Ученик джедая. Специальное издание-2: Последователи (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Джуд Уотсон Последователи
(Звездные войны-23) Ученик джедая. Специальное издание-2

ГЛАВА 1

Замерцала голограмма, и в храмовом Зале Карт возникли призрачные фигуры Бент Эрин и её нового учителя Кита Фисто. Квай-Гон Джинн внимательно изучал голографическое изображение Бент, глядя прямо в её серебристые глаза. Он был рад вновь видеть чуткую девушку-падавана с Мон Каламари. И не только потому, что она была близким другом его восемнадцатилетнего ученика Оби-Вана Кеноби. С тех пор, как год назад погибла Талла, которая была её учителем, Квай-Гон чувствовал, что ему надо заботиться о ней.

Бент и Квай-Гон тяжело переживали смерть Таллы, и оба все ещё чувствовали утрату. Квай-Гон знал, что, несмотря на своё горе, Бент продолжила обучение. Но она все ещё не пришла в себя, подумал он.

Внимательно присмотревшись, Квай-Гон заметил в глазах Бент что-то, чему там быть не следовало. Это была не глубокая печаль, которую он привык видеть на лице скорбящей Бент в Храме, когда боль была ещё свежа. Это было что-то другое. Квай-Гону хватило секунды, чтобы узнать это чувство.

Это был страх. Бент боялась. Но вот вопрос, чего же?

— Здравствуйте, магистр Квай-Гон, Оби-Ван, — Кит Фисто поприветствовал их лёгким поклоном, отчего несколько его жёлто-зелёных головных усиков упало на плечи. — Я много слышал о вас от моего падавана. Я рад возможности поговорить с вами, но боюсь, разговор не будет приятным.

Днём раньше Совет дал Квай-Гону и Оби-Вану поручение. Никто не сказал им, зачем они должны встретиться с Бент и Китом Фисто. Когда Кит Фисто вышел на связь с пустынной планеты Коррибан, Квай-Гон сперва подумал, что это задание будет самым обыкновенным.

Но достаточно было одного взгляда на лицо Бент, чтобы понять, что это не так.

Ситхи. Квай-Гон знал истории о ситхах, причём впервые он услышал их, будучи ещё маленьким мальчиком. Каждое поколение детей, принятых в Храм, знало истории и легенды ситхов. Они рассказывали друг другу эти страшные сказки поздно ночью, когда им следовало бы спать. Ровесники Квай-Гона не были исключением.

Несмотря на то, что из-за этих страшных историй маленький Квай-Гон не спал несколько ночей, он всегда чувствовал, что большей частью все они выдуманы — мифы, созданные, чтобы напугать, и не содержащие никаких сведений. Даже после изучения истории ситхов и осознания того, что ситхи на самом деле существовали и были весьма могущественны, Квай-Гон продолжал относиться к ним скептически. Но недавний разговор с магистром Китом Фисто заставил Квай-Гона пересмотреть своё мнение о ситхах.

— Учитель, а Вы верите… — Оби-Ван замялся.

— Верю ли я в ситхов? — Квай-Гон закончил вопрос за ученика, прежде чем ответить. Несомненно, отчёт Кита Фисто у Оби-Вана тоже вызвал много вопросов.

— Конечно, верю. Мы с тобой достаточно изучили их историю, чтобы знать — опасность, исходящая от ситхов, когда-то была очень велика. Но мы также знаем, что ничего из их культуры не дошло до нас. Они сами уничтожили себя уже очень давно. Остаётся лишь вопрос, могут ли они угрожать нам сейчас, — теперь замялся уже Квай-Гон.

— Как они могут представлять опасность, если их больше не существует? — спросил Оби-Ван.

— Опасность заключается не в самих ситхах, а в их учении, а это учение может подтолкнуть других к злу. Пока учение ситхов существует, оно является потенциальной угрозой.

— И если кто-то распространит их учение… — Оби-Ван умолк.

Квай-Гон понял, что он, должно быть, думает о том, что Кит Фисто и Бент обнаружили на Коррибане. Разве мог он забыть выражение лица Бент, когда она описывала ужасные вещи, которые видели она и её учитель? Или мрачные глаза Кита Фисто, когда он рассказывал о найденном ими жилище… и его жутком содержимом?

В покосившейся хижине лежали тома, содержащие знания ситхов, и образцы древнего ситхского оружия. Казалось, кто-то по крупицам собрал всю информацию, которую удалось найти о ситхах, и правду, и вымысел. И нацарапанный на одной из стен рисунок, изображающий голокрон ситхов, а рядом послание, написанное тайнописью ситхов. Место известно. Следуй за ведущим.

Сам по себе голокрон не представлял собой неминуемой опасности. Такие же кристаллические устройства для хранения информации использовали и джедаи. Размером с ладонь и удобные для транспортировки, голокроны были превосходным средством для хранения большого количества знаний.

Но голокроны джедаев, которые Квай-Гону приходилось видеть, были прямоугольными. Голокрон, обнаруженный на Коррибане, имел форму пирамиды — такая форма характерна исключительно для ситхов. И знания, содержащиеся в голокроне ситхов, были бесконечно опасны. Знания, как фокусировать тёмную силу, как её умножать, использовать и управлять ею.

Если его сохранить, и если он попадёт не в те руки, голокрон ситхов может быть более чем смертоносным.

— Мы знаем, что в галактике существует несколько ситхских сект, — сообщила храмовый архивариус Иокаста Ню. — Мы наблюдаем за ними, но пока они ни разу не давали нам серьёзных причин для беспокойства. У них никогда не было много последователей, а их деятельность не отличалась от деятельности других небольших криминальных группировок. Они всегда были скорее помехой, чем угрозой.

Иокаста нравилась Квай-Гону все больше и больше, несмотря на то, что он совсем немного успел поработать вместе с ней. Вообще-то он не любил пользоваться обычными каналами получения информации. Но он начал ценить прямую и непосредственную манеру Иокасты. Она никогда не ошибалась и предоставляла Квай-Гону именно ту информацию, которая была ему нужна.

— В последнее время возросла активность в одном из высших учебных заведений, прямо здесь, на Корусканте, — сказала Иокаста. — Наши источники сообщили, что причиной стал профессор по имени Мрак Ланди.

Она включила экран, на котором появилось изображение профессора-квермийца. Квай-Гон уже не в первый раз слышал имя профессора Ланди. Печально известный галактический историк, Ланди пользовался любовью у студентов и приводил в восторг коллег. Квай-Гон даже слышал, как его называли одним из лучших историков эпохи. Но он не понимал, как Ланди может быть связан с хижиной, найденной на Коррибане.

— За последние несколько лет круг научных интересов Ланди сузился, — объяснила Иокаста. — Сейчас все его исследования и лекции касаются тёмной стороны Силы. Когда исследования сократились, число его студентов возросло.

Иокаста подтолкнула в сторону Квай-Гона и Оби-Вана несколько студенческих учебников. Они содержали объявления о собраниях ситхов и нарисованные от руки эскизы, изображающие ситхские боевые приёмы.

— Его лекции наиболее популярны в студенческом городке. Студенты ищут его учебники, но их трудно достать. — Мгновение она помедлила. — Тем не менее, несколько штук находятся среди предметов, найденных на Коррибане.

Так вот оно что, подумал Квай-Гон. Совет считает, что это один из учеников доктора Ланди собрал информацию, найденную на Коррибане.

Квай-Гон поднял глаза и обнаружил, что Оби-Ван смотрит на него с пониманием. Ни один из джедаев не испытывал необходимости говорить — их следующий шаг был совершенно ясен. Пришло время приступить к изучению краткого курса истории ситхов.

ГЛАВА 2

Оби-Ван пробирался сквозь толпу студентов в дальний конец помещения, не беспокоясь о том, что его могут узнать. Затеряться в такой толчее было несложно. Студенты на Корусканте были настолько разнообразны, что в их толпе надо было гореть ярким пламенем, чтобы только удостоиться взгляда. Кроме того, Оби-Ван и его учитель были единственными, кто не проталкивался отчаянно вперёд, стремясь до начала занятий перекинуться словом с профессором Ланди.

Со своего места у стены Оби-Ван мог разглядеть в центре толпы только голову преподавателя-квермийца, слегка покачивающуюся на длинной шее. Не считая его преклонных лет и маленького чёрного устройства, закрывающего один глаз, Мрак Ланди был очень похож на магистра-джедая Йарэля Пуфа. Он принадлежал к тому же виду и имел такой же представительный облик. Но в докторе Ланди было что-то, что очень сильно отличало его от других, что-то ужасное, что Оби-Ван не мог чётко уловить.

В другом конце аудитории Квай-Гон тоже наблюдал за профессором, его глаза изучающе сузились. Он ещё что-нибудь заметил? Посреди всеобщего шума Оби-Ван решил связаться с Квай-Гоном по комлинку и узнать, что тот думает. Но в этот момент доктор Ланди поднял несколько своих рук в знак того, что лекция начинается.

Быстрее, чем Оби-Ван мог себе представить, скопище студентов расселось по местам, и в помещении наступила тишина. Зал, в котором проходили занятия, был огромным, но свободных мест не было. Все места, где можно было встать или сесть, были заняты студентами, и по меньшей мере дюжина парящих камер фиксировала каждое слово профессора для студентов, которым не удалось попасть в аудиторию.

Оби-Ван обвёл взглядом толпу. Впечатляющим было не только количество присутствующих. Все студенты следили за лекцией с пристальным вниманием. И через полчаса они остались также поглощены занятиями — не было заметно ни задремавших, ни отвлёкшихся. Оби-Ван надеялся найти студентов, которые привлекали бы внимание чем-то необычным или ещё как-нибудь выделялись. Как оказалось, единственным, кто выделялся, был он, потому что вертел головой, пока профессор говорил.

Доктор Ланди расхаживал по узкому пространству на возвышении, не занятом студентами. Он говорил и делал маленькие шажки своими длинными ногами, отчего его тело, казалось, плыло над головами слушателей. Время от времени он останавливался, несомненно, наслаждаясь своим положением и возможностью заставить толпу затаив дыхание ждать его следующих слов.

Мрак Ланди не был похож на учителей, которые были у Оби-Вана в Храме. В Храме преподаватели Оби-Вана были партнёрами в обучении, советчиками, которые стремились помочь ему раскрыть суть вещей и явлений и не навязывали своё собственное мнение.

Оби-Вану не понравился стиль обучения, который он наблюдал сегодня. Однако чем больше он слушал доктора Ланди, тем больше хотел слушать. Вскоре он тоже стал с нетерпением ожидать каждого слова профессора.

— За исключением самих ситхов, никто даже не видел их голокрон. Так говорят. Да. Кроме того, есть рисунки, легенды и мифы. Тем не менее, многие историки считают, что ситхи так берегли свои знания, что сами уничтожили его, чтобы он не попал к недостойным. В конце концов, ведь мы говорим о существах, которые убивали своих учителей, когда получали всё, что можно от них узнать… — Ланди остановился и посмотрел на своих студентов с лукавой улыбкой. — Может, мне стоит быть настороже в преддверии дня выпуска?

Затем он продолжил.

— Некоторые учёные утверждают, что ситхи вообще не пользовались голокронами, потому что они были не настолько глупы, чтобы хранить такую огромную мощь в кристалле, который может уместиться в моей руке. — Профессор помедлил, пристально глядя на одну из своих вытянутых ладоней. — Мощь, превосходящая всё, что галактика знала на протяжении долгого-долгого времени. Тем не менее, единственное, что я уяснил за то время, пока изучаю историю — в каждом мифе есть маленькое зёрнышко истины. Надо глубоко копать, чтобы найти его. Но оно там, под поверхностью, ждёт, чтобы его нашли.

Оби-Ван не знал, сколько времени прошло, прежде чем он заставил себя закрыть глаза и вновь привёл своё сознание в состояние готовности к действию. Ситхи, о которых говорил Мрак Ланди, были более реальны, чем во всех полуночных историях о призраках, но Оби-Ван был здесь не поэтому. Ему надо было сосредоточиться.

Однако, побыв под воздействием чар даже малое время, Оби-Ван понял, как Мрак Ланди удерживает вокруг себя студентов. Интересный предмет, который вёл доктор Ланди, его собственный ум и обаяние делали ещё более привлекательным. Влияние Ланди на студентов было впечатляющим. Более того, оно было опасным. Студенты Ланди, казалось, без всяких вопросов верят тому, что говорит их преподаватель. А то, как он говорит о тёмной стороне, делает её весьма заманчивой. Могло ли это влияние быть слишком глубоким?

Оби-Ван ещё раз сосредоточился на студентах. Ему надо было стать одним из них, или таким, как они — как тот, кто собрал знания ситхов на Коррибане.

Внимание Оби-Вана привлекла маленькая группа в первом ряду. Четверо студентов, сидевшие на самых лучших местах, подавались вперёд всякий раз, когда профессор говорил.

Первым был темноволосый молодой человек, согласно кивавший головой после каждого заявления Ланди. Рядом с ним сидел рыжеволосый мальчик, который был так поглощён лекцией, что держал руки над партой, как будто он собирался положить их на колени, но застыл, когда профессор начал говорить. Третий мальчик заносил каждое слово в информационный планшет, несмотря на то, что у него была своя собственная парящая камера, записывающая всю лекцию. Последней была девочка, которая с покровительственным видом держала плащ и кейс для документов, принадлежащие, как догадался Оби-Ван, доктору Ланди.

Внезапно на парте перед темноволосым мальчиком в первом ряду вспыхнул жёлтый огонёк. Оби-Ван быстро сообразил, что этот огонёк предупреждает профессора о том, что студент хочет задать вопрос.

Доктор Ланди остановился, не закончив фразы. Он повернул свою голову на длинной шее, и Оби-Ван уловил гневный блеск в лишённом век глазе квермийца. Но гнев исчез, когда профессор увидел того, кто осмелился его прервать. Очевидно, этот юноша был любимчиком. Доктор Ланди даже назвал его по имени.

— Да, Норвал? — спросил он.

Норвал поднялся.

— Простите, что прерываю Вас, профессор. Я только хочу узнать, правда ли, что ситхи были могущественнее, чем джедаи.

Доктор Ланди усмехнулся, как будто Норвал задал глупый вопрос.

— Конечно, — сказал он. — Сила и жажда мести всегда были намного более серьёзными мотивами, чем стремление к миру. Ситхи легко могли бы господствовать над всей галактикой, если бы не совершили ошибку.

Доктора Ланди прервал звонок, возвещавший конец занятий. Студенты тихо сидели на местах в надежде, что профессор закончит свою мысль. Но доктор Ланди уже забирал свой плащ и кейс у девушки в первом ряду.

— На следующей неделе занятий не будет, — объявил профессор. Класс застонал. Досада студентов заставила Ланди улыбнуться. — Я беру небольшой отпуск для научной работы.

По всей аудитории на партах зажглись жёлтые огоньки.

— Когда я вернусь, я смогу поделиться с вами захватывающей информацией. — Доктор Ланди загадочно улыбнулся. — А пока мой ассистент Дейдра ответит на все возникшие у вас вопросы.

Девушка, державшая вещи профессора, встала рядом с кафедрой. Оби-Ван подумал, что она выглядит потрясённой. Доктор Ланди вышел из аудитории в сопровождении Норвала и рыжеволосого мальчика, которого Норвал называл Омалом. Оби-Ван заметил, что у рыжеволосого ясный, внимательный взгляд. Он был явно взволнован и оживлённо обсуждал лекцию с Норвалом.

Оби-Ван и Квай-Гон обменялись пристальными взглядами перед тем, как направиться к дверям и выскользнуть в холл. Со стороны это выглядело так, будто они решили немного отдохнуть.

ГЛАВА 3

Квай-Гон предпочёл бы остаться и поговорить со студентами, занимающимися у доктора Ланди, но неожиданное сообщение профессора все изменило. Доктор Ланди что-то знал, и сейчас важнее всего было выяснить, что именно он знает и куда направляется.

Квермиец двигался неожиданно быстро для своих лет, но джедаи без труда поспевали за ним. Квай-Гон проследовал за Ланди в порт и увидел, как тот поднимается на борт небольшого судна. Джедаи не знали, куда направляется этот транспорт, поэтому у них не было выбора — они последовали за ним на корабль.

Как только они поднялись на борт транспортника, стало ясно, что это частное судно, выполняющее чартерные рейсы, и притом не слишком комфортабельное. В основном салоне почти все место занимали плотные ряды кресел. И сиденья, и пассажиры выглядели так, будто знавали лучшие времена.

— Вы летите на Лизаль? — прорычал голос из тёмного угла рядом с входом.

— Да, — быстро ответил Квай-Гон. Пункт назначения казался знакомым.

— Билеты, — потребовал голос.

— Пожалуйста, два, — ответил Квай-Гон.

— Сейчас уже слишком поздно их покупать, — грубый капитан вышел из тени, показав джедаям сломанные зубы и обдав их зловонным дыханием. — Если у вас их нет, вам придётся заплатить вдвое.

— Мы с удовольствием заплатим по обычному тарифу, — ответил Квай-Гон, спокойно глядя в маленькие блестящие глазки пилота.

— Значит, два по обычной цене, — сказал капитан. Он залез в жилетный карман и вытащил оттуда два грязных мятых билета. — Вам придётся сидеть сзади.

Оби-Ван протянул капитану несколько кредиток, в это время Квай-Гон изучал толпу в поисках Мрака Ланди. Среди пассажиров его не было. За ними наблюдало так много глаз, что джедаи не решились обыскивать корабль, чтобы найти его. По крайней мере, пока.

Оби-Ван и Квай-Гон пробрались в последний ряд и сели. Устроившись на своём месте, Квай-Гон обнаружил, что его колени очень забавно упираются в спинку кресла, стоящего впереди. Для рослого джедая места здесь было явно недостаточно.

Некоторые из сидевшей впереди пёстрой толпы пассажиров повернулись и пристально посмотрели на них. Квай-Гон заметил, что это не была обычная группа туристов. Пассажиры этого рейса казались угрюмыми по сравнению с обычными путешественниками, приезжающими на Корускант развлекаться. Иокаста Ню предупреждала их, что членом ситхской секты может оказаться любой, и их трудно выделить из толпы. Внезапно Квай-Гон засомневался, а не попали ли они случайно прямо в центр секты? И почему Лизаль показался таким знакомым?

Капитан с усилием закрыл входной люк. Нажав, а затем ударив по нескольким кнопкам, он вскрыл контрольную панель и принялся дёргать искрящиеся проводки внутри.

— Надеюсь, двигатель находится в лучшем состоянии, — заметил Оби-Ван. Джедаи получили ещё несколько тяжёлых взглядов.

Квай-Гон хотел бы иметь немного больше времени, чтобы поразмыслить о том, как развивается их миссия и как удачно он и его ученик попали внутрь. Все это случилось слишком быстро. Утром их попросили проследить за очень влиятельным профессором, а теперь они внезапно покидают планету. В глубине души у Квай-Гона было странное чувство, что это путешествие на самом деле не то, чем кажется. Его внезапно охватило дурное предчувствие. Все это легко могло оказаться ловушкой.

Квай-Гон встал. Возможно, у них ещё было время, чтобы покинуть корабль. Но прежде чем он смог решить, что делать, капитанская брань сменилась гневными возгласами. Кто-то, громко зовя доктора Ланди, пытался проникнуть сквозь неплотно закрытый люк.

Квай-Гон мгновенно узнал молодого человека, пытающегося проникнуть на борт. Это был Норвал, темноволосый студент, сидевший в первом ряду.

Капитан прилагал все усилия, чтобы вытолкнуть незваного гостя через полуоткрытый люк. Рядом толпилось несколько пассажиров. Было не совсем понятно, помогают ли они Норвалу попасть на корабль или помогают капитану вытолкать его. Затем люк внезапно открылся, вызвав дождь искр из контрольной панели. Норвал и ещё несколько пассажиров попадали на пол.

— Ты заплатишь втрое! — проревел капитан, указывая на Норвала и брызгая слюной на него и других пассажиров.

— Он не останется, — произнёс за спиной капитана знакомый мягкий голос. Это был профессор. В суматохе Квай-Гон не заметил его появления.

— Пожалуйста, возьмите меня с собой, — умолял Норвал.

Он схватил Ланди за полу плаща.

— Я Вам нужен, — захныкал он. — Никто не знает ваши работы так хорошо, как я. Я выучил каждое слово, Вы должны показать мне, как пользоваться…

— Охрана, — резко сказал Ланди, — Охрана, немедленно уведите этого мальчишку.

Два работавших в ангаре гигантских охранника появились на трапе и поставили Норвала на ноги.

— Вы слишком старый, чтобы пользоваться им самостоятельно! — продолжал кричать Норвал, когда его вытащили из корабля и уводили вниз по трапу. — Я Вам нужен!

Мрак Ланди не сдвинулся с места. И после того, как умоляющие крики Норвала стихли, а капитану удалось задраить вход, он все ещё стоял, уставившись на дюрастиловый люк.

Квай-Гон воспользовался этой возможностью, чтобы покинуть своё место. Вместе с Оби-Ваном они протиснулись мимо растерянных пассажиров. Им не следовало покидать корабль. Задание оказалось гораздо важнее, чем он думал вначале.

Похоже, где-то находился голокрон ситхов, и Мрак Ланди отправлялся за ним.

ГЛАВА 4

Оби-Ван надавил на дверь, хотя и не думал, что она сейчас откроется, также, как и остальные двери в коридоре. Поэтому он удивился, когда эта дверь легко скользнула в стену. Вырвавшаяся из помещения волна спёртого воздуха подкрепила подозрения, что, хотя дверь и не была заперта, её уже давно не открывали. Эта пахнущая плесенью комната как раз подходила для их целей.

Жестом подав сигнал учителю, Оби-Ван шагнул внутрь и огляделся. Оказалось, он нашёл заброшенную прачечную. По полу были разбросаны груды форменной одежды, два больших резервуара наполняла застоявшаяся вода. Вошедший Квай-Гон сморщил нос.

— Хорошая работа, Оби-Ван, — тихо сказал он, закрывая дверь. — Никто не будет искать нас здесь.

Сняв с пояса комлинк, магистр-джедай связался с Храмом.

— Последовав за ним, правильно поступили вы, — сказал Йода, выслушав доклад Квай-Гона. — Найти голокрон первыми должны мы.

И Ланди — наша единственная ниточка к нему, подумал Оби-Ван.

Бент и Кит Фисто не могли дать им никаких идей по поводу того, где может находиться голокрон. Лучшим вариантом для них было следовать за Ланди — так они могли забрать у него голокрон, если он его найдёт.

Квай-Гон закончил передачу. Оби-Ван знал, что он чувствовал то же самое. Пока они не знают, куда направляются, найти голокрон первыми было практически невозможно.

— Нам нужно больше информации, — пробормотал Квай-Гон, отключив комлинк.

Секунду спустя в маленькой комнатке возникло эхо голоса Иокасты Ню.

— По слухам, голокроны ситхов находятся в нескольких местах галактики. Лизаль, Коррибан, Кодей, Доли. Джедаи расследовали большую часть этих сведений, но ничего так и не было найдено.

— Спасибо, Иокаста, — сказал Квай-Гон. — Ты помогаешь нам, как всегда.

— Я всегда готова помочь с информацией. Не стесняйся, связывайся со мной, если понадобится что-нибудь ещё, — ответила Иокаста.

— Конечно.

Квай-Гон закончил разговор и повернулся к своему падавану.

— Ланди, должно быть, ищет голокрон, находящийся на Лизале, — сказал он.

Слишком просто, подумал Оби-Ван.

— Нам необходимо узнать больше. Я собираюсь найти Ланди, — сказал падаван.

Он содрал с себя тунику, которую надел, чтобы смешаться со студентами.

— Терпение, Оби-Ван, — тихо упрекнул его Квай-Гон. — Все откроется в своё время.

Оби-Ван знал, что его учитель прав. Но где-то внутри осталось чувство неудовлетворённости. Он поворошил ногой ближайшую кучу, пока не увидел одежду, подходящую ему по размеру. Он приложил её к себе, затем натянул. Униформа оказалась почти впору.

— Сегодня мы ничего не найдём, — сказал Квай-Гон. — Мы должны дать Ланди время расслабиться, чтобы он перестал быть настороже. До Лизаля два дня пути. Время у нас есть.

Он устроился на куче чистой одежды и приготовился ко сну.

Оби-Ван вздохнул и сделал то же самое. Он полагал, что Квай-Гон прав. Но для него ожидание часто являлось самой тяжёлой частью задания. Оно заставляло его беспокоиться. А когда он беспокоился, ему было нелегко уснуть.

Оби-Ван внезапно проснулся. Что-то было не так. Он быстро сел и обратился к Силе, чтобы попытаться найти источник опасности, которую он ощутил. Удостоверившись, что в помещении прачечной, кроме него и его учителя, больше никого нет, он убрал руку с рукояти меча.

Рядом ровно дышал Квай-Гон, он или спал, или погрузился в глубокую медитацию. Что бы ни потревожило Оби-Вана, он посчитал, что не стоит нарушать покой учителя.

Оби-Ван снова лёг, закрыл глаза и попытался уловить образ того, что его напугало. Был ли это сон? Чьё-то необъяснимое присутствие? Всего лишь ощущение?

Из глубины сознания всплыли пирамидальные голокроны. Конечно, его волновали мысли о том, какое могущество собирается где-то на просторах галактики. Но он не думал, что именно это разбудило его.

Изображение голокронов угасло, и возник другой образ. Чья-то фигура. Оби-Ван позволил своему страху вырасти вместе с видением. Затем он расслабился и выкинул из головы страх, сосредоточившись на фигуре. Но как ни старался, он не смог разглядеть лица. Образ вернулся в тень, и возникло ясное чувство — чувство, что кто-то их раскрыл.

Когда Оби-Ван вынырнул из глубин медитации, он обнаружил, что Квай-Гон проснулся и прекрасно осведомлён о том, что его волнует.

— Это предупреждение, — сказал Квай-Гон после того, как Оби-Ван рассказал ему. — Мы должны вести себя с максимальной осторожностью и выяснить, куда мы направляемся. Быстро.

Когда Квай-Гон появился в коридоре, одетый в униформу механика, Оби-Ван не смог сдержать смех. Его брюки прикрывали только верхнюю часть сапог, а рукава были закатаны в попытке скрыть тот факт, что они по меньшей мере на десять сантиметров короче, чем надо. Но Оби-Вану пришлось признать, что никто бы не распознал в Квай-Гоне магистра-джедая.

— Ты выглядишь не лучше, — проворчал Квай-Гон своему ученику.

Оби-Ван знал, что это правда. Одетый в грязную униформу, которую он прошлой ночью вытащил из кучи одежды, он распространял вокруг себя запах, в точности как чумазый механик.

— Думаю, Ланди должен был устроиться в персональной каюте. Разделимся и обыщем корабль. Нам надо найти его или его комнату, — сказал Квай-Гон, отправляясь на поиски. — Постарайся, чтобы капитан тебя не увидел.

Оби-Ван кивнул и тихо двинулся по коридору в сторону, противоположную той, куда пошёл Квай-Гон. Он толкнул дверь и напряг чувства. Присутствие Ланди чётко ощущалось, и Оби-Ван считал, что найти его будет несложно.

Через несколько минут Оби-Ван заметил, что дверь корабельного мостика открыта. Прижавшись к стене коридора, он замер и прислушался. Управлял кораблём, без сомнения, капитан. Но там находился кто-то ещё.

Секунду спустя Оби-Ван понял, что это Ланди. Но что он делает в корабельной рубке?

Оглядевшись, Оби-Ван сразу заметил вспомогательную лестницу, которой пользовались при техосмотре корабля. Она вела на переходную платформу, протянувшуюся над мостиком к панелям доступа гипердрайва. Если он поползёт на животе, а капитан с Ланди не будут смотреть вверх, он сможет оказаться достаточно близко, чтобы услышать, о чём они говорят. Оби-Ван вскарабкался на переходный мостик.

— Похоже, вы не понимаете меня, капитан, — сказал Ланди тихим угрожающим голосом. — Я не прошу вас сделать остановку на Ноларе. Я вам приказываю.

— Похоже, это вы не понимаете, что этот корабль не летит на Нолар. Он летит на Лизаль! — проревел капитан. Он ударил увесистым кулаком по пульту управления, отчего от пульта отлетела какая-то деталь.

— Но мне не нужно на Лизаль, — стоял на своём Ланди.

Оби-Ван прополз по мосткам ещё немного вперёд и оказался почти прямо над Ланди и капитаном.

Ланди поправил что-то под плащом, его голова медленно покачивалась взад-вперёд. Капитан следил глазами за маленькой головкой квермийца.

— Повторяю в последний раз, — сказал Ланди, все ещё покачивая головой. — На Ноларе находится необходимое мне оборудование. Вы сделаете остановку на Ноларе. Я сделаю так, что вы не останетесь внакладе.

С усилием капитан оторвал взгляд от лица квермийца и перевёл его на складки профессорского одеяния. Оби-Ван заметил, как в руках Ланди что-то сверкнуло. У него могло быть при себе что-то очень ценное. Что бы это ни было, оно изменило мнение капитана.

— Я остановлюсь, но ждать не буду, — в конце концов бросил он.

— Вы об этом не пожалеете, — прорычал в ответ Ланди.

ГЛАВА 5

Менее чем через час корабль приземлился на Ноларе. Оби-Ван едва успел найти учителя и коротко пересказать ему то, что он услышал на мостике.

На Ноларе Ланди быстро сошёл с корабля, после чего мимо озадаченного капитана стремительно пронеслись Оби-Ван и Квай-Гон. Джедаи следовали за профессором, когда он шёл к находящемуся рядом крошечному ангару. Там стоял всего один маленький кораблик, и Ланди что-то коротко сказал его пилоту, прежде чем покинуть ангар.

— Похоже, он только что расплатился и собирается продолжить поездку, — задумчиво сказал Оби-Ван, когда джедаи вслед за Ланди шли по городу. — Но у меня такое впечатление, что именно Нолар и был целью его путешествия. Как Вы думаете, куда он направляется?

Квай-Гон медленно вздохнул.

— Скоро увидим.

Столицей был шумный город Нолари. Уличное движение на земле и в воздухе было очень оживлённым. Город населяли обитатели из различных частей галактики.

Оби-Ван старался держаться поближе к своему учителю, который целеустремлённо шагал вперёд. Идти вслед за Мраком Ланди было нетрудно. Длинная шея, многочисленные руки и крошечная головка выделяли его из толпы даже в таком густонаселённом городе, как Нолари. Но вскоре к Оби-Вану пришло тревожное чувство. Он ощутил, что кто-то или что-то следит за ними. Но кто или что?

Не замедляя шага, Квай-Гон обернулся к ученику.

— Держись ближе, — тихо сказал он. — Думаю, за нами следят.

— Я тоже почувствовал это, учитель, — ответил Оби-Ван. — Но у меня нет ни малейшего представления, кто это может быть.

Квай-Гон пошёл быстрее, пробираясь сквозь толпу. Оби-Ван приноровился к мощной размашистой походке учителя, но обнаружил, что ему трудно идти, не привлекая внимания. Их вонючая форма механиков выделялась даже в столь пёстрой толпе.

Мельком глянув через плечо, Оби-Ван внезапно заметил того, кто их преследовал — это был гуманоид в длинном плаще и шлеме.

— Я вижу его, учитель, — тихо сказал Оби-Ван. — Примерно в сорока шагах позади, справа.

Квай-Гон коротко кивнул.

— Нам придётся разделиться, — сказал он. — Я буду следить за Мраком. Тебе надо увести от меня нашего нового знакомого, запутать след и выяснить, кто он или она.

Оби-Ван кивнул. Он второй раз взглянул через плечо. Когда он опять посмотрел вперёд, Квай-Гон уже растворился в толпе.

Оби-Ван круто повернул налево. Краем глаза он заметил, что преследователь на мгновение остановился, как будто в растерянности, не зная, куда ему идти. Секунду спустя он продолжил следовать за Оби-Ваном.

Успокоившись, Оби-Ван двинулся вперёд. Он зигзагами пробирался сквозь толпу на рыночной площади, едва останавливаясь, чтобы взглянуть на восхитительные фрукты и овощи, выставленные на разнообразных прилавках. Некоторые торговцы окликали его, настойчиво пытаясь продать свой товар. У Оби-Вана заурчало в животе. К сожалению, для того, чтобы перекусить, не было времени.

В дальнем конце рынка под открытым небом Оби-Ван нырнул в кучу упаковочных ящиков. Его преследователь быстро прошёл мимо, но, когда Оби-Ван выглянул из своего укрытия, он опять исчез. Быстро осмотрев толпу, Оби-Ван расстроился. У него не было возможности найти блуждающую по улицам одинокую фигуру в шлеме.

Оби-Ван начал было волноваться, что не справился с данным ему учителем поручением, как вдруг заметил впереди трепет складок серой ткани. Бросившись вперёд, он увидел исчезающую за углом фигуру.

На вид это определённо гуманоид, подумал Оби-Ван. Но вот мужчина или женщина?

Он быстро обогнул угол здания и чуть не врезался в группу личностей весьма сомнительного вида. Раздражённые этим вторжением, двое из них злобно уставились на джедая. Третий выхватил бластер и направил его прямо в грудь Оби-Вану.

— Не туда свернул, — прорычал он. Его рука повыше запястья была туго перетянута повязкой, но не дрожала под тяжестью бластера в ладони.

Оби-Ван пристально смотрел в лицо человека, снимая с пояса световой меч. Он мог быть на лекции доктора Ланди на Корусканте? Или на корабле? Молодой джедай был абсолютно уверен, что они с Квай-Гоном были единственными сошедшими с корабля пассажирами, не считая профессора.

— Боюсь, сегодня у тебя плохой день, — вступил другой головорез.

Оби-Ван сделал шаг вперёд и активировал меч. Одного этого движения обычно бывало достаточно, чтобы противники испугались. Но хулиганы не отступили. Наоборот, теперь на него были направлены два бластера.

— А, световой меч, — издевательски засмеялся один из вооружённых бандитов. — Так ты им пользуешься благоразумно, для силы и мести, или глупо, для мира и согласия?

Остальные головорезы ухмыльнулись, и Оби-Вана будто громом поразило. Очевидно, эти оборванцы знают Ланди и его работы. Может быть, это засада? Оби-Ван хотел задать вопрос, но один из головорезов выстрелил прежде, чем он успел произнести хоть слово.

Оби-Ван взмахнул мечом. Слишком поздно. Выстрел задел плечо, и его пронзила острая боль. Не обращая внимания на кровоточащую рану, он опять сделал быстрый выпад мечом. На этот раз удар достиг цели — он отсек головорезу палец. Бродяга взвыл от боли.

— Ты не можешь победить, джедай, — прорычал он.

Сжав здоровой рукой раненую, он исчез в переулке. Его востроглазые дружки быстро последовали за ним.

Повесив световой меч обратно на пояс, Оби-Ван ощупал плечо. Кровотечение прекратилось. Рана была неглубокая и должна была быстро зажить.

К тому времени, когда Оби-Ван вышел на улицу, он уже потерял своего преследователя. Несколько мгновений он стоял полностью неподвижно, перенаправив энергию, чтобы определить, куда ему следует идти. Ответное ощущение было не вполне чётким.

Оби-Ван двинулся в новом направлении, в сторону от переполненной рыночной площади. Вскоре он покинул центр города и продолжал идти мимо больших строений, похожих на склады. Он ощутил присутствие Квай-Гона и порадовался, что преследователь остался далеко позади. Перед одним из складских зданий Оби-Ван остановился. Затем прошёл мимо, чтобы запутать след, вернулся и нырнул внутрь строения.

Оби-Ван сразу же понял, что его учитель на складе не один. Здесь был ещё Мрак Ланди. Оби-Ван осторожно прокрался к центру помещения, прячась за большими ящиками и механизмами. Вскоре он смог расслышать разговор двух человек.

— Мне нужно шесть тысяч ноларских буровых установок сразу, — произнёс один из них.

Оби-Ван узнал голос доктора Ланди. Выглянув из-за какой-то машины, он увидел, что Ланди разговаривает с торговым агентом, занимающимся продажей оборудования. Торговец держал в руках большой гаечный ключ, его руки были по локоть вымазаны в смазке.

— У меня их нет, — категорически ответил он. — Это дефицит. И судя по тому, как комиссия по защите горного дела присматривает за нами, так продлится ещё долго.

— Мне нужно шесть тысяч. Сегодня, — ответил Ланди.

Торговец вздохнул, как будто к нему постоянно обращались с запросами на огромные подводные буровые установки.

— Вы слышите? — спросил он с раздражением. — Я сказал, у меня их нет. И я не знаю, где их взять.

Ланди уставился на человека, сжимая и разжимая кулаки своих многочисленных рук. Его лицо исказила злоба.

Спрятавшийся за машинами Оби-Ван внезапно ощутил, как все перед его глазами подёрнулось лёгкой дымкой, а голоса стали эхом отдаваться в ушах. Где-то в глубине души он с удивлением осознал, что так действует на него гнев доктора Ланди. Йода говорил, что злоба и ненависть туманят рассудок, но он никогда раньше не был в таком состоянии из-за чьего-то гнева. Магистр-джедай Йарэль Пуф обладал удивительно сильным даром внушения. Возможно, все квермийцы были телепатами.

Сильнее сконцентрировавшись, Оби-Ван прояснил взгляд и мысли. Он сосредоточился на том, что происходило перед его глазами. Теперь Ланди кричал на торговца машинами.

— Жалкий трус, — бушевал он. — Только глупец позволяет подобным формальностям мешать его бизнесу.

Застывший на месте торговец пристально смотрел на Ланди. Ланди развернулся и кинулся к двери склада.

— Я смогу найти его и без твоих дурацких машин, — пробормотал он. Несколько профессорских рук с силой рассекли воздух. — Это только вопрос времени. Да. Мне лишь придётся правильно рассчитать время.

«Что бы это могло значить?» — размышлял Оби-Ван, выходя вслед за Ланди из здания склада. Учитель не намного от него отстал, и два джедая вышли на улицу, как будто они все время были вместе.

Несмотря на это, Ланди исчез.

ГЛАВА 6

Квай-Гон заметил, что Оби-Ван ранен, а также мрачное выражение на его лице, как только молодой джедай показался на улице. Там не было и следа чьего-либо присутствия. Как и Оби-Ван, он размышлял, куда же Ланди мог исчезнуть так быстро. Правда, ему случалось видеть и более странные исчезновения.

Оби-Ван обернулся к учителю. Он слегка приоткрыл рот, будто собираясь что-то сказать. Но в этот момент ещё одна тень кинулась бежать в противоположном направлении. Даже не кивнув друг другу, джедаи бросились в погоню.

Фигура пробежала по переулку и скрылась в узком проходе между двумя зданиями. Джедаи, следовавшие прямо за ней, чуть не врезались в дюракритовую стену. Тупик.

Квай-Гон провёл пальцами по поверхности стены, чтобы проверить, не является ли она чем-нибудь вроде временной перегородки. Стена казалась прочной и сплошной, но неуловимой фигуры нигде не было видно.

— Это задание меня с ума сведёт! — сердито сказал Оби-Ван. — Мы так ничего и не выяснили!

Квай-Гон пристально взглянул на своего падавана. Затем он нагнулся, чтобы внимательнее рассмотреть раненое плечо юноши.

— Меня окружила уличная банда, — сказал Оби-Ван более спокойно, но он не мог скрыть досаду. — Они сами лезли в драку, а когда обнаружили, что я джедай, то ещё сильнее захотели убить меня.

Оби-Ван вырвался из рук учителя и повысил голос.

— Не понимаю, как может так много народу преследовать нас, если мы сами с трудом понимаем, что преследуем!

Конечно, молодой джедай неправильно отреагировал на сложившуюся ситуацию. Рыцарю-джедаю не пристало испытывать раздражение. Но это задание его разочаровало. И вдобавок Оби-Ван чувствовал себя униженным оттого, что его ранила в потасовке банда хулиганов. Он внезапно осознал, что гнев пребывает в близком соседстве с тёмной стороной. Учителю необходимо иметь терпение, чтобы вести его в нужном направлении. И если он этого не сделает, мальчик может совершить роковую ошибку и будет навсегда для него потерян.

— Ты не должен позволять течению нашей миссии так волновать тебя, падаван, — спокойно сказал Квай-Гон. — Я знаю, это трудно. Мы столкнулись с могущественным злом. Но в момент гнева ты только делаешь ещё один неверный шаг к тёмной стороне.

Оби-Ван принялся разглядывать свои сапоги, будто устыдившись того, что он чувствует раздражение.

— Гнев и страх на тёмную сторону лёгкий путь, — продолжал Квай-Гон, как будто Оби-Ван рассказал ему о том, что ему стыдно. — Нетрудно позволить негативным эмоциям овладеть тобой. Трудно пропустить их через себя и не отреагировать на них. Именно так ты и должен поступать.

Оби-Ван кивнул, и Квай-Гон почувствовал, что умом юноша понял то, что он сейчас ему сказал. Но он также знал, что гораздо труднее прочувствовать это в сердце. Не говоря ни слова, Квай-Гон развернулся и вышел из тупика обратно на улицу.

— Давай проверим, что мы об этом знаем, — сказал он, шагая вперёд по улице. На самом деле он вовсе не ощущал той уверенности в своих действиях, какую старался показать. Но он хотел, чтобы его падаван почувствовал, что они на верном пути.

— Мы знаем, что у доктора Ланди много ярых приверженцев среди студентов, и не только среди них. Ситхские секты разбросаны по всей галактике, и он, весьма вероятно, связан с ними. Это может объяснить тот факт, почему столь многие озабочены вопросом, как бы остановить нас. Мы знаем, что Ланди хочет заполучить голокрон ситхов, и для этого ему нужно дефицитное горнодобывающее оборудование. Или, по крайней мере, ему хотелось бы иметь это оборудование, когда он за ним отправится. Мы также знаем, что существует вопрос времени, и что Ланди, возможно, не сможет сам справиться с могуществом голокрона.

— Это всего лишь бредовые заявления студента, который отчаянно хотел поехать вместе с ним, — заметил Оби-Ван.

Квай-Гон на мгновение остановился.

— Правда, — согласился он. — Но мы можем получать верную информацию из самых странных источников.

Оби-Ван не ответил, а Квай-Гон не стал настаивать. Мальчику необходимо время, чтобы разобраться в своих чувствах.

Джедаи решили вернуться обратно в ангар. Если они поспешат, то смогут проникнуть на борт недавно нанятого доктором Ланди судна прежде, чем оно улетит.

Когда они шли обратно по рыночной площади, Квай-Гон снял с пояса комлинк. Пришло время связи с Советом Ордена. Это задание было каким угодно, только не заурядным, и он хотел держать Йоду в курсе происходящего.

Его удивила информация, которую передал ему Йода.

— О другом, ещё большем собрании ситхских предметов знаем мы, — серьёзно сказал Йода. Голос его был спокойным, но, несмотря на это, Квай-Гон почувствовал, что мудрый магистр-джедай встревожен. — Анонимным был информатор.

Квай-Гон несколько раз останавливался посреди улицы, внимательно слушая то, что говорил ему Йода. Оби-Ван рядом с ним замедлял шаг, в его глазах были беспокойство и интерес. Закончив передачу, Квай-Гон тяжело вздохнул. Из-за всего этого у него начали появляться дурные предчувствия.

— Они обнаружили другие артефакты ситхов, — начал Квай-Гон.

— Я подумал о чём-то в этом роде, — серьёзно сказал Оби-Ван и кивнул. — Что они нашли?

— Целый склад, полный частично собранного оружия и приборов, и копии учебников и руководств доктора Ланди, — ответил Квай-Гон. — На стене была нацарапана эмблема в виде голокрона ситхов.

Они приближались к ангару, и Оби-Ван на секунду замолчал.

— А где был этот склад? — спросил он в конце концов.

— Амгал, в Срединном Кольце, — ответил Квай-Гон.

Он слегка ускорил шаг. Лучше было побыстрее вернуться в ангар. Оби-Ван держался рядом с учителем.

— Очень далеко от первого тайника, — сказал он задумчиво.

— Совершенно верно, — Квай-Гон согласно кивнул. Существование последователей ситхских сект становилось неопровержимым фактом, хотя он и его ученик совсем недавно об этом узнали.

Квай-Гон прошёл мимо инопланетных электронных торговых автоматов и женщины-гуманоида, толкавшей тележку, наполненную фруктами.

«Они изучают ситхов?» — размышлял он.

Перед Квай-Гоном внезапно появилась небольшая группа людей, и он сразу потерял из виду своего ученика. Обычно он об этом не беспокоился. Невозможно же все время следить за падаваном. Но почему-то сейчас это его тревожило.

Прежде чем он сумел пробраться сквозь скопление народа, рядом открыли огонь из бластера.

ГЛАВА 7

Менее чем через секунду Оби-Ван уже стоял с активированным лазерным мечом. Но из-за того, что люди вопили со всех сторон, было трудно сказать, откуда стреляли. Собрав воедино энергию, какую-то долю секунды он простоял абсолютно неподвижно, затем рубанул мечом, не обращая внимания на боль в плече. Он благополучно отразил три выстрела, затем стрельба прекратилась.

После того, как стихли выстрелы, вокруг ещё долго раздавались крики паники. Из-за этого было невозможно определить, где находился источник выстрелов. Оби-Ван деактивировал меч, вызвав ещё одну волну криков и пристальных взглядов. К счастью, никто, похоже, не пострадал.

Квай-Гон опять внезапно появился рядом с ним. Учителю не понадобилось ничего говорить Оби-Вану, чтобы понять, что пытаться преследовать нападавших бесполезно. Направлений для бегства у них было более чем достаточно.

Квай-Гон двинулся сквозь толпу к укромному уголку за пределами рынка. Не успели они прийти в себя, как опять раздались выстрелы из бластера. Один просвистел рядом с головой Оби-Вана, чуть не задев ухо. Оби-Ван бросился на землю, затем вновь быстро вскочил на ноги. Определённо, пора было возвращаться в ангар.

Пока они спешили по улицам, Оби-Ван размышлял, действительно ли жизнь на Ноларе всегда так опасна, или джедаев специально избрали мишенью? Если это так, кому понадобилось стрелять в них? Головорезам из переулка? Насколько большой могла быть сеть ситхских сект? И кто поставлял им информацию?

Рядом пронёсся ещё один бластерный выстрел, но стрелявший промахнулся почти на метр. Им он вообще не повредил.

Оби-Ван бежал вслед за учителем. Тот, похоже, выбрал окольный путь, вероятно, пытаясь полностью запутать преследователей. То и дело сворачивая за угол и отклоняясь от прямого пути на улицах, они постепенно оставили нападавших позади.

В конце концов джедаи прибыли обратно к ангару. Оби-Ван бросился внутрь и резко остановился, потому что нанятый Ланди корабль уже улетел. А его пилот без сознания лежал на полу.

Джедаи бросились к пилоту. Его большая рыжеватая голова склонилась под неестественным углом. У основания шеи была безобразная шишка, а одна из его длинных рук лежала поверх закрытых глаз.

Присев рядом с ним, Квай-Гон нащупал пульс.

— Слабый и медленный, но есть, — сообщил он, выпрямившись, но все ещё сидя на корточках.

— Вы думаете, его одурманили? — спросил Оби-Ван, осматривая тело. Двупалые ноги пилота были неловко согнуты.

— Похоже на то, — ответил Квай-Гон. — А заодно ударили по голове.

Он поднялся со вздохом.

— Скорее всего, мы сможем поговорить с ним только через несколько часов.

Оби-Ван сдержал раздражение. Ещё одна задержка. У них важнейшее задание, и ни одной идеи о том, куда им надо направиться или что сделать. И в довершение всего, они застряли на планете, где кто-то очень хочет остановить их, и возможно, навсегда. Пытаясь не дать разочарованию полностью овладеть собой, Оби-Ван отвернулся от пилота и сел ждать.

Два часа спустя пилот застонал и сел, пошатываясь. Оглядевшись вокруг, он обнаружил двух джедаев и пустое место там, где несколько часов назад стоял его корабль. Несколько секунд царила мёртвая тишина, затем он начал громко ругаться. Он попытался вскочить на ноги, но быстро сел обратно на пол. Осторожно ощупав шею, он обнаружил шишку и опять разразился потоком проклятий.

— Попробуй остаться спокойным, — мягко сказал Квай-Гон.

Пилот разразился проклятьями, но попыток встать больше не делал.

— Твой корабль украли, ведь так? — спросил Квай-Гон. Он поднялся и несколькими большими шагами пересёк ангар.

— Не думаю, что я просто забыл поставить его на место, — язвительно ответил пилот. Звук его голоса был странным, потому что говорили сразу два рта. Он с подозрением посмотрел на Квай-Гона. — А ты кто такой?

— Я Квай-Гон Джинн, а это мой ученик, Оби-Ван Кеноби, — ответил тот. — Полагаю, мы преследуем того, кто украл твой корабль. Ты можешь рассказать нам, что произошло?

Капитан осторожно потёр шишку на шее.

— Я возился с двигателями — надо было подрегулировать гипердрайв. Кто-то подошёл и ударил меня сзади по шее, — пилот сморщился, продолжая потирать шишку.

— Ты видел того, кто на тебя напал? — спросил Оби-Ван.

Пилот покачал головой.

— Я никого не видел. И действительно ничего не слышал. Это мог быть какой-нибудь вор или бродяга. Их тут много болтается.

— Как ты думаешь, это мог быть тот, кто недавно нанял твой корабль? Квермиец?

— Откуда вы знаете про квермийца? — спросил капитан. Но не успел джедай ответить, как он махнул рукой — ответ был ему уже не нужен. — Это неважно. Но я не понимаю, зачем ему бить пилота, который собирается отвезти его туда, куда он сам попросил.

— Может быть, он хотел вести корабль сам, — задумчиво сказал Квай-Гон.

— Или сэкономить на оплате, — добавил Оби-Ван.

Пилот вздохнул.

— На Ноларе часто воруют. Такие вещи случаются здесь постоянно. — Он оглядел пустой ангар, и в его глазах сверкнула ярость. — Но только не со мной.

Оби-Ван понимал чувства пилота. Он сам постоянно расстраивался и нервничал из-за этого задания, с тех пор как они к нему приступили. Но сейчас им с Квай-Гоном больше всего нужна была информация. Ему надо было оставаться спокойным и сосредоточенным.

— Ты можешь нам сказать, куда собирался лететь квермиец? — спросил он.

— Конечно, — сказал пилот уже более охотно, как заметил Оби-Ван. Может быть, он решил, что джедаи смогут вернуть ему корабль. — Я как раз закончил вводить данные в навикомпьютер. Я помню, потому что эта планета не из тех, на которые часто летают. По сути дела, я даже не могу сказать, бывал ли я там когда-нибудь.

— А название планеты? — спросил Квай-Гон.

— Кодей, — сказал пилот. — Мы собирались лететь на Кодей.

ГЛАВА 8

Квай-Гон поблагодарил пилота и поднялся. Они не могли знать, в действительности ли корабль полетел на Кодей или нет; доктор Ланди, несомненно, достаточно хитёр, чтобы сбить их со следа или даже заманить в искусную ловушку. Но им больше некуда было направиться. И чем быстрее они окажутся на Кодее и выяснят это, тем лучше.

— Отвести тебя куда-нибудь? — спросил Квай-Гон у пилота.

Пилот поднялся. Хотя прошло всего несколько минут с тех пор, как он очнулся, он уже вполне твёрдо стоял на ногах.

— Нет, я в порядке, — ответил он. — Но если вы обнаружите мой корабль, вы знаете, где я.

— Конечно, — сказал Квай-Гон. — Мы сделаем для вас, что сможем.

Оби-Ван и Квай-Гон быстро вышли из маленького ангара и направились в более крупный. Там было полно кораблей всех типов и размеров, а пилоты со всех концов галактики вели между собой разговоры на свои профессиональные темы или на скорую руку ремонтировали корабли. Казалось, что нанять одного из них не составит большого труда.

Квай-Гон подошёл к какому-то пилоту и спросил, сможет ли он доставить их на Кодей.

— Кодей? — переспросил тот. — Вы не туда обратились.

— Я вас туда отвезу, но приземляться не буду — по крайней мере, до следующей недели, — сказал другой.

Квай-Гон опросил полдюжины пилотов, пока в конце концов не нашёл одного, который согласился лететь — женщину-гуманоида, которая не стала называть им свою фамилию.

— Зовите меня Эльда, — заявила она перед тем, как они договорились, что она высадит их и немедленно улетит. Её не удалось убедить подождать их и отвезти назад.

Джедаи не могли позволить себе быть слишком разборчивыми. Они немедленно поднялись на борт и расположились там, пока пилот готовила корабль к взлёту.

— Не так уж много народу хочет отправиться на Кодей прямо сейчас, — сказала Эльда, вводя в навикомпьютер координаты места назначения.

Квай-Гон поднял бровь.

— До меня дошла подобная информация, — сказал он. — Почему бы это?

Пилот бросила на него красноречивый взгляд, говоривший: «Если вы не знаете, то я не собираюсь вам ничего рассказывать».

Квай-Гона это не смутило. Пусть пока будет так, подумал он. Я могу получить нужную информацию из Храма.

Квай-Гон проследовал из кокпита в каюту и включил комлинк. Ему приходилось слышать о Кодее, и он считал, что эта планета находится где-то на территориях Внешнего Кольца. Если он не ошибался, большая часть его поверхности была покрыта водой.

Щёлкнув, комлинк ожил, и секунду спустя в каюте тихим эхом зазвучал голос храмового архивиста Иокасты Ню.

— Рада тебя слышать, Квай-Гон, — сказала она. — Как продвигается ваша миссия?

— В данный момент трудно сказать, — честно ответил Квай-Гон. — Я надеялся, что ты снабдишь меня информацией о планете Кодей.

— Кодей, во Внешнем Кольце, — сказала она. Воцарилось недолгое молчание, пока Иокаста вводила информацию для запроса в храмовый компьютер. — Кажется, я что-то вспоминаю об огромном прибывающем море.

Квай-Гон слышал, как Иокаста щёлкает тумблерами и стучит по клавишам компьютера. Затем она заговорила.

— Да, действительно, Кодей покрыт гигантским океаном — океаном, который несколько сот лет назад поднялся так высоко, что большая часть обитателей суши утонула, — сообщила она. — Сейчас там только один кусочек суши — единственный город. Его немногочисленные обитатели — несколько тысяч кодейцев, которые большую часть времени пытаются сохранить образ жизни сухопутных существ, несмотря на то, что многие искренне верят, что когда-нибудь море опять стремительно поднимется, и все они погибнут.

Иокаста на секунду замолчала. Квай-Гон догадался, что она читает дальше.

— Интересно, — прошептала она. — Похоже, что последние сто лет море не подаёт признаков того, что будет ещё прибывать. В действительности все наоборот. Каждые десять лет, когда две луны этой планеты встают одна за другой, в море необыкновенно низкий уровень воды.

— Я понял, — сказал Квай-Гон, запоминая эту информацию.

— Это ещё не все, — сказала Иокаста. — Что на самом деле заслуживает внимания, так это то, что луны войдут в фазу соединения послезавтра.

— Интересное время он выбрал, — согласился Квай-Гон. Казалось вполне очевидным, что поездка Ланди на Кодей и его поиски горнодобывающего оборудования не были случайным совпадением. Но было все ещё неясно, почему столь трудно оказалось найти пилота, согласившегося отвезти их на Кодей.

Несколько мгновений Иокаста молчала, в это время Квай-Гон мысленно раскладывал по полочкам полученную информацию. Она не закончила передачу, и Квай-Гон догадался, что она хочет ещё что-то сказать.

— Что-нибудь ещё? — в конце концов спросил он.

— Да, — медленно ответила Иокаста. — Найдено ещё одно собрание ситхских материалов, на этот раз на планете Тинна, в Регионе Экспансии. Ещё на мирной планете Нубия произошёл странный взрыв. Никто не выступил с заявлением, чтобы взять на себя ответственность за него, но на дюракритовой стене рядом с разрушенным зданием был нацарапан голокрон ситхов.

Квай-Гон на мгновение закрыл глаза. Обнаружение ещё одного хранилища его не удивило. Но взрыв был чем-то новым — и смертоносным. Ситуация накалялась, и он ощущал сильное давление — надо было её разрядить.

— Спасибо за информацию, — сказал Квай-Гон Иокасте. — Мы свяжемся, если понадобится что-нибудь ещё.

— Конечно, Квай-Гон. Если понадоблюсь, я буду здесь.

Иокаста отключила свой комлинк, и Квай-Гон ощутил прилив грусти. Ему бы хотелось, чтобы эти прощальные слова произнесла женщина из Храма, помогавшая ему с поисками в прошлом — Талла. Квай-Гон был влюблён в Таллу, и, хотя прошло несколько месяцев с тех пор, как она была убита, её отсутствие все ещё ощущалось, подобно клинку в груди.

Квай-Гон спрятал комлинк и опустился на пол, чтобы помедитировать, пока не выяснится их дальнейший образ действий. Он только начал ощущать, как его тело расслабляется, когда в каюту ворвался Оби-Ван.

— Учитель! — встревоженно крикнул он. — На борту бомба!

ГЛАВА 9

Через мгновение Квай-Гон был на ногах. Вслед за своим учеником он вбежал на мостик, где под низким стеллажом была спрятана бомба. Осторожно нагнувшись, Квай-Гон осмотрел её. Это был чёрный куб с обычным таймером на верхней грани и вырезанным на боку изображением голокрона ситхов.

— Я полагала, что мне следует ожидать что-то вроде этого, — пожаловалась сидевшая за пультом управления Эльда. — Но я надеюсь, что знаменитое могущество джедаев сможет обезвредить эту штуку прежде, чем она разнесёт на куски мой корабль — и нас с ним заодно.

— Сделаю всё, что смогу, — сухо сказал Квай-Гон. — У вас есть инструменты, которыми можно воспользоваться?

Пилот указала на небольшой ящик в углу.

— Там вы можете найти всё, что нужно, — сказала она.

Оби-Ван принёс учителю инструменты и присел рядом с ним.

— Этот знак становится все более привычным, — заметил он. — Но само по себе устройство не выглядит слишком уж изощрённым.

— Разрядить её не должно составить большого труда, — сказал Квай-Гон, бросив на капитана быстрый взгляд. — Но что касается темперамента нашего пилота, тут я не столь уверен.

Оби-Ван криво улыбнулся. Квай-Гону свойственно было находить забавное в ситуациях вроде этой.

Квай-Гон открыл ящик с инструментами и вытащил оттуда длинный тонкий резец. Он осторожно ввёл инструмент в зазор оболочки на боку бомбы и принялся плавно раскачивать его, пока не услышал ясно различимый сигнал. Оболочка открылась, наружу высунулось несколько мотков цветных проволочек. Расположенный над проволочками таймер показывал, что бомба взорвётся менее чем через минуту.

— Не слишком много времени, — тихо пробормотал Оби-Ван.

Квай-Гон знал, что его падаван прав, но он не ожидал увидеть внутри бомбы так много разноцветных проводков. Это было более сложное устройство, чем он подумал сначала.

Сосредоточившись на бомбе, он разрезал все красные проводки. Но таймер не выключился. Сейчас он показывал, что осталось сорок секунд, и продолжал отсчитывать оставшееся время.

— Возможно, вот этот чёрный провод, — тихим голосом предложил Оби-Ван.

Квай-Гон так не думал. Чёрный провод был единственным, и такое решение казалось слишком очевидным. Изучив провод, он почувствовал, что тот в самом деле является какой-то важной деталью в механизме. Но он все ещё не был уверен, что его стоит разрезать.

— Двадцать секунд, — сказал Оби-Ван.

Квай-Гон ещё внимательнее осмотрел бомбу. Один конец чёрного провода крепился прямо к внутренней стороне металлического корпуса. С другого конца чёрная пластиковая оболочка заканчивалась в нескольких миллиметрах от соединения провода с металлом. Там из-под чёрной оболочки виднелись переплетения блестящих жёлтых проволочек. Они разворачивались в одну линию и уходили прямо в металлический разъём.

— Десять секунд.

Квай-Гон протянул руку и сжал большим и указательным пальцами все жёлтые проводки. Закрыв глаза, он выкрутил их из разъёма. Проволочки выскочили наружу с лёгким треском.

Таймер бомбы продолжал обратный отсчёт. Но, дойдя до одной секунды, он внезапно остановился.

— Учитель, у Вас получилось, — с облегчением сказал Оби-Ван.

Квай-Гон открыл глаза и увидел застывшие на счётчике цифры.

— Ещё и время осталось, — сказал он.

— Полагаю, что джедаи для всего сгодятся, — проворчала Эльда. Но в её голосе звучало веселье, и она широко улыбалась.

— Спасибо, — добавила она тихо.

Квай-Гон сложил инструменты обратно в ящик и встал на ноги.

— Всегда пожалуйста, — сказал он.

Вернувшись в каюту, Квай-Гон второй раз за сегодняшний день закрыл глаза и принялся медитировать. Следовало обдумать тот факт, что им подбросили бомбу. Была ли это попытка их убить, или просто сбить с толку? И кто её подбросил? Это должен быть кто-то, кто внимательно следил за ними, и он хорошо подготовился. Не так уж много времени прошло между моментом, когда джедаи договорились о полёте на Кодей, и этим неожиданным препятствием.

Квай-Гон глубоко вздохнул, проясняя свой разум, и затем сосредоточился. Но что-то мешало концентрации. Его падаван, мерявший шагами каюту.

Квай-Гон открыл один глаз.

— Почему бы тебе не попробовать медитацию? — спросил он.

Оби-Ван кивнул и сел. Даже после того, как он прекратил расхаживать по комнате, Квай-Гон мог сказать, что он все ещё возбуждён. Открыв на этот раз оба глаза, он изучал своего падавана. Оби-Ван сидел в кресле, скрестив ноги и закрыв глаза. Но Квай-Гон заметил, что его плечи были приподняты, а глаза двигались под опущенными веками.

— Все в порядке, Оби-Ван? — мягко спросил Квай-Гон.

Оби-Ван открыл глаза и встретил пристальный взгляд своего учителя.

— Да, — медленно произнёс он. А затем добавил:

— Я не знаю.

— Ты боишься, — просто сказал Квай-Гон.

Выражение лица Оби-Вана говорило о том, что ему стыдно, но отрицать он не стал.

— Моё сердце переполняет ужас, — признался он. — Я бы хотел, чтобы мы отправились на другое задание — на любое другое задание. Я не уверен, что у меня достанет мужества столкнуться с голокроном.

Квай-Гон наклонился к своему ученику.

— Ты совершенно прав, что боишься, — тихо сказал он. — Позволь себе ощутить ужас — на самом деле его ощутить — и затем отбрось это чувство. Если он вернётся, ощути его снова и снова отбрось.

— Если он вернётся, это не значит, что я сделал что-то не так? — спросил Оби-Ван, поднимая глаза.

— Нет, падаван, — ответил Квай-Гон. — Мы не можем контролировать то, как мы чувствуем. Только как мы управляем своими чувствами.

На лице Оби-Вана появилось выражение искреннего облегчения, и он слегка улыбнулся. Он расслабил плечи и закрыл глаза. Квай-Гон почти мог видеть, как ужас покидает его падавана. Он был рад, что его совет принёс тому утешение.

Откинувшись назад, он тоже закрыл глаза. Он только надеялся, что эта рекомендация окажет такое же влияние и на него самого.

ГЛАВА 10

К тому времени, когда корабль приземлился на Кодее, Оби-Ван чувствовал себя обновлённым и больше уже не боялся. Он был готов приступить к выполнению задания. К сожалению, оно не обещало быть лёгким.

Хотя джедаи были абсолютно уверены, что они находятся на нужной им планете, было не совсем очевидно, куда им следует направиться или что им следует сделать. Единственное, что было ясно — они напрасно теряют время.

Не говоря уж о том, что куда бы они ни пошли, они все время ожидали нападения. Их преследователь, или преследователи, не оставили намерения остановить их.

Эльда высадила джедаев на крохотной платформе в единственном городе-острове Рена и ввела новые координаты в свой навикомпьютер.

— Не рассчитывайте, что я буду слоняться поблизости только потому, что вы обезвредили бомбу, — проворчала она, глядя на город, который выглядел запущенным.

— Удачи вам обоим, — добавила она, покачав головой. — У меня такое чувство, что она вам понадобится.

— Спасибо за помощь, — сухо сказал Оби-Ван, когда они с Квай-Гоном спускались по трапу. — И за то, что подвезли, конечно.

Оказавшись на ярком солнечном свету, джедаи вынуждены были заслонить глаза, пока не привыкли к сиянию отражающего свет обширного океана. Город был маленький, и казалось, что обитателей в нём совсем немного. Там были кантины, единственная гостиница и рынок, где местные жители выменивали и покупали продукты, большую часть которых давало море. Вдоль улиц были выстроены гигантские стены — попытка защититься от наводнения, догадался Оби-Ван.

Местные жители не глазели на них — фактически, на них вообще никто не смотрел — но Оби-Ван чувствовал, что их, определённо, заметили. Слишком уж много усилий прилагали кодейцы, чтобы не видеть их. Когда джедаи приближались к ним, те быстро опускали свои жёлтые глаза или, изогнув тонкие шеи, изучали горизонт в противоположном направлении.

— Тебе не кажется, что они хотели бы, чтобы мы были невидимыми? — спросил Квай-Гон. — Кажется, наше присутствие мучит их.

— Верно, — согласился Оби-Ван. Это было странное чувство.

— Давай посмотрим местную гостиницу, — предложил Квай-Гон. — Нам надо где-нибудь остановиться, и к тому же там может находиться Ланди.

Оби-Ван согласно кивнул, и они не спеша вошли в низкий, но опрятный вестибюль. За конторкой на табурете сидел тощий кодеец. Увидев джедаев, которые уже не скрывались, он нервно вскочил на ноги.

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросил он, уставившись в пол и поигрывая своими короткими пальцами. Оби-Вану было интересно, всегда ли он так волнуется при виде клиентов.

— Мы хотели бы снять у вас комнату, — объяснил Квай-Гон. — У вас есть свободные?

Удивлённый этим вопросом кодеец на мгновение прикрыл свои золотистые глаза, и Оби-Ван догадался, что и на Кодее, и в этой гостинице практически никогда не бывало посетителей. Взяв у Квай-Гона кредитки, кодеец положил на конторку карточку с кодом двери. Комната 4Р.

— Ещё мы ищем квермийца, который, как мы считаем, в настоящее время остановился у вас. Доктор Мрак Ланди.

При упоминании о Ланди кодеец вздрогнул. Не глядя на них, он указал на старый турболифт в конце холла.

— Его комната на втором этаже, номер 2Ф.

Кодеец оглянулся, нет ли кого поблизости, затем наклонился вперёд и продолжил, обращаясь к сапогам Оби-Вана:

— Это превосходный постоялец. Все время, пока он здесь, он ни с кем не разговаривал. Даже не выходил из номера.

Оби-Ван подумал, что это интересные сведения. У него сложилось отчётливое впечатление, что профессор любит публику. Любую публику.

— Спасибо, — сказал Квай-Гон, беря ключ.

Джедаи прошли через холл и вошли в турболифт. Эта устаревшая модель вся тряслась, совершая свой единственный рейс на второй этаж.

Комната доктора Ланди располагалась в конце холла, а соседний с ней номер был занят. Не было никакой возможности узнать, что происходит внутри, разве что вломиться в номер или подслушивать под дверью.

Оби-Ван приложил ухо к двери и напряг слух, но обнаружил, что ему трудно сосредоточиться. Он почти ощущал, как что-то препятствует его связи с Силой. С другой стороны двери ничего не было слышно.

— Как Вы думаете, зачем он так спешил сюда — ведь не для того же, чтобы запереться в гостиничном номере и ничего не делать? — спросил Оби-Ван.

— Мы не знаем, что он делает, — заметил Квай-Гон. — Нельзя сказать, что происходит внутри.

Ещё один тупик. Оби-Ван издал долгий вздох. Страх и огорчение опять нахлынули на него, он закрыл глаза и расслабил мышцы, пока не почувствовал, что эти эмоции угасли. Это было нелегко, но ему это удалось.

Когда Оби-Ван открыл глаза, Квай-Гон кивнул ему и слабо улыбнулся.

— Хорошо, падаван.

Он указал на турболифт.

— Возможно, мы сможем собрать информацию, если поговорим с кодейцами, — добавил он, отходя от закрытой двери.

Оби-Ван следовал на ним.

— Правильно, — сказал он саркастически, — после того, как мы глубоко заглянем к ним в глаза.

— Рад видеть, что ты сохраняешь чувство юмора, — сказал Квай-Гон, когда они опять вошли в турболифт.

Снова оказавшись на улице, они быстро убедились, что практически невозможно заставить кодейцев открыто говорить с ними.

— Извините, — сказал Оби-Ван, приближаясь к кодейской женщине и пытаясь казаться дружелюбным.

Кодейка остановилась, но не взглянула на джедая. Она переступала с ноги на ногу, будто не могла стоять спокойно.

— Да? — прошептала она.

— Мы разыскиваем квермийца, который сюда приехал. Профессор. Он собирается выкопать со дна моря редкую вещь…

При упоминании о дне моря женщина подняла взгляд, без сомнения, она испугалась. Её глаза стали большими, как блюдца, а руки начали трястись.

— Я не могу вам помочь, — сказала она. — Мне надо идти.

Наблюдая, как она спешит прочь, Оби-Ван задумался о том, что послужило причиной её страха — разговор с пришельцами или упоминание о море, положение лун в настоящий момент и приближающееся понижение уровня океана. Или, возможно, кодейцы вообще жили в постоянном страхе из-за своего тяжёлого прошлого. Но какой бы ни была причина, женщина явно не хотела делиться сведениями.

Оби-Ван огляделся в поисках ещё кого-нибудь, с кем можно было бы поговорить, и заметил мальчика, который стоял в нескольких метрах и наблюдал за ним. В отличие от других кодейцев, он смотрел прямо на них и не казался испуганным.

— Ты видел пришельца с длинной шеей и множеством рук? — спросил Квай-Гон, подойдя к мальчику.

Мальчик кивнул и указал на гостиницу.

— Он внутри. Но не показывается оттуда. Если вам нужна информация, идите в кантину и спросите Рийса. Он расскажет вам всё, что вы хотите знать.

В благодарность за совет Оби-Ван улыбнулся мальчику.

— Спасибо, — сказал он.

Найти Рийса оказалось нетрудно. Он в одиночестве сидел в тёмном углу, маленькими глотками потягивая из кружки дрэль, и был там единственным человеком. У него были спутанные седые волосы и давно небритое лицо. Но взгляд его тёмных глаз заострился, когда он заметил приближающихся джедаев.

— Не возражаете, если мы присядем? — спросил Квай-Гон.

Рийс по очереди смерил взглядом обоих джедаев, задержавшись на световых мечах, которые висели у них на поясах.

— Вовсе нет, — сказал он. — У меня всегда есть время, чтобы потолковать с джедаями. Думаю, вы хотите узнать все о голокроне, а?

Услышав слово «голокрон» Оби-Ван был шокирован. В конце концов, кто-то произнёс его первым. Возможно, теперь они смогут получить ответы, в которых так отчаянно нуждаются.

Джедаи быстро сели. Рийс улыбнулся.

— Я думал, это может привлечь ваше внимание, — сказал он и сделал длинный глоток дрэля.

— Все верно, он здесь, — сказал он, опуская кружку. — И находился здесь тысячи лет. Проблема в том, что его, кажется, никто не может взять. Все этого хотят, но никто не может его добыть. Они всё время пытаются, но вместо этого умирают или сходят с ума.

— Сейчас по-прежнему делаются попытки найти его? — спросил Квай-Гон.

— Конечно. Народ не может оставить в покое такой источник могущества, — ответил Рийс, взмахнув грязной рукой. Он наклонился к джедаям, так что Оби-Ван смог почувствовать запах скисшего дрэля в его дыхании. — Я слыхал, что кто-то где-то предлагал заплатить целое состояние за голокрон. Никто не знает, кто. Но это делает его поиски невероятно привлекательным пред…

Оби-Ван внезапно перестал слушать, потому что в бар вошёл кто-то знакомый. Он был похож на Омала, присутствовавшего на лекции доктора Ланди на Корусканте. Младший джедай бросил на него беглый взгляд, но в кантине было темно и он не мог быть уверен в том, что удалось разглядеть. С чувством вины он осознал, что его способности к наблюдению во время лекции были не на высоте. Все воспоминания были смутными.

— Извините меня, — сказал Оби-Ван, поднимаясь со стула и не обращая внимания на недоуменный взгляд Квай-Гона. Если это был Омал, Оби-Ван хотел бы с ним поговорить.

Оби-Ван быстро пересёк кантину, но он оказался недостаточно быстр. Кто бы это ни был, он заметил его приближение. Бросив испуганный взгляд через плечо, этот субъект скрылся за дверью и растворился на улице.

ГЛАВА 11

Оби-Ван в сотый раз перевернулся на другой бок. Ему никак не удавалось уснуть. Он не знал точно, что послужило причиной бессонницы — соединение лун или зловещее чувство, что его уже ничто не может потрясти с тех пор, как он впервые столкнулся с Мраком Ланди. В любом случае, заснуть он не мог.

Бросив попытки уснуть, Оби-Ван решил выйти из гостиницы и прогуляться по взморью. Возможно, ритмичный шум волн сможет успокоить его. Ему надо было немного отдохнуть, прежде чем он в свою очередь отправится следить за дверью номера Ланди. Время Квай-Гона уже почти закончилось.

Шаги Оби-Вана отдавались эхом в ночной тишине. Казалось, тьма поглотила его. Надев очки ночного видения, он шёл и шёл вперёд, в любой момент ожидая услышать звуки моря или увидеть его.

Уверен, что море было гораздо ближе к центральной улице, чем сейчас, подумал Оби-Ван. Он внезапно пришёл в замешательство, как будто гулял по совершенно другой планете. Разве Кодей не покрыт безбрежным океаном?

Оби-Ван остановился и, глубоко сконцентрировавшись, вгляделся во тьму впереди. Поначалу он вообще не смог разглядеть воду. Внезапно он сообразил, что с полудня вода отступила уже на сотни километров.

Посмотрев в другом направлении, он заметил большую группу кодейцев, двигавшихся с фонарями по взморью. Они остановились около появившихся из-под воды развалин древних строений и с жаром принялись копать морское дно. Было понятно, что они пытались раскопать районы города, сотни лет назад затопленные наводнением.

Понаблюдав за ними с расстояния, Оби-Ван внезапно ощутил сильную грусть. Ужасно было потерять такую значительную часть своей истории в разбушевавшемся океане. И мучиться, раз в десять лет имея краткую возможность отыскать её разрозненные куски.

Оби-Ван отвернулся от моря — или того места, где должно было быть море. В окружающей тьме он даже не был уверен, что действительно видел блеск морской воды. В памяти Оби-Вана вспыхнул образ: Ланди стремительно выбегает из помещения склада на Ноларе. «Мне лишь придётся правильно рассчитать время», — сказал он тогда.

Внезапно Оби-Ван понял, что Ланди ждал, когда вода отступит, для того, чтобы достать голокрон. Примерно через час кодейское море будет находиться на самом низком уровне за десятилетие.

Оби-Ван побежал сквозь тьму обратно в гостиницу. Он заметил, что от здания кто-то убегает. Омал? К несчастью, было слишком темно, и у него не было времени, чтобы преследовать беглеца. Ему надо было найти Квай-Гона. Когда его комлинк не ответил, он бросился назад.

— Учитель! — крикнул Оби-Ван, но сразу замолк. Квай-Гона не было на месте, а дверь профессорского номера была широко распахнута. Внутри никого не было.

Пока он оценивал обстановку, Квай-Гон неожиданно возник за его спиной.

— Я отлучился всего на секунду, — выдохнул он. — Отошёл, чтобы связаться с Иокастой Ню. Он не мог далеко уйти.

Оби-Ван вновь почувствовал прилив разочарования. И как им теперь искать Ланди и голокрон?

— Нам придётся следовать своей интуиции, — сказал Квай-Гон, будто прочитав мысли падавана. — Если внимательно прислушаемся, Сила поведёт нас.

Оби-Ван знал, что учитель прав. И в любом случае, выбора у них не было.

Оби-Ван молча привёл Квай-Гона к океану. Казавшееся бесконечным побережье теперь кишело кодейцами, вооружёнными лопатами и прочими инструментами для раскопок. Остановившись на мгновение, чтобы закрыть глаза и сосредоточиться, Оби-Ван почувствовал, что дальше к северу на суше есть пустынное место.

Джедаи прошли несколько километров, двигаясь так быстро, как только могли. Кодейцы вокруг них то и дело находили предметы, некогда поглощённые потопом. Некоторые с ликованием поднимали высоко над головой только что обнаруженные сокровища, в то время как другие в слезах падали на колени. Оби-Ван сочувствовал им.

Наконец перед ними открылась необычно пустынная полоса мокрой земли. Кодейцы усердно работали рядом, но эта небольшая возвышенность была абсолютно пуста.

— Как будто какая-то невидимая преграда не пускает их туда, — заметил Оби-Ван.

— Быть может, так и есть, — ответил Квай-Гон, оглянувшись.

Джедаи поспешили вперёд. Несколько кодейцев прекратили копать и уставились им вслед.

Теперь они не сводили глаз со своей цели. Послышалось ещё несколько предостерегающих криков. Джедаи оставили их без внимания. По мере того, как они продвигались вперёд, Оби-Ван начал ощущать, как его окружает что-то тёмное и могущественное. В его душе смешались чувства ужаса и облегчения. Они определённо приближались к нужному им месту. Голокрон ситхов был уже недалеко.

Позволив страху течь сквозь себя, как вода сквозь сито, Оби-Ван двинулся вперёд. Он так сильно хотел найти Ланди и голокрон, что не заметил глубокую расселину на своём пути.

— Оби-Ван, стой! — раздался сзади голос Квай-Гона.

Оби-Ван успел остановиться в считанных сантиметрах от разверзшейся чёрной пропасти. Он заглянул в неё, но ничего не увидел, кроме тьмы. На него пахнуло волной зловещей энергии. Голокрон.

Ни слова не говоря, джедаи достали мотки троса с ручными лебёдками и прочно забили фиксаторы в морское дно у края трещины. Тысячи мыслей проносились в мозгу Оби-Вана, и обо всех них он хотел рассказать своему учителю. Но сделать это было невозможно.

Обменявшись быстрыми взглядами, Квай-Гон и Оби-Ван одновременно прыгнули в черноту за краем расселины. Вскоре верхняя кромка обрыва исчезла из вида.

Стена трещины была мокрой и скользкой. Спускаясь, Оби-Ван глубоко вздохнул. Какая-то его часть хотела бы знать, что он найдёт на дне, а другая часть этого не хотела.

Внезапно он ощутил, как подрагивает трос. Секунду спустя якорёк вылетел из грунта, пролетев над краем обрыва, и Оби-Ван обнаружил, что свободно падает в раскинувшуюся внизу тьму.

ГЛАВА 12

Квай-Гон заметил фигуру, стоящую над ними у края расселины. На долю секунды она перегнулась через край, а затем исчезла. Через мгновение трос Оби-Вана ослаб, а сам его падаван пронёсся мимо с угрожающей скоростью.

Квай-Гон немедленно закрепился на стене обрыва и обратился к Силе, чтобы попытаться остановить падение. Но тёмная энергия в гигантской расселине мешала ему. Он чувствовал себя странно опустошённым и будто потерял способность концентрироваться.

Квай-Гон быстро прогнал эту слабость и сосредоточился сильнее. Он надеялся, что его ученик делает то же самое.

Звук царапающего о стену расселины фиксатора троса Оби-Вана был музыкой для ушей Квай-Гона. Через несколько показавшихся бесконечными секунд якорёк зацепился, резко дёрнув Оби-Вана и остановив падение. Он повис в воздухе где-то ниже Квай-Гона.

— Ты в порядке, Оби-Ван? — крикнул вниз Квай-Гон. Его голос отразился эхом от стен пропасти.

— В полном порядке, — ответил Оби-Ван. — И я вижу дно.

Квай-Гон проверил свой трос. Тот все ещё был надёжен. Затем он преодолел оставшуюся часть спуска так быстро, как только смог. К тому времени, как он достиг дна расщелины, Оби-Ван уже смотал тросик и осматривал окрестности при помощи светового стержня. Продвигаться приходилось очень осторожно.

— Я ничего не вижу, — сказал Оби-Ван. Его голос звучал необычно глухо, и Квай-Гон не знал точно, что было этому причиной — то, что они были на дне расщелины, или из-за его падения, или потому, что они находились так близко к голокрону. Концентрация тёмного знания здесь высасывала все силы. Конечно, он ослабел. Но странная опустошённость давала Квай-Гону знать, что они на верном пути. Он ощутил отталкивающее чувство и подошёл ближе.

Квай-Гон зажёг второй световой стержень. Джедаи осматривали окрестности, пока не наткнулись на следы чьих-то ног. Дно расселины покрывала влажная растительность, и невозможно было сказать, была ли здесь только одна цепочка следов.

Пройдя ещё немного по направлению к своей скрытой в глубине цели, Квай-Гон услышал низкий шум. Он был похож на шум надвигающейся бури. Или это поднимался уровень воды в море? Сейчас время самого низкого уровня воды прошло, и океан должен был вновь наступить на сушу.

Небо над ними расколола вспышка молнии. Квай-Гон решил, что заметил в её свете фигуру, пробирающуюся вслед за ними, но не успел он в этом убедиться, как сильный поток воды хлынул из щели в скальной стене как раз там, где они стояли. Квай-Гон практически ничего не видел: волна окатила обоих джедаев с головой и чуть не сбила их с ног. Обрушившаяся на них вода проникла в сапоги, и Квай-Гон с удивлением обнаружил, что она горячая.

С внезапным приливом ужаса Квай-Гон понял: несмотря на то, что они находятся на дне расщелины, вполне возможно, что ниже есть ещё несколько таких же. Дно моря имело ячеистую структуру. Они стояли отнюдь не на твёрдой земле.

Вода продолжала хлестать с поразительной силой. Не было никаких сомнений в том, что она прибывает. В конце концов поток ослаб, и им удалось встать. Горячая морская вода доходила им до лодыжек. В нескольких метрах впереди, по другую сторону скальной щели, Квай-Гон заметил лежащую на дне расселины потрёпанную фигурку.

Квай-Гон без оглядки бросился к фигуре. Может, это Мрак Ланди?

Это был он. Квермиец безвольно лежал на дне расщелины, его лицо частично скрывалось под водой. Устройство, обычно прикрывавшее один его глаз, отсутствовало, и была видна пустая глазница.

Квай-Гон был почти рядом с профессором, когда тот внезапно вскинулся.

— Вы не можете меня остановить! — крикнул он, поднимая голову. Он нащупал что-то под одеждой и трясущейся рукой вытащил бластер. Оружие дрожало в его ладони, и он выстрелил наугад.

Квай-Гон быстро увернулся, избежав выстрела, который прошёл совсем рядом с ним. За его спиной Оби-Ван активировал световой меч. Голубой клинок рассёк воздух, отклонив выстрел и выбив бластер из руки Ланди. Оружие скользнуло по дну расщелины и попало в скважину, откуда бил гейзер.

— Нет! — вскрикнул Ланди. Он попытался встать на ноги, затем упал в воду.

— Где голокрон? — требовательно спросил Оби-Ван, поднимая квермийца на ноги.

— В руках! В руках! Я держал его в своих руках! — пронзительно завизжал Ланди, отталкивая Оби-Вана своими острыми пальцами.

— Где он сейчас? — сквозь стиснутые зубы спросил Оби-Ван, тем временем связывая друг с другом многочисленные худые запястья профессора, до которых ему удавалось дотянуться.

— Отпустите меня. Дайте мне его забрать. Он не для вас! — Ланди плюнул Оби-Вану в лицо и бешено замолотил руками, но сил, чтобы освободиться, ему не хватило. — Именно я должен владеть им!

Мысли Квай-Гона закружились. Он чувствовал, что голокрон близко. Очень близко. Он попытался сосредоточиться, чтобы выяснить, где он, но тёмная сторона сыграла злую шутку с его разумом. Он был так близко, но все же за пределами его ментального зрения. Было так много вещей, которые он не понимал. Если Ланди держал голокрон, то где он сейчас? Его забрал кто-то другой? Может, он тоже оказался неспособен удержать такую мощь?

Вопросы все ещё возникали в мозгу, когда камни под ногами Квай-Гона задрожали. На долю секунды магистр-джедай решил, что сейчас нырнёт в бурлящую воду и отыщет ответы. Под пристальным взглядом ученика к нему вернулся здравый смысл. Если джедаи не смогли вернуть голокрон, было бы невероятно, если бы это смог сделать кто-нибудь другой.

— Я понесу его, — неожиданно сказал Квай-Гон своему падавану. Ему не хотелось тратить силы на объяснения.

Прежде чем Квай-Гон сумел поднять Ланди, из трещины извергся второй поток воды. Оби-Ван заметил его, когда подошёл к своему учителю, чтобы помочь тому взвалить квермийца на плечо. Теперь вода доходила уже до середины икр.

Оби-Ван двинулся вперёд, держа перед собой световой стержень. Они очень осторожно шли по каменистому дну, двигаясь обратно к стене расщелины.

Вода мешала Квай-Гону чётко видеть, куда следует ставить ноги, а Ланди непрерывно молотил руками и бессвязно выл ему прямо в ухо.

— Голокрон! — вопил он, пытаясь вырваться из крепкой хватки джедая. — я должен забрать голокрон! Он мой. Мой!

Квай-Гон пытался игнорировать профессора, что было непросто. В конце концов они достигли места, куда ранее спустились. Но как им подняться наверх с безумным квермийцем и имея всего один тросик с якорем?

— Я могу взобраться наверх и сбросить вам трос, — предложил Оби-Ван.

Квай-Гон не был уверен, что у них есть на это время — или что он сможет подняться с Ланди, висящим у него на плечах. Но он не видел лучшего выхода, и не мог думать, пока Ланди вопил ему прямо в ухо.

Оби-Ван успел лишь немного подняться над каменистым дном, когда над головой появился небольшой кораблик. Он спрыгнул обратно, и они вместе с отягощённым ношей учителем прижались к стене в поисках укрытия. Невозможно было догадаться, кто находится там внутри, и что они собираются делать.

Корабль опустился над расщелиной как можно ниже, и рядом с джедаями упал конец длинной лестницы. Судно казалось смутно знакомым, но в темноте его было трудно узнать. Оби-Ван неуверенно взглянул на учителя. Квай-Гон тоже не вполне доверял этому кораблю. Но он был не из тех, кто отвергает помощь, которая была им действительно необходима.

Джедай схватился и начал карабкаться. Притащить сопротивляющегося профессора на корабль, даже по прочным хорошим ступенькам, было делом нелёгким. Примерно на полпути Ланди потерял сознание. Но в конце концов измученному Квай-Гону удалось забраться в кораблик. Держа Ланди одной рукой, Квай-Гон хватался за ступеньку, и, стиснув зубы, брался свободной рукой за следующую. Дважды его ноги соскальзывали с мокрых ступенек, чуть было не заставив его упасть в воду вместе со своим тяжёлым грузом. Наконец он добрался до корабля, вполз внутрь и втащил свою ношу.

— Рада снова вас видеть, — раздался из кокпита твёрдый женский голос.

Квай-Гон удивился, увидев Эльду. Заметив его реакцию, она усмехнулась.

— Не ожидали увидеть меня, правда? — спросила она.

Квай-Гон покачал головой.

— Но я рад этому, — искренне сказал он. — Спасибо, что прилетела.

Пилот повернулась обратно к пульту и подняла корабль в воздух.

— Вам не обязательно меня благодарить, — ответила она. — Было что-то такое в вас или в этом месте, что меня беспокоило, и я почти сразу же вернулась. Я просто не могла оставить вас здесь. Кроме того, вы спасли мой корабль, или он разлетелся бы на куски. Мне хотелось вернуть долг.

— Мы вам признательны, — заметил Оби-Ван, падая в кресло.

Квай-Гон опустил Ланди на соседнее кресло и привязал его куском троса. Он не считал, что у пожилого квермийца будет много сил, когда тот очнётся, но и не хотел давать ему шанс.

Внезапно профессор вскинул голову. Квай-Гон отступил на шаг, но Ланди вытянул свою длинную шею, заставив джедая прижаться к стене кабины. Квермиец пристально рассматривал джедаев, вращая здоровым глазом.

— Миротворцы! — бросил он. — Вы начали войну.

Голова Ланди покачивалась на тонкой шее.

— Войну! Войну! — повторял он снова и снова, и с каждым разом его голос становился громче и визгливее.

Квай-Гон открыл было рот, но понял, что от слов будет мало толку. Он мог лишь наблюдать, как один великолепный историк впадает в безумие. Сила тёмной стороны разрушила его личность. Мастеру-джедаю было ясно, что Ланди сошёл с ума. Его надо было доставить в Храм и осмотреть. Ему понадобится помощь психиатра, Квай-Гон был в этом совершенно уверен. Также у Галактической республики будут вопросы относительно того, что он планировал делать с голокроном.

Совсем не так Квай-Гон надеялся вернуться с этого задания. Он не нашёл голокрон. Его ученик казался испуганным. И оставался ещё вопрос, кто, кроме джедаев и профессора Ланди, знал, где голокрон. Кто выдернул фиксатор троса Оби-Вана? Мог ли кто-нибудь ещё спуститься в расщелину? Лучшее, на что они могли надеяться — что голокрон все ещё находится на дне кодейского океана. По крайней мере, до тех пор, пока море вновь не отступит через десять лет.

— Вы не сможете с ним справиться! Вы не знаете, что с ним делать! Вы недостойны его!

Профессор бредил. Квай-Гон даже не был уверен, что Ланди обращается к нему.

Глубоко вздохнув, Квай-Гон отвернулся от безумных тирад профессора. Он попытался успокоить разум, напомнив себе, что Ланди не владеет голокроном. Но он знал, что эта миссия ещё далека от завершения.

ГЛАВА 13

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

— Жалкие слабаки, — бросил Ланди. Его лишённый век глаз вращался в глазнице, с подбородка свисала струйка слюны. — Могущество было моим — я держал его в руках. Но вы… Вы перехватили его. Вы его украли.

Оби-Ван наблюдал, как безумный квермиец сражается с оковами. Джедай был уверен, что Ланди убил бы его, если бы мог — настолько ощутимым был кипевший в нём гнев. Но за исключением вполне внятного заявления о могуществе, которым он почти овладел, но утратил, большая часть сказанного профессором была невразумительной.

Профессор Ланди чуть не расстался с жизнью на Кодее, когда пытался разыскать голокрон ситхов, похороненный на дне обширного океана этой планеты. Он выжил, но его рассудок помутился, погубленный древним устройством, спрятанным под бурными волнами.

Ланди извивался, пытаясь освободиться.

С той роковой ночи на Кодее его неоднократно допрашивали, чтобы выяснить подробности его попытки вернуть к жизни величайшее зло в галактике. Он не просто пытался достать голокрон; было совершенно очевидно, что он намеревался использовать его для зловещих целей.

Но это не было таким нарушением закона, которое легко бы восприняли власти Республики.

Ланди сам признался в совершенном преступлении. По сути дела, в течение всего времени, пока шёл суд над ним, он похвалялся, что секунду держал голокрон в своих руках. Получить от него объяснения было нелегко. Его разглагольствования иногда длились целыми днями, прекращаясь только когда безумный квермиец выбивался из сил. И даже когда его связали и поместили в специальную палату, чтобы он не смог поранить себя или кого-нибудь другого, он продолжал дёргаться и сердито ворчать во сне.

— Слабый ребёнок, — рычал Ланди, сверкая на Оби-Вана глазами сквозь прутья решётки. — Ты ничтожество. Ничтожество.

Оби-Ван пристально смотрел на профессора. Его чувства в отношении Мрака Ланди за десять лет не изменились. Зло и безумие профессора внушали ему отвращение, и Оби-Ван хотел бы находиться от Ланди как можно дальше. Но он не мог опротестовать решение Совета. Задание есть задание.

Оби-Ван был удивлён, когда его и его падавана Энакина Скайуокера вызвали в Храм пораньше. Совершенно неожиданно их задание передали другим джедаям. С Оби-Ваном никогда раньше такого не случалось. Всякий раз, когда он и его покойный учитель Квай-Гон Джинн или он и его ученик Энакин получали задание, они выполняли его до конца. По крайней мере, так было до сегодняшнего дня.

Пока они шли по храмовым коридорам, Оби-Ван заметил, что Энакина раздражает внезапное изменение планов. Тринадцатилетний падаван явно наслаждался заданием, которое было у них вначале — оно давало ему возможность возиться с системами вооружения блестящего космического корабля.

— Лучше уж пусть и это будет клёвым, — ворчал он.

Оби-Ван хотел дать мальчику наставление, сказав ему, что, даже если это задание и не будет «клёвым», оно, несомненно, будет важным.

Когда они вошли в Зал Совета джедаев, Энакин лишь закатил глаза. Это сразу поразило Оби-Вана. Когда он входил в Зал Совета, будучи ещё учеником-падаваном, его сердце бешено колотилось, а ладони начинали потеть. Это было чрезвычайно важное место, и никогда не было такого, чтобы он, находясь здесь, хоть чуть-чуть не испытывал волнения. Энакин же никогда не выказывал и тени беспокойства, входя в Зал Совета. Он просто вошёл, будто в дом старого друга.

Как только они с Энакином вошли в Зал, Оби-Ван понял: зачем бы их не вызвали сюда, это было очень серьёзно. Здесь присутствовали все магистры-джедаи, а выражение лица Йоды было неожиданно мрачным.

— Дал о себе знать ещё раз голокрон ситхов на Кодее, — не теряя времени, сказал Йода. — Планирует вернуть его кто-то.

Оби-Ван почувствовал, как сквозь него прокатилась волна страха. Уже несколько ночей у него были тревожные сны и видения. Вначале он не был уверен, из-за чего. Затем вспомнил, что прошло почти ровно десять лет с тех пор, как они с Квай-Гоном впервые последовали за доктором Мраком Ланди к голокрону ситхов. Луны Кодея вскоре войдут в фазу соединения на орбите, опять сделав уровень воды в море удивительно низким. И в это время можно будет предпринять попытку достать голокрон.

— Это ещё не все, — добавил магистр Ки-Ади Манди. В Зале воцарилась мёртвая тишина, и он продолжил. — Джедаи по всей галактике получили угрожающие послания, сообщающие о возрастающей силе ситхов. Некоторые из этих посланий содержали изображения зверски убитых джедаев.

Мейс Винду откашлялся.

— Поначалу мы посчитали эти угрозы не стоящей нашего внимания проделкой мелких жуликов, — сказал он. — Но учитывая опасность информации, содержащейся в голокроне, и тот факт, что ситхи вернулись, мы должны отнестись к ним очень серьёзно.

— Действовать немедленно надо нам, — сказал магистр Йода, слегка кивая. — Попасть не в те руки не должен голокрон. Отдать победу ситхам не должны мы.

Стоя перед сидящими полукругом магистрами-джедаями, Оби-Ван на мгновение закрыл глаза. Он чувствовал, как ужас разливается по всему телу, и хотел освободиться от него. Сделать это было непросто.

Оби-Ван знал, что для этой миссии они с Энакином подходили лучше всего. В конце концов, Ланди, голокрон и Кодей он изучил лучше любого другого джедая. Но это было не то задание, о котором бы он мечтал, и оно ему совсем не нравилось. Не только потому, что он остался без помощи и руководства Квай-Гона. Ведь его учитель погиб от руки неожиданно появившегося Лорда ситхов.

— В чем дело, джедай? — резко сказал Ланди. — Погрузился в воспоминания?

От этих слов Оби-Ван пришёл в себя. Ему в лицо брызнуло что-то влажное. Слюна Ланди.

— Лучше на се… — начал было защищать его Энакин. Но Оби-Ван быстро поднял руку, и падаван замолчал.

Оби-Ван спокойно вытер лицо рукавом мантии и опять пристально посмотрел на профессора. Ему не следовало показывать гнев или раздражение. Хотя он и отчаянно желал провести эту миссию без его безумного, зловещего присутствия, он понимал, что это невозможно. У них будет больше шансов остановить того, кто разыскивает голокрон, если они будут иметь при себе все богатство знаний Ланди — какими бы они не были искажёнными и зловещими.

Оби-Ван пристально всмотрелся в зрячий глаз пожилого квермийца, выискивая проблеск раскаяния или рассудка. Любая кроха дала бы ему огонёк надежды.

Но когда Мрак Ланди уставился на него в ответ, Оби-Ван ничего не увидел.

ГЛАВА 14

Энакин подался вперёд, пытаясь заглянуть в единственный глаз квермийца. Это была сложная задача, потому что голова у того покачивалась и дёргалась, как у птицы. Энакин знал, что это является признаком помешательства. Мальчиком на Татуине он видел подобное у бездомных обитателей городских улиц.

Но тут было по-другому. Стоявший перед ячейкой Ланди в лечебнице для душевнобольных Энакин чувствовал себя заинтригованным. Здесь было что-то серьёзное — что-то могущественное.

Энакин заметил, что Ланди уставился на Оби-Вана, его лишённый век глаз сузился и превратился в тёмную щель, пылавшую жгучей ненавистью. Он никогда раньше не видел, чтобы кто-нибудь так смотрел на Оби-Вана. Это немного волновало. Конечно, Энакин предпочитал все волнующее и интересное повседневной скуке. Но сегодня выбор сделали за него.

Внезапно Ланди подался вперёд, просунув голову и длинную квермийскую шею сквозь прутья. Энакин попятился, когда Ланди опять начал разглагольствовать о голокроне.

— Луны двигаются. Вода отступает, — сбивчиво бормотал он, размахивая своими длинными руками. — Я знаю, вы не останетесь в стороне. Никто не останется. Все они идут ко мне. Плачут. Умоляют. Кричат. «Научите меня, профессор. Укажите мне путь». Они думают, я проиграл. Но нам известна разница, не так ли?

Оби-Вана смутил его взгляд. Затем профессор продолжил, будто бы говоря сам с собой:

— Да, конечно, разница нам известна. Мы знаем, что я не проиграл. Я не мог проиграть. Я держал силу. Я держал силу в своих руках. Это вовсе не поражение. Но потом меня ограбили! Ограбили воры в мантиях, прибывшие с миссией мира. Эй, джедай, попробуй-ка вот это!

Ланди неловко просунул сквозь решётку несколько связанных рук, держащих еду, и ткнул прямо в лицо Оби-Вану. Энакин посмотрел на учителя, ожидая от него какой-то реакции. Но Оби-Ван даже не дрогнул. Он просто стоял перед решёткой ячейки Ланди с невозмутимостью философа-стоика.

— Нам нужна ваша помощь, профессор, — тихо сказал он, — чтобы вернуть голокрон.

Профессор поднял голову, без сомнения, удивлённый. Его глаз расширился, а лицо растянулось в улыбке, открывшей два ряда гнилых зубов. Он опять просунул голову сквозь решётку, так что Энакин смог ощутить его зловонное дыхание.

— Наконец-то ты нашёл правильный путь, джедай, — хмыкнул он.

ГЛАВА 15

Оби-Вану не потребовалось много времени, чтобы забрать Ланди оттуда, где его держали. Вечером Оби-Ван, Энакин и профессор уже были на борту корабля, совершающего прыжок к Кодею.

Когда они расположились, Оби-Ван опять попытался поговорить с Ланди. Хотя джедаи располагали сведениями, что в последний раз голокрон видели на Кодее, они не могли точно знать, что он все ещё находится там. И Оби-Ван был уверен, что у Ланди есть дополнительная информация, которая может существенно помочь поискам древнего артефакта. Даже если Ланди не собирался содействовать джедаям, возможно, в потоке слов и брани он сам нечаянно мог дать им зацепку.

Хотя он вообще был очень радостным, казалось, Ланди доволен тем, что избавился от одиночного заключения. Покачиваясь взад-вперёд в своей клетке, стоявшей в салоне корабля, он глазел по сторонам, как любопытный ребёнок.

Оби-Ван надеялся, что изменение обстановки склонит Ланди к сотрудничеству. Он также надеялся, что квермиец достаточно благоразумен, чтобы дать ему точную информацию.

— Джедаи не собираются использовать голокрон для распространения зла, — сказал он, глядя прямо в лицо Ланди. — Вернее, мы хотим вернуть его, чтобы он хранился в надёжном месте.

Глаза Ланди вспыхнули, затем он рассмеялся.

— Ты не более чем испуганный слабак, трусливый мальчишка, — загоготал он. — Ты совсем не изменился, как, впрочем, и все джедаи. Мне следовало бы знать, что джедаи не хотят подчинить себе голокрон. У них даже нет сил, чтобы попытаться.

Краем глаза Оби-Ван увидел, как Энакин вскочил на ноги.

— Не смей оскорблять моего учителя! — воскликнул он. — Он знает, что такое смелость, и намного лучше, чем ты.

— Все в порядке, Энакин, — спокойно сказал Оби-Ван, успокаивающим жестом положив руку на плечо падавана. — Оскорбления меня не трогают.

Оби-Ван наблюдал, как Энакин отошёл и сел в кресло второго пилота. Пилот рядом с ним нервно щёлкал рычагами управления. Очевидно, его взволновал профессорский бред. Но теперь Ланди хранил совершенно необычное для себя молчание. Сверкая на джедаев глазами из-за дюрастиловых прутьев клетки, он не проронил больше ни слова.

Оби-Ван беспокойно ворочался на своей кушетке. Прошло уже больше суток с тех пор, как они поднялись на борт, и почти все это время Ланди молчал. Оби-Ван был уверен, что Ланди знает тех, кто хочет заполучить голокрон, и знает, как можно добыть его раньше их. Но попытки джедая выведать у профессора информацию оказались бесплодными. Он ввязался в поединок характеров с душевнобольным сумасбродом, и душевнобольной сумасброд одержал верх.

Оби-Ван закрыл глаза и велел себе расслабиться. Энакин крепко спал, в маленькой каюте слышалось его приглушённое дыхание. Оби-Ван прояснил разум. Если он не отдохнёт, это может сказаться на нём впоследствии, когда они прибудут на Кодей.

Но стоило ему задремать, как в голове зазвучал знакомый голос.

Были и другие, падаван, сказал он. Оби-Ван медленно вздохнул. Голос принадлежал Квай-Гону. Его погибший учитель всегда был рядом, чтобы помочь ему — и помогал до сих пор, даже после своей смерти.

Другие, которых Ланди втянул в поиски голокрона. Обратись к ним. Возможно, Ланди рассказал им что-то, что сейчас сможет тебе помочь.

Оби-Ван открыл глаза. Спасибо, учитель, подумал он, садясь на постели. Он встал и тихо вышел из комнаты. Надо было как можно скорее связаться с Иокастой Ню. У них было несколько дней до того, как на Кодее понизится уровень воды. Нельзя было терять время.

Иокасте не потребовалось много времени, чтобы найти тех двоих или троих студентов, которые были наиболее близки к Ланди. Омал и Дейдра жили на одной планете. Оби-Ван приказал пилоту изменить курс. На следующий день они достигли места, где жил Омал.

— Омал был одним из самых блестящих студентов доктора Ланди, — объяснял Оби-Ван Энакину, когда они, предварительно убедившись, что Ланди надёжно заперт, шли по улицам и переулкам. — И одним из самых преданных его последователей. Я очень надеюсь, что он даст нам информацию, которую мы сможем использовать в дальнейших поисках.

Джедаи взошли по шаткой лестнице и приблизились к обшарпанной двери. Прежде чем постучать, Оби-Ван огляделся и отметил про себя возможные пути для скорейшего отступления. Былая известность Ланди порядком подзабылась, но нельзя было быть уверенным, что его бывшие сторонники будут дружелюбно относиться к джедаям.

Когда Омал открыл дверь, Оби-Ван сразу же понял, что у него не было ни желания, ни возможности им помочь. Его грязная одежда была в беспорядке. Плечи были опущены, а глаза все время бегали, как будто слишком долго смотреть на одну и ту же вещь было для него невыносимо больно. И в довершение ко всему, было похоже, что рассудок Омала помутился, примерно так же, как и рассудок Ланди. Оби-Ван почти мог ощутить, как мысли у него в голове скачут, сталкиваются друг с другом и запутываются в узлы.

— Что вам нужно? — спросил Омал. Он скользнул взглядом по джедайским мантиям, и у него задрожали руки.

Печаль и ужас переполнили Оби-Вана. Что случилось с ясноглазым мальчиком, которого он видел на лекции доктора Ланди десять лет назад? Что Ланди — и, возможно, голокрон ситхов — сделали с ним? И какое это имело значение для их миссии?

— Мы просто хотим с тобой поговорить, Омал, — мягко сказал Оби-Ван. — Можно нам войти?

Омал не ответил, но отошёл от двери. Нетвёрдой походкой он прошёл в маленькую гостиную, вслед за ним туда вошли джедаи. Пол комнаты был засыпан мусором, а мебель выглядела так, будто могла в любой момент развалиться. В спёртом воздухе висел противный запах. Энакин коротко помахал ладонью перед носом, но Оби-Ван так взглянул на него, что мальчик опустил руки по швам.

Оби-Ван быстро оценил обстановку, затем повернулся к Омалу, неловко стоящему посреди неубранной комнаты. С ним надо быть поласковее.

— Мы джедаи, и у нас важная миссия, — начал он. — Мы пытаемся вернуть голокрон ситхов, чтобы он мог храниться в надёжном месте. Профессор Ланди когда-нибудь говорил тебе об этом предмете?

При упоминании о голокроне Омал тихо застонал и начал раскачиваться взад-вперёд. Оби-Ван уже собирался продолжать расспросы, когда входная дверь открылась, и вошла Дейдра — ещё одна студентка Ланди — с полной сумкой продуктов.

Оби-Ван успокоился, увидев, что Дейдра почти не изменилась. Она стала старше, и взгляд у неё был усталый, но она сохранила ясность рассудка. Взяв сумку с продуктами под мышку, она жестом позвала джедаев на кухню.

— Мы сейчас вернёмся, — сказал Оби-Ван, извинившись за себя и Энакина. Джедаи вошли на кухню вслед за Дейдрой.

— Я Оби-Ван Кеноби, — сказал Оби-Ван, — а это мой падаван, Энакин Скайуокер.

Хотя он и видел Дейдру на лекции профессора Ланди, по-настоящему они никогда не были знакомы.

— Неважно, как тебя зовут, — ответила Дейдра. — Я знаю, что ты джедай, и подозреваю, что ты ищешь голокрон ситхов.

Оби-Ван кивнул.

— Мы хотим поместить его в безопасное место — навсегда, — объяснил он.

На лице Дейдры появилось печальное выражение.

— Это было бы хорошо, — сказала она. — Он уже причинил так много бед столь многим.

Она бросила быстрый взгляд в сторону гостиной. Оби-Ван понял, что она говорит отнюдь не о древней тирании ситхов.

— Психическое состояние Омала нестабильно, — объяснила она. — Лучше не упоминайте Ланди или голокрон в его присутствии.

— Я это учту, — сказал Оби-Ван, ощущая приступ вины. — Вы знаете, что случилось?

Дейдра встала и начала распаковывать продукты. Похоже, она собиралась кормить Омала.

— Я знаю только, что он находится в этом состоянии с тех пор, как десять лет назад профессор Ланди взял отпуск для научной работы, — сказала она.

Дейдра достала из сумки овощи и начала их мыть. Оби-Ван заметил, что её руки слегка дрожат, и она не отводит глаз от своего занятия.

— И это всё, что вы знаете? — спросил Оби-Ван, пристально глядя на неё.

Дейдра вздохнула, её руки упали в воду.

— Нет, не все, — согласилась она.

Оби-Ван терпеливо ждал, пока она продолжит.

— Десять лет назад Омал поехал на Кодей вслед за Норвалом, ещё одним ближайшим учеником профессора Ланди. Норвал зациклился на голокроне и, стремясь завладеть им, тайно вступил в одну из сект. Он догадался, что Ланди отправляется за ним, и решил, что профессору понадобится его помощь. Омал хотел остановить Норвала, чтобы тот не препятствовал доктору Ланди. Он считал, что могущество, о котором рассказывал Ланди, слишком велико, чтобы Норвал сумел справиться с ним.

Дейдра выключила воду и повернулась к Оби-Вану.

— Я не знаю, что там произошло, но ясно, что для Омала это тоже было слишком, — шёпотом сказала она. — И когда профессор Ланди попал в клинику, я догадалась, что это было слишком и для него.

Мгновение Оби-Ван молчал, размышляя.

— Что же случилось с Норвалом? — спросил он в конце концов.

В глазах Дейдры появилась мука.

— Я не знаю, — сказала она. — Но лучшее, на что я могу надеяться — что он умер.

ГЛАВА 16

Энакин вытаращил глаза. Она сказала ужасную вещь. Даже в детстве, когда он был рабом на Татуине, он никогда не хотел, чтобы его жизнь прервалась. Смерть казалась чем-то таким неизменным, таким окончательным.

— Мы тогда не знали, что Норвал как одержимый изучал работы доктора Ланди, — быстро объяснила Дейдра, заметив реакцию джедаев. — Он приобрёл вкус к власти, и отчаянно жаждал её. Это учение изменило его.

Энакин не был уверен, что понял, что имеет в виду Дейдра. Он знал, что это как будто очень сильно чего-то хочешь. Он хотел выиграть гонки на Татуине. Он хотел освободить свою мать. Он хотел стать джедаем, но не считал, что эти желания в действительности меняют его. Они были просто частью его самого.

Несколько мгновений все молчали. Энакин почувствовал, что учитель собирает информацию воедино, пытаясь мысленно систематизировать её.

Воцарившееся в кухне молчание внезапно прервал голос Омала. Он что-то бормотал в другой комнате. Слов было не разобрать, но интонация была отчаянная. На лице Дейдры появилось беспокойство, она обернулась к гостиной.

— Я пойду проверю, как он там, — предложил Энакин.

Он оставил Оби-Вана и Дейдру в маленькой кухоньке и направился обратно в гостиную. Омал все ещё сидел на полу, но теперь его голова была склонена набок. По его лицу бежали слезы, из носа текло.

Одну долгую секунду Энакин пристально смотрел на Омала. Он чувствовал к нему жалость и хотел сделать что-нибудь, чтобы ему помочь. Если то, что сказал учитель, было правдой, Омал ужасно и бесповоротно изменился.

— Ты в порядке, — мягко сказал Энакин, пробудившись от своих мыслей. — Нам надо просто тебя умыть.

Он нашёл лоскуток относительно чистой ткани и вытер Омалу лицо. Один краткий миг Омал с благодарностью смотрел на него, затем его глаза опять стали безумными, и он снова принялся раскачиваться взад-вперёд.

Энакин смотрел на Омала, казалось, целую вечность. Когда он в конце концов отвёл глаза, то ощутил сильное желание сделать что-нибудь такое, что помогло бы им продвинуться в выполнении задания. Он должен узнать, что послужило причиной безумия Омала — что заставило Совет джедаев поднять оружие.

Он хотел сделать это прямо сейчас — и уйти, сбежать из этого дома. Дейдра уже рассказала им всё, что знала, а Омал уж точно не собирался ничего рассказывать. И что Оби-Ван до сих пор делает на кухне? Что его там держит так долго?

Энакин начал нервно оглядываться. По полу были разбросаны кучи грязной одежды, объедки и прочий мусор. Но не было ничего, что казалось бы особенно значительным или интересным.

Затем краем глаза Энакин заметил, что из-под валяющейся туники выглядывает что-то блестящее. Он подобрал его и увидел, что это маленький голопроектор. Энакин попытался его включить, но почти сразу понял, что тот сломан. Сидящий на полу Омал начал приглушённо стонать.

— Нет, Норвал. Нет, — повторял он.

Энакин едва слышал его. Он любил технику, и не мог противиться желанию совсем чуть-чуть повозиться с проектором. Он достал из пояса отвёртку и начал вскрывать проектор, но тот заело.

— Проклятье! — воскликнул Энакин. Он сам удивился своему раздражению. Обычно ему нравились подобные задачки.

Энакин уже собирался отбросить неисправный проектор, но вдруг тронул нужную цепь, и тот внезапно ожил. Вначале изображение было смазанным, и Энакину трудно была разобрать, что это. Затем, когда он начал осознавать, на что смотрит, он в изумлении открыл рот.

Это было изображение зверски убитого рыцаря-джедая.

Энакин застыл, глядя на картинку. Стоны Омала за его спиной становились громче. В конце концов этот звук заставил Энакина очнуться, и он попытался выключить проектор. Только теперь его опять заклинило, и он не выключался.

Сцена убийства возникла снова, а затем ещё раз. Джедай-иторианин поднял свой световой меч, но его поразил в спину выстрел из бластера. Джедай рухнул на землю мёртвый.

Сердце Энакина бешено застучало. Он попытался не смотреть на эту картину, но что-то, казалось, удерживало его взгляд. И что-то в том, что он видел, казалось знакомым. Как будто он уже видел это раньше и почему-то хорошо знал. Он почувствовал дурноту.

Энакин с силой повернул что-то внутри проектора, и изображение исчезло. Он бросил прибор обратно на пол и повернулся к выходу. Руки у него слегка дорожали, а колени тряслись. Стоны Омала выражали то, что он сейчас ощущал.

Энакин глубоко вздохнул и попытался придать ясность мыслям. Он, конечно, знал, что подобные послания были разосланы по всей галактике. Он был на собрании в Совете джедаев и слышал всё, что о них говорилось. Но он в самом деле не ожидал, что увидит такое послание. Он не был к этому готов.

И теперь страшная картина поселилась в его мыслях. Энакин взглянул на Омала. Тот перестал стонать, но его взгляд метался, перескакивая с Энакина на сломанный голопроектор на полу.

Энакин собрался было подойти к нему, когда в гостиную ворвался Оби-Ван, за ним следовала Дейдра.

— Меня вызвали с корабля, — сказал он. — Похоже, доктор Ланди опять решил заговорить. И ещё пилот считает, что вокруг ангара сидят в засаде бродяги. Он угрожает высадить Ланди и улететь.

На Энакина накатила волна облегчения. Он только теперь понял, насколько визит в жилище Омала и послание в голопроекторе выбили его из колеи. Он хотел выбраться отсюда, и прямо сейчас было бы не слишком быстро.

— Вы сказали ему, чтобы он держался? — спросил Энакин, с благодарностью следуя за Оби-Ваном к двери.

Оби-Ван кивнул.

— Но я не знаю, как долго он будет нас ждать. С тех пор, как мы покинули Корускант, он немного нервный.

— Вы можете ещё раз повторить ему это, — сказал Энакин. — У парня нет твёрдости характера.

Джедаи попрощались с Омалом и Дейдрой и поспешили обратно на корабль. Энакин знал, что ему следовало бы рассказать учителю о проекторе и послании, но ему почему-то не хотелось. Странно, но он чувствовал себя виноватым. Словно он нёс какую-то ответственность за то, что оно содержало.

Но это же бессмыслица, думал Энакин. Я даже не знаю, кто это был. Или где это было.

Он решил ничего не говорить учителю, пока спешил вслед за ним на корабль. Оби-Ван казался расстроенным, и непохоже было, чтобы существование послания стало для него новостью. Он расскажет ему позже, когда будет подходящее время.

ГЛАВА 17

— Я проверю обшивку — надо убедиться, что тут никто не занимается вредительством, — сразу же сказал Энакин, как только они очутились внутри ангара.

Оби-Ван улыбнулся. Он знал, что его падаван предпочитает любому другому занятию исследование механизмов.

— Хорошо, — сказал он. — А я пойду поговорю с капитаном. И с Ланди.

Оби-Ван быстро поднялся по трапу и вошёл в кокпит.

— Наконец-то, — сказал пилот, и Оби-Ван решил, что тот успокоился, увидев его. — Он болтает последние полчаса.

Он нервно указал в салон, где в своей клетке сидел Ланди.

— Что-то о древнем предмете, который зовёт его. И о приливах с отливами.

— Спасибо, — сказал Оби-Ван, направляясь в салон. Он глубоко вздохнул. Ему хотелось, чтобы этот разговор — если он будет таким, каким ему следовало бы быть — прошёл удачно. Ему надо было, чтобы он прошёл удачно.

— Я только что встретился с Дейдрой и Омалом, — спокойно сказал Оби-Ван. Он пристально смотрел на Ланди, чтобы уловить какую-нибудь реакцию на эти имена, но ничего не заметил. Ланди только сверкнул на него взглядом, его зрячий глаз превратился в тёмную щель.

Разочарованный Оби-Ван решил его подтолкнуть.

— Они рассказали кое-что интересное о Норвале.

На этот раз реакция была. Только не такая, какой ожидал Оби-Ван. Профессор зловеще улыбнулся, показав гнилые жёлтые зубы. Его лицо застыло. Как Оби-Ван ни старался, он не мог разгадать, что означает эта улыбка.

Оби-Ван вновь почувствовал разочарование. Ланди был похож на глухую стену. Хотя сейчас он был слабее, чем тогда, когда Оби-Ван видел его на Корусканте десять лет назад, его сознание оставалось загадкой. Оби-Ван не мог проникнуть в его мысли, даже при помощи Силы. Как они смогут узнать, кто ищет голокрон, если квермиец не станет сотрудничать?

— Норвал был вместе с вами на Кодее, — сказал Оби-Ван звучным голосом. Возникшее в помещении эхо удивило и его самого, и Ланди, который поднял взгляд. Оби-Ван неожиданно подумал, что знает, как пробить воздвигнутую профессором стену.

— Также, как и Омал. Вы собирались достать голокрон вместе.

Ланди подался вперёд, как будто хотел что-то сказать. Он прижался лицом к прутьям клетки. Но секунду спустя он опять откинулся назад, самодовольно ухмыляясь.

— У вас были знания, но вам нужны были эти дети, чтобы сделать грязную работу. Фактически, достать его для вас. Вы считали, что не сможете в одиночку погрузиться на такую глубину…

Оби-Вану отчаянно хотелось, чтобы Ланди вскочил, начал говорить и опровергать то, что он сейчас сказал. Но профессор, казалось, точно знал, чего хочет Оби-Ван. Он сидел, будто окаменев, сложив все свои руки на груди. Его лицо кривила вызывающая усмешка.

Оби-Ван внезапно ощутил сильное желание прорваться сквозь прутья и стереть эту усмешку с лица Ланди. Даже сошедший с ума и запертый в клетке, Ланди обладал силой. И в данный момент Оби-Ван ненавидел эту силу всеми фибрами своей души.

— Нам надо знать, находится ли голокрон все ещё в кратере! — закричал он. — Нам надо достать его прежде…

Оби-Ван оборвал себя. В гневе он чуть не выдал опасную информацию. Последние десять лет Ланди просидел под замком и не мог знать, что ситхи и в самом деле вернулись. Он не мог знать, что кто-то ещё в галактике обладает знаниями, которые он искал…

Крохотная головка Ланди склонилась набок.

— Мальчишка, ты боишься. Но не моих студентов, — сказал он, опять подавшись вперёд. — Нет… чего-то большего. Чего-то гораздо большего, гораздо более ужасного.

Он говорил медленно, будто хотел быть уверенным, что Оби-Ван поймёт каждое слово.

— Ситхи, — сказал он, опять откинувшись назад. Его глаз расширился, так что Оби-Ван мог видеть большой чёрный зрачок. — Ты боишься ситхов — того, что они вернулись.

Ланди сел и громко загоготал.

— Тебе следует бояться, — сказал он.

Оби-Ван пристально посмотрел на Ланди. Он понял, что профессор хочет, чтобы он сказал что-нибудь, что послужит подтверждением его страха. Не стоило удовлетворять его желание.

Несколько долгих минут в салоне царило мёртвое молчание, пока они пристально глядели друг на друга. В конце концов Ланди заговорил.

— Я могу рассказать тебе, где голокрон, — он казался в высшей степени здравомыслящим. — Я даже могу тебе рассказать, как достать его. Вопрос в том, что ты сможешь сделать для меня по возвращении?

ГЛАВА 18

Энакин три раза обошёл вокруг корабля. Он не заметил ничего необычного, и уже начал думать, что у капитана просто мания преследования. Безусловно, это казалось возможным, учитывая свойства его характера. К тому же, Энакину пришлось с этим согласиться, присутствие доктора Ланди кого угодно могло лишить душевного равновесия.

Убедившись, что все в порядке, он направился внутрь судна. Оби-Ван был на мостике, он вводил в нависистему координаты Кодея.

— Мы немедленно летим на Кодей, — сказал он.

Энакин успокоился — они покидают эту планету и двигаются дальше. Учитель тоже казался довольным.

— В конце концов профессор подтвердил, что голокрон все ещё в подводном тайнике.

Энакин сморщил нос. Оби-Ван вздохнул.

— Я знаю, — согласился он. — Он может попытаться навлечь на нас опасность. Или играть с нами. Но чтобы продолжать, у нас есть только эта информация, и интуиция говорит мне, что мы можем ему верить. Кроме того, когда море отступит, нам понадобится совсем немного времени, чтобы это проверить.

Энакин кивнул. Теперь, когда они улетали, он уже по-другому смотрел на голографическое послание. Возможно, сейчас подходящий момент, чтобы рассказать о нем Оби-Вану.

— Учитель, — начал он. — Я нашёл…

— Говорю вам, снаружи кто-то есть, — прервал его пилот. — Кто-то шатается вокруг моего корабля.

Прежде чем повернуться к капитану, Энакин закатил глаза. Этот парень начинал действовать ему на нервы.

— Я все проверил, — сказал Энакин обнадёживающе. — Все выглядит просто прекрасно.

Похоже, капитан в этом сомневался, но он не стал отвечать, потому что корабль взлетал. Вскоре на обзорном экране кокпита они видели лишь черноту открытого космоса. Капитан готовился к переходу в гиперпространство.

Энакин внезапно почувствовал себя уставшим и был только рад этому короткому периоду вынужденного бездействия. Перелёт на Кодей займёт больше суток, так что у него есть время отдохнуть и собраться с мыслями.

Внезапно в двигательном отсеке громко прогремел взрыв, и корабль резко дёрнулся влево.

— Я вам говорил! — завопил капитан. — Кто-то устроил диверсию на моем корабле. Нам надо немедленно приземлиться!

— Нам нельзя, — рассудительно сказал Оби-Ван. — Ведь злоумышленники хотят вынудить нас сделать именно это.

Капитан вытаращил глаза.

— Но нам нельзя лететь в таком состоянии, — сказал он, его голос повышался по мере того, как из кормовой части корабля в кокпит проникал дым. — Управление вышло из строя. Мы все погибнем.

Энакин почувствовал, как внутри снова поднимается раздражение. Но на этот раз к нему примешивалось чувство вины. Понятно, что кто-то тайно повредил корабль, несмотря на то, что он поначалу счёл беспокойство капитана напрасным.

— Никто не собирается умирать, — спокойно сказал Энакин. — Просто покажите мне, где вы храните инструменты.

Капитан указал на маленький шкафчик прямо у входа в кокпит. Энакин выудил оттуда сумку с инструментами и двинулся на корму, размахивая руками, чтобы разогнать дым. Автоматическая противопожарная система погасила пламя, и до повреждённого двигателя можно было добраться через большой люк в хвостовом коридоре. Энакин мог починить его, но пока корабль был в полёте, сделать это было непросто.

Энакин открыл люк и немедленно обнаружил, что расплавился блок микросхем. Это означало, что несколько схем необходимо было переустановить, причём быстро. Но вот вопрос, какие? Там было несколько незначительных схем, а остальные надо было исправить, чтобы корабль смог долететь до Кодея.

Энакин не был хорошо знаком с тем типом кораблей, к которому относилось судно, на котором они летели. Он никогда не летал на таких раньше, и, конечно же, никогда их не чинил. Ему пришлось положиться на интуицию.

Выбрав энергетический светорез, он принялся за соединявшие схемы проводки. Было трудно ровно держать инструмент, потому что корабль рыскал во все стороны. Очень осторожно он один за другим отсоединил все повреждённые провода. Вскоре корабль выровнялся, и пилот опять получил возможность управлять им.

Энакин восстановил ещё несколько проводов и закрыл люк. По пути обратно в кокпит он прошёл мимо клетки, где сидел Ланди.

— Ты прекрасно поработал, малыш, — сказал профессор. — На Кодее ты мне пригодишься.

Энакин попытался не обращать внимания на это замечание, когда клал сумку обратно в шкафчик. Ведь полоумный квермиец все время болтал чепуху.

— Хорошая работа, падаван, — сказал Оби-Ван, когда Энакин вошёл в кокпит. Он был горд за своего ученика.

— Теперь мы сможем долететь до Кодея, — сказал капитан. — Хотя будем там немного позже, чем рассчитывали.

Чувство облегчения в кокпите стало почти ощутимым. Они были в безопасности — пока.

ГЛАВА 19

Оби-Ван изучал своего падавана, когда тот убирал сумку с инструментами. Конечно, он вздохнул спокойнее, когда тот починил двигатель. Но когда Оби-Ван смотрел на своего ученика, он испытывал другое чувство — тревогу.

Когда десять лет назад Оби-Ван вместе с Квай-Гоном начал эту миссию, его спокойствие нарушила тёмная сторона. Он чувствовал себя расстроенным, уязвимым и испуганным.

Похоже, Энакин подобных чувств не испытывал. Нет, тут было что-то другое.

Оби-Ван видел, как мальчик подошёл к клетке Ланди и пристально посмотрел на квермийца. Он не выказал и тени страха. Вместо этого он казался… зачарованным.

Его падавана в высшей степени заинтересовал и сам Ланди, и то, что сделало его сумасшедшим преступником. Казалось, на самом деле его притягивала сила, сведшая с ума Ланди и Омала.

И это любопытство заставляло Оби-Вана тревожиться.

Конечно, Энакин не видел проявлений могущества тёмной стороны, какие приходилось видеть Оби-Вану. Он не был свидетелем того, как его учителя сразил Лорд ситхов. И не находился сам на волосок от смерти.

После такого близкого знакомства Оби-Ван прекрасно осознавал, какой стала бы исходящая от ситхов опасность, если бы они вернули всю свою древнюю мощь. И высвобождение хранящихся в голокроне ситхов знаний могло стать крупным шагом в этом направлении. Они могли опустошить всю галактику.

Оби-Ван вздрогнул от этой мысли, прежде чем позволил ей раствориться в подсознании. Ему надо углубить концентрацию и сосредоточить внимание на том моменте и своём падаване.

Мальчик нуждается в руководстве, Оби-Ван это знал. Десятилетие назад его собственный учитель мастерски вёл его в верном направлении — прочь от гнева и разочарования. Это помогало Оби-Вану твёрдо следовать пути джедая. Когда Квай-Гон погиб, Оби-Ван пообещал стать таким наставником для Энакина.

Оби-Ван помнил вспышку гнева Энакина, направленную на Ланди, когда они только поднялись на борт. Гнев был опасен. Возможно, стоит предостеречь ученика от тёмной стороны — что это лёгкий путь к могуществу, но также и к саморазрушению.

Проблема состояла в том, что он не знал, какие подобрать слова. Он не знал в точности, что надо сказать. И всякий раз, когда он пытался подобным образом наставлять Энакина, мальчик от этого отмахивался. Как будто Энакин считал, что вещи, от которых Оби-Ван пытался его предостеречь, не имеют к нему отношения.

Оби-Ван вздохнул. Ему бы хотелось, чтобы Квай-Гон был жив. Он бы знал, что надо сказать и что сделать. Энакин бы его понял.

Размышления Оби-Вана прервал пилот.

— Думаю, что нас преследуют, — сказал он после того, как они вышли из гиперпространства.

Оби-Ван встал и подошёл к пульту управления. Вполне вероятно, подумал он. Тот, кто повредил корабль, легко мог сесть им на хвост.

Оби-Ван внимательно осмотрел корабельную систему обнаружения. Он ничего не нашёл.

Вскоре они приземлились на Кодее. Дав пилоту указание не покидать планету, Оби-Ван повёл Энакина в город.

— Нам надо быстро добраться до моря, — объяснил Оби-Ван, когда они шли по главной улице. Уровень воды уже начал понижаться, но они не собирались ждать, пока он достигнет низшей точки. Если они станут ждать, может оказаться уже слишком поздно. Им надо опередить Норвала или любого другого, кто разыскивает голокрон.

Энакин огляделся.

— Воды здесь не слишком много, правда? — спросил он.

— Нет, — ответил Оби-Ван. — Несколько сотен лет назад огромная приливная волна разрушила города, и много кодейцев погибло. Большая часть выживших бежала с планеты. Те, кто остался, ждут следующей гигантской волны, и, как они считают, неминуемой гибели.

Энакин скорчил рожу.

— Это ужасно плохо, — сказал он.

Оби-Ван рассмеялся.

— Я согласен с тобой, падаван.

Затем он посерьёзнел.

— Я не смог бы так прожить свою жизнь, но у кодейцев нет выбора. Должно быть тяжело иметь историю, связанную с утратами.

Пока они прочёсывали город, Энакин был погружён в свои мысли.

— Как вы думаете, здесь ведь везде должно продаваться снаряжение для подводного плавания, — сказал он в конце концов. — Ведь практически вся планета покрыта морем.

— Верно, но здешний народ его боится, — напомнил ему Оби-Ван.

— Похоже, они и нас боятся, — сказал Энакин. — Всякий раз, когда мы проходим мимо, они ускоряют шаг и отворачиваются.

— Ты наблюдателен, Энакин, — с гордостью сказал Оби-Ван. — Кодейцы чувствуют себя неловко в присутствии чужих.

Оценив уровень воды и обнаружив, что подходящее время для погружений ещё не настало, джедаи отправились обратно на корабль. Многие кодейцы сворачивали с пути, чтобы избежать встречи с ними на улицах. Другие останавливались и пристально смотрели на них. А некоторые выкрикивали предостережения о беспощадном море и скрытом в его глубинах зле.

— Учитель, — внезапно сказал Энакин. Его голос был тих, он чуть не заикался. Это было необычно для мальчика. — Мне надо вам кое-что рассказать.

Оби-Ван остановился и повернулся к своему падавану.

— Что? — спросил он.

— Когда мы были у Омала, я нашёл голопроектор. Там… там было послание, одно из тех, о которых говорил магистр Ки-Ади Манди.

Глаза Оби-Вана расширились.

— Сообщение, показывающее убийство джедая? — спросил он.

Энакин кивнул. Мгновение Оби-Ван не знал, что ответить. Это были важные сведения, а не то, что ученик мог бы скрыть от своего учителя.

— Почему ты не рассказал мне раньше? — спросил он, повысив голос.

— Я… я не посчитал, что это важно, — пробормотал Энакин. — Мы уже знали, что такие послания существуют, а вы хотели вернуться на корабль.

Оби-Ван пристально посмотрел на своего падавана. Он никогда бы не стал скрывать подобные вещи от Квай-Гона. У джедаев, работающих в команде, есть внутренняя потребность делиться друг с другом каждой частицей собранного знания. Они должны доверять друг другу. Всецело.

Для него это было ударом. Оби-Ван понял, что Энакин может не вполне ему доверять. Почему бы ещё он стал скрывать от него что-нибудь подобное?

Под взглядом Оби-Вана падаван смутился. В душу прокралась ужасная мысль: он тоже не был уверен в том, что полностью доверяет Энакину.

— Тебе надо было немедленно мне рассказать, — сурово сказал Оби-Ван. — Уверен, что в следующий раз ты так и сделаешь.

Энакин уставился на свои ноги.

— Да, учитель, — сказал он.

Не говоря больше ни слова, Оби-Ван развернулся и пошёл дальше по улице.

Джедаи хранили молчание все время, пока шли к кораблю. Внутри доктор Ланди спал в своей клетке, наполняя помещение громким храпом. Когда джедаи вошли, он внезапно вскочил.

— Не может ли заключённый хоть немного поспать? — проворчал он, одной рукой стирая с подбородка струйку слюны, а другой протирая глаз.

— Нет, если он согласился предоставить важную информацию, — решительно ответил Оби-Ван. — Мне нужно, чтобы вы ответили на несколько вопросов о вашем последнем путешествии на дно кодейского океана. Пришло время рассказать нам то, что вы знаете.

Несколько долгих секунд профессор пристально смотрел на Оби-Вана. Он и вправду согласился отвечать на вопросы в обмен на возможность ещё раз взглянуть на голокрон.

— Продолжайте, — в конце концов сказал он.

— Десять лет назад вы прилетели на Кодей за голокроном, — сказал Оби-Ван. — И вслед за вами прилетел один из ваших лучших учеников.

— Норвал, — сказал Ланди, кивнув. — Он был моим лучшим учеником. Очень жадный до знаний.

— Тёмных знаний, — заметил Оби-Ван, многозначительно глядя на доктора Ланди.

Ланди пожал плечами.

— Я не отвечаю за то, как мальчик использовал то, что узнал. Я всего лишь преподаватель. Я просто передаю информацию.

Оби-Вана рассердил легкомысленный ответ Ланди. Ясно, что он крайне пренебрежительно относился к тому влиянию, которое имел как учитель. Неужели он не понимал, как оно действует на людей? Неужели он не понимал, что несёт ответственность по крайней мере за одну загубленную молодую жизнь?

— Но Норвал был сильным — даже сильнее, чем я считал, — продолжал Ланди. — Он первым нашёл голокрон. Кроме того, он вынул его из тайника. Мы стали бороться, и он упал в кратер гейзера.

Оби-Ван закрыл глаза, внутри возникло чувство разочарования. Хоть он и знал, что голокрон мог провалиться глубже сквозь испещрённое пустотами морское дно, он надеялся, что это неправда. Это означало, что голокрон находился очень глубоко.

И находился внутри бурлящего гейзера, невероятно изменчивого даже при самом низком уровне воды. Голокрон легко мог оказаться настолько глубоко, что никто уже не сможет его достать. Но что, если это не так?

Что касалось этого задания, тут Оби-Ван ни в чём не был уверен. Ещё у него не было выбора — только продолжать двигаться дальше, пока кто-нибудь его не опередил.

ГЛАВА 20

Энакин украдкой бросал взгляды в темноту, пока гружёные грависани мчались над обнажившимся морским дном. Вода уже почти закончила отступать, и вскоре они полетят над морем.

— Сюда, — сказал Оби-Ван, указав налево. Это были первые слова, которые он сказал со времени того разговора. Энакин действительно сожалел о том, что не рассказал учителю о голографическом послании раньше, но он не понимал, отчего это было так важно. Ведь он же рассказал ему, разве нет?

Энакин свернул. Позади него доктор Ланди пялился сквозь прутья передвижной клетки. Он вытаращил глаз и не мог сидеть спокойно. Он казался взволнованным ребёнком.

Ему не терпится увидеть голокрон, подумал Энакин. Древний артефакт действительно имел репутацию вещи с характером. Юный джедай прибавил скорость. Он втайне надеялся, что так оно и есть.

Грависани мчались над водой, направляясь прямо к кратеру. Энакину показалось, что он заметил что-то, выделяющееся над поверхностью обмелевшего океана. Оно было похоже на водолазную платформу.

— Держи прямо, — сказал Оби-Ван. В голосе учителя Энакин услышал досаду. Он остановил грависани рядом с платформой, на которой было навалено снаряжение, и выключил двигатель.

Оби-Ван осмотрел водолазный костюм и кислородные баллоны.

— Кто-то уже побывал здесь, — сказал он. — Я лишь надеюсь, что они не нашли голокрон.

Энакин внимательно осмотрел поверхность моря. Он мог ощутить, что их окружает могущественная тёмная энергия.

— Голокрон забрали, — загоготал Ланди. Он замахал руками, несколько раз хлопнув ими по потолку и стенам своей клетки. — Он вернулся. Норвал взял его.

Оби-Ван несколько раз глубоко вдохнул и дал знак Энакину сделать то же самое. Несмотря на заявление Ланди, джедаи не могли уехать отсюда, пока не убедятся, что голокрона под водой уже нет. Проверив, что клетка Ланди надёжно закреплена на грависанях, они нырнули в воду.

Оби-Ван следовал вдоль стены кратера к находящейся внизу каменистой поверхности. До дна было далеко, и пока они опускались все ниже и ниже, на Энакина нахлынула волна возбуждения. Это было их задание.

Достигнув дна, они легко определили, где находится гейзер — каждые несколько минут он извергал огромные массы горячей воды. Поэтому у них было мало времени на то, чтобы выяснить, что находится внизу.

Энакин нырнул в кратер вслед за учителем, как можно сильнее отталкиваясь от воды. Впереди не было ничего, только чернильная тьма морских глубин. Он едва различал движения учительских ног, которые были в нескольких метрах от его лица. В конце концов Оби-Ван зажёг световой стержень.

Они плыли все вниз, вниз и вниз. Из-за возросшего давления у Энакина несколько раз стреляло в ушах, а вода становилась все теплее и теплее.

Прошло, казалось, несколько минут, и Энакин заметил впереди поднимающийся с морского дна отблеск зловещего красного сияния. Задержав дыхание, он остановился. Вода здесь, казалось, пульсировала энергией, и ему пришлось прилагать усилия, чтобы просто оставаться на месте. Похоже, с учителем происходило то же самое.

Оби-Ван жестом приказал Энакину остаться на месте и осторожно поплыл к светящемуся хранилищу. Энакин видел, как он отталкивался от воды ногами, а затем остановился. Оби-Ван опустил руку со световым стержнем внутрь похожего на гробницу тайника. Он был пуст. В следующую секунду Оби-Ван развернулся и указал вверх. Он хотел, чтобы Энакин возвращался.

Энакин хотел бы знать, сколько времени они здесь пробыли. Пять минут? Шесть? У них было совсем мало времени до того момента, когда гейзер опять начнёт извергаться.

Развернувшись как можно быстрее, он стрелой помчался на поверхность. Но плыть было нелегко. Как будто что-то тянуло его вниз, удерживая в скважине гейзера. С трудом преодолевая сопротивление, он медленно продвигался вверх.

У Энакина ныли мышцы ног, когда он ощутил, как вслед ему ударила небольшая струя горячей воды. Ему не хотелось бы быть поблизости, когда гейзер начнёт извергаться.

В конце концов стены скважины исчезли, и джедаи опять оказались в открытом подводном пространстве. Сделав быстрый рывок, они отплыли в сторону от гейзера как раз в тот момент, когда из него вырвался столб горячей воды.

Не теряя времени, джедаи направились обратно к грависаням. Теперь они знали, что голокрона здесь нет, так что им надо было как можно скорее возвращаться в населённые места.

Энакин восстановил дыхание и завёл грависани. Он уже почти уезжал, когда Оби-Ван выбрался из воды.

— Его забрали, — заявил Ланди, увидев, что в руках у джедаев ничего нет. — Умно. Мальчик умён, намного умнее, чем я думал. Мне следовало этого ожидать. Да, следовало. В прошлый раз он почти завладел им, да, завладел. Пока Омал не встал у него на пути. К счастью для меня. К несчастью для себя. Омал дал мне возможность напасть — чтобы самому забрать голокрон. Но Норвал был грозным противником. Мне пришлось уступить ему…

Голос Ланди сошёл на нет, когда он погрузился в воспоминания о событиях десятилетней давности.

— Где Норвал может держать голокрон? — спросил Оби-Ван.

Профессор Ланди скрестил на груди несколько пар рук.

— Договор, договор, — вызывающе сказал он. — У нас договор. Я открыл вам секреты за шанс увидеть голокрон. Но я не увидел его, ведь так? Игра окончена, окончена, окончена. И вам конец. Мальчишка забрал голокрон. Мальчишка. Ха!

В душе Энакина закипел гнев. Он ожидал, что учитель сделает что-нибудь, чтобы вбить в старого дурака хоть немного сознательности. Но Оби-Ван хранил молчание, вперив в профессора хмурый взгляд.

Ланди со зловещей ухмылкой перевёл взгляд с Энакина на Оби-Вана.

— Хотя я сомневаюсь, что мальчишка в самом деле знает, что с ним делать, — добавил он шёпотом. — Но, по крайней мере, он не трус, в отличие от вас или ваших друзей в мантиях.

Ну все, хватит. Энакин заглушил мотор и резко повернулся к профессору. Его лицо было так близко, что он мог почувствовать отвратительное дыхание старого квермийца.

— Это не смешно, червивая твоя башка, — зло сказал он. — Твой ученик, может, и не знает, что делать с голокроном, зато ситхи знают.

В ответ профессор Ланди уставился на Энакина, улыбка исчезла с его лица. Он свесил все свои длинные руки по бокам.

— Полагаю, вы знаете историю, профессор, — закричал Энакин, заставляя квермийца все дальше и дальше отгибать назад свою длинную шею. — И значит, вы знаете, что если ситхи приобретут власть, джедаи будут не единственными, кто погибнет.

ГЛАВА 21

Оби-Ван переводил взгляд с Энакина на доктора Ланди и обратно. Он знал, что вспышка Энакина была неподходящей реакцией на текущие события. Джедаю не следует так поступать, а Энакин, казалось, слишком легко позволил гневу овладеть собой. Оби-Ван все ещё мог видеть искры ярости в его глазах. Как его учитель, он был обязан сделать мальчику замечание за такое поведение. Предостеречь его от опасности отрицательных эмоций.

Но эта вспышка, казалось, подействовала на Ланди. В первый раз с тех пор, как они покинули Корускант, профессор казался испуганным. Юному джедаю действительно удалось навести страх на профессора Ланди. За это Оби-Ван был ему признателен.

Оби-Ван наблюдал, как падаван вернулся за руль и завёл двигатель грависаней.

Он так отличается от меня, подумал он. Наши отношения так отличаются от тех, которые были у меня с Квай-Гоном.

Конечно, с Энакином Оби-Ван уже не был падаваном. Он был мастером, и его обязанностью было вести и учить. Он часто спрашивал себя, готов ли он к такой колоссальной ответственности. Все произошло так быстро. Он сам был учеником-падаваном, а на следующий день уже стал учителем Энакина. Он не мог отказаться, но чувствовал, что на самом деле этим должен был заниматься Квай-Гон.

Как и Квай-Гон, Энакин имел склонность нарушать правила. Он часто предпочитал следовать своей интуиции вместо того, чтобы следовать кодексу джедаев. Но, несмотря на то, что его решения всегда были поспешными, они почти всегда приносили плоды. Они почти всегда помогали им сделать шаг вперёд в выполнении задания, и часто оставляли идеи Оби-Вана далеко позади.

Нет времени на выговоры, подумал Оби-Ван, когда они неслись обратно к берегу. Им нужно было успеть в космопорт до того, как Норвал найдёт транспорт и навсегда улетит с этой планеты.

Не прошло и нескольких минут, как грависани были у ангара. Но нанятого ими корабля и его пилота нигде не было видно.

— Он сбежал, — сказал Оби-Ван, с суровым видом осматривая ангар.

— Вот трус, — с отвращением сказал Энакин. — Не надо было мне чинить ему двигатель. Вот когда я его в следующий раз увижу…

— Сейчас у нас нет на это времени, — прервал его Оби-Ван. — Давай выясним, кто улетел с планеты в течение последних нескольких часов и посмотрим, сможем ли мы проследить за ними.

Прочно прикрепив клетку со все ещё хранящим молчание Ланди к стене, Оби-Ван и Энакин разделились, чтобы обыскать ангар. Оби-Ван видел Норвала десять лет назад и описал его своему падавану. Но, за исключением того, что это молодой человек среднего телосложения с тёмными волосами, они располагали скромными данными.

В ангаре не было чрезвычайно оживлённой деятельности, но никто из пилотов, к которым подходил Оби-Ван, Норвала не видел — или, по крайней мере, они говорили, что не видели. Если они вообще что-то говорили. Разочаровавшись, Оби-Ван решил проверить портовые документы.

В течение последних нескольких часов вылетел только один корабль. Он направлялся в Сектор Плу. Но планета указана не была.

— Вы что-нибудь нашли? — спросил Энакин, подойдя к учителю. — Со мной никто не хотел разговаривать.

— Только это, — сказал Оби-Ван, бросая Энакину записи. Казалось, голокрон во второй раз ускользнул от него. Пытаться найти загадочный корабль в огромном секторе было почти безнадёжно, и это всё, что они знали.

— Почему он полетел в Сектор Плу? — спросил Энакин.

В нескольких метрах от них Ланди просунул свою узкую голову между прутьями клетки.

— Норвал был хорошим студентом. Прекрасным студентом. По сути, единственным его качеством, превосходившим тягу к знаниям и силе, была жадность. — Доктор Ланди выпрямился, насколько ему позволяла клетка. — Несколько анонимных групп предложили мне огромные богатства за голокрон ситхов, если я когда-нибудь завладею им. Одна из групп назначила встречу недалеко от моей родной планеты Плу II.

Джедаи обменялись пристальными взглядами. Следует ли ему верить? У Ланди было много причин мешать их дальнейшим поискам. Возможно, ему нравилось то, что Норвал забрал голокрон, чтобы использовать его для собственных зловещих целей. Он мог этим гордиться. В конце концов, Норвал был его лучшим студентом.

Но сейчас Оби-Ван впервые почувствовал, что ему открылся смысл того, что задумал Ланди. Как будто рухнула невидимая стена, и он почувствовал, что профессор говорит правду. Квермиец сам хотел найти голокрон. Он хотел иметь возможность снова увидеть его, прикоснуться к его могуществу.

— Нам нужен корабль, который может отвезти нас на Плу II, — сказал Оби-Ван. — И быстро.

ГЛАВА 22

В портовых записях было сказано, что корабль, вылетевший в Сектор Плу, был очень большим и не очень быстрым. Энакин знал, что если они собираются догнать его, им нужно быстрое судно с мощным гипердвигателем.

В ангаре был только один такой корабль. Пилот подозрительно посмотрел на приблизившихся к нему джедаев.

— Плу II? — повторил он с пренебрежением. — Спасибо, нет. Я только что прибыл сюда и не намерен ничем заниматься, кроме долгого славного отдыха.

— Я могу повести, — сказал Энакин. — Ты можешь даже остаться здесь и отдыхать. А когда мы закончим свои дела, то вернём корабль обратно.

Пилот посмотрел на Энакина так, будто тот сошёл с ума. Энакин не мог его винить. Если бы это был его корабль, он бы тоже не захотел, чтобы какой-то незнакомец улетел на нём с планеты. Даже джедай.

Но им нужен был корабль. Очень. Оби-Ван взмахнул рукой перед лицом пилота.

— Ты можешь на время доверить нам корабль, — медленно сказал он.

— Думаю, я могу на время доверить вам корабль, — сказал пилот.

— Мы вернём его обратно, когда закончим свои дела, — добавил Оби-Ван.

— Только верните его обратно, когда закончите свои дела, — откликнулся пилот.

Энакин усмехнулся. Это, конечно, не световые мечи, но ведь и ментальные уловки джедаев иногда бывают полезны.

— Я приведу Ланди, — сказал Оби-Ван.

Энакин кивнул и вошёл в корабль. Сев в пилотское кресло, он ввёл координаты для полёта на Плу II. Минуту спустя Оби-Ван и Ланди уже были на борту, и корабль поднялся в воздух.

Энакин думал, что в полёте у него будет возможность поговорить с учителем, но Оби-Ван молча вышел из кокпита почти сразу же после того, как они взлетели. Энакин догадался, что он все ещё расстроен.

Пытаясь не думать об этом, Энакин изучал на компьютере запрограммированный маршрут гиперпрыжка. Если существовал более быстрый путь, он хотел об этом знать. Ведь им было необходимо схватить похитителя голокрона.

Как оказалось, прямой маршрут был только один, и компьютер выбрал именно его. Энакин включил гипердрайв, и казавшиеся близкими звезды превратились в яркие вспыхивающие полосы.

Когда корабль оказался в безопасности гиперпространства, Энакин смог отвлечься от управления и немного отдохнуть. Войдя в салон, он увидел, что профессор крепко спит. В последнее время он много спал, и сейчас казался изучающему его Энакину ещё более старым и слабым. Его тело содрогалось при каждом вздохе. Казалось, его жизненные силы пришли в упадок.

Профессор, спящий в своей клетке и беспомощный, казался скорее достойным сострадания, чем угрожающим. Энакин почти жалел его. Но в то же время, его присутствие не делало их миссию проще. Вначале с ним было трудно, и то, как он вёл себя с его учителем, выводило Энакина из себя.

А теперь под его руководством они преследовали корабль, летящий на Плу II. Была ли это действительно нужная им планета, или их поиски были бесплодными? Ланди так легко было бы ввести их в заблуждение. После десяти лет, проведённых в сумасшедшем доме, куда его доставили джедаи, было вполне вероятно, что теперь он созрел для мести. По правде говоря, Энакин не мог винить его за то, что он хочет сорвать на ком-то своё недовольство заключением.

Энакин смотрел на спящего профессора и пытался медитировать. У него ещё оставалось множество вопросов о докторе Ланди и о голокроне.

Энакин поднялся на ноги и отправился в кабину пилота. Скоро надо было выводить корабль из гиперпространства. Садясь за пульт управления, он внезапно ощутил лёгкую пульсацию в Силе. Он быстро перевёл корабль на досветовую скорость. Вокруг возникла привычная расцвеченная звёздами чернота.

Но это было не единственное, что видел Энакин.

В тот же миг рядом с ним оказался Оби-Ван.

— Я почувствовал волнение в Силе.

Энакин указал на сверкающий серый корабль, видневшийся на обзорном экране.

— Он только что пролетел мимо нас. Чей это корабль? — спросил Энакин, округлив глаза.

Оби-Ван вздохнул.

— Я не знаю, — признался он. — Но у меня такое чувство, что нам лучше догнать корабль Норвала раньше, чем это сделают они.

Большой корабль содрогнулся. С того момента, когда они заметили сверкающее серое судно, на Энакина давила какая-то тяжесть, и он не знал, как долго это ещё будет длиться. Конечно, скорость, с которой они летели, была выше обычной скорости космического корабля. По всей вероятности, когда они приземлятся, их кораблю потребуется ремонт.

Таинственный корабль снизил скорость и находился уже прямо перед ними.

Учитель с закрытыми глазами стоял рядом с Энакином.

— Я чувствую какую-то силу, но она может исходить от этого корабля, а не от голокрона. Нам надо быстро отыскать Норвала. У меня есть подозрение, что тот, кто находится на этом корабле, тоже ищет голокрон.

— Я буду держать глаза открытыми, — заверил учителя Энакин. — Почему бы вам не приготовить челнок? Когда я найду его корабль, вы должны быть готовы немедленно подняться на борт.

Оби-Ван с благодарностью кивнул Энакину.

— Отслеживай все переговоры между кораблями и дай мне знать, если почувствуешь что-то необычное.

Пока Оби-Ван готовил челнок, Энакин осторожно обошёл серый корабль по широкой дуге.

Едва Энакин успел обогнуть серый корабль, как на линии космической связи в поле зрения появился ещё один корабль, побольше. Энакин немедленно почувствовал уверенность, что это корабль Норвала. Он ощутил в животе дрожь, похожую на приступ тошноты.

Энакин включил комлинк.

— Вижу другой корабль, — сообщил он. — И у меня есть какое-то предчувствие. Готов спорить, что голокрон там.

— Хорошо. Я закрываю люк, — сказал Оби-Ван. — Активируй шлюз лётной палубы.

Энакин вдавил кнопку на пульте управления, и челнок Оби-Вана выскочил из корабля. Он казался крошечным, когда нёсся к огромному кораблю Норвала. Энакин надеялся, что он благополучно достигнет своей цели, а таинственное серое судно его не заметит.

Пока Энакин наблюдал, как челнок приближается к кораблю Норвала, сзади раздался голос. Это был Ланди.

— Слишком поздно, слишком поздно, — прошептал он.

Энакин обернулся и увидел, что глаза у Ланди закрыты. Он спит или бодрствует? Слишком поздно для чего? Энакин задумался.

Но времени на размышления у него не было. Почти сразу же корабль потряс мощный взрыв.

ГЛАВА 23

Через крохотный иллюминатор маленького челнока Оби-Ван увидел рядом с кораблём Энакина красную вспышку взрыва. Серое судно в конце концов обнаружило их, и те, кто на нём был, очевидно, вовсе не обрадовались их присутствию.

Вид красного лазерного луча что-то пробудил в памяти Оби-Вана, и его охватило знакомое чувство беспомощности. Но у него не было возможности вернуться достаточно быстро, чтобы помочь падавану. И ещё оставался голокрон. Надо найти его, пока ещё есть шанс. Не следует опять его упускать.

Оби-Ван быстро послал падавану мысленное сообщение. Ты можешь сделать это, Энакин, сказал он. Только хорошо подумай…

Через несколько минут челнок вошёл в стыковочный шлюз корабля Норвала. Заглушив двигатели своего крошечного кораблика, Оби-Ван тихо проскользнул на борт большого судна.

Пока Оби-Ван спускался по светящемуся белому коридору, в голове возникло эхо нескольких лазерных залпов. Корабль Энакина находился под обстрелом. Внезапно Оби-Вану захотелось, чтобы они с падаваном закончили начатый на Кодее разговор.

Сейчас ты ничего не можешь для него сделать, напомнил он себе. Если он собирается отыскать голокрон на этом гигантском корабле, надо сосредоточиться и ясно мыслить.

Оби-Ван быстро миновал несколько коридоров, но ничего там не обнаружил. Он дошёл до конца коридора и внезапно ощутил, как на него нахлынуло зловещее чувство. Он точно понял, что ощущал его падаван несколько минут назад. Голокрон был близко.

Оби-Ван завернул за угол и обнаружил в конце прохода большую залу. Он увидел силуэт гуманоида, который стоял спиной к двери и чего-то ждал. И здесь же, на транспаристиловом столе, стоял сияющий красным светом голокрон.

Оби-Ван осторожно приблизился. Но не успел он войти, как фигура повернулась к нему.

— Я ждал вас, — сказал Норвал.

Оби-Ван сильнее сосредоточился на стоящем перед ним темноволосом человеке, и силы чуть было не покинули его. Он почувствовал, что вовсе не он был тем, кого ждал Норвал. Он ожидал кого-то другого — возможно, Ланди. Или того, кто вёл сверкающий серый корабль.

— Силён, не правда ли? — хмыкнул Норвал. — Через некоторое время привыкаешь к тошнотворному ощущению. Когда осваиваешься с силой, оно исчезает.

Оби-Ван бросился к голокрону, но Норвал быстро шагнул вперёд и заслонил его.

— В руках джедаев эта информация только зря пропадёт, — бросил он. — Вы не знаете, что делать с могуществом.

Оби-Ван видел, что Норвал не собирается уступать без борьбы. Тогда он снял с пояса свой световой меч и зажёг его.

Мне надо быстро покончить с этим, подумал Оби-Ван. Он надеялся, что вид светового меча заставит Норвала отступить и отдать голокрон. Мне надо вернуться и помочь Энакину, пока не стало слишком поздно.

Но Норвал не отступил. Он просто зажёг свой собственный световой меч.

ГЛАВА 24

Энакин дал ещё один залп из лазерной пушки. Он кружил около сверкающего серого корабля, нанося ему удары по корпусу. Казалось, все выстрелы нашли свою юркую мишень. Но, похоже, они не возымели никакого эффекта.

Мне следовало выбрать корабль с подходящей огневой мощью, под стать скорости, мрачно подумал Энакин. Мне следовало знать, что всегда надо быть готовым к бою.

В корабль Энакина попало ещё несколько выстрелов, которые не нанесли большого вреда. Только тот первый залп создал серьёзные разрушения, и потеря гипердрайва была мелочью по сравнению с тем, что ещё могло произойти.

Корабль все ещё в любой момент мог быть сбит — и с тяжёлыми последствиями. Ему надо выбираться отсюда. Но куда бежать? Ясно, что у орудий огромного серого корабля большой радиус действия. Чтобы улететь достаточно далеко, понадобится несколько минут…

Быстро приняв решение, Энакин развернул корабль и направил его прямо к гиганту Норвала. Он рассчитывал, что если удастся держать огромное судно между собой и таинственным кораблём, серый корабль не будет по нему стрелять. Его пилот не станет рисковать голокроном — он на это надеялся.

Энакин с облегчением вздохнул, увидев, что серый корабль не стал его преследовать. Но прежде чем он успел вздохнуть снова, тот перевёл огонь на корабль Норвала. Каким-то образом пилот догадался, что джедай был где-то рядом.

ГЛАВА 25

Полсекунды Оби-Ван изумлённо глядел на световой меч в руке Норвала. Такое оружие создать было крайне сложно, этот процесс требовал терпения и мастерства. Он вовсе не был уверен, что Норвал обладает этими качествами.

Норвал сделал шаг вперёд и поднял клинок. Несомненно, он рад был видеть удивление на лице Оби-Вана.

— Вы, джедаи, считаете себя единственными, кто может владеть лазерным мечом? — Он грозно рассмеялся. — Меня привели к этому уроки доктора Ланди. Квермиец помог собрать инструменты, которые были мне нужны. В действительности это довольно просто, если у тебя есть знания — и сила…

Оби-Ван едва слушал его. Он кружил около Норвала, внимательно изучая световой меч. Конструкция была грубой, и он догадался, что кристаллы внутри были плохо настроенные и маломощные. По крайней мере, он надеялся, что это так.

Норвал поднял оружие высоко над головой, затем резко опустил его. Клинок прошёл в нескольких сантиметрах от Оби-Вана и вдребезги разбил стол, на котором покоился голокрон. Сияющий артефакт упал на пол. И Оби-Ван, и Норвал видели, что голокрон упал, но ни один из них не сделал ни шагу в его сторону.

Его световой меч, может быть, и грубый, но, тем не менее, смертоносный, заметил Оби-Ван. Он по опыту знал, что могучее оружие может быть даже более опасным в руках неопытного владельца. Вести бой надо было с осторожностью.

У Норвала засверкали глаза.

— Джедаям понравились мои письма? — спросил он, слегка подавшись вперёд. — Я посчитал их подходящими к случаю. Представьте, можно победить жалкого джедая, да ещё и разбогатеть на этом!

Норвал рубанул мечом воздух, его ярость нарастала. Оби-Вану было ясно, этот молодой человек сильный, но не слишком умелый в технике владения световым мечом.

Оби-Ван прыгнул вперёд, резко взмахнув своим голубым клинком, и заставил Норвала попятиться. У него не было желания убивать Норвала — он хотел только обезоружить его и забрать голокрон. А этот бой заставлял его тратить драгоценное время.

Оби-Ван наступал. Но прежде, чем ему удалось выбить световой меч из рук противника, ещё один взрыв заставил корабль резко накрениться. Оби-Ван упал на спину, сильно ударившись головой об пол, отчего у него перехватило дыхание, и выпустил из рук меч.

Через несколько секунд зрение прояснилось. Норвал стоял над ним. Оби-Ван мог почувствовать жар сияющего клинка, направленного ему в горло.

— Ты ведь не думал, что я в самом деле могу забрать голокрон? — злорадствовал Норвал. — Никто так не думал. Если бы Омал не помешал мне в первый раз, сейчас я мог бы быть ещё сильнее, а ты и доктор Ланди давно были бы мертвы.

Оби-Ван притворился, что слушает разглагольствования Норвала. Чем дольше тот говорил, тем больше времени у него было, чтобы составить какой-нибудь план. Если Норвал решит ударить, Оби-Вану может не хватить времени — и, возможно, навсегда.

Краем глаза Оби-Ван заметил, как его световой меч катится прочь. За ним находился сияющий голокрон, который все ещё лежал на полу.

Норвал поднял меч. Но когда он начал опускать его, по кораблю ударил ещё один залп. Норвалу понадобилась секунда, чтобы удержать равновесие.

Именно эта секунда и была нужна Оби-Вану. Вытянув обе руки, он использовал Силу, чтобы подвинуть к себе световой меч и голокрон. Схватив одной рукой голокрон, а другой — меч, он вскочил на ноги. Затем, вновь активировав свой световой клинок, он грациозным движением выбил оружие из рук Норвала, меч отлетел в противоположный угол зала. Рукоятка топорной работы разбилась вдребезги, по полу рассыпались находившиеся внутри кристаллы.

Ошеломлённый Норвал поднялся на ноги.

— Твой юный падаван мог бы стать замечательным ситхом, — прорычал он, его лицо исказила гримаса гнева. — Как жаль, что его самого и его корабль вот-вот уничтожат мои друзья.

Он ухмыльнулся.

— По нам прекратят стрелять, когда они будут уверены, что о тебе позаботились.

На долю секунды Оби-Ван удивился, откуда это Норвал знает об Энакине. Он предположил, что зловещий молодой человек занимался многими вещами. Но прежде, чем он смог решить, что делать дальше, Норвал бросился к корабельному комминукатору.

— Голокрон у джедая! — крикнул он. — Вам придётся вытащить меня отсюда.

Пока Норвал вызывал помощь, Оби-Ван повернулся и выбежал из зала. Мастер-джедай не станет убивать безоружного. Он не оставит своего падавана в одиночку сражаться с таинственным кораблём. К тому же, на этот раз он не упустил голокрон.

ГЛАВА 26

Двери вокруг него начали закрываться. Оби-Ван едва сумел боком протиснуться в ту дверь, через которую вошёл раньше, и попасть в коридор. Он прыгнул туда на бегу. Последним, кого он видел, был издевательски смеющийся над ним Норвал, презрительная улыбка кривила нижнюю часть его лица.

— Ты даже не представляешь, с чем связался, — крикнул он.

Оби-Ван мчался по белому коридору обратно к кораблю. Пылающий голокрон отбрасывал на стены жуткие красноватые отблески. Оби-Ван не обращал внимания на дурноту и слабость в ногах. Он должен был добраться до Энакина.

Не прошло и нескольких минут, как Оби-Ван снялся с лётной палубы на своём крошечном судёнышке. Прижавшись лицом к транспаристилу иллюминатора, он изучал космическое пространство в поисках корабля Энакина. Его нигде не было видно. Не было видно и серого судна. Бушевавший здесь ранее лазерный огонь полностью прекратился.

Удручённый Оби-Ван откинулся назад. Он был абсолютно уверен в том, что узнает, если его падавана убьют — он должен был это почувствовать. Но где же он был?

Оби-Ван задал челноку курс, чтобы лететь рядом с кораблём Норвала. Ему надо было скрываться как можно дольше.

Челнок скользнул сквозь пространство и обогнул корабль Норвала с другой стороны. Оби-Ван все ещё ничего не заметил. Он собирался уже бросить это и кинуться прочь, когда заметил присвоенный им маленький кораблик, который притаился прямо за кораблём Норвала.

Как только челнок состыковался с позаимствованным ими кораблём, Оби-Ван открыл люк и помчался в грузовой отсек. Прежде всего надо было спрятать голокрон. Нужно было надёжное место, и как можно дальше от Ланди.

Оби-Ван осторожно положил артефакт в судовой сейф, и немедленно испытал облегчение от того, что этот предмет уже не находится у него в руках. Но он знал, что нельзя быть до конца спокойным, пока голокрон не будет надёжно заперт в архивах джедаев на Корусканте. И возможно, даже после этого.

Оби-Ван бросился на мостик. Сейчас больше всего на свете он хотел увидеть своего падавана. Но то, что он увидел, появившись в дверях, было настолько поразительным, что он застыл на месте.

Клетка профессора была пуста, её дверь была распахнута настежь. Энакин сидел на полу. Он качал на коленях лежащего Ланди.

— Теперь я понял, — сказал Ланди хриплым шёпотом. — Некоторым вещам лучше оставаться на дне моря.

Ланди судорожно ловил ртом воздух, и Оби-Ван внезапно понял, что квермиец умирает. Он подошёл и заглянул в его глаз. В конце концов он разглядел то, что всегда надеялся там увидеть — раскаяние и страх.

— Я только… только надеюсь, что ещё не слишком поздно, — закончил Ланди. Его тощее тело содрогнулось и обмякло, Энакин осторожно опустил его на пол. Доктор Мрак Ланди был мёртв.

Оби-Вана охватили противоречивые чувства.

Замешательство, разочарование, облегчение…

Энакин повернулся к нему лицом.

— Я знал, что он собирается умирать, — объяснил он. — И я посчитал, что ему не стоит заканчивать жизнь в клетке. Так что я его выпустил. Я подумал, что сделать так будет правильно.

На его лице было написано беспокойство, и Оби-Ван понял, что, вероятно, мальчика расстроила его вспышка на Кодее.

— Все правильно, падаван, — сказал Оби-Ван, положив руку Энакину на плечо. Он понял, что как мастеру-джедаю ему ещё многому следует научиться. Им с Квай-Гоном понадобились годы совместной работы, чтобы их связали узы глубокого доверия.

Со временем такие узы должны связать и его с Энакином. Что же касается Ланди, теперь это не имело значения. Квермиец и его зло исчезли.

Оби-Ван видел, как на юном лице Энакина появляется выражение облегчения.

— Простите меня за то голографическое послание, — сказал он. — Я не хотел скрывать его от вас, я только…

Оби-Ван кивнул.

— Я знаю, — сказал он. — Мне не следовало быть таким суровым. В следующий раз мы оба поступим лучше.

— Я надеюсь… — внезапно Энакина прервала слепящая вспышка света, за которой последовал режущий уши рёв. Корабль с силой швырнуло назад, по обшивке застучали осколки.

— Вырубай энергию, — рявкнул Оби-Ван.

Энакин подбежал к пульту и выключил главный рубильник. Секунду спустя их окутала тьма. Если им повезёт, они улетят от горящих обломков кораблекрушения, оставшись незамеченными для таинственного серого корабля.

Оби-Ван задержал дыхание. Он обратился к Силе и немедленно почувствовал, что Норвал погиб. Бедняга талантливый студент заблуждался. Кто был ни находился на борту серого корабля, они не были его друзьями. Удар был предназначен джедаям, и тот, кто произвёл этот огненный взрыв, собирался убить союзника, чтобы только не дать голокрону ситхов попасть к джедаям в руки.

ГЛАВА 27

Поставив корабль в ангар на Корусканте, Энакин и Оби-Ван сошли на землю. Они несколько часов дрейфовали, пока кое-как не починили гипердрайв. Даже притом, что Энакин был талантливым механиком, им едва удалось с трудом привести корабль домой. И надо было ещё многое сделать.

— Я прослежу, чтобы корабль отправили обратно на Кодей, — предложил Энакин.

Оби-Ван кивнул. Он опять достал голокрон из грузового отсека и теперь страстно желал поместить его в архив, туда, где он будет постоянно храниться. Он научился не обращать внимания на дурноту, но ему всё равно не удавалось чувствовать себя хорошо в окружении этой тёмной силы.

— Когда закончишь, приходи к Залу Совета, — сказал Оби-Ван. — Уверен, Совет захочет выслушать нас как можно скорее.

Энакин кивнул.

— А Ланди? — спросил он.

— Я заберу тело с корабля и доставлю его в Храм. Совет решит, что с ним делать.

Оби-Ван посмотрел, как Энакин пересекает ангар, а затем поспешил в Храм джедаев. Его ждала Иокаста Ню, сейф для голокрона уже был открыт. Они положили артефакт внутрь, затем опечатали дверцу и спустили его в архивохранилище.

Когда голокрон скрылся из вида, Оби-Ван вздохнул с облегчением. Он надеялся, что ему никогда больше не придётся видеть или касаться этого зловещего предмета.

Когда Оби-Ван подошёл к дверям Зала Совета, Энакин уже ждал его. Мальчик широко улыбнулся, когда дверь Зала скользнула в сторону.

— Поздравляю, — сказала Депа Биллаба, когда они вошли внутрь. — Вы хорошо потрудились.

— Несомненно, — согласился Саэссие Тийн.

В глазах Энакина горело возбуждение.

— Это было замечательное задание, — сказал он. — И ещё самое захватывающее.

Оби-Ван заметил беспокойство в глазах Йоды, когда тот остановил взгляд на мальчике. Остальные члены Совета, казалось, были довольны и испытывали облегчение от того, что голокрон теперь находился в храмовом архиве.

— Не сделает задание замечательным возбуждение, — серьёзно сказал Йода. Мудрый магистр внимательно посмотрел на Оби-Вана, и Оби-Ван ощутил приступ вины. Неужели Йода считает, что, как учитель Энакина, он потерпел неудачу? Беспокоится, что он не может направлять мальчика?

Конечно, это были его собственные страхи. Квай-Гон был замечательным учителем. Он был смелым, сильным и мудрым. Одарённым лидером.

Думал ли Квай-Гон о том, что с Энакином я потерплю неудачу? Что мальчику нужен более взрослый и мудрый учитель?

Квай-Гон умер уже почти четыре года назад, но тем не менее, Оби-Ван внезапно ощутил присутствие своего учителя. Он был благодарен за это чувство и черпал в нём уверенность. Но иногда он так остро чувствовал утрату, что ныло в груди.

— Мы с должным вниманием отнесёмся к останкам профессора Ланди, — сказал Мейс Винду.

Упоминание о Ланди вернуло Оби-Вана к действительности.

— Хорошая работа, джедаи, — с улыбкой сказал Ки-Ади Манди. — Вы можете идти.

Остальные магистры согласно кивнули.

Когда Оби-Ван вслед за своим падаваном выходил из Зала, в его памяти вспыхнуло несколько образов: безумное, перекошенное лицо доктора Ланди, изображение голокрона ситхов, странный серый корабль и его таинственные пассажиры, сам голокрон, и — на краткий миг — гнев, который он увидел в глазах Энакина. Это было лишь немногое из того, что он видел в течение этой миссии. Признаки вещей, которые нелегко будет похоронить в памяти…


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27