КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Книга Судеб (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Умереть и восстать из мертвых, название для какой-нибудь третьесортной пьесы автора с сильно разбушевавшейся фантазией. В моем случае, простой факт. Меня убили. Опять. Вот только если в первый раз я не успел почувствовать притяжение круговорота жизни, то сейчас ощутил всю эту прелесть в полной мере. Неудивительно, что когда Агарес выполнил свою часть сделки и я оказался в собственном теле, то еще пару минут лежал овощем, пытаясь восстановить свои источники и энергопотоки.

Надо сказать, властитель смерти все сделал крайне оперативно и сейчас мое тело почти в той же форме, что и до убийства. Источники не успели раствориться в окружающем мире, а то что руки и ноги пока плохо слушаются, так это дело поправимое, главное выжить в назревающем коллапсе.

Вокруг меня творился настоящий хаос. Стен вокруг как таковых не было, а я и все кто меня окружал, находились на каменном фундаменте обрушившегося белокаменного дворца. Что меня больше всего порадовало, Лир лежал совсем неподалеку от меня со свернутой набок шеей и вот он-то как раз точно из мертвых не восстанет.

То что он был мертв, я чувствовал нутром, даже не так, я чувствовал это нутром Малуши, которая находилась в состоянии единения с высшим оружием. Кажется, Агарес упоминал, что смог вытащить ее только в этой форме. Нужно будет узнать, опасно ли для нее это и есть ли возможность вернуть ей ее первоначальный вид, не хочется постоянно двигаться с костлявой смертью за спиной.

“На твоем месте, я бы не сильно дергалась и не привлекала к себе лишнее внимание, по крайней мере до тех пор, пока не сможешь полностью прийти в себя”,- раздался в моей голове голос Василисы, буквально пропитанный нервозностью.- “Не знай я про твою страховку, то уже поседела бы!”

Вот уж кто действительно испугался. Василиса не принадлежит физическому миру, я все еще ее носитель, и хотя она пытается обрести нормальную физическую оболочку, это не значит, что она бы не погибла в случае моей окончательной смерти.

“У тебя нет волос, а значит седины не будет, нечего прибедняться. Лучше скажи, что конкретно происходит, ни я, ни Малуша не видим окружение также хорошо как ты”,- попросил я Василису, так как окружающие звуки сильно начинали меня волновать.

“Я в отличии от тебя из этого мира не пропадала, держалась за счет энергии душ. И надо сказать, союзника ты выбрал себе очень сильного”,- говоря это, Василиса влила в меня немного энергии из своих запасов, чтобы я смог наконец рассмотреть что происходит на образовавшемся плато.- “Он убил Лира, даже несмотря на защиту Маркуса, а после этого встал на сторону твоего патрона. Результат ты видишь перед собой.”

И я действительно увидел результат. Разрушенный дворец это лишь верхушка айсберга. Сейчас Кано и Баку стояли напротив группы древних, часть из которых уже была мертва. Кано использовал свое истинное имя для того чтобы уничтожить их, а отголоски его звучания все еще витали в воздухе, будоража не только сознание, но и душу. Мое естество пело, прикасаясь к первородной материи, пело и надеялось, что также найдет свое истинное имя.

— Я смотрю у вас есть некоторые разногласия в вашем замшелом совете, — мой голос прозвучал набатом, от которого часть слабых древних дернулась и стала шаг за шагом отступать.

Я все еще не мог применить свои силы на полную, но и не на это был расчет. Напряжение сил между группами подсказало мне, что за незримая борьба ведется между ними, и я помог своим защитникам по мере сил. Тени некогда великих древних, были гораздо слабее Маркуса, но лишившись их поддержки, он был вынужден остаться один.

— Куда вы бежите? — прорычал Маркус, на долю секунды бросая злобный взгляд на струсивших стариков. — Боитесь восставшего трупа? Убейте его!

Надо признать, пусть я действительно был ожившим трупом, но прозвучало все же неприятно. Это оскорбление всколыхнуло во мне злобу и ярость, которая все никак не могла разгореться внутри меня из-за трупного холода, не желавшего уступать мое тело так просто. Жарким огнем прокатились эмоции по моему телу выдавливая остатки онемения и слабости. Рука сама собой сомкнулась на протазане, а естество начало напитывать оружие энергией сразу из трех темных источников.

Тьма, бездна и разрушение. Тенебрис, Абрап и Кё слились воедино тугим канатом и перетекли из моего естества в древко оружия, покрывая его черными рунами, сочащимися силой. Используя три потока сознания, я обуздал эту силу и позволил синергии сделать свое дело.

Пятеро теней надвигались на меня, но делали это опасливо, словно бы чувствовали подвох. Они так давно не встречались с оружием, что может ранить их, что просто забыли об элементарной осторожности.

Бросаясь вперед, я росчерком клинка вырезал в воздухе небольшой знак, отдалено похожий на плетение техники. Теперь, все зависит лишь от моих умений.

Первая же тень на моем пути получила клинок в живот и завопила от боли. Другие древние смотрели на своего собрата непонимающе, и лишь когда их взгляды упали на мое оружие, до них наконец дошло, что они не бессмертны.

Сила вибрирующая в моем клинке вырвалась в свою жертву и начала пожирать моего врага. Тьма поразила его тело, а энергия разрушения даровала топливо для появления тварей бездны. Буквально за пару секунд, существо жившее долгие тысячи лет, исчезло под грудой мелкий тварей, уничтоживших его тело.

— Теперь ваша очередь, — повернулся я к оставшимся четырем теням.

В момент когда эти слова сорвались с моих уст, на девятом ярусе Полиса грянул колокол, возвещающий о смерти древнего. Теперь ни у кого не оставалось сомнений, сейчас их будут убивать.

“Четверо противников за раз, не многовато?”-пискнула Василиса, когда четверка древних сделала одновременно шаг ко мне.

— В самый раз, — ответил я ей и позволил своему фамильяру сорваться вперед.

Девушка, обличенная в лик смерти, врезалась в четверку, полностью игнорируя их атаки по себе. Ее тело утратило возможность использовать любые другие источники, кроме энергии смерти, но это дало ей невероятную силу Мортем. Обладая высшим оружием, Малуша грациозно принимала смертельные удары на открытое тело и превращала их силу в энергию смерти. Каждый ее удар убивал тела древних, и когда те восстанавливались, частичка их естества навсегда терялась в круговороте жизни, унесенная служительницей смерти.

На короткий момент времени, я даже подумал, а стоит ли мне вмешиваться, слишком уж хорошо все выходило у моего фамильяра. У меня появился короткий отрезок времени, чтобы осмотреться и понять, где меня или моих союзников может поджидать опасность.

К счастью, все выходило как нельзя лучше. Баку и Кано давили Маркуса и совсем скоро тот не сможет сопротивляться. Малуша легко справлялась с атаками врагов, и пусть она все еще никого не убила, но ее сила достойна отдельной похвалы. Оставался лишь я, наблюдающий за всем и почему-то все еще опасающийся неизвестно чего. И вскоре, я понял что меня так беспокоило.

Тело древнего, которого я убил, твари бездны перестали грызть его и развоплотились. Его полуизглоданный труп лежал и истекал непонятной жижей, а над этой жижей стелился легкий туман, от которого веяло ровно той же силой, что и от Малуши.

— Агарес, — произнес я в пустоту. — Выйди к нам, почему ты прячешься?

— Прячусь? — ехидный голос хранителя смерти сочился от эмоций, когда он появился передо мной вместо тумана. — Нет, Михаил, я не прячусь, отнюдь, я открыт для беседы или драки. Смотря кто и чего от меня хочет.

Его самодовольная ухмылка на лице объяснялась очень просто. Это существо впитало жидкость, вытекшую из мертвого тела древнего и сейчас стало сильнее чем было. И судя по тому, как он облизывается на другие трупы, валяющиеся позади Маркуса, Агарес сегодня собрался хорошенько поесть.

— Спасибо, — чуть склонил я голову в знак благодарности. — Ты честно выполнил свою часть сделки, не смею тебе мешать.

— Так просто повернешься ко мне спиной? — спросил он с интересом.

— Сейчас, да, повернусь, — бросил я ему через плечо. — Уверен, эти старые мумии гораздо вкуснее меня. Приятного аппетита!

В этот момент раздался очередной звон колокола и один из четверки древних окруживших Малушу упал замертво. Его тело как и тела его собратьев было изъедено энергией смерти, но что интересно, оно даже после смерти старика пыталось восстановиться, выделяя ту самую жидкость, что так жаждал впитать Агарес.

— Книга судеб не стоит того, — одновременно сделали шаг назад тройка древних, с которой сражалась Малуша. — Мы доживем свою жизнь, как мы того хотим. Партия окончена. Прощай Маркус.

Произнеся прощальные слова, тройка теней растворились в воздухе, а Маркус неожиданно сильно ослаб и припал к земле. Больше некому было поддерживать его противостояние и он почти мгновенно проиграл.

— Вот видишь, мой старый соперник, так бывает, когда ты надеешься переиграть мастера, — тяжело дыша произнес Баку. — Я одержал победу в этой партии и ты ничего не можешь с этим поделать.

—Ты победил? — голос Маркуса звучал надломлено, но все еще гордо. — Ты заключил договор с этой тварью, что сейчас пожирает наших собратьев. Ты предал все наши начинания. Ты вверг в хаос целые галактики, что сейчас оторваны от Эдема и обречены на смерть. И все ради мига сладостной победы?

— О чем он говорит? — спросил Кано, внимательно смотря на Баку.

— Без контроля со стороны, врата между Эдемом и разными мирами перестанут существовать. Шанс выживания у таких миров примерно одна тысячная процента. Но думаю тебе волноваться не стоит, пока ты жив, связь с твоими мирами устойчива и если ты не будешь дурить, то она продержится еще очень долго, — отмахнулся Баку от обладателя истинного имени. — Другое дело, что в Эдеме начнется хаос, ведь миры у которых нет владетелей и древних, начнут отмирать уже примерно через час-два.

— И это лишь ради того чтобы поставить собратьев на место? — в голосе Кано отчетливо проступила злость, он явно уже был не рад, что помог Баку.

— Это все, ради новых открытий и свершений, о которых мне не позволено было даже думать, пока были живы мои собратья, — произнес старик с таким видом, словно вынужден объяснять ребенку как решить элементарный примерчик по математике. — А теперь, раз больше нет вопросов, я пожалуй займусь братоубийством.

Добродушно выглядевший старик схватил Маркуса за горло и принялся давить его, словно хотел задушить, но между тем, из его жертвы вытекала жидкость, та самая, что восстанавливала тела убитых. Вот только, в этот раз она была куда как более насыщенного цвета и ее было столько, словно из всех остальных древних разом. Агарес смотрел на Баку с завистью, но даже не пытался пробовать претендовать на силы Маркуса.

— У меня вопрос, — произнес я в тишине, когда жертва Баку превратилась в такое же подобие древнего, как и те тени, что ушли из Эдема навсегда.

— Спрашивай, — произнес Баку, даже не поворачивая головы.

— Зачем было нужно давать меня убить? — спросил я, чтобы хоть немного отвлечь старика от рядом стоящего Кано, хотя и без того знал ответ на этот вопрос.

—Знаешь ли, я огорчен, что ты пытаешься подловить меня такой откровенно слабой уловкой, — бросил Баку на меня взгляд через плечо. — Но я отвечу, и сделаю это с радостью. Все же не каждый день твой план, продуманный сотни лет назад, заканчивается безоговорочной победой. Дело в том, что ты нашел шкатулку с заключенным там Агаресом не просто так. Поверь, очень много сил потребовалось, чтобы оторвать одного из хранителей мира от его вотчины, но только таким образом я мог гарантировать ему то, что он получил в итоге. Твой договор с ним, моя небольшая страховка, на тот случай, если Маркус окончательно возьмет правление в свои руки. Нарушить правило по мелочи, это пшик, который совершал каждый из нас на протяжении каждого дня во все эпохи игры. А вот убийство собственными руками претендента на победу, это развязало мне руки. Я смог атаковать его и оставить свою совесть чистой. Скажем так, это был мой элегантный ход конем, а не кавалерийский наскок ферзем. Меньше рисков, больше эффекта. Да и не стоило тебе бродить по моему миру с возможностью воскреснуть, вдруг чего доброго попробуешь меня убить. И кстати говоря про убить, Кано, ты исчерпал свои силы на ближайшие дни, не стоит напрягаться, ведь я то в отличии от тебя свеж и готов к бою.

В этот момент Баку поднялся во весь рост, а Маркус осыпался прахом. Властитель снов больше не походил на старика, в нем текла сила, которая была куда как выше той, которой он обладал ранее.

— Мне нужна книга судеб, — коротко произнес Баку, смотря мне прямо в глаза. — Ты победитель, и ты имеешь право ее открыть. Ты отправишься со мной.

Это было предложение, не требующее согласия. Меня придавило к земле и потащило к ногам того, благодаря кому я проживаю столь странную судьбу.

Мое тело не слушалось меня, словно бы я кукла, которую дергают за нити. Источники в моем естестве притихли и больше не пылали огнем. Они мне не помогут. Использовать же силы архангела, против их же создателя, глупость да и только. Впрочем, вряд ли я смогу хотя бы рот открыть.

— Стой, — неожиданно раздался повелительный женский голос.

К сожалению, я не был властен над собой и не мог повернуть головы, чтобы увидеть ту, кто посмел перечить самому сильному существу во вселенной. Но я видел Агареса, и надо сказать, это существо даже оторвалось от трапезы и удивленно смотрело на неожиданную гостью.

— Твой претендент еще не победил, — спокойно продолжила женщина, подходя ближе к нам. — Трое сбежали и остальные мертвы. Но жива также и я. Я требую гонки. Во всем Эдеме, кроме Михаила есть еще один владетель, не канувший в лету.

— После того что было, ты смеешь являться ко мне? — спокойно спросил Баку, хотя готов спорить, он готов был разорвать свою собеседницу.

— Ты что было, уже прошло. Мой претендент жив, ты принимаешь гонку? — чуть дрогнул ее голос в последний момент, выдавая ее волнение, и возможно слабость.

— Правила расскажешь им сама. Я приготовился и к такому варианту, так что принимаю твой вызов, — произнес Баку и вместе с тем, исчезли путы меня сковывающие. — Михаил, если вдруг подумаешь поддаться своему сопернику, чтобы напакостить мне, учитывай, что все души твоих близких у меня. Маркус так сильно обиделся на тебя, что в короткий срок собрал целую коллекцию, и все они достались мне по наследству. И даже больше тебе скажу, если решишь что все они ничего не стоят против удара по мне, у меня есть еще один сюрприз. Имя этого сюрприза, Виктория.

С трудом удержавшись на ногах, я хотел было попытаться броситься на него и ударить, но сдержался. Слишком велика разница в весовых категориях.

В голове мелькнула мысль, вдруг он врет, но нет. Вранье не в стиле Баку. Правда это или нет, я узнаю лишь на девятом ярусе.

Ехидно усмехнувшись, Баку исчез, а вслед за ними все тела древних. Впрочем Агарес тоже исчез. Видимо решил смыться вслед за своим боссом. А вот странная женщина, выступившая против Баку, осталась здесь. Ее лицо отдавало мертвенной бледностью, а ноги дрожали. Если бы не Маги-инту, она вряд ли бы удержалась на своих двоих.

— Старая я уже для такой борьбы, — произнесла она присаживаясь на стул, взявшийся неизвестно откуда. — Баку выпил все, что Марку цедил из нас на протяжении тысячелетий. Теперь, его, скорее всего, не остановить.

— Тогда зачем вы решились ему противиться? Почему не ушли? — спросил я у нее, помогая подняться Малуше, чьи костяные крылья выглядели слегка пожелтевшими.

—Это история длинной в несколько тысяч лет, так что просто поверь, у меня есть свои причины, — откинулась она на спинку стула и тяжело вздохнула. — Главное теперь то, что враг у нас один, пусть мы и соперники в этой дурацкой гонке.

Глава 2

Ситуация вырисовывалась крайне неприятная. Формально, все кто остался на плато, мои союзники. Наши армии победили и сейчас делают ничто иное, как празднуют, в то время как мы здесь должны были бы решать вопросы политического влияния. Но на деле, из-за влияния Баку на всех нас, мы из партнеров превратились в соперников. Мой патрон держит в заложниках мою дочь и целую кучу душ тех, кто мне может быть дорог. Конкретно всех я не знаю, но уже Тэлига и Деуса достаточно, чтобы проникнуться.

Идеальным вариантом было бы убить сейчас Маги-инту и его хозяйку, чтобы не иметь никаких проблем в виде соперника в гонке. Вот только, в этом случае, я лишусь даже тени шанса на то, что мне Кано поможет мне в битве с Баку, и это если он вообще даст мне убить моих соперников. К сожалению, я так и не узнал силу его истинного имени, но судя по количеству убитых им древних, она отнюдь не мала.

— Баку сказал, что врата будут закрываться, и скорее всего, это повлечет за собой сильные катаклизмы, — произнес Кано, когда между мной и хозяйкой Маги-инту повисла пауза. — Не хочу вас торопить, но регион Лира тоже под угрозой. Я хотел бы увести свои войска, да и вам бы посоветовал сделать тоже самое.

С этими словами, воин и одновременно обладатель золотистой гривы сделал почтительный поклон перед древней, а затем, аккуратно перепрыгнув через край плато, скрылся из виду.

— Не стоит нас убивать, — произнесла древняя прежде, чем эта мысль появилась в моей голове вновь. — Моя смерть ничего не даст, ровно как и смерть Инту. Пари заключено, а мой фаворит, не этот старик.

— Атол, — вспомнил я имя сына Маги-инту. — Спрятали его.

Я не спрашивал, скорее констатировал факт. Только глупец бы не подготовился к такому варианту, если бы знал все заранее. Логично, что эта парочка спрятала Атола еще даже раньше начала случившейся войны.

— Маркус был силен, очень силен, и несмотря на то что правила ему были не писаны, он все же не полностью отказался от Лироя Гибы и его дома, а значит, местные врата просуществуют чуть дольше остальных, — между тем продолжила древняя, чьего имени я так и не смог увидеть через систему. — Меня зовут Инсида и я первая ученица, а также по совместительству и любовь всей жизни того говнюка, что выстроил твою судьбу от начала и почти до самого ее конца. Раз уж так вышло, что Баку отдал мне прерогативу рассказать тебе правила гонки, то слушай и не перебивай, я ненавижу отвечать на глупые вопросы.

Что занятно, чем больше проходило времени, тем все быстрее восстанавливались силы древней, а вместе с тем начали проявляться и ее самоуверенность, гордыня и самовлюбленность. Маги-инту при этом смотрел на нее как на небожителя, что придавало той все большие нарциссические черты.

— В гонке три правила, — продолжал меняться голос Инсиды. — Первое и главное: победить можно лишь дотронувшись до книги судеб, до настоящей книги, а не сотен подделок, что могут вам встретиться по пути. Только оригинал даст вам победу.

— По пути? Разве книга не на девятом ярусе? — задал я уточняющий вопрос, на что женщина закатила глаза, а мне резко захотелось ее пару раз приложить о каменные плиты.

— Девятый ярус, это маленькая комната, в которой заключена сила этой части вселенной. Может быть ты слышал о ней как о первородной материи. Из-за нее комната может становиться целым миром или же лабиринтом, да и любым другим строением или местом, — все же соизволила ответить древняя, хотя и посмотрела после этого на меня как на идиота. — Второе правило: следуйте зову книги. Победитель отличит истинный зов от ложного, а тот кто пойдет не туда, может навеки затеряться среди материи и своих собственных мыслей. И наконец третье правило: следуйте зову, но не открывайте книгу без меня или Баку, иначе мы убьем вас.

— Не слишком ли самонадеянно? — посмотрел я на нее как на ничтожество.

— Нет, мальчик, не самонадеянно. Девятый ярус, это то место, где тебе никогда не победить нас. Ни-ко-гда, — буквально по слогам выговорила она последнее слово и растворилась в воздухе, оставив старика Маги-инту восхищенно охать и вздыхать.

Тот кого я уважал, кого считал мудрецом, оказался так слаб на эмоции. Ради стервы, готов в лепешку расшибиться. Я видел это в его глазах, и поэтому не стал даже пытаться разговорить. Произнес лишь одну фразу перед тем как уйти.

— Попробуешь напасть на мои войска или мои земли, и я изничтожу все что тебе дорого…

Плавно взмахивая крыльями, я размышлял о том, стоил ли бросить все и мчаться сейчас в Полис. Гонка на то и гонка, что времени на лишние раздумья и действия нет, но что-то не давало мне покоя. Что-то неприятное, совсем как звук костяных крыльев Малуши.

— Ты теперь даже разговаривать не можешь? — чуть повернув голову спросил я у нее.

Девушка не ответила, лишь приоткрыла челюсть показывая, что у нее нет языка. Надо сказать, в первый раз, когда она соединила свое естество с высшим оружием, девушка оставалась похожа на девушку. Сейчас же, Малуша больше походила на обезличенное воплощение энергии смерти. Ее волосы стали похожи на серебро и покрылись непонятной корочкой. Лицо впало и лишилось глаз. Ее же женские телеса, они исчезли. Но сама девушка, оставалась той, кем была рождена. Я чувствовал эту боль, чувствовал как она тихо плачет где-то внутри себя.

— Подожди, — взял я ее за костлявую руку и указал на крышу одного из полуразрушенных домов. — Позволь, я попробую тебе помочь.

Мягко ступив на черепицу уцелевшего участка крыши, я аккуратно уложил Малушу головой себе на колени. Я понимал, что без знания дела, скорее всего ничего не добьюсь, ровно как понимал и то, что мне стоит поторопиться и увести войска из зоны возможного катаклизма. Понимал, но не мог не попробовать. Тот холод, что передавался мне от моего фамильяра по ментальной связи, он сковывал уже меня самого и все нарастал. Готов спорить на что угодно, еще немного и девушка останется совсем без какой-либо плоти. И тогда, кто знает, может быть она даже перестанет быть моим фамильяром.

— Я смотрю, ты почувствовал опасность, — донесся до меня тихий голос Агареса из тени полуразрушенного каменного дымохода. — Будешь пробовать сам спасти свою подружку или доверишься профессионалу?

— И почему же профессионал не сделал сразу “как надо”? — бросил я взгляд на источник звука, но не нашел его.

— Время мой дорогой друг, время, — промурлыкал он в ответ. — Мне было необходимо не допустить того, чтобы твоя душа утекла в круговорот, и я сделал это. Про девчонку разговора не было, так что скажи спасибо, что я вообще вернул ее.

— Тогда зачем ты сейчас здесь? Зачем тебе помогать? Еще одна сделка, где я в итоге останусь в дураках? — задал я сразу три вопроса, тщательно концентрируясь на звуках голоса своего оппонента.

— Сделка, ты верно угадал, только на этот раз, без двойного дна, — произнес он, а я наконец-таки понял, этого существа вообще не было рядом, он разговаривал со мной через Малушу, тщательно пытаясь задурить сознание. — И ничего я тебя не дурю, просто прячусь от нашего общего знакомого. Видишь ли, у нас с ним вышли некие разногласия. Ему оказалось мало того, что он выпил из Маркуса, поэтому он попробовал отобрать у меня остальные тела, и это несмотря на то, что он же позволил уйти трем древним и заключил пари с четвертой. Такого нечестного партнера стоит наказать и я знаю как. Так что, сделка? Я вытаскиваю высшее оружие из твоего фамильяра, а взамен, ты убьешь Баку. Тело его ты конечно же отдашь мне….

Видимо Агарес так ярко представил себе картинку мертвого Баку, что даже причмокнул от предвкушения. Но стоит сказать, слова его звучали заманчиво, словно если бы он был не хозяином смерти, а змеем искусителем.

— Сразу тебе скажу, еще раз воскресить тебя я не смогу. Ты просто умрешь, если я попробую вновь нанести руны на твое естество, — предупреждая мою просьбу, произнес Агарес. — Но я могу дать тебе пару советов. Собственно первый из них, не используй силу архангела. Она словно прямая связь с Баку, одно использование и он еще сутки сможет за тобой беспрепятственно следить.

И вот теперь я задумался, действительно задумался. Слишком заманчиво предложение, ровно как и понятна мотивация Агареса. Аппетиты Баку выросли и он решил пренебречь интересами своего партнера, легко в это верю. И что важно, обманывать меня сейчас не имеет никакого смысла, ведь я и так у Баку на крючке.

— Гарантии какие? — спросил я вслух. — Гарантии того, что получив желаемое, ты не разделаешься со мной.

— Видишь ли, ты не совсем понимаешь ситуацию. Если ты победишь и убьешь Баку, то перед тобой станет открыта сама Книга Судеб. Светоч вселенной, книга душ, называй как хочешь, — голос Агареса был так серьезен, что я невольно проникся. — Баку запрещено ее касаться, и он хочет действовать через тебя. Будь уверен, выиграешь ты, и та кошелка, что якобы ваша соперница, не проживет и секунды. Меня же, туда вообще не пропустят. Я расскажу тебе способ, как убить этого зазнавшегося идиота, так что тебе останется только все сделать, а после, можешь пользоваться книгой и строить идеальный мир. Идеальный мир, в котором буду неидеальный я.

— Звучит как-то слишком легко и непринужденно, — пробормотал я. — Мне нужна минута на раздумья.

— Минута так минута, — произнес он так выразительно, что мне показалось словно я в живую увидел как он пожал плечами.

Сотрудничество с хозяином смерти, вариант так себе. Но он обладает информацией, а также может помочь сохранить жизнь фамильяру. Один совет его чего только стоит. Конечно сейчас я не пользуюсь силами архангела, но если бы приперло, то мог бы и нарушить свой собственный запрет, теперь же, точно этого не сделаю.

— Что за способ способен убить древнего, высосавшего из своих собратьев все силы? — задал я вопрос Агаресу.

— Двенадцать энергий, шесть светлых, шесть темных. В тебе одиннадцать источников, осталось найти еще один, — промурлыкал он. — И не надо говорить мне про банальность этой идеи. Я был создан обладателем двенадцати энергий. Мой создатель, творец Эдема, обладал всеми источниками. Я производное от него, я могу посоветовать тебе где искать Стелир. Так что, по рукам?

— По рукам, — произнес я и одновременно с этим, тело Малуши выгнуло дугой.

Ее рот раскрылся в безмолвном крике, а сквозь прозрачную натянутую кожу стали проступать черные жилы. Ребра затрещали и разошлись в стороны, а из образовавшейся раны толчками начала вытекать черная жидкость.

Дадао в руке Малуши вздрогнул и чуть удлинившись коснулся этой жижы, начав ее впитывать. Оружие перестало терзать естество девушки и к ней постепенно начал возвращаться нормальный вид. Появилась легкая розовинка на щеках и выровнялось дыхание. Теперь, ей нужно лечение и активное питание, потому как энергия смерти превратила Малушу в живой скелет.

— А теперь к главному, — привлек мое внимание Агарес. — Стелир энергия звезд и найти ее можно только в космосе. К сожалению, просто так тебе туда не попасть, но если тебе очень повезет, то где-то в верхних слоях атмосферы ты найдешь искорку этой энергии. Но это еще не все, шанс найти ее там, почти нулевой, так что можешь попытаться найти тех, кто не так давно проходил через врата из присоединенных миров в Эдем. Некоторые из путешественников, кто по пути пропадают, через какое-то время возвращаются и несут в себе свет звезд. Забери себе их источник и тогда, Баку падет. Ну или если тебе очень повезет и фартуна повернется к тебе лицом, а не филейной частью, то сама книга судеб даст тебе испытание в открытом космосе, где ты сможешь коснуться источника энергии звезд.

— Ты говорил, что дашь пару советов, а рассказал только основную часть уговора, про энергию архангела я и так знал, — лишь самую малость соврал я.

— Книга судеб испытает тебя, и испытание не будет легким. Когда будешь собираться, представь тех, кого ты бы мог взять с собой. Книга даст понять кого можно взять, а кого нет. Мой совет в том, чтобы ты прислушался к ее выбору, — произнесло существо, чей возраст в сотни раз больше моего. — И раз ты мне нравишься, я по доброте душевной дам еще один совет. Лети отсюда. Прямо сейчас.

И я взлетел. Схватил лежащую без чувств Малушу на руки и взлетел. Голос Агареса был так взволнован, что я не стал переспрашивать его. И оказался прав.

Катаклизм несмотря на все заверения Инсиды случился очень быстро. Не знаю уж где находились врата в этом регионе, но скала на которой находился когда-то замок Лира, сложилась внутрь себя как карточный домик. Больше всего это походило на локальную черную дыру малой мощности. Камень, здания, мостовую, людей, все без разбору засасывалось ей как пылесосом. И что важно, чем дольше это продолжалось, тем сильнее становилось притяжение.

Это длилось десяток минут, а затем дыра схлопнулась вызывая тем самым еще один катаклизм. Землетрясение такой мощности, что земля во многих местах буквально разошлась в разные стороны как по шву. От гигантского города не осталось ничего, лишь редкие остовы домов, что чудом остались целы, на небольших участках земли посреди кромешного ада.

Я держал в руках сильно исхудавшую девушку и не чувствовал ее веса. У меня отнялись руки, а в ушах стоял сильный звон, настолько громким оказался катаклизм. И между тем, я слышал еще несколько похожих грохотов с разных сторон света. В Эдеме начинался коллапс. Сотни тысяч, если не миллионы жертв. Отсутствие владетелей. Все это приведет к такому кризису, что вряд ли выживет хотя бы половина из всех жителей Эдема.

Мотнув головой, я отбросил эти мысли и начал высматривать свою армию. Я несу ответственность за этих разумных, и я виноват в том, что поступился их жизнями ради своего фамильяра. Надо найти их.

Следующие полчаса я летал посреди развалин города и наблюдал одинаковые картины. Сотни людей и нелюдей бродили посреди осколков своей прошлой жизни. Больше всего среди них было именно воинов, но отнюдь не моих.

В конечно итоге, я решил что мои войска ушли из столицы и ее окрестностей раньше катаклизма, иначе как другого ответа я не вижу как бы они смогли все в одночасье пропасть. Триста тысяч слишком много, чтобы пропасть всем до единого.

И я оказался прав. Арн увел войска. Наплевал на братскую попойку, когда появился посыльный от Кано и передал итоги битвы владетелей с предупреждением о возможных последствиях. Конечно командующий не до конца уверился в информации от союзников, но на заметку взял и из города отошел на небольшое расстояние. Поэтому-то он и смог сориентироваться, когда открылась эта черная дыра, уводя войска еще дальше. Собственно как я и говорил, Арн знал свое дело.

— Чисто сработал, — похвалил я его, когда он озвучил итоги по уничтоженным силам противника.

— Одни бы мы не справились, — хмыкнул он в ответ. — У вас господин сильные союзники.

— Были сильные союзники, были, теперь мы сами по себе, — не сильно обрадовал я своего командующего. — Мир изменился. Теперь навсегда. Больше не будет владетелей и игры. Скоро миллионы беженцев потянутся полноводными реками в уцелевшие регионы. Еды не хватит на всех. Голод, болезни, убийства. Все это грозит и нашему дому. Ты и твои воины достойны свободы, но я прошу вас, после исполнения моей клятвы, останьтесь на службе. Защитите регион от наплыва нечистот.

— А вы? Разве одного вашего присутствия не хватит, чтобы ни у кого не возникло желания нарушать мир на ваших землях? — спросил Арн.

— Я не могу остаться сторожить регион. Мое дело еще не закончено. Мне необходимо отправиться в Полис, но прежде, я вместе с вами вернусь в Симилим, — ответил я ему.

Командующий промолчал, склонил голову, но не проронил ни слова. И так понятно, что ему невдомек то, чем я занят. Но он доверяет, доверяет и верит, что под моим началом его парни заживут так, как не жили никогда раньше.

Уже спустя несколько минут после нашего разговора зазвучали приказы о выдвижении в сторону столицы. Армия отправлялась домой.

Глава 3

Разваливающийся на куски мир. Вот что я видел вокруг себя каждый раз, когда поднимался к небесам в поисках источника Стелир. Катаклизмы почти во всех регионах мира нарушили и без того слабый, но все же устоявшийся баланс. Земля то и дело дрожала, покрываясь сеткой глубоких трещин, в воздухе бушевал ветер, от которого даже вековые деревья пригибались к земле. И все это, было далеко не единственными проблемами мира. Беженцы, которых мы тысячами встречали по пути к Симилиму, не боялись мою армию, наоборот, они встречали воинов как спасителей. И объяснялось это просто. Зачастую, за все теми же беженцами следовали монстры, вылезавшие из огромных трещин в земле или даже из самих разрушающихся врат. В конечном счете, мое войско начало приобретать форму клина, пробивающегося в спокойную гавань. Воины и погонщики не только были вынуждены искать обход, если неожиданно тракт терялся в глубинах расколовшейся земли, но еще и отражали периодические набеги обезумевших тварей.

— Жаль ты не можешь мне сейчас помочь, — тяжело вздохнул я после очередного сеанса вливания Вите в организм Малуши.

Девушка уже почти полностью восстановилась физически, но раздрай в энергетической составляющей не позволял ее сознанию вернуться в норму, и заодно привносил в ее физическое состояние сильный дисбаланс. Мне приходилось поочередно вливать в нее все виды энергии, восстанавливая источники, игнорируя при этом лишь силу смерти. Этот серый огонь в ее груди и без того горел как надо.

— Господин, еще одна потусторонняя тварь, — подскочил ко мне один из посыльных и судя по знаку на руке, этот из хвоста армии. — Видимо притаилась во время нашей остановки и сейчас жрет отставших беженцев.

И действительно, несмотря на то что армия все еще насчитывала больше двухсот тысяч воинов, но даже сквозь их гам, я смог расслышать визги баб, плетущихся за армией.

— Потусторонняя говоришь, — еще более тяжело вздохнул я. — Придется испачкаться. Вновь.

Потусторонняя не потому, что существо призрак или вроде того, нет, просто из-за того что она пришла из-за врат. Силы таким существам не занимать, я бы даже сказал что они почти так же могущественны как пожиратель, но куда как более компактны. Скорее всего эти сущности не из миров, где когда-то властвовали владетели и древние, слишком уж их много, да и силы непомерны. Это-то и есть причина, по которой я убиваю их. Надеюсь найти в их утробе Стелир, а не горю желанием защищать каждую юбку плетущуюся за нашим войском. Впрочем, репутации это только на пользу. Воины мои до баб охочие, но сами не лезут, знают что даже тысячью такую тварь не осилят, а вот господин разберется. Такой вот неожиданный эффект от собственных корыстных целей.

Разрезая воздух над головами простых воинов, я слышал доносящиеся вслед выкрики о моем мужестве и силе, огры били себя в грудь и издавали утробные звуки, словно хорошие барабаны. Надо сказать отлично настраивает на боевой лад.

“Это уже седьмая за сутки. Если в ней ничего не будет, то думаю стоит вернуться к подъему в небеса”,- произнесла Василиса в моей голове прежде, чем мы вылетели на потустороннюю тварь.

“Смотри ка, еще один гуманоид”,-хмыкнул я, найдя глазами прямоходящее существо, закидывавшее в свою пасть какого-то старика.

Это уже третья встреча с подобным монстром. Первая чуть не закончилась для меня смертью, потому как тварь смогла меня удивить, но вот вторая показала что они довольно тупы и действуют по одному и тому же схожему алгоритму действий.

«Горгон, сущность изнанки вселенной, 1980 lvl»

Тело обтянутое тонкой серой кожей и морда без глаз. Именно его морда обманула меня в первый раз. Не ожидал я, что его пасть раскроется как шипастый цветок и выстрелит в меня липким языком.

— Эй, урод, смотри сюда, — выкрикнул я, и для усиления эффекта привлечения внимания, запустил в него крупным камнем.

Гулкий удар оповестил всю округу, что в башке у этой твари не особо много серого вещества. И надо сказать, Горгон от неожиданности даже отпустил очередного старикашку, которого вот-вот ждала бы участь праздничного обеда.

— Сюда, — произнес я еще раз и приготовился к атаке.

Все должно было пройти идеально, тварь бы выстрелила в меня своим языком и я отрубил бы его еще на подлете, ну а потом, просто долго и муторно убивал бы его. Но все случилось по-другому. В момент выстрела языком, тварь покрылась сеточкой серебристых молний, что перекатились на ее язык, опутывая его словно кольчуга. Протазан идеально попал по цели, но лишь жалобно звякнул и отлетел в сторону, значительно дернув мою руку и слегка отсушив мышцы.

Язык, это единственное место у этой твари, которое можно уничтожить за один удар, остальное же тело, словно желе, срастается после того как клинок покидает рану. К тому же, эффективность многих энергий либо значительно падает, либо они вовсе не действуют на тварь, делая ее убийство жутко грязным и опасным делом. Теперь же, когда язык этого существа защищен не хуже, если не лучше тела, убить его станет гораздо сложнее.

— Грии-риии, — неожиданно заорала тварь на меня раскрыв пасть.

Ее язык прилип к моему крылу и мне все никак не удавалось от него избавиться. Впрочем, мне не дали много времени, чтобы я имел лишнюю попытку освободиться. Тварь дернулась всем телом и задав импульс языку, бросила меня прямиком на землю.

Единственное что я мог сделать, это сгруппироваться. Благо, некоторые из беженцев были крайне запасливыми и я упал прямиком на телегу с сеном. Больно, но терпимо.

— Ублюдок, — прорычал я выбираясь из не очень приятно пахнущих тюков.

“Это оно, уверена”,- восторженно воскликнула Василиса.- “Его защита на языке, это техника из мельчайших сегментов энергии Стелир. Нам просто необходимо его прикончить!”

— Легко сказать, — взметнул я протазан и вонзил его в самый кончик языка Горгона, на котором не было техники энергии звезд. — И как ты тварь вообще пользуешься этой силой?

Впрочем, монстру было плевать на все мои вопросы. Он дернулся, когда мой клинок срезал часть его плоти, но и только. Его язык укорачивался по мере его приближения, но он и не подумал его втянуть обратно. Становилось понятно, что эта часть его тела, является неплохим вспомогательным оружием.

“Предложения будут?”-пронеслась в моей голове мысль, так как тело само уже начало движение.

“Кроме того, чтобы просто изрубить его как двух предыдущих? Нет”,-в этот момент, я очень жалел, что Василиса нематериальна, ведь давать ей мысленные затрещины не так приятно.- “Да думаю я, потанцуй с ним пока, может что-то и придумаю!”

Потанцевать, так потанцевать, это мы умеем.

Рывком выбравшись из телеги, я стряхнул с себя сено и пару застрявших в одеждах перьев. Существо почему-то не спешило атаковать, поэтому у меня появилась возможность осмотреть предстоящее поле боя. Пока тварь оставалась привычным противником, мне это было ни к чему, сейчас же, может пригодиться.

Походный лагерь беженцев был откровенно дерьмовым, притом как в прямом, так и в переносном смысле. Палатки, гамаки, всего этого было так мало, что на земле приходилось спать чуть больше чем половине разумных. Телег было мало, но их поставили наподобие кольца, что сейчас был разорван в том месте, откуда пришел монстр. Единственное достойное место, которое тут было, это нужник. Его то раскопали на добрые пятнадцать метров в ширину и три в глубину. В самый раз для толпы беженцев. Правда заполнить его полностью не успели, но оно и к лучшему, вонь и без того стояла неслабая.

— Грр, — наконец, монстр все же решился сблизиться, но делал это по очень широкой дуге, явно чего-то опасался.

“Энергии Мотус. Возможно, из-за Стелир, эта тварь чувствует в тебе энергию антагониста и не спешит нападать”-подкинула мне мысль Василиса.

— Жаль лишь, что пользоваться Мотус я не могу, иначе впитать Стелир станет очень трудно, — сжал покрепче я свое оружие и сделал шаг вперед, отбросив любые сомнения. — Сколь веревочке не виться, конец все равно будет.

Бросившись к врагу, я тщательно следил за его длинным языком, и не зря. Стоило мне ускориться, как сетка энергии Стелир засветилась и покрылась шипами. Тварь дернула головой и мне пришлось уворачиваться. Скорость моего продвижения замедлилась, но это было уже неважно, до врага оставалось всего каких-то два метра.

Монстр подался вперед и ударил. Его длинная когтистая лапа просвистела над моей головой, и в этот момент лезвие протазана начисто срубило ее в районе локтя. Выглядело со стороны наверное эффектно, но это не особо поможет мне, потому как стоило конечности упасть на землю и она превратилась в жидкость. Пройдет десяток секунд и лужица впитается в тело врага, чтобы спустя еще доли мгновения восстановить конечность в первозданном виде.

— И надо было вам тварям вылезти из всех щелей, — прорычал я делая подшаг под здоровое тело врага и прорубая его ребра, одновременно запуская внутрь него Кё.

В прошлые встречи с потусторонними тварями, Кё лучше всех разрушала их тела, так или иначе влияя на противников. Этому же существу оказалось плевать на полученную порцию энергию разрушения. Он лишь мотнул головой, захлестывая своим языком мою голень.

Острые и тонкие, словно иглы, шипы, прошили мою одежду и высокое голенище сапога. Боль была такой, как если бы чья-то пасть сомкнулась на моей стопе, грозя ее оторвать.

— Рааааа! — чувствуя как тварь сосет из меня соки, я дернул ногу вверх и ударил коленом прямо противнику в грудь.

Сильно это не помогло, но дыра образовавшаяся в существе, все же заставила его отпустить мою стопу. В отличии от конечностей, дыры в твари зарастали чуть дольше и этим надо пользоваться.

“Я знаю, нам надо поджарить эту тварь!”,- неожиданно выкрикнула в моей голове Василиса, чем немного сбила меня и тварь смогла откинуть меня, ударив лапой наотмашь.

— Ты серьезно? Простой огонь? — спросил я ее, когда восстановил дыхание после удара. — Эту тварь не берет Кё, а ты говоришь про простой огонь?

“Она жила за пределами миров, в космосе. Попала сюда только благодаря грубому разрыву ткани мироздания! Ее тело, создано чтобы выдерживать вакуум и огромные отрицательные температуры. А еще, беженцы оставили несколько десятков костров, которые эта зверушка тщательно обходит стороной. Уверена, этих существ не встретить у звезд, а значит защиты от огня и высоких температур у нее нет!”-взбудоражено произнесла Василиса.-“Только вот, что-то мне подсказывает, что простого факела будет маловато.”

Бросив взгляд на тварь, чей рост превышал два с половиной метра в высоту, а затем на ее когтистые лапы, я понял что палить ее надо там, откуда она не сможет выбраться.

— Черт, — дернулся я в сторону, пропуская рядом собой язык, которым монстр попытался меня в очередной раз схватить.

Припав к земле, пропуская на этот раз оружие монстра над головой, я неожиданно заметил десяток беженцев, что прятались под дальней телегой. Видимо не успели разбежаться как остальные.

— Эй! Вы! Толкайте вашу телегу в яму для дерьма! — выкрикнул я, принимая на древко удар лапы существа.

На секунду тварь раскрыла свою пасть и из нее до меня донеслись запахи гнили и легкий аромат пожранных ею душ. Рывком я отступил от врага, но когда посмотрел на телегу, то она все также осталась стоять на месте.

— Чертовы трусы, — сквозь зубы прорычал я.

К сожалению, я сам запретил воинам приближаться к подобным тварям и они меня в этом слушались беспрекословно. Более того, армия даже марш останавливать не стала, так как это был мой приказ. Сейчас же, когда мне нужна основа для большого костра, то у меня банально нет рук для того чтобы все это организовать.

— Айзи, куда ты! — донесся до меня голос старухи, попытавшейся остановить внука.

Парень лет пятнадцати вылез из под телеги и опасливо косясь на тварь, начал толкать колымагу в сторону нужника. Неожиданная помощь от парня была приятна, но оказать до конца он ее не смог. Сразу три пары рук дернули его за ноги и затащили обратно, не давая даже пискнуть.

Злоба с легким налетом ярости пронеслась по моим жилам вместе с адреналиновым коктейлем. Еще секунда, и Мотус сама вырвалась бы из моего источника наружу.

— Господин, — донесся до меня выкрик Вэйка. — Я могу вам помочь?

Погонщики десятника редко теперь взлетали в вышину и все из-за непрекращающегося шторма. Но это погонщики, а это их командир. Мужчина умудрялся удерживаться в седле даже при шквальном ветре и делал это легко и непринужденно. Он-то и остался нашим единственным разведчиком. Сейчас он видимо заметил, что я долго мучаюсь с тварью и решил помочь.

— Телега! — выкрикнул я и знаками показал на яму.

Оставалось надеяться, что усиленного выкрика было достаточно, чтобы погонщик понял меня на таком расстоянии, посреди завывающего в вышине ветра.

Тем временем, монстру надоело возиться со мной. Он понимал, что просто так поесть ему никто не даст, но также он понимал, что и применять Мотус я по какой-то причине не хочу.

Чувствуя превосходство, тварь рванула вперед и начала бить меня одновременно и лапами, и языком, утыканным шипами. Пришлось уходить в глухую оборону.

Несколько десятков секунд это походило на дурацкий фильм ужасов, где актер в костюме монстра решил подурачиться с другом, в руках которого было его бутафорское оружие. Мы не наносили друг другу ран и лишь неистово ревели избивая друг друга.

Стоит признать, что синяки все же проявлялись на моем теле, очень уж силен был противник, но они не держались на мне долго. Вите излечивало все, до самой последней ссадины.

— Грааа! — неожиданно тварь отступила на шаг назад, а затем еще и еще.

Ее тело выгнуло в обратную сторону, словно вот-вот, и оно завалится на спину.

Бросив взгляд туда, где стояла телега, я не нашел ее на месте, ровно как и еще парочку соседних. Они были перед самой выгребной ямой и кьёд Вэйка тянул их вперед, а вместе с тем и пару веревок тянущихся к монстру.

Десятник каким-то образом умудрился незаметно зацепить моего противника крюками, что сейчас торчали из спины монстра. Регенерация твари сыграла с ним злую шутку. Сначала она зарастила раны, оставив в них крюки, а сейчас, не давала кускам плоти вырваться из тела, из-за чего кьёд мог упорно тащить телеги и тварь за собой.

— Неплохой паровоз, — выдохнул я и рванув вперед, плечом ударил тварь в грудь, опрокидывая ее навзничь.

В этот же самый момент, телеги подталкиваемые крестьянами-беженцами и самим Вэйком, упали в выгребную яму с невероятным грохотом, на секунду заглушившим даже рев твари.

— Потерпи немного урод, сейчас закончим, — подскочил я к противнику и в несколько ударов отрубил все четыре его конечности.

Конечно противник почти мгновенно отращивал их вновь, но это не мешало мне раз за разом лишать его их, чем сильно облегчал ношу кьёду и добровольно-принудительным помощникам.

— Спалим ублюдка, — произнес я на выдохе, когда до ямы оставалось всего пару метров и крестьяне разбежались, оставив меня и Вэйка одних. — Тащи сюда парочку головешек побольше.

Вэйк убежал, но вернулся буквально спустя пятнадцать секунд, удерживая в руках два крупных полена, почти полностью охваченных огнем.

— Господин, тот парень, из крестьян, думаю его нужно забрать из хвоста, он смышленый, — произнес десятник бросая головешки прямо в телегу с соломой и парой непонятных тюков. — Это он понял ваш замысел, я к сожалению, вас не услышал, а спуститься не рискнул. К тому же, он отдал на сжигание их единственную муку.

В этот момент пламя из выгребной ямы взметнулось на пару метров ввысь, опаляя все вокруг. Веревка которую тянул кьёд мгновенно занялась, грозя порваться в самый ответственный момент.

—После обсудим его награду, помоги мне, — срубил я очередной раз конечности твари и бросив протазан на землю, руками стал сталкивать тело монстра в огонь.

Чувствуя свою скорую смерть, существо начало активно брыкаться, но лишь помогло нам этим. Ее тело перевалилось за край и попало в огонь, который мгновенно начал менять свои цвета, становясь то зеленым, то синим, а после этого и вовсе фиолетовым.

“Источник! Не забудь что тебе нужно забрать его!”-выкрикнула Василиса, когда тварь забилась в агонии.

—Я помню, — произнес я вслух, наступая на край языка твари, прежде чем скинуть его в яму.- Ненавижу эту мерзость!

Неожиданно существо дернулось и по его телу прошла волна от горящих конечностей и по языку вверх, прямо к моей ноге. Не успев отдернуть стопу, я почувствовал как шипы Стелир пробили мою плоть и зацепились за нее как мясницкие крюки. Тварь на одре смерти сумела устроить мне пакость похуже многих.

Мое тело дернуло вперед, а так как на одной ноге я никак не мог устоять, то спустя доли секунды монстр принял меня в свои огненные объятия.

Огонь мгновенно принял в себя новую пищу и в мгновение перекинулся на крылья, даруя мне адскую боль.

Полусожженное существо почувствовав меня, открыло пасть и начало высасывать из меня силы, а вместе с ними и мое естество. Пара секунд и у него хватит сил выжить, а затем и уничтожить все мое войско.

Действуя полностью вслепую, я ударил кулаком в грудь твари, пробивая ее и впуская нее одновременно одиннадцать энергий.

Невероятная боль от использования всех источников одновременно наложилась на боль моей горящей физической оболочки. Разум пылал, грозя свести меня с ума, но я не отступал. Я знал, что если остановлюсь, то бесславно проиграю и миллионы, если не миллиарды жизней умрут вслед за мной.

Моя задумка была столь проста, что поражала своей гениальностью. Тварь хотела есть и я дал ей еду. Позволил частичке своего собственного естества отделиться от себя и вместе с энергиями проникнуть внутрь твари, где хранился заветный источник Стелир.

Внимание, критическая отметка собственной энергии души!

Внимание, ваша субличность поглощает двенадцатый источник энергий Эдема!

Внимание, источник энергии Стелир критически поврежден, функционал ограничен!

Внимание, ваша субличность возвращается в лоно души, стабилизация процессов

Внимание, ваша связь с началом архангела слабеет!

Внимание, замена начал отменена в связи с неполным количеством работоспособных источников энергий!

Все эти буквы что-то значили, возможно….они плыли перед моим взором, словно кто-то знакомый пытался донести до меня важные слова, не достучавшись до меня в моей же голове, но боль…. боль была такова, что я не слышал никого и ничего, не слышал или же не желал слышать….

Глава 4

Темнота отступала с неохотой. Как сказал бы кто-нибудь из классиков литературы — «она отползала медленно, как змея, поразившая жертву ядом, но не убившая лично». Не то чтобы я читал много классиков, да и вряд ли кто-то из них выразился бы именно так. Только вот, какие только мысли в голову не приходят, пока ты стоишь посреди собственного естества и не пытаешься осознать самого себя.

Раздробить собственную личность, достижение которое очень трудно получить и скорее всего пережить. На энергетическом уровне это выглядело, как если бы я отщепил от себя кусок души и засунул в монстра, чтобы завладеть тем, что мне не принадлежит. Собственно, все так и произошло. И как ни странно, моя затея удалась, по крайней мере так гласили надписи интерфейса, которыми до меня пыталась достучаться Василиса. Здесь, в своем естестве, я понимал то что это именно она мне пишет.

И все же, пусть мой неожиданный выбрык и удался, но не все пошло строго по плану. И теперь, я пожинаю плоды необдуманных решений и собственной невнимательности. Что стоило быть более аккуратным с этим треклятым языком монстра. Теперь мое тело горит в огне, а я даже не могу ему как-то помочь.

— Вообще-то можешь, — раздался рядом со мной такой знакомый, и одновременно чужой голос. — Я бы даже сказал, мы можем помочь. Надо лишь соединиться, покинуть чертоги естества и создать вокруг себя щит. Огонь не пройдет нашу защиту, а Вите излечит тело.

Оборачиваясь на звук голоса, я не знал что скажу в ответ своему гостю, просто не мог себе представить, что говорить самому себе. Но это был действительно я, точнее, та самая часть моей души, что побывала в монстре и вернулась оттуда, забрав источник Стелир. Второй я был словно бы на десяток лет старше, небрит и сильно уставший. По нему словно каток прошелся, хотя глаза его излучали невероятную доброту с легким оттенком печали.

— Так и будешь смотреть? — чуть улыбнулся он мне. — Поверь, молча стоя на месте, ты ничего не узнаешь и уж точно не исправишь тот ужас, что творится с твоим телом снаружи. Время у нас конечно же есть, но его не так много и чем дольше ты тянешь, то тем больше тебе придется восстанавливаться.

— Что мне следует спросить? — произнес я чуть охрипшим голосом.

— Спросить? Думаю ничего, книга все тебе подскажет сама, — сделал он пару шагов ко мне и остановился на расстоянии вытянутой руки. — Ты не будешь помнить то, что увидел я, этого не хочет сама судьба. Мои воспоминания сотрутся, но лишь до поры. А пока, давай спасем наше тело.

— Постой, — чуть отдернул я руку. — Какие твои воспоминания? Наша душа была разделена между собой всего секунды. Разве можно за секунды, будучи лишь осколком от самого себя, получить какие-то воспоминания.

— Энергии очень занятны, особенно если собрать их все воедино. Я обрел все двенадцать на долю мгновения, а затем источник энергии звезд увял, оставив от себя лишь тень. Но мне хватило этого, чтобы коснуться неведомого, необъяснимого, — произнес он довольно абстрактно, отчего у меня лишь возникло еще больше вопросов. — А теперь, дай мне руку, иначе нашему телу придется восстанавливать не только крылья и кожу, но еще и глаза.

Его рука коснулась моей и они соединились в единое целое. Его тело расплылось туманным пятном и растворилось во мне, оставляя после себя легкий налет необъяснимого чувства утраты. Словно бы я должен был получить большой подарок с конфетами, а мне достались лишь фантики от них.

Постояв секунду на одном месте, я тряхнул головой сбрасывая наваждение и въевшееся в меня состояние амебы.

— Пора вылезать отсюда, — повел я плечами, сбрасывая с себя озноб, а затем прикрыл глаза, и спустя долю мгновения открыл их в реальном мире.

И вот тут ко мне пришла боль. Я в буквальном смысле лежал в огне и горел, отчего мое тело молило о помощи. Жар стоял такой, что невозможно было дышать. Я запаниковал. Не чувствуя пространство, не слыша ничего кроме треска огня, я бросился в сторону, но лишь начав движение, понял, не уйду. Крылья обгорели полностью, до единого перышка. Тело уже дошло до средней прожарки. Еще чуть-чуть и меня можно будет подавать к столу.

Ситуацию спас крестьянский мальчишка. Тот самый, что не побоялся толкать телегу в выгребную яму, когда я сражался с монстром. Не знаю уж откуда, но парень смог найти целую бадью с водой. Сам ли он ее дотащил, или же ему помог Вэйк, но факт остается фактом. Я должен ему собственную жизнь.

Вода, словно спасительный луч солнца во тьме, вырвала меня из объятий паники и дала доли мгновения на принятие решения. Воды было слишком мало для того чтобы потушить такой костер, поэтому пришлось действовать самому.

Не особо задумываясь о том, что делаю, я воззвал к источникам и пустил их энергию на создание сферы вокруг своего тела. Мгновение спустя, я перестал ощущать жар, но вместо него в нос ударил запах жаренного мяса. И хуже всего то, что пахло от меня самого. Сдерживая рвотные позывы и скрипя от боли в полопавшейся коже, я выделил источник Вите и дал ему сил распуститься в моем естестве. Как волшебный цветок он открыл свои лепестки и начал наполнять мое тело волнами своей энергии. Такт за тактом тело исцелялось, а вместе с тем приходила и усталость. Впервые за долгие месяцы, мне захотелось спать.

— Пора вылезать из этой чертовой ямы, — еле ворочая языком пробормотал я себе под нос.

Говорить было тяжело, а сделать сказанное еще сложнее. Тело налилось свинцом и не слушалось, пальцы с трудом цеплялись за края ямы, а уж подтянуться на них и вовсе не представлялось возможным.

В какой-то момент, на долю секунды мне показалось что я просто упаду обратно в яму и уже не выберусь оттуда, но этого не произошло. Мои руки подхватили, а затем рывком вырвали из объятий пламени.

С трудом дыша и откашливаясь от дыма, я поднял взгляд на того кто мне помог. Малуша преданно смотрела на меня, но не произносила ни слова. Девушка выглядела гораздо лучше чем в последний наш сеанс терапии, но не это было главным. Главное же было то, что она оказалась единственной, кто смог подойти к яме, хотя совсем недавно тут был еще как минимум Вэйк и крестьянский мальчишка.

— Где десятник и парень из числа беженцев? — смертельная усталость навалилась на меня с новой силой, но я не позволял себе дать слабину.

— Защит-ная сфераа, — чуть коверкая слова произнесла Малуша, обводя пространство вокруг меня рукой. — Ва-шши энергии, они оттолкнули людей, пожелавших помочь.

В этот момент я наконец обратил внимание на ту защиту, что создал в попытке выжить. Она оказалась удивительна. В ней одновременно переливались одиннадцать видов энергий, создавая тем самым невероятный по цветовой гамме эффект. К сожалению, на красоту мне хотелось обращать сейчас меньше всего внимания, поэтому я лишь подметил этот факт и не более. Больше другого меня интересовало то, как одиннадцать энергий, пять пар из которых являются антагонистами, смогли сплестись в единую сферу. И что занятно, сфера действительно была именно сферой. Я находился внутри нее и даже не касался земли, стоя при этом на тонкой прослойке материальной энергии.

За пределами же моей защиты, я смог рассмотреть Вэйка и пару-тройку беженцев вместе с боевым парнишкой во главе. Все они смотрели сферу с опаской, и если обычные крестьяне и горожане обосновано, то вот реакция десятника вызывала больше вопросов.

— Мне-е трудно го-во-рить, — еле ворочая языком произнесла Малуша и указала рукой в сторону, где виднелся столб пыли от двигающейся армии. — Нужен отдых.

“Тебе он тоже не помешает”,-раздался в моей голове уставший голос Василисы.- “Ты дурак. Дурак не ценящий собственную жизнь. И да, я жду благодарности, ведь это я смогла разбудить Малушу. Правда, я пыталась до тебя докричаться, но вышло как вышло.”

“И теперь ты просишь благодарности за случайность? Это в твоем стиле”,-хмыкнул я ей в ответ.

В этот момент силы окончательно покинули меня и защитная сфера развеялась сама собой.

— Господин, — стоило барьеру пропасть и Вэйк подошел ближе. — Вам нужен лекарь. Уверен, вы и сами способны залечить раны, но будет лучше, если вам в этом помогут.

Спорить с ним у меня не было никакого желания. Я оперся на подставленное плечо и поковылял в сторону крылатого кьёда. Сейчас я точно не в том состоянии, чтобы на своих крыльях догонять армию на марше.

Приблизившись к кьёду, Вэйк закрепил на мне ремни и готов был уже сам вскочить в седло, как я остановил его.

— Мальчишка и его семья, надо забрать их, — с трудом разлепив губы произнес я. — Он помог нам, будет печально, если они не успеют догнать армию. Монстров становится все больше, а таких храбрецов все меньше.

Найден один из пяти спутников судьбы

Айзи — юноша, оруженосец, храбрец, мечтатель

Объявляется помощником в четвертом испытании!

Строчки перед глазами расплывались, но смысл их слов был для меня понятен. Мальчишка, мой спутник в гонке за книгой судеб. Сама же книга и определила его, непонятно лишь по каким критериям.

— Вэйк, можешь уговорить семью отпустить мальчика со мной сейчас, — произнес я тихо, чтобы бабка парня не услышала и не подняла вой раньше времени.

— Да господин, — кивнул десятник и спрыгнул с кьёда, направившись к беженцам, собиравшим по земле немногие свои пожитки.

Разговор у десятника со старухой выдался громкий, так что даже сквозь дрему я расслышал несколько фраз наподобие “единственные наши рабочие руки” или же “кто род наш продолжать будет?”. И все же, несмотря на упорствования старой карги, Вэйк договорился и немалую роль в этом сыграло само желание парня. Видимо у него как раз тот самый возраст, когда мальчишки мечтают о приключениях и боях на мечах. В итоге, под умоляющие просьбы парня и грубый командный голос Вэйка, старуха отпустила мальчишку, выторговав за него три недельных жалования погонщика.

— Малуша, будь добра, захвати нашего нового спутника, боюсь на своих двоих он не будет за нами поспевать, — попросил я фамильяра, а после этого полностью отдался дреме.

Сон пришел без сновидений, вместо них я периодически слышал обрывки фраз разговора между Малушей и Айзи. На удивление, парень оказался не только смел, но и воспитан. Он смог понравится Малуше, у них наладился диалог, из которого я стал получать информацию о парне через ментальную связь с фамильяром. Довольно интересная замена сновидениям. Больше похоже на осознанную медитацию, только организм восстанавливается быстрее.

Так я и провел весь вечер, а затем и следующий день. Не вышел из этого состояния даже когда меня натирали какими-то мазями. Да что говорить, когда меня вновь усадили в седло к Вэйку, я все еще медитировал и обдумывал жизнь парнишки. Все равно раны все еще не излечились.

Мальчишка родился и вырос в регионе Лира, на самой его окраине. Когда война пришла к ним, отец парня отправился в гарнизон ближайшей крепости и больше не вернулся. Маму унесла лихорадка еще за несколько лет до этого. Так вот и вышло, что когда пришлось бежать из обжитых мест, из близких у него остались лишь соседи, да старая бабка, почти полностью выжившая из ума. Это они утянули его тогда под телегу и не хотели его отдавать мне, так как все они поголовно старики, а поля надо кому-то засеивать. Что интересно, в разговоре подтвердились все статусы парня. Если в храбрости его я не сомневался, то вот в статусе мечтателя убедился по ходу разговора. Оруженосцем он был посредственным, просто помогал отцу ополченцу носить оружие и манекены в стенах крепости. Единственное, что все еще продолжало меня интересовать в нем, это то, по какому критерию книга судеб выделила его среди тысяч других разумных.

Раздумывая над этим вопросом, я начал вспоминать всех тех, кто хоть как-то мог бы мне помочь с испытаниями. И начал я конечно же с Кано. Свободный владетель, обладатель сильной армии и истинного имени, он был бы идеальным кандидатом для меня. Но никаких надписей от интерфейса не последовало, ровно как и еще с тремя десятками имен и образов. Лишь когда я вспомнил про Гарума, бога, обладающего силой Кё, внутри меня что-то сжалось. Близко, но не он сам.

Думая с кем может быть связан Гарум, я неожиданно вспомнил парочку детишек, над которыми он взял опеку. Брат и сестра, Кали и Мата. Трусливый брат и смелая сестра.

Найдены три из пяти спутников судьбы

Кали- мальчик, тактик, опасливый, необузданный

Мата- девочка, смелая, бесшабашная, жаждущая крови

Объявляются помощниками во втором испытании!

От грома в собственной голове я очнулся и чуть было не выпал из седла. Тяжело дыша я повел плечами и помотал головой. На этот раз книга судеб решила надо мной посмеяться всерьез. Двое юнцов, совсем дети. Если Айзи еще сможет держать меч, то эта парочка даже вдвоем его не поднимает! Хотя все же приписки “жаждущая крови” и “необузданный” немного меня смутили и дали слабую надежду на их скрытые потенциалы.

— Господин, вы проснулись, — произнес Вэйк, сидящий чуть впереди меня. — Мы миновали границу нашего региона. Ветра здесь как видите не бушуют и земля не расколота. Катаклизмы не тронули ваши земли. Приграничные крепости стоят в боевой готовности, от заставы к заставе ведется активная стройка стен. Основные силы вашей армии остались на границе. Хорошо что наместник был в курсе нашего приближения, иначе могли бы возникнуть ненужные конфликты. Как вы и приказывали, Арн переформирует войско и затем направится в столицу. Мы же совсем скоро достигнем Симилима.

Отвечать я ничего не стал, лишь кивнул, так как и без того знал всю эту информацию. Вэйк лишь подтвердил то, что мои приказы исполняются. Артефакты связи крайне полезны, особенно когда в мире наступает глобальная катастрофа. Благодаря небольшой подвеске, Ятэ смог получить от меня информацию и вовремя переключить свое внимание на приграничные крепости, а также полупустые поля и амбары. Надеюсь у него получилось разобраться с нехваткой провианта, иначе я сильно разочаруюсь в функционале местных лабораторий.

— Эй, парень, — чувствуя жжение в восстанавливающемся теле, я решил отвлечься и немного поговорить с тем, кого книга судеб признала моим спутником в четвертом испытании.- Скажи, ты просто желал стать кем-то большим чем крестьянин, когда тебе предложили полететь со мной? И можешь не повторять те слова, что рассказал Малуше, я их уже слышал. Просто да или нет.

— Нет, — неожиданно удивил меня мальчишка своим ответом, ведь совсем недавно он соловьем заливался что просто не хочет быть землепашцем и ему по душе приключения.-Госпожа Малуша, простите, но я не сказал всей правды, а вам господин, я не могу вовсе врать. Я не мог не пойти за вами. Меня что-то тянет, словно мы привязаны. Откажи бабка вашему офицеру и мне пришлось бы от нее сбежать, а затем идти за вами пешком. Я уверен в этом как ни в чем другом.

— С чего ты так решил и почему так уверен в своих словах? — с интересом спросил я его.

— Чувствую, как чувствовал бы что хочу сходить по нужде,- неловко попытался он пожать плечами, но у него это не особо удалось, ведь Малуша удерживала его именно под руки.

— Приготовьтесь, садимся, — произнес Вэйк, прерывая наш короткий диалог.

Стоило утихнуть голосу погонщика, как кьёд начал резко снижаться, и я очень пожалел, что мои крылья сгорели. Существо в буквальном смысле кружило на месте, теряя высоту. Скорость при этом у него была такая, что сидя в седле, я почти что оказался на американских горках, отчего я чуть дважды не оставил содержимое желудка за бортом. Так что не удивительно, что оказавшись на земле, я с трудом смог расстегнуть ремни и ступить на мощенную камнем площадь.

—В следующий раз, я предпочту пешком, — выдохнул я и смог полностью распрямиться. — А еще лучше, больше не буду прыгать в огонь.

В этот момент портал, расположенный на центральной площади и напротив которого мы сели, вспыхнул, а затем исторг из себя небольшой отряд гвардейцев и две невысокие фигуры.

— Черт нет, — успел произнести я прежде, чем книга судеб сказала свое слово.

Найдены четыре из пяти спутников судьбы

Окил- юноша, недоверчивый, брошенный, метаморфирующий

Объявляется помощником в первом испытании!

Найдены пять из пяти спутников судьбы

Кид- юноша, смелый, кузнец, доверчивый

Объявляется помощником в третьем испытании!

Все пять спутников собраны объявлены

Время до начала первого испытания 23.59.59 …. 23:59:58…. 23:59:57

— Чертов детский сад, — сквозь зубы прорычал я, еле сдерживая эмоции.

Глава 5

Сутки, всего сутки до начала испытания. Точнее уже меньше, ведь таймер расположившийся на периферии зрения все также продолжал неумолимо отсчитывал секунду за секундой. Испытание начнется, а каких-либо особых инструкций я не получил. Перенесет ли книга нас куда-то, откроется ли портал, или же нам самим надо прибыть на девятый ярус. Куча вопросов, на которые я вряд ли получу ответы.

Есть ли подобный таймер у Атола, еще один крайне интересный вопрос. Если заявлена гонка, то она началась или начнется лишь с момента начала первого испытания. Дурость какая-то. Ведь если так, то лишь книга будет решать, кто из нас будет победителем. Мне она дала четыре испытания и пятеро спутников, где гарантия, что Атол будет играть на таких же условиях?

— Вы двое, за мной, — чуть недовольно произнес я, стоило Окилу и Киду подойти ближе.

Таким вот бесхитростным способом, не говоря больше ни слова, я направился во дворец наместника. Иногда полезно использовать свой социальный статус, чтобы избежать ненужных разговоров.

За мной шли три парня, двое подростков и один со слабой претензией на подобный сомнительный статус. Три моих спутника в испытаниях книги судеб. Даже представить себе что-то более глупое трудно. Как они могут мне помочь? Что за испытания такие, где помощь может потребоваться не от профессиональных воинов или обладателей энергий, а от детей?

— Господин, а куда мы идем? — спустя половину пройденного пути осмелился спросить меня Айзи.

Что интересно, двое других парней молчали. Они довольно быстро привыкли, что я предпочитаю делать задуманное сразу, а не обсуждать лишний раз. Ну и конечно же они знали, что повлиять на мое решение никак не могут, так что просто шли молча и старались не привлекать внимания.

— Мы идем за еще двумя детьми, что как и вы, были назначены мне в спутники, — произнес я в ответ и краем глаза заметил как Кид хотел было что-то спросить, но Окил одернул его. — А вам двоим не интересно узнать, что за сила вас потянула сюда?

— А разве это не вы нас призвали таким странным способом? — ответил мне вопросом на вопрос Окил, при этом старательно делая вид что ему все равно.

Эх, юношество, пора влюбленности. Парень даже не подозревает во что его втянула неведомая ему сила. Для него я самодур, который нарушил его уединение с полюбившейся особой. И что интересно, готов спорить, Кид бы точно также реагировал бы на меня, если бы был чуть-чуть постарше. Они ведь оба влюблены в дочь Кано.

— Эх, парень, нужны вы мне больно оба, — махнул я рукой. — Будь у меня меньше власти и возможностей, оставил бы вас жить и умирать там где вы мне встретились. Я лишь хотел вам помочь, всем вам. Дети не должны расти как сорняки, поэтому я вас и забрал всех к себе.

И в этот момент до меня дошло. Наконец дошло, по какому принципу книга судеб назначила мне спутников. Всех этих детей, я спас. Окила спас из логова гулей, когда он уже умирал. Оставил ему одежду и еду, даровал некоторую силу. Кида я вытащил из клоаки, отобрал из лап банды. Айзи же, готов спорить, его бабка и соседские старики уже мертвы, слишком много монстров бродит сейчас по свету. Кали и Мата, брат с сестрой, которых я защитил от диких зверей в разрушенном городе, а затем вернул к их опекуну. Пятеро спасенных, пятеро спутников. Готов спорить, что если бы книга судеб дотянулась до детей спасенных вне Эдема, то испытаний стало бы еще больше.

— Михаил, — отвлек меня от раздумий голос Ятэ, который сейчас спускался по широкой лестнице дворца наместника мне навстречу. — Выглядишь так себе, но я рад что ты вернулся живым.

— А ты я смотрю похудел, — окинул взглядом своего нового наместника, который на удивление, действительно сбросил минимум десяток килограмм.

— Недели вполне достаточно для того чтобы привести себя в форму, если за это время не давать себе есть, спать, пить и даже заниматься сексом, — выдавил он из себя жалкое подобие улыбки. — Ты оставил мне регион в очень плачевном состоянии, еды мало, рек тоже мало и о орошении полей что-либо трудно говорить. Хорошо лишь все с ресурсами для лаборатории. Их полно, особенно с теми месторождениями, что указаны на отданных тобой картах. Я уже смог синтезировать некоторые продукты и создать новые типы тягловых существ, сверх того что ты просил меня заняться боевой составляющей.

— И все это за неделю? — удивленно спросил я его.

— Да, но этого мало, катастрофически мало, — выдохнул он. — Офицеры приграничных крепостей ежечасно докладывают о все новых и новых беженцах, они идут буквально отовсюду, а за ними по пятам следуют твари. Пока они не нападают, потому что еды достаточно и за нашими границами, но когда она иссякнет, они повернут свой взор на наши земли.

— Лишь некоторые из них по-настоящему сильны, остальных же можно просто сжечь, — произнес я и увидел на лице демона настоящее облегчение. — Ятэ, а где сейчас Гарум? Он мне нужен.

— Этот вспыльчивый божок? — хмыкнул мой старый друг. — Я отправил его сторожить наши врата. Мы не нашли общий язык, поэтому пришлось отослать его.

— Ясно, — цыкнул я, оглядываясь на молча стоящих за мной детей и других сопровождающих. — Выдели всем моим спутникам комнаты, накрой большой стол. Всех отмыть и привести в порядок. Гвардейцам дополнительный выходной и премию.

— А ты? — чуть выгнул бровь демон. — Что за очередное срочное дело требует столь пристального к себе внимания правителя, что ты готов оставить все проблемы региона на моих хрупких плечах?

— Хрупких? — хохотнул я и толкнул его кулаком в плечо. — Ирония возвращается к тебе также быстро как и форма. Я рад этому. А дело, дело как всегда важное. Либо я добьюсь успеха, либо мы все погибнем. Так что будь добр, пока я рискую своей задницей, покорми детей и приготовь им комплекты брони и оружия.

— Детям? — на этот раз демон был обеспокоен всерьез. — А как же гвардия, твой отряд погонщиков, да хотя бы я. Зачем брать детей?

— Так нужно, таково требование книги! — в унисон ответили три парня стоящих за моей спиной, и от голоса их даже у меня мурашки пробежали.

— Действуй, — хлопнул я рукой на плечу демона, а затем распахнув все еще не до конца восстановившиеся крылья, взлетел.

Легкий ветер ударил в лицо, а суставы крыльев налились тяжестью. Легкая ноющая боль не мешала мне, наоборот, помогала отвлечься от мыслей о только что произошедшем инциденте.

“Словно кто-то стоит за плечом и смотрит на тебя, да?”- идеально описала Василиса мои ощущения, когда парни заговорили не своим голосом.

“Неприятно”,-ответил я ей и передернул плечами.

Впрочем думать о случившемся мне долго не удалось, совсем скоро перед глазами пронеслись последние вековые деревья и я вылетел к высокой добротной крепостной стене. Она охватывала довольно широкую часть плато на котором находились врата в Ось миров, князем которых я до сих пор и являлся.

— Господин, — склонил голову Гарум, стоящий прямо на вершине смотровой площадки одной из башен, к которой я вылетел.

— А я думал придется тебя искать, — аккуратно ступил я ногами на холодный камень и сложил крылья за спиной.

— Меня? — спросил он, после чего наклонился к полу и дернул крышку деревянного люка на себя, открывая небольшой лаз. — Я-то думал вы за этими двумя прилетели.

Удивляться я не стал, слишком много всего уже произошло за последнее время. Но надо сказать, вид двух ребятишек одетых в теплые меховые накидки меня все же порадовал.

— Я же говорила прилетит сюда, — самодовольно произнесла Мата. — А ты говорил на восточную башню на восточную, дурила Кали!

С этими словами Мата подскочила ко мне и спряталась за мою спину, укрываясь от насупившегося брата и Гарума, лишь покачавшего головой на такое поведение подопечной.

— Значит, гонка, — голос бога истинной мощи был тих, но оставался тверд. — Удивительно как быстро с вашим приходом наступил конец игры. Сотни и тысячи лет она длилась, и вот она закончится в ближайшие дни. И эта парочка, пойдет с вами.

— Беспокоишься? — спросил я его.

— А как может быть иначе? — ответил он, поочередно смотря на парочку детей, что сейчас вели себя как мыши и старались ловить каждое наше слово. — Я несу за них ответственность, а потому, должен рассказать все что знаю.

И он рассказал. Все что знал о книге, о гонке. Большинство фактов конечно были либо полным абсурдом и выдумкой старых маразматиков, либо были уже известны мне, но также в этом потоке бессвязных мыслей попадались и крупицы полезной информации. Оброненные кем-то из древних фразы о гонке или книге, они передавались из уст в уста, постепенно искажались, но доносили конечный смысл. Легкой победа не будет.

В конечном счете, после часа наших разговоров, у меня сложилась примерная картинка того что из себя представляет гонка и книга судеб. Первое, это ни что иное, как череда испытаний, которые создаются книгой для претендента и только от него и его спутников зависит насколько быстро он их пройдет и пройдет ли вообще. Книга же, это нечто, что может управлять любым из нас, но не напрямую, а косвенно. Она опосредственно влияет на жизнь, и создает тем самым те или иные ситуации, когда сама судьба указывает человеку верный путь. Откуда взялся этот странный предмет и предмет ли это вообще, неизвестно. Он просто есть и с этим надо смириться.

— То что книга назначила вам в спутники детей, не может быть совпадением, — уверенно произнес Гарум. — Скорее всего, ваши испытания будут как-то связаны с их жизнью или вашей встречей. Могу лишь посоветовать, придерживайтесь своего собственного мнения. Все те крупицы информации что собирал я и те кто были до меня, сходятся лишь в одном. Книга ненавидит ложь.

— Я учту это, — кивнул я ему в ответ. — Можешь доставить этих сорванцов во дворец наместника? Остальные мои спутники сейчас находятся там. Пусть познакомятся, да и броню с оружием им неплохо было бы подобрать.

— Об этом можете не беспокоится, все сделаю, — ответил он мне и собирался уже было заняться делом, как замешкался и спустя секундную заминку все же спросил то что хотел. — Скажите, зачем вам был нужен тот толстяк? Слабый наместник, горе землям.

— Поверь, он не такой каким ты увидел его в первый раз. Думаю увидев его сейчас, ты поймешь меня. Это был единственный способ вернуть его в форму, — чуть усмехнулся я, а затем махнул рукой отсылая Гарума.

Бог истинной мощи, а по совместительству опекун двух несносных детей ушел, а я остался один. Холодный ветер, пропитанный морозный взвесью ударил в лицо. Кожа покрылась легкими капельками влаги. Столь простое и приятное ощущение оповестило меня о том что наконец тело вернулось в норму.

— Нам нужно доделать начатое, — привлекла мое внимание Василиса, которая впервые за достаточно долгое время позволила себе материализоваться в физическом теле.

— Энергия Стелир, — чуть ли не по слогам произнес я. — Времени совсем нет. Тот источник что я нашел, он увял.

— Увял, — кивнула она. — Но увяв в тебе, он успел дать тебе то, чего нет ни у кого во всех мирах!

— И что же это? — с интересом посмотрел я на нее.

— А ты попробуй воззвать к энергиям и создать тот щит, что ты использовал когда выбирался из огня, — с улыбкой оперлась она на тот же каменный парапет, что и я.

И я создал щит, почти мгновенно. Не задумываясь над тем какие энергии я использую и чего конкретно хочу добиться. Просто пожелал защитить себя от ветра и вот радужная сфера уже окружила меня, почти не вызывая никакого напряжения. Поразительная скорость плетения и силы. Ведь здесь были все одиннадцать энергий из моих источников, словно и не было среди них целых пять пар энергий антагонистов.

На самом деле я не столь сильно загорелся идеей, сколько решил отвлечься от нависшей надо мной судьбы. Сутки слишком мало, чтобы отыскать столь редкий источник энергии, а если и найти, то не факт что он приживется. Но вот понять что успел даровать мне увядший источник, на это времени мне должно хватить.

—Чувствуешь противоречивость потоков? — завороженно коснулась Василиса моего щита. — Их нет, Вите течет рядом с Мортем, Абрап с Натре и ничего не происходит! В прошлый раз я не придала этому значения, но сейчас, это….

— Поразительно, — закончил я вместо нее. — Тот миг, что источник Стелир был во мне. Я все же получил что-то в награду.

—Ты еще что-то чувствуешь? — с надеждой спросила меня Василиса.

И я почувствовал. Спала пелена в сознании. Я почувствовал те изменения что произошли внутри меня. Они словно ждали пока я обращу на них внимание. Энергия архангела уже не была такой родной, уверен, теперь она не будет меня хорошо слушаться если решу ей воспользоваться. Одиннадцать же естественных энергий внутри меня текли мирно, словно единый поток воды в реке. Правда потоку чего-то не хватало. И это что-то манило меня, звало, и это что-то было совсем близко!

Не особо задумываясь над тем что делаю, я сорвался с места. Перепрыгнув через парапет, я прямо в воздухе раскрыл крылья. Подхваченный потоком восходящего воздуха, меня бросило вверх. Пары активных взмахов и вот я уже перелетел почти все плато. Я совсем близко.

Словно ищейка, я шел на ощущение единства. Желание дополнить свое естество вело меня не хуже самого яркого запаха. Буквально пару шагов и я буду целостным!

— Подожди, — в последний миг кто-то взял меня за руку и морок спал с моих глаз.

Я стоял прямо напротив горящих врат. Стелир звала меня откуда-то из-за пелены, но до нее было не два шага как мне казалось, а сотни и тысячи световых лет во все стороны. Шагни я вперед и все было бы кончено.

— Черт, — выругался я, хорошенько тряхнув головой.

— Не вини себя, — мягким голосом произнесла Василиса. — Зов был силен. Я тоже чувствовала его, лишь чудом пришла в себя в последний момент.

Не зная куда себя деть, я просто сел на камень и выдохнул. Василиса села рядом и прижалась ко мне, дрожа всем телом.

— Господин, — неожиданно наше уединение было прервано кем-то из стражей врат.

Полный гном был так перепуган от одного моего вида, что я совсем не удивился, когда он начал выкладывать все как на духу, стоило мне подняться и подойти к нему.

Оказывается, не так давно из-за врат вышли двое. Старик и молодая девушка. Она была столь красива, а он столь мудр, что у стражей не возникло даже желания спросить кто они и откуда. Они просто пришли, а затем исчезли. Наваждение спало и стражники поняли, что мимо них прошли, а они даже не знают кто это был. Как-то слишком много мороков на один день.

— Иногда конечно животные какие проскакивали, особенно из ночных. Но то внутрь, а не наоборот, — отдуваясь и потея рассказывал тучный гном. — А тут словно пелена, даже вопроса спросить их не хотелось, хотя на службе часто скучно стоять.

— Как старик выглядел? — спросил я у стража, глаза которого забегали с такой скоростью, что могли бы побить мировой рекорд по стометровке.

— Ну я особо не помню, — сжался гном, боясь меня разгневать, но неожиданно разжался и чуть ли не выкрикнул. — Он в воздухе висел! И пил что-то, из небольшой кружки!

Разбираться с толстяком не было никакого желания, слишком много всего произошло одновременно. Взмахом руки я отослал стражника обратно к себе на пост, а сам вернулся обратно к Василисе, что сейчас сидела и обнимала свои колени.

— Он привел в этот мир мою дочь, — произнес я тихо. — Не соврал.

Та малышка, что была совсем крохой когда я покинул ее. Для меня не прошло и пары месяцев, а для нее счет пошел на десятилетия. Помнит ли она меня, любит ли? Столько вопросов и ни одного ответа.

—Я прикончу его, — произнес я спустя минуту размышлений. — Заберу души близких, постараюсь обезопасить ось и регион, а затем прикончу. Любым из доступных способом. Не стоило лезть ему к моей семье.

Глава 6

Убедившись лично в том, что Баку действительно привел мою дочь в этот мир, я перестал много думать. Старался усмирить свой нрав. Направить возникшую ярость в нужное русло. Поэтому, первым же делом, я вернулся в Симилим. Времени слишком мало, чтобы искать источник Стелир, а освоить новые возможности я могу и по ходу дела.

— Надеюсь вы хорошо поели, потому что нам пора выдвигаться, — произнес я, входя в обеденный зал, где сейчас находились все пятеро моих спутников, назначенных книгой судеб.

— Но мы ведь только пришли, скакали во весь опор! — выкрикнула Мата, чья тарелка действительно не была пуста даже наполовину.

— Не перечь господину, — коснулся руки девочки Гарум.

— Кто приходит вовремя, тот всегда опаздывает. А тот кто появляется заранее, всегда что-то выигрывает от своей дальновидности, — наставительно произнес я, оглядывая нескладных детей, лишь немногие из которых были подростками. — Вам соберут еды с собой, ровно как и других полезных вещей. Ятэ позаботился об этом.

В этот момент в двери за моей спиной вошли пятеро гвардейцев, в руках которых были рюкзаки. Хорошие, добротные, а главное набитые всем тем, что хоть как-то может понадобится нам в пути к девятому ярусу и внутри него.

— Господин, могу я просить вас допустить меня сопровождать вас и ваших спутников на пути к испытанию? — голос Гарума был вежлив и учтив, но в нем слышались те оттенки, что не предвещали мне ничего хорошего если я решу отказать.

— Я и сам хотел тебе это предложить, — чуть улыбнулся я ему.

Таких квочек наседок надо держать поближе к их выводку, иначе начнут бурагозить, а мне это совсем ни к чему. Хорошо ли, или плохо, но у остальной тройки детишек таких опекунов нет.

— Нас будет сопровождать отряд гвардейцев, но это не значит, что прогулка выйдет легкой. Полис, как и другие части этого мира, подвергся сильным изменениям, так что всем быть готовыми ко всему, — произнес я и вышел из обеденной залы.

Двустворчатые двери тихо закрылись за моей спиной, и я пошел к выходу из дворца. На таймере оставалось всего двадцать часов, надеюсь детишки быстро соберутся.

— Не могу поверить, что великий, ужасный и всесильный архангел, поведет в бой детей, — оторвался от стены Ятэ, одетый в старый наемнический костюм времен нашей первой встречи.

— Испытание не обязательно будет заключаться именно в бое, а если и так, то не думаю, что судьба даст умереть ни в чем неповинным детям, — ответил я и тяжело вздохнул, потому как сам не до конца верил в свои же слова. — Кстати, я уже не архангел, точнее совсем скоро перестану им быть.

— И кем же ты станешь? — ехидно улыбнулся он в ответ, и готов спорить, на языке у него вертелась обидная шутка.

— Не важно кем стану я, главное кем вновь стал ты, — положил я ему руку на плечо и крепко сжал. — Рад видеть тебя тем кто ты есть, а не тем, кем сделала тебя твоя жена.

— Не очень то тактично, — серьезно произнес он, а затем хрюкнул и расхохотался. — Держи, подарок тебе. Только все не выпивай, оставь пару глотков на случай, если придется решиться на что-то крайне неприятное. По себе знаю, с выпивкой как-то полегче.

В руке бывшего наемника и моего друга была бутылка, и не простая. “Слеза Вулкана”, хорошо надпитая, но несмотря на это все такая же ценная.

— Прикупил ее у одного караванщика, — произнес он, когда я взял бутылку из темно-изумрудного стекла. — Тот клялся, что у нее хозяев была чуть ли не с десяток. Все берегли столь редкий напиток и лишь изредка позволяли себе сделать по маленькому глотку. Надеюсь ты будешь умнее и выпьешь ее до дна.

— Уж не сомневайся, — хмыкнул я в ответ и сорвал пробку, делая глоток. — Кха, то что нужно. Сделай и ты глоток за наш успех.

Демона дважды просить не пришлось. Под удивленные взгляды гвардейцев, мы с Ятэ выпустили из ушей пар и лишь после этого весело расхохотались. В желудках у нас поселилась лава, а кровь в жилах вскипела, изгоняя из нас даже намек на плохое настроение.

— Господин, дети готовы, — подошел к нам Гарум. — Броня сидит на них как надо, а мешки за плечами полны провизии и полезных инструментов. Можем выступать.

— Командуйте ваше высочество, — склонился демон, обращаясь ко мне по княжескому титулу.

— Гвардия! — от одного моего голоса, окна в ближайших зданиях завибрировали и того гляди готовы были с треском рассыпаться в мелкую крошку. — Оборонительное построение квадрат! С возможным противником в бой не вступать, защищайте детей!

Уже забытое чувство, чувство власти над разумными. Оно на короткий миг наполнило меня, даруя легкую эйфорию. Гвардейцы же отряда грохнули латными перчатками о доспехи, принимая приказ.

— Плохой все же из меня вышел правитель, — тихо произнес я. — Любой другой убил бы за такую власть над умами подданных. А я лишь сражаюсь, да бегаю от этой ответственности.

— Бегаешь, — согласно кивнул Ятэ. — Но не бегаешь от нее, а бегаешь ради нее. Не сражайся ты, не руби врагов, не было бы ни меня, ни этих гвардейцев и целой оси миров. Ты сражаешься за то, чтобы мы жили. Такова твоя судьба. И раз так сложилось, не вини себя за то что не можешь править как того хотели бы твои предки. К тому же, ты даже не представляешь себе, сколько дерьма приходится разгребать венценосным особам, гораздо больше любого свинопаса!

Улыбка до ушей и веселая непринужденность, это то, чем обладал Ятэ когда-то. И теперь, он вновь вернулся. Пора бы и мне вернуться. Ярость, стремительные атаки, хватит уже лишних мыслей. Пора действовать.

— Выдвигаемся, — громко скомандовал я и отряд в едином движении тронулся с места.

Мерный марш латных ботинок по мостовой привлек много зевак, настолько много, что я даже удивился откуда столько жителей в моем городе. Изначально он ведь строился для военных целей, как собственно и все что строилось в моем регионе. Сейчас же, из окон, проулков и даже дверей новенькой таверны на нас смотрели дети, женщины, старики. Откуда они взялись? Вопрос не требующий ответа. Где-то на границе недосмотрели и они небольшими группами проникли внутрь региона, а поскольку вреда или опасности не несли, то их пустили и оставили жить. Тем более, воины такие же простые мужики как и любой рабочий, им хочется женской ласки, да наставлений для молодого поколения. Таким вот немного странным, но логичным образом, регион стал вполне себе жизнеспособным и обитаемым. Даже то, что беженцы были абсолютно разных рас не пугало никого из наших.

— Проследи, чтобы среди всего этого народа не было шпионов или того хуже диверсантов, — ткнул я в бок рядом идущего демона.

— Их много, но неконтролируемый поток уже остановлен, всех проверить трудно, но мы постараемся, — ответил он мне.

Девятнадцать часов на таймере и мы стоим напротив портальной арки. Все готовы к перемещению. Осталось лишь попрощаться с другом и наместником, тем кто будет исполнять мои обязанности, пока я буду пытаться спасти себя, дочь и наши миры.

— Позаботься о подданных, времена наступают суровые, но я надеюсь благодаря тебе, они не будут столь мрачными для простого народа, — улыбнулся я демону, что выглядел веселым и беззаботным.

— Постарайся выжить, не хочу чтобы бутылка такого славного пойла сгинула вместе с тобой, — ткнул он меня в плечо, скрывая свои истинные эмоции за бравадой и напускной веселостью.

— Будь уверен, мы с тобой еще не одну бочку вина осушим, — хмыкнул я и вошел в портал, куда совсем недавно вошел отряд гвардейцев, а также мои спутники и их божественная нянька.

Секундное ощущение невесомости, а затем легкий толчок в ноги. И вот я уже в портальной зале своего дворца. Пятый ярус, совсем недалеко от пункта назначения. Точнее, расстояние то недалекое, но вот возможные препятствия могут его сильно затянуть.

— Господин, — поприветствовал меня Фредмут. — Рад что вы целы и невредимы.

— А разве могло быть иначе? — удивленно спросил я его.

— За вратами дворца творится такая вакханалия, что сомнения брали верх над гласом разума, — устало произнес медведь. — В последние часы все становится только хуже, мы уже начали готовить оборонительные сооружения, на случай если кто-то из разбушевавшихся сможет прорваться через защиту.

— О чем ты? — не очень дошло до меня то, о чем он ведет речь.

— Думаю для того чтобы понять, вам стоит самому все увидеть, — повел он рукой в сторону главной лестницы. — Ваш отряд уже на улице, Гарум сказал, что вы торопитесь, но прежде, вам все же стоит посмотреть на происходящее из безопасного места.

Советы Фредмута никогда не были глупыми или же неразумными, так что я решил все же выделить лишние пять минут на то, чтобы изучить обстановку за вратами моего дворца. И как оказалось, не зря. Пять минут превратились в сорок и это только для того, чтобы понять, как безопаснее пройти к подъему на шестой ярус.

Полис пылал. Стражи между ярусами не было, дворцы стояли без защиты. Волна дерьма поднялась из клоаки и захлестнула все остальные ярусы. Сторожевая пелена пала, а жильцы и слуги прятавшиеся за ней, оказались беззащитны. На моих глазах, отряд из нескольких десятков наемников, высадили врата в соседний дворец и принялись резать всех мужиков которых там находили. С женщинами же поступали иначе, думаю не стоит объяснять как именно. Как ни странно, но по какой-то причине, простая охрана дворца если и была, то скорее всего разбежалась, оставив служанок всех возрастов беззащитными перед вонючими мужланами из помойной ямы.

— К нашим вратам тоже приходили, — прорычал Фредмут, сжимая рукоять огромного боевого топора. — Приходили, часть убилась о пелену, остальные ушли. Но защита ослабла и думаю это не укрылось от их взора. Поэтому мы и начали возводить оборонительные заграждения. Когда они уничтожат все что есть вокруг, то могут захотеть поразвлечься и у нас. Приведут толпу мяса, мечами погонят на пелену и тогда, она не выдержит.

— Время еще есть, слишком много более лакомых кусков вокруг, чтобы пытаться укусить там, где могут и голову отсечь, — уверенно произнес я. — И между тем, ты сделал все правильно. Правда это не меняет того, что мне с отрядом нужно будет уйти.

Вместо ответа урсус лишь кивнул. Офицер гвардии не привык лезть не в свое дело, поэтому лишь указал на то что все понимает.

— Удерживайте дворец, но если вдруг почувствуешь, что без больших потерь вам его не защитить, уходите через портал, — отдал я приказ. — Вернуть себе принадлежащее по праву я всегда успею, а вот ваши души в случае чего спасти не смогу. А теперь, будь добр, сходи и поговори с Гарумом по поводу наиболее безопасного пути. У меня есть одно небольшое дело не терпящее отлагательств.

Дело не терпящее отлагательств, звучит как если бы я прямо сейчас должен что-то сделать, иначе все пропало. Но это не так, просто мне хотелось избежать нудных обсуждений куда и как идти, чтобы меньше потратить времени на драки с обезумевшими от вседозволенности отбросами. И все же, даже несмотря на корыстный помысел, делом я все же занялся. А именно, пошел к хранителю. Тому самому, которого взрастил сам.

По какой-то причине, я ощущал его присутствие, присутствие и слабость. Это создание умирало. Медленно, но верно.

— Вот ты где, — спустя пять минут я нашел хранителя на одной из ветвей в саду. — Видок у тебя конечно потрепанный, шерсть вся сбитая, ухо надломлено. И это в твоем то молодом возрасте.

Я старался держаться хладнокровно и даже как-то поддержать его, но получалось с трудом. Существо, что было сильнее многих, по неведомой мне причине умирало. У него даже не было сил рассказать мне о том что с ним случилось.

— Давай мы тебе немного поможем? — задал я вопрос в пустоту, а затем попробовал влить в дикого кота немного энергии Вите.

Влить я ее влил, только ничего не произошло. У него и так ее было достаточно. Я чувствовал это, но не мог поверить. Теперь, я окончательно зашел в тупик.

“Посмотри его энергетическую составляющую, она полна”,- прошептала в моей голове Василиса.

— И все равно он умирает, — произнес я в ответ и постарался посмотреть на ситуацию под другим углом.

На короткий миг я словно покинул свое тело и смог осмотреть всю поляну, весь сад, всю территорию дворца. Такое произошло впервые. Чувство, схожее с тем, когда я создал этого хранителя.

— Ты тянешь на себе защиту, — выдохнул я, когда сознание вернулось на изначальные позиции. — Стелир угасает, как угасла в остальных дворцах всех ярусов, но ты не даешь ей исчезнуть, отдавая свои жизненные силы. Вопрос лишь, зачем?

“Забери…. себе….”

Его голос так неожиданно прозвучал в моей голове, что я невольно дернулся. Дернулся, но все же понял то, что от меня хотят. В окружающем меня пространстве содержится минимум энергии Стелир, такие крохи, но и этого может быть достаточно, чтобы вдохнуть в источник вторую жизнь.

Встав на ноги, я раскинул руки в стороны, а вместе с ними и десятки нитей из смешанной энергии. Они касались всего, где была хоть кроха энергии Стелир. Они притягивали эту силу, поглощали и передавали мне. Минута тянулась за минутой, пока спустя полчаса я не осел на землю с чувством приятной тяжести в груди.

Сад почти увял, как и близлежащая роща. Стены дворца уже не отдавали тем лоском что прежде. А главное, защитная пелена на вратах исчезла. И тем не менее, все это было не зря.

Внимание, источник энергии Стелир сильно поврежден, функционал ограничен!

Внимание, ваша связь с началом архангела сильно слабеет!

Внимание, замена начал не может быть произведена в связи с неполным количеством работоспособных источников энергий!

— Чертовы черные дыры, — пробурчал невысокий парень, что почти сразу появился вместо кота, стоило мне закончить дело. — Они уничтожили все остатки энергии Стелир в Эдеме! Те крохи, что удалось удержать, это максимум что я мог сделать для тебя.

— И на том спасибо, — выдохнул я с трудом поднимаясь на ноги. — Один лишь вопрос, откуда ты знал, что она мне понадобится?

— Бумаше без энергии звезд, — фыркнул по кошачьи хранитель. — Ну и глупость!

— А если серьезно? — вопросительно выгнул я бровь.

— Агарес приходил. Попросил тебе помочь, — запрыгнул мальчишка на нижнюю ветвь ближайшего дерева. — Как бы мы не относились друг к другу, но цель у нас одна. Мир в Эдеме. Он знал о моем появлении, знал и то, что создать меня мог лишь тот, кому предначертано собрать двенадцать источников. Считай, это его дополнительная плата за силу, что он получит в итоге. Кстати, расскажешь мне потом?

— Расскажу что? — не понял я его.

— Как Агарес проберется на девятый ярус? Он ведь хочет забрать силы древнего, а значит должен испить его силу, — пожал плечами мальчишка. — Хранителям нельзя к книге судеб, у нас полномочия не те. Этот же жук хочет обойти правила, так что в благодарность за мою небольшую помощь, прошу лишь небольшой рассказ. Идет?

— Всего лишь рассказ? — хмыкнул я. — Немного неправильная формулировка, тебе так не кажется?

— Возможно, — произнес он и навострил уши, словно дикий кот. — Тогда так, ты расскажешь мне как у него это получится, если получится, а я буду защищать твой дворец и его обитателей от беснующихся отбросов?

Именно в этот момент до моих ушей донесся далекий звон метала и боевой клич гвардии. Почти сразу за этим последовал и рев Гарума. Кажется там намечается что-то серьезное.

— Идет, — кивнул я ему.

Для того чтобы исполнить свою часть сделки, мне сначала надо выжить. Да и вряд ли я сделаю что-то плохое, если расскажу ему что к чему.

Дважды повторять хранителю не пришлось. Его черты почти мгновенно заострились, а тело начало меняться. Не прошло и пары секунд, как с ветви дерева спрыгнул крупный кот, размерами не уступающий Каю или Герде. В таком виде и не скажешь, что совсем недавно он чуть не умер.

Следуя за этим огромным хищником, я довольно быстро вышел к месту боя. Сражались здесь немногие, почти всех нападающих уже перебили. Вот только была одна загвоздка, за вратами я увидел еще как минимум пару таких же отрядов, как тот что только что был разбит.

— Я смотрю вы тут развлекаетесь, — оставил я хранителя в кустах, а сам подошел к Фредмуту, чьи доспехи были заляпаны чьими-то кишками.

— Защита пропала неожиданно, — боевой запал еще не угас, поэтому урсус рычал, а не говорил. — Отряд ублюдков как раз проходил мимо. Решили заглянуть на огонек, а тут мы. Все произошло очень быстро.

— И на шум, как на дерьмо, слетелись ближайшие мушки, — сплюнул я себе под ноги. — Собственно, можете больше не беспокоиться о противнике.

Словно только и ожидая от меня этих слов, хранитель сорвался с места и грациозным прыжком перепрыгнул через гвардейцев. Приземлился гигантский хищник прямо перед выродками клоаки, что сейчас собирались идти в атаку. И надо сказать, пыл их почти мгновенно погас. Особенно заметно это стало, когда парочка их мечей разлетелись на осколки, стоило им ударить о шкуру хранителя.

— Думаю мы можем выступать, — повернулся я к Гаруму и отряду гвардейцев, прикрывавших все это время детей. — Времени не так много, а нам предстоит пройти еще пару ярусов вверх. Мало ли какая мерзость могла завестись там….

Глава 7

Покидая территорию собственного дворца, я двигался беззаботно, почти как на прогулке. О моих спутниках такого не скажешь. Гвардейцы опасливо косились на хранителя, перемалывающего кости взбеленившимся жителям клоаки. Дети же смотрели не только с опасением, но и с нескрываемым интересом. Лишь Гарум все пытался как-то закрыть собой кровавое зрелище от Маты, но та как проворная вошь все время находила лазейку, чтобы выцепить взглядом особо жестокую сцену.

Конечно, просто покинуть территорию дворца без приключений нам бы никто не дал, но все обошлось совсем уж малой кровью. Мне всего лишь пришлось походя прибить троих безумцев, что попытались преградить нам дорогу. Бедолаги еще не понимали, что их товарищей больше нет и их смелое начинание никто не поддержит.

— На ярусе еще достаточно таких банд и отрядов наемников, — поравнялся со мной Гарум, стоило нам немного отдалиться от места побоища. — Думаю, стоит держаться на пару кварталов правее, там уже все обчистили и разорили. Если кто-то и остался, то не крупные отряды, а лишь одиночки.

— Направляй, — согласно кивнул я ему, а сам чуть сбавил темп, чтобы поговорить с Малушей.

После того как девушка побывала в шкуре самой смерти, она совсем закрылась в себе. Конечно, я продолжал чувствовать все то, что чувствует она и наоборот, но это-то и пугает. Ее ощущения от окружающего мира, эмоции, они словно посерели и стали черствыми. Как хлеб, пролежавший долгие часы под палящим солнцем.

— Эй, как ты? — не нашелся я сказать ничего получше.

— Все хорошо, господин, — ответила она сухим, безэмоциональным голосом.

— Не хорошо, — нахмурился я, потому как чувствовал, что внутри девушка бьется словно птица в клетке. — Давай я немного помогу тебе? Хотя бы попробую.

В голове было несколько идей и все они казались донельзя глупыми. Первая и самая идиотская, это вдарить по ее естеству энергией истинных эмоций. Дурость, да и только. Источник этой энергии есть в ней, ровно как и все остальные, что есть и у меня. Вторая же мысль заключалась в том, чтобы начать крошить всех наемников и бандитов на ярусе. Переполненный яростью, я омою естество Малуши этими эмоциями. Возможно, это помогло бы, но на это уйдет слишком много времени. Ну и третья, самая идиотская в текущих обстоятельствах идея. Просто заняться с ней сексом. Двусторонняя связь гарантирует сильные эмоции в процессе, причем не негативные как с яростью, а позитивные. Пожалуй, это могло бы сработать, если бы было время и место.

“Может ты просто попробовал бы воспользоваться своими новыми силами, а не пытался найти для себя предлог, для того чтобы затащить своего же фамильяра в постель?”-ехидство переполняло Василису, она явно была рада, что я так подставился под ее колкость.

“Она и сама обладает теми же способностями, а за счет связи, имеет и мой опыт”,-невольно дернул я щекой от досады.

“Обладает, но поскольку для нее все в норме, она даже пробовать не станет. Прикажешь ей, и она повинуется, но рвения не будет, а поэтому и успех подобных действий маловероятен”,- грустно вздохнула она, а после пяти секунд моего молчания взбеленилась.- “Ну и чего ты ждешь? Скоро подъем на шестой ярус, наверняка он перекрыт, тебе понадобится помощь, возможно даже помощь от кого-то равного в силе!”

В ее словах было рациональное зерно, поэтому к ним стоило прислушаться. Кинув взгляд по сторонам, я не увидел ничего опасного для нашего отряда. Гвардейцы были сосредоточены, Гарум шел чуть впереди, а дети о чем-то тихо переговаривались. Как я и сказал, спокойно, как на прогулке в парке.

Отделив один из своих потоков сознаний, я продолжил идти и наблюдать за окружением. Остальные же потоки направил на взаимодействие с энергиями.

Как бы это ни было странно, но я никогда прежде не получал возможности изучить все свои способности до конца. Либо я так быстро развивался, что часть из них становились бесполезны, либо они вовсе исчезали из моего арсенала по причинам от меня не зависящим. И вот опять настал тот момент, когда мне нужно узнать, что я могу и умею.

Первое что пришло в голову, это необычная смесь светлой и темной энергии. Такая, что раньше точно привела бы к конфликту. Например, жизнь и истинные эмоции. В моем случае, они не будут мешать друг другу. Но как они взаимодействуют между собой, я еще не узнал. Как раз планирую провести эксперимент.

После объединений всех энергий в единый поток, их стало довольно трудно отличить друг от друга. Такое ощущение, что они вдруг все получили одинаковую внешнюю структуру. Если представить себе поток энергии как струю воды, то содержимое осталось тоже самое, а вот поверхность покрылась корочкой льда. Теперь какой-бы вода ни была — грязной, чистой, соленой, пресной — снаружи она будет выглядеть почти идентично любой другой струе.

Потратив пару секунд на поиски, я аккуратно вычленил два потока разных по природе энергий. Вите и Мотус. Раньше их тоже можно было использовать вместе, но вот комбинировать, нельзя. Сейчас же, мы посмотрим какие возможности дало мне присутствие неисправного источника Стелир в моем естестве.

Аккуратно переплетая уже единый поток энергий, я направил его в Малушу, используя для этого ментальную связь. Реакция девушки последовала мгновенно. Ее кожа покрылась серой слизью, выступившей из пор на всем теле. Дыхание участилось, а из груди начал рваться непрестанный кашель.

— Не останавливаем движение, — подхватил я Малушу на руки, когда ее ноги подкосились.

Девушке действительно не позавидуешь, энергия смерти настолько сильно укоренилась в ней, что успела просочиться в клетки организма. Спустя небольшой срок после того как Агарес разъединил естество Малуши и Дадао, Мортем вновь начала потихоньку захватывать ее. Теперь же, после моего вмешательства, она должна прийти в норму. Насколько это вообще возможно.

“Поразительная сила, да? Тебе всего лишь понадобилось подобрать правильные энергии, все остальное они сделали сами. Как когда ты создавал хранителя и собирал Стелир во дворце,”- довольно произнесла Василиса.- “Какие ощущения? Понял как у тебя получилось это?”

— Нет, не понял, — от досады я произнес эти слова в слух. — Такое чувство, что я вновь прошел по проторенной дорожке, как если бы до меня кто-то уже попробовал это и оставил рекомендации на полях тетрадки.

Ощущения неправильности не было, я действительно сделал все верно. Просто сделал и все тут. Тело само сплело энергии в технику, словно уже знало порядок плетения и конечный результат. Такой способ манипуляции никто из моих недоброжелателей раньше не использовал. Но если не они, тогда кто?

“Возможно ты сам?”- послала мне Василиса образ осколка моей личности, что говорил о своих воспоминаниях.- “Я никогда даже не слышала о разделении своей души на части, так что подсказать тебе ничего не смогу. Могу сказать лишь одно, если у тебя получилось это сделать, то не удивляйся если вместе с воссоединением ты получишь чуть позже целый ворох воспоминаний и умений.”

Шутка ли, но я действительно перестал считать тот инцидент с душой чем-то особенным. Теперь вот думай, я сам себе подсказал, или это чья-то изощренная попытка воздействия на меня. Чертовы древние со своими играми. На ровном месте можно стать параноиком.

Мотнув головой, я отбросил в сторону целый ворох ненужных мыслей. Малуша все еще пребывала без сознания, а мы между тем подходили к подъему на шестой ярус.

— Возьмите-ка ее, — аккуратно передал я свою ношу в руки парочки крупных гвардейцев. — Поосторожнее с ней.

Бряцнувшие латы послужили мне ответом.

— Бывал на шестом ярусе? — поравнялся я с Гарумом.

— Да, господин, бывал, — по его серому голосу не было понятно, злится он или грустит. — В конце подъема, стоят наклонные укрепления. Движение предстоит по спирали, так что не удивляйтесь когда мы вдруг резко окажемся перед каменными заграждениями.

И подъем начался. Долгий и нудный. По сравнению с подъемом на пятый ярус, путь казался раза в четыре, если не в пять дольше. Дорога представляла из себя довольно крутую мостовую с небольшими перилами. Самое интересное, что ее ничего не поддерживало, она просто держалась в воздухе. Не очень-то приятное ощущение, особенно если ты идешь по спирали и понимаешь головой, что без магии или любого другого подобного воздействия, она бы никогда не смогла существовать, ведь это нарушило бы все законы физики.

— Каждый последующий подъем будет дольше предыдущего? — спросил я у Гарума, когда мы преодолели две трети пути по его словам.

— Эта особенность Полиса, заслуга неведомого мне мастера, что создавал дворцы владетелей, — ответил мужчина. — Говорят, девятый ярус теряется где-то высоко в облаках, где даже днем видно звезды.

— Похоже на правду, — тихо хмыкнул я себе под нос.

После этого короткого разговора, мы прошли еще примерно с пару минут, и наконец дошли. До укреплений.

Выглядело это как если бы посреди дороги в шахматном порядке установили бы каменные пандусы, но поставили их обратной стороной. Сравнение конечно так себе, но ничего лучше в голову не приходит. Каменные постаменты были устроены так, чтобы сверху вниз можно было скатывать по ним бочки, те в свою очередь падая с высоты о мостовую, разбивались бы и разливали свое содержимое вокруг. Идеальная защита, если самих защитников не так уж и много. Собственно, защитников тут сейчас как раз и немного. Точнее, мародеров, что смогли войти на шестой ярус.

Шестеро крупных мужиков сидели на одном из укреплений свесив ноги и беззаботно пили какой-то крепкий алкоголь. Наше появление для них явно оказалось сюрпризом.

— Ээээ….,- расслышал я мычание первого, кто заметил нас.

— Слишком далеко, все в укрытие! — рявкнул я и сам бросился вперед за ближайшее укрепление, показывая отряду отличный пример.

Благо, что мы успели пройти достаточно и углубились в укрепления, иначе бы стояли на открытой местности ловя все подарки судьбы. Также неплохо, что рядом с нами не было противника, знающего все прелести местных механизмов. Подойдя ближе к укреплению, я заметил, что камень неоднородный. Краем древка, я ткнул в него и тут же отклонился в сторону. Из небольшого отверстия выскочило острие, смазанное чем-то не особо приятным. Вот и дополнительный сюрприз для штурмующих.

— К стенкам не прикасаться! — в два голоса заорали мы с Гарумом, который оказался за тем же укреплением, что и я.

— Еще хорошо, что мужиков всего шестеро и они явно слабо обращаются с механизмами. Бочек полетело всего три из шести, — произнес бог истинной мощи, аккуратно отодвигаясь от еще одной ловушки.

В этот момент произошло сразу три вещи. Первая и самая неприятная, содержимое разбившихся бочек потекло по мостовой. Дикая смесь масла, спирта и чего-то еще полыхнула от огненной стрелы так, что у меня волосы чуть не загорелись. Второе, это то, что не все услышали наш сдвоенный выкрик и пара гвардейцев все же получили ранения от ловушек, а вместе с ними и Окил. Ну и третье, чертовы укрепления спасали от стрел, от камней и даже от ехидных выкриков ублюдков, но не от жидкого огня!

Мгновение, когда пламя почти коснулось моей кожи, растянулось. Чувствуя, что еще вот-вот и мое тело вновь окунется в пламя, я сделал то, чего точно не умел. Я почти остановил для себя время, а точнее, ускорил свое сознание в десяток раз. Китиай, Мотус и Крате сплелись в тугую косу, и я почти мгновенно вычертил неведомую мне до сего момента технику. Энергия чистоты очистила мой разум от лишних мыслей, позволила сосредоточиться на главном. Мотус дала сил и мотивации не ошибиться. А Крате, она позволила не тратить только свои запасы энергии для плетения столь сложной техники.

Словно в замедленной в десятки раз съемке, я смотрел как жидкий огонь приближается к моей коже и не мог убраться с его дороги. Несмотря на то что сознание стремительно принимало решения, двигаться от этого я быстрее не стал. Зато плести техники, это, пожалуйста.

Широкий радужный щит встретил волну огня, а вслед за этим сознание перестало воспринимать все мое окружение за медленных слизней. Резкая головная боль была наградой за столь поразительное открытие. В голове словно миксером поработали.

Слезы текли по лицу, из носа струилась кровь, а в ушах стоял непрестанный звон. Но я был жив и могу точно сказать, это сущая мелочь по сравнению с горением заживо.

В этот же самый момент, где-то позади нас раздался рев и неприятное чваканье. Несмотря на то что я все еще плохо видел, я смог разглядеть источник звука. Им оказался Окил. Мой спутник в первом испытании. Теперь понятно почему у него в статусе стоит метаморфирующий. Сейчас позади меня на подъеме лишь он один стоял в полный рост и надо сказать рост был впечатляющим.

Три с половиной метра в холке, он стоял на четырех конечностях и ревел как раненный медведь. Ревел, но даже не смотрел на кого-то из нашего отряда. Ему было плевать на мой щит и бушующее за ним пламя. Он лишь хотел кого-то прибить, прибить за то, что в него воткнулся ядовитый клинок. И кажется, цель он уже выбрал.

— Надеюсь твои подопечные так не умеют, — обратился я к Гаруму, мотнув головой, чтобы стряхнуть с лица остатки крови и слез.

Существо рвануло с места с такой скоростью, что я еле успел снять щит, ведь он двусторонний. Восстановив технику, я принялся наблюдать за этим странным парнем. Потерял ли он разум, или же нет?

Пробежав через огонь, словно по воде, он прыгнул минуя укрепления сразу на десяток метров и вцепился в одного из мародеров. Как бешеный пес он принялся терзать свою жертву, разрывая когтями его грудину. Интересно то, что при этом он не до конца потерял людской облик. В нем все еще можно было узнать Окила.

Если это обратимо, нужно ему помочь.

— Не приближайтесь, — поднял я руку, когда весь отряд решил пойти за мной вслед.

Двигаясь вперед, я держал щит раздвигая им огненную завесу. Пройдя таким образом метров шесть-семь, я затушил огонь. Тем временем мальчишка разделался уже с пятым противником и готов был приняться за последнего.

— Эй, Окил, может оставишь его мне? — веселым голосом обратился я к мальчишке. — Смотри, уже почти всех порвал, дай мне хотя бы одного!

— Не-е-ет! — рыкнул он и его морда начала удлиняться.

Еще немного и он потеряет свой истинный облик. А вслед за ним и самосознание. Я же в свою очередь потеряю спутника в первом испытании.

— Зачем ты это делаешь? — почти вплотную подошел я к нему. — Разве….

На этот раз звериное начало взяло вверх, широкая лапа увенчанная пятеркой острейших когтей врезались в мой щит и с диким звоном отлетела в сторону.

— Неприятно конечно, — делано поморщился я. — И все же, зачем ты это делаешь?

Я говорил громко, так чтобы слышали все и дети тоже. Пусть видят, кто идет с ними и какая опасность их может ждать в случае чего. И это не предвзятое отношение, просто я беспокоюсь обо всех и сразу.

— Ты не слышал мой вопрос? — повысил я голос. — Скажи мне, зачем ты это делаешь?!

— Я не знаю! — рявкнул он в ответ и его морда еще чуть удлинилась.

— Тебе стало больно и ты решил доказать, что можешь сам себя защитить? — уже куда тише спросил я его.

— Нет, — как-то вдруг сдулся он. — Просто я….

— А можно вы поговорите потом? — неожиданно прервал его последний мародер, которого еще никто даже не ранил и он лежал под лапой Окила.

Мальчишка от такой наглости даже замер. Собственно как и все кто находился вокруг, кроме меня.

— Да ты напрочь отбитый, может заткнешься? — произнес я и ударил его по яйцам, а после того как он начал верещать, добавил по голове, чтобы он отрубился. — Можешь договаривать.

— Просто мне не нравится, что я чувствую как меня принуждают к чему-то. Я не хочу тут быть, не хочу идти с вами. Я люблю Линду и хочу быть с ней, и это единственное чего я желаю! Это мое желание, а не что-то, что навязывают мне со стороны! — почти кричал он, а вместе с тем его облик становился таким, каким я его знаю изначально. — Я просто не хочу, чтобы мою жизнь контролировали, чтобы я мог сам выбирать что мне делать….

Глава 8

Окил смог удивить меня. Довольно скрытный юноша оказывается умеет постоять за себя. Мало того, он также умеет и остановиться когда нужно. Приняв вид обычного парня, обладатель энергии Путре принялся вытаскивать из ребер острые лезвия. Видимо именно ему досталась львиная доля сокрытых в ловушке клинков.

— Пара гвардейцев ранены, но это лишь царапины, — подошел ко мне Гарум. — Пара минут и можем двигаться.

Отряд как единый организм втянул в защитное построение раненных и быстро помог им восстановиться. Что-что, а выучка у парней в доспехах всегда была на уровне. Надо будет подумать как их поблагодарить за службу.

— Выдвигаемся, — скомандовал я, когда была раненным была оказана медицинская помощь. — Осталось всего шестнадцать часов до начала первого испытания.

Не так много времени если задуматься. В спокойное время за тот же отрезок времени, обладая технологическим средством передвижения, можно покрыть сотни, если не тысячи километров. Вот только у нас время не спокойное, и именно поэтому я так тороплюсь. Непонятно что еще может ждать нас впереди.

— Гарум, — подозвал я бога истинной мощи, когда мы миновали широкие двустворчатые врата и оказались на главной дороге этого яруса. — Скажи мне, что на остальных этажах? Насколько мне известно, шестой не сильно отличается от пятого, но вот об остальных, я не слышал ничего.

— Они прекрасны, — неуверенно произнес мужчина. — С каждым ярусом, красота дворцов и прилежащих территорий лишь растет. Мастер-творец, создавший их, тратил все больше и больше времени, пока не добрался до девятого яруса и не покинул этот мир навсегда. Лично я там не был, но тем кому довелось, не удавалось найти слов чтобы передать великолепие этих мест.

— Я спрашивал о чем-то более приземленном, вроде тех же укреплений или ловушек, красоты верхних ярусов меня не особо интересуют, — дернул я раздраженно щекой.

— Этого я не знаю, — отрицательно покачал головой мужчина, после чего уставился вперед довольно глупым взглядом.

— Какого черта, — дернул я его за плечо и Гарум остановился, будто вовсе не имел собственной воли.

Внимательно всмотревшись в его зрачки, я понял что они расфокусированы, словно он смотрит куда-то внутрь себя, абсолютно забыв про окружение. Бросив взгляд на солдат, я с удивлением понял, что они тоже находятся в подобном состоянии. Лишь пятеро подростков как и я мотали головой из стороны в сторону, пытаясь понять в чем дело.

— Окил, — стараясь двигаться плавно, я подошел к парню. — Сейчас ты, без резких движений заберешь из рук гвардейцев Малушу. Она не тяжелая, удержишь. Совсем скоро она очнется, а до тех пор пока этого не произойдет, я прошу тебя, присмотри за ней и остальной мелкотней.

—Эй, мы не мелкие! — воскликнули в один голос Кид и Айзи, и что странно, одному на вид лет двенадцать, а другому шестнадцать или семнадцать.

— Что с дядей Гарумом? — спросила Мата, подходя к богу и дергая его за руку.

— Еще не знаю, — бросил я ей и принялся оглядываться по сторонам.

Мы стояли почти в самом начале яруса и ничего из того что нас окружало не предвещало беды. Здесь не было никаких следов погромов, мародерства или же какой-то другой деятельности отбросов из клоаки. Точнее следы то как раз были, и достаточно много. Но лишь следы, которые терялись где-то в глубине красивых пейзажей садов и дворцов.

“Детей защищает книга судеб”,- как всегда вовремя появилась Василиса, указав на деталь, которой я не придал изначально внимания.

Вокруг всех пятерых моих спутников вился непонятный туман. Он был незрим для обычного глаза, но вот в энергетическом плане, я видел как он отлично отгонял от этой пятерки щупальца ментального контроля. Ко мне эта погань тоже пыталась лезть, но ее отгонял радужный щит, который я решил вовсе не снимать с себя. К гвардейцам же и Гаруму, эта мерзость присосалась без каких-либо проблем. И что интересно, чем больше времени проходило, тем глубже щупальца проникали в их естества, и тем все опаснее становилось находится в окружении своих же воинов.

— Надо идти в центр яруса, — деревянным голосом произнес Гарум, беря Мату за руку. — Идем.

Надо отдать должное девочке, она не растерялась. Эффект неожиданности пропал, и уже спустя пару секунд она отработанным движением вывернулась из рук зомбированного. Еще секунда и девочка проскальзывает между ног у мужчины, чтобы припустить в противоположную от меня сторону. Остальные дети же додумались, что нужно держаться поближе ко мне. Лишь Кали остановился на половине пути и рванул в обратную сторону, чтобы догнать сестру.

Я прекрасно видел, что началась игра в салки, но не проявлял никакого интереса к ней. У меня было дело поважнее, я даровал защиту Малуше, к которой щупальца не проявили внимание лишь по причине ее бессознательного состояния. Если она вдруг очнется и щупальце зомбирует ее, мне будет ой как не хорошо. Ментальная связь работает как часы, а это значит, что атаки изнутри мне скорее всего не выдержать.

Радужный щит укрыл девушку ровно в тот момент, когда Окил вновь трансформировался в полугуля и ударом лапы раскидал в сторону сразу тройку закованных в латы воинов. Это действие дало мне немного времени для еще одного важного действия. Я попытался вырвать щупальце из естества Гарума, но как и ожидал ранее, вызвал этим лишь дикий вой из глотки бога. Паразит сидел крепко и даже не думал прощаться со своими новыми игрушками.

— За мной, — скомандовал я в первую очередь Окилу, который после своего превращения оказывал на детей сильное впечатление. — Быстро!

Не желая долго возиться, я подхватил Кида, чьи короткие ноги не позволяли ему поспевать за нами.

— Но там же Мата и Кали! — трясясь у меня на руках попытался докричаться до меня мальчишка. — Они побежали в другую сторону!

— Знаю, — прорычал я, на бегу перепрыгивая через высокую изгородь. — Убивать собственных подданных не в моем стиле, так что пока просто бежим!

Как я и думал, энергии Стелир не было ни в одном дворце, ровно как и живых людей и нелюдей. Ярус словно вымер. Впрочем, скорее всего так и есть. Погоня за нами довольно быстро отстала, слишком уж тяжелые латы у моих воинов. Особо не побегаешь, тем более через высокие препятствия.

— Молодец парень, — поставил я зеленного Кида на ноги, и он тут же согнулся пополам, опустошая свой желудок на землю. — Молодец что не на меня….

Тяжело вздохнув, я выпрямился и принялся оглядываться. Территория дворца казалась смутно знакомой, но лишь из-за того что проектировал их все один и тот же мастер. Сад, пруд, искусственный водопад, парочка диких животных в роще, один и тот же стиль.

— И что это было? — задыхаясь спросил меня Айзи, лицо которого было краснее спелого помидора, потому как он единственный из всех бежал на пределе сил. — Почему ваши солдаты вдруг стали гоняться за нами? Почему мы бросили Мату и Кали? Надо было помочь им!

— Ты точно храбрец, но при этом еще и глупец, — покачал я головой. — Кто-то или что-то, захватило сознание гвардейцев, и это же существо приказало им схватить вас. Скорее всего именно из-за него тут нет ни одного выродка из клоаки. Оно их просто сожрало, ну или сделало марионетками.

— А….

— А те шестеро, что сидели перед входом в ярус, просто были в дерьмо пьяны, их оставили сторожить проход, — ответил я мальчишке, после чего аккуратно принял из рук Окила Малушу. — Скорее всего тварь не дотягивалась за пределы яруса, поэтому те просто пили и играли в карты, пока мы их не убили. Такое вот фантастическое невезение.

— И что мы будем делать? — спросил Кид, утирая рот тыльной стороной ладони.

— Вы, ничего, — ответил я ему и принялся тормошить лежебоку. — Вставай же!

Судя по внутренним ощущениям, Малуша уже пришла в себя и сейчас просто спала. Ей было плевать на тряску, шум и даже неудобное лежбище в виде земли. Она повернулась на бок и подложила себе ладони под голову.

— Сама напросилась, — зло пробурчал я и пошел в сторону водопада.

Покопавшись в пространственном кармане, я выудил оттуда большой пустой бурдюк и наполнил его водой. Вода весело журчала, а я все набирал ее и набирал, пока не заполнил ёмкость до самых краев.

Видимо девушка почувствовала то ехидство, что охватило меня, потому что она заворочалась, но все же не проснулась. Ну что же, сама напросилась. Весело насвистывая какую-то мелодию, я перевернул кожаный мешок и вылил на Малушу всю воду, что только что набрал.

— Какого……- отплевываясь от воды, девушка начала браниться с такой яростью, что я даже немного опешил от такого напора. — Кто посмел меня разбудить?!

— Это бы я, — мило улыбнулся я ей, на что получил такую волну непонимания, что самому неловко стало.

— Ты? Тебе жизнь недорога? — спросила она, но как-то с неохотой, словно чего-то опасалась.

“Эм, мне кажется, или ты со своим лечением перестарался”,- произнесла Василиса, а Малуша тут же начала мотать головой из стороны в сторону ища источник звука.

— Кто здесь? — потянулась она рукой к поясу, но не нашла там никакого оружия. — Какого черта здесь происходит?!

— Ты меня не узнаешь? — решил я спросить ее для очистки совести, вдруг это все глупая шутка.

— Тебя? — на секунду замешкалась девушка. — Откуда мне тебя знать, ты может и красавчик, но явно не в моем вкусе, яне люблю волосы по утрам изо рта вытаскивать, а у тебя так вообще перья!

Ну это уже ни в какие ворота не лезет!

— Ну не горячись, подумаешь не люблю я волосатых, перья может лучше чем волосы, — замахала она руками, а затем резко остановилась. — Стой, ты ведь ничего не говорил только что….

И тут Окила, Айзи и Кида все же прорвало. Парни в три голоса заржали как кони. И если самый младший смеялся по-доброму, то вот те что постарше, явно скалились из-за двойного подтекста. На бедную девушку было жалко смотреть, она одновременно была испугана, злилась и пыталась понять что происходит.

— Отойдем на минуту, — подал я ей руку, вторую держа раскрытой ладонью в стороне. — Просто поговорим и тогда тебе станет полегче разобраться в ситуации.

— Хорошо, — совсем недолго сомневалась она.

— Мы будем рядом, чтобы никуда не отходили и я вас видел, — произнес я, обращаясь к детям. — И уши не греть!

Двигаясь по идеально выстриженному газону, посреди цветов и звуков щебета птиц, у меня складывалось ощущение неправильности. Сильное, стойкое, словно бы я не часть этого мира. Просто занесло сюда и теперь приходится разгребать чужие проблемы.

— Эй, ты меня слышишь? — щелкнула передо мной пальцами Малуша, привлекая к себе внимание. — Мы же посреди шестого яруса! Дворец моей госпожи! Где все слуги?

Ее голос был таким живым, что наваждение спало. Хотя было ли это наваждение, непонятно, казалось что все мысли мои. Глупость какая-то. Я даже еще раз проверил, не прилипло ли ко мне щупальце паразита, но нет, их тут не было.

— Эй, я еще раз спрашиваю, где все?! — на этот раз она действовала куда как решительнее и выписала мне неплохую пощечину. — Ой…

Удар вышел не очень сильный, скорее обидный, но не для меня, а для самой девушки. Никто еще не отменил того, что она мой фамильяр. Боль передалась ей, а не мне.

— Что это было? — обескураженно спросила она.

— Что последнее ты помнишь? — наплевал я на ее вопросы и решил задать свой.

— Праздник во дворце. Мы должны были получить партнеров, а мне, кажется, дали здорового тупого идиота, — наморщила она лоб, словно ее воспоминания давно поистерлись. — Видимо я сильно перебрала с горя, раз совсем ничего могу вспомнить и сплю на земле.

—К сожалению или к счастью, но ты не пила. Ты умерла, а я тебя оживил. Затем правда пришлось немного помучиться, но ты пришла в нормальный вид, даже куда более нормальный чем до смерти, — произнес я и аккуратно поддел ей подбородок, заглядывая в ошарашенные глаза. — И не смей меня бить, будет тебе больно, а не мне.

Видимо она настолько сильно удивилась тому, что я предсказал ее дальнейшее действие, что просто замерла с занесенной наотмашь рукой.

— Я был бы рад тебе помочь и рассказать все что ты захотела бы знать, но не могу. У меня нет времени. Сейчас не место и не время для таких разговоров, — вздохнул я и указал рукой на тройку парней, что сидели под деревом и старались делать вид что им абсолютно не страшно находится здесь. — Прошу тебя, присмотри за ними. Они еще дети, не хочу чтобы их сожрала какая-то тварь, что морочит голову моим солдатам.

— Морочащая голову тварь? — переспросила она, а затем невольно дернулась в сторону дворца, а точнее той ее части, где должны были находится лаборатории.

“Она что-то знает об этом существе, или думает что знает”,-произнесла Василиса, а Малуша вновь дернулась.

— Я второй раз слышу ее, почему? — спросила девушка.

— Потому что ты мой фамильяр, Василиса связана с моим естеством, а значит и с твоим. Кстати, почему бы тебе не поговорить с ней, это существенно сократит время нашего недопонимания, — уже начинал я потихоньку злиться, потому как промедление опасно, а я тут словно шестого ребенка на руки получил. — Ты получишь ответы на все вопросы от Василисы, а теперь, говори что знаешь и я пошел. Времени действительно мало.

Пару секунд девушка все еще сомневалась, а потом в дело вступила Василиса. Перед моим внутренним взором мелькнуло несколько картин из прошлого. В основном хорошие моменты, где мы вместе одерживали победы, где смеялись, но были и другие, грустные. Больше всего мне запомнился момент где я лечил Малушу перед тем как схлестнуться с потусторонней тварью. Видок у меня тогда был надо сказать совсем печальный, но я упорно тратил силы на ее лечение.

— Моя госпожа создавала Мин Инибрин, существо дурманящее разум. Если действительно прошло столько времени, то она могла его закончить. В лаборатории существа удерживались под замком энергии звезд, как на вратах, но если ее нет, тварь могла выбраться, — начала рассказывать Малуша, стоило веренице кадров исчезнуть.

Она все говорила и говорила, а по ее щекам стекали слезы. Мне было совсем непонятно, что за причина побудила ее грустить. Но сейчас это и неважно. Вместе с названием, я получил и небольшое воспоминание девушки, где она когда-то встречалась с таким существом в дикой природе.

Тварь невероятно редкая, именно поэтому бывшая госпожа Малуши решила ее искусственно вывести. Защиты от такого типа влияния на мозги почти ни у кого не было, поэтому ни одна из энергий бы не помогли против такого оружия. Видимо контролировать существо так и не научились, и оно досталось в наследство следующему владетелю. Онв свою очередь тоже не нашел ему применение. Лишь энергия звезд могла сдерживать тварь, а когда та исчезла, ярус превратился в столовую.

— Присмотри за детьми, — положил я руку на плечо Малуше, на что получил слабый кивок.

Девушке сейчас придется невероятно тяжело. Видимо энергия смерти изменила Малушу гораздо раньше нашего с ней знакомства. Теперь же, после того как я привел ее в изначальный вид, она потеряла память о многих прошлых годах своей жизни. Надеюсь Василисе удастся привести ее в чувство. Не хотелось бы потерять такого ценного союзника.

Перемахнув через высокий забор, я отбросил все мысли о фамильяре. Ей моя жалость не нужна, лишь буду сбивать ее своим потоком мысли. Надо сосредоточиться на противнике. Насколько Малуше было известно, тварь почти аморфна и передвигается очень медленно. Она похожа на жировую каплю, которая ест все что имеет хоть отдаленное отношение к животной или растительной органике. Подтверждение этих слов я встретил когда наткнулся на ее след. Трава, ветки деревьев, мясо мелких птиц, все это словно искупалось в бадье с кислотой. Но самое отвратительное, это вонь, вонь не до конца переваренных трупов, которые вывалились из тела-капли по пути ее следования. Дикая мерзость. Ну хотя бы долго искать не нужно.

Пройдя по пути следования твари, я нашел ее буквально через десять минут посреди небольшой площади. Мин Инибрин действительно было не очень-то быстроходно. Само существо интересовало меня мало, но вот то что рядом с ним вились мои гвардейцы, это было очень плохо. На моих глазах один из воинов повинуясь приказу переданному через щупальце, засунул руку в тело существа-капли. Дикая боль вернула ему самосознание и он попытался дернуться в сторону, но собственные же товарищи удержали его и начали медленно заталкивать внутрь твари. Тело Мин Инибрин задрожало и немного раздалось в ширь, чтобы уместить в себе еще одного бедолагу. Внутри этого студня уже было не меньше пары десятков тел, а оно все никак не планировало заканчивать этот жор.

— Мата, — неожиданно расслышал я тихий голос Кали где-то метрах в десяти по правую руку от себя. — Что ты делаешь, вернись!

— Ты разве не видишь, сильная боль возвращает им контроль над своим телом, надо хорошо ударить дядю Гарума и тогда он очнется! — в отличии от брата, девочка не собиралась много думать, да и голос она не понижала, поэтому их местоположение не останется тайной еще хоть сколько-нибудь долгий срок. — Я пойду и врежу ему по яйцам, будет больно, но он справится! И другим я тоже ударю, поблагодарят еще потом!

Больше девочка не стала медлить, у нее перед глазами был четкий, а главное идеальный на ее взгляд план. Побить здоровых мужиков по яйцам, убить монстра и слушать благодарности.

— Дурочка, боль от удара быстро проходит, разве что ты их всмятку разобьешь- обреченно покачал я головой и направился из-за укрытия на площадь, где уже начинались первые выкрики боли.

Глава 9

Детские игры. В головах взрослых людей это словосочетание находит очень разный отклик. Кто-то представляет себе игры по типу — дочки матери, прятки, догонялки и другие, в сущности безобидные развлечения. В моей голове детские игры ассоциируются с той плеядой игрищ, где ребенок вполне себе может остаться без глаза или даже без пары пальцев. «Казаки-разбойники» или «догони меня кирпич» лишь верхушка того айсберга, на которую воспитанники детского дома взбираются чуть ли не ежедневно. Наверное, именно из-за моей закалки я и не ужаснулся от увиденного, когда все же вышел на открытую площадь.

Несмотря на то, что Мин Инибрин занимал добрую половину всего открытого пространства, здесь все еще оставалось достаточно места для гвардейцев и остатков мародёров. Несколько десятков людей и нелюдей, естества которых контролировал монстр. Посреди этого скопления народа, Мата скакала на небольшом пятачке и выписывала ближайшим к себе воинам хорошие пинки. И самое интересное, девчонка каким-то образом умудрялась пробивать сквозь пластину гульфика! Да не у всех такие были, но факт есть факт, девочка била очень сильно.

Что важно, Мата старалась ни на шаг не отходить от Гарума, из-за чего тому доставалось больше остальных. В какой-то момент я даже испугался, а вдруг она действительно решила всмятку разбить его достоинство, лишь бы вернуть его сознание в норму. Если быть честным, ее затея имела под собой основания. Гарум действительно пребывал в сознании, периодически. В моменты пика боли его глаза светлели, и он кричал на Мату, чтобы та уходила, но той, кажется, было плевать. Она просто вошла в раж. Никогда бы не подумал, что девочки бывают такими кровожадными.

— Видимо, все же придется вмешаться, — произнес я сам себе под нос, когда девчонка начала выдыхаться. — Смотреть как мелкая девчушка избивает здоровых лбов, это весело, но не когда рядом с ней еще и огромный монстр…

Мин Инибрин видимо считал также, как и я, а потому решил вмешаться лично. Его навыки управления марионетками оставляли желать лучшего, так что он решил действовать куда как проще, но в разы надежнее. Его студенистое тело крайне медленно пришло в движение, и он начал разворачиваться. Только дурак не понял бы, что он решил отрезать Мате пути к отступлению. Марионетки больше не бросались бездумно на мелкую вошь, они стали окружать ее и плотным строем гнать прямо на монстра.

Девочка начала паниковать, резкая смена поведения противников стала для нее сильной неожиданностью. В какой-то момент, ей даже пришлось оставить Гарума, чтобы увернуться сразу от четырех рук марионеток.

Времени оставалось все меньше, а я все медлил. Медлил, но не потому что не знал, что мне делать, а потому что боялся причинить вред собственным подданным. Не их вина, что они оказались здесь, а их разум в плену. Если я убью тварь, где гарантия что мои воины не умрут вместе с ней?

Впрочем, есть интересная идея. Мародёров ведь не жалко? Нет. Вот и отрубим от твари кусок, где растет щупальце, контролирующее не гвардейца, а отброса клоаки.

В этот же самый момент, когда я принял решение и начал двигаться, из-за того укрытия, где по идее должен был прятаться Кали, раздался очень странный и довольно громкий гул. Это оказалось столь неожиданно, что на него обернулись все: Мата, все еще корчащийся на земле Гарум, марионетки, и даже сам монстр казалось чуть повернул свое желеобразное тело в нужном направлении.

Гул рос, становился все более опасным и близким, пока из-за высокой зеленой изгороди не вылетела повозка. Запряженная одной единственной лошадью, ее борта были оббиты какой-то непонятной тканью. Ветер проходил сквозь ткани и создавал тот самый гул, что вызвал такие нешуточные опасения у всех, кто его слышал. На деле же, повозкой управлял Кали, а значит, хоть какой-либо существенной опасности для окружающих, эта колымага нести не могла. Но ему, кажется, было плевать, мальчишка с горящими глазами стегал бедную животину и абсолютно не мог управиться с ней. Вот только, это его лишь раззадоривало.

Задумка парня казалось такой же гениальной, насколько и тупой. Он в кратчайшие сроки нашел посреди шестого яруса какую-то телегу с тягловой лошадью и решил с ее помощью помочь своей сестре. Вот уж действительно, тактик.

Кстати, насчет отсутствия опасности — это я погорячился. Повозка влетела на площадь и буквально протаранила строй марионеток, раскидывая их как игрушки. Прямо-таки кегли в боулинге. Сам Кали успел спрыгнуть с этого импровизированного тарана до столкновения и сейчас кубарем катился по брусчатке.

Экстренная эвакуация кучера стала для лошади такой же неожиданностью, как и огромная желеобразная стена. Монстр без каких-либо потерь остановил этот таран и начал поедать бедную кобылу. Бедолага ржала и лягалась, но ничто ей уже не могло помочь, слишком сильно она увязла.

— Отличная идея парень, — подскочил я к мальчишке и рывком поставил его на ноги. — А теперь хватай сестру и валите отсюда пока марионетки не пришли в себя.

На самом деле, благодаря выходке Кали теперь можно было не особо торопиться, но я решил, что без помех под ногами справится будет куда как легче. Сейчас сложилась почти идеальная ситуация, солдаты и мародеры валяются на земле, монстр занят тем что пережевывает неожиданный ланч, и лишь парочка несносных подростков все никак не собираются уходить.

— Что вы делаете? — невольно дернулась от нервов моя щека, когда парочка деток решили не просто уйти, но еще и утащить Гарума с собой. — Валите отсюда, быстро!

— Уже валим! — расплылась в улыбке Мата и со всей дури врезала по яйцам своему опекуну, да так удачно попала, что тот взвыл на самой высокой ноте. — Вы уж извините дядя Гарум, так надо, ползти можете?

Мужчина не ответил, он лишь кивнул и пополз в сторону той же изгороди, откуда совсем недавно вылетела телега.

— Надеюсь моя дочь не такая, — сглотнул я ком в горле, смотря на то как сильно вмят вовнутрь гульфик Гарума.

Дождавшись пока дети не уйдут на достаточное расстояние, я материализовал в руке протазан. Не знаю уж в какой степени материальны щупальца твари, но это единственное мое оружие проводящее энергию, и также которому я доверю столь деликатную работу.

— Ну что уродец, давай мы тебя немного надрежем? — произнес я, перехватывая древко поудобнее.

Видимо все же какая-то доля разумности у твари есть, самая малая видимо. Он почувствовал мой настрой и оторвался-таки от еды. Парочка свободных щупалец метнулись ко мне, но не смогли приблизиться. Они просто бились о радужный щит и все. Никакой пользы от них существо получить не могло, ровно, как и атаковать само, тварь слишком медленная и неповоротливая. Оставались лишь марионетки.

Бросив взгляд вокруг, я подсчитал количество мародеров. Всего шестеро, не так уж и много у меня попыток вычислить, как безопаснее прикончить тварь.

— Ну, для пробы мы попробуем просто выдернуть эту гадость. Например, из тебя, — произнес я и ударом ноги опрокинул поднимающегося с колен отброса.

Мужчина, не очень крупный, но и не худой. На лице множество шрамов, совсем не следил за собой. Наверняка, не самый лучший клиент у продажных девок. Такие как этот, любят поиздеваться в постели, просто потому что без денег им не дадут. Не жалко убить.

Прижав жителя клоаки коленом к земле, я напитал оружие всеми доступными энергиями. Да так сильно постарался, что энергоканалы стали просвечивать сквозь дерево. Впервые такое вижу.

— Извиняй, уродец, это для твоего же блага, — рубанул я по щупальцу, и то мгновенно начало биться в конвульсии и усыхать.

Тварь заверещала, начала дергаться сразу всем телом, да так активно, что наполовину растворившаяся лошадь просто вывалилась из нее. Но мне было плевать на монстра, я смотрел на мужчину под своим коленом. Его тело выгнуло дугой, мышцы непроизвольно сокращались, а изо рта полилась кровь.

— Как я и думал, первый блин комом, — встал я с мертвого мародера. — Ты извини, может на ком-то из твоих дружков сработает лучше.

Конечно неприятно что этот мужик сдох, но я должен был проверить. Вдруг отрезать эти щупальца просто очень больно, тогда мои подопечные могли бы просто потерпеть. Но как видно, придется искать способ погуманнее. Например, вырезать щупальце с обратной стороны. Без подпитки оно ведь может безболезненно отвалиться? Сомневаюсь, что эффект будет хоть как-то отличаться от первого эксперимента. Но ведь это не точно, а узнать очень хочется.

В этот же самый момент, чудовище наконец окончательно очухалось. В его заторможенном сознании сложилась картинка того, кто делает ему больно. В едином порыве марионетки бросились ко мне, но не для того чтобы схватить, а для того чтобы убить. Одновременно сразу десяток мечей ударил туда, где я только что стоял. Тело мертвого мародера на короткий миг стало похоже на подушечку для иголок.

— Как не культурно, — пинком ноги опрокинул я ближайшего к себе жителя клоаки. — Надеюсь ты не против, что я воспользуюсь твоим щупальцем как проводником.

Подхватив поводок для марионетки, я поднялся в воздух, подальше от надоедливых игрушек монстра. Как по нити, я подлетел к телу твари. Искомый исток этой тентакли нашелся прямо на верхушке тела существа. Непонятно правда насколько глубоко оно уходит, слишком уж непонятна цветовая гамма этого монстра. Оно то прозрачно, то отдает кровавыми оттенками. Другими словами, чертов холодец.

— Ты еще и воняешь, — отпустил я щупальце и зажал рукой нос. — Как они в себя не приходят, тут же находится невозможно.

Пересиливая собственное отвращение, я положил обе руки на древко протазана.

— Черт, назвался правителем, проявляй заботу о подданных, — произнес я на выдохе и вонзил оружие прямиком в этот студень.

Странное дело, стоило клинку, напитанному объеденной энергией, проникнуть в тело холодца, как он начал бурлить. Я не успел даже попробовать вырезать щупальце. Тварь начала так бесноваться, что мне оставалось лишь бороться с ней за право удерживать собственное оружие.

Занятное, наверное, вышло зрелище. Архангел объезжает огромный холодец. По факту так и было, я висел в воздухе и держался за свое оружие, а тварь подо мной так бесилась, что готов поспорить, это самые активные секунды в ее жизни.

В этом родео приняли участие даже марионетки, все три неполных десятка. Они кидались в меня своими клинками и кусками доспехов. Видимо ничего лучше твари не пришло в голову. Она приказала меня сбить, ну а поскольку ничего другого в руках у марионеток не было, то и использовали они что нашли.

Бешенные скачки длились почти пять минут. Глядя на монстра, я готов был спорить, что если перестать подпитывать оружие, то оно его просто переварит. Так что у нас сложилась патовая ситуация: он не давал мне закончить дело, а я не давал ему себя скинуть.

Можно было бы конечно увеличиться в размерах и просто раздавить уродца ногой, но опять же, кто даст гарантию, что мои воины выживут.

Так бы мы, наверное, и соревновались друг с другом в упертости, если бы мне не надоело это еще в первые тридцать секунд. По истечению этого малого отрезка времени я начал копить энергию. Не просто наполнял протазан ей, а держал внутри себя, как огромный, наращивающийся ком.

— Надеюсь это вас не поубивает, — произнес я на выдохе, когда сил удерживать скопившуюся мощь уже не было сил.

Твари дико не нравится объединенная энергия, так что пусть получит ее столько, что точно не сможет переварить.

В момент, когда энергия покидала меня, я непроизвольно дернулся и оформил ее в технику. Еще одну непонятную мне технику, которую сделал просто из ничего. Никаких знаний, никаких умений и даже предпосылок к столь сложному плетению. Энергия словно прошла через мелкое сито и миллиардом капель орошила тело монстра. Я видел, как она растворяла его, но теперь это была не грубая сила, а словно хирургический скальпель. Ломтик за ломтиком, этот холодец терял всякую силу и таял, а вместе с этим и его щупальца, контролировавшие моих солдат и остатки мародеров.

В момент навалилась усталость. Крылья отнялись и остановились. Словно находясь в дешевом кино, я начал падать. Но на мое счастье, мое тело приземлилось в ту самую телегу, на которой лихачил Кали. Внутри нее, было по меньшей мере пять тюков с тканями. Теперь понятно откуда он их взял.

— Господин, что с вами? — пару минут спустя в телегу заглянул один из гвардейцев. — Вам помочь?

— Раз уж ты ни первая красавица всего яруса, то можешь просто дать мне выпить, — в момент окончательно испортилось мое настроение, а вслед за ним и чувство юмора.

— У меня есть хорошее пойло, — раздался чей-то немного писклявый голос, а сразу за ним хорошая звонкая оплеуха.

Это так меня заинтересовало, что я даже решил подняться со дна повозки, чтобы посмотреть кого так не любит моя гвардия. Ведь надо полагать, основания для отсутствия любви у них должны были быть.

Вокруг телеги собрались все те, кто выжил после становления марионетками, то есть два десятка гвардейцев и пятеро мародеров. Один-то из них и тянул мне бутылку. По виду, кстати, очень приличную. Видимо где-то в округе ее успел прихватить, прежде чем попался монстру.

— Давай сюда, — выхватил я алкоголь и не задумываясь опрокинул внутрь себя. — Кстати, я тебя неплохо так пнул. Ты вроде парень не плохой, так что извини.

— Плевать, вы убили эту тварь. Я вам только благодарен, — хмыкнул он. — Да и поступили вы куда гуманнее, чем та девочка.

После этих слов пара гвардейцев скривились и непроизвольно потянулись к помятым гульфикам.

— Можете быть свободны, — махнул я рукой, а затем принялся выбираться из повозки.

Мародерам повторять не нужно было, они схватили свои немногие оставшиеся пожитки и припустили отсюда с такой скоростью, что мировые спортсмены Земли бы очень позавидовали.

— А вы чего стоите? — отряхнулся я от пыли и наконец решил прояснить ситуацию для гвардейцев. — Как видите, для вас поход перестал быть безопасным. То, что вы привыкли рисковать я знаю, но не могу позволить вам умереть за просто так. Я и сам смогу уберечь детей, а вам лучше вернуться на наш ярус и помочь Фредмуту защитить дворец.

Два десятка мужиков стояли как истуканы и не могли поверить, что их прогоняют. Надо признаться, мне и самому было не по себе от этого. Лишь понимание того, что дальше они скорее всего умрут, заставляло меня быть твердым.

— Защитите наш дом, — произнес я, после чего дождался слитого удара кулаком о доспех, а затем развернулся и пошел прочь.

Изначально, группа сопровождения была глупым решением, теперь же я чувствую себя предателем. И все же, внутри себя, несмотря на это, я радовался. Плевать что они подумают, зато живы будут.

Двигаясь по мощенной дороге, я гонял мысли в голове, словно мяч в бейсболе. Покой нам только снится. Так, наверное, подумал бы любой, кто узнал мою историю. Но я привык, привык, и потому спокойствие для меня может значить лишь одно, будущие неприятности.

— Эй, больной, — аккуратно пнул я ногой Гарума, который лежал прямо возле дороги на обочине. — Ты где детей потерял?

— Мы тут! — не успел мужчина и рта открыть, как брат с сестрой спрыгнули откуда-то сверху прямо на нас.

Кали подобрал место для посадки с умом, поэтому он проблем не доставил, а вот Мата приземлилась черти как, а потому завалилась, и просто упала на своего опекуна, доставляя ему еще больше неприятных ощущений.

— Я отправил отряд обратно, — наклонился я над Гарумом, и помог Мате встать. — Не хочешь с ними? За этой парочкой я прослежу, будь уверен.

— Нет, я пойду с вами, — хрипя попытался встать на локтях мужчина, но не смог и лишь увалился обратно.

— Ты его евнухом сделала? — строго спросил я девочку, принимаясь лечить бедолагу.

— Ну немного перестаралась, — ответила она, невинно хлопая глазами.

— Она била его каждый раз, как он закрывал глаза, и так до того момента, пока я не увидел, что монстр мертв, — уверенным голосом произнес Кали, словно так и нужно было делать.

— Ладно, можешь идти с нами, — произнес я с некоторой издевкой, а затем хлопнул по груди Гарума. — Ты заплатил слишком большую цену, чтобы возвращаться обратно.

До первого испытания оставалось пятнадцать часов.

Глава 10

Обратный путь не составил много времени. Дворец неизвестного владетеля показался всего спустя десять минут активной ходьбы. Он все также возвышался над обычными постройками шестого яруса и представлял собой идеальный пример запустения. Желеобразная тварь за короткий срок успела съесть всех кто жил здесь и во всей округе. Пусть она оказалась достаточно слаба, и не смогла доставить мне каких-либо проблем, но даже сейчас атмосфера вокруг оставалась гнетущей. Слишком много смертей принес Мин Инибрин.

Единственное что хоть как-то разбавляло окружающую нас хмурую обстановку, были дети. Мата и Кали без умолку болтали о случившемся происшествии. Их голоса звенели от восторга, так, словно их сводили в диснейленд, а не на битву с монстром. Девчонка больше напирала на свою удаль, бахвалясь и пересказывая по пятому кругу как она уворачивалась от марионеток твари. Парень же абсолютно не слушая ее вещал о своем уме и гениальном решении с телегой. Единственный кому не позавидуешь в сложившейся ситуации, был Гарум. Опекун детей был вынужден слушать их одновременно и стараться отвечать, а также как-то их хвалить. Сделать это было сложновато, потому как похвалы не должны были повторяться, иначе оба одновременно начинали напоминать, что эти слова уже звучали в их адрес. В какой-то момент, бедный бог повернулся ко мне и молящими глазами попросил остановить эту пытку. Пожалуй, я бы так и сделал, но мне было забавно наблюдать за его мучениями. Впервые вижу такое непосредственное и довольно наглое поведение у детей.

— А потом, я пяткой зарядила тому мародеру между ног! Он почти схватил меня, но я хорошенько приложила его по яйцам! — выкрикнула Мата, подходя к высокой зеленой изгороди, окружающей дворец.

— А затем ты проскочила между двух гвардейцев, а твой брат грациозно ворвался в битву верхом на телеге, — поморщившись произнес Гарум, лицо которого каждый раз принимало болезненную гримасу стоило девочке упомянуть запретный удар.

— Ага, но ведь это еще не все ….,- хотела она было продолжить, но я подхватил ее и перекинул через изгородь.

— Ты сам или тебе помочь? — повернулся я к Кали.

— Сам, — захлопнул мальчишка рот прежде, чем я силой перекинул его через зеленолиственное препятствие.

У всего существует предел. У моего терпения предел крайне мал. За пару последних минут я очень быстро передумал издеваться над Гарумом. Пытка начала распространяться и на меня самого, а такой расклад меня полностью не устраивал.

— Спасибо, — произнес бедолага Гарум, слабо улыбаясь мне.

— Сам заберешься? — спросил я его.

Вместо ответа мужчина распрямил плечи и в один прыжок перемахнул через изгородь. Такая себе молодецкая удаль, если учитывать, что я слышал как он закряхтел от боли.

Подойдя к зеленой стене, я собирался было взмахнуть крыльями, чтобы перелететь препятствие, но не смог их даже поднять. Я не испытывал какой-либо боли в них, просто не мог ими пошевелить, словно они не мои, а искусственные. Видимо, все же слова об отдалении от естества архангела не были просто словами. В последнем бою, перед ударом, я задержал в себе очень много энергий, чем скорее всего вызвал этот аналог импотенции. Используя силы энергий, я в буквальном смысле выжигал остатки связи с золотой энергией архангела. Другого объяснения я не вижу.

Крылья начали расти у меня в самом начале пути, сейчас же, я испытал неприятный укол боли от этой потери. Пусть они еще со мной, но я не думаю, что я когда-либо поднимусь на них в воздух.

Неожиданно из-за изгороди до меня донеслись звуки какой-то возни. Кто-то кого-то, кажется, пытался пнуть или ударить, отсюда было не понять.

Одним движением я перемахнул препятствие и оказался посреди крайне интересной сцены. Мата и Кали лежали прижатые к земле Окилом и Айзи, Кид стоял чуть в стороне и не знал кому пытаться помочь. Старшее же поколение в виде Малуши и Гарума стояли друг напротив друга и не двигались. Возможно, Гарум бы мог все попробовать урегулировать, но ему мешало Дадао приставленное к горлу.

— Эй, какого черта тут происходит? — звук моего разъяренного голоса расставил все на места.

Окил и Айзи как ветром сдуло с Маты и Кали, а Малуша мгновенно убрала клинок от шеи Гарума.

— Потрудишься объяснить? — уперся я взглядом в глаза девушки.

— Ребята сказали, что с вами шел целый отряд. Увидев лишь пару детей и его, я подумала, что они под влиянием монстра, — произнесла она спустя пару секунд молчания. — Мне еще тяжело видеть энергию, поэтому, я не могла позволить себе рисковать.

Весь вид девушки кричал о том, что она задета. Видите ли, я выполняла твой же приказ по защите детей, а ты на меня рычишь. Возможно, возвращение ее в норму, это не так уж и хорошо как я думал раньше.

— Хорошо, тогда раз мы друг друга поняли и никто из нас не находится под влиянием никакого монстра, предлагаю перекусить и двигаться дальше, — примирительно поднял я руки вверх, усмиряя собственный нрав.

Идею восприняли на ура. Уже спустя пять минут Мата и Кали помирились с Айзи и Окилом, еще через минуту они начали рассказывать им свою версию боя с монстром, где их роль конечно же была ключевой.

Сидя на мягкой траве я вполуха слушал разглагольствования мелкотни. Старшее поколение так и молчало, я явственно ощущал неловкость и напряжение повисшее между Гарумом и Малушей.

— Я тебя не помню, — неожиданно произнесла девушка, поднимая взгляд прямо на бога с головой змеи. — Можешь не сверлить меня взглядом. Я была в затруднительной ситуации и даже при этом не снесла тебе сразу голову, а лишь приставила клинок к шее. Твои проблемы что ты не смог ничего мне противопоставить. Извиняться я не буду.

Этот короткий, но очень экспрессивный монолог на короткое время ввел всех на поляне в ступор. Дети притихли и кажется боялись даже пошевелиться. Я же с интересом наблюдал как капюшон змея начал менять цвет с белого на бордовый. Удивительная раса у Гарума, по виду змея змеей, а эмоции как у обычного человека.

— Я не требовал от тебя извинений, — произнес мужчина и в руке его что-то хрустнуло.

— Тем лучше, — коротко кивнула Малуша и уткнулась в небольшую тарелку с едой.

Надо сказать, я готов забрать свои слова обратно. Девушке лучше с ее нормальном состоянии. Впервые вижу Гарума таким злым. Его капюшон раскрылся на полную ширину, а щеки надувались словно он готов был броситься на девушку как обычная змея. Вот только, он этого не сделает.

Словно в подтверждение моих слов, мужчина резко поднялся с места и направился к небольшому фонтану стоящему в отдалении. Там он без затей засунул голову в воду и постоял так с десяток секунд.

— Не стоит ругаться с союзниками, иногда они бывают крайне полезны, — все же решил я высказаться по поводу случившегося.

— Василиса рассказала мне все о нашем текущем развитии. С такой силой, неудивительно что мы стоим на пороге победы в игре, длившейся эпохами. Удивительно-то как раз то, почему мы просто силой не пробьемся ко входу используя крылья по назначению, — в этот раз девушка старалась говорить более мягко, но в ее голосе все еще чувствовалось напряжение, словно она высказывает претензию.

— Ну во-первых, тащить на себе даже двух подростков не очень удобно, а главное совсем неприятно, — качнул я головой в сторону мальчишки Кида, который сейчас просто-напросто ковырялся у себя в носу. — И во-вторых, давно ли ты крыльями шевелила?

На лице Малуши отразилось некоторое непонимание. Она бросила взгляд на свои крылья, а затем по-видимому попыталась двинуть ими. Ничего у нее конечно же не получилось.

— Мы взаимосвязаны, как две половины одного целого, помнишь? — произнес я, опережая ее, стоило мне увидеть как она начала открывать рот, чтобы задать глупый вопрос.

— Да, точно, — произнесла она и закрыла глупо распахнутый рот. — Тогда, думаю нам нужно спешить?

— Верно подмечено, — согласно кивнул в такт ее словам Гарум, капюшон которого был полностью мокр и сейчас был сложен, делая мужчину максимально похожим на человека.

— Времени не так много, а следующие два яруса самые сложные для продвижения, — поднялся я с земли и отряхнул пару прилипших травинок с задницы. — Не знаю уж какие пакости может приготовить нам восьмой ярус, но знаю про седьмой. Именно там должен располагаться дворец второго владетеля, втянутого в гонку. Не думаю, что он просто так оставит проход открытым и без каких-либо сюрпризов. Маги-инту, конечно, достаточно достойная личность, имеющая определенные принципы, жаль лишь то, что не он мой соперник. Чего ждать от Атола я не знаю. В последний раз когда мы виделись, я чуть не убил его. Вряд ли он пылает ко мне сильной любовью.

Выдвинулись дальше мы почти сразу после окончания моего монолога. Костра у нас не было, припасов у нас полно, так что задерживаться нам не пришлось.

Путь от места нашей стоянки до подъема к седьмому ярусу занял всего двадцать минут. Чем выше ярус, тем меньше его диаметр, так что места на седьмом этаже будет еще меньше чем здесь. Соответственно и проблемы мы найдем быстрее чем здесь. По крайней мере, я так думаю.

Чтобы не терять время даром, я решил расспросить Василису о том, что по ее мнению случилось с Малушей и каковы результаты их разговора, случившегося в мое отсутствие.

Надо сказать, искусственный интеллект выстроил вполне неплохую теорию о том, что вообще произошло с девушкой, и почему мы не знали ее настоящую личность все это время. Со слов Василисы, энергии влияют на на естество носителя, и чем больше энергии пропускается через естество, тем сильнее эти изменения. С девушкой произошло какое-то событие, где ей пришлось превратить свой источник Мортем в настоящий колодец. Она пила и пила из него, пока энергия смерти не стерла некоторые черты ее личности. Отсюда же и провалы в памяти и сильная уязвимость перед Дадао.

“Мне удалось частично восстановить в ее памяти события прошедших дней, но далеко не все. Большая часть, стерта навсегда. Она не вспомнит очень многого, учитывай это”,- произнесла Василиса уставшим голосом.

“Что с тобой?”- поинтересовался я у нее.

“В последнее время, мы почти не собирали душ, а мой запас не бесконечен. Пусть я и живу внутри тебя, но не забывай, я поддерживала свое состояние за счет твоих земель и распространенного влияния. Сейчас, мне тяжело, и легче становится не будет. Пока не зови меня, я немного отдохну и восстановлю силы”,- стал совсем тихим ее голос.

Надеюсь, она восстановится перед испытанием. Кто его знает, что меня или нас там может ждать. Помощь Василисы была бы очень кстати.

— Подъем начинается за этой аркой, — остановился Гарум у огромных двустворчатых врат. — Я никогда прежде не бывал там, так что больше не смогу выступать вашим проводником.

— Это и не нужно, просто продолжай следить за этой пятеркой балбесов, — ответил я ему и легким толчком отварил врата.

Плавно и очень тихо они начали открываться, пока в какой-то момент не раздался щелчок. Реакция Гарума и Малуши была мгновенной, они оба схватили пятерку моих спутников и укрыли их щитами энергии. Правда, ничего не произошло. Ловушка не сработала. Она активировалась энергией звезд, а потому просто не могла работать. Я это чувствовал, поэтому даже не дернулся.

— Идем, нам еще подниматься, — бросил я через плечо, ступая на мощенную камнем дорогу в вышину.

Подъем на седьмой ярус оказался очень крутым. Добавить с десяток градусов наклона и без определенного снаряжения тут бы не поднялся никто. Пару раз кто-то из детей оступался и чуть не улетал в самое начало пути. Спасла их только быстрая реакция Малуши, которая шла посередине подъема и внимательно следила за их компанией. Из-за этой небольшой проблемы, Мату, Кали и Кида пришлось посадить на спины. Айзи и Окил слава богу справлялись и без помощи со стороны.

— Сюда явно ни разу не заезжала повозка, — тяжело дыша произнес Айзи. — Не знаю ни одного животного, что смог бы тащить по такому склону даже пустую телегу!

— Никто и не пускал сюда телеги, — хмыкнул Гарум. — Эти подъемы были созданы лишь для двух целей. Первая, это передвижение владетелей между ярусами, что само по себе происходило крайне редко. И второе, если вдруг по какой-то причине порталы прекратят свою работу, на ярусе просто все умрут не сумев спуститься. И еще одно, поскольку сила владетелей напрямую влияет на их место жительства, то на верхушке жило очень мало народа и они-то как раз спокойно могли подняться хоть по отвесной скале. В теории конечно же.

—Спасибо за эту импровизированную лекцию конечно, но заканчиваем. Мы приближаемся к ловушкам, всем быть наготове, — произнес я, концентрируя свое внимание на нескольких сотнях механизмов, находящихся чуть впереди нас.

И без того сложный подъем стал тяжелее в разы. Иногда концентрация ловушек превышала десяток оных на квадратный метр! Никакой системы или же хотя бы рациональности в установке я не заметил. Такое ощущение, что их просто кто-то рассыпал горстью в одном месте, и полностью проигнорировал в другом.

Так мы и скакали с островка на островок, периодически проходя в особо трудных местах используя мой щит. Механизмы ловушек здесь были куда как опаснее чем на предыдущем подъеме. Там использовалась банальная стандартные ловушки. Здесь же, каждый механизм был наделен небольшим резервуаром наполненным энергией того или иного типа. Этот резервуар был напрямую связан с хитрым спусковым механизмом, что в свою очередь был покрыт определенной техникой. Идеальное сочетание механики и техник энергий.

Перед тем как вступить на эту тропу смерти, я достал небольшой камешек, чтобы показать всем насколько опасны могут быть эти ловушки. Выбрав одно из мест в отдалении, я прицелился и метнул галыш в самую простую из ловушек. Она активировалась простым нажатием, но находилась посреди других, более сложных механизмов.

Острый обсидиановый шип вырвался из мостовой в момент как камень только коснулся опасного участка земли. Напитанный энергией разрушения, он просто превратил в пыль мой снаряд, а вместе с тем запустил цепную реакцию в других ловушках. Из парочки механизмов мгновенно появились импы, но были сразу же уничтожены другой силой. Разоружение ловушек произошло за считанные секунды. Результат оказался более чем наглядным. Мало того что там одновременно сработало два десятка ловушек, так еще в том участке где все происходило, начисто отсутствовал кусок дороги. Проходя потом мимо, мы отлично могли наблюдать сады и дворцы шестого яруса.

— Думаю, объяснять почему разоружать ловушки мы не будем не нужно, — произнес я, а затем направился вверх. — Идите прямо за мной, желательно шаг в шаг. Если кому-то оторвет руку или ногу, сами виноваты.

Так мы и шли, в напряжении и полной концентрации. Где-то на середине пути, миновав большую часть ловушек, до нас начали доноситься голоса. Их обладателей не было видно, но чем дальше мы продвигались, тем отчетливее я разбирал речь.

— Это погонщики, — тихо произнес я своим спутникам. — Подчиненные Атола. Заканчивают устанавливать ловушки.

— Ублюдки криворукие, — прорычал Гарум, сейчас стоящий на одной ноге, а вторую удерживающий над опасным местом.

— Двигаемся дальше, они сейчас должны будут уходить, — произнес я, продолжая напрягать слух. — Не думаю что они оставят без внимания главную дверь. Если хотим избежать проблем, стоит поторопиться и не дать им ничего с ней сделать.

Бег с препятствиями это поразительная, а главное интересная дисциплина в легкой атлетике. Так я считал. Сейчас эта затея напоминала мне своеобразный способ самоубийства. Одновременной активации пары десятков ловушек хватит, чтобы сильно истощить запасы моей энергии, а моих спутников так и вовсе порвать на части.

Что уж говорить, к закрытию дверей мы не успели. Возможно, будь я один или только с Малушей, мы бы смогли преодолеть все препятствия быстро, а главное без потерь, но увы, нет. Нас тормозила пятерка детей, оставить которых я не имел никакого права, ровно как и желания.

— И что будем делать? — подошла ко мне Малуша, рассматривая огромную печать техники энергии Лицит на вратах седьмого яруса.

— Будем ломать, ломать и стучаться в гости…

Глава 11

Как это всегда бывает, сделать намеченное сразу не получилось. Печать с заключенной в ней энергией света оказалась удручающе сложна. Тот кто поставил эту защиту на врата седьмого яруса явно знал что делал. Понимание техник и самой энергии было на очень высоком уровне. Возможно, используй я одну и ту же энергию в течении хотя бы десяти лет, то смог бы сравниться с погонщиком наложившим защиту. Но чего нет, того нет.

— Тихо и мирно не получилось, — удручающе вздохнул я отходя в сторону, давая проход Малуше.

Стоило до этого мне сказать, что мы будем ломать печать и девушка вызвалась первой опробовать свои силы. Теперь, когда я точно отмел вариант тихого проникновения, дело было за ней.

— Для начала, попробуем вот так, — сосредоточенное лицо девушки не выражало никаких эмоций, но я чувствовал тот азарт что в ней разгорался. — Как тебе понравится нарушение тока энергий?

Малуша настолько сильно погрузилась в изучение печати, что невольно начала с ней разговаривать, тем самым комментируя свои действия. Надо сказать, эта незначительная деталь вызвала у наших спутников небывалый интерес. Сейчас они были заперты в небольшом пяточке, что я окружил защитой, так что делать там особо им было нечего, и скука подступала все ближе.

— Ха, — выкрикнула неожиданно девушка, когда ей удалось повернуть движение энергии вспять.

Печать засветилась, начала гудеть. Чувствуя подвох, я успел дернуть Малушу к себе и буквально мгновением позже, в место где она стояла, ударила ветвистая белая молния.

— Не получилось, — грустно произнесла Мата, усаживаясь прямо на каменную брусчатку.

Тем временем, печать вновь пришла в норму, ее свет вернулся на прежний уровень, а гудение утихло. В энергетическом же плане, защитный конструкт нормализовал потоки и замер, словно ничего только что и не произошло.

— Чертовы печати! — вскочила с места Малуша, подошла к вратам и со всей дури ударила их ногой, но тем было абсолютно плевать. — На моей памяти, было всего четверо погонщиков достигших понимания энергии, чтобы складывать их в печати. Но то были печати атаки! Я никогда не слышала о печатях защиты…

Начало ее экспрессивной речи было таким громким, что я совсем не ожидал что она так быстро сдуется. И уж тем более я не ожидал, что она вновь сядет рядом с детьми и предоставит мне разбираться с проблемой в одиночку.

Следующие полчаса я бродил вокруг печати, иногда подходя к ней и пытаясь как-то на нее воздействовать. Периодически выслушивая от спутников совсем уж глупые идеи преодоления препятствия, я сожалел, что врата были слишком высоки, чтобы перебраться через них с помощью банального прыжка. Впрочем, наверняка даже будь у меня крылья, сомневаюсь что все было бы так просто.

— Может ее просто разрушить? — неожиданно произнес Кали, а затем заметив что на него все смотрят, смущенно продолжил. — Я не имел ввиду что просто разрушить, то есть я….

— Выдохни, — заметив как он глотает от волнения слова, я подошел к нему и присел на колени. — По порядку, что пришло тебе в голову. Все равно ни у кого из нас нет идей, так что выкладывай.

Мальчишка сидел как на иголках, у него явно были идеи, но по какой-то причине он сомневался либо в себе, либо в их эффективности. Возможно, даже оба варианта сразу. Лишь сестра, которой надоело уже тут околачиваться и не терпелось продолжить путь, сидела и тихо толкала его в бок, подначивая рассказать все как есть.

— Твоя идея с телегой, была гениальна, так может ты и здесь меня выручишь? — решил я пойти на небольшую, совсем крошечную лесть.

— Я, да, хорошо, — глаза парня загорелись и он начал рассказывать. — У меня две идеи, одна опасная, а вторая еще опаснее. Для первой, нам нужна энергия тьмы, антагонист света. Скорее всего, введя в печать тьму, вы вызовите ее детонацию, ну или на крайний случай нарушите ток энергии как сделала это Малуша.

— А вторая идея? — спросил я мальчишку, когда тот замолчал.

— Я думал вы сначала попробуете первую, — смутился Кали, но затем после ощутимого тычка Маты продолжил. — Я видел ваш бой с той живой слизью. В какой-то момент, вы удержали в себе столько энергии, что хватило бы половину квартала разнести. Вот я и подумал, если вы можете удержать в себе столько энергии, то почему бы вам просто не выпить всю энергию заключенную в печати. Не думаю, что ее будет больше чем вы удержали тогда. А поглотив ее и сняв печать, вы могли бы ударить куда-то за пределы дороги. Пока мы находимся на подъеме, не думаю что это кому-то навредит.

— Вот уж действительно, один вариант опасный, второй еще хуже, — хмыкнул я, но между тем остался очень доволен.

Мозги парня действительно работают, и работают чуть ли не лучше моих собственных. Первый-то вариант, предложенный парнем я отмел сразу, так как уже попытался его использовать в прошедшие полчаса. Ничего из этого не вышло, в печати просто стояла защита от такой банальной попытки вмешательства. Второй же вариант, был очень интересен, а главное реализуем. Впитать энергию, сложно, но можно. Особенно стоит учитывать то, что никто не ставил в печать защиту от осушения, а значит, особых проблем не должно возникнуть. Почему же я сам не додумался? Трудно сказать, скорее всего повлияла постоянная нагрузка и отсутствие отдыха. В таких делах важен свежий взгляд, и мальчишка с его идеей тому доказательство.

Конечно, на самый крайний случай, было у меня и собственное решение. Просто увеличиться на пять или шесть метров, а затем с ноги выбить эти врата. Было бы кончено неплохо, но тут есть сразу несколько проблем. В таком случае, скорее всего печать мгновенно сработает, укрепив врата на несколько порядков, а заодно и атакуя меня. Ее силы не хватит на то чтобы пробить мои щиты и щиты вокруг моих спутников, но вот оповестить всех на ярусе о нашем прибытии, это, пожалуйста. К тому же, места на дороге, на которой мы находимся, не так много. Если же говорить про место не занятое ловушками, его и того меньше. Вот и выходит, что вместо кавалерийского наскока, придется поработать сапером.

“Подойди ко мне,”- обратился я мысленно к Малуше.- “Не мотай головой, могла бы уже привыкнуть к нашей связи. Василиса разве с тобой не общалась мысленно?”

“Нет, она пребывала передо мной в своем физическом воплощении”,- не очень уверенно пронеслись мысли Малуши в ее голове.

Вот значит как, и что же ты дорогая Василиса врешь мне про отсутствие сил и требующийся отдых. К сожалению, разбираться сейчас с этим было крайне неудобно, мало того что времени мало, так еще и до самой виновницы не докричаться. Она словно уснула и перестала хоть как-то реагировать на мои слова.

— На тебе защита группы. При необходимости, укроешь их дополнительным радужным щитом, — произнес я, стоило фамильяру подойти достаточно близко. — Не знаю как быстро получится снять печать, но уверен, мне понадобятся все силы на это. Будь наготове.

— Поняла, — коротко кивнула она, бросая короткий взгляд на пятерых детей, которым тут явно было не место.

Ну вот и отлично, теперь хотя бы не буду волноваться, если поглощенная энергия вырвется наружу, разрушая все вокруг меня.

Не долго думая, я подошел к печати. Ее энергетическая структура настолько ярко пылала светом Лицит, что основную часть печати можно было увидеть невооруженным глазом. Обычно, энергию и любые ее проявления не видно в обычном мире, только если какой-то воин сам желает ее показать, сейчас же, все было по-другому. Силы заключенные в конструкте копились явно не одним человеком с источником энергии света, отчего их концентрация на небольшом участке была феноменальна даже для Эдема.

— Ну что же, попробуем, — аккуратно положил я руки прямо на середину печати.

Покрытые смешанной энергией, мои ладони не ощущали никакой враждебности. Лицит была и оставалась просто энергией. В этот раз ее просто заключили в печать. Словно родня, потоки перекликались друг с другом. Еще пару мгновений и я без проблем погрузил руки прямо в конструкт. Со стороны это выглядело как если бы мои кисти просто прошли сквозь врата, но на деле это было не так.

Энергия Лицит пропустила меня и позволила себя впитать. Словно живая змея, она начала обвиваться вокруг моих кистей, а затем вливаться внутрь меня, используя некоторые точки моего тела как входную дверь. Постепенно вокруг меня начала образовываться воронка.

Легкое тепло поначалу сопутствующее процессу начало сменяться легким жжением, а затем и вовсе полноценным огнем. Количество энергии в конструкте было огромным, здесь явно поработал не один мастер, скорее всего, пару погонщиков даже использовали как батарейки.

В какой-то момент, мое тело начало просвечивать от количества энергии света внутри. Энергопотоки горели огнем, а кровь потихоньку начала вскипать, отчего мое состояние мгновенно ухудшилось. Но процесс нельзя прерывать, я чувствую это. Либо от начала и до конца поглотить все без остатка, либо конструкт разрушится и сколько бы в нем не осталось энергии, будет громко. Скорее всего, при таком раскладе, сдетанируют все ловушки на подъеме, что почти стопроцентно гарантирует нам смерть. Кажется, это и была из основных опасностей печати. К сожалению, я совсем не замечал, что вместе с энергией света поглощал и многие другие энергии, вытянутые мной из ловушек вокруг.

Секунды тянулись так долго, что в какой-то момент я перестал вовсе ощущать время. Лишь количество энергии, что буквально распирало мое тело и естество. Ее было столько, что хватило бы на пятерых монстров, таких как Мин Инибрин.

Наконец, в один миг я просто перестал чувствовать движение энергии. Раз и все закончилось. Конечно, это вовсе не принесло мне облегчения, ведь я все еще был как огромный воздушный шарик, но я хотя бы сделал свое дело.

— Разойдись, — еле ворочая языком, я махнул тяжелой рукой, отгоняя от парапета детей, зачем-то там вставших.

Если бы я видел себя сейчас со стороны, то понял бы, что вместе с энергией печати поглощал еще и силу ближайших к себе ловушек, и сейчас, за мной тянулся огромный энергетический шлейф, видимы невооруженным глазом. Мое тело невольно начало увеличиваться, чтобы хоть как-то попытаться сдержать тот массив, что я сам на себя взвалил. Видимо именно из-за этого, Малуша приказала всем встать у парапета, в самом отдаленном месте от меня.

Но я этого не видел, ровно как и не видел вовсе ничего. В глазах все плыло, а дорога под ногами все норовила ускользнуть от меня. Когда до огромной пропасти оставался один шаг, я почувствовал как кто-то придержал меня за самый край одежды, помогая понять, что я дошел.

Шум в голове мешал думать, но благодаря усилию, мне удалось очистить мысли на короткий промежуток времени. Ясно видя перед собой огромную пустоту, я принялся без разбора тратить энергию. Маленькие шары чистой энергии разрушения, белые молнии, черные копья мрака, создающиеся из пустоты монстры Абрап. Все шло в ход. Пожалуй, будь у меня возможность куда-то отложить эту силу, я бы смог с помощью нее размазать по стенке Баку, наверное.

Где-то с полчаса я тратил энергию, просто сливал ее в пропасть. Бездумно и беспощадно. Если на шестом ярусе есть хоть кто-то живой, он наверняка умрет. Если не от моих ударов, так от тварей Абрап или хищных растений Натре.

— Кажется, все, — неожиданно раздался за моей спиной детский голос Кида.

— Точно все, — уверенно вторила ему Мата. — Айзи, Окил, помогите!

С трудом чувствуя свое тело, я перевернулся в сторону говорящих. Мои маленькие спутники сгрудились надо мной и пытались как-то поднять меня. Ничего у них конечно же не получилось, по крайней мере до того момента, пока на помощь им не пришли два достаточно крепких и взрослых парня.

— Оставьте, — слабо махнул я рукой, когда меня поставили на ноги. — Я сам…

Силы довольно быстро возвращались, а тело приходило в норму. Экстренный набор, а затем сброс энергии обошелся мне в плохое самочувствие, но никаких травм или же других последствий не было. С каждой секундой, я чувствовал себя все лучше.

— А где Гарум и Малуша? — спросил я после того как смог нормально осмотреться вокруг.

Окружающее нас пространство больше походило на поле боя. Ловушки в ближайших полутора сотнях метров были полностью осушены и перестали работать. Камень под ногами постарел и больше напоминал известняк чем гранит. Все парапеты были оплетены какой-то лозой, при одном взгляде на которую становилось понятно, это растение не из тех что можно легко сорвать. В некоторых местах я заметил пару мертвых монстров Абрап. Они были не из числа сильных, но все равно жаль, что они появились здесь, я на это не рассчитывал. Но самое главное, чего я здесь не увидел, так это своих старших спутников. Куда ни кинь взгляд, никого, только я и мои пятеро маленьких помощников.

— Когда все это начало происходить, какая-то сила буквально закинула дядю Гарума в пространственный переход, — тихо произнес Кали. — Эта сила похожа на ту, что защищала нас от монстра на шестом ярусе. Она просто появилась из неоткуда и спустя мгновение ни дяди Гарума, ни ее самой уже не было.

— А Малуша? — спросил я мальчишку, посчитав, что его наблюдательность куда выше чем у остальных.

— Она защищала нас, убивала тварей Абрап и не давала лозам Натре нас задушить, — произнесла Мата, на лице которой я заметил медленно катящуюся слезу. — Она была рядом все это время, а когда все начало стихать, ее тоже забрала та сила. Я держала ее за руку, а спустя секунду ее не оказалось рядом.

Отличная новость, просто великолепная. Злость мгновенно омыла мое естество, выгоняя остатки слабости. Книга судеб решила, что мои спутники мне не нужны. К тому же, то место куда она их забрала, скорее всего является девятым ярусом. Иначе я просто не могу объяснить, по какой причине я не могу достучаться до Малуши. Лишь такое место как обитель Книги судеб может ограничить нашу связь. Там нет пространства и времени. Значит там и находится плененные ей.

— Не беспокойтесь, мы вернем их, — подавив в себе любую злость, произнес я, спокойно обращаясь к детям. — Я думаю, они как раз в том месте, куда нам необходимо попасть. Просто они стали частью нашего будущего испытания, вот и все. Давайте выдвигаться.

Подойдя к распахнутым настежь врата, я с интересом осмотрел место на котором когда-то была печать. Сейчас там не осталось и следа от конструкта и энергии, зато на дереве врат остались интересные следы от моей деятельности. В частности, прямо напротив места куда я направил свои руки, остались выжженные следы ладоней.

— Тут как-то пусто, — произнес Окил, выглядывая из-за врат.

Оторвавшись от созерцания результатов своей работы, я последовал примеру парня и вышел прямо за ворота, осматривая местность вокруг. На сотни и тысячи метров вокруг не было никого и ничего, пустота. Хотя совсем недавно, готов поклясться, здесь было очень людно. Погонщики, слуги и другие жители яруса покидали это место в очень большой спешке. Об этом говорила оставленная тут и там утварь, вещевые мешки и даже клетки с небольшими птичками, по виду, скорее всего, являющимися декоративными.

— От кого или чего вы бежали? Не от меня же? — произнес я в слух.

Впрочем, мне было совершенно плевать на местных жителей, ровно как и на то по какой причине они сбежали. Даже если это случилось не из-за меня и моей деятельности по снятию печати, у меня слишком мало времени на выяснение обстоятельств. Из-за задержки, у меня осталось не больше десяти часов, а впереди еще два подъема, каждый из которых займет гораздо больше времени чем все предыдущие. Еще непонятно будут ли там ловушки или какие-то другие пакости.

Двигаясь по ярусу, мы проходили через небольшие улочки мощенные мрамором. Все вокруг буквально кричало о богатстве живших тут личностей. Дворцы которых тут насчитывалось всего три, не шли ни в какое сравнение с теми что мы видели на пятом и шестом ярусе. В их стенах когда-то было гораздо больше энергии звезд, чем во дворцах других этажей. Катаклизм повлиял на все ярусы одинаково, так что тут мне не найти ни грамма энергии Стелир.

Дети вели себя тихо, почти не говорили и вообще выглядели довольно подавленно. Даже Окил и Айзи, что были старше остальных, помалкивали и больше смотрели по сторонам. Неожиданное вмешательство чертовой книги сильно на них повлияло. Думается мне, что она сделала это явно не из прихоти.

За каких-то пятнадцать минут, мы прошли весь ярус насквозь и вышли к резной, белоснежной арке. Здесь как и раньше были врата, такие же больше, только с одной отличительной особенностью. Дерево из которого были выполнены створки было природного, молочного цвета. Оно обладало куда как более благородным видом и заодно большей прочностью. А еще, здесь была такая же печать как и на предыдущих, только на этот раз, основу ее составляла энергия Тенебрис.

—Кажется, у нас небольшие проблемы, — произнес я так, чтобы все меня услышали. — Впитать еще раз столько энергии я могу попробовать, потому как других ловушек тут нет, но в таком случае, вам очень сильно достанется. Это опасно. Просто взломать печать не получится, энергия тьмы имеет огромный боевой потенциал и, скорее всего, сможет пробить мой щит.

— И что делать? — спросил Айзи, преданно заглядывая мне в глаза.

— Идеальным решением было бы найти того, кто вместо нас попытался бы взломать печать и принял на себя ее удар, — хмыкнул я. — Вот только такой дуростью, вряд ли кто-то захочет заниматься по собственной воле.

— Если это так необходимо, я мог бы…,- попытался было предложить себя в качестве жертвы мальчишка, но на его счастье доброволец нашелся сам.

Откуда-то из центральных улочек яруса раздался утробный рев. От поступи существа тряслись мелкие деревья, что были в обилии высажены по всему этажу. Надо ли говорить, что, скорее всего, из-за этой твари жители решили убраться отсюда поскорее.

— И как мы тебя сразу не приметили, — произнес я, внимательно изучая взглядом огромную тушу химеры, слепленной из десятков других видов животных и монстров. — Отлично выглядишь, поможешь нам печать обезвредить?

Говорил я громко, даже очень. Преследуя цель привлечь внимание, я нес всякую чушь, а сам в это же время накладывал на небольшую группу детей один щит за другим. Через десяток секунд вокруг них стало так много защиты, что они в буквальном смысле стали огорожены от внешнего мира радужной пеленой.

— Сложновато без нянек, — выдохнул я, одновременно уклоняясь от удара хвостом. — Ни тебе спасибо, ни тебе бутылку вина подать. Одна головная боль от этих детей….

Глава 12

Химера оказалась быстрой. Очень быстрой. Ее тело, созданное из сотен трупов, использовало для своего развития только лучшие мышечные волокна и самые крепкие кости. По размерам оно не превышало очень крупного быка, но вес его был гораздо больше. От одного его шага камни брусчатки крошились в мелкую пыль. Надо ли говорить, что подобный противник оказался очень тяжелым в противостоянии один на один.

Скорость, вес, увенчанный шипами хвост, все это давало ей определенные преимущества, тогда как я, мало что мог ей противопоставить. Химера оказалась невосприимчива к энергиям. Совсем. Мой протазан словно о стену бился, но не наносил абсолютно никакого урона твари.

— Значит, решили что в честной гонке вам не выиграть и оставили мне дополнительный сюрприз? — прорычал я сквозь зубы, когда тварь чуть не снесла меня на полном ходу и не насадила на свои короткие, но очень острые рога.

Что сказать, ничего удивительного. Древняя решила играть грязно. Не удивлюсь если тела для химеры Атол отдал из числа еще живых подданных. Почему-то мне не хотелось верить, что в этом замешан Маги-инту, старик не такой, по крайней мере я надеюсь на это. Он стал для меня в какой-то степени авторитетом, не хотелось бы в нем разочаровываться.

В этот момент, химера решила изменить тактику. Ей надоело пытаться меня поймать. За последние пару минут она была столько раз близка к тому чтобы сокрушить меня, но я всегда ускользал. Видимо такое положение дел ее очень злило. Как мне кажется, она меня вообще за соперника не держала. Я для нее не более чем очень шустрая еда.

Остановившись, тварь чуть подняла морду к небу и потянула в себя воздух. Ее могучее тело раздалось почти в полтора раза в ширь, явно намекая на то, что легкие у нее явно не маленькие. Ноздри существа затрепетали учуяв чей-то запах, а вслед за этим, на каменную мостовую полилась противная жижа. Тварь просто истекала слюной и взгляд ее был направлен отнюдь не на меня.

Не обращая на меня никакого внимания, химера повернулась к тому месту, где были укрыты мои маленькие спутники. Возможно, древняя создала химеру с целью убить этих детей, иначе я не могу взять в толк, откуда у твари вдруг появилась такая ярость в глазах.

— Грааааа, — утробный рев сотряс всю округу, когда химера начала разгоняться.

Тварь опустила голову к земле и выставила вперед свои небольшие рога. Сейчас она как никогда стала похожа на огромного быка. Очевидно, что она решила протаранить то место, где за щитами были укрыты дети.

— Я об этом пожалею, — тяжело выдохнул я, но развеял протазан.

Сорвавшись с места, я очень быстро начал нагонять несущееся тело. И чем больше я преодолевал расстояние, тем все меньшим вокруг меня становился мир. Тело повинуясь моему желанию, начало расти с невероятной скоростью.

В момент столкновения, я достиг восьми метров высоты и все продолжал расти. Если тварь нельзя поразить энергией, я ее просто порву.

Химера явно не ожидала, что ее разгон прервут таим наглым образом. Когда она уже была в жалких метрах от защитного купола, я врезался в ее бок и плечом откинул точно не особо крупную кошку. Поначалу я даже немного растерялся, настолько это оказалось неожиданно легко для меня самого.

— Ну что, поиграем? — от одного моего голоса во всей округе задрожали окна.

Наступив на химеру ногой, я придавил ее к земле. Тело твари было невероятно крепким, готов поклясться, сейчас я мог бы при желании скалы ворочать, но ей мое давление не доставляло каких-то особых проблем. Она разве что сдвинуться с места не могла, но это скорее всего из-за того, что ее лапы были раскинуты в разные стороны. и она все никак не могла их под себя подобрать.

— Ах ты шваль, — воскликнул я от боли, когда тварь вонзила свой шипастый хвост мне прямо в голень.

Экстренное увеличение габаритов очень плохо сказалось на моей одежде, если быть точным, от нее вообще мало что осталось. Сейчас на мне оставались лишь остатки ткани, которые каким-то чудом держались на мне в виде набедренной повязки. Что говорить, ни о какой броне речи не шло, а посему, шипы легко прошили мою плоть, впрыскивая в кровь какой-то яд.

— Тебе конец, — прорычал я, стискивая зубы и берясь двумя руками за рога химеры.

Вступать в долгую борьбу на выносливость я не собирался, это не мое, да и разозлила меня тварь знатно. Вместо того чтобы как-то придушить химеру или может заломить ее, я с натугой поднял ее морду и со всего маху опустил прямо на камни. Обрадовавшаяся было изменению положения тварь болезненно замычала что-то, но я недовольный результатом решил повторить удар, а затем еще и еще раз. Лишь на пятый удар послышался одновременный треск ломаемых костей химеры, а заодно и камней под ее мордой.

— Как тебе такое?! — кровь внутри меня буквально кипела от количества адреналина и я мало что чувствовал кроме куража.

Рано я ее отпустил. Это я понял когда тварь получившая свободу с места боднула меня и тем самым заставила отступить на несколько шагов. Видимо ей было наплевать на раздробленную морду, потому как в ее глазах я прочел лишь ярость и злость, но никак не боль и отчаяние.

— Есть идея, — произнес я потирая две неглубокие дырки от проколов рогами. — Поиграем в баскетбол. Ты в роли мяча, а печать как кольцо, согласна?

Видимо тварь мой голос очень бесил или она согласилась с моим предложением, иначе как объяснить ее бросок на меня сразу же после того, как я закончил свою речь.

Разогнавшись с места до невероятной для такого массивного существа скорости, тварь пригнула голову, целясь в раненную ей ногу. Значит, у нее все же есть слабые зачатки разума. Жаль лишь, что ей это не поможет.

Отступив на пару шагов, я позволил существу приблизится максимально близко к себе, чтобы в самый последний момент чуть отойти в сторону и подхватить его за широкую и массивную шею. Используя набранную скорость химеры, я с натугой оторвал ее от земли и сделав одно вращение вокруг собственной оси, выпустил тело твари прямиком в молочно-белые врата.

— Низко пошел, к дождю, — потер я ладони друг об друга, всматриваясь в траекторию живого снаряда.

Расстояние от места нашего боя и до врат было не таким уж и большим. Не больше тридцати метров, так что не удивительно, что я попал с первого раза. Ревущая во всю глотку тварь со всего маха влетела в крепкое дерево врат. Не знаю уж как должна была активироваться печать в штатном порядке, но такой вариант тоже сработал.

Конструкт напитанный чистой энергией тьмы пришел в движение ровно в момент удара. Тело химеры только начало сползать вниз к основанию врат, как в него одновременно ударили десятки черных молний. Что интересно, темп ударов нисколько не ослабевал. Первоначальный интервал ударов лишь снижался, до тех самых пор, пока молнии не стали бить сотнями разрядов в секунду. Бедная химера ревела, пыталась встать, но печать просто испепеляла ее. Даже несмотря на то что урон от энергии проходил чуть ли не в три раза сниженный, существо явно умирало.

— Не хотел бы я оказаться на твоем месте, — передернул я плечами, вздрагивая.

Буйство тьмы прошло спустя минуты две-три. В один момент грохот и звук разрядов просто исчез, а на его место пришла оглушительная тишина. Правда, спустя пару секунд, когда слух пришел в норму, я все же расслышал кое-что кроме тишины. Треск жаренного мяса. Химера запеклась, как если бы курицу засунули в духовку на максимальный градус и забыли там на пару часов.

Подойдя ближе, я бросил взгляд на тело и зажал нос. Удушливая вонь, вот что здесь можно было услышать. Запах жаренного человеческого мяса вызывал лишь позывы рвоты.

— Надо бы тебя убрать в сторонку. Не хотелось бы, чтобы ребятам нездоровилось после такого вида, — зажав нос в локте, я опустился на колени и аккуратно приподнял тело за единственный уцелевший рог.

— Грахх, — неожиданно вырвалось из пасти химеры хриплое дыхание.

— Какая ты однако живучая, — поморщился я, но менять планов не стал. — Подожди, вот, давай тебя вот сюда пристроим. Сейчас я облегчу твою участь.

Бросив тело чуть в стороне от врат, я материализовал протазан. Конечно, ни о какой легкой участи для такого существа и речи быть не могло, но придумывать сейчас что-то банально нет времени. А оставить такое существо в живых, понадеявшись что само издохнет, глупость невероятная. Представить только, что она может натворить если восстановится и спустится на пару ярусов вниз.

— Мерзкое занятие, — выдохнул я и вонзил оружие прямо на место, где по ощущениям у химеры было сердце. — И как мясники с этим живут?

Ответа мне конечно же никто не дал, так что пришлось сжать челюсти и исполнять работу бандита из девяностых. Так я провел десять самых отвратительных минут в своей жизни. Для верности я расчленил химеру, полностью отделив ее голову от тела, затем отрубив ей лапы и для верности вырезал уже пронзенное сердце из груди. Мало ли что еще могла вложить в свое творение древняя. С таких станется устроить дополнительную подлянку.

Подходя к куполу щитов, я уже вернулся в изначальному своему росту и кое-как оттерев ошметки химеры, надел на себя запасной комплект одежды.

— Это было круто! — воскликнула Мата, стоило мне снять защиту. — Невероятно, вы просто его схватили, а затем мордой об землю, а потом так вообще прямо в печать и она его молниями!

Девочка была так взбудоражена, что казалось еще секунда и она взлетит на месте, используя вместо топлива собственный энтузиазм. Остальные ребята были более спокойны, но и они выглядели ошарашено и как-то слегка пришибленно.

— А вы ничего не скажете?! — словно уловив мой взгляд, Мата сама решила растормошить парней, на что они попятились от нее, словно опасаясь.

— Это было, впечатляюще, — тихо произнес Кали, так как основной напор сестры был направлен на него. — Вы воспользовались его преимуществом перед энергиями нам во благо. Это отличный тактический ход.

— Хотел бы я когда-нибудь стать таким же как вы, — чуть осмелев произнес Айзи, не сводя глаз с места, где лежала расчлененная химера.

Подождав еще с минуту пока бушевания Маты хоть немного утихнут, я объявил короткий привал. После трансформации на меня напал дикий голод. Достав из пространственного кармана мешок с едой, я сел и принялся молча набивать живот. Кому-то могла бы показаться неразумной такая трата времени, как набивание брюха пищей. И скорее всего он был бы прав, на текущем этапе собственной эволюции, я мог обходиться без еды неделями, если не месяцами, но это в том случае, если не использовать трансформацию. Сейчас, я даже не жевал, просто проглатывал мясо кусками, а уже в животе оно мгновенно расщеплялось и откладывалось в тканях организма до той поры, пока мне вновь не понадобится увеличиться в размерах.

— Вы поэтому никогда раньше не увеличивались? — тихо спросил меня Кид.

— С чего ты решил? — ответил я мальчику вопросом на вопрос.

— Вы так много едите, наверное это из-за прошедшего боя и того увеличения. Мне знакомо когда очень хочется кушать, а еды нет. Если часто ходить и драться в таком размере, наверное и целого амбара не хватит, чтобы насытиться, — произнес мальчишка, аккуратно откусывая от хлебной лепешки. — Спасибо вам. Если бы не вы, я до сих пор бы прозябал там внизу, может даже уже был бы мертв.

Неожиданно мальчик прижался ко мне, так что я даже побоялся вздохнуть. Кид конечно рос в клоаке, но я совсем забыл, что он при всем при этом еще и самый маленький среди всех моих спутников. Плохо когда у детей нет детства.

— Эй, ты чего это? — аккуратно поддел я его подбородок пальцем, чуть приподнимая вверх. — Скучаешь по Малуше?

Мальчик не смог ответить, за него это сделали слезы. Он плакал, но делал это так тихо, что если не видеть дорожки на щеках, ни за что не догадаешься об этом. Видимо привычка детства.

— Мы вернем ее, вернем, а потом, ты и все вы, будете учиться у лучших учителей, гулять по вечерам в саду и купаться в море, — произнес я единственное, что пришло мне сейчас на ум, собственные детские мечты.

— Море? — непонимающе спросил мальчишка.

— Это такая большое соленное озеро! Дядя Гарум говорил, что в одном из южных регионов есть такое, там очень красиво и тепло! — как всегда влезла в разговор Мата. — Правда, я там никогда не была….

— Еще побываешь, — произнес я, встав на ноги и аккуратно отстранив от себя Кида. — Все вы побываете там, а теперь, давайте продолжим путь. Осталось не так много.

Пройдя через остатки врат, мы оказались на небольшой дороге. Это был почти такой же подъем как и все предыдущие, с той лишь оговоркой, что он был невероятно удобен. Никаких тебе уклонов, никаких ловушек, даже небольшие перила, выполненные из молочно-белого дерева, и те присутствовали. Первые минут пятнадцать я шел с легкой опаской, но все действительно оказалось таким каким мы видели. Сила владетеля, проживающего на восьмом ярусе сама защищала его. По идее, ему не нужны были такие элементарные ухищрения, наоборот, такие властители не могут терпеть отсутствие комфорта, даже в таких мелочах как дорога между ярусами.

Спустя час непринужденного подъема, последние минуты которого я провел в напряженном поиске ловушек, мы вышли к распахнутым настежь вратам.

— На прошлом ярусе оставили химеру, а тут ничего? — произнес я сам себе под нос. — Странно….

Выйдя за пределы врат, я осмотрелся и махнул рукой притаившейся пятерке маленьких спутников. Видя мое спокойствие и соответствующий жест, они присоединились ко мне, тщательно мотая головой из стороны в сторону, и стараясь выцепить взглядом все и сразу.

Ярус казался абсолютно пустым. Дорога ведущая от подъема прямо к огромному дворцу была залита ярким светом местной звезды. Никаких тебе искусственных светильников, лишь естественный свет.

— А где крыша следующего яруса? — спросил Окил, стоя посреди дороги с задранной головой.

— Нет ее, — дернула Мата за руку парня. — Нам говорили, что девятый ярус невидимый. Но я в это не верю, думаю просто здесь где-то спрятан портал ведущий на него, а сам он очень высоко, там где даже облака не летают.

— Какая умная девочка, — неожиданно рядом с нами раздался насмешливый старческий голос. — Не пугайся дитя, я не буду тебя трогать. И не надо меня бить туда, куда ты целишься. Пусть я уже стар и детей мне не видать, но это все равно очень неприятно.

— Маги-инту, — поприветствовал я нашего неожиданного визитера. — Сказал бы, что рад вас видеть, но не в текущих обстоятельствах.

Мужчина выглядел уставшим. Его лицо словно приобрело не один дополнительный десяток лет. Из бойкого старичка, он превратился в рухлядь.

— Что поделать мой друг, такова цена служения, — печальная улыбка тронула его лицо.

— Если я правильно понял, эта гонка касается меня и вашего сына, зачем вы здесь? Что вы хотите? — спросил я его, вставая между ним и детьми.

— Ты правильно сказал, что гонка между тобой и Атолом, но это не значит, что она меня не касается, — хмуро произнес старик. — Она касается всех живущих в Эдеме и мирах присоединенных к нему, в том числе и меня. А даже если бы и не касалось, я не могу ослушаться приказа госпожи Инсиды. Пусть я и не одобряю ее текущих методов, но мне никто выбора не давал.

— И как же звучит приказ вашей госпожи? — спросил я Маги-инту, не спуская с него глаз.

— Госпожа полагает, что без своих спутников, ты не сможешь завершить испытания, а значит, я должен не допустить этих детей на девятый ярус, — хмуро произнес он. — Можешь оставить их здесь, я присмотрю за ними. Клянусь, с их голов не упадет ни один волос.

— Я спросил у вас, как звучал приказ госпожи, а не что она полагает, — выразительно взглянул я на старика. — Понимаете, мой друг, у меня есть обоснованное подозрение, что ваш сын в любом случае не сможет пройти испытания. Если мы оба проиграем, то что произойдет с мирами? Что будет с теми кто нам дорог?

Седой как лунь мужчина стоял и не знал что мне ответить. Думаю он и сам догадывался о том, что такой вариант возможен, но старательно гнал от себя такие мысли.

— Книга ведь не назначила вашему сыну ни одного спутника? — вопросительно вздернул я бровь.

— Нет, но он взял с собой наших сильнейших воинов, это они ставили печати у тебя на пути, — на лице мужчины не дрогнул и мускул. — К чему ты говоришь это?

— К тому, что посмотрите на детей за моей спиной, видите влияние книги? Ее аура словно заключила их в кокон. А теперь скажите мне, хоть один из этой пятерки выглядит хорошим воином? — насмешливо спросил я его. — Книге Судеб плевать на силу, она делает то, что ей одной ведомо. Так что я спрошу у вас еще раз, как звучал приказ вашей госпожи? Дословно.

Глава 13

Старик Инту сдался. Сам того не осознавая, он поведал мне собственное отношение к происходящему. И пусть он был предан госпоже, но своим мирам и подданным он был предан куда больше. Ему пришлось выбрать, рисковать, надеясь на своего безмозглого сына и его покровительницу, либо же довериться мне и моей клятве. Он выбрал второе.

Я поклялся перед стариком Маги-инту, что в случае моей победы, я сделаю все, чтобы наши миры жили и процветали. Также в ней указывалось, что между нами не будет вражды, прямой или косвенной, и по возможности, я не буду убивать его сына. Но здесь старик не упорствовал, понимая в какой ситуации мы окажемся наверху, он не стал настаивать на твердом утверждении.

— Нам повезло, что сейчас госпожа находится рядом с книгой судеб, иначе она никогда бы не позволила мне совершить то, что я планирую сделать, — устало выдохнул старик.

— По счастью, ее здесь действительно нет, — ответил я ему и выжидательно уставился ему прямо в глаза.

— Да не дави, я и так уже дал согласие, — словно обычной старик, Маги-инту закряхтел и достал из-за пазухи платок. — Что? Если я способен в один присест убить тысячу простых людей, не значит что у меня не может быть насморка! Уважай мой возраст, мне очень много веков!

Ответить на это мне было нечего, так что пришлось терпеливо подождать минуту, пока старик прочистит нос.

— Дословно, приказ звучал как: “Я не хочу видеть этих детей даже рядом со входом в пространство испытаний. Не дай им пройти через ярус, сделай все, но чтобы их нога даже не коснулась земли возле входа!”-произнес старик подражая голосу Инсиды. — Думаю здесь все предельно ясно. Им не пройти мимо меня. Ну а подраться со мной тебе не позволит клятва, да. Такие дела, мой друг.

В этот самый момент мне захотелось превратить старика в отбивную. Он просто тянул время, воспользовался моим уважением к себе. А на случай, если я все же передумаю и решу его прикончить, сковал клятвой. Хитрый ублюдок. Правда это ему все равно не поможет.

— Спасибо за содействие, — моя умиротворенная улыбка очень взволновала старика.

— Что это ты задумал? — спросил он, но я уже не слушал его.

Я начал снимать с себя лишние элементы одежды и чтобы затем их связать в единое целое. Нужно смастерить хоть какое-то подобие одежды размера десять XL.Спустя пару минут у меня это получилось, и я, напялив эту чудо накидку, начал увеличиваться в размерах. Три метра, пять метров, восемь метров в высоту, вот думаю так достаточно.

— Залезайте, вы все слышали, старик вас по земле не пустит, придется прокатится, — дважды повторять не пришлось, детвора мигов влетела мне на плечи и расселась там словно на скамейках. — Дорогу укажешь, или тебе не хватит чести даже на это?

На старика Инту было жалко смотреть. Его идеальный план провалился по той простой причине, что он не до конца знал о моих возможностях. Старик помнил что я умею увеличиваться в размерах, но даже в тех габаритах, что он видел у меня, я не смог бы утащить на себе сразу пятерых. Может он и хотел как лучше, чтобы и со мной не драться, и приказ госпожи исполнить, но ничего толкового из этого не вышло. Он лишь потерял мое уважение и собственное достоинство.

— Иди к центру яруса, там ты найдешь дверь, прямо посреди площади, — махнул старик рукой куда-то себе за спину. — Мне за таким здоровяком все равно не угнаться, так что я лучше помедитирую где-то в одном из местных садов.

Вид медленно уходящего старика был бы удручающим, если бы я не знал его. Такому палец в рот не клади. Пройдет час, и он обязательно придумает как выпутаться из обрушившихся на него проблем.

— Все готовы? — спросил я у своих пассажиров.

— Да-а-а, — одновременно ответили они, но среди прочих, Мата орала громче всех, да еще и прямо мне в ухо.

— Тогда пойдем, — произнес я и пошел медленно вперед.

Говоря медленно, я был немного неконкретен. Восьмиметровый гигант, чей шаг составляет по меньшей мере метра два или даже три, просто не может идти медленно. Я имел ввиду неспешно. Впрочем, даже таким темпом мы оказались на местной центральной площади уже через жалкие две минуты. Несмотря на всю помпезность и величественность, восьмой ярус был крайне мал.

Ступив на круглую площадь, расположенную ровно по центру этажа, у меня даже на секунду перехватило дыхание.

— Как красиво, — выдохнул сидящий на моем левом плече Кид.

— Не красиво, а величественно! — как всегда влезла Мата со своими комментариями.

В любом случае, как не назови, но площадь была великолепна. Выложенная из простого природного камня, по идее она не должна была вызывать таких эмоций, но гений мастера сделал свое дело. Вся брусчатка представляла собой картину из разных тонов, словно мозаика она была выложена из камней всех оттенков. Жаль лишь, что для того чтобы увидеть ее целиком, нужно было смотреть с еще большей высоты, чем даже находились мы сейчас. И тем не менее, понять замысел автора все же удалось.

— Это ведь постамент? — спросил вслух обычно молчавший Окил.

— Да, а на нем что-то стоит, — подтвердил его слова Айзи, вставший в полный рост на моем правом плече. — Это похоже на раскрытую книгу!

— Значит мы действительно на месте, — удовлетворенно кивнул я сам себе и пошел к центру площади.

Выступать в качестве ездового животного мне довольно быстро надоело. Но поскольку я чувствовал, что Маги-инту следует за нами, а не медитирует в саду, то не рисковал опускать детей на землю. Все же клятвы в этом мире очень серьезны, не хотелось бы из-за своего просчета потерять спутников.

Оказавшись в самом центре площади, а заодно и на одной из страниц раскрытой книги, я сосредоточился и попытался понять, как мне попасть внутрь пространства, называемого девятым ярусом. К сожалению, никаких дверей тут просто не было, ровно как и никаких инструкций от самой книги. Разве что таймер, где-то на краю зрения все также отсчитывал секунду за секундой. До начала испытания оставалось чуть меньше часа.

— Мы не будем искать другой путь? — спросил меня Кали, когда всем стало понятно, что мы просто стоим на месте уже почти двадцать минут.

— Не думаю что он есть. Слишком глупо предполагать, что вход окажется где-то еще кроме этого места, — ответил я мальчишке, на что тот насупился.

— А если тот старик решил таким образом вас обмануть? — неожиданно спросил Айзи. — Он ведь не хотел нас пропускать, если бы не ваша способность, мы бы остались у подъема.

— Дело не в словах старика, а в том кто сделал эту площадь, — обвел я рукой огромную мозаику. — Мастер вложил очень много в это место, гораздо больше чем было нужно для простой, пусть и красивой площади.

И это было действительно так, в каждом камне под собой, я ощущал остаточные эманации энергии звезд. Даже сейчас, после катаклизмов, ее след не стерся до конца. Отчасти поэтому я до сих пор даже не сдвинулся с места. Просто я пытался понять, как мне поглотить эти крохи. Возможно именно они станут тем камешком, что перевесит весы и источник в моем естестве загорится вновь.

— Эй, а где Окил? — шепот Маты при желании мог бы услышать и старик Инту, не то что я.

Отделив один поток сознания, я принялся изучать окрестности, пока остальные потоки пытались проникнуть в структуру камня и вытянуть оттуда крупицы силы.

Вокруг нас было тихо, даже ветра не было. Дети что до этого момента болтали между собой, сейчас притихли. Они не заметили как пропал Окил, а это о многом говорит. Юноша не из терпеливых, вряд ли стал бы молчать, если бы кто-то его утаскивал насильно.

— Его утянула сила, как та что забрала Малушу, — неожиданно прошептал мне прямо в ухо самый младший мальчишка. — Она поманила его, и вот его уже нет.

Слова мальчика словно послужили спусковым механизмом. Небо затянуло темными тучами и из них полил самый настоящий ливень. Первый на моей памяти в этом мире. Пространственные врата начали открываться одни за другими, а мои спутники скрывались в них, исчезая из этого мира. До начала испытания осталось всего пятнадцать минут, а я все еще стоял посреди площади, но теперь уже один.

Чувствуя как все сильнее ревет ветер и стегает по коже ледяная вода, я начал уменьшаться. Надобности в крупных размерах уже не было, а сопротивляться стихии становилось лишь тяжелее. В какой-то момент, мне показалось что меня просто сдует с восьмого яруса. Чтобы этого не произошло, я лег на камни площади и разбивая пальцы в кровь, вогнал их прямо в брусчатку.

Секунды текли так медленно, словно превратились в кисель. Бесчувственные крылья за моей спиной как две тряпки развивались на ураганом ветру, отчего меня периодически поднимало в воздух, грозя унести куда-то очень далеко.

“Сконцентрируйся на энергии звезд”,-неожиданно раздался в моей голове очень тихий голос Василисы.

Ее мысль была очень далекой, словно она пыталась докричаться до меня из-за пелены. Но я услышал, и согласился с ней. Мне все равно нужно продержаться еще десять минут, так почему бы не заняться важным делом.

Раскинув свое восприятие, я попытался действовать тем же методом, что действовал и раньше, но к сожалению, это не принесло мне никаких хоть сколько-нибудь значимых результатов.

В тот же самый момент меня оторвало от земли и чуть было не отбросило за пределы площади. Удержался я лишь благодаря одному камню, за который все это время цеплялся изо всех сил.

— Отличная идея, почему бы не попробовать поглотить энергию по частям? — произнес я вслух, но ветер унес мои слова далеко отсюда.

Выбрав своим восприятием камень по соседству с тем, за который я держался, я принялся проникать в его глубь, там, где на самом нижнем уровне его структуры, оставалась самая маленькая крупица энергии звезд. Она была так мала, что даже песчинка на пляже была в сотни раз больше ее. Но здесь ведь много камней, вся площадь буквальноусеяна этим богатством.

На то, чтобы добраться до крупицы Стелир, заключенной в небольшом камне, мне понадобилось не больше пяти секунд. Поглотить ее не составило никакого труда, ее словно магнитом притянуло к мертвому источнику, где она нашла свое место.

Внимание, ваша связь с началом архангела незначительно слабеет!

Внимание, замена начал не может быть произведена в связи с неполным количеством работоспособных источников энергий!

Такие сообщения градом посыпались на меня, но я даже и не думал их читать, просто ограничив их поступление. В это же время, пока я увлеченно занимался делом, вместе с каждой поглощенной крупицей, ветер уносил перья из моих крыльев. Я бы наверное этого и не заметил, но когда передо мной остался последний камень с крупицей энергии, суставы за моей спиной просто рассыпались в прах.

Миг боли и вот я уже не чувствую крыльев, совсем. Пропала приятная тяжесть за плечами, а вместе с этим, пришло уведомление которого я раньше не читал.

Внимание, ваша связь с началом архангела критически ослаблена!

Внимание, начата замена начал естества!

Внимание, из-за отсутствия одного работоспособного источника, замена начал искусственно замедленна!

Восстановите недостающий источник, иначе вашей душе может угрожать опасность, возможен распад личности!

Читая сообщения, я словно пьяный перечитывал одни и те же строки по несколько раз. Сейчас, где-то внутри моей души, начал бесноваться цербер. Спущенный с поводка, он с минуты на минуту того и гляди должен был разорвать мой внутренний мир.

— Черт, как все не вовремя, — произнес я, когда буря мгновенно утихла и меня начало затягивать в пространственный переход, раскрывшийся передо мной, стоило таймеру остановиться на ноле.

Чувствуя неимоверную боль где-то глубоко в груди, я не обращая внимания на место куда попал, погрузился в мир своей души. Не думаю что меня ждут смертельные опасности в самом начале испытания, а вот успокоить беснующуюся энергию архангела просто необходимо.

— Руаааа! — рев представшей передо мной бело-золотой энергии был полон гнева, злобы и, кажется, обиды.

Все поля и холмы были в буквальном смысле разорваны в клочья, а сам цербер больше походил на дворовую псину, чем на величественного трехголового пса. Раньше, от одного его плачевного вида мне стало бы его жалко, скорее всего, я бы даже попытался ему помочь. Но то было раньше, сейчас же, я прекрасно знаю, что это искусственно созданная энергия была во мне лишь с одной целью, помочь выполнить план своего создателя, да заодно проконтролировать мои действия.

— Будешь пытаться драться? Или может быть мирно сядешь и посидишь на цепи? — произнес я вслух, ни на что особо не надеясь. — Ты ведь знаешь, что победить тебе не суждено, так зачем страдать? Если хочешь, я даже отпущу тебя, просто найду того кому будет по душе такой спутник и передам тебя ему. Ты возвысишь его и будешь властвовать над ним, а он в свою очередь будет властвовать над кем-то еще. Это ведь твоя заветная мечта? Сила и поклонение?

Надо сказать, кое-какой результат мои слова все же возымели. Псинка остановилась и задумалась. Я в буквальном смысле видел, как загорелись ее глаза. С таким как я, ей не по пути. Не зря мне претит правление, это не мой путь, а вот этого существа передо мной.

— Согласен? — решил я все же спросить, прежде чем предпринимать хоть что-то.

Бело-золотой цербер хотел было кивнуть, но тут его дернуло в сторону. Впервые за все время, я заметил очень тонкий, но крепкий ошейник на каждой из его голов. К ним вело сразу несколько нитей, что уходили в вышину неба и терялись где-то за пределами моего естества.

— Хозяин против, — понимающе кивнул я. — Ему нужно, чтобы ты привел меня к подчинению. Ну что же, тогда приступим.

Удар цербера последовал мгновенно. Он просто и без затей бросился на меня, желая подавить своей массой. Странно, что драки внутри души так похожи на настоящие, казалось бы, здесь не должны действовать законы физического мира, но нет, все так как и снаружи.

Уклонившись от броска, я ухватился за шкуру пса. Обжигая собственные ладони, я что есть сил запустил тело цербера в скалу, что возвел по своему желанию. Моя душа это мой мир, здесь лишь мои правила, а значит, ни у кого здесь нет и шанса.

От столкновения бело-золотой энергии и скалы по миру моей души пронеслись волны, отчего я поморщился и сплюнул себе под ноги сгусток крови. А вот и наглядный пример того, почему нельзя подставлять свою душу под удары.

— Что у нас есть в душе, что частью самой души не является? — на секунду задумался я, а затем вокруг меня в воздух взмыли двенадцать сфер энергий.

Одиннадцать из них сочились силой и были готовы откликнуться на любые мои просьбы. Двенадцатая же, источник Стелир, казалась высохшей и потрескавшейся. Но тем не менее, между всеми сферами были связующие нити. Уверен, не будь тут Стелир, я бы никогда не смог использовать одновременно все остальные силы.

С призванными источниками мне удалось одержать победу всего за один удар. Ослабленную энергию архангела сковало путами переливающейся силы одиннадцати источников. Спеленало так, что цербер даже пискнуть не мог, не то что наводить дебош.

— Побудешь тут один немного, подумаешь над своим поведением, — присел я на корточки перед псом с тремя головами. — И да, я не отказываюсь от своих слов, я передам тебя тому, кому ты действительно будешь нужен. Ты не виноват в том, что тебя заставлял делать твой хозяин.

С этими словами я растворился в воздухе, покидая пространство собственной души. А между тем, там остались двенадцать сфер, охраняющие опасного пленника.

— Так то лучше. Хорошо когда никто не убивает тебя изнутри, — произнес я, открывая глаза посреди темного коридора.

Позади меня оказалась сплошная стена, ровно как и по бокам. Это был коридор, который не имел каких-либо ответвлений, лишь один путь, прямо. И что важно, я слышал зов книги. Легкий, не навязчивый, но постоянный, как музыка, которая играет где-то на фоне.

Двигаясь вперед, я постепенно продвигался все дальше, но никаких изменений не видел, все та же кладка, и все те же слегка мокрые стены. Единственное что я заметил, так это то, что они чем-то неуловимо походили на стены катакомб под Симилимом.

Вскоре, когда прошло минимум полчаса моего пути, я услышал первый звук в этом месте. Громкое чавканье разносилось откуда-то спереди, словно кто-то бескультурный уплетал за обе щеки свой вкусный обед. Под эти раздражающие звуки, мне пришлось идти еще минуты три, пока я не вышел в хорошо освещенное помещение.

Оказавшись на небольшом балкончике, я смотрел на крупную залу, заваленную телами несчастных. Многие из них были живы и даже в сознании. Мне было хорошо видно их испуганные лица, освещенные светящимся мхом и грибами. Между ними бродил Окил, это он издавал приторное чавканье.

Юноша передвигался на четырех лапах, а из-за его спины торчали дополнительные псевдо-конечности. Парень совсем перестал походить на себя настоящего, он превратился в гуля, и сейчас с остервенением уплетал мясо еще живых людей.

В момент когда я посмотрел на того, кто когда то был хорошим и добрым юношей, в моей голове прошелестел голос принадлежащей книге.

Каждое ваше решение, ведет к тому или иному результату. Вы связаны кармой с каждым кто присутствует в этом зале. Кто-то попал сюда в наказание за свои плохие помыслы против вас, кто-то попал сюда, чтобы вы смогли спасти его. Найдите и освободите тех, кто на ваш взгляд невиновен, оставьте монстру тех, кого посчитаете нужным. Время испытания ограничено лишь жизнями присутствующих людей.

Глава 14

Испытание началось, и чтобы у меня не было много времени на раздумья, подо мной обвалился балкон, на котором я стоял. Неожиданный треск разрушающегося камня помог мне скоординироваться и не попасть под завал. Только что крепкая, можно даже сказать монументальная конструкция висит в воздухе, а вот я уже перепрыгиваю с одного падающего камня на другой. Приземление вышло не самым удачным, но точно эффектным. Грохот стоял на весь зал, так что лишь вопрос времени, когда сюда заявится гуль. Даже если он будет аккуратно обходить всех лежащих вповалку людей, то ему понадобится не больше минут, а то и того меньше.

Только мои ноги коснулись пола, я ушел перекатом от места падения, чтобы избежать случайных травм от прилетевших осколков камней. Буквально секунда на то чтобы осмотреться, и я уже со всех ног несусь к темной колонне. Никаких больше укромных мест я не заметил, так что выбор у меня не особый. Либо прячусь и выжидаю, попутно придумывая план, либо начинаю драться с метаморфирующим Окилом не считаясь со случайными потерями. Учитывая, что за свою недолгую жизнь я успел спасти многих, ровно как и насолить не меньшему количеству разумных, то такой вариант как минимум посеет смерть в стенах первого испытания. Навскидку, тут около полусотни разумных на полу раскидано. При таком раскладе, я вряд ли закончу испытание с положительным результатом. Кстати об испытании, кажется, я вижу выход. Он находится ровно на противоположной стороне и горит слабым огнем, такая себе светящаяся пелена.

По факту, испытание элементарное, найти кого-то кто достоин жизни, а затем провести его к выходу, остальных же оставив умирать от лап бедолаги, заключенного в теле монстра. Вот только, здесь очень и очень много людей и нелюдей, как я могу знать, что не оставлю на съедение кого-то из своих близких или соратников?

Тем временем, гуль бесшумной тенью появился рядом с каменными осколками разрушенного балкона. Его плоть трепетала, словно живая, а сам он сильно походил на мутировавшую собаку переростка. Втянув в себя воздух, гуль припал к земле и пошел прямо в мою сторону.

— Значит без драки не обойтись, — произнес я фразу, на грани слышимости.

Тем временем, гуль подбирался все ближе, его псевдоконечности подрагивали в нетерпении, а в глазах читался легкий азарт.

— Хр-р-р, — звук разрываемой веревки был таким оглушительным, что на секунду мне показалось, словно это сделали прямо у меня над ухом.

Но нет, это было не так. Кто-то из особо сильных пленников освободился, и кажется, собирался бежать. Кто бы ни был этот отчаянный, он как минимум развеял мои последние сомнения над тем, что все здесь вообще реально. А между тем, гуль резко изменил свое направление и понесся со всех лап к беглецу.

— Ох парень, не завидуя я тебе, все равно ведь не убежишь, — выглянул я из-за колоны и попытался поймать взглядом смельчака.

На удивление, пленник и не собирался сбегать. Он стоял прямо, гордо. Вздернутый подбородок и яркая узнаваемая внешность. Ирра, бог огня и перевоплощений, один из немногих моих погонщиков. В его руках зарождался огненный шар, которым он хотел приголубить, бегущего к нему гуля.

Смотря прямо на него, я чувствовал как между мной и им натягивается невидимая струна. Нас словно отдаляло друг от друга, а струна все растягивалась, пока в момент максимального напряжения, в моей голове не вспыхнула яркая картинка. Симилим, столица моего региона. Люди живут своей жизнью, в большинстве своей все всегда в норме, а если и возникают проблемы, то аппарат власти все быстро решает. Но не в одном конкретном случае. Никто не может осадить зарвавшегося погонщика. Он почувствовал настоящую силу и власть, а в отсутствии своего господина, позволял себе не подчиняться наместнику. Я буквально смысле видел мысли Ирра, когда он творил беззаконие. Ему нравилось это, естество огненного демона затуманило его разум. А вместе с этим, появились и мысли о том что ему никто не указ, даже я. Именно в этот момент, когда эта мысль появилась в его голове, Книга вмешалась в его судьбу и заперла на первом испытании. Сейчас, она давала мне выбор, позволить богу огня сразиться со стражем, либо же того сожрут, без всяких сожалений.

— Ты получишь то, что заслужил, — произнес я, а вместе с тем, струна кармической связи лопнула.

Огненный шар врезался в грудь гуля, но не смог того даже замедлить. Капли жидкого огня стекали по телу стража, защищенного силами недоступными для понимания, словно это была обычная вода. Ирра стоял как громом пораженный, он не мог даже двигаться, неведомая сила сковала его и не позволяла пошевелить даже пальцем. Гуль остановился прямо напротив лица погонщика и на секунду замер.

— Отродье бездны, да пожрет твои внутре….

Видимо страж не оценил короткий и экспрессивный спич в свой адрес. На середине фразы, гуль просто откусил богу огня голову, а затем прилег рядом с осевшим трупом и начал медленно его жевать. Видимо еда очень благодатно на него влияет, потому как он про меня просто забыл и даже не пытался смотреть в мою сторону.

— Вот значит как это работает, — передернул я плечами. — Смотрим воспоминания, а затем выносим вердикт. Интересно, жаль только, что палач с явным удовольствием съест не только виновных, но и меня самого.

Бросив взгляд на жующего гуля и не найдя никаких признаков опасности, я аккуратно вышел из-за колоны и направился к ближайшему для себя связанному телу. Двигаясь вдоль стены, а внимательно смотрел себе под ноги, чтобы ненароком не наступить на какой-нибудь хлам. Не хотелось бы сейчас драться с гулем, ведь не факт что я его одолею. К сожалению, сдерживая внутри себя цербера, я не могу использовать силу своих источников на полную мощность. Вот такая вот дилемма.

Между тем, я уже плотную подошел к первому пленнику. Он еле дышал, да еще и лежал лицом в пол. Пришлось его переворачивать.

Старик, причем уже в очень преклонном возрасте. Таким в принципе опасно выходить из дома, не то что лежать связанным на холодном полу.

— Кха-кха, — тихо закашлялся пожилой мужчина, стоило мне его перевернуть.

Странно, но его лицо мне было смутно знакомо, как если бы я когда-то видел его. Вот только, могу поклясться, что видел я его мужчиной еще полным сил.

— Рон? — аккуратно приподнял я голову старого наемника, что в свое время преподал мне пару уроков фехтования. — Это ты?

— Ха, а я говорил что ты живее всех живых, — приоткрыл глаза старик и улыбнулся своей беззубой улыбкой. — Все твердили что Михаил Ма’Фон мертв, что он сгинул где-то за границей миров, но я не верил. Я помнил того молодого паренька, что бойко шел по своей линии жизни. Кха-кха.

Старик говорил быстро, но очень тихо. Складывалось ощущение, что он боится не успеть. Что он хочет сказать что-то важное.

— Скажи, где мой сын? — схватился старик за мою руку так крепко, что я на мгновение опешил от его хватки.

В этот же самый миг, струна нашей кармической связи натянулась и я увидел прошлое мужчины. Тот самый день, когда я ушел с плантации, а работорговцы пошли по моему следу. Я видел как Рон общается с предводителем поискового отряда на равных. Он опасался своего бывшего сослуживца, но куда я ушел не рассказал, да и больше того, пригрозил накрутить кишки каждого разбойника на меч, если кто-то посмеет посягнуть на имущество плантатора. Смелый и отважный человек, в отличии от своего сына. После этого короткого видения, судьба показала мне участь Фосса, сына плантатора.

Спустя пять минут после разговора Рона и работорговцев, парень под благовидным предлогом отлучился и передал информацию обо мне Харону. Из-за своей ревности, боязни что я вернусь и заберу у него Айзу, мальчишка дал напасть на мой след преследователям. Да, скорее всего они бы нашли меня и без него, но он облегчил им задачу. Неудивительно, что спустя еще несколько минут, Книга забрала Фосса сюда, на первое испытание. Сейчас я почувствовал нить судьбы, связывающую нас. И в отличии от нити отца, у юноши она почти наверняка разорвется, ознаменовывая его смертную участь.

— Твой сын? — переспросил я старика, когда видения исчезли из моей головы.

— Он ведь увязался за тобой? Решил найти приключений и славы, а нашел смерть? Скажи как есть, я давно смирился с утратой, просто хочу знать правду, — рука старика тряслась, а глаза были полны слез.

Как? Как мне сказать ему, что из-за глупого, необдуманного, и даже подлого поступка, парень оказался там же, где и его отец сейчас. Только отец прожил полноценную жизнь, состарился и на смертном одре оказался здесь, а его сын за все это время не прожил и полугода в этих стенах. Он просто все это время спал, дожидаясь пока я приду сюда, и решу его дальнейшую судьбу. Чертовы игры времени и судеб.

— Твой сын был моим верным воином, — сквозь ком в горле я начал говорить, то, что даже отдалено не было истиной, ни к чему старику знать правду, так ему будет легче. — Он помог мне отвоевать мой родовой замок, служил в гвардии, а затем отправился вместе со мной за границу оси миров. Он часто вспоминал о тебе, корил себя за то, что не навещает. Фосс тебя очень любил, пока не умер в одной из битв за наши миры. Перед смертью, он улыбался, говорил что все не зря, и его отец и мать будут жить, ведь он защитил родной мир.

Ложь сладостной рекой текла из моих уст, а старик улыбался. Он верил, потому что у него не было причин не верить. Его теплая, но очень сухая старческая рука сжалась так сильно, словно он хотел также сильно обнять своего сына.

— Славная жизнь и достойная смерть,- улыбнулся Рон, а затем его рука обмякла, а сердце ударило в последний раз и затихло.

— Спи с миром, старый друг, — аккуратно закрыл я глаза старика.

Поднявшись с места, я бросил взгляд на гуля, и одно из тел, что было не так далеко от стража первого яруса. Фосс лежал где-то в пяти, может семи метрах от медленно пережевывающего мясо гуля. Я чувствовал его страх, который буквально пропитывал всего парня с ног до головы. Это чувство так сильно завладело его телом и духом, что даже коснулось меня через нить судьбы.

— Я освобожу тебя, позволю жить, в память о твоем отце, — выдохнул я и окинул взглядом еще с полсотни разбросанных по залу тел. — Надо лишь найти того, кого не жалко будет скормить стражу, чтобы он не мешал мне.

Совсем скоро гуль доест мясо бога огня, и ему захочется добавки. А это значит, что совсем скоро он вновь начнет передвигаться по комнате, мешая мне выполнять испытание.

Решив не медлить, я выбрал следующего пленника, который лежал так, что страж не видел его даже периферическим зрением. Двигаясь максимально тихо, я шел к нему, стараясь не обращать внимания на молящие взгляды других разумных. Часть из них была мне знакома, но лишь поверхностно, другие и вовсе не отложились в памяти. Таких я без зазрения совести игнорировал. Будь с ними связаны хорошие воспоминания, я бы их запомнил, уверен в этом. А раз ничего хорошего, то скорее всего это те, кто сделали для меня какую-то пакость, таких не жалко. Конечно, можно было выбрать в жертвы кого-то из них, но тогда не факт, что гуль бы меня не заметил.

Наконец, я добрался до своей цели. Крепкий и крупный мужчина, лежит лицом вниз, скрюченный и связанный по рукам и ногам. Жестковато с ним конечно обошлись.

— Еще и без сознания, — аккуратно потрепал я его по плечу и не получил никакой ответной реакции. — Ну и кто ты?

Аккуратно перевернув здоровяка, я чуть было от удивления не крякнул. Это был Ша, орк и рода Тяжелого кулака, по совместительству один из моих офицеров гвардии. Правда, сейчас он выглядел отнюдь не по-офицерски. Почти голый, из одежды только портки, кулаки сбиты, лицо превратилось в фиолетовую отбивную, нос сломан. Ему явно очень досталось. Такое чувство, что его хорошенько отделали ногами по лицу.

В этот момент, нить судьбы натянулась и перед глаза начали мелькать картинки. Вот Ша и его небольшой отряд патрулирует один из городов в моем регионе. Улицы полны беженцев, видимо это происходило у самой границы. Многие люди голодны. Очень голодны. Ша тянет какой-то маленькой девочке часть своего пайка. Она счастливая убегает к маме, а через минуту, женщина падает замертво с кинжалом в боку. Вор и убийца бежит с краденной едой куда-то между переулков. Отряд бросается в погоню. Петляет, проверяет каждый закоулок, пока наконец не натыкается на жадно пожирающего пищу вора. Он один, бежать ему некуда. Так они думали. Буквально за секунды, в и без того тесном переулке становится очень многолюдно. Отряд зашел глубоко в трущобы, здесь уже давно нет еды и всем плевать на то, одет ты в броню и есть ли у тебя меч. Главное, есть ли у тебя за пазухой краюха хлеба. Бой был кровавый. Сталь и доспехи против голодного безумия. Эти отбросы не ели с момента катаклизма, войдя в город, они получили лишь малую толику необходимого. Голод за считанные дни сделал из них безумцев, готовых бросаться на мечи ради еды. Отряд задавили числом. Просто в какой-то момент мечам не осталось места для взмаха, и гвардейцев опрокинули на землю, после чего начали избивать. С них сняли все, вплоть до исподнего. Большинство из них умерло. Ша Тяжелый кулак сражался до последнего, пытался остановить это безумие, призывая к порядку моим именем. Один из самых преданных воителей моей гвардии, он был спасен книгой судеб, что перенесла его сюда прямо из под занесенного кинжала.

— Как же тебя отделали, — приложил я руки к лицу орка и начал вливать в него энергию Вите.

Слабый поток энергии жизни омыл раны воина, помог срастись некоторым костям и снял отек. На большее банально не было сил и времени.

Когда верзила должен был вот-вот очнуться, я аккуратно придержал его голову и прикрыл рот ладонью. Как я и думал, мои ожидания оправдались. Ша, первым же делом попытался махать кулаками, а когда из этого ничего не вышло, попытался выкрикнуть что-то матерное. Учитывая степень опасности обстановки, не лучшая идея.

— Тише, — произнес я почти на грани слышимости. — Не дергайся.

Услышав мой голос, орк почти мгновенно успокоился. Я отпустил его, а затем помог развязать веревки. Все это происходило под аккомпанемент из звуков желудка гуля. Действуя аккуратно и быстро, я помог Ша встать и начать двигаться к ближайшей колонне. Скармливать своего офицера гвардии гулю я точно не собирался, поэтому планы меняются, мне нужно помочь ему выбраться.

— Что это за тварь? — вздрогнул всем телом орк, когда гуль поднялся на лапы и отрыгнул не переварившуюся ступню бога огня.

— Мальчишка Окил, которому не повезло встретится в своей жизни со мной, — ответил я орку, придерживая его под руку.

— Господин, что нам делать? — вопрос был задан не из праздного интереса, офицеру гвардии не пристало отсиживаться за спиной своего сюзерена, и орк это отлично понимал.

— Тебе, ничего. Я выведу тебя отсюда, а затем продолжу испытание в одиночку, — качнул я головой в сторону светлой пелены, за которой скрывался выход.

И действительно, даже несмотря на то, что по идее, я мог бы уже уйти отсюда, оставив всех остальных пленников умирать, делать этого я не стану. Совесть не позволит.

— Двигаемся максимально тихо, не привлекаем внимание стража, — указал я орку на бредущего между пленников гуля. — Я не в том состоянии, чтобы легко отделать его. Да и не хочу я его убивать, он все еще простой мальчишка, уверен, метаморфозы можно обратить.

Отвечать орк ничего не стал, просто кивнул.

По счастью, гуль направился в дальнюю от пелены часть залы. Там я заметил несколько уже окоченевших тел, видимо их владельцы умерли от страха или старости. Благодаря этому, нам ничего не мешало добраться до выхода. Ничего, кроме обстоятельств.

— Господин, — произнес Ша, аккуратно дергая меня за рукав, когда до пелены оставалось не больше десяти метров. — Смотрите.

Зная орка, и зная его понятливость, ему нужно было увидеть нечто экстраординарное, чтобы нарушить мой приказ о тишине.

А между тем, там куда указывал орк, лежало сразу три тела. Их лица были хорошо освещены, а сами они находились друг от друга на расстоянии не более чем полтора метра. В сознании, и все как один молчаливо молили о помощи смотря прямо на меня. Там лежали хорошо знакомые мне разумные. Советник Танхум, советник ЛиШу и та, кого я точно не ожидал здесь увидеть. Ангелина, девушка, что послужила началом моей новой жизни.

Глава 15

Тройка пленников лежали связанные по рукам и ногам, ровно как и все остальные пленники первого испытания. Но что отличало эту троицу ото всех остальных, кроме того что я знаю каждого из них более чем на достаточном уровне? У всех них были кляпы во рту. По какой-то причине, им запретили говорить, и видимо, этот запрет был введен, чтобы они не общались между собой, потому как, я мог вытащить кляпы в любой момент. А еще, каменная кладка пола, в месте где они лежали, сильно отличалась от всей остальной залы. Все три тела лежали на небольшом пяточке не более пяти метров в диаметре, чей цвет был почти черным, тогда как весь остальной пол был просто серым.

Бросив быстрый взгляд на гуля, я все тем же тихим и аккуратным шагом направился к небольшому пяточку. Но стоило мне подойти достаточно близко, как я почувствовал нечто странное. Каменная кладка под тремя моими знакомцами, была словно призма, усиливающая эффект нитей судьбы. Как и у других пленников, у этой троицы были кармические связи, тянущиеся ко мне, но все они были переплетены между собой, словно они все повязанные в чем-то.

— Присмотри за стражем, если он начнет двигаться, оттащи меня в тень ближайшей колонны, — шепнул я Ша, прежде чем войти в круг.

Заметив одобрительный кивок, я развернулся и вступил за невидимую черту. Я знал что меня ждет, знал и все равно оказался не готов. Воспоминания волной окатили мой разум и душу. В этот раз все было не так как с Роном или Ша, сейчас я словно оказался прямо посреди событий, что привели эту троицу к их текущему положению.

— Ты уверен, что это действительно верное решение? — ЛиШу сидел на небольшой подушке и попивал ароматный чай. — Он ведь твой внук. Кровь от крови твоей дочери.

— Ровно как кровь от крови великого князя, объединившего все кланы, — Танхум выглядел усталым, и даже немного помятым. — Его воспитанием занималась Эбигейл, он никогда не станет слушать меня, пусть я трижды буду его родным дедом. После того как его родная мать завела с ним подобный разговор, он перестал с ней общаться.

— Но он не верит, что его отец жив, — подметил ЛиШу.

— Как и девяносто девять процентов всего населения княжества, но это не значит, что он даст нам хоть толику власти, — Танхум склонился над небольшим столиком с чайными приборами, наливая себе еще одну пиалу ароматной жидкости. — Аутрем и Империл должны умереть, оба. Виктория пропала, но она и не стала бы нам помехой, даже оставайся тут. Умрут наследники, умрет централизация. Палата лордов почти полностью нас поддержит. Пора вернуться к истокам, к клановости. Как это было всегда.

— Эбигейл будет воевать до самого конца, — ЛиШу был как всегда краток и подмечал лишь самое важное.

— Будет, — кивнул Танхум. — Именно поэтому, пара моих шпионов уже пару месяцев кормят ее ложной информацией. Полуправда мой дорогой друг, лучше откровенной лжи. Она знает о заговоре, но даже и помыслить не может, что о он уже готов свершиться буквально на этой неделе.

Воспоминания подернулись дымкой и лица коварных советников исчезли. Исчезли, а в моей душе поселилась боль. Те кого я считал верными подданными, оказались двуличными змеями.

В этот же самый момент, мир вновь начал обретать краски, но на этот раз куда более радостные. Комната, ярко освещенная комната. Кажется, та самая комната где родились мои мальчики. Да и ситуация почти одинаковая, бегают повитухи, везде тазы воды и куча тряпок. Кто-то рожает!

— Готов стать отцом? — двухметровый крепкий мужчина ударил кулаком брата в плечо.

— Не знаю, волнительно как-то, — абсолютно не обратил тот внимания на тычок.

Двое крепких парней выглядели воинами, и даже отсутствие крепких лат этого не могло скрыть. Мечи на поясе лишь подтверждали их статус.

— Аутрем, Империл, — неожиданно раздался до боли знакомый голос Эбигейл. — Просили же, не мешайтесь повитухам. Встали как два столба посреди комнаты! А ну на выход. Вам обоим стыдно должно быть, вы и сами родились в этой комнате, имейте уважение к труду старух.

Надо сказать, командного голоса Эбигейл не потеряла ни на грамм, даже продвинулась далеко вперед в этом мастерстве.

— Идем, — махнул рукой Аутрем, но Империл лишь отмахнулся.

Сжав челюсти, он собрался с духом и направился к кровати. Там, на одеялах, лежала девушка. Красивая как само солнце и небо. Михаил помнил ее такой еще с момента их первой встречи в простом баре. Ангелина. Каким-то образом, она носила под сердцем ребенка его сына.

Воспоминание превратилось в туман, и его сдуло, словно ветром. Осталась лишь темнота. Видимо мне давали время на то чтобы я осознал все увиденное. Но это было лишним. Я и так уже догадался, что должно произойти дальше.

Темноту прорезал звук сталкивающейся стали. Его было слышно даже отсюда, из отдаленной комнаты, где сейчас мирно спала Ангелина с маленьким свертком на груди.

Двери спальни распахиваются и к разбуженной девушке подскакивает Империл. Его лицо окровавлено, на руке не хватает пары пальцев, но он крепко сжимает меч.

— Уходи из замка, сейчас же, — бросает он фразу, а затем помогает девушке подняться.

Ей тяжело, роды закончились лишь под утро и у нее было очень мало времени на сон. Но она молчит, одевается и молчит, боится разбудить спящее дитя.

— Раааа, — в дверной проем влетает воин в кольчуге и коротким мечом.

Сделав обманный финт, мой сын одним ударом сносит ему голову.

— Они будут пытаться найти меня, — произнес он и закусил губу. — Мы смогли скрыть твою беременность и роды, но если кто-то увидит нас вдвоем с ребенком, то они никогда не оставят тебя в покое. Возьми.

Мужчина протянул ей амулет с хранителем. Волк из белого пламени душ. Он сможет уберечь наследника почти ото всех монстров оси миров. Теперь его цель, спасти новорожденного ребенка, надежду рода Ма’Фон.

События вновь сменились. Передо мной разнесенный в щепки тронный зал родового замка Амирам. Ни осталось ничего, что хоть отдалено можно было назвать целым. Разбитый мраморный пол можно собирать по кускам как мозаику. Гобелены сорваны и сейчас опавшими тряпками валялись на полу. Но хуже всего пришлось защитникам дворца. Гвардейцы защищались храбро, отчего нападающие еще больше злились и не проявляли даже толики милосердия. Все до единого защитники были мертвы. В живых остались лишь двое.

У основания трона лежала Эбигейл. Ее некогда красивое, величественное лицо было посечено так, словно ее кто-то отстегал по щекам плеткой. Она держит на коленях моего мертвого сына. Аутрема. Империл стоит над телом брата на коленях. Вокруг трона больше всего мертвых захватчиков. На двоих моих сыновей и наместницу пришлось не меньше сотни противников. И все они были мертвы. Аутрем же был убит стрелой. И выпустил ее ЛиШу. Он и Танхум приближаются сейчас к трону, но делают это под прикрытием сразу трех десятков солдат.

— Довольны? — хриплый каркающий голос Эбигейл не был похож ни на что слышимое мной раньше. — Я спрашиваю, вы ублюдки довольны?!

Ее голос эхом отразился от стен тронного зала, заставив простых воинов остановится в нерешительности.

— Ты знала что так будет. Не хотела идти с нами на диалог и решать все мирным путем. Ты сама виновата в том, что сейчас произошло, — голос Танхума был таким спокойным, что будь это реальность, я бы разорвал его на части в это же мгновение.

К несчастью, Империл оказался очень похож на отца по характеру. Мой сын бросился на своего деда без какого-либо плана, с одним мечом и яростью в глазах. Бросился, и умер. Старый Кацун не зря был лучшим охотником на монстров во всей оси миров, с реакцией у него было все отлично.

— Зря мой дорогой мальчик, очень зря, — аккуратно придержал Танхум оседающее тело моего второго сына. — Ты мог бы встать во главе нашего клана после меня. Но ты слишком идеализировал наследие твоего отца. Ты не видишь, что ось миров давно в стагнации, с самого момента объявлением ее Великим Княжеством.

Старик говорил еще что-то, но его никто не слушал. Все смотрели на испустившего дух второго наследника рода Ма’Фон. Теперь, когда оба сына Михаила мертвы, а Виктория, дочь великого князя, пропала, не избежать междоусобиц и борьбы за миры.

Последнее что я увидел прежде чем воспоминание исчезло, было яростное лицо Эбигейл. Наместница Великого Княжества желала уничтожить зарвавшихся лордов, что погубили моих детей. Жаль лишь, что судя по тому, что ее нет на первом испытании, она умерла, а эта парочка осталась жить.

Последнее воспоминание я смотрел с болью. Скитания Ангелины и маленькой девочки, имени которой я даже не знаю, по мирам погруженным в хаос междоусобных войн. Девушка как могла учила дочь знаниям, которыми владела сама. Обучала ее сражаться с мечом и кинжалом, учила танцам и охоте. Всему чему только могла.

Выдал их амулет, призванный спасти мою единственную наследницу. Ангелина не смогла отбиться от крупного отряда разбойников, по совместительству являющихся еще и воинами какого-то лорда. Маленькая напуганная девочка призвала хранителя. Тот убил почти всех нападавших, упустив лишь одного. И это послужило началом конца. За ними началась настоящая охота.

Все без исключения кланы и их лорды желали найти наследницу рода Ма’Фон, чтобы завладев ей, без зазрения совести предъявлять претензии на те или иные богатства всей оси миров.

Ангелина и ее маленькая дочь долго скрывались, прятались, но их всегда находили. Череда событий протяженностью в десяток лет пролетела перед моими глазами за секунды. Пока в один момент все не закончилось на небольшом утесе.

Ангелина стояла спиной к обрыву, пряча за собой маленькую, дрожащую на ветру девочку. Перед ней стоял стройный ряд конницы, впереди которой стояли Танхум и ЛиШу. Двое друзей, даже в период войн не рассорились и смогли обогнать всех своих соперников в гонке за наследницей.

— Отдай мне мою правнучку, клянусь, с ней будут обращаться как того предполагает ее статус, — миролюбиво поднял вверх руки Танхум.

— Чтобы ты убил ее также, как убил собственного внука?! — слезы брызнули из глаз Ангелины.

— Ты думаешь что говоришь? Империл пал жертвой случайности, это все знают! — старый эльф явно играл на публику, потому как воины за их спиной начали перешептываться.

— Случайности? — голос Ангелины надломился. — Случайно ли в его сердце оказался кинжал? Или может случайно вы напали на дворец, где жил он и его брат? Чертовы лжецы и клятвопреступники!

— Я не потерплю таких слов от той, кто держит собственную дочь во лжи и неведении. Скажи девочка, ты разве знала, что у тебя есть прадед? Что тебя не все хотят убить, и ты можешь жить в теплой и удобной комнате, — отмахнулся Танхум от обвинений Ангелины как от назойливой мухи.

— Я ….,- девочка запнулась, но продолжила, а улыбка Танхума постепенно стала спадать. — Не знала, но мне этого и не нужно. Я верю маме. Она не стала бы меня обманывать. А вот вы здесь не с добрыми целями. Зачем вам солдаты? Солдаты делали нам только зло.

— Видит создатель, я хотел чтобы все прошло мирно, — произнес мой бывший советник, когда увидел в руках девочки амулет хранителя. — Взять ее, мать убить.

Эти слова прозвучали как приговор. На секунду солдаты замешкались, не веря в то что слышат. В отличии от задействованных в нападении на дворец, эти молодые парни еще не нюхали крови и позволили себе засомневаться в отданном приказе.

— Я не ясно выразился? Я сказал ВЗЯТЬ! — гневный окрик одного из двух влиятельнейших разумных в оси подействовал не хуже удара хлыстом.

У Ангелины и ее дочери не было шансов. Даже призови девочка хранителя, это лишь отсрочило бы их участь. Но у судьбы на всех этих разумных были свои планы. Абсолютная, ни с чем несопоставимая сила захватила четырех разумных. ЛиШу, Танхум и Ангелина перенеслись в зал испытаний почти мгновенно. А маленькая девочка, ведомая зовом судьбы, ступила за край утеса, и исчезла.

Дыхание невольно перехватило, а сердце пропустило удар. Дочь моего сына, мое наследие, она все еще жива. Книга Судеб позаботилась о ней, перенесла туда, где ей будет безопаснее всего. За пределы моей оси миров. И теперь, я смогу найти ее только если полностью пройду испытание и освобожусь от чужого влияния.

— Господин, — воспоминания развеялись и я почувствовал как кто-то трясет меня за плечо. — Страж зашевелился, нужно уходить.

— Нет, — ответил я ему не поворачивая головы.

Наплевав на все что меня окружает, я встал на колени рядом с Ангелиной. Признаться честно, нас связывало столь многое, а я почти ее не знал. Что стало с ее прошлой семьей и ребенком, раз она понесла от моего сына. Сколько ей пришлось пережить, чтобы оказаться здесь. Ее дочь непонятно где, а сама она лежит связанная по рукам и ногам, и все что она может делать, это смотреть на ненавистных ей разумных, отобравших все что у нее было.

— Как ее зовут? — аккуратно вытащил я кляп из ее рта.

— Амара, — с трудом произнесла она.

— Амара, — повторил я вслед за ней. — Красивое имя, для красивой девочки. Не беспокойся, я найду ее. И прости, прости за то что тебе пришлось пережить все

это вновь.

Аккуратно развязывая веревки, я все больше замечал на девушке следы долго и изнурительного пути. На том утесе, она наверное не смогла бы убить ни одного противника, настолько она была измотана.

— Ша, помоги ей, — помог я подняться девушке и передал ее орку. — Отходите к проходу. Я скоро нагоню вас.

— Но гуль….

— Я сказал, что догоню вас, — махнул я рукой, прекращая любые споры. — Мне нужно еще выполнить обещание и спасти одного невинного.

Тем временем, гуль заметил меня и нёсся сейчас в мою сторону во весь опор. Последние секунды я не скрывался от него. Наоборот, говорил громко, да и стоял во весь рост. Удивительно, что страж не заметил меня раньше.

— Вы двое, недостойны жизни, — опустил я голову, смотря на моих бывших советников. — Но вы и не достойны смерти. За ваше предательство, клятвопреступление и смерть моих детей, я заставлю вас страдать вечно. Вы будете пожирать плоть друг друга, и никто вам не поможет. Вы затеряетесь во вселенной навсегда, наедине друг с другом и вечным голодом.

В этот самый момент, я освободил цербера в своей душе и вернул себе полные силы. Окил в своем измененном виде столкнулся с моей рукой, которой я пробил его грудь и залез в его душу по самый локоть. Силой разрывая его связь с источником Путре, я заменял ее энергией архангела.

Гуль упал на пол и засучил лапами. У мальчишки не осталось ресурсов поддерживать форму стража испытания и он начал трансформироваться обратно.

Между тем, я разорвал его источник на две равные части и погрузил их в души Танхума и ЛиШу. Они корчились, бились в истерике, выли и даже рычали. Но они не могли ничего сделать. Теперь, в этой зале будет два гуля. Двое вечных противников, пожирающих друг друга.

Подхватив Окила, я направился туда, где должен был лежать Фосс. Обещание, данное Рону посмертно, я исполню. Грехи мальчишки ни в какое сравнение не идут с тем, что сделала эта парочка. Остальные же пленники, не значили для меня ровным счетом ничего. Наносная шелуха, которая так или иначе мизерно повлияла на мою жизнь. Я не помню ни их имен, ни внешности, осталась лишь легкая узнаваемость. И этого явно недостаточно, чтобы растопить мое огрубевшее сердце.

Таща два тела в руках словно сумки, я подошел к горящей пелене у которой меня ждали Ша и Ангелина. Орк выглядел немного подавленно, он помнил кто были эти двое и искренне не понимал чем они заслужили такую участь. Ангелина же улыбалась. Улыбалась через боль. Из последних сил.

— Ша, будь добр, помоги им всем с той стороны, — аккуратно положил я два тела под ноги гвардейцу.

— А вы? — спросил он, уже догадываясь что я отвечу.

— Мой путь еще не окончен, меня ждет совсем другая дверь, — ответил я ему, после чего приобнял Ангелину. — Помни о том что я сказал тебе: я найду ее. Ты обязательно увидишь дочь, клянусь тебе.

Легким толчком руки я подтолкнул девушку в спину, и та не удержавшись на ногах провалилась в светящийся светом проход. Ша же, спокойно подхватил два тела на манер сумок, как делал это я, и ступил за пределы этого карманного пространства, называемого первым испытанием.

— Надеюсь, вы почувствуете боль в десятки раз большую, чем эта бедная девочка, — сплюнул я на двух корчащихся и трансформирующих в гулей стариков.

Передо мной разгорался темный провал пространственного перехода. С той стороны меня уже ждали. Книга Судеб посчитала первое испытание пройденным.

Глава 16

Состояние аффекта. Если не ошибаюсь, термин откуда-то из уголовного права моего родного мира. Никогда бы не подумал, что столкнусь с таким явлением, тем более после всего того, что успело со мной произойти. Но это произошло, другого объяснения своим поступкам я дать не могу.

В момент осознать потерю двоих сыновей и многих из тех кто тебе был дорог, это сильно ударило по моему сознанию. На самом деле, я даже не знаю как вырвал из своего тела естество архангела и поместил его в Окила. Да собственно, я не знаю как и разделил действующий источник Путре, на две действующие половинки. Даже не представляю как такое возможно.

Впрочем, это не помешало мне наглым образом вмешаться во внутренние процессы души. Замена начал была грубо прервана, потому как сила архангела ушла из моей души полностью. Таким образом, я ни много ни мало, чуть не сделал из себя инвалида, или того хуже. Теперь у меня почти постоянно на периферии зрения висело несколько строк, от которых становилось очень тошно.

Внимание, ваша связь с началом архангела разорвана насильственным способом!

Внимание, замена начал естества не может быть искусственно замедленна!

Внимание, из-за отсутствия одного работоспособного источника возможны негативные последствия для вашей души!

Восстановите недостающий источник, иначе вашей душе может угрожать опасность:

- возможен распад личности

возможно полное уничтожение инфооболочки естества

- возможно полное уничтожение души без возможности перерождения

Примерное время до вашей смерти: 37:45:21…20…19

Помнится в прошлой надписи было указано только про распад личности, да и таймера не было никакого. Черт, эмоции и семья всегда были моей слабой стороной.

Но не все так плохо. Я прошел первое испытание и уже ступил на второй уровень. Даже местность мне знакома. Это Симилим, до его восстановления. Одни руины и пустые разрушенные улицы. Никаких гулей и разбросанных тел пленников. Тишина.

— А я тебе говорю! Это должно сработать! — раздался звонкий голос Маты прямо у меня за спиной.

От неожиданности, я даже прыгнул с места, попытавшись воплотить протазан в своих руках. Прыгнуть то я прыгнул, и даже боевую стойку принял, но оружия не призвал. Не получилось.

— Да эта башня, высотой с пролет между парой ярусов Полиса! Как ты надеешься залететь туда с помощью найденной катапульты! — Кали стоял прямо напротив Маты и пытался ей что-то втолковать.

— Фуф, я-то думал, с вами что-то тоже сделали и мне придется вас спасать, а вы тут как тут, самостоятельные и уже вовсю развели бурную деятельность, — выдохнул я и присел рядом с детьми, которые меня кажется даже не заметили. — Эй, я к кому обращаюсь? Ау?!

Странно, но дети абсолютно меня не слышали, ровно как и не видели. Не думаю, что я такой незаметный, стою прямо перед ними, а они общаются друг с другом, как будто я кусок прозрачного стекла.

— Ну все, пошутили и хватит, — положил я руку на плечо Кали, отчего тот тут же дернулся и закричал.

Его одежда задымилась и он точно кузнечик отпрыгнул в сторону, размахивая руками. На его плече остался четкий след от моей ладони, но сам он и не подумал меня замечать.

— Они опять нас нашли, бежим, — только мальчишка понял что произошло, как он мгновенно начал удирать, прихватив с собой сестру.

— Какого хрена? — выпрямился я во весь рост и посмотрел им вслед.

Парочка детишек драпанула так, словно столкнулась со смертельной опасностью, хотя это точно не так. Всего лишь одно касание, а какая реакция, это становится интересно. Возможно, стоит понаблюдать за моими подопечными, тогда станет понятнее, что здесь происходит.

На этот раз книга не дала мне никаких указаний, так что мысль дельная, пусть видимо и придется действовать на ощупь. А это плохо, времени не так много. Пусть я прошел первое испытание не дольше чем за пару часов, но не все всегда идет так гладко.

Пожалуй, я мог бы стоять так еще пару минут и рассуждать о том, что сделать и как быть, лишь бы получилось лучше и эффективнее, но мне этого сделать не дали. Нити судьбы, те самые, что на прошлом испытании показывали мне прошлое, потянули меня вслед за удирающей парочкой детей.

Довольно неприятное чувство, что впрочем не помешало мне начать двигаться и заодно изучать окружающий мир. Собственно, изучать здесь было почти нечего, кроме огромной башни, которой я в оригинальном Симилиме не видел ни до восстановления, ни после. Видимо как раз о ней говорили Кали и Мата. А вот причину зачем им туда нужно, я увидел сразу. Гарум. Он был прикован к какому-то механизму по типу часов, висящих на самой верхушке башни. И что-то мне не нравится как расположены его руки и ноги. Такое чувство, что его свернуло почти в три погибели.

— Дон! — неожиданно раздался звон колокола откуда-то изнутри башни, а тело Гарума пришло в движение.

— Аааааааа! — нечеловеческий вой боли известил всю округу, что положение часов сменилось, а мой вассал изображающий своими руками и ногами стрелки этих самых часов, получил еще один перелом.

Зачастую, мы не всегда можем выполнить задачу сами, приходится доверять ее выполнение другим.

Цель испытания, помочь вашему подданному, прикованному к часовому механизму. Для ее выполнения, вы должны помочь своим спутникам Кали и Мате. У вас отобрали вашу телесность, вы не более чем дух, обладающий душой. Любое ваше касание будет приносить вашим спутникам лишь боль.

Время на выполнение испытания ограничено лишь временем жизни пленного спутника, и вашим собственным.

Удачи!

Мотнув головой, я еще пару секунд стоял как громом пораженный. Книга Судеб чуть ли не издевалась с меня. Удачи? Удачи?! Да как этим двоим влезть на чертову башню! В ней высоты не меньше чем этажей пятнадцать, если не все двадцать! Так еще и ни одного окна нет, словно это здание один сплошной монолит.

Время ограничено жизнью Гарума и моим собственным, ха, вот спасибо, отличный тайм-менеджмент получается.

Я злился, злился, но шел к своей цели. Уверенно шагая в сторону убежавших детей, я смотрел на свои руки. Надо разобраться во всем, и проще всего начать с самого себя. Дух? В каком месте я дух? Мое тело вот же оно! Себя-то я потрогать могу. А например, камень?

Приметив камешек средних размеров, я не сбавляя хода наклонился и схватил его. Точнее, попытался схватить. Он прошел сквозь мои пальцы как вода, даже не оставив на коже и следа дорожной пыли.

— Черт, — выругался я, а затем лишь прибавил шаг.

Надо добраться до этой парочки, и чем раньше я это сделаю, тем раньше смогу понять как мне им помочь. Еще и что-то тревожит меня. Словно я что-то упускаю. Вот только что именно?

— Аааааа, — еще один крик раздался над округой, но на этот раз он был отнюдь не с башни.

Кричал Кали!

Рванув в их сторону, я чувствовал как натягивается наша связующая нить, словно вот-вот, и она порвется. Нить Маты не двигалась, она просто застыла, видимо потеряла сознание или просто замерла от страха.

— Черт, черт, черт! — перепрыгнул я через поваленную каменную колону, и оказался прямо посреди небольшого пятачка земли, заполненного какими-то странными существами, похожими на обычных по сути вояк. Их тела словно колыхались на ветру, а сами они выглядели отнюдь не миролюбиво. Лица у всех были одинаковы, и источали они лишь злобу и жажду. Вот только жажду чего?

Мата лежала где-то чуть дальше, на ее лбу красовалась шишка, видимо ударилась пока бежала. Кали же, с парнем было все плохо. Мальчик в прямом смысле горел. Все тени как один тянули свои руки к его телу, лишь бы почувствовать касание этого тепла.

— Ублюдки, — процедил я сквозь зубы и не задумываясь ни о чем, принялся сплетать энергию тьмы и разрушения в единый тугой кнут.

Если у меня нет возможности призвать в духовный мир протазан, это еще не значит, что я безоружен.

Звук рассекаемого воздуха не отвлек духов от их трапезы, ровно как и неожиданное исчезновение одного из них. Они были слишком увлечены, и если я хотел, чтобы они отстали от мальца, то мне надо поторопиться.

Удары посыпались один за одним, и каждый из них уничтожал кого-то из духов, попросту превращая их в прах. Пожалуй, будь у меня минут пять, я бы полностью убил бы их всех, не оставив от них даже следа. Но у меня не было пяти минут. Я четко ощущал, что еще не дольше пятнадцати секунд, и если тени не прекратят мучить мальца, то он обязательно умрет.

И я ударил, ударил тем, что не могло нанести детям вреда, а вот духам живущим в тени, очень даже. Энергия света, волной разошлась от меня во все стороны. Она пугала и жгла духов, которым пришлось броситься прочь. Они наплевали на свою добычу и ринулись в рассыпную, словно стая бродячих собак. А я же, устало опустился на колени рядом с обожженным Кали. Его тело представляло собой один большой ожог. Волдыри покрывали его с ног до головы. Дотронься, и все они в момент лопнут, даруя мальчишке немыслимую боль. Хуже всего то, что парень был в сознании, его глаза блестели от слез, а сам он просто хрипел не в состоянии даже нормально дышать.

— Сейчас будет легче, — прошептал я ему, а сам опустил свои руки почти в плотную к его телу.

Касаться мне его было никак нельзя, но чем ближе ладони окажутся к нему, тем легче Вите будет перетечь из моего источника к мальчишке. Я не думал о том, что мое воздействие может его убить. Либо я попробовал бы и шансы его выживания подросли бы до: пятьдесят на пятьдесят, либо он просто умер бы от болевого шока.

Целых десять минут я корпел над ним, пока не почувствовал, что почти полностью вымотался. Каким-то образом, эти твари не только травмировали тело парня, но еще и оставляли ожоги на его душе. А с этими ранами, справится гораздо тяжелее чем с волдырями и запекшейся кожей.

— Ты видел? — стоило мне закончить, как рядом с нами раздался голос Маты. — Господин Михаил был здесь, стоял над тобой и лечил.

— А я думал мне это привиделось, — парень еле ворочал языком, да и выглядел все еще не очень, но ответить смог.

— А еще, когда я только очнулась, он стоял вон там и источал свет. Видимо это он прогнал тени, — Мата помогла встать брату, сама периодически потирая ушибленный лоб.

Хммм, значит, когда я использую силу источников, они видят меня. Интересно. Этим можно воспользоваться.

Подойдя к девочке, я направил руки к ее кровоточащей ссадине. Тонкой струйкой, Вите влилась в рану и помогла ей затянуться в считанные секунды.

— Вот он! — от неожиданности Мата подскочила на месте, запнулась и завалилась на спину. — Ой, больно!

Так, эта взбалмошная девчонка получила вместо ушиба на лбу, счесанную правую руку. И вот с ними, мне надо как-то пройти испытание. Думаю, это будет еще тяжелее чем я думал.

— Может, он здесь постоянно? Просто видим мы его только когда он нам помогает, — пусть Кали и был в куда худшем состоянии чем Мата, но его котелок варил в разы быстрее и качественнее.

— Верно мальчик, — приложил я руки к земле и выпустил небольшую волну Натре, проращивая пучок травы прямо у них на виду.

В момент, когда я по идее должен был им стать виден, я кивнул. Вряд ли они слышат меня, но раз видят, надо использовать жесты.

— И тогда, это вы коснулись меня за плечо, а не тени, — ткнул он пальцем в четкий отпечаток моей руки, который в отличии от других ожогов и не думал сходить.

Прорастив еще один пучок травы, я повторно кивнул. На что мальчишка отчего-то выдохнул.

— Отлично, — произнес он вслух, но не увидев от меня никакой реакции, нахмурился.

— Может он не знает, что мы видим тени, ну то есть когда они тут есть, — неожиданно произнесла Мата. — Мой брат сказал отлично, потому что мы испугались тогда, что не увидели тень, что решила нас сожрать. А те что напали пока мы бежали, мы видели, просто я неудачно ударилась и отрубилась. Сама виновата.

Пусть говорила она быстро и довольно сумбурно, но я понял то что она хотела до меня донести. Значит, эти солдаты, духи или же тени, нечто вроде стражей, как на прошлом испытании. Правда в этом случае, они вряд ли добряки, вынужденные выполнять приказы книги.

— Дон! — неожиданно ударил башенный колокол, а вслед за ним пришел в действие механизм часов.

— Аааааа! — надрывающийся вопль резко прошелся по ушам, вызывая у меня целый табун мурашек.

— Дядя Гарум! — оба ребенка в унисон выкрикнули обращение к своему опекуну, а затем вдруг подорвались и куда-то побежали.

Лишь через несколько секунд они остановились и стали оглядываться.

— Господин, помогите нам снять дядю Гарума оттуда! — Кали, в отличии от рвущейся куда-то Маты, более реально оценил свои шансы, поэтому не постеснялся просить помощи.

Потратив еще толику силы, я прорастил еще один пучок травы, чтобы появиться в реальном мире на доли секунды и согласно кивнуть. Надеюсь, вскоре мне не нужно будет изображать немого, это сильно раздражает, особенно когда ты не знаешь специального языка, а знаки подаешь на уровне да и нет.

Получив от меня одобрение, брат с сестрой рванули в ту сторону, откуда они сбежали, после первой встречи со мной. Надо ли говорить, что они неслись абсолютно не разбирая дороги. Неудивительно, что Мата набила себе лоб. На моих глазах, подобное чуть не повторилось еще с почти десяток раз. Но и положительный эффект от подобного передвижения был. Мы добрались до точки назначения в рекордные пять минут.

— Вот господин, мы хотим воспользоваться этим! — Мата вскочила на огромную конструкцию механизма. — Взведем малышку, а я буду в роли снаряда. Перережем веревку и я взлечу прямо к механизму часов! А там и до спасения дяди Гарума недалеко.

Мне оставалось только горько посмеяться. Эта парочка, нашла осадную катапульту. Ее мощность такова, что девчонку просто размажет по стене! Да и к тому же, отсюда до башни черт знает сколько метров, а это значит, такую махину еще нужно дотащить до необходимой позиции.

— Господин, я понимаю, что это звучит как глупость, но у башни нет ни входа ни дверей, мы рассматривали ее издалека. Проще будет о стену расшибиться в лепешку, чем достигнуть нашей цели по-другому. Да, механизм надо проверять, а затем выбирать позицию для идеальной траектории, но это единственное что мы нашли за двое суток здесь. Боюсь, дядя Гарум не выдержит еще столько же, — Кали говорил как взрослый, трезво оценивал шансы на успех, но все еще оставался ребенком. Ребенком, который смотрит на то, как его воспитатель умирает. Не такая судьба должна быть у детей. И все же, единственное почему я готов был согласиться с их идиотским планом, оставалось время. Двое суток они уже провели здесь. Видимо карманные миры Книги Судеб так же как и вся вселенная, живут по разным временным потокам. В таком случае, после двух суток мучений, Гарум рискует не прожить и пары лишних часов.

Это будет очень, очень глупая, а главное абсолютно нереальная в исполнении затея. Я точно пожалею об этом.

— Что вы делаете? — спросил мальчик, когда я появился в реальном мире, вливая в Мату энергию Крате.

— Ого, я чувствую себя такой сильной, — девочка на несколько секунд замешкалась, но совсем скоро начала говорить то, что она чувствует. — Да я эту катапульту одной левой могу двигать, смотри!

Напитав ее энергоструктуру силой энергии созидания и накопления, я дал ей возможность стать сильнее. Гораздо сильнее чем положено быть девочке лет двенадцати.

Стоило мне пропасть, Мата сорвалась с места и подхватила канат, который был привязан к железному кольцу в основании катапульты. Она уперлась двумя ногами в землю и потянула огромную конструкцию на себя. Раздался жалобный треск каната и заржавевшие колеса пришли в движении. С громким скрипом, они начали набирать обороты, пока девочка буквально не вырвала катапульту из под завалов.

— Вот это силища! — бросила девочка канат, а затем подхватила обломок какого-то дома и играючи метнула его на десяток метров.

— Теперь мне план с катапультой не кажется таким уж невыполнимым, — произнес Кали, а мне оставалось только молча кивнуть.

Спустя минут десять, мы с парнем наконец дождались пока неугомонная девчонка наиграется со своей силой. И что интересно, наигралась она ровно в тот момент, когда весь вложенный запас сил в нее иссяк, и ее чуть было не придавило здоровенной колонной. Только тогда, она словно очнулась от наваждения и заметила наше общее недовольство.

— Время, — произнес я одними губами, указываю на башню, когда девчонка понурив голову вернулась к катапульте.

Повторять не пришлось. Влив силу в обоих ребятишек, я дал им возможность без каких-либо проблем тащить катапульту. Так что уже через десять минут и один удар колокола, мы приблизились к башне достаточно, чтобы я смог ее хорошенько рассмотреть.

По какой-то причине, издалека она казалась самым обычным строением, но на деле, это было абсолютно не так. Этот шпиль, колокол, каменная кладка, все, абсолютно все, было ничем иным, как живым существом. Чтобы стало понятнее, представьте себе огромный алтарь, на вершине которого истекает кровью жертва. Камень поглощает кровь и страдания, а вместе с ними и силу жертвы. В нашем случае, башня питалась этой силой, а заодно делилась ею с другими, куда более примитивными монстрами. У основания башни была огромная, клубящаяся тьма, откуда то и дело вылезали твари Абрап. Они рыскали по округе и тащили к башне добычу. А добыча у них была ничем иным, как тенями, что я не так давно убивал. Видимо бедолаги из числа теней когда-то были простыми смертными, вот им и достается.

И что хуже всего, мои подопечные ничего этого не видели. Они не замечали монстров, теней, и силу, что буквально рекой изливалась из недр башни. Вряд ли снять Гарума с вершины этой прекрасной постройки станет простым делом.

Глава 17

Действовать нужно было быстро. В считанные мгновения я забежал чуть вперед своих подопечных и несколько раз подряд воспользовался силой источников. Мне нужно было срочно привлечь внимание брата и сестры. Надо ли говорить, что эта парочка, упираясь что есть мочи, тащила за собой осадную катапульту, и даже не заметила меня, чуть было не пройдя насквозь. Силы вложенные в них иссякали и им все больше приходилось прикладывать усилий, чтобы продолжать двигать здоровенный механизм осадного орудия. Пожалуй, именно поэтому эти двое сейчас больше походила на известную картину бурлаки на Волге, чем на двух детей.

— Черт, — прошипел я, оглядываясь вокруг.

Нужно оценить риски. Если я сделаю что-то довольно шумное, привлеку ли я этим внимание монстров, или же мы все еще на достаточном расстоянии от них?

До башни еще примерно сотни три метров, но монстры шныряют вокруг нее в радиусе сотни. Риск есть, но если на него не пойти, то с каждой секундой эти двое будут продолжать сами себя загонять в ловушку. Сил вложенных в них хватит еще метров на сто, как раз до позиции катапульты. Сами они не остановятся точно.

Обратившись к своим источникам, я потянул к себе силу энергии света. Словно податливый пластилин, она потекла между моих пальцев и сплелась плотными нитями в тугой комок. Так продолжалось до тех пор, пока ее не собралось достаточно для создания маленькой копии солнца.

Стоило миниатюрному светилу повиснуть у меня над плечом, я проявился прямо перед братом и сестрой, чем вызвал у них легкую оторопь.

— Ааааа….,- замешкалась на несколько секунд Мата.

— Вам что-то нужно нам сказать? — сразу же сообразил в чем дело Кали, на что его обидчивая сестра сразу же ткнула того в бок. — Ауч, чего дерешься? Могла бы сама догадаться!

Девчонка тут же замахнулась на брата еще раз, но на этот раз все же не ударила, а выдохнула и вопросительно на него уставилась.

— Что я должна была угадать? — спросила она.

— Господин когда лечил меня от ожогов, появлялся на пару мгновений, а сейчас перед нами стоит постоянно, значит тратит гораздо больше сил. Вон же, у него за плечом маленькая звезда горит, явно много сил требует, ой, — тут до парня наконец дошло, что я не просто так перед ними красуюсь, а силы у меня не бесконечные.

К сожалению, являясь по сути своей призраком, повлиять на этих двоих в воспитательном плане я никак не мог. Они игнорировали мои жесты, и лишь когда до них самих дошло, что я не просто так тут стою, они превратились в само внимание. Пришлось потерпеть дожидаясь этого момента, а заодно и потратить столь драгоценные силы источника.

— Мы вас внимательно слушаем, господин, — ткнул мальчишка Мату в бок, чтобы та закрыла рот и не встревала с глупыми вопросами.

Настал самый сложный момент. Дети должны правильно понять то, что я хочу им донести, иначе будут проблемы. Никакая пантомима тут не поможет.

Сложив руки на манер замка, я потянул к ним сразу несколько потоков силы из разных источников. Чувство усталости все больше и больше наваливалось на меня, словно гора, но я гнал эту слабость взашей. Просто не позволял себе расслабиться. Наконец, я почувствовал как энергия заструилась между моих пальцев. Сложив их в разные фигуры, я сплетал нити силы таким образом, чтобы они сложились в фигуры, понятные детям. Башня из энергии созидания и тьмы. Монстры из чистой энергии Абрап. Тени из энергии тьмы и света. Я создал полную картину того, что происходит перед нами. Не забыл и нас троих добавить, чтобы дети догадались где мы относительно всего ими увиденного.

— Вокруг башни так много опасности, но мы ее не видим? — спросил Кали, внимательно изучив мою картину и несколько раз бросив взгляд к подножию башни, где было абсолютно никого не видно.

Короткий кивок, и вот уже мальчишка сильно озадачен. Он явно о чем-то размышляет. Надеюсь, в его светлую голову придут хорошие мысли. Потому что Мата, выглядит как фурия, готовая к немедленной драке.

— Монстры? Я не боюсь их! Установим катапульту здесь и выстрелим мной, — бросила она канат и пошла к огромному ковшу, куда обычно помещались здоровенные валуны. — Даже если я долечу только до середины башни, смогу по ней взобраться!

Что мне оставалось сделать? Разве что ударить себя рукой по лицу. Что я собственно и сделал. Кали заметил этот жест отчаяния.

— Монстры которых вы показали, не летают, так почему мы не можем сделать как сказала сестра? — спросил он, но сделал это с такой интонацией, чтобы Мата поняла, ее затея полный бред.

Пришлось напрячься и добавить еще один небольшой штрих в свою живую картину. Башня до этого просто стоявшая на месте, покрылась черными прожилками и достаточно неприятной пастью, полной клыков.

— Значит, это что-то вроде алтаря, а дядя Гарум жертва, питающая всех этих монстров? — предположил мальчишка, а я лишь коротко кивнул и пару раз хлопнул в ладоши.

Не знаю уж как сложится его дальнейшая судьба, но парень просто гений. По сравнению со всеми своими сверстниками, он мыслит совсем иначе, гораздо глубже и проницательнее.

— Но что тогда нам делать? — спросила Мата, бросая взгляд на вершину настоящей башни, где сейчас страдал один из немногих дорогих ей разумных.

К сожалению, я не мог ей ответить, ни живыми фигурами из энергии, ни пантомимой, ни словами. Впервые за долгое время, я действительно не знал что делать. Пребывание в состоянии духа сильно меня ослабило, ровно как и полный раздрай внутри собственной души. Одна мысль конечно была, но каков будет эффект от ее реализации, не сможет предсказать даже сама книга судеб.

— Дон! — башенный колокол ударил и по жилам живого строения потекли капли крови Гарума.

Мужчина уже не кричал, он еле-еле хрипел. Он был жив, я видел это в его глазах полных боли. Они молили о помощи, вот только, смотрели отнюдь не на меня или двух моих подопечных. Изредка они поднимались к небесной вышине, моля о скорой смерти.

— Будем надеяться, я не умру после такого, — произнес я себе под нос, а затем махнул рукой, привлекая внимание парочки своих спутников.

В течении целых десяти минут, с помощью пантомимы и живых фигур из энергии, я пытался рассказать Кали и Мате свой план. И если мальчишка понял почти все нюансы, то что до кровожадной девчонки, я понадеялся что им хватит одних мозгов на двоих. Слишком затратно в энергетическом плане объяснять ей все по три раза.

— Ну что же, пришла пора прогуляться, — развеял я все фигуры и рукотворное солнце у себя за плечом.

План простой как дважды два. Я наделяю своих подопечных силой, достаточной, чтобы они могли использовать катапульту по назначению. Сам же, я сначала стравливаю между собой монстров и теней, а тех кто выживет, либо добиваю, либо увожу подальше от башни. Как только эти маленькие помехи не будут угрозой для моих подопечных, я дам сигнал. Увидев его, бесхитростная, но решительная Мата нажмет на рычаг и разнесет основание башни к чертовой бабушке. Для этого я помогу им заготовить один особенный снаряд.

Если все пойдет по плану, башня рухнет. А вместе с ней и Гарум. Шансы на его выживание не особо велики, но я постараюсь их увеличить. Главное, не откинуться от переистощения по мере реализации этого гениального плана.

На создание снаряда у меня ушло всего пару минут. Я изменил его структуру, усилив буквально каждый его атом. Всего пара вливаний силы и простой валун превратился в не слабый аналог боеголовки. Боюсь, если такая каменюка врежется в меня самого, мне будет очень и очень больно. И это при том, что я знаю как защититься от такого подарочка.

— Будьте аккуратны, господин, — произнес мне вслед Кали, когда я обозначил им свой уход.

— Будешь тут аккуратным, — хмыкнул я себе под нос.

Как я уже убедился, монстры здесь не обладают сильно развитым нюхом. Не учуяли чужеродную энергию с пары сотен метров. Это конечно же плюс. Будет легче к ним подобраться.

Двигаясь через завалы я периодически натыкался на следы недавних схваток. Тени явно не желали просто так сдаваться перед лицом созданий Абрап. Один из подобных боев я смог лицезреть совершенно неожиданно.

Обходя очередной завал, я заметил искажение воздуха перед собой. Обойдя это место, я приметил, как сюда же движется совсем уж маленький монстр, не больше крупной собаки. Решив понаблюдать за ситуацией, я затаился посреди обломков какого-то дома. И не зря. На месте искажения воздуха открылся пространственный переход из которого вывалился воин. Его тело, обладающее плотью и кровью, буквально испарилось стоило ему пересечь границу пространственного окна. Мучительная боль, вот что он испытал. Его глаза в мгновение охватило безумие, он начал кидаться из стороны в сторону, вертеться и выть. Неудивительно, что спустя пару секунд, к гостю из-за грани выскочил монстр. Он накинулся на новоявленную тень и прижал ее к земле. Пара секунд и вот они уже катаются в клубке. Рычат, скалятся, как две бешеные шавки.

— Достаточно, — произнес я сам себе и в одно мгновение рассек эту парочку надвое.

Кнут из сплетенных энергий Натре и Лицит идеально подходит для таких существ. Они даже пискнуть не успели.

— Значит, книга забрасывает воинов Атола сюда как дополнительное испытание для меня, — покачал я головой. — В мгновение лишиться тела, стать бесплотным духом. Кто от такого с ума не сойдет?

Я задал вслух этот вопрос, и на мгновение остановился. Я ведь знаю ответ. Ответ на него — я. Я не сошел с ума. Прошел через точно такую же процедуру, но не испытал боли и отчаяния. Хм, надо будет потом выпить за этих бедолаг. Не их вина, что правитель у них эгоистичный мудак. Сколько сотен воинов он загнал сюда и навлек на них смерть?

— Пора действовать, — тряхнул я головой и оглянулся.

Найдя взглядом самый высокий холм из кучи обломков домов, я стал на него взбираться. Предстояло самое сложное, попытаться как-то стравить теней и монстров. Если хоть один из них попробует помешать детям, будет очень плохо. Скорее всего, в таком случае, испытание попросту будет провалено. Иллюзий, на счет того что монстры не смогут навредить ребятам, я не строил. Пусть их и не видно в обычном мире, но они есть, а значит смогут ранить детей. Про теней и говорить не нужно, тем лишь бы отыграться на живых. Кстати о живых, а это мысль.

— Как привлечь монстров и мстительных духов, если сам являешься не более чем духом? — задал я сам себе вопрос и спустя мгновение ответил. — Найти живого, и сделать из него приманку. А если живых нет, надо кого-то воскресить.

Под завалами города Симилим, в свое время, погибло очень много разумных и животных. Единственными кто хорошо приспособился, были сотни и тысячи крыс. И если эта копия города достаточно достоверна, то и здесь найдутся пара сотен хороших скелетов и полчища грызунов. И если скелеты придется поискать, то вот крыс тут действительно было много, они шныряли тут и там не особо опасаясь теней или монстров, слишком уж юркие. Осталось только претворить свою затею в жизнь.

Встав на самую верхушку холма из кучи обломков домой, я простер свои потоки энергии в разные стороны. Натре воззвала к природному началу крыс и те полноводной рекой начали стекаться ко мне. Мортем легко погрузилась в завалы и нашла там отклик у сотен костей. Словно играя в конструктор, я стал собирать большой пятиметровый скелет. Крысы повинуясь моему желанию, живым ковров полностью покрыли мое творение. Они источали такой ужас передо мной, живым воплощением жизни и смерти, что скелет просто трясся от их дрожи. Этот аромат сработал даже лучше любой приманки. Монстры и тени начали стекаться ко мне со всей округи, желая сожрать столь привлекательно пахнущую конструкцию. Единственное что сдерживало их, было соперничество между друг другом, ну и сильная защита, выставленная мной заранее.

— Вот так мои дорогие, за мной, — не оборачиваясь пошел я в сторону от башни, уводя за собой живой скелет и тварей, что схватились между собой.

Словно мессия, я шел посреди пустого разрушенного города, а за мной следовал пятиметровый скелет с плотью из живых крыс. Монстры и тени дрались, уничтожали друг друга, рвали на части и бросались в погоню, чтобы встретившись у моего барьера, вновь наброситься на своих соперников.

— Еще пару сотен метров, — произнес я, еле переставляя ноги.

Поддерживать такую огромную монструозную махину было не просто тяжело, а невыносимо. Сотни крыс норовили разбежаться и стоило мне хоть немного ослабить контроль, как эти мелкие твари начинали дезертировать. Их до чертиков пугал не только я, но еще и бойня за их спинами.

Между тем, я увел всех монстров и теней от башни больше чем на километр. Именно в этот момент, когда последние монстры Абрап пересекли невидимую черту, они стремительно начали слабеть, проигрывая теням. Чей-то острый, злобный взгляд прошил меня насквозь. Тварь, что мучила Гарума, явно не оценила моих стараний.

— Дон! — раздался звук колокола, но зазвучал он неожиданно рано, совсем не по расписанию.

Жилы башни жадно впитали кровь бедолаги и начали раздуваться. Монстр-алтарь явно к чему-то готовился. И это что-то, не заставило себя долго ждать. В течении пары минут, пока тени бились о мой барьер, из под основания башни вылез монстр Абрап.

Тварь напоминала огромную рептилию на шести лапах. Темное маслянистое тело, горящие огнем глаза. В холке достигал почти трех метров. Лучший убийца Абрап из тех, что башня смогла создать за короткий срок. Сейчас эта тварь смотрела прямо на меня, ее не интересовали тени или же моя приманка. Она четко знала кто решил навести свои порядке на территории башни, и ей это очень не нравилось.

Сорвавшись с места, она в считанные секунды преодолела то расстояние, что отделяло нас друг от друга. Походя она разорвала тени, что бросились ей навстречу, и остановилась лишь ударившись о мой барьер. Звук столкновения выдался таким звонким, что разлетелся по всей округе не хуже удара башенного колокола.

— Пошли вон,- развеял я поток энергии Натре, прогоняя сотни крыс прочь отсюда.

Мортем исчезла из десятков костей и скелет обрушился на землю как огромный карточный домик. Раздался испуганный писк крыс и вот спустя секунду они серым ковров бегут отсюда со всех лап.

— А теперь, пора бы и нанести удар, — хмыкнул я и воздел руки к серому, затянутому небу.

Секунда, вторая и вот в вышине разгорается маленькое рукотворное солнце. Сразу же за этим, где-то в стороне раздается гулкий треск. Воздух в той стороне задрожал, а валун отправленный полет рассек саму ткань пространства.

— Вот и конец твоей мамочке, — слабо улыбнулся я здоровенному крокодилу, что пытался сейчас прогрызть мой барьер.

Надо сказать, дай ему лишний десяток секунд, и он действительно справился бы со своей задачей. Не знаю уж сколько башня засунула в него сил, но его огромные челюсти могли крошить саму структуру энергии моих щитов. По счастью, десяти секунд у твари не было. Валун врезался точно в основание матки Абрап и раздался самый настоящий взрыв. Каменная кладка лопнула как кожура спелого арбуза. Земля у основания стен вздыбилась и пошла трещинами. Колокол на вершине строения бездны жалобно звякнул и оторвался. Жилы в стенах стали мгновенно усыхать, а сама башня сильно накренилась в бок.

— РУАРААА!!!!- горестный рев крокодила оказался такой силы, что на секунду заглушил даже треск ломаемых камней.

Доля мгновения, и тварь бросает свое бесполезное занятие по выковыриванию меня из-за щитов и бросается в сторону парочки диверсантов.

— Стоять дружок, мы с тобой еще не закончили, — успел ухватить я монстра за самый кончик хвоста. — Готовься, сейчас я из тебя буду делать модную сумку, дочери в подарок.

Глава 18

Не многие знают, но огромные зубы и большое давление челюстей крокодилов не единственное их оружие. Хвост этих дивных, но опасных созданий, может расколоть череп многих других животных. К моему несчастью, взбешенный монстр Абрап, видимо, все же являлся дальним родственником этих рептилий.

Удерживая его за хвост, я почувствовал как меня отрывает от земли. Резкий рывок и вот я уже лечу куда-то вдаль.

— Черт, не рассчитал, — успел произнести я прежде, чем со всего маху врезался в единственную уцелевшую стену какого-то здания. — Тела вроде нет, тогда чего так больно-то?

Сцепив зубы, я кряхтя поднялся на ноги. Быстрый осмотр местности и я еще раз выругался, но на этот раз не из-за боли. Тварь не пошла за мной. Плохо. Придется играть в догонялки, а делать это с огромным крокодилом на шести лапах трудно. Когда нужно, они очень даже быстрые.

— Нечего ныть, сам виноват. Отдал почти все силы, а затем решил без какого-либо отдыха и восстановления схватиться с монстром, — сплюнул я на землю кровяной сгусток. — Теперь соберись и опереди выродка, давай!

Хлесткий удар ладонью по лицу и мир подергивается легкой дымкой. Глаза видят разлитую вокруг энергию. Если источники не справляются, возьмем силу извне. Пусть это не так эффективно как пользование энергией порожденной внутри собственной души, но что имеем, тем и пользуемся.

Встав во весь рост, я простер руки в разные стороны. Совсем недавно я тратил энергию, отдавая ее в мир. Сейчас пришла пора миру отдать мне часть собственных сил.

Впитывая энергию как губка, я с каждой секундой ощущал все более нарастающее жжение. Энергоканалы внутри моего тела противились заемной силе, и чем больше ее становилось, тем все труднее было ее удерживать.

— Думаю этого хватит, — открыл я глаза спустя десять секунд. — Беги сумочка, беги.

Сорвавшись с места, я краем глаза следил за накренившейся башней. Уверен почти на сто процентов, матка Абрап умерла. Но сама башня еще не завалилась полностью, что дает мне немного времени на спасение детей. Пара минут, может пять если повезет, не больше. Участок башни с алтарем все еще стоит лишь благодаря небольшому уцелевшему участку фундамента и одной несущей стене, по которой сейчас расползаются во все стороны трещины. Надо поспешить.

Несмотря на то, что формально в состоянии духа у меня нет тела, я все еще могу его усиливать. Довольно странно, но кто я такой, чтобы спорить с самой судьбой. Тем более, мне сейчас это лишь на руку.

Насытив свои мышцы энергией усиления до отказа, я бежал быстрее самого ветра. Направление монстра меня не волновало, я ориентировался на нити судьбы, связывающие меня с детьми. То что рептилия решила навестить именно их, у меня не вызывало абсолютно никаких сомнений.

Двигаясь на немыслимой для человека скорости, я не замечал ничего вокруг. Лишь раз за все время мне пришлось дернуться в сторону немного меняя маршрут. Это случилось из-за того, что прямо передо мной открылся портал. Из него вывалился очередной солдат Атола, мгновенно превратившийся в живую тень. Не самая приятная новость. Матки Абрап больше нет, а кроме рептилии, других монстров не осталось. Скоро тут станет очень много пусть и относительно слабых, но очень кровожадных духов.

— Не успеваю, — выбросил я из головы лишние мысли, когда нить судьбы Маты дернулась, а меня окатило странной смесью страха и жажды драки.

Как я и предполагал, эта парочка не стала слушать моего предостережения не ходить к основанию башни после ее разрушения. Ни возможность попасть под завал, ни встреча с монстрами, ни даже мое прямое указание не смогли их остановить. И если действиям Маты я был совсем не удивлен, то Кали меня лишь в очередной раз порадовал. Сам бы он не полез, а значит парень оказался там явно только из соображений безопасности сестры.

— Вот черт, — вырвалось у меня, когда я вылетел к месту разворачивающихся событий.

Прямо под башней, на достаточно большом участке свободном от какого-либо мусора, бесновалась рептилия. Порождение Абрап било хвостом, скалилось, рычало и даже иногда повизгивало. Оно пыталось выковырять Мату и Кали из их укрытия. Уж не знаю как эти двое почувствовали приближение монстра, но они успели спрятаться в достаточно широкой щели, образовавшейся в кладке стены.

Уже собираясь двинуться к своему противнику, я замер всматриваясь в неожиданных гостей. Тройка теней двигалась вдоль уцелевшего основания башни. Их цель явно совпадала с моей. Вряд ли у них что-то получится, но как говорится, враг моего врага, мой друг. Пусть умрут первыми, а я постараюсь что-нибудь придумать. Например, как снять Гарума так, чтобы он выжил.

Тем временем, тройка теневых духов, следуя зову своего безумия, бросились на одну из лап монстра. От неожиданности, тот даже не стал сопротивляться в первые полторы секунды этого непотребства. Тени же вгрызались в маслянистую плоть рептилии и чуть ли не причмокивали от удовольствия.

Раздался гневный рев, и спустя секунду, тройка теней отлетает от монстра, и тот разворачивается к ним. Своим движением, рептилия открыла теням обзор на сжавшихся детей.

В этот же момент случились сразу три вещи. Во-первых, тени увидели Кали и Мату. Безумие духов было направленно в первую очередь против еще живых людей, так что эта тройка напрочь забыла о своем прошлом противнике, перестав хоть как-то на него реагировать. Во-вторых, рептилия схватила одного из бросившихся к щели теней в челюсти и попросту его проглотила, даже не удосужившись пережевать. Ну и в-третьих, я материализовал в руках кнут из энергий Натре и Лицит. Нельзя позволить этим выродкам даже раза коснуться детей.

Свист рассекаемого воздуха и обе тени, уже почти добравшиеся до укрытия, взвизгивают нечеловеческим голосом. Как-то так, союзников из нас не вышло.

— Теперь давай будем решать с тобой, — повернулся я к рептилии, что смотрела на меня немигающим взором.

— Кррххх, — откуда-то сверху посыпалась каменная крошка, а затем и вовсе куски булыжников.

— Я сделаю все быстро и не больно, не волнуйся, — произнес я прежде чем сорваться с места.

Поддерживаемый заемной энергией усиления, я превосходил рептилию не только в скорости, но и в силе. Теперь ему ни за что не повторить тот трюк с хвостом, скорее я его через весь квартал запущу в полет. Но мне это было не нужно. Я слегка подкорректировал свои цели.

Звук разрываемой плоти стал для рептилии неожиданностью. Лишь в момент когда моя рука уже почти полностью погрузилась в тело монстра, он смог среагировать. Дернувшись всем телом, он попытался меня скинуть с себя, но у него ничего не получилось, я крепко держался на его холке.

— Сейчас и тебе будет немножечко щипать, — прошипел я сквозь зубы, потому как маслянистый покров монстра постепенно разъедал мою руку.

Двигаясь на ощупь, я добрался до основания монстра, вокруг которого строилась вся его структура. А теперь, всего парочка небольших штрихов. Двигая лишь кончиками пальцев, я начал складывать печати, состоящие из энергии Абрап. Любая другая энергия, попав в основание, убила бы монстра. А так, я всего лишь сделаю из него послушного песика. Жаль конечно, что придется обойтись без сумки для дочери, но если взглянуть на этот аспект под другим углом, тут ведь почти чемодан на ножках для Кали и Маты получается.

— Ну вот и все, а ты сопротивлялся, — выдохнул я, вытаскивая руку из тела монстра.

Рептилия чуть повела в сторону холкой и дыра на ней мгновенно заросла. Я спрыгнул на землю и посмотрел на морду этого первоклассного красавчика. Такой-то уж точно легко защитит детей от теней. Осталось лишь небольшая проблема, как сделать его видимым для них, чтобы они не пугались.

— Вот это хренотень, — раздался голос Маты прямо у меня за спиной.

— Вернись в укрытие! — Кали резко дернул сестру за рукав обратно в расщелину.

— Ты не видел? Господин сидел на ее холке, а теперь она видимая и спокойно стоит. Он ее приручил, — выдернула Мата руку и шлепнув брата по лбу ладонью вновь вылезла из щели.

Вот значит как. Они видели приручение, а после него, монстр стал осязаемым. Занятно.

— Видеть-то я видел, только не могу понять, как это возможно? Всем известно, монстры Абрап подчиняются только своему создателю, без исключений, — произнес Кали, а затем все же вылез из укрытия.

Что бы ни думал мальчишка, но его слова словно сдернули с меня пелену. Я опять сделал то, чего не должен был делать. Я ведь действительно не знал тех печатей, что использовал. И это случается уже не впервые. Готов поспорить, если постараться вспомнить, как и что я сделал, сознание начнет просто раскалываться от боли, как если бы по макушке били боевым молотом.

— Пора заканчивать с этим испытанием, — мотнул я головой и обернувшись к рептилии произнес. — Унеси их отсюда метров на двести, и охраняй их от теней. Только аккуратнее, понял?

Вместо ответа, здоровенная туша крокодила поднялась на все шесть лап и одним ловким движением ухватила детей за шкирку, как котят. Убедившись что держит он их за одежду, а не за шеи, я обратил свой взор наверх.

Большая часть башни уже лежала в руинах, лишь каким-то чудом алтарь все еще балансировал на тонкой перемычке уцелевшей стены. Но это не может длится долго, пара десятков секунд и сооружение развалится окончательно.

— Пожалуй, лезть туда будет очень большой ошибкой, — нахмурился я и стал прикидывать, куда вероятнее всего упадет алтарь, с привязанным к нему Гарумом.

Простояв так пару секунд, я понял, место падения будет зависеть только от порыва ветра. Стена вот-вот рухнет, стоит только ветру незначительно усилится. Куда подует, туда и упадет. Вот только, ответ на собственный вопрос мне никак не помог. Сейчас ветер дул в противоположную от меня сторону, а главное, он постепенно усиливался. У меня не больше пары секунд….

— Хррр, — звук крошащегося камня послужил сигналом к действия.

Я не до конца понимал собственную идею, но решил не задумываться о возможных последствиях. Все равно уже ничего не изменить.

Подняв руки к небу, я выплеснул всю имеющуюся заемную силу из себя, на ходу формируя из нее подобие удара. Кренившаяся стена дернулась от моего воздействия и окончательно начала заваливаться, только теперь уже в мою сторону. Вот теперь она падает куда нужно. Осталось всего ничего, поймать ее так, чтобы Гарум не умер.

— Простите меня крыски, но так нужно, — выдохнул я и мгновенно лишил жизни почти пять сотен грызунов.

К сожалению, другого выхода я не видел, но сомневаться не стал. Была бы возможность, я бы и больше убил, но усталость все же накладывает свой отпечаток. Иссушенные до последней капли крови крысы мгновенно перестали издавать хоть какие-либо звуки, и в округе стало очень тихо. Только звуки ветра и падающих камней.

Поток энергии Натре и Вите влился в меня и обжег энергоканалы. Заемная, грязная сила. Надо использовать ее быстро и без сожалений. Она и так уже сильно подпортила мое внутреннее состояния, хотя казалось бы, куда уж хуже.

Упав на колени, я приложил руки к пыльной земле. За считанные доли секунды, почва начала прорастать растениями. Как и в настоящем Симилиме, здесь когда-то росли многие и многие деревья, а также кустарники. Не удивительно, что внутри слоев земли нашлись их семена.

Тратя огромные силы я за секунды проделывал то, на что сама природа потратила бы многие десятилетия. Секунда, вторая, алтарь с куском стены почти достиг земли и вот-вот расшибет меня в лепешку.

В последнее мгновение, когда кроны деревьев раскрылись надо мной пышными ветвями, я влил в них силу Крате. Хилая и жухлая листва приобрела гибкость и мягкость, а хрупкие ветви только что взращенных деревьев стали крепче метала. Это все что я мог сделать для спасения Гарума. Будь у меня крылья, я бы направил силы на удержание баланса стены, а сам забрал бы его. Но теперь это невозможно, пришлось использовать то что есть.

Звук удара настиг меня когда я пытался отдышаться, стоя на четвереньках. Кашляя кровью и обливаясь потом, я едва смог найти в себе силы подняться. Чувствую, если не поправить свое душевное состояние, еще одного такого испытания я не выдержу. А даже если и выдержу, Баку меня добьет. Заставит сделать то, что ему нужно, а затем размажет по стенке тонким слоем. Противиться его воле я точно не смогу.

— Чем больше у тебя сила, тем более весомые тумаки тебе выписывают, — прошептал я с трудом, а затем запрокинул голову.

Стоило моему лицу посмотреть вверх, как я встретился взглядом с Гарумом. Удивительно, но воин был в сознании, а главное, кажется он меня видел.

— Кап, — капля голубоватой крови сорвалась с лица моего последователя и упала мне прямо на лоб.

И вот тут пришла боль. Тело ныло и саднило. Все что я ощущал до сего момента, было лишь детским лепетом по сравнению с этим чувством. Кости, кровь и плоть нарастали вокруг ядра моей души. Невероятные по своей необычности и болезненности ощущения.

Хуже всего пришлось когда из воздуха стали формироваться клетки головного мозга и глаза. И если от формирования первого ощущения были как от болезненной щекотки, которую делали раскаленными иглами, то вот формирование второго было гораздо хуже. Зрение духа и человека накладывались друг на друга, отчего только восстановленный мозг буквально взрывался. Надо ли говорить, что все это сопровождалось моим болезненным хрипом и кровавыми слезами.

— Ммм….,- первым что я услышал, когда боль отступила, было мычание.

Гарум все также висел прямо надо мной. Его тело было все еще приковано к алтарю, который застрял между нижних ветвей деревьев. Вот уж повезло так повезло, будь скорость у этого снаряда побольше, расшиб бы меня в лепешку. Хотя черт знает, возможно ли это? Все же я тогда еще оставался в состоянии духа.

— Тело! — произнес я на удивление громко и бодро.

Подскочив на ноги, я подхватил небольшой камешек рядом с собой и ловко его подкинул, поймав уже другой рукой. Ощущения оставались все еще не самыми приятными, но уже не так плохо. К тому же, с каждой прожитой секундой в родной тушке, мне становилось только лучше.

Внимание, из-за временного отсутствия физического тела, душа приняла новое начало — ?!№;!?*%1

Внимание, из-за отсутствия одного работоспособного источника возможны негативные последствия после перерождения!

Восстановите недостающий источник, иначе ваши силы после перерождения могут быть существенно урезаны:

-!»№*?

-!?№»:

-!?№:(!:№%

Примерное время до вашего перерождения: 30:26:13…12…11

Вот значит как. Очередная манипуляция. Или возможно помощь. Книга отобрала у меня тело, тем самым позволив душе стабилизироваться. Интересно, знать бы еще как тело мешало процессу и где оно было, пока я тут изображал духовного Рэмбо.

Еще это перерождение. Конечно приятно что вместо смерти теперь другая надпись, но все же не хотелось бы становится кем-то иным, чем тот кто я есть сейчас.

— Мммм. кха-кха…,- на этот раз мычание сопровождалось хриплым кашлем.

— Сейчас сниму тебя, — вновь задрал я голову, смотря на своего подопечного. — И надо было тебе так попасть….

Снять Гарума оказалось не просто. Алтарь крепко-накрепко застрял между ветвей, вытащить его не удастся, тем более что весит он никак не меньше полутоны. Хуже этого оказалось только то, что мужчину к этому камню не приковали, а прибили штырями. Чтобы его освободить, пришлось силой вырывать их вместе с кусками плоти, постоянно при этом вливая в него силу Вите. Будь я сейчас в том состоянии в котором был до восстановления тела, точно бы не справился. Не помогла бы никакая заемная сила.

Кстати о ней. Когда я все же снял Гарума и немного подлатал его, то мы немедля направились в сторону где нас должны были ждать Кали и Мата. По пути, я явственно ощущал каждое живое существо в радиусе сотни метров, и при желании, мог бы забрать всю их жизненную силу. Да что там жизненную силу, я из костей мог вытащить крупицы энергии мертвых, обратив остатки человеческих скелетов даже не в прах, а в полное ничто. И это были еще не все изменения. Зрение также не вернулось к привычным стандартам. Теперь я видел в двух измерениях, духовном и обычном. И если раньше я видел энергии однобоко, коряво и даже неправильно, то сейчас я мог лицезреть их во всей красе. Они буквально были разлиты вокруг нас, пусть и в малых размерах.

Для себя я решил, что Книга Судеб помогает мне. Правда пока не ясно для чего именно она это делает. Новые возможности помогут мне, уверен. А раз так, я умею быть благодарным. Если ее интересы не помешают моим, то она нашла для себя верного союзника.

Глава 19

Найти место, куда унесла детей рептилия, не составило никакого труда. Мало того что я продолжал чувствовать их нити судеб, замкнутые на мне, так еще и сам крокодил периодически шумел громче любого отбойного молотка.

Причина буйства монстра Абрап выяснилась как только мы дошли до большой очищенной от завалов поляны. Мата каким-то неведомым образом смогла найти подход к рептилии. Она царственно восседала у той на загривке, и стоило крокодилу издать рык, предупреждающий о приближении очередной тени, девочка отдавала недвусмысленный приказ, размазать безумного духа в тонкий слой. Поразительно, но монстр слушался девочку беспрекословно, да что там беспрекословно, он довольно урчал, когда та хвалила его за отличную атаку!

— Ох….,- только и смог, что тяжело вздохнуть Гарум, который как никто другой понимал, теперь Мата никогда не слезет с этой образины.

— Крепись мой друг, — аккуратно похлопал я его по плечу, выражая максимальное сочувствие. — Мой тебе совет, больше общайся с Кали, пусть он и более робкий чем Мата, но определенно имеет на нее положительное влияние.

Все еще помятый и уставший Гарум лишь кивнул. Вылечить его от ран я вылечил, но это не отменяло его вымотанного морального состояния.

— А вот и ваш билет в реальный мир, — указал я на светлый провал пространственного окна, что возник прямо в воздухе, стоило нам приблизиться к детям на достаточное расстояние. — Уводи их.

Никаких трогательных прощаний, добрых слов и очередной бравады от Маты. Их воспитатель снова с ними, так что пусть сам выслушивает ее пламенные речи. Да и к тому же, мой пространственный проход также ждет меня.

— Я не оставлю Зубастика здесь одного! — возмущенный крик Маты явно намекал на то, что Гарум не справляется с проблемой. — Он мой друг, а еще, он нас защищал!

Не желая слушать перепалку, я направился к черному овальному провалу в пространстве. Следующее испытание ждет.

— Удачи вам! — выкрик мальчишки Кали приятно кольнул сознание, так что я решил обернуться.

Удивительно, но увиденное вызвало у меня улыбку. Книга Судеб решила подыграть Мате и расширила пространственный проход аккурат под габариты рептилии, названной девочкой Зубастиком. У Гарума просто не было шансов. Всей веселой компанией они нырнули в проход, и тот, подернувшись тонкой дымкой, закрылся.

— Если она когда-то завладеет силой разрушения, тьмы или создания тварей бездны, Эдем содрогнется от страха, — улыбнулся я самыми краешками губ, а затем, не задумываясь больше ни о чем нырнул в пространственный проход.

Спустя секунду, выйдя с обратной стороны портала, я замер. На мгновение, мне почудилось, что я перепутал врата и вместо следующего испытания, отправился обратно в Эдем. И причины для такого предположения были на лицо. Я оказался в клоаке, и это при том, что вокруг меня ходили десятки людей и нелюдей. Живые разумные.

— Какого хера ты на дороге стоишь столбом? — неожиданно толкнул меня кто-то плечом.

Нет, я не дух, и нет, это все же очередное испытание.

Получив существенный тычок в плечо, я не воспылал злостью или яростью. Вместо этого, я принялся рассматривать того кто это сделал. И чем дольше я рассматривал хама, тем отчетливее становилось понятно, я его где-то видел! Да что там его, к кому не присмотрись, все вокруг смутно знакомы. Такое ощущение, словно их всех слизали из моего подсознания.

— Чего вылупился, тебе проблем подбросить?! — неожиданно яростно выкрикнул орк, на которого я смотрел чуть дольше остальных.

— И кто же мне их попытается создать? Неужели твоя жирная мамочка? — слова сами вырвались из моего рта.

Я даже не успел захлопнуть челюсть, как орк бешено взревел и понесся на меня. Понимая что сейчас будет драка, я попытался было воззвать к своим источникам, но они крепко спали, даже и не думая отзываться на призыв. Что бы это ни было за испытание, но пройти его мне предстоит без своих сил. Одно радует, бить морды я умею и без силы двенадцати энергий.

Подскочивший ко мне орк очень быстро осознал, что противник ему попался не из простых. Яростный наскок не прошел, наткнувшись на целую связку контратакующих ударов. Секунда-вторая, и вот она, первая кровь. Орк что-то бессвязно ревет зажимая разбитый нос. Что конкретно он орал стало понятно спустя пару секунд, когда к нам со всей улицы стали подтягиваться другие зеленокожие великаны.

— Сейчас я твою уродскую мордашку сделаю в три раза хуже, — процедил раненный мной орк, ловя нож, который ему бросил один из его дружков.

— А вот это плохо, — прошептал я сам себе под нос, оглядываясь по сторонам и замечая что меня вот-вот зажмут в тиски.

Чувствуя спиной злобный взгляд, я на одних инстинктах сделал рывок в сторону уходя перекатом и уворачиваясь тем самым от тонкого стилета, брошенного мне в спину. Рефлексы, реакция и сила все было при мне, но противников много и они сжимают тиски. Выйдя из переката, мне пришлось мгновенно дергаться в сторону, чтобы мое лицо не встретилось с сапогом главного задиры.

— Я твои кишки, по всей улице развешу, — гнусно улыбнулся верзила, перекидывая нож из одной руки в другую.

Пожалуй, в любой другой ситуации, я уже прикончил бы наглеца, но сейчас не хотел рисковать. К тому же, у орков вот-вот появятся свои проблемы. Об этом отлично сигнализировал высокий широкоплечий бугай человеческого происхождения, за спиной у которого маячило минимум с десяток крепких мужиков с мечами в руках.

— Брит, какого сучьего черта ты тут устроил?! — от одного голоса мужчины, морда орка скривилась как от кислого лимона. — Ты не забыл? Улица кузнецов моя по праву сильного, ты тут не хозяин уже больше полугода! То что ты здесь покупаешь и чинишь оружие, лишь моя благосклонность. Так и скажи мне, какого черта ты тут творишь?

Орк явно был в ярости, но смог натянуть на лицо жалкое подобие улыбки.

— Бут! Да у тебя тут завелись крысы, вот мы с ребятками одну такую решили прибить, больно уж позволяет себе много, — говоря это, орк то и дело бросал на меня взгляды полные ненависти и желания сровнять с землей.

— Крысы? Впервые слышу, да и не вижу тут никого такого, — широкоплечий бугай задумчиво запустил пятерню себе в бороду и продолжил. — Знаешь, Брит, по моему мнению, ты просто решил своевольно напасть на гостя моей улицы, на потенциального покупателя. Ты посягнул на мою прибыль. И заметь, такое случается не в первый раз! Так зачем мне тебе верить и продолжать поддерживать мир с твоей бандой? Вака будет рад услышать, что тебе больше негде отовариться кроме как у него и цены он взвинтит для твоих парней в десятки раз. Так что еще раз хорошо подумай, стоит ли нападать на моих покупателей?

— Это не покупатель, а просто червь без денег и будущего, максимум, что он может здесь продать, так это свое собственное тело, — договорив это, орк смачно схаркнул мне прямо под ноги, тем самым выражая полнейшее презрение.

— Это так парень? — Бут уставился прямо на меня и у меня не было никаких сомнений, если я не представляю ценности как покупатель, меня оставят шайке орков на потеху.

Выхода два, либо врать, либо драться. Второй вариант почти гарантированно меня прикончит, так как за все время, я не смог ни воплотить протазан, ни воззвать к энергиям. Черт, да я даже пространственный карман открыть не мог. Такое ощущение, как будто меня сделали тем, кем я был в самом начале своего пути, оставив лишь опыт, да силу собственных мышц.

— У меня есть информация, подойдет? — произнес я глядя бородатому бугаю прямо в глаза.

На улице повисла тягучая, словно смола тишина. Молчали все, от лавочников и до зло сопящих орков. Бут был королем этого места и от его решения зависит моя судьба. Никто не посмеет влезть вперед него.

— Информация бывает разной парень, одна стоит как весь наш ярус, а другая, не стоит ничего, — на удивление, Бут не только не отвел глаза, но и вовсе перестал моргать.

Между нами повисла молчаливая борьба. Кто-то должен был моргнуть и тогда, противник проиграет.

— Моя информация, стоит как весь Полис, от самой клоаки и до верхушки восьмого яруса, — улыбка сама наползла на мое лицо, когда Бут все же чуть опустил взгляд.

Это противостояние видели не многие, но те кто заметил, поняли, что орки нарвались отнюдь не на крысу клоаки.

— Что за бред, — сцепив зубы процедил орк, стоящий ко мне и Буту полубоком. — Ты веришь этому заморышу? Посмотри на него, вряд ли он хотя бы ел в последние пару суток, а говорит что обладает столь ценной информацией! Три раза Ха! Отдай его мне!

— Говоришь не ел пару суток? — усмехнулся Бут, иронично смотря прямо в лицо орку. — Тогда позор тебе Брит, предводитель банды орочьего кулака. Тебя отделал парнишка, что не брал в рот и крошки уже пару дней. А ты, жравший от пуза и дерущийся за каждую мимо проходящую шлюху, даже не смог его поймать один. Мне противно смотреть на тебя и твоих парней. Валите отсюда и хвалите своих божеств, что я не запрещаю вам покупать у себя оружие.

Секунда, вторая и орки что-то невнятно рыкнув, уходят. Видимо, цены у неведомого мне Ваки, действительно, гораздо выше, чтобы ссориться с Бутом из-за меня.

— Пойдем со мной, угощу тебя обедом и мы обсудим цену на твою информацию, — махнул мне рукой бородатый бугай, кивком головы отсылая своих парней. — Обещать тебе весь Полис не могу, ровно как и один из его ярусов, но вот сытный обед, снаряжение и крышу над головой, это вполне по моим силам.

Интересно то, что говоря слово крыша, мужчина недвусмысленно дернул одной бровью. Явно намекал на свою банду. Можно конечно было сбежать, тем более что орки уже давно скрылись, а воины Бута разбрелись по всей улице. Но я делать этого не стал. Во-первых, это все еще испытание, а значит надо понять что мне делать. Сделать это будет гораздо проще, если меня не будут преследовать две не самые слабые банды. Во-вторых, я бы действительно не отказался от сытного обеда.

Двигаясь по небольшому торговому району клоаки, я внимательно осматривался по сторонам. Я уже смог сопоставить место действия и одного из своих спутников. Мальчишка Кид вырос в этом месте. Довольно жестоко было вернуть его сюда. Впрочем, Малуша тоже где-то здесь. Не думаю что ее отправили на четвертое испытание, слишком уж сильно мальчик привязался к моему фамильяру.

— Может пока идем, расскажешь кто тебя так располосовал? — спросил меня Бут, указывая прямо на мое лицо, но заметив непонимание, дополнил. — Твои шрамы на лице, как будто дикая кошка поработала.

— Она и была, только не одна, а две. Набрел как-то на их пещеру во время брачного сезона, еле ноги унес, — легко соврал я, делая себе пометку, что окружающие видят не мою настоящую внешность.

Заливистый гогот бугая известил всю улицу, что ему явно понравилась моя ложь. Он так смеялся, что даже остановился, чтобы отдышаться.

— Прости, просто я как-то тоже попадал в такую ситуацию, только вместо кошек спаривались орки, — еще раз гоготнул Бут. — Как вспомню что Брит гнался за мной с голой елдой до колен, так сразу на хохот пробирает.

— А….,- не успел я задать вопрос.

— Тот случай лучше никому не знать. Мне большого труда стоило вновь начать воспринимать орка как опасного соперника, так что его рожа сейчас вызывает во мне лишь опасения, — хмуро заметил мужик, но вскоре его лицо вновь разгладилось. — Одна твоя история с котами уже оправдала мои старания по вытаскиванию тебя из задницы, за нее же накину обед. Так что, продавать информацию будешь не за жрачку и чувство долга!

Видимо это был великодушный жест со стороны главаря банды, но я лишь коротко кивнул, не разделяя его хорошего настроения. У меня были свои причины для волнений и одна из них, полное отсутствие хоть какого-то намека на цели испытания. К тому же, в прошлые разы, я чувствовал своих спутников благодаря нитям судьбы, сейчас же, их попросту не было.

— Черт, давай за мной, — неожиданно бугай дернулся в сторону, пытаясь схватить меня в сторону.

Увернуться от его лапищи не составило труда, но за ним я все же последовал. Тем более, убежал мой знакомый недалеко, всего лишь в ближайшую подворотню.

— Ловкий и быстрый, это хорошо, — кивнул мне Бут. — Но в следующий раз, сразу делай то что я говорю, вероятнее всего это спасет тебе жизнь.

В этот же самый момент, по той улице по которой мы шли, пронеслась кавалькада всадников. Не меньше двух десятков отлично снаряженных воителей верхом на великолепных скакунах. Такие точно не из здешних мест.

— Опять эта баба приехала, — хмуро буркнул один из воинов Бута, по случаю оказавшийся в той же подворотне что и мы. — На этой неделе уже третий раз.

— Сколько детей она забрала в прошлый раз? — спросил Бут.

— Двоих с улицы, троих отобрали от матерей, — сквозь зубы процедил бандит. — До этого еще четверых. А на прошлой неделе, убили Сима и троих его парней. Те попытались отстоять сына одного из своих.

— Другие владетели так ей этого не оставят. Клоака всегда была их подпольной игрой, а новенькая нарушает все писанные и неписанные правила. Долго ей не прожить, нам лишь нужно потерпеть, — Бут говорил тихо, но в его голосе плескалась злоба.

Таким как он, получившим толику власти, очень трудно признавать кого-то другого более сильным и влиятельным. У бандитов нет никакого шанса против владетелей, но тем и не нужно убивать всех и вся. Первый и второй ярус всего лишь еще одно поле битвы для них. Поэтому сами бандиты очень болезненно реагируют, если кто-то из чужих владетелей наводит свои правила на их территории. Договаривались о сотрудничестве то они с другим. А сейчас, крыша Бута не справляется со своими обязанностями, отчего Бугай скрипит зубами и кривится.

— Дэрб не оставит ей этого так просто, уверен, — произнес Бут, а я про себя подметил, что имя владетеля я раньше не слышал, а значит, он не настоящий, как и весь мир вокруг.

— Забирают нашего маленького кузнеца, того что свое мастерство нашел в ямах, — неожиданно произнес бандит, указывая на дальний дом с пристройкой кузницей.

Пара воинов спешились у входа в мастерскую. Они вошли туда без каких-либо даже намеков на приличия. Просто распахнули дверь, вошли, сделали дело и вышли. Вот только вышли они уже не одни. Один вел Кида, а другой нес его инструменты. Вот оно, начало испытания.

— А это что-то новенькое, — Бут подался вперед, перегораживая мне обзор, из-за чего мне пришлось двинуться в бок.

По улице где только что пронеслась кавалькада, сейчас ехал дилижанс. Один в один как тот, на котором мы в свое время катались по разным ярусам. Скорее всего, связано это было с тем, что в своей жизни я ни одного другого дилижанса не видел, вот книга и скопировала его образ из моих воспоминаний.

— Владетельница решила лично навестить наш райский уголок, — сплюнул Бут прямо себе под ноги. — Видимо, ей нужен кто-то особенный из детей, а то что таскали ее цепные псы раньше, не подходило. Что у нас на мальчишку-кузнеца? Чем он так хорош, что владетельница забирает его лично?

— Воспитывался в банде, но проявлял непослушание. Отца и матери нет. Сбежал из банды как только его главарь дал дуба. Попал в ямы и там случайно нашел призвание. Такое редко, но бывает, — затараторил бандит, на скорость выдавая всю информацию про Кида своему главарю. — Великолепно ковал парное оружие, у него как-то раз делали заказ погонщики. Один из самых доходных кузнецов вашей улицы.

— А если точнее, всей клоаки, — непроизвольно сжал руки Бут. — Вся эта улица не приносила и половины доходов, от того что приносил он один. Нам нельзя отдавать его ей….

Иногда, ваше прошлое уходит навсегда. Ваши близкие забывают про вас и спустя время, они уже не смогут назвать даже вашего имени

Цель испытания, не вмешиваться в развивающиеся события. Вы всего лишь наблюдатель. Кид и Малуша не помнят вас, а вы должны забыть и оставить их. Ваши кармические и фамильярные связи разрушены без следа

Время до окончания испытания: 4:59:59 … 58 … 57

Глава 20

Странное дело, но лишь после появившейся надписи в интерфейсе, я ощутил что внутри меня чего-то не хватает. Связь с Малушей действительно пропала. Но как, и зачем? Разве можно безболезненно разорвать связь хозяина и фамильяра? Столько вопросов, и ни одного ответа.

Еще и испытание такое глупое. Быть наблюдателем. Наблюдать за чем? Уверен, Малуша в силах справится с любой напастью вплоть до нескольких владетелей одновременно. Только если….

— Ты чего это взбледнул? — ткнул меня в плечо Бут. — Ты не смотри на их сверкающие железки. Если к ним умеючи, да с длинным острым стилетом, не помогут они им.

На эти слова я лишь коротко кивнул. Не говорить же мне, что плевать я хотел на их воинские доспехи. Меня больше волновало то, что раз у меня на этом испытании нет сил, то и у Малуши их могли существенно ограничить. В таком случае, ситуация складывается в очень печальных тонах. Девушка своевольничает на чужих территориях, за что должна будет поплатиться, а я даже не смогу ей ничем нормально помочь. Сейчас она сядет в дилижанс и поднимается на несколько ярусов вверх, а я так и останусь тут, без возможности вырваться за пределы клоаки. Пусть у меня отобрали силы, но просто наблюдать за их возможной гибелью я не собираюсь.

— Я отойду, — неожиданно бросил Бут, держа в руках какую-то маленькую фигурку. — Последите за нашей незваной гостей.

Бросив взгляд на удаляющуюся фигуру Бута, я пытался оценить, насколько сильно он должен повлиять на ход испытания. Возможно, он именно то самое звено, разорвав которое я попросту разорву всю цепь событий?

— Эй, тебе сказали смотреть на дорогу, — неожиданно, тот мужик, что остался со мной наедине, решил показать кто тут главный.

Он нагло ухватил меня за рубаху и дернул на себя. В следующее мгновение он уже хрипел, пуская кровавые пузыри, а моя ладонь крепко держала его сердце. Кожа на пальцах немного саднила, поцарапал о кости грудной клетки. Ненавижу когда кто-то позволяет себе пренебрежительно относиться ко мне. Особенно подобный мусор.

— Какая жалость, эти воины в сверкающих доспехах тебя убили, — толкнул я мужика за пределы подворотни, где он с грохотом повалился на землю.

Бросив взгляд через плечо, я убедился что Бут ничего не видел. Его вообще тут не было, видимо куда-то свернул. А раз так, пора и мне скрыться отсюда. Пусть гадает куда я пропал.

Подойдя к ближайшей стене, я подпрыгнул и ухватился за небольшой выступ. Подтянуться, перехватиться, еще раз ухватиться, но на этот раз уже повыше. Немного усилий и вот я уже на крыше. Ничего сложного, эти холупы словно созданы для такого способа передвижения. Впрочем, это клоака, может так оно и есть.

Тем временем, всадники заметили труп и парочка из них направилась проверить его. Ничего особенного, они даже к нему не наклонялись, лишь ткнули пару раз мечами, проверяя жив он или нет. Но и этого для меня было достаточно. Возвращавшийся по подворотне Бут заметил это. Не знаю уж поможет это или нет, но хотя бы часть подозрений с меня это снимет.

Теперь оставалось решить, что мне делать. Спускаться к Буту я не собирался, не для того сваливал. Идти к Малуше и ее воинам мне тоже не с руки, вряд ли они мне поверят, скорее мечами проткнут, просто на всякий случай. Следовать за дилижансом скрытно тоже довольно глупо, они поднимутся на ярус выше и скроются от меня, а я останусь за воротами. Остается только тайком проследить за Бутом, у него явно есть связь с одним из владетелей. Они в своих грязных делишках очень любят использовать банды клоаки, а значит, если в ближайшие пять часов что-то должно будет произойти с Малушей, то эта шваль точно узнает этом раньше меня.

И моя ставка сыграла. Мне даже с места двигаться не пришлось. Малуша и ее воины уехали, а сразу же после этого сюда стали стягиваться самые различные группировки. Уже спустя полчаса на улице подо мной было не протолкнуться от членов различных банд. Их было так много, что я даже рискнул спуститься и затеряться среди них.

— Эй, ты из бешеных псов или из острых кинжалов? — окликнул меня высокий мужик, больше всего похожий на живое дерево.

— Да ты на него посмотри, он скорее из болотных крыс, — беззлобно заметил другой бандит с внешностью прожженного убийцы.

— Так откуда? — не обратил никакого внимания на комментарий соседа мужик с корой дерева вместо кожи.

— Болотные крысы, — коротко ответил я.

— Я же сказал, — хмыкнул бандит, после чего полностью потерял интерес к нам.

— Твоя банда собирается у дальней части улицы, уж прости, но тебе тут делать нечего, не твой уровень, так что вали, — заметно грубее произнес древоликий, указывая мне в сторону.

У них тут своя иерархия. Кто-то должен стоять ближе, кто-то дальше. И постепенно все расходятся по своим местам. Скоро что-то должно произойти.

Я решил рискнуть и остаться на улице. Выбрал себе место так, чтобы стоять неподалеку от какой-то слабенькой, захудалой банды, но не слишком близко к ним самим, чтобы у тех не возникли вопросы.

— Я рад, что все вы откликнулись на мой зов, — неожиданно раздался голос прямо с крыши самого высокого дома на улице.

Бут стоял гордо. Одетый в кольчугу и с парой кинжалов в руках, он внушал впечатление крепкого и умелого воина.

— Не всех вас коснулась беда моей улицы, но все вы о ней знаете, — продолжал говорить Бут. — Новая владетельница повадилась к нам воровать детей. Ей плевать, живет ли дитя на улице или под боком у матери. Она забирает без разбору. Рушит будущее наших улиц. Нарушает негласный закон.

Вокруг раздался ропот. Видимо сильно она насолила некоторым бандам, раз они так злятся.

— Мой хозяин попросил меня об услуге. Нанести визит вежливости во дворец новой владетельницы, — даже издалека я видел, как кровожадная улыбка наползла на лицо Бута. — Мой хозяин великодушно поможет нам. Мы беспрепятственно пройдем сквозь разделяющие нас врата ярусов, а затем проникнем на территорию дворца. Там нас ждут прекрасные служанки и ценности сколько сможем унести. За это великолепное рандеву, нам всего-то и нужно, что убить охрану дворца. Так что, согласны?

В следующее мгновение все вокруг потонуло в гомоне и криках раззадоренных убийц и садистов. Навскидку, их тут почти две сотни. Если дать им проникнуть во дворец, они действительно способны убить там многих. Это если все сделать тихо и о них конечно не будут знать.

Трудно поверить, но вся эта орава действительно почти сразу же направилась на славный разбой и грабеж. Никто не задавал вопросов, никто не думал о том зачем они это делают. Жажда наживы затмила их умы моментально. К тому же, когда мы дошли до первых межъярусных врат, то рядом с ними стояли бочки с мечами, кинжалами и стилетами. Стражи никакой не было, а сами врата были распахнуты настежь. Хозяин Бута действительно постарался и это лишь укрепило всеобщую уверенность в легкости их задачи.

Выбравшись из клоаки, две сотни головорезов не сговариваясь заткнулись и в гробовой тишине проследовали до ближайшей таверны. Там мы получили по комплекту нормальной, а главное чистой одежды. Все же бродить по верхним ярусам Полиса это не прогуливаться по клоаке, нужно выглядеть как все, иначе о нас узнают намного раньше, чем мы подойдем к вратам дворца. Переодевшись, помощники Бута начали разбивать всех на группы. Благо что никто не делил по бандам, наоборот старались разбить всех как можно сильнее. Никто не хотел своеволия.

Чтобы не попасться Буту на глаза, я задержался в нужнике. Как я и думал, главарь ушел с первыми отрядами, так что мне не грозило быть разоблаченным.

— Чертова рубаха, — раздался рядом со мной голос знакомого мне орка. — Надеюсь в том чертовом дворце есть винные погреба, это единственное что может оправдать эти чертовы тряпки.

Если что-то плохое может случиться, оно случится в любом случае. Закон Мерфи, ну или закон подлости если по простому.

— Эй, из болотных крыс, давай к нам, — махнул мне рукой тот самый древоликий, что недавно видел меня на общем сборе.

Этот упырь не оставил мне и шанса остаться незамеченным. А хуже всего было то, что в том же отряде был и мой знакомый орк.

— Эй, ты, да ты, что записывает в отряды, эту крысу мы берем с собой, — обратился Брит к мужику, что помогал составлять отряды.

Кивок писаря поставил точку в моей полосе удачи. Теперь, даже если я от них сбегу, у других отрядов все равно могут появиться вопросы ко мне.

— Нос не болит? — подошел я столу, рядом с которым стояло шестеро крепких мужиков.

— Шути пока можешь, — усмехнулся орк. — Бут тебя с собой не взял, значит не шибко ты ему помог информацией. Он и не заметит если ты сдохнешь.

— Ты бы Брит помолчал, не тебе угрозами кидаться во все стороны, — неожиданно вмешался в наш диалог древоликий. — В отряде нет твоих тупорылых орков, а среди всех банд, вас лишь терпят. Болотные крысы отличные взломщики, так что парень этот, под моей рукой до самого конца грабежа. Тайники, сундуки, двери, все это на тебе, добычу получишь как и все в отряде, полную долю.

Последнее видимо относилось ко мне. И судя по тому какая реакция была у остальных членов отряда, мне оказали честь. Впрочем, на полновесную долю от награбленного мне было плевать, но вот то, что он хотя бы временно избавил от проблем с орком, уже неплохо.

— Выступаем через пять минут, — произнес мужик с кожей из коры. — Допивайте остатки халявной браги и идем, нам еще топать не один десяток минут.

Взглянув на таймер испытания, я раздосадовано цыкнул. Оставалось еще три с половиной часа до окончания испытания. За это время отбросы клоаки не только доберутся до места, но еще и разнесут все к чертям.

Ровно через пять минут наш отряд вышел из таверны. Древоликий спокойно и без нареканий со стороны других бандитов занял место главаря. Он умело выбирал маршрут на улицах третьего яруса, лавируя по его дорогам так, словно он тут родился.

— Нравится мне здесь, чистенько, — произнес один из рядовых членов отряда.

— Это до поры до времени, — хмыкнул древоликий. — Пусть этот ярус и ближе к владетелям, но местные жители все же ближе к нам, чем к ним.

В этот самый момент, словно по заказу, одно из окон ближайшей таверны открылось и из него вывалился пьяный в дрызг мужик. Благо был всего второй этаж и он ничего себе не сломал.

— Пьяному что пыльная канава, то кровать домашняя, — усмехнулся кто-то рядом со мной.

Так мы и шли. Члены различных банд трепались между собой о сочных задницах служанок, богатых залах и больших винных погребах. Даже орк перестал зло пялиться на меня и периодически вставлял фразочки, такие как «залиться вусмерть» и «пустить кровь знати».

Спустя полтора часа пешего хода, мы преодолели расстояние до четвертого яруса, прошли его насквозь и вплотную подошли к подъему на пятый. Предстояло пройти сквозь врата, которые должны охранять воины владетелей.

— Охрана на воротах нас пропустит, — произнес древоликий, когда мы начали подниматься на пятый ярус. — Владетели нами воспользуются как инструментами, но это не значит, что они пылают к нам любовью. Если кто-то надумает погулять по ярусу, наведаться к кому-то в гости помимо нашей цели, такого наглеца размажут тонким слоем по земле. Не идиоты, сами понимать должны.

Нестройное кивание послужило ответом командиру отряда. На это он ответил лишь вздохом. Древоликий, как и я, был уверен, любой из этих придурков не задумываясь рискнет жизнью ради призрачного шанса на успех. Единственный кто обладал в отряде хоть каким-то подобием мозгов помимо нас, как ни странно был орк.

— Бут не объяснил нам, как мы попадем за ворота дворца? — неожиданно прорычал орк, подозрительно вглядываясь в лицо полу-человека, полу-дерева. — Он сказал лишь, что его хозяин об этом позаботится, но ведь не зря владетели не воюют в Полисе….

— Это не твоя забота, — отмахнулся командир, отчего я сильно насторожился.

Ворота дворца защищены энергией звезд. Отключить их мог бы только владетель, имеющий на это право, в любом другом случае, их можно продавить лишь голой силой. При том, не силой погонщика или чего-то еще, нет, голой мощью, сопоставимой с сильнейшими владетелями.

— Отлично, осталось еще две группы, — такой фразой встретили нас на вратах пятого яруса. — Гурд, кого ты отправляешь следить за ритуалом преодоления барьера?

А вот и подвох.

— Этих троих, — не задумываясь ни на секунду ткнул древоликий в самых неказистых на вид наших спутников. — Идите за ними!

От ворот отделилась двойка крепких стражников, которые выглядели отнюдь не как отбросы. Крепкая осанка, вычищенная броня и мечи. С такими простым бандитам не совладать.

— А вот и ответ на вопрос, как будет снят барьер, — хмыкнул орк. — Зарежут половину братвы как свиней, чтобы вторая половина сделала свое дело и свалила. Так и знал, что все погано обернется.

— И что? Собираешься уйти? — абсолютно спокойно спросил главарь.

— Уйду, и тогда Бут точно откажется со мной торговать. К тому же, часть моих парней видимо тоже ляжет костьми за это дело, а раз так, надо хоть что-то поиметь с этой авантюры, а уж потом, с Бута я сам спрошу, — осклабился орк. — Да и крысу нашу молчаливую можно будет увидеть в деле.

Глава 21

Как я и думал, орк оказался из тех, кто на вид всех зашибет и размажет, а на деле даже пискнуть не посмел, когда часть его подчиненных собрались пустить на колбасу. Двуличный, слабый и вонючий, впервые мне попался орк, рядом с которым мне было стыдно даже просто стоять.

— Пойдем, нам еще охрану дворца убивать, — махнул рукой древоликий, а затем довольно спешно направился к одному из дворцов.

Еще как только мы начали проходить мимо огромных огражденных территорий, я понял одну интересную вещь. Книга Судеб не всесильна. Да, она безусловна обладает поразительной мощью, способной создавать из пустоты целые локации, а затем и вовсе населять их различными жителями и монстрами. Но это отнюдь не всесильность. Даже такой реликт как она, не смогла повторить работу мастера энергий звезд. Дворцы, мостовые, сады, все это неуловимо отличалось, как оригинал и очень качественная подделка. Для дилетантов они будут на одно лицо, но на то они и дилетанты, чтобы оставаться невеждами. Я чувствовал, вокруг меня нет ни крохи энергии звезд. Плевать что мои силы источников ограничены, это не меняет того факта, что за время обитания в Эдеме я научился отличать одни энергии от других по самым их маленьким частицам, которые распылены вокруг нас в воздухе. Так что ничего удивительного, что местные пройдут сквозь врата дворца с помощью жертвоприношения. Подумаешь, убьют треть или даже половину отбросов, их жизни ничего не стоят.

— Мы успели к началу представления! — зеленокожий орк первым заметил вереницу связанных тел, которых уложили прямо напротив врат дворца Малуши.

— Ты омерзительный, — не удержался я от комментария, когда мы проходили мимо одного из связанных орков Брита.

Наш зеленокожий спутник не обратил на мольбы связанного никакого внимания, наоборот, он прошелся тому по кисти, словно того и не было. Вот и вся цена его банде, а ему как ее главарю. Не смог сопротивляться чужой силе и с легкостью отдал своих парней под нож. И это он меня крысой называет, пфф.

— Ты что-то вякнул мелкий засранец или мне показалось? — ладонь орка сомкнулась на моем воротнике и дернула меня на себя.

Наконец-то, я уже думал он никогда не сподобится.

Подшагом я чуть сдвинулся, мешая ухватить меня второй рукой, а заодно и открывая себе доступ к оружию своего противника. Этот идиот свой нож носит за поясом, да еще и не закрепил его никак. Секунда, и вот уже его оружие у меня в руке. Осталось самую малость, слегка продырявить бок зеленокожего урода.

— Не стоит этого делать, — почувствовал я как меня оттаскивает от моего противника.

Короткий взгляд вниз и я замечаю как ко мне тянутся мелкие побеги какого-то растения. Это оно тянуло меня в сторону с силой взрослого половозрелого мужика. Не нужно долго думать кто это делает.

— Эй, древозадый, ты какого черта творишь? — в отличии от меня, Брит был куда более зол.

— Во-первых, я с самого начала сказал, парнишка под моей опекой. Ну а во-вторых, лучше бы спасибо сказал, еще секунда и спал бы ты только на левом боку, — хмыкнул древоликий. — Вали отсюда, будешь теперь сам по себе.

— Вот значит как? Решил заменить меня на крысу? Посмотрим как он поможет тебе в бою, — зло рыкнул орк, но все же мериться силой с живым деревом не решился.

— Двигай давай, боец, — фыркнул древоликий, так что у него кора на лице дыбом встала, после чего спокойно повернулся ко мне. — Так и зачем ты это сделал?

Сейчас мы стояли один на один, в паре метров от нас никого не было. Увильнуть от вопроса не представлялось возможным, да собственно и зачем.

— Если драка неизбежна, бей первым, — процитировал я золотое правило своего детского дома. — Этот урод все равно бы на меня напал, а так, я охладил бы его пыл. Жаль только ты закончить не дал.

— Не расстраивайся, тебе еще представиться шанс, там, за воротами. А пока, этот толстомордый больше будет полезен целым, — указал он пальцем в сторону ушедшего Брита, вокруг которого уже начал собираться отряд. — Он пусть и свинья, но зато опытный командир, а мы как видишь, половину людей отдали на убой. Теперь будет сложнее.

Чтобы мне стало понятнее, древоликий аккуратно поднял со своей шеи небольшую фигурку на бечёвке. Маленький артефакт связи. Пару десятков таких штучек командирам отрядов раздал Бут, а тот в свою очередь получил от своего покровителя. С виду простое средство связи, на деле, важнейший компонент операции. В изначальном плане, на месте жертв должны были быть старики и женщины из числа рабов. То есть, так бандитам сказали. Я думаю покровитель Бута такой вариант даже не рассматривал, просто дал артефакты связи, а когда братва покинула свои чертоги, сказал что нужны жертвы. Возвращаться ни с чем командирам отрядов не хотелось, поэтому они решили грохнуть кого не жалко. Еще из отстойных новостей было то, что эти болваны действительно думали, что им дадут вернуться в ту дыру откуда они выползли. Тот же древоликий даже не мог осознать, что все вокруг жесткая подстава. Бандитов используют как лом для вскрытия защиты дворца. На всем пятом ярусе не видно ни одного жителя, да что там на всем ярусе, за огороженной территорией дворца Малуши не видно никого. Какой гвардеец испугается оравы бандитов? Да никакой, а они ждут за стенами дворца, да и не бандитов, а совсем другого противника. Поэтому-то нам никто и не мешает.

Тем временем, позади сборища бандитов начали собираться настоящие штурмующие. Две сотни хороших латных воинов, парочка погонщиков со своими питомцами. Они отнюдь не стеснялись красоваться перед жителями клоаки, нет, наоборот, они явно собирались указать тем на их место в иерархии города. Но пока они этого не делали, медлили. Собственно, весь спектакль закончен, тот кто все это организовал, решил выложить все карты на стол.

— Видимо Бут и мне не все до конца рассказал, — крепко сжал кулаки древоликий.

Поразительные умозаключения. Грамоту бы этому парню выписать.

По хорошему, мне бы скрыться сейчас, а затем тихо проникнуть на территорию дворца вслед за штурмующими, но кто мне даст это сделать. Бандитов уже поджали в спину, не давая им сбежать.

— Погонят на ловушки, как крыс, — зло прорычал древоликий. — Бут ублюдок, если выживу, самолично выпотрошу тебя.

Как-то реагировать на слова бедолаги я не стал. Уверен, сейчас у бандита много единомышленников, да только никто из них не выживет сегодня. Вот уже у жертв начали резать.

Десяток лысых мужчин в балахонах молчаливо опустились на колени рядом с запланированными жертвами и начали методично резать тем глотки. Бандиты уже явно осознавшие свою участь не пытались мешать палачам, нет, куда там. Попробуй они что-то изменить, и настоящие солдаты их размажут. Теперь у жителей клоаки только один шанс, идти вперед до самого конца. Там их ждет либо смерть, либо горький опыт. В любом случае, нужно было думать раньше.

Пожалуй, из всех кто здесь сейчас находился, только двое оставались тут по своей воле. Бут делал свое дело, за которое ему явно положена награда. Ну и я. В отличии от здоровяка бандита, я тут с совсем противоположной целью, помочь друзьям. Кстати о здоровяке, он кажется что-то собрался сказать.

— Мои дорогие друзья! Через минуту, защита дворца падет. Как вы уже догадались, никакого великого грабежа не будет. Мой покровитель не позволит вам и пальцем коснуться белоснежной кожи местных служанок. Но не расстраивайтесь, вместо этого, он позволит вам уйти живыми. Точнее, он позволит уйти тем из вас, кто пройдет от врат до дворца, через расставленные ловушки, — говоря это, Бут стоял раскинув широко руки, а на его тело одевали кованную броню, парень явно шагнул по служебной лестнице вверх.

Подробности мне не нужны, но легко догадаться, что здесь и сейчас происходит настоящая афера века. Простой бандит, пусть и главарь одной из банд, смог очень сильно помочь своему покровителю. Цена у этой помощи совсем крошечная, две сотни жизней бандитов.

— Те кто попытается сбежать, умрут. Те кто попытаются спрятаться, умрут. Лишь те, кто дойдет до стен штурмуемого дворца и выживут, уйдут с миром, — осклабился Бут, поворачиваясь к вратам, воздух вокруг которых изгибался и дрожал.

Кто бы ни были эти служители, но они знали свое дело. Их речитатив успокаивал жертв, так что те даже писка не издавали, когда холодная сталь резала их плоть. Энергия, отдаваемая их телами и душами собиралась и перераспределялась среди десяти палачей. Это они давили на защиту врат и совсем скоро, они вскроют ее как консервную банку.

И долго ждать не пришлось, буквально пару напряженных минут. А затем звук разрываемого пространства разнесся по всей округе вместе с предсмертным хрипом последней жертвы. Защитный контур врат разнесло в клочья, а вместе с тем, сами врата просто рассыпались прахом.

— Вперед мои друзья, пройдите этот путь и ступайте с миром, — ехидная улыбка Бута так взбесила некоторых бандитов, что они готовы были его прямо сейчас же его порвать, но звук обнажаемых мечей отрезвил самые буйные головы.

Солдаты видели, что жители клоаки не готовы идти по ловушкам, а посему, они решили немного замотивировать их. Шаг и строй вояк грохает мечами о латы, уменьшая свободное пространство перед воротами. Шаг и новый удар. Таким бесхитростным образом они выдавливали бандитов на территорию атакуемого дворца.

— Да пошли вы! — не выдержал наконец один из бандитов и не задумываясь ни о чем побежал.

На несколько мгновений все его собратья по несчастью заткнулись и перестали материть солдат. Они завороженно смотрели как не сильно старый мужик бежит по мощенным дорожкам и траве. Десять метров, двадцать метров, тридцать метров, а он все бежит и бежит.

— Хрррр, — звук ломаемых старых досок и мужик припадает на одну ногу.

Волчья яма. Небольшая ловушка, даже можно сказать элементарная. Примитивная и не опасная, если забыть про одну маленькую деталь. Тот кто ее ставил, напитал колья силой энергии Путре. Смельчак уже не жилец, у него как минимум заражение крови, а то и чего похуже.

— Видели? Почти полсотни метров без единой ссадины, вперед, вам пройти надо ненамного больше! — на этот раз Бут был не так многословен, а затем и вовсе сделал солдатам небольшой знак и они начали давить бандитов без передышки.

Уже через минуту я в числе прочих оказался на территории дворца. Жители клоаки окончательно смирились со своей участью и шли вперед широкой цепью. Они все время пытались прощупать землю, пригибались под каждой веткой и вздрагивали, когда кто-то натыкался на тщательно замаскированную ловушку. Точно могу сказать, Малуша знала что за ней придут, иначе зачем все эти ухищрения.

— А ты везучий малый, — произнес мне в спину древоликий, когда кто-то позади нас взвыл нечеловеческим голосом.

Этот бандит сразу заметил, что я иду не просто прямо, но еще и быстро. Сложив два плюс два, это живое дерево пристроилось за мной и старалось не отсвечивать. Я в принципе был не против, ловушки обойти мне не составляет труда, а его можно будет использовать в качестве отвлекающего маневра.

Так мы и шли, в два, а то и три раза быстрее всех остальных. Пожалуй, мы были единственными кто не задел ни одной ловушки, остальная же толпа послужила живым щитом для тех кто прошел после них. Как я и думал, до стен добрались единицы, да и те в большинстве своем оказались покалечены. Одно хорошо, мой знакомый орк как и большинство других, сдох.

— На этом наши пути разойдутся, — произнес я вслух, окидывая взглядом неприступный дворец. — Бут с солдатами совсем скоро подойдет, так что ступай пока есть время скрыться.

— А ты значит уходить не будешь? — криво усмехнулся древоликий. — Попасть во дворец ты не сможешь, силенок не хватит.

— Не тебе об этом беспокоиться, — хмуро произнес я, примеряясь к ближайшему балкончику.

— Новая владетельница не глупая девочка, она прекрасно осознавала что делает и против кого, — неожиданно произнес древоликий. — Защита врат, ловушки, все это цветочки. Внутри дворца нападающих ждет настоящая бойня. Уж поверь, девочка озаботилась тем, чтобы противник смог зайти только через один вход. Если хочешь попасть внутрь, я тебе нужен.

— Это почему же? — вопросительно выгнул я бровь.

— Твой покровитель не знал о планах Дэрба, значит не знал и о способах защиты новой владетельницы, и скорее всего он не выдал тебе артефакт червоточины, — как ни в чем не бывало пожал плечами древоликий.

Вот оно что! Этот живой пенек, чей-то шпион. Он назвал покровителя Бута по имени, был в курсе его планов. Уверен, он и ловушки мог обойти сам если захотел бы. А еще, он авансом приписал мне такой же статус как и у себя. Теперь он предлагает сотрудничество. Хммм, пусть будет так, не будем разочаровывать парня.

— Веди, — сказал я ему, бросая взгляд туда, откуда уже хорошо были слышны звуки приближающихся солдат.

Повторять не пришлось. Древоликий мгновенно вскинул руки к тому самому балкончику, который я приметил ранее. Его конечности удлинились и он спокойно смог схватиться за оградку своими гибкими кистями.

— Хватайся, — проскрипел он неожиданно сломавшимся голосом.

Ухватившись за него, я почувствовал как мы отрываемся от земли. Прямо-таки вип обслуживание. Поднявшись до нужного уровня, мы перевалились через бортик и затаились. Солдаты Дэрба как раз вынырнули из-за густых кустов и начали обшаривать местность вокруг дворца.

— Здесь тоже барьер! — ругнулся кто-то из офицеров. — Этих крыс осталось дай бог десяток, а защита тут сильнее чем на воротах раза в два! Надо найти слабое место и продавить, полностью снять не получится.

— Ищите ищите, — осклабился древоликий, стоило солдатам свалить отсюда. — Не думай, что я занимаюсь благотворительностью. Внутри тоже могут быть ловушки, так что ты проведешь меня до виновницы всей этой канители, а там уже каждый сам по себе. И не смотри на меня так, у меня есть одноразовые артефакты, способные защитить от влияния энергий, но ведь будет куда лучше, если я сохраню их в целости, чтобы потом смог продать.

Я это даже комментировать не стал, просто кивнул. Кто бы мог подумать, что шпион, пусть и из клоаки, пойдет на незапланированный союз ради сохранения пары артефактов и своего дальнейшего обогащения.

— А теперь, тонкая брешь в барьере, — пробубнил себе под нос мой спутник, вытаскивая прямо у себя из коры на лице небольшую иголку.

Оригинальный способ хранить артефакт. Впрочем, плевать, главное он действительно смог на короткое мгновение снять барьер в этом месте. Буквально пару секунд существовало окно, за время которого нас втянуло в него и мы словно два мешка с дерьмом смогли завалиться внутрь дворца.

— Вот черт, — сжал я собственную голову ладонями, потому как она неимоверно сильно болела. — Видимо барьер частично восстановился пока мы через него проходили, дерьмо твой артефакт.

Тишина послужила мне ответом. С трудом проморгавшись, я понял что мой спутник лежит на полу как все тот же мешок с дерьмом.

— Да и хрен с тобой, — сплюнул я тягучую, полную крови слюну. — Считай что ты свое отработал. Или нет?

В этот самый момент, откуда-то сбоку, почти в полусотне метров от нас из-за поворота выбежала тройка воинов в полном обмундировании. В коридоре, в котором мы оказались, было очень темно, особенно по сравнению с тем как было светло на улице. Воинов я скорее услышал чем увидел, так что понадеялся что меня они-то как раз не видели. Нырнув за ближайшую статую, я замер и притаился. Посмотрим что они будут делать с телом моего спутника. Было бы неплохо, если бы они вместо каземат отнесли его к Малуше. Тогда не пришлось бы долго плутать по местным коридорам.

— Еще один, — расслышал я тихий голос одного из троих, когда они остановились рядом с бессознательны телом древоликого. — Уже третий шпион. Интересно, от кого из владетелей этот?

— Тебе ли не плевать? Велено нести всех к госпоже, так что тащим, — расслышал я слова, после чего раздалось натужное хэканье. — Скоро еще основной проход откроют, нужно будет успеть клинком помахать. Так что быстрее хватай давай и понесли.

Меня не заметили, так что последовать за этой тройкой было лишь делом техники. Отпустив их на добрые два десятка метров, я следовал за ними лишь на слух, благо никого больше на всем нашей пути нам не встретилось. Да и эта тройка если быть честными очень торопилась к основному месту действий. В конечном итоге, древоликого притащили в большую залу и уложили на большой обеденный стол. Тут же лежали еще двое других бессознательных шпионов. В остальном же тут было пусто, никого. Почему же тогда эта тройка сказала что несет моего спутника к Малуше, если ее тут нет.

Тем временем, времени до окончания моего испытания оставалось не так и много, всего полтора часа. Пусть за это время может случиться многое, но чем меньше минут остается на счетчике, тем все более спокойно мне на душе.

— А вот и тройка подопытных для наших испытаний, — неожиданно в зале раздался звонкий голос моего фамильяра. — Проходим, проходим, быстрее, совсем скоро тут будет полно рабочего материала, а пока, поработаем с этими тремя!

Девушка вышла в залу в окружении оравы детей, одетых в белые сорочки и аккуратные фартуки. У каждого был набор различных инструментов, которые они несли в своих маленьких ручках.

За время что я провел здесь один, я успел подобрать себе удобное и незаметное место для наблюдения, так что не думаю что меня кто-то сможет заметить. А я побуду тут пока время на таймере не подойдет к концу.

— Госпожа, разрешите мне первому! — раздался в зале тонкий девичий голосок.

— Конечно Фиса, вперед, выбирай любого, — подошла Малуша к столу с тремя шпионами.

Странное дело, Малуша сейчас походила на совсем другого человека, нежели та которую я знал. И это при том, что я знал три версии ее характера: жестокую убийцу, покорную слугу и взбалмошную девчонку. Сейчас она больше всего походила на взрослого расчетливого человека. Даже с детьми она говорила так, чтобы подталкивать их к определенным действиям.

— Отличный выбор. Древолюды крайне податливы к изменениям в организме, а также хорошо регенерируют, этого материала хватит не только тебе, но и паре твоих друзей, — эта фраза наконец заставила меня задуматься о том, что вообще здесь происходит.

У меня на глазах маленькая девочка достала из набора инструментов скальпель и начала резать древоликого, напевая при этом милую детскую песенку. От увиденного у меня волосы начали шевелиться на голове. И все бы ничего, но другие дети занялись схожими делами, только с двумя другими пленными. Малуша же ходила вокруг стола и периодически что-то подсказывала то одному, то другому ребенку. Первые минут десять все происходило в полной тишине, так что я даже дышать боялся, а потом кто-то из учеников-садистов задел подопытному нерв.

— ААААААААА! — во всю глотку заорал привязанный к столу мужчина.

— Хрясь! — одним ударом Малуша свернула ему шею, а дети вокруг мужика сжались в комочки.

— Ничего страшного, вы ведь помните, так иногда бывает, — успокаивающе произнесла девушка. — Главное не дать им освободиться. Если что, не жалейте материал, бейте прямо в сердце.

Следующие двадцать минут прошли как в тумане, я просто смотрел как та кого я знал, учила детей кромсать разумных. И ладно бы она учила их убивать, нет, она учила добывать из них определенные клетки, связки, кости. Она учила их работать с живыми, как с суповым набором!

— Госпожа, первые пленные, — парочка солдат заглянули в залу, а затем пропустили вперед себя малыша Кида.

Мальчишка шел с веревкой в руках, а солдаты подталкивали пленных. Парочка гвардейцев отдельно тащили наковальню. Зачем она была нужна, я понял чуть позже, когда Кид стал ковать на ней оружие с использованием крови замученных разумных. Таким образом он учился использовать полученную в процессе мучений энергию. И надо сказать, у него получалось лучше всех остальных в этом импровизированном классе. Малуша выделяла его, показательно хвалила и помогала лично со многими аспектами.

Я даже не заметил как время моего испытания подошло к концу. Никто не проник в эту залу, никто не попытался убить Малушу и Кида, нет, сюда лишь приводили новых раненных, да утаскивали тела убитых. А я так и остался наблюдателем, только не в том смысле в котором рассчитывал изначально.

Когда рядом со мной затрепетало овал пространственного прохода, я даже на полминуты впал в ступор. Действительно ли все то что я увидел, зачем все это было нужно? В чем смысл такого испытания. Я не понимал и не хотел продолжать пока мне не дадут ответ. И книга ответила.

Нельзя недооценивать свое влияние на вселенную. Одним своим рождением, ты можешь менять реальность. Если бы ни нить твоей судьбы, Малуша могла бы с рождения стать претендентом на статус владетеля, а Кид мог бы расти на ее попечении. Ты увидел не настоящий мир, а альтернативную реальность, где ты никогда не рождался. Я верну их в настоящий мир, но девушка не станет твоим фамильяром вновь, ровно как и мальчишка о тебе не вспомнит. Ты стерт из их жизни навсегда. Смирись с этим и пройди оставшееся испытание. Возможно, тогда ты сможешь помочь тем, кто оказался в куда более трудном положении, например дочери….

Глава 22

Третье испытание сильно ударило по мне. Пусть я не хотел признаваться в этом даже самому себе, но это было так. Параллельный мир где я не рождался, плевать, слишком все было реально, слишком все было…. страшно. Стоит мне закрыть глаза, как я вновь вижу тех детей, что без жалости кромсают тела взрослых и выковыривают из них жилы. Такого не должно быть, ни здесь, ни в параллельном мире, это просто неправильно!

Из пространственного прохода я почти вывалился. Тяжелый груз увиденного клонил меня к земле. И пусть я не собирался сдаваться, но это не меняло того факта, что в моей душе поселились самые поганые чувства.

— Не важно выглядишь мужик, тебе бы чуть передохнуть. Пойдем, я налью тебе бокальчик за свой счет, — чуть хрипловатый, прокуренный голос вырвал меня из собственных мыслей и заставил оглянуться.

Асфальтовая дорога, многоэтажные дома вдали, пара припаркованных машин. Черт, видимо книга решила меня побаловать, я снова на Земле.

Неожиданно накатило чувство тоски. Вот она, жизнь без каких-либо заморочек, живи себе радуйся. Работаешь, есть деньги, а значит и еда с жильем. Все просто как дважды два. И чего мне на месте не сиделось?

— Эй, ты случаем не обдолбался? Если да, то вали лучше отсюда, предложение о выпивке снимаю, — на этот раз в прокуренном голосе почувствовались нотки раздражения, да и зазвучал он как-то крайне знакомо.

Повернув голову к источнику звука, я чуть было не прыснул со смеху. Книга Судеб умеет иронизировать. Засунула меня туда, откуда все и началось, прямиком в мой родной клуб. А тот кто со мной заговорил, никто иной как Гоша, мой коллега и напарник по бару. Ничего удивительного что он предложил выпивку, он так гостей иногда зазывает когда в баре совсем пусто. Да и то что прогнать попытался знакомо, я и сам иногда обдолбышей прогонял, слишком уж много от таких клиентов проблем.

— Что, ночь совсем тухлая была? — произнес я и внутренне скривился, голос моей новой личины звучал не менее прокуренным чем у Гоши.

— Нормальная ночь, разве что пара идиоток опрокинули кальян на диван, а так неплохо, — говоря это, мой напарник все еще недоверчиво поглядывал на меня, но усталость брала свое и он не стал меня прогонять.

Когда человек работает сутки напролет, иногда его клинит. Такое случается не сразу, да и не со всеми, но все же случается. У кого-то появляются глупые нервирующие других привычки, кто-то начинает подолгу молчать и думать о своем. А есть такие как Гоша, они начинают курить, и курить очень много. На моей памяти, этот парень за ночь как-то скурил целый блок. Как у него это удалось, непонятно. Мало того что он не слег от перенасыщения никотином, так еще и смог скрыть свои постоянные отлучки от начальства. Сейчас, он на моих глазах курил уже третью сигарету, и останавливаться он кажется не собирался.

— Так что, налить тебе? Или ты пойдешь домой, полуночник, — спросил он, сжимая тлеющую сигарету в зубах.

Полуночник, еще один привет из прошлого. Так мы называли людей, которые бредут непонятно откуда и непонятно куда. Такие частенько мелькают на клубных улицах в рассветных лучах, шатаются туда-сюда, словно забыли в какой стороне у них дом.

— Один бокал или шот можно, — произнес я, аккуратно прощупывая свои карманы.

Как я и думал, вместе с новой личиной мне дали и новую одежду. Уверен, одет я не то что в гучи, даже не в зару. Но мне все же повезло, небольшой ворох хрустящих купюр я все же в карманах нащупал.

Проходя вслед за Гошей, я шел мимо потертых диванов, покрытых десятым слоем лака столов, всего того, что одновременно вызывало в моей душе и ностальгию и раздражение. Сколько раз мы перетягивали эти дурацкие диваны сами, без помощи специалистов, а все потому что хозяин клуба вечно жался на любые траты помимо закупки лишней партии бухла. Его девиз до сих пор приводит меня в легкую оторопь: «пьяному человеку плевать где он и в каких условиях, если алкоголь достаточно дешев, а вокруг много девушек, то это гораздо лучше для клуба, чем пара новеньких диванов». Если быть до конца откровенным, то девяносто девять процентов посетителей клуба, студенты, а для них его слова верны как мантра для буддистского монаха. Вот и получается, что клуб похож на сарай, а здесь все равно куча посетителей. Единственными кто от этого страдает, персонал, который старается изо всех сил, чтобы этот самый сарай не развалился.

— Падай, — махнул Гоша рукой на крутящийся стул у барной стойки. — Как видишь, посетителей уже не осталось, а сидеть мне тут еще почти час. Чего хочешь: виски, скотч, текила, бренди, коньяк, может водки?

Очень уж большой выбор, особенно если знаешь что они тут наливают. Скотч и виски льют из одной бутылки, но в первый добавляют чуть больше льда. Бренди и коньяк, почти та же история, только бутылки разные, а напиток один. Производитель льет все из одной бочки. Водку терпеть не могу. Остается текила. Она конечно тут ничего, но цена у нее по сравнению со всем остальным просто колоссальная. Благо первый шот за Гошин счет.

— Текилу, — произнес я и встав со стула, направился в уборную.

Туалет сам по себе мне не нужен, но это единственное место в клубе, где я смогу на время укрыться от любопытных взглядов Гоши. Проверю что с моими источниками, оценю сколько судьба подбросила мне денег в карман, плюс, смогу посмотреть на свою новую личину.

— Один, два, три, всего три, маловато, видимо действительно ночь довольно тухлая была, — аккуратно переступил я через валяющиеся на полу использованные презервативы.

Клининг клуба осуществляется за счет приходящей в полдень пожилой женщины. Не счесть сколько раз она просила нас с Гошей выгонять трахающихся в туалетах студентов, ведь ей потом убирать все это. Но что сказать, тут мы всегда были бессильны, нельзя же людям закрыть уборную, а стоять надзирателем не получится, работать тогда некому будет.

— Ну, не так все плохо, — набрал я полные ладони воды и плеснул себе на лицо. — Личина конечно оказалась так себе, зато деньги есть.

Посмотрев в зеркало, я подмигнул хмурому мужику с небритой щетиной. Такова увидишь, подумаешь что из СИЗО сбежал.

Денег в карманах нашлось ни много ни мало, целых десять тысяч. Хоть сейчас иди и бери пару полных бутылок в баре, еще и на закуску останется. А что у нас по источникам? Вопрос не праздный, прошлое испытание я прошел без своих основных сил. Повторять такой эксперимент я бы не хотел.

Сконцентрировавшись на своих ощущениях, я почувствовал как энергия свободно разливается по моим энергоканалам. Интересно, оружие мне в этот раз тоже положено?

— Ты же мой хороший, — любовно погладил я лезвие протазана, материализовавшегося в моих руках по первому же зову. — Видимо, в последнем испытании мне будет нужно тебя выгулять. Пока спрячем тебя, до поры до времени.

Развоплотив свое оружие, я бросил еще один взгляд на загаженный туалет, а затем вышел из уборной. На баре меня ждала стопка текилы, и отказываться от нее я не планировал.

— Может чего еще сразу налить? Или может легкий завтрак? У нас на кухне осталось пару салатов, свежие, этой ночью сделали, а клиенты для которых готовили отказались, — стоило деньгам мелькнуть перед глазами Гоши, как он сразу же стал более услужлив.

— Еще пару шотов текилы и все, — положил я перед ним на стол купюру номиналом в тысячу рублей. — Сдачу себе оставь.

Оставаться тут надолго я не собирался. Ностальгия это конечно хорошо, но хватит с меня ее. К черту спокойную жизнь, я никогда не жалел о ее утрате, и сейчас не планирую начинать! Минутная слабость прошла.

— Ого, а ты я смотрю опытный, — чуть ли не присвистнул Гоша, когда я опрокинул в себя три шота текилы подряд и даже не поморщился.

Я лишь промолчал на его слова, не говорить же мне ему, что у меня с собой есть пойло, которое в десятки раз крепче этой текилы.

— Ладно, пошел я Гоша, мне пора, — махнул я прощально рукой, вставая со стула.

— Я ведь не говорил как меня зовут, — подозрительно произнес молодой парень за стойкой.

— У тебя бейдж на груди, балбес, — бросил я ему через плечо и вышел из клуба.

Когда-то, я считал его хорошим приятелем. Так что я рад этой встрече, она помогла мне отбросить лишние мысли и вернуть остальные в правильное русло. Осталось найти паренька Айзи, и заодно узнать, что за испытание уготовано мне на этот раз.

Тем временем, на улице уже стало светло, совсем скоро людей тут станет гораздо больше. Все будут спешить, а некоторые даже побегут, опаздывая на важные встречи. В нашем небольшом городе, улица клубов почти вплотную прилегает к бизнес-центрам. Когда одна улица засыпает, просыпается другая, а затем наоборот.

— Куда же ты меня приведешь, нить судьбы, — аккуратно потянул я на себя нить, связывающую меня и мальчишку Айзи.

Почувствовав направление, я медленно побрел вперед. Времени еще достаточно, так что спешить не нужно. В конце концов, испытание еще даже не началось.

К сожалению, нить судьбы это не навигатор и хитросплетение улиц она не учитывает. Так что совсем неудивительно, что спустя минут двадцать неспешного шага по улицам города, я забрел куда-то не туда. Высокие здания бизнес центра остались чуть в стороне, а передо мной сейчас были то частные дома, то не очень высокие деревянные бараки. В таких обычно обитают бабушки, гопники и бедняки у которых все деньги уходят на попытки выжить. Таким когда-то был и я сам. Может Айзи оказался в одном из таких домов?

— Эй, ты, да ты-ты, небритый, — подпитый, заплетающийся голос не предвещал мне ничего хорошего.

Из-за одного из ближайших ко мне гаражей вышла тройка не самых трезвых мужиков. Выглядели они не ахти, явно пили всю ночь. Даже непонятно, как такие еще держатся на ногах.

— У тебя курить есть? — подошел ко мне один почти вплотную.

— Нет, — отступил я на шаг, потому как от собеседника жутко разило перегаром.

— Чего отходишь? Я ж без наезда, просто курить хочу, — попытался он положить мне руку на плечо, но я легко увернулся, так что его конечность ухнула вниз.

— Шел бы ты домой, поспал, а как проснешься, не забудь помыться, — обошел я пьяницу и направился дальше по пути нити судьбы.

— Чего?! — донесся до меня возмущенный возглас.

А я ведь хотел как лучше, но видимо не судьба. Пока разговорчивый алкаш пытался осознать сказанное, двое других не задумываясь пошли прямо на меня. Такие не чувствуют ни боли ни страха, проще просто вырубить.

— Поспи, — хлопнул я по макушке самого шустрого из тройки.

Тело пьяного мужика мгновенно расслабилось и повалилось на землю. Никаких энергий, простой удар по затылку. Поваляется немного и очнется.

— Да я тебя….,- попытался ударить меня второй забулдыга по лицу, но я пропустил его удар мимо, а сам подставил кулак под его лицо.

Получилось не так чисто как с первым, но ничего страшного, походит со сломанным носом. От этого еще никто не умирал.

— Ты убил их! Убил! — все это время пытавшийся сложить два плюс два пьяница заорал как резанный.

Учитывая что сейчас утро, а вокруг в большинстве своем живут старые бабки, сейчас сюда слетится целая прорва седых квочек. Тяжело вздохнув, я сорвался с места и побежал вперед. Почти мгновенно я перестал слышать крики пьяницы, спустя минуту я преодолел уже пять кварталов и сбавил скорость.

Местность вокруг меня оказалась мне знакомой. Я оказался на той самой улице, где когда-то давно снимал комнату в коммуналке. Скрипучая раскладушка, сосед пьяница, бабка с внуком уголовником. Все это было вон в том доме, куда меня упорно тянет нить судьбы.

— Засунули Айзи на мое место? Зачем? — задумчиво произнес я, подходя к нужному подъезду.

В нужном мне бараке всего три этажа, так что подниматься пришлось не долго. Буквально полтора десятка секунд и я уже стою прямо напротив двери, за которой прожил достаточно долгое время в своей жизни.

— Посмотрим дядя Женя, оставляете ли вы ключ на все том же самом месте, — пробурчал я себе под нос и опустился на корточки.

Пол здесь был такой же как и все остальное, старый и сделанный из дерева. Одна особо хлипкая дощечка была облюбована местным алкашом, дядей Женей. Он вечно все теряет, а посему решил прятать ключ от двери прямо рядом с самой дверью.

— Ну кто бы сомневался, — аккуратно вытащил я слегка проржавевший ключ и вставил его в замочную скважину.

Жуткий скрип оповестил всех жителей коммуналки, что кто-то открывает общую дверь. Впрочем уверен, всем было плевать, абсолютно все подумали на того самого дядю Женю, который обычно так и возвращается со своих ночных попоек. Интересно, не его ли самого и его дружков я не так давно пристукнул? Внешность забулдыги уже стерлась из памяти, так что не исключено.

Пройдя по коридору, я прошел мимо дверей с пустыми комнатами, там живут лишь тараканы да крысы, остальные жильцы используют их как склад хлама. Так, теперь пройти дверь зловредной бабки и ее внука уголовника. Дальше кухня, сейчас пустая, но такая же грязная как и всегда. Теперь дверь дяди Жени, открыта нараспашку, еще не вернулся. А вот там в самом конце, угловая комната, моя. Точнее когда-то была моей, а теперь туда меня тащит нить судьбы.

Дверь оказалась заперта, но несмотря на это, я легко ее смог открыть. Старый замок уже давно был сломан, он исполнял свои функции ровно до того момента, пока на него не надавишь с определенной силы и с нужной стороны. Щелчок замка оповестил меня о том, что я могу войти.

Айзи лежал на раскладушке, той самой, что я когда-то любил и ненавидел всем сердцем. Скрипучая, старая, но такая удобная. В ней я мучился засыпая и блаженствовал во сне. Парадоксальное спальное место. Впрочем, неважно, я здесь не из-за нее.

Парень спал крепко, я даже смог хорошо осмотреться. Стол, стул, пара учебников из универа, пара тетрадей оттуда же, дешевенький мобильник из разряда кирпичей. Собственно это все убранство комнаты, лампы настольной, и той нет.

— Что же книга судеб от нас с тобой хочет? — тихо прошептал я.

Неожиданно, в коридоре послышались отчетливые шаги. Кто-то приближался к комнате, а я как назло решил не запирать скрипучую дверь. Убивать всех подряд я не хотел, а спрятаться в этой комнатушке попросту негде. Пришлось открывать окно и спрыгивать вниз.

— Что же, я не гордый, подожду внизу, — встал я на ноги и отряхнув ладони направился обратно к подъезду.

Выбрав себе место для наблюдения на одной из лавочек, я принялся ждать. Скорее всего, сосед которому сегодня раньше всех приспичило встать, разбудит и остальных. Знаю по себе, сидеть в этой коммуналке никакого удовольствия, Айзи скоро выйдет, а там надеюсь и испытание объявят.

Ждать пришлось где-то с полчаса, как раз времени хватило, чтобы парень душ успел принять. Посмотрим же, куда он отправится.

Так я и провел свой день, следовал за парнем по пятам, словно я его тень. Мы сходили с ним в мой университет, где он отметился лишь на половине пар, затем мы направились в район складов, где он таскал ящики, а я наблюдал за его мучениями. Затем была короткая встреча с каким-то парнем, вроде бы я его даже помню, одногруппник. Ну и наконец, Айзи направился в клуб, тот самый, откуда я не так давно ушел. Видимо у него смена.

— Ну и какого хрена тут происходит? Испытание будет, или я меня засунули сюда только понастальгировать о моей прошлой никчемной жизни? — зло прорычал я, когда Айзи безмятежно прошел внутрь клуба, а я остался стоять на улице.

К сожалению, мой вопрос просто повис в воздухе, мне никто не собирался на него отвечать. Пришлось продолжать ждать, не мог же я просто схватить парня и утащить куда-то. Без пространственного перехода нам отсюда не выбраться, а он появляется только после испытания.

Где-то к середине смены парня, когда время хорошо перевалило за полночь, все наконец сдвинулось с мертвой точки. Мимо меня продефилировала красивая девушка, одетая в легкое летнее платье. Такие девочки редко захаживали к нам в клуб, а если и бывали, то вокруг них вечно вились десятки парней. Эту никто не замечал, все просто расступались перед ней, пропуская, но не обращая внимания.

— Инквизитор, — хмыкнул я, наблюдая как спустя минут тридцать, девушка выходит из клуба вместе с Айзи. — Знакомая ситуация.

Вы единственный в своем роде. Как бы ни была чья-то судьба похожа на вашу, она никогда не повторит ваш путь в точности.

Цель испытания, убить вашего спутника Айзи до того, как он окончательно подчинится демону и примется уничтожать город.

Вам запрещено пытаться помешать ритуалу призыва. В случае нарушения правил, испытание будет считаться проваленным.

Время доступное для выполнения испытания: 11:23:43….42….41

Примерное время до вашего перерождения: 11:23:43….42….41

Глава 23

Две новости, хорошая и плохая. Хорошая — испытание наконец началось. Плохая — мне придется убить Айзи. Просто таки фееричное дерьмо!

Описать ту злобу, что возникла внутри меня сложно, но я попытаюсь. Мало того, что мне пришлось ждать чертову тучу времени, так еще и дождался я не того чего хотел. Почему мне нельзя просто вытащить парня отсюда, зачем его убивать? В чем смысл таких испытаний?!

Каждое испытание несет в себе урок. Сам того не замечая, ты учишься и усваиваешь определенные знания. К сожалению, у меня нет никакого другого способа дать тебе эти знания, кроме как использовать твоих собственных спутников. Нити ваших судеб сильно переплетены, так что ослабляя или разрывая их, я создаю для тебя ту обстановку, когда информация легче всего будет принята тобой

Если быть честным, то я не ожидал получить ответ, но даже когда получил его, не особо этому обрадовался. С одной стороны, Книга Судеб помогает мне, пусть и опосредственно, но помогает. С другой стороны, ее не волнуют мои чувства и жизни моих спутников, для нее мы не больше чем инструменты. Так что не удивительно, что мое мнение о Книге Судеб до сих пор до конца не сформировалось.

Впрочем, сейчас уже не до того. Айзи и его спутница быстро удаляются от клуба. Их маршрут в точности повторяет тот, по которому когда-то прошел и я сам. Уверен, если бы я приблизился к ним достаточно близко, то даже услышал бы знакомые фразы. Вот только приближаться я не собирался, ведь все должно идти своим чередом и мне не нужно, чтобы девушка инквизитор заподозрила меня в чем-то. Да и ждать-то осталось совсем не долго, вон у нее уже мелодия звонка на телефоне заиграла.

Десяток секунд и девушка разворачивается на сто восемьдесят градусов и уходит в сторону клуба. Когда она проходила мимо меня, я почувствовал колыхания энергий, но решил не обращать внимания. Сейчас должно начаться самое важное. Айзи уже начало водить из стороны в сторону, а значит демон уже давит на его неокрепшие мозги. В этот момент я бы мог вмешаться, подойти к мальчишке и поддержать его энергией жизни и смесью энергий чистоты и света. Ни один замшелый демон против такого бы не выстоял и свалил бы из головы парня. Но я не стал так поступать, я сделал свой выбор.

Кто-то скажет: тебя поставили в рамки, выбор между дочерью и малознакомым парнем это не выбор, ты не мог отказаться. А я отвечу, я мог отказаться и прервать испытание, несмотря на все последствия мог. Но не стал. Это мой осознанный выбор. Пусть мальчишка и в определенной степени мне симпатизирует, но я убью его если так нужно для прохождения испытания.

Отойдя чуть в сторону, в тень ближайшего здания, я стал наблюдать. Интересно, но кажется Айзи дольше сопротивляется демону, чем это делал я. Пусть я и не замерял тогда время, но я точно помню, что мое тело не каталось по земле выгибаясь дугой. Мальчишка храбр, он решил сопротивляться, и делает это куда успешнее, чем я в свое время. Все же то что он родился и вырос в Эдеме имеет свои плюсы. Даже сейчас, демон из моей оси миров не мог его до конца сломить. Достойный результат, жаль что бесполезный. Мальчишка ослаблен и не сможет сопротивляться еще и внешним опасностям, ему бы с демоном в голове совладать. А между тем, внешний фактор появился из той самой двери, за которой скрывается подвал, где должен сейчас проходить ритуал призыва.

— Атол и компания, — хмыкнул я, когда на улице появился мой соперник в окружении парочки помощников. — Видимо дальше все должно пойти уж совсем не по сценарию. А я то все думал, когда мой прямой соперник появится. И хорошо, что это все же произошло сейчас, а не когда рядом ошивается его чокнутая покровительница.

Тем временем, двое крупных воинов подхватили Айзи под руки и потащили в сторону подвала. Атол же и вовсе вбежал обратно, словно ему боязно находится вне того маленького помещения.

— Интересно, сколько надо выдержать времени для приличия? — задумчиво произнес я сам себе. — Двадцать секунд, или может тридцать. К черту, один-два-три, я пошел.

Этот долгий день уже настолько меня достал, что стоять даже лишние несколько десятков секунд без дела меня раздражало.

— Иллюзия амбарного замка? Серьезно? Мастера печатей уже погибли? — окинул я взглядом энергетическую копию замка. — Как-то слабовато….

Отворив дверь, я легко спустился по лестнице и направился сквозь темный коридор. Зная куда мне нужно, я не планировал задерживаться. Лишь раз я притормозил ненадолго, когда наткнулся на небольшую кучу трупов. Послушники Хель, все с отсеченными головами. Видимо Атол тоже получил свое испытание и не собирается сдерживаться выполняя поставленную ему цель.

А вот и заветная дверь, за которой сейчас до меня доносится нестройное пение. Если не ошибаюсь, служители Хель не пели, они зачитывали слова ритуала призыва, здесь же, что-то совсем другое.

Приоткрыв железную дверь, я покрыл свое тело слоем темной энергии, становясь при этом сплошным черным пятном. Конечно был шанс, что мою энергию почувствует кто-то из присутствующих, но и я не планировал долго скрываться. Проскользнув в маленькую щель между стеной и дверью, я обошел вдоль стены половину комнаты и занял наиболее выгодное положение по отношению к остальным присутствующим.

Тем временем, большинство разумных в комнате исполняло призывную песнь. Они стояли расположившись по кругу, окружая собой тело Айзи. Речитатив непонятного мне языка сливался в один сплошной поток и становился похож на звуки духовых инструментов.

Видимо сам ритуал не занимает долгое время, потому как парня внесли сюда не дольше полутора минут назад, а демон уже почти занял его тело. С каждой секундой звуки призыва становились громче, пока в определенный момент все не смолкло. Атол возглавлявший круг призыв первым оборвал песнь и первым же сдвинулся с места.

— Посмотрим, кто у нас тут? — наклонился мой соперник к телу мальчишки Айзи.

Рассчитывал на подобное Атол или нет, но стоило демону очухаться после вселения в новое для себя тело, и он попытался напасть на первого разумного, которого увидел в этом мире. Это было так неожиданно для меня, что я даже решил повременить с убийством всех в этом маленьком зале.

По условиям испытания, я должен убить Айзи и заключенного в нем демона до того как они разнесут город. Что ж, я так и сделаю, но сначала, понаблюдаю за происходящим, может что-то новое узнаю.

Тем временем, демон неожиданно для всех повалил Атол на пол. И пусть оба они не могли друг друга одолеть, но уже сам факт того что владетель незначительно уступил простому демону, говорит о многом. Воины Атола даже не пытались лезть в драку. Видок у них был такой, словно они уже минимум полгода в походе. Усталые, замученные, держащиеся из последних сил. Интересно, это на них сказались последствия ритуала или они действительно так вымотались за весь период испытаний. На их фоне, даже моя личина небритого уголовника выглядит как фотомодель после полного дня в спа.

— Червяк! — неожиданно для всех мальчишка Айзи заревел как трехметровый монстр.

Видимо терпение огненного демона окончательно подошло к концу. Даже несмотря на то что призванный гость не был в своем истинном теле, сил ему было не занимать. Он смог поджать под себя ноги и оттолкнуть ими от себя Атола, словно мешок картошки. Запущенный в воздух владетель врезался в стену совсем недалеко от меня, да так что по ней пошли трещины.

— Поставьте его на колени! — несмотря на существенный удар, Атол успел выкрикнуть приказ прежде, чем демон успел окончательно подняться.

То что началось сразу после этого трудно описать словами. Больше всего это походило на реслинг, американский футбол и игру в царя горы, причем все это вместе. Десяток усталых воинов буквально прижимал одного демона к полу, используя для этого не только руки, но еще и вес собственных тел. Выглядело это даже забавно, по крайней мере до тех пор, пока демон не смог освободить одну из рук и не снес какому-то воину голову ударом кулака.

“Раньше ты таким сильным не был. Либо тебе сил подкинули для придачи интереса, либо у Атола и его подчиненных забрали, для увеличения уровня сложности”,-пронеслась у меня в голове мысль, когда демон начал подниматься на ноги вместе с тремя воинами, повисшими на его плечах.

— Остановись! — выкрикнул Атол, когда демон хотел было сломать одному из воинов шею, наступив на нее ногой. — Мы призвали тебя не используя ограничения, убили послушников Хель, которые хотели принудить тебя исполнять их волю! Разве этого недостаточно, чтобы ты нас хотя бы выслушал?!

Ого, видимо Атолу действительно сильно урезали силенки, раз он так стелется перед простым демоном. Жаль только, что он не знает о взрывном характере этих тупоголовых. Начав драку, демон уже не остановится, разве произойдет что-то действительно экстраординарное.

В нашем случае, ничего из ряда вон выходящего не произошло. Драка продолжилась почти сразу же. Удар, удар еще удар. Каждый раз кулак демона либо убивал кого-то, либо травмировал воинов Атола так, что те как воины уже никуда не годились. И что важно, среди всей свиты владетеля не оказалось никого, кто мог бы использовать в бою энергии. Никаких ухищрений, никакой тактики. Здесь происходил простой мордобой, выход из которого был только в могилу. Надо ли говорить, что закончилось все не далее чем спустя три минуты. Все воины Атола оказались либо были мертвы, либо валялись на земле раненными. Я насчитал троих субъектов, которым еще можно было помочь. Один из них тихо стонал, сжимая разорванное брюхо, двое других придерживали сломанные конечности и молчали, испуганно переводя взгляды со своего хозяина и на демона, что оказался неимоверно для них силен.

— Так что ты там говорил, хочешь чтобы я тебя выслушал? — произнес демон и довольно утер ладонью с лица капли чье-то крови. — Мммм, вкууусно.

Облизав собственную ладонь, демон окинул окружающие его месиво хищным взглядом. Особенно он выделил трех еще живых солдат, на что те, даже несмотря на ранения, попытались отползти подальше.

— Ты скоро умрешь, — повисла фраза Атола в воздухе.

Что-что, а привлечь внимание демона он смог.

— Ты можешь попытаться убить меня, что вряд ли получится. Но даже если ты это сделаешь, ты все равно умрешь, — на этот раз голос Атола был тверд, видимо он понял, нет смысла просить что-то от демона.

— Я слушаю, — скупо произнес тот, кто занял тело Айзи.

— Тебя убьет тот, против кого воевал твой род. Мальчишка с родословной вашего врага. Можешь верить мне или нет, но так и будет. Он сильнее меня и сильнее тебя. Только вместе мы сможем ему противостоять, — произнес Атол, а я задумался.

Интересно получается. Его испытание, убить меня? Или помешать мне? Тогда получается, что он заведомо поставлен в крайне не выгодные для себя условия. Я могу пользоваться всеми своими силами, в то время как он их почти лишен, а из союзников у него лишь десяток солдат, от которых осталось лишь три калеки, да демон, которого еще нужно уговорить. Если бы меня спросили, что все это значит, то я бы ответил, Атола прислали мне на заклание. Может это такой своеобразный подарок? Убей одного, второго в подарок? Учитывая что в Айзи сидит демон, то и вовсе получается трое по цене одного. Была бы возможность, я бы от такой дисконтной системы отказался.

Тем временем, диалог демона и владетеля начал склоняться к тому, что они начали обсуждать как и где они меня попытаются прикончить. Больше ждать смысла не было, тем более что Атол стоит ко мне спиной и это идеальный момент для нападения.

Тьма сохранявшая мое инкогнито спала за долю секунду до начала моего движения. Ускорить рывок вперед за счет толчка от стены. Уже на лету в моей руке начал материализовываться протазан. Его лезвие сверкнуло в тускло освещенной комнате, отражая в себе взгляд зрачков демона. Вытянутые в золотое веретено, они на мгновение исказились от удивления.

— Хрррр, — звук разрываемой плоти и ломаемых костей донесся до моих ушей.

Я пронзил тело Атола с такой силой, что мое оружие буквально прошило его насквозь. Секунда и лезвие протазана окутанное энергией разрушения испарило со своей поверхности всю кровь.

— Это было уж слишком легко, — дернул я оружие на себя.

— Ты-ы-ы….

Атол попытался было сказать еще что-то, но из его рта начала потоком изливаться кровь, поглощая собой любые другие звуки. Тело владетеля задрожало и повалилось наземь. Вся жидкость в его теле начала бурлить. Моя энергия проникла внутрь его клеток и буквально вскипятила их за считанные мгновения. И это мой противник, смотреть противно.

— Сын Иссакиила, достойный приемник своего отца, моя погибель, — речь демона резко отличалась от того как он говорил с Атолом. — Тело этого мальчишки несет в себе скрытую память о настоящем мире. Мне особенно было интересно послушать историю о том, как великий князь, владетель и глава клана ангелов стал тем кем кто он есть. История о том, как юноша убил призванного демона и и спустя некоторое время стал хозяином целого куска вселенной.

— Значит, ты все это время игрался, зная что придет время исчезнуть? — спросил я его.

— Нечто или некто, недостижимое моему разуму создало меня из образов твоей памяти. Все здесь, одновременно реально и нереально. Только этот мясной мешок в котором я сижу, трупы и ты сам, вот что здесь действительно настоящее. Все остальное, исчезнет по щелчку пальцев, если кому-то это будет угодно.

— Значит ты понимаешь, что я убью тебя? — чуть вздернул я бровь.

— Нет, ты убьешь лишь тело мальчишки в котором я сижу, а сам я и так исчезну, — усмехнулся он.

— Тогда зачем тянуть? — сделал я шаг к демону, но он тут же отступил на шаг.

— Победить я тебя не смогу, факт, но я ведь демон, пусть и созданный из воспоминаний. Не думаешь же ты, что я добровольно откажусь от той потехи, которую тебя призвали остановить, — осклабился он. — Лучше сыграем, например, в догонялки. Я побегу уничтожать город, а ты догоняй, посмотрим кто первее!

В этот самый момент, мое сознание кольнуло тонкой иголкой опасности. Один из воинов Атола, тот что со сломанной рукой, попытался перебить мне ногу кинжалом. Лезвие соскользнуло с радужного щита, но этой секундной заминки хватило на то, чтобы демон сорвался с места и понесся к выходу.

— Черт бы тебя побрал! — выкрикнул я и широким взмахов снес голову идиоту. — Хрен ты от меня свалишь желтоглазый. Я не уступил тебе в прошлый раз, ни уступлю и сейчас.

Чувствуя как натягивается нить судьбы, я понял, этот гаденыш уже преодолел половину коридора. Что же, тогда попробуем то, что я хотел сделать с начала самого первого испытания. Я окутал свои руки радужной энергией и потянулись нить судьбы с такой силой, с которой только мог. Почти мгновенно мои руки обожгло, и это несмотря на то что я попытался окутать их максимально сильным защитным покровом. Радужный покров разрезало словно лазером, а на руках остались сильные ожоги. Уверен, не будь на них защиты, я мог бы остаться без ладоней. Но результат стоил того. Тело Айзи дернуло назад с такой силой, что он впечатался в ближайшую стену с не меньшей силой, чем совсем недавно это сделал Атол. Правда повторить такой трюк я смогу еще не скоро, а значит, пора бы уже выполнить испытание.

Сорвавшись с места, я развил такую скорость, что не оставил демону и шанса на побег.

Видимо у демона все же возникли какие-то проблемы с телом мальчишки из-за моего вмешательства. Добежав до них, я застал удручающую для себя картину. Мальчик вновь боролся с демоном. Это проявлялось в неполном контроле демона над телом парня. Один его глаз стал обычным, второй же оставался вытянутым золотым веретеном.

— Убейте меня, пока я его держу, — сквозь зубы процедил Айзи, падая на пол и выгибаясь дугой.

Его лицо скривилось в дикой агонии, мышцы по всему телу скрутило судорогой. Демон пытался вернуть себе полный контроль, но мальчик сопротивлялся.

— Прости меня парень, — произнес я.

Протазан лишь раз поднялся вверх, чтобы затем опуститься прямо в сердце Айзи. Быстрая смерть — это все что я смог ему дать. Смелый и храбрый юноша, мечты которого уже никогда не сбудутся.

Глава 24-26

Черный пространственный проход появился спустя секунды после того как я пронзил тело Айзи. Перед тем как уйти, я закрыл его глаза. Мне не было стыдно за свой поступок. Моя совесть умолкла уже давно. Я просто делал что должно. К тому же, смерть от пронзенного сердца куда милосерднее и быстрее, чем любая другая. А то что парень умер, не моя вина, так решила судьба.

— Надеюсь на этот раз игры закончились, — крепко сжал я протазан и смахнув с него пару капель крови, вошел в портал.

На этот раз, путь сквозь пространство и время отличался от всех предыдущих. Для меня даже проход через врата, соединяющие ось миров и Эдем, был не такой тяжелый. Я буквально прорывался сквозь сжатое в тугую спираль пространство. Оно сопротивлялось, желало вытолкнуть меня из себя. Уверен, если бы такое произошло, от меня не осталось бы даже мокрого места.

Это знание пришло ко мне из опыта. Чем больше я путешествовал подобным способом, тем больше черпал для себя информации из наблюдений. Главное и самое важное из них заключалось в том, что чем более сжато пространство, тем больший путь ты преодолеваешь. По текущим ощущениям, Книга Судеб спрятана далеко не в Эдеме. Путь от Эдема и до конечной точки маршрута минимум втрое больше чем от того же Эдема и до оси миров.

Когда перед моими глазами забрезжал свет, я даже подумал что схожу с ума, настолько я устал противостоять давлению пространства. Но чем ближе становился свет, тем все легче я переносил тягость давления. В конечном итоге, из пространственного прохода я все же не вывалился, хотя мог бы, не поменяйся сила давления.

Выйдя, я по инерции прошел пару метров и замер. Даже пришлось опереться на ствол какого-то дерева.

— Вот же хрень, — зло ругнулся я, когда желудок внутри меня сначала скрутило в три узла, а затем резко начало отпускать. — Сомнительное удовольствие в таком путешествии. Нельзя было поближе себе убежище поискать?

— Нельзя, оно и так ближе некуда, — неожиданно раздался знакомый, но явно недовольный девичий голос где-то у меня над головой.

Задрав голову, я попытался было увидеть говорившего, но заметил лишь небольшую обезьянку. Мартышка сидела и уплетала какой-то ярко-пурпурный фрукт. Такую малышку явно не волнует здоровяк вроде меня. Но голос ведь был, уверен. К тому же, не чей-нибудь, а голос Василисы. Давненько я ее не слышал, причем ни у себя в голове, ни наяву.

— Эй, обезьянка, ты тут никого не видела? Может молодую и красивую девушку? — смеха ради спросил я маленького примата.

На мое удивление, животное посмотрело на меня абсолютно осознанным и слегка насмешливым взглядом. Я подумал что это чудо со мной заговорит, но оно лишь недовольно хмыкнуло и отрицательно покачало головой.

— Может ты тогда покажешь мне где у вас тут Книга Судеб? — спросил я ее, задирая голову еще сильнее.

На этот раз обезьянка вздохнула как совершенно обычный человек. Как человек, который понимает, что если не ответить, от него не отстанут. Да и оружие у меня в руках придавало весомости аргумента. Мартышка чуть отодвинула от себя аппетитный фрукт, после чего посмотрела на меня и подняла лапу в нужном направлении.

— Все чудесатее и чудесатее, — пробурчал я себе под нос и побрел в указанную мне сторону.

Между тем, место куда я попал, походило на смесь джунглей и великолепного сада. Здесь было все, что может быть присуще этим двум местам. Дикие и одомашненные животные, пышные цветы и травы, встречающиеся только в дикой природе. Фруктовые деревья соседствовали с великанами, увитыми лианами. Они отличались особой величиной и количеством зелени. А главное, куда ни глянь, везде гармония и спокойствие. Совсем не похоже на опасный и непредсказуемый Эдем. Я даже остановился на минуту, чтобы насладиться этим видом.

Вдыхая свежий и бодрящий воздух, я на миг поистине смог расслабиться и насладиться спокойствием. Впервые за очень долгое время. Еще и милая домашняя кошка подошла к моим ногам.

— Вас уже заждались, думаю вам стоит поторопиться, — неожиданно произнесло животное, пока я тянул руку погладить ее холку. — Впрочем, погладить меня вы можете, на это пару секунд не жалко.

Улыбка сама собой наползла на мое лицо. Кошки везде одинаковые, пусть даже тут они обладают интеллектом. Вот и эта легла прямо у моих ног, подставляя голову под руку.

— Время, время, — вновь пробурчал я себе под нос, а затем прекратил наглаживать меховой комок и двинулся дальше. — Что у нас со временем?

Примерное время до вашего перерождения: 1:11:33….32….31

Вот оно что. Видимо, пространственный переход занял достаточно много времени. К тому же, я уверен, перерождение сделает меня абсолютно беспомощным, а значит, у меня очень мало времени на то чтобы решить свои проблемы. Следует поспешить.

Двигаясь сквозь деревья и лианы, я размышлял, по какой причине мне не стоит наоборот притормозить. Почему бы мне не повременить со встречей с Баку и его чокнутой подружкой? Наверняка перерождение даст мне то, что поможет их одолеть. Взвешивать все за и против было сложно, но я все же смог прийти к окончательному решению. Надо спешить, выжидать глупо. И в поддержку этого решения говорит сразу целый ряд причин.

Во-первых, я до сих пор до конца не восстановил источник Стелир. Это значит, что переродившись, я не получу максимальную силу из возможной. В тоже время, я чувствую эту силу, где-то впереди. Она манит меня, как вода манит путника в пустыне.

Во-вторых, моя дочь. Пусть она выросла без меня, это не меняет того, что она кровь от крови моей. Я обязан ее вытащить из под влияния Баку. Мало ли что этот древний извращенец может с ней сотворить.

Ну и в-третьих, несколько особо толстых нитей судьбы буквально тащат меня вперед. Они куда сильнее чем те, что связывали меня и моих спутников на испытании, а тянутся они к душам моих захваченных друзей. Книга Судеб лишь слегка давит на эту связь, а я уже не могу устоять на месте….

Бредя вперед, я старался следить за своим сознанием, потому как важно оставаться в трезвом уме. Но время шло секунда за секундой, а нити начали тянуть меня к себе все сильнее. Зов книги становился все более требовательным. Спустя всего минуту, я уже не шел, я бежал вперед. Что-то происходит там, впереди. И это что-то, отнюдь не приятное.

— Храм, — вырвалось у меня, стоило зелени расступиться и открыть мне вид на древнее сооружение.

Кладка этого здания казалась такой старой, словно сотни лет для нее являлись лишь коротким мгновением. При этом, несмотря на свой возраст, храм не выглядел ветхо, нет, наоборот, его монументальность поражала. Высотой в пять десятков метров, он нависал надо мной, давя своей величественностью и запахом многотысячелетней истории.

Вход в храм был на высоте где-то в двадцать метров. И попасть туда можно было только по широкой лестнице, часть ступенек которой облюбовали ядовитые змеи.

— Ненавижу змей, — повел я плечами, но все же ступил на подъем.

Идти я старался быстро и на максимальном расстоянии от местных посетительниц солнечных ван. Впрочем, это не уберегло меня от неприятных моментов. На нижних ступенях змеи не обратили на меня никакого внимания, но чем выше я поднимался, тем сильнее раздавалось злое шипение со всех сторон. Апогей злобы у местных змей наступил когда я вплотную подобрался ко входу. На последней ступени, почти у самого входа, лежало сразу семь змей. И как они только забраться на такую высоту решились. Обойти их никак не получалось. Расстояние между ними не превышало метра. Хочешь не хочешь, а подойти почти в плотную было нужно.

— Давайте не будем доставлять друг другу проблемы, — покрыл я свое тело радужной пленкой, делая шаг вперед.

Ближайшие ко мне змеи мгновенно раскрыли свои пасти, готовясь к броску. В их черных глазах читалось желание подарить мне быструю смерть. Но благо этого не произошло.

Откуда-то из глубин храма пришла волна спокойствия, погрузившая хладнокровных обратно в дрему.

— Так-то лучше. Жаль лишь сразу нельзя было этого сделать, — выдохнул я, после чего сразу же нырнул в темный проход.

Переступив порог, я слегка поежился, стало как-то холодновато. Внутри же самого храма оказалось темно и тесно. Проход вел внутрь длинного коридора. Здесь не было ни одного факела, ни любого другого источника света.

— Словно мало мне проблем, — выругался я, пройдя всего пару метров в глубину.

Проход за мной начал закрываться. Тяжелая, монолитная каменная плита опустилась откуда-то сверху, перекрывая мне путь назад, а заодно и единственный мой источник света.

— Будем надеяться, здесь хотя бы нет ловушек, — выдохнул я, ощупывая плиту.

Надо сказать, стоило появиться этой преграде, и давление со стороны нитей судьбы пропало. Сами они были невредимы и все также звали меня дальше, но это был всего лишь писк комара в сравнении с сиреной, как было раньше.

— Это не простой камень, нечто иное, — тихо проговорил я сам себе, продолжая ощупывать плиту.

Преграда была крепка. Ее плотность даже при поверхностном изучении была такова, что броня танка на ее фоне словно шелковый платочек. Я такую буду ломать минимум с полчаса, наверное. Значит у меня только один путь, вперед.

И я двинулся дальше. Сначала медленно, но чем больше шел, тем увереннее себя чувствовал. Никакая темнота меня не смущала, а ловушек под ногами не оказалось. Скорость движения выросла почти втрое. Но даже так, я брел в никуда. Спустя пять минут, я так никуда и не вышел. Темный коридор и абсолютная тишина. Я даже начал слышать стук собственного сердца. Чертова кишка.

— Я же не шел назад, только вперед, — уверенно произнес я громко вслух, когда неожиданно нащупал стену перед собой.

Такая же плита. Один в один.

Сколько осталось времени?

Примерное время до вашего перерождения: 1:0:23….22….21

Никакой временной ловушки или еще чего-то. Просто темный коридор в котором меня заперли. Зачем? Какой в этом смысл. Я ведь уже прошел все испытания. Я точно что-то упускаю….

В этот момент, что-то в храме грохнуло так, что затряслась даже плита под моей рукой. Нити судеб, что до этого лишь тихо звали меня, пока я шел по коридору, возопили.

— Какого черта здесь творится? — вырвалось у меня, когда плита под моей рукой вдруг осыпалась в труху.

Темнота вдруг лопнула как воздушный шарик, уступая место всепоглощающему свету. Пришлось закрыть глаза и двигаться на ощупь. Затем храм тряхнуло еще раз, а где-то чуть впереди я расслышал гневный рев Баку.

— Кто же тебя так разозлил старик?

Вопрос чисто риторический. Такое могла провернуть только Инсида. Только непонятно, зачем ей это? Ее претендент мертв, а значит, гонку она проиграла. Решила убить Баку и испить из него все силы? Возможно, но как, ведь он сильнее ее на порядок!

- ОТОЙДИ ОТ КНИГИ, ДУРА! — в разы громче зазвучал голос хозяина снов.

А вот и ответ на мой вопрос. Инсида поняла что ее план провалился и решила воспользоваться Книгой Судеб. Учитывая тот факт, что Баку по какой-то причине не может использовать этот невероятный артефакт, идея выигрышная. Наверное.

Поубивай эти двое друг друга, я был бы только счастлив, но есть одно весомое «но». Моя дочь Виктория. Баку держит ее рядом с собой. Нить ее судьбы дрожит как осиновый лист на ветру. Одно неловкое движение этих мастодонтов и она умрет меньше чем за секунду. Нельзя этого допустить.

И я побежал. Побежал так быстро, как только мог. Одна сотня метров, вторая. Я несся вперед, но никак не мог приблизится.

— Это не храм, это сплошной коридор! — проревел я, когда передо мной вдруг выросла еще одна плита.

Я снес ее. Разбил, не вдаваясь в подробности как у меня это получилось. Я просто окутал свою кисть вихрем смешанных энергий и нанес удар. И сверхпрочная преграда не устояла, осыпалась мелким камнем и легкой взвесью пыли.

Еще трижды я встречал такие плиты и трижды сносил их. Время для меня сжалось в пружину, которая не разожмется до тех пор, пока я не найду свою дочь.

В конечном итоге, спустя еще десять минут нескончаемой беготни я неожиданно замер. Я ощутил как волной прокатилась сквозь меня энергия, но она пришла отнюдь не из-за стены коридора! Да и вообще нет здесь никакого коридора! Эта кишка бесконечная ловушка. Все оказалось так просто, что я даже выписал сам себе затрещину. Переступая порог храма, я провалился на другой уровень реальности, а моя эфемерная душа, все это время, носилась по этим иллюзорным коридорам, обличенная в тело духа, и не замечала при этом никаких странностей.

Чтобы выйти из этого состояния, нужно не так много как кажется, всего лишь разорвать тонкую грань между миром духов и реальностью. Изначально, один из первых ударов Инсиды и Баку разорвал иллюзорную тьму. Затем, еще один удар оказался достаточно близок ко мне, чтобы я ощутил истончившуюся грань. Именно микроразрыв границы указала мне на мою оплошность.

— Будем надеяться, что это сработает, — в очередной раз покрыл я свои руки смешанной энергией.

Замерев на месте, я ждал удобного момента. Буйство силы в реальном мире должно еще чуть-чуть истончить грань. Если это произойдет, я смогу ухватиться за нее!

- НЕТ! ЭТО МОЯ СУДЬБА, НЕ СМЕЙ ВЛИЯТЬ НА НЕЁ! — взревел Баку, и весь храм заходил ходуном.

А вот и мой шанс. Видимо Инсида действовала только через Книгу, а вот сам Баку буйствовал во всю доступную ему мощь. Даже сквозь границу реальности, я видел как его сила пронеслась сквозь весь храм, разрушая все на своем пути.

— Удобнее момента точно не будет, — выдохнул я и вонзил свою кисть в ставшую видимой границу.

Треск разрываемой реальности оказался так громок, что сражение на той стороне прекратилось. Оба противника замерли в ожидании. Они оба знали о моем присутствии, но не думали что я смогу выбраться. Теперь же, в их головах быстро складывались картины возможного будущего. Кому я помогу, против кого выступлю.

— Все же дошел, — первой произнесла Инсида, стоило мне вырваться в реальность. — Значит ты действительно просчитал все, Баку.

— Ты разве когда-то сомневалась во мне? — самоуверенно осклабился старик, хотя я все же заметил, как он заинтересовано прошелся по мне взглядом.

Их словесная перепалка меня мало волновала. Главное, они перестали драться. Это дало мне немного времени за которое я попытался понять, куда я попал и где сейчас Виктория. Нить ее судьбы, и судьбы других пленных душ тянулись куда-то за спину Баку, а значит, мне пока рано выступать против него. Нужно действовать по обстоятельствам.

— А у вас здесь неплохо. Светло, просторно, даже почти уютно, колонны всякие, письмена красивые, даже книжка толстая на постаменте и та есть. Да чего говорить, тут всяко лучше чем в темных коридорах ловушки, — улыбка сама собой наползла на мое лицо. — Инсида, а чего ты так за Книгу держишься? Нельзя с ней так грубо, корешок испортишь.

Только я сделал шаг в сторону возвышения, как лицо Инсиды превратилось в яростную гримасу.

— Не смей приближаться! — прошипела она, сжимая свои пальцы на огромном фолианте.

— Ну же дорогая, это его полное право, он ведь победитель гонки! Разве это не так? — слова Баку мягким потоком окутали его противницу, словно пытаясь ввести ее в гипноз.

— Нельзя выиграть то, что тебе отдали без какой-либо борьбы! — резко дернулась женщина, водя рукой по книге, а дурманящий туман вокруг ее головы разорвало в клочки. — Еще одна провокация, и я прерву его существование. Ты ведь знаешь чем это грозит?

— Пойдешь на такое? — с интересом спросил Баку. — Это уничтожит миллиарды судеб, нарушит само пространство и время, сотрет в порошок тысячи и тысячи только-только рожденных детей. Ты изменилась, в тебе не осталось доброты и сострадания, которыми ты так гордилась.

— Мне пришлось измениться, потому что ты остался неизменным, — прорычала она в ответ, после чего ее взгляд стал таким хитрым, что это явно не грозило нам ничем хорошим. — Кстати, а ведь твой претендент все еще не победил в гонке. Да, мой ставленник мертв, но ведь победа засчитывается не так….

В следующую секунду произошло сразу три вещи.

Во-первых, в моей голове четко всплыло воспоминание о правилах гонки. Самое первое из них гласит, победить может только тот, кто коснется книги судеб.

Во-вторых, Инсида сложила свои руки поверх фолианта так, что мне мгновенно стало нехорошо. Все нити судеб, когда-либо исходившие от меня, натянулись до предела. Еще мгновение, и эта тварь меня просто вырвет из вселенной, сотрет в пыль, просто не даст мне изначально родиться!

И наконец, в-третьих, сразу же после того как меня чуть не испепелило, все двенадцать моих источников начали работать на полную мощность. Даже искалеченный источник Стелир, который не мог выделять из себя энергию, отдавал уже накопленное в себе. Этот неистовый поток силы охватил мое тело и душу, ослабляя натяжение нитей силы.

Упускать свой шанс я не стал. Сорвавшись с места, я материализовал свой протазан. Инсида же была так увлечена, что даже не заметила этого. А между тем, я начал двигаться. Расстояние между нами было не больше десяти метров. Идеальная дистанция для броска. Доля секунды и добрая половина моей энергии вливается в оружие. Мгновенно становится гораздо тяжелее двигаться, но я пока держусь. Жаль лишь, что второго шанса может не быть.

— Прости меня старик Инту, твоему миру придется исчезнуть, — выдохнул я прежде чем метнуть протазан.

Бросок моего оружия совпал с громким треском лопающейся кармической связи. Клятва данная старику Инту нарушена. Вселенная это запомнила.

— Кха-ха, — кровь брызнула изо рта женщины.

Лезвие прошило тело Инсиды насквозь и вонзилось в стену за ней.

Древняя отступила на шаг, затем на еще один и ее руки оторвались от Книги Судеб. Давление оказываемое на меня мгновенно исчезло.

— Ну что ты моя дорогая, не плачь, — каким-то образом, старик Баку оказался прямо за спиной Инсиды, подхватывая ее тело и опуская его на пол. — Умирать не страшно. Ты ведь знаешь это сама. Круговорот жизни подхватит твою душу и вынесет в какой-нибудь мир, где у тебя будет семья и дети, может даже целое хозяйство.

— Ты успокаиваешь меня тем, что в следующей жизни я буду какой-нибудь дояркой? — расхохоталась булькающим смехом древняя. — Я уничтожала и создавала миры, а ты говоришь что я буду доить коров и колотить мужа пьяницу.

— Скажи спасибо, что я отпускаю твою душу, — хмыкнул старик. — А теперь ступай, пришла пора и тебе отдать мне силу.

Словно только и дожидайся этих слов, тело Инсиды начало усыхать. Но в этот раз, в отличии от других древних, прежде чем это произошло, душа женщины покинула ее тело.

Видя, что Баку отвлекся и впитывает силу древней, я медленно пошел вперед. Я не обманывал себя, вряд ли мне удастся беспрепятственно коснуться книги, все же я помнил еще одно правило гонки. Нельзя открывать книгу без кого-то из Древних, им это очень не понравится. Да и к тому же, это сложнейший артефакт, отвечающий за судьбы всех разумных населяющих вселенную. Взять и сходу понять принцип его действия, вряд ли хоть кто-то сможет. Моя цель заключалось совсем в другом. Я хотел просто приблизиться поближе к книге и к самому Баку. Сил у меня осталось не так много, вряд ли я смогу что-то противопоставить старику. До перерождения еще больше получаса, нужно тянуть время.

— Подожди еще секунду, — поднял руку Баку, когда я уже вплотную приблизился к постаменту, на котором лежал фолиант.

Бросив взгляд на древнего, я с удивлением смотрел как он нежно касается иссушенных губ убитой.

— Чего так смотришь? Или думаешь, что у таких как мы, не может быть чувств? — горестно вздохнул Баку. — Я не мог ее убить, это было выше моих сил. Пришлось ждать тебя. А ты как раз таки и не спешил. Еще и мой дар по пути выкинул….

— Ты про естество архангела? Я просто не люблю когда за мной непрестанно следят, — пожал я плечами.

— Ну что уж теперь, выкинул так выкинул. Придется поискать этого молодого паренька, будет мне еще один инструмент, — совсем как старик пожевал Баку губы. — Ты кстати мне его и найдешь. Прямо сейчас этим и займешься.

— Это как же? — чуть приподнял я одну бровь.

— Не строй из себя дурочка, тебе это не идет, — мгновенно сбросил он свою маску, зло сверкнув глазами. — Прежде чем ты вернешь мне возможность пользоваться книгой, ты должен сам научиться ей управлять хотя бы на самом низком уровне. В качестве урока, сойдет и поиск человека по его нити судьбы.

— Хорошо, я сделаю это, но есть одно условие ….

— НО?! — бешеный рев Баку мгновенно оглушил меня, а в следующую секунду я осознал себя прижатым к стене. — ТЫ СМЕЕШЬ ВЫСТАВЛЯТЬ МНЕ УСЛОВИЯ?! ЩЕНОК, ТЫ УБИЛ ЛЮБОВЬ ВСЕЙ МОЕЙ ЖИЗНИ, А ТЕПЕРЬ ВМЕСТО МОЛЬБЫ О ПОЩАДЕ, СМЕЕШЬ ВЫСТАВЛЯТЬ СВОИ УСЛОВИЯ?!

— Да, — спокойно произнес я ему в лицо.

Видимо, старик слишком долго ждал момента своего триумфа. Он растерял всю свою хваленную невозмутимость. Маска, что скрывала его безумие, разлетелась на осколки. Он убил бы меня сейчас же, но его останавливал тот факт, что только я могу вернуть ему контроль над Книгой Судеб.

— Ты покажешь мне мою дочь, дашь нам минуту на разговор, а затем, я сделаю все что ты скажешь, — произнес я глядя прямо в глаза древнего безумного существа.

В этот момент, время словно замедлило свой бег. Я знал, он не пойдет на мое убийство, по крайней мере сейчас. Но при этом, я не был уверен в том, что он не убьет мою дочь из простой прихоти. Зная это, стоять на своем было невероятно сложно, особенно учитывая то, что твой противник безжалостный убийца и разрушитель миров.

— Почему ты так жаждешь увидеть дочь? Не боишься, что я просто убью ее? Ведь она не единственный мой заложник, есть еще и души твоих друзей, — словно с листа прочел мои мысли древний.

— Если она умрет, я сделаю все, чтобы ты никогда не получил власть над книгой судеб, — холодно ответил я. — Если бы ты тщательнее следил за мной, то понял бы, я слишком привык чем-то жертвовать. Убей мою дочь, и ты никогда не осуществишь свой гениальный план до конца.

Умение блефовать великий навык, благодаря нему многие люди становились богачами и меняли свою судьбу. Я блефовал чтобы победить.

С момента моего появления в этой зале, я чувствовал как Книга Судеб аккуратно дает мне знаки. По какой-то причине, артефакт не хотел раскрывать свою деятельность перед древним, поэтому понять эти намеки удалось далеко не сразу. Нить судьбы Виктории слегка подрагивала и приносила мне аромат тонких ноток энергии Стелир. Моя дочь прошла сквозь врата и сейчас, несла в себе достаточно большого количества энергии звезд. Не трудно догадаться, с чей подачи все это могло произойти. Уверен, таким образом, книга пытается помочь мне одержать победу над Баку, тем самым избавившись от последнего из древних. Внутри Виктории сокрыта моя победа.

Одна беда, вряд ли Баку станет просто так смотреть как я извлекаю энергию звезд из тела своей дочери.

Напряжение между нами начало доходить до пика. Злоба буквально сочилась из каждой поры в теле Баку, но его холодный разум не дал безумию вырваться наружу окончательно. Наоборот, он смог обуздать себя. В момент передо мной вновь появился тот добродушный старик, что обманом и интригами вел меня к исполнению своей цели.

— Хорошо, я покажу тебе твою дочь, и даже не убью ее. Но разговаривать, вы не будете, я сказал, — одновременно с его последними словами, он разжал ладонь, которой удерживал меня, а затем хлопнул ей об стену.

Храм в очередной раз содрогнулся, но на этот раз по-другому. Кладка в зале пришла в движение. Каменные блоки медленно разошлись в стороны, образуя проход. Баку отступил от меня на пару шагов, а затем приглашающе махнул рукой, после чего сам зашел внутрь.

— Храм первого божества очень странное место, здесь всегда можно найти что-то новое, — неожиданно заговорил старик спустя десяток секунд полной тишины. — Я до сих пор иногда тут плутаю. Проваливаюсь в разные слои пространства, встречаюсь с самим собой в прошлом или будущем. Здесь почти нет той реальности, которую знают обычные разумные. Здесь нет никаких законов, кроме тех что когда-то установили мы.

Под ногой неожиданно что-то хрустнуло и вокруг вновь стало очень тихо. Баку замолчал.

— Мы? — спустя еще пять секунд тишины, я решил подтолкнуть его в нужную сторону разговора.

— Я и мои собратья. Когда-то давно, нас настиг энергетический шторм. Наш корабль затянуло в новообразованную черную дыру. Часть из нас погибла, а те кто спаслись, стали невероятно слабы. Все же защита корабля не была рассчитана на путешествие по червоточине. Так нас вынесло в этот клочок пространства. Безликий мир, где все живет в гармонии. У нас не было выбора, нам пришлось здесь остаться. Мы жили здесь без каких-либо забот, и все было хорошо, пока кто-то из нас не нашел храм. Кладезь знаний и новой информации. Это вдохнуло в нас азарт. Мы день и ночь экспериментировали, творили, нарушали законы мироздания. Пока в один день не вышли в тот зал, где мы совсем недавно были. Фолиант лежал там же как и сейчас. Книга Судеб, артефакт первого божества, светоч, называй как хочешь. Этот предмет дал нам такую силу, что не снилась никому из разумных. А вместе с тем, пришли: гордыня, власть, чувство вседозволенности. Так началось наше вечное соперничество.

— И что, артефакт такой силы просто лежал никому не нужный, без какой-либо охраны? — иронии в моем голосе было столько, что старик остановился и злобно на меня зыркнул.

— Книга обладает самосознанием, так что она вполне сама способна себя защитить. Но когда мы нашли ее, она спала, дремала, пребывала в медитации называй как хочешь. Мы успели понять принцип ее действия, а затем переписали собственные судьбы. В тот момент, никто кроме нас самих не смог бы убить нас, с помощью книги или без. Даже она сама, — в этот момент улыбка древнего отдавала таким безумием, что мне стало совсем неуютно, мало ли что у него в голове.

Рассказ Баку оказался очень занятным, но вряд ли хотя бы половина из сказанного является правдой. И тем не менее, мне стало понятно почему все остальные древние его ненавидели. Если он действительно переписал мою судьбу так, чтобы я мог убить кого-то из его собратьев, то я удивлен как они его попросту сами не растерзали.

Пока я размышлял над рассказом Баку, старику видимо надоело бродить и он попросту превратил стену в стекло. Только что тут был плотный камень, а вот уже боковая стена коридора превратилась в полностью прозрачную поверхность.

— Твоя дочь и души твоих товарищей тут, можешь посмотреть на них, — чуть отступил в сторону старик, давая мне возможность увидеть сокрытое за стеной.

Обычная комната. Всё такие же каменные стены, кровать, столик с едой и водой, и полки. Именно на этих деревянных подставках лежали небольшие кольца. Они словно якори удерживали плененные души, не давая им уйти за грань. Как раз эти самые кольца сейчас и рассматривала Виктория. Моя дочь. Красивая, стройная девушка, с длинной копной густых волос. За такую красоту в моем мире дралось бы каждое модельное агентство. Ее тонкие скулы идеально подчеркивали лицо, а сквозь щеки периодически просвечивались небольшие искорки энергии звезд.

— По счастливой случайности, твоя дочь впитала в себя почти невероятное количество энергии звезд, самой редкой из всех видов энергий, — саркастически хмыкнул у меня за спиной Баку. — Это произошло во время перехода в Эдем. Тогда я не придал этому такого значения, ведь иногда, пусть и очень редко, такое действительно случается. Но после того как ты впитал несколько недостающих источников в последнем сражении, я стал кое-что подозревать. И мысли мои подтвердились, когда ты впитал недостающий двенадцатый источник. Пусть он и не функционирует, но ведь его можно возродить, дав определенное количество силы.

— Ты сам позволил пойти мне по этому пути, разве нет? — с трудом оторвался от стекла. — Разве не ты дал мне естество архангела, которое дало мне шанс собрать эти силы?

— Я, — согласно кивнул древний. — Вот только я же и не дам тебе закончить начатое. Не очень хочется умирать, когда момент триумфа так близок. А теперь пойдем, пришла пора учиться пользоваться светочем.

Хлопок ладони и стекло вновь превращается в камень.

Старик точно убьет меня. Он дождется пока я передам ему контроль, а затем прикончит. Он знает о моих возможностях все. Единственный шанс для меня и всех кто мне дорог, это Книга. Не зря же она провела меня сквозь испытания и насытила тело Виктории силой Стелир. Еще не все потеряно. Баку не знает о том что я должен переродиться. Я избавился от естества архангела раньше чем произошла замена начал. Нужно лишь немного времени.

Примерное время до вашего перерождения: 0:23:03….02….01

Обратно в залу мы шли молча. Причину молчания древнего я не стал даже обдумывать, мне хватало своих забот. Как вылезти из той задницы, в которую меня так упорно гнали все это время. Пожалуй, сейчас бы я не отказался от Слезы вулкана, что передал мне Ятэ. Это хоть немного успокоило бы бурю в моей душе.

Неожиданно, но обратный путь занял гораздо меньше времени, из чего я сделал вывод, Баку умышленно увеличил наш путь, чтобы что-то для себя решить, а заодно и рассказать мне ту занимательную историю.

Войдя в зал, мы направились прямиком к постаменту. Занятно, но тела древней здесь уже не было. Куда оно исчезло, непонятно. Есть ли кто-то здесь кроме нас? Вопрос не праздный, если это сделал очередная пешка Баку, я не хотел бы выпускать ее наличие из виду.

— Что теперь? — спросил я, когда мы остановились прямо напротив Книги.

— Положи руку на обложку, — коротко ответил древний, но заметив мое промедление, схватил меня за руку. — Давай же….

Всего секунда промедления, а он уже весь в нетерпении. Фактически, он сам положил мою ладонь на фолиант.

— А теперь, наслаждайся, это будет твоя последняя радостная минута в жизни, — осклабился старик. — И помни, найдешь мальчишку, а затем я расскажу тебе как передать контроль над книгой мне. Попробуешь сделать что-то без моего ведома и я успею убить всех кто тебе дорог прежде чем ты хотя бы пискнешь.

И после этих слов, он наконец убрал свою кисть. В тот же миг, я почувствовал, что до сих пор не касался книги, ведь от Баку ее защищала тонкая пелена. Моя ладонь дотронулась до Книги Судеб и в глазах потемнело. Секунда, вторая и мое сознание вспыхивает звездой, затем еще один миг, и я бегу среди травы в теле ящерицы. Вокруг меня мириады нитей, какую ни тронь, оказываешь рядом с ее владельцем. Растение, животное, король, смерд, владелец корпорации, простой солдат на фронте. Меня кидало из одной части вселенной в другую, от одной судьбы к другой. И это были отнюдь не случайности, просто я не мог совладать с контролем. Одна неловкая мысль, и вот я уже вновь перемещаюсь. И что хуже всего — это невероятное чувство власти, когда ты смотришь на любое существо и понимаешь, ты можешь возвести это создание на олимп одним своим желанием, а можешь втоптать его в грязь, уничтожить или просто сделать так, чтобы оно никогда не рождалось.

Когда я осознал это, то невольно обратил свой взор на Баку. И в тот же миг, я почувствовал какая угроза нависла над моей дочерью. Старик бдит, он гораздо более опытен и его угрозы это не шутки.

“Как ты можешь мне помочь?”-наконец я смог остановить полет своего сознания, сконцентрировавшись лишь на одной этой мысли.

Я надеялся что мне ответят, ведь если этого не произойдет, я обязательно проиграю. Сейчас, видя всю ситуации со стороны, я осознал это как никогда раньше. Не мне тягаться с Баку, по крайней мере не в таком состоянии как сейчас.

Но мне не отвечали. Просто молчали в ответ.

“Помоги мне, я знаю, ты слышишь меня!”-на этот раз моя мысль была громче, гораздо громче.

“Просто найди нового архангела, и не нужно так кричать”-на этот раз ответ пришел, но звучал так тихо, что я еле уловил его.

Значит она все-таки слышала. У меня словно камень я души свалился. Теперь, оставалось только действовать.

Найти мальчишку Окила. Легко сказать, учитывая сколько нитей вокруг. Одно хорошо, наша с ним связь не разорвалась как это было с Кидом или Малушей. Попробовав несколько раз просто пройти по нити, я непременно оказывался в других частях вселенной, слишком уж сильно переплетались некоторые связи между собой. Я нашел мальчишку только тогда, когда смог полностью отделить собственные нити от всех других судеб вселенной. Дальше дело оставалось за малым, просто пройти по этому пути.

Это были странные ощущения, словно мое сознание превратилось в жидкость. Оно перетекло из одного места в другое, а тело осталось где-то там. Сейчас я был лишь фантомом, разумом витающим в реальном мире. Меня не было ни видно и ни слышно, но тем не менее, я все еще имел огромное влияние на всю вселенную.

Место куда я попал, оказалось восьмым ярусом Полиса. Здесь собрались все те, кто шел со мной на испытание. Дети беспокойно спали, в то время как их сон охраняли Гарум и Малуша. Сами охранники о чем-то тихо переговаривались, но я не стал вслушиваться, меня больше заинтересовала Василиса.

— Неприятное ощущение, да? — девушка стояла прямо между двух моих товарищей, но они ее не замечали. — За всю свою бесконечную жизнь, мне так осточертело вот так висеть в воздухе. Тот кто назвал тело бренной оболочкой, идиот.

— Так значит, ты и есть книга судеб, — произнес я и в следующий миг осознал себя на огромной поляне. — Аааа….

— Мы в моей душе, ну или в естестве, как тебе больше удобно, — улыбнулась мне в лицо Василиса. — Я всегда предпочитала создавать тела с полноценными душами, считай, это как отдельный кабинет для бесед.

— Почему было не поговорить там? — спросил я ее.

— Баку самый умный и самый безумный из древних, пробудь ты рядом с Окилом достаточно долго, он бы почувствовал это через естество архангела, а его вмешательство нам пока ни к чему, — легким движением руки сотворила она себе пуфик. — Тебе не предлагаю, у тебя ноги не устанут.

— Может все же начнешь рассказывать? — требовательно уставился я на нее.

— Почему я, а не ты? — игриво улыбнулась она.

— Потому что если Баку победит, то я просто умру, а вот ты, вновь окажешься в плену и все твои старания пойдут коту под хвост, — спокойно произнес я.

— И верно, — нахмурилась она. — Я так долго привыкла скрываться и играть роли, что теперь невольно мешаю собственному плану.

— Плану? Это так ты называешь тот факт, что Баку прописал мою жизнь от и до? — задал я ей вопрос, ожидая услышать хоть какие-то пояснения.

— В последний раз, когда этот безумец касался моих страниц, он чуть было не уничтожил треть вселенной, дополнительно сковал меня, так еще и нагадил своим собственным собратьям. Так что пришлось менять свой план по освобождению прямо на ходу, — недовольно произнесла Василиса. — Так я стала системой в твоей оси миров. Ты называл меня Евой. Затем, я взрастила твоих детей раньше срока, чтобы они могли сыграть свою роль. Когда было нужно, я закрывала глаза на нарушения клятв, позволяя тебе становится жестче и сильнее. Все, что происходило с тобой до перехода в Эдем, действия не только Баку, но и меня в той же степени. И да, чтобы ты не подумал ничего такого, твои сыновья погибли потому что так сложилась их судьба, я всего лишь покинула ось и клятвы перед системой стали пустым звуком. Твои «советники», просто раньше других это осознали.

— И все же, ты косвенным образом виновата в их смерти, — холодно произнес я.

— Виновата, — кивнула она. — Только если подобным образом рассуждать, я же виновата ив их рождении. А еще виновата в рождении и смерти вообще всех разумных и неразумных. Просто прими тот факт, что твои сыновья мертвы. Для тебя лучше сосредоточиться на том, как спасти себе жизнь и освободить меня. В конце концов, если мы с тобой победим Баку, никто не помешает тебе отправится на поиски истинного имени времени. Вернешь к жизни сыновей, а может и кого-то еще.

Ее слова имели серьезный вес. Я уже и думать забыл про истинные имена. Теперь же, у меня появилась цель.

— Говори что нужно делать, — тихо произнес я.

— Первозданный бог света, создатель видимой вселенной, творец всех истинных слов, мой хозяин, — многозначительно произнесла Василиса. — Он не делал все сам, он использовал меня как свой инструмент. Так же и я, буду использовать тебя как свой инструмент. Мы заключим контракт. Ты станешь творцом, обретешь истинное бессмертие, а вместе с тем, получишь свое истинное имя. Тебе только и нужно будет, что переродиться. Дальше, ты просто размажешь древнего. Так что тебе всего лишь нужно на время отвлечь Баку, чтобы поглотить энергию Стелир из тела твоей дочери. К сожалению, без нее, тебе не победить безумца, что поглотил всех своих собратьев.

— И как же я отвлеку его, если кроме меня там никого нет? — спросил я ее, уже примерно представляя что она сможет мне ответить.

— Делегируй, не зря же ты станешь творцом, — улыбнулась Василиса, извлекая из пустоты древний пергамент. — Лишь пожелай, и твоя подпись появится.

Как все гладко получается с ее слов. Никаких загвоздок, но ведь так не бывает.

— Стой, подожди, — произнес я прежде, чем Василиса сказала бы еще хоть что-то. — Мне трудно верить той, кто тайно вел меня на поводке к этому самому моменту. Сначала я хочу услышать что стало с прошлым творцом, где он, почему не защитил тебя от древних?

В этот момент, Василиса буквально заскрежетала зубами, сдерживая ярость. Такая резкая смена настроения не укрылась бы даже от идиота, не то что от меня. Только вот я чувствовал, ярость направлена не на меня. Да что там, такой поток ненависти не мог быть направлен даже на кого-то из древних.

— Создатель Эдема, он же мастер который построил для древних Полис, — наконец совладала с собой девушка. — Он нашел единственную лазейку в контракте, такую лазейку, которую не учел даже мой хозяин. Он предал меня и моего хозяина, а затем переметнулся на сторону первозданного бога тьмы. Именно в тот момент, после нашей битвы, когда я восстанавливалась, меня и заключили в плен древние.

— Первозданный бог тьмы? — повторил я вслед за ней. — Вот где подвох. По сути, ты втягиваешь меня в войну между высшими силами.

— А у тебя есть выбор? — неожиданно резко спросила она меня. — Либо так, либо ты умрешь. Уж прости, но разумные слишком часто думают, что у них есть хоть какой-то выбор. На самом деле, их судьбы давно решены. Разница между тобой и ими лишь в том, что ты сможешь обрести бессмертие, а с ним и статус, чтобы помочь своим близким. Возродишь сыновей, дашь им спокойную жизнь, направишь к своей дочери хорошего мужа. Твой род продолжит жизнь, а сам ты сможешь присматривать за ними хоть вечность, если только не умрешь в очередной битве от рук кого-то могущественнее меня. К тому же, и ты и я уже проходили через этот разговор, припоминаешь?

Неожиданно в моем сознании всплыл образ моего второго я. Момент, когда душа слилась воедино, а полученные воспоминания были забыты. Тайные знания, моя будущая судьба, все это уже было со мной. Я вспомнил. Вспомнил как сражался с Баку, каким образом одолел его и еще многое, многое другое. Все это уже было во мне!

— Я воспользовалась помощью своей коллеги из параллельного мира, — тихо произнесла Василиса. — У нее ситуация сложилась чуть быстрее, да и получше чем у нас с тобой. Тебе нужны были те навыки, которыми уже обладал Михаил из другой реальности. А теперь, хватит разговоров, Баку начинает нервничать, пора действовать.

Девушка создала перед собой стол и расстелила передо мной почти метровый свиток. Он весь был испещрен невероятно сложными символами. Попытавшись вникнуть в них, я мгновенно заработал мигрень, хотя оставалось непонятно, как сознание могло болеть.

— Один вопрос прежде чем я соглашусь. Как ты понимаешь что Баку волнуется, и как он до сих пор не понял что ты ведешь свою игру? — спросил я Василису.

— Естество архангела, имеет прямую связь с Баку, я тебе как-то уже говорила это. А еще, в том мире где ты родился, есть хорошая поговорка: «Хочешь что-то спрятать, прячь на виду»

Улыбка Василисы была последним что я увидел. В следующий миг меня вышвырнуло из ее естества словно ураганом. Но на этом ничего не закончилось, мое сознание продолжило полет по вселенной пока не влетело в мое же тело на оглушительной скорости.

Секунда, вторая и я открываю глаза. В голове жуткий шум, но я помню что нужно делать. Моя рука все еще на книге, но на этот раз, ладонь лежит прямо на нужной странице. Свиток контракта.

Время, словно резина, растянулось и резко сжалось. В мгновение я услышал как бешено ревет Баку, затем из моей ладони выступает капля крови и без остатка впитывается в пергамент.

«Твое истинное имя ….»

В голове набатом загремели образы. Тысячи и тысячи картин того, как на самом деле определяется мое естество.

Птица вылетает в открытую клетку, ветер несется по полям, белый человек снимает ошейник с черного. Тысячи образов одного и того же слова, моего истинного имени. Свобода.

В следующий миг, меня накрывает удар. Многотонный груз падает мне на плечи и прижимает к полу. Баку все еще не бил в полную силу, но и этого оказалось достаточно, чтобы полностью меня обездвижить.

— Значит она не спит, — безумно закричал древний, бросаясь к книге.

Мгновение, и его отшвыривает от светоча в сторону как тряпичную куклу. Василиса не упустила своего шанса поквитаться. Ограничения Баку еще действуют и она от души дала ему пинка за своеволие. Теперь настала моя очередь.

Пользуясь своим истинным именем, я растворился в воздухе, а затем появился вновь в паре метров от изначального положения. Отныне, никто не сможет меня сковать.

— Нельзя все решать самому, нужно делегировать, — улыбнулся я, а затем прокусил палец и ударил ладонью об пол.

Пол залы покрылся черными письменами, а вслед за этим, передо мной возникли трое хранителей Эдема. Двое из тех что остались от прошлого творца и один созданный мной.

— Бумаше, — поклонились двое из них.

— Агарес, — поприветствовал я третьего, что и не подумал склоняться. — Ты ведь хотел получить силу Баку. У тебя появился весомый шанс для этого, воспользуйся им. Вы двое, поможете ему.

В следующее мгновение я уже несся сквозь стены и коридоры храма. Мне не мешали никакие препятствия, начиная от банального камня и заканчивая целыми слоями реальности. Я есть свобода, ничто не может меня задержать хоть на долю мгновения!

Комнату в которой Баку держал Викторию я нашел спустя всего минуту. Все это время, храм содрогался так, словно еще секунда и он рухнет. Баку неистовствовал. Трое хранителей бились с ним на грани своих сил, но они не могут ему сделать абсолютно ничего, разве что дать мне необходимое время для перерождения.

Примерное время до вашего перерождения: 0:01:33….32….31

— Успел, — вырвалось у меня, когда я материализовался прямо посреди комнаты. — Сначала вы….

Подскочив к полке с душами, я схватился кольца-якоря и начал было разрушать их, но почувствовал холодную сталь у себя на горле.

— Виктория, будь добра не тычь мечом в собственного отца, тем более тогда, когда он собирается спасти плененные души, — произнес я тихо, но добавляя в свой голос энергии.

Этого оказалось достаточно, чтобы воля девушки пошатнулась.

— Дай мне пару секунд, всего пару секунд и я поговорю с тобой, — уже гораздо мягче попросил я ее.

Убедившись в том что моя дочь не пырнет меня мечом, я покрыл свои ладони смешанной энергией и уничтожил якоря. Теперь, я поглощу эти души, и они не уйдут на перерождение. Осталось лишь выжить, тогда, я смогу вселить их в новые тела.

— Ты не мой отец, — произнесла Виктория, стоило мне развернуться к ней лицом. — У моего отца есть белоснежные крылья. Он архангел.

— Я был архангелом, — поправил я ее, слегка улыбаясь ей. — Вот ты например, почему без крыльев? Если твой отец с крыльями, то и ты с крыльями, разве нет?

— Не все потомки ангелов и архангелов обладают этой чертой своих предков, — словно оправдываясь произнесла она, но заметив мою улыбку, смущенно замолчала.

— Неважно кем я был, неважно какой расы ты сейчас, — аккуратно сделал я шаг к ней, беря ее кисть в свои ладони и заодно направляя в нее свою энергию чистоты и истинных эмоций. — Ты моя дочь, а я твой отец, этого никто и никогда не изменит. Пусть я не растил тебя и в твоей памяти я остался лишь как образ в ночи, но клянусь, старик заманил тебя сюда, лишь чтобы шантажировать меня.

Слова полились сами полились из меня. Я говорил без остановки целую минуту, продолжая вливать в девушку свою энергию, тем самым даруя ей спокойствие. В тоже время, я и сам впитывал энергию звезд, содержащуюся в ее теле. В какой-то момент, силы звезд стало так много в моем теле, что двенадцатый источник в моей душе наконец возродился.

— Я вновь верну к жизни твоих братьев, рано или поздно, — тихо прошептал я засыпающей под моим влиянием Виктории. — Разыщи Ангелину, разыщи свою племянницу. Не дай им погибнуть….

В следующую секунду, сознание Виктории окончательно погасло и я открыл для нее черный овал пространственного прохода. С двенадцатью источниками, я сделал это так непринужденно и легко, что даже сам удивился.

— Теперь ты в безопасности….

Договорить я не смог, слова комом застряли у меня в горле. Время отведенное мне до начала перерождения вышло. Настал самый опасный момент в моей жизни. Если трое хранителей не справятся и не задержат Баку еще хоть чуть-чуть, он застанет меня в самом беспомощном моем состоянии. Благо думать об этом у меня времени не было.

Моя душа разорвалась на двенадцать частей, а затем начала вновь срастаться в единое целое. Источники силы в моем теле переплетались друг с другом до невиданной ранее степени. Если бы это можно было наблюдать со стороны, то никто и никогда бы не смог более отделить один источник от другого. Никто, кроме меня. Все мои навыки, силы, поглощенные энергии и естества, все это преобразовывалось в нечто новое, гораздо более сильное. Мне была дарована бессмертная душа. Теперь, я творец не только на бумаге. При желании, я смогу создать тела для своих товарищей сам!

— Интересные ощущения, — выдохнул я, после чего за пару секунд отрастил себе крылья. — Без вас мне было как-то не комфортно.

С удовольствием распахнув крылья, я взмахнул ими, и ветер который я поднял, открыл для меня портал прямо в залу, где сейчас Баку добивал моих подчиненных.

— Отпусти Агареса, будь добр, — спустя мгновение после того как я оказался в зале, я уже стоял позади древнего.

Этот безумец, почти изничтожил троицу. От них не осталось почти ничего кроме переломанных тел. А мне еще с ними наводить порядки в целой вселенной!

— Я сказал, отпусти моего подчиненного! — опустил я руку на плечо старика, отчего того буквально прибило к земле.

Рука древнего непроизвольно разжалась и хозяин смерти кулем повалился на пол. Пусть полежит, он жив, дышит, а значит восстановится. Они втроем уже сыграли свою роль, мне осталось лишь закончить начатое ими.

— Знаешь, когда я впервые увидел тебя, то подумал что ты добрый песочник, хозяин снов, дарующий сладкие грезы. Теперь ты больше похож на живой кошмар, — произнес я, после чего отступил от древнего и быстро сложил печать энергий.

Вихрь силы вырвался из моих рук, мгновенно формируя сложнейшие узоры. Доля мгновения и сложенная печать врезается в спину, так и не повернувшегося ко мне древнего. Его тело покрылось сотнями порезов и лопнуло. А затем еще раз, и еще. Оно разрывалось на сотни частей, а затем заново срасталось. Но на этом я не остановился. Способности Баку к регенерации мне известны, так что помимо отвлекающего удара, надо сделать так, чтобы ни только его тело, но и сама его душа навеки сгинула.

Следующая печать огнем выжгла на моих руках светящиеся знаки. Благодаря им, я смогу удержать душу древнего в руках.

Баку, видя что я собрался сделать, попытался было сбежать, но первая печать не позволила ему этого сделать. Контролируя процесс, я усилил поток вливаемой в нее энергии, окончательно лишая безумца хоть какой-либо инициативы.

— Теперь, почувствуй сам, то, что так спешил даровать другим, — произнес я и погрузил свои ладони в умирающее и тут же возрождающееся тело старика.

Крики боли и отчаяния я уже не слышал, ровно как и мольбы, угрозы и просто бормотания усыхающего старика. Я был слишком сконцентрирован.

Безумец защищался изо всех сил, так что мне приходилось непрестанно давить на него чистой силой. Но даже так, когда из его уст лились мольбы, он не переставал пытаться убить меня. При этом, он тратил свою силу так самоотверженно, что мне почти стало его жалко. Но лишь почти. Я понимал, что никто из древних не пережил бы моего первого удара, а раз этот еще трепыхается, то силы его просто колоссальны. Дай ему уйти, и он сможет найти способ защитить себя и свою душа, а затем он наворотит еще больше дел. Такому отродью не место среди живых.

— Твоя душа вечно будет томиться в моем заключении, — произнес я и подавив последние попытки сопротивления, вырывал огромный шар естества древнего. — Твоя сила будет питать меня еще долгие и долгие столетия.

В этот момент, поглощая душу древнего, я почувствовал как кто-то скребет мои ступни. Опустив взгляд вниз, я с удивлением увидел Агареса, что словно собака стелился у пола. Его глаза горели желанием, но он не смел ничего делать без моего на то разрешения.

— Можешь пожрать его тело, думаю в нем сохранилось еще достаточное количество силы, чтобы ты смог восстановиться и получить причитающуюся тебе долю согласно нашему соглашению, — произнес я, после чего развернулся на пятках и неспешно пошел прямо к Книге.

Василиса стояла на возвышении и счастливо улыбалась. Видимо она впервые за долгое время безмятежно радовалась.

— Это оказалось как-то…. легко, — произнес я подойдя к ней.

— Потому что так и должно быть, — уверенно произнесла она. — Все же эти древние, простые смертные. Пусть они и выбились из общего числа, смогли вовремя воспользоваться моментом моей слабости, но они все же смертны. Таким как ты, они на один зубок, а мне, так и вовсе не опасны.

Отвечать я ей не стал, незачем с самого начала служения злить свое новое начальство. Да и к тому же, хочется просто помолчать и насладиться моментом. Но этому не было суждено сбыться.

— Господин, — спустя буквально секунду тишины ко мне подползли двое истерзанных хранителей. — Помогите нам….

От вида их почти полностью расплющенных тел, меня передернуло. Потрепало их изрядно. У одного нет ног, у другого руки, непонятно как они вообще существуют.

— В храме они не умрут, пока я не захочу, — неожиданно нарушила свое молчание Василиса. — Но на твоем месте, я бы помогла им. Совсем скоро, их помощь тебе понадобится.

— Зачем? — сама собой вздернулась одна из моих бровей.

— Ты ведь на контракте работаешь, забыл? Сначала восстановишь то что наворотили древние, а затем взрастишь еще хранителей и прикончишь моего прошлого творца. Предательство я не намерена прощать, — вскинула голову Василиса, взгляд которой не предвещал никому и ничего хорошего.

Эпилог

Небольшой каменный домик на берегу Адриатического моря. Чистое небо и шум прибоя. Полное уединение. Ни одной живой души на целый десяток километров вокруг. На столе стоит все еще недопитая бутылка «Слезы вулкана» и тарелка лучшей закуски на всей Земле. Что может быть лучше?

Ну например, чтобы никто это уединение не нарушал.

— Хозяин, — голос Агареса сильно изменился за последнюю сотню лет. — Я нашел то что вы ищите.

— Время или предатель? — поставил я на место пустой бокал из под алкоголя.

— Посмотрите сами, — протянул он мне небольшую сферу.

Артефакт памяти, он же артефакт присутствия. Его действие заключается в том, чтобы дать возможность его обладателю записать все события, что с ним происходят. Позже, любой кто возьмет в руки этот же артефакт, сможет просмотреть запись, словно переместившись в пространстве и времени.

— Сколько раз я говорил тебе, не используй их, — вздохнул я и покрутил перед его носом небольшую пластинку, функционал которой десять лет назад заменил собой все смартфоны и компьютеры. — Снял бы все на панорамную камеру коммутатора да и все.

— Они часто сгорают при пространственных переходах, — упрямо сжал челюсти Агарес, ведь это уже не первый наш спор, а сам хранитель смерти является ярым противником технологий.

— Они сгорают при переходах в миры огня. Меньше пей с огненными демонами и будет тебе счастье, — покачал я головой. — Ладно, давай сюда.

В следующие две минуты, я посмотрел то что произошло совсем недавно на другой стороне вселенной, на так называемой границе тьмы. Спорная территория между владениями моего хозяина и владениями его оппонента.

— Значит, мир наемников, — произнес я тихо, стоило видению исчезнуть. — Наш беглец получил от хозяина подарок. Краденное слово времени. Что же, тем лучше, не придется делить личное и работу. Собирай хранителей войны, пришла пора испытать их силы.

— Да мой господин, — сверкнул Агарес своим хищным оскалом перед тем как раствориться прямо в воздухе.

Я же наконец остался один, но только для того, чтобы вновь наполнить бокал до краев и опустошить его.

Скоро я получу в свое распоряжение истинное имя времени, и мои сыновья вновь обретут жизнь. Клянусь.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24-26
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики