Ученик Джедая-18: Внутренняя Угроза (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Джуд Уотсон Внутренняя Угроза
(Звездные войны-21) Ученик Джедая-18

Глава 1

Оби-Ван Кеноби стоял неподвижно. Он не ощущал никакого движения в тёмной комнате, но все его мускулы были напряжены и готовы к нападению. Единственным источником света в комнате было голубое сияние его светового меча. Единственным звуком был гул лезвия и почти неслышимое дыхание Джедая. Оби-Ван стоял так уже почти час, балансируя на тонких перекладинах. Он ждал.

Вдруг голос Куай-Гона нарушил тишину и концентрацию Оби-Вана. Сообщение от учителя по комлинку стало неожиданностью для падавана. Он отвлёкся на мгновение и почти пропустил хитрость нападавшего дроида, быстро метнувшегося к его голове. Он ожидал этого. Оби-Ван неловко сбалансировал на тонкой жерди, но встретил дроида световым мечом, разрубив того надвое. Подпрыгнув высоко к другой невидимой жерди, он разрубил ещё двух дроидов. Мгновением позже в комнате зажёгся свет и молодой Джедай дезактивировал свой меч.

Оби-Ван покачал головой. Упражнение было выполнено полностью, но 17-летний Джедай не был доволен своей работой.

— Да, учитель, — ответил Оби-Ван Куай-Гону по комлинку.

— Нас вызывает Совет. Встретимся там.

— Конечно, — сказал Оби-Ван. В нем затрепетала надежда. Возможно Совет вызывает их для того, чтобы наконец отправить их на выполнение какой-либо миссии. Оби-Ван и Куай-Гон уже два месяца пробыли в Храме. Это всегда было приятно, прибыть домой после окончания миссии, но Оби-Ван не любил также оставаться здесь надолго.

Быть Джедаем — это значило постоянно быть на службе. Казалось, что когда Оби-Ван был в Храме, у него усиливалась энергия, здесь воспитывалось терпение. Джедаи никогда не прекращали учиться. Но после бесконечных упражнений ему начало казаться, что он теряет концентрацию. Он не должен был быть таким нерасторопным в тренировке с дроидами. Он должен был быть готов ко всему, а то он начинал скучать и относится ко всему небрежно, и это было опасно.

Перед залом Совета, Оби-Ван увидел высокую фигуру своего учителя. Несмотря на то, что Куай-Гон стоял спиной к нему, Оби-Ван мог ощутить, что тот не разделяет нетерпение своего ученика. Он всегда излучал спокойствие. Куай-Гон проводил много времени в тренировках и медитации. Почему же это не получается у Оби-Вана?

Куай-Гон обернулся, кивнул приближающемуся падавану и улыбнулся, прежде чем они вошли в зал Совета. Оби-Ван сопровождал учителя, отставая от него на полшага. Куай-Гон вышел в центр зала и поклонился магистрам.

Пульс Оби-Вана участился. Это было нечто другим, чем обычная нервозность от присутствия перед Советом.

Мэйс Винду откинулся на спинку кресла и сложил руки.

— Мы получили сообщение с Ворзид-4, — сказал он, — они сообщают, что находятся в конфликте с Ворзидом-5 и просят посредничества. Планеты в системе Ворзид никогда не вели войн. Но напряжение в отношениях назрели между четвёртой и пятой планетой. Все планеты взаимосвязаны и известие о конфликте между двумя из них приведёт к его расползанию по всей системе. Понятно, что мы хотим избежать этого.

— Поэтому ситуация деликатна, — закончил Оби-Ван за Мэйса Винду. И сразу пожалел об этом. Он не хотел, чтобы Магистры указали на его нетерпение к Совету.

— Очень, — продолжил Мэйс Винду, который показалось, не заметил ни нетерпение Оби-Вана, ни то, что его перебили, — что ещё более сложно, Ворзид-5 отрицает любое своё вмешательство.

Прежде чем вы отправитесь на эту миссию, вы нуждаетесь в большей информации. Оцените этот вопрос более серьёзно, — добавил магистр Яарель Пуф, — возможно вы столкнётесь с большей угрозой, чем это видно на первый взгляд.

Оби-Ван видел, как медленно поклонился Куай-Гон и знал, что их миссия начнётся прежде, чем они покинут Храм. Он слышал о системе Ворзид раньше, но только мельком. Следующим их шагом стало посещение архивов Храма. Посредничество требовало больших знаний о сторонах. Джедаи должны были быть готовы к любому из конфликтов.

Йокаста Ну уже ожидала Джедаев, когда они прибыли. Она проводила много времени, чтобы дать Джедаям информацию о предстоящих миссиях, собирала и систематизировала данные. Она регулярно информировала членов Совета о тех планетах или системах, где вскоре могла понадобиться помощь Джедаев. Она словно чувствовала приближающийся конфликт.

Когда они прибыли в архив, Йокаста показала, что в памяти коммуникатора записано послание от Главы Порта, Руководителя Ворзид-4, но она быстро выключила его.

— Вас отправляют к Ворзид-4, не так ли? — спросила она, улыбнувшись, — я убеждена, что это будет очень продуктивным визитом.

Оби-Ван не понял, что кроется за её словами. Но когда Йокаста рассказала им больше о Ворзиде-4, то ему начал открываться смысл её слов.

Эта маленькая планета была известна за свою удивительную систему производств и продажу товаров. Ворзид-4 производил и поставлял другим планетам своей системы почти все продовольственные и промышленные товары.

— Все жители Ворзид-4 рабочие, — объясняла Йокаста, — дети начинают трудиться с 10 лет, когда начинают уменьшаться их школьные занятия. Вместо того, чтобы посещать школу семь дней, они делают это шесть, а один работают. Каждый следующий год им добавляется день работы и уменьшается день учёбы. К семнадцати годам они работают полную рабочую неделю. Все семь дней в неделю.

Йокаста прищурилась. Она словно ощущала неодобрение Оби-Вана.

— В 70 лет рабочие обязаны уволиться, — продолжила Йокаста, — ворзидианцы опасаются, что пожилые не будут способны успевать за темпом работы. Печально, но большинство уволившихся умирает в течение нескольких недель после того, как их освобождают от работы. Причина их смерти остаётся неизвестной. У большинства из них отличное здоровье, пока они не вынуждены прекратить работу.

Оби-Ван посмотрел на своего учителя, чтобы увидеть, что тот думает о подобной практике. Куай-Гону было около 50, и Оби-Ван не мог представить, чтобы кто-то обозначил его как непродуктивного. А мастеру Йоде было больше восемьсот. Его мудрость была одним из самых ценных достоинств Совета.

Мысль о том, что кто-то из Джедаев попросил бы его уйти в отставку вызвала у Оби-Вана улыбку, но Куай-Гон строго посмотрел на него и тот собрался силами, чтобы сохранить серьёзность.

— Конечно, ворзидианцы на Ворзиде-4 уникальные существа с уникальными жизненными циклами и своими культурными традициями. Хотя они выглядят преимущественно человечно, у них есть пара длинных антенн и несколько увеличенные размером глаза.

Оби-Ван знал, что сравнивать их с другими существами таким образом несколько не корректно.

— Что с Ворзид-5? — спросил Куай-Гон, — и напряжённые отношения между двумя планетами?

— Ворзид-5 производит вдвое меньше своих планетарных потребностей и в значительной степени зависит от торговли с Ворзид-4. В прошлом у них уже были проблемы. Они часто оказывались в долгу перед Ворзид-4, хотя отношения между планетами оставались мирными и дружественными. Долг не имел особого значения для Ворзида-4, потому что у них было положительное сальдо бюджета. И на Ворзиде-5 особо не беспокоились, что должны своему соседу. Но теперь многое изменилось.

— Насколько? — спросил Оби-Ван.

— Ворзид-5 начал строить казино. Прибыль, которую они получили позволила им оплатить многие из своих межпланетных долгов.

— И они теперь больше не должны Ворзиду-4 и не зависят от него, — тихо сказал Куай-Гон.

— Все верно. Ворзид-4 утверждает, что Ворзид-5 хочет взять первенство среди планет своей системы. А также и то, что они саботируют производство на Ворзиде-4, чтобы стать сильнее перед остальной системой и всей галактикой. На Ворзиде-5 все эти требования и обвинения называют ерундой. Однако долгие обвинения очень сердят их.

Йокаста вручила Куай-Гону несколько дисков и включила обращение Правителя Порта. На экране появился большой мужчина, который не очень хорошо себя чувствовал в присутствии камеры, но его доводы звучали убедительно.

— Я обращаюсь к Вам, чтобы попросить о посредничестве. Мы подвергаемся нападению. В этом виноват Ворзид-5. Все дипломаты и подозреваемые в шпионаже уже высланы нами, но саботаж продолжается. Просим вас сразу связаться с нами.

Когда он говорил кончики его антенн перемещались подобно птицам, ищущим место для посадки.

— Необычно то, что Правитель сам связался с нами, — сказала Йокаста, когда изображение исчезло, — в прошлом ворзидианцы имели небольшой контакт с галактикой, вне своей системы. Они даже отказались от своего представительства в Сенате. Тот факт, что они просят о помощи, говорит, что они чувствуют себя в отчаянной ситуации.

Куай-Гон и Оби-Ван поблагодарили архивариуса и ушли с дисками дополнительной информации, чтобы исследовать их самостоятельно. Оби-Ван не тешил себя надеждой в отношении их задачи. Он понимал, что эта миссия не позволит ему действовать так, как он этого жаждал. Система Ворзид была скучной, а дипломатия являет собой длинный и утомительный процесс. Оби-Ван вздохнул и обругал себя. Он знал, что должен быть благодарен за любую порученную миссию. По меньшей мере, она обещала некоторое разнообразие.

Глава 2

Куай-Гон спустился по трапу челнока прежде, чем тот коснётся пола ангара на Ворзид-4. Во время пути он просмотрел всю информацию о планете, её истории и теперь хотел подвигаться и подышать свежим воздухом. Все диски содержали информацию об истории корпораций планеты, и хотя там рассказывалось, как Ворзид-4 достиг успеха, все это было лишь сухим исследованием. В них Куай-Гон так и не нашёл информацию о ворзидианцах как индивидуумах.

Ангар, в котором они приземлились был пуст. Кроме рабочих, которые загружали груз на какое-то экспортное судно, в нём не было других существ.

— Нас встречают? — спросил Оби-Ван. Он подавил желание зевнуть, когда, выходя, присоединился к Куай-Гону. Куай-Гон предположил, что исследование его падавана было не более интересным, чем его собственное.

Прежде чем Куай-Гон смог ответить утвердительно, к ним подошёл молодой ворзидианец. Он постоял мгновение, затем слегка поклонился Джедаям. Он был спокоен, и лишь антенны нервно дёргались. Куай-Гон знал из своих исследований, что было маловероятным, что ворзидианец раньше сталкивался с существами с других планетарных систем.

— Добро пожаловать! Следуйте за мной, — невыразительно сказал их гид. Он повернулся и быстро пошёл из ангара. Джедаи должны были быстро последовать за ним. Куай-Гон с нетерпением ждал возможности поговорить с молодым ворзидианцем. Он надеялся, что это поможет ему лучше понимать их. Но после приветствия, ворзидианец не говорил ни слова. Он просто быстро вёл их по улице. Когда Куай-Гон задал один-два вопроса, то увидел ошеломлённый взгляд и дёргающиеся антенны ворзидианца, из чего сделал вывод, что ворзидианец плохо себя чувствует от этих расспросов. Возможно правитель Порт попросил их гида ничего не говорить им. Куай-Гон решил предаться наблюдению, так он сможет многое узнать о ворзидианцах.

Улицы Ворзид-4 были почти пусты. Хотя был полдень, на них никого не было. И при этом Куай-Гон не видел никаких мест отдыха. Здания были высокие и построены в форме шестиугольника. Не было никаких арок или тентов. Никаких больших окон или украшений. Ни один материал не был потрачен на эстетику. Казалось, все было предназначено для максимальной эффективности, включая шестиугольную форму зданий и серый цвет.

Глядя на трех ворзидианцев, встретившихся им, Куай-Гон вспомнил, что читал об одежде на Ворзид-4. Каждого кого он видел, был одет в одноцветный комбинезон. У них не было даже воротников. Троица не успела уйти далеко, как их проводник остановился перед зданием серого цвета, на котором висела пластина с надписью «Мультикорп». Гид открыл дверь и вместе с Джедаями вошёл внутрь. Войдя внутрь, Куай-Гон был удивлён, увидев, что они находятся в турболифте, который повёз их на 24-й этаж. Дроид монотонным голосов называл этажи, которые они проезжали. «Монтажная-7», «Монтажная-8», «Производственная-9», «Производственная-10»…, и так далее пока они не достигли «Управления-24».

Дверь открылась и высокий ворзидианец помчался в лифт, не дожидаясь пока из него выйдут. Он чуть не столкнулся с Оби-Ваном.

— Непроизводительный вход, — пробормотал гид-ворзидианец.

Высокий ворзидианец пристально осмотрел группу, но ничего не сказал. Куай-Гон спросил себя, кем он был.

— Вы знаете его? — спросил он проводника.

Тот покачал головой и повёл Джедаев из лифта через лабиринт рабочих помещений. Сотни одетых в те же комбинезоны ворзидианцев, сидели рядом друг с другом, говорили что-то в микрофоны, вводя информацию.

Когда многие говорили одновременно, создавался эффект гула роя. Не было слышно отдельных голосов, не было никакой праздной болтовни между рабочими. И если бы не цифры, отмечающих различные помещения, трудно было бы отличить одно помещение от другого.

Могло ли быть это тем местом, откуда Правитель Порт управляет планетой? Куай-Гон задавал себе этот вопрос. Из ворзидианской фабрики? Куай-Гон посмотрел на своего падавана и Оби-Ван поднял глаза на него. Было очевидно, что он был также удивлён, как и его учитель.

— Ждите здесь, — сказал их проводник. Он отвёл Джедаев в маленькую комнату, где стоял большой стол, окружённый скамьями. А сам пошёл дальше, исчезнув в лабиринте помещений.

Спустя малое время в дверном проёме показался правитель Порт. Если бы он не видел его изображение в архивах Храма, то Куай-Гон не смог бы предположить, что этот человек был планетарным лидером. Он носил тот же самый серый комбинезон, как и остальная часть жителей планеты, и его манеры никак не выдавали в нём правителя. Хотя выражение его лица не менялось, дёргающиеся антенны выдавали волнение, когда он говорил.

— Мы рады, что вы прибыли, — сказал он. Он пересёк комнату и быстро сел на одну из скамей, вокруг большого стола.

— Все известные ворзидианцы с Ворзида-5 высланы с нашей планеты. Но нападения продолжаются. Они хотят подорвать нашу производительность. Нападения должны быть остановлены.

Куай-Гон глубоко вздохнул.

— Насколько я понимаю, пока никто не пострадал от нападений.

— Это верно.

Антенны правителя Порта дёрнулись быстрее.

— Саботажники сконцентрировались на том, чтобы замедлить вашу производительность? — спросил Оби-Ван, надеясь, что Правитель расскажет о деталях.

— Да. Производительность падает. Мы не можем работать.

Голова руководителя склонилась в поклоне.

— Почему вы подозреваете Ворзид-5? — спросил Куай-Гон, — Взяли ли они на себя ответственность за любое из нападений. Или они выдвигали какие-либо требования?

Куай-Гон понимал, что, будучи зависим от благосклонности Ворзида-4 в течение некоторого времени, Ворзид-5 мог предоставить место гневу. Но принимать меры против соседней планеты было бы опрометчиво, тем более, что Ворзид-5 шёл к процветанию.

— Мы должны остановить Ворзид-5, — сказал правитель Порт, не замечая вопроса Куай-Гона, — вы войдёте с ними в контакт?

Куай-Гон собрался ответить, как правитель встал. Он, очевидно, беспокоился, чтобы окончить встречу как можно скорее.

— За работу — сказал он.

Куай-Гон остался в помещении. У него было ещё много вопросов и сильное чувство того, что все было не так, как это казалось.

— Прежде чем мы войдём в контакт с Ворзидом-5, я хотел бы осмотреть участки саботажа. Нельзя спешить в выдвижении обвинения.

Правитель Порт размышлял над словами Куай-Гона, но ничего не сказал. Куай-Гон продолжил.

— Я также хотел бы провести, по крайней мере, одну ночь здесь, на Ворзиде-4, чтобы получить представление о том, как вы живёте…, когда вы не работаете Антенны Правителя Порта начали двигаться так неистово, что казалось, что они вот-вот завяжутся в узел.

— Не работаем? — спросил он озадаченно, — мы едим, мы спим. Ничего больше.

Глава был явно расстроен мыслями Джедаев. Он хотел немедленных действий.

— Я возьму вас к себе домой, когда рабочий день окончится.

Правителя перебила сотрудница, зашедшая в комнату.

— Ворзид-5, — сказала она, — ещё одно нападение!

Её взволнованный голос выдавал, что случилось какое-то бедствие.

— Контроль производительности регистрирует ошибочные данные.

Правитель Порт помчался к месту, где стоял ближайший монитор.

— Нарушение шестидневного рабочего плана в производительности товара, — бормотал он, — этого не может быть.

Всюду рабочие встали от своих мест и изумлённо смотрели вокруг. Куай-Гон заметил, что как только их взгляд падал на Джедаев в их коричневых одеждах, их антенны начинали быстро двигаться. В этом окружении их одежды делали Джедаев заметными как маяки.

Куай-Гон и Оби-Ван в сопровождении Правителя Порта пошли к лифту. Они прошли через коридоры, и тут Куай-Гон заметил некоторых из рабочих, которые раскачивались взад-вперёд. Другие, казались были физически больны, схватывались за животы и склонялись над столами.

Когда двери турболифта закрылись, Куай-Гон сделал глубокий вдох. Было очевидно, что на Ворзиде-4 были неспособны нормально общаться о чём-либо кроме работы. И только Правитель Порт, сохранял относительное спокойствие, хотя выглядел он уже не так хорошо, как прежде.

Это обещало быть интересной миссией.

Глава 3

Оби-Ван уже больше часа сидел перед монитором компьютера. Ворзидианский техник, который обслуживал эту станцию, регулярно останавливался, чтобы посмотреть на Оби-Вана. Иногда его антенны задевали затылок юноши и сзади можно было услышать, как он бормочет что-то о Ворзиде-5.

Куай-Гон ушёл с правителем Портом, чтобы успокоить рабочих. Угроза физическому и умственному здоровью ворзидианцев равнялась угрозе их техническому оборудованию. Если лидер Порт не успокоит рабочих, то разразится большой кризис здоровья. Учитывая напряжение, царящее в здание, Оби-Ван чувствовал, что его учитель не преуспел в своём предприятии.

Однако, Оби-Ван тоже особого успеха не имел. Проблема с компьютерными системами была не такой уж простой. Оби-Ван знал, что он не сможет быстро восстановить работу системы, но он надеялся что-нибудь узнать о том, кто стоит за этим.

Вдруг неисправность исчезла также быстро как появилась. Все компьютеры в здании вернулись в диалоговый режим и работали так, как будто не было никакой поломки. И не было никаких следов, что что-то произошло на любой из машин.

Оби-Ван дал знак возбуждённому технику, тот кивнул и сказал по комлинку: «Все работает. Рабочие могут немедленно возобновить свою работу!» Несколько техников, стоящие неподалёку, с благодарностью посмотрели на Оби-Вана и быстро вернулись к рабочим местам. Они думали, что именно он устранил проблему.

Остальная часть ворзидианцев также спешно принялась за работу. Они выглядели счастливыми, приступая к работе. Даже очень больные ворзидианцы поспешили к рабочим местам.

Оби-Ван остался там, где он был. Он хотел продолжить исследование системы, чтобы найти причину таинственной неполадки. Юноша надеялся, что ворзидианец поймёт его. Но техник, стоящий рядом всем своим видом показывал, что хочет, что Оби-Ван ушёл от его места.

Можно работать? — взволнованно спросил техник.

Оби-Ван с вздохом встал. Его любопытство не было основательной причиной, чтобы доставлять ворзидианцам дискомфорт.

По пути на 24-й этаж, Оби-Ван думал над тем, что ему удалось узнать. К сожалению, этого было не так много. Саботажник был кем-то кто хорошо знал компьютерную систему, лучше, чем техники, управляющие ею. Не было никаких доказательств, что за этим стоит Ворзид-5. Оби-Ван подозревал, что преступником может оказаться один из жителей Ворзида-4, или какой-нибудь шпион.

Прежде чем Оби-Ван успел поделиться своими подозрениями с Куай-Гоном и правителем по зданию прокатился длинный унылый звук. Казалось, что все рабочие ворзидианцы в унисон повторили его. Этот странный звук ощущался даже кожей, — подумал Оби-Ван. Он не понимал рабочих, которые очень сожалели о том, что их рабочий день был сокращён, и что настало время уходить.

Как и другим рабочим, правителю Порту было трудно оторваться от работы. Вскоре он был и пошёл по коридору с Джедаями, которые следовали за ним.

Ворзидианцы выходили из зданий и создавалось впечатление, что медленная жидкость вытекает на улицы. Несмотря на то, что в шаттле, везущим всех домой было тесно, Куай-Гону и Оби-Вану освободили больше места. Оби-Ван сожалел, видя, что его присутствие причинило неудобство ворзидианцам, но всё равно был благодарен за место. Это позволило им смотреть в транспаристиловые окна шаттла.

Поскольку они оставили рабочие кварталы города, Оби-Ван ждал изменения пейзажа за окном. Он предполагал, что одинаковые здания уступят место естественному пейзажу планеты, или, по крайней мере, каким-то паркам или открытым местам. Но он оказался не прав.

В пригороде рабочие кварталы превращались в домашние. Если правитель Порт не объяснил им, что они находятся в домашних кварталах ворзидианцев, то Оби-Ван сам бы ни за что не догадался.

Здания жилого квартала были немного меньше рабочих и размещались вокруг центров, где приземлялись автоматизированные шаттлы и высаживались пассажиры. Во всем другом это точно походило на рабочие кварталы.

Не было никаких палисадников, никаких посадочных мест для частного транспорта, ни одного отдыхающего ворзидианца на улице.

После этого, Джедаи не особо удивились, зайдя в доме Правителя, который ничем не отличался от других домов. Как и его одежда, и его рабочее место ничем не отличалось от остального населения. Порт жил на одном из этажей в высоком помещении.

— Моя жена, Брайн, — сказал правитель, представляя их небольшой ворзидианке, которая была одета в цветной комбинезон.

— Джедаи, Куай-Гон Джинн и Оби-Ван Кеноби, — показал на них Порт.

Антенны Брайн дёрнулись, когда она посмотрела на Джедаев.

— Мы высоко ценим ваше гостеприимство, — подал руку Куай-Гон, — Правитель любезно пригласил нас разделить пищу в вашем доме.

Брайн вновь кивнула, но руку Куай-Гону не пожала. Вместо этого она обратилась к панели приборов. После нажатия нескольких кнопок, она поместила ещё два прибора за столом, на котором уже стояли два.

— Грат не будет есть, — сказала она. Правитель Порт кивнул.

— Он будет дома позже? — спросил Оби-Ван. Он стремился встретиться с 15-летним сыном Портов. Ворзид-4 казался ему таким скучным. Он не мог представить, какой должна быть жизнь подростка на этой планете. И была ли надежда, что с ним будет говорить легче, чем с другими ворзидианцами, которых они встречали.

— После ужина он работает, — категорически сказала Брин.

Пока они ждали еды, которая подавалась, Оби-Ван и Куай-Гон осмотрели небольшое жилище. Все было практично и удобно, и ничего не говорило о жителях. Это напомнило Оби-Вану места на Корусканте, где бедные путешественники могли снимать жильё. Это были просто аккуратные дома и ничего больше.

— Грат часто не бывает дома вечерами? — спросил Куай-Гон, когда они сели есть, — должно быть печально, когда вы не можете поужинать вместе.

Оби-Ван знал, что Куай-Гон тоже пытается найти эмоциональную связь в семье.

— Работать — это честь, — коротко ответил правитель.

Его жена кивнула.

— Возможно, он завтра будет столь же производительным, как сегодня, — сказала она.

Куай-Гон и Оби-Ван переглянулись и разговор за столом затих.

Оби-Ван жевал какое-то жёсткое, безвкусное яство, положенное ему в тарелку.

— Что вы делаете по вечерам, чтобы самостоятельно отдохнуть? — спросил он, все ещё надеясь завязать разговор. Хотя у него было чувство, что это усилие бесполезно, но всё-таки знал, что должен попытаться.

Брайн ошеломлённо посмотрела на них.

— Мы читаем инструкции о том, как улучшить нашу работу, — ответила она, как будто это было очевидно.

Вдруг Оби-Ван задал себе вопрос, хотел ли Грат поздно работать, чтобы избежать ужина. Он с трудом мог представить, что и молодые люди на Ворзиде-4 также одержимы работой, как и их родители. В некоторой степени это было похожим на жизнь в Храме. Там, дети и взрослые должны были полностью посвятить себя изучению путей Силы. Путь Джедая, конечно был более захватывающим, чем все другие. Но Оби-Ван должен был признать, что и в Храме иногда требовалось свободное время, чтобы отдохнуть. Надо было брать паузу.

Когда Оби-Ван поднял голову от тарелки, он заметил, что Куай-Гон смотрит на него. Он чувствовал, что начал краснеть. Ему не раз казалось, что Куай-Гон может читать его мысли, и он надеялся, что сейчас не один из таких случаев.

Да, Оби-Ван чувствовал себя уставшим в последнее время. Но он не желал покинуть путь Джедая. Он сделал это однажды — и это, как оказалось, стало самой большой ошибкой в его жизни. Но были периоды, особенно когда он не чувствовал, что прогрессирует, когда он задавал вопрос, куда ведёт его такой сложный путь.

Глава 4

Правитель Порт провёл Джедаев в здание, которое располагалось недалеко от его дома.

— Это наш комплекс для отставных. Моя мать жила здесь после того, как вышла в отставку. Она уже умерла. Её комната пустует, — сказал он. Его голос не выражал никаких чувств.

— Я сожалею о том, что ваша мать умерла, — тихо сказал Куай-Гон, — как давно это случилось?

— Месяц назад, — ответил Порт.

Куай-Гон заметил, что антенны Правителя Порта немного подрагивали. Это тяжело — терять родителей.

— Рабочие не живут долго без работы, — ответил Порт. Сам он остановился на пороге комплекса отставников, как будто не хотел туда входить.

— Второй этаж. Третья дверь справа, — объяснил он.

Он передал ключ доступа Куай-Гону и повернулся, чтобы уйти.

— Завтра мы войдём в контакт с Ворзидом-5. Работа должна продолжаться, — сказал он на прощание.

Когда дверь закрылась за ними, Куай-Гон услышал тяжёлые шаги в коридорах. Слева кто-то махал рукой, стараясь привлечь их внимание. Это был пожилой ворзидианец.

— Работать, — сказал он скрипучим голосом, — челнок прибыл? Работать.

Оби-Ван хотел было подойти к нему, но Куай-Гон, положа руку на его плечо, остановил падавана. Ворзидианец повернулся и пошёл в другом направлении, шатаясь. Он говорил не с ними. Он просто бредил, не обращаясь ни к кому персонально, и Куай-Гон не знал, что они могли сделать, чтобы помочь бедняге.

Комната матери Порта была столь же мрачна, как и остальная часть комплекса. Однако здесь было две кровати для сна и этого было достаточно для Джедаев. Оби-Ван прохаживался между кроватями. Куай-Гон знал, что его ученик ждал момента поговорить. Год назад он бы уже высказал свои мысли, но его падаван становился старше, мудрее. Он становился Джедаем.

— Учитель, я не думаю, что Ворзид-5 причастен к сегодняшнему инциденту, — сказал Оби-Ван, — я не знаю, кто за него ответственный, но мы не должны входить в контакт с Ворзидом-5, пока у нас не будет более ясного видения того, что происходит здесь.

— Конечно, — кивнул Куай-Гон.

— Я чувствую… Я чувствую, что здесь что-то не то, на Ворзиде-4, — продолжил Оби-Ван, — здесь нечто большее, чем показывают, какая-то тайна.

Куай-Гон вновь кивнул. Он ощутил это тоже, но не принимал во внимание, пока Оби-Ван не озвучил это вслух. На Ворзиде-4 была тайна. Они должны действовать очень осторожно.

Куай-Гон лёг и глубоко вздохнул. Около него Оби-Ван сделал то же самое. Это был тяжёлый день и странный. И Куай-Гон с нетерпением ждал возможности помедитировать. Но даже после нескольких попыток расслабиться, глубокое спокойствие, как обычно, не приходило.

Вместо этого ему на память пришли воспоминания об Оби-Ване. Оби-Ван будучи мальчиком в своём тренировочном поединке Джедаев с Бруком Чаном позволил своему гневу вести его. Позволили даже больше, чем своим чувствам. Следом он вспомнил каким был Оби-Ван, когда он решил уйти от него на Мелиде-Даан. Он принял это решение твёрдо, даже зная, что цена за его ошибку будет то, что он никогда не будет Джедаем. Потом он также твёрдо признал свою ошибку. Мальчик так вырос за последние четыре года. Чем старше он становился, тем больше и сильнее он учился доверять себе, своим чувствам, Силе.

И вот другое видение. Оби-Ван, уже выросший, ныне готовится интенсивно готовиться к финальному испытанию. Сейчас он больше мужчина, чем мальчик. Он становился Рыцарем Джедаем.

Гордость и печаль одновременно охватили Куай-Гона, когда он представил Джедая Оби-Вана Кеноби. Он очень ждал дня, когда они будут работать как два полноправных рыцаря Джедая, но никакого образа на этот раз не появилось. Куай-Гону вдруг стало тесно в груди. Он так гордился путём Оби-Вана, его достижениями. Почему же он не видел его как рыцаря? Возможно, я не хочу видеть, как в нём исчезнет мальчик, — подумал он.

Шум и щелчок двери вернули Куай-Гона к реальности. Он открыл глаза и осмотрелся. В комнате больше никого не было. Оби-Ван ушёл.

Глава 5

Оби-Ван тихо пробирался к выходу. В отличие от своего учителя он был слишком беспокоен, чтобы медитировать. Хотя он иногда хотел обрести такую же способность успокаиваться, какая была у Куай-Гона, вскоре он понял, что достичь этого невозможно и смирился с этим. Были времена, когда лучше было перевести эту энергию в более полезное русло.

Коридор в комплексе отставников был тёмен и тих. И когда Оби-Ван вышел за дверь, тишину нарушил звук. Поражённый Оби-Ван обернулся. Ему показалось, что он услышал смех. Но был ли это смех? Оби-Ван быстро пошёл к источнику шума. Остановившись, за углом он заметил двух ворзидианцев — девушку и женщину почтенного возраста. Бабушка сидела на кровати, а девушка стояла, прислонившись к стене.

— Наш дедушка не раз совершал странные поступки, — сказала девушка.

Бабушка кивнула.

— За это я его и любила, — с улыбкой сказала она. Её тело казалось наполнилось энергией, она потянулась на кровати.

— Они так освежали рутинную жизнь. Конечно, теперь мы не можем себе это позволить. Особенно теперь.

Молодая ворзидианка кивнула.

— Скоро много изменится, бабушка!

Девушка посмотрел на часы на её поясе и подошла к бабушке.

— Мне пора идти, но я скоро вернусь.

Бабушка ласково погладила лицо своей внучки. Её глаза были полны печали.

— Обещаешь? — тихо сказала она, — у меня нет много времени теперь.

Девушка нахмурилась и покачала головой.

— Не говори это, бабушка. Ты проживёшь много времени, — она обняла её, и так они стояли ещё некоторое время.

Несмотря на слова девушки, Оби-Ван чувствовал, что бабушка говорит правду. Она выглядела не очень хорошо, казалось, что её органы жизнедеятельности начинают отказывать.

— За рабо…, — бабушка остановила себя от произношения традиционного ворзидианского приветствия, — тогда, до свидания, — сказала она с грустной улыбкой.

До скорого, бабушка! — ответила девушка почти шёпотом. Но ещё несколько секунд подождала, пока объятия расторглись. Тогда она повернулась и быстро вышла из комнаты.

Оби-Ван исчез за углом, но не был уверен, что девушка не заметила его. Он чувствовал некоторую вину, что стал свидетелем частного визита. Но был рад узнать, что в отношениях на Ворзиде-4 всё-таки имели место чувства. Это давало ему надежду.

Девушка поспешила вниз по коридору и вышла в двери. Оби-Ван последовал за ней. Снаружи была тёмная ночь и тишина. Не было слышно ни одного звука, кроме шагов девушки. Большинство планеты спало.

Девушка скрылась в ближайшем здании, а из дома Порта вышла ещё одна фигура. Это был мальчик. Сын Портов, Грат — предположил Оби-Ван. Он почувствовал некоторое волнение. Он уже получил ценную информацию сегодняшним вечером, и могло так случиться, что до рассвета соберёт ещё больше.

Оглядываясь, Грат перешёл улицу к платформе шаттлов. Это удивило Оби-Вана. Если практически все ворзидианцы были в кроватях, то зачем курсировали бы шаттлы? Это было бы не эффективным использованием транспорта.

В то время как Оби-Ван стоял в тени, Грат ждал на платформе. Прибыл шаттл, это был не челнок обслуживания, который Оби-Ван видел днём. Мгновение спустя открылись двери, и Грат вошёл внутрь. Оби-Ван знал, что ехать в шаттле невозможно, оставаясь не замеченным. У него оставался только один путь.

Он быстро осмотрел внешность транспортного средства и заметил металлический настил на крыше шаттла. Это было в нескольких метрах выше его и узкий. Он не был уверен, что он выдержит его вес, или он удержится на ней на всем пути. Не было ничего за что можно было бы зацепиться и ни малейшего понятия, как долго продлится поездка.

У Оби-Вана не было много времени на размышления. В тот момент, когда двери закрылись, он выбежал из тени и запрыгнул наверх. Он сумел зацепиться за ограждение. Все это было отнюдь не игрой. Маленький шаттл постепенно набирал скорость и летел вперёд. Оби-Ван попробовал не замечать его болящие руки, чтобы сконцентрироваться на том, что происходило внутри. Это было трудно, учитывая шум шаттла и дующий ветер в ушах. Одна из дверей оставалась открытой, и он мог слышать случайные обрывки разговора.

Встреча… Наш лучший все же… Внимание наших родителей…

Сколько он слушал, Оби-Ван уверенно чувствовал, что нашёл тайну Ворзида-4. Дети планеты что-то планировали и они знали больше, чем взрослые рабочие. Оставалась вероятность, что именно дети непосредственно ответственны за саботаж.

Оби-Ван задавался вопросом, какой мог быть мотив у детей для таких действий. Когда он обернулся, то обомлел. Шаттлу предстояло войти в узкий тоннель. Настолько узкий, что проходил лишь сам шаттл. А Оби-Ван никак не помещался.

Глава 6

Оби-Ван быстро лёг и изо всех сил прижался к крыше, чтобы избежать столкновения с потолком, который задел часть его плаща, но, к счастью, не задела кожу. Мгновение спустя туннель расширился и шаттл начал торможение.

Оби-Ван напрягся, стараясь удержаться на крыше. Суставы его рук побелели, а боль пульсировала в пальцах. Но он не мог упасть и позволить себя обнаружить. Шаттл остановился. Оби-Ван глубоко вдохнул и быстро соскользнул с крыши на землю.

Двери шаттла раскрылись, и Грат вышел вместе с пилотом, который как теперь увидел Оби-Ван, была девушкой. Они двое оживлённо разговаривали и вскоре исчезли в проходе. Оби-Ван последовал несколько позади их. В коридоре было темно, и он должен был идти осторожно, потому что пол был не ровен.

Грат и девушка быстро миновали коридор и несколько лестничных маршей. Оби-Ван отметил, что дети ворзидианцев шли также быстро, как и взрослые. Для эффективности, — предположил он. Но их манера оживлённо обсуждать была абсолютно не похожа на немногословную манеру общаться у их родителей.

Когда они поднялись по лестнице, то вошли в пустующее здание офиса. Пустые пыльные столы, стулья были расставлены в беспорядке. Это место явно давно не использовалось. Небольшая группа детей уже ожидала их в зале. Оби-Ван решил, чтобы не входить в комнату, спрятаться под большим столом за дверью.

— Что задержало вас? — спросил Грата один из детей, когда они вошли в комнату.

— Были проблемы с шаттлом, — ответил Грат.

Возникла пауза и Оби-Ван начал волноваться, что Грат говорил о нем. Он не мог понять, почему, если Грат заметил его, притворился, что не видел его.

— Нания задержалась, — добавил Грат.

Оби-Ван облегчённо вздохнул.

— Мои родители наблюдали за мной, прислушивались, — объяснила Нания, — я должна была подождать, пока они не уснут.

— Хорошо, что вы теперь здесь, — сказал мальчик, — встреча Свободных может официально начаться.

На мгновение воцарилась тишина. Дети взялись за руки и начали говорить. Теперь говорил каждый из них. Слова «Это должно остаться тайной! Это должно быть мирным! Это должно быть неожиданно!» эхом отзывались от стен. Оби-Ван был удивлён тем, насколько голоса ребят отличались от стона взрослых, который он услышал в конце рабочего дня. Говор детей был живым, наполнен энергией.

После произнесения правил, встреча началась. Оби-Ван слышал, как молодёжь обсуждала их действия саботажа, которые они называли «ударами». Они рассказывали друг другу, что было сделано. Ребята говорили взволнованно, но они не перебивали друг друга, и подростки терпеливо ждали своей очереди. Встреча проходила энергично, но организованно.

— Мы переставили дорожные указатели, и рабочие опоздали на свои рабочие места где-то на час, — рассказывал мальчик.

— Мой отец пришёл домой разъярённым из-за этого, — добавила девочка, — но я думала, что увидела улыбку у моей мамы, когда он рассказал об этом.

— Хорошо, — сказал Грат, — мы должны побудить их к размышлению.

— Ошибочные инструкции по работе, которые мы сегодня ввели в фабрику электроники привели к тому, что все пошло кувырком, — сказал кто-то ещё, — половину дня все действовало не так как нужно.

— Я слышал, что эти механизмы играли музыку вместо того, чтобы сообщать статистику, — сказал другой голос.

— Они поняли, что это была музыка? — спросила девочка.

Когда Оби-Ван слушал это, то чувствовал себя разделяемым противоречиями. Он был не уверен, что то, что делали дети было верным. Он видел, какое это причинило замешательство и бедствие взрослым. И обвинения против Ворзида-5 были необоснованными. Но он должен был признать, что если бы он был подростком на Ворзиде-4, то испытывал бы удовольствия от таких шуток, особенно когда постоянно понимаешь, что твоё будущее заполнено только рутинной работой.

Дети работали вместе, но их умы работали творчески. Они доверяли друг другу, любили, полагались друг на друга. Это было больше, о чём многие из взрослых могли даже помыслить.

Кроме того, рассуждал Оби-Ван, действительно никто не пострадал. Собственные правила Свободных чётко заявляли, что все эти акции должны быть мирными. И хотя он не мог убедиться, но подозревал, что у них есть хороший мотив. И лишь Оби-Ван мог верить в это.

Вдруг в голове Оби-Вана пронеслись картины Мелиды-Даан. Разрушения, смерть…

Мелида-Даан была планета разорённой гражданской войной, которая шла не один год. Одна группа, называемая себя Молодыми старалась положить конец войны со Старшими. Оби-Ван настолько проникся идеями Молодых, что даже оставил путь Джедая, чтобы присоединиться к ним.

Решение было ошибочным. Идеи Молодых, несмотря на то, что они были хорошими, лишь усложнили ситуацию. Была борьба между лидерами, конфликт между поколениями. Многие из Молодых были убиты, произошло ещё большее кровопролитие. Оби-Ван также принимал участие в сражениях. Когда это произошло, он чувствовал себя также раздираемым противоречиями, как и вся планета. Он был благодарен Совету Джедаев, который согласился принять его вновь. Теперь он из собственного опыта знал, как опасно слишком быстро принимать цели других.

Оби-Ван почувствовал себя тесно под столом. Он нуждался в воздухе и пространстве. Когда он вылез, то почувствовал себя лучше. Сейчас он видел офис ребят. Падаван заметил, что некоторые из них украсили свои одежды цветными обрывками ткани. Другие носили самодельные шляпы или повязали на голову цветные платки. Погруженный в наблюдение, Оби-Ван не заметил, как сзади к нему подошла ворзидианская девушка.

— Эй, что ты тут делаешь? — спросила она.

Оби-Ван быстро накинул на голову свой капюшон, чтобы скрыть отсутствие антенн. К счастью, вокруг было темно, и девочка ничего не заметила.

— Я не хорошо себя чувствую, — сказал Оби-Ван, — я вышел сюда, чтобы отдохнуть, но думаю, что должен идти только домой.

Девочка с любопытством осматривала его.

— Что за забавная одежда на тебе? — спросила она.

Оби-Ван посмотрел на свою одежду Джедая.

— Это мой новый домашний халат. Я выбрался сюда в последнюю минуту, и у меня не было времени, чтобы переодеться.

Он смотрел на простую одежду девочки и надеялся, что у ворзидианцев разные фасоны ночной одежды.

— Смотрится странно, не так ли? — скромно добавил он.

— Да, уж точно, — ответила девочка. На Оби-Вана она все ещё смотрела с сомнением, но затем улыбнулась и пошла по коридору от двери. Как только её шаги затихли вдали, он облегчённо вздохнул. Так далеко, так хорошо.

Глава 7

Куай-Гон открыл глаза. В комнате было темно, но можно было не смотреть на часы, чтобы понять, что уже достаточно поздно. Он мог и не смотреть на пустую кушетку, чтобы понять, что в комнате никого нет. Оби-Ван не вернулся.

Где он? — с сожалением подумал Куай-Гон. Он должен был посоветоваться со мной перед тем как уйти.

Он потянулся к своему плащу, достал комлинк и включил его. Он хотел связаться со своим падаваном, но что-то подсказало ему не делать этого.

Он должен был позволить мальчику вести своё исследование. Ведь он уже не ребёнок, который нуждается в постоянной опеке. Возможно, он делает что-то важное. И итоги его расследования могут быть очень полезными для их миссии.

Куай-Гон со вздохом убрал комлинк. Он вновь увидел образ его падавана — видение талантливого, нетерпеливого юноши, взрослеющего, превращающегося в мужчину. Они многое пережили вместе: месть, измена, война, смерти. И не всегда их отношения были гладки между собой. Каждый из них имел своё мнение, и порой они сталкивались. Но они взрослели вместе и доверие друг ко другу росло. Они были больше чем команда Джедаев, они были привязаны друг ко другу, они были настоящими друзьями.

Смотря в пустоту комнаты, Куай-Гон хотел, чтобы Оби-Ван навсегда остался юношей. Он не хотел, чтобы он взрослел, изменялся. Когда он повзрослеет, я потеряю его, — думал Куай-Гон, — также, как я потерял Таллу.

Он вдруг испугался собственного желания. Как он мог хотеть такого? У Оби-Вана была собственная жизнь, собственная судьба. И желанию Куай-Гона места в этом не было. Когда он прилёг вновь на кушетку, вина и печаль захватила его. Он попробовал дать эмоциям успокоиться, покинуть его. Прошло немало времени, прежде чем это произошло. Куай-Гон спокойно спал, когда Оби-Ван вернулся. Как только дверь закрылась за его падаваном, Куай-Гон ощутил его волнение. Юноша просто светился. Куай-Гон сел.

Оби-Ван включил свет и сел на кушетку.

— Учитель, — сказал он, сияя глазами, — у меня есть новости. Я узнал многое, что поможет нам в этой миссии.

Куай-Гон улыбнулся. Год назад Оби-Ван бы выпалил все как на духу, подобно мальчику, которого переполняют новости. Сейчас он все делал логически и упорядочено, несмотря на своё состояние.

— Продолжай, — тихо сказал Куай-Гон.

— Есть две вещи, — объяснил Оби-Ван, — Первое — это то, что ворзидианцы могут испытывать сильные эмоции. Я видел, как девушка общалась со своей бабушкой. Они сильно привязаны друг ко другу и любят.

Куай-Гон был рад услышать эти новости. Так или иначе, успокаивало знание о том, что на Ворзиде-4 всё-таки больше эмоций, чем они обычно то показывают.

— А что второе?

— Это ещё более важно, — сказал Оби-Ван, — Ворзид-5 определённо не причастен ко всему происходящему.

Куай-Гон посмотрел на него.

— И предположу, что ты знаешь, кто стоит за всем этим? — спросил он.

Оби-Ван перевёл дыхание.

— Свободные — дети ворзидианцев.

Куай-Гон сделал паузу, обдумывая информацию. Это существенно меняло их миссию.

— Я последовал за некоторыми ребятами на их тайную встречу и смог подслушать их, — объяснил Оби-Ван, — я смогу выдать себя за ворзидианского мальчика и присоединюсь к ним, соберу всю необходимую информацию и узнаю, что они планируют. Тогда мы сможем…

— Ни в коем случае, — прервал его Куай-Гон, — внедрение — не является нашей целью. Мы должны сказать Правителю Порту о том, что происходит.

Оби-Ван уже собирался поспорить, но тут же отказался от этой идеи. Куай-Гон знал, что требуется время, чтобы чувства падавана успокоились. Оби-Ван подождал, пока его мысли придут в порядок. Он прошёлся по комнате и повернулся, чтобы посмотреть на учителя. Куай-Гон смотрел на него.

— Это общество определённо нездорово, — наконец спокойно сказал Оби-Ван, — это не приносит пользу им. Действия молодёжи — это крик о помощи. Если мы осторожно не отнесёмся к этому и расскажем о них, то рискуем разрушить всё, что они хотят. И мы можем тогда попрощаться с любой надеждой что-либо изменить здесь.

Оби-Ван на минуту сделал паузу, но продолжал смотреть в глаза учителя. Куай-Гон чувствовал, что отступать он не намерен.

Ворзиду-4 было бы лучше, если мы предотвратим эту конфронтацию, — закончил Оби-Ван, — это будет посредничеством, только не между планетами, как мы думали.

Куай-Гон смотрел на своего падавана. Он стоял у дверного приёма, держа руки на груди. Его глаза горели решимостью, но злости в них не было. Он просто считал, что это было лучшим способом для выполнения миссии.

Куай-Гон не согласился. Они не были уполномочены Советом к посредничеству между ворзидианцами. Они должны были просто разъяснить, что Ворзид-5 не причастен к происходящему и оставить Ворзид-4 разбираться в своих собственных проблемах. Джедаи были хранителями мира, а не политиками или шпионами.

Но часто случалось так, что миссии проходили не так как были запланированы. И это не было исключением. На Ворзиде-4 было многое, что было не так. Ужин, который они провели с Портом был не только выдержан в рамках местной культуры, но на нём чувствовалось какое-то напряжение. Он ощутил то, что Брайн была несчастна, а возможно даже угнетена происходящим. Отношения между родителями и детьми также могут быть охарактеризованы как нездоровые. Но есть ли способ исправить это и остаться в рамках своих полномочий?

Куай-Гон встал и прошёлся по комнате. Мог ли он сейчас довериться чувствам Оби-Вана? Как он мог разрешить мальчику делать то, на что сам не пошёл бы?

Ты боишься дать ему идти, потому что боишься дня, когда больше не будешь его учителем.

— Учитель? — голос Оби-Вана нарушил мысли Куай-Гона. Он не планировал так долго молчать. Оби-Ван смотрел на него, терпеливо ожидая ответа.

Куай-Гон глубоко вздохнул.

— Ты можешь три дня собирать информацию, — сказал он, — но ты должен информировать меня относительно всего что происходит. И если после этого времени ты не убедишь свободных открыться и обсудить свои вопросы непосредственно с взрослыми, я вынужден буду сообщить об их причастности к происходящему Правителю Порту.

Оби-Ван развёл руки и улыбнулся. Его голубые глаза сияли благодарностью.

— Спасибо, — сказал он.

Куай-Гон кивнул. Он не был уверен, что сделал все правильно.

Глава 8

Оби-Ван немедленно начал составлять план дальнейших действий. Он был немного удивлён, что Куай-Гон позволил взять ему инициативу в этой миссии. Но это ему и понравилось. Это было впервые, когда Куай-Гон поручил ему такую ответственность.

Возможно, он начинает думать обо мне как о равном, а не только как об ученике, — подумал Оби-Ван. Молодой Джедай долго ждал этого и теперь решил не упустить своего шанса.

Усевшись на кушетке, Оби-Ван вспоминал, что он услышал на встрече ребят. Чем больше ему удастся вспомнить, тем больше было шансов на успешное внедрение. Казалось, что он только уснул, как его уже разбудил учитель.

— Время чтобы проснуться, — сказал Куай-Гон, — Порты будут ждать нас.

Оби-Ван встал и быстро оделся. Но когда они пришли в дом Портов, то там никого не было. Семья уже уехала. На столе были холодные киби и патот панак. Джедаи сели, чтобы поесть, несмотря на то, что продукты выглядели не особо аппетитными.

Сообщение на мониторе просило Джедаев прибыть к Правителю Порту на работу настолько быстро, как только они смогут. Он хотел войти в контакт с Ворзидом-5 немедленно.

— Я должен найти способ остановить его, — громко сказал Куай-Гон, откусывая кусок панака.

Оби-Ван кивнул.

— Я хотел бы посетить сегодня школу Ворзида, учитель, — сказал он, — нет смысла ждать новую тайную встречу. Это будет бесполезной тратой времени, которого у нас и так нет.

— Это правильно. Но нужно быть осторожным, падаван, — он сделал паузу, — и я полагаю, что не нужно говорить тебе, что ты должен держать ухо востро, чтобы получить то, в чём мы сейчас нуждаемся.

Оби-Ван на мгновение подумал, что учитель ругает его, но глаза показали, что мастер не испытывает никакой неприязни к своему ученику.

— Полагаю, что говорить этого не нужно, — согласился Оби-Ван.

Когда Куай-Гон покинул жилое помещение, Оби-Ван осмотрел комнату Грата, его одежду и позаимствовал серый комбинезон, который носили все жители Ворзида-4. Чтобы скрыть тот факт, что у него не было антенн, он соорудил тюрбан из капюшона.

— Точно не высокая мода, — сказал он, скептически осматривая собственное отражение. Но некоторые из детей, которых он видел минувшей ночью, носили самодельные головные уборы, чтобы выделить себя. Если ему повезёт, то его головной убор станет примером самовыражения и вполне сойдёт как прикрытие.

Последний раз посмотрев на своё отражение, Оби-Ван вышел из жилого дома и пошёл к платформе шаттла. Было утро, и большинство рабочих уже были на работе. Шаттл был почти пуст.

Город был настолько упорядочен, что найти школу не составило труда. Оби-Ван предположил, что образовательные учреждения будут выглядеть также как и другие здания на Ворзиде-4 и он оказался прав. Три одинаковых, уныло выглядящих здания стояли в ряд, в них размещались учащиеся разных возрастов.

Пока он обошёл вокруг здания, Оби-Ван рассматривал столько классных комнат, сколько смог увидеть. За исключением возраста учащихся, везде была одна и та же картина. Остекленевшими глазами они смотрел на большие экраны, размещённые рядом с местами. Взрослые были рядом и заставляли их учить методы работы. Учреждение больше было похоже на исправительно-трудовой лагерь, чем на обычную школу.

Но Оби-Ван из собственного опыта знал, какими могут быть школы в Галактике. Ему вдруг вспомнилось ужасное обучение в замкнутом школьном пространстве на планете Кеган. Несмотря на то, что было тепло, он вздрогнул, вспомнив «школу», где он и Сири, другой падаван, были заключены, словно в тюрьму.

В той школе детям промывали мозги, чтобы они верили в вещи, которые были далеко не правдивыми, а трудные или больные дети — навсегда изолировались. Ворзид-4, конечно был не единственным место, где детям препятствовали развивать свои идеи. Оби-Ван вновь порадовался, что Куай-Гон доверил ему самостоятельно действовать в этой миссии, чтобы он мог сам выполнить её. Поэтому он не хотел оплошать и подвести Куай-Гона, и поэтому он был преисполнен решимости воплотить свой план в действие.

Оби-Ван выглянул из-за угла и посмотрел в дверь. Там была комната. Грат и несколько других детей, которых он видел прошлой ночью, была внутри сидя на кроватях. Комната выглядела как больничная палата, но ни один из ребят бывших внутри, не выглядел больным. Фактически они все сидели и оживлённо разговаривали.

Оби-Ван подошёл ближе к двери, надеясь получить возможность лучше увидеть и услышать то, что говорили дети. Но именно в этот момент дверь открылась и взрослый ворзидианец вошёл в комнату. Дети сразу же легли, изображая слабость и сон. Взрослый осмотрел каждого ученика, особенно тщательно он осмотрел Грата. Тогда, очевидно удовлетворившись увиденным, он повернулся и покинул комнату.

Как только дверь закрылась, дети сели вновь и возобновили разговор. Одна из них встала и, жестикулируя, начал что-то объяснять. Оби-Ван узнал в ней девочку, которая разговаривала с ним минувшей ночью.

Казалось, что дети что-то планировали, и Оби-Ван должен был узнать это.

Отойдя от двери, Оби-Ван сосредоточился на температуре своего тела. Вскоре он почувствовал, что она начала расти. У него началась лихорадка. Лихорадка ворзидианца, надеялся он.

Оби-Ван обошёл вокруг здания и подошёл к двери в больницу, открыл её и зашёл внутрь.

— Кнопка, — кто-то крикнул.

— Быстро, — закричал кто-то другой.

— Дверь!

В этот момент Оби-Ван понял, что от него требовалось. Дети хотели, чтобы двери были открыты, очевидно, что изнутри они не могли выйти. Оби-Ван мог предотвратить закрытие двери. Четверо ребят спрыгнули с кроватей и выбежали на солнечный свет.

— Что случилось с Треей? — спросил Грат, повернувшись к Оби-Вану.

Тот лишь пожал плечами, надеясь, что это будет достаточным ответом.

— Как бы то не было, хорошо, что кто-то пришёл и выпустил нас, — сказала девушка, — было несколько сложно убедить врача в том, что мы действительно больны.

— Давайте выходить отсюда, прежде, чем нас кто-то заметит, — сказал Грат, осматриваясь.

Как только ребята отошли достаточно далеко от школьных помещений, разговор возобновился.

— Я думаю, что в следующий раз получится привлечь больше детей, — сказал один из учеников, — учитель Нало настолько поглощён своими инструкциями, что вряд ли заметит это.

— Мы не должны рисковать, чтобы нас обнаружили, — ответила девочка. Оби-Ван подумал, что именно она управляла шаттлом прошлой ночью, однако он не был в этом уверен.

Теперь, когда группа отошла уже далеко от школы, их темп ходьбы замедлился.

— Этот новый план уже достаточно сложен, чтобы не привлекать в него новых ребят, — объяснял Грат, — мы нуждаемся в них, чтобы они сосредоточились на выполнении ещё одной части плана, чтобы и другие дети научились думать по-другому.

Грат остановился и повернулся к мальчику.

— Но всегда хорошо, думать о том, что будет, Флип, — добавил он.

Грат улыбнулся мальчику и Флип засиял. Очевидно, Флип смотрел на Грата, как на лидера.

Грат же прошёл ещё несколько шагов и обернулся к ребятам.

— Тогда за работу? — спросил он с улыбкой.

Группа засмеялась и помчалась за своим лидером. Оби-Ван, почувствовав волнение в Силе, поспешил вдогонку.

Глава 9

Серые здания проносились мимо. Куай-Гон просто смотрел в окно, пока их шаттл вёз его к рабочему кварталу. Вид там был довольно скучным, и мысли Куай-Гона обратились к Оби-Вану.

Куай-Гон пока ждал шаттл, видел как его падаван сел в шаттл, везущий его в школу. Он не хотел следить за юношей, но что-то его тревожило. Он видел как Оби-Ван уверенно управляет шаттлом и знал, что за его навыки опасаться не стоит. Но почему же Куай-Гон вновь чувствовал ту же эмоциональную острую боль, которая была прежде ночью.

Это чувство было незнакомо ему. И от этого легче не становилось. Он не мог понять, почему по началу отказал Оби-Вану в его инициативе. Был ли это страх, что он потеряет его, или потому что он беспокоился за его безопасность.

Производственный сектор Семь, — объявил голос.

Куай-Гон удивился, что быстро прибыл к месту своего назначения и поблагодарил за объявление остановок. Ведь других ориентиров, позволивших бы ему добраться до главного офиса «Мультикорп», где он был вчера, не было. Он вышел из шаттла, пропустив вперёд нескольких рабочих. Куай-Гон очистил свой разум. Он должен был полностью сосредоточиться на предстоящей миссии.

Вокруг него ворзидианцы спешили к своим рабочим местам. Куай-Гон задавался вопросом, как им удаётся поддерживать свой энтузиазм к работе. Безумным казалось то, что они очень спешили, чтобы добраться до своих рабочих мест.

Пока Куай-Гон ехал в турболифте на 24-й этаж, он думал, как ему остановить правителя Порта. Но прежде чем он достиг офиса Главы, то почувствовал, что что-то было не так. Вдруг он понял, что ворзидианцы в шаттле также были взволнованы больше чем обычно.

Двери турболифта открылись на 24-м этаже. Куай-Гон был удивлён увиденной картиной и звуком, который наполнял зал. Стоял низкий гул, как будто витал рой насекомых. Он был гораздо громче, чем тот, который они слышали вчера. Рабочие качались на своих стульях взад-вперёд, подобно детям, что-то бормотали.

В комнате встреч Глава Порт быстро ходил вокруг большого стола. Его антенны дрожали, а глаза были большими, чем обычно. Когда Куай-Гон вошёл, правитель кинулся к нему.

— Наконец-то, — его голос был выше, чем обычно, — недавно произошло ещё одно нападение. Мы должны связаться с Ворзидом-5. Немедленно!

— В своё время, — спокойно сказал Куай-Гон, — в начале скажите мне, что случилось.

— Это ужасно, — говорил правитель, ходя вокруг стола все быстрее и быстрее, — худшее из всего что было ранее. Центральный компьютер. То, что управляет всей системой. Он больше не работает. Никто не может продолжить работу.

Куай-Гон не понял, что это было рыдание или неразборчивое гудение, которое он уже слышал. Он должен был успокоить лидера. Без Порта управлять остальными ворзидианцами будет невозможно.

Куай-Гон прошёл к противоположной стороне комнаты и перехватил Правителя. Порт остановился.

— В начале скажите мне, где находится ваш центральный компьютер? — твёрдо спросил Куай-Гон, — тогда я смогу посмотреть, что можно будет сделать.

Правитель с уважением посмотрел на высокого Джедая. Куай-Гон видел, что что-то изменилось в лице правителя, как будто бы он внезапно понял, что должен взять себя в руки. Но он не был уверен, что правитель знает, как это сделать.

— Да, да, да, — сказал Порт, — мы должны вернуться к работе. Работать.

Его антенны, кажется, немного замедлились.

— Центральный компьютер? — повторил Куай-Гон.

— Внизу, на первом уровне здания. Вы можете спуститься туда на турболифте.

Куай-Гон кивнул.

— Свяжитесь с техниками и скажите им, что я прибуду. Когда вы сделаете это, дайте рабочим какие-либо поручения. Свяжитесь с управляющими. Заставьте каждого напряжённо трудиться, пока компьютеры не вернуться в рабочее состояние. Не имеет значения, что они будут делать. Только удостоверьтесь, что они в безопасности и заняты работой. Это — ваша обязанность", — Куай-Гон особо подчеркнул последние слова.

Глава кивнул. Казалось, ему стало легче, чтобы приступить к своим обязанностям, и Куай-Гон надеялся, что простые задания успокоят других ворзидианцев, требующих работу. Но у него не было времени ждать и наблюдать.

Смущённые рабочие заполнили турболифт. Некоторые из них раскачивались, у других сильно подёргивались антенны. Вместо того, чтобы протий сквозь эту толпу, Куай-Гон направился к лестнице и начал спуск вниз. Пока он дошёл до 23-го этажа, он понял почему у ворзидианцев дёргаются антенны. Компьютеры на 23-м этаже испускали такие высокие звуки, что ему стало неприятно. Он представил, насколько этот звук неприятен ворзидианцам, имеющим более чуткий слух. Звук раздражал, но он слушал его достаточно долго, чтобы понять что всё это не происходило случайно.

Чем ниже по этажам спускался Куай-Гон, тем больше было беспорядка. На восьмом этаже машины выключились и также издавали писк. Рабочие были полностью неспособны что-либо делать. Они стояли напротив стен, в то время как какой-то клейкий продукт шёл по конвейеру и падал на пол.

На четвёртом этаже ситуация была не лучше. Огромные чаны, которые помещались под трубами из которых наполнялись остановились. Зерно высыпалось из них, образуя горки на протяжении всего этажа. И это наблюдали расстроенные ворзидианцы. Некоторые из них упали на пол и катались по нему, в то время как другие в ужасе смотрели на все это, не будучи в состоянии помочь несчастным.

Куай-Гон покачал головой. Беспомощность ворзидианцев в моменты, когда все шло не так как запланировано была чрезвычайной. Он не мог вспомнить, когда последний раз видел такое. В жизни Джедая, происходящее редко шло согласно плану. Гибкость к происходящему была потребностью для Джедаев.

Вскоре Куай-Гон достиг первого уровня. Здесь было мало ворзидианцев, и Куай-Гон мог ясно разбирать ритм машин. Остановившись на мгновение, что послушать, Куай-Гон едва не рассмеялся вслух. Но он остановил себя, когда услышал крик. Для ворзидианцев происходящее не выглядело смешным.

Куай-Гон прошёл по коридору и увидел женщину-ворзидианку в комнате, заполненной компьютерами. Некоторые из ворзиданцев замерли в шоке, а бедные рабочие глядели на неё с ужасом. Её руки дёргались вверх и вниз. Она же смотрела на них и не знала, что предпринять.

Куай-Гон хотел бы успокоить бедную женщину, но знал, что будет больше помощи, если он доберётся до центрального компьютера. Он быстро пошёл по коридору.

Техник безуспешно нажимал на кнопки, но дисплеи никак не реагировали на команды. Он вздрогнул, когда увидел Куай-Гона, хотя и был предупреждён о его прибытии.

— Ничего не сломано, — прокричал он, — нет никакого электрического или механического отказа. Все происходящее — не логично.

— Это не механический отказ, — согласился Куай-Гон, — но во всем это есть логика. Ваш компьютер просто играет музыку. Он дал команду, что в вашем здании проиграть определённую музыку.

— Что? — техник прекратил нажимать на кнопки и удивлённо уставился на Куай-Гона.

— Кто-то поработал с вашей системой, — объяснил Куай-Гон, — ваш компьютер играет музыку.

Техник смотрел с отвращением.

— Это точно с Ворзида-5. Они любят игры. Это всё, что они умеют делать, — прорычал он, — игра снижает производительность.

Куай-Гон спокойно помог технику найти ошибочную команду и отменить её. Как только они сделали это, музыка в здании прекратилась.

В тишине первого уровня Куай-Гон услышал знакомый крик. Оставив техника, он вернулся в зал. Женщина-ворзидианка, которую он видел раньше, все ещё кричала, но её руки перестали дёргаться. Казалось, что она была парализована страхом.

Куай-Гон подумал, что как все это подчиняется одной схеме. Он предположил, что эта комната была одной из центральных в управлении всем зданием.

Но он ошибся. Подойдя ближе, Куай-Гон увидел, что стоял перед системой управления всего городского рабочего квартала. Это было центром управления, как и говорил Правитель Порт. По сети мерцали лампочки, а женщина стояла рядом и указывала на них.

— Это детская больница, — всхлипнула она, — она не может потерять своё энергоснабжение.

Повинуясь чувствам, Куай-Гон устремился назад к центральному компьютеру. Если он сможет перевести её в ручное управление, то сможет поставить заслон попыткам неизвестных ввести неверные команды. Если у него это не получится, то их шутка закончиться куда большим, чем простым хаосом. Все это закончиться смертью.

Глава 10

Оби-Ван семенил в нескольких шагах позади Грата и всей группы ребят. Он был уверен в том, что в одна из девочек, это Пель, та, кто застала врасплох его прошлой ночью в необычном «домашнем халате». К счастью, теперь она не проявляла подобной подозрительности.

Другую девушку, Нанию, он узнал по голосу. Она управляла тем шаттлом, на крыше которого ехал Оби-Ван прошлой ночью. Но и об этом никто не знал.

Оби-Ван ждал, что кто-нибудь спросит его, что кто он и что делает здесь. Но никто этого не делал. После того, как Грат принял его, им никто не интересовался. Возможно свободные были настолько большой группой, что просто все не знали друг друга.

Но это не имело значения, поскольку учащиеся позволяли Оби-Вану следовать за ними. Чем больше времени он проводил с ними, тем больше ему доверяли. А значит, становилось легче в конечном итоге переубедить их делать все правильно.

Несмотря на то, что он хотел узнать, куда они направляются, Оби-Ван не рискнул задать вопросы, боясь навлечь на себя излишние подозрения. Лучшим вариантом представлялось просто слушать. Но, к сожалению, никто ничего не говорил.

Уйдя примерно на километр от школы, группа ребят подошла к большому устройству переработки мусора. Флип и Нания начали разгребать отходы. Оби-Ван не был уверен, что ему следует делать то же. Он спрашивал себя, как эта куча мусора связана со следующей акцией. К этому времени Нания убрала большую часть кучи и Оби-Ван увидел нечто знакомое под ней. Это была задняя часть небольшого шаттла на котором он путешествовал вчера вечером. Очевидно, что ребята прятали его здесь.

— Мы отправляемся, — сказал Флип, указывая на дверь. Ребята столпились перед ней, заходя внутрь. Нания села на место пилота и шаттл ожил. Мусор слетел с лобового стекла.

— Держитесь, — сказала Нания через плечо. Чуть кренясь и дрожа, маленькое судно вырвалось на свободу из-под груды мусора. Флип, не успев ухватиться за что-нибудь, упал на колени Грата.

— Как вы думаете, что сейчас делают в Мультикорпе? — спросил он, усмехаясь.

Грат усмехнулся и отодвинул Флипа.

— Не знаю, — ответил он хитро, — танцуют, наверное?

Оби-Ван не понял шутку, но засмеялся вместе с другими детьми. Когда смех утих, Грат заговорил вновь.

— Но завтра они не будут танцевать. Завтра они будут ходить пешком.

Голос Грата звучал серьёзно, и настроение в шаттле сразу изменилось. Группа детей была готова действовать. И это был следующий план.

Оби-Ван стоял в задней части шаттла, где было меньше света, и держался, стараясь не упасть при поворотах Нании. Когда шаттл повернул в очередной раз, Оби-Ван заметил кое-что, чего не видел раньше. Шаттл был нагружен небольшими, самодельными взрывчатыми зарядами.

Круто повернув последний раз, Нания привела шаттл к транспортному ангару шаттлов. Грат, Флип, Пель и Нания взяли взрывчатку и пошли. Несмотря на все свои опасения, Оби-Ван также взял несколько зарядов и последовал за ними.

— Пель, Нания, вы берите восточное крыло, а мы возьмём западное, — указал Грат.

Оби-Ван тревожно наблюдал, как Грат устанавливал взрывчатку в шаттлах. Он должен был понять, что делают ребята и как быть ему. Флип устанавливал взрывчатку внизу, в пассажирском салоне. Планировали ли они взорвать шаттл вместе с пассажирами?

— Так, я забыл, как мы активируем её, — спросил Оби-Ван как бы случайно у Грата, который поигрывал с одним из устройств.

Тот с удивлением посмотрел на него.

— Не волнуйся. Никто не пострадает. Ведь это одно из наших правил, помнишь? Мы скроем взрывчатку так, что во время вечерней поездке её никто не заметит. И когда сегодня вечером, все шаттлы вернутся в ангар, мы взорвём их с помощью дистанционного управления. Так что завтра, когда все пойдут на работу, у них не будет обычного транспорта, — Грат широко улыбнулся. Оби-Ван не мог улыбнуться в ответ, потому что знал, что все может пойти не так, как планировалось. Этот план был куда более опасным, чем неверная отчётность на экранах или введение неверных компьютерных команд.

Грат заметил, что Оби-Ван не улыбается.

— Не волнуйся, — сказал он более спокойно, — мы действительно не собираемся никого убивать. Мы только хотим растормошить их.

Оби-Ван улыбнулся через силу и поклонился.

— А когда работать? — спросил он.

— Точно не завтра! — рассмеялся Грат.

Глава 11

Куай-Гон глубоко вздохнул и щёлкнул выключателем. Экран перед ним, бывший в начале тёмным, замигал. Он нажал ещё несколько клавиш. Внизу, в зале крики прекратились. Действия были успешными. Детская больница была теперь в безопасности. Но это было так близко, чтобы случилось неповторимое.

Куай-Гон думал о том, что ему ещё надо будет сделать. Возможно, ему надо сейчас рассказать Правителю Порту о том, что происходит. И эта перспектива его не радовала. Может быть он ошибся, дав Оби-Вану три дня. Последняя акция молодёжи была более чувствительной чем все остальные и заставила сильно волноваться ворзидианцев.

Возможно, — думал он, возвращаясь на 24-й этаж. Он не был готов к тому, что увидел там, войдя в комнату приёмов.

Правитель Порт стоял перед большим проектором, который высвечивал голографическую фигуру, выглядящую по-королевски. Это была Фелана, правитель Ворзида-5.

— Что это значит? — спросила Фелана, — вы смеете обвинять Ворзид-5 в саботаже, и это после того, как вы уже оскорбили нас, выслав наших послов. Я не понимаю вас, Правитель Порт.

— Вот Д-Д-Джедай, — Правитель Порт запнулся. Он подошёл к Куай-Гону, чтобы Фелана смогла увидеть рыцаря в голопроекторе, — он знает правду, он скажет вам все.

Фелана выглядела ещё более ошеломлённо.

— Вы думаете, это придаст вес вашим необоснованным обвинениям?

На мгновение Куай-Гон не знал, что делать. Конечно, это было посредничеством, но не так как он предполагал. Правитель Порт поставил его в неудобное положение и теперь сохранить нейтралитет было невозможно. Все, что он мог сейчас сделать, это попытаться, чтобы ущерб был минимальным.

— Скажите ей, — закричал Правитель Порт на Джедая, — скажите ей о том, что она сделала против нашей планеты.

— Достаточно! — Фелана кипела, — мы и так давно были под вашим управлением, Правитель. И теперь вы несправедливо обвиняете нас. Мы не будем больше терпеть ваших претензий.

Куай-Гон положил руку на плечо Правителя Порта. Используя Силу, он успокоил обезумевшего ворзидианца настолько, чтобы он воспрепятствовать ему сказать то, о чём он может очень сильно потом пожалеть. Потом он обратился к Фелане.

— Пожалуйста, примите извинения Правителя, — Куай-Гон поклонился, — Ворзид-4 испытал на себе некоторую террористическую деятельность и он хотел бы известить вас, что и ваша планета может подвергнуться нападению.

Куай-Гон смотря на лицо, мог понять, что Фелана не поверила ему. Однако и противоречить ему не стала.

— Пожалуйста, передайте Правителю, что я ценю его беспокойство и уверяю его, что Ворзид-5 готов бороться, — ответила Фелана, — Ворзид-5 не оскорблён. Мы не слабая планета в системе. И нам нужна возможность показать свою силу.

Куай-Гон поблагодарил Фелану и закончил передачу. Он признал, что последнее предложение было не двусмысленным. Это была угроза.

Если Ворзид-4 продолжит обвинять Ворзид-5 в незаконной деятельности, то все это приведёт к катастрофическим последствиям. Войне.

Куай-Гон отправился домой. Он шёл коридорами дома отставников и придя в комнату, стал ждать падавана. Он знал, что может запросто вызвать Оби-Вана по комлинку, но не хотел уничтожать маскировку молодого Джедая или подвергать его опасности. Кроме того, он нуждался в некотором времени, чтобы обдумать всё, что произошло до того, как появится Оби-Ван.

Куай-Гон прошёлся по комнате и повернулся. Если он не даст Оби-Вану этих трех дней, как обещал, мальчик потеряет доверие к нему. Но многое вышло из-под контроля. Даже если Куай-Гон будет молчать…

Внезапно мысли Куай-Гона были прерваны робким женским голосом.

— Извините меня…, — сказала она.

Он дюжину раз прошёлся по комнате и не заметил, что оставил открытой дверь. В дверях стояла пожилая ворзииданка.

— Я сожалею, что помешала вам, — продолжила она, смотря на фигуру Куай-Гона, — вы ведь не рабочий, да? Я думала, что только рабочие могут нас навещать. Рабочие думают о своём конце жизни, когда из работа будет закончена. Они слишком заняты, чтобы навещать нас. Но я услышала кого-то здесь и подумала…

— Я буду счастлив побыть у вас, — мягко сказал Куай-Гон. Даже в его отвлечённом состоянии, его сердце было расположено к этой женщине.

— О, не так ли? У нас редко бывают посетители. Поймите меня правильно. Я не обвиняю их. Это путь Ворзида.

Куай-Гон последовал за женщиной в её маленькую комнату и сел на стул. Она не спрашивала его, кем он был. Она просто продолжала говорить, просто наслаждаясь тем, что был кто-то кто слушал её.

— Мы живём, чтобы работать. Вы это знаете. Никто не понимает, что есть жизнь вне работы. Никто этого не знает. Иногда я хочу, чтобы её не было. Я имею в виду жизни. Но есть ещё Трея. Трея все время приходит ко мне. Она говорит, что скоро все изменится, что все будет отлично. Я хочу верить ей, но ведь они всего лишь дети.

Женщина перестала говорить и поникла головой. В коридоре Куай-Гон услышал шаги. Оби-Ван. Он поднялся и вышел в коридор. Его короткая беседа с отставником пробудила новые вопросы. Было много вещей, о которых он хотел расспросить женщину, но он должен был подождать. Сейчас ему надо было поговорить со своим падаваном.

Глава 12

— Шаттлы должны быть взорваны сегодня ночью, когда все будут спать. Грат заверил меня, что никого не будет в ангаре шаттлов, — сообщил Оби-Ван учителю о замысле фрайлингов. Он старался скрыть свою неловкость. Юноша чувствовал, что планы детей зашли слишком далеко. Ему было неловко от того, что не смог удержать их от установки взрывчатых веществ, но в то же время у него не было способа сделать это. Он бы выдал себя.

Куай-Гон молчал.

— Они не хотят причинить кому-либо вред, — добавил Оби-Ван.

— Кто-то пострадает всё равно, — наконец сказал Куай-Гон, — люди сегодня едва не пострадали.

Оби-Ван знал, что его учитель был прав. Ребята зашли далеко, и теперь им самим угрожала опасность, причём та, которую они не понимали. Все, чего они хотели, это большего внимания со стороны родителей. Они хотели показать, что живы, что нуждаются в нечто большем, чем просто обучение работе. Но шли к этой цели они неверным путём.

Теперь и Оби-Ван задавался тем же вопросом, был ли его план также неверен. Смотря на лицо Куай-Гона, его не покидало чувство, что его учитель тоже сомневается в нём.

— Я считаю, что их акции перешли на новый уровень. Дети больше не отдают отчёта в том, что они делают. Сегодня Правитель Порт вошёл в контакт с правителем Ворзида-5 и обвинил её во всем происходящем, пригрозив принять меры, если это продолжится. Сегодня было нападение на центральный компьютер. Если бы я не смог помочь там, то возможно все закончилось бы отключением электричества в целом городе. И повлекло бы многочисленные жертвы.

Куай-Гон говорил спокойно, но Оби-Ван чувствовал, что ему делают выговор. Даже сейчас, когда он разделил сомнения своего учителя, он всё равно укорил его.

— У меня есть ещё два дня, — решительно сказал Оби-Ван, — я могу сделать это.

Почему Куай-Гон не доверяет ему? Оби-Вану внезапно стало больно и обидно от этого. Этот план был для него очень важным, важнее, чем чтобы то не было сейчас.

— Я не сказал, что не доверяю тебе, — ответил Куай-Гон, смотря прямо в глаза Оби-Вану.

Это удивило Оби-Вана. Насколько точно его учитель угадывал его мысли.

— Ситуация усложнилась. И теперь нельзя полагаться только на действия одного человека. Мы должны действовать более осторожно, — закончил Куай-Гон.

Оби-Ван кивнул. Он готов был и далее защищать своё намерение, но Куай-Гон поступил не так, как он ожидал. Ему давали разрешение продолжить. Почему? Оби-Ван задавался этим вопросом позже, лёжа на кровати. Почему Куай-Гон позволяет ему продолжать, если не верит в план Оби-Вана? На мгновение Оби-Ван подумал, что его учитель позволяет ему потерпеть неудачу, чтобы преподать ему урок. Но этого не может быть. Джедаи никогда не рисковали бы жизнями других, чтобы доказать свою точку зрения. Куай-Гон не хотел, чтобы Оби-Ван потерпел неудачу. Он давал ему шанс преуспеть.

Лёжа в темноте, Оби-Ван боролся с противоречиями, раздирающими его. Он не был уверен в том, что действует правильно. Но все же у него не было иного выбора, как идти вперёд.

— Мой план сработает, — сказал себе Оби-Ван, — он должен сработать.

Вдруг замок на двери щёлкнул. Оби-Ван вскочил на ноги. Дверь открылась, и в комнату с шумом ворвался Правитель Порт.

— Шаттлы, — правитель запыхался, — Ворзид-5 взорвал наши шаттлы. Утренние рабочие…

Антенны Порта быстро дёргались, и ворзидианец прислонился к двери, чтобы не упасть. Казалось, что он находился в шоковом состоянии.

— Раненые, — сказал он, переведя дыхание, — некоторые могут не выжить.

— Шаттлы взорвались, когда в них были пассажиры? — недоверчиво спросил Оби-Ван, — Когда? Где?

— Повсюду, — упавшим голосом сказал Порт, — теперь.

— Немедленно свяжитесь с ангаром шаттлов. Прикажите им эвакуироваться. Прикажите им немедленно остановить все шаттлы, — жёстким голосом приказал Куай-Гон.

Правитель Порт собрал последние силы, чтобы добраться до комлинка, расположенного у входа в здание. Не дожидаясь слов Куай-Гона, Оби-Ван ринулся к выходу. Он слышал как сзади бежит его учитель. Они должны будут удержать так много ворзидианцев сколько смогут подальше от шаттлов.

На улице они увидел заполненный наполовину шаттл, который остановился, чтобы забрать около 20 рабочих, направляющихся на работу.

— Стойте! — закричал Оби-Ван, жестикулируя, стремясь удержать толпу от шаттла. Но появление странно одетого Джедая дало прямо противоположный эффект. И группа наоборот в панике устремилась к шаттлу.

Куай-Гон встал перед входом в шаттл, чтобы удержать их от входа. Оби-Ван ринулся внутрь. Он перерезал два провода, чтобы обезвредить взрывное устройство. Но это был только один шаттл.

Вдруг голос правителя Порта отозвался эхом по громкой связи шаттлов.

— Эвакуируйтесь из шаттлов. Пожалуйста, выйдите и отойдите подальше от шаттлов. Все системы шаттлов будут закрыты до следующего приказа.

Перепуганные ворзидианцы делали, что им говорили. Но некоторые из них начали с гудением раскачиваться в разные стороны. Большинство же отправились на работу пешком.

— Мы не можем позволить взвалить всю вину за это на Ворзид-5, — спокойно сказал Куай-Гон Оби-Вану, идущему сзади.

Оби-Ван кивнул. Так, как и предсказывал Куай-Гон, план фрайлингов был абсолютно неверен. Об этом думал и Оби-Ван.

— Я узнаю насколько велики повреждения и скажу, чтобы правитель приказал осмотреть каждый шаттл, — продолжил Куай-Гон, — ты должен связаться со свободными и убедить их объявить о себе прежде, чем я заставлю сделать это их. У нас нет много времени.

Оби-Ван кивнул вновь. Он не ожидал, что Куай-Гон позволит ему работать во внедрении дальше. Не после этого. Он знал, что его учитель имеет полное право придти к Правителю и рассказать ему все. Но он понял, что он не делает этого по определённой причине. И для ворзидианцев, и для ребят будет лучше если они встретятся в мире. Вынужденная встреча может лишь ухудшить ситуацию и усугубить вражду. Куай-Гон не упускал из вида этот аспект. Оби-Ван вздохнул. Какой бы не была причина, Куай-Гон давал шанс Оби-Вану продолжить его деятельность. И он был за это благодарен ему.

Оби-Ван смотрел вслед своему учителю, вдруг на него накатило странное чувство. Ему показалось, что за ним кто-то наблюдает. Оби-Ван обернулся, поднял голову. Наверху, в окне комплекса отставников, он увидел чьё-то лицо, которое пристально смотрело на него. Потом оно исчезло.

Глава 13

Оби-Ван посмотрел в окна вновь, чтобы увидеть кто рассматривал его, но не увидел никого. Все ещё думая над своим последним разговором с учителем, он направился к дому Портов. Пришло время ждать Грата.

Прошло не так много времени, прежде чем появился Грат. Мальчик прошёл некоторое расстояние, прежде чем Оби-Ван догнал его. Взглянув на лицо Грата, Оби-Ван понял насколько тот расстроен.

— Я не знаю, почему все пошло не так, как надо, — грустно сказал Грат. Он смотрел красными глазами и взгляд его был опустошён. В нем теперь нельзя было узнать того харизматичного, задорного мальчика, которого он видел днём ранее.

— Должно быть причина в дистанционном детонаторе взрывов. Что-то пошло не так, — голос Грата затих.

— Я знаю, — сказал Оби-Ван, положа руку на плечо Грата.

Тот сглотнул.

— Я назначил сегодня срочную встречу. Надеюсь, что никто не заметит, что многие из нас не находятся в школе или на работе.

Оби-Ван пытался выглядеть оптимистичнее, чем он себя чувствовал. Было бы не хорошо взволновать Грата ещё больше, чем он был сейчас.

— Пойдём, — предложил он.

Встреча состоялась в зале переработки отходов. Грат сумел взять себя в руки и сейчас вновь был тем лидером, за которым шли. Он попросил собравшихся успокоиться, чтобы начать собрание.

— У нас есть проблема, — начал он, — взрывные устройства не сработали ночью, как было запланировано. Вместо этого они взорвались утром.

Среди учащихся пробежал обеспокоенный ропот, но среди них возвысился голос одного. Это был Флип.

— И город погрузился в хаос, — гордо сказал он, — мы знали, что так этот удар будет более эффективным, чем если бы мы просто ждали пока взрослые додумаются. Теперь наши родители действительно должны будут заметить нас.

В группе стало тихо, потому что все уставились на Флипа.

— Это ты сделал? — спросил Грат мальчика, — ты изменил время на детонаторе?

Флип гордо кивнул.

— Да!

Он смотрел на Грата с надеждой. Оби-Вану показалось, что младший мальчик ожидает от Грата похвалы. Но Джедай был уверен, что никакой похвалы не будет.

Рот Грата был открыт, но всего лишь мгновение. Потом он закрылся, антенны на его голове наклонились, придавая его виду угрюмость и злобу. Но его глаза выдавали другое чувство: вину.

Оби-Ван не знал, какое из чувств одержит в Грате победу. Тогда ребята во всех углах зала начали говорить.

— Что мы собираемся делать теперь?

— Надеюсь, что мои родители поймут.

— Самое время, чтобы кто-то предпринял некоторые реальные действия.

Оби-Ван повернулся, чтобы посмотреть, кто сделал последнюю реплику. Но зал был наполнен и сделать это было невозможно.

Грат прокашлялся и призвал всех к спокойствию. По крайней мере на небольшой срок.

— Сегодня было ранено много взрослых, — начал он серьёзно, — и некоторые из них не выжили. Наша миссия состоит в том, чтобы разбудить этих людей, заставить их увидеть то, что они делают. Но это не должно убивать их.

Грат смотрел прямо на Флипа.

— Ты не должен был изменять наш план, — сказал он категорически, — это было неправильным.

Вновь наступила тишина. Все смотрели на Флипа.

Мальчик теперь выглядел ошеломлённым и рассерженным. Он смотрел колючим взглядом на Грата.

— Это было необходимо, — сказал он, — и всё, что было сделано, было верным. Теперь они действительно обратят внимание.

Группу ребят словно прорвало. Оби-Ван видел как наметился раскол. Некоторые дети говорили, что Грат был прав. Действия должны носить сугубо мирный характер. Другие отвергали мирную тактику, утверждая, что насилие является неизбежной частью революции.

Взрослые никогда не обратят на нас внимание, если мы будем продолжать действовать мирно, — кричал Флип, — все что мы делали до того, не работает. Наши действия должны сменить тактику.

— Мы не хотим начать войну, — кто-то возражал ему, — ведь мы говорим о наших родителях.

— Мы говорим о взрослых, которые игнорируют нас, — кричал третий.

Вскоре каждый кричал настолько громко, что Оби-Ван не мог понять что говорила большая часть. Он мог лишь точно сказать, что каждый чувствует раскол группы. Затем над общим шумом возвысился голос Флипа.

— Только трусы боятся встать и бороться за то, что им нужно, — крикнул он.

Это вновь подстегнуло свободных. Дух товарищества, которым так восхищался Оби-Ван, исчез в группе полностью. Дети, которые раньше работали вместе, начали кричать друг на друга. Антенны вращались в разные стороны. В зале воцарился хаос.

Наконец Наниа запрыгнула на высокую груду щебня.

— Остановитесь!!! — закричала она.

Группа вдруг успокоилась и повернулась, смотря на неё. Часть из ребят выглядела раздражённо тем, что их прервали, но никто ничего не сказал.

— Этот спор бесполезен, — сказала Нания, — мы должны работать вместе или у нас ничего не получится. Давайте вместе вернёмся сейчас к нашей работе и учёбе, прежде чем нас хватятся. Лишь сегодня вечером мы сможем встретиться, как запланировано.

Некоторые из молодёжи громко заворчали, но начали медленно расходиться. Продолжилось небольшое обсуждение, и Оби-Ван мог чувствовать напряжённость в воздухе.

Он также чувствовал тяжесть в своём животе. Раскол группы не был хорошим знаком. Если ребята были готова к диалогу, то их выход на контакт с взрослыми был бы в самый раз. Но теперь с каждой минутой шансы на мирное урегулирование стремительно уменьшались. Оби-Ван решил найти Грата и узнать у него, что он думает. Он подошёл к груде щебня, где последний раз видел Грата, но вместо него он заметил там Флипа и темноволосую девочку, которую не узнал. Эти двое настолько были поглощены своей беседой, что не заметили, как к ним подошёл Оби-Ван.

— Этого недостаточно, — сказала девочка, — Грат на их стороне.

Он видел, как Флип кивнул и девочка наклонилась ещё ближе. Она говорила почти шёпотом.

— У нас нет другого выбора, как самостоятельно принять меры, -сказала она, — и делать это быстро.

Оби-Ван подошёл ещё ближе к двум ребятам. Он хотел слышать каждое слово. Но его движение привлекло к себе их внимание и они отошли ещё дальше. Было очевидно, что они не хотели, чтобы их кто-то подслушал. Но Оби-Ван не мог выдать себя, слушая дальше.

Оби-Вана разбирали противоречия. Он нуждался во времени, чтобы разобраться во всем. Он смотрел, как расходились дети. Одни шли к месту учёбы, другие на работу. Он знал, что школа не будет хорошим местом, чтобы поразмыслить над всем. Поэтому он направился в противоположном направлении, к дому.

Идя по улице Оби-Ван заметил взрослых рабочих, которые прогуливались вместо того, чтобы работать. Некоторые шли парами, разговаривали. Другие просто гуляли, смотря на небо. Ни один из них не казался отчаявшимся, чтобы добраться до работы. И не было слышно гудения. Казалось бы, что выход сюда, на природу вместо работы дала им новую перспективу.

Возможно, взрослые готовы к изменению, — подумал Оби-Ван. Он почувствовал, как зажигается новая надежда. Если он и Куай-Гон смогут привести детей и взрослых к единому мнению, то у Ворзида-4 появлялся шанс.

Глава 14

— Ворзид-5 должен заплатить, — Правитель Порт ринулся к Куай-Гону, едва он пришёл в офис МультиКорп, — мы немедленно свяжемся с ними.

Куай-Гон вздохнул. Хотя он ожидал, что Правитель отреагирует именно таким образом, у него ещё не было плана как избежать связи. Он снова усомнился в правильности своего решения позволить Оби-Вану продолжить работу среди молодёжи. Он хотел лишь хотел дать падавану возможность действовать самостоятельно. И он верил, что гораздо больше шансов сохранить мир на Ворзид-4 будет тогда, когда дети сознаются во всем самостоятельно. К сожалению, эта вера не особенно помогала ему сейчас.

— Время думать о том, что происходит сейчас, — твёрдо сказал он себе.

— Я думаю, что лучше бы дождаться результатов осмотров шаттлов, — предложил Куай-Гон. Порт приказал исследовать все шаттлы в городе, и они ждали результатов.

— Чем больше будет у нас информации, тем лучше.

— Они виновны, — отрезал Правитель Порт, — и он должны понести наказание!

— Виновны в чём? — раздался голос из-за дверей. Куай-Гон обернулся и увидел Фелану, стоящую в дверном проёме. С обоих сторон от неё стояли два больших ворзидианца.

На лице правителя Порта отразилась вся гамма эмоций. Он тут же потерял все следы гнева, а выражение лица выдавало замешательство и опасения. Его большие глаза стали ещё шире, чем обычно, а антенны постоянно дёргались. Было очевидно, что он не готов к неожиданным политическим гостям, тем более враждебным.

— Зачем вы явились сюда?

— Я прибыла, чтобы раз и навсегда выяснить наши отношения, Правитель, — сказала Фелана, заходя в комнату. Она была высока для ворзидианцев, а гордая осанка делала её ещё выше. Правитель Порт несколько раз мигнул в удивлении. Куай-Гон ощущал насколько тот удивлён. Он и сам хотел узнать, как ей удалось проникнуть в офис незамеченной. Он представил, что это было не слишком трудно, учитывая тот хаос, который царил здесь после взрыва шаттлов.

Прошло несколько долгих мгновений тишины. Правитель Порт поправил свою одежду и прокашлялся. Его выражение лица сменилось на негодование и полную убеждённость в своей правоте.

— Вы саботировали наше производство, — сказал он, — вы завидуете нашей производительности. Вы хотите казаться более сильными в системе Ворзид. Наши компьютеры и сборочные линии работают со сбоями. Это — единственное объяснение.

— Ваши заявления меня не интересуют, — ответила Фелана, — как и ваши необоснованные обвинения. Мы не завидуем вашей производительности, — добавила она, сверкнув глазами, — наоборот, мы находим, что ваши методы работы выглядят очень утомительными.

Если бы ситуация не была настолько серьёзна, Куай-Гон бы улыбнулся замечанию Феланы. Дети ворзидианцев тоже нашли методы работы очень утомительными.

— Вы видите? — Правитель Порт повернулся к Куай-Гону, — они недоброжелательны к нам.

Куай-Гон молчал. Какая-то его часть хотела высказать Порту всё, что было на самом деле. Но его чувства говорили ему, что эта встреча не приведёт не приведёт к немедленному началу войны. Он всё-таки надеялся, что ребята самостоятельно выйдут и расскажут все. Кроме того, он обещал падавану, что даст ему время. Если все пойдёт хорошо, то встреча между всеми сторонами произойдёт очень скоро.

— Мы не обижались на вас, — продолжила Фелана, — пока вы не начали обвинять нас в преступлениях, которые мы не совершали.

Она сверлила взглядом правителя Порта.

— Я требую, чтобы вы остановились в своей необоснованной лжи или мы примем ответные меры.

Антенны правителя Порта передёрнулись.

— Какие меры? — нервно спросил он.

Фелана вновь пристально посмотрела на лидера Ворзид-4.

— Намного хуже, чем саботаж, в которым вы нас несправедливо обвиняете.

Глава 15

Той же ночью Оби-Ван встретился с Гратом на остановке шаттлов. Он выглядел уставшим, но взгляд его был ясным. Оби-Ван ощущал, что мальчик нашёл новый путь для руководства.

Некоторые из взрослых выглядели довольными, потому что у них вместо работы появилось свободное время, — сказал ему Оби-Ван, — я думаю, что они наслаждались отдыхом.

Грат кивнул.

— Это может сработать без насилия, — сказал он уверенно, — людям нужно немного времени, чтобы понять это. Оби-Ван видел как Грат пребывает в хорошем настроении и не хотел портить его, рассказав о беседе Флипа и темноволосой девочки, которую он подслушал. Но эту информацию он не мог утаить.

Я подслушал…

Оби-Ван увидел как прибыл шаттл, который вела Нания. Она улыбнулась падавану. Оби-Ван был рад, что в этот рад ему придётся ехать внутри шаттла, пусть и дёргающегося под управлением Нании. Это все лучше чем цепляться за его крышу снаружи.

Когда они достигли обычного здания офиса, где проходила прошлая встреча, Оби-Ван сразу же узнал Флипа. Он стоял в углу рядом с той же темноволосой девочкой и хмурился.

Грат пошёл прямо к ним.

— Привет, Флип, — дружественно сказал он.

Флип ничего не ответил, лишь ещё больше нахмурился. Было ясно, что он ещё злился из-за полученного днём выговора. Девочка, стоящая рядом с ним также промолчала. Смотря на них, Оби-Ван внезапно вспомнил, где видел эту девочку раньше. Она посещала свою бабушку в комплексе отставников, в первую ночь, когда они были на планете. Но теперь она полностью отличалась от той девчонки, которая любила слушать. В ней не было никакого следа теплоты, нежности и добра.

Грат постоял ещё какое-то время перед Флипом, надеясь, что тот смягчиться. Когда стало ясно, что этого не будет, лидер перешёл к началу встречи. Он встал за одним из столов и призвал всех к вниманию.

— Если мы сможем показать рабочим, что в жизни есть нечто лучшее, чем только работа, не нанося им вред, они нам помогут — спокойно сказал он.

— Рабочие зашли слишком далеко, — горячо возразила темноволосая девочка, — страх — это единственная вещь, которая будет мешать им останавливать нас.

Грат нахмурился. «Это не правильно, Трея, — сказал он, — и ты знаешь это».

Не требовалось долгих прений, чтобы возмущение захлестнуло всю группу. Каждый пытался что-то выкрикнуть. Антенны дёргались в разные стороны, руки сжимались в кулаки. Образовались две группы — Грат и его сторонники с одной стороны, Флип и его с другой.

— Мы должны сделать так, чтобы о нас узнали, — кричал кто-то, — рабочие понятия не имеют, кто делает все. Они даже не думают, что мы способны на такое.

— Мы не получим никакой выгоды из этого, — взывал другой голос.

— Или вину, — кричал третий.

Крики становились громче и громче. Было невозможно слышать то, о чём говорилось. Оби-Ван смотрел на вес это, не зная, что делать. Он чувствовал, что должен вмешаться, но это бы разоблачило его.

Вдруг снаружи замелькали огни, а в коридоре эхом отозвались голоса, шаги загремели вверх по лестнице. Грат встал встревоженный. Дети внезапно стихли. Ребят обнаружили.

Глава 16

Шаги и голоса на лестнице становились все громче и раздавались все ближе. Ребята тревожно переглядывались, их антенны, дёргались, выдавая тревогу. Уголком глаза, Оби-Ван видел, как Флип бросил маленькую капсулу на землю. Густой, зелёный дым начал заполнять комнату. Интересно, но дым не раздражал лёгкие детей. Не было слышно ни кашля, ни переговоров в группе.

— Нам сюда, — сказал спокойно Флип. Он повёл детей из зала через тайный выход вниз по туннелю. Они прошли несколько лестничных маршей. Когда они прошли через тяжёлую дюрасталевую дверь, они вышли на крышу соседнего здания рабочего квартала. Было темно и лишь звезды тускло мерцали на небе. Сзади не было слышно ничего. Дети были в безопасности.

Едва ребята собрались на крыше, Флип обратился к Оби-Вану.

— Есть нечто, что вы не знаете, — обратился он к группе, — Грат скрывал это от вас. Это мальчика послали сюда, чтобы остановить нас. Он Джедай и предатель.

По группе пробежался шёпот, ребята смотрели на Оби-Вана, пытаясь поверить в то, что они услышали. Оби-Ван чувствовал, как в группе ещё царят сомнения. Но они быстро исчезли.

— Это правда, — закричала темноволосая девочка, — я видела его в комплексе отставников. Моя бабушка находится там и он шпионил за нами.

— Да, Трея, он-Джедай, — Грат понурил голову, признавая все.

Оби-Ван закрыл глаза на мгновение. Он понятия не имел, что Грат знал о том, что он Джедай. Падаван глубоко вздохнул, собирая Силу. Он ждал, что будет дальше. Кто-то стянул его капюшон, демонстрируя, что на его голове нет антенн.

— Предатель, — кричал кто-то.

— Грат — лгун, он не лидер! — кричал Флип.

— Какой же он лидер, если не доверяет своей команде настолько, чтобы сказать им правду, — говорил третий.

Дети с обоих сторон объединялись против Грата и Оби-Вана. Лишь немногие так и остались стоять с Гратом.

— Грат принимал трудные решения для всех нас, — сказала Нания, — мы не можем любить всех, но он делает хорошее для группы. Он никогда не обманывал нас.

— Джедай должен немедленно оставить нас, — высказалась Трея, — немедленно.

Воцарилась тишина, вся группа единодушно кивнула в знак согласия. Только Грат остался неподвижен. Оби-Ван обернулся к Грату в поисках поддержки, надеясь, что он скажет нечто группе. Грат выглядел потерянным, но сохранял спокойствие.

Оби-Ван чувствовал себя побеждённым, но знал, что не мог просто так уйти.

— Мир — это единственный путь к истинной победе, — сказал он ребятам, — если вы продолжите идти по этой дороге, то будете постоянно возводить стену между вами и взрослыми. Не будет никакой возможности для диалога, для нового образа жизни, — Оби-Ван смотрел на группу, переводя взгляд с одного лица на другой.

Ни одно лицо не изменилось. У него не получилось убедить их. Оби-Ван опустил голову и повернулся к лестнице. Последнее, что он заметил, пока дверь не закрылась за ним, это улыбка Треи и лицо Флипа.

Оби-Ван приуныл, оставляя крышу. Он чувствовал себя глупцом. Почему он не подозревал, что Грат все это время знал, что он был Джедаем. Поэтому мне удалось так легко проникнуть в группу, — понял он. Оби-Ван чувствовал себя виноватым за то, что раньше не предусмотрел всех последствий. Он хотел, чтобы его план работал и думал, что все пойдёт прекрасно. Но этого не случилось.

Оби-Ван шёл по улице к дому. Его внутренний голос напомнил ему, что он тоже был не полностью честным с ребятами. Он не сказал им, что он был Джедаем.

— Но я действовал для пользы планеты, — сказал он сам себе, — я пытался привести их к мирному решению.

Все это напомнило ему Мелиду-Даан. Тогда Оби-Ван присоединился к Молодым, будучи уверен, что поступает правильно. Но потом он понял, что Молодёжь была на неверном пути. И не потребовалось много времени, чтобы понять, что его решение оставить орден Джедаев — тоже не верный путь для него.

На первый взгляд, ситуация здесь, на Ворзиде-4, казалось полностью отличается от Мелиды-Даан. Действительно, здесь более безопасно. Но Оби-Ван не видел особых различий. Все казалось ему похожим. Спорящие ребята, взрывы, неспособность поколений говорить открыто.

Оби-Ван знал, что худшее из всего так это то, что у него не было возможности помочь. Дети не доверяли ему. А почему взрослые должны поверить тому, кто держал от них все происходящее в тайне?

Он не знал, что делать теперь. Оби-Ван вернулся в комплекс отставников. Вскоре пришёл и Куай-Гон. Оби-Ван знал, что его учитель очень беспокоится о нем и о всей ситуации тоже. Вздохнув, он начал рассказывать ему обо всём, что случилось.

— Возможно, кто-то рассказал о встрече взрослым, — сказал Оби-Ван.

Куай-Гон кивнул.

— Я ничего не говорил, потому что обещал, что не буду делать этого, — ответил он, — но я подслушал, как команда из технического обслуживания зданий докладывала Правителю Порту о том, что в здании что-то происходит. Они получили указание проверить.

Оби-Ван, конечно же, не подозревал Куай-Гона в причастности к раскрытию тайны, но всё равно был рад услышать, что его учитель подтвердил, что это был не он.

— Группа взрослых вторглась на тайную встречу, — сказал Оби-Ван, — но Флип бросил дымовую гранату и отвёл всех в безопасное место.

— Он хорошо был готов к подобному вторжению, — многозначительно сказал Куай-Гон.

Оби-Ван кивнул.

— Я тоже думал об этом, — сказал он, — возможно, он и был информатором. Все кажется слишком простым. Но куда большее случилось позже…

Оби-Ван замолк. Ему стало трудно смотреть учителю в глаза. Он чувствовал себя ответственным за усугубившийся раскол между детьми и взрослыми, а также и то, что всё, что он делал, было неверным.

— Продолжай, — мягко сказал Куай-Гон. Его глаза были полны понимания и сочувствия. Но все это не облегчало положение Оби-Вана. Фактически это заставляло чувствовать его ещё хуже. Он не заслуживал этого понимания. Положение дел на Ворзиде-4 стало ещё хуже, чем тогда, когда они прибыли сюда. И в этом был виноват он, его ошибки.

Глава 17

Куай-Гон видел, какая борьба происходила в его падаване. Он испытывал соблазн подтолкнуть его к тому, чтобы он открылся, но он также знал, что это не будет правильным выбором. Оби-Вану было нужно лишь немного времени и свободы решения. В комнате комплекса отставников было тихо в течение нескольких минут. Потом заговорил Куай-Гон.

— Я думаю, что мы должны выйти и кое что сделать, — сказал он, — мы давно не занимались вместе со световыми мечами.

Куай-Гон надеялся, что физические упражнения помогут его падавану удалить некоторую напряжённость. И рассказать, чего он боялся. Концентрация на чём-либо другом поможет Оби-Вану развеяться.

С неохотой юноша последовал за учителем, и они вышли из комнаты. Как только они оказались снаружи и встали в боевую позу, Куай-Гон удивился как засветились глаза Оби-Вана. Молодой Оби-Ван активировал свой меч, Куай-Гон сделал тоже самое.

Два Джедая медленно кружили друг вокруг друга с световыми мечами, как будто в танце. Оби-Ван изящно перемещался, смотря в глаза Куай-Гону. Это было, как будто бы он предлагал Куай-Гону бросить вызов и сделать первый шаг.

Куай-Гон сделал. Он направил меч в ударе, один, два, три раза. Оби-Ван всякий раз изящно блокировал его удары, отводя лезвие по дуге, уверено и точно. Его глаза так и смотрели в глаза учителя.

Куай-Гон вдруг понял, что навыки фехтования мечом его падавана значительно выросли за последние месяцы. Он был полон силы, энергии. Оби-Ван фехтовал подобно рыцарю Джедая. Можно не напоминать о том, что надо доверять своим чувствам. Он это и так делает великолепно, — подумал Куай-Гон. Он вдруг также понял, что однажды мальчик превзойдёт его. И что этот день, отнюдь, не далеко.

Оба Джедая перемещались с невероятной скоростью. Их мечи синим и зелёным цветом блистали в ночи Ворзида. Но за вспышками мечей крылось нечто иное. Оби-Ван хотел, чтобы к нему относились как к равному. И Куай-Гон это знал. Но несмотря на то, что юноша очень вырос за последние четыре года, ему было все ещё семнадцать. И было много того, чему того предстояло учиться.

С каждый ударом, Куай-Гон теснил Оби-Вана. Это было не трудно. Но несмотря на это, Куай-Гон чувствовал, что Оби-Ван позволил ему сделать это, что его падаван управлял боем. Это было.

Отведя в очередной раз зелёный меч, Оби-Ван переместился. Его голубые глаза вспыхнули, и он слегка улыбнулся. Теперь он имел преимущество. Куай-Гон знал, что противник может применить такую заносчивую стратегию. Его немного расстроило, что Оби-Ван прибегает к этому. Но все же это работало.

Как будто прочитав мысли учителя, Оби-Ван ускорил темп боя. Теперь он увёртывался и переходил в контратаку, тесня Куай-Гон внутрь двора. Зелёное лезвие учителя ярко блистало в темноте, он двигался в Силе. Куай-Гон должен был усилить свою концентрацию, против своего падавана ему было уже сложно противостоять. Они фехтовали ещё достаточно долго. Куай-Гон мог теперь видеть, что Оби-Ван должен будет сделать дальше. И что будет верным. Вдруг молодой Джедая блокировал удар настолько быстро, что Куай-Гону пришлось совсем трудно. Умения падавана, несомненно, выросли. Мечи вспыхнули в темноте и с гудением сошлись в кресте. Оба бойца тяжело дышали и уже вспотели. Это была непростая тренировка. Оби-Ван посмотрел вновь в глаза своего учителя. Было ясно, что он не выиграет этот бой, но заявит о себе достаточно серьёзно. Что-то изменилось в отношениях между ними. Оби-Ван сделал ещё один шаг, чтобы стать настоящим рыцарем Джедаем и Куай-Гон одобрил этот шаг.

Без разговора, оба Джедая одновременно деактивировали свои мечи и отправились назад, в комплекс отставников.

— Ты должен идти к Грату, — спокойно сказал Куай-Гон, — ребята и взрослые имеют многое, что сказать друг другу.

Оби-Ван кивнул.

— Я согласен, — сказал он, — у вас тоже было сегодня многое, чему научить меня. Спасибо, учитель.

Куай-Гон почувствовал прилив гордости. Оби-Ван был хорошим человеком, и он станет великим рыцарем Джедая.

— Мы учимся друг у друга, падаван, — сказал он, — спасибо тебе.

Оби-Ван вновь кивнул.

— Я думаю, что должен найти Грата немедленно, — сказал он, — я вижу, что у нас все ещё есть шанс остановить вражду и заставить обе стороны слушать друг друга. Но у нас нет много времени для этого. Я думаю, что в глубине души, и ребята, и взрослые хотят одного и того же.

— Да, в глубине души, — согласился Куай-Гон.

Глава 18

Оби-Ван спал спокойно этой ночью и проснулся с ясной головой. Он знал точно, что должен был сделать и готов был действовать. Одев свой плащ Джедая, он оставил комплекс отставников и подойдя к дому Портов, постучал в дверь. Показалось, что Грат как будто стоял с другой стороны, потому что двери открылись немедленно. Оби-Ван удивился, заметив позади него Нанию.

— Мы только хотели идти, искать вас, — объяснил Грат. Он выглядел немного робким.

— Я рад, что вы пришли.

Грат отошёл в сторону и Оби-Ван вошёл в дом. Нания провела их к столу.

— Я сожалею, Оби-Ван, — сказал Грат, как только они присели, — я знал, что вы Джедай, потому что подслушал, как вы разговаривали с моим отцом. Я должен был сказать вам об этом. Но подумал, что вы не захотите помочь нам, если узнаете, что узнал я. Или бы ваш учитель не позволил вам бы сделать это. И я не думал, что все бы ребята приняли помощь от Джедая.

Грат говорил быстро и чётко, его слова были искренними. Теперь Оби-Ван видел почему он стал лидером Свободных.

— Я тоже обманул вас, — признался Оби-Ван, — я знал, что это будет обманом не сказать вам, что я Джедай. Но я чувствовал, что это лучший путь изучить всё, что произошло у вас на планете и помочь вам.

Глаза Грата зажглись надеждой.

— Я знаю, — сказал он, — и надеюсь, что вы сможете помочь нам. Мы нуждаемся в наших родителях. Они — не наши враги. Но вы видели, что происходит с нашими отношениями. Они рушатся, а мы нуждаемся в восстановлении основ. Вы способны помочь нам.

— Обе стороны зашли в тупик со своими проблемами, — добавила Нания, — взрослые подозревают, что мы стоим за этими происшествиями. И уже настроены враждебно. Особенно после того, как обвинили Ворзид-5. Мы стали причиной крупных неприятностей. А сами свободные тоже разделены.

— Я не информировал взрослых, — сказал Оби-Ван. Он хотел, чтобы Грат и Нания знали, что он не предавал их.

— Мы знаем это, — сказал Грат.

— Это был Флип, — добавила Нания, — я подслушала его и Трею, когда они разговаривали.

Она протянула руку Оби-Вану и взяла того за руку.

— Мы знаем, что вы пытаетесь помочь нам, Оби-Ван, — сказала она, — это ваша работа Джедая, не так ли?

— Да, полагаю, что так, — сказал Оби-Ван.

— Но положение дел продолжает ухудшаться, — ответил Грат, его взгляд стал грустным, — раньше мы делали это лишь для забавы, вы знаете об этом.

— Это продолжалось некоторое время и было хорошо, — добавила Нания, — была забава. Мы упорно трудились, планировали и делали. И никто не страдал.

— Но вдруг все изменилось, — продолжил Грат, — мы хотели достучаться до взрослых, наших родителей, бабушек и дедушек. Но мой отец начал обвинять во всем Ворзид-5, — его голос был полон горечи, — мы коснулись вопросов производительности, потому что это было главным, чем увлекались взрослые. Мы всего лишь хотели быть замеченными.

Голос Грата затих, и его взгляд упал вниз.

— Мы сейчас не уверены в наших действиях, — признал он, — мы никогда бы не заминировали шаттлы, если бы знали, что в них будут взрослые. Мы никогда не хотели, что кто-то пострадал.

— Теперь мы хотим остановить это, — продолжила Нания, — но мы не уверены, что сможем убедить Флипа и других ребят, которые считают, что можно чего-то добиться без насилия.

Оби-Ван посмотрел на них.

— То есть следующая акция будет куда сильнее прошлых? — спросил он.

— Предполагается, что да, — ответил Грат, — и это что-то будет связано со взрывом. Или что-то похожее.

Его голос вновь затих. На сей раз он уставился в потолок.

— Я не знаю, что случилось с Флипом, — мрачно сказал он, — он был великолепным человеком. Настоящий друг. Я всегда думал, что он брал пример с меня.

— Он тоже думал так, — сказала Нания, — но Флип самостоятельный человек. И мыслит сам, мы не можем быть ответственными за его мысли и действия.

Оби-Ван чувствовал, что думает Грат. Это было ему знакомо, чувствовать ответственность. Когда его друзья в опасности. Когда умирали его противники.

— Я верю, что он ещё послушается вас, — сказал Оби-Ван, помня, как Флип после доводов Грата, отказался от намерения перевести взрывное устройство на утренние часы, когда бы в шаттлах оказалось куда больше народа.

— Думаю, что гнев — это всего лишь оболочка. Он хочет, чтобы вы гордились им.

— Я горжусь им, — сказал Грат, — он в действии. Только его энергия направлена по неправильному пути.

— Теперь для вас будет важно встретиться и принять правильное решения. Для каждого, в том числе и Флипа, — посоветовал Оби-Ван, — пришло время встретиться с взрослыми, что сказать им все. Вы должны довериться им.

Грат вздохнул.

— Я знаю, — сказал он, — но я не знаю, как начать.

— Мы сможем устроить встречу для вас, — сказал Оби-Ван, — и Куай-Гон поможет встретиться с взрослыми.

— Хорошо, — ответил он, — но я чувствую, что поговорить с взрослыми будет куда легче, чем убедить фрайлингов отказаться от ещё одного удара и придти на встречу.

Глава 19

Вечером того же дня, за очередным безвкусным ворзидским ужином Оби-Ван рассказал своему учителю о своей встрече с Гратом и Нанией.

— Я действительно думаю, что мы сможем изменить положение в лучшую сторону, — сказал он уверенно, — ребята должны понять, что их встреча с взрослыми будет правильным решением. Лучшим решением для обеих сторон.

— Я согласен, падаван, — сказал Куай-Гон, — я думаю, что должен буду отправиться с тобой на встречу с ребятами. Слишком многое поставлено на карту.

Оби-Ван не мог не почувствовать упрёка. Неужели учитель думает, что он не сможет справиться с ситуацией. Или он хочет решить проблему по другому.

Оби-Ван проглотил последнюю ложку бульона и посмотрел на своего учителя, сидящего за противоположным концом стола.

— Я хотел бы отправиться один, — сказал он медленно, — чтобы закончить то, что начал я сам. Мы оба будем присутствовать на встрече ребят и взрослых.

Оби-Ван надеялся, что последний аргумент сможет хоть немного убедить его учителя.

Куай-Гон помедлил с ответом.

— Очень хорошо, — сказал он, — понимаю, что для тебя важно идти одному. Моё присутствие помешает тому балансу, который ты создал. Я свяжусь с Правителем Портом и удостоверюсь, что взрослые готовы встретиться. Также я буду присутствовать, когда они встретятся с Ворзидом-5, чтобы принести свои извинения. И я думаю, что будут ещё некоторые, кто заинтересован прибыть на встречу ребят и взрослых, — глубокомысленно заключил Куай-Гон.

Оби-Ван озадачился вопросом, о ком говорит его учитель, но в это время в дверь постучали. Дверь открылась, на входе стоял Грат, он смущённо смотрел на Куай-Гона, не зная как поприветствовать мастера Джедая.

Куай-Гон поклонился.

— Для меня это честь приветствовать лидера фрайлингов, — сказал Куай-Гон.

Грат выглядел удивлённым, но Оби-Ван лишь улыбнулся. Его учитель был очень опытен в урегулировании конфликтов и снятии напряжённости.

— Оби-Ван рассказывал мне о вас, — продолжил Куай-Гон, приветственно улыбаясь.

Грат улыбнулся в ответ.

— Для меня это тоже честь встретиться с вами, — сказал он, — я хочу поблагодарить вас за вашу помощь. Надеюсь, что прежде чем вы покинете Ворзид-4, у нас будет новый путь.

— Я тоже этого хотел бы, — согласился Куай-Гон и начал убирать со стола посуду. Оби-Ван чувствовал, что это облегчит его с Гратом отъезд. Мысленно поблагодарив учителя, Оби-Ван вместе с Гратом покинули комнату.

Двое ребят пересекли внутренний двор и стали ждать Нанию, чтобы та забрала их на своём шаттле. Несмотря на то, что в комплексе отставников он чувствовал себя уверенным, сейчас Оби-Ван начал нервничать. Что если ребята не послушаются его и Грата? Что если они все ещё думают, что они предатели?

Когда они достигли места встречи, Оби-Ван успокаивал себя дыхательными упражнениями. Он не должен волноваться. Ребята слушали Грата тихо.

— Я должен извиниться перед всеми вами за то, что не сказал, что среди нас есть Джедай, — сказал Грат, стоя на куче щебня, — но считаю, что поступил правильно.

В то время, пока все слушали Грата, Оби-Ван смотрел на ребят. Они внимательно следили за своим лидером, многие кивали. И лишь Трея стояла отдельно ото всех, один в углу и выглядел очень сердитым. Нигде не было видно Флипа.

— Оби-Ван прибыл, чтобы помочь нам, — продолжил Грат, — он понимает, что мы пытались сделать. И он может примирить нас и взрослых.

— Нет! — крикнула Трея и топнула ногой. Смотря на неё, Оби-Ван думал, почему она столь хотела насилия. Чего она хотела добиться?

В группе пробежал ропот. Ребята начали говорить. Но это было уже более упорядочено, чем то, что он видел днём ранее. Одни слушали, не перебивая, другие говорили. Оби-Ван расценил это как хороший признак.

— Они не заботятся о нас, — сказал кто-то, — они думают только о работе.

— И они не будут нас слушать, — добавил другой юноша, — они остановятся лишь тогда, когда наши акции… действия…, — парень изо всех пытался найти нужные слова.

— Я согласен, — прервал его Грат, — то, что мы делали в последнее время, наше планирование, действия — это было лучшее, чем я занимался в последние несколько месяцев. Но наша проблема не решилась. Мы не стали ближе к нашим родителям. И мы должны что-то изменить у нас, если хотим изменить все вокруг так, как мы в том нуждаемся.

На мгновение воцарилась тишина. Ребята переглядывались. Оби-Ван заметил, что антенны Треи дёргаются, как будто борются с чем-то невидимым. Другие, казалось, поняли, о чём говорит Грат. Они поняли, что насилие не будет ответом.

— Вы можете не приходить на встречу, если не желаете того, — сказала Нания, смотря непосредственно на Трею, — но мы надеемся, что вы там будете все. Это важно для каждого из нас. Это наш единственный путь.

Нания пристально смотрела на Трею, как будто ожидая нового аргумента в споре с её стороны. Но девочка оставалась угрюмой и тихой. Тогда антенны Нании выправились.

— Где Флип? — спросила она.

Трея пожала плечами.

— Я не знаю, — ответила она.

Но что-то мелькнуло в её глазах, что заметил Оби-Ван, и что заставило его усомниться в том, что девушка говорит правду. Оби-Ван включил свой комлинк. Пришло время связаться с Куай-Гоном. В устройстве шли помехи, но вскоре он услышал голос учителя.

— Ребята согласны встретиться, — сказал Оби-Ван.

— Это хорошие новости, — ответил Куай-Гон, — мы находимся в Мультикорпе, в зале, рядом с офисом Правителя Порта. Мы уже заключили мир с Ворзидом-5, здесь собралась большая группа взрослых, с ними есть и некоторые отставники. Мы даже начали беспокоиться.

— Превосходно, — сказал Оби-Ван. Впервые за эти дни он мог вздохнуть свободно. Все было очень обнадёживающе, — мы скоро выходим на встречу.

Оби-Ван закончил связь и поднялся на груду щебня.

— Взрослые ждут, чтобы встретиться с нами и чтобы послушать то, что мы хотим сказать, — сказал он ребятам, — там также присутствуют и некоторые из отставников. Они хотят начать диалог. Мы должны немедленно отправиться к Мультикорпу.

По залу пронеслось волнение, ребята начали переговариваться. Антенны на их головах дёргались в разные стороны. Оби-Ван направился, чтобы найти Трею и увидел её, как она присела на землю. На её лице застыл взгляд ужаса.

— Моя бабушка! Нет!!!

Она искала Грата и Оби-Вана.

— Здание Мультикорпа должно взорваться.

Глава 20

Среди ребят все затихло, потому что все услышали слова Треи.

— Что? — спросил Грат, — что ты говоришь?

Глаза Треи были полны слез.

— Здание Мультикорпа должно взорваться, — повторила она, — Мы думали, что там никого не будет. Ведь эта встреча не планировалась.

Оби-Ван достал свой комлинк. Если он сейчас скажет обо всём Куай-Гону, то есть они смогут предотвратить взрыв. Но прежде чем он попытался связаться, Трей почала головой. Оби-Ван включил комлинк, но там был лишь треск и статика.

— Это больше не будет работать, — сказала она медленно, — нами разрушен коммуникатор.

Она указала на часы.

— Слишком поздно.

Трей прыгнула к ним.

— Мы должны остановить взрыв, — закричала она, — идёмте скорее!

Трей побежала впереди всех и первой оказалась в шаттле, в кабине управления. На мгновение, Нания смотрела не взять ли ей в управление самой, но потом она передумала. Трей нуждалась в том, чтобы что-то делать.

К сожалению, Трей не была пилотом. Если поездка с Нанией было приключением, то с Треей это превращалось в опасность. Шаттл швыряло в разные стороны и ребятам в нём пришлось крепко держаться.

Оби-Ван пытался сохранить ясность мышления. Он должен был предупредить Куай-Гона о взрыве. Но в шаттле было беспокойно, все волновались и сконцентрироваться было сложнее. Он закрыл глаза и попытался отгородиться от всего шума и эмоций. Он позволил Силе течь вокруг него, сконцентрировался и послал предупреждение Куай-Гону. Выведите всех из здания Мультикорпа, немедленно, — сказал он ему.

Оби-Ван открыл глаза и увидел, что Грат пристально смотрит на него.

— Я надеюсь, что чтобы ты не делал, это сработает, — сказал мальчик дрожащим голосом, — если что-нибудь случится с моим отцом из-за меня…

Он затих, не находя больше слов.

Оби-Ван попробовал успокоить Грата.

— Мы делаем все возможное и не должны терять надежду, — сказал он.

Но у Оби-Вана было плохое предчувствие. Они могли опоздать.

— Это все моя ошибка, — продолжил Грат, — я начал изменять направление действий. Я хотел, чтобы на нас обратили внимание, я хотел показать им, — глаза Грата наполнились слезами, он отвернулся к окну шаттла, — а теперь из-за меня мой отец, правитель планеты, в опасности.

— Это не твоя ошибка, Грат, — сказала Трея, дрожащим голосом, — это моя.

Она сделала крутой поворот и шаттл накренился влево. Послышался стон некоторых ребят, которые не удержались на ногах.

— Я убеждала Флипа, что действия должны быть более сильными. Я сказала ему, чтобы нас зауважали, мы должны продолжать делать это. Что ты будешь гордиться, — Трея убрала руку с управления, чтобы вытереть глаза, и это движение завалило шаттл в очередной крен. Он устремился к земле, но Трея успела выправить положение.

— И он верил мне, — сказала она с рыданием, — он верил каждому сказанному мной слову.

Наконец шаттл завернул за угол и все увидели здание Мультикорпа. Оби-Ван облегчённо вздохнул. Оно все ещё было целым.

Но прежде чем шаттл подлетел достаточно близко, чтобы можно было закричать предупреждая об опасности, сильный взрыв потряс рабочий квартал. Куски металла, цемента, обломки наполнили пространство. Фасад Мультикорпа потряс ещё один взрыв и он начал обрушаться.

— Нет! — закричал Грат, схватившись за лицо руками. Нания смотрела вперёд, слишком потрясённая, чтобы говорить. Трея резко повела шаттл вниз. Оби-Ван смотрел в окно, ожидая когда пыль осядет. Получил ли Куай-Гон его сообщение? Покинули ли ворзидианцы вовремя здание? Оби-Ван чувствовал, что его учитель был где-то рядом. Но он не мог точно сказать, удалось ли это ему.

Оби-Ван увидел группу людей. Некоторые приседали, другие лежали на земле среди щебня. Практически никто не двигался. Оби-Ван силой открыл дверь шаттла и побежал. Он отчаянно надеялся, что бежит не к месту смерти.

Глава 21

На месте взрыва царил хаос. Ворзидианские рабочие, отставники были всюду, лежали на земле, стонали, были ранены. Все были в шоке. Оби-Ван следовал за Гратом и Треей, ища в обломках членов своих семей.

В коричневой одежде Оби-Ван узнал Куай-Гон. Его учитель стоял на коленях рядом с распростёртым на земле телом. Рядом с ним был Правитель Порт.

— Отец! — закричал Грат, рванувшись вперёд.

Правитель Порт обернулся. Его лицо было обожжено. Одной рукой он придерживал раненую руку, которая неловко висела. Осторожно, чтобы не повредить её, Грат полошел к отцу. Они ничего не говорили, но вместо этого они коснулись друг друга антеннами, чтобы понять, что с ними все в порядке.

Оби-Ван поспешил к Куай-Гону. Он был рад увидев, что его учитель не пострадал, но Джедай не мог ничего ответить. Его занимало иное. Бабушка Треи лежала на земле. Её глаза были закрыты, а по лицу текла кровь.

Трея встала на колени около своей бабушки, неспособной говорить.

— Она перенесёт это, — мягко сказал Куай-Гон, — её голову зацепили осколки от взрыва.

Глаза пожилой женщины открылись и она потянулась к своей внучке. Трея взяла её за руку, но на лице девочки по-прежнему был запечатлён ужас. Оби-Ван знал, что она обвиняла себя.

Куай-Гон положил руку на плечо Треи.

— Ваша бабушка — храбрая женщина.

Трея смотрела на него с благодарностью сквозь пелену слез, наполнявших глаза. Он повернулся к Оби-Вану и посмотрел на него.

— Благодаря твоему предупреждению почти все успели покинуть здание.

— Почти все? — переспросил Оби-Ван. Куай-Гон чего-то не договорил. Оби-Ван знал, кто остался внутри.

— Флип, — сказал он спокойно, не желая беспокоить Трею ещё более. Но она услышала их.

— Нет, — зарыдала Трея, — нет, только не Флип. Мы должны найти его. Мы должны спасти его.

Оби-Ван кивнул. Конечно, они должны найти Флипа. Он только надеялся, что тот ещё жив.

Грат кричал и звал группу рабочих и ребят к углу того места, где ещё недавно был фасад Мультикорпа.

— Из подвала доносятся звуки, — сказал он, — возможно у нас получится войти туда.

Рабочие внимательно осматривали бывший вход несколько минут, прежде чем услышали тихие звуки. Это могла быть машина, могло быть какое-либо животное. Или это мог быть Флип.

Дюжина рослых рабочих собралась вместе и начала оттягивать тяжёлую плиту, закрывающую доступ в подвал. Но она не подавалась.

— Вместе подняли, — кричал Грат, — на счёт три.

Некоторые скептически смотрели на юношу. Но подошли, чтобы помочь.

— Один, два, три, — считал Грат. Работая вместе, группа смогла сдвинуть плиту. Потом ещё, и ещё пока не открылся вход. Не слишком широкий, но всё-таки достаточный, чтобы Оби-Ван мог туда проникнуть.

— Укрепите стороны, чтобы не произошёл обвал, — крикнул Грат. А потом подошёл к юному джедаю.

— Поспеши, Оби-Ван, — сказал он.

Джедай спустился вниз. Ему не требовалось спрашивать два раза, Оби-Ван знал, что то, что ещё осталось от Мультикорпа может в любой момент рухнуть, похоронив его. Даже несмотря на укрепления от обвала, которые выстраиваются сейчас. И даже если Флип ещё жив, то времени у них было в обрез.

Оби-Ван на мгновение остановился, позволяя глазам приспособиться к темноте. Он прислушался. Звуки удара о металл шли откуда впереди и налево. Но становились менее частыми.

Вдруг на голову Оби-Вана посыпалась грязь и галька.

— Осторожно, — сказал голос наверху, — я иду с тобой.

Свет от отверстия на мгновение погас. К Оби-Вану вниз спустились Трея.

— Звук идёт оттуда, — указал Оби-Ван. Он пошёл вперёд, но Трея обогнала его и помчалась дальше.

— Флип? — кричала она, — Флип! Держись, мы уже идём.

Ворзидианская девушка легко огибала обломки, лежащие на полу. Он двигалась быстро и уверено и вскоре исчезла из виду в коридорах бывшего здания. Оби-Ван мог ещё слышать, как она зовёт своего друга.

— Флип! Флип! — восклицания Треи не оставляло сомнений, что она нашла мальчика. Оби-Ван обошёл ещё одну руду щебня, чтобы присоединиться к ним.

— Флип, — Трея повторяла имя уже более спокойно. Вместе с Оби-Ваном Трея подняла часть дюрасталевой плиты, которая прижала Флипа к полу, ударив того в грудь. Присев около него, Трея взяла руку мальчика. Она взяла из его руки скобу, которой он стучал по плите, чтобы дать сигнал бедствие.

Если бы не большой ушиб на его лбу, Флип, казалось, выглядит хорошо. Но даже при том, что обломок уже не давил на него, он не мог двигаться. Оби-Ван видел, что тот пытается набрать воздуха в лёгкие, чтобы что-то сказать. Юный джедай также видел, что Флип в тяжёлом состоянии. Мальчик кашлял, дрожал от боли.

— Лежи!, — твёрдо сказал Оби-Ван, — не двигайся и не говори.

Потом он обратился к Трее.

— Побудь с ним, пока я не приведу врачей.

Когда Оби-Ван пошёл назад, он слышал как Трея тихо говорила.

— Я так сожалею, — шептала она. Рыдания сдавливали её горло, — я была неправа.

Глава 22

Трея стояла так близко к грависаням, которые вывозили Флипа, как только могла. Грат тоже не находил себе места. Для Оби-Вана было очевидно, что он тоже хочет нечто сказать Флипу, но что-то его сдерживало.

Куай-Гон посмотрел на своего падавана, мысленно убеждая его поговорить с Гратом. Но Оби-Ван уже подошёл к лидеру ребят. Куай-Гон не мог слышать то, что Оби-Ван говорил на ухо Грату, но независимо от этого, он видел, что падаван старался придать тому храбрости, чтобы тот подошёл к раненому мальчику.

Грат положил руку на руку Флипа и поднёс её к лицу, спокойно говоря. Хотя Флип не мог ответить, в его взгляде читалось прощение. Грат и более молодой парень на мгновение коснулись антеннами. После этого антенны Флипа поникли, и его тело обмякло. Флип умер.

— Нет! — зарыдала Трея. Она склонилась над телом Флипа, положив голову ему на грудь.

— Нет, — шептала она, — только не ты.

Грат положил руку на плечо Треи, чтобы успокоить её — Это не твоя ошибка, Трея, — мягко сказал он, — Флип был самостоятельным человеком и сделал свой выбор. Мы делали всё, что считали верным.

Трея посмотрела глазами полными слез на Грата. И вновь опустила голову.

— Но наш путь был неправилен.

— Я тоже так думаю, — сказал Грат, — но теперь мы находимся на другом пути. Пути к миру.

Трея медленно кивнула. Куай-Гон ощущал, что острота горя от потери Флипа уйдёт. Но на это потребуется время.

Грат долго смотрел на безжизненное тело Флипа, затем наклонился над ним и попрощался. Трея сделала то же самое, как и несколько других ребят. После этого санитары накрыли Флипа тяжёлой серой тканью и грависани погрузили его в транспорт.

Грат, Трея и Оби-Ван тихо провожали транспорт. Медленно к ним подходили другие ребята, брали друг друга за руки, а вокруг стояло гудение. Сначала он был тихим, затем становился все громче. Это были звуки полные боли и горя. Группа ребят были вместе, и вместе они должны были справиться со смертью среди них. Это было нелегко, знал Куай-Гон. И ещё было много работы, чтобы уладить все.

Когда последнему раненому ворзиданцу была оказана помощь, пыль улеглась, и все успокоилось. Но очень быстро мгновение мира подошло к концу.

Рослый ворзидианский рабочий сердито указывал на ребят.

— Посмотрите, что вы сделали, — сказал он, показывая на груду развалин, — как мы можем теперь работать?

— Вы ничуть не уважаете нас, — кричал другой рабочий на подростков, — неужели вы ничему не научились?

— Вы многому научили нас, — ответил голос из группы ребят, — вы учили нас, что работа является всем о чём нужно заботиться. И это то, что мы должны делать, чтобы заслужить ваше внимание.

Очень быстро конфликт начал разрастаться. Споры между взрослыми и подростками лишь усиливались. Куай-Гон наблюдал, как все происходило. Никто не слушал аргументы другого, каждая из сторон была убеждена в виновности другой. Куай-Гон собирался пойти вперёд, как вдруг Оби-Ван отделился от группы ребят и двинулся между двумя группами.

— Бесполезно обвинять друг друга, — сказал он твёрдым голосом, — я думаю, что все вы согласитесь с тем, что ущерб нанесён немалый.

Оби-Ван говорил медленно и спокойно, смотря в лица взрослых и ребят. Куай-Гон почувствовал гордость за своего падавана. Когда Оби-Ван стал таким мудрым?

— Вы должны работать вместе, чтобы залечить те раны, которые были нанесены сегодня, — Оби-Ван обращался к взрослым рабочим. Но несмотря на истину в словах Оби-Ван, Куай-Гон мог сказать, что взрослые ворзиданцы не были убеждены.

— Мой падаван прав, — сказал Куай-Гон, присоединившись к Оби-Вану и встав между двумя группами.

— Поколения имеют многое, что предложить друг другу, — он положил руки на плечи Оби-Вана, — вы можете понять, что есть нечто большее чем работа и производство. Вы не можете заниматься этим все время. Если вы найдёте время слушать, учиться друг у друга, то работа, которую вы будете делать вместе станет во много раз эффективней.

Слова Куай-Гона громко звучали. Он надеялся, что Оби-Ван поймёт, что он говорил не только о ворзиданцах. Это был разговор и для них двоих. Они столько всего преподали друг другу. И это делало их счастливыми, что они могут работать вместе, полагаться друг на друга, доверять друг другу даже тогда, когда они были не согласны между собой.

Посмотрев на своего ученика, Куай-Гон увидел, что Оби-Ван все понял. Два Джедая не нуждались в антеннах, чтобы сообщить свои эмоции. Их связывала Сила.

Слова Куай-Гона убедили также и часть ворзиданцев. Но многие ещё оставались несогласными.

— Кто вы такие, что говорите нам, что нам делать? — сердито спросил Джедаев один из рабочих.

Правитель Порт вышел вперёд, и Грат помчался к нему, чтобы помочь.

— Вы правы, — обратился Порт к сердитому ворзидианцу, — Джедаи не те, кто должен решать наши проблемы. Вместе мы создали это бедствие, — он опёрся на сына, — и вместе мы должны работать над тем, чтобы устранить его.

Глава 23

Уже через два дня комплекс отставников значительно изменился. Почти каждая дверь была открытой, включая главный вход, который вёл во внутренний двор. После часов работы, ворзидианцы разных возрастов приходили сюда. Иногда в коридорах можно даже было услышать смех.

Оби-Ван шёл с Куай-Гоном к выходу, удивляясь изменениям. Конечно, ворзидианцы нуждались в том, чтобы оплакать смерть Флипа и устранить ущерб, который был причинен. Трещина между поколениями не заживёт быстро. Но Оби-Ван надеялся, что это непременно произойдёт.

Внизу в зале слышался разговор. Он вызвал у Оби-Вана улыбку. Юноша остановился, ему показалось, что говорит Грат.

— Учитель, подождите, — сказал Оби-Ван. Он побежал вниз, на шум разговора. И не ошибся. Грат сидел в зале, где кругом были поставлены стулья. Эта комната была обставлена не кроватями, а стульями и столами, чтобы было удобно беседовать.

Оби-Ван был рад видеть такие изменения в зале, но вдруг он почувствовал печаль, словно та витала в воздухе.

Грат встал и поприветствовал друга.

— Мы только что говорили о Флипе, — сказал он, — то, что было сделано, все ещё болезненно, но совместное общение помогает нам разделить это.

Он показал на других в комнате. Здесь были несколько ребят, отец Грата, Трея и её бабушка Ина. Они приветственно помахали своими антеннами Оби-Вану.

Грат вновь повернулся к Оби-Вану.

— Вы покидаете нас, не так ли?

Оби-Ван был рад, увидев, как в комнату вошёл Куай-Гон. И ему теперь не нужно будет отвечать на вопрос Грата. Фактически, они были уже мыслями на пути к Корусканту.

— Правитель Порт, — тепло поприветствовал Куай-Гон. Он двумя шагами прошёл по комнате и протянул руку правителю, — вы далеко от своего офиса. Разве у вас сейчас нет работы, чтобы что-то делать?

Глаза Куай-Гона радостно блестели.

Правитель Порт пожал руку Куай-Гона, но в ответ не улыбнулся.

— Вы показали нам, что есть нечто более важное, чем работа, — тихо ответил он, — и мы благодарны вам за это.

— У нас есть способ отблагодарить вас, — сказал Грат, — мы как раз разговаривали об этом, но прервались и рассказали Ине о Флипе.

Оби-Ван слегка улыбнулся. Поколения ворзидианцев наконец были вместе, разделяли свои чувства и переживания. И, несмотря на боль от того, что Флип погиб, радовались этому объединению.

— Мы хотим поблагодарить вас, — сказал Правитель Порт, — за помощь в нормализации наших отношений с Ворзидом-5, и…

Правитель Порт изо всех сил пытался найти нужные слова. Его антенны коснулись головы сына. -… И в наших отношениях здесь, на Ворзиде-4 Куай-Гон кивнул, принимая благодарность.

— И у нас теперь есть новый план, — взволнованно сказала Трея. На мгновение Оби-Вану показалось, что она говорит об очередной шутке ребят.

— Молодёжь сделает для нас открытую площадку, — объяснила Ина.

— Взрослые нам также помогут, — добавил Грат, — отец сократил рабочую неделю на день. Так что у нас будет время.

Ворзидианцы переглядывались. Их антенны качались, словно от тихого ветра. Оби-Ван не думал, что видел кого-либо из них таким же живым и счастливым, какие они были сейчас.

— Есть ещё много чего, что нужно сделать, — сказал Правитель Порт, — но мы начали этот путь. И вместе закончим это.

— Полагаю, что так и будет, — согласился Куай-Гон, — но боюсь, что для нас настало время вернуться на Корускант. У нас есть своя работа, которую необходимо делать.

— Конечно, конечно, — закивал Правитель Порт.

Ворзидианцы попрощались с Джедаями, и Оби-Ван последовал за своим учителем. У них действительно была работа, которую надо было совершать. И эта работадолжна была совершаться вместе.

— Наш труд был хорошо начат, мой падаван, — сказал Куай-Гон, нарушив раздумья Оби-Вана. Они вышли во внутренний двор, и Куай-Гон остановился, обернувшись к своему ученику, — и хотя наша миссия здесь окончена, мы ещё не в конце пути.

Оби-Ван кивнул.

— Я знаю. Мне ещё многому надо научиться.

— И все же ты очень вырос, — признал Куай-Гон, — я горжусь тобой, Оби-Ван. Горжусь тем, кем ты стал. Для меня честь — учить тебя, трудится с тобой. Я не мог и мечтать о лучшем ученике, чем ты, падаван.

Оби-Ван сиял.

— Тогда нам надо работать, — сказал он.

— Да, — согласился Куай-Гон, — за работу!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23