Ученик Джедая-17: Единственная свидетельница (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Джуд Уотсон Единственная свидетельница
(Звездные войны-20) Ученик Джедая-17

ГЛАВА 1.

Джедай Куай-Гон Джинн вздохнув, продолжил свой путь по коридору. Совет знал, что он слишком долго был в бездействии, и Куай-Гон был того же мнения. Они были терпеливы, потому что знали, какую боль ему причинила смерть его дорогого друга Таллы. И теперь они ждали его, чтобы решить, готов ли он вновь возобновить свою активную жизнь Джедая.

Но он считал, что не готов. И не был уверен в том, что будет вообще когда-либо готов.

Куай-Гон завернул за угол, достигнув зала Совета. Совет вызвал его, но не объяснил почему. Может быть они просто устали ждать, а может собрались так или иначе послать его на миссию.

Может быть это и к лучшему, думал Куай-Гон, пробуя сам поверить в это. В последнее время он пытался поверить в многие вещи, и не часто преуспевал в этом. По крайней мере это будет хорошо для Оби-Вана.

Падаван Куай-Гона бесшумно шёл рядом, на его лице была маска совершенного спокойствия. Но Куай-Гон знал, что скрывалось под ней. Он чувствовал напряжённость, которая росла между ним и его учеником. Он ощущал, что Оби-Ван хотел поговорить с ним, но все же он был тих, что на него совершенно не похоже.

Хотя Куай-Гон и Оби-Ван за последние несколько месяцев не были далеки друг от друга, но Куай-Гон разными способами покидал своего ученика. Он желал сказать ему многое, заверить Оби-Вана. Успокаивающие речи приносили успех. Но мудрость Джедая говорила о том, что сейчас уже нужно нечто большее, чем просто слова.

Они остановились около входа в зал Совета. Оби-Ван посмотрел на своего учителя. Куай-Гон видел, что тот собирается что-то сказать, но не успел. Двери зала Совета с шипением открылись, и они вошли внутрь.

В зале было заполнено лишь три из двенадцати мест Совета. Куай-Гон не удивился, увидев так немного магистров. Он поприветствовал своих старых друзей и встал перед ними в знакомом круге.

Йода, Мэйс Винду и Пло Куон поблагодарили Джедаев за прибытие. Они мельком взглянули на Оби-Вана, а затем пристально посмотрели на Куай-Гона. Было видно, что они обеспокоены.

Куай-Гон чувствовал, что члены Совета все ещё раздумывали, было ли решение послать его на миссию правильным. Он удивился настолько, что даже не смог выдержать их пристальный взгляд. А их сочувствие не облегчало его бремя горя, напротив порой лишний раз напоминало ему о том, кого он потерял.

Куай-Гон посмотрел мимо Магистров на горизонт Корусканта и попытался успокоить свои чувства. Он вновь задавался вопросом почему ему не удавалось сделать это. Его учили контролировать свои эмоции и чувства, учили некоторые из тех, перед кем он сейчас стоял. Раньше это срабатывало. А сейчас нет.

Оби-Ван переминался с ноги на ногу и Куай-Гон заметил, что тишина, повисшая в зале, продолжилась слишком долго.

— Мы получили запрос от Сенатора Кроут с системы Фрего, — наконец начал Мэйс Винду, — он просил Джедаев помочь ему в сопровождении свидетеля на Корускант для свидетельства перед Сенатом.

Куай-Гон кивнул. Защита важных свидетелей была обычным делом для Джедая. Он и подозревал, что первая миссия будет лёгкой. Отвлечённость. Поэтому здесь было только трое из всего Совета.

— Простой задачей это не является, — сказал Йода, как будто прочитав мысли Куай-Гона, — большая опасность таится на Фрего.

Мэйс Винду продолжал пристально смотреть в лицо Куай-Гона.

— Мы бы не послали вас, если бы считали, что вы не готовы. Вы чувствуете себя готовым, Куай-Гон?

Ответа Куай-Гон не знал. У него не было никакого желания оставлять Храм, даже выходить из собственной комнаты. Но заточить себя в уединении — это будет несправедливо по отношению к Оби-Вану.

— Я готов, — ответил Куай-Гон. Более твёрдо, чем сам в это верил.

Он почувствовал, как облегчённо вздохнул Оби-Ван. Этот вздох словно пронёсся по залу Совета, и трое его членов, казалось, тоже облегчённо вздохнули. Они прекратили исследовать его мысли. Совет услышал ответ, который хотел, а Куай-Гон надеялся, что принял правильное решение.

— Йода считает, что ситуация сложна, — сказал Пло Куон, — и поэтому обратитесь к Йокасте Ну, чтобы она дала вам всю необходимую информацию, прежде чем вы отбудете.

Он указал на архив Храма.

— Теперь вы должны идти, — твёрдо добавил Йода.

— Мы считаем, что опасность для свидетеля возрастает очень быстро. И чем скорее вы доберётесь до Фрего, тем будет лучше, — сказал Мэйс Винду, легко махнув им рукой.

— Да пребудет с вами Сила.

Куай-Гон кивнул и медленно вышел из зала Совета. Вслед за ним последовал Оби-Ван. Даже после предостережений магистров, Куай-Гон всё равно чувствовал, что эта миссия будет простой. Пока его предчувствия его не подводили.

Йокаста Ну была худым, очень стройныс Джедаем с длинными серыми волосами, заплетёнными в косу. Она поднялась из-за стола, когда Джедаи вошли. Для демонстрации эффективности, она взяла несколько документов и жестом пригласила Куай-Гона и Оби-Вана сесть за другой стол.

— Мне сказали, что ваше время ограничено, — сказала Йокаста. Она не делала долгих вступлений. Ничего такого, чтобы не относилось к делу. Куай-Гон раньше имел дело с архивариусом Храма, Оби-Ван тоже знал, кем она была. Йокаста информировала многих Джедаев, отправляющихся на важные миссии.

В прошлом Куай-Гон предпочитал использовать другие источники, чтобы получить необходимую информацию. Он привык работать с Таллой и не встречался с Йокастой с тех пор, как взял в ученики Оби-Вана четыре года назад.

— Свидетель — Лина Кобрал, — Йокаста показала им её изображение на голопроекторе. Невысокая молодая женщина с тёмными волосами, завитыми в сложную причёску.

— Она вдова Рутина Кобрала.

Изображение женщины исчезло и вместо неё появился мужчина. Он был также молод, довольно высок ростом, с короткими волосами каштанового цвета и доброй улыбкой.

— Рутин был недавно убит и его убийца все ещё на свободе.

— Разве это необычно? — спросил Куай-Гон, — я думал, что Фрего управляется преступниками.

Йокаста выглядела немного раздражённой, когда её прервали, но продолжила.

— Семейство Кобрал — это самый могущественный клан на Фрего. Они ответственны за преступное сообщество, которое успешно стоит за правительством двадцать последних лет. Отец Рутина умер несколько лет назад, по естественным причинам. Все считали Рутина наследником, несмотря на то, что у него есть два старших брата: Солан — самый старший брат и новый лидер семейства Кобрал.

На экране появилась более низкая и коренастая версия Ратина. Кроме роста Солана от брата отличала его голова и улыбка. Он был совсем лысый и угрюмый. Такой, что даже, когда он улыбался выглядело это натянуто.

— Солан известен на своей планете. Его боятся и уважают. Он получает то, что ему нужно посредством влияния, угроз, а то и насилия.

Теперь, закончив рассказ Йокаста была готова отвечать на вопросы Куай-Гона.

— Убийства на Фрего дело обычное. Необычно то, что убит был член семьи Кобрал, убит без всяких мотивов для мести.

Хоть выражение лица Куай-Гона не изменилось, он почувствовал как его накрывает новая волна печали. Он очень хотел услышать сейчас Таллу, её порой циничное высказывание о быстроте его сообразительности, её привычку распределять информацию так, чтобы Куай-Гон быстро нашёл нужное направление.

Куай-Гон напомнил себе, что эти отношения развивались много лет. И та связь, которая у него была с Таллой, никогда не образуется с архивариусом Храма. И наверное, вообще с кем-либо ещё.

— Лина вышла замуж за Рутина три года назад, — продолжила Йокаста, — ходили слухи, что Рутин больше не хотел быть вовлечённым в дела своего семейства. Хотя он не мог легко оправдаться от преступных дел, но сенатор Кроут сказал нам, что Рутин был готов свидетельствовать перед Сенатом против своей семьи. Он хотел положить конец цепи преступлений в целом. Спустя некоторое время после того, как Рутин согласился выступить свидетелем, он был убит, — Йокаста вздохнула, но через мгновение продолжила, — вчера вечером мы получили секретное сообщение от Лины. Сенатор Кроут также получил его. Она решила продолжить дело мужа и непосредственно, лично свидетельствовать против семьи Кобрал.

Йокаста подвинула к ним несколько дек и документов.

— Здесь все, в чём вы нуждаетесь.

Куай-Гон встал и взял деку.

— Спасибо, — кратко поблагодарил он, — мы можем связаться с вами, если нам понадобится помощь?

— Конечно, — Йокаста кивнула, — да пребудет с вами Сила.

Куай-Гон безучастно кивнул в ответ. Как он мог считать, что Сила была с ним? Где она была, когда он больше всего в ней нуждался? Он и Талла заверяли друг друга в любви. Но никто и ничто — ни любовь, ни Джедай, ни Сила не смогли спасти её.

Для Куай-Гона и Оби-Вана не потребовалось много времени, чтобы собраться в эту краткую поездку. Вскоре они ступили на борт транспортника, который отправлялся на Фрего.

Куай-Гон сразу же захотел исчезнуть в своей каюте, как только они взошли на борт. Но его остановил Оби-Ван.

— Учитель, я знаю, что последние несколько месяцев были для вас очень сложными, — Оби-Ван потянулся к плечу Куай-Гона и коснулся руки учителя, — и я… хорошо… я помню, что вы мне сказали тогда, когда Бент была похищена из Храма. Вы сказали, что в самое тяжёлое время наиболее важно следовать кодексу Джедаев. Позвольте сделать это и самому себе, своим чувствам.

— Спасибо, Оби-Ван, — прервал его Куай-Гон, — ты хорошо усвоил, что я преподал тебе. Однажды ты станешь великолепный Джедаем, Учителем.

Он повернулся и быстро пошёл к каюте, оставив позади изумлённого юношу.

Куай-Гон знал, что его ученик хочет облегчить его состояние. Но он не мог заставить себя слушать ту мудрость, которая подвела его. Он просто должен был побыть один.

ГЛАВА 2.

Оби-Ван тихо стоял, наблюдая, как Фрего заполняет весь экран транспортника. На протяжении всего пути, Куай-Гон так и не появился из своей каюты. Оби-Ван не был уверен, стоит ли тревожить его сейчас, когда их путь почти завершён. Он отчаянно хотел также успокоить своего учителя, как Куай-Гон делал для него много раз. Но чем больше он пытался, тем дальше отступал Куай-Гон. Разрыв между ними продолжал расти, и Оби-Ван был растерян. Как он один сможет ликвидировать это расстояние?

— Это должно быть Фрего.

Голос Куай-Гон удивил Оби-Вана и позволил ему вздохнуть несколько свободнее. В конце концов ему не придётся нарушать одиночество учителя.

— А то светящее пятно должно быть столица, город Риан, — добавил Куай-Гон.

Оби-Ван заметил, что Куай-Гон все ещё грустен и отвлечён. Он был похож на призрака. Но, по крайней мере, он разговаривал. И предпринимал усилия.

Когда они покинули транспортник, Оби-Ван ясно понял, что руководить этой миссией придётся ему. Он не мог полагаться на учителя, который был эмоционально подавлен.

Оби-Ван не думал, что семья Кобрал знает о нашем прибытии, но планета, управляемая преступниками всегда остаётся опасным местом. Он ожидал, что уже в ангаре встретит подозрительных личностей, совершающих нелегальные сделки. Но в ангаре была лишь одна женщина, которая безучастно смотрела на прибывших Джедаев. Оби-Ван немного расслабился, к нему подошёл капитан транспортника.

— Чем быстрее мы улетим отсюда, тем будет лучше, — сказал он нервно, — я не хочу проводить здесь времени больше, чем нужно. Кобрал обложил налогами все, в том числе и воздушные трассы.

Оби-Ван кивнул. Хотя он не знал точно, было ли пилоту действительно здесь неприятно или у него были какие-то неприятности с законом. Юноша поблагодарил капитана за безопасное путешествие и посмотрел, как тот вернулся на корабль.

Как только трап корабля был убран, женщина, стоящая одиноко в ангаре подошла к Джедаям.

— Полагаю, что у вас было приятное путешествие от…— она сделала паузу.

— Корусканта, — закончил за неё Оби-Ван, — Вы Лиина?

— Нет, — ответила женщина, откинув капюшон. У неё была короткая стрижка и совсем юное лицо.

— Меня зовут Мика и я немедленно провожу вас к Лине, — сказала Мика, ещё раз оглядевшись в ангаре.

— Она нервничает, — подумал Оби-Ван. Он потянулся к Силе, но не заметил никакой опасности. Только страх Мики.

— Следуйте за мной, но не приближайтесь близко. Если ко мне кто-либо подойдёт, я буду делать вид, что не знаю вас, — она смотрела на них большими тёмными глазами, подождав пока и Куай-Гон, и Оби-Ван не кивнут в знак согласия.

— Мы сделаем так, как вы хотите, — заверил её Оби-Ван.

Накинув капюшон, Мика быстро покинула ангар.

Оби-Ван любил пройтись по новой планете в начале миссии пешком. Куай-Гон учил его, что медленная ходьба позволяет сделать наблюдения много лучше. А на Фрего было что посмотреть, особенно в Риане. Но он не увидел здесь ничего из того, что ожидал.

Улицы были чистыми, по тротуарам неторопливо шло множество жителей Фрего, у многих были пёстрые сумки. Недалеко от космопорта были построены торговые лавки. Там продавали свежие фрукты, овощи, мясо, хлеб. Продавцы выкрикивали цены, зазывая клиентов. Немного дальше продавалась домашняя утварь, ремесленные поделки. Люди везде казались счастливыми и весёлыми.

В центре рынка толпа была настолько плотной, что Оби-Ван едва не потерял Мику из вида. Но всякий раз, когда он смотрел, то видел, что глаза Куай-Гона неотрывно следили за серым капюшоном Микки. Казалось он не замечал, что происходит вокруг, как это было всегда. Без сомнения, мыслями он был в совершенно другом месте.

Оби-Ван любил обсуждать свои наблюдения со своим учителем. Было необычным, что на планете управляемой преступниками будет такое счастливое население? Но он был уверен, что Куай-Гон не думал о Фрего, поэтому и не спрашивал его.

Наконец рыночные ряды закончились, и толпа поредела. Мика провела Джедаев по тёмным, но чистым переулкам и остановилась перед зданием, помахав Оби-Вану и Куай-Гону, чтобы они подошли ближе. Женщина что-то ввела на контрольной деке. Большая дверь склада раскрылась, показывая огромное помещение полное старых запчастей и оборудования.

— Мы на месте, — сказала Мика, ещё раз оглядев переулок перед тем, как двери закрылись, — я единственная, кто знает, где скрывается Лина. Помимо вас. Важно, чтобы вы никогда более не приходили сюда.

— Конечно, — кивнул Оби-Ван.

Наверх вели несколько пролётов дюрастиловой лестницы, из зала, где стояли огромные машины, дорога вела в уютное жилое помещение. Там на удобном диване, спиной ко входу сидела женщина, которую Оби-Ван видел на голопроекторе Йокасты Ну. Лина Кобрал. Мика прокашлялась и объявила о своём приходе. Лина повернулась.

— Вы сделали это, — сказала она, протягивая для приветствия руку Куай-Гону и Оби-Вану. Потом обняла Мику, — я очень рада. Ваша поездка была сложной?

— Все прошло быстро, — сказал Куай-Гон, представляя себя и Оби-Вана.

Оби-Ван был доволен, что Куай-Гон нарушил тишину. Юноша не был уверен в том, что у него получится также легко и непринуждённо управлять беседой.

Лина Кобрал выглядела привлекательно на голопроекторе, но в реальности она оказалась ещё более красивым человеком. Её длинные тёмные волосы ниспадали по плечам, выразительное лицо, с такими же тёмными, как у Мики глазами. Лина Кобрал выглядела лишь на несколько лет старше Оби-Вана, что и поражало его. Подобно фреганцам на улице, её поведение тоже было спокойным. Она поприветствовала Джедаев так, как будто они были старыми друзьями или гостями, но не телохранителями.

— Пожалуйста, садитесь, — сказала Лина, подвигая Джедаям стулья, — вам нужно отдохнуть. Может быть немного Копи чая?

Прежде чем Джедаи смогли возразить, Лина уже наливала тёплую тёмную жидкость в бокалы. Она была оранжевого цвета и потрясающе вкусной.

— Моя кузина, Мика доставляет мне все необходимое, теперь, когда я вынуждена скрываться, — сказала Лина, улыбнувшись Мике, — она принесла мне этот чай вчера. А сегодня проводила вас сюда.

Лина так восхитительно улыбалась, что Оби-Ван нашёл, что невозможно не улыбнуться в ответ.

— Она так хорошо относится ко мне, — голос Лина не выдавал то, что ей что-то угрожает, — она настаивала, чтобы быть рядом со мной, несмотря на опасность для себя. Я знаю, что не должна была позволить это.

— Ты не представляешь для меня опасности, — мягко ответила Мика.

Лина выразительно посмотрела на кузину, что та, поняв все, оставила комнату. Оби-Ван мельком заметил напряжённость на её лице. Он посмотрел на Куай-Гона, чтобы узнать заметил ли тот это тоже, но учитель пристально смотрел в бокал с чаем.

— Я сожалею, — Лина извинилась, проведя рукой по брови, — я впустую трачу ваше время и я не совсем была честной с вами.

Оби-Ван сидел, а Куай-Гон поставил бокал на стол. Они молчали, ожидая, что Лина продолжит.

— Это правда, что я нуждаюсь в сопровождении к Корусканту. Как правда и то, что я хочу свидетельствовать против Кобрал. Я должна завершить то, что начал Рутин. Он погиб из-за этого, — голос Лины пресёкся, она стояла, смотря в окно.

— Это была моей ошибкой. Я не должна была влюбляться в него. Но я не знала, что он был Кобралом. А любовь не выбирает, не так ли?

Оби-Ван заметил, как Куай-Гон слегка кивнул головой.

— До того, как мы поженились, Рутин пообещал, что оставит преступный путь, но это лишило бы его семьи. Он был любимчиком своих родителей, и сам любил их. Он надеялся, что сможет убедить их также оставить мир криминала. Он не хотел просто уйти, он хотел остановить все происходящее, — Лина говорила все быстрее, как будто бы не могла удержать поток слов.

— Когда его брат Солан узнал, что Рутин хочет изменить положение дел, но разъярённый пошёл к отцу. Рутин не мог прервать кольцо преступлений изнутри, тогда он решил сделать это извне. Это было самым трудным решением, которое он когда-либо принимал. Я хотела, чтобы он просто отступился от этого, чтобы не рисковал своей жизнью. Но он настаивал. Он сказал, что делает это ради меня. Он сделал это ради меня, — Лина вновь сделала паузу и повернулась к Джедаям. Её тёмные глаза были полны слез.

Оби-Ван чувствовал, что она смотрела только на него, и её глаза смотрели прямо в его сердце. Казалось, что она искала только его, проверяя, хватит ли у него силы и храбрости помочь ей. Если ему можно будет доверять.

Оби-Ван чувствовал, что ей доверять можно. Было нечто в том, как она держалась, в манере говорить. Она не могла лгать им. Юноша чувствовал её страх, но также и её честность. А ещё он чувствовал её силу. Лина Кобрал не была трусом.

— Поэтому я должна воплотить его план, — сказала Лина, выпрямившись, — Я не могу позволить смерти Рутина быть напрасной. Я буду свидетельствовать и остановлю преступления. Но…

Оби-Ван наклонился вперёд. Пока он слышал историю, которую ожидал услышать. Но что?

— У меня нет никакого исчерпывающего свидетельства для Сената, — вздохнула Лина, — Рутин работал очень напряжённо, чтобы защитить меня. Хотя я слышала многие вещи, также как и многие другие фреганцы, но у меня есть только моё слово против их.

Куай-Гон встал. Оби-Ван заметил, что лицо учителя не выглядело счастливым от того, что он был обманут. Их послали, чтобы сопроводить свидетеля, находящегося в опасности, а теперь выясняется, что у их свидетеля нет никаких доказательств.

— Прошу вас, пожалуйста, — сказала Лина, беря за руку Куай-Гона, — я очень прошу вас побудьте со мной до тех пор, пока я не сумею найти исчерпывающие свидетельства. Я знаю, что они существуют — списки, даты, счета, отчёты о преступлениях семьи Кобрал. С вашей помощью…

— Нас послали только для того, чтобы защитить вас. Если вы не можете свидетельствовать, то мы должны будем вернуться на Корускант одни, — категорично сказал Куай-Гон.

Оби-Ван вспыхнул, не веря тому, что он услышал. Как мог Куай-Гон отказать в помощи этой женщине?

ГЛАВА 3.

— Учитель! — Оби-Ван сказал это более резко, чем обычно, — Я…

Он остановился, понимая, что будет не хорошо обсуждать их разномыслие перед Лииной, — Я хотел бы поговорить с вами, — закончил он.

Оби-Ван кивнул Лине и быстро пошёл по лестнице вниз на один этаж. Он слышал шаги Куай-Гона за собой. Когда он достиг площадки, то повернулся.

— Учитель. Вы не можете оставить эту женщину здесь. Очевидно, что она напугана и ей угрожает опасность, — выпалил он.

— Она лгала нам о наличии свидетельства, Оби-Ван. Кто поручится за то, что она не лжёт нам о наличии опасности? — спокойно сказал Куай-Гон.

— Её опасения реальны, — ответил Оби-Ван, — вы же можете чувствовать это. Мы не можем оставить её.

Оби-Ван чувствовал, как его лицо горело. Он раньше не говорил со своим учителем в таком тоне, да после смерти Таллы они вообще редко разговаривали. Казалось, что с тех пор Куай-Гон не чувствовал ничего вокруг себя.

Куай-Гон пристально смотрел на своего падавана. Оби-Ван выдерживал его взгляд. Он не мог позволить своему учителю уходить от темы разговора.

— Мы останемся здесь на два дня. Если к этому времени у неё не будет доказательств к свидетельству, то мы вернёмся на Корускант без неё, — решительно сказал Куай-Гон, — но я не думаю, что это хорошая идея. Ты позволяешь своим эмоциям вести тебя.

— И не буду раскаиваться в этом, — твёрдо ответил Оби-Ван.

— Надеюсь…, — парировал учитель.

Гнев и обида наполнили Оби-Вана. Он поднялся наверх по лестнице один. Разве Куай-Гон не позволял себе в прошлом, чтобы эмоции вели его? Если бы только его учитель позволил себе почувствовать всё, что происходило вокруг, то все понял бы. Они приняли правильное решение. Лина и Фрегов нуждались в них.

Перед тем, как войти в жилое помещение, Оби-Ван остановился, чтобы умерить внутреннюю борьбу. Лина услышала, как Джедаи поднимаются по лестнице и направилась к ним. Её лицо было полно надежды.

— Мы останемся здесь на два дня, — улыбаясь, сказал Оби-Ван.

— Мы будем защищать вас, пока мы здесь, но это все. Мы не будем собирать доказательства против Кобрал, — добавил Куай-Гон.

— Этого вполне достаточно, — Лина обняла Оби-Вана за шею.

— Спасибо, — сказала она ему на ухо, — спасибо. Это большее, что я могла просить.

Оби-Ван чувствовал как вновь загорается его лицо, потому что он несколько неловко обнял Лиину в ответ. Уголком глаза он заметил Куай-Гона, а позади него Мику. Ни один из них не улыбался.

— Два дня являются более чем достаточно, но мы не можем позволить себе терять время, — сказала Лина. Она помчалась в комнату и быстро вернулась уже в одежде, похожей на одежду Мики. Лина быстро заплела волосы в узелок на голове и спрятала их под капюшоном.

— Я пойду с вами, — сказала Мика.

Лина покачала головой.

— Не нужно тоже подвергать себя опасности.

Оби-Ван заметил, как раздражение на миг мелькнуло на лице Мики, но она оставалась такой же спокойной, как и Джедаи. Лина вышла из здания.

Лина вела себя достаточно хладнокровно, выражение её лица было полно решимости, когда она вела Джедаев по переулкам. Оби-Ван заметил как она скрыла свои глаза за тёмными визорами прежде, чем любопытные взгляды начали рассматривать её.

Лина двигалась по улицам быстрее, чем её кузина. Она вела Джедаев от тёмных, высоких складов к соседним сверкающим высотным зданиям. Прозрачные кабины турболифта, как пузыри скользили вверх и вниз по стенам. Лина вдруг остановилась в дюжине метров от особенно высокого и великолепно выглядящего здания. Трое внушительных размеров мужчин стояли перед кабиной турболифта, охраняя её.

— Нам придётся воспользоваться черным ходом, — сказала Лина, повернувшись к Джедаям. Она печально вздохнула, — я хочу побывать в своей квартире.

— Вашей квартире? — перебил её Куай-Гон.

Оби-Ван предположил, что его учитель не полностью понял их нынешнее предназначение, но то, что он не хотел идти внутрь было хорошей идеей. Оби-Ван думал также. Но он очень хотел помочь Лине.

— Вы действительно уверены в том, что это мудро? — спросил Куай-Гон.

— У нас нет выбора, — объяснила Лина, — внутри есть очень важная информация. Я нуждаюсь в ней, чтобы свидетельствовать.

Куай-Гон ничего не ответил. Лина повернулась и пошла по переулку к чёрному ходу, Джедаи последовали за ней. К счастью, этот путь не охранялся. Лина набрала код на контрольной панели и дверь открылась. На этой стороне здания не было никакого турболифта. На тридцать седьмой этаж им придётся взбираться пешком.

Когда они дошли до нужного этажа, то изрядно запыхались. Но Лина не сделала паузы, чтобы отдохнуть. Вместо этого, она повела их за угол, к дюракритовой стене. Только когда Оби-Ван подошёл вплотную к Лине, то увидел, что это фактически скрытая дверь. Лина нажала маленькую скрытую кнопку и дверь мягко открылась.

Прежде чем Оби-Ван смог заглянуть внутрь комнаты, Лина застонала и быстро закрыла рукой рот. Они вошли туда, что раньше было красивой комнатой. Но в квартире все было разбросано и порушено. Богатая ткань, покрывающая мебель была порвана и клочками валялась по полу. Столы были сломаны, ящики опрокинуты, полки разбиты. Их содержимое валялось по полу. Квартира была когда-то щедро украшена, но теперь все это напоминало свалку мусора. Кто бы не учинил этот погром, сделал он его на совесть. Даже ковры были разодраны на части.

Лина в отчаянии оперлась на руку Оби-Вана.

— Я должна была догадаться, что они будут искать, — подавленно сказала она. Женщина наклонилась вперёд и собрала части разбитой маленькой каменной статуэтки. Она взяла их в руки, и из её глаз хлынули слезы. Оби-Ван хотел успокоить её, но не знал, что сказать. Он лишь мягко сжал её руку.

— Полагаю, что вы должны быть рады, что вас не было дома, — сухо заметил Куай-Гон. Он очевидно не заметил выражение лица Лины, а Оби-Ван почувствовал вспышку собственного раздражения. Как его учитель может быть настолько бесчувственным?

Лина глубоко вздохнула и отошла от Оби-Вана, пройдя в квартиру. Куай-Гон остался около двери. Оби-Ван пошёл за Линой на случай, если ей вновь понадобится его поддержка. Квартира выглядела так, как будто её не обыскивали, а умышленно крушили.

Лина осматривала нанесённый ущерб. Она остановилась лишь один раз, чтобы поднять безделушку, которая не была разрушена, и положить её на уцелевшую полку. Оби-Ван спрашивал себя, как долго она останется здесь, пока не обрушится и это.

— Как странно, — сказала Лина, входя в спальню, пройдя длинный зал. В этой комнате ничего не было тронуто. Обстановка оставалась такой же, кровать не разворошена. Даже ровно висел портрет на стене.

Оби-Ван подошёл ближе к портрету. Это была картина Лины и Рутина. Они стояли вместе перед водопадом и смотрели друг на друга. Что-то в картине было не так, но прежде чем Оби-Ван выяснил это, портрет и стенка за ним отъехали в сторону, открывая маленькое помещение.

— Здесь Рутин работал по вечерам, — объяснила Лина, проходя через секретную дверь, — все файлы его семьи сохранены здесь. Я только надеюсь, что тот, кто искал все здесь, не нашёл это.

Лина замолчала и включила монитор.

Синий свет монитора осветил ужас, застывший на лице Лины, когда она прочитала сообщение на экране.

ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ОСТАНОВИТЬ НАС. ТОЛЬКО ПОПРОБУЙ ЭТО И УМРЁШЬ.

ГЛАВА 4.

Куай-Гон вошёл в комнату как раз тогда, когда монитор компьютера показывал последнее сообщение. После этого компьютер выключился.

Лина без сил опустилась на стул.

— Они стёрли все свидетельства, — сказала женщина, — они стёрли все.

На мгновение Лину охватило отчаяние. Куай-Гон был удивлён, почувствовав, что подобное отчаяние испытывает и Оби-Ван. Он пристально посмотрел на него. Такое поведение было необычным для его падавана.

Куай-Гон направил его внимание, задав вопрос.

— Был ли компьютер связан с какой-либо сетью? — спросил он.

— Я так не думаю, — ответила Лина. Затем подумала мгновение, покачала головой и решительно подтвердила: «Нет! Рутин не держал бы здесь информацию, если бы это было».

— И больше никто не имел доступа к информации? — усомнился Куай-Гон.

— Нет. Информация не составляла тайну в пределах семьи. Они все знают, что делается, и они осторожны, чтобы не оставлять следов. Солан очень уверен в отношении этого.

Лина встала и прошла назад в спальню,больше разговаривая сама с собой, чем с Джедаями. -… но Рутин смог собрать доказательства. Любой из них смог бы, но Солан…

Куай-Гон видел, что Лина уже пришла в себя после шока и строила ныне новый план. Он не мог не восхититься её решимостью. И все же, если она любила мужа, как говорила, то была бы более опечалена. Он думал, что возможно, она обманывает их.

— Они знают все, — вновь сказала Лина, на этот раз громче, — и только одна может помочь.

Она повернулась и пошла назад к лифту.

— Пойдёмте, — позвала она Джедаев, — возможно, теперь мне нужна будет ваша защита. И даже больше, чем раньше. Мы идём в имение Кобрал.

— Действительно? — спросил Куай-Гон, — вы считаете, что это лучший план?

— Там живёт моя свекровь. Она не занимается семейным бизнесом. Все это рискованно, но она может нам помочь.

У входа в здание Лина и Джедаи сели в большой ландспидер и уже скоро они летели по городу, к дому свекрови Лины — Заниты Кобрал.

— К нам всегда хорошо относились, — рассказывала Лина, пока они летели над планетой, — Рутин был её любимым сыном. Он был самым младшим. Его потеря — большой удар для всех.

Куай-Гон сидел на заднем сидении и думал о том, что кроется за словами Лины. Он буквально заставлял себя поверить в то, что участие в этой миссии было хорошей идеей. Здесь требовалось осторожное суждение и проницательность, а не был уверен, что способен на такое. Он двигался как будто сквозь туман чувств.

— Занита может быть единственный человек на планете, которая не находится под давлением угроз Солана, — сказала Лина Оби-Вану, — она единственная кто может помочь. Я только надеюсь, что она захочет сделать это.

Имение Кобрала было на предгорьях, возвышающихся над Рианом. Когда большой дом показался на виду, Лина закрыла транспаристиловую крышу, которая скрыла путешественников. После того она нажала другую клавишу и направила ландспидер в тени.

— Когда мы достигнем ворот, вы должны беспрекословно подчиняться, — сказала Лина, — Кобралы не любят незнакомцев.

Куай-Гон задался вопросом, а насколько Кобралы захотят видеть саму Лиину. Даже, несмотря на то, что она сказала о своих хороших отношениях со свекровью. Могли быть вещи и обстоятельства, которые мешали бы этому. По крайней мере, у них был бы кто-то, кто напоминал им о Рутине. Но что бы сделал Куай-Гон если бы кто-то напоминал ему о Талле? Никто не знал её лучше, чем он. Каждый день он вспоминал что-то новое. Но не было никого, с кем бы он мог разделить их.

Сидевший сзади, укрытый собственный плащом, Куай-Гон чувствовал напряжение Лины. Он мог уверенно сказать, что это не только от предстоящей встречи с Занитой. Что-то случилось ещё.

— Это — скоростное авто Солана, — прошептала она Джедаям, — и его брат Бард. Вся семья здесь.

Куай-Гон поднял голову, чтобы увидеть множество роскошных транспортных средств, припаркованных рядом с особняком. Без сомнений, Кобралы любили богатство.

— Может быть, мы вернёмся позже, — предложил Оби-Ван.

— Нет, у меня нет времени, — сказала Лина с уже знакомой решительной интонацией, — мы проберёмся внутрь и я найду способ поговорить с Занитой наедине. Или я найду нечто такое, что позволит мне не обращаться к ней за помощью. Мы можем добыть дополнительную информацию, которая станет для нас хорошим подарком — Или смертельным подарком… — добавил про себя Куай-Гон.

Лина припарковала ландспидер в дальнем конце ряда, рядом с металлической статуей.

— Мы сможем войти через кухню, — сказала она, кивнув головой в сторону маленького входа.

Куай-Гон видел как Лина и Оби-Ван подошли к тому месту, где в кухню приходили поставщики продуктов и спрятались. Спустя мгновение изнутри появился служащий. Он не заметил, как Лина слегка ногой придержала дверь, чтобы она не закрылась. Когда служащий завернул за угол здания, Куай-Гон проскользнул в кухню после Лины и Оби-Вана. Вход был слишком лёгок.

Кухня была большой, были ряды шкафов, холодильников, где хранились продукты. Повара суетились, деловито готовя еду.

Лина подождала, пока большинство поваров не повернутся спиной к дверям, тогда она накинула капюшон и решительно направилась вперёд, через кухню. Она шла с такой решимостью, что никто не осмелился спросить её кто она и куда направляется. Следом направились Куай-Гон и Оби-Ван.

Войдя в длинный коридор, устеленному ковром, она завернула в мелнькую комнату и завела туда Джедаев. В комнате было несколько экранов.

— Раньше это было постом охраны, — объяснила Лина, — когда умер её муж, Занита посчитала, что больше не нуждается в такой защите. Так что всё это теперь не используется.

Куай-Гон почувствовал некоторое облегчение. По крайней мере было объяснение столь лёгкому проникновению в дом. Лина включила один из экранов, который показывал большой зал, заполненный людьми.

— Сегодня день рождения Барда, — объяснила Лина, — большие поздравительные открытки Фрего лежат на столе. Я должна была помнить об этом.

Люди, собравшиеся в зале, улыбались, держа в руках бокалы с красной жидкостью. На первый взгляд, это напоминал обычный приём, но Куай-Гон рассматривал обстановку.

— Вот Занита, — сказала Лина, указывая на высокую пожилую женщину, одетую в чёрное платье, украшенную небольшими драгоценными камнями. Её шарф был накинут на голову. Несмотря на её возраст, она легко находила общий язык с гостями, ухаживала за ними, подобно радушной хозяйке, улыбалась и смеялась. Затем ещё нечто бросилось Куай-Гону в глаза.

— Это Солан? — спросил он спокойно, указывая на хмурого человека, стоящего в углу.

— Да, как вы узнали? — спросила Лина.

Куай-Гон лишь взглянул на её, но ничего не сказал. Он остановил свой взгляд на Солане. Подобно Заните, хмурый человек был окружён большой группой людей. Но ни один из людей, стоящих рядом с Соланом, отнюдь не радовался такой компании. Они просто нервничали, будучи рядом.

Вдруг Солан встал. Женщина, стоящая рядом с ним поспешила убрать его пустой бокал и салфетку. Кто-то ещё спросил, чем они могут помочь ему, но он отмахнулся от них рукой. Солан приблизился к почётному гостю, мужчине ниже ростом чем он, но тому, кто имел с ним поразительное сходство. Это был его средний брат, Бард.

Он небрежно положил руку на плечо Барда, и прервал беседу. Солан начал что-то спокойно говорить.

— Они все боятся его, — заметил Оби-Ван.

Куай-Гон был доволен, что его ученик заметил напрягшиеся плечи среднего брата.

— Точно, — ответил учитель, — даже члены его семьи напуганы.

Лина подняла руку, прервав Джедаев.

— Занита осталась одна, — шепнула Лина, — это мой шанс.

Ни говоря не слова, Лина скользнула из дверей, оставив Джедаев наблюдать за ней через экраны. Она прошла вниз, к библиотеке. Это была большая комната, с высокими полками, заполненными книгами. Везде была полированная мебель. Занита была внутри, очевидно, что она зашла сюда, чтобы немного отдохнуть.

Куай-Гон почувствовал странную неловкость. Несмотря на приятные манеры Заниты он не думал, что встреча состоится.

Оби-Ван наклонился к экрану. Лина зашла в невидимую для других гостей библиотеку.

Взгляд, отразившийся на лице Заните, увидевшей невестку, выражал явное удивление. Старшая женщина стояла и обняла Лину, долго держа её в объятиях. Оби-Ван экспериментировал с контрольной панелей до тех пор, пока они не услышали голоса Лины и Заниты в библиотеке.

— Но, моя дорогая, почему вы скрылись от нашей семьи? — беспокойным голосом спросила Занита.

— Я боялась, — объяснила Лина, — без Рутина… Я не знала, что вы думаете обо мне.

— Ты всегда будешь Кобралом, — торжественно сказала Занита, смотря на невестку, — почему ты боишься?

Лина колебалась, затем заговорила тише:

— Я боюсь, так как думаю, что Рутина убил Солан.

Занита села удобнее на большом диване. Она побледнела и коснулась дрожащей рукой Лины.

— Это было моим самым большим опасением, — прошептала Занита, потому что к её горлу подступили слезы, — я не хотела бы, чтобы оно оказалось верным. Но все же, когда я слушаю своё сердце, я знаю, что ты не лжёшь.

Она вынула платок и вытерла глаза, чтобы продолжить.

— Я пыталась остановить Солана, образумить его, но было поздно, — она снова разрыдалась, — а теперь Рутин ушёл.

Встав на колени, около неё, Лина успокаивала Заниту. Она также рассказала ей, что все знала о плане Рутина положить конец преступлениям.

— Я знаю, что это для вас будет слышать нелегко, но теперь я планирую свидетельствовать против семьи. Самое дорогое желание Рутина стало также и моим. Я хочу остановить насилие, — говорила Лина, смотря в глаза свекрови, — и мне нужна ваша помощь.

В комнате охраны, Куай-Гон почувствовал, как дрожит голос Лины. Он не мог винить за это Лину. Она просила, чтобы Занита присоединилась к ней в восстании против собственной семьи, собственных детей.

Занита опустила глаза и отпустила руку Лины. Она неподвижно сидела на диване. Затем она взглянула на картину, висящий на стене библиотеки. На ней были изображены трое мужчин, трое братьев Кобрал. Рутин гордо стоял в центре.

— Да, — вздохнула она, — это должно быть остановлено.

ГЛАВА 5.

Занита сидела спокойно ещё некоторое время. Когда она подняла голову, то у неё на глазах были слезы.

— Есть набор документов, — медленно сказала она, — я думаю, что смогу получить их для тебя. Но ты должна пообещать мне, что не выдашь, откуда ты получила эти доказательства.

— Конечно, Занита, — заверила её Лина, положа руку на плечо свекрови, — я знаю, что вы никак не связаны с насилием и коррупцией.

Занита вновь погрузилась на некоторое время в размышление. Это напомнило Куай-Гону Лину.

— Потребуется некоторое время, чтобы получить документы. Возможно завтра ночью, — сказала она, — я должна быть очень, очень осторожной. Чтобы Солан ничего не заподозрил.

Вдруг за дверьми библиотеки раздался громкий голос. Куай-Гон обеспокоился. Это был голос мужчины, и звучал он очень сердито.

Лина быстро отпустила руку свекрови и поднесла палец к губам. Затем быстро встала и спряталась за занавесом, закрывающим транспартистиловую дверь библиотеки.

Мгновение спустя дверь распахнулась и Солан вошёл в комнату.

— Мать! — сказал он серьёзно, смотря на неё, как на провинившегося ребёнка, который заслужил выговор, — что ты тут делаешь?

Занита равнодушно посмотрела на сына. Она не была ребёнком и общалась с Соланом на равных.

— Мне нужно было побыть одной, — ответила она просто. Её лицо не показало никакого признака страха или опасения.

Солан нетерпеливо переминался с ноги на ногу.

— Ты хозяйка праздника дня рождения своего сына, — заявил он, — это будет не хорошо, что если ты убежала, предоставив гостей самим себе. Необходимо быть там до окончания вечера.

— Прекрати указывать мне, что мне делать, Солан. Это мой дом, и я делаю то, что считаю нужным, — она смотрела прямо в глаза сыну.

Солан мигнул и отступил назад.

— Юно нуждается в тебе на кухне, — сказал он более спокойно, — он не знает, какой сервис можно будет использовать для ужина.

— Хорошо. Я пойду и обсужу это с ним, — ответила Занита.

— Великолепно. Потом возвращайся на вечеринку.

Занита не признавала тот факт, что её сын только что дал ей приказ. Вместо этого она проследовала за ним из библиотеки. Она не обернулась, выходя за дверь, лишь спокойно закрыла её после себя.

Спустя некоторое время, Лина также покинула библиотеку и несколькими минутами позже встретилась с Джедаями в комнате охраны.

— Полагаю, что вы все слышали, — сказала она, — он приводит меня в бешенство, когда разговаривает со своей матерью в подобном тоне. Иногда мне жаль, что она не поставила его на место. Её голос успокоился, — но я предполагаю, что он может убить её.

Лина сделала паузу, в то время, как её мысли шли к следующему пункту. Вдруг её глаза зажглись волнением. Куай-Гон не был уверен было ли это острое ощущение от своего спасения или результат встречи со свекровью.

— Разве этого не достаточно? — спросила она, возможно излишне эмоционально, — Занита поможет нам. Я знала, что она сможет. Женщина сразу понимает, что пути криминального мира ведут лишь к разрушению и ненависти.

Куай-Гон не мог не вспомнить о Дженне Зан Арбор, безумной женщине-учёном, которая проводила ужасные эксперименты на людях, в том числе и нем самом. Он знал много женщин, которые шли по пути преступления и насилия. Но вслух ничего не сказал.

— Так или иначе, мне стало легче. Встреча не могла пройти лучше.

— Действительно, все выглядит так, что ваша свекровь намерена помочь вам получить доказательства, — согласился Куай-Гон, — давайте только надеяться, что она сдержит слово.

Лина кивнула и отвернулась к экранам безопасности.

— Мы все ещё здесь и нам надо выйти так, чтобы не быть обнаруженными, — сказала она, смотря на каждый экран по очереди, отмечая местонахождение каждого гостя в доме. Куай-Гон знал, что она пытается найти лучшее время, чтобы улететь отсюда.

— Следуйте за мной, — сказала Лина немного подождав. Она открыла дверь из комнаты охраны и осмотрела коридор. Затем дала знак Джедаям и те вышли из комнаты. Занита была на кухне с Юной, и они вышли через другой, редко используемый выход в стороне от особняка.

Когда они вышли наружу, Куай-Гон посмотрел на дом семьи Кобрал. Снаружи он казался похожим на дома многих других семей — тёплым и гостеприимным, без напряжённости. Но внутри здесь были тёмные связи. Был страх, боязнь, ненависть.

Конечно, это не удивило Куай-Гона. Семья, которая управляла целой планетой посредством насилия и коррупции, неизбежно сталкивалась и со страхом, и с ненавистью, и интригами, которые плелись внутри неё.

Поглощённый собственными мыслями, Куай-Гон не заметил чувство близкой опасности. Оби-Ван что-то крикнул.

— Берегитесь, — крикнул он, отталкивая Куай-Гона и Лину от их ландспидера. Все трое упали на землю, у основания металлической статуи, загремевшей вниз, как раз на то место, где они только что были. Она упала на ландспидер, разрушив его. Случись это на несколько мгновений раньше, все они были бы убиты.

ГЛАВА 6.

Джедаи и Лина все ещё лежали на земле, когда Занита и Юно прибежали из кухни. Куай-Гон чувствовал, как напряглась Лина, увидев служащего, который пристально рассматривал её. Но потом выражение насторожённости на его лице сменилось беспокойством.

— С вами все в порядке? — спросил он, протягивая руку, чтобы помочь ей встать.

Лина поднялась самостоятельно и отряхнулась.

— Все в порядке, — ответила она, осматриваясь вокруг, чтобы посмотреть не вышел ли кто ещё. Это было хорошо, что они припарковали свой ландспидер далеко от основного места стоянки. Куай-Гон был впечатлен самообладанием Лины. Не нужно было смотреть на падавана, чтобы убедиться в том, что Оби-Ван чувствует то же.

Шарф Заниты сбился с головы, и пожилая женщина стремилась восстановить дыхание. Но она нисколько не удивилась тому, что Лина прибыла в её дом с двумя людьми, которых она раньше не встречала.

— Нам действительно надо было усилить фундамент этой статуи, — сказал Юно, осматривая гигантскую металлическую скульптуру, лежащую на земле, — это весьма опасно.

— Весьма, — сухо согласился Куай-Гон.

— Заните, вы помните Оби-Вана Кеноби и Куай-Гон Джина? — спросила Лина, поднимая взгляд на свекровь, — они мои друзья.

Куай-Гон чувствовал, что Лина пытается увести Заниту от мысли высказать вслух слова о том, что они раньше никогда не встречались. Он предположил, что всё это из-за присутствия Юны.

— Конечно, — непринуждённо ответила Занита, — я рада видеть вас снова.

Куай-Гон учтиво улыбнулся, хотя при этом не испытывал ничего подобного.

— И я вас тоже, — сказал он, пожимая её руку согласно фреганской традиции.

Юно казался раздражённым от того, что не был представлен Джедаям. Он прокашлялся и сказал группе.

— Вы должны пройти внутрь и отдохнуть. У нас есть медицинский дроид, который обследует вас, нет ли каких повреждений.

Куай-Гон продолжал смотреть невозмутимо, понимая, что такое семейство как Кобрал наверняка нуждается в собственном медицинском дроиде. Но было нечто странное в предложении Юны. Куай-Гон был более чем уверен в том, что несмотря на все беспокойство, в действительности мотивы слуги были совсем иные, чем забота об их благополучии. Наверняка у него были другие причины желать, чтобы группа вернулась в дом.

— Я уверена, что в этом нет необходимости, Юна, — многозначительно сказала Занита, — Лина и её друзья уезжают.

Она украдцой осмотрелась вокруг. После встречи со своим сыном в библиотеке, Куай-Гон предположил, что она опасается того, что их кто-либо увидит.

— Лина, ты можешь взять мой ландспидер, — добавила она, — это самое малое, что я могу для вас сделать.

Лина улыбнулась своей свекрови.

— Это будет ценнее всего, — ответила она, — спасибо, Занита.

Юна хмуро посмотрел на Лиину, затем показал на здание ангара, где хранились транспортные средства.

— Лина знает, где размещаются ландспидеры, Юна, — сказала Занита, — и она может взять любой мой. Вы не должны сопровождать её.

Хмурый взгляд Юны лишь усилился, но он ничего не сказал.

— Нам лучше всего будет вернуться, -сказала Занита твёрдо, видя, что Юна не двигается, — у нас есть гости, к которым мы должны проявить внимание.

Взглянув последний раз на трех посетителей, Юна повернулся и последовал за Занитой на кухню.

— Один покрывает другого, — шепнула Лина, слегка дрожа, — Рутин никогда не любил Юну. И мне говорил, чтобы я опасалась его Она смотрела, как Юна и Занита исчезли за дверью кухни, и лишь после этого отправилась к ангару.

— Давайте уйдём отсюда раньше, прежде чем ещё что-нибудь случится.

Несколько минут спустя, Лина и Джедаи уже были на пути обратно в город.

— Хорошо, что Занита предложила нам свой скоростной ландспидер, — отметил Оби-Ван, сидя впереди.

— Очень хорошо, — согласилась Лина. Но более она не говорила ничего. Казалось, что ей внезапно сложно сконцентрироваться на дороге, управляя скоростным транспортным средством.

Куай-Гон вновь сидел сзади и анализировал события, произошедшие за последние часы. Хотя он и не хотел этого признавать, он чувствовал, что не владеет полной картиной происходящего. Он не мог понять честны с ним и Оби-Ваном Занита и Лина, честны ли они друг с другом.

Куай-Гон вздохнул. И вновь, в миллионный раз ему было жаль, что Таллы нет в живых. Несмотря на острую боль, он знал, что её острое восприятие и интуиция помогли бы докопаться до правды. Она бы не обратила внимание на отвлекающие манёвры этих женщин. Она бы отбросила это все и добралась до их реальных намерений, их мотивов.

Куай-Гон наклонил голову и попробовал позволить печали покинуть его. Не так, как его учил Йода, а то, что не один раз говорил ему его падаван.

— Позволь пережить свои эмоции, а затем позволь им уйти.

Куай-Гон сосредоточился на словах. Он позволил сильной печали наполнить его, и он не был уверен, что это не разрушит его, не сломает. Теперь, будто общаясь с каждой клеткой тела, он пытался освободиться от печали.

Не получилось.

Куай-Гон открыл глаза. Он чувствовал, насколько сильно у него болит голова. Это было тоже самое. Он ощущал невероятную боль, а затем бесконечную пустоту. Боль не исчезала. Он пытался прогнать её, но она не оставляла его одного.

ГЛАВА 7.

Оби-Ван был тих, пока глейтер летел в город. Он мог чувствовать только лишь печаль своего учителя, а Лина была сосредоточена только на дороге. Она умело вела ландспидер по городу и Оби-Ван вновь отметил про себя её самообладание. Менее получаса назад их едва не убили. Но все же, казалось, что она стирает из памяти плохое также, как вытирают крошки со стола.

Оби-Ван предполагал, что они вернутся к складу, где было укрытие Лины. Вместо этого они направились к её квартире, которая была разгромлена. Оби-Ван хотел было спросить её об этом, но передумал. Он посчитал, что у Лины были на то достаточные причины.

Лина оставила ландспидер в нескольких сотнях метров от здания. Они осторожно подошли к турболифту, где теперь оставался только один охранник. Да и тот спал на посту. Они быстро прошли мимо него, зашли в турболифт и поднялись на верхний этаж. Когда они пришли в квартиру, Лина быстро прошла через комнаты. Джедаи следовали за ней.

Куай-Гон ничего не говорил, но следовал за ней. Оби-Ван чувствовал огорчение, когда понял, что его учитель не испытывал замешательство. Даже в его угнетённом состоянии, казалось, он знал, что делать дальше.

Оби-Вану не требовалось много усилий, чтобы не отстать от Лины и Куай-Гона. Лина провела их в секретный выход, который они уже использовали раньше и быстро спускались по лестнице. Они не замедлили темп, пока не достигли переулка. Потом спеша, они прошли несколько кварталов и завернули в ещё один переулок. Вскоре она остановила воздушное такси и все они забрались внутрь.

Оби-Ван облегчённо сел на сиденье, он был рад, что не придётся сейчас ещё бежать следом.

— За нами следили? — спросил он. Это было логическим объяснением действий Лины.

— Не то, чтобы я была уверена в этом, — сказала она странным тоном. Она говорила так легко, как будто бы идея забавляла её, — Занита — действительно замечательная женщина. Я счастлива знать её.

Оби-Ван подумал, что Лина говорит очень странно, как будто бы они были знакомыми, а не семьёй. Но он вновь сохранил молчание. Что он знал об этой семье?

Лина сказала водителю такси остановить в нескольких кварталах от склада. Как только они вышли, она немного расслабилась. Мгновением позже, она протянулась и коснулась руки Оби-Вана.

— Мне очень жаль, — сказала она, смотря ему в глаза. Оби-Ван попытался подавить чувство, которое одолевало его, когда она так пристально смотрела на него.

— Я не могла говорить в такси из-за водителей, — объяснила она, — они сторонники Кобрал. И что касается транспортного средства Заниты, оно хорошее, но в нём могут быть столько следящей аппаратуры, о которой Занита может даже и не знать.

Оби-Ван кивнул и Лина продолжила идти. Она говорила спокойно, но достаточно громко, что Оби-Ван и Куай-Гон могли её слышать.

— То, что падение статуи не было несчастным случаем — это очевидно. Я уверена, что её основа полностью безопасна, независимо от того, что говорит Юна. На земельном участке Кобрал есть немало ловушек, которые могут сработать.

— Кто вы думаете сделал это? — спросил Куай-Гон, заговорив в первый раз после того, как они оставили особняк Кобрал.

— Я не знаю, — ответила Лина, — Кобралы имеют много союзников: наёмников и добровольцев. Хотя Юна служащий Заниты, он прежде всего работает на Солана. Я уверена, что он получил бы большую награду, если бы преуспел в нашем убийстве.

Трое людей продолжили путь по дороге на склад. В жилом помещении их встретила Мика. На столике лежала коробка средних размеров.

— Это доставили, в то время, пока вы отсутствовали, — сказала Мика. Она взяла коробку и передала её в руки кузины. Она казалась немного взволнованной.

Лина взяла коробку и перевернула её. Он был обернут в тонкий серый материал. На ней не было ничего написано, кроме имени адресата, напечатанном большими буквами: ЛИНЕ КОБРАЛ.

ГЛАВА 8.

— Рутин! — сказала Лина, пристально глядя на коробку. Она провела пальцами по своему имени, — это почерк Рутина, — объяснила она, обращаясь к Джедаям, — я узнаю его где угодно.

Куай-Гон также смотрел на коробку, чувствуя себя совершенно уверенным в том, что это была ловушка. Рутин был мёртв. Или нет?

— Я хотел бы взглянуть на него, — сказал он, сделав шаг вперёд, — я хочу проверить не опасно ли это, прежде, чем вы откроете.

Лина нахмурилась.

— Рутин никогда не подверг бы меня опасности, — твёрдо сказала она.

Куай-Гон посмотрел на неё. После всего того, что он знал, именно Рутин подверг их большой опасности. Но не видел никакого смысла, чтобы напоминать сейчас Лине об этом.

— Это может быть ловушкой, — непреклонно сказал Куай-Гон. Лина все ещё хмурилась на него. Возможно, думал Куай-Гон, она чувствовала, что тот хочет украсить её последний подарок от Рутина, но потом всё-таки дала Куай-Гону коробку.

Он закрыл глаза, погружаясь в Силу. Куай-Гон некоторое время держал пакет в руках, затем открыл глаза и вернул его Лине.

— Я не чувствую никакой непосредственной опасности, — сказал он. Но он не был убеждён в том, что пакет был от Рутина или в том, что это поможет извлечь пользу для свидетельства против Кобрал. Он не был сейчас уверен ни в чём.

Лина положила пакет на стол и разрезала маленьким карманным ножом обёртку. Затем открыв коробку, выложила его содержимое на стол: пара чёрных сапог, фонарик, какая-то прозрачная трубочка наполненная землёй.

На лице Лины отразилось отчаяние, когда она увидела содержимое посылки.

— Это не имеет никакого смысла, — пробормотала она.

— Я пойду, приготовлю нам всем что-нибудь поесть, — сказала Мика, уходя.

— Хорошая идея, Мика, — ответила Лина, — я очень голодна.

Куай-Гон сел рядом с Лииной, как только Мика оставила комнату. Он не знал об отношениях этих двух женщин, но чувствовал, что сможет получить нужные ответы, если обратится к ней один на один.

— Вы принимали кого-нибудь на этом складу? — спросил он, не тратя времени.

Лина отвлеклась от коробки и покачала головой.

— Нет, а почему вы спрашиваете?

Вместо ответа, Куай-Гон задал другой вопрос.

— Получали ли вы раньше таинственные посылки? Или сегодня?

Лина вновь покачала головой.

— Нет, конечно нет. Я сказала бы вам о них.

— Я рад это слышать, — сказал Куай-Гон, не полностью уверенный в том, что верит ей.

Следующий вопрос был возможно самым важным.

— Является ли Мика единственным человеком, кто знает об этом месте? — спокойно спросил он.

Лина быстро встала. Она нахмурилась — Я думаю, что тоже пойду, посмотрю, не нужна ли Мике моя помощь в приготовлении пищи, — резко сказал Оби-Ван.

Куай-Гон слегка кивнул головой падавану, указывая, что это была хорошая идея. Но не отвёл взгляда от лица Лины.

Все ещё хмурясь, Лина отвернулась.

— Да, Мика единственная, кроме вас и Оби-Вана, кто знает об этой квартире, — категорически сказала она. Она повернулась к Куай-Гону, оперев руки в бока, — я ничуть не сомневаюсь в верности моей кузины. Мика и я росли вместе. Мы как сестры. И она не в союзе с Кобрал.

Лина прошлась по комнате, затем вздохнув, вернулась обратно, чтобы присесть на диване перед Куай-Гоном.

— Я не люблю говорить о Кобрал перед Микой, — медленно сказала она, — она была совсем молодой девочкой, когда на её глазах убили собственную мать. И эти воспоминания очень мучительны и болезненны.

— Кобрал несут ответственность за смерть её матери? — спросил Куай-Гон, будучи немного удивлённым.

Лина печально кивнула.

— Они хладнокровно убили её. Мика было тогда семь и она все это видела. Это была огромная потеря и самая большая травма для неё. Она никогда об этом не говорит.

Куай-Гон молчал, обдумывая услышанное.

— Здесь на Фрего, все очень сложно, — сказала Лина, тяжело вздохнув, — но я попытаюсь объяснить. Как я говорила раньше, Кобрал имеют много союзников на Фрего. В течение многих лет правительство Фрего плохо относилось к своим гражданам — налоги были высокие, а условия невыносимы. Фреганцы лишь трудились, что как-то выжить. Семейство Кобрал изменило все это. В то время, когда они улучшили благосостояние народа, они же торговали наркотиками, оружием, имели плохую репутацию, но они использовали всю сво власть, чтобы вынудить правительство пойти навстречу людям. Они даже смогли снизить налоги и поднять заработную плату людям.

— И сделали жизнь людей лучше, — сказала Куай-Гон. Он уже был на планетах, где происходили подобные истории. Коррумпированная власть смещала несправедливое правительство, делало ряд положительных изменений. Но средства, которыми делались эти изменения, были злы и жестоки.

— Сегодня правительство признает, что прошлый путь был ошибочен, — продолжила Лина, — и многие политические деятели больше не хотят работать под нажимом Кобралов. Они хотят работать для людей. Или по крайней мере, делают вид. Другие кажутся благородными, но продажны до мозга костей.

Я вижу, что Кобрал усложнил многие вещи, — прокомментировал Куай-Гон, — и сделал это для каждого.

— Нет никакой честности, никакой безопасности, — заявила Лина, — мы живём по прихотям, а не по законам. Именно поэтому насилие должно быть остановлено. Я знаю, что есть лучший путь и хочу, чтобы у Фрего был шанс начать все сначала, как того хотел Рутин. Новый шанс, которого не будет у нас с Рутинном.

Слезы хлынули из глаз Лины, и впервые Куай-Гон смягчился к ней. Он понял, что она чувствовала. Он и Талла также не будут иметь нового шанса. Лина вытерла щеку.

— Есть некоторые политические деятели, которые хотят подделать новый путь. Есть люди, которые поддержат новое правительство. Но множество других чувствуют себя обязанными Кобралам улучшением жизни.

Лина внимательно смотрела на коробку и сапоги на столе.

— Как будто бы никто не хочет освободиться.

— Вы полностью доверяете своей кузине? — спросил Куай-Гон, возвращаясь к первоначальной теме разговора.

Лина посмотрела Куай-Гону в глаза.

— Абсолютно. Я говорила вам уже, что она мне как сестра. Мика настроена, чтобы отомстить за свою мать и хочет избавиться от коррупции. Возможно, больше, чем кто либо.

Куай-Гон не напомнил, что Рутин и Солан были братьями. Вместо этого, он вздохнул и встал.

— Боюсь, что Мика, возможно, указала ваше местонахождение, — заявил он, — или другая сторона обнаружила вас самостоятельно.

ГЛАВА 9.

Оби-Ван зашёл на кухню и не был удивлён, увидев что она пуста. Он прошёл назад в коридор и направился к турболифту. Мгновением позже он услышал, как лифт заработал. Мика хотела убежать.

Оби-Ван прыгнул в шахту турболифту, и мягко приземлился на его крыше. Кабина лифта остановилась. Активировав световой меч, он прорезал отверстие в металле и спрыгнул уже во второй раз. Но лифт был уже пуст. Он слышал это удаляющихся шагов, потому что она бежала к двери.

Оби-Ван знал, что он должен продолжить преследование, она могла дать информацию, важную для миссии, жизненно важную для Лины. Что если действия Мики подвергнут Лину ещё большей опасности? Он не мог рисковать этим. Он должен был поговорить с Микой. Теперь. Немедленно!

Оби-Вану не потребовалось много времени, чтобы догнать девушку. Он схватил её за руку, и был удивлён тому гневу, который чувствовал в себе. Юноша был зол, когда понял, что Мика подвергла опасности Лину.

Оби-Ван успокаивал себя, заставляя гнев уйти, прежде чем начать разговор. Но как только он увидел лицо Мики, его гнев ушёл сам собой. Девушка была растерянной.

— Куда вы направляетесь? — спросил Оби-Ван, стремясь, чтобы его голос не был слишком строг.

Мика был встревожена.

— Я… Я была… — она смотрела, а на её глазах были слезы, — я должна уйти куда-нибудь, — закончила она шёпотом.

— Прежде вы мне объясните, что происходит, — сказал Оби-Ван. Он увидел в углу несколько больших ящиков и повёл её к ним. Усадив её на один из них, он нашёл для себя другой.

— Сейчас время, чтобы сказать правду. Если вы действительно заботитесь о Лине, сделайте это, — сказал он.

Мика смотрела вниз, себе под ноги. Помолчав несколько минут, она начала свой рассказ.

— Кобрал ужасен. Они делают страшные, мерзкие, злые вещи. Но я не думаю, что Лина или кто-то ещё сможет их остановить. Рутин попытался и он мёртв. Его убило его же собственная семья. Моя мать также была убита Кобралами.

Мика подавила слезы в голосе и вытерла глаза — Конечно, я хочу отомстить за её смерть. И я знаю, что она не единственная, кого убили Кобрал. Я не единственная, кто потерял родных. Я жду, когда смогу увидеть, как убийцы заплатят за свои преступления. Но если я пойду против них, то вероятно буду убита также. И Лина тоже. Они не считают жизнь ценной. Жизнь ничего для них не значит. Ничего даже в рамках собственной семьи.

Оби-Ван кивнул.

— Я не могу сказать вам, что вы не правы, — сказал он, — но Кобрал держат Фрего в ловушке зла, насилия и преступления. У Лины есть шанс уничтожить этот порочный круг навсегда. Она хочет попытаться.

Мика кивнула.

— Я знаю. Лина — герой. Она не думает о собственной жизни. Только о Фрего и её людях. А я трус, виновная в срыве её плана.

Оби-Ван кивнул снова, и удивился сам себе, что гнев не наполнил его повторно. Он знал, что Мика обманула Лину, но он чувствовал смягчающее обстоятельство, что Мика понимала свою вину в своих действиях.

— Как? — спросил он просто.

— Я хотела остановить суд, — объяснила Мика, — это было слишком опасно. Я убедила Мику подождать, пока вы не прибудете. Таков был мой план. Тогда я пробралась в её квартиру и уничтожила файлы. Я считала, что когда Лина увидит, что доказательства уничтожены, она откажется от своего замысла. И если бы она отказалась от него, то и Кобрал бы оставили её в покое. Тогда бы она была в безопасности. Конечно, я не ожидала обнаружить в квартире нанятых головорезов.

— Головорезов? — повторил Оби-Ван.

Мика кивнула.

— Они были хорошо вооружены и рылись в квартире. Тогда я подумала, что это лишь воры, которым нужны драгоценности и золото. У Лины и Рутина было много красивых и дорогих вещей.

Она сделала паузу, прежде чем продолжить.

— Но потом я поняла, что она искали что-то определённое.

— Вы видели, как они выглядели? — спросил Оби-Ван.

— Нет, — ответила Мика, — они сбежали, как только услышали, что я пришла. Они ушли через спальню. Я увидела их лишь мельком, сзади, когда они выбирались на балкон. Да и я особо не хотела их рассматривать, потому что не желала, чтобы они увидели меня. Я только знаю, что их было двое: оба мужчины. Один был высокий, долговязый, другой низкого роста и лысый.

— Не так много, чтобы разыскать их, — констатировал Оби-Ван.

— Я уверена, что они были наняты Кобрал, — сказала Мика.

Оби-Ван теперь был лучшего мнения о Мике, когда она доверилась ему. Но был ещё один вопрос, который беспокоил его.

— Я понимаю, почему вы пошли на то, чтобы стереть компьютерные файлы. Но почему вы оставили то угрожающее сообщение на экране?

Мика посмотрела на него удивлённо.

— Какое сообщение? — спросила она, — я не посылала никаких сообщений.

Она на мгновение сделала паузу. Как будто читая мысли Оби-Вана, она добавила: «Как и то, что я никому не говорила, где скрывается Лина».

ГЛАВА 10

Лина смотрела на Куай-Гона с недоверием. Куай-Гон чувствовал, что Лина не верила в то, что Мика предала её местонахождение, но посылка на столе что-то означала. Её странное содержание не представляло опасности, но всё-таки она была доставлена для Лины. Значит, кто-то знал ещё о её местонахождении.

— Я должен поговорить с Оби-Ваном, — сказал Куай-Гон.

Медленно идя к кухне, Куай-Гон чувствовал себя истощённым. Это обычная миссия, оказалась куда труднее, чем представлялась по началу. Он чувствовал обман, но что-то продолжало укрываться от него. Он не мог сказать, кто кого обманывал. И он не мог понять, почему Лина так отчаянно защищает кузину. Очевидно, она на себе познала, каково это не быть защищённой семьёй, обманутой. Или даже убитой.

Кухня была пуста. Последовав чувствам, Куай-Гон пошёл к лестнице. На полпути вниз, он встретил поднимающегося Оби-Вана и мрачную Мику.

— Доказательства уничтожены, — сказал Оби-Ван, — Мика стёрла их.

— Стёрла или украла? — спросил Куай-Гон, пристально смотря на Мику.

— Стёрла, — вызывающе ответила девушка, — я не получаю прибыль от неудач других. Особенно Лины.

Её голос смягчился, когда она заговорила о кузине.

— Я только хотела защитить её. Чтобы все это скорее закончилось.

Мика низко наклонила голову и пошла вперёд. Джедаи отправились за ней. Она очевидно знала, что пришло время сказать Лине о том, что было сделано.

Девушка стыдилась своих действий, и Куай-Гон чувствовал, что её совесть чиста. Она не обманывала их. Он чувствовал облегчение от того, что кто-то сказал ему правду.

— Оби-Ван, — Куай-Гон остановил падавана, позволяя Мике идти дальше вперёд, — мы должны быть очень осторожными. Все не так, как кажется с нашим свидетелем. На этой планете ложь распространена куда больше правды и стоит куда дешевле.

Оби-Ван поднял глаза, чтобы посмотреть на своего учителя. Куай-Гон увидел как в них вспыхнул крошечный огонёк гнева. Затем он померк.

— Лина — благородная женщина, — размеренно сказал Оби-Ван, — она борется за то, что считает справедливым. Ваши сомнения не помогут ей.

Куай-Гон не мог не улыбнуться слегка. Для Оби-Вана была оскорбительной мысль Куай-Гона о подозрении Лины, и он был готов защищать её. Это подтверждало то, о чём начал подозревать Куай-Гон, что Оби-Ван увлечён Линой. Он должен был предупредить юношу. Прежде чем он успеет причинить себе вред.

— Ты увлечён, Оби-Ван, — сказал Куай-Гон, — будь осторожен. Не позволяй привлекательности управлять твоей волей.

— Я, — Оби-Ван вскинул голову и изо всех сил пытался сохранить голос под контролем, — это не безумное увлечение. Мотивы Лины благородны.

— Мотивы, которые она сказала нам — хорошие, но ведь могут быть и другие. Подумай, чего она лишится. Она никогда не сможет жить так как привыкла. Она потеряла опору в лице Кобрал, когда был убит Рутин, и она в опасности, что будет изгоем. Не только от семейства, но от всего Фрего. Ты не допускаешь возможности, что она ищет доказательства, чтобы с их помощью получить возможность, что-нибудь выторговать для себя?

Оби-Ван не сделал никакого движения, чтобы показать, что он согласился с доводами Куай-Гона.

— Посмотрим и увидим, — мягко сказал он, обернувшись и продолжив подниматься вверх по лестнице.

Куай-Гон вступил в жилое помещение Лины позади его ученика. Мика стояла у стола, уставившись на пустую коробку. Содержание посылки исчезло.

— Я сказала ей, что я стёрла доказательства, — плача, сказала Мика, — но я не думаю, что она даже слышала меня.

— Где Лина теперь? — спросил Куай-Гон. Оби-Ван уже готов был рвануться к лестнице.

— Я не знаю, — Мика рыдала, опустившись на кровать, — она ничего не сказала мне. Только взяла то, что было в посылке, и ушла.

ГЛАВА 11.

— Оби-Ван, подожди! — скомандовал его учитель. Оби-Ван не хотел ничего слушать. Не теперь. Не в то время, когда Лина была одна и в опасности. Но он всё-таки остановился около лестницы.

— У нас будет больше шансов обнаружить её, если мы подумаем, где её искать, — сказал Куай-Гон. Он сел рядом с Микой.

— Как вы думаете, куда она могла пойти, — тихо спросил он.

Оби-Ван оставался наверху лестницы. Он знал, что не должен быть настолько нетерпелив, чтобы отыскать Лину. Но он не имел терпения видя, неторопливость учителя. И это путало его. Обычно он знал, что чувствует Куай-Гон и часто разделял его мнение. Они оба знали, как другой будет реагировать на ту или иную ситуацию, как будет думать и действовать. Сейчас этого больше не было.

Теперь, когда Оби-Ван думал, что Куай-Гон не заботится об исходе миссии, то взял всю ответственность на себя. Если Куай-Гон не остановил бы Оби-Ван, то сейчас возможно он был бы рядом с Линой и был уверен, что она в безопасности. Присевши на ступеньку, Оби-Ван сердито вздохнул. Не было никакого смысла слушать оправдания Мики.

— Тогда пойдём — сказал Куай-Гон. Он встал и пошёл к лестнице. Мика, с красными от слез глазами, поспешила за ним.

Оби-Ван сопровождал их. Он был слишком глубоко погружён в свои собственные мысли, чтобы слышать, о чём шла речь. Он глубоко вдохнул, чтобы освободиться от гнева, который кипел в нём. Куай-Гон не имел никакого права сомневаться относительно Лины. Он был слишком отвлечён до сих пор, чтобы заметить, кем она была, её настоящий характер и стремления. Но если Куай-Гон в течение какого-то момента сконцентрировался на миссии, то Оби-Ван мог также делать это.

Мика в этот раз не особо следила за тем, чтобы оставаться не замеченной. Она вела Джедаев по улицам Риана. Они оставили склады, прошли переулками и спешили в центр города. Над головами Куай-Гона и Оби-Вана мерцали разноцветные огни высоких зданий.

На одном из зданий Оби-Ван видел зелёные листья, различные двигающиеся формы. Внутри здания можно было увидеть, как течёт вода, а само здание выглядела как одна огромная, многоэтажная теплица. Хотя Оби-Ван не мог видеть, где оно начиналось и где заканчивалась, здание возвышалось в пейзаже города на многие километры.

— Там, — запыхавшись, сказала Мика, показывая на двери здания, — я думаю, что она может быть в парке.

— Я надеялся на нечто меньшее по размерам, — сказал Куай-Гон. Оби-Ван ничего не ответил, поскольку сам был удивлён или действительно расстроен.

Оби-Ван подошёл к Мике, когда они приблизились к входу.

— Почему она пошла бы сюда? — спросил он.

— Этот парк многое значит для Лины. Она часто была здесь с Рутином, и всегда приходила сюда, чтобы размышлять, — отметила Мика.

Гигантские овальные двери раскрылись и все трое зашли внутрь. Когда двери закрылись за ними, Оби-Ван почувствовал, как будто сошёл с корабля на другую планету. Воздух здесь был влажным. Шум города исчез, будучи заменённым эхом водопада и детских голосов.

Оби-Ван мог лишь едва разглядеть крышу за вершинами высоких деревьев. Дорожки здесь пересекались между собой, вели к ярко цветущим растениям, блуждали около ручьёв и водопадов. Люди прогуливались по мостикам, сворачивали в небольшие туннели, которые образовывали вьющиеся растения. Здесь наверху летали и маленькие птички, а небольшие амфибии, плескались в водоёмах.

Оби-Ван понимал, почему Лина пришла бы сюда. Это место напоминало ему место тысячи фонтанов в храме Джедаев. То было тоже идеальным местом отдыха и размышлений.

— Вы знаете её любимое место здесь? — спросил Куай-Гон.

Мика печально покачала головой.

— Я никогда не была здесь вместе с ней. Она приходила сюда одна, или с Рутином. Она может быть где угодно.

— Тогда я предлагаю, чтобы мы разделились, — сказал Куай-Гон Оби-Вану, — Мика может побыть со мной.

Оби-Ван кивнул и пошёл налево. Для него это было облегчением, не быть некоторое время вместе с Куай-Гоном. Он мог использовать его, чтобы подумать в одиночестве.

Как только он ушёл от своего учителя, мысли Оби-Вана вернулись к Лине. Вокруг него были небольшие группы людей. Они ели, играли, наклонялись к траве, чтобы посмотреть на листья. Оби-Вана они не интересовали. Среди них не было Лины.

Могло ли это действительно быть безумным увлечением? Оби-Ван задавался этим вопросом. После нескольких глубоких вздохов, здравого размышления без гнева и эмоций, Оби-Ван не мог отрицать этого. Как обычно, Куай-Гон оказался прав. Оби-Ван верил Лине. Но это было не только из-за её красоты. Это было нечто большее.

Это была её сила, сила, которая исходила от неё. Сила очарования. Лина была очаровательной молодой вдовой. Муж, которого она любила, был недавно потерян. Но вместо того, чтобы замкнуться в своём горе, она избрала новую цель. Она не опустила руки, не отказывалась от жизни — не то, что Куай-Гон.

Мысли Оби-Вана вернулись назад, к своему учителю. Он встряхнул головой и поднялся по крутому мосту, к водопаду. Может быть связь, которая была между ними не настолько нарушилась, как предполагал Оби-Ван. Независимо от того, что он чувствовал, Оби-Ван не мог отрицать, что Куай-Гон правильно распознал его чувства к Лине. Ещё до того, как они стали ясными ему самому.

Как может он настольно ясно чувствовать эмоции других, если сам не может разобраться в своих собственных, — задавался Оби-Ван вопросом.

— Со временем, — сказал бы мастер Йода, — со временем все излечивается.

Оби-Ван чувствовал, как новая энергия наполняет его, потому что он разобрался и отпустил то, что беспокоило его. Он рискнул позволить себе быть ослеплёнными собственными чувствами. Теперь он чувствовал себя более уверенно.

Но Оби-Ван не считал, что его учитель прав во всем. Он осматривал парк, разыскивая Лину, и сейчас он чувствовал, что решение помочь ей стало ещё сильнее, чем когда-либо. Несмотря на то, что его суждение было затуманено привязанностью, он знал, что Лина была на стороне справедливости.

Впервые за несколько часов, Оби-Ван имел куда более ясное мышление и видение происходящего. И сейчас он был более чем когда-либо ранее уверен, что Лина делает правильную вещь. Она боролась за мир и правосудие, и не только для себя. Для всей её планеты. И их обязанность как Джедаев, помочь ей в этом. В то время, как эти мысли сформировались в его мнение, там появилось нечто новое, подобное тёмному облаку. У них заканчивалось время.

ГЛАВА 12.

Куай-Гон достал свой комлинк с пояса. Он уже собрался вызвать Оби-Вана, когда его падаван появился, идя по одной из дорожек.

— Он там, — сказала Мика. Она вытянула шею, чтобы увидеть то, что Куай-Гон уже знал. Лины с ним тоже не было. Они втроём обыскали большую часть огромного парка, но Лину нигде так и не нашли.

Мика и Джедаи оставили парк и молча пошли назад, к пустынному складу. Куай-гон пытался обратиться к своим чувствам, чтобы ощутить, угрожает ли Лине опасность, да и жива ли она вообще. Но он не чувствовал ничего.

Тусклый вечерний свет был ещё менее приветлив, чем это было рано утром. Куай-Гон зашёл в комнату первым и тут же увидел, что на кровати сидит чья-то фигура. Мгновенно он активировал световой меч. Его зелёное лезвие осветило комнату, отразившись искрами в глазах Лины. Куай-Гон также быстро выключил лезвие, Оби-Ван и Мика вошли в комнату.

— Лина! — крикнула Мика, увидев кузину. Она поспешила вперёд и опустилась на колени перед кроватью, — Лина, мы так волновались. Где ты была?

— Я сожалею о том, что убежала, — сказала Лина, смотря сначала на одного человека, потом на другого, — я не хотела волновать вас, но мне надо было убедиться, что посылка была от Рутина. Я должна была знать…

Лина замолчала.

Мика поднялась, чтобы включить свет. На столе вновь лежало содержимое посылки: пара водонепроницаемых ботинок, небольшой фонарик, небольшой бур и пузырёк с землёй.

Все это не имело никакого смысла, — думал Куай-Гон. Что должна была знать Лина? И где она была? Куай-Гон чувствовал себя преданным. Она не говорила им всю правду.

Хотя Лина, казалось, была обескуражена, Куай-Гон не собирался её успокаивать.

— Где вы были? — настойчиво спросил он.

Лина была удивлена строгим тоном голоса Джедая.

— Бродила, — ответила она, — я должна была побыть одной.

Куай-Гон не был удовлетворён этим ответом — Одна? И как далеко от нас?

Губы Лины дрожали, и Куай-Гон заметил, что Оби-Ван пристально смотрит на него. Он смягчил свой тон, но остался непреклонным.

— Почему вы забрали содержимое посылки с собой?

— Этот пакет от Рутина, — сказала Лина, стараясь совладеть с дрожью в голосе, — он послал его мне прежде, чем его…

Она вновь боролась за самообладание.

— Но как узнал, что может умереть? И почему ничего не сказал мне?

Лина больше не смогла бороться с охватываемой грустью, она руками обхватила голову.

— Он пытался дать мне знать, — сказала она, вернув самообладание голосу, — но я не могу понять его сообщение. Это как если бы он говорил со мной, а я не могу услышать его, — Лина вновь потеряла самообладание.

— Он действительно ушёл навсегда.

Мика и Оби-Ван подошли к кровати, чтобы помочь ей. Куай-Гон отошёл назад. Лина выглядела куда ниже, чем была раньше. Так или иначе, менее способная к обману. Куай_гон чувствовал, что и он как будто бы стал меньше. Волны горя Лины затронули и его душу, его боль, которая была у него в сердце. Её слова глубоко тронули его, и у него больше не осталось сомнений в её искренности. Он также знал, как может быть больно от осознания того, что любимый человек больше никогда не появится. Куай-Гон испытал ту же пустоту и абсолютное безразличие к будущему.

— Любимые, которых мы потеряли — всегда с нами, — сказал Куай-Гон. Он был удивлён слышать от себя подобные слова. Но они приносили покой. Внезапно, он действительно почувствовал это, как будто Талла приблизилась к нему и его буря в душе немного успокоилась.

В комнате воцарилась тишина. Оби-Ван пристально смотрел в глаза учителю, его взгляд выражал сострадание. И впервые Куай-Гон не чувствовал потребность уклониться от взгляда своего падавана. Печаль Лины, казалось, улеглась, и она смотрела на учителя Джедая с благодарностью.

— Это верно, — сказала она, кивнув головой, — Рутин заботится обо мне даже теперь. Он, должно быть, послал эту посылку некоторое время назад и договорился, чтобы его доставили сегодня. Я уверена, что это было сделано с целью, чтобы помочь мне найти доказательства для свидетельства. Он знал, что любая информация из компьютера будет целью, и он также знал, что я буду нуждаться кое в чём большем.

Куай-Гон заметил, как побледнела Мика, когда Лина заговорила о компьютере. Он спрашивал себя, что пугало её больше: то что её план не сработал или то, что была вероятность существования доказательств.

Молодая вдова не заметила реакции кузины. Её слезы остановились и к ней возвращалась знакомые силы и решительность. Лина взяла со стола ботинки и положила их на колени.

— Я не знаю, где находится ключ, но я разыщу его, — твёрдо сказала она.

— Только, пожалуйста, не убегай вновь, — сказала ей Мика, — ты испугала меня до смерти. Мы несколько часов искали тебя в парке.

Лина нахмурилась.

— Парк… — пробормотала она.

Оби-Ван рассматривал странные предметы, лежащие на столе, а затем вдруг сказал:

— Рутин отправил вам посылку сюда. Значит, он знал о вашем укрытии.

— Конечно, — сказала Лина, — Рутин был тот, кто оборудовал это место. Он планировал сам скрываться здесь, в то время пока он ждал, что сможет покинуть планету.

Вдруг Лина встала на ноги, отставив ботинки в сторону.

— Я почти забыла, — вскрикнула она, вытащив деку из кармана, — в то время, когда я была у своей квартиры, я получила сообщение от Заниты. Он послала его мне…

ГЛАВА 13.

Небо на улице было темно-серым. Куай-Гон смотрел в окно, оглядывая переулки. Было поздно, и улицы пустовали.

— Встречаться с Занитой — это ненужный риск, — сказал Куай-Гон, отвернувшись от окна. Он внезапно чувствовал, что отъезд с этой планеты будет лучшим решением проблемы.

— У нас есть ключ от Рутина и мы должны будем работать с ним. Мы не имеем право больше подвергать вас и вашу свекровь опасности.

— Она рискует, потому что я попросила её, — возразила Лина, — я не могу только позволить ей ждать напрасно.

Нахмурившись, Куай-Гон вновь смотрел на сообщение на деке.

ТРАНСПОРТНАЯ СТАНЦИЯ. ДОК 12.

22.00. СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ. БУДЬ ОДНА. О РУТИНЕ.

— Я не должна была вовлекать Заниту, — сказала Лина, — но теперь поздно что-либо менять. Если я пойду одна, то поговорю с ней и уговорю её прекратить это. Я скажу ей, что боюсь, и решила оставить планету. Тогда мы все будем в большей безопасности.

Куай-Гон не мог признать, что это было бы неплохим решением. Это дало бы им время, чтобы легче покинуть планету. Он кивнул ей в знак согласия.

— Но мы не можем позволить вам идти одной, — сказал Оби-Ван. Мика была рада услышать это.

— Конечно, нет, — эхом отозвался Куай-Гон, — это не безопасно.

— Это единственный способ, чтобы убедить Заниту, — заспорила Лина, — она видела вас и конечно же знает, что вы представляете здесь Галактическую Республику. Я не смогу убедить её, что передумала, если она увидит, что меня сопровождают Джедаи.

— Мы здесь, чтобы защищать вас, — настойчиво сказал Куай-Гон, — и будем действовать наверняка, если у вас есть то, о чём вы говорите.

Лина вернулась к изучению своей комнаты, чем вновь усилила подозрения Куай-Гона. Она, возможно, и сделала все возможное. И даже зная, что её скорбь истина, оставалась возможность, что на неё может оказываться давление.

— Я боюсь, что мы прикреплены к вам до тех пор, пока не прибудем благополучно на Корускант, — улыбнулся Оби-Ван, — мы останемся не заметными, но не позволим вам идти одной.

Лина улыбнулась в ответ Оби-Вану.

— Хорошо, — ответила она, — но нам лучше поспешить, чтобы прибыть туда раньше. Это не так далеко.

— Будь острожна, — сказала Мика, обнимая кузину, — я буду здесь, если вдруг понадоблюсь вам. Я буду здесь.

Лина поцеловала кузину.

— Я вернусь обратно, — пообещала она.

Куай-Гон, Оби-Ван и Лина оставили склад и вышли на тёмные улицы, освещённые лишь светом двух лун Фрего. Теперь, когда дневной свет исчез, Фрего казался ещё менее гостеприимным. Подобно темноте, ложь и обман окутывали планету.

Трое приблизились к транспортной станции, Куай-Гон и Оби-Ван ушли в тень. Лина же осталась идти по середине улицы, под огнями.

— Она должна бы была быть более осторожной, — прошептал Оби-Ван.

— Нет, падаван, — сказал Куай-Гон, — она должна создать впечатление, что больше не хочет прятаться. Кроме того, её действия, помогают нам остаться незаметным.

В доке 12 стояла угрожающая тишина. Невысокие здания окружали огромное поле, где транспортные суда загружались грузом. По краям поля было полностью темно. Оби-Ван последовал за своим учителем, оба Джедая бесшумно спрыгнули на низкую крышу. Пройдя чуть дальше Джедаи остановились, смотря за Линой, которая направилась в освещённую площадь поля. Со своего места Джедаи могли видеть, что происходит с Линой.

Хотя Лина была единственной видимой фигурой, Куай-Гон мог чувствовать в темноте, что они не одни. Он чувствовал другое присутствие, и теперь, с того момента, как они покинули склад, чувство угрозы ещё более усиливалось.

От противоположной стены, вышла Занита. Лина подняла руки, приветствую свекровь. Но Занита в ответ руки не подняла, как и не поприветствовала Лиину. Ещё один шаг, вступив в свет, и причина стала ясной.

Рот Заниты был заклеен скотчем, а позади неё, держа её связанные руки, выступил старший сын, Солан Кобрал.

ГЛАВА 14.

Оби-Ван вскочил на ноги, когда увидел, что ещё три фигуры появились сзади Солана и Заниты. Но Куай-Гон удержал его, заставив отступить. Оби-Ван пытался освободиться от руки учителя. Он должен был защитить Лину. Она была безоружна, когда встретилась с двумя дроидами, Соланом Кобралом и его братом Бардом. У молодой вдовы не было никаких шансов поспорить с мужчинами, у которых хватило наглости арестовать собственную мать и заказать родного брата.

— Ещё рано, — твёрдо сказал Куай-Гон, — я хочу увидеть, что эти мужчины замышляют.

Оби-Ван опустился на землю. Он подождёт. Пока. Но если возникнет хоть малая угроза Лине, то даже Куай-Гон не сможет остановить его.

В оранжевом свете платформы Лина отступила на несколько шагов назад.

— Солан, — сказала она. Её голос показался для Оби-Ван странным, он был полон вины. Он задавался вопросом, чувствовала ли она себя виноватой за то, что случилось с Занитой.

— Как и предполагалось, вы прибыли одна, — быстро сказал Солан.

— Я сделала так, как и было условлено, — спокойно ответила Лина.

Чувства вновь возобладали Оби-Ваном, его рука нащупала световой меч. Он попытался подняться, но рука Куай-Гона, оказавшаяся на его плече вновь заставила опуститься.

— Не сейчас, — вновь предупредил Куай-Гон.

— Не причиняйте ей вреда, — закричал голос в темноте, — она не знала, что я приду.

Оби-Ван немедленно узнал голос. Это была Мика. Мгновение спустя она уже была рядом со своей кузиной. Оби-Ван не знал, что она последует за ними.

— Пожалуйста, не причиняйте вреда Лине. Она никогда не поворачивалась против Кобралов. Она только пыталась защитить меня. Я та, которую вы ищите. Я та, кто знает, как вы работаете. Я та, кто хотела свидетельствовать против вас.

— Мика, нет. Замолчи, — Лина шептала, пытаясь остановить кузину.

— Не слушайте её, — сказала Лина Кобралам, — она защищает меня. Она не знает, что я пришла сегодня вечером, чтобы сказать Заните, что я передумала. Я была глупа, чтобы думать, что смогу идти против Кобралов. Солан, пожалуйста, послушай меня. Ты, и Бард, и Занита — всё, что осталось у меня после смерти моего любимого мужа, Рутина. Я поняла, что должна держаться за семью теперь более, чем когда-либо раньше. Где буду я, если отвернусь от вас? Независимо от того, что произошло, мы всегда будем семьёй. И семья для меня важнее, чем что-либо.

— Как мудро, — ответил Солан, посмеиваясь. Он толкнул Заниту к Барду, тот поймал её одной рукой. В другой он держал бластер.

— Я тронут тем, что ты ещё хочешь быть частью семьи, — сказал он, делая шаг навстречу, — и я благодарен, что вместе.

Он сделал ещё шаг, подходя все ближе и ближе.

— Теперь устранить всех вас будет намного легче.

Солан кинулся на Лину и Мику, а два дроида отрезали им пути к отступлению.

На крыше Оби-Ван понял, что время настало. Он и Куай-Гон спрыгнули с крыши и устремились к женщинам.

Мика попалась в руки Солана, но Лине удалось уклониться. Она повернулась, чтобы бежать, но столкнулась лицом к лицу с высоким смертоносным дроидом.

Оружие одноглазого дроида было направлено на неё. Лина увернулась, одновременно с этим световой меч Оби-Вана отсек руку, а затем отделил голову дроида от его тела.

Оби-Ван закрывая Лину собой, помчался к другому дроиду. Около него, Куай-Гон отклонил мечом выстрел бластера Барда, который отрикошетив попал в пол недалеко от ног Солана. Солан изо всех сил пытался удержать Мику, при этом целясь из бластера в Джедаев. Он не видел, как сзади к нему кралась Лина.

Она ударила ему по руке. Солан выронил бластер. В это время Мика сильно ударила его локтем по челюсти. Солан отпустил Мику и потерял оружие.

Выстрелы дроида Оби-Ван легко отклонял. Хотя выстрелы рикошетили обратно в дроида, это не причиняло ему особого вреда. Он продолжал стрелять по посадочной платформе. В это же время, дроид целился в Мику. Куай-Гон изящным ударом отрубил конечность дроида, а затем, световой меч уничтожил машину.

Пока Куай-Гон разбирался с дроидом, Оби-Ван быстро осматривал поле битвы. Сзади него была Мика, она пребывала в шоке, лёжа на земле, смотря далеко в пустоту. Лина держала под прицелом Солана.

Вдруг Оби-Ван прыгнул высоко в воздух. Он почувствовал, что должно что-то случиться, но не успевал, чтобы отклонить выстрел. Глубоко, в темноте, все ещё держа связанную Заниту, у которой был завязан рот, Бард выстрелил прямо в Лину. Кинулась Мика, закричала Лина. Выстрел достиг цели.

ГЛАВА 15

Пока Оби-Ван спешил к двум женщинам, Куай-Гон устремился к Барду и его заложнику, но не мог видеть, где они таились в темноте. Он мог лишь слышать приглушённые звуки шагов, убегающих от него.

Куай-Гон обежал здание и увидел, как Солан усаживался в транспорт. Бард пихнул свою мать за братом и они устремились прочь со склада.

Мастер Джедай остановился, переводя дыхание. Кобралов ожидал транспорт. Было бесполезно преследовать их пешком. Куай-Гон устремился назад, в док. У него было предчувствие, что он найдёт там нечто ужасное.

Он обежал здание. В оранжевом свете он увидел, как две фигуры стояли на коленях. Третья безжизненно лежала на руках его падавана. Мика была мертва.

Лина рыдая, обняла тело кузины.

— Нет, Мика, — кричала она, обращаясь к ней, — только не ты. Не оставляй меня.

Куай-Гон заворожено смотрел на происходящее. Его воспоминания унесли его назад, к Талле. Ужасная боль сжала его грудь.

— Куда бы я не направилась, я буду ждать тебя, Куай-Гон. Я всегда была путешественником-одиночкой…

— Уже нет, — возразил он, — Помнишь? Мы будем вместе. Ты обещала, — поддразнивал он, — Теперь ты не можешь отступить. Я никогда не позволю тебе забыть об этом.

Её улыбка и слабое пожатие его руки, казалось, потребовали от неё невероятного усилия.. Куай-Гон знал, что она была в серьёзной опасности, что она умирала. Он пытался обратиться к Силе, к джедаям, к той любви, которую он испытывал. Но ничего не смогло спасти женщину, которую он любил.

Куай-Гон коснулся лбом Таллы. Их дыхание смешивалось.

— Пусть мой последний миг будет таким, — сказала она. И он был таким.

— Учитель, — спокойно сказал Оби-Ван, и Куай-Гон вдруг вернулся в настоящее. Лина обнимала Мику, горько рыдая. Не осталось и следа от той сильной, решительной женщины, которую Куай-Гон встретил в день прибытия на Фрего. Он не видел женщину, которую, как он думал, могла обмануть их. Он только видел человека, который склонился над мёртвым телом, не в силах справиться со своей мукой.

Он точно знал, что испытывала она. Он сам прошёл через это, выжил, смог найти силы жить дальше. И надеялся, что Лина тоже сделает это.

Куай-Гон склонился над Лииной.

— Мне очень жаль, — мягко сказал он, — я не могу разделить вашу боль, но я понимаю, что вы сейчас чувствуете.

Дрожа, Лина опустила тело Микки на землю.

— Я хочу обернуть тело, здесь такая традиция, — сказала она, вытирая глаза.

Оби-Ван нашёл брезент рядом с кораблём и Лина показала Джедаям традиционный способ оборачивания тела.

— Мика всегда помогала мне, — сказала Лина, когда тело было обернуто и лежало на земле, — она всегда пыталась направить меня.

Трое стояли молча, смотря вниз. После они оставили Мику, лежащую на платформе в оранжевом свете.

— Парк, — сказала Лина, уходя из ангара, — Мика сказала, что вы искали меня там в течение нескольких часов.

— Мы делали это, — ответил Оби-Ван.

Плечи Лины выправились и глаза прояснились.

— Я поняла, что хотел мне скзаать Рутин, — сказала она с внезапной уверенностью, — мы должны немедленно отправиться в парк.

Куай-Гон был удивлён способностью Лины быстро вернуться к намерению найти доказательства. Её лицо было полно печали, но она устремилась в парк. Она хорошо ориентировалась в его тёмных улочках, в глубине парка. Было все ещё темно. Две луны планеты сияли в ночном небе. Их серебряный свет частично освещал дорожки, мосты и ручьи. В здании парка создавалась полная атмосфера все происходящего на планете.

Куай-Гон постоянно осматривался. Он не чувствовал опасности, парк казался мирным и безмятежным, каким он был днём. Но от этого не стоило уменьшать бдительность. Оби-Ван стоял чуть поодаль.

Вдруг Лина остановилась рядом с маленьким кустом тропического растения. Недалеко журчала вода, бежавшая по гладким камням.

Вздохнув, Лина села.

— Это было нашим любимым местом, — сказала она, — я помню его в первый раз, когда Рутин привёл меня сюда четыре года назад. Тогда мы ещё не были женаты. Но у нас было так много планов, так много мечтаний.

Её глаза какое-то мгновение сияли счастьем. Но вскоре их наполнили слезы, и она разрыдалась.

— Я так сожалею, — сказала она, — иногда это больше, чем я могу перенести. Мне жаль, что я осталась жива, а он нет. Я бы с радостью пожертвовала своей жизнью, чтобы спасти его.

Куай-Гон кивнул.

— Мне тоже жаль, что я возможно, не отдал свою жизнь, чтобы спасти другую, ту, которую я любил. Но теперь мне понятно, что это ещё более трудно быть оставленным другим. Я не хотел бы, чтобы она почувствовала такое одиночество, ту боль, через которую прошёл я, — он осторожно коснулся руки Лины, — Рутин оставил эти вещи вам, потому что знал, что в случае его смерти, вы продолжите то, что он хотел.

Куай-Гон смотрел в глаза Лины, зная, что его слова достигли цели. Удивительно, но он чувствовал, как легко стало ему самому. Его печаль о Талле все ещё причиняла боль, но он внезапно понял, что у него есть возможность продолжить жизнь. Талла будет с ним, в его сердце. Она не хотела бы, чтобы он похоронил себя, оплакивая её. Он позволил своему горю удалить от себя каждого, кто пытался ему помочь. Поскольку горе было слишком тяжёлым, оно склонило его голову, и он не мог видеть других, которые также оплакивали Таллу. Оби-Ван, Йода, Бент, Кли Рава. Список был длинным.

Вдруг лицо Таллы в его воспоминаниях просветлело. Куай-Гон заметил, как она даже слегка иронически улыбнулась.

— И кто же из нас является слепым? — спросила она. Её голос был настолько реален к нему. Как ему было жаль, что он не мог ответить…

— Спасибо, Куай-Гон, — мягко сказала Лина, вытирая глаза, — это трудно, поскольку дальше я должна жить без Рутина. Я знаю, что вы правы.

Куай-Гон слегка сжал руку Лины. Он заметил, что его падаван удивлённо наблюдает за ним и чувствовал, что ещё многое должен объяснить ему. Но не сейчас. Сейчас у них не было времени. Они должны были найти доказательства и покинуть планету.

— У вас есть какие-либо идеи о том, что значит эта посылка? — спросил Куай-Гон.

Лина наклонилась к его ногам и начала что-то искать под камнями, покрытой зелёной листвой.

— Я уверена, что мы на месте, — объяснила она, — но я не совсем поняла смысл послания. Зачем мне нужен фонарь. Или пара ботинок?

Все трое шарили по земле, но находили только траву, камни, воду, растения.

— Здесь нет ничего, — наконец сказал сердито Оби-Ван, — здесь все точно также, как и в любом другом месте этого парка.

Услышав его слова, Лина внезапно остановилась.

— Да. Но в то же время и нет, — сказала она, — здесь нечто изготовленное искусственно.

Она смотрела теперь на землю по-другому. Лина нашла заплату искусственного грунта, на котором пророс мох. Отодвинув его, она нашла люк. Отодвинув его с помощью Джедаев, она посветила в него. Там был небольшой тоннель, ведущий вниз.

Лина спустилась в тоннель. Спустя некоторое время Куай-Гон услышал всплеск воды.

— Теперь я знаю, зачем Рутин прислал мне сапоги. У меня ноги в воде. Но, по крайней мере, это не сточные воды, — сказала она.

Куай-Гон передал Лине Они были большие и Лина одела их поверх своих. Потом она включила фонарь и огляделась. Она была в тоннеле, ведущей к комнате насоса.

— Вам помочь? — спросил Оби-Ван.

Раздавался плеск воды, но ответа не было. Только несколько мгновений тишины.

Куай-Гон и падаван переглянулись. Куай-Гон уже собирался отправиться в туннель, когда они услышали торжествующий крик.

— Я нашла его, — воскликнула Лина.

Спустя некоторое время она появилась с вторым маленьким пакетом, который был в водонепроницаемой обёртке.

Куай-Гон очень надеялся, что это были доказательства, в которых они так нуждались.

ГЛАВА 16.

Трое не потратили много времени, возвращаясь на склад. Они пробыли в парке несколько часов, и сейчас было раннее утро. Оби-Ван стремился добраться до их тайной квартиры и открыть пакет. Он был так утомлён, надеялся, что они смогут отдохнуть несколько часов, прежде чем действовать дальше. Но он знал, что учители редко отдыхали. Иной раз ему казалось, что Куай-Гон вообще не спал.

Оказавшись на складе, Лина вскрыла пакет. Внутри была дека, хорошо завёрнутая, защищённая от воды и других повреждений. Лина включила механизм считывания, и все стали ждать. Следующие мгновения показались им вечностью. Её руки дрожали. Лина положила деку на стол, а сама присела на диван. Дека пискнула.

Лина нажала несколько клавиш на клавиатуре, и информация побежала по экрану. Здесь было многое: информация о преступлениях с земельными участками, взятки, угрозы, шантаж, контракты на убийства. Список преступлений рос и рос.

— Можешь попрощаться со своим могуществом, Солан, — прошептала она. Лина улыбнулась Джедаям, — Это поместит Кобралов за решётку на очень долгое время, — сказала она.

Оби-Ван вздохнул с облегчением. Скорей бы эта миссия была завершена. Лина будет в безопасности и Фрего обретёт свободу.

Куай-Гон не стал тратить время и связался с сенатором Кроутом на Корусканте. Он объяснил, что все доказательства для свидетельства у них в руках и они отправятся в обратный путь этим же утром.

— Замечательно, — ответил сенатор, — возьмите Дегариана-2. Он быстрый и он в вашем распоряжении. Я жду с вами встречи завтра.

Поскольку им больше не надо было ничего делать, Лина и Джедаи располагали несколькими часами отдыха. Лина уснула в комнате, по соседству с ней, в зале расположились Джедаи. Куай-Гон дремал, а Оби-Ван несмотря на огромную усталость, не мог уснуть. Он вспоминал беседу между его учителем и Линой в парке. Куай-Гон никогда не говорил так искренно о своей печали к Талле. Почему же он доверился женщине, которой он не доверял и не смог довериться своему падавану?

Оби-Ван знал, насколько смерть Таллы потрясла Куай-Гона. Он теперь знал, как она была ему дорога, как он любил её. Но пока Талла была жива, Оби-Ван не мог утверждать, что между ними была любовь. Когда же она появилась? У Куай-Гона и Таллы не было много времени, чтобы быть вместе.

Пока он лежал в темноте, чувство вины охватило Оби-Вана. Он знал, что не имел никакого права расстраивать своего учителя. Это было его решением, кому доверяться, а кому нет. И если это был не Оби-Ван, то пусть так и будет.

Повернувшись, Оби-Ван вспомнил то, что говорил учитель Лине. Он помнил его взгляд. И больше чем что-либо, он желал найти способ унять боль Куай-Гона.

Наконец усталость взяла своё, и Оби-Ван начал засыпать. Но едва его мысли успокоились, он услышал движения в комнате Лины. Оби-Ван сел, на секунду задавшись вопросом, смогла бы Лина спастись, если бы его учитель сомневался в её доводах. Она говорила так убедительно с Соланом, что создавалось впечатление, будто она действительно хочет примириться с Кобралом. Тут Оби-Ван услышал в комнате шаги и борьбу. На Лину кто-то напал. Удостоверившись, что световой меч с ним световой меч, он ворвался в комнату Лины. Она сидела на стуле, связанная с кляпом во рту. Фигура в тёмном плаще с капюшоном стояла рядом с ней.

Прыгнув, Оби-Ван достиг нападавших и стащил с одного капюшон. Он ожидал увидеть там лицо одного из братьев Кобрал, но не узнал незнакомца. Лицо нападавшего исказил гнев, он тянулся за бластером.

Оби-Ван активировал световой меч, но злоумышленник быстро сунул себе что-то в карман и устремился прочь в двери. Он уже почти исчез, когда Куай-Гон ворвался в комнату и с помощью Силы толкнул человека к стене. Преступник упал и заскользил по лестнице вниз.

Оби-Ван быстро развязывал Лину.

— С вами все в порядке? — спросил он.

Лина кивнула.

— Ещё один головорез, работающий на Кобрал, — сказала она, зло улыбнувшись, — я почти привыкла к ним.

— Вы вовремя, учитель, — сказал Оби-Ван, помогая Лине подняться на ноги.

— Спасибо, — ответил Куай-Гон, склонившись над мужчиной, — вскоре он пробудится с сильной головной болью, я думаю.

Куай-Гон не шутил долгое время, и теперь для Оби-Вана это было настоящей музыкой. Учитель быстро обыскал карманы мужчины и нашёл деку Рутина. Он нашёл кое что ещё, и Оби-Ван видел, как он быстро спрятал это в своей руке.

Куай-Гон встал и повернулся к Лине с Оби-Ваном. Его лицо выражало серьёзную обеспокоенность.

— Наши планы меняются. Мы должны покинуть Фрего как можно быстрее, — сказал он.

ГЛАВА 17.

Лина, Куай-Гон и Оби-Ван тихо шли по тёмным улицам Риана. Светало. Куай-Гон мечтал, чтобы эта миссия скорее закончилась. Но идя вперёд, он чувствовал, что они были ещё далеки от завершения.

Когда они достигли ангара, Оби-Ван направился прямо на Дегариан-2. Он почти вошёл на борт корабля, когда Куай-Гон догнал его. Лиина была сзади него.

— Нет, падаван, — спокойно сказал Куай-Гон и потянул его в сторону, — мы не полетим на этом корабле.

Куай-Гон молча указал на одинокий корабль, стоящий в дальнем конце ангара.

— Полагаю, что этот будет лучше для нас всех.

Оби-Ван на миг был удивлён, но затем кивнул. Он отвёл Лину подальше от Дегариана-2 и повёл её к тёмной области плафтормы. Куай-Гон подошёл к пилоту небольшого корабля.

— Мы ищем возможность улететь до Корусканта, — сказал он тихо, — и хотели бы улететь как можно быстрее.

Пилот посмотрел на него, в начале ничего не говоря. Он просто смотрел Куай-Гону в глаза. Тот выдержал этот пристальный взгляд. Он был уверен, что этот человек не работает на Кобрал и полет с ним будет относительно безопасен.

— Я могу доставить вас на Корускант, — наконец ответил пилот. Он назвал цену, которая устраивала Джедаев.

Куай-Гон согласился.

— У нас есть ещё некоторые дела, но мы вскоре вернёмся, — сказал он. Пилот кивнул.

— Я буду готов к отлёту.

Куай-Гон повернулся и пошёл назад к Оби-Вану и Лине. Теперь он должен был инсценировать всё, что они покинули планету на Дегариане-2, как и было запланировано.

— Время идти на борт, — сказал он нормальным голосом, подходя к кораблю. Потом он тихо сказал Оби-Вану.

— Позволь говорить мне.

Дегариан-2 был большим и удобным судном, оборудованным для путешествий дипломатов и особо важных персон. Здесь были просторные каюты для пассажиров. Джедаи и Лина поприветствовали дроида, встретившего их на борту.

Куай-Гон был удивлён увидев, что дроид был таким же, как и те, которых он с Оби-Ваном повергли минувшим вечером, но виду не подал. После беседы и приёма сообщения от сенатора Кроута, Куай-Гон сказал, что они все очень устали и хотели отправиться в свои каюты для отдыха.

— Великолепно, — ответил дроид, — я могу проводить вас. Внизу вас ожидают три просторные каюты.

— Спасибо, — сказал Куай-Гон, — пожалуйста, убедитесь в том, чтобы нас никто не побеспокоил до самого прибытия.

Дроид кивнул.

— Конечно. После проведения расчётов, мы стартуем где-то через 20 минут.

Он постоял мгновение, как будто ждал, чтобы убедиться в том, что каждый из пассажиров зашёл в свою каюту. Лина зевнула и пожелала всем спокойного отдыха, затем исчезла за дверью. Оби-Ван и Куай-Гон сделали то же самое.

Куай-Гон подождал пятнадцать минут, затем постучал в дверь Лины.

— Нам пора уходить, — сказал Куай-Гон, за которым появился Оби-Ван.

Лина выглядела недоуменной.

— Вы думаете, что это безопасно? — спросила она.

— Куда более безопасней, чем пребывание на борту, — ответил Оби-Ван.

Куай-Гон, Оби-Ван и Лина пошли вниз по коридору. Они покинули корабль через маленький люк в хвостовой части судна. Вскоре двигатели корабля заработали, Дегариан-2 взмыл и исчез в воздухе.

Как только они благополучно оказались на борту другого корабля, Куай-Гон объяснил всё, что выяснил.

— Я опасаюсь, что сенатор Кроут не тот, каким хочет казаться.

Он показал билет, выписанный на должностное лицо с Фрего, под которым стояла сенаторская печать и подпись.

— Я нашёл это у бандита, который пытался украсть деку со свидетельством Рутина.

Глаза Лины расширились.

— Сенатор? — воскликнула она, — я была уверенной в том, что он не коррумпированный.

— Я был уверен относительно многих вещей, которые не являлись таковыми, — ответил Куай-Гон, — в галактике есть немало скрытого.

Лина сидела, потирая глаза. Она была очень удивлена. Казалось, что сети лжи Кобралов не будет конца.

— Может быть я излишне переоценил риск полёта на Дегариане-2, — продолжил Куай-Гон, слегка улыбнувшись, — но думаю, что мы уже достаточно рисковали.

Небольшой корабль вскоре отправился в путь, и Джедаи, и Лина могли отдохнуть за время полёта. Хотя этот корабль был не таким большим и удобным, как Дегариан-2, Куай-Гон отметил, что группу окружало ощущение спокойствия, когда они покинули Фрего. Наконец они оставили эту планету.

Когда судно было на полпути к Корусканту, Куай-Гона из его задумчивого состояния вывел сигнал комлинка. Мгновение спустя заговорил знакомый голос Йоды.

— Нападение на Дегариан-2 произошло, — сказал он просто и замолчал на несколько секунд, — оставшихся в живых не осталось там.

ГЛАВА 18.

Джедай Мэйс Винду встречал на посадочной платформе Куай-Гона, Оби-Вана и Лину. Это была долгой поездкой, на Корусканте был день. Солнце стояло высоко в немее, отражаясь от тысяч транспортов на планете, полыхая на блестящих стенах высоких небоскрёбов.

— Должно быть вы — Лина Кобрал? — спросил магистр Винду, протягивая ей руку, — я рад, наконец, встретиться с вами.

Он смотрел на каждого из них, перед тем, как отправиться в Храм Джедаев..

— Мы рады, что вы оказались в безопасности, — сказал он, — новости относительно сенатора Кроута удивили нас и не очень приятно. Особенно тогда, когда пришло известие о гибели Дегариана-2.

Оби-Ван вздрогнул, понимая, насколько близки они были от смерти.

— Мы хотели бы, чтобы Лина выступила со свидетельствами как можно скорее, — сказал он, изменяя тему разговора.

— Конечно, — согласился Мэйс, — канцлер уже созвал специальное слушание сегодня. Оно начнётся через несколько часов. Будет присутствовать весь сенат.

— Хорошо, — сказал Куай-Гон, — мы не хотим давать больше времени сенатору Кроуту или Кобралам, чтобы они не догадались, что их план потерпел неудачу, что мы все ещё живы.

Он осторожно коснулся плеча Лины.

— И вы позаботитесь об этом вопросе раз и навсегда. Думаю, что это является лучшим для Фрего.

Лина кивнула.

— Я хотела бы умыться и переодеться, — она показала на свою испачкавшуюся одежду, — боюсь, что это не лучший вид для специальной сессии галактического сената.

Оби-Ван улыбнулся. Даже под огромным давлением, Лина проявляла внимание к деталям. Он понял, что будет тосковать без неё, теперь, когда их миссия будет окончена. И закончиться она очень скоро.

— Мы предоставим вам жильё в консульстве Фрего, — сказал Мэйс Винду, — полагаем, что сенатор Кроут будет до слушания вне здания. Но если мы столкнёмся с ним, то должны вести себя, как будто бы не имеем с дело Кобрал ничего общего.

— Я поняла, — сказала Лина, — но надеюсь, что вы правы, когда сказали, что его не будет в здании.

Мэйс последовал вперёд к временным апартаментам Лины, и Джедаи ждали, пока быстро умылась и переоделась.

Оби-Ван был поражён, когда она появилась некоторое время спустя. Её волосы были заплетены в чудную причёску. Пара искрящихся серёжек с драгоценными камнями украшали её уши, простое лёгкое синее платье ниспадало до её лодыжек. Она выглядела прекрасно, как будто бы позади не было страданий длинной ночи и долгого перелёта.

Группа оставила консульство и направилась к сенату. Лина была поражена, когда они вступили в палату Сената.

— Я и понятия не имела, что галактика настолько большая, — нервно прошептала она Оби-Вану.

Оби-Ван поддержал её улыбкой.

— Все будет хорошо, — шепнул он в ответ, — помните, вы делаете то, что является верным.

Лина расправила плечи и кивнула. Группа заняла место на большой плавающей платформе, которая скользнула вперёд. Сессия только начиналась, и сенаторы ото всюду выглядывали, вытягивая шеи, чтобы посмотреть, кто будет выступать на специальном заседании. После нескольких минут гул голосов со всех сторон утих. Канцлер Валорум сообщил Лине, что настало время её выступления.

Она встала на ноги и выдержала паузу. Лина всматривалась в тысячи лиц, смотрящих на неё. Оби-Ван только мог предположить, о чём она думала сейчас. Она готовилась. Теперь её судьба была в руках незнакомцев. Поверят ли они ей? Позаботятся?

Голос Лины не дрожал, когда она говорила о Кобралах. Когда она заявила о связи преступного семейства с сенатором Кроут, по залу заседаний прокатился ропот, но вскоре вновь воцарилась тишина. Оби-Ван мог сказать, что Лина завладела вниманием каждого в зале, потому что она говорила о преступлениях, власти, коррупции и злу в плену которого была Фрего. Потом она рассказала о своей собственной истории, включая смерть мужа и кузины. И наконец о попытке сенатора Кроута убить их.

В зале заседаний поднялся шум, ошеломлённый сенатор Кроут вскочил на ноги.

— Вы лжёте, лжёте!!! — кричал он, — я делал для вашей планеты только хорошее.

Но Оби-Ван мог видел, как поражён сенатор, потому что Лина предоставила исчерпывающие доказательства против него, не только связью с бандитом, который напал на них, но и с гибелью Дегариана-2. Его политическая карьера, как и жизнь свободного человека фактически была закончена.

Не потребовалось много времени, чтобы провести голосование. Сенатор Кроут был удалён из зала заседаний, а на семейство Кобрал были выписаны ордера для ареста за их преступления. Также было решено, что как только на месте будет избрано новое правительство, то Фрего в Сенате представит новый сенатор.

Оби-Ван сиял. Он так гордился Линой, за то, что она сделала для людей, для всей своей планеты. Благодаря ей, Фрего обретёт новое начало, новый шанс в новой жизни.

ГЛАВА 19

Вернувшись назад, в консульство Фрего, группа направилась в комнаты Лины. Было много разговора об успехе свидетельства, представлении доказательств и новой дороге вперёд. Несколько сенаторов были так впечатлены решимостью Лины, что предложили ей баллотироваться на должность сенатора от Фрего.

— У меня нет интереса занимать эту должность, — категорически ответила она, — я вернусь на Фрего, чтобы на месте помочь сформированному новому правительству. Для меня будет время, чтобы начать новую жизнь на новой планете.

Она подмигнула Оби-Вану, и он подумал, что точно увидит в будущем Лину в политике. Возможно она получит должность советника на Корусканте. Если это произойдёт, то у него будет возможность, время от времени навещать её.

После того, как небольшая группа поужинала вместе, Лина сказала, что хотела бы отдохнуть.

— Мне хотелось переварить это все, — шутя заметила Лина, — вскоре я отправлюсь назад, на Фрего. И сомневаюсь, что у меня будет там возможность хорошо отдохнуть.

Куай-Гон кивнул. Он знал, сколько работы предстоит сделать после смены правительства.

— Думаю, что отдых вам нужен, — сказал он, — у меня и Мэйса Винду есть некоторые дела в Храме, но я вскоре вернусь. Оби-Ван может остаться с вами, если пожелаете.

— Это очень любезно, но мне действительно хотелось бы побыть одной некоторое время, — любезно ответила Лина.

Оби-Ван кивнул, чтобы скрыть своё разочарование.

— Конечно, — сказал он.

В то время, когда Мэйс и Куай-Гон отправились в Храм, Оби-Ван задержался перед дверью в покои Лины. Он уважал её желание, но также хотел остаться поблизости. На случай, если она передумает. Дверь в комнате рядом была открыта, а сама комната пуста. Оби-Ван зашёл туда и расположился на удобном стуле. Отсюда он мог слышать то, что происходило в комнате Лины.

Оби-Ван только закрыл глаза, когда услышал знакомый голос. Это не был голос Лины, и звучал он недружественно.

— Удивлена видеть меня, дорогая Лина, — сказал голос, — я предполагаю, что очень. Но я думаю, что ты любишь сюрпризы.

Раздался какой-то приглушённый звук, как будто злоумышленник схватился за одежду. Оби-Ван услышал прерывистое дыхание Лины.

Он кинулся в коридор, схватив световой меч. Юноша нажал на контроль двери. Но ничего не произошло. Дверь была заблокирована. Оби-Ван активировал меч. Он должен был преодолеть эту дверь. Но едва лезвие коснулось двери, что-то подсказало ему не делать этого.

Он закрыл глаза и сконцентрировался. Он слышал скребки за дверью. Лина была прямо перед дверью и не было никакого пути, чтобы взломать дверь, не подвернув риску её.

— Я должна была сделать это несколько лет назад, — продолжал нападавший, — возможно тогда бы я спасла своего любимого сына. Того, которого я любила больше всего, кого лелеяла.

Занита.

— Я пыталась спасти его, я действительно делала это. Но как только он решился свидетельствовать против своей семьи, против своей плоти и крови, я ничего не могла поделать. Да, для меня это была большая потеря. Но необходимая.

Лина всхлипнула.

— Необходимая? — недоверчивым эхом отозвалась она, — Занита, он был вашим сыном!

— Я знаю, Лина. Фактически мне больше было жаль, что он не был дочерью. Ты знаешь, мужчины — глупцы, марионетки, которыми так легко управлять. Им всегда нужно говорить то, что нужно делать, но даже тогда они делают большую часть неправильно. На Фрего был хаос, пока мы не взяли все под свой контроль. Я собрала наши силы и добралась до правительства, чтобы укрепить наш путь. Все шло прекрасно, пока не появилась ты. Ты украла сердце моего Рутина и изменила его мнение.

— У Рутина было своё мнение, — спокойно сказала Лина.

Оби-Ван исследовал стену, пытаясь вспомнить расположение комнаты. Его руки были влажны, а сердце учащённо билось. У него не было времени, чтобы действовать, и не было права на ошибку.

Занита действовала так, как будто бы не слышала невестку.

— И теперь, из-за тебя, я потеряла двух других моих сыновей, — продолжала она — и, конечно, я не позволю, чтобы это случилось.

Оби-Ван услышал зловещий щелчок. Он должен был действовать и надеяться, что не будет слишком поздно. Подняв свой световой меч, он воткнул его в стену.

— У тебя есть время поправить свою причёску, моя дорогая, — сказала Занита, — ведь через несколько мгновений ты встретишься с Рутином.

Тонкая стена быстро поддалась мечу Оби-Вана. Оби-Ван вступил внутрь как раз вовремя, чтобы увидеть Лину, как та медленно падала на пол без чувств, ударившись головой. Все ещё держа бластер в руке, Занита направила его в грудь невестки. Она не замечала присутствие Оби-Вана. Юноша сделал несколько шагов к Заните. Внезапно она обернулась и теперь бластер был направлен на него.

— Ах, Джедай, — сказала она, — Конечно.

Она быстро выстрелила несколько раз. Оби-Ван был удивлён её невероятной точностью, и ему пришлось отпрянуть и увернуться, чтобы не два выстрела не попали в него. Ещё три он парировал своим мечом.

Шагнув вперёд, он почувствовал, как один из выстрелов задел его одежду. Он прыгнул на Заниту и выхватил бластер. Занита отпрянула и упала рядом с Линой. Её плечи дёргались, она издала несколько яростных рыданий. Истинный лидер Кобрал был повержен, и скоро у неё будет много времени для размышлений, в тюрьме.

Оби-Ван деактивировал световой меч и повесил его на пояс. На его одежде была небольшая дырка, где выстрел бластера задел его.

Он осторожно ощупал её, поблагодарив за то, что не был ранен. Но Лина…

Вдруг Оби-Ван услышал звук позади себя.

— Оби-Ван, смотри, — кто-то крикнул. Это был Куай-Гон.

На долю секунда Оби-Ван не знал, куда смотреть. Он увидел мерцание оружия в руке Заниты. Это был виброкинжал.

Прежде чем Оби-Ван смог разоружить её, Занита погрузила лезвие себе в грудь.

Мгновение спустя она упала на пол, мёртвой рядом с Линой.

ГЛАВА 20.

Куай-Гон посмотрел на кровать в комнате Оби-Вана в Храме Джедаев, но увидел, что его падаван стоит в дверном проёме.

— Я подумал, что вы не будете против, пойти со мной, чтобы увидеть Лину, — сказал он.

Оби-Ван слегка двинул ногой по полу, и Куай-Гону это напомнило мальчика, которого он взял себе в ученики четыре года назад. Нетерпеливый, упрямый, но также и неуверенный. С тех пор они прошло долгий путь. Куай-Гон знал, что юному Джедаю все ещё требовалось привязанность и одобрение. И учитель не мог винить его за это, наоборот он был благодарен ему за это. Очень скоро Оби-Ван станет рыцарем Джедаем, и вскоре не будет в нём нуждаться. Но в этот момент, он был ещё юношей.

Куай-Гон знал, что в последнее время их отношения были не слишком гладкие. Он чувствовал за собой вину. И не был уверен в себе, потому что все эти трудности с ним произошли по тому, что он не доверился юноше. Хотя это было так просто.

— Я не против, — ответил Куай-Гон, вставая на ноги, — как она себя чувствует?

— Когда она упала, то сильно ударилась головой, — ответил Оби-Ван, — но она идёт на поправку. Сегодня она выпишется, а послезавтра планирует вернуться на Фрего.

Куай-Гон замедлил шаг, чтобы идти вместе с Оби-Ваном. Они спускались вниз по коридору.

— Физические раны заживают быстро, — спокойно сказал он, — но на душевные требуется куда больше времени.

Куай-Гон шёл тихо. Потом он заговорил.

— Когда умерла Талла, эта рана была настолько огромной и глубокой, что я не уверен, что смогу жить дальше. Я просто не мог жить дальше. И эта боль ослепляла меня, я не видел, что были и те, кто также любил и оплакивал Таллу.

— Я тоже огорчён, что её нет с нами, — сказал Оби-Ван, — но я знаю, что моя боль не сравнится с вашей. Я не знал, как помочь вам, и был очень растерян.

Внезапно Куай-Гон остановился и обернулся, чтобы встать лицом к лицу с падаваном.

— Я тот, кто был потерян, падаван. Ты был чуток и терпелив ко мне. И я нуждался в этом терпении. Я все ещё несу на своей душе эту рану, от потери Таллы. И она будет со мной всю оставшуюся жизнь.

Оби-Ван кивнул.

— Я знаю, — мягко сказал он.

Куай-Гон положил руку на плечо Оби-Вана.

— Я благодарен тебе за усилия помочь мне преодолеть эту боль. Долгое время я был глух к твоим словам, но ты все ещё продолжал говорить их. Спасибо тебе, что благодаря тебе я нашёл способ продолжить жить. Твои слова… Ты — успокоил меня. Спасибо.

Оби-Ван глубоко вздохнул и улыбнулся.

— Не стоит благодарности, я рад этому, — сказал он.


Конец 17-й книги.


Оглавление

  • ГЛАВА 1.
  • ГЛАВА 2.
  • ГЛАВА 3.
  • ГЛАВА 4.
  • ГЛАВА 5.
  • ГЛАВА 6.
  • ГЛАВА 7.
  • ГЛАВА 8.
  • ГЛАВА 9.
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11.
  • ГЛАВА 12.
  • ГЛАВА 13.
  • ГЛАВА 14.
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16.
  • ГЛАВА 17.
  • ГЛАВА 18.
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20.