КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Стул для Тирана (fb2)


Настройки текста:



Самуил Бабин Стул для Тирана

Это был небольшой зал в НИИ автоматики и приборостроения в котором собрались с десяток самых преданных и проверенных соратники, а также министры обороны, госбезопасности и внутренних дел. Они выстроились вдоль стены и с почтительным вниманием смотрели нf него. Он сидел на красном мягком стуле из коллекции Людовика Четырнадцатого, которое он очень любил, и который подарил ему Премьер Франции, когда он первый раз заступил на президентский пост и который постоянно возил с собой, на все совещания, как оберег. Тут кто-то из стоящих случайно закашлялся, и он, отвлекшись от своих мыслей и обвел своим пронзительным взглядом присутствующих и произнес: «Чего ждем то, товарищи?»

– Все готово, Товарищ президент, – сделал шаг вперед полноватый мужчина в плотно обтягивающем костюме, Президент Академии Наук и тут же вспотел от напряжения.

–Тогда начинайте, – покивал в ответ, сидящий на стуле.

–Значит так, – Академик вытащил из кармана носовой платок и вытер мокрое лицо, – НИИ автоматики закончил разработку секретного робота, со следующими техническими характеристиками.

– Не надо деталей, – остановил его Президент, – Показывай нам свою куклу.

– Есть, – облегченно выдохнул академик и подбежав к высокой двухстворчатой двери, приоткрыл ее и махнул платком, зажатым в руке, – Выводите.

С той стороны раздалось какое-то жужжание и в зал вошел человек в сером костюме и синем галстуке, похожий один в один на сидевшего на стуле Президента.

–Здравствуйте товарищи, – остановившись произнес робот, с легким прищуром оглядев собравшихся.

– Здравствуйте товарищ президент, – на всякий случай, одновременно ответили присутствующие.

–Ну, что к выборам все готово, – робот пристально посмотрел на стоящих у стены, на лицах которых проявились растерянность и страх.

–Что вы молчите, – неожиданно включился сидящий на стуле, – Отвечайте, когда к вам президент обращается.

– Так точно Товарищ президент, – от стены отделилась пожившая блондинка, -Все избирательные комитеты приведены в чрезвычайное положение. Бюллетени заготовлены

– Не то, – раздраженно остановил ее сидящий на стуле, – Сколько наберем голосов?

– Около семидесяти процентов, – дама с почтением повернулась в его сторону.

–Маловато будет, – лениво произнес робот.

–Что, – растерялась дама, переводя взгляд с одного на другого.

– Товарищ Президент говорит, что мало голосов для его переизбрания. Несолидно как то, – ответил теперь живой со стула.

–Мы добавим. А сколько надо, – дама с вопросом посмотрела сначала на одного, потом на другого.

– Я думаю восемьдесят процентов, будет выглядеть более убедительно, – ответил робот.

–Это правильный ответ, – удовлетворительно покивал головой Президент и посмотрев на Академика, спросил, – А как его выключить?

–Вот с пульта управления, – быстро подошел к нему академик, доставая из кармана, небольшой планшет, размером в смартфон. – Это. Ручное управление. – Академик стал нажимать кнопки, а робот в ответ стал махать рукой, кивать головой и даже отбил ногами чечётку. – А можно перевести в автоматический режим. И тогда он будет реагировать на происходящее и вести себя как настоящий.

– Как настоящий кто, – пристально посмотрел на академика Президент.

–Почти как настоящий, – извиняющие поправился академик. –Тут у него пока несколько режимов. Торжественное Собрание. Встреча с трудовыми коллективами. Награждение отличившихся. Уборка картофеля.

– А картофель то здесь при чем, – не понял президент.

– Такое техническое задание нам комитет госбезопасности выдал, – вжав голову в плечи пролепетал академик, указывая на краснолицего генерала, стоящего у стены.

– Мы предлагаем по максимуму его использовать в местах массового скопления народа. Поэтому добавили программу «дачник». Где он с народом занимается работой в поле.

– Это хорошо, – удовлетворительно покивал Президент. – И это все его возможности?

– Пока все. Наши программисты скоро комплексную программу на весь рабочий день.

– Это как, – снова напрягся Президент.

– Забьем программу, и он может весь день в автономном режиме работать.

–А я?

– А вы из кабинета будите наблюдаете и, если что не так, вносить коррективы, – со знанием дела стал рассказывать генерал. – Мы программу голосовым помощник оборудуем.

– Так. Вы пока с этой программой не торопитесь, – строго остановил его Президент. – Я ещё сам в состоянии руководить. Хватит пока вот этих программ, а там посмотрим.

– Слушаюсь, – почтительно поклонился генерал.

–Все, заканчивайте это цирк, – в некотором раздражении махнул рукой президент.

– Спасибо, товарищи. Все свободны, – по-дружески произнес робот и развернувшись, вышел из зала, а вслед за ним осторожно ступая гуськом вышли все остальные.

– Ишь чего придумали. Чтобы меня полностью исключить, – с сомнением в голосе произнес Президент, глядя в закрывшуюся за вышедшими дверь.

– Что, Николай Николаевич, – из-за тяжелой шторы, закрывающей большое окно, выглянуло лицо начальника охраны.

– Ничего, ничего, – вставая, махнул рукой Президент. – Поехали домой, – И он твердой походкой направился к противоположному выходу.

–Есть домой, -вышел из-за шторы начальник охраны и вслед за ним, из-за других штор, появились еще несколько рослых секюрити и прихватив стул, они последовали за Президентом.

***

К дворцу они подъехали, когда уже начало смеркаться. У ворот их встретили броневики со спецназовцами. Да и весь периметр дворца был обнесен двумя рядами колючей проволоки, надежно защищая от внешнего проникновения. Впрочем, никто и не пытался никогда пробраться во дворец. Просто чем дольше он правил страной, тем больше становился подозрительней и недоверчивей к окружающему миру. При этом народу своему он доверял. Точнее, снисходительно относился к нему, уверовав, что управлять им много ума не надо. Достаточно постоянно выходить в люди, общаться и быть для них отцом родным, и содержать на всякий случай, во избежание эксцессов, хорошо вооруженную полицию. На полицию он денег никогда не жалел, а вот общения с народом ему в последнее время, стало даваться с большим трудом. Он откровенно сказать потерял интерес к этому, а может быть больше уже сказывался возраст. Поэтому он и согласился на этот эксперимент с роботом двойником. Но сегодняшний показ, честно сказать сильно его озадачил. Если по народу у него вопросов не было, то вот к ближайшему окружению он всегда относился с недоверием. А тут еще эта обострившаяся с годами подозрительность. «Зачем им понадобился, двойник», – наконец пронзила его мысль, всю дорогу, мутно блуждающая в сознание. «И надо же как ловко они выбрали момент. Чтобы как раз к выборам подоспеть. Мне, ночью шарфик на шею, или пепельницей в висок. А на утро робот страной правит. А они им со своих телефонов управляют им. Вот, же мерзавцы!»

Его бронированный лимузин в это время подъехал к дворцу и остановился перед широкой лестницей, поднимающейся к входу. Сверху, от дверей тут же спустился молодой гвардеец в военной форме и открыв заднюю дверь лимузина, вытянулся, приложив руку к фуражке. Президент, осторожно выглянул наружу и подозрительно посмотрев в лицо гвардейца, спросил: «Что-то я не помню тебя боец. Новенький что ли?»

–Так, точно товарищ президент, – испуганно заморгал гвардеец.

«Значит уже и караул подменили», – сквозь зубы процедил и открыв дверь, вошел в блестевший мрамором и хрусталем холл. Он не любил, чтобы в этой части дворца, где располагались его апартаменты кто-то находился, включая охрану и прислугу. Поэтому к его приезду, заранее готовили ужин, накрывая стол в гостиной, наполнялась теплой водой ванная, и вся прислуга уходила. Он снял и повесив плащ на вешалку, прошел в ванную и тщательно вымыл руки с мылом. Потом внимательно посмотрел в зеркало и сначала аккуратно отклеил усы, а потом потянув за бакенбарды и снял с головы парик, который носил уже года три, с момента, когда вдруг стал усиленно лысеть. Усы же у него росли по-прежнему густо, но стали сидеть и каждый раз их красить ему надоело и он, чтобы меньше возиться их сбрил и заказал комплект приставных. Осмотрев себя в зеркало, он удовлетворительно произнес: «А, что сразу и не узнаешь». В это время за спиной раздался какой скрип. Он оглянулся, звук повторился из-за стены, где проходил вентиляционный короб и было похоже там скребется мышь. «Откуда здесь взяться мышам», – его сознание снова стало подозрительным. Он вышел из ванной и вытащив ключ закрыл им дверь с наружной стороны. Осторожно ступая, он зашел в гостиную и быстро пройдя вдоль окон, отодвигая шторы, свисающие с потолка, а потом лег на пол и по пластунские ползая, стал заглядывая под диваны и стоящую мебель, подсвечивая маленьким карманным фонариком. Убедившись, что в гостиной никого нет, он наконец подошел к сервированному столу и подняв серебряную крышку над супницей. Комната сразу наполнилась аппетитным ароматом горохового супа с грибами и копченой корейкой. Его самое любимое блюдо. Но он только мельком взглянул на супницу и закрыв крышку, отошел к маленькому столику у стены со стоящим на нем электрическим чайником. Он взял чайник и вернувшись в ванную комнату, открыл дверь ключом и тщательно промыв его, наполнил свежей водой из-под крана. Снова вернувшись в комнату, поставил чайник на столик и включив, подошел к дивану и отодвинув подушку, достал спрятанную там пластиковую коробку с быстро развариваемой лапшой. Дождавшись, когда закипит чайник, он вскрыл коробку и залив кипятку, сел рядом, с нетерпение втягивая носом воздух и взяв лежащий на столе пульт включил им висевший на стене телевизор. Как раз было время вечерних новостей и показывали его утреннюю встречу с колхозниками из пригородного села. Лапша к этому времени уже разварилась, и он, накручивая ее маленькой пластмассовой вилочкой стал с удовольствием есть. Настроение его немного улучшилось. «Ничего, ничего. Завтра проведу экстренное заседание правительства и поснимаю всех на хер, а на их места новых ребят назначу. Молодых, из провинции. И робота ихнего прикажу сломать и в металлолом отправить», – поставил пустую коробку на столик и по привычке вытирая отсутвующие усы, хохотнул Николай Николаевич и в это время вдруг в комнате отключился свет и погас экран телевизора. «Что за фигня», – он встал и наощупь, подошел в темноте к окну и выглянул на улицу. Там тоже везде была полная темнота. «Что-то не то», – произнес он, отходя к балконной двери и повернув ручку, открыв её и выглянул наружу. Темнота окутала весь дворец от входа и дальше весь парк, и только вдалеке, за забором, светились огни жилого городского квартала. Вдруг в темноте раздались человеческие голоса. Они приближались со стороны парка и замолкли возле ступеней дворца. «Вперед по одному», – через некоторое время, раздался глухой командный голос и вверх по ступеням, быстро пошли невидимые им люди, цокая по мрамору подбитыми подковами военных сапог.

«Вот они и пожаловали с пепельницей и шарфиком», – он с ужасом вжался в стену.

«Товарищ президент вы здесь? Откройте», – раздался из-за двери все тот же командный голос.

«Врешь. Просто так меня не возьмешь», – он застонал и подбежав к массивному балконному ограждения, с трудом забрался на парапет и оттолкнувшись ногами, прыгнул в темноту на росшие внизу кусты самшита. Приземление оказалось успешным. Он только слегка ободрал веткой щеку и выскочив на аллею, уверенно побежал в сторону забора. Вот уже третий месяц, выходя на прогулки он отрабатывал этот вариант побега, просчитывая каждый шаг и делая необходимые приготовления. Добежав до забора, он быстро опустился на землю и свернув руками в рулон дерн, вытащил раздвижную лестницу и ножницы по металлу с длинными ручками. Приставив лестницу к забору, он быстро забрался наверх и достал ножницы стал с усилием перекусывать витки колючей проволоки, прорезая проход. Но когда он откусил последний виток, вдруг громко завыла аварийная сигнализация и он от испуга покачнулся и оттолкнув лестницу, повис, удерживаясь руками за край забора. В это время со стороны дворца, к забору, подсвечивая мощными фонарями и громко крича побежали какие-то люди. Он с трудом, из последних сил, подтянулся, закинул ногу через забор, рывком перебросил тело на другую сторону.

С той стороны протекал ручей, заросший по берегам густой травой и падение, его оказалось удачным. Он вскочил и у видев мелькавшие впереди огни городской застройки, продираясь через растущий мелколестник, побежал в ту сторону.

Добравшись до городской окраины, он увидел, как со стороны дворца мчатся служебные машины с проблесковыми маячками и ему пришлось забиться в придорожный кювет и пролежать там часа три, выглядывая и наблюдал как мимо, от дворца в город и обратно проносились десятки правительственных лимузинов с мигалками. По номерам это были машины премьер-министра, начальника госбезопасности и практически всех силовиков. «Понятно теперь, кто это все устроил. Я же их с руки можно сказать выкормил, как щенков. А они», – с тоской произнес он и беззвучно заплакал.

Ночь уже совсем опустилась на город. Почти во всех окнах погас свет. Движение по дороге совсем прекратилось. Только иногда проезжали редкие машины такси с припозднившимися гражданами. Надо было что-то делать. Да и, не смотря на начало сентября, ночью уже становилось прохладно лежать в кювете в промокшей одежде. Он подышал на руки, согревая их и достал из нагрудного кармана, потрепанную красную книжицу с надписью Паспорт. Раскрыв ее на первой странице, он, прищурившись прочитал в свете дорожного фонаря: «Подберезкин Николай Николаевич». С приклеенной фотографии на него смотрел уставший, лысоватый мужчина, неброской наружности. Этот паспорт, он носил с собой уже несколько лет. Он нашел его случайно, в ящике стола президиума одного районного дворца культуры, где он проводил очередную встречу с народом. Он было хотел отдать его охране, но увидев имя, отчество, год и дату рождения Подберезкина, полностью совпадающие с его, почему-то сунул его в карман. Конечно, он приказал потом пробить данные этого Подберезкина. И оказалось, что тот за год до этого пропал бесследно и поиски его закончились безрезультатно. С вот с тех пор он стал носить с собой этот паспорт постоянно, как талисман. И оказалось, что не зря. «С именем разобрались, – пряча паспорт в карман, с надеждой в голосе произнес он, -Теперь бы надо переодеться во что-то другое».

Он, оглядываясь по сторонам, вылез из кювета и направился к стоящему впереди строительному вагончику, из которого час назад увезли рабочих на желтом автобусе дорожной службы. Подойдя к вагончику, он, лежащим рядом куском арматуры, легко сорвал навесной замок на двери и войдя внутрь подсветил пространство фонариком. Здесь вдоль стены тянулась длинная лавка, над которой висели рабочая куртки с комбинезонами и оранжевые каски, а внизу парами стояли грязные, резиновые сапоги, с торчащими из голенищ серыми портянками.

Никакой другой одежды здесь не было и Николай, так мы теперь будем звать нашего героя, подобрав под свой размер и облачился в форму дорожного рабочего. Свою старую одежду он убрал в целлофановый пакет и надев на голову оранжевую каску вышел на улицу. Бросив в стоящий рядом мусорный контейнер пакет со старой одеждой, он прошел вперед и встал на дороге в надежде поймать попутку до города. Через некоторое время на дороге появилась большая оранжевая поливальная машина и притормозила рядом с ним.

– Ты, чего друг, заработался, – из приоткрывшейся двери выглянуло добродушное лицо водителя.

– Да, коллега. Наши уехали, а меня забыли. Не подвезешь до города, – заулыбался в ответ Николай.

–Залезай. Я как раз на базу возвращаюсь, – открыл другую дверь водитель.

Николай, неумело забрался в кабину.

–Что-то я тебя не припоминаю. Новенький что ли, – выезжая на дорогу, спросил водитель.

– Ага. Я первый день сегодня, – покивал Николай.

Проехав немного веред, они увидели стоящую полицейскую машину, с включенным проблесковым маячком. От машины, отделилась фигура полицейского с вытянутым вперед светящимся жезлом. Водитель остановился и открыв дверь весело произнес: «Дорожная служба, начальник. Ночная смена».

–А рядом это кто с тобой сидит, – заглянул в кабину полицейский.

– Это наш. От бригады отстал, – водитель шире приоткрыл дверь.

–Здравствуйте, – приподнял каску Николай.

– Вижу. Проезжайте, – полицейский захлопнул дверь и отошел к обочине.

– Чего-то их сегодня много развелось, – трогаясь, прокомментировал водитель. – Наверное какой-нибудь преступник сбежал.

– Почему обязательно преступник, – нахмурился Николай.

– Ну, а кого еще менты ловить будут? Не президента же, – хохотнул в ответ водитель, прибавляя газу.

Приехав на базу, водитель проводил его в диспетчерскую, где дежурный напоил его горячим чаем с бубликами и отвел в соседнюю комнату, где стоял старый, продавленный диван.

–Здесь переночуешь. «А утром я бригадира вызову», —зевая произнес дежурный, выключая свет.

– Спасибо, – выдавил Николай, и с трудом стащив с ног сапоги, рухнул на диван и уснул.

Сон Николай Николаевича.

Он стоял посредине улицы резиновых сапогах, в одежде дорожного рабочего с совковой лопатой в руке. Дорога была сильно разбита, вся в ямах, заполненных водой. Из-за поворота выехал огромный самосвал, груженый черным, горячим асфальтом и подъехав поближе поднял кузов и вывалил асфальт на дорогу. К куче молча подошли работяги с такими же совковыми лопатами и стали разбрасывать асфальт по дороге.

– Ну, чего стоим. Так тебя пере так. Давай разбрасывай, – раздался сзади знакомый злобный голос.

Николай оглянулся. Перед ним стоял в форме дорожного мастера, в белой прорабской каске стоял министр госбезопасности.

– Ты кто? Новенький?

–Так точно, – вжал голову в плечи Николай.

– Где-то я тебя уже видел, – впился глазами в его лицо прораб.

– Нет, нет. Я только сегодня приехал в город, – затряс головой Николай и схватив лопату побежал к рабочим у кучи и стал вмести с ними разбрасывать асфальт. Когда наконец весь асфальт был развезен по дороге, из-за поворота выехал огромный каток для укатывания асфальта и рабочие стали отходить в сторону и аплодировать, глядя на каток. Николай тоже захлопал вместе со всеми и спросил полушепотом у стоящего рядом работяги: «А чего хлопаем то? Что за концерт?»

–Ты, чего не видишь? Это же президент приехал.

– Какой еще президент? Где, – завертел головой Николай.

– Да вон, туда смотри, – указал пальцем на надвигающийся каток работяга.

Николай вгляделся и действительно, за рычагами катка со зверским выражением лица сидел он. Точнее сказать его робот двойник. У него, в смысле у Николая была бородавка на подбородке. Он боялся ее удалять и только припудривал слегка, выходя на публику. У этого же на катке не было никакой бородавки.

– Это не он, – закричал Николай, выбегая на дорогу, – Это не настоящий водитель катка. Я узнал его, это робот!

Каток остановился. Сидящий за рычагами выпрямился и с прищуром посмотрев на него, произнес усмехнувшись: «Вот мы тебя наконец то и вычислили».

– Товарищи, это самозванец. Это я настоящий и законно выбранный народом водитель катка, – с негодованием закричал Николай, обернувшись к рабочим. Но вместо работяг, сзади, в синем камуфляже и балаклавах на лицах, стояли омоновцы во главе с прорабом в форме генерала госбезопасности.

– Взять его, – скомандовал прораб.

И тут же крепкие руки омоновце подхватили его и подтащив, бросили в самую глубокую, не засыпанную асфальтом, воронку.

– Закатать в асфальт, – дал следующую команду прораб и омоновцы, схватив лопаты стали быстро забрасывать его горячим асфальтом.

Николай попытался приподняться, но асфальт уже придавил его сверху и не позволила даже пошевелиться.

– Закатывай, – махнул рукой министр госбезопасности, и каток выпустив вверх клубы черного дыма медленно пополз на него.

– Я не хочу в асфальт, – закричал Николай. И тут кто-то похлопал его ладонью по щекам, и он открыл глаза. Над ним наклонившись стоял ночной диспетчер.

–Ты чего парень? «Никто тебя никуда не закатывает», —с сочувствием произнес диспетчер. – Напугал ты меня своим криком.

– Да приснилось тут, – виновато улыбнулся Николай, привставая с дивана.

– Впечатлительный ты. Переработал похоже вчера. Но ничего, привыкнешь со временем, – миролюбиво ответил диспетчер. – Вставай. Выходи на улицу. Твоя бригада скоро уже выезжает на объект.

***

Николай вышел из вагончика. Чуть в стороне стоял небольшой желтый автобус, к которому подходили хмурые работяги и молча покурив, заходили внутрь.

– Эй, новенький, – выглянул из автобуса мужичек в белой прорабской каске и поманил рукой Николая, – Давай садись, поехали.

Николай быстро зашел внутрь и сел на свободное кресло. Автобус с хрипом завелся и выехал на улицу.

– Ты кто у нас, – спросил все тот же в белой каске сидящий рядом с водителем.

– Николай.

– Я спрашиваю по специальности кто, – недовольно поморщился прораб.

– Я не знаю, – растерялся Николай.

– Значит будешь копать и носить, – кивнул прораб и что-то пометил у себя в блокноте.

– Хорошо, – с радостью согласился Николай.

Они приехали к какой-то городской площади, где стояла точна такая же, что и у дороги, рабочая бытовка и экскаватор с большим отбойным молотком на конце стрелы вместо ковша. Работяги пошли переодеваться в бытовку, а Николай подошел к стоящему у экскаватора прорабу и вежливо спросил: «Простите, а что делать будем?»

– То же что и всегда. Менять бордюры, – с сочувствием посмотрел на него прораб и махнул рукой в сторону экскаватора, крикнул, – Заводи!

Экскаватор громко затарахтел, выпуская из трубы белые, вонючие клубы дыма и развернув стрелу, стал с грохотом долбить по тротуару, раскалывая асфальт вокруг бордюра.

– Это, Петрович твой новый напарник, – подтолкнул прораб Николая к подошедшему пожилому мужичку.

Они зашли в бытовку, взяли пару ломом и брезентовые рукавицы.

– Перекурим давай и начнем, – присаживаясь на ступеньку вагончика, протянул пачку сигарет Петрович.

– Я не курю.

– Это зря. Без перекуров, Коля, тут долго не протянешь на этой работе. «Здоровья не хватит», —равнодушно произнес пожилой, затянувшись и выпуская клубы зеленого дыма.

И действительно, вся бригада закурили, молча наблюдая как экскаватор отбивает куски бордюров.

– Закончили перекур, – скомандовал прораб, когда экскаватор разбил первые десять метров тротуара и все работяги затушив сигареты, пошли к тротуару выковыривать отбитые бордюры.

Первое время Николаю работа доставляла даже некоторое удовольствие и меньше думалось о произошедшем с ним. Они выбивали бордюры и относили их в огромный ковш стоящего на дороге погрузчика, который потом загружал их в подъезжающие самосвалы. Но к обеденному перерыву он стал уставать, а к концу рабочего дня уже еле стоял на ногах.

– Всё. Закончили, – в шесть часов скомандовал прораб и мужики стали заходить в бытовку и переодеваться в гражданское.

– А ты чего, Коля не переодеваешься, – спросил Петрович, выходя из бытовки. – Так в метро тебя не пустят. Там менты дежурят.

– Менты, – испугался Николай. – А я забыл одежду на базе.

–Сейчас, подожди, – Напарник снова поднялся в бытовку и скоро вышел с большим целлофановым пакетом. – Вот примерь. Тут один до тебя был. Твоего приблизительно роста. До обеда отработал и убежал, не выдержал.

– А если вернется, -Николай вытащил из пакета сверток с одеждой. Там были потертые джинсы, футболка Адидас, кроссовки и потертый пиджак непонятной расцветки.

– Не вернется. Такие сюда не возвращаются, – закуривая ответил Петрович.

Николай зашел в вагончик, переоделся. Одежда была немного великовата, зато кроссовки в самый раз. Он вышел из вагончика.

–Какие планы на вечер, – спросил Петрович, стоящий в компании еще двух работяг.

– Никаких.

– Есть предложение отметить этот прошедший рабочий день, – закурил Петрович.

–Каким образом?

– Через «гастроном», – усмехнулся Петрович, – По стольнику с носа и тут недалеко парк неплохой, культуры и отдыха.

– У меня нет денег, – грустно развел руками Николай.

–Ничего. Я внесу за тебя. «А ты с аванса вернешь, – и Петрович вытащил из кармана брюк смятые купюры и выбрав две сотенные протянул их одному из работяг, – Сгоняй, Вася, а мы пока подождем».

Вася вернулся через минуты пятнадцать, и они всей компанией перешли через площадь и углубились в небольшой городской сквер с рядом скамеек вдоль аллеи.

– Лучшего места не найти, – остановился у первой скамейки Петрович. – Разливай Вася.

Вася вытащил из кармана пластиковые стаканчики и раздал их членам бригады, а потом зубами содрав крышку с бутылки разлил водку по стаканам.

–Ну, за тебя Коля. Повезло тебе. В хороший коллектив ты попал. «Не подведи», —произнес тост Петрович. И они, беззвучно чокнувшись стаканчиками выпили.

Николай от непривычки закашлялся, а работяги добродушно засмеялись.

– Ничего, ничего Коля. Привыкнешь, – подбодрил его Петрович, отломив и протягивая половину плавленого сырка Дружба и посмотрел на Васю, – Время уходит, наливай Вася.

Вася достал вторую, а работяги дружно протянули свои стаканчики.

– Тогда традиционно за президента, – поднял стаканчик Петрович.

– Почему за президента, – не понял, уже слегка захмелевший Николай.

– Как почему? Ты, телевизор то смотришь?

– Смотрю.

– Вот. А телевизор нам говорит, что, это все благодаря ему мы имеем, – Петрович провел в сторону рукой со стаканчиком. – Небо, воздух, парк этот и эту нашу творческую работу. Благодаря ему ведем увлекательный образ жизни и продолжаем совершенствоваться в труде и отдыхе, – Петрович сделал небольшую паузу и закончил, – Лом ему в задницу, как говорится. – И тут все работяги добродушно засмеялись и выпили.

Николай засмеялся вместе со всеми, но пить не стал и поставил стаканчик на скамейку.

– Ты, чего, президента не уважаешь, Коля, – с деланой строгостью спросил один из работяг.

– Уважаю. Мне просто захотелось по-маленькому. Вы не подскажете, где здесь туалет?

– Подскажу. Вон там в кустах ищи, – указал работяга на большой куст сирени росший в конце сквера.

Николаю больше не хотелось пить и он, дойдя до куста, постоял там некоторое время, а когда вышел, то увидел на месте где остались работяги желтый милицейский Уазик. Он быстро метнулся обратно в кусты. В это время к Уазику подошли два милиционера и один из них громко сообщил кому-то сидящему в машине: «Нет больше никого там старшина». «Убежал похоже. Ладно поехали», – ответил голос из салона. Милиционеры, сели в Уазик и включив проблесковый маячок, поехали в сторону площади.

–Вот, повезло то, – перекрестился Николай.

***

Он на всякий случай с полчаса посидел в кустах, а когда уже начало смеркаться, вышел и пройдя по аллее, в сторону площади с торговым центром, расцвеченным яркими рекламными вывесками. На другой стороне площади, на старом советском здании светилась неоновая вывеска «Гостиница Октябрьская». «Вот где можно переночевать», – обрадовался Николай. Он достал паспорт и вытащил из-под обложки банковскую карточку. Последние годы он не пользовался деньгами, будучи на полном гособеспечении и ничего не покупал. Но по врожденной крестьянской расчетливости, небольшую часть от зарплаты перечислял на эту карту и держал ее всегда при себе. «Ах, ты моя рыбка золотая», – Николай, поцеловав карту и направился к входу в торговый центр. Походив по торговым залам он наконец то нашел банкомат и выстояв небольшую очередь вставил карту в терминал, набрал код и подумав, снял тысячу рублей. Он еще раз прошелся по торговым залам, прицениваясь к вещам и понял тысячи рублей ему хватит ненадолго, и снова вернулся к банкомату. Но на это раз, как только он вставил карту, дисплей терминала стал мигать яркими буквами «Ваша карта заблокирована». Николай судорожно стал тыкать во все кнопки, но ничего не получалось. Очередь сзади стала возмущаться и тут же подошел охранник с рацией в руке.

– Так, товарищ, что случилось, – обратился к нему охранник.

– Карточка застряла, – испуганно ответил Николай.

– А вы уверены, что это ваша карточка, – внимательно посмотрел ему в глаза охранник, беря его под руку, – Давайте, пройдемте со мной и там разберемся.

– Я не никуда не хочу идти с вами, – Николай вырвал руку и оттолкнув охранника бросился к выходу.

Выбежав на улицу, спустившись по ступеням, он хотел было направиться к гостинице, как на площадь с включенной сиреной, выехала несколько машин милиции из которых, стали выскакивать автоматчики, отцепляя площадь перед торговым центром. Покрутив головой по сторонам, он увидел небольшой переулок и заскочив в него, бросился бежать. Пробежав квартал, он выскочил на Т- образный перекресток и остановился, оглядываясь по сторонам. Вправо, проход был закрыт. Здесь располагалось красивое здание с колоннами и вывеской ТЕАТР. Николая развернулся и только собрался идти в противоположную сторону, как в навстречу раздалась полицейская сирена и появилась машина с проблесковыми маячками. Точно такая сирена доносилась со стороны переулка из которого он вышел. Недолго думая он подбежал к театру и открыв дверь, заскочил внутрь, оказавшись в большом, освещенном хрустальными люстрами фойе. Здесь никого не было. Он замер. Звук маячков приближался и становился все отчетливее даже здесь. Оглянувшись, он увидел большую дверь с надписью Администратор и открыв ее, быстро вошел внутрь. За столом, заваленным бумагами сидел полноватый господин в пенсне, с бабочкой на шее и что-то писал в толстый журнал.

– Здравствуйте, – испугано выдавил Николай.

– Наконец то, – произнес господин и с сожалением посмотрел на него, – Почему так поздно приехали?

– Как-то вот так, – заикаясь, растерялся Николай.

– Вы, что пьяны, – подозрительно понюхал воздух господин в пенсне.

– Я немного всего. С ребятами, – промямлил Николай.

– Немного, – усмехнулся администратор, – Прекращайте голубчик. Это вам не ваш провинциальный театр. У нас это не приветствуется – он пощелкал пальцем по горлу, – Тем более вас еще на роль главреж не утвердил. Понятно излагаю?

– Понятно, – кивнул Николай.

– Как ваша фамилия я забыл, – стал листать журнал администратор.

– Подберезкин.

–Да, точно Подберезкин, – администратор отодвинул журнал. – Пока я вас поселю у нас в общежитие при театре. А если контракт подпишем, снимем для вас квартиру. Согласны?

– Согласен.

Администратор пододвинул к себе большой, черный телефон, поднял трубку и покрутив диск, произнес: «Риммочка, зайди. Тут из Бубенцовского драмтеатра артист приехал, Подберезкин, на роль короля Ричарда будет пробоваться. Отведешь, поселишь его пока в общежитие. Все. Давай». И он, положив трубку, наконец то внимательно осмотрел Николая и произнес с сомнением: «Что они в вас нашли? Совсем не королевская внешность. А уж на тирана тем более не похож. Может в гриме лучше будете смотреться?

В это время в дверь тихо постучав, вошла худая дама в черном длинном платье.

– Этот что ли, – низким, прокуренным голосом спросила дама, указывая пальцем на Николая.

Администратор молча кивнул.

– А вещи где?

– Я без вещей приехал, – скромно улыбнулся Николай.

– Полотенцев у меня свободных нет. Так будешь сохнуть. «Пошли поселяться», —произнесла дама, направляясь к дверям.

– Репетиция завтра в десять. Чтобы как огурец был, – вслед крикнул администратор.

Они молча поднялись на третий этаж и по длинной галереи перешли в соседнее здание, расположенное на противоположной стороне улицы. Дама подошла к столу с табличкой «Комендант» и выдвинув ящик, пошарила рукой и протянув Николаю ключ с продолговатым набалдашником, произнесла строго:

–Комната 13. В конце коридора. Туалет и душ в другой стороне. Никого после двадцати трех не приводить.

– Кого никого, – не понял Николай.

– Женщин, – строго посмотрела на него дама. – Впрочем и мужчин тоже.

– Нельзя, значит нельзя, – невинно улыбнулся Николай, забирая ключ.

Он прошел до конца по длинному, слабоосвещённому коридору и остановившись напротив двери с номером 13, открыл ее ключом, вошел внутрь и нащупав на стене выключатель, включил свет. Это было совсем небольшая комната в одно окно, с односпальной кроватью у стены, с деревянной спинкой. Прямо у двери стояла на треноге вешалка для одежды, а в глубине, у окна, небольшой стол с графином для воды и стакан. Под стол был задвинут легкий металлический стул. Никакой другой мебели больше не было, если не считать большого портрета пожилого, седого мужчины в облезшей золоченой раме и цветной фотографии обнаженной девицы из какого-то иностранного журнала пришпиленного кнопка над кроватью. Он подошел к окну и выглянул наружу. Внизу был закрытый со всех сторон двор-колодец. «Отсюда не сбежишь если придут», – боязливо подумал Николай и вернувшись к двери выглянул в коридор. Там было все также тихо и пустынно. Дамы за столом уже не было, и он с облегчением дошел до конца, где располагались две двери с изображениями мужчины в шляпе и женщины с развивающимися волосами. Заглянув в мужскую дверь, он увидел ряд открытых душевых кабинок, два унитаза с верхним сливом и умывальник с осколком разбитого зеркала на стене. «А в неплохо бы в душ сходить», – подумал Николай. Он быстро вернулся к себе в комнату, вытащил из-под одеяла простыню вместо полотенца и снова пройдя по коридору, вернулся в туалетную, разделся, включил на всю мощь воду с наслаждением встал под душ.

***

Выйдя из душа, он замотался в простыню и свернув в узел одежду, выглянул в коридор. Дежурной дамы так и не было, и он тихо ступая направился к себе, но тут со стороны лестницы, раздались громкие веселые голоса и в коридор стали входить люди, мужчины и женщины, в каких-то старинных костюмах. На них были большие белые парики, а дамы обмахивались веерами из павлиньих перьев. Они, обнимаясь прощались и расходились по комнатам на этаже. Николай остановился в растерянности, не зная куда деться и в это время к нему подошли две женщины. Одна была полная, затянутая в корсет и широкой, тяжелой юбке, до пола. А вторая наоборот, была в легком, розовом платьице и белых, шелковых чулочках. Она держала в руках лорнет на палочке, в виде маски и остановившись, посмотрела в него на Николая и спросила:

– Откуда вы, Юпитер?

– Я из тринадцатого номера. Я недавно приехал, – подтянул повыше простынь Николай.

– Это значит вас на роль Ричарда пригласила, – не очень любезно осмотрела его вторая дама. – Ничего тиранического. Я бы сказала даже наоборот.

–Зоя, зря ты так. Не обращайте на нее внимание, – засмеялась девушка в розовом. – У нас спектакль только закончился. Зоя из образа все не выйдет никак, – и она протянула руку, – Меня Нина зовут.

– Николай Николаевич, – Николай протянул в ответ руку, как тут же простыня сползла вниз, и он в последний момент успел прикрыться узлом с одеждой.

– Какой же вы неловкий Николай Николаевич, – рассмеялась Нина, отворачиваясь, – Идите, идите, мы на вас не смотрим.

Николай, схватив простыню, и пробежав по коридору, заскочил в свой номер и закрыл дверь на ключ. Он быстро оделся и сев на кровать, стал сосредоточенно думать, что делать дальше. «Понятное дело, надо уходить. Иначе завтра откроется, что он никакой не актер, а самозванец и наверняка вызовут полицию», – подумал он, взглянув на часы. Было уже десять вечера. – «Дождусь полуночи и уйду». – немного успокоившись решил он и вытянувшись на кровати, закрыл глаза.

В это время в дверь тихо постучали. Он подскочил с кровати и приложив ухо к двери, прислушался.

– Николай Николаевич, – раздался с той стороны женский голос, – Это я Нина. Что вы там делаете?

– Ничего, – острожное ответил Николай.

– Я подумала. Может вам там одному скучно. Пойдемте к нам. Посидим, чаю попьем.

Николай, подумав немного, повернул ключ и приоткрыл дверь. В коридоре стояла девушка в розовом, только сейчас на ней были рваненькие джинсы и красиво облегающей фигуру, футболке.

– Вы не обижайтесь на Зою. Она добрая, – смущенно улыбнулась Нина.

– Я не обижаюсь.

–Тогда пойдемте, – она протянула ему руку. – У нас сегодня была премьера. И мы решили немного отметить.

– Сейчас только дверь закрою, – взялся за ключ Николай.

– Не надо. Ничего не пропадет. Здесь только наши артисты живут. Чужих нет, – остановила его Нина и взяв за руку провела по коридору к двери из-за которой доносились веселы голоса.

Они вошли внутрь. Это комната была побольше чем у Николая с двумя кроватями, между которых стоял стол с бутылкой вина и какими-то закусками. На кроватях сидели, о чем-то разговаривая двое уже подвыпивших мужчин, раскрасневшаяся Зоя и еще незнакомая девушка.

– Это, товарищи артисты, Николай Николаевич, наш новый коллега, – представила его Нина.

Все замолчали и с интересом стали рассматривать Николая.

– Нормальный типаж, – одобрительно произнес один из мужчин, – Достаточно легкого грима, усы приклеить, бакенбарды и будет похож.

– На кого похож, – насторожился Николай.

– На средневекового тирана, – ответил мужчина, потянувшись за бутылкой.

– Взгляд какой – то у него не убедительный, – критически произнесла Зоя.

– Это потому, что не выпил еще, – мужчина налил полный фужер вина и протянул Николаю. – Присаживайся, Коля. Будь как дома. Меня Игорь зовут. Это Толик, а это Маша.

Николай с Ниной сели на кровать, а Игорь, разлив остатки вина по стаканам произнес: За искусство господа артисты.

Все дружно чокнулись и выпили.

– Вы кушайте, – пододвинула к Николаю тарелку Нина, – Наверное весь день ничего не ели.

– Спасибо, – немного расслабившись после выпитого, произнес Николай и с удовольствием принялся за еду.

Игорь достал из-под стола еще одну бутылку и настроение компании стало набирать обороты. Откуда-то появилась гитара и Нина красивым голосом спела. Потом пришли еще несколько человек, принося закуску и вино. Николай, поддавшись общему веселию, забыл об случившимся с ним за день, и хорошо захмелев тоже спел свою любимую народную песню про Галю с коромыслом, вызвав всеобщее одобрение и аплодисменты. Часам к двум все засобирались расходиться. Они с Игорем ушли последними, постояв еще в коридоре, рассуждая о современном искусстве и распрощавшись, Николай в счастливом состоянии зашел в свой номер. Он постоял немного чему-то улыбаясь и с трудом разделся, рухнул на кровать и уснул.

***

Утром его разбудил громкий стук в дверь, после чего раздался требовательный голос дежурной дамы: «Товарищ Подберезкин, хватит валяться. Через полчаса начало репетиции».

Он вскочил. Быстро оделся и вышел в коридор.

«Плохо вы начинаете товарищ Подберезкин. Не с того», – строго посмотрела из-под очков на него дежурная.

Он виновато улыбнулся и прошел мимо в душевую, решив отсидеться здесь и дождаться, когда дежурная уйдет и сбежать отсюда навсегда. Но выйдя через некоторое время из душевой он натолкнулся на Нину. «Я вас заждалась, Коля. Мы опаздываем на репетицию», – погрозила ему пальчиком Нина и взяв под руку, повела к выходу на лестницу.

Они по той же галереи перешли на другую сторону, в помещенье театра и спустившись вниз вошли в достаточно большую, светлую комнату, в которой на стульях, полукругом, сидело около десятка человек, среди которых были вчерашние Игорь с Толиком и Нинина подруга Зоя. По середине комнаты, на стуле с высокой спинкой, сидел мужчина со взбитым клоком волос на голове и длинным шарфом, обмотанным вокруг шеи. Мужчина держал в руках и задумчиво просматривал листки бумаги с машинописным текстом.

– Главреж, – на ухо Николаю прошептала Нина.

Николай испуганно вжал голову в плечи. Он узнал в сидящем человека, которого он с месяц назад награждал во дворце орденом «За заслуги». Нина пригнувшись присела на стул и потянула Николая на свободное место. Как только они сели, откуда-то появилась вчерашний администратор с бабочкой и объявил: «Все в сборе, можно начинать».

Главреж поднял голову и обведя глазами присутствующих произнес, грассируя: Итак, начнем товарищи. Точнее сказать продолжил. Поздравляю. Все роли утверждены в Минкультуры, кроме главной, Ричарда. – И главреж, посмотрев на администратора, спросил, – Что у нас по Ричарду?

– Все нормально. Ричард на месте. Встаньте товарищ Подберезкин, – счастливо засиял администратор, протягивая руку в сторону Николая.

– Это кажется вам. Вставайте, – прошептала на ухо Нина.

Николай замер на какое-то мгновение и встал, изобразив на лице кривую гримасу.

– Что у вас с лицом, – не понял режиссер, а артисты, глядя на Николая дружно рассмеялись. – Сделайте пожалуйста нормальное. Эта трагедия все-таки, а не комедия.

Николай вздохнул, расслабился и обреченно посмотрел на главрежа.

– Где-то я уже вас видел, – внимательно рассматривая его с сомнением произнес главреж.

– Он из Бубенцовского театра. Его нам из Минкультуры рекомендовали, – подняв палец вверх, со значением посмотрел на потолок администратор.

–Наверное в Бубенцах и видел, – согласно кивнул главреж и порывшись в бумагах, достал лист и поманил пальцем Николая, – Подойдите. Прочтите вот это.

Николай на негнущихся ногах подошел и взяв протянутый листок.

– Давайте. Не стесняйтесь. Это монолог Ричарда. Посмотрим на что вы способны. – махнул рукой главреж.

Николай напрягся, поднес лист к лицу и начал читать сначала неуверенно, а потом, постепенно вникая в смысл текста, в его голосе стали пробиваться привычные волевые нотки, как на совещании с подчиненными:

В одном лице я здесь играю многих,

Но все они судьбою недовольны.

То я – король, но, встретившись с изменой.

Я нищему завидую. И вот,

Я – нищий. Но тяжелые лишенья

Внушают мне, что королем быть лучше.

И вновь на мне венец. И вспоминаю

Я снова, что развенчан Болингброком

И стал ничем. Но, кем бы я ни стал, -

И всякий, если только человек он,

Ничем не будет никогда доволен

И обретет покой, лишь став ничем.

Что? Музыка? Ха-ха! Держите строй:

Ведь музыка нестройная ужасна!

Не так ли с музыкою душ людских?

Я здесь улавливаю чутким ухом

Фальшь инструментов, нарушенье строя,

А нарушенье строя в государстве

Расслышать вовремя я не сумел.

Я долго время проводил без пользы,

Зато и время провело меня.

Часы растратив, стал я сам часами.


Тут текст закончился. Он покрутил листок и посмотрев на главрежа произнес настороженно: «Все».

– А в этом что-то есть. Хоть и напоминает выступление председателя колхоза на партсобрании, – усмехнувшись, одобрительно посмотрел на него главреж. – Но с другой стороны современная интерпретация пьесы. Кому сейчас интересно эти средневековые истории. – Тут главреж вскочил со стула и стал ходить туда-сюда, развивая мысль. – Так и сделаем. Действие будет происходить в современное время. Маленький провинциальный городок. Все друг друга подсиживают. Борьба за власть. Выборы мэра. И все эти шекспировские страсти перенесем туда. – Тут он остановился и внимательно посмотрев на Николая. – Только все-таки жесткости в лице у вас маловато товарищ Подберезкин.

– Может попробовать загримировать, – предложил администратор.

– Да, пожалуй. Растительности добавьте на лицо. Паричок.

– И корону, – услужливо добавил администратор.

– Это уже в самом конце. А сначала обычную бюрократическую шляпу, – и главреж, взглянув на часы, повернулся к артистам, – Все товарищи. На сегодня репетиция закончена. Учите роли. А мне еще в министерство, утверждать концепцию спектакля, – и он, собрав бумаги, одобрительно потряс Николаю руку, быстро вышел из зала.

Народ бурно обсуждая, стал собираться.

–Так, товарищи артисты. Не забываем. Сегодня выборы нашего любимого президента. Поэтому после обеда все собираемся в фойе театра и дружно идем голосовать в соседнюю школу.

– Как, разве сегодня, – удивлено посмотрел на него Николай.

– Да. Но мы с вами сейчас идем гримироваться, – и он, взяв под руку Николая увлек за собой к выходу.

***

Они пришли в комнату, похожую на парикмахерскую, с несколькими вращающимися креслами вдоль большого зеркала и множеством фотографий на стене с загримированными артистами. В одном из кресел сидела девушка, которая вчера тоже была у Нины в комнате.

–Так, Маша. Подберешь ему небольшие усы, какой-нибудь советский паричок. Чтобы был похож на председателя колхоза, – со знанием дела, распорядился администратор.

– Разве мы не Ричарда Третьего ставим, – удивилась Маша.

–Ричарда. Только концепция поменялась, – строго ответил администратор, – Теперь он не король, а председатель передового колхоза. Современное прочтение.

– Хорошо. Сделаем председателя, – согласилась Маша, усаживая Николая в кресло.

– А я пойду корону, в смысле шляпу поищу в реквизитной.

Администратор ушел, а Маша повернув кресло к зеркалу стала прикладывать к лицу Николая разные усы.

– Странно, – задумчиво произнесла она, разглядывая его отражение с очередными усами, – Вы со всеми усами сразу становитесь на нашего президента похожи.

– Это плохо, – недовольно засопел Николай, – В Минкультуры могут понять неправильно.

– Согласна, – покивала Маша, – А что же делать?

–Сейчас подумаю. – Николай встал из кресла и подойдя к стене стал, рассматривать фотографии. – Вот, что надо, – радостно ткнул он пальцем в фото генерала с черной повязкой через глаз. – Так никто меня никогда не узнает и зловещий вид появился. Все-таки я же тиран какой-никакой.

– Давайте попробуем, – согласилась Маша и порывшись в ящике стола, вытащила черную ленту и перевязала лицо Николаю.

– Очень хорошо, – обрадовался Николай, разглядывая себя в зеркале. –Теперь можно клеить любые усы и парик.

Когда Маша закончила гримировать, в комнату вошел администратор, держа в руках летнюю шляпу-пирожок.

–Больше на пирата похож, чем на председателя колхоза, – удивленно произнес он, разглядывая Николая.

– Он же все-таки злодей. Как-то должен отличаться от обычного председателя. Дайте шляпу, – Николай одел шляпу и посмотрел в зеркало, – А теперь?

– Я не знаю, – неуверенно ответил администратор, – Надо согласовать с главрежем. Давайте я вас сфотографирую на телефон и сброшу ему фото, – И он, сделал несколько снимков с разных ракурсов. – Подождем, что ответит.

Не прошло и минуты, как у него на телефоне раздался звуковой сигнал пришедшей эсэмески. Администратор посмотрел на экран и прочитал: «Это то что нужно. Утверждаю».

–Фу, поздравляю вас товарищ Подберезкин. Мы честно уже месяц бьемся. Ищем и не можем найти подходящий главрежу типаж тирана. А вы прямо с первого раза подошли. Как будто родились им, – засмеялся администратор, – Все, я побежал. К двум, не забудьте, спускайтесь в фойе. У нас еще сегодня выборы.

– Пойдемте к нам обедать. У нас борщ есть, – предложила Маша.

– С удовольствием, – обрадовался Николай. – Только я так похож, с повязкой. Чтобы лучше в роль войти.

***

– Спасибо, – вставая из-за стола произнес Николай, натягивая повязку на глаз.

– Вы, что, так в ней и собираетесь ходить, – рассмеялась Нина, собирая тарелки.

– Надо же входить в образ, – пошутил Николай. – Я тогда пойду к себе?

– Через полчаса спускайтесь в фойе. Всем театром идем голосовать. У нас с этим строго, – ответила Нина, собирая посуду со стола, – И не забудьте паспорт.

– Паспорт, – насторожился Николай, открывая дверь.

– Да. Они же будут сверять внешность.

– Возьму, – вздохнул, Николай, выходя в коридор.

Дамы смотрительницы не было на месте и он, осторожно подойдя к ее столу, вытащил из стакана шариковую ручку с черной пастой и достав из кармана паспорт, открыл его и быстро нарисовал на фотографии черную повязку через глаз. «Ну, вот пусть теперь проверяют», – со злорадством произнес.

«Все выходим и спускаемся вниз», – раздался со стороны лестницы грубый голос тетеньки-смотрительницы и она, прихрамывая появилась в коридоре. – А, вы, что тут делаете, товарищ Подберезкин, – увидев Николая, строго спросила дама.

–Я как раз вниз шел.

– Вот и идите, – выдвинув ящик стола, она подозрительно проверила содержимое.

– До свидания, – попрощался Николай и спустился вниз, где уже собралась часть труппа, а по залу бегал администратор, записывая подходивших.

Скоро спустились Нина с Машей и фойе заполнилось артистами и сотрудниками театра.

– Все товарищи, выходим, – подняв над головой красную папку, скомандовал администратор, направляясь к выходу и народ весело переговариваясь потянулся на улицу.

Школа находилась через дорогу, в соседнем переулке. Это было типовое здание, с большим стеклянным входом, перед которым дежурили несколько полицейских и играл духовой оркестр. Николай поправил повязку и взяв под руки девушек с независимым видом прошел внутрь. Здесь тоже из динамиков раздавалась негромкая музыка, а вдоль стен тянулся прилавок передвижного буфета со всякой снедью. Народ было ломанулся к прилавку, но администратор замахал руками: «Никаких пирожков. Сначала проголосовать, а потом уже отмечать будете». Народ развернулся и лениво по приклеенным на стене стрелкам двинул в сторону спортзала, где и проходило голосование.

Нина подвела их к стенду с фотографиями кандидатов и краткой биографией.

– Какая же неприятная рожа у нашего тирана, – произнесла она презрительно, ткнув пальчиком в портрет Николя с приклеенными усами и бакенбардами.

Ему это фото тоже не нравилось. Но имиджмейкеры настояли именно на этом. Уверяя, что так он выглядит более представительным. Кроме Николая, было еще три кандидата, два постоянных, бывших секретарей райкома, с одинаковыми, испуганными лицами и третий, новенький, со смешной фамилией Стул. Какой-то писака в интернете, которого никто толком не знал в стране и за которого по докладу комитета госбезопасности, могло проголосовать не больше трех процентов, в основном асоциальных элементов.

– Вы за кого будете голосовать, Николай, – с любопытством посмотрела на него Нина.

–Не знаю, – пожал он плечами.

– Все наши будут голосовать за Стула, – пристав на цыпочки, прошептала она ему в ухо.

– Почему за Стула?

– Вся страна за него. По всем эксизполам, Стул набирает больше восьмидесяти процентов, – радостно произнесла Нина, но увидев удивленное лицо Николая, произнесла подозрительно, – Или вы, за тирана?

– Нет, что вы, против, конечно. Но этот Стул он какой-то подозрительный.

–Нормальный Стул, – уверенно ответила Нина, – В любом случае лучше этого председателя колхоза. Главное, сейчас, чтобы не распылить голоса. Понятно?

– Понятно, – кивнул Николай и они подошли к длинному столику за котором сидели члены избиркома.

Он вслед за Ниной, протянул свой паспорт пожилой даме со значком «почетный учитель».

– Это новеньки. Он в наш театр из Бубенцов приехал, – подбежал к ним услужливо улыбаясь администратор. – Товарищ Подберезкин.

Учительница устало равнодушно на фотографию и записав фамилию в журнал, пододвинула его Николаю: «Распишитесь здесь. А вот ваш бюллетень».

Он поставил какую-то закорючку и взяв бюллетень, зашел в кабинку для голосования. «Ладно Стул, так Стул. Ну, не за самозванца же голосовать», – немного подумав, с сомнением произнес Николай и поставив галочку напротив блогера, вышел и подойдя к урне опустил в нее бюллетень.

– Ну, что за нашего проголосовали, – подошла к нему раскрасневшаяся Нина.

– Одним стулом стало больше, – кивнул улыбаясь, Николай.

– А теперь в буфет, отмечать будем. Там сегодня дешёвые бутерброды с красной икрой по случаю выборов.

Они вернулись в холл, где их дожидалась Маша с молодым парнем, звукорежиссером Толиком и купив бутербродов, вышли в школьный двор, расположились на скамейке, в кустах акации. Толик достал из кармана фляжку и сделав глоток, протянул ее Нине. В воздухе поднимая настроение, вкусно запахло коньяком.

– За свободу и победу над тиранией, – весело произнесла Нина и отхлебнув из фляжки отдала ее Николаю.

– Здесь опасно. Тут полиция кругом, – он взял фляжку, прикрывая ее рукой.

– Хватит уже бояться Коля, – усмехнулась Нина, – Поэтому нами и правят всякие тираны. Но ничего, скоро ему конец придет.

В это время кусты раздвинулись и появилась радостное лицо полицейского в звании сержанта.

– Так, распиваем товарищи в неположенном месте, – сержант обвел всех глазами и поманил пальцем Николая.

Тот вылез из кустов, продолжая держать фляжку в руке, где его тут же под руки подхватили двое других полицейских и бросили в багажник уже стоявшего рядом полицейского Уазика. Тот сорвался с места, и Николай чуть не упал, успев схватиться свободной рукой за край сидения.

***

Через какое-то время Уазик остановился. Николай прислушался и спрятал в карман пиджака фляжку. Сначала хлопнула водительская дверь, а потом распахнулись задние створки и в проеме появился все тот же сержант и поманил его пальцем: «Выходи».

Он вылез наружу и огляделся. Это было двухэтажное здание грязного цвета с полинявшим, красным государственным флагом над фронтоном. «Пошли», – подтолкнул его в спину сержант в сторону лестницы, ведущая к входу. Поднявшись, они вошли в слабо освещенное помещение, где почему-то пахло кислой капустой, а за прозрачной перегородкой сидел сонного вида майор, читая потрепанную книжку.

– Вот товарищ майор, алкаша доставил. У школы в кустах выпивал, – склонившись к вырезанному в перегородке окошку, доложил сержант.

– И на хера ты его привез, – с сожалением посмотрел на него майор.

– А что с ним делать, – растерялся сержант.

– Не до алкашей сейчас, – тяжело вздохнул майор, – Выборы начались. К вечеру несогласных и протестующих начнут винтить. А сажать их куда? У нас обезьянник на двадцать человек. Сам знаешь.

– И чего теперь, – растерялся сержант, -

– Возвращайся на участок, – устало махнул рукой майор и снова открыл книгу.

Сержант ушел и Николай, подождав некоторое время, осторожно покашлял в кулак.

– Документы, подтверждающие личность есть, – поднял на него глаза майор.

– Есть, – Николай протянул ему паспорт.

– Что с глазом, – взглянув на фотографию, спросил майор, листая паспорт.

– Я тут в театре играю. Ричарда Третьего. Вхожу в образ.

– Ты из Бубенцов, – с уважением произнес майор и с интересом посмотрел на Николая.

– Да. Только вчера приехал. Не освоился еще в столице.

– Я ведь тоже бубенцовский, – в глазах майора появился блеск, – Заходи земляк, – и он указал на дверь в конце перегородки.

Николай вошел. Майор пододвинул ему стул напротив себя: «Садись. Ну, как там дела в Бубенцах?»

–Нормально, – покивал, улыбаясь Николай.

– Я ведь там уже пять лет не был. Жена не хочет туда ехать. Хоть земляка встретил и то радость, – майор, нагнувшись, выдвинул ящик стола и достал два граненых стакана и бутылку, – Эх, совсем почти не осталось, – он с огорчением покрутил бутылкой.

– У меня есть, – вспомнил Николай, вытаскивая фляжку.

– Отлично, – обрадовался майор, разливая коньяк, – Ну, давай Коля, за Бубенцы.

Они чокнулись и выпили.

В это время на столе зазвонил черный, облезший телефон.

– Дежурный, майор Задворкин слушает, – майор внимательно выслушал ответ и положив трубку, грустно посмотрел на Николая: «Ну, вот скоро начнется. Наливай».

– Что начнется, – Николай разлил остатки коньяка по стаканам.

– Сейчас предварительные данные должны сообщить по выборам. Давай, – он, чокнувшись со стаканом Николая выпил и достав из ящика стола пульт, включил телевизор, висевший на стене. На экране появилась пожилая дикторша, похожая на директора школы и заглядывая в бумагу, лежащую перед ней, прочитала: «По предварительным данным, после обработки части голосов, лидирует нынешний президент с восьмьюдесятью процентами. Другие кандидаты набрали менее полутора процентов. Подсчет оставшихся голосов продолжается»

–Кто бы сомневался. Я вообще не понимаю зачем эти выборы устраивают. Всем понятно, нарисуют сколько надо. Только народ взбаламутят, – убирая громкость покачал головой майор.

– А вдруг это не настоящий президент, – нахмурившись произнес Николай. – Откуда мы знаем?

–А кто тогда, – удивленно спросил майор.

– Робот может быть. Или проходимец какой ни будь, типа Ричарда Третьего. Повязку надел на глаз и попробуй его узнай, – и Николай провел рукой по лицу, проверяя повязку.

–Ну, ты тоже скажешь, Коля. Вот у вас у артистов фантазия то работает. Ну, что там ничего не осталось, – майор взял фляжку и потряс над стаканом и задумчиво, – А с другой стороны может ты и прав. Вон наш начальник отделения, законченный дурак и держиморда. Хуже любого робота. А как его уберешь? Терпи, исполняй приказы. Может быть они и правы, что выбирать всех надо. Только как?

–По-честному, наверное, – задумчиво ответил Николай.

–Ну, ты даешь. Кто же у нас по-честному что-нибудь делает, – рассмеялся майор, – Можно подумать твой Ричард Третий честный был и справедливый.

– Я до конца еще всю историю не знаю. Только сегодня роль получил.

– Ладно, Коля. Иди, работай над ролью. И не забудь пригласить меня на премьеру, – махнул рукой майор и достав из кармана и протягивая Николаю визитку, – Там мой телефон. Звони если что. А зимой может махнем в Бубенцы на рыбалку. Какие там у нас окуни клюют?

– Вот такие, – вставая, развел руками Николай, показав размер окуня и попрощавшись с майором, вышел на улицу.

Он походил немного по городу. Увидев книжный магазин, зашел и купил Ричарда Третьего в бумажном переплете. В общежитие ему возвращаться не хотелось и зайдя в небольшое уличное кафе, он заказал чай с лимоном и расположившись в углу за столиком, погрузился в чтение.

***

«У вас не занято?», – раздался вежливый голос и не дожидаясь ответа за столик присел странного вида мужчина, со стаканом виски. Николай, не отрываясь от книги, исподлобья взглянул на незваного соседа. У него был открытый, чистый лоб и длинные черные волосы, спадающие до плеч. Лицо украшали слегка подкрученные усы и небольшая бородка. В левом ухе мужчины поблескивала небольшая серебряная серьга. От него пахло не то костром, не то чем-то горелым.

Взгляд его черных глаз был внимателен, но добродушен. На губах застыла легкая, ироничная улыбка.

– Ну и как вы находите главного героя, – поднеся ко рту стакан, отхлебнул виски незнакомец.

–Коварный, подлый мерзавец, – не глядя на него ответил Николай.

– Можно подумать вы другой?

–Что, – Николай положил книгу и вопросительно посмотрел на соседа.

– Не обижайтесь, – миролюбиво ответил собеседник, – Просто вы похоже никогда не вращались во властных кругах. Попав туда и почувствовав все прелести власти, человек сам уже не захочет возвращаться к обычной жизни учителя словесности или дорожного рабочего. Кстати, вы сами кто будете? Какую поденную работу выполняете?

– А может я как раз из тех самых властных кругов, – усмехнулся Николай.

–Нет, – закашлявшись, рассмеялся незнакомец. – Они такие книжки не читают. Им это не к чему. Вы совсем не похожи на них.

–А на кого же я похож, – с интересом спросил Николай.

– На обычного горожанина, с кучей человеческих и финансовых проблемам, – улыбнулся незнакомец, – А вот почему вас заинтересовал именно Ричард, интересно узнать?

– Вы правы. Я обычный актер из провинции, – немного подумав ответил Николай, – Пробуюсь на эту роль в столичном театре.

– Поздравляю, – с уважением произнес незнакомец, – Это очень непростая роль. Я честно скажу, за все время что ставили эту пьесу, единицам сумели более-менее сыграть Ричарда?

–Какие проблемы? Что не получалось?

– Здесь надо быть или гениальным актером, или … Тут незнакомец, недоговорив, покрутив стакан в руке и произнес разочаровано, – Простите. У меня виски закончились. Пойду закажу еще порцию, – И он, встав из-за стола, и через слабоосвещенный зал направился к барной стойке.

Николай вдруг почувствовал сильную усталость и опустив голову на грудь, закрыл глаза и стал куда-то проваливаться. И чтобы остановить это падение, он со всей силы потряс головой и огляделся. Это было уже не кафе. Он сидел в своем служебном кабинете, во дворце, на своем любимом стуле времен Людовика Четырнадцатого. Перед ним на стене висел герб страны, искусно выполненный из дорогих самоцветов. Во всю длину кабинета тянулся длинным стол для заседаний, за которым расположились какие-то люди, глаза которых были завязаны черными повязками и поэтому он не мог различить их лица. Но судя по одежде, это были высокопоставленные чиновники, и двое были в военной форме, с большими генеральскими звездами. Они сидели, молча, без движений, с опущенными под стол руками. «Кто вы? Что вы здесь делаете?», – насторожено произнес Николай и нащупав снизу под сиденьем стула тревожную кнопку и нажал ее. Тут же тяжелые шторы на окнах упали на пол, открыв стоящих за ними людей, облаченных в рыцарские доспехи с направленными в его сторону арбалетами. «Что это значит», – гневно воскликнул Николай. И тут, громко распахнулись створки дверей и в зал вошли трое мужчин в судебных мантиях в сопровождении человека в богатой, старинной одежде с короной на голове, держащего в руке цветной шутовской колпак.

Николай опустил правую руку с другой стороны стула, где под сиденьем был всегда прикреплен пистолет. Но пистолета там не было.

– Что это за розыгрыш? «Кто эти люди?» —непринуждённым тоном попытался произнести Николай, обращаясь к человеку в короне.

– Эти люди, Ричард, твои жертвы. Которые по твоему тайному приказу были посажены в темницы, высланы из страны, а некоторые даже ликвидированы. Ты их всех знаешь, – ответил начальник охраны, указав рукой на сидящих за столом. – А это, – он указал на людей в мантиях, – Королевский суд. Независимый и беспощадный. Который вынесет тебе сегодня справедливый приговор. А я, настоящий правителя этой страны, король Ричмонд. Итак, начнем. «Наденьте на него», —он протянул шутовской колпак одному из рыцарей, и тот взяв его подошел к Николаю и с силой надел на голову.

– Всем встать суд, идет, – церемонно произнес один из судей в длинном белом парике и развернув перед собой свернутый рулон, зачитал:

– Вы, Ричард Третий из Бубенцов, обвиняетесь в том, что лично отдали приказ спецслужбам о ликвидации конкуренты в борьбе за престол.

– Я не понимаю, о чем вы говорите. Где ваши доказательства, – попытался вскочить со стула Николай, но тут же был прижат железной рукой рядом стоящего рыцаря.

– Они здесь. Встаньте господа. – Судья указал рукой на сидящих за столом, из-за которого поднялись трое человек и сняли с лица повязки.

– Вы узнаете их, – обратился к нему судья.

– Да, узнаю, ваша честь, – произнес Николай, – Их действительно ликвидировали мои люди. Но это была война. Кто кого. На меня было тогда совершено несколько покушений. Я чудом выжил. И это был лишь ответный удар.

– Хорошо. Суд учтет ваши признательные показания. – Судья сделал знак и из-за стола поднялись еще несколько человек, сняв повязки. – Эти люди по вашему приказу были заточены в тюрьмы. Некоторым правда удалось бежать и скрываться от преследований за границей. Вы узнаете этих людей?

– Узнаю, – нехотя согласился Николай, – Но ваша честь. Они были арестованы на законном основании. Им предъявлены обвинения в казнокрадстве, разглашении государственной тайны, педофилии и других страшных преступлениях, за которые они были бы осуждены в любой стране. Я считаю это обвинение не логичным.

– Но по странному стечению обстоятельств, все эти обвинения были предъявлены им после того, как они осмелились выступить с открытой критикой вас или выдвинуть свои кандидатуры на очередных выборах.

– Это простое совпадение, – насмешливо ответил Николай. – Хотите, можете пересмотреть их дела. Там изложены все факты.

– Обязательно пересмотрим, – кивнул судья и дал знак рукой и поднялись еще несколько человек, – А теперь представлю вам, журналистов, которые бесследно исчезли, после того как попытались провести расследования убийства ваших основных конкурентов. И у нас есть доказательства, что приказ на их устранение поступил от начальника вашей службы безопасности.

– Это клевета. Это все легко подделать, – отмахнулся рукой Николай. – Это точно не доказуемо.

– И наконец последние, – подняв руку, остановил его судья и повернувшись к дверям, произнес, – Несите.

В зал вошли два совсем молодых пажа в бархатных камзолах, неся за спинку белый пластиковый стул. Они подошли к судьям и поставив стул удалились.

– А это еще что, – насмешливо разглядывая стул, спросил Николай, – Стулья я точно не ломал. Это к Македонскому.

– Это стул, на котором полчаса назад в одном из городских кафе сидел ваш сегодняшний конкурент за президентское кресло Алексей Анатольевич Стул.

– И что?

– Он был отравлен. И сейчас в тяжелом состоянии находится в одной из городских клиник. Факт отравления специальным веществом уже подтвержден.

– А вот это уже откровенная ложь. Я не мог дать такой приказ. Меня не было уже во дворце. Его отравить приказал их робот. Они и меня хотели убить в первую очередь, – закричал в негодовании Николай и почувствовав на плече чью-то руку, открыл глаза и поднял голову. Перед ним стоял официант с блокнотов в руке, слегка похлопывая его по плечу. «Простите мы закрываемся. Сегодня сокращённый день в связи с выборами. Такое распоряжение властей. Вот ваш счет»

– Скажите, а куда делся мой сосед, – увидев пустой стакан, и оглядевшись по сторонам, спросил Николай.

– За вашим столиком никого больше не было. Вы были один.

– Как один, – удивился Николай, – А кто тогда заказывал виски?

– Вы и заказывали, – протянул ему счет официант.

Николай непонимающе посмотрел счет, в котором был указан стакан чая и виски.

– Вы просто заснули и вам должно быть это все приснилось, – предположил официант.

– Похоже я все время нахожусь в каком-то сне, – покачав головой, согласился Николай и поискав по карманам, достал тысячную купюру, которую он успел снять в банкомате, и протянул ее официанту.

Рассчитавшись, он убрал сдачу в карман и вышел из кафе. Здесь уже совсем стемнело, но, к его удивлению, по улице, в направлении главной площади шло много людей. В основном это были молодые, но встречались и люди в возрасте. Многие несли разные самодельные плакаты с надписями: «Стул наш президент», «Долой тиранию». Некоторые даже размахивали над головой легкими пластмассовыми стульями. Еще достаточно часто попадались люди с его, Николая, портретами, перечеркнутые крестом.

–Эй, Кутузов, чего стоишь. Пошли с нами. Нам нужны опытные полководцы, – проходя мимо него весело крикнул молодой парень в трехцветном шарфе, символизирующим бывший флаг страны, существовавший до его правления и который он потом запретил.

– Я потом. Мне надо сначала зайти домой, – криво улыбнулся в ответ Николай.

– Приходи потом на площадь. Нас должно быть много, – приветливо помахал рукой парень и побежал догонять свою компанию, а Николай, подняв воротник пиджака и опустив лицо стал пробираться через толпу в сторону театра.

***

У входа в театр, на подсвеченном стенде «Афиша», висела табличка «Сегодня спектаклей нет». Николай с трудом приоткрыв большую створу двери, прошел внутрь. В фойе было пусто, а из-за двери администратора доносились какие-то звуки. Он осторожно постучал и приоткрыв дверь, заглянул. Администратор сидел за столом и грустно смотрел телевизор, стоявший в противоположном углу. Увидев Николая, он приложил палец к губам и указал на стоящий рядом стул. Николай осторожно прошел и сев, подняв голову к экрану, на котором ярко светились буквы «Срочное сообщение».

–А где народ, – шепотом спросил Николай.

– На площадь ушли, – вздохнул администратор. – Митинговать.

В это время надпись с экрана исчезла и появилась все та же тетенька директриса, и взяв в руки листок, зачитала торжественным голосом: «Согласно завершившемуся подсчету голосов, победу на выборах с результатом восемьдесят два процента, одержал действующий президент». Тут вместо тетеньки на экране возник большой портрет Николая с цифрой 82, а рядом маленькие, еле различимые фотографии других кандидатов и последним был изображен стул со вспоротой оббивкой сидения и торчащими пружинами. «Но не все у нас в стране приняли выбор народа», – снова появилась тетенька. – Есть и такие, которые за деньги западных стран хотят ввергнуть страну в хаос цветных революций». Тетенька исчезла и на экране появилось видео с улиц города, по которым шли люди размахивая стульями и перечеркнутыми портретами Николая.

– Это же какие деньжищи им платят, – озадаченно произнес администратор. В это время камера прошла по группе людей что-то скандирующих и держащие запрещенные цветные флаги, среди которых Николай узнал Нину, Толика и других артистов театра. – «Это же наши», – испуганно воскликнул администратор. – А они-то, как там оказались. Кто им разрешил…

Но он не успел договорить, как картинка поменялась и на экране появилась колонна военной техники, движущаяся по улице и голос тетеньки за кадром радостно, прокомментировал. «Но у нас есть достойный ответ этим отщепенцам и баламутам. Вновь избранный президент отдал приказ силам полиции и военным навести до утра в городе порядок и восстановить нормальную жизнь в стране». В это время колонна машин остановилась и из них стали выпрыгивать солдаты в касках с огромными щитами и выстроившись в колонны, строем пошли в сторону центра. Такие же сюжеты показали и с других улиц, а в конце, вдруг во весь экран появилось изображения Николая с пристально- холодным взглядом. Он медленно поднял руку, сжатую в кулак с торчащим указательным пальцем и погрозив им зрителям, каким-то странным, абсолютно не его голосом произнес: «Не допущу. Я вас всех!». И тут он вдруг застыл с приоткрытым ртом и поднятой, грозящей рукой. Так продолжалось минуты две. После чего изображение застывшего Николая исчезло и появился оркестр классической музыки. Дикторша, за кадром немного растерянно объявила: «А теперь по многочисленным просьбам телезрителей мы покажем в записи концерт классической музыки из зала государственной филармонии». Тут же дирижёр в черном фраке взмахнул руками и оркестр заиграл тихую, лирическую музыку. Администратор пультом убрал звук и посмотрев на Николая, спросил: «Что скажите?»

– Похоже с роботом у них какие-то неполадки, – задумчиво произнес Николай.

– С каким еще роботом, – опешил администратор.

– Который президента играет вместо меня.

– Вы, что пьяны, – воскликнул администратор, отстраняясь в сторону.

– Ой, простите. Это фраза Ричарда из пьесы, – Николай и покрутил томиком Шекспира.

– Да? Странно. Я что-то не помню. «Надо будет перечитать», —все еще с испугом глядя на Николая, произнес администратор.

– Ладно. Пойду я к себе, роль учить, – встал со стула Николай.

–Иди, иди, – радостно замахал руками ему администратор и как только Николай вышел, открыл дверку сейфа, стоящего рядом со столом и достав хрустальный графинчик с коньяком, налил немного в стоящий стакан и подняв его произнес: «За здоровье Ричарда. Тьфу! В смысле президента страны».

Он выпил коньяк мелким глотками и поставив стакан грустно произнёс: «Зачем я связался с этим театром. Надо было все-таки мне в цирке оставаться».

А Николай, поднявшись к себе, прилег на кровать, отрыв томик, продолжив чтение. Но тут в дверь требовательно постучали и заглянула костюмерша Маша с встревоженным лицом.

– Что вы тут разлеглись, – строго посмотрела она на Николая.

– Пьесу читаю. А что надо делать, – Николай отложил книжку на стол.

– Не знаю. – Маша вошла в комнату и присела на стул, – Нину с Толиком арестовали.

– И где они, – Николай присел на кровать.

– В отделение полиции отвезли. В то же куда и вас забирали.

– Ну, нечего страшного, подержат и выпустят, – уверенно ответил Николай, – Меня же вон отпустили.

– Не выпустят, – со слезами в голосе произнесла Маша, – Там места мало, а задержанных много. Наши говорят, скоро приедут автозаки и начнут увозить всех в тюрьму. А это значит арест и ее уволят из театра.

– Что вы предлагаете?

– Я не знаю, – всхлипнула Маша, – Я подумала, вас же выпустили. Может вы знаете как с ними договориться.

– Вы уверены, что ее в тоже отделение забрали?

– Да. Это были те же самые полицейские, что и у школы.

–Ладно, – Николай поднялся и взяв со стола повязку надел ее на глаз. – Пошли в отделение.

– Как, – удивилась Маша.

– Пешком. Не будем же мы вызывать для этого полицейский Уазик.

– Не будем, – вскочила Маша и они вышли из комнаты.

***

Они с трудом пробирались по улицам города забитым народом. Люди скандировали антиправительственные лозунги и медленно двигались в сторону центральной площади. На перекрестках их встречали цепи солдат с щитами, вооруженные дубинками и между ними завязывались кратковременные стычки. Иногда народу удавалось прорвать оцепление, тут же к месту сражения подъезжали водометы и машины с подкреплением и разгоняли протестующих, успевая забрать часть людей в полицейские автозаки. Николаю с Машей потребовалось сделать большой круг, обходя места столкновений, чтобы добраться до отделения полиции. Здесь перед входом стояло несколько автозаков, а вход охраняли автоматчики-омоновцы в шлемах и черной защитной амуниции, похожие на космонавтов.

– Подожди меня здесь, – осторожно выглянув из-за угла и рассматривая улицу перед отделением, приказал Маше Николай. Он вытащил визитку и прочитав инициалы дежурного майора, В.И. Задворкин, неспешной походкой направился к входу.

– Стоять, – направил на него автомат, грозно крикнул черный космонавт.

– Я к майору Задворкину, по работе, – непринуждённо произнес Николай.

– Опер, что ли, – опустил автомат омоновец.

– Ну, да. Поэтому документов, извини, с собой не ношу, – подмигнув единственным глазом Николай.

– Проходи, – отошел в сторону омоновец и повернувшись к входу крикнул, дежурившим у дверей, – Это свой. Пропустите.

Николай медленно стал подниматься по лестнице, как вдруг дверь распахнулась и ему навстречу, стали выводить задержанных. Многие из них были сильно избиты. Некоторые были наспех перевязаны окровавленными бинтами. Николай автоматически отпрянул в сторону, и дождавшись, когда партию людей загрузят в автозак, вошел внутрь отделения.

Дежуривший майор все также сидел за перегородкой, подремывая над лежащей на столе книге. Услышав стук двери, он встрепенулся и подняв голову, посмотрел на Николая: «О, Коля. А ты, что вернулся. Забыл что-нибудь?»

– Вить, – наклонился к окошку Николай, – У вас девушку задержали, Нину. Это моя девушка понимаешь. Мы поругались, и она ушла на улицу. Она никакая не революционерка. Больная немного на голову и все. Выпусти ее пожалуйста. Как земляка тебя прошу.

– Как фамилия, – открыл журнал майор и стал переворачивать страницы.

– Фамилия, – растерялся Николай, – А я и не знаю фамилию. Мы же с ней так живем. Не расписанные. Она артистка из театра.

– Артистка, – потер лоб майор и проведя пальцем вниз, остановился на графе, – Вот, кажется. Есть артистка. Нина Заречная. Она?

– Она, – обрадовался Николай. – Выпусти ее, Вить. Я ей дома сам про всю политику партии расскажу.

– Да, я бы выпустил, Коля. Только её уже забрали в центральную тюрьму. Буйная она у тебя очень, – виновато произнес майор.

– В тюрьму, – озадаченно произнес Николай, – Слушай, а у тебя там нет никого?

– Откуда. Это же закрытая тюрьма госбезопасности. Они только самому напрямую подчиняются, – и майор осторожно показал пальцем на потолок.

– Что же теперь делать, – озадаченно произнес Николай.

– Не знаю. Коля, – с сочувствием посмотрел на него майор, – Лучше себе новую бабу найди. А про эту забудь.

– Спасибо на добром слове, – сверкнул глазом Николай.

– Ну, не обижайся. Коля. Если бы от меня зависело. Я что, для земляка не сделал бы?

– Я не обижаюсь, – и Николай махнул рукой, быстро вышел на улицу.

Пройдя через полицейское оцепление, он снова зашел в переулок и увидел Машу, стоявшую прислонившись к стене.

– Не отпустили, – печально спросила она.

– Ее уже увезли отсюда в тюрьму.

– И что же теперь делать?

– Не знаю. Надо подумать, – и он, взяв ее под руку повел вниз по улице.

Им снова стали попадаться навстречу группы возбужденных людей. Их становилось все больше. Николай собрался было свернуть в сторону, в темный переулок, как увидел в толпе того самого человека, который привиделся ему в кафе, когда он читал пьесу. Николай продолжая держать Марию за руку, попытался пробираться через толпу в его сторону. Незнакомец то пропадал, то появлялся. Это был несомненно он. Такие же спадающие на плечи черные кучерявые волосы, эти подкрученные усы и серьга, вдруг блеснувшая в ухе.

– Куда вы меня тащите, – недовольно уперлась было Маша и Николай отвлекшись потерял из виду незнакомца.

– Стой здесь, – резко крикнул он на нее и отпустив, стал с силой пробираться через толпу в направление, где исчез незнакомец.

Его в ответ толкали, даже несколько раз ударили, но Николая, не обращая внимания пробирался вперед, раздвигая людей, продолжая поиски и вот он увидел его. Тот шел, не спеша в сторону метро. Николай, прибавив шаг, догнал его и схватил за руку: «Стойте!». Незнакомец с удивлением оглянулся и улыбнувшись спросил невинно: А, это вы? А почему вы ушли из кафе?

– Я ушел? Это вы ушли. И мне выставили ваш счет, – с недоумением посмотрел на него Николай.

– Простите. Я верну вам деньги, – и незнакомец засунул руку в карман вытащил и протянул Николаю старинную золотую монету, – Вот возьмите. Этого должно хватить. Просто у меня нет других денег.

– Вы кто, – автоматически забирая монету пристально посмотрел ему в глаза Николай.

– Я собираю разные сюжеты из жизни. Которые могут пригодиться каким-нибудь авторам, драматургам, – задумавшись ответил незнакомец, – Некоторые действительно их потом используют в своих произведениях.

– Кто же? «Неужели и Шекспир пользовался вашими находками», —с иронией спросил Николай.

– Шекспир, это собирательный образ. Не исключаю, что кто-нибудь из авторов, пишущих под его именем, да, использовал мои истории. Здесь ничего необычного нет. Все сюжеты в драматургии уже давно известны и только повторяются в какой-то иной интерпретации.

– И Ричард Третий, – воскликнул Николай.

– Этот уж точно.

– И что же. Это подлость и коварство будет продолжаться всегда?

– Ну, почему же. Как раз наоборот. Там финал в общем то хороший.

– Но только не для Ричарда, – возразил Николай.

– А вы какой хотели для него, – с интересом посмотрел на него Незнакомец.

– Другой, – воскликнул Николай. –Ведь можно же переделать финал? Он же может стать другим?

– Интересная идея, – задумчиво произнес незнакомец. – В принципе да. Но нужны очень сильные обстоятельства, заставившие его измениться, стать другим.

–Какие?

– Не знаю, – потер рукой лоб незнакомец, – На самом деле какие угодно. Должно что-то такое произойти, чтобы наступило прозрение.

–Что, – с нетерпением схватил за руку незнакомца Николай.

– Это может быть случайна встреча с каким-то человек. Например, с женщиной. Ради которой он может совершить какой-нибудь безумный поступок.

– И это может изменить его, – с надеждой взглянул в глаза незнакомца Николай.

– Несомненно.

– Это очень все меняет тогда, – Николай опустил незнакомца и напряженно задумался.

– Я смотрю вам очень хочется изменить судьбу Ричарда.

– Да, – неуверенно ответил Николай и достал томик, – Только ведь пьеса уже написана?

– Ну и что. Жизнь ведь продолжается. Значит ничего еще не закончилось. Именно поэтому я и нахожусь здесь, и ищу новые повороты старых сюжетов.

–То есть вы, или Шекспир, не будете возражать, если я изменю концовку, – с надеждой посмотрел на него Николай.

– Наоборот. Мы будем только привёрстывать любые, современные интерпретации, – ответил незнакомец.

Николай хотел было еще задать вопрос, но тут вдруг раздался вой сирены и из прилегающих улиц стали выезжать полицейские машины, из которых выскакивали вооружённые омоновцы, стреляя над головами светошумовыми гранатами. Народ бросился хаотично разбегаться в разные стороны. Николая подхватила толпа и закрутив понесла с площади на одну из прилегающих улиц.

Потом он куда-то бежал подхваченный потоком людей и даже дрался против дружинников в балаклавах вооруженных резиновыми дубинками, которых прислали, в помощь полиции, и отбил у них молодого парня, оказавшимся водителем такси и который в благодарность за это, довез его бесплатно до театра.

Было уже совсем поздно. Он с трудом поднявшись к себе в номер и не раздеваясь, рухнул на кровать и мгновенно уснул.

***

Проснулся он от холода. Форточка была открыта и через нее в комнату задувало утреннюю прохладу с улицы. Встав, он подошел к окну, прикрыл форточку и задумчиво глядя на улицу, стал вспоминать события вчерашнего вечера. Дойдя до встречи с Незнакомцем в уличной толпе, он сунул руку в карман пиджака и достал старинную золотую монету, которую тот отдал ему в расчет за виски. «Значит это был не сон», – произнес вслух Николай и сунув монету обратно в карман, открыл дверь и выглянул в коридор. Там было пусто, только дверь в Нинину комнату была слегка приоткрыта. Он подошел к ней и осторожно постучал.

– Кто там, – раздался тревожный голос Маши.

– Это я, Николай. Можно войти, – и он, приоткрыв дверь, заглянул в комнату.

Маша, с заплаканным лицом сидела на кровати, натянув на себя покрывало.

– Я думала вас арестовали, – слабо улыбнулась она Николаю.

–А я думал тебя, – Николай зашел в комнату. – Что ни будь известно про Нину?

– Она в тюрьме.

Николай в задумчивости прошел по комнате и остановившись напротив окна, произнес, не поворачиваясь: «Чтобы освободить Нину, мне потребуется твоя помощь. Профессиональная».

– Я сделаю все, что вы скажете, – с готовностью ответила Маша, вставая с кровати, прикрываясь покрывалом.

– Ты, должны меня будешь загримировать под этого персонажа, – Николай достал из кармана пиджака свое фото в образе президента и протянул Маше.

– Без проблем. Я же говорила, что вы чем-то похожи, – рассматривая фото, согласилась Нина.

– Только мне нужен будет еще хороший выходной костюм.

– Подберем что-то в костюмерной, – улыбнулась Маша, – Только подождите за дверью, мне надо одеться.

Николай вышел за дверь и сунув руку в карман, снова достал монету незнакомца и держа ее в руке произнес с какой-то угрозой в голосе: «Я сделаю это. А иначе какой из меня Ричард Третий».

– Я готова, – появилась из-за дверей повеселевшая Маша, в легком платьице и они, пройдя по коридору, спустились к переходу в театр.

В гримерной Маша, усадив Николая в кресло, и вставив его фотографию в рамку на столике, сначала побрила его лицо и сделав легкий массаж, принялась гримировать.

–Все готово, – через некоторое время произнесла Маша, протягивая зеркало Николаю.

– Похож, – одобрительно произнес он, – А костюм?

– Сейчас, – Маша ушла и скоро вернулась, неся на вешалке, сразу несколько отглаженных костюмов, с сорочками и галстуками. – Меряйте, выбирайте. – Она разложила их на диване у стены и вышла.

Николай, тщательно пересмотрев все и выбрал темно-синего цвета, в котором он чаще всего проводил встречи с силовиками. Под него он надел нейтральную белую сорочку и бардовый галстук.

–Готово, – позвал он Машу, рассматривая свое отражение в большом зеркале на стене и когда та вошла, посмотрел на нее свои пронзительным взглядом и спросил: «Что скажете?»

– Ну и рожа, – передернула плечиками Маша.

– Не будем обсуждать сейчас мои недостатки, -снисходительно произнес Николай, вытащив из кармана старого пиджака телефон и визитку майора Задворкина, набрал его номер.

– Але, Витя. Это Коля-земляк из Бубенцов, – он переключил телефон на громкую связь и немного отвел руку в сторону. – Ты еще на дежурстве?

– Нет, уже дома, – сонно ответил майор.

– Это хорошо, – одобрил Николай, – Слушай, у тебя есть своя, личная машина?

– Старенькая «копейка». А что надо?

–Надо, чтобы ты подъехал к городскому театру и отвез меня куда я тебе скажу.

После некоторой паузы, майор без настроения спросил: «Когда надо?»

– Прямо сейчас. Очень надо, Витя.

– Жди, скоро подъеду, – ответила трубка и отключилась.

Николай еще некоторое время постоял в задумчивости и взглянув на Машу, подмигнул ей и ободряюще произнес: «Не грусти Маша. Думаю, скоро ты увидишь свою подругу. Приготовь ей что ни будь вкусненькое».

– Она картошку любит жареную, – грустно улыбнулась в ответ Маша.

– Я тоже. Пожарь побольше, – кивнул Николай и вышел из гримерной.

Он спустился вниз и пройдя мимо застывшего в изумлении администратора, вышел на улицу.

У подъезда уже стояла старая серая «копейка», возле которой в помятой туристической куртке и потертых джинсах курил майор. Впрочем, в гражданской форме он был больше похож, не на милиционера, а на обыкновенного работягу, собравшегося на рыбалку.

– Это я, Витя. Не узнаешь, – подошел к нему Николай, протягивая руку.

– Узнаю, – спокойно ответил Витя, – Я тебя сразу узнал, еще когда тебя первый раз в отделение привезли. Я же пятнадцать лет на оперативной работе пропахал. От меня повязкой на глазу не спрячешься.

– Надо же, – с уважение посмотрел на него Николай. – И ни один мускул не дрогнул. Ничем себя не выдал.

– Дергаться в нашем деле, чревато Коля. Мне ведь и в банды внедряться приходилось. Там ребята, жесткие, типа тебя, – тем же спокойным тоном ответил Витя, – Ладно, шеф. Куда едем? Что делаем?

– Едем сначала в тюрьму гэбэшную. Там мою подругу держат. Ну, ты знаешь. Надо ее будет освободить. А потом еще в одно место. Там будет финальная сцена.

– Вопросов нет, – открыл перед ним дверь Витя, и обойдя машину, сел за руль и запустил мотор.

***

Все подъезды к главной городской тюрьме были перекрыты солдатами на бэтээрах. Их машину остановил, выйдя на дорогу наглого вида контрактник, направив на Витю автомат, со спущенным предохранителем.

Николай медленно опустил стекло и выглянув, поманил его пальцем и произнес своим привычным голосом, тем самым, который хорошо знали все люди в стране: «Позови мне боец сюда самого главного своего командира».

Охранник на мгновенье замер, но увидев часть лица Николая, выглядывающую из машины и криво отдав честь, быстро побежал к зеленому штабному пикапу с антеннами на крыше, из которого, выслушав его, выскочил побледневший полковник и трусцой подбежал к «копейке». Подбежав, он наклонился к открытому окну и застыл в такой позе увидев Николая.

– Вольно, – махнул ему рукой Николай. – Открой нам проезд и сообщи по связи начальнику тюрьмы, что я еду, и чтобы все были на месте.

– Е-ы-ть – выдавил нечленораздельно полковник и махнув рукой бэтээру чтобы освободил дорогу, и в такой же полусогнутой позе побежал обратно к пикапу.

– Поехали, -приказал Николай, после того как за отъехавшим бэтээром медленно распахнулись въездные ворота.

Проехав внутрь, они остановились у административного корпуса, возле которого уже выстроились строем сотрудники. Николай открыл дверь и неспеша вылез из машины.

«Смирно», – срывающимся голосом прокричал, полноватый полковник в синем камуфляже и приложив руку к фуражке, чеканя шаг, подошел к Николаю.

– Товарищ верховный главнокомандующий, – раздувая щеки и покраснев лицом прохрипел полковник. – Командный состав сотрудников тюрьмы…

– Отставить, – махнул рукой Николай. – Вы кто?

–Начальник тюрьмы полковник Золотов.

– Бывший начальник тюрьмы, – громко и отчетливо произнес Николай и сделав паузу повернулся к строю, – Кто заместитель начальника тюрьма?

Из строя вышел бравого вида спецназовец в краповом берете с погонами подполковника.

–Это теперь ваш начальник, товарищи офицеры, – Николай медленно прошел вдоль строя и вернувшись к застывшему в строевой стойке спецназовцу, тихо произнес, глядя ему в глаза:

– Слушай меня внимательно, подполковник. Против меня организован заговор. В котором участвовал и твой бывший начальник. Это они взбудоражили народ против меня. Страна находится на краю. Мы должны это остановить. И мне сейчас очень нужны преданные офицеры. Ты готов выполнять мои приказы?

–Так точно, – не моргнув, ответил спецназовец.

– Тогда слушай. Арестуй сейчас этого Золотова и без моего приказа не выпускай. Потом вызовешь сюда все автозаки, посадишь в них арестованных и развезешь их городу, по разным районам, и выпустишь. Главное, чтобы не в одном месте. Действуешь от моего имени. И еще. Там у тебя сидит девушка, Нина Заречная. Ее прямо сейчас пусть приведут ко мне. Я буду ждать в машине. Вопросы есть?

– Нет.

– Тогда за работу, – Николай пожал ему руку и вернулся к машине, а спецназовец, подбежал к строю и отдал несколько коротких приказов. Офицеры стали быстро расходиться в разные стороны, а двое, в форме надзирателей, подхватив бывшего начальника под руки и потащили его к зданию тюрьму.

Николай сел в машину и спросил: «У тебя есть карта города?». Майор, открыл бардачок и достав оттуда карту, развернул и протянул ее Николаю.

– Сейчас приведут Нину. Забираем ее и едем вот сюда, – он указал на небольшую улицу недалеко от Дворца.

– Понял, – убирая карта кивнул майор.

В это время из здания тюрьмы те же надзиратели, что арестовывали начальника, вывели Нину и подвели к машине. Николай отрыл дверь рядом с собой: «Посадите ее сюда». Надзиратели с силой запихали упирающуюся Нину в машину.

– Привет, – улыбнулся ей Николай.

– Что вам от меня надо, – даже не взглянув на него, дерзко ответила Нина.

– Ты меня не узнаешь, – Николай опустил руку в карман пиджака и надел на глаз черную повязку.

– Коля, – удивленно воскликнула Нина, – Что ты тут делаешь?

– За тобой приехал, – и он хлопнул по плечу майора, – Трогай. Поехали по указанному адресу.

***

Приехав к месту, они оставили машину на улице, а дальше Николай их повел за собой пешком. Пройдя немного вперед, они свернули в незаметный переулок и остановились.

– Майор, надо открыть этот люк, – Николай указал на чугунный канализационный люк под ногами. – Это тайный выход из дворца. Соответственно и вход.

Майор зашел в близлежащий двор и вернувшись с куском арматуры поддел люк и с трудом сдвинул его в сторону.

– Надо было брать фонарик, – раздосадовано произнес, Николай заглянув вниз.

– Фонарик, Товарищ президент, сейчас есть в любом смартфоне, – съязвила Нина, достав свой телефон и включив режим фонаря.

–Дай сюда, – протянул руку Николай.

–Не надо, я сама буду вам светить, – и Нина, нагнувшись к отверстию, направила луч в темноту, – Полезайте.

Они спустились вниз и оказались в небольшом тоннеле и освещая проход, пошли на мерцающий впереди огонек.

Пройдя метров пятьсот и дойдя до огонька, тоннель закончился небольшой вертикальной шахтой, с металлическими скобами, заделанными в стене.

Нина подсветила вверх: «Что там?»

– Гардеробная, -ответил Николай, – Свети, я пойду первым. Потом дам вам команду. – И он, ухватившись за скобу, стал осторожно подниматься вверх.

Добравшись до конца, он нащупал на крышке, закрывающей шахту вентиль, и стал крутить его. Крышка медленно ушла в сторону, открывая проход. Николай выглянул наружу, огляделся и негромко скомандовав вниз: «Все нормально. Можно подниматься». Они выбрались наружу и оказались в небольшом, закрытом помещении. Здесь вдоль стен располагались несколько стеллажей с большими картонными коробками и на длинной штаге, протянутой от одной стене к другой, как на турнике, висели несколько официальных мужских костюмов.

– Это, что все твои вещи, – с удивлением спросила Нина, осматриваясь вокруг.

–Мне этого хватает, – ответил Николай, и взяв с полки одежную щетку, почистил ей рукава пиджака.

– Что мы дальше будем делать? Захватывать дворец, – спросил майор.

– Мы его уже взяли. Вся стражу снаружи осталась. А здесь не положено никому находиться, кроме моего секретаря. Если он, конечно, не сбежал еще, – и Николай, приоткрыв дверь, выглянув и скомандовал, – Пошли.

Они вышли из гардеробной и пройдя по пустом коридорам, связывающем залы дворца, остановились перед огромной белой дверью.

– Что там находится, – шепотом спросила Нина.

–Киносъемочная. Отсюда транслируют все мои телевизионные выступления, – ответил Николая и потянул на себя ручку двери, за которой оказался огромный кабинет, размером в зал, голубого цвета, с отполированным до блеска паркетным полом, высокими мраморными колонами и огромной хрустальной люстрой на потолке. Все мелкие элементы интерьера – плинтуса, оконные наличники, мебель, все здесь было инкрустировано золотом, а посередине стоял тоже золотой стол, за которым на красном королевском стуле времен Людовика Четырнадцатого сидел в застывшей позе с вытянутым вперед кулаком двойник Николая.

– Кто это – испуганно воскликнула Нина, хватаясь за лицо руками.

– Робот, – рассмеялся Николай. – Он у них сломался. А запасного не сделали, – продолжал хохотать он. – Столько денег на него угрохали, а результат, как всегда, никакой. – Тут он перестал смеяться и подойдя к роботу, попытался поднять его со стула. – Тяжелый. Майор, а ну ка помоги.

Майор подошел, и они с трудом стащили робота со стула и отволокли в угол кабинета.

– Вот и все господа. «Теперь никакой робот вам больше не поможет», —с удовлетворением произнес Николай, садясь в кресло и наколовшись к блоку селекторной связи произнес: «Соедините меня с Центризбиркомом».

– Слушаю вас, товарищ президент, – раздался в ответ взволнованный женский голос.

– Нина Ивановна, это вы?

– Я Николай Николаевич.

– Дайте мне срочно, цифры, но голосованию.

– Даю, даю, – залепетала в ответ Нина Ивановна. – Вы с восьмьюдесятью двумя голосами победили.

– Нет, не эту, – зарычал Никола, – Ты мне старая дура, честные цифры дай.

– Та, та, та, – застонала Нина Ивановна. – Даю, даю, даю. Только вы пожалуйста не кричите на меня так, ладно.

–Говори!

–Если честные. Тогда у вас, всего тридцать семь процента.

– Ого. Не ожидал, – откровенно удивился Николай. – Значит я не всем еще здесь надоел. А у Стула сколько?

– А у Стула пятьдесят семь.

– Выходит Стул победил, – удовлетворенно произнес Николай, – И теперь не я, а Стул наш президент.

–Это невозможно, – воскликнула Нина Ивановна и зарыдала.

– Ладно, ладно, успокойтесь. Все будет хорошо. «Он справится», —и отключив Нину Ивановну, Николай снова переключился на линию секретаря. – Соедините меня с Директором Первого канала.

– Слушаю товарищ президент. Это Пернст с Первого канала, -тут же почтительно ответил динамик.

– Значит так. Включай там свою эту шарманку. Я обращение к народу хочу зачитать.

– Как будем транслировать в прямом эфире или записи, – услужливым, как у официанта голосом, спросил Пернст.

–Конечно в прямом эфире.

– Включили товарищ президент. Можете говорить.

–В красную точку на стене смотреть, – уточнил Николай.

–Да в красную. Появилась?

– Появилась. Вижу. – Николай выпрямился, застегнул пиджак и сделав небольшую паузу произнес поставленным президентский голосом: «Уважаемые граждане моей страны. Хочу сначала поблагодарить вас за то доверие, которые вы мне оказали за все эти долгие годы моего правления. Но как говорится, всему приходит конец и пришел конец моей эпохи, и всему, что было с этим связано и хорошему, и плохому. Но сегодня, согласно подсчётом голосов избирателей, победил мой конкурент, – тут Николай запнулся и бросив взгляд на Нину. Процедил сквозь зубы, – Как зовут этого вашего Стула?

– Алексей Анатольевич, – сложив руки рупором прошептала в ответ Нина.

– Так вот с результатом в пятьдесят семь процентов, побеждает Алексей Анатольевич Стул. А я ухожу, освобождая для него это президентское кресло. – И тут он вышел из-за стола и подняв, поставил на него красный стул Людовика Четырнадцатого. – Еще раз всем спасибо за терпение. Прощайте.

Он сделал условный знак рукой, и тут же красная точка на стене погасла и нагнувший к селектору, произнес: «Еще раз с Пернстом соедините».

– Слушаю товарищ президент, – срывающимся голосом ответил Пернст.

– Прошло обращение?

– Прошло. Как же оно не могло пройти если вы приказали.

– Все, молодец. Свободен.

– В каком смысле?

– В прямом, – и Николай, выключив селектор, повернулся к Нине и майору. -Ну, что поехали обратно?

– Куда обратно, – не понял майор.

– В театр. У меня очень большое желание сыграть этого Ричарда Третьего. Что скажешь Нина?

– А, что тут говорить. У нас через сорок минут репетиция, – показала запястье с наручными часами Нина. –Торопиться надо. Главреж не любит, когда опаздывают. Влетит обоим.

– Майор. В последний раз прошу. Подбрось пожалуйста до театра, – и Николай достал повязку, надел ее на глаз.

– Поехали, – кивнул майор и развернувшись, пошел к выходу.

(версия для киносценария)




MyBook - читай и слушай по одной подписке