КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Анима (fb2)


Настройки текста:



MrCat. / Leon Hart Анима

Ковчег Сумеречной Души

1 Арка — Мир Шиноби: АркАнима — Ковчег Души

Пролог — Смерть

В приподнятом настроении, я возвращался домой из универа. Ведь сегодня сдан последний экзамен и я закрыл сессию. И это самое настроение не испортит ничего: ни наступающий вечер, ни холодный дождь с сильным ветром, ни даже вон тот огромный джип, который выехав из-за поворота, мчится прямиком ко мне на пешеходный переход, который я только начал переходить… хотя:

— Вот срань!!! — крикнул я, отпрыгивая к обочине, при этом поскользнувшись упал в грязь, и как вишенка на торте, сверху меня окатывает водой от проехавшего, хотя я сказал бы, пролетевшего мимо джипа.

«Ладно, ничего. Всякое дерьмо в жизни случается. Хотя, ещё бы чуть-чуть, и оно случилось бы, прямиком у меня в штанах. А так штаны надо отстирать только от грязи, ну и курточку заодно, и шапочку, и рюкзак… Вот же урод! Не сумел сбить, так по-другому нагадил. Так, главное чтобы проблемы на этом и закончились. А то, райончик у меня не самый спокойный, как бы еще гопников каких не встретить, и заточку под ребро не получить. Так не думать о плохом. Плохие мысли притягивают проблемы. Надо думать, что все хорошо, и что все проблемы закончились.»

И-и-и они продолжились, а точнее пришли к своему и моему концу. Проходя мимо высоковольтного столба линии электропередачи, от сильного порыва ветра с дождем, оборвалось несколько кабелей. И они, весело искря, полетели прямо на меня.

«Будет больно.» — подумал я.

Глава 1 — Вступление и знакомство с подарком из далекого прошлого

Так вот, я был прав, и это было БОЛЬНО, поэтому я быстро вырубился. Очнувшись, я не чувствовал боли, и это радовало. Но, по прошествии некоторого времени, я также понял, что отсутствует еще кое-что, а именно — мое тело. Ибо легко светящееся полупрозрачное нечто, повторяющее человеческий контур, не может им быть. А вот это не особо радовало. Получше осмотревшись вокруг, я осознал свою ситуацию, а именно — я призрачный силуэт висящий в серой пустоте.

Итак, похоже, я или помер, или близок к этому. И, возможно, именно так чувствуют себя люди на грани жизни и смерти. И тут перед глазами появилось:

Идет калибровка системы

И понеслось. Перед глазами начал быстро появляться и сменяться текст на слабо знакомом языке, а также тело (или скорей всего душа) начало странно чувствоваться, и осмотрев себя, я заметил, что некоторые места странно переливаются разноцветным светом. И вот этот эффект подобрался до головы, и перед глазами теперь виден калейдоскоп из разных цветов, а поверх этого все также идет текст. Длилось это довольно долго, но вот сначала закончилось светопредставление, а после и текст начал приобретать вид осмысленный и знакомый. И вот:

Калибровка закончена

Вас приветствует адаптивная система духовного развития ArcAnima, создателем которой является ваша прошлая инкарнация. Далее подробнее в ознакомительном сообщении.

Привет, будущий я. Мое имя Леон Асторес и я магистр Восточно-Европейской гильдии магов, которой скорей всего больше не существует, ибо, когда от планеты отрывает приличный кусок материка и телепортирует его в пустоту с сопутствующим взрывом, близлежащим территориям не позавидуешь. И вот, я единственный живой человек на этом куске материка находящемся в космосе, готовлюсь отправиться к единственному найденному мною обитаемому миру. И если ты это читаешь, значит, отчасти мне это удалось. Но начнем с начала, для пояснения ситуации.

В 1908 году по старому исчислению, на Землю упал метеорит, размером около семи километров, а именно на северную часть Пиренейского полуострова. Его падение вызвало огромный взрыв, а также разбудило вулканы в южной части полуострова, сделав при этом весь полуостров не самым приятным местом для жизни. Но помимо смертей и разрушений, метеорит принес еще кое-что, ведь он состоял по большей части из кристаллизованной маны, что при падении начала развеиваться в атмосфере. По прошествии пятидесяти лет, когда все последствия вызванные метеоритом поутихли, а также после двух мировых войн, начало проявляться действие маны на живые организмы. Мутировали некоторые животные и растения, начали рождаться дети с необъяснимыми способностями, а слабые экстрасенсы и ясновидящие больше не считались шарлатанами. Время тогда было неспокойное — послевоенное, так что тогда много людей попало на стол к ученым. И ученые ели свой хлеб не зря, они выяснили, что упавший метеорит спровоцировал пробуждение у большой части населения очень слабой магической оболочки. Но по прошествии времени и смене двух-трех поколений, воздействия маны накапливались, что привело к более наглядному воздействию маны на материальный мир. В основном, в виде стихийных выбросов маны у детей с большими запасами этой маны. Ученые также выяснили, что магический фон, который был самый плотный возле эпицентра падения метеорита, будет только увеличиваться. И они, вместе с правителями государств, решили, что раз они не могут это остановить, то должны возглавить. Были созданы школы-интернаты на базах исследовательских институтов, куда забирали детей с большим даром и запасом магической энергии, обучали их, а также исследовали магию. Как уже понятно, обучение и исследования велись с очень большим уклоном в военную область. Из детей готовили живые орудия для ведения боевых действий. Длилось это около двадцати лет, пока группа магов не взбунтовалась и не устроила революцию, с применением смертоубийства несогласных со свободой и независимостью магов. Впоследствии небольшой войны, маги отделились от прямого влияния правительства и основали первую гильдию магов, с расположением штаба на западе Польши.

Шло время, отсчет лет начали вести от падения метеорита (от П.М). Магия стала более привычна людям, сами маги развивали свое мистическое искусство, открылись еще две гильдии в Китае и Америке. Также выяснился факт, что электроника, очень недолго живет в руках у сильного мага или в насыщенных маной местах, например, в месте большого скопления магов. Так что, очень скоро появилась такая отрасль магии, как артефакторика — ею маги, поначалу пытались заменить полюбившиеся и привычные им электронные приборы.

И вот, в восемьдесят восьмом году от Падения Метеорита в семье артефактора и целительницы родился я. Назвали меня в честь дедушки, выходца из Италии — Леон. Так как родители имели профессии, которые требовали сравнительно небольшие объемы маны, но хороший контроль, их сын имел среднее количество маны, зато просто ювелирный контроль. Сначала обучавшись дома с родителями, а позже и в гильдии, я к сорока годам стал магистром двух направлений магии: артефакторики и целительства.

И вот! Так как, свято место пусто не бывает. В мир, с относительно недавно зародившейся магией, у которого не было покровителей и богов, в сто тридцатый год от П.М., на Землю пришло пятеро богов: бог знаний — Цион, бог богатства — Тиатжар, богиня любви — Фузухи, и два молодых бога без определённой области поклонения — Мунлан и Мивор. Они расселились по планете, заняв определенные территории. Так, Тиатжар обитал в основном в Северной Америке, Фузухи на юго-западе Азии, Мунлан в Южной Америке, Мивор в Африке, а в Европе поселился Цион.

Для обученных магов, практически ничего не поменялось, «ну Боги, ну творят чудеса, подумаешь, сильные маги, так тоже могут». А вот, для очень слабых одаренных, которые от простого человека, ничем практически не отличаются, и для обычных людей, боги были именно Богами. Им поклонялись, им молились, им строили храмы, особенно фанатичные, даже жертвы приносили.

Самыми активными были молодые боги, которые поселились на территориях с очень благоприятным, для них населением. Рождаясь маги в поселениях на этих территориях, могли стать для местного населения, с равным шансом, как уважаемыми шаманами-вождями-местными богами, так и быть сожжёнными на костре как отродья дьявола. И придя молодые боги, время зря не теряли, навели порядки и начали строить религии, с собой во главе. Бог на нашей территории, был самый полезный, так как делился некоторыми знаниями, не бесплатно, конечно, но за приемлемую цену, в виде маны.

Прошло четырнадцать лет, в течение которых, я изучал Магию Душ и Магию Пространства, ну и немного других направлений. А так как, все в мире имеет противоположную сторону: у света есть тьма, у огня есть вода, так и у богов есть демоны. Сначала, их приход был незаметен. Первыми пришли мелкие демоны и бесы, они создавали себе в помощь нежить и нападали на отдаленные селения. Вот только, у нас иногда и у самих самопроизвольно, на старых кладбищах, нежити поднималось больше. Так что, с нападениями быстро покончили и не придали им большого значения. Но, как оказалось, это была только разведка, и демоны, затаившись, начали подготовку к вторжению. Фундаментом которому, послужил, все еще безлюдный, от иногда извергающихся вулканов, юг Пиренейского полуострова. Через пять месяцев, до нас дошли слухи о пропаже целых селений, а через пару дней, демоны открыли стабильный прорыв в Инферно, через который и хлынула волна нечисти. По прошествии трех дней, демоны были остановлены, но далось это, ценой разрушения большинства городов юго-запада Европы, смертей мирных жителей, военных, а также магов.

Но вторжения демонов на этом не закончилось. Длилась война с демонами больше восемнадцати лет, в течении которой, демоны сначала построили стационарный портал в Ад, для стабильного притока подкрепления, а позже начали захватывать более слабо защищённые территории, такие как Африка, Океания и Южная Америка. Местное население сопротивлялось, но быстро отступило, дав демонам построить, еще три более слабых портала. И вот с этого момента, демоны стали проблемой для всей Земли, а не только Европы. Со временем, маги подготовились, и с поддержкой и помощью Богов, люди начали отбиваться, а после даже наступать. Так, Азиатская гильдия, при поддержке богини Фузухи, разрушила портал в Океании. Люди приободрившись, насели на демонов еще сильнее, думая, что войну скоро можно закончить. Даже боги спустились на Землю, ведь помогая людям победить, они показывают свою силу и приобретают все больше почитателей.

Все шло хорошо, до того момента, пока во время битвы за Южную Америку, не появились Демон-Лорды, по силам сравнимые с богами, и при штурме портала не убили Фузухи. В результате битвы: у демонов — двух Демоно-Лордов убили, еще один сбежал, но обещал вернуться. Портал закрыт. А у людей — полегло куча людей и магов, включая архимага нашей гильдии, погибла одна богиня, а позже мы узнали, что Тиатжар покинул Землю, отказавшись больше сражаться.

Сильнейшим богом был Цион, и он спокойно отнесся к этому, сказав, что другого он от торгаша и не ждал, и был удивлен тем, что он не смылся, еще раньше, как только запахло жареным. Цион применяя свои знания в магии, обрушивал заклятия убивающие демонов толпами. Но и он пал от руки Демон-Принца, с пятью рогами в виде короны и красным кристаллом во лбу. Цион перед смертью все же, забрал его с собой, вместе с еще одним Демоно-Лордом. Это произошло, при закрытии портала в Африке, второго по размеру портала.

И вновь мы потеряли архимага и бога. Став старшим в гильдии, мне предлагали занять место архимага, но я отказался, сославшись на то, что сейчас военное время, а я в большинстве владею небоевыми навыками. Так что, сошлись на том, что я буду помощником и советником нового архимага, которым сделали молодого, отличившегося, и недавно ставшего боевым магистром, мага. Будучи помощником архимага, я помогал разбирать последствия битвы, и ко мне попали несколько вещей. А именно: верхняя половина черепа Демон-Принца с оставшимися тремя рогами и красным кристаллом в середине; верхняя половина копья-посоха Циона с синим кристаллом в навершии; а также пирамидка, сделанная из неизвестного металла, с фиолетовыми прожилками, которая была найдена на месте разрушения портала. После смерти Демон-Принца, демоны на целый год притихли, что дало нам время подготовиться к последней битве, а мне время исследовать найденные предметы. Так, красный кристалл оказался третьим глазом, в котором было много демонической энергии и которая, понемногу, генерировалась. Излишки же выпускались наружу. В синем кристалле была божественная энергия и еще в нем была какая-то магическая структура, в которой я разобрал только то, что она там есть. Самым же интересным была пирамидка. Ее особенностью был материал — сплав различных магических металлов, а также неизвестная демоническая добавка придающая сплаву полезное свойство передачи энергии на огромные расстояния. Вот как она работает: при варке сплава, демоны используют магические металлы, которые хорошо проводят энергию, хранят ее, а так же генерируют. После, в нее добавляют, какое-то вещество из мира демонов, и начинают вливать в сплав ману. Вещество синхронизирует энергии в металлах, и также создает единое подпространство для хранения энергии. Вследствие всего этого, если разделить выплавленный металл на одну большую часть и несколько мелких, при этом большую часть поставить в насыщенное маной место, где мана будет поглощается в сплав, или же насыщать его вручную, то через осколки можно тянуть энергию на больших расстояниях. Вот только эта энергия получается слишком нестабильной и тяжёлой в контроле. Хотя, что удивительно, имеет нейтральный окрас, в общем, идеальна для питания стационарных порталов.

А еще при изучении, я заметил влияние предметов друг на друга. Демонический кристалл тянул энергию из пирамидки и начинал понемногу расти. Божественный кристалл также поглощал энергию, и она шла на запитывание магической структуры, действие которой я поначалу не заметил, пока не сложил все три предмета. Запитанный синий кристалл начал испарять красный демонический, при этом возникла аура из странной энергии. Позже, проверка действия этой ауры на пленных демонов показала, что эта аура нейтрализует магию демонов, а самим демонам в этой ауре очень некомфортно. Некоторых слабых демонов она вообще убивала. В общем, сделал я из них противодемонический амулет, соединив все части так, чтобы они работали на выработку этой ауры.

И вот, настало время последней битвы. На стороне людей — два бога, практически все маги Земли, много простых людей. А на стороне демонов — три Демона-Лорда, один из которых уже три раза уходил от смерти, сбегая, ну и куча демонов, разной когтистости и рогатости. Армия людей разделилась на две части: одна часть должна была связать боем и уничтожать демонов, а вторая закрыть портал. Боги же должны были по возможности уничтожить Демоно-Лордов.

Я был во второй группе, а вот битва шла с переменным успехом: сначала люди теснили демонов, потом в битву вступили Демон-Лорды и оттеснили людей назад, и тут лордами занялись боги, и инициатива вновь перешла к людям. Я же прорывался со второй группой к порталу.

Я телепортировался на короткие расстояния при уклонении, использовал на демонах свои самые разрушительные артефакты, исцелял при ранениях себя и магов. Аура же амулета защищала меня от демонических заклинаний, рассеивая их.

Мы были уже близко к порталу, когда сзади, в стороне первой группы возглавляемой архимагом, произошёл огромный взрыв, направленный в сторону демонов, сразу уничтоживший четверть армии нечисти. Это с одной стороны хорошо, но с другой, это было заклинание последнего шанса, разработанное одним из прошлых архимагов. И знали его, в основном действующие архимаги. Оно плелось в ауре мага, и запитывалось большим количеством маны, праны и эмоциями. Все это превращалось в направленный взрыв, на основе Стихии Разрушения. Что-либо, попавшее в центр взрыва, распадается на атомы. Но цена этого заклинания — это неспособность колдовать, от пары лет до полной потери дара, а также укорачивания срока жизни, который в принципе можно восстановить, плюс, после этого заклиная теряется способность чувствовать эмоции на неопределённый срок.

И многие люди поняли, что это значит, ведь против простых демонов, такие заклинания не применяют. Скорее всего, архимаг увидел, что боги начинают проигрывать, и решил помочь самым мощным, что у него было. Поэтому мы поторопились, и прорвались в здание с порталом. Внутри здания, на потолке, висел огромный ромб с фиолетовыми прожилками, вокруг которого было четыре светящихся синих кристалла, остриями направленными вниз, прямо на арку с активным порталом.

Как только мы хотели начать разрушать портал, в зал влетел Демон-Лорд, начав прорываться к нему. У него на пути начали вставать маги, но он их даже будучи раненым, раскидал очень быстро. И вот на его пути остался лишь я. Демон, применяет такое же заклинание, каким он расчищал себе дорогу от других магов, и оно не срабатывает из-за амулета. Я, не теряя времени, поставил, как можно быстрей пространственный барьер и стал запитывать его, как можно сильней, начав тянуть энергию даже с пирамидки. Пока демон пробивал барьер, я его узнал — это был тот самый Демон-Лорд, который участвовал в каждой битве за порталы, и всегда выживал, сбегая, тогда как остальные лорды сражались до последнего. И вот когда я думал, что демон пробьет барьер, появились те, от кого он бежал, а именно два бога Мунлан и Мивур. Оба они были потрепанные, у одного отсутствует левая рука, а у второго огромная рана пересекает правый глаз. Но несмотря на это, оба этих бога просто таки горят желанием убить демона.

Демон-Лорд же, не сумев пробить барьер, понял свое положение и с криком «Я заберу вас собой!» сначала кинул какое-то заклинание в потолок, а потом набросился на богов. И через пару секунд произошёл взрыв.

Не знаю, сколько я пробыл в отключке, но проснувшись ночью, на улице, под чистым небом, первым что я почувствовал была дикая боль. Особенно в груди, а также от груди шло ощущение силы. Справившись с болью и подлечившись, я начал осматриваться. Вокруг была разруха, я находился на возвышенности в центре небольшого круга, диаметром метра в четыре, которого не коснулся взрыв. Осмотрев же себя, я заметил причину странных ощущений в груди, а именно сиреневый светящийся круг, вплавленный в плоть. Потрогав его, я понял, что чувствую его как свою неотъемлемую часть тела.

После моего пробуждения прошло несколько дней, и этого времени мне хватило, чтобы выяснить, что же именно случилось во время взрыва.

Демон-Лорд кинул заклятие, которое дестабилизировало ромб-накопитель, вызвав при этом разрушение металла и последующий взрыв, убивший как демона, так и богов. Частички этого метала, еще некоторое время поддерживали связь, и успели поглотить энергию двух богов и демона, но не сумели ее переработать в нейтральную, так что большой объём энергии богов, демона и нейтральной энергии хранившихся в накопителе, отправились по энергетической связи к единственному уцелевшему куску этого металла, а именно в мой амулет. Я же, до взрыва держал барьер, чтобы не пропустить демона, и держал я его на последнем издыхании. Мана кончалась, и я тянул энергию, откуда только мог, и энергия в меня шла также и из амулета. Так что, во время взрыва я держал барьер, и энергия в амулете, начала быстро прибывать. Ну, я и отправлял ее на поддержание и укрепление барьера. Позже, я начал чувствовать боль, ведь через меня проходил беспрерывный, огромный поток энергии. Боль все нарастала, а особенно, когда в меня вливалась энергия богов и демонов. Не вытерпев боли, я начал лечить себя в надежде облегчить ее, и при этом поддерживая барьер. Я держал барьер, леча себя, но боль все нарастала, но я продолжал, ведь, если я отпущу барьер, то скорей всего умру. Когда поток энергии иссяк, я был в невменяемом состоянии, как в трансе, я держал барьер и лечил себя, пока не упал в обморок.

Теперь же, проверив себя я обнаружил изменения в энергетике, аура раздулась, энергетика стала походить на такую, будь я на четверть демон, на четверть бог и наполовину человек. В бывшем моем амулете, а теперь во вплавленном круге на моей груди, обнаружилась ба-хионь — энергия, делающая бога Богом. А так как, я ни разу не бог и у меня нету девятой оболочки души, где она и должна храниться, энергия аккумулировалась на физическом носителе — то бишь, в расплаве демонического кристалла, вместе с синим кристаллом Циона.

Через пару месяцев, оклемавшись и обследовав территорию, я понял причину, почему не восходит солнце. А потому что, нету здесь солнца. Я находился в пустоте космоса, на небольшом островке, размером около три тысячи километров. Исследовав этот остров, я не обнаружил разумных существ, кроме некоторых мутировавших животных славящихся своей живучестью.

В общем, начал думать, как я сюда попал и как отсюда выбраться. Полностью исследовав место возле портала. Я обнаружил под землей пустоты от жилы магического минерала-накопителя, которые соседствовали с остатками жилы магической руды, способной ману генерировать. Еще нашёл огромную пещеру, в которой, скорей всего, был огромный осколок метеорита, состоящий из кристаллизованной маны. Во время недавнего взрыва, четыре синих кристалла, в которых хранилась энергия, для стабильной работы пространственного портала и которые были подключены к жилам кристаллов и руды, выпустили по обратной связи, достаточно Пространственной энергии, чтобы превратить нейтральную энергию, копившуюся всё время в жилах, в энергию для пространственных перемещений. Далеко этот остров не переместился, просто выпал в какой-то из параллельных реальностей. А значит, можно попробовать вернуться на Землю. Проблемой же стало расстояние, ведь как выяснив через несколько дней, что хоть здесь и есть Земля, но по времени я в далеком прошлом. Настолько далеком, что в этом месте, галактика Млечный путь, еще не пролетала. И я, по отголоску в инфосфере и астрале, узнал, что все ближайшие параллельные реальности, до которых возможно мне добраться, все имеют те же временные рамки, что и эта. То есть, все же, меня переместило очень даже далеко, как в пространстве, так и во времени. И хорошо, что вообще жив остался. А то, такие перемещения, без указания каких-либо параметров, да и вообще, можно сказать неконтролируемые, чаще всего приводят к развеиванию перемещаемого объекта, по всему Пространственно-Временному Континууму.

Так что, придётся работать с тем, что есть. И узнав по отголоскам в инфополе и астрале, примерное направление движения галактики, я решил добраться туда сам. Но вот только, так далеко, я порталы открывать не умею. Так что, пришлось использовать иные способы.

Приободрившись, я решил составить план, а лучше несколько. И позже, скомпоновав их так, что если один план проваливался, то в действие вступал другой. Так, во-первых, я начал замечать, что количество ба-хиони, понемногу уменьшается. Поэтому решил ее потратить, и сделать себе надстройку души, подобную тем, какую давали боги, некоторым своим апостолам и жрецам. Так как я был магистром в артефакторике, целительстве, магии душ и пространственной магии, ну, а также, разбирался немного и в смежных с ними направлениях. То засев в медитации, делать себе надстройку души, закончил только через семь лет, потратив всю ба-хионь и создав целую систему духовных артефактов. Базис которой, вшил в Ядро Души.

Система имела неограниченный потенциал в развитии. Потратив время, можно легко расправляться с противниками, уровня Бога Циона или Демон-Принца. Но, во времени я как раз и ограничен. Неизвестно сколько продержится легкий пространственный барьер удерживающий атмосферу жизни на острове. Я, конечно, последние семь с половиной лет не чувствовал голода, но поймав и зажарив мутировавшую зверюшку, понял как был голоден и в течение дня устроив геноцид мутантам, их поедал. Эх, вот бы ещё другой голод утолить…

В течении еще трех лет, я собирал капсулу-корабль, для путешествия через Тёмный Космос и Гиперпространство. Я сделал всё, чтобы благополучно достичь цели: собрал весь металл с острова, часть использовал, как материал для постройки корабля, а часть с тяжёлыми металлами, такими как плутоний или уран, использовал, как топливо в двигателе расщеплении материи. Магией сделал защиту корабля, и систему поддержания жизни для меня. Свою Систему духовных надстроек, я назвал Ковчег Души. Ведь она должна помочь мне, в случае смерти тела, достичь цели, и по возможности сохранить память. Но даже на случай, если пройдет столько лет (здесь ради интереса размещу счетчик лет, чтобы точно знать прошедшее время: сто десять тысяч шестьсот четырнадцать лет), что и защита не поможет и моя душа начнёт разрушатся, я встроил Основу Системы, в оболочку Ядра Души. Так что, будущему мне, не придётся начинать новую жизнь с нуля, каждый раз после смерти.

И вот, по прошествии трёх недель, пространственный барьер пал, и атмосфера на острове, начала улетучиваться. Я, сев в корабль, невысоко взлетел, и активировал ритуал, который начал превращать материю острова в энергию и запитывать ритуал открытия Гиперпространственых врат, которые однако лишь немного смогут сократить расстояние до галактики, ибо в Тёмном Космосе Гиперспространство практически отсутствует.

Когда поступило достаточно энергии, образовалась пробоина в пространстве. Залетев в нее, корабль, с помощью системы отслеживания, нашёл Землю и направился к ней. А я, перед тем как лечь в стазис, на всякий случай составляю это сообщение. Надеюсь, будущий я с ностальгией прочтет это письмо. Ну, или что также не исключается, будущий я, ничего не будет помнить, и из этого сообщения узнает историю происхождения Системы и историю, своей прошлой инкарнации.

Конец сообщения

Глава 2 — Выбор мира

Ничего себе, оказывается, какая у моей души история. Так, если внимательно еще раз всё это перечитать, то можно понять, что моя душа прибыла из альтернативного мира, где в тысяча девятьсот восьмом году Тунгусский метеорит состоял из кристалла маны, и упал не в глуши в Сибири, а на Испанию. Да и, если перевести год рождения моего прошлого перерождения на старый вариант, то это получается тысяча девятьсот девяносто шестой год — год моего рождения в этом мире. Да и, о родителях моего отца, я ничего не знаю, может он и был из Италии. И может получится, что моя душа из параллельного мира переродилась в отражение себя же, в этом мире.

Это было все конечно познавательно, но все-таки, что мне дальше делать?

Воспользоваться функцией «Компас Душ» и найти мир подходящий под заданные критерии. Рекомендуется пойти на перерождение до того как закончится энергия используемая, для функционирования «Щита Души» (праны осталось на 67 дней)

— Где я, кстати? И кто пишет эти сообщения?

Вы находитесь в Серых Пределах — границе материального мира и Реки душ. Находясь здесь, душа еще имеет слабую связь с телом и может быть воскрешена в предыдущем теле. Но вам рекомендуется идти на перерождение, так как ваше тело не пригодно для жизни, а функционала системы на данный момент не хватит для полного восстановления жизнеспособности тела. Сообщения и визуальную оболочку системы выводит встроенный псевдо-разум на основе вашего подсознания.

Значит, меня еще теоретически могут спасти. Ну, то теория, а на практике буду я скорее всего лежать поджаренным на электричестве овощем. Если я вернусь обратно в тело, то тогда моя участь будет не особо радужной, а именно — агонизирующий разум запертый в собственном теле. Так что, идея переродиться в новом теле и в новом мире звучит более заманчиво. Вот надо воспользоваться «Компасом Душ», но я пока не знаю ни что это, ни как этим пользоваться?

«Компас Душ» — это надстройка души, состоящая из духовных артефактов на основе магии душ, магии пространства, шаманизме и ясновидении. Позволяет ориентироваться и двигаться к выбранному ориентиру в Реке Душ. Требование к пользователю — это отсутствие материального тела. Для вызова функции, сделайте мысленный посыл «Меню», и в нем зайдя в «Активные навыки», выберете «Компас Душ». В появившемся окне составьте критерии поиска. Рекомендуется выбирать миры, знакомые по мифам, легендам, сказкам, преданиям или известным книгам и рассказам. С большой вероятностью, они находятся рядом с вашим миром, а информация о них просочилась через инфосферу, когда ясновидцы под видом вдохновения, описывали уже существующие миры. Чем больше вы зададите параметров и чем точней они будут, тем больше вероятность нахождения искомого мира. Даже есть возможность при рождении занять место персонажа, данные о котором вы включите в поиск. На поиск тратится энергия разума и астральная энергия, у вас хватит энергии на два-три поиска. Если энергии будет не хватать, то «Компас Душ» выберет ближайший населенный людьми мир.

Ладно, значит «Меню». Появилось окошко с надписями, которые гласили: «Статус», «Активные навыки», «Пассивные навыки», «Настройка». Выбрав второй пункт, и в нём найдя «Компас Душ», активировал навык. В открывшемся окне были четыре строки: «Ввод информации из памяти разума», «Ввод информации мысленно», «Задать точные координаты» и «Начать поиск».

Для начала подумаем, какие миры я хорошо знаю, и в каких, хотел бы побывать, для начала. И подумав, я выбрал, два хорошо мне известных мира: Мир Шиноби и Мир Магической Британии, или если проще, то Мир Наруто и Мир Гарри Поттера. И взвесив все за и против, я начал вводить все известные данные по миру Наруто: приблизительные даты, имена, события. Вводил я долго, и по окончанию, нажал «Начать поиск». Выскочила надпись: Идет сканирование. Ожидайте завершения.

Прождав не меньше восьми часов, надпись сменилась: Сканирование окончено. Найдено 14 миров удовлетворяющие критерии в разной степени, от ста процентов совпадения до восемнадцати процентов совпадения.

Выбрал первый мир, со стопроцентным совпадением. Вновь вылезло сообщение: Вы подтверждаете выбор?

«Да»/«Нет»

При положительном ответе, система отключит ваше сознание до времени вселения в тело. Также, учитывайте, что ваше появление может как значительно поменять историю, так и незначительно, а может не менять вовсе.

Жму «Да», и сознание мутнеет, пока я не отключаюсь.

Проснувшись, я почувствовал себя очень даже неплохо. Как в тёплой ванне, только темно и конечностями шевелить не могу. Поизучал немного систему, но быстро устав, заснул. Организм младенца не мог долго бодрствовать, но все время пока я не спал, проводил за изучением и настройкой системы под себя. И вот что получилось в итоге:


«Статус»

НР 2/2/0,5 в час Очки жизни — количество уплотненной праны, хранящейся в специальной надстройке во втором начале души. Эта энергия позволяет ускорить регенерацию, вплоть до мгновенного заживления. Зависит от Выносливости.

МР 14/14/2 в час Очки маны — доступный объём маны в седьмой оболочке души, зависит от Магии.

РР 6576/1 в час Очки пси — накопленное количество энергии шестой оболочки души — ментального тела или разума. Зависит от Интеллекта.

RP 24/24/4 в час Очки реацу — доступное количество энергии третьей оболочки души — астрального тела. Зависит от Мудрости.

СР 38/38/5 в час Очки чакры — доступный объем энергии, являющийся смесью из праны, реацу и пси, соединенных в особом полуэнергетическом-полуматериальном органе, расположенном в физическом теле — Очаге Чакры. Зависит от Силы, Ловкости, Выносливости, Мудрости и Интеллекта.

SP 40/1 в 7 дней Очки навыков — накопленное количество энергии, производящейся надстройкой в третьей оболочке души. Эта энергия — псевдо ба-хионь, производится из смеси уплотнённых энергий души: праны, реацу, эмоций, пси и маны. Используется как для улучшения характеристик (2 к 1), так и для активирования неактивных навыков и способностей системы (1 к 1).

Характеристики:

Сила 1 Физическая характеристика, влияющая на вес, который вы можете поднять и на силу ваших ударов. Влияет на СР.

Ловкость 1 Физическая характеристика, влияющая на скорость вашего перемещения и скорость реакции. Влияет на СР.

Выносливость 4 Характеристика, влияющая на вашу физическую выносливость, а также на объем и количество производимой праны во вторую оболочку души. Повышает НР и СР.

Интеллект 16 Характеристика, влияющая на скорость мышления, качество усвоения и запоминания информации, а на также контроль энергий. Повышает скорость накопления РР и влияет на СР.

Мудрость 16 Характеристика, влияющая на аналитические способности и контроль энергий, а также на плотность и объем астрального тела. Повышает объем и количество производимого реацу. Увеличивает RP и СР.

Магия 7 Характеристика, влияющая на силу заклинаний, а также на объём и количество производимой маны. Повышает МР.

Активные навыки

«Компас Душ» Помогает ориентироваться и искать миры в Реке Душ.

«Модификатор тела» Комплекс духовных артефактов на основе магии целительства, метаморф магии, магии изменений и магии разума. Позволяет улучшать физическое тело, и перенимать особенности других живых существ. Для моделирования изменений требуются РР, а для их внедрения SP.

«Расширение системы» Открытие неактивных навыков и способностей системы за SP. Требуемое время для активации открытой способности или навыка, зависит от ее сложности. От нескольких минут до нескольких часов.

«Улучшение характеристик» Улучшение характеристик за SP. Физические характеристики 1к1, а другие 2к1. Нужное время для изменения характеристик: для поднятия одного очка физических характеристик 30 минут, для других 15 минут — на поднятия одного пункта характеристик.

Пассивные навыки

«Щит Души» Защищает душу от влияния энергии Реки Душ. Также, работает, как замена восьмой оболочки души — бессмертного духа. Со временем, может помочь приобрести полноценную восьмую оболочку души.

«Поглощение осколков души» Надстройка души на основе демонической энергии и магии, позволяющая на небольшом расстоянии, поглощать энергию, образующуюся во время смерти живых существ и превращать её в SP. Может эволюционировать в «Поглощение душ», а позже в «Домен».

«Сборщик Веры» Надстройка души на основе божественной энергии и магии, позволяющая поглощать энергию, добровольно отданную в виде: благодарности, веры, поклонения, и преобразовывать её в SP.

«Полиглот» Надстройка души на основе магии разума, магии демонов и богов, снимающая языковой барьер и позволяющая вам интуитивно знать и понимать любую речь и письменность.

«Остановка регресса» Надстройка души на основе магии демонов и богов, магии целительства, метаморф магии, магии душ и магии разума. Позволяет со временем не терять набранные любые характеристики. Останавливает деградацию физического тела и его старение.

«Потомок Асуры» Скорость развития тела увеличена в три раза. Плотность чакры будет увеличиваться с ее объёмом.

Способности

«Опознание» 2 МР и 10 РР Дает поверхностную информацию.

«Идентификация» 3 МР и 15 РР Дает информацию о характеристиках объекта.

«Анализ» 4 МР и 20 РР — для активации Анализирует объект. Позволяет собирать данные для некоторых навыков, таких как «Модификатор тела» и использовать их. Полнота информации будет зависеть от многих факторов, а именно: время потраченное на анализ, расстояние до цели анализа, сложность анализируемого объекта, вложенной энергии МР и РР. Чем больше ваш Интеллект, тем выше скорость получения и обработки данных.

* * *
Чтобы точно убедиться, куда я попал. Я использовал способность «Опознание», на окружающие меня пространство. Что выдало Кушина Узумаки, 24 года, человек/чакра-пользователь. Так я убедился, что попал в Наруто, а то у меня возникли сомнения, когда я заметил, что я не единственный ребенок, и рядом плавал еще младенец. На котором я также использовал «Опознание» и вот что выдало: Ребенок женского пола, 0 лет, человек/чакро-пользователь. Похоже, это и есть те изменения вызванные появлением моей души в этом мире. Интересно? как изменится известная мне история из-за этого? Скоро я это узнаю, ведь скоро будут роды и мое рождение.

Незадолго до этого. Кушина Узумаки
Что-то меня подташнивает последние пару дней, вроде ем все как обычно: рамен на завтрак, рамен на обед и рамен на ужин. Хотя, вспомнила, как три дня назад, Минато приготовил салат с редькой. Сто процентов она была несвежая. Говорил: «Ешь салатик, он полезный.», а мне теперь придется в больницу идти с отравлением. Обследовав меня ирьенин, сказала:

— Поздравляю.

— Что? С чем?

— Что ж, посмотрим, у вас двойня, вы будете рожать… так, где-то в районе десятого октября, плюс-минус тройка дней.

— Датебанне!

Рожать? Двойня? Так я беременна! Надо срочно обрадовать Минато.

Придя домой, я с порога сказала Минато, что беременная, и я буду мамой. Он был занят и что-то готовил на кухне, поэтому не сразу понял и переспросил:

— Что? Мамой?

— Я стану мамой, датебанне!

— А я стану отцом.

— Мамой, датебанне!

— Я стану папой.

— Мамой, датебанне!

— Только подумать, я стану папой!

Мы с Минато были очень рады. Беременность проходила хорошо, мы с любимым выбирали имена для детей, но выбрали пока только имя для девочки — Мито, в честь жены первого Хокаге. К нам в гости заходил сенсей Минато — Джирайя, и принёс почитать свою первую опубликованную книгу — «Повесть непреклонного Ниндзя». Минато понравился герой книги, и он решил назвать сына в его честь — Наруто. Мне тоже понравилось имя, а Джирая же согласился стать крестным наших детей.

Скоро роды, я волнуюсь и немного боюсь, а тут ещё пришли Сарутоби Хирузен и его жена Бивако и сообщили, что роды осложнятся из-за того, что я джинчурики. Во время родов печать ослабляется и Лис будет пытаться вырваться. Но, всё же, они нас успокоили, ведь Мито-сама тоже рожала, а значит они знают что делать. Они подготовили изолированную комнату вне деревни, которую во время родов будут охранять три АНБУ. Роды же примет Бивако-сама и Таджи из АНБУ, а Минато будет помогать сдерживать печать. Когда я начала чувствовать, что скоро буду рожать, мы с Бивако-сама отправились к месту родов. Идя через деревню, по пути мы встретили Микото Учиху с новорождённым Саске-куном, который был таким миленьким, что я спутала его с девочкой.

Бивако-сама сказала, что мои роды должны быть в секрете, и что мы должны выйти за пределы деревни и добраться до назначенного места, как можно незаметнее.

А дальше начались роды. Боже, как же это больно. Как только женщины пройдя роды один раз, соглашаются рожать ещё? Но прошло время, наполненное моими болью и страданиями, и на свет появились мои детки Наруто-кун и Мито-тян. Всё время родов, Девятихвостый пытался разрушить ослабленную печать и выбраться, но Минато помогал его сдерживать, и устал, наверное, не меньше чем я. Ну вот, детей завернули в одеяльца и показали мне. Чуть позже, детей понесли в кроватку находящуюся в конце комнаты у стены, а Минато предложил окончательно запечатать Девятихвостого.

Но сзади раздался детский плач, и обернувшись, мы увидели, как упала Бивако-сама. А Тадзи, державшая обоих детей, находится в заложниках у какого-то странного шиноби в маске и плаще. Который, направив кунай на наших детей, потребовал:

— Четвертый Хокаге Минато, отойди от джинчурики, иначе ваши дети умрут не прожив и минуты.

И тут Кьюби вновь начал попытки выбраться. Шиноби же вновь сказал:

— Отойди от джинчурики или тебя не волнует судьба твоих детей?

— Постой, успокойся.

— Лучше сам последуй своему совету. Я абсолютно спокоен. — он выхватил сверток с Мито и бросив его в воздух, попытался его проткнуть. Но Минато успел его перехватить, однако враг на это и рассчитывал, прилепив к свертку взрывные печати. Минато только и успел отбросить одеялко в сторону и выпрыгнуть из здания. Шиноби в маске быстро подобрался ко мне и применил какую-то технику пространственного перемещения. Перед переносом я успела заметить, как Тадзи заслонила собой Наруто от взрыва.

Переместив меня к какому-то озеру, он связал меня, подвесив к скалам.

— Что тебе нужно?

— Я пришел, чтобы вырвать из тебя Девятихвостого и с его помощью сокрушить Коноху.

— Что?

— В технике Минато, используются специальные метки, позволяющие ему моментально перемещаться от одной к другой. Вижу, он включил такую и в твою печать. Всё для того, чтобы успеть защитить тебя. Но мне удалось от него избавиться, и печать уже сильно ослабла из-за родов. Ты хоть представляешь, сколько я ждал этого момента?

Я застыла в ужасе от осознания того, что он хочет сделать. И тут меня окутала красная чакра Лиса и из печати начал извлекаться Девятихвостый. Когда печать сломалась, и Лис полностью выбрался наружу, я от накатившей боли и слабости рухнула на землю. Лис начал издавать громкий рык. А шиноби в маске разворачиваясь в направлении деревни, сказал:

— Отлично. Мы направляемся в Коноху.

— Стой! — с усилием поднявшись, окликнула я его.

— Клан Узумаки и впрямь интересный. Даже извлечение биджу не убило тебя. Ты была джинчурики Девятихвостого. — повернувшись к Лису, он приказал ему, — Убей своего носителя.

Подняв голову, я увидела как Лис заносит огромную лапу для удара, но перед самым столкновением, появился Минато и спас меня, переместившись на дерево.

— Ты оправдываешь свое прозвище. Но уже слишком поздно. — сказал шиноби в маске.

Меня же очень волновало состояние детей, и я спросила у Минато:

— Дети. Мито в порядке? Что с Наруто, он жив?

— Да они оба в порядке. Я спрятал их в надежном месте.

— Слава богу. Минато, останови его. Останови Девятихвостого. Их цель — деревня.

Минато переместился со мной на руках к нам домой, положив возле детей. Увидев, как я смотрю на кровь, что была на Наруто, он объяснил:

— Его немного задело взрывом, я подлечил его как мог. Он ослаб, но будет в порядке. Тадзи защитила Наруто от взрыва, но сама погибла.

Мне стало, так его жаль. Я прижалась к детям, приобнимая их и шепча:

— Наруто, Мито.

Минато в это время готовился к битве, надевая свою экипировку и свой плащ.

— Минато, спасибо и удачи.

— Ты и не заметишь, как я уже вернусь.

* * *
Блин, а процесс рождения болезнен не только для матери. Ребёнок тоже испытывает, букет не самых приятных ощущений. Сначала протискивание через небольшое отверстие, потом перемена температуры, из теплой утробы матери на кажущийся поначалу ледяным воздух окружающей среды. А потом, первая попытка вдохнуть этот воздух в легкие, отдающая режущей болью в них же.

Роды закончилось, и нас с сестрой, показывают счастливым молодым родителям, но всю идиллию портит появление Тоби. Он ранил одну из акушерок, а вторую, державшую нас двоих с сестрой, взял в заложники. А после начал угрожать и требовать, чтобы Минато отошёл от Кушины. Не добившись результата, он выхватил из рук женщины, сверток с сестрой и подкинув его, прыгнул вслед с кунаем наголо. Но, Минато перехватил сверток в воздухе, и тут Тоби активировал взрыв печати, которые он налепил на одеяльце. Минато отбросив одеяло, выпрыгнул из помещения. Тоби же быстро подскочил к Кушине, и начал перемещать себя и её отсюда. И тут раздался взрыв. Чуть отбежавшую акушерку, успевшую заслонить меня собой, взрывом и осколками сильно задело и отбросило к стене. Меня взрыв тоже знатно оглушил, да ещё и осколками немного посёк.

Я был весь в крови, своей и теперь уже мёртвой акушерки. НР начали стремительно опустошаться, пытаясь заживить самые опасные травмы, но их у меня не слишком много, так что, результат был не очень большой. И тут пришел Минато, а точнее его клон, и забрав меня с тела мертвой женщины, переместил с помощью Техники Летающего Бога Грома, к кунаю-метке висящему у него дома. Где оригинал укладывал сестру на кровать. Увидев клона с окровавленным свертком, он бросился к клону, с вопросом:

— Боже, что с Наруто? Он жив?

— Жив, но ранен. Ему нужно к ирьенину. Я оказал первую помощь, остановив кровь. Но с больницей лучше не затягивать. — сказал клон положив меня на кровать рядом с сестрой и развеялся.

— Подождите здесь чуть-чуть, Мито, Наруто. Мне нужно спасти вашу маму, пока не поздно. — и исчез, оставив нас лежать вдвоём на кровати.

Пока Минато ушел спасать свою жену, я решил немного увеличить свой шанс выжить в этом мире, что попытался меня убить, сразу после рождения. Хотя, грех жаловаться, ведь я сам выбрал этот мир для своего перерождения.

Так в «Расширении системы», я нашел способность «Малое исцеление» — требование для активации Интеллект 10, Мудрость 10, Магия 5. Стоимость активации 5 SP. Затраты на использование способности 10 МР. (Слабое заклинание из магии целительства, позволяющая заживить небольшие раны и травмы.)

Это одна из немногих доступных мне для активации способностей, на данный момент. Через минуту, способность установилась, и я смог её использовать на себе, сразу почувствовав улучшение состояния, но до полного восстановления было ещё далеко.

Скоро вернулся Минато с Кушиной на руках, которую он положил рядом с нами. Кушина, приобняв нас начала понемногу плакать. Коротко переговорив со своей женой, Минато вновь исчез. Прошло не больше десяти минут, когда Минато вновь вернулся, и сказал, что у него есть план и ему нужна помощь. При этом колеблясь, он взял сестру с Кушиной, и вновь исчез.

Похоже, из-за моего состояния, Минато решил, что я не выдержу запечатывания Биджу, и поэтому забрал только сестру. У меня были некоторые надежды на то, что Биджу запечатают в нас обоих, разделив его на две части. Но, похоже, не быть мне джинчурики с чакро-реактором в пузе. Ну, в этом есть и плюс — я не встречусь со стрёмным полупрозрачным рогатым дядькой в балахоне и ножиком в зубах.

Где-то через часа полтора-два, меня забрал какой-то шиноби в маске птицы, и отнёс в больницу Конохи. В больнице было очень много раненых пациентов после нападение на деревню Лиса. Меня сначала осмотрели, подлечили и поместили в детское отделение больницы, где я находился полтора года, до момента отправки меня в детский дом Конохи.

Пока лежал в больнице и не мог нормально двигаться, пытался сам почувствовать и поуправлять чакрой. С помощью медитации, я её быстро ощутил, ведь я ещё помню ощущения с прошлой жизни и сравнивая их с ощущением нового тела, я ясно заметил разницу. И хорошенько сосредоточившись, я почувствовал чакру. Было, конечно, слегка опасно это делать, но я всё же попробовал ускорять и замедлять её течения, что хоть и удавалось, но с трудом.

От нечего делать, я решил использовать на себя способность «Анализ», для того, чтобы узнать какое у меня сродство со стихией, да и вообще, каких геномов во мне намешано. Полный анализ длился почти семнадцать часов и потратил он около восьми тысяч РР, почти всё пси, накопленное на тот момент. В результате, во-первых, узнал сродство чакры: наибольшее сродство с водой, далее земля и немного ветер. Результат же о геномах, был очень неплохой. Были найдены рецессивные гены Сенджу, гены Узумаки, а также части спящих генов Учих и Хьюг. Всё время, до отправки в приют, я тратил на медитации и попытки скомпоновать разные гены в «Модификаторе тела», тратя на это дело, просто кучу РР.

Это со временем удалось, ведь все эти кланы пошли от двух братьев: Ооцуцуки Хагоромо и Ооцуцуки Хамуры, которые были детьми человека и пришельца из другого мира Ооцуцуки Кагуи, съевшую Плод Чакры. Каждый брат, имел особые глаза Хагоромо — Шаринган, а Хомура — Бьякуган и после, развили их в более мощные вариации — Ринненган и Тенсейган. То, что у меня получилось, было додзюцу, скомпонованным из всех генов, но так как у меня были неполные гены, то это скорее можно назвать — основой нового додзюцу. Для развития которого нужны данные анализа носителей других додзюцу. Для его установки требовалось шестьдесят SP и три дня времени. И в день перевода в детдом, я начал его установку.

Кстати, в больнице, я значился как просто Наруто — сын неизвестных шиноби погибших от атаки Лиса. А при выписке мне дали фамилию Хенсу. Фамилия мне понравилась, ведь означала «изменчивый», что для человека способного менять свои гены, очень даже подходит. Хотя? они скорей всего точно знали, кто мои родители и не дали фамилию Намикадзе намеренно. Ведь это значило бы, что у Четвёртого Хокаге был наследник, а значит и претендент на имущество и деньги, которых у правителя большой Скрытой Деревни, должно быть немало. А так, Четвертый умер, наследников не оставил, кроме дочки, но она джинчурики — живое оружие деревни и имеет чуть больше прав, чем кунай. Под этим предлогом, деньги, скорей всего изъяли, часть пошла на восстановление Конохи, а часть осела у кого-то в карманах.

Я на них, даже особо не злюсь и частично их понимаю. Ведь, если здраво рассудить, то новоизбранный правитель Конохи, который должен быть сильнейшим защитником деревни и его жена — джинчурики, которая должна сдерживать Кьюби — Девятихвосого Демона-Лиса, сильнейшего из биджу. Фактически, выпустили этого самого Лиса, погулять по деревне. Да, там было, нападение одного неизвестного вражеского шиноби. Но для людей, потерявших близких и имущество, это маловажные факты, которыми можно пренебречь, также как можно пренебречь и детьми погибшего Хокаге.

Конечно, хоть я и понимаю их причины, но ни мне, ни моей сестре, от этого легче не станет. Однако, к такому варианту развития событий я был готов с самого начала, так что, особо на наследство и не рассчитывал. Хотя, не велика беда, со своими способностями я и большее состояние смогу сколотить.

* * *
Приют оказался большим двухэтажным длинным зданием на окраине Конохи, рядом с небольшим лесом. Заселили меня туда без особых проблем, так как, после нападения Лиса, приют знатно пополнился сиротами. Когда мне объяснили где тут и что находится, воспитатели оставили меня, так как я был тут не единственный, кто нуждался во внимании взрослых.

Все эти три дня, когда мои гены перестраивались и дополнялись, мне жутко хотелось есть. Так что, во время приемов еды в детдоме, я был первый на очереди и ещё просил добавки, хотя получал её редко, так как голодных ртов там и так хватало.

И вот, установка закончилась и у меня в строке способностей, появилось это Гибридное неназванное додзюцу» для первой активации необходимо единовременно влить в глаза 10 °CР.

Мда, придётся мне подождать с активацией додзюцу, до того момента пока у меня не наберется сто СР. Хотя, даже само внедрение генов подняло мне характеристики:


«Статус»

НР 5/5/1,25 в час

МР 18/18/2,3 в час

РР 5221/1,4 в час

RP 34/34/5,8 в час

СР 70/70/9,3 в час

SP 54

Характеристики:

Сила 8

Ловкость 6

Выносливость 10

Интеллект 23

Мудрость 23

Магия 8


Что ж, мне только полтора года, и сравнив свои характеристики с характеристиками других детей, просмотренную с помощью «Идентификации», я увидел, что по физическим параметрам сравним с трёхлетками, ну, а про умственные способности и говорить нечего.

Так как, мне нужно было больше чакры, которая зависит практически от всех Характеристик кроме Магии, я начал понемногу заниматься спортом: растяжка, бег, отжимания, приседания. Обычным детям не очень рекомендуется напрягаться физически, ведь детский растущий организм очень хрупкий, но у меня все негативные последствия сводились регенерацией системы и «Малым исцелением». При долгих нагрузках у меня начинали тратиться НР, когда они заканчивались, и я начинал ощущать усталость, то использовал исцеления, когда же заканчивалась и мана, то садился отдыхать и медитировать… хотя, я бы лучше вместо этого пожрал, но я тут не в санатории, а в сиротском приюте, с довольно ограниченным бюджетом, так что, пришлось сидеть с бурчащим животом.

После небольшой медитации, где я управлял скоростью движения чакры по каналам, занимался тем, что пробовал удерживать листики с деревьев на разных частях тела. Лучше всего получалось на руках и лбу. При этом, поначалу из-за маленького контроля, тратилось, как по мне, слишком много чакры. Когда чакра начинала подходить к концу, а НР и МР восстанавливались, я начинал все сначала… а после всего этого, наступал мой любимый момент, а именно ужин. Так, надо где-то добыть еды, а то я с этими тренировками быстрей себя угроблю, чем стану шиноби.

Глава 3 — Новый опыт и знакомства

В здание детдома я приходил лишь поесть и поспать. С детьми, я не особо общался, для них я был чудиком, делающим непонятно что, в отдалении от всех. Я тоже, не особо обращал внимания на окружающих, и был больше занят своим развитием. Ведь, что может быть лучше, чем видеть результаты своих трудов и стараний, в количественном виде? А также знать то, что со временем они не пропадут, и приложив достаточно усердия, через время, это позволит тебе творить невероятные, с точки зрения нормального человека вещи? Это все очень хорошо стимулирует, и ты со временем перестаешь обращать внимание даже на постоянный голод… хотя ладно, это была ложь, я так хотел жрать, что начал жрать всё, что вообще можно было себе в рот положить, благо рядом был лес, в котором росла всякая всячина.

В своих заботах, я не сразу заметил пополнение в приюте, в виде шумной рыжей девочки, с тремя лисьими усами на каждой щеке и с именем Мито Узумаки. Отношение к ней воспитателей было заметно холодней, чем к другим детям, но без всяких перегибов. Но вот дети, это другое дело, эти существа довольно жестоки к тем, кто выделяется из общей толпы. А уж Мито, со своей внешностью и иным отношением к ней воспитателей, подходила под определение выделяющейся.

Впервые, мы с ней близко встретились десятого октября, когда мне исполнилось три года. Вчера я довёл резерв чакры до ста тридцати единиц, чтобы чакры хватило не только на активацию додзюцу, но и для его работы на некоторое время. После завтрака, я пошёл на одно из моих любимых мест для медитации — на крышу небольшого сарайчика, в котором хранился сельхозинвентарь. Сарайчик находился возле кромки леса и небольшого огорода, на котором росла всякая съедобная зелень.

Устроившись поудобней и взяв в руки небольшой осколок зеркала, в котором отображался блондинистый синеглазый мальчишка без всяких лисьих усов, я активировал додзюцу. Глазам стало горячо, и в зеркале, я увидел, как глаз засветился легким синим цветом, посередине радужки образовалось светло-голубое кольцо с синей тенью, а зрачок стал светиться оранжевым и приобрел форму пятилучевой звезды. Ничего так, стильненько, так как звезда по местному хоши, то додзюцу назову «Хошинган».

Итак, зрение явно улучшилось, дальность и угол обзора тоже немного увеличились. Посмотрев на руку, я увидел, что она находится в легкой сине-бирюзовой дымке. Это скорей всего, я так вижу свою чакру. Сосредоточившись на руке, я увидел руку без кожи. Оу, проверив в системе описание Хошингана, я заметил, что его активация подняла мне некоторые характеристики.

Вот его описание: «Хошинган I» 1 °CР в минуту Первая ступень додзюцу, созданного на основе неполных данных о Бьякугане, Шарингане, Мангеко Шарингане, Ринненгане и Тенсейгане, а также генах Узумаки и Сенджу. Увеличивает четкость, дальность (15 м) и угол обзора (210 градусов), позволяет видеть в темноте, через тонкие препятствия, и выделяемую человеком чакру. Увеличивает скорость вашей реакции, 110 % от обычной. Даёт увеличенное сродство с чакрой стихии Воды и Земли, облегчает их объединение в чакру Стихии Дерева. Также, пассивно немного увеличивает контроль и количество чакры.

А вот результат полутора лет тренировок, и активации Хошингана:


«Статус»

НР 10/10/2,5 в час

МР 36/36/5,2 в час

РР 47432/2,5 в час

RP 67/67/11,3 в час

СР 35/140/18,8 в час

SP 135

Характеристики:

Сила 16

Ловкость 19

Выносливость 20

Интеллект 40

Мудрость 45

Магия 18

* * *
В общем, сижу я себе, медитирую, чакру, потраченную на активацию Хошингана и его недолгого использования, восстанавливаю. И вдруг, слышу приближающиеся детские голоса. Открыв глаза, я увидел бегущую к лесу Мито, и то, как за ней гонятся двое мальчишек пяти и четырёх лет. И тут, пробегая мимо моего сарайчика, она спотыкается и падает на землю. Старший из мальчишек подбежал к ней, и приподнял её, схватившись за волосы и одежду, а второй начал её несильно бить… хотя, для ребёнка любой удар довольно болезненный, так что, надо это прекращать.

Я, спрыгнув с сарайчика, подобрался к первому пацану, который держал девочку, и был повернут ко мне спиной. Сначала я легко ударил его ребром ладони в основание шеи, и когда он выпустил Мито, добавил ему смачного пендаля, из-за которого он упал на землю вперед носом. Второй же, заметивший меня раньше, но не успевший вовремя предупредить первого, получил раскрытой ладонью в живот, и после получения своей порции поджопников, упал прямо на первого.

— Нехорошо, бить девочек, особенно маленьких и особенно вдвоем.

— Она первая меня ударила! — сказал один из лежащих на земле, и получил пинок по ноге от меня.

— Значит, скорее всего, было за что. Так, давайте валите отсюда, пока я вас тут ногами не запинал. А то вы не девочки, и вас бить вполне можно, и как видно, очень даже нужно. — пнул я ещё разочек того, кто недавно бил Мито по лицу.

Они поднялись и стремительно зашагали в сторону здания, тихо приговаривая, что они мне, белобрысому, это еще припомнят. Повернувшись, к сидящей на земле девочке, которая растирала ударенную щеку и гладила поцарапанную коленку, я обратился к ней:

— Ну, маленькая красавица, как же ты докатилась, до драк с мальчиками?

— Они сами виноваты! Нечего было обзываться. А потом, одному не понравился мой цвет волос, и он, схватившись за них начал их тянуть. Ну, я и ударила его. А потом они вдвоем набросились на меня. Ну, я и побежала, хотела оторваться и спрятаться от них в лесу. Но не добежала и споткнулась. Тебе, конечно, спасибо за помощь, но я могла б справиться и сама. И вообще, ничего я не маленькая. Вот. — сбивчиво ответила рыжая девочка.

— Ну, про красавицу, возражений я не услышал. Давай я тебе помогу.

Я присел на землю, рядом с Мито, положив руку на её коленку и щеку, и применил «Малое исцеление» два раза, отчего все раны и ссадины сразу вылечились. Мито была очень удивлена, ведь, все её царапины и синяки зажили буквально за секунду, прямо на её глазах. Он неё сразу же посыпались вопросы:

— Как ты это сделал? Как научился? А меня научишь?

— Ну, я в будущем хочу стать шиноби, а шиноби не разглашают своих тайн посторонним. В особенности красивым маленьким незнакомкам, которые не называют свое имя.

— Эм, ты про меня что ль? Я не незнакомка, я — Мито Узумаки.

— Значит, к красивой и маленькой, у тебя претензий больше нету. Меня, кстати, зовут Наруто Хенсу. Давай подниматься с земли, а то еще простудимся. Вот мы познакомились, и я могу ответить на твои вопросы. Так вот, это моя способность. Сам научился и тебя научить не могу, но если надо подлечиться, то можешь приходить ко мне, я помогу.

— Ты уже несколько раз назвал меня красивой, ты, правда, так считаешь? А то, многим я не нравлюсь. То цвет волос ненормальный, то полоски на щеках глупые. И чем им цвет не угодил? Самый же лучший цвет в мире — оранжевый. И к моим оранжевым глазам очень идет.

— Конечно, считаю. А они просто тебе завидуют, ведь у них у всех, самые обычные черные волосы и глаза. А ты яркая, выделяющаяся и полоски на щечках делают тебя лишь милей. Кстати, у меня сегодня день рождения. Хочешь, я в честь этого праздника, угощу тебя конфетами и фруктами?

— Эй, у меня сегодня тоже день рождения, мне три исполнилось, а тебе сколько?

— Мне тоже три.

— Тебе тоже три! Но ты такой большой, я думала тебе не меньше пяти.

Ну да, выгляжу я крупнее сверстников, а по физической силе сравним с девятилеткой. Тут Мито начала на меня странно выжидательно смотреть, и я спросил:

— Что?

— Ну, сладости. Ты же пообещал. Где они? Сколько их? Где ты их взял? И осталось ли там еще?

— Воу-воу, полегче. Нам же выдают иногда конфеты, я их просто не очень люблю, вот и набралось немного. — ещё как люблю, особенно они неплохо заходят после тренировок, поэтому-то я их и собираю, — А ещё в лесу я нашёл груши, яблоки, сливы и персики. Я все это храню под крышей сарайчика. Так ты будешь? — да, всё же неплохо, что в Стране Огня, почти всегда тепло и много чего растёт, а иначе я бы с голоду ещё год назад помер.

— Спрашиваешь ещё, конечно буду. Какой нормальный ребенок, вообще б отказался от бесплатных сладостей?

— Ты это, будь поаккуратней. И если какой-то странный дядька к тебе будет обращаться, куда-то звать, что-то предлагать, например конфеты или крутую технику шиноби, то ты громко кричи: «Извращенец! Педофил! Помогите!» и начинай убегать от него. Хорошо? Поняла меня?

— Поняла. Хорошо.

— Да и, ещё, будь особенно осторожна со странно одетым, высоким человеком с длинными седыми волосами и красными полосками возле глаз — это самый большой и самый известный в мире извращенец. Ну ладно, раз всё запомнила и всё поняла, то пойдем, я помогу тебе забраться на крышу, сладости находятся там, там же и поедим.

— Я и сама могу! — гордо сказала Мито.

Минуты три, я смотрел на это бесплатное шоу, заключавшиеся в попытках маленькой девочки допрыгнуть до крыши почти двухметрового сарая. Ничего у неё, конечно же, не получилось. Но, она пыталась, ведь награда была сладкой. У меня б тоже не получилось допрыгнуть на крышу с этого места. Я обычно забирался на крышу с другой стороны, где у сарайчика стояла пустая собачья будка, залезал сперва на неё, а потом подтягивался на крышу.

Ещё пару минут, у неё ушло на осознание тщетности её попыток туда забраться, и лишь после этого она прекратила их, уставившись на меня жалобным, чуть ли не плачущим взглядом. Я растрогался и повёл её к задней части сарая, где спокойно помог ей взобраться на крышу. Съев всё конфеты и фрукты, я предложил ей поиграть. Она похоже очень обрадовалась этому и сразу согласилась. Весь день мы только и делали, что играли, я вспоминал все детские игры, которые только знал и в которые сам играл в детстве: мы бегали, прыгали, играли в «крестики-нолики», «камень-ножницы-бумага», в «Крокодила», «Светофор», в сарае я нашел веревку и использовал, её как скакалку в игре «Девяточка». Иногда Мито падала и ушибалась, но я её быстро исцелял и мы продолжали до момента отбоя, когда детей в приюте укладывают спать.

* * *
Мито была счастлива, ведь хоть кто-то к ней отнесся нормально. Без холода или издевки. Защитил, накормил сладостями и играл с ней до самой ночи. День рождения, хоть и начался не очень, закончился на радостной ноте. Для себя Мито решила, что предложит Наруто стать её другом, и тогда они смогут вместе играть днями напролет. А ещё, засыпая Мито вспомнила, как Наруто называл её красивой и милой, и улыбка появилась на ее губах. Так она и заснула.

* * *
На следующий день, Мито предложила дружить и получив мое согласие, утащила меня играть с ней на улицу. Было достаточно весело, как когда-то в прошлой жизни, когда я играл со своей маленькой сестрой, сейчас ей должно быть лет двадцать, если время в обоих мирах течет одновременно… кхм, отвлёкся ноткой ностальгии, вспомнив предыдущую жизнь.

А ещё, к нам в приют закупили небольшую кучу одежды из секонд-хенда, и Мито нарыла в ней для себя оранжевую майку с чёрными небольшими рукавами и воротничком, а также просторные шортики в тон майке. В общем, в этой одежде она стала выглядеть, как маленький милый лисенок, которому просто нельзя отказать в просьбе поиграть с ней. Я её даже начал гладить иногда, как зверушку. Поначалу она упиралась, но потом привыкла и ей похоже даже начало нравиться.

Из-за того, что я проводил почти всё время с Мито, мои тренировки застопорились. Я пробовал подключить Мито к тренировкам, но для неё это было слишком скучно и монотонно.

Так, после двух недель, практически беспрерывных игр с Мито, я решил подумать над тем, как мне, и продолжить развиваться, и не обделить вниманием свою сестренку? И подумав над этой проблемой, я нашёл очевидное решение. Ведь если тебе надо быть в нескольких местах или делать несколько дел одновременно, то для этого есть клоны. Правда, у меня их нет, но можно попытаться сделать.

Так наши игры стали ёще более активными, отчего Мито начала быстрей уставать и раньше засыпать. Я же это свободное время посвятил созданию клона, и так, только через три дня у меня получился, более-менее жизнеспособный клон, который всё равно быстро развеялся и передал мне свою память.

Так как я не знал всей последовательности ручных печатей, для создания теневого клона, а помнил лишь крестообразную печать, которую используют как сокращенную формулу техники. Вот от этой печати, я и отталкивался. Пропускание через неё, большого количества чакры, вызывало лишь дымное облако. Потом, я напитал для начала тело чакрой, и уже после начал вливать чакру через печать, в результате чего, рядом образовался мой прозрачный сине-бирюзовый силуэт, который быстро развеялся дымом. Следующая попытка, я напитал тело максимальным количеством чакры, и через печать, импульсом единовременно выпустил, как можно больше чакры. Передо мной появилась пародийная рахитная копия меня, которая развеявшись, ничего мне не передала.

Так, неделя экспериментов принесла мне две техники, первая — простое Теневое Клонирование. А вторая — Клон из чакро-плоти, которая получилась, когда влив максимально чакры, я начал также вливать прану, реацу, ману и пси. И с легким дискомфортом, активировав технику, получил более стабильного клона, который не развеивался даже, когда я проткнул его заостренной палкой.

Я попросил клона отменить технику, и он развеялся сине-бирюзовой дымкой, которая втянулась в меня. Чакры стало слишком много СР 232/140/18,8 в час. Каналы чакры, начали болеть и я срочно создал трех теневых клонов. Пока я отходил от неприятных ощущений, клонам сказал, чтобы они зря не простаивали и попробовали походить по деревьям. Клоны же мыслят, как и я, поэтому без слов начали применять самый лучший способ для этого, а именно два клона держат третьего, прижатого к дереву ногами, а тот пытается к нему приклеиться. Клону иногда удавалось самостоятельно стоять на дереве, но когда он срывался, и его подхватывали два других.

По итогам, что можно сказать о технике? Во-первых, она крута и полезна — из смеси всех доступных мне энергий создается чакро-плоть, как у биджу, которая более стойкая к урону, чем материал простых теневых клонов. Опыт такой клон тоже передает, ведь я помнил странные воспоминания о том, как меня протыкали палкой, но я не ощущал боли, просто чувствовал некий дискомфорт. Также, если клон развеивается возле меня, то вся не потраченная чакра вновь возвращается ко мне. Из минусов, она на создание требует около пяти минут, а также опустошает все НР, MP, RP, CP и около двадцати пяти РР. Также, я узнал, что если направить НР, RP, PP в Очаг Чакры, то чакра будет быстро восстановлена.

Поэтому, каждый день после сна и завтрака, теперь я отправляюсь в лес, где создаю клона из чакро-плоти, который идет к Мито, а я занимаюсь физическими упражнениями, а по мере восстановления чакры, создаю обычных теневых клонов, учащихся ходить по деревьям. Также, попробовал как-то выполнить Кайтен Хьюг, но из-за неравномерно развитых танкетцу — фигня получилась, а не Небесное Вращение. Однако, вечером, когда, от Мито возвращался мой клон и вливался в меня, восстанавливая чакру, я использовал Кайтен тратя всю чакру, после чего подлечивался немного и шёл баиньки. Так, я более равномерно развивал танкетсу, и со временем техника начала приобретать округлые формы, а не то как раньше, форма прозрачного туманного синего гриба.

Иногда, чтобы отдохнуть, а также, чтобы повидать рыжую милашку Мито вживую, я менялся с клоном местами. И вот, когда мы подросли, и было нам приблизительно четыре с половиной года, нас начали самих отпускать гулять по деревне. Теперь мы с Мито, гуляли и исследовали Коноху. Нашли еще три участка с лесом. Речку Накано, делящуюся на три притока и озеро, где иногда купались. Пару разрушенных кварталов и много обычных клановых. А также, конечно же, были и в самой деревне, и нашли: рынок, книжный магазин, цветочный магазин, аптеку, полицейский участок, несколько кафешек, кладбище, горячие источники, Академию шиноби, Резиденцию Хокаге и особенно впечатлявший Мито — Монумент Хокаге. Указывая пальцем на монумент, она громко спросила:

— Что это, за огромные каменные мордасы?! — тактичностью она не отличалась, как и сдержанностью. Некоторые люди повернулись и недовольно посмотрели на нее.

— Эй, потише, и это не мордасы, а лица.

— Ой, прости. Так что это за лица, которые не мордасы? — тихо спросила она у меня, подойдя поближе. А то ей не понравилось, как люди начали на нее недобро поглядывать.

— Это Монумент Хокаге. Хокаге — это правитель нашей деревни Конохи, Деревни шиноби Скрытой в Листве. Когда шиноби становится Хокаге, его лицо высекают на этой скале. Первое лицо, это Шодай Хокаге — Хаширама Сенджу, который, вместе с Учихой Мадарой, основали нашу деревню. Второе лицо, это Нидайме Хокаге — Тобирама Сенджу, брат первого Хокаге, создатель многих техник шиноби. Третье лицо, это Сандайме Хокаге — Сарутоби Хирузен, наш нынешний правитель, знает и может использовать множество техник всех стихий, поэтому его ещё называют Профессор. Четвертое лицо, это Йондайме Хокаге — Минато Намикадзе (- наш с тобой папочка, проглядевший нападение на Коноху, в результате которого в тебя запечатали половину Кьюби. А сам он помер, прихватив с собой и нашу мамочку, и ещё кучу народу из деревни).

— Эй, ты чего замолчал? Чё там с четвертой мордой, ой, то есть лицом, конечно же, лицом. — спросила она и огляделась, услышал ли кто её оговорку или нет.

— А, да, прости. Задумался просто. Так вот, Четвёртый был героем, практически единолично остановившим Третью Мировую Войну Шиноби. За скорость, его прозвали Жёлтой Молнией Конохи. Погиб, во время битвы с Девятихвостым Демоном-Лисом, который напал на Коноху. Лиса победили, но он успел убить многих людей, включая моих родителей, твоих родителей и родителей, практически всех детей в нашем приюте. Как видишь, все Хокаге, сильные и известные шиноби.

— Так это значит, если я стану Хокаге, мое личико будет украшать эту гору, да?

— Ну, да.

— Отлично. Значит решено — я стану Хокаге! — громко провозгласила она. Люди вновь начали на неё смотреть, но ей было не до них, ведь она уже представляла, как именно, её лицо будет смотреться в каменном исполнении, и таком большом размере.

— Эй, ты меня вообще слушала? Я ж сказал, что Хокаге — сильные и известные шиноби. А мы с тобой не сильные, не известные и даже не шиноби. Как ты собралась стать Хокаге?

— А как тогда стать этим шинобей… шинобью, ну в общем, ты меня понял.

— Вон, видишь высокую башню?

— Ага.

— Это особняк Хокаге, а рядом, здание пониже — это Академия шиноби. Там их и обучают.

— Ну, пошли тогда.

— Куда пошли?

— Шинобями становиться, конечно же. Ты ж сам сказал, что не став шинобью, не станешь и Хокагой.

— Во-первых, нас не возьмут, мы ещё маленькие. Во-вторых, прекращай коверкать слова. В-третьих, когда у нас будет нужный возраст, в приют придут люди из академии и проверят нас на возможность стать шиноби.

— Ага, маленькие, я может и маленькая, а вот ты, ни капельки не маленький, вымахал в два раза больше меня.

— Ладно, пошли в приют скоро обед.

— Тогда наперегонки. Побежали.

Когда мы гуляли по деревне, я применял «Анализ» на проходящих Учихах и Хьюгах. Чем дольше вёлся анализ на них, тем более подозрительными они становились, а когда они начинали оглядывается, я прекращал анализ. В итоге, я всё же насобирал с них данных для улучшения Хошингана, и в общей сумме на анализ и попытки внедрить мне эти геномы потратил пятьдесят тысяч РР и семьдесят SP.

После начала процесса, в течение десяти дней требующихся для интеграции геномов, я хотел зверски есть. Так что, не выдержав, я начал посылать клонов в леса на охоту за всякой живностью, которую клоны потрошили, свежевали, готовили и несли мне на съедение. Раньше я перебивался всякой растительностью, но мне нужен белок, так что, пришлось пойти на риск, и начать сокращать поголовье зверушек в Конохе.

Мне так понравился такой рацион, что я продолжил иногда посылать клонов в лес за дичью, дикими фруктами, ягодами и орехами. Один из клонов, нашел вдали от людей, небольшую пещерку, которую клоны вычистили и приспособили для хранения и готовки еды. Также я начал подкармливать и Мито, а то, хоть приютский рацион и сбалансирован специально для детей, но он не учитывает то, что ребенок может тренироваться в стиле Силы Юности или то, что ребёнок Узумаки-тире-джинчурики должен, для производства своей прекрасной чакры способной сдерживать биджу, есть минимум за троих.

Но хватит о еде, вернёмся к Хошингану. Для активации следующей ступени которого, требовалось единовременно влить шесть сотен единиц чакры. У меня столько будет, наверное, только на втором-третьем курсе академии. Хотя, можно будет попытаться схитрить. Но, это дело провернуть, всё равно удастся, тоже не скоро.

Я уже научился ходить по деревьям, а после того, как нас выпустили в деревню и мы нашли озеро, я научился ходить и по воде. Так что, для улучшения контроля мне надо бы попытаться создать Расенган. Я и попытался. ФИ-ГУШ-КИ, не зря же она техника А ранга. Так, без шариков и мячиков я, как и Минато, буду пытаться создавать его года три. А так как на шарики и мячики нужны деньги, которых у меня нет, я просто усложнил себе старые задачи. Забирался на дерево на руках, на носочках, на пяточках, с весом, на кончиках пальцев рук, с удержанием как можно большого количества прилепленными ко мне листочков. На воде тоже проворачивал что-то подобное. В общем, изощрялся, как только мог.

И вскоре, когда нам было пять с половиной лет, в приюте сообщили, что из Академии придут учителя, для набора детей с потенциалом стать шиноби. Те, кого выберут, смогут обучаться в Академии шиноби за счет казны. Также, ученикам выделят квартиру в общежитии и будут выдавать стипендию. После этого заявления, желающих стать шиноби, было хоть отбавляй, всё же, мало кому может понравиться жить в приюте.

В день проверки, Мито очень нервничала и волновалась. Я её успокаивал, и говорил что её обязательно возьмут, но она переживать меньше не стала. И вот, после проверки, когда объявляли список детей поступивших в академию, и прозвучало имя Мито, она с радостным воплем «Ура, я стану Хокагой!», выбежала на улицу. Учитель улыбнулся и продолжил зачитывать имена дальше, следующий по списку, было как раз моё имя. Когда преподаватель ушёл оформлять нужные документы с главой приюта, вернулась, чуть запыхавшаяся, улыбающаяся Мито. Но увидев у меня недовольное лицо, спросила:

— Чё ты такой недовольный? Да, я слишком бурно обрадовалась и не удержалась. Ну так и повод есть, нас взяли в Академию шино… би. — в конце чуть замявшись, закончила Мито.

Я же решил, немного подшутить:

— А ты слышала, чтобы меня называли?

— Нет, я же убежала на улицу. Но ты обычно, по списку, после меня идешь.

— Не взяли меня. Преподаватель, как узнал, что они будут обучать, целую будущую Хокаге, объявил, что больше им никто не нужен. Ведь теперь, всех врагов деревни будет повергать наша будущая Хокаге Мито Узумаки. И всем порекомендовал становиться фермерами. А мне, как самому крупному, сказал, что из меня получится неплохой кузнец. Вот так, с детства мечтал стать шиноби, помогать тебе занять пост Хокаге, а теперь вместо того, чтобы бросать кунаи и сюрикены, мне придётся их штамповать. Что ж, значит такова моя судьба… — очень печально поведал я.

— Как так? Не может быть! Они должны тебя взять. Ты ж сильный, ты столько раз защищал меня от хулиганов и собак, лечил меня, когда я ранилась, кормил меня. Тебя не могут не взять!.. я… я… Вот я дура! Это я виновата! Надо было не кричать и дослушать до конца, тогда и тебя б взяли. Прости меня! Как же я буду без тебя?! — уже к концу Мито разревелась.

Мда, шутка не удалась. Похоже, она настолько ко мне привязалась, что даже малейшая мысль о нашем разделении вызывает у нее истерику. Пришлось успокаивать. Обняв её и поглаживая, объяснять, что я просто пошутил и меня тоже взяли, и мы вместе будем ходить в академию, вместе станем шиноби и даже когда она станет Хокаге, я всё равно буду рядом и никуда не денусь. Она громко рыдала, поэтому не сразу поняла то, что я ей говорил. Но когда успокоилась и поняла мои объяснения, то сказала, что я дурак, шутки у меня дурацкие, и что она на меня обиделась и разговаривать, она со мной не будет. Я с ней, конечно, был согласен и поэтому хотел пойди в лес потренироваться. Но, когда отошел недалеко от приюта, увидел как за мной вышла и Мито. Сначала подумал, что она вышла, куда-то по своим делам, но нет, она направлялась прямо ко мне. Повернувшись к ней, я спросил:

— Ты ж только что на меня обиделась и сказала, что не будешь со мной разговаривать. Неужели я уже прощен?

— Что?! Нет! Конечно же, не прощен! Ну, я подумала-подумала и решила, что если ты покормишь меня тем вкусным мясом на палочках, то я тебя прощу. Кстати, как ты его называл, по-моему шашлык? И откуда ты только берешь всю ту вкусную еду? — и тут у нее громко забурчал живот, но она не подавала виду, что что-то не так.

Понятно. Похоже, она просто проголодалась. А как раз в это время, когда обед уже был, а до ужина ещё далеко, я её обычно и подкармливал. Я с помощью клонов, наловчился готовить мясо не хуже, чем в ресторане. Из меня и в прошлой жизни выходил неплохой повар, правда в основном я готовил на нормальной кухне, а не в пещере практически на дикой природе. Но, большое количество клонов, позволяет сгладить этот недостаток. Я же вздохнув, сказал:

— Эх, не выйдет, у меня сегодня получить твое прощение. Нету сегодня шашлыка. Сегодня должна была быть запеченная в глазури из меда диких пчел, дикая утка на гриле, фаршированная кусочками яблок и ростками молодого бамбука. Придётся её, теперь без тебя есть. Эх, ладно пойду я, а то она была такая огромная. Мне, одному, её придётся долго есть, боюсь даже до ужина не успею доесть. — развернулся я и опять пошёл.

— Эй, постой! Я подумала-подумала и решила, что утка тоже пойдет. Так что, ты прощён и пошли уже быстрее, а то я из-за волнений, что-то очень проголодалась.

Так как учеба в Академии начиналась первого сентября, а сейчас был только конец марта, то у нас ещё было куча времени, для того чтобы устроиться после приюта и подготовиться к академии.

Мои характеристики подросли, и я смог активировать четыре полезные способности. Первая: «Пространственный карман» — требование для активации Интеллект 80, Мудрость 80, Магия 40. Стоимость активации 40 SP. Затраты на использование способности 2 МР. С помощью Магии Пространства, создается пространственный карман, который привязывается к душе. Если объём вещей не превышает емкость кармана, то вес вещей аннулируется. Емкость кармана зависит от Интеллекта/2 в литрах. Если же, объём вещей превышает емкость кармана, то вес вещей равномерно распределяется на физическое тело.

Вторая: «Пространственный скачок» — требование для активации Интеллект 80, Мудрость 80, Магия 40. Стоимость активации 20 SP. Затраты на использование способности 4 МР. Телепортация на короткие расстояния, для которой нужно смотреть на точку прибытия.

Третья, похожа на Хирайшин — технику Летающего Бога Грома: «Телепортация» — требование для активации Интеллект 80, Мудрость 80, Магия 40. Стоимость активации 45 SP. Затраты на использование способности: 20 МР к известному месту или 5 МР к пространственному маячку. Телепортация на длинные расстояния, для которой нужно или знать место прибытия, или перемещается к пространственному маячку. Поставить маячок можно на любой предмет или поверхность, стоимость зависит от времени существования маячка.

Четвертая: «Исцеление» — требование для активации Интеллект 80, Мудрость 80, Магия 40. Стоимость активации 35 SP. Затраты на использование способности 20 МР. Заклинание из магии целительства, позволяющая заживить глубокие раны и травмы, переломы костей. Нейтрализует слабый яд, ослабляет средний.

Также, провел активацию второй ступени Хошингана, создал клона из чакро-плоти, подождал восстановления, потом поглотил его чакру CP 592/296/38,9. Пустив чакру в глаза, им стало сразу горячо и немного больно, на голубом кольце в середине радужки, подобно первому томоэ Шарингана, появилась ещё одна оранжевая звезда.

Проверил описание в системе, а также свой статус:

«Хошинган II» 25 СР в минуту Вторая ступень додзюцу, созданного на основе данных о Бьякугане, Шарингане и неполных данных о Мангеко Шарингане, Ринненгане и Тенсейгане, а также генах Узумаки и Сенджу. Увеличивает чёткость, дальность (30 м) и угол обзора (240 градусов), позволяет видеть в темноте, через не слишком толстые препятствия, выделяемую человеком чакру и потоки чакры в теле. Увеличивает скорость вашей реакции 125 % от обычной. Дает увеличенное сродство с чакрой стихии Воды, Земли, Ветра, облегчает создание чакры двойной смешанной стихии. Также, пассивно увеличивает контроль и количество чакры.


«Статус»

НР 2/25/6,25 в час

МР 3/80/12,1 в час

РР 213530/5,6 в час

RP 6/135/23,8 в час

СР 12/319/45 в час

SP 58

Характеристики:

Сила 42

Ловкость 47

Выносливость 50

Интеллект 90

Мудрость 95

Магия 40

* * *
Теперь, тренировки немного изменились, в них я начал использовать новые способности. Самой полезной способностью был «Пространственный карман», но не своей возможностью всегда носить и иметь под рукой нужные вещи, а своим побочным эффектом — при превышении объёма вместимости кармана, весь вес вещей, равномерно распределялся на тело, что позволило значительно повысить эффективность физической тренировки тела. «Исцеление» помогало быстро прийти в норму, когда я слишком переусердствовал в тренировках и у меня появлялись разрывы мышц и трещины в костях. «Телепортация» позволяла тратить меньше времени на лишние перемещения, и я мог быстро добираться в отдаленные от людей места, где я обычно проводил тренировки, и обратно в приют. «Пространственный скачок» образовывал синергию с активированным Хошинганом, при котором время для меня замедлялось на четверть и я видел на 240 градусов, и при совместном применении способностей, я мог навешать безклановому генину выпущенному из Академии.

* * *
Мы с Мито пробыли в детдоме еще три месяца, до начала июля, за которые решились все бюрократические проволочки, выделение нам жилья и стипендии, а также подъёмные на первое время и покупки нужных вещей для академии. Мито хотела жить со мной в одной квартире, но я настоял на поселении в двух соседних, а ей сказал, что мы можем ходить друг к другу в гости, или при желании, она может хоть всё время проводить в моей квартире, но при этом у нас будет лишняя жилплощадь. Когда нам выделили денег, мы пошли закупаться на рынок и, оставив Мито в магазине одежды, я пошёл искать место, где можно купить резиновые шарики и мячики, для тренировки Расенгана. Купив, что искал, я пошёл обратно в магазин одежды и на выходе встретил радостную Мито… в известном, почти полностью оранжевом комбинезоне.

— Смотри-смотри, какой офигенный, крутой, отпадный комбинезон я купила — оранжевый! И почти за бесценок. Там еще дешёвые комбинезоны остались, но таких крутых, как этот там больше нет.

Я только приложил руку к лицу. Похоже это судьба. Так: крики — «Я стану Хокаге!» — есть, оранжевый комбинезон — есть, остались только любовь к рамену и Сакуре-тян, ну и желание вернуть Саске в деревню, но он пока ещё никуда не уходил. Ладно, себе я выбрал подобный комбинезон размером побольше, тёмно-голубого цвета с черными вставками, для тренировки самое то. Также закупились и сменной одеждой и канцелярскими товарами для академии. Из еды купили риса, картошки, немного других овощей. Мясо, фрукты и некоторые грибы, проверенные на съедобность с помощью «Опознания», я добывал в трех разных лесах расположенных в пределах стены деревни.

Первый полноценный Расенган, получился с помощью клона через неделю, теперь поняв принцип, я начал пытаться создать его самостоятельно. Вообще, Расенган хорош не только как атакующая техника, но и как тренажер для контроля чакры. Так, когда я смогу создавать Расенган одной рукой, то дальше буду пытаться создать Расен Ренган — в каждой руке создается по Расенгану. Далее Одама Расенган — Большой Расенган, Чо Одама Расенган — Супер Огромный Расенган, Вакусей Расенган — Планетарный Расенган, Супер Огромный Расенган вокруг которого, как планеты вокруг Солнца, вращаются Большие Расенганы. И последний Расенган Асуры — Аменомихашира — подобен Планетарному, только Большие Расенганы вращаются внутри Супер Огромного. Плюс, каждый вид можно улучшить специфической чакрой: природной чакрой, чакрой основных и смешанных стихий, а также чакрой хвостатых зверей. Как видно, мне теперь будет чем занять себя и своих клонов.

Глава 4 — Время в Академии

Утром, первого сентября, я проснулся и разбудил Мито, которая спала рядом обняв мою руку. Вообще, поначалу, когда мы только переехали в общежитие, то каждый спал в своей квартире. Но однажды, Мито засиделась у меня до ночи и заснула. Клон же, который был рядом с ней, не захотел её будить и просто уложил в моей кровати. Я же, придя уставший после тренировки, махнул на это рукой и тоже завалился спать в кровать. С этого дня Мито иногда спала у меня, но это стало происходить всё чаще и чаще, пока две недели назад она и вовсе не прописалась в моей квартире на постоянной основе. Как-то эта ситуация стала неправильно попахивать. Но подумав, я на это забил. Хоть Мито мне и родная сестра, но из-за изменений в геноме вызванных установкой Хошингана, чисто с биологической точки зрения она мне такая же родственница, как и Учиха Мадара, и Рикудо Сеннин, и Кагуя Ооцуцуки — в общем, очень дальняя.

Позавтракав, мы отправились на церемонию приветствия первокурсников Академии шиноби. Во дворе академии собралось много народу из клановых и бесклановых шиноби, а также, иногда попадались гражданские, которые привели своих детей на поступление.

Все послушали вдохновенную агитационную речь Хокаге о Воле Огня. После неё нас распустили по классным аудиториям, где мы начали знакомство учеников между собой и учителем. Мы с Мито попали в А-класс, где было много наследников кланов. Представившись Умино Ирука, рассказал немного о себе и попросил каждого встать по очереди, назвать свое имя и фамилию, возраст, а также то, к чему стремишься или о чём мечтаешь.

Многие, например, как Сакура хотели стать сильными шиноби или куноичи. Кто-то, как Ино и Киба хотели стать достойными наследниками своих кланов. Саске хотел превзойти своего старшего брата. Хината стать увереннее. Ну и, конечно, Мито:

— Я, Мито Узумаки, мне почти шесть и я хочу стать самой молодой Хокаге-женщиной! — в аудитории раздались смешки.

— Эй, вы чё смеетесь?! Нормальная мечта! Получше будет, чем всякие там достойные наследники, всяких там кланов! — начала распаляться Мито, но её остановил Ирука и сказал, чтобы все успокоились, а она села обратно. Мито села обратно, немного расстроенная и обиженная. Следующим был я:

— Я, Наруто Хенсу, мне тоже шесть лет и я хочу помочь одному человеку стать самой молодой Хокаге-женщиной. — а вот это уже веселья ни у кого не вызывало, ведь когда такое говорит маленькая шестилетняя девочка можно и посмеяться. А когда шестилетний мальчик, который выглядит лет на десять-одиннадцать и выше практически всех на две головы, то скорее возникает вопрос, что тут забыл этот старшекурсник и почему он притворяется первокурсником?

Сев обратно на место, ко мне пододвинулась и прижалась улыбнувшаяся Мито и тихо сказала «Спасибо». Дальше нам рассказали, как будут происходить занятия и что мы будем изучать. После, была небольшая пропагандистско-агитационная речь на тему Воли Огня и величия Конохи, за ней последовал урок истории, который был той же пропагандистско-агитационной речью, в которую вставили некоторые даты и исторические факты с событиями. И последний урок на сегодня — география, как понятно, это было тоже самое, что и до этого, только на местах и с сравнениями: и страна у нас самая большая, и деревья самые зелёные, и шиноби самые сильные, и воля у нас самая огненная. И вообще, страна самая лучшая, а остальные страны нам завидуют и поэтому лезут к нам с войнами. В общем, Ирука долго распинался, но всё равно закончил раньше конца урока, и в честь первого дня учебы, отпустил всех пораньше.

Мы с Мито вышли из Академии последними, и я предложил, в честь праздника посетить кафешку «Ичираку Рамен», которую мы видели по дороге в академию. Идя в кафе, через парк, мы увидели, как недалеко, Хинату окружили три пацана, и я подбежав к ним, услышал:

— Эй, девчонка клана Хьюга, покажи нам свой бьякуган.

— Твои глаза страшные!

— Ты ведь просто монстр. Монстр-бьякуган, ха-ха-ха.

Подойдя еще поближе, я окликнул их:

— Эй, шпана! Быстро отстала от маленькой красавицы, и лучше б вам извиниться за свои слова и валить отсюда подобру-поздорову.

— А ты еще кто такой? — задал вопрос один из них, когда они поворачивались ко мне лицом. Кажись, где-то я его видел.

— О, я двоих из вас вспомнил. Это ведь вас, я недавно повалял по земле, заставив есть грязь за то, что приставали к Мито? Ну так что, будете извиняться или вам преподать еще один урок, поведения в присутствии красивых девочек?

— Нас сегодня больше. Бей его парни. Получай!

— Тогда вы тоже подобное кричали, и это вам не сильно помогло. Эх, ничему не учатся! — сказал я и быстро всех вырубил ударами по затылку.

Подойдя к Хинате, которая всё ещё сидела на корточках и у которой глаза были всё ещё влажные от слез, я присел и сказал:

— Ну что ты, Хината, не плачь. Не надо их слушать, ты очень красивая девочка, а никакой не монстр. И глаза у тебя, не только очень красивые, но и очень полезные в вашем стиле боя. Так что, не расстраивайся из-за их слов. И когда ты вырастешь, то сможешь таких как они толпами валить, причём не только своим клановым стилем, но и своей красотой.

— Спасибо. Тебя ведь Наруто-кун зовут?

— Да, и можешь звать просто Наруто. А ты почему одна? Я думал, что клановых принцесс, везде должны сопровождать десятки охранников Хьюг.

— За мной, после занятий, должен был прийти сопровождающий из клана, но урок кончился раньше, и я решила долго не ждать и сама пойди домой.

— Понятно. Мы с Мито решили отметить первый день академии, тут недалеко, в кафешке. Если хочешь, пошли с нами, я тебя угощу? Там сможешь подождать сопровождающего, потому что, как ты заметила, маленьким красивым девочкам одним по деревне ходить нельзя. А если его долго не будет, то, когда мы с Мито поедим, мы можем проводить тебя до кланового квартала. Давай, соглашайся.

— А я вам не помешаю?

— Что?! Как маленькая красавица может помешать наслаждаться пищей? Она сделает процесс насыщением едой, только лучше и эстетически приятней. — каждый раз, когда я называл её маленькой красавицей, Хината немного краснела. Тут подоспела, чуть отставшая от меня Мито:

— Эй, Наруто, ты куда так побежал? — но осмотрев валяющиеся тела и стоящую рядом заплаканную Хинату, добавила: — И что здесь произошло?

— Вот, объяснил молодым людям, что их понятия красоты ошибочны. А то они посмели назвать вот эту милашку — монстром. Ты ведь согласна, что у Хинаты красивые глаза, каждый, как полная, сияющая в ночи луна?

— Ну да, у нее странные, необычные глаза. Но, ей идет. Вот только, почему после твоих объяснений, они валяются без сознания?

— Ну, они осознали, как глубоки были их заблуждения. И когда я им вбил в голову их неправоту, они сильно раскаялись, так сильно, что их мозг не выдержал, и они отключились, попадав в обморок в этих нелепых позах.

— Не очень правдоподобно звучит. Хотя, если начало твоей сказки правда, тогда они получили по заслугам. Ну, раз ты закончил, что ж, пошли тогда в кафе, а то я уже проголодалась.

— Пошли, но прихватим с собой и Хинату.

Придя в «Ичираку», мы для пробы заказали по одной порции стандартного рамена со свининой, салатик к нему и зеленый чай. В итоге, Мито распробовав, заказала ещё две большие порции, Хината попросила ещё салата, а себе я взял одну большую порцию рамена с морепродуктами, в котором было то, в честь чего меня и назвали — Наруто или Нарутомаки — кружочки нарезанного рулета из белой рыбы, с красной спиралью внутри, приготовленного на пару, и который является компонентом некоторых видов рамена. В общем, посидели, покушали. Мито с Хинатой начали нормально разговаривать, но когда я обращался к Хинате и что-то у неё спрашивал, то она отвечала мне намного тише и немного при этом краснея. Так как сопровождающий Хинаты так и не появился, или скорей всего просто не нашел нас, то мы повели её через деревню к клановому кварталу, где благополучно сдали её охранникам. Поблагодарив нас, Хината попрощалась и отправилась домой.

* * *
Так, в академии, Мито и Хината начали общаться, а позже к ним присоединились некоторые девочки, в числе которых были Ино и Сакура. Я же или мой клон, везде сопровождал Мито и мне или ему, тоже иногда приходилось участвовать в разговорах. Поначалу, Мито считали дочкой или внучкой, какого-нибудь высокопоставленного чиновника Страны Огня, который ради престижа отправил своё чадо постигать ремесло шиноби, и подкупив кого-надо, протащил на первый курс в элитный класс, помимо своей кровинки ещё и её амбала-охраника выдав его за только поступившего шестилетку. Но, мы быстро развеяли это предположение, рассказав, что мы просто сироты, жившие вместе в приюте и вместе поступившие в академию. Особенно в эту теорию не вязалось поведение и манеры Мито, бывшие далеко от аристократических. Но позже они привыкли ко мне и общались на равных. Ведь как идёт разговор с женщинами: ты слушаешь, что они говорят, киваешь, поддакиваешь и соглашаешься с ними. Иногда высказываешь своё мнение, потом слушаешь, что твое мнение ошибочно и почему именно, и ты соглашаешься с каждым из пунктов. А потом, вновь слушаешь, что они тебе говорят и в нужных местах вставляешь ничего не значащие фразы типа: «Да ты что!», или «Вот это да!», или «Невероятно! А что было дальше?».

Также, проверил практически всех с помощью «Идентификации» и сравнил их характеристики с моими. И могу сказать, что клановые слабее меня в два с половиной — три раза, бесклановые в четыре — четыре с половиной раза. Но были и выделяющиеся, так, у Акимичи Выносливости было немногим меньше чем у меня, у Нара Интеллект и Мудрость тоже недалеко ушли от моих, а вот у Ино, Мудрости было в четыре раза меньше при практически таком же интеллекте, как и у Нара. Саске был только немного сильнее Мито, у которой единственными тренировками были активные игры со мной.

Теперь, на уроках, помимо учебы я «Анализировал» Саске, ведь мне известно, что он точно может пробудить как Мангеко Шаринган, так и вариацию Ринненгана — Риннешаринган.

* * *
Саске же, было немного неудобно находиться в классе. У него было ощущения, как будто его всё время рассматривают и сканируют Шаринганом или Бьякуганом. Он оглядывался в поисках источника этих ощущений, но ничего не находил.

* * *
Ничего-ничего, потерпишь немного неудобства ради моего развития. Сами Учихи, для развития вообще своих друзей и близких режут, так что, невелика цена. И самое прекрасное, что Учиха осматривался, оглядывался, что-то искал взглядом, был беспокойным, но никуда из аудитории деться не мог.

Кроме Учихи, меня интересовала Хината. Она часто на меня смотрела, иногда, когда она думала, что никто не видит, даже с включённым Бьякуганом и при этом густо краснела. Так я начал смотреть на неё оценивающим взглядом, и при этом использовал на нее «Анализ».

* * *
Хината заметила странные чувства, направленного на неё взгляда. Активировав Бьякуган, она проверила окружающую обстановку и заметила, что на неё пристально и изучающе смотрит человек, который ей очень нравится и на которого она тоже очень часто смотрела. И теперь, когда вновь возникают эти странные ощущения, она точно знает, что это на неё смотрит небезразличный ей мальчик. И, так пристально, человек не может разглядывать, кого-то, кто ему не нравится или того, к кому он безразличен, а значит, что она ему тоже понравилась.

* * *
Во время тренировок, я освоил уже создание Расенгана одной рукой. Расен Ренган и Одама Расенган тоже покорились. Так, однажды, в Расенган я добавил ману, что стабилизировало сферу на короткое время, и я смог её метнуть.

Изучив создание клона из чакро-плоти, я понял весь процесс: вся имеющаяся чакра пропитывает тело, потом добавляя в технику другие энергии прану, пси и реацу, которые сначала проходят через всё тело к очагу и оттуда вновь возвращаются на прежние места, уже в виде чакры имеющую структуру тех тканей, через которую прошли изначальные составляющие этой практически чакро-органической ткани. И тут, мана помогает стабилизировать и объединить изначально находившуюся в теле чакру и чакру приобретшую структуру тканей организма в чакроплоть клона. Как понятно, мана очень универсальная энергия души, которая и в отдельности может очень многое, а также может служить для облегчения стабилизации и объединения разных видов чакры. И теперь, я хочу развить преобразования моей чакры в Суитон — чакру Воды и в Дотон — чакру Земли, и с помощью маны и Хошингана объединить их в Мокутон — Стихию Дерева, которая может быть использована для подавления биджу.

И начались тренировки природного преобразования чакры. Было две огромные толпы клонов, тренировавшие две разные стихии. Клоны, тренировавшие Суитон, сидели на мелководье реки, перед ними стояла на подставке небольшая емкость, из которой тонкой струйкой лилась вода. Клоны же, пытались разделить тоненькие струйки воды ещё на две. Когда вода в емкости заканчивалась, они тут же быстро наполняли её, и продолжали дальше.

Клоны же, тренировавшие Дотон, были по пояс в земле и грязи, одна половина дотонщиков пыталась разъединить сухой кусок земли на две половинки, а вторая половина пыталась два куска сухой земли объединить.

Тренировки продвигались бодро, сначала научившись разделять тонкие льющиеся струйки воды, клоны перешли на небольшие ручейки, образовывавшиеся возле берега речки, переходя всё к большим и большим объёмам воды. Дотон тоже не заставил себя долго ждать, научившись соединять и разъединять небольшие куски сухой земли, клоны стали, во-первых, увеличивать размеры кусков, а, во-вторых, менять материал этих кусков, переходя от наиболее мягких к более твердым пород, от гипса и пемзы, до гранита и мрамора. Также, пробовал твердые камни сделать мягче, уменьшив их плотность, а мягкие наоборот спрессовать, как можно плотнее и сделать их тверже.

Через четыре месяца, когда я смог управлять около сорока тоннами воды и поднять из земли стену высотой восемь метров, а толщиной и шириной по пять метров, то решил попробовать объединить чакру Воды и Земли в чакру Дерева. Через три дня с помощью активированного Хошингана и стабилизирующих свойств маны, мне удалось создать чакру Дерева и немного прорастить семечко яблони. Это был, всё же, хоть и маленький, но успех. Потери чакры, пока, были около девяноста восьми процентов, но ничего, Коноха тоже не сразу строилась. Хотя зная силу Хаширамы, который был известен своим Мокутоном, то этот мог Коноху построить и за один день. Кстати, Сенджу прославились, как лесной клан и это притом, что за всю историю клана, только Хаширама и освоил Стихию Дерева на нормальном пригодном для боя уровне.

Теперь, нащупав, тот баланс, позволяющий объединить два вида чакры в одну, более сильную, я буду пытаться уменьшить потери чакры, а также обходится без помощи маны и Хошингана.

Ещё начал осваивать Футон — чакру стихии Ветра, метод тренировки для которого мне не пришлось придумывать с нуля. Сначала, клоны с помощью чакры Ветра, пытались резать листья с деревьев, потом когда им это удалось, я с помощью Дотона и Суйтона, создал им водопад, который они пытались разрезать чакрой Ветра. Потом, учились создавать, как можно большие порывы ветра, а также спрессовывать их, до состояния лезвий ветра. А когда стали выходить достаточно большие лезвия ветра, легко срезающие толстые деревья, то подумав, я решил попробовать объединить чакру стихии Воды и Воздуха в Хьётон — в чакру стихии Льда. Не знаю зачем, но если получится, то пусть будет. Как говорится, лучше иметь и не нуждаться, чем нуждаться и не иметь. На этот раз объединение заняло лишь два дня, по прошествии которых, у меня получился десятисантиметровый хрупкий ледяной шип.

Хм, освоить в шесть лет, за полгода, три стихийных преобразования чакры, и объединить их между собой в Лед и Дерево. Для многих, это будет звучать как бред. Вот только, если добавить, что при этом участвовало не меньше двухсот клонов, это будет звучать, все ещё бредово, но теоретически возможно. Хотя эта шестилетка должна иметь огромные запасы чакры и высокую скорость ее восстановления, а также возможность справляться с нахлынувшей усталостью, от двухсот развеивающихся клонов. Я все это имел, и «Исцеление» помогало мне не получить инсульт, во время развеивания клонов, которые развеивались небольшими партиями в течении пары минут.

Вообще, именно наличие в этом мире клонов, способных передавать опыт оригиналу, и тем самым ускоряя его развитие, стало одной из главных причин в выборе этого мира. Другие же причины это, во-первых, возможность кидаться огненными, водяными, каменными, лавовыми и другими шарами и не только шарами. Во-вторых, это новый, удивительный, хоть порой и жестокий, целый мир, с особенным видом магии и при этом в нём не средневековье, а цивилизация развита достаточно, чтобы у меня в квартире стоял холодильник, плита, а также нормальные современные душ и туалет. Ну, и, в-третьих, красивые девушки, кто не мечтал о красивой спутнице жизни, а лучше, если есть такое желание и возможность, то нескольких?

Дальше, я оттачивал создание и управлением чакры основных и смешанных стихий, и небольшая группа клонов пыталась добавить разную стихийную чакру в Расенган. Ну, удачи им и мне.

* * *
Так, у кого буднично, а у кого в тренировках с помощью армии клонов, прошёл год. Я или клон сидел на лекциях, общался с одноклассниками, но в основном с Мито, Хинатой, Ино и Сакурой.

Как-то раз, один одноклассник из безклановых, начал высмеивать лоб Сакуры, в конце обозвав её Лобастой. Девочки, во главе с Ино, начали ее успокаивать, а Мито вообще предложила, чтобы я побил обидчика и заставил его извиниться. Я тут же подтвердил, что могу, если надо, и если она захочет. Но она отказалась, сказав, что он хоть и наговорил ей много неприятного, но по большему счету, он был прав, и что у неё действительно большой лоб и правду отрицать нельзя, какая бы неприятная она не была. Ино же успокоила её, сказав, что она ещё слишком молода и что девочки, подобны цветкам, вся красота которых, раскрывается со временем. Но это все равно не повод обижать девочек, и она крайне порекомендовала всё же воспользоваться моим предложением. И вот через пять минут, обидчик, сбивчиво, на коленях, просил прощения у Сакуры. А также слезно умолял, не делать его инвалидом переламывая руки и ноги. Тут я немного перегнул с запугиванием. Его простили и отпустили, а на меня все посмотрели, одновременно и с одобрением и с небольшим осуждением. А на следующий день я подарил Сакуре красивый ободок для волос, который я сделал, прорастив, с помощью Мокутона из вишневой косточки, розовую легкую прочную древесину в форме обода и украсил цветами сакуры, изготовленными, с помощью Дотона, из розового и белого кварца. Вручив подарок со словами, что для меня её красота уже начала распускаться. Она, надев обруч, поблагодарила меня и обняла, и в этот момент Мито и Хината, как-то недобро зыркнули на неё.

Хотя, сказанная мной, эта фраза звучала слегка ванильно-приторно, видно сказывается слишком большое время, проведенное в обществе четырёх девочек, если так пойдет и дальше, то скоро начну вешаться на Учиху с криками «Саске-ку-у-ун».

Хотя сейчас, на Саске особо никто даже внимание не обращает. Сидит себе темноволосый, необщительный и нелюдимый мальчик, сидит себе и неплохо учится. Это потом, после трагедии, когда его клан вырежет его же брат и он останется последним Учихой в деревне, всё это приобретет смысл и даст ему ауру таинственности и загадочности, которая сделает его героем девичьих сердец, эдаким тёмным принцем. Девочки за ним будут бегать толпами с криками «Саске-кун!», стараясь привлечь его внимания. А Саске, у которого вчера ещё был любимый старший брат, который заботился и играл с ним, и которого он так хотел превзойти. Была любящая мама, был папа, похвалу которого он так хотел добиться. Был большой, сильный клан. А сегодня, ты узнаешь, что твой брат предатель и вырезал весь твой клан, включая твоих родителей. Вспоминаешь, как твой любимый брат, говорит тебе, что ты слишком слаб, стоя у трупов, убитых им же отца с матерью, а после, насылает на тебя иллюзию, которая семьдесят два часа подряд, показывает момент смерти твоих родителей и слова брата о том, что ты слаб. Тут уж последнее, о чём он будет думать, так это о девочках.

Сейчас, конечно, Учих ещё не вырезали, но уже слышно, что что-то назревает. Я б, конечно, мог как-то вмешаться, но не буду. Риск будет слишком большой, а выгода слишком сомнительна. Как бы ещё хуже не сделать и не устроить в Конохе полноценную гражданскую войну, подобную той, что в Стране Воды в Деревне Скрытой в Тумане. А так, Учих быстренько вырежут, и на других жителях это практически не скажется.

Я вообще не против Учих, но прослеживается не очень хорошая тенденция: сначала Индра — основатель клана Учих, и сын Рикудо Сенина, пошёл войной против своего брата Асуры. Потом Учиха Мадара — его не сделали Хокаге, так он притащил Девятихвостого Лиса в Коноху и захотел её разрушить. Потом Обито Учиха, известный в узких кругах любителей стильных черных плащей с красными облаками, как Хороший Мальчик Тоби — у него умерла девочка, которую он любил, и которая, кстати, не обращала на него никакого внимания, и чтобы вновь с ней встретиться, он решает воплотить в жизнь, гениальный по своей глупости, план. С помощью Глаз Бога, способных даже воскрешать мертвых, нет, он не воскрешает свою любимую Рин, он решает погрузить весь мир в Муген Цукиёми — Бесконечную Иллюзию, где каждый будет «счастлив». Г — гениальность, просто десять из десяти. Далее, у нас идет Итачи, ну тут без комментариев, он сделал то, о чём мечтал каждый Сенджу в Эпоху Воюющих Кланов, то есть вырезать клан Учих. Далее, действия Саске, которые тоже не отличались здравомыслием, хотя его действия можно понять и простить, ведь он хоть и чудил, как полагается у Учих, но особого вреда не нанёс, кроме убийства Данзо. За что ему большой респект. И даже пользу принёс, помогая остановить Четвертую Мировую Войну Шиноби.

* * *
И вот, после сдачи несложных экзаменов, которые нужны для перехода на следующий курс, наступили недолгие каникулы, а после них начался и второй год академии. Где-то, в середине учебного года, Саске не пришёл на занятия, и вскоре нам стало известно, что клан Учих вырезали, и единственным выжившим, был наш одноклассник Саске. После того, как он вышел из больницы и вновь появился в академии, то тут его ждала толпа жалеющих его девочек, которые хотели помочь и поддержать его в трудную минуту. Но он, никак на это не реагировал, и в принципе вёл себя, как и обычно до этого. Но теперь девочки восприняли это как незыблемость, невозмутимость, таинственность, загадочность и скрытие огромной силы воли. Саске же, желая стать сильнее и отомстить брату, не обращал ни на кого внимания и плотно погрузился в учебу. Девочки же восприняли это по-другому и теперь в Саске они видели непревзойденного гения, таинственного драматичного принца — последнего выжившего, из клана Учих. Что в сумме привело к тому, что со временем девочки начали влюбляться в него и бегать за ним толпами. Не минула эта участь и Ино с Сакурой, они даже сильно поссорились из-за этого и мне пришлось долго их мирить. Теперь, половину времени они проводили пытаясь привлечь внимание Саске, а другую половину, проводили за общением с нами.

* * *
Физические тренировки я проводил с применением огромного веса распределяющегося на всё мое тело, что было эквивалентно увеличения для меня гравитации. Так, если у меня в пространственном кармане было превышение по объёму, а вес предметов был равен моему, то это было эквивалентно 2G.

И вскоре, когда мой рост был как у тринадцатилетки, а увеличение веса достигло в 3G, то я прекратил так стремительно расти, и от нагрузки мои мышцы и кости начали уплотняться и упрочняться, а также, повысилась их энергоемкость. И к выпуску из Академии, я был лишь чуть выше своих одноклассников.

В самой академии была библиотека, и там я прочитал все книги, и свитки какие только были. В них были описанные техники Е ранга: Маскировка, Превращение, Замена и Иллюзорный клон. Кроме техник там была куча информации об истории, политике, а также философско-научные труды о чакре.

Также, была информация о фуиндзюцу, позволяющая научиться создавать взрывные печати и запечатывающие свитки для хранения вещей. Но для меня, это на данном этапе практически бесполезно. Более полезные знания были даны о ручных печатях, кроме описания основных универсальных двенадцати печатей, были описаны и некоторые нераспространённые печати. Несколько из таких, я приспособил для облегчения создания Хьётона и Мокутона.

Вообще, для меня походы в академию были не напряжными, я там отдыхал от тренировок, общался с девочками, которые каждый год становились всё красивей и красивей. В рейтинге я разделял первое место с Саске. А вот Мито на учебу, откровенно говоря, забивала. Для неё академия была местом, где она могла общаться с подругами, а никак не местом, в котором давали полезные навыки и знания для выживания шиноби. Я пытался её заставлять быть усердной в учебе, но потерпел в этом крах. И тогда решил — пусть наслаждается детством, это у меня уже взрослое сознание и я могу выдержать ежедневные тренировки с армией клонов, а она всего лишь маленькая девочка. Так, я ей просто помогал, не скатиться на дно. Что с её ужасным контролем чакры, из-за запечатанного в ней Девятихвостого Лиса, тоже не сильно удавалось.

Также, с Саске и Хинаты, я насобирал данных, на улучшение Хошингана. Так, потратив сто двадцать тысяч РР и восемьдесят пять SP, я его улучшил до третьей ступени, для активации которой, единовременно нужно было тысяча шестьсот СР. При том, что у меня, на то время было лишь семьсот СР. Но подождав практически до выпуска, я вновь провернул тот трюк с клоном. Глаза вновь обожгло болью, и у меня появилась еще одна звезда на середине радужки. Так, сначала восстановившись и немного подлечившись, я посмотрел свой статус, а также описания Хошингана:


«Статус»

НР 101/101/25 в час

МР 252/252/46,3 в час

РР 943940/13,3 в час

RP 305/305/50,8 в час

СР 917/917/155,3 в час

SP 30

Характеристики:

Сила 142

Ловкость 158

Выносливость 202

Интеллект 212

Мудрость 203

Магия 126


«Хошинган III» 33 СР в минуту. Третья ступень додзюцу, созданного на основе полных данных о Бьякугане, Шарингане, данных о Мангеко Шарингане, Ринненгане и Тенсейгане, а также генах Узумаки и Сенджу. Увеличивает четкость, дальность (60 м) и угол обзора (270 градусов). Позволяет видеть в темноте, через толстые препятствия, выделяемую человеком чакру, потоки чакры в теле, а также систему циркуляции чакры и танкецу. Увеличивает скорость вашей реакции, 140 % от обычной. Дает увеличенное сродство с чакрой стихии Воды, Земли и Ветра, облегчает создание чакры смешанной стихии. Также, пассивно увеличивает контроль, количество чакры и её плотность.

* * *
Когда характеристики позволили, я активировал несколько способностей и навыков:

«Кузнец артефактов» — требование для активации Интеллект 200, Мудрость 200, Магия 110. Стоимость активации 150 SP. Создаётся небольшая пространственная складка, с комплексом ритуалов и разных заклинаний для артефакторного искусства, в которой можно поместить предмет и наложить на него слабые зачарования. Также, навык позволяет очищать материалы от примесей, и изготавливать из них заготовки для артефактов.

«Большое исцеление» — требование для активации Интеллект 200, Мудрость 200, Магия 100. Стоимость активации 60 SP. Затраты на использование способности 50 МР. Заклинание из магии целительства, позволяющая заживить смертельные раны и травмы, может приживить конечность или, при наличии питательных веществ, вырастить новую. Мгновенно нейтрализует слабый и средний яд, постепенно нейтрализует сильный и ослабляет действие смертельного.

«Барьер» — требование для активации Интеллект 200, Мудрость 200, Магия 120. Стоимость активации 70 SP. Затраты на использование способности, зависят от типа барьера, его прочности и времени существования. С помощью магии барьеров, которая включает в себя защиту от разных видов воздействий, можно создать защитный барьер вокруг себя или кого-то, можно наложить барьер на предмет или помещение. Различают несколько видов барьеров: от физического урона, от ментального урона, от магического урона, от духов, от агрессивной окружающей среды и самый сильный пространственный, от любого вида урона.

* * *
С помощью Дотона, я находил камни и руды, в которых есть металл, и вытаскивал их на поверхность. И после помещал их в «Кузнец артефактов» и там уже очищал руду и камни в чистый металл из которого делал сюрикены и кунаи, а также зачаровывал их на прочность, долговечность и остроту. Кунаи были трёхлезвийные, как и у Минато. Такая форма делала его полет устойчивее и также давала возможность легче блокировать оружие противника. А из-за способа изготовления, кунаи были серебряного цвета и не могли ржаветь. Сюрикены же изготавливались по той же технологии, что и кунаи и имели восемь заостренных концов. Такая форма, была оптимальной и давала больше возможности нанести вред противнику. Сейчас, я по силе, был сравним с хорошим чуунином или неопытным токубетсу-джоунином. И когда я со всей силы метал кунаи, они могли насквозь пробить небольшое дерево, а когда добавлял чакру Ветра, то мог пробивать огромные камни.

Также, чтобы не светить в бою с врагами своим Хошинганом, я решил сделать себе маску как в АНБУ. С помощью Мокутона создал себе маску, при этом было выбрано очень твердое дерево, которое к тому же было максимально уплотненно и на неё было наложено много зачарований: повышающие прочность и долговечность, делающие её невесомой, фильтрующей воздух, а также сделал из неё накопитель, поддерживающий вокруг головы барьер от физического урона. Чтобы закрыть отверстия для глаз, я перед зачарованием маски, поместил туда два оранжевых топаза в форме окуляров, выращенных с помощью Дотона и которые были непрозрачными с внешней стороны. Маска получилась устрашающей, как я и хотел. На вид, это было слиянием маски Пустого и маски Жнеца.

Позже когда окончательно вырасту, то планирую сделать и зачаровать себе полную униформу шиноби, а пока похожу и в обычной упрочненной одежде.

Глава 5 — Распределение и первые миссии

Сегодня выпускные экзамены. Мито очень волнуется, что может не сдать их и не попасть в команду со мной. Я же об этом не волнуюсь, и вот почему.

Как-то раз, когда мы с Мито ели в Ичираку, к нам подсел добрый дедушка Хокаге и угостил двух детишек, в которых так сильна Воля Огня, раменом. Мы приняли угощение, но перед этим Мито спросила, не об этом ли извращенце, я предупреждал её в детстве и говорил ничего не брать, а кричать и убегать от него. Я же заверил, что это наш Хокаге, и он не может быть извращенцем… потом осмотрел его пристальней и добавил… «наверное». И всё это говорилось хоть и шепотом, но всё равно все слышали наш разговор. А Хокаге, аж дымом от своей трубки поперхнулся. Ну, в общем, ещё несколько раз Хокаге нас угощал, иногда, когда мы встречались на улице мы прогуливались по Конохе и он спрашивал, как у нас дела и как учеба. В общем, втирался в доверие. А однажды, меня пригласили в кабинет Хокаге одного, и тут я понял, что скорей всего меня наконец спалили… хотя я не сильно-то и прятался, всё же, я не джинчурики, и по большому счёту нафиг никому не нужен. Хотя из-за того, что я общаюсь с Мито, то бишь с джинчурики, я также попадаю под наблюдения, но за собой лично я никогда слежки не замечал. Мы тут, как бы в Деревне Шиноби, тренирующимся пацаном особо никого не удивишь, тут таких больше половины… конечно, мои тренировки явно отличаются от обычных детских тренировок, но их я провожу в таком месте, кто меня никто и не увидит… точней, не видели до этого момента.

Недавно один тип в маске всё же меня спалил… не прошло и десяти лет, ан нет, прошло. В общем, я решил, что это достаточно удачный момент, чтобы слегка открыться. Тем более нынешний Хокаге, хоть и прожжённый политик, но всё же достаточно неплохой человек, по крайней мере получше Данзо и советников. Хоть какая-та крыша мне не помешает, конечно, есть шанс того, что меня захотят препарировать, но сбежать я всегда смогу, да ещё и Мито с собой прихвачу… Ладно, я не думаю, что это будет легко провернуть, но шанс, что мне вообще надо будет бежать достаточно мал, ведь я ничего плохого и не делал. Наоборот, я смогу стать очень сильным шиноби, что пригодиться Конохе, и ради сомнительных исследований, такого шиноби вряд ли захотят препарировать… ну, по крайней мере, Хирузен такого точно делать не будет.

И вот зайдя в кабинет, начался разговор:

— Здравствуйте, Хокаге-сама!

— Здравствуй, Наруто-кун. Я хотел тебе пару вопросов задать. Мне тут, понимаешь ли, один шиноби из АНБУ рассказал, как видел далеко от поселения, возле стены, тренирующегося беловолосого мальчика. Всё бы ничего, если бы только он не был в количестве трехсот экземпляров. И эти, так сказать, экземпляры, не тренировали разные стихии, включая такие редкие как Дерево и Лед. И вот вопрос, откуда студент не окончивший академии, может знать запретную технику В ранга, и как он мог научиться тому, чего не умеют даже некоторые джоунины? Ты, Наруто-кун, ничего не хочешь мне рассказать?

— Хе-хе, заметили все же. Хотел же вырыть подземное убежище для тренировок, да все руки не доходили. Ах, ладно. Расскажу вам свой секрет. В общем, в детстве я мечтал стать шиноби, и спросив у воспитателей, как им стать, они сказали, что для этого нужно пробудить и почувствовать чакру, и посоветовали, что этого можно добиться с помощью медитации. Ну, вот однажды я медитировал, и когда я уже почувствовал чакру, у меня возникли какие-то странные ощущения в глазах, и им стало горячо. Но придя в приют и осмотрев себя в зеркале, я ничего не заметил. И тогда я попытался вспомнить те странные ощущения. И тут радужка моего глаза засветилась, а зрачок превратился в оранжевую звезду. Я об этом никому не сказал, а просто спросил у воспитателя, что видел человека со странными глазами, и не знает ли он, что это с ним такое. Воспитатель же сказал, что это скорей всего был Хьюга, а также рассказал об их глазах, назвав их Бьякуган. А также, рассказал об Шарингане Учих, и о легендарных глазах Бога — Ринненгане. Я же понял, что у меня тоже особые глаза, а так как названия у них не было, то я назвал их на манер других глаз — Хошинган. И вот однажды, когда я был в деревне, я увидел как какой-то беловолосый ниндзя с протектором на глазу и читающий книгу, раздвоился и один из них пошел налево, а другой направо, тогда я тоже захотел так. Я видел, что перед тем как раздвоиться он сложил пальцы крестом, так что я долго пытался создать клона с помощью скрещённых пальцев и однажды у меня получилось. А потом, в библиотеке академии, я прочитал о Первом Хокаге. Каким он был сильным, с его Стихией Дерева, и там говорилось, что она состояла из стихии Воды и Земли. И тогда я решил, что покорю Стихию Дерева, и придумав тренировки для развития стихийного преобразования, подключил к ним клонов, ведь я заметил, что-то, что узнают они, узнаю и я. Я долго тренировался и в конце мне удалось прорастить семечко. И потом я задумался, что Стихия Дерева крута, но мне надо также, что-то более серьезное для атаки, как стихии Огня, Ветра или Молнии. Ну, раз у меня получилось с Водой и Землей, то я решил попробовать и с другими стихиями. Для начала я разделил клонов на три группы, одни пытались сжечь листик с дерева, другие смять его, а третьи просто разрезать. И только у последних начало, что-то получаться. Так что, я сосредоточился на Ветре. А потом подумал, что у меня получилось объединить Воду и Землю, то можно попробовать соединить Ветер вместе с Землей, и Ветер вместе с Водой. Получилось соединить только Ветер и Воду в Лед. Ну, вот я и начал тренироваться.

— А ты можешь показать свой, как ты назвал, Хошинган. Я шиноби повидавший много чего и побывал много где, может я уже видел такие глаза.

— Конечно, я тогда подойду поближе, чтобы вам было лучше видно. — включил я свои глаза… так, вроде поверил этот старый хрыч, ведь я особо-то и не соврал.

— Хм, странные глаза, чем-то похожи на Шаринган. Но ты, Наруто, говорил, что у тебя была одна звезда на месте зрачка, а я вижу в каждом глазу сразу по три звезды.

— Ну, я когда тренировался, попробовал активировать глаза и мне сразу стало легче управлять чакрой, хотя чакра заканчивалась чуть быстрей. И теперь я тренировался со включёнными глазами. Пару раз во время тренировок, у меня вновь возникали странные ощущения, а глаза обжигали болью, но когда я вновь активировал Хошинган, то в зеркале видел, что на радужке появлялись звезды.

— И что же могут твои глаза, кроме улучшения контроля чакры?

— Ой, много чего, даже долго перечислять. Во-первых, с ними моё поле зрение становится почти круговым, и я могу чётко видеть где-то на шестьдесят метров вдаль, а если сосредоточусь, то на двести метров, но тогда поле зрения очень сужается. А ещё, я вижу в темноте и сквозь стены, а также потоки чакры вместе с системой циркуляции чакры и танкецу. Когда глаза включены, весь мир будто замедляется, и всё двигается в два раза медленней. Ну… и ещё я точно не знаю, виноваты в этом глаза, или что-то другое, но я могу применять, кое-какие способности без применения чакры.

— Это, какие же интересно? Можно поподробнее?

— Ну, я могу как-то лечить и телепортироваться, а ещё узнавать имя человека и общую информацию о нем. Точно не знаю как-то это работает, но кажется, такое умели некоторый оммёдзи, что-то там с духами связано, или подключением моего разума к миру.

— Хм, лечить и телепортироваться это хорошо, а вот последнее не совсем понятно.

— Да я и сам не совсем понимаю. Но, вот, например вы: Сарутоби Хирузен, возраст шестьдесят пять лет, рост сто шестьдесят три сантиметра, вес пятьдесят с половиной килограмма, группа крови А.

— Хм, я человек известный, Хокаге как-никак, эта информации в принципе, может быть всем известна, ну, кроме группы крови, она записана только в медицинской карточке и в личном деле. Хотя способность может быть полезная, для выявления шпионов, но ради чистоты эксперимента, расскажи об этом неизвестном тебе шиноби. Кошка, спустись, пожалуйста, но не снимай маску. — с потолка свалилась девушка, что до этого была находилась там под маскировкой, но тут кроме неё ещё немало народа сидит, и в нише стены, и под полом, и над потолком.

— Итак: Югау Юзуки, возраст двадцать два года, рост сто шестьдесят два сантиметра, вес пятьдесят два килограмма, группа крови А.

— Что ж, вроде правильно. Кошка, можешь возвращаться. А мы с Наруто-куном пойдем в больницу, там покажешь, как ты умеешь лечить без чакры, а также тебя обследуют и возьмут анализ на наличие неизвестного Кеккей Генкая.

В общем, обследовали меня, и сказали, что это не новый Кеккей Генкай, а скорее удачное сочетание известных Наследий Крови, которые достались мне от предков, в которых отметились: Учихи, Хьюги, Узумаки и Сенджу. Также сравнили анализы с моими детскими, и выяснили что при пробуждении этих Наследий Крови, геном поменялся настолько сильно, что можно сказать, что анализы принадлежат двум совершенно разным людям. И схожесть, в процентах составляет не больше пятнадцати, то есть не больше погрешности статистической ошибки, которая также равна пятнадцати процентам.

В общем, теперь биологически я Мито даже близко не брат. Врачи удивлялись этому и сказали, что фамилия мне очень подходит, при взрослении полностью изменить свой геном, мог только Хенсу — Изменчивый. Также, на одном больном показал своё «Исцеление». Хокаге и врачи посмотрели, подумали и сказали, что лечение происходит с помощью редкой энергии, которая есть у некоторых шиноби с большой склонностью к Инь-чакре. И посоветовали не закапывать мой талант на этом поприще и продолжать развивать его, а также выучиться и традиционным ирьенинским техникам. Я с одобрения Хокаге, согласился, но предупредил, что чаще всего буду посылать клонов для учебы и что они, как я лечить не умеют. Они же сказали, что на вот такой случай, когда надо помочь нескольким людям, а ты с помощью своих необычных способностей можешь помочь только одному, но при этом можешь создать клона, но не умеешь лечить с помощью чакры, они меня и будут учить лечить с помощью ирьендзюцу, которым может воспользоваться даже клон. Так что, теперь десяток моих клонов шастает по больнице, одни на лекциях, другие в больничной библиотеке за книгами об анатомии, а третьи присутствовали на практических занятиях и при некоторых лечебных приемах у врача.

В больнице, я также появлялся и сам, так сказать воплоти. И там познакомился с выдающимся молодым ирьенином Якуши Кабуто. Мы с ним нормально общались, но позже он начал задавать странные вопросы и странно на меня посматривать. Похоже, этот шпион накопал на меня информацию и стопроцентно передаст её Орочимару. А тот языкастый змеиный извращенец, возжелает тело не только Саске, но и моё.

В общем, перед экзаменами, я попросил Хокаге, чтобы я был в одной команде с Мито. Он заверил меня, что сделает всё возможное, чтобы не разлучать таких хороших друзей, в сердцах которых пылает Воля Огня.

И вот, я сдал экзамен и получил протектор и теперь жду, когда Мито закончит. Вот она выходит с опущенной головой и чуть ли не плача. Подойдя ко мне, она села на качели, и грустным-грустным голосом сказала:

— Я провалилась. У меня попались Иллюзорные Клоны, а это единственная техника, которая получается у меня хуже всего. Ты ведь знаешь, как без проблем я делаю Замену, а моё Секси, но Дзюцу, созданное на основе Превращения, оно же идеально, ты сам это подтверждал. Ну, я попыталась создать самого лучшего клона, которого я только могла создать. И у меня получился достаточно неплохой клон. Он даже стоял. Мизуки-сенсей предлагал меня пропустить, сказал, что клон хоть и далёк от идеала, но за старание, можно и зачесть экзамен. Но Ирука всё испортил, сказав, что клон никуда не годится, и что Саске создал даже два идеальных клона, неотличимых от оригинала. И взял и не зачёл мне экзамен. Глупый Ирука-сенсей разрушил мою мечту стать Хокаге. Наруто, что мне делать? Меня оставляют ещё на один год в Академии. Я ведь так хотела попасть с тобой в одну команду, и теперь ты станешь ниндзя, а мне придётся еще год сидеть в академии.

И тут возле нас появился АНБУ и сказал, что меня вызывает Хокаге. Я же обратился к Мито:

— Вот, это скорей всего Хокаге хочет поговорить о тебе, ведь я просил, чтобы мы были в одной команде. А тебя не пропустили, чисто из-за невезения. И попадись тебе другая техника, ты бы справилась на высший бал. Так что, я поговорю с Хокаге и объясню ему всё и попытаюсь, чтобы тебе выдали протектор. А если не удастся, то просто попрошу остаться ещё на один год в Академии.

— Спасибо Наруто.

— Ладно, ты посиди здесь. Но я не знаю сколько это может занять времени. Так что, если меня долго не будет, то можешь идти домой.

Придя в кабинет Хокаге, я сказал:

— Вызывали Хокаге-сама?

— Да, Наруто-кун. Это по поводу распределения и Мито. Но для начала, я хотел у тебя спросить. Ты ведь замечал странное и предвзятое отношение жителей деревни к Мито?

— Ну да. Это скорее всего из-за того, что она джинчурики Девятихвостого Демона-Лиса.

— О, так ты догадался. Ну, тогда ты облегчил мне задачу. Так вот, как ты возможно знаешь, джинчурики являются очень сильными боевыми единицами, по силам сравнимые с Каге. И для деревни очень важна сохранность своего джинчурики, но также важна и их способность на поле боя использовать силу запечатанных в них биджу. И то, что Мито провалила экзамен, не создав Иллюзорного клона, не помешает нам выдать ей протектор генина. Ведь у джинчурики всегда был плохой контроль чакры из-за влияния агрессивной чакры биджу. Да и, вообще, в прошлом году у нас из академии выпустился генин не способный к ниндзюцу и гендзюцу, а полагающийся лишь на тайдзюцу. Так что, деревня не может оставить джинчурики просиживать в академии, только из-за того, что у них всегда были проблемы с иллюзиями и гендзюцу. Но тут у нас Мито ещё не знает, что в ней запечатан Лис. Я хотел ей рассказать после экзаменов, но тут мне доложили, что ваш преподаватель Мизуки готовится предать деревню и выкрасть Свиток Печатей, в котором хранятся запретные техники. А при краже свитка, он планирует использовать Мито, ведь она Узумаки, а защиту башни делали Узумаки и он надеется, что защита на неё не сработает. И вот мы подумали, что неплохо было бы совместить несколько дел сразу. Ведь мы знаем, что Мизуки ненавидит джинчурики и обязательно поведает ей о её природе. Также, мы схватим предателя на месте преступления и как дополнение проверим лояльность джинчурики к деревне. Тебе же поручается задача вмешаться после того, как Мизуки всё расскажет Мито и сгладить все острые углы. И если что-то пойдет не так и Лис начнёт выходить из-под контроля, то ты с помощью Мокутона сможешь его усмирить. Тебе в помощь дадут несколько АНБУ. И если всё пройдет нормально, то мы сделаем мощную штурмовую команду из джинчурики, Учихи, тебя, ну и в комплект, как поддержка пойдет Сакура. Вообще, о составах команд много спорили на Совете Кланов. Ведь Яманаки, Нара и Акимичи всегда работают в команде. Из Хьюг, Абураме и Инудзук всегда делают поисковые команды, и стараются для эффективности поставить их вместе. А вот джинчурики, и как ни странно Учиху, в команду никто не хотел. Ведь биджу может попытаться вырваться и при этом может, кого-нибудь ранить или убить. А с Саске, вот почему. Ведь после того, как Итачи вырезал свой клан, нам всем стало известно, что сделано это было для того, чтобы пробудить новую ступень Шарингана — Мангёко Шаринган, что дает обладателю этих глаз, невероятную силу, и что пробудить их можно лишь убив близкого для тебя человека. Так что, никто не хотел, чтобы их ребенок, ценой своей жизни помог Саске пробудить Мангёко Шаринган. Но команды надо было формировать. И ещё вас в классе было тридцать один, что как известно не делится на три, так что, тебя и Сакуру добавили в команду к этому спорному дуэту. Как ты понял, всё уже давно было решено и экзамен являлся больше формальностью. Ведь по-настоящему, генины обучаются на практике, на миссиях и с шиноби-наставником. А теперь можешь идти подготавливаться.

— Есть Хокаге-сама. Будет исполнено в лучшем виде.

*А тем временем, грустная Мито Узумаки*
Эх, скорее бы вернулся Наруто и рассказал, как прошёл разговор с Хокаге. Так не хочется на второй год оставаться, еще и Наруто за собой утяну. А ведь он учился лучше всех в классе, всегда помогал мне давая списывать, и подсказывал, когда у меня что-то спрашивали. А мне не хочется идти в команду без него. Хотя, это с моей стороны немного эгоистично, ведь он-то получил протектор без проблем, а я хочу остаться с ним ценой оставления его на второй год, чтобы он вновь проходил в академии то, что и так знает на высший балл. Хотя все это нужно лишь мне.

А вдруг на следующий год я тоже провалюсь? И на следующий? Наруто ведь не сможет каждый раз оставаться со мной. Даже у меня наглости не хватит просить его о таком. Поэтому, буду надеяться, что Хокаге поможет. Буду сидеть тут до конца, пока не узнаю.

Но тут, к расстроенной мне, подходит Мизуки-сенсей и говорит, что может помочь мне получить протектор. Это тайное задание, и если я справлюсь, то мне стопроцентно дадут генина и мне не придётся оставаться в академии и тянуть вниз Наруто. И мы сможем быть с ним в одной команде. Но для этого надо всего лишь самой, без чужой помощи, выкрасть Свиток Печатей из Башни Хокаге, спрятаться получше, чтобы тебя долго не находили, Мизуки-сенсей порекомендовал спрятаться в лесу, а также, выучить из свитка какую-нибудь крутую технику. И всё, и я уже генин, а через несколько лет возможно и Хокаге.

* * *
Когда я вышел от Хокаге, то Мито на качелях уже не было. Я с помощью Хошингана быстро нашел её, заканчивающую разговаривать с Мизуки. Потом проследил, как она пробралась в Резиденцию Хокаге и, свиснув свиток, начала стремительно удирать в лес, где открыв свиток начала его изучать. Вскоре её нашёл Ирука-сенсей, а за ним практически сразу и Мизуки. И вскоре после перебранки бывших друзей, Мизуки начал просвещать Мито о том, что она реинкарнация Демона-Лиса, и что она виновата в смерти родителей Ируки и родителей дорогого ей Наруто. Тут Мито начала рыдать и из неё начала вырываться видимыми потоками чакра. И тут уже вмешался я.

С помощью «Пространственного скачка» я перенесся за спину Мизуки и хорошенько дал ему по затылку, надежно оглушая. Скинув Мизуки на землю, я поспешил успокоить Мито:

— Мито, вот ты где, а я повсюду тебя ищу. Я договорился с Хокаге, что ты пересдашь ему практическую часть экзамена и покажешь, как хорошо у тебя получается Превращение, в особенности твоя секретная разработка. Хотел тебя обрадовать, а тебя нигде нет. А потом в деревне подняли тревогу, сказали, что ты украла Свиток Печатей, и все начали тебя искать. А найдя тебя тут, я понял, что тебя обманул и использовал предатель Мизуки, вот я его и нейтрализовал. Давай, успокаивайся, хватит разливать тут свою чакру попусту, она понадобится тебе, когда ты будешь показывать свои техники Хокаге, но перед этим мы вернём ему свиток и всё объясним.

— Наруто не подходи ко мне! Я — монстр! Я — Демон-Лис! Я убила твоих родителей и родителей Ируки-сенсея, и еще много людей. Теперь я поняла, почему меня не любили в детдоме, и почему жители деревни так странно ко мне относились. Единственный кто ко мне хорошо относился, это ты. Ко мне, к той, кто убил твоих родителей.

— Мито, малышка, успокойся. Ты никого не убивала. И ты не Демон-Лис. Ты — маленькая красивая девочка, которой не повезло родиться с сильной чакрой, способной сдерживать биджу, и в которую запечатали Лиса, сделав джинчурики — той, кто должен хранить мир в деревне, ценой сдерживания запечатанного сильнейшего биджу внутри себя. Я давно догадался об этом, но как видишь, хуже к тебе я относиться не стал. А жителям деревни просто надо было найти того, на кого они могли выместить своё негодование после нападения Лиса. А так как Лиса запечатали в тебе, то ты и стала их целью.

— Ты знал! И почему не рассказал мне?!

— Ну, а чтобы это изменило? А так я старался тебе помочь, пытался, чтобы тебе было не тяжело из-за отношения к тебе жителей деревни. Хотел, чтобы ты жила жизнью обычной девочки, ходила в академию, заводила себе друзей, может даже мальчика.

— Что ты такое говоришь, какие мальчики, мне кроме те… кхм, мне никакие мальчики не нужны. Вот.

— Вот и отлично. Мне тоже бы не хотелось никого делать инвалидом… кхм. Ладно, давай я пока помогу Ируке-сенсею, а ты возьми веревку и свяжи Мизуки. А потом пойдем к Хокаге.

Пару часов Хокаге общался с Мито, рассказал ей о Лисе, о том, как важно то, что она сдерживает его в себе и защищает жителей деревни, ну и куда же без проповеди о Воле Огня. На следующий день мы сдавали все документы, нужные для регистрации нас, как полноценных шиноби Конохи. А также, Мито выдали новый блестящий протектор, который она повязала на лоб. Но я сказал, что лучше повязать его на руку или шею, ну или на крайний случай, на пояс. Но ни в коем случае не на лоб, ведь он занимает так много места на ее прекрасном личике. Она, немного покраснев, перевесила его на правое плечо.

В последнее время она достаточно часто краснеет, когда я называю её красавицей или прикасаюсь к ней, хотя раньше практически никак не реагировала. Она или заразилась этим от Хинаты, или, что вероятнее всего, начала видеть во мне не только её близкого друга, но и парня.

* * *
И вот, встав, я разбудил рядом лежащую Мито и отправил её умываться, а сам начал готовить нам завтрак. Поев, мы выдвинулись в академию на объявление результатов распределения команд и имён наставников курирующих эти команды.

По пути мы встретили Ино и Сакуру, которые устроили маленькое соревнование, пытаясь выяснить, кто быстрее доберётся до академии. Вообще, Ино давно поняла всю безнадежность затеи понравиться Саске, но чисто из вредности и соревновательного чувства с Сакурой, она продолжает липнуть к Саске вместе с Сакурой. Сакура же, пока надеется покорить Учиху, но тоже в последнее время без былого огонька.

Мито и я окликнули их и поздоровались.

Они оторвались от своего важного состязания и также поприветствовали нас. Дальше мы пошли все вместе, не спеша, и Сакура спросила:

— Эмм, Мито, я, конечно, извиняюсь, но ты ведь не сдала практический экзамен и тебя оставили на второй год. Как ты смогла получить протектор? Ты не подумай, я рада за тебя, и за то, что ты стала генином, мне просто интересно.

— Это все Наруто, он пришёл к Хокаге и договорился.

— Наруто, как ты мог договориться с Хокаге? Он ведь правитель нашей деревни, к нему не могут заходить только выпустившиеся студенты академии и договариваться, чтобы провалившихся студентов тоже выпустили.

— А чё не могут? Я к дедуле пришёл и сказал, что Мито очень способная куноичи, и что она просто не дружит с иллюзиями, которые ей и попались на экзамене. Но как говорится, у каждого есть свои слабости. А ещё я сказал ему, что Мито очень хочет стать Хокаге. А дедуля и ответил, что он уже старенький и правит Конохой уже около сорока лет и ему уже давно надо идти на пенсию, да только не на кого оставить пост Хокаге. Так что, он взял Мито и сказал, чтобы Мито скорее становилась сильнее и могла сменить его. А то он уже устал от этого дер… кхм… должности, от должности устал.

— Что, правда? — спросили все трое.

— Конечно, он вчера сказал мне, что Мито хорошо подойдет для должности Хокаге, подрасти только надо. А тебе, Мито, он ничего вчера не сказал об этом, чтобы ты не возгордилась. Но тебе это скажу я. Так вот, если ты все еще хочешь стать Хокаге, то должна усердно тренироваться, не только физически, но и умственно. Ведь глупых Хокаге не бывает, как и не бывает Хокаге, которые не смогли самостоятельно окончить Академию. Теперь, когда мы стали генинами, пришло время взяться за ум. И помни, дедуля тебе выдал протектор, а значит, он верит в то, что ты его не подведешь, и будешь стараться, и вскоре сможешь облегчить ему жизнь, наконец, освободив от должности Хокаге, заняв его место.

— Раз ты, Наруто, называешь нашего Хокаге «дедулей», то может твой дедуля рассказал тебе о составах команд и их наставниках? — спросила у меня Ино.

— Конечно, рассказал. У дедули нет от меня секретов. Вот ты? Ино, будешь в команде с Чоуджи Акимичи и Шикамару Нара, а сенсеем у вас будет сын дедули — Сарутоби Асума.

— А в какой команде буду я? — спросила Сакура.

— А ты, Сакура, будешь в команде… с… теми… кого тебе в напарники определили Хокаге и Совет Кланов. Пусть для тебя это станет сюрпризом. — сначала я тянул интригу, а потом разочаровал её.

— Ты просто не знаешь, вот и не говоришь. А у Яманак, Нара и Акимичи союз кланов, и в принципе, можно догадаться, кого в напарники определят Ино.

— Ну, Сакура, не волнуйся, ты точно не разочаруешься.

— Неужели… — начала она, но я перебил.

— Всё, пришли. Давайте быстрей, а то распределение начнётся без нас и всех самых лучших сенсеев разберут.

— А ты знаешь, какие самые лучшие? — спросила Ино.

— Конечно, знаю. Самый лучший сенсей — это сногсшибательная красотка куноичи. Видел я там одну, в ранге джоунина, не будь я столь молод, а она столь занята Асумой, то точно приударил бы за ней. Ай! Мито, ты что щипаешься?!

— Ты ж, сам сказал, чтобы мы поспешили, а сам начал распинаться о всяких курицах. — а сама практически неслышимым шепотом, добавила, — Надеюсь наш сенсей, это какой-нибудь одноглазый, лохматый мужик. А то вишь, сенсея красотку ему подавай. Вот кобель.

Придя в класс, все расселись и Ирука, сказав небольшую речь, начал зачитывать списки команд:

— Теперь седьмая команда: Хенсу Наруто, Учиха Саске, Харуно Сакура и по распоряжению Хокаге, эта группа становится штурмовой, и к команде для усиления присоединяют четвертого члена команды — Узумаки Мито.

— Теперь восьмая команда: Хьюга Хината, Инудзука Киба и Абураме Шино.

— Эй, Наруто, так ты все же знал, что я буду с тобой в команде вместе с Саске и Мито? — спросила шёпотом Сакура.

— Конечно, я изначально просил поставить меня с Мито, ну, а вас с Саске нам дали для комплекта. Хотя, я был бы не против, чтобы вместо Саске, нам дали бы какую-нибудь девочку, да посимпатичнее. Эй, Мито, прекращай щипаться.

— Десятая команда: Яманака Ино, Нара Шикамару и Акимичи Чоуджи. На этом всё. Через пару часов, вам нужно будет вновь здесь собраться, чтобы познакомиться с вашим джоунином-наставником. А пока можете быть свободны.

— Ну что, Мито, пошли на крышу? Там поедим и подождём до назначенного времени. Сакура, если хочешь, пошли с нами, я тебя тоже угощу обедом.

— Я буду есть с Саске. Да, Саске-кун?

— Пф. — сказал Саске и ушёл не оглядываясь.

— Ну, если вдруг передумаешь, ты знаешь, где нас найти. Кстати, на обед у нас домашние пельмени на пару, с разной начинкой, такой как: свинина, говядина, курятина, утятина, зайчатина, картофель с грибами, с тунцом, с лососем, с бобами, ну и капустой. Мои клоны всё это готовили. А на десерт у нас будет пудинг со сливой и сладкой бобовой пастой.

— Постой! Я передумала! Пошли уже скорей на крышу, а то пельменей очень хочется… ой, то есть, а то тут, слишком душно и жарко. Давайте, быстрей-быстрей. — вот что с человеком делает возможность поесть своих самых любимых блюд на халяву, даже про Саске не вспомнила.

Придя на крышу, мы дождались моих клонов, которые принесли нам обед, запечатанный в большой свиток. Расстелив его на земле, я активировал его и перед нами из клубов дыма появился низкий широкий стол, который был заставлен пельменями с разной начинкой, а также разными соусами, большим десертом и чайником с чаем. Я с помощью Мокутона вырастил нам три небольшие табуреточки. Сакура удивилась:

— Наруто, да мы столько еды, даже за два часа не съедим. Да на этом столе еды хватит для человек восьми, ну, или для двух Акимичи, что тоже показатель.

— Во-первых, ты нас с Мито недооцениваешь, а, во-вторых ты можешь не спешить на знакомство с наставником.

— Это ещё почему?

— Я же говорил, что знаю какие команды будут сформированы и какие у них будут наставники. Так вот, нашего наставника зовут Какаши Хатаке, джоунин S ранга, также известен как Копирующий Ниндзя. Во время Третьей Мировой Войны Шиноби он потерял двоих своих сокомандников, один из них был Учиха и перед смертью, он подарил ему свой Шаринган. Именно его он прячет под протектором, и именно из-за него его и прозвали Копирующим Ниндзя. А ещё он никогда не приходит вовремя и опаздывает минимум на час, а в большинстве случаев на три. Так что, я предлагаю, если мы не успеем доесть, то просто отправим в класс клонов. Даю сто процентов, что он опоздает не меньше, чем на час.

— Но я не умею делать клонов. Да даже если бы и умела, у меня бы элементарно чакры не хватило.

— Если что, я или Мито пошлём своего клона под Превращением. Ну давай уже садись, чем раньше начнём, тем быстрее закончим.

— Кстати, Наруто, ты что-то недавно говорил про выбор наставников, а теперь говоришь, что знаешь, какой у нас будет наставник. Что-то в твоих речах не сходится. — спросила Сакура при этом накладывая себе в тарелку разных пельменей.

— Эх, но знание не мешает мне надеяться на лучшее. Например, что он категорически откажется от команды, или, допустим, ногу сломает, или он станет нукенином сбежав из деревни. И при всех этих, безусловно, счастливых событиях, нам могут дать другого наставника.

— А чем тебе этот не нравится? Ведь джоунины очень сильны, а он еще и S-ранговый.

— Первая и главная причина — он не красивая куноичи. Вторая, это то, что он мужчина, а значит, он точно не может быть красоткой куноичи. Ну и третья немаловажная причина, он не красотка куна-а-Ауч. Мито, ладно я понял, не щипай больше.

Ну, мы и продолжили есть. Сакура уплетала пельмени с не меньшим энтузиазмом, чем Мито. Мы ели не спеша, за разговорами и трапезой мы не заметили, как подошло время встречи с наставником. Через десяток минут мы спохватились и отправили туда своих клонов: моего клона, клона Мито и клона Сакуры, которым был клон Мито под Превращением.

Уже прошёл час от начала собрания, мы двадцать минут назад доели десерт, и я сообщил девочкам, что наш наставник ещё не пришёл, а поэтому предложил продолжить ждать его здесь, и полежать на солнышке. А чтоб нам было удобней, я с помощью Мокутона создал три удобных шезлонга. Мито улеглась сразу, а Сакура сначала колебалась, но я ей предложил хотя бы попробовать. Она сначала присела, потом прилегла, а вскоре и вовсе заснула.

И вот, я услышал как, кто-то поднимается по лестнице. Приоткрыв глаза, я увидел Какаши, голова которого была в мелу. Похоже, клонам тоже надоело его ждать. Он посмотрел на нас, разлёгшихся на шезлонгах, потом обернулся назад и увидел наших клонов, которые улыбнулись ему и развеялись.

Я окликнул Мито и сказал, чтобы она разбудила Сакуру. А Какаши смотря на всё это, проговорил:

— Ещё раз повторюсь. Вы мне не нравитесь. Ладно, давайте представимся.

— А что нам говорить? — спросила Сакура, сонно потирая глаза.

— Ну, что любите, что не любите, планы на будущее, мечты, хобби. Что-то вроде этого.

— А почему бы вам не представится первым? — сказала Мито.

— Я, Хатаке Какаши. Я не собираюсь говорить вам о том, что мне нравится или не нравится. Это касается и о моих мечтах. Ну, у меня есть пару хобби.

— В общем, кроме имени ничего и не сказали. — прокомментировал я.

— Ну, да. Теперь ваша очередь, начнем с розовой сони.

— Вы про меня? Ладно, я — Харуно Сакура, люблю… в общем люблю одного человека. А моя мечта это… не скажу в общем. А не люблю я острую еду.

— Ладно, теперь давай ты, единственный здесь с нормальным цветом волос, это я про тебя, черноволосый.

— Я, Учиха Саске. Есть множество вещей, которые я ненавижу, и немного вещей, которые я люблю. У меня есть кое-какие желания, о которых я не собираюсь распространяться. Теперь о мечтах. Я попытаюсь возродить клан и покончить с одним человеком.

— С полосками на щеках, твой выход.

— Я, Узумаки Мито. Мне нравится рамен, рамен Ичираку и всё, что готовит Наруто. Моя мечта — стать первой женщиной Хокаге, и ещё кое-что кое с кем… вот. Не нравится, когда кое-кто, уделяет слишком много внимания другим девочкам. — начала Мито громко, а с середины говорила всё тише и тише.

— Эм, половины не расслышал, ну, да и пофиг. Белобрысый, ты последний.

— Я, Наруто Хенсу, хочу стать повелителем этого мира и собрать себе гарем из самых красивых кунои-и-Ауй. Мито, вот это было действительно больно, и если ты не перестанешь щипаться, то я не возьму тебя в свой гарем. Ай-ай, ладно-ладно возьму, обязательно возьму, только прекрати щипаться и тянуть за волосы, повелитель мира не может быть плешивым. — успокаивал я свою рыжую сеструлю.

— Заканчивайте семейную разборку. Эх, какие же вы проблемные. А вас ещё на одного больше, чем в других командах. Ладно. Завтра мы должны будем выполнить одно задание… Что, даже не поинтересуетесь, что за задание?

— Да без разницы. Какое б задание не было, я бы его и один выполнил. А нас тут вообще четыре. Но ради приличия, спрошу. Что за задание?

— Какой ты самоуверенный, однако. Но для начала мы сделаем то, что сможем сделать впятером. Это будет тренировка на выживание. Но не обычная тренировка, хи-хи. Хи-ха-ха. Также я вас обрадую, что генинами становится только треть выпустившихся из Академии команд. И станете генинами вы или нет, решать мне. — Какаши хотел запугать нас, но за обедом я рассказал Мито и Сакуре, что Какаши может устроить какой-нибудь тест. А перед ним запугивать нас, мол, если не сдадите тест, то вернётесь в Академию. Но я сказал, что всё это фуфло, ведь шиноби в Конохе не так много, чтобы вновь отправлять в Академию тех, кто её только что закончил. Так что, даже если мы провалим его испытание, то нам просто дадут другого сенсея. А Какаши не увидел от нас реакции на его липовые угрозы, продолжил:

— Встречаемся завтра в пять утра на третьем полигоне, и возьмите с собой всё, что ниндзя понадобится. Ну, до скорого. Да и не завтракайте, а то вырвет. — исчез он в Шуншине.

Эх, если бы он так учил, как гонит пургу. Из всей сказанной информации правдой было только его имя. А мне бы не помешал хороший учитель, который бы помог в тайдзюцу, ниндзюцу и особенно в гендзюцу. И этот учитель во всем этом может помочь, но не будет. Тайдзюцу у меня никакое, хотя я, конечно, прибедняюсь, ведь я все время хожу под шестикратным увеличением веса, и скинув балласт, становлюсь намного быстрее и сильнее. Но есть одно «но», боевых рефлексов у меня нет, и если кто-то сравнится со мной в скорости, то за счет своего опыта, он может меня раскатать. Или ниндзюцу, у меня есть Расенган и его вариации, ну и прямое управление стихийной чакрой в её простейших проявлениях: волна, поток, летящий шар. Но хотелось бы для эффектности и дракона пустить.

Я в принципе с помощью Хошингана могу ходить по полигонам и высматривать секреты тренирующихся. Но нафига, если сенсей может объяснить быстрее, доходчивее и даже показать. А гендзюцу, в нём я только и умею, что его снимать, а ведь мои глаза могут тоже, что и Шаринган. В общем, если Какаши вообще не будет учить, то напрошусь к Майто Гаю для улучшения тайдзюцу, а для гендзюцу буду проведывать Хинату и её сенсея специалиста в гендзюцу. А техники можно и у Хокаге взять, в долг, а потом ему жизнь спасти от Орочимару. Ну и придётся заняться Мито, она, кстати, выучила Теневых Клонов, так что, думаю, чему-нибудь да научу её. Хотя из меня учитель тот еще, в основном голая сила и никаких навыков. Очень быстрый, очень сильный, много чакры, целая гора различных способностей. Мне, конечно, грех жаловаться, но, как известно на каждого Голиафа, найдётся свой Давид. А меня сейчас может победить хороший джоунин, что в этом мире не редкость. Конечно, я говорю о джоунинах Пяти Великих Стран. В каждой Скрытой Деревне джоунины, по количеству от всех шиноби составляют десять — пятнадцать процентов, что при общем количестве войск, участвовавших в Четвертой Мировой Войне, равным приблизительно восьмидесяти тысячам шиноби, то мы имеем, что я пока не главная лягушка в этом пруду.

Но, сейчас, в принципе, темп роста моей силы должен увеличиться, я хоть и не был подвержен негативному влиянию чрезмерных нагрузок, но всё равно, то, что я только рос, значительно замедляло моё развитие. Ведь, если сравнить годовалого ребенка и тринадцатилетнего и дать им равные возможности тренироваться, допустим, три года. По окончанию этих трех лет ясно же, что сильнейшим из них будет тот, что до начала был тринадцатилеткой и изначально имел высокие показатели. Но зато тот, кому было год, в свои тринадцать, если продолжит в том же темпе, будет намного сильнее второго в его годы, из-за более лучшей начальной подготовки. Так и я, скорее долго строил фундамент, так сказать, моего могущества, а теперь будет стройка самого здания-тире-могущества. И хоть она тоже будет не быстрой, но зато будет приносить более видимые результаты.

После того как наш «сенсей» смылся, Саске тоже быстро отправился к себе домой. Сакура была сытая и расслабленная, поэтому никуда не спешила и обратно прилегла на шезлонг, при этом спросив:

— Ну и что нам делать?

— Ну, сейчас ещё можем полежать, а потом пойдем, найдём третий полигон. Разведаем, так сказать, поле битвы. А завтра можешь приходить часам к восьми, при этом плотно позавтракав.

— Но, Какаши-сенсей, сказал приходить в пять и ничего не есть. Хотя, то, что ты говорил о сенсее, была правда. Но всё равно, он же наш наставник-джоунин, мы все же должны его слушаться.

— Ну, как знаешь Сакура, я тебе дал совет. А следовать ему или нет, это твоё дело. Ладно, пойдемте, найдем полигон, а потом по домам.

Полигон номер три был неплох, там было где спрятаться, были макивары для битья, а также небольшой водоем, для тренировки хождения по воде или для отработки техник Суитона. Кстати, недалеко, около входа на полигон, была каменная стела-памятник, на которой были высечены имена некоторых погибших шиноби. Такие памятники, иногда встречаются по деревне.

В общем, посмотрели, я подумывал поставить, какие-нибудь барьеры, но не стал, ведь не знал, где начнётся испытание. Да и вообще, решил закончить его как можно быстрей. Поэтому объяснил Мито и Сакуре, что скорей всего он заставит нас у него, что-то отобрать. И сам он, как понятно, с этим добровольно не расстанется. Поэтому я им дал свитки с запечатанными, в них кучей моих кунаев и сюрикенов, и сказал, чтобы они его отвлекали, особенно Мито, со своей толпой клонов способных устроить ливень из железа. А я тем временем попытаюсь выкрасть то, что надо. А если у меня это быстро не получится, то тогда наваливаемся на него все вместе. Сакура сказала, что мы не знаем точно суть его испытания, но если будет как я сказал, значит хорошо, и план, для этого варианта испытания, готов. Распрощавшись, мы отправились по домам.

Утром, встав в семь часов, мы приготовились, взяли своё метательное железо, я надел прочную темно-голубую толстовку с капюшоном, а также прихватил свою маску, чтобы можно было использовать Хошинган. Мы позавтракали, и я на случай, если Сакура послушала Какаши и ничего не ела, прихватил дополнительный обед, ну и для Саске тоже на всякий случай взял. К полигону мы подошли чуть раньше восьми часов, и заметили сидящих с сумками Саске и Сакуру.

— Наруто, ты был прав, а я не послушала тебя. Пришла, как дура, в пять часов, ничего не поела, и даже обед не успела себе приготовить. Сидим тут с Саске уже три часа, а сенсея всё нет.

— Эх, Сакура, я ж тебе говорил поесть. Как ты, не выспавшаяся и голодная, будешь проходить тренировку на выживание? Но, я предусмотрел то, что ты прилежная девочка и выполнишь все указания сенсея… какими бы идиотскими они не были. Так что, прихватил для тебя еды и травяной завар, помогающий взбодриться. Ну, так что, послушаешь меня сейчас и подкрепишься, или и дальше будешь слушать Какаши-сенсея и останешься ослабленной от голода, и вялой от недосыпа? Только учти, сенсея не будет, еще около двух-трех часов.

— Я тебя уже не послушала и теперь сижу голодная. Так что, давай сюда свою еду и завар.

— Вот, правильно, меня надо слушаться и тогда, возможно я возьму тебя в свой гар-а-А-Ай. Мито. У тебя выработалась, какая-то вредная привычка щипать меня не вовремя, когда я говорю. Ладно, Сакура, держи обед. Ну, я надеюсь, что тот, с кем я делю первое место в списке рейтинга выпускников, додумался позавтракать или хотя бы прихватить обед с собой.

— Пф. — отвернулся от меня Саске, но начал поглядывать голодным взглядом на евшую Сакуру.

— Эх, Саске-Саске. Вот, от кого я не ожидал такой глупости, так это от тебя. Но я предусмотрел и это. И если ты признаешь, что я тебя умнее и сильнее, то получишь такой же обед, как и Сакура.

— Пфх. — чуть по-другому, чем обычно ответил Саске.

— Ну, буду считать это за положительный ответ. На, тоже поешь, а то обессиленный Учиха, мне в команде не нужен. Еще не сможешь нормально своими Шаринганами зыркать. — обед он все же взял, и начал есть.

Было уже, больше одиннадцати, мы с девочками отдыхали в тени дерева, на созданных мною шезлонгах, а Саске сидел возле дерева, прислонившись к нему спиной. Мой клон развеялся и сообщил, что Какаши идет, я же сообщил об это всем, и сказал, чтобы они готовились. Сам же напялил маску и надел капюшон. Сегодня я, кстати, убрал из «Пространственного кармана» огромные камни, которые создавали для меня эффект увеличения гравитации. И вот, в маске я повернулся к команде, и Сакура с Мито сказали:

— Наруто, ну и жуткая же у тебя маска.

— Ага, я как впервые, его в ней увидела, аж испугалась и вскрикнула.

— Спасибо, я старался.

Вот подошел Какаши, и поприветствовал нас:

— Доброе утро.

— Сенсей вы опоздали на шесть часов, и уже не утро, а скорее полдень. — выразила свое легкое негодование Сакура.

— Да, дорогу перебежала черная кошка. Кхм. Ну, в общем, ладно. Ставлю будильник на двенадцать. Ваша задача отобрать у меня эти колокольчики до полудня. Кто не справится, останется без обеда, я привяжу вас к вон тем столбам и заставлю смотреть, как я ем.

— Но почему у вас только два колокольчика? — спросила Сакура.

— Чтобы только двое из вас, могли их взять. Тот кто не сможет, проваливает тренировку и естественно проваливает задание. Им двоим, придётся вернуться в академию. Это задание изначально разрабатывалось для команды из трех, чтобы оставить двух сильнейших из команды, а слабого третьего отсеять. И хотя, вас четверо, но сильнейших должно быть всё равно двое, так что, двоим придётся отсеяться. Но не волнуйтесь, в академию могут вернуться как двое, так и все четверо. Вы можете пользоваться метательным оружием. Считайте меня своим врагом, иначе это задание вам не осилить.

— Но сенсей это может быть опасно. — сказала Сакура.

— Точно! Особенно для того, кто не смог увернуться от той губки. — сказала Мито.

— Те, кто ничего не может, недовольны больше всего. А ещё они говорят громкие слова, и пытаются запугать своим видом. Понятно, о ком это я? Ну, начнём после того, как я скажу: «Начали!». Вы выглядите сейчас так, будто собираетесь прикончить меня. Хе-хе. Мне начинает нравиться это. Ладно, вы готовы? Тогда. Начали!

— Мито, Сакура следуйте плану. Саске, помоги мне занять его ближним боем. Давайте быстрей.

Бой продлился недолго, сначала девочки закидывали его кучей железа, а когда мы с Саске подобрались поближе, то начался ближний бой. Саске неплохо дрался и ему помогали мои клоны, я же выжидал удобный момент, чтобы украсть колокольчики, ну и посылал клонов на замену развеявшихся. И вот настал момент. Я с активированным под маской Хошинганом, несусь на Какаши с максимально возможной скоростью, но в последний момент он реагирует, поворачиваясь ко мне и начинает уклоняться, но поздно. Я слегка пригибаюсь и с помощью «Пространственного скачка», переношусь ему за спину, и срывая колокольчики, телепортируюсь к девочкам.

— Всё, Саске, отбой, колокольчики у нас. — сказал я и снял маску.

Пока Какаши развеивал моих оставшихся клонов, Саске успел отступить к нам. Подойдя «сенсей» сказал:

— Что ж, колокольчики вы отобрали, теперь решайте, кому они достанутся.

— Саске, Сакура держите. А мы с Мито, попросим дедулю Хокаге не отправлять нас в Академию, а дать нам какого-нибудь другого сенсея, можно даже не джоунина, а чуунина. Саске надо становиться сильнее, чтобы победить брата, а ты, Сакура, хочет быть с Саске.

— Откуда ты знаешь про брата?!

— Ой, Учиха не занижай мой интеллект. Я много чего знаю такого, о чём ты даже не догадываешься. Ну, так как?

— Я не знаю. Я, конечно, хочу быть с Саске, но всё-таки колокольчики добыл ты, а не я. Саске, может, пойдем вместе с ними к Хокаге и попросим другого наставника, который не будет опаздывать, и придумывать дурацкие испытания?

— Как сказал Наруто, мне нужно становиться сильнее. Но я понимаю, на примере сегодняшнего испытания, что работа в команде очень важна. Поэтому, я согласен отказаться от колокольчика и пойти с вами.

— Итак, Какаши-сан, мы командой решили, что никто не будет брать колокольчики. А значит, что все мы провалили ваше задания, и не достойны обучаться у такого великого шиноби-наставника, как вы. Мы пойдем к Хокаге и объясним ему ситуацию. Но, так как трое из команды были лучшими учениками в этом выпуске академии, а четвертого члена команды он нам добавил по своей инициативе, то думаю, нам не придётся отправляться обратно в академию. И Хокаге просто выделит нам сенсея послабее чем вы, может быть чуунина какого-нибудь, для которого мы будем не столь слабы, сколько для вас. Вот, возьмите колокольчики. И простите, что отняли ваше, несомненно, драгоценное время. А также, извините, что мы не оправдали ваши ожидания и не смогли пройти вашу тренировку достойно. Всё, ладно, пошли уже к Хокаге, где я буду просить и унижаться не отправлять нас в академию. Думаю, какого-нибудь захудалого чуунина на роль нашего сенсея, я смогу выпросить у дедули. — и мы все развернулись и пошли в сторону башни Хокаге, а Какаши похоже был не готов к такой развязке ситуации, и долго тупил, но все же окликнул нас:

— Эй, стойте! Вы прошли. Вы ребята первые, кто действовал командой, и кто даже угрозу вылета из шиноби, встретили командой. Тест окончен. Поздравляю. Команда семь, завтра выходит на задание.

— Вот чёрт!

— Что такое Наруто? — спросила Сакура.

— Я надеялся выклянчить у дедули на роль сенсея, какую-нибудь, даже хоть и слабую, но зато очень красивую куноичи, с прекрасной фигурой и не меньше, чем с третьим размером гру… Мито положи кунай обратно.

— Ладно, идите по домам. Завтра в восемь встречаемся у Резиденции Хокаге, там возьмем миссию и пойдем её выполнять.

И теперь начались первые D-ранговые миссии, в основном прополка и перекопка огорода, выгулка собак, поиск кошки, в общем, легкотня. Если только, не выполнять миссии, как я. А именно, я увеличиваю для себя гравитацию до 15G, максимальной для себя на данный момент нагрузки, при которой, я могу двигаться. Хотя при этом каждое действие, требует усилия больше, чем поднятия штанги.

Хоть я уставал и потел при прополке огорода так, будто поднимаю не тяпку, а штангу, что по сути было правдой, но результаты от этого были поразительные. Выносливость и Сила начали расти, как на дрожжах, да и само тело начало вновь расти вверх и вширь. Когда мне становилось более привычно, и я приспосабливался к такому весу, то вновь повышал нагрузку, причем сразу на 1G.

Обычный человек, при аварии испытывает перегрузку в 9G, а лётчики истребителей, могут в специальном костюме испытывать перегрузку 12G. Будь я, обычным человеком и при 15G меня бы сплющило. Но я не обычный человек, а потомок пришельца из космоса, и который к тому же имеет ещё два преимущества. Первое — это тело шиноби с чакрой, энергонасыщенность клеток которого, позволяет ему выдерживать огромные физические нагрузки, плюс ко всему моё тело имеет очень хорошие гены Узумаки и Сенджу. Второе — это система АркАнима, позволяющая мне быстро адаптироваться к нагрузкам, лечиться, ну и в конце концов, эти самые нагрузки обеспечивая, при этом безопасно распределяя их на все тело.

После миссий, я тренировал Мито хождению по деревьям. Что-то я заметил, что Мито может быстро обучаться лишь тогда, когда у неё, так сказать, пригорает. Как, например, с Теневыми Клонами, которых она выучила меньше чем за час. Ну, или в соперничестве с кем-нибудь. И для обеспечения этого соперничества, я и пригласил на тренировку Сакуру. И как только Сакура смогла ходить по деревьям, я начал обучать её хождению по воде, и при объяснениях и тренировках, специально и демонстративно, проводил с ней больше времени.

Мито же злило то, что я кому-то персонально уделяю больше внимания, чем ей. А то, что этот кто-то был девочкой, злило её еще больше. Так, через два дня Мито научилась ходить по деревьям, и когда, я учил ходить её по воде, то она как можно плотней прижималась своим мокрым, от падений в воду, телом. А у неё там уже кое-что наметилось, единички ещё не будет, но она уже не за горами.

Саске с нами не тренировался, он после миссий сразу уходил. Это с Сакурой мы общались после миссий, а потом, я начал звать её на тренировки. Саске все равно, скорее всего, свалит к Орочимару, так пусть он свалит без знаний о моих способностях. Я, конечно, на тренировках с Мито и Сакурой своих реальных способностей не показывал, но то, что я иногда применял стихию Дерева, можно было заметить.

Вообще, в ниндзюцу, я слегка замедлился, ведь нагрузки на тело я все увеличиваю, а на поддержание и регенерацию тела тратится НР, когда НР подходят к концу, я трачу ману на лечение, а когда и мана заканчивается, то мне приходится поддерживать тело, с помощью ирьенинских техник, на применение которых тратится чакра. Вообще, и есть я стал очень много, наверное даже больше чем Акимичи.

Хотя, всё это мне не помешало освоить Чо Одама Расенган, а также добавить в мои Расенганы чакру Ветра, Воды и Земли. Когда я бросал Водяной Расенган, то на месте падения образовывалась большая полая водяная сфера, объем внутри которой, заполнялся водяными резаками, а к концу, сфера взрывается водяным гейзером. Применив Суйтон-Расенган на огромном камне, по окончанию техники, я получил крупную гальку с гладкими и острыми краями.

Дотон-Расенган на месте падения поднимал из земли большую каменную стену, в виде чаши. В пределах этой чаши начинала хаотично изменяться гравитация, и также хаотично на большой скорости, в этой чаше летали осколки камней. По завершению происходил осколочный взрыв, но при этом, стенки чаши предотвращали разлет осколков, так что, от взрыва страдал только тот, кто находился в этой чаше. Использовав на огромном камне этот Расенган, на выходе я получил настолько дырявый камень, что он был больше похож на большую серую губку. Ну, действие Расенгана Ветра известно, он на месте падения вызывает взрыв в виде сферы, и пытается все измельчить микроскопическими лезвиями ветра. Хотел попробовать создать Расенганы с чакрой Льда и Дерева, но пока не хватает контроля.

Также, создал вариации Теневых клонов, с применением чакры стихий. Самыми полезными были из Дерева и Льда, оба они по прочности сравнимы с клоном из чакроплоти, но при этом их я могу создать больше, чем одного. Клона из чакроплоти, как я не пытался, больше одного создать не могу, с увеличением количества моей чакры, этот клон просто может просуществовать дольше. Но флагман моего клоностроения, это клон из чакроплоти, в котором всю чакру преобразовали в чакру Дерева. Он был невероятно прочным, мог превращать свои конечности в древесные удлиняющиеся лапы, и вообще использовать Мокутон на интуитивном уровне.

Когда у него, из-за экспериментов, кончилась чакра, он развеялся, и легким зелёным туманчиком впитался в меня. И тут я почувствовал обжигающую боль в Очаге Чакры, а мои руки начали покрываться корой. Я срочно развеял всех клонов и тут процесс прекратился и пошёл вспять. Фух, похоже, вместе с остатками чакры и информацией от клона, в меня влилась природная чакра и начала лавинообразно преобразовывать всю мою чакру в чакру Дерева. Придется теперь быть аккуратным и чтобы не превратиться в деревянную чушку, придётся научиться контролировать природную энергию.

Помнится, Хаширама, мог входить в режим сенина, при том, что о его призыве не было ничего известно. Хотя, он и нафиг ему не сдался, ведь он мог с помощью Мокутона самостоятельно делать огромного деревянного голема, способного наравне сражаться с Девятихвостым. А как бы не были круты призывные жабы, но даже их жабий босс Гамабунта, мог только на минуту задержать Лиса. Да и вообще, у меня теперь есть шанс, выучить сендзюцу и получить режим сенина, при этом не подписывать разные сомнительные контракты своей кровью. И ещё при призыве кровь нужна, как-то от этого всего, чем-то демоническим веет. Хотя даже, если бы мне пришлось подписывать контракт призыва, то я скорей выбрал бы змей, чем слизня или жаб. Ведь змеиный босс Манда, мог наравне сражаться, одновременно и с Гамабунтой, и с Кацуей. Но змеи, как раз и похожи больше всего на демонов, в плане оплаты своего призыва живыми людьми или шиноби. Так что, нафиг-нафиг, лучше я сам. Главное в процессе обучения, в дерево не превратиться.

Так что, перед сном, два часа я уделяю медитации, чтобы почувствовать и сбалансировать мою чакру с природной. А мои клоны, разбросанные по лесам Конохи, где фон природной чакры самый плотный, так же медитируют, собирая природную чакру и пытаются ее обуздать. Пару раз перебарщивал с концентрацией природной чакры, и вновь начал покрываться корой, но развеяв десяток клонов, чья чакра возвращалась ко мне, выдавливала лишнюю природную энергию и возвращала всё в норму. За четыре с половиной месяца, я пока не нашёл баланса, и не смог получить Сенин-Мод, но чувствую, что уже близок. Также, пробовал сделать ледяного клона из чакроплоти, но он получался хоть и сильнее простого ледяного, но намного слабее, чем из дерева. Наверное, это из-за двух фактов, первый — это скорее всего, как раз природная энергия, второй — это то, что дерево ближе к живой органике, а значит, реализует больший потенциал чакроплоти.

Для эволюции Хошингана, мне нужны данные с пробужденного Мангёко Шарингана, который… трам-пам-пам… был у нашего сенсея. Хоть Какаши и не Учиха, но использовал свой Мангеко неплохо. Так что, когда мы пашем на D-ранговых миссиях, а он сидит и читает свою книжку, я активирую на нем «Анализ» и возникшие странные ощущения от анализа, он списывает на концентрированное на нём негодовании четырех его учеников-генинов, которые работают, в то время как он отдыхает. Анализ при моем Интеллекте не должен теперь занимать столько много времени, но анализировал я его всего, так что, было много лишней информации помимо нужных мне данных о Мангёко Шарингане. Но за три месяца я собрал нужные данные, а Какаши, когда пропало это странное чувство, подумал, что мы просто смирились, с его отдыхом во время нашей работы.

После этого я потратил ещё полмесяца на добавлении недостающих данных в мой Хошинган. Причём, в сумме потратил не так уж и много всего шестьдесят тысяч РР и сорок SP, ведь Хошинган теперь нужно просто улучшать, а не компилировать его, практически с нуля. И через каких-то два дня установки, мне стало известно нужное количество чакры для активации следующей ступени, а именно две с половиной тысячи СР. Кстати, для справки, у нашего старого дедушки Хокаге сейчас чакры на три тысячи сто СР. Мне же совсем немного не хватает чакры, думаю, через пару недель повышенных тренировок, смогу вместе с клоном из чакроплоти провести активацию.

Прошло ещё полмесяца, и я все же смог активировать следующую ступень развития Хошингана. Глаза вновь пережили не самые приятные ощущения, и по окончанию процесса на радужке вновь появилась звезда.

Теперь мой Хошинган напоминает Шаринган с тремя томоэ. Вот как изменилось его описание:

«Хошинган IV» 45 СР в минуту. Четвертая ступень полноценного додзюцу, созданного на основе полных данных о Бьякугане, Шарингане, Мангёко Шарингане, данных о Ринненгане и Тенсейгане, а также генах Узумаки и Сенджу. Увеличивает четкость, дальность (100 м) и угол обзора (300 градусов), позволяет видеть в темноте, через толстые препятствия, выделяемую человеком чакру, потоки чакры в теле, а также систему циркуляции чакры и танкецу. Дает возможность дополнительно видеть потоки пространственных искажений, а также свернутые чакро-структуры. Увеличивает скорость вашей реакции, 165 % от обычной. Дает увеличенное сродство с чакрой стихии Воды, Земли, Ветра и Огня. Облегчает создание чакры смешанной стихии. Также пассивно увеличивает контроль, количество чакры и её плотность. Для дальнейшего развития и получения новых возможностей глаз нужно: V ступень — 450 °CP и 50 SP, VI ступень — 700 °CP и 70 SP, Мангеко Хошинган — 11 00 °CР и 100 SP. Хошинган окончательно сформировался, и теперь в него дополнительно можно добавлять данные из других глазных додзюцу. Хошинган, представляет собой конгломерат объединённых сложных чакро-структур, размещённых в подпространстве глаза, поэтому к нему можно будет добавлять особенности других додзюцу. После достижения стадии Мангёко Хошингана, все структуры будут со временем многократно дублироваться, тем самым увеличивая мощность додзюцу в два раза, за каждое дублирование. И со временем, когда энергонасыщеность глаз превысит возможность материального носителя, тогда глаза привяжутся к вашей душе, став её частью и будут называться Вечным Мангёко Хошинганом.

* * *
Хо, какие прекрасные новости, значит, я не зря тратил время на все эти заморочки с глазами. Так, теперь проверим новую возможность Хошингана. Я взял одну Взрыв-Печать и посмотрел на неё активированными глазами, и увидел всю скрытую структуру этой простейшей фуин печати. Вот накопитель чакры, вот преобразователь, который преобразует нейтральную чакру в чакру Ветра и Огня. Вот часть, отвечающая за активацию, а также за задержку взрыва, это один небольшой накопитель и цепочка совсем крохотных. Влив чакру в большой, можно при активации добиться мгновенного взрыва, а вливая чакру в звенья цепочки можно настроить время детонации взрыва печати. Также, там стоял своеобразный предохранитель, не позволяющий другим, взрывать печати, которые поставил ты.

В общем, теперь фуиндзюцу стало намного понятнее, ведь хоть все эти структуры и были сформированы в виде иероглифов и кругов, нарисованных с помощью специальных чакро-содержащих чернил, на бумаге из чакро-проводящих сортов деревьев. Но, то, что я видел обычным зрением и Хошинганом отличалось, как черно-белое немое кино и IMAX 3D кинотеатр с объемным звуком. Теперь, я думаю смогу поизучать разные печати, и начну пожалуй сейчас, все равно после активации новой ступени Хошингана, чакры осталось, лишь сто СР.

Так пока ждал восстановления, смог разминировать заряженную печать, поглотив чакру из мест для её активации, при этом я вновь могу её использовать. Ещё смог полностью её обезвредить, сделав просто бесполезной разрисованной бумажкой, и для этого поглотил чакру из накопителя. Вообще, чакру поглощать могут не все, лишь те у кого хороший контроль чакры, как допустим у ирьенина А ранга. Ещё от скуки попытался повторить структуру взрыв-печати в небольшом кусочке деревяшки, всё равно все деревья в Конохе из-за Хаширамы, так или иначе, чакропроводящие. И мне это удалось, причем характерные для запечатывающих техник иероглифов не было, были какие-то стрелочки и линии, которые появились в момент детонации печати, а до взрыва, в обычном зрении она ничем особенным не отличалась от других деревяшек.

Также, недавно возросшие характеристики позволили мне сейчас разблокировать один полезный навык:

«Дополнительный мыслительный поток (1)» — требование для активации Интеллект 250, Мудрость 250. Стоимость активации 40 SP и 1 000 000 РР. В ментальном теле, создаётся дополнительный мыслительный поток, который со временем, может стать параллельным сознанием. Вначале, только созданный мыслительный поток имеет мощность 25 % от основного сознания, когда мощность станет 100 %, мыслительный поток превратится в параллельное сознание. Можно создавать дополнительные мыслительные потоки, когда Интеллект и Мудрость набирают 250 пунктов. Следующий дополнительный мыслительный поток можно создать при Интеллекте и Мудрости в 500, по цене 40 SP и 1 000 000 РР.

После небольшого головокружения я осознал, что мне стало легче мыслить, а попробовав поуправлять чакрой, создав Расенган и пару техник Мокутона, то понял, что техники, как раз, где-то на четверть мне легче даются. Когда я отдохнул, проверил мой статус, после четырёх месяцев усиленных физических тренировок:


«Статус»

НР 163/163/41 в час

МР 318/318/65,5 в час

РР 233430/15,7 в час

RP 395/395/65,8 в час

СР 1374/1374/260,6 в час

SP 7

Характеристики:

Сила 291

Ловкость 243

Выносливость 326

Интеллект 251

Мудрость 263

Магия 159

Глава 6 — Проблемы и Страна Волн

После всего этого я пошёл домой. Сегодня миссии вместо меня выполнял мой теневой клон. И должен сказать, что Мито очень разозлилась, когда узнала, что я филоню и вместо себя посылаю клона. Так что, клону не повезло, и он развеялся от куная брошенного злой Мито. Мито вообще в последнее время стала очень нервной. Во-первых, ей уже надоели эти D-ранговые миссии, и думаю, на днях она сорвётся и попросит у Хокаге миссию посложнее, и Хокаге, скорее всего, отправит нас в Страну Волн. Вторая и главная причина — это я, а именно за время усиленных тренировок я вырос до ста шестидесяти пяти сантиметров, и оброс заметной рельефной мускулатурой. И теперь, я замечаю отнюдь не дружеские взгляды, которые бросает на меня Мито. А иногда, когда я переодеваюсь в рабочую одежду на миссиях с грязным ручным трудом, то взглядом меня пожирает не только Мито, но и Сакура.

Так вот, пришёл я к себе в квартиру вечером, и никого не застал. Что очень странно, ведь обычно в такое время, после миссии, я или клон с Мито, возвращаемся ко мне в квартиру. Обыскав всю квартиру, включая ванну, я был озадачен и поэтому для поиска Мито, включил Хошинган, и быстро нашел её, в её же квартире, в которой мы не живем, а по факту используем её, как склад для наших вещей.

Так вот, она лежала на кровати, в обнимку с моей майкой и занималась тем, чем приличным юным девочкам заниматься не пристало. С помощью «Пространственного скачка», я перенёсся за стену в квартиру Мито и незаметно подобрался к ней сзади, но так, чтобы она меня не видела. При этом я не стал отрывать её от очень важного процесса, а стал ждать, так сказать окончания процесса. В процессе своего удовлетворения она называла моё имя, а в самом конце громко простонала: «Наруто-о-о-о-о!». И когда оклемалась и открыла глаза, то увидела широко ухмыляющегося меня.

— Н-н-Наруто! — вскочила она с кровати.

— Да, Мито, это я. Ты так часто и страстно меня звала, что я просто не мог не прийти.

— Наруто, я-я-я… я могу всё объяснить.

— Не надо ничего объяснять, мне и так все было прекрасно видно, особенно финал. Ай-ай, и эта девочка порицала меня в моей извращённости, а сама делала такие… Такие… неприличные вещи… Мито-Мито.

— Наруто, это было первый раз… я-я… не считай меня извращенкой, я нормальная, просто ты такой, а я… и тут Сакура смотрит, и ты ходишь такой… а сегодня опять переодевался… и ты почти голый и такой мускулистый… и… и я не выдержала. Не презирай меня. Я так больше не буду. Обещаю, я буду нормальной. Не бросай меня, пожалуйста.

— Эй-эй, успокойся. С чего ты вообще взяла, что я буду презирать тебя или вообще бросать? Да, я увидел твою, как ты думаешь не лучшую сторону, но я думаю наоборот. И мне очень понравилась, эта твоя неприличная сторона. Да и не беспокойся, это ведь естественный процесс удовлетворения своих желаний. Это как попить воды или поесть рамена, то есть ничего плохого в этом нет. Хотя, много пить и есть тоже вредно, так что, это свое желание, тоже не переудовлетворяй, особенно с кем-то другим… кроме меня.

— Так ты не сердишься? Что я на тебя… и твоё имя и майку… когда… ну ты понял.

— Конечно же, не сержусь. А наоборот очень даже рад, что я тебе так нравлюсь, и как я недавно видел — даже очень-очень нравлюсь. Если хочешь, я даже могу тебе помочь, так сказать, подать руку помощи, а может даже и не только руку.

— Такое предлагать, извращенное… я не знаю… я тоже только что была не примером приличия… но всё же… это мы ещё маленькие, чтобы такое предлагать и делать… я не… я хочу… но не могу… нет-нет, нельзя.

— Да ладно, чего стесняться? Давай я покажу тебе кусочек того, чего ты сможешь получить, если пойдешь в мой гарем.

— Опять ты про свой гарем. Задолбал уже, извращенец.

— И ничего я не извращенец, я нормальный парень, которому нравятся красивые девушки. А извращенцем я был, если бы мне нравились мальчики или собаки. И вообще, из уст той, кто меньше минуты назад трогал себя в неприличных местах и выкрикивал моё имя, это звучит довольно лицемерно.

— Я-я… я же уже объяснила, что это был первый раз и…

— Ладно. Я тебя понял, не надо мне повторять. И всё же ляг и расслабься, и позволь мне позаботиться о тебе. Не волнуйся, слишком далеко я заходить не буду, всё же ты права и мы действительно ещё слишком молоды.

— Х-хорошо, только будь нежен, я только недавно к-к-кон… в общем, я ещё слишком чувствительна.

Мито легла и начала очень нервно посматривать на меня, при этом не зная куда ей деть руки. То начнет майку задирать, то обратно разглаживать, то штанишки начнёт теребить. В общем, подойдя к ней, первым делом я взял её руки и зафиксировав своими по бокам, нежно поцеловал её. Поцелуй длился около минуты, и когда он закончился, Мито уже смотрела на меня затуманенным взглядом. Я же отпустив руки, начал приподнимать её маечку, при этом чертя дорожку из поцелуев по её шейке, до её милых вздернутых сосочков на маленькой груди. Когда, Мито уже начала громко постанывать, я прекратил ласкать ее аккуратные грудки и начал переходить на животик, приближаясь к самому сладкому. Сняв штаники, а также насквозь мокренькие трусики, я слегка развел гладенькие ножки и уткнулся в её киску, которую на лобке украшал рыжий пушок. И тут, как говорится, пошёл процесс. Я с помощью ирьенинской техники, позволяющей убрать боль, наоборот усилил чувствительность к ласкам, а также не позволял Мито закончить всё быстро. И долго ласкал её жемчужинку, пока она с громким криком не финишировала, и через минуту легких вздрагиваний, при которых я продолжал нежно её ласкать, она отключилась, упав от нахлынувшего удовольствия в обморок. Собрав одежду и взяв Мито на руки, я переместился к нам в квартиру, где окончательно её раздел и уложил в кровать. Сам тоже лёг рядом. Хотя не будь я ирьенином, пошёл бы инвестировать в Конохскую развлекательную инфраструктуру, а в частности в дома утех, или если по-простому, то пошёл бы спускать заработанные на миссиях деньги в местный бордель. Но я крепок, я кремень. Так что, спать.

Утром, проснувшись раньше Мито, я не стал выбираться из её объятий и будить её. Да и вообще, какой парень захочет, чтобы его прекратила обнимать обнаженная девушка? Но, ничего не длится вечно, вот и Мито заворочалась и открыв глаза уставилась на моё радостное лицо. Осознав своё положение, она высвободила меня из своих объятий, отползла на край кровати, при этом не смотря в мою сторону и плотно укутавшись в одеяло, неуверенно спросила:

— По-Почему я проснулась го-голой?

— Какой засыпала, такой и проснулась. Ой, а что это мы при разговоре так краснеем и отворачиваемся, а? Неужто, вспоминаем вчерашний вечер?

— Стыдно… вчера, мы делали такое… очень стыдно. Это было неправильно, мы не должны были делать такие постыдные вещи вместе.

— Ах, вместе значит, не должны были. А тебе одной, значит, постыдные вещи делать можно?

— Нет, я не это имела в виду. Мне тоже нельзя, и тебе нельзя, и нам нельзя, и вообще никому нельзя.

— Как это никому нельзя? Как тогда человечеству теперь размножаться, когда ты всем запретила делать постыдные вещи? Это мы так за пару десятков лет все вымрем.

— Я не запре… Я… я… я не могу. Наруто, что делать? Я голая, ты тоже почти голый, вчера мы делали извращённые вещи, которые не должны были делать. А если об этом кто-нибудь узнает? Сакура или Саске, или вообще Какаши-сенсей? А если дедуля Хокаге? Как мне им всем теперь в глаза смотреть?

— Мито, ничего ужасного и неисправимого не произошло, подумаешь, я доставил тебе удовольствие. Лучше скажи, тебе понравилось? — спросил я, при этом подобрался к ней и обнял её.

— Да, это намного лучше, чем в те разы, когда я делала это одна.

— Ты ж говорила, что вчера это сделала первый раз.

— Я… я соврала тебе, я делала это уже много раз. Просто ты такой красивый, и всегда был добр ко мне, заботился обо мне. Только такая дурочка, как Сакура, не влюбилась бы в тебя. Наруто, я очень тебя люблю, уже очень давно, и совсем не как друга, а как мальчика, который мне очень нравится. Наруто, я люблю только тебя. А ты, ты, любишь меня?

— Мито, малышка я тебя очень люблю, прям как сестру. И ты мне тоже очень нравишься, как девочка, но ты не единственная кто мне нравится в этом плане, ещё мне нравится Сакура, Ино и Хината. Поэтому, если ты согласна быть в моем гаре… *шлёп* — я заткнулся получив пощечину. А Мито встала и отскочила от меня.

— Как ты можешь?! Я изливаю тебе свои чувства, говорю тебе, что ты единственный кого я люблю. А ты?! Ты говоришь, что любишь меня, как сестру и при этом вчера делал такое, что братья себе делать не позволяют. А потом говоришь, что я всего лишь нравлюсь тебе, наравне с другими девочками и предлагаешь мне вступить в твой дурацкий гарем. Ну, ты и козел! Я и не думала, что ты… ты такой невозможный кобель! Убирайся с моей квартиры, я не хочу тебя видеть и вообще знать!

— Эм, вообще-то это моя квартира.

— Ааа, козёл! Кобель! Тогда я сама уйду!

— Эх, тогда хоть на вещи свои, оденься. Чтобы все не увидели твою обнажённую попу.

— Я сама знаю! И отвернись, козёл! — ага, знает, уже намылилась на выход в одном только одеяле.

Мито быстро оделась, и бросив одеяло на пол, побежала в свою квартиру, где начала не долго все крушить, а после улеглась на кровать и разревелась. Я выключил Хошинган, перестав следить за Мито.

Как-то разговор прошёл не так как я хотел, и теперь, я действительно чувствую себя немного козлом. Хотя, знал ведь, что и кому говорю, и другой реакции от очень ревнивой Мито было сложно ожидать. Эх, ладно. Надеюсь, она поплачет немного и остынет, а через пару часов, на миссии, мы сможем нормально поговорить.

* * *
Не смогли. На протяжении всей миссии по поимке кошки жены Дайме, она меня игнорировала, от начала до конца. И вот сейчас, когда мы идём сдавать миссию Хокаге, она идёт далеко впереди с кошкой в руках. И Сакура, не выдержав странной атмосферы, спросила:

— Наруто, что с Мито? То её от тебя даже ломом не оторвать, то сейчас она с тобой даже словом не обмолвилась, и всё время пытается не смотреть в твою сторону и игнорировать.

— Эх. Мы с Мито, немного поссорились.

— Ничего себе немного. Это что ж ты такое сделал, что она так демонстративно тебя игнорирует?

— Я позвал её в гарем.

— Ой, Наруто, опять твои шуточки про гарем.

— И ничего это не шуточки. Ты, между прочим, стоишь второй в списке кандидаток на вступление в гарем.

— Ни в какой гарем я вступать не буду, особенно в твой. Я Саске люблю, и буду только с ним, без всяких там гаремов.

— Ну, как знаешь — как знаешь. Саске тебя уже шесть лет игнорирует, и что-то я не наблюдаю заметных улучшений в ваших отношениях. Да и вообще, он же говорил, что ему надо клан восстанавливать, а с гаремом это можно сделать очень быстро, всего за одно поколение.

— Ну вот, теперь и я с тобой, тоже, как и Мито, разговаривать не буду. — обиделась на правду Сакура, и пошла предпринимать безрезультатные попытки привлечь внимание Учихи.

А ладно, фиг с этими девочками. Сейчас меня волнует то, что нам скорее всего всучат А-ранговую миссию, под видом легкой С-ранговой. Мито, уже давно достали эти D-ранговые миссии, но раньше я выслушивал её негодования по этому поводу и успокаивал. А теперь же, нет сдерживающего фактора в виде меня, плюс она ещё больше зла чем обычно, из-за утренней ситуации. Так что, скорей всего она сорвется, и вытребует у Хокаге миссию посложнее.

И вот, после просмотра шоу жестокого обращения с животными, а именно, радостного, для мадам Шиджими воссоединения со своей кошкой Торой, и трагического воссоединения для самой Торы. Хокаге же, не обращая внимания на страдания невинного животного, обратился к нам:

— Что же, теперь седьмая команда Какаши, ваша следующая миссия… хм… нянчиться с внуком старосты, закупиться в соседней деревне и помочь с уборкой картошки.

— Ну уж нет! Спасибо, с меня довольно! Я хочу, наконец, выполнять миссии связанные с работой шиноби, а не с работой простых крестьян. Найдите нам достойную миссию. Получше этой! — сорвалась наконец Мито.

— Узумаки, вы всего лишь новички. Все начинают с простых заданий, которые потом усложняются. — ответил, сидящий тут Ирука.

— Но меня уже достали эти ерундовые занятия. — продолжала Мито.

— Мито успокойся. — хотел я её успокоить.

— Ты вообще заткнись, кобель! И не смей ко мне обращаться!

— Ладно, довольно. Прекратили перепалку в присутствии Хокаге. — осадил всех Какаши.

— Мито, похоже, я должен дать пояснения, по поводу всех этих миссий. Слушай меня внимательно. Каждый день деревня получает множество заказов, от ухода за детьми до убийств. Все задания заносятся в списки и делятся по категориям: А, В, С, D, в зависимости от сложности. Наши ниндзя также разделены по уровням, начиная с меня Каге, потом джоунин, чуунин, генин, и ученик Академии. Сложность миссии устанавливается в соответствии уровня навыков, если задачи успешно выполнены, деревня получает с клиента деньги. Но вы только недавно стали самыми меньшими ниндзя, то есть генинами. Миссии уровня D, отлично подходят вашим способностям.

— Как мне это надоело, вы только и можете, что говорить. Знайте, я не всегда буду маленькой девочкой, я вырасту и стану Хокаге. — Мито обиженно уселась на пол, и еще очень тихо добавила, — И я выдам закон, делающий гаремы под запретом.

— Что ж я согласен. Я дам вам миссию, категории С, по защите одного человека.

— Правда?! Ну и кто же это такой? Может быть это какой-нибудь дайме? Или принцесса? Или принц?

— Принц? Хех. Успокойся, я сейчас вас представлю ему. Войдите, пожалуйста.

И тут увидев, кого мы будем защищать, весь запал Мито пропал. А сам защищаемый, заходя, произнес:

— Так, что тут у нас? Это же сборище каких-то малолеток, половина из которых, ещё и девчонки. — и начал заливаться пойлом. — Я, лучший мастер по строительству супер мостов, и посему, я ожидаю, что вы обеспечите меня супер защитой, во время моего возвращения на родину.

После знакомства, Хокаге отправил нас собираться на миссию. Мне это особо не нужно, ведь я все своё ношу с собой, в пространственном кармане, ну и ещё огромные камни, для обеспечения нагрузки. Так что, я сразу демонстративно пошёл к воротам, чтобы Мито могла нормально собрать вещи, ведь практически большинство нужных ей вещей находятся в моей квартире… ну, ключ у неё есть, так что справится. И вот минут через сорок, начали все собираться у ворот, даже наш заказчик подошёл из бара.

Все были с рюкзаками, кроме меня, причём у Мито рюкзак был самый большой, ведь раньше я таскал её вещи, а теперь она вроде и взяла всё тоже, что и обычно, но теперь ей приходится тащить это самой. И главное так зло зыркнула, когда увидела, что я налегке.

Я шёл чуть в стороне и не участвовал в разговоре. Когда Какаши упомянул, что на С-ранговых миссиях не предвидится боев с шиноби, то Тадзуна заметно занервничал. И вот мы идём такие, и я вижу недалеко лужу, это при жаре около тридцати шести градусов, и отсутствии малейших осадков несколько дней. Я подобрал камушек, и внедрил в него упрощенную структуру взрыв печати, только чакра там преобразуется в Воду и Ветер, и кинул этот камушек в лужу. Если делать взрыв печати, не на чакропроводящих материалах, то они быстро портятся, чаще всего дестабилизируются и взрываются, но это как раз то, что мне и надо было. Камешек я бросил издалека, так что, когда он взорвался, образовался гейзер, который выбросил на поверхность двух чуунинов из Скрытого Тумана, что были оглушены подводным взрывом. Мы как раз, подошли к ним и я сказал:

— Вот это я понимаю улов! Только рыбки какие-то несъедобные и сильно смахивают на вражеских шиноби, которых, как сказал Какаши-сенсей, здесь быть не должно. — и с подозрением посмотрел на Тадзуну.

— А ты молодец, Наруто. В любом случае, господин Тадзуна, я должен с вами поговорить.

Когда мы привязали этих неудачников к дереву, Какаши начал разговор:

— Похоже, это чуунины из Кири, их шиноби известны тем, что выполняют заказ не смотря ни на что. Но мне всё же интересно, кого поджидали эти двое и на кого они охотятся? — говорил Какаши и косился глазом на Тадзуну.

— Что вы имеете в виду? — спросил нервничающий мостостроитель.

— Проще говоря, были ли целью вы или кто-то другой? Вы меня понимаете? Я слышал, что по вашему следу идут шиноби, нашей задачей было просто защищать вас от воров и бандитов. Это же становится миссией, минимум категории B. Ваш заказ требовал обычной защиты до окончания стройки моста. Если бы было известно, что за вами следуют ниндзя, эта миссия перешла бы в более дорогой вариант. Я уверен, что у вас были причины, но ваша ложь, по поводу миссии, создаёт проблемы. Мы сейчас действуем за пределами наших задач и уже не обязаны вас защищать. — с каждым словом Какаши, Тадзуна покрывался потом и становился все грустней и грустней.

— Мы еще не готовы для этой миссии. Давай закончим её. Конечно, Наруто справился с ними, но это было больше похоже на везение. — сказала Сакура.

— Да, думаю, она права, эта миссия нам ещё не по зубам. Я считаю мы должны вернуться в деревню. — продолжил Какаши.

— А я думаю, мы должны продолжить. У нас тут S-ранговый джоунин, три генина, ну и я — будущий повелитель этого мира, пока ещё генин, но по силам буду равен, где-то слабому джоунину, плюс, я ещё А-ранговый ирьенин. Так что, мы довольно сильная команда и справимся практически с любыми шиноби, которые могут прийти за головой мостостроителя.

— Ты слишком самоуверен, малец. Хоть ты нас и застал врасплох, но после нас заказ придёт выполнить Демон Тумана Момочи Забуза, он один из Мечников Тумана, и он покрошит всю вашу компашку в капуст…*урх-г*… — в горло, слишком разговорившегося чуунина, прилетел мой кунай.

— Ты смотри, как разговорился. Всю командную мораль попортил, которую я тут поднимал. Стою тут, значит, распинаюсь о том, как им всем повезло попасть в команду со мной, как они должны гордиться этим фактом, а он берёт и пугает нас каким-то вшивым Мечником Тумана. Ну, хоть не зря умер и рассказал что-то полезное.

— Наруто, зачем ты его убил? И Мечниками Тумана не становятся кто попало, только величайшие мечники А ранга, и вместе с особыми мечами, прозванными Семью Мечами Тумана, они становятся опасными шиноби S ранга. И это уже слишком опасно для вас.

— Ой, да пустяки, мы с вами вдвоем разделаемся с ним в два счета, ещё и заработаем. Я слышал, что тела сильных шиноби, а также различное оружие можно выгодно продать. Да и вообще, в нашем мире опасность нас подстерегает на каждом шагу, даже в нашей деревне не безопасно. Ну, знаете, нападение Девятихвостого, вырезание клана Учих. Так что, мы миссию взяли, мы её должны выполнить. А то, что заказчик утаил информацию и занизил опасность миссии, так я же говорю, что в жизни может всякое случится, и простой проходящий мимо прохожий, может оказаться S-ранговым психом-нукенином, которому не понравилось, как вы на него посмотрели, и он попытается вас прикончить. А тут мы уже знаем с кем будем иметь дело, плюс мы самая сильная команда этого выпуска, и кого-то другого посылать, во-первых — долго, а во-вторых — нерационально. Так что, я за то, чтобы продолжить выполнения миссии. Ну, кто меня поддержит? Кто не струсит перед работой НАСТОЯЩЕГО ШИНОБИ, перед миссией достойной даже будущего Хокаге и которая позволит набраться боевого опыта и стать сильнее. Давайте, поднимите руки.

Первым руку поднял Саске, видя это, за ним последовала Сакура. Мито немного колебалась, хотя она и была согласна с моими словами, но эти слова говорил тот, на кого она обиделась. Но все же, тоже подняла руку. Я тоже за компанию поднял руку и посмотрел на Какаши.

— Ладно, ваша взяла. Команда номер семь, продолжает миссию.

Тадзуна громко выдохнул. Я сказал Какаши, что мой клон приберёт здесь и догонит нас. Он нехотя согласился. Ишь раззявил роток на мои трофеи. Клон запечатал в свитки тела и амуницию этих шиноби и отдал их мне. Мы же продолжили путь и скоро пришли к причалу, где погрузились в лодочку с мотором, но при этом сам мотор не использовали. В самой лодке Тадзуна наконец набрался смелости и рассказал всю подноготную этой миссии без утайки:

— Я должен вам это рассказать. Вы вправе знать правду. Как вы и сказали, эта миссия выходит далеко за рамки этого задания. Это из-за того, что один супер опасный человек охотится за мной.

— Супер опасный? И кто же это? — спросил Какаши.

— Может вы слышали его имя, богатый корабельный магнат, человек по имени Гато.

— Гато? Из компании Гато? Он считается одним из богатейших людей мира. — проинформировал Какаши.

— О, отлично. Значит можно будет ещё и грабануть толстосума. Теперь, я ещё больше не жалею, что выбрал продолжение миссии. — не слишком громко прокомментировал я, так, чтобы меня услышали только Саске, Сакура и Мито.

— Официально он владеет большой корабельной компанией, но на самом деле торгует наркотиками, оружием и другими запрещенными товарами. Использует членов различных банд, для прикрытия своего бизнеса. Это весьма опасный человек. Уже больше года, как он обратил свое внимание на Страну Волн. Взятками и насилием, он быстро захватил контроль над корабельным движением нашей страны. Контролируя корабельные перевозки, которые составляют основы жизни маленькой островной страны, как наша. Гато теперь монополизировал все деловые перевозки. Последнее чего боится Гато, это постройка моста.

— Ясно, из-за постройки моста вы стоите у них на пути. — сказала Сакура.

— Эх, не бойтесь, самая крутая команда Конохи защитит вас, плюс, я вам даже в качестве бонуса помогу быстрее построить мост, ну, за небольшое одолжение. Если согласитесь, то мост будет готов максимум через неделю.

— И чем же ты один можешь помочь? Тем более, нам ещё нужно благополучно добраться ко мне домой. Что будет слегка проблемно, когда один из богатейших людей точит на тебя зуб и послал за тобой элитного убийцу-мечника.

— Скоро, дедуля, ты увидишь насколько я крут. И не только ты.

— Эх, у меня всё равно нет выбора. Ведь Страна Волн супер бедная страна. Наш дайме даже не может содержать шиноби и Скрытую Деревню. Разумеется у нас нет денег, чтобы заплатить за миссию ранга В или лучше. Короче, мне придётся рассчитывать только на вас. И если вы всё же откажетесь, меня точно убьют, и мне не удастся добраться до дома.

— Ладно, старик, прекращай уже давить на жалость. Мы же уже согласились. Ты бы ещё для пущего эффекта рассказал бы, что после твоей смерти у тебя останется внук там или дочь, которые до конца жизни будут винить шиноби Скрытого Листа в твоей смерти, и люто за это их ненавидеть. — и все увидели широко раскрывшиеся глаза Тадзуны и его удивленное лицо.

— Что, неужели я угадал, и дальше ты собирался скормить нам именно это?

— Нет-нет, что ты. И всё же, если я выживу, то я согласен на твою помощь за небольшую услугу, если она, конечно, не касается денег.

— Не, она достаточно пустяковая.

— Мы скоро прибудем. — сказал лодочник, — Тадзуна, похоже нас не обнаружили.

— Спасибо тебе.

Ага, спасибо, сейчас ты увидишь человеческую благодарность за то, что рискуешь жизнью, строя мост, а они тебя предают.

Пока мы подплывали к берегу, я надел капюшон и маску.

— Ой, Наруто, опять ты напяливаешь эту страхолюдину. — высказала свое мнение Сакура.

— Когда в твое, несомненно прекрасное личико, будет лететь острое смертоносное железо, ты с сожалением вспомнишь, что не имеешь такой же страхолюдной маски, как у меня. Моя маска может и удар куная выдержать и удар меча. В конце концов, как я соберу себе гарем, если моё лицо будет всё в шрамах? Хотя, я слышал, что некоторым девушкам нравятся шрамы, они говорят, что шрамы украшают мужчину. Но всё же, мне мое лицо нравится таким, какое оно есть.

Мы высадились на причале, и после прощания Тадзуны и лодочника, последний свалил, громко врубив мотор. Дальше мы продолжили путь пешком, я шёл впереди, но Мито начала меня обгонять, я прибавил шагу, и она за мной. И тут, она, услышав шорох в кустах, вырывается вперед и метает кунай в кусты и попадает в белого зайца.

— Ой, зайчик, я думала это вражеский шиноби. Прости меня зайка. — взяла она его на ручки.

— Давай я его добью, и у нас на обед будет прекрасное жаркое из зайчатины.

— Как ты можешь убивать таких милых существ?

— Ой ли? А кто ел этих милых существ, когда я их тебе готовил? Или ты думаешь, что те звери из которых я готовил шашлык, сами умирали — от старости?

— Ой, всё! Я с тобой вообще-то не разговариваю.

Я с помощью Хошингана давно заметил Забузу, и вот он начал действовать. Спрыгнув с дерева, он метнул в нас свой тесак. Какаши тоже заметил неладное с белым северным зайцем, поэтому среагировал на атаку, скомандовав: «Всем на землю!»

Я же остался стоять и выставил в направлении летящего меча барьер.

Как я и думал, меч, врезавшись в барьер, недолго держал форму и расплескался водой. Ну да, не дурак же Забуза идти вперёд самому, при этом метая свой меч в надежде на то, что от этой медленно летящей оглобли, никто не увернется.

Так что, в водяного клона полетели мои кунаи, а также я нашёл место где прячется настоящий Забуза и послал туда пару Водяных Пуль. От пуль он уклонился и вышел сам, нас, так сказать, поприветствовать.

— Интересно-интересно, уж не отступник ли это Скрытого Тумана, сам Мамочи Забуза? Против тебя будет немного сложно. Думаю, придётся снять это. — сказал Какаши и начал поднимать свой протектор с закрытого Шарингана.

— Насколько я знаю, ты Шаринган Какаши. Вывел своих ребятишек на прогулку? Прости, но старика мне придётся взять с собой.

— Наруто, если что, поможешь мне в битве. Остальные, оставайтесь с Тадзуной и защищайте его. Не думайте вступать в бой. Все ясно? Ну что ж, сразимся?

— Оу, наконец-то, я увидел прославленный Шаринган, и в битву со мной ты берешь себе в помощь сопливого генина, я польщён.

— Сейчас этот сопливый генин тебе наваляет не хуже, чем Шаринган Какаши.

Нас начало заволакивать туманом.

— Ладно время разговоров вышло, я должен был убить этого старика, но похоже, сперва мне придётся убить вас двоих. — он прыгнул на воду, и вокруг него начал закручиваться туман, — Нимпо: Скрывающий туман.

— Разбежался! Футон: Гигантский Порыв Ветра! — я применил рассредоточенную волну ветра, направленную вверх. Она сдула практически весь туман, и вернула нормальную видимость. И мы увидели три копии мечника, две из которых понеслись на меня, третий же бросился к Какаши. Пока я был занят водяными клонами, у Какаши с Забузой случилась короткая сшибка, по итогам которой Какаши был отброшен в воду, а подоспевший Забуза заключил его в технику Водяной Тюрьмы, и создав пару водяных клонов, направил их снова на меня. Мне тоже пришлось стать серьёзным, создав пять теневых клонов, одного я оставил развеивать вновь образовывающийся туман, два клона начали обстреливать врагов слабыми, но многочисленными дальнобойными техниками Воды и Ветра, а я, вместе с ещё двумя клонами, пошёл в ближний бой, чтобы освободить Какаши. Развеяв одного моего теневого клона, Забузе, под напором моих атак, пришлось отпустить технику Водяной Тюрьмы, высвободив Какаши из её плена. И при этом, ему пришлось отступить, ведь скоро оклемавшийся Какаши, вновь вступил в бой.

— Молодец, Наруто, я тобой доволен. Теперь я им займусь всерьез.

Забуза начал очень быстро складывать печати, Какаши немного приблизившись к нему начал, с помощью Шарингана, их повторять и вот они одновременно заканчивают и выкрикивают:

— Суитон: Удар Водяного Дракона! — два гигантских водяных дракона сталкиваются и, с фонтаном брызг, аннигилируют друг друга. Воды было так много, что мне пришлось поставить небольшой барьер, а волна докатилась даже до команды, стоящей недалеко на берегу. После небольшой сшибки в ближнем бою, они вновь разошлись и начали складывать печати, но в этот раз Какаши закончил первым и послав в него — Суитон: Взрывающийся Водяной Шар, который попал в Забузу и выбросил его на берег, прибив к дереву. Какаши в этот момент накидал в него еще кунаев, и только хотел его добить, как в шею мечника прилетели сенбоны Хаку, которые «убили» Забузу. Хаку представился ойнином Скрытого Тумана, и забрав тело исчез в Шуншине.

— Вот блин! В конце боя пришла какая-то девка в маске, завалила наш трофей, и смылась с ним в далёкие дали. А, между прочим, на чёрном рынке, его тело вместе с мечом, можно было продать никак не меньше миллиона рьё. Вот же черт! Мои бабки, у меня свистнули прямо из-под носа. — и я в расстройстве, не сильно ударил рядом стоящее дерево, от которого отлетел приличный кусок древесины.

— С ниндзя случается и такое. Успокойся. Наша миссия ещё не закончена. Мы должны доставить господина Тадзуну домой. — устало сказал Какаши.

— Ха-ха-ха. Супер большое спасибо вам парни. Когда придём ко мне домой, тогда и отдохнём.

— Ну что ж, тогда полный вперед. — сказал Какаши и свалился с чакро-истощением, не сделав и шага.

Пришлось, мне его подхватывать и как самому крупному и сильному тащить на себе до дома Тадзуны.

Да, Шаринган как и любое додзюцу, в активированном виде жрёт много чакры, а у Какаши глаз, вообще не родной и приживлен был, скажем так, не мастерски. Что приводит к тому, что, во-первых он потребляет намного больше чакры, чем требуется, а во-вторых он всегда активирован, так что Какаши приходится прикрывать его протектором, чтобы уменьшить нагрузку на глаз и потребление им чакры. Но всё равно помогает это не сильно, так что, Какаши, никогда не ходит с полным резервом чакры, что тоже, в какой-то мере, влияет на его пассивность.

Позже, придя домой к Тадзуне, я выгрузил его на футон, а сам пошёл на улицу ловить, с помощью Суйтона, рыбу для обеда и ужина. Скоро Какаши проснулся, и его проведала вся команда, они начали разговор о Забузе и ойнине. Я подошёл, как раз к тому моменту, когда Какаши сидел в задумчивости, прикрыв лицо рукой.

— Что, Какаши-сенсей, вас, что-то беспокоит? Например, то, что та девка была нихрена не ойнин, а сообщница Забузы, которая инсценировала его убийство, и утащила, как бы его труп. Тем самым помогла ему эвакуироваться, после проигранной битвы.

— Ты тоже понял. Да? ойнины обычно уничтожают тело жертвы на месте. А что сделал этот ойнин? Он унёс его тело, вместо того, чтобы отрубить его голову для доказательства выполненной работы. Причём орудием убийства Забузы, были обычные сенбоны, с помощью которых, при определенном навыке попав в определенные точки, можно легко инсценировать смерть. Так что, скорее всего Забуза жив.

— Что, какого черта?! — отреагировала Мито.

— Что вы имеете в виду, сенсей? Вы сами проверяли и сказали, что он мёртв. — откликнулась Сакура.

— Да, я проверил. Но это, скорее всего, было состояние комы. Ойнины отлично знакомы с человеческой анатомией, и они знают акупунктурные точки, поразив которые, можно ввести человека в это состояние. Так что, нам нужно приготовиться к худшему, а именно к тому, что Забуза вновь придёт и попытается убить Тадзуну. Поэтому я буду вас тренировать.

— Постойте-ка, вы едва можете двигаться. И чем же нам вообще, поможет эта небольшая тренировка? Наш враг ниндзя, с которым вы едва справились. — негодовала Сакура.

— Сакура, Наруто один спас меня и вас в этой схватке. Думаю, если вы потренируетесь, то мы все вместе точно справимся с угрозой.

— Да, если вы не будете стоять столбами в сторонке и поможете мне с Какаши, то веселье с Забузой продлится недолго. — сказал я. И заметил как в комнату зашел мальчишка в панамке, которого представили, как Инари, и который на пожелании матери о приветствии ниндзя защищавшего его дедушку, ответил:

— Мама, зачем? Они все равно все умрут, ведь у них нет никакого шанса победить Гато.

И после этих слов у него с Мито, завязалась перепалка, после которой, он ушёл к себе в комнату, оставив разозленную Мито желавшую с ним поквитаться. Но её позвал на тренировку Какаши, для которого нашли два костыля, и мы все вместе почапали в лес. Где после небольшой прелюдии, Какаши начал нагнетать обстановку, а после объявил, что будет учить ходить нас по деревьям без рук, и сам взобрался на дерево.

— Эй, я уже так умею. Меня и Сакуру, Наруто обучал ходить по деревьям и даже воде. — проинформировала Мито и очень тихо добавила, — Причём Сакуре, уделял больше внимания, кобель.

— Наруто, то, что ты обучал сокомандников без моего ведома, это ладно. Но почему тогда, ты не обучал и Саске. Саске ты ведь не умеешь ходить по деревьям?

— Нет. — Саске с негодованием и обидой глянул на меня.

— Ну, первая причина, это то, что Саске после миссий всегда уходил первым. А вторая и главная, это то, что Саске не миленькая девочка. Хотя, он, кстати, достаточно красив, чтобы в первый раз, когда я его увидел, спутал с девчонкой.

— Наруто! — выкрикнули одновременно, все трое моих сокомандников, причем Мито, после моего имени добавила еще и: «Кобелина!»

— Так, успокоились. Что ж, Саске всё равно придётся учиться ходить по деревьям, а вот что с вами делать, я еще точно не решил, но пока можете помочь Саске.

— У меня есть предложение. Пусть они пытаются забираться на деревья с тяжелым грузом, или пытаясь удерживать на теле прилепленными листочки деревьев, как в академии, а потом пусть пробуют это делать одновременно. Я так тренировался, для увеличения контроля, когда уже научился ходить по деревьям и воде.

— Что ж, неплохая мысль. Вы согласны? Отлично. А ты, Наруто, что будешь делать?

— Ну, я буду ловить рыбу и готовить еду для нас всех, а то госпоже Цунами, будет сложновато прокормить такую толпу народа. Плюс, я обещал господину Тадзуне за небольшую услугу помощь в строительстве моста. И ещё, я бы хотел кое о чём с вами поговорить.

— Ладно, тогда пошли в дом, по дороге и поговорим.

Я создал клонов, часть отправил на добычу и готовку еды, часть на тренировку сендзюцу, а часть отправил к Тадзуне на помощь, с посланием, что скоро я появлюсь лично и смогу создать ещё больше клонов и помочь сам. Какаши посмотрел с удивлением на разбежавшуюся армию клонов, и когда мы достаточно отошли, спросил:

— Ну, так о чём ты хотел поговорить?

— О вашем Шарингане, а именно о том, что он не ваш.

— Мне этот Шаринган, перед своей смертью отдал мой сокомандник, так что, по всем законам он мой.

— А? Нет, я не про это. Законность меня волнует в последнюю очередь.

— А о чём же ты тогда?

— Видите ли, не знаю рассказал вам об этом факте Хокаге или нет, но у меня тоже необычные глаза. — и включив Хошинган, показал свои глаза Какаши.

— Хм, похож на Шаринган Учих, но это точно не он. Ах, так вот ты зачем в бою одеваешь эту свою маску, чтобы не показывать всем свои глаза.

— Да, вы правы. Так вот, подбираясь к теме вашего Шарингана, я перед этим добавлю, что Хокаге для повышения шанса выживания обладателя нового додзюцу, отправил меня на курсы ирьенинов, для обучения медицины, где мне очень помогли мои глаза и я на данный момент, как и говорил, являюсь ирьенином А ранга. Хошинган, так я назвал свои глаза, позволяет, как и Бьякуган, видеть основные каналы чакры и танкетцу, но кроме этого он видит и более мелкие чакро-каналы, такие, например, как в Шарингане. И вот, когда вы свалились в обморок от чакро-истощения, я обследовал вас и ваш глаз. И пришёл к нескольким выводам: во-первых, пересадка была проведена топорно, кем-то, или неопытным, или криворуким, причём впопыхах. И отсюда выходит, во-вторых, многие каналы Шарингана, висят не подключёнными и испускают очень много лишней чакры в никуда. При этом, самой чакры, тратилось бы намного меньше, если бы эти каналы, как-то закольцевали, или бы прорастили их до основных, ведь у не-Учих, просто нет некоторых глазных чакро-каналов. Ну, это в принципе мог сделать, только хороший ирьенин А ранга, такой как Цунаде Сенджу или я.

— Мой глаз мне пересадила, моя сокомандница Рин, она была начинающим ирьенином. В тот момент шла Третья Мировая Война Шиноби. Даже удивительно, что она смогла провести операцию тогда, в тех условиях, и при этом я могу пользоваться глазом. Так что, в моем положении, я могу быть только благодарен Рин, тем более она ум… ладно, не важно. Так зачем ты завёл этот разговор?

— Я же говорю, я могу провести операцию после которой, вы будете пользоваться своим Шаринганом, как настоящий Учиха, сможете его деактивировать, и при его использовании чакры будет уходить на тридцать — сорок процентов меньше, чем раньше.

— Ты точно сможешь провести эту операцию? Если да, то я согласен. Надоело уже смотреть на мир одним глазом. Поначалу, вообще было очень непривычно, хотя позже я и адаптировался к этому, но хотелось бы видеть обоими глазами и не получать от этого чакро-истощение. Но, думаю, это будет не бесплатно, ведь так? Так что ты хочешь?

— О, я хочу всего лишь того, чтобы вы делали то, что и должны. А именно, как взявший на себя роль сенсея, быть им, не только на словах, а и учить тех, кого вам доверили обучать. Ну и плюс, научить меня гендзюцу, а то мои глаза могут тоже, что и Шаринган, а я не могу воспользоваться этой стороной их силы, потому что просто не знаю как.

— Ладно, я постараюсь выполнить эти условия. Так, когда ты сможешь провести операцию?

— Думаю, сейчас очень удачное время, у вас мало чакры, а значит, когда я буду проращивать дополнительные каналы и соединять их вместе с не подключенными, мне ничего не будет мешать. И снизится шанс обрыва новосозданных каналов, из-за напора фонтанирующей через них чакры. А когда у вас полностью восстановится чакра, они достаточно окрепнут, но в это время вам надо будет хорошо питаться и сильно не напрягаться, так что, сразу после операции, мои клоны принесут вам поесть, а после вы ляжете отдыхать, а лучше спать. Ну что, если готовы, тогда пойдемте.

Операция продлилась около полутора часов, когда я прорастил канал, к наибольшему не подключенному каналу и объединив их, позволил течь чакре свободно, то прошёл небольшой импульс чакры и Шаринган Какаши отключился, перейдя в спящий режим. Закончив операцию, я позвал своих клонов, которые готовили еду на кухне и при этом флиртовали с Цунами, чтобы они накормили пациента, а сам пошёл работать на стройку к Тадзуне, где создал еще клонов и нагрузившись до 20G, работал вместе с ними.

После трёх дней, когда мы закончили есть ужин приготовленного моими клонами и Цунами, с которой мы начали теперь общаться очень свободно. Сакура заметила на стене в рамке фотографию с оборванным правым верхним углом, на которой была изображена вся семья мостостроителя, и спросила, что это за фотография, и почему она повреждена. Ей же ответили, что на ней был изображен муж Цунами, и Тадзуна начал рассказ о нём, назвав его героем Страны Волн. Инари услышав это сбежал, а за ним последовала и Цунами. Я пошёл за ними, встретив их и начал успокаивать Инари, показал свои самые масштабные техники: шары, драконы, выращенные огромные древесные руки, а также небольшую армию клонов, часть из которых были Иллюзорные. Мелкий был под впечатлением, а я же добавил, что я всего лишь ученик Какаши, и он может даже больше, так что у Гато нет никаких шансов.

Но под впечатлением был не только Инари, но и Цунами, с которой мы в последнее время много общались, и уже ночью мне пришлось успокаивать безутешную вдовушку… в постели… пять раз, пока она обессиленная не заснула. На утро, когда все уже ели приготовленный мною завтрак, Цунами наконец проснулась и спустилась вниз, слегка растрёпанная, не выспавшаяся, но зато счастливая. Многие сложили факт того, что меня не было ночью на своем месте и увиденное, а Мито с Сакурой, скорее почувствовали, что-то своей женской интуицией и все они дружно уставились на меня с подозрением. Один только Инари не понимал в чём дело, и продолжал, есть свой стейк из тунца.

После завтрака, все разошлись по своим делам, я пошел на стройку, но там сказали, что материалы задерживаются и будут только через четыре часа, так что, я пошёл проведать тренирующихся.

По прибытию на полянку, я заметил уходящую, от сидящей на земле Мито, Хаку с корзиной травы, и когда она прошла мимо меня, я сказал не оборачиваясь:

— Передавай привет Забузе, пусть поскорей выздоравливает, и приходит получить от меня по своим акульим зубам.

— Ты… тц. — и убежала.

— Ну, Мито и о чём ты говорила с этой подозрительной девкой?

— Это был парень! Уже даже в мужиках видишь баб. Кобель!

— Да? Если он мужик, то тогда я моногамный однолюб с комплексом раба.

— Ничё не поняла. Но, какого ты ко мне приперся, кобель? Мне Сакура всё объяснила, что сегодня было утром. Ты-ты-ты трахнул маму Инари — госпожу Цунами, дочку нашего клиента Тадзуны. Как ты вообще посмел сделать такое вопиющее извращенное преступление, и теперь ещё и показываться мне на глаза?! Я ведь тебя до сих пор люблю, а ты вместо того, чтобы как-то загладить свою вину, делаешь всё только хуже. Теперь, я тебя точно никогда не прощу. Убирайся отсюда!

— Неа, никуда я отсюда не пойду. Я считаю, что в сделанном мною, ничего плохого нет, ведь я всего лишь утешил вдову, которая уже дважды теряла мужа, и осталась одна с ребенком, в стране, где на её отца ведёт охоту крупнейший криминальный босс. Так что, я останусь здесь. Тут знаешь ли, очень уютно, и если хочешь, то можешь сама уйти, или же попытаться прогнать меня… силой.

— Ну, кобель, ты сам напросился! — кинулась на меня Мито.

Тайдзюцу у неё никакое, точнее его можно сравнить с Джукеном — Стилем Мягкого Кулака Хьюг, и назвать Бабкеном — Стилем Кулака Разъярённой на тебя женщины. Уже больше пяти минут, Мито тренирует на мне свой стиль. Пока безуспешно, ведь я все время уклоняюсь от её ударов. Но вот, она как-то по-звериному рыкнула и начала покрываться оранжевой чакрой. Движения её ускорились и стали по-звериному опасными и непредсказуемыми. Вот её зрачок поменялся на звериный, а лисьи усы на щеках стали толще и черней. Она атаковала, опустившись на четвереньки, а за её спиной начала пузыриться темно-оранжевая чакра, которая обретала вид хвоста.

Та-а-ак, вот это уже, становится серьезным. Я активировал Хошинган, и с его помощью быстро создал технику Мокутона: Оплетающие деревья, которая, как не странно, оплела Мито и начала поглощать чакру Лиса, тем самым её подавляя. Когда Мито успокоилась и пришла в себя, она спросила:

— Что случилось? Почему я связана?

— А что ты последнее помнишь?

— Ну, ты меня сильно выбесил своей последней выходкой, а потом ещё не захотел уходить и сказал, что если я хочу, то могу заставить тебя уйти силой. Ну, я и начала тебя атаковать, но у меня не получалось попасть по тебе даже один раз, даже задеть тебя хоть чуть-чуть. И меня это злило, с каждым моим ударом, от которого ты так легко, уклонялся. Злость всё росла, вместе с ней и гнев на тебя, и тогда я почувствовала наполняющую меня силу, она делала меня быстрей и сильней, я это чувствовала. И тогда, когда гнев застилал мне глаза, а меня переполняла невиданная мощь, на миг я оказалась где-то, где были огромные алые глаза, и после этого пришла невиданная сила и такая же всепоглощающая злость на… на тебя. Я… я хотела… убить тебя, ра… разорвать на тысячи крова… вых кусочков. А потом, в голове прояснилось, и я осознала себя подвешенной в этих деревянных путах. Н-Наруто, что это было? Эта огромная сила и эта сводящая с ума ненависть. Что со мной произошло? — спросила у меня ошеломлённая Мито.

— Что ж, ты хотела меня убить, вот что произошло. Ты стала так меня ненавидеть, что на эту ненависть откликнулся запечатанный в тебе Девятихвостый Демон-Лис, и дал тебе свою силу и чакру, чтобы ты смогла исполнить то, чего желаешь.

— Наруто, я-я… я не хоте…

— Мито, не обманывай себя, ты сделала то, что хотела. А именно, проучить меня, навредить мне, покалечить, убить. И чем спрашивается я заслужил это? Тем, что переспал с Цунами, и ты приревновав меня, начала обвинять меня же не пойми в чём? Хотя не имеешь никаких прав на меня, ведь ты отказалась быть со мной. Да, конечно, я предложил тебе специфические условия и предупредил, что ты не единственная кто мне дорог. Ты же категорически от этих условий отказалась, и закатив истерику, убежала, затаив при этом на меня обиду, которая сейчас вылилась в ненависть, и попыталась меня с помощью Лиса убить. С самого детства, я знал, кто ты, то, что в тебе запечатан Демон-Лис. Я видел отношения к тебе окружающих, которые считали тебя воплощением монстра, принесшего им столько несчастья. Тогда, мне стало жаль маленькую рыжую девочку, которую никто не любил, и которая напоминала мне маленького беззащитного лисёнка, а никак не монстра. Тогда же я решил помочь тебе, опекать тебя, помогать тебе, сделать всё, чтобы сгладить негативное отношения жителей к тебе. И как мне казалось, мне это удалось. Мы поступили в академию, где я тоже был с тобой и помогал тебе. Там ты нашла себе подруг, но при этом, я всегда и везде сопровождал тебя, ты хотела чтобы я присутствовал даже на ваших девчачьих разговорах. И тут у меня было несколько вариантов, из-за того, что я много проводил времени с девочками, я в первом варианте становился более женственным, и в конце этого пути я менял свою сексуальную ориентацию и становился геем — любителем мальчиков, короче. Во втором варианте, я считал всех девочек моими потенциальными жёнами, а большое проводимое с ними время, было хорошим шансом узнать их получше, и подстроиться под то, что им нравится. В конце этого пути, я с большой вероятностью становился тем ещё бабником, мечтающем о гареме. Ну, в общем, ты сейчас видишь какой вариант я избрал. Был, правда ещё вариант полностью прекратить общаться с тобой, но его я отмел сразу, не думая. Чтобы помочь тебе стать Хокаге, я в первую очередь решил стать сильнее сам, ведь слабаки никому ничем помочь не могут. Я начал много тренироваться, и позже начал замечать, как ты на меня смотришь, но так же на меня смотрела и наша подруга Хината. Так что, с этого момента, я стал считать гарем, очень хорошей вещью, способной сделать счастливыми сразу нескольких людей. А сейчас, после всего хорошего, что я для тебя сделал, я заслужил только ненависть, обиду, злость которую ты изливаешь на меня, каждый день. А теперь и вовсе попыталась меня убить. Похоже, я где-то совершил большую непоправимую ошибку, раз ты теперь хочешь моей смерти. Надеюсь, это ошибка произошла не тогда, когда я подошел и помог маленькой миленькой рыжей девочке, почувствовать, что такое забота. — после этой речи от которой у Мито стояли слезы на глазах, я отпустил технику и развернувшись, молча пошел медитировать на мост.

Да, вот так! Поразил женщину их же оружием, превратил себя из виновного в жертву, и теперь оказывается, что Мито виновата в том, что я такой бабник. Ладно, пусть подумает об этом, а то она стала слишком ревнивой и начала считать меня своей нераздельной собственностью. А мне пора пробовать войти в сенин-мод.

Как ни удивительно, но через пару часов, мне удалось войти в режим сенина, посмотрев в зеркале, я увидел, что на каждой щеке появились две толстые вертикальные линии, одна длиннее другой. Они были подобны дорожкам от слез. Кроме этого, когда я снял протектор, то на лбу была вертикальная линия в форме лодочки, и она напоминала прикрытый третий глаз. И всё это было градиентно-оранжево-голубым, то есть оранжевый цвет сверху плавно переходил к низу в голубой. С активированным Хошинганом, смотрелось очень органично.

Ну, кроме косметических улучшений, режим сенина принёс увеличение всех показателей: силы, ловкости, скорости, кожа стала прочней, техники чакры стали выходить легче и сильней, особенно Мокутон. Также, появилась сенсорика, которая мне напоминала радиолокацию. Я точно никого не видел, но точно знал, кто где находится, в радиусе пяти километров. Мито, кстати, так и сидела на том же месте, где я её и оставил. Когда режим сенина спал, на лице, все равно остались еле заметные, тонкие, похожие на шрамы, линии. Скоро привезли обещанные стройматериалы для моста, и я пошел помогать их разгружать. А ночью пошёл вновь утешать Цунами, на этот раз я применял ирьенинские техники для поддержания партнерши, но все равно после девяти раз она сдалась, и в обнимку мы довольные заснули.

Несколько дней прошли в таком темпе, я проводил тренировку режима сенина, чтобы сократить время вхождения в сенин-мод. Потом я помогал на стройке под увеличением гравитации для меня, в это время мои клоны ловили рыбу в открытом море, а после готовили её в компании с Цунами, а вечером после ужина, уже я готовил Цунами, жаря её на постели. Всё это время, Мито была тише воды, ниже травы и посматривала иногда на меня виноватым взглядом.

Строительство моста уже подходило к концу, но также подходил к концу и срок реабилитации Забузы. Думаю, в течении пары дней он припрётся.

Так и случилось, на утро второго дня, клон, сидящий на верхушке строительного крана, заметил подплывающего к мосту Забузу с Хаку, он предупредил всех рабочих, чтобы они быстрее покинули зону будущих боевых действий. Я же узнал это, когда доедал завтрак:

— Так, народ, мой клон заметил Забузу и ту девку в маске. Они приближаются на небольшой лодочке к мосту. Всех строителей клон эвакуировал, но нам надо поспешить, чтобы они не попытались разрушить мост. Давайте быстрее. Тадзуна останетесь дома, я оставлю тут десяток клонов и одного деревянного, так на всякий случай. Думаю, если Гато кого-то сюда пошлёт, то это будут простые бандиты, которых мои клоны могут вырезать сотнями. Сам же я пока превращусь в вас, чтобы было менее подозрительно.

Мы снарядились и быстро прибыли на мост, но он уже был полностью затянут туманом.

— Прости, что заставил тебя ждать Какаши. Ты всё еще таскаешься с этими малолетками? О вы дрожите. — нас окружило семь фигур с мечами.

— Действуйте. — сказал Какаши.

И все кроме меня с Какаши ринулись в бой, и через пару мгновений, все водяные клоны Забузы были разлиты водой по мосту.

— Неплохо, вы победили моих водяных клонов. А где тот сосунок в маске, который меня бесил? Я хотел, чтобы Хаку с ним разобрался.

— Я здесь. И кто тут, из нас двоих, еще сосунок? Это ведь не я с позором сбежал в прошлый раз. И да, девка, маска у тебя отстойная. — сказал я, сняв маскировку и в конце постучав пальцем по своей маске.

— Похоже, мои предположения оказались верными, этот шиноби в маске, он с Забузой заодно, они партнеры. — сказал Какаши.

— Ага, половые. Никто не любит обманщиков, а ты мало того что обманул нас представившись ойнином, так ещё вроде как парень, а выглядишь покрасивее некоторых девочек. Хотя постойте: мальчик, такой красивый, что можно спутать с девочкой. Саске, да у тебя появился конкурент. Давай, разберись с ним. На этом мосту должен остаться только один смазливый бисёнен.

Саске на меня очень зло посмотрел.

— Что ты на меня так смотришь, на него так лучше смотри. Это он посягнул на твою территорию. Не, а если без шуток, то это будет хорошая боевая тренировка, если что я тебя подстрахую. Проверишь как раз результаты своей тренировки. — Саске на это только неуверенно кивнул, и, выхватив кунаи, побежал на Хаку.

А в это время, к дому Тадзуны подошли два клоуна с мечами, посланные Гато, чтобы захватить заложников, но мои клоны их быстро повязали, потом завалю их. Мне за убийство из-за навыка «Поглощение осколков души», дают немного SP, количество которых, зависит от силы жертвы, от того кто его убил, если я, то намного больше, а также от расстояния, чем ближе я находился в момент убийства, тем больше. За прошлых двоих неудачников чуунинов, я получил всего 1 SP. Но, их я убил лично, с близкого расстояния и они были достаточно сильны. В принципе, неплохо, этот навык я раньше не использовал, потому что в деревне людей я убивать не мог, и поэтому эффективность у него низкая, но она должна со временем намного повыситься.

Вообще, когда я убивал, я не чувствовал никаких особых эмоций, я после перерождения осознал, что смерть это не конец, и перестал относиться к смерти так негативно. Но, умирать, всё равно как-то не спешу и хочу пожить подольше.

Пока я получал информацию от клона, Саске и Хаку сцепились в схватке на кунаях и сенбонах, а все остальные просто стояли и смотрели на это. Но, тут противник Саске начал складывать печати одной рукой и топнув ногой по разлитой после клонов воде, образовал ледяные сенбоны, которые полетели в Саске. Но он не сплоховал и уклонился, подпрыгнув в воздух, и оттуда, начал метать в Хаку сюрикены. После его приземления, он вновь вступил в ближний бой, и ударом ноги в лицо, отправил Хаку к ногам Забузы.

— Да, Саске молодец! Покажи ему кто из вас альфа, а кто омега, кто семе, а кто уке. — эх, никто не понял моей шутейки.

— Хаку, понимаешь, мы не можем опозориться дважды.

— Да. — сказал Хаку и сложив странную печать, начал испускать чакру Льда.

Вода, разлитая на мосту стала превращаться в лёд и образовывать огромные ледяные зеркала, в одно из которых, и вошёл Хаку, и сразу же стал отображаться и на других зеркалах. И вот теперь в Саске полетели ледяные сенбоны со всех сторон. Какаши хотел вмешаться, но ему преградил путь Забуза и у них началась дуэль. Саске был плох, весь в царапинах, Сакура хотела, чтобы я вмешался и помог ему, но я сказал, что пока все под контролем, он ещё может двигаться, значит может продолжать битву. Саске заметил, что когда Хаку атакует, то слегка выходит из зеркала, и поэтому стал применять технику Катон: Огненный шар. Ещё ему приходилось уклоняться от ледяных сенбонов, что не всегда у него получалось, и тройка сенбонов уже торчали в его теле. Но темп стрельбы сенбонами все повышался, Саске уже не атаковал огнём, он еле успевал вытаскивать сенбоны, мешающие ему двигаться, как в него попадали следующие. Но тут Саске, смог пробудить Шаринган и от следующей партии сенбонов он уклонился более уверено. Но Хаку вновь увеличил напор, и забросал Учиху сенбонами превратив его в ежика. Тут уже вмешался я, остановив барьером летящие в Саске сенбоны, растопил ледяные иглы в теле Саске и вылечил его с помощью «Большого исцеления».

— Эх, Саске. Ничего не можешь сделать без меня. А ты, в маске, личность неопределенной половой принадлежности, прекрати играть нечестно. — сказал я и топнув ногой разрушил все зеркала, с одного из которых, вывалился Хаку. Мой контроль Хьётона достаточно высок, чтобы перехватить и разрушить технику изо льда. Осколки зеркал, слились воедино и образовали не очень аккуратную статую изо льда, изображающую меня.

— Как ты это сделал? Льдом мог управлять только клан Юки, но его истребили и я последний его представитель.

— Не знаю, я сирота из Конохи, может мои родители и были из какого-то клана, может даже и из твоего, но сейчас это значения не имеет. Ведь скоро, Какаши-сенсей завалит твоего дружка мечника. Вон, смотри, ща он в нём, рукой, дырку делать будет.

Бой Какаши и Забузы был более стремительный, чем в прошлый раз, ведь после моего лечения, Какаши мог тратить чакру более свободно, не опасаясь в середине битвы остаться с пустым резервом. Так что, Забуза был зафиксирован призывными собаками, а Какаши уже сформировал Чидори, и начал двигаться к Забузе. Хаку увидев это, быстро, с помощью небольшого ледяного зеркала переместился, прямо перед Забузой и получил Чидори, который насквозь пробил ему грудь. Хаку захватил и зафиксировал руку Какаши, а Забуза попытался воспользоваться предоставленным ему шансом и разрубить Какаши. Но Какаши отпрыгнул, захватив с собой и тело Хаку, и дальше пошёл навешивать Забузе. Я же спокойно подошёл к телу, пока ещё живого Хаку, и вылечил его, два раза применив на нем «Большое исцеления», но он все ещё от болевого шока находился без сознания. Пока я занимался Хаку, Какаши успел кунаями повредить руки Забузы, да так что он в них не смог держать меч и они свисали у него по бокам. И тут из тумана вышел Гато со своими головорезами:

— Вижу, тебе снова надрали задницу. Какая жалость, Забуза.

— Что ты здесь делаешь? И что это за люди?

— Планы слегка изменились. Извини меня, Забуза, но я собираюсь убить тебя здесь.

— Что?!

— Нанять нормальных ниндзя слишком дорого, так что, я нанял отступников вроде вас. Вообще, я надеялся, что вы убьёте друг друга, и мне вообще не придётся платить. Демон Скрытого Тумана, что за глупая шутка? В моих глазах ты выглядишь просто маленьким симпатичным чёртиком.

— Какаши, прости, похоже, наша схватка закончена. Теперь, когда у меня нет причин убивать Тадзуну, у меня нет причин сражаться и с тобой.

— Да, я понимаю. — сказал слегка уставший Какаши.

— Эй, Забуза, у меня есть к тебе предложение. — сказал я.

— Сопляк, у меня нет никакого желания выслушивать твои предложения. Хаку мертв, погиб, прикрывая меня от смерти. Он был слишком добрым. Но я всё равно проиграл. Теперь, единственное моё желание, это убить ублюдка Гато. Так что, лучше кинь мне свой кунай.

— Ладно, держи, но после этого, у тебя всё равно не будет выбора и ты выслушаешь моё предложение. — я кинул ему кунай, который он поймал своими акульими зубам и понесся с ним на Гато.

Гато же побежал прятаться, за толпой своих бандитов. Забуза прошел сквозь толпу, раня, а иногда даже убивая бандитов, и настиг Гато, вонзив в него кунай и не смертельно раня. Но, люди Гато, помешали закончить начатое, и проткнули его своим оружием.

Я возник за спиной Гато и схватив его за горло, приподнял.

— Так вот, по поводу моего предложения. Но прежде, чем ты помрёшь от ран, я хочу сказать, что я медик А ранга и уже вылечил Хаку, и он сейчас просто лежит без сознания. Я и тебя бесплатно вылечу, если ты согласишься на моё предложение.

— Хаку жив? Сопляк, почему ты раньше не сказал?

— Вообще-то, я хотел, но ты попросил у меня кунай и пошел героически умирать в битве.

— Ладно, ты прав. Что за предложение? И ты не мог бы вылечить меня уже сейчас, а то, боюсь не дослушаю предложение до конца, и умру раньше.

— Что только не сделаешь ради денег. Вот, клоны сейчас вынут все лишние предметы из твоего тела, так что терпи. Позже я вылечу тебя окончательно, а пока клоны окажут тебе первую помощь, я же пойду разберусь с мусором, который привел на мост Гато. Гато пока не трожь, я его здесь оставлю в деревянных путах.

Я быстро пронесся между противников, и с помощью кунаев, окутанных чакрой ветра, посрубал им всем головы. Идя обратно, позади я оставил трех клонов, чтобы они с помощью Суитона, смыли с моста трупы и кровищу. Кстати, за всех убитых, а их было сорок семь человек, мне начислилось семнадцать SP. Подойдя к Забузе, я полностью его исцелил.

— Вот, я быстро закончил, и готов к разговору.

— А ты, сопляк, силён. За полминуты расправиться с такой толпой.

— Да они все были просто слабаками. Но давай я разбужу Хаку, и вам вместе сразу выложу всё, что я от вас хочу. Пошли, пусть первое, что он увидит будет твоя противная морда, а не моя прекрасная маска. А то, он как бы помер, в середине битвы между нами, еще набросится.

— А ты я смотрю шутник. Но я только за, пошли. Гато, кстати, сбежать не сможет? А то эти твои веточки надежными не выглядят.

— Они и биджу сдержать могут. Так, спящая, чем бы ты там не было, проснись, давай подымайся.

Хаку очнувшись и увидев Забузу сразу успокоился. Мы подошли к висящему в путах Гато, который, до усрачки был напуган, практически мгновенной расправой его людей.

— Так, ладно, потом поворкуете. Перейдем, наконец, к делу. Я предлагаю вам ни много — ни мало, грабануть Гато.

— Что-то у меня есть подозрение, что сам Гато этому будет активно противиться. — сказал Забуза.

— А вот и не угадал. Он наоборот, будет активно вам помогать. Вот, посмотрите, этот красивый деревянный шипастый ошейник, надетый на Гато, будет душить его, если он будет противиться. А если он будет слишком категоричен в отказе, то вот эти шипы начнут медленно и болезненно прорастать в его плоть, и в конце он превратится в агонизирующий болью, кровавый куст. Ну что, Гато, ты готов к сотрудничеству? Вот посмотри сюда, такой же ошейник сейчас и на тебе, видишь вот эти красные шипы прорастают, вот то же будет и с тобой, если ты будешь плохим мальчиком. — когда я продемонстрировал, как из ошейника полезли острые лозы, он сначала скосил глаза на свой аксессуар, а потом очень активно замычал и закивал.

— Вот, видите, клиент готов к сотрудничеству. Сейчас отдохнёте, а завтра пойдете обносить Гато. С вами я отправлю своих клонов, одного прочного деревянного, а второго усиленного теневого. Они будут со свитками, и всё ценное смогут запечатать. Все награбленное поделим так: треть вам, треть мне и треть оставим Стране Волн, пострадавшей от Гато. Ну чё, согласны?

— Да, согласны, Гато нам всё равно не заплатил за заказ. На базе Гато, сейчас должно остаться мало людей, так что, думаю, сопротивления никакого не будет. Но ты не боишься, что мы просто заберём все деньги, и исчезнем? — спросил Забуза.

— Нет, я надеюсь на вашу честность… ну и на ваше благоразумие. Ведь вы не думаете, что, когда я вас лечил, я не подстраховался и не внедрил в ваши головы маленькие семечки, способные превратить ваши черепушки в горшки для кустиков роз? Ну, это так, на случай кидалова. Как только вы выполните работу, сможете идти на все четыре стороны.

— И это, меня, ещё называют демоном, да ты, малец, тот еще злодей. Шантажировать людей, убивать людей, да ты… ты прям, как настоящий шиноби, а не эти коноховские слюнтяи.

— Спасибо за похвалу. Встретимся завтра утром. Гато возьмите пока с собой, позже он будет вам помогать себя грабить, а если не будет, то тогда он познает, что значит быть разодранным изнутри тысячью лозами с шипами. Ладно, я пошёл к своей команде.

Какаши, Мито и Сакура стояли возле потерявшего сознания Саске. Сакура, увидев меня, спросила:

— Наруто, что там произошло? Была толпа людей, потом она исчезла, и ты сейчас спокойно разговаривал с нашими недавними врагами. И главный вопрос, что с Саске, на нём сейчас нет и царапинки, но он всё равно не приходит в сознание?

— С Саске всё нормально, я его полностью вылечил ото всех ранений. Но, в бою он смог активировать новую ступень Шарингана, на что затратил слишком много чакры, и сейчас он без сознания из-за чакро-истощения. Но, не волнуйся, у него большая скорость восполнения чакры, так что, минут через двадцать он очнётся. Всё, пойдёмте к Тадзуне домой, я понесу Саске. — сказал я и закинув тушку Учихи через плечо, медленно пошел по мосту.

— Эй, Наруто, ты так и не рассказал, что там произошло. — упрекнула меня, поравнявшаяся со мной Сакура.

— Да, Наруто, мы все хотим узнать, что же там произошло. Особенно я, как твой наставник, и особенно о том, о чём ты там договаривался с беглым шиноби-отступником. Да и ещё, куда все же пропали бандиты Гато? Как они появились, я пошёл предупредить Сакуру и Мито, обеспокоенно стоящих возле тела Саске, а когда я повернулся назад, кроме тебя, Забузы, и Хаку с Гато, уже никого не было.

— Ну, как вы возможно слышали, Гато и не собирался платить Забузе за работу. Он просто хотел прийти вместе со своими головорезами и добить его ослабленного после битвы. Ну, а Забуза, услышал это, плюс он думал, что Хаку умер из-за него, причём зря, так вот, он захотел в самоубийственной попытке, убить Гато. Но, ему не удалось, ему помешали люди Гато. Но, тут появился я, захватил Гато и не дал бессмысленно умереть Забузе, которому я рассказал, что Хаку жив и тот от радости согласился помочь мне грабануть Гато. Людей Гато, я пропустил, через мою экспериментальную технику прозванную Ветряными Лезвиями Справедливости, если человек не совершал никаких преступлений, то они не наносили ему вреда, а если он их совершал, то тогда техника справедливо карала негодяя.

— Что-то у меня возникли большие сомнения, по поводу действия, этой твоей техники, после которой никто не выжил. — сказал с подозрением Какаши.

— Я же говорю, техника экспериментальная, ещё не доработанная. Я её только сегодня первый раз опробовал… сразу после того, как придумал… кхм… неважно, в общем. Всё равно там были одни бандиты и отморозки-головорезы, если бы вы видели их рожи, то согласились бы со мной. Ну, как вы поняли, там были одни отпетые негодяи, которые слова «честность» и «добро» в жизни никогда не употребляли, потому что не знали, что это. Всё что осталось от этих, несомненно, злых людей, я решил пустить на доброе дело, а именно выкинуть их трупы в море и пустить на корм рыбам. Вот и всё. Гато заплатит Забузе и Хаку, с процентами, причем с такими большими, что для их погашения, ему придется отдать буквально все. Забуза и Хаку же, должны заплатить мне за их лечение, а именно две трети от того что они там добудут.

— Наруто, ты поступаешь очень нехорошо. Но я смогу с этим смириться, за половину твоей доли. — сказал хитрозадый Какаши.

— А вот фигушки. Ничего вы не получите. План придумал я, привёл его в исполнение тоже я. А что делали вы? Вы только и делали, что пытались убить моих будущих работников-подельников, причём очень успешно пытались. Хаку от вашего Чидори в грудь, чуть там же ласты и не склеил. Тем более, что половину своей доли, я передам семье Тадзуны, пусть эти деньги послужат выходу Страны Волн из бедственного положения.

— Не прокатило. Ну и ладно. И мне, что-то кажется, что деньги ты отдашь не столько из-за бедности Страны Волн, а сколько из-за госпожи Цунами.

— Да, вы правы. Мы с Цунами стали близки, я даже звал её в мой гарем. Но она только посмеялась, и сказала, что пригласи я её в гарем, лет десять назад, то она бы не задумываясь пошла. А так, она сказала, что у неё уже есть сын, да и вообще, что она для меня слишком стара. Но идею с гаремом одобрила, и сказала, что одной моей жене будет очень трудно справиться с моими аппетитами, ведь даже ей, опытной женщине, это не удалось.

— Наруто, давай без интимных подробностей… и твоего хвастовства. — тише добавил Какаши.

— А вот не надо завидовать. Будь вы менее пассивным, а также поменьше бы читали свою книжку с порнушкой, и вместо меня, могло бы перепасть вам.

Придя в дом, первым делом я сгрузил тело Саске, а потом рассказал семье Тадзуны, что Гато теперь не проблема и можно спокойно, не боясь, достраивать мост. Мост строился еще четыре дня, в течении которых, для населения местного острова я стал, и джином, и феей крестной в одном лице. Мои клоны всячески помогали жителям: лечили больных, ремонтировали с помощью Мокутона лодки и дома, с помощью Дотона повысили плодородность почвы, с помощью Суитона ловили в море рыбу, готовили её и раздавали нуждающимся. Всё это самаритянство, из-за навыка «Сборщик веры», принесло мне 19 SP, что практически равно тому, что я получил, за минуту, убив около пятидесяти бандитов на мосту. Вот и получается, что добрым милостивым богом быть не выгоднее, чем жестоким демоном убийцей.

За день, до окончания строительства моста, вернулись Забуза и Хаку, вместе с моими клонами, Гато, кстати, допрыгался и когда хотел сбежать, деревянный клон активировал ошейник, что превратило Гато в милый кровоточащий кустик. Всего они смогли ограбить Гато, на приблизительно три миллиона рьё, плюс, клоны разграбили оружейную, в которой попадалось оружие из не сильно качественной чакропроводящей стали. Поделив деньги, я отпустил Забузу и Хаку. А на вопрос извлечения семян из их голов, я сказал, что просто блефовал, и никаких семян в их головы, я не засовывал. После прощания с мечником и его подопечным, они поведали, что вернуться в Страну Воды и примкнут к революционной оппозиции возглавляемой Теруми Мей, и если они мне понадобятся, то я их смогу найти там.

В общем, строительство моста окончилось и мы тепло распрощавшись с семьёй Тадзуны, которой я передал миллион рьё. После чего отправились обратно в Коноху. Когда мы прошли мост, и обернулись посмотреть на него в последний раз, то увидели на нём название «Великий Мост Мито Узумаки.»

— Наруто, это… что это? — неверяще спросила Мито.

— А, прости за это. Просто понимаешь, когда я вначале договаривался с Тадзуной, о моей помощи в постройке моста, то ценой за помощь стало то, что мост назвали бы в твою честь. Это было давно, и я не стал менять условия сделки. Так что, извини меня за этот глупый поступок. Такое больше не повторится. И кстати, хочу тебя обрадовать, за изъятые у Гато деньги, я куплю себе домик или участок и перееду подальше от твоей квартиры, чтобы больше не раздражать тебя своим отвратительным присутствием. Да, и ещё раз прости, за то, что я так тебе неприятен, и тебе всё же приходится мириться с гадким мной в своей команде.

— Наруто, ты не… и я не считаю тебя… просто ты… а я… всё… всё нормально. — неразборчиво что-то промямлила Мито.

— Ничего не понял, но ладно. Я пошёл, не буду больше мозолить тебе глаза. И да, чтобы больше ты не видела моей противной рожи, я постараюсь в твоем присутствии носить маску. — сказав это, я отошел и одел маску.

Но маску я ношу не столько для того, чтобы не нервировать Мито, а скорее для того, чтобы под ней скрыть активированный Хошинган и отметины появляющиеся в сенин-моде. Теперь я как можно чаще буду в режиме мудреца-отшельника, ведь он неплохо меня усиливает, плюс сен-чакра довольно едкая и тяжёлая, и её присутствие в системе циркуляции чакры вызывает укрепление и увеличение чакроканалов.

Также, пока мы добирались до Конохи, я в «Кузне артефактов» разобрал оружие из чакропроводящей стали на компоненты. Так вот, за свойства придающие стали чакропроводимость, в большой степени отвечал черный, твердый и тяжелый метал похожий на вольфрам, которого немного добавляли в железо, вместе с ещё двумя легирующими металлами, которые тоже слегка повышали чакропроводимость и напоминали никель и хром. Со всего оружия, я добыл всего около ста грамм чакропроводящих металлов. Что очень мало, по сравнению с той кучей обыкновенного железа, добытого из оружия. Хотя, конечно, и оружие было так себе. В общем, решил, что именно из этих чакропроводящих металлов, буду делать себе броню, ведь вес для меня особой роли не играет, плюс с помощью зачарований я смогу, её еще больше улучшить, укрепить и облегчить.

Глава 7 — Возвращение и Первый этап Экзамен на чуунина

Придя в Коноху, мы отчитались о выполнении миссии. Потом Хокаге отпустил всех, кроме меня и Какаши и попросил рассказать всё более подробно. Какаши меня сразу же сдал и сказал, что я отнял все деньги у Гато, на что я ответил, что эти деньги пойдут в казну нашей любимой деревни, конечно же, в обмен на то, что любимая деревня выделит мне землю для постройки моего личного дома. Так что, после разговора с Хокаге, мне за семьсот тысяч рьё продали четыре гектара земли в малонаселенной части деревни, а точнее на самой окраине деревни, в лесу, недалеко от стены. Чувствую, что они меня знатно кинули, но так как всё равно эти деньги я заработал особо не напрягаясь, то решил забить на это.

Нам после миссии дали неделю выходных, поэтому строить дом я решил сам, с помощью строительной бригады «Каге Буншин но дзюцу», то бишь с помощью армии моих клонов. Используя Футон, я выкосил ненужные деревья. Дотоном я подготовил фундамент, а также, на глубине десяти метров, вырыл подвал размером в четыре гектара и высотой десять метров, в котором были поддерживающие колонны. Всю землю на моем участке, я максимально укрепил практически до состояния алмаза, чакры потратил кучу, но в режиме мудреца я трачу где-то на треть меньше, чем обычно, так что, справился. Дальше с помощью Мокутона начал строить дом, одновременно с этим проводя нужные коммуникации: трубопровод, канализация, электричество. Триста пятьдесят клонов в течении шести дней отгрохали трёхэтажный дом с огромным подвалом, садом с фруктовыми деревьями и беседкой, плетеным красивым деревянным забором и такими же воротами. Мало того что сам дом был построен из невероятно прочной древесины, на невероятно прочном фундаменте, так ещё в подвале дома был встроен огромный накопитель маны и много маленьких в самом доме, изготовленных из выращенных с помощью Дотона рубинов, все они были объединены в одну сеть и питали укрепляющие дом барьеры. Теперь мой домик не разрушит ни Орочимару, ни Пейн, ни другие злыдни, которых тут полным полно.

На седьмой день, я отправил клонов с оставшимися деньгами, чтобы купить разные нужные для жизни вещи, холодильник там, печь. Сам же пошёл в старую квартиру забрать некоторые свои вещи и одежду. Пока я собирал и выносил за дверь свои пожитки, за мной, из-за приоткрытой двери своей квартиры, наблюдала грустная Мито. А когда я ушёл, она так ничего и не сказав продолжала смотреть мне в след.

Отдых кончился, и пошли вновь D-ранговые миссии: прорвать сорняки, очистить дно реки от мусора, выгулять собак. На них я посылал клонов, а сам проводил тренировки у себя на участке. Теперь, когда мне стал доступен Огонь, я начал развивать ещё и его. Как ни парадоксально, но развитие новых стихийных преобразований, давалось мне легче с каждой новой стихией, так что, с горем пополам, но также на начальном уровне я освоил и Молнию. Теперь я могу, преобразовывать свою чакру в пять основных стихий, и две смешанные. Способность смешивать две стихии здесь называют Кеккей Генкай или Улучшенный Геном, и получившиеся смешанные стихии будут сильнее основных. Три стихии сейчас способен смешать только Третий Цучикаге Ооноки, а в свою очередь этому его научил его учитель Второй Цучикаге Муу, причём они не были родственниками. Эту способность к смешению трех стихий назвали Кеккей Тота или Расширенный Геном. Сам Ооноки смешивая чакру Земли, Огня и Ветра получает Джинтон — Стихию Пыли. Эта стихия настолько сильна, что всё попавшие под атаку Джинтоном, разрушается на молекулы и атомы, и полностью превращается в пыль. Сейчас это сильнейшая известная современным шиноби стихия. Но не сильнейшая стихия, которую знаю я, а именно Кагуя Ооцуцуки имеет Кеккей Мора или Охватывающую Родословную, и способна объединить стихию Огня, Земли, Воды, Ветра, Молнии, а также стихию Инь-Ян, известную как Иньётон-Онмьётон, воедино и создать Гудодаму — Шар Поиска Истины. Эта техника имеет самую сильную защиту и из-за стихии Инь-Ян она неуязвима для других стихий. Также, она имеет самую большую силу атаки, и нанесённый урон будет сильнее, даже чем от Стихии Пыли.

Вот к созданию Гудодамы я и буду стремиться, а пока попробую освоить Джинтон, и возможно попытаюсь создать для Кеккей Тота еще одно стихийное преобразования, смешав чакру других стихий. И для начала решил соединить мои самые развитые стихии: Землю, Воду и Ветер. Поначалу выходили какие-то странные вариации Мокутона и Хьётона, но однажды, мне вместе с моим клоном из чакроплоти, удалось получить что-то совершенно новое, а именно восьмисантиметровый шип из странного бирюзового кристалла с синими и зелеными прожилками. Этим кристаллом я мог управлять и изменив его форму на небольшой тонкий нож, я начал исследовать то, что у меня получилось. А получился у меня невероятно прочный и твердый кристалл, способный свободно, как масло, резать сталь. Также, он был способен поглощать чужую чакру и накапливать её, становясь прочнее. Да и мою чакру он проводил отлично, да так, что я смог на кончике ножа создать шарик Расенгана. Эту стихию я назвал Даятон — Стихия Алмаза.

Джинтон же осваивала группа клонов за пределами моего участка, и это было правильным решением, потому что, когда она у них первый раз получилось, клоны не смогли совладать со стихией, и испарили всё в радиусе шести метров включая себя, траву, камни и землю. На земле осталась гладкая полусферическая воронка, которую мне пришлось заделывать. В следующий раз, стихию удержать удалось, и в руках у одного из клонов была белая прозрачная сфера, внутри которой, было белое светящиеся ядро, также сферической формы. Когда двое клонов стоящие по бокам и помогающие стабилизировать технику, отходили, то через небольшое мгновение внешняя белая прозрачная сфера расширялась и ограничивала пространство оболочкой, потом увеличивалось белое светящиеся ядро и расщепляла на атомы всё, что попало в это ограниченное оболочкой пространство. Кстати, у Муу техники Джинтона были в форме цилиндра, а у Ооноки в форме куба, мне же из-за тренировки Расенгана, привычней всего форма сферы. Я, кстати, мог теперь создавать Планетарный Расенган и Расенган Асуры, попробовал их как-то применить в Долине Завершения, и хочу сказать, что в деревне таким кидаться точно не стоит, потому как их действия схожи с применением Стихии Пыли, только основанные они лишь на контроле формы нейтральной чакры. А если туда еще добавить стихию, и лучше всего именно Стихию Пыли, то по силе эта атака будет как ядерный взрыв.

С возвращения в Коноху прошло два месяца, за которые я успел два раза научиться соединять три стихии в единую, в Даятон и Джинтон — в стихии с невероятными показателями защиты и атаки. Можно подумать, что я немного офигел, в тринадцать лет осваивать то, чем владеет только семидесятишестилетний старик Цучикаге, но если посчитать всё время суммарно потраченное клонами, то два месяца превращаются в шестьдесят лет. А это уже немало, ведь здесь, в мире с периодически вспыхивающими войнами, дожить до пятидесяти очень сложно. Да и местные считают невозможным объединить, даже две стихии в одну, без клановой родословной и Кеккей Генкаев. Что отчасти правда, но лишь отчасти, ведь имея хороший контроль чакры и развив хорошо две стихии их можно объединить, но затратить на это достаточно много времени, а Кеккей Генкай же, облегчает эту процедуру и сокращает потраченное время. А у меня как раз есть Хошинган, в котором присутствуют фрагменты схожие с Ринненганом, позволяющие легче осваивать стихии, а также их объединять.

* * *
В кои-то веке я решил сегодня появиться на миссии лично, конечно же, в маске, так как был в режиме сенина, из-за которого я и мог выдерживать нагрузку в 30G, что позволяла расти моим характеристикам стремительно, как рост бамбука заправленного Мокутоном. Когда после миссии я не развеялся, как обычно делал мой клон, Мито, как-то странно с надеждой стала смотреть на меня. Я же пришёл, чтобы стребовать с Какаши плату за лечение в виде обучения гендзюцу, но этот фрукт, как только я к нему повернулся, сказал, что ему нужно срочно отчитаться перед Хокаге о выполненной нами миссии и исчез в Шуншине. Как был он засранцем и фиговым учителем, так он им и остался, только книжки он теперь читает двумя глазами. В общем, я понял, что это моё вложение прогорело. И мне, если я всё же хочу освоить гендзюцу, придётся как-то подмазываться к Куренай.

Мы шли после миссии в центр деревни, я, чтобы всё же попытаться прижать Какаши, а остальные за деньгами за миссию. Мито всё порывалась что-то мне сказать, Саске давно уже свалил далеко вперед, а Сакура осталась и смотря то на меня, то на Мито всё вздыхала. Ей уже поднадоела эта странная атмосфера царящая между Мито и мной, и в которой ей волей-неволей приходится оказываться. Мито уже решилась мне что-то сказать, даже успела произнести моё имя, но тут перед нами появился камень.

Все бы ничего, маскировка отличная: камень нужной природной неправильной формы, цвет и фактура его тоже идеально подходит окружающему пейзажу, вот только, когда на него никто не смотрел, он быстро передвигался и всё время оказывался на новом месте.

* * *
С Конохамару мы встретились как-то у дверей в кабинет Хокаге, он хотел попробовать вновь победить деда и поэтому шёл с кунаем наголо, я же просто выходил с кабинета и был я в своей маске. Когда Конохамару увидел меня, то сразу отпрыгнул и при этом наступил на свой шарф и упал, причём раня себя своим же кунаем. И тогда состоялся такой разговор:

— Эй, шкет, с тобой всё нормально? Стой, щас я тебе помогу.

— Не трогай меня, я всё дедушке расскажу.

— Да хоть бабушке, вот так сейчас подлечу, чтобы ты кровью не истек. — оказал я эту мальцу медицинскую помощь.

— Э? Так ты не вражеский убийца, пришедший за нашим Хокаге?

— Ты чё, слепой? На мне же протектор Конохи. — постучал я пальцем по протектору, ниже которого сразу начиналась маска. — А ты, сопляк, что здесь делаешь? Ты случаем не радикальный активист-экстремист, который пришёл, чтобы самозарезаться у дверей кабинета нашего Хокаге. Ну, знаешь, показывая этим то, что Коноха готовит и посылает детей в битву, а значит, какая она плохая и кровожадная. Или вообще, может именно ты — вражеский шпион-ассасин и пришёл, чтобы убить нашего Хокаге, и подорвать мощь Конохи. Пойдем-ка, я отведу тебя в отдел дознания, там ты им всё подробно расскажешь.

— Не надо меня никуда вести, я внук Хокаге, и это кабинет моего деда.

— Так себе отмазку ты придумал. Шпион, как ты, мог бы сочинить что-то более правдоподобное. А то, что ты внук Хокаге, не вяжется с тем, что ты заходишь в кабинет к своему любимому деду с кунаем в руках. Так что, пойдём-пойдём, говорят в отделе дознания очень весело, их глава придумал столько вариантов пыток: и отрубание пальцев, и заживо сдирание кожи, и ломание костей рук и ног. В общем, куча эффективных способов, чтобы расколоть такого диверсанта, как ты.

— Я-я не хочу пытки, я вправду внук Хокаге, я — Конохомару, спросите у дедушки.

— Ладно, успокойся, я шучу, ты что, не видишь, как я улыбаюсь? — приблизил к нему свою оскаленную маску, он аж нервно сглотнул, но я всё же снял маску, и положил её на автомате в пространственный карман, чтобы нормально поговорить. — Не боись. Знаю я, что у Хокаге есть внук по имени Конохамару. Вот только мне непонятно, зачем ты к нему с кунаем ходишь?

— Я хотел его победить и самому стать Хокаге. Но тут вышел ты, и одним своим видом победил меня, даже смертельно ранил. А потом вылечил. Слушай, раз ты такой крутой ниндзя, что смог одолеть даже меня, то, наверное, очень сильный и наверняка знаешь много крутых техник. Научи меня им, пожалуйста. А то Эбису-сенсей учит меня всякой ненужной чуши, типа географии и истории. Как эти знания мне вообще помогут одолеть деда и занять его пост?

— Вообще-то, я занят, но ты мне напоминаешь кое-кого, так что, я тебе помогу. Только учить тебя будет мой клон, он сможет научить тебя ходить по стенам, воде, смертоносным техникам Е, D, C, B, A и даже S ранга.

— Круто! Можно я тогда буду называть тебя Босс? Босс, а можно со мной будут учиться мои друзья?

— А чё нельзя, пусть учатся. На вот клона, пусть он тебя обучает.

— Эй, Босс, а можешь создать клона, чтобы он был в маске, Моэги как его увидит, будет верещать, как девчонка… хотя она и так девчонка. Ну, так как, Босс?

— Ладно, если что, я здесь с командой всегда беру миссию в восемь утра, так что, если захочешь, то сможешь заходить и забирать клона для обучения.

* * *
Вот так, я и стал для этой банды телепузиков сенсеем, и обучил их уже достаточно для выпускника Академии. А теперь:

— Конохамару, вылазь уже, я тебя спалил. И для справки, камни не могут так быстро передвигаться, они обычно вообще не могут передвигаться.

— Вот именно этого человека я называю Босс. — камень начал разваливаться и очень сильно дымить.

— Кхм-кхм. По-моему мы переборщили с дымовыми печатями, кхм. — сказал пацан с длинным шарфом на шее.

— Встречайте сексуальную куноичи — Моёги. — сказала миленькая рыжая девочка с всегда красными щёчками.

— Я люблю собирать модельки — Удон. — сказал парень в очках.

— Один за всех и все за одного. Команда Конохамару. — сказал лидер этой «команды».

— Конохамару, чё это за отстойные маски? — увидел я сделанные кое-как маски, одетые у них на бок.

— Это мы тебе подражаем, и маски нормальные.

— И это нормальные? Моёги, серьёзно? Маска с цветочками?

— Ну, они миленькие.

— Маска не должна быть миленькой, она должна быть элегантной, а лучше даже пугающей. Э, давайте, я лучше вам быстренько сделаю сам. Так, вот так и вот так. Вот ща укрепим и облегчим. Вот, на Моёги, будешь смертоносной и прекрасной лесной рысью, ты мне со своими хвостиками, как раз ее напоминаешь. А ты Удон, одел поверх маски очки.

— Но под маской, их носить неудобно.

— Я вообще не понимаю, зачем ты их носишь. Пошёл бы в больницу, там ирьенины могут оторванные руки и ноги пришивать, уж зрение поправить, они могут меньше чем за минуту. Ладно, иди сюда, я тоже ирьенин так что мигом превратишься из подслеповатой добычи, в остроглазого хищника. Ну чё, нормалёк? Ща мы тебе и маску сделаем. Вот, на, продолжая тему хищников, будешь волком. Ну и ты Конохомару, у тебя маска наиболее похожа на мою… хотя нет, не похожа, она полный отстой.

— Эй, я между прочим старался, два часа её делал.

— Ладно, не обижайся. Тебе я наверно подарю свою маску, а то она мне всё равно уже начала слегка жать, и я подумывал сделать себе новую. На вот, носи и гордись. В этой маске я навешал S-ранговому нукенину из Тумана.

— Это ты про того мечника с огромным мечом, который потом молил тебя о пощаде, и чтобы ты его не убивал, он заплатил миллион рьё, и ещё предлагал отдать тебе в гарем свою красивую напарницу, которая оказалась напарником?

— Да. — что-то клон слегка переборщил с враньем в своих рассказах.

— Круто! Спасибо. Так, Босс, вы не заняты? Ты обещал показать крутую S-ранговую технику, которую ты в конце обучения обещал передать нам.

— Наруто, что это за детский сад, с которым ты возишься? И что у тебя на лице? И главное, зачем ты им раздаешь свои дурацкие страшные маски?

— Эй, Босс, а что это за девчонки? Это эти, претендентки… в гарем. — показал он оттопыренный мизинец.

— Лишь эта розоволосая, вторая категорически отказалась.

— Я не собираюсь, ни в какой гарем. И поснимайте свои уродские маски.

— Эй, эти маски показывают, какие мы смертельно опасные. И ничё они не уродские. Между прочим, это кое-чьё лобастое лицо будет пострашнее и поуродливей.

— Конохамару, беги! Сегодня это будет твоей тренировкой на выживание, если ты её провалишь, то тебе настучат по голове. Давай-давай, быстрей! — как только я сказал «беги» он побежал. Привык уже слушаться меня на тренировках. Сакура тоже побежала за ним. Я же бежал рядом с Моёги, Удоном и как ни странно Мито, и комментировал это.

И на повороте, он врезается в прохожего, одетого в чёрную пижаму, в котором можно было узнать Канкуро.

— Больно. Мне было больно чертов недоросток. — сказал Канкуро, схватив и приподняв за шарф Конохомару.

Я переместился к Канкуро, с помощью пространственного скачка, и с помощью большого пальца левой руки слегка тыкнул Канкуро под ладонь, из-за чего он разжал хватку, и Конохомару приземлился на ноги. Правой же рукой, я держал кунай возле горла Канкуро.

— Повежливее с внуком Хокаге, и моим учеником. Давай ты немедленно извинишься перед ним, за то, что не вовремя заступил ему дорогу и из-за чего он упал, и мне не придётся тыкать в тебя кунаем. Я сегодня добрый, так что можешь, даже на колени не становиться. — слегка нажал я ему острием куная на кожу шеи.

— Вообще-то это он в меня врезался. — оправдался он, почувствовав острое железо у своего горла.

— Ничего не знаю. Я видел, как Конохамару мирно прогуливался, а ты на него налетел с огромной скоростью из-за чего он и упал. А потом ты, имея наглость, схватил его за шарф и приподнял. За кого я буду в этом конфликте? За жителя моей деревни, или за подозрительную, разукрашенную, как дешевая шлю… кхм… я хотел сказать, как личность злоупотребляющая косметикой и любящая черные пижамы.

Я же заметил, как Темари потянулась за веером, и переместился ей за спину и незаметно приставил кунай ей к горлу. Она же меня ещё не заметила, так как на своём месте я оставил клона, который все также стоял с кунаем у горла Канкуро.

— Без лишних движений, красотка. — прошептал я ей на ухо.

— Как ты?! Послушай, мы не хотим лишних проблем.

— Знаешь, смотря на вас, в это не особо верится. Ну и что же такая невероятная красота делает рядом с этим разукрашенным недоразумением в пижаме?

— Вообще-то, он мой брат.

— Оу, вот как. Соболезную. Слушай, а вот тот красноволосый псих, стоящий на ветке вверх ногами, и от которого за километр несёт жаждой крови, случаем тоже не твой брат? — указал я пальцем наверх.

— Да. — посмотрев на кого я указываю, обреченно подтвердила Темари.

— Что ж, соболезную ещё больше.

— Канкуро, Темари, вы позор нашей деревни. Для чего вы думаете мы пришли сюда? — спустился на землю Гаара.

— Послушай, Гаара, этот парень первый начал. — начал оправдываться Канкуро, я уже развеял клона и сам отошёл к своей команде.

— Заткнись. Иначе я убью тебя.

— Какая, я смотрю, у вас слаженная, крепкая и дружная команда. И кто это тут у нас наведался в нашу деревню? Неужто носитель жирного песчаного тануки? — спросил я улыбаясь.

— Ты, как тебя зовут? Ты много знаешь. Думаю, маме понравится твоя кровь.

— Я, Наруто Хенсу, генин Скрытого Листа. А это мама, случаем, не живёт лишь у тебя в голове? Ну, знаешь, как эти голоса требующие убить и уничтожить всё сущее? Эх… знакомая ситуация. На вот, одень-ка на голову, должно помочь. — я бросил Гааре обруч из Мокутона, на висках которого были два маленьких кристаллика из Даятона, этот обруч должен подавлять чакру биджу у джинчурики.

— Что это? Хм, я больше не слышу голос матери. — сказал он всё же одев этот обруч.

— Ой, да какая матерь? Это твой биджу над тобой прикалывается, хочет довести тебя, чтобы ты его выпустил. Этот обруч сделан из материалов подавляющих чакру биджу. Но хватит его всего на полмесяца, потом надо будет новый делать. Вы, кстати, на экзамен пришли? Если что, то я обращаюсь, к вот этому милому блондинистому созданию с четырьмя хвостиками.

— Э, да, вот наш пропуск. Мы пришли сюда, чтобы стать чуунинами.

— Так, Конохомару, на тебе клона, идите тренируйтесь. А вы, красавица, куда-то спешите? Я бы мог угостить вас обедом, показать Коноху и сгладить первые слегка негативные впечатления от прибытия в деревню. Если согласитесь, можете взять и своих братьев. Давайте, соглашайтесь, вы такого наверняка нигде не пробовали, обед готовили мои клоны, а они, как и я отличные повара, вон спросите у моих сокомандников.

— Да, он готовит божественно. — сказала Сакура, а Мито ей грустно подкивнула. — Эй, Наруто, ты предлагаешь обед людям из чужой деревни, а про меня… ой, то есть я хотела сказать, про свою команду забываешь.

— Эх, ладно. Красотка из Песка, так ты согласна?

— Я не знаю. Канкуро, Гаара, что вы скажете? — спросила Темари у братьев.

— Мы идём. — сказал Гаара, ощупывающий обруч на голове.

— Отлично. Тогда я всех приглашаю в свой дом. Я его недавно построил, и на новоселье никого не звал, вот как раз сегодня и отпразднуем. Саске, ты тоже приглашён, давай спускайся, хватит там на дереве незаметно сидеть. Сакура ты тоже приглашена. Но, а тебя, Мито, я заставлять идти не могу, но если ты всё же переборешь своё отвращение ко мне, то можешь тоже пойти.

— Я-я пойду.

— Пф. Делать мне больше нечего. — сказал Саске и свалил.

— Что ж, ладно. Мой дом находится довольно далеко от центра Конохи, так что, быстрей будет, если я нас всех перенесу телепортом. Для этого подойдите ко мне и прикоснитесь. Когда возникнет синяя сфера, не пугайтесь и не отпускайте, и через миг мы будем на месте.

Переместившись у ворот моего дома, все разошлись и я открыв ворота запустил их во двор.

— Это что за дворец? Ты что, сын дайме Страны Огня? Да у нас Резиденция Казекаге и то победнее выглядит. И что это за райские деревья, на которых растут такие огромные сочные фрукты… и э… овощи, у тебя на деревьях растут овощи, помидоры и огурцы, и баклажаны. Это что вообще за место? — удивилась Темари.

— Я же говорю, я купил тут участок, и на нём сам, с помощью техник Мокутона, Дотона, Суитона, Футона и клонов построил всё это: дом, сад, фонтаны, сзади есть, кстати, бассейн. Именно с помощью Мокутона, я изменил фрукты и овощи, и теперь они растут на деревьях, а также имеют идеальный размер и вкус.

— Ты можешь выращивать деревья. Слушай, а ты, допустим, так теоретически, можешь вырастить лес, вот таких вот деревьев, например, в пустыне? — спросил у меня Канкуро.

— Да легко. Хоть всю пустыню озеленить и превратить в один цветущий оазис.

— Ну, тогда, если что, ты имей в виду, что если у тебя вдруг, что-то не срастется в Конохе, и тебя, например, объявят нукенином, то Суна всегда будет рада тебя принять, и даже возможно сделает тебя Казекаге. — начал переманивать меня Канкуро, просекший возможность улучшить условия Суны.

— Ну, тогда и вы имейте в виду, что я тут собираю себе гарем, и вот если одна из моих жён будет, так теоретически, сестрой или дочерью Казекаге Суны, то я с удовольствием бы помог стране и родственникам моей любимой жены. Да, кстати, для справки, именно Мокутон может подавлять биджу. — Канкуро и Гаара начали с ожиданием смотреть на Темари. — Ладно, пойдёмте уже в дом, клоны уже накрыли на стол. Если захотите, потом я могу показать вам дом, можете даже искупаться в бассейне, или могу показать вам саму Коноху.

Мы вошли в дом, всё в нем делалось с размахом, статуи, резная лестница, огромная сверкающая люстра, в общем, всё чтобы пустить пыль в глаза. Мы расселись за большим деревянным столом, клоны помогли сесть дамам и начали прислуживать.

— Эй, Наруто, а из чего сделана эта посуда? Тарелка похожа на изумруд, а бокал на рубин. — спросила Сакура вертящая в руках отпитый бокал.

— Ну, как раз из них и сделаны.

— Ты что шутишь? Откуда у генина деньги на посуду из драгоценных камней?

— Ну, я как-то экспериментировал с Дотоном в выращивании разных драгоценных камней. Так вот, чакры потратил, наверное, столько, сколько у биджу резерв, но зато получил несколько глыб драгоценных камней: топаза, изумруда, рубина, сапфира. Сапфир и топаз пустил на оформление своей комнаты, так как люблю синий и оранжевый цвета. Ну, а изумруды и рубины, не выкидывать же их было, вот и сделал из них посуду, и красиво и функционально, если такую тарелку упустить на пол, она точно не разобьется.

Я обратился к Темари, которую обслуживал мой клон:

— Ну, красавица как тебе обед? Лапша с черным трюфелем и фуа-гра, ризотто с мясом лобстера и с чесночным соусом, жареные каштаны, суп кенчин в общем, пробуй, тут много чего есть. А на десерт у нас будет ассорти из мороженого: щербеты, пломбиры, фруктовые льды и всё с разными вкусами.

— Наруто, ты что, каждый день ешь так дорого, вкусно, много и разнообразно? — спросила с интересом и легкой обидой Сакура. Обиделась она скорей всего, потому что, я с ней не делился и её не приглашал.

— Ну, я тренируюсь очень много, поэтому и ем много, а есть лучше что-то вкусное. Но сейчас чтобы накрыть на стол, клоны просто распечатали из свитков еду приготовленную ими заранее. — кстати я заметил кое-что странное, Мито ела со слезами на глазах. — Мито, не надо заставлять себя есть, если тебе не нравится, я всё пойму и не обижусь.

— Нет, Наруто, просто это так вкусно. Я последние два месяца ела один лишь рамен и то в основном заварной, меня от него уже тошнит. Наруто… мо… можно нам с тобой поговорить наедине? Пожалуйста. — очень жалобно попросила у меня Мито… смотря на это, возникает у меня мысля, что я тот ещё козёл, но она ведь сама от меня отказалась.

— А, вот как. Ну, если хочешь поговорить, то когда я буду возвращать наших дорогих гостей и Сакуру к центру Конохи, то ты можешь остаться здесь и подождать меня, и когда я вернусь, мы поговорим наедине.

Пришло время десерта и клоны вынесли пиалы с разнообразными видами мороженого.

— Слушай, Наруто. Ведь можно я тебя буду так называть.? — спросила Темари, и когда я кивнул, она продолжила, — А можно мне как-то взять пару порций вот этого, вот этого и вот этого мороженого с собой, про запас?

— Давай сделаем вот так. — я создал пять клонов, они с помощью Хьётона превратили порции мороженого, в более компактные образцы, а я с помощью Мокутона создал бумажную ленту, на которую я внедрил ячейки для запечатывания, и все эти разнообразные виды мороженого я запечатал в ленту, то есть одна ячейка — одна порция мороженого, — На вот, красавица. Ты ведь знаешь, как пользоваться запечатывающими свитками? Вот это именно он.

— Слушай, хватит уже клеить посторонних девушек. Тебе что, госпожи Цунами не хватило? — произнесла Сакура со странной интонацией, в которой чувствовалась и легкая обида, и легкая ревность, и раздражение и недовольство.

— Что еще за Цунами? — спросила Темари.

— А при чём здесь Цунами? Да, мы провели с ней хорошо время, я даже приглашал её в Коноху, но она отказалась, сославшись на сына. Я, кстати, был у неё недавно, она уже завела себе мужчину… точнее трёх мужчин, сказала, что после меня, её никто не может удовлетворить в одиночку. Мне даже слегка обидно из-за такой вот развязки. Ладно, все поели? Э, Темари похоже ваш младший брат, успел не только поесть, но еще и уснуть. Что с ним делать будем?

— Пусть лучше спит. А я пока хотела бы посмотреть твой сад, можешь показать?

— Ну, хорошо, клон тогда отнесёт его пока в гостевые покои. А я тогда проведу для вас экскурсию по дому, и начну с сада. Остальные можете присоединяться, если хотите.

Три часа я их развлекал, показывал сад, дом, даже искупались в бассейне, и должен сказать, что фигурка у Темари, что надо. Ей сейчас, должно быть лет четырнадцать или пятнадцать. Но всем уже надо было возвращается, поэтому разбудив Гаару, я телепортировал их туда, откуда и взял. И когда они отошли я услышал их отдаленный разговор:

— Нам надо рассказать о нём отцу. Он может усмирять биджу, а ещё он может выращивать деревья даже в пустыне. Ты пробовала тот персик с его дерева? Я в жизни ничего вкуснее и сочнее не ел. Нам нужно обязательно переманить его к нам в деревню. — говорил Канкуро.

— И, похоже, это будет не так уж и сложно. Ты видел, он, похоже, втрескался в меня по уши? Все называл меня красавицей, крутился возле меня и обхаживал. Только надо бы выбить у него эти дурацкие мысли о гареме. И ещё какая-то там Цунами была, и эти две девки с его команды. Но, думаю, я смогу ему задурить голову, чтобы он как минимум переехал в Суну, а как максимум вообще предал свою деревню. Хотя, конечно, это будет сложновато, опыта у меня в этих делах никакого, но зато если постараюсь, то приз будет стоить таких усилий. Он просто дал Гааре какой-то обруч, и Гаара смог нормально заснуть, да и сейчас брат такой спокойный, каким я его никогда вообще не видела. Блин, а какой же у него шикарный дом, ради того чтобы жить в таком доме, даже у меня, дочери правителя Суны, возникают мысли в эту самую Суну никогда больше не возвращаться. Да и сам он тот еще красавчик, и эти странные линии у него возле глаз на щеках, они придают ему некую брутальность. И при этом ещё силен, смог незаметно и быстро к нам переместиться с кунаем, и владеет улучшенным геномом Дерева. Если мы всё же будем врагами, нам нужно быть с ним очень осторожными.

Я прекратил подслушивать суновцев. Не потому что это плохо и у меня проснулась совесть, нет, просто они вышли на оживленную улицу и тем самым затруднили мне слежку. Вернувшись домой, я застал сидящую на диване и нервничающую Мито.

— Мито, ты хотела о чём-то поговорить наедине со мной?

— Н-Наруто, ты уже пришёл?! Да, я это… я хотела поговорить… давно уже хотела, но ты всё время на миссии посылал клонов, и они всегда очень быстро развеивались. Я хочу извиниться за всё, что я сделала. Ты уже давно говорил, что тебе нравятся и Хината, и Сакура с Ино. Я просто… я всегда считала тебя своим близким человеком, и только своим. И когда ты начал всё больше проявлять внимания другим девочкам, я начала тебя сильно ревновать. Но даже общаясь с другими девочками, ты всё равно уделял мне внимания больше всех, и я… я захотела, чтобы ты был только моим, и ни на кого больше не смотрел. Но ты как специально становился все красивее, мужественнее и кроме меня на тебя начали обращать внимание и другие девочки, что очень мне не нравилось, и я начала ревновать тебя ещё больше. А потом ты застал меня, когда я-я… я на тебя… маст… ублажала себя. И после неловких минут, ты сделал мне очень приятно, и на следующее утро я решилась признаться тебе. Но ты… ты сказал, в принципе, тоже что и говорил раньше, и то, о чём я и так догадывалась. Вот только, я тогда была слишком взволнована и слишком счастлива от произошедшего, и когда ты мне ответил то, что говорил и обычно, это не совпало с тем, чего я ждала в тот момент. Я мечтала, чтобы ты произнес совсем другие слова. И все мои положительные эмоции смешались с разочарованием и обидой, и я накричала на тебя. Мы поссорились и в этот же день нам дали миссию в Стране Волн… точнее, как раз именно я и виновата в том, что нам её дали. На этой миссии я подостыла, и хотела уже с тобой помириться, но тут ты переспал с госпожой Цунами, и… и ревность вновь вспыхнула, а с ней вновь появились обида и злость. И когда ты тогда пришёл, я не сдержавшись, захотела проучить тебя, но слишком увлеклась и не заметила, как обратилась к силе Лиса, и… и попыталась тебя убить. После я очень жалела об этом, но вернуть сделанного, я уже не могла. Когда миссия закончилась, и мы начали возвращаться, я заметила, что мост назвали в честь меня. Мне стало очень приятно, но я понимала, что ничем не заслужила такой чести, и поэтому я спросила тебя об этом. Но ты неправильно меня понял и наговорил всяких глупостей. А потом из-за той драки, ты начал от меня отстраняться и даже переехал в другое место. Я… я жила эти два месяца одна, без тебя и твоей поддержки. Теперь я почувствовала настоящее отношение жителей ко мне. Без тебя, мне практически никто ничего не продавал… без тебя, я начала замечать неприязненные и ненавидящие взгляды жителей, слышать то, на что я раньше не обращала внимания, то, что все в деревне считают меня Демоном-Лисом. Я поняла, как много я на тебя полагалась, всю работу по дому делал ты, одежду стирал ты, готовил тоже ты. Я поняла, что без тебя я ничего не умею, я даже накормить себя не способна. Но хуже всего мне было из-за одиночества. С трёх лет, практически каждую секунду времени, я проводила рядом с тобой, мы с тобой говорили, общались, играли, потом ты начал помогать мне в тренировках. Наруто я… я хочу чтобы, мы вновь стали близки. Прости меня пожалуйста, я не могу и не хочу быть без тебя. Я хочу быть с тобой, даже если у тебя будет кто-то еще, я даже согласна на твой гарем. Наруто, прошу, дай мне шанс. — высказала мне все это Мито, и в конце начала смотреть на меня со слезами на глазах.

— Эх, Мито-Мито, знала бы ты, как я по тебе соскучился. Если честно, я хоть и провёл в обществе девочек много времени, вашу логику так и не понял. Так что, я даже и не знал, захочешь ли ты со мною в итоге быть, или предпочтешь и дальше обижаться на то, какой я есть. А я к гордости или сожалению — бабник. Ну, если ты всё же согласишься вступить в мой гарем, то у меня просто не будет вариантов, кроме как вновь заботиться и любить мою маленькую миленькую лисичку Мито. Ну, каков твой ответ, на вопрос, который я хотел тебе задать два месяца назад и задаю теперь?

— Я согласна. И, Наруто, можешь, пожалуйста, меня обнять? А лучше поцеловать.

— Всё что угодно для моей невесты. — я усадил Мито себе на колени, и обняв её, нежно поцеловал. Когда долгий поцелуй закончился, слегка красная Мито положила голову на моё плечо и сказала:

— Наруто, спасибо. Так я теперь твоя невеста?

— Ну, конечно, в гареме жены, а мы пока официально не женаты, значит, ты пока побудешь невестой. А моя невеста должна жить со мной. Ну, как, ты переедешь ко мне, или мне переехать к тебе?

— Ты что, готов променять этот дворец, на маленькую квартирку, ради меня?

— Ну, мы с тобой и так жили в маленькой квартирке столько лет. А этот дом мой и его никто не отберёт. Поэтому я и спрашиваю, вдруг тебе будет привычней в квартире, а не в этом доме. Хотя, я бы предпочел, чтобы моя невеста жила в достойной её красоты дворце, и лучше всего в одной со мной комнате.

— Я, конечно, привыкла жить в квартире, но я была бы дурочкой, если предпочла бы маленькую квартирку, этому дворцу.

— Моя ты умничка. Пойдем-ка я покажу тебе свою комнату, а точнее спальню, а ещё точнее кровать. — я взял Мито на руки и понес её в мою спальню.

— Наруто, ты хочешь… как с Цунами… со мной? Я… Я еще не готова так далеко. Я бы с радостью, просто я боюсь… что я слишком маленькая ещё, а ты большой… и я не выдержу. Нам надо подождать, и… и мне немного страшно, я слышала в первый раз больно.

— Оу, не бойся. С ирьенином, больно никогда не будет, будет только приятно. Но то, что ты маленькая это проблема. Боюсь, я в тебя и правда не влезу. Так что, придётся ждать, пока ты вырастешь. Ну, а пока, мы можем заняться альтернативными видами любви. В честь нашего примирения, я позабочусь о своей маленькой развратной лисичке. Давай, пошли вместе примем ванну, а потом будем шалить. Хотя нет, шалить мы начнём, ещё прямо в ванной.

В ванной мы разделись полностью, и Мито смотря на моего дружка сказала:

— Наруто, это что за монстр? Ты что, шутишь? Даже, если я вырасту эта штука во мне никак не сможет поместиться. Я… Я даже не знаю… Наруто, чё он такой огромный? Я теперь боюсь ещё больше. И как, вот это вот, влезло в Цунами?

— Нормально всё влезало, и в тебя влезет. Не бойся, у вас там всё растягивается. А ты привыкай, давай. Хочешь, даже потрогать можешь.

— Какой он большой, твердый и горячий. И он пульсирует. — начала ручками трогать меня Мито.

— Ладно, пошли в ванную, можешь там продолжить его исследовать. А я тем временем исследую тебя и твои подросшие до первого с половиной размера сисечки.

После эротического омовения, мы отправились на кровать, где я несколько раз отправил Мито в рай орального удовольствия, тройка заходов и Мито уже достигла нирваны и отключилась.

Эх, жаль что Цунами уже нашла себе мужиков. Сейчас она как раз понадобилась бы, чтобы скинуть напряжение. Но, блин, я к ней как-то раз за этим и пришёл, а она в это время развлекалась с тремя мужиками. То, что я тогда испытал, было большим шоком, это если цензурно, а если нецензурно, то я был в полнейшем ОХРЕНЕНИИ. Такого, я точно не ожидал увидеть. Но потом, когда мы все успокоились и я залечил тем троим их поломанные кости и разбитые лица, то Цунами рассказала, что после меня она узнала, что секс может быть настолько приятен, и что она долго не выдержала без него, и через месяц нашла себе мужчину. Но по сравнению со мной, тот мужчина не выдерживал конкуренции. Так она докатилась до того, что её жажду могут удовлетворить только трое мужчин. Эти мужики были братьями, она их устроила к себе в строительную фирму, которую они с Тадзуной открыли за часть тех денег, что я им дал. Вот такая грустная история, я получается испортил женщину… эх, первая моя женщина в этом мире, и такой облом.

Блин, в бордель тоже не хочется идти, был я там как-то, не сильно приятное место для меня. Все же, хочется чтобы половой акт был не просто удовлетворением потребностей, но был наполнен чувствами. Немного по-бабски прозвучало, но ощущения с любимым человеком и с незнакомым человеком за деньги, достаточно сильно отличаются.

А, пофиг! Пойду тренироваться, займу себя тяжелой физической нагрузкой, чтобы сбить возбуждение. Лёжа уставший на кровати в обнимку с Мито, после боя с толпой моих клонов, под нагрузкой в 30G, я заснул.

Утром, отдохнувший, я посмотрел на результат моих тяжелых тренировок:


«Статус»

НР 222/222/55,5 в час

МР 492/492/139,5 в час

РР 543300/19,4 в час

RP 568/568/94,8 в час

СР 1926/1926/503 в час

SP 53

Характеристики:

Сила 435

Ловкость 358

Выносливость 444

Интеллект 310

Мудрость 379

Магия 246

* * *
Скоро уже можно попробовать активировать следующую ступень Хошингана. А пока же не будем упускать момент, и поласкаем голую рыжую красотульку, разбудим её самым приятным способом. В процессе ласк, Мито проснулась, став стонать ещё громче, пока бурно не финишировала, слегка заляпав мне лицо своим девичьем нектаром.

— Наруто, мы же и так вчера занимались всякими непотребствами, а ты ещё разбудил меня тем же, из-за чего я вчера устала и не выдержав отключилась. А вдруг бы это случилось снова, и я опять потеряла бы сознание? А нам же, между прочим, нужно идти в восемь брать миссию. Но ты не подумай, мне очень понравилось, я бы наоборот лучше продолжила бы заниматься с тобой непотребствами, а на миссию отправила бы клона. Вот только, клон бы не захотел работать пока я тут развлекаюсь, они у меня вообще, какие-то очень капризные получаются.

— Какой оригинал, такие и клоны. Ну, как тебе, Мито, быть в моем гареме? — спросил я погладив её голую мокренькую киску.

— И ничего я не капризная. Вот. А в гареме нравится, подольше бы он оставался таким же маленьким, желательно состоящим только из меня.

— Мито, опять твоя ревность.

— Наруто, прости-прости. Просто мне сейчас так хорошо рядом с тобой, что мне просто сложно представить кого-то ещё рядом с нами. Но я хочу быть с тобой, так что, я постараюсь меньше ревновать тебя к другим конку… претенденткам в гарем.

— Я бы тоже лучше сегодня провел время наедине с тобой, и отправил на миссию клона. Но, сегодня Какаши должен выдать нам пропуски на экзамен чуунина. Вчера, как раз было собрание наставников у Хокаге. Там они решали кого можно выдвинуть на экзамен. Нашу команду выдвинули на получение звания чуунина. Так что, давай, пошли в душ, я постараюсь там обойтись без пошлостей, но ты такая красивая, что я точно гарантировать ничего не могу. Потом позавтракаем и пойдем. — выбрался я из плена ножек моей лисички.

— Слушай, Наруто, а что за линии у тебя на лице? То есть, то иногда исчезают. — спросила Мито, начав приподыматься с кровати.

— А, не обращай внимание, это побочный эффект одной тренируемой техники. Давай пошли быстрей, а то мне становится всё сложней сдерживать себя, и не поддаваться своим извращенным инстинктам. — ответил я смотря на голую рыжую милашку.

За завтраком Мито устроилась у меня на коленях, и мы кормили друг друга, перемежая приемы еды с поцелуями. К сожалению, всё хорошее кончается, и нам пришлось идти.

На мостик, где наша команда обычно ждала Какаши, мы с Мито пришли за ручки. Сакура заметив это, сказала:

— О, вы, наконец, помирились. А то, мне было даже физически больно смотреть на Мито, когда вы были в ссоре. Она распространяла такую ауру печали, что приходя домой после миссии, я ещё час чувствовала, как эта аура печали витает возле меня, понемногу выветриваясь. Слушай, Наруто, я надеюсь вы ничем там таким не занимались? А то больно уж контраст великий, Мито же сейчас от радости в прямом смысле светиться начнёт.

— Конечно занимались. / — Нет! Сакура как ты такое могла подумать! — одновременно подтвердил я, и громко опровергла красная Мито.

— Наруто, ты что?! Нам же только по тринадцать лет. Я понимаю ещё ты, тебе можно дать уже лет шестнадцать и ты уже был с Цунами, но Мито, она же по росту даже ниже меня.

— Как людей валить толпами, то мы зрелые, а как любовью заняться, то мы ещё слишком маленькие. Какие-то двойные стандарты у тебя получаются, Сакура. Но ты не волнуйся, так далеко, как с Цунами, я не заходил, всё было по подростковому мило и невинно, но тем не менее всё равно приятно. Или может быть, ты просто ревнуешь и завидуешь?

— Ничего я не ревную и не завидую. — сказала Сакура и с сожалением посмотрела на Саске, потом она тяжко вздохнув, вновь повернулась ко мне и спросила:

— Эм, Наруто, нам тут как обычно придётся долго ждать опаздывающего Какаши, и я хотела спросить. У тебя случаем не осталось вчерашнего мороженого, чтобы скрасить наше долгое ожидание?

— Осталось, на вот свиток, выбирай. А ты, Мито, не хочешь полизать… мороженку? — спросил я у Мито, поигрывая бровями.

— Д-Да, мне вчера оранжевое понравилось. — чуть краснея ответила Мито, понявшая мой намек.

— А, это манговое. Надеюсь, ты выбрала его за вкус, а не за цвет.

— И за то и за другое.

Мы кушали мороженки, Сакура съела сливовое, и теперь доедает вишневое, мы с Мито ели вместе манговое, а Саске тоже, позволил себя угостить и сейчас доедал фисташковое. Тут на арку обрамляющую мостик, сверху переместился Какаши:

— Всем доброе утро. Сегодня я заблудился в дороге под названием жизнь. — спустившись к нам, он встал в странную церемониальную позу и произнес:

— Буду предельно краток. Я порекомендовал вас всех на предстоящий экзамен чуунинов. Вот такие вот дела. Возьмите эти заявления. Однако вы должны сами решать, проходить экзамен или нет. Те, кто решит пройти экзамен, должны подписать заявление и через пять дней прийти в триста первый кабинет академии, ровно в пятнадцать ноль-ноль. Это все. — и видать он почувствовал, что я хочу его припахать для моего обучения в гендзюцу, и поэтому вновь быстренько смылся.

— Так, чтобы все пришли на экзамен. — сказал я.

— Но Какаши-сенсей сказал, что участие в экзамене, дело добровольное, и каждый сам решает, идти ему или нет. А я, если честно не уверена в своих силах. И если признать истину, то я слабейший член нашей команды. Экзамен для чуунина сейчас точно не для меня. — расстроено сказала Сакура.

— Эх, Сакура, ты до сих пор веришь всем словам сказанным Какаши. Правда в том, что если хоть один член команды откажется от экзамена, то вся команда не сможет принять участие в этом экзамене. А то, что ты слабая, очень легко решается тренировками. Хочешь, пошли со мной и Мито, ко мне домой, там у меня в подвале есть полигоны для тренировки, я научу тебя каким-нибудь техникам.

— Идти в твою обитель разврата добровольно? Я что, дурочка по твоему?

— В перерывах между тренировок, я угощу тебя обедом и ужином, приблизительно как вчера, только все блюда будут другие.

— Знаешь, а это неплохая мысль тренироваться у тебя дома. Я согласна, пошли. — взяла меня под руку Сакура и потащила непонятно куда. Эта розоволосая даже про Саске забыла, который посмотрел на это, и пошёл по своим Учиховским делам. Ну, там, составлять план уничтожения Конохи, ведь у каждого нормального Учихи, на всякий случай должен быть готов такой план.

— Сакура, так, к сведению, мой дом находится совсем в другой стороне деревни. Давай я лучше перемещу нас, как и вчера, так быстрее будет.

Переместил я нас прямо ко мне в подвал. Теперь же подвал моего дома делился на четыре части. Первая четверть — это самый обычный полигон для тренировок, с манекенами из разных материалов, разным метательным оружием и мишенями. Вторая четверть — это полигон, поделенный на климатические зоны, такие как песчаная пустыня, густой тропический лес, заснеженные скалы, а также небольшое озеро. Третья четверть была углублена на сорок метров ещё под землю и максимально укреплена. Здесь я тренировал достаточно мощные и разрушительные техники, конечно, не такие как Стихийный Планетарный Расенган, такие техники приходилось опробовать в Долине Завершения, где у меня был маячок для телепорта. Последняя часть, была по краям обставлена чёрными прямоугольными колоннами из обсидиана, эти колоны были накопителями для чакры и поддерживали достаточно большую, но простую печать, позволяющую с помощью Дотона увеличить гравитацию на небольшом участке, чем больше колонн заряжено чакрой, тем больше будет гравитация. Я, кстати, как и Ооноки научился летать. С помощью Дотона, я аннулирую свой вес, и даже делаю его отрицательным, отталкиваясь от Земли, а с помощью Футона, задаю скорость и направление полёта.

— Ну, что ж, Сакура, проверим на что ты на самом деле способна. Вот тебе мой клон, иди на вон тот полигон с колоннами. Там тебя нагрузят по максимуму, и когда ты выдохнешься, я скажу, как лучше тебе тренироваться.

Через двадцать минут наполненных для Сакуры, самыми тяжелыми физическими нагрузками в её жизни, она лежала на земле, еле шевелясь и тяжело дыша.

— Быстро же ты выдохлась, я даже разминку закончить не успел. Ладно, давай я облегчу твои страдания. — я подошёл и снял усталость с Сакуры с помощью ирьенинской техники, а также применил на неё «Малое исцеление». Когда Сакура смогла подняться и сесть, я дал ей напиток, позволяющий быстрее восстановиться.

— Ну, что могу сказать. Как это не грустно признавать, но ты действительно слабачка.

— Эй, я это и так говорила, но с твоих уст это звучит намного обидней.

— Ты не обижайся, но это правда. Но не расстраивайся, я знаю, как тебе помочь.

— И как же?

— Я обучу тебя на ирьенина.

— Ирьенина, да? Что ж, чтобы не быть обузой в команде, я согласна. — без особой радости ответила Сакура, — А ведь раньше я хотела быть сильной куноичи, чтобы Саске, наконец, заметил меня, но сейчас я понимаю, что моих данных не хватит для этого. Чакры мало, физически я слаба, поэтому-то я в Академии и сосредоточилась в основном на теории. Но после миссии в Стране Волн, когда я увидела, как сражался Какаши-сенсей, Саске и ты, я поняла, что мои теоретические знания в жизни настоящего шиноби, практически ничего не стоят.

— Ну-ну, Сакура, не расстраивайся, ирьенинов часто недооценивают. Ведь кто лучше и эффективнее может убить человека, как не тот, кто знает всё о строении и функционировании человеческого тела. Плюс, когда ирьенин достигает планки А ранга, то его контроль настолько возрастает, что позволяет делать вот так. — я подошёл к одному манекену и легким щелбаном разрушил его в щепки.

— Как ты это сделал? И я что-то никогда не слышала, чтобы ирьенины могли так делать.

— Я же говорю, это могут ирьенины А ранга, которых в нашей деревне раз-два и обчёлся. Да и вообще, с ирьенинами обычно происходит профессиональная деформация, они обычно предпочитают людей все же лечить, а не калечить. Но если нужда припрёт, то это те еще звери способные убить врага одним касанием, остановив противнику сердце. Просто обычно ирьенинов высокого ранга берегут, как зеницу ока, и не позволяют им бегать по полю боя. Их обычно ставят в тылу и защищают любой ценой, ведь живой ирьенин это гарант того, что если тебя сильно ранят, то тебя вылечат и ты не помрешь откинув копыта. Через годика два, я сделаю из тебя машину смерти, ну и машину жизни, сможешь как убивать, так и лечить. Ну что, теперь ты точно согласна?

— Хорошо, я согласна.

— Отлично. Значит так, я научу тебя Теневому Клонированию, чакру для клонов давать тебе буду я. Думаю, информацию с двух развеивающихся клонов ты выдержишь. Клоны будут изучать медицину и ирьендзюцу с моими клонами. Ты же сама будешь заниматься физической подготовкой, на вот этих вот полигонах. В итоге, пропускание больших объёмов моей чакры будет стимулировать твой очаг к развитию. Физические нагрузки укрепят твое тело и повысят выработку Ян-компоненты чакры, которая, как раз и зависит от тела. Нагрузка от клонов, кроме знаний о ирьендзюцу, принесёт и увеличение выработки Инь-компоненты чакры, зависящей от опыта и разума. Всё это приведет к увеличению объёма резерва твоей чакры, а также к скорости её восполнения. Плюс, ты станешь сильней физически и станешь меднином — сражающимся ирьенином.

И для Сакуры начались тренировки, клонов с её контролем она освоила легко, вот только после одного клона она уже не боец и её можно брать тепленькой. Из-за тренировок, она так уставала, что вечером после ужина, она практически сразу вырубалась спать, и мне приходилось нести её к ней же домой и отдавать спящее розоволосое тело её родителям. В третий раз, когда я принес Сакуру домой, дома была лишь мать Сакуры — Мебуки Харуно, она сказала что её муж Кизаши Харуно, генин Листа, отправился на миссию и так как она обычный человек, она не сможет отнести Сакуру в её комнату. Поэтому, в сопровождении Мебуки, мне пришлось укладывать Сакуру в её постель. После этого она попросила рассказать за чашкой чая, о команде Сакуры, о том кто я такой, и почему Сакура так устает. До этого в первый раз, я просто представился как сокомандник Сакуры, теперь же мне пришлось представиться полностью и просветить мать Сакуры о её тренировках. Когда Мебуки узнала моё имя, она удивилась, она-то думала, что меня зовут Саске, ведь их дочь говорила, что влюблена в какого-то своего сокомандника по имени Саске, но почему-то в обычных разговорах она чаще всего упоминала имя Наруто, как о своем хорошем друге с Академии и её напарника по команде. После этого разговора, на следующий день, во время тренировок, Сакура задала мне вопрос:

— Слушай, Наруто, почему ты столько делаешь для меня? Обучаешь, тренируешь, кормишь, заботишься, даже когда я засыпаю от усталости, ты относишь меня домой?

— Потому что ты мне нравишься, и я хочу, чтобы ты стала сильней и смогла защитить себя, а также добилась того, о чём мечтаешь. Даже если это будет признание и любовь Саске.

— Но, я… я не понимаю… — нахмурилась немного розоволосая милашка… ага-ага, так я тебя и отдал Саске.

— Сакура, я ведь помогал раньше девочкам в Академии, Ино, Хинате, Мито и тебе. Скажи, сильно ли я изменился с тех пор? Со времён Академии, когда я подарил тебе тот обруч с цветками сакуры, который я вчера видел в твоей комнате, на прикроватном столике.

— Нет, не сильно. Ты всегда был добр ко мне, просто я как-то несильно на это обращала внимание. Я всё больше тогда пыталась понравиться Саске. Хотя сейчас ты намного больше говоришь о своём гареме, чем когда мы были в Академии. — слегка неуверенно ответила она.

— Ну, естественно, ведь сейчас девочки созрели и их нужно, не теряя времени брать себе в гарем, пока другие не разобрали.

— Так ты хочешь, чтобы я тоже пошла в твой гарем? Но я… Я люблю Саске!

— Сакура, положа руку на сердце, честно ответь мне. Ты, правда, думаешь, что сможешь влюбить в себя Саске? Человека, у которого единственная и заветная мечта это стать сильней, чтобы убить собственного брата, за то, что этот же брат убил его родителей и вырезал весь клан Учих. Последнее о чём будет думать такой человек, желающий кровавой мести, это любовь. Любовь не может дать силы для мести, а вот ненависть и злость — легко. Особенно для Учих, которые развивают свои силы — свои глаза, под действием негативных эмоций. Единственное, наверное, что сможет помочь вам быть вместе, это конец света, который вы остановите вдвоем, и только тогда Саске обратит на тебя внимание.

— Как бы не было печально это признавать, но ты как всегда прав. Но я всё же не хочу отчаиваться и сдаваться. Возможно, я всё же смогу растопить лед в сердце Саске, и тогда он заметит меня.

— Ну, как знаешь, Сакура. Ты можешь всё время до старости провести в ожидании призрачного шанса проявления любви Саске к тебе, или можешь пойти ко мне в гарем и получить любовь хоть уже сейчас. Мито уже оценила преимущества моей любви, каждый вечер и утро оценивает.

Слегка покрасневшая Сакура продолжила дальше тренировку в молчании. Вечером, когда я вновь относил уставшую Сакуру домой, на меня напал странно одетый шиноби с протектором Дождя. Отлетев в стену этот шиноби, упал наземь, с громким хрустом поломанных костей:

— Оу, Ирука-сенсей, это вы. Нафиг на меня так внезапно нападать, ещё и в маскировке под вражеского шиноби, я ведь мог вас случайно и убить.

— Нару… то позо… ви вра… ча. — просипел Ирука, походу я ему ещё и ребра сломал.

— Не надо никакого врача, если скажите, зачем вы на меня напали, устроив этот маскарад, я сам вас вылечу. Если согласны, кивните.

Ну, Ирука и рассказал, что это был тест, который определял готов ли генин идти на чуунинский экзамен. И сам Ирука должен был проводить проверку. Когда я спросил о результатах проверки, то он ответил, что Саске прошёл, я только что, тоже прошёл, а вот Мито и Сакуру он все никак не мог проверить, так как не мог их найти. Я же сказал, что я могу помочь ему, и пройти проверки вместо Мито и Сакуры, и что после этих проверок, я обязательно ему вылечу все сломанные кости, отбитые органы, выращу выбитые зубы и даже пришью обратно оторванные конечности. Всё это я говорил с доброй, слегка предвкушающей улыбочкой матерого ученого-потрошителя. Ирука сразу сказал, что не, не надо, мол он просто так их пропустит, без проверок. Незачем, говорит, мне напрягаться для этого. Ну, я сказал, что если надо, то я всегда готов пройти проверки и если мне всё же не удастся его спасти после проверок, то я обязательно оплачу его похороны и устрою самые шикарные поминки, в его честь. Ирука быстро смылся, сказав, что всё сам уладит и мне не надо волноваться.

Я же, пошёл домой удовлетворять мою уставшую после тренировок лисичку, а потом же, чтобы сбить возбуждение и суметь заснуть, мне приходится нагружать себя сверх меры на тренировке.

Мито я начал обучать освоению Расенгана, хоть она до начала экзамена и не успеет его освоить, но зато это подымет её контроль. Сейчас она с помощью клонов, подобралась к освоению второго этапа формирования Расенгна, то есть с помощью хаотично вращающихся потоков чакры, разорвать плотный резиновый мячик, наполненный воздухом. Когда я закончил с Мито и уже хотел идти на тренировку, она в этот раз оклемалась быстрее, чем обычно, и с интересом у меня спросила:

— Слушай, Наруто, я тут подумала, ты мне делаешь приятно… очень приятно, но из-за того, что я слишком маленькая, я не могу тебя удовлетворить, и тебе приходится взамен тяжело тренироваться. И так вот, может я тоже могла бы попробовать удовлетворить тебя руками и ротиком, как и ты меня?

— Эх, Мито, боюсь лишь рук и ротика не хватит, это меня только больше раззадорит и я могу сорваться, и тогда меня уже будет мало волновать, маленькая ты, или не маленькая, так отделаю, что не то что ходить не сможешь, даже стоять.

— Но это нечестно получается, ты меня обслуживаешь, а сам ходишь страдаешь. Слушай, тогда тебе в гарем быстрее нужно найти достаточно взрослую женщину, способную тебя удовлетворить. Так как в твоём состоянии больше всего виновата именно я, то именно я, и помогу тебе её найти. Вот, например, как тебе Аяме из «Ичираку Рамен»? Кроме того, что она красивая, она ещё и умеет хорошо готовить рамен.

— Эка какая быстрая метаморфоза. Месяц назад, ты была категорически против моего гарема, а сейчас сама состоишь в нём и ещё ищешь новых кандидаток для пополнения. Но, если говорить по поводу Аяме, то я против неё ничего не имею, но вот таких чувств, как допустим к тебе, в её отношении я не испытываю. Хотя, я замечал её заинтересованные взгляды, когда иногда заходил поесть рамена, и если она согласится, то я буду только рад. Но, Мито, в ближайшие пару месяцев, нам будет не до Аяме, нам нужно будет сосредоточиться на экзамене чуунина и постараться его пройти. И сейчас я могу ещё раз тебя удовлетворить, чтобы, наконец, вырубить тебя и пойти тренироваться, или пойдём тренироваться вместе. Ну, что выберешь?

— Я понимаю, что правильный вариант второй, но-о-о как ты и сказал… я капризная девочка и ничего не могу с собой поделать. Хочу первый вариант. — расставила она свои ножки.

— Ну, тогда, держись.

На следующий день, Сакура на тренировке, была немногословна, всё больше странно посматривала, то на меня, то на Мито. Мито же смогла порвать резиновый мячик, и теперь приступила непосредственно к формированию самого Расенгана, ибо сама суть техники в названии — Спиральный Шар, а после второго этапа, это ещё какая-то аморфная непонятная фигура, которой, в принципе, тоже можно неплохо вдарить. Сегодня тренировку я окончил пораньше, чтобы завтра на экзамен мы пришли отдохнувшие, поэтому я провёл Сакуру пешком от моего дома к её, чтобы она, наконец, узнала, где именно находится мой дом. А то, я в основном её из дома телепортом забирал, и бессознательную домой относил.

В два с половиной часа мы уже собрались, и отправились в Академию, где встретили Сакуру и Саске. Поднявшись на второй этаж, мы увидели толпу людей и Рока Ли, сидящего на земле перед двумя как бы генинами, охраняющими вход, как бы в кабинет триста один. Тен-Тен подходит и говорит:

— Пожалуйста, позвольте нам пройти.

Но, Изумо — чуунин замаскированный под генина, заносит руку для того чтобы ударить Тен-Тен. Я применил «Пространственный скачок» и перехватил его руку, не дав совершить удар.

— Как некрасиво. Вы что, не знаете, что бить девочек нехорошо, особенно таких миленьких. — я сильно сжал руку и с помощью медицинской техники усилил боль. Но чуунин это не просто красивое звание, и поэтому Изумо только слегка зашипел от боли, хотя должен был минимум закричать. Но какая бы выдержка у него не была, Хенге всё же слетело. Я отпустил руку и отошёл.

— Стоят тут два здоровых лба под иллюзией и дурят головы наивным генинам.

— Ты догадался, но этого недостаточно. — хотел на меня напасть Котецу, но я быстро переместился ему за спину и лёгким импульсом чакры в затылок вырубил его, в это время он как раз совершал удар ногой. И Рок Ли хотел перехватить этот удар, но Котецу потеряв сознание больше не мог управлять телом, поэтому Ли перехватил не только удар, но и всё летящее в него тело. Свалившись вместе с телом, Рок Ли, быстро выбрался из-под бессознательной тушки и устремил обожающий взгляд на Сакуру. Не обращая внимание, на подошедших членов своей команды, он уверенным шагом направился к Сакуре:

— Моё имя — Рок Ли. А твое имя Сакура, верно? Будьте моей девушкой. Я буду защищать вас до самой смерти. — сказал Ли, в позе хорошего парня.

— Ты просто ужасен. — категорично отказалась Сакура.

— Оу, Сакура, у тебя появился поклонник. Теперь у тебя есть выбор: ждать до смерти Саске, всё же согласиться на предложение вот этого зеленого бровастика, или пойти ко мне в гарем. Я, как твой хороший друг, рекомендую тебе третий вариант, конечно, исключительно ради твоего блага.

— Эй, ты. Как твоё имя? — спросил у меня Неджи.

— Извини, но меня не интересуют длинноволосые парни, я больше по девочкам. Я лучше вот представлюсь этой милой красотке с прической в виде двух пучков волос на головке. Итак, милая дама, моё имя Наруто Хенсу, и я был бы рад узнать ваше, несомненно, прекрасное имя.

— Я, Тен-Тен.

— Очень рад знакомству. Ну, давайте уже пойдем в настоящий триста первый кабинет, а то уже скоро назначенное время экзамена, а мы ещё не на месте.

Мы пошли все вместе на третий этаж, и когда проходили большой зал с колонами, где были ступеньки на следующий этаж, свой голос подал Рок Ли:

— Эй, я — Рок Ли. Наруто Хенсу, Саске Учиха, я хочу сразиться с вами, прямо сейчас. Говорят вы лучшие выпускники этого года, а Саске Учиха притом потомок гениального клана ниндзя, я хочу попробовать свои силы против вас.

— Эй, Хенсу, тоже гениальный клан. Глава этого клана говорят вообще будущий повелитель этого мира, а ещё у него огромный гарем в придачу, и это уж я не вспоминаю о его божественной красоте.

— Я никогда не слышал о клане Хенсу, и о его главе. — сказал Неджи.

— Как это не слышал о главе этого могучего клана? Я же недавно достаточно громко и ясно произносил свое имя. Но по поводу боя с Толстобровиком, могу сказать, что я бы с радостью тебе навалял, но мне не хочется уменьшать количество команд Конохи, придётся потом тебя ещё лечить. Не, нафиг. Если хочешь, вон с Саске махайся. Если случайно его сломаешь, то ничего страшного, у нас в команде и так перебор, на одного больше чем нужно. Давай, Саске, фас. Ату его, ату!

— Наруто, ты договоришься когда-нибудь. Но я все же приму его вызов.

И после того как начался этот импровизированный бой, через пару секунд Саске отлетел от удара, ногой в лицо, поэтично прозванным Роком Ли, как Вихрь Листа.

— Саске, гляделки свои включи.

— Без тебя знаю.

Но это ему, всё равно не сильно помогло, он хоть и видел движения Ли, но среагировать на них не успевал, поэтому и дальше продолжил огребать, пока от удара не взлетел особенно высоко, и Ли уже готовил прием Первичный Лотос, но тут появилась красная черепаха и схватив Ли за бинт, потянула его к себе. Саске же продолжал падать и Сакура, чё-то не собиралась его ловить, пришлось мне кинуть в него немного чакры Дотона, которая изменила его вес практически на нулевой и он как перышко опустился на землю.

— Саске-Саске, в прошлый раз, когда ты выхватывал от Хаку, я тебя спас. Сейчас, от получения знатной пиз… кхм… знатного удара, тебя спасла красная черепаха. Ты понимаешь?! Большая Красная Черепаха, Саске! Что будет дальше?! Собаки? Может быть кошки? Или о — новорождённые дети! Чё-то, как-то, ваш учиховский Шаринган, вообще не впечатляет.

— Наруто, заткнись. Посмотрел бы я на тебя.

— А нечего на меня смотреть, лучше на девочек бы смотрел. Ну, ты как? Тебя подлечить, или учиховская гордость, сама залечит твои раны?

— Ну ты и засранец. — сам встал Саске и вытер кровь на щеке.

— Значит сам. О, глядите новое действующее лицо. Тока потише удивляйтесь, дальше будет лишь интересней.

Все из моей команды широко раскрыли глаза, когда увидели старшую версию Ли, а когда Майто Гай, врезал кулаком по лицу Року, их глаза стали настолько широкими, что будь они пекинесами они бы у них выпали. Потом началась трагикомедия с выкриками: «Ли!» и «Гай-сенсей!». Смотрящей на это Тен-Тен, оставалось лишь прикрыть лицо рукой и вздохнуть.

— Блин, вот так посмотришь и оказывается, что Какаши-сенсей не такой уж и плохой наставник. Не учит правда, вообще нихрена. — прокомментировал я увиденное.

— О, вы же ученики Какаши. Ну и как он поживает? — спросил Майто Гай повернувшись к нам.

— Да, всё также. Всё время опаздывает, да книжки похабные читает. — ответил я и все же бросил в Саске «Большое исцеление».

— Какаши похоже не меняется. Кстати, мы с ним Вечные Соперники. Счёт у нас сорок девять — пятьдесят, в мою пользу. Так что, я сильнее Какаши. Ладно, Ли, за свой проступок ты понесёшь наказание. После экзамена, пробежишь пятьсот кругов вокруг деревни. А сейчас, прощай, и помни — я верю в тебя Ли! — сказал Гай… хм, такого напутствия от нашего горе сенсея мы точно не дождёмся.

Мы пошли, наконец, на экзамен. Ли, Тен-Тен и Неджи вырвались вперед, а Саске же сверлил затылок Ли взглядом.

— Саске, не волнуйся, то, что тебе надрали зад как маленькой сопливой девочке, это не так уж и плохо.

— Ну и что же тут хорошего?

— Ты увидел, как хороший учитель, может из ученика, не имеющего возможности применять ниндзюцу и гендзюцу, сделать мастера тайдзюцу, способного одними лишь кулаками стереть в пыль гордость великого клана Учих.

— Наруто, из-за своего языка, ты своей смертью точно не умрешь. Но в чем-то ты, всё же прав, какими бы не были чудаковатыми эти Майто Гай и Рок Ли, они сильны. И если навыки Ли, это заслуга его учителя, то нам срочно надо менять наставника, который за полгода не научил нас ничему, кроме как ходить по деревьям.

— Правильно мыслишь. Вот стану я чуунином, и возглавлю нашу команду вместо Какаши. Тогда-то я научу тебя Коноху любить, и чувствовать в своем сердце Волю Огня.

— С чего это именно ты должен стать чуунином и возглавить нашу команду? — спросил Саске.

— Ну, во-первых, я самый сильный в нашей команде. Во-вторых, я и так уже тренирую Мито с Сакурой. Я бы мог и тебя потренировать, если бы ты меня попросил. Не мне же тебя упрашивать вместе тренироваться. Хотя, знаешь, один мальчик упрашивает другого мальчика тренироваться, там они потные и разгорячённые… В общем, не-не. Такие тренировки точно не для меня. Так что, я передумал. Тренироваться буду только с красивыми девочками, которые тяжело дышат, сами румяненькие, их разгоряченные тела обрамляет мокрая от пота одежда. Виден каждый изгиб их молодых прекрасных тел: грудь, талия, попка, ножки. Вот! Вот именно так я и тренируюсь последние пять дней, и желаю, чтобы так продолжалось и дальше, без всяких потных сосисок. — мы как раз подошли к кабинету, и около дверей, где стояла команда Тен-Тен, я и выговаривал эту речь. Так что, кроме красных Мито и Сакуры, это слушали также и слегка покрасневшие Саске, Тен-Тен, Рок Ли и даже Неджи.

— А чё это мы стоим? Заходим-заходим. — сказал я открыв двери и приглашающе помахивая рукой. Зайдя же последним, я присвистнув громко сказал:

— Нифига себе толпа смертников! Куда же нам потом все их трупы девать?! — все зло посмотрели на меня, а я широко улыбнулся и пустил волну яки — реацу смешанное с желание убивать, и все сразу отвели взгляд.

— Саске, что же так долго? Как давно мы с тобой не виделись. Я так ждала тебя! — повисла на Саске Ино, и при этом смотрела на Сакуру, которая вообще не отреагировала на эту провокацию.

— Привет, Ино, а ты подросла и похорошела. — сказал я.

— Привет, Наруто. Ты тоже, я смотрю не терял времени зря. — отлипла Ино от Саске, не дождавшись реакции Сакуры. — Мито, привет. И тебе лобастая тоже. Чё это ты такая пассивная? Неужели, наконец, поняла, что тебе не завоевать Саске, с твоей-то красотой, а точнее её отсутствием. Хе-хе. Правильно, Саске будет моим, бе. — показала Ино язык Сакуре.

— Что ты вякнула?! — Сакура все же повелась на подначки Ино.

Тут подошли сокомандники Ино:

— Вы тоже пришли на этот глупый экзамен? — слегка лениво произнес Шикамару.

— О, это же умненький ананасик и любитель покушать. — прокомментировал я их появление.

— Кого мы видим? Так, вот, мы все и в сборе. — подошел Киба, со своей командой.

— П-Привет. — тихо произнесла Хината, посмотрев на меня и покраснев.

— О, милашка Хината, иди ко мне, я тебя потискаю. По тебе я скучал больше всего. Ну, что же, не красней ты так. Да, и прекрати уже, пытаться в обморок упасть. Уже три раза пришлось понижать тебе кровяное давление.

— Н-Наруто-кун, я…я…

— Да, Хината, я тоже рад тебя видеть. Ты стала очень хорошенькой, подросла… в определенных местах. Так бы прямо сейчас и взял бы тебя в гарем.

— К-Какой гарем, Нарут-то-кун? — слегка удивлённо спросила стеснительная милашка.

— Ну как же какой, я же ещё в Академии о нём говорил. Ты, кстати, в нём заочно состоишь ещё с Академии. Подрастёшь вот только и можно забирать тебя из клана, прямиком в мой гарем.

— Эй, вы, вам следовало бы вести себя потише. Вы, десять новобранцев из Академии, орёте как школьные девчонки. Это вам не пикник. — пришёл давить своим авторитетом Кабуто.

— О, Кабуто, привет. Чё, решил попробовать свои экспериментальные ирьенинские техники на генинах-слабочках из других деревень? Правильно, чужих не жалко, на них можно попробовать те техники, которые мы с тобой придумывали на дежурствах. Например, ту технику, где используется мед-чакра и Суитон — Кровавый гейзер. В общем, слушайте, с помощью этой техники лишь одним прикосновением, можно превратить противника в кровавую взвесь, оседающую кровавым же ливнем. И главное скелет остается очищенным и без всякого мяса, можно хоть на стену вешать.

— Наруто, зачем ты рассказываешь о наших техниках? Это же секрет, а ты пугаешь тут подоп… то есть генинов. — решил поддержать меня Кабуто.

— Так это же самая безобидная, она-то всего лишь мгновенно убивает. А я же еще, даже не рассказал о технике заставляющей одновременно гнить человека заживо, испытывая адские муки и при этом регенерировать и не умирать, тем самым продлевая агонию. Или вот та, забавная техника, которая заставляет человека в прямом смысле вывернуться наизнанку мясом наружу и при этом остаться живым и испытывать всё очарование своего положения. Или вот ещё вспомнил, тоже забавная техника, позволяющая убрать из организма все кости и кожу, я её иногда использую в готовке, когда рыбу чищу. А еще… — громко продолжал говорить я.

— Наруто, хватит уже пугать подопы… тьфу ты… генинов. Всё время путаю эти понятия. Вон, уже две команды ушли. Подо… Генинов может не хватить, техник-то проверить на людях надо много, особенно несколько десятков раз надо протестировать ту технику, из-за которой мышцы непроизвольно сокращаются, причём без ограничения мозга. Мышцы разрываются от напряжения, дробят кости, отрывают конечности. По мне, так она самая перспективная. Только эффективность зависит ещё и от силы подопытного, и чем он сильнее, тем сильнее травмы, вплоть до того, что мышцы шеи отрывают голову, но не отделяют ее от хребта, и подопытный еще минут десять может быть жив и испытывать боль от всего тела, которое уничтожает само себя. — одухотворенно закончил Кабуто. Еще две команды не захотели быть испытуемыми и покинули кабинет.

— Кстати, Наруто, я уже хожу на этот экзамен четвёртый год, и насобирал достаточно много информации об участниках, поместив её на нин-карты. Не хочешь узнать информацию о ком-нибудь? — достал толстую колоду карт Кабуто.

— Да не особо, зачем мне что-то знать о будущих трупах. Вон, Саске горит узнать о кое-ком. Да, Саске?

— Да. Я хотел бы узнать информацию об Роке Ли из нашей деревни. И еще, если возможно, о Гааре из Скрытого Песка.

— Что ж, ты знаешь их имена, это намного облегчит поиск. Так, вот они. Начнем с Рока Ли. Он старше вас на один год. История выполненных миссий: двадцать D-ранговых и одиннадцать C-ранговых. Его учитель Майто Гай. Уровень тайдзюцу, очень высок, но в остальном ничего особенного. В прошлом году его назвали новым элитным генином. Но на экзамене чуунина, ещё не участвовал. Как и у вас, это его первый экзамен. В его команду входят Тен-Тен и Хьюга Неджи. Следующий, Сабаку, но Гаара. История выполненных миссий: D ранга неизвестно, восемь С-ранговых и одна В-ранговая. Так как он чужеземец, это вся информация что есть, но если я не ошибаюсь, я слышал, что он возвращался со всех миссий без единой царапины. Ну, а теперь, раз больше нету вопросов о личностях, то перейдем к статистике. На данный момент в экзамене принимают такое количество генинов из разных деревень: Лист — шестьдесят один, Песок — тридцать, Дождь — двадцать один, Трава — пятнадцать, Водопад — двенадцать, и новая маленькая деревня созданная только в прошлом году, Звук — три генина.

— Столько людей из разных деревень, мне что-то становится страшно. — тихо сказала Хината.

— Хината, тебе нечего бояться. Иди ко мне я тебя обниму и успокою. — она робко подошла ко мне и я её приобнял и погладил по головке, — Вот так, не надо бояться, Наруто всех этих генинов легко победит.

Когда Хината отошла от меня, я повернулся к залу и громко обратился к ним:

— Так, будущие трупы! Надеюсь, вы все написали завещание, потому что, когда я вас убью, в вашу деревню родственникам даже ваши тела отослать не смогут, так как нечего будет отсылать. И да, самоубийцы, добро пожаловать в Коноху! — сказал я, направив на них яки сравнимое с биджу, для которого ушел весь резерв реацу.

Команда из Звука не выдержала и напала на меня. Двух парней, своими клонами, я мгновенно уложил мордой в пол и хорошенько держал их за шею. Девчонку же, схватил я сам, и держа её за горло приподнятой на вытянутой руке, сказал:

— Так-так, кто это тут решил рыпнуться и умереть раньше времени? Это же слабачки из Звука. Знаешь, девчуля, а ты довольно симпатичная. Тебя я убивать буду с огромным сожалением. — сказал я и несильно сжал руку. Но тут в аудитории появились экзаменаторы.

— А теперь, ублюдки, все заткнулись! Что ж, прошу прощение за задержку, я ваш первый проктор экзамена на ступень чуунина. Моё имя Морино Ибики. — пока он представлялся я уже всех отпустил, и звуковики поднявшись, потирали шеи, — Эй, вы, из Деревни Скрытого Звука, кто вам позволил нападать, вы что хотите чтобы я вас выгнал?

— Приношу свои извинения. Это наш первый раз, нас немного занесло. — сказал забинтованный звуковик.

— Скажу вам одну вещь: бороться, без разрешения экзаменаторов, запрещается, также убийство вашего оппонента недопустимо, все кто нарушит эти правила, будут считаться завалившими экзамен. А сейчас, мы начнем первый вступительный экзамен чуунина. Принесите ваши удостоверения, возьмите пропуск и садитесь в указанное для вас место. После, мы раздадим вам вопросы для письменного экзамена.

Нас всех рассадили, и так получилось, что Мито была в другом конце аудитории от меня. Нам раздали экзаменационные бланки, и перед началом теста нам рассказали, как будет проводиться экзамен. О вычислительной системе баллов, об общем для команды количестве баллов и о том, что если кого-то поймают за списыванием пять раз, то его выгонят с экзамена вместе с его командой. Также сообщили, что на экзамен отводится ровно час, и последний десятый вопрос зададут за пятнадцать минут до окончания положенного времени.

Начался экзамен, я закрыл левой рукой глаза и включив Хошинган, просто начал списывать у людей, специально посаженых экзаменаторами, именно для этого. Закончив за пятнадцать минут, я посмотрел на Мито, и это было печальное зрелище, она так нервничала и паниковала, из-за того, что не может ответить ни на один вопрос, что была практически на грани истерики. Я чтобы ей помочь, направил чакру Мокутона на её бланк ответов, и пропитав чакрой лист, смог изменить цвет некоторых участков бумаги на черный. Таким незамысловатым образом, я перенёс все ответы на вопросы, на экзаменационный бланк Мито. Когда Мито с надеждой посмотрела на меня, я указал пальцем вниз, и она вновь взглянув на свой лист, увидела полностью решенные задачи. Улыбнувшись мне, Мито одними губами, сказала «Спасибо».

Делать было нечего, времени прошло только двадцать минут, поэтому я решил также помочь и Ино. И когда закончил, Ино смотрящая на лист увидела появившуюся на краткий миг надпись «Подарок для красивейшей куноичи от Наруто». Так же провернул это и для Темари, и для Карин, которую нашёл среди участников экзаменов.

До момента, когда подошло время последнего вопроса, за списывание было выгнано достаточно много команд, и вот Ибики начал говорить:

— Думаю, полных идиотов, больше не осталось. Пора перейти к окончанию теста. Сейчас я дам вам десятый вопрос. Но перед этим есть одна вещь, которую я должен сказать. Для этого вопроса есть особое правило. Сначала вы должны выбрать, будете ли вы отвечать на этот вопрос или нет. Если вы решите не брать эту задачу, ваши очки будут уменьшены до нуля, другими словами, вы будете отчислены вместе с вашими товарищами по команде. И вот вам другое правило. Выбрав этот вопрос и ошибившись, вы потеряете возможность стать чуунином. Навсегда!

— Что за тупое правило?! Здесь есть люди, которые приходят на экзамен уже не в первый раз. — возразил Киба.

— Хе-хе. Считайте, что вам не повезло. Ведь правила здесь определяю я. Именно поэтому я дал вам выбор. Вы можете отступить и прийти в следующем году. Ну что же, начнём. Те, кто не хочет брать этот десятый вопрос поднимите руки, вы сможете уйти с правом прихода в следующем году.

Достаточно много генинов из Конохи подняло руки, и были отстранены от экзамена, ведь они живут в Конохе и для них возможность навсегда остаться генинами, была достаточно пугающая. Генинов, из других деревень, практически не проняло. Так, ушло пару команд из Водопада и Травы, остальные же понимали, что звания выдают их родные деревни, на мнение которых не сможет повлиять, какой-то джоунин из Конохи. Когда больше никто не подымал рук, Ибики продолжил:

— Итак, всем сидящим на этом экзамене, хочу объявить… Вы прошли первый тест!

— Подождите, что это значит? Мы прошли? А как же десятый вопрос? — начала спрашивать Сакура.

— Хе-хе-хе. Такого вопроса не существует. Но, в принципе, можно считать тот выбор, который вы сделали, тем самым десятым вопросом.

— Что? Тогда чем же были, те предыдущие девять вопросов? Пустой тратой времени? — возмутилась Темари.

— Вовсе нет. Эти девять вопросов, выполнили свою цель. Выявить ваши навыки в шпионаже и сборе данных, то есть способности к добыче информации.

Дальше Ибики, начал рассказывать, что суть этого экзамена было в незаметном списывании и что для этого в аудитории, было посажено два чуунина, знавшие все ответы на вопросы. После этого он поведал о важности информации, и для убедительности развязал свою бандану. Я же в это время, кинул на него все виды исцелений, от малого до большого. И тогда все увидели, как ужасные шрамы зарастают на глазах, а лысая голова покрылась небольшим ёжиком волос. Когда он ничего не заметив, вновь одел свою бандану. Я сказал: «Можете не благодарить», но Ибики не поняв о чём я, просто продолжил говорить дальше:

— Таким образом, мы заставили вас всех собрать информацию любым доступным способом. И мы выгнали тех, кто не смог сделать абсолютно ничего. Десятый вопрос, был главным вопросом этого первого экзамена, и заключался в выборе «да» или «нет». Само собой тут и был подвох, с двумя выборами. Выбрав «нет» вы проваливались вместе со своей командой, а если же выбрать «да» и не ответить, это бы означало навеки потерять возможность стать чуунином. Это был нелегкий выбор. Те, кто не может сдержать свой страх в критической ситуации, те, кто тешит себя тем, что у него будет шанс в следующем году или те, кому не хватило воли сделать ставку — глупцы, которые пытаются везде найти лёгкий путь и не имеют никакого права стать чуунинами. По крайней мере, я так считаю. Оставшиеся здесь, справились с десятым вопросом. Вы смело можете иметь дело с трудностями, с которыми столкнетесь в будущем. Поздравляю вас, первый экзамен на пути чуунина завершен! Желаю вам удачи и впредь.

Тут, разбив окно, в аудиторию влетела Анко и пришпилила двумя кунаями к потолку огромный плакат, в который она была до этого закутана:

— Рано радуетесь! Я ваш второй экзаменатор. Моё имя Митараши Анко. Живо на следующий экзамен! Все за мной! — бодро провозгласила Анко, встав в глупую призывную позу с поднятым вверх кулаком.

— Ты как всегда, делаешь это не к месту. — выйдя из-за плаката, сказал Ибики, на что Анко слегка покраснела.

— Шестьдесят семь, Ибики, ты позволил пройти двадцати двум командам, и чё еще одного кого-то лишнего не выгнал? — хотела поинтересоваться Анко о нечётности числа генинов, но увидев Ибики сказала, — Ты, чё, сделал себе операцию по сведению шрамов? Когда успел-то?

— В смысле? — удивился Ибики.

— Ну, два часа назад, твоя морда была как и обычно, вся покоцаная и в шрамах, а теперь чистая и гладкая, что попка младенца. — потыкала Анко пальцем в щеку Ибики, — На вот зеркальце, посмотри.

— Что за черт?! Кожа как новая, и на голове не осталось никаких следов от шрамов и дырок, даже волосы немного отросли. — удивился Ибики, сняв бандану и осматривая себя в зеркальце.

— Как я и сказал, можете не благодарить. Мне, как высококлассному ирьенину, было сложно удержаться и не вылечить ваши ужасные шрамы и травмы. — подал голос я, — А если, вы расстроены их исчезновением, например, они нужны были вам, для более эффективного допроса и устрашения подозреваемых, то, как компенсацию, я могу предложить вам это. — встав, я отдал прозрачный большой пузырек.

— Что это? Золотой порошок, или пыль?

— Почти угадали, это пыльца специального растения, выращенного мною с помощью Мокутона. Попав в организм человека, она полностью отключает критическое мышление и восприятие, снимает все психологические, эмоциональные и ментальные блоки, а также вводит в легкий гипнотический транс. Дав понюхать её допрашиваемому, или вколов в кровь, предварительно разбавив в физрастворе, или ещё можно скормить, подсыпав в еду или напиток, допрашиваемый ответит на любой ваш вопрос, расскажет о любой своей и чужой тайне, выложит всю информацию, как своему старому доброму другу или родному брату.

— Если бы ты уже не прошёл мой экзамен, я бы подумал, что ты хочешь меня подкупить. Но, если этот препарат так хорош, как ты говоришь, я прощу тебе то, что ты вылечил меня без разрешения. Хотя, за это тебе спасибо. Но, я был раньше у ирьенина, и он мне сказал, что такие застарелые травмы и шрамы, он вылечить не может, на такое способна разве что Цунаде Сенджу.

— О, спасибо за похвалу и сравнение. Кстати, этого пузырька должно хватить на тридцать применений. Если будет нужно ещё, то продам недорого. И ещё должен предупредить, у этой пыльцы есть один побочный эффект. Допрашиваемый, после окончания действия препарата, начнёт испытывать сильную головную боль и ощущения, будто последние три дня, он беспробудно пил и сейчас его настигло похмелье.

— О, так это наоборот очень хороший и полезный эффект. Можно будет кого-то допросить, и чтобы замести следы от допроса, имитировать попойку, запах обеспечит разлитый алкоголь, а похмелье, последействие твоего препарата. — разоткровенничался Ибики, смотря как пересыпается в пузырьке золотая пыльца.

— Ну или так. — сев на место, согласился я с таким применением побочного эффекта.

— Как видишь, Анко, здесь есть много талантливых студентов. — сказал Ибики кладя пузырек себе в карман.

— Ну, хорошо, на своем экзамене, я завалю как минимум половину. Жду не дождусь поиграть с вами. — сказала Анко смотря на меня, — Детали я объясню завтра. Больше мы не будем сидеть в классах, так что спросите ваших наставников-джоунинов о месте и времени встречи. На этом всё, можете идти.

На выходе из кабинета нас ждали наставники команд и разобрав нас, объяснили куда завтра нужно идти. Когда Какаши вывел нас на улицу и рассказал о сорок четвёртом полигоне, расположенном на северо-востоке деревни, он по старой доброй традиции быстренько свалил, а за ним последовал и Саске.

Я остался с Сакурой и Мито, которая спросила:

— Наруто, видел ту тетку? Она же практически голой ходит, в одном плаще, да сеточке. Думаю, она отлично впишется в твой гарем. — радостно сказала Мито.

— Мито, с каких это пор, ты так печёшься о пополнении гарема Наруто? Ты же была категорически против. Вы же даже поссорились с Наруто из-за этого. — спросила Сакура.

— С тех пор, как поняла, что не могу жить без Наруто. — ответила Мито.

— Я даже и не знаю. Так легко согласиться на то, чтобы у твоего избранника, был кто-то ещё кроме тебя. Если честно, я не могу тебя понять. — сказала Сакура.

— Конечно, не можешь. У тебя есть любящая семья: мама, папа. А у меня единственный близкий человек, которого я могу назвать семьей, это Наруто. Ещё когда мы жили в приюте, он заботился обо мне, потом мы вместе поступили в Академию, где он тоже был со мной и опекал меня, теперь вот мы вместе в одной команде. А из-за моей глупой ревности, недавно, я его чуть не потеряла. Конечно, гаремы не сильно у нас распространены, но все же, это не такое уж и редкое явление. И желание Наруто собрать себе гарем, не такое уж и противоестественное. Всякие сыновья чиновников и богатых купцов, имеют гаремы, при этом сами, без своих родителей, они ни на что не способны. А вот посмотри на Наруто, он сильный, красивый, умный, и ты видела его дом, человека у которого посуда из изумруда, а пол в спальне выложен из сапфиров и топазов, бедным никак не назовёшь. Уж кто как не он заслужил гарем. А если ты действительно любишь такого человека, то согласишься поступиться своим эгоизмом, ради того, чтобы сделать своего любимого счастливым, и дать ему больше, чем можешь дать ты одна. И если честно, теперь я не представляю, как в одиночку смогла бы полностью удовлетворить Наруто. — вывалила Мито.

— Ты что, уже с ним… того? — спросила Сакура.

— Не, он слишком большой, пока не влазит. Ты бы только видела эту громадную штуку, которую отрастил себе Наруто. Ей, наверное, можно камни дробить. Я как первый раз увидела, то так испугалась и подумала, как это вообще может во мне поместиться, он же размером с мою руку. — делала мне Мито, непреднамеренную рекламу.

— Мито прекращай уже на всю улицу рассказывать о Наруте-младшем. От Сакуры вон уже можно прикуривать, да и некоторые женщины начали на меня странно поглядывать, и что ещё более страшно, на меня начал поглядывать вон тот, странный мужик.

— Ну, а что я могу поделать? Незачем было тогда выращивать себе огромную дубину между ног. — снова продолжила Мито.

— А, ладно, не слушай её Сакура. С нами домой, как я понял, сейчас ты не пойдешь? — отрицательно мотнула головой красная Сакура. — Ну, тогда до завтра. Да и прекрати уже краснеть и пялиться на мой пах, это некультурно.

Когда мы вернулись домой, я спросил у Мито:

— Ну, и зачем ты это устроила?

— Что устроила?

— Не придуривайся, ты отлично меня поняла.

— Ну, а что такого? Я рассказала подруге о своих проблемах. А то, что этой проблемой можно стены ломать, так это не моя вина. Я… Я просто заметила ещё одно затруднение. Понимаешь, вот все прекрасно, я расту, уже стала выше на пять сантиметров и теперь мой рост сто пятьдесят шесть сантиметров, но ты… ты ведь, тоже продолжаешь расти. Причём быстрее меня, ты уже даже выше Какаши-сенсея. И как скоро, мы сможем быть близки вместе, я не знаю.

— Мито, ты уж слишком об этом волнуешься, если хочешь, то у тебя там внизу, есть еще одна дырочка, которую можно использовать.

— Ты о… о попке? А разве туда можно?

— Ну, прям сразу нельзя, надо её тоже потренировать, растянуть, и тогда тоже будет приятно. Некоторым туда даже больше нравится.

— Ты это правду говоришь или это опять твои шуточки?

— Пошли наверх, начнём подготавливать тебя к еще одному виду взрослого удовольствия.

После недолгого приготовления, Мито лежала попкой кверху и я начал вводить в её маленькую аккуратную дырочку — всякое. Сначала кончик своего языка, потом палец, потом два, потом язык полностью. Я полностью расслабил её колечко, а также с помощью медицинской техники заглушил боль и наоборот увеличил чувствительность, поэтому в процессе Мито уже два раза кончила.

— Ну что, ты уверенна, что хочешь продолжить и пойти до победного конца… моего конца?

— Д… Да. Ты столько раз делал мне приятно, так что, я хочу тебе отплатить, даже если мне придется засовывать… твою штучку в мою попочку. Только давай помедленнее, я не хочу, чтобы ты меня порвал.

Я понемногу, под сладостные стоны Мито ввел головку:

— Ну как? Не больно?

— Нет, на удивление очень приятно.

— Ну, тогда продолжим.

— Наруто, я… я кажись опять… постой… нет, не вынимая… я… агх-у-у-да. — начала подрагивать подо мной Мито.

— Я только засунул, а ты уже? Быстро же ты. — сказал я, чувствую как её анус сжимается и разжимается на моём члене.

— Я-я… боже, как приятно. Подожди… дай передохнуть.

— А кто-то говорил, что хочет доставить удовольствие мне, а сама кончает раз за разом.

— Ладно, я… я готова… попробую сдерживаться подольше. Никогда бы не подумала, что засовывать себе, что-то в попку будет так приятно.

Пятнадцать минут мой питон проникал в её пещерку, мне пришлось сдерживать Мито, чтобы она не закончила раньше меня. И хотя я входил в неё чуть меньше, чем на треть, но узость её дырочки, все же сделала своё дело, и я тоже кончил, излившись прямо внутрь, что сильно усилило оргазм Мито. Когда пришла в себя, она уставшим, но довольным голосом сказала:

— Я полностью наполнена… там, так горячо. Наруто, ты что еще хочешь? Я… сейчас, я уже не могу, давай я попробую ротиком… я не умею, но научусь.

Целый день мы провели в постели, Мито быстро обучалась, и сначала она его неловко лизала, как мороженку, потом уже приноровилась и подключила еще и ручки и сисечки, и даже попку. Но все равно не смогла мне помочь финишировать. И когда в тщетных попытках, она применила ягодички, я не смог удержаться, и вновь не проникнуть в неё. Так что, еще пару раз её задняя дырочка подвергалась штурму.

Хороший отдых получился, только надо задок Мито, всё же подлечить, чтобы она завтра могла пойти на экзамен.

Эх, развратил собственную сестру, и при этом, мне все равно мало. Да, в огромной выносливости есть как свои плюсы, так и свои минусы, особенно когда эта огромная выносливость в теле подростка, в период половой активности. Я, конечно, могу подавить свои желания, но зачем? Так отстраняясь от своих плотских желаний и не отдыхая, я могу стать безэмоциональным существом, для которого не будет никаких привязанностей, да и вообще, особого смысла жить. Хотя, это, конечно, крайность. Например, другая крайность, это наоборот все время потакать своим желаниям и превратиться в вечно праздное, аморфное похотливое существо. Поэтому, будем держать золотую середину, и тренировки, будем, иногда, разбавлять отдыхом. А сейчас, когда уставшая Мито спит, я продолжу одно занимательное дело, а именно, с помощью Хошингана изучать структуру печати на её гладеньком животике. Тут хоть принцип и похож с запечатывающими свитками, но сложность можно сравнить, как строение шалаша из веток и огромного крытого стадиона. Что всё равно, не мешает мне видеть уязвимые места печати, и при желании я могу её достаточно легко разрушить, и выпустить Лиса. Делать этого я, конечно же, не буду, но это показывает полезность Хошингана в делах с запечатыванием.

Уже немного изучив печать Мито, я вчера на небольшой пластинке из Даятона, смог создать достаточно сложную структуру способную запечатывать большой объём чакры, хранить его и потом высвобождать. Высвобожденной чакрой, я мог свободно управлять, мог её поглотить сам, или же вновь запихать в пластинку. Так, из этой пластинки, я сделал амулет, повесив себе на шею, и сейчас там находится полтора моих резерва про запас, на всякий случай. Сейчас же, я пытаюсь понять, как безопасно внедрить такую структуру в плоть, а также организовать взаимодействие этой структуры, с очагом чакры и с системой циркуляции чакры.

Но, Хошинган активированным, я долго держать не могу, ибо с его потреблением чакры, моего резерва с регенерацией, хватает только на пятьдесят две минуты. Поэтому приходилось прерываться и чтобы не терять зря время, идти заниматься физической тренировкой.

За ночь, в амулете накопилось чакры, ещё на один мой резерв, её оказалось, чуть больше четырех с половиной тысяч, отчего я решил все же потратить её на активацию следующей ступени Хошингана.

Потратив пятьдесят SP, я через десять минут поглотил всю чакру из амулета. Мои чакроканалы начали сильно болеть, а вокруг тела, образовался легкий покров из чакры. Направив чакру в глаза, я одновременно применил «Большое исцеление», боль была терпимой, на радужке вновь появилась звезда, и теперь они были расположены в форме квадрата. Посмотрев описание:

«Хошинган V» 55 СР в минуту. Пятая ступень полноценного додзюцу, созданного на основе полных данных о Бьякугане, Шарингане, Мангёко Шарингане, данных о Ринненгане и Тенсейгане, а также генах Узумаки и Сенджу. Увеличивает чёткость, дальность (150 м) и угол обзора (330 градусов), позволяет видеть в темноте, через любые препятствия, выделяемую человеком чакру, потоки чакры в теле, а также систему циркуляции чакры и танкецу. Даёт возможность дополнительно видеть потоки пространственных искажений, а также свернутые чакро-структуры и то, что запечатано, в них. Увеличивает скорость вашей реакции, 190 % от обычной. Дает увеличенное сродство с чакрой стихии Воды, Земли, Ветра, Огня и Молнии, облегчает создание чакры тройной смешанной стихии. Также пассивно увеличивает контроль, количество чакры и её плотность. Позволяет управлять ограниченно гравитацией. Для дальнейшего развития и получения новых возможностей глаз нужно: VI ступень — 700 °CP и 70 SP, Мангёко Хошинган — 11 00 °CР и 100 SP.

Я сразу, пока есть чакра, решил проверить способность к управлению гравитации. Так вот, в радиусе десяти метров, я мог изменять гравитацию в пределах 3G, то есть мог, как увеличить до 3G, так и сделать её отрицательной, из-за чего, вещи взлетали вверх или в сторону. При уменьшении радиуса, увеличивалась сила действия гравитации. Сузив радиус до десяти сантиметров, я получал невидимые удары, оставляющие на стальном манекене, ровные круглые отметины, глубиной около пяти сантиметров и слегка отталкивающие его от меня. Или же еще мог применить эту способность наоборот, и тогда манекен слегка притягивало ко мне, пытаясь куски радиусом в те же десять сантиметров от манекена оторвать. Также, мог накапливать и концентрировать потенциальную энергию и высвобождать её в гравитационном импульсе. Совместив это с ударом, я получил, таран способный пробить двухметровый стальной манекен насквозь, причём манекен выглядел так, будто в него выстрелили из танка.

Ещё проверил возможность создания смешанной чакры. Мокутон и Хьётон выходили легко и естественно, а вот для создания Джинтона и Даятона приходилось напрягаться и концентрироваться, но всё равно это было намного быстрей, чем раньше. Потратив пол резерва, я закончил эксперименты и выключив Хошинган пошёл наверх, будить Мито. Мито же уже и не спала, а странной походкой, ходила по комнате. Я спросил у нее:

— Что, попа после вчерашнего болит? Я же вроде полечил её, и ничего болеть не должно.

— Нет, ничего не болит, просто… просто ощущения при ходьбе странные, как будто чего-то не хватает, вот… какое-то такое, чувство возникает.

— Я даже знаю, чего именно тебе не хватает, и с удовольствием помог бы заполнить твою пустоту… Но, как бы не хотелось, у нас сейчас, на это просто нету времени. Скоро начнется второй этап экзамена, поэтому можешь идти завтракать, я уже приготовил. Сам же я уже поел и буду собирать вещи, которые пригодятся нам в Лесу Смерти. — сказал я и поцеловав Мито, пошёл в оружейную, где хранились свитки с запечатанным оружием и снаряжением, а рядом в кладовке, были свитки с походным инвентарем и запечатанной едой.

Глава 8 — Второй этап Экзамен на чуунина

Перед сетчатым забором сорок четвертого полигона собралась толпа из шестидесяти семи генинов, которых просвещала Анко:

— Что ж, здесь мы проведём второй этап экзамена. Это сорок четвертый полигон, также известен как Лес Смерти. И вы скоро поймете почему это место называют Лесом Смерти.

— Ой, красотка, хватит нас уже пугать. У меня дома в огороде и то поопасней будет.

— О, ты же тот вчерашний подхалим. Я смотрю ты самоуверенный. — Анко выхватила и метнула кунай, который должен был по касательной задеть мою щеку.

Но, я был бы не я, если бы не захотел выпендриться. Так как я был без всякого утяжеления, моя скорость позволила мне словить её кунай ещё в полете, на полпути ко мне. Анко только хотела рвануть ко мне, но я её опередил и телепортировавшись к ней лицом, правой рукой держал пойманный кунай направленный острием в её сердце. Она же уже начала совершать движение, и чуть не напоролась на выставленный кунай. Чтобы этого не произошло, я левой рукой её придержал:

— Вот, вы случайно выронили кунай. Такая красотка должна быть очень аккуратна с острыми штучками, чтобы случайно не пораниться и не оставить на прекрасном теле лишних следов. — я положил кунай в карман её пальто и переместился обратно. Кстати, на кунай, я на всякий случай поставил телепортационный маяк.

— Вижу, среди нас завёлся хищник. Что ж, это мне по нраву. Ладно, до начала экзамена я должна раздать вам вот это. Этот документ подтверждает ваше согласие на участие во втором этапе экзамена, вы должны подписать его. На этом этапе обязательно будут погибшие, а я не хочу отвечать за ваши смерти, хе-хе. Так что, подписывайте. Сначала я объясню правила второго этапа, если согласны, ставьте подпись, и после этого, каждая команда должна будет зарегистрироваться у вон того стола. Итак, правила. Будем называть вещи своими именами, вас ждёт испытание на выживание. Начну с рассмотрения местности на которой будет проходить второй этап. Полигон номер сорок четыре окружен сорока четырьмя закрытыми воротами. Лес, река и башня в центре, от ворот до башни, десять километров. Вы должны будете не просто выжить, но и выполнить определенное задание. Используя все возможные способы, оружие и дзюцу, вы будете участвовать в битве за свитки. Без правил. Вашими целями станут два, вот таких вот свитка — «Земля» и «Небо». Вас тут двадцать две команды, половина — одиннадцать команд, получит свиток «Небо», остальные одиннадцать «Землю». Каждая группа получит по одному свитку. Чтобы пройти тест, вы должны будете добраться до башни в полном составе, имея при себе оба свитка. Время, данное вам на выполнение задания будет ограничено ста двадцатью часами, то есть ровно пять суток.

— Пять суток? А как на счет обеда? — обеспокоено спросил Чоуджи Акимичи.

— Это ваши проблемы. Этот лес полон еды. Правда, опасных зверей, ядовитых насекомых и растений тоже хватает. Собственно говоря, вряд ли, сдадут все одиннадцать команд. В течении времени, вы будете встречать всё больше трудностей и всё меньше возможностей для отдыха. К тому же, вы будете всегда окружены врагами, так что, высыпаться вам тоже не светит. Поэтому, провалятся не только те, кто потерял свой свиток, но и те, кто погиб в пути. А теперь поговорим о приятном — о дисквалификациях. Во-первых, тест не сдадут те, кто не успел добраться до башни с обоими свитками за установленное время. Во-вторых, те, кто разлучился с товарищами по команде, или те, чьи товарищи погибли. Да, кстати. Дороги назад не будет. Хотите, не хотите, но пять дней в лесу вы проведёте. И ещё одно правило. Заглядывать в свитки до того, как вы доберетесь до башни, запрещается. Чуунинам часто доверяют секретные сведения. Проверим заодно и вашу надёжность. Это всё. А теперь подходите к столу, сдавайте три разрешения, получайте свиток, выбирайте ворота и готовьтесь к старту. Вух. Да и ещё, будьте осторожны. Как только вы получите свиток следуйте за инструктором, к вашим воротам. Мы начнём ровно через тридцать минут.

— Ну что? Пошли, надерём им всем задницы. Да, Мито? Скажи же, что я в этом хорош.

— Наруто! Дурак! — возмутилась покрасневшая Мито.

— Объявляю! Второй тест, экзамена на чуунина, начался! — сказала Анко по прошествии получаса.

Мы зашли за ворота, и я сказал:

— Так, недалеко, рядом с нами, есть команда из Дождя, и они направляются как раз в нашу сторону. И ещё, довольно далеко, я заметил кого-то очень сильного, и он тоже направляется сюда. Но первыми мы столкнемся с дождевиками.

— Откуда ты знаешь? — спросила Сакура. Мито хоть тоже не знала практически ничего о моих способностях, всегда принимала то, что я делаю и говорю, как данность.

— Ты заметила на моём лице странные оранжевые метки? Так вот, они помогают в сенсорике. Ну, а теперь решим, будем ли мы их валить или нет.

— А ты знаешь, какой у них свиток? Если тоже «Земля», то тогда столкновение не имеет смысла. — сказал Саске.

— Я, конечно, мог это узнать, когда они получали свиток, но не стал, потому что, так бы было вообще не интересно. Да даже если у них будет «Земля», отдадим его команде Хинаты, или Ино, или той с забавной прической Тен-Тен, или вообще Темари, а ещё я там видел одну красноволосую красотку.

— Ладно, Наруто, прекрати, мы поняли тебя. А ещё лучше, мы поняли, что ты кобель. — сказала Сакура.

— И-и-и всё, я их уже завалил. Нам повезло, у них был свиток «Неба».

— В смысле завалил? В смысле свиток «Неба»? Ты же здесь всё время стоял. — недоумевала Сакура.

— Сакура, я теневой клон. Оригинал секунд тридцать назад умотал, разбирается с дождевиками. Ну, знаешь, я подумал, что ты ведь не хочешь видеть, как люди распадаются на две половинки и заливают всё вокруг себя кровищем и говни… другими жидкостями?

— Н-нет. — ответила Сакура.

— Вот и я так подумал. Так, готовтесь, щас придёт тот сильный тип, о котором я говорил, мой оригинал сейчас подойдет. — закончил мой клон, я же уже завалил дождевиков и спрятал их свиток вместе с нашим в пространственный карман.

Тут по поляне прошелся сильный ураганный порыв ветра, который всех раскидал, а также развеял моего клона, которому сразу нашлась замена. Когда все собрались, мой лже-клон сказал:

— Саске, девочки вы в порядке?

Я переместился между своей командой и подделкой, сразу применив воздушный таран с лезвиями ветра, этим отбросив самозванца, развеяв его Хенге и повредив его маскировку.

— Так, кто тут к нам пожаловал? Странный тип с длинным языком, бледной кожей, фиолетовой подводкой глаз, желтой радужкой, змеиными зрачками и витающей вокруг него змеиной сен-чакрой. Неужто нас своим вниманием удостоил нукенин S ранга, беглый ученик Третьего Хокаге, Великий Змеиный Санин — Орочимару. Поаплодируем ему! Э? Что? Никто не хочет поприветствовать дорогого гостя? Он же так старался, маскировался, незаметно проникал в деревню на экзамен, вот только что меня неплохо сыграл. Единственный недочёт в том, что я сперва бы поинтересовался состоянием Мито и Сакуры, а уже возможно потом Саске… и то вряд ли. Ну, так, господин Орочимару, зачем пожаловали? За мной? За Саске? Или за нами обоими?

— А ты сообразительный, как мне и говорили. И я смотрю ты овладел режимом сеннина. Сколько там тебе лет? Тринадцать вроде. Ты достаточно талантлив. Думаю, твоё тело отлично подойдет в качестве запасного варианта.

— Как я уже недавно говорил, длинноволосые парни меня не интересуют, я предпочитаю девушек. Так что, тела вы моего не получите, господин змеиный извращенец. — я повернулся к своей команде, и предупредил их. — Он вам не по зубам, даже я вряд ли с ним расправлюсь.

— О, я очень хочу посмотреть на то, как ты будешь со мной расправляться. Если меня впечатлишь, то кроме Саске, я сделаю подарок и тебе. — закатав рукав, и укусив свой палец, он провел кровавую черту по печати на предплечье, тем самым вызвав огромных змей.

Да, вот в такие моменты призыв и будет полезен, чтобы разобраться с другим призывом противника. Но у меня призыва нет, вместо него, я создал себе в помощь Деревянного Клона, который разбирался со змеями. А на меня самого насел Орочимару, начав использовать как ниндзюцу Ветра и Земли, так и своё странное змеиное тайдзюцу, с применением удлиняющихся конечностей.

Моя команда решила мне помочь, девочки начали метать кунаи и сюрикены, а Саске же начал кидаться огнём и тоже вступил в схватку. Но как бы мы на него не наседали, было видно, что он нам всё равно поддается. Ведь он нас просто намного старше и опытнее, он прошёл Вторую и Третью Мировые Войны Шиноби и мы все даже вчетвером не могли бы его убить. Хотя, когда казалось, что нам это почти удалось, он нас разочаровывал и опадав грязью, оказывался лишь Земляным Клоном. Когда мой Деревянный Клон разобрался со всеми призванными змеями, он также включился в схватку с Орочимару.

— Думаю, не буду больше затягивать. Вы меня впечатлили. Саске по силам уже достоин быть чуунином, а ты, Наруто, со своей Стихией Дерева обрадовал меня особенно. Думаю, вы заслужили то, что сделает вас ещё сильнее, конечно, если вы выживете. — шея Орочимару удлинилась и голова устремилась к Саске, я попытался её отрубить кунаем, окутанным лезвием ветра, но шея Орочимару извернулась, что змея и он всё же укусил Саске в шею, поставив ему Проклятую Печать. То же самое он хотел провернуть и со мной, но начал натыкаться на пространственные барьеры. Когда же, я стал серьезным и начал применять Одама Расенганы с телепортацией, смог два раза практически уничтожить его тело. И чтобы выжить, ему пришлось применять свою странную технику, когда он невредимый выползал из открытого рта предыдущего раненого тела, сбрасывая его, подобно тому, как змея сбрасывает кожу.

Видно было, что эта техника его достаточно сильно ослабляет, поэтому он решил всё же отказаться от мысли поставить мне Джуин и решил отступить. Когда он, наконец, уполз, я сказал:

— Ну что ж, ребятишки, нам не повезло, и мы привлекли внимание плохого сильного дяди, который при этом ещё и выглядит как тётя. Нам удалось отбиться, хотя, скорее это он нас просто пощадил и отступил. Мито, Сакура, с вами всё в порядке, вас шальной техникой не задело?

— Нет, Наруто. — ответила Мито.

— В порядке, если то, что на нас напал S-ранговый нукенин, можно назвать порядком. — ответила Сакура, прислоняясь к дереву от усталости.

— Отлично. Саске, тогда дай я проверю, что там с укусом на шее.

— Давай. Что-то там жжется, может он меня отравил. — подошёл ко мне Саске.

— Мда.

— Что там, что-то серьезное? — спросила, вставшая рядом со мной Мито.

— Саске, можешь успокоиться, это не яд. Хотя тоже не намного лучше. Орочимару поставил на тебе печать… проклятую. В принципе, как я понял это и есть тот его подарок, который должен был сделать нас сильнее.

— Сильнее? И как? — поинтересовался Саске.

— Пока не знаю, но щас посмотрю. — я включил Хошинган, и начал наблюдать за развертыванием проклятой печати.

— Наруто, у тебя глаза синим засветились и зрачок стал каким-то странным. — констатировала подошедшая Сакура.

— Это моё додзюцу. Я назвал его Хошинган.

— Хошинган? Никогда о таком не слышал. Я знаю только, что особые глаза есть у Хьюг с их Бьякуганом, у моего клана Шаринган и ещё о легендарном Ринненгане.

— Хошинган, это что-то похожее на смесь Шарингана и Бьякугана. У меня как раз в предках затесались Хьюги и Учихи. Так что, Саске, в какой-то степени нас можно назвать родственниками. Ну ладно, по поводу печати, она имеет два уровня активации. Сейчас идёт установка первого уровня, когда она закончится, то у тебя появится, что-то похожее на блеклый аналог дублирующей Системы Циркуляции Чакры. При активации печати, она будет подключаться к основной и ненадолго усиливать тебя в несколько раз. Как ты понял, создания этого дубликата СЦЧ, дело очень чакро-затратное, и не каждый сможет выдержать и выжить после установки этой печати, поэтому Орочимару и сказал «что если мы выживем». Можешь не волноваться, хоть ты сильно и ослабнешь на этот период, но чакры у тебя хватит, так что, выживешь. Но тебя может начать лихорадить, поэтому если это случится, я приставлю к тебе своего клона, он будет тебя поддерживать накачивая мед-чакрой.

— А что там со вторым уровнем? — спросил, заинтересовано Саске, уже перестав так волноваться.

— Ко второму уровню ты сейчас не готов и с девяносто процентной вероятность точно умрешь. Но чтобы началась установка второго уровня печати, кто-то должен провести её активацию извне, находясь недалеко. Скорей всего это сделает сам Орочимару, или может его приближённые. Поэтому смерть от истощения, тебе пока не грозит. Когда же установится второй уровень, то дублирование системы окончательно завершится, а также по твоему организму разойдется какое-то вещество, реагирующее на сен-чакру и впитывающее её. При активации второго уровня печати, ты на некоторое время усилишься на несколько порядков, плюс, у тебя появится что-то вроде сенин-мода.

— Но, всё так радужно быть не может. Даже с возможностью умереть во время установки печати, всё это звучит слишком хорошо. — сказал Саске.

— Да, ты прав. Орочимару не похож на доброго самаритянина, который альтруистично, задаром, ходит и раздаёт усиливающие печати. Печать проклятой, я назвал не просто так, в ней встроен управляющий блок, позволяющий Орочимару чувствовать того на ком есть его печать, а также, чтобы силу дающую его печатью, не повернули против него, он может дезактивировать её и с помощью неё же, причинить сильную боль. И это ещё не все минусы. Самый главный минус, это то, что в печати, скрыта структура из чакры Орочимару, делающая печать маяком для его души. И если тело Орочимару умрёт или разрушится, то он может захватить тело ближайшего носителя Проклятой Печати. Скорей всего, именно чтобы забрать твоё тело обладающее генами Учих, а значит и Шаринганом, он и дал тебе эту печать. Да, если бы не всё это, я бы и сам дал ему укусить себя за шею.

— И что же теперь делать? — спросила Сакура, смотря на Саске, который рукой потирал печать на шее.

— Сейчас мы должны уйти отсюда подальше, и устроиться для привала. Саске скоро может стать плохо, и будет лучше, чтобы он лежал в отключке в защищённом месте. Когда первый уровень печати установится окончательно, мой оригинал, сможет убрать из печати всё лишнее, и Саске не придётся отдавать никому своё тело. Ещё он уберёт возможность для Орочимару влиять на печать, но оставит возможность ему чувствовать носителя печати. Это на тот случай, если он потеряв связь с печатью, захочет придти и проверить, что же случилось, и не умер ли Саске.

— Так ты клон? А где тогда оригинал? И когда вы вновь успели поменяться? — спросила Сакура.

— Тогда, когда я рассказывал о втором уровне печати, вдалеке я почувствовал, что Орочимару столкнулся с нашей экзаменаторшей Митараши Анко, и пошёл проверить. А чтобы не прерывать важный для Саске разговор, я оставил вместо себя клона. Ладно, пойдемте найдем укромное местечко, там я с помощью Мокутона, выращу нам безопасное и удобное жилище.

* * *
Я же, телепортировался к маячку, оставленным на кунае Анко. Кунай торчал в дереве, а рядом без сознания валялось тело Анко. Что-то, похоже, Орочимару был не в настроении после меня, и, встретив свою бывшую ученицу, не стал с ней слишком церемониться. Подойдя к ней, я сразу вылечил пробитую насквозь левую ладонь. И не став терять времени с помощью Хошингана сравнил печати Анко и Саске. И должен сказать, что печать у Анко фуфлыжная. Плюсов практически не даёт, в смысле, она тоже создаёт слабую копию СЦЧ, но вся та чакра находящаяся в ней идёт на её же поддержание, и на поддержания маяка для души Орочимару, причем маяк был на порядок больше чем у Саске. Видно, что печать сырая и недоработанная, поэтому я легко её снял, а дублирующую СЦЧ подключил напрямую к основной. Весь этот процесс был достаточно болезненный, поэтому во время снятия печати и работы с СЦЧ, я держал Анко без сознания. Она после этого может ещё пару часов в себя не приходить, и возможно пару дней будет чувствовать себя не очень. Поэтому, я взял Анко на руки, и телепортировался на маяк, который в башню принес мой клон, которого я отправил туда, ещё, когда разбирался с дождевиками. Там пока никого не было, поэтому найдя комнату, очевидно предназначенную для персонала, я оставил там тело Анко, а также в качестве извинения оставил ей три запечатывающих свитка и письмо.

Сам же я создал сорок клонов для того, чтобы они нашли вражеские команды и по возможности захватили их свитки, или если это будет, например, команда Хинаты, то помочь ей.

Когда я вернулся к команде, Мито и Сакура стояли около лежащего на кровати Саске. Его сильно лихорадило, и мой клон поддерживал его в стабильном состоянии.

— Ну что там было? — спросила Мито.

— Наша экзаменаторша оказалась бывшей ученицей Орочимару, и она его не сильно была рада видеть, ведь он её тоже клеймил, а потом сбежал став нукенином. Так что, у них там была жаркая встреча учителя и ученицы. Но Анко не противник Орочимару, поэтому, когда я прибыл, она уже была в поверженном бессознательном состоянии. Из хорошего, я на ней попрактиковался в снятии Джуин, у неё, конечно, печать была намного хуже, чем у Саске, но я печать Саске ломать и не собираюсь, так, слегка подправить, удалив нежелательные элементы и всё. Вы, кстати, есть не хотите? У меня в свитках запечатано достаточно много разных блюд.

— Я хочу. После стресса я всегда сильно хочу есть, а нападение на тебя высокорангового отступника, это тот ещё стресс.

Я, вырастив мебель и стол, распечатал еду и мы поели. Когда клон сказал, что установка печати завершена, я не теряя времени обезопасил тушку Саске от посягательств Орочимару. Саске ещё был без сознания, а после моих манипуляций, я, думаю, он проспит до завтра.

Делать было нечего, и поэтому я начал сканировать округу с помощью сенсорики сен-мода и заметил источник чакры, которая напоминала чистую чакру Мито, а за ним гналось какое-то мутировавшее от избытка природной чакры существо. Я переместился к ближайшему клону, ведь каждому клону я дал маячок для телепорта, и с помощью Хошингана посмотрел всё вблизи. Кстати, с помощью Хошингана, я могу смотреть вдаль максимум на два с половиной километра, при этом обзор уменьшается до десяти градусов. Так вот, это была Карин, а за ней гнался медведь, причём медведь был размером с дом. Карин споткнулась и упала, тут её бы и настиг медведь, если бы не я. Переместившись перед Карин, я с помощью усиленного сен-чакрой Одама Расенгана, отбросил медведя и при этом четверть медведя перемололо в труху.

— Здоровая же туша. И как только такая вымахала? В ней же тонн десять мяса. Так-так-так, а кто тут такая красивая, пытается казаться как можно более незаметной? Ты же та красноволосая милашка с Травы. Да не боись, я тебя не трону, и свиток мне твой не нужен.

— Кто ты? — спросила Карин, наконец надев свои очки, которые выронила при падении.

— Я, Наруто Хенсу. А ты что тут одна? Где твои напарники? Как они могли оставить такую милую красотульку одну в этом опасном лесу?

— Они сказали, чтобы я спряталась со свитком, а сами пошли пытаться добыть второй. А я даже этого не смогла сделать, почти сразу меня чуть медведь не съел. Я даже не знаю, как наша команда сможет пройти этот этап. Мы видели на что способны генины с других деревень, они просто монстры по сравнению с нами. Особенно по сравнению со мной. Слушай, я тебя вспомнила, это ведь ты вчера помог мне на письменном экзамене.

— Да, я. Ну ладно, хочешь, могу тебя отвести к твоим напарникам? Или ты хочешь, чего-то совсем другого? Так как ты мне понравилась, то хоть ты и с чужой деревни, я выполню одну любую твою просьбу. Любую.

— Ты, почему… я… Я тебе не верю. Просто так никто никому не помогает, и то, что я тебе понравилась, это не причина.

— Ладно, ты меня раскусила, это не вся причина. Просто понимаешь, я сенсор, и твоя чакра сильно похожа с чакрой Мито, моей близкой подруги и сокомандницы. И могу сказать вы определенно родственники, не близкие, но допустим, такие как, если бы вы были из одного клана. И тут у Мито как раз фамилия Узумаки, как и у вымершего клана Узумаки, славящегося сильной чакрой, и волосами красных оттенков. Мито огненно-рыжая, у неё сильная чакра. Ты красноволосая, и у тебя тоже сильная чакра. Плюс, у меня тоже были дальние родственники из этого клана, я, правда, получился блондин, но чакра у меня также сильная. И ещё добавлю, что Мито моя невеста, и поэтому-то я и хочу помочь возможной родственнице. Вот теперь я ещё раз спрошу. Чего по-настоящему ты хочешь?

— Я… То, что я действительно хочу… ты выполнить не в силах… мою мертвую маму… ты не воскресишь… ведь воскрешать мертвых ты не можешь.

— Ну, вообще-то могу. Я как-то залез в закрытый архив Конохи и там, в Свитке Запретных Печатей, была Техника Нечестивого Воскрешения. Для неё нужна живая жертва, на которой наносится сложная печать, и добавляется частичка того, кого ты хочешь воскресить. Активируется ритуал, и из Чистого Мира возвращается душа умершего и входит в тело жертвы, изменяя его на своё прошлое. Эта техника считается запретной, плюс, как по мне, недоработанной. Так как хоть умерший и воскрешается, но живым он от этого не становится, и воскрешённый будет лишен многих радостей живого тела. Хотя, я на всякий случай запомнил эту технику, и хотел её попозже доработать. Так как я высококлассный медик, то думаю, я смогу добиться того, что можно просто реанимировать старое тело и с помощью этой техники вызвать душу из загробного мира и вселить её в прошлое тело. Но заняться улучшением этой техники я пока не успел. Если подождешь где-то годик, и предоставишь мне тело умершей, то я смогу тебе помочь. А если тела вообще нет, то можно в принципе создать новое, но это будет, во-первых — дольше, а во-вторых — мне все равно понадобится ДНК умершей. Ну, что ты, не плачь.

— Шмыг-шм… Ты… ты вправду это можешь? Но год… я не… я не знаю, мы, вряд ли пройдём этот экзамен, и в моей деревне на меня наложили обязанность помочь своим напарникам в прохождения этого экзамена. И что они сделают со мной в деревне, если я провалюсь, я боюсь представить.

— Знаешь, у меня вопрос. Хочешь ли ты, вообще возвращаться в Деревню Скрытой Травы?

— Я… Моя мама и я, мы жили в деревне, потому что нам просто некуда было идти. Нас приняли, но… но при условии, что мама будет своей чакрой помогать лечить в госпитале. Но однажды, Куса понесла огромные потери, и маму срочно увели в госпиталь и… и скоро пришли и за мной… моя мама, она умерла от истощения, и они решили заменить её мной. Я… если бы я могла, я бы никогда больше не вернулась в Деревню Травы, деревню забравшую жизнь моей мамы и превратившую мою жизнь в ежедневный ад.

— Хм, тогда если согласишься, я могу предложить тебе такой вариант. Я вырезаю твою команду и единственное что от них останется, это кучка фарша, а тебя, вон съели дикие звери. Вся команда погибла на экзамене. Ну что ж, такое бывает. Когда деревни посылают своих генинов на экзамен, они знают на что идут, и знают, что генины могут не вернуться в деревню, умерев на этом экзамене. Ну, а по-настоящему я тебя спрячу у себя дома, мой дом находится далеко от населённых мест Конохи, плюс, он защищён барьерами, так что, там тебя не найдут.

— Ты… ты не можешь делать столько, для меня, просто так. То, что я, там какая-то возможная твоя родственница, и возможная родственница какой-то твоей Мито, не повод оказывать мне столько помощи.

— Я и не делаю это просто так. Понимаешь, я жуткий кобель и бабник, мечтающий о гареме. И помогая тебе, я получаю возможность затянуть тебя в свой гарем.

— Я согласна!

— В смысле?

— Если платой за жизнь моей мамы, и возможность больше никогда не возвращаться в Кусу, станет моё тело, то я согласна заплатить такую цену.

— Хм, быстро же ты. Чтобы Мито согласилась вступить в гарем, мне пришлось сначала с ней из-за этого поссориться, потом она попыталась меня убить, потом я назвал мост в её честь, потом было два месяца взаимной обиды и игнорирования, и только потом когда мы помирились, она наконец-то согласилась. Ладно, подойди ко мне, и лучше возьми меня за руку, я перемещу нас ко мне домой. А мои клоны пока разберутся с твоей командой. — я переместил нас в самую роскошную комнату моего дома, из которой, можно попасть, в любую часть дома.

— Где это мы? Во дворце дайме? Ты что, принц?

— Хе-хе, нет, мы по-прежнему в Конохе. Этот дом и практически всё в нём, я сделал сам, с помощью различных стихийных техник. Так, вот там кухня, там ванная и туалет, и пошли, наверное, выберем тебе комнату.

Карин выбрала себе комнату с балконом и видом на озеро, в котором я выращивал разные водолюбивые растения, типа лотоса.

— Ладно, мне пора возвращается к команде. Ты располагайся. Пока меня не будет можешь тут хозяйничать. — я применил на нее все виды исцелений и сказал, — Но прежде чем я уйду, я хотел бы увидеть то, чем со мной расплатились. Так что, моя будущая жена, покажи-ка мне свое тело, будь добра.

— Я-я не могу, я не готова, я… я…

— Да ладно, просто сними эту рубашечку с длинными рукавами, порадуй своего будущего мужа отличным видом своего соблазнительного обнажённого тела.

— Я… я не могу… я…

— Сними рубашку! Живо! — крикнул я и у меня, из-за Хошингана, загорелись глаза, что сделало мой вид слегка пугающим.

Карин опустив голову, начала медленно расстёгивать рубашку и так же медленно начала её стягивать. Она боялась, что из-за шрамов оставленных после укусов, требующихся для лечения, мне не понравится её тело и я откажусь от помощи ей. Но, когда она не увидела шрамов, там, где они должны были быть, она быстро сняла рубашку и начала осматривать свои предплечья, и кожу на других местах.

— Что это ты, себя так рассматриваешь, как будто никогда не видела?

— Я… У меня… было… были… не понимаю, куда они?

— Что было? Было куча шрамов, как от укусов на всем твоём теле?

— Как ты узнал? И что с ними случилось?

— Посмотри мне в глаза. Эти глаза могут видеть сквозь стены, одежда для них препятствием уж точно не является. А шрамы вылечил я. У моей красивой жены, должна быть, такая же красивая кожа, как и сама она, без всяких шрамов.

— Так ты можешь смотреть сквозь одежду, и даже видя меня, всё равно считал красивой?

— Так ты и вправду красавица, и только что, за пару секунд, я сделал тебя ещё красивее, убрав маленькие недостатки. Ладно, ты просто слишком нервничала и переживала. Боялась, что ты мне станешь противной из-за шрамов, и я откажусь тебе помогать. Но даже несмотря на шрамы, для верности выполнения обещаний, ты практически сама отдала мне свое тело, согласившись пойти в мой гарем. А когда увидела мой дом, то твои нервы сдали окончательно.

— Да, я поняла, что такой богатый красавчик, не будет, что-то делать для неприятной ему девушки, он лучше найдет себе какую-нибудь другую красотку, чем будет выполнять обещания обманувшей его уродины. Поэтому, как только ты уйдешь, я хотела уйти отсюда, и из Конохи… и из Кусы.

— Ну, я так и понял. Так что, теперь можешь расслабиться и отпустить свиток в который так вцепилась. Давай его сюда, он всё равно тебе уже не понадобится, а твоим сокомандникам, которые старанием моих клонов уже превратились в удобрение и кормят червей, тем более. Теперь же окончательно можешь считать этот дом своим. — я подошёл и глубоко поцеловал Карин, при этом не забывая гладить ее обнаженные плечики и спинку.

Когда долгий поцелуй закончился, Карин уже не держали ноги, и поэтому я положил её на кровать, сказав:

— Добро пожаловать, в мой гарем. Я бы с удовольствием продолжил, но вижу, что ты пока не готова, да и ещё у тебя за сегодня впечатлений и так достаточно. Так что, отдыхай, а я, наконец, пойду.

Но вернуться к команде я не успел, мой клон передал мне, что нашёл команду Хинаты, и она сейчас пряталась недалеко в кустах, от команды Гаары. А Гаара был зол и кровожаден, даже больше чем обычно. И только что, раздавил песком команду из Дождя. Команда Хинаты увидев такую быструю и кровавую расправу, сильно занервничали и непреднамеренно выдали себя. Гаара же, услышав подозрительный шум в кустах, атаковал их волной песка. Я, чтобы не потерять свою будущую сисясьтенькую жену, и чтобы её не раздавило, как неудачников из Аме, переместившись ко второму оставшемуся клону, встал на пути волны песка и прикрылся пространственным барьером. Песок врезался в барьер, а я, топнув ногой, послал по земле Мокутон, который вырастил у ног Гаары деревянную лозу, мгновеньем оплетшую его.

— Тише-тише, горячий песчаный парень. — Гаара порывался что-то сделать, но песок практически перестал его слушаться, поэтому он попытался выбраться сам, что ему тоже не удалось. — Привет, красотка Темари. Чой-то, твой младший братец такой злой, и фонит жаждой убийства, даже ещё больше чем раньше? Вроде же того обруча, что я вам давал, для его успокоения, должно было хватить ещё дней на десять.

— А, это ты, Наруто. Просто понимаешь, когда мы рассказали нашему отцу о тебе, о том, что ты пригласил нас к себе в гости и о том, что ты помог Гааре, дав обруч подавляющий биджу. Отец же, он рассердился, наорал на нас и запретил иметь с тобой какие-либо дела, а также забрал обруч у Гаары, сказав, что он может навредить и ослабить джинчурики. Вот после этого, Гаара стал ещё злее и раздражительней.

— Я бы тоже стал злее и раздражительней, если бы сначала, мне дали возможность, за долгие годы нормально поспать, без голоса в голове обещающего, что как только ты заснешь, то он захватит твоё тело и начнет сеять смерть и разрушения, а потом эту возможность взять и отобрать. Не понимаю я вашего Казекаге, если честно. Мы же союзники, зачем мне вам вредить? Я, даже вот, всех генинов из Суны, как и из Конохи, просто оглушаю и забираю свитки, а вот допустим команды генинов из других деревень, если в них нету девушки, просто убиваю, как и обещал на первом экзамене. Но вы можете сейчас не волноваться, ваш свиток мне не нужен, я и так обезвредил достаточно команд, и если во втором этапе пройдет только одна команда из Конохи, то я этим просто сорву экзамен. Поэтому, кроме своей команды, я оставил ещё четыре команды из Конохи, и для разнообразия команду из Звука и вот вашу команду из Песка. Ну что ж, мне жаль, что я не смогу общаться с такой красоткой, как ты.

— Прости, Наруто, мне тоже очень жаль. Но мы не можем ослушаться приказа нашего отца и Казекаге.

— Ладно, похоже, вам попался нужный свиток, поэтому я с вашего позволения откланяюсь. Удачно вам добраться до башни. — отпустил я наконец Гаару и исчез.

Мой клон пока я болтал с Темари, увёл команду Хинаты в сторону башни, и так как у них не было свитка, потому что, практически все свитки уже собрал я, он сказал им подождать минут двадцать. Сказал, что оригинал сейчас вернется со свитками и отдаст им нужный.

Я же начал перемещаться по маякам, находящимся у клонов, и собирал свитки у оглушённых команд, и если это были команды из Суны и Конохи, то выделял клонов, которые относили эти команды к воротам полигона, давали им свиток с едой и предупреждали, что если они вновь попытаются вернуться в лес, то я уже щадить их не буду. С командами из других деревень я разбирался радикально, и в итоге я убил семнадцать человек, включая сокомандников Карин, получив в сумме одинадцать SP. Добыча по свиткам составляла восемь свитков «Земли» и шесть свитков «Неба». Хинате отдал свиток «Земли», а также нашел команды Ино, Тен-Тен и команду Кабуто и также отдал им нужные свитки «Неба».

Ещё встретил команду из Звука, вот как это было:

— Мы уже целый день ищем этого Учиху, куда он делся? — сказал закутанный звуковик, Досу.

— Орочимару-сама дал нам чёткие указания найти его, так что, мы будем продолжать искать его, иначе я не хочу думать о наказании, которое мы получим за невыполнение нашей задачи. — сказала девушка, Кин.

— О, так вы приспешники, того змеиного выползка Орочимару. — они все повернулись ко мне и хотели напасть, но я их вновь всех уложил мордой в пол, а Кин вновь держал на вытянутой руке за горло.

— И вновь, всё повторяется. Не рыпайся, краля, а то у меня может случайно дернуться рука и я переломаю тебе шею. Так, ты, закутанный, отвечай, зачем вам Саске, иначе девчонке придётся учиться жить без головы.

— Можешь её убить, я всё равно ничего не скажу.

— Мда, не повезло тебе красотка с напарниками. Ладно, зайдём с другой стороны.

Я, с помощью Мокутона связал Кин, и подошёл ко второму её напарнику — Заку.

— Так, может ты будешь посговорчивей.

— Я не… Аа-рх — я с силой наступил ему на левую руку и услышал хруст костей.

— Ну же, скажи мне. Зачем вам Саске? А не то ведь, у тебя есть ещё одна рука, и две ноги и хребет, ну и наконец, череп. У вас у всех они есть, а у меня есть много свободного времени. Так что, чем быстрее вы мне ответите, тем больше целых костей у вас останется.

— Урх… Орочимару приказал нам найти и убить Саске Учиху, любой ценой.

— Что-то не сходится в твоих словах. Орочимару, сам, недавно, напал на нашу команду, и мог сам легко убить Саске. Но вместо этого, как он сказал, он одарил его, чтобы Саске стал сильнее, и поставил ему свою Проклятую Печать Неба. Я видел эту печать, и понял, как она действует. Так вот, такое не ставят на человека, которого хочешь убить. Эта печать достаточно ценна, чтобы ей, вот так разбрасываться. Ну, что вы теперь скажите? Что, ничего не скажите? Поэтому скажу я. Вас просто использовали, как каких-то пешек. Вы просто мясо, которое послали на убой, чтобы проверить силу Саске. Мне вас даже жаль. Хотя нет, вас двух уродцев мне не жаль, а вот красотку жаль. Я вас даже убивать не буду, и даже помогу вам дав нужный свиток. Попытаете удачу в убийстве Саске на экзамене. Да-а-а, что-то мне кажется с таким хозяином, вы плохо кончите, и причём довольно скоро, и причём, скорее всего именно от рук своего же хозяина. Эй, красотка, как твое имя?

— Тсучи Кин.

— А я, как вы, может быть знаете, Наруто Хенсу, и я жуткий бабник, поэтому мне будет жаль, если красотка, с такими шикарными волосами, как-нибудь нелепо умрет от руки своего же хозяина. И поэтому, кроме свитка «Неба», я дам тебе небольшой подарочек, вот этот вот браслет на руку. Он поможет тебе избежать смерти, переместив тебя прямиком ко мне. Ты, конечно, можешь выбросить его, но судя по недавним событиям, он может скоро тебе пригодиться и спасти жизнь. Просто одень его на руку и влей немного чакры, и когда ты мысленно скажешь: «Наруто, спаси меня!», то телепортируешься ко мне. Советую всё же одеть его, как экстренный план отступления. Ну, всё, бывай красотка, и вы лошки, тоже бывайте.

Я, наконец, переместился к своей команде, уже было поздно, мы поужинали и я создал ещё две кровати, для Сакуры и для меня с Мито. Мы с Мито лежали миловались, обнимались, целовались и всё это недалеко от Сакуры, которая тихо наблюдала за нами из приоткрытого одеяла.

На утро вместе с нами проснулся и Саске:

— Ну что, клейменный змеиным извращенцем. Как себя чувствуешь?

— Я… Я чувствую себя сильнее и чакры стало больше, а также чувствую то, что я могу стать ещё сильнее, лишь пожелав этого.

— Ну да, твой объём чакры вырос, где-то на двадцать процентов, и ты по желанию можешь активировать первый уровень печати. Но пока я тебе это делать не советую. Печать только стала и пока ещё хорошо не прижилась, и если ты её используешь, то хоть и станешь сильней, но быстро выдохнешься, плюс будешь чувствовать обжигающую боль. Поэтому, лучше подождать недельку, а лучше две. Да, можешь больше не волноваться, я с печати вчера всё лишнее убрал, так что, ты будешь единственным полноправным владельцем своей учиховской тушки. Что ж, тогда давайте поедим, и отправимся в башню. Я вчера раздобыл нам три свитка «Неба» и шесть свитков «Земли».

— Это получается, ты разобрался с девятью командами? — спросила Сакура.

— Нет, с четырнадцатью, просто другие свитки я отдал Хинате, Ино, Тен-Тен, Кин и Кабуто.

— Так, Кабуто, это твой друг с госпиталя, девочки это тоже понятно, но кто такая эта Кин? — спросила Мито с вновь пробившимися нотками ревности.

— Это та длинноволосая девчонка из Звука. Кстати, Мито, я нашёл твою возможную родственницу, она, похоже, тоже из клана Узумаки, но жила в Траве, сейчас она у нас дома.

— Какая родственница?! Какой еще клан Узумаки?!

— Мито, нам же на лекциях по истории рассказывали о клане Узумаки, у которого была своя деревня Узушиогакуре — Деревня Скрытая Водоворотами, и которая была союзником Конохи, но её уничтожили во время Третей Мировой Войны Шиноби. Ты что, опять тогда заснула и все прослушала?

— Я… Да. Прости, но я вообще никогда не слышала ни о каких Узумаки, кроме меня.

— Эх, Мито, надо было мне меньше давать тебе списывать, может тогда бы ты и сама чего-нибудь выучила. Женой Первого Хокаге была Узумаки, и угадай, как её звали?

— Я… я не знаю.

— Её звали, как и тебя — Мито Узумаки. Ай-яй-ай, не знать свою знаменитую тезку, которая была первой джинчурики Кьюби и женой основателя Конохи. Мито, наверно, всё же надо было, чтобы ты ещё годик посидела в Академии, а то я старался, ходил, выпрашивал у Хокаге, чтобы тебя взяли в генины, а ты не знаешь элементарных вещей. Придём домой после экзаменов, и я тебя накажу, так что готовь свою попку, сидеть ты долго не сможешь.

— Я… хорошо. — похоже она поняла как именно я буду её наказывать, поэтому не сильно расстроилась, а скорее даже наоборот.

— Ну что ж, поели. Теперь решим, как будем добираться, пешочком или я нас перемещу телепортом прямо в башню?

— Давай пройдемся пешком. А то получается весь второй экзамен, мы пройдем, лишь благодаря тебя. Свитки добыл ты, ещё и в башню нас доставишь. — ответила Сакура.

— Ну, я не против. Тогда пошли.

Мы направились в башню и там, у входа был плакат с надписью, в которой не хватало слов. Мы открыли свитки и в дыму появился Ирука, который объяснил значения надписи и поздравил нас с прохождением второго этапа экзамена на чуунина. Также, он сказал, что нам, как и другим прибывшим командам, придётся ждать в башне окончания пятидневного срока экзамена, так как, могут ещё подойти генины из других деревень, на что я сказал, что это маловероятно, так как, все свитки у меня и вывалил их перед Ирукой. Он почесал голову, и сказал, что ему нужно сообщить об этом Хокаге.

*Незадолго до этого, очнувшаяся Митараши Анко*
Ох, что же мне так плохо? Так, где это я и… Орочимару… он проник на экзамен, и я его нагнала и хотела убить его с помощью Техники Взаимной Смерти Змей Близнецов, которая должна была стопроцентно убить его вместе со мной. Но, он просто посмеялся надо мной и я чуть не променяла свою жизнь на смерть его Земляного Клона. А потом он начал с помощью печати причинять мне боль, а после вырубил… Черт-черт-черт! Эта Проклятая Печать, которой этот ублюдок клеймил меня. Будь она неладна, даже Третий Хокаге, учитель этого гада, не смог её снять. А? Что за? Я не чувствую печати? Так, нужно зеркальце.

— Не может быть! Куда она пропала? Хотя, я очень даже рада её исчезновению, но… и… и, кстати, как я здесь оказалась? Если бы меня нашли АНБУ, то скорее бы отнесли меня в госпиталь. Да и рука зажила. Так, а что это за свитки с письмом. Так.

«Это письмо предназначено для самой красивой куноичи Митараши Анко, которая по совместительству является проктором второго экзамена на чуунина, в котором я участвую. Может быть вы меня помните, я — Наруто Хенсу, я ещё в начале экзамена вам кунай возвращал, который вы, конечно же, случайно выронили прямо в мою сторону. Ну, не важно. В общем, на нашу команду напал отступник Орочимару, и перед своим отступлением поставил Проклятую Печать на моего сокомандника Учиху Саске. Я её досконально изучил. Но чуть позже, я вновь, с помощью сенсорики сеннина заметил чакру Орочимару, причём рядом с вашей чакрой. Я пошёл проверить, и на месте, нашёл ваше бессознательное тело, с раненой рукой. Я вас вылечил, но заметил у вас на шеё такую же печать, как и у Саске. Изучив её, я пришел к выводу, что она была поставлена очень давно, ещё, когда была, не так доработана и совершенна, как у Саске. У Саске печать может ненадолго усиливать его и давать ему подобие сеннин-мода. Но в каждой проклятой печати, скрыта частичка Орочимару, с помощью которой он в случае своей смерти, сможет возродиться и захватить тело носителя этой печати. У вас, Анко, эта частичка была очень большой, больше чем у Саске раз в десять. Скорей всего, вы были гарантией того, что при своей смерти, Орочимару абсолютно точно может возродиться… в вас. Но, как вы возможно заметили, теперь это у него никак не получится, ведь я снял печать и уничтожил ту частичку. Печать, можно сказать, слегка дублировала вашу СЦЧ, и поэтому когда я её снял, мне пришлось слегка повозиться с подключением её к основной СЦЧ, что в итоге сделает вас процентов на пятнадцать сильнее. Но сейчас вы можете чувствовать себя слегка уставшей. За это самоуправство я прошу прощение. Просто я подумал, что такая красивая куноичи не захочет носить уродующие её кожу метки, а также отдавать свое сексуальное тело в пользование стрёмному змеиному мужику-трансвеститу. И в качестве извинений, как компенсацию за всё, я оставил вам три свитка. Я заметил у вас в кармане палочки данго, и вы слегка пахли сладостями, поэтому я оставил вам первый свиток, в котором запечатаны, различные виды данго, из различных компонентов и с различными сиропами. Во втором свитке запечатаны другие различные сладости, а также напитки. В третьем, различные деликатесные блюда. Все это приготовил я, с помощью клонов. Надеюсь вам понравится, и вы не будете на меня сердиться.

С любовью, будущий повелитель этого мира, Наруто Хенсу.»

— Хм, смог удалить метку и пишет об этом как о чём-то незначительном. Да ещё и извиняется за это… хотя, скромностью он явно не страдает, судя по концовке. Так, нужно сообщить обо всём Хокаге. Но… но сначала попробуем, что-нибудь из первого свитка.

После пяти порций самых вкусных данго, которых она только пробовала в жизни, Анко все же оторвалась от свитка, забрав его и два других, и пошла докладывать обо всём Хокаге.

* * *
Когда Ирука пришёл от Хокаге, то сказал, что всё равно придётся ждать ещё четыре дня, так как экзамен рассчитан на определённые даты, которые сложно будет сдвинуть, плюс, некоторым генинам нужен будет отдых. В общем, мы сидели в башне, я общался с Ино, Хинатой, Сакурой и Мито прямо как во время Академии, к нам потом ещё прибилась Тен-Тен. Во время разговоров все рассказывали о том, какие миссии кто выполнял, я же всех угощал вкусняшками и не забывал отвешивать всем комплименты.

А по ночам мы с Мито телепортировались домой, где я был строгим учителем и строго наказывал её за плохие знания… по несколько раз наказывал. Но в первую ночь, когда мы переместились домой, я познакомил Мито с Карин:

— Так это и есть моя родственница из клана Узумаки? — спросила Мито подозрительно смотря на Карин.

— Я точно не знаю, но Наруто сказал, что наша чакра похожа. Вот сейчас я и проверю, я ведь тоже сенсор. — Карин закрыла глаза, и через миг встрепенулась и отскочила от нас. Она была так напугана, что чуть не упала и мне пришлось телепортироваться, чтобы подхватить её.

— Эй, Карин, успокойся. Что с тобой? Не бойся.

— Её чакра, она похоже на мою… но у неё из живота исходит сильная злая чакра, пропитанная гневом и ненавистью. Да и количество чакры, оно огромно. Наруто, у тебя чакры даже ещё больше чем у неё, и от неё веет опасностью и… и уверенностью. Вы оба просто монстры. Как вас вообще могли допустить к другим генинам на экзамен, если по сравнению с вами, все остальные, что лужа перед океаном.

— Карин, успокойся. Просто Мито — джинчурики Девятихвостого Демона Лиса, и на животе у Мито располагается запечатывающая фуин, из которой и выходит немного чакры биджу.

— Да, я увидела… чакра Мито тёплая и яркая, она распространяется по всему телу, а эта негативная чакра исходит лишь из живота. А ты, Наруто, если бы я вчера проверила твою силу, я бы даже и не пыталась тебя обмануть, скорей бы я пыталась от тебя убежать.

— Ну, значит хорошо, что не проверила. Послушай, Карин, я тебя не обижу, и если от моей чакры и веет опасностью, то эта опасность направлена на врагов. Кстати, Мито, представляешь, как только я рассказал Карин, что я собираю гарем, она сразу попросилась в него. Да, Карин?

— Да.

— Э? Как так то? Я думала, следующая будет Сакура или на крайний случай та экзаменаторша. Да и надеялась, что произойдет это позже, намного позже. И, Наруто, она, что сейчас, вместе с нами, когда мы… ну будем вместе… любиться?

— Вот этого я не знаю. Ты как, Карин, готова любится с нами, а? По твоему красненькому личику, и лёгкому испугу вижу, что пока не готова. Ладно, не боись, я не настаиваю, и насильно никого не заставляю. Когда будешь готова, тогда и поговорим об этом. Ну, а вообще, как ты тут обжилась? Удобно тебе? Никаких претензий и пожеланий нет?

— Какие могут быть претензии? Это место похоже на то, как я представляла себе рай. Вкусная еда, теплый дом, мягкая постель, никто не приходит к тебе домой и не тащит тебя насильно в больницу, где тебя кусают и выпивают твою чакру. Если бы у нас с мамой был выбор, мы бы пошли жить к тебе.

— Это вряд ли бы получилось. Этот дом я построил совсем недавно, а до этого мы с Мито, жили в маленькой квартирке общежития, которую нам выделили как сиротам обучавшимся в Академии. Ладно, не будем о грустном, мы с Мито пошли развлекаться, если хочешь, можешь пойти с нами, понаблюдаешь за процессом. Что, не хочешь? Ну и ладно, ты, кстати, многое теряешь.

* * *
Наконец второй этап экзамена закончен, и все участники собрались в большом зале перед Хокаге и наставниками. Анко иногда посматривая на меня, сказала:

— Во-первых, поздравляю вас с прохождением второго экзамена. Теперь Великий Хокаге объяснит про третий этап экзамена. Всем слушать внимательно. Великий Хокаге, прошу вас.

Тут старик начал растолковывать суть экзамена на чуунина, сказав, что это некая замена Мировых Войн, и то, что участвующие генины показывают мощь своей деревни, тем самым в случае удачного выступления, увеличивают приток заказов в свою деревню. А когда появился третий проктор, который попросил сам рассказать о правилах третьего этапа, Хокаге передал слово ему.

— Прошу прощения, Великий Хокаге, позвольте я, судья Гекко Хаяте, всё объясню.

— Хорошо.

— Всем здравствуйте. Ках-кх. До третьего этапа экзамена вы… Кх-х… вы должны будете кое-что сделать. Ках-кх-кхы. Это будет отборочные бои на выход в третий экзамен. — проговорил проктор очень часто кашляя.

— Блин, вы бы сказали в начале сколько хотя бы примерно должно было пройти, я бы столько и пропустил. А то, приходилось бегать, свитки раздавать, думал, что если только одна наша команда пройдёт, то это испортит весь экзамен. А тут оказывается наоборот, нас ещё и слишком много.

— Да, Наруто прав. Почему мы не можем начать третий экзамен со всеми оставшимися участниками? — спросила Сакура.

— Эх, как бы вам сказать, наверное, потому что на третьем экзамене будет много гостей, поэтому, мы не можем проводить много боев. Также, мы будем ограничены во времени. Итак, у кого плохое самочувствие… Кх-кхы-кха-кхы… прошу прощение. Если кто хочет снять свою кандидатуру, пожалуйста, сообщите мне об этом. Отборочные бои начнутся немедленно. Что ж, если никто не хочет отказаться, тогда начнём предварительные бои. Это будут бои один на один, другими словами, это будет похоже на реальный поединок. Так как, вас ровно двадцать два, мы проведём одиннадцать матчей и победители попадут на третий экзамен. Никаких правил, вы дерётесь, пока противник не умрёт или не сможет продолжить бой. Так что, если не хотите умирать, лучше сразу сдавайтесь. Также, я могу остановить вас, чтобы исключить необязательные смерти, так что не удивляйтесь. Никто из нас не хочет трупов. Вот, смотрите, это электронное информационное табло, оно отобразит соперников в каждом бою. Теперь давайте посмотрим имена первых двух соперников. Итак, те, чьи имена высветились на табло выйдете вперед. Первый бой состоится между Саске Учиха и Акадо Йорои.

В общем Саске был в хорошем состоянии, и поэтому быстро раскатал сокомандника Кабуто, даже не используя проклятую печать.

Второй бой был между Абуми Заку из Звука и Абураме Шино, где любитель жуков победил.

Третьим был бой Канкуро против Тсуруги Мисуми, второго сокомандника Кабуто, где кукольник задавил оппонента.

Четвертый бой был Ино против Сакуры. Это был долгий бой, наполненный женскими разговорами, о дружбе, о преданности и о любви, которые перемежались женской же дракой. В конце они вырубили друг друга, но Сакура из-за моих тренировок и обучению на ирьенина, продержалась дольше Ино, перед тем как также упасть в обморок. Но им всё равно засчитали ничью. Я спустился на арену, и вместе с клоном поднял их тела наверх и подлечил.

Пятый бой Темари против Тен-Тен, где Темари с помощью ветра, создаваемого своим огромным веером, отклоняла весь ливень острого железа, который посылала в неё Тен-Тен распечатывая свитки один за другим. Противник для Тен-Тен попался архи-неудобный, и поэтому когда у неё закончилось железо, Темари поймала её в воздушную технику Ураган Смерти, который поднял её в воздух и начал наносить раны. Когда техника закончилась Тен-Тен начала падать обессиленная, и Темари подставила свой сложенный веер, на который Тен-Тен и рухнула спиной. Когда объявили победу Темари, она сбросила тело Тен-Тен в воздух. Рок Ли увидев это, начал двигаться, чтобы словить её, но я телепортировался раньше, и ещё в полете, её перехватил и мы вместе плавно опустились на землю. Тен-Тен была вся в царапинах, особенно пострадали открытые руки. Я наложил на нее «Среднее исцеление» и все раны закрылись на глазах.

— Эх, Темари, чё ты злая-то такая? Девочка уже и так тебе проиграла, незачем было опускаться до того, чтобы бить побежденного. Ли, можешь успокоиться, я её вылечил, скоро она придёт в сознание. Ладно, пошли наверх, освободим арену, не будем мешать экзамену.

Далее шестой бой, Нара Шикамару против Тсучи Кин, где ананасик достаточно легко победил мою возможную будущую наложницу.

Следующий был бой Мито против Кибы, продлился он недолго. Киба мог превращать своего нинкена в своего же клона… но-о-о, что такое один клон против полусотни. Так что, Кибу тупо запинали толпой.

И вот наступил бой Хинаты против Неджи.

— Хината, выложись по полной, наваляй этому самодовольному длинноволосому засранцу. Я верю в тебя. И не бойся, если что, я тебя вылечу. — сказал я телепортировавшись к Хинате.

— Наруто-кун, я…

— Да, и не волнуйся, даже если случится невозможное, и ты проиграешь, я все равно возьму тебя в свой гарем. А теперь взбодрись и иди.

Начался бой двух Хьюг, по началу Неджи начал втирать о доброте и слабости Хинаты, но она, посмотрев на меня, без разговоров вступила в схватку. Хината сражалась на равных с Неджи, они оба использовали Джукен, но со временем то, что Неджи был старше и опытнее, начало давать о себе знать. Они выбивали танкетцу друг у друга, но Неджи преуспел в этом больше, и когда он смог ударить Хинату, возле сердца, она упала на землю, но всё равно поднялась. И тогда, после небольшого обмена слов между ними, Неджи рванул на Хинату с целью убить её. Тут уже пришлось вмешаться мне, и Неджи упал на пол из-за того, что я, переместившись, дотронулся до него и с помощью Дотона повысил его вес в пятнадцать раз.

— Харе, длинноволоска! Я не дам убить тебе мою будущую жену. Можешь уже успокоиться, ты выиграл, Хинате нужна срочная медицинская помощь.

Я отошел от него, к нам также спустились Куренай, Гай и Какаши, которые также хотели вмешаться и остановить Неджи, но я успел быстрей.

Подойдя к еле стоящей Хинате, я сказал:

— Ты молодец, Хината. Давай я быстренько вылечу тебя, чтобы ты смогла, понаблюдать и за моим боем. Так, момент, разблокируем все танкетцу, вылечим все синяки и гематомы, исцелим все повреждения внутренних органов. Всё, готово. Ты полностью здорова.

— Спасибо, Наруто-кун.

— Да не парься, для моей будущей жены ничего не жалко. Пошли наверх, а то твой братец, в нас щас дырку взглядом просверлит.

Девятый бой был Гаары против Ли. Гаара просто стоял и все атаки Ли, отражал своим песком. Ли крутился вокруг него, пытаясь атаковать только тайдзюцу, но никак в этом не преуспел. Тогда Гай позволил ему снять утяжелители, что увеличило скорость Ли, раза в три. И тогда он смог нанести удары Гааре, что впрочем лишь рассердило Гаару и он начал атаковать волнами песка, от которых Ли уже не мог уклоняться. И ему пришлось открыть Третьи Врата: Врата Жизни и Четвертые Врата: Врата Боли и он начал наносить невероятно сильные удары на невероятно большой скорости, что отбрасывали Гаару, но Ли догонял его в воздухе и продолжал его избиение. Когда Ли открыл Пятые Врата: Врата Предела, то смог ценой разорванных мышц, нанести сокрушительный удар Гааре, который заставил лежать Гаару и не вставать. Но тем не менее, Ли также получил огромный урон от собственных же атак, а Гаара хоть и не мог подняться, всё еще сохранил способность управлять песком, и поэтому попытался убить им Ли. Но смог захватить в песок и раздавить, только левую руку и ногу Ли, а когда захотел полностью окутать его песком, то вмешался Гай.

Когда Гаара ушёл, я спустился проверить Ли.

— Что ж, всё хреново, но жить будет, и если я попозже им займусь, то он даже сможет остаться шиноби. У него повреждены половина костей и порвано больше половины мышц, а самое плохое, что у него раскрошились несколько позвонков. Обычные медики мало чем смогут помочь, поэтому я пока стабилизирую его, а после экзамена, займусь им уже всерьез, тут придётся повозиться.

— Спасибо, Наруто-кун. Ты достойный ученик Какаши. Я могу что-то сделать чтобы помочь Ли?

— Да, если можете принесите ему много еды, лучше мяса и молочных продуктов, мне придётся удалять осколки костей и выращивать новые за счет резерва организма, да и на регенерацию мышц уйдет много энергии, так что, после операции он зверски будет хотеть есть. Другими нужными витаминами и минералами я его обеспечу, дав специальные приготовленные мною пилюли. Так, сейчас подлечим его, вот так. Всё, его можно транспортировать в больницу.

Ли унесли. А на табло высветилось моё имя и имя Кабуто, так что я остался на арене.

— Ну что, Кабуто, не хочешь сдаться?

— Прости Наруто, но я на экзамен хожу семь раз, и хотелось бы уже прекратить эту традицию и получить, наконец, чуунинский жилет.

— Кабуто, кому ты заливаешь, я же с тобой проходил практику в госпитале, и знаю что ирьенинам В ранга автоматически дают чуунина. Если бы ты хотел жилет, давно бы уже в нем щеголял. А так ты просто хочешь собрать побольше информации для знакомой нам шипящей личности.

— Ты и об этом знаешь. Не зря я считал тебя умным. Ну, тогда ты должен знать, что на тебя у меня мало данных.

— И ты сейчас их хочешь получить? Ну тогда обломись, буду использовать тогда лишь тайдзюцу. — сказал я и напал на него используя скопированный Стиль Мягкого Кулака, даже Хошинган не активировал, ведь я кроме того что медик знающий расположения танкецу, так ещё с помощью того же Хошингана я их ещё и видел, и запомнить их расположение для меня не составило труда.

Так как Кабуто тоже медик, он быстро восстанавливал выбитые танкецу, но не быстрей чем я блокировал новые и когда количество заблокированных превысило определенный лимит, то у Кабуто настолько ухудшился контроль, что он больше не мог себя лечить и я смог его полностью обезвредить.

— Ну что, Кабуто, как тебе данные? Много узнал? — сказал я вылечивая Кабуто, и помогая ему встать, — Надеюсь твой ползучий друг, будет не слишком разочарован.

— О! Хоть ты и использовал только тайдзюцу, зато какое. Великолепно выполненный Джукен Хьюг. Вон, у Неджи сейчас чуть Бьякуган из орбит не вылез, от такого поворота. Ну, Наруто, ты знаешь мои маленькие тайны, но я, почему-то ещё не в отделе допросов и дознания. — поинтересовался Кабуто, когда мы вошли в уединённый коридор, в котором была лестница на верх арены.

— Просто я знаю намного больше, чем говорю и показываю. Я понимаю твои причины, за которые ты недолюбливаешь Коноху, но ты неплохой парень, поэтому я тебе мешать не буду. Хотя свою месть нужно бы было направить не на саму деревню, а на определенных личностей, любящих сырые подземелья, как какие-то корни.

— Да, ты действительно много знаешь. Я тебя сильно недооценил. Но ты прав, у меня весомые причины не любить деревню, и если бы я мог, то обязательно бы добрался до определенных личностей, но они слишком уж глубоко засели. Что ж, я пойду. И спасибо за понимание.

Пока я разговаривал с Кабуто, и пока подымался наверх, уже прошёл последний одиннадцатый бой, Акимичи Чоужо против Кинута Доса, где звуковик практически за полминуты победил пухлячка. У Акимичи, техники эффективно работают только в паре с Теневым Подражанием Нара, или же против большого количества слабых и медленных противников. До определённого момента, все Акимичи достаточно слабы, в битве один на один, пока не смогут использовать все самые сильные клановые техники.

Победителей отборочного тура собрали перед Хокаге, который поведал нам, что третий этап экзамена будет проводиться через месяц, на арене в присутствии большого количества зрителей. Также, перед тем как нас отпустить, мы тянули бумажки с номерками, которые определяли противника и последовательность боев. Так вот, получилось: Я против Неджи, а победитель будет сражаться с Темари, далее Шикамару против Мито, следующий бой Канкуро против Абураме Шино, Саске будет драться с Гаарой, а потом если его победит, то с Досу. Также, нам сказали, что победа в поединке не значит, что нам стопроцентно дадут чуунина. Чуунинский жилет может получить даже тот, кто проиграл.

После отборочного тура я пошёл в больницу лечить Рока Ли, где провозился с ним около трех часов. Открытие Небесных Врат, конечно, повышает силу пользователя, но и расплата за это кратковременное усиление, это разорванные мышцы, поломанные кости, а если открыть все Восемь Врат, то за полученную на короткое время силу, сравнимую с силой пяти Каге, платой будет жизнь. Но для меня открытие Врат, будет хорошим подспорьем, так как практически все негативные эффекты так или иначе, я смогу нивелировать, а когда у меня будет огромное количество HP, то даже открытые на небольшое время Восьмые Врата, не смогут меня убить.

Вообще, с этими Вратами такая же проблема, как и с сендзюцу, они оба могут сделать шиноби невероятно сильным, но чтобы ими воспользоваться, надо уже быть сильным, иначе можешь умереть, или превратиться в камень.

Поэтому, после того, как Гай пришёл с кучей еды в палату Ли, а я закончил операцию над слегка отощавшем пациентом и разбудил его, дал сначала выпить различные лекарства и витамины, которые он запил лечебным отваром, потом уже дал Ли наброситься на еду. Гай со слезами на глазах смотрел, как его любимый ученик идет на поправку, прямо у него же на глазах.

— Ну всё, Ли, ты здоров. Но недельку, ты должен принимать лекарства и хорошо питаться, и постарайся эту неделю сильно не напрягаться. И знаете, Гай-сан, может быть это будет слегка некрасиво, но я за исцеление Ли, хотел бы чтобы вы выполнили одну мою просьбу.

— Что ты, Наруто-кун, ты не обязан был помогать, но всё же помог. И я понимаю, что в этом мире за всё нужно платить, и готов выполнить твою просьбу, за полное восстановления здоровья Ли.

— Ладно, я хотел бы, чтобы вы меня потренировали в тайдзюцу, и желательно научили открывать Небесные Врата.

— Ну, я даже не знаю, ты ведь ученик Какаши. И мы с ним хоть и вечные соперники, но забирать и учить чужого ученика, это как-то не в духе Силы Юности.

— Да какой там нафиг, ученик Какаши? Он меня вообще ничему не научил, единственный раз, когда он тренировал нашу команду, был, после того, как на миссии на нас напал S-ранговый отступник из Тумана. И знаете чему именно он нас учил на той тренировке? Хождению по деревьям, тому, что я уже в четыре года умел. После этого, именно я, тренировал Мито и Сакуру, потому что из Какаши такой же сенсей, как из говна сюрикен. Так что, даже если я начну звать вас Гай-сенсей, никаких претензий Какаши предъявить не сможет.

— Эх, узнаю Какаши, он всегда был пассивным и ленивым, мне всегда приходилось его тормошить. Но я и подумать не мог, что он так попустительски будет относиться к своим ученикам. Поэтому, знаешь, я согласен тебя обучать, и это будет ещё одна победа в нашем противостоянии с Какаши. Которая докажет, что я лучший сенсей, чем он.

— Спасибо, Гай-сенсей. Да, кстати, когда я лечил Ли, я понял причину почему он не может использовать ниндзюцу и гендзюцу.

— Почему, Наруто-кун? — спросил заинтересованный Ли, оторвавшись от еды.

— У тебя, Ли, невероятно плотная и жёстка Ян-компонента чакры, и чтобы ей управлять, нужно очень много сильной Инь-компоненты. А твой же очаг производит очень мало слабой Инь-компоненты, которая смешиваясь с твоей невероятно сильной Ян-компонентой, производит чакру сильно насыщенную жизненной силой, и которой ты практически не можешь управлять.

— Значит, всё дело в моем очаге чакры, а значит это никак не исправить.

— Ну, вообще можно, но это будет достаточно опасно. Работа с очагом и чакро-каналами вообще всегда опасна. Можно изменить твой очаг, и стимулировать его на большую выработку Инь-компоненты, а также поставить на теле напротив очага, печать вытягивающую именно Инь-компоненту, что в сумме приведет к улучшению качества Инь, а также заставит очаг интенсивней производить Инь. Я, это в принципе, тоже могу сделать, но это как я и сказал, во-первых — опасно, а, во-вторых — мне нужен будет донор, у которого я возьму немного клеток из очага, для того чтобы изменить твой очаг по подобию донора. В итоге этой операции твоя чакра станет полноценной, ты сможешь ей манипулировать, и даже сила твоего тайдзюцу увеличится, так как, оно основано на Небесных Вратах, которые в свою очередь основаны на чакре. Плюс, я смогу научить тебя ирьендзюцу, что поможет тебе нивелировать негативные эффекты от открытия Врат, и ты сможешь все время поддерживать себя в бою в наилучшем состоянии.

— Ли, если ты согласен на операцию, которую может сделать Наруто-кун, я могу стать донором для твоего очага.

— Гай-сенсей, я согласен! Я не подведу вас, и вместе с помощью Наруто-куна, я стану таким же великим шиноби, как и вы Гай-сенсей.

— Ли!

— Гай-сенсей!

И начались слезы и обнимания. Подождав немного, я сказал:

— Ладно, если вы согласны, то я могу провести операцию хоть сейчас, она хоть и опасная, но достаточно недолгая. Мне просто нужно немного клеток из очага Гай-сенсея, переместить в очаг Ли, и стимулировать их рост и распространение, а также сделать их приоритетными при регенерации, и тогда, со временем ваши очаги чакры станут практически идентичными и основываясь на чакре, вас даже можно будет назвать родственниками. Ну, и печать сбора Инь тоже поставлю, Инь, кстати, можно будет потом использовать в медицинских техниках, для лечения и ускорения заживления повреждений тела.

Я вырастил из дерева небольшую кушетку, на которую и улегся Гай, и начал эту операцию, которая длилась всего двадцать минут, но была не слишком приятна для подопыт… хотел сказать для пациентов. А потом ещё двадцать минут накладывал печать, основанную на печати Мито и джуин Саске, получилась на очаге чакры маленькая звезда. Похоже у меня на подсознательному уровне все печати которые я делаю, принимают угловатую форму напоминающие иногда звезды, а иногда стрелки. Ну вот, как раз и человеку помог, и постановку печати на живом шиноби проверил. Теперь можно и себе, что-нибудь подобное поставить.

И думаю, пойду-ка я изучу получше печать Саске, а именно фермент Джуго, высвобождающийся при активации второго уровня проклятой печати. С помощью сенсорики, я нашел Саске, и был он в кабинете у Хокаге, вместе с Какаши и Анко. Я подождал его и когда он вышел, договорился с ним, чтобы я завтра пришёл к нему в квартал, и исследовал печать получше, а также проверил, все ли нормально установилось, и как повлияли мои манипуляции на целостность печати. Они, кстати, как раз и обсуждали проклятую печать, поэтому, когда Саске ушёл домой, из башни Хокаге, показалась Анко:

— О, глядите! Это же тот извращенец, который лазил по моим карманам и обнюхивал меня, когда я была в обмороке. — Анко подошла ко мне очень близко, а потом зашла за спину, приобняла меня, уперевшись грудью и прошептала мне на ухо — Ну и как тебе моё, как ты сказал, сексуальное тело? Понравилось? Оно тебе не снится теперь в твоих влажных снах?

— Знаете, оно мне очень пришлось по вкусу. Так бы тогда и съел его. Еле сдержался. Ложка уже была готова, стояла твердая, как стальная балка. Но всё же, есть одному, когда партнёр по трапезе без сознания, это не по правилам этикета. Да и мы всё же, не так хорошо знакомы, чтобы принимать пищу вот так вместе. Хотя, будь вы моей, вы бы были моим каждодневным десертом, который бы я ел с утра и до ночи, с утра и до ночи.

— О, а мальчик созрел. И уже хочет тело бедной Анко, себе на десерт. Но ты уверен, что справишься со мной, малыш? Я ведь ненасытная, могу и сама тебя съесть.

— Мне-то можешь не врать. Видишь вот эти глаза. — я включил Хошинган, — Именно с их помощью я удалил твою метку. Они позволяют видеть незримое, такое, например, как внутренняя структура печати и её содержимое, но также они могут видеть и просто сквозь различные предметы и поэтому увидеть, что кто-то всегда сидел на сексуальной диете, и ничего кроме самоудовлетворения не пробовал, для меня не составляет труда. И меня это, кстати, сильно удивляет. Как такой красивый цветок, до сих пор может быть ещё не сорван?

— Так ты, извращенец, ещё и сквозь одежду всех рассматриваешь?! Вот же изврат! И то, что я ни с кем не спала, такого извращенца, как ты вообще касаться не должно. А я его ещё и хотела поблагодарить.

— Эй, ну что сразу извращенец. Я же на красивых девушек смотрю, а не на парней. Да и вообще, кто из нас безгрешен? И кто, имея способности и возможности подглядывать сквозь одежду, этой способностью не воспользовался бы? Да, я каюсь, именно из-за этого я стал таким бабником, который хочет себе гарем.

— Гарем? Пф! Да кто захочет пойти в гарем к такому злодею как ты? Все девушки просто сбегут от такого развратника, только завидев тебя.

— Ну, вообще-то, у меня уже есть гарем, и в нём уже есть две девушки, плюс, ещё скоро планируется пополнение.

— И что они в тебе нашли раз согласились жить с тобой?

— Ну, я сильный, красивый, богатый, добрый, умею вкусно готовить, умелый любовник.

— Ой, не смеши меня. Как только недавно выпущенный геннин может быть сильным, и тем более богатым? Я узнавала, ты c командой брал кучу D-ранговых миссий, и всего одну С-ранговую, и так как ты сирота, то богатым успеть стать никак не мог. И какой к черту умелый любовник, тебе ж тринадцать лет всего-то?

— Неужто я вас так заинтересовал, что вы потрудились узнать обо мне информацию? Я польщен. Я даже повышу вас в списке.

— Каком еще списке?

— Ну как же, в списке кандидаток на вступление в гарем. Думаю, поставлю вас сразу после Ино.

— Да ты самоуверенный, список себе составил. Ну, давай, расскажи, кто там ещё есть, и я посмеюсь над твоей самоуверенностью.

— Ну, первая идёт Хината Хьюга, она меня любит еще из академии, и если бы не её клан, она давно бы уже была в гареме. Вторая идет Сакура Харуно, с ней мы тоже знакомы с академии, но у неё случилась детская влюбленность в Учиху Саске, которая уже вроде и прошла, но она все равно цепляется за неё и не хочет признавать, что уже давно влюбилась в меня. Потом Ино Яманака, с ней история такая же, как и c Сакурой. Потом вот вы идёте. Ну, дальше рассказывать не буду, потому как это затянется очень надолго.

— Да у тебя самомнение больше, чем гора Хокаге. И как ты посмел поставить несравненную меня, лишь на четвертое место?

— Эх, как же сложно понять вас женщин. Ладно, не буду с вами спорить, могу, если хотите, вообще вычеркнуть вас из списка. Знаете, я ведь, в конце концов, не могу брать себе в жены девушек, которым я настолько противен, как допустим вам.

— Я и не говорила, что ты мне противен.

— Ну, а как же то, что, вместо благодарности за помощь в снятии Проклятой Печати, я, как только вы меня увидели, первое, что от вас услышал, это обвинения и предъявы непонятно в чем. А я, между прочим, нашёл вас в Лесу Смерти, без сознания, раненую. Вылечил вас, отнес в безопасное место, избавил от клейма на шее. Вы же сами говорили об опасностях Леса Смерти, и должны понимать, что на запах крови могли прийти хищники, и употребить ваше бессознательное тело, как мясное блюдо.

— Да, ты прав. Прости. Я слегка погорячилась. Просто у меня характер очень сложный, именно из-за него я и не могу себе никого найти. Да и то, что я ученица отступника Орочимару, сыграло в этом свою роль. Поэтому-то на всю деревню у меня всего одна подруга Юхи Куренай, только она и может терпеть мой скверный характер.

— А, Юхи Куренай, красотка-сенсей команды Хинаты. Она была у меня в списке.

— Эй, у неё уже есть мужчина, она с Асумой встречается. Хотя они наивные думают, что об их отношениях никто не знает. Всё ходят, скрываются.

— Я же и говорю, что именно была. А об их отношениях в Конохе практически каждая собака знает, только они сами и не знают, что другие знают. Ну ладно, раз я тебе всё же не противен, то может позволишь пригласить тебя на ужин ко мне домой, где я всё же попытаюсь тебя соблазнить и затащить в свой гарем?

— Ладно, позволю. Как раз и посмотрю на твои богатства.

Я вел её к своему дому через лес, и она всю дорогу язвила, предполагая, что я живу в какой-нибудь деревянной халупе и называю это богатым домом, а мой воображаемый гарем состоит из Левой и Правой. Но как только из-за деревьев показался мой трехэтажный особняк, то сразу замолкла. Да и на ужине, когда ела с изумрудной тарелки, изумрудной вилкой была нема как рыба, а ещё посматривала на Мито и Карин, которые также ели с нами. Потом был десерт, которого она взяла себе три порции, и также молча его съела, а после сказала, что ей нужно идти и я телепортировал её к башне Хокаге.

В общем, на следующий день я полностью исследовал печать Саске, а также проанализировал фермент Джуго, и в «Модификаторе тела», я добавил своему организму возможность синтезировать такой же фермент, реагирующий на сен-чакру. И потратил на это лишь пятнадцать SP и двести тысяч PP. Теперь, я могу всё время находиться в сен-моде, тогда как раньше для этого у меня сен-чакру собирали клоны, и как только она у меня заканчивалась, я развеивал одного клона — сборщика сен-чакры, и создавал еще одного на замену предыдущему.

Мы с Гай-сенсеем договорились, что он начнёт меня тренировать вместе с Ли, когда тому уже можно будет нагружать себя. А пока я занялся несколькими делами. Во-первых, я решил овладеть ещё несколькими смешанными стихиями. Для начала, я решил соединить чакру стихии Молнии и Ветра, в итоге у меня получилась Стихия Скорости. Так, когда я создавал в себе запас этой чакры, я мог двигаться со сверхзвуковой скоростью и моя реакции, была соответствующей скорости перемещения. Но запас этой чакры довольно быстро тратился.

Вообще, у каждой стихии, можно сказать, есть два полюса, первый полюс отвечает за защитные свойства стихии, а второй за атакующие. Есть, конечно и другие характерные свойства стихии, такие как проникающее свойство, режущее свойство, температурное свойство, манипулятивное свойство. Но главным, как по мне являются именно защитные и атакующие. Так, у Земли большие защитные свойства и достаточно маленькие атакующие, у Огня же, наоборот, атакующий потенциал большой, но защититься огнем конечно можно, но сложно и неэффективно. И вот, если смешать Землю и Огонь, акцентируя внимание только на их атаку, то получится Йотон — Стихия Лавы. Если же соединять их, основываясь на защите, то получится Котон — Стихия Стали. Находясь в чакро-системе, эта стихийная чакра позволяет сделать кожу твердой и прочной, как вольфрам, который добавляют в чакропроводящую сталь.

Теперь, разобравшись в принципах соединения стихий, я смог соединить все возможные комбинации из двух стихий: из Воды и Огня Футтон — Стихия Пара, из Земли и Молнии Бакутон — Стихию Взрыва, из Земли и Ветра Джитон — Стихия Магнетизма, из Воды и Молнии Рантон — Стихия Шторма и из Ветра и Огня Шакутон — Стихию Жара. Все эти стихии, я выучил с помощью клонов всего за пять дней, но многие из них являются просто более сильным аналогом одной из пяти стихий. Так, например, Стихия Жара это тот же Огонь только более эффективный и смертоносный, как и допустим Стихия Шторма это более сильная версия Молнии. Поэтому, самой полезной для меня из всех этих стихий была Стихия Магнетизма. Я мог, как и Гаара управлять достаточно большим количеством обыкновенного песка, если же я меняю обыкновенный песок, допустим на железный, тогда объём материала, которым я могу манипулировать, уменьшается. Но я думаю, просто пока не привык пользоваться Джитоном, и когда приноровлюсь смогу увеличить количество железного песка.

Во-вторых, я создал тройку клонов из чакроплоти и отправил их со свитками в Страну Железа, чтобы они добыли там вольфрама, никеля и хрома, которые и придают, чакропроводящей стали её свойства. Из этих металлов я хочу сделать себе броню.

В третьих, я создал себе амулет, в который я мог запечатать структурированную чакру, то есть своих клонов. Этот амулет был для меня следующей ступенью в фуиндзюцу, он был больше всего похож на печать Мито. Так как созданный раньше амулет, мог хранить только чакру, и если я пытался запихнуть туда клона, он при распечатывании был просто чакрой. Этот амулет был нужен для подготовки отражения нападения на деревню Орочимару и Деревни Звука с Деревней Песка. Я буду запечатывать туда клонов, а в день нападения, всех их освобожу и распихаю по деревне. Они смогут помочь в отражении нападения и постараются всех оглушать и не убивать, а также выдам им свитки для хранения живых людей, в которые они запихнут, самых ретивых и кровожадных, которых уже потом убью я сам, для получения SP.

Так, когда всё же подошло время тренировок с Гаем, мне пришлось почти весь день посвящать именно им, но это мне не мешало оставлять клонов для тренировки Мито, Сакуры и Карин, которых я обучал по одинаковой программе, физические нагрузки и ирьендзюцу, что для Карин с её чакрой было очень актуально. Мито же пробовала завершить Расенган, и когда она это смогла, клоны показали ей, дальнейшие варианты развития этой техники, а именно увеличения размера Расенгана, а также придания ему стихийных свойств. И Мито с помощью клонов приступила, одновременно сразу к тому и к тому.

Я же, кстати, могу, самостоятельно, придать Расенгану свойства смешанных стихий. А также с помощью еще двух клонов, я придал Расенгану свойства Стихии Пыли, и когда я испытал такой Расенган в Долине Завершения, то за мгновенье, образовалась и пропала огромная сфера, а после, в радиусе ста метров была просто круглая гладкая воронка, и причём это был эффект самого простого Расенгана со Стихией Пыли. Этот Расенган слишком разрушителен, и поэтому я его применял только клонами. Самый полезный Расенган из смешанных стихий получился с чакрой Рантона — Стихией Шторма. Получалось, что-то наподобие Серо, из голубой искрящейся сферы, вырывался поток похожий на толстый лазерный или плазменный луч. И хоть техника и была мощной, она не причиняла такие масштабные разрушения, она была скорее точечной и поэтому, её можно использовать самому, не боясь умереть от собственной же техники, и в мгновенье превратится в пыль. Получался такой мощный плазменный или лазерный резак, так я эту технику и назвал Рантон: Кешшо Катта — Высвобождение Шторма: Плазменный Резак. Остальные же смешанные стихии приводили в основном к одному, к масштабному разрушению, причём в разной степени эффективности, в этом, конечно, преуспел Бакутон — Стихия Взрыва.

* * *
Гай почти сразу, по моей просьбе, научил меня открывать врата, и я все тренировки проводил с открытыми Первыми Вратами: Вратами Начала, которые снимали ограничения мозга на силу мышц, и Вторыми Вратами: Вратами Исцеления, что снимали усталость и повышали выносливость. Другие Врата я открывал нечасто и ненадолго. Также, Гай выдал мне зеленый костюм, сделанный из органического материала, позволяющего коже дышать. В этом материале были растительные волокна, которые я пропитал Мокутоном и изменил их цвет, так что, комбинезон стал тёмно-синим. Гай на это неодобрительно сказал, что теперь комбинезон не подходит для тренировки Силы Юности, на что я ответил, что я пока и так юн, и мне сейчас больше надо тренировать Силу Воли и Силу Пафоса, и для этого темно-синий комбинезон очень даже подходит. На это Гай махнул рукой и выдал мне ещё и утяжелители. Так что, кроме 33G от пространственного кармана, я был еще нагружен и по двести килограмм на каждой конечности. Тренировки проходили в бешеном темпе, а как же были рады Гай и Ли, ведь теперь вместе со мной, они могли тренироваться ещё больше и интенсивней, потому как я их лечил и восстанавливал им выносливость, плюс, на тренировку я приносил вкусные энергонасыщенные обеды. На этих тренировках присутствовала и Тен-Тен, но она тренировалась отдельно, так как наш темп поддерживать не могла.

Кстати, пока мы бегали по деревне, я иногда замечал Джираю, в основном, возле горячих источников, возле различных баров и возле улицы красных фонарей. Так как Мито практически всё время тренируется у меня дома, то вряд ли они встретятся и вряд ли даже если это произойдет, то он от доброты душевной, решит её потренировать и даст ей призыв.

Но как же я был не прав. Я не учел то, что Мито не я, и она сутками напролёт тренироваться не может, поэтому она оставила клонов тренироваться дома, а сама пошла прогуляться и поесть старого доброго рамена из Ичираку, где и встретила Джираю. И ещё я не учел извращенность Джираи. Он знал, о Мито Узумаки — джинчурики Девятихвостого Лиса и его крестнице, и раньше он о ней, как-то вообще не думал, до того момента как не увидел её. То, что Мито невероятная красотка, стало катализатором, и он вдруг вспыхнул заботой и решил научить её призыву жаб. И это ему удалось.

Когда я пробегал возле озера, то заметил расстеленный свиток контракта, Мито стоящую на коленях и подписывающую контракт кровью, причем делала она это, выпятив вверх свою попку, на которую сальным взглядом и пялился Джирая. Я аж прифигел от такого поворота событий. Я сказал Гаю-сенсею, что отлучусь от тренировки, так как заметил свою сокомандницу и хочу с ней поговорить. Гай милосердно разрешил отлучиться, но сказал, что штрафом за это будет дополнительные пятьдесят кругов.

Ну, так вот, подхожу я к ним и говорю:

— Мито, какого лешего на твою задницу пялятся, какие-то старые пенсионеры? И вообще, что ты здесь делаешь? Ты же должна тренироваться для экзамена, а не услаждать своим видом взор седых старикашек.

— Я это… просто немного устала и решила отдохнуть, прогуляться и развеяться. Поэтому, пошла, как во времена Академии, поесть рамена в Ичираку. А тут ко мне подошел, вот этот человек и назвался Джираей Жабьим Отшельником с Горы Мобьёку и предложил выучить крутую технику, а когда я спросила какую, он вызвал жабу… большую ОРАНЖЕВУЮ жабу. Я просто не могла отказаться от такого, и быстренько доев рамен, мы пошли сюда, где призыватель офигенных оранжевых жаб, объяснил, как и мне вызвать офигенных оранжевых жаб, рассказал о печатях, а также сказал подписать этот контракт с офигенными оранжевыми жабами, своей кровью. Вот.

— Эх, Мито, твоя любовь к оранжевому, уже немного выходит за рамки нормального. Да и вообще, я же ещё в детстве предупреждал, что если кто-то незнакомый, предложит научить тебя крутой технике, и для этого обязательно потребует пойти в какое-нибудь уединённое место, то ни в коем случае нельзя соглашаться.

— Ну, он же представился.

— И это ещё хуже. Так как, он уверен, что ты после него не сможешь никому рассказать его имя. Тем более ты слышала, как именно он представился? Он представился именем всемирного, печально известного извращенца Джираи. Ты понимаешь, он научит тебя техники призыва, а потом потребует плату, которой будет твоё тело. А я, этого не позволю! Так как твое тело полностью принадлежит мне. Так, Мито, иди сюда мы телепортируемся домой. — я приобнял Мито, и перед тем как телепортироваться, сказал Джирае, — А ты, старый пердун, обломись. — и мы исчезли.

По прибытию, я сказал Мито:

— Мито, постарайся избегать встреч с этим Джираей, а если, всё же, он тебе случайно встретится, то не разговаривай с ним и игнорируй его.

— Чё ты так взъелся на него? Он меня научил призывать офигенных оранжевых жаб.

— Он пялился на твою жопу, и в этот момент в его глазах, не было ничего кроме похоти. Если бы я не пришёл, ещё неизвестно чем бы это всё кончилось. Или тебе так сильно понравился этот седой дед, что ты решила бросить меня и уйти к нему?

— Нет! Ты что, дурак?! Как тебе вообще это в голову пришло?! Мы с тобой с детства знаем друг друга. А этого старичка я сегодня в первый раз увидела, и когда он мне предложил технику призыва, я сразу с ним пошла… вот… вот сейчас, когда впечатление от оранжевой жабы немного поутихли, и когда я всё это произнесла, я действительно поняла, что слегка сглупила и поверила первому встречному… но… но жабы, они оранжевые, он стопроцентно знал, чем меня подкупить.

— Мито, я так понял, даже если бы он предложил тебе вместо жаб, допустим, слизней, но они тоже были бы оранжевыми, то ты так же, с радостью с ним пошла.

— Что? Слизни? Фу, нет, это мерзко. Хотя, а они бы точно были оранжевыми? Просто слизни же обычно блестящие, и если бы, он был оранжевым и блестящим, это всё же, наверно, сгладило бы то, что это слизень. И если бы он ещё был большой, как жаба, то думаю мой ответ — да.

— Это просто рука-лицо. Ладно, уже ничего не поделаешь. Остается только вновь наказать твою попку, сегодня ночью. А сейчас, Мито, иди тренироваться. Ты же не хочешь, так глупо проиграть Шике, как и та девчонка из Звука? Всё, я пошёл, мне ещё нужно лишние пятьдесят кругов пробежать по Конохе. — я телепортировался, из-за чего не услышал, как Мито сказала:

— Называет того старичка извращенцем, а сам такой же извращенец.

А когда ночью, я уже два раза наказал Мито, то вдруг, рядом на кровать, телепортировавшись, упала Тсучи Кин. Она была парализована и обездвижена, но всё равно была в сознании и могла наблюдать процесс наказания Мито.

— Так, Мито, нам, придётся прервать наказание твоей дырочки, у нас тут лишний зритель образовался.

— Ах-ах, Наруто, почему ты остановился? Я же почти кончи… ой, то есть почти осознала свою вину.

— Говорю, посмотри у нас тут нежданные гости.

— Это… Это кто, и как она сюда пробралась?

— Вот сейчас, эта милая дама нам всё сама и расскажет. Так, Мито, твоя попка пока может отдохнуть, а я пока приведу нашу гостью в коммуникабельное состояние. — мне пришлось выйти из Мито и приблизиться к Кин.

Она была парализована медицинской техникой, видно Кабуто постарался, я быстро привёл её в норму и спросил:

— Ну, красотка, у тебя в оправдание того, что ты нас прервала, в такой пикантный момент, должна быть очень веская причина. Которую я хотел бы без промедления услышать. Давай, смотри мне в глаза, а не на член, и излагай.

— Я да… сейчас. Ты был прав, когда говорил, что Орочимару использовал нас для проверки сил Саске. Досу же это сильно взбесило, и он решил любой ценой убить Учиху. А для того, чтобы иметь больше шансов встретиться с Саске в бою на третьем этапе экзамена, он решил убить его первого соперника Гаару из Песка. Сегодня ночью он и хотел это провернуть, но в итоге… к нам пришёл Кабуто, подчинённый Орочимару, и рассказал, что Гаара убил Досу. А ещё он сказал, что мы разочаровали Орочимару, и поэтому, чтобы мы хоть как-то были полезны своему господину, Орочимару приказал использовать нас в качестве жертв, для Техники Нечестивого Воскрешения. Кабуто, он парализовал нас и засунул в какие-то расписанные гробы. Я-я была в панике, не могла ничего ни сделать, ни пошевелиться и я не хотела быть никакой жертвой. И тогда, я вспомнила тебя и твои слова о том, что наш хозяин нас же и погубит. Я раньше, всё же надела подаренный тобою браслет, больше, конечно, из-за того, что он был очень красивый, чем из-за возможности спастись от смерти от рук нашего же хозяина. Но я была в отчаянном положении, поэтому и попыталась им воспользоваться. Я мысленно произнесла: «Наруто, спаси меня». И оказалась тут, где и увидела, как ты трахаешь эту рыжую в жопу.

— Эй, полегче со словами. Это, между прочим, ты заявилась к нам не вовремя. И если будешь такой же борзой, я быстренько парализую тебя, и отнесу обратно на блюдечке, моему хорошему знакомому Кабуто. Ты должна понять свое положение, ты ведь не думаешь, что я спасал тебя просто так, безвозмездно, только из-за твоей смазливой мордашки. Тебе придётся отрабатывать своё спасение, уже своей жопой. А если тебе, что-то не нравится, то тебе уже приготовлен удобный гробик, из которого ты и сбежала. Ну что, будешь хорошей девочкой и станешь моей наложницей? Или хочешь быть плохой девочкой, которая скорей всего станет ещё и мертвой, так как после Техники Нечестивого Воскрешения, жертва абсолютно точно умирает. Ну, решай.

— Ну ты и ур… Я хочу быть хорошей и живой девочкой. Я согласна на то, что если ты меня защитишь от Орочимару, то сможешь иметь меня сколько угодно и в какую только захочешь дырку.

— Ты гляди, какая умная и понятливая оказывается мне попалась наложница. Я бы, конечно, тебя прямо здесь и сейчас распечатал, но мне придётся ненадолго отлучиться и спасти кое-кому жизнь. Мито, ты как старшая жена в гареме, должна позаботиться о новоприбывшей, поэтому найди ей комнату и покажи дом. А ты, Кин, пока побудешь горничной, я посмотрю на твоё поведение, если оно мне понравится, то я тебя поимею и ты станешь моей наложницей, а если же нет, и ты будешь создавать слишком много проблем и не приносить никакой пользы, то я просто тебя убью. — сказал я включив Хошинган от чего мои глаза загорелись, а также выпустил на неё яки. — Ты поняла меня? Отлично. Мито, я приду, где-то через пару часов, и мы продолжим, на чём остановились.

Я оделся, и с помощью сенсорики нашел практически умершего проктора третьего этапа экзамена Гекко Хаяте. У него, Лезвием Ветра, был полностью раскурочен торс. Грудина вскрыта, сердце порезано, но что удивительно продолжало сокращаться. Легких у него теперь стало четыре, но легче ему от этого дышаться не стало. Живот тоже распорот, и если бы не одежда, то кишки, его бы давно уже вывалились на землю. В общем, удивительно, как он так долго вообще продержался, обычный человек умер бы моментально, а этот ещё даже относительно жив, хотя прошло, наверное, больше часа. Пришлось его сначала стабилизировать, а потом телепортировать ко мне, на второй этаж дома, где у меня была лаборатория, совмещённая с госпиталем. Там ему поставил несколько капельниц, включающих и снотворное, и целый час с ним возился.

После этого проведал Кин, а потом пошёл к Мито, где застал еще и Карин:

— О, Карин, а ты почему не спишь? И что ты здесь делаешь? Неужто, наконец, созрела к чему-то большему, чем самоудовлетворению себя, во время подглядываний наших с Мито игр? Так извращенно использовать сенсорную технику… одобряю.

— Я… да… Да я подсматривала! И сегодня тоже! Но потом тут появилась, кто-то от кого веяло страхом и отчаяньем, потом надеждой и похотью, а потом ты вспыхнул жаждой крови сравнимой с Демоном Лисом. Я слегка испугалась и пришла проверить, что случилось, но тебя уже не застала. Тут была только Мито и эта Кин. Мито все мне объяснила, что здесь случилось и после мы вместе показали дом для этой Кин. Я же… Я… ты превратил мою жизнь из ада в рай, вернул мне красоту, начал обучать меня пользоваться чакрой, чего я совершенно не умела хоть и жила в Скрытой Деревне, помогал с физической тренировкой, и поэтому я хотела тебя отблагодарить. Но ещё я просто в тебя влюбилась. Хоть со мной всё время и был только твой клон, но от него я получала за день доброты и заботы больше, чем за все время проживания в деревне Травы. А когда, только что, я узнала, что у тебя в гареме появился кто-то еще, я поняла, что мне надо поспешить, так как сама я в твоем гареме состою лишь формально. Ты, конечно, сказал, что я уже твоя жена, но я считаю, что стану таковой, только когда у нас будет близость. А то я ещё заметила, как, во время тренировки, на твоих клонов смотрит Сакура и поняла, что и она скоро может вступить в гарем. А потом, кто-то ещё и ещё, а я всё так же и буду твоей женой, лишь на словах. Поэтому я и расспросила Мито, о том, как это быть с тобой. И теперь я твердо уверена в том, что хочу прямо сейчас быть с тобой близка. Только я хочу по нормальному, а не в попу, как Мито.

— Ты точно уверенна? — спросил я, доставая свой прибор.

— Вот сейчас уже не уверена. Но он огромный… но, если что, ты ведь сможешь всё вылечить. Поэтому, давай все же так.

— Эй, тогда я тоже хочу по обычному, не в попу. Хотя мне и в попу очень нравится, поэтому потом можно и туда.

— Ну, вы разбудили во мне зверя. Потом не жалуйтесь. Щас мы вас подготовим, и лишим невинности, и станете вы полноценными девушками. А потом отпразднуем это, ещё несколькими раундами.

Сегодняшний день закончился прекрасно. Я спас двум людям жизнь, приобрел наложницу, и переспал с двумя девственницами, хотя Мито девственницей можно было считать только формально. Конечно, не будь я медиком, все бы прошло не так хорошо, всё же первый раз действительно больно, тем более, если калибр не очень подходящий для дырочки. Ну, с горем пополам все пролезло, и девочки даже смогли получить от этого первого опыта удовольствие.

А утром, нам в комнату прямиком в постель, Кин принесла завтрак. Какая сообразительная девочка, сразу решила показать себя с хорошей стороны, я её за старания похвалил.

Позже, проверил своего вчерашнего пациента, который лежал хоть и обессиленный, но уже пришедшим в сознание.

— Ты? Ты ведь генин с экзамена, что ты здесь делаешь? И вообще, где это я? Это не похоже на госпиталь Конохи.

— Успокойтесь, господин проктор, вы у меня дома. Я ирьенин и вчера спас вас, вы были практически разрезаны надвое. То, что когда я вас нашёл, в вас ещё теплилась жизнь, можно назвать чудом. Как и то, что я смог выдрать вашу жизнь практически из лап Шинигами. Ну и как вы в родной деревне сумели найти себе врага?

— Я тебе благодарен за свою жизнь, но не могу рассказать, кто меня попытался убить и почему, хотя, по твоим словам скорей не попытался, а практически убил. Это секретная информация, которую я расскажу только Хокаге.

— Ой, да что мне рассказывать, я сам, как пользователь Стихии Ветра, могу различить рану нанесенную Лезвием Ветра. А в нашей деревне я знаю только троих пользователей этой стихии кроме меня, это Сарутоби Асума, Шимура Данзо и моя сокомандница Мито Узумаки. Но кроме них, в нашей деревне находится делегация из Страны Ветра, а точней из Деревни Скрытого Песка. И в ней тоже есть два пользователя ветра, а именно Темари и её наставник Баки. Так как, Темари всего лишь генин, то скорей всего это сделал Баки, являющийся джоунином. А просто так он бы вас убивать не стал, скорее всего, вы услышали то, что не предназначалось для чужих ушей, и чтобы предотвратить распространение этой информации, он на вас и напал. Скорее всего, вы услышали о сговоре Деревни Песка и Деревни Звука, с целью нападения на Коноху.

— Ты что, тоже участвуешь в заговоре против родной деревни, как и тот генин Кабуто, чей разговор с Баки я и застал?

— Нет, что вы. Я люблю свою деревню. Просто я давно знаком с Кабуто, и давно понял, что он шпион. Плюс, я общался с Темари, но её отец строго запретил ей иметь, со мной какие-либо дела. Что очень подозрительно, мы вроде как союзники, и мне вроде ничего не должно было мешать соблазнять красотку Темари, а тут какой-то странный и подозрительный запрет. Ну, я все и вызнал. Оказывается, они хотят напасть на нас, и для этого привели на экзамен своего джинчурики. Мне это не сильно понравилось, но я решил все же подождать когда они нападут, а до этого хорошенько подготовиться.

— Ты знал и не рассказал об этом Хокаге?

— Ну, во-первых, я всего лишь генин, кто поверит генину, что союзная деревня хочет напасть на нашу? Во-вторых, допустим, мне удается прийти к Хокаге и рассказать ему об этом, но придёт какой-нибудь делегат-песчаник и скажет, что я лгу и хочу расстроить дружный и крепкий союз двух деревень Песка и Листа. И ему поверят, а меня в лучшем случае просто отпустят и назовут параноиком, а в худшем назовут диверсантом и запрут в допросной. В третьих, у Деревни Листа есть АНБУ и даже Корень АНБУ, и если они проворонят нападение, значит они просто бесполезные куски говна, которые только зря тратят бюджетные деньги.

— Ты, конечно, в чем-то прав, хотя обыкновенный генин и не должен вообще знать о существовании Корня АНБУ. Но я на всякий случай должен обо всём рассказать Хокаге.

— А вот и не должен. Ты вообще должен сейчас быть мертв, и неизвестно, что случится, если тебя увидят живым. Ты же видел одного предателя нашей деревни, а там где есть один, есть и ещё. Вдруг они узнают, что их планы раскрылись, что они тогда предпримут, неизвестно. А так, я уже знаю, как они будут действовать, и подготовился к этому.

— Что может сделать один генин, против целых двух вражеских деревень?

— Эй, мужик, не недооценивай меня, я, между прочим, твою шкуру спас. А сделал я, десять тысяч своих клонов, их должно хватить, чтобы помочь остановить нападение. Так как, во-первых, они хотят внезапно напасть на третьем этапе, а внезапность не подразумевает того, что они смогут привести много шиноби. А, во-вторых, наши шиноби тоже не пальцем деланные, и просто стоять и смотреть на нападение не будут… я надеюсь.

— Ты, конечно, красиво всё рассказываешь, но я все равно, сильно беспокоюсь.

— О женщине своей, небось, беспокоишься?

— Да, о Югао.

— Эта не Югау Юзуки случаем, такая фиолетововолосая красотка, в маске кошки и с катаной?

— Да, она. И откуда ты её знаешь?

— А, не важно, я всех красивых женщин в Конохе знаю, хобби у меня такое. Ну, если хочешь, я могу тебя прекрасно замаскировать. Некоторые мышцы лица заставлю сократиться и застыть, а другие наоборот расслабиться, это изменит очертания твоего лица. Плюс, поменяю цвет глаз и волос, а также слегка изменю пигментацию кожи, что в сумме изменит тебя так, что родная мама не узнает, не то, что шпионы. Пойдешь всё расскажешь Югао, сможешь её защищать. Кстати, ты знаешь, с этим нападением и попыткой твоего убийства, тебе очень даже повезло.

— В смысле? Возможность умереть, ты называешь везением?

— Везением я называю то, что ты попал ко мне на лечение. Ты не заметил, что уже не кашляешь.

— Э, да.

— Так вот у тебя была закрытая форма туберкулеза вместе с раком легких, в общем, прожил бы ты ещё в лучшем случае год, причем последние полгода желал бы поскорее умереть. И врачи б тебе не помогли, потому как, таких ирьенинов, как я, всего два, и один из них именно я, вторая это Сенджу Цунаде, которая сейчас хрен знает где лазит, проигрывая деньги в казино. Теперь ты здоров, и не оставишь свою Югао безутешной вдовой. Хотя было дело и я как-то утешал одну вдовушку… так, надо прекращать об этом думать, а то я уже начинаю жалеть, что спас тебя. В общем, пойдешь к Югао здоровеньким и не будешь мне мешать спасать деревню… а иначе твоя голова взорвется от печати, которую я тебе поставил.

— ЧТО?! Моя голова, может взорваться? Ты что, рехнулся?!

— Я же сказал, если будешь мне мешать. Всё зависит от тебя. Ты своим вмешательством можешь сделать только хуже, поэтому до нападения, ты побудешь мёртвым. Да, и предупреди свою женщину, чтобы тоже лишнего не болтала. Ну что, ты согласен? Потому как никто не знает где ты, и я могу тебя просто убить, но так как я сам же тебя и спасал, это будет архи-глупо. Поэтому я могу просто тебя усыпить, а после нападения разбудить и отпустить. Но из-за кошки-красотки, я и предлагаю тебе этот вариант, при котором ты сам сможешь её защитить. Ведь, раз враги решили, они всё равно нападут, и разница будет лишь в том, готовы ли мы будем, или нет.

— Ради Югао, я согласен. Но должен сказать, что хоть ты и делаешь добрые дела, методы у тебя ещё те. Ты действуешь, как глава Корня АНБУ Данзо.

— О, кстати, действительно. Ну, моя подруга Мито хочет быть Хокаге, тогда, чтобы ей помочь, я займу место Данзо. Ладно, щас мы тебя замаскируем. И когда уйдешь, не делай глупости, и не своди мои старания в напрасную.

Я изменил ему внешность, а также дал стандартную форму АНБУ с маской. На АНБУшников, всё равно никто внимание не обращает, и к тому же это достаточно секретная организация, так что члены АНБУ не могут знать всех других её членов.

Я, кстати, для подготовки к нападению, создавал за пятьдесят СР, деревянного клона который садился медитировать и собирать в себе сен-чакру, ведь для них её большое количество безвредно. И таких у меня в амулете уже четыре тысячи, другие четыре тысячи ещё медитируют снаружи, а две тысячи я, ещё только должен создать. Каждый клон, впитывают, где-то по пятьсот единиц природной чакры, и именно из-за сен-чакры они по силам становятся как джоунины. Но некоторым клонам удаётся собрать больше, это ещё и от местности зависит.

В общем, я продолжил свои тренировки с Гаем, а по ночам развлекался с Мито и Карин. Кин же старалась быть примерной горничной, но так как она всё же не могла накормить нас всех, то при готовке ей помогали мои клоны, у которых она училась лучше готовить, а также пыталась с ними заигрывать. Так как клоны это тоже я, то они были очень даже не против. Мне хоть и нравится готовить, но делать это в компании красивой девушки, пытающейся тебя соблазнить, намного приятней.

Хаяте же объяснил все Югао, и та пока взяла на полмесяца отпуск, и они проводят целыми днями дома, ведь при маскировке, я временно увеличил в несколько раз потенцию Хаяте, чтобы им было чем заняться дома.

Так вот, к концу подготовительного месяца я с открытыми первыми пятью Вратами, выдерживал максимальный вес в 66G, но недолго, так как мои мышцы начинали разрываться. Это я проворачивал у себя дома на полигоне под присмотром моих клонов, а всё остальные тренировки с Гаем проводились под 35G, с открытыми первыми двумя Вратами, что в итоге повысили мои характеристики, вот так:


«Статус»

НР 302/302/75,5 в час

МР 622/622/247,3 в час

РР 1215670/25,1 в час

RP 729/729/121,5 в час

СР 2679/2679/966,7 в час

SP 3

Характеристики:

Сила 692

Ловкость 495

Выносливость 604

Интеллект 402

Мудрость 486

Магия 311

Глава 9 — Финал/Нападение

И вот, сегодня одиннадцатое февраля — день проведения финала экзамена на чуунина, а также день нападения на Лист. Я подготовился, как мог. Попрятал по деревне около десяти тысяч моих деревянных клонов. И так как в них много природной чакры, их практически невозможно засечь, они прячутся в деревьях, на деревьях, в земле, некоторые даже в воде, и все они продолжают медитировать и собирать сенчакру, становясь сильней.

Сейчас, стоя на арене, я вижу кучу народу приехавшего в Коноху на этот экзамен, некоторых чиновников стран Ветра и Огня, а также их Дайме. В ложе для Каге присутствовал Хокаге и «Казекаге».

Из участников экзамена не хватало лишь Саске и уже мёртвого Досу. Хокаге встал с места и сказал:

— Уважаемые дамы и господа, благодарю за то, что вы пришли сегодня сюда на финал экзамена чуунина в Деревне Скрытого Листа. В финале участвуют девять человек прошедшие предварительный отбор. Прошу вас, наслаждайтесь зрелищем.

Ширануи Генма, новый проктор экзамена вечно держащий во рту сенбон, обратился к нам:

— Я должен, кое-что сказать вам до начала боев. Взгляните. Небольшие изменения в турнирной таблице. Ещё раз сверьтесь, кто с кем сражается. — проктор вытащил из-за пазухи листочек с турнирной таблицей, из которой пропал Кинута Досу, скорей всего из-за того, что обнаружили его труп. Остальное осталось прежним, и мой бой по-прежнему был первый.

Проктор продолжил:

— И запомните, хоть арена другая, но правила те же, что и в отборочном туре, точнее правил нет. Драться будете, пока один из вас не погибнет или не признает своё поражение. Но если я решу, что бой окончен, то могу в любой момент его остановить. Это ясно? В первом бою участвует Хенсу Наруто и Хьюга Неджи. Остальные могут отдохнуть в комнате ожидания.

— Неджи не хочешь сдаться? Тебе меня не победить. Ведь талант определяется в момент рождения. Да и вообще, всё решается в это мгновение. Все твои усилия тут будут бесполезны. Ибо так предрешено. Судьба человека правит им. Единственное, что объединяет всех людей — это смерть. Тот, кто рождён ползать, летать не сможет. Поэтому, просто сдайся, не противься судьбе. Всё бесполезно, просто сдайся, а потом просто ляг и умри. — начал я ему втирать его же речь.

— Мой взор ясен, и ты своими речами его не затуманишь. Ты на отборочном сражении пытался использовать стиль Хьюг, но это была лишь жалкая пародия. Сейчас, я покажу тебе истинную силу Бьякугана, и кланового стиля Хьюг, и ты поймёшь истинную разницу между подделкой и оригиналом.

— Ой, истинная сила Бьякугана, истинная сила оригинального кланового стиля Хьюг, тьфу ты. Да я тебя, твой Бьякуган, и твой оригинальный клановый стиль, уделаю с закрытыми глазами и даже не вспотею. — я натянул свой протектор на глаза и включил Хошинган. — Ща посмотрим, чего именно стоит твой клановый гонор.

— Ты не только глуп, но и самонадеян. Это будет лёгкая победа, которая не принесёт мне ничего, но мне придётся её одержать, дабы пройти дальше. — Неджи напал на меня, используя Джукен.

Но ничего не мог добиться, ибо я, подражая Стилю Мягкого Кулака, плавно отводил все его удары.

— Слушай, Неджи, когда уже начнёшь показывать свой легендарный клановый стиль, потому как сейчас, даже слепой, с тобой прекрасно справляется.

— Сейчас, ты почувствуешь. — Неджи стал в стойку Восьми Триграмм, а я усмехнувшись встал в такую же стойку — Твои подражания не помогут. Восемь Триграмм: Шестьдесят Четыре Ладони.

— Ещё как помогут. Защита Восемь Триграмм: Шестьдесят Четыре Ладони. — Неджи и я начали одновременно отсчет:

— Два, четыре, восемь, шестнадцать, тридцать два, шестьдесят четыре. — каждый высокоскоростной удар Неджи, блокировался мною и отводился.

— Ты! Как ты это делаешь?! Даже в главной ветви не все могут пользоваться этой техникой. Мне, из-за того, что я из побочной ветви пришлось долго самостоятельно изучать эту технику, причём тайно, как будто я какой-то воришка. А тут появляешься ты, бесклановый выскочка, и сводишь все мои старания на нет.

— Ну, что я могу сказать. Я офигенный, а ваш клан, с его глупыми традициями — полный отстой. Ну, или ты можешь, всё же заступиться за свой благородный клан, и показать, что их высокомерие и спесь хоть чего-то стоит. А пока моя очередь атаковать, посмотрим, как ты перевариваешь железо в своем надменном организме. — я начал атаковать его сюрикенами и кунаями. Поначалу он уклонялся и отбивал метательное железо ладонью окутанной чакрой, но когда я устроил просто ливень из железа, ему пришлось использовать:

— Кайтен! — он начал вращаться и выпускать чакру, которая образовывала вокруг него голубую сферу, отражающую всё в него летящее.

— О, новый клановый фокус? — спросил я, прекращая метать кунаи.

— Это Небесная Сфера, лишь самые талантливые в клане могут её использовать. Это абсолютная защита, которая также может служить и нападением. Кайтен! — Неджи быстро приблизился ко мне и начал применять Кайтен.

— Посмотрим, какая из неё защита. Кайтен! — вокруг меня также начала вращаться сфера из чакры, но мне из-за тренировки Расенгана, не нужно было вращаться самому. Поэтому я спокойно стоял, когда два Кайтена столкнулись, и мой начал увеличиваться и вытеснять Кайтен Неджи, и через пять секунд сфера Неджи взорвалась, и его отбросило, при этом повредило одежду и сняло протектор.

— Невозможно! — выкрикнул он, приподымаясь с земли.

— Всё возможно. Кстати, татуха на лбу у тебя такая же отстойная, как и твой клан. Нафига она вообще тебе?

— Это Проклятая печать: Птица в клетке. Её ставят всем членам Побочной ветви. Это печать — воплощение страха смерти, что несёт Побочной ветви Главная. Простым жестом можно разрушить разум жертвы или просто убить её. Сама же печать исчезает лишь после смерти и вместе с ней исчезает Бьякуган.

— Да, дерьмово же жить в клане Хьюга. Я и подумать не мог, что кто-то держит своих родственников практически в рабстве. Мне, как человеку из сиротского приюта, у которого никогда не было семьи, такое отношение к своей родной крови и плоти, не понять. Хотя, по виду печать — это топорная работа криворуких идиотов.

— Ты, как ты вообще можешь что-то видеть? Ты… ты используешь наши техники, видишь сквозь повязку, неужели у тебя Бьякуган?

— Как будто в мире нет других глаз кроме Бьякугана. Но не спорю, у меня тоже есть додзюцу, и оно будет покруче вашего. Но показывать я его, конечно же, не буду, а лучше покажу его превосходство на тебе. Восемь Триграмм: Сто Двадцать Восемь Ладоней. — я моментально приблизился и нанес молниеносно сто двадцать восемь ударов по танкетцу. Этим приёмом можно легко убить человека, но я выбирал такие точки, которые не приведут к смерти, а лишь к обездвиживанию. Неджи свалился на землю и больше не мог двигаться.

— Ну, вот, как и говорил, даже не вспотел. — я снял повязку с глаз, а также поставил ногу на тело Неджи и сказал, — Это победу я посвящаю моей будущей жене Хинате Хьюга. Нужно поскорей забирать тебя из этого ненормального клана. — конечно, нагло я себя сейчас веду, но у моей наглости есть причина, и скоро все увидят эту причину.

Проктор подошёл, подождал немного и сказал:

— Что ж, победитель Хенсу Наруто. Твой следующий бой можно провести сейчас или если ты устал, то чуть позже.

— Да какой там устал. Ща я быстренько вылечу этого, чтобы случаем не помер. Всё же будущий родственник со стороны жены. Раз, два и готово. Можешь подыматься, и давай топай, потом поговорим. А сейчас ведите следующую жертву. — я положил ему записку в карман и похлопал по нему. В этой записке я написал, что могу снять его Джуин, всего лишь за то, что он не будет такой задницей по отношению к Хинате. Когда он отошёл ко входу на арену, он прочитал записку и посмотрев на меня, кивнул.

— Ну, как знаешь. Итак, начнём следующий бой, Хенсу Наруто против Сабаку, но Темари.

Темари спустилась на арену верхом на своем огромном веере.

— Ну, что, Темари, готова получить по своей аппетитной попке? Надеюсь, ты хорошо отполировала свой огромный веер, также хорошо, как будешь полировать и мой огромный, но не совсем веер.

— А вначале ты показался мне таким милым. А теперь же из твоего рта выходить такие гадкие пошлости.

— Ничего не могу поделать, я не привык драться с красивыми девчонками, ну только если в постели.

— Тебе ничего не светит.

— Это мы ещё посмотрим. Ладно, не буду портить, прекрасное тело, своей ещё одной будущей жены, и слегка поддамся. Думаю, я использую против тебя, очень знакомый для тебя стиль боя. — я встал в позу, в которой сейчас стоял Гаара, то есть надменно сложил руки, и все кунаи с сюрикенами, которые я разбросал до этого, превратились в железный песок, и собрались у меня за спиной в виде тыквы.

— Стихия Магнетизма? Признаю, ты меня удивил. Но я вижу, что ты ей плохо управляешь, так как объём железного песка, которым ты можешь манипулировать, очень мал, по сравнению с количеством песка Гаары. Весь твой песочек я развею своим веером.

— Мало значит? — я с пространственного кармана распечатал ещё две тонны железного песка — Посмотрим как теперь ты справишься.

Темари удивилась, но раскрыв свой веер, всё же атаковала меня огромными режущими порывами ветра, от которых я защищался стенами железного песка. Следом уже я начал атаковать, превратив железный песок в толстые железные щупальца, которые пытались схватить её. У неё уже больше не хватало времени, чтобы атаковать, она все время пыталась уклоняться от щупалец.

— Темарька, сдавайся, и прими свою судьбу. Тебе не отвертеться от пребывания в моем гареме.

— Я не сдамся. И ты что, и всех остальных будешь в свой гарем так затаскивать?

— Только самых упрямых, таких как ты. Давай, прими неизбежное. Я ведь так хоть весь день могу продолжать, в отличии от тебя.

— Нет уж, спасибо. Не буду я ни в каком гареме, и сдаваться я не буду. Кучиёсе: Кирикири Май. — Темари укусила свой палец и размазала кровь по вееру, после чего появилась одноглазая ласка с серпом, которая атаковала меня невероятным количеством огромных лезвий ветра. Пока я защищался от атак ласки, создав огромную непроницаемую железную сферу, Темари смогла передохнуть и забравшись на раскрытый веер взлетела в воздух. Когда атака закончилась и ласка исчезла, Темари увидела, как сфера раскрылась, а в ней сидел я, на удобном железном троне, закинув ногу на ногу и попивая из бокала фруктовый сок.

— Знаешь, эта атака была достойна моей будущей жены. Ты как, не устала? Ещё не хочешь сдаться? А то ты выглядишь слегка уставшей, раскраснелась вся, дышишь глубоко, я ведь могу подумать, что ты возбудилась.

— Чёрт, не единой царапинки. Ну, пока я так высоко ты меня достать не можешь.

— Ой, малышка, как же ты ошибаешься. С тобой, конечно, весело играть, но всё же пора заканчивать.

Мой трон взлетел вместе со всем железным песком, который разделился на множество тонких и длинных тентаклей, от которых Темари не смогла долго уклоняться и они её, спеленав по рукам и ногам, поднесли ко мне.

— Ну, как, всё ещё не передумала? Оглянись и подумай ещё раз, хорошенько. — когда Темари оглянулась, то увидела что все щупальца что не держали её, обратились в лезвия, которые медленно приближались к ней.

— Давай, если скажешь, что сдаешься, то станешь моей женой и пойдешь в мой гарем. Ну, а если хочешь, можешь молча и с гордостью умереть, от пронзающих тебя лезвий. Давай быстрей, время тикает, а лезвия все ближе и ближе.

— Я, не за что не буду женой, такого как ты!

— У тебя ещё есть десять секунд, чтобы передумать, уже девять… восемь…

— Иди ты, козел!

— Семь… шесть… давай, мне не хочется дырявить твое тело этими лезвиями, мне хочется дырявить его кое-чем совсем другим… пять… четыре… можешь на экзаменатора не смотреть, мы высоко он сюда не достанет, а другие всё равно не успеют тебя спасти… три… ну, что ж, мне жаль… два… од…

— Я сдаюсь!

— Значит ли это так же и твое согласие, на вступление в гарем?

— Конечно же, нет, урод.

— Какая же ты только упрямая. Ладно, раз не хочешь в гарем, походишь значит пока без своего веера. — я притянул веер Темари и засунул его в пространственный карман. Мы опустились на землю, где я сказал:

— Судья, вы слышали, она сдалась. — отпустил Темари на землю, и запечатал весь железный песок в пространственный карман.

— Верни мне веер, подонок.

— Ничего не знаю. Нету у меня никакого веера. Можешь меня обыскать, пощупать, потрогать… за разные места. У меня тут в штанах тоже что-то большое и твёрдое есть, можешь проверить, не твой ли это веер.

— Победил Хенсу Наруто. А разбираться, кто у кого что забрал, и кто в чей гарем пойдет, идите вне арены. Следующий бой Нара Шикамару против Узумаки Мито.

— Ну что ты, Темарька, не злись, на свой веер. Кем я буду если, обижу такую красотку как ты. — я приобнял её и достал веер, который, легко держал за краешек, двумя пальцами и протянул его Темари. — Он, как я понял, тебе дорог. И совсем скоро тебе понадобится. — закончил я холодным голосом, отходя от неё.

На ступеньках я встретил Мито, которую поцеловал и сказал ей, чтобы она быстренько разобралась с ананасиком.

Она и разобралась. Так как Мито слаба к гендзюцу, то я сделал ей форму, на которой было много зачарований, а также несколько накопителей поддерживающих барьеры против ментальных и духовных атак. Из-за барьеров на одежде, Шике никак не удавалось захватить Мито в Теневое Подражание, так как эта техника, подобно гэндзюцу, также основывалась на Интоне, который эти два барьера нейтрализовали. Нара был не готов, что коронная техника его клана не сработает, и поэтому он быстро отхватил звездюлин от Мито и её клонов. Кстати, форма Мито, конечно же, была ее любимого оранжевого цвета.

Далее должен был быть бой Абураме Шино против Канкуро, но последний не захотел напрягаться перед нападением, поэтому сдался. Канкуро зрители освистали, так как они заплатили деньги, и пришли посмотреть на зрелище, а предыдущий бой вообще закончился всего за пару минут.

И вот наступил бой Гаары против Саске, который ещё не пришел. Я подал клонам знак, чтобы они приготовились.

Саске появился лишь через шесть минут в сопровождении Какаши.

— Простите нас за опоздание. — сказал Какаши.

— Как твоё имя? — спросил проктор.

— Учиха Саске.

— Что ж, то, что ты был с Какаши, объясняет твоё опоздание. Сейчас подождём, когда спустится второй участник, и начнём поединок.

Пока Саске махался с Гаарой, я нашёл замаскированного под АНБУ Кабуто, и подошёл его поприветствовать:

— Привет, Кабуто, маска у тебя так себе. Ну что, всё же решил делать свои злодейские дела?

— О, и тебе привет, Наруто-кун. А ты, наверное, пришёл меня остановить?

— Ну, в том, что ваш план в итоге провалится, конечно, будет моя вина. Но я не планировал его останавливать в самом начале. Все же, остановить явное вторжение и лишь предполагаемое — это две большие разницы. В первом случае, я прославлюсь, а во втором, никто об этом даже не узнает. Так что, валяй, вперед. Делай, что хотел, а когда все поймут что случилось, я всех спасу.

— Ха-ха, а ты тот ещё фрукт. Я, конечно, уверен в плане господина, но зная тебя, думаю, ты о нём давно прознал, и успел подготовиться. Но я думаю, мы тебя удивим.

— Ну ладно, я пошёл тогда. Удачи, в ваших лиходейских планах, желать я, конечно же, не буду, так как сам же их и разрушу.

А Саске тем временем использовал приемы Ли, которые он скопировал Шаринганом, и уже пару раз всёк Гааре, что тому, конечно же, не понравилось и он становился всё злее и злее.

Да, Саске время зря не терял, и за месяц тренировок с Какаши стал намного сильнее, вот что значит клановая селекция.

Вся песчаная броня Гаары была потресканная, сам же Гаара тоже получал урон, так как удары Саске были дробящие, и часть удара всё равно проходила через броню. Из-за этого Гаара решил обезопасить себя и укрыться в песчаной сфере, а когда Саске попытался её ударить, сфера в сторону удара вырастила шипы. И все попытки нанести вред сфере заканчивались так же. И тогда Саске решил использовать Чидори, окутав руку чакрой Молнии, он без усилий пробил сферу. Из отверстия проделанного Чидори показалась уродливая татуированная песчаная рука, которая вновь затянулась в сферу, а позже сфера распалась и все увидели раненого Гаару.

И тут с неба посыпались перья, и практически все зрители заснули. А в ложе Каге взорвались дымовые гранаты. По всей деревне начали появляться вражеские шиноби, которые были тайно проведены в деревню, а также техникой призыва были вызваны огромные змеи. Мои клоны также пришли в активность и начали им всем противостоять.

Орочимару захватил Хокаге, и они вместе поднялись на крышу, где их ждала Четверка Звука, которая сразу возвела Четырёхгранный Огненный Барьер, и заперли в нем Орочимару с Хокаге. Но я заранее поместил на крышу арены кроме маяка для телепорта, ещё и двух своих самых сильных клонов, а именно клонов из чакроплоти, чакра в которых была превращена на Даятон, эти клоны тверже алмаза и должны помочь Хокаге в битве с Орочимару.

Темари и Канкуро поспешили увести раненого Гаару, а за ним поспешил Саске. Я пока проследил, чтобы на трибунах было безопасно, и для этого уже убил четырёх звуковиков.

— Наруто, что происходит? — спросила Мито.

— Нападение на Коноху, вот что происходит. Мито, создай клонов, буди людей, и защищай их, сейчас сюда должны прийти и мои деревянные клоны, они тебе помогут.

— Наруто! Саске, он последовал за Гаарой, ему нужно помочь! — крикнула Сакура.

— Я и помогу, а ты оставайся здесь помоги Мито и если будут раненые, ты сможешь их подлечить. За мной и Саске не идите, это не ваш уровень.

— Наруто, а что там за фиолетовый прямоугольник? Там же должен быть наш Хокаге. — спросила Мито.

— Орочимару напал на Хокаге. Вы ему сейчас ничем не сможете помочь, когда я разберусь с Гаарой, я попытаюсь что-то сделать.

Я последовал за Саске, а за мной последовало девять звуковиков, которые через мгновенье лишились голов. Я догнал Саске, который в данный момент стоял напротив Темари:

— Привет, Саске-кун.

— А, Наруто, привет. — отвлёкся он на меня.

— Если хочешь, можешь продолжить преследовать Гаару, а я быстренько разберусь с песчаной красоткой.

— Ладно, веселись.

— Я вам не позволю! — сказала Темари и атаковала веером Саске в спину, но я его прикрыл барьером.

— Эх, Темарька-Темарька, ты меня разочаровала, напасть на своего союзника, как это подло и вероломно.

— Ты ничего не знаешь. У нас есть причина для уничтожения Конохи.

— Это случаем не то, что ваш тупой дайме не выделяет деньги на содержание вашей деревни, и при этом ещё предпочитает заказывать миссии в Деревне Листа, а не Песка? Ну, конечно, давайте нападем на Лист и уничтожим его, вместо того чтобы по-тихому прирезать безмозглого правителя и поставить того, кто будет вам подчиняться. А вы я смотрю лёгких путей не ищете, вместо того, чтобы решить проблему внутри страны, вы пытаетесь развязать войну. Г — гениальность. Темари, ты меня расстроила, так что, я понижаю тебя из жены в наложницы. Ладно, пошли, догоним Саске.

— Никуда ты не пойдешь.

— А вот и пойду. — я переместился к ней и связав лозой из Мокутона, закинул себе на плечо. — О, Темари, а у тебя классная задница, такая упругая и одновременно мягкая. — говорил я одновременно догоняя Гаару, и лапая Темари.

— Не трогай мой зад, извращенец.

— Темари, теперь ты мой боевой трофей, а трофеи не должны возражать хозяину. Ты гляди, твой братик уже начал высвобождать Ичиби.

Саске дрался с Канкуро, а Гаара отдалялся от них, и при этом начал покрываться песком с татуировками.

— Так, трофей, тебя постережет мой клон, а я пойду, помогу Саске завалить твоего братца, точнее обоих братцев.

— Нет, не надо, прошу!

— А с какого Шинигами, я должен их щадить? Они напали на мою деревню, не будь ты красивой девушкой, ты бы тоже сейчас была мертва.

— Нет, я умоляю, не убивай их.

— Ну, у меня есть выход из этой ситуации. Ты становишься моей женой, а они тогда моими родственниками, а я родственников не убиваю. Ну, что скажешь? Соглашайся быстрей, а то твой братец в пижаме атакует Саске куклой с отравленными клинками, и щадить он его точно не собирается.

— Я согласна. Только оставь их в живых.

— Ладно. Все что угодно, для моей жены, хотя нет, пока побудешь всё же наложницей. Клон понесёт тебя, чтобы ты убедилась, что с твоими братьями все в порядке. — я приблизился к кукле, и с одного удара разрушил её в щепки.

— Нет! Карасу! Ты поплатишься! — крикнул Канкуро.

— Пустая болтовня. Так как ты не красивая девушка, то побудешь в отключке. — я переместился к нему сзади и вырубил его ударом в висок. — Вот, Темари, как и обещал, первый жив и относительно здоров. Его мы тоже понесём с собой.

Мы все приблизились к месту, где стоял Гаара.

— Ладно, Саске, ты же не зря за ним гнался, так что, я разрешаю тебе с ним подраться.

— Вот же спасибо тебе. Ещё бы понять, что за хрень с ним происходит? Что с его правой половиной тела?

— Он джинчурики Однохвостого Песчаного Тануки, Ичиби. А это его частичная трансформация. Ну ты не бойся. Давай, иди, подерись, испытаешь чего именно стоишь в самом деле на сильном противнике. Уж поверь мне, джинчурики сильные противники. Да и постарайся его не убить, всё же брат наложницы.

— Вот же ты бабник. Ладно, не зря же я тренировался с Какаши, для поединка с Гаарой. Вот и он, этот поединок. Правда я не предполагал, что мой противник будет джинчурики.

— Мир полон сюрпризов, Саске. Давай уже. Будь мужиком и иди дерись.

Саске начал бой с Гаарой, и когда Саске использовал проклятую печать, он сильным ударом отправил Гаару далеко в полёт, и по приземлению Гаара полностью превратился в Шикаку, став песчаным тануки ростом больше сорока метров. На что Саске сказал:

— Да ну нафиг. Я на то, чтобы драться с горой, не подписывался. Наруто, что делать будем, эту громадину я завалить не смогу. Вряд ли даже Чидори, нанесет ему какой-то вред.

— Ладно, думаю ты достаточно намахался кулаками, иди отдохни. Я им сам займусь. А ты, Темари, как раз посмотришь, как твой хозяин расправится с вашим ручным биджу. Мокутон: Древесный Дракон. — быстро сложил я серию ручных печатей и в конце хлопнул ладонью по земле.

Из земли вырвался огромный толстый стометровый восточный дракон, который начал атаковать и сдавливать Шукаку. Енот начал вырываться и поэтому, я создал ещё двоих драконов.

— Так, обездвижить обездвижили, теперь его ещё надо и разделать. Рантон: Кешшо Катта.

Я начал отрезать куски плоти из песка, а также запекать его до состояния стекла. Когда осталась лишь одна огромная песчаная голова, в которой был по пояс закопан Гаара, я применил на Гаару Мокутон: Полное Очищение Закрытой Ладони, чакра с древесных драконов начала вливаться в Гаару и полностью подавлять биджу.

— Так, думаю, я здесь закончил. Вас в деревню отведут мои деревянные клоны, а мне надо поспешить на помощь Хокаге. Саске, проследи, чтобы моя наложница добралась в целости и сохранности.

Я переместился к маяку на крыше, где должны быть Хокаге и Орочимару. И должен признать пришёл я очень вовремя, Орочимару пронзил Третьего своим мечом Кусанаги, а мои клоны валялись без конечностей, но всё равно выполнили своё предназначение, а именно, на них были нанесены Фуин Восьми Триграм, в которых должны были быть запечатаны те, кого воскресил Орочимару с помощью Эдо Тенсей. Я с помощью Хошингана создал гравитационную волну, которая оттолкнула Орочимару от Третьего.

— Старик, подкрепление прибыло.

— Наруто, ты пришел. Как обстановка в деревне? — спросил Хирузен, вытирая кровь изо рта.

— Вторжение остановлено, вражеский джинчурики нейтрализован, последний очаг сражения находится тут.

— Хенсу, хоть ты и достаточно помешал мне, но я своего всё же добился и старик умрет, ведь Кусанаги был смазан смертельным ядом, который довершит за меня начатое. Отступаем! — приказал Орочимару. Он был порядком потрёпан, и не захотел ждать, когда у барьера соберутся толпы джоунинов Листа, которые не дадут ему нормально уйти с деревни.

Хирузен припал на колени, а после и вовсе лёг.

— Так, старик, не смей умирать, ещё статистику испортишь. У нас тут, между прочим, из нашей деревни во время вторжения никто не помер. Мои клоны всех спасали, а я тебя спасу. Так, яд, конечно, хоть и смертельный, но я тебя вылечу, полежишь недельку в кроватке, а потом и дальше будешь править Конохой.

— Это вряд ли. Даже если я выживу, мне не простят то, что я допустил это вторжение и потребуют чтобы я освободил место для нового Хокаге.

— Ты, конечно, прости старик, но править больше и некому, ты за сорок лет нормального заместителя, так себе и не вырастил. Был, конечно, Четвертый, но он правил лишь полгода, а потом после него осталось только каменное лицо на скале, да полуразрушенная деревня.

— Он, между прочим, деревню от нападения Лиса спас.

— Да-да, спас от нападения, которое сам же и допустил.

— Вижу, ты его не слишком любишь.

— А за что мне любить моего папашку? Нашу с Мито маму угробил, плюс в Мито Лиса запечатал. И что мешало побольше охраны поставить? Секретность. Что-то эта секретность нихрена не помогла.

— Значит, ты и об этом знаешь. О том, что твоим отцом был Четвёртый Хокаге Минато Намикадзе, и о том, что Мито Узумаки джинчурики Девятихвостого, твоя родная сестра. И как ты к этому относишься? Ты ведь должен понимать, что к тому, что ты с Мито не знал о своих родителях, приложил руку и я. И ты должен быть за это, минимум на меня зол, а как максимум желать убить меня. Но ты наоборот сейчас не даёшь мне умереть, исцеляешь и яд выводишь.

— Старик, ну, а чтобы ты мог сделать? Нас к себе, что ли взять? Так тебе бы никто не позволил иметь возможность влиять на джинчурики больше положенного. Отдал бы нас с Мито нашему крёстному? Так, наоборот, я, очень даже рад, что ты не отдал ему нас, а отправил нас в приют. Встречал я недавно эту неприятную личность, которая олицетворяет три порока шиноби. Ещё у Минато был ученик, который теоретически мог взять на нас опеку, но это даже не смешно. Из Какаши получился бы такой же хреновый опекун, какой он и наставник, то есть такой же хреновый. Ну, вот и получается, что Минато с Кушиной, отдали свою жизнь за деревню, в которой на их детей всем плевать с горы Хокаге. Так что, единственным вариантом был детдом. Ну, а то, что нам с Мито фамилии разные дали, то, в принципе, можно предположить, что это из-за того, что Мито джинчурики, и её как и всех джинчурики, не очень любят люди. И будь известно, что я её родной брат, меня бы тоже невзлюбили, как брата демона или как ещё одного демона. Люди, они такие, легко находят кого во всём винить и кого ненавидеть. А так был шанс, что меня это не затронет. Мито дали фамилию матери, а мне по идее должны были дать фамилию отца, но не дали, скорей всего в этом виновато две причины: первая — это куча врагов Минато, которых он нажил, когда тысячами убивал вражеских шиноби, а вторая причина — это наследство и его деньги, которые сразу осели в чужих карманах. Но, всё в итоге срослось довольно неплохо. Так как Мито была очень милой в детстве, то я, как ценитель красоты, просто не мог упустить такую прелесть, и в детдоме заботился о ней, как родной брат о сестре, сам не подозревая, что оно так и есть. Так, старик, что-то ты больно любознательный, а я больно разговорчивый.

— Просто, когда стоишь на пороге смерти, хочется узнать, к чему привели твои не самые удачные решения, и не приведут ли они к разрушению деревни. Одно из таких решений, было оставить Орочимару жизнь, и позволить сбежать своему непутёвому ученику. Который, в итоге, вот сейчас, пришёл мстить, пытаться убить меня и уничтожить Коноху. Ты, достаточно силен уже сейчас и со временем, можешь даже превзойти Первого Хокаге — Бога Шиноби. Я же хочу знать, не привели ли мои действия к тому, что ты станешь подобно Мадаре Учиха, который был сравним с силой Хаширамы Сенджу, но всем сердцем стремился уничтожить Деревню Листа.

— Значит, исповедь грехов перед смертью решил от меня получить. Я же говорю, не спеши умирать, а то Мито ещё только недавно выпустилась из Академии, и заменить тебя на посту Хокаге пока не может. Да и вообще, старик, если бы ты видел, какой я себе дворец в Конохе отгрохал, то сразу бы понял, что эту самую Коноху я желать уничтожить никак не могу, а даже наоборот, буду её со всех сил пытаться защитить. Вот как сегодня, моими деревянными клонами было задержано около двух с половиной тысяч вражеских шиноби, около пятисот противников, до этого моим клонам пришлось убить, ещё всех раненых шиноби нашей деревни, они вылечили и не дали сегодня, погибнуть ни одному жителю Деревни Листа. Так, старик, я тебя немного подлечил и в ближайшие пару дней, ты от яда не умрёшь, но мне всё равно придётся ещё тройку дней повозиться, чтобы вывести весь смертельный яд из организма. Поэтому, пока тебя можно положить, в больницу и побольше туда охраны. Охраны никогда не бывает много, особенно когда у тебя есть забинтованные одноглазые друзья.

— Ты на Данзо намекаешь? Думаешь, он в этом замешан, а если замешан, то попытается довершить начатое Орочимару?

— Я не намекаю, я прямо говорю. Во время нападения, все его люди вместе с ним сидели в своих подземельях. И ещё как-то очень подозрительно, что организация занимающаяся разведкой и защитой деревни от вражеских диверсий, эту самую диверсию допустила, а сама тихонько спряталась и переждала нападение. Старик, мне, генину, недавно выпустившемуся из академии, фактически пришлось выполнять их работу, за которую они получают финансирование, а я нет. Если уж я смог, в одиночку всё разведать и узнать, то они стопроцентно тоже должны были всё знать, но почему-то ничего не предприняли. Хотя, я подозреваю, что они им даже помогли, ведь три тысячи вражеских шиноби, как-то же проникли незаметно в деревню.

— Да, похоже, ты прав, и амбиции Данзо занять пост Хокаге перешли все границы. Но сейчас, когда деревня пережила вторжение, я не могу начинать внутренний конфликт, да и его организация всё же помогала в устранении угроз деревни.

— Старик, когда я готовился к отражения нападения на Коноху, я везде прятал своих деревянных клонов и знаешь что? Я обнаружил, что вся деревня заминирована, просто огромной кучей взрывных печатей, способной в своё время поднять всю Коноху в воздух. Эти печати были поставлены очень давно, так что, на данное время в рабочем состоянии из них остались лишь около четверти, но и этого на масштабные разрушения хватило бы, если бы, я всё не обезвредил. И теперь вопрос, как Корень Данзо мог пропустить то, что всю сраную деревню обклеили сраными взрывными печатями? Так что, я тебе, старик, предлагаю помощь в устранении Данзо. Мои клоны уже заблокировали их в подземелье, я сейчас могу пойти и завалить Данзо.

— Данзо не так просто убить, да и он всё же житель деревни.

— Пф, житель деревни. У него в правом глазу стоит Мангеко Шаринган украденный у Шисуи Учиха, правая рука, выращенная ему Орочимару из клеток Первого Хокаге, усеяна Шаринганами Учих. Как-то он не тянет на простого жителя деревни. Старик, дай добро на его убийство, иначе, что он может сделать со всеми этими Шаринганами, а особенно с глазом Шисуи, трудно представить. А если и сможешь представить, то уж точно ничего хорошего. А так я его завалю, а вину кинем на Орочимару, тебя же он хотел убить, вот и будет отговорочка.

— А ты точно уверен, что сможешь с ним справиться? Данзо всё же ветеран нескольких войн шиноби, и по силам он практически сравним со мной.

— Не боись, у меня все спланировано. Живым Данзо не уйдет.

— Ладно, можешь приступать.

— Отлично, я сейчас сниму пространственный барьер, и мои клоны отнесут вас в госпиталь, а вы пока по дороге можете успокоить своих подчинённых, которые собрались возле барьера. Всё, я пошел выдирать сорняковые корни.

Я снял барьер, и позволил моим деревянным клонам взять на носилки Третьего, а также забрать остатки тех клонов, в которых запечатаны воскрешённые Хокаге. Сам же я переместился в подземелье, где все входы и выходы заблокировали мои клоны.

Данзо я убил за пару секунд. Сначала накачал себя чакрой Стихии Скорости, потом с помощью Хошингана и сенсорики нашел где он, и переместившись к нему «Пространственным скачком», сначала вырвал ему Мангёко, отрезал руку с Шаринганами и мелко-мелко покрошил его лезвием окутанным ветром. Когда я это закончил и вышёл из ускорения, то Данзо без руки и глаза, простоял ещё секунду, прежде, чем распасться кусочками мяса, которые я уничтожил Стихией Пыли. Теперь надо было заняться его подчиненными. Десяток самых верных, с промытыми мозгами, пришлось убить, прежде чем все поняли, что со мной шутки плохи, и я могу их, так же покрошить, как и их покойного босса. Я им объяснил политику партии, чтобы они пришли на поклон к Хокаге и попросились вступить в обычное АНБУ. Также снял с них всех, проклятые печати, чтобы они могли обо всем рассказать и у них от этого голова не взорвалась.

После этого пошёл домой, куда я отвел Темари с её братьями.

— Ну вот, моя милая наложница, я и пришёл домой.

— Что ты хочешь с нами делать? И что с шиноби Песка, которые вторглись в Коноху? — спросила Темари.

— Я практически всех их повязал, и ими сейчас занимаются нужные люди. Но прежде хочу тебя огорчить и скажу, что вашего папашку, который по совместительству был Казекаге, Орочимару убил и притворялся им на экзамене, чтобы попасть в ложу Каге и убить нашего Хокаге.

— О… Отец мертв? Я… Ты точно уверен? Он ведь был Каге, он не мог так легко умереть.

— Ты так говоришь, будто Каге никогда не убивали. Мои клоны, что шараё… кхм, рыскали по пустыне в поисках различных скрытых песком интересных мест, типа руин или заброшенных рудников, наткнулись на кучку трупов. По очевидным признакам в виде шляпы Казекаге, а также по протекторам Песка у других мёртвых шиноби, можно было сделать очевидный вывод. Я лично обследовал его труп, и могу сказать, что убит он был уже давно, как минимум дней десять назад, но с сильными шиноби уверенными быть нельзя, некоторые генетические особенности и пропитка тела чакрой, может сохранять тело в хорошем состоянии достаточно долго. Поэтому, Темари, Коноха возможно вновь заключит союз с Песком, ведь по большему счету вас обманул Орочимару, да и ваше вторжение, благодаря моей подготовке к нему, практически не навредило деревне.

— Ты… там, когда говорил на арене, что скоро веер мне понадобится, ты знал про нападение Песка на Лист? Как давно ты узнал?

— После того, как ты сказала, что ваш отец тебе запретил со мной общаться. Что было очень подозрительно, отчего я захотел узнать причину этого, а когда узнал, то хорошенько ко всему подготовился.

— Да… отец. Кто теперь станет Казекаге? Он был единственным сильным шиноби в деревне, который даже мог сражаться с Ичиби.

— Я думаю, что следующим Казекаге может стать Гаара, он джинчурики и сейчас он сильнейший в вашей деревне. А то, что он слегка кровожадный, так это из-за биджу, и с этим я могу помочь. Ты ведь видела в этом доме такую рыжую девчонку?

— Это твоя сокомандница вроде. И что она делает у тебя дома?

— Вообще-то, она моя невеста, и это также её дом. Но суть не в этом, суть в том, что она тоже джинчурики, но уже Кьюби но Йоко.

— Она джинчурики Девятихвостого? Но… но она не похожа на джинчурики.

— Это потому что печать у неё не такая говёная, как у Гаары. Так вот, я могу модифицировать печать Гаары, по подобию печати Мито. И у него в голове больше не будут звучать всякие голоса.

— Кстати, а где сейчас Гаара и Канкуро? Твои клоны увели их куда-то в дом.

— Канкуро наверху в гостевой комнате, а Гаара внизу, на полигоне для испытания разрушительных техник, это если он вдруг опять начнёт буянить. Пошли заберём одного твоего братца, и пойдем ко второму, где я быстренько улучшу ему печать. Потом выдам вам свиток с телом вашего папашки, и отпущу на все четыре стороны в вашу пустыню.

— Но… но ты же сказал, что я должна стать твоей наложницей, чтобы ты сохранил жизнь Канкуро и Гааре. А сейчас ты хочешь просто помочь нам и отпустить.

— Ну, я просто очень добрый, и мне не хочется держать тебя насильно в наложницах. Всё-таки ты не единственная красивая девушка в этом мире, чтобы прям, неволить тебя, и женить против твоей же воли. Вдруг ты меня ночью захочешь прирезать и сбежать. Не, нафиг надо. Захочешь быть со мной добровольно, всегда пожалуйста, а если нет, то ты многое теряешь. Если пожелаешь, можешь потом прийти ко мне, после того, как похороните отца и выберете нового Казекаге. А можешь даже не приходить. Решать тебе. Мне будет, конечно, жаль, но как говорится, насильно мил не будешь… по крайней мере, пока я не научусь промывать мозги с помощью гендзюцу… кхм. Ладно, пошли побыстрей я с вами закончу, и отправлю вас к вашим людям, расскажите им там всё, а завтра, наверное, отправитесь домой.

— Спасибо. — сказала Темари и мы отправились за её родственничками.

Канкуро ещё был в отключке, и мне пришлось его будить, а Темари всё объяснять. Гаара же, когда мы ему рассказали о смерти Казекаге, по-моему, обрадовался даже больше, чем когда я рассказал, что улучшу его печать и ему не придётся слушать голос Ичиби в голове, и бояться что тот может вырваться.

Потом я их покормил на дорожку и отпустил.

После, я пошел в подвал, где клоны сложили свитки с запечатанными в них шиноби, в основном это были шиноби Звука. И скорей всего, Орочимару нашёл их в какой-то клоаке, потому как это были просто какие-то отборные уголовники. Всего за сегодня мне пришлось убить четыреста девяносто человек: Данзо и десяток его корневиков, на арене четверых, плюс тех, кто начал преследовать меня в погоне за Гаарой, и вечером в подвале, мне как мяснику приходилось убивать четыреста шестьдесят шесть человек, а их трупы уничтожать Стихией Пыли. Хоть, в итоге, это и принесло мне четыреста десять SP, но все же это было морально сложно: убивать и убивать и убивать и так четыреста шестьдесят шесть раз, причём из-за неразвитости навыка пришлось делать это последовательно, чтобы уменьшить потери, и получить больше выгоды. Так что, после этого, я расслаблялся в постели с Мито и Карин.

Но я был сильно морально уставший и поэтому хотел отвлечься от всего этого посильней, но Мито и Карин не смогли долго продержаться, хотя четыре часа интенсивного моего отдыха, они выдержали, но дальше продолжать уже не могли, а мне хотелось ещё. И тут я вспомнил, что у меня в доме есть сексуальная горничная, которая, после того как я взял её на демонстрацию одной своей техники в Долине Завершении, а именно Бакутон: Планетарный Расен-Сюрикен, обращалась ко мне только почтительно и называла меня только — хозяин. Кстати, одной этой техникой можно разрушить Коноху, что Кин и увидела и прониклась моей силой, чего я собственно и добивался.

Кин уже спала, так что своим приходом я её разбудил.

— Хозяин. Что-то случилось? Вам что-то нужно?

— Да. Мне нужны твои дырочки, которые я сейчас заполню, кое-чем интересным. Ты как, не против? Поможешь своему хозяину расслабиться, после тяжелого дня?

— Я… Хозяин, а как же Мито и Карин? И почему ваш день был тяжелым, хозяин?

— Мито и Карин, уже затраханы до бессознательного состояния. А день тяжёлый был потому, что твоему нынешнему хозяину, пришлось отражать нападение на деревню, организованное твоим хозяином предыдущим. Ну и конечно, твоему предыдущему хозяину, мне, хоть и с помощью клонов, но всё же удалось хорошенько наподдать, отчего когда явился я лично, ему пришлось быстро ретироваться.

— Хозяин, я согласна, я с радостью отдам свою невинность вам.

— Э? Ты чё, девственница? Ты же, когда я тебя в первый раз увидел, выглядела, как хоть и красивая, но та ещё оторва. Я думал ты уже давно — того. — показал я пальцами схематическое совершение полового акта, — Сбила себе целку. — уточнил я.

— Эй, хозяин это знаете ли обидно, но… да, я была высокомерна, думала, что я достаточно сильна, чтобы смотреть на других свысока. Я, думала, что мои уникальные техники звукового гендзюцу, могут отлично справляться с противниками. Но вы, хозяин, побеждали и меня и мою команду в мгновение, я даже сенбон достать не успевала. Да и, если честно, в Деревне Звука, полно всяких уродов, даже в моей команде были те ещё гады, и я считала их всех недостойными для отношений со мной. Я, как и, наверное, любая девочка мечтала встретить какого-нибудь сказочного принца, далёкой и экзотической страны. Я ухаживала за собой, отращивала длинные красивые волосы, что было очень тяжело для тренирующейся куноичи. И все для этой мифической возможности понравиться принцу достойного меня. Но реальность оказалась не такой как мечты. Моя сила не стоит и ломаного рё, моя жизнь была лишь разменной монетой для моего прошлого хозяина, а потом, мой же хозяин меня же и попытался убить. А вы, хозяин Наруто, меня спасли. И я думаю, что не имеет смысл хранить девственность для какого-то принца, существующего лишь у меня в мечтах, а отдать её вам, хозяин.

— Ну, во-первых, я всё равно бы тебя трахнул, была бы ты девственницей или нет. Хотя, я подумал, и знаешь, как сделаю? Если та, кто вступила в мой гарем, была девственницей, то она становится женой, а если нет, то наложницей. Так что, поздравляю, ты станешь моей женой.

— Спасибо, хозяин. Но можно я буду всё равно называть вас хозяином? Просто я думаю, что жена должна быть равная мужу, или хотя бы немного уступать. Но я видела на что вы способны, и я к этой силе не смогу приблизиться никогда в жизни. Поэтому, разрешите называть вас хозяином и дальше.

— Ладно, Кин, можешь называть. Мне это даже нравится. Но, кстати, во-вторых, что я хотел тебе сказать, это то, что меня, в принципе, можно считать принцем, так как мой отец был покойный ныне Четвертый Хокаге. Но это такой — формальный принц, я получаюсь.

— Хозяин, мне не важно принц вы или нет, мне важно, что это именно вы.

— Ладно, Кин, что-то мы с тобой разговорились, а у меня между прочим уже кол между ног. Так, я вижу, ты спишь лишь в одной ночнушечке и без нижнего белья. Отлично, снимай эту лишнюю тряпочку и ложись на спинку. Так как ты девственница, то поначалу придется сделать это нежно, а потом привыкнешь и можно будет и пожёстче и в других позах, и даже возможно и в другие места.

Эх, Кин продержалась только час, ну и ладно, надо заканчивать на сегодня, а то ещё дойду то того, чтобы к Хинате пойти.

Чего-то, конечно, убийство полтысячи человек, на меня всё же, не очень положительно повлияло. Чувствую себя сумасшедшим маньяком, убивающим людей сотнями в день. Хотя я понимаю, что они пришли сюда не цветочки сажать, а с определенной целью, с целью убийства жителей и разорения деревни. Особенно мне не понравился отряд, отправившийся к Академии и приюту, там были такие кадры, которые с восторгом высказывали то, что именно они собираются сделать с детьми. Именно вспоминая, как я убил этих уродов, мне становится полегче. Ну, также мне становится легче и от осознания того, что убивая людей, я становлюсь сильней, а не просто удовлетворяю своё чувство справедливости. Сейчас у меня четыреста девятнадцать SP, и думаю, немного потратить их на улучшение системы, и пока я буду спать, все приобретения уже установятся. Вот что я выбрал:

«Улучшенный кузнец артефактов» — требование для активации Интеллект 400, Мудрость 400, Магия 250. Стоимость активации 80 SP. Модифицированная небольшая пространственная складка с продвинутым комплексом ритуалов и разных заклинаний для артефакторного искусства, в которой можно поместить предмет и наложить на него зачарования. Также, навык позволяет очищать материалы от примесей, и изготавливать из них заготовки для артефактов.

«Высшее исцеление» — требование для активации Интеллект 400, Мудрость 400, Магия 300. Стоимость активации 120 SP. Затраты на использование способности 200 МР. Высшие заклинание из магии целительства, позволяющее заживить любые смертельные повреждения тела, вырастить любой орган или конечность, мгновенно нейтрализует все яды. Также, если цель здорова, то за одно применение заклинания, организм цели омолаживается на три месяца, пока не достигнет своего оптимального состояния и возраста. Если человек недавно умер и его душа ещё не успела покинуть тела, то заклинанием можно вернуть его к жизни.

Утром, когда я проверил статус, то обнаружил, что мне прибавилось шестьдесят восемь SP, как я понял, это была благодарность за спасение людей. В который раз убеждаюсь, что демоном быть намного выгодней, ведь я, убив четыреста девяносто человек получил четыреста десять SP, а спасая деревню с около двадцатью тысячами жителей, получил всего шестьдесят восемь SP.

Также, вчера, перед тем как лечь спать я подтвердил улучшение Хошингана, на которое потратил ещё семьдесят SP, и поэтому, спустившись в подвал, я поглотил чакру накопленную в амулете и пустил семь тысячь единиц чакры в глаза, и как раз мне понадобилось «Высшее исцеление».

Так как мой обычный объём чакры вмещает около двух тысяч семисот единиц, а я впитал в себя и пропустил через себя семь тысяч, к которым я не должен был быть готов. Но я это сделал, и не применяя «Высшее исцеление» я должен был скорей всего умереть. И после того, как поприменял и все остальные виды исцеления, я посмотрел на описание Хошингана:

«Хошинган VI» 7 °CР в минуту. Шестая ступень полноценного додзюцу, созданного на основе полных данных о Бьякугане, Шарингане, Мангёко Шарингане, данных о Ринненгане и Тенсейгане, а также генах Узумаки и Сенджу. Увеличивает четкость, дальность (300 м) и угол обзора (360 градусов), позволяет видеть в темноте, через любые препятствия, выделяемую человеком чакру, потоки чакры в теле, а также систему циркуляции чакры и танкецу. Даёт возможность дополнительно видеть потоки пространственных искажений, а также свернутые чакро-структуры и то, что запечатано в них. Увеличивает скорость вашей реакции, 240 % от обычной. Даёт увеличенное сродство с чакрой стихии Воды, Земли, Ветра, Огня, Молнии и Инь-Ян, облегчает создание чакры множественной смешанной стихии. Также пассивно увеличивает контроль, количество чакры и её плотность. Позволяет управлять гравитацией и немного пространством. Для дальнейшего развития и получения новых возможностей глаз Мангёко Хошингана, нужно — 11 00 °CР и 100 SP.

Когда, я ещё раз применил на себе «Высшее исцеление», то оклемался полностью, и посмотрел в зеркало на свои глаза. На радужке вновь появилась оранжевая звезда. Теперь, у меня одна оранжевая звезда вместо зрачка, а остальные пять, расположены по кругу середины радужки, в порядке пятиконечной звезды. В общем, с такими глазами мне можно смело становится Хошикаге, тут как раз есть рядом деревня Скрытая Звездой — Хошигакуре. Там какой-то странный метеорит упал, вокруг которого и организовали деревню, он вроде испускает какую-то радиацию, что влияет на чакру и делает её похожей на чакру биджу, то есть сильной, но ядовитой для обычного человека. Думаю, как-нибудь туда наведаюсь и экспроприирую камушек. А пока проверим новые способности. Во-первых, изменился предел силы гравитации, которой я мог управлять. Теперь на радиус десяти метров, я мог обрушивать 15G, увеличивая радиус, я уменьшал силу гравитации и наоборот. Также, вокруг себя, я слегка искажал пространство, и мог за один простой шаг преодолеть десять метров. Или же мог исказить пространство вокруг себя так, что летящий прямо в меня кунай пролетит сквозь меня и не повредит мне, или вообще полетит обратно.

Глава 10 — Поиски Пятой Хокаге

Так, надо пойти позаботиться о девочках, а то я их вчера заездил. Особенно Кин, всё же Мито и Карин пошли из клана славящихся своей выносливостью, а с Кин я вроде и держал темп, как и с ними, но то, что это был её первый раз, плюс маленькая выносливость, быстро отправили её в отключку. После того, как оказал им лёгкую медицинскую помощь, чтобы их сокровенные места не болели, после активного их пользования, вчера мною. Я им поведал, что Кин теперь влилась в их дружный гарем, и стала ещё одной моей женой. После мы позавтракали и я оставив клонов для помощи им в тренировках, отправился делать важные дела.

Во-первых, я полностью вылечил Третьего, но он отказался пока уходить с больницы и сказал, что этим он пока успокоит несогласные кланы, потому как им не нужен здоровый старый Хокаге, им нужен вообще-то новый Хокаге. Так что, пока не выберут нового Хокаге, он посимулирует смертельно больного, которому жить осталось пару месяцев от силы, и это успокоит всех несогласных. Он также рассказал что возможных кандидатов на пост Хокаге два — это двое его учеников: Джирайя и Цунаде. И если Джирая откажется, то придётся кого-то посылать, чтобы найти гулящую принцессу Сенджу. Я же ему поведал о устранении Данзо, показал ему руку с Шаринганами, а также рассказал о том как поступил с его людьми. Кстати, в числе тех кого я вчера убил из корешков были Торуне Абураме, Фуу Яманака и под одной из масок на отрубленной голове было лицо Сая… упс… Что ж, придётся теперь Ино стопроцентно идти в мой гарем.

Во-вторых, я все же выполнил обещание и снял с Неджи его печать, точнее сама печать на лбу осталась, но это была лишь пустышка, просто рисунок, весь функционал печати я разрушил. Кстати, сама печать процентов на двадцать ограничивала потенциал Бьякугана, так как была достаточно грубо к нему подключена, и в случае смерти носителя должна была уничтожить его глаза. Что не говори, а Неджи очень талантливый шиноби, и я хотел бы его видеть на посту главы клана, что я ему и сказал. А также сказал, что он может приводить ещё членов побочной ветви клана, для избавления от печати, а потом можно будет совершить маленький переворот в клане, и поставить его на место Хиаши, а также полностью убрать разделение клана на ветви. И конечно, всё это я делал не от доброты душевной, а чтобы спокойно взять к себе в гарем Хинату, и может быть Ханаби, та тоже милашка.

В-третьих, я решил сделать себе броню, из вольфрама, хрома и никеля, которые добыли мои клоны в Стране Железа. Так вот, два дня я делал эту броню, в её создании мне очень помог Джитон — Стихия Магнетизма, с помощью неё, я из этого сплава металлов сформировал тоненькие проволочки, и сплел из них нити, которые были использованы в тканевой составляющей брони, вместе с материалом костюма Гая. Получился чёрный обтягивающий верх и достаточно свободный низ, плюс капюшон. Когда я пропускал через эту тканевую броню чакру, её становилось невозможно пробить даже Расенганом. Но всё это пока выглядело слишком обыденно, поэтому я добавил металлических элементов — нагрудник, наплечники, перчатки по локоть, пояс с металлическими сегментами, наколенники и наголенники. Все металлические элементы получились брутальными темно-серыми, слегка на отблеск отдающие голубоватым цветом. Также, чтобы мои глаза поменьше кто видел, и не попытался их выдрать, как я сделал с Данзо, я, в этом же брутальненьком стиле, сделал себе маску. Она была не такая устрашающая, как предыдущая, а скорее безликая, но всё равно внушающая опаску. Весь костюм я зачаровал в «Улучшенном кузнеце артефактов», на прочность, долговечность, проводимость энергии, климат контроль, в маску кроме этого добавил возможность генерировать и очищать воздух, а также добавил различные барьеры, особенно против гендзюцу.

Когда я полностью закончил костюм, я его одел и рассматривал себя в зеркале, а также думал какие-бы сюда еще фуин поставить, ко мне в мастерскую наведалась Кин:

— Хозяин, там у ворот стоит фиолетоволосая АНБУ в маске кошки, наверное, она к вам. Я бы вышла спросить, но я… я ведь у вас вроде как не слишком законно нахожусь. Поэтому, хозяин, я думаю вам надо выйти самому.

— Спасибо, Кин, что сообщила. Да, и надо будет легализовать тебя и Карин, думаю, за то, что я его спас, Хокаге сделает мне небольшое одолжение.

Я вышел к АНБУ и спросил:

— Вам чего-то нужно, таинственная красотка?

— Вы Наруто Хенсу?

— Для тебя, милашка, я буду кем угодно, хоть самим Рикудо Сенином.

— Не паясничайте пожалуйста. Вас вызывает к себе Великий Третий Хокаге. Он вам с Мито Узумаки, хочет поручить важную миссию. Поэтому подготовьтесь и последуйте к Резиденции Хокаге, через полчаса.

— Окей, буду. Кстати, как там Хаяте, не кашляет?

— Это ведь вы его спасли от смерти и исцелили от болезни? Я вам очень благодарна. Хотя сам Хаяте называл вас… э, много кем называл. Вы извините, не хочу вас обидеть и показаться вам неблагодарной, просто он не верил в то, что вы сможете как-то помешать вторжению. Но два дня назад, когда оно началось, мы увидели, что вы не соврали и тысячи ваших клонов, практически мгновенно остановили нападение Песка и Звука. Я бы хотела вас чем-то отблагодарить, но видя ваш дом, я думаю, что деньги вам и так не нужны.

— Я бы, конечно, с радостью взял вашу благодарность натурой, но я всё же, не настолько испорчен, чтобы заставлять кого-то изменять со мной.

— Да уж. Я вам, конечно, благодарна, но это всё же перебор. И я ни за что не изменю Хаяте.

— Вот-вот. Поэтому я хотел бы попросить у вас уроки кэндзюцу. Думаю, вы же не для красоты носите катану?

— Я, конечно, согласна дать вам уроки обращения с мечом, но Хаяте намного лучше меня в этом. Вы ведь не против, если именно он будет обучать вас?

— Конечно, то, что меня будет обучать не кошка-красотка, слегка меня расстроит, но я всё же хочу нормально обращаться с мечом, поэтому придётся смириться.

— Тогда, после миссии договоримся о времени. А сейчас поспешите выполнить поручение Хокаге. До свиданья и спасибо за Хаяте.

Я пошёл сказал Мито, что у нас миссия и чтобы она собиралась, а также сам пошёл взять нужные свитки с едой и снаряжением.

Мито носила ту форму, что я сделал для неё на экзамен, а я был полностью одет в свою новосозданную броню с маской. Когда мы пришли к Хокаге, там был еще и Джирая.

— Привет, старик, чё звал? И у меня сразу ещё вопрос, что эта подозрительная личность делает у тебя в кабинете?

— Это Джирайя, мой ученик. Ему было предложено стать Хокаге, но он отказался.

— Так этот старый пердун, который приставал к Мито, ваш ученик?

— Эй, ты! Я никакой не старый, и никакой не пердун. Я — Великий Жабий Отшельник с горы Меобоку. — стал он в какую-то идиотскую приветственную позу.

— Боже, что за нелепая поза? Старик, твой ученик, по-моему слегка того… в маразм впал. Жабой себя какой-то там считает, причём размером с гору. Хорошо хоть, что он понимает, что с таким состоянием психического здоровья, ему нельзя быть Хокаге.

— Сенсей, что за наглого шиноби вы мне хотите всучить? Я ведь просил себе в помощь, лишь джинчурики Мито Узумаки.

— А я иду в комплекте с Мито, старый ты извращенец. Что, на молоденьких потянуло?

— Я не извращенец. Я — Супер-Извращенец! А ты вообще кто такой, чтобы не проявлять уважение к одному из тройки Легендарных Санинов?

— Не твое дело, Легендарный Пенсионер.

— Так, Джирайя, Наруто, прекратите! — крикнул Хирузен.

— Ты, Наруто?! — указал на меня пальцем Джирая.

— А у тебя чё, проблемы какие-то? Может имя не понравилось? Да ты… Да, ты прав! Имя, если честно, говёное. Имя в честь рыбного рулета, который я ненавижу. Кому только пришло в голову меня так назвать, и кому я уже с рождения так насолил? Любящие родители так бы своего сына не нарекли. Наверное, это был какой-то жестокий шутник из больницы, если найду его, то, как минимум сломаю ему хребет.

— Эй, Наруто, ты что? Мне нравится твоё имя, и рамен с рыбным рулетом мне тоже нравится, и ты мне нравишься. — взяла меня за руку Мито.

— Спасибо тебе, Мито. Но если честно, оговорка про рамен, звучит как-то неубедительно, ведь тебе все виды рамена нравятся.

— Это да. Рамен — это пища богов. Но только есть его нужно, не каждый день, а то и пища богов, может приесться и стать просто повседневной пищей.

— Так, Наруто, прекращай уже. Я тебя позвал не для того, чтобы выслушивать твои жалобы по поводу твоего имени. Слушай цель миссии: ты должен вместе с Мито и Джираей, найти и привести в Деревню, Сенджу Цунаде, ещё одну мою ученицу, чтобы она заняла пост Пятого Хокаге.

— Эй, эта Цунаде, она ведь женщина, да? Но… Но я ведь хотела стать Первой Женщиной Хокаге. Дедуля, давай всё же ты ещё поправишь деревней, пока я не подрасту и не сменю тебя.

— Прости, Мито, но моё время уже прошло. Собрание кланов требует нового Хокаге, уже сейчас. Так что, придётся тебе становится Второй Женщиной Хокаге, или просто Женщиной Хокаге, это уже как тебе нравится.

— Ладно, старик, найдем мы твою ученицу и притащим её батрачить на твое место. Ты, кстати, как, на здоровье не жалуешься? А то я смотрю, что ты пыхтеть табаком начал, ещё больше, чем до нападение Орочимару.

— Ох, Наруто, благодаря тебе, чувствую себя снова молодым, лет так на пятьдесят. Кости перестало ломить, спина болеть прекратила. В общем, думаю, даже смогу помогать Цуне править в качестве советника.

— Ладно, тогда мы пойдем. Эй, старый изврат, ты чё на меня так пялишься? Я по девочкам, так что тебе ничего не светит.

— Нет, я просто… А ты можешь снять маску?

— Ещё чего! Мой прекрасный лик могут увидеть лишь прекрасные девушки и то только в постели со мной. Так что, пенсионер, умерь своё извращенное либидо. У нас, таких как ты, в Стране Огня не любят.

— Эй! Я тоже по женщинам. Между прочим, моё любимое занятие — это подглядывать за моющимися куноичи. Их мокрые, прекрасные тренированные тела, по которым стекают капельки влаги и застывают на кончике сосо… так, миссия ненадолго откладывается, мне нужно срочно посетить несколько очень важных мест. — и Джирая покинул нас через окно.

— Старик, теперь я понял почему ты послал на поиски Цунаде, своего ученика Джираю. Как говорится, никто лучше не может поймать преступника, как другой преступник, ведь они думают идентично. Так и с твоими учениками, они оба олицетворяют собой три греха шиноби, и один с легкостью найдет второго. Боже, мне уже страшно за деревню, с таким-то будущим правителем. Надеюсь мои старания по сохранению деревни не пойдут прахом из-за нового Хокаге.

— Я тоже на это надеюсь, Наруто-кун. Но других достойных кандидатов просто и нет. Так что, мне тоже придётся постараться, чтобы Коноху не растащили для погашения игорных долгов.

— Кстати, старик, тут понимаешь, такое дело… я, в общем, гарем себе организовал… но те кто в нём состоит, не совсем легально находятся в деревне. Первая — это бывшая подчиненная Орочимару — Тсучи Кин, он захотел её использовать, как жертву для техники Эдо Тэнсэй, но я её спас и заграбастал в гарем. А вторая — это Карин из Деревни Травы. Вообще, она Узумаки: красные волосы, сильная чакра, в общем, все признаки Узумаки. И из-за её сильной чакры, Карин в деревне использовали, как ходячую аптечку, кусали её и через укус вытягивали её лечебную чакру, богатую жизненной энергий. У неё была мать, но её убили, просто таким же способом выпив из неё всю жизнь, а вот потом принялись и за Карин. Я просто не мог оставить её в Деревне Травы, она всё же дальняя родственница. Ты не мог как-нибудь их легализовать? Если что, то я за них ручаюсь.

— Эх, Наруто-Наруто, я тебе даже завидую. Я ведь тоже когда-то хотел себе гарем, но потом встретил и полюбил Бивако, и мне уже никто был не нужен. Да, недавно я думал, что вновь встречусь с ней, но ты помог мне выжить, чтобы я смог ещё понянчить Конохамару, и может ещё дождаться внуков от Асумы. Я, как мужчина тебя понимаю, и постараюсь помочь. Хотя, конечно, я смотрю ты легких путей не выбираешь и вместо того чтобы собирать гарем из куноичи своей деревни, лезешь в чужие.

— Старик, не волнуйся, из нашей деревни тоже наберу: Сакуру Харуно, Ино Яманаку, Хинату Хьюга, ещё может кого.

— Кхм-кх. Ну, ты и замахнулся, на аж двух принцесс кланов. Я, конечно, желаю тебе удачи, но вряд ли их отцы отдадут тебе своих дочерей.

— Это мы ещё посмотрим. Ладно, старик, мы пойдём.

Нам пришлось ещё три часа ждать Джираю, за это время я внедрил в броню три фуин-накопителя. В первый накопитель я закачивал чакру Стихии Скорости. Во второй — чакру Стихии Стали, ведь защиты никогда не бывает много. А в третьем накапливалась простая чакра. В первые два накопителя мне приходилось направлять и запасать чакру самостоятельно, а третий делал это автоматически, всё время вытягивая чакру из резерва.

Мито всё время пока мы ждали Джираю, просто бездельничала и ела мороженку… да, вид того, как Мито лижет… мороженое, очень притягательный, особенно зная, что этим она качает навык для того, что бы лизать кое-что другое… кхм.

В общем, когда Джирая, наконец, появился, со следом пощечины на лице, мы всё же отправились за новой Хокаге.

— Ну и где нам искать эту гулящую особу? — спросил я.

— Мы начнём с ближайшего города, и будем искать слухи о ней. Она довольно примечательна, особенно своей любовью к азартным играм, поэтому первой целью опроса в городе будет казино.

— Так мы чё, будем просто шастать от города к городу, и спрашивать в игорных домах, не видели ли здесь нашу будущую Хокаге.

— Да, именно так делать и будем.

— Вот же срань! Мы же на это можем месяц убить. Я этот месяц мог посвятить интересным тренировкам. Да и Какаши должен был помочь мне в тренировках гендзюцу. Слушай, старикашка, а нафига тебе Мито? Научил её призыву, с собой взять захотел. Мито, конечно, красавица, но тебе, старый извращенец, ведь всё равно ничего не светит, и ты должен это прекрасно понимать.

— По-моему, ты не догадываешься, что я великий человек, не так ли? Слушайте же внимательно, как вам повезло находиться рядом со мной. Ведь на севере и на юге, на западе и востоке, все знают одного из трёх ниндзя, Легендарного Беловолосого Призывателя Жаб!!! Настоящего красавца, чей вид успокоит даже плачущего младенца!!! Меня, Джираю-сама!!! — протанцевал он очень-очень глупое приветствие.

— Так, Мито, пошли. Будем игнорировать этого неадеквата. Если что, делай вид, что он не с нами. — Мито кивнула, и мы прошли мимо Джираи.

— Эй, знаете, между прочим, Четвертый Хокаге был моим учеником. Так что, я мог бы научить вас куче крутых дзюцу. И тогда, Мито, ты быстро станешь Хокаге.

— Ну, знаешь, Четвертый Хокаге, это такая себе, сомнительная рекомендация. Всего полгода правления, и в итоге почти разрушенная Лисом деревня. Конечно, шиноби он был сильный, но Хокаге дерьмовый. Так что, обойдемся без твоего обучения. Просто помоги быстрей найти Цунаде Сенджу, это единственное, что от тебя требуется, извращённый старикашка. Так, до первого города Отафуку, нам идти десять километров. Давайте поспешим и быстрей закончим с этой канителью.

Мы пришли в город, где сняли номер в гостинице, а Джирая повёлся на короткую юбку и отчалил вместе с ней. Я сенсорикой заметил двух шиноби с огромным количеством чакры, это скорей всего были Итачи и Кисаме, так что, мы с Мито создали клонов и оставили их в номере, а самих нас я телепортировал на свободную полянку, которая была на полпути в город. Там мы с Мито спокойно тренировались пока клонам пришлось встречаться с членами Акацуки. Там ещё пришёл Саске, и состоялась братская встреча.

Боже, какие только у этих Учих странные отношения. Один хочет убить второго, второй хочет, чтобы первый убил его, но при этом сам его избивает и насылает на него Цукиёми, и всё это из-за братской любви, ведь второй хочет, чтобы ненависть первого к нему помогла стать ему сильнее. В общем, Мито моя сестра, и я имею её физически, а Итачи имеет своего братца Саске, морально и ментально, проще говоря, трахает ему мозг. Ох уж эта его извращённая забота о своем любимом младшем братце.

Но потом, наконец, пришёл Джирайя и заключил всех в Технику Жабьей Западни, из которой Кисаме и Итачи сумели сбежать, когда последний применил Аматерасу — черное всепожирающее пламя. Джирая запечатал черное пламя, а также отменил свою жабью технику, и мы с Мито переместились обратно.

Мне пришлось лечить Саске, ведь его заботливый брат заботливо поломал ему руку, пару ребер и хорошенько прополоскал ему мозг, конечно же, всё это он сделал с огромной братской любовью. Телесные повреждения я вылечил, да и разум вроде привел в порядок, но всё равно ему придётся денёк полежать в покое. Тут, как раз Гай прибежал, и не разобравшись, всёк Джирайе с разбегу, прям с ноги и прям в морду извращенцу. Гаю, как раз Саске и отдали.

В следующем городе был какой-то фестиваль, так что, мы с Мито там развлекались, участвовали во всяких там ярмарочных конкурсах, ели ярмарочные закуски, а после, мы сняли для вида номер, и оставив в нём клонов, сами переместились домой, где целую ночь шалили, ещё и Карин с Кин подключили.

Так как всё это путешествие для нас с Мито было просто бесполезным, мы просто решили оставлять вместо себя клонов, а самим интенсивно тренироваться дома. Да и вообще, дома всё удобней, особенно постель.

Мы иногда менялись с клонами, но Джирая просто лазил по всяким злачным местам, посещаемых нами подряд городов, поэтому-то мы быстро вновь возвращались телепортом в Коноху, оставляя клонов отдуваться рядом с этим седым извратом… а, ладно, я слегка к нему предвзят. Просто, раз уж он согласился быть нашим крёстным, мог бы и помочь нам в детстве… а так, я просто не могу доверится человеку, который предал доверие своего ученика и бросил на произвол судьбы его детей, которые были его крёстными. Но вот сейчас он пришёл, когда уже нахрен не нужен, и как-то пытается подбить клинья к моей Мито.

Фиг с ним с этим крёстным, у меня тут дела поинтересней есть, а именно я начал осваивать Онмьётон. И главная особенность этой Сейшитсухенка, это нейтрализация других ниндзюцу. Для её создания нужно соединить Интон и Йотон, причём стараясь получить не просто чакру, а именно Стихию, то есть чакру, что имеет какую-то свою уникальную особенность. Итогом освоения Онмьётона, стало то, что когда у меня это получилось, из моей руки вырвалась длинная золотистая цепь. Ну, логично. Кушина, могла использовать такие цепи, только с шипами на концах, и удерживать ими биджу, то есть её цепи могли противостоять агрессивной чакре биджу, даже возможно подавляя её. Да и Карин вроде должна уметь такое. Эта способность называется — Адамантитовые Запечатывающие Цепи. После тренировки, я мог создавать достаточно много этих цепей, на концах которых, всё же появились шипы.

У меня теперь стоит следующая цель, это объединение всех свойств чакры в единую технику под названием Шар Поиска Истины. Думаю, это займёт меня надолго. Так что, я создавал много групп клонов, по восемь клонов на группу, то есть пять клонов для пяти основных стихий, два клона для Интона и Йотона, и один центральный который и будет удерживать простой шар из чакры, а все остальные, будут пытаться гармонично сплести в нём все стихии. Это было очень сложно, обычным шиноби и две стихии слить воедино сложно. Три стихии может объединять считанные единицы, а все свойства чакры, лишь три чело… существа, это Кагуя Ооцуцуки, Хоогоромо Ооцуцуки и Хомура Ооцуцуки. Ну, если честно, то в современном мире, вообще никто не слышал о такой возможности, поэтому и не пробовали.

Кстати, забавный факт, у одной из групп получилась Стихия Кристалла — Шоотон, просто это соединение Дотона и Онмьётона, и по факту, это Кеккей Тота, так как сам Онмьётон состоит из Интона и Йотона. Кристаллы созданные этой стихией инертны к воздействию на них слабых ниндзюцу. Ну, Алмаз из Даятона по-полезней будет, так как он поглощает чакру из ниндзюцу и становится крепче.

В день я создавал около четыреста сорок восьми клонов, хотя мой максимум на данный момент это пятьсот двадцать полноценных клонов. При Массовом же Теневом Клонировании, могу создать тысяча семьсот клонов, но они при этом долго не живут. Получается, что созданием Гудодамы, занимаются пятьдесят шесть групп клонов, а я тем временем занимаюсь физическими нагрузками.

За целых двадцать восемь дней, мы так и не продвинулись в поиске. Джирая собирал информацию во всяких барах, борделях, казино, но и, наконец, всё же узнал, что Цунаде будет в городе Танзаку.

Когда мы с Мито явились, чтобы создать новых клонов, он как раз наведался к нам и сказал, что мы отправляемся в Танзаку. А по дороге он спросил у Мито:

— Слушай, Мито, ты ведь говорила, что хочешь стать Хокаге, но для этого ты ничего не делаешь. Весь месяц, что мы были в разных городах, ты вместе с Наруто, просто гуляли. А я, между прочим, уже обучил одного Хокаге, и ты могла бы попросить меня тебя обучить. Я знаю много сильных техник, которые бы пригодились Хокаге.

— Эй, извращенец, не приставай к Мито, она и так тренировалась со мной. А по городу шастали наши клоны, создавая видимость присутствия нас в городе, специально для тебя, старый ты маразматик, не заметивший подмены.

— Да, Джирайя-сан, меня Наруто обучает.

— И чему он тебя может обучить? Он же генин, причём донельзя наглый и не проявляющий к старшим уважение. Вот, Мито, смотри, чему бы я тебя обучал. — создал он на руке шарик вращающийся нейтральной чакры, — Это техника Четвертого Хокаге, называется Расенган, по классификации А ранг. Такой технике твой Наруто, тебя обучить наверняка не может.

— Не хочу тебя обламывать, старый извращенец, но именно ей я Мито уже давно обучил. Покажи ему, Мито. — в руке у Мито закрутился достаточно большой Расенган.

— Э?! Этой техникой владел лишь Минато, я и Какаши, но он вас ей точно не обучал.

— Это уж точно, Какаши нас вообще ничему не обучал.

— Так откуда, вы её узнали? Она нигде не была записана, создать сами вы её не могли, ведь даже у гениального Четвёртого ушло три года на её создание.

— Ну, значит, я ещё более гениальный. Эта техника была выучена мною в шесть лет, для улучшения контроля чакры. Я просто искал способ повысить свой контроль, после того, как освоил хождение по деревьям и воде, и поэтому начал пытаться управлять чакрой вне тела. Сначала я пытался сформировать различные геометрические фигуры из чакры, но мне это не удавалось. Потом я додумался просто приводить чакру в движение, и тогда я заметил, что закрученная моя чакра, принимает форму простейшей фигуры, то бишь шара. Из нескольких потоков формировалась сфера, это была хорошая тренировка, и я начал её усложнять, увеличивая количество потоков и уплотняя их. Потом, когда количество потоков достигло пятнадцати, я ради интереса, попробовал впечатать эту сферу в дерево, и эффект мне понравился, вращающиеся потоки чакры действовали, как напильник и стесали огромный пласт дерева, а потом шар дестабилизировался и взорвался, разнося ствол дерева в щепки. Я эту технику назвал просто Расенган — Спиральный Шар. Потом я её улучшал, увеличивал в размерах, добавлял различные стихии, делал стабильнее, чтобы её можно было запустить в полёт. Теперь у меня есть, около ста вариаций этой техники. Самая мощная способна за один раз, стереть в пыль Коноху, причём буквально.

— Что-то мне не верится: Расенган в шесть лет, за один раз уничтожить Коноху, сто различных вариаций — всё это больше похоже на вранье. Даже Четвертому, создателю этой техники, не удалось её улучшить и придать стихийный окрас, а ты мне тут заливаешь. Хотя, я, его учитель, всё же кое-чего добился и смог придать ему свойства Огня, но при этом техника всё равно быстро разрушается и взрывается, если её не контролировать и допустим, метнуть во врага.

— Ладно, пенсионер, тогда смотри и учись. Видишь, вон тот высокий холм? Сейчас его не будет. Футон: Чо Одама Расен-Сюрикен. Мито, можешь заткнуть уши, сейчас будет громко. — у меня в руке возникла восьмиметровая сфера, с восемью вращающимися, подобно сюрикену, лезвиями ветра. На этот Расенган я потратил двести единиц чакры, двести единиц сенчакры и сто единиц маны, для стабилизации, чтобы она подольше пролетела. Так вот, брошенный Расенган, забурился в холм на десяток метров, а потом взорвался и полностью уничтожил стометровый холм. Я защитил нас барьером от последствия взрыва… ну, как нас, себя и Мито, а этого старого пердуна знатно после взрыва осыпало землёй и пылью.

— Вот. И это ещё не самый мой мощный Расенган. Ну, так что, старикашка, есть что предложить покруче этого? А то я что-то сомневаюсь.

— Это же техника S ранга. Ты же ей гору за момент уничтожил, даже мне пришлось бы постараться. — проговорил Джирайя, стряхивая землю со своих седых волос.

— Да-да, я знаю, что я офигенный. Но предпочитаю выслушивать это от красивых девушек, а не старых извратов. Ну, Мито, как тебе техника? Когда будешь одновременно удерживать Расенган большого размера и менять ему чакру на стихию Ветра, то сможешь точно также.

— Класс! Надо скорей возвращаться к тренировкам. Оставляй здесь клона, и телепортируй нас домой. Я с такой техникой точно стану Хокаге! — радостно ответила Мито.

— Эй, какой еще, телепортируй нас домой? А как же миссия? — начал возникать наш «крёстный».

— Ну, мы каждый день возвращались домой, а с тобой всё время были клоны, которых мы с Мито обновляли. Всё равно ты просто лазил по борделям, и тебе наша помощь в этом была не нужна. А мы зря время не теряли, становились сильней, ведь кроме как на себя, нам надеяться не на кого, мы сироты и должны сами обеспечить себе светлое будущее, ибо никто нам не поможет… но мы справимся, в детстве же справились, а уж теперь и подавно. Так что, когда найдешь Сенджу, то мы поможем тебе её уговорить. А в остальное время, старикашка, довольствуйся нашими клонами.

— Как-то не по Воле Огня вы поступаете. А я, между прочим, хотел помочь Мито с освоением чакры Лиса, да и с призывом разобраться, а то я спрашивал у жаб и они сказали, что их никто кроме меня и не вызывал. А, между прочим, призыв может сделать шиноби намного сильнее, научить его пользоваться природной чакрой, дать ему особый режим мудреца-отшельника. Этому вы сами научиться никак не можете.

— И вновь хочу тебя разочаровать. — я снял маску, — Как ты можешь видеть, на моем лице есть метки мудреца-отшельника, чем-то похожие на твои. Управлять природной чакрой, я научился около полугода назад, причём без всяких призывов: жаб, змей, слизней и прочих гадов. Природная энергия и так пронизывает этот мир и её можно почувствовать без всякой посторонней помощи. Ну, а чакру Лиса, я и сам могу помочь освоить Мито. И печать с помощью вот этих глаз, я могу легко регулировать. С этими глазами я могу легко, как разрушить любую фуин-печать, так и создавать и изменять их. Так что, старичок, мы отлично справимся без твоей помощи, как справлялись и все эти тринадцать лет. Хотя, я так и не понял, с чего это вдруг ты загорелся идеей хоть в чем-то помочь Мито? Ты же чужой ей человек, просто шиноби, зашедший в нашу деревню, и не имеющий к Мито никакого отношения. Ладно, да и пофиг на это, если честно. Короче, мы домой, а ты иди ищи свою гулящую сокомандницу, старый изврат.

Мы с Мито переместились домой и прекрасно и с пользой провели день, и особенно ночь. У меня, кстати, как раз поднялся интеллект до полутысячи, и я смог, взять ещё один дополнительный мыслительный поток, предыдущей же уже вышел на девяносто процентную мощность. Вот мои характеристики, подросшие за этот месяц:


«Статус»

НР 332/332/82,8 в час

МР 804/804/345,6 в час

РР 1005960/31,3 в час

RP 852/852/142 в час

СР 3034/3034/1201,2 в час

SP 186

Характеристики:

Сила 744

Ловкость 559

Выносливость 663

Интеллект 500

Мудрость 568

Магия 402


Этот месяц я тренировался не так насыщенно, как предыдущий, когда готовился к финалу экзамена и вторжения в Коноху, но прогресс всё равно весомый. Кстати, про экзамен, Третий сказал, что жилеты чуунинов будет выдавать новый Хокаге, но он сказал, что уже известно, что звание чуунина получу только я.

Да ещё у меня тут лежит два запечатанных Хокаге, и я, если честно не знаю, что с ними сделать. Если я их отпущу в Чистый Мир, их могут заново кто-то воскресить, но и держать их тут тоже как-то не по-человечески… хотя кому я вру, я ведь считай аки демон могу питаться душами и уже давно решил, что когда у меня появится возможность есть души, эти две деликатесные душонки будут первые. Мне вроде для открытия этой возможности, нужно ещё убить около тысячи простых людей, или раза в два меньше шиноби. Когда я кого-то убиваю, то поглощаю совсем немного от человеческой души, всего пару процентов. Когда же откроется возможность «Поглощение душ», то я смогу поглотить за раз одну душу, и ободрать все её духовные оболочки, кроме ядра и пустить их на SP. Чем сильнее будет душа, тем больше я получу SP, но тем и дольше будет процесс переваривания души. Когда же у меня образуется «Домен», то количество поглощаемых душ за раз увеличится с одной, до количества, которое сможет вместить мой Домен. Сам «Домен», тоже можно развивать и увеличивать, вкладывая SP. Вот эти две души вызванные Орочимару, я позже и поглощу.

Но самому мне вызывать души из загробного мира, без большой необходимости не хочется. Мне даже, если честно и маму Карин, пытаться воскресить не хочется. Это я так её воскрешу, потом мне захочется воскресить Кушину, потом Цунаде подвалит и потребует, чтобы я воскресил её брата Наваки и жениха Дана, потом ещё кто-то придёт, и буду я работать Богом Воскрешения. Не, так не пойдет, если уж умер, то будь добр быть мёртвым. А чтобы не умирать, надо было подстраховаться, вон как Орочимару, понаставил разным людям Проклятые Метки, и теперь даже если его убьют, у него есть, как минимум, еще пару попыток. Я тоже попозже планирую, что-то такое забабахать, только более масштабное, все-таки миров много и я думаю как-то скомпилировать техники Орочимару, клонов и интересующей возможности создание Кагуей Куро Зецу. Я подумываю сделать своих автономных клонов-аватаров и разослать их по различным мирам. Так у меня будет возможность предотвратить свою смерть.

Ну, а девочек из этого мира, я думаю смогу переместить во-плоти в свой «Домен», для проживания. Ведь «Домен» по сути это отдельно созданное измерение, привязанное к душе, и подчиняющееся её создателю. Но все это пока только далёкие планы, которые всё равно должны быть обязательно составлены, чтобы знать к чему стремиться и к чему идти. Ну, а пока мне надо навалять Акацуки, возможно Мадаре с Десятихвостым, и ещё возможно Кагуе, а потом ещё могут прилететь её инопланетные соплеменники Киншики и Момошики, которым тоже придётся навалять. Работы короче непочатый край, и желательно в ходе её выполнения остаться живым, и сохранить свой гарем в целостности и сохранности, для этого я тоже что-нибудь придумаю.

Сейчас, я работаю, над печатью для себя, которая объединяет печать Орочимару и печать Мито. Я хочу создать себе дублирующую СЦЧ, которая будет одновременно связана с основной СЦЧ и с пространством печати. Это должно увеличить мой объём чакры в несколько раз, без видимых и невидимых негативных последствий. Я разрабатываю очень большую и сложную печать, которая при активации должна будет заползти на меня и сделать всё вышеуказанное. Потому как, такую сложную печать, я сам на себя поставить не смогу, я смогу лишь подредактировать и улучшить уже готовую чакро-структуру с помощью Хошингана, когда она уже будет на мне, и мне, так легче, будет работать. Поэтому в подвале я освободил один стометровый полигон, и чакрой вывожу там чакро-структуры печати, которые похожи на какую-то электронную схему — много всяких угловатых и прямых линий, разные прямоугольники, круги, чёрточки. Пока печать закончена лишь на треть, через пару неделек будет готова окончательно.

Прошло ещё два дня, пока Джирая добирался до Танзаку, и когда он, наконец, туда прибыл, мы с Мито переместились к нему.

— Ну что, теперь надо найти Цунаде. Пойду, поспрашиваю в барах и казино. — сказал Джирайя глядя на кабак в котором сидели женщины древней профессии, ищущие себе клиентов.

— Давай я просто скажу, в каком именно баре она сейчас сидит. А то твои эти опросы вновь растянутся на месяц и Цунаде вновь ускользнёт.

— А ты разве такое можешь?

— Да, с помощью сенсорики режима сенина, и ты это, кстати, тоже должен уметь… а фиг с тобой «учитель». Так, женщина с большим объёмом чакры, богатой на жизненную энергию, сидит в баре в шести кварталах на север. Вместе с ней находится девушка и… и свинья… мда. Пошли уже за этой неуловимой Легендарной Неудачницей.

Мы зашли в бар, в котором сидела Цунаде, а около неё на барной стойке, стояла куча пустых бутылок из-под саке. Вроде же, к ней не должен был приходить Орочимару, так как я вмешался в его битву, и он не лишился рук. Хотя, возможно это такой каждодневный ритуал у Цунаде, напиваться, потому как она медик, и все последствия чрезмерного излияния может нейтрализовать.

Вот блин. Я спасал Третьего, потому что он меня устраивал в роли Хокаге, и не напрягал, ещё за его спасение я мог рассчитывать на кое-какие барыши. А эту, сейчас, надо, скорей всего, уговаривать стать Хокаге, потом находить к ней подход. Хотя, что не говори, она достаточна красива в пятьдесят-то лет. Я, конечно, Хошинганом вижу сквозь её маскировку, но и под ней она выглядит максимум лет на тридцать пять. Всё же, Сенджу родственники Узумаки. А у меня как раз есть способность действительно омолаживающая, а Цунаде очень даже в моем вкусе, и у меня возникает мысль, какой именно подход к ней применить… подход сзади по-собачьи, потом миссионерскую… кхм, вот уж эти подростковые гормоны. Немного отвлекли меня её бидоны, которые открывают всю свою прелесть, когда смотришь на них сквозь одежду с помощью Хошингана. Но сейчас:

— Цунаде, вот ты где!

— Хм? Джирайя! Что ты тут делаешь?! — подняла он свой захмелевший взор на своего прошлого сокомандника.

— Наконец-то я нашёл тебя. Цунаде, перейдем сразу к делу. Деревня выбрала тебя, чтобы ты стала Пятым Хокаге.

— Да щас! Это невозможно! Ни за что! Я отказываюсь!

— О, я хорошо помню эту фразу. Когда я приглашал тебя на свидания, ты говорила мне тоже самое. Цунаде, давай серьёзно, лишь ты способна стать Пятой Хокаге, с твоими силами и медицинскими навыками. Также, ты внучка Первого Хокаге и вместе с твоими способностями, ты больше всего подходишь, чтобы стать Пятым Хокаге. Цунаде, ты должна вернуться в деревню, это решение приняли советники и наш учитель.

— С чего это вообще сенсей решил отойти от дел? Он же сорок лет правил, вот пусть и ещё сорок лет поправит. А то вздумал повесить это ярмо на меня. Не, спасибо. — выпила она ещё стопку саке.

— Всё дело в нашем с тобой бывшем товарище, Орочимару. Он напал на деревню и хотел убить сенсея, но ему помешали. Нападение отбили, а Третьего хоть и смертельно ранило, но его всё же вылечили. Вот только кланам не понравилось то, что ученик Хокаге, организовал целое нападение на деревню, чтобы убить своего учителя, и они требуют нового Хокаге.

— Ну, пусть и дальше требуют, а я никуда не пойду. Мой родной дед — Первый Хокаге и двоюродный дед — Второй Хокаге, хотели принести в страну мир, но в результате растратили свои жизни зря и умерли, так и не увидев результатов своих трудов. Или, например, Джирая, твой последний ученик, Четвертый Хокаге, он погиб совсем молодым, отправил свою жизнь лису под хвост… и все ради селения. Сарутоби-сенсея это тоже касается, старик полез на передовую, и чуть не погиб. Я не хочу браться за эту дерьмовую работу, на которую согласится лишь последний идиот.

— Эй, я хочу стать Хокаге. И не тебе, сиськастая пьяница, называть меня идиоткой! Если у тебя не хватает сил, чтобы взять ответственность за деревню, то просто признай, что ты ни на что не годная слабачка, которая отрастила себе бидоны больше чем у коровы! — начала Мито «убеждать» Цунаде принять пост Хокаге.

— Джирая, что это за наглую рыжую девку ты привел? И что ещё за хрен в маске рядом с ней? — указала она стопкой с саке на меня.

— Это Мито Узумаки и Наруто Хенсу.

— А, девчонка джинчурики Лиса. А второй… а хрен какой-то… В общем, проваливайте и не злите меня, а то ты меня знаешь, Джирая, удар у меня тяжёлый, если влетит, костей не соберёшь.

— Ути-пути какие мы грозные, но симпатичные. Леди будущая Хокаге, предлагаю вам по-хорошему отправиться с нами в Коноху, и окунуться в увлекательный мир правления целой деревней отборных убийц и шпионов. Как бонус, идут подковёрные игры кланов, интриги, предательства, в общем, полный набор истинного правителя. Или же вы можете выбрать плохой вариант и тогда…

— И что тогда будет, пугало в маске? Ты покажешь свою страшную рожу? Ты, вообще, в курсе, что я одним пальцем могу отправить тебя прямиком к твоей Конохе, правда прибудешь ты переломанной кучкой мяса и костей. Мне прекрасно жилось и без вас с вашей деревней. Уходите и не портите мне день.

— Нет… — я снял маску, — Рожа у меня очень даже ничего. И эта прекрасная рожа, принадлежит тому, кто хоть и не бьет женщин, но может сделать исключение. А потом мы свяжем вашу бессознательную тушку, и отправим в Коноху. Но когда вы будете в отключке, я не ручаюсь за сохранность вашего тела. У нас тут, как-никак, всемирно известный извращенец, да и чего уж греха таить, я тоже могу не удержаться, и как минимум пожамкать вашу роскошную грудь. Так что, спрошу ещё раз. Вы согласны пойти в Коноху и стать Пятой Хокаге? И от себя прошу, от всей души молю, пожалуйста, откажитесь. Тогда я с лихвой смогу насладиться, ста шестью сантиметрами мягкости и упругости нашей будущей Хокаге.

— Джирайя! Это что, твой ученик? Что это за моральный урод и извращенец?! Ну он щас у меня получит, а потом и ты получишь, Джирайя! — она напала на меня и собиралась ударить, но… я ведь делал себе броню и качался, шо проклятый, не для того чтобы отхватывать от всяких красивых бабёнок. Поэтому, её летящий мне в лицо кулак, перехватила моя ладонь и намертво зафиксировала, сжав в стальной хватке.

— О, я смотрю, что я вам понравился, и вы даёте мне возможность насладиться вашим телом… когда я буду нести его в Коноху. — Цунаде ударила меня второй рукой, но тоже безрезультатно, её я тоже перехватил и погасил удар, способный разрушить скалу.

— Эт… чрт… Отпусти меня! — пыталась она вырваться и освободить свои руки.

— Отпущу, когда прибудем в деревню. Мокутон: Оплетающая лоза. — Цунаде по рукам и ногам, оплела тонкая, но невероятно прочная лоза, ну, а также на всякий случай оплела и рот, — Так, девушка с поросёнком, надеюсь, ты не будешь делать глупостей. Если хочешь, можешь пойти с нами. Ну всё, Джирая, дело сделано, можем отправляться в обратный путь.

— Как только Цунаде освободится, она тебя убьет.

— Не освободится. У меня из пут и Однохвостый биджу не выбрался, и уж какая-то симпатичная дамочка точно не выберется. Так, чтобы нести нашу фигуристую Хокаге, надо, наверное, будет снять броню. А то, и ей будет неудобно, и мне никакого удовольствия.

— Я могу понести Цунаде! — сказал Джирайя и начал к ней подходить.

— Ага, обойдешься, кто связывал тот и несёт. — я моментом поменял броню на штаны и майку, этому фокусу я научился благодаря возможности «Пространственного кармана» призывать предметы прямо в руку пользователя, но немножко потренировавшись, я научился мигом менять комплекты одежды, снимать их и одевать. — Вот так. — я взял её и перекинул через плечо, и её бюст лег мне на плечи.

— Да, прекрасные ощущения от ваших грудей, госпожа будущая Хокаге. Вот теперь я доволен походом, и ни капельки не разочарован. Ну что, пошли. Эй, Мито, а ты что нос повесила? — мы вышли, наконец, из бара, и пошли в сторону ворот. Цунаде лежала у меня на плече и злобно мычала. Шизуне с поросёнком на руках, тихо плелась с нами, с жалостью смотря на принцессу Сенджу.

— Ты… ты уже столько раз упомянул сиськи этой коровы, какие они большие и классные. А теперь её бидоны вообще лежат на твоей спине. А у меня… у меня же они маленькие, лишь второй размер… и ты никогда не говорил о моей груди ничего такого, даже когда игрался с ней.

— Ну, Мито, твои сисечки мне тоже очень нравятся. И сисечки Карин и Кин. Мне вообще всё в вас нравится. Просто пока никто из вас не может похвастаться такими выдающимися достоинствами. Но я уверен, что у вас всё скоро вырастет, и ваши тела станут ещё роскошней. Думаю, у госпожи будущей Хокаге, тоже сначала было не всё так выпукло.

— Да уж. Цунаде во времена академии, да и после выпуска, была доска-доской. А потом как начали расти, и выросли аж до размеров арбузов. — прокомментировал Джирайя, на что Цунаде громко замычала в сторону Джираи — … хотя стойте, что значит «ты никогда не говорил о моей груди, даже когда игрался с ней»? Вы что… вместе… Наруто, ты что, трогал грудь своей се… сокомандницы?

— Ну да. А что такого? Я, между прочим, сейчас, своей спиной, фактически трогаю грудь и вашей сокомандницы. А вообще с чего такие вопросы? Мы с Мито взрослые люди, и одними только троганьями груди не ограничиваемся. У меня в гареме кроме Мито, есть ещё и Карин и Кин, и со всеми ними я отлично провожу ночью время, в постели. И во время секса, конечно, я трогаю их всех за грудь, и за попки, и за ножки.

— Ты не можешь с ней… Вот блин! Третий с его тайнами, доскрывал правду… надо будет об этом с ним поговорить. Я… Наруто я должен… я… блин! Как же это теперь вообще можно сказать? Тут уже ничего не сделаешь, и… Чёрт, Четвертый бы меня убил, за это.

— Эй, извращенец, ты, вообще, чё мелешь? Какие-то тайны, правда, Четвёртый. Ты чё, опять в маразм впал?

— Нет… я… Я просто… Да, я просто завидую. Ты же сказал, что у тебя гарем, вот я и завидую. — а потом очень тихо прошептал. — Вот кому я точно не завидую, так это себе, особенно, когда после смерти встречу Минато с Кушиной.

— Так, ну, думаю, мы сможем добраться до деревни дня за три. Я бы, конечно, мог перенести нас туда хоть сейчас, но пока наша будущая Хокаге, не успокоится и не смирится с её неизбежной участью стать правителем Конохи, то не буду. Да и чем дольше мы будем добираться до Конохи, тем дольше прекрасная грудь будет соприкасаться с моим телом. Да-да, госпожа будущая Хокаге, я понимаю ваш восторг от осознания своих радужных перспектив. Но прошу вас мычать потише, вы отвлекаете меня от прекрасных ощущений вашей груди, да и ножки у вас тоже очень ничего.

— Эх… Наруто, слушай, вот нам до Конохи идти три дня, ты же не можешь держать Цунаде всё это время связанной. Ей же и есть надо, и спать, и другие важные дела делать. — сказал Джирайя, с завистью смотря на меня.

— Это, конечно, да. Придётся её на время отпускать, а потом когда она всё сделает, вновь её связывать, чтобы не сбежала. Или ещё вариант, держать её на поводке, на привязи, а вот её помощница о ней позаботится. Кстати, милая девушка со свинкой, как вас зовут?

— Я, Като Шизуне, ученица госпожи Цунаде, которую вы сейчас так бесцеремонно несёте на плече. Я, сказать по правде, очень даже за то, чтобы госпожа Цунаде стала Хокаге и вернулась в деревню. А то, последние пару лет, мы только и делали, что лечили богачей, получали с них деньги, потом проигрывали их в казино, а потом на остатки денег госпожа Цунаде, покупала саке и заливала горе от проигрыша. Сегодня было точно также, пока не появились вы. Но всё же хочу предупредить вас, что госпожа Цунаде очень мстительная. А ещё она лучший в мире медик, который отлично разбирается в ядах, поэтому вам нужно будет быть очень бдительными.

— Ну, не знаю, какой она лучший в мире медик, вообще-то, таковым я считаю именно себя. Ведь это именно я помог Третьему не откинуться из-за яда Орочимару. Да я даже самый смертельный яд могу пить стаканами, и мне ничего не будет. Так что, госпожа будущая Хокаге, вам на этом поприще отомстить мне не удастся. Побить вы меня тоже не сможете, как-то навредить с помощью ирьендзюцу тоже. Если честно, я достаточно силён, чтобы стать Хокаге… но мне влом, да и никто не примет в роли Хокаге безродного сироту. Но всё же, мне хочется жить в нормальной деревне, у которой есть нормальный правитель. Я для этого и спас Третьего, но он всяким кланам не угодил, так что меня послали за вами. А вы очень упрямая, и не хотите принимать власть в селении, которое построил ваш дедушка. Но есть такое слово «надо». Вы шиноби Листа, и находясь вне деревни столько лет, до сих пор не считаетесь нукенином, когда ваш дружок Орочимару, уже давно украшает собой Книгу Бинго, как отступник Скрытого Листа. Сейчас Деревня в вас нуждается, а вы артачитесь, будете слишком сопротивляться, тогда я начну считать вас отступницей Конохи, а значит и её врагом, а врагов я убиваю. — я посмотрел на Цунаде пустил всю свою реацу на жажду крови направленную на неё, от которой она побледнела, и у неё выступили капельки пота.

— Сейчас я вас отпущу на землю, и развяжу. И хочу, чтобы вы спокойно проследовали с нами в Коноху. Вы ведь согласны на это? — я продолжал давить на неё яки, и она слегка испуганно кивнула. — Отлично. А то Мито слишком уж обиженно смотрит на меня, из-за того что я несу ваше шикарное грудастое тело на плече.

— Ничё я не обижена… Нет! Я обижена! И… блин, я даже не знаю как тебя и наказать. Если откажусь с тобой любовью заниматься, то Карин и Кин же больше достанется. Кормишь ты меня, а не я тебя, поэтому лишить еды я тебя тоже не могу. Может… я… так, надо серьезно подумать, чем бы было можно тобой манипулировать, а то как-то обидно, что не могу тебя праведно покарать.

— Мито, не превращайся в сварливую жену, которая хочет управлять мужем и пилить его по всяким поводам. Ладно, госпожа будущая Хокаге, я вас развязываю. Вот бу… — Цунаде вновь попыталась меня ударить, но я просто «Пространственным скачком» сместился с траектории удара — … я так пон… *опять, удар*… ял, что мне вс… *удар*… ё же вновь вас… *удар*… придётся связывать. Моку…

— Не надо, я согласна быть Хокаге. Это я просто… — она опять попыталась меня ударить, — … вот же вёрткий гад! Я просто хотела тебя наказать за то, что ты меня лапал. Так что, будь джентльменом, постой спокойно, дай даме тебя ударить. — и опять попытка удара.

— Блин, как ты это делаешь? Это ведь не Шуншин, и не Замена, в этой технике вообще чакры не чувствуется.

— Это моя уни… *удар*… да прекратите уже пытаться меня ударить, у вас всё равно ничего не выйдет.

— Ладно, я уже поняла. Кстати, как там тебя зовут? Повтори ещё раз. А то, когда я стану Хокаге, я точно должна знать имя того, кому будут доставаться самые смертельно-опасные миссии, в которых выжить практически невозможно.

— Я, Наруто Хенсу, тот, кто за пять секунд, победил Пяту… *удар*… ю Хокаге. Может, мне всё же вас связать? — спросил я, создав на руке лиану, что начала устремляться на Цунаде.

— Не надо. Я слегка успокоилась, хотя если ты дашь, мне себя ударить, то я успокоюсь полностью.

— Ладно, давайте уже, а то с вами разговаривать невозможно.

— Что, правда можно?

— Давайте-давайте.

— Наруто, я бы тебе не рекомендовал этого делать, она однажды ударила меня, когда поймала за подглядыванием, так я чуть не умер, месяц в больнице пролежал. Ты хоть и не видел её голой, а всего лишь нес её на плече, и комментировал её груди, но думаю, она тебя тоже не пощадит.

— Ну, вообще-то, я видел её голой, так как мои глаза могут смотреть сквозь одежду, подобно Бьякугану. Так что, у вас очень милые сосочки, госпожа будущая Хокаге.

— Ты умрёшь, подлец! — она со всех сил ринулась на меня, и ударила со всем своим праведным гневом, но перед самым ударом, моя кожа стала черно-металлической из-за Стихии Стали, а также Дотоном, я увеличил свой вес в несколько десятков раз. Так что, когда удар был нанесен, он даже не сдвинул меня с места и не нанес никакого вреда, в отличии от самой Цунаде чья рука была вся в крови и по-моему я даже слышал хруст костей.

— Сраный мудак! Из чего ты сделан?! Я об тебя руку сломала! Вот же урод! Сказал же, что дашь себя ударить! — начала она баюкать свою повреждённую руку, причём смотря на кровь, у неё очень сильно расширились зрачки.

— Ну, я и дал. Я ведь не говорил, что не буду себя защищать. Ладно, давайте я вас вылечу.

— Я и сама могу. — сказала она, но по виду было видно, что она в любой момент может потерять сознание, причём даже не от самой травмы, а от вида крови. Хмм, моральная травма там у неё какая-то. Я подошёл и применил, на неё «Высшее исцеление» и её рука, зажила в миг прямо на глазах, хотя кроме руки, заклинание также прочистило немного ей разум, чтобы убрать эту нерациональную фобию, что появилась у неё после смерти её близких, которые умерли у неё на руках. Цунаде была удивлена, ведь такую достаточно серьезную рану с поломанными костями, она смогла бы также быстро залечить лишь когда высвободила бы Инфуин на лбу.

— Хм, а ты и вправду, что-то можешь. Мне даже будет немного жаль отправлять тебя на какую-нибудь безнадежную битву, в которой ты, обязательно, должен будешь погибнуть.

— Меня сложно убить, а если все же ситуация будет безнадежная, то я просто отступлю телепортом. Ну что, вы теперь довольны? Успокоились, наконец?

— Довольна я была бы, если, именно мне пришлось бы лечить тебя и спасать от смерти. Но придётся удовлетвориться этим результатом, и всё же признать, что ты достаточно силен, чтобы вести себя так нагло и вызывающе. Кстати, ты применял на мне Мокутон, которым мог пользоваться только мой дед из клана Сенджу, так что, когда я стану Хокаге, придётся тебе идти в мой клан и активно его восстанавливать.

— С хрена ли, я должен идти в чей-то клан?

— Так как, я принцесса клана Сенджу, единственного клана, чьи представители могли пользоваться Стихией Древесины, благодаря именно клановому Кеккей Генкаю. И поэтому ты пойдешь в мой клан.

— Так вы, чё, получаетесь мне родственница?

— Однозначно.

— Ну и где вы тогда были, когда мне приходилось жить в приюте, никому не нужным ребенком? А как только, я самостоятельно чего-то добился, то появились родственнички и заявляют, что все мои достижения были достигнуты, лишь благодаря их клановому Кеккей Генкаю, и я срочно и безоговорочно должен вступить в их клан, который за всю мою жизнь мне ничем не помог.

— Я… Я… У меня был тяжелый период, мне нужно было сменить обстановку, но я также искала выживших членов моего клана.

— Да пофиг на ваш клан. По вашей логике я должен был бы вступить и в клан Юки, и в клан Собаку, и в клан Теруми, так как я тоже владею их уникальными стихиями — я начал, одновременно с озвучиванием стихии, её создавать — Лёд. — справа от меня выросло ледяное дерево — Магма. — слева от меня образовалось небольшое лавовое озеро — Магнетизм. — вверх взлетели много маленьких камушков и песчинок. — Так что, как видите, прав у вас на меня нет никаких, и я, уж лучше сам себе создам клан, с кучей Кеккей Генкаев и гаремом.

— Джирая, кто этот парень? — повернулась Цунаде, впечатлившаяся моей маленькой демонстрацией… хех, она ещё не знает, что это лишь вершина айсберга.

— Я потом тебе расскажу, но могу сказать, что это именно он, практически в одиночку, остановил вторжение Песка и Звука, организованное нашим с тобой бывшим товарищем Орочимару. Наруто вместе со мной послал Сарутоби-сенсей и теперь я понял почему. Он надеялся на то, что увидев Мокутон у Наруто, ты вернешься в деревню, и возьмешь его в клан. Но, похоже, даже учитель не знал про другие стихии у него.

— Третий узнал про Дерево и про Лёд, когда я выпустился с Академии, хотя Дерево я освоил лет в восемь, потом Лед, а остальные стихии я научился создавать месяца три назад. Ну ладно, хватит говорить о моей крутости, пошли уже в следующий город, там снимем номер и остановимся на ночь. Так, всё же, госпожа Цунаде, вы будете Пятой Хокаге, правителем Деревни Скрытой Листвой, наследия, что оставил вам ваш дед Хаширама Сенджу?

— Вы же от меня всё равно не отстанете, особенно ты. Эх… у меня с Деревней связаны не самые приятные воспоминания: смерть Наваки, смерть Дана, потом практически весь клан вымер, кроме меня. Но, то, как я живу, бесцельно бродя по миру, трачу свою жизнь попусту это… это то, до чего сейчас я докатилась. Меня, некогда одну из сильнейших куноичи в мире, лучшего боевого медика, одну из тройки Легендарных Санинов, с легкостью побеждает какой-то сопляк, а потом ещЁ и лапает меня. Я за время проведённое вне Конохи, сильно расклеилась и расслабилась. Игры в казино, алкоголь, всё это в итоге, ни к чему хорошему не привело, даже несмотря на то, что я ирьенин. А время всё идет, мне уже пятьдесят, а я ничего не добилась и практически провела жизнь зря. Мой дед в пятьдесят уже построил Коноху, объединил кланы, всё же установил, какой-никакой мир в Элементарных Странах, даже меня воспитал, а я… я ничем выдающемся, кроме размера игорного долга похвастаться не могу. Пора уже, что-то менять в моей жизни. И возглавить Коноху, что была построена дедулей Хаширамой, не такой уж и плохой вариант. Хотелось бы, конечно, и клан восстановить, ну ты, Наруто, отказался мне в этом помогать… хотя я тебя понимаю, но всё же прошу тебя подумать. Мы с тобой ещё хорошо не знакомы, и ты можешь слегка предвзято ко мне относиться и может даже слегка быть в обиде на меня, оттуда и все эти твои извращенные приставания и грязные намеки. Я не знаю, как ты смог освоить другие стихии кроме Стихии Дерева, но я знаю, что это возможно, так как Теруми Мей владеет двумя стихиями Магмы и Пара. Но именно Стихия Дерева является главным атрибутом моего клана, и я всё же думаю, что ты просто гениальный потомок моего клана, а не простой везунчик, которому повезло родиться с кучей геномов. Я, думаю, что ты смог освоить Стихии своим трудом и упорством, ведь родиться в клане с Улучшенным Геномом, не значит то, что ты с рождения будешь владеть ими и уметь пользоваться. Вот я, допустим, хоть и являюсь прямой наследницей самого знаменитого и сильного пользователя Мокутона, сама освоить его так и не смогла.

— Ну, так, а Хокаге вы будете или нет? А то может, мы вообще зря время с вами тратим.

— Да стану я твоим Хокаге! Я, между прочим, душу тут тебе изливаю, нахваливаю тебя, чтобы заманить в клан, а ты меня перебиваешь.

— Отлично, а то с вами, женщинами, пока не получишь прямого и однозначного ответа, ни в чем нельзя быть уверенным. Вы, конечно, правы, и я слегка предвзято к вам относился, до того момента, как вас не увидел. Вот тогда уже у меня появились мысли взять вас в свой клан, посредством вступления вас в мой гарем.

— Малыш, тебе ничего не светит, я старше тебя больше чем в три раза. И хоть я и выгляжу молодо, но по правде, я тебе в бабушки гожусь.

— Ну, знаете, возраст, это не проблема, ведь возраст — это дело наживное. Тем более, я тут недавно технику одну, так сказать, изобрёл медицинскую, позволяющую не стареть, а также за день способную омолодить организм на десять лет. И всё это без побочных эффектов. Если применять эту технику, к двадцатилетней девушке, раз в три месяца, то она хоть сто лет будет двадцатилетней. Я и из вас бы мог сделать двадцатилетнюю, и вам бы не пришлось больше ходить под Превращением… но, я подумал, что эта процедура будет доступна лишь участницам моего гарема. А то, знаете, сначала вас омоложу, потом всякие старые жёны, богатых чиновников Страны Огня, понаедут, будут заставлять меня делать их вновь молодыми и красивыми. Кстати, должен отметить, что для пятидесяти, вы выглядите очень даже секси, всего лет на тридцать-тридцать пять.

— Так ты что, соблазнить меня решил? Тела своего Хокаге захотел? Думаешь, я как безмозглая малолетняя дурочка побегу тебе в гарем, лишь из-за того что ты пообещал меня омолодить и сделать красивой?

— Не, ну, а что? Не хотите, как хотите. Может вам нравится стареть, а потом маскироваться. Мало ли. Я предложил, вы категорически и бескомпромиссно отказались от омоложения. Я больше никогда и ни за что, вам не предложу вновь стать молодой, красивой, и прожить как минимум двести лет. Кстати, та оскорбившая вас техника полностью излечивает все недостатки и повреждения организма, поэтому теоретически с помощью неё можно жить бесконечно долго.

— Не, ну не так уж и бескомпромиссно я отказалась. Просто твои эти условия вступления в твой гарем. И что еще за гарем? У мужчины должна быть одна женщина, а не несколько.

— Ну, не знаю. Мито одна не выдерживает, только вместе с Карин и Кин, она как-то справляется. И то я их ещё щажу, можно сказать просто притупляю голод перекусом, а не полностью удовлетворяю. Да и вообще, это дело каждого, если я могу себе это позволить, то не вам мне указывать, вы ведь не хотите вступать в гарем.

— Как это не мне тебе указывать? Я, между прочим, твой Хокаге, и ты должен меня слушать. Вообще возьму и запрещу гаремы. Что ты тогда будешь делать?

— Скорей всего, тогда в Суну перееду. У них пустыня, а я им там Мокутоном тропики устрою, где урожай можно будет снимать по три раза в месяц. Думаю, они примут меня с распростертыми объятьями, а так как у них недавно Казекаге умер, то думаю, они меня могут даже Казекаге и сделать, ведь в принципе, песком-то я управлять тоже умею. Хотя, конечно бы, не хотелось уходить из Конохи, не зря же я её спасал, дом в ней шикарный строил, двух принцесс кланов соблазнял, ещё недавно Корни повыдирал, если вы понимаете о чём я. Особенно радикально разобрался с самым большим и одноглазым корнем, я его мелко-мелко покрошил, а потом что осталось, превратил в пыль, мне дедуля Третий разрешил.

— Хм… значит, ты разобрался с Данзо… что ж, одной головной болью будет меньше. Ладно, не буду я отменять гаремы, живи уж в Конохе… — Цунаде замолкла, и пару километров мы шли молча, но — … Слушай, а как твоя техника работает? Просто так, ради научного интереса спрашиваю.

— Ну ладно, отвечу. В общем, как вы знаете, чакра состоит из Ян — энергии по большему зависящая от тела, и Инь — энергии по большему зависящая от души. Я же могу использовать одну из вида энергии души, которая не используется в Инь-компоненте чакры. Эта энергия, я называю её мана, она есть у некоторых шиноби, они её неосознанно добавляют в чакру, и это делает их техники более сильными и стабильными. Но и сама, эта мана, достаточно самостоятельная и самодостаточная энергия, именно с помощью неё, я так быстро телепортировался, уклоняясь от ваших атак. Также, с помощью неё можно лечить, причем как тело, так и душу. А можно исцелять что-то одно, опираясь на другое. Именно так и работает моя омолаживающая техника, она восстанавливает тело, опираясь на душу, а точнее на информацию о самом лучшем и оптимальном состоянии тела, которая хранится в душе. Мана запускает процесс полного клеточного восстановления, лимит регенерации клеток снимается и обнуляется, позволяя продлить и восстановить жизненный срок. Но эта энергия связана напрямую с душой, а не как чакра, которая находится в теле, поэтому не многие её могут почувствовать и использовать, плюс, она есть лишь у некоторых шиноби. Я же ещё с детства из-за моих глаз могу чувствовать и управлять этой энергии.

— Кстати, что у тебя за глаза? Светятся синим, и радужка в каких-то оранжевых звездочках.

— Это Хошинган. У меня были предки из Учих, Хьюг, Узумаки и вы были правы, и у меня действительно есть родство с вашим кланом Сенджу. Вот все эти геномы смешались, и вышло новое неизвестное додзюцу, которое я активировал случайно, в приюте, в три года, когда тренировался управлять чакрой. Я с детства хотел стать шиноби и с малых лет много тренировался, а потом я пошёл в Академию шиноби и там, в библиотеке прочитал, о вашем легендарном деде, которого прозвали Богом Шиноби. Особенно он был силен из-за его уникальной Стихии Дерева. Но мне тогда было только шесть лет, и когда я тоже захотел себе Стихию Дерева, меня не сильно волновали препятствия и всякие заморочки, типа Улучшенных Геномов. Поэтому, я начал тренировать стихию Воды и Земли, а когда у меня они уже хорошо получались, то я их потом попытался объединить. На это у меня ушло несколько месяцев, и я тогда смог прорастить семечку. Потом я начал оттачивать Мокутон, а уже потом мне взбрело в голову объединить ещё какие-нибудь стихии, раз я смог сделать это с Мокутоном. Ну, вот я и докатился до того, что могу соединить любые две стихии.

— Вот! Всё же ты Сенджу. И я думаю, раз ты не хочешь вступать в мой клан, то я найду тебе жену в гарем, которая родит тебе ребёнка и тот станет наследником клана Сенджу. Да, так и сделаю. — Цунаде повернулась к своей помощнице, — Слу-у-ушай, Шизуне, я раньше как-то не обращала внимание, но у тебя же никогда не было никаких отношений, да?

— Э, да, Цунаде-сама. Я всегда была занята, обучалась у вас ирьендзюцу, потом мы с вами путешествовали, и мне всё время приходилось о вас заботиться, особенно когда вы крупно проигрывались, и от горя напивались. Постойте-ка, что-то не нравится мне то, что вы озаботились моей личной жизнью, сразу как пообещали найти Наруто жену для гарема, которая родит вам наследника.

— Что ты, Шизуне, это просто совпадение. Мне просто стало интересно и ничего более. Всё же ты моя помощница, и ты мне небезразлична. Ну, всё, давайте поспешим, и доберёмся до города, тут еще тринадцать километров осталось.

— Слушайте, может, раз вы уже согласны стать Хокаге, и не обижаетесь на меня, то давайте я нас сразу перенесу в Коноху. — предложил я.

— Нет-нет, не надо. Мне по пути надо раздать долги, чтобы ростовщики не приходили ко мне в Коноху и не требовали вернуть деньги. Да и вообще, совместное путешествие, оно же сближает людей. Да, Шизуне? Кстати, Наруто, как ты относишься к светлокожим, стройным, короткостриженым тёмным брюнеткам, с черными глазами? — полностью описала она свою помощницу.

— Госпожа Хокаге, ваши намерения прозрачны как слеза младенца. Мне нравятся все типы красивых женщин, и ваша Шизуне, тоже подпадает под категорию красивой. Но брать в жёны, я буду лишь тех, кого сам выберу и кого достаточно узнаю.

— Ну, а мне же ты сразу предложил вступить в гарем.

— Чтобы так поступить у меня была причина, хотя нет, не так, это у вас была причина, точнее две большие и упругие причины.

— Опять ты на мою грудь съезжаешь. Был бы ты Джираей, то уже давно получил бы от меня. Но ты не Джирая, и когда тебя пытаешься наказать, ты уклоняешься и когда я всё же, тебя ударила, то лучше бы ты тоже уклонился. Я как будто об стальную скалу ударилась.

— Ну да, это как раз и была Стихия Стали. Вот, когда я её использую, то становлюсь стальным, а кожа чернеет. Но, это единственное применение этой стихии, выходить за пределы СЦЧ она не хочет. — я показал как моя рука превратилась в чёрную сталь.

— Да уж, ты я смотрю, шиноби многих талантов. Ну, Наруто, как родственнице и твоей Хокаге, может сбросишь мне пару десятков годков?

— Простите, госпожа Хокаге, но только через гарем и только через постель. Вы всё же хорошо над этим подумайте, через сто лет наша разница в возрасте будет не такая уж и большая, если, конечно, вы согласитесь на гарем. Ведь для обычного человека что сто пятьдесят, что сто тринадцать, одинаково долгий срок жизни.

— Наруто, то, что ты предлагаешь, это очень заманчивое предложение для любой женщины, но у меня уже был жених, и я не могу так просто отказаться от памяти о нём.

— Ну, время у вас ещё подумать есть, годика три я думаю будет достаточно.

— Вот же ж мелкий, жадный, мелочный мерзавец. Как только я стану Хокаге, то ты сразу получишь кучу скучных D-ранговых миссий от которых взвоешь.

— Пф, напугали ежа голой попой. Кстати, попа у вас тоже зачёт.

— Не вынуждай меня вновь пытаться тебя ударить.

— Ну, что вы, госпожа Хокаге, я же говорю это как комплимент, с восхищением от вашей фигуры.

Мы заночевали в следующем городе. Цунаде сама брала номера в гостинице, и хотела провернуть, что вроде как номеров мало, и поэтому Шизуне должна спать со мной в одноместном номере, я на это сказал, что на ночь мы с Мито можем переместиться домой и поспать там, на что Цунаде лишь разочарованно цыкнула. Все последующие дни Пятая Хокаге, расплачивалась с долгами, в основном, конечно, медицинской помощью, а иногда и деньгами. Долгов было дофигище, поэтому я предложил ей созданные мной драгоценные камни. Она их приняла, пошла платить долг, но вернулась с ещё большим долгом, так как решила сыграть напоследок, на лишние деньги, и проиграла, а потом захотела отыграться и вновь проиграла, и так пока она не заняла больше, чем отдала. Я тогда предложил ей ещё и золотые слитки, которые добыл с помощью Джитона, но при условии, что я буду ходить с ней и контролировать, как именно она отдает долги.

Кстати немного про Джитон — Стихию Магнетизма, есть две её разновидности. Первый вид — это управление металлическими частицами, этот Джитон состоит из Земли и Молнии. Второй вид — это управление неметаллическими частицами, например обыкновенным кремниевым песком, этот Джитон состоит из Земли и Ветра. Для образования Стихии Магнетизма, от Земли требуется определенная частота чакры, которая определяет материал, а от Ветра и Молнии требуются их манипулятивные свойства, то есть чакрой ветра намного проще управлять обыкновенным песком, а железным песком проще управлять чакрой молнии. Поэтому я не сильно и забочусь о деньгах, так как могу быстро добыть любые драгоценные металлы, и могу добыть или создать драгоценные камни. Чакры, правда, на это всё уходит дофига, поэтому этот способ и не распространён у других шиноби. Хотя, материалом, которым управлял и сражался Четвертый Казекаге, был золотой песок. Вот это я понимаю уровень пафоса — сражаться золотом.

Я же в это время думал вот о чём. Я, конечно, верен деревне, но может всякое случиться и меня могут объявить нукенином. Я легко смогу сбежать, но свой гарем я не оставлю, а его надо где-то расположить, не будем же мы бегать голодранцами. Поэтому, я решил, что мне нужна запасная база, и это должно быть что-то грандиозное, монументальное и хорошо защищенное. Поначалу, я подумывал о замке, потом о замке на острове, потом о летающем замке и в конце решил построить летающий остров с замком. Строительство для меня это не проблема, так как и строителей, и материалы, я организую сам. Поэтому я послал клонов на разведку, для поиска места строительства.

И довольно скоро, я нашёл одно место — огромный кратер от метеорита в океане, котловина которого была заполнена водой, а диаметр котловины, был около тысячи двести метров. Я решил поднять стенки котловины, образовывая огромную чашу, из которой убрал всю воду. В эту чашу я буду помещать металл, который станет фундаментом моего острова, потом, когда котловина заполнится, я буду строить и замок. Но фундамент не будет огромным цельным куском металла, в нём будут помещения, которые в итоге станут подземельем замка.

Думаю, я смогу его потом поднять в воздух, с помощью Стихии Магнетизма и антигравитации Дотона. Но это всё равно долгий проект и не такой срочный, так что, на строительство моей зловещей летающей Цитадели Повелителя, я выделял в день по пятьдесят клонов.

Глава 11 — Прохладная миссия

Мы, наконец, прибыли в Коноху. Цунаде пошла перенимать бразды правления от Третьего и советников. Нас же с Мито отпустили, и я, наконец, занялся доделыванием огромной схемы фуин-накопителя для меня. Осталось ещё пару дней и закончу. Но только я её закончил и на следующий день хотел ставить, как нашей команде выдали миссию по сопровождению актрисы Юкиэ Фудзикадзэ игравшую роль Принцессы Фуун, в недавно вышедшем одноименном фильме. Миссия начиналась послезавтра, а мне пришлось пока отказаться от постановки печати, ибо потом её ещё пару дней придётся тестировать и проверять на всякие недочеты.

Поэтому, на следующий день мы пошли в кинотеатр, чтобы посмотреть фильм «Приключения Принцессы Фуун и Семицветная Чакра». Фильм был полон пафоса и ахинеи. Злодей практически всех победил, герои лежат поверженные, но потом у главной героини открывается второе дыхание, она воодушевляет своим примером своих соратников, и злодей, недавно их всех легко раскидавший, неведомым образом оказывается поверженным. В общем, добро всегда побеждает зло. Когда мы выходили из кинотеатра, не досмотрев титры, на нас выскочила принцесса Фуун на коне, а за ней гнались бронированные всадники.

— Эй, это же принцесса Фуун! Наруто, мы должны ей помочь! За ней гонятся злодеи! — начала дергать меня Мито.

— Мито, это актриса, игравшая её роль. Может они сейчас какую-то сцену записывают, а мы им помешаем.

— Но, Наруто, а вдруг это всё же злодеи, и они хотят похитить принцессу. Давай вмешаемся, если что, потом извинимся.

— Мито, она не принцесса, она актриса, причём не самая лучшая. Но для тебя, лисенок, я с удовольствием отмудохаю тех железнозадых всадников.

— Спасибо, Наруто. Побежали быстрей их догоним.

— Эй, и нас подождите! Саске, давай скорей, не отставай. — крикнула Сакура.

На актриску-принцесску как раз хотели набросить сеть, чтобы её захватить, но тут появился я и превратил сеть в конфетти.

— Принцесса Фуун, сегодня я побуду твоим героем. — сказал я, и так как преследователи были в металлических доспехах, я их поднял в воздух Джитоном.

— Я не принцесса Фуун. Уйди с дороги, и не мешай мне. — она пришпорила коня.

— Эй, принцесса, ты куда намылилась? А как же поцеловать своего спасителя? Тц, ускакала. Ну, что Мито, ты довольна?

— Какая-то она холодная, я бы даже сказала стервозная. А я хотела у неё автограф взять. — разочаровано сказала Мито.

— Да все актёры лицемеры, это лишь на экране они выглядят добрыми и хорошими, а на самом деле они те еще ханжи. Так, а что же мне делать с этими болтающимися в воздухе, бесполезными консервными банками с мясом, и… и с каким-то очкастым старикашкой.

— Так-так. Наруто, ты что делаешь? — появился Какаши и спросил у меня.

— Металлолом собираю.

— Наруто отпусти их. А этот очкастый старикашка — наш заказчик.

— Оу, тогда простите. Мито, говорил же, что мы куда-то не туда лезем.

— Но они выглядели, как-то по-злодейски. — оправдалась Мито.

— Ох, ничего-ничего. Это ведь вы должны будете нас сопровождать? Если так, то, что вы расправились за мгновенье со столькими телохранителями и каскадёрами, нанятыми нами, говорит о вашей высокой квалификации. Кстати, я продюсер и менеджер актрисы Юкиэ Фуджиказы, моё имя Сандай Асама, приятно познакомиться. Раз наше небольшое недоразумение разрешилось, то пойдёмте к режиссёру, там мы расскажем суть вашей миссии. Хотя, то, что мы упустили Юкиэ, очень плохо, придётся потом её искать.

— Да не придётся, я сенсор и знаю, где она сейчас находится. Она сидит тут недалеко, возле озера. Если хотите, то в качестве компенсации за причинённые неудобства, могу её к вам привести.

— Это было бы отлично, но только Юкиэ почему-то не хочет ехать на съемки последних сцен, и всё время сильно упрямится пытаясь сбежать.

— Я её уговорю, у меня прекрасно выходит убеждать девушек, в чем-либо.

— Ага, прекрасно выходит убеждать. Когда Цунаде не захотела возвращаться в деревню, ты связал её, и нес на плече пока она сама не согласилась идти в Коноху и становится Хокаге. — скептически прокомментировала Мито.

— Ну, я же и говорю, что мне прекрасно удается убеждать. Сначала она категорически отказывалась становиться Хокаге, а сейчас, благодаря мне, она уже усадила свою попку на кресло Хокаге. Так что, не беспокойтесь, актриса будет доставлена на съемку, хочет она этого или нет.

Я пошел к принцессе, которая вроде, как и не принцесса, но по-настоящему всё же принцесса.

— Итак, принцесса Фуун, ваши подданные нуждаются в вас, и требуют, чтобы вы явились на съёмочную площадку.

— Я не принцесса. И я никуда не пойду. — бросила она свой королевский взор на меня, а после вновь начала пялиться на морскую гладь.

— Давай уже, великая актриса, подымайся и пошли. Не заставляй меня напрягаться.

— Актриса? Великая? Хех… нет работы хуже, чем работы актера, нет людей хуже, чем актеры. Ты живёшь судьбой придуманной другими людьми, в мире, сотканном изо лжи. Уйди, я никуда не пойду. Мне плевать на роль, на фильм, я не хочу никуда ехать, особенно в Страну Снега. — ответила она не глядя на меня.

— Какая же ты только упрямая, актриска. И уж не тебе жаловаться на сложность работы. Ты, если и кого-то убила в жизни, то только на экране кинотеатра, а мне приходилось для защиты близких, убивать, и много, уже около полтысячи трупов наберётся. Как ты поняла, я не добренький и доблестный ниндзя, как в дешевых фильмах, в которых ты снялась. Я легко могу тебя оглушить и принести к твоему режиссёру. Но тебе повезло, ведь я предпочитаю красивых девушек не обижать, даже если они вражеские куноичи желающие меня убить, или как ты, разбалованная актриска, которая переиграла ролей принцесс, и сама возомнила себя капризной принцессой. Я предпочту с тобой договориться. Итак, в чём твоя проблема, что ты не хочешь ехать в Страну Снега?

— Не твоё дело. И отстань от меня, я уже все сказала. Можешь пугать меня сколько хочешь. Я не поверю, что ты мог столько убить, и не испугаюсь тебя. Я не вернусь в Страну Снега.

— Стоп. Ты сказала «вернусь»? Так ты там уже была? И тебе там не понравилось?

— Вали! — рявкнула она на меня.

— Или, во! Придумал самый маловероятный вариант, но этот мир безумен, так что, слушай. Ты уже была в Стране Снега, так как ты сбежавшая принцесса этой страны, дочь предыдущего правителя, которого сверг нынешний, и ещё круче, если они оба будут братьями.

— Что за? Как ты узнал?! — подорвалась она с места, и схватила меня за одежду, — Кто ты?! Ты что, убийца, посланный моим дядей, чтобы довершить начатое, и расправиться со мной, как и с отцом?!

— Э! Э! Стоп! Стоп! Ты чё на меня набросилась? Не может же быть, что весь тот бред, что я только что сказал оказаться правдой?

— Ты что, издеваешься? Ты не мог просто так отгадать. — потрясла она меня за одежду.

— Ладно, успокойся. Просто я шиноби, мы во всякое дерьмо попадаем, и поэтому учимся предполагать самое худшее. Итак, ты принцесса, у тебя есть дядя узурпатор, который хочет твоей смерти. Не вижу никаких проблем.

— Проблем не видишь?! Да он убил моего отца, и меня пытался. Я сбежала оттуда, а теперь меня насильно хотят туда отвести, ради какого-то дурацкого фильма! — истерично поведала она.

— Ну, принцесса, успокойся. Просто именно для меня, какой-то возжелавший власти глупец, не является проблемой. Я таких уже двоих ликвидировал, один известный криминальный босс Гато, второй глава подпольной организации шиноби Данзо. Я разобрался с ними, могу разобраться и с этим.

— Ты не сможешь. — отпустила она меня и отошла.

— Принцесса, когда я говорил тебе о том, что я вырезал пять сотен человек, я тебя не просто пугал, я констатировал факты. Если ты мне поверишь, и поедешь в Страну Снега, я защищу тебя, и если ты пожелаешь, я могу на твоих глазах убить твоего дядюшку. А если ты мне не поверишь, и не захочешь идти, то я как уже говорил, просто вырублю тебя и отнесу режиссёру, и буду просто выполнять миссию по твоей защите. Давай, будь хорошей принцессой и пошли со мной, и я выполню твое желание.

— Ты… ты же шиноби, они ничего не делают бесплатно… какая твоя выгода в этом? — с подозрением начала смотреть принцесса на меня.

— Ну, если хочешь, узнать цену за мои услуги, то я скажу тебе, что хочу тебя разложить и жёстко трахнуть все твои отверстия. Как тебе такая выгода? — она испуганно отстранилась от меня, — Да успокойся ты, я пошутил. Больно ты мне нужна. У меня уже есть кого трахать, целых троих красавиц. Я делаю это потому, что как ни крути, но твои фильмы мне всё же нравятся. У нас, у шиноби, и так не много развлечений — кабак да бордель. А кино, с твоим участием, может помочь скоротать пару вечеров. Так что, можешь считать, что я делаю это ради искусства. Ну, ещё автограф дашь, для Мито.

— А ты не врешь и точно силен? — более спокойно спросила она.

— Хочешь, я перенесу нас телепортом, в одно место, в море, где смогу продемонстрировать тебе пару моих техник. Чтоб у тебя, значит, все сомнения пропали, в моей силе и в том, что твоя королевская попка будет в безопасности. Это недолго, минут на десять, зато ты спокойно сможешь продолжить сниматься в фильме, а потом мы отомстим твоему дядюшке.

— Я… не могу поверить тебе на слово, и вернуться в страну, где меня чуть не убили. Но если ты меня впечатлишь, и докажешь, что сможешь сдержать своё обещание, я беспрепятственно пойду с тобой, к режиссёру, и буду продолжать сниматься в фильме. А потом, может и воспользуюсь помощью в мести.

— Ладно, принцесса, подойди ко мне и стань на вот эту летающую железную платформу, мы всё же в море переместимся, а ты по воде ходить, как я, не умеешь. — я перенёс нас в море, здесь был маленький островок, находящийся очень далеко от материка, на нём я на всякий случай оставил маячок для телепорта, чтобы испытывать тут техники. А то, Долина Завершения, уже и так из-за меня превратилась в зону бомбардировок метеоритами, хотя, метеорит диаметром в пару метров, я там тоже сбрасывал.

Так вот, мы стояли на металлической платформе, полёт которой Джитоном контролировал мой клон. Он поднял нас на высоту около полукилометра. Вид на море был завораживающий, а так как на платформе я сделал поручни, то к ним подошла Юкиэ, и сказала:

— Тут красиво. Но ты обещал показать не прекрасный вид, а свои техники. — требовательно посмотрела она на меня… вот уж, действительно принцесска.

— Да я просто думаю, что из моего многочисленного арсенала применить. У тебя, кстати, никаких пожеланий нет?

— Ну, если сможешь, то пусть это будет, что-то ледяное или снежное, мы же хотим в Страну Снега ехать.

— Ну, тогда, выбери ещё какое-нибудь животное.

— Пусть это будет, допустим, кошка, я люблю кошек.

— Я сделаю тигра, тигр тоже кошка. Ладно, смотри, сейчас тут будет зрелище покруче твоих фильмов. Хотя, немного опустимся, чтобы лучше было видно.

Я создал ледяного клона, и он сказал:

— Высвобождение Льда: Колоссальный Ледяной Тигр. — из океана выпрыгнула огромная восьмидесятиметровая полосатая кошка, в которой узнавался тигр. А сам я сказал:

— Высвобождение Жара: Гигантский Феникс. — рядом с нами возникла тридцатиметровая огненная фигура птицы, с длинными хвостовыми перьями из раскаленной плазмы, и вокруг сразу стало жарковато. Феникс набросился на ледяного тигра, и у них завязалась жаркая схватка, хотя по факту ещё и холодная. Феникс дышал огнём, стрелял своими плазменными перьями, а тигр огрызался ледяным дыханием и ледяными копьями. Схватка была эпическая, как битва Кин-Конга с Тираннозавром.

— Ладно, вижу, ты впечатлена, поэтому буду заканчивать, и финалом станет их эпичная гибель от моей любимой техники. Планетарный Взрывной Расен-Сюрикен. — я кинул этот огромный Расенган в сражающихся зверей, а клон поднял нашу платформу выше, для безопасности и я ещё поставил барьер. Взрыв был такой силы, что ударная волна отбросила воду и оголила морское дно на пару километров, а потом, когда взрыв прошёл, вода вернулась огромным круговым приливным цунами, которое столкнулось в бывшем эпицентре взрыва, образовав огромный гейзер, после чего море начало штормить огромными волнами.

— Кто ты? Ты что, какой-то, бог? Человек не может обладать такой силой. — посмотрела она на меня с огромным удивлением, хотя там было не только это, но ещё и куча других эмоций, от страха до благоговения.

— Я Наруто Хенсу, и я просто очень сильный шиноби. Правители Скрытых Деревень Пяти Великих Стран, могут практически так же. Просто, обычные люди не осознают в полной мере истинную силу шиноби. Ну что, Юкиэ Фуджиказе, теперь ты веришь, что я смогу защитить тебя и помочь одолеть твоих врагов?

— Хех. Сложно не поверить, когда на твоих глазах произошло то, что и в самом дорогом фильме не увидишь. И моё настоящее имя — Казехана Коюки. Я буду рада, если ты будешь сопровождать меня в Страну Снега, и поможешь мне отомстить за отца. И ещё, называй меня просто по имени — Коюки. А если ты позволишь, то я буду называть тебя Наруто.

— Казехана Коюки — Пушистый Снег, прекрасное имя для принцессы Страны Снега. И да, Коюки, можешь называть меня по имени. Ну что ж, возвращаемся обратно. А по пути на студию, ты не могла бы рассказать о себе, о своём отце, стране, обо всём, о чём только сможешь поведать.

— Хорошо, Наруто.

Мы вновь переместились к озеру, откуда не торопясь пошли на съёмочную студию. Коюки рассказала об отце Казехане Сосетсу, о том, что он увлекался разными электронными механизмами, основанными на чакре, и том, что он хотел благополучия своей стране. Для этого он решил построить, какое-то сложное и гигантское устройство, которое должно было привести Страну Снега, по словам отца, к процветанию. Но это устройство было очень дорогостоящим, и на него он потратил большую часть денег страны. Ещё у него был брат, который смог занять место главного шиноби, в их малой Скрытой Деревне Снега. Он захотел стать единоличным правителем страны, и воспользовавшись шатким положением отца Коюки, организовал переворот. Скрытой же целью было завладения, того самого устройства. Казехана Дото — узурпировавший власть дядя Коюки, думал что это какое-то невероятно сильное оружие, способное уничтожить все Пять Великих Стран, вместе с их Скрытыми Деревнями. Но, когда он нашёл устройство, он обломался, так как не он его строил, и он не знал, как его активировать. И теперь, Страна Снега осталась такая же бедная, какой её оставил предыдущий, насильно свергнутый правитель, который так и не успел использовать прибор, что он строил для возвышения своей страны. Когда Коюки рассказывала о своей жизни, о том, как она чуть не умерла во время переворота, потом о том, как маленькой девочке пришлось выживать в чужом ей и незнакомом мире, она слегка начала плакать. Я её приобнял, начал гладить, успокаивать, и так как нам всё же надо было поспешить, я понёс её на руках, а она продолжила свой рассказ. О том, как она перестала больше верить в мечты и сказки, но по иронии судьбы она стала актрисой, чей работой было играть роли, воплощая чужие мечты и сказки в реальность, хоть только и на плёнку видеокамер, и на экраны кинотеатров.

Когда мы достигли студии, Коюки к