КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Святой против Треугольника (fb2)


Настройки текста:



Лесли Чертерис Святой против Треугольника

Глава 1

в которой речь идет о трех удачливых бандитах и Треугольнике из Лас-Вегаса

Человеку непосвященному могло показаться, что Саймон Темплер, по прозвищу Святой, в течение всей своей кипучей жизни притягивал к себе авантюры, как громоотвод молнии, а опытный обольститель – красивых девушек.

На самом же деле присутствовала некая глубинная связь между ее величеством Авантюрой и Саймоном Темплером – само существо его было настроено на поиск вышеупомянутой Авантюры, где буква А – величиной с гору.

Кстати, о горе: странная ситуация, в которой оказался Треугольник, потому и сложилась, что величественные и дикие горы существовали и были почти безлюдны.

Собственно авантюра, в которую Мэри Грин вовлекла Святого, началась лет за семьдесят до того, как Треугольник обрел солидную репутацию в Лас-Вегасе. Да не представится читателю Мэри Грин в образе бабки, седой и старой, которая собирается прожить сто лет исключительно затем, чтобы проверить, правду ли сказал дантист, что ее челюсть будет существовать столько же, сколько и она сама. Напротив, Мэри Грин была прелестна: ее бирюзовые глаза таили в себе тот особенный отблеск неба, который так часто встречается на портретах работы итальянских мастеров. Но к этому мы еще вернемся.

Семьдесят лет унылая дорога связывала пустыри Карлстона с мрачными нолями лавы – Продолжением Долины Смерти на южной границе Невады и Калифорнии. Какое-то оживление внесла в этот регион война. В те времена редкие смельчаки рисковали забираться сюда, конечно же, на лошадях, а не пешком. Не чаще одного раза в месяц отправлялся из Вирджиния-Сити дилижанс. Проезжая мимо озера Валтер, минуя деревянные и каменные бараки в Каисларе, он оставлял за собой лагуну и внезапно оказывался во власти раскаленного камня, красного песка, палящего солнца и одиночества. Путешествие в этих местах было достаточно рискованным, и не только оттого, что лошадь могла пасть, колесо сломаться, а возница внезапно сойти с ума. Если дилижансу удавалось преодолеть все трудности пути и он все-таки въезжал в Барстоу на реке Мози, путешественников встречали радостными криками и свистом, поздравляли, поили и кормили.

Однако чаще дилижанс не прибывал, и это никого особенно не беспокоило. Телеграфной связи еще не было, мысль о спасательной экспедиции как-то никому не приходила в голову, да и кто мог бы точно сказать, отправился ли дилижанс вообще.

Но те трое, укрывшиеся в скалах, как в крепости, знали, что дилижанс вышел и что отправлен он с единственной целью – доставить в Барстоу изрядную сумму из Вирджиния-Сити. Надо сказать, что именно данное обстоятельство делало джентльменов терпеливыми. Происходило это за семьдесят лет до того дня, когда биограф Саймона Темплера приступил к его жизнеописанию, и конечно же, эти трое не могли и помыслить, что акция, которую они собирались осуществить, будет иметь такое продолжение.

Их лица были укрыты черными платками и широкополыми шляпами, из-за пояса с кобурами выглядывали рукоятки револьверов крупного калибра. Лошади этой загадочной троицы были привязаны за скалами несколько поодаль с притороченными к седлам мешками.

После целого дня ожидания, когда уже спускались сумерки, в лучах заходящего солнца наконец показалась повозка, запряженная четверкой лошадей. В повозке сидели двое: возница, как и полагалось, держал вожжи, а охранник дремал, придерживая коленями ружье, и голова его безвольно покачивалась из стороны в сторону. Проснулся он слишком поздно: трое бандитов стащили его и возницу на землю и, вскочив в дилижанс, уже настегивали лошадей, увозя добычу.

Грабители остановили взмыленных лошадей часа через два, когда уже совсем стемнело и ехать дальше стало опасно. Почти не спали, сменяя друг друга, боясь всего и помня случаи, когда по нескольку раз воры обворовывали друг друга и мешки с деньгами переходили из рук в руки.

На рассвете они продолжили путь, отлично ориентируясь на местности и почти не разговаривая: план был разработан давно, и обсуждать было нечего. Дилижанс почти не оставлял следов на каменистой дороге. У входа в узкий каньон они остановились. Один, высокий, похожий на хищную птицу, – очевидно, главарь, – внимательно осмотрел окрестности. Другой слушал, приложив ухо к земле.

– Никого, – решили они и въехали в каньон.

Они оставались там целый день, а уходя, увели с собой выпряженных из дилижанса лошадей. Еще через день они зарезали лошадей и уже мертвых утопили в озере.

– Главное сделано, – сказал главарь. – Теперь...

– Каждый в свою сторону, – сказали другие.

Они разошлись, не взяв денег, а ведь именно из-за денег оставили на мучительную смерть тех, привязанных за скалами трех лошадей, обрекли на гибель возницу и охранника и напоследок зарезали и утопили четверку лошадей из упряжки.

Грабители дали друг другу слово хранить тайну этого дела и помнить условный знак, даже не предполагая о грядущих спустя семьдесят лет последствиях, когда в эту – одну их самых необычных – авантюру пожелает вмешаться кто-то еще.

Не дано им было знать и того, что на этом месте свершится еще одно преступление – без видимой связи с ними – и оно существенно повлияет на судьбы персонажей, жизнь которых мы взялись описывать.

Теперь пришло время ввести в наше повествование нового героя. Знакомьтесь, – Хал Госс. Человек с весьма солидной репутацией, по крайней мере в Неваде. Можно было не любить его, у иных он мог вызвать и более яркие негативные чувства, однако с силой его приходилось считаться. Высокий и статный, лет сорока, но, возможно, и пятидесяти, он обладал своеобразной элегантностью, пленяющей многих особ женского пола. Он уже давно жил в Лас-Вегасе, но происхождение его богатства для всех все еще оставалось загадкой, разгадать которую особенно и не старались, успокоившись на версии о наследстве и игральных автоматах. А их – игральных автоматов – у него было немало, и чуть ли не каждый второй звонок, возвещавший проигрыш незадачливому клиенту, прибавлял некую толику к его богатству.

Собственно, прибыль получал Треугольник. Только не подумайте, что это было какое-то тайное общество вроде Черной Руки, мафии или Братьев Последнего Дня. Нет, у Треугольника был собственный дом, вывеска, бланки, он регулярно помещал свои объявления в городских газетах. Странно, но редко случалось, чтобы жизнерадостный турист, посетивший Лас-Вегас и потерявший в три дня все свое состояние, решался обратиться к Треугольнику, в надежде восстановить справедливость. К сожалению, большинством владела единственная мысль: любым способом получить возможность продолжить игру... чтобы проиграть снова.

Вы, наверно, помните, что каждый треугольник имеет три вершины. Не был исключением и Треугольник, о котором идет речь, и одной из его вершин и был Хал Госс. Двумя другими были Берн Кори и Крис Джейсон.

Оба эти персонажа, чья роль в этой истории небезынтересна, были начисто лишены элегантности и апломба, столь характерных для уже знакомого нам Хала Госса.

Берн Кори, невысокий и неприметный, с плешивым черепом, хитрым, подвижным лицом и бесцветными глазами, плохо одевался и казался мешковатым. Любые эмоции находили у него выражение в жесте, который уже принес ему немало осложнений: он хватался за галстук и теребил его, будто стараясь поправить неудачно завязанный узел. Если бесцветная внешность была ему иной раз выгодна, позволяя остаться неузнанным, то эта привычка моментально выдавала его.

Крис Джейсон был совсем иным. Его румяное лицо с толстым носом и несколько приподнятыми усиками, вызывало безотчетное доверие. Обычно его и посылали объясняться с проигравшими клиентами. А уж потом, с видом большого начальника, появлялся Госс. Кори оставался за кулисами, вел дела, подсчитывая доходы и потери и определяя баланс. Если игрок упрямился и пытался докопаться до истины, Джейсон отвечал ему доброй улыбкой и уходил. Вскоре вместо него появлялся невозмутимый и мрачный персонаж, рука которого, выразительно засунутая а оттопыренный карман пиджака, дополняла его угрожающе-красноречивый вид. Это был Кринг, полностью преданный Треугольнику.

Ну а что же Саймон Темплер? Он тоже занимался Треугольником? Нисколько. Он полностью игнорировал существование этого общества. Но, читая газеты, он безусловно знал, что ситуация в Лас-Вегасе доставляла некоторые заботы правительству: чуть ли не в каждом номере появлялась статья, содержащая материалы против этого игорного заведения.

Кое-кто оценивал сложившиеся обстоятельства философски:

– Что из того, если игры будут запрещены в Неваде, они незамедлительно появятся в других штатах. Пусть же большой восточный штат продолжает играть роль щита и источника удовольствий.

Другие же категорически требовали уничтожения этого нечестивого рая.

– Позор! – восклицали репортеры, обчищенные рулеткой или баккара, фальшиво объективным тоном. – Все великолепные отели в Лас-Вегасе не что иное, как казино, и они существуют на средства одураченных игроков.

Читая подобное или слыша, как журналист поносит Треугольник – «этот синдикат мошенников и фальшивых банкиров», Саймон только улыбался, смакуя свой утренний кофе и любуясь великолепной панорамой Сан-Франциско. Мелочная суета сует! Достаточно крохотной ошибки инженера-атомщика, чтобы обратить в пепел Лас-Вегас и его игроков со всеми хитроумными игральными автоматами.

Треугольнику же было наплевать на атомные взрывы, которые иногда потряхивали Фламинго или Пустынную Таверну и освещали город призрачным бледным светом. Треугольник беспокоила угроза более реальная.

– Конгресс собирается послать следственную комиссию, – бормотал Берн Кори, теребя узел галстука.

– Не стоит все-таки душить себя, – ухмыльнулся Крис Джейсон. Развалившись в кресле, он положил ноги на письменный стол. Его безвкусная ядовито-зеленая рубашка, украшенная черными пальмами, золотой луной и ручейком, раздражала Хала Госса, но глаза его с болезненным упорством возвращались к ней, исследуя подробности этого навязчивого пейзажа.

Внешне Хал Госс был спокойнее своих сообщников. Единственно, чего он не терпел, это упоминания о Долине Смерти в соседнем штате Калифорния. Кори и Джейсон при нем избегали этой темы, а если и говорили, то понижая голос, чтобы не досаждать Госсу. Их разговор обычно кончался одной и той же фразой:

– В конце концов, это не наше дело.

Госс закурил сигарету, комфортно откинулся в кресле и поправил манжеты, на которых золотом блеснули запонки.

– Совершенно бесполезно рыдать, – заявил он.

– Легко сказать, – возразил Верн Кори. – Существуют счета.

– И что же?

– Хал, мы произвели солидные траты: мы надстроили один этаж, увеличили гараж и купили эту новую машину... – Он понизил голос.

Крис Джейсон смущенно посоветовал:

– Опустим это...

– Согласен, – ответил Кори. – Но все будет оплачено, цены сейчас низкие. Все в порядке, кроме того, что последние пятнадцать дней нас преследует проклятое невезение в западном квартале.

Госс молча наблюдал за ними, он немного презирал своих компаньонов. Иногда он сомневался, стоило ли объединяться с ними, правда, каждый внес деньги и каждый что-то умел.

– Я пошлю Кринга обойти их и навести порядок. Если нужно, он возьмет авто.

Госс улыбался. Эта мощная машина, на покупке которой он так настаивал, вселяла в него спокойствие – в случае непредвиденного удара она может быть полезной. Хороша она и просто для прогулки...

– Следственная комиссия еще не назначена, – произнес он, – и здесь она появится еще не скоро. Если к нам пошлют людей, весьма возможно, что они захотят поиграть... а у нас на руках все козыри. Не считая Веры...

Он указал на портрет женщины, висевший на стене: очаровательное создание, с ласковой улыбкой и в непринужденной позе. Джейсон улыбнулся. Кори проворчал что-то. Видимо, у него были причины не доверять конгрессу.

В комнату вошла секретарша – некий мистер Фергус хотел видеть Джейсона.

Итак, судьба пошла со своей первой карты.

А в этот момент Саймон Темплер страдал от скуки.

Глава 2

в которой внук одного повешенного узнает, что он может стать богатым наследником

Треугольник знал цену приветливой улыбки в приемной. На должность секретарши трудно было найти кого-нибудь лучше мисс Каролины Бридлинг, и, безусловно, если бы Святому довелось сюда заглянуть, он постарался бы задержаться здесь подольше. Однако этого посетителя явно интересовало что-то другое, так как, нехотя ответив на ее вопросы, он более ни минуты не задержался возле очаровательной секретарши.

Готовая доложить, она остановилась на пороге: Госс курил сигару, Кори развалился в кресле, Джейсон сидел положив ноги на стол. Каролина презирала всех троих. До сих пор они даже не оценили по достоинству цвет ее глаз, которыми она очень гордилась. Она кашлянула, и Госс повернул голову.

– Что-нибудь случилось, мисс Бридлинг? – спросил Джейсон, растягивая слова.

– Посетитель, сэр.

– А не послать ли его к дьяволу, если он, конечно, не принес нам богатства! – предложил Джейсон и добавил: – А вы, Каролина, приготовьте нам три виски.

На лице Каролины мелькнула тень улыбки. Она давно уже знала – а чего только не знают хорошенькие секретарши, – что неприятности Треугольника принимают серьезный оборот.

– Это адвокат, – выразительно сказала она.

Трое мужчин вздрогнули и переглянулись – адвокат? Другими словами, новая неприятность. Госс прикусил губу, но первым овладел собой и спросил совсем спокойно:

– К кому?

На короткий миг серые глаза Каролины задержались на Гос-се, и ее веки дрогнули.

– К Крису Джейсону, – прозвучал ответ.

Она видела, что Госс облегченно вздохнул. Каролина была наблюдательна, и уже давно догадалась: в его прошлом было нечто, что он хотел бы скрыть. Слишком явно он ненавидел все, что имело отношение к полиции и правосудию.

А Джейсон спросил немного наигранным, шутливым тоном:

– Адвокат, ко мне? Что же он хочет? Я только вчера заплатил своему портному!

Он выдавил из себя жалкий смешок. Тогда Каролина позволила себе роскошь немного его успокоить, но сделала это с большой неохотой:

– Сначала, сэр, он не хотел мне говорить, он утверждал, что это очень личное, что он скажет только вам. Конечно, я стала настаивать, и он объяснил мне...

– К фактам, Каролина, – поторопил ее Джейсон.

– Этот господин... его зовут Фергус, Самуэл В. Фергус. Он адвокат из Лос-Анджелеса. Он специально приехал сюда ради вас, мистер Джейсон. Но он посоветовал мне не болтать.

– Мисс Бридлинг, между нами не может быть секретов. Я вам больше не буду напоминать об этом.

Каролина повернулась к Госсу, помедлила и, не дождавшись продолжения, сказала:

– Так вот, Фергус утверждает, что речь идет о настоящем богатстве. – Она сделала несколько шагов и положила на письменный стол визитную карточку посетителя.

Джейсон смотрел на этот кусочек картона как на чудо.

– Настоящее богатство! – повторил он.

– Да, – ответила секретарша.

Госс взял карточку.

Там был указан адрес Фергуса в Беверли-Хиллз, на холме, называемом Лос-Анджелес, на холме, где жили звезды Голливуда.

– У меня там есть друг, – пробормотал он. – Каролина, попросите этого Фергуса немного подождать, всего несколько секунд. Мы сейчас его примем. Скажите, что у нас совещание.

Она вышла. Кори не произнес ни слова; развалившись в кресле, он безмолвно наблюдал эту сцену. Госс придвинул к себе телефон и вызвал междугородную станцию.

– Эй, Хал! – недовольно проговорил Джейсон. – Я не нуждаюсь в вас, чтобы принять Фергуса. Почему вы сказали, «мы» примем его?

На лице Госса промелькнула улыбка, он подмигнул Кори:

– Забавно, не так ли, Берн?

В трубке раздался голос служащего:

– Алло?

– Соедините меня с Лос-Анджелесом, Краствиен, 3, 21555, и срочно, – сказал он.

Джейсон подвинул коробку, лежащую на столе, взял сигарету и закурил. Недовольство явно читалось на его лице.

– Боже мой, это ведь меня он спросил и...

Госс по-прежнему улыбался.

– Немного терпения, – посоветовал он. – Да? – произнес он в трубку. – Хорошо, это ты, Спенсер? Это Хал. Ты можешь оказать мне услугу? Ты знаешь некоего Фергуса?.. Самуэл В. Фергус. Да, Беверли-Хиллз. Очень серьезно... Крупная сумма?! Браво!.. Умница... Спасибо.

Он сделал гримасу и положил трубку.

– Спенсер большая умница... Ну что ж, мы теперь убедились в этом.

– Но... – еще раз подал голос Джейсон.

Госс встал. Он обошел стол, сел на его край и покровительственно похлопал по плечу своего компаньона:

– Мой мальчик, жизнь полна неожиданностей. Ты слышал об этом? Только что ты жаловался на «наши» неприятности, ты искал возможности, как «нам» от них избавиться. Если появится шанс у одного из нас, не логично ли, что мы воспользуемся им вместе? Окажись это новой неприятностью, мы бы вместе встретили ее. Не так ли, Берн?

– Согласен! – ответил Кори, кивнув.

Что мог сделать Джейсон? Ему оставалось только согласиться с остальными. И он это сделал, хотя и очень неохотно.

– Настоящее богатство, – прошептал он.

Госс нажал кнопку звонка. Каролина посторонилась, чтобы пропустить мужчину маленького роста с лысой головой, благообразным лицом и с пенсне на носу. Госс посмотрел на Кори, потом – на входящего: они были забавно похожи.

– Мистер Кристофер Джейсон? – поинтересовался посетитель.

Джейсон возбужденно сделал шаг ему навстречу и пожал протянутую руку. Фергус настороженно смотрел на других членов Треугольника. Джейсон представил своих компаньонов, и так как Фергус колебался, вмешался Госс.

– У нас нет секретов друг от друга, – пояснил он. – Мы друзья.

– Да? – с сомнением произнес Фергус. – Мне нужно задать мистеру Джейсону вопросы... довольно нескромные.

– Нас трудно смутить, – успокоил его Госс.

Адвокат по-прежнему осторожничал и молчал, чего-то ожидая. Госс стал нервничать:

– Итак, мистер Фергус, мы ждем.

Тот посмотрел на него.

– Может быть, вы меня не поняли? – настаивал он. – Это не касается ни пари, ни игральных автоматов, ни тем более рулетки или, казино...

В комнате воцарилась тишина. Только билась о стекло влетевшая в окно оса. Джейсон глубоко вздохнул:

– Все это очень забавно, мистер Фергус, но мы не пользуемся этими благами... цивилизации.

Этим невразумительным заявлением он, очевидно, надеялся обезоружить посетителя, но ему это не удалось.

– Я очень занятой человек, господа, и у меня нет обыкновения посещать бега, кафе и казино. Но я вынужден находиться в курсе... особенно когда я выполняю деликатную миссию. Вы меня понимаете? – строго спросил он.

Опять наступило молчание. Госс думал, и никто не знал, какое решение он примет. Верн Кори расслабил узел галстука.

– Что за странная манера предлагать состояние! – проворчал Джейсон. – Ведь именно потому вы и пришли. Это сообщила нам Каролина.

– Ваша секретарша – очаровательное создание, – сказал адвокат. – Хорошо, я задам вам два вопроса, и, возможно, с состоянием что-то прояснится.

Он говорил неохотно, беспокойно оглядываясь. Он привык к сложным юридическим делам, но это дело было особенным, и содержало в себе нечто неприятное.

– Мистер Кристофер Джейсон, являетесь ли вы внуком Вильямса Джейсона, который был повешен в тысяча восемьсот восемьдесят втором году за кражу лошадей в штате Невада?

В комнате словно повеяло холодом. Джейсон кивнул и посмотрел на своих партнеров. Этого факта его биографии они не знали. Ничуть не задумываясь над моральной стороной различных способов получения денег, они тем не менее старательно скрывали свое прошлое, и теперь Джейсон ощутил, что попал в очень неприятную ситуацию.

Сжав кулаки, Крис Джейсон сделал шаг вперед, и его румяное лицо приняло агрессивное выражение.

– Вы не возражаете, если я заткну вам пасть? – проворчал он.

– Да вы с ума сошли! Я же предупреждал, что дело касается только одного вас.

Госс решительно вмешался:

– Он прав, Крис. Успокойся и проведи его в соседнюю комнату.

На лице адвоката промелькнула улыбка.

– Успокойтесь, мистер Джейсон, – посоветовал он. – Помните, что на кон поставлено состояние. И ответьте на мой второй вопрос. Ваша мать Аврора, не так ли? Не оставила ли она вам серебряную вещь... очень любопытную серебряную вещь?

Джейсон машинально положил руку на грудь. Фергус не спускал с него глаз.

– Если мои сведения верны, – продолжал он, – она верила, что эта вещь приносит счастье... Она рассчитывала, что наступит день, когда благодаря этому талисману удача постучится в вашу дверь.

– Серебряная вещь, – повторил Крис со странным выражением лица. – Что же это за вещь?

Адвокат посмотрел на него, потом на двух других, замерших в неподвижности.

– Это не монета, – пояснил он, – это треть чего-то. Треть одного из тех серебряных украшений, которые раньше прикрепляли на сбрую лошадей.

Адвокат положил свой тяжелый портфель на край стола и стал перебирать бумаги. Стоящие вокруг мужчины как завороженные смотрели на него. Молчание нарушил Берн Кори, заявив с детской непосредственностью:

– Конечно, Крис, это тот брелок, который ты носишь на шее. Джейсон расстегнул рубашку, и они увидели кусок тусклого серебра: это была часть искусно сделанной розетки, примерно ее треть.

– Полагаю, это именно то, – сказал адвокат, наклонившись и рассматривая амулет. – Поздравляю, мистер Джейсон. Если мой клиент признает подлинность этого предмета, вы получите половину немалого количества долларов.

Госс и Кори буквально смотрели в рот адвокату. «Немалое количество долларов...» Казалось, эти слова все еще продолжали звучать, они словно повторялись и множились, заполняя комнату, парализуя и гипнотизируя присутствующих.

Джейсон первым пришел в себя.

– Это шутка, мистер Фергус? – воскликнул он.

– Ни в малейшей степени, – ответил адвокат. – Я не привык шутить за работой. Мне поручили разыскать двух человек, и один из них – внук Вильямса Джейсона, повешенного в тысяча восемьсот восемьдесят втором году за кражу лошадей. У него должна быть треть серебряной вещи, такой, как ваша. Это вы или нет?

– А если это я, то я получу «немалое количество долларов»?

– Не совсем точно, я сказал «половину», – поправил его адвокат.

– Если это не вы, все достанется обладателю второй трети этой розетки.

Фергус направился к двери. При виде этого Джейсон стряхнул с себя скованность и подошел к адвокату.

– Что я должен сделать? – спросил он.

– Просто ждать моего извещения. И соберите все доказательства вашего родства с Вильямсом Джейсоном.

– Можете на меня рассчитывать! – с явной жадностью бросил Крис. – И тогда миллионы попадут в мой карман?

– Да. И самым наипростейшим образом.

Адвокат с интересом смотрел на человека, которому сообщили о его богатстве. Он видел его таким, каким тот и был: без совести, способным на многое недозволенное. А сам он был человеком закона, послушным инструкциям.

Джейсон не мог поверить! Миллионы долларов!

– А кто получит вторую часть? – с внезапным подозрением спросил он.

– Пока не знаю, мистер Джейсон, – ответил Фергус. – По моим сведениям, это молодая особа, и если мне повезет, я завтра увижу ее в Сан-Франциско.

– Да, но у меня нет кузины в Сан-Франциско.

– А я вам и не говорил, что это ваша родственница. До свидания, джентльмены!

Дверь затворилась. Джейсон быстро подошел и открыл ее:

– Эй, Фергус! А у этой мышки тоже должна быть такая серебряная штука?

– Это необходимо, чтобы получить свою долю, – уже издалека донесся ответ.

Джейсон присвистнул и медленно вернулся к друзьям. Госс положил ему руку на плечо:

– Ну! Еще немного везения, Крис, и мы вылезем из неприятностей.

Глава 3

в которой Святой услышал музыку и встретил палача

Железнодорожный паром, в тумане пересекающий залив, издал протяжный гудок. Как часто туман затоплял Сан-Франциско, поглощая все – и людей, и дома.

С последнего этажа «Пасифик» Саймон Темплер смотрел на эту плотную пелену и думал о том, сколько невероятных авантюр может таиться в таком тумане, сколько недругов готовы использовать его, чтобы подкрасться, подстеречь и уничтожить.

Он зевнул и потянулся. Все было слишком, чересчур спокойно. Он скучал.

И Патриции нет! Молодая женщина-, верный и давний друг, несколько дней назад отправилась путешествовать. Он тоже собирался ехать и уже начал укладывать вещи, но вдруг передумал.

– Нет, девочка, поезжай без меня, – заявил он.

Патриция привыкла к самым неожиданным его выходкам. Она только пожала плечами.

– Она блондинка или брюнетка? – весело спросила она. – Или, может быть, рыжая?

– Я так до сих пор и не понял, какого ты цвета, дорогая Пат.

– Цвета радуги, Саймон. Хочешь, чтобы я осталась?

– Понятия не имею. Даже не знаю, не сорвусь ли сам с тобой в последнюю минуту.

– Надеюсь, ты пришлешь мне телеграмму, когда будешь сидеть на электрическом стуле... или позже, когда уже будет решено поджаривать тебе пятки.

– Ты будешь хороша в роли неутешной вдовы.

– Ну уж нет, – сказала она со своей милой улыбкой, – черное мне не идет.

И вот теперь Саймон был один, так как он настоял, чтобы Хоппи Униатц сопровождал Патрицию.

Он так и не договорился с собой, что ему следовало делать, – ехать или оставаться. Но что-то подсказывало ему, что судьба где-то здесь, неподалеку, может быть за этой стеной тумана, и в ее раскрытых ладонях – сюрприз.

Он снова взял газету, которую едва пробежал, и взгляд его упал на объявление:

СЕГОДНЯ ДЕНЬ УДАЧ.

ОБРАТИТЕСЬ К ТРЕУГОЛЬНИКУ В ЛАС-ВЕГАСЕ

Конечно же, Саймон пожал плечами, не придав этому никакого значения.

А в этот момент дверь кабинета Треугольника, выходящая в зал ожидания, открылась, и Хал Госс появился на пороге. Он посмотрел на молодую секретаршу, и та улыбнулась ему. Госс подошел, Каролина подняла голову и улыбнулась еще шире. Хал с трудом переводил дыхание.

– Вызовите Кринга, – приказал он. – Он мне нужен. И поскорее, хорошо?

Каролина наклонила голову, и ее волосы коснулись подбородка Госса. Он выпрямился и с посуровевшим лицом вернулся в кабинет. Верн и Крис смотрели на него насмешливо.

– Что это с вами? – проворчал он.

– Она красива, эта Каролина, – хмыкнул Крис.

– Замолчи, идиот! Эта девочка меня не интересует. Итак, Верн, – обратился он к Кори, – этот шутник образумился?

– Ну да, – ответил тот. – Он очень быстро все понял. Все, что он получит, должно быть разделено на три части.

– Браво! – проворчал Госс.

Он несколько раз прошелся по комнате и остановился перед Джейсоном.

– Крис, – медленно и твердо проговорил он. – Что бы ты сказал, если бы вместо половины мы получили все... да, всю сумму, которую этот Фергус готов положить к нашим ногам?

Несмотря на то что любой дележ не устраивал Джейсона, он согласился, что это было бы неплохо.

– Тогда дай мне такую возможность. Это будет лучше, чем часть. Но...

Внезапно Джейсон понял, он внимательно посмотрел на Хала, потом на Верна Кори, и его нижняя губа задрожала.

– Боже мой! Я догадываюсь... – воскликнул он. – Но не рассчитывайте на меня. Лучше мы получим половину! У меня до сих пор были чистые руки.

Госс не спускал с него взгляда, ледяного, угрожающего.

– Это означает, что ты согласен разделить состояние с девушкой из Сан-Франциско. С девушкой, которую ты даже не знаешь... может быть, некрасивой... может быть, старой девой, для которой само существование в тягость.

– Нет, не рассчитывайте на меня, – пронзительным голосом повторил Джейсон.

Берн Кори вздохнул и поправил галстук. У него был скучающий вид, вид учителя при общении с бестолковым учеником.

– Ты плохо соображаешь, Крис, – заметил он. – Вот предположим, что ты один разговаривал с вышеупомянутым Фергусом. Что бы ты сделал? Ты взял бы, что он предлагал, вот и все.

– Это уже немало, – защищался тот.

– А мы предлагаем вдвое больше.

– Вы хотите, чтобы я избавил вас от этой девушки? Так вот: нет!

Госс презрительно засмеялся, взял сигарету и закурил; его движения были медленными, расчетливыми, но рука его немного дрожала, когда он подносил пламя зажигалки к сигарете.

– Я повторяю тебе: все, что касается одного, так же касается остальных. Если бы ты отправился во Фриско, чтобы уничтожить эту девушку, мы бы поехали с тобой! Й все, что надо, сделали бы вместе!

– Вот как?

– Да, – спокойно подтвердил Госс, – так!

Несмотря на то что никакой шум не выдал его появления в комнате, здесь теперь находился четвертый персонаж. Одетый в черное, с черным галстуком, с черными, гладко зачесанными волосами, с руками в карманах, он имел суровый вид. В чертах его лица угадывался палач, его можно было представить себе с маленьким чемоданчиком на пути к тюрьме. Он никогда не повышал голоса, и казалось, ничто не могло вывести его из себя.

– Вызывали, мистер Госс? – спросил он.

– Да, Кринг, подойдите сюда.

Кринг сделал два шага и поочередно оглядел каждого.

– Вам что-нибудь мешает? – прошептал он.

Никакие эмоции не отражались на его лице. Он знал, зачем он здесь. Если кому-то мешала какая-либо персона: член семьи, конкурент, компаньон или политический противник – то звали Кринга. Он всегда действовал один, и притом не оставляя следов. Полиция всех штатов знала о нем, но улик против него не было.

Джейсон вздрогнул. Кори остался равнодушным. Госс заговорил:

– Мы только хотим сведений, Кринг... сведений, – настойчиво повторил он. – Один адвокат вскоре сядет в самолет на Фриско, там он встретится с неизвестной персоной. Постарайтесь узнать все, что можно, об этой персоне. Адвоката зовут Фергус.

– Как он выглядит, мистер Госс?

Тот саркастически улыбнулся:

– Он похож на нашего друга Верна.

Кринг посмотрел на Кори: в его мертвенных глазах не возникло никаких эмоций. Он просто запомнил внешность Кори.

– А персона во Фриско, ее имя?

– Этого мы не знаем.

– Мужчина? – спросил Кринг.

– Нет, молодая девушка.

Кринг вытащил руку из кармана, она оказалась удивительной белизны. Джейсон сжал зубы – он представил себе, как эта рука убивала, как она будет убивать... Между тем Кринг поочередно разгибал пальцы:

– Фергус... Фриско... молодая девушка. Все сведения.

Загнутым оставался только большой палец. Он посмотрел на всех троих и разогнул его.

– Без сомнения, много денег. – Кринг был немногословен.

– Итак, действуйте, Кринг, – закончил Госс без дальнейших объяснений.

Кринг поклонился подобно вышколенному лакею: все было сказано и все было условлено. Колесо судьбы пришло в движение.

* * *

На следующий день туман над Сан-Франциско рассеялся и солнце засверкало над городом. Саймон Темплер решил воспользоваться этим. Он некоторое время просто фланировал по улицам. Потом судьба заставила его толкнуть дверь какого-то большого магазина... Она же привела его в отдел музыки и пластинок. Из приемника доносился веселый опереточный куплет:

Скажите мне, почему жизнь прекрасна,
Скажите мне, почему жизнь весела,
Скажите мне, дорогая мисс,
Что это потому, что вы любите меня!

Саймон замер, пораженный красотой девушки, стоявшей за прилавком. Овальное лицо, матовая кожа, удлиненные глаза под как бы нарисованными бровями, высокий лоб и золотистые волосы, перевязанные на затылке лентой. Девушка была прекрасна.

Стоя за прилавком, она приветливо разговаривала с клиентами. Взгляд ее бирюзовых глаз остановился на Саймоне – высоком, загорелом, элегантном.

– Так жизнь прекрасна, потому что вы любите меня? – с улыбкой спросил Саймон.

Молодая девушка кивнула.

– Да, сэр, – сказала она, – у нас – полная серия.

Он не возражал. Девушка достала из ящика пакет, где было восемь пластинок – вся оперетта... А Саймон с удовольствием смотрел на нее:

– У вас красивый амулет, мисс.

На шее у продавщицы была бархатная ленточка, на которой висел тяжелый серебряный брелок.

– Вы возьмете пакет с собой или его вам прислать? – спросила она.

Саймон, безусловно, согласился бы на первое, если бы в этот момент не обнаружил присутствие некой личности, которая была явно заинтересована очаровательной продавщицей пластинок – зеркало позади прилавка позволяло Саймону видеть, что делается за его спиной.

– Вы его знаете? – спросил он девушку.

Казалось, она его не слышит.

– Очень хорошо, мистер, вам принесут пакет... сегодня вечером или завтра. По какому адресу?

Саймон посмотрел на нее. Он инстинктивно чувствовал, что вокруг витала опасность, но кому она угрожала? Девушке или ему?

– Не принесете ли вы его сами? – спросил он с приветливой улыбкой. – Я живу в «Пасифик».

Девушка оставалась невозмутимой.

– Ваше имя, сэр?

– Темплер, Саймон Темплер.

– Темплер... – прошептала незнакомка. – Это вы... – И замолчала, глядя на него, как на невиданное чудо. Саймон лукаво улыбнулся, в его голубых глазах было веселье.

– Да, – просто ответил он.

– Святой, – прошептала она.

– Мне нужен нимб, он в ваших руках.

Он взял одну из пластинок и мальчишеским жестом приставил к своему затылку.

– Простите меня, – сказала она. – Все будет сделано.

– Но вы мне еще не представились, дорогая, – проговорил Саймон.

– Я считаю нужным вас предупредить, – сказала девушка, – что я плохо понимаю шутки.

– Увы, такая красивая и приятная, и такой минус, – вздохнул он. – Какая жалость!

Саймон Темплер направился к выходу, а к прилавку подошел незнакомец, который дожидался невдалеке, явно нервничая. Саймон не остановился; обходя кабину лифта, он столкнулся с человеком, одетым в черное.

– Внимание! – насмешливым тоном бросил Святой в пространство. – Стоянка более получаса здесь запрещена.

Когда он вышел на улицу, в его памяти словно щелкнуло что-то, – эти черты лица, этот ледяной взгляд рептилии, эта одежда экзекутора – все это напомнило ему что-то... или кого-то.

Память Святого всегда была в порядке. Он отлично мог выступить перед присяжными, и не только говорить о текущем уголовном деле, но сообщить и сведения о делах прошедших, о похищенных богатствах и разыскиваемых полицией преступниках.

Он был в состоянии описать большинство тщетно разыскиваемых бандитов, их почерк, привычки, вкусы. Этот человек, который притаился в отделе пластинок, этот человек сохранился в лабиринтах его памяти. Он был уверен, что никогда не встречался с ним, но он знал его по рассказам, и этого было достаточно, чтобы он смог узнать его.

Его имя? Это было несущественно, он узнает его позже. Главное, что он его встретил.

Судьба не обманула его, удержав в Сан-Франциско, чтобы направить в этот магазин к прекрасной незнакомке. Когда он ее снова увидит? Он не сомневался, что скоро.

И он увидел ее в тот же вечер.

Глава 4

в которой Саймон принимает посетительницу и слушает ее рассказ

– Это к вам, мистер Темплер. С вами хотят поговорить, я могу дать трубку?

– Благодарю, Лила Понс, но, пожалуйста, не так быстро.

– Почему вы меня так назвали? – спросила трубка голосом продрогшей птицы.

– Потому что вы достойны «Метрополитен-опера». Так кт же добивается моего внимания?

Наступило короткое молчание, и Саймон отчетливо представил себе недоумевающую телефонистку «Пасифик», близоруко рассматривающую визитера.

– Итак, – наконец доложила она, – это дама, пожалуй, скорее мисс. У нее манто с воротником из меха оцелота и перчатки с...

– Стоп! – прервал ее Саймон. – Красивая?

– Дело вкуса, – отрезала телефонистка.

– Хорошо. Передайте ей трубку.

– Мистер Темплер? – Ему показалось, что в звенящей летней тишине он услышал голосок жаворонка. – Я принесла вам пластинки. Вы о них помните? – В ее тоне звучало легкое волнение.

– Да, конечно, – ответил Саймон. – Мне не терпится снова услышать «Скажите мне, почему...», дорогая мисс. Отдайте пакет груму, вам оплатят покупку.

Он забавлялся; голос девушки стал тревожным:

– Извините, мистер Темплер... я хотела... мне нужно повидать вас.

– Да, понимаю, – с улыбкой сказал Саймон. – Вы не доверяете груму, вдруг он разобьет пластинки... А теперь серьезно: лифт – от телефонной кабинки направо. Внимательно посмотрите, нет ли где-нибудь там мужчины в черном. Уверен: он там.

– Но... – начала было она.

Он перебил ее:

– Я вас жду.

Она показалась ему меньше ростом. Волосы, схваченные на затылке лентой, и дорожная сумка через плечо придавали ей облик подростка. К тому же испуганного.

– Вот... – Она протянула ему пакет с пластинками.

Он посмотрел на нее с доброй усмешкой:

– Это, вероятно, последнее слово прогресса: если продавщица сама доставляет покупку на дом, посмеет ли клиент от нее отказаться?

– Мне надо поговорить с вами, мистер Темплер, – сказала она, не принимая шутки.

Саймон взял пакет и посторонился, давая ей пройти. Он чувствовал ее смущение, а в себе обнаружил нечто, немало его удивившее. Это был отголосок давно забытого детского трепета, испытанного маленьким ловцом, когда птичка, переступив порожек, уже подходила к приманке, и нужно было чутко уловить миг и вовремя захлопнуть дверцу.

– Итак? – Он пытался стряхнуть с себя наваждение, снова переходя на шутливый тон безнадежно взрослого человека. – Вы рассчитываете получить автограф Святого? Перо из непорочного крыла подойдет?

– Мистер Темплер... – почти простонала девушка. Ее умоляющий вид обезоруживал его. – Человек в черном там был, он сидел в кресле и читал газету, там еще что-то росло в большом вазоне, но сквозь листья его было хорошо видно. Я не знаю, слышал ли он, что я вам говорила...

Саймон улыбнулся:

– Это Салетти, драгоценнцй Анджело Салетти, и, вы думаете, он мог слышать мою фамилию? Не беспокойтесь, девочка, он сам ничего не решает, он должен сначала получить инструкцию, и уж тогда... а исполнитель он превосходный.

Он взял ее за плечи и усадил в ближайшее кресло, потом принес стаканчик какого-то аппетитного сока.

– Пейте, – сказал он, – и рассказывайте. Но сначала ответьте на вопрос, который я задал вам в магазине.

Она немного расслабилась и стала еще очаровательнее.

– Меня зовут Мэри, – сказала она, – Мэри Грин.

– А меня зовут Саймон, – в тон ей проговорил он. – Я не прошу вас говорить мне «дорогой», но и не запрещаю.

– Я думаю, не многие отказались бы от этой чести... Но мне необходимо, мистер Темплер... Сегодня, когда вы ушли из магазина, ко мне сразу же подошел один человек...

– Небольшого роста с набитым портфелем под мышкой, с добродушным лицом, в пенсне, он довольно долго был в пути: его пальто было мятым... Что вы думаете о Шерлоке Холмсе? – закончил Саймон.

Мэри доверчиво посмотрела в лицо этого почти легендарного человека, на его тонкие, изящные руки, словно это ими он развязывал й распутывал те сложнейшие дела, о которых она была наслышана, и улыбнулась.

– Шерлок Холмс ребенок по сравнению с вами, – сказала она. – Этого человека зовут Самуэл В. Фергус, он адвокат из Лос-Анджелеса, прилетел самолетом и предложил мне состояние в несколько миллионов долларов.

Мэри на одном дыхании выпалила эту новость. Саймон кивнул:

– Теперь понятно, почему Салетти следит за вами.

Он улыбнулся, и она удивленно посмотрела на него. Его словно коснулась волшебная палочка. Если только что он скучал в ожидании знака судьбы, то теперь знал, что она одарила его своей милостью.

– Я вас ждал, Мэри. Ради вас я остался в Сан-Франциско. Не будь вас, я был бы сейчас в океане. Нет, не бойтесь, я не сошел с ума. Лучше расскажите мне про эти деньги. Неужели они уже у вас? Не в адвокатском же они портфеле оказались?

– Вы не «снятой». – Она с удивлением и восторгом смотрела на него. – Может быть, вы – дьявол? Или ясновидящий? Вы обратили внимание на эту безделушку, вы заметили мистера Фергуса, и этого Итальянца, а речь идет о половине состояния, должно быть, вы и это знаете...

– Половина, – небрежно протянул Саймон. – Это объясняет Салетти, девочка, и вашу проблему.

– Мистер Темплер... – прошептала Мэри, протягивая ему руку.

– Саймон, – тихо поправил он.

– Саймон, – тут же поправилась она, – я не стану жертвой мошенничества? У моего дедушки, Дэниса Грина, не было ничего. Когда-то он недолго был старателем и, я полагаю, грабителем на большой дороге. А для бабушки он был Богом... хотя оставался нищим – добыча куда-то исчезала. Откуда могли взяться такие огромные деньги?

– Дайте-ка мне вашу безделушку, – попросил он.

– Зачем?

– Затем, что я этого хочу. Й побыстрее, пока я не рассердился. А в гневе я ужасен, спросите знаменитого Фернаки, он подтвердит, что это стихийное бедствие и пожар в Чикаго одновременно. И примите к сведению, что наш лучший друг Салетти только и мечтает, чтобы я рассердился.

– Мистер Темплер, я пришла к вам... потому что... потому что вы Святой... и потому, что мне было страшно.

– А теперь вам уже не страшно – это действие моего личного обаяния, – веселился Саймон.

Мэри развязала ленточку и протянула ему украшение. Он внимательно осмотрел его, изучая материал и узор, даже поскреб ногтем.

– Это часть чего-то, но чего? Украшения мебели? Футляра церковной книги? Не думаю... Чем он занимался еще, этот Дэнис Грин? – внезапно спросил он.

– Да ничем, я думаю. Чем тогда можно было заниматься в Калифорнии? – Мэри с очаровательной улыбкой пожала плечами.

Саймон вернул ей украшение.

– Саймон, – сказала она, – ведь вы Святой! Вы все знаете. Это же слишком невероятно, чтобы быть правдой. Может быть, это шутка и кто-то просто потешается надо мной? Что вы скажете, если выяснится, что меня просто надули?

– Скажу, что мы провели прекрасный вечер. – Он протянул в ее сторону раскрытую ладонь, и она доверчиво положила на нее свою полудетскую лапку.

Чудеса продолжались. Саймон предложил Мэри посетить ночной ресторан «Райская птица», где можно было славно потанцевать и закусить. В холле он взял девушку под руку и тихонько сказал:

– Не поворачивайтесь, Мэри. Идите спокойно, друг Салетти вас ждет. Полагаю, мое присутствие не входит в его планы.

Очутившись в ресторане, Мэри, казалось, забыла обо всех страхах. Она ощущала себя в центре невероятной волшебной сказки: ресторан, вечерние туалеты, знаменитый Святой и – она, простая продавщица и в то же время возможная миллионерша!

Саймон легко поднялся и повел девушку в танце.

– Из-за меня вы теряете столько времени, – вздохнула она.

– Это невозможно в компании богатой наследницы, – хитро улыбнулся он.

Они вернулись к столику, пили шампанское, снова танцевали... Мэри взглянула на часы:

– О, Саймон, дорогой... – Она смутилась и покраснела.

– Я должен извиниться перед вами, Мэри, – сказал Саймон, – может быть, из желания услышать эти слова и увидеть ваше смущение я напугал вас этим Салетти. Видите ли, я ошибся. Я рассчитывал, ведя вас сюда, что на вас нападут, что я буду защищать вас от целой своры бандитов, а потом увезу на своей лошади, и мы завладеем богатством, обманув сотни две гангстеров. Это было бы великолепно.

– Но я ни о чем не жалею, Саймон... Вы можете еще раз испугать меня... выдумайте сколько угодно Салетти! Хоть дюжину! – горячо воскликнула Мэри.

В гардеробе Саймон помог девушке надеть пальто, набросил плащ, и если его лицо и оставалось совершенно спокойным, это вовсе не означало спокойствия. Он прижал девушку к себе, – что-то говорило ему, что нужно быть готовым ко всему.

– Я огорчен, Золушка, – сказал он серьезно. – Сезон тыкв еще не наступил, как вы относитесь к такси?

– Саймон, я, безусловно, глупа, – вздохнула Мэри, – но... проводите меня до самой моей двери.

Вместо ответа он крепче прижал к себе ее руку. По знаку швейцара у двери остановилось такси, и они сели в него. Мэри назвала свой адрес:

– 1307, бульвар Бенета, в Окленде.

Некоторое время они ехали молча, потом, так же молча, Саймон обнял ее плечи. Внезапно он наклонился к шоферу:

– Мы, кажется, едем на юг, приятель? Насколько я помню, Окленд всегда был на востоке... Или что-то случилось с географией?

– Ладно, – проворчал тот, – этот Окленд...

На первом же повороте он затормозил, задевая тротуар. Саймона откинуло в угол сиденья, и девушку швырнуло вслед за ним. Мэри страшно испугалась. Что касается Саймона, он почувствовал, как дрожь пробежала по всему его телу, инстинкт не обманул: опасность приближалась. При новом повороте он почувствовал, как такси занесло. Он шепнул Мэри на ухо:

– Только не бойтесь. Я полагаю, наш друг Салетти скоро появится.

Резко затормозив, такси остановилось. И сразу же другая машина остановилась рядом с ними.

Глава 5

в которой Саймон совершает прогулку, а Салетти лечится нашатырным спиртом

– Что случилось? – испуганно прошептала Мэри.

– Ничего особенного, – спокойно ответил Саймон. – Не так ли? – спросил он шофера, вышедшего из такси. – Держу пари, что лопнула шина.

– Совершенно верно, сэр.

Но дальше разыгрывать комедию было бесполезно. Рядом с такси появились две человеческие фигуры; в слабом свете фонарей было видно, что их револьверы уставились в сторону Саймона. Нахлобученные широкополые шляпы и поднятые воротники плащей не позволяли видеть их лица.

– Саймон! – в ужасе прошептала Мэри.

Рука Святого ободряюще легла на ее плечо.

– Вылезайте, приехали! – раздался скрипучий голос.

– Интересно бы узнать – куда, – пробормотал Саймон.

– Поторопитесь, господа влюбленные, – настаивал один из незнакомцев, открыв дверцу.

Теперь стало лучше видно, куда их привезли. Несколько глухих домов с темными окнами, рядом то ли доки, то ли сараи, горы пустых ящиков – идеальное место для нападения.

– Выкладывайте, что вам надо, – равнодушно и спокойно сказал Святой. •

– Тебе приказано выйти, и поскорее!

– Ладно. Зачем так нервничать?

– Ты прав, голубчик. – Теперь в скрипучем голосе явно слышалась усмешка. – Я очень быстро взрываюсь, знаешь ли. Малейшее непослушание – и...

Святой неторопливо вышел из машины, придерживая Мэри за руку.

– Надеюсь, девочка, вам не скучно, – шепнул он.

Прикрывая собой девушку, Саймон сделал шаг навстречу незнакомцу и – направленному на него револьверу.

– Итак, дети мои, во что мы играем? – поинтересовался он. – Держу пари: вы получили приказ от своего кредитора и хотите, чтобы я помог вам его выполнить. Но на меня не рассчитывайте.

Дверца автомобиля, стоящего рядом, открылась, и из его неосвещенного салона послышался низкий голос:

– Довольно. Давайте их сюда.

– Вот это сервис! – воскликнул Саймон. – Компания такси послала следом спасательную машину.

Твердый предмет плотно прижался к его боку, напоминая об обстоятельствах, не слишком подходящих для шуток. Его втолкнули в машину, так же поступили и с Мэри, которая доверчиво прижалась к нему.

– Чего же вы ждете, Анджело? – спросил Саймон водителя.

Сеньор Салетти не ответил, только передернул плечами, словно получив удар по затылку, а террористы уселись в машину один справа, другой слева от пленников.

– Вы не хотите мне отвечать? – продолжал Саймон. – Но я ведь вижу, вы – Анджело Салетти. Нет? Странно! А, я понял, вы, должно быть, переменили имя. Такая необходимость иной раз возникает при вашем ремесле.

Человек за рулем не отвечал и резко тронул с места.

– Я-то думал, что вы пригласите меня на партию в бридж, – огорченно вздохнул Саймон. – Однако вы не болтливы, Анджело!

Машина тем временем уже шла по освещенной авеню, мимо пешеходов и других машин. Саймон удивился: один из конвоиров, полуобернувшись к нему, продолжал и здесь держать направленный на него револьвер.

– Господин артиллерист полагает, что останется незамеченным со своим орудием? – мягко поинтересовался он.

Саймон не мог догадаться, куда их везут, но не было сомнений, что это похищение, – похищение Мэри.

– Ну ты, не дури! – подал голос Салетти, и револьвер был прикрыт шляпой. – И целься в девушку. И стреляй, если Свя...

Он замолк, а Саймон понял, что Анджело узнал его, но хотел скрыть это от своих сообщников.

– Если этот тип шевельнется, – продолжал Салетти, – убей его!

При всем старании быть мужественной Мэри задрожала.

– Анджело, мой мальчик, вы слишком многословны. Это вредно для горла. – В голосе Саймона звучала неподдельная забота.

Автомобиль свернул в маленькую улочку, и сквозь неплотно закрытое окно Саймон ощутил запах рыбы и йода – запах моря.

– Анджело, хочу по-товарищески предупредить вас – похмелье будет тяжелым. Еще есть время...

– Еще есть время, чтобы тебе заткнуться, – проворчал тот.

– Как вы считаете, дорогая Мэри? Мне замолчать?

– О, дорогой... – почти всхлипнула она.

Внезапно Святой взорвался. Будто метеор влетел в салон машины. Его рука, до того мирно державшая руку Мэри, сжалась в кулак и ударила конвоира в челюсть. Пошли в ход и другой кулак, и ноги. Было бы невозможно привести здесь хронику боя, перечислить удары, анализировать технику. Казалось, у Саймона по меньшей мере четыре кулака и две пары ног, да еще и глаза на затылке. Револьвер, который только что целил в него, прикрытый полями шляпы, оказался в руке Саймона, и он ударил им Салетти по черепу. Обезоруженный охранник схватил Саймона за горло и попытался повалить его. Но он просто не знал, с кем имеет дело: от удара кулака Саймона он врезался головой в дверцу машины, а машина в этот миг остановилась, упершись в фонарный столб. Саймон стряхнул с себя противника, тот не подавал признаков жизни.

Саймон дышал тяжело, но голос его оказался на удивление спокойным:

– Дело в том, что место, куда вы нас привезли, мне не совсем понравилось.

Он наклонился к Мэри. Ее глаза были закрыты. Он положил руку ей на грудь – сердце билось. Ударом каблука он вышиб дверцу машины и осторожно высвободил безжизненно-податливое тело девушки. Фонарь осветил ее бледное лицо, она дышала, ее веки чуть-чуть трепетали, но она все еще была без сознания.

– Мэри... нам нужно уходить. Вы слышите меня, Мэри?

Он поднял ее на руки, перешел улицу, прошел со своей нощей около сотни метров и вдруг, не видя, ощутил ее взгляд.

– О, Саймон! – смущенно прошептала она и выскользнула из его рук.

У машины стали собираться люди.

– Мэри, бежим, быстро! – торопил он.

Они почти бежали, и Мэри едва успевала за ним.

– Саймон, я... я... – задыхалась она.

– Думайте о том, что вы очаровательны и очень хорошо танцуете, остальное не имеет значения.

– Саймон, может быть, мне просто отказаться от наследства? Когда мистер Фергус появится, я...

– Все мысли о делах отложим на завтра.

– Да, да, скорее бы домой. Вы отведете меня?

– Не думаю, моя милая, что вам следует туда возвращаться.

– Но... – начала Мэри.

Она не докончила фразы, потому что он увидел такси и остановил его, а еще потому, что она не сумела быстро отыскать слова. Он назвал адрес «Пасифик» и с улыбкой продолжал:

– Мэри, надеюсь, вы не решили, что я злой дух и нарочно подстроил это небольшое приключение. Поверьте, – нет. Это тем более важно, если вы хотите, чтобы я продолжал защищать вас. Я готов. А вы этого хотите?

Девушка посмотрела ему прямо в глаза, улыбнулась и протянула губы. Саймон легко поцеловал их.

– Спасибо за ответ, – растроганно сказал он. И, помолчав, спросил: – Надеюсь, вы понимаете, почему вам нельзя домой? Они ведь не отступятся и прежде всего отправятся к вам.

– Или к вам, – словно эхо отозвалась она.

– Потом и ко мне, – ответил он, – но мы-то будем вместе, Мэри. И запомните главное: Саймон Темплер непобедим, если встал на защиту такой девушки.

– Ну ты даешь, парень! – одобрительно пробормотал шофер.

В «Пасифик» Саймон снял для девушки комнату рядом со своей и сунул купюру в руку служащему.

– О том, что мисс Грин ночует здесь, не должен знать никто, понятно? – значительно произнес он.

– Вообще-то, мистер Темплер, я – человек сообразительный, – заверил тот.

Войдя в свою комнату, Саймон тут же вышел на балкон. С завидной ловкостью он перелез через перила, шагнул на соседний балкон и постучал в дверь. За стеклом появилось перепуганное лицо Мэри и сразу озарилось радостной улыбкой. Она открыла дверь и молча прижалась к груди Саймона.

Он погладил ее по голове и мягко отстранил. Потом подошел к двери и убедился, что она заперта, потом еще заблокировал ее стулом, а дверь, которая вела в его комнату, он оставил открытой.

– Зачем, Саймон? – удивилась она.

– При малейшей тревоге, – ответил он, – бегите ко мне.

– Но завтра утром я должна быть в магазине.

– Девочка моя, вы забываете, что речь идет о миллионах долларов... Не думайте о работе. Доброй ночи.

Мэри хотела еще что-то сказать, но Саймон перебил ее:

– Не выходите и никому не звоните по телефону... за исключением меня. И не отвечаете никому, кроме меня. Чтобы вы узнали, что это я, я скажу вам нечто, что знаем только мы с вами. Приятных сновидений, дитя.

– Я буду засыпать, думая о «Райской птице», – ответила она.

Спустя некоторое время, переодевшись, Саймон вышел из своей комнаты. Он осмотрел холл и никого не увидел. Тогда он сел в такси и назвал адрес. Через несколько кварталов он пересел в другую машину. Там была какая-то женщина, она широко раскрыла рот, чтобы закричать, но не успела. Резким движением он сорвал с нее ожерелье и, расхохотавшись, вернул ей. Затем Саймон открыл дверцу машины, быстро выскочил и на другом такси поехал в Окленд, к дому Мэри Грин. У бульвара Бенета, 1307, такси затормозило, и Саймон внимательно осмотрелся. Как он и предполагал, за домом наблюдали.

– Вот десять долларов, – сказал Саймон шоферу. – Если я не вернусь через двадцать минут, вы свободны.

Он направился к дому. Несколькими перебежками он преодолел расстояние, отделявшее его от наблюдателя. И внезапно Анджело Салетти, а это был он, почувствовал, как в бок ему уперся револьвер, и услышал ласковый веселый голос:

– Руки вверх, голубчик.

Человек поспешно вздернул руки, и Святой вытащил у него из кармана тяжелый автоматический пистолет.

– Анджело, друг мой, вы слишком часто оказываетесь на моем пути! – со вздохом произнес он.

– То же самое я могу сказать и о вас, – ответил тот.

– Тогда держитесь позади! Хотел бы я знать, как вы зоветесь теперь. Приятель, – посоветовал Саймон, – даю вам последний шанс. Потом будет слишком поздно.

– Слишком поздно для в...

Закончить он не успел: кулак Святого врезался ему в челюсть, и человек, которого Саймон называл Салетти и которого в Лас-Вегасе звали Крингом, рухнул на землю, не издав ни звука, струйка крови потекла из угла его рта.

Саймон поднял поверженного противника под руку, потащил к такси и свалил на заднее сиденье.

– Мой дружок пьян, – сказал он шоферу. – Отвезите его выпить стакан нашатырного спирта.

Он дал ему вторую банкноту в десять долларов. Такси уехало, и Саймон остался один. Теперь он мог действовать спокойно.

Глава 6

в которой Треугольник испытывает некоторое беспокойство, а Святой призывает на помощь Индию

Телефон на ночном столике зазвонил. Мэри открыла сонные глаза. Несколько секунд она не понимала, где находится и почему. Сквозь шторы на окне пробивался дневной свет. Телефон снова зазвонил. С некоторым опасением она сняла трубку.

– Алло, Мэри? – произнес голос.

Обрадованная, она собиралась ответить «алло, Саймон», но ей вспомнилось предостережение Святого. А вдруг это ловушка?

На другом конце провода послышался легкий смех. Это, безусловно, забавлялся Саймон.

– Успокойтесь, Золушка, это человек, который предложил вам такси вместо кареты...

Совершенно успокоенная, она сказала:

– О Саймон, который час? Я так крепко спала, несмотря...

Она не закончила, вспомнив вчерашнее.

– Я была бы счастлива получить зубную щетку, – голосом маленькой девочки сказала Мэри.

– Через несколько минут в вашу дверь постучат. Вам передадут чемодан, и вы найдете в нем желанную зубную щетку. Будете готовы – приходите, я жду вас к завтраку.

Действительно, в чемодане было все необходимое. Саймон прислал ее вещи: одежду, белье, туалетные принадлежности. Как ему удалось достать их?

– Вы просто волшебник, – только и смогла она произнести Саймон сидел у себя в широком кресле, слуга накрывал стол: тарелки, блюда, цветы. Просто мечта для маленькой продавщицы из магазина Давидсона.

– Сознаюсь, что прошлой ночью я нанес вам визит, Мэри, – сказал он.

Мэри нахмурила брови: неужели он был в ее комнате?

Саймон улыбнулся, зажигая сигарету, застенчивость девушки забавляла его.

– Я нанес официальный визит... в вашу квартиру в Окленде.

– Но... у вас не было ключа.

– Вот. – Он протянул ей ключ. – Когда мне что-нибудь нужно...

– Вы входили... ко мне? – спросила она, и краска залила ее очаровательное лицо.

– Да, Мэри. И я был не первым, ваши «друзья» даром времени не теряли.

– Мои друзья?

– Сеньор Салетти и его подручные. Сам он стоял на страже около вашего дома.

Девушка провела рукой по лбу. Подумать только, еще вчера она спокойно продавала пластинки, а сейчас попала в такой переплет.

Саймон обнял ее и на мгновение прижал к себе, потом усадил за стол. Спокойствие Святого действовало на нее благотворно. Мэри подняла на него глаза.

– Саймон, – прошептала она, доверчиво глядя на него, – что вы нашли у меня?

– Следы посещения ваших «друзей»... кроме того, белье и одежду.

– Вы превосходная горничная, Саймон, я сама не сделала бы лучше.

Он довольно кивнул, но решил не говорить ей, что долго был в ее квартире, изучая, отыскивая что-нибудь, что могло бы навести на след.

– А у вас есть бумаги, доказательства вашего родства с Дэнисом Грином? – спросил Саймон.

– Да, – ответила Мэри, указывая на сумочку.

– Представляю себе, как был огорчен Салетти... А если бы увидел вот это... – ухмыльнулся Саймон.

Он достал из кармана конверт. Мэри заинтересованно посмотрела на Саймона.

– Телеграмма? – спросила она.

– Для вас, Мэри. Она пришла сегодня ночью... пока вы спали.

– Сюда, в «Пасифик»? Ведь никому не известно, что я здесь.

– Она была адресована в Окленд. Удача сопутствует мне. Ее сунули под дверь, когда я укладывал чемодан. Держу пари на десять центов против вашей висюльки, что это послание от дорогого мистера Фергуса.

Дрожащей рукой она разорвала конверт, ее глаза расширились, и она протянула послание Саймону.

Тот прочел его.

"Виделся со своим клиентом. Он желает, чтобы вы приехали к нему познакомиться. Принесите все бумаги и безделушку. Встреча произойдет в течение недели. Обратитесь в банк «Соверен», там вам выдадут деньги, необходимые для поездки в Сандрок, Калифорния. Буду ожидать вас в отеле «Пионер».

Самуэл В. Фергус".

– Саймон, у меня ощущение, что это какой-то грандиозный заговор, – прошептала девушка.

– Мистер Фергус серьезный адвокат, хорошо известный в Лос-Анджелесе. Я сегодня проверил.

– Я в вашей власти, Саймон.

– Самое славное – не оказаться во власти Салетти и К°, – пошутил он.

Мэри перечитала телеграмму.

– Вы знаете Сандрок? – спросила она.

– Можете мне поверить, это очаровательное место. Вы будете такого же мнения. Призрачный город в пустыне, настоящие притоны разбойников.

– Но, Саймон, зачем туда ехать?

– Девочка, если вам оплачивают проезд и обещают несколько миллионов долларов... вы туда поедете. И сделать это надо немедленно. Желательно вместе со мной.

– Вы... вы поедете со мной, Саймон?

– Что за вопрос, дорогая!

Мэри так порывисто вскочила со стула, что он опрокинулся, но она не обратила на это внимания и бросилась на шею Саймону. В этот момент вошел слуга, ему удалось сохранить невозмутимый вид.

– Мы репетируем сцену, – с серьезным видом объяснил Саймон.

– Понимаю, сэр. Но чтобы сцена удалась, надо много раз повторять.

Мэри расхохоталась, и Саймон с удовольствием слушал ее смех. Он знал: впереди будут испытания и слезы и он приложит все силы свои, все умение, чтобы она получила наследство, и осталась жива, и не разучилась смеяться таким молодым и счастливым смехом.

* * *

А Треугольник в это время пытался связаться с исполнителем – Треугольник в лице Хала Госса, это он держал трубку, в то время как Берн Кори развалился в кресле, теребя свой галстук, а Крис Джейсон перечитывал послание Фергуса, которое пришло ночью. Разумеется, ему не хотелось сообщать об этом своим компаньонам, но это было невозможно!

Казалось, этот дьявол Хал Госс способен читать самые сокровенные мысли.

Крис метался по кабинету от окна к столу, за которым сидел Госс.

– Да... да... да... – говорил тот.

Джейсон остановился и глухо выругался.

– Итак, что сказал Кринг? – спросил он.

Госс пожал плечами, лицо его внезапно осунулось.

– Там Святой... – глухо сказал он.

Берн Кори от неожиданности вскочил с кресла, но сразу же упал обратно. Будто ледяной холод проник в комнату. Святой! Святой вмешивается в их дело! Человек, которого боялись все, человек, которого столько бандитов и преступников мечтали увидеть мертвым.

Госс скрипнул зубами.

– Поймите меня, Кринг, не нужно... вы меня слышите?.. Мы даем вам все полномочия... Да? Отлично... – проговорил он, и лицо его прояснилось.

Госс положил трубку, взял сигарету и закурил.

– Я полагаю, вы поняли?

– Святой? – слабым голосом переспросил Джейсон. Капли пота выступили на его румяном лице.

– Да. Не знаю, уж каким образом, но Темплер оказался на пути этой молодой особы. Я не удивлюсь, если его тоже интересуют деньги. Покровительствовать девушке и получить клад – это на него похоже.

Госс усмехнулся. Берн спросил:

– Что же произошло?

– Кринг обнаружил девушку в тот момент, когда с ней разговаривал Фергус. Это продавщица в одном из больших магазинов Давидсона. Кажется, красивая девушка.

– Нам наплевать на это, – проворчал Джейсон, – что же сделал Кринг?

– Он стал следить за ней. Та отправилась домой, потом в отель «Пасифик» и вышла оттуда вместе с Темплером.

– Она его знала? – спросил Берн Кори.

Он держал галстук в кулаке, и на его вялом лице было недоумение.

Госс продолжал рассказывать, как Кринг похитил девушку и ее спутника.

– Кринг сначала не был уверен, что имеет дело с Темплером, но быстро убедился в этом по тому, как действовал Святой... – Госс произнес прозвище Темплера почти шепотом, как будто, сказанное громко, оно могло вызвать бурю. – Но Темплер выиграл битву и исчез вместе с девушкой.

Крис недовольно передернулся.

– Если Святой вмешался, дело плохо, – проворчал Берн.

– Но мы не откажемся от состояния! – воскликнул Джейсон.

Госс курил и презрительно поглядывал на них: быть решительным умел только он.

– Кринг знает Святого, – наконец сказал он. – У них персональные счеты. Лучшего нам и желать не приходилось.

– И что же? – спросил Джейсон.

Госс откинулся в кресле.

– Девушка, ее зовут Мэри Грин, должна была получить телеграмму аналогичную твоей. Значит, остается неделя.

– Шесть дней, – поправил Берн. – Телеграмма имеет вчерашнюю дату.

– За шесть дней можно сделать многое, – успокоил Госс.

– А где она, эта проклятая девчонка?

– В «Пасифик», вместе с Темплером. Кринг за ними следит. Святого он не пропустит.

Джейсон посмотрел на Госса. Внезапно у него пересохло во рту.

– А девушка? – спросил он.

– Я не могу предвидеть всего: может быть, она не сможет приехать, может быть, эта побрякушка давно потерялась. Запомни одно: мы не злодеи, мы только деловые люди. И не думай о Кринге, не забивай себе голову.

Не думать! Легко сказать. Крис Джейсон смотрел в окно, но ничего не видел: ни улицу, пересекающую Лас-Вегас, ни суетящихся машин, ни пыльных пальм – он думал... думал о том, что сейчас происходит в Сан-Франциско.

Мыслями он был так далеко, что даже не заметил, как совсем рядом, за шторой метнулась легкая тень – Каролина Бридлинг вернулась за свой стол. Она села за пишущую машинку, но не видела клавиатуры. Подслушанное подсказывало ей: готовится нападение!

Вполне возможно, что главной причиной ее волнения было несколько раз повторенное имя Саймона Темплера. В этом деле участвовал Святой! Красивой секретарше – немного фантазерке – ясно представилось: внезапно открывается дверь, входит он, элегантный, высокий, улыбается ей своими голубыми глазами, и она слышит его низкий мужественный голос: «Добрый день, красавица!»

Но на самом деле Святого совершенно не волновало существование Каролины. В эту минуту он стоял, облокотившись о балюстраду балкона, и наблюдал за улицей перед отелем «Пасифик», точнее – за длинной черной машиной. На его загорелом лице блуждала улыбка. Вернувшись в комнату, он снял телефонную трубку. Мэри внимательно наблюдала за ним, и ее лицо выражало полнейшую преданность.

* * *

– Что он задумал? – проворчал Салетти, сидящий в автомобиле.

У человека рядом с ним лицо было украшено полосками пластыря, а левый глаз был расцвечен всеми цветами радуги – в память о встрече с кулаком Святого. Он наклонился и открыл большой чемодан, стоящий у его ног.

– Надеюсь, это подойдет, Анджело?

– Заткнись! Я тебе сказал: меня зовут Кринг... Джерри Кринг. Заруби это на носу, иначе получишь гравировку на своих костях.

– Ладно, ладно, не горячись, – примирительно проговорил его спутник, а человек, сидящий за рулем, насмешливо улыбнулся.

– Запомни: Джерри. Так что там за утиль?

Кринг увидел в приоткрытом чемодане небольшой автомат – опасное оружие в опытных руках.

– Поставь глушитель, – порекомендовал он. – Что же они там возятся наверху! Ты понял, Билл? Ты убиваешь только мужчину, а мы займемся мышкой, скажем ей пару слов, чтобы она поняла свой интерес.

Святой не показывался, хотя наверху Кринга заверили, что он в своем номере.

Кринг был ценным исполнителем, он умел организовать слежку, он хладнокровно, без колебаний мог убить человека, испытывая при этом не более сложные чувства, чем повар, убивающий кролика. Но он был лишен наблюдательности. Поэтому он не обратил внимания на такси, остановившееся перед отелем. Из него быстро вышел парень с большим чемоданом и исчез за двустворчатой дверью.

Уже больше часа Кринг сторожил у дверей с твердым намерением уничтожить своего врага.

На тротуаре сновала полуденная толпа. Люди проходили, останавливались, уходили. Кого только не было в этом праздном Сан-Франциско! Кринг коротал время, то и дело отпуская шуточки и насмешливые реплики.

– Ты видел этих двоих, Билл! Ну и карнавал! – обратился он к компаньону.

Он указал на индусов. На мужчине были белые, обтягивающие ноги узкие штаны и свободная белая накидка. На голове – аккуратная чалма. Его спутница была закутана в зеленое сари, смуглое лицо угадывалось под розовым шелком, свободно спадавшим с черноволосой головки.

Бандиты веселились вовсю, хлопая себя по бедрам, изощряясь в остроумии. Кринг, выдав напоследок мысль, что это не иначе как делегаты ООН и что вообще какой может быть спрос с иностранцев, оборвал общее веселье и решительно вылез из машины:

– Оставайтесь на месте, парни, и действуйте, если что!

– А ты куда?

– А черт его знает, что он там делает! Он ведь большой хитрюга. Надо разузнать, что и как.

Кринг столкнулся с индусами, и отголосок насмешливой улыбки промелькнул на его лице. Человек в чалме безразлично посмотрел на него, а женщина отвела глаза... глаза у индианки были бирюзовыми, но Кринг этого не заметил. Он спешил в холл «Пасифик».

Индусы сели в ожидающее их такси, и машина тронулась с места.

– О Саймон! Какая же вы прелесть! – воскликнула Мэри; зеленое сари было ей очень к лицу.

– Точнее сказать: костюмы от «Сокс» – безусловная прелесть, – со смехом ответил Саймон.

– Вот мы и спасены, – счастливо вздохнула она.

– На этот раз, – снова уточнил он. – Но приключения наши только еще начинаются, поверьте мне.

Глава 7

в которой Мэри знакомится с Синей Бородой, а Терри – с кулаком

До аэропорта они добрались без осложнений. Выйдя из такси, они направились к окошечку кассы. Саймон заметил в одном из углов обширного холла двух субъектов весьма подозрительного вида.

Он обратился к кассиру:

– Два места до Фоникса. Когда отправляется ближайший самолет?

– Через несколько минут, сэр.

Скоро объявили посадку. Они спокойно прошли мимо тех двоих, присланных сюда Крингом: ожидавшим Святого и Мэри Грин не было никакого дела до индусов.

Самолет взлетел. Мэри коснулась руки своего спутника и улыбнулась ему.

– А зачем нам лететь в Аризону? – спросила она.

– От этого зависит судьба миллионов, девочка. Ваши «друзья» будут нас ожидать в Сандроке, и нам лучше появиться там неожиданно. В противном случае...

– В противном случае?.. – боязливым эхом повторила она.

– У нас будут неприятности, Цветок Лотоса. А теперь – спать.

Он откинулся на спинку кресла и удивительно быстро заснул. Мэри тщетно пыталась последовать его примеру. Она боялась лететь – этот вид транспорта не внушал ей доверия. Однако ничего не произошло, и они благополучно приземлились в аэропорту Фоникса. Автобус привез их в город, где вместо лошадей уже были машины, но мужчины все еще щеголяли в ковбойской одежде: широкополые, шляпы, яркие рубашки и даже кожаные брюки и сапоги с высокими каблуками.

– Что будем делать? – спросила Мэри. – Может быть, поищем ветряные мельницы, чтобы вызвать их на дуэль?

Если Саймон и заметил иронию, то не подал вида.

– Прежде всего нам необходимо уединенное место, и желательно темное.

Это было нужно для того, чтобы перестать быть индусами. Сняв экзотическую одежду, они остались в своей обычной, после чего Саймон проводил Мэри в спокойный отель и, пока она отдыхала, купил подробную карту местности и вернулся в отель.

– Мы отправимся по этой дороге, – объяснял он. – Мы будем избегать населенных пунктов, поедем по пустыне Жила и пересечем границу Ла-План. В этих местах можно не ждать сюрпризов, но вот когда мы приблизимся к Долине Смерти... Он не закончил. Он так хорошо представил себе людей, расставленных на дорогах, ведущих в Сандрок. Он предвидел засады, и у него появились некоторые сомнения.

– Мы еще можем отказаться, Мэри...

Она резко выпрямилась – он принимает ее за ребенка? Она пустилась в опасное путешествие и пойдет до конца!

– Нужно идти до конца, – твердо сказала она.

Он ответил ей поцелуем. Вскоре машина, нанятая Саймоном, выехала из Феникса и направилась к Скалистым горам.

По обеим сторонам дороги простирался суровый пейзаж – скалы следовали за скалами. Иногда группа хижин говорила о том, что и тут живут люди.

Путь их лежал на Ла-План, и скоро они оказались в этой дикой местности.

До сих пор все шло хорошо. Но что их ждало впереди? Саймон расспрашивал встречных людей, описывал Салетти. Нет, такого человека здесь не видели. Путешествие продолжалось.

– Девочка моя, ваш дорогой старый дед Дэнис Грин, вероятно, достаточно вольно обращался с человеческой жизнью...

Мэри молча посмотрела на него.

– У меня, как и у вас, была любимая старая бабушка, указания которой всегда были святы для меня, – продолжал он. – Она повторяла мне, как аксиому: «Мой мальчик, стреляй первым, какой бы опасной ни была ситуация».

Мэри опять промолчала.

– Поэтому возьмите-ка...

Он достал из кармана револьвер и, не выпуская руля, проверив предохранитель, положил его в руку девушки.

– Но я никогда не сумею, – сказала та, с опаской глядя на револьвер.

Он подозревал это, но положение становилось опасным, и он не мог рассчитывать только на себя.

Они были недалеко от озера Мохаве, когда то, чего ожидал Саймон, случилось. Грянул выстрел.

– Ну наконец-то! – воскликнул Святой.

Девушка оцепенела от ужаса.

– Нагнитесь, Мэри, – приказал Саймон. – Мне совсем не нравится, когда вы изображаете мишень.

Он увеличил скорость, хотя на извилистой дороге это было опасно. Раздался новый выстрел.

– Саймон... – пролепетала девушка.

– Спокойно, – ответил тот, – мы подъезжаем к Мохаве. Это написано на плакате. Безусловно, мы найдем там, чем подкрепиться.

Машина ехала все быстрее, но Саймон успевал замечать все: на дороге шли работы, стояли экскаваторы, подъемные краны, скреперы, бетономешалки. Новый поворот – и дорога пошла вдоль озера, лежащего в приятном окружении зеленых холмов. В его воде отражалось небо.

Саймон заметил за решеткой здание, прятавшееся в зелени. На двери была надпись: «Клер Логис». Святой остановил машину.

– Не знал, что пригород Лос-Анджелеса простирается так далеко, – с улыбкой сказал он.

Лос-Анджелес находился от них более чем в четырехстах километрах.

Саймон вышел из машины и подошел к дверям. Мэри последовала за ним, бросив взгляд на машину.

– Вы видели, Саймон?

И она показала на дырку в крыше. Святой не ответил, он дергал за цепочку, висевшую на двери и соединенную со звонком. Мэри подошла к нему.

– Это дворец Спящей красавицы, – объяснил Саймон. – Но он подойдет и Золушке. Вполне вероятно, мы увидим и Синюю Бороду.

В этот момент дверь «Клер Логис» медленно отворилась. На пороге появилась женщина и спустилась по ступенькам. Можно было разглядеть ее тяжелое, расплывшееся лицо. Подбородок ее был покрыт волосами, которые она вынуждена была время от времени подстригать.

– Синяя Борода... – растерянно прошептала Мэри.

Саймон приветствовал незнакомку.

– Могу я узнать, где мы находимся, мисс? – спросил он.

– В «Клер Логис», – хриплым голосом ответила женщина.

– А какие это края? – поинтересовался Саймон.

– Озеро Мохаве, – по-прежнему неприветливо ответила она.

– Можно здесь переночевать? – не унимался Святой.

– Это не отель и не таверна, мистер.

Женщина стояла за решетчатой дверью, лицо ее оставалось неприязненным. К ней подошел пес, шнауцер с огромными клыками.

– Красивое животное, – заметил Саймон. – Я полагаю, это пудель?

– Вы хорошо знаете, что это шнауцер. И также знаете, что, если я открою дверь, вам не поздоровится. Уходите!

– Я хочу задать вам несколько вопросов, мисс. Представьте себе, что я очень чувствителен и ненавижу, когда в меня стреляют.

– В вас стреляли? – На лице женщины отразилась растерянность. – Вас послал шериф? – пробормотала она.

Святой не спускал с нее глаз.

– Шериф... – медленно произнес он.

– Вы шериф? – испуганно перебила его женщина.

Саймон знаком приказал Мэри молчать; женщина уже держала пса за ошейник, и это удавалось ей с трудом.

– Я привяжу Сатану, – сказала она, – а потом открою вам.

Она привязала собаку, открыла решетку и провела посетителей в дом. Он, при ближайшем рассмотрении, оказался не лишенным элегантности, но элегантности старомодной – его обстановка, безусловно, не соответствовала настоящему времени.

– Входите, – сказала женщина, указывая им дорогу. Внутри дом хранил обстановку интимности, удивительную в условиях Долины Смерти. Здесь так и хотелось встретить очаровательную женщину, создавшую все это. Святой медленно повернулся:

– У вас здесь приятное жилище, мисс...

– Мисс Батчер, – представилась женщина.

Она продолжала стоять на пороге, упершись кулаками в бедра, и была явным диссонансом всему, что ее окружало.

– Итак, что вам надо, шериф?

– Должен вам сказать, мисс Батчер, что я страшно боюсь шерифов. Эти типы размахивают у вас перед носом разными бумажками. Даже когда вы невиновны, они найдут, в чем вас обвинить.

Женщина изумленно уставилась на Саймона. Мэри молчала, ничего не понимая в его игре.

– Кто же вы такой, если не шериф? – настаивала мисс Батчер.

– Просто путешественник на пустынной дороге, которому не нравится быть мишенью для первого попавшегося стрелка.

Тревожное выражение появилось на тяжелом лице женщины.

– О какой мишени вы говорите? Мистер Доуни запрещает пользоваться здесь огнестрельным оружием.

– В самом деле? – спросил Саймон и резко вытащил из кармана черный автоматический пистолет.

– Я так и знала! – вскрикнула женщина.

Саймон нажал на спуск, вспыхнул огонек: пистолет оказался зажигалкой.

– Вы напугали меня... – упрекнула его мисс Батчер. – В конце концов, что вы тут делаете? Вы не друг мистера Доуни?

– Все возможно, как говорила моя милая старая бабушка абсолютно все... даже то, что я буду гостем этого славного мистера Доуни. Между прочим, я буду вам благодарен, если вы мне скажете, где он.

Мисс Батчер пожала плечами:

– Он приходит, когда его не ждут. Хорошо бы поскорее, так как вскоре явятся инженеры.

Саймон ринулся в атаку:

– А теперь не дадите ли вы нам выпить, мисс Батчер? А потом вы приготовите нам еду и постели на ночь. Конечно, в разных комнатах... а утром – крепкий кофе. А для вас, Мэри?

Ничего не понимая, она машинально ответила:

– Чаю!

– Чаю, – повторил Саймон. – А теперь можете идти.

– Но... как вас зовут? – растерянно спросила та.

– Имя? – заявил Святой. – К чему имя? Тем более никакой гарантии, что оно настоящее. Не так ли, мисс Батчер?

Наступило краткое молчание, потом женщина попятилась из комнаты. Святой широко улыбнулся и обнял Мэри за плечи, что ее успокоило.

– Вы знаете этого Доуни? – тихо спросила она.

– Нисколько, дорогая. Вы спрашиваете себя, что я делаю? Видите ли, такие вопросы я себе никогда не задаю, потому что сам не знаю ответа. Во всяком случае, будьте спокойны: мы не удаляемся от нашего друга Фергуса. Помните, что в нас стреляли. И не забывайте, что мой принцип – атаковать раньше, чем мои враги.

– Почему?

– Потому, моя девочка, что положение охотника всегда предпочтительнее положения дичи.

– Точно! – сказал голос за их спинами.

Одинаковым движением Святой и Мэри повернулись, но она сделала это быстро, а он медленно. На пороге стоял ничем не примечательный человек.

– Осторожно, – заметил Святой, – у вас дрожит рука, и вы можете нас поранить.

– Не двигайтесь, – приказал незнакомец.

– Да, да... – пробормотал Саймон. – Если я правильно понял, то охотник – это вы.

– Не важно, что вы поняли. Освободите помещение! Если вы воображаете, что я шучу, то очень ошибаетесь, – продолжал незнакомец.

– Жаль, – заметил Саймон, – чувство юмора – замечательная штука. Иной раз она бывает лучше, чем разум.

– Как вас зовут? – резким голосом оборвал его мужчина.

– Если я вам скажу, вы все равно не поверите. Я посланец Рая. А если вы мне верите, то спрячьте эту игрушку.

Мгновение человек колебался, не зная, как быть, наконец он решил сесть и предложил посетителям последовать его примеру.

– И осторожно, при первом подозрительном движении я стреляю! – предупредил он.

– И разобьете окно, – усмехнулся Святой.

– Что вы здесь делаете? – спросил мужчина.

– Почему-то у всех живущих в этом доме одна и та же навязчивая идея. Мисс Батчер меня об этом тоже спрашивала.

– Это моя тетка. А меня зовут Терри Батчер, и я принимаю тех, кого хочу. Я вас не приглашал, но тем не менее...

Он так посмотрел на Мэри, что та покраснела. Саймон значительно кашлянул и заявил:

– Может быть, вы мне не поверите, но мы, однако, приглашены.

– Кем? Может быть, Доуни?

– Совершенно точно. Этим милым старым Доуни! Он мне сказал в последний раз, когда я его видел: «Когда ты будешь проезжать по Долине Смерти, обязательно посети мой „семейный склеп“!» Должен признаться, очаровательное приглашение.

– Это все, что вы можете сказать? – презрительно проговорил Терри. – Так вот, я вам не верю. Доуни никогда никого не приглашает. О, я вижу вашу игру: вы узнали, что инженеры скоро будут здесь, и рассчитывали опередить!

Он встал и сделал шаг по направлению к Святому, не отводя от него револьвера.

– Осторожно, он может выстрелить, – заметил Святой. Внезапно выпрямившись, он снизу вверх ударил кулаком по запястью и подбородку Терри, и тот, выронив револьвер, мешком свалился на пол.

– У этого молодого человека плохая реакция, – спокойно констатировал Саймон. – Нужно быть попроворней, если хочешь играть роль охотника.

– О Саймон! – простонала Мэри. – Он мог нажать на спуск.

– Это он недавно делал, – пояснил Саймон, подобрав с пола оружие и понюхав дуло. "

Он нагнулся, схватил парня за ворот рубашки и приподнял. Казалось, это не стоило ему больших усилий.

Правой рукой он выдал Терри солидную серию пощечин, пытаясь привести его в чувство.

– Ну, дитя природы, пора очнуться.

– Исчадье ада... – прошептал Терри, приходя в себя.

– Спокойнее. Револьвер теперь у меня. Согласись, что это достаточно веский аргумент в любом споре.

Терри, с трудом приняв вертикальное положение, наморщил лоб.

– Мне нечего сказать, – заявил он.

– Посмотрите на этого героя, Мэри! Не сделать ли мне несколько дырок в его желудке, чтобы посмотреть, не выпил ли он?

Мэри молитвенно сложила руки, она очень боялась этого человека.

Саймон мерно принялся считать:

– Один... два... – Его решительный вид не давал повода сомневаться в том, что последует за этим.

– Нет, нет, – простонал Терри.

– Хорошо, тогда отвечай. Почему ты стрелял в нас на дороге?

– Я... Мне приказал Доуни. Он боится кого-то... или чего-то. Он приказал никого не подпускать к дому. И то же Доуни приказал моей тетке. Можете ее спросить.

– Я обязательно это сделаю, можешь быть уверен. А что там? – сухим тоном спросил Саймон, указывая на закрытую дверь.

– Библиотека, – ответил Терри, опустив глаза.

– Уходи... Но берегись! И не пытайся обмануть меня, а не то я отыщу тебя хоть в аду.

Терри уже был на пороге, когда Саймон окликнул его:

– Знай, что у меня нет обыкновения шутить, если я угрожаю. Ты когда-нибудь слышал о Святом?

– Святой... – пролепетал Терри, широко раскрыв глаза.

– Ты видишь его перед собой, парень!

Глава 8

в которой Саймон зажигает лампу и знакомится еще с одним бородачом

Стоя друг перед другом, Саймон и Мэри слушали шаги Терри в коридоре. Девушка передернула плечами.

– Страшный дом, Саймон, – произнесла она. – Меня знобит.

– Скоро разожгут огонь, – ответил он:

– Почему нам сразу же не уехать? О, я знаю, у вас есть какой-то план, вы мне уже не раз спасали жизнь, и я вам верю, но мне бы хотелось знать, что же будет дальше.

– Я еще сам не знаю, Мэри. Но у меня ощущение, что здесь я узнаю что-то нужное.

Они прошли в библиотеку. Наступили сумерки. Саймон зажег керосиновую лампу – другого освещения в доме не было. Он взял лампу, поднял ее повыше и подошел к стене. Там был увеличенный фотографический портрет довольно молодого человека с твердым взглядом, подбородок его украшала старомодная борода.

– Вы не знаете этого господина, Мэри? Это не может быть ваш дед, Дэнис Грин?

Девушка пожала плечами: каким образом Дэнис Грин мог попасть в этот дом?

– Нет, – заверила она, – это не мой дед. Я видела его у бабушки в медальоне. У деда был добрый взгляд, ласковая улыбка, длинные усы. Нет, это не он.

Саймон не пошевелился, не повернулся к окнам. Они были за его спиной. Мэри могла поклясться, что ни единого звука не раздалось в комнате, и она была крайне удивлена, когда Саймон вдруг произнес:

– Входите, входите.

Он говорил непринужденным тоном, но достаточно твердо.

Окно раскрылось, и молодая женщина легко впрыгнула в комнату.

– Добрый вечер, – сказала она.

– Добрый вечер, – ответил Саймон, обернувшись на голос.

То, что он увидел, было достойно внимания. У женщины был тот особый шарм, который всегда действовал на Святого.

– Вам уже говорили, что у вас необыкновенный цвет глаз? – спросил он.

Щеки женщины, до этого бледные, покрылись легким румянцем.

– Я пришла сюда не за комплиментами, – сухо произнесла она.

– Тем хуже для меня. Но вы хотя бы скажете, кто вы?

– Меня зовут Каролина, – ответила женщина.

– Вот это уже хорошо. А это Мэри. Что касается меня, то я Саймон.

– Что вы здесь делаете, мистер Темплер? – спросила она.

Он посмотрел на нее и от души расхохотался:

– Вы меня покорили. С вами не поиграешь в прятки.

– Нужно уходить. Вернитесь к своей машине, быстро уезжайте и не возвращайтесь сюда.

– Должен ли я понять, что вы посланник могущественного чужеземца и что вы предъявляете мне ультиматум, несравненная Каролина?

– Считайте, как вам угодно. Но если вы хотите остаться в живых, уезжайте немедленно!

– Милое дитя, знающее мое имя, но не знающее, что запрещать мне что-нибудь – это все равно что махать перед носом быка красной тряпкой...

Каролина повернулась к Мэри.

– Мисс, вы меня не знаете, но, поверьте мне, так надо. Вы страшно рискуете... и я тоже, – добавила она.

Именно этот момент выбрала мисс Батчер, чтобы появиться в комнате. Она проговорила очень возбужденно:

– Я видела Терри. Что вы тут...

Заметив Каролину, она остановилась, и лицо ее побагровело от злости.

– Еще одна! – завопила она. – Вы что, принимаете этот дом за приют? Как вы вошли? Я не слышала звонка.

Наступило короткое молчание. Саймон посмотрел на мисс Батчер, потом перевел взгляд на Каролину.

– Дети мои, вы действуете несогласованно, – заметил он. – Мисс Батчер, вы не знакомы с Каролиной?

– Я никогда не встречала, эту особу.

– Сколько времени вы здесь живете?

– Семь лет.

– Постоянно в услужении у мистера Доуни?

– Да, – ответила та.

– И вы говорите, что никогда не видели Каролину? – с сомнением произнес Саймон.

Мисс Батчер покачала головой: нет, на ее памяти эта девушка никогда не приходила в «Клер Логис».

– Точно? – спросил Святой у Каролины.

– Нет, я приходила сюда, но мисс Батчер здесь не было.

Мисс Батчер взяла со стола какую-то фотографию и показала ее Каролине.

– Кто это? – спросила она.

Каролина посмотрела на фотографию, на которой был изображен неряшливый мужчина в рубашке с закатанными рукавами. Он опирался ногой о срубленное дерево, в его руке был топор. Лицо сплошь заросло бородой.

– Я его не знаю, – сказала Каролина.

– Это же мистер Доуни! – уличающе воскликнула мисс Батчер.

– Однако, мисс Батчер, я просил вас дать нам что-нибудь выпить. Боюсь, что лед уже растаял. Идите! Ненавижу теплое пойло!

Мисс Батчер открыла рот, но вышла, ничего не сказав. Саймон подошел к двери и быстро открыл ее – женщина стояла за дверью. Он холодно улыбнулся:

– Любопытство вас погубит. Бегите и делайте, что сказано.

Он плотно закрыл дверь и строго обратился к Каролине:

– Нам нужно кое-что выяснить. Когда вы шли сюда, вы знали, что найдете меня, вы знали мое имя? Я полагаю, вы следили за мной?

– Верно, – ответила она.

– Спасибо за откровенность. Значит, вы имеете представление о разъяренном животном, каким я могу быть, если меня до этого доведут?

– Больше чем разъяренном, – заметила Каролина.

– Итак? – спросил Святой, стоя перед ней.

– Я пришла сюда из-за вас, мистер Темплер... и из-за нее тоже, – прибавила она, указывая на Мэри. – Чтобы спасти вас обоих.

Саймон молчал, в нем поднималось предчувствие новой опасности.

– Я слышала, как они говорили о вас, – прошептала Каролина.

Саймон глубоко вздохнул. Наконец-то! Инстинкт его не обманул. Он проник в «Клер Логис», сам не зная почему, только влекомый инстинктом. И вот сейчас он получит необходимые сведения.

– Их трое... – продолжала Каролина дрожащим голосом. – Нет, я не скажу вам их имена. Я уверена, вы узнаете их сами, а я не смею! Треугольник решил уничтожить мисс Грин, вы подозревали об этом? – спросила она у Саймона.

Он кивнул.

– Они не знали, что я их слышу, – продолжала Каролина. – Они позвонили Крингу и приказали ему... Он похож на быка, черный, молчит...

– О, так это наш приятель сеньор Анджело, – усмехнулся Саймон. – Значит, теперь он зовется Крингом. Хорошо, что я узнал. Мне надо будет сказать два слова моему старому другу инспектору Фернаки.

Каролина покачала головой:

– Не шутите, Саймон. На этот раз они решили идти до конца. Они расставили людей повсюду на подступах к Сандроку. Они вас туда живыми не пустят.

– А какую роль в этом деле играет мистер Доуни? – спросил Святой. – С кем вы пришли сюда, Каролина? Как вы могли знать, что я проеду именно здесь?

Она посмотрела на него и, почти трагически улыбнувшись, ответила:

– Я не хотела быть соучастницей преступления. И...

Она не успела закончить фразу. Послышался звон разбитого стекла, выстрел, резкий вскрик Каролины. Она откинулась назад в своем кресле. Мэри бросилась к ней, но Саймон пригнул ее, повалил на пол.

– Не двигайтесь, – прошептал он.

Он подполз к столу, чтобы погасить лампу. Когда он поднял правую руку, раздался новый выстрел. Пуля вонзилась в деревянную обшивку стены.

Открылась дверь, и на пороге появилась мисс Батчер с широко раскрытыми удивленными глазами. Позади нее стоял ее племянник Терри, не менее удивленный.

– Что это вы делаете на полу?.. – пробормотала она. – И... – Она не договорила, увидев лежащую Каролину, на груди которой медленно расплывалось красное пятно.

– Мисс Батчер, – сказал Саймон, оставаясь на полу, – эта лампа служит мишенью какому-то умелому стрелку.

Он снова поднял руку и вовремя убрал ее – раздался новый выстрел. Мисс Батчер завопила, и ее племянник сделал шаг назад, чтобы уйти.

– Терри, быстро дайте мне какую-нибудь шляпу и палку, мигом!

Толос Святого был настолько решительным, что они послушались его.

Получив требуемое, он насадил шляпу на палку и медленно поднял ее правой рукой. Пуля пронзила шляпу, но за это время Саймон успел другой рукой схватить лампу и задуть ее. Комната погрузилась во тьму.

Саймон взял Каролину на руки.

– Идите быстрей, нагнитесь, все может случиться. А вы, мисс Батчер, комнату и кровать, быстро! Бедная девочка!

Саймон положил Каролину на кровать. Он нагнулся, расстегнул ей блузку, в маленькой ранке толчками пульсировала кровь.

Она открыла глаза, тень улыбки появилась на ее бледных губах.

– Остерегайтесь... самый опасный... самый... Хал...

Саймон наклонился ниже: ее дыхание прервалось. Все было кончено. Мэри сдерживала рыдания. Она подошла и сжала руку Саймона.

– Уедем... уедем, умоляю вас, – дрожащим голосом проговорила она. – Я больше не могу: эти смерти, нападения, опасности, предательство. Простите меня, Саймон, и уедем. Миллионы не стоят того.

– Мы останемся, – резким тоном возразил он. – По двум причинам: я не могу вам позволить уехать одной. А я пойду до конца. Главным образом потому, что ненавижу методы, употребляемые этими господами.

В этот момент послышались тяжелые шаги.

– Эй, Батчер, где вы? – раздался мужской голос.

– Мистер Доуни, – пролепетала толстая женщина.

Он медленно поднимался по ступенькам. Большая борода скрывала нижнюю часть его лица, из-под густых бровей смотрели бесцветные глаза. Они поочередно прошлись по всем присутствующим и остановились на теле Каролины. Мистер Доуни сжал губы и вытащил из кармана своей куртки большой старомодный револьвер.

– Пройдемте в соседнюю комнату, там мы поговорим и объяснимся, – приказал он.

Глава 9

в которой Доуни нервничает, а Саймон закуривает сигарету

Когда Доуни вошел в библиотеку, он остановился, оценивая урон, нанесенный этой комнате: осколки стекол, поврежденная деревянная обшивка, пятна крови на кресле.

– Будьте как дома, – хмыкнул он.

Святой и Мэри вошли следом, а за ними мисс Батчер. Терри остался в дверях. Саймон первым нарушил молчание.

– Итак, вы Доуни? – спросил он.

– А вы кто такой?

– Меня зовут Темплер. Иногда мне случается прогуливаться на облаке с ореолом вокруг головы, с копьем в руках, в поисках ветряных мельниц.

– Все понятно. Вы – Святой! – Доуни не проявил такого раболепства, как Терри, поняв, кто перед ним.

– Здесь, в Долине Смерти, люди очень догадливы. Совершенно невозможно путешествовать инкогнито, – с иронией заметил Святой.

Саймон не спускал глаз с Доуни: он уже планировал дальнейшее развитие событий. Разумеется, элемент неожиданности оставался, но можно было и из неожиданности извлечь пользу.

– Святой! – усмехнулся Доуни. – Разумеется, теперь нужно ожидать осложнений, раз вы здесь... осложнений, может быть, даже трупов.

Саймон, не отвечая, пожал плечами и поднес руку к карману.

– Осторожно! – предупредил его Доуни.

– Ну, ну, – спокойно произнес Саймон, – вы все только и делаете, что предупреждаете меня об опасности. Сперва ваша Батчер, потом этот молодой Терри, с револьвером, из которого недавно стрелял в проезжающих. Потом эта молодая особа, которой так не повезло. Теперь вы! Но ведь вы не можете запретить мне пользоваться табаком.

С этими словами Саймон достал из кармана портсигар, выбрал из него сигарету и, не зажигая, сунул в рот. Потом осторожно притянул к себе Мэри и многозначительно пожал ей руку: предупредил – будь настороже.

– А сесть мне разрешается? – поинтересовался он.

– Валяйте, – сказал Доуни.

Чувствовалось, что владелец «Клер Логис» ощущал нечто вроде опасения, столкнувшись лицом к лицу со знаменитым авантюристом: он знал его возможности, его решительный характер, и бездействие Святого не могло его обмануть.

– Итак, во что мы играем? – спросил Святой. – И на что? Ставлю один доллар...

– Хватит паясничать! – оборвал его Доуни. – Что вы ищете в этом углу? И зачем вы явились в «Клер Логис»?

Саймон, не отвечая, смотрел на него, потом снова пожал плечами, странный огонек горел в его глазах. Если бы Доуни знал его так хорошо, как полагал, он бы больше опасался его. Саймон знал – атака близка.

Кровь быстрее текла в жилах, трубный глас звучал в его ушах с силой, которой он никогда не мог противостоять.

Доуни внимательно наблюдал за Саймоном, его рот приоткрылся.

– Я не боюсь волков, Доуни! – усмехнулся Саймон. – Я тоже умею показывать зубы.

– Что вы делаете в «Клер Логис»? – настаивал тот.

– А вы? – неожиданно спросил Саймон.

– Я, я! – задыхался Доуни. – Я у себя дома, и я... А потом, вас это не касается.

– Может быть, вы хотите встретиться с инженерами, которые намечают тут новую дорогу? – проявил свою осведомленность Саймон.

Он бросил эту фразу наугад и увидел, что Доуни испугался – его рука, державшая револьвер, дрогнула. Доуни быстро взял себя в руки, но Саймон уже понял – он попал в точку.

– Эй, Доуни, раз уж вы слышали о Святом, вам, может быть, известно, что я любопытен?.. Меня притягивает все, что кажется необычным. А здесь, согласитесь, есть чему удивиться. Сторожиха, встречающая гостей, пугает их псом. Подручный сторожа стреляет в проезжающих и собирается повторить это здесь, в доме. Странно, странно!..

Он отпустил Мэри и сделал шаг по направлению к Доуни – тот с трудом дышал, и лицо его покрылось мертвенной бледностью.

Саймон вдохновенно продолжал:

– Да, в этом доме... столько тайн. Начиная с появления очаровательной Каролины. Бедная Каролина! Она хотела, чтобы я ушел отсюда. И к чему это привело, Доуни... Она, безусловно, хотела мне что-то сообщить. Что? Успокойтесь, успокойтесь, Доуни, она не успела...

Красное бородатое лицо хозяина дома выразило некоторое облегчение, а Саймон продолжал тем же небрежным тоном:

– Вы странная личность, Доуни. Вы не желаете заглянуть вперед. В противном случае, я уверен, вы бы не позволили Каролине сообщить мне нечто секретное... относительно Треугольника.

На этот раз Доуни с трудом удержался от дрожи, а Саймон продолжал говорить. Возбуждение переполняло его. Он был на верном пути. Каролина назвала ключевое слово – «Треугольник».

– Вы проигрываете, Доуни, и прежде чем вы навсегда закроете глаза, я вас побрею: борода вам не идет.

Последняя фраза Святого подействовала на Доуни как удар кнута.

Он стиснул в руке револьвер: его палец лежал на спуске. Еще одно слово Саймона – и он выстрелит. Но какое слово? Что знал Святой? Насколько он преуспел в своем расследовании? Вот что Доуни хотел узнать, и это губило его. Саймон на его месте уже давно бы начал действовать, предоставив судьбе решить остальное.

– Да, Доуни, вы не сможете выиграть...

Рука Святого протянулась к столу, на котором лежал коробок спичек. Взгляды Доуни, мисс Батчер и Мэри неотрывно следили за движением пальцев Саймона, вот он взял коробку, вот чиркнул спичкой о сукно.

– Решительно мне не нравится ваша борода, Доуни, – продолжал Саймон. – Знаете, как только я увидел ваше фото, я сразу подумал, что вы будете выглядеть намного лучше без этого украшения. Это не для вас, мой друг!

Он остановился, чтобы зажечь сигарету, и глубоко затянулся.

– Парень, ты слишком много говоришь, – проворчал Доуни. – Возможно, я и не понимаю твоего юмора, но я скажу тебе одну вещь: последним буду смеяться я.

В этот момент раздался грохот. Сигарета взорвалась на полу и наполнила помещение плотным дымом.

Он бросился к двери, увлекая за собой Мэри. Мисс Батчер закашлялась, она тщетно пыталась загородить ему путь, – он оттолкнул ее, она упала и ударилась головой о перила лестницы.

– Держи его, Терри! – завопил Доуни.

Саймон был уже около двери, он наклонился к уху Мэри и прошептал:

– Не дышите.

Из дыма появился силуэт Терри Батчера. Всю свою последующую жизнь он будет помнить то, что с ним произошло. Ему показалось, что на его голову обрушился тяжелый молот. Ничего не соображая, он повернулся вокруг своей оси. Новый удар, на этот раз снизу, задрал его голову так, что у него хрустнули позвонки. Терри рухнул на пол, больше ничего не чувствуя.

А Саймон уже выскочил из дома и бежал к автомобилю, в который скорее забросил, чем посадил, Мэри, а сам сел за руль. Он предусмотрительно поставил машину на небольшом уклоне, и ему было достаточно снять тормоз и включить мотор. Они находились уже в пятидесяти метрах от дома, когда раздался первый выстрел.

– Пригнитесь, Мэри, – посоветовал Саймон.

Она послушалась, Саймон сильнее нажал на акселератор, и машина рванулась вперед.

– Он слишком взволнован, чтобы метко стрелять, – с улыбкой заметил Святой.

Последовали еще три выстрела, и рядом с машиной просвистели пули.

Когда они были уже далеко, Саймон снизил скорость, а Мэри взмолилась:

– Я вас прошу, Саймон, вернемся!

– Нет, девочка моя. Я вас предупреждал: пути назад нет. И привыкайте. На нашем пути еще будут трупы.

– Вы считаете?.. – жалобно спросила она.

– Я уверен. У нашего Анджело Салетти, то есть Кринга, по мнению Каролины, нет ни малейшего уважения к человеческой жизни. Кажется, у Доуни его еще меньше.

Он замолчал. Некоторое время молчала и она, следя за дорогой, которую освещали фары машины.

– Но, Саймон, – наконец проговорила девушка, – что общего может быть у этого Доуни с наследством моего деда?

– Во всяком случае, ничего хорошего, – ответил тот. – Мы растревожили клубок змей, можете мне в этом поверить, дорогая Мэри.

Глава 10

в которой Мэри влезает на лошадь, а у Криса Джейсона болит нос

Спустя некоторое время Саймон остановил машину. Он обнаружил в стороне от дороги удобное место и перегнал туда машину, решив переночевать там, под кустами.

– У меня большой опыт, – весело сказал он, притащив несколько охапок папоротника. – Когда я был бойскаутом, то даже получал награды.

Мэри чувствовала себя совершенно разбитой и охотно растянулась на мягком папоротнике.

– Вы хотите выключить фары? – спросила она.

– Да, девочка. Для диких зверей, которые охотятся за нами, огонь будет весьма притягательным, а для нас – роковым. Спокойной ночи!

* * *

Когда Мэри открыла глаза, она подумала, что Саймон и не ложился. Он по-прежнему сидел рядом, с тлеющей сигаретой в зубах, и вовсе не выглядел усталым. На его лице застыло мечтательное выражение, как будто он слушал пение птиц в пробуждающемся лесу. Но не было ни птиц, ни пения. Природа была нема.

– Итак, моя дорогая? – спросил Саймон.

Она протянула ему обе руки:

– Я не знаю, что бы я делала, если бы вас не было здесь этой ночью...

– Вы бы ждали меня, я мог вернуться и чуть позже, моя прелесть, – спокойно ответил Саймон.

Мэри отодвинулась и удивленно посмотрела на него.

Он улыбнулся, и в его голубых глазах мелькнула хитринка.

– Саймон, что вы делали? – вскрикнула Мэри.

– Я был в «Клер Логис».

– Ночью? Но это безумие! А если бы я...

– Но ведь с вами ничего не случилось, вы живы, а это главное. Мне же надо было кое в чем убедиться.

– И... – пролепетала она.

– Так вот. Бедный Терри сейчас звонит зубному врачу в Лас-Вегас... если не в Барстоу. Ему придется воспользоваться услугами протезиста, и это будет стоить Доуни немалую сумму денег.

Мэри не сказала ни слова и с ужасом смотрела на Саймона. А тот весело улыбался:

– Послушайте, Мэри, нам пора трогаться в путь. Не забывайте, что Самуэл В. Фергус будет беспокоиться, если вы не приедете вовремя.

Они сели в машину, оставив после себя кучу смятого папоротника, и еще некий знак, нарисованный на песке, – человечек с нимбом над головой. Святой решил оставить недругам свое изображение, чтобы те знали: он тут был. Мэри высказала опасение по этому поводу, но Саймона это не беспокоило.

– Я же сказал вам, что ночью был в «Клер Логис». Наши «друзья» собрались все вместе. Разумеется, Терри играл роль немого и держал у рта носовой платок, к тому же грязный. Что касается Доуни и любезной мисс Батчер, то они изучали карту местности. Доуни рассуждал, а я чутко прислушивался к его высказываниям, и это было весьма интересно. Потом Доуни ушел, и я решил тоже поинтересоваться картой.

Он засмеялся и направил автомобиль в другую сторону, по отвратительной дороге, покрытой корнями деревьев, ухабами и почти непригодной для автомобилей.

Через несколько километров пути ландшафт местности постепенно начал меняться: деревья исчезли, а дорогу обступили мрачные громады скал.

Святой остановил машину и достал из кармана сложенную карту.

– Где вы ее достали? – спросила Мэри.

– В «Клер Логис», – просто ответил Саймон.

Он долго изучал карту, затем они снова тронулись в путь. Дорога была неровной, с обеих сторон ее окружали горы. Она представляла собой просто идеальное место для засады. Неожиданно Саймон нажал на тормоза. Мэри вопросительно посмотрела на него.

– И эта дорога охраняется, – пояснил он, указав ей на две почти незаметные черные точки на фоне скал, – засада. – Девушка попыталась сохранить спокойствие.

– Может быть, – сказала она, – существует автобус, и мы смогли бы...

Саймон обдумал эту возможность, но отказался от нее. Бандиты, безусловно, все предусмотрели. Выйдя из автобуса, они наверняка подверглись бы нападению, да и где его взять, этот автобус?

И вдруг, уже в который раз, вмешался ангел-хранитель Саймона. Он увидел на дороге двух всадников. Нещадно палило стоящее в зените солнце, – жара была невыносимая, и всадники прятали головы под глубоко нахлобученными широкополыми шляпами.

Святой повернул машину прямо к ним и остановился неподалеку. Его правая рука скользнула в карман и сжала револьвер, накануне отнятый у Терри.

Всадники подняли головы. Оба были молоды, их лица внушали доверие. Старший сдвинул шляпу на затылок.

– Салют, друзья! – бросил он. – Что вы ищете в этом проклятом месте?

– Мы прогуливаемся, – игривым тоном ответил Саймон. – Мы тщетно обшарили весь район в поисках источника виски, а жажда все сильнее, понимаете ли.

– А! – засмеялся младший. – Вот это слова мужчины. О, простите, мисс, – добавил он, восхищенно уставившись на Мэри широко раскрытыми глазами.

Мэри улыбнулась, и эта улыбка заставила обоих всадников выпрямиться в своих седлах.

– Куда вы едете? – спросили они в один голос.

– В Сандрок, – ответил Саймон, не спуская с них глаз и благословляя такую удачу.

– Прекрасно! – сказал один из них. – Мы тоже туда. Патрон поручил нам отвезти пакет.

– А если я помогу вам выполнить это поручение побыстрее? – спросил Святой. – Что вы об этом думаете?

– Вы поможете? Как? Вы приглашаете наших лошадей сесть к вам на заднее сиденье? Ха-ха! – рассмеялись посыльные.

– Нет, я предлагаю переднее сиденье вам, а мы возьмем ваших лошадей, – невозмутимо ответил Саймон.

Один из всадников нахмурил брови, потом хлопнул по плечу своего товарища:

– Что ты на это скажешь, Билл?

– Я скажу, что не все сумасшедшие находятся в сумасшедших домах, Берти. Некоторые путешествуют по дорогам.

– Хорошо сказано, Билл. Так что, друг, объяснитесь получше, – сказал Берти, обращаясь к Саймону.

– Это нетрудно. По дороге в Сандрок кое-кто хочет над нами подшутить, – они знают, что мы в свадебном путешествии...

– Хитрец! – воскликнул Билл. – Я сообразил: мы поедем вместо вас в машине и отдадим пакет, ваши друзья останутся с носом, а вы приедете туда на лошадях. Согласен, Берти?

– Согласен, Билл.

Обмен произошел очень быстро. Через несколько секунд машина исчезла в облаке красной пыли, а Саймон и Мэри стояли, держа лошадей под уздцы.

– Знаете, Саймон, я не... – начала Мэри, с сомнением глядя на лошадь.

– Ерунда, – перебил ее Святой. – Внучка старого Дэниса Грина не знает, как обращаться с лошадью? Никогда не поверю.

– Ну хорошо, – покорно согласилась Мэри. – Но только пусть она идет шагом...

Устроившись в седлах, всадники направились по узкой тропинке, кружившей по склону холма.

Иногда Саймон останавливался, спрыгивал на землю, осматривался. Он видел часовых, даже видел, как они задержали одну машину, опросили водителя и отпустили.

* * *

В это время в заднем зале убогой таверны находилась группа людей. Один из них был Крис Джейсон, во втором можно было узнать Салетти, известного Треугольнику под именем Кринг.

– Итак? – поинтересовался Джейсон.

– По-прежнему ничего. Можно подумать, что они растворились в воздухе.

– Черт возьми! – воскликнул Джейсон. – Если бы они проехали, вы бы не пропустили их. Два человека не могли исчезнуть бесследно.

– И тем не менее они исчезли, мистер Джейсон, – мрачно ответил Кринг.

Крис томился: вся эта затея ему не нравилась.

Он был самым нерешительным из троих. Бесцветный с виду, Берн Кори был выдающимся подлецом, что касается Госса, тот был самым опасным человеком из всех известных Джейсону. Но ни Верна, ни Хала не было рядом с Крисом, и он был в растерянности.

– Где Берн? – проворчал он.

– Мистер Кори ожидает автобус. Его здесь не знают, и он ничем не рискует.

Дверь распахнулась, и Кори ввалился в комнату. Он пожал плечами и дернул себя за галстук.

– Никаких следов, – сказал он, – в автобусе их не было.

– Но где же они? – возмутился Крис. – Этот хитрюга потешается над нами. А мы ничего не можем поделать.

В это время в зал вошли двое мужчин в шляпах, надвинутых на лоб. Один из них взял бутылку со стола, налил себе стакан джина, залпом осушил его и сказал:

– Они не проезжали по дороге. Мы остановили несколько машин, мы видели автобус, мы даже осмотрели один грузовик, – ничего!

Крис с силой ударил по подлокотнику своего кресла:

– Вы просто бездельники, вот и все. Девушка, наверно, в мужской одежде прошла у вас под носом, а вы и не заметили!

– Мы были очень внимательны, – возразил человек. – Мы ведь не дети!

– Успокойтесь все, – произнес ледяной голос, заставивший всех вздрогнуть.

– Хал! – воскликнул Джейсон. – Где вы были?

– Уходите все, – сказал Хал Госс людям, нанятым Крингом. – Вы нам больше не нужны.

Он сел, провел рукой по усталому лицу, потом налил себе выпить, но отодвинул стакан. Подняв глаза на своих сообщников, он произнес:

– Каролина мертва.

Берн не шевельнулся. Крис вздрогнул и с отвращением уставился на Кринга.

– Кринг тут ни при чем, – продолжал Госс, – я не знаю, как это произошло. У нее были с собой бумаги для Треугольника, и она взяла у нас машину. Да, – прибавил он, покачав головой, – Каролина была убита недалеко отсюда, в Долине Смерти.

– На кого же она работала? – пробормотал Берн. – Неужели она за нами следила?

Госс не ответил. Он выпил свое виски, потом сказал Джейсону:

– Теперь, Крис, вам надо отправляться на свидание с Фергусом...

– А... а девушка? А Святой? – заикаясь, проговорил Джейсон.

– Да кто знает, где они, – ответил Госс. – В путь.

* * *

А Саймон и Мэри находились не так уж и далеко, гораздо ближе к Треугольнику, чем мог предположить Госс. Саймон узнал свою машину, поставленную у дверей таверны. Он спрыгнул с лошади, помог спешиться Мэри и привязал лошадей к столбу. Мэри со стоном выпрямилась.

– Дедушка Дэнис не похвалил бы внучку, – призналась она с вымученной улыбкой.

Саймон взял ее под руку, и они вошли в дом. Они сразу же увидели Билла и Берти и встретились как друзья. Они похлопали друг друга по спинам и были очень довольны разыгранной комедией.

– Представьте себе! – воскликнул Берти. – Нас остановили три вооруженных типа, готовые к драке. Они нас так разглядывали, что мне очень хотелось поработать кулаками.

Они громко засмеялись и заказали выпивку. Святому, разумеется, хотелось, не теряя ни минуты, продолжать путь, но его спутница была чуть жива после длительной поездки на лошади под палящим солнцем. И он решил дать ей передохнуть.

– Мы доедем до отеля «Пионер» еще до ночи и воздадим должное мастерству их поваров, девочка.

Мэри закрыла глаза и прислонилась к стене. Саймон нагнулся к Биллу и Берти.

– Если когда-нибудь вас обо мне спросят, – сказал он, – ответьте, что я посланник рая.

* * *

Когда Крис Джейсон прибыл в отель «Пионер», первый, кого он увидел, был адвокат Самуэл В. Фергус. Устроившись в кресле, с портфелем на коленях, он читал газету. В номере не было ничего интересного, и он немедленно прервал свое занятие.

– Я восхищен вашей пунктуальностью, – произнес адвокат.

Он с интересом смотрел на парня, который был одет в красную с зеленым рубашку и нежно-розовые брюки.

– Когда речь идет о миллионах долларов... – с улыбкой сказал Джейсон, заметив насмешливый взгляд адвоката.

– А ваши друзья из Треугольника? – спросил Фергус, не переставая разглядывать Джейсона.

– О! – ответил тот. – Они не держат меня на привязи и на днях присоединятся ко мне. Это их, конечно, интересует, но мне они доверяют.

– Отлично... отлично... – пробормотал Фергус. – Кстати, не знаете ли вы, приехала ваша сонаследница?

– Откуда я могу это знать!

– Я хотел бы это знать, – значительным тоном произнес адвокат. – Да, очень хотел бы знать. Вы состоите в такой организации, мистер Джейсон. Репутация вашего Треугольника такова...

Смысл фразы был настолько ясен, что Джейсон решил рассердиться:

– Что вы такое говорите! Что за намеки? И какое отношение к этому имеет Треугольник?

– Успокойтесь, мистер Джейсон, успокойтесь. Просто на прошлой неделе, когда я посетил вас, ваши друзья так настаивали на своем присутствии при нашей беседе. Друзья бывают иногда очень навязчивыми, мистер Джейсон. И если Мэри Грин не присоединится к вам, я буду иметь основания предположить, что Треугольник позаботился, чтобы она была исключена из претендентов на наследство.

– Вы сошли с ума! – закричал Джейсон так громко, что к ним повернулись головы всех сидящих в холле. – Да, вы сошли с ума! Почему бы мы стали уничтожать мисс Грин?

– О причинах вы, я думаю, знаете лучше меня, Джейсон. Вы ее видели когда-нибудь – эту Мэри Грин?

Крис молчал и понемногу приходил в себя. Дрожащими руками он взял сигарету и зажег ее. Он выпустил дым, и ему даже удалось улыбнуться.

– Не видел, нет. Никогда не стоит сердиться, – сказал он. – Ну, Фергус, довольно тайн. Когда вы прочтете ваше завещание?

Адвокат рассмеялся.

– Подождем еще. Но вот наконец и мисс Грин! – воскликнул Фергус, беспокойство которого мгновенно рассеялось.

Он быстро пошел навстречу молодой девушке, вошедшей в холл «Пионера». Она была хороша даже в этой мужской одежде. За ней шел высокий малый со смуглым лицом, в голубых глазах которого играло лукавство.

– Мисс Грин! – радостно сказал адвокат, пожимая руки девушки.

– Мисс Грин, – вздохнул Джейсон.

– Итак... – продолжал адвокат. – Джейсон, что вы такой мрачный? У жизни есть и приятные стороны. С мисс Грин все в порядке. Так что, молодой человек, будьте веселей. Подумайте о богатстве, которое вас ожидает.

Он говорил легко и приветливо, а Саймон тем временем наблюдал за Джейсоном. Наконец-то он увидел один угол таинственного Треугольника.

– Я жених Мэри, мистер Фергус, – представился Саймон, – будучи профессиональным охотником, я не мог позволить этому ребенку одному отправиться в пасть к волку. Я предпочитаю охотиться сам, чтобы помешать добыче ускользнуть. А это другой счастливый наследник? – прибавил он, кивнув на Джейсона.

– Речь идет не о наследстве. Я уже объяснял это Джейсону, – сказал адвокат.

– Но я так и не понял, Фергус, что это за история с дележкой миллионов между Мэри и мной? – спросил Джейсон. – И какое значение в этом деле имеют кусочки серебра? – добавил он, машинально поднося руку к шее.

Святой молчал, он наблюдал за сценой. Джейсон забавлял его, этот противник не был опасным, но он был не один!

– Мой клиент сам расскажет вам все, когда вы удостоверите ваши личности, – ответил адвокат.

– Личности! – повторил Джейсон. – Это означает, я полагаю, наше родство с малоприличными дедушками? Но тогда зачем здесь этот?

Его палец указал на Саймона Темплера: Джейсон увидел возможность освободиться от нежелательного свидетеля.

– Ну ладно, не стоит придираться, – добродушно проговорил Фергус, – не забывайте, что речь идет о деньгах... больших деньгах... а дела Треугольника, как мне сказали, весьма неважные.

Он повернулся к Святому, высокий рост которого вынуждал его смотреть снизу вверх.

– Мне стало гораздо спокойнее, когда я увидел, что мисс Грин не одна.

Саймон поклонился.

– Откровенность за откровенность, Фергус, я предполагаю, что в скором времени тюрьма в Лас-Вегасе пополнится несколькими новыми постояльцами, – с улыбкой проговорил он.

Джейсон сжал кулаки, но Святой невозмутимо взирал на него.

– Нормы вежливости требуют, чтобы я сказал, как я счастлив познакомиться с человеком, с которым Мэри делит наследство. Но, должен признаться, вы мне не нравитесь. Это, конечно, ваше дело, но у вас, видимо, единственное желание в жизни – потратить свои деньги в барах с девицами легкого поведения. – Саймон не стремился поддерживать с Джейсоном дипломатические отношения.

– Берегитесь, Темплер! – с ненавистью проворчал Джейсон.

– Не беспокойтесь: я всегда берегусь, это у меня врожденное. А чтобы поберечься еще больше, я намерен обследовать ваш багаж, чтобы убедиться, нет ли там двух-трех инструментов, позволяющих убить человека на расстоянии... А еще я могу проводить вас в Лас-Вегас и после краткого посещения вашей конторы потребовать вашего немедленного ареста. Хотите?

Щеки Джейсона покраснели.

– Вы мне заплатите за это...

– Я всегда плачу, и это тоже один из моих принципов. Но вот оплата, возможно, будет вам не по вкусу!

Ни Фергус, ни Мэри не рисковали вмешиваться в перепалку и молча наблюдали за происходящим.

– Я вас ненавижу, Темплер, – проворчал Джейсон.

Святой почти с умилением посмотрел на него.

– Вы маленький мошенник... Я бы даже сказал – ничтожный, – произнес он. – Я почти жалею, что связался с вами: щелчка довольно, чтобы убрать вас с дороги. Мэри, вы ничем не рискуете. Джентльмен будет очень вежлив с вами, он догадывается, что произойдет, если меня рассердить, не так ли?

Джейсон с ненавистью смотрел на Саймона и на адвоката, который не вмешался.

– Завтра утром мы навестим моего клиента, – заявил Фергус.

– А почему не сейчас? – хриплым от волнения голосом спросил Джейсон.

Святой остановил его, погрозив пальцем.

– Нужно слушаться старших, – холодно заметил он. – Фергус сказал – завтра, значит, завтра. Мы поедем в моей машине. Это превосходная машина... Кроме того, я считаю, что в интересах дела нам лучше быть всем вместе. Решено?

– Решено, – ответил адвокат, которого это вполне устраивало.

– Пошли, Мэри, – сказал Саймон, взял девушку под руку и, направляясь к администратору, спросил: – Надеюсь, вы заказали для нас комнату, Фергус?

– Да, но только одну, – ответил адвокат.

– Ей этого будет достаточно, я же буду спать на коврике перед ее дверью. Понятно, Джейсон? – достаточно серьезно проговорил Саймон и продолжил: – Вы, может быть, надеетесь проникнуть через окно. Так вот, эта надежда тщетна. Там будет сторожить мой двойник. Да будет вам известно: я умею одновременно находиться в разных местах. Скажите об этом вашим друзьям из Треугольника. Если судить по вас, они не остановятся перед поступками, которые бы не понравились судьям. Крис Джейсон, если Мэри завтра утром не проснется живой в своем номере, я не буду искать другого виновника, кроме вас. Доброй ночи! И хорошо помните все, что я вам сказал.

Глава 11

в которой Саймон заслужил доверие старого бандита с большой дороги

Ночь прошла тихо. Джейсон предупредил Госса и Кори, что пока лучше оставить Мэри в покое. Этот дьявол Темплер мог серьезно испортить жизнь Треугольнику.

Мэри открыла глаза. Она была одна в комнате, – так, по крайней мере, она думала. Она чувствовала себя счастливой и начала напевать песенку, раздававшуюся из приемника в большом магазине Давидсона в тот момент, когда в ее жизни возник Саймон:

Скажите мне, почему жизнь прекрасна...
И тут же она услышала голос Саймона:

– Спасибо, Мэри!

Она вздрогнула и оглянулась. Саймон приветливо улыбался ей, сидя за окном на перилах балкона. Затем он спустился со своего насеста.

– Я очень рад, девочка моя, что вы находитесь в таком прекрасном настроении. У нас будет тяжелый день.

Мэри молча натянула на себя одеяло, но Святой, казалось, не обратил на это внимания. Он уже объяснял Мэри свой план. Закончив, он внимательно посмотрел на девушку, и нежная улыбка озарила его энергичное лицо. Он поклонился и послал ей воздушный поцелуй.

– До скорого свидания, – произнес он и исчез.

Прежде всего Саймон, сопровождаемый подозрительным взглядом Джейсона, подошел к Фергусу.

– Я считаю, что ни один из нас не должен иметь при себе оружия. Мистер Фергус, обыщите меня.

Адвокат поморщился. Он заметил недовольство, вызванное у Джейсона этим заявлением, а перед ним уже вытянулась импозантная фигура Святого, с руками, сцепленными на затылке. Крис Джейсон не смог удержать радостный возглас, когда адвокат достал из кармана инициатора этого обыска черный плоский пистолет.

– Нажмите на спуск, Фергус, – с улыбкой сказал Саймон.

Адвокат обвел взглядом всех троих и прицелился в ствол пальмы. Зажигалка сработала: в отверстии дула загорелся огонек.

Саймон заметил:

– Вы огорчены, Джейсон? А теперь ваша очередь. Фергус повернулся к Джейсону.

– Не беспокойтесь, – проворчал тот, – вот, возьмите.

Из-под полы пиджака он вытащил револьвер и протянул его адвокату. Саймон, не спуская с него глаз, сделал шаг вперед, и Джейсон, выругавшись, вытащил из кармана автоматический пистолет.

– Это игрушка, – попытался пошутить он.

– И очень неплохая, – согласился Саймон.

Он взял в руки пистолет, вытащил обойму и проверил, не остался ли патрон в казенной части, потом вернул оружие Джейсону.

– Ну вот, теперь это действительно игрушка, и ты можешь поиграть в войну. Что ж, в путь!

Он устроился за рулем, а Мэри села рядом с ним. На заднем сиденье расположились Фергус и кипящий от ярости Джейсон. В первый момент, увидев Мэри, он решил покорить ее своей внешностью, которую считал неотразимой. Ради нее он надел еще более удивительную рубашку, чем накануне. Джейсон недовольно смотрел на Мэри – взгляд молодой девушки не отрывался от этого проклятого Темплера.

Сначала они ехали по большой дороге, потом свернули на узкую, которая вилась между холмами.

Джейсон слегка наклонился к Фергусу. Он надеялся, что Темплер, занятый управлением машиной, его не услышит, и шепнул адвокату:

– Вы знаете, кто этот человек... этот Темплер?

– Джейсон, если вы будете шептаться в обществе, я остановлю машину, чтобы публично отшлепать вас!

Саймон говорил спокойным тоном, и Джейсон со злостью отодвинулся от адвоката. Еще одно оскорбление!

– Фактически этот маленький мошенник прав, – обратился Саймон к Фергусу. – Будет лучше, чтобы вы знали. Меня часто называют Святым! И я ненавидим всеми джейсонами на земле. Но ненависть этой маленькой гадины меня не пугает. Теперь направо?

– Да, направо, – тихо вздохнул адвокат.

Фергус ругал себя, что ввязался в это дело, полное неожиданностей, он просто не понимал, как согласился стать советником этого старика. Ведь именно во дворец старого Бартона они и ехали. Через дикие края, по дороге, где проезжало не более трех машин в неделю.

После очередного поворота показалась возвышенность и расположенное на ее плоской вершине строение, похожее одновременно на феодальный замок и на гнездо аиста. Саймон нахмурился.

– Дворец Бартона? – спросил он. – Я думал...

– Дворец Бартона, – благоговейно прошептал Джейсон. – Амоса Бартона.

– Да, – просто ответил Фергус.

Амос Бартон, обладатель фантастического состояния, человек, до которого пытались добраться все репортеры Соединенных Штатов и который встречал их ружейными выстрелами. Бартон, человек, перед которым преклонялись и которого боялись, был одним из самых богатых людей в мире, может быть, даже самым богатым. Невероятнейшим образом его имя встречалось повсюду, где были деньги: в Иране, где текла нефть, или на Аляске, где обнаружили уран, или в Претории на алмазных приисках, или на Борисо, где обнаружили золото. И, разумеется, он появлялся повсюду, где дрались, повсюду, где деньги решали вопрос жизни и смерти. И этот человек был тем самым клиентом, к которому Фергус вез своих спутников.

Машина преодолела последний подъем, и стал виден во всей своей дикой красоте огромный замок. Окруженный неприступной зубчатой стеной с караульными башенками, он напоминал изображения крепостей, в которых раньше скрывались сеньоры, спасаясь от нападения. Одному хроникеру из Нью-Йорка однажды удалось проникнуть туда – он прикинулся опытным лакеем, – но этим все и закончилось. Он не остался и недели в замке: старый Бартон разоблачил его. Хорошо еще, что репортеру удалось спастись!

– Замок Бартона, – пробормотал Саймон. – Я должен был сразу сообразить, что это дело касается старика. В общем-то, я даже рад встретиться с ним. Что касается вас, чудовище, – прибавил он, обращаясь к Джейсону, – имейте в виду: Бартон хорошо разбирается в людях. Особенно если ему приходится общаться с бандитами. Нюх никогда его не обманывал.

– Ну что ж, его ожидает приятный сюрприз в вашем лице, – быстро отпарировал Джейсон.

Автомобиль въехал на площадь перед замком, тяжелая решетка без малейшего скрежета поднялась...

– Какой прогресс в этом средневековье, – заметил Святой, нажав на акселератор.

Автомобиль въехал в крепостные ворота. Никто их не встречал, все казалось вымершим.

– Не беспокойтесь, – пояснил Фергус, – здесь так всегда. Вне сомнения, за ними наблюдали, так как одна из дверей медленно повернулась, а подъемный мост встал на место. Из динамика, спрятанного в кладке столба, раздался скрипучий голос:

– Добро пожаловать!

Фергус вышел первым и поднялся по ступенькам террасы. Перед ним отворилась дверь, и на пороге появилась фигура лакея, одетого по моде прошлого века, в напудренном парике.

Смешение стилей, как видно, не коробило Бартона.

– Мистер Бартон вас ждет, – объявил лакей.

Действительно, снова раздался тот же искаженный динамиком голос:

– Входите, входите! Вот уже семьдесят лет я жду этого момента... и у меня осталось мало времени. Входите!

Прибывшие прошли в огромный зал. Сине-зеленый таинственный свет проникал через три высоких окна с витражами и выхватывал из полумрака огромный камин, возле которого стояло кресло-каталка с сидящим в нем человеком. Несмотря на сильную жару снаружи, в камине горели целые бревна: отблески танцующего пламени смешивались со светом, проникающим в окна, и благодаря этому зал имел совершенно фантастический вид. Вдоль стен стояли доспехи всех времен и народов, а сами стены были сплошь увешаны оружием. В дальнем углу возвышалась конная статуя закованного в доспехи рыцаря, как бы приготовившегося к турниру.

Мэри шла во главе группы, она едва передвигала ноги – так на нее подействовала обстановка.

– Ну, идите же! – проворчал голос. – Кого вы собираетесь мне представить, Фергус?

Старик развернул кресло и довольно ловко поехал навстречу своим посетителям. Некоторое время он разглядывал их, слушая, как адвокат представлял прибывших:

– Вот Мэри Грин и Крис Джейсон, мистер Бартон.

Острый взгляд старика переходил с одного на другого, потом он скривился, изображая улыбку:

– Мэри Грин... внучка Дэниса Грина, я полагаю?

– Да, мистер Бартон... – выдавила из себя Мэри.

Он кивнул головой и что-то пробормотал.

– А вы? – спросил он, рассматривая Криса.

– Мой дед – Билл Джейсон.

– Старый Билл, – пробормотал Бартон.

Его голова поворачивалась с быстротой, поразительной для такого старого человека. Он был похож на грифа, возраст которого было трудно определить. Бартон повернулся, чтобы посмотреть на Святого.

– А ты? – спросил он. – Тебя я не приглашал. Кто ты? Репортер? Меня не удивит, если ты окажешься авантюристом – ты предчувствуешь запах миллионов, да?

Святой вынул сигарету и закурил.

– Ты тоже мне нравишься, Амос Бартон, – с улыбкой заявил он.

– Браво! – одобрил старик. – Иди, садись сюда. Держу пари, что ты интересуешься этой девочкой. Садись и ты, Мэри Грин. Ты мне нравишься, малышка...

Один момент он смотрел на нее: нежная улыбка преобразила его морщинистое лицо, насколько это было еще возможно. Потом пронзительный взгляд его блеклых глаз устремился на Джейсона.

– Садись ты тоже, мой мальчик. А вы, Фергус, оставайтесь там!

Он командовал, и никто не собирался возражать ему. В нем чувствовалась личность. Лакей в костюме прошлого века молча подвинул столик на колесах, совершенно современный, на нем стояли бутылки, стаканы, ведерко со льдом. Он осведомился о желании каждого и занялся напитками. Амос Бартон уронил подбородок на грудь, но он не спал, это было видно по его пальцам, которые время от времени сжимались. Наконец он поднял голову:

– Не спрашивайте меня ни о чем! Ни о чем не спрашивайте меня! Я сам расскажу, как семьдесят лет тому назад убил ваших дедов, одного и другого.

Взгляд старика переходил с Криса на Мэри, он снова улыбался. Он ждал протестов, но их не последовало. Только Мэри задрожала, а Святой заерзал в своем кресле. Старый человек искоса посмотрел на него и подмигнул.

– Как тебя зовут? – небрежно спросил он.

– Саймон Темплер, – ответил тот.

Глаза Бартона блеснули.

– Святой! – сказал он. – Ты поймешь меня лучше, чем эти желторотые.

Его рука указала на стеклянную коробку восхитительной старинной работы, попавшую сюда, возможно, из какого-нибудь поместья на берегу Луары: там были сигареты и сигары.

– Угощайтесь!.. Фергус, где документы?

Адвокат протянул бумаги, которые он взял у Мэри и Криса. Бартон бегло просмотрел их.

– Дэнис Грин... Билл Джейсон... – бормотал он. – Двое моих товарищей... моих, Амоса Бартона, который убил их обоих... убил, чтобы украсть... У вас есть кусочки серебра? – перебил он себя резким тоном, напомнившим о былой силе этого человека.

Джейсон и Мэри показали ему свои талисманы, а Бартон сунул свою морщинистую руку под пиджак и достал такой же кусок серебра, может быть, более грязный, висевший на кожаном ремешке. Он сильно дернул, и ремешок порвался.

– Дайте сюда, – приказал он.

Крис и Мэри молча повиновались. Бартон взял три обломка серебра и легко соединил их. Потом он положил то, что у него получилось, на ладонь и показал им.

– Кто-нибудь из вас представляет себе, где могло находиться это семьдесят лет тому назад?

Саймон тут же ответил, холодно и спокойно:

– На сбруе лошади. Лошади дилижанса... я полагаю... и этот дилижанс...

Он не закончил фразы, Бартон поднял голову и пристально посмотрел на него: гримаса обнажила желтые зубы, и в полумраке зала раздался сухой смех.

– Браво, Святой! – воскликнул старик. – Тебе не нужно было долго думать, чтобы понять! И именно потому ты здесь, не так ли? Ну что ж, ты не будешь огорчен. Да, этот медальон украшал голову лошади, тащившей дилижанс из Вирджиния-Сити в Барстоу... Лошадей гнали до полного изнеможения по невероятным дорогам... Да и были ли тогда дороги? А на сбруе не было железа, все было серебряным, и эти украшения служили также и деньгами... Все мы были молоды... И Дэнис... И Билл... А также и Амос Бартон... Амос, которого вы видите перед собой сидящим в каталке и прикованным к ней до тех пор, пока его старое сердце не перестанет биться.

Он глубоко вздохнул и продолжал:

– То были хорошие времена. Мы были молоды, и все наше богатство заключалось в наших лошадях, наших руках... и нашем оружии... Вы решите, что мы были гангстерами, воровали, грабили банки. Но нет, все было по-другому. Ведь люди в дилижансе тоже были вооружены, каждый по-своему... Это было семьдесят лет тому назад. – Старик мечтательно прикрыл глаза.

Рассказ Бартона был настолько живописным, что слушатели воочию увидели пустыню, окруженную скалами, и мчащийся по ней дилижанс, запряженный четверкой лошадей.

Старый Бартон тоже увидел все это.

– Нет, дети мои, вы не имеете никакого представления о том, какими были ваши деды. Вы, конечно, думаете, что расплатой за наши дела может быть только веревка... Но вы ошибаетесь. Мы считали себя...

Он взглянул в голубые глаза Святого и сказал:

– Мы считали себя борцами со злом... Да, Святой, вот как мы понимали наше деяние в Долине Смерти! Деньги, которые вез дилижанс, принадлежали банкирам, людям, которые были в безопасности за решетками своих касс, которые пользовались нашим трудом и которым не было никакого дела до наших бед. В дилижансе, едущем в Барстоу, было на четыре миллиона золотого песка... четыре миллиона! Можете себе представить!

Четыре миллиона в золотом песке!

В зале наступило долгое молчание. Святой улыбался, ожидая продолжения. Фергус думал о том, что уже привык только защищать богатство других, получая за это жалкие крохи. Мэри еще ничего не осознала, но горящий взгляд Криса явственно показал, что он себе может это представить, и очень даже хорошо. Четыре миллиона золотом! Невероятное богатство! Сколько возможностей таилось в этой сумме! Женщины, бары, автомобили, изысканные кушанья!.. Рубашки, сделанные на заказ, и все, что пока было для него недоступно. Четыре миллиона, которые он, конечно же, не станет делить ни с Мэри Грин, ни со своими компаньонами. Все это было так ясно написано на его жирном лице, что он зажмурился, чтобы спрятать свои мысли от Саймона Темплера, но тот все видел и все понял.

В глубине души Джейсона все-таки зрело недоверие: вдруг этот проклятый Бартон все выдумал?

– Как это? – воскликнул он. – Дилижанс вез такую сумму, и не было никого, чтобы охранять его, не было вооруженного конвоя?

– Сразу видно, мой мальчик, что ты не жил в ту эпоху! Иначе тебя ничто бы не удивило. Мы все тогда ничего не боялись.

Старик с удовольствием вспоминал эту историю на дороге в Барстоу. Он описал, как из-за скалы появились они трое, угрожая охране дилижанса. Те сначала сопротивлялись, но скоро сдались, так как...

– Они дорожили своей шкурой, – насмешливо уточнил Бартон.

И трое похитителей умчались с дилижансом, заметая следы и направляя возможную погоню по фальшивому следу, а потом устремились в глухой каньон.

– Ничья нога туда не ступала, кроме нашей... Никто там не бывал и позже...

– Вы уверены в этом? – спросил Джейсон.

– Я не привык, чтобы мои слова подвергались сомнению, малыш. Понял?

– Да, – поспешно ответил Джейсон. – Позже вы побывали там. Так вот откуда знаменитое богатство Бартона!

– Ты не угадал, парень. Богатство Бартона, как ты его назвал, ничего общего не имеет с золотом дилижанса по той простой причине, что оно и сейчас находится там.

– Да, – в свою очередь проговорил Саймон, и старик бросил на него одобрительный взгляд. Тот его понимал, только он один.

– Да, – повторил Бартон. – Брать его нам было опасно, мы бы, безусловно, изменили свою жизнь, какие-нибудь поступки выдали бы нас. Мы решили не трогать золото в течение нескольких месяцев, а может быть, и лет.

Под блеснувшим в его сторону взглядом старик пошевелился, немного выпрямился, смущенно пробормотал что-то, потом обратился к Святому:

– Да, да, это было так! Мои товарищи сначала не соглашались, но я их уговорил. Дело-то было простым. Надо было купить старую заброшенную шахту, купить за символическую цену, потом заявить о найденной там золотой жиле... потом забрать золото из каньона... Существовало бы легальное объяснение... Дэниса пришлось долго убеждать, – продолжал Бартон, обращаясь к Мэри. – Можно было подумать, что он нам не доверял; да и ждать несколько лет ему не улыбалось. Он был веселый компаньон, твой дед, малышка. Тогда он встретил девушку и смертельно влюбился в нее. Он хотел жениться и создать своей жене роскошную жизнь. Это у него возникла мысль об этой... этом...

Он показал на три доли серебра, которые соединенными держал на ладони. Да, Дэнис хотел создать ей красивую жизнь. Нужно было, чтобы каждый мог подтвердить свои права...

– Странно, – проговорил адвокат, до тех пор хранивший молчание. – Право на ворованное золото! Я не думал, что моя работа преподнесет мне такой сюрприз, но, видимо, ошибался.

Бартон пожал плечами, честность адвоката его забавляла. С совестью ничего в жизни не достигнешь, и он это доказал.

– Итак, Дэнис оторвал этот медальон у одной лошади, расколол его ножом, и каждый из нас взял по куску. Потом мы покинули каньон, уведя лошадей. Их... – Он обвел взглядом внимательных слушателей. – Их мы утопили в озере Хидден.

– Утопили? – воскликнула Мэри.

– Да, милая девушка. Нельзя было оставлять следов. Мы убили их и бросили в воду, мне было жаль, но выхода не было.

– И все это для того, чтобы выполнить твой план, старик! – ледяным голосом проговорил Саймон.

Бартон наклонил голову: да, его план, который он составил в то время, когда дилижанс оказался в их руках.

– Но потом я вынужден был также уничтожить... их... моих друзей.

На этот раз речь шла не о лошадях, а о людях, он убил Дэниса, и он убил Билла.

– Но мне не повезло: у меня не было возможности получить их части нашего пароля. Но я быстро успокоился, предположив, что ни тот, ни другой не успели никому объяснить значение этих кусочков металла...

Мэри с ужасом смотрела на Бартона, она помнила, с какой любовью ее бабушка отзывалась о Дэнисе, недолго прожившем с ней.

– Каким образом... каким образом, – прошептала она, – вы...

Ей не надо было заканчивать, Бартон продолжал свой рассказ:

– Каким образом я убил твоего деда, малышка? Драка в баре. В течение ряда лет я не имел о нем сведений и однажды вдруг встретил его. Он был навеселе, и не требовалось большого труда вызвать его на ссору... в которой я как будто и не был замешан. Бедный старый Дэнис дрался с другим, а не со мной, и это закончилось для него трагедией.

– А мой дед? – спросил Джейсон.

– Билл? Я донес на него, что он украл лошадей, – небрежно бросил старик.

– Какой же вы подонок! – проворчал Крис.

Тут Бартон доказал, что годы, прожитые им в Долине Смерти, не прошли даром и что, несмотря на возраст, реакция его не притупилась. Он мгновенно выхватил из кармана, который был на правой боковине кресла, большой старинный револьвер.

– Я советую тебе заткнуться, парень, – буркнул он.

Святой взял за руку Мэри, чтобы она не испугалась. После непродолжительного молчания Крис овладел собой и пробормотал:

– Простите меня!

Старик угрюмо кивнул в ответ и сунул револьвер на место.

– Вы не собираетесь донести на меня спустя семьдесят лет после этой истории? – обратился он к адвокату.

– Ну что вы, – поспешно ответил тот, с опаской глядя на своего клиента.

В тоне его не было уверенности, и Саймон понял: надо спасать положение. Небрежным тоном он заметил:

– В сущности, Дэнис, так же как и Билл, сделали бы то же самое с вами, Бартон. Это зависело от того, кто первый начнет. Но... что они скажут вам там, когда вы в конце концов встретитесь с ними?

Эти мысли посещали Бартона, бандита с большой дороги.

– Дуэль призраков... – усмехнулся Святой, и Бартон содрогнулся.

– Я не тронул это золото, – как бы извиняя себя, сказал старик. – Я его оставил там. Это как талисман, и он принес мне счастье. С того дня, как я узнал, что мне достаточно пройти в каньон, чтобы воспользоваться всем богатством, для меня не стало преград!

– Значит... золото все еще там? – с жадностью пробормотал Крис Джейсон.

– Да, маленький жадный мошенник, – твердо ответил Бартон. – Вы даже сможете разделить и мою часть. Хороший подарок, а? Вам это нравится?

– Бабушка предпочла бы Дэниса, – грустно сказала Мэри.

– Прости меня, малышка, – проговорил старик. – Я не мог этого предвидеть. К тому же твой дедушка Дэнис недостаточно быстро выхватил револьвер!

Он откинулся на спинку кресла и посмотрел на сидящих около него:

– Итак, что вы думаете? Лакомый кусочек надо разделить!

Но адвокат поднял руку, как он делал это, выступая в суде.

– Простите меня, мистер Бартон, – решительным тоном сказал он. – Я с вами не согласен.

Старик, при упоминании о котором многие в ужасе содрогались, свирепо уставился на человека, дерзнувшего возразить ему.

– В самом деле? – прорычал он.

– Да, мистер Бартон. Закон не позволяет никому наследовать ворованные вещи... и особенно сокровища.

– Боже мой! – воскликнул старик. – А если бы я ничего не сказал, если бы мне просто захотелось сделать им подарок? – спросил он, указывая на Мэри и Криса.

– Тогда я не мог бы противиться, но теперь я в курсе дела, и я говорю вам: нет, мистер Бартон.

Бартон тяжело дышал, в глазах его была страшная ярость.

– Вы находитесь у меня на службе, Фергус, и я... – едва переводя дыхание, свистящим шепотом произнес старик.

– Это так, мистер Бартон. Но вы от меня скрыли, что наследство – результат грабежа. Золото должно вернуться к его законному владельцу.

Наступило молчание. Саймон, улыбнувшись, закурил сигарету и продолжал наблюдать за происходящим. Жадность была во взгляде Криса, осторожность – в глазах адвоката. Что касается Бартона, то он прохрипел:

– Фергус, я приказываю вам прекратить.

– Нет, сэр, вы можете меня считать трусливым, даже смешным, но раз дело идет о ворованном золоте, я не могу защищать ваши интересы.

Саймон решил вмешаться:

– Действительно ли дело идет о ворованном золоте? И кто его украл? Может быть, те, кто вез его в дилижансе?.. И законным ли образом владели им банкиры? Много вероятностей, много вопросов...

Бартон перевел взгляд на Святого, и на его старческом лице появилась улыбка. Он благодарно кивнул своей плешивой головой, снова напомнив этим движением грифа.

– Послушайте, Фергус, предположим, я поведу этих молодых людей прогуляться по окрестностям. Предположим, они кое-что найдут... Разве они тогда не будут иметь права на свою находку? Тогда...

Бартон не закончил фразы, Фергус попался в ловушку.

– Безусловно, они будут иметь право на вознаграждение!

– Браво! – воскликнул Крис. – Вот это замечательная мысль, мистер Фергус!

Он радостно похлопал по плечу адвоката под насмешливым взглядом Саймона, который от души веселился, наблюдая муки Джейсона.

– Браво, Фергус, мы будем иметь право на вознаграждение, мисс Грин и я, – продолжал Джейсон.

– Что вы об этом думаете, Мэри? – прозвучал вопрос Бар-тона.

Под взглядами, обращенными к ней, девушка вздрогнула, покраснела, ей нужна была подсказка Саймона, но тот молчал.

– Да... да, мне кажется... – промямлила она. – Но что мы будем делать с таким количеством золота?

Старик пожал плечами и проворчал, не скрывая своего недовольства:

– Ну, это уж ваше дело! Для меня главное – помириться с вашими дедами!

– Я согласен, дедушка Бартон! – воскликнул Крис в порыве энтузиазма, но под твердым взглядом миллиардера вздрогнул и уточнил: – Я согласен, мистер Бартон! Когда вы поведете нас туда?

– Завтра, – ответил старик. – Завтра, – повторил он. – Сегодня вы останетесь здесь, все четверо.

И так как Джейсон пытался протестовать, он резко оборвал его:

– Бесполезно, я сказал: вы ночуете здесь. Я буду следить за вами до того момента, когда вы узнаете, где спрятано золото.

Каждый мог удалиться в свою комнату для отдыха, все они могли свободно ходить по замку, но не смели перейти подъемный мост. В парк были выпущены сторожевые псы, туда вход также был запрещен.

День заканчивался. Сгущались сумерки, когда в дверь комнаты Мэри деликатно постучали. Девушка мечтала, и мечты ее были обращены не к обещанному богатству, а к высокому человеку с загорелым лицом, голубыми глазами и очаровательной улыбкой. Она ждала этого стука, она знала, кто стучит. Саймон быстро вошел. Мэри бросилась к нему:

– Я правильно сделала, что согласилась, Саймон? Я ничего не понимаю. Мне так хотелось, чтобы вы за меня ответили.

Тот покачал головой:

– Я пришел вам сказать, Мэри, что игра продолжается. Крис ни в коем случае не согласится на часть. И не обратится к полиции, он захочет все! Я достаточно наблюдателен, Мэри. Скорее всего, наши «друзья» находятся поблизости. Я слышал, Крис интересовался телефоном.

– И что же?

– В замке нет телефона... во всяком случае, так ему ответил лакей. Но этим не закончится. Пойдемте...

Погасив лампу, Саймон направился к окну. Он приоткрыл его и указал на соседнее.

– Молчите, Мэри, – посоветовал он.

Через регулярные интервалы в соседнем помещении зажигался и выключался свет. Саймон обнял плечи девушки, мешая ей пошевелиться.

И вот внизу, где-то на дороге, ведущей к замку, вспыхнул ответный сигнал. И все, больше ничего не было. Святой увлек девушку в глубь комнаты.

– Теперь вы понимаете, Мэри?

Он задвинул шторы, зажег лампу. Девушка молча наблюдала за ним.

– Это Крис беседовал с дружками из Треугольника, – пояснил Саймон. – Они там, за мостом, и теперь знают о величине добычи, о намерении Бартона. Пока не уверен, насколько они доверяют своему сообщнику.

Мэри пожала плечами, показывая свое безразличие.

– Меня это мало волнует, Саймон, я спрашиваю себя иногда: не... не была ли я счастливее в большом магазине Давидсона?

– Вы в самом деле так думаете? – спросил Саймон, так пристально глядя на нее, что она покраснела и отвернулась. Он подошел к ней и взял ее за плечи:

– Успокойтесь, девочка. Крис не сможет долго противостоять мне. И надо, чтобы он не догадался, что мы знаем о его планах.

– Я полностью полагаюсь на вас, Саймон, – ответила Мэри.

* * *

В этот вечер Саймон Темплер показал себя интересным собеседником, рассказывая некоторые из своих приключений, воскрешая былые битвы. Старый Бартон, не скрывая своего восхищения, похлопывал по руке сидящего рядом с ним Саймона:

– Ты мне нравишься, парень. Как жаль, что мы не были знакомы раньше, мы бы вместе натворили столько дел!

– Да, – ответил Саймон, – но я начал бы с того, что избавил бы мир от такого бандита, как вы!

Оба расхохотались. Мэри улыбнулась, а Крис что-то проворчал. Когда они расходились по своим комнатам, Амос Бартон громко сказал:

– В сущности, мне не следует отдавать три части вам двоим... У меня появилось желание сохранить свою долю... чтобы предложить ее вот этому, – и старик показал на Саймона.

– Браво! – воскликнул Святой. – А я отдам ее в мировой фонд борьбы с раком... Таким образом имя Бартона будет хоть кем-то почитаемо...

Глаза старого миллиардера затуманились. Он пожал руку Саймона и так быстро поехал в своем кресле, что лакей, идущий позади, едва успевал за ним.

Глава 12

в которой Крис видит дилижанс, а Бартон внезапно испытывает сердечный приступ

Святой уже лег, когда раздался лай сторожевых псов. Трое псов, выпущенных за наружную ограду, захлебывались от ярости. Не зажигая света, он встал и с сигаретой в зубах облокотился о перила балкона. Ночь была теплой и почти безветренной.

В замке, казалось, все спали, за исключением собак, продолжавших лаять. Саймон неподвижно стоял, напряженно прислушиваясь.

Другой на его месте ничего бы не заметил, но чутье и опыт, казалось, позволяли Саймону видеть в темноте. Это не раз помогало ему. Вот и теперь он заметил какое-то движение вдоль стены.

Он стряхнул пепел с сигареты, и ее красный кончик осветил его энергичное лицо. Затем он быстро вынул сигарету изо рта и положил на перила, а сам быстро присел, и, как оказалось, очень вовремя. Послышался хлопок, и позади него посыпались осколки камней.

Святой понял: за ним охотился кто-то, вооруженный карабином с глушителем. Лай затих – вероятно, собаки были отравлены.

Святой протянул руку к сигарете, лежащей на перилах, прикрыл ее ладонью и снова убрал руку. Раздался выстрел.

Больше Саймон не колебался. Выскочив из комнаты, он быстро пробежал галерею и спустился вниз в надежде найти какое-нибудь оружие. Вдруг голос за его спиной произнес:

– Возьми вот это!

Это был Амос Бартон: старик сидел в кресле на пороге своей комнаты и протягивал такое мощное ружье, что Саймон восхищенно присвистнул:

– Черт! Да это настоящая пушка!

Он схватил его и, ничего не объясняя, бегом устремился к двери большого зала. Окрыл дверь, осторожно шагнул наружу и внимательно осмотрел стену замка. Потом медленно поднял ружье, на его бронзовом лице играла зловещая улыбка. Саймон нажал на спуск. Звук выстрела походил на пушечный, и сразу же последовал вопль.

Святой закрыл дверь и вернулся к старику. Тот зажег лампу.

– Когда собаки залаяли, я все понял, – сказал Бартон.

– Это в меня они целились, – сказал Саймон.

– А стреляли они из оружия с глушителем, не так ли?

– Да, но стреляли очень плохо.

– А ты, Святой?

– Если он упал внутрь, мы завтра утром найдем его тело. В противном случае тело унесут его товарищи.

Они переглянулись. Бартон сказал уверенно:

– Друзья Криса Джейсона.

Потом он улыбнулся и с удовлетворением посмотрел на Святого: они понимали друг друга.

– Я думаю, Мэри получит все сокровище, – сказал он. – Доброй ночи.

На следующее утро таинственного стрелка не нашли. А псы действительно оказались отравлены.

– Я слышала шум этой ночью, – начала Мэри. – Что же...

– Ничего, – оборвал ее Святой. – Просто приглашение на бал, не правда ли, Крис?

Джейсон не удостоил Святого ответом, но разговаривать с Бартоном требовали приличия, ведь тот собирался превратить его в миллионера.

– Ты хорошо спал, Крис? – спросил старик.

– Как мертвец; – ответил тот.

– Прекрасно, прекрасно. Пользуйся случаем: ты станешь спать куда хуже, когда должен будешь караулить свое богатство, – усмехнулся Бартон. – А теперь в путь!

Мэри тихо отстранила слугу, который собирался толкать кресло, и заняла его место, улыбаясь бывшему грабителю. Бартон живо оглядел своих спутников.

– Итак, Фергус, – обратился он к адвокату, – что вы можете сказать, с точки зрения закона?

Адвокат снял пенсне, снова надел его и пробормотал:

– Я составил протокол находки. Эти молодые люди подпишут его.

Джейсон пожал плечами. Наступило молчание.

– Мне кажется, Бартон, – заметил Саймон, – что появилась летающая карета для нашей Золушки.

Раздался шум мотора. Они направились к фасаду замка, перед которым была большая укатанная площадка.

– А вот и моя лошадь, – сказал Бартон, указывая на стоящий перед замком вертолет. Эта машина была им известна: в газетах были фотографии миллиардера – он приземлялся на аэродроме какой-то страны.

– Я доверяю своему пилоту, но тем не менее избегайте говорить при нем о деле, – рекомендовал Бартон.

Они заняли места в вертолете. С удивительной легкостью он вертикально взлетел. Святой осматривал окрестности замка: на узкой дороге, обсаженной соснами, он заметил темное пятно – вне сомнения, автомобиль Треугольника. Он сразу же взял с места и выехал на большую дорогу. Саймон тронул Бартона за плечо и жестом указал на машину под ними. Старик посмотрел вниз, улыбнулся и переглянулся со Святым. Джейсон закрыл глаза, выказывая полное равнодушие, от которого на самом деле он был очень далек.

Путешествие длилось около часа. Пилот слушался приказаний своего хозяина:

– Сюда, направо к зеленому каньону, повыше... – Потом Бартон заявил: – Мы осматриваем местность для того, чтобы запомнить ее и полюбоваться сверху.

Во всяком случае, он не колебался в выборе дороги. И хотя ничего не было сказано, Святой догадывался, что Амос Бартон не раз навещал этот затерянный каньон. Таинственное место имело для него притягательную силу.

– Спускайтесь! – наконец скомандовал он. – И садитесь!

– Мистер Бартон, – рискнул возразить пилот, не видя под собой ничего, кроме скал и острых камней, о которые можно было разбиться.

Но показалось что-то вроде заросшей площадки, и Бартон сердито повторил:

– Садись!

– Я могу попробовать, – заявил Святой небрежным тоном.

Пилот бросил на него сердитый взгляд, Мэри сжала руку Святого, а Джейсон жадно смотрел на приближающуюся землю. После нескольких попыток раздался глухой удар, и вертолет приземлился. Святой отпер двери и спрыгнул на землю.

– Идите, Мэри, – сказал он.

Но Крис оттолкнул девушку, чтобы первым присоединиться к Святому:

– Одну минутку, Темплер. Предупреждаю: я слежу за вами. При первой попытке предательства...

– Согласен, красавец. Как в прошлую ночь!

– Что вы хотите этим сказать?

– Ничего, кроме того, что вы уже поняли. И еще: вам придется возложить венок по возвращении в Лас-Вегас.

– Венок? – задохнулся Джейсон. – Какой венок?

– На могилу человека, который около двух часов ночи пытался меня застрелить.

– Вы с ума сошли!

– Я? Скорее это касается его... но он мертв! И буду огорчен, если это окажется Кринг.

Джейсон вздрогнул, услышав это имя, он открыл рот, чтобы ответить, но передумал. Саймон протянул руку девушке. Вслед за Мэри на твердую землю спрыгнул адвокат.

– Вас спустить, Бартон? – спросил Саймон.

– Ни к чему, – ответил миллиардер, лицо которого выражало сильное волнение. – Это там...

Он указал дрожащей рукой на глубокую расщелину в скале. Джейсон ринулся в указанное место. Он бежал, спотыкаясь и едва не падая с ног. Мэри следовала за ним, поддерживаемая Саймоном. Адвокат маленькими шажками, с каплями пота на лбу, замыкал шествие, ежеминутно роняя свое пенсне.

Им пришлось одолеть скалу, продираясь сквозь кустарник, и наконец они достигли тайника. В неярком свете, проникавшем в щель, искатели сокровищ увидели дилижанс. Старинный дилижанс, сработанный семьдесят лет тому назад. Вернее, то, что от него осталось. Проржавевшая развалина. Казалось, достаточно прикосновения, чтобы он рассыпался.

Святой удержал Джейсона и сам открыл дверцу; они увидели золото. Сперва золотой песок. Холмик красноватой пыли покрывал подушки старого дилижанса, и достаточно было смахнуть эту пыль, чтобы засверкало золото. Песок высыпался из кожаных мешков, прогрызенных зверьками. Мешки. Богатство трех друзей: Амоса, Дэниса, Билла...

– Это невозможно... невозможно... – прошептала Мэри.

– Еще как возможно! – закричал Джейсон. – Вот оно... Я богат, очень богат! Вы отдаете себе отчет, Мэри: на это можно сделать все!

– Не обольщайтесь, – послышался холодный голос адвоката. – Вам это не принадлежит, вы получите лишь вознаграждение. Но я не сомневаюсь: оно будет большим.

– Вознаграждение, – злобно прошипел Джейсон.

Он погрузил руки в золотой песок и стал пропускать его между пальцами.

Святого трудно было удивить видом золота, он повидал его достаточно. Он вспомнил о том бронированном шкафе, наполненном слитками золота, который он обнаружил в одном из пригородов Лондона, в доме, где бились насмерть и где старший инспектор Клод Эстас Тил обнаружил лишь трупы... и Святого.

Джейсон уселся на землю, не заботясь о том, что он запачкает брюки. Волнение переполняло его. Он искал возможность овладеть добычей. Как бы вытащить это золото из каньона так, чтобы Мэри не получила ни щепотки? И как избавиться от Хала Госса и Верна Кори? Эти мысли так явно отражались на его лице, что Святой расхохотался.

– Трудно, а, Крис? – весело спросил он.

– О да!.. – неожиданно вырвалось у него.

– Серьезная проблема: как уничтожить всех людей, которые стоят между вами и сокровищем, – заметил Святой.

– Вы забываетесь! – резко выкрикнул Джейсон, вернувшийся к действительности.

– Ни в коей мере. Вы не перестаете об этом думать со вчерашнего дня. Но это еще было туманно, теперь же, вы видите золото, вы дотронулись до него. И если бы я взял хоть щепотку... – сказал Саймон, протягивая руку.

– Я запрещаю! – закричал Джейсон.

– Вот видите! Это принадлежит вам одному, не так ли? Мой бедный Фергус, – прибавил Саймон, поворачиваясь к адвокату, – вам будет очень трудно заставить слушаться этого ослепленного золотом человека.

– Довольно, – заявил адвокат. – Я подчинялся распоряжениям мистера Бартона, но золото было украдено, и мы обязаны заявить об этом.

Повинуясь его жесту, все двинулись к выходу из каньона. Джейсон два или три раза обернулся – расстаться с богатством было свыше его сил.

– Оно лежало семьдесят лет, – посмеивался Саймон, – и может еще немного полежать.

Они подошли к вертолету.

– Сможем ли мы снова найти это место, – ворчал Джейсон, – нужно, чтобы...

Пилот услышал его:

– Я отметил это место на карте... Боже мой, мистер Бартон!

Старик не шевелился, свесив голову так, что подбородок касался груди, дыхание было слабым. Святой оттолкнул пилота и прижался ухом к груди Бартона. Он услышал шепот старого разбойника:

– Святой... это мое сердце... только мое сердце. Мне вы не поможете, но... – Его веки дрогнули, и глаза, в которых мелькнула тень смерти, посмотрели на Святого. – Защитите Мэри. Крис – это... негодяй!

Саймон поднялся и стал отдавать приказания, его тон не допускал возражений:

– Быстро, мы взлетаем. Срочно нужен врач, садитесь все быстро!

Каждый занял свое место. Бартон прошептал:

– Я не хочу... я не хочу ехать в город... во дворец! Во дворец!.. Я хочу умереть дома.

Спорить с ним было невозможно. Вертолет быстро поднялся в воздух и взял направление на горный замок. Он летел с максимальной скоростью, и вскоре вдали показались башенки и стены замка.

Святой наблюдал за окрестностями, поручив Мэри заботу об умирающем. Крис сидел молча.

На энергичном лице Саймона появилась тревога, когда он обнаружил то, что искал, – черный автомобиль. Он быстро двигался по направлению к замку вслед за вертолетом.

Они плавно приземлились.

– Как вызвать врача? В замке нет телефона? – волновался Саймон.

– Мы пошлем машину, – предложил Фергус. – Если надо, я сам поеду...

– Почему бы и нет? – согласился Саймон.

Говоря это, он внимательно следил за реакцией Джейсона, и тот выдал себя, воскликнув:

– Вот наши спасители!

Он вскочил на невысокую балюстраду и стал махать руками черной машине. Святой удовлетворенно хмыкнул: рыба клюнула.

– Это друзья, – объяснил Джейсон. – Вы помните, Фергус, когда вы приходили к нам в Лас-Вегас, со мной были Хал Госс и Верн Кори. Они, безусловно, ищут меня. Я оставил им записку в отеле «Пионер».

– Да, да, – пробормотал адвокат. – Я помню.

– Мои друзья отвезут меня в Сандрок, – продолжал Джейсон с возрастающим возбуждением.

Саймон следил за происходящим. Мэри оставалась рядом с умирающим. Старик не шевелился, щеки его посинели, дыхание было слабым. Девушка подошла к Саймону.

– Нужно доставить мистера Бартона в замок, – сказала она.

– Проводите его, девочка.

– А вы не пойдете?

– Я пока останусь здесь. Игра еще не окончена. Идите, я догоню вас.

Он направился к черному автомобилю. Саймону не составило особого труда определить главаря этой компании. Он сразу выделил этого человека с жесткими чертами лица и твердым взглядом. Ну конечно же, это Хал Госс. Где же он его встречал?

Джейсон с опаской посматривал на своих друзей, которые одновременно были и его врагами – их нужно было устранить.

– Темплер, вот Хал Госс и Верн Кори, – представил он.

– Я ожидал вас, – холодным тоном проговорил Святой.

Верн дернул себя за галстук, Хал посмотрел на Святого и сказал:

– Давно уже я жаждал этой встречи, Святой!

– Я тоже, – ответил тот, – но...

Под его взглядом Госс испытал странное ощущение, как будто миллион крохотных иголок впился ему в кожу. Главарю Треугольника стало не по себе, не спасала и всегдашняя самоуверенность.

– Разве мы с вами еще не встречались, старина? – спросил Святой.

– Где же мы могли встречаться? – фальшиво удивился Госс, и крупные капли пота выступили на его побледневшем лице.

– Кто знает? – заметил Саймон. – Но успокойтесь, я не собираюсь выяснять этот вопрос, по крайней мере сейчас.

Госс подавил вздох и сжал кулаки. Саймон продолжал:

– У нас еще будет время насладиться обсуждением этой истории. В настоящий момент нужно оказать помощь нашему большому другу, Амосу Бартону. И поверьте, это также и в ваших интересах. Он еще не составил завещания.

Он резко повернулся и сжал своими стальными пальцами плечо Верна Кори; рядом с ним этот человечек показался совсем ничтожным.

– Вы... вы сумасшедший! – пробормотал Кори.

– Выньте руку из кармана, и я стану нормальным, – строгим голосом приказал Саймон.

Кори повиновался. Все произошло так быстро, что Фергус с трудом догадался о происшедшем.

– Скорей! Нужно ехать за помощью в Сандрок, – вмешался адвокат.

– Я поеду, – решил Джейсон.

– А я буду сопровождать вас, – докончил Фергус.

Крис пытался возразить, но не успел. Его опередил Хал Госс:

– Разумеется. Идите, Фергус. Не будем терять ни минуты.

Автомобиль отъехал от замка и вскоре исчез за поворотом.

Не нравилось Саймону то, что произошло, что-то волновало его.

Возможно, это была поспешность, с которой Джейсон покинул замок, и особенно ему не нравился отъезд Фергуса. Этого Саймон не предвидел.

В том, что произошло позже, простой человек углядел бы лишь случайное стечение обстоятельств, но не Святой.

Продолжая раздумывать над тем, что произошло, он спросил пилота:

– В потерянном каньоне, пока мы отсутствовали, вы занимались вашими картами?

– Да.

– Вы отметили на одной из них местонахождение дилижанса?

– Да.

– Дайте посмотреть.

Но карта исчезла.

Саймон вспомнил, как торопился Крис Джейсон выйти из вертолета, в спешке он даже толкнул пилота, проходя мимо. Он также вспомнил, что в автомобиле Треугольника сидел человек в черном.

Саймону все стало ясно. К тому же Фергус отправился с этими мошенниками. Дело принимало серьезный оборот.

Глава 13

в которой Хал Госс объясняет свои планы, а Саймон знакомится с Черным озером

Машина Треугольника ехала на бешеной скорости по скверной дороге, и сидящих в машине окружал мир враждебный и беспокойный.

– Очень подходящее место, чтобы попасть в аварию, – внезапно бросил Госс, сидящий на заднем сиденье вместе с адвокатом.

– Что такое вы говорите? – воскликнул тот.

– Ничьего особенного.

– Вы сошли с ума! У нас нет времени ни на аварии, ни на поломки, ни на ремонт – мистер Бартон едва жив... Надеюсь, это и в ваших интересах, – закончил он с наигранным смехом.

Здесь Фергус заметил, что Крис Джейсон, сидя рядом с водителем, вытащил из кармана карту и медленно развернул ее.

В машине царило молчание, нарушаемое только шумом мотора. Человек в черном, сидящий за рулем, внимательно следил за дорогой и, казалось, был далек от происходящего за его спиной.

– Итак? – спросил Госс.

– Но... но... – возмущенно закричал Фергус, – вы украли эту карту у пилота! Как вы посмели! – Фергус разозлился не на шутку.

Берн Кори, сидящий справа от адвоката, наклонился к нему и тихо, но с угрозой произнес:

– Не утруждайте себя. Через несколько минут вам понадобятся все ваши силы.

Адвокат, с округлившимися от возмущения глазами, увидел, как Джейсон нагнулся и повернул ключ зажигания.

– Поломка, – жизнерадостно сказал он.

Машина остановилась. Крис вышел первым, за ним Госс, потом Берн.

– Я вам запрещаю! – возмутился адвокат. – За это время мистер Бартон...

– Тесс, – прошептал Госс. – Там, куда отправляется этот славный Бартон, ему понадобится хороший адвокат! В противном случае он рискует попасть в ад... Благодаря своим способностям вы приведете смягчающие обстоятельства, может быть, ему скостят вину!

– Это отвратительно! Мистер Джейсон, берегитесь!

Адвокат спрыгнул на землю. Он взглянул на всех троих, но то, что он прочел в их взглядах, так испугало его, что он со всех ног кинулся к гигантским кактусам, росшим на краю дороги. Он надеялся найти там укрытие.

Раздался выстрел. Кринг сунул револьвер обратно в карман и взялся за руль. Трое мужчин направились к машине. Госс остановился, положив руку на дверцу.

– Святой знает о сокровище? – спросил он.

– Да, – ответил Крис.

– Тогда необходимо принять некоторые меры, – решил Госс. – Не так ли, Кринг?

Человек в черном кивнул, и на его бледном лице появилось смешанное выражение радости и злобы.

– Со Святым у меня свои счеты, – заявил он. – Двоим нам тесно на этом свете. Я уничтожу это животное.

И Кринг был уверен, что ему это удастся.

* * *

В это же время со спокойствием, совсем не отвечающим его душевному состоянию, лакей Бартона отвез его в спальню: там его раздели и уложили. Дыхание старика становилось все слабее. Мэри находилась поблизости. Саймон подошел к ней.

– Боюсь, что врач приедет слишком поздно, Саймон, – вздохнула она. В ней росло возмущение: просто чудовищно, что Крис с таким безразличием относился к жизни Бартона. Он поехал в город, да, но, возможно, он больше торопился узаконить свои права на сокровище, чем привезти врача в замок Бартона...

– Крис ни минуты не думал о законе, девочка, – прервал ее мысли Саймон. – Он и его друзья заняты одним: как завладеть сокровищем. Теперь они знают, где оно находится, и только трое стоят на их пути, трое, потому что Бартон при смерти: Фергус, вы и я. С Фергусом, вероятно, уже покончили. Теперь очередь за мной!

– За нами, Саймон, – с неожиданной твердостью сказала Мэри.

Он отрицательно покачал головой, но она настаивала:

– Или я поеду с вами, или мы останемся здесь.

Святой еще колебался. Мэри дотронулась до его мускулистой руки.

– Подумайте, что может грозить мне, если рядом Святой? – с милой улыбкой сказала она.

Скоро его машина выехала из гаража и направилась к решетке, закрывающей большие ворота замка. Он сидел за рулем, а Мэри расположилась рядом. Решетка автоматически поднялась, они выехали и помчались по направлению к долине.

– Вон они. – Святой указал на черную машину, стоящую на краю дороги. – Мэри, вы решили ехать, но вы во всем доверяете мне?

– Дорогой... – просто ответила она.

– Даже если вам будет непонятно?..

– Саймон, я вообще не понимаю, что вы делаете. Но все, что вы решите, будет хорошо.

Святой улыбнулся, его щеки слегка порозовели, такое доверие умиляло его. Потом кратко и без особых пояснений он сообщил ей свой план.

– Вы готовы? – спросил он.

– С вами хоть на смерть.

– Хорошо, – сказал он, – но этого я от вас не потребую... во всяком случае, я на это надеюсь.

Машина остановилась около черного автомобиля на краю дороги. Автомобиль стоял с поднятым капотом, а Госс и Кори с вниманием хирурга разглядывали мотор.

– Неисправность? – поинтересовался Саймон.

– Мы ничего не понимаем, – ответил, выпрямляясь, Госс. – Он внезапно заглох. Джейсон и Фергус пошли вперед в надежде найти помощь. Вы случайно не разбираетесь в моторах?

Он посмотрел прямо в глаза Саймона, и тот отвел их. Эта притворная смиренность была частью его плана.

– Мы, святые, – отчеканил Саймон, – должны разбираться во многом.

Хал Госс пожал плечами. Самовлюбленный дурак! И почему его все боятся? Госс больше не колебался, он пошел в наступление.

– На этот раз, Темплер, вы проиграли. Вы сами сунулись в ловушку. И вы умрете... Да!

Бесцветные глаза, направленные на Саймона и Мэри, плохо скрывали его торжество.

– И ваши трупы никогда не найдут в этой глуши, – продолжал Госс, в то время как стоящий рядом с ним Берн Кори дергал себя за галстук.

Святой изобразил на лице испуг. Это тоже входило к его план.

– Мне жаль тебя, – засмеялся Хал. – Никто тебя не будет оплакивать. Даже эта красотка: у нее просто не будет времени. И я даже не запачкаю рук. Мы привезли с собой одного из твоих «друзей».

В этот момент Кринг выпрямился. Он скользнул к Саймону и с силой ударил его по затылку. Тот упал.

Святой превосходно изображал потерю сознания и при этом еще умудрялся следить за происходящим. Хотя это удавалось ему с трудом: удар Кринга был достаточно силен.

С Мэри было справиться легко, она практически не сопротивлялась.

Саймон и Мэри, связанные и с заткнутыми ртами, оказались брошенными на заднее сиденье своего же автомобиля. При этом, правда, Святой успел с удовольствием отметить, что подобное было предусмотрено его планом, да он и не признавал авантюр, в которых не было угрозы смерти.

Крис бушевал:

– Это безумие, Хал! – кричал он. – Их надо уничтожить сейчас же. Здесь их никто не найдет.

– Ты совсем спятил из-за этой кучи золота! – кричал Госс. – Ты забыл? Тебя видели, когда ты уезжал из Сандрока с Темплером, девушкой и Фергусом. Всем известно, что вы направлялись в замок Бартона. Он-то умрет, но постараются найти вас четверых. Его лакей и пилот дадут показания. Следы приведут прямо к тебе, бедняга Крис... И клянусь, ты останешься один:

– Почему?

– Потому что ни Берн, ни я не хотим быть соучастниками твоего безумства.

Наступило молчание, и Саймон слышал нервные шаги Джейсона по гравию. Наконец тот остановился, осененный внезапной мыслью.

– Черт возьми! – воскликнул он. – А Фергус? Это его хватятся в первую очередь, скорее, чем Темплера и даже девушки! – Понизив голос, он добавил: – Вы видели: Кринг только что зарыл его там, за кустами!

– Фергус не мертв, – спокойным голосом отчеканил Госс, – по крайней мере сейчас.

Он самодовольно оглядел сообщников, изумленный вид которых говорил о том, что они абсолютно не понимают своего шефа. Насладившись произведенным впечатлением, Хал Госс решил объяснить, что он имел в виду:

– Вы не заметили поразительного сходства между Фергусом и Верном? Берн отправится в Сан-Франциско с документами адвоката. Он остановится в отеле под именем Фергуса. Затем сделает несколько заявлений, отправит домой с посыльным какие-нибудь покупки. Потом он должен занять место адвоката в Чикаго. Там он будет вести себя так же, как и в Сан-Франциско. Потом... потом ничего! Фергус исчезнет... а Берн возвратится к нам.

– Согласен, они похожи, но не до того, чтобы принять одного за другого, – недоверчиво заметил Джейсон.

– Черт возьми! – возразил Госс. – Дело не в том, чтобы занять его место, а в том, чтобы запутать следы. А что вы можете предложить вместо этого?

Никакого ответа не последовало, лишь Джейсон спросил:

– А эти двое, там, в машине?

– Кринг отвезет их в Лас-Вегас, Он будет избегать населенных мест и... сегодня ночью все будет кончено.

– Автомобиль слишком заметен, – произнес Берн, – это опасно.

Он замолчал. Хал Госс сделал знак Крингу, послышался щелчок, потом скрежет. Это Кринг поднял верх автомобиля.

– Ну вот, все в порядке.

Пленников накрыли какой-то тряпкой, чтобы их не было видно.

– В путь! – скомандовал Госс.

* * *

Было поздно, и огни Лас-Вегаса сверкали в ночи, когда машина, ведомая Крингом, появилась в городе. По улицам сновали сверкающие машины. В каждом отеле кипели игорные страсти. Игра была душой Лас-Вегаса, да и сам он был огромным игровым автоматом:

Кринг развернулся и въехал в гараж. Позади него дверь автоматически закрылась. Машина Госса уже стояла там. Хал ожидал его.

– Что-то вы долго. Никаких неприятностей, Кринг? – спросил он.

– Ровно ничего, сэр. Я просто выбирал менее людные улицы, вот и все. Никто не останавливал, никто ничего не спрашивал.

– А эти были спокойны?

Госс приподнял покрывало. Его взгляд встретился со взглядом Святого.

– Все, Святой, – сказал бандит, расхохотавшись.

Он отвернулся и позвал Кринга.

– Сговоритесь с Томом, – приказал он. – Я хочу, чтобы все было кончено еще до рассвета.

Он ушел. Послышалась его уверенная поступь и менее уверенные шаги Криса Джейсона. Кринг тоже нагнулся и мрачно посмотрел на Святого. Верхняя его губа приподнялась, как у гиены, увидевшей падаль, потом он тоже ушел.

Саймону удалось немного повернуться. Он встретился взглядом с Мэри, и его сердце сжалось. В глазах девушки не было упрека, в них было доверие. В них была любовь, была вера.

Он хотел ей улыбнуться, но не позволяла липкая лента на губах. Нужно было действовать быстро. Кринг ушел на поиски какого-то Тома и мог скоро вернуться. Возможно, в распоряжении Святого было лишь несколько минут. Ему удалось повернуться, бедром он толкнул Мэри, которая поняла этот жест. Она тоже повернулась так, что ее связанные пальцы коснулись пальцев Саймона. Он тихонько потянул их, поясняя свое намерение.

Потом Святой вернулся в первоначальное положение так, что рука девушки оказалась на уровне его кармана. Поймет ли она? Да. Пальцы Мэри проникли в его карман... там был нож.

Теперь Мэри держала это нехитрое оружие связанными руками. Пытаясь удержать нож в малоподвижных пальцах, Мэри уронила его на сиденье.

Время шло. Что же делали Хал Госс и Крис Джейсон? Их план был ясен Саймону во всей его изощренности. Хал послал Кори в Сан-Франциско, потом в Чикаго, чтобы тот сыграл роль адвоката. Это был благовидный предлог, дававший превосходную возможность избавиться от Кори! Вряд ли, втянутый в роль двойника, он избежит разоблачения и вернется Лас-Вегас.

Святому не нужно было находиться в кабинете Треугольника, чтобы знать, о чем говорили Госс и его сообщник.

* * *

– Еще немного терпения, Крис, – сказал шеф Треугольника, – и мы с вами станем богачами.

– Мы с вами? – удивленно произнес Джейсон. – А Берн?

– Послушайте, – убедительным тоном сказал Госс, – вы не понимаете, что половина лучше трети?

– Вы собираетесь убить Верна?

– Я далек от этой мысли. Разве вы не заметили, Крис, какие проступки за последнее время совершил Берн? Он многих восстановил против себя. Не говоря уж о том, что его скоро вызовут в комиссию по расследованию игр... Владельцы казино очень мстительны, помните это! Если бы Берн остался в Лас-Вегасе, он, конечно, не рисковал бы жизнью, но....

– Но ведь это вы посоветовали ему в Чикаго выдать себя за Фергуса, – пробормотал. Крис.

– Странно, что он принял эту шутку всерьез, – бесстрастно заметил Госс. – Да, видимо, он предусмотрел все, чтобы там не попасться, но не думаю, что это возможно.

В комнате наступило тягостное молчание.

Джейсон поднял голову, и улыбка озарила его круглое лицо.

– Да, вы действительно настоящий шеф! – с восхищением проговорил он. – Но Кринг?..

– Успокойтесь, Крис, мы позаботимся и о нем!

* * *

Наконец старания Святого увенчались успехом, руки его были свободны. Через некоторое время открылась дверца машины, над ним склонилось мрачное лицо Кринга, а потом высокий, ладно скроенный незнакомец толкнул Саймона ногой. Видно, ангел-хранитель Саймона не дремал: он позаботился, чтобы противники не заметили, что руки его свободны и одна из них сжимает нож.

Оценив ситуацию, Саймон решил выждать, когда можно будет, успешно и наверняка применить это оружие.

Оба бандита сели в машину: Кринг за руль, а высокий мужчина по имени Том рядом с ним. Они ехали недолго.

Машина остановилась на берегу Черного озера, неподалеку от Лас-Вегаса. Местность была дикой и безлюдной. Иногда лишь сюда забредали рыбаки, население Лас-Вегаса предпочитало игровые залы.

Свет фар выхватил из темноты плохонькую пристань, несколько дощатых бараков. Сильный ветер гнал темные тучи. Кринг вышел из машины.

– Я пойду посмотрю, все ли спокойно. Подожди меня и берегись: этот тип очень опасен, – предупредил он своего напарника.

– Не может быть! – ответил Том и беззлобно опустил кулак на затылок Саймона.

Тот почувствовал, что куда-то проваливается, но тем не менее не выпустил рукоятку ножа.

Спустя минут десять вернулся Кринг, возникнув из темноты подобно призраку.

– Бери его, – приказал он Тому, – а я займусь девчонкой.

– Жаль, – заметил Том, – эта куколка мне нравится. Ты не мог бы дать ее мне часа на два?

– Не рассуждать! – одернул его Кринг.

Бандиты потащили их к моторной лодке в конце пристани и сели в нее. Том запустил мотор. Пошел дождь, который спустя некоторое время превратился в ливень. Скоро моторка замедлила ход и остановилась. Кринг и Том взяли по куску бетонной плиты с железными кольцами посередине.

– Сперва парня, – скомандовал Кринг.

Они быстро привязали груз к ногам Святого.

– Спи спокойно, Темплер, – шепнул Кринг на ухо Саймону. – С тобой прощается сеньор Салетти, и... не может выразить своей радости, что больше тебя не увидит.

Том отпустил Святого, послышался сильный всплеск, и он пошел ко дну. Он успел глубоко вдохнуть, и теперь его руки, освобожденные от веревок, протянулись к ногам. Нож резал веревку. Саймон старался сохранить спокойствие, но в голове шумело, грудь сдавило, сердце колотилось.

Наконец веревки были разрезаны, и Саймон устремился вверх, предусмотрительно втянув голову в плечи в момент появления на поверхности.

Неподалеку в пелене дождя он видел силуэты Кринга и Тома. Быстрым движением Саймон сорвал с губ клейкую ленту, на ней осталась часть его кожи.

По счастью, продолжался ливень и мешал бандитам видеть его.

Снова раздался всплеск. Это была Мэри, привязанная к бетонной плите. Саймон нырнул, и ему удалось наткнуться на ее неподвижное тело. Он перерезал веревки, освободив ее от груза, обхватил одной рукой и поспешно, но осторожно вынырнул на поверхность.

Озеро кипело от дождя, ливень все усиливался. Если бы Кринг и смотрел на Черное озеро, он все равно не смог бы увидеть головы Святого и Мэри. Поддерживая девушку одной рукой, Святой сорвал ленту, закрывавшую ее губы; может быть, именно то что рот ее был заклеен, и помешало Мэри наглотаться много воды.

Она понемногу приходила в себя, слабо постанывала, потом закашлялась, и из ее рта полилась вода.

Шума моторки уже не было слышно.

– Все в порядке, девочка, – радостно проговорил Святой.

– Разве это возможно? – простонала она.

– Мне и самому не верится, но на этот раз мы выкрутились. Вот если бы только не дождь... Я весь промок, – засмеялся он.

– А где мы? – спросила Мэри.

– В озере, дорогая, – ответил Саймон.

– Это-то я и сама вижу, – откликнулась Мэри.

Отдышавшись, они поплыли в сторону, где что-то темнело.

– Вероятно, это одна из прибрежных скал, – предположил Саймон. – Мы находимся на северной стороне озера. После небольшой пробежки в четыре-пять миль, я думаю, мы полностью обсохнем.

– О Саймон, – простонала Мэри, – я не способна на такой подвиг.

Глава 14

в которой Хал Госс отдает приказания, а Саймон показывает, что обладает еще и талантом туриста

В Лас-Вегасе наступил день. Сначала ничто не предвещало, что он внесет какие-то изменения в пульсирующую жизнь города. Вывески продолжали сверкать, прохожие фланировать по улицам, и в глазах многих горел азартный огонек, характерный для обитателей этого неспокойного города.

Между тем в одном из домов, странно сочетавшем в себе псевдомавританский и современный стили, сидели двое мужчин, которых в настоящее время больше интересовала новость, опубликованная на первых страницах всех газет:

АМОС БАРТОН УМЕР.

Хроникеры наперебой извещали публику о кончине самого крупного финансиста, «самого грязного мошенника в сфере финансов».

Откинувшись в своем кресле, смакуя кофе, Хал Госс держал свежий номер газеты. Постучав по нему пальцем, он спросил:

– Что вы скажете, Крис?

– Да, – протянул тот, и лицо его стало еще более надутым, чем обычно. – Должно быть, врач пришел слишком поздно.

– Я тоже так думаю, – прибавил Госс, улыбаясь.

И так как Джейсон промолчал, он продолжил:

– И наследники неизвестны... А это многое упрощает. Вероятно, каждый лакей получит свою долю денег, замок останется Сандроку и там будет музей, и нам спокойно: никто и не вспомнит о затерянном каньоне.

Крис Джейсон пошевелился в кресле, потом потянулся к бутылке, налил себе виски и залпом выпил.

– Вы слишком много пьете, старина, – заметил Госс, покачав головой. – Это до добра не доведет.

– А остальные? – хриплым голосом спросил Крис.

– Какие остальные? – ледяным тоном поинтересовался Хал. – Кого вы имеете в виду?

– Ну... Мэри Грин... и особенно этот злосчастный Темплер? – Он понизил голос, как будто тот мог его услышать. – И Верн, – закончил он.

– Можете успокоиться, мы скоро о них узнаем.

Кринг появился внезапно в своем черном одеянии, в шляпе, надвинутой на самые глаза. Джейсон вскочил со своего места.

– Ну, что там, Кринг? – беспокойно спросил он.

– Я думаю, их не скоро выловят, – ответил тот.

– Вы уверены? – Госсу хотелось гарантий.

– Абсолютно. Двадцать пять килограммов бетона, привязанные к ногам, обеспечат им надежный и длительный покой на дне озера, – успокоил их Кринг.

Ни малейшего сожаления не промелькнуло на его лице. Крис заерзал в своем кресле – Кринг внушал ему ужас.

– Никто вас не видел? – дружно спросили оба.

– Никто. Начался дождь, был настоящий ливень. Отличнейшая погодка для таких дел!

Госс закурил сигарету и глубоко затянулся. Кринг посмотрел на него, подмигнул и произнес:

– А чуть раньше я получил извещение из Чикаго. Объект ждут, и дело будет сделано. Там правильно поняли, что он может кое-что разболтать.

Имя Верна Кори не было произнесено, но все трое знали, что судьба их сообщника решена.

– Отлично, – похвалил Госс Кринга. – Приготовьте фургончик из гаража. Он прекрасно подойдет для небольшого путешествия.

Как только человек в черном ушел, Крис схватил руку своего компаньона.

– Вы с ума сошли, Хал! – завопил он. – Взять Кринга с нами? Вы... вы уничтожили Верна... и вы берете Кринга?

– Потому что теперь он слишком много знает.

Он уперся своим твердым взглядом в испуганные глаза Джейсона и отчеканил:

– Я надеюсь, что он замолчит... Навсегда. И я хочу это знать наверняка.

Госс поднял со стола кипу газет. Под ними лежала карта с пометками пилота Амоса Бартона.

– Вы собираетесь избавиться от Кринга в каньоне? – глухим голосом спросил Джейсон.

– Если семьдесят лет золото пролежало в каньоне и никто его не обнаружил, значит, это место достаточно надежно, чтобы по крайней мере еще семьдесят лет там никто не нашел тело Кринга. Это нас вполне устроит, не так ли, Джейсон?

Джейсон открыл рот, но ничего не сказал. Им владел ужас. И источником этого ужаса был теперь Госс. Множество операций в Лас-Вегасе они провернули вместе, отбирая деньги у простаков, но все зти дела, которые, конечно, вступали в некоторые трения с законом, не шли ни в какое сравнение с тем, чем они занимались теперь. Дорога к сокровищу оказалась вымощенной трупами.

– Может быть, вы считаете, что игра не стоит свеч? – усмехнулся Госс. – Всего-то миллионы долларов...

– Да нет, конечно... – пролепетал Крис.

– Кроме того, – закончил Госс, – ведь этот Кринг убийца... Бросить людей в воду... двоих! Тем более – девушку!

* * *

Ведя этот циничный разговор, они и предположить не могли, что на Черном озере, между двумя высокими скалами, один из камней, облепленных водорослями, вдруг зашевелился и оказался мужчиной.

Он внимательно оглядел берег и, не обнаружив ничего подозрительного, погладил и потормошил другой «камень», лежащий неподалеку.

– О Саймон! – раздался слабый голос. – Дорогой мой, вы снова спасли меня!

– Да бросьте вы! – воскликнул он. – Да и рано еще говорить о спасении. Еще все впереди.

– Где это мы? – спросила Мэри.

– Если вы голодны, то с грустью сообщаю, что от булочной мы далеко, а если вас больше интересует, как бы переодеться, то с не меньшей грустью говорю, что это невозможно, – ответил Саймон.

– Саймон! – воскликнула Мэри. – Спасибо, что не бросили меня!..

Она не закончила и прижалась к нему. Саймон ласково пожал ей руку.

– Не говорите глупости, Золушка, – весело сказал он. – Солнце горячее, ваши одежды высохли, и бары уже открыты. – Он широким жестом указал на озеро. – Пора в путь.

Положение было трагичным, Мэри понимала это и благодарно улыбнулась Саймону за попытку подбодрить ее. Если им чудом удалось не остаться на дне озера, то возможность переломать себе кости на этих скалах или – что было совсем просто – умереть здесь от голода, была совершенно реальной.

Но Саймон не позволил ей погрузиться в тяжелые мысли. Он заставил ее идти вдоль пустынного берега, понуждая иногда и бежать, чтобы согреться, а сам, кипя от ярости, думал о Хале Госсе. Этот бандит, скорее всего, уже недалеко от сокровища, которое трудно будет вернуть, когда оно окажется в его руках.

– Саймон, я не могу больше... Нет сил, и так хочется есть! – сказала Мэри слабым голосом.

– Спасибо! – воскликнул он. – Премного вам благодарен! – Мэри с недоумением посмотрела на него. – Я сделаю вам одно признание, девочка. Вот уже сколько лет я борюсь с мошенниками и всяческими преступниками, сколько раз они пытались меня уничтожить! Они меня вешали, подкладывали под меня мины, выкидывали из окон высотных зданий, пытались отравить, отправляли на дно, – впрочем, об этом вы знаете, к чему повторяться!.. И только одного я еще никогда не испытывал – голода. Я испытал его только сейчас, связавшись с вами, и буду вечно вам благодарен за столь существенное обогащение своих чувств.

Такой фанфаронской и многословной болтовней, которая была, конечно, в какой-то степени хвастовством, однако не была ложью, Саймон старался отвлечь Мэри от мыслей о голоде и опасности их положения. И это ему удавалось – на какое-то время.

Но голод снова напоминал о себе, и она возвращалась к этой теме.

– Сидеть бы сейчас с вами за столом большого ресторана! – мечтательно сказала она.

Саймон поднял кусок дерева, выброшенный на берег волнами, уселся на камень и ножом, который спас им жизнь, принялся стругать его.

– Большого ресторана, Мэри? А маленьким вы бы не удовольствовались?

– О да, – с готовностью ответила она.

– А может быть, вас устроит пикник, – Саймон оглянулся вокруг, – на берегу озера?

– Меня устроит все, только бы что-нибудь поесть! – ответила Мэри.

В тот же момент Святой резко взмахнул рукой. Мэри с полуоткрытым ртом смотрела на него.

Он усмехнулся:

– Мэри, вы меня мало знаете. Когда-нибудь я вам расскажу о своей жизни, если вы только не узнаете о ней от этого дотошного Лесли Чартериса, которому она известна лучше, чем мне. Он вам сообщит, что я постоянно ношу с собой нож и этот нож оказал мне немало услуг. Я способен за двадцать шагов попасть в пуговицу пиджака или в человека, на котором этот пиджак надет. В эту минуту мой нож торчит в теле зайца, юный возраст которого и упитанность я вам, правда, не гарантирую. Может быть, это даже не заяц, а белка. Неважно, в конце концов, это мясо, которое мы поджарим.

Саймон пошел вдоль берега и вскоре вернулся со своим знаменитым ножом и несчастным животным, которое, на свою беду, избрало это место для своих прогулок. Он содрал с зайца шкуру и выпотрошил его. Сложив между камней щепки, он достал из кармана маленькую металлическую коробку, в которой были спички.

– Мэри, я и забыл, что настолько богат, – сказал Саймон, глядя на коробку со спичками. – Помолимся моему ангелу-хранителю, который никогда не покидал меня.

Он чиркнул одной спичкой, огня не было. Вторая горела секунду и погасла. Мэри затаив дыхание следила за Саймоном. Секунду он колебался, а потом чиркнул третьей. Легкое пламя заколебалось на конце спички, и Саймон укрыл его ладонями.

Мэри никогда не узнает, как он волновался, но и на этот раз ему сопутствовала удача.

– Правда, я настоящий бойскаут, Мэри? – спросил он, когда пламя разгорелось.

– Вы имеете право на диплом Большого Ангела, – с восхищением произнесла Мэри.

Мясо не совсем прожарилось, тем не менее оно было съедено с большим аппетитом.

– Саймон, мы долго здесь будем?

– Это зависит от вас, девочка.

– От меня?

– Если вы хотите, чтобы у нас появился шанс поскорее убраться отсюда, мы должны набрать как можно больше веток, да и вообще всего, что может гореть...

К ночи они собрали все, что озеро выбросило на берег: остатки лодок, ветки, поломанные ящики – все пошло в ход. Пламя ярко горело в ночи.

– Нам везет, Мэри. Дождь идет, когда нам нужно, так было вчера. Сегодня, наоборот, все сухо. Спите, моя помощница. Я вас разбужу, когда надо будет уезжать.

Он говорил с уверенностью, которой не испытывал. Конечно, он не боялся провести здесь несколько дней и даже долго плыть, пока не отыщется берег. Но у девушки не хватит сил. И увидят ли их огонь? А если увидят, придут ли на помощь?

Время шло. На его руке часы показывали одиннадцать, двенадцать часов, час... Внезапно в темноте показался свет. Мэри спала, сломленная усталостью. Саймон раздул огонь посильнее. Свет, несомненно, приближался.

А вдруг это Кринг и его сообщник?

Саймон был готов к борьбе. В эту минуту девушка проснулась и тоже увидела свет. Она сразу же подумала о человеке в черном.

– Саймон, я боюсь... – прошептала она.

– Ну, ну, успокойтесь, девочка, этот заяц вселил в меня львиную силу! Эй! Эй!

Голос Святого пронесся над озером. Эхо подхватило его. Другой голос ответил. Саймон облегченно вздохнул – это был не Кринг.

– Что с вами? – раздался крик с катера.

– Наша лодка затонула. Мы рыбачили...

– Войдите в воду, я не могу подплыть ближе, тут крупные камни.

Подхватив Мэри на руки, Саймон добрался до судна. Это оказался полицейский катер.

– Вам крупно повезло, – сказал рулевой. – Мы редко бываем здесь. Вы были одни?

– Да, одни, – ответил Саймон.

– Вы рисковали никогда не вернуться...

Святой признался:

– Я не хотел говорить об этом своей невесте, но у меня тоже было такое опасение.

Их устроили в каюте, и катер направился к другому – обжитому – берегу.

Глава 15

в которой Саймон обнаруживает следы Каролины, а Хал Госс становится миллионером

Спасители высадили их на обитаемом берегу, и Саймон заметил барак, который, если верить вывеске, хвастался тем, что здесь собиралось отборное общество. В самом деле общий зал мог сойти за салон, и несколько диванов и кресел позволяли посетителям, в основном рыбакам, отдохнуть там.

Саймон выбрал место для Мэри, на его взгляд самое удобное. Место, правда, было занято каким-то человеком. И этот человек вдруг почувствовал, как его подняли и переложили на скамейку.

– Лучшие места – дамам! – поучительно произнес Саймон.

Незнакомец даже не пытался протестовать. Мэри с удовольствием растянулась на диване, а Саймон устроился рядом на стуле.

– Спите, детка, – предложил он.

Мэри не стала с ним спорить. Едва солнце позолотило воды Черного озера, как Святой был уже на ногах. У него было дело к хозяину этого заведения. Святой просил, требовал, обольщал и в конце концов вышел победителем. Пища не была чем-то особенным, но она была подана в достаточном количестве. И Мэри, быстро пришедшая в себя после двух таких тяжелых дней, с удовольствием разделалась с едой.

– Теперь дело пойдет лучше, девочка, – заверил Саймон.

– Как, разве это еще не все? – испуганно спросила Мэри.

– Нет, – ответил он, – я очень сожалею, но у нас все еще впереди...

Он достал из кармана сигареты и выкурил две подряд, не говоря ни слова. В его глазах плясали огоньки: план созрел. Треугольник был обречен.

– Пошли, Мэри, – сказал Святой, вставая.

– Куда? – спросила та.

– Навестить наших «друзей»...

Встретившийся автомобилист согласился отвезти их в Лас-Вегас. Там Саймон взял такси и тихо, чтобы не расслышала Мэри, назвал шоферу адрес.

– Саймон, куда мы?

– Девочка, со временем вы узнаете, что мне не задают вопросов.

Мэри схватила его за руку:

– Это правда, дорогой? Значит, мы будем вместе?

– Я не хотел бы, чтобы мы стали врагами, – ответил он мягко и не совсем для нее понятно.

Мэри вздрогнула: на двери, у которой остановилось такси, было лишь одно слово: «ТРЕУГОЛЬНИК».

Саймон оплатил такси, потом нажал кнопку звонка.

– Сто долларов за то, что не откроют.

Действительно не открыли. Он взял девушку под руку и что-то прошептал ей на ухо. Она вздрогнула:

– Это безумие, Саймон!

– Я обожаю безумие.

Напротив стояла скамейка, Мэри перешла улицу и села. Она полностью доверяла Саймону и безоговорочно выполняла его приказания, но то, что он задумал сейчас, ее беспокоило.

Святой обошел здание кругом. Он нашел служебную дверь и позвонил: безрезультатно. Одно окно привлекло его внимание, и он толкнул его, оно оказалось заперто. Он дождался проезжающего мимо грузовика и, воспользовавшись шумом, бросил в окно камень. Звон разбитого стекла не привлек ничьего внимания, и он пролез через окно, внутрь.

Нескольких минут было достаточно, чтобы обойти весь дом и убедиться, что он пуст. Святой подошел к входной двери, открыл ее и поманил Мэри. Та быстро подбежала к нему, сердце ее колотилось.

– Я подумал, вам будет интересно сопровождать меня, девочка, – с улыбкой проговорил он.

Он прошел в кабинет секретарши, просмотрел ящики, пошарил в бумагах. И там, в бумагах, он обнаружил фотографию, которую сразу узнал.

– Посмотрите, Мэри...

Саймон протянул свою находку девушке.

– Это... это... – прошептала она.

– Совершенно верно, – сказал Саймон. – Наша очаровательная посетительница в «Клер Логис» Каролина. Вы начинаете понимать?

Мэри кивнула. Саймон прошел в соседнюю комнату. Несколько секунд он стоял на пороге, рассматривая большой стол, за которым должны были восседать члены Треугольника.

– Да, приходящим сюда, видимо, было не до смеха, – заметил Святой.

Он обошел стол, сел в кресло и стал методично осматривать ящики. Мэри молча смотрела на него.

– Саймон, – неожиданно спросила она, – почему вы не предоставите это полиции?

– Полиции, – сказал он резко. – Запомните, дорогая, что я привык счеты сводить сам. Это – мои враги. Вам, правда, никто не мешает, можете вызвать полицию.

Небрежным жестом он указал на телефон, стоящий на столе, и продолжал свое дело. На его загорелом лице блуждала улыбка. Он внимательно просматривал бумаги, последними лежали документы Хала. Здесь же лежали газеты. Почувствовав на своей щеке легкое прикосновение волос, он поднял глаза.

Мэри, конечно, не позвонила в полицию, она подошла к Святому и тоже склонилась над бумагами.

– Что вы ищете? – спросила она.

– Я и сам не знаю, Мэри.

– Почему бы не отправиться прямо в каньон? Мы зря теряем время.

Он откинулся в кресле и некоторое время молча смотрел на девушку.

– Мэри, Амос Бартон умер.

Огорчение отразилось на ее лице.

– Бедный старик, – тихо проговорила она. – Он так терзался от угрызений совести. Откуда вы узнали, Саймон?

– Прошлой ночью, когда вы крепко спали, я прочел газету, ее принес какой-то рыбак. Этот номер лежит и в бумагах Госса.

– Умер старый Бартон, – прошептала она. – Значит, между сокровищем и людьми Треугольника больше никто не стоит. И они это знают.

Она говорила тихо, как бы самой себе. Саймон улыбнулся:

– Вы делаете успехи, Мэри. Действительно никто не стоит... кроме вас и меня. Но этого они еще не знают. Так что же они сейчас делают? Наверное, устремились в затерянный каньон. Помните, Верна Кори они отправили в Сан-Франциско и Чикаго? Я готов дать руку на отсечение, что в данную минуту его тело на столе морга. Остаются Госс, Джейсон и их друг, одетый в черное. Итак, Мэри, делайте выводы.

– Да, – откликнулась она, – их трое, а вы один, Саймон. Вы правы, как всегда!

– Их число мне безразлично, – возразил он. – Я думаю, как бы их заставить поработать на меня.

Он увидел стеклянную коробку на столе, открыл ее и взял сигарету.

Саймон досконально изучил газету, вернулся к ящику, просмотрел другие бумаги и наконец поднялся с места.

– Я задам вам вопрос, дорогая. Если у вас будет дом – он у вас, видимо, скоро будет – и внезапно цена вашего дома намного подскочит, так как будущая дорога должна пересечь ваши владения, вы отказались бы продать его?

Мэри взглянула на него с очаровательной улыбкой.

– Я очень сентиментальна, Саймон, – призналась она.

– Браво! – воскликнул он. – Тогда едем! Быстро!

Он подхватил ее под руку, они пробежали через кабинет, приемную, Саймон открыл, дверь на лестницу, ведущую в подвал, толкнул еще какую-то дверь и торжествующе воскликнул:

– Я тоже, Мэри, сентиментален, я не переставал скучать о нашей машине. И я очень рад, что снова ее вижу.

Действительно, она находилась в гараже, где стояло еще несколько машин.

– Вот как! Треугольник не взял черную машину, которая так нам знакома.

Саймон бродил по гаражу, наклонялся и изучал следы, оставленные покрышками на крашеном полу.

– Итак, – проговорил Саймон, – люди, которых мы ищем, уехали на большой машине. Она тяжелая, вроде грузовика.

Внезапно он замолчал и пошел в глубь гаража. Там стояла невзрачная машина. Святой осмотрел ее, сел за руль, нажал на стартер, и мотор сразу же завелся. Он выключил зажигание и позвал Мэри.

– Очень интересно, – сказал он. – На эту старую машину установлен прекрасный мощный двигатель. Садитесь скорее.

Он подъехал к двери, которая автоматически поднялась перед ними и опустилась, как только машина проехала.

– Саймон, вы не заперли дом, – сказала Мэри.

Святой небрежно махнул рукой и нажал на акселератор. Мэри пожала плечами и промолчала: ему виднее.

– Куда мы едем? – спросила она. – Вы скажете мне хоть это?

– Куда! – воскликнул он и громко расхохотался. – Куда мы едем? Ну конечно, в затерянный каньон, дорогая Мэри!

Они приехали туда днем. Мэри смотрела по сторонам широко раскрытыми глазами.

– Как вы его нашли, Саймон? – удивилась она. – Я бы никогда не смогла.

– Чутьем, – заявил тот. – Этого достаточно, дорогая?

На некотором расстоянии от каньона он затормозил и остановил машину. Какое-то время он осматривал местность и прислушивался. Тишина была абсолютной, и только иногда слышался крик грифа, описывающего круги высоко в небе. Птица пикировала на землю, но сразу же опять взлетала.

– Пошли, Мэри, скорей, – позвал Святой.

Девушка безропотно последовала за ним. Он быстрым шагом направился к щели, где находился дилижанс. Внезапно он остановился:

– Посмотрите, девочка.

На красном песке ясно отпечатались следы покрышек.

– Такие же мы видели в гараже, – заверил он. – Вот следы прибытия... и вот отъезда.

– Их здесь нет?

– Да, уехали, но я думаю, что не все...

Они подошли ко входу в каньон. Саймон присмотрелся, усмехнулся и, отстранив Мэри, пошел вперед.

Дневной свет освещал дилижанс, вырванную дверь, далеко отброшенную, одно сломанное колесо, видневшиеся повсюду следы ног. Он также освещал два человеческих тела, лежащих на песке на некотором расстоянии друг от друга.

– Двумя меньше! – громко сказал Святой.

Он подошел к первому телу, в черной одежде. Черная шляпа лежала рядом. Саймон перевернул мертвого.

– Наш старый знакомый Анджело Салетти – Кринг закончил свою карьеру, – констатировал Святой.

– А... другой? – прошептала смертельно бледная девушка.

– Другой, – повторил Темплер, – это ваш сонаследник... наш дорогой Джейсон...

Он нагнулся, приподнял ледяное тело и перевернул его. Мэри отвернулась и подошла к дилижансу: она чувствовала себя совершенно измученной. Девушка прислонилась к дилижансу, с которого семьдесят лет назад началась эта трагедия.

– Здесь ничего нет... Все, все... украли.

– Мы займемся этим, – ответил Саймон, который внимательно осматривал карманы Кринга. – Пошли, Мэри, здесь оставаться бесполезно.

Они вернулись к машине. Мэри схватила за руку своего покровителя. С нее было достаточно! Непреодолимое желание заснуть, убежать от всего этого овладело ей.

– О, Саймон! Что же это такое?

– Жажда богатства – это может далеко завести!

Саймон представил себе, как все это произошло. Он представил себе быстро примчавшийся в этот затерянный каньон грузовик и троих мужчин, уверенных в своем богатстве. Отныне никто не стоял у них на пути: Бартон мертв, Фергус зарыт в пустыне, Верн Кори пал от рук убийц, а Мэри и Темплер утонули в Черном озере. Трое должны были разделить добычу, и никто, кроме них, теперь не мог претендовать на это сокровище.

* * *

Саймон не ошибался, все происходило именно так, как подсказывало ему чутье. Трое мужчин разгрузили дилижанс: золото было перенесено в грузовик.

Но вместо того чтобы сразу уехать, Госс решил:

– Слишком опасно ехать в темноте по такой скверной дороге. Если у нас случится какая-либо поломка и кто-нибудь увидит все это золото, как мы это объясним? Лучше переночевать здесь и уехать утром.

Крис уже чувствовал себя богатым и независимым, но авторитет Хала Госса подавлял его. Он лишь поднял на Госса глаза и ничего не сказал: подчинился распоряжению шефа. Тот устроился в грузовике, чтобы отдохнуть.

– Погода хорошая, – заметил Крис, – я буду спать на песке. Кринг присоединился к нему.

Ночь спустилась в затерянный каньон, тяжелая и давящая. Лишь слабый свет фар немного рассеивал мрак.

Джейсон не спал. Ему послышался слабый шум. Приподнявшись на локте, он сунул руку в карман и вытащил автоматический пистолет, взятый по совету Госса.

Казалось, что кто-то полз по песку. Не раздумывая долго, Джейсон направил оружие в сторону, откуда слышался шум, и спустил курок. Грянул выстрел. В ответ из темноты вслед за вспышкой пламени также раздался выстрел. Джейсон вскрикнул.

И в ту же минуту загорелись фары дальнего света и Госс спрыгнул с грузовика. В свете фар он увидел на земле неподвижное тело.

– Хал... Хал... – простонал Джейсон, пытаясь подняться.

Госс ногой толкнул тело, теперь Кринг не был опасен.

– Отлично, Крис, – одобрил он. – Ты делаешь успехи.

– Он попал в меня... Хал! – простонал тот.

Крис задыхался, его рука выпустила пистолет и схватилась за грудь.

– Я вовремя услышал... Он хотел... меня убить.

– А ты убил его. Браво!

– Хал! – простонал Джексон. Его лоб покрылся потом. – Сделай что-нибудь...

– Ну разумеется, – ответил Хал, – как я могу отказать такому старому другу!

Звук выстрела наполнил каньон, отразился эхом и испугал спящих птиц. Наступила тишина, тяжелая, зловещая.

Госс постоял перед неподвижными телами, потом стер с револьвера Кринга, из которого только что прикончил Джейсона, следы своих пальцев и прижал к нему пальцы Кринга. Проделав это, он бросил револьвер неподалеку. Итак, победил самый хитрый и умный. Золото Бартона переходило к шефу Треугольника! Разве это не было справедливо!

Не оставалось ничего, что могло бы навлечь на него подозрение, если кто-нибудь случайно обнаружит затерянный каньон. Сев в кабину грузовика, он на малой скорости отъехал.

Глава 16

в которой Терри описывает параболу, а Доуни использует артиллерию

Так развернулась драма, так Святой обнаружил следы на песке, трупы и брошенное оружие. Он представил себе сцену с такой точностью, как будто сам был свидетелем этого.

Девушка глубоко вздохнула.

– Что мы будем делать, Саймон? – спросила она. – Я больше не могу все это переносить, – призналась она с вымученной улыбкой.

– Еще немного терпения, Мэри. Мы не можем остановиться, когда Хал считает себя триумфатором.

– Где он может быть?

– В Долине Смерти, девочка.

Он подтолкнул ее к машине, сел сам и включил мотор. Мэри колебалась, потом подняла на него беспокойный взгляд.

– Но здесь... мы... мы... ничего не сделали, – напомнила она.

– Если вы думаете о пышных похоронах, то оставим их заботам вон того похоронного бюро.

Он указал на небо: там, наверху, гриф, который только что планировал в одиночестве, теперь был окружен своими сородичами.

Машина тронулась с места. Прошло не менее часа, пока девушка немного успокоилась.

Внезапно она воскликнула:

– Саймон! Мы едем в «Клер Логис»?

– Вы удивительно догадливы, дорогая.

– Зачем?

– Мне кажется, наш старый друг мисс Батчер сможет дать нам некоторые сведения.

– Но Саймон! Вспомните этого человека... Доуни! Помните, он пытался вас убить!

– Девочка, – весело возразил Святой, – вспомните и вы одно обстоятельство! Те, кто пытаются убрать меня с этого света, очень скоро жалеют об этом.

Машина одолела еще несколько километров, и пейзаж изменился. Мэри стала узнавать местность и первая увидела коттедж. Саймон, остановился и стал внимательно осматриваться, планируя обратный путь.

– Будем надеяться, что наш друг Терри находится на своем посту, – с кроткой улыбкой проговорил он.

Машина снова тронулась, но на каждом повороте Саймон притормаживал... Внезапно он затормозил резко и пригнул голову Мэри к сиденью.

Грохот выстрела отразился эхом от скал. Пуля пролетела совсем близко.

– Лягте на пол, – шепнул Святой.

Он выскользнул наружу и спрятался за кустами. Ждать пришлось недолго. На откосе, заваленном крупными камнями, появился Терри Батчер, он шаг за шагом приближался к неподвижной машине, держа карабин наизготове.

Терри подошел еще ближе, дошел до машины, заглянул... и внезапно взлетел в воздух. Описав параболу, Терри приземлился на голову... и не двигался. Саймон завладел его карабином.

Он с улыбкой поправил свою одежду, проверил галстук, провел пальцами по волосам.

– Вот, дорогая, – бодро сказал он Мэри. – Теперь вы успокоились?

Девушка не ответила, она встала и машинально оправила платье. Саймон проверил, заряжен ли карабин, и сел за руль.

– Единственная неприятность, – заявил он, – что наш визит в «Клер Логис» уже замечен.

Он не ошибся. Мисс Батчер закрыла ворота и была на посту. С оскаленными клыками, готовый к прыжку, около нее стоял пес.

– Мне очень жаль, что все так случилось, мисс Люджер, сказал Святой.

Та смотрела на него, не отвечая. Она не сделала и шага в его сторону. Саймон мило улыбнулся.

– Может быть, вы меня не узнаете? – спросил он.

– Узнаю. Вас зовут Темплер.

– Спасибо, – сказал он. – Вы долго собираетесь держать нас снаружи? Должен вам заметить, что приближается ночь, мы устали и хотим расположиться в вашем гостеприимном доме.

– Уходите прочь!

Она говорила без гнева, но тон ее был категоричен. Святой весело рассмеялся:

– Я предвижу, что наша игра еще не кончена, мисс Югор.

– Батчер! – в гневе закричала она.

– Бат... как вы сказали? – Саймону хотелось вывести из себя сторожиху. – А где же наш дорогой Доуни?

Мисс Батчер ответила вопросом на вопрос:

– Вы не видели Терри?

– Видели, дорогая Ражер! Он даже подал сигнал, чтобы предупредить вас. А потом ему пришла в голову мысль спрыгнуть со скалы на камни. В настоящий момент он спит.

– Уходите, – повторила женщина, – или я выпущу на вас пса!

– Пожалуйста, пожалуйста... и вы увидите, что ваш волосатый дьявол будет лизать мне руку. Я умею обращаться с дикими животными.

Взгляд Саймона внезапно стал жестким. Он увидел то, что искал. И тут же поинтересовался:

– Вы приобрели новую машину, дорогая мисс Бранжер?

– Батчер, – поправила женщина. – Я запрещаю вам коверкать мою фамилию. И я вольна покупать себе новую машину, если это мне нравится. Уходите!

– Но сначала я брошу взгляд на вашу машину.

Саймон оттолкнул мисс Батчер. Стоящая в некотором отдалении Мэри боялась, что пес бросится на него. Но пес не успел двинуться с места, как железная рука Святого схватила его за ошейник.

– Что я вам сказал, мисс Телижер?

Мисс Батчер хранила молчание, продолжая упорствовать. Тогда Саймон громко произнес:

– Доуни, чего вы ждете?

Дверь отворилась, на пороге стоял Доуни. Некоторое время он наблюдал за разыгравшейся перед домом сценой, затем резко приказал:

– Батчер, привяжите пса и дайте им пройти.

Женщина безропотно повиновалась.

– Проходите, Темплер, – продолжал Доуни тем же сухим тоном, – и возьмите с собой девушку.

Рука Доуни, которую до этого скрывала дверь, сжимала огромный револьвер, казалось, он никогда с ним не расставался.

– Вы гостеприимны! – воскликнул Саймон. – Если вы решили использовать артиллерию, я не против. Идите, Мэри.

Девушка приблизилась неверными шагами. Саймон взял ее под руку и решительно направился к дому. Оттаскивая пса, рычащего и задыхающегося от ярости, Батчер смотрела им вслед.

Доуни посторонился, продолжая держать револьвер.

– И никаких выходок, Святой, – порекомендовал он. – При малейшем подозрительном движении я стреляю.

– Конечно, конечно, – пробормотал Саймон, – мы уже знаем, что вы нервный.

Тот ничего не ответил. Он втолкнул Саймона с девушкой в комнату. Лампы горели, а в камине пылали поленья.

– Действительно, – констатировал Саймон, – это какое-то поветрие! Три дня назад я уже видел человека, который грелся таким же образом. Бедный старик!.. Остерегайтесь, Доуни, если вам так холодно, – это признак нездоровья. Я вам не завидую.

– Замолчите! – гневно одернул его Доуни.

Святой медленно повернулся, Мэри тоже. Наступило долгое невыносимое молчание. Доуни закрыл дверь, он смотрел на своих врагов, его вооруженная рука дрожала, а взгляд выдавал некоторое смятение. Саймон широко улыбнулся:

– Что, Доуни, оказывается, убить кого-либо не так уж и легко? Хотя я знал одного человека, который регулярно упражнялся в этом.

Он поднес руку к карману и хотел достать сигареты. Доуни закричал:

– Не двигайтесь, Святой! Знаю я вас и ваши сигареты! Иначе вы никогда бы не влезли в дело, в котором участвую я. Я всегда иду до конца и всегда выигрываю.

Саймон говорил настолько твердо и уверенно, что хозяина «Клер Логис» охватила дрожь. Он покачал головой и пробормотал:

– Это невозможно... невозможно...

– Возможно, Доуни... хотите, я расскажу вам интересную историю?

Облокотившись о камин, Саймон приступил к рассказу:

– Лет десять назад один мужчина и женщина приехали жить в эту местность. Женщина, без сомнения, располагала некоторыми средствами. Потом она исчезла. Я полагаю, к ее исчезновению приложил руку этот самый мужчина. Более того, я даже думаю, что он зарыл ее где-то здесь, в доме или в саду. Что вы об этом скажете, Доуни?

– Вы дьявол!

– Мне это часто говорили, хотя еще чаще называли Святым. Я продолжу? Да? Так вот, дальше все просто. Человек, назовем его Доуни, захватил деньги и скрылся. Но надо было что-то делать с домом. Продать его было рискованно, бросить и рискованно, и жалко. Доуни выбрал третий вариант – нанять сторожиху... со строгими инструкциями: запрещается принимать кого-либо! Вы по-прежнему согласны?

– Валяйте дальше! – прохрипел Доуни.

– Отлично. Вот мы и подошли к последнему акту. В округе заговорили о строительстве новой дороги. Появились строители. И вместе с ними появилась новая опасность: эту дорогу собирались проложить... через «Клер Логис». Событие, интересное для Доуни с финансовой стороны и угрожающее его безопасности. Тогда Доуни приехал сюда, прихватив с собой Каролину: он надеялся уничтожить некоторые следы... но не сумел. Каролина оказалась слишком умна. Так что, убив ее, Доуни, вы одним ударом добились двойного результата: вы помешали ей сделать некоторые выводы и поговорить со мной!

Мэри ошеломленно смотрела на Саймона, пораженная тем, что он все это знает. Достаточно было видеть Доуни, чтобы понять, что все это было правдой.

– Вы слишком много знаете, – проворчал бородатый хозяин «Клер Логис».

– Вы меня недооцениваете! – усмехнулся Саймон. – Я знаю намного больше. Вы думали, что я позволю бросить себя в Черное озеро просто так? Кстати, вы не думаете, что я – привидение? Вы должны бы знать, что Святого нельзя убить, Хал Госс?

– Хал Госс?.. Доуни? – раздался возглас Мэри.

Девушка посмотрела на хозяина «Клер Логис». Она вспомнила элегантную фигуру главы Треугольника. Что могло быть у него общего с бородатым хозяином «Клер Логис»?!

– Я же вас предупреждал в прошлый раз, Доуни!

Голос Святого был холоден и резок.

– О чем? – с перекошенным лицом спросил тот.

– Что мне не нравится ваша борода.

Он сделал шаг вперед, ухватил ненавистную бороду в кулак и резким рывком оторвал ее. Доуни вскрикнул, и когда нажал на спуск своего револьвера, был уже без бороды. Саймон увернулся от выстрела.

Бандит реагировал мгновенно. Он схватил Мэри за руку и выбежал. Дверь за ними защелкнулась.

– Саймон!..

Святой с разбегу бросился на дверь, но та устояла. Каминными щипцами ему удалось проделать в двери дырку и, просунув туда руку, отпереть ее.

В этот момент хлопнула другая дверь, входная, но никого не было видно. Раздался выстрел, и Саймон почувствовал боль, пуля скользнула по предплечью. Но это не могло его остановить.

Он не мог допустить, чтобы Госс ускользнул от него. Игра шла не на жизнь, а на смерть, и их партия могла закончиться лишь смертью одного из них.

«Грузовик!» – мелькнула мысль. Он выбежал из дома и помчался к гаражу. Саймон подбежал к гаражу в ту минуту, когда грузовик тронулся: не включая зажигания, Госс руками толкал машину – бандит рассчитывал на то, что дорога шла под уклон. Саймон бросился вперед... и упал, так как его одновременно схватили за пояс и щиколотку. Саймон ударил назад свободной ногой и, повернувшись, обхватил огромное тело набросившегося на него человека. Это оказалась мисс Батчер... а руки, которые держали его щиколотку, были руками Терри. На помощь его противникам могла прибежать еще и собака. Медлить было нельзя.

– Ой! – вскрикнула толстая женщина.

Кулак Саймона ударил ее в живот, она сложилась пополам, отшатнулась к стене и потом повалилась в кусты.

Слышался злобный вой пса: очевидно, он был на привязи.

Терри держал ногу Саймона и выворачивал ее, стараясь сломать. Святой выпустил его: пусть подумает, что он сдается. Терри набрал воздуха, чтобы, собрав все силы, наверняка сломать ногу противника, но этот миг и стал для него пагубным.

Свободной ногой Святой ударил его по уху.

Терри со стоном повалился, а Саймон вскочил на ноги, добежал до своей машины и на бешеной скорости помчался за грузовиком.

Госс не включил фары, а Саймон, наоборот, включил все огни, и длинный белый луч освещал извилистую дорогу.

Саймон мчался по дороге, даже на поворотах до отказа нажимая на газ. Впереди он различал темный силуэт. Это был грузовик, он догонял его!

Стрелка спидометра дошла до ста восьмидесяти. Начался спуск. Впереди все отчетливее виднелся грузовик, его бросало из стороны в сторону. Конец спуска был близок, дорога поворачивала направо, а Госс безрассудно повернул налево.

Послышался долгий визг покрышек. Полетели камни. Саймон повторил маневр, но вовремя нажал на тормоза. Обе машины стали.

Послышался выстрел, потом другой. Саймон выключил фары. Перед ним была почти невыполнимая задача: в темноте и без оружия задержать вооруженного бандита. Хорошо хоть рана его была совсем легкой.

Выскочив из машины, он схватил камень и швырнул в кузов грузовика. Хитрость удалась! Госс снова выстрелил, и вспышка огня выдала его. Саймон ринулся через каменистое пространство, один раз он упал, но тут же вскочил. Его лицо и руки были в крови, но у него была одна цель – Хал Госс. Он жаждал схватить его за горло... и сжимать! Он не помнил за собой такой необоримой потребности – убить!

Добежав до грузовика, он укрылся за ним. Он не сомневался, что бандит вернется: Госс не бросит свое золото.

В темноте раздался шорох. Саймон пригляделся и заметил силуэт пригнувшегося человека. Внезапно он вспомнил о своих приключениях на Черном озере и убитого там зайца. Злобный огонек сверкнул в его глазах, и он громко крикнул:

– Госс, вы конченый человек!

Неподалеку от него упал камень.

– Вы не только разоблачены, но вы все потеряли. Вы совершенно зря убили своих помощников, Хал Госс!

Хал Госс приближался. Бандит не стрелял. Он делал шаг, потом еще шаг, чтобы схватить Святого и заставить замолчать.

– Вы умрете, Хал Госс! – не унимался Святой.

Еще один шаг. Саймон уже слышал сдавленное дыхание шефа Треугольника и радовался: он добился своего и привел бандита, куда хотел.

Саймон немного переместился и занял более удобное место. Его глаза, привыкшие к темноте, различали Госса, держащего в руке автоматический пистолет. Саймон достал из кармана нож и резким взмахом руки метнул его в бандита. Хал Госс вскрикнул и выронил оружие.

В то же мгновение Святой бросился на Госса и вцепился в него подобно цепному псу. Но первая минута оцепенения прошла, и кулак Госса обрушился на Святого. Тот пошатнулся и упал на колени.

Его противник воспользовался этим и схватил большой камень. Долина Смерти могла приобрести известность как место, где закончился жизненный путь Святого. Но благодаря заботам своего недремлющего ангела-хранителя Саймон отпрянул в сторону, и камень просвистел мимо.

Он вскочил и бросился, вперед, и они снова сцепились. Оба противника рухнули на землю. Они задыхались, катаясь по земле. Госс наносил удары, многие из которых попадали в цель. Но Саймон чувствовал, что его противник почти совсем выдохся.

– Саймон!! – раздался женский крик.

Это кричала Мэри, и в ее голосе был ужас.

Собрав все силы, Святой ударом ноги откинул Госса к грузовику, тот опрокинулся назад, ударился о кузов, вскочил и снова упал. Раздался вопль и плеск воды.

Святой медленно поднялся. Он сделал несколько шагов: грузовик стоял на небольшой площадке, на высоте примерно десяти метров над поверхностью озера. Именно здесь и суждено было Халу Госсу, главарю Треугольника, найти свой конец.

– Саймон... – раздался слабый голос Мэри.

В темноте, в кузове грузовика, она до конца не знала, кто вышел победителем, чье лицо появится перед ней.

– Успокойтесь, девочка моя. Треугольника больше не существует, – сказал Саймон.

* * *

Выходя из полицейского участка, Мэри схватила руку своего покровителя.

– Я всем обязана вам, Саймон, – начала она.

– Вы забываете Бартона, моя дорогая, – оборвал он ее. – С той премией, которую вы получите, вы станете завидной невестой.

– Если бы вы только знали, насколько мне это безразлично... Главное – это вы, вы рисковали ради меня жизнью. Смогу ли я когда-нибудь отблагодарить вас, Саймон?

Она повернулась к нему и положила руки на плечи того, кто снова спас ее. Темплер посмотрел на Мэри, юную и красивую. И весело улыбнулся:

– Не благодарите меня, Мэри. Это я должен благодарить вас за прекрасное приключение, которое вы мне подарили. Приключения – это моя жизнь, мое единственное увлечение. Пошли, моя радость, нам надо нанести еще один визит.

Они взяли такси и приехали в аэропорт, где Саймон взял два билета до Сан-Франциско. Мэри весело последовала за ним. Она была счастлива с Саймоном и доверяла ему во всем.

В аэропорту Сан-Франциско они сели в такси.

– В магазин Давидсона, – сказал Саймон.

Пройдя в отдел пластинок, Мэри оглянулась: неужели она не так давно покинула это место? Ей казалось, прошли годы.

– Мы можем повидать вашего шефа? – спросил Саймон.

– Пойдемте, Саймон, он, наверно, у себя.

Она провела его в застекленный кабинет, где навстречу им из-за стола поднялся полный пожилой человек.

– Мисс Грин хотела попрощаться с вами, – учтиво сказал Святой, – До скорого свидания, дорогая. Не буду вам мешать.

– Но... – Она порывисто обернулась к нему.

Но его уже не было. Он вышел, сел в такси и назвал адрес касс воздушного сообщения.

– Один билет, – попросил он, заглянув в окошечко кассы.

– Куда? – спросила служащая.

– Безразлично куда, красавица. Лишь бы далеко и немедленно.

Кассирша посмотрела расписание и бросила взгляд на часы:

– У вас есть документы, сэр... и деньги на билет?

– Все в порядке, – ответил он.

– Тогда вы можете отправиться на Фиджи.

– Великолепно. И... – он наклонился к ней, – вы поедете со мной, дорогая?

Она посмотрела в необыкновенные голубые глаза, которые улыбались ей, и ответила:

– Меня зовут Стелла.

Перед Святым начинала раскручиваться спираль нового приключения.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке