь, что могло бы дать надежду на избавление. Но видела лишь страшные инструменты, которым он жег, кромсал, терзал, щипал, колол ее тело, да клочья своего разорванного платья — лоскутья с обугленными краями. И еще — яркий желтый свет у него на кухне. Он готовил себе ужин.

Как и все, она читала про это в газетах, видела это на экране телевизора. Она знала, что се ждет. Но, может быть, может быть, ей удастся умолить е г о, умилостивить, стать такой покорной, такой послушной, сделать все, что он прикажет, чтобы он убил ее быстро и даровал ей наконец покой. И дверном проеме возник его силуэт, и она почувствовала, что ноги ее и пол под нею стали влажными. Она увидела блеск стали. Она все-таки огорчила его слезами...

* * *
День начинался не лучше и не хуже тысяч тех дней, когда я просыпался в Нью-Йорке. Разве что ночь я провел у себя в конторе, скорчившись самым противоестественным образом на своем узком и коротком диванчике, и спал не раздеваясь и даже не расстегнув ремень. От этого болел живот, а все тело зудело от пота — несколько раз я взмокал, просыхал и снова покрывался крупными каплями пота, просолившими мою рубаху насквозь. Я принял — не без труда — вертикальное положение и побрел в свою, с позволения сказать, приемную за кофе. В кофейнике со вчерашнего дня еще что-то плескалось, я повернул ручку плиты, поставил кофейник, а сам рухнул на стул, гадая, как подействует на меня струящийся из окна утренний зной — разбудит или усыпит?

События развернулись по второму варианту. Глаза закрылись, голова откинулась на спинку. Очень может быть, что, когда в дверь постучали, я уже похрапывал. Открыл левый глаз, обвел им комнату, а когда наконец понял: ко мне посетитель, — крикнул «минутку!» и двинулся к двери, очень неохотно переставляя затекшие ноги. Впрочем, спина и плечи ныли не меньше. Итак, я брел через офис к двери, время от времени безуспешно пытаясь стряхнуть с себя цепкую, как репей, сонливость.

Наконец, оказавшись у двери, я отодвинул засов и впустил приземистого, смуглого, лысого человека, скорей всего итальянца — южанин, скверный характер, «честь рода», темные делишки, которыми занимался не очень дальний предок, но которые позволяют внуку не мараться и быть вполне респектабельным. Он остановился на пороге, и в открытую дверь, подобно вонючему ливню, ворвалась нью-йоркская уличная жара.

— Хотите убить кого-нибудь? — с места в карьер спросил гость.

— Массу народу.

— Хорошо, — сказал он, проходя мимо меня. — Есть разговор.

— Что ж, — ответил я вяло, — разговор так разговор.

Пропуская друг друга вперед, мы прошествовали в кабинет и заняли исходные позиции по обе стороны стола. Тут закипел кофе. Я спросил посетителя — и, надеюсь! — будущего клиента, не желает ли он чашечку. Я бы на его месте, только глянув на густой коричневый налет на стеклянных стенках и уловив мало с чем сравнимый аромат, хорошенько бы подумал, прежде чем соглашаться. Гость, однако, поблагодарил, взял чашку и отхлебнул. Тогда и я, решив не пасовать перед ним — он ведь и годами немолод, и лыс, а вот пьет же, и ничего, — сделал глоток. Затем перешли к делу.

— Как я понимаю, вам нужен детектив?

— Именно. Вы — мистер Хейджи?

— Он самый. Я беру двести в день плюс необходимые расходы по делу. Я не люблю, когда в меня стреляют и когда мне врут. Пока я не допил кофе, постарайтесь не делать ни того, ни другого.

— Вы что — шутите?! Шутите со мной? Я не шутить сюда пришел! — Кажется, я дал маху. Речь, очевидно, пойдет не об измене жены и не об угнанном фургоне. — Мне нужен мужчина, а не придурок с шуточками! — Лицо его от прилива крови стало совсем темным, но мне его ярость помогла проснуться окончательно. — Как видно, я попал не по адресу.

— По адресу, по адресу, — сказал я, — просто адресат другой. Вы постучали в дверь к телесыщику, а я открыл вам, ожидая очередную чепуху. Ошиблись мы с вами оба. Итак, изложите дело, а я скажу, смогу ли помочь.

Он крепко и — я бы сказал — мучительно задумался. Что-то точило его изнутри, медленно и неуклонно, как точит прилив кромку берега. Повнимательней взглянув ему в глаза, я подумал, что, кажется, впустил к себе сумасшедшего, в любую минуту готового разрыдаться, наброситься на меня с кулаками или вытворить еще что-нибудь похуже. Желая отсрочить приближение этой минуты, я спросил:

— А в полиции-то вы были?

Он кивнул. Упершись локтем в колено, он шарил пальцами по лицу, водил ими вверх-вниз. Он закатил глаза, потом наткнулся на мой взгляд и с видимым трудом спросил:

— Вы, наверно, читали... в газетах... Или по радио слышали?.. Про этого человека... Его кличка Шеф. — Он мог бы не продолжать: я уже понял, о чем пойдет речь, и даже кофейная горечь во рту сменилась каким-то иным, менее определенным, но еще более мерзким привкусом. — Слышали. Я тоже... Знаете, когда? В три часа ночи. В три часа ночи мы с женой узнали об этом чудовище. Сначала услышали, а потом полиция отвезла нас... Нам показали нашу дочь...

Он смолк, хватая ртом воздух. Плечи затряслись от распиравшей его изнутри ярости. Закрыл глаза и стиснул кулак так, что, не будь ногти так коротко острижены, они пропороли бы кожу до крови.

Уже не только лицо, но и шея за воротом рубашки потемнела от прилива крови, как грозовая туча, которой никак не пролиться облегчающим ливнем. Крепко зажмурившись, сжав кулаки, еле-еле размыкая сведенные судорогой челюсти, он отрывисто произносил:

— Найдите его... Я хочу, чтобы он сдох. Чтобы сдыхал долго. Как можно дольше. Моя Антонетта... она — как потерянная... Ей не оправиться до конца дней... Потому что этот трусливый ублюдок, этот monstro[1]...

Я сидел тихо и не пытался успокоить маленького человечка в черном костюме. И не останавливал его — даже не пытался, хотя это бы мне вряд ли удалось. Мне приходилось слышать о Шефе. Думаю, на всем Восточном побережье не нашлось бы такого, кто не слышал о нем.

Это прозвище дала ему одна бойкая бульварная газетенка, смекнувшая, как сделать этот ужас ежедневной приманкой для читателей и статьей дохода для себя. О такой сенсации нью-йоркские щелкоперы и мечтать не могли.

За полтора месяца Шефу удалось вогнать город в столбняк — по крайней мере, ночами. Раз в неделю он убивал женщину. Находил, увозил куда-то, насиловал, убивал. Насиловал, страшно мучил и убивал. У газетчиков, радио-и телерепортеров настала страдная пора. Печатали и пускали в эфир каждую версию, каждый слух, каждую подробность.

Они не давали вздохнуть ни полиции, ни родственникам и близким погибших. Они приставали к прохожим на улице: «Как, по-вашему, где произойдет следующее убийство?.. Зачем, по-вашему, он это делает?.. Какую цель преследует?..» Одна телекомпания взяла интервью у известной прорицательницы мадам Тарны, которая предсказала тип будущей жертвы, место и время планируемого преступления. Все совпало. А потом он прислал на студию письмо, где благодарил мадам — к вящей радости соперничающих телекомпаний — за плодотворное сотрудничество. Больше к помощи ясновидящих не обращались.

Но тиражи и размер аудитории не снижались. Прежде чем завести речь о России, о предстоящих выборах, о ценах и налогах, о заурядных убийствах и ограблениях, публике рассказывали о Шефе. А публика желала быть в курсе дела — не пропускала выпуски новостей, не выключала приемники и ждала, когда ведущие со столь характерным для них натужным остроумием передадут очередное сообщение о Шефе, — ждала, затаив дыхание от страха. Шеф задевал за живое. Ибо раз в неделю он похищал женщину. Ибо он пытал свою жертву, насиловал ее, резал ее на куски и поедал.

Да-да, он отсекал самые лакомые куски, брезгуя пальцами, ушами, грудями, бедрами, почками. Потом бесформенную груду мяса, бывшего когда-то нежным женским телом, находили на каком-нибудь пустыре, а сам он — судя по письмам, которые рассылал по студиям и редакциям, — набивал свой морозильник сердцами, печенью, мозгами. Все аккуратно уложено в мешочки, каждый мешочек надписан — имя, дата, содержимое.

Человечка в черном костюме, сидевшего напротив меня, звали Джонни Фальконе. Сегодня в девять утра он похоронил дочь, отвез домой жену, поручил сыновьям отбиваться от репортеров, продолжавших выспрашивать все новые и новые подробности, а сам приехал ко мне. Теперь он сидел напротив, впившись в меня своими черными глазами, и я физически ощущал жгучие волны исходящей от него ненависти. Он сидел напротив и требовал, чтобы я отомстил, и даже не подозревал, что я ничем не смогу ему помочь.

— Мистер Фальконе, — начал я. — Дело в том, видите ли...

— Я заплачу! Заплачу, сколько скажете. Сколько бы ни было! — Он хлопнул ладонью по столешнице и взмыл со стула, как волна, чуть не отбросившая меня к стене. — Вы сказали, что стоите двести в день, — я вас покупаю. Найдите его! Убейте его! Вот и все! Это ваша работа! Берите деньги! Ищите его!

Я не обижался на его слова. Фальконе ни в чем не виноват. Его заставил прийти ко мне самовлюбленный маньяк-людоед, терроризирующий город. Захлестнувшее Нью-Йорк безумие ворвалось и в жизнь Фальконе, намертво впилось в него, словно лапа якоря. Он ошибся, он принял бакен за маяк. Я попытался объяснить ему, что это — дело полиции. Прессе вряд ли понравится, если кто-то, не удовольствовавшись телевидением, решит отбить у нее хлеб. Да и зрелища, приносящие такие доходы. Да и полиция будет выглядеть некрасиво — еще некрасивей, чем обычно. А она этого постарается не допустить.

— Поймите, мистер Фальконе, власти бросят на поимку этого негодяя все имеющиеся у них в наличии силы и средства. Зачем вам нанимать меня? Мне за полицией не угнаться. К частникам приходят, когда полиция на хочет заводить дела или ведет его спустя рукава. Это происходит постоянно. Но в данном случае все обстоит иначе. Поймать мерзавца — для них дело чести. И они его поймают.

— Да? Поймают? Поймают — а потом? Приведут к нему психиатра? Положат на кушетку и начнут расспрашивать о тяжелом детстве?! Мой отец работал как вол всю жизнь — мы его почти не видели. Моя мать лупила нас каждый божий день. Я сам вкалываю с восьми лет! А в десять — уже лишился отца. Когда мне было пятнадцать, умерла мать. Мне не на кого было рассчитывать. Мне в жизни тяжко приходилось, да и только ли мне? И братья, и сестры, и все соседи — всем было несладко. Но этому гаду позволено разгуливать по городу и убивать, убивать, убивать! А все отделываются шуточками! Сочиняют про него анекдоты. И посмеиваются, зная, что в тюрьме он посидит недолго. Про него неизвестно ничего, но это все знают точно. Все знают, мистер Хейджи, что его освободят, именно потому, что он — чудовище, зверь! Именно поэтому с ним все будет в порядке! Когда это началось, мистер Хейджи, можете вы мне сказать? Когда мы стали с людьми обращаться как с животными, а с диким зверем — как с человеком?! Сейчас вы снова приметесь объяснять мне, что полиция приложит все усилия, чтобы помочь, но сначала скажите, почему эти люди, которые, по-вашему, так дорожат своей честью, эти благородные стражи закона рассказывают друг другу последние анекдоты о Шефе?! А! «Шеф приводит к себе девушку и говорит...» Спасибо, спасибо! Я знаю, что он ей говорит! И моя Антонетта — тоже. Будь они все трижды прокляты!

Он ошибался. «Шеф приводит к себе девушку...» — это не последний анекдот, после него было еще четыре. Я чувствовал, что во рту у меня пересохло, а ноги сделались как ватные. Полагаю, по этой же причине мой посетитель мешком рухнул на стул. Впервые в жизни я не был заинтересован в клиенте. У меня были деньги — хватило бы на несколько месяцев. Я даже подумывал об отпуске. Ничего грандиозного, конечно, никакого разгула, а просто недельки три-четыре где-нибудь, где нет ни грязи, ни грохота, ни автомобильных гудков, не смолкающих ни днем, ни ночью, ни людей с их ежедневными несчастьями, от которых все мы здесь постепенно, но неуклонно сходим с ума.

Однако, кажется, на отпуск рассчитывать не приходилось. Фальконе, едва переступив порог моего кабинета, знал: я не откажусь. Так он мне и сказал. Не было ни малейшего смысла спорить с ним. Стараясь быть предельно кратким, я согласился, сообщив ему все, что полагается в подобных случаях. Он выписал мне чек на сумму, равнявшуюся моему двухнедельному заработку. Я проводил его до дверей, размышляя, не позавтракать ли мне. И тут же отогнал эту мысль. Болел живот. И было предчувствие, что болеть он будет теперь долго.

* * *
Давно уже ушел Джонни Фальконе, давно остыл мой кофе, а я все сидел в кресле, то погружаясь в размышления, то вполне бездумно глядя туда, за окно, где с грохотом и лязгом крутились и вертелись в разных направлениях и во все стороны «трущиеся поверхности» большого города. Как хорошо, что я наблюдал за этим мельтешением со стороны. Пить мне не хотелось, но стакан я из рук не выпускал. А вдруг захочется? Тут наперед не угадаешь.

Для очистки совести — деньги-то уже были заплачены — я сделал два звонка. Эти люди могли бы мне помочь. Я бросил вызов целой армии полицейских, работавших над этим делом, батальонам экспертов, криминалистов, дактилоскопистов и графологов, психологов и психиатров, бившихся над разгадкой этой тайны. Противопоставить всему этому я мог только самого себя и собственные дарования. Первым делом я набрал номер частной психиатрической лечебницы в Вилледже, которую содержал доктор Уильям Норман. Потом, разумеется, позвонил несносному, занудному, испытанному и надежному другу Хьюберту, услугами которого пользовался уже давно. Драл он за свои услуги нещадно, но не подвел ни разу.

Я не застал обоих, оставил «мессидж» и сел у окна, дожидаясь, когда кто-нибудь из них позвонит. Когда раздался звонок, я снял трубку и испытал двойное удивление — и от того, кто звонил, и от того, кто не позвонил.

— Джек Хейджи, розыск и расследование. Слушаю вас.

— Мистер Хейджи?.. — это говорила женщина. Голос был спокойный, ровный, молодой или звучал молодо. Но судить по нему о его обладательнице было" невозможно. Ни одной характерной черточки или интонации, — ласкающий слух голос, каким нас обычно с экрана телевизора уговаривают купить такой-то сорт мыла. Ну, что ж, и это зацепка за неимением других. Я сознался, что у телефона сам Джек Хейджи. — Доброе утро. Меня зовут Салли Бреннер, я из информационного агентства Дабл'ю-Кью-Кью-Ти. Не уделите ли мне минутку?

Не успев подумать, я спросил:

— И чему же мы посвятим эту самую минутку?

— Мы располагаем сведениями о том, что вам предложили выследить и схватить преступника, известного по прозвищу Шеф. Так ли это? Не поделитесь ли планом своих действий? Мы бы могли приехать к вам...

Голос ее журчал, а я смотрел на телефон и видел лицо моей собеседницы на экране телевизора, передающего какие-нибудь очередные новости. Потом отвел трубку от уха и стал глядеть на нее — оттуда бесконечной вереницей сыпались слова. Не утруждая себя объяснениями, я кончиками пальцев отшвырнул трубку на рычаг. В следующее мгновение телефон зазвонил снова.

Я глядел на него и гадал, как они сумели пронюхать? Откуда узнали, да еще так быстро? Телефон не смолкал. И, судя по всему, смолкать не собирался. С досадой я снял трубку.

— Алло, мистер Хейджи, нас разъединили. Это опять Салли Бреннер. Эти телефонные компании... ну, впрочем, неважно. Итак, мы хотели бы, не откладывая... С тем, чтобы в шестичасовом выпуске можно было...

Я обрел дар речи.

— С вашего разрешения, леди.

— Да-да?

— Во-первых, нас не разъединили. Я дал отбой. Во-вторых, мне неинтересно, в каком выпуске будет можно, а в каком — нельзя. Если вы приедете, я разобью камеру, — предупреждаю заранее. Я не знаю, как вы вышли на меня. Я не знаю, что еще вы можете сделать, кроме того, что уничтожите и без того почти несуществующий шанс поймать эту сволочь. Не знаю и знать не хочу. И, пожалуйста, избавьте меня от ваших ханжеских ссылок на Первую поправку и не говорите, что люди имеют право знать". И вообще ничего не говорите. Оставьте меня в покое, а?

— Вы не будете возражать, если мы используем запись нашего разговора, — ласки в голосе поубавилось.

— Буду. Только попробуйте.

Она перевела рычажок с «нормы» на «холод», явно обостряя разговор:

— А что мне может помешать, мистер Хейджи?

— Что может помешать? А то, что с вами я разговаривать не желаю, но зато со всеми прочими телекомпаниями поговорю очень охотно и сообщу им, что подозреваю вашу Дабл'ю и так далее в подстрекательстве и в провоцировании Шефа. Ясно? Не то что интервью — я с вами рядом... не сяду!

И бросил трубку. Потом, не сводя глаз с телефона, залпом выпил плескавшийся в стакане джин. Дорого бы я дал, чтобы малютка Салли позвонила еще раз. Но этого счастья мне не выпало.

Сидеть я больше не мог, а потому поднялся и стал бесцельно бродить по комнате, подошел к письменному столу, от стола — к противоположной стене, от стены — в приемную.

Итак, я мерил шагами свой офис, и его, с позволения сказать, убранство вдруг перестало мне нравиться. Мусорная корзина словно бы сама собой заполнялась старыми газетами и ненужными бумагами. С книжных полок за ними последовали обертки от леденцов, картонные упаковки из-под сока, несколько пустых пивных бутылок и башмак. Затрудняюсь сказать, чей это был башмак и каким ветром занесло его на мою полку. Я провел по пыли, покрывавшей его, пытаясь уяснить для себя, как мог столь заметный предмет, ни для чего более не пригодный, пролежать у меня на полке столько времени, что выгорел с одной стороны на солнце, оброс пылью, а я его только сейчас заметил? Ответа на свои вопросы я не получил. Ну, и не надо.

Башмак полетел в корзину, принявшую через минуту еще какие-то бумажки, картонки и прочий хлам. Когда она заполнилась, я примял мусор и продолжал свои труды. Когда втискивать было уже больше некуда, я выволок ее на лестницу и опорожнил в мусоропровод. Там меня и застал телефонный звонок, но я не ускорил шаги: кто бы ни звонил, я занят полезным делом.

Я всегда считал свою контору довольно симпатичным помещением. Конечно, она не сияет чистотой, — хоть сейчас на обложку «Лучший дом и сад», — но все же казалась мне вполне пристойной и даже не лишенной уюта. И стоило лишь присмотреться повнимательней, как обнаружилось такое!.. И я продолжал уборку, наращивая темп, выдвигая ящики, просматривая их содержимое, решая судьбу каждого предмета, попадавшегося мне на глаза. Еще раз пропутешествовав в коридор, я вылил в раковину вчерашний кофе, а сам кофейник наполнил водой и покрутил, стараясь избавиться от коричневато-сероватого налета на стенках. Не избавился. Тогда я решил взяться за него всерьез и направился в ванную, расположенную в конце коридора.

Когда я вернулся в кабинет, рукава рубашки промокли до локтя, брюки от пояса до колен были покрыты пятнами мыльной воды, но кофейник был вычищен и вымыт. Он благоухал и сиял. Да и вся моя контора была ему под стать.

Тут опять зазвонил телефон. На этот раз я снял трубку. Фортуна мне улыбнулась: это был Хьюберт. Я спросил, сильно ли он занят сегодня. В ответ он начал декламировать:

— Для тебя всегда свободен и на все всегда пригоден!

От Хьюбертовых стишков мороз идет по коже. Не удостоив его похвалой, я сказал:

— Встречаемся через час в клинике Билли.

— А-а, п-п-понимаю! Нашему маленькому доку ну-нужно на-найти сбежавшего психа?

— Нет. Это мне нужно.

Поговорив с Хьюбертом, я снова позвонил в клинику. Билли еще не вернулся. Мой собеседник на коммутаторе был крайне лаконичен, давая мне понять, что спрашивать следует «доктора Уильяма Нормана», а никак не «Билли». На это я в том же лапидарном стиле посоветовал ему заниматься исключительно своим делом. В противном случае кто-нибудь может ненароком обидеться и по несчастной случайности отправить его к зубному врачу. А потом велел разыскать Билли и передать, что Джек Хейджи будет у него через час. Внушение возымело действие: голос на том конце провода стал вежливей.

Вслед за тем я позвонил в полицейский участок капитану Рэю Тренкелу, моему единственному приятелю из правоохранительных органов. Ему я сказал, чтобы он меня дождался — я сейчас приеду. Он согласился, заметив, что с утра — не в духе. Отлично, я и сам в препоганом настроении.

Дал отбой, откатал рукава рубашки, убедился, что они просохли, взял блокнот и ручку, сунул их в карман и двинулся к двери, на ходу надевая шляпу. Вышел и дверь за собой запер.

Внизу, у схемы нашего дома, я увидел двух энергичных молодых людей в синих блейзерах — явных репортеров. Один уверял, что контора Хейджи — на втором этаже, а другой спросил меня:

— Простите, сэр, а вы не знакомы с этим самым Джеком Хейджи?

— Как же, как же, — отвечал я. — Горжусь знакомством с таким человеком.

— А вы не знаете случайно, он сейчас у себя?

— Нет его, — сказал я. — Мы с ним собирались закатиться куда-нибудь, но я его не застал. Секретарша сказала: он в Бруклине. Поехал брать Шефа.

Молодые люди, страшно воодушевившись, стали спрашивать, с кем имеют честь и где именно будет происходить задержание. Я назвался Мэтью Суэйном и отправил их в ресторанчик на углу Ностранд и Лафайетт-авеню. Репортеры прыгнули в свой фургон и рванули по указанному адресу.

Мэтью Суэйн — имя моего любимого героя научно-фантастических романов. Пусть-ка эти борзые ребята сошлются на него — сядут в лужу. А авеню Ностранд и Лафайетт пересекаются в квартале чернокожих. Местечко до того опасное, что патрульные полицейские выступают там исключительно квартетом. Местная шпана будет рада появлению двух белобрысых симпатичных джентльменов до смерти. Только вот вопрос — до чьей? Впрочем, я не слишком тревожился за репортеров. Хороший журналист сначала проверяет источник информации, а потом уже кидается очертя голову на место происшествия.

Улыбнувшись про себя, я подумал: «Ну, а если нет, то двумя плохими журналистами на свете станет меньше».

* * *
В кабинете капитана Тренкела жужжал, смещаясь от центра влево, вентилятор. Каждые полминуты лопасти задевали за край металлического стеллажа и издавали жалобный звук, словно протестуя против такого варварства, и звук этот гармонично вплетался в симфонию, гремевшую в душном помещении участка. Я давным-давно отвык целоваться. Я не жаловался Рэю, даже когда он находился в добром расположении духа, а уж сегодня, когда все обстояло иначе, — и подавно. Он посмотрел на меня — с бровей у него градом катился пот, — потом устремил взор на бумажный стаканчик, ворчанием выразил свое неудовольствие от того, что он пуст, смял его и, не целясь, швырнул в корзину.

— Ты очень умный, да, Джек? — начал он.

— Стараемся. А что?

— Помолчи, ради Бога. Не вступай со мной в перепалку. У меня нет на это времени. И знаешь, почему?

— Потому, наверно, что ты занят.

— Ага. А чем я занят, ты не догадываешься? Наверно, догадываешься, раз вызвался мне помочь. Ну, и когда ты притащишь его ко мне на допрос? Надо полагать, скоро?

— О чем ты, Рэй? Я не понимаю.

— Отлично все понимаешь, не придуривайся! Об этом вампире, об этом убийце-гастрономе, о маньяке-ценителе изысканной кухни! Ты почему, кстати, не на авеню Лафайетт, угол Ностранд, а? Ты же, кажется, должен был там его повязать? По крайней мере, так нас оповестили по радио!

В ответ я только вздохнул. Рэй извлек из верхнего ящика здоровенную бутыль без этикетки. У него было странноватое, на мой взгляд, обыкновение сливать туда все, что плескалось на донышке других бутылок. За годы нашего знакомства цвет жидкости варьировался от прозрачного до лилового. Сегодня она сверху была янтарной, а на дне — темно-коричневой. Капитан глотнул из горлышка и протянул емкость мне. Я тоже приложился — за компанию.

— Ну, на черта ты это сделал? — продолжал Рэй. — Мало мне хлопот — теперь еще ты будешь путаться под ногами!

— Я не буду путаться у тебя под ногами.

— Ну да, не будешь! Уже путаешься! Меньше часа назад это стало известно нашим щелкоперам, и вот ты уже — наша единственная надежда, наше солнышко. Частный Детектив Джек Хейджи по просьбе убитых горем родителей жертвы берется за это дело! Он уже сел на хвост убийце, совершающему самые чудовищные в истории города злодеяния! Ты что, Джеки, вконец опупел? Зачем тебе это было надо?

Тогда я рассказал ему про Фальконе и про его жену. И про дочку. И про то, какие чувства вызвал во мне старик, и про то, как я не нашел в себе сил отказать ему. Кроме того, это моя работа. Волка ноги кормят.

— Отлично, — сказал он, еще раз глотнув своего загадочного напитка, — посмотрю я, как ты будешь работать, когда вся эта свора шагу не даст тебе ступить, дважды в день — в шесть и в одиннадцать — сообщая обо всех твоих предполагаемых действиях. Посмотрю я, как ты его словишь, принимая в расчет все ограничения, с которыми придется считаться! — Он встал из-за стола, с каждым словом все сильнее наливаясь сарказмом. — А тебе известно, что группа наших обеспокоенных сограждан уже наняла адвоката, который будет следить, как бы кто из моих сотрудников не слишком обидел эту погань, не превысил своих полномочий, не применил бы силу без достаточных на то оснований?! — Последние слова он произнес с нажимом.

Потом, отдуваясь, снова повалился в кресло. Он словно на глазах постарел и обмяк — весь пар из него вышел. Потом, недоуменно пожав плечами, договорил:

— Вот яйца ему через глотку выдирать десять раз в час и всю оставшуюся жизнь — это было бы, пожалуй, «применение без достаточных».

Он опять ухватил бутылку, но остановил ее на некотором удалении от губ. Разумно: если каждый полицейский будет пить, когда ему захочется, или даже когда ему потребуется, в наших доблестных силах правопорядка алкоголиков будет гораздо больше, чем есть сейчас. Бутылка между тем вернулась на стол.

— Да... — сказал он, чуть смягчившись. — Выбора у тебя, конечно, не было. Я таких, как этот Фальконе, навидался за пятнадцать лет. Чуть ли не ежедневно приходится смотреть им в глаза. Начинаешь слушать, и нечем крыть. Не сразу, ох не сразу я научился как бы отметать и чувства их, и слезы, и фотографии из школьного альбомчика — и рассматривать только факты. — Его рука снова обхватила безымянное брюшко бутылки, пальцы побарабанили по нему, но тем и ограничились. — Ну, да что там... Ты уже, слава Богу, большой мальчик, сам все это знаешь. Я хочу тебя только насчет газетчиков предостеречь.

— Да?

— На рожон не лезь. У них с чувством юмора неважно. Ты должен вести себя как образцовый полицейский, иначе они житья тебе не дадут. Как только пройдет достаточное, по их мнению, время, они начнут недоумевать, отчего ж он до сих пор не поймал Шефа? Тут дело нечисто. Тогда ты поймешь, каково нам приходится перед каждыми выборами. Тогда покрутишься. Ну, ладно. Я знал, что ты возьмешься за это дело. Но с журналистами ухо держи востро.

Он окинул бутылку прощальным взглядом и спрятал ее в ящик. Потом со вздохом осведомился, чего мне от него надо. Я объяснил.

* * *
В клинику я опоздал. Информация Рэя оказалась обширней, чем я думал. Войдя, я обнаружил Хьюберта в задней комнате — наверно, Билли его завел туда, чтобы он своими шуточками не слишком угнетал пациентов. Сам Норман проводил сеанс психотерапии, но велел дать ему знать, как только я появлюсь. Конечно, его разбирало любопытство, он знал, что если уж я пришел — дело необыкновенно интересное. Да. Интересней некуда.

Увидев меня, Хью бросился навстречу, хромая больше, чем всегда. По тому, как он волочит ногу, можно предсказывать погоду. Судя по всему, собирался дождь. И, я надеялся, такой, что смоет весь этот город к чертовой матери вместе с его липкой духотой и швалью, его населяющей. А просто дождичек, от которого мокро, нам ни к чему.

— Н-ну, что, Дж-жеки, как дела?

— Хуже некуда. Большие неприятности.

— Я т-так и д-думал, раз вы-вызвал нас с Билли разом.

Тут появился и доктор Норман.

— Привет, Джек. — Он ткнул пальцем в Хьюберта. — Вижу, ты нашел нашего Квазимодо.

— Кончай, — сказал я, — не заводи его. Вы мне нужны оба.

Хьюберт ухмыльнулся, Билли кивнул. Они дразнили друг друга беззлобно и не всерьез, поэтому могли отложить это занятие на потом.

— Где бы нам поговорить без помехи?

— Пошли. — Билли повел нас к своему кабинету. Войдя, Хьюберт немедленно повалился на кушетку.

— 3-знаетс, доктор, это н-началось, когда я был совсем маленький... Д-думаю, потому, что я ис-спытывал н-не-нависть к его м-матери...

— Прекрати, Хью! — рявкнул я. Не в том я был настроении, чтобы забавляться этой фрейдистской клоунадой. Хьюберт приподнялся и сел, обиженно моргая. Ну и пусть обижается. Я только сейчас в полной мере осознал, в какую безнадежную затею ввязался, и — мало того, — в каких чудовищных условиях придется работать. На всякие глупости отвлекаться ни к чему. Билли уселся за стол, я — в кресло. Снял шляпу, бросил ее перед доктором и сказал:

— Я взял дело, которое раскрыть нельзя, и прошу, чтобы вы помогли мне не раскрыть его. Про Шефа слышали?

— Еще бы! — радостно заверещал Хью. — Потряс-са-ющий а-анекдот мне рассказали...

— Заткнись, Хью! Обойдемся без анекдотов! Тем более, что все шуточки насчет этой скотины я знаю наизусть. Я доступно излагаю?

Хьюберт кивнул и на всякий случай отодвинулся подальше. Билли спросил:

— Ну, и как мы будем действовать?

— А вот как. Я вам сейчас расскажу все, что мне известно о маньяке, а вы мне — как его поймать. Отличный план действий, а? — Оба молчали, ожидая продолжения. — Ну, стало быть, этот самый кулинар засветился в первый раз около месяца назад. Журналисты устраивают песни-пляски по тому поводу, что он убивает еженедельно. Шесть недель — шесть жертв. Однако полиция предполагает, что действует он уже года полтора и на совести у него двадцать две жизни.

Билли уселся поудобней и придвинул к себе блокнот. Глаза Хью округлились, а на губах вновь заиграла спугнутая было мной улыбочка. Я продолжал свой доклад.

Произошла целая серия зверских убийств, несомненно совершенных одним человеком — слишком сходные были обстоятельства и почерки. Причем — во всех пяти частях Нью-Йорка. А когда Шеф прислал в газеты письмо, в котором брал на себя ответственность за два последних преступления, полиция просто приплюсовала их к длинной цепи нераскрытых убийств. Я напомнил своим слушателям, что он написал в своем первом письме:

Ребята.

Пользуюсь случаем известить вас, что небо скоро рухнет.

Я — пришел.

У меня зверский аппетит.

Кормить меня придется вам.

Маленькая Линда была хороша в постели, но не знала, когда надо утихомириться.

Нэнси была пресновата,

А вы как?

Скоро я лги выясню.

Это будет — раз и неделю.

Нe оставливайте меня.

Я буду убивать.

С наилучшими пожеланиями.

«Линда» — это Линда Энн Райт, «Нэнси» — Нэнси Рейд. За месяц к ним прибавились Унера Ухаке, Присцилла Морли, Рита Сумоки. И Анна Фальконе. Полиция сопоставила факты — сначала те, что бросались в глаза, потом стала копать глубоко и усердно. И ничего не выкопала. Не могли найти того, что выделяло бы жертв и привлекало к ним — пусть даже неосознанно — внимание убийцы. Среди убитых были негритянки, но большинство — белые, кое-кто — испанского происхождения, одна — с Востока. Почти все работали. Две были домохозяйками, одна — проституткой, две учились в университете. Как связать это воедино?

Одна из жертв гуляла со своим поклонником в Центральном парке, другая находилась в довольно большой компании людей, остальные шли одни. Все исчезли, как сквозь землю провалились.

Среди них были блондинки, были брюнетки. Какие угодно. Некоторые употребляли косметику, другие не красились вовсе. Были толстушки, были хорошенькие. Была одна манекенщица. Нет зацепки, хоть тресни. Нет общих для всех черт.

— Нет — и все!

— А может, это и есть зацепка? — спросил Билли. — Может, не надо искать то, чего и нет? Их всех объединяло то, что они — женщины. Просто женщины. Этого достаточно.

— Почему не девочки? Почему не женщины постарше? Все жертвы — от двадцати до сорока.

— Все правильно. Этим возрастом мы и определяем понятие «женщина». Пока нашим матерям — двадцать или чуть больше, мы — еще несмышленыши. А когда начинаем соображать, им как раз — под сорок. Вот и получается, что для большинства мужчин «женщина» — от сорока до двадцати. Все остальные попадают в другие категории.

— Ясно. Замечательно. Выходит, он убивает ради того, чтобы убивать? Не думаю. Должна быть причина.

— Ему нравится сам процесс, — сказал Хью, но Билли прервал его:

— Он прав, наш Хьюберт. О чем он думает, совершая все ото? Возвращается в лоно матери? Мстит бывшей жене, нынешней жене, отвергнувшей его любовнице? А? Каково мнение полиции на этот счет? Есть ли у них в загашнике брошенные мужья или неудачливые любовники?

Я остановил поток его красноречия. Полиция прорентгенила всех, кто имел какое бы то ни было отношение к жертвам Шефа. Перетрясли каждого: люди были разные — грустные и заводные, но все слишком нормальны, чтобы тянуть на роль Шефа. Нет зацепки.

— Хорошо, — не унимался Билли. — Предположим, он и в самом деле выбирает жертву наугад. Значит, надо определить, с какими именно проблемами сталкивается наш мистер Икс. Диапазон пристрастий у него широчайший. Он садист. Он насильник. Он любит оральный секс. Он калечит свои жертвы и, если верить его письмам, не чужд каннибализма. Он ведь пишет, что любит готовить и поедать человеческое мясо на глазах у агонизирующей добычи.

— Все так, — сказал я. — Он редкий выродок. Ну и что из этого следует?

— Следует то, что нужно понять: к какому типу выродков он относится. Надо сузить поле поиска, и тогда ты уже сможешь проверять клубы, расспрашивать и вычислять. Помнишь, мы ведь однажды составили список извращенцев и вычеркивали из него по одному. А этот парень — явно не аутсайдер. Сильная, властная, темпераментная натура. Во всем чувствуется бравада и даже, я бы сказал, щегольство. Ты, Джек, тоже не слабачок, но и тебе бывает нужно сбросить давление в котле, и тогда ты прибегаешь к ударным дозам джина. А наш герой в таких случаях выходит на улицу — и тут уж берегись. Он очень уверен в себе.

— Ладно, — сказал я. — Каков же вывод?

— Вывод? А вывод такой: ты его не поймаешь. Думаю, что когда он не готовит материал для очередной сенсации, то сидит дома, прилипнув к экрану. А когда выходит, то снимает напряжение, разнообразит меню и чувствует себя телезвездой — и все это одновременно. Так что, сам понимаешь... Всё, конечно, может быть, и удача тебе улыбнется, но я лично на тебя не поставлю.

— Он ве-ерно говорит. По-пока не п-поймем, что его тянет к этим несчастным, н-нам его не вы-вычислить. Надо постараться у-уловить эту связь.

И мы стали стараться. Мы изучили все материалы, которые дал мне Рэй, пытаясь понять, что же пропустила полиция. Нам повезло не больше, чем ей. Все его жертвы были связаны между собою одинаковой судьбой — мучительной гибелью, — но это не давало нам никаких зацепок.

Потом решили посмотреть выпуск новостей, заедая их пиццей и пирожками. В полутемном кабинете Билли замерцал экран маленького черно-белого телевизора, и мужчина в безупречном пиджаке с чарующей улыбкой оповестил всех и каждого, что на арену вышел истинный герой, и, хотя им не удалось взять у него — у меня то есть — интервью, нет сомнений, что песенка Шефа спета, и часы его сочтены. Да, было сказано, что в игру вступил Джек Хейджи, как будто у этого самого Джека был хоть один шанс на успех. По этому поводу изощрялся в остроумии не один только Хью.

Я взял еще пирожок, закинул ноги на спинку стула и смотрел, как открывается-закрывается улыбающийся рот ведущего. Дело шло к полуночи. Скоро настанет воскресенье — часы пущены. В отличие от ухмыляющейся куклы на экране я не был почему-то уверен, что все будет замечательно.

Ровно неделю спустя опасения мои подтвердились.

* * *
...Мысли ее давно уже мешались от ужаса. Она пыталась молить о пощаде не для себя — о сохранении той жизни, что держали сейчас его руки. Но он лишь посмеивался, с упрямством капризного и балованного ребенка, требующего свою любимую игрушку. Она пыталась высвободиться или закричать, но не могла: проволока намертво сковала ее кисти и щиколотки, рот был плотно заткнут клипом. Она не в силах была даже шевельнуться — ноги ее были прибиты к ножкам стула гвоздями.

В зеркало она старалась не смотреть. Укусы больше не кровоточили, но полукруглые глубокие следы зубов багровели на ее коже. Она не могла смотреть, как его пальцы вонзаются в зияющие раны, терзая уже потерявшую чувствительность плоть. Он стоял перед нею с улыбкой и одной рукой подносил к жующему рту бесформенный кусок мяса, другой проникал все глубже а ее тело — при этом еще смотрел на экран телевизора.

Ведущий смешил его: этот парень далеко не так убедителен, как та бабенка, что вела передачи с ним в очередь. Вот она ему нравилась. Хорошо бы с нею пообедать. Сделать ей предложение, от которого онане откажется. Да и Джека Хейджи пригласить закомпанию, Отличное общество: карающий ангел Хейджи, Салли из Дабл'ю-Кью-Кью-Ти и он.

Потом, когда в крови и слизи он достиг пика своего наслаждения, этот план вдруг стал приобретать четкие очертания.

* * *
Мы с Хьюбертом сидели у меня в кабинете, когда появился Шеф. Восьмой по счету, он ничем не отличался от предыдущих семерых психов и тоже уверял, что это он совершил все злодеяния, включая и самое последнее. Вчера утром обнаружили растерзанное тело беременной Минди Фриберг — маньяк вырезал из нее плод.

От этого полоумного удалось отделаться. Мы сказали ему, что Шеф — вот он, в кресле сидит. (Имелся в виду Хьюберт.) Подействовало, как и в случае с безумцем номер три. Когда Хью выпроводил его и вернулся, я спросил:

— Чего тянешь-то. Пошел бы в полицию да сознался, и кончился бы этот цирк.

— Да надо бы... Б-боюсь, Рэй мне не поверит.

— И то верно.

— С-смотри, что я нашел з-за дверью, — и он протянул мне небольшой сверток. — Д-для С-санта-Клауса вроде бы рановато, — и закатился своим крякающим смешком, на который я не отреагировал.

Развязывая стягивавшую сверток бечевку и продолжая думать о только что посетившем нас безумце, я сказал:

— Скоро я окончательно возненавижу нашу свободную печать. Понимаю теперь, каково приходится нашему другу Рэю. От этих придурков и самому спятить недолго. Билли как специалист объяснил, что они признаются, чтобы снять часть вины, лежащей на всем нашем обществе. И первым делом прутся в полицию, а когда их выставляют оттуда вон, — ко мне.

Я снял оберточную бумагу, скомкал ее и швырнул в корзину, продолжая рассуждать вслух:

— Житья нет от шутников, от психов и от старушек, заметивших у себя за окном какую-то тень... Точно, я сам скоро...

И осекся. Это было похоже на лобовое столкновение на шоссе. Я забыл и про Хью, привставшего со стула, и вообще про все на свете. Я только смотрел на оказавшуюся у меня в руках банку. Там в зеленоватом маринаде рядом с огурчиками-пикулями плавало тельце человеческого зародыша.

Хьюберт, зажимая себе рот, метнулся к двери, а я все смотрел. Смотрел, когда попятился к телефону, смотрел, набирая номер капитана Тренкела, смотрел, дожидаясь, когда явится полиция. Поставил банку на стол и сел, не сводя с нее глаз. Вошедший Хьюберт достал носовой платок к хотел было прикрыть ее, но я перехватил его руку.

— Не трогай, — сказал я спокойно, а когда он стал вырываться, силой усадил его рядом. — Не трогай. Сиди и смотри. Смотри — и поймешь, с кем предстоит иметь дело.

По щекам у него покатились слезы. Он пытался отвернуться, но я, перегнувшись через стол, придержал его голову.

— Я не хочу, Джек, я не могу, не могу!..

— Смотри, смотри, и не рвись, а не то я сломаю тебе руку.

И он тоже стал смотреть. Плакал и смотрел. Из глаз и из носа текло, но он смотрел, размазывая по лицу и по столу слезы и сопли. Впрочем, на его счастье, в кабинет очень скоро вломился капитан Тренкел с таким количеством полицейских, словно они собрались ловить сбежавшего из зверинца слона.

В распахнутую дверь с проклятьями и воплями перли, как на штурм, журналисты. Под неумолчное щелканье затворов и вспышки блицев полицейские силой оттеснили прессу назад. Рэй, мрачный как туча, прошел ко мне в кабинет.

— Я вижу, ты спокоен. Отлично, продолжай в том же духе. Голдберг! — окликнул он одного из своих сотрудников и ткнул пальцем в Хью. — Этого законопослушного гражданина — в соседнюю комнату, сними с него показания. Джерелла, иди сюда! Собери всю обертку, поищи, нет ли отпечатков пальцев. — Потом кивнул на банку: — Ты открывал ее?

— Зачем? — с обиженной интонацией спросил я. — Наш бакалейщик всегда присылает мне пикули к обеду.

— Иди к дьяволу.

Я сел за стол, забарабанил по нему пальцами, наблюдая за тем, что творится в моем кабинете. Ветерок, еще совсем недавно задувавший из приоткрытого окна, стих, и дышать в комнате, где толпилось шестнадцать человек, было решительно нечем. Рэй торопил своих подчиненных: они забрали оберточную бумагу, коробку, банку, бечевку и последние крохи моего душевного равновесия. После того, как я изложил Муни, помощнику капитана, все, что имело место быть и во что верилось с трудом, полиция молча удалилась, пройдя сквозь строй «никон» и «сони».

Рэй, ухмыляясь, обернулся ко мне. Он всегда ухмыляется, когда делает ближнему пакость.

— Мы уходим. Эту слякоть, — он показал на Хью, — вверяю твоему попечению. Да! Чуть не забыл! Мы с журналистами говорить не будем, так что готовься — сейчас они тебя начнут рвать в клочья.

До сегодняшнего дня пресса, как ни странно, мне особенно не докучала. Близко журналисты не подходили, держались на почтительном расстоянии, рылись в подшивках старых газет и в полицейских архивах, выискивая новую подробность моей биографии, передаваемой в эфир раз семьдесят в сутки. Я — не должностное лицо, жаловаться на то, что я избегаю встреч с прессой и шваркаю трубку телефона, когда мне звонят, — некому.

Кроме того, вопреки общепринятому мнению, журналисты — неглупый народ. Они не хуже меня знали, каковы шансы поймать Шефа. Никаких. Но — до сегодняшнего дня, до этой посылочки, подброшенной к моим дверям.

Мало кто из них увязался за спускавшимися по лестнице Рэем и его помощниками, — все опять полезли в дверь. Хьюберт из последних сил сдерживал их натиск.

— Дж-жеки, не могу!

Я пересек приемную и навалился на дверь всем телом.

— Лезь в окно, на пожарную лестницу! — крикнул я ему: профессии Хьюберта категорически противопоказаны фотографии его физиономии, напечатанные на всю полосу. И Хьюберт проворно полез вниз, прыгая по ржавым ступенькам. И даже нельзя сказать: повезло, что я снимал угловую квартиру. Нельзя, ибо именно в расчете на подобные непредвиденные обстоятельства я и приглядел эту конуру.

Убедившись, что Хью благополучно удрал, я отпрянул от двери, и двое журналистов под напором всей остальной оравы не устояли на ногах. Я отступил к своему письменному столу, прикрывшись им с тыла.

Кое-кто из ворвавшихся кинулся было к окнам, но я вежливо остановил их, осведомившись, кто именно их интересует — я или мой помощник. Журналисты притормозили, сочтя, очевидно, что отыщут Хьюберта потом. Это доказывало лишь, как мало знали они, с кем имеют дело. Я начал отвечать на вопросы, одновременно пытаясь понять, много ли они знают обо мне.

Да, с некоторыми моими прошлыми подвигами они были знакомы, но большинство вопросов касалось настоящего. Их интересовало, кого я выпустил из офиса через окно; какое отношение имеет он к делу; как я собираюсь выслеживать Шефа; почему он прислал мне нерожденное дитя Минди Фриберг. И прочая, и прочая.

Я не стал, разумеется, спорить: несомненно, что и плод принадлежал несчастной жертве Шефа и подкинул его мне сам убийца. То и другое было очевидно. По крайней мере, для меня. А для них, оказывается, нет.

— Салли Бреннер, Дабл'ю-Кью-Кью-Ти. Скажите, мистер Хейджи, как, по-вашему, почему Шеф прислал это вам, а не в полицию?

— Понятия не имею. Когда поймаю его, обязательно спрошу.

Затем градом посыпалось «как?», «когда?», «где?», «вы уверены, что?» «не считаете ли?..» и т.п. Я сидел тихо, пережидая этот шквал. Вперед опять вырвалась Салли:

— Не думаете ли вы, что он считает себя вашим личным врагом, вашим соперником, новым Мориарти, бросившим вызов Шерлоку Холмсу наших дней?

Салли стала нравиться мне чуточку больше. По крайней мере, она знала свое дело и знала, что знает. Большинству ее назойливых коллег было еще далеко до этого. А кроме того, каждому сыщику лестно, когда его сравнивают с Шерлоком Холмсом, уж вы мне поверьте.

— Все может быть, — согласился я, хотя перспектива поединка с этим маньяком мне вовсе не улыбалась. Однако, судя по всему, предстояло именно это.

— И как вы намерены реагировать? — продолжала Салли.

— Выслежу его и поймаю — вот и вся реакция. Так, дамы и господа, позвольте теперь я вам кое-что скажу.

Зажужжали телекамеры. Я поздравил себя со вступлением в шоу-бизнес и затем приступил к неприятному процессу общения со средствами массовой информации. «Удочки» и выдвижные микрофоны нацелились на меня со всех сторон.

— Попытаемся взглянуть на факты и не будем гадать, какие мысли роятся в голове этого субъекта. Может быть, он воображает себя Джеком Потрошителем или Иисусом Христом в его новом воплощении. Может быть, он мстит женщинам за эмансипацию, за отстаивание равных прав и прочее. Может быть, он ненавидит свою мать, или бросившую его жену, или всех женщин как таковых. Мне это неинтересно. Причины, по которым он творит свои злодеяния, неважны. Хотя он убежден в обратном...

— Пожалуйста, поясните! — выкрикнул кто-то: лица я не разглядел.

— Каждый, кто берется убивать людей, находит для этого веские основания. Это ни в малейшей степени его не оправдывает. Уважительных причин для такого нет и быть не может. Он просто трус, — На этом месте раздались восклицания, атмосфера накалилась от «вспышек» и общего возбуждения. Дождавшись, когда установится тишина, я снова заговорил: — Я понимаю ваше недоумение. Он повинен в гибели многих. На его совести гораздо больше жизней, чем вы думаете, — Тишина стала напряженной, а потом опять посыпались вопросы. Я заставил себя не частить, прогуливаясь по самому краешку обрыва и приглашая репортеров за собой. Потом, уняв дрожь в руках, я как можно более спокойно прыгнул вниз: — Этот самый Шеф по моим сведениям убил двадцать три женщины за... — Тишина взорвалась общим воплем; кое-кто ринулся из комнаты наружу — к телефонам или в машины. А тем, кто остался, я рассказал все. Я привел им цифры, которые полиция умудрилась до сих пор не предать огласке, — больше ей, по правде говоря, ничего не удалось. Рэй будет в бешенстве. Ничего, переживем. В мои планы входила газетная шумиха, и я се устрою, можно не сомневаться.

Потом я сообщил им, что убивать Шеф принялся довольно давно, а вот сообщать об этом — совсем недавно, И не просто сообщать, а устраивать из этого целое шоу. И я объяснил им, как повышенное внимание к его персоне способствует его самоутверждению.

— Не сомневайтесь, он вырезает из газет любое упоминание о себе, он записывает на видео все, что вы говорите и показываете, и переживает свои острые ощущения по нескольку раз...

— Все это чудно и прекрасно, — перебила меня Салли, — но почему вы считаете его трусом? — Я надеялся, что она — в эфире, и потому дал ей договорить. — Он поставил весь город вверх дном, полиция и пресса сбились с ног, каждый житель Нью-Йорка, затаив дыхание, следит за его действиями... В чем же проявляется его трусость?

— Вот в этом и проявляется. Это далеко не Робин Гуд, а просто глист. У него ни на гран мужества. Он убивает тайно, он скрывается во тьме. А тьма не страшна тому, у кого хватает ума оставаться на свету. У всех его жертв просто на лбу было написано: «Это может со мной случиться». — Я перевел глаза на телеоператора и продолжал, глядя прямо в объектив его камеры: — Вы предположили, что он — мой враг. Нет. Враг в чем-то угрожает тебе, врага нужно опасаться. А у этого кретина — даже если он прикончит еще сотню беззащитных женщин — никогда не хватит духу постучать в мою дверь. И, пожалуйста, не считайте мои слова этакой психологической провокацией или ловушкой — я не из тех, кто любит нарываться на неприятности. Я говорю правду, а не заманиваю его. Шеф — жалкий сморчок. Он убивает женщин, чтобы почувствовать себя сильной личностью, не понимая, что с каждым новым преступлением делается все ничтожней, все мельче. Не думаю, что мы встретимся с ним лицом к лицу — и прежде всего потому, что я не хочу копаться в дерьме, где он так уютно устроился.

Тут снова раздались разноголосые вопли, но прежде чем они смолкли, в кабинете появился капитан Рэй Тренкел в сопровождении своего помощника Муни и еще какого-то неизвестного мне здоровяка. Лица у всех троих были мрачные. Прессу в два счета выставили вон. Мне предложили по-быстрому запереть контору и следовать за ними. Скатываясь по ступенькам и шагая под моросящим дождичком к полицейской машине, я мысленно помолился за себя. То, что Рэй обернулся так скоро, доказывало, какого градуса достигла его ярость. Ему ужасно не хотелось допускать журналистов к подробностям этого дела, а я расстроил его планы. Затем меня втолкнули на заднее сиденье и вихрем домчали сквозь влажную удушливую жару в полицейский участок.

Муни еще не успел толком припарковаться, как таинственный незнакомец сгреб меня за шиворот и выкинул на тротуар, будто мешок с картошкой. Приземлился я на ноги и, крутанувшись на месте, высвободился. Когда он надвинулся — откачнулся и принял стойку.

— Эй, тыква, я ходить умею. Тридцать лет хожу без посторонней помощи. Убери руки. Не нарывайся. Не давай журналистам повода сделать из меня еще большего героя — больше уже некуда.

Рэй вылез из машины, обошел се и в пропитанном влагой воздухе загремел его голос:

— Ты, ублюдок, захлопни свою вонючую пасть! Я тебе башку оторву, если не заткнешься сию секунду! — Он нанес удар, но я ушел, Он двинул меня еще раз — и снова промахнулся. Я сделал нырок и предложил:

— Не зайти ли нам в помещение, а? — и показал на подоспевших репортеров. — А то народ собирается. Зачем это?

Трио полицейских, несколько поостыв, направилось к дверям, указывая мне дорогу. Меня ввели в кабинет Рэя, и здоровяк с такой силой пихнул меня в спину, что я отлетел к металлическому стеллажу у стены. Треснувшись о него, я схватил вентилятор и резко повернулся к Тыкве. Тот отпрянул, столкнувшись с входившим Муни и толкнув того в коридор.

— Хватит, хватит! — приказал своим подчиненным Рэй, придержав Тыкву.

— Эй, на-начальник, без на-нас не на-начинайте, — раздался вдруг знакомый голос, и я увидел бегущих по коридору Хьюберта и Билли.

— Очень сильно его не бейте, — сказал доктор. — Это будет неразумно с политической точки зрения. — Он выразительно мотнул головой в ту сторону, откуда доносился гомон журналистов. — Как раз угодите в шестичасовой выпуск, сраму не оберетесь.

— А в-в ч-чем дело-то, к-капитан? — вторил ему Хью.

Рэй вдруг — и совершенно неожиданно — улыбнулся и мановением руки отправил Муни и Тыкву заниматься своими делами, прерванными моей поимкой и доставкой. Мне он сказал, кивнув вслед Тыкве:

— Ну, Джеки, одного врага ты себе нажил. Я с тобой по-честному играл, а ты вон что устроил, нагнал сюда ораву репортеров.

— Ты же знаешь, зачем я это сделал.

— Знаю. Готов признать даже, что идея недурна. Но если Шеф совершит новое убийство, а тем более — не одно, если твоя уловка не сработает, я помогу прессе съесть тебя живьем. Тебя после этого и сортиры чистить не возьмут.

Я хотел было ответить, но Рэй не был расположен меня слушать. Конечно, он сглупил, ворвавшись на пресс-конференцию и притащив меня в участок. Сглупил? А может быть?..

Я обернулся к Билли и Хью и попросил их озарить ликующими улыбками холл. А сам в некотором волнении плотно прикрыл дверь капитанского кабинета и спросил:

— Ну что, доволен?

— Еще бы. — Он запыхтел сигарой, закинул ноги на стол и улыбнулся. — Да и тебе, Джеки, грех жаловаться. Получил выгодное дело, огребешь изрядные деньги, печать и ТВ будут просто захлебываться... Это все я сделал, я привел в движение твой дурацкий план.

Я уже давно понял, что Фальконе ко мне направил капитан, я понял это в ту минуту, когда Рэй сказал, что был уверен: я возьмусь за это дело. А потом он искусно подогревал интерес журналистов, выжидая удобный момент для громкого скандала. И дождался.

— Мы с тобой, Джеки, оба знаем, что будет дальше. Сейчас они устроят форменную вакханалию: «полиция арестовывает частного детектива!», «частный сыщик выдает тайны полиции!..», «Джек Хейджи называет Шефа трусом!» Все это ты увидишь и услышишь в одиннадцатичасовом выпуске. Если мы правильно оценили этого психа, ему предстоит пяток веселых минут у экрана. И он мысленно начнет править бритву об узел твоего галстука — «двойной виндзорский», если не ошибаюсь? И у нас появляется шанс выманить поганца наружу.

Рэй был так доволен собой, что мы оба на минутку забыли, что затеяли далеко не безобидную шалость.

— Теперь главное — уцелеть, Джеки.

— Я постараюсь.

Да, разыграно как по нотам. Тренкел посылает ко мне старика Фальконе, зная, что скорей всего я возьмусь за это дело. Тренкел подбрасывает сведения прессе и в нужный момент грубо вламывается ко мне, не сомневаясь, что герои-журналисты в обиду меня не дадут. Теперь ему остается только выбрать удобное дерево, с которого он будет наблюдать за тигром. Есть такая китайская поговорка. А по-нашему это звучит проще: «Чужими руками жар загребать». Я взял рукав висящего у двери капитанского пиджака и вытер им пот со лба. А когда уже поворачивал ручку двери, услышал:

— Да, вот еще что! Не забудь, Джеки, все это ты придумал. Это ты решил использовать прессу в качестве наживки. И если ты ошибся в расчетах и безответственно раздразнил маньяка, который опять начнет делать из женщин колбасный фарш... тогда, сам понимаешь, я буду просто вынужден привлечь всякого, кто позволяет себе такие опрометчивые и чреватые опасностью шаги.

Друг называется. «Рука» в полиции. Я уже выходил, когда вдогонку донеслось:

— Кстати. За голову Шефа назначена награда — неофициально, разумеется, Некий джентльмен, чье имя тебе знать необязательно, выплатит тому, кто уничтожит Шефа, пятьдесят тысяч. Ну, ясное дело, придется отстегнуть мне процентов двадцать, чтобы я закрыл глаза на то, что он будет доставлен сюда не в самом лучшем виде... Но все равно — на сорок тысяч много джина можно купить. Так что подумай, Джеки. Обо всем подумай. И главное — береги здоровье.

Он снова воткнул сигару в угол ухмыляющихся губ. А я закрыл за собой дверь. И под жужжание телекамер, под вспышками блицев пошел искать Хью и Билли. Мне не терпелось рассказать им, какие мы смышленые и сметливые ребята. Просто молодцы. Ловко меня подставила полиция, а сама отвертелась. Внезапно я осознал, что особенно-то выбирать мне не из чего.

Нас, пролетариев сыска, ничего не стоит обдурить.

* * *
Он смотрел па экран, видел, как шевелятся губы диктора, и чувствовал, как ярость овладевает всем его существом. Пальцы судорожно впились в подлокотники кресла, разрывая обивку, наткнулись на вылезшее острие гвоздика — на ковер закапала кровь.

Но глаза были по-прежнему неотрывно устремлены на экран. Диктор повторял, что сказал про него этот самый Джек. Умно. Очень умно. Он выругался, слыша, как гулко отдались в пустой комнате его слова. Жалко, что Джек не слышит. "Нашел дурака, — сказал он. — Я не вчера родился: понимаю, чего ты добиваешься".

Он снова потянулся за вечерней газетой, уставился на фотографию мужчины на первой полосе и заголовок: «ХЕЙДЖИ НАЗЫВАЕТ ШЕФА ТРУСОМ». Глаза его перебегали с фотографии на крупные буквы. Заморышем этого Хейджи не назовешь: он мысленно прикидывал его рост, вес, оценивал разворот широких плеч, жилистость человека, которому бросил вызов. И который вызов этот принял, «Нет, Джек, черта с два ты купишь меня так дешево».

Весь город в ужасе лежит у его ног — он сумел запугать всех. Но если этот Джек осмеливается глумиться над ним, унижать его, то, значит, его скоро перестанут бояться. Что ж, ход будет за ним: он вразумит их всех...

Он криво усмехнулся. Напрасно, напрасно считают они, что находятся в безопасности. «Мы еще поглядим, Джек, так ли ты жилист и крепок, как хочешь казаться. Я займусь тобой, я сделаю с тобой то же, что сделал со всеми прочими. А остальным это послужит уроком».

Продолжая улыбаться, он умиротворенно расслабился в кресле.

* * *

Я знал, что все это будет не так просто, как кажется. Прошло две недели, а Шеф не подавал признаков жизни. Город вздохнул, с облегчением решив, что страшный серый волк убрался к себе в дремучий лес. Я же думал, что он проверяет, из чего сложен мой домик, — из соломы или кирпича. Ход был за ним, и мне оставалось только ждать.

Фальконе я объяснял, что сделал и что намерен делать. Оплата сокращается наполовину — я некоторое время буду вынужден ничего не предпринимать. Он понял. Две спокойные недели вполне компенсировали этот простой. По его словам, Антонетту перестали мучить кошмары с того самого дня, когда я по ТВ бросил Шефу вызов. Кроме того, старик подтвердил мои подозрения: ко мне его направил именно капитан Тренкел.

С ним мы тоже были в контакте. Полиция не находила новых жертв Шефа. Он больше не присылал писем в газеты. Рэй верил в успех нашей затеи больше, чем я, но тоже не на сто процентов. Еще он сказал мне, что был просто потрясен, когда Билли и Хью примчались в участок вызволять меня из беды. По его мнению, ни для кого больше Хьюберт не стал бы светиться — для него попасть в газеты смерти подобно, Я и сам удивился такой самоотверженности.

Впрочем, он и не засветился: сумел выбраться из участка незамеченным и уже потом присоединился к нам с Билли, Втроем мы обсудили маневры капитана и стали гадать, что будет делать Шеф. Мы по-прежнему пытались понять логику его поведения. Осенило Билли:

— Одежда! — воскликнул он. — Все его жертвы были раздеты догола: их находили на пустырях и помойках, в мусорных баках без единого клочка материи на теле. Мы так и не знаем, во что все эти несчастные были одеты.

— Ве-верно, — сказал Хью. — Эту линию мы не отследили: толкались во все двери, кроме этой.

Именно. Все было известно: и цвет волос, и стрижка, и лак для ногтей, и косметика, и все размеры — даже те, которые не имели никакого значения. Только об одежде несчастных не было известно ничего, ибо одежды не находили.

И тогда мы взяли это на себя. Впрочем, я был уверен, что эта мысль осенила и кого-нибудь из полиции и она собирает материал, расспрашивая родственников, во что были одеты убитые. Я пустил Хью по следу.

И вот что выяснилось. Все были одеты, что называется, «прилично». Никаких тебе джинсов, маечек, курточек, кроссовок, ни намека на какую бы то ни было «хипповость». Все одевались, может быть, не очень дорого, но с претензией на элегантность, изящество — и со вкусом. К моменту исчезновения большинство было в строгих деловых костюмах. Чулки. Изящные туфли. Словом, оделись они в тот роковой день так, словно шли на «интервью»-собеседование, надеясь поступить на службу в какую-нибудь могучую корпорацию — Ай-Би-Эм, например. Тем не менее и эта линия завела нас в тупик.

— Нет, дело тут не в одежде, а в том, что она значит для этого подонка. Да, он ненавидит женщин, предпочитающих строгий стиль. А почему — мы не выясним никогда. Мамаша его так одевалась? Бывшая жена? Сестра? Возникают все те же вопросы. И все-таки это важно. Уже одно то, что полиция зафиксировала это, указывает, что мы на верном пути. Но само по себе на Шефа не выводит.

Хью высказал идею о том, что он — фетишист и хранит одежду жертв, как трофеи. Билли пошел дальше, предположив, что тут имеет место ритуальное раздевание, ра-облачение, связанное с какими-то его темными комплексами и со стремлением унизить несчастных. Но опять же ничего конкретного нам не давало. Зацепок как не было, так и нет.

Судя по всему, Шеф предполагал действовать по нашему сценарию, и это всерьез меня тревожило. Затаиться, притихнуть на какое-то время, чтобы город почувствовал себя в безопасности, размяк, — а потом ошеломить всех кровавым возвращением.

Закинув ноги на подоконник, наплевав на то, что кабинет мой раскалялся и заполнялся уличным шумом, я сидел в кресле и думал, каким и когда будет это возвращение.

Стакан был наполнен — на случай, если необыкновенно сильно и внезапно захочется выпить. Мало ли что? Надо быть предусмотрительным.

Стук в дверь меня не удивил. Как не удивило и появление особы, произведшей этот стук. Пресса одолевала меня с завидным упорством и постоянством. Салли Бреннер — воплощение женственно-делового стиля: кремовая юбка, не-е-ежно-нежно розовая блузка, кремовый жакет — вошла в кабинет. Вытирая лоб насквозь мокрым носовым платком — занятие бесплодное и бессмысленное, — я сказал:

— Боже, такая элегантность в такую жару!.. Я потрясен. — Потом спустил ноги с подоконника и указал ей на стул. — Прошу. Чем порадуете?

— Боже, — в тон мне отвечала она, — какая неслыханная учтивость. Ни одного бранного слова! Что случилось? Вы решили стать джентльменом?

— Нет, сегодня слишком душно и жарко, чтобы... Впрочем, если вы настаиваете...

— Нет, — засмеялась она, проведя рукой по волосам. — А насчет жары, вы даже и сами не знаете, до чего правы. Но будет еще жарче...

Чем-то мне эта многозначительная фраза не понравилась. Я подался вперед:

— Что вы имеете в виду? У вас предчувствие? Вы предполагаете? Или есть что-либо более основательное?

Сняв с плеча сумку, она достала из нее маленький кассетный плейер и поставила его передо мной на стол.

— Более, более. Более некуда. Включайте.

Я надавил кнопку. Вое вопросы — потом. Прежде всего голос Салли известил вселенную, что говорит автоответчик, что мисс Бреннер дома нет и просьба после гудка передать «мессидж». Звонков было много, но внимания заслуживал лишь один.

«Приветствую вас, Салли, — ровно и холодно донеслось из динамика. Голос был — один к одному из фильма ужасов. Интересно, долго ли Шеф вырабатывал такую безжизненную интонацию? — Нам надо поговорить. Я решил сдаться. Я устал. Я так устал... — сквозь бесстрастие пробилась молящая нота, взятая, кстати, почти верно. — В полицию... В полицию я идти не могу. Они не поймут и обойдутся со мной... грубо», — звучал холодный, ровный и при этом чуть хнычущий голос, окружавший Салли ледяным полем, которое вмиг прогнало прочь жаркую духоту.

Салли закурила, глубоко затянулась. Он просил ее прийти за ним. Он хотел, чтобы именно она сняла сюжет для своей программы. Потому что она всегда была к нему справедлива, так справедлива, словно знала, почему совершал он все то, что совершал. Все правильно.

— И вы купились? — спросил я.

Она выпустила дым через ноздри и, дунув, тотчас разогнала голубоватое облачко. Палец нажал на клавишу, и ровный, холодный голос смолк на полуслове.

— Не знаю, — она прикусила губу. — Кое-чему поверила. Наверно. Я думаю, он сам не во все верит.

— Вы считаете, он хочет сдаться?

— Да, — сказала она, и вряд ли за всю жизнь произносила она что-либо убежденней. — Сдаться. В глубине души он мечтает об этом.

— Ну, так что вас смущает? — спросил я, уловив сомнение в ее последних словах.

— Он хочет, чтобы и вы при этом были.

— Да я ему глотку зубами перерву.

Она окинула меня спокойным взглядом, спокойно-оценивающим — у женщин я его не переношу. Потом раздавила сигарету в пепельнице, побарабанила по ней пальцами и сказала:

— Не кажется ли вам, что для подобных деклараций сегодня слишком жарко?

— Может быть, может быть, — согласился я, потом полез в ящик стола и извлек оттуда последнюю по времени бутылку джина, Я купил ее еще до встречи с Фальконе, но уровень пока не переполз ниже этикетки. Я предложил Салли совместными усилиями исправить это упущение. Она приняла мое предложение.

— Льда нет, — предупредил я. — Не держим.

— Обойдусь. Вермут хорош сухой, а джин — мокрый.

Мы чокнулись. Уровень жидкости понизился, уровень взаимной приязни возрос. Мало что так способствует оживленной беседе, как общая опасность: пули, припасенные для нас Шефом, лежат рядышком. Салли вновь включила запись. Шеф сообщил, что мое обвинение открыло ему глаза на себя. Он раскаивается. Начать каяться он желает на крыше такого-то дома в Куинсе — сегодня вечером. Но — никаких полицейских. Если на месте встречи он заметит еще кого-нибудь, кроме нас двоих, то нам его не видать, он не покажется. Да, он знал, как поступать, если события развернутся не по его сценарию, и был так добр, что предупреждал нас об этом.

Мы отмотали назад и выпили еще, трезвея с каждым глотком. «Пожалуйста, обойдитесь без полиции. Приходите вдвоем. Я сдамся вам. Даю честное слово. Прошу вас, Салли, приведите мистера Хейджи. Все будет хорошо, я обещаю. Пожалуйста, Салли, сделайте это».

Отлично это было разыграно. И виноватость, и невинность, и льстивость — все в правильных пропорциях. Салли засмеялась. На этот раз я устремил на нее недоуменно-оценивающий взгляд. Должно быть, женщинам это нравится не больше, чем нам, и она принялась объяснять:

— Нет, я просто подумала, как будет забавно, когда мы вскарабкаемся на крышу, а он сделает из нас сито. Или просто взорвет какое-нибудь устройство, так что от нас останутся рожки да ножки.

— Но зато какая получится «картинка», а?

Салли от смеха поперхнулась, и джин пошел у нес носом, что было странно для такой трезвой журналистки. Я улыбнулся ей.

— Вы очень смешной, — констатировала она.

— Да, я всегда испытываю прилив остроумия перед тем, как подставить лоб под пули какого-нибудь психа.

Допив стакан и утерев рассопливившийся от джина носик, она спросила:

— И все на этом?

— Нет, отчего же?.. Переспать со мной не хотите?

— Разумеется, хочу. Женщина, которая для вящей славы десятичасового выпуска новостей рискует быть изрешеченной пулями или разорванной в клочья, заслуживает, чтобы ее перед этим трахнули как следует.

— Это я вам обещаю.

— Ну и прекрасно. Только поедемте ко мне, — и, предваряя мой вопрос, сказала: — Да-да, в каждой комнате — кондиционеры.

Обрадовавшись перспективе сменить свою душегубку на прохладу ее квартиры — роскошной, без сомнения, — я швырнул опустевшую бутылку в корзину и начал подтягивать галстук. Она остановила меня:

— Не мучайтесь. Он вам вряд ли понадобится.

Я поймал ее на слове, развязал влажный от пота узел и швырнул галстук в средний ящик стола. После этого из правого нижнего достал плечевую кобуру и два пистолета. За эти годы через мои руки прошло множество незарегистрированных стволов. Часть из них я приберег для особого случая. Кажется, таковой представлялся.

Пока я прилаживал свою сбрую, Салли проворковала:

— О-о, какой арсенал... Думаете, понадобится?

— Как знать, как знать...

Она засмеялась. Я тоже. Но уже запирая дверь, вдруг задумался, не по разным ли поводам мы смеемся. Я поделился с нею своими сомнениями, собираясь провести время приятно к с толком.

* * *
В назначенное время — к девяти часам — мы с Салли вошли в дом по указанному Шефом адресу. Он предупредил, что звонить не надо — дверь будет незаперта. Так оно и было. На лифте мы поднялись на последний этаж, вышли, настороженно озираясь, — каждый из нас заметил, что другой затаил дыхание.

— Не слишком ли много предосторожностей? — спросила Салли.

— В самый раз.

Коридор был ярко освещен; двери, похоже, крепко заперты, Я достал прихваченный из машины фонарик и показал на дверь, которая вела на лестницу.

— Пошли. Или, может, ты пойдешь первая: у нас ведь равноправие.

Она опять метнула на меня тот самый взгляд, я ухмыльнулся и шагнул на ступеньку. Прошло уже несколько часов, как мы вышли из моего офиса. Давно выветрился джин. Частью — выветрился, частью вышел потом, пока мы с мисс Бреннер, вцепившись друг в друга, катались по простыням бескрайней кровати, пачкая их кровью, спермой и прочими сокровенными выделениями. От кондиционера проку было мало: нас все равно пробивала нервная испарина, и мы упорно слизывали друг с друга эти бисерные росинки, но потом, устав, махнули на них рукой.

А теперь мы добрались до железной двери на чердак. Я обернулся: улыбка Салли была налицо, но вот зубы сцеплены были, пожалуй, слишком плотно, что портило эффект. Но ведь она могла совершенно спокойно вести репортаж, оставаясь внизу, в машине. Желание уничтожить маньяка заставляло ее выполнить его требования и вот сейчас лезть со мной на крышу, ввязываясь в самое опасное предприятие в своей жизни. Отважная дамочка, ничего не скажешь, кишка, фигурально выражаясь, — не тонка. Оставалось еще уповать, что в самый ответственный момент эта кишка и все прочие не заработают самопроизвольно...

— Так, — сказал я, — тут никого нет.

— Чистая правда, — подтвердила она, шагнув на крышу. — Ни души.

Мы осмотрелись: как и ожидалось, крыша была пуста. Но зато обнаружился дешевенький радиотелефон — «уоки-токи» — подсвеченный фонариком. Передав его Салли, я направил на рацию луч собственного фонаря и, мысленно сплюнув через левое плечо, нажал кнопку.

— Мы на месте.

Казалось, ответа не было целую вечность. И наконец прозвучало:

— А полиция где? — прозвучало очень кротко и мягко.

— Какая полиция? Ты же сказал, чтобы явились мы вдвоем. Ты же наблюдал за улицей и сейчас наверняка наблюдаешь. Кроме нас двоих, тут никого нет, и ты это отлично знаешь. Только не пойму, зачем надо было лезть на самую верхотуру. Пошли вниз.

— Вниз? — кротость вмиг улетучилась. — Не-ет. Мы сыграем по моим правилам.

Так я и думал. Скверно. Голос у него был обиженный:

— Ну, иди, иди сюда, Джек Хейджи. Говоришь, в дерьме не хочешь копаться? Говоришь, я там уютно устроился? Ну-ну. Искать меня тебе долго не придется.

Мы озирались, но ничего не видели. Крыша была гигантская, соединяла не меньше пятидесяти домов, как это принято в Куинсе. Затрещала рация.

— Так и будете стоять? Вы же искатели приключений? Пошевеливайтесь, — с такой интонацией воспитатель летнего лагеря сажает своих скаутов в автобус. Салли пожала плечами. Мы двинулись влево. Рация ожила:

— Не туда! В другую сторону!

Мы шли как шли.

— Назад! Тут вам не понравится, клянусь!

Стараясь двигаться как можно медленней, мы продолжали путь в полутьме. Ведь в городе пылает и сверкает столько огней, что даже ночью, даже на крыше доминирует все-таки темно-серый цвет: кое-что разглядеть можно. Впрочем, попадались и густо-черные участки — там, куда падали тени от труб и каких-то надстроечек, которые делают в Нью-Йорке линию горизонта такой прихотливой и изломанной. Посвечивая перед собой фонариками, мы искали то, что спрятал от нас Шеф. И нашли.

Так, на первый взгляд, ей было прилично за семьдесят. Мы осторожно потрогали податливое тело — жизнь покинула его уже давно. Холодное, окоченевшее, с переломанными костями, с высохшей кожей тело, из которого торчало не меньше пяти заостренных, зазубренных... Дротиков, что ли? Или длинных стрел? Салли торопливо отвернулась.

— Я же сказал: тут вам не понравится, — раздался голос из динамика.

Я отвел фонарь в сторону от трупа и оттолкнул Салли, заставив ее отойти на несколько шагов, и сам последовал за нею. Она припала ко мне, крепко вцепившись в меня, потом разжала кулачки — заломила руки, и голова ее поникла: подбородок коснулся стиснутых в замок пальцев.

— Ничего, сейчас пройдет, — шепнула она. — Может, он только и ждет, чтобы я шлепнулась тут без чувств и задержала тебя... Тогда ему легко будет справиться с нами.

Не исключено. Я выдернул пистолет, пошарил фонарем перед нами и вокруг. Никого. Снова двинулись вперед, хотя ноги у Салли явно подгибались. Потом я крикнул в микрофон:

— Эй! Скоро начнется церемония капитуляции?

— Боюсь, никогда не начнется. На самом-то деле я тебя не за этим сюда позвал. Потому и полиции нет. Вы хотели вдвоем меня взять. Верно? Выполнить свой долг перед согражданами? А? Мы друг друга уже успели изучить и понять... — Я нырнул во тьму, потянув за собой Салли. Следующая крыша была немного выше той, на которой мы стояли, и взобраться на нее было не так-то просто, — Я вам тут кое-что приготовил. Только не то, чего вы ждете, — не себя. Нет, не себя!

Перед нами возникла какая-то странная шевелящаяся масса. Я включил фонарик и увидел брезентовую сумку — нечто вроде армейского ранца, только поменьше. Я пнул его ногой, и он опрокинулся набок. Отодвинув Салли, я наклонился и дернул шнурок, стягивающий горловину. Верхний клапан открылся... И я невольно отпрянул — оттуда выскочило несколько крыс. Большая их часть оставалась в мешке. Придерживая его за горловину, я перевернул его и опорожнил. Еще с полдюжины этих тварей размером с хороший баклажан посыпалось на крышу. Заскрежетали челюсти. В оскаленных зубах крысы продолжали крепко держать добычу. Из мешка вылетело что-то круглое, покатилось вместе с вцепившимися в него крысами, оставляя на крыше кровавые сгустки. Две-три юркнули во тьму, но еще две остались, злобно огрызаясь друга на друга. Я поспешно выключил фонарь, чтобы Салли не увидела, из-за чего готова была начаться между ними схватка: на крыше лежала отрубленная и полуобглоданная голова ребенка — девочки, кажется. Но не успел.

Ее крик и голос Шефа раздались одновременно:

— А-а, вижу, вижу, вы не меня нашли. Что-то другое, да?

— Не ожидал от тебя такой прыти.

— Ты не видел ее раньше... Мамочка упорно и успешно делала из нее настоящую маленькую женщину. Она многое обещала, Джек. Из нее могла выйти такая, как Салли, как ее мамочка — никаких кастрюль, никакой плиты, о хозяйстве и речи нет... Это слишком убого, это недостойно будущей деловой женщины. Ее место — в кабинете менеджера какой-нибудь фирмы, ее имя — на дверной табличке. Мамочка ее воспитывала не для того, чтобы мужа ублажала и обед ему подавала. Не-е-ет, не для этого.

Внезапно, как вспышка, мне вспомнились слова Билли: «Он ненавидит женщин, предпочитающих строгий стиль». Я знал, что это озарение меня не подведет. Я понял, откуда брался этот нескончаемый ужас. Я опять мысленно сплюнул и выложил свой единственный козырь:

— Да ведь она была совсем ребенок... Ты попал бы к ней в подчиненные через много-много лет.

Рация молчала. Салли вопросительно поглядела на меня. Прикрыв микрофон, я шепнул:

— Кажется, зацепил, — и нажал кнопку. Рация ожила, и я поймал обрывок фразы:

— Да, Джек?

— Да-да. Ты ведь сам сказал: «Мы друг друга успели изучить и понять».

Раздался резкий, лязгающий щелчок — звук этот донесся и из динамика рации, и еще откуда-то. Потом он повторился — так, что в душной тьме что-то зазвенело. Я взвесил на руке пистолет, убедился, что рукоять удобно легла в ладонь. Салли, спиной прижимаясь к стене, озиралась по сторонам. Я спросил, заметила ли она что-нибудь. Нет, ничего. Я протянул ей фонарь: «Покрутись тут по крыше. Вернись к двери. Поиграй фонариками, как будто мы с тобой идем рядом. А я посмотрю, как его выкурить из его норы».

Кивнув, она достала из сумки пистолет — я отдал ей его перед тем, как отправиться сюда, зажала в одной руке вместе с фонариком и бесшумно отошла.

А я, стараясь держаться в темноте, двинулся туда, откуда донеслись эти лязгающие звуки.

— Давайте, давайте, — сказала рация. — Вдвоем будет не так страшно. Я ведь — маньяк, если помните...

Не обращая внимания на его слова, я пытался понять, где он затаился, и поэтому отвел рацию от уха, надеясь определить направление. Хоть бы он сказал что-нибудь. Нет. Тогда я попытался спровоцировать его:

— Ну что, больше ничего нам не подкинешь?

Снова раздались эти костяные щелчки. Я был на верном пути. Да. Впервые за все время он шевельнулся, и я засек его.

— Отлично, — шепнул я в микрофон рации. — Даже твоя начальница поняла бы, где ты, а уж я и подавно пойму.

Он выругался. Я слышал его и по «уоки-токи», и просто так. Он вскрикнул — вторая ошибка. По дюйму подкрадываясь к выходу на крышу, я завернул за угол чердака. И увидел Шефа. Скорчившись за скатом крыши, он следил за Салли, за ее манипуляциями с двумя фонариками, — следил и хихикал себе под нос. В руке у него был пистолет. Очень медленно я стал выдвигаться из-за угла, подбираясь к нему ближе. Но тут рука моя наткнулась на что-то невидимое в темноте. Это была человеческая нога.

Я резко повернул голову. На стене было распято тело девочки лет десяти-двенадцати, распято вниз головой. Впрочем, головы не было. Оно было холодным на ощупь, и только из промежности по вспоротому и обожженному животу струилось что-то теплое и липкое. Я нашел то, что не влезало в ранец с крысами.

Шеф взглянул в мою сторону. Я застыл в густой тьме, так и не успев отдернуть руку, попавшую в эту теплую слизь между ногами жертвы. Шеф поднял пистолет. Он был осторожен, предусмотрителен, насторожен — но еще не уверен, что ему не почудилось. Сделал несколько шагов и резко обернулся. Салли приближалась к месту действия. Он поглядел на мигающие огни фонарей, разгадав нашу уловку, а потом — опять в мою сторону.

Я прыгнул. До Шефа было слишком далеко, я не сумел схватить его. Он отпрянул, стал водить стволом пистолета, ища меня. Я довольно крепко приложился о крышу, но все же пополз вперед. Вспышка разорвала темноту, — пуля впилась в гудрон рядом со мной. Сделав нырок, я ударил его, и в ту же секунду прогремел второй выстрел, выбивший каскад искр — рикошет. Рукояткой своего револьвера я ударил его в поясницу, целясь в почки, и удар, судя по звуку, был точен. Он пронзительно вскрикнул и ударил меня по голове. Я успел перехватить его руку и ткнул его стволом в лицо, сломав ему нос. Вырвав руку, он снова замахнулся. Откачнувшись назад, я сказал:

— Не надо.

Он не послушался, и я нажал на спуск. Пуля попала ему в бок, но он не остановил занесенную руку. От удара я отлетел назад. Крыша тряслась от поспешных шагов, но определить направление я не мог. Пистолет выпал и валялся, наверно, где-то в темноте. Искать было некогда, я бросился вперед. Успев перезарядить, он выстрелил в меня еще раз, оцарапав мне голень. Но я был уже рядом, и мы вместе врезались в стену. Пальцы его разжались, оружие выпало.

Ухватив его за волосы, я стал методично бить его лицом о кирпичи, слыша чавкающие звуки — от носа, наверно, вообще осталось какое-то желе. Вывернувшись, он вцепился мне в горло, оскалясь, точно собирался пустить в ход и зубы. От этого толчка раненую ногу точно обожгло огнем. Стиснув челюсти, я ухватил его за ворот, несколько раз сильно ткнув кулаком. Раздался звук, какой производит, упав на пол, бумажный пакет молока.

Тут нас ослепил луч фонаря. Салли.

— Стоять! — Пистолет она держала так, чтобы на него падал свет. — Джек! Ты как?

— Нормально.

Я повернулся к ней. Шеф, задыхаясь, сползал по стеке. Взяв фонарик, я нашел оба пистолета. С улицы доносились возбужденные голоса: очевидно, наш пикник на крыше привлек чье-то внимание. Я очень надеялся, что возмущенные ночным шумом граждане обратятся в полицию. Шеф рассмеялся.

— Молодцы. — Лицо его было сплошь залито кровью: странно, что он вообще мог ворочать языком. Но дело было не в этом. Я слушал его. — Рано или поздно это случилось бы. — Шатаясь, он поднялся на ноги, привалился к стене. — Ну, подойди, подойди. Проверьте... Убедитесь, что у меня больше ничего нет. — Он закашлялся, сплюнул, снова рассмеявшись. — Кончайте скорее.

Я оперся о плечо Салли, потому что не мог ступить на ногу. Она сказала:

— Не торопись. Ты свое получишь.

Булькая, отхаркиваясь, он закатился хохотом так, что еле выговорил:

— Мы с моим адвокатом ждать не можем.

— Что?

— Вы — пара идиотов, — и смех его заставил меня поверить в правоту этого утверждения. — Я давно уже все это придумал, а несколько недель назад нашел наконец толкового юриста. — Кровь у него на лице уже подсыхала.

Я справился с дыханием. Салли крикнула:

— Это ты — идиот, если считаешь, что сумеешь дешево отделаться!

— Ну, что, ребята? Все выходит не совсем так, как вы задумывали? — Он явно оправился: да, в нем сидела пуля, но, судя по всему, жизни она не угрожала. Мы слушали его в оцепенении. — Знаете, я вам пришлю свою книжку, когда она появится в продаже, и тогда вы поймете, где именно дали маху. Она скоро будет готова. Мой издатель ждет еще несколько глав, а самая интересная будет про эту ночь. Не без вашей помощи, друзья мои. Ах, как я все это опишу — и радость, что меня наконец схватили, и то, как вдруг открылась мне истина, и жгучий стыд... «Ах, доктор, помогите мне... Вы должны помочь!» Ха-ха-ха-а-а!

От первой пули, пробившей ему грудь, он закружился на месте, потом упал и покатился. Вторая попала в бедро. Он вскрикнул. Когда я нагнулся над ним, Салли удержала мою руку с пистолетом и., глядя на чего а не на меня, сказала:

— А мне?..

— Ну, давай, — ответил я.

Она выстрелила ему в колено, наверно, раздробила кость, потому что осколки и кровь брызнули мне на брюки. Она снова прицелилась, но теперь уже я остановил ее. Настал мой черед. Так мы выпускали в него пулю за пулей. Это продолжалось и после того, как он перестал вскрикивать и дергаться. Некому было нас остановить, Никто нам не мешал. Мы вышли, спустились на лифте, пересекли холл. На улице по-прежнему было тихо и безлюдно; не выли сирены, и полицейские не набросились на нас с наручниками. Все как всегда. Мы сели в машину и уехали. Из окон за нами наверняка следило множество глаз, но не прозвучало ни слова. Окна, как я заметил, вообще говорить не умеют.

* * *
Салли промыла и перевязала мне рану на ноге. Ночь мы провели вместе и — почти без сна, держали друг друга в объятиях в плотной тьме моего кабинета, согреваясь теплом наших тел. Утром — Салли еще была у меня — позвонил Рэй и сообщил, что некий коллекционер оружия откуда-то с севера предлагает мне пятьдесят тысяч, если я соглашусь расстаться кое с чем из моих трофеев. Я ответил, что скоро прихромаю к нему в участок.

Половина нью-йоркских газет с ликованием оповестила о том, что кровавого маньяка постигло справедливое возмездие, а другая половина требовала крови тех, кто это возмездие свершил. Мы с Рэем выпили его жуткой смеси и поговорили.

Я рассказал ему об озарении Билли и о том, на чем мы сошлись: Шеф питает ненависть к женщинам, наделенным властью. Это довольно распространенное явление — издержки равноправия. Мы отработали единственную имеющуюся у нас версию. Рэй подтвердил: какое-то время назад Шеф работал в небольшом издательстве в подчинении у какой-то женщины, которая была на десять лет его моложе. Не каждый способен приноровиться к реальности.

Я забрал свои сорок тысяч и вышел — сам толком не зная, куда иду. Я думал про старика Фальконе и его Антонетту, про то, как им жить дальше. Не знаю, но, по крайней мере, нависавшую над ними тень я разогнал. Я думал и про Салли и про то, что скоро мы с нею увидимся. Я был уверен — скоро. Мало что так сближает, как совместная пальба по живой мишени, особенно если мишень этого заслуживает.

И еще я думал о том, что у Шефа наверняка найдутся последователи и продолжатели, — они будут менее изобретательны, но не менее опасны: они уже сейчас сидят и напряженно соображают, чем бы им заняться в свободное время. Впрочем, я постарался отогнать эти мысли. Изменить я все равно ничего не могу. Да и никто не может.

Итак, мысли эти я отогнал и направился к станции подземки, И вдруг замедлил шаги. Я почувствовал голод. Надо бы поесть где-нибудь, но — успеется. И я снова пошел, чувствуя, как омывает меня тепло солнечных лучей. Жара вдруг перестала меня мучить. Я шел, и шел, и думал: надоест идти — возьму такси. Денег хватит.

Примечания

1

Чудовище (итал.)

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***