КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Жена кузнеца (fb2)


Настройки текста:



Елена Теплая Жена кузнеца

1 глава.


Когда очнулась, первое что я почувствовала, как кто-то со мной занимается сексом. Да, именно так! Как же Виктор так мог поступить со мной, после измены. Голова очень сильно болела и кружилась, но я никаких ощущений удовольствия не испытывала. Глаза не хотелось открывать и мозг плохо соображал. Это был не секс, а что-то механическое. Как- будто это происходит не со мной.

Мужчина, закончив свои дела, поцеловал  меня в лоб и накрыл каким-то покрывалом.

Я была в ступоре - поцеловал в лоб, для Виктора это слишком по- домашнему, он меня никогда так не целовал. Я прислушалась, вокруг были звуки ночного леса. По спине бежали мурашки. Я слышала стрекот кузнечиков, треск костра, где-то далеко ухнула сова. В голове начали приходить мысли, что я в лесу, именно в лесу или рядом с ним. Попробовала пошевелить руками и поняла, что они связаны. Разлепила глаза и увидела звездное небо над головой и летящие искры от костра в небо, как светлячки.

Где я? В лесу? Виктор меня зачем-то привез в лес. Зачем? Паника подступала к горлу. В голове стали возникать картинки одна страшнее другой. Зачем он меня связал тогда? Что он задумал? Зачем меня вообще было связывать, если я была без сознания. Это что было, прощальный секс, и он решил меня оставить умирать в лесу? Ну да, чтобы со мной не разводиться. Интересная позиция и решение проблемы. Что он будет объяснять моей подруге, где я делась или придумает душещипательную историю, как я потерялась или бросила его на произвол судьбы, а он страдает теперь один, от неизвестности.

От напряжения и мыслей голова стала болеть еще сильнее. Видно у меня сотрясение мозга и я явно не в больнице и, барабанная дробь, не в морге. Это уже хорошая новость!

Запах сена щекотал мне нос. Я поняла, что лежу на подстилке из сена. Зачем он меня на сено положил? Где я нахожусь? Мысли путались, от ужаса я уже не понимала, что происходит. Страх подкатывал к горлу, а в голове только одна мысль: " Главное выжить!"

Рядом, не далеко от меня, я услышала, что ржала лошадь. Стоп! А лошадь откуда? Меня что похитили? Я с трудом повернула голову на бок и приподнялась на руке, чтобы оглядеться вокруг и понять, что происходит и где я.

Я лежала высоко над землей, перед глазами у меня были деревянные доски, как низкая изгородь. Значит, я лежу на какой-то телеге с сеном. Рядом, не далеко, горел костер и возле него, на корточках, сидел крупный красивый мужчина с короткой бородой,с длинными волосами и большими руками, и как-то интересно одет в старинные славянские одежды. На нем была рубашка- косоворотка, подвязанная поясом, темные широкие штаны и сапоги. Первая мысль которая возникла у меня в голове, что у меня галлюцинации от удара головой, потом, что я  в какой-то секте нахожусь. Виктор, скорее всего, продал меня в сексуальное рабство. Пот выступил на лбу, значит, сейчас со мной был этот мужчина а не мой муж, потому что Виктора я и близко не вижу. А так же не слышу, чтобы где-то работала машина или что-то отъезжало от этого места. Меня кинуло в жар от данной мысли.

По спине пробежали мурашки и тело сковала паническая атака. Я попробовала пошевелиться, подо мной скрипнула телега. Мужчина поднялся от костра и направился в мою сторону. Я в ужасе смотрела на то, как он приближается, это был какой-то внутренний страх. Ужас охватил все мое тело и меня стало немного подтряхивать мелкой дрожью. Я даже пыталась отодвинуться от края телеги, но у меня не получилось. Он наклонился, посмотрел на меня, погладил по голове и сказал:

- Ну как ты? Тебе лучше? Воды дать попить?

Я мотнула головой утвердительно, потому что боялась произнести хоть слово и в горле реально от страха пересохло.

Он поднес глиняную кружку к моему рту, и я выпила воду большими глотками.

- Спи, Лада. Мишутка и Лиза спят на сене, я им постелил, возле костра. С ними все в порядке. И тебе нужно поспать и набраться сил. Скоро будем дома.

Он накрыл меня каким-то покрывалом и погладил по голове.

Какой Мишутка? Какая Лиза? Кто они? Почему я здесь?

Голова раскалывалась от мыслей и каждое движение головы, отдавалась болью в висках. Сейчас бы таблеточку парацетамола не помешало, но просить ее у этого странного мужчины я не буду. Я слышала, как он ходит возле телеги и подкидывает дрова в костер. Руки были завязаны спереди, я их тихонько подтянула к себе и попыталась зубами развязать веревки, но у меня ничего не получилось. Погрызла их, но никакого результата. Была еще одна проблема: если я начинала шевелиться в телеге, то она предательски поскрипывала и мужчина подходил к ней и проверял меня. Я хотела дождаться, когда он уснет, чтобы попробовать выбраться с телеги, но он не ложился долго и мои глаза сами собой от усталости закрылись, и я провалилась в сон.

Сон вернул меня домой, в тот день когда все и произошло. Как всегда, по классике жанра, вернулась домой раньше обычного. Я поднимаюсь по лестнице к себе домой, открываю ключом дверь в квартиру и вижу женские туфли на шпильке у себя в прихожей. Это явно не мои, я такие не ношу.

В сердце не хорошо кольнуло от нехорошего предчувствия. Я быстрым шагом прошла в нашу спальню и замерла на входе. Мой муж кувыркался с девицей, которая стонала под ним и царапала ему спину. Я задохнулась от злости и кинула в мужа свою сумку.

Он вздрогнул от неожиданности и повернул голову в мою сторону. Девица, увидев меня, вскочила и спряталась за мужа.

- Да, как ты мог!

- Успокойся, Марина! Нам нужно поговорить!

- О чем?!

Муж поднялся с кровати, накинул халат на плечи и подошел ко мне. Я начала его бить кулаками в грудь, с такой злостью, которая была во мне. В этот момент не успела заметить его руку, но удар по лицу был очень сильный. От пощечины в глазах все поплыло, в ушах зазвенело, но я осталась стоять на ногах. Виктор схватил меня за руку выше локтя и потащил меня на кухню.

 - Я сказал: успокойся!- прошипел мне в лицо.

Слезы из глаз лились ручьем. Левая сторона лица горела очень сильно. Он с силой посадил меня на стул возле стола. Взял меня за подбородок и сказал:

- Что хочешь развод? Ничего не выйдет детка. Ты будешь хорошей девочкой, соберешь свои вещички и почешешь на дачку к родителям. Поняла меня?

- Это мой дом и ты не посмеешь меня выгнать! Подонок! Свинья! Урод!

Виктор ударил меня снова по лицу, от боли у меня наступило оцепенение. Из носа брызнула кровь, я подскочила и кинулась к двери. Было одно желание - убежать на улицу, подальше от него. Виктор не понял куда я и рванул за мной.

- Вернись, я сказал! Сука!

Я выбежала из квартиры и кинулась по лестницы. Виктор схватил меня сзади за куртку и дернул на себя. Я споткнулась о ступени и полетела вниз под треск одежды. Боль была очень сильной, я ударилась о ступени грудью и головой и сознание мое отключилось. Дальше не помню ничего.

2 глава.

Я резко проснулась и поняла, что ночью это был не сон, и я лежу вот тут на телеге, и рядом со мной ходит этот большой мужик. Голова стала работать и думать, как мне от него сбежать.

Понять еще в какую сторону мне бежать и далеко ли до города. Я прислушалась, услышала, как трещит костер и ржание лошади. Можно ж украсть лошадь и на ней ускакать в даль. Я правда не умею, но жить захочешь, не так раскорячишься. Нужно еще от веревок избавиться. Руки уже серьезно отекли, и очень хотелось в туалет. Я подняла голову и решила оглядеться, кто чем занимается и оценить обстановку вокруг.

Мужик поил из деревянного ведра  коня или лошадь, я в этом плохо разбиралась, рядом паслась еще одна. Значит их две, это уже напрягает. Получается, что убежать мне будет труднее, мужик явно умеет ездить на лошади, в отличие от меня. Возле костра девчушка, со светлыми косами, лет 11 -12, мешала что-то в котелке. Не далеко от костра сидел на покрывале маленький мальчик со светлыми волосами и играл с какой-то деревянной игрушкой, похожей на коняшку.

У меня все болело: спина, руки, ноги – было ощущение, что меня били палками не один день. Это как, после физкультуры, когда у тебя все мышцы болят, после тренировки. Я села в телеге, смысла нет скрываться и притворяться спящей. Нужно узнать, что они от меня хотяи и какой выкуп потребуют, если что продам дачу родителей и поживу в квартире подруги.

Девчонка повернула голову в мою сторону, посмотрела на меня и улыбнулась.

- Лада! Какая радость! Как хорошо, что ты проснулась, я уже подумала, что тебе совсем плохо. Ты спала вчера весь день, после того как упала с чердака. Помнишь?

Я помотала головой. С какого чердака? Почему я Лада? Кто эта девочка?

- Я хочу в туалет. Развяжите меня.- Сказала я с хрипом в голосе и посмотрела на нее с жалостью, может сжалится.

Девчонка повернулась и посмотрела на мужчину.

- Я развяжу тебя, если ты дурить не будешь. – Сказал мужик.

- Хорошо. Обещаю.

Мужик подошел ко мне, достал нож и разрезал веревки на руках. Я потерла запястье и попробовала перегнуться и слезть с телеги. Он подхватил меня на руки и поставил на землю. Я отшатнулась от него, и он меня отпустил. Он долго и хмуро смотрел на меня, потом сказал:

- Далеко не ходи. Это не наш лес и я его плохо знаю. Нарвешься на медведя или волка, отбить не смогу тебя.

Какой медведь! Что он несет! Я посмотрела на телегу, там стоял сундук и какие-то узлы. Возле телеги тоже были сложены узлы один на один. Я обошла телегу и пошла к деревьям не далеко от того места, где мы были. На мне было одето длинное платье и какой-то фартук, который одевался через голову. Нижнего белья нет и на телеге я его не заметила. Значит с меня вчера этот урод снял трусы и куда-то дел. Ладно, не умру без них. Я прислушалась и не услышала звуков города. Лето!  Вокруг лето! Как сейчас может быть лето? Ведь я когда упала, была осень! Нет, я не могла так долго в коме пролежать и кто бы за мной так долго ухаживал? Где врачи, где больница, и потом кто эти люди. Где я нахожусь и где Виктор, мой муж, в конце концов? Я же не сошла с ума, я посмотрела вокруг, вроде понимаю, что это лес, меня зовут Марина, мне 38 лет, а может уже 39. Какой сейчас год?

И тут меня озарило: наркотики! Они видимо мне дают какую-то траву или колят наркотики. Я посмотрела на локти, уколов нет, значит все таки чем -то поют меня, каким-то снадобьем. Не дури – этот мужик сказал. Так нужно осторожнее, видно из-за того, что я проспала два дня, из меня выветрилась эта дурь. Хорошо. Нужно осторожно с едой и напитками. Он же меня вчера поил, но на меня ничего не подействовало. Странно. Ладно. Сбегать в лесу нет смысла, посмотрим, куда мы на этой колымаге приедем. Я вышла из леса к лагерю, подошла к костру и села на пенек рядом с девчонкой.

- Мишутка к тебе просился, Лада. Весь день вчера маму звал. А ты спала и не слышала. – Сказала девчонка.

Маму! Это мой ребенок? Откуда? У меня нет детей! Они меня с ума решила свести! Спокойно Марина! Не показывай им своих чувств. Пусть они думают, что ты та же, прежняя!

Если они заподозрят, тебе силой дадут наркотики, и ты забудешь кто ты. Девчонка подхватила мальчика и принесла мне. Ребенок обнял меня и уткнулся носом в грудь. Ребенок меня узнает и ему где-то два года. Может отняли у кого-то ребенка, и мне подсунули. Странная пара. Ладно, ребенка не обижали, когда я спала – уже хорошо. Хотя мужик все- таки воспользовался мной, пока я в отключке была. Ну да здесь же нет больше женщин, только я и девчонка. Как хочется помыться после этого мужика! -Лиза! Еда скоро будет готова? А то нам пора уже ехать.

- Да! Сейчас всем наложу!

Лиза ловко разложила кашу по мискам и раздала мне и мужику, сама села на покрывала, забрала у меня с рук мальчика и начала его кормить.

- Лада, ешь! Ты уже несколько дней не ела! Вон как похудела! Мишутку, я покормлю.

Я попробовала кашу, и у меня заурчал живот. Каша была вкусная. Тем более, если придется бежать, то лучше это делать на сытый желудок. Мужик быстро съел кашу и стал запрягать одну лошадь в телегу.

Потом ловко закинул узлы на телегу и посадил туда Мишутку. Посмотрел на меня и сказал:

- Если ты будешь спать, могу забрать мальчишку к себе! – вот эта забота! С чего вдруг?

- Мне он не мешает. Как долго нам ехать?

- Вечером будем на месте.

Я пошла к телеге и не ожидала, что он схватит меня и посадит в телегу. Спереди пристроилась Лиза, и мы двинулись в путь.

3 глава.

-Лиза, а что со мной случилось? Я ничего не помню.

- Ой, Лада! Я думала, ты не выживешь. Тебя ж очень сильно избил твой муж.

- Виктор?

- Какой Виктор? Малхор! Он тебя всегда бил. Я его очень сильно боялась! А в этот раз он прямо на рынке тебя избил! Ты не помнишь?

Я отрицательно покачала головой. Какой рынок? Какой Малхор? Кто это такой? Я вообще ничего не понимала.

-Никита - она показала головой на мужика - помог тебе корзинку поднять на телегу. И Малхор это увидел и он, как с цепи сорвался. Давай бить тебя прямо при возле телеги. Никита и врезал ему. Кто ж знал, что он пролежит без сознания и помрет, через неделю. Как я радовалась за тебя! Такой дом тебе достался, хозяйство и ты - вдова! Староста позавидовал на твой дом! Малхор, хоть и плохой был человек, но рукастый мужик! Все в дом, все для жены красавицы! Не помнишь? Ладно, может ты память потеряла после падения с чердака?

- А как я на чердаке оказалась? И что мы делаем тут, раз я вдова и у меня дом большой? Где этот дом?

- Ой, Лада! Видно это от горя у тебя плохо с головой. Они же, староста и кузнец, силой тебя замуж за Никиту решили отдать. Никита пришел к старосте свататься и пообещал твой дом оставить ему! Как ты плакала горемыка! Как ты уговаривала старосту так не поступать с тобой!

Мне тебя было очень жалко! Ты такая красивая, молодая, только вдовой стала и опять замуж! Да за кого? У него ж кулачища-во!- Лиза показала две руки.

Да я и сама видела эти кулаки, он меня как пушинку на телегу закинул.

- Он конечно завидный жених! Все наши по нему вздыхают! Одно слово - кузнец. Но зачем тебе - вдове, только освободилась от мужа и опять замуж! Ты ж могла теперь жить, как хочешь и никто слово тебе не сказал бы. Тяжело без мужика, но не такой красивой вдове. Все бы, как вдове помогали тебе, если бы не он! Как пришли они со старостой в дом к тебе - ты сказала, что не бывать этой свадьбе! Если силой тебя женит староста, то ты и дитя зарежешь и дом сожжешь вместе с собой. Схватила палку из печки и на чердак. Никита кинулся за тобой и там пытался тебя поймать, но ты оступилась и упала в окно на чердаке. Пока была без чувств, староста тебя замуж отдал и печать на руку сам поставил. Мне велел за тебя отвечать. Никого кроме меня нет у тебя, я одна, твоя сестра и осталась.

Моя сестра? Какая сестра?- я смотрела на Лизу и не понимала - это сон или я так с ума схожу. Как же складно все придумано, этож кто у нас тут фантазер такой?

- Что было дальше?- у меня уже голова начинала опять болеть от всего этого.

- Как отдали тебя замуж, староста слова прочитал над тобой. Я плакала,ты была без сознания, думала ты тоже, как и Малхор, умрешь. А женки старосты вещи наши с тобой в узлы повязали и в телегу покидали. Мишутку вывели и сказали на меня, езжай, ты должна быть с сестрой.

Это была какая-то фантастика. Помню, смотрела фильм: «Холоп», так там отец парню устроил жизнь в деревне на исправление, как будто он в прошлое перенесся. Мы еще с мужем смеялись, что это крутой бизнес проект. А на меня Виктор вряд ли бы такие деньги тратил и для чего ему это?

Я ехала и молчала. В голове была каша от всего услышанного, но аннализировать голова ничего не хотела. Как только я начинала переваривать слова Лизки, она начинала болеть еще сильнее.Сидела и рассматривала своего нового мужа, который ехал впереди на коне, потом мне надоело на него смотреть и я просто смотрела по сторонам, осматривала достопримечательности так сказать, но кроме лесов, полей и рек, ничего не было. Нигде вокруг не было видно электрических проводов и столбов.

- Прости меня, Лада. Я не могла ничего сделать! Меня никто не слушал. Он уже застолбил за собой право быть твоим мужем. Ночью взял тебя, пока ты была во сне. Теперь твое согласие и его право на тебя никак не оспорить.

Да, это я помнила. Как он «застолбил» свое право! Я прям с такой злостью посмотрела в спину этому мужику. Маньяк какой -то! Что за средневековье такое! Какое у него на меня право? Как вообще можно изнасиловать человека и считать его своей женой.

- Это мы еще посмотрим!

- Ничего не выйдет, Лада! Они тебе на запястье уже клеймо поставили!

Я посмотрела на запястье и правда, там стояло клеймо. И на другом запястье клеймо было перечеркнуто, как будто стерто.

- А это что? – я показала Лизе на зачеркнутое клеймо.

- Видно совсем тебе плохо было, Лада! Ты же сама перечеркнула клеймо на сожжении мужа. Вдова берет палку из костра мужа и прикладывает себе на руку. Только так муж может отпустить тебя из своей жизни. Ваша семья сгорает вместе с ним и ты становишься свободной.

Это уже вообще какой-то ужас. Еще и клеймо мне поставили. Что за игры идиотские? Клеймо, наряды, порядки какие-то странные. Посмотрела на руки, руки вроде мои, только маникюра нет. Не иначе меня продали куда- та в захолустье в рабство, в какую-то секту. Видно будет тяжело мне от этих товарищей вырваться, Было ж в новостях про каких-то сектантов, там целые поселки в лесах есть и люди квартиры свои продавали, чтобы к ним попасть и уходили туда жить, отказавшись от всего мирского. Видно и мой, драгоценный муж, от меня таким образом избавился. Не убил, не покалечил и то хорошо. А то сидела бы сейчас овощем в инвалидном кресле бы и наследство никому не нужно было, все мужу бы досталось. У меня мурашки по спине побежали от тех мыслей, что пришли в мою шальную голову.  Странно то, что я не помню большой промежуток своей жизни. Где была и что делала все эти дни? С осени до сегодняшнего дня, а сегодня у нас начало лета, судя по погоде и природе.

4 глава.

Закат мы провожали, ехав по полю. Я плохо разбиралась пшеница это или рожь. Но поле мне казалось было бесконечное. Если есть поле, значит и поселок недалеко. Наконец-то, мы скоро будем среди людей, и этот маскарад закончится. Мальчик спал у меня на руках, он вообще старался не отходить от меня. Я так мечтала о ребенке долго и мучительно. Не раз просила мужа взять из детского дома малыша, но он был против этого, говорил сами родим. Сколько слез, лечения, даже послушав бабок, в храм ездила, и ничего не помогало. А теперь эти люди говорят, что это мой ребенок. Я рассматривала его, он был светловолосый. Большие карие глаза с большими ресницами и ямочки на щечках. Он бы был красивой девочкой. Такое лицо для девочки мечта, а тут мальчишка. Я нюхала его макушку, он там вкусно пах каким- то сладким молоком. Или это сено так на меня влияло. Вечером стало холодать, и я завернула малыша в покрывало. Где же мама твоя, малыш? Как женщина могла отдать такого маленького на съемки. А вдруг у меня с крышей не все нормально? Вдруг он упал бы с телеги и покалечился?

Как- то странно. Никаких квадракопторов для съемок и такая большая территория задействована. Не пойму, зачем столько денег вложено и для чего это сделано? Пока одни вопросы и ни одного ответа.

После очередного холма, мы заметили огни деревни. В домах светились огоньки, и мы к ним приближались. Моя душа радовалась и ликовала, хотелось кричать: скорее, скорее, домой!

Как мне надоело трястись в этой телеге и когда уже это закончится?

Мы подъехали к деревне, и я увидела, что это не фонари, а факелы и с грустью подумала, что театр продолжается и нормально помыться и сходить в туалет, видимо не удастся.

Мы подъехали к крайнему темному дому, он был как бы на холме. Кузнец пошел в дом, открыл нам ворота и завел телегу во двор.

- Заходи хозяйка! Теперь это твой дом.- Сказал он мне и открыл дверь.

Я спрыгнула с телеги и пошла в дом вслед за кузнецом. Он зажег факел каким-то камнем, я так сразу и не поняла, как он это сделал и осветил большой широкий деревенский дом.

На полу был самотканый длинный ковер. Справа была большая печь, как в деревнях, слева был стол с лавками и возле стола стоял буфет с посудой. Над столом висел образ богородицы с лампадкой.

Кузнец зажег лампу, которая висела на цепях посреди дома, и поставил факел возле печи в специальные ножны.

- Дрова для печи принесу. Справитесь затопить печь?

- Справимся, батюшка. Где мне спать с Мишуткой?- спросила Лизка за спиной.

- Пока на печке устроишься, а завтра разберемся.

Лизка передала ему Мишутку, чтобы он положил его на печку, и стала суетиться возле печки. Я же стояла в ступоре посреди дома и не могла поверить, что это не конец  и представление продолжается.

Я подошла к столу, на столе стояла крынка молока и хлеб, накрытые рушником.

Я села на лавку и впала в ступор. Это не может быть, что это? Это мне испытание?

-Лиза, а город далеко?

-Далеко, Лада! Здесь в основном одни деревни! Но раз в месяц мы ездим туда, если есть что продать. Я думаю, что Никита часто туда ездит, он же кузнец! Он что и староста многое может себе позволить. Эта деревня больше нашей и на рынок мы сюда приезжаем, здесь и мельница и кузнец. Так что тебе повезло. Жены у Никиты нет, так что ты одна хозяйка!

- Так я ж его жена!

- Правильно, ты забыла, что Малхор имел старшую, да зашиб ее, вот тогда ты и стала старшей женой. А так она тобой помыкала.

Мамочки, куда я попала. Средневековье какое-то! Многоженство! Только этого мне не хватает.

Это уже даже на кино не смахивает. Ладно, главное узнать в какой стороне город и доехать до него, там уже в полицию и все это закончится.

Лиза как-то для такой маленькой девочки очень ловко со всем управлялась. Мне даже стыдно стало за свое бездействие.

-Давай я тебе помогу! Лиза говори, что делать.

- У Малхора нам Манька помогала, а как муж помер твой, и сбежала к своему брату. Так что я привычная. Нужно поесть хозяину приготовить, а то если кулаком свои стукнет, так нас тоже спалят на огне погребальном.

Я хмыкнула, пусть попробует только тронуть. Чем -нибудь как огрею, мало не покажется. Потом заяву накатаю, будет знать, как в образ входить. Лиза показала на корзину с картошкой, я села ее чистить. Она ловко поставила чугунок на огонь. В этот момент в дом вошел кузнец и положил нам что-то завернутое в полотенце и поставил ведро воды.

Я развернула и увидела сало соленое. Так это праздник уже. Сейчас мы его и пожарим с лучком.

Я покидала картошку в кипящий чугунок. Лиза поставила в другом чугунке яйца варить, и все чугунки задвинула подальше в печь. За печкой я нашла на стене лук, уже засохший. Ну ладно сойдет, а завтра посмотрим все запасы кузнеца, раз он решил сделать меня хозяйкой. Попляшет теперь муженек.

Через час у нас с Лизой был накрыт стол. На столе стоял котелок с картошкой, и сверху была она засыпана жареным салом и шкварками лука.

- Я еще такого не пробовала, но пахнет вкусно. Где ты такому научилась, Лада?

- Ладно, еще не то с тобой сделаем.

В этот момент к нам зашел кузнец.

- Садись к столу, батюшка.- Сказала Лиза и отошла от стола. Он посмотрел на меня и молча с хмурым лицом сел за стол. Махнул нам, и мы с Лизой тоже сели за стол.

- Сядь рядом! Ты жена и хозяйка этого дома!

Хорошо, если ты так хочешь, то я сяду - подумала я и пересела рядом. Он наложил в глиняные плошки еду мне и Лизе и начал есть. Мы ели молча, мне даже странно было, что кузнец ничего не налил себе выпить и мы просто молча ели свой поздний ужин. Неужели этот холостяк ничего не пьет? Но кто-то принес ему молоко и хлеб. Значит не такой уже монах сидит рядом со мной.

После ужина мы с Лизой убрали со стола и помыли посуду. Я нагрела воды, разбавила ее в ведре холодной и пошла на двор обмыться. Не при этом же чурбане мне мыться!

Полила на себя с ковшика и только обтерлась полотенцем, повернулась одеться и увидела за спиной у себя кузнеца. Он стоял и смотрел на меня, абсолютно не стесняясь. По спине поползли мурашки. Кроме ковша, ничего рядом, чтобы врезать ему. Он протянул мне ночную рубашку.

- Завтра покажу тебе купальню. А сейчас идем спать, надеюсь не нужно тебя связывать?

- Зачем? Можешь стукнуть меня и взять опять бесчувственное тело. Ты ж у нас походу некрофил. Сколько тебе за это платят, извращенец?

- Платят? Некро-кто? Ты моя жена и я имею право на тебя! Но если тебе так противно, я не трону тебя. Но первая ночь принадлежала мне по праву. - Он сверкнул глазами и ушел в дом.

5 глава.

В доме было темно. Я поискала уступ, чтобы забраться на печь к Лизе, но кто-то схватил меня сзади за платье и потянул. Я обернулась, там стоял кузнец.

- Я тебя не трону, но спать ты будешь в моей постели. Или ты пойдешь сама или я тебя свяжу и положу в кровать силой.

Гнев поднялся во мне волной, аж зубы у меня скрипнули. Только тронь меня, подумала я, отравлю чем-нибудь, что спать будешь на унитазе у меня! Я пошла следом за ним. Мне пришлось ложиться в кровать с чужим мне мужиком, да еще и под одним одеялом. Я насколько могла, отодвинулась от него на край коовати и решила, что уж легко я ему не дамся: или поцарапаю или укушу, если тронет меня – это точно. При всей своей воинственности, через несколько минут я уснула крепким сном и даже не проснулась, когда кузнец утром встал и ушел.

Я проснулась очень поздно по меркам деревни. Здесь привыкли вставать рано, еще на восходе солнца. Лиза вовсю шуршала на кухне и гремела посудой, но меня не пришла будить. На самотканом коврике, на полу, сидел Мишутка и играл со своим  деревянным конем.

- Доброе утро, Лиза! Доброе утро, Мишутка!

-Доброе! Я вижу, что у тебя все хорошо! Ты улыбаешься! Значит Никита очень хороший муж!

-Почему ты так решила?

- При Малхоре ты вообще не улыбалась. Только плакала по ночам, когда он засыпал. А сегодня я не слышала твоего плача и не вижу слез на твоих щеках.

- А где мой, так называемый, муж?

- Он ушел со столяром договариваться, чтобы этот человек сделал нам с Мишуткой кровать. Представляешь, у меня будет своя кровать! Как у принцессы! Я себе матрас сама сеном набью.

В этом была такая не поддельная радость, что я смутилась. Может Лиза всю жизнь живет в деревни, и не видела кровати, а сейчас ей платят за спектакль и ей так легко все дается. До какой степени все правдоподобно, что я начинаю сомневаться во всем этом.

-Пойду, умоюсь.

-Да, пойди. Там на улице у входа кадушка с водой. Никита уже наносил целую.

Я вышла на улицу, было очень светло и солнце уже хорошо припекало. Двор был широкий и такой порядок на нем был, что диву давалась. Я наклонилась к кадушке и чуть не завизжала от неожиданности. На меня смотрело чужое лицо. Я потрогала себя. Еще раз посмотрела на свое лицо, и у меня наступил ступор. Что с моим лицом? Они мне, что, сделали пластическую операцию? Я посмотрела на руки, вроде мои, только какие-то утруженные, как у деревенских дам. Ладно отмочим в ванночках, маникюр сделаю, только ногти нужно отрастить.

В этот момент из двери выглянула Лиза, она что-то вылила из ведра прямо во двор.

- Лиза, что с моим лицом?

Лиза нахмурилась, подошла ко мне близко, посмотрела на меня:

- Не вижу ничего. А что с твоим лицом? Вроде обычное лицо. Синяк только на щеке, но так это ты ударилась, когда падала. Бабка Манка сказала, это красоты не испортит, все пройдет. На девках не такое заживает!

- Лиза! Это не мое лицо!

Лизка остановилась, внимательно посмотрела на меня, потрогала мне лоб.

- Лада, тебя нужно к деду - шаману везти! Ты повредилась умом! Ничего не помнишь! Лицо не твое! Ты меня пугаешь! Я скажу Никите, пусть везет тебя, пока ты нас не зарезала, как Авдотья!

-Какая Авдотья? - сказала я и осеклась, потому Лизка молчала и смотрела на меня с подозрением, нахмурив брови.

Я посмотрела еще раз в отражение и подумала, а что если этот шаман и дает какие-то зелья, чтобы никто ничего не помнил. Вот я попала! - Ладно, Лизонька! Успокойся! Я уже почти все вспомнила. Только в этой кадушке я не узнала свое лицо. Видно синяк меня напугал.

Лиза посмотрела на меня с недоверием, всплеснула руками и пошла в дом. Нужно как-то ее успокоить и притвориться, что я все вспомнила. Но как? Я умылась и пошла в дом. Тяжелые мысли о том, что теперь меня вряд ли кто дома узнает. Родных нет, подруга за границей, а муж походу сделал все, чтобы меня не нашли. Ни телефона, никакой связи, да и где я нахожусь, даже примерно, не знаю. Если я даже полицейским скажу, кто я, мое фото мне не подходит. И меня точно упекут в психушку. Это сделано все специально, чтобы я не смогла вернуться никогда.

Я зашла , села за стол и мне как-то совсем себя стало жалко, аж до слез.

- Лада не расстраивайся, синяк почти сошел. А ты такая красавица, что все вокруг завидуют тебе.

Лиза гладила меня по голове, а у меня текли слезы от бессилия и беспомощности, что у меня нет ни документов, ни денег и искать меня никто на этом краю жизни не будет.

Я пошла, легла на кровать и разревелась. Лиза гладила меня по голове и как могла, успокаивала, но истерика не проходила и объяснить я ей ничего не могла, как такое можно рассказать, чтобы тебя не посчитали сумашедшей. Потом она принесла мне кружку с отваром. Я слышала, как заходил кузнец, как он о чем- то разговаривал с Лизой, но я не прислушивалась, мне как-то стало безразлично все вокруг, а потом я провалилась в сон. Видно все - таки Лиза какой-то травы мне дала, что я уснула.

6 глава.

Проснулась ночью, от того что меня прижимал к себе кузнец и мне как-то спокойно было, как в детстве. Было и страшно, потому что я понимала, что справиться с этим мужчиной физически не смогу. Было и надежно, даже со своим мужем я никогда не чувствовала себя настолько надежно.

Я всегда была независимой. Впереди планеты всей. Работала наравне с мужем, все доходы и расходы пополам. Может поэтому никогда не чувствовала себя так надежно. Как говорится, не было ощущения: как за каменной стеной!

Я попыталась отодвинуться на безопасное расстояние, но кузнец тут же подвинул меня опять к себе. Ладно, я ж не красная шапочка, кузнец не волк, чего мне бояться?

Я лежала, закрыв глаза, и думала о том, как мне быть дальше. Без денег отсюда невозможно уйти. Как- то спектакль затянулся, и никто не прокололся за это время - это странно. Я не верила, что меня вот так могло закинуть в какой-нибудь параллельный мир или в прошлое. Ну, это только в книгах бывает. Я еще никого не встречала, чтобы вот так человек прилетел из будущего. В тоже время по новостям видела, что есть целые поселки отшельников, которые вот так живут и их все устраивает, может меня им в рабство продали. Странно, что нигде не видно следов цивилизации, ну не в прошлом же я! И в тоже время мурашки бежали по спине при мысли, а что если мне так повезло! Надо тогда думать, как тут выжить и я по примеру Скарлетт О Хара, решила, что я подумаю об этом завтра и решила выспаться.

Утром кузнец опять неслышно покинул кровать. Я встала, Лизы в доме не было. Мишутка сидел на полу. Я решила осмотреться и найти себе дело. С другой стороны печки была сделана еще одна комната и все вещи были там сложены. Все наши кульки лежали один на одном. Нужно все разобрать, и навести порядок. Пришла Лиза, принесла воду.

- Доброе утро, Лиза.

- Все хорошо? Я так за тебя переживала и Никита места себе не находил весь вечер.

- Все хорошо. Давай мы с тобой займемся домом. Расскажи, что тут и как, чтобы я могла тебе помочь.

- Коровы у нас нет и это плохо, Лада. Молоко можно только выменять у соседей или у старосты со скотника взять. Хоть козу нужно завести нам. Никита заказал мне кровать, и я смогу вместе с Мишуткой спать на кровати. Сегодня должен привезти мне кровать.

-Хорошо. Где он сам? – я сидела за столом с кружкой молока и хлеба.

- Он в кузне.

- Хорошо. Пусть работает. А где ты берешь воду?

- Из реки ведром достаю.

- Тут есть река?

- Да, за домом прямо.

Так, нужно  мне обследовать территорию. Я встала, взяла ведро и пошла за дом, чтобы посмотреть, где река и как здесь воду набирают. Передо мной открылся потрясающий вид. Я стояла над обрывом, внизу была широкая река. Передо мной был сделан помост и лестница к реке. На помосте находилось деревянное ведро с веревкой. Я посмотрела вдаль, не видно ли каких электрических вышек за лесом. Дальше река делала петлю и уходила за лес. На берегу лежали перевернутые лодки, натянуты сети на палках. Какой-то мужик покрывал смолой дно лодки. Вокруг были видны бескрайние леса, справа за поселком бесконечные поля с посевами. От нашего дома вниз уходила деревня, так же она перетекала на другой холм. Это были местами дома из бревен или из досок. По дому можно определить, зажиточный хозяин там живет или нет. Дома утопали в садах, а вот по улицам не было видно деревьев и даже кустиков вдоль улиц не росло. Между холмами была видна мельница с колесом. До нее была сделана канава, по которой текла вода. Канава была оббита деревянными досками и в конце была закрыта перекладиной. Люди прямо из канавы набирали себе воду ведрами для нужд. Наверно возле мельницы было шумно, когда она работала, поэтому домов возле нее не было. Это ж, сколько денег нужно было потратить на всю эту массовку и на строительство. Нет, моему мужу это не по карману и холодок пополз по спине. Ладно, доберемся до города, и все станет на свои места! А сейчас мой мозг не хотел все это анализироватть и сравнивать. Я просто боялась себе признатться в очевидном и успокаивала себя, что все это подстроено, что это розыгрыш. Да и кто в здравом уме поверит, что ты в прошлом или в другом мире, вот и я всеми силами в это не верила и гнала эту мысль поганой метлой от себя.

Я оставила ведро у помоста и решила обойти дом и осмотреться. Там раздавался звон молотка о наковальню, и мне стало любопытно. Я никогда не была на кузне и не видела этого волшебства.

Я увидела не далеко от дома навес с кирпичной печью. Мой кузнец был раздет по пояс, волосы были завязаны шнурком и сделан сзади хвост. На нем был надет длинный кожаный фартук, и он что-то ковал. Потом подходил к сделанному в углу колодцу из кирпичей и опускал туда свою болванку с шипением и паром.

И тут я увидела возле стойки навеса красивую, темноволосую девушку с длинной косой. Она стояла и держала крынку в руках. Мой кузнец повернулся к ней, махнул в ответ головой утвердительно и взял из ее рук крынку. Отпил от нее и отдал ей ее обратно, потом взял какую-то штучку из ее рук, повертел и положил на стол к себе. У меня в душе что-то неприятное от этой сцены поднялось к горлу. Вот это да! Марина, да ты собственница!  Мужик насильно переспал с тобой, а ты его уже своим считаешь. Я передернула плечами, вспоминая нашу ночь с ним. Лиза ж говорила, что кузнец завидный жених и что-то еще про многоженство говорила. Ну уж нет, тогда уж лучше вдовой быть! Я вот такую змею терпеть возле себя не буду. Я стояла и смотрела и не могла решить, куда мне нужно идти: назад или в кузню, и в этот момент кузнец обернулся и посмотрел на меня, у меня сердце ухнуло вниз, то ли от страха, то ли от взгляда его. Девушка тоже обернулась в мою сторону, посмотрела на меня с нескрываемой ненавистью, прижала к себе крынку и не спеша, как будто она здесь королева, пошла к поселку. Я же взрослая женщина, чего мне бояться, и сделала шаг к кузнице. Посмотрю, на каком все уровне в этом государстве.

- Доброе утро!- кузнец поднял бровь и взглянул на меня удивленно.- Я хотела посмотреть кузню, не помешаю?

- Нет.

- Что ты куешь?

- Шпильки для мельника.- Он при этих словах шагнул ко мне, я, отшатнувшись, уперлась спиной в стойку. Этот мужчина меня подавлял, я боялась его и в тоже время, что-то внутри тянуло меня к нему, но я гнала это от себя. Он протянул руку и убрал прядь с моего лица. Погладил щеку, где был синяк и нахмурился.

- Не буду мешать тогда, работай.- Я отодвинула его и очень быстро зашагала к ведру. Я прямо спиной ощущала его взгляд, и хотелось повернуться и посмотреть права ли я, но гордо подняв голову, я зашагала к ведру и услышала звон молотка. Только не хватает мне еще в него влюбиться, думала я и с раздражением  поднимала ведро с водой. Как же неудобно, здесь набирать воду. Можно было колодец выкопать и сделать канализацию. Это я уже размечталась.

Нужно срочно к цивилизации двигаться. Предчувствие какое-то неприятное от этого всего. Ну не может такого быть, чтобы такой большой поселок был оторван от цивилизации или меня так хорошо разыгрывают.

Я зашла в дом, посмотрела, что готовит Лиза: это была какая-то похлебка.

-А где ты яйца берешь? Я не видела тут кур у кузнеца.

- Это все Никита, ему все приносят, за работу.

- Какой завидный жених! Все ему приносят! - язвила я, меня прчему-то это раздражало. - Лиз, а до Москвы далеко?

Лиза повернулась, нахмурилась:

- Что такое Москва? Поселок или город?

- Ну, это очень большой поселок! – я смотрела на Лизу и не могла понять, она притворяется или правда о Москве ни разу не слышала.

- Я не слышала про такой. Спроси у Никиты, он в городе бывает, может и знает, где такой поселок. А зачем он тебе?

- Просто хотела узнать, в какой он стороне находится. – Лиза пожала плечами.

Я задумалась, не может такого быть, чтобы никто про Москву не слышал. Ладно, еще не вечер. Нужно как-то здесь улучшить условия жизни и жить, пока денег не соберу. Деньги!

- Лиза, а деньги у нас есть?


- Лада, деньги у мужчин! И зачем они женщине! Мужчина даст, если попросишь и купит, что нужно! Он должен о нас заботиться, если он не будет тебя кормить или одежду покупать, можно пожаловаться старосте. Но никто не жалуется, за мужчиной лучше жить, чем прислугой домой вернуться.

- А если побьет? Тоже можно старосте пожаловаться?

- Можно! Староста вернет не довольную жену домой к родителям!

- А если нет родителей?

-Тогда к дядьке или к брату и тогда замуж они тебя отдадут! Лада, странно, что ты у меня все это спрашиваешь! Ты же это знаешь и без меня!- вот это да, я чуть не прокололась! Опять будет думать, что у меня что-то с головой.

- Ладно, что разговоры разговаривать? Давай- ка обед готовить! А давай драники сделаем! Картохи много у нас! Вчера вот кто-то мешок притаранил!

- Драники? Притаранил? Лада, кто тебя такому научил?

- С мое поживешь, не тому научишься. Где у нас терка?

- Что это такое? Терка?

- Железяка с дырочками! Не видела здесь у кузнеца?

- Нет!

- Ладно, пойду у него спрошу!

Я пошла к кузнецу, от него как раз отходил мужик. Он остановился и посмотрел на меня.

- Мне нужна терка! Где ее взять?

- Что такое терка?

- Железяка с дырочками, чтобы продукты тереть. Морковку, картошку.

- Хм. Хорошо, давай я сделаю тебе твою терку. Скажи, как выглядит.- Я смотрела на кузнеца и не понимала, может он издевается надо мной. Неужели никто до сих пор не приносил ему терку в ремонт и что это такое, что он здесь один кузнец на округу, а терку никому не делал.

Взяла палку и нарисовала на земле квадрат с дырочками. Потом взяла лист железа и показала, как нужно проткнуть его. Никита взял у меня лист, поставил гвоздь и стукнул по нему молотком.

- Вот отлично! Мне нужны такие дырочки по всему листу!

Кузнец посмотрел на меня как на сумасшедшую и стал долбить этот лист.  На половине листа я его остановила и показала, как сделать по-другому, чтобы у меня было две разных терки.

Я взяла у кузнеца свою терку и довольная пошла домой. Лиза как раз начистила картошку, и я стала драть картофель на своей новой терке. Через полтора часа на столе стояла гора драников. Мишутка сидел на коленях у Лизы и сосал драник. Он был весь в масле от драника, но довольный не выпускал его из кулачка.

Я наложила небольшую миску драников, положила сбоку сметану и пошла, кормить на кузню своего мужа. На кузне находились люди, я поставила миску на стол и наблюдала за тем, как кузнец подковывал чью-то лошадь. Когда мой муж освободился, я подвинула ему миску. Он попробовал драник, и я увидела, что бровь поднялась у него вверх. Значит, мне удалось удивить этого не знакомого мне мужчину. Я улыбалась себе мысленно! « Ну, что попался, на крючок! Путь к сердцу мужчине через желудок, еще никто не отменял!»

Тут мы услышали визги со стороны деревни. По дороге от нас, в конец деревни, шел взлохмаченный мужик и волочил по земле за волосы девушку. Бедолага хваталась за его рукав и громко визжала. Все прохожие, мужчины и женщины переходили на другую сторону и никто не вмешивался. Во мне все поднялось! Вспыхнула такая ненависть и злость к этому мужику. Я схватила  длинную палку, потяжелей, из тех, которые стояли у печки, и побежала к этой странной паре.  Как я не покатилось кубарем с бугра не понятно, но летела я быстро! Со всего маха я ударила мужика палкой по спине, потом еще раз и била пока палка не сломалась. Мужик развернулся ко мне и замахнулся кулаком. Я даже не поняла в горячке, когда кузнец меня схватил и толкнул за спину. Драки не последовало. Мужик остановился и уставился на кузнеца. Видно было, что кузнеца боялся, поэтому не ударил.

- К старосте пошли! На суд! – пробасил мужик. Он поднял девчонку, которую волочил и толкнул впереди себя. Кузнец повернулся ко мне с поджатыми губами, сверкнул глазами, схватил меня за предплечье и поволок к дому старосты. Пока мы шли до дома старосты, сзади нас постепенно росла толпа. Вся деревня шла на суд. Кого будут судить, я уже догадывалась, иначе не был бы мужик таким смелым. В голове всплыли картинки, как людей на кол сажают, вешают или четвертуют, а может меня розгами побьют, для профилактики. Я дернула плечами, отгоняя эти мысли. Если это все постановка, то ничего со мной не сделают. Но страх никуда не делся и мысль о том, что все это может быть по - настоящему меня настораживала. Откуда им знать, как я поступлю и как можно успеть подготовиться к моим выходкам?

7 глава.

Мы подошли к большому деревянному дому на площади с большим крыльцом - верандой.

- Староста выходи! Суд у нас!- гаркнул мужик. Я оглянулась, виселиц нигде нет. Может пронесет. Вокруг нас уже собралось очень много людей. Еще бы, такой спектакль! Крутая массовка. Особенно удивляли дети! Они были грязные, полуголые. Ковыряли в носу, и мне казалось, сыграть ребенок, так точно не сможет. На крыльцо вышел большой бородатый мужик. Так выглядели купцы на картинках в книжках. У него на шеи висел какой-то медальон, я не могла разглядеть, что на нем нарисовано, наверно символ власти. На кожаном поясе висел нож в ножнах, очень красивых, видно было, что это очень дорогие ножны, резные, с металлическими вставками.

- Рассказывайте! – крикнул староста. В этот момент я увидела у него за спиной вышли две женщины, одна держала кулек с малышом. Маленькая девочка просунула голову между ними. Следом вышла та девушка, что я видела возле кузни с кувшином. « А, так ты, наверное, дочь старосты» - подумала я.

- Моя младшая жена уже три года не может дать мне наследника. А утром потеряла дите, которое носила. Я решил эту бракованную выгнать из деревни, чтобы никто потом не обвинил меня, Макара – скотника, в том, что если кто-то женится на ней, а она не родит ему дитя, что это я виноват! А она - он показал на меня - избила меня! Совсем распустил кузнец жену! Чтобы баба на мужика руку подняла! Так они скоро и командовать начнут!  -  Староста нахмурился, посмотрел на меня.  Я ждала фразы от него: « 20 плетей ей за ослушание или побить ее камнями!» Но он подбоченился, наклонил голову и улыбнулся.

- Ну что, Никита! Берешь Соньку в служки? Твоя женка ее отбила у Макара!- на эти слова вся толпа зашумела. Кузнец посмотрел на меня со злостью.

- Беру!

Макар толкнул Соньку  к ногам кузнеца, плюнул и ушел. Староста поджег палку от факела и отдал в руки Соньки. Та со слезами приложила ее к запястью, громко закричала, уронила палку и с ревом упала на колени перед старостой. Я вырвала руку  из хватки кузница, наклонилась к Соньке, обняла ее и начала успокаивать, гладя ее по голове. Кого больше я успокаивала ее или себя, трудно было понять. Меня трясло от всей этой сцены мелкой дрожью.

- Никита, проучить нужно твою женку. Больно строптивая она у тебя! Засылай по осени сватов к Марьяне, сделаешь ее своей старшей женой, и она наведет порядок в твоем доме. Всех слушаться научит!- я посмотрела на кузнеца, он смотрел на девушку на крыльце.

Марьяна улыбалась кузницу и куталась в шаль.

- Спасибо, староста! Я пока больше жениться, не намерен. Дом маловат для двух жен. Как расстроюсь, так и порешу этот вопрос!

- Мудрое решение!- староста похлопал кузнеца по плечу, - А с женой разберись, а то твой дом скоро превратится в курятник и хозяин в нем будет не петух!

Кузнец махнул старосте и тот пошел к себе домой.

- Пошли!- сказал, глядя на меня кузнец. Я подняла девушку, обняла ее, и мы пошли за Никитой домой. В конце улицы нас догнала полненькая женщина, кинула кулек с вещами Соньки нам под ноги, плюнула и ушла. Я посмотрела ей вслед и подумала: « Это, наверно, старшая жена Макара - скотника! Как говорится, муж и жена – одна сатана!»

Сонька была маленькая, немного больше Лизы. По дороге она всхлипывала и жалась ко мне. Я завела ее в дом и крикнула Лизку:

- Давай, девочка моя, нагрей воды в купальне. Соньку нужно помыть и переодеть!

Мы помогли Соньке помыться, я перевязала ее руку и посадила ее за стол, потом  достала из печки чугунок с драниками и наложила в миску девушки. Она осторожно взяла один драник и опустив глаза съела его.

-Вкусно? – она кивнула головой.- Ну тогда не стесняемся, кушаем, а то ты совсем тощая!

Пока Сонька кушала, я все пересказала Лизе. Она только закрывала рот рукой и охала!

- Лада! Тебя же Никита мог за это побить и выгнать! А как же мы с Мишуткой? Никита хороший, ни разу меня не ударил, Мишутку не обидел, он мне найдет достойного мужа.

- Лиза, ты еще ребенок, тебе рано про мужа думать. Тебе еще учиться нужно! Вот каникулы закончатся, и в школу пойдешь.

- В школу пойду? А где эта школа? Далеко идти?

- Не притворяйся, Лиза! Странно, что у тебя нет книг. Вам что читать ничего не задали?

- Книг! Я читать не умею. Это мужчины могут и то, не все! Меня учили считать и то чуть-чуть, чтобы никто не обманул на рынке. А буквы я не знаю. Да и зачем они мне, я ж газет в глаза не видела! Да и ты, Лада, не умеешь читать, никто нас этому не учил. Не об этом жена должна думать, а о том, как мужу ладить. Чтобы хозяин был в хорошем настроении, сыт и доволен!

- Ага! А потом за волосы из дома: Так не доставайся ты никому!- выкинут, как Соньку выкинули!

- А ты веди себя хорошо, не своевольничай и муж не выгонит тебя! – Лиза даже топнула ногой при этих словах. – Раньше ты себя так не вела! Послушная была!

И глядя на нее, я думала, что она не маленькая девочка, а старая бабка, с деревенскими устоями. Я вздохнула и посмотрела на Соньку, та как раз закончила есть, и сидела на лавке, сложив руки и опустив голову.

- Так хватит киснуть! Давайте займемся домом! Сонька, ты с Лизой ковры вытряхните от пыли, а я помою полы в доме! А то повадились тут некоторые в сапогах ходить!

Весь оставшийся день мы наводили порядок в доме. Перебрали два сундука, посмотрели все ткани, что есть у нас и как Лизка не сопротивлялась, я поделила все отрезы ткани на троих, и мы решили, что пошьем из них себе одежду, пока ту, которой не хватает. Застелили новую кровать для Лизы и Мишутки. Навели порядок с продуктами в сенях, и я решила, что излишки нужно продать.

Вечером, когда кузнец вернулся домой, я заставила его снять сапоги в сенях, принесла ему ушат с теплой водой и заставила помыть ноги. Он молча все сделал, что я ему сказала. На стол мы поставили тушеную картошку с курицей.  Не хватает зелени нам и почему у кузнеца нет огорода? У меня у бабушки в деревне был большой огород с огурцами и клубникой. Нужно заняться этим вопросом, многое не посадишь, уже поздно, но зелень, даже огурцы, еще успеют вырасти.

- А мы можем в город съездить, дорогой?

Кузнец на меня посмотрел с таким удивлением, что у меня на щеках появился румянец. По спине пошли мурашки и какой-то холод в груди, как предчувствие, это когда на тебя смотрит дикий зверь и ты ждешь нападения, но ты готов к нему и у тебя уже адреналин зашкаливает от ожидания. Я не боялась его, какое-то чувство безопасности рядом с кузнецом было, но у меня было ощущение борьбы, как будто я готова сечас к бою.Он долго смотрел на меня, потом махнул головой, опустил глаза и продолжил есть. Как я не люблю молчаливых мужчин! Ни тебе когда мы поедем в город, ни что ты там хочешь купить, никаких вопросов не прозвучало, да и ответов тоже не было.

8 глава.

Через неделю в нашей деревне был рыночный день. С самого утра к поселку подъезжали с двух сторон по дороге телеги. Многие шли пешком рядом с телегами. Я смотрела на это издалека, со двора дома. Из-за того, что дом находился на холме, панорама открывалась живописная. Мне было интересно пойти на рынок и посмотреть, как там все происходит. Я горела желанием и любопытством. Прямо отсюда мне было видно, как люди занимали свои мечта на краю деревни. Как многие телеги по дороге направлялись к нашему дому. Я смотрела на все это как на широкоэкранное кино. Не хватала попкорна и удобного кресла. Я не знаю, с чем это можно было сравнить. Но даже солнце радовалось, этому празднику моей души. Кто приехал самый первый, занял лучшие места. Телеги выстраивались в торговые ряды. Лошадей и коней отводили к лесу пастись, там мальчишки развели костер и приглядывали за табуном.  Возле кузнеца тоже уже с утра стаяла толпа. Кто-то забирал заказы свои, кто-то заказывал что-то новое. Мой муж всех внимательно слушал, кивал или рисовал, по моему примеру на земле. Возле мельницы тоже было много людей. Видно с какой-то деревни привезли прошлогоднее зерно помолоть, так подняли перегородки в канале с водой и колесо крутилось и шумела вода, как на водопаде.

- Нам можно будет сходить на рынок?- я еще с самого утра спросила у кузнеца.

- С Сонькой пойдешь, иначе свяжу и посажу в конюшню.- Получила я ответ. И теперь не могла дождаться, когда освободится Сонька. Они с Лизкой бегали от кузни до дома и носили оттуда, то чем расплачивались с кузнецом, а туда заказы людей. Мне Никита не разрешил приходить на кузню. После того суда с Сонькой мне было наказано никуда не ходить. Я ждала, когда уже кончится это наказание и можно сходить к реке. Но больше всего я ждала, когда мы поедем в город. Я не знала даты, когда мы поедем, и спросить было не у кого. На все мои вопросы, кузнец отворачивался и занимался своими делами или уходил из дома. Неопределенность угнетала и я нервничала.

- Лада, у меня есть время. Пошли скорей на рынок. Никита разрешил сходить и посмотреть, что там продают. Сказал у него сейчас заказы одни, поэтому мне не нужно бегать там.

Мы пошли туда, где было очень много людей. Там было шумно, кругом кричали люди, скот, петухи, гуси. Мне казалось, что я нахожусь на съемках фильма про Русь Петра I. Женщины в этих странных нарядах: на них были длинные платья рубашки с вышивками на рукавах. Поверх были одеты длинные фартуки и подвязаны длинными поясами с вышивками. Это такая кропотливая работа, вышить эти пояса. У всех девушек были одеты украшения: вдоль лица свисали колтуши. Как сказала Сонька, это оберег, очень сильный оберег. У многих на лентах на голове впереди были вышивки, это тоже что-то значила, я не запомнила. На шеях много украшений. У кого- то бусы, гайтан, грибатки, жгуты – это все мне объясняла Сонька. Ее покойная матушка была травница, и она знала все обереги, все травы, заговоры. Когда я ее спросила, почему она не стала травницей, она сказала, что в семье должна быть одна травница и все знания, через обряды передаются ей. У них в семье стала травницей старшая сестра Северина. Учили всем секретам всех дочерей в семье, но силу лекаря, через обряд можно передать только одному. Какие страшные обряды прошла сестра Северина, мне рассказала  Сонька. Самый, наверное, легкий, в моем понимании, был обряд на перекрестке, когда она должна была заговором созвать собак к себе. Все собаки ложились клубочками у ног Северины, а девушка должна была читать слова заговора, но если бы она забыло хоть одно слово или испугалась, собаки разорвали бы ее. То же самое, она потом делала со змеями и они обвивались вокруг друг друга и сворачивались клубками. Остальные обряды мне даже страшно вспомнить. Наверно я бы не смогла стать травницей. Разговаривать с духами умерших, призывать утоплениц или уметь призывать тьму в купальне, это вообще что-то из сказки о вурдалаках.

Перед тем как пойти на рынок, Сонька с какими-то словами - заговорами, я даже не запомнила их, надела на меня украшения: повязала мне вышитый пояс с колокольчиками. Я сказала, что теперь не потеряюсь, так как по колокольчикам меня можно будет найти, как корову в лесу. Сонька сказала, что они отгоняют злых духов, лучше бы деньги притягивали. На косу одела накосник, его достала Лизка из шкатулки, это такой треугольник с вышивкой и бусинами, который завязывается на конец косы, тоже очень красивое украшение. В современном мире я не видела таких у девушек, да и в книгах не встречала или я мало читала об этом. На шею мне надела, даже не одела, а зажала гривну, ее сделал Никита к рыночному дню. Это металлический ошейник витой с кругляшками на конце. Он когда мне его одел как-то вечером перед ужином, девчонки мои ахали и хлопали в ладоши, а я решила, что мне цепи не хватает, ошейник уже есть.  Он еще и тяжелый. Ладно, зато мужу приятно, сделал жене подарок, я так понимаю, что ждал расплаты, но не случилось. Я теперь понимаю, почему это до наших дней не дожило. Ходить с ошейником на шее, очень напрягает. Но я решила играть в эти игры до конца. Хочется посмотреть в глаза, этому массовику - затейнику, который все это организовал. Ну и конечно Сонька одела мне ленту с колтушами. Это как серьги, только они закрывают виски. Вот такие нарядные мы пошли смотреть на эту диковину - рынок, в этом странном месте.

- Еду, еду в соседнее село на дискотеку!- напевала я себе, когда мы шли на рынок. Кругом на телегах были корзины с птицей, цыплятами, утятами, гусятами. Я уже жалела, что не взяла Мишутку с собой, все это показать ему.  Дальше мы увидели корзины всякого рода, круглые, квадратные, с крышками. Дальше стояли гончары. Тут было много покупателей. Я посмотрела на посуду, она была разная. У одного гончара была красивая белая с глазурью и росписью. Девушки цокали языками и торговались с женой гончара. Это наверно самая дорогая тут посуда. Но я секретов глины не знаю, и точно такое у меня не получится. Мы с Сонькой дошли до тканей. Тут были и рушники, и простыни украшенные вышивкой, и грубая самотканая ткань. Мне нравился весь этот колорит и вся эта атмосфера праздника. Даже мужик с дудкой, который таким образом привлекал внимание покупателей к себе, он продавал деревянные ложки и разные деревянные ведра и корытца.

На одной телеге мне попалась шерсть. Мужик продавал мешок, говорил, что последний и может мне уступить за красивые глаза.

- Так за мешок жита отдаю, но тебе за мешок овса могу отдать.

Я посмотрела на Соньку, она махнула головой, значит, хорошо сторговались. Я попробовала поднять  мешок, он оказался тяжелый.

- А донести не поможешь до дома мешок нам, добрый человек?

 Мужик ухмыльнулся, спрыгнул с телеги, закинул мешок за спину и сказал:

- Веди хозяйка!- Сонька схватила меня за рукав и помотала головой.

- Нельзя, Лада! Чужой мужик помогает!

- Так что нам его самим волочить? Заодно и овес свой заберет. – Я кивнула Соньке и пошагала вперед. Мужик с мешком шел рядом. Нам оставалось совсем не много до дома. Когда я увидела, как ко мне очень быстро идет кузнец. Я радовалась, что он соскучился и бежит посмотреть, что я купила. Он подлетел ко мне, схватил меня очень больно за предплечье и прошипел в лицо:

- Позорить меня решила!- и потащил к дому меня очень быстро на глазах у зевак. Затащив меня в дом, швырнул на кровать, наклонился и прошипел в лицо. – Я к тебе хорошо относился, а ты решила меня на всю деревню опозорить.

Я увидела, как он замахнулся на меня, закрыла глаза и ждала удара, но шли минуты и ничего не происходило, я открыла глаза, на меня смотрел кузнец. В его взгляде столько боли было, столько обиды, что меня бросило в дрожь, я не понимала, что я такого сделала? Чем я могла его так разозлить? Я молча смотрела на него и не знала, что мне нужно делать дальше. Он вздохнул, отвернулся и ушел из дома. Я осталась сидеть на кровати.

9 глава.

Лиза с Сонькой подлетели ко мне. Они покрутили мое лицо и Лизка спросила:

- Он тебя бил?

- Нет. А что я такого сделала, что меня нужно бить? Я что ему изменила? Или может он меня с любовником застукал в своей постели? – при каждом моем слове глаза у моих девочек становились шире и шире.

- Лада! Ты видно очень хорошо головой приложилась, когда упала. – Сказала Лизка. Сонька повернулась к ней и посмотрела на нее вопросительно.

- Сейчас я расскажу тебе эту историю! Это было на прошлой ярмарке. Она же мне сама и рассказала. Малхор пошел за последние шкурки, забирать бутыль масла! Представляешь, целый бутыль выторговал, этож удача! Телега осталась у кузнеца Никиты. А она притащила корзинку с гусями с рынка и поднять не смогла, чтобы поставить на телегу. Никита подошел и помог ей. Малхор увидел это и возле телеги начал ее бить, так как она хотела другого мужика своей красотой охмурить, и его, законного мужа, опозорить. – Я даже рот открыла от такого занимательного рассказа, вот это поворот, значит Никита знал, что нельзя чужой жене помогать и помог. – Никита и вступился за нее! Ударил Малхора, он упал и потерял сознание.

- А почему суда не было? – спросила Сонька.- Ведь по правилам, если Никита побил Малхора, то мог забрать себе в жены Ладу и наш стаоста мог определить ее к нему.

-  Да, но она стала просить за сына, чтобы не лишал ее ребенка, ведь Малхор мог не отдать ей сына, он пока единственный, кто выжил из сыновей, он же наследник его. Вот Никита и не стал ее забирать, помог Малхора погрузить на телегу  и отправил Ладу с ним домой. Кто ж знал, что Малхор через неделю умрет, вот Никита и приехал в наш поселок, чтобы получить то, что ему причиталось.- Лизка кивнула в мою сторону.- А она уже неделю вдовой пожила, мне каждый день говорила, что замуж не пойдет. Старшая жена погибла прошлым летом, Малхор ее побил, она родами и померла и ребенок не выжил, не доносила она его. Как ты думаешь, хотела она замуж за Никиту? Староста сначала хотел с ней по - хорошему поговорить, что не может он Никите отказать, что она принадлежит ему по праву победы, но она слушать не хотела. Говорила, что дом у нее есть, другой жены Малхор не завел себе, поэтому она единственная в этом доме могла жить и она сама себе хозяйка. Какая вдова захочет замуж опять, если у нее все есть в доме? Малхор шкуры выделывал лучше всех, секрета не рассказывал, вот и просили его помочь и платили, кто чем мог. Его шкуры и в городе за дорого брали. Нужно было ее сразу забирать, а кузнец отказался от жены, значит, нет у него прав на нее, так старосте и сказала! Староста тогда разозлился, где это видано, чтоб им командовали и сказал, что тогда он ее силой отдаст за Никиту, а дом себе заберет.  Лада как закричит, я сейчас ребенка убью, а дом вместе со мной сгорит, и погребальный костер не нужен будет! Схватила палку из печки с огнем и кинулась на чердак дома. Никита за ней кинулся, только не успел он ее схватить, она отшатнулась и сорвалась с крыши. Я на ее крик выбежала и увидела ее лежащей. Я думала, что она вслед за Малхором уйдет в светлые сады, но бог миловал. Староста так ее и отдал замуж, пока она безсознания была. Отца то нет, у меня согласие спросили и все. Женки старосты собрали наши вещи, в телегу сложили и отправили нас троих с Никитой, к нему в деревню.

Сонька покачала головой и пошли они с Лизкой заниматься дальше своими делами, так как Никите больше помощь не нужна была. А я осталась сидеть и в ужасе была от того порядка, какой был в этом мире. Вот так отдали замуж, даже если против и заступиться не кому, а ты терпи его и ублажай, а любовь, а полюбви нельзя значит замуж выйти.

- А если завтра другой мужик Никиту побьет, то я уже как переходящий вымпел ему достанусь? - обратилась я к Лизе. Они с Соней переглянулись удивленно и Лиза мне стала объяснять.

- Это как староста решит! Если есть дети и муж не против, то у тебя спросят. А вдруг ты захочешь к другому мужу уйти.

- Если я захочу, то иду к новому мужу, если нет, то остаюсь со старым? Так?

- Верно. Но тогда платится откуп, если ты уходишь к новому, старый за тебя приданое дает и решает, что будет с детьми, с ним остаются или с тобой уходят. Если со старым остаешься, то старому мужу платит, то кто его побил.

- Откуп большой?

- Большой, поэтому в драку за жен чужих не лезут, только за девок молодых.

- Хорошо, а если муж против отдавать меня?

- Тогда  если муж будет против отдавать тебя, то каждый должен старосте выкуп дать в тайне друг от друга, тогда староста при народе огласит выкуп и кто больше даст, тому ты без согласия достаешься, но победитель и такой же откуп дает и проигравшему.

- То есть муж может за меня рубль дать, я достанусь другому и еще в придачу деньги получит.

- Я не знаю, сколько это рубль. Я таких денег не видела, но староста назначает начальную сумму выкупа.

- А если выкуп одинаковый и у того, и у другого.

- Им придется еще раз давать выкуп, а этот останется старосте.

- Мудро. Никто не захочет деньгами раскидываться.

- А почему за Соньку не попросили выкуп?

- У Соньки нет детей. Такую не обязательно в жены брать, можно взять в служки. Это победителю решать. Тем более муж ее выгнал из дома, значит не жена уже и платить за нее выкуп или нет, это уже решал староста и Никита мог сказать, что он на скотника не нападал, тогда еще не известно, кому за драку пришлось платить откуп старосте.

- Но почему за меня не было суда и выкупа?

- Муж твой суда не потребовал и если он умер после драки, то ты пренадлежишь победителю. А выкуп он за тебя старосте нашему заплатил, иначе староста тебя б не отдал, и дом твой, остался старосте.

- Так можно убить мужика и забрать жену и торговаться не пришлось.

- Можно, но тебя могут из деревни выгнать по решению старосты в лес и не пустят в деревню никогда, даже на рынок. А в другую деревню тебя не заселят без поручительства старосты.

- Как страшно жить! И сколько раз я могу так замуж выходить?

- А сколько хочешь! Места на клеймо хватит на руках.- я посмотрела на клеймо и подумала: " Да, это не кольцо! Снял и ты холост и можно любовниц завести! А староста, хитер, бобер, сразу просек, что если Никита Соньку возьмет второй женой, то Марьяне ничего не светит!"

Вечером, я накрыла на стол и ждала Никиту, он так и не пришел. В кузни его тоже не было. Что ж мы не гордые, но за мужиками бегать не будем, и я пошла спать.

Так прошло два дня. Утром я слышала, когда просыпалась, стук его молотка, а вечером он не возвращался домой. Я из гордости не шла с ним мириться, почему я должна мириться, если ничего не сделала такого, за что мне должно быть стыдно! Это он решил, что я его позорю!

Но в душе меня грыз червячок обиды, и больше всего хотелось знать, где он бывает по ночам, что не приходит ночевать.

Я не ходила на кузню, и только украдкой видела его, когда набирала воду с реки. Он даже не поворачивался в мою сторону. Сонька приносила миску с едой от него не тронутой. Еду, которой с ним расплачивались за работу, тоже приносили прямо домой.

Я занимала себя работой по дому и огороду, который удалось мне сделать за конюшней, чтобы не думать о нем. Сонька принесла от соседки Дони рассаду, та со мной поделилась и какие- то семена, еще посадила лук на зелень. Как только я вспоминала о нем, то сразу с остервенением долбила землю на огороде. Девчонки, молча, мне помогали и ничего не спрашивали. Еще, когда Никита не пришел ночевать в первую ночь, Лизка на утро, мне сказала:

- Иди, попроси прощения, и он простит тебя! Ты мучаешь и его и себя!

- Не пойду! Я ничего не сделала такого, за что должна просить прощения! И закончили этот разговор! - она покачала головой, но больше с тех пор ничего мне ни сказала.

Я зашла в сени, попить воды, так как на улице стояла жара и услышала разговор девчонок.

- Вон опять отказался от еды! Синяки под глазами и молчит, хмурый такой! Миску мне назад пододвинул и даже не глянул в нее. Марьяна круглыми днями там околачивается, еду ему приносит и молоко. Наверное, скоро в сваты пойдет к ней, а если Лада не одумается, сделает ее старшей женой. – Вздохнула Сонька.

Во мне все внутри закипело, аж зубами скрипнула от злости! Значит от моей еды он отказывается, а чужую ест. Голодовку он значит объявил! Я открыла дверь в дом, взяла его миску с обедом и пошагала к кузне. Кузнец был один, но на столе у него я увидела крынку Марьяны и что-то завернутое в полотенце. Чуть не задохнулась от негодования! Я с грохотом поставила миску на стол, что кузнец повернулся ко мне на этот звук.

10 глава.

Он посмотрел на миску, потом на меня и не одного слова не сказал. Просто молчал и смотрел.

- Почему от еды отказываешься? Не отравленная, не бойся!

Кузнец ухмыльнулся и шагнул ко мне. Взял меня за талию и прижал к себе. Другой рукой он дотронулся до лица и погладил большим пальцем по щеке. У меня подкосились ноги, я была в смятении и не понимала, как мне себя вести, сердце готово было вырваться из груди, по спине побежали мурашки, под ложечкой засосало от предчувствия. Я смотрела ему в глаза и в следующее мгновение он меня поцеловал. Я растаяла, как воск в его руках. В голове зашумело, по телу пробежала волна, которая заканчивалась в волосах. Руки сами потянулись к его плечам и дальше скользнули по шее к его волосам, и я прижалась к нему всем телом. Он меня гладил по спине, и от этого по моему телу разливалась нега и удовольствие.

- Кхе-кхе!- раздалось за спиной у Никиты. Он нехотя от меня оторвался, посмотрел мне в глаза и отпустил меня. За спиной кузнеца стояли два мужика. – Горяч  ты, Никита, раз тебе ночи с женой не хватает! – засмеялись мужики, и я покраснела до кончиков волос.

- Еще и Соньку к себе забрал! Скоро баб начнем от тебя прятать! – слышала я за спиной их хохот и подковырки. Кузнец молчал и ничего им не отвечал. Я забежала за дом, остановилась и постаралась успокоиться, чай не маленькая девочка! Губы горели огнем, я помнила его руки и его запах. Как тут успокоишься! Я взяла свою мотыгу и пошла за конюшню, заниматься огородом, мне нужно успокоиться и привести мысли в порядок. Тяжелый физический труд помогает в этом!

Когда стало вечереть, я наносила воды и полила свой маленький огород. Неизвестно сколько придется здесь жить, пока я смогу собрать деньги и вернуться домой. Все дальше закрадывалась мысль, что что-то не так с этой постановкой, но если я начну думать, что этот мир другой, я, наверное, сойду с ума. Вернулась домой и решила помыть Мишутку. Он копался на огороде рядом со мной и был весь чумазый. Сонька приготовила ужин, а Лизка покормила домашнюю скотину.

Я налила воды в ушат и мыла Мишку, он не приносил никаких хлопот. Или из-за имени или просто ребенок был спокойный, это был такой не капризный мальчик. Он мог часами играть с травинкой или на ладошке играть с божьей коровкой. Меня беспокоило, что он ничего не говорит, у меня не было детей, и я не знала, когда они должны заговорить. У Мишки была всего лишь одна игрушка, его деревянная лошадка и он с ней не расставался. Еще он постоянно сосал пальчик или ложку, которую ему давала Сонька, макнув в мед. Сонька сама еще была ребенком, ей было около 16 лет, ее отдали замуж в тринадцать лет. Здесь как я поняла, очень рано отдают замуж, только начнутся «Лунные дни» у девочки, ее сразу отдают замуж. У меня волосы на голове шевелились от такого ужаса. Я как представлю, как здоровенный мужик решит себе ребенка в жены взять, так, наверное, убила бы его, куда полиция только смотрит!

Стало темнеть и я пошла накрывать стол к ужину. Надеюсь, хоть сегодня вернется, этот блудный муж домой. У меня при мысли о нем бежали мурашки по спине.

Как же я быстро забыла своего мужа Виктора, а ведь любила его сильно! Мы познакомились на вечеринки, меня привела подруга туда и я увидела его впервые там и сразу влюбилась. Он не обратил на меня никакого внимания, была я там или нет, он даже позже не помнил об этом.

Я целый год грезила о своем Викторе, засыпала с мыслью о нем и просыпалась с мыслью о нем!

Пока мы не пошли на пикник, та как оказалось у всех были пары, кроме меня и Виктора. У меня понятно, почему не было, а он прямо по дороге на пикник поругался со своей девушкой, и она развернулась домой и не пошла с нами. Там он подошел ко мне, и мы разговорились, он ухаживал за мной весь вечер, а потом пошел меня провожать домой. Мы провстречались год, я звонила ему каждый день. Я сейчас вспоминаю и понимаю, что это я за ним бегала как дурочка. Он видел, что очень нравится мне и пользовался этим. Он был моим первым мужчиной, и я другого на его месте не представляла.

Жизнь семейная покатилась под откос, когда я сделала аборт. Я плакала, я хотела этого ребенка, но Виктор просто не позволил мне его родить, сказал, что сначала нужно переехать от моих родителей, а потом заводить детей. А дальше мне подруга говорила, что он мне изменяет, но я не верила ей и ругалась с ней постоянно из-за этого. Детей мы больше не смогли завести,сколько не пробовали, не получалось, только и занимались тем, что зарабатывали деньги. Мне стало грустно от этих воспоминаний.

Интересно, если я переспала с кузнецом, это считается измена своему мужу? Ведь отдаться другому мужчине у меня и мысли не было! Тем более я была без сознания. И где мой муж? Почему он меня не ищет? Значит, не нужна ему и больно стало на душе от этой мысли. Как- то пусто прошла моя прошлая жизнь.

Я услышала, как перестал стучать молоток в кузне, но вот сердце мое начало стучать еще сильнее. Я ждала, придет ли Никита сегодня домой или опять будет ночевать где-то. Минуты для меня превратились в часы. Он не шел.

Ком подкатил к горлу, и я решила, что этому уж я измены никогда не прощу! Тут я услышала шаги за дверью и сердце мое, готово было вырваться из груди. Он открыл дверь и вошел в дом. Посмотрел на меня, но никаких эмоций во взгляде. Сел за стол и молча, стал есть. Я не могла сидеть рядом с ним. Где-то в области солнечного сплетения ныло какое-то предчувствие, и я старалась его заглушить какой-нибудь работой. Я чувствовала его взгляд на своей спине и от этого волна мурашек пробегала по мне до затылка.

После ужина, он так же молча, разделся и пошел спать. Я боялась идти в кровать. Не знала, чем еще себя занять, я уже перемыла посуду, вытерла ее насухо, что она скрипела, несколько раз поровняла скатерть на столе. Но деваться было не куда, и я пошла к кровати. Я нервничала так, как будто меня ждет первая брачная ночь. Я разделась и в ночнушке легла на край кровати.

 Кровать скрипнула и я почувствовала у себя на талии его руку. Кузнец обнял меня и пододвинул к себе. Сердце чуть не выпрыгнуло, а мурашки рванули по моему телу в поисках места, где можно спрятаться. Горячие волны от близости кузница поднимались по всему телу.

Он прижал меня к себе, зарылся в мои волосы лицом и я задохнулась от волны счастья, накрывшей меня с головой.


11 глава.


Кузнец Никита визуализация.

Я затаилась и ждала. Рука кузнеца погладила мою ногу, погладила колено и медленно начала гладить бедро. Волны ощущений разбегались по всему телу. Это было похоже на пытку, которая не кончится никогда. Он повернул меня на спину, и я увидела его глаза. Я растворилась в этих глазах и утонула в их глубине. Он смотрел на меня и меня охватывала дрожь от желания покориться ему. Я протянула руку к его затылку, зарылась в его волосах и наклонила к себе, чтобы поцеловать. В глазах потемнело от его поцелуев. Я хотела еще и еще. Это как источник воды для путника. Дальше мне сорвало голову. Мозг взорвался огнями, по телу пошли горячие волны желания, и я услышала, как трещит моя ночнушка, под его руками. Он гладил и целовал мое тело, а я с ума сходила от его поцелуев, я выгибалась ему навстречу и прижимала к себе его голову. Я теряла голову от прикосновений его рук и губ. Потом он взял меня за бедро и подмял мое тело под себя. И мне нравился этот плен, его рука сжала мою кисть, он прижал ко мне ногу, и я поняла, что схожу с ума от его запаха, от его рук и хочу продолжения. Я выгнулась на встречу и впилась в спину ногтями. Он целовал мою шею, плечи, чем доводил меня до сумасшествия. Все было как в тумане, я не помнила где я, я не помнила кто я. Разум мой помутился, и дальше все завертелось в бесконечном удовольствии и наслаждении. Тела наши сплелись в одно целое. Я принадлежала этому мужчине, а он принадлежал мне. Мне казалось время остановилось. Я впивалась ему в спину, прижимала его к себе и хотела полностью в нем раствориться и слиться с ним. Его большой палец руки гладила мое лицо и губы. Он прижимал меня все сильнее и сильнее, пока нас не накрыла лавина удовольствия, которая перешла во взрыв эмоций и освобождение. Я уткнулась ему в плечо, он очень нежно целовал мою шею, щекотя меня за ухом. Я боялась открыть глаза и посмотреть на него, мне, почему то было стыдно, за то удовольствие, которое я сейчас получила. За ту страсть, которуя я не смогла скрыть и она меня поглатила рядом с этим мужчиной.

Никита перевернулся на спину и увлек меня за собой. Я легла к нему на грудь и закрыла глаза от умиротворения и удовольствия. Я дышала им, гладила его щеку и губы и мне хотелось быть здесь с ним и чтобы утро не наступало. Он брал мою руку и целовал запястье и ладонь и меня накрывала такая волна счастья, что это сложно описать. Уснула я безмятежным сном, мне снилась маленькая девочка с карими глазами, как у Никиты, она смеялась и убегала от меня по полянке с ромашками. А я бегала за ней и пыталась ее поймать.

Утром я проснулась не от грохота горшками Лизы, а от того, что кто-то целует мне спину и гладит мое бедро. Я улыбнулась и сказала:

- Еще. – Никита тихонько зарычал, перевернул меня на спину и повторил пытку, которую он проводил со мной ночью. Когда наши объятия разомкнулись, и мы лежали уставшие и счастливые, он  взял мое лицо и поцеловал мои глаза, щеки, лоб, губы, накрыл одеялом и прошептал:

- Спи, душа моя!- поднялся и ушел. Я подмяла под себя одеяло и уснула. Проснулась я поздно. У меня было прекрасное настроение, я готова была летать. Я взяла чугунок с печки с горячей водой и побежала в купальню. Когда вернулась, никого из своих девочек не обнаружила. Мишутки тоже не было. На столе накрытая рушником стояла остывшая каша. Видно я очень долго спала. Я поела кашу и пошла к Никите. Возле кузни, на сене, накрытом покрывалом, играл Мишутка. Никита работал в кузне. Я подошла к нему и погладила его по спине. Он обернулся ко мне, схватил меня в охапку и стал целовать. Этот плен мне нравился, и совсем не хотелось из него вырываться.

- Соскучилась?- прошептал он мне в губы. Я махнула головой и посмотрела ему в глаза. Мне хотелось вот так стоять рядом с ним и смотреть, как он работает.

- Где Сонька с Лизой?

- Они пошли за ягодами.

- Тебе Мишутка не мешает? Я хочу стирку устроить.

- Тогда посиди с ним, я наношу тебе воды.

- Спасибо…..- Я хотела сказать: « Любимый», но замялась и не поверила сама себе, сердце сразу испугалось, что он меня не любит, а я пока не знаю, люблю его или привыкла к нему. Мне хорошо с ним, но очень много – но….

Я села к Мишутке, погладила его по голове и поцеловала в макушку. Никита пошел наливать воду в кадушки. Наверно, где-то в глубине души я мечтала о таком тихом семейном счастье.

 Я сидела с Мишуткой, смотрела на деревню, на поля за деревней и наслаждалась этим видом. Видно было, как во дворе у кого-то дети бегают, изображая коней. Кто-то телегу ремонтирует, столяр ведра и кадушки делает. Люди жили своей жизнью и не знали, что можно жить по другому: бежать со стаканчиком кофе на работу, а там зарабатывать деньги « стуча по клавиатуре», здесь жизнь остановилась и медленно шла, в этом была ее прелесть и очарование. Не нужно было выглядеть лучше, респектабельнее, дороже, круче. Никому не нужны были дешевые понты и крутые смартфоны. Да они тоже стремились улучшить свою жизнь, но самое основное делили одинаково для каждого дома. Каждый дом получал одинаковое кол-во мешков зерна, одинаковое кол-во дров и сена. Остальное уже каждый решал сам, куда деть и соседи менялись с соседями тем, что им не нужно было.

Жизнь была в этом плане честнее и чище в этой деревне, чем в мире, где каждый сам за себя и человек человеку волк.  Я не видела у них церкви и не понимала, как и во что верят эти люди. Хотя у Никиты висит образ Богородицы над столом. Они не вспоминают Бога, а у них Светлые и Темные духи. И Светлый сад очень похож на наш Рай.

От раздумий я очнулась, когда Никита погладил меня по плечам и поцеловал в макушку.

- Все готово, моя душа! Мишутку можешь оставить мне, я за ним пригляжу. – При этих словах он поднял Мишутку и стал его подкидывать к небу. Ребенок не выпуская пальчик изо рта, улыбался ему. Он так несколько раз подкинул его и посадил на место, ребенок радовался ему и не спускал с него своих глаз. Никита ему подмигнул и пошел в кузню.

Я поставила на улице на скамью большое длинное корыто и стала носить туда подогретую воду. Рядом стояло корыто для того, чтобы полоскать. Я помню, в фильмах женщины в старину полоскали белье в реках, и здесь я видела то же самое, но я пока не решилась идти к реке и полоскать там свои вещи. Когда заканчивала стирать, во двор вошел староста:

- Завтра утром все собираемся на сенокос. Ты в нашей деревне новая хозяйка, поэтому тебе говорю я, чтобы знала!

- А где собираемся?

- В поле. Увидишь утром, куда  бабы пойдут, туда и  вы с ними идите.

- Хорошо, поняла.

Как только староста ушел, вернулись мои девчонки с коробом за плечами и корзинами в руках. И оставшуюся половину дня мы перебирали ягоду, под песни Соньки и Лизки. Как же они душевно поют свои местные песни со своим говором и распевами.

Я когда - то в детстве слышала от бабушки песню:


Несе Галя воду,
Коромисло гнеться,
За нею Іванко,
Як барвінок, в"ється.
- Галю ж моя Галю,
Дай води напиться,
Ти така хороша –
Дай хоч подивиться!
- Вода у криниці,
Піди тай напийся,
Як буду в садочку –
Прийди подивися.

Я слушала своих девочек и была там, возле своей бабули и смотрела, как она плела косы из лук и чеснока и напевала эти песни. И так на душе было тепло и пахло хлебом и молоком от моей бабули.

Потом мы рассыпали эти ягоды на поддоны для сушки. Вечер был теплый и душевный, я вернулась в воспоминаниях в детство к себе домой и очень заскучала по родным, которых больше со мной нет.

Мы напекли пирогов с ягодами и заварили чай из ромашки и липы, что нам дала Доня.

Я пыталась разобраться с шерстью, хотела сделать нити для вязания, ведь я очень хорошо вязала, спасибо моей бабуле, она меня замуж готовила и учила всему, что по ее мнению мне пригодится в моей жизни. Под песни мы крутили нитки и скручивали их в клубки. Девченкам нравилась наша работа, им интересно было, что можно из этой веревочки сделать и зачем они мне. А я с нетерпением ждала ночи, я ждала Никиту!

12 глава.

Утром меня разбудила Лиза.

- Вставай, ты забыла, что нам на сено идти?

- Ах да! – кузнеца не было уже в кровати. Я вспомнила ночь, ах как сладко быть замужем! С Виктором я не испытывала такого удовольствия, и мне стало стыдно за это. Как я теперь вернусь к своему мужу и как я жить смогу теперь с ним! Сердце отозвалось болью, и я испытала горечь от мысли, что мне придется расстаться с кузнецом. Я вздохнула и пошла, собираться на сенокос. Не понимаю, что я буду там делать, я никогда не ходила на сенокос, теоретически я понимала, что там делают и для чего, но в жизни я этим никогда не занималась.

Лизка нам раздала деревянные грабли, мне на пояс повязала в платок Мишутку, Соньке надела короб с покрывалом и едой для нас. Там были вареные яйца, хлеб и крынка молока.

Мы пошли за женщинами в поле. Пока шли по полю, я рассматривала посадки зерновых. Они еще были тонкие и зеленые, но наверно скоро проклюнутся колоски и заколосится рожь, да пшеница.

Я думала, что мне придется косить траву на сено, этого я делать не умела и даже не представляю, как бы выкручивалась, все было прозаичнее, нам нужно было раструсить сено и потом после обеда перевернуть его для того, чтобы подсохло. Когда мы пришли, трава была покошена и лежала ровными рядками и уходила далеко к горизонту. Через несколько часов работы руки болели и спину ломило, но мы не останавливались, я работала ближе к лесу, потому что мне нужно было периодически переносить Мишутку к следующему месту. Иногда я посылала Лизку, потому что мне казалось, уж если я устала, то Лизка тоже устала сильно, но она не подавала виду. Стойкая девчонка!

- Лиз, а почему только женщины на поле, а мужики где?

- Лада, мы с тобой позже вышли и еле работаем, а то ты уже видела бы их спины впереди. Но скоро они уже уйдут и вечером опять придут косить. – Еще и вечером! Я думала, это отдельная пытка, какая- то придумана для людей. Давно пора трактор в этой деревне завести, а то с такими масштабами нам не справиться. На всю деревню сено запасти! Мне казалось, что поле и до вечера не закончится. Потом я увидела, что нам навстречу, часть женщин нашей деревни идут и помогают управиться нам с сеном. Я увидела там соседку Доню и еще три человека, но я их не знала.

- Спасибо вам! – Я улыбнулась Доне и остальным женщинам.

- Ладно, что тут такого! Мы же видим, что вам нужна помощь! – ответила Доня за всех. Потом мы все сидели в тени деревьев, отдыхали и обедали.

- Лада, Сонька сказала, что ты готовишь какие-то блюда интересные. Ты нас научишь?

- Конечно, Доня. Мне не жалко, тем более мужики любят вкусно покушать.  Как говорится путь к сердцу мужчины: « Лежит через желудок»! - и я засмеялась. Но мои соседи и девчонки не смеялись и смотрели на меня странно.

- А зачем нам его сердце?- спросила Лиза - И что это такое? Сердце?

- Ой, как все запущено у вас! Доня, ты любишь своего мужа?

- Любишь, это как?

- Как тебе объяснить. Ну, это когда у тебя все внутри загорается, при виде его и тебе хочется ему хорошее делать и приятное. Когда ты ему все с радостью делаешь.

- Не знаю. Я всегда хочу ему приятно делать. Меня мама так воспитала, что мужу нужно делать хорошо, и он тебя не побьет, и баловать тебя будет, и платок новый купит, и сапожки новые!- я вздохнула и поняла, что они даже не знают, что такое любить.

- Хорошо, баловать ему нравится тебя?

- Ну, когда он стал моим мужем, он часто меня баловал, а теперь не балует.- Загрустила Доня.

- А когда он целует тебя, твое сердце замирает?

- Целует? Он не целует меня.

- Блин, как все сложно! Хорошо. А ребенка ты своего любишь? Глядя на ребенка, сердце твое замирает?

- Сердце, это что-то внутри? Душа?

- Да, да. Пускай будет душа! Она замирает?

- Да, я его балую, и кусочки вкусные даю. И целую, пока муж не видит, а то заругает меня.

- Вот это любовь. Ты испытываешь любовь к своему ребенку. И мужа можно так любить и самое главное, чтобы он тебя любил!

- Это как Никита тебя, любит?- спросила Сонька.

- Никита?- я даже подумать не могла, что он меня любит. Я вспомнила Никиту, вспомнила его глаза, руки, какое удовольствие я испытываю в его объятьях и почему- то заболело внутри от тоски по нему. Я поняла, что мне его не хватает, что я уже соскучилась по нему и хочу увидеть его глаза и смотреть на него и таять у него в руках.- Возможно, я как-то не думала, что он меня любит.

- Он очень хорошо к тебе относится, никто из мужиков в нашей деревни, так не относятся к свои женам.  Даже муж Дони, хотя он ее не бьет и вторую жену не заводит.- Все на слова Соньки покачали головами. Я поняла насколько они несчастные, эти женщины. Ведь их, посуществу, никто не любит.

 Мы возвращались с сенокоса, уставшие, но веселые. Я пела песню: « Ой, Мороз, Мороз! Не морозь меня! Не морозь меня, моего коня!» Сначала все на меня смотрели удивленно, потом бабоньки стали подпевать и ближе к деревни мы уже пели ее хором. Мне приходилось каждый раз ее начинать сначала. В деревни мы замолчали и веселые шли домой. Я еще издалека заметила платье Марьяны, она была рядом с  кузнецом в кузне. Звона слышно не было, зато я увидела, как она стоит к нему лицом и гладит его по плечу. Он, молча, смотрел на нее. Во мне все поднялось волной!

- Вот сука! – отвязала платок, которым был ко мне привязан Мишутка, передала Соньке Мишутку, грабли Лизке и рванула в кузню.

Я подлетела к Марьяне, кузнец заметил меня в тот момент, когда я приблизилась к ним, но не отдернул руки, не отодвинул Марьяну. Я схватила ее за косу и потащила с косогора к дороге. Она визжала и бежала впереди меня, держась за мою руку, которой я держала ее волосы.

- Чтобы тебя тут больше и близко не было! Подстилка деревенская!- я толкнула ее в сторону дороги, потом вернулась в кузню, схватила кувшин и кинула его ей вслед. – Еще раз тут увижу, косу отрежу под корешок!- крикнула я вслед Марьяне, когда она побежала по дороге.

Я повернулась к кузнецу:

- Или я, или она! Выбирай! Второй жены в моем доме не будет! - я повернулась и пошла в сторону дома. - Пойдем обедать! - Пока говорила, я видела, как он поднял брови и смотрел на меня с удивлением и думаю, там было восхищение. Но мне было не до этого, я была злая, как сто собак! И загрызла бы в этот момент кого угодно. Когда поворачивалась в сторону дома, я заметила ухмылку на лице кузница. « По - радуйся! По – радуйся! С бабами я драться не буду! Еще чего не хватало, буду я тут за всяких кишки рвать! Не нравится со мной жить, ищи другую себе, но я это терпеть не буду!

Надеюсь, что доходчиво объяснила и показала, как с другими обниматься на моих глазах!» - думала я, когда шла домой.

Сонька и Лиза накрыли уже стол и при моем появлении спрятались за печкой. Вслед вошел кузнец, он, молча, прошел за стол, сел и долго смотрел на меня. Во мне волнами поднималась злость, но я молчала. Я не находила себе место, ходила по комнате туда и сюда. Ведь у нас так было  все хорошо, но как он мог так поступить! Кузнец подвинул себе миску и молча начал есть. Меня бесило все: то, что он молчит, то, что он не кричит на меня, то, что ничего в свое оправдание не говорит, про прости, тебе показалось, я вообще молчу!

 В этот момент открылась дверь, и в дом вошел староста. Мое сердце ухнуло в пятки. Теперь мне наказания точно не избежать. Он зло глянул на меня, подошел к столу и сел напротив Никиты.

- Лада, выйди! – приказал, мне кузнец. Я вместе с девчонками вышла на улицу.


13 глава.


Визуализация  Лада.

Визуализация Марьяна.

Визуализация Сонька.

Визуализация Лизка.
Ожидание меня раздражало. Время тянулось долго и еще больше беспокойство доставляла то, что я не знала о чем они там разговаривают. Девчонки занимались своей работой. Лиза наводила порядок, Сонька пошла в сарай, проверить есть ли яйца в курятнике, который нам недавно Никита сделал и туда заходили курочки и несли нам яйца, а днем как и все курицы деревни рыскали в поиске червяков. А я ходила по двору и ждала, чем закончится разговор со старостой. Ничем не могла себя занять, руки ни за что не брались, поэтому я упокаивала себя хотьбой вдоль конюшни. Криков из дома не было слышно и это беспокоила меня еще больше, ведь в этом поселении в норме иметь две жены, меня и мое поведение, по отношению к Марьяне никто не примет и не поймет. хотя никто не знает какие там за стенами домов разворачиваются иной раз трагедии. Я кусала губы и накручивала себя. Я не хочу никому отдавать своего кузница. Он ведь сейчас принадлежит только мне, да, я пока не понимаю, как я к нему отношусь и может я просто привыкла к нему, но видеть никого рядом с ним не хотела до какой то ненависти к этим порядкам. Если у него и будет другая жена, то видеть я этого точно не хочу. У меня болело в груди и в тоже время очень хотелось, чтобы кузнец за меня заступился перед старостой. Где - то в глубине души очень хотелось верить, что он ко мне не равнодушен. За эти дни он ни разу не сказал, что он меня любит.

В какой-то момент дверь открылась, и староста вышел на улицу, посмотрел на небо, потм на меня, подошел ко мне и сказал:

- Лада, я справедливый, но в моей деревне себя так не ведут. Может Степан и разрешал вам своры и драки в твоей деревне, но здесь этого не будет! Если ты не научишься себя вести и держать в руках, то 20 палок тебе в следующий раз будет наказанием! И я лично тебя побью!- я чуть не задохнулась от такого.- Сегодня мы с Никитой все решили, но в следующий раз, если он не сможет тебя приструнить, и ты не станешь, хорошей и покладистой женой, наказания тебе не избежать. Жены должны уважать своих мужей, ты меня поняла?- я кивнула в ответ. Я себя чувствовала, как будто я стою перед директором школы и точно не за двойку меня ругают, а как минимум я сожгла чучело птицы в кабинете биологии. За спиной старосты я увидела кузнеца, ни одной эмоции, он просто молча смотрел на меня. Я никогда не смогу разгадать этого мужчину. Его эмоции, это ребус для меня. Столь замкнутого человека мне в жизни встречать не приходилось.

Староста остановился, повернулся в сторону Никите и сказал:

- Как мы с тобой и сговорились, До праздника Матери Земли Марьяна здесь не появится, а потом, если ты не решишь наш с тобой вопрос, не знаю как мы будем с тобой выкручиваться! - и он развернулся и ушел.

Я смотрела на кузнеца и противные мурашки и всякие гадкие предположения роились у меня в голове. Он смотрел на меня и молчал.

- Что ты пообещал старосте? Говори, не молчи! Я хочу знать, как ты меня решил наказать? - но в ответ мне было молчание. К горлу подкатывал комок, а в голове мысль, что он пообещал старосте, наверное, жениться на Марьяне, чтобы меня не наказали? Лучше бы меня побили, чем я увижу другую женщину рядом. На глаза навернулись слезы, очень хотелось подойти и побить его, я даже отвернулась, чтобы не смотреть на него.

- Через пять дней мы поедем в город, если ты захочешь, то я возьму тебя с собой, но тогда и Сонька поедет с нами. Решай.- Сказал Никита, развернулся и пошел в кузню.

« Вот и хорошо! Я там сбегу от тебя, чтобы больше не видеть тебя никогда» - я зашла в дом и разревелась. Девченки меня не успокаивали, они иногда заходили, смотрели на меня. Сонька гладила меня по голове. Успокоившись, я занялась домашними делами.

Вечером кузнец вернулся домой и как обычно, поужинав, лег в кровать. Я не знала, что делать.

Меня тянуло к нему и в тоже время, я обижалась на него. Что там будет дальше, это будет без меня, а сейчас у меня есть несколько дней побыть с ним. Я легла в кровать и кузнец, привычным движением, подвинул меня к себе. Я отдавалась ему, наверное, сильнее, чем в первый раз, так как мне хотелось быть с ним и хотелось впитать в себя это все до последней капли. Потом я уставшая прижалась к нему спиной и уснула.

Все эти дни, мы работали в поле, переворачивали сено, потом после обеда складывали их в стога и далее закидывали на телеги. До обеда мужчины косили, а после приезжали с телегами и забирали сено. Я не чувствовала ни рук, ни ног. Мне казалось раньше, что это легко, но это очень тяжелый труд.

Ночами я отдавалась кузницу, как будто не было этого тяжелого рабочего дня. Я так и не смогла узнать, о чем они договорились со старостой он мне так и не сказал, но и Марьяна перестала приходить на кузню.

Утром, на пятый день мы погрузились и поехали на рынок в город. На телеге поехала я и Сонька, кузнец поехал верхом. Телегу мы загрузили всем, что могли продать в городе. Вещи мы свои с Сонькой завязали в узелки. Лиза и Мишутка остались дома на хозяйстве. Я их поцеловала и мысленно с ними попрощалась. Глядя на ребенка, у меня защемило сердце, я уже привыкла за это время к нему и чувство ответственности никуда не делось. Но я не могу его взять с собой. Опека у меня его отберет, и анализ ДНК покажет, что это не мой сын. И тогда этот славный малыш будет расти в детдоме, а я седеть в тюрьме за похищения малыша.

Вместе с нами, ехало еще, десять телег. И только пару человек верхом. Телеги были загружены, каждый что-то вез для торговли в городе. Как мне объяснила Соня, на рынке можно самому торговать, но тогда нужно заплатить откуп, а можно сдать продукты перекупщикам дешевле и, не теряя время, купить, что нужно и вернуться домой быстрее, так как в деревне летом всегда много работы. Никита сказал, что мы торговать не будем, на это может уйти много времени, а у него много заказов. Поэтому мы с Соней ехали просто прогуляться по рынку и по городу.

- Там есть торговые домики, Лада! Там такая красота продается! Я один раз там была, старшая жена, моего мужа, только родила и поехать с нами не могла, поэтому торговать он взял меня. Он сказал, что мы не будем сдавать продукты, сами продадим, откуп не большой, разберемся.

- И что же там продается? В этих торговых домиках?

- Красивые украшения, красивые платья! А какая там посуда! Она блестит, как солнышко!- Сонька прижимала руки к груди и закатывала глаза от удовольствия.

Ехать до города три дня и ночевать нам придется в дороге. Никита нам постелил на половину телеги сено, и мы застелили его покрывалом. Ночью на привале, можно часть продуктов снять и хорошо лечь в телеге. Мы везли не только продукты, какие мы сможем довезти, но и курей в корзинах и гусей. По дороге мы их кормили и собирали яйца. Их тоже можно продать.

Я не знала, что яйца, если они не поврежденные, можно хранить не в холодильнике некоторое время, а так и они не портятся.

Ночью мы ночевали на краю леса, все телеги поставили рядом, развели два больших костра. Сварили похлебку и поделили на каждого, кто был вместе с нами. Потом мы с Сонькой легли на телегу, прижались к друг другу, чтобы под утро не замерзнуть, накрылись покрывалом и смотрели в звездное небо. Сонька мне рассказывала про свое детство, как она маленькая собирала травки лечебные, как ходили по болоту за ягодами. Я ее слушала, и меня клонило в сон под ее рассказы, у нее очень красивый голос, певучий, им хорошо колыбельные петь и сказки рассказывать. Я провалилась в глубокий сон, и мне снился Никита, его глаза, его руки и губы. Я опять утопала в его объятьях, этот мужчина стал моим наваждением даже во сне.

Никита спал у костра на покрывале, просто завернувшись в него. Коней он распряг, и они паслись рядом с костром. Дежурили мужчины по очереди и нас к этому не привлекали.

14 глава.

Утром на рассвете, я проснулась от того, что Сонька меня толкнула, когда вставала.

Я тоже поднялась вместе с ней, чтобы помочь ей. Никиты уже не было, я поискала его глазами и не нашла. Мы нагрели воду и сварили кашу. Сегодня наша очередь была готовить завтрак на всех, и мы с Сонькой старались это сделать поскорее, чтобы пораньше выехать. Потом мы разложили все по мискам и раздали всем. Никита пришел из леса, когда мы уже раздавали кашу и протянул мне большую кружку, я увидела в ней землянику. Он с утра сходил в лес, чтобы собрать для меня ягод и порадовать меня.

- Спасибо!- я посмотрела на него, мне так хотелось его поцеловать за это, но смелости не хватило. Я замялась и покраснела от своего желания. Этот молчаливый мужчина сводил меня с ума одним своим  присутствием. Его запах тянул к себе, его руки притягивали мой взор и по спине бежали мурашки, когда я вспоминала его прикосновения.

Сонька успела нарвать ромашек и еще каких-то травок и заварить всем чай. Мы пили его с земляникой. Это было так вкусно, я никогда так не пила чай.

Как то быстро все собрались после завтрака, Никита нас с Сонькой, как воробышков, закинул в телегу и сам сел на коня. Мы двинулись всем обозом в путь.

Небо хмурилось и очень не хотелось вымокнуть, ведь у нас нет сверху ничего на телеге и даже никаких плащей нет, чтобы мы могли укрыться. Только покрывало из короткой шерсти, сверху намазанное жиром, чтобы с него стекала вода, которого еле еле хватало, накрыть наш товар.

Его Никита взял, потому что он будет покупать железо и его обязательно нужно накрыть от воды, а в дороге может быть что угодно.

К середине второго дня мы подъехали к другой деревне. Запах печного дыма я почувствовала издалека. Ведь кто был в деревне, знает, что печки там иногда топят и летом, чтобы просушить кирпич.

Чтобы не было дома жарко спать, у Никиты во дворе был сложен маленький очаг, на котором мы готовили иногда еду, чтобы не топить каждый день печь. Печь топили, когда пекли хлеб, сразу на несколько дней.

Подъезжая к деревне, мы увидели несколько подвод уже поехавшие из деревни в сторону города. Мы остановились возле деревни. Она была поменьше нашей, но по приветствию здесь живущих людей, я поняла, что многих мужчин из нашего каравана здесь знают. Никита достал что-то из телеги завернутое в тряпку и поехал в деревню. Сонька тоже пошла с другими женщинами, чтобы взять в деревне нам молока и набрать ведро воды, потому что река с водой нам попадется только вечером, сказал Никита. Меня оставили в телеге, как и многие женщины, я сидела в телеге и ни ходила в деревню.

Скоро вернулась Сонька, она принесла нам две крынки молока.

- Ты Никиту не видела?

- Сейчас он придет, он напоил коня, там есть маленькое озеро и воду нам, сказал, что сам принесет.

Через некоторое время к нам пришел Никита, он принес нам ведро воды, мы его закрепили на телеге, чтобы можно было в дороге попить, ведь не скоро нам еще колодец попадется и поставил возле меня корзину, накрытую полотенцем. Я подняла полотенце и увидела целую корзину еды.

Там была запеченная курица, зеленый лук, свежий хлеб и даже завернут пирог с ягодами. Запах стоял сумасшедший, так и хотелось все это уже открыть и есть.

 Никита напоил коня нашего с Соней, и мы двинулись в путь, догонять наш караван. Часть нашего каравана отделилась еще раньше, задержались только те, у кого в этой деревне были дела или родственники и знакомые.

Мы не стали с Соней церемониться с едой в корзинке, пока мы доберемся до места стоянки, многие уже поужинают и нам придется готовить себе отдельно, только завтрак будет на всех.

Я отламывала кусочки курицы и укладывала ее  вперемешку с зеленым луком и подавала Никите, так мы, практически не останавливаясь, добрались до следующей стоянки.

Когда мы добрались, многие уже поужинали и спали на боковой. Мы с Сонькой по-быстрому из остатков курицы и из картошки сделали лапшу, и попили с пирогом чай на травках, которые моя проворная Сонька, не останавливаясь практически, насобирала на лужайках и полях в дороге.

Жаль, что грибов пока еще нет, а так захотелось, как в детстве грибного супчика со сметанкой.

По дороге туча нас не догнала и мы довольные, что нам не пришлось где-то прятаться от дождя и потом сушиться легли спать. Разложились на эту ночь, так же как и в прошлую. Сонька сказала, завтра нам придется рано вставать, так как в город мы приедем поздней ночью. Я попросила Соньку меня разбудить, потому что ночью я побоялась идти к реке мыться, а утром как раз не страшно будет.

Утром очень рано меня начала толкать Сонька, я полусонная, пошла вместе с ней помыться к реке, хотя Никита был против и мои уговоры не помогали, тогда я плюнула и пошла уже против его воли, так как грязной ходить я не собиралась. Он в след отправил Соньку, чтобы та присмотрела за мной. Перед этим от Никиты я узнала, что  в городе мы будем ночевать в телеге, просто потому, что найти там, в рыночный день что-то стоящее для ночлега, не реально. Да веселая поездка нам светит!

15 глава.

Вода в реке, что даже удивительно, была теплая, мы по очереди с Сонькой вымылись и даже умудрились прополоскать свои вещи. Стоял утренний туман, и особо нас разглядеть, вряд ли кому-то удалось. А вот вылазить из воды было зябко. Как – то мы даже из-за этого очень быстро прибежали с Сонькой к костру, чтобы согреться. Никита накрыл нас покрывалами и подал нам кашу.

- Давайте, позавтракаем и будем выезжать.- Сказал нам Никита.

- Нужно из нашей телеги сделать кибитку, тогда и спать не страшно и дождь нас не намочит.

- Кибитка? Это что такое?

- Ну, это крытая такая телега с крышей. Цыгане в ней еще ездили по миру.

Сонька с Никитой переглянулись и посмотрели на меня.

- Кто такие цыгане? – спросила Сонька. Я посмотрела на них непонимающе, они, что не видели никогда цыган?

- Ладно, потом расскажу как- нибудь, кто такие цыгане. Никита, а ты можешь нарезать прутья большие, чтобы они примерно вот так цеплялись. -  И я показала ему, как это должно выглядеть на телеге. Он удивленно на меня посмотрел - А потом сверху мы можем натянуть ткань, в идеале конечно, чтобы она не промокала.

- Ну, хорошо. Сейчас нарежу, а вы собирайте вещи пока.

Мы довольные с Сонькой, доев быстренько кашу, стали собирать вещи и тушить костер возле телеги.

Где- то через полчаса к нам вышел Никита с длинными прутьями. Положил мне на телегу, закинул Соньку на коня, а сам сел ко мне в телегу.

- Рассказывай, как это должно выглядеть.

Я даже задохнулась от его близости, он так близко ко мне не был давно. Даже невзначай взяла его за плечо, под видом того, что сажусь рядом с ним. Я скучала по нему, не смотря на то, что он при этом рядом со мной. Мне хотелось завернуться в его руки и лежать у него на груди.

- Это нужно закрепить вот так дугой. - Я показала ему над своей головой. – Потом нужно это будет закрепить перекладинами, чтобы они не сложились.

Никита задумался, обернулся на телегу и стал смотреть из стороны в сторону. Видно было, что он что-то думает и решает, как это сделать. Я наблюдала за ним и молчала, мне было приятно, что он сидит рядом. И тут его взгляд остановился на моем лице, он протянул ко мне руку и поцеловал меня. Во мне волна желания взметнулась  по всему телу, как костер от сухого хвороста. Так же отпустил меня и долго посмотрел на меня. Мне хотелось больше, чем этот поцелуй. Мне хотелось его рук, быть с ним. Но, как всегда, но.

Он выпрыгнул с телеги и пошел вдоль нее, осматривая ее. Мы ехали не спеша. Я вообще впервые управляла телегой, это за меня делала все эти дни Сонька. Но это ж не автомобиль, есть дорога и конь медленно по ней идет. Такой автопилот с запахом сельской жизни.

- Ты сейчас вылезешь с телеги и проведешь за узды коня, пока я на телеге посмотрю, что можно сделать, чтобы не терять время на остановки.- Сказал мне Никита, идя рядом с телегой. Я махнула головой, и он протянул мне руки, в которые я прыгнула. И даже не хотелось его отпускать.

- Ну, что? Догоняй.- Махнул Никита на коня с телегой, я в несколько прыжков догнала коня и пошла рядом, держа за шлейку возле морды. При том, что конь шел медленно, мне приходилось идти быстрым шагом. Сонька ехала впереди меня на коне, на котором всю дорогу до этого ехал Никита.

Я редко оборачивалась на Никиту, боялась подвернуть ногу и оказаться под телегой.

Мы проехали уже довольно много и ноги мои уже гудели от этого путешествия, когда меня догнал Никита и остановил коня.

- Ну, что. Смотри, как тебе получилось?- он махнул головой в сторону телеги. Я обернулась и увидела реально кибитку, как на картинках у цыган. Он привязал два покрывала, что мы накрывались, и получилось классно. Сонька спрыгнула с коня, и мы вместе с ней забрались в кибитку. Никита, оказывается, скрутил каркас внутри из веток. Что ж теперь на первое время, хоть можно от солнца спрятаться, от дождя она, конечно, не спасет, но со временем можно пропитать такие покрывала жиром гусиным и спокойно прятаться в дороге от дождя.

Мы доехали до привала, где несколько телег остановилось, и нашу кибитку остановили, когда мы проезжали мимо, чтобы посмотреть это чудо, которое они увидели впервые. Все стали заглядывать внутрь, чтобы посмотреть, как был сделан каркас. Мужики подходили к Никите, что-то ему говорили и хлопали его по плечу. Глядя на это, я решила, что многие сделают себе кибитку, и думаю, что к рынку мы точно подъедим:


«Цыганы шумною толпой
По Бессарабии кочуют.
Они сегодня над рекой
В шатрах изодранных ночуют.
Как вольность, весел их ночлег
И мирный сон под небесами;
Между колесами телег,
Полузавешанных коврами,
Горит огонь; семья кругом
Готовит ужин; в чистом поле
Пасутся кони; за шатром
Ручной медведь лежит на воле.»

Да, жаль, ручного медведя нет, и как я понимаю цыганских танцев с бубном, здесь еще никто не видел, а денег, наверное, можно срубить на них.  Нужно подумать по этому поводу. И я сама себе улыбнулась. Представила себе, как я перед мужиками трясу монетками на груди, сидя на земле, рядом медведь пляшет, а там, невдалеке, уже Никита стоит с лопатой, чтобы меня после всего этого закапать. Ведь это ж не перед деревней его опозорить, а считай перед целым городом.

Картина настолько красочная получилась, что я сама себе заулыбалась.

Никита подъехал к нам и махнул, чтобы мы двинулись вперед, толпа мужиков расступилась, и мы поехали дальше.

- Мы и так задержались, так что сегодня обеда не будет до ужина. Остановки короткие, вы меня поняли?- мы дружно с Сонькой махнули головой. Мы хорошо отстали от своего каравана, и пришлось немного ускориться.

- Да, классно ты придумала с этой кибиткой! Это ж, какая красота теперь ехать тут. Ни солнце не палит, ни дождь нам наверно теперь не будет страшен. Я думаю, Никита нам придумает, что-нибудь от дождя здесь, а то не сильно хочется терять время и лежать под телегой, пока дождь пройдет.

Свой караван мы догнали уже ближе к вечеру. Хорошо мы отстали от них, пока кибитку делали, но они тоже видно не останавливались на обед.

16 глава.

Вечером, перед нами раскрылся потрясающий вид на большое поселение. Местами из труб шел дым, там за городом блестел большой водоем, видно река здесь сливалась с другой рекой и образовалась крупная река и судя по парусникам, она судоходная. Дома были деревянные, из красного кирпича, виднелись дома только в середине города. Это наверно богачи в них жили.

И тут у меня в голове, как пазлы начали складываться картинки и то, во что все это время  я не хотела верить и то, о чем моя голова отказывалась думать и анализировать, сложилось окончательно в моей голове. Нет, меня не украли сектанты, меня не продал муж в рабство, просто я каким- то образом, наверное, перенеслась в прошлое. Но я не помню в истории двоеженства и в фильмах показывали, как наши предки постоянно молятся и крестятся и если это еще до крещения Руси, то все равно должно быть поклонение каким - то идолам. Или мы плохо знаем свою историю или ее конкретно так для нас переписали. Как-то от этих мыслей у меня мурашки побежали по спине, и волосы зашевелились на голове. Значит, все это время все было по- настоящему и меня могли реально наказать! И кузнец это теперь мой муж и неизвестно, перекинет меня теперь назад, в свое время или я останусь здесь навсегда.

Паника подступала и как- то страшно становилось.  Мне было реально страшно и волосы стали теперь у меня дыбом везде, где они росли. Ладно, нужно успокоиться и перестать паниковать, ведь как-то я первое время продержалась здесь и пока меня не сожгли на костре или не распяли и не покалечили, какие тут еще могут быть у них наказания, я не знала, но в голову лезли картинки страшнее и страшнее. Надо привыкать и подстраиваться под этот мир  и как-то мне придется здесь выживать все это время. Вдруг это все навсегда. Я даже не знаю, какой сейчас год или век. Я оказывается, вообще, ничего не знаю, что еще можно как-то использовать себе во благо. Видно плохо я историю в школе учила. Я ничего не умею, что может пригодиться мне здесь, чтобы выжить.

Я пыталась себя успокоить и теперь внимательное все рассматривала. Мы тем временем, подъехали к городу. Уже солнце опускалась за горизонт, и становилось темно. На краю города огней не было, но дальше люди выставляли светящиеся факела в металлические подставки возле ворот, из-за этого, не нужны были фонари, и по улице можно было спокойно ехать, потому что была видна дорога. Улицы были широкие и встречные телеги спокойно разъезжались.  Где-то ближе к центру города дорога уже была застелена спилами деревьев, а далее даже плоскими булыжниками. Хоть и чисто, но ехать по ним все равно было тяжело, так как телега постоянно скакала по ним. Мы с Сонькой слезли с телеги и пошли рядом с ней, потому что ехать по булыжникам, было тяжело. Из-за того, что впереди было много телег, и все они стремились расположиться на той стороне, ближе к рынку, мы ехали медленно. Я разглядывала дома, которые были построены вдоль дороги. Все дома находились на отдалении друг от друга, как я понимаю, чтобы избежать пожара в городе, так как постройки в основном были деревянные. Ближе к центру во многих домах были видны кирпичные первые этажи. Дома были некоторые двухэтажными с красивыми верандами, балконами. У многих были сделаны красивое крыльцо и красивые лестницы резные, из дерева. Видно очень много было ремесленников в этом городе. У многих домов отдельно для красоты были сделаны кирпичные веранды и крыльцо. Наверно, это показывало статус владельца этого дома. По нашим меркам, этот город был не большой, но если сравнить с деревней, в которой мы жили с Никитой, то раз в пять, наверное, или даже в шесть больше. Мы ехали практически по краю города, на другую сторону к реке. Рынок находился на краю города, и он плавно перетекал в порт, который находился между рекой и деревянными стенами из бревен. То есть в центре города находился такой небольшой деревянный кремль, который был уже давно построен на самом высоком берегу этой реки и за его границами уже разросся город.  С двух сторон этого кремля были сделаны деревянные вышки. На них тоже горел огонь и на фоне неба они выглядели устрашающе.







Вокруг было поле, леса не было, только редкие деревья попадались. В городе вообще не было деревьев или садов. Значит, фрукты сюда привозят и здесь можно все продать и улучшить свои условия жизни, скорее всего. Моя голова начала работать, как у рыночного торговца, который ищет, что можно продать, где можно заработать. Даже самой было смешно от этого. Я только час назад осознала, где я и теперь моя голова придумывает, как здесь выжить и не помереть от голода и холода.

Холода! О, я ж даже не знаю какой здесь климат? Где мы находимся? Какая тут будет зима? Теперь еще и об этом нужно подумать. Я что-то в вещах у себя норковой шубы не заметила, хотя мой прежний муж, со слов Лизки занимался шкурами. Или нас бессовестно с Лизкой ограбили женки старосты или здесь нитак уж и холодно. Тогда зачем здесь людям шкуры и шерсть? Значит холодно и нужно будет и об этом подумать. Голова моя, уже, кажется, начинала закипать от всех этих мыслей и я хотела, чтобы мы уже дошли до места и приготовились ко сну, иначе мой мозг взорвется. А завтра на свежую голову буду анализировать и думать, как из этого всего выкручиваться. Оценим завтра рынок, чтобы понять, что можно здесь продать и что заработать.

Тем временем  мы уже прошли город и вдоль реки видели скопления телег и костров. Мы шли долго по дороге, и Никита выбирал место. Костры не кончались, как и телеги. И вот возле какого-то дерева он остановился и скомандовал нам остановиться и располагаться. Остальные люди пошли дальше. Мы с Сонькой спрыгнули и побежали к дереву собирать прутья.

Потом мы разожгли костер и быстро сварили кашу. Никита распряг коней, напоил их и привязал не далеко от нас на полянке. Потом он принес сено и постелил его под телегой. Купаться в темной воде я не решилась, я вообще ночью боялась реки. Я просто обмылась с дороги и направилась к костру.

Мы расселись на бревно, которое Никита прикатил откуда-то и ужинали кашей. Сонька опять заварила нам чай на травках, которые она уже успела насобирать по дороге. Она даже в дороге, умудрялась найти каких – то травок, ягод и все это складывала в маленький туесок на нашей телеге и теперь на привале готовила нам чай из всего этого богатства, я в травках не разбиралась. Кроме ромашки, я вообще не поняла, что она насобирала.

- Все эти травки дадут хороший сон, и ты завтра проснешься отдохнувшая, как будто на мягких перинах спала.- Сказала мне Сонька, протянув кружку с отваром. Вторую она подала Никите. Я в этот момент пожарила на палочке оставшиеся кусочки хлеба и поделила между нами.

- Как вкусно! – сказала Сонька. – Как ты это придумываешь? Я не знала, что хлеб можно пожарить вот так на костре и это вкусно. Мы только сушили сухари, но чтобы еще и жарить!

Никита ничего не сказал, он, молча, очень внимательно смотрел на меня, его глаза блестели от костра, потом встал, подкинул дров в костер  и лег на сено, которое постелил под телегой. Пока Сонька пила отвар, я пошла к реке, обмыла посуду и сложила ее в корзину, которую задвинула под телегу. Мы не стали снимать покрывала с нашей кибитки. Мы развязали с Сонькой наши узлы с вещами, сами вещи постелили, чтобы сено не кололось, а ткань, которая служила узелком, послужила нам одеялом. Одну мы отдали Никите, а второй накрылись сами, прижавшись к друг другу, уснули крепким сном.

17 глава.

- Просыпайся соня! – меня трясла за плечо Сонька. Я открыла глаза и смотрела на нее, а она мне улыбалась. – Наверно, это тебя нужно было назвать Соней, ты так любишь поспать с утра.

- Ну, так, свежий воздух! Я и сплю. Сама ж меня вчера своими травками напоила! Спать будешь хорошо, говорила. – Я потянулась и нехотя, вылезла из своего убежища. Кругом был туман, и было прохладно. Я поежилась, стянула покрывало, что мы с Сонькой ночью накрывались, и пошла к костру. Сонька уже сготовила кашу. Я столько каши в своей прошлой жизни не ела. Но здесь с собой можно в дорогу брать перемолотую крупу и из нее или варить кашу или похлебку.

Никита стоял в воде по пояс и мыл коней от дорожной пыли. Я не могла оторвать от него глаз. Эта спина и эти руки сводили меня с ума еще больше. Лучше бы он был одет.

- Кхе, кхе. – покашляла возле меня Сонька. – Я все понимаю, но, может, ты мне поможешь? Нужно у курей яйца собрать и покормить их. Пока я вещи наши с тобой соберу, потом позавтракаем и на рынок. Нужно до открытия сдать все это, потому что Никита сказал у него дела в городе и торговать мы не будем, потому что одних торговать он нас не оставит.

Я, нехотя, оторвалась от лицезрения Никиты и пошла, помогать Соньке. И мне даже стыдно не было за это, ведь он мой муж здесь. Другого нет, и не появится. Вот если бы я очнулась замужем за Малхором. Чувствую, что он меня, наверное, убил и, судя потому, что за убийство первой жены в тюрьму его не посадили, то и на мне эта горькая очередь не закончилась бы. Мишутка! Как я могла забыть? Ведь теперь получается, что я его настоящая мать. Мне стало дурно. У меня закружилась голова, и я присела рядом с корзинами.

- Лада, что-то случилось? – смотрела на меня тревожно Сонька.

- Нет, нет, все в порядке. Просто что-то повело меня. Наверно, я уже кашу твою хочу. – Попыталась я как – то разрядить обстановку.

- Ну, вон уже Никита пришел, сейчас будем есть. Ты закончила с курами? – Я помахала головой и встала со своего места.

- Пойду тогда разложу кашу по тарелкам, раз Никита вернулся. – Сонька махнула мне головой и стала закидывать все вещи на телегу. Я достала корзинку с посудой и пошла хозяйничать.

 Позавтракав, мы двинулись с полянки и влились в поток телег, которые уже потянулись к рынку.

Рынок представлял собой ряды домиков со столами и ряды деревянных прилавков с крышей. Многие уже разгружали свои телеги и носили к прилавкам. Потому что домики принадлежали постоянным торговцам, и они принимали товар у таких, как мы, кто не хотел стоять на рынке.

Те, кто очень рано встал или приехал еще раньше нас, уже поставили свои телеги и собирались торговать прямо с них, они первые заняли лучшие ряды, которые стояли прямо возле воды от порта. Здесь не было постоянных домиков, потому что весной здесь поднималась вода и эти ряды были гораздо ниже уровня постоянного рынка. Я увидела не далеко от порта, в самом узком месте большой мост. Снизу он был выложен кирпичом, а сверху устелен досками и бревнами. По мосту с той стороны реки тоже тянулись телеги на рынок. На том берегу тоже были видны дома. Надо же, как разросся город, и часть его уже перешла на тот берег. Кораблики в порту были похоже на корабли, наверное, времен Петра первого. Здесь не далеко от берега стоял самый крупный из них. Он просто качался на волнах. Паруса были свернуты. Команда где-то была на берегу и чтобы не мешать тем, кто приехал на небольших лодках, разгружаться, его разгрузили раньше, и он отплыл, не далеко ожидая товара, который должны будут погрузить на него. Лодки были разных размеров. Несколько лодок стояли на разных причалах и их разгружали. Слышно было, как грохотали бочки по доскам, которые катили грузчики в порту. Вообще кругом был крик мужиков и баб, кричали куры и гуси. Я даже слышала коров и баранов. Это была такая моногамия звуков. Реально это был рынок. Кто-то что-то уже покупал. Люди крутились туда - сюда. Бегали грузчики. Ведь нужно выложить товар, кому то перенести.

Никита приказал нам съехать с дороги и ждать его. Он отдал своего коня мальчишкам, которые пасли коней  торговцев, таким образом, подрабатывая. Сел к нам на телегу и мы поехали. Чтобы нам с Сонькой было все видно, мы сняли с ней одно покрывало с каркаса нашей кибитки и смотрели по сторонам, крутя головой. Никита сказал нам сидеть в телеге и никуда не ходить, а сам ушел в сторону рынка. Я смотрела на все это с открытым ртом. Ведь это было, как смотреть фильм с три-де эффектом. Максимальное присутствие в сюжете.

Женщины и здесь были разнаряжены, как у нас на рынке. Сонька и нас с ней навешала разных оберегов,  от чего только нас беречь они будут, не сказала. Хотя я в эту ерунду не верю.

Через какое- то время пришел Никита с двумя мальчишками. Один из них толкал впереди себя плоскую тачку на двух колесах. Они ловко все погрузили в нее и поехали отвозить, мы с Сонькой остались сидеть в телеге. Минут тридцать мы так сидели. Вставшее солнце начало припекать. Многие, проходя мимо, заглядывали в нашу кибитку, посмотреть, как был сделан каркас на ней и одобрительно цокали языками. Через какое – то время, вернулся Никита. Я уже устала его ждать.

- Сейчас я дам вам денег и вы сможете посмотреть  то, что вам нужно. Вон видите вон тот домик с красным флагом. – Мы посмотрели с Сонькой на этот домик, это была торговая лавка, а наверху, на жерди развивался красный флаг. На многих были флаги, но красный был только на одном торговом домике. – Потом когда будет звонить колокол на обед на шахте, здесь его будет слышно, вы подойдете к тому домику, и будете ждать меня и никуда не ходить. Лада, ты меня поняла?

Никита очень строго смотрел на меня, и я покивала головой, что все поняла. Он протянул мне мешочек с монетками, сел в телегу и уехал в сторону города. Мы с Сонькой остались стоять на дороге. Она потянула меня за рукав в сторону рынка, и мы пошли с ней. Я не знала, куда примостить этот мешочек. Побоялась на шею повесить, и кармана у меня нет. Совсем незадача с этим мешочком. Я зажала его в руке и прижала  к груди, другой рукой держала Соньку за руку, потому что боялась в этой толпе потеряться. Сонька обернулась и посмотрела на меня, потом на мою руку и сказала:

- Давай мне, свой мешочек! – она взяла его у меня. Отодвинула фартук длинный, раздвинула складки на юбке под поясом и прямо на поясок привязала мешочек, поправила юбку, и мешочек исчез в складках, сверху она накрыла его фартуком. « Вот это маскировка! Это все равно, что карман в трусах!» - подумала я.

Мы шли с Сонькой между рядами торговцев, и я с восхищением смотрела на все это. Это была какая-то фантастика, какой-то старинный мир, как будто идут съемки какого-то фильма и я попала на эту репетицию.

Тут разлаживали шкурки с мехом. Сразу несколько телег стояли с мехами. Дальше были готовые изделия из меха – это в основном шапки меховые, а вот целиком меховых шуб или чего-то подобного не попадалось. Только куртки с отделкой по воротнику, рукавам и планки под пуговицы. Наверное, мех - это все- таки дорогое удовольствие, раз не шьют меховые изделия полностью. Видела дальше даже мужские сапоги с меховой оторочкой, а вот женские мехом не обшивали, и они были короткие, как полусапожки. Мы с Сонькой спросили цену и по моим меркам, за сапоги очень много попросили, но у нас же нет зимней обуви, и придется, что-то думать  и  покупать. Наверное, в следующий раз, придется посмотреть. Ткань мы тоже посмотрели с Сонькой. Поохали, поахали возле такой красоты. Это просто материал разных цветов. Чем ярче ткань, тем, конечно, она и дороже стоила. Опять же критерий, чем мягче и тоньше, тоже цена взлетала у ткани, но шелковой ткани я в этих рядах не видела. Между рядами бегали мальчишки с поддонами, на них были калачи, бублики и баранки. Мы с Сонькой расщедрились и купили себе один калач на двоих, чтобы попробовать и перекусить, а то от впечатлений мы уже проголодались.  Была здесь и глиняная посуда, но такая как у нас на нашем рынке не продавалась, понятное дело качество посуды здесь было другое и посуду уже делали мастера своего дела. Очень красивые тонкие кувшины для воды с широкими донышками. Чем- то мне напоминали восточную посуду. Там девушки такие носят на плече, когда по воду ходят. Посуда была из глины белого цвета, и она было тоже разной цены. Чем легче посуда и чем круче украшена или разрисована, тем ценник был круче у нее. Так же мы дошли и до медной посуды, которой так восхищалась Сонька, когда сюда приезжала. Деревянная посуда с росписью, тоже имела такую неописуемую красоту, что я восхищалась, как без тех машин, которые у нас, можно ее сделать такой гладкой. Ближе к порту попалась даже лавка со специями. Тут моя Сонька стояла и хлопала глазами от запахов и красоты. Я приценилась только к перцу и соли, потому что все остальное и так имело занебесную цену, и мы себе это позволить не можем. Больше всего меня поразила лавка с колбасой, да, именно с колбасой. Тут висели колбасные копченые колечки вперемешку с копчеными ребрышками. Значит, уже копчение изобрели, ну значит, мир становится вкуснее и интереснее.

Была и лавка с рыбой, но ее покупали только местные, потому что довезти рыбу в жару было не реально.

- Мы сегодня уезжаем, поэтому до обеда нам с тобой нужно решить, что мы с тобой купим на те деньги, что нам дал Никита. – Сказал я, и Сонька со мной согласилась. И пошли по торговым лавкам.

18 глава.

Мы с Сонькой решили купить чоботы, это конечно не сапоги, но все таки в дождь можно носить. Нас купец уговаривал взять, как по ножке, с его слов. У нас с Сонькой оказался один размер, но в одних таких тонких сапожках было бы холодно. Поэтому мы решили взять на два размера больше. Продавец над нами посмеялся, сказал, что потеряем, когда бежать будем. Мы еще присмотрели большой рулон войлока. Я сказала, что мы с него сделаем стельки в чоботы и свяжем носки из шерсти и будет нам тепло ходить, а на зиму уже купим тогда валенки одни на двоих. Чоботов мы взяли две пары, на Лизку я пока решила не брать. Посмотрим, как они будут носиться, а там решим. Я ж не могла проверить здесь, промокают они, через какое время, когда ходишь в них, но лавку продавца мы с Сонькой приметили. Украшения мы тоже посмотрели, там были и бусики, и броши, и браслеты,  и даже серьги с бусинками, но как Сонька не крутила в руках, всю эту красоту, я сказала, что они нам ни к чему сейчас и мы их покупать не будем. Сонька вздохнула и положила красивый браслет из кожи с вышивкой на место. Продавщица только поулыбалась, глядя на нас. Я обняла Соньку и сказала:

- Если разбогатеем, то обязательно купим тебе этот браслет. А сейчас нам нужно быть практичнее и думать о том, как нам зиму пережить, а не об украшениях. Лето быстро кончится, а у нас с тобой зимней одежды нет и одеть когда будет холодно, будет нечего.

Кроме рулона войлока, мы присмотрели еще рулон  шерсти. Значит, нитки они делают, ткут, но вот вязаных вещей я на них не вижу. Выходит, что никто здесь не вяжет. Еще мне понравились очень тонкие нитки для вышивки, но цены на них были высокие. Что ж без вышивки пока вещи пошьем. Для Лизы тоже присмотрели тонкую ткань, светлого цвета, а окрасить можно и дома попробовать.

Ведь она растет, и ей нужны будут новые вещи, вот из этой ткани и пошьем. Готовых платьев здесь не продавалось. Наверное, где-то, кто мог заплатить, работала швея, а так каждый сам себе мастер одежды.  Но женщины вокруг были по разному одеты. Попадались и красивые одежды с вышивками, у таких и украшений было много, и платочки были расшиты. Моя Сонька смотрела им вслед с таким восхищением в глазах, что мне ее жалко стало.

- Ладно, Сонь, не расстраивайся. Мы и тебе такое сошьем, может, еще красивее наряд сделаем. – Она посмотрела на меня, засмущалась и опустила глаза. Мне так хотелось ее порадовать, но было жаль тратить деньги просто так. Я присмотрела кружево рулон, цена, конечно, кусалась, но решили уже потратить деньги на эту радость, у продавца не нашлось сдачи на нашу монетку, и он нам дал мешочек бусин.  Сонька прижала к груди кружево  и боялась положить в мешок, чтобы не измять. Так и шли дальше по рынку.

Самое удивительное, что я здесь увидела среди железок, это кран для воды. Маленький такой, но кран. Я посмотрела, покрутила этот кран и продавец, поглядывая на меня, с удовольствием сказал:

- Забирай, отдам дешево. Не знаю, куда эту штуку пришпандорить. Какой-то моряк продал, говорит можно в бочку сунуть. Никто здесь не берет эту ерунду.

Я поторговалась и купила этот кран. Теперь попрошу Никиту умывальник нам сделать. Без горячей воды, но все же, хоть какая-то цивилизация.

Посуда нам не нужна. Ткань мы купили, нам не было нужды все это носить с собой. Мы договорились оставить все у торговки. Она очень милая женщина оказалась, это была полная женщина и рядом с ней крутилась такая же маленькая девочка. Дочь полностью копировала маму и даже говорила с теми же интонациями. Та интересно было наблюдать за этим. Еще мы купили в корзинку еды. Колбаса, конечно, пахла одуряюще вкусно, запах ее притягивал издалека, но я не решилась за нее платить такие большие деньги. Мы купили запеченного гуся в дорогу, у него мясо очень плотное, из-за этого очень сытное, к тому же брюхо гуся было набито кашей и зашито нитками. Купили овощей, хлеб и калачей. Чтобы было с чем чай попить и так можно их поесть, они не сладкие. Вообще, чтобы здесь продавали сладости, такого нет. Даже мед я на этом рынке не видела, наверное, еще рано его продавать. Из сладостей только калачи, да баранки. Ягоды продавали, в туесках стояли. Наверно кто-то не далеко вез, потому что нам не реально привезти ягоды в такую даль. От них просто ничего не останется. Если только клюкву в сахаре, так сахар здесь стоил дорого.

Еще мы с Сонькой купили соль, хотя стоило купить два мешка и один продать в деревне, кто-нибудь издалека, купил бы у нас. Я подумала и решила, что если у нас останутся деньги, то мы, скорее всего, так и сделаем. Там же еще Никита железо будет грузить и бедная наша коняшка такого не выдержит. Мы шли между рядами и разглядывали, что еще можно купить. Да и просто любовались той красотой, которую продавали.

- Пришлая!- я услышала это слово и почему-то поняла, что это мне. Я повернула голову и увидела маленького сухонького старичка в одежде с большим капюшоном и как не странно, он мне напомнил Будду, статуэтки которого продаются как сувениры. Он даже сидел в позе Лотоса на большом пеньке. Он смотрел на меня и улыбался. Я повернулась в его сторону и пошла, но Сонька меня дернула за руку:

- Не ходи, это дед - шаман! К нему просто так не ходят.

- Он позвал меня!- Сонька посмотрела на меня странно, но руку отпустила и я двинулась к деду.

19 глава.

Перед ним стояли какие- то плетеные короба с крышками. Четыре штуки. Не знаю, каким образом он их сюда приносил, но сам он вряд ли столько смог бы принести. Я подошла и остановилась напротив деда.

- Как вы поняли, что я пришлая!

- А зачем мне понимать, я все про тебя знаю.- Я молчала. Ведь все, это еще не понятно, что он про меня знает. – Ты с параллельного мира пришла. Светлые духи дали тебе шанс, прожить новую счастливую жизнь.

У меня чуть челюсть не отвалилась, я не понимала, он мне сейчас правду говорит или это подстава.

- Что значит с параллельного мира? У нас, что два мира параллельно.

- Почему два? Больше параллелей. Весь мир кристалл и каждая его грань, это мир и мы переходим из мира в мир. Наши души имеют больше возможностей, чем тело. Мудрость одного мира мы переносим в другой. Везде должен быть баланс. Ты забыла? Добро и зло, так в вашем мире говорят? – я его слушала, и мне казалось, что этот мир перестал существовать, и я как бы смотрю на все из другого измерения. А голос шаману звучал и медленно проникал мне в душу и рисовал картинки. – Высший разум придумал этот мир и держит его в равновесии. Ничего не происходит просто так и все в этом мире связано. Здесь не бывает ошибок и если что-то произошло, значит это всего лишь цепь событий. Каждое действие ведет к переменам, и весь мир меняется вместе с тобой. Души переплетаются в этом кристалле, и образуется узор.

- А я могу вернуться в тот мир?

- Можешь. – Надежда затеплилась в моей душе, что я могу вернуться назад в свою жизнь.- Мы все переходим из мира в мир, мы называем это сон и там мы встречаемся с теми, кого нет с нами здесь, и там мы видим другие миры.

- Я могу только во сне туда вернуться?

- Нет, еще можешь перейти туда после смерти.

- Так я там умерла? Раз я тут.

- Все верно. Тебя там больше нет, и ты можешь, там, только родиться заново. – Эти слова эхом прозвучали в моей голове. Значит, там меня уже похоронили мои родственники. Значит уже там наверно и девять дней и сорок отметили. Я представила себя в гробу, как я лежу под покрывалом, и мне стало дурно. Особенно мой муж Виктор, наверное, горевал и плакал у гроба, со своей красоткой. Так у меня, оказывается, ничего нет. Я как говорится, с чем в этот мир пришла, с тем и уйду. Сердце сжалось в обиде и за себя и за маму с папой. Я пошатнулась и пошла из этой толпы. Мне нужен был воздух, в груди горело огнем. Слезы катились по щекам, и я задыхалась.  Я почти дошла до реки, как вдруг весь мир потемнел, и я почувствовала, как я проваливаюсь в пустоту. Голоса все доносились дальше и дальше. И этот мир выключился.

Я очнулась на сене. Прямо пахло сильно сеном, видно оно свежее было. На голове лежала мокрая тряпка. Я открыла глаза и посмотрела вокруг. Слышала, что кто-то в комнате шуршит чем-то. Я приподнялась и увидела пожилую женщину в платке, она что-то толкла в ступке. Я рассматривала ее и в этот момент, она повернулась ко мне.

- Ну что, очнулась?

- Где я?

- Да, ты у меня, я бабка Дарина. Травница я. Тебя принесли от деда шамана. Он сказал посмотреть за тобой, пока тебе лучше не станет.

- Так это все правда?

- Не знаю, детка. Что правда, что ложь. Мне то не ведано и знать не надо. Пить хочешь?- я махнула головой, и бабка поднесла мне кружку с травой. Я отпила глоток, напиток был горький.

- Пей, пей. Не кривись. Тебе сейчас больше всего нужны силы. Эта трава хорошая, и сил тебе даст, и здоровье крепче будет. Новой жизни в тебе нужно за что-то держаться, а ты вон какая худая.

- Какой еще жизни?

- Да, как какой? Запястье то с печатью, значит мужняя жена. Значит и род нужно продолжать! – бабка улыбнулась и хитро мне подмигнула. Холод по моей спине пробежал, и догадка озарила меня.

- Я что беременна?

- Ну, еще рано об этом говорить! Жалеть не будешь себя, так и пустая ходить будешь. А сейчас силы побереги! – бабка погладила меня. Я посмотрела в окно, а там уже солнце клонилось к вечеру. Я резко села, убрала тряпку и пришла в ужас. Никита там, наверное, меня ищет или кинул здесь и уехал домой. Ведь он про колокол говорил. А Сонька где? Она ж со мной была.

- А где девушка со мной была? С косами такая, Сонька зовут.

- Не было с тобой никого. На телеге тебя ко мне от шамана, Васятка, племянник мой, привез.

- А колокол в обед давно звонил?

-  Какой обед? Колокол уже и к ужину  отзвонил.

- Ой, бабушка. Мне нужно к рынку бежать.

- Да что тебе там делать, всполошная. Ложись спать, утром пойдешь. Сейчас там, все равно никого нет.

-  Нет, скажите, в какой он стороне.

- Ой, горемыка. Ладно, вот тебе шаман передал.- Она протянула мне кристалл на шнурке.- Он сказал, что твое место здесь, а там – она показала на кристалл.- Души родных твоих и если заскучаешь по ним, можешь с ним поговорить.  Ищи здесь свое место. Светлые духи любят тебя и благоволят.

- Спасибо большое! – я взяла кристалл и хотела уходить, но бабка меня остановила и протянула мешочек с травой:

-  Вот тебе для сил, заваривай и пей. Ты наверно живешь, где Северина лечит всех?

- Да, все верно.

- Ну, тогда я спокойна. Она очень сильная травница. Если что, то поможет тебе.

С этими словами бабка меня вывела из своего дома и показала, в какой стороне рынок. Уже солнце почти село, и я очень быстро бежала в сторону рынка.

20 глава.

На рынке я была, когда уже было почти темно. Тут никого не было, я покрутилась между рядами и решила пойти поискать вдоль реки, может Никита, и Сонька не уехали и где-то остались ночевать.

Когда я вывернула из-за последнего ларька, то прямо нос к носу столкнулась с мужиком. Он был повыше меня. Я стала обходить его, но он схватил меня за плечо.

- Куда голуба, так поздно бежишь? Не хочешь пойти со мной? Приголублю, не обижу, завтра подарки куплю тебе, какие захочешь.

Я рванула руку и рукав затрещал. Мужик оказался очень ловкий и схватил меня за руку, как только я вырвалась от него.

- Ну, постой. Поговори со мной, я же добрый. Красавиц не бью.- Видна была улыбка его на лице в отблеске от факелов

- Отпусти меня, убери руки от меня, урод.

- Ничего себе, как девушка-то у нас ругается! Ты, как моряки в порту! – я дернулась, но он держал меня крепко. И тут я уже собрала все свои силы и со всего маха дала ему в пах.

Он задохнулся, взвыл, отпустил мою руку и согнулся пополам. Я, недолго думая, рванула в темноту, туда, где видела костры. Я бежала очень быстро по полю, боялась, что он за мной побежит. Когда поняла, что никто за мной не гонится, стала идти быстрым шагом и оглядывалась. Но за мной никто не гнался. Я дошла до первого костра, но приблизиться побоялась, посмотрела издалека, знакомой телеги не было, и я пошла к следующему костру, так я уже прошла наверно костров десять.  Мне становилось страшно, ведь я здесь никого не знаю, я даже не знаю, как называется деревня, в которой я живу. Слезы мои катились от безысходности и страха. Я вытерла их рукой и решила, что нужно идти дальше. Если до последнего костра дойду, и там не будет Никиты. Найду сеновал и переночую там, а завтра буду что- нибудь думать. Может, пойду к травнице и попрошу проводить меня до Северины, завтра будет видно и от этих успокаивающих мыслей, я с новыми силами пошла к следующему костру, так я прошла, наверно, пять или шесть костров, я уже устала и думала, что сегодня точно Никиту не найду. Когда я узнала на фоне неба дерево и увидела в отблесках костра нашу кибитку. Радости моей не было предела, и я побежала к этому костру. У костра сидел Никита, облокатясь на колени, и, услышав, как я его зову, он встал и пошел ко мне навстречу.

- Никита! – я уже и кричала и плакала. Он схватил меня, прижал к себе, одной рукой он прижал меня к своей груди, другой прижал мою голову и уткнулся мне в затылок, там мы и стояли. Я плакала от счастья, что их нашла. Потом он оторвал мою голову и посмотрел в мои глаза. Столько боли в глазах я не видела у него.

- Где ты была? Я искал тебя.

- Никита, мне стало плохо, и я потеряла сознание, очнулась уже у травницы. Она не хотела меня отпускать, но мне было страшно, что вы уедите без меня, и я останусь тут одна.

Он вздохнул и прижал меня к себе. У меня по всему телу разливалась нега от счастья, я была наверно на седьмом или на двадцатом этаже счастья. Я готова была так стоять с ним, не отрываясь от него вечность. Но за спиной Никиты я услышала, плачь. Мы обернулись и увидели, что за нами стояла Сонька и плакала. Я оторвалась от Никиты и подошла погладить Соньку. Она меня обняла и расплакалась.

- Лада, куда ты пропала. Я стояла возле лавки и смотрела, как ты с шаманом разговаривала, и тут меня толкнул мальчишка, и я отвлеклась, чтобы наш мешок переставить и когда посмотрела в сторону шамана, уже ни тебя, ни шамана не было. Я так испугалась, я побежала туда и звала тебя и искала. Я пробежала все ряды несколько раз. Я потом, когда колокол прозвонил, побежала к этому домику с флагом и ждала Никиту. Потом мы с Никитой тебя искали, мы и в городе были и в порт ходили, никто тебя не видел. Мы до вечера тебя везде искали.

Мы пошли с Сонькой к костру. Никита достал корзинку с едой. Подошел ко мне и увидел порванное платье, он нахмурился:

- Тебя кто-то обидел?

Я посмотрела на платье, да, рукав порвал мне, но и сам отгреб не по- детски. Будет знать, как к девушкам приставать.

- Нет. Разве меня обидишь? Это я, когда падала, зацепилась рукавом. Я не помню ничего, мне очень плохо стало и потом бум и я куда – то в бездну упала и очнулась у бабки Дарины. Она знает Северину, сказала, что очень хорошая травница, твоя сестра. Вот еще какую- то травку мне дала, сказала мне пить ее.- Я протянула мешочек Соньке. Та открыла мешочек, понюхала его и посмотрела на меня очень внимательно.

- Хорошая травка, как раз для таких как ты. Вот тебе и буду ее давать, а мы с Никитой другую будем пить.

- Значит, меня решила этой горькой бурдой травить, а сами будут хорошую пить! Молодец, ничего не скажешь.- Сонька заулыбалась и пошла чай ставить на костер.

- Никита, а можно я с тобой буду на сене спать?

- Замерзнешь.

- Нет, не замерзну. Ты ж меня обнимешь, правда?

Никита посмотрел на меня внимательно, поднялся и ушел в поле. Вернулся он уже с охапкой сена. Постелил нам под телегой, Сонька постелила покрывало на сено и достала одеяло из нашей кибитки.

- А одеяло откуда?

- Никита купил сегодня, у нас же дома не хватает одеял, вот он и купил одно. Еще мы все забрали, что мы с тобой купили. Пока Никита тебя искал, мне его знакомый помог все забрать и погрузить. Раз уж ты нашлась, тогда завтра домой поедем, а то я думала, что мы тебя и завтра будем искать. А это что у тебя?- Сонька протянула руку к кристаллу и покрутила в руках. – Я такой красоты никогда не видела.

- Это мне шаман дал.

- Дед – шаман ничего просто так ни делает. Значит, эта вещь тебе очень нужна.

Я покрутила кристалл в руках и вспомнила свое детство, свою бабушку, маму, папу. Как мы вместе лепили вареники из вишни и смеялись песням, которые папа учил у бабушки. Он не понимал многих слов и коверкал слова в песни. Взрослый умный мужчина, а вел себя так забавно и смотрел на маму, чтобы она его похвалила. А потом, бабушка, вместе с мамой, пели эти песни и мы с папой их слушали. Я покрутила кристалл у себя в руках. Странно видеть такую штуку в этом мире.

Никита подкинул палки в костер, чтобы он не сильно потух за ночь и его не нужно было с утра разжигать. Мы легли на сено под телегой, я прижалась к нему, он обнял меня, и мне на душе стало так спокойно, я впитывала в себя это спокойствие, эту тишину ночи, этот треск костра и моя душа летела и радовалась тому, как мне хорошо. Мир наполнял мою душу и разливался по всему телу. Я обнимала самого дорого для меня мужчину и его дыхание убаюкивала меня.

21 глава.

Утром я проснулась самая счастливая женщина на свете. Меня, не стесняясь, целовали. Мои глаза, губы, щеки, лоб и сильно прижимали к себе к груди. Я таяла от счастья и давно не была так счастлива ни в этом, ни в том мире. Я так сладко потянулась. Никита поднялся, а я осталась лежать, скатившись в ямку в сене. Мне так не хотелось вылазить от сюда. Даже странно, что так мало человеку для счастья нужно. Не надо человеку замков, золота и брильянтов. Нужен просто рядом человек, чтобы тебя любил, а ты его, чтобы он просто был. И пусть весь мир подождет. Я даже не заметила, когда я успела так привязаться к нему. Как этот молчаливый человек смог забраться так глубоку в мою душу и пустить в ней корни? Не заметно для меня этот мужчина становится мне дорогим и родным.

Я наблюдала из своего укрытия, как он набрал палочек и разводит костер. Как наклоняется и дует на огонь, подкладывая сено, чтобы он разгорелся. С телеги слезла Сонька и сложила вещи назад в покрывало.

- Сонь, а как поселок называется, где мы живем?

- Лада, странная ты, конечно по имени старосты. Как старосту зовут, так и поселок называют: Савельевка.

Вот тебе как просто и никто не придумывает ничего. Как старосту зовут, так и поселок. Я вылезла из сена и пошла, умываться на речку.

Утро было красивое, над рекой стелился легкий туман. Водная гладь была ровная, как стекло, из-за тумано было ощущение, что это парное молоко и оно манила к себе, чтобы окунуться в воду. Где – то плескались рыбки. Солнышко уже медленно поднималось над лесом, на той стороне реки. Розовело по краям голубое небо. С той стороны уже до нас доносился щебет птиц. Это было состояние мира и покоя.

Люди, на телегах, потихоньку,  ехали по дороге мимо нас, это собирались на рынок те, кто оставался на второй день рынка. Мы решили докупить и догрузить телегу и ехать домой. Утром к нам прискакал сосед нашего старосты и спросил, поедим ли мы домой сегодня, чтобы к нам присоединиться. Они договорились с Никитой о месте и времени встречи, и он поехал дальше. Мы с Сонькой приготовили завтрак, и я разложила кашу по мискам, а Сонька как всегда заварила свой травяной чай. Мне в кружку она отдельно досыпала траву, что мне дала травница.

- Зачем? Она же горькая.

- За то полезная! Особенно тебе! – сказала Сонька и вручила мне кружку. Я поморщилась, но кружку взяла. Мы достали калачи к чаю и хорошо позавтракав, двинулись на рынок.

- Сегодня ты ходишь со мной и никуда не отходишь, а Сонька останется в телеге. – Сказал Никита, глядя на меня. Я послушно махнула головой. Мы до этого обсудили, что купить на оставшиеся у меня деньги. Когда я попросила докупить еще пару мешков соли, Никита на меня странно посмотрел, но согласился. Я думаю, что он про себя решил, посмотреть, что я собралась солить. А я решила продать ее за шкурки, потому что именно шкуры здесь ценились дороже всего.

Как говорил, мой бывший муж, что только торгаши могут быть богатые, потому что еще не один производитель не разбогател. Что ж проверим эту теорию на практике. Потому что возить картошку сюда и продавать, я не вижу смысла, это много и дешево. Вес у товара должен быть маленький, а товар должен быть дорогой, тогда и доставка будет дешевле. Самые красивые шкурки будут осенью, а соль как раз нужна будет засолить грибы, помидоры, огурцы и она в этот период тоже будет в цене.

Короче, во мне проснулся предприниматель, и я решила начать что- нибудь предпринимать. Ведь никакими особыми знаниями я не обладала, чтобы создать здесь двигатель или еще чего, что можно продать. Поэтому мы пойдем путем торговли, а там дальше посмотрим и освоимся.

Мы подъехали на телеге к стоянке  возле рынка. Никита приказал мне сидеть с Сонькой, пока он заберет свое железо. Мы остались сидеть и разглядывать торговцев и покупателей, которые крутились тут. Торговля уже была в самом разгаре.

- Сонька, давай мы в подарок Лизке привезем маленькое зеркальце. Большое дорогое, а ей очень понравится.

- Давай, оно ей потом в приданное достанется, как ее замуж будем отдавать. Дорогое приданное получится. Уже нужно думать, а то скоро ее замуж отдавать.

- Ты что, она еще маленькая. Куда ей замуж? Варварские порядки какие-то!

- А потом никто не возьмет, старую деву.

- Глупости не говори, мы ей такое соберем приданое, что женихов отбоя не будет! Да и сама Лизка у нас умница и красавица. И работяга, вон какая, любому такая невеста приглянется.

- Хорошо, Лада. Вот с осени и начнем ей приданое готовить. А то летом не когда нам будет, заниматься ее приданным. Нам еще ягод нужно насобирать, да травы сейчас многие нужно собрать, а то к Северине мы не набегаемся зимой.

- Скажи, а что за траву мне травница дала?

- А что она не сказала тебе для чего трава? – я посмотрела на Соньку и помотала головой. – Я так рано не вижу и не знаю, может ли Северина увидеть это. Но вот травница, видно, не просто так тебе эту траву дала, Дарина видно видит то, чего мы пока не видим, видать сильная она, хотя я про нее не слышала, да мне и не положено, я ж не лечу людей и кто в чем из травниц силен, я не знаю. Но такую травку девушке дают, если бояться что ребенка не доносит до срока.

У меня от слов Соньки побежали мурашки по спине, и я посмотрела на свой живот и прижала к нему руку. Значит эта трава для сохранения беременности. Я не хочу своего малыша потерять. Как-то краски померкли, и я боялась после слов Соньки шевелиться, чтобы ничего не случилось. Сонька посмотрела на меня, погладила по голове и сказала:

- Не переживай, сейчас у тебя есть я и пока ты пьешь травку с тобой ничего не должно случиться. А дома за тобой Северина присмотрит, она знаешь, какая сильная у меня! Все будет хорошо! – Сонька обняла меня, и мы так сидели и ждали Никиту.

Он шел к нам, и вмести с ним, какой-то парнишка вез на тачке железо. Оно было разное, плоское и длинное, какими- то кусочками и брусками. Они подъехали к телеге сзади и все аккуратно загрузили. Потом парнишка уехал со своей телегой, а Никита стал его заворачивать в то полотно, что он с собой привез. Он обложил железо нашими покупками, потом погрузил в мешке еще что-то, я плохо разбиралась в том, что нужно кузнецу для его работы. Видно я плохая жена, совсем не интересуюсь, работай мужа.

- Ну, что ты готова? – спросил у меня Никита, я махнула в ответ, и мы пошли на рынок. У нас хватило еще на один рулон войлока, я придумаю, куда его пустить, у нас на зиму нет не курток, ни штанов. Пригодится короче. Пришлось еще докупить в дорогу калачей и как мы, и договаривались, мы купили еще два мешка соли, здесь я уже торговалась с продавцом, ведь чем дешевле возьму, тем больше заработаю на ней. По - этому я включила все свои знания и все свое обаяние и получила максимально возможную скидку на соль. Никита хмыкнул и поднял брови, когда продавец сдался и согласился с моими доводами. Я довольная потерла руки. Они вместе с Никитой погрузили на телегу мальчишки мою соль, и мы все погрузили на телегу. Я попросила Никиту последний раз сходить на рынок, купить для Лизки зеркальце. Он посмотрел на меня и согласился. Мы очень быстро дошли до лавки со стеклом  и зеркалами. Это была очень дорогая лавка, и покупателей здесь было мало. Здесь я видела интересную пузатую стеклянную посуду, которая по – видимому делалась в ручную и стоила сумасшедших денег. Здесь даже стояли небольшие разные стеклышки для витражных окон. А вот зеркала были маленькие,  большого в пол, здесь даже не было. Поцарапанные стоили дешевле и их с охотой брали девушки. Но мне на подарок поцарапанное не хотелось брать, поэтому я купила квадратное красивое зеркальце в деревянной раме с ручкой. Даже в нем себя разглядела и увидела молодую красивую девушку, что мне очень понравилось.

Никита купил еще одно небольшое стекло, как я поняла, что для окна, и мы двинулись к выходу с рынка. Никиту окликнул какой-то лавочник. Он остановился и сказал мне идти к телеге, тем более она была уже в поле нашего зрения, поэтому я пошла к телеге быстрым шагом. И тут меня кто-то схватил за руку, чуть выше локтя и я услышала нал своим ухом:

- Ну что попалась, голуба! От меня не убежишь! – я повернула голову, и ноги мои подкосились, на меня смотрел тот парень, которого я ударила ночью в пах. Он смотрел на меня, улыбался и крепко держал меня за руку, а я с ужасом смотрела на него!

22 глава.

- Убери руки от нее! – как гром прозвучало на весь рынок. Рынок даже затих в ожидании интересного представления. Все прекратили свои дела и с интересом наблюдали за нами троими. Парень оторвал взгляд от меня, поднял голову и посмотрел за мою спину.  Потом вдруг улыбнулся, отпустил мою руку и пошел в сторону Никиты. Я оглянулась, потому что сердце мое сжалось, я видела, как Никита грозно на него смотрит, а тот к нему приближается в развалку и явно не считает его своим противником и вот когда он уже подошел к нему сильно близко, я готова была закричать.Я онемела, когда вместо драки, они, неожиданно для меня, обнялись, и начали друг друга хлопать по спине, как старые приятели.

- Дружище, брат! Никита! Как же я рад тебя видеть! – парень хлопал Никиту по плечам и обнимал его. Никита в ответ ему улыбнулся и тоже крепко его обнял. Они держали друг друга за плечи и Никита смотрел на него, слушал и махал головой в ответ. Рынок сразу потерял к нам интерес и опять зашумел так же, как и до этого.

Никита повернулся ко мне, посмотрел на меня  и сказал:

- В телегу! Быстро! – я развернулась и очень быстро пошла к Соньке в телегу. Я добежала, запрыгнула, села и стала смотреть в сторону Никиты и того парня, как они друг другу что -то рассказывали и парень, при этом, игриво толкал Никиту в плечо. Я кратко Соньке все рассказала и мы теперь с нетерпением ждали, когда Никита вернется к нам в телегу, не спуская с них глаз.

Через какое-то время они вместе с парнем двинулись к телеге. Никита держал в руках мешок и корзину, а парень держал у него руку на плече и что-то говорил Никите. Никита только хмуро на меня поглядывал и кивал парню. Когда подошли к нам, Никита погрузил все на телегу, они обнялись, очень горячо попрощались. И парень сказал Никите:

- Я все понял брат и конечно все сделаем, раз ты с моим отцом договорился! Осенью, после праздника: Матери Земли, я буду у тебя! Готовься! Ну, пока, красавицы! – сказал он нам с Сонькой и подмигнул мне, от чего меня это поведение очень сильно смутило и я отвернулась.

Они еще раз друг другу похлопали по плечам, Никита сел на коня и мы двинулись мимо рынка по краю города к выезду на нашу дорогу. За всю дорогу, пока мы ехали по городу, Никита ни разу не обернулся и не посмотрел на нас с Сонькой. Мне хотелось ему объяснить, что произошло, но он даже не спрашивал ни о чем у меня, может этот парень ничего и не рассказал Никите, мне оставалось только догадываться о теме их разговора, но то что они друг другу хорошо и даже близко знакомы, было понятно.

Мы доехали до края города, свернули на полянку и стали ожидать соседа, с которым мы должны были ехать домой. Пока ждали, разожгли огонь и решили пообедать, раз есть время на это. Из горячего мы сделали чай, а так доедали то, что было в корзине у нас с собой. Ждали мы не долго. Скоро из города выехало две телеги и один наездник, и они направились к нам, мы их напоили чаем и двинулись в путь. Хотелось побыстрее вернуться домой.

Из-за того, что мы подзадержались при выезде, пришлось в дороге останавливаться еще на одну ночевку. Все это время Никита не замечал меня и даже не разговаривал со мной. Мне было тоскливо на душе от этого и как-то одиноко.

Сонька разговаривала с женщинами, которые ехали вместе с нами домой, и я включилась в разговор и за время пути мы хорошо познакомились и уже общались, как знакомые. Женщины рассказали, что они видели на рынке, обсуждали наряды местных красавиц, и каждая высказывала свои предположения, как это можно сделать и чем можно украсить. По приезду, я думаю, у нас появятся новые наряды в поселке. Одну из женщин звали Мария, она с нами делилась своими секретами на огороде. Мне так нравились эти вечерние посиделки, это было как у бабушки, когда они собирались с подругами и обсуждали новости и всех соседей. Женщины выспрашивали про секреты блюд, которыми я уже успела многих удивить, и удивлялись, какие они простые. Заодно я прорекламировала свою терку и по приезду сказала, что покажу, как она выглядит и что можно готовить с ней.

По-видимому, у Никиты появятся новые заказы после поездки, а у меня новые подруги. Нужно налаживать как-то отношения в поселке. Не у всех в поселке были у мужей по две жены. И у Марии у мужа была одна жена, и она была, не смотря на такое певучее имя, очень бойкая и шустрая женщина. Мне казалось, что ее спокойному Макару хватало и ее одну с головой. Когда мы останавливались, она так много успевала сделать, что я только диву давалась ее скорости и работоспособности.Оставалось только завидовать такой поворотливости и ловкости, с которой Мария все делала. Во второй телеге ехала Глара, а муж ее был на коне и они во время пути с Никитой ехали всегда вместе и о чем – то беседовали. Глара была старшей женой, но она была молчаливая и спокойная. Всегда опускала голову, если ее спрашивал о чем-то муж. Там было видно полное подчинение мужу и его слову. Я на себя не могла примерить такое повиновение, во мне сразу поднималось сопротивление и включилось бы не подчинение моментально, с пол оборота.

Она беседовала с нами только тогда, когда муж уходил поить или кормить лошадей. В остальное время старалась молчать или отвечать очень просто на вопросы. Но ее тоже заинтересовало мое кулинарное искусство, и она напросилась ко мне на обучение, конечно с разрешения мужа. Хотя было бы странно, если бы ее мужик вдруг отказался от того, чтобы его тоже будут вкусно кормить. Вот так мы коротали свои короткие вечера в дороге. Развлекая себя беседами о кулинарии, огородах и нарядах, при воспоминании о которых, у девочек поднималось настроение, и включался азарт удивить друг друга и разгадать секреты мастерства, я к сожалению, практически никакими навыками по рукоделию не обладала. Умела только вязать на спицах и по школе нас учили сшить себе юбку, фартук и халат, на уроках труда. Дома практически ничего не шила, поэтому навыков особо нет, только базовый уровень и как сделать выкройку, я себе представляла.

К обеду четвертого дня мы уже почувствовали запах печного дыма и встрепенулись, в ожидании появления нашего поселка. Никита и Захар увеличили скорость и поехали к дому быстрее, чтобы распрячь коней, на которых ехали они и предупредить о нашем приближении.  Мы ж на телегах особо не разгонимся и ехали медленно. Сонька шла рядом, как всегда, не теряя время, и собирая свои волшебные травки, догоняя меня, и кидала их в телегу на ходу, а я их слаживала в корзину.

Мы подъехали к дому и увидели стоящую и ждущую нас Лизку, на руках она держала Мишутку. Мы так соскучились друг по другу, что я, соскочив с телеги, побежала навстречу Лизки, и мы начали обниматься с ними и целоваться. Сонька же завела телегу с конем во двор дома. Там Никита забрал у нее коня и начал его распрягать. Мы пошли с Лизкой в дом, я ей рассказала, что мы привезли ей подарок и моя, вечно хмурая Лизка, улыбалась мне, и я увидела в ней ту маленькую девочку, по сути которой она еще была. Она уже нагрела нам воды, и мы все по очереди помылись с дороги в купальни и сели обедать. Она приготовила нам куриную лапшу. Я как – то даже соскучилась по супу после стольких дней каши. Потом мы разгружали телегу и разносили все по - местам. Сонька при этом Лизке рассказывала про город, про рынок, про торговые ряды. Описывала наряды местных красавиц, корабль в порту,те украшения, которые она видела на рынке, те матерьялы и ту посуду, которыю мы видели. Лизка смотрел на нее с раскрытым ртом и слушала не отходя от нее. А потом мы достали ей подарок и отржественно вручили.

Очень ей понравилась наше зеркало, и она с таким трепетом завернула его в полотенце и спрятала в сундук в своей комнате, что это та драгоценность, что нужно спрятать подальше. Никита выгрузил свое железо и ушел к старосте. Мне бы конечно хотелось знать, о чем они будут разговаривать. Но на мои вопросы он не ответит, хоть пытай его утюгом! Утюг! Какая мысль мне светлая пришла в голову. Нужно попросить Никиту сделать нам  утюг, куда мы будет угли засыпать и гладить белье. Почему до сих пор его здесь нет, я не понимала. Я осмотрела свой огород, и он меня радовал, хоть какой-то урожай мы соберем и не нужно тратить на покупку еды деньги. Я полола траву и поглядывала в ту сторону, откуда должен был вернуться Никита. Сердце мое колотилось в ожидании и неприятно сосало под ложечкой, а может я уже сама себя накрутила или эта ревность во мне просыпалась?


23 глава.

Никита шел по дороге к кузнице со столяром, видно, что он хочет утеплить на зиму кузницу.


Они что-то обсуждали, и столяр был не один, а со своим помощником: мальчишкой, лет пятнадцати. Видно это сын его.   Я не стала отвлекаться от огорода, раз он не один, все равно поговорить не удастся. И занялась прополкой огорода, подвязкой огурцов и гороха, он, кстати, на удивление у меня уродился.  После огорода, я решила попробовать утеплить чоботы. Все таки нам нужно как-то ходить, когда похолодает. Поэтому я размотала кусок войлока и, примерив 10 раз, вырезала в чоботы стельки. Вставила их и примерила. Получилось свободненько, вот свяжу, еще носки и вообще будет загляденье на осень, а к зиме купим валенки или сапоги с мехом, на что нам хватит денег. Девочки мои тоже померили по очереди. Нога Лизки, как оказалось, не намного меньше нашей с Сонькой и она тоже сможет их одеть теперь. Мы занимались своими делами по дому до вечера.

С Никитой поговорить не удалось и узнать почему он ходил к старосте не получалось, у него постоянно были люди, а потом я уже перестала искать с ним возможность поговорить. После ужина, я решила его поспрашивать:

- Зачем ты к старосте ходил?- он посмотрел на меня внимательно. Поцеловал меня в лоб и сказал:

- Все будет хорошо.

И все, вот и весь разговор. Мне никак не удается разговорить этого мужчину, я уже жалела, что при переходе из мира в мир, тебя не наделяют еще какими- нибудь способностями. Для меня читать мысли было бы самое то! Хорошо, хоть после поездки к нам не появилась Марьяна. Посмотрим, что будет после праздника: Матери Земли.  В любом случае жизнь ей сказочная не светит, я смиряться с этим не собираюсь и буду до последнего с ней воевать.

Утром я проснулась как всегда, позже всех. Пошла поговорить с Никитой. Сама я здесь никого не знаю, кто шкурками занимается, а ему могут предложить и хороший товар. Ведь кузнец в деревне, все равно, что хирург в городе. А вдруг пригодится!

- Никита, я хочу с тобой насчет соли поговорить.- Он смотрел на меня с приподнятой бровью, но молчал. Я ему рассказала, зачем я взяла лишние мешки соли и что я за них хочу получить. Дальнейший обмен пришлось тоже рассказать, чтобы он понимал, что я хочу со шкурками делать. Я хотела за них получить деньги и нужно как-то улучшить по возможности дом. За водой зимой не набегаешься. Может нужно для таких нужд, придумать какой- нибудь механизм для подъема воды с реки для технических нужд, например для стирки. Он, молча, выслушал весь мой бизнес план, внимательно посмотрел на меня и кивнул. Значит, он поможет, для себя я так решила. Дальше очередь наступила крана. И я на земле нарисовала, какой умывальник мне нужен. Про подогрев воды на печке я смолчала, как нибудь потом решим этот вопрос, а то от моих нововведений он будет в шоке, но все равно я стала говорить, что умывальник мы приставим к печке со стороны комнаты, где спит Лизка, зимой от печки вода нагреваться будет. Со сливом сложнее придется, это тоже нудно обдумать, не с ведром же на улицу бегать, после помывки каждой тарелки. Никита смотрел на меня с интересом и слушал все мои рассуждения с приподнятой бровью. Мне нравилась его заинтересованность, и хотелось еще больше улучшить дом. Пока решила остановиться и это сделать. Уже будет не плохо, если мы хотя бы сделаем видимость умывальника в доме. А там смотри и до серьезного чего-нибудь дойдет. Тут же я попросилась сходить к столяру. Опять пришлось объяснять Никите, что мне нужны тонкие спицы для вязания. Он не понимал, зачем мне эти палочки, но разрешил с Сонькой сходить и заказать.

Мы не стали откладывать до завтра и сходили, заказали себе спицы, два комплекта по пять спиц. Это на тот случай, если кто-то из девчонок, захочет научиться, вязать. Столяр нам все сделал на удивление быстро и мне даже понравились спицы. Посмотрим их в работе. Теперь нужно серьезно накрутить ниток из той шерсти, что я купила на рынке. Нитки я крутила практически одна, девчонки мои были заняты сбором полезных трав и цветов. Лизка то бегала Соньке помогала, то мне с нитками. Поэтому клубочки очень медленно делались. Без привычки у меня устали пальцы и кисти крутить нитки. Но как только я скрутила не большой клубок, я тут же принялась вязать из него носки. Носки вязала маленькие на Мишутку и быстро свяжу, и мои девчонки увидят результат быстрее и начнут вместе со мною заниматься этим делом. Шерсть можно будет выменять осенью, как раз в конце лета все постригут овец и ее будет много. Ее берут на валяние, я это примерно знаю, как делается, но сама этим не занималась. Очень жаль, что столько всего полезного я не умею для этого мира и этого времени. Теперь начнем осваиваться как-то здесь.

 Можно, конечно, еще на чердаке, возле трубы еще пару комнат сделать и переселить девочек туда, а из комнаты Лизки кухню. А не суетиться тут на обеденном столе и порядок с посудой будет, а то по полкам, да по лавкам расставлена, как в магазине. А у девчонок появятся свои комнаты, только нужно все продумать, как их утеплить. Это сейчас лето, а зимой стены утеплять придется. Сколько дел еще у нас впереди!

Еще конечно хочется козу завести, потому что я понимаю, что нам нужно молоко и нет смысла его покупать, тратить деньги или запасы на это.  Мои девчонки вытяжные и они все могут, но я то, не приучена, коров доить и рано или поздно они замуж повыходят, а что я  с ней буду делать? К козе уже как-то поднаровлюсь, люди как- то доят, и я научусь, а там видно  будет. Короче планы у меня теперь грандиозные. Вот только доходы пока не позволяют их осуществить. Главное, что муж мой пока мне все разрешает и старается помочь, это уже плюсик в копилочку, а то насмотрелась я на этих бедных жен, которые только мужа слушают, и слова поперек сказать не могут.

За размышлениями пролетело время, и я связала носочек для Мишутки. Посадила его к себе на колени, чтобы померить носочек. Он увидел у меня кристалл на шеи, поймал его и начал его так сосредоточенно крутить в руках. Мне даже показалось, что кристалл в руках у Мишки начал светиться слабым огнем, как будто отзывается на его прикосновения. Я такое первый раз увидела и мне самой стало интересно за этим наблюдать.

24 глава.

В этот момент в дом вошла Сонька, и я ее позвала, чтобы показать кристалл. Она смотрела на него и восхищенно улыбалась:

- Я такой красоты никогда не видела! Даже странно, что он как будто светится изнутри. Лада посмотри, ведь раньше я не видела, чтобы он светился. Этот же кристалл тебе дед – шаман дал?

- Да, так травница сказала! Она сказала, что этот кристалл мне Шаман передал, но для чего не сказала. Сказала только, если по родным буду скучать, могу с кристаллом поговорить, там души моих родных.

- Да, очень интересно. Я о таких легендах не слышала никогда.

Я посадила Мишутку на лавку и сняла кристалл с шеи. Если он отзывается на ребенка, пусть играет с ним, тем более что у ребенка кроме одной его игрушки ничего не было и больше не интересовало. Мишутка у нас не разговаривал вообще, только улыбался, если с ним кто-то разговаривал, меня это настораживало, но кому я могу его показать? Здесь нет таких специалистов. Странно было то, что глядя на кристалл, ребенок стал гукать и гикать на него. Мы переглянулись с Сонькой, и она пожала плечами.

- Что ж если, этот кристалл, поможет ребенку начать разговаривать, будет даже очень хорошо!- сказала я Соньке – А то я уже переживала за ребенка, что он немой у нас.

- Да, даже Северина сказала, что тут ничем не поможешь.

Тут Сонька увидела носочек у Мишутки.

- Лада, как ты это сделала? Какой сапожик хорошенький. Это все ты сделала этими палочками? А меня научишь? Я тоже так хочу уметь. – Она крутила из стороны в сторону ножку Мишутки. – Он мягонький какой и тянется. Только он наверно промокает, да?

- Это ж носок! Его нужно в ботинки одевать. Вот свяжу Мишутке, и Никите буду вязать. А вы сами себе с Лизкой будете вязать. Я вас научу. А может мы их, и продавать начнем. Вот мысль хорошая!

Соня, я с тобой хотела про козу поговорить. Как ты думаешь? Может нам купить одну на молоко. Сено ей хватит, нам привезли много. Если что еще будем косить и запасать. Тем более коза и ветки ест, у меня у бабушки у соседки коза была, я ее боялась сильно, она там все вокруг объела.

- Может лучше тогда не козу, а корову. Что с той козы молока.

- Я доить не умею корову.

- Как так не умеешь, у вас что, коровы не было?

- Я не помню, как доить ее. – Решила я соврать Соньке, чтобы она не заподозрила ничего.

- Ладно, давай я договорюсь с Марией, у нее самая спокойная корова и ты попробуешь ее подоить. А когда заведем, будем доить по очереди, ты все и вспомнишь!- с этими словами Сонька вышла из дома и пошла к Марии.

Я взялась второй носочек вязать Мишутки.

- Пошли, я договорилась с Марией. Сейчас как раз вечерняя дойка. Она сказала приходить.

Мы взяли Мишутку, и пошли к Марии учить меня доить корову. Я даже настроилась на это дело, как на войну. Что ж учиться, значит учиться. Мы когда были летом у бабушки, всегда прятались за забор, когда гнали колхозных коров с пастбища. Я их до ужаса боялась, не знаю, что там я себе нафантазировала, но в щели забора смотрела, как коровы идут домой и в этот момент боялась выйти из двора. А если не успевала в такой момент убежать с улицы, всегда залазила на лавочку, мне почему- то казалось, что так они меня не достанут. Как – то это всплыло у меня в голове пока мы шли. Вот и все, что я помнила про коров из детства.

Мы пришли к Марии, как раз в тот момент, когда пастух гнал коров с пастбища. Большая с рыжими пятнами и рогами во все стороны корова медленно заходила в ворота к Марии. Я вот почему – то больше всего боялась именно рыжих коров, да эти рога, торчащие во все стороны. Она так изогнулась, когда поравнялась со мной и почесала бок своим рогом. Сонька занесла Мишку в дом к Марии, чтобы он погулял с другими детками. Мария выдала мне фартук из холщины. Он был плотный и очень большой, я практически вся смогла завернуться в него.

- Идем -  махнула она мне, и я пошла вслед за ней в сарай, где корова. – Смотри, я тебе сейчас все покажу, а дальше ты сама.

Она взяла маленькую, широкую крынку, из нее что-то набрала в руки, что-то похожее на жир и смазала вымя коровы. Потом поставила ведро под вымя и аккуратно практически одними пальцами начала доить корову.

- Теперь ты!- она встала, я села на уступчик и только собралась взять корову за грудь, как корова от меня отодвинулась ближе к стене. Хорошо, мы сдаваться не собирались. Я взяла ведро и уступчик и пододвинулась к корове ближе. Все повторилась: я к корове, корова от меня, я опять к корове, корова от меня. Так мы с ней додвигались до стены сарая. Бок коровы уперся в сарай, и двигаться ей было не куда. Наступил мой звездный час. Я схватила корову за вымя и начала пробовать доить, а корова в этот миг истошно заорала. Я доила, не обращая на корову внимание, пробуя попасть в ведро. В этот момент меня похлопала по плечу Мария:

- Все хватит! Давай я сама ее подою! – Я встала, отошла, расстроенная, что не удалось толком подоить. Сонька стояла, согнувшись, и заливалась смехом.

- Да, Лада! Такого я еще не видела! Теперь этот трюк нужно с козой повторить!- говорила сквозь слезы Сонька.

Мария подоила корову и налила нам крынку молока. Мишутка вышел из дома с котенком.

- Вот и подарок себе приглядел!- погладила его по голове Мария. – Ладно, Лада, не расстраивайся, научишься еще. Никогда бы не подумала, что ты корову не умеешь доить.

- Так она упала с чердака и много не помнит!

Мария пожала плечами и сказала мне:

- Мне кажется, что руки помнят все, а у Лады они не помнят, как доить корову. Это не беда! Сонька все умеет, сначала поможет тебе, потом сама научишься!

Я согласилась с Марией, и мы пошли к дому с молоком и котенком. Хоть молоко на этом шоу заработали!

25 глава.

Все остальные дни, я старалась как-то улучшить дом наш. Умывальник Никита прикрепил к стене, а вот на слив с умывальника, сказал: « Нет!», понятно, что тратить на это железо было дорого, и я уговаривала сделать его с глины всю эту конструкцию : раковину для умывальника и трубы со сливом на улицу. Каждый день я обрабатывала кузнеца, он сначала радовался моему приходу, а потом делал вид, что меня нет, и постоянно работал, без перерывов, чтобы я не могла воспользоваться свободной минутой и поговорить с ним. Две недели я каждый раз, планомерно объясняла ему, как это сделать, он в ответ мне отрицательно махал головой. Тогда я, при помощи Соньки, разобрала в один день под умывальником пол. Было тяжело, но мы  это сделали. Кузнец был в шоке от моей кипучей деятельности, но ничего не сказал на это и я осмелела. Я Долго объясняла и рисовала гончару, что мне нужно, он смеялся надо мной или качал головой и думал, наверное, что у кузнеца сошла с ума жена. Но когда я битый час ему объясняла, что мне нужно, а Сонька и его жена при этом уже замучилась сидеть и слушать, он согласился сделать то, что я его прошу. Я получила то, что хотела через неделю, правда он приходил к Никите и рассказал про мой заказ и видно, что Никита дал добро, иначе я сама б, наверно, слепила эту мойку и трубы из глины, если бы отказади в моей затеи. Самое сложное, это было прокопать канализацию из дома на улицу и сделать там яму для слива и обгородить ее, чтобы в нее никто не свалился. Мне пришлось нанять пару мальчишек, так как мужчин категорически мне отказался разрешить нанять Никита. Пока я все это дома делала, с Никитой мы были в тихой конфронтации, он не одабривал мои действия, но и не мешал. При этом он перестал со мной вообще общаться и всегда ходил мрачный. Сонька и Лизка, наоборот были на моей стороне. Когда все закончилось, и мы с радостью решили все это опробовать, нашей радости не было предела. Даже мальчишки, которые мне помогали, улыбались и хвалили меня. Я за это их накормила сладостями, которые были мне доступны с этим набором продуктов. Никита оценил мой умывальник, молча, лицо его просветлело, но никаких слов похвалы я не услышала. Он, молча, помыл руки в умывальнике, молча, постоял, посмотрел. Видно что-то для себя решил и сел ужинать. Девчонки мои не заметно мне махнули головой, показывая, что ему явно понравилось мое нововведение.  Все следующие дни к нам под разными предлогами приходили, все кто мог: староста, соседки, их мужья и даже старшая жена Макара - скотника пришла, принесла Соньки какие-то вещи под предлогом, что она их забыла. Многие удивлялись диковинке и спрашивали Никиту, как это можно сделать. Я ему не помогала, наверно из вредности, пускай помучается и больше мне палки в колеса не ставит.

Правда после этой войны за умывальник, дальше уже было проще мне с ним договариваться, и я уговорила его сделать подъемный механизм для воды. Потому что тянуть снизу ведро на веревке было тяжело и неудобно. Я все нарисовала нашему столяру, он с интересом принялся за эту работу, ему явно было интересно, что получится. Когда он поставил этот механизм на площадку, с которой мы набирали воду и опробовал это устройство, весь поселок стоял  и смотрел на это. Не хватало красной ленты и торжественного открытия.



Староста помахал одобрительно Никите и похлопал его по плечу. Через какое-то время, точно такое устройство, было рядом с Никитой, так как ему тоже приходится набирать для кузни воду и далее возле домов, которые находились, возле реки у обрыва. С умывальником было сложней. Найти такой краник практически, было не реально, и я нарисовала Никите умывальник с подъемным механизмом.

Каждый выкручивался с умывальником, кто как мог, но вот раковина появилась в некоторых домах и многие приходили к ним и смотрели, как это сделать дома и как это можно закрепить. Работа у гончара появилась на ближайшие месяцы. Он, кстати, тоже посетил нас с той же целью и когда все осмотрел, покачал головой одобряюще и пошел хвалить Никиту. Да, что тут скажешь? Но раз им так удобно, думать, что мужик только может такое придумать и сделать, пусть думают, мне не жалко. Главное, чтобы мне было хорошо!

Дальше, моя переделка, была тоже глобальной, и я хотела, чтобы девочкам сделали отдельные комнаты наверху.

- Никита, я хочу с тобой поговорить.- Посмотрела я на него, после того как он поужинал и мне кажется, что на эту фразу у него уже была аллергия и он глубоко вздыхал и с грустью смотрел на меня.- Давай мы с тобой под крышей сделаем девочкам комнаты, потом, когда девчонки выйдут замуж, в эти комнаты перейдут наши дети.

Я пока Никите так и не призналась, что жду от него ребенка, как-то времени не было на это, и живот мой, пока виден не был, и никак меня это не беспокоило, кроме сонливости днем. Хотя бы часик днем нужно было поспать. Если я не ложилась в кровать, то я просто засыпала сидя на лавке или на столе. Везде, где меня застанет день. Ничего с собой поделать не могла, и очень хотелось пирогов, поэтому в бедрах, я уже заметила, как пополнела. Поэтому боролась с пирогами как могла. Просто их не пекла. Пила пустое молоко или травки, которые мне специальные дала Северина, сестра Соньки. Но вот меня тянуло сделать  ремонт, прям руки чесались все здесь переделать. Причем так хотелось именно в персиковый цвет, все покрасить. Жаль, краски такой нет, а то я покрасила бы в этот цвет все, что здесь можно. Даже снаружи дом покрасила бы.

Отсутствие краски спасало всех от моего желания видеть этот цвет везде.

Никита выслушал мои все мои пожелания и предложения по поводу комнат вверху. Махнул рукой и сказал:

- Сама к столяру не ходи, я сам решу этот вопрос.

Я улыбнулась и с радостью потерла руки. Никита посмотрел на меня, приподнял бровь и покачал головой. Наверное, он уже пожалел, что привез меня в свой дом и разрешаем мне здесь делать все, что я хочу.

26 глава.

Столяр осмотрел наш дом, рассказал Никите, что и как нужно сделать  и началось строительство второго этажа. Наверху сделали коробки для комнат и лестницу на второй этаж. Одну кровать перенесли в комнату Лизы и заказали вторую для Соньки. Сонька пока спала на матрасе из сена на полу. Тяжелее всего было поднять туда сундуки девчонок. Вещи, конечно, мы все вынули и подняли пустые, а вещи потом перенесли. Оставалось только утеплить весь верхний этаж. Для этого нужна была солома и глина, поэтому на днях мы должны были начать убирать урожай на полях. Ждали мы того дня, когда начнется жатва, это проверяли по каким –то приметам, я в этом мало разбираюсь. Я ждала с ужасом, я не умела жать, а мне сказали, что жать будем все, пока не уберем урожай. Староста заходил к нам, говорил мне и Соньке, на какое поле нам идти. Никита тоже шел жать, но на другое поле. Мы должны были жать серпами, потому что урожай зерна высокий, а мужчины шли туда, где был низкий урожай, и косили его косой, а потом другие женщины или подростки собирали это все в снопы.

Жали мы долго, очень долго, я даже сбилась со счета, сколько дней ушло на жатву. Голова гудела от постоянного фитнеса: согнулся, разогнулся, и при этом приходилось жать в известной всем позе. Спина не разгибалась к вечеру, руки не шевелились. Домой возвращалась на автопилоте. Посмотрев на меня первый день, Никита разрешил нам ездить на телеге. Назад нас привозила Сонька, лежачих на телегах, хотя подъехать домой на телеге было с каждым днем больше и больше, и под конец уже никто не пытался уйти, сделав свою полосу, а помогали нам, чтобы мы их подвезли до поселка, так как поля многие находились далеко.  Мне казалось, так даже пленных немцы не пытали в войну, как нас на этих полях. Бедные мои предки. Я напрягала все свои мозги, чтобы вспомнить, как выглядел у нас комбайн. Может хоть как-то можно облегчить этот труд и уборка пойдет быстрее, но плохо себе представляла, как это сделать, но к следующей уборке буду думать и что-нибудь придумаю.

Потом наши снопы отвозили на гумно и там уже часть оббивали цепями или колотили об бочки, чтобы выбить зерно из колосков. Оказывается, как сложно добыть это зерно на хлеб. Мы бы это все больше ценили, если бы хоть раз, вот так, в ручную, на один день, нас посылали пройти эти все этапы. Никита больше не жал, он ушел молотить, потому что это очень тяжело и этим занимались в поселке в основном мужчины. Бить целый день цепями или специальными палками на цепях, не каждый это выдерживал.

Видно как-то определяли погоду в поселке, что пока мы убирали зерно на поле, да пока это все молотилось, не было дождей и ночью приходилось поливать мой огородик.

Как я ждала этого дня, конец жатвы! У меня все внутри пело от счастья, что это закончилось. Мы отправлялись на просевку зерна и засыпали его уже в мешки. Староста со своим казначеем занимались распределением зерна по домам. Готовое зерно по численности человек в семье распределяли на каждый дом. Раздел зерна происходил каждый раз, как только собиралось определенное кол-во мешков. Наши мешки Никита погрузил на телегу и отвез домой.

Далее мы занимали очередь к мельнику на помол зерна. Мельник работал полдня и ночь, утром вместо него работали два сына, один из них по очереди помогали отцу днем. Работа в поселке кипела с утра до ночи.

После жатвы мы ждали теперь праздник Матери Земли. У нас было еще несколько недель  до праздника, и мы старались волочить домой все, что можно из леса: грибы, орехи, ягоды, если удавалось какие-то поздние найти, например: шиповник.

Дома сбор урожая тоже шел на полную катушку: яблоки, груши. Все это крошилось и сушилось.

Мне еще удалось под домом сделать хороший погреб. Никита сделал люк, и мы заказали лесенку туда. Там уже у меня стояли бочки с мочеными яблоками, с засоленными огурцами. Я выменяла на носки чеснок, потому что посадить и вырастить его не успела. Тут же висели косы лука, который удалось самой вырастить. На полках, которые мы сделали в погребе, стояли корзины с орехами и горшочки с медом, которые я так же выменяла. На чердаке, рядом с дверью в комнаты девчат висели, сушились Сонькины травы. И так же висели грозди сушеных грибов. Мне даже удалось насолить и насушить рыбы.

Кот, которого мы взяли у Марии уже хорошо подрос и охотился на мышей целый день и ночь. Я ему оставляла открытым люк в погреб, чтобы он не стеснялся и работал там тоже. За это он получал молоко, которое меняла у Марии. Пока козу или корову мы не купили, и поэтому приходилось таким образом добывать молоко, правда, доить мне никто больше не давал, но мы очень сдружились с Марией за это время.

Так же за это время удалось частично утеплить комнаты девчат глиной  вперемешку с соломой. По вечерам мы таскали глину от реки, мешали ее с глиной и налепливали на стены с наружи комнаты.  Потом нужно будет еще раз оббить после глины комнаты досками или лучше горбылем, так даже будет дешевле, но уже чувствовалось, насколько теплее там было.  Все - таки, я хочу полноценный, теплый дом с комнатами!

Комнату, где ранее спали Лизка с Мишуткой, мы переделали в кухню. Там у нас появились полки и стол. Посуда теперь стояла на полках и на столе мы спокойно готовили еду. Не нужно было убирать со стола и накрывать для обеда или ужина, можно было продолжить готовить на кухонном столе, если это нужно. Так мы суетились, последний месяц перед праздником  Матери Земли. А для меня приближение этого праздника было еще и тревожно!

27 глава.

Праздник Матери Земли отмечали два дня. Этот праздник показывал, что урожай уже собран и мы благодарны земле за ее щедрость.

За день до праздника на поляне, где предполагалось празднование, соорудили из соломы и веток большое костровище. По краям сделали маленькие костры, через которые должны прыгать  все влюбленные, это зажгут вечером в первый день праздника.

Целый день мы до этого готовили угощение для гостей, которые зайдут нам пожелать добра и богатства.

- Лада, нам нужно много приготовить пирогов, потому что к Никите много придет, кто пожелать добра и здоровья. – Говорила Сонька и лепила очень быстро пироги. Мы решили сделать пироги с капустой, и еще часть пирогов я сделала с картошкой и грибами. Свою картошку мы пока не успели убрать, посадить удалось мало, но Никите уже за какую- то работу привезли картошку, и я предложила Соньке сделать пироги с картошкой и жареным луком и картошка с грибами.  Вкусные пироги были бы еще с начинкой из картошки и рыбы, но тут только речная рыба, а в ней очень много костей, которые устанешь  вынимать.

Лизка пошла, украшать дом лентами и рвать цветы на венки для нее и Соньки. Ведь все кто не за мужем должны быть в венках с лентами. Ленты опоясывали по кругу венки. Я предложила Лизе  вплетать ленты в венок, чтобы они свисали, как у украинских девушек.

- Попробуй, ведь вы тогда будете с Сонькой самые заметные на этом празднике и самые красивые.

Я помогла Лизке вплести ленты в венок, и мы его примерили. Лизка даже достала свое зеркальце, чтобы посмотреть как это красиво. Ленты были на всю длину ее волос, и это смотрелось очень красиво. Сонька сказала:

- А мне так красиво сделаете? Ведь таких венков ни у кого не будет, и может меня заметят тогда женихи!

- Сонечка, конечно, заметят и еще с руками и ногами оторвут. Ведь ты у нас и красавица и умница! И любая работа тебе по плечу! И у тебя завтра будет такой красивый венок!

Мы вместе с Лизкой сделали венок для Соньки. Она тоже его примерила на себя, а Лизка дала свое зеркальце ей посмотреться в него. Глаза у моих девчонок блестели от счастья, они кружились на месте и ленты от венков развивались во все стороны. Потом они взялись за руки и начали кружиться вокруг друг друга и смеяться, в этот момент зашел Никита в дом. Они остановились, сняли венки и побежали к себе в комнату.

- Очень красиво!- сказал Никита, махнув на девчонок.

Я улыбнулась в ответ. Конечно, это очень красиво и необычно для этих мест. Так что мои девочки будут завтра на празднике самые красивые невесты.

Я накрыла на стол, Никита помыл руки и сел за стол обедать. Я села рядом и ждала, когда он поест, чтобы поговорить с ним. Когда он поел, я взяла его за запястье и спросила:

- Никита, скажи, а ты не собираешься нам еще одну невесту в дом привести?

- Кого?

- Марьяну?- он приподнял бровь, внимательно посмотрел на меня и встал из-за стола. Подошел сзади меня, поцеловал в макушку и сказал:

- Не переживай, все будет хорошо! – и пошел к выходу.

- Что будет хорошо? И кому? Я Марьяну не приму к себе в дом! Или я или она!

Никита обернулся, посмотрел внимательно на меня и вышел из дома. У меня внутри все кипело! Ну как так? Как этот мужчина может молчать и не отвечать?! Завтра посмотрим на празднике!

Я позвала девчонок обедать. Потом мы оплели «Икону»- Матери Земли. Я не знаю как по - другому ее обозначить, но она так была похожа на нашу икону Божьей Матери. А вблизи, это была нарисована женщина, почему то с полу прикрытыми глазами и с распахнутыми руками. Мы оплели ее цветами и лентами.

- Завтра с утра зажжем лампадку перед Матерью Земли. Огонь должен гореть целый день. Сначала в нашем доме, потом мы зажжем от лампадки лучину и ее зажжем факел и пойдем на гуляние. Чем щедрее и веселее будет этот праздник, тем больше урожая мы получим в следующем году. Завтра будем благодарить Мать Земли, а на следующий день просить о новом урожае!- это все Лизка рассказывала Мишутке, а я заодно тоже слушала. Ведь я не знала, как на самом деле проходит данный праздник.

- Лиза, а как сватаются к невесте?

- Как? Обычно жених или его родители выбирают невесту. Потом они это обговаривают с родителями невесты. Потом сваты идут к невесте. Тут чаще всего идут одни мужчины к ней. Очень хорошо, если все родственники мужчины собираются и идут, так сложнее бывает отказать жениху.

- А что жениху еще можно отказать?

- Практически нет, так как уже есть договоренность, но если удастся родственникам невесты выгнать в день сватов жениха, то и выкуп тогда больше у жениха просят.

- А как они его выгоняют?

- Поднимают на руки и выносят, а родственники должны в это время путь преградить и если родственники невесты смогут растолкать их и вынести жениха, а те уж будут стараться. Но женихи тоже чаще всего держатся за дверь.

- Да, это так!- продолжила Сонька,- Но и родственники невесты не лыком сшиты. Перед этим невесту выводят на показ, и она может жениха связать лентой, а он не смеет сопротивляться, пока она не завяжет ленту. Вот если не сможет ленту разорвать, то его проще вынести из дома.

- Так ленту же не разорвать!

- Можно и перекусить, если не можешь разорвать.

- Какие дикие обычаи, а дальше что происходит?

- А дальше жених должен принести подарок невесте, если ленту не смог разорвать или отцу, если родственники вытолкали всех. А если и то и то произошло, то ему нужно два подарка дарить.

- Тогда выгоднее иметь и родственников побольше и ленту покрепче. А если две ленты вместе сшить, это же крепче.

- Да, но в таком случае, невеста может остаться без жениха! За обман и хитрость будущий муж, может и не жениться. Тогда в этот дом никто не будет свататься.

- А если есть уже договоренность до праздника, то, как это узнают?

- Белые ленты у невесты в венке. Она не может цветные ленты в венок добавить.

Хорошо, значит белые ленты! Теперь мы все и увидим на празднике, какие ленты будут у Марьяны!

28 глава.

Утро началось с того, что меня поцеловал Никита. Я не хотела открывать глаза, и он продолжил меня целовать. Он зацеловал меня уже всю. Я, нехотя, открыла свои глаза и посмотрела на Никиту. Он улыбался мне,а я так редко вижу его улыбку. Я улыбнулась в ответ.

- Это тебе, душа моя! – я посмотрела на его ладонь и увидела красивый кованый браслет.

- Это ты сделал сам? – он в ответ кивнул утвердительно головой.- Спасибо большое! Это очень красиво!

Я обняла его и поцеловала. Наше утро продолжилось в объятьях и поцелуях. Мы не могли оторваться друг от друга, наслаждались этим мгновением. Пока я не услышала ворчание Лизки, что она проспала. Все утро она говорила Соньке, что нужно было встать и сходить умыться росой, так девушки в этот праздник красивее выглядят. Сонька в ответ молчала. Никита поцеловал меня в нос и встал. Я тоже поднялась. Посмотрела на мой животик, он чуть-чуть округлился, но понять о том, что там кто-то есть еще пока нельзя было. Я захотела Никите рассказать о том, что у нас будет малыш. Сделать ему тоже подарок. Он на улице умывался из бочки с водой. Я подошла к нему сзади, тихонько погладила его по спине и обняла его. Он вытерся полотенцем, повернулся ко мне, поднял на меня глаза и посмотрел очень внимательно, таким теплым, ласковым взглядом, что у меня по спине побежали мурашки.

- Мне нужно тебе кое- что сказать! - Он приподнял бровь и ждал от меня продолжения. – У нас будет малыш.

Он стоял и смотрел на меня, потом нахмурил брови, посмотрел на мой живот и схватил меня за талию и обнял. Он зарылся в мои волосы и целовал мою шею. Потом покружил меня по двору и на руках понес в дом. Я радовалась, что он обнимает меня, зарыласть в его волосы руками. Он занес меня в спальню, положил на кровать, лег рядом и стал гладить мой живот.

- Еще ничего не видно. Он еще маленький. Но вот когда подрастет, то начнет толкаться, тогда ты сможешь это почувствовать. – Я смотрела на Никиту и улыбалась. Он глаз не спускал с моего живота. Мы бы наверно так день просидели, если бы не Лизка:

- Лада, уже пора наряжаться. Сейчас начнут дети приходить и жены соседей. Нам нужно встречать их и раздавать пироги. Вы с Никитой и Сонькой будете их встречать, а я с Мишуткой пойду поздравлять от нас соседей.

Я поднялась с кровати, Никита схватил меня за руку, притянул к себе и поцеловал. Мне так сложно было от него оторваться, пока он меня не отпустил, и я нехотя, поплелась к Лизке. Лучше бы я провела этот день в объятиях Никиты, лежа в кровати и наслаждаясь друг другом.

Сонька меня нарядила, как на рынок, во все те наряды, что и наряжала в прошлый раз. Каждое украшение было одето со специальными словами и приговорами. Так же и тот браслет, который с утра был подарен, был на меня одет. Сонька сказала, что лучше нет украшения, которое муж сделал своей жене. Пока Никита позавтракал, я уже стояла как кукла нарядная. Мои девочки тоже были нарядные: каждая из них надела свое платье с вышивкой, фартук длинный, который надевается через голову, пояса подвязали с колокольчиками, на косы были надеты накосники.


Только у меня была повязка на голове с украшениями на висках, девочки были одеты в венки с лентами. Лизке мы распустили волосы и ленты красиво лежали на волосах.

Когда были все наряжены, мы поставили сбоку от нас корзины с пирогами и туесок с засушенными ягодами шиповника и стали ждать гостей. С улицы были слышны свистульки, это дети свистели и предупреждали о своем приближении. Потом к нам в дом зашли нарядные девушки и парни с маленькими сестрами и братьями. Они стали нам петь песни - поздравлялки с пожеланием здоровья и богатства нашему дому. Малыши плясали под песни старших. Это было так забавно и красиво!

***
Всем людям добрым желаем:
Золота, серебра,
Пышных пирогов,
Мягоньких блинов,
Доброго здоровья,
Маслица коровья.

***
Сколько осиночек,
Столько вам свиночек;
Сколько елок,
Столько и коровок;
Сколько свечек,
Столько и овечек.
Счастья вам,
Хозяин с хозяюшкой,
Большого здоровья,
Со всем родом!

***
Хозяин, хозяйка!
Отворяй ворота!
Ты подай пирога,
Хлеба кусочек,
Сметаны горшочек!
Не подашь пирогов-
Напускаем клопов,
Тараканов усатых
И зверей полосатых!
Хозяин, хозяйка!
Ты подай нам пирога,
Или хлеба ломтину,
Или денег полтину,
Или курочку с хохлом,
Петушка с гребешком!

***

У скупого мужика
Родись рожь хороша!
Колоском пуста!
Соломкой густа!

Потянулись вереницы детей и женщин, которые пели эти песенки - шутки и танцевали под них. Мы в ответ угощали их пирогами и сушеными ягодами, которые насыпали жменями в детские туески. Лизка с Мишуткой тоже ушли с какими-то девочками, которые к нам заходили, вместе петь песни по домам. Так продолжалось практически до вечера: уходили одни дети, через какое -то время приходили другие. Потом мы поужинали – это должен был праздничный ужин. На него выставлялось много блюд, но так как хранить готовые блюда негде было, тут не было холодильника, то я посчитала это расточительством. И мы наготовили к ужину пироги, которые можно сохранить и без холодильника, на столе это было разнообразно, потому что мы экспериментировали с разными начинками и выбор был большой. Мы покушали и стали собираться на полянку для празднования.

Никита принес заготовленный факел с сеней. Сонька зашла в дом с палкой, на конце которой было сделано маленькое колесо и к нему привязаны ленты. это было похоже на солнце, с такими кругами к нам сегодня приходили дети.

Кузнец взял лучину, поднес к лампадке у образа Матери Земли и зажег этой лучиной факел. Повернулся ко мне, подставил свой локоть, за который я его взяла и мы вышли из дома. Сзади нас шли Сонька, Лизка и Мишутка. Я увидела, как огненным потоком все двигались к полянке, которая находилась  в низине возле реки. Там уже везде по кругу горели факелы и все по очереди подходили и вставляли свой факел цепочкой вокруг костра. Были слышны свистульки и красивые песни с берега реки. А так же я услышала другие музыкальные инструменты : барабаны, бубенцы и громкие трубы. Мы двинулись по дороге в сторону полянки.

29 глава.

Мы присоединились к этому огненному потоку и вливались в общее веселье. На берегу уже девушки начали водить хоровод. Парни стояли то тут, то там, по всему кругу кучками. В такой день разрешалось парням уезжать в другой поселок и выбирать невест там, если своих они видели и считали, что выбор маловат у них. Поэтому и Сонька, и Лиза, побежали в хоровод. Я подняла Мишутку на руки, так как ребенок уже тер глазки. Никита взял у меня его из рук и посадил себе на плечи. В этот момент староста зажег большое костровище посередине, и вся полянка осветилась, и стало светло и жарко находиться рядом. Вокруг раздались радостные возгласы и толпа зашумела. Девчонки как-то веселее закружили хоровод с визгами и приплясами. То они приближались к огню, то отдалялись и все это время кружили вокруг костра. Постепенно хоровод начал забирать всех из стоящих вокруг. В какой-то момент из хоровода выбежала Сонька, схватила меня за руку и мы побежали вместе в хоровод. Меня поглотило это веселее и все вокруг слилось в какофонию звука: визги девушек, какие-то мужские уханья, песни женщин. Мы то - все сразу приближались к костру, держась за руки, то отходили от него так же все вместе. В середине я увидела двух парней, которые били в барабаны и со всех сторон уже слышалось: «У-ух!» и мы в одном порыве шли к костру, опять: «У - ух!» - и от костра и казалось наш хоровод, набирает скорость и все ускорялся и ускорялся. Внутри у меня все пело, и звучала вместе с этими людьми и я вместе с ними плясала и пела. В какой-то момент сменился темп и мы стали двигаться медленнее, хоровод начал разделяться и уже пошел змейкой вокруг костра, потом постепенно в хороводе остались только девушки в венках, и появилось много маленьких хороводов вокруг маленьких костров. Я, когда хоровод приостановился, отпустила руку Соньки и пошла, искать Никиту. Он стоял с Мишуткой на руках на том же месте и беседовал со старостой. Я подошла к нему, поздоровалась со старостой, он в ответ мне поклонился и пожелал мне здоровья. Староста наш приятный человек, не могу ничего сказать о нем плохого, но вот родниться с ним я никак не хочу. За весь праздник я ни разу не увидела Марьяну: или она мне на глаза не попадалась или просто ее тут нет, что очень странно. Такие праздники в поселке не устраивают каждый день, и пропустить такое точно было бы плохо.

В этот момент с покрывалом пришла Лиза и протянула его мне. Я подошла к Никите, чтобы завернуть Мишутку. Он показал мне головой на кучу сена, не далеко:

- Пошли, положим, его туда. Тут как раз староста распорядился сено постелить для такого случая и сами присядем или ты можешь сходить потанцевать, я посижу с Мишуткой.

- Нет, спасибо. Я с вами посижу.- Сказала я в ответ.

Мы присели на сено и как в театре наблюдали праздник. Девушки в хороводах менялись и водили хоровод не просто по кругу, а как-то перетекали из одного движения в другое. Потом меняли плавно движение и клали на плечи друг другу руку и двигались друг за другом очень медленно, как в танце березка, при этом и напев у девушек был один, как только менялась песня, менялись движения в хороводе и они уже парами шли друг за другом вокруг костра. Я смотрела на это действие и не понимала, как они понимают, когда какое движение нужно делать, это как отрепетированный концерт. Потом я уловила, что каждое движение меняется при перемене песни или запева, потому что порой это были не песни, а просто одни певучие звуки.

Никита лежал со мной рядом и смотрел на хоровод вместе со мной. Между нами на покрывале спал Мишутка. Никита протянул ко мне руку, погладил меня по животу и спросил:

- Если ты устала, мы можем пойти домой. Они до поздней ночи еще будут гулять.

- Нет, я хочу еще посмотреть на праздник!- он улыбнулся мне и погладил меня по животу очень бережно.

Это было так приятно, так хорошо, ты понимаешь, что мужчина рад тому событию, что он стал отцом и заботится обо мне. Я понимаю, что он не поедет ночью искать мне креветок или ананас, просто потому что он их здесь не найдет, если я вдруг захочу. Так что желания беременных здесь очень ограничены в этом плане.

К некоторым девушкам из хоровода начали подходить парни и многие уходили с ними и останавливались для разговора недалеко. Молодым девушкам разрешали здесь общаться с парнями, а замужним наоборот общаться с другими мужчинами нельзя.

Недалеко от нас, я увидела стоящую Соньку, которая так же разговаривала с молодым человеком. Я показала Никите на Соньку. Он приподнялся, посмотрел внимательно на них и сказал мне;

- Я знаю этого паренька. Он сын мельника Ярослав. У него еще нет жены.

Я стала искать глазами Лизку, она ходила в хороводе и пела песни со всеми.  Сонька с пареньком побежали в хоровод и танцевали уже вместе, взявшись за руки. Наверно нам нужно думать о приданом для Соньки. Будет очень хорошо, если сын мельника женится на Соньке.

Все пары, которые образовались за время двух танцев, выстроились друг за другом, держась за руки,  перед одним из костров. Я смотрела и ждала, что будет дальше. Они стали разгоняться и начали прыгать через костер один, другой и так по кругу. Они смеялись и прыгали. Те, у кого не было пар, стояли вокруг этого действия. Та пара, которая разъединяла руки во время прыжка, расходилась и дальше не бежала. Я следила за парой Соньки и Ярослава. Они были такие веселые и радостные, не спускали с друг друга глаз и улыбались друг другу.

- Никита, а мельник разрешит Соньке с Ярославом пожениться.

- Не знаю, схожу после праздника, поговорю с мельником.

- А можно я с тобой схожу, если он будет против брака, мы сможем его уговорить вместе.

- Нет. Я пойду без тебя. Женщины такие вопросы не решают. Тем более Ярослав младший сын и ему нужно строить жилье, чтобы привести туда семью, а у него его нет.

Я посмотрела на Соньку с грустью, так хотелось счастья этой девочке, после первого неудачного брака, мельник может не захотеть ее в невестки.

В этот момент я почувствовала на себе взгляд. Я стала смотреть вдоль костра на девушек, которые стояли без парней, и встретилась взглядом с Марьяной. Значит она здесь, и она в венке. Вот только ленты на венке были плохо видны, потому что она стояла далеко и смотрела на нас с Никитой. Я повернулась в сторону Никиты, он с легкой улыбкой смотрел на тех, кто еще прыгал через костер.

Я стала взглядом следить за Марьяной, и мне очень хотелось увидеть ее ленты и понять стоит мне чего – то ждать или не стоит. Парень ее никакой не выбрал в невесты, и она стояла с теми девушками, которые были одни. Потом когда пары попрыгали  через костер и разошлись кто куда. Оставшиеся девушки взялись за руки и продолжили хоровод. И вот Марьяна двигалась вокруг костра, и в какой-то момент, она повернулась ко мне спиной, и мое сердце замерло, к горлу подкатил ком, и по щеке покатилась слеза: ленты белые и ни одной цветной!

30 глава.

Я посмотрела на Никиту, он в этот момент повернулся ко мне и нахмурился:

- Лада, что случилось? Живот? Что-то болит?

- Ничего.

Я отвернулась. Мне больше не хотелось этого праздника. Я поднялась с покрывала.

- Помоги мне Мишутку отнести домой. Я не хочу здесь больше оставаться.

- Ты устала?

- Не важно. Пошли домой.

 Я пошла вперед, мне так больно было на душе, что совсем не хотелось этого веселья и праздника. Как он мог! Я шла вперед и не оборачивалась на Никиту, я вообще не хотела на него смотреть. Звуки песен и смеха отдалялись, и мы тихонько шли и молчали. Хочет быть с Марьяной, то пусть с ней и остается! Я не собираюсь тут никого терпеть. Перейду наверх в комнату к девочкам. Пусть с ней живет, пока зима кончится, а там решим, что мне делать дальше и как дальше жить.

Мы дошли до дома. Мишутку Никита положил спать к нам в кровать, я легла с края. Он подсел ко мне и стал меня гладить по ноге.

- Не трогай меня! Оставь меня в покое!

- Лада, что случилось? Тебе плохо? Может мне за Севериной сходить?

- Нет, не нужно Северины. Просто ты меня не трогай и все.

- Хорошо. Я не буду тебя трогать, но если тебе плохо, скажи мне, я все сделаю.

- Мне плохо! Я видеть тебя не хочу и слышать не хочу!

Никита встал с кровати, посмотрел на меня и вышел из спальни. Я расплакалась и вскоре провалилась в сон. Мне снилась во сне опять маленькая девочка, которая убегала от меня, а я ее догоняла и все не успевала ее споймать.

Утром я не встала с кровати, осталась в ней лежать, совсем не хотелось есть . Сонька приходила и уговаривала меня, хоть что-то поесть, я не захотела вставать вообще. Сказала, что я хочу полежать и чтобы меня никто не трогал. Я лежала, уткнувшись в подушку, жалела себя и мысленно плакала над своей жизнью, ругалась с Никитой в своих мыслях, хотелось, чтобы и ему было плохо, как и мне сейчас.

Праздник: Матери Земли продолжался, и в этот день обычно шли договариваться о сватах, если кто-то сговорился. Потом обеды и ужины с большим количеством еды. Можно было собирать родственников или ехать в гости к ним, все зависело от количества человек в семье. Вечером опять был большой костер на поляне и опять танцы вокруг костра и сегодня венки на реку отправляли девушки, кто не нашел жениха в этом году, чтобы матушка река привела им женихов. Те девушки, чьи родственники сговорились за этот день о свадьбе, венки снимали с головы еще утром и больше в этот день не одевали их.

Сонька, пока ничего не говорила нам, про сына мельника Ярослава, и Никита не пошел договариваться о сватах. Бывает, что молодые не сразу решают вопрос о браке и ждут еще время. А бывает, что и расходятся, так и не договорившись о браке.

Я пролежала весь день, отказывалась от всего, и так мне не хотелось ни есть, ни пить. Никита не приходил ко мне, где он был, я не знаю, но звуков с кузницы не доносилось. Вечером стал ныть живот или от переживаний, или от того что я не пила отвар целый день. Я пошла в туалет и увидела во дворе Никиту, возле конюшни. Он стоял очень хмурый и смотрел на меня.

- Лада, что случилось? Почему ты меня гонишь?

- Ты не догадываешься?

- Нет.

- Я не хочу, чтобы в нашем доме появилась Марьяна.

- Я же сказал тебе, душа моя, что все будет хорошо.- Он шагнул ко мне, чтобы обнять меня, но я уперлась в него руками.- Не жена решает, будет ли у мужа вторая жена, а муж это будет решать. Пойми это и прими. Я в нашей семье главный и мне решать, кто будет в нашей семье, а кого не будет. Тебе нужно научиться слушаться своего мужа.

- Ах, ты решаешь! Так и живи, с кем хочешь! – я толкнула его очень сильно, у меня из глаз хлынули слезы, я развернулась и побежала по лестнице вниз к реки. Пробежав немного по берегу, я почувствовала боль в животе. Я схватилась за живот, голова закружилась, мое тело обдало жаром, да так , что хотелось шкуру с себя содрать, и я стала проваливаться в темноту, падая на песок.

Очнулась, когда меня кто-то нес на руках. Живот ныл. Меня положили на кровать и накрыли одеялом.

- Сонька, Северину быстро сюда приведи! – я услышала голос Никиты. Я слышала, как кто-то быстро побежал по комнате и стукнула дверь. Перевернулась на бок и сложилась в позе эмбриона. Глаза открывать не хотелось. Слезы медленно текли по щеке. Не хотелось смотреть на Никиту, я чувствовала, что он сидит рядом на кровати, но меня не трогает, не гладит. Даже взгляд его чувствую на себе, но смотреть на него не хочу.

Через какое-то время я услышала шуршание в комнате и шепот, как будто ветер в листве шумит. Потом я почувствовала, как Никита встал с кровати и ушел из комнаты. В нос ударил запах разных лечебных трав, как будто я на поле вышла в пору цветения. Надо мной кто-то склонился, и до моего лба дотронулась холодная женская рука. Потом я почувствовала, как с меня сняли одеяло, я открыла глаза и увидела девушку с пронзительными глазами, она смотрела на меня и улыбалась. Я не могла от нее отвести взгляд. Там была такая глубина, что ты проваливаливаешься в омут ее глаз и какая -то сила не дает тебе отвести от нее глаза. Я смотрела на нее как под гипнозом. Она провела по моему животу вверх и вниз. Остановила руку, чуть ниже пупка и села рядом. Повернула голову на бок и посмотрела на меня внимательно.

Визуализация Северина.
- Лада, ты меня слышишь?- я махнула головой утвердительно. – Вот так и твоя маленькая девочка слышит тебя!

Я широко раскрыла глаза и посмотрела на Северину: Она разговаривала как мама со мной. Даже голос был похож.

- Девочка?

- Да, я редко говорю маме, кто у нее будет. Но тебе скажу, потому что ты ее не хочешь. Я вижу что ты не хочешь этого малыша. Не хочешь, чтобы она жила.

Меня бросило в жар от ее слов, я даже заикаться начала:

- Как не хочу? Я ее очень хочу!

- Нет, не хочешь.- Она закрыла мне ладонью рот.- Послушай меня! Я дала Соньке травки, чтобы ты не потеряла своего ребенка и родила красивую, с глазами твоего мужа, девочку. Ты ведь сейчас понимаешь, о чем я тебе говорю?

Она смотрела на меня в упор, и я понимала, что она все про меня знает, и читаем меня как книгу. И девочку я эту видела во сне и это я видела свою дочь!

- Все, что сейчас важно для тебя, это она! Все, что ты себе придумываешь и из-за чего сейчас плачешь, скоро для тебя, не будет иметь значения. Но если ты потеряешь ее, ты потеряешь и себя и свою жизнь.Ты меня слышишь, Лада?

- Да, я слышу! Я поняла вас!

- Вот и замечательно! Сонька, быстро неси отвар, что я тебе сейчас дала!

Сонька принесла мне кружку с горячим отваром, и он был еще горче, чем тот, что я пила до этого.  Я выпила этот отвар и отдала кружку.

- Вот и молодец! Теперь ты должна спать и лежать несколько дней! Сонька проследит за тобой! Если ты решишь поплакать или побегать по улице, то меня больше не зови, я не приду! – я кивнула утвердительно головой.

- Откуда вы знаете, что у меня будет именно девочка?

- Я всегда знаю, кто будет! Разве это важно?

- Но как? Вы рентген?

Она засмеялась:

- Я не знаю, кто такой рентген, но мне стоит прислонить ладонь к твоей голове, и я все про тебя знаю.

Я посмотрела на Сонькину сестру и поняла, почему ее выбрали травницей. В ней чувствовалась такая сила, которой могли покланяться не только змеи и собаки, про которых рассказывала Сонька, но и люди. Но она ее не пользовалась никогда или пользовалась, когда лечила больных, чтобы они ее слушались. Когда она смотрела мне в глаза, я чувствовала себя, как кролик перед удавом. Стоит ей щелкнуть пальцами, и я исполню любое ее желание. От этих мыслей у меня пошли мурашки по спине. Северина посмотрела на меня внимательно, улыбнулась своим мыслям и наклонилась к моему животу. Провела ладонью по нему, что-то прошептала, и живот стал у меня проходить и через несколько минут перестал болеть вовсе.

- Ну, вот и все! Пойду, поговорю с Никитой! Надеюсь, что мы с тобой и твоей малышкой увидимся теперь только весной!

Я улыбнулась и махнула ей головой. Она развернулась и вышла из дома. Через какое- то время в дом зашел Никита, сел ко мне на кровать и взял меня за руку. Он хмурился и молчал. Я взяла его руку и приложила к своему животу. Мне так хотелось этого ребенка, что все остальное и правда не имеет никакого теперь значения!

31 глава.

Я пролежала несколько дней. Живот у меня уже не болел, и Сонька разрешила мне вставать и заниматься делами.  Я с радостью поднялась, так уже надоело бока отлеживать на кровати. Руки чесались заняться делами по дому. Мишутка все эти дни играл у меня на кровати, чтобы девчонки могли заняться своими делами, они все так же продолжали бегать в лес и собирать грибы, орехи и травы. Сонька еще и моим огородом занималась, там нужно было убрать то, что успело вырасти. Оставались на огороде только тыквы.

Отвар я не переставала пить, правда этот горче был, чем тот, что раньше мне давала Сонька. Лизка ходила все эти дни замкнутая и тихая, ни с кем не разговаривала. Сонька по секрету мне сказала, что она плачет по ночам, когда думает, что все спят, она так из-за женихов расстроилась, что ее никто не выбрал на празднике, с нами говорить не хотела, отмахивалась от нас и отворачивалась.

- Лада можно мне с тобой поговорить?- мялась Сонька, стоя возле меня, когда мы готовили обед. Она крутила в руках полотенце и боялась посмотреть мне в глаза.

- Конечно! Говори, я тебя слушаю.

- Я понимаю, что я вам никто с Никитой. И взял он меня в служки в этот дом! Если меня Ярослав в жены возьмет, вы меня отдадите ему?


Визуализация Ярослав.
- Что за глупые вопросы у тебя?!- я подошла, обняла Соньку - Как это ты нам никто, ты уже член нашей семьи. Что ты такое говоришь! Ты же мне как сестра стала! Столько с нами живешь, столько для нас делаешь. Как ты могла такую глупость подумать?

- Лада, у меня особо нет приданого. Все, что мне давали, когда я замуж выходила, осталось с прошлым мужем, в его доме. Поэтому я хочу, чтобы ты меня научила вязать носки, чтобы  их можно было продать и купить себе приданое.

Я прижала к себе Соньку, погладила ее по спине, потом положила себе на плечо ее голову. Бедная девочка!

- Конечно, мы с тобой все сделаем, как надо, и у тебя будет хорошее приданое, не хуже чем у других.

- Спасибо, Лада! – Сонька даже покраснела от счастья. Все эти дни она занималась тем, что возила зерно на мельницу, помолоть на муку. Здесь ей грузил Никита, а там ей помогал Ярослав. Она даже светилась, приходя оттуда. Видно было, как она улыбается своим мыслям и как глаз не сводит с мельницы, когда есть свободная минутка.

Я пришла в кузню, чтобы поговорить с Никитой. А заодно ему принесла обед, а то у него было много работы и он, практически все время, был занят.

- Никита, ты говорил с отцом Ярослава про Соньку.

- Да. Он не против женитьбы своего сына на Соньке, но пока тот не сделает дом, сватов не будет.

- Хорошо. Я тогда помогу ей собрать приданое, ты же не против, чтобы я ей помогла. – Он посмотрел на меня внимательно и утвердительно махнул головой. Я пошла в сторону дома, а он  занялся своими делами.

Мой бизнес план с солью, который я разработала, повел себя немного не так, как я себе рисовала в голове. Те, кто занимался шкурами, не интересовались солью, а только зерном и брать соль в качестве оплаты не хотели. В один из рынков Никита нашел мне человека, который продал мне хорошие шкуры за зерно, а зерно я это получила за свою соль, которую я выторговала на рынке. Ближе к осени соль даже поднялась немного в цене, и мне удалось, очень выгодно провернуть данную сделку. Я была довольна результатом и шкурки ждали, когда мы поедем на рынок в город, чтобы их продать. Было конечно желание сшить себе шикарную шубу, и мы с девчонками примерили такие красивые шкурки, но за ненадобностью этой шубы, решили не растрачивать шкурки. За них можно еще улучшить нашу жизнь.

Через несколько дней после праздника к нам вечером приехал пожилой мужчина не большого роста с молодым человеком. Он был полностью седой, но еще видно что крепкий старичок. Очень серьезный и разговаривал только с Никитой, когда они ужинали, на нас с девчонками не обращал внимания. Это был дядька Никиты – Прохор, он приехал из дальней деревни к нам. Его сын был молчаливым человеком. Это был в противовес своему отцу высокий и худощавый парень. Я практически не слышала его голоса, потому что он в разговор не вступал и ничего не рассказывал.


Визуализация Макар.
Макар сидел на лавке рядом с Никитой и все время глаз не спускал с Соньки. Он даже старался ходить в ту сторону, куда ходила она. Но Сонька этого даже не замечала. Никита с Прохором обсуждали каких –то своих знакомых и разные хитрости по работе и по дому.  У нас прибавилось едоков и нам с Сонькой приходилось готовить больше еды. Макар старался помочь Соньке и воду ей подносил и кормить животных помогал. Все делал молча, но ходил за ней следом, куда она, туда и он помогать ей.

Поздно ночью к нам приехали еще два молодых парня. Их звали Иван и Павел - это были дальние родственники моего мужа. Никита встречал гостей, поэтому по двору горели факелы, а мы с Сонькой поднялись с кроватей, чтобы приготовить еду и накормить прибывших. Макар, сын Прохора помогал распрягать лошадей Никите. Они все помылись в купальне и сели за стол, чтобы поесть с дороги. Дядьку Никиты – Прохора разместили на печке ночевать, а парней Никита отправил ночевать на сеновал на конюшне. Там на чердаке у нас хранилась часть сена, и они всей гурьбой забрались туда спать. Эти ребята были наоборот очень говорливые и много смеялись и спрашивали Никиту про невест в поселке. Много ли тут красивых девушек, которые хотят замуж? Так со смехом, с шутками и прибаутками они поели и пока спать укладывались пол поселка слышало их смех и подколки друг над другом. Так что завтра к нам будет много невест в гости проситься, чтобы посмотреть на этих весельчаков.

Утром, покормив всю эту толпу мужиков, мы с Сонькой готовили обед. Макар действительно положил на Соньку свой глаз и просил Никиту отдать ее ему в жены. Я видела, как Сонька побледнела, когда поняла, что это ее просит в невесты молодой человек. Но Никита вывел его на улицу, и  что там ему объяснял и назад он вернулся с очень хмурым Макаром, а дядька Прохор наоборот теперь, не спускал глаз ни с меня, ни с Соньки. После завтрака Никита всех своих родственников разогнал по делам, кто-то ему помогал, кто-то поил и кормил тех животных, которых у нас теперь много. Потом весь табун лошадей выгнали в поле и по очереди  молодые люди ходили пасти их. Никита позвал Соньку, для разговора и оттуда она вернулась хмурая и грустная.

- Соня, что случилось? – спросила я ее.

- Никита, сказал, что Макар хочет меня взять в жены. У него нет жены и я буду старшая. И дом там большой и хозяйство. Сказал подумать мне хорошо, потому что у Ярослава нет ничего.

- И что ты думаешь?

- Я хочу быть с Ярославом! Лада, ты меня понимаешь? У меня душа возле него поет. Но если Никита решит, что мне будет лучше с Макаром, мне придется расстаться с Ярославом. И быть женой Макара.- из глаз Соньки капнула слеза. У меня все внутри сжалось от обиды за нее. Ведь она мне уже как сестра стала.

- Что за средневековье! Ты должна быть с тем, кого любишь!

- Любишь? Это как?

- Это когда сердце поет и жить рядом с ним хочется и ничего тебе больше не нужно, кроме него! А за счастье, Соня, нужно бороться.

- Бороться? Как бороться? Мужчина в семье главный и Никита сейчас мой хозяин, так что ему решать с кем я буду жить, а не мне. Он выберет мне лучшего мужа.

- Да, ты что инвалид или крепостная? Никита может и содержит нас, но мы не рабы, чтобы он нашими жизнями распоряжался. Если ты хочешь быть с Ярославом, так и скажи Никите, а не жди, что кто-то за тебя все решит. Тебя как теленка продадут на чужой двор. А что хочет Ярослав?

- Он тоже хочет быть со мной и батюшка его не против нашего брака. Вот только дома у нас пока нет, и поэтому он не может ко мне в сваты придти.

- А Макар значит может? Ладно, посиди тут. Сейчас приду.

Я направилась к кузне, там были Никита и Макар.

- Никита, мне нужно с тобой поговорить. – он повернулся ко мне.- Сонька не хочет замуж за Макара. Ты же знаешь, что она любит Ярослава, тогда зачем делать несчастными сразу всех. С человеком, который тебя не любит, еще тяжелея жить, и Макара Сонька никогда не полюбит.

- Откуда тебе знать как лучше?

Я взяла его за руку:

- Я понимаю, что ты хочешь для Соньки устроенной  и хорошей жизни, и я не говорю, что Макар плохой человек. Но Сонька не любит его, а это самое страшное, что может случиться, когда ты живешь с нелюбимым человеком, и когда тебя не любят это больно и обидно. Дом и хозяйство не самое главное в жизни. Услышь меня, прошу тебя!

Я смотрела на Никиту, а он молча смотрел на меня, потом наклонился и поцеловал меня.

- Скажи Соньке, я не буду ее выдавать замуж за Макара, если она мне сама скажет, что не хочет за него замуж. Ты меня поняла?- я махнула утвердительно головой. Он посмотрел внимательно на меня и поцеловал в лоб. Я с радостью побежала домой. Соньке все рассказала, что мне сказал Никита, она просветлела и не могла скрыть своей радости.

Когда все сели обедать, на улице у нас опять поднялся шум и к нам во двор приехали очередные гости.

32 глава.

В дом вошел крупный мужчина с усами и улыбкой. Видно было, что он всегда улыбается. Он был хорошо одет, понятно, что дела у этого мужчины идут очень хорошо. Вместе с ним вошел худощавый, высокий пожилой мужчина с большими руками. Руки выглядели как лопаты, я такого еще ни разу не видела. Глаз не могла от его рук отвести. Он сложил руки на груди, я посмотрела ему в лицо и увидела, что он смотрит на меня и улыбается. Потом подмигнул мне и сказал:

- Что понравился?- я смутилась, отвернулась, и за моей спиной раздался смех.

Они все обнялись с Никитой, он рассадил всех за стол, мы с Сонькой быстро добавили миски и ложки, так же мы добавили еду. Если так дальше пойдет, то нам нужно будет занимать посуду о соседей. Мужчины спрашивали о новостях друг у друга.

- Где моя невестка? – услышала я голос  того усатого мужчины, который только что приехал. Я вышла из кухни и остановилась недалеко от него. Этот крупный мужчина сидел рядом с Никитой за столом. Он смотрел на меня прищурившись и улыбался. – Очень хотел на тебя посмотреть, дочка. Много я про тебя наслышан! Ты первая, кто смогла моего сына Владимира побить.

Все громко засмеялись, я пыталась понять, кто такой Владимир и когда я его побила.

- Что ж поделом ему! Не будет лезть к чужим женам! Вот такая, Никита, нужна жена моему сынку. Что бы ни он ее держал в кулаке, а она его, тогда и порядок в доме будет. – Все опять засмеялись на его слова.- А ты, моя дорогуша, что стоишь? Иди во двор, там Владимир подарок тебе привез! Намучился с ним он по дороге. Сказал, что у твоего подарка такой же характер, как и у тебя, так что вы договоритесь.

Все опять дружно засмеялись на его слова. Я посмотрела вопросительно на Никиту, он махнул утвердительно головой и мы с Сонькой пошли смотреть мой подарок. Когда вышли во двор, то увидели у нас у конюшни стояло два обоза, полностью загруженных чем - то. Два парня высоких раскручивали веревки на нем. Макар и Иван помогали распрягать коней. В этот момент один из приехавших ко мне обернулся и я узнала того парня, которого я встретила на рынке ночью. Он мне улыбнулся и махнул рукой, чтобы я шла за ним в сарай. Мы пошли с Сонькой вслед за ним и когда вошли в здание увидели козу и козленка, который скакал вокруг нее. Козленок уже крупный был. Чуть меньше, чем сама коза.

- Это тебе! – сказал он, глядя на меня. – Я не успел извиниться за то, что напугал тогда тебя ночью. Поэтому привез тебе подарок, как прощение за неприятности от меня.

Вот же ж! Даже слов нет! Кто ж в здравом уме откажется от козы, да еще если она досталась нам бесплатно.

- Спасибо большое! Не стоило. Я тоже хочу извиниться, надеюсь, что я не нанесла вам увечий?

Он громко засмеялся, взял меня за плечи и сказал:

- Да, повезло, Никите! С тобой ему не будет скучно! Нет, увечий ты мне, хвала всем небесам и Светлым духам не нанесла. Только мне всегда доставались лучшие девушки, но чтобы Никите вот так повезло. Это в первый раз. Я б тебя украл, если бы ты не была женой брата.

Я высвободилась из его рук и развернулась к выходу.


Визуализация Владимира.
- Что ж спасибо большое за подарок! Идемте к столу! Соня коза теперь наша, так что ее нужно пристроить, куда нибудь в сарай и держись подальше и от этого брата Никиты, а то с такими братьями точно замуж не выйдешь за Ярослава.

Владимир на мои слова громко засмеялся и пошел в дом ко всем. Он галантно пропустил меня в дом, но мне было не по  себе, что он идет сзади. Вслед за ним зашел еще один молодой парень, он сын того мужчины с большими руками Осипа, зовут его Олег и он женат. Весной женился и ждали они с женой сына.

- А вот и мой сын пришел! – сказал Федор, все встали из-за стола и начали приветствовать друг друга. Владимир сел вместе со всеми за стол, я поставила перед ним миску и положила ложку. Он все это время не спускал с меня глаз.  Я даже спиной ощущала, как на меня он смотрит и тяжелый взгляд Никиты, от которого вообще никуда не скрыться. Поэтому я скрылась на кухне, чтобы меня не было видно и я не попадалась на глаза Владимиру.

- Ешь и на чужих жен не смотри! Ты же знаешь, что у Никиты рука тяжелая. Не раз тебе попадало от него! – смеялся Федор, говоря это Владимиру.

- Никита, если ты вдруг найдешь себе другую жену, эту могу забрать! – услышав это, я даже задохнулась от возмущения. Как малые дети делят игрушки, не задумываясь, что я человек!

- Слюни подбери, я жен не раздаю. Особенно тебе!

- Вот распетушились! Владимир, не цепляй брата! Своя будет, не когда думать о других будет!

Все опять рассмеялись. Дальше разговор за столом пошел про дела. Обсуждался урожай, постройки, родственники, какие-то поставки урожая. Как я поняла из разговора, отец Владимира- Федор был дядькой родным Никите и занимался торговлей. Возил товар и пушнину по реке в другие города. Мне бы с ним поговорить, он может подсказать: за сколько я продам свои шкурки и кому можно их продать. Закончив обедать, все наши гости, разошлись по двору, где каждый нашел себе дело.  Мы с Сонькой убрали со стола, и я мыла посуду. Когда закончилась вода, я пошла  с ведром, набрать воды с реки. Когда поднимала ведро, чья – то рука помогла поднять ведро. Я оглянулась и увидела Владимира, который стоял за моей спиной и улыбался мне.

- Я помогу?

- Нет, спасибо. Я сама как-то справляюсь, без посторонней помощи.

- А мне не трудно.

- Вы наверно любите неприятности?

- Почему? – он поднял брови и повернулся ко мне.

- Ну, вы же знаете правила, и что к чужой жене приближаться нельзя.

Он рассмеялся:

- Правила! Ах да! Интересно. Это Никита тебя так научил, наверно после встречи со мной, чтобы ты не приближалась ко мне? А то девушки прохода мне не дают и ищут способ со мной познакомиться. А я ветренный, он всегда так обо мне говорил. Да, я угадал?

- Вы играете с огнем. Я вам, повода не давала, так обо мне думать!

Он поставил ведро с водой, повернулся ко мне и взял меня за плечи. В этот момент я увидела, как Никита хватает его за грудки и прижимает к стене дома. Но тот просто стоял, опустив руки и даже не сопротивлялся, а улыбался брату. Было видно, что он это делает, чтобы позлить брата. Для него это была игра.

- Я же говорил тебе к ней не подходить! - рычал на него Никита.

- Хорошо больше не буду! - развел руки в стороны Владимир.-  Я хотел ей просто помочь! Ей же тяжело носить ведро с водой!

- Мы сами справимся, без твоей помощи.

Я оцепенела. Всегда боялась лезть в драку к мужикам. Для меня это было, как битва носорогов и лучше не подходи. С ужасом смотрела на все это.

- Владимир, зачем ты его задираешь? – я увидела сбоку отца Владимира - Федора.- Ты же знаешь, что Никита спуску тебе не даст, отгребешь у него. Никита отпусти его, он просто завидует тебе. Жена у тебя красавица и умница. Будет очень хорошо, если и ему так повезет. Ты же знаешь, что такое сочетание в девушках редко бывает.

Он подошел к Владимиру, которого до сих пор прижимал к стене Никита и сказал:

- Проси у невестки прощение, а то скоро тебе в подарок корову ей придется привозить! - и громко расмеялся над своими словами.

- Прости, Лада! Я честно больше к тебе не подойду!- он смеялся, когда это говорил, стоял и смотрел на Никиту, а не на меня, а тот его держал за рубашку.

- Никита, отпусти его. Он же тебя дразнит, ты же видешь.- Сказала я Никите, но видела, какой он злой и что он себя держит в руках.

Он отпустил Владимира, поднял ведро и пошел в дом со мной вместе. Вслед  за нами зашел Федор.

- Никит, не обращай внимание на Владимира, он же дурачится. Он специально хочет тебя задеть, ты забыл, как это было все ваше детство.  Ему всегда тяжело давалось, если ты, в чем то, лучше его. Не бери в голову. Он не тронет Ладу, он хочет тебя разозлить просто.

- Хорошо, дядя. Я понял. – Никита выпел воды и вышел из дома. Федор сел на лавку, смотрел на меня и улыбался.

- Лада, не обижайся на Владимира, они все детство, как только я забрал Никиту, после смерти его родителей, соперничали. Никита лучше его учился, и все у него получалось лучше. Даже жена ему досталась красавица. Вот и злится младший брат. И задирает его, знает, что Никита шуток не понимает.

- Я ни на кого не обижаюсь, можете успокоиться.

- На смотрины внука пригласишь нас?

- Приглашу, только у нас внучка будет, а не внук.

- Да, пропадут все парни в поселке, если у вас родится такая девочка красивая, как ты.

- Спасибо вам большое! Скажите, а я могу к вам обратиться с просьбой?

- Ну, давай мы тебя послушаем.

И я все рассказала ему  про соль  и про шкурки. Брови, конечно, у него вверх сильно поднялись, и он даже перестал улыбаться, а превратился в серьезного человека. Я все подробно ему рассказала, потом принесла шкурки, он их посмотрел, потрогал. Посмотрел длину шерсти и обработку шкурки.

- Что ж тебе сказать, девочка! Не за того ты брата замуж пошла.

- Вы смеетесь надо мной.

- Нет, я очень серьезен. Никита не будет заниматься торговлей, он изначально выбрал стать кузнецом, как его отец и я его этому учил. В купцы подался Владимир.

- Я не собираюсь выходить замуж за Владимира. Я вам это рассказала, потому что я плохо знаю местный рынок, а вы я вижу, что купец.

- Не обижайся, дочка. Я, конечно, помогу тебе. Только одна ты не сможешь торговать. Этим занимаются мужчины и у тебя здесь товар покупать никто не будет. Я тебе помогу, не потому что я люблю Никиту, как своего сына, а потому что мне нравится твой подход к делу и интересно твое мышление. Я давно занимаюсь торговлей и женщин с таким мышлением встречаю в первый раз. Ты бы понравилась моей жене, но ее со мной уже давно нет. Только ее и слушался мой младший сын, а теперь распоясался. Надеюсь, что жена поставит ему мозги на место.

- Вы собираетесь его женить?

- А что мы по - твоему здесь делаем? Завтра в сваты идем к вашему старосте.

- К Марьяне?- сказать, что я удивилась, это ничего не сказать!

Федор улыбнулся, наклонился ко мне:

- Ты боялась, что Никита возьмет ее к себе второй женой?- я закусила губу и помахала утвердительно головой. – Глупенькая, как только ты ее выбросила из кузни, Никита договорился со старостой, что найдет ей мужа, потому что он понимал, что вместе вы не уживетесь. И поехал ко мне попросить поискать хорошего мужа для Марьяны. Я решил, что пора моего младшего сына женить, тем более что он не против жены, да и хозяйка в мой дом нужна. Я жениться не хочу, очень был привязан к своей жене. Вот мы с Никитой и решили этот вопрос положительно. У Владимира жена, у меня в доме хозяйка. Буду надеяться, что такая же, как ты.

- Да, нет, лучше, чем я!- он громко рассмеялся на мои слова.

- Молодец! Люблю, таких! – потом успокоился и сказал мне – Так значит, по твоему делу мы решим так: Если будет место у меня в телеге, я твои шкурки сейчас заберу, а денежку от продажи или тебе или Никите отдам, когда приедете к нам. А дальше мы уже вопрос твой будем решать у меня в гостях, если Никита разрешит, тут не обижайся, я между мужем и женой становиться не буду. Он мне как сын, я его вырастил. Никита очень хорошо учился, так же как мой старший сын и достиг бы много, но в память об отце решил стать кузнецом. Я его обучил этого у самых лучших мастеров и он уехал сюда жить. Не смотри, что он в поселке живет, а не в городе. Знаний у него как у хорошего старосты, только он к этому никогда не стремился. Если ты хочешь большего, то должна понимать, что он отсюда не уедет. Это его дом и его поселок, он останется здесь жить. Хочется верить, что ты понимаешь о чем я говорю.

Я помахала утвердительно головой и на этом наш разговор закончился. До конца дня Владимир ко мне не подходил и помогал остальным раскладывать вещи из тележек и продукты. Федор оказался хорошим хозяином и привез продукты и на сваты и на свадьбу своему сыну. Мы с Сонькой все это распределяли по местам хранения до завтра, чтобы не пропало.

33 глава.

Настроение мое поднялось от слов дядьки Федора, я летала на крыльях счастья! Теперь то, я понимала слова Никиты, что все будет хорошо, но почему он мне прямо не сказал, что уже все решено, и мне нечего бояться. Зачем мучил и расстраивал меня, я не понимала. Ладно, об этом мы потом  с ним поговорим.

За эти дни я очень сильно соскучилась по Мишутке. Как только в нашем доме появились Иван и Павел, он обосновался у них на руках и они его таскали с собой везде. Он даже спал с ними. Мне отдавали ребенка только помыть и переодеть. Он с ними кушал, пас коней. Мишутка сидел то у одного брата на шеи, то у другого. Я никогда не видела, чтобы молодые парни вот так возились с маленькими детьми. Да они и сами, как братья близнецы не расставались, а потом оказалось, что они вообще не братья. Павла взяла мать Ивана, как кормилица, так как его родители умерли, угорели от печки, а он, остался чудом, жив, и никого из родственников у него не было. Там они и выросли вместе с Иваном, как братья близнецы и до сих пор были, не разлей вода. Младших детей не осталось, из всех только им удалось выжить. Вот Мишутка и оказался на месте тех братьев, что не выжили.

Макар тоже был кузнец, такой же хмурый и не улыбчивый как Никита, это наверно семейная черта. Если кузнец, то хмурый и не разговорчивый.

Утром,в тот день, когда должны быть сваты, мы с девочками встали очень рано. На такую толпу мужиков, приходилось очень много готовить. Никита еще не ушел в свою кузню, они сидели за столом с Федором и что-то обсуждали. Я пошла в купальню обмыться. Вышла из купальни и прямо передо мной, облокотившись на косяк двери, стоял Владимир.

- Доброе утро! Я могу пройти?

- Конечно. – Он отошел, пропуская меня.- Лада, я не хотел тебя обидеть. Ты мне просто очень нравишься.

Я обернулась, посмотрела на него и сказала:

- Я люблю Никиту, у нас с ним скоро будет ребенок, а вам нужно думать про вашу невесту, а не за юбками бегать.

Он схватил меня за локоть и прошипел в лицо:

- Я не за кем не бегаю! Ты не подходишь Никите, это же видно! Ты не для вот этого всего создана! – показывал он рукой вокруг.

- А для кого я создана? Для тебя?- я уже разозлилась и выдернула руку. Он посмотрел на меня, нахмурился, потом опустил глаза и медленно сказал:

- Если вдруг, я понимаю, что мне не на что надеяться. Но если вдруг, так произойдет, что вы разойдетесь с Никитой, я буду тебя ждать. Я всю жизнь буду тебя ждать, ты меня слышишь?

- Я вас услышала, а вы меня услышьте: Я люблю Никиту и никого больше! А сейчас вам нужно готовиться к сватам. Вы еще не видели свою невесту, она очень красивая. Может вам повезет, и вы полюбите ее.

Я развернулась к дому и подошла к крыльцу, в этот момент на встречу вышел Никита:

- Он опять к тебе пристает?

- Нет, он просто спросил красивая ли у него невеста. – Никита нахмурился, видно было, что не поверил мне, но ничего не сказал, пропустил меня в дом и пошел на улицу, обдав Владимира ледяным взглядом.

За мной не бегали парни, может потому что у нас хватало красавиц, а у меня обычная внешность и потом, когда вышла замуж, мне никто не намекал на адюльтер, и поэтому я себя чувствовала неловко, и мне было неприятно, все это испытывать. Я не хотела привлекать внимание брата Никиты и тем более, меньше всего хотела, чтобы они из-за меня сорились. Поэтому я старалась избегать Владимира и старалась обходить его как можно дальше. Чувствовала, как он провожает меня взглядом и от этого по спине бежали неприятные мурашки.

После завтрака все мужчины стали наряжаться к сватам. Мы тоже надели свои наряды, хотя мы присутствовать  не будем, но на улице весь поселок соберется, и все красавицы будут одеты в лучшие свои наряды, а мы чем хуже остальных.

Лизка повязала коням ленты, на телегу закрепили солнце с лентами. Парни все сели в седло, так как к невесте нужно подъехать, как полагается. У всех на руке были повязаны ленты, кроме жениха. Владимир сидел хмурый и смотрел на меня. Я спряталась в дом, под предлогом, что что-то там забыла. Не нравилось мне поведение жениха, очень не нравилось.

Мишутку тоже нарядили и повязали на руку ленту. Он сидел на коне, впереди Ивана, и я хотела его забрать, чтобы он не мешал, но они его не отдали мне. Так и поехали вместе с ним в сваты. Я вышла из дома, когда процессия двинулась к дому старосты. Мы с девочками пошли вслед за телегой, на которой находились подарки. У дома старосты собралось уже очень много народу и люди все подходили и подходили. Процессия от нас остановилась перед домом, все слезли с коней и выстроились перед крыльцом. Парни достали  из телеги какой-то маленький сундучок и поставили прямо перед женихом. На крыльцо вышел староста и еще пятеро мужчин с ним. Впереди стояли жены старосты, очень нарядные одна из них держала каравай хлеба, а другая так же на полотенце держала глубокую миску с медом. Все крыльцо старосты было украшено ветками от елки перетянутые цветными лентами. Вперед вышел отец Владимира, поклонился и сказал:

- Мы купцы, проезжали мимо! Нам сказали, что здесь есть хороший товар! За хороший товар, мы дорого заплатим!

- Добро пожаловать, купцы! У нас достойный товар и поэтому надеемся, что  оплата будет достойная!

Владимир отломал кусок хлеба, помакнул его в мед и съел. Потом он поднял сундук себе на плечо и пошел в дом. Все, кто с ним приехали, сделали то же самое, и пошли вместе с ним в дом. Жители не расходились, все ждали продолжения и переговаривались, удастся ли родственникам старосты вынести жениха на руках. Ничего не происходило. Прошло уже больше получаса, но никто не выходил. Потом вывели на крыльцо связанного Владимира и невесту, накрытую покрывалом. Владимир, был хорошо обвязан лентой, и как я и говорила, ее сложно было разорвать. Толпа радостно закричала, это означало, что невеста свой подарок получит, а вот вынести родственникам жениха не удалось. Я и так сомневалась, глядя на эту толпу мужчин, что они дадут возможность вынести жениха. Отец невесты вручил ей свой нож, и она разрезала ленты.  В этот момент Иван принес  Владимиру что- то завернутое в полотенце. Владимир поднял покрывало, развернул полотенце и одел на шею невесты украшение. Вся толпа в одном порыве ахнула от восхищения.

- Крепкой семьи вам!- стали кричать люди из толпы.- Побольше детей в вашей семье! Жарких ночей!

При этом братья жениха разносили вдоль толпы корзины с яблоками и грушами. Все угощались и пока не закончились фрукты в корзинах, народ не расходился и каждый что- нибудь желал, стоящим  на крыльце, жениху и невесте. Павел дошел с корзинкой и до нас с девочками, он улыбался нам, и мы взяли по яблоку из корзины. Сонька с Лизой подошли поближе и что- то прокричали жениху и невесте. Я не пошла, не хотела лишний раз показываться на глаза Владимиру, видела, что не сильно он рад этой свадьбе.

Потом жених и невеста вошли в дом. Братья что-то носили из телеги и ставили на крыльцо. Мы не стали оставаться дальше. Потому что все жители начали расходиться, кроме молодых девушек, которые глаз не спускали с братьев Никиты. Иван и Павел, проходя мимо них, что-то им говорили, и они все дружно смеялись.

- Если так дальше пойдет, то к нам еще одни сваты приедут.- Сказала я Соньке, когда мы с ней пошли домой. Она улыбнулась и махнула утвердительно мне головой. Лизка осталась с девушками стоять у дома старосты.

Наконец-то, мы могли спокойно вздохнуть и не готовить на всю эту толпу мужчин. Я и не думала, что так устану от готовки еды каждый день. Сваты обычно затягивались до вечера, потому что родители и родственники обсуждали дальнейшую жизнь молодых и обговаривают приданное. Так же идет показ приданого невесты. Все это сопровождается застольем.

На следующий день будет свадьба, тогда и мы пойдем в гости. Соседям тоже будут выносить угощения, которые наготовили родственники невесты. От нас к столу еду отвезли сегодня и нам, на радость мне и Соньке, ничего готовить не нужно. Поэтому мы, довольные тишиной, занимались делами по дому и отдыхали от той суеты, которая в последнее время на нас свалилась. Вечером все вернулись к нам домой. Владимира привезли на телеге, там и оставили ночевать.

34 глава.

На следующий день, проснувшись рано утром, все сели завтракать. Владимир был хмурым и мрачным. Иван и Павел пытались всех развеселить. Федор помогал им, так же шутил и рассказывал новые веселые истории. Закончив завтракать, все пошли собираться на свадьбу. Владимир остался сидеть за столом. Мы с Сонькой убирали со стола, когда в какой-то момент он схватил меня за руку и сказал:

- Лада, все мои слова в силе. Я буду ждать тебя. – Я выдернула руку и спряталась в нашей с Никитой комнате. Когда он ушел, я вышла и стала мыть посуду. Сонька все слышала, но сделала вид, что ничего не произошло, а у меня пропало желание идти на эту свадьбу.

Мы все нарядились и пошли пешком на свадьбу, только жених ехал на коне, украшенной лентами.  Мы подошли к дому старосты, вместе с нами пришли и соседи. На крыльцо, к нашему приходу вышли родственники старосты и его жены держали хлеб и мед. Крыльцо теперь украшали белые ленты. Видно за ночь  все переделали и украсили другими лентами.

Жених поклонился отцу невесты, он перевязал его накрест полотенцем, дальше Владимир повторил всю процедуру с хлебом и медом. После него, повторили все то же самое, его братья, женщинам не полагалось, поэтому мы не стали ломать хлеб и макать его в мед. Первым зашел в дом жених, за ним отец Владимира и отец невесты.

Мы не видели, что происходило в этот момент в доме, потому что не успели войти, но по рассказам Соньки, я знала, что в этот момент жениху со свадебной песней выводят невесту, держа над ней покрывало с четырех сторон ее подружки или сестры.

Далее староста, а в данный момент еще и отец невесты, завязывает им руки полотенцем, потом жених ведет невесту к лавке, где их сажают на вышитое покрывало, которым укрывали невесту, когда выводили для будущего мужа. Потом к ним подходят гости, кланяются, отдают свои подарки и говорят слова напутствия в семейной жизни. Мы зашли с Сонькой и Лизой последние. Никита стоял сбоку и ждал нас. Мы по очереди за всеми подошли все вместе к жениху и невесте, поклонились и Никита отдал подарок от нас, я подарила вязаные носки, Сонька мешочек с травками. Невеста не поднимала на нас глаз, Владимир посмотрел на меня мрачно и махнул головой на слова Никиты о здоровье их детей. Далее мы со всеми вышли во двор и стояли, ждали, когда выйдут молодые во двор. Во дворе стояла корзина металлическая с огнем, рядом стоял староста и ждал жениха и невесту. Они вышли во двор, подошли к старосте, тот развязал полотенце и жених протянул руку невесты старосте. Одной рукой он держал за талию Марьяну. Староста вынул из огня клеймо и быстрым движением приложил на руку невесты. Марьяна очень сильно закричала и в какой-то момент она стала падать. Владимир подхватил ее на руки, а мать Марьяны в этот момент опустила ее руку в ведро с водой. Другая женщина приводила в чувства Марьяну. Потом ей перевязали  руку, и жених понес ее на полянку, где были накрыты столы. Когда они проходили мимо нас, мы обсыпали их зерном, а женщины пели свадебную песню:


Ой, на горе, горе,да на горе крутой,
Там сидела пара сизых голубей.
Они там сидели, парувалися,
Сизыми крылами обнималися.
Откуда ни взялся, да охотник лихой,
Убил, разлучил он пару голубей.
Голубя убил он, голубку узял,
Принёс он до дому и кормить начал.
Голубка не ела, да голубка не пьёт,
Всё на эту гору, все плакать она идёт.
«Есть в меня, голубка, да семьсот голубей,
Летай, выбирай ты, какой будет твой».
« Уже я летала, уже выбирала,
Не нашла такого как утеряла.
Не такие перья, не такой пушок,
Не так он воркует, как милый дружок».

Песня очень красивая, голоса переливались песня поднималась куда-то вверх у небесам. Наши молодые дошли до стола. Владимир поставил Марьяну на землю, и они сели за стол.

 Мы рассаживались за стол, а родственники невесты и те, кого пригласили на свадьбу, пели веселые песни, со словами, которых я раньше не слышала, но это очень было похоже на песню казацкую:


Ойся, ты ойся
Ты меня не бойся
Я тебя не трону
Ты не беспокойся!

Братья Никиты подхватили эту песню и пели вместе со всеми. Дальше это была обычная свадьба с пожеланиями и поздравлениями. Хозяйки выносили соседям корзины с пирогами и фруктами и каждый, кто мог подойти и угоститься, говорил им пожелания для молодых.

Дальше были хороводы на улице перед крыльцом старосты. И все повторилось, как и на празднике, те же движения и те же песни. Вот горько на этой свадьбе не кричали и жених с невестой не целовались. Как то не принято у них такого и любви никто им не желал. Только крепкой семьи, хорошего дома, детей, достатка и невесте послушания для мужа.  Ближе к вечеру жених с невестой поднялись из-за стола, мы все поднялись и все выстроились  в шеренгу, через которую они прошли к дому старосты.  Мужчины держали над головами молодоженов натянутые полотенца, а девушки пели очень грустную песню:


Породила меня мамушка
Во несчастный день во пятницу,
Ещё клала меня мамушка
В колыбельку да качливую,
Раскачала меня мамушка
На все четыре стороны,
На одну-то на сторонушку —
На чужую, незнакомую,
На чужую на сторонушку
Ко чужому отцу-батюшке,
Ко чужой свекрови-матушке —
да какая я несчастная!

Молодые ушли, все сели за стол и продолжили праздник. Мы с Никитой забрали Мишутку, и пошли домой, так как он уснул, а Иван носил его с собой, не отпуская, да и я, чувствуя напряжение за сегодняшний день, хотела домой.

Утром жених и невеста должны были отправиться в дом жениха. Поэтому вечером все вернулись еще за темно и собирали свои вещи, так как утром все возвращались домой.

35 глава.

Владимира я больше не увидела, Никита пошел помогать грузить вещи невесты и оттуда они все отправились домой в город. Шкурки мои Федор забрал в свою телегу и сказал мне и Никите, что ждет нас скоро в гости. Я бы очень хотела поехать, но вот встречаться с Владимиром мне не хотелось совсем.

Наши гости разъехались по своим поселкам, и в доме наступила тишина и покой. Все встало в свое русло и жизнь наша потекла размеренно и спокойно. На улице была осень, и мы готовились к зиме. Полным ходом шла заготовка дров. Ребята, пока были у нас, часть дров смогли поколоть, поэтому мы их слаживали в дровяник с девочками.

Огород тоже уже весь убрали. Тыковки все были собраны и убраны подпол, где как оказалось после того как я делала канализацию, там хорошее место для погреба. И мы его соорудили там. Мы с девочками вязали носки и это, как оказалось, очень выгодное предприятие было. На местном рынке их покупали, но конечно не за деньги, а я их меняла на продукты. Удалось даже выменять на сало соленое. Лизка больше пряла с подружкой, это была дочь Марии. Им нравилось прясть нитки. Я вспомнила, что у бабушки хранилась прялка, и она мне показывала, как сделать нитки. Я нарисовала столяру ее, он сделал по моим рисункам. Я плохо помнила, как прячь, но пришлось поэкспериментировать и как- то само собой начало получаться. Правда, повозиться пришлось долго. Потом научила девочек и уже Лизка научила свою подругу. Папа заказал ей такую же прялку, и она вместе с Лизкой сидела у нас и пряла, а вязали уже мы с Сонькой. Очень редко, когда к Лизке не приходила подружка, она садилась вязать с нами.

Пришлось Никите рассказать, про то, о чем я договорилась с его дядькой Федором. Ему это все не понравилось. Он очень долго на меня дулся, за то, что я сговорилась за его спиной. Но прошло какое-то время, скорее всего он все взвесил и согласился мне помочь. И я ждала этой поездки в город, чтобы посмотреть, что вышло от моего бизнес плана. Сколько удалось заработать на соли. Понятно, что много не заработаю, но уже хоть как-то помогу Никите. И ненужно больше у него просить деньги на свои какие-то нужды.

Сонька каждый день ходила на мельницу, чтобы поговорить с Ярославом. Уже был заготовлен лес на дом и староста выделил Ярославу место на строительство дома, и он каждую свободную минута бежал заниматься домом, а Сонька носила ему туда еду. Потом она целый день вязала носки, чтобы продать их на рынке. Она меняла их на посуду и ткань, только ту, что можно было купить на нашем рынке, но и для того, чтобы начать жить семье, этого должно хватать уже.

Мы купили еще пару мешков шерсти и теперь на зиму мы обеспечены работой. Запасов нам на зиму хватало, поэтому на связанные носки мной, я покупала Лизе приданое: посуду, ткани. Мы купили даже одни валенки, на зиму. Теперь, когда будет морозно на улице можно выйти на улицу. Сшили две телогреи на зиму. Мария нам дала свою телогрею, чтобы мы могли сшить себе. Это была такая куртка на пуговицах в несколько слоев. Она доходила до колена. Сверху мы взяли бракованный мех, он был самый дешевый и мехом внутрь раскроили и сшили. Еще я сделала и теплой ткани подкладку и между подкладкой и основной тканью проложили войлок, простегать  все это вместе не получилась, потому что это получалась очень плотная ткань, но мы между швов в шкурах умудрились все это прошить, чтобы не съезжало. Шуба была тяжелая, но мы могли хотя бы не замерзнуть. Таких мы сделали две штуки. Чтобы не ждать когда кто-то придет и даст тебе шубу, а сходить по делам может и два человека. Еще не принято было носить теплые штаны, но одни я себе сшила.  Буду зимой под платье одевать и не замерзну. 

Коза наша давала нам молоко. Мало, конечно, но мы и этому радовались. Я научилась доить козу. Козленок тоже оказался козочкой, так что у нас скоро будет стадо, смеялась я.

Живот у меня был еще не большой, но спину по вечерам сильно ломило, даже сидеть было тяжело. Траву я горькую уже не пила, но какой- то отвар мне Сонька давала и вечером и утром.

Так и проходили наши дни, в ожидании зимы.

Никита утеплил свою кузню, они со столяром сделали съемные стены, что бы, когда потеплеет, их можно было убрать.

Я вышла на улицу, погулять на солнышке. На улице были очень теплые дни, прямо, как будто лето вернулось. Хоть и осень, но было очень тепло днем.

Во дворе стояли Сонька и Ярослав, они разговаривали, но их разговор был хорошо слышен. Он говорил своей невесте, а том, что сам будет у них класть печку, так как он все лето работал в подмастерье у печника Самуила. Сам Самуил был уже стар, старший сын погиб, а младший незадолго до гибели старшего брата переехал в другой поселок и как, оказалось, передать свое ремесло здесь ему оказалось больше некому. Он взял себе двух подмастерьев: один из них Ярослав. Вот Ярослав и решил сам себе в доме сделать печку. Видно было, как человек с радостью строит свой дом для Соньки. Они практически не отходили друг от друга. Пока было тепло, Сонька перебралась помощницей на стройку и старалась по возможности там помочь. Это она наносила мох с леса, чтобы законопатить дом. Не было стекол в окно. Это нужно было ехать в город за ними, и Никита пообещал взять Соньку на рынок, чтобы она могла купить на дом все, что нужно, а Ярослав за это время мог доделать дом. Была в нашем поселке женщина, которая хорошо разбиралась в погоде по разным приметам, все обращались к ней за советом. Северину старались по таким вопросам не беспокоить. Она все время кого-то лечила и не только людей, в соседние поселки ей тоже приходилось ездить и помогать всем.

Вот у этой женщины Ярослав и узнал погоду на пару месяцев вперед и решил не тянуть с печкой, так ему хотелось уже сделать все побыстрее, что он даже клал печь при факелах, чтобы скорее закончить  ее, и она успела просохнуть.

Никита ему выковал все для печи и плату с него не взял. Я нарисовала печь с плитой для готовки и колечками, которые поднимались и можно ставить на них посуду. Как в деревне у моей бабушки была. Ярослав и Никита в первый раз такое видели, но Ярослав решил рискнуть и пристроить сбоку, там, где предполагалась кухня и плиту такую. Никита выковал по моим рисункам такие колечки. Сонька радовалась этой плите как ребенок. Самуил помог Ярославу сделать вытяжку от этой плиты, потому что там очень много тонкостей, если не правильно все рассчитать, то можно разбирать и заново делать. Так шло строительство дома Соньки. Когда печка была сложена все приходили посмотреть на чудо дивное. Такой интересной печи не видели до сих пор, и Самуил получил новые заказы на такую печь. Нужно будет и нам переделать нашу печь, потом в следующем году. Очень удобно летом готовить на такой плите - печке. Печь на ней не сможешь ничего, но топить ее меньше придется и удобно ставить чугунки в дырочки и жарить на ней удобно еду.

Никита похвалил мою печь и к следующему году Самуил заказал такие колечки для новых печей ему.

- Если так дальше пойдет, то тебе Никита придется помощника брать. Может, заберешь в соседнем поселке сирот. Там парень смышленый и девчонка, а то боюсь, что эту зиму не переживут, а мне у себя селить не куда его, я б в помощники взял парнишку. Очень смышленый и трудолюбивый малый. – Говорил Самуил Никите. Тот махнул головой и сказал, что подумает об этом. Ему тоже пока селить их не куда. Только если на печку.

Сонька сказала мне, что про паренька и Ярослав рассказывал. Паренек за любую работу берется, лишь бы сестру прокормить. Домик у них маленький. Отец рано умер, а мать болела все время перед смертью, соседи, чем могли, помогали им. Но все равно у каждого своих дел много и своих детей кормить нужно.

- Никита, давай заберем детей, что мы не прокормим их. Сколько могут двое детей есть. Мальчик помогать тебе будет. – Заговорила я с Никитой как-то после ужина. Он смотрел на меня внимательно и махнул головой. Радости моей не было предела.

На следующий день он запряг коня с телегой и поехал в тот поселок. Два дня до того поселка было пути.

На пятый день мы увидели вдалеке Никитину телегу с пассажирами.

36 глава.

Телега заехала к нам во двор. Дома были только я и Лизка. Мы вышли встречать наших новых соседей. Паренек слез с телеги вместе с Никитой, и снял с телеги девочку. Паренек был высокий и очень худой. На лице остались только большие глаза, которыми он очень серьезно смотрел на нас. Длинные волосы, которые завивались в крупные локоны. У девочки тоже были большие глаза или они так сильно выделялись на худом лице. Это были молчаливые и серьезные дети. Они не улыбались, как положено детям.

Визуализация Петр.

Визуализация Паулина.

Паренька звали Петр, девочку - Паулина.

 Дети были очень худенькие. Мы показали, где купальня. Они по очереди помылись там, и мы повели их кормить. Я боялась, чтобы им плохо не было, потому что они видно мало ели в последнее время. Поэтому сделали порции маленькие, я объяснила им, что кормить мы их будем хорошо, но сейчас пока они не привыкнут, мы будем давать еду понемногу. Сладости мы поставили на стол, чтобы дети могли их попробовать, они боялись на них даже смотреть, и я подвинула тарелку ближе к ним, и так же поставила кружки с молоком и по куску пирога.

Дети поели, видно было, что они голодные и есть стеснялись. Мы показали место их ночевки. Правда, кроме печки их пока положить было не куда. Сонька собиралась, как можно раньше уйти к Ярославу и помогала ему там, чем могла, целыми днями пропадая на стройке.

Печку Ярослав уже выложил, она подсохла, и он аккуратно пробовал ее по чуть-чуть топить, чтобы она изнутри хорошо просыхала. Мужчины из поселка помогли им накрыть крышу, и Ярослав в доме делал полы. Даже умывальник по моему примеру сделал на кухни для Соньки. Очень ему понравилась эта идея. Только расплатиться пока не чем с гончаром было. И я отдала все свои носки, которые связала,  Соньке, чтобы она могла продать на ближайшем рынке, и они могли хотя бы частично оплатить стройку дома и расплатиться с теми, кто им помогал.

Рынок должен был быть через несколько дней, после чего через неделю мы с Никитой планировали поехать в город  к Федору, а заодно прикупить там нужные нам вещи. Сонька собиралась ехать с нами на городской рынок. В строящемся доме не было окон, и отец Ярослава сказал, что даст ему деньги на окна в дом. А пока она носила с речки глину и обмазывала печь. Тяжело было Соньке, но она с такой радостью помогала Ярославу и они, мне казалось, так сильно с близились с друг другом за эти недели строительства. Брат Ярослава, как и сам Ярослав, пропадал на этой стройке, помогая младшему, отец освободил его от помощи на мельнице. Сестра Ярослава теперь носила еду на стройку и всех там кормила. Дом очень быстро вырос, плюс еще в том, что Ярослав весной подготовился к строительству и заказал сруб дома, который потом просто перевезли из леса, где его срубили и собрали на месте.

Ярослав и Сонька торопились и хотели сделать свадьбу до зимы, после свадьбы жених должен отвезти жену в свой дом, поэтому работа там кипела. Конечно, все сделать они не успеют, и придется еще очень много делать и утеплять дом, но поселиться в нем могут. А у нас освободится спальня для Паулины. Мы решили, что она перейдет на место Соньки, а Петр будет жить пока у нас на печке, ему это привычно и комнат у нас больше нет, чтобы его можно было поселить.  Так мы и расселились.

Лизка взяла под опеку Паулину. Они везде ходили вместе, все делали вместе и даже одежду разделили пополам, так как у Паулины, как оказалось, практически ничего нет. Девочка была немного ниже Лизки и платья Лизки она подвязывала поясом, чтобы они не тянулись по земле.

Я связала новым жителям нашего дома короткие носки, очень похожие на тапки, чтобы они могли носить по дому, так как у нас у всех были такие. На улицу пока тепло мы носили, что-то вроде шлепок, потому что земля уже была холодная. Они легко одевались на короткие носки, и их можно было не снимать, если выходишь на улицу.  А чоботы мы берегли для дождливой погоды. При этом мне наверно придется в этот раз купить еще одни чоботы поменьше, чтобы и кто-то из девчонок могли выйти на улицу, потому что наши с Сонькой с ноги Паулины слетали, даже шнурки не помогали.

Петр, правда, оказался очень трудолюбивым парнем, он целыми днями помогал на кузне Никите, а когда Никита его отпускал на обед и чтобы руки отдохнули, потому что они от непривычки у него дрожали мелкой дрожью, он не сидел без дела. Он носил нам воду в дом. Мы поставили бочку рядом с умывальником, чтобы не бегать с ведром за водой каждый раз и из нее пополняли умывальник. Конечно, моей мечтой было сделать туалет в доме, но до зимы не получится и я эти планы оставила на следующий год. Он по вечерам колол нам дрова, которые девочки носили и складывали в дровяник. Он везде старался нам помочь и боялся ослушаться Никиту, когда тот его отправлял из кузни на отдых. Очень ему нравилось кузнецкое дело, видно было, что он горел им, и Никита его терпеливо всему учил.

Мишутка выбрал себе девочек и бегал вслед за ними везде, как хвостик, куда бы они ни шли. Догонит, уцепится за юбку Паулины и идет рядом. Девчонки приведут его назад домой, а он опять за ними вслед. Отвлечь от них мог только кристалл, если Мишутка на него обращал внимание. С кристаллом он не расставался. Он у него был на шее или он его носил в руке. Очень часто видела, как он сидит и улыбается ему, а тот еще ярче от этого горит. Еще чаще он дразнил им нашего кота, который бегал за кристаллом и пытался его поймать, а Мишутка наоборот убегал от кота.

Разговаривать он так и не начал, но мы слышали его смех, когда он смотрел на кристалл. Это как звенели очень звонко колокольчики. Такой смех я никогда не слышала. С нами он или улыбался или просто молчал и сопел. Ни одного слова, он ни разу не произносил. Если ему нужна я или кто-то он просто подходил к нам и дергал нас за платье или за рукав и показывал пальчиком, что он хочет. Это был такой ангелочек, я очень сильно к нему привязалась. Или на меня так подействовала беременность, но я могла замереть на некоторое время и смотреть на него очень долго и в душе к нему у меня была такая любовь, как будто это мой ребенок. Я его очень часто целовала в макушку, и он приходил ко мне, чтобы я его обняла. И мы с ним потом сидели обнявшись. Когда Никита и Петр садились есть, он залазил на лавку к Никите и сидел рядом, держась за его ногу. Тот его очень часто кормил и Мишутка с радостью с ним ужинал. Петр катал его на шеи, изображая лошадку, я ругалась на него, так как наш Мишутка был упитанный карапуз и было видно, что мальчишке тяжело его носить. Но он каждый вечер брал его на плечи и скакал по двору под хохот девчонок. Мишутка при этом только улыбался.Так и шла наша спокойная жизнь каждый день.

37 глава.

Теплая погода этой осенью задержалась в этом году. Или это лето не хотело сдавать свои позиции, поэтому мы наслаждались теплыми деньками и ждали похолодания со дня на день. А пока мы наслаждались очень теплой погодой, я решила постирать на улице и просушить матрасы и подушки на солнышке. Петр мне наносил воды полные бочки. Мы на длинные лавки поставили большое корыто для стирки, и я потихоньку стирала. Девочки отвели козу и козленка пастись на полянку, пока еще была какая-то трава, там привязали их и на обратной дороге пробежаться по рынку, который уже с утра шумел на другом конце поселка.  Никита и Петр как раз раздавали заказы всем, кто приехал на рынок. Петр, периодически, приходил, что-то забирал и что-то приносил. Они с Никитой в этот раз больше сделали заказов, поэтому Никита его хвалил, и он боялся его подвести. Он летал на крыльях счастья от радости, и видно было, как он горд собой и даже его сутулость, за которую он прятал свой высокий рост, сегодня была не видна. Спина его распрямилась,  и он даже не ходил, а бегал от кузни до сарая.

Мишутка тут же бегал, рядом со мной, по двору с кристаллом, дразня им кота. Через час ко мне пришла Сонька.

- Лада, я продала, те носки, что ты мне дала. Да, так удачно! На несколько мешков зерна. Этот мужчина к нам первый раз приехал и сказал, что ему они очень понравились и он заказал мне еще. Сказал, что приедет через месяц за заказом и повезет на рынок в другую очень дальнюю деревню, чтобы продать там их, как раз похолодает и их будут разбирать . Спасибо тебе, за помощь, Лада! Ты просто не представляешь, как я рада, что в моей жизни вы с Никитой появились! – Сонька стояла возле меня и вытирала слезы.

- Ой, Соня! Как ты можешь? Мы ж семья и должны друг другу помогать! – я обняла ее  и прижала к себе. – Это очень хорошо, что у нас появился заказ, а то мы здесь уже больше и не сможем продать. Теперь мы сможем и вам на зиму купить зерно, а то мы уже с Никитой решили часть своего вам отдать на зиму. А в следующем году староста и на вас поделит.

- Спасибо, Лада. С зерном, я буду очень богатая невеста. На зависть всем.

- Вот хорошо, что получилось зерно выручить, теперь твой будущий свекр вам помелет его на муку бесплатно! Как все удачно складывается. Мука дорого стоит, и вы сможете со всеми расплатиться за помощь. Скорее всего, через неделю или две мы поедем с Никитой в город. Ты уже решила, что  должна там купить?

- Да, мы примерно все обговорили с Ярославом. Все конечно я купить не смогу. Но хотя бы стекло привезу, чтобы мы могли уже заселиться в дом, а то он продувается. Полотно на окнах не сильно держит тепло, а пузырем стеклить не хочется, ничего не видно тогда будет. Я не просто так сюда шла,  хочу часть посуды забрать, той, что в приданое себе приготовила. Печь уже готова и мы можем на ней спокойно готовить еду, и Маняше не придется нам таскать обед.

- А полы?

- На кухне и в спальне Ярослав уже сделал. Ты же знаешь, что ему приходится за соломой очень далеко ездить, чтобы полы утеплить. Всю ближайшую уже разобрали, он собирает только ту, где короткая рожь в этом году сидела. Рано утром уезжает, поздно вечером, когда совсем темно, приезжает. Хочет пока тепло навозить ее, а потом уже в доме будет утепляться, а то если дожди пойдут, то солома будет сырая. Я глину ношу целый день, пока морозы не ударили, и потом ее будет не откопать уже.

- Жаль, что помочь вам не кому. Никита занят, я тоже не поношу тебе глину, Северина сказала, тяжелого много не носить. Даже Мишутку поднять боюсь, только сидя с ним обнимаемся.

- Ой, Лада, о чем ты говоришь! Вы так много сделали, что мне и так вас всю жизнь благодарить придется!

Мы разговаривали с Сонькой, она рассказывала, какой у них дом, какая замечательная плита и они вместе с сестрой Ярослава ее уже опробовали. Она ,конечно, надеялась, что когда- нибудь у них будет такой же умывальник, как у нас.

 - Не переживай, мы с тобой сходим к тому мужичку на рынке, что нам продал краник и попросим привезти такой же и у тебя тоже будет умывальник.

- Лада, у меня на это нет денег.

- Так он сразу и не привезет. В лучшем случае весной. К тому времени мы с тобой еще навяжем носков и продадим.

Сонька заулыбалась. Приятно было смотреть на ее сияющее лицо и я радовалась, что у меня здесь есть такая близкая подруга, почти как сестра. С Лизкой мы так близки не стали.

Она еще немножко со мной постояла, поговорила и пошла собирать свою посуду в новый дом. Я посмотрела на Мишутку, он догонял кота, а тот как с мышкой с ним играл. Убегал от него, прятался, потом нападал и опять убегал. Мишутка бегал за ним и смеялся, со звуком, как звенят маленькие колокольчики.

Я понаблюдала за ними и продолжила стирку. Я задумалась о скорой поездке в город, и в какой-то момент раздалось на улице ржание коня, потом я услышала топот, крики, грохот телеги и визги женщин. Потом раздался глухой удар и страшный крик. Я вытерла руки и побежала на улицу, за дом, откуда доносились крики. Я увидела, как неслась по улице телега с конем и люди от нее шарахались в разные стороны, никто не пытался ее остановить. Потом увидела, как закрывая рот рукой, бегут Лизка с Паулиной со стороны рынка, и куда-то смотрят в сторону. Я перевела взгляд на то место, и у меня все похолодело внутри. Я увидела в пыли, которая поднималась от дороги, лежащего Мишутку. Я побежала к этому месту,  где он лежал, как – то неестественно вывернутой рукой и наклонив голову набок. В руке сжимал кристалл, глаза его были закрыты.  Прямо из раны на голове у него лилась кровь, и уже весь висок был в крови. Я зажала одной рукой рану, другой оторвала кусок ткани от фартука и приложила к ране.

- Лиза, за Севериной, бегом! – Кричал Никита у меня над ухом. Он наклонился, ощупал ручки и ножки Мишутки, выпрямил завернутую руку, она повисла как тряпочка. У меня слезы лились из глаз, я послушала его сердечко, оно еле стучало.

- Мишутка, солнышко! Очнись, ну пожалуйста. Ну что ты, маленький мой, мама с тобой. – я уговаривала его открыть глаза, а сама заливалась слезами. Я подняла его к себе на руки.

В этот момент толпа, что собралась за моей спиной расступилась и передо мной на колени села Северина. Взяла у меня его из рук, положила на покрывало и стала водить руками над Мишуткой и сканировать его состояние. Меня сзади за плечи взял Никита и прижал к себе. Он хотел меня отвернуть от всего, чтобы я не видела этого ужаса, но я хотела смотреть и увидеть, что сейчас мой малыш очнется и улыбнется.

Северина остановила кровь, текущую из головы и очень напряженно водила возле головы, это было по моим меркам очень долго и ничего не менялось. Потом она провела ладонью по его лицу, наклонилась, взяла его ручки, положила их ему на грудь и поцеловала в лоб Мишутку. Опустила руки, подняла на Никиту глаза и еле заметно качнула ему головой, по щеке у нее катилась слеза.

Я не спускала с нее глаз и все поняла, но мозг не хотел принимать эту информацию. Я не хотела в это верить! Только не это! Мой мальчик! Мой малыш!

Я услышала свой вопль:

- Нет!!!! –и провалилась в темноту.

38 глава.

Я не помню ничего в тот день. Все было как в тумане. Как будто не со мной. Как меня привели в чувства. Как принесли Мишутку в дом. Его помыли и переодели. Я помню, как взяла его на руки, дальше провал, потом помню, как  я сидела на полу и качала на руках Мишутку. Мне казалось, что он спит. Он был такой маленький, такой худенький. Я  что-то ему рассказывала, говорила, что он проснется, и мы пойдем на речку камешки бросать, ведь я обещала ему после стирки сходить с ним на берег.  Он был очень холодный, мне казалось, что он просто замерз, и от этого я еще больше его заворачивала в белое покрывало, что мне дала Лиза. Закутывала его маленькие ручки и ножки. Гладила по его пухлым щечкам, мне казалось, что он сейчас откроет глаза, и я увижу его улыбку. Я пела ему колыбельную и качала его, слезы текли, но рыдать я больше не могла. В груди была просто тупая боль.

В дом зашел Никита:

- Пора, Лада!- он наклонился ко мне, взял у меня из рук Мишутку и вышел из дома. Я опустила руки и голову и расплакалась. Сонька и Лиза подняли меня с пола. Лиза накинула на меня черное покрывало, и мы вышли во двор. Мы медленно спускались к реке, впереди шел Никита, я видела его сгорбившуюся спину и белое покрывало, которое свисало до ног. Сонька держала меня за талию и вела к реке. Лизка плакала и гладила меня по спине.

У реки уже столпился народ, на берегу был сделан помост, и он весть был уложен сухими ветками и сеном. По краям с четырех сторон стояли кованые вазы, в них горел огонь. Мы подошли к помосту, Никита хотел положить туда Мишутку, но я его остановила, попросила дать мне его поцеловать. Я поцеловала ребенка в лоб, погладила его щечки и завернула в покрывало. Никита положил его на помост. Лиза закрыла ребенка покрывалом, положила рядом его деревянную лошадку и отошла за мою спину. Староста зажег факел, поднес его ко мне. Слезы заливали мои глаза и все расплывалось. Я взяла его в руку, подошла к помосту и упала на колени, я не могла его сжечь. 

- Я не могу! Ему же больно! – я разрыдалась.

Сзади ко мне подошел Никита, поднял меня, взял вместе с моей рукой факел и зажег погребальный костер. Вместе с огнем женщины запели песню, это какая-то грустная, где-то вой, где-то плачь, разрывающая душу песня. Она окружала меня и вводила в транс.  Многоголосие раздавалось вокруг меня и казалось, что это один голос. При чем, это мой голос, который рвется из меня и уносится вверх, в небо, разрывая мою душу на куски. Я не могла смотреть на огонь, я рыдала на груди у кузнеца, а он гладил меня по спине и успокаивал. Что- то шептал про Светлые сады, про родных, которые встретили душу Мишутки, и он вместе с ними ест там сладкие плоды и веселится.

 Когда огонь полностью сгорел, мы все пошли домой, только женщины остались стоять. Они пели эту разрывающую душу песню все тише и тише. Я не шла, я просто висела на Никите. Он держал меня за талию и вел домой. Ноги мои не переступали по песку, а просто волочились. Девочки пошли вперед, а мы с Никитой и Петром очень медленно и позже их пришли домой.

- Мишутка, ушел  в Светлые сады к своим предкам и отцу. – Сказала сквозь слезы Сонька. - Он будет ждать нас там! Ему там хорошо и спокойно! Лада тебе нужно успокоиться, иначе им там плохо, если мы тут по ним плачем.

Она подала мне какой-то отвар, а мне хотелось, чтобы это было какое-нибудь зелье, которое стирает память и притупляет боль. Сердце болело, и слезы текли из глаз без остановки. Мы пошли в свою спальню и легли на кровать. Я свернулась клубочком на груди у Никиты и молча, лежала и смотрела в одну точку. Он гладил меня по спине и успокаивал, что- то шептал. Мой, вечно молчаливый и малоразговорчивый  мужчина, что-то мне шептал, и я под его тихий шепот уснула.

Мне снился Мишутка, он бегал среди цветущих яблонь и смеялся. Я даже во сне слышала его смех. Мне хотелось его поймать, но он уворачивался и убегал от меня. Потом появился, откуда - то из-за дерева наш кот и он превратился в меня, только это была не я, а та чье место я заняла в этой жизни. Она мне улыбнулась, повесила на ветку яблони кристалл, которым играл малыш, подняла Мишутку на руки и пошла вместе с ним вглубь сада. Я стояла и смотрела, как они удаляются от меня, а Мишутка повернулся и помахал мне рукой. Я проснулась вся в слезах на груди у Никиты, он обнимал и целовал меня. Потом он поднес к моим губам уже остывший отвар и сказал, что его нужно выпить, это Северина принесла. Я послушно выпила этот горький отвар.

Еще какое-то время лежала, по моим щекам текли слезы, вспоминая ребенка, и опять уснула.

Я проспала сутки. Когда просыпалась, Сонька меня поила отваром, и я засыпала снова. Потом я просто лежала, уставившись в одну точку. Это ведь я не досмотрела ребенка, это он по моей вине погиб. Мне не хотелось жить. Сердце сжималось от боли и понимания, что ничего не вернуть. Что изменить ничего нельзя. Несколько раз приходила Северина, проверяла меня и уходила, ничего мне не говоря.

Живот не болел, но на душе было тоскливо и одиноко. Выть хотелось от безысходности. На третий день меня с кровати подняла Сонька.

- Так давай вставай. Хватит убиваться. Ничего не изменишь, а тебе нужно думать о ребенке внутри. Северина, как к малому дитю, к тебе бегает. Будто у нее больше дел нет. У нее еще в двух деревнях такие, как ты. Так что встаем, моемся, а то я тебя уже к козе скоро переведу. Будешь вместе с ней лежать.

Она одела на меня чоботы. Накинула платок и курточку, которую я на осень сшила и повела меня мыться в купальню. Там намылила меня и стала поливать с ковша мне на голову. Потом вытерла, одела и посадила на лавку в купальне. Сонька стояла и смотрела на меня, я смотрела в пол и молчала.

У меня обожгло щеку, и я почувствовала удар. Волна негодования поднялась во мне. Я не ожидала, что Сонька ударит мне пощечину.

- Ты с ума сошла?

- Ну вот, мы и очнулись. А то я тебя еще неделю наверно буду мыть и смотреть на тебя. Хватит себя жалеть! Ты что одна потеряла ребенка?- кричала на меня Сонька. – Тут нет дома, где ни делали погребальный костер для детей. Тебе уже пора прийти в себя и прекратить себя жалеть и винить. Ты не виновата, в этом. Кто знал, что он кинется под лошадь, которая понеслась? Никто его не спас бы. Поняла! Северина сделала все, что могла, но вернуть из Светлых садов она никого не может.

Я разрыдалась, Сонька еще постояла со мной. Потом обняла меня, погладила по голове и прошептала:

- Тихо, тихо! Успокаивайся. У тебя куча дел. Так что давай приводи себя в порядок и продолжай жить. Я не могу с тобой тут днями сидеть. Мне нужно Ярославу помогать. А тебе еще кучу людей дома кормить. И самой нужно поесть. Ты уже три дня не ела. Если и дальше не будешь есть, то твою дочь мы тоже сожжем на костре.

Я перестала плакать, подняла на Соньку глаза и вздохнула. Она права, я даже не заметила, что я не ела. Я встала с лавки. Сил практически не было, пошатываясь, с остановками, я пошла домой. Сонька так же медленно шла за мной. На улице заметно похолодало, и я даже не заметила, как осень вступила в свои полные права.

39 глава.

Я очень медленно включалась в работу по дому. Не было ни сил, ни желания, что - либо делать. Если бы сейчас  было лето, было б больше дел, а так их совсем мало и толком не знаешь, чем себя занять. Я замечала за собой, что я в какой-то период останавливалась и задумывалась, вспоминая Мишутку, и так могла стоять долго, пока меня кто- нибудь не окликнет.

На кухне, повешенный на гвоздь  на стене я увидела кристалл, взяла его в руки и слезы потекли из глаз. Захотелось выйти на свежий воздух. Я оделась, спустилась по лестнице к реке. Там, где был погребальный костер, был темный песок, как будто он выгорел. Я подошла к этому месту, посмотрела на песок. Кто-то убрал здесь все, остался только пепел. Я повернулась к реке и стала смотреть на темные воды. С реки дул холодный пронизывающий ветер. Я закуталась посильнее в курточку. Даже не верилось, что еще несколько дней назад стояло практически летнее тепло. Если смотреть на такое резкое похолодание, то зима нас ждет очень холодная. Я поежилась, представляя морозы и снег. Это будет моя первая зима здесь и нужно как-то это пережить. Придется серьезно подумать про теплую одежду. Теплой одежды нет и у тех детей, которых мы приютили. Так что пора об этом позаботиться. А то у нас фактически только я и Никита на зиму с одеждой будем.

Я смотрела, как по воде плывут листики с деревьев, как по небу проносятся хмурые тучи. Когда смотришь на все это, наступает какое-то умиротворение, спокойствие. В городе нет возможности отдыхать вот так душой и наполняться этим волшебством, единением с природой.

Мой взгляд упал на кристалл в моей руке, он больше не святился, как тогда у Мишутки в руках. Я подняла его на свет и стала разглядывать. Вдруг он стал светлее, и мне казалось, что я услышала голос мамы, который позвал меня:

- Марина! Дочечка моя!

 Я испугалась, я уронила кристалл и отошла от него. Он потух. Я стояла и смотрела на него и боялась, очень сильно боялась, подойди к нему. Здесь никто не знает, как меня звали в прошлой жизни. Наверное, у меня слуховые галлюцинации или это ветер так шумит, что я слышу голоса. Я успокоилась, подошла к кристаллу, подняла его из песка и посмотрела опять на свет через него.

Он медленно начал светиться, и я опять услышала голос мамы. По спине пробежали мурашки, я уронила кристалл и отошла от него. Теперь я поняла, что мне не послышалось, я его слышала или я схожу с ума. Я посмотрела по сторонам, вокруг никого не было.

Теперь я реально боялась к нему подойти. Я стояла и смотрела на него. Он не горел. Я вспомнила, как у Мишутки он загорался светом и чем дольше он на него смотрел, тем сильнее он горел. Что за странный кристалл!

Я стала вспоминать разговор с травницей, они говорила, что шаман передал мне его для связи со своими родными. Но мне как то было жутко. Да, я скучала по своим родным. Да, очень хотелось их увидеть. Но общаться вот так с загробным миром, это ж можно и с ума сойти, а мне нужно родить и вырастить дочь. Я смотрела на кристалл и думала, что с ним делать. Оставлять его было опасно у себя.

- Ты можешь его выбросить в воду! – я вздрогнула от неожиданности и обернулась на голос.

За моей спиной стоял дед - шаман.

- Вы знаете, о чем я думаю?

Он наклонил голову и хитро улыбнулся.

- Ты умная! Я вижу, что ты сделала свой выбор.

- Какой? У меня был выбор?

- Да. Тебе дали выбрать, где тебе жить и сердце твое выбрало этот мир. И правильно девочка. Здесь тебя ждет хорошая и светлая судьба.

- Вот это да! Я ничего про выбор не знала и может быть, я выбрала бы себе не этот мир.

- Сердце знало!

- Хорошо. Я так понимаю, что уже ничего не изменить. Что за кристалл вы мне дали? Он разговаривает со мной голосом мамы.

- Он разговаривает голосом того, кого ты хочешь услышать.

- А Мишутка. Он с кем разговаривал?

- Со своей мамой.

- Это как? Я ж его….

- Мама? Ты же знаешь, что это не так. Его мама очень тосковала о нем. В его смерти нет твоей вины. Он все равно рано или поздно ушел бы к своей маме.

- Но он же ребенок! Ему еще нужно было жить, и он ничего еще в своей жизни не видел!- расплакалась я от своих слов.

- Он прожил свою отмеренную жизнь! И в следующей жизни души его и мамы соединятся. Не плачь, ему там хорошо и он тебя тоже очень сильно любит.

Я успокоилась, посмотрела на реку, вспомнила Мишутку, хорошо, что с ним все хорошо. На душе стало как-то легче и как говорится, камень с души упал.

- Что мне делать с кристаллом?

- Ты можешь его бросить вводу. Им никто после этого не сможет воспользоваться.

- Хорошо. Спасибо. – Я повернулась к реке. Мысленно попрощалась с кристаллом и, боясь, что он опять в руках начнет светиться, кинула его в воду. Он булькнул и ушел под воду. Я повернулась, шамана уже не было. Как он умудрился уйти незамеченным, я не поняла. Я повернулась в сторону дома и увидела идущего ко мне навстречу Никиту.

-С тобой все хорошо? Лизка сказала, что ты исчезла из дома, и мы тебя все ищем.

Я кивнула утвердительно ему головой и обняла его. Так обнявшись, мы и пошли домой.

40 глава.

Мы сидели все за столом и обедали. На десерт я поставила яблоки, запеченные с орехами в середине, сверху перед подачей, я полила их медом. Все облизнулись от удовольствия.

- Лада. Мы с Соней уезжаем на рынок через два дня.

- А как же я? Ты меня не хочешь брать с собой?

- По дороге очень холодно ночевать и я не хочу рисковать тобой и нашей дочкой.

- Я прошу тебя, возьми меня. Мне нужна эта поездка, и я обещаю, что буду себя беречь! Посмотри, я пью все отвары, что мне прописывает Северина. Я себя хорошо чувствую.

- Если Северина разрешит тебе ехать, ты поедешь! Если нет, то больше меня не проси, я тебя не возьму.

Я улыбнулась ему и ждала с нетерпением окончания обеда, чтобы дойти до Северины. По дороге я заглянула к Соньке, посмотрела на их дом. У меня все никак не находилось времени, что очень работу, проделанную ребятами. Дом получился добротный, как все бревенчатые дома. Заглянула в дом. Полы еще не везде были постелены, поэтому все перемещались по доскам. Сени уже были застелены соломой, так как, по-видимому, здесь пока полы делать не будут, и утеплили их, чем смогли. Соньки дома не было. Только Ярослав возился с погребом. Видно делал его глубже.

- Здравствуй, Ярослав!- я покричала под пол.

- Здравствуй, Лада! – ответил мне хозяин, выползая из подпола. – Ты к Соньке пришла?

- Ага, где она?

- Она пошла к соседке, попросить у нее молока.

- Хорошо. Я тогда ее тут подожду. – Ярослав махнул мне утвердительно головой и скрылся под полом.

Я огляделась и присела на лавку, стоящую на кухне. Сидела и рассматривала Сонькино хозяйство. Понравилась плита, которая пристроена к печке. Я себя мысленно, погладила по голове. Приятно, когда ты, чем - то можешь помочь другим. Умывальника пока нет, но раковина уже была сделана.  Видно, что аккуратнее и продуманнее. Видно гончар уже не первую мойку делает. Она приобрела, плавные изгибы и стала глубже. Мне такая мойка, тоже понравилась. Вода на пол не будет выплескиваться, да и дети очень любят играть в воде. Сердце сжалось от тоски, при воспоминании о Мишутке.

В этот момент открылась дверь и в дом с крынкой молока зашла Сонька.

- Лада, ты ко мне? Что-то случилось?

- Нет, я иду к Северине. Никита не хочет меня с собой брать, сказал, если только твоя сестра разрешит, то он возьмет меня.

- Понятно. Я бы тоже, как и Никита тебя не брала бы с собой.

- Ну, Соня, ты хоть прими мою сторону. Мне и так дома тоскливо находиться. Я везде вижу Мишутку. - Из моих глаз покатилась слеза, и в груди заныло от тоски.

- Ладно, успокойся. Только обещай, что если Северина скажет, что нельзя, ты останешься дома, и не будешь уговаривать Никиту. Это для безопасности твоего ребенка!

Я покивала головой в ответ.

- Сейчас я доделаю свои дела, и мы вместе с тобой сходим. И я ответ буду знать. – Вот это да! Она со мной как с малым ребенком. Ладно, в этом положении хоть чуть- чуть покапризничаю, а то здесь совсем это не принято. Здесь мужики считают, что это не болезнь и бабе можно все, а если не смогла ребенка выносить, то бракованная и ни к чему не годная.

Сонька быстро подвигала на печке посуду. Что-то побросала в емкости, помешала и мы пошли из Сонькиного дома к Северине. Дом ее был на окраине поселка, ближе к лесу. Он ничем практически не отличался от обычного дома. Все как у всех.

Мы зашли с Сонькой в дом.

- Северина, ты дома?- позвала сестру Сонька.

- Да, заходи!

Мы прошли в дом. Весь дом был увешан травами. Травы были везде, и запах стаял бесподобный. Северина что-то толкла в ступке на столе. Рядом лежали холщовые мешочки открытые, и она туда засыпала те травки, которые потолкла.

На полу сидела девочка лет пяти, такая же, как Северина. Очень серьезная, глаза как у мамы и она их не спускала с нас. Мы зашли в дом, поздоровались с хозяйкой и сели рядом с ней на лавку. Девочка отложила свою куклу из соломы и подошла ко мне. Она приложила свою руку на мой живот и молча, смотрела на меня. Рука была очень теплая, и я смотрела то на девочку, то на Северину.

- Не бойся! Она разговаривает с ней. Мария сильнее меня в этом плане и может даже поговорить и успокоить малыша. Это было бы очень удобно при родах, но она пока маленькая и я ее с собой не беру.

Я посмотрела на девочку. Она смотрела долго на живот и потом подняла глаза на меня:

- Хорошо, что ты выбросила кристалл, теперь я смогу быть с тобой в этой жизни, а не разговаривать через стекло.

- О чем она?- у меня по спине поползли мурашки. Никто не знает, а том, что я очень боялась кристалла и выкинула его в речку.

- Мария, что сказала девочка?- спросила Северина у дочки.

- Она сказала, что она очень хотела с ней быть.- Она показала на меня. – И попросила их соединить в этой жизни у светлых духов.

- Кто? – я даже вскочила с лавки и в голове не укладывалась данная информация.

- Ее мама. – Показала на меня девочка. Взяла куклу и села дальше играть. Я прижала руки к животу и с каким-то ужасом смотрела на живот. Я никак не могла переварить эту информацию. Она не укладывалась у меня в голове. Наверное, дед - шаман, именно про этот выбор мне говорил, что я должна выбрать. Где я хочу быть и с кем. Сначала я выбрала этот мир, теперь я в этом мире буду не одна. Моя мама тоже придет ко мне, в виде моей дочери. Чувствовала я себя странно, даже растерялась от таких новостей. Северина смотрела на меня внимательно и молчала.

- Ты боишься?- спросила меня Северина.

- Да, как то не по себе. Я теперь не знаю как себя вести.

- Все просто. Ты вернула кристалл светлым духам, они дали возможность тебе быть рядом с родной душой. С твоей мамой. Во мне живет душа моей бабушки. Все говорят, что я на нее похожа. Я не помню прошлой жизни. Мама рассказывала, что душа в детстве помнит еще прошлую жизнь, а потом забывает ее. Бабушка во сне общается со мной и учит меня, потому что она всегда рядом и видит, если я чего-то не знаю. Так и твоя мама теперь будет с твоей дочкой.

- Как ангел хранитель?

- Ангел? Интересно, я не знаю кто это. Но имя красивое. Значит хранитель. Если тебе так удобно, то пусть будет так.

Я задумалась и погладила живот. Мне стало легко думать о том, что мама со мной рядом. Пусть мне это не понятно, но она будет беречь моего ребенка от бед.

41 глава.

Мы сидели у Северины, и пили чай. Сонька рассказывала ей про свой дом. Сестры редко виделись и у старшей, не было времени придти и посмотреть дом младшей. Поэтому она с интересом слушала и про печку и про раковину. Конечно, она радовалась за сестру.

- Значит, мы скоро на свадьбе погуляем?

- Ага! Вот только не знаю, где гулять будем. На улице холодно, я, конечно, не думала, что все затянется, и я буду зимой выходить замуж.

- Ладно, не переживай. Родни у нас мало, поместимся где-нибудь. А вы зачем ко мне пришли? – обратилась она ко мне.

- Северина, я пришла за разрешением съездить на рынок с Никитой и Сонькой. Он меня отказывается брать, потому что холодно. Только если ты разрешишь.

Брови от удивления у травницы полезли вверх, но она тактично промолчала про то, что обычно мужчин мало интересует здоровье матери и ребенка до его рождения. И уж точно в поселке никто не стал бы интересоваться и заботиться об этом.

- Я не вижу у тебя никаких признаков, что ты можешь потерять ребенка. Если конечно ты не захочешь попрыгать или побегать по полям. Тебе уже конечно можно и травки не пить, если хочешь, но нужно себя поберечь.

-Так я могу поехать? – я с надеждой посмотрела на нее.

- Можешь. Если тебе хочется.

- Спасибо большое! – я была рада. Так как мне очень хотелось поехать. Я теперь не скоро смогу поехать на рынок.

В этом году это последняя поездка на рынок в город. Так далеко никто не решится ехать зимой. Поэтому через два дня мы поедем с большим обозом. Половина поселка уедет, чтобы продать излишки и купить нужные вещи, а остальные отдадут заказы тем, кто поедет. Потому что многие останутся на хозяйстве и будут помогать тем, кто уедет.

Никита послушал ответ Северины, нахмурился, но ехать мне разрешил с ним. Я была на седьмом небе от счастья. На хозяйстве у нас остались девочки и Петр. Ему Никита разрешил работать в кузне без него и даже задания дал. Мальчик за это время у нас окреп, и прошла сутулость, он начал держать спину прямо. Улыбки я ни разу не видела у него. Паулина с Лизкой смеялись, обсуждая свои девичьи секреты, а вот у него радости не было на лице. Он такой же молчаливый и хмурый, как и Никита. Можно подумать, что это его отец. Они даже понимали друг друга по взгляду.

Никита сделал навес на телегу съемный. Мы сшили чехол на него и пропитали в мыльном растворе, чтобы он не промокал. Можно было бы и воском обработать, но у нас его нет в таком количестве, поэтому обработали доступным способом. Хорошо и несколько раз, пропитав и просушив, мы надели его на каркас. Никита постарался его облегчить, чтобы вес телеги не мешал загрузить ее всем, чем нужно на рынке и лошадь смогла ее довезти. Телегой буду управлять я, понимаю, что не привычно, но Никита сказал, что лошадь спокойная и она спокойно пойдет вслед за Сонькиной телегой. Ей телегу выделил мельник, он на рынок ни ехал в этот раз.

Мы к поездке готовились весь вечер. Никита загрузил все, что мы хотели продать и заказы в тот поселок, что мы будем проезжать. Я приготовила еду на дорогу нам. Сонька весь вечер решала с Ярославом, что им докупить и ее не было до позднего вечера.

Утром меня Никита разбудил еще затемно. Лизка и Петр нас провожали, и поэтому завтрак был уже накрыт. Я собрала продукты в дорогу, которые были приготовлены вечером в корзину. Сонька ушла к мельнику забирать телегу, приготовленную ей Ярославом.

Мы позавтракали, я села в телегу, Никита на коня и мы выехали со двора еще по темноте. По поселку были расставлены факелы, и Никита вез с собой несколько штук, чтобы можно было освещать себе дорогу. Мы остановились возле мельницы. Сонька нас уже с Ярославом ждали. Они проехали впереди меня и Никита о чем – то с Ярославом ехал и разговаривал до конца поселка. Потом Ярослав слез с телеги и помахал нам в след. Никита зажег от последнего факел свой и поехал впереди освещать нам дорогу. Далеко впереди уже виднелись такие же факелы, кто-то уехал раньше. За нами так же люди выезжали. Сколько в итоге едет человек, было сложно сосчитать в темноте. Было очень холодно. Я завернулась в свои одежды потеплее, и старалась не уснуть от мерного покачивания телеги. Поговорить было не с кем. Вокруг была темнота, только дорога впереди освещалась  перед Сонькой. Я не управляла лошадью, она шла вперед за телегой ровно, никуда не сворачивая. Через несколько часов начало светать. Мы проезжали мимо костров, где собирались люди, останавливающиеся на ночлег с других поселков. Они махали приветственно Никите и разглядывали мою кибитку с интересом. В нашем поселке, такие кибитки, сделали еще пару человек. Остальные по старинке накрывали свои телеги просто материей с пропиткой и все. Небо было хмурое и холодный ветер дул сбоку. Моя кибитка защищала меня и в дождь мне точно не придется мокнуть. Для Соньки и Никиты тоже сделали такие плащи от дождя. Он еще хорошо защищал и от ветра. Они надели на себя эти плащи, и мы могли не останавливаться, чтобы согреться у костра, как это делали другие. Поэтому мы очень быстро догнали тех, кто ушел раньше нас  из поселка.

К вечеру до места стоянки мы добрались самые первые и смогли развести несколько костров к приезду остальных. Мы успели приготовить себе ужин и поужинать, Сонька заваривала чай, я застилала нам постель. Мы с Сонькой ложились спать в кибитку, Никита на телегу, которая принадлежала мельнику. Никита уже накормил и напоил лошадей, мы с Сонькой легли спать, а мой муж еще переговаривался с теми, кто подъезжал. Возле нас тоже остановились несколько телег на ночлег. Утром меня разбудила Сонька опять в темноте. Костер уже горел и потрескивал. Каша  уже варилась, Никита увел поить коней на реку. Многие на нашей стоянке уже встали и суетились. Мы очень быстро поели и собрались, потому что начал моросить мелкий дождь. На меня не капала вода, потому что кибитка не промокала. Сонька накрылась плащом и ехала впереди. Телегу, чтобы не намокло товар и сено, накрыли пропитанными покрывалами. Это больше обработанные шкуры, у которых короткая шерсть и они ни на что не годные. Когда стало светло, Никита прислал ко мне Соньку в кибитку, потому что дождь начал усиливаться. Он сзади, к моей телеге, привязал своего коня, а сам поехал вместо Соньки. Я все боялась, что наша кибитка промокнет, но она выдержала дождь, а ближе к вечеру распогодилось и выглянуло солнце. Все вокруг было мокрое и видимо к нашему ночлегу не высохнет. Мы выбрали полянку для ночлега, где почти не было травы, чтобы не вымокнуть и не заболеть. Никита переоделся в сухую одежду и лег спать под покрывала. Мы с Сонькой в этот раз занимались хозяйством возле костра. Готовили еду и сушили промокшую одежду и обувь.

Следующий день наш прошел под ярким солнышком, по-видимому, погода над нами сжалилась, и мы даже подставляли солнцу лица, что бы погреться под его лучами. В город мы въехали поздно ночью. Обоз наш из-за дождя разделился, и многие отстали от нас. Где- то в начале города, мы отделились от обоза и свернули на другую улицу. Никита повез нас в другую совершенно сторону от рынка. Минут через тридцать мы подъехали к большому, темному дому. В окнах света не было, и нас там никто не ждал.

42 глава.

Мы с Сонькой сидели в телегах, а Никита пошел в этот дом. Через несколько минут на крыльцо вышел Никита и Федор. Впереди вышел молодой человек, я его видела в первый раз. Он открыл ворота и загнал наши телеги во двор. Мы поздоровались с Федором, я была очень рада его видеть. Он нам улыбался и повел нас в дом, а Никита остался помогать парню, который нас встречал, разбираться с конями и телегами. Мы зашли в дом. Сразу видно было, что дом богато обставлен. На полке в буфете стояла красивая, дорогая посуда. Лавки были устелены покрывалами. Пол тоже был уложен самоткаными ковриками - дорожками. На стол накрывала нам Марьяна. Она очень сдержанно с нами поздоровалась, но больше словом не обмолвилась. Видеть ее мне было не очень приятно. Она накрыла на стол, поклонилась Федору и отошла стоять к печке. Мы с дядькой сели за стол и ждали Никиту.

- Как у вас дела? Я очень рад увидеть и тебя Лада и Соню. Я соскучился по вашему поселку. Душевно там и нет нашей суеты. Да и соседей поменьше!- засмеялся Федор.

- Да, у нас не дозовешься их. – Пошутила я в ответ.

Мы рассказали про  Мишутку Федору. Он помрачнел, выразил мне прискорбие о потери ребенка. Вспомнил о ребенке, я заплакала.

- Ну, будет тебе! Хватит его звать из светлых садов. Пусть радуется там и общается с предками и мудрости набирается. – Сказал мне Федор.

Пришел Никита, принес подарки Марьяне от отца и Федору. Вручив их всем, мы сели ужинать. Марьяна глаз с него не спускала. Я это видела, и меня грыз изнутри червячок ревности.

- Где Владимир? Спит, что ли?

- Нет. У них погрузка на корабле, они через два дня уходят в торговое плаванье, и он поздно приходит с порта последние дни.

Мы устали за дорогу и поэтому сразу после ужина нас разложили спать. Мы с Сонькой ушли в комнату на второй этаж, а Никита остался еще разговаривать с Федором и потом они легли спать где-то внизу. Утром рано меня разбудила Сонька:

- Вставай соня! Федор уже распорядился вытопить купальню. Ты идешь мыться? Потом завтрак и поедем на рынок. Никита внизу перегружает все на одну телегу.

Сонька ушла, а я потянулась сладко на кровати. Так хотелось еще поваляться в ней. Я встала, взяла чистые вещи и пошла вниз в купальню. Купальня была на улице и, проходя мимо конюшни, я видела, как Никита со вчерашним молодым человеком все перегружают в Сонькину телегу.

В купальне было тепло, Сонька была уже там и мылась. Я к ней присоединилась с радостью. Так было приятно помыться с дороги.

Помылась и вышла, после меня в купальню зашел Никита. Я довольная пошла в дом. Возле лестницы меня кто-то схватил за руку, развернул и прижал к себе. Я увидела Владимира.

- Я соскучился по тебе. Как я рад, что ты приехала. Хоть увижу тебя перед дорогой. Твой запах, твои глаза, я схожу с ума по тебе.

Он зарывался в волосы и целовал мне шею, я пыталась его оттолкнуть.

- Отпусти меня! Немедленно! Слышишь!

Он разжал руки, и я отлетела назад и столкнулась со стеной, ударившись затылком. Мы стояли напротив друг друга и тяжело дышали. Владимир смотрел на меня, не спуская глаз.

- Не смей меня больше трогать и подходить ко мне тоже не смей. – Зашипела я. Он нахмурился.

- Ты же знаешь. Что у нас есть правило, что если я убью твоего мужа, ты будешь моей.

- Ошибаешься! Я никогда не буду твоей!

Он подошел очень близко ко мне, я вытянула руку впереди, чтобы он не приблизился ко мне.

- Я никогда не трону Никиту. Он мой брат. Отец, ты, да и я сам, себе этого не прощу. Но если тебе понадобится когда- нибудь помощь, я прибегу к тебе, где бы я ни был, и помни всегда: если с Никитой что-то случится, то другого мужа у тебя, кроме меня, не будет. Я убью любого: за брата и за тебя.

- Оставь меня в покое. Я люблю своего мужа и не хочу ни с кем больше быть. Если тебя не любят, счастлив ты с этим человеком не будешь!

- Любишь? Какое странное слово. Я не могу дышать без тебя, все мысли о тебе. Все сны о тебе.

- У тебя есть жена. Думай о ней!

- Я зря на ней женился. Хозяйка она хорошая, но я не могу с ней быть. – Владимир отвернулся и отошел от меня. Он стоял ко мне спиной, а я тихонько пошла к лестнице.

- Ты опять проходу моей жене не даешь!- услышала я громкий голос Никиты. – Или ты от нее отстанешь или я тебя побью.

- Я не трону твою жену, можешь быть спокоен. Но одну не оставляй, вдруг украду!- засмеялся Владимир.

- Лада, он тебе ничего не сделал?

- Любимый, ты забыл, что я могу за себя постоять?- Никита подошел ко мне, обнял и поцеловал в лоб. Владимир нахмурился и отвернулся.

- Если у тебя будет такая же боевая дочь, то я бы ее взял в жены.

- Даже не думай! Я за такого разгильдяя, свою дочь не отдам! – Ответил Никита и подтолкнул меня к лестнице. Владимир ему в ответ улыбнулся. - Собирайтесь с Сонькой и спускайтесь к завтраку.

Я пошла по лестнице, в конце повернулась и посмотрела вниз. Они стояли и оба смотрели на меня, потом отвернулись и пошли в столовую.

Сонька ждала меня в комнате, стоя у окна и разглядывая город. Мы с ней быстро собрались и спустились вниз. За столом уже сидели мужчины и разговаривали. Марьяны не было. Мы сели за стол и принялись за завтрак. У мужчин стояли красивые миски, нам видно с Сонькой не полагалась, но мы радовались и ложкам.

- Марьяна!- Крикнул Владимир из-за стола.- Ты забыла гостям поставить тарелки.

Марьяна вышла и поставила перед нами тарелки. Я посмотрела на Владимира, он не спускал с меня глаз. Мне это не нравилось, я не хотела его внимания к себе, и очень хотелось уже уехать из этого дома домой.

- Лада, я Никите все рассказал про шкурки. Твои шкурки я продал и денежки за продажу хотел отдать Никите, но он сказал, что они твои. Первый раз вижу, чтобы женщине доверили такую сумму денег. – Он поставил на стол мешочек с деньгами.

Я посмотрела на Никиту и улыбнулась ему. Он передал мне этот мешочек. Я взвесила его на руке, мне так хотелось в него заглянуть, но я не стала этого делать.

Когда мы закончили завтрак, мы все встали из-за стола и вышли на улицу, чтобы отправиться на рынок.

- Я с вами поеду!- Сказал Владимир. Мне стала не по себе. Очень не хотелось, чтобы он ехал с нами. Я думала, что хоть на рынке спрячусь от гнетущего состояния, когда рядом с тобой этот человек. Никита ему утвердительно махнул головой. Мы с Сонькой сели на телегу, а Никита и Владимир на коней. Мы выехали со двора и поехали в сторону рынка.

43 глава.

Рынок уже развернулся на площади, перед портом, и шла бойкая торговля. Тут и там с тележками бегами мальчишки - грузчики. Кто-то отвозил товары, кто-то привозил. Кричали и торговцы и покупатели:

- Кому нужны гуси? Ткани! Бублики, горячие бублики!

Тот товар, который и так пользовался спросом, никто не рекламировал, просто купцу некогда было его рекламировать, он отвечал покупателям и вел расчет за товар.

С нашего прошлого приезда ничего практически не изменилось. Больше стало продаваться продуктов, в этом плане рынок разросся и занимал уже половину поля, на котором  летом была стоянка.

Мы поставили свою телегу. Никита ушел договариваться с теми, кто скупал товар и потом его перепродавал. Владимир распряг нашу лошадь и сдал всех лошадей ребятам, которые пасли их. Мы с Сонькой стояли у телеги и ждали Никиту. К нам подошел Владимир и стоял с нами, как охранник. Я надеялась, что он пойдет помогать Никите. Через какое-то время к нам подошел Никита, с ним пришел парень с телегой и они решили погрузить все продукты на данную тележку.

- Лада, вы можете с Сонькой пойти по рынку. И, пожалуйста, больше не теряйся!

- Я прослежу за этим, можешь не переживать. – Сказал Владимир и похлопал брата по плечу. Меня передернуло от данного предложения, но ничего не сказала в ответ. Я предложила Никите забрать часть моих денег на железо, а потом по весне он мне купит то, что мне понадобится. Он внимательно на меня посмотрел и согласился. Я отложила нужные мне деньги с запасом на всякий случай и отдала остальное Никите.

Никита остался разбираться с парнем и товаром, а мы с Сонькой пошли, в сопровождении Владимира, по рынку, присматриваться и прицениваться. Владимир здоровался с продавцами, и они сразу нам предлагали скидки на товар. Что ж хоть в одном нам повезло с младшим братом Никиты. Он нам поможет немного сэкономить  на покупках. Сонька заказала стекло в окна на дом, Владимир при этом договорился о бесплатной доставки вечером  к его дому этих стекол. Жаль, конечно, что на стекла нам не удалось выпросить скидку. Купец знал, что товар у него редкий и дорогой, поэтому не уступал нам не на грош. Но пообещал упаковать товар в ящик со стружкой, чтобы мы довезли его в целости и сохранности. И на этом спасибо, Владимиру, а то нам самим пришлось его как-то упаковывать, чтобы не треснуло. Я докупила нам с Никитой несколько стекол на ремонт к весне нашего дома. Очень мне хотелось, увеличить дом сверху и сделать там достойные комнаты и на кухне не хватала окна. Далее мы с Сонькой нашли того продавца, который продал мне краник. Он оказался хорошим знакомым Владимира и, поняв, что нам нужно он, к сожалению, отказался нам помочь. Объясняя это тем, что он не знает, где заказать такой краник. Мы расстроились с Сонькой, попрощались с продавцом и пошли дальше.

- Ты, мне можешь показать, как выглядит данный краник? – спросил у меня Владимир.

- Он у нас дома на умывальнике сделан. Помнишь, возле печки, где мы руки мыли.

- А, помню, эту интересную штуку, я еще не мог понять, как ее сделал Никита. Я поищу тебе такой краник в большом городе, куда поеду на торговлю.

- Спасибо. – Я себя чувствовала неловко, потому что просить об этом у Владимира, мне меньше всего хотелось. Но Сонька от его просьбы была на седьмом небе.- Он дорогой, так что давай мы денежку тебе сейчас отдадим.

- Лада, не обижай меня. Я возьму деньги, если исполню заказ и получу большое удовольствие, когда тебе его доставлю.

Я даже передернула плечами. Так мне не хотелось с ним встречаться еще. Но ладно, что сделано, то сделано.

На рынке мы встретили Никиту, и он спросил, все ли у нас хорошо и не нужна ли нам помощь. Но Владимир сказал, что прекрасно справляется и он может продолжать заниматься своими делами. Мы с Сонькой пошли смотреть ткани, и теплая ткань,  в этот раз, стоила дороже, но мы все равно ее купили. Так же я купила еще два рулона ткани для Паулины и Лизки. Им нужно было нашить одежды, а то они делили на двоих ту, что была у моей сестры.  И у Петра не было одежды. Он ходил в одном и том же. Нам пришлось ушить пару вещей Никиты, чтобы он мог хотя бы переодеться.

Мы купили двое чоботов на девочек, только я купила на вырост и сапоги как у Никиты Петру.

Так же приобрели еще одни валенки на зиму. Еще, мне очень захотелось порадовать своих девочек, и привезти им, что-нибудь. В этот раз я купила зеркальце побольше, чем в прошлый раз привезла. Мне хотелось его повесить девочкам в комнате. Купила медный чайник для Соньки в подарок на ее свадьбу. Ей очень нравился этот чайник, она сильно возмущалась, что я его покупаю, но видно, как эта лиса скрывает свое счастье, обнимая его и прижимая к груди. Даже нести мне его не дала до телеги. Мы купили девочкам ленты и нитки для вышивки. На сдачу, как тут принято, нам дали маленький мешочек бисера, как раз для того, чтобы мои девочки украсили новые накосники.

Мы подошли к палатке с украшениями. Сонька смотрела на все это с восхищением. Предметы красивые, но после того, что я носила и видела в той, другой жизни, это все выглядело как музейные экспонаты. Их хотелось потрогать, но носить такое не буду.

- Нравится? – спросил у меня Владимир на ухо, подойдя сзади. Я даже вздрогнула от неожиданности.

- Нет.

Он обошел меня и посмотрел удивленно на меня.

- Совсем ничего не нравится?

- Совсем.

- Но Никитин браслет ты носишь?

- Это сделал муж своими руками и для меня, мне приятно его носить. А здесь все мило, но ничего не нравится.

- Интересная ты. Девушки любят украшения и за такие побрякушки на многое соглашаются. Первый раз встречаю такую, которой украшения не нравится. – Я посмотрела на него, но ничего не ответила. Он махнул кому-то рукой и для Соньки положили браслет, который ей понравился.

Сонька смутилась, опустила глаза и отошла от прилавка.

- Ну, что ты глупенькая, бери. Это тебе.- Смеялся над ней Владимир.

- Нет, спасибо. Мне не нужен от вас подарок.

- Это тебе на твою свадьбу. Приехать не могу, помочь вынести жениха из дома не получится. Никита просил приехать, но я буду в плавании. Так что не бойся, бери. Я не буду платить за это украшение, эта моя лавка и я дарю тебе это браслет.

Сонька с недоверием посмотрела на Владимира, потом на  меня, взяла меня за руку, но подарок не тронула.

- Вот змей искуситель. Оставь девочку в покое. Как она жениху расскажет, откуда такой подарок и почему ты его ей даришь?

Владимир засмеялся очень сильно на мое слова и положил украшение назад на прилавок.

-Хорошо, уговорили. Что ты хочешь на свадьбу от меня? Считай, что я твой дядя. Хочу порадовать сестру Лады.

- Я не сестра, мне ничего не нужно.

- Говори. Иначе я сам куплю и попрошу брата привезти прямо на свадьбу, а так подарок будет только тебе как приданное.

Сонька молчала, но я видела, что Владимир настроен серьезно, и отступать, не намерен. Чтобы потом не было проблем с женихом и не пришлось ему объяснять странный поступок брата моего мужа, я решила пусть он купит материю на постельное белье молодым. И подарок нужный и никто ничего не спросит у невесты.

- Хорошо, раз ты так заупрямился, купи Соньке в подарок ткань на постельное белье.

- Вечером погрузим тебе в телегу. Сама выберешь?- Сонька покачала отрицательно головой.- Не бойся, дурочка. Я не хочу тебя обидеть. Мне нравится Лада, а к тебе она относится как к сестре. Почему я не могу сделать ей приятное, таким образом? Подарок она от меня не примет никакой. Верно?- он посмотрел на меня.

Я не знаю, что ему ответить. Я покачала головой и пошла дальше по торговому ряду. Мы проголодались и купили себе по калачу. Осматривали местных красавиц, они были в коротких шубках и в красивых платках. Потом я увидела в продаже мои носки. Мы подошли и поинтересовались их стоимостью и были крайне удивлены, какую цену здесь заломили. Мы переглянулись с Сонькой и спросили: «Почем он купил эти носки, ведь это мы их вяжем?"

Купец с интересом  на нас посмотрел. Я сняла сапог и показала свои носки, Сонька - свои. У купца вверх поползли брови.

-Почем будете брать?

- Договоримся.

Далее мы договорились о цене и количестве. Купец только расстроился, что мы это не можем сделать к зиме, но и весной он сказал, что заберет наш заказ. Мы довольные с Сонькой пошли дальше, Владимир только головой качал и улыбался, когда смотрел, как мы торгуемся за свои носки.

- Лада, тебе нужно было родиться купцом или в купеческой семье, а ты за кузнеца замуж вышла.

- Я не жалею о своем выборе.

- Я жалею, о твоем выборе. – Я посмотрела на Владимира и ничего не ответила. В этот момент мы услышали позади себя крики и визги, стоял страшный грохот за спиной.

44 глава.

Я обернулась назад и увидела как по проходу, между рядами на нас несутся полные бочки. Люди разбегаются от них. Меня парализовал страх, я стояла и смотрела, как они медленно катятся на меня. Все было как в замедленной съемке. В этот момент Владимир, как во сне толкает Соньку, и она летит, куда-то внутрь какого-то торгового домика, а меня хватает, и, прижимаю к себе,  тащит в другую сторону. Я увидела, как мимо нас с грохотом промчались бочки в сторону порта. Все смотрели, как они катятся и люди разбегаются от них. Я стояла, прижавшись к груди Владимира, и крепко  держалась за его куртку. Я даже сразу не поняла, что я в его объятьях. Мне было так страшно, что я могла сейчас умереть или потерять своего ребенка. Я вышла из ступора, когда поняла, что он меня гладит и целует в висок.

-Успокойся! Ничего страшного не произошло.- Я резко отодвинулась от него. И я понимаю, что он сейчас спас меня и мне жизнь. Я отпустила куртку и сказала:

- Спасибо. – Я повернулась, чтобы найти Соньку и в этот момент к нам подбежал Никита.

- С тобой все в порядке? Ты не пострадала?

- Нет. Со мной все хорошо. Владимир нас спас. Если бы не он, я бы не смогла увернуться от бочки.- Никита прижал меня в себе.

- Спасибо, брат! – Владимир похлопал его по плечу. – Я видел, как вы пошли в этот ряд. Парнишка, что разгружал бочки, поскользнулся и когда падал, толкнул бочки с телеги, которые ждали выгрузки. Это все было на моих глазах. Чудо, что никто не пострадал. Эта бочка могла или раздавить или покалечить  кого- нибудь. Спасибо, что ты был рядом и спас моих жену и ребенка.

- Никита, перестань! Любой бы так поступил.

- Все, ты успокоилась? – Никита все это время меня обнимал и крепко прижимал к себе.

Я подняла на него лицо и помахала утвердительно в ответ. Он отпустил меня, еще раз меня осмотрел:

- Ничего не болит?

- Нет, Никит. Ничего не болит. Я просто испугалась и не могла отойти, когда она катилась на меня.

- Хорошо. Тогда пусть с вами еще походит Владимир, мне так будет спокойней. Я еще не все свои дела решил.

Я махнула утвердительно головой, и мы все вместе пошли дальше, а Никита пошел в другую сторону.

- Еще раз хочу сказать тебе спасибо за то, что спас нас с Сонькой.

 - Если бы с тобой что-то случилось, я бы себе этого не простил. Ты же знаешь, как я отношусь к тебе.

 Я опустила глаза, потому что не могу смотреть на него. Понятно по взгляду и действиям, что я не безразлична ему, но мне не хочется этого внимания. Я искреннее желаю ему встретить ту, которая его полюбит. Если бы не его реакция, меня бы уже, наверное, здесь не было, и я была бы в другом мире, без Никиты и нашей дочки. Мне чуть плохо не стало при этой мысли. Мы дошли до берега и решили присесть на лавочку и посмотреть, как будут вытягивать бочки, наделавшие столько переполоха, которые проломили ограждение и теперь плавали в воде.

- Владимир, я желаю встретить тебе ту единственную, которая будет тебя любить.

 - Я встретил ее, и буду ждать всю жизнь, когда она полюбит меня.

- Ты не выносим. Посмотри сколько девушек вокруг. Любая готова быть с тобой, что ты зациклился на мне. Я жена твоего брата и это не красиво, когда пытаются отбить жену у собственного брата.

- Я тебя не отбиваю у него. Я с ума схожу в стороне по тебе. И я не посмею к тебе приблизиться, если ты сама не уйдешь ко мне от Никиты.

- А как же твоя жена?

- Лада, я не могу быть с ней. Я делаю ее несчастной. Если она попросит развод, я ей его предоставлю. Я дарю ей подарки, но быть с ней не могу. Она очень хорошая хозяйка и будет достойная жена. Но моя душа болит по другому человеку, который мне не принадлежит.

Я вздохнула. Никак не удается его убедить, что я не тот человек, который ему нужен. Может жизнь ему все покажет и даст шанс полюбить достойную девушку.

 Бочку достать не удавалось из воды. Работники прыгали вокруг нее, а купец кричал на них и уже был весь красный от напряжения. Мы еще постояли, посмотрели данное представление, и пошли опять по рыночным рядам.

Мы проходили мимо готовой одежды и не удержались, заглянули с Сонькой в эту лавку. Сонька рассматривала платья, их швы и секреты кроя. Понятно, что покупать мы не собирались ничего, но посмотреть, как это все было пошито, нам не запрещали. Я не удержалась и погладила красивый полушубок с вышивкой. Он бы мне пошел, но тратить деньги на него, мне было жалко. Оглядевшись и бессовестно пощупав все наряды, мы с Сонькой двинулись дальше.  Мы просмотрели ряды с посудой и разной кухонной утварью. Себе я не стала ничего покупать. Посуда у нас есть, для Соньки мы на приданное все нужное приобрели, для Лизки и Паулины еще пока рановато покупать. Поэтому тратить деньги на не нужные вещи я посчитала не целесообразным. Единственное, на что я потратила деньги, это на хороший нож. Это был даже не нож, а кинжал. Мне он очень понравился. Рисунок на нем напоминал дамасскую сталь. Даже Владимиру нож понравился. Он был в ножнах, но мне хотелось купить подарок своему мужу, и денег было не жалко. Приятно дарить подарки. Деньги у меня остались, я не стала бездумно тратить все, пришлось только докупить тонкой ткани, нужно будет пошить одежду малышу, когда он родится. Распашонок и ползунков в этом мире нет. Даже маленькая обувь ни делалась для деток. Придется все шить самой для своей девочки. Если не будет получаться, попрошу Соньку, она у нас мастер по пошиву одежды.

Мы еще погуляли по рынку, и пошли к телеге. Никита договаривался о  поставках железа к дому дяди. Мы с ним договорились, что он заберет наши заказы, а мы подождем его у Федора дома. Владимир, проводил нас домой, потом вернулся с парнем, который жил у дяди, и забрал своего и Никитиного коня. Мы решили полежать с Сонькой и отдохнуть перед дорогой, а то я так понимаю, что Никита решил загрузить телеги полностью и спать ночью будет негде.

День клонился к вечеру, а Никиты еще не было.

45 глава.

Ближе к вечеру приехал Никита и на телеге привезли другие наши заказы. Мы все сели поужинать и он сказал, что нам нужно завтра с утра купить еду на рынке в дорогу, и мы уедем.

- Никита, не обижай хозяина дома и меня как отца. Я понимаю, что если бы не беременность Лады, то я бы и в этот раз никого здесь не увидел в гостях. Ты никого не обременяешь, и я понимаю твое стремление не навязывать себя, но мы родня и ты мой сын и мне обидно, что ты не принимаешь от меня помощи. Давай с тобой договоримся, что в те редкие твои поездки на рынок, ты будешь делать радость старику и приезжать ко мне в гости и рассказывать ваши новости.

Никита нахмурился, посмотрел на меня и потом утвердительно махнул головой Федору.

- Ну, раз мы договорились, то корзинку с продуктами в дорогу Марьяна соберет от нас! И даже не думай отказываться!

- Нет!

- Так Никита, я обижусь! Стариков нужно уважать!

- Хорошо. Она успеет ее собрать пораньше, я хочу уехать ночью? Мы не будем нигде ночевать, поэтому будем ехать без остановки.

- Конечно, успеет! Вот порадовал старика!

Дальше он уже давал распоряжения Марьяне. Мы с Сонькой ушли спать, а Никита с Владимиром и парнишкой ушли все перекладывать и фиксировать все, чтобы не рассыпалось по дороге.

Утром меня разбудил Никита, мы с Сонькой быстро встали, собрались и спустились вниз. На улице было темно.

Федор заставил нас сесть и позавтракать. Как Никита не противился, но старик был не преклонен, а то, что он тогда не откроет ворота, вообще поставило Никиту в тупик, и он пошел за стол. Федор с улыбкой победителя прошествовал на свое место и сел завтракать вместе с нами.

После завтрака мы все расселись по своим телегам. Когда мы сели и Никита проверял как запряжены лошади, ко мне подошел Владимир. В одной руке у него была корзина с продуктами, а в другой какой-то кулек, который был завязан тканью и перевязан веревкой.

Я взяла у него корзину, поставила в сторону, и он протянул мне этот кулек.

- Возьми, это тебе.

- Что это?

- Пусть это будет подарок от меня.

- Я не могу это принять от тебя.

К нам подошел Никита:

- Что это?

- Это подарок от меня. Я ее спас и тебя расстраивал. Пусть это будет ей от меня. Не обижайся брат, но если бы я ее не спас, я бы себя сейчас очень сильно корил за это. До сих пор не могу в себя придти после того случая. Пусть она примет это от меня. Я это не покупал, это из моей лавки, поэтому мне это ничего не стоит.

«Вот хитрец! Как все повернул!» - подумала я. Никита нахмурился на слова Владимира и согласился. Тот с радостью мне передал свой кулек, потом повернулся к пареньку, махнул ему рукой и тот принес еще один, но поменьше.

- Это что?

-Это Соньке. Я ведь ее тоже спас.

Я вздохнула и махнула на него рукой. Что тут скажешь? Он схватил меня за руку и поцеловал ее. Я была в шоке, а если нас видит его жена из окна. Как ей бедной на это смотреть!

 Мы двинулись в путь. К Соньке в телегу погрузили факелы, так как нам придется часть дороги ехать в темноте. На выезде из города нас ждали еще несколько телег, Никита с ними сговорился еще на рынке. Поэтому путь назад мы преодолевали все вместе.

Дорога была тяжелая. Поздно ночью мы остановились, чтобы приготовить горячей еды и покормить и попоить лошадей. Мы, конечно, делали короткие остановки и по дороге, но спать никто не ложился. У всех были полные телеги и чтобы лечь спать, их пришлось бы разгружать, а спать на земле никто не стал. Все было проще. Мы привязывали коня к, впереди идущей, телеги и можно было хотя бы полусидя поспать в пути. Сонька менялась с Никитой местами для отдыха. Меня они берегли. Днем Сонька ехала на коне, ночью это делал Никита, потому что он еще и держал факел, чтобы освещать дорогу. Часть телег от нас осталось в поселках по дороге. Мы приехали на целый день раньше, чем, если бы мы останавливались ночевать, но мы были очень уставшие и практически, от самых ворот, смогли с трудом обмыться, поесть и завалились спать. Ярослав, Петр и девочки разгружали телегу без нас. Мы проспали практически до вечера и вечером, когда я проснулась, Никиты уже рядом со мной не было.

На кровати возле меня лежали два кулька, про которые я уже по дороге забыла, так как закинула их далеко назад. Мне стало любопытно, и я раскрыла свой кулек. Развернув, я ахнула. Там был тот полушубок, который я погладила в ларьке готовой одежды.

В этот момент в комнату вошел Никита. Я ему показала на полушубок.

- Никита, это ж дорого, я его видела на рынке.

- Моего брата не переделать, он любит подарки делать девушкам, если они ему нравятся. Но ты моя и я тебя никому не отдам.

Я обняла его, поцеловала и прижалась к нему щекой.

- Конечно твоя. Я жить без тебя не могу и хочу быть только с тобой и ни с кем больше!

46 глава.

Сонькину свадьбу мы сыграли через неделю после поездки. Прямо в ночь перед свадьбой выпал снег, да так много, что вместо телег, на свадьбу наряжали сани. На выкуп невесты приехали братья Никиты Иван и Павел, они очень сильно расстроились, когда мы им рассказали про Мишутку, но тут не принято долго горевать, иначе душа тревожится и ей там плохо.

Оказывается, парни не просто так приехали на свадьбу. У них тут появились невесты, и мы одну из этих девушек тоже пригласили на свадьбу, чтобы молодые могли познакомиться. А вторая невеста, оказалась, сестрой Ярослава. Так что свадьбы у нас не скоро закончатся. Жаль, что сестра Ярослава уедет из нашего поселка, она в последнее время сдружилась с Сонькой и очень много ей помогала.

Людей на свадьбе было не много, так как у Соньки рядом была только Северина и мы. У Ярослава тоже приехали родственники из ближайших поселков. Приехал старший брат и еще один брат из соседнего поселка. Битва за вынос жениха была на сватах знатная, я думала, что нам полдома разнесут. Ленты он, конечно, не разорвал, да и  вынести его удалось. Петр тоже помогал, как наш родственник, так что жениху пришлось Никите подарок дарить, так как отца у Соньки  - нет, и роль отца досталась Никите. Но он за свою «дочь», взял жениха на плечо и брал нашу дверь на таран. Я боялась, что покалечат жениха. Не знаю, как я выдержала эти сваты. Соньке он подарил украшение на шею, которое ему из города привез старший брат. Самое удивительное то, что оно мне напомнило тот браслет, который понравился Соньке. С такими же камешками и таким же узором.

Свадьба, несмотря, на холод на улице, пела и плясала, как говорится в одной советской песни. Мы поставили и накрыли стол у себя. У соседей взяли еще пару столов, так что место нам хватило всем. Несмотря на холод, хоровод и положенные танцы делали на улице и никто не замерз. Все плясали, поддавшись общему веселью и радости. Мы выставили на улицу для всех горячий чай и пирожки, чтобы любой желающий мог угоститься и согреться. Я удивилась, когда мою песню « Ой, мороз, мороз! Не морозь меня!», запели девушки, когда водили хоровод. Я пела песни вместе со всеми, и живот мне не мешал танцевать и водить хоровод. После шестого или седьмого раза, я уже не помню, сколько раз мы орали, не пели, а именно орали, эту песню, я охрипла, но радовалась этому как ребенок.

Стол нам помогли накрыть родственники Ярослава, так что он практически ломился от блюд. Здесь были моченые яблоки, огурцы и помидоры; квашеная капуста; запеченная рыба, птица и я делала запеченный рулет из мяса и сала; грибы соленые; много разных пирогов и запеканок с разными начинками, голубцы и т.д. и т.п.

Я еще не рассказала про один подарок, который был для нас сюрпризом.

Во втором кульке, который подарил нам Владимир, оказалось красивое белое платье с вышивкой. Сонька, когда увидела его, даже села от неожиданности. Мы все рассматривали платье и вышивку. Работа была очень дорогая и самое удивительное, что размер был Сонькин. Это платье наша невеста и надела на свадьбу. Когда мы вывели невесту на улицу в этом платье, весть поселок ахнул от того, какое платье на невесте. Белый платок, которым она была накрыта, удивительно сочетался с этим платьем. Я представила себе, с каким удовольствием на нее смотрел бы Владимир, ведь это от его платья все в таком восторге. Я даже предлагала Соньке надеть тот полушубок, который мне подарил Владимир, но она отказалась от него.

 Я, как хозяйка дома, и Северина, встречали жениха и его родных на крыльце нашего дома. Я держала хлеб, а она мед.  И выкуп за невесту, конечно, принес жених. Отец выделил ему небольшой сундук, в котором лежали в двух мешочках монеты и один мешочек с украшениями. Все это, хоть и назывался выкуп за невесту, но распоряжались они этим вместе. Это был, как стартовый капитал, новой семьи. Жених его заносил в дом и ставил на стол перед невестой. Она его убирала в свое приданое, которое на следующий день, после свадьбы, перевозили в дом жениха. В нашем случае, в новый дом Ярослава.

Самое интересное произошло до свадьбы, когда мы обсуждали приданное, собравшись за столом всей семьей, потому что на сватах мы должны были все это вынести и показать родственникам невесты. Мне Владимир привез козу с козленком. Этот козленок оказался тоже маленькой козой. До молока пока рановато, но я решила отдать этого козленка на свадьбу Соньке, в подарок. И когда я это на совете озвучила, какое же было мое удивление, когда я услышала от Лизки следующее:

- А нам с Петром на свадьбу, где мы козу возьмем? – у меня даже рот открылся от удивления. Я посмотрела на них обоих и поняла, что я не замечала, что они уже давно держатся рядом и Петр не спускает своих глаз с Лизки и помогает ей по дому. Даже Никита не заметил этого.

- Вам еще рановато думать девочка моя про свадьбу.

- Как это рановато? – разозлилась Лизка.- Ты меня хочешь оставить старой девой, чтобы меня никто в жены не захотел брать, и я осталась при тебе, как служка.

- Что за глупости, ты говоришь, Лиза? Вам еще рано про свадьбу думать!

- Так, вопрос про вашу свадьбу мы в этом году решать не будем.- Прервал нас Никита. – Посмотрим, как Петр будет работать следующий год, и тогда начнем думать про дом к вашей свадьбе. И раньше, чем мы поставим дом, свадьбы не будет. А сейчас мне Петр ответит: согласен он столько ждать и готов ли потом взять на себя ответственность за семью и жениться на Лизке?

Петр поднял на Никиту глаза, взял Лизку за руку и стал горячо ему мотать головой, что согласен.

- Вот и хорошо!- и посмотрел на меня очень выразительно, потому что я хотела ему возразить, что Лизка для свадьбы еще мала. Позже он мне в нашей кровати все объяснил, что раньше, чем через два года, он не женит их. Поэтому я успокоилась пока, а потом посмотрим, что будет дальше.

Сонька была довольна, про нее все говорили, и она наконец-то дождалась своей свадьбы с тем человеком, которого полюбила, а не с тем, за которого родные отдали. На следующий день, после свадьбы и брачной ночи, которую они провели в своем новом доме, Ярослав, вместе с Сонькой, приехал на телеге, за ее приданым. Мы все аккуратно погрузили, вещи носили Петр и Никита. Сонька получила свой новый медный чайник и они, вместе с Ярославом, поехали обустраиваться в свой новый дом.

Паулину, мы в тот же день, поселили в Сонькину комнату. Теперь она там хозяйка.

47 глава.

Зима была суровая, морозная и снежная. Мы практически сидели постоянно дома. А у меня, видно от того, что зимой я стала мало двигаться, очень быстро вырос живот, и стало тяжело ходить. Я кряхтела, как старая бабка, когда вставала с лавки. Не могла согнуться, чтобы обуться и мне казалось, что я очень похожа не бегемота и меня никто не любит. Поэтому Никита из молчаливого мужа превратился в разговорчивого по вечерам. Перед сном, он мне рассказывал истории из детства и гладил меня по животу и так мы лежали, пока не засыпали. Ребенок лез ко мне под бок, стоило мне лечь на бочок. Никите доставалось от нашей дочки. Она его постоянно била ножкой, но стоило ему начать говорить и гладить меня, дочь успокаивалась и засыпала.

До середины зимы были самые короткие дни. Рано темнело и очень поздно был рассвет.

Новый год здесь не принято праздновать, да и какой сейчас день или месяц никто не знал. Мы просто вставали и радовались новому дню. По каким- то своим приметам жители узнавали, что уже середина зимы и скоро придет весна. Мне хотелось уже весны, я устала кутаться, когда выхожу на улицу и хотелось, чтобы скорее закончилась темнота, и день стал больше.

Воск, что у нас оставался от свечей, я расплавляла и намазывала на плоские доски с выемкой, чем-то похожие на рамки для портретов. Потом на этих досках я вырезала буквы и записывала сказки. Днем, к нам приводили старших деток, и я учила их читать и писать. Поначалу детей приводили мало, потом уже в наш дом они не помещались и мы разделили их на классы и они приходили через день. У каждого была такая доска, и мы на ней учились писать, а потом и читать, кто что написал. Математику дети легче осваивали или я только математику могу преподавать. С чтением было трудней. Но мы упорно учили буквы и читали. Классы по - этому и разделила, что одни дети быстрее осваивали новые буквы, другие хуже. Петр, Паулина, Лизка и Сонька тоже учились у меня. Хуже всех училась Лизка, она противилась этому и не хотела учиться. Если бы не Петр, за которым она тянулась и хотела быть рядом, потому что он в свободное от учебы время пропадал у Никиты в кузне, она бы вообще на учебу не пошла. Сонька прибегала ко мне в свободное от домашних хлопот время, и мы с ней учили буквы и цифры. Она уже ждала малыша, как ей сказала Северина, это тоже будет девочка.

Вот так мои дни были заняты учебой. Я вспоминала сказки и записывала их на восковых пластинках. Но буквы были плохо на них видны, и читать было неудобно. Поэтому я, каждый раз, глядя на эти таблички, думала о том, что нужно попробовать сделать бумагу. Поэтому я набрала у столяра матерьяла и дома экспериментировала с измельчением. Петр мне помогал, когда они с Никитой возвращались с кузни. Мы за несколько дней измельчили эти волокна, которые мне удалось наскрести у столяра, и я их замочила в воде. Потом я несколько раз их разминала, чтобы они хорошо размочились и пропитались водой. В конце я заварила крахмал и залила этим клейстером  смесь, которую мы размельчили с Петром. На следующий день, когда все пропиталось этим клейстером, я постелила на сито ткань и разложила тонким слоем эту кашицу. Хорошо ее отжала и, накрыв другой тканью, поставила под грузом сушиться на печь. Мне нетерпелось посмотреть, что получилось у меня. Я через два дня достала всю эту конструкцию. Моя изобретенная бумага, приклеилась к ткани, и я ее аккуратно отделяла от нее. Да, это была бумага. Грубая, серая, плохо гнущаяся, но бумага. Я готова была прыгать от радости.

Я показывала свою бумагу всем, как будто это сокровище.

- Я видел книги. Уже напечатанные. Но чтобы кто-то сделал сам бумагу, такого я еще не видел. – Сказал мне Никита. Да, книги в этом мире были, но купить их мог не каждый. Писали на бересте или на дощечках с глиной, потому что позволить человеку портить бумагу не могли. Тем более детям. Даже документы до сих пор многие были на бересте.

- Откуда ты знаешь, как делают бумагу?- спросил меня староста, когда тоже пришел посмотреть на это чудо.

- Слышала рассказ одного человека, с которым общался мой бывший муж. И книгу он показывал, очень мне было интересно, он и рассказал, как она делается, а я решила повторить это.- Соврала я старосте. Не знаю, как ему еще можно, объяснить мои знания и умения. Он и так не понимал, откуда я умею читать и писать. Соврала, что муж учил, а Лизка маленькая была и не помнит этого, ведь меня отдали замуж рано.

Трюк с бумагой пришлось повторить. Зато теперь я могла на нее записывать свои сказки. Правда чернил не было, и я разводила уголь и им писала. Потом, вообще, я попросила Никиту сделать мне металлические буквы. Он сделал три штуки и просил показать для чего они мне. Я ему показала, как можно печатать текст. Я макала эти буковки в сажу, разведенной с водой до состояния густой каши, и делала на своей бумаге оттиск. Так получался текст. Потом он мне сделал все буквы и цифры. Это конечно заняло много времени, но это стоило того. За это время мы с Петром сделали уже листиков на две книги. Дети стали после этого с большим интересом учиться читать, так как только тому, кто старается, я давала текст на бумаге для чтения. Так скоро все дети уже умели по слогам читать и очень быстро складывать и вычитать. Вот умножение давалось не всем. Ну, а проценты, дроби, корни, синусы и котангенсы, я не смогу объяснить. И им это не нужно. Считать научились, читать научились, уже хорошо. Так протекали наши зимние будни, с учебой детей, я не заметила, как наступила весна. За зиму мне удалось напечатать много листов на хорошую книгу, но с весной это занятие пришлось прекратить.

С первыми птицами и первыми капелями у меня отошли воды и начались схватки. Моя дочь, решила, что ей пора увидеть этот мир.

48 глава.

Дочь моя появилась вечером. Северина и Сонька были со мной все это время. Как только она раскричалась на весь дом, Сонька побежала за Никитой, который все это время не приходил домой, потому что не мог слышать мои крики. Северина завернула ее мне в пеленки, которые Лизка нагрела на печке и подала мне мой кулечек в руки. На меня смотрели темные глазки, красное с белым пушком лицо, было таким пушистым и пахло чем-то родным, таким сладким, что хотелось этого ребенка целовать и обнимать. В груди разливалась любовь и счастье, что вот этот комочек со мной. Дочь кряхтела, пыталась высунуть ручку из пеленки и постоянно сгибала ножки, но не плакала, а казалось, что она всех разглядывает.

Никита забежал в дом, быстрее Соньки, склонился над нашей дочкой и поцеловал ее, потом посмотрел на меня, и я увидела, у своего хмурого мужа, слезы в глазах. Он обнял меня, поцеловал и мы так и сидели на кровати в обнимку, пока наш комочек не стал недовольно кряхтеть, а потом вообще раскричался. В комнату зашла Северина, посмотрела на меня и говорит:

- Ну что, ты забыла, что детей нужно кормить?

Она подошла ко мне и показала, как нужно прикладывать ребенка к груди. Я смотрела на свою дочь и не могла оторвать от нее глаз. Я вдыхала ее запах, целовала ее лобик, ручки, ножки, носик. Она была такая маленькая, хорошенькая.

Назвали мы дочку, как и мою маму, Анастасия. Староста у себя в документах пометил рождение в нашей семье ребенка и ее имя.

Для меня начались тяжелые, волнительные и самые чудесные дни. Работы прибавилось, так как еще и весна пришла, и нужно было заниматься огородом. Учебу детей пришлось отложить, но я им дала задание написать на нескольких дощечках, чем они занимаются, о чем мечтают и кем хотят работать.

В этом мире нет памперсов и не промокаемых одноразовых пеленок, поэтому я пропитала пеленку раствором, как делала с пологом для телеги и обернула ею матрас, чтобы его не сушить.

Ближе к лету в гости приехал Федор. На мое счастье, он приехал один, без Владимира. Владимир остался рядом с женой, она ждала ребенка, и Федор не разрешил ему оставлять жену одну. Я вздохнула с облегчением, наконец-то может Федор обратит внимание на жену и рождение ребенка их сблизит с Марьяной.

- Какая красавица у меня внучка!- улыбался Федор, качая на руках Анастасию. – А у меня внук родится! Верю, что Владимир мне наследника подарит! Будет наше дело продолжать! Будет с отцом на корабле ходить!

- Конечно, родится! Если дедушка хочет, то, конечно, родится внук! Так что скоро и в вашем доме будут бегать маленькие ножки!- поддержала я Федора. Он от гордости важничал, как будто внук уже родился, а не в животе у Марьяны.

Привез нам кучу подарков. Никите железа для его работы почти пол телеги. Муж хмурился на своего дядьку и просил взять деньги за железо, но дядька был не преклонен. Мне привез ткань для нарядов. А для Анастасии привез деревянную лошадку, чтобы она могла, когда вырастит скакать на ней и маленькую деревянную пирамидку. Пирамидка была аккуратно вырезана, отшлифована и расписана узорами, которые я видела на вышивках.

- А это тебе и внучке от Владимира.- Протянул мне кулек Федор.

- Простите меня, но не нужно вам было подарков от него привозить. Он и так мне проходу не дает, еще муж меня заподозрит в измене.- Сказала я Федору, когда мы остались одни, после обеда.

- Не обижайся, девочка! Я не знаю, что на Владимира нашло. Я тоже вижу, как он к тебе относится и рвался сюда поехать, но я не пустил. Вижу, что нет твоей вины в этом, но я обещал ему, что если он не поедет, то передам тебе и дочке подарок.

Я покачала головой и вздохнула.

- Меньше всего я хочу, чтобы он бросил Марьяну. Может рождение ребенка сможет их сблизить? Ситуация не простая и я не хочу от него внимания. Надеюсь, что время и расстояние вылечит его чувства. И может он излечится от этой его страсти.

- Не знаю девочка, чем ты его околдовала, но видно, что он скучает по тебе. Мне жаль мою невестку, хоть она и воспитывалась терпеть своего мужа. Но я хочу, чтобы мой сын встретил такую, как его мать. Ее отдали за меня по сговору родителей. Она горько плакала, не хотела за меня замуж. Младшую дочь отдают за человека ниже статусом ее семьи. Такие порядки, ты знаешь это и сама.

Я качнула головой, потому что знала, что здесь так заведено. Старшего ребенка можно отдать за того, кто статусом выше, а младшего тогда нужно отдавать наоборот - статусом ниже. Тогда будет равновесие в мире. 

- Я только сейчас понял, что именно муж должен жалеть свою жену, а не жена мужа. Главное, чтобы муж прикипел к жене и тогда он будет для нее все делать и в семье будет все хорошо.

- Какое спорное мнение. Лучше, конечно, чтобы они друг друга любили, но сохранить эти чувства бывает очень сложно всю жизнь.

- Интересно с тобой беседовать. Ты любого мужчину заинтересуешь.

- Вы смущаете меня. Мне нравится Никита, и другого мужа я не хочу.

- Ладно, не будем вести пустые беседы. Пойду в гости к свату схожу. Я и его семье подарки привез. – С этими словами Федор встал из-за стола и пошел в гости к старосте.

Федор погостил у нас несколько дней, внучку за это время с рук не спускал. Везде носил ее с собой! Очень хороший дедушка у Анастасии. Она так привыкла за эти дни к его рукам, что я после его отъезда положить ее назад в люльку не могла, она сразу начинала плакать. Для успокоения ребенка, Сонька предложила ее ко мне привязать. Тонкую ткань, обмотала вокруг меня несколько раз и завязала через железное кольцо. И получился кокон с ребенком на мне. Я такое видела у Индианок, что они носят так ребенка или в Африке женщины носят на себе детей маленьких. Носила я ее так до самой жары, а потом я уже выносила ее на улицу в люльке, потому что и ей и мне было жарко в этой повязке. Так мы и работали всегда рядом.

В один из дней стояла сильная жара. Никита, Петр и наш столяр пытались придумать комбайн по моим рисункам. Это конечно была не та техника, что мы привыкли видеть на поля. Я нарисовала принцип работы, а местные изобретатели уже придумывали, как это сделать. На улице было жарко и они, конечно, сняли стены, которые закрывали кузню на зиму, но постоянно горящая печь и жара, которая стояла просто удушающая не давала возможности вздохнуть. Я просила перенести все работы на вечер, чтобы они не перегрелись, но меня никто не слушал.

Я занималась на кухне обедом, когда в дом влетел Петр.

- Лада, Никита, ему плохо - он упал!

Я вылетела из кухни и понеслась бегом к кузне. Я видела, что он лежит на земле. Губы и лицо бледное. Я приземлилась рядом с ним. Послушала сердце, и я его не услышала. Он не дышал. Слезы потекли градом, я вспоминала, как делается искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Ждать помощи не откуда. Здесь нет скорой помощи.

- Помогай, чего стоишь!- Кричала я на Петра. Я как сумасшедшая считала вслух и делала. Уже не чувствовала рук, мне помогал Петр. В этот момент ко мне подлетела Северина. Она провела рукой по Никите, посмотрела на меня.

- Все, Лада! Остановись!- кричала она мне. Меня за руки схватил Петр и пытался оттащить от Никиты, я вырвалась из его рук и кинулась на него опять.

- Очнись, Никита! Очнись! Не бросай меня! - кричала я ему и била его в грудь, со всей силы.

Эпилог

Я шла вдоль реки, мои босые ноги утопали в мокром песке. Было тепло, солнышко светило ярко, и я смотрела на реку, как на ней переливаются отблески от солнца. В одной руке я держала туесок, в котором на листьях лежала собранная земляника, в другой, я держала свою дочь за руку. Она мне помогала собирать ягодки в лесу.

Мы шли вдоль речки в сторону дома. Рядом с нами шла Сонька. У нее, как в слинге, спал малыш в большой тонкой полоске ткани, которая была завернута вокруг тела и завязана на плече. Она держала его одной рукой, а другой несла такой же туесок с ягодами. Ее дочка бегала вокруг нас и собирала камешки, которые находила в песке.

- Анастасия, иди, побегай с маленькой Ладушкой. Побросайте камешки в воду.

- Тебе Северина уже сказала, кто у тебя родится? – спросила у меня Сонька.

- Да, мальчик будет.

- Вот хорошо! Папа будет рад сыну!

- Да, точно. У нас больше Анастасия ждет, когда родится мальчик. Ей хочется себя почувствовать старшей сестрой и заняться его воспитанием. Строгий будет воспитатель.

- Как дела у Лизки?

- Лизка командует Петром, как будто это она хозяин дома. Петр восстановил дом свои родителей, и они поедут жить туда. В той деревне он будет работать кузнецом. К нему приезжают из дальних деревень уже. Там пришлось вырыть колодец прямо возле дома, потому что ему нужна постоянно холодная вода для работы. Печку, как у вас сделали. Умывальник Лизка сказала, позже сделают. Там пришлось много чего в доме восстанавливать, и они решили кухню отдельно вывести и там уже сделать раковину. Скорее всего, в этом году, будем свадьбу праздновать. Петр уже практически там пропадает, потому что появились заказы, а Лизка боится, что уведут жениха. Так что праздника Матери Земли мы не дождемся. Наверно, Лизка через месяц уже заявит о свадьбе.

Сонька покивала мне головой утвердительно. Навстречу нам шла Северина со своей дочкой. Они шли в соседнюю деревню и по дороге, как всегда, собирали лечебные травки.

- Как вы себя чувствуете?- спросила нас Северина. Мы ей улыбались и кивали, что у нас все хорошо. Я ее очень редко видела, потому что мы в этот раз травку для сохранения плода не пили, и ей не приходилось ко мне бегать и проверять меня. Она по привычки подошла ко мне, провела рукой по животу и улыбнулась:

- Ох, боец растет! –  похлопала меня по плечу, и они очень быстро пошли с Марией дальше.

Мы продолжили свой путь домой. Дома нас ждала Паулина, потому что Лизка ушла к нашей соседке проверять своего теленка. Она хотела, чтобы у нее была корова, и мы договорились с соседкой о покупке у нее теленка, это было дешевле, чем корову купить, а Лизка была очень экономной девушкой у нас. Вот и проверяла теленка, пока он маленький, но мы его уже скоро должны были забрать к себе.

Отпустив дочь гулять на площадку, которую жители сделали не далеко от нас, я занялась обедом.

На площадке сделали горку, песочницу, качели и даже небольшую беседку с лестницами, чтобы можно было наверх залазить. Староста противился, но мне удалось его уговорить. Он больше поддался на уговоры из-за любопытства, что бы посмотреть, что еще я такого придумала. В каждом доме практически был умывальник с раковиной. Владимир занимался поставками краников, правда цена на них была высокая, но нашему поселку он давал скидку пока. Перепродавать не разрешал и просил старосту за этим следить. Заказы на краники тоже шли через старосту, он знал, кому и когда делают умывальник.

Я приготовила обед, завернула миску в полотенце и понесла своему любимому мужу. Он как всегда был на своем рабочем месте. Ничего его не могло заставить расстаться с любимым делом.

С того дня, как я чуть не потеряла его, мы очень сильно привязались к друг другу. Я поняла, что мне не нужны какие-то деньги, дома, заработки. Я хочу тихой спокойной жизни вот здесь, рядом с ним.

Тот день я даже боюсь вспоминать, он стерся в памяти сразу, как только вздохнул Никита и открыл глаза. Я смотрела на него, а он на меня и молчал. Северина даже расплакалась:

- Дозвалась, Лада! Ты его дозвалась!- кричала она мне. А я пошевелиться не могла. Я была в таком шоке и ступоре. У меня просто текли слезы без остановки из глаз. Я сидела на коленях и смотрела на него, боялась поверить в то, что все получилось и это мне не чудится. Потом для меня начались месяцы кошмаров, я постоянно просыпалась по ночам и слушала его дыхание. Я боялась уйти куда- нибудь и вернуться тогда, когда уже будет поздно. Я не ела, не спала. Пока он мне в один день не сказал:

- Лада, ты ничего не сможешь сделать, если что-то случится. Успокойся. Ты мне нужна живой, а так я тебя потеряю, потому что ты ничего не ешь и не спишь совсем. Я себя хорошо чувствую, перестань беспокоиться, со мной ничего не случится. Ты мне нужна и нашей дочке.

Он поцеловал меня и обнял. И очень долго крепко держал в объятьях. Я так боялась его потерять после того случая, что мне хотелось теперь быть рядом с ним все время, а то вдруг это последний день, когда мы вместе. Но прошло время. Я успокоилась. Теперь не вскакиваю по ночам и не бегу проверять, где он и куда пошел. Если слышу звон в кузнице, то спокойно занимаюсь своими делами. Но не разрешаю ему перерабатывать и заставляю отдыхать больше. Северина проверила Никиту руками, сказала, что ничего опасного нет, но поберечь себя можно. Прописала ему какие-то отвары с травками для укрепления сердца, сказала, что ему нужно больше спать и есть больше овощей.

Никита, Петр и столяр создали у себя необычный комбайн, он был деревянный, с такими спереди палками как грабли, а дальше все переходило в деревянный короб. Как это работала мне сложно описать, но первый сбор урожая произвел фурор. Все смотрели на чудо машину, а не занимались сбором хлеба. Староста всех гонял по полю, чтобы работали. Потом он попросил Никиту и Петра ставить эксперименты на поле, где зерно выросло низкое, и никого нет, чтобы не отвлекать людей от работы. Вот так в наше поселение пришла механизация. И теперь сбор урожая идет быстрее и этот комбайн у нас арендуют другие поселки.

Мы с Сонькой и другими женщинами нашего поселка, увеличили производство шерстяных носков, шапок, шарфов и верхней одежды. Это позволила многим в нашем поселке улучшить условия жизни. Некоторые семьи смогли себе сделать  ремонт в домах и вставить стекла в окна. Поселок стал выглядеть солиднее и богаче. Но староста теперь чаще решал спорные вопросы и наказывал всех финансово, а не розгами. Так что даже здесь был прогресс у нас.

Книг я практически не печатала. Это мое хобби, я им занималась, когда у меня было время. Но у какой мамы, да еще и в поселке, где много дел по хозяйству, есть время. Этим увлеклась Паулина. Она меня просила рассказывать сказки и сама их аккуратно печатала, а потом читала на площадке детям. Она и читать их стала учить, вместо меня, и писать. Теперь у нас есть учительница в поселке. Она же и приглядывала за малышами на площадке, куда все мамочки, стали приводить своих малышей. Вот так наша жизнь спокойно текла в поселке.

У Владимира с Марьяной родился сын, но как сложилась их жизнь - это уже другая история.



Файл создан в Книжной берлоге Медведя by ViniPuhoff

КОНЕЦ.

Оглавление

  • 1 глава.
  • 2 глава.
  • 3 глава.
  • 4 глава.
  • 5 глава.
  • 6 глава.
  • 7 глава.
  • 8 глава.
  • 9 глава.
  • 10 глава.
  • 11 глава.
  • 12 глава.
  • 13 глава.
  • 14 глава.
  • 15 глава.
  • 16 глава.
  • 17 глава.
  • 18 глава.
  • 19 глава.
  • 20 глава.
  • 21 глава.
  • 22 глава.
  • 23 глава.
  • 24 глава.
  • 25 глава.
  • 26 глава.
  • 27 глава.
  • 28 глава.
  • 29 глава.
  • 30 глава.
  • 31 глава.
  • 32 глава.
  • 33 глава.
  • 34 глава.
  • 35 глава.
  • 36 глава.
  • 37 глава.
  • 38 глава.
  • 39 глава.
  • 40 глава.
  • 41 глава.
  • 42 глава.
  • 43 глава.
  • 44 глава.
  • 45 глава.
  • 46 глава.
  • 47 глава.
  • 48 глава.
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики