КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Невеста Льва (fb2)


Настройки текста:



КОННИ МЭЙСОН Невеста Льва РОМАН

Пролог

Нортумбрия, Англия, 1067 год


Зловещие кроваво-красные полосы окрасили край темного неба, возвещая о наступлении нового дня, несущего горе и беды. У Арианы Краймер были дурные предчувствия, которые, как она знала по опыту, обязательно сбудутся. Даже если бы девушка не получила известия от гонца, посланного Вильгельмом Завоевателем, она не сомневалась бы в том, что их ожидают несчастья.

Ариана застыла на верхней площадке крепостной стены, возведенной ее отцом, и тоненькая фигурка четко вырисовывалась на фоне алого предрассветного неба. Найл Краймерский, отец Арианы, был предусмотрительным человеком и построил в своих владениях настоящую крепость по образцу франкских замков, с мощной каменной стеной и внутренним двориком, а не просто жилой дом, как это делали другие землевладельцы. Крепость, это редкое явление в Англии, полностью оправдала себя. Обстановка на границах Нортумбрии, которой постоянно грозили захватчики, была неспокойной.

Ариана напряженно вглядывалась в даль. Получив известие о гибели отца и трех своих братьев в битве при Гастингсе, она поняла, что настал ее черед встать на защиту родового замка. Завоеватель действовал стремительно и напористо после одержанной победы. Он отбирал земли у сакской знати и передавал их нормандским рыцарям, которые сражались на его стороне и доказали ему свою преданность. Ариана не сомневалась, что очень скоро очередь дойдет и до Нортумбрии. Этот ублюдок Вильгельм Завоеватель обязательно обратит свой взор на север страны и попытается захватить их богатые земли. Его появление здесь было вопросом времени.

— Идет! Лайон идет! — закричал Кин, сенешаль Арианы, стоявший неподалеку от нее.

Ариана быстро повернула голову в том направлении, куда он указывал. Поправив пепельные волосы, волной рассыпавшиеся по ее плечам, она вгляделась в даль и увидела на востоке, там, где горизонт был окрашен в кроваво-красные тона, войска Лайона, появившиеся как по мановению волшебной палочки. Сам Лайон восседал на огромном вороном жеребце, его воины медленно приближались к Краймеру.

Тем временем взошло солнце, и его золотистые лучи осветили окрестности. Ариана увидела, как сияет украшенный бронзовыми накладками шлем на голове Лайона. Этот блеск слепил ей глаза.

— Посмотрите, какое огромное войско он привел с собой! — озабоченно хмурясь, воскликнул сенешаль.

Верный слуга Арианы ничуть не преувеличивал. Лайон действительно собрал целую армию преданных ему рыцарей и наемников, одетых в доспехи и хорошо вооруженных. Ариана презрительно хмыкнула. Лайон хотел запугать ее. Неужели он ожидал, что четырнадцатилетняя девчонка с горсткой рыцарей и слуг окажет ему сопротивление?

Ариана следила за приближением норманнов с сильно бьющимся от волнения сердцем. Вильгельм Завоеватель высоко ценил Лайона, этого неукротимого воина, и награждал его самыми плодородными и богатыми землями.

Теперь Ариана могла хорошо рассмотреть Лайона. Его шлем был снабжен защитной маской, закрывавшей верхнюю половину лица. Поверх кожаной туники Лайон носил длинную кольчугу, узор которой свидетельствовал о том, что этот человек принадлежит к нормандской знати. В левой руке он держал металлический пятифутовый овальный щит, очень тяжелый и громоздкий. На боку боевого скакуна в кожаном чехле висели копья со стальными наконечниками. В правой руке Лайон сжимал длинный обоюдоострый меч, с которым мог управиться только такой исполин, как он. Все это походило на намеренную демонстрацию силы и раздражало Ариану.

— Его облик внушает страх, не правда ли, миледи? — услышала Ариана рядом с собой скрипучий голос и вздрогнула от неожиданности.

Она и не заметила, как к ней подошла колдунья Надия.

— Говорят, что Лайон, как и его господин, Вильгельм Завоеватель, незаконнорожденный, — продолжала Надия. — Говорят также, что он еще очень молод. Ему всего двадцать два года, а он уже ни в чем не уступает Вильгельму. В бою Лайон отважен и свиреп. Ходят слухи, что когда Лайону было всего лишь восемнадцать лет, он спас во время одного из сражений жизнь своему повелителю. За свои подвиги и отвагу он удостоился титула Лайона Нормандского.

— Как жаль, что его не убили в одной из многочисленных битв, в которых он участвовал, — задумчиво промолвила Ариана. — Замок Краймер принадлежит мне, и я не желаю его уступать. Вильгельм не имеет никакого права отбирать мои земли и дарить их своим рыцарям.

— Но вы — всего лишь ребенок, дитя малое, и не сможете удержать в своих руках Краймер. Норманны — серьезные враги. Кроме того, на Нортумбрию зарится король Шотландии. Малькольм непременно попытается отобрать у беззащитной девочки ее владения.

Ариана бросила на Надию сердитый взгляд.

— Скажи, Надия, на чьей ты стороне? И что ты вообще здесь делаешь? Я не звала тебя сюда. Зачем ты явилась к нам, покинув свою лесную хижину? Или ты думаешь, что Лайон Нормандский не захочет терпеть колдунью в своих новых владениях, и потому решила нам помочь?

Ариана, обладавшая вспыльчивым характером, не собиралась обижать старуху, но слова Надии задели ее за живое. Все знали, что колдунья жила в лесу и лишь изредка наведывалась в замок. Ее услугами в основном пользовались женщины. Надия лечила их от бесплодия, а тем, кто беременел слишком скоро после родов, помогала избавиться от плода. Говорили, что колдунья владела как белой, так и черной магией. Надия умела насылать порчу на людей и помрачать их сознание.

Ариана не верила нелепым слухам, которые распространялись в округе о Надии, она считала старую женщину хорошей знахаркой, разбиравшейся в целебных травах. Надия действительно не раз излечивала тяжелобольных в замке Краймер. Ариана многому научилась у нее. Надия знала, что дочь владельца замка наделена даром предвидения и прорицания.

Провидческий дар Арианы проявился очень рано, еще в детстве. Но мало кому было известно о нем. Однако от Надии трудно было что-либо скрыть. Мать Арианы тоже, конечно, знала о необычных способностях дочери. Перед смертью она наказала ей держать свой талант в тайне, поскольку люди могут обвинить ее в колдовстве и сжечь как ведьму. Ариана неукоснительно следовала совету матери.

— Лайон Нормандский никого не боится, — сказала Надия. — Разве под силу краймерской ведьме остановить его? Нет, Ариана, я пришла сюда не для того, чтобы помочь вам защитить замок от захватчиков. Я явилась, чтобы уберечь вас, дитя мое, от этого дикого зверя. Вы только посмотрите на него, — Надия показала скрюченным пальцем на скакавшего впереди войска предводителя в блестящих доспехах, — имя Лайон очень подходит ему! Вы согласны?

Ариана внимательно пригляделась к Лайону Нормандскому, и в ее душе шевельнулся страх. Он действительно напоминал хищного зверя. Высокий и мощный, Лайон Нормандский казался непобедимым воином. Забрало шлема скрывало его лицо, но Ариана могла представить застывшее на нем выражение ярости. Оно, должно быть, было изуродовано многочисленными шрамами.

* * *
Подскакав к воротам замка Краймер, Лайон Нормандский и его воины остановились. Лайон окинул внимательным взором крепость, которая, как он считал, теперь принадлежала ему на правах завоевателя этой земли. Хорошо укрепленный замок с барбаканом — навесной башней — был возведен на холме и окружен рвом. Лайон впервые видел такую крепость в Англии, хотя подобные сооружения были обычным явлением для Нормандии.

Да, щедрый подарок. Лайон не смог бы рассчитывать на него, если бы не спас жизнь Вильгельму Нормандскому во время одного из походов в Мене.

Будучи незаконнорожденным, Лайон мог стать крупным землевладельцем, лишь женившись на богатой наследнице. То, что он являлся внебрачным ребенком, наложило отпечаток на всю его жизнь. Сознание своей неполноценности озлобило и ожесточило Лайона.

Ему было достаточно одного взгляда, чтобы оценить все преимущества подаренной Вильгельмом крепости. Это было мощное фортификационное сооружение, защищавшее богатые плодородные земли. Лайон заметил, проезжая по близлежащим деревням, что люди здесь живут хорошо.

Он еще раз поднял глаза и взглянул на главную башню. На верхней площадке Лайон заметил девушку с серьезным бледным лицом и, ухмыльнувшись, поклонился ей. Конь затанцевал под ним, почувствовав движение всадника. Девушка тут же спряталась за зубец. Лайон повернулся к воротам крепости, снял шлем и замер, дожидаясь, когда опустят разводной мост. В его черных волосах играли солнечные блики.

Кин внимательно посмотрел на Ариану.

— Каково будет ваше решение, миледи? — с мрачным видом спросил он.

— Опускайте мост, — вздохнув, распорядилась Ариана, понимая, что сопротивление бессмысленно. — Я сейчас спущусь, чтобы приветствовать нового владельца замка Краймер, хоть мне и хочется всадить ему нож в сердце.

— Будьте осторожны, Ариана, — предостерегла ее Надия скрипучим голосом. — Лайон не будет с вами церемониться, он не отец вам и не брат. Не забывайте, что этот человек — рыцарь Вильгельма Завоевателя и всегда будет хранить верность своему господину. Он выполнит любой его приказ, помните об этом.

— Я сделаю все, что в моих силах, — промолвила Ариана. Она была не по-детски умна и прозорлива, несмотря на свой юный возраст. — Я покину замок и переберусь к своему жениху, Эдрику Блэкхиту.

Проехав по опущенному разводному мосту, Лайон миновал ворота и оказался во внутреннем дворе крепости. Здесь его встречала Ариана. Остановив лошадь, Лайон спешился, повесил щит и вложил меч в висевшие у седла ножны. Повернувшись наконец к бывшей владелице замка, он поклонился ей скорее насмешливо, чем учтиво. Его удивила молодость Арианы. Перед ним была девочка, не успевшая еще превратиться в женщину. Лайон не предполагал, что наследница, которой досталась эта крепость, будет столь юной. Вильгельм ничего не сказал ему о возрасте Арианы Краймер.

— Я знал, что вы молоды, леди Ариана, — промолвил Лайон, — но не ожидал увидеть девочку, совсем ребенка, недавно игравшего в детской под присмотром няни.

— Я достаточно взрослая для того, чтобы понимать, кто мой друг, а кто враг, — с вызовом сказала Ариана. — Вы прибыли для того, чтобы отобрать мои земли.

Лайон окинул девушку оценивающим взглядом. Он видел, что в недалеком будущем Ариана расцветет и превратится в настоящую красавицу. Уже сейчас в ней ощущались очарование и внутренний скрытый огонь. В один прекрасный день Ариана Краймер станет прекрасной грациозной женщиной, обладающей несравненной прелестью. Но сейчас это был гадкий утенок, зеленые глаза которого пылали ненавистью.

— Нет, юная леди, вы ошибаетесь, — заявил Лайон. — Напротив, я явился сюда, чтобы защищать ваши владения от тех, кто захочет покуситься на них. На ваши земли грозят напасть шотландцы, они уже собирают силы на границах Нортумбрии. Но наш король Вильгельм мудр и добр. Он знает, что девочке не под силу защищать свои владения от жадных захватчиков. Поэтому великодушный король Вильгельм подарил мне замок Краймер, чтобы я защищал его от набегов противника. Так мне была оказана великая честь оберегать ваши земли.

— Норманны убили моих отца и братьев, — возразила Ариана. — Вильгельм Завоеватель — ваш король, а не мой. Он подарил вам мой замок, а как, интересно, он собирается распорядиться моей судьбой? Может быть, он хочет изгнать меня из дома и заставить жить с рабами?

— Берегитесь, Ариана, — тихо бросила ей проходившая мимо Надия. — Вы можете попасться в ловушку, хитро расставленную Лайоном.

Ариана пропустила ее замечание мимо ушей. Она не сводила глаз с Лайона. Ярость и обида на этого человека за то, что он явился сюда, чтобы отобрать у нее родовое гнездо, построенное отцом и оставленное ей в наследство, мешали Ариане трезво оценить обстановку. Девушка не замечала красоты стоявшего перед ней воина. А он действительно был обаятельным мужчиной с иссиня-черными волосами и синими глазами. Правильные черты лица придавали ему сходство с античным божеством. Лайон был хорошо сложен, закален многочисленными военными походами, а годы тяжелого детства ожесточили его натуру. Лайон привык отстаивать свои интересы и никому не давать спуску.

— У вас острый язычок, юная леди, — заметил он. — В сражении при Гастингсе было много жертв. Неужели вы думаете, что Вильгельм не скорбит по тем, кто пал на поле боя?

Ариана бросила на собеседника презрительный взгляд.

— Ваш Вильгельм — отвратительное грязное животное, — заявила она. — А вы — его прихвостень.

Это было открытым оскорблением. Ариана не подозревала, что играет с огнем. Лайон был вспыльчив и скор на расправу. Если бы он не считал ее неразумным ребенком, то убил бы на месте за такие слова. На свете было немного людей, способных бросить в лицо Лайону Нормандскому такую дерзость. Ничего не сказав Ариане, Лайон резко повернулся к своему оруженосцу.

— Где священник? — спросил он. — Пришлите его сюда.

Белтейн Смелый, красивый молодой рыцарь, поворотил коня и поскакал на поиски священника, который сопровождал войско Лайона от самого Лондона.

— У нас в Краймере тоже есть священник, — сообщила Ариана. — Если хотите, я позову его.

— Не надо, юная леди. Вильгельм прислал своего духовника ради такого случая.

Мурашки побежали по спине Арианы от недобрых предчувствий.

— Ради какого случая? — спросила она.

— Этот священник должен сочетать нас законным браком, леди Ариана, — сообщил Лайон.

Потрясенная этой новостью до глубины души, Ариана ахнула. Гонец, явившийся к ней от Вильгельма, ни слова не сказал о помолвке или свадьбе. Он сообщил только о том, что Краймер переходит к Лайону Нормандскому, верному рыцарю Вильгельма, за большие заслуги и что новый владелец скоро прибудет в замок.

— Но это невозможно! — возразила Ариана. — Я уже помолвлена с Эдриком Блэкхитом. Мы должны пожениться, когда мне исполнится шестнадцать лет.

— Вильгельм отменяет эту помолвку, вам надлежит выйти замуж за меня. Хотя, честно говоря, я не горю желанием обзаводиться семьей. Тем не менее я исполню волю Вильгельма.

Кровь отхлынула от лица Арианы, и она побледнела как смерть.

— Нет… — прошептала она дрожащим голосом.

Она с детства была обручена с Эдриком и знала, что станет его женой. Ариана привыкла к этой мысли и не представляла себе, что может выйти замуж за другого человека. Эдрик был симпатичным юношей, и Ариана верила, что сможет полюбить его.

— Я должна выйти замуж за Эдрика, лорда Блэкхита, отец которого погиб в битве при Гастингсе, — твердо завила Ариана.

— Эдрик присягнул на верность Вильгельму, — сказал Лайон, испытывая чувство жалости к этой беззащитной девочке, жизнь которой круто изменил Завоеватель. — Он не пойдет против воли своего сюзерена. Никто не осмеливается перечить Вильгельму. В награду за покорность лорд Эдрик сохранил свои владения.

Услышав слова Лайона, Ариана застыла словно громом пораженная. Она поняла суть коварных замыслов Вильгельма. Он решил выдавать богатых наследниц замуж за своих рыцарей и тем самым постепенно заменять знать саксонского происхождения норманнами. Ариана стала заложницей этой политики Завоевателя. Ее хотели выдать замуж за одного из нормандских воинов, стяжавших славу на службе у Вильгельма. Впрочем, возможно, это был не худший вариант для Арианы. Лайон Нормандский не будет сидеть дома, и Ариана получит возможность заниматься тем, чем сочтет нужным в его отсутствие. Муж, вечно находящийся в военных походах, не будет сковывать ее свободу. Однако Ариана не собиралась так просто сдаваться.

— Эдрик знает о том, что я женюсь на вас, и не возражает, — сказал Лайон.

Зеленые глаза Арианы вспыхнули гневом.

— Вы лжете!

— Нет. Я же сказал, что лорд Эдрик принес Вильгельму присягу на верность. Куда запропастился этот священник?

— Я здесь, милорд! — воскликнул запыхавшийся мужчина, появившийся из арки ворот. — Вы уже сообщили девушке о предстоящей свадьбе? Надеюсь, она согласна вступить с вами в брак?

Толстый священник, одетый в коричневую сутану, бросил вопросительный взгляд на Ариану и нахмурился, увидев на ее лице недовольное выражение.

— Она согласна, святой отец, — промолвил Лайон, — у нее нет другого выхода. Мы обвенчаемся в часовне через час.

Ариана пришла в ужас.

— Нет! — вскричала она.

— Я жду вас через час, — заявил Лайон и направился в дом.

Слуги расступались перед ним и поспешно прятались. Никто не хотел вызвать на себя гнев Лайона Нормандского. Он тем временем попросил сенешаля показать ему покои владельца замка.

Ариана окликнула стоявшую в стороне колдунью.

— Что мне делать, Надия? — спросила она, когда старуха приблизилась. Голос девушки дрожал от еле сдерживаемых слез.

Колдунья ничего не ответила. Внимательно взглянув на нее, Ариана заметила, что Надия находится в состоянии, похожем на транс. Через несколько минут взгляд колдуньи прояснился, и она заговорила глухим, загробным голосом:

— Берегитесь этого зверя, Ариана. Даже если вам удастся приручить его, вы можете надорвать свое сердце. Я вижу, что впереди вас ждут черные дни, месяцы и годы… Но вы должны выйти за него замуж. Ваше будущее связано с Лайоном Нормандским.

Ариана хотела что-то возразить, но не посмела, решив покориться судьбе.


Свадьба походила на фарс. Когда подошла очередь Арианы давать клятву у алтаря, Лайон, не дав ей рта открыть, сделал это за нее. Он не сомневался в своем праве принимать за нее решения. Вильгельм приказал Лайону жениться на Ариане, и поскольку Лайон был его верным вассалом, он безропотно подчинился его приказу.

Ариана не стала переодеваться, отправляясь в часовню. Она явилась на церемонию бракосочетания в том, в чем стояла на верхней площадке крепости, — в поношенном платье и видавшей виды накидке. Это была ее маленькая месть.

Правда, Лайон тоже не стал наряжаться. Он только снял свою кольчугу. Его мощная фигура производила сильное впечатление на Ариану. Она побаивалась его. Широкие плечи, крепкая грудь, обтянутая кожаной туникой, сильные руки не могли не внушать страх. Это был свирепый, закаленный в боях воин. Шерстяные штаны плотно облегали длинные мускулистые ноги, обутые в нормандские сапоги, достигавшие колен. За плечами Лайона развевался короткий плащ, сколотый на груди золотой фибулой, украшенной драгоценными камнями. Наряд дополнял широкий кожаный ремень с красивой пряжкой. На нем висел кинжал с изогнутым клинком и украшенной драгоценностями рукоятью. Золотая фибула и этот кинжал были подарками Вильгельма.

Церемония венчания была короткой. Как только священник объявил их мужем и женой, Лайон повернулся к Ариане и поклонился.

— Дело сделано, миледи, — заявил он. — Давайте я провожу вас в ваши покои.

И он предложил ей руку, но тут вмешалась Надия, которая все это время стояла в темном углу часовни с задумчивым видом. Бросившись к молодоженам, она встала у них на пути.

— Нет, милорд, вам рано спать с этой девочкой! — воскликнула колдунья. — Она не созрела для любовных утех. У Арианы еще не начинались месячные. Вы не сможете зачать с ней наследника!

Ариана готова была провалиться сквозь землю от стыда. Она покраснела до корней волос. Лайон бросил на Надию презрительный взгляд.

— Неужели, старая карга, ты думаешь, что я стану спать с этим невинным ребенком? Я хочу проводить ее в покои и попросить собраться в дорогу. Мы уезжаем.

— Уезжаем? Куда? — забеспокоилась Ариана.

— Мне нужно срочно вернуться в Лондон. Вильгельм собирается ехать в Нормандию, к жене и детям, и я должен сопровождать его. А вас я оставлю в монастыре Сент-Клер. Надеюсь, монахини научат вас смирению и повиновению. Кроме того, там вы будете в полной безопасности.

Ариану охватил ужас.

— Нет, — дрожащим голосом возразила она. — Я не смогу жить в монастыре. Я умру там от тоски! Разрешите мне остаться в Краймере, я буду следить здесь за порядком и заниматься хозяйством в ваше отсутствие.

— Я оставлю здесь надежного человека, сэра Гая. Он будет управлять имением. Кроме того, в его распоряжении будет находиться большой отряд закаленных в бою воинов, которые смогут защитить крепость от захватчиков. Ваш сенешаль заверил меня, что с замком все будет в порядке. Надеюсь, Вильгельм скоро отпустит меня со службы и я поселюсь в Краймере.

— А как же я? Что будет со мной?

Лайон окинул Ариану оценивающим взглядом.

— Когда-нибудь мне понадобится жена, а до тех пор вы будете жить в монастыре.

Ариана пришла в ярость.

— Нормандский ублюдок! Мясник! Да я лучше сгнию в монастыре, чем стану вашей женой! — воскликнула она и, гордо вскинув голову, взбежала по крутым каменным ступенькам на верхний ярус башни, где располагались ее покои.

Лайон задумчиво посмотрел ей вслед. Он понял, что настанет день и эта строптивая девчонка превратится в темпераментную, страстную женщину, готовую к любовным утехам. Лайон надеялся, что ему доведется пробудить в ней пламя первой страсти и научить ее искусству любви.

Представив рядом с ней другого мужчину, Лайон почувствовал, как его сердце сжалось от ревности. Это был инстинкт собственника, ранее неведомый ему. Лайону захотелось, чтобы поскорее пришло то время, когда он сможет насладиться прекрасным телом своей юной невинной жены.

Глава 1

Тауэр, Лондон, 1072 год


Вильгельм Завоеватель построил эту башню сразу же после своего вступления в Лондон в лето 1066 года от Рождества Христова. Ее возвели из земли и бревен в юго-восточном углу старой римской крепости, возвышавшейся над Темзой. С нее открывался прекрасный вид на новые владения норманнов.

Лайон Нормандский внимательно следил за выражением лица Вильгельма, сидевшего за столом и нетерпеливо барабанившего пальцами. Судя по всему, Завоеватель был чем-то сильно взволнован. Лайон понятия не имел, зачем его вызвали к королю, но предполагал, что он и его люди понадобились Вильгельму для подавления очередного восстания, вспыхнувшего в королевстве. В 1068 году против Вильгельма подняли мятеж, в котором участвовали недовольные политикой короля саксы. Восстание началось с нападения на гарнизон в Йорке, где была устроена настоящая резня. От рук восставших погибли более трех тысяч норманнов. Вильгельм действовал, как всегда, стремительно. Он вошел в Йорк и опустошил всю местность вплоть до реки Тис.

Лайон, как обычно, сопровождал Вильгельма в этом походе и свирепо искоренял неповиновение, орудуя своим смертоносным мечом. Потом он участвовал еще в нескольких военных походах против захватчиков, покушавшихся на новые владения Вильгельма. Лайон готов был скакать когда и куда угодно по первому зову своего короля.

Вильгельм подозвал Лайона поближе к столу. Судя по выражению его лица, Завоевателя тяготила какая-то мысль.

— Пора Лайону возвращаться в свое логово, — наконец заговорил он. — Вы нужны мне в Краймере. Мои шпионы сообщают, что король Малькольм Шотландский сговаривается с сакскими баронами. Малькольм всегда отличался алчностью. Ему хочется расширить границы своих владений, и поэтому он ищет союзников в моих землях.

Лайон задумчиво посмотрел на Вильгельма. Последнее время король был чернее тучи. Он понимал, что со всех сторон окружен врагами. Чтобы удержать завоеванные владения, ему приходилось по всей стране возводить мощные замки и крепости, но строптивые саксы не прекращали сопротивления.

— Вы хотите, чтобы я удалился в Краймер, сир? Вам больше не нужна моя помощь? — спросил Лайон.

— Очень нужна, но в Краймере вы принесете больше пользы. Я надеюсь на вас. Кстати, вам пора подумать о наследнике. Мы должны быть уверены, что, после того как перейдем в мир иной, Нортумбрия останется частью Англии. Вы давно виделись со своей женой? Есть ли у вас какие-нибудь известия о ней?

— Нет, я ничего не знаю о жене, — признался Лайон. Все это время он даже не вспоминал о непослушной девушке, на которой король заставил его жениться. — Вы наградили меня обширными землями, но в жены дали настоящего ребенка. Я не растлеваю детей.

— Я и не подозревал, что владелица замка Краймер так молода. Но мои воины женились на девочках, которые были гораздо моложе Арианы Краймер.

— Может быть, но такой брак не для меня. Я предпочитаю спать с женщинами, знающими толк в любви.

— Вы имеете в виду женщин, похожих на леди Сабрину? Послушайте, Лайон, хватит тратить время и силы на любовниц, займитесь делом и произведите наконец на свет законного наследника, которому вы сможете передать Краймер. Ни один из ваших внебрачных отпрысков не вправе получить замок и земли. А вы знаете, какое значение я придаю законности и верности моих подданных. Вашей жене сейчас девятнадцать, она вполне созрела для брачных отношений.

Лайон усмехнулся:

— У меня нет внебрачных детей. Я всегда веду себя очень осторожно в постели с любовницами, потому что не хочу, чтобы они забеременели. Я не желаю плодить незаконнорожденных, потому что знаю, как тяжело им придется в жизни. Мы с вами испытали это на собственном опыте. Что же касается моей жены, то она ненавидит меня. Ее предки были саксами, а саксы считают нас, норманнов, своими злейшими врагами.

— Тем не менее Ариана — ваша законная жена. Только она может родить вам наследников.

— Я сделаю так, как вы велите мне, сир, — сказал Лайон. — Хотя вся эта затея мне не по душе. У этой нортумбрийской дикой розы острые шипы и язычок, как у гадюки. В четырнадцать лет эта девочка уже была законченной стервой и выводила меня из себя. Надеюсь, монахини научили ее смирению и послушанию.

Вильгельм скрыл улыбку. В свои двадцать семь лет Лайон был отважным, опытным воином, которого боялись и уважали враги. Мужественный и красивый Лайон пользовался успехом у сакских женщин, но не поддавался их чарам. Однако, судя по его реакции на слова Вильгельма, Ариана Краймер задела его за живое.


Монастырь Сент-Клер, 1072 год


Ариана выскользнула за дверь жилого корпуса — большого каменного здания. Стояла безлунная прохладная ночь. В темноте слышался лишь шорох листьев на ветру. Кругом не было ни души. Монахини вели суровую праведную жизнь, ложились рано и рано вставали.

Ариана бесшумно прокралась вдоль стены к каменной ограде, в которой была небольшая заросшая вьющимися растениями решетчатая калитка. К сожалению, у Арианы не было ключа от нее и она не могла выйти на улицу. И все же через эту калитку ей удалось установить связь с внешним миром. Без этого, пожалуй, она просто сошла бы с ума. Впрочем, эту калитку обнаружил Эдрик. Это он держал Ариану в курсе всех событий, происходивших за стенами святой обители.

При воспоминании об Эдрике Ариана улыбнулась. Ее бывший жених подкупил молодую кухарку, работавшую в монастыре, и эта женщина передавала от него записки Ариане. В первый раз это произошло сразу же по приезде Арианы в святую обитель. Она была крайне удивлена, когда проходившая мимо нее кухарка сунула ей в руку кусочек пергамента. Ариана научилась грамоте от братьев. Запершись в своей келье, девушка прочитала послание. Эдрик просил ее подойти к калитке в ограде ночью, когда луна будет в зените.

Их первое свидание было коротким. Ариану обрадовало, что Эдрик не отказался от нее. Он все еще любил свою бывшую невесту. Эдрик сообщил ей, что примкнул к заговору владеющих северными землями баронов, тайных сторонников короля Малькольма Шотландского. Целью заговора было свержение нормандского владычества в Англии. И хотя Эдрик присягнул на верность Вильгельму, он готов был нарушить данную им клятву ради освобождения Англии и своей любви к Ариане, на которой все еще мечтал жениться. В награду за верную службу Малькольм Шотландский обещал уговорить епископов расторгнуть брак Арианы и Лайона Нормандского и повенчать ее с Эдриком. Обо всем этом Ариана постепенно узнала из разговоров с Эдриком во время их ночных свиданий у калитки монастыря. Для Арианы эти встречи были очень важны, и она всегда с нетерпением ждала их, сетуя на то, что не может чаще видеться со своим бывшим женихом. Свидания проходили раз в несколько месяцев.

Ариана с большим интересом слушала рассказы Эдрика о действиях Вильгельма Завоевателя и подвигах своего мужа. Нет, ее не волновала судьба этого бастарда. Она была зла на него. Лайон запер ее в монастыре и тем самым обрек на прозябание в скуке и изоляции. Он как будто забыл о ее существовании и ни разу не справился о том, как ей здесь живется. Ариана не желала больше встречаться с этим человеком.

Эдрик рассказал, что, по слухам, Лайон поддерживает любовную связь с богатой молодой вдовой — леди Сабриной Йоркской. Это известие окончательно ожесточило Ариану. Впрочем, она внушала себе, что ей нет дела до Лайона и его пассий. «Пусть этот мерзавец плодит незаконнорожденных детей», — думала она. Ариана давно уже чувствовала себя не ребенком, а взрослой женщиной. Она понимала, что Лайон не желает знать ее, но у нее оставался верный Эдрик, и она решила выйти за него замуж.

— Ариана? Слава Богу, вы получили мою записку. У меня есть важные новости.

Оказывается, Эдрик уже ждал ее у заветной калитки. Девушка передвигалась бесшумно, но он все же услышал ее легкие шаги. Ариана раздвинула плети вьющихся растений и взглянула сквозь решетку на своего возлюбленного.

— Да, это я, Эдрик. Почему вы так долго не появлялись? Я уже подумала, что вы забыли меня.

— Нет, моя дорогая, я не в силах забыть вас! Я ездил в Эдинбург на переговоры с королем Малькольмом. Если все пойдет так, как мы задумали, вскоре вы будете свободны и мы сможем пожениться, выполнив волю наших отцов.

— Значит, скоро поднимется восстание? Я ничего не знаю, живя здесь, за высокими каменными стенами монастыря. Как мне все это надоело! Настоятельница говорит, что я слишком своевольная и строптивая. У меня болят колени от того, что я провожу столько времени в молитвах. На меня постоянно накладывают епитимьи за мои прегрешения. Я проклинаю тот день, когда меня заперли здесь, и ненавижу того, кто привез меня в этот ад.

— Лайон стал очень влиятельным человеком в Англии, — сообщил Эдрик. — Вильгельм высоко ценит его. Они почти не расстаются. Вы — жена Лайона Нормандского, но он не признает вас своей супругой.

— Ему нужна не я, а мои земли. Заполучив их, он быстро избавился от меня. Если бы вы знали, как мне хочется обрести свободу!

— Обещаю, что вы будете свободны, Ариана. — Эдрик дотронулся до ее руки, просунув пальцы сквозь прутья решетки. — Я люблю вас. Именно поэтому примчался сюда, как только узнал, что лорд Лайон…

Эдрик осекся, услышав строгий женский голос, звавший Ариану. Девушка отшатнулась от решетки, заметив горящий факел.

— Уходите, Эдрик! Нас обнаружили! — воскликнула она.

Эдрик сразу же растаял в темноте. Он так и не успел сказать Ариане, что Лайон собирается забрать ее из монастыря и узаконить брачные отношения.

— С кем это ты разговаривала, противная девчонка? — поинтересовалась подошедшая к Ариане настоятельница монастыря. Она была не на шутку рассержена.

— Ни с кем, — солгала Ариана, бросая испуганный взгляд на решетчатую калитку, но, заметив, что Эдрик исчез, девушка тут же успокоилась. — Мне не спалось, и я вышла на свежий воздух, чтобы немного прогуляться.

— Лгунья! — воскликнула настоятельница и ударила Ариану по щеке. — Я слышала мужской голос. Ты давно встречаешься с этим человеком? Отвечай, грешница!

Ариана потерла раскрасневшуюся щеку.

— Здесь никого не было, — упрямо сказала она. — Я ни с кем не встречаюсь, вы ошибаетесь.

Настоятельница подняла факел, чтобы получше разглядеть выражение лица Арианы. Та попятилась.

— Я видела, как Терса передала тебе записку, — сказала настоятельница, — и сразу же поняла, в чем дело. Терса — простодушная девушка, она не способна лгать и изворачиваться, и, когда я устроила ей строгий допрос, она призналась, что передавала тебе записки с того самого дня, когда ты приехала в монастырь. Она во всем созналась. К сожалению, Терса не знает имени человека, с которым ты встречалась, но она сказала, что передавала тебе записки за деньги. Я уверена, что мужчина, приходивший на тайные свидания с тобой, не твой супруг.

— Не кажется ли вам, что бедная девушка придумала всю эту историю, потому что испугалась вас? — спросила Ариана.

— А вдруг Терса сказала правду? Кстати, она больше не работает у нас в монастыре. В наказание за провинность я отправила ее назад, к отцу в деревню. Он обещал выдать дочь замуж за сурового вдовца с шестью детьми.

Ариана искренне пожалела бедную Терсу.

— Но ведь эта девушка не сделала ничего плохого!

— Не забывай, Ариана, что ты жена влиятельного в королевстве человека. Ты дала клятву верности у алтаря.

— Да, я жена Лайона Нормандского, но меня обвенчали против моей воли.

— Такова участь многих женщин, они выходят замуж по принуждению. Чтобы избежать такой судьбы, некоторые из них предпочитают уйти в монастырь. Мужья не ценят нас, Ариана. Если бы твой супруг дорожил тобой, он не привез бы тебя сюда. Подумай, он ведь ни разу не вспомнил о тебе за эти пять лет. Ты не нужна ему. Поэтому, Ариана, ты должна соблюдать наши правила, иначе будешь строго наказана.

Ариана нахмурилась.

— Мне к этому не привыкать, — строптиво заявила она.

— Ступай в свою келью, — распорядилась настоятельница, — и постарайся замолить свои многочисленные грехи. Наказание за твой проступок я объявлю после заутрени перед лицом всей паствы. На моей памяти в истории монастыря Сент-Клер была всего лишь одна грешница, подобная тебе. С ней обошлись очень жестоко. Если бы твой супруг узнал о твоем позорном поведении, он сурово наказал бы тебя. Но видно, мне придется сделать это вместо него.

Ариана повернулась и поспешно удалилась в свою келью, которая на протяжении пяти лет служила ей тюремной камерой. Она понимала, что если бы Лайон был сейчас здесь, он жестоко расправился бы с ней. По существу, она не нужна была мужу. Он владел землями, замком, у него были титул и любовница. Зачем ему Ариана?


Лайон прибыл в монастырь Сент-Клер вскоре после утренней службы. Над обителью все еще плыл колокольный звон. Лайон позвонил у ворот и долго ждал, пока ему откроют.

Ариана в это время стояла на коленях перед алтарем в полутемной часовне, наклонившись вперед и закрыв голову руками. Настоятельница наносила ей по спине удары тростью, а стоявшие вокруг монахини молча наблюдали за избиением. Их лица хранили непроницаемое выражение.

Крик боли рвался из груди Арианы, но она старалась сдержать его. Удары приходились ей между лопаток. Там, наверное, уже образовался огромный синяк. Ариана решила умереть, но не просить пощады у настоятельницы. С каждым ударом росла ее ненависть к человеку, который обрек ее на эти адские муки, бросив в монастырь. До ее слуха донесся звук колокольчика. Кто-то звонил у ворот обители. Однако Ариане было не до мыслей о посетителях. Она чувствовала себя униженной и несчастной.

Лайон начал терять терпение. Он готов был выбить дверь в воротах, чтобы проникнуть в монастырь и забрать свою жену. Жену… Честно говоря, все эти годы он почти не вспоминал о ней. И вот теперь перед его мысленным взором возник образ этой строптивой, острой на язык девчонки. Лайон невольно улыбнулся. Пять лет назад, оставив Ариану на попечение строгой настоятельницы монастыря, Лайон испытал огромное облегчение. У него словно гора с плеч упала. Он искренне надеялся, что годы, проведенные в святой обители, пойдут Ариане на пользу и она из непослушного, упрямого ребенка превратится в смиренную женщину. Лайон не сомневался, что Ариана Краймер за эти годы сильно изменилась.

Когда он уже начал трясти решетку ворот, дверь наконец открыли. На пороге стояла женщина с изможденным лицом, одетая с ног до головы во все черное. Она с удивлением посмотрела на рыцаря в полном боевом облачении.

— Мужчинам запрещено входить на территорию монастыря, — сказала она визгливым голосом, свидетельствовавшим о ее испуге.

— Я — Лайон Краймерский и явился за своей женой! — прорычал он, распахивая дверь в воротах настежь. Монахиня в ужасе посторонилась. — Мне надо поговорить с настоятельницей.

Монахиня бросила взгляд через плечо на часовню, где настоятельница в этот момент наказывала Ариану.

— Она занята… Ей нельзя мешать…

— В таком случае я подожду, пока она освободится.

Монахиня с опаской посмотрела на вооруженных воинов, сопровождавших Лайона.

— Как вам будет угодно, милорд, — промолвила она. — Я провожу вас в приемную для гостей. Но прошу оставить вашу свиту за воротами святой обители.

— Мои люди подождут меня у ворот.

Лайон последовал за монахиней в здание монастыря. Они долго шли по гулким, безлюдным коридорам. Лайона удивляло, что кругом не было ни души. Проходя мимо входа в часовню, монахиня ускорила шаг.

До слуха Лайона донеслись странные звуки, и он насторожился. Внезапно он догадался, что в часовне кого-то избивают. Такие глухие звуки могли издавать только удары палки, опускавшейся на спину несчастной жертвы. Что могла натворить монахиня, которую подвергали столь жестокому наказанию? Лайона охватило любопытство, и он остановился.

— Нет, вам нельзя туда входить! — в ужасе воскликнула монахиня, но ее слова только раззадорили Лайона.

Он решил во что бы то ни стало выяснить, что происходит.

— Почему нельзя? — с наигранным недоумением спросил он, изогнув бровь. — Это же часовня. Может быть, я хочу помолиться!

Монахиня побледнела.

— П-помолиться? — заикаясь, растерянно переспросила она. — Но ваше присутствие в часовне сейчас… нежелательно.

Не обращая внимания на слова женщины, Лайон вошел в часовню. Алтарь освещала сотня мерцающих свечей. Присмотревшись, он разглядел сцену, достойную ада. Толпа одетых в черное монахинь сгрудилась вокруг жертвы. На полу стояла маленькая коленопреклоненная женщина в сером одеянии. Ее голова была покрыта куском белой ткани. Несчастная содрогалась от ударов, сыпавшихся ей на спину. В роли палача выступала сама настоятельница, ловко орудовавшая палкой. Судя по всему, она наслаждалась своей властью. Монахиня, которую избивали, не проронила ни слова, не издала ни единого крика. Лайон почувствовал жалость к этой несчастной, беззащитной женщине, с которой так жестоко обходились. Лайону стало интересно: за какое прегрешение ее так сурово наказывали?

Однако он не имел никакого права вмешиваться в дела обители, поэтому не стал задавать лишних вопросов. Повернувшись, Лайон хотел уйти, но на пороге почему-то обернулся. В этот момент с головы стоявшей на коленях послушницы соскользнул белый плат, и он увидел лицо жертвы. Лайон чуть не вскрикнул от удивления, узнав в женщине с пепельными волосами свою жену. Да, это была повзрослевшая Ариана Краймер! Сдержанное выражение ее худого, бледного лица поразило Лайона.

Они не виделись пять лет, но, несмотря на это, Ариану можно было легко узнать. Ее лицо врезалось в память Лайона. Он помнил эти высокие скулы, упрямый подбородок, полные чувственные губы, изумрудно-зеленые глаза, роскошные волосы.

Лайон с недоумением взглянул на настоятельницу.

— Стойте! — крикнул он, и его голос отозвался гулким эхом под сводами тускло освещенной часовни.

Занесенная над Арианой рука настоятельницы, сжимавшая палку, застыла в воздухе. Взгляды всех присутствующих обратились к Лайону, который решительным шагом направился к Ариане.

— Лорд Лайон… — испуганно промолвила настоятельница, опуская руку.

Лайон был очень влиятельным землевладельцем, которого поддерживал король Вильгельм, с ним было опасно ссориться.

— Что привело вас в нашу скромную обитель? — немного придя в себя, спросила настоятельница. — Вам нужно было подождать меня в комнате для гостей. Привратница понесет наказание за то, что небрежно отнеслась к своим обязанностям и впустила вас сюда.

— Мадам, меня интересует прежде всего, что здесь происходит, — перебил ее Лайон. — Что за экзекуцию вы устроили моей жене?

Ариана подняла глаза на Лайона. Она страдала от острой боли в спине и плохо соображала. До ее сознания с трудом дошло, что в часовню неожиданно явился ее муж. В этот момент он казался ей чудесным спасителем, избавителем от мук. От мерцающих свечей на его доспехах играли блики. Он был разъярен поступком настоятельницы, осмелившейся поднять руку на его супругу.

Закрыв глаза, Ариана начала раскачиваться из стороны в сторону. На нее снизошло пророческое видение. В последние годы, в монастыре, ее дар редко проявлялся. Дрожь охватила Ариану, и перед ее мысленным взором появился Лайон в образе сметающей все на своем пути бури. Он был сродни природной стихии — ветру, дождю или молнии, жестокий и бескомпромиссный в своей свирепости. Ариана видела, что для такой мощной, всепобеждающей силы не существует преград.

Увидев, как сильно побледнела Ариана, Лайон подхватил ее на руки, не дав упасть на каменный пол. Она вскрикнула, когда он невольно дотронулся до ее избитой спины, и затихла. Открытые глаза Арианы казались остекленевшими. Ее взор заволокло туманом, и сквозь этот туман она видела Лайона, погружающегося в темноту. Затем на нее глянули глаза ухмыляющейся Смерти, и Ариана лишилась чувств.

— Черт возьми, вы убили ее! — вскричал Лайон. — Ее руки холодны как лед, и она закатывает глаза! Ариана умирает!

— Не волнуйтесь, милорд, — поспешила успокоить его настоятельница. — Это просто один из приступов, такое часто случается с вашей женой. Она скоро придет в себя.

— Так, значит, Ариана больна? — спросил Лайон.

Теперь он раскаивался в том, что отдал жену в монастырь. Лайона терзали муки совести. Он полагал, что здесь Ариана будет находиться в полной безопасности, а оказалось, что ее в святой обители подвергали суровым наказаниям и довели до нервного расстройства.

— Почему вы ничего не сообщили мне о ее состоянии? — грозно спросил он.

— Ваша жена, милорд, совершенно здорова. Я же сказала, что это просто небольшой приступ, нервный срыв.

— Я отнесу Ариану в ее комнату. Она должна полежать перед отъездом и прийти в себя.

Настоятельница проводила Лайона до дверей в келью Арианы. Лайон долго шел за ней со своей ношей по длинным узким коридорам. Оказавшись в келье жены, он внимательно огляделся вокруг и остался недоволен тем, что увидел.

— И за это убожество я плачу вам столько денег? — возмущенно воскликнул он. — Вы поселили мою жену в полутемную келью с одним окошком, жесткой кроватью и стулом?!

Лайон набросился на настоятельницу с такой руганью, что она побледнела от страха, опасаясь, что он сейчас накинется на нее с кулаками. Лайон действительно не на шутку рассердился.

Подойдя к койке, он осторожно уложил на нее Ариану животом вниз. Она пробормотала что-то, но так и не очнулась. Лайон разорвал ее серое одеяние послушницы и оголил спину.

— Милорд, что вы делаете? — возмущенно спросила настоятельница, неодобрительно поглядывавшая на Лайона.

— Я хочу взглянуть на те телесные повреждения, которые вы нанесли моей жене. Может быть, ей требуется помощь врача. Ведь завтра мы должны отправляться в путь.

Настоятельница нахмурилась. Ариана Краймер приносила существенный доход монастырю. Настоятельнице было жалко тех денег, которые уплывали у нее из рук.

— Так вы решили забрать жену из обители, милорд? А я полагала, что вы поместили ее сюда до конца дней. Вы уже в достаточной степени обнажили ее спину. Кстати, побои Ариане были нанесены за тяжкие прегрешения. Так, как вела себя в монастыре ваша жена, на моей памяти не вела себя ни одна послушница.

— Я забираю леди Ариану домой, в замок Краймер, она больше не доставит вам хлопот, — холодно бросил Лайон.

Не обращая внимания на настоятельницу, Лайон обнажил жену, разорвав ее одежду до самого подола, и поднес свечу. Его взору предстала ужасная картина.

— О Боже… — прошептал Лайон.

Вся спина Арианы была черной от побоев. Настоятельница соизмеряла свои силы и старалась бить так, чтобы не рассечь кожу. Но следы от ударов палкой были видны по всей спине, плечам и пояснице. Лайон заметил, что наряду со свежими синяками на теле Арианы были и старые. Ее, наверное, часто подвергали таким суровым наказаниям.

Лайон бросил разъяренный взгляд на настоятельницу.

— Чем она заслужила такие жестокие побои? — ровным голосом спросил он, едва сдерживая себя.

— Ваша жена непослушна и непочтительна. Она не желает считаться с установленными правилами. У леди Арианы своевольный, упрямый характер, вы сами жаловались на это, когда привезли ее сюда и просили меня постараться смягчить ее нрав. Но оказалось, что это были еще цветочки. Порочность вашей жены ужаснула нас.

Настоятельница бросила осуждающий взгляд на лежавшую на кровати Ариану, которая не подавала признаков жизни.

— Мне неприятно сообщать вам об этом, милорд, но ваша жена тайно встречалась с другим мужчиной под покровом ночи, — заявила настоятельница.

Лайон нахмурился.

— И как зовут этого человека? — грозно спросил он. — Кстати, как вы допустили эти свидания? Я полагал, что ворота монастыря запираются на ночь.

Настоятельница пожала плечами.

— Они действительно крепко заперты, милорд. Я не могу утверждать, что леди Ариана покидала пределы монастыря или что посторонний мужчина входил на его территорию. Но я точно знаю, что одна из кухарок передавала Ариане записки от ее знакомого. Спросите сами у вашей жены, как его зовут, милорд. Но думаю, она вам этого не скажет. — Настоятельница повернулась, собираясь выйти из кельи. — Я пришлю целебную мазь, которая поможет справиться с болью.


Ариана заворочалась и застонала. Ее спина горела огнем. Такому жестокому избиению она впервые подверглась в стенах монастыря Сент-Клер. Наверное, настоятельница решила, что она совершила слишком тяжелый грех.

— Не двигайтесь, настоятельница прислала мазь, которая смягчит боль.

О Боже, Ариана узнала этот голос! Низкий, глубокий, исполненный внутренней силы. Она понимала, что все это происходит не во сне, а наяву. Здесь, рядом с ней, находится Лайон, и это не плод ее воображения, а действительность. Человек, которого она люто ненавидела, стоял перед ней. Но как он был красив! Сильный и уверенный в себе, он казался Ариане воплощением дьявола-искусителя. Но тут перед мысленным взором Арианы вновь предстала картина чьей-то смерти. Ариана не могла сказать, кому предрекалась гибель, но образ в явившемся ей видении был удручающим.

— Зачем вы приехали? — слабым голосом спросила Ариана.

— Я приехал, чтобы отвезти вас домой, в Краймер. Вильгельму нужен человек, который защищал бы границы его королевства от набегов воинов Малькольма.

— Вы всегда верно служили этому ублюдку.

Лайон бросил на жену мрачный взгляд.

— А вы, миледи, совсем не изменились. Ваши строптивость и ехидство, по-видимому, неистребимы. Теперь я понимаю настоятельницу монастыря. Ей не хватило терпения возиться с вами, и она прибегла к крайним мерам.

Лайон снова посмотрел на спину жены, и Ариана вдруг осознала, что лежит перед ним совершенно обнаженная. Она покраснела и, повернувшись к нему лицом, села на кровати, пытаясь соединить за спиной полы разорванной одежды. Однако из ворота показалась ее обнаженная грудь. Лайон теперь видел, что Ариана действительно повзрослела. Ее формы округлились, она больше не была угловатым подростком и полностью созрела для брачных отношений.

Ариана быстро прикрыла обнаженную грудь с соблазнительным розовым соском.

— Да, я действительно уже не ребенок, милорд, — промолвила Ариана. — И боюсь, что от пережитого мой своенравный характер только ухудшился.

— Я в этом не сомневаюсь. Но как бы то ни было, мы должны отправиться в Краймер и жить одной семьей. Такова воля короля Вильгельма. Он приказал мне воссоединиться с вами. Мы поселимся в замке и произведем на свет наследника, к которому после моей смерти перейдет Краймер. Но прежде чем мы отправимся в путь, я хотел бы знать, с кем вы встречались сегодня ночью.

У Арианы мурашки забегали по спине. Она уловила скрытую угрозу в голосе Лайона. Ариана, конечно, знала, что настоятельница обязательно расскажет Лайону о том, что произошло сегодня ночью, но она не могла предать Эдрика. Более того, Ариана не чувствовала за собой никакой вины, поскольку общалась со своим бывшим женихом через решетку.

— Настоятельница ошибается, я ни с кем не встречалась этой ночью, — солгала она.

Имя Эдрика из нее можно было вытащить, пожалуй, только клещами. Лайон видел, что она лукавит. Ариана избегала смотреть ему прямо в глаза.

— У вас появился любовник? — спросил он.

Ариана грустно улыбнулась.

— Что за глупости, милорд! На территорию монастыря никто не может проникнуть. Ключи от всех ворот и калиток находятся у настоятельницы. Но меня часто мучит бессонница, и тогда я прогуливаюсь по двору обители.

Лайон внимательно посмотрел на жену.

— Ну что ж, — сказал он, — время расставит все по своим местам. Но если окажется, что вы нарушили клятву, данную вами у алтаря, я снова отправлю вас в этот монастырь, и теперь уже навсегда.

— Я вышла за вас замуж не по своей воле. Я никогда не хотела быть вашей женой.

— Тем не менее вы должны выполнять свой супружеский долг. Мы будем спать в одной постели, и вы родите мне наследника, миледи. Я постараюсь сделать так, чтобы вы во всем слушались меня и подчинялись мне. А самое главное, я добьюсь, чтобы вы хранили мне верность.

Ужас охватил Ариану, когда смысл слов Лайона стал доходить до ее сознания. Он хотел принудить ее делить с ним супружеское ложе и во всем подчиняться ему. Ариана не собиралась нарушать клятву, данную у алтаря, но ведь она не обещала Лайону хранить верность.

По выражению лица Арианы Лайон понял, о чем она думает.

— Все будет так, как я сказал, Ариана, — промолвил он.

— Может быть, да, — тихо произнесла Ариана, — а может быть, нет…

Глава 2

Сидя верхом на лошади, Ариана старалась держать спину прямо, напрягая мышцы. Ушибы от жестоких побоев давали о себе знать, и она боялась причинить себе боль. Кроме того, она за эти пять лет отвыкла ездить верхом. Ариану обуревали противоречивые чувства. Чем больше она удалялась от монастыря, тем тревожнее становились ее мысли о будущем.

Ариана с опаской посмотрела на скакавшего впереди Лайона. Эту ночь накануне отъезда он провел за стенами обители, в лагере, который разбили его люди. На следующее утро вскоре после службы он явился на монастырский двор, держа под уздцы верховую лошадь для Арианы, и заявил, что они немедленно отправляются в замок Краймер.

Ариана тайком наблюдала за мужем. Он прекрасно держался в седле. Она, конечно, ненавидела Лайона, одного из нормандских завоевателей, напавших на ее землю. Однако в то же время Ариана не могла не восхищаться им. Он обладал грацией хищного зверя, готового в любой момент накинуться на свою жертву. Ариане нравилось гибкое, сильное тело Лайона, закаленное в боях и суровых походах.

Его мускулистые руки и ноги выглядели очень сильными. Лайон словно сросся со своим боевым конем. Ариане казалось, что он одним ударом левой руки мог бы убить ее и ему никто не посмел бы возразить. Ариана мечтала о том дне, когда этот человек вместе с другими захватчиками покинет их землю, оставив ее хозяевам — саксам. Она каждый день молилась об этом.

Лайон остановился и подождал, пока Ариана нагонит его. Выражение его лица было непроницаемым. Просторное серое одеяние послушницы скрывало ее округлые женственные формы. Лайону не нравилось, что его жена прятала свои роскошные пепельные волосы под белым платком. Но, несмотря на уродливый наряд, Ариана была удивительно хороша собой. Кто бы мог подумать, что угловатая девочка, которую он пять лет назад поместил в монастырь Сент-Клер, превратится в очаровательную молодую женщину!

Неужели она действительно завела любовника и встречалась с ним под покровом ночи? Или, может быть, настоятельница придумала всю эту историю, чтобы оправдать свою жестокость? Лайону казалось невероятным, что Ариана могла завести роман, будучи в святой обители. Хотя в жизни случалось еще и не такое. Существовал только один способ проверить, нарушила ли Ариана клятву супружеской верности, данную у алтаря. Лайон знал, что очень скоро он все выяснит. Если жена действительно обесчестила его, он сошлет ее обратно в монастырь, но теперь уже навсегда. Ариана до конца своих дней будет замаливать грехи.

Вскоре они проехали по небольшой деревне, расположенной неподалеку от монастыря. Ариана с большим любопытством смотрела вокруг. Сцены сельской жизни восхищали ее своей простотой и естественностью. Она наслаждалась вновь обретенной свободой, вдыхая полной грудью свежий воздух. В лицо ей дул теплый ветерок, солнце припекало, живописные пейзажи радовали взор.

В течение пяти лет Ариана безвыездно находилась в четырех стенах и видела только постные лица монахинь. И теперь она наслаждалась, вдыхая знакомые ей с детства запахи свежеиспеченного хлеба, от которых у нее слюнки текли.

Внезапно из толпы крестьян к ней подбежала молодая женщина и дернула ее за подол.

— Миледи, вы не узнаете меня? Это я, Терса! — воскликнула она.

Взглянув на нее, Ариана пришла в ужас. Лицо женщины опухло от синяков и кровоподтеков. Тем не менее Ариана узнала ее. Это действительно была Терса, кухарка, передававшая ей записки Эдрика.

— Терса, что с тобой? Кто тебя так жестоко избил?

— Умоляю вас, миледи, возьмите меня с собой. Я буду верой и правдой служить вам и милорду.

Лайон окинул хмурым взглядом растрепанную, бедно одетую женщину, которая остановила его жену. Помедлив, он повернул коня и подъехал к ним.

— Кто эта женщина, миледи? Вы с ней знакомы? — строго спросил он.

Ариана ответила не сразу. Она не хотела говорить мужу правду и надеялась, что настоятельница не назвала имени женщины, передававшей ей записки.

— Это одна из служанок, работавших в монастыре, — осторожно, взвешивая каждое слово, промолвила она. — Она просит взять ее в Краймер.

Лайон внимательнее вгляделся в лицо женщины.

— Кто избил тебя? — спросил он.

— Отец, милорд, — робко ответила Терса. — Он хочет, чтобы я вышла замуж за Дорала, вдовца с шестью детьми. Дорал уже похоронил трех жен, и я не хочу становиться четвертой.

— Женщина должна подчиняться воле отца, — сказал Лайон, — такова ее участь.

— По-вашему, она должна терпеть побои? — с вызовом спросила Ариана.

Ее дерзость нисколько не удивила Лайона, он знал, что настоятельнице не удалось перевоспитать Ариану.

— Да, — ответил он, — если она непослушна и своенравна.

В словах Лайона содержалась скрытая угроза, и это разозлило Ариану. Она перешла в наступление.

— Если вы поднимете на меня руку, милорд, я попрошу Надию, чтобы она наложила на вас ужасное заклятие. Возможно, вы не знаете, что Надия — это наша краймерская колдунья.

Лайон усмехнулся, и его мрачный взгляд сразу же просветлел.

— Неужели вы думаете, что я боюсь ведьм и колдунов? Нет, миледи, меня не остановит ваша угроза, если я задумаю проучить вас.

Ариана бросила на него испепеляющий взгляд. Лайон рано или поздно, конечно же, попытается узнать, с кем именно встречалась его жена под покровом ночи у монастырских ворот. Но Ариана поклялась себе хранить имя Эдрика в тайне.

— Миледи, прошу вас, возьмите меня с собой, — снова взмолилась Терса.

— Терса, ступай домой! — раздался строгий мужской голос.

Обернувшись, женщина увидела своего отца, человека грубого и жестокого. Он сжимал кулаки. Терса вздрогнула и попятилась.

— Не смейте бить ее! — властно крикнула Ариана.

Лайон молча, пряча улыбку, наблюдал за этой сценой. Его забавляло поведение жены, хотя он находил его не совсем приличным для дамы. Впрочем, дерзость была неистребимой чертой характера Арианы.

— Я сам знаю, что мне делать, миледи, — заявил отец Терсы. — Судьба моей дочери вас не касается.

Лайон все же решил вмешаться в этот разговор.

— Как тебя зовут, и чем провинилась твоя дочь? — спросил он сельчанина.

— Меня зовут Болдер. Я обещал отдать свою дочь замуж за нашего кузнеца Дорала. Ему нужна жена и мать для его детей. — Болдер решил не говорить, что Терса была с позором изгнана из монастыря за нарушение устава. Прегрешения Терсы бросали тень и на него, ее родителя, да и Дорал мог не захотеть жениться на ней, узнав о проступках, совершенных Терсой в святой обители. — Терса не желает выходить замуж за Дорала, но я заставлю ее покориться родительской воле.

Болдер снова сжал кулаки, давая понять, каким образом он намерен заставить дочь подчиняться своим приказам.

Хотя Лайон считал, что женщина должна беспрекословно повиноваться отцу и мужу, он был противником жестоких наказаний. Он только делал вид, что готов подвергнуть им Ариану. На самом деле его слова были не более чем предостережением. Лайон знал, что существуют более действенные и гуманные способы заставить жену подчиняться.

— Я хочу, чтобы Терса поступила ко мне в услужение, милорд, — сказала Ариана, обращаясь к мужу. — Давайте возьмем ее с собой в Краймер.

Ариана произнесла все это таким ласковым голосом и с такой соблазнительной улыбкой, что у Лайона сжалось сердце. Неужели его жена решила подольститься к нему? Впрочем, он сумел сохранить самообладание и не дать провести себя.

— У нас в Краймере достаточно слуг, — заявил он.

— Но я хочу, чтобы Терса стала моей горничной.

Терса заслуживала награды за те услуги, которые она оказывала Ариане в течение последних пяти лет. Ариана не могла допустить, чтобы эту женщину выдали замуж за грубого человека, который будет издеваться над ней. Терса и так уже натерпелась от жестокого отца.

— Что вы на это скажете? — спросил Лайон Болдера, который с озадаченным видом переводил взгляд с Арианы на Терсу.

— Вы хотите, чтобы моя дочь поступила к вам в услужение?

Болдер был явно ошарашен таким поворотом событий. Все в стране знали отважного и неукротимого Лайона Нормандского, о подвигах которого ходили легенды. Для Болдера было большой честью, что этот могущественный человек брал в замок его дочь в качестве прислуги. И все же обладавший крестьянской сметкой Болдер хотел вытянуть побольше денег из богача Лайона Нормандского.

— Да, — ответил Лайон, — этого хочет моя жена, и я решил пойти навстречу ее желанию.

Болдер лихорадочно соображал, сколько ему запросить за дочь. Или, может быть, вытребовать что-нибудь, кроме звонкой монеты?

— У меня сердце кровью обливается, когда я подумаю о том, что мне придется расстаться со своей старшей дочерью, милорд, — жалобно сказал Болдер. — На Терсе держится весь наш дом, на ее попечении находится больная мать.

Лайон начал терять терпение. Болдер раздражал его. Лайон прекрасно знал, к чему клонит этот хитрый крестьянин, и решил положить конец пустому разговору.

— Сколько ты хочешь за дочь, Болдер? Я покупаю ее у тебя, чтобы сделать приятное своей жене.

Болдер растерянно заморгал.

— Боже упаси, милорд, я вовсе не собирался…

— Я прекрасно знаю, на что именно ты намекал, хватит лукавить, — перебил его Лайон и, нашарив висевший на поясе кошелек, вынул из него серебряную монету и бросил ее Болдеру.

Крестьянин ловко поймал ее.

— Этого вполне достаточно, милорд, — сказал он и, подобострастно поклонившись, быстро удалился.

Болдер не сказал дочери ни слова на прощание, не дал отеческого совета. Было ясно, что он спешил в ближайший кабак, чтобы спустить полученную мзду.

Лайон старался не смотреть на Ариану. Он не понимал сам себя. Почему он так легко пошел на поводу у жены? Почему выполнил ее каприз? Лайон никогда не отличался снисходительностью и уступчивостью. К женщинам он относился настороженно и не доверял им. Но тут он быстро сдался. Возможно, он пожалел Терсу? Но Лайону никогда не было свойственно такое чувство, как сострадание. Он был жестким человеком.

Ариана тоже была удивлена тем, что муж пошел ей навстречу. Раскрыв рот от изумления, она следила за Лайоном, который подозвал Белтейна и приказал ему взять на круп лошади Терсу. Белтейн выполнил распоряжение своего предводителя, и Лайон дал команду отряду продолжать движение.

— Спасибо, милорд, — растроганно промолвила Ариана и впервые за годы знакомства с ним бросила на мужа теплый взгляд.

— Если я действительно заслужил благодарность, миледи, то, прошу, назовите мне имя человека, с которым вы тайно встречались в монастыре, — сказал Лайон. — Я все равно узнаю его, чего бы мне это ни стоило.

Ариана потупила взор и промолчала. Бросив на жену сердитый взгляд, Лайон поскакал вперед и занял место во главе отряда. Рядом с Арианой теперь ехал сэр Белтейн.

— Я буду верой и правдой служить вам, миледи, — промолвила Терса. — Никогда не забуду вашей доброты.

— Я прошу тебя только об одном, не напоминай мне о годах, проведенных в монастыре, — сказала Ариана. — Давай никогда не будем говорить о жизни в святой обители.

Терса все прекрасно понимала. Она и не собиралась рассказывать кому бы то ни было о жизни своей госпожи в монастыре Сент-Клер, а также о том, как она передавала ей записки от незнакомца. Никакие пытки не смогли бы заставить ее проговориться об этом, хотя Терса испытывала благодарность к Лайону за то, что он спас ее из рук отца.

В полдень отряд остановился в деревне, и всадники купили на местном рынке пирожков с мясом, чтобы подкрепиться.

Ариана отошла подальше от мужчин и устроилась под раскидистым деревом, чтобы насладиться необыкновенно вкусными пирожками. В течение пяти лет она не ела ничего подобного. Пища в монастыре была постной и скудной. Вскоре к ней подошел Лайон и присел рядом.

— Вы все время молчите, Ариана, — промолвил он, впервые назвав жену по имени. — Может быть, вам не дают покоя ваши грехи и вы в них раскаиваетесь?

Ариана бросила на мужа сердитый взгляд.

— Я должна разочаровать вас, милорд. За высокими толстыми стенами монастыря трудно грешить. Во всяком случае, мне так и не представилось случая.

— Как же так, миледи? Почему же тогда настоятельница святой обители была обеспокоена вашим поведением?

— Если оно вам не нравится, милорд, вы можете попросить священника расторгнуть наш брак. Тем более что мы так и не вступили в брачные отношения.

Лайон нахмурился.

— Нет, Ариана, мы обвенчались, и обратной дороги нет. Когда мы прибудем в Краймер, я добьюсь от вас правды. Что же касается брачных отношений, то мы непременно вступим в них, как только у вас пройдут месячные. Я должен убедиться, что вы не носите под сердцем внебрачного ребенка.

Ариана залилась краской стыда и гнева. Слова Лайона потрясли ее своей прямотой и цинизмом. Она, оказывается, совсем не знала этого человека, хотя была его женой. Ариана неловко чувствовала себя в обществе мужчин, от которого отвыкла за пять лет жизни в замкнутом пространстве монастыря.

— Милорд, я не ребенок, которого легко запугать или сбить с толку. Очень жаль, что вы не верите мне.

— Да, Ариана, мне тоже жаль, что вы не заслужили моего доверия. Если вы изменили мне, то жестоко поплатитесь за это.

Лайон внезапно притянул ее к себе и сжал в объятиях. Взглянув в его глаза, Ариана увидела в них свое отражение. Она ощущала его теплое дыхание на своей щеке и видела темную щетину, пробивающуюся на его подбородке. Она знала, что под металлическими пластинами доспехов скрывается сильное, мускулистое тело воина, и у нее перехватывало дыхание при мысли о нем. Этот человек, этот норманн, заклятый враг ее соотечественников, имеет на нее все права, он может спать с ней, подвергать ее телесным наказаниям. Ариана не знала, к чему ей готовиться, будет ли муж нежен или груб с ней. Впрочем, скорее от него следовало ждать грубости и жестокости. У Арианы не было друзей и защитников, она могла полагаться только на свой ум и изворотливость. Да еще, пожалуй, на Эдрика. Слава Богу, что у нее был Эдрик!

Лайон чувствовал, что тонет в таинственной глубине зеленых мерцающих глаз Арианы, которые завораживали его. Никогда прежде женская прелесть не имела над ним такой власти. Его возмущали и одновременно восхищали своенравие и дерзость Арианы. Он видел во взгляде жены вызов, но знал, что укротит ее. Сначала он подчинит себе ее волю, а потом овладеет телом. Он сделает так, чтобы она хотела его, чтобы он был ей нужен как воздух. При мысли о любовных утехах Лайон почувствовал возбуждение. Ему, пожалуй, следовало привезти в замок Сабрину, чтобы делить с ней ложе до тех пор, пока он не убедится, что его жена не беременна.

Лайон в душе проклинал настоятельницу монастыря за то, что она внушила ему сомнения в верности жены. Его терзала ревность. Лайон поклялся, что докопается до правды во что бы то ни стало. Бросив взгляд на пухлые чувственные губы жены, он спросил себя, хочется ли ему припасть к ним. Будет ли он первым, кто поцелует Ариану? Искушение было слишком велико. Подняв ее лицо за подбородок, он припал к ее соблазнительным губам.

Тихий вздох вырвался из груди Арианы, когда она почувствовала прикосновение губ Лайона. Поцелуй сначала был нежным и робким, но постепенно становился все более страстным. Язык Лайона проник в ее рот, и у Арианы перехватило дыхание.

Она не знала, что бывают такие глубокие поцелуи, от которых замирает сердце. Руки Лайона легли на ее грудь и стали неистово мять ее. У Арианы закружилась голова, и она едва не лишилась чувств.

Лайон видел, какое ошеломляющее впечатление произвел этот поцелуй на Ариану. В душе он ликовал, поскольку шок, в который пришла Ариана, доказывал ее невинность и неопытность. Возможно, это действительно был первый поцелуй в ее жизни. И все же сомнения и подозрения Лайона еще не были до конца рассеяны. Ариана могла притворяться. Лайон был для нее врагом, которого следовало обманывать, пользуясь женскими хитростями.

Возможно, эта женщина носила под сердцем ребенка другого мужчины.

Неужели она действительно завела любовника? Эта мысль повергала Лайона в слепую ярость. Его лицо помрачнело, и он внезапно оттолкнул от себя Ариану.

— Садитесь на коня, миледи, мы должны добраться до Краймера еще до наступления ночи, — заявил он.

Лайон встал и направился к своим воинам, расположившимся поодаль. Ариана с недоумением посмотрела ему вслед. Да, этот норманн был таким же грубияном, как и его король. Какое право он имел при всех прикасаться к ней и дарить бесстыдные ласки? Впрочем, Ариана не знала, были ли эти ласки действительно бесстыдными. Возможно, привитые ей в монастыре добродетели, такие, как целомудрие, смирение, послушание, непорочность, скромность, были всего лишь отражением строгой аскетической жизни его обитательниц и противоречили здравому смыслу? Может быть, все это были недостижимые идеалы, которым в реальной действительности не могла соответствовать ни одна женщина?

Сэр Белтейн помог Ариане подняться в седло. Бросив взгляд через плечо, она заметила, что Терса смотрит на молодого, симпатичного рыцаря с нескрываемым восхищением.

— Я буду сопровождать вас остаток пути до Краймера, миледи, — сообщил Белтейн, почтительно поклонившись. — Лорд Лайон поедет впереди.

Ариана кивнула. Несмотря на учтивость и почтительность этого человека, она ни на секунду не забывала, что он — презренный норманн. Ариана не хотела иметь ничего общего с врагами своего отечества.

Тем временем Лайон пришпорил коня и поскакал прочь, подальше от женщины, нарушившей его душевный покой. На протяжении пяти лет он редко вспоминал Ариану. Честно говоря, он ценил больше своего боевого коня, нежели жену. Когда он думал о ней, перед его мысленным взором возникал образ дерзкой, ершистой девчонки, постоянно выводящей его из себя. Он и представить не мог, что она превратилась в надменную красавицу с роскошными пепельными волосами, алыми чувственными губами и соблазнительным телом, созревшим для любовных утех. За эти пять лет произошло чудо. Но к сожалению, характер Арианы остался прежним. К тому же она ненавидела норманнов.


Остановившись у разводного моста, Лайон окинул взглядом замок. Он гордился своими владениями. Вот уже пять лет Лайон являлся хозяином Краймера. Но все это время он находился на службе у короля Вильгельма. В последние годы страна преобразилась. На границах были возведены мощные крепости, охранявшие земли, принадлежавшие норманнам.

Лайон приветствовал охрану, несшую караул на валах, и подождал, пока опустят разводной мост. Проехав в ворота замка, он оказался во внутреннем дворе. Здесь ему в глаза сразу же бросились верховые лошади и незнакомые люди. К Лайону поспешно подошел слуга, чтобы взять под уздцы его коня.

— Я вижу, у нас гости, — промолвил Лайон.

— Да, милорд, — сказал слуга. — К нам приехал лорд Эдрик Блэкхит. Он ждет вас в зале.

— Эдрик? — удивленно переспросил Лайон.

Бывший жених Арианы! Их помолвку расторг король Вильгельм, задумавший выдать замуж владелицу замка Краймер за своего верного рыцаря. Лайон стал теперь сеньором Эдрика, который присягнул на верность Вильгельму. Эдрик помогал формировать войско короля и служил на границах его владений. Насколько знал Лайон, бывший жених Арианы так и не женился.

Войдя в тускло освещенный зал замка, Лайон остановился. От дыма факелов и горевшего очага слезились глаза. За длинным дубовым столом сидели рыцари. По приказу сенешаля Кина слуги подавали им кружки с лучшим пенистым элем, хлеб и блюда с мясом. Обитатели замка старались оказать гостеприимство воинам Вильгельма.

Увидев Лайона, Эдрик сразу же поднялся со скамьи. Он пытался скрыть терзавшую его душу ревность и ненависть к мужу Арианы. Улыбка заиграла на губах гостя при приближении владельца замка.

— Приветствую вас, милорд, — сказал Эдрик, шагнув вперед. — Я наслышан о Лайоне Нормандском и его подвигах и решил, что настало время познакомиться с вами. Тем более что теперь мы соседи и вы — мой сеньор. Узнав, что вы возвращаетесь в Краймер, я поспешил сюда, чтобы представиться. — Эдрик нетерпеливо взглянул на двери зала, как будто ждал, что сейчас появится жена Лайона. Но Арианы не было, и на лице Эдрика появилось выражение разочарования. — У меня не было возможности в свое время поздравить вас и вашу супругу со вступлением в брак. Впрочем, вы, как и я, не видели Ариану в течение последних пяти лет. Она все еще в монастыре Сент-Клер?

— Вы прекрасно осведомлены о моей жене, — подозрительно поглядывая на собеседника, сказал Лайон.

— В этом нет ничего удивительного. Всем в округе известно, что вы отправили ее в монастырь сразу же после свадьбы. За пять лет она, должно быть, превратилась в настоящую красавицу, — с напускной небрежностью заметил Эдрик. — Кстати, вы привезли с собой в Краймер свою любовницу?

— Вы слишком много знаете для человека, который редко появляется при дворе, — проворчал Лайон.

— Да, я действительно не часто бываю при дворе Вильгельма, но до меня исправно доходят слухи, что там происходит, — с улыбкой сказал Эдрик. — Говорят, леди Сабрина очень огорчилась, узнав, что Вильгельм отсылает вас в Краймер для зашиты границ своих владений от посягательств короля Малькольма, готовящего очередное вторжение на нашу землю.

Лайон внимательно посмотрел на Эдрика. Это был очень обаятельный молодой человек с золотистыми волосами. Неудивительно, что Ариана согласилась выйти за него замуж. У Эдрика было по крайней мере то, чего был лишен Лайон. Например, Эдрик являлся законнорожденным сыном крупного землевладельца и унаследовал свой титул от отца. Он отважно сражался в битве при Гастингсе и стяжал славу среди саксов. Лайона настораживало то, что Эдрик так легко уступил и присягнул на верность Вильгельму, предпочтя сохранить за собой свои земли.

Странным было и то, что Эдрик очень вяло возражал против расторжения своей помолвки с Арианой. Будь на его месте Лайон, он бы отчаянно боролся за то, чтобы жениться на Ариане и заполучить Краймер. Нет, Лайон не доверял Эдрику, считая, что тот ведет себя подозрительно. Эдрик был слишком пассивен и делал вид, что не пытается спорить с судьбой. Интересно, что он задумал?

— Меня удивляет, что вы явились в мой замок именно в тот день, когда я вернулся в Краймер со своей женой. Вас привели сюда какие-то срочные дела, которые вы желаете обсудить со мной?

Эдрик бросил на Лайона изучающий взгляд.

— Я просто слышал, что вы сегодня возвращаетесь в Краймер, и, поскольку все равно проезжал мимо, решил завернуть к вам, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Вас очень долго не было в замке. Я не знал, что леди Ариана приедет с вами. Кстати, где она, милорд? Мне до сих пор не представилось случая поздравить ее со вступлением в брак. Надеюсь, она здорова?

Слова Эдрика были своеобразным вызовом. Если бы Лайон оскорбил Ариану или нанес ей телесные повреждения, Эдрик заставил бы его дорого заплатить за это.

Лайон не успел ответить, так как в зал вошла Ариана в сопровождении воинов своего супруга. Увидев Лайона рядом с Эдриком, она почувствовала, как у нее сердце уходит в пятки от страха. Что здесь делает Эдрик? Как он оказался в замке? Зачем приехал? Может быть, Лайон догадывается, что все эти годы она тайно общалась со своим бывшим женихом?

Ариана заставила себя улыбнуться, чтобы скрыть обуревавшие ее чувства.

— Что привело вас в Краймер, лорд Эдрик? Надеюсь, в Блэкхите все в порядке? — спросила она.

Эдрик не сводил глаз с Арианы. Впервые за пять лет он видел ее при свете дня. Во время свиданий в монастыре ее лицо и фигуру скрывали густые плети вьющихся растений и решетчатая калитка. Но главным препятствием была темнота, в которой Эдрик мог разглядеть только смутные очертания своей любимой.

Ариана была удивительно хороша собой. У Эдрика перехватило дыхание, когда он оглядел ее стройную фигуру. Она была прелестным ребенком в детстве, а сейчас расцвела и превратилась в настоящую красавицу. Желваки заиграли на щеках Эдрика при мысли, что Ариана Краймер досталась такому мерзавцу, как Лайон Нормандский. Нет, эта женщина должна была принадлежать только ему, Эдрику, саксу по происхождению, а не нормандскому захватчику.

Заметив страстный взгляд Эдрика, устремленный на Ариану, Лайон нахмурился. Он чувствовал, что между его женой и этим человеком существует какая-то тайная связь. Может быть, Ариана все еще любила Эдрика? Во всяком случае, Эдрик, судя по выражению его лица, был неравнодушен к Ариане. Он испытывал к ней влечение.

Внезапно Лайона осенила догадка. Настоятельница сказала правду. Ариана действительно встречалась по ночам с мужчиной у монастырской ограды. И этим мужчиной был Эдрик Блэкхит!

— Моей жене необходимо отдохнуть после долгого пути, лорд Эдрик, — сказал Лайон и подозвал проходившего мимо Кина. — Проводите леди Ариану в ее покои, Кин.

Сенешаль поклонился.

— Добро пожаловать в Краймер, миледи, — сказал он. — Мы все рады, что вы наконец вернулись.

— Спасибо, Кин. Я тоже счастлива снова видеть вас, — сказала Ариана и, повернувшись к Лайону, промолвила: — Я нисколько не устала, милорд. Лорд Эдрик не ответил на мой вопрос. Я хочу продолжить разговор с ним после того, как утолю жажду. — И, сделав несколько глотков эля из кружки, поднесенной слугой, она снова с улыбкой спросила Эдрика: — Надеюсь, в Блэкхите все в порядке?

— Да, миледи, Блэкхит процветает, — ответил Эдрик.

Он чувствовал на себе пристальный взгляд Лайона, и это беспокоило его. Лайон тем временем едва сдерживал себя, кипя от гнева. Эдрика беспокоило будущее Арианы. Характер ее, судя по всему, ничуть не изменился за го́ды, проведенные в монастыре. Однако Лайон едва ли станет терпеть вздорную, своенравную жену. Эдрик чувствовал, что между супругами установились довольно натянутые отношения.

— Простите, лорд Эдрик, — сказал Лайон, — но моя жена сама не понимает, что говорит. Она падает с ног от усталости, и ей необходимо отдохнуть. — С этими словами он подхватил Ариану на руки. — Прошу вас, угощайтесь! А я пойду уложу Ариану спать.

Ариана открыла было рот, чтобы возразить Лайону, но сочла за лучшее промолчать. Лайон повернулся и направился к узкой каменной лестнице, которая вела на второй ярус донжона. Там, над залом первого этажа, где собирались рыцари и слуги, располагались покои хозяев замка.

— Отпустите меня, милорд, я требую этого! — воскликнула Ариана, упираясь руками в его мускулистую грудь. — Даже для норманна вы слишком грубы и неучтивы!

Лайон, не обращая внимания на ее вопли, продолжал подниматься по крутой каменной лестнице. Подойдя к двери покоев, он пнул ее и переступил порог. Здесь поставил Ариану на ноги и сердито посмотрел на нее.

— Вам не кажется странным, что Эдрик появился здесь в тот день, когда мы приехали? — спросил он. — Это выглядит очень подозрительно.

Ариана насторожилась.

— Я не понимаю, что вы находите странным в визите соседа, вашего вассала, к нам в замок, — сказала она.

— Вы считаете меня круглым идиотом, миледи? Я знаю, что лорд Эдрик был именно тем человеком, с которым вы тайно встречались, когда были в монастыре. Достаточно посмотреть на него, чтобы понять, что он до сих пор влюблен в вас.

— Вы ошибаетесь, милорд! Я не встречалась с ним! — воскликнула Ариана, чувствуя, как ее охватывает ужас.

— Прекратите, Ариана! Не лгите мне! — взревел Лайон, который был не в силах больше сдерживать свой гнев. — Не беспокойтесь, я не собираюсь убивать вашего любовника. Признайтесь мне сейчас во всем, и я пощажу вас и его.

— Мы ни в чем не виноваты, милорд, — испуганно сказала Ариана. Она не смогла бы простить себе гибель Эдрика. Поэтому Ариана решила рассказать мужу правду. Она не знала, на что способен этот свирепый нормандский воин. Кроме того, ей претило лгать. — Вы правы, мы встречались с Эдриком, когда я жила в монастыре. Но эти свидания проходили у запертой калитки, мы даже не могли как следует разглядеть друг друга. Эдрик ни разу не дотронулся до меня. Мы просто разговаривали, вот и все. Лорд Эдрик заботился обо мне, в то время как мой муж забыл о моем существовании. Если бы не король Вильгельм, я бы до сих пор оставалась в монастыре Сент-Клер и провела бы там, наверное, остаток своих дней.

Щеки Арианы раскраснелись от волнения. В этот момент она была как никогда очаровательна. Лайон невольно залюбовался ею. Ее зеленые глаза блестели, как звезды, лицо пылало, грудь вздымалась. Лайон почувствовал, что его охватывает возбуждение.

— Когда я впервые увидел вас, вы показались мне вздорным, своенравным ребенком, с которым я не мог вступить в брачные отношения, — сказал Лайон. — Кстати, я сразу понял, что из вас никогда не получится кроткой, послушной женщины. И все же я надеялся, что добродетельные монахини смягчат ваш нрав и убедят, что смирение украшает женщину.

Ариана гордо вскинула голову, хотя ей хотелось повернуться и убежать.

— Я не собираюсь пресмыкаться перед нормандским захватчиком, — заявила она. — Я сказала вам правду. Эдрик явился ко мне, потому что был обеспокоен моей судьбой. Он рассказывал мне о том, что происходите мире, от которого я была отрезана. — Ариана бросила на Лайона насмешливый взгляд. — В том числе и о ваших подвигах. Монахини даже об этом хранили суровое молчание.

— Эдрик был когда-то вашим женихом, — сказал Лайон. — Вы все еще любите его? Если так, вы напрасно надеетесь на мою снисходительность. Я не отпущу вас к нему. Вы — моя законная жена, Ариана, и, пока я не получу доказательств того, что вы лишились невинности, вы останетесь со мной.

Лайон крепко обнял ее.

— Вы дрожите, миледи, — промолвил он. — Боитесь меня? Ну что ж, я действительно страшен в гневе.

Ариана на самом деле не могла унять охватившую ее дрожь. Но причиной тому был не страх, а близость Лайона. Она не привыкла к мужским объятиям, новые, неведомые ранее эмоции обуревали Ариану. Она ощущала исходившие от мужа силу и энергию, и это пугало ее.

Она одновременно испытывала к Лайону влечение и ненависть.

— Думайте обо мне что угодно, милорд, — сказала она, глядя в его пылавшие страстью глаза.

Никогда еще мужчины не смотрели на нее так, как сейчас смотрел муж, и у нее бешено колотилось сердце от волнения.

Лайон чувствовал, что еще немного, и он утратит над собой контроль. Ариана была слишком соблазнительна. Лайон не мог устоять перед ней. Он хотел овладеть этой строптивой, дикой кошкой. Сабрина, дарившая ему ласки все эти годы, не шла с ней ни в какое сравнение, хотя до этих пор Лайон был доволен своей любовницей.

Он погладил ее по волосам, а потом поднял голову за подбородок. О, как ему хотелось овладеть ею! На лицо Арианы упали пряди пепельных волос. Лайон припал к губам жены в страстном поцелуе, его язык проник к ней в рот. Ариана почувствовала, как его ладони легли на ее вздымающуюся от волнения грудь. Однако внезапно Лайон отпрянул от нее.

Они оба тяжело дышали.

— Я только хотел продемонстрировать вам то, как буду вести себя, когда мы наконец соединимся, Ариана, — сказал он, восстанавливая дыхание. — Мне нравится ваш темперамент.

— А мне не нравится, что вы грубы. Вы ведете себя, как дикий вепрь.

Глава 3

Лайон пришел в бешенство от таких слов, но постарался взять себя в руки.

— Вы только что сравнили меня с диким вепрем, — сказал он. — Если бы вы были мужчиной, я свернул бы вам шею за такое оскорбление.

— Если бы я была мужчиной, то не попала бы в зависимое положение от вас, — парировала Ариана.

Гнев Лайона скоро иссяк. Ариана подняла на него свои прекрасные зеленые глаза, и он увидел, насколько она беззащитна при всем своем мужестве. Лайон был потрясен теми чувствами, которые неожиданно нахлынули на него. Он любил эту женщину! Да, он хотел обладать ею, но этим его желания не ограничивались. Лайон жаждал ее нежности и преданности, он хотел взаимности от нее, глубоких ответных чувств.

Он тряхнул головой, пытаясь избавиться от наваждения. Лайон боялся обуревавших его опасных мыслей и желаний, которые могли в конце концов разбить сердце.

— Вашему нынешнему положению можно только позавидовать, миледи, — сказал Лайон, стараясь говорить ровным, спокойным голосом, чтобы не выдать волнения. — Вы — графиня, ваш муж — влиятельный человек при дворе Вильгельма, и наши владения процветают. К счастью, у меня достаточно сил и средств для того, чтобы противостоять мародерствующим шотландцам и держать в узде сакских лордов.

Ариана бросила на мужа испытующий взгляд. В Лайоне было что-то дикое, грубое, стихийное, что одновременно привлекало и отталкивало ее. Он был высокомерен и вел себя с большим достоинством, Ариана вынуждена была признать это.

— Я была графиней еще до того, как на нашу землю вторглись нормандские захватчики, убили моего отца и братьев и отобрали мои владения, — холодно заявила она. — Вы не хотели жениться на мне, вас к этому принудил король Вильгельм. Да мне и не нужен такой муж, как вы.

— Тем не менее мы — законные супруги и должны жить в браке. Вы родите мне наследников и пообещаете хранить верность. А я дам слово не обращаться с вами грубо и жестоко.

— Я не собираюсь присягать на верность нормандской свинье! Ни за что на свете! Вы не дождетесь этого от меня! — в сердцах воскликнула Ариана.

В ее словах было столько яда и сарказма, что Лайон недовольно поморщился. Эта женщина действительно обладала острым языком. Ему придется повозиться с ней, чтобы обуздать ее строптивый нрав.

Лайон впился в нее сердитым взглядом. Она снова вывела его из себя. Не в силах больше сдерживаться, он толкнул ее на кровать. Ариана потеряла равновесие и упала на мягкую перину. Она понимала, что в своей дерзости зашла слишком далеко. Неужели она никогда не научится держать язык за зубами? Робко подняв глаза на мужа, она увидела, что он смотрит на нее, сжимая кулаки.

— Вы дадите мне клятву верности, миледи! Я добьюсь этого, чего бы мне ни стоило! — взревел он и лег рядом с ней на кровать.

— Нет! — упрямо воскликнула Ариана.

Лайон склонился над ней, и она закрыла глаза. Когда он припал к ее губам, она начала мотать головой, стараясь не дать ему поцеловать себя, но он сжал ее виски ладонями. Язык Лайона, словно острый меч, проник в ее рот. Стон протеста вырвался из глубины ее груди. Однако сопротивление было тщетным. Язык Лайона еще глубже вошел в ее рот. Ариана почувствовала странное жжение и дискомфорт внизу живота. Это были новые, незнакомые ощущения.

Рука Лайона тем временем скользнула по ее груди, его пальцы поиграли с ее соском, а потом двинулись дальше. Лайон погладил ее живот, бедра и ягодицы. Не прерывая поцелуя, муж неистово ласкал ее тело. Он действовал решительно, напористо, безжалостно, обуреваемый досадой и гневом.

— Вы хотите изнасиловать меня, милорд? — со слезами в голосе спросила Ариана, когда он наконец прервал поцелуй.

Руки Лайона скользнули под ее платье, и он начал медленно задирать подол, обнажая тело Арианы.

— Изнасиловать? — удивленно переспросил Лайон, поднимая голову. Ему не понравилось это слово, тем более что он не собирался овладевать женой до тех пор, пока не удостоверится, что она не беременна от другого мужчины. — Нет, миледи, когда я решу овладеть вами, я сделаю это, не прибегая к насилию.

Встав с кровати, он поднял за руку Ариану и поставил ее перед собой на колени.

— Я требую, чтобы вы присягнули мне на верность, миледи. Я ваш сеньор, вы должны дать мне клятву!

Хотя Ариана знала, что поплатится за отказ выполнить приказ Лайона, она не желала присягать на верность человеку, явившемуся на ее землю вместе с захватчиками, отнявшему жизнь у ее близких и отобравшему ее наследственные владения. Ариана молча сжала зубы, с вызовом поглядывая на Лайона. Его охватила ярость.

Ариана закрыла глаза, ожидая, что сейчас на нее посыплется град ударов. Большинство мужчин на его месте набросились бы на нее с кулаками, и в этом не было бы ничего странного. Прошло несколько минут, в комнате царила напряженная тишина… Ариана открыла глаза и огляделась вокруг сквозь пелену слез.

Она находилась одна в покоях жилой башни. Лайона не было. Вздохнув с облегчением, Ариана встала и подошла к кровати. У нее подкашивались ноги. Присев на краешек постели, она обхватила плечи дрожащими руками.

— Берегитесь, миледи, берегитесь Лайона Нормандского! Неужели пять лет, проведенные в монастыре, ничему вас не научили?

— Надия! — воскликнула Ариана. — Как ты сюда вошла?

— Через дверь, миледи. Она оказалась распахнутой настежь. На лестнице я встретила лорда Лайона. Он был в ярости. В таком состоянии, мне кажется, он мог бы легко убить вас. Что вы натворили?

Ариана покраснела и отвела глаза в сторону.

— Я отказалась присягать ему на верность.

Подойдя поближе, Надия окинула Ариану внимательным взглядом.

— Я не вижу на вас следов побоев. Он поднял на вас руку?

— Даже пальцем не тронул, Надия. Я думала, Лайон убьет меня на месте за дерзость и те колкости, которые я ему наговорила…

— А он знает о ваших свиданиях с лордом Эдриком?

Ариана изумленно посмотрела на колдунью.

— А как ты догадалась о том, что… — Ариана осеклась. — Никто об этом не знает, Надия. Откуда тебе обо всем известно?

Надия с загадочным видом усмехнулась.

— Я многое знаю, Ариана. У меня бывают вещие видения. А вы еще не утратили свой пророческий дар?

Ариана с опаской посмотрела на дверь. Ей не хотелось, чтобы их подслушали.

— Нет, не утратила, — понизив голос, ответила она. — Хотя в монастыре меня редко посещали видения.

— Что вы намерены делать дальше, Ариана? Лайон убьет вас и Эдрика, если узнает о ваших отношениях и тайных встречах у калитки монастыря.

— Он уже обо всем догадался, и тем не менее я до сих пор жива. Очень странно, но порой лорд Лайон кажется мне довольно мягким человеком. Однако бывают минуты, когда он внушает мне панический страх. Он такой большой… такой сильный… такой чужой и пугающий… Норманн, одним словом… У него вспыльчивый характер. Я боюсь, что он убьет лорда Эдрика. Прошу тебя, спустись в зал и узнай, что там происходит, надо предотвратить беду. Подойди как-нибудь незаметно к Эдрику и шепни ему, что я хочу поговорить с ним с глазу на глаз. Я опасаюсь за его жизнь.

Надия, прищурившись, внимательно посмотрела на Ариану.

— Признайтесь, Ариана, вы лишились девственности? Страшно даже предположить, что может случиться, если это неожиданно раскроется, когда вы с Лайоном вступите в брачные отношения.

Ариана вспыхнула до корней волос.

— Нет, Надия, мне не в чем каяться перед мужем, я ему не изменяла.

— Слава Богу! Не хотела бы я быть на вашем месте, если бы вы навлекли на себя несмываемый позор. Впредь будьте осторожны и запомните: лорд Лайон отнюдь не мягкий человек. Он может быть грубым и жестоким. Норманны не знают пощады.

И с этими словами Надия тихо вышла из покоев Арианы. Девушка легла на постель и закрыла глаза. День выдался утомительным и тяжелым, и она устала. Кроме того, Ариане страшно хотелось есть. Она могла бы спуститься в зал и поужинать, но боялась новой встречи с Лайоном, который вел себя непредсказуемо. Вскоре она задремала.


Войдя в зал, Лайон осмотрелся. Его душил гнев. Лайона выводил из себя не только дерзкий отказ Арианы присягать ему на верность, но и тот факт, что Эдрик все еще находился в Краймере. Он сидел за длинным столом с рыцарями Лайона и пил темный пенистый эль.

Лайон медленно, пружинящей походкой подкрадывающегося к добыче хищника подошел к саксу. Ему хотелось наброситься на Эдрика и убить на месте за вероломство. Но Лайон не мог нарушить законы гостеприимства. Кроме того, Вильгельм считал Эдрика преданным вассалом. Сам Лайон не доверял бывшему жениху Арианы, хотя тот и принес клятву верности Вильгельму Завоевателю и с тех пор стоял на защите границ его владений.

— Не хотите ли заночевать в замке вместе со своими людьми, лорд Эдрик? — спросил Лайон. — Зал у нас большой, всем хватит места, мы постелим вам тюфяки.

— Нет, спасибо, — сказал Эдрик, поднимаясь из-за стола. Он решил вернуться домой, поскольку ничем больше не мог помочь Ариане. Эдрик приехал в Краймер, чтобы убедиться, что с Арианой все в порядке и ее не бросили в темницу монастыря, после того как настоятельница застала ее ночью у калитки. Однако теперь он понимал, что явился не вовремя и доставил Ариане одни неприятности. — Мне необходимо вернуться в поместье. Передайте леди Ариане, что я как-нибудь заеду справиться о ее самочувствии.

— У вас нет никаких причин беспокоиться о моей жене. Или вы думаете, что я могу ее обидеть? — грозно нахмурившись, спросил Лайон.

Он готов был наброситься на Эдрика.

— Я не хотел сказать ничего обидного в ваш адрес, лорд Лайон. Я и леди Ариана с детства дружим, когда-то мы были даже обручены. Ее отец погиб, и я считаю своим долгом защищать ее.

— Я освобождаю вас от этого долга, — бросил Лайон. — Жизнь моей жены не должна вас касаться. Это мое дело — защищать ее и заботиться о ней. Могу обещать вам только одно: ни один волос не упадет с ее головы до тех пор, пока она будет покорна и послушна мне.

Эдрик рассмеялся.

— Вы плохо знаете Ариану, милорд, если думаете, что она будет вести себя кротко и во всем слушаться вас, — заявил он и увидел, как помрачнел Лайон. — Впрочем, судя по выражению вашего лица, вы уже успели познакомиться с ее характером. Ну что ж, в таком случае позвольте пожелать вам спокойной ночи и откланяться.

Кивнув Лайону, Эдрик повернулся и зашагал к выходу. Его люди двинулись вслед за ним. Эдрик уже сел в седло, когда рядом с ним возникла, словно привидение, сгорбленная старуха.

— Это я, Надия, милорд, — скрипучим голосом сказала она. — Леди Ариана просила меня передать вам кое-что на словах.

Эдрик с опаской оглянулся.

— Говори, Надия, в чем дело? Чего хочет Ариана?

— Она желает поговорить с вами с глазу на глаз, лорд Эдрик, но боится Лайона.

— Передайте вашей госпоже, что я постараюсь устроить наше свидание. Но сейчас мне необходимо ехать, иначе я вызову подозрение. До поры до времени я должен делать вид, что являюсь верным и преданным вассалом Вильгельма.

И, пришпорив коня, Эдрик Блэкхит выехал из замка Краймер в сопровождении своих слуг.


До поздней ночи Лайон пил эль со своими рыцарями, осушая кружку за кружкой. Но хмель не помогал ему избавиться от образа жены, стоявшего перед глазами. Он видел ее лучистые зеленые глаза, чуть припухшие от поцелуев губы… Лайон подумывал уже переспать с одной из служанок, чтобы снять напряжение и забыть об Ариане. Однако, оглядевшись вокруг, он понял, что никто не заменит ему красавицу жену. Ни одна служанка не могла с ней сравниться. Лайон вспоминал Сабрину и ее страстные объятия, но даже образ любовницы не мог вытеснить из его сознания мысли о дикой кошке, ожидавшей его в своих покоях.

Когда все его люди расположились, как обычно, в зале на ночлег, разложив тюфяки вокруг очага, Лайон, чуть пошатываясь, поднялся по освещенной факелами лестнице на второй ярус башни.

Покои жены тускло освещала свеча. Ариана спала, укрывшись одеялом. Лайон снял обувь, штаны и верхнюю одежду и лег в одной рубахе поверх одеяла рядом с Арианой. Она не проснулась. Когда Лайон осторожно заключил ее в объятия, Ариана только вздохнула, не открывая глаз.


За годы жизни в монастыре Ариана привыкла рано вставать и поэтому проснулась на рассвете. Ей было намного теплее и уютнее в покоях Краймера, чем в холодной келье святой обители, под изношенным одеялом, не спасавшим от утренней прохлады и сырости. Она свернулась калачиком, но тут же окончательно проснулась, наткнувшись на кого-то лежавшего рядом с ней. Ариана испуганно отпрянула и открыла глаза.

Попытавшись встать, она заметила, что рука Лайона крепко обнимает ее за талию. У Арианы перехватило дыхание. Она осторожно убрала руку мужа и выскользнула из постели. Замерев у кровати, она внимательно взглянула на спящего Лайона. Странная, необъяснимая тоска охватила Ариану.

Лайон слегка похрапывал, его рот был приоткрыт. Он лежал поверх одеял в одной рубахе. Подол задрался, и взору Арианы предстали обнаженные бедра и часть ягодиц мужа. Она смущенно отвела взгляд в сторону. Ей раньше никогда не приходило в голову, что мужчины обладают особой красотой. Только сейчас эта мысль родилась в сознании Арианы.

Она не могла не любоваться сильным, великолепным телом Лайона. Даже во сне оно дышало силой и мощью. Ариана стыдилась собственных мыслей и ощущений. Эдрик, истинный сакс, ничем не уступал Лайону, он тоже был красив и силен, но в его присутствии Ариану не охватывал волнующий трепет.

Лайон тем временем наблюдал за Арианой сквозь полуопущенные ресницы, притворяясь спящим. О чем она думала? Может быть, сравнивала его с Эдриком? В таком случае в чью пользу было это сравнение?

— Если вы будете продолжать так беззастенчиво меня разглядывать, я не отвечаю за свои действия, — неожиданно промолвил он.

Ариана вздрогнула.

— Я… я думала, вы спите.

— Я действительно спал, но меня разбудил ваш пристальный взгляд.

Ариана смущенно отвернулась.

— Я спешу на кухню, — сказала она. — Теперь, когда я стала хозяйкой замка, мне необходимо взять в свои руки бразды правления домашним хозяйством. Но сначала я должна принять ванну!

Огромная деревянная бадья, в которой купалась семья владельца замка, располагалась в специально отведенной комнате рядом с кухней. Она была гордостью отца Арианы, установившего самую роскошную ванну в своем замке.

— У замужней женщины есть более важные обязанности, — с усмешкой заметил Лайон. — Впрочем, вы скоро узнаете какие. А сейчас пойдемте, мы будем купаться вместе.

Лайон быстро встал с постели, оделся и, взяв Ариану за руку, вывел ее из покоев. Ариана попробовала упираться, испугавшись его намерений, но Лайон был сильнее. Он буквально стащил ее по ступеням каменной лестницы на первый ярус башни.

Слуги уже суетились на кухне — в деревянной пристройке позади донжона. Лайон и Ариана быстро прошли мимо них в помещение, где стояла бадья. Посреди комнаты был вырыт небольшой колодец, из которого доставали свежую воду. В углу располагался очаг, поэтому здесь было всегда тепло. На огне стояли котлы с кипящей водой. Их поставили слуги задолго до рассвета, чтобы приготовить владельцам замка ванну. Взяв ведро, Лайон быстро наполнил бадью, смешав горячую и холодную воду.

— Прошу вас, миледи, — сказал он, делая приглашающий жест.

Ариана застыла на месте. Неужели он действительно намеревался принять ванну вместе с ней?

— Ну же, миледи, не робейте, — подбодрил он ее и начал медленно раздеваться.

Покраснев до корней волос, Ариана резко повернулась и выбежала из купальни. За ее спиной раздался раскатистый хохот.


Пока Ариана принимала ванну, Лайон в сопровождении своих рыцарей объезжал принадлежавшие ему деревни. Владельцу огромного поместья надлежало следить за сельскохозяйственными работами, ремонтом построек и мостов и собирать подать с крестьян.

После Арианы ванну приняла Терса. Она любила чистоту и аккуратность, и ей было стыдно за свой неприглядный вид перед госпожой. Она была очень милой девушкой, с безупречного цвета кожей и длинными густыми волосами цвета спелой пшеницы. Завершив омовение, госпожа и служанка отправились в кладовую, чтобы выбрать ткань для новых нижних юбок и рубах.

— Как вы считаете, я могу понравиться сэру Белтейну? — застенчиво спросила Терса, убирая со лба упавшую прядь золотистых волос.

Ариана была удивлена таким вопросом и не сумела этого скрыть.

— А ты хотела бы ему понравиться?

— Да, миледи. Он самый красивый рыцарь на всем белом свете. Я, конечно, ему не пара… Сэр Белтейн слишком хорош для меня.

— Терса, ты принадлежишь к племени саксов. А это значит, что ты слишком хороша для такой нормандской свиньи, как Белтейн. Найди себе более достойного мужчину!

— Как скажете, миледи, — произнесла Терса, потупив взор.

Ей нравился Белтейн вне зависимости от того, был он саксом или норманном, но Терса понимала, что они никогда не смогут быть вместе.

В кладовой за пять лет скопилось множество отрезов тканей. Женщины выбрали голубые, зеленые и розовые тона для нижних юбок Арианы, а также тонкое полотно для сорочек. Слугам обычно шили нижнее белье из коричневой и серой ткани, однако Ариана выбрала для Терсы более яркие тона. Через несколько дней новое белье должно было быть готово.

К возвращению Лайона в замке приготовили вкусный ужин из множества блюд. Здесь были рыба, птица, говядина с овощами, фрукты, свежеиспеченный хлеб из пшеничной муки мелкого помола, который могли себе позволить только очень состоятельные люди. К столу подавали пиво, вино, эль. Рыцари с удовольствием осушали кубок за кубком. Ариана сидела за расположенным на возвышении столом рядом с Лайоном.

— Вы заслужили мою похвалу, леди, — сказал Лайон. — Приготовленный вами ужин понравился и мне, и моим людям.

— Я всего лишь выполняю свои обязанности, — промолвила Ариана.

Лайон приподнял бровь.

— Но пока еще не все, миледи, однако надеюсь, что скоро мы исправим это.

Ариана на мгновение лишилась дара речи и почувствовала, как у нее закружилась голова. Перед ее мысленным взором возникло видение: вместо лица Лайона зияла пустота. Вздохнув, она легко, без усилий, скользнула в нее и увидела следующую картину.

Лайон с обнаженным, залитым кровью торсом стоял, окруженный густым серым туманом. Перед ним возвышался воин, лица которого Ариана не могла разглядеть. Он целился копьем прямо в сердце Лайона. Сама Ариана парила среди тумана, словно невесомое воздушное существо. И тут вдруг, к ее ужасу, безликий воин обернулся к ней. И хотя он молчал, Ариана понимала, что он спрашивает ее, вонзить ли ему копье в сердце Лайона или пощадить его. Именно она должна была принять решение. Жизнь и смерть Лайона находились в ее руках.

Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но не смогла издать ни звука, поскольку была бесплотным эфемерным существом. И тогда Ариана покачала головой, не в силах принять окончательное решение. Но тут Лайон выхватил копье из рук воина и вонзил его острие в сердце Арианы. Странно, но из раны не пролилось ни капли крови. А затем видение рассеялось, словно дым. И лишь боль, пронзившая ее сердце, осталась.

Неужели нерешительность Арианы приведет ее к гибели? Боль, которую она сейчас ощущала, была острой и настоящей. Дрожь пробежала по телу девушки, и она открыла глаза. Над ней склонился Лайон, в его взгляде застыла тревога. Ариана поняла, что находится не в зале замка, а лежит в своей спальне на кровати.

— С вами такое часто бывает? — спросил Лайон.

— Что вы имеете в виду, милорд?

— Ваш обморок. Вы закатили глаза и, казалось, перестали дышать. Я испугался, решив, что вы умираете, отнес вас в спальню и приказал привести священника.

Ариана попыталась сесть на кровати.

— Мне не нужен священник.

Лайон снова уложил ее на подушки.

— Объясните мне, что с вами происходит, — потребовал он.

— Я… я хочу видеть Надию.

На пороге спальни появился священник.

— Вы звали меня, милорд? — спросил он.

Взглянув на Ариану, Лайон заметил в ее глазах страх.

— Нет, святой отец, позовите сюда колдунью.

— Колдунью? Вы хотите видеть Надию? Но ведь то, что она делает, иначе как непотребством не назовешь! — возмутился священник. — Ее черная магия не сможет помочь леди Ариане.

— Тем не менее я приказываю вам позвать ее.

— Я здесь, милорд.

Священник вздрогнул, услышав голос Надии, и посторонился, когда она оттолкнула его от двери. Колдунья появилась так неожиданно, что казалось, возникла из-под земли. Может быть, она невидимо присутствовала в каждом уголке, в каждом закоулке замка и являлась по первому зову его обитателей? Священник осенил себя крестным знамением и поспешно удалился от греха подальше.

— Значит, с вами это опять случилось, миледи? — спросила Надия. — Поэтому вы испугались?

— О чем ты, старуха? Что именно произошло с моей женой? — грозно спросил Лайон. — Немедленно говори, что все это значит?

Ариану била мелкая дрожь.

— Я впервые в жизни так сильно испугалась, — призналась она. — Я как будто побывала на Судном дне… Нет, это было даже страшнее Судного дня, поскольку судьей была я сама.

— О Господи! — воскликнул Лайон. — Скажет мне наконец хоть кто-нибудь, что с моей женой?

Надия пожала плечами.

— Эти вопросы не ко мне, милорд, — промолвила она, а потом обратилась к Ариане. — Расскажите ему все, Ариана. Все равно рано или поздно он узнает правду, потому что подобное может еще не раз повториться с вами.

Ариана взглянула на мужа сквозь полуопущенные ресницы. Надия была права. Она снова могла погрузиться в полузабытье, в котором ей являлись вещие видения. И подобное состояние Лайон мог счесть безумием.

— У меня было видение, милорд, — тихо сказала она.

Лайон бросил на Ариану изумленный взгляд. Он не был суеверным человеком, но все сверхъестественное вызывало у него чувство, похожее на благоговейный ужас. Вот и сейчас по спине Лайона забегали мурашки.

— Она говорит правду? — спросил он колдунью.

— Да, милорд, — ответила старуха. — У Арианы бывают видения. В детстве она предсказывала грядущие события. Я и ее мать скрывали этот дар от окружающих. Мы боялись, что крестьяне обвинят ее в колдовстве. Видения накатывают на нее внезапно, вот как сегодня.

Лайон повернулся к Ариане.

— Что вам привиделось, миледи?

— Ничего интересного, — ответила она.

Она не могла пересказать Лайону свое видение, поскольку сама не понимала его. Ариана надеялась, что Надия поможет ей истолковать увиденное в вещем сне, но Лайон все не уходил. Он не хотел оставлять свою жену наедине с колдуньей.

— Ничего интересного? — подозрительно спросил он, сверля жену внимательным взглядом.

— Да. Кроме того, я почти ничего не помню из того, что видела. Меня окутывал серый густой туман, в котором мелькали какие-то неясные тени…

Лайон кивнул, не сводя глаз с бледного лица жены.

— Я оставлю вас наедине с Надией. Вы можете поговорить по душам. Что касается меня, то я не верю в эти бредни.

И он решительным шагом направился к двери. Ариана вздохнула с облегчением, когда за ним наконец закрылась, дверь. Расспросы мужа ставили ее в тупик.

— Что именно испугало вас, Ариана? — спросила Надия, когда шаги Лайона смолкли на лестнице.

— Само видение на этот раз было просто жутким, — ответила Ариана. Встав с постели, она стала нервно расхаживать по своим покоям. — Но то, о чем оно говорит, пугает меня еще больше. Мое видение свидетельствует, что жизнь и смерть Лайона находятся в моих руках! Но как такое может быть? Разве я похожа на палача? Или мне суждена эта роль? Я не по своей воле вышла замуж за Лайона, и ты знаешь, Надия, что я всей душой ненавижу норманнов, но я не желаю решать, кому из них жить, а кому умирать.

И Ариана подробно пересказала колдунье свое видение. Внимательно выслушав ее, Надия долго молчала, погрузившись в размышления.

— Ваше видение содержит глубокий смысл, — наконец сказала она. — Вы говорите, что никак не могли решить, даровать Лайону пощаду или обречь его на гибель. Возможно, это свидетельствует, что какая-то неведомая сила крепко связывает вас с Лайоном Нормандским. А может быть, это — предупреждение, что вы не должны впускать его в свое сердце. Любовь к этому человеку таит в себе опасность.

— Но я презираю его! О какой любви может идти речь? Мое сердце навсегда закрыто для этого человека.

— Время покажет, так ли это на самом деле, — качая головой, промолвила колдунья.

— Я вижу, ты не в силах мне помочь, Надия, — разочарованно сказала Ариана. — Уж лучше оставь меня одну, ты говоришь какие-то глупости.

Ничего не сказав, Надия бесшумно выскользнула за дверь.

Ночью, когда Лайон поднялся в покои жены, она уже спала. Он не стал ее будить. Раздевшись, Лайон лег в постель рядом с Арианой. Он долго разглядывал ее лицо, освещенное тусклым светом мерцающей свечи. Лайон не верил в ведьм и колдовство, но ему становилось жутко при мысли о том, его жена может предсказать грядущие события. Ариана была наделена необычайно редким даром, который следовало скрыть от окружающих. Лайон не хотел, чтобы ее обвинили в колдовстве и сожгли на костре как ведьму.

Обеспокоенный тем, что произошло за ужином, Лайон, как ни пытался, долго не мог уснуть. Он хотел Ариану, несмотря на все разочарования. Несмотря на то, что она казалась ему непослушной, строптивой, своевольной, язвительной и упрямой. Ее недостатки и отрицательные качества компенсировали неотразимая красота, отвага и чувственность, о которой, казалось, она сама не подозревала.

Чем дольше Лайон наблюдал за Арианой, тем больше он убеждался в том, что ее встречи с Эдриком Блэкхитом носили совершенно невинный характер. Ариана не лгала Лайону и не нарушала клятвы супружеской верности. Тем не менее ее свидания с посторонним мужчиной под покровом ночи были нарушением правил приличий и заслуживали наказания. Почему она пренебрегла ими? На этот вопрос у Лайона был только один ответ: Ариана любила Эдрика, он был ей милее законного супруга.

Впрочем, в этом Лайон не видел ничего удивительного. Эдрик был саксом, а сам Лайон принадлежал к числу нормандских завоевателей, захвативших родную землю Арианы и убивших многих ее соплеменников. Вполне возможно, что ее отец и братья погибли от руки самого Лайона.

Ариана вздохнула во сне и прильнула щекой к плечу Лайона. И сразу же всю его сонливость как рукой сняло. Он тихо застонал, чувствуя возбуждение. Лайон был женат уже пять лет, но до сих пор еще ни разу не занимался любовью со своей женой. Он поклялся, что не дотронется до нее до тех пор, пока не получит доказательств того, что она не носит под сердцем ребенка от другого мужчины. Однако Лайон далеко не был монахом. Выполнение супружеского долга было его правом, его обязанностью и, наконец, жгучим желанием.

Не раздумывая больше, охваченный сильным возбуждением, Лайон крепко обнял Ариану. Она сразу же проснулась и открыла глаза.

— Что… что вы делаете? — пробормотала она и вскрикнула от ужаса, когда он резким движением положил ее на себя.

Лайон чувствовал, как ее мягкая нежная грудь прикасается к его обнаженной груди. Все его тело было напряжено, затвердевшая плоть восстала. Длинные черные волосы растрепались и рассыпались по подушке. Ариане неожиданно захотелось погрузить в них пальцы и попробовать их на ощупь. Но выражение его лица отпугивало ее. Оно было исполнено суровой решимости, на скулах играли желваки.

Но наибольший страх внушали ей его бездонные голубые глаза. В них мерцали опасные завораживающие огоньки. Лайон мог одним своим взглядом заморозить или испепелить человека. Ариана понимала, что сопротивление бесполезно.

— Вы — моя жена, — заявил Лайон.

У Арианы перехватило дыхание.

— Я это знаю, — пробормотала она.

— У нас не было первой брачной ночи. Прошло уже пять лет со дня нашей свадьбы, и мой долг наверстать упущенное. Я нетерпеливый человек.

Густые длинные ресницы Арианы дрогнули. Ее пугали неукротимая сила и энергия, исходившие от этого человека. Ей казалось, что она лежала не на живом теле, а на глыбе мрамора.

— Но вы же сказали, что… — начала было она, но Лайон не дал ей договорить.

— Я передумал, Ариана. Я хочу вас. Если окажется, что вы не девственница, я отошлю вас назад в монастырь.

— Я… я не хочу, чтобы вы прикасались ко мне. Пожалуйста, не надо…

Ее слова привели Лайона в ярость, он сильнее сжал свои объятия.

— Значит, вы любите Эдрика?

Ариана открыла рот, чтобы возразить ему, но он не дал ей и слова сказать.

— Молчите, я ничего не хочу слышать! То, что вы скажете, не имеет никакого значения. Вы не можете быть рядом с Эдриком. Клянусь, настанет день, когда вы почувствуете, что я вам нужен. Вы сами будете умолять меня заняться с вами любовью. Но если вы задумаете изменить мне, я запру вас в башне, где вы будете сидеть до конца своих дней, раскаиваясь в прегрешениях. Запомните, вы — моя жена, и я буду спать с вами, когда мне это будет угодно. Вы должны радоваться тому, что я захотел овладеть вами!

— Я радуюсь этому точно так же, как Англия радовалась вторжению Вильгельма Завоевателя, — заявила Ариана.

Она хотела еще что-то сказать, но он запечатал ей рот поцелуем. Его губы были грубыми и настойчивыми. И Ариана почувствовала вдруг, что тает в крепких объятиях мужа. Она думала, что насилие отвратит ее от него, но вместо отвращения почувствовала сильное возбуждение.

Глава 4

Лайон перекатился на живот и подмял Ариану под себя. Почувствовав его тяжелый взгляд, она подняла глаза. По выражению его лица Ариана поняла, что он сгорает от желания. Лайон снова припал к ее губам в жадном поцелуе, сжимая ее в крепких объятиях. Затем он приподнялся над ней и разорвал ее сорочку.

— Милорд, прошу вас… — смущенно пробормотала Ариана.

— Все будет хорошо, — успокоил он ее. — Я знаю, как доставить женщине удовольствие.

Он стал осыпать страстными поцелуями ее шею и обнаженную трепещущую грудь. Почувствовав его жаркое дыхание на своей коже, Ариана задрожала. Лайон поиграл языком с ее соском, и он набух и затвердел. Когда он стал жадно сосать ее грудь, Ариана громко застонала. Не понимая, что с ней происходит, она судорожно вцепилась пальцами в тонкие льняные простыни. Лайон стал посасывать и покусывать второй ее сосок, и Ариана начала корчиться и извиваться под ним, полностью потеряв самообладание. Такие острые ощущения она испытывала впервые в жизни. Ариана дрожащим голосом несколько раз произнесла его имя, не отдавая отчета в том, что делает.

— О, Ариана, — пробормотал Лайон, продолжая страстно ласкать ее, — что вы со мной делаете?

— Умоляю, милорд, пощадите меня, — взмолилась Ариана.

— Нет, Ариана, я не обещал вам пощады.

Лайон был слишком возбужден и уже не мог остановиться. Он хотел во что бы то ни стало укротить эту непокорную женщину и стать ее завоевателем, ее супругом. Он хотел усмирить ее, сделать ручной и ласковой…

Он раздвинул ее бедра и подложил свои ладони под ее ягодицы. Ариана хотела вырваться из его рук, но Лайон был намного сильнее. Ощутив прикосновение его языка к самой чувствительной точке своего тела, Ариана задрожала. А когда его язык вошел в ее лоно, она едва не потеряла сознание. Окружающий мир перестал существовать для нее.

Лайон поднял голову и взглянул на нее. Немного придя в себя, Ариана снова начала просить его о снисхождении.

— Умоляю вас, не насилуйте меня, — промолвила она дрожащим голосом.

— Я предпочел бы совратить вас, Ариана. Выбирайте! Скажите, что вам больше нравится, но не просите меня остановиться — это невозможно.

Ариана закрыла глаза, дрожа всем телом. Ее сердце разрывалось от боли. Ей хотелось, чтобы устроенная мужем пытка побыстрее закончилась. Способен ли он на нежность? Она не знала. Но была уверена, что Лайон способен на жестокость. И больше всего на свете Ариана боялась, что этот человек разбудит в ней страсть. Она не хотела превратиться в покорную игрушку в его руках.

— Я выбираю насилие! — заявила Ариана.

Ее гордость была бы уязвлена, если бы норманн пробудил в ней страсть. Пусть уж лучше он возьмет ее силой, против ее воли.

Взглянув на жену, Лайон рассмеялся.

— Вы выбрали насилие? Боюсь, оно вам не понравится. Нет, Ариана, вы созрели для искушения. Я хочу соблазнить вас.

Лайон действительно не хотел применять силу, продолжая исступленно ласкать Ариану. Его шершавые загрубевшие ладони гладили ее шелковистую кожу. Она снова неистово закричала, когда его пальцы проникли в ее влажное горячее лоно. Лайон внимательно наблюдал за выражением ее лица, стараясь уловить малейшие оттенки чувства. Зеленые глаза Арианы потемнели от страсти. Она впервые испытывала такую бурю эмоций. И, осознав это, Лайон широко улыбнулся. Ариана была невинна, теперь он в этом не сомневался.

Ариана тяжело дышала. Она и представить себе не могла, что бывают такие дерзкие, безумные ласки. Когда Лайон снова стал ласкать ее, она начала извиваться и корчиться, не помня себя от возбуждения.

— Вы хотите меня, Ариана, ваше лоно переполнено соками любви, — прошептал Лайон.

Чувствуя влагу, выступившую в промежности, Ариана смутилась. А пальцы Лайона между тем растягивали ее девственную плеву, готовя ее к последней атаке. И вот наконец она почувствовала у входа острие мощного копья. Лайон был так возбужден, что ему не терпелось побыстрее получить разрядку. Ариана сама просила, чтобы он изнасиловал ее, но что-то все же останавливало Лайона. С ним в постели лежала не шлюха, привыкшая к грубому обращению, а его жена, мать его будущих детей. Лайону не составляло труда взять ее силой, но он не хотел причинять ей боль.

Он все глубже проникал в ее лоно. Теперь он был совершенно уверен в том, что Ариана раньше не отдавалась мужчинам. Она была чистой и непорочной. Почувствовав боль, Ариана ахнула и закусила нижнюю губу. У Лайона сжалось сердце, когда он увидел гримасу страдания на ее лице.

— К сожалению, боли не избежать, — мягко сказал он.

Ариана побледнела и застонала. Она знала лишь понаслышке о том, как происходит соитие между мужчиной и женщиной. Чувствуя, как всю ее заполняет огромный жезл мужа, она пришла в ужас. Ей казалось, что он не поместится в ней. Но к ее удивлению, боль скоро прошла, и благодаря предварительным ласкам она снова испытала удовольствие. Ариана уже вздохнула с облегчением, думая, что самое неприятное позади, но тут, почувствовав, что она расслабилась, Лайон решительно атаковал ее и уничтожил девственную защиту. Ариана пронзительно закричала, вонзив ногти в спину мужа. Лайон застыл, ожидая, когда ее боль утихнет.

— Самое страшное уже позади, радость моя, — прошептал он, убирая влажные от пота волосы с ее лба.

Надеясь, что первый шок от боли прошел, Лайон начал осторожно двигаться. И хотя у Арианы еще саднило все внутри, она испытала скорее чувство удовольствия, нежели неприятные ощущения. И только когда его возбуждение передалось ей и она начала приподнимать бедра навстречу ему, Лайон увеличил темп. Его толчки внутри ее лона становились все интенсивнее, все мощнее. Это испугало Ариану. Искаженное страстью лицо Лайона внушало ей страх. Она больше не испытывала удовольствия от соития, и Лайон заметил это, но уже не мог остановиться — он слишком долго сдерживался.

Лайон поклялся себе, что в следующий раз его жена получит наслаждение от занятия любовью. Он хрипло, прерывисто дышал. Ариана почувствовала, как его тело напряглось, и в следующий момент он излился в нее. Через мгновение Лайон упал рядом с ней на постель, его разгоряченное тело было влажным от испарины.

Ариану охватило негодование. Ее привела в бешенство мысль о том, что Лайону удалось разбудить в ней страсть, заставить наслаждаться его ласками. И лишь острая боль привела ее в себя, вернула к суровой действительности. Она резко села на кровати и набросилась на Лайона с обвинениями и упреками.

— Нормандский ублюдок! — воскликнула она в конце своей путаной речи.

Молча выслушав ее, Лайон силой уложил Ариану снова на постель. Его лицо потемнело от гнева. В этот момент он был похож на дьявола, явившегося из преисподней, или на дикого разъяренного зверя, готовящегося к прыжку.

— Да, я — действительно ублюдок, — сквозь зубы процедил он, не сводя сердитого взгляда с жены, — и не отрицаю этого. Всем известно, что я незаконнорожденный. Всю свою жизнь я нес эту печать позора. Но с тех пор как я вместе с Вильгельмом явился в Англию, все изменилось. Теперь я — уважаемый человек, знаменитый воин, владелец прекрасного замка и обширных плодородных земель. Моя жена принадлежит к знатному древнему роду. Наши дети будут правителями этой прекрасной земли. Они станут защитниками Англии и наследниками славы воинов Вильгельма.

— Почему вы так уверены, что я рожу вам детей? — сердито спросила Ариана, потирая руку, за которую он больно схватил ее, когда опрокидывал на постель. — Возможно, я окажусь бесплодной.

Лайон зло прищурился, своенравие и строптивость жены раздражали его.

— Вы не можете знать этого наверняка, — возразил он. — Или у вас было ведение? Может быть, вы ведьма?

Ариана сжалась от страха.

— Нет, я не ведьма. Видения, которые у меня бывают, редко касаются моей судьбы, в них я вижу прежде всего то, что случится с другими людьми.

— Вот оно что, — с усмешкой сказал Лайон и окинул ее нагое тело оценивающим взглядом.

Его настроение явно изменилось.

— Я знаю, что вам не понравилось то, что мы сейчас делали, — заметил он.

— А разве это может понравиться женщине?

— Конечно. Придет время, и выполнение супружеского долга будет доставлять вам большое удовольствие, поверьте мне.

— Мне не хотелось бы еще раз пережить то, что я только что испытала. Подумайте о том, что, возможно, я уже зачала ребенка. В таком случае у вас нет причин снова дотрагиваться до меня.

— А вдруг вы ошибаетесь? Впрочем, даже если это произошло, мы не должны лишать себя удовольствия.

— Удовольствие от соития получаете только вы, — напомнила Ариана. — Я никогда не поверю, что женщине может нравиться заниматься любовью.

В глазах Лайона зажглись озорные искорки.

— Вы ошибаетесь. Опытный, искусный любовник может доставить любой женщине истинное наслаждение.

Единственная свеча, освещавшая комнату, уже почти догорела, и Лайон зажег новую. Затем он взял свою рубашку и, намочив ее в тазу с водой, тщательно выжал. Подойдя к Ариане, Лайон раздвинул ей ноги.

— Нет, не надо, — испуганно запротестовала она.

Но Лайон не слушал ее. Прежде чем она успела сжать ноги, он вытер влажным рукавом рубахи ее промежность. Белая ткань окрасилась кровью. Глаза Арианы стали круглыми от страха.

— Вы поранили меня! — в ужасе вскричала она. — Теперь я истеку кровью и умру!

— Нет, моя дорогая, эта рана не смертельна, — возразил Лайон. — Кровотечение скоро прекратится. Я достаточно бережно обходился с вами, хотя вы и просили, чтобы я изнасиловал вас. Обещаю, что в следующий раз вы не испытаете никаких болезненных ощущений.

— Я сомневаюсь, что в следующий раз все будет по-другому. Вам, наверное, не хватает умения и опыта. Неужели нам придется часто предаваться любовным утехам? Меня это приводит в отчаяние.

Лайон от души расхохотался.

— На меня еще не жаловалась ни одна женщина из числа тех, с кем я имел дело, — заявил он.

— Возможно, у ваших любовниц извращенный вкус и им нравится, когда им причиняют боль. Кстати, я нахожу леди Сабрину очень красивой.

Лайон помрачнел.

— Откуда вы знаете о Сабрине? — нахмурившись, спросил он. Ариана надула губы и отвернулась. — Впрочем, дайте я сам угадаю. Вам рассказал о ней Эдрик, не правда ли? Забудьте о нем, вам никогда не быть вместе. Я — ваш законный супруг, вступивший наконец в свои права. И теперь мы будем каждую ночь заниматься любовью. Я не выпущу вас из объятий до тех пор, пока не почувствую полного удовлетворения от нашей близости.

Ариана бросила на него недоверчивый взгляд.

— Вы, наверное, считаете меня совсем глупой, — недовольным тоном заметила она. — Однако даже я знаю, что нельзя всю ночь напролет заниматься любовью, на это просто не хватит сил.

Лайон усмехнулся:

— Вы ошибаетесь, я молод и похотлив. Дайте мне отдохнуть пять минут, и я снова буду готов овладеть вами.

Взяв руку Арианы, он положил ее на свой жезл, который тут же начал затвердевать, наливаясь силой. Пальцы Арианы непроизвольно крепко сжались, и по ее телу пробежала дрожь возбуждения.

— О Боже! — воскликнул Лайон, и Ариана тут же разжала пальцы и испуганно отдернула руку.

Лайон схватил ее за талию и посадил верхом на себя.

— Хотите прокатиться на горячем скакуне, миледи? — спросил он хриплым от страсти голосом. — Держу пари, вам это придется по вкусу. Вот увидите, к утру вы почувствуете себя довольной и счастливой.

— О нет… — испуганно прошептала Ариана.

Он пригнул к себе ее голову и впился в губы жадным поцелуем. Его язык проник ей в рот, а пальцы погрузились в густые шелковистые волосы. А потом руки Лайона стали ласкать разгоряченное тело Арианы. Он посасывал ее грудь, покрывал поцелуями шею, плечи и живот.

Сердце Арианы готово было выскочить из груди. Позабыв обо всем на свете, она стала отвечать на его ласки. Ей хотелось прикасаться к нему, гладить его тело, целовать его лицо. По всей видимости, она совсем обезумела, ведь Лайон был захватчиком, иноземцем, завладевшим ее землями и заставившим ее против воли выйти за него замуж. Она всей душой ненавидела его, но тело предательски таяло и млело от его ласк, а из ее груди вырывались крики и стоны наслаждения.

— Я вхожу в вас, дорогая, — тяжело дыша, промолвил Лайон и, приподняв Ариану за ягодицы, посадил ее на себя.

Ариана напряглась, ожидая, что сейчас почувствует резкую боль, но, к своему удивлению, не испытала никаких неприятных ощущений. Вцепившись в его плечи, она подчинилась заданному Лайоном ритму. Трепет охватил Ариану, когда она ощутила мощные толчки внутри. Она понимала, что он охвачен безумной, неистовой страстью, исказившей его лицо, и гордилась тем, что имеет над ним такую власть. Лайон впервые в жизни полностью утратил контроль над собой во время соития. Никакая другая женщина не смогла бы привести его в состояние полной одержимости. Это было под силу лишь Ариане, его жене. И все же, несмотря на экстаз, в который он впал, Лайон не мог не подумать о том, что Ариана тоже должна получить удовольствие. Если она снова не испытает удовлетворения, то навсегда разочаруется в любовных утехах и будет с неприязнью думать о необходимости выполнения супружеского долга. Втиснув руку между их телами, Лайон принялся массировать сосредоточение ее женственности.

Ариана застонала и закрыла глаза. На нее накатила волна необычайно острых ощущений. Запрокинув голову, она закусила губу, стараясь сдержать рвавшийся из груди крик. Ей казалось, что ее тело больше ей не принадлежит. Ею как будто завладела какая-то неведомая неистовая сила, и она потеряла чувство реальности.

Ариана очнулась в объятиях Лайона. Она лежала на его покрытом испариной бронзовом теле и тяжело дышала.

— Что это было? — хрипло спросила Ариана.

Лайон, который одновременно с ней достиг пика, открыл глаза. Восстановив дыхание, он заговорил, глядя на нее с улыбкой:

— Я выполнил свое обещание. Неужели и после этого вы назовете меня неопытным и неумелым?

Ариана покраснела и смущенно отвела глаза в сторону.

— Возможно, я была не права, — пробормотала она.

Бросив взгляд в сторону окна, она заметила, что небо окрасилось лучами рассвета. Наступило утро.

— Мне пора вставать, милорд, у меня много дел по хозяйству, — сказала она. — У жены владельца замка есть свои обязанности, которыми нельзя пренебрегать.

— Хорошо, — согласился Лайон, — но сначала мы вместе примем ванну.

Лайон встал и протянул ей руку. Ариана нахмурилась, но все же подчинилась его немому приказу. Лайон самодовольно усмехнулся. Теперь он был уверен, что ему удастся укротить эту строптивую женщину и превратить ее в покладистую, нежную жену.


Ариана надела нижнее белье, которое недавно сшили для нее из отрезов тонкого полотна, выбранных ею. Ей было уютно в обновках, которые не царапали и не натирали ее нежную кожу в отличие от грубых монастырских рубах. Она ощущала себя привлекательной и элегантной в расшитой шелком кофточке и шелковой юбке, отороченной мехом горностая. В подобной одежде могла, пожалуй, ходить графиня. Ариана прикрепила к вороту украшенную драгоценными камнями брошь, переливавшуюся всеми цветами радуги. У ее матери было много драгоценностей, которые теперь перешли к ней по наследству.

Интересно, заметит ли Лайон ее роскошный наряд? По мнению Арианы, этот норманн был истинным сыном своего племени, для которого имели значение лишь воинская слава, земельные владения и грубые плотские утехи. Такие понятия, как роскошь и изящество, были ему неведомы.

Прежде чем выйти из опочивальни, Ариана бросила взгляд на огромную постель под тяжелым пологом и невольно покраснела от смущения, вспомнив ласки мужа и свою реакцию на них. Несмотря на сопротивление Арианы, ему удалось подчинить ее волю себе. Он два раза овладел ею в постели, а потом третий раз вошел в нее в ванне, расплескав почти всю воду. Лайон умело пресекал все попытки Арианы возразить ему или остановить его. Ариана ощущала ломоту во всем теле, но она не могла сказать, что Лайон обходился с ней грубо, он действовал напористо, но нежно. И это поразило ее.

Тяжело вздохнув, Ариана отвела глаза от постели, с которой было связано теперь столько воспоминаний, и вышла из спальни. На лестнице ей встретилась взволнованная Терса.

— Миледи, я хочу сообщить вам кое-что очень важное, — сказала она и, оглядевшись по сторонам, добавила: — Но я могу сделать это лишь наедине. Если лорд Лайон услышит, что я вам сказала, он сурово накажет меня. А я не хочу, чтобы Белтейн, этот благородный рыцарь, плохо думал обо мне.

Видя, как взволнована Терса, Ариана встревожилась.

— Пойдем ко мне, — сказала она. — Лорд Лайон уехал сегодня на охоту еще до начала заутрени и вернется затемно.

Войдя в покои своей госпожи и плотно закрыв за собой дверь, Терса заговорила, понизив голос:

— Он здесь, миледи, и хочет видеть вас. Он просил передать, что будет ждать вас в саду около старой груши.

— Что за загадки, Терса! О ком ты говоришь?

— Я говорю о том человеке, который передавал вам через меня записки, когда вы жили в монастыре. Насколько я знаю, его зовут лорд Эдрик Блэкхит. Встретив его в деревне в плаще с накинутым на голову капюшоном, скрывавшим лицо, я сначала не узнала его. Но когда этот человек остановил меня и попросил передать вам на словах это сообщение, я вспомнила, где его видела.

У Арианы упало сердце. Ей, конечно, хотелось поговорить с Эдриком, но она не решалась встретиться с ним тайно. А вдруг об этом узнает Лайон? В постели муж обращался с ней нежно и бережно, но как он отреагирует на то, что она встретится с другим мужчиной, своим бывшим женихом? Ариана уже несколько раз видела Лайона в гневе и боялась, что он обратит свою ярость на нее.

— Спасибо, Терса, не беспокойся, никто не узнает, что ты сейчас сказала мне.

Терса вздохнула с облегчением. Она не хотела вызвать недовольство лорда Лайона, после того как тот спас ее от постылого замужества. Тем не менее Терса не могла предать Ариану. Она ни за что на свете не смогла бы изменить своей госпоже.

— Вы отправитесь на встречу с лордом Эдриком, миледи? — спросила служанка и смущенно заметила: — Он очень симпатичный мужчина, но далеко не такой обаятельный, как лорд Лайон и… Белтейн.

— Я приму к сведению твои слова, — с усмешкой сказала Ариана, — а теперь ступай. У нас много дел. Кин говорил, что пора заняться изготовлением свечей для замка. Ему наверняка потребуется твоя помощь.

Терса выскользнула за дверь, а Ариана погрузилась в свои мысли. Она пребывала в нерешительности. Лайон уехал из замка на весь день, и у нее появилась прекрасная возможность тайно от мужа встретиться с Эдриком. Ариане необходимо было предупредить его о том, что Лайон хитрый и коварный человек и может в любую минуту рассчитаться за обиды с ее бывшим женихом. Будучи преданной дочерью сакского племени, Ариана должна была рассказать Эдрику о подстерегавшей его опасности. И она решила на свой страх и риск встретиться с ним, пока Лайон находился за пределами замка.


Эдрик поджидал Ариану, прислонившись к крепостной стене замка. От посторонних глаз его скрывали заросли кустарника и раскидистое грушевое дерево. Он не знал наверняка, придет ли Ариана, но очень надеялся на то, что она явится на его зов. Ему была невыносима сама мысль, что его любимая женщина находится в руках Лайона Нормандского, который может распоряжаться ее судьбой по своему усмотрению. Эдрик хотел спасти Ариану и сделать ее своей женой. Внезапно до его слуха донесся шорох чьих-то легких шагов. Это была Ариана.

— Эдрик, где вы? — послышался ее тихий, мелодичный голос.

— Я здесь, миледи, — негромко промолвил он и вышел из своего укрытия.

Увидев Ариану, он взял ее руки в свои ладони и поднес их к губам.

— Я боялся, что вы не придете, — прошептал он.

— Я забежала сюда на минутку, мне надо предостеречь вас.

— Предостеречь? — удивленно переспросил Эдрик. — Разве мне угрожает опасность?

— Да, Лайон знает о наших тайных встречах у калитки монастыря. Мне кажется, он хочет отомстить вам и лишь выжидает.

— Я не боюсь вашего мужа, Ариана. Я принес клятву верности Вильгельму. Мои рыцари и слуги пополнили ряды его армии. Убив меня, Лайон навлечет на себя гнев короля Вильгельма.

Ариана нахмурилась.

— Вы действительно душой и телом преданы Вильгельму? А я считала вас…

Эдрик изменился в лице.

— Я истинный сакс, Ариана, можете не сомневаться в этом, — заявил он. — Я презираю этого ублюдка Вильгельма и всех его фаворитов. Но пока я вынужден притворяться его верным слугой. Однако грядет восстание саксов. На борьбу с Вильгельмом и его приспешниками поднимутся все наши землевладельцы, обиженные завоевателями. И тогда я открыто выступлю на их стороне. Я поддерживаю связь с королем Малькольмом. Этот великодушный человек обещал предоставить в наше распоряжение оружие и своих воинов. Клянусь, Ариана, что скоро вас освободят от ненавистного мужа, и я с нетерпением жду того дня, когда смогу назвать вас своей женой. Из-за любви к вам я не женился все эти годы. Я мечтал о вас, миледи.

Пылкая речь Эдрика увлекла Ариану, хотя она не верила, что они когда-нибудь станут мужем и женой. Узы, связывавшие ее с Лайоном, казались ей нерушимыми.

— Боюсь, ваши надежды напрасны, — промолвила она. — Мне кажется, никому не удастся изгнать завоевателей с нашей земли.

— Вы ошибаетесь, — возразил Эдрик, — все в наших руках. Но для того, чтобы счастливый день освобождения настал, вы должны помочь нам устранить Лайона. Без него замок Краймер станет беззащитным и не устоит перед штурмом воинов короля Малькольма. Нам трудно подобраться к вашему мужу, он слишком осторожен. Его может погубить лишь человек из его окружения. Именно поэтому я обращаюсь к вам за помощью, Ариана. Вы постоянно находитесь рядом с ним, вы спите с ним в одной постели. Скажите, вы готовы выполнить нашу просьбу?

Ариана с ужасом смотрела на Эдрика.

— Вы хотите, чтобы я убила Лайона? Нет, этого свыше моих сил! Я ненавижу норманнов и не хотела выходить замуж за одного из них — все это правда, но я не могу убить мужа своими руками или способствовать его гибели.

Эдрик зло прищурился.

— Что он сделал с вами, Ариана? Вы принесли ему присягу и не хотите нарушать данное вами слово?

— Нет, я не приносила присяги захватчикам и никогда не сделаю этого! — воскликнула она.

— В таком случае он по-человечески дорог вам?

— Конечно, нет, вовсе не в этом дело.

Ариана отвечала Эдрику с трудом, преодолевая внутреннее сопротивление. Ей было непросто разобраться в себе и в своих чувствах к мужу. Лайон Нормандский был для нее загадкой. Она впервые в своей жизни встречала такого противоречивого человека. Лайон бывал то груб, то нежен с ней. И, несмотря на всю ее строптивость, он ни разу не обошелся с ней жестоко. Это удивляло Ариану.

Эдрик улыбнулся, довольный ее ответом.

— Я был уверен, что вы не любите его, — заявил он.

Не сводя глаз с Арианы, он сунул руку за пазуху и достал небольшой флакон, наполненный зеленоватой жидкостью.

— Что это? — с ужасом спросила Ариана.

Эдрик вложил флакон ей в руку.

— Это яд, — ответил он. — Он действует очень быстро. Чтобы убить человека, достаточно одной-двух капель.

— Яд… — упавшим голосом повторила Ариана. — Но зачем он мне?

Эдрик бросил на нее изумленный взгляд.

— Ариана, неужели вы не понимаете, что всем нам мешает ваш муж? Потеряв Лайона, Вильгельм лишится самого сильного своего военачальника. Оставшиеся без присмотра земли будет легко освободить от захватчиков. В Нортумбрию вторгнутся войска короля Малькольма. Подумайте, какое огромное значение это будет иметь для нас!

Ариана попыталась вернуть флакон Эдрику.

— Нет… я не могу… нет… — бормотала она.

Покачав головой, Эдрик отстранил ее руку.

— Не отказывайтесь помочь нам. Ведь вы, как и я, из племени саксов. В нужный момент сердце подскажет вам, как поступить.

— Нет, я не смогу этого сделать!

— Ариана, вы должны. Вспомните своего отца и братьев, павших от рук кровожадных захватчиков, вторгшихся на нашу землю. Вы должны отомстить норманнам за их гибель. Смерть Лайона принесет свободу Англии!

У Арианы перехватило дыхание. Мысли путались у нее в голове, слова Эдрика взволновали ее. Не зная, что ответить ему, она повернулась и бросилась бежать. О Боже! Эдрик хотел, чтобы она отравила Лайона! Взбежав по каменным ступеням башни, она вошла в свою опочивальню и опустилась на скамью. В ее руке был зажат флакон с сильнодействующим ядом. Нет, она не могла убить своего мужа, несмотря на всю ненависть к норманнам…

Глава 5

Ариана с опаской посмотрела на сундук, в котором под грудой одежды лежал флакон с ядом, переданный ей три дня назад Эдриком. Она боялась, что Лайон обнаружит его. В последнее время Ариана утратила сон и покой. Она испытывала противоречивые чувства. Ариана ощущала себя предательницей, она не могла выполнить просьбу Эдрика и спасти саксов от захватчиков. Убийство Лайона было ей не под силу. Да, Лайон принадлежал к числу норманнов, заклятых врагов саксов. Но он был мужем Арианы, не сделавшим ей ничего плохого.

Три ночи подряд Лайон ложился в постель очень уставшим. Он объезжал свои земли и наводил в них порядок. Хозяйство, находившееся в течение пяти лет без присмотра, пришло в запустение, и теперь требовалось много сил и энергии, чтобы вернуть его в прежнее состояние. Однако, несмотря на крайнее утомление, Лайон каждую ночь исполнял свой супружеский долг, посвящая Ариану в новые заманчивые тайны интимной близости. Любовные утехи доставляли ей острое удовольствие.

Каждый раз Ариана пыталась внутренне сопротивляться его ласкам, но искушение вновь изведать ни с чем не сравнимое наслаждение одерживало верх в ее борьбе с собой. Ариана таяла в объятиях мужа, забывая обо всем на свете. Утром ее вновь охватывало чувство обиды и недовольства собой, она клялась, что никогда больше не поддастся искушению, но наступала ночь — и все повторялось сначала.

Погруженная в невеселые мысли, Ариана вздрогнула, когда в покои неожиданно вошла Терса. Оглядевшись вокруг и удостоверившись, что они одни, служанка протянула Ариане записку. Ариана осторожно развернула кусок пергамента.

— От кого это письмо? — настороженно спросила она.

— Какой-то парень сунул мне его в руку, когда я шла через двор. Он сказал, что я должна передать эту записку своей госпоже, и исчез. Я не знаю, кто это был. До этого я ни разу не видела его в замке.

— Спасибо, Терса, можешь идти.

— Хорошо, миледи.

Терса поклонилась и вышла из покоев. Ариана пробежала глазами записку, содержавшую всего лишь одну фразу: «Не подведите меня!» Внизу вместо подписи стояла витиеватая буква «Э». Эдрик!

У Арианы задрожали руки, и она снова бросила боязливый взгляд на сундук, где лежало смертоносное зелье. Внезапно дверь распахнулась, и в комнату ворвался Лайон. Ариана от неожиданности выронила записку из рук, и она упала прямо к ногам Лайона. Придя в ужас, Ариана побледнела как смерть. Почему Лайон оказался в замке в неурочный час? В это время он обычно объезжал свои владения. Заметив, что жена не на шутку испугалась, Лайон зло прищурился. Пытаясь спасти положение, Ариана наклонилась, чтобы поднять записку, но муж опередил ее.

— Что это такое, миледи? — грозно спросил он, прочитав короткое послание.

Лайон сразу же понял, от кого это письмо, и не на шутку рассердился.

— Это сущие пустяки, милорд… — пробормотала она, лихорадочно ища выход из сложившейся ситуации. Но Ариана так и не смогла найти разумного объяснения тому, что было написано на куске пергамента, который Лайон держал в руках.

— Вы называете пустяками письмо, полученное вами от любовника? — нахмурившись, спросил Лайон и потряс в воздухе запиской. Он вернулся домой в прекрасном расположении духа, намереваясь сделать жене приятное и вывезти ее на прогулку за пределы замка. Но теперь его настроение резко изменилось. — Здесь выведена буква «Э», а это значит, что письмо написал лорд Эдрик.

— У меня нет любовника! — с возмущением воскликнула Ариана. Она не могла отрицать, что записку написал Эдрик. Ей не хотелось врать мужу.

— И никогда не будет, — заверил ее Лайон. — Чего добивается от вас лорд Эдрик? Какое злодеяние вы с ним задумали, миледи?

У Арианы упало сердце.

— С чего вы взяли, милорд? — дрожащим голосом промолвила она.

— В таком случае объясните, что означает эта записка.

Ариана покачала головой:

— Нет, милорд, я не могу этого сделать.

— Не можете или не хотите?

— Это одно и то же. Вы можете избить меня, но все равно я ничего не скажу вам. Содержание записки является для меня такой же тайной, как и для вас, — солгала она. Однако ее слова звучали неубедительно.

Лайон помрачнел и угрюмо уставился на жену. Сейчас он готов был растерзать Эдрика своими руками. Ариана была его женой, безраздельно принадлежавшей ему собственностью, и каждого, кто покушался на нее, ждала суровая расправа. Как посмел лорд Эдрик прислать ей записку и склонять к чему-то? Если бы не король Вильгельм, Лайон бросился бы в замок Блэкхита и искрошил бы мечом его владельца.

Ариана испуганно смотрела на мужа. Она была беззащитна перед ним. Лайон изменился в лице. Он не сомневался, что Ариана понимала смысл полученной ею записки. Неужели она считает его дураком? Или, может быть, она издевается над ним? Лайон знал, что никакие побои не заставят Ариану сказать ему правду.

Ариана и не подозревала, что ее зеленые лучистые глаза, в глубине которых таился страх, притягивали Лайона как магнит, манили его и заставляли учащенно биться его сердце. Его возбуждали ее маленькая упругая грудь, вырисовывавшиеся под юбкой округлые бедра и нежная шея. Ему нестерпимо хотелось лечь с ней в постель и заняться любовью.

— Я дам вам последний шанс, Ариана, — ровным голосом промолвил он. — Признайтесь, что означает эта записка, и присягните мне на верность, и вы избежите наказания. Но если вы будете продолжать лгать и изворачиваться и откажетесь от присяги, то подвергнетесь суровой каре. Думаю, десять ударов плетьми освежат вашу память и сделают вас более сговорчивой и покорной.

Это были пустые угрозы, которые Лайон и не думал осуществлять. Он никогда не поднял бы руку на женщину, тем более на свою жену. Но Ариана не знала об этом. Лайон надеялся, что его слова произведут нужный эффект, Ариана испугается и расскажет ему правду. Увидев, что она снова побледнела и задрожала, он понял, что его расчеты оправдались. Однако Ариана проявила мужество и тут же взяла себя в руки.

— Прикажите избить меня, если вам это угодно, милорд, — промолвила она, — но я никогда не принесу вам присягу. Что же касается записки, то повторяю еще раз — я не понимаю, о чем в ней написано.

Лицо Лайона потемнело от гнева. Он нахмурился, стараясь сдержать себя. Упорство Арианы изумляло его. Она бросала ему отчаянный вызов. Десять ударов плетьми сломили бы волю даже сильного мужчины, а для хрупкой женщины такое наказание было равносильно смерти. Тем не менее Ариана предпочитала умереть, но не предать своего друга-сакса и принести присягу на верность норманну. Лайон почувствовал, что еще немного и он осуществит свою угрозу. Упрямство Арианы вывело его из себя.

— Мне кажется, вам надо время, чтобы еще раз все взвесить и обдумать, — сказал Лайон, едва сдерживая свой гнев. — Я вернусь позже, и вы скажете мне о своем решении.

Затаив дыхание, Ариана ждала, когда он уйдет. Она не на шутку испугалась. Угрозы мужа казались ей вполне реальными. Ариана не понимала, что он ни за что на свете не стал бы наказывать ее кнутом или плетьми. Лайон обожал нежное, прекрасное тело жены.

Мысль о том, что этот сильный человек может избить ее, приводила Ариану в ужас. Она вынесла телесные наказания, которым ее подвергали в монастыре, но понимала, что у нее может не хватить сил вытерпеть избиение плетьми. Лайон мог забить ее насмерть. Ариана вдруг вспомнила о флаконе с ядом и задрожала. Если Лайон найдет его, то непременно расправится с ней.

Лайон все не уходил. Он внимательно следил за погрузившейся в свои мысли Арианой и заметил, что по ее лицу пробежала тень.

— Что вы так странно смотрите на меня, милорд? — спросила она, приходя в себя.

Он ничего не ответил, продолжая молча разглядывать ее. В его голубых глазах горел огонек страсти. Внезапно он протянул к ней руку, и Ариана испуганно отшатнулась от него. Однако Лайон настиг ее и заключил в свои объятия.

— Вы околдовали меня, Ариана! Наверное, вы владеете секретами черной магии. Вас следовало бы сурово наказать, но я с большим удовольствием поцелую вас и наслажусь вашим прекрасным телом.

И он припал к ее губам в страстном поцелуе. Ариана чувствовала, что за его грубостью скрываются нежность и мягкость. Лайон понимал, что не должен был прикасаться к ней, но ничего не мог с собой поделать. Его гнев постепенно утих, уступив место страсти. Ариана сводила его с ума.

У Арианы подкашивались ноги, и, чтобы не упасть, она обвила руками шею Лайона. Чувствуя, как обмякло тело жены, Лайон подхватил ее на руки и отнес на постель. Он не стал раздевать жену. Лайон задрал ее юбку и подол рубахи и, сняв с нее панталоны, лег на нее. Ариана почувствовала, как его руки ласкают интимные части ее тела, и тяжело задышала от возбуждения. Она попыталась протестовать, ей не хотелось, чтобы муж овладел ею, утверждая тем самым свое превосходство. Ариана предпочла бы телесное наказание.

Но Лайона не интересовали ее желания. Он вошел в нее мощным толчком и начал ритмично двигаться. В порыве страсти Лайон как будто вымещал на Ариане всю накопившуюся на нее злость. Он понимал, что любовное соитие не должно быть наказанием, но не мог остановиться. Однако постепенно выражение лица Лайона смягчилось, он хотел приласкать Ариану, но было уже поздно. Близилась разрядка, Лайон чувствовал, что так и не доставил удовольствия жене.

Лайон припал к ее губам в жарком поцелуе. Если бы он знал, как хотелось Ариане ответить ему, но она, напрягая волю, сдержалась, стараясь оставаться безучастной. Тело Лайона напряглось, он закричал и исторг в ее лоно струю семени. Ариана поняла, что это соитие явилось для нее своего рода наказанием. И неудовлетворенность, которую она испытывала, была хуже удара плетьми.

В этот момент она всей душой ненавидела мужа. Ариана сейчас, не задумываясь, подлила бы ему яду в кубок. Лайон тем временем скатился с нее. Однако он тоже не испытал удовольствия, ему было стыдно за то, что он сделал. Он предпочитал, чтобы Ариана корчилась и извивалась под ним, чтобы из ее груди вырывались стоны наслаждения, чтобы ее губы раскрывались навстречу его поцелуям и она с упоением отвечала на его ласки. К сожалению, Лайон не мог начать все сначала, поскольку Ариана восприняла бы это как признак слабости. Его авторитет в глазах жены мог пошатнуться. Нет, Лайон не мог пойти на попятный, попросить у нее прощения и постараться загладить свою вину. Пусть это соитие послужит Ариане суровым уроком. Пусть Ариана думает, что оно является прелюдией к жестокому телесному наказанию, которое ожидает ее в скором будущем.

Лайон быстро встал с кровати, привел свою одежду в порядок и взглянул на Ариану. Ее растерянный, испуганный вид вызывал у него жалость, но он не испытывал раскаяния. Его сердце как будто окаменело. Он решил твердо стоять на своем.

— Я вернусь, чтобы узнать ваше окончательное решение, миледи. Если вы принесете мне присягу и скажете, о чем вас просят в полученной записке, мы забудем это недоразумение. Если же вы продолжите упорствовать и будете молчать, вы скоро пожалеете об этом. Мне не хотелось бы подвергать вас телесным наказаниям, но я вынужден буду это сделать.

Лайон так и не дождался ответа Арианы. Повернувшись, он направился к двери. Лайону оставалось только надеяться, что он испугал Ариану и она наконец скажет ему правду. В противном случае ему придется изуродовать ее прекрасное тело.

Ариана продолжала неподвижно лежать на кровати с широко раздвинутыми ногами и задранным подолом юбки. У нее ломило все тело. Она чувствовала в душе лютую ненависть к Лайону. Этот норманн оскорбил и унизил ее. Если бы она могла, она бы убила его…

Ариана оцепенела, вспомнив о флаконе с ядом, хранившемся в сундуке. Да, у нее есть возможность убить Лайона. Он заслужил это. Лайон наверняка изобьет ее до полусмерти, когда вернется. Она не выдержит десять ударов плетьми. Убив ее, Лайон получит Краймер в свое полное распоряжение и сможет жениться на любой женщине по своему выбору. Может быть, именно к этому он и стремился? Ведь Лайон мог назначить ей менее суровое наказание и оставить в живых…

Ариана сползла с кровати. У нее из головы не выходили слова Эдрика: «Не подведите меня». Впав в состояние транса, Ариана медленно подошла к сундуку и, откинув крышку, достала заветный флакон. Взглянув на смертоносную жидкость, Ариана почувствовала, как ее охватывает ужас. Кто бы мог подумать, что одна капля этого зелья в мгновение ока может погубить человека?

Обернувшись, Ариана внимательно осмотрелась в комнате. Ее взгляд упал на кувшин с вином, который недавно принесла Терса. Лайон обычно перед сном наливал себе кубок вина. Порой он приглашал Ариану выпить с ним. Дрожа всем телом, Ариана подошла к столу, на котором стоял кувшин, и откупорила флакон с ядом. Она действовала как во сне: одно движение — и вино будет отравлено.

Но тут Ариана замерла в нерешительности. Нет, она не может этого сделать, несмотря на всю свою ненависть к мужу. Ариана чувствовала, что между ней и Лайоном существует какая-то связь, более сильная, чем любовь и ненависть. Да, Лайон причинял ей боль и страдания, но одновременно он доставлял ей ни с чем не сравнимые радость и наслаждение.

«Но ведь он собирается жестоко избить тебя, — сказал ей внутренний голос, — возможно, даже забить до смерти».

Нет, Лайон должен умереть. Он недостоин пощады и снисхождения. Этот норманн издевался над ней и мучил ее. В сердце Арианы снова проснулась лютая ненависть к мужу. Она больше не колебалась.

Ариана осторожно наклонила флакон, и из него в вино упали две большие капли. Ариана встряхнула кувшин, чтобы яд разошелся в ароматном, темном, как кровь, напитке, а потом влила в него еще несколько капель. По словам Эдрика, это был сильнодействующий яд, и его небольшого количества было вполне достаточно для того, чтобы отравить кувшин вина. Сделав дело, Ариана спрятала флакон с зельем в потайной карман нижней юбки и села на кровать.

Она находилась в странном полубессознательном состоянии. Ариана несколько часов просидела неподвижно, уставившись в одну точку и сложив руки на коленях.

Услышав, что дверь в покои открылась, она повернула голову и увидела мужа. Войдя, он задвинул железный засов. В руках Лайон держал кнут. Судорога пробежала по телу Арианы. Неужели он собирался избить ее прямо здесь, в спальне?

Лайон внимательно посмотрел на Ариану, пытаясь прочитать ее тайные мысли, а затем перевел взгляд на кувшин с вином, стоявший на маленьком столике рядом с кроватью. Ариана побледнела. Ей вдруг показалось, что муж догадался о ее намерениях. Лайон щелкнул кнутом и, подойдя к кровати, остановился рядом с женой. Ариана потупила взор. Она боялась, что ее взгляд выдаст ее, боялась, что не выдержит и расскажет мужу все как на духу, боялась, что Лайон окажется проницательным и, догадавшись обо всем, привлечет ее к ответу.

— Итак, вы намерены принести мне присягу, миледи? — Спокойный тон его голоса встревожил Ариану. — Вы готовы рассказать, что означает записка Эдрика?

— Нет, — не глядя на мужа, ответила Ариана. — Я не могу этого сделать.

И она понурила голову, ожидая, что сейчас последует суровое наказание за неповиновение. Лайон некоторое время молча смотрел на ее тонкую трогательную шею с белоснежной кожей. Ариана в этот момент казалась по-детски беззащитной. Ему хотелось припасть губами к завиткам на ее затылке. Он все еще любил ее, несмотря на то что перестал доверять. Неужели у этого ангела с пепельными волосами черное сердце убийцы? То, что Лайон сегодня узнал о жене, потрясло его.

— Вы готовы подвергнуться наказанию? — спросил он, сжимая в руке кнут.

Ариана вздрогнула и подняла на него глаза, полные ужаса.

— Неужели, милорд, — дрожащим голосом промолвила она, — я обречена умереть под ударами кнута? Неужели меня погребут рядом с отцом и братьями как жертву нормандских завоевателей?

Ариана сжала кулаки, стараясь сдержать слезы. Ей не хотелось выглядеть слабой в глазах Лайона.

— Мне хочется пить, — внезапно заявил Лайон. — Думаю, вино укрепит мою решимость и силы наказать вас по заслугам.

Ариана была близка к обмороку, кровь отхлынула от ее лица. Обернувшись, она увидела, как Лайон наливает себе из кувшина в кубок вина. Ариану сковал ужас от сознания того, что она наделала. Она зажала рот рукой и замерла, ожидая, что будет дальше. Нет, Ариана не желала Лайону смерти. Он был слишком молод, слишком силен и полон жизни. Должно быть, на нее нашло умопомрачение, когда она подливала яд в кувшин с вином. Это было злодеяние, достойное самого презренного убийцы.

Подняв кубок, Лайон поднес его к губам и хотел отпить, но Ариана вдруг отчаянно закричала и хотела выбить вино из его рук, но лишь расплескала его. Несколько темно-красных капель попали на юбку ее голубого платья. Они походили на следы свежей крови.

Лайон посмотрел на нее так, как обычно смотрят на сумасшедших.

— Если вы тоже хотите вина, то просто скажите об этом, миледи, — промолвил он, протягивая ей свой кубок. — Вот, возьмите.

Ариана в ужасе смотрела на вино. Неужели она обречена умереть в корчах и судорогах на полу, отравленная собственной рукой? Ну что ж, чему быть, того не миновать. Взяв кубок обеими руками, она взглянула на человека, которого при других обстоятельствах, возможно, могла бы полюбить, и понесла вино к губам. Но тут Лайон выбил кубок у нее из рук, и он упал на пол. Вино растеклось по ковру.

— Ах вы, глупая девчонка! — воскликнул Лайон. — Вы готовы умереть, и ради чего? Ради гиблого дела, исход которого заранее предрешен? Ради человека, который использовал вас в своих политических целях?

— Кто рассказал вам об этом? — потрясенная его словами, спросила Ариана, не веря своим ушам.

Ей было непонятно, зачем Лайон остановил ее. Ведь он хотел ее смерти. Неужели ему приятнее убить ее собственными руками?

— Колдунья, — ответил Лайон.

— Надия? — изумленно переспросила Ариана.

Впрочем, действительно, Надия знала обо всем, что происходило в замке. От нее невозможно было ничего утаить. Но зачем она рассказала о яде Лайону?

— Я сам понятия не имею, откуда она обо всем узнала, — промолвил Лайон, как будто прочитал мысли жены. — Она остановила меня на лестнице, когда я шел сюда, и прошептала всего лишь одну фразу: «Остерегайтесь пить вино». Мне потребовалось всего лишь несколько мгновений, чтобы обо всем догадаться. Где яд, Ариана? Или вы вылили в вино все зелье?

Отпираться было бессмысленно. Ариана достала флакон из потайного кармана и протянула его мужу. Взяв флакон, Лайон некоторое время молча разглядывал его, а потом вылил его содержимое в окно. То же самое он сделал и с вином, оставшимся в кувшине. Лицо Лайона хранило мрачное выражение, и это пугало Ариану. Что он задумал? Какому наказанию он теперь ее подвергнет?

Ариана понимала, что на нее нашло минутное затмение и что она никогда не допустила бы, чтобы Лайон выпил отравленное вино. Несмотря на угрозу сурового наказания, она обязательно рассказала бы ему о яде и остановила бы его. Пусть даже ей пришлось бы потом умереть за это под ударами кнута. Теперь Ариана не прятала от Лайона глаза. Она не хотела, чтобы он заметил ее страх и отчаяние.

— Я готова принять наказание за свое прегрешение перед вами, милорд, — сказала Ариана, встретив его взгляд с неустрашимой отвагой.

— Раздевайтесь, — приказал Лайон.

Ариана повиновалась, чувствуя, как ее бьет мелкая дрожь. Сняв одежду, она встала перед ним в полный рост и взглянула прямо в глаза. Нагой Ариана выглядела еще более беспомощной и беззащитной. Лайон рукоятью хлыста обвел по окружности ее груди, а потом дотронулся до каждого соска. Прищурившись, он следил за тем, как они затвердели и заострились. Постепенно Лайона охватило возбуждение. Он провел рукоятью по нежному животу жены и между ее ног. Ариана испуганно вскрикнула.

— Повернитесь, — приказал он, стараясь подавить свое возбуждение.

Ариана снова повиновалась и повернулась к нему спиной.

— Мне очень жаль, что эта прекрасная нежная кожа вскоре покроется шрамами и ссадинами, — задумчиво промолвил Лайон.

Рукоятью хлыста он раздвинул ее ягодицы, и они непроизвольно сжались. Это еще больше возбудило Лайона. У Арианы были красивые стройные бедра и гладкие икры. Лайон вспомнил, как ее длинные ноги обвивают его талию во время соития, и у него перехватило дыхание.

Бросив взгляд через плечо, Ариана увидела, что муж стоит у нее за спиной, сжимая в руке кнут, и с вожделением смотрит на нее.

— Я готова, милорд. Долго вы еще будете заставлять меня ждать? — нетерпеливо спросила она. Вся эта сцена была для нее мучительна.

— О Боже, — простонал Лайон, — я не могу этого сделать… Десять ударов кнутом убьют вас, вы не выдержите таких побоев. А вдруг вы носите под сердцем моего ребенка?

Он повернул Ариану к себе лицом и вгляделся в ее лицо, стараясь не смотреть на ее прекрасную нагую грудь с коралловыми сосками.

— Это все проделки лорда Эдрика, не так ли? — спросил он. — Это он дал вам яд? Я не знаю, где и когда вы с ним снова встретились, но клянусь, это было ваше последнее свидание. Теперь вы будете находиться под наблюдением и днем и ночью. Если кто-нибудь из моих слуг окажется предателем, он дорого поплатится за это. Что же касается присяги на верность, которую я требовал от вас, то теперь я передумал. Я не желаю, чтобы мне присягала женщина, обманувшая мое доверие.

Он больно сжал ее руку в предплечье.

— Предупреждаю вас, миледи, не пытайтесь снова обмануть меня. В следующий раз вам не будет пощады.

Резко повернувшись, Лайон быстро вышел из комнаты. Ариана долго смотрела на захлопнувшуюся за ним дверь, медленно приходя в себя. Ей не верилось, что она избежала сурового наказания. Она не удивилась бы, если бы сейчас Лайон вновь ворвался в ее покои и начал хлестать ее кнутом. И только убедившись, что он не вернется, Ариана вздохнула с облегчением и в изнеможении от пережитого ужаса опустилась на пол.

Она не знала, сколько времени пролежала на полу в полуобморочном состоянии. Однако в конце концов Ариана встала и медленно оделась. Ее чувства были в смятении. Она никак не могла осознать, почему решилась отравить вино. Надия вовремя вмешалась в ход событий. Если бы не она, Лайон сейчас был бы мертв.

Только Ариана подумала о Надии, как колдунья проскользнула в комнату и остановилась у кровати. Ариана вздрогнула от неожиданности. Надия действительно обладала сверхъестественным даром. Она могла появляться и исчезать совершенно неслышно.

— С вами все в порядке, миледи? — спросила старуха, сверля Ариану пронзительным взглядом.

— Что за странный вопрос? Ты не подумала обо мне, когда рассказывала Лайону, что вино отравлено, — с обидой в голосе промолвила Ариана. — Я и не знала, что ты предательница, Надия. Откуда тебе известно о яде?

— Нет, Ариана, я не предавала вас. Вы же знаете, что я вижу то, что другим недоступно. Время Лайона еще не пришло, он не должен умереть, поскольку нужен Краймеру.

Ариана почувствовала угрызения совести. Она раскаивалась, что обвинила колдунью в предательстве.

— Я бы все равно не допустила, чтобы он умер, — призналась она. — Разве твой дар провидицы не подсказал тебе, что я не дам Лайону выпить отравленное вино? Лайон мог убить меня за покушение на свою жизнь.

— Я не предупредила бы Лайона об опасности, если бы была уверена, что он жестоко накажет вас. Вспомните, дитя мое, что я говорила вам в день вашей свадьбы. «Берегитесь Лайона, миледи» — таковы были мои слова. Но сейчас от действий Лайона зависит участь Краймера. И ваша жизнь, миледи, находится в руках мужа. Не в ваших интересах убивать Лайона, как этого желает лорд Эдрик. Король Малькольм Шотландский хочет завладеть этим замком, он намерен обмануть и вас, и лорда Эдрика.

— Ты ничего не можешь знать об этом, ведьма! — сердито воскликнула Ариана. Слова Надии были неприятны ей, хотя она чувствовала, что колдунья права. — Я сама в состоянии защитить замок и свои земли. Мне для этого не нужен Лайон!

— Попомните мое слово, миледи. Вам нужен лорд Лайон точно так же, как вы нужны ему. Если вы еще раз предадите его, он полностью утратит к вам доверие и будет жестоко обходиться с вами.

— Не желаю слушать твои советы! С каких это пор ты стала защищать моего мужа? Ты всегда люто ненавидела норманнов.

— Времена меняются, Ариана, и вместе с ними должны меняться и мы. У меня было видение. — Надия помолчала, а потом вновь заговорила загробным голосом, ее взор затуманился: — Норманны останутся здесь, на нашей земле. Вильгельм будет править нами железной рукой, разя мечом своих противников. Он будет беспощаден с врагами. Ваше будущее в руках Лайона. У вас родятся дети, которые станут вассалами Вильгельма. Вот что готовит вам грядущее.

Ариана закрыла рот рукой, стараясь сдержать рвущийся из груди крик ужаса. Неужели Надия права? Неужели ее с Лайоном навсегда связала судьба? Нет! А как же ее собственные пророческие видения? Одно из них уже сбылось. От Арианы зависело, умрет Лайон или будет жить. И она сделала свой выбор. В последнее мгновение она расплескала отравленное вино, не дав мужу выпить его, и тем самым спасла ему жизнь. Ариана закрыла глаза, вспоминая картину смерти Лайона, явившуюся ей в вещем видении. Холодок пробежал по ее спине. Лайон стоял на краю могилы и только чудом избежал гибели. Но быть может, теперь смерть грозила ей самой… Ариана открыла глаза, чтобы спросить об этом колдунью, но ее уже не было в комнате. Она, как всегда, бесшумно исчезла.

Ариана начала расхаживать по спальне. У нее урчало в животе от голода. Она вспомнила, что не обедала, но теперь уже близился вечер. Ариана хотела приказать служанке подать ужин в ее покои, но потом передумала. Лайон не ограничивал свободу ее передвижения, и она вполне могла спуститься в зал, где будут ужинать ее муж и рыцари. Ариана хотела прощупать почву и посмотреть, как изменилось к ней отношение Лайона.

Ариана с замиранием сердца открыла дверь и выглянула в коридор. Ее внимание привлекли шепот и две фигуры, стоявшие в темном углу. Это была парочка целовавшихся влюбленных. Приглядевшись, Ариана узнала Терсу и сэра Белтейна. Ариана тихо закрыла дверь и подождала, пока они уйдут.

Через несколько минут в покои Арианы вошла Терса.

— О, миледи, простите меня за то, что я подвела вас! — взмолилась она.

Ариана нахмурилась.

— Ты ни в чем не виновата, Терса.

— Мне не следовало передавать вам записку лорда Эдрика. Каким образом лорду Лайону удалось узнать обо всем? Вы сказали ему, что это я…

— Нет, Терса, успокойся, — перебила ее Ариана, — я ничего не сказала мужу. Лайон узнал обо всем от… впрочем, это не важно.

Терса вздохнула с облегчением.

— Тем не менее я чувствую себя виноватой перед вами и лордом Лайоном. Я предала его, а ведь он всегда был так добр ко мне.

Ариана усмехнулась. Похоже, кроме нее самой, все в замке обожали ее мужа.

— Не бойся, Терса, я не скажу ему о том, что ты сделала, — промолвила Ариана, вспомнив слова Лайона, что он подвергнет предателей суровому наказанию. — Лорда Лайона нельзя выводить из себя, это слишком опасно.

Терса провела кончиком языка по пересохшим от волнения губам и бросила боязливый взгляд на дверь.

— Вы, должно быть, сильно рассердили лорда Лайона, — сказала она, понизив голос. — Я не знаю, что говорилось в записке лорда Эдрика, но лорд Лайон приказал поставить стражу у ваших дверей. Белтейн по секрету сообщил мне, что ему поручили присматривать за вами в течение дня, пока лорд Лайон будет занят другими делами. О, миледи, надеюсь, ваш супруг не посмел поднять на вас руку?

Терса окинула внимательным взглядом Ариану с ног до головы, ища следы побоев. Ариана содрогнулась, вспомнив кнут в руках мужа и его угрозы расправиться с ней. То, что он не тронул ее, было удивительно. Ведь она заслужила наказание. Если бы даже Лайон убил ее, никто бы в замке не упрекнул его.

— Нет, Терса, лорд Лайон не тронул меня. Но боюсь, в будущем меня ждут одни несчастья и беды. Муж не доверяет мне.

— Мне кажется, он вас очень любит, — промолвила Терса. — Если бы мой отец узнал, что его жена тайно встречалась с другим мужчиной, он убил бы ее на месте. Лорд Лайон — великодушный человек.

— Ты думаешь, он меня любит? — усмехнувшись, спросила Ариана. — Нет, в его сердце нет любви ко мне. А теперь, Терса, пойдем в зал, я умираю от голода. То, что лорд Лайон выставил стражу у дверей моей комнаты, еще не означает, что я должна остаться без ужина.


Лайон сидел за длинным столом, мрачно уставясь в кружку с элем. Он почти физически ощущал отсутствие Арианы, и это мучило его. Лайон не запрещал ей покидать комнату, но сомневался, что она осмелится спуститься в зал, чтобы поужинать.

Недавние события никак не выходили у него из головы. Ариана пыталась убить его, подлить в вино яд. То, что она в последний момент пожалела его и расплескала вино, не имело никакого значения. Ариана сознательно покушалась на его жизнь, подстрекаемая человеком, который мечтал заменить Лайона на брачном ложе. Лайон поклялся расправиться с Эдриком. Пусть даже тем самым он навлечет на себя гнев Вильгельма. Лучшим способом мести Лайон считал осаду замка Блэкхит. Захватив замок, он убьет этого сакского ублюдка.

По залу пробежал шум голосов. Осушив залпом кружку, Лайон поднял глаза и увидел входившую в зал Ариану. Никто, кроме Белтейна, не знал о попытке Арианы отравить мужа. Но все остальные обитатели замка догадывались, что она сделала что-то предосудительное, поскольку Лайон распорядился поставить стражу у дверей в ее покои. Слуги сочувствовали Ариане, а рыцари Лайона не знали, что и думать.

Ариана чувствовала на себе десятки удивленных взглядов. Поднявшись на возвышение, на котором стоял стол владельца замка, она села рядом со Лайоном, стараясь не смотреть на него. Лайон подал знак слуге, приказывая ему налить еще эля, и, снова осушив наполненную кружку, повернулся к жене.

— Я и не надеялся, что вы спуститесь к нам, миледи.

— Я подумала, что вам будет неприятно, если я умру от голода, — шутливо сказала она.

— Ах вот оно в чем дело! А я уже решил, что вы собрались отравить мой эль, — понизив голос так, чтобы его могла слышать только жена, промолвил Лайон.

Ариана побледнела.

— Я… я никогда не допустила бы, чтобы вы выпили отравленное вино. Убить вас было выше моих сил.

— Все это слова.

— Вы знаете, что это правда. Я пыталась остановить вас. Я не хочу, чтобы вы погибли от моей руки, — сказала Ариана и, опустив голову, добавила: — Я вообще не хочу вашей смерти.

Лайон внимательно взглянул на нее.

— Не притворяйтесь невинной овечкой, миледи.

— Что вы собираетесь со мной сделать? — с замиранием сердца тихо спросила Ариана.

— Сначала я должен убедиться, что вы не зачали от меня ребенка. Если это так, то я скорее всего отправлю вас назад, в монастырь. Если же вы беременны, то дождусь, когда вы родите, а потом отправлю куда-нибудь с глаз подальше. И забудьте о лорде Эдрике. Если обстоятельства сложатся благополучно для меня, я вскоре подарю вам его голову.

Ариана пришла в негодование от таких слов.

— Ублюдок! — воскликнула она вне себя от возмущения.

— Пусть так, но я сделаю то, что считаю правильным, — с невозмутимым видом промолвил Лайон.

— Бесчувственная нормандская скотина!

— Ошибаетесь, я не скотина, я — дикий хищный зверь. Разве вы забыли, что меня зовут Лайон?

Глава 6

Уже почти закончив ужин, Ариана вдруг почувствовала приступ тошноты. Раньше с ней такого никогда не случалось. Возможно, ей стало дурно потому, что все в зале смотрели на нее с осуждением. Рыцари видели, что их предводитель ссорится со своей женой, и были на его стороне. Извинившись, Ариана хотела подняться из-за стола, но ей на плечо легла тяжелая рука Лайона.

— Вы уже уходите, миледи? — холодно поинтересовался он.

— Я… я устала и хочу отдохнуть, — солгала Ариана.

В мерцающем свете факелов Лайон походил в профиль на хищную птицу. Он был непримиримо настроен к жене. Чувствуя исходившую от него грозную силу, Ариана следила за каждым своим словом, боясь сказать лишнее.

— Ну что ж, ступайте в спальню и ждите меня. Сегодня я хочу заняться любовью, а завтра утром мы осадим замок Блэкхит. Я обожаю бурные ночи накануне битвы.

Он убрал свою руку с ее плеча, и Ариана, вскочив с места, устремилась к выходу из зала. Лайон проводил ее задумчивым взглядом. Он не хотел признаваться себе в том, что в глубине души испытывает нежность к своей строптивой жене.

Через несколько минут после ухода Арианы в зал вошел гонец от короля Вильгельма. Он доставил важное известие владельцу замка. Развернув пергаментный свиток, Лайон прочитал послание и с досадой ударил кулаком по столу.

— Черт возьми! — вскричал он. — Король приказывает мне явиться в Лондон. Он созывает витан, совет знати, и я должен присутствовать на нем, поскольку являюсь бароном и самым крупным землевладельцем на севере королевства. Кроме того, Вильгельм просит, чтобы я привез с собой Ариану.

— А как же осада? — спросил Белтейн. — Ваши рыцари готовы штурмовать стены Блэкхита. Мы давно уже не были в бою.

Лайон нахмурился.

— Мы едем в Лондон, — сказал он, — таков приказ Вильгельма. Завтра мы соберемся в дорогу, а послезавтра двинемся в путь. Витан состоится через две недели. Вы, Белтейн, будете сопровождать меня. Оставьте в замке рыцарей, чтобы защитить его на случай непредвиденного нападения.

— Хорошо, милорд. Что касается леди Арианы, боюсь, что ей не понравится эта поездка.

— Вы правы, но ей все же придется подчиниться распоряжению короля Вильгельма.


Когда Лайон вошел в покои жены, она уже спала. Быстро раздевшись, он лег рядом с ней. Ощутив сквозь тонкую ткань сорочки исходившее от ее тела тепло, он тут же почувствовал сильное возбуждение. Эта женщина сводила Лайона с ума, заставляя страдать душой и телом. Он никогда еще не испытывал такого сильного всепоглощающего влечения к Женщине. Сердце Лайона сжималось от боли при мысли, что Ариана ненавидит его всеми фибрами своей души.

Не все сакские женщины ненавидели норманнов. Любовница Лайона, Сабрина, обожала его. Лайон со смешанными чувствами думал о том, что снова увидит Сабрину в Лондоне. В отличие от его холодной высокомерной жены она будет в восторге от этой встречи.

— Проснитесь, миледи, — промолвил Лайон, тряся Ариану за плечо. — Проснитесь, ваш муж пришел, чтобы обнять вас…

Ариана вздрогнула и, открыв глаза, испуганно посмотрела на Лайона. Почувствовав его руку на своем бедре, она поморщилась. Неужели ему не надоело мучить ее?

— Уже поздно, — жалобно сказала она. — Чего вы хотите от меня? Я очень устала…

— Давайте хотя бы поговорим. Я не испытываю ни малейшего желания прикасаться к вам, — солгал он.

Лайон не желал проявлять слабость и показывать жене, что хочет ее, хотя его тянуло к ней как магнитом. Услышав его слова, Ариана с облегчением вздохнула. Ей не хотелось предаваться страсти, извиваться и корчиться под ним в любовных судорогах.

— Мне хотелось бы убедить вас в бессмысленности планов осады замка Блэкхит, — промолвила она с тайной надеждой, что ее слова будут услышаны мужем.

— Вильгельм вызывает нас в Лондон, — мрачно сказал Лайон, — так что не будет никакой осады.

Ариана обрадовалась столь неожиданной приятной новости. Бог услышал ее молитвы! Однако мысль о поездке в Лондон повергала ее в отчаяние.

— Но я не желаю ехать в Лондон! — воскликнула она.

— И тем не менее вы поедете вместе со мной, такова воля Вильгельма. Он созывает витан, на котором я должен присутствовать, и требует, чтобы вы явились вместе со мной. Королева хочет познакомиться с вами. Я уверен, вам понравится Матильда. Это святая женщина. Завтрашний день я отвожу на сборы и подготовку к путешествию. А послезавтра мы отправляемся в путь.

— Но я не смогу собраться за один день, — заволновалась Ариана.

Ее охватила паника. У Арианы не было никакого желания встречаться с Вильгельмом Завоевателем и его женой. Пусть даже, по словам Лайона, это была святая женщина. Она ненавидела Вильгельма, ненавидела норманнов. И хотя Ариана ни разу не была в Лондоне, она считала этот город проклятым местом, а двор короля — рассадником пороков, несмотря на все усилия самого Вильгельма придерживаться норм морали.

— Сможете, если постараетесь, — мрачно сказал Лайон и перевернулся на другой бок.

Он не понимал, как может возбуждать женщина, пытавшаяся отравить его, и старался скрыть свое состояние.

— Спите, — буркнул он. — Завтра будет трудный день.


Проснувшись на следующее утро, Ариана обнаружила, что Лайон уже ушел. Она поспешно встала, повторяя про себя то, что необходимо было сделать до отъезда в Лондон. От одной мысли, что завтра она поедет в этот город, ей становилось нехорошо. В Лондоне у нее не было ни друзей, ни доброжелателей, которые могли бы защитить ее от Лайона и Вильгельма. Напротив, в Краймере Ариана была окружена людьми, которых она знала с детства. Кроме того, у нее всегда под рукой был Эдрик, к которому она могла обратиться за помощью. В Лондоне же Ариана будет окружена ненавистными норманнами.

В комнату вошла Терса и вывела Ариану из задумчивости. Служанка явилась, чтобы помочь своей госпоже одеться.

— Доброе утро, миледи. Лорд Лайон попросил меня помочь вам собраться в дорогу, — бодро сказала Терса.

Ее настрой не соответствовал тому мрачному состоянию духа, в котором находилась Ариана.

— У тебя сегодня приподнятое настроение, Терса, — заметила она. — И причиной тому, наверное, Белтейн, не так ли?

— Меня обрадовала новость — лорд Лайон берет меня с собой в Лондон. Это просто замечательно, правда? Мы увидим этот великолепный город. Я не могла и мечтать, что когда-нибудь побываю в нем. Белтейн тоже поедет в свите лорда Лайона. Как я счастлива и благодарна лорду, что он берет меня с собой!

Ариана печально улыбнулась. Она уже не первый раз замечала, что ее слуги без ума от нового владельца Краймера. Сначала он захватил ее замок, а потом завладел сердцами ее людей.

— Я рада, что ты едешь со мной, Терса, — промолвила Ариана. — А сейчас ты должна выполнить одно мое поручение. Я сама оденусь, а ты ступай в деревню и собери женщин. Мне понадобится много нарядов, чтобы достойно предстать перед королем Вильгельмом и его людьми. Найди сундуки с одеждой моей матери и займись вместе с женщинами моим гардеробом. У вас есть всего лишь один день, чтобы обновить его.

Время в заботах и хлопотах бежало незаметно. Ариана сама разыскала в кладовой сундуки с нарядами матери, многие из которых были ей впору и не требовали переделки. Некоторые юбки были отделаны мехом горностая, и Ариана не сомневалась, что в такой одежде не уступит ни одной даме при дворе короля Вильгельма. В одном из сундуков она нашла украшенные драгоценными камнями пояса, броши и заколки для волос.

К концу дня ее дорожные сундуки были собраны, и она попрощалась со своими слугами. Ариана не знала, сколько дней продлится совет знати и когда она вернется в Краймер. Она полностью доверяла Кину и знала, что в ее отсутствие он будет присматривать за порядком.

Весь день Ариана не видела Лайона. Он был занят подготовкой к отъезду и давал последние наставления своим людям, оставшимся в замке. Ариана старалась не попадаться ему на глаза. Она счастливо избежала наказания плетьми, но знала, что муж не простил ее. Он, конечно, найдет способ отомстить ей и превратить ее жизнь в кошмар. В этом Ариана ничуть не сомневалась. Ариана ругала себя за то, что подлила яд в вино Лайона. Теперь ей было трудно понять, как такое могло случиться. Почему она пошла на поводу у Эдрика? Ариана никогда не желала смерти Лайону. Она не хотела приносить ему клятву верности как своему сеньору, но все же Лайон был ее мужем. Эдрик склонил ее к ужасному поступку, в котором она будет раскаиваться всю свою жизнь.

К вечеру Ариана так устала, что не стала спускаться в зал, где ужинали Лайон и его рыцари. Она поднялась в свои тускло освещенные пылавшим в очаге огнем покои и присела на кровать, ожидая, когда ей принесут поднос с едой. Чувства Арианы были в смятении, она не знала, чего ей ожидать от поездки в Лондон, где она будет окружена врагами. Неизвестность пугала ее. Она глубоко задумалась, и тут у нее сильно закружилась голова и взор заволокло туманом. Когда туман рассеялся, ей явилось новое вещее видение.

Она увидела большой зал, заполненный людьми — нарядно одетыми мужчинами и женщинами, которые смеялись и переговаривались. Центром их внимания был темноволосый человек крепкого телосложения, на его голове была корона. Здесь же находился и Лайон. Рядом с ним стояла очень красивая, роскошно одетая женщина. Она заигрывала с Лайоном, строя ему глазки. Ариана как будто тоже находилась там же, но была невидима для всех. Она являлась зрителем всего происходящего. Внезапно Ариана заметила темную угрожающую тень, сгустившуюся над Лайоном. Эта тень стала надвигаться на саму Ариану, с каждым мгновением она становилась все более темной и пугающей.

Это была смертельная опасность! И Ариана явственно видела ее.

При дворе ее ждал враг. Она ощущала это каждой клеточкой своего существа. Ариана вскрикнула и без чувств упала на пол рядом с кроватью.


Медленно поднимаясь по крутой каменной лестнице в покои жены, Лайон думал о том, что хотел бы провести сегодня ночь в любви. Однако, возможно, Ариана уже спала… Несмотря на то что Лайон был сегодня целый день занят, мысли о жене не выходили у него из головы и отвлекали от дел. Перед его внутренним взором возникали ее соблазнительное манящее тело, ее маленькая упругая грудь с коралловыми сосками, ее округлые нежные бедра… Он вспоминал сладкие минуты близости с ней. Вчера во время соития он не доставил ей удовольствия, поскольку она слишком возбудила его и он потерял над собой контроль. Лайон не мог больше ждать.

Странно, но даже после ее попытки отравить его Лайон все еще мечтал о близости с ней. Ариана вызывала в его душе смешанные чувства злости, горечи и нежности.

Войдя в тускло освещенную комнату, Лайон огляделся по сторонам. Он не сразу заметил Ариану, и ему показалось, что спальня пуста. У Лайона упало сердце. Он забыл сегодня поставить стражу у дверей ее покоев, и вот результат — Ариана убежала. Возможно, она поступила так, чтобы избежать поездки в Лондон. Неужели встреча с нормандской знатью вызывала у нее такой страх, что она предпочла бегство, рискуя жизнью? Эдрик, наверное, встретит ее с распростертыми объятиями…

И тут Лайон увидел жену. Она лежала на полу у кровати, бледная и неподвижная. Он бросился к ней и, опустившись на колени, попытался привести ее в чувство. Ариана не подавала признаков жизни. Лайон не на шутку встревожился. Он легонько потряс ее за плечо, но она не приходила в сознание. Что же делать? Лайон почувствовал, как его охватывает паника. Может быть, ему следует позвать священника или… колдунью?

Лайон поднялся с колен, чтобы послать слугу за Надией, и тут почувствовал, что в комнате находится еще кто-то, кроме него и Арианы. Обернувшись, он увидел Надию. Колдунья появилась, как всегда, неожиданно и бесшумно.

— Я позабочусь о ней, милорд, — сказала старуха.

Лайон вздрогнул.

— Как ты узнала?

Надия пробормотала что-то неразборчивое и подтолкнула Лайона к выходу из комнаты.

— Уходите, милорд, я знаю, что делать.

Лайон бросил на колдунью сердитый взгляд.

— Ты думаешь, у моей жены снова было видение?

— Идите, милорд, идите, — как будто не слыша его вопроса, бормотала старуха, выпроваживая Лайона из опочивальни. — С вашей женой все будет в порядке. Я позову вас, когда Ариана придет в себя.

Лайон неохотно покинул покои, но не стал спускаться на нижний ярус башни, а остался у дверей в комнату, ожидая, когда Надия позовет его.

Встав на колени рядом с Арианой, Надия достала из кармана флакон с каким-то зельем, откупорила его и поднесла к носу неподвижно лежавшей девушки. Ариана закашлялась, пробормотала что-то и открыла глаза.

— Что случилось? — слабым голосом спросила она.

— У вас снова было видение, миледи, — ответила колдунья. — Но вы впервые погрузились в такой глубокий обморок. Раньше с вами такого не случалось. Что вы видели?

Дрожь пробежала по телу Арианы.

— Опасность, — прошептала она, — при дворе короля Вильгельма у меня есть враг.

— Да, это так.

Ариана бросила на Надию настороженный взгляд.

— Ты знаешь об этом?

— Да, мне тоже было видение, и я пришла предупредить вас об опасности, Ариана. Берегитесь, эта женщина лжива и хитра. Она хочет погубить вас.

— Ты знаешь, как ее зовут?

— Нет, я знаю только, что она очень хороша собой. Будьте осторожны, у нее черное сердце. И берегитесь ее друзей, они постараются ввести вас в заблуждение, сбить с толку…

Ариана встала, чувствуя, как у нее дрожат колени от слабости.

— Почему я должна верить тебе после того, как ты предала меня, сообщив Лайону об отравленном вине? Ты стала его приспешницей.

— Нет, Ариана, я до сих пор храню верность вашей семье. Я сообщила Лайону о яде ради вашего же блага. Вам нужен Лайон. Краймер в опасности, и только ваш муж может спасти замок от захватчиков. Смерть Лайона не принесла бы вам никакой пользы. Напротив, вы многое потеряли бы, в том числе и родовой замок.

Чувства и мысли Арианы находились в полном смятении. Она не могла забыть свое видение. Что за неведомая опасность ждала ее при дворе Вильгельма? Грозила ли она только ей или Лайон тоже должен был остерегаться тайных врагов и их козней? И кто была та красавица, которую она видела рядом с мужем? Может быть, Надия говорила именно о ней? Однако Ариана до сих пор сомневалась в искренности колдуньи.

— Ступай, Надия, я хочу побыть одна. Видение испугало меня и заставило призадуматься.

— Ваш муж ждет за дверью.

— Разве Лайон здесь? — удивленно спросила Ариана.

— Да, это он нашел вас, миледи. Вы неподвижно лежали на полу. Я обещала, что позову его, как только вы придете в себя. Он, наверное, сгорает от нетерпения.

И как будто в подтверждение ее слов, дверь в комнату приоткрылась, и Лайон заглянул в спальню жены.

— Как она, Надия?

— Со мной все в порядке, милорд, — сказала Ариана, опередив колдунью.

— Помните, что я сказала вам, остерегайтесь темноволосой дамы, — прошептала Надия и бесшумно выскользнула за дверь.

Подойдя к жене, Лайон внимательно вгляделся в ее бледное лицо.

— Вы неважно выглядите. Что случилось?

— Ничего, милорд.

Но он не верил ей.

— У вас снова было видение. Не отрицайте этого! Что вам привиделось на этот раз?

Ариана отвернулась и уставилась на пылавший в очаге огонь. Пламя отбрасывало отблески на ее лицо, и Лайон залюбовался странной, неземной красотой жены. Ариана казалась ему изменчивой, как клубящийся туман, таинственной, как волшебный дух. Его пугал ее загадочный дар предвидения. Тряхнув головой, Лайон отогнал тревожные мысли. На самом деле Ариана была обыкновенной земной женщиной, слабой и беззащитной.

Закусив нижнюю губу, Ариана размышляла над тем, стоит ли ей говорить правду мужу. Она сомневалась в этом. Как отнесется Лайон к тому, что при дворе Вильгельма его подстерегает опасность? Пожалуй, он не придаст этому никакого значения. Лайон был слишком самонадеян. Ариана уже достаточно хорошо изучила его характер. Но картины видения все еще стояли перед глазами Арианы, и ее пугало будущее.

— Почему вы молчите, миледи? — нетерпеливо спросил Лайон. — Я жду. Я хочу знать, что вы видели.

Лайон был очень настойчив, и Ариана понимала, что он не успокоится, пока не докопается до правды.

— При дворе Вильгельма нас подстерегает опасность, милорд, — сказала она. — Нас ждет враг.

Лайон едва сдержался, чтобы не расхохотаться.

— О чем вы говорите, Ариана?! — воскликнул он. — Какой враг?!

Она потупила взор.

— Я… я не знаю.

— И чей именно это враг? Ваш или мой?

— Мне кажется, мой. Но все-таки опасность грозит нам обоим, я в этом уверена. Прошу вас, милорд, не ездите в Лондон. Скажите королю Вильгельму, что вы не можете присутствовать на совете знати. Скажите, что вы заняты хозяйственными делами, ведь близится время сбора урожая. Одним словом, найдите какую-нибудь отговорку — иначе нас ждет беда.

Лайон усмехнулся:

— В Лондоне нас ждут только друзья, миледи. Там живут люди, с которыми я много лет знаком и не раз вместе сражался. Я верю своему королю. Не бойтесь, нам не угрожает никакая опасность.

— Но Вильгельм — не мой король, — возразила Ариана. — Поезжайте в Лондон без меня. Я не желаю общаться с норманнами. Мое видение…

— Ваше видение является плодом воображения, — перебил ее Лайон. — Уверяю вас, в Лондоне мы будем в полной безопасности. Если, конечно, вы не сообщили лорду Эдрику о наших планах. Признайтесь, вы сделали это, и он хочет по дороге напасть на нас?

Ариана отшатнулась от мужа так резко, как будто он ударил ее по лицу. Нет, она не заслужила такого оскорбления!

— Вы ошибаетесь, милорд. Ваши обвинения несправедливы! Зачем мне предупреждать лорда Эдрика о нашем отъезде?

Лайон начал расхаживать по комнате. Ариана настороженно наблюдала за ним. Она знала, что он невысокого мнения о ней, и это обижало ее. Лайон был одет в рубашку и штаны, на его ногах были сапоги из мягкой кожи. От его высокой мускулистой фигуры исходили энергия и скрытая сила. Лайон был мужественным, решительным человеком. Ариана представила, что при дворе их встретит множество женщин, и у нее заныло сердце от ревности. Она снова ощутила неведомую опасность, поджидавшую их в Лондоне.

— Я не мнительный человек, Ариана, и меня нелегко запугать, — заявил Лайон. — Что бы нас ни ожидало в Лондоне, я справлюсь с любой напастью и одержу победу над любым злом. Я уверен в своих силах.

— А если опасность будет угрожать мне? — спросила Ариана.

Лайон усмехнулся:

— Неужели вы думаете, что я не смогу защитить вас?

— Я не сомневаюсь в вашей отваге и умении владеть оружием, милорд. Но ведь угроза может таиться под маской красоты и добра. Существует зло, против которого меч бессилен.

— Вы говорите загадками, Ариана. Оружие может победить любого врага. У вас слишком живое воображение, вы обитаете в мире фантазий, и поэтому вам трудно понять логику моих слов. Я не верю в видения и прочие сверхъестественные явления. А теперь давайте ложиться спать, завтра мы отправляемся в путь на рассвете.

Лайон начал раздеваться, и Ариана, смутившись, повернулась к нему спиной. Услышав, как под ним скрипнула кровать, она обернулась.

— Мне хотелось бы переубедить вас, милорд, но я не знаю, как это сделать, — сказала она.

— Не старайтесь, миледи, я не изменю своего мнения.

Лайон перевернулся на бок, чтобы не видеть Ариану. Он боялся, что не совладает с собой при виде ее обнаженного тела. Ему хотелось близости с ней, но рассудок протестовал. Разве можно дарить ласки женщине, пытавшейся убить тебя?

То, что она не дала ему выпить яд, еще ни о чем не говорило. Ведь Ариана все же пошла на поводу у Эдрика и отравила вино своего мужа. Может быть, она без ума влюблена в своего бывшего жениха? Да, наверное, это действительно так. Иначе Ариана не согласилась бы убить мужа. Лайон мысленно обозвал себя дураком. Ведь он уже начинал доверять Ариане. А между тем она всегда ненавидела норманнов, а значит, ненавидела и самого Лайона. Ариана желала его смерти, и Лайон непременно бы погиб, если бы не вмешательство колдуньи.

Раздевшись, Ариана легла в постель и отодвинулась на самый край, подальше от мужа. Это было ему только на руку. Он не хотел прикасаться к ней, хотя все его существо тянулось к Ариане. Ни одна женщина не возбуждала его так сильно, как она. Однако Лайон не желал проявлять слабость и признавать над собой власть жены. Усилием воли он подавил в себе желание овладеть ею. Разум вновь восторжествовал над чувствами.

Лайона раздражали все эти нелепые разговоры о том, что в Лондоне их подстерегает неведомая опасность. Лайон считал, что в жизни все решают сила, отвага и воля к жизни. Он верил в мудрость Вильгельма, в будущее Англии и в самого себя.

Однако, несмотря на всю свою волю и решимость не прикасаться к Ариане, Лайон вновь ощутил непреодолимое желание слиться с ней в одно целое. Это желание жгло его изнутри и не давало покоя. Лайон понял, что не уснет, если не даст волю чувствам или не уйдет из спальни жены, чтобы найти себе приют в другом помещении. В конце концов он решил, что Ариана, как его жена, должна подчиняться ему и следовать во всем его желаниям. Таковы законы брака.

Он обнял ее и поцеловал в губы. Ариана, которая к этому времени уже задремала, тут же проснулась и всем телом потянулась к нему. Она сделала это инстинктивно, не отдавая себе отчета в своих действиях. А потом уже было поздно сопротивляться и возражать. Ариана трепетала от страсти в объятиях мужа. Она не смогла бы притвориться и лежать неподвижно, изображая полное равнодушие.

Ласки Лайона возбуждали ее, заставляли извиваться от наслаждения. Она с нетерпением ожидала дивного мгновения разрядки. На этот раз Лайон не обманул ее ожиданий, он довел ее до апогея страсти, и Ариана заснула счастливая и довольная.


На следующее утро, выйдя во внутренний двор замка, Ариана увидела, что солнце едва позолотило восточный край неба. Путников уже ждали оседланные лошади. Ариана чувствовала слабость во всем теле от усталости. Она не выспалась после ночи любви. Ей было неприятно вспоминать, как Лайон снова соблазнил ее. Ариана поддалась искушению, но теперь ругала себя за слабохарактерность и малодушие. Когда забрезжили первые утренние сумерки, Ариану разбудила Терса. Лайона уже не было в комнате.

Ариана тяжело вздохнула.

— Нам пора отправляться в путь, миледи, — промолвил Лайон, подходя к жене и помогая ей сесть в седло.

Вскочив на своего норовистого жеребца, Лайон поскакал вперед. Миновав ворота, он проехал по опущенному разводному мосту. За ним следовали отряд, состоявший из дюжины всадников, и телега, на которой были съестные припасы и походная утварь. Путешественникам предстояло провести несколько ночей под открытым небом.

Однако первую ночь они провели в соседнем замке, которым владел лорд Элен, соратник Лайона по битве при Гастингсе. Раньше эта крепость и прилегавшие к ней земли принадлежали могущественному сакскому землевладельцу. В первые годы после захвата Англии Вильгельм Завоеватель награждал верных ему воинов, отличившихся в боях, поместьями, отбирая их у местной знати. Затем его политика изменилась. Саксы, приносившие королю присягу на верность, сохраняли свои владения. Если бы не щедрость Вильгельма, такие воины, как Лайон, так и остались бы нищими безземельными рыцарями, Однако Ариане не нравилась подобная практика. Она пала жертвой политики короля и лишилась своей собственности, а заодно и свободы, став против своей воли женой Лайона Нормандского.

Сославшись на сильную усталость, Ариана удалилась в отведенную ей комнату сразу же после ужина. У лорда Элена жена была тоже норманнка, и Ариана не желала с ней общаться. Эта дама жеманничала и заявляла, что терпит под своей крышей женщину сакского происхождения только из добрых чувств к лорду Лайону. Эту ночь Ариана спала одна и была очень довольна этим обстоятельством.

Дни и ночи слились для путешественников в одну нескончаемую вереницу. Они медленно продвигались на юг, к Лондону. Чаще всего им приходилось ночевать в поместьях и замках, а также в городах, мимо которых проезжали. В Йорке Ариана увидела следы страшных разрушений, которые учинило войско Вильгельма. Засевшие в городе саксы упорно сопротивлялись, не желая сдаваться на милость врагу. Поля и села в округе были сожжены, жители истреблены. Ариана сочувствовала саксам, не пожелавшим подчиниться Вильгельму. Король подверг их жестокому наказанию, проявив себя беспощадным человеком.

— Ваш король жесток и безжалостен, — сказала она мужу, когда они проезжали по безлюдной, опустошенной местности. — Разве можно так беспощадно карать людей!

— Вильгельм жесток к тем, кто оказывает ему сопротивление, — возразил Лайон. — Если он не будет решительно подавлять мятежи и восстания, страна погрузится в хаос, начнутся бесконечные распри и междоусобицы.

— А среди знати при дворе есть саксы? — спросила Ариана.

— Очень немного. У большинства сакских землевладельцев были отобраны поместья, — честно ответил Лайон. — Их передали в качестве награды за верную службу нормандским рыцарям. Те же, кто сохранил свои владения, как, например, лорд Эдрик, должны были присягнуть на верность Вильгельму.

Ариана презрительно усмехнулась:

— Понятно. Сакская знать превратилась в бездомных нищих бродяг в собственной стране, а простолюдины больше не могут охотиться в местных лесах. Вильгельм объявил, что все леса являются собственностью короля, и саксы должны искать себе пропитание в других местах или умереть с голоду. Кроме того, саксов обложили огромной данью, они должны платить большую пошлину за убийство любого норманна, произошедшее в их местности. Неудивительно, что норманнов у нас ненавидят.

Выражение лица Лайона оставалось непроницаемым. Он прекрасно знал, что Вильгельм может быть жесток, если его к тому вынуждают обстоятельства, но Лайон не раз сталкивался с бесконечной добротой короля. Он был великодушен и щедр к своим друзьям и очень предан своей жене. Вильгельм старался придерживаться норм морали и насаждал их — пусть и безуспешно — при своем дворе. Это был закаленный в боях воин, незаконнорожденный, который всего в жизни добивался сам и за все вынужден был дорого платить.

— Вы не знаете Вильгельма так, как знаю его я, — раздраженно промолвил Лайон. — Ему приходится постоянно быть начеку, постоянно защищать завоеванные земли. Да, он вознаградил своих соратников, но все мы до сих пор состоим у него на службе. Каждый барон, в том числе и я, должен обеспечивать королю дружину хорошо подготовленных, экипированных воинов. Эти рыцари в случае необходимости пополнят нормандскую армию.

— У меня нет никакого желания знакомиться с Вильгельмом, — заявила Ариана и, поворотив коня, поехала к обозу, где находилась Терса.

С этого дня и до самого приезда в Лондон она избегала общества мужа. Лайон и Белтейн обычно скакали во главе отряда, а Ариана ехала в обозе. Ночь Лайон проводил в окружении своих рыцарей, они долго пировали, а потом ложились спать. Днем он не изъявлял желания побеседовать с женой, и это устраивало Ариану.

Но вот однажды Лайон обернулся и знаком приказал жене подъехать к нему. Ариана встревожилась, но все же пришпорила коня.

— На горизонте Лондон, миледи, — сказал он, когда Ариана подъехала. — Если все сложится удачно, завтра мы будем у его ворот.

Ариана почувствовала облегчение. Она уже больше десяти дней была в седле и очень устала от этого трудного путешествия. У нее болели кости и ломило тело, хотя Лайон старался не утомлять ее и часто делал привалы.

— Мне хотелось бы побыстрее сойти с лошади, — призналась Ариана.

Лайон помолчал. Ариана чувствовала, что он хочет еще что-то сказать, и терпеливо ждала.

— Надеюсь, вы будете соблюдать правила этикета во время нашего пребывания при дворе, — наконец заговорил он. — Мы будем жить в Тауэре. Король — учтивый человек и с уважением относится к женщинам. Если, конечно, они ведут себя подобающим образом. Давая разрешение на наш брак, Вильгельм полагал, что мы обретем счастье в совместной жизни. Поэтому я не хочу рассказывать ему про инцидент с ядом. Думаю, это сильно расстроило бы короля. Я советую вам быть сдержанной в общении с Вильгельмом и не болтать лишнего. Придворные не доверяют саксам, особенно тем, которые живут на границе королевства.

— Саксы тоже не доверяют норманнам, — заметила Ариана.

Лайон нахмурился.

— Я хочу взять с вас слово, Ариана… Обещайте мне, что будете вести себя должным образом и не нарушите правил приличий. При дворе есть и саксы. Надеюсь, вы найдете с ними общий язык, и ваше пребывание в Лондоне покажется вам не таким уж неприятным.

Внезапно перед мысленным взором Арианы возникла картина недавнего видения, и она вспомнила предостережение Надии. Двор короля Вильгельма и сам Лондон были опасным местом, где их подстерегала неведомая опасность. Там таились враги, скрывавшиеся под маской дружелюбия… Ариану охватила дрожь. Увидев, в каком состоянии она находится, Лайон помрачнел.

— Что с вами, Ариана? Вам снова что-то привиделось?

Ариана покачала головой:

— Нет, просто я вспомнила, что при дворе нас ждет смертельная опасность.

— Забудьте об этом! В Лондоне мы будем находиться в полной безопасности. А если даже и возникнет какая-нибудь угроза, я защищу вас от всех врагов. А теперь, миледи, дайте мне слово, что будете вести себя, как это положено порядочной замужней даме.

Тон, которым были произнесены эти слова, показался Ариане странным, и она внимательно взглянула на мужа. В глубине его голубых глаз таилась мольба. Он с нежностью смотрел на нее, и у Арианы дрогнуло сердце. Она робко улыбнулась, и его лицо сразу же просияло. Она была так хороша в этот момент, что он, пожалуй, ни на минуту не отходил бы от нее.

— Хорошо, милорд, — промолвила она, — обещаю вам вести себя должным образом и не нарушать правил установленного при дворе этикета.

Глава 7

Тауэр был возведен на небольшом холме на северном берегу реки Темзы в юго-восточной части старой римской крепости вскоре после вторжения норманнов в Британию. Сама крепость была деревянной, построенной на земляной насыпи и окруженной глубоким рвом. Она находилась в самом сердце Лондона и занимала господствующее положение, возвышаясь над рекой и городом.

На подъезде к городу Ариана увидела вдали очертания Вестминстерского аббатства, строительство которого было закончено в 1065 году Эдуардом Исповедником. В это время вокруг Лондона возводились три большие крепости, которые по замыслу Вильгельма должны были защищать город от жестокой черни.

Ариана и Лайон молча въехали в город через старые Римские ворота. Ариану изумило столпотворение на улицах Лондона. Повсюду были слышны голоса уличных торговцев, предлагавших свой товар. В воздухе носилось множество запахов.

На путешественников почти не обращали внимания. Горожане привыкли к разъезжавшим по улицам рыцарям и знати. В Лондоне жило много богатых и знатных семейств. Они купались в роскоши, в то время как простолюдины вынуждены были бороться за свое существование, в поте лица добывая себе пропитание.

— Эта улица ведет прямо к башне, в которой мы остановимся, — сказал Лайон, когда они проезжали мимо многолюдного рынка.

Ариана впервые в жизни видела такое количество торговцев. У нее заныло сердце. Вскоре она въедет в пределы нормандской крепости и окажется ягненком среди волков. Причем муж представлялся ей не менее опасным хищным зверем, чем его соплеменники. Ариану охватил страх. Сумеет ли она узнать, какая опасность подстерегает ее при дворе? Или враг нанесет ей удар неожиданно, застав врасплох?

Лицо Лайона озарилось улыбкой. В этот момент он был таким обаятельным, что у Арианы перехватило дыхание. Она невольно залюбовалась им.

— Не придавайте значения своему видению, — сказал Лайон, догадавшись о мыслях, мучивших его жену. — Оставьте все опасения, Ариана. Никто не причинит вам здесь вреда. Вы находитесь в полной безопасности. Вильгельм любит меня, а значит, полюбит и вас.

Ариана растерялась. Нет, этого не может быть. Нормандский король никогда не полюбит ее, женщину сакского происхождения.

— Мне не нужна любовь норманнов! — гордо заявила она.

— Да? — насмешливо спросил Лайон. — Значит, вы не хотели бы ни с одним из них заниматься любовью?

Ариана вспыхнула до корней волос. Лайон намекал на те любовные утехи, которым они по обоюдному согласию предавались по ночам. Смущенно взглянув на мужа, она увидела, что он смеется. Лайон, конечно, хорошо помнил, как она стонала от наслаждения.

— Нет, — солгала Ариана, отводя глаза в сторону.

— Ну что ж, посмотрим, — промолвил он.

Когда они въезжали на территорию Тауэра, их встретили приветственные возгласы. Ариана поняла, что здесь действительно искренне любят Лайона. Слуги взяли их лошадей под уздцы, и всадники спешились. Навстречу Лайону вышел сенешаль Вильгельма.

— Добро пожаловать, лорд Лайон, — сказал он. — Король Вильгельм с нетерпением ждет вас и вашу супругу. Сейчас он, к сожалению, занят. Король готовится к совету знати, но вечером он обязательно примет вас. Следуйте за мной, я покажу вам отведенные покои.

— Я рад, что снова приехал сюда, Ройс, — промолвил Лайон. — Как поживает король Вильгельм?

— Хорошо, милорд, особенно после того, как его жена вернулась из Нормандии.

Они вошли в большой зал, и Ариана внимательно огляделась вокруг. Это помещение было вдвое больше зала в ее замке. Ариана увидела множество бесцельно бродивших людей, на которых были роскошные пестрые наряды, отороченные дорогим мехом. В основном это была знать, прибывшая сюда, чтобы участвовать в витане — совете высокопоставленных. Женщины в ярких платьях и драгоценностях напоминали садовые цветы. Шумок пробежал по залу, когда туда вошли Ариана и Лайон в сопровождении Терсы и Белтейна Смелого.

Узнав Лайона Нормандского, все присутствовавшие громогласно приветствовали его. Ариане казалось, что их проход по залу будет длиться вечно. Все придворные и гости короля хотели лично поздороваться с ее мужем и засвидетельствовать ему свое почтение. Вокруг слышалась французская речь — это был родной для норманнов язык. Ариану смущало то, что она ничего не понимала. Ей хотелось провалиться сквозь землю. Или вновь оказаться в знакомом с детства Краймере, где она чувствовала себя в полной безопасности. Она ни на минуту не забывала, что норманны убили ее отца и братьев, отняли земли у сакских баронов и жестоко наказывали тех, кто не соглашался с новыми порядками.

Лайон, который внимательно наблюдал за женой, заметил, что она удручена тем, что ее окружают одни норманны, говорящие на непонятном языке, и решил не представлять ее сейчас своим друзьям. У них впереди было достаточно времени для того, чтобы познакомиться с придворными короля Вильгельма и соратниками Лайона.

Ариана увидела короля за обедом, и он произвел на нее приятное впечатление. Она поняла, что Вильгельм не причинит ей никакого зла. Лайон знал, что ему придется надолго задержаться в зале после трапезы, чтобы пообщаться со старыми знакомыми, поэтому он решил отослать жену в отведенные им покои, где она могла бы отдохнуть с дороги. Лайон подозвал к себе сенешаля.

— Ступайте с Ройсом, Ариана, — сказал он жене. — Он покажет вам нашу комнату. Я поднимусь к вам, как только смогу. Вам необходимо отдохнуть перед приемом у короля, который состоится сегодня вечером. Мы будем сидеть с ним на месте почетных гостей за его столом.

Ариана кивнула. Она была благодарна мужу за заботу. Ей действительно хотелось побыстрее скрыться из этого зала. Общение с норманнами утомляло ее. Она чувствовала на себе любопытные взгляды десятков глаз, и это порождало в ее душе новые страхи и опасения. Мужчины смотрели на нее с вожделением, а женщины с завистью. Ариана ощущала себя агнцем, которого ведут на заклание. У нее кружилась голова. Ариана понимала, что при дворе у нее множество врагов.

Направляясь к выходу из зала вслед за Ройсом, Ариана оглянулась и, к своему ужасу, увидела, что к ее мужу подошла темноволосая красавица и с радостным возгласом бросилась ему на шею. У Арианы перехватило дыхание.

— Не оглядывайтесь назад, миледи, — шепнула Терса, — иначе вы дадите норманнам повод для сплетен.

— Кто эта женщина? — тихо спросила Ариана служанку.

— Белтейн сказал мне, что это леди Сабрина, богатая вдова, — с готовностью ответила Терса. — Король Вильгельм является ее опекуном. Он подыскивает ей достойного жениха, такого, который отвечал бы его политическим целям.

Так, значит, это была Сабрина, любовница Лайона! Ариана поспешно двинулась вслед за Ройсом, ей больше не хотелось оглядываться назад. Терса не отставала от нее.

Ройс долго вел их по винтовым лестницам и запутанным коридорам и наконец остановился перед дверью, которая ничем не отличалась от остальных дверей в этой башне. Ариана подумала, что, пожалуй, без проводника не выберется отсюда. В этом лабиринте проходов нетрудно было заблудиться.

— Надеюсь, вам здесь будет удобно, миледи, — сказал Ройс, распахивая дверь. — Королева Матильда сама выбрала эти покои для вас. Неподалеку от двери будет дежурить лакей, к которому вы всегда можете обратиться, если вам что-нибудь понадобится. Ваша служанка будет спать с другими слугами наверху.

Поклонившись, Ройс удалился.

— Здесь просто великолепно, миледи, — сказала Терса, оглядевшись в покоях.

Большую часть помещения занимала кровать под балдахином. Напротив нее располагался камин. Стены были увешаны ткаными гобеленами. Ариану также поразило богатство обстановки.

— Да, теперь я вижу, на что идут подати, которые платит население страны королю, — с горечью сказала Ариана.

У нее перед глазами все еще стоял образ черноволосой красавицы, обнимавшей Лайона.

— Не хотите ли принять ванну, миледи? — спросила Терса. — Я могу попросить слуг принести вам горячей воды.

— Да, прекрасная мысль! Я с удовольствием приму горячую ванну.

Когда Терса вышла из комнаты, Ариана подошла к высокому стрельчатому окну и взглянула на Темзу. По реке плыли лодки и груженые баржи. Ариана старалась не думать о Сабрине и муже. Но ее мысли невольно возвращались к ним. Может быть, как раз в этот момент они уединились и Лайон целовал свою любовницу? Ариана представила, как Лайон говорит Сабрине, что скучал без нее и до сих пор безумно любит ее… Нет, это было невыносимо! У Арианы защемило сердце.


Лайон был недоволен, с какой навязчивостью Сабрина на глазах у сотен гостей проявляла свои чувства к нему. Он видел, как направлявшаяся к выходу Ариана обернулась и взглянула на него. На ее лице отразился ужас, когда она заметила, как к ее мужу подбежала Сабрина и бросилась ему на шею. Когда Сабрина выпустила Лайона из своих цепких объятий, Ариана уже поднималась по винтовой лестнице в свои покои.

— Ведите себя прилично, Сабрина, — зашипел на нее Лайон, отступая на шаг.

Сабрина улыбнулась.

— Простите, что я немного забылась, милорд, — прошептала она, делая вид, что смутилась. — Я так скучала без вас.

Лайон бросил на нее пренебрежительный взгляд.

— Вряд ли это так, Сабрина. Неужели вы не нашли при дворе утешителя в мое отсутствие?

— Никто не может сравниться с вами, милорд.

Сабрина надула свои пухлые алые губки, притворившись обиженной.

— И все же, Сабрина, вам не следовало вести себя столь вызывающим образом в присутствии моей жены.

Сабрина состроила презрительную гримаску.

— Все прекрасно знают, что вам нет никакого дела до жены, милорд, — заявила она. — Это король заставил вас забрать ее из монастыря. Вы совершенно равнодушны к ней, и вам все равно, увидит ли она нашу теплую встречу. Ваша жена уже наверняка знает, что мы с вами близкие друзья. Когда мы сможем снова увидеться наедине? Я сгораю от нетерпения, Лайон. Приходите ко мне сегодня ночью.

Лайон нахмурился. Сабрина всегда вела себя дерзко и непредсказуемо. Она действительно была очень хороша собой. Густые иссиня-черные волосы, чувственный алый рот, манящие фиалковые глаза. Лайон заметил, с какой откровенностью Сабрина смотрит на него. Ее тело трепетало от желания близости с ним. На ней было великолепное бархатное платье, отороченное мехом горностая и украшенное золотым шитьем. Тонкую талию красавицы обхватывал золотой пояс, на котором поблескивали драгоценные камни. Ее голову украшали шелковая вуаль и золотой, усыпанный драгоценностями обруч. Лайон невольно залюбовался этим украшением и представил его на пепельно-русой головке Арианы.

Лайон хорошо знал все секреты роскошного тела Сабрины, которое скрывал ее великолепный дорогой наряд. Их любовная связь длилась несколько лет. Сабрина была пылкой женщиной, жадной до любовных утех. В возрасте тринадцати лет она вышла замуж за знатного старого сакса, который через три года умер, оставив ее богатой вдовой. Лайон не сомневался, что до него у Сабрины было множество любовников.

Вильгельм, узнав, что молодая богатая вдова владеет обширными землями, взял ее под свою опеку, а поместья отобрал. Сабрина познакомилась с Лайоном в 1069 году при дворе после его возвращения из Нормандии и вскоре стала его любовницей. Она не разделяла ненависти, с которой саксы относились к норманнам.

Сабрина молча с нескрываемой страстью смотрела на Лайона. Она очень хорошо знала этого человека, и, по ее мнению, светловолосая девочка, на которой он женился, совсем не подходила ему. Она не могла сравниться с красавицей Сабриной, до самозабвения страстной в постели. Маленькая монахиня не способна доставить удовольствие такому темпераментному любовнику, как Лайон. С другой стороны, только Лайон мог полностью удовлетворить такую ненасытную женщину, как Сабрина. Она пыталась найти замену Лайону, но ей это так и не удалось. Другие любовники не устраивали ее. Как только Сабрина узнала, что Лайон возвращается в Лондон, она решила во что бы то ни стало заманить его в свою постель. Вильгельм, конечно, будет недоволен тем, что Лайон изменил своей жене, поэтому необходимо будет скрывать от короля их любовную связь.

— Так вы придете сегодня ко мне, милорд? — спросила Сабрина, строя Лайону глазки. — Вы, наверное, соскучились…

— Нет, миледи, только не сегодня, — сказал Лайон.

Он удивлялся самому себе. Месяц назад он с удовольствием воспользовался бы приглашением Сабрины. Она была неподражаема в постели. Лайон не мог забыть ночи, проведенные вместе с ней. Но он не любил Сабрину и никогда не стремился к серьезному отношению с ней.

— Не откладывайте свой визит, милорд, — промолвила Сабрина. — Я сгораю от нетерпения. Знайте, что я буду каждую ночь ждать вас.

Бросив на Лайона пылкий взгляд, она повернулась и отошла от него, призывно покачивая бедрами.

— Леди Сабрина была чрезмерно настойчива, — заметил Белтейн.

— Вы все слышали? — спросил Лайон.

Лайон любил Белтейна, с которым не раз сражался бок о бок и делил трудности походной жизни. Они были близкими друзьями и привыкли не скрывать друг от друга сердечные тайны.

— Да, я все слышал. Вы собираетесь возобновить свою связь с любовницей, милорд? А как же ваша жена?

— Я еще ничего не решил, — признался Лайон. — Возможно, я проведу пару ночей с Сабриной, а возможно, положу конец нашему роману. В любом случае это вас не касается, Белтейн.

Белтейн хмыкнул с недовольным видом. Это удивило Лайона. Белтейн всегда поддерживал его в любовных авантюрах и никогда не осуждал за легкомыслие.

— В чем дело, Белтейн? Что вам не нравится? Вы никогда прежде не сомневались в правильности моих поступков.

— Мне жаль леди Ариану, милорд.

Лайон презрительно усмехнулся:

— Вам жаль эту отравительницу?

— Терса утверждает, что ее госпожа никогда не позволила бы вам выпить отравленного вина. Возможно, вы были слишком жестки с женой, и она от отчаяния сделала опрометчивый шаг.

Лайон нахмурился.

— А может быть, моя жена хотела убить меня, чтобы получить возможность выйти замуж за другого? — сердито спросил он. — Ступайте, Белтейн, и проследите, чтобы все наши люди были хорошо размещены и ни в чем не чувствовали недостатка.

Белтейн поклонился и торопливо зашагал к выходу из зала. Высокий, стройный, широкоплечий, он привлекал взоры многих красоток.


Лайон открыл дверь в покои, которые им отвели в Тауэре, и замер на пороге. Ариана принимала ванну и не слышала, как открылась дверь на хорошо смазанных петлях. Представшая перед Лайоном картина заворожила его. Чувствуя, как сильно бьется его сердце, он любовался изящными формами нежного тела Арианы. Она споласкивала волосы, а стоявшая рядом Терса в это время уже держала наготове большое полотенце.

Лайон ступил на ковер и бесшумно приблизился к ванне, сделав знак Терсе молчать. Взяв у нее из рук полотенце, он приготовился накинуть его на плечи жены. Терса быстро выскользнула за дверь.

— О, мне в глаза попало мыло, Терса. Подай мне, пожалуйста, полотенце, — попросила Ариана, протягивая руку.

— Поднимите лицо, миледи, и я сотру с него мыльную пену, — промолвил Лайон.

Услышав голос мужа, она вздрогнула от неожиданности. Ариана и не подозревала, что он в комнате. Она думала, что муж в это время развлекается с леди Сабриной. Открыв глаза, она бросила удивленный взгляд на Лайона. Наклонившись, он дотронулся до ее обнаженной груди. Ариана негодующе вскрикнула и плеснула в него водой.

— Не вставайте, Ариана, — сказал Лайон. — Я хочу принять ванну вместе с вами.

И он быстро разделся.

— Но я уже закончила мыться, милорд, — возразила она, пытаясь остановить его, — вы можете принять ванну один. Я не буду вам мешать.

Она хотела встать, но Лайон удержал ее, положив руку на плечо, и, войдя в воду, сел в ванне напротив жены. Вода перелилась через край и выплеснулась на дорогой ковер. У Арианы перехватило дыхание.

— Где Терса? — сдавленным голосом спросила она.

— Я отпустил ее.

Лайон раздвинул ноги и, посадив Ариану между ними спиной к себе, начал ласкать ее. Судорога пробежала по телу Арианы, но вскоре она разомлела от ласк Лайона, которые становились все более дерзкими. Его пальцы проникли в ее лоно, она застонала.

— Не надо, прекратите, пожалуйста! — взмолилась Ариана.

Лайон усмехнулся.

— Неправда, вы не хотите, чтобы я прекращал, — заявил он.

Ощущения от его прикосновений были столь острыми, что Ариана потеряла дар речи. Она чувствовала ритмичные движения его пальцев внутри себя. Затвердевший жезл Лайона упирался ей в поясницу. Он покусывал ее шею пониже затылка и слегка лизнул горячим языком.

Эти манипуляции сводили Ариану с ума. Рука Лайона ласкала ее грудь, играя с сосками. Ариана закусила нижнюю губу, стараясь сдержать рвавшийся из груди крик наслаждения. Но когда он, развернув слегка ее тело, припал губами к ее соскам, Ариана застонала, не в силах больше скрывать свое состояние. Подняв голову, Лайон внимательно посмотрел на нее.

— Скажите, что вы хотите меня, миледи, — приказал он.

Ариана из последних сил взяла себя в руки.

— Нет, я не хочу вас, — солгала она.

Лайон склонил голову и снова припал губами к ее соску. Он нащупал в промежности Арианы самую чувствительную точку ее тела и потер ее большим шершавым пальцем.

— Скажите, что вы хотите меня, миледи, — повторил он хрипловатым от сдерживаемой страсти голосом.

Дрожь возбуждения пробежала по телу Арианы. Она учащенно задышала, ее глаза потемнели от желания.

— Милорд… — начала было она.

— Лайон, зовите меня Лайон, — перебил он ее. — Я хочу слышать свое имя из ваших уст.

Глядя на него, Ариана чувствовала, как по ее телу разливается сладострастная истома. Ее бросило в жар. У Лайона между тем кончалось терпение, он едва сдерживал себя.

— Итак, Ариана, назовите мое имя, — потребовал он.

— Лайон… — прошептала она, а затем громко повторила: — Лайон!

Ее воля была сломлена, и в эту минуту Ариана могла повторить за ним все, что угодно.

— Наконец-то! — радостно воскликнул он и, встав на ноги, поднял Ариану из воды, снова забрызгав ковер.

Лайон отнес жену на кровать, не обращая внимания на то, что с их нагих тел стекали струйки воды. Уложив ее на постель, он встал рядом с ней на колени и, наклонившись, стал жадно слизывать капли влаги с ее шеи, груди и живота. Ариана тяжело задышала. Остановившись на мгновение, Лайон вгляделся в глубину ее потемневших от страсти зеленых глаз, а потом продолжил свои ласки. Он хотел вознаградить Ариану за послушание.

— О, Лайон, прошу вас, пожалуйста… — в полузабытьи шептала Ариана.

— Я доставлю вам ни с чем не сравнимое наслаждение, — пообещал Лайон. — Вы так нежно произносите мое имя, что я не могу ни в чем вам отказать.

Облизав ее плоский живот, Лайон спустился ниже и припал губами к покрытому мягкими золотистыми волосками лобку, а затем его язык проник в ее лоно, раздвинул нежные складки кожи.

Ариана неистово закричала.

— О нет, Лайон, не надо, не смейте… — стонала она.

— Я должен это сделать, Ариана, вам понравится, обещаю…

Ариана попыталась еще что-то сказать, но мысли путались у нее в голове. Вскоре ласки Лайона привели ее в экстаз. Ариана больше не могла ни думать, ни сопротивляться. Язык и губы Лайона творили чудеса. Ариана запрокинула голову и отдалась на волю чувств. Лайон ласкал ее до тех пор, пока у нее не закипела кровь в жилах. Сердце Арианы готово было выскочить из груди, она хрипло стонала. Лайон ускорил ритмичные движения языка и пальцев, и Ариана, изогнувшись, потянулась ему навстречу. Положив ладонь ей на живот, он снова заставил ее улечься и продолжил сладкую пытку.

Чувствуя его прерывистое горячее дыхание на своей коже, Ариана содрогалась от страсти, ее разрядка была мощной и неистовой. Мышцы ее живота напряглись, она изогнулась всем телом и громко закричала. Приподняв голову, Лайон наблюдал за выражением ее лица. В эту минуту жена показалась ему ослепительно прекрасной. У нее раскраснелись щеки, зеленые глаза пылали огнем. По телу пробегали волны дрожи. Когда она, обессиленная, откинулась на подушки, Лайон лег на нее.

— Теперь моя очередь, миледи, — прошептал он, проникая в ее истекающую соком пещерку.

Подложив ладони под ее ягодицы, Лайон сделал мощный толчок и ритмично задвигал бедрами, прижимая к себе Ариану каждый раз, когда глубже входил в нее. На этот раз Ариана испытывала болезненные ощущения, жезл мужа показался ей необычно большим, и она немного испугалась. Однако вскоре, подчинившись ритму его движений, она забыла о своих опасениях.

Услышав, как Ариана вскрикнула от боли, Лайон испугался. Он не хотел причинять ей страдания. Однако Лайон уже не мог остановиться. К его удивлению, вскоре Ариана задвигалась в такт его толчкам и обвила руками его шею. Наслаждение, которое она доставляла ему, было так велико, что, утратив чувство реальности, он уже не понимал, где находится — на земле или на небесах. Лайон в исступлении покрывал поцелуями лицо, шею и нежную грудь жены. Когда их губы слились, кровь гулко застучала у него в висках, и он изверг струю семени в ее лоно.

Тяжело дыша, Лайон упал на Ариану. Его кожа была влажной от пота. Ариана стала задыхаться под тяжестью его тела. Заметив это, Лайон скатился с нее. Несколько минут в тишине комнаты слышалось только его хриплое дыхание. Посмотрев на Ариану, он увидел, что она легла на край кровати, подальше от него. Отвернувшись, Ариана прикрыла лицо рукой. Почему она снова демонстрирует ему свое пренебрежение? Долго ли еще она будет издеваться над ним?! Лайон уже почти жалел о том, что не пошел к Сабрине. Она встретила бы его с распростертыми объятиями и не стала бы унижать его мужское достоинство, отворачиваясь после соития. Впрочем, Лайон понимал, что он нуждается в жене, а не в бывшей любовнице. В Ариане он нашел сочетание таких качеств, как невинность и сладострастие. Именно это сводило его с ума.

Когда Лайон сегодня вошел в отведенные им покои, он не собирался заниматься с женой любовью. Но, увидев ее обнаженное розовое тело в ванне, поддался искушению. Ему было неприятно, что жена имеет над ним такую власть, но он не мог ничего с собой поделать. Когда Ариана находилась рядом с ним, он всегда старался держать свои чувства под контролем. Ариана сумела завладеть его сердцем. Доводы разума были бессильны против глубоких, искренних чувств. Однако Лайон до сих пор не знал, была ли это любовь.

Протянув руку, Лайон тронул ее за плечо.

— Ариана…

— Умоляю вас, оставьте меня в покое, не мучайте меня…

Ариана корила себя за то, что самозабвенно отвечала на ласки человека, которого всей душой ненавидела. Неужели она утратила стыд и гордость?! Теперь ей было страшно посмотреть в глаза мужу.

Лицо Лайона помрачнело. Ему было больно при мысли, что жена действительно ненавидит его. Неужели ей так неприятно сознавать тот факт, что он — ее муж и старается доставить ей удовольствие?

— Вы, конечно, можете отрицать очевидный факт, что я доставил вам наслаждение, — грустно промолвил Лайон, — но я все равно вам не поверю. Я видел ваше лицо в момент экстаза, я слышал ваше прерывистое дыхание и крики восторга. Вы жарко обнимали меня, прижимались всем телом, дарили свои ласки. Вы хотите меня, Ариана, в этом нет сомнения. Или вы считаете, что я не разбираюсь в подобных вещах?

Ариана убрала руку с лица и, повернув голову, взглянула на мужа.

— Да, вы отлично разбираетесь во всем, что касается любовных утех, милорд. Вы знаете, как заставить меня кричать от наслаждения, — с горечью заметила она. — Вы умеете доставлять женщинам удовольствие и заставлять их краснеть. Я не сомневаюсь, что леди Сабрина именно поэтому так высоко ценит вас. По сравнению с ней я невинная девочка.

Лайон нахмурился.

— Зачем вы говорите о том, чего не знаете?

— Сабрина — ваша любовница. Неужели вы думаете, что мне это не известно? Почему вы не пошли сегодня к ней? Я отпускаю вас.

Лайон рассмеялся.

— Вы меня отпускаете? — насмешливо переспросил он. — Ах, Ариана, если бы я собрался поразвлечься с Сабриной, я не стал бы спрашивать вашего разрешения. Дело в том, миледи, что я хотел провести эту ночь с вами, а не с ней. По-моему, я ясно выразился? Если нет, то я могу доказать вам на деле, что действительно хочу вас, а не ее.

И он снова обнял Ариану. Она попыталась высвободиться.

— Милорд… — промолвила она и тут же поправилась, поймав на себе его сердитый взгляд: — Лайон, король пригласил нас поужинать с ним. Мы не должны опаздывать.

Ариане не было никакого дела до Вильгельма. Ей просто не хотелось вновь становиться безвольной игрушкой в руках мужа, искусного, опытного любовника. Он делал с ней что хотел, и ей это не нравилось. В душе Арианы боролись противоречивые чувства. Она не понимала: как можно одновременно ненавидеть и хотеть одного и того же человека?

— У нас еще уйма времени, — прошептал Лайон. — Мне намного приятнее заниматься с вами любовью, чем пировать с Вильгельмом. Раздвиньте ноги, дорогая, я сейчас покажу вам, что такое райское блаженство.

Его низкий мягкий голос ласкал ей слух. Словно завороженная, Ариана раздвинула ноги, и Лайон не обманул ее ожиданий. Она действительно познала райское блаженство.

Глава 8

Поздно вечером Ариана и Лайон вошли в просторный зал, где ужинали король и его гости. Переступив порог, Ариана с замиранием сердца огляделась вокруг. В сводчатом помещении стоял гул голосов. Ариане стало не по себе. Ее сердце, казалось, готово было выскочить из груди. У нее не было никакого желания знакомиться с Вильгельмом. Этот человек внушал страх всему христианскому миру. Молва утверждала, что он был безжалостным, злопамятным и мрачным правителем, не знавшим пощады к своим врагам.

Ариана чувствовала на себе десятки взглядов и слышала, как за ее спиной шепчутся придворные. Появление Арианы и Лайона вызвало всеобщее любопытство. Сидевший на возвышении за главным столом Вильгельм сразу же заметил их и поднялся, чтобы радушно поприветствовать.

Он произвел большое впечатление на Ариану. От Вильгельма исходили сила и уверенность в себе. Этот коренастый человек походил на мощного быка. У него была широкая грудь, толстые, короткие ноги и мускулистые руки. По-видимому, он легко обращался со всеми видами оружия, будучи опытным, закаленным в боях воином.

Темные глаза Вильгельма светились умом. У Арианы было такое чувство, будто он без труда читает ее мысли и видит ее насквозь. Лицо короля было чисто выбрито на нормандский манер. В отличие от супруга королева была миниатюрной женщиной с приятными чертами лица. Однако ее внешняя хрупкость была обманчива. Эта женщина обладала сильным волевым характером и успешно правила Нормандией в отсутствие Вильгельма.

— Приветствую вас, лорд Лайон! — воскликнул король. — Мне жаль, что пришлось так скоропалительно вызвать вас в Лондон, но ваше присутствие на совете необходимо.

Король бросил на Ариану проницательный взгляд, и она похолодела.

— Я рад, что вы привезли с собой жену, — продолжал Вильгельм. — Годы, проведенные в монастыре, пошли ей на пользу. Я считаю, что Ариана Краймер достойна быть супругой такого прославленного воина, как Лайон Нормандский. — Король похлопал Лайона по спине и лукаво подмигнул ему: — Я же говорил, что она созрела для исполнения супружеского долга!

Лайон засмеялся.

— Вы были, как всегда, правы, сир. Ариана Краймер доставляет мне истинное наслаждение на супружеском ложе.

Ариана задохнулась от негодования, услышав из уст мужа подобные дерзкие речи. Однако ей удалось взять себя в руки, и она сделала реверанс, приветствуя Вильгельма. Румянец залил ее щеки, он скорее свидетельствовал о ненависти Арианы к норманнам, нежели о ее смущении. Ей не понравилось, что Лайон унизил ее перед всем двором. Он вызволил ее из монастыря только для того, чтобы удовлетворять свою похоть, — в этом Ариана не сомневалась. Она считала, что муж не испытывает к ней никаких нежных чувств, а после того как она пыталась отравить его, и вовсе затаил злобу и мечтает отомстить.

Вильгельм представил Ариану королеве. Матильда оказалась очень милой, грациозной женщиной. Она сразу же понравилась Ариане. Ройс усадил Лайона и Ариану как почетных гостей за главный стол. Лайон сел по правую руку от короля, а Ариана заняла место рядом с Матильдой. Здесь же сидели сыновья Вильгельма и Матильды — Роберт, которому предстояло стать правителем Нормандии, и Вильгельм Руфус, будущий король Англии.

Угощение было очень обильным. Одно блюдо сменяло другое. На столы подавали рыбу, мясо, домашнюю птицу, овощи и разнообразные сладости. Между Лайоном и Вильгельмом завязалась оживленная беседа. Они разговаривали, как старые друзья, на франкском языке, на котором говорили все при дворе короля. Наливавшие им вино и эль слуги были в основном коренными жителями острова и не понимали, о чем идет речь.

Ариана научилась говорить по-франкски в монастыре, но она неохотно делала это и у нее было мало практики. Лайон общался с ней на английском языке. Беседуя с Матильдой, она тщательно подбирала слова.

— Я рада, что вы и лорд Лайон счастливы в браке, — сказала Матильда. — Вильгельма очень обеспокоило, что вы долго жили порознь. Лайон сначала не хотел забирать вас из монастыря, но король настоял на этом. Вильгельму нужны надежные люди в приграничной зоне. В стране неспокойно, зреют новые мятежи. Многие саксы, бывшие землевладельцы, поместья которых отнял король, бежали в Шотландию и теперь подговаривают Малькольма напасть на Англию и свергнуть власть Вильгельма. Вильгельм серьезно сомневается и в верности тех сакских лордов, которые присягнули ему. Бедный король! Он взвалил на свои плечи тяжелую ношу!

Однако Ариана не жалела короля. «Вильгельм — тиран, — подумала она. — То, что саксы борются против него, закономерно. Чего еще он ожидал, захватывая наши земли?» Но она не стала высказывать свои мысли вслух.

— Вы, наверное, забыли, что я тоже родилась в сакской семье, — промолвила она. — И вы вряд ли найдете у меня сочувствие. Мне не хочется огорчать вас, мадам, но я должна сказать, что скорее останусь верна своему народу, нежели королю.

Матильда внимательно посмотрела на нее.

— Я перестала бы уважать вас, если бы вы не попытались защитить своих соотечественников, — заметила она. — Но вы замужем за норманном и должны хранить ему верность. Жена во всем подчиняется своему мужу — таков закон. Вы еще очень молоды и не понимаете, что такое брак и как важно завоевать доверие супруга. У Вильгельма тоже нелегкий характер, но мы сумели прийти к взаимопониманию.

Ариане был неприятен этот разговор.

— Я подумаю над тем, что вы сказали, — промолвила она, отводя глаза в сторону.

Матильда вздохнула.

— Вам небезразличен Лайон, дорогая моя, я вижу это, — сказала она. — И он тоже тянется к вам.

Ариана нахмурилась. Она не понимала, почему Матильда пришла к такому выводу.

— Мы… мы еще плохо знаем друг друга, — запинаясь, сказала она и склонилась над своей тарелкой.

Матильда, отвернувшись от нее, заговорила с королем. Ариане совсем не хотелось есть, кусок застревал у нее в горле. Ей было не по себе здесь, в нормандской цитадели. Ариана взглянула на стоявшие в зале длинные столы, за которыми сидели гости короля — нормандская знать, рыцари и дамы, и увидела Сабрину.

Любовница Лайона с ненавистью смотрела на нее. На ее лице застыло выражение злобы и обиды. Ариана похолодела, осознав, что эта женщина на многое способна для достижения своей цели. Теперь Ариана знала в лицо своего таинственного врага, о котором предупредило ее провидение.

После ужина началось веселье. Столы, стоявшие посреди зала, убрали для выступления жонглеров, акробатов, арфистов и менестрелей. После представления гости разбились на группы, чтобы поиграть в шахматы и другие настольные игры. Ариана решила, что теперь может наконец подняться к себе. Но, оглядевшись по сторонам, она не увидела Лайона. Куда же он исчез?


Лайон с наслаждением слушал пение менестрелей. Ему было жаль, что в эту минуту он сидел не рядом с женой. Во время ужина у него не было возможности спросить у Арианы, понравились ли ей Вильгельм и Матильда, Ему хотелось узнать мнение жены о короле и его супруге. Нашла ли Ариана общий язык с Матильдой? Лайон видел, что за ужином они оживленно беседовали.

Лайон вздрогнул от неожиданности, почувствовав, что кто-то тронул его за плечо. Это была Сабрина. Она шепотом попросила его пойти с ней в занавешенную нишу зала, где порой проходили любовные свидания.

Лайон попытался отказаться от приглашения, но Сабрина продолжала настаивать. Испугавшись, что она может устроить публичный скандал, он в конце концов поддался на ее уговоры. Дождавшись конца представления, они отправились в расположенное за занавеской в нише тесное помещение.

— Что за безумная мысль пришла вам в голову, Сабрина? Чего вы добиваетесь?

— Вы знаете, чего я хочу от вас, милорд, — проворковала Сабрина, строя Лайону глазки. — Мне кажется, что в прошлый раз я достаточно откровенно выразилась на этот счет. Я хочу вас, Лайон.

Она прильнула к его груди, обхватив его руками за шею.

— Я схожу с ума от любви к вам, милорд, — продолжала Сабрина. — Вы обещали, что ваша жена не будет помехой для нас и мы будем продолжать встречаться.

— Перестаньте, Сабрина! Моя жена…

— Она серая мышка. Разве знает эта бывшая монахиня, как доставить удовольствие настоящему мужчине? Она пресная и скучная…

Ариана пресная и скучная? Лайон так не считал. Она казалась ему не менее соблазнительной и привлекательной, чем Сабрина. Ариана была яркой, красивой женщиной, от нее исходит свет. А вот у Сабрины была черная душа. Она казалась Лайону порождением тьмы, ночной искусительницей, запретным плодом. Мысленно сравнивая Ариану и Сабрину, Лайон находил в последней множество недостатков. Он намеревался прекратить всякое общение с ней, но при этом хотел избежать жестокости. Ласки Сабрины доставляли ему наслаждение, но с тех пор как у Лайона появилась Ариана, он не мог думать ни о ком другом. Сабрина ему больше не нужна.

— Сабрина, наши отношения в прошлом… — начал было он, но она не дала ему договорить.

Наклонив его голову, Сабрина припала к губам Лайона в жарком поцелуе. Она прижималась к нему всем телом, стараясь возбудить его.


Направляясь к выходу из зала, Ариана проходила мимо занавешенной портьерой ниши, и ее внимание привлекли голоса. Женский был возбужденным и страстным, мужской — резким и недовольным. Ариана догадывалась, что за портьерой происходит любовное свидание. Впрочем, ее это не касалось… Ариана уже хотела ускорить шаг и побыстрее пройти мимо, но тут узнала голос Лайона и замерла на месте. Она стояла, не сводя глаз с портьеры.

Лайон тем временем освободился от объятий Сабрины и отстранился от нее.

— Сабрина, мы рискуем навлечь на себя гнев Вильгельма тем, что тайно встречаемся, — промолвил он, стараясь вразумить ее. — Вы же знаете, что он не терпит супружеской неверности.

— При чем здесь Вильгельм? — спросила Сабрина. — Мне важны лишь ваши чувства, милорд. Я знаю, что вы сгораете от страсти точно так же, как и я. Мы так давно не виделись! Ну поцелуйте же меня еще раз, любовь моя!

Лайон попытался удержать ее на расстоянии.

— Это слишком опасно, Сабрина, — сказал он. — В зале много народу, нас могут обнаружить тут.

— Приходите сегодня ночью в мою комнату, — промолвила Сабрина сдавленным от еле сдерживаемой страсти голосом. — Пусть ваша серая мышка спит сегодня одна. Я буду ждать вас.

— Сабрина…

— Я не уйду отсюда, пока вы не пообещаете нанести мне сегодня визит, — решительно заявила она.

Чтобы избежать неловкой ситуации, Лайон согласился. Он не хотел, чтобы Сабрина устраивала скандал. Их в любую минуту могли застать вдвоем в интимной обстановке. И тогда на Лайона обрушился бы гнев Вильгельма. Кроме того, он дал бы пищу для придворных сплетен. Раньше, когда Лайон и Ариана жили врозь, король смотрел сквозь пальцы на его любовные похождения. Теперь же Вильгельм не даст ему спуску.

Обманывая Сабрину, Лайон не испытывал никаких угрызений совести. Да, он пообещал ей прийти сегодня ночью в ее комнату, но Лайон не собирался выполнять свое обещание, надеясь, что бывшая любовница поймет его и перестанет преследовать.

— Хорошо, Сабрина, я приду к вам сегодня, а теперь ступайте, пока никто не заметил нашего отсутствия.

Лицо Сабрины просияло от радости.

— Я буду с нетерпением ждать вас, милорд.

Ариана повернулась и быстро направилась к выходу. Она услышала достаточно для того, чтобы сделать вывод, что муж изменяет ей. Ариана почти бежала по коридору, не зная, куда он приведет ее. Ее взор туманился от слез. Ноги сами несли ее прочь от зала, где собрались ненавистные норманны. Внезапно она услышала за спиной торопливые шаги. Кто-то догонял ее.

— Ариана, постойте! — раздался мужской голос в гулкой пустоте коридора.

Это наверняка был Лайон! Нет, она не могла сейчас разговаривать с мужем. Мысль о том, что он продолжает встречаться с Сабриной, причиняла ей нестерпимую боль. Ариана ускорила шаг.

— Ариана, подождите же! Это я, Эдрик!

Эдрик? Что он делает здесь, в Лондоне? Ариана обернулась.

— Эдрик, я не верю своим глазам! — воскликнула она. — Как вы здесь оказались?

Эдрик подбежал к ней и взял за руки.

— Что случилось, Ариана? — с тревогой в голосе спросил он. — Я видел, как вы метнулись к выходу из зала, и последовал за вами. Где ваш муж?

— Все в порядке, ничего не случилось, — солгала она. — Что вы делаете в Лондоне?

— Вильгельм вызвал меня сюда для участия в витане. Я хоть и не принадлежу к числу приближенной знати, но мои земли находятся в приграничной зоне, а замок занимает важное стратегическое положение. Витан будет важным событием в жизни страны. Я видел, что сюда съехалось множество землевладельцев — как саксов, так и норманнов.

Ариана с опаской огляделась по сторонам.

— Нам надо поговорить, Эдрик, — промолвила она. — Лайон знает о переданном вами яде. Он хотел захватить ваш замок, но тут король приказал нам явиться в Лондон, и Лайон вынужден был отказаться от своих планов.

Эдрик побледнел.

— Откуда он обо всем узнал? Почему вы не дали ему яд?

— Это длинная история.

Схватив Ариану за руку, Эдрик увлек ее в ближайшую комнату и плотно закрыл дверь.

— А теперь расскажите подробно о том, что произошло, — потребовал он. — Я так надеялся услышать о загадочной смерти Лайона!

— Однажды я так сильно рассердилась на Лайона, что подлила ему яда в вино. Но когда он хотел выпить его, я испугалась и выбила у него из рук кубок. Однако, как потом оказалось, Лайон уже все знал о яде…

— О Боже…

— Я пришла в отчаяние и хотела отравиться, но он почему-то не дал мне это сделать…

— А как он наказал вас? Он ведь мог убить вас или избить до бесчувствия. Это его право. Некоторые мужья отправляют своих неверных жен в заточение.

— Он не стал наказывать меня, хотя грозился избить до полусмерти. Порой я не понимаю его. Иногда он внушает мне страх, а иногда…

Ариана замолчала, вспомнив минуты нежности и страсти. Эдрик помрачнел.

— Кто ему сказал о яде?

— Надия. Ей было вещее видение, и она предупредила Лайона о том, что вино пить опасно. Я не сказала мужу, от кого получила яд, но он сам догадался. Лайон поклялся захватить Блэкхит и убить вас. Я опасаюсь за вашу жизнь. Вы должны немедленно покинуть Лондон.

Эдрик внимательно вгляделся в ее лицо.

— Я не уеду без вас, Ариана. Лайон может жестоко отомстить вам. Рано или поздно он все равно накажет вас. Со мной он не осмелится расправиться, поскольку тем самым навлечет на себя гнев Вильгельма. Королю нужны верные, преданные люди, готовые защищать приграничные земли. Я присягнул ему на верность, и он доверяет мне. Но вы знаете, что я веду переговоры с королем Малькольмом и готов выступить на его стороне против норманнов. Все, что я узнаю на совете знати, я сообщу королю Шотландии.

— Вы затеяли опасную игру, милорд, — прошептала Ариана, опасаясь за жизнь Эдрика. — Шпионов обычно карают смертью.

— Лучше умереть, чем влачить жалкое существование под властью норманнов, — с горечью заметил Эдрик. — Я хочу покинуть Лондон вместе с вами. Малькольм расторгнет ваш брак как незаконный, поскольку до него мы с вами были обручены. Законы Шотландии признают нашу помолвку действительной, и мы поженимся.

Ариана хотела что-то сказать, но мысли путались у нее в голове. Разум говорил ей одно, а сердце подсказывало другое. Ей не хотелось покидать Лайона и выходить замуж за Эдрика. Она любила Эдрика, но лишь как друга.

— Осторожно, кто-то идет, — прошептал Эдрик, прислушиваясь.

За дверью раздались голоса и шаги, однако вскоре все стихло.

Ариана вздохнула с облегчением.

— Нам нельзя здесь больше оставаться, — сказал Эдрик и, приоткрыв дверь, выглянул в коридор, — но я постараюсь найти возможность снова увидеться с вами наедине. Я пришлю вам записку.

Эдрик вышел в коридор, и вскоре его шаги стихли.

Ариана решила вернуться в зал. Она не знала, как добраться до отведенных ей покоев. Увидев ее, Матильда помахала ей рукой, подзывая к себе.

— Где вы были, Ариана? — спросила она. — Ваш муж искал вас. Очевидно, он соскучился.

Ариана едва не расхохоталась. Она-то знала, что Лайон все это время развлекался с леди Сабриной, ему некогда было скучать.

— Я ходила в гардеробную, ваше величество и по дороге назад заблудилась, — солгала Ариана.

Матильда рассмеялась.

— Скоро вы освоитесь здесь и больше не будете плутать. Вам надо было попросить слугу показать дорогу.

— Так вот вы где, миледи, — раздался за спиной Арианы голос Лайона, — а я уже успел соскучиться по вас.

«Так я вам и поверила», — с горечью подумала Ариана, снизу вверх посматривая на мужа.

— Нам пора на покой, — продолжал Лайон. — Вы, наверное, очень устали. Путешествие из Краймера в Лондон было долгим и утомительным. Пойдемте наверх.

У Арианы перехватило дыхание от его ласкового, вкрадчивого голоса.

— Вы уже покидаете нас, лорд Лайон? — спросил Вильгельм.

— Я еще вернусь, — ответил Лайон. — Я должен проводить жену в отведенные нам покои. А потом я снова спущусь в зал, чтобы сыграть партию в шахматы с лордом Фицем Осберном.

Ариана встала и поклонилась королю и королеве. Лайон взял ее под руку и вывел из зала. Ариана почувствовала, что он сильно нервничает. Лайон крепко сжимал ее локоть. Они быстро поднялись в свои покои, и Лайон плотно закрыл за собой дверь.

— Эдрик тоже в Лондоне, — заговорил он взволнованным тоном. — Вильгельм пригласил его на собрание знати. Где вы пропадали так долго? Я повсюду искал вас.

У Арианы упало сердце. Неужели Лайон догадался, что она виделась с Эдриком? Может быть, стоит признаться ему во всем? Или благоразумнее хранить молчание? Ариана решила не торопить события и не упоминать о разговоре с бывшим женихом.

— Я ходила в гардеробную, милорд. Что касается лорда Эдрика, то я его не видела.

Лайон внимательно вгляделся в ее глаза, пытаясь прочитать тайные мысли жены. Пока у него не было причин сомневаться в ее искренности. Хотя, с другой стороны, следовало ли ему безоглядно доверять ей?

— Не вздумайте лгать мне, миледи. Я еще не забыл, что вы и Эдрик хотели отравить меня. К сожалению, я не могу расправиться с вашим бывшим женихом здесь, при дворе короля. Вильгельм не потерпит убийства в своем доме, а именно его я и намерен совершить. Я жестоко отомщу Эдрику!

— Вы зря обвиняете лорда Эдрика в сговоре со мной, милорд, — сказала Ариана, пряча глаза. — У меня не было сообщников, я действовала на свой страх и риск. Но я все равно не допустила бы вашей гибели. В любом случае я не дала бы вам выпить яд.

— Я в этом не уверен. Итак, предупреждаю последний раз, миледи, держитесь подальше от Эдрика. Я не доверяю ему. Не забывайте клятву, данную мне у алтаря.

Ариана горько рассмеялась.

— То же самое я могла бы сказать вам, милорд. Помните, что вы поклялись хранить супружескую верность. В отличие от вас я не нарушаю данное слово. Пусть я вышла замуж против воли, но нас венчали у алтаря, и мы состоим в законном браке.

— А вы считаете, что я изменяю вам? — удивленно спросил Лайон.

— Да, ведь это так свойственно вам. Сабрина — очаровательная женщина. Разве я могу сравниться с такой красивой и… темпераментной любовницей?

Лайон усмехнулся:

— Вы мало цените себя, у вас огневой темперамент, Ариана. Что же касается Сабрины, то мы с ней действительно были любовниками, но это в прошлом. Как только вы вернулись из монастыря, я прекратил с ней общаться.

Ариана бросила на мужа насмешливый взгляд. Неужели он принимает ее за наивного ребенка? Она своими ушами слышала, как Лайон и его любовница договаривались о свидании.

— Меня не интересуют ваши отношения с леди Сабриной, — заявила она. — Вы можете отправляться к ней сегодня вечером. Ведь вы уже договорились о свидании, не правда ли?

Лайон усмехнулся с довольным видом.

— Да вы, оказывается, ревнуете меня! — воскликнул он.

— Нет! — поспешно возразила Ариана. — Вы можете спать с кем угодно. Главное, чтобы вы меня оставили в покое.

— Вы действительно разрешаете мне заводить любовные интрижки? — спросил Лайон и засмеялся, видя, как насупилась Ариана. — Мне нравится, что вы ревнуете меня, миледи. Ревность лучше, чем ненависть. Она таит в себе меньше опасностей. Ведь здесь, к сожалению, нет Надии, которая могла бы предупредить меня о ваших кознях.

Ариана вспыхнула до корней волос. Впрочем, она заслужила подобные насмешки. Ариана до сих пор чувствовала свою вину перед мужем.

— Я вовсе не ревную вас, милорд, просто не хочу выглядеть посмешищем в глазах придворных. Мне кажется, ваши друзья с нетерпением ждут, когда разгорится скандал вокруг вас и Сабрины.

— А что вы будете делать, если такой скандал действительно возникнет?

Ариана небрежно пожала плечами.

— Вы делаете вид, что вам все равно, Ариана, — заметил Лайон, — но это не так. Я прекрасно вижу, что вы сходите с ума от ревности. Но почему вы ревнуете меня, если я вызываю у вас ненависть?

— Я же уже сказала, что вовсе не ревную вас и…

Но Лайон не дал ей договорить, запечатав рот поцелуем. У Арианы закружилась голова. Почувствовав, что у нее подкашиваются ноги, она обвила его шею руками, чтобы устоять. Сладкая истома разлилась по всему ее телу. Ариана таяла в объятиях мужа. Но постепенно в ее душе разгоралось пламя неистовой страсти. Возбуждение нарастало. Рука Лайона нежно ласкала ее грудь, и Ариана застонала от наслаждения.

— Значит, вы утверждаете, что не ревнуете меня? — насмешливо спросил Лайон, теребя ее сосок. — А что вы скажете, если я точно так же буду ласкать другую женщину?

— Делайте, что вам угодно, — прерывисто дыша, промолвила Ариана.

Лайон засмеялся. Он не поверил ей. Подхватив Ариану на руки, он отнес ее к кровати и, сев, посадил жену себе на колени. Она почувствовала его теплое дыхание на своей шее. Его язык, коснувшийся ее уха, заставил Ариану вздрогнуть. Лайон развязал ее пояс, снял с нее юбку и посадил Ариану верхом на свои колени лицом к себе. Ариана почувствовала, как он возбужден.

— Умоляю вас, милорд, — покраснев, заговорила она. — Я очень устала, ведь сегодня днем мы уже занимались любовью.

Лайон был похож на горячего жеребца, готового к бешеной скачке. Ариана подозревала, что он может сейчас заняться с ней любовью, а после этого спокойно пойти на свидание с Сабриной.

Услышав слова жены, Лайон замер на секунду. Может быть, он действительно ведет себя неблагоразумно? Ариана обессилела после утомительного путешествия в Лондон, и ей нужен покой. Лайон умел держать себя в руках, но с Арианой он терял разум и самообладание. Тем не менее Лайон понимал, что она — слабая, хрупкая женщина и к ее словам стоило прислушаться.

Подняв Ариану со своих колен, он уложил ее на постель и встал. Но прежде чем уйти, он не удержался и, наклонившись, поцеловал ее грудь.

— Ложитесь спать, дорогая, — с усмешкой промолвил он. Лайон прекрасно знал, что возбудил Ариану и теперь ей будет трудно уснуть. — Не буду вам мешать.

Ариана накрылась Одеялом.

— Куда вы направляетесь сейчас? — спросила она, хотя прекрасно знала, что ее мужа ждет Сабрина.

— Я собираюсь сыграть в шахматы. Хотя, конечно, ночь очень длинная и в конце концов шахматы надоедят мне, — загадочно добавил он.

— В таком случае желаю вам получить удовольствие от общения с ней, — с горечью промолвила Ариана.

Лайон нахмурился.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, миледи.

— О леди Сабрине, конечно! Она с нетерпением ждет вас и беспокоится, куда вы пропали. Вы же договорились с ней о свидании, не правда ли?

Лайон бросил на жену удивленный взгляд.

— У вас снова было видение? С чего вы взяли, что у меня назначено свидание с леди Сабриной?

То, что Ариана обладала даром ясновидящей, раздражало и беспокоило его.

— При чем тут видения! — сердито воскликнула Ариана. — Я своими ушами слышала, как вы договаривались с леди Сабриной о свидании.

Лайон усмехнулся:

— И после этого вы хотите доказать, что равнодушны ко мне?! Не обманывайте себя, Ариана.

Лайон повернулся и, не оглядываясь, зашагал к двери. Ариане хотелось остановить его, попросить остаться, заняться с ним любовью…

Однако Лайон был настроен решительно. Он не желал проявлять малодушия. Ариана пыталась отравить его и должна быть наказана. Хотя, с другой стороны, ее ревность свидетельствовала, что на самом деле в ее душе не было ненависти к нему.

Глава 9

Витан, совет знати, обсуждал насущные вопросы. Лайон внимательно наблюдал за реакцией Вильгельма, слушавшего возражения нормандских баронов и заверения лордов английского происхождения, что они готовы поддерживать короля. Члены совета спорили на повышенных тонах, оживленно жестикулируя. А король тем временем задумчиво полировал свой боевой шлем рукавом рубахи. Саксы и норманны в ходе дискуссии бросали на него вопросительные взгляды, стараясь понять, на чьей он стороне.

Из всех присутствовавших лишь Фиц Осберн, граф Английский, и Ланфранк, новый архидиакон Кентерберийский, сохраняли полное спокойствие. Все трое сидели, откинувшись на спинки стульев, и молча ждали, когда члены совета успокоятся. Вильгельм был доволен их спокойствием и выдержкой.

— Как я уже говорил, — сказал король, когда члены совета немного успокоились, — с сегодняшнего дня я начинаю проводить новую политику, которая быстро принесет свои плоды. Отныне все земли в Англии, все реки, поля и леса объявляются собственностью короны.

В зале поднялся было ропот, но король окинул всех присутствующих суровым взглядом, и даже самые непокорные бароны сразу же замолчали. Некоторые из них отвели глаза в сторону, другие начали подобострастно кивать, выражая согласие с решением Вильгельма. Лайона не удивило заявление короля, он давно ожидал чего-то подобного.

— Члены совета будут распоряжаться собственностью короля от его имени, беречь ее и охранять от захватчиков, — сказал Ланфранк, разъясняя указ короля. — Они будут пользоваться доходами от королевской собственности, выплачивая казне разумную подать.

— Размер этой подати я буду определять сам, — снова вступил в разговор Вильгельм. — И вы можете не сомневаться, что я буду поступать с вами справедливо. Может быть, у кого-то есть возражения?

Вильгельм обвел лордов внимательным взглядом, но все присутствующие молчали.

— Благодарю вас, — с улыбкой сказал он. — Обещаю, что моя новая политика никому из вас не будет в тягость.

Лорды как огня боялись Вильгельма, человека вспыльчивого и властного. Никто из них не осмелился бы возразить ему. Строптивых баронов король бросал в темницы. Он уже расправился с несколькими непокорными его воле епископами и аббатами, не пожалев при этом даже собственного брата Одо, который до сих пор томился в застенках. Гнев короля мог настигнуть любого подданного.

Сидевший за дальним концом длинного стола Ланфранк неожиданно встал и обратился к королю.

— Могу я высказаться откровенно, ваше величество? — спросил он. — Мне кажется, лорды имеют право узнать о причинах, побудивших вас принять такое решение. До периода правления короля Вильгельма земли Англии были разобщены. Но разобщенная страна обречена на гибель. Поэтому король озабочен ее укреплением. Граф Английский помог мне разработать этот план защиты владений короны путем их объединения. Мы оба выступили советниками короля и порекомендовали ему изменить политический курс.

Фиц Осберн, граф Английский, поднялся со своего места, чтобы поддержать Ланфранка.

— Я знаю, что вы все согласны с решением короля, — сказал он, прежде чем кто-нибудь успел взять слово и возразить советникам Вильгельма. — А теперь мы должны приступить к довольно нелегкому делу. Нам необходимо определить точные границы владений.

— На это уйдут годы! — воскликнул лорд Моркар.

— Вскоре вы убедитесь, что моя новая политика укрепит ваше положение и поможет справляться с вашими обязанностями, — заявил король.

— Каким образом, сир? — поинтересовался Лайон.

— Самые знатные из вас будут отчитываться только передо мной. А вам, в свою очередь, будут подчиняться менее знатные лорды, — ответил король. — Другими словами, лорд Лайон, Блэкхит и другие нортумбрские рыцари будут находиться непосредственно под вашей юрисдикцией. Отныне вы являетесь не только их сеньором, но и полноправным правителем в этой части страны. Вы можете распоряжаться в Нортумбрии, как в собственном королевстве.

Лайон холодно посмотрел на Эдрика, и тот съежился под его колючим взглядом.

— Конечно, за мной останется право вето, которое я могу наложить на любое ваше решение, — добавил король.

— Разумеется, ваше величество, — промолвил Лайон.

Лайон не знал, заметил ли король, какую лютую ненависть он питает к Эдрику.

— Достоинства плана короля Вильгельма совершенно очевидны, поэтому мы можем без обсуждения проголосовать за него, чтобы не тратить попусту время, — сказал Фиц Осберн. — Новая политика принесет всем нам только пользу.

— Я не настаиваю на тайном голосовании, — с вызовом промолвил Вильгельм. — Пусть каждый из вас, кто не согласен с моими планами, выскажет свои возражения. Итак, я вас слушаю!

Король обвел всех присутствующих грозным взглядом. Даже если у собравшихся баронов и графов и были какие-то сомнения, никто не осмелился высказать их вслух. Все молчали, потупив взор. Ни один человек не желал поднимать свой голос против могущественного правителя. Вильгельм обвел их вокруг пальца, но лорды вынуждены были одобрить его планы, поскольку у них не было другого выхода. Они должны были молча повиноваться.

— С этого момента все земли в Англии являются собственностью короны, — громко провозгласил Вильгельм. — Да будет так!

На этом первое заседание витана было закрыто. Лайон поднялся вместе с остальными лордами, собираясь покинуть зал, но король попросил его задержаться.

— Что вы думаете о моем последнем указе? — спросил король. — Я знаю, что не все лорды согласны со мной, но многие боятся открыто возражать. Ну что ж, тем лучше. Мне легче будет проводить свою политику.

— Я искренне одобряю ваши планы, — сказал Лайон. — Независимость Англии требует ее единства. Придет время, и бароны поймут это. Когда-нибудь люди по достоинству оценят вашу прозорливость. Во всяком случае, не мне критиковать ваши действия. Если бы не ваши щедрость и великодушие, я не стал бы лордом и не владел бы замком Краймер.

— Кроме того, у вас не было бы такой чудесной жены, как Ариана, — напомнил ему Вильгельм. — Мне кажется, вы очень довольны ею. Ее красота очаровала всех при дворе. Матильда просто без ума от нее.

— Да, я доволен Арианой. Любой на моем месте был бы счастлив с такой женой. Но к сожалению, Ариана до сих пор относится ко мне как к заклятому врагу. Годы, проведенные в монастыре, не смягчили ее непокорный нрав и не усмирили бунтарский дух.

Вильгельм лукаво улыбнулся.

— Неужели Лайон не может усмирить свою львицу? Я не сомневаюсь, что скоро Ариана начнет есть с вашей руки, лорд Лайон. Сделайте ей ребенка, и все у вас наладится. Материнство смягчает нрав женщины.

— Возможно, я так и поступлю, — задумчиво сказал Лайон. Ему пришлась по душе идея Вильгельма, и он уже представлял, как будет выглядеть беременная Ариана. — А пока могу сказать, что очень трудно жить с женщиной, которая желает твоей смерти.

Вильгельм нахмурился.

— Этого не может быть, Лайон! Ариана лишена злобы и коварства.

Лайон помрачнел, вспомнив, что жена пыталась отравить его.

— К сожалению, это так, ваше величество, и я ничего не могу с этим поделать.

Он не хотел говорить Вильгельму, что чуть не погиб недавно. Лайон знал, что король никогда не простит Ариане покушения на жизнь мужа. В качестве наказания Вильгельм скорее всего заточил бы Ариану в монастырь до конца ее дней. Лайон решил, что сам справится. Прежде всего он жестоко отомстит Эдрику. Что же касается Арианы, то Лайон не желал с ней расставаться, за последнее время он слишком привязался к жене.

— Я скучал по вас, Лайон, — сказал король. — Останьтесь после витана погостить у нас. Я и Матильда будем очень рады общению с вами и вашей прелестной женой.

— Благодарю вас, сир. Мы с удовольствием погостим у вас немного, но вы знаете, что сейчас в приграничной зоне неспокойно. Я не могу долго отсутствовать, меня ждут неотложные дела. Малькольм и переметнувшиеся на его сторону сакские лорды что-то замышляют. Мы должны быть начеку. Я очень боюсь, что недовольные вашей политикой нортумбрские лорды присоединятся к их заговору и попытаются захватить наши земли.

— Я знаю о тайном сговоре Малькольма и сакских лордов. Это для меня не новость. Настанет день, когда я вынужден буду вторгнуться в Шотландию и поставить Малькольма на место. Я поставлю его на колени и заставлю присягнуть на верность.


По выражению лица Лайона Ариана поняла, что витан прошел в напряженной обстановке. Лайон явно устал. Его лицо осунулось, под глазами залегли тени. Впрочем, может быть, его утомили не споры на совете знати, а ласки Сабрины? Ариана не видела мужа с прошлой ночи. Уложив ее спать, он ушел и больше не возвращался. Ариана решила, что Лайон переночевал у своей любовницы, а потом отправился на витан.

Однако на самом деле Лайон до рассвета играл в шахматы, а потом заснул, сидя за столом и положив голову на руки.

— Витан уже закончился или вы продолжите заседания? — спросила Ариана.

— Король объявил перерыв, — ответил Лайон, снимая кожаный жилет. — Мы должны обсудить еще несколько важных вопросов.

— Я видела некоторых баронов, выходивших из зала после заседания. Они выглядели мрачными и взволнованными. Очевидно, спор был очень горячим.

— Вильгельм издал новый указ. Он объявил все земли Англии собственностью короны. Лорды будут только пользоваться землей, платя подати королю.

Ариана ахнула, услышав такую новость.

— О Боже, неудивительно, что бароны были в шоке! Это же грабеж среди бела дня! Ваш король — настоящий тиран, он отнял земли не только у вдов и таких наследниц, как я, но и у своих лордов!

— Успокойтесь, Ариана! — одернул ее Лайон. — То, что вы говорите, походит на измену. Вильгельм сделал всё это для блага Англии.

— Он сделал это для собственного блага! — возразила Ариана. — А что будет с такими мелкими землевладельцами, как Эдрик?

— Они будут находиться под юрисдикцией более знатного лорда. Теперь я являюсь сеньором и повелителем Эдрика. Он — в моей власти. Не беспокойтесь, Эдрик получит по заслугам, я сам позабочусь об этом.

От этих слов мурашки забегали по спине Арианы.

— А вы не боитесь, что в стране начнутся волнения из-за недовольства политикой Вильгельма?

— Король подавит их. Он сумеет навести порядок.

— Вы всегда яро защищаете Вильгельма Завоевателя! — воскликнула она. — Когда мы поедем домой, милорд? Мне трудно находиться среди норманнов.

— Вильгельм хочет, чтобы мы погостили у него. Витан продлится еще примерно неделю. Дождемся его окончания, а там посмотрим. Постарайтесь подружиться с Матильдой, Ариана. Она порядочная, умная женщина. А теперь мы должны спуститься в зал на ужин.

Ариане очень не хотелось снова сидеть в шумном зале за главным столом, где ее рассматривали многочисленные гости.

— Я предпочла бы остаться здесь, в своих покоях, — сказала она. — Терса принесет мне ужин. Мне не хочется снова видеть ваших приятелей.

— Вы спуститесь вместе со мной в зал, как и положено хорошей жене, и будете всем улыбаться, — сказал Лайон. — Вам придется привыкнуть к обществу норманнов. Хотя справедливости ради надо сказать, что среди гостей саксов и норманнов примерно поровну. Если вас беспокоит, как вы выглядите, то ваши опасения напрасны.

И Лайон окинул Ариану восхищенным взглядом. Она действительно выглядела великолепно. На ней было платье из желтого шелка, вышитое по рукавам и подолу золотой нитью. Тонкую талию Арианы обхватывал пояс с золотой пряжкой, усыпанной драгоценными камнями. На заплетенные в косы пепельные волосы Арианы была накинута шелковая фата.

— Вы просто очаровательны, миледи.

Ариану удивило, что муж делает ей комплименты. Он редко хвалил ее и обращал внимание на ее внешность. Лайон обычно шептал ей нежности лишь на супружеском ложе.

— Пойдемте, миледи, — сказал Лайон, беря ее за руку. — Я голоден и умираю от жажды, заседания утомили меня.

Встречавший гостей у входа в зал Ройс указал им их места. Ариана сначала обрадовалась, что на этот раз их усадили не за главный стол на возвышении. Однако ее радость вскоре сменилась разочарованием. Лайона посадили рядом с Сабриной, а по левую руку от Арианы сел подвыпивший норманн.

Взглянув на Ариану, Сабрина притворно улыбнулась.

— Мы еще не знакомы, миледи, — проворковала она. — Меня зовут леди Сабрина, я близкая подруга вашего мужа.

— А меня зовут лорд Юстас, — представился сидевший рядом с Арианой норманн и дотронулся до ее руки. — Мне сегодня повезло. Я сижу рядом с такой очаровательной женщиной. Лорд Лайон — счастливчик.

Ариана взглянула на своего мужа. Ей было интересно, что он думает о лорде Юстасе, который вел себя не лучшим образом. Неужели ее мужа не возмутило, что этот пьяный мужлан дотронулся до ее руки? Ариану задевало за живое равнодушие Лайона. Похоже, он действительно был серьезно увлечен леди Сабриной и не замечал ничего вокруг. Леди Сабрина беззастенчиво флиртовала с ним и строила глазки. Она старательно заманивала его в свои сети. Ариану раздражало, что это происходило на глазах у всех. Придворные и гости короля следили за игрой леди Сабрины и реакцией Лайона. Ариана знала, что многие держали пари, поддастся он искушению или нет. Сойдется ли снова со своей бывшей любовницей?

Лайон краем глаза наблюдал за Арианой. Заметив, что она сердится, он едва сдержал улыбку. Она явно ревновала, и ему это нравилось. Он понял, что небезразличен жене. И это было для него очень важно. Если Ариана так остро реагировала на его заигрывания с бывшей любовницей, то как она поведет себя, если узнает, что он переспал с Сабриной? Может быть, тогда она наконец поймет, что испытывает к мужу не ненависть, а совсем другие, глубокие, чувства? Может быть, она признается себе, что любит Лайона и хочет быть с ним?

Все эти мысли быстро пронеслись в голове Лайона. Он хотел, чтобы Ариана любила его и никогда не отвергала его ласки. Но что, если любовь к Эдрику Блэкхиту одержит в ее душе верх над чувствами к мужу? Лайон нахмурился.

— Где вы пропадали этой ночью? — спросила его Сабрина, понизив голос так, чтобы ее никто не слышал, кроме Лайона. — Я ждала вас до самого рассвета.

— Я играл в шахматы с Фицем Осберном. Мы так увлеклись, что я уснул, уронив голову на стол.

— Неправда, — надув губки, промолвила черноволосая красавица. — Вы были с вашей женой.

— Нет, я сказал правду.

— В таком случае приходите ко мне сегодня ночью, — промолвила Сабрина, слегка повысив голос. Ей хотелось, чтобы Ариана слышала ее последние слова. — Я буду ждать вас, не опаздывайте, милорд.

— Почему вы ничего не едите, миледи? — спросил лорд Юстас, видя, что Ариана отодвинула в сторону свою тарелку. — Неужели вам не нравятся эти чудесные блюда?

Ариана заставила себя взять пирожок и надкусить его.

— У меня совсем нет аппетита, милорд, — промолвила она, откладывая пирожок на тарелку.

Кусок застревал у нее в горле после того, что она только что услышала. Сабрина и Лайон снова договаривались о любовном свидании! Неужели у этой женщины совершенно нет совести?

— У вас пропал аппетит, миледи? Какая жалость! — воскликнул лорд Юстас. Осушив свой кубок с вином, он вытер губы рукавом и рыгнул. — Ничего, не расстраивайтесь. Зато моего аппетита хватит на двоих. — Бросив похотливый взгляд на Ариану, он неожиданно схватил ее за руку. — Я вижу, ваш муж увлечен разговором с прекрасной леди Сабриной. Давайте пройдем в другое помещение, где мы сможем уединиться и лучше познакомиться.

Ариана вырвала у него руку с такой силой, что чуть не упала со скамьи. Лайон наконец как будто вспомнил, что у него есть жена, и взглянул на нее.

— В чем дело, миледи? — спросил он.

— Леди Ариана, должно быть, предпочитает общество саксов, — вместо нее ответила Сабрина. — Она даже не пытается скрыть своей неприязни к норманнам. Ваша жена в постели, наверное, царапается и кусается, лорд Лайон? Мне очень жаль ваше прекрасное тело, она испортит его. Если леди Ариана снова набросится на вас, я всегда готова дать вам приют, милорд. Не забывайте об этом.

Лайон поморщился так, будто съел кислый виноград. Дерзость Сабрины выводила его из себя. Он понимал, что Сабрина намеренно провоцирует Ариану.

Ариана едва сдерживалась, слова Сабрины вызвали у нее негодование.

— Простите, леди Сабрина, но мне всегда казалось, что вы тоже сакского происхождения, — сказала она.

— Это так, миледи, но я предпочитаю открывать свои объятия врагу, а не бороться с ним. Любовь — более эффективное оружие, чем ненависть.

— Мне кажется, что вы не столько раскрываете ему свои объятия, сколько раздвигаете перед ним ноги, — ехидно заметила Ариана. — Надеюсь, король найдет вам мужа прежде, чем вы успеете переспать со всеми мужчинами при дворе.

Лайон чуть не подавился, услышав эти слова. Сабрина пришла в ярость. Вскочив на ноги, она закричала как безумная и попыталась впиться ногтями в лицо Арианы.

— Эта сучка оскорбила меня! Накажите ее, милорд, — потребовала Сабрина.

Лайон быстро схватил ее, помешав расправиться с Арианой. По залу пробежал шумок. Это был публичный скандал, пища для многочисленных сплетен и пересудов. Подобное развлечение не шло ни в какое сравнение с представлением жонглеров и акробатов. Гости были довольны. Теперь они будут целый месяц обсуждать ссору жены и любовницы Лайона.

Ройс, побледнев, бросился к столу, за которым происходила ссора. Но он не посмел дотронуться до Сабрины, которую крепко держал Лайон. Ариана, отпрянув от соперницы, дерзко улыбалась ей.

— У моей жены пропал аппетит, Ройс, — промолвил Лайон. — Прошу вас, отведите ее в опочивальню.

— Правильно, — поддержала Лайона Сабрина, презрительно усмехаясь, — отошлите свою жену в ее комнату. Обещаю, что сегодня ночью я заставлю вас стонать от удовольствия и вы забудетесь в моих объятиях.

Лайон бросил на Сабрину сердитый взгляд, и она тут же обиженно умолкла. Впрочем, она уже успела посеять в душе Арианы сомнения и была довольна собой. Ариана решила, что Лайон отсылает ее, чтобы остаться наедине с любовницей.

Почему он обращается с ней, как с капризным ребенком? Неужели Лайон не понимает, что Сабрина намеренно вывела ее из себя? Неужели не видит любопытных взглядов, обращенных на них? Ариане казалось, что теперь все присутствующие поняли, как мало ценит ее муж.

— Милорд, леди Сабрина, — с наигранной улыбкой промолвила Ариана, — желаю вам спокойной ночи.

Она готова была умереть, но не показать, как сильно Лайон обидел ее. Ариана понимала, что любовница мужа открыто издевается над ней, намереваясь превратить их брак в фарс. Расправив Плечи и горделиво подняв голову, Ариана направилась к выходу царственной походкой.

У Лайона перехватило дыхание. Никогда еще Ариана не выглядела так великолепно. Ее выразительные зеленые глаза горели, грудь высоко вздымалась, щеки раскраснелись. Пепельные волосы обрамляли лицо Арианы, словно призрачный свет луны. Лайон решил и дальше играть на ее чувстве ревности, которую, оказывается, было очень легко вызвать. Но он предпочел бы, конечно, чтобы она испытывала к нему подлинную, всепоглощающую страсть.

Эта маленькая строптивица околдовала его. Лайон не хотел иметь дело с другими женщинами. Он готов был придушить Сабрину за ее попытки внушить окружающим мысль, что Лайон и она снова близки и возобновляют прежние отношения. Лайон не желал, чтобы их считали любовниками. Однако Сабрина не замечала этого. Поведение Арианы привело его в шок. Она не стала терпеть дерзкие выходки Сабрины и дала ей достойный отпор. Нет, его жену серой мышкой не назовешь. Она способна постоять за себя. Сабрина получила по заслугам.


Ариана расхаживала по комнате, кипя от бешенства. Терса с опаской наблюдала за ней, понимая, что сейчас лучше не докучать госпоже. Ариана вернулась из зала очень расстроенной. Вбежав в комнату, она начала за глаза осыпать своего мужа бранью. А леди Сабрину она награждала такими эпитетами, которые Терса никогда не осмелилась бы повторить. Терса впервые видела свою госпожу в такой ярости.

— Не расстраивайтесь, миледи, ни один мужчина не достоин ваших страданий. И потом, я уверена, что все будет хорошо.

Ариана резко остановилась и повернулась к служанке.

— Ты ничего не знаешь, Терса! Я обвинила леди Сабрину в разврате и, по существу, назвала ее шлюхой! Все это слышали… Ты бы видела в этот момент выражение лица Лайона! Нет, на этот раз мне не избежать наказания.

Терса побледнела.

— О, миледи, какой ужас! Белтейн говорил, что у леди Сабрины есть влиятельные друзья при дворе. Она будет мстить вам. Чем она заслужила ваш гнев?

— Чего она только не делала, чтобы вывести меня из себя! — с негодованием воскликнула Ариана. — Она, как последняя потаскуха, заигрывала с моим мужем и призналась, что прошлую ночь он провел с ней. А потом эта грязная тварь начала снова зазывать его в свою постель! Это было просто возмутительно!

— Но это неправда, миледи! Сабрина лгала! — заявила Терса. — Я видела, как вчера ночью лорд Лайон играл в шахматы с Фицем Осберном.

Ариана недоверчиво покачала головой.

— Сегодня ночью Лайон не пришел спать в нашу комнату, Терса. И я сделала вывод, что он ночевал у Сабрины.

— Нет, миледи, лорд Лайон никогда бы так не поступил. Я думаю, он просто увлекся игрой.

— Ступай к себе, Терса, мне надо поговорить с твоей госпожой, — раздался с порога голос Лайона.

Он стоял, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. У Лайона был грозный вид, и Ариану охватил страх. Он смотрел на нее с упреком.

— Нет, Терса, останься! — испуганно воскликнула Ариана, чувствуя, как у нее подкашиваются ноги.

Лайон бросил на жену сердитый взгляд.

— Ступай, Терса! — повторил он. — Ты меня слышишь?

Бросив на свою госпожу сочувственный взгляд, Терса повернулась и выскользнула из комнаты.

Когда дверь за служанкой закрылась, Ариана вскинула голову и с вызовом посмотрела на мужа.

— Я не собираюсь приносить вам извинения, милорд, — заявила она.

Лайон пожал плечами.

— Я и не прошу вас извиняться.

— Вы можете избить меня, если вам угодно, — продолжала она. — Но я не позволю, чтобы ваша любовница оскорбляла меня. Неужели у вас нет ни стыда, ни совести? Вы превратили меня в посмешище. Все при дворе знают, что вы изменяете мне с леди Сабриной. Я не желаю, чтобы надо мной смеялись или жалели меня.

Лайон усмехнулся:

— Сомневаюсь, что вас сегодня кто-нибудь пожалел, миледи. Скорее жалость вызвала Сабрина. Я и не знал, что у вас такой острый язык. Но теперь я решил почаще заставлять вас ревновать. В припадке ревности вы просто великолепны.

Ариана задохнулась от ярости.

— Неужели вы думаете, что я вас ревную? Вы ошибаетесь, милорд! Вы можете пользовать свою Сабрину хоть каждую ночь! Да мне до этого дела нет! Ради Бога, встречайтесь с ней, если вам нравится эта шлюха!

Увидев, что Лайон ухмыляется, она опомнилась и зажала рот рукой. О Боже, она действительно вела себя, как спятившая от ревности жена. Лайон мог подумать, что небезразличен ей. Нет, Ариана скорее умрет, чем признается в своих глубоких чувствах. Ариана и вправду сходила с ума от мысли, что Лайон спит с другой женщиной.

— Если бы вы, миледи, не демонстрировали мне постоянно всю глубину вашей ненависти, я никогда не стал бы спать с другими женщинами, — голосом, полным укоризны, сказал Лайон. — Мы состоим в браке, Ариана. Неужели мы так и не сможем найти общего языка? Неужели мы обречены на бесконечные ссоры и размолвки? Может быть, вы снова захотите отравить меня. Я не знаю, чего от вас ждать. Признайтесь, вы не можете забыть Эдрика и до сих пор любите его?

Слова Лайона озадачили Ариану. С чего он взял, что она любит Эдрика?

— Я никогда не желала вашей смерти, милорд, — промолвила она, — поэтому вам не следует опасаться, что я попытаюсь убить вас. Но я никогда не забуду, что вы — норманн и что ваше войско вторглось в нашу страну. Вы захватили наши земли, лишили нас собственности, убили моих родных и близких. Да, мы женаты, но, пока вы спите с Сабриной, мы не найдем общего языка. Я не хочу делить вас с вашей любовницей.

— Что, если я заявлю вам, что давно уже отверг Сабрину?

— Я не поверю вам. А что, если я скажу, что не люблю Эдрика Блэкхита?

— Я не поверю вам.

— Так, значит, мы зашли в тупик, милорд.

— Мне хочется убедить вас, что я говорю правду.

Кровь отхлынула от лица Арианы, она испугалась, что он снова попытается соблазнить ее. Его прикосновения заставляли ее забывать обо всем на свете. Она была не в силах сопротивляться ему.

— Не прикасайтесь ко мне… Умоляю вас… — прошептала Ариана.

— Неужели вы боитесь меня? — с недоумением спросил Лайон.

— Нет, я боюсь не вас. Меня страшат те чувства, которые порождают во мне ваши прикосновения.

— В таком случае вам не стоит бояться. Наслаждайтесь нашей близостью, не избегайте моих ласк, Ариана.

Он крепко обнял жену и припал к ее губам. Когда его язык проник в рот Арианы, она застонала от наслаждения. Лайон ласкал ее тело, поглаживая плечи, грудь и спину. Ариана почувствовала, как его ладони легли на ее ягодицы. Лайон прижал ее бедра к своим, и она ощутила всю мощь его возбуждения, которое немедленно от Лайона передалось ей.

У Арианы было такое чувство, как будто земля уходит у нее из-под ног и она падает в бездонную пропасть. Сделав над собой усилие, она оттолкнула его.

— Значит, именно таким образом вы решили наказать меня за то, что я оскорбила вашу любовницу? Лучше бы вы избили меня!

— Я вовсе не собирался вас наказывать, Ариана. Обещаю вам никогда больше не подвергать вас наказанию соитием. Если мы и будем заниматься любовью, то лишь по обоюдному согласию и только для того, чтобы доставить друг другу удовольствие. Даю вам слово, что я никогда больше не буду осквернять ваше прекрасное тело жестоким обращением.

У Арианы перехватило дыхание. Она не ожидала услышать подобные слова из уст мужа. Он редко шел на уступки. Почувствовав, что настал ее час, она ринулась в атаку:

— А как же ваши отношения с леди Сабриной? Вы обещаете хранить супружескую верность?

«Да!» — хотелось крикнуть Лайону, но он сдержался. Он не собирался поддерживать с Сабриной любовные отношения, но ему хотелось заставить Ариану ревновать. Пусть его жена думает, что он все еще влюблен в эту красавицу.

— Я еще не привык к тому, что связан узами брака, — осторожно промолвил он. — Нам необходимо узнать друг друга поближе. Возможно, мне понадобится какое-то время для того, чтобы полностью отказаться от отношений с Сабриной. Я не могу сейчас обещать, что всегда буду хранить вам верность, но постараюсь не изменять вам. Если вы будете проявлять ко мне нежность и заботу, мне будет легче забыть Сабрину.

То, как отреагировала Ариана на его слова, явилось для Лайона полной неожиданностью.

— Я не тороплю вас, милорд, — едва сдерживая гнев, заявила она. — Вы можете продолжать общаться с леди Сабриной, сколько вам будет угодно. А когда она вам надоест, мы найдем вам другую любовницу. Если хотите, вы можете тоже подыскать мне подходящего любовника. Но только, пожалуйста, сакса, я не желаю спать с норманном. Я уже спала с одним из них, и мне это не понравилось!

Лицо Лайона вспыхнуло от гнева. Эта маленькая ведьма смеялась над ним! Ее язычок был острее лезвия меча.

— Зато Сабрине нравится спать со мной! — прорычал он.

— Вот к ней и отправляйтесь!

— О Боже! Да не нужна мне никакая Сабрина! Вы это хотели услышать?!

Ариана с довольным видом усмехнулась, но ничего не сказала. Лайон нахмурился.

— Черт возьми, Ариана, — промолвил он. — Похоже, вам нравится издеваться надо мной! Почему вы молчите? Я же заявил, что хочу вас, а не Сабрину. Что вы скажете на это?

— Признайтесь, когда вы занимаетесь со мной любовью, у вас перед глазами стоит лицо Сабрины?

— Нет. А вы представляете на моем месте Эдрика, когда отвечаете мне на ласки?

— Нет, милорд, я никого не представляю. Для меня в минуты близости существуете только вы.

— Ариана, дорогая, мне так надоело ссориться с вами. Давайте навсегда забудем Сабрину и Эдрика.

Ариана готова была пойти на любую жертву для того, чтобы Сабрина и Эдрик навсегда исчезли из их жизни. Но она боялась, что это невозможно. Ей казалось, что Лайон слишком слаб и не сможет сопротивляться чарам Сабрины, несмотря на благие намерения забыть ее. А сама Ариана навсегда останется преданной своим соотечественникам. Она была не в состоянии предать Эдрика.

— Все не так просто, милорд, — прошептала Ариана.

Запрокинув голову, она взглянула в глубину его глаз, и у нее защемило сердце.

— О Боже, Ариана, вы сведете меня с ума… — дрогнувшим голосом промолвил Лайон.

Глава 10

Ариана не ожидала от мужа подобных признаний. Она думала, что он, как всегда, рассердится на нее. Но оказывается, Лайон испытывал к ней влечение. Он хотел ее, и Ариана видела, что его синие глаза горят страстью. И эта страсть была взаимной.

Не в силах больше сдерживаться, Лайон положил ее на кровать и, навалившись на нее, припал к ее губам. Ариана застонала, когда его ладони коснулись ее груди.

— Милорд, вас ждет Сабрина, — прошептала Ариана.

— Пусть ждет… — пробормотал он.

Подложив ладони под ее ягодицы, он прижал ее бедра к своим. Ощутив его твердость, Ариана застонала. У нее пересохло во рту от возбуждения. О, если бы она действительно могла доверять мужу! Лайон задрал ее юбку и уже хотел войти в нее, но тут в дверь громко постучали.

Лайон и Ариана на мгновение застыли. Им было трудно прийти в себя. В дверь продолжали настойчиво стучать. Ариана медленно возвращалась к действительности.

— Я принес вам записку, милорд, — послышался взволнованный голос в коридоре.

— Я не желаю, чтобы мне мешали! — раздраженно воскликнул Лайон. — Если записка не от короля, я не открою вам!

Посыльный, как оказалось, был не робкого десятка и, несмотря на грозный тон Лайона, не ушел.

— Прошу вас, милорд, возьмите записку! Дело очень важное и срочное! — продолжал он настаивать на своем.

Лайон встал и, кипя от ярости, распахнул дверь. Посыльный быстро сунул ему в руку записку и, повернувшись, стремительно кинулся прочь. Лайон раздраженно захлопнул дверь и, подойдя к горевшей свече, развернул кусочек пергамента. Ариана, приподнявшись, заглянула ему через плечо, но успела увидеть лишь витиеватую подпись Сабрины. Лайон спрятал от нее записку.

— От кого это послание? — спросила Ариана.

Лайон сложил записку и спрятал ее в карман. Его настроение окончательно испортилось.

— Я должен уйти, — сердито нахмурившись, бросил он. — Дождитесь меня, миледи. Когда я вернусь, мы продолжим начатое.

— Леди Сабрина сгорает от нетерпения? — холодно спросила Ариана.

— До скорой встречи, миледи, — сказал Лайон, так и не ответив на ее вопрос.

Когда дверь за ним закрылась, Ариана с досады швырнула в нее графин с вином. Хрупкое стекло разбилось, и филенки окрасились в кровавый цвет.


Лайон тихо постучал в дверь комнаты Сабрины, и она тут же распахнулась. Схватив Лайона за руку, Сабрина втащила его в спальню и закрыла дверь на задвижку.

Лайон окинул бывшую любовницу холодным взглядом.

— Надеюсь, дело, по которому вы меня вызвали, действительно не терпит отлагательства, — проворчал он. — Иначе я вам никогда не прощу, что вы выманили меня из моих покоев в столь неурочный час.

— Может быть, я помешала вам развлекаться с женой? — лукаво спросила Сабрина. — Но обещаю, вы не пожалеете, что пришли ко мне.

— Посмотрим. Итак, что вы надумали мне сообщить? Время уже позднее, я не могу задерживаться у вас.

— Присядьте, милорд, и утолите жажду.

Сабрина указала ему на кресло и налила в кубок вина. Лайон залпом осушил его.

— Оставьте свои уловки, Сабрина. Вы неприлично вели себя сегодня вечером за столом и продолжаете строить козни.

Сабрина грустно вздохнула.

— Это не уловки, милорд, просто я кое-что узнала. Мне кажется, новости могут вас заинтересовать.

Лайон бросил на нее сердитый взгляд.

— Выкладывайте все, что знаете, и немедленно. Я не желаю играть в кошки-мышки!

— Правда? Но разве я виновата, что ваша жена играет с вами именно в эту игру?

Лайон неожиданно вцепился в руку Сабрины.

— Что вы сказали, миледи?!

— Лайон, прошу вас, отпустите мою руку, мне больно! — взмолилась Сабрина.

Лайон тут же разжал пальцы, но на его лице застыло выражение холодной ярости.

— Немедленно объяснитесь, Сабрина! — потребовал он.

Улыбнувшись, Сабрина снова наполнила его кубок вином.

— Вы, конечно, знаете, что у меня есть влиятельные друзья при дворе, — промолвила она.

— Да, знаю.

Лайон не понимал, куда она клонит.

— И сегодня вечером я невольно явилась свидетельницей одного разговора, содержание которого, мне кажется, должно вас заинтересовать, — продолжала Сабрина. — Я посвящена во многие тайны своих земляков.

Лайон насторожился.

— Так вот, я узнала, что лорд Эдрик Блэкхит в сговоре с Малькольмом Шотландским. И сейчас пытается увеличить число сторонников заговора.

— Для меня эта новость не явилась неожиданностью, — заявил Лайон. — Я подозревал, что Эдрик обманывает Вильгельма. Но зачем вы сообщаете мне об этом?

— Вы сеньор лорда Эдрика, не так ли?

Лайон кивнул.

— Именно поэтому я и обратилась к вам. Я своими ушами слышала, как лорд Эдрик разговаривал с одним сакским бароном. Если я расскажу Вильгельму, о чем шла речь, он расправится с обоими лордами. Однако один из них является моим близким другом, и я не хочу выдавать его.

— Иными словами, вы пытаетесь спасти одного из своих любовников, но при этом не возражаете, чтобы лорд Эдрик понес суровое наказание. Именно поэтому вы обратились ко мне, а не к Вильгельму?

— Эдрик — шпион. Когда закончится совет знати, он прямиком отправится в Шотландию, чтобы сообщить Малькольму имена тех сакских баронов, на которых они могут положиться в своей борьбе против Вильгельма. Я рассказала вам все это еще и потому, что ваша жена тоже примкнула к заговору против норманнов.

Лайон побледнел.

— Вы считаете, что Ариана — шпионка? Но где доказательства?

— Возможно, она не шпионка, — сразу же пошла на попятный Сабрина, испугавшись его напора. — Но я слышала, как лорд Эдрик сказал моему другу, что скоро они с Арианой снова будут вместе и поженятся. По всей видимости, ваша жена в курсе всех планов Эдрика и поддерживает его. В противном случае Ариана давно бы рассказала вам о заговоре и попытках Эдрика склонить на свою сторону сакских баронов.

Лайон почувствовал, как почва уходит у него из-под ног. Неужели Сабрина говорит правду? Неужели Ариана собирается бросить его и уйти к Эдрику? У Лайона потемнело в глазах. Неужели Ариана так сильно ненавидит его? Боже правый! Лайон хотел подняться из кресла, но ноги не слушались его. Он не понимал, что с ним.

Сабрина быстро подошла к нему и поддержала, обняв за плечи.

— Новости об измене жены произвели на вас тяжелое впечатление, милорд. Пойдемте, я помогу вам прилечь. Вам необходимо отдохнуть, у вас иссякли силы. Я сделаю все зависящее от меня для того, чтобы вы забыли эту сучку, на которой вас женил Вильгельм.

Голос Сабрины доносился до Лайона как будто издалека. Что с ним происходит? У него дрожали колени и кружилась голова. Сабрина помогла Лайону лечь на кровать, и он закрыл глаза. Сквозь полудрему он слышал, как кто-то кричал на него, но не мог разобрать ни слова.

— Черт бы побрал этого алхимика! — в сердцах воскликнула Сабрина. — Он клялся, что зелье возбудит Лайона, а не погрузит в беспамятство.

Сабрина начала трясти своего гостя за плечо, пытаясь привести его в чувство, но ей это не удавалось. Возможно, она подлила в вино слишком много зелья. Вздохнув, Сабрина быстро разделась, а потом с трудом сняла одежду с Лайона. Полюбовавшись его прекрасным нагим телом, она легла рядом с ним. Сабрина надеялась, что, проснувшись, Лайон захочет заняться с ней любовью.


Ариане не спалось. Она представляла, что Лайон сейчас сжимает в своих объятиях и целует Сабрину, и у нее комок подступал к горлу. Она ощущала себя оскорбленной и униженной. Сабрине достаточно было послать Лайону записку, и он побежал к ней по первому зову. У этой женщины не было ни стыда, ни совести. Ариана уже начинала искренне привязываться к своему мужу, и тут он наглядно показал ей, как мало она для него значит. Да, ей следовало прислушаться к словам Эдрика…

В дверь негромко постучали, и Ариана вздрогнула от неожиданности.

— Ариана, откройте быстрее, это я, Эдрик, — раздался хрипловатый шепот.

Ариана не на шутку испугалась. Если кто-нибудь увидит лорда Эдрика у дверей ее покоев, ему несдобровать. Лайон моментально расправится с соперником. Ариана быстро впустила Эдрика в комнату. Войдя, он настороженно огляделся.

— В чем дело, Эдрик? Что случилось? Вам не следовало приходить сюда. А что, если Лайон сейчас вернется и застанет вас здесь? Он может прийти в любую минуту. И вообще как вы узнали, что я сейчас одна? Или вы задумали убить Лайона?

— Успокойтесь, Ариана, лорд Лайон не вернется к вам до утра.

Ариана нахмурилась.

— Откуда вы знаете?

Эдрик усмехнулся.

— Я видел, как он недавно вошел в комнату леди Сабрины. О способностях Сабрины соблазнять мужчин ходят легенды. Сам я никогда не входил в круг ее избранников, но, должен признать, эта женщина способна очаровать кого угодно. Думаю, лорд Лайон не скоро покинет ее постель.

— Чего вы хотите, Эдрик? Зачем вы пришли сюда? — сердито спросила Ариана.

Слова Эдрика расстроили ее: подозрения Арианы подтвердились.

— Я уезжаю из Лондона, — сказал Эдрик. — Боюсь, что Вильгельм скоро узнает о моих связях с Малькольмом. Если кто-нибудь из сакских лордов, с которыми я вел откровенные беседы, донесет на меня Вильгельму, меня повесят за измену короне.

— О, Эдрик, вы должны немедленно покинуть Лондон! Не все сакские лорды настроены против Вильгельма, некоторые из них поддерживают короля. Вы отправляетесь домой, в замок Блэкхит?

— Нет, я еду в Абернети. Поедемте со мной, Ариана. Епископ Малькольма расторгнет ваш брак, и мы сможем пожениться. Я не хочу оставлять вас здесь.

Ариана испуганно отпрянула от него.

— Но я не могу бросить Лайона, он — мой муж!

— Сколько раз этот ублюдок унижал и оскорблял вас! Когда же вы одумаетесь, Ариана! Или вы хотите своими глазами убедиться, что Лайон изменяет вам? В таком случае следуйте за мной! Я покажу вам, где ваш супруг проводит ночи.

И, схватив Ариану за руку, Эдрик увлек ее за собой. Ариана вяло сопротивлялась. Прежде чем выйти в коридор, Эдрик огляделся по сторонам. Он старался избегать нежелательных встреч со слугами и придворными. Но в этот поздний час коридоры и так были пусты.

Их путь освещали развешанные на стенах факелы. Комната Сабрины располагалась на том же ярусе, сразу за поворотом. Остановившись, Эдрик прижал палец к губам и, подтолкнув Ариану к двери, слегка приоткрыл ее. Как ни странно, дверь оказалась незапертой.

— Эта потаскушка не боится, что их увидят вместе, — прошептал Эдрик на ухо Ариане. — Смотрите внимательно. Вы узнаете мужчину в объятиях нагой Сабрины?

Увиденное привело Ариану в шок. Она пыталась отвести глаза в сторону, но не могла. В тусклом свете горевших на столике свечей Ариана сразу же узнала обнаженную фигуру Лайона. Она заметила, что Сабрина страстно обнимает его. Не в силах больше смотреть на эту любовную сцену, Ариана отвернулась. Комок подступил у нее к горлу. Испугавшись, что сейчас разрыдается, она опрометью бросилась в свою комнату. Эдрик последовал за ней.

— Я не хотел причинять вам боль, Ариана, — промолвил он, догоняя ее. — Лорд Лайон недостоин вас. Я предлагаю вам уехать вместе со мной. Завтра после вечерни я буду ждать вас за конюшнями. Я приготовлю все к нашему побегу — лошадей и съестные припасы в дорогу.

Чувства Арианы пришли в смятение. Ее сердце разрывалось от боли. Она ненавидела Лайона за его измену, но все еще не готова была отказаться от мужа. Ей требовалось время для того, чтобы хорошенько все обдумать.

— Я… я не знаю, что вам сказать, Эдрик, — промолвила Ариана. — Оставьте меня. Мне надо побыть одной, чтобы собраться с мыслями.

— Мое предложение остается в силе, миледи. Я буду ждать вас завтра.

Эдрик поцеловал Ариане руку и удалился.

Ариана быстро вошла в свою комнату и закрыла дверь. Ей хотелось забыть то, что она видела в спальне Сабрины.

Что же ей теперь делать? Наброситься на Лайона с обвинениями в измене? Нет, этого нельзя делать. Лайон непременно упрекнет ее в том, что она шпионила за ним. Может быть, ей действительно следует убежать с Эдриком в Шотландию и там начать жизнь заново? Интересно, Лайон бросится за ней в погоню? Ариана горько рассмеялась… Нет, он, пожалуй, будет рад избавиться от нее. Раздевшись, Ариана легла в постель и, накрывшись с головой одеялом, разрыдалась.


Лайон поднял голову, разламывавшуюся от боли, и огляделся вокруг. Наверное, вчера он выпил слишком много вина. За окном начинался рассвет, край неба окрасился в розоватые тона. Лайон застонал. Он не помнил, как вчера добрался до кровати. Пошевелившись, он почувствовал рядом с собой мягкое женское тело и улыбнулся.

Неужели сегодня ночью он занимался с Арианой любовью, но теперь ничего не помнит об этом?

— Ариана… — прошептал он, погладив по спине лежавшую в его объятиях женщину.

Сабрина сладко потянулась, почувствовав, что ее ласкают.

— Лайон, я с нетерпением ждала, когда же вы наконец проснетесь, — промолвила она капризным тоном.

— Сабрина! — в ужасе воскликнул Лайон и оттолкнул ее от себя. — Что вы делаете здесь, в моей постели?!

— Вы ошибаетесь, милорд, это моя постель, — с ехидной улыбкой возразила Сабрина.

— В таком случае как я здесь оказался?

— Вы пришли ко мне в спальню. Разве вы этого не помните?

Лайон попытался сосредоточиться.

— Ах да, я получил записку, в которой вы просили срочно зайти к вам. Вы сообщали, что у вас есть важные сведения для меня.

— Да, вчера я рассказала вам о лорде Эдрике. Надеюсь, вы не забыли?

К Лайону медленно возвращалась память.

— Да, помню… Но что было потом?

— Вы выпили много вина, милорд. Оно, наверное, ударило вам в голову, и вы все забыли. Сегодня ночью вы были, как всегда, великолепны и доставили мне истинное наслаждение. Я чуть не умерла от восторга. Не будем терять времени! Я хочу снова испытать ни с чем не сравнимый экстаз!

Сладко зевнув, Сабрина попыталась оседлать Лайона, но он спихнул ее с себя и встал с постели.

— Если бы я занимался с вами любовью, я бы помнил об этом, — заявил Лайон, с отвращением поглядывая на Сабрину. — Что вы подмешали мне в вино?

— Ваши обвинения несправедливы, милорд. Вы просто слишком много выпили, но это не отразилось на вашей силе.

— Прекратите! — взревел Лайон и начал поспешно одеваться. — Я не желаю вас слушать!

— А как же мои сведения о лорде Эдрике? Он и ваша жена хотят переметнуться на сторону врагов короля Вильгельма. Вы не забыли об этом?

— Я приму необходимые меры, — морщась от головной боли, сказал Лайон. Его мысли путались, он не мог ясно соображать.

Лайон решил, что обдумает все позже. Ему горько было сознавать, что поведение жены вновь разрушило те хрупкие отношения, которые начали складываться между ними.


Ариана всю ночь ворочалась в постели с боку на бок и лишь под утро забылась глубоким сном. Она не слышала, как в комнату вошел Лайон. Подойдя к кровати, он посмотрел на спящую жену.

По сравнению с яркой, соблазнительной красавицей Сабриной Ариана выглядела невинной девочкой. Лайону захотелось разбудить жену и заняться с ней любовью, но он подавил в себе это желание. Пододвинув стул, Лайон сел у постели жены.

Он долго сидел неподвижно, не сводя с нее глаз. Неужели Ариана действительно вступила в сговор с Эдриком? Знала ли она, что Эдрик — шпион Малькольма? Похоже, жена считала Лайона круглым дураком и все это время водила за нос.

Лайон понял, что напрасно пытался заставить Ариану ревновать. Глупая затея. Лайон больше не испытывал влечения к Сабрине. Он находился под властью чар собственной жены, и ему не нужна была другая женщина. Лайон пытался подавить глубокие нежные чувства, которые испытывал к Ариане, но у него это не получалось. С каждым днем он все больше привязывался к ней. Нет, он ни за что не расстанется с Арианой!

Ариана потянулась и, открыв глаза, поняла, что находится в комнате не одна.

— Лайон… — пробормотала она и села на постели, прикрыв простыней грудь. — Что вы здесь делаете?

Его глаза пылали синим огнем.

— Это моя комната. Или вы забыли об этом?

— Нет, я не забыла. Но меня удивляет, что и вы, оказывается, тоже помните об этом, — холодно ответила она.

— Что вы хотите этим сказать?

— Надеюсь, вы в полной мере насладились ласками леди Сабрины этой ночью?

— С чего вы взяли, что я провел ночь с Сабриной?

— Я не такая глупая, как вам кажется, милорд. Она позвала вас, и вы, не раздумывая, бросились в ее объятия.

Лайон помолчал, подыскивая нужные слова.

— Дело в том, что я и был и не был сегодня ночью с Сабриной, — наконец промолвил он.

Ариана бросила на мужа насмешливый взгляд.

— Как это понимать, милорд? Вы изъясняетесь загадками.

— На этот вопрос не так просто ответить, как вам кажется. Я действительно провел ночь в постели Сабрины, но не занимался с ней любовью.

Однако из этого признания Ариана поняла только то, что Лайон действительно провел ночь в постели Сабрины. Хорошо, что он не стал отрицать очевидное. Ариана своими глазами видела его в объятиях бывшей любовницы.

— Ариана, вы — моя жена, — сказал Лайон и увидел на ее губах саркастическую улыбку. — Я никому вас не отдам. Поэтому даже не помышляйте о другом мужчине. Я не отпущу вас.

Ариана насторожилась. Почему Лайон заговорил об этом? Неужели он узнал, что Эдрик предложил ей бежать с ним?

— Забудьте Эдрика Блэкхита, — как будто прочитав ее мысли, продолжал Лайон. — Его многие подозревают в измене. Ваша дружба с этим человеком не приведет ни к чему хорошему. Расскажите, что вы знаете о его планах?

Ариана побледнела.

— Я ничего не знаю, — испуганно пролепетала она.

— Не лгите.

— Ваша любовница ошибается, милорд. Это она оговорила меня?

Ариану ужаснула мысль, что Сабрине известно о разговорах, которые Эдрик вел при дворе с сакскими лордами. Может быть, эта женщина посвящена в планы Эдрика? Неужели она знает о его связях с королем Малькольмом?

Лайон не сводил глаз с Арианы. Протянув руку, он дотронулся до ее нежной щеки. Ариана напряглась, но не стада сопротивляться его ласке. Лайон погладил ее по шее и положил ладонь на упругую грудь. Ариана вздохнула, чувствуя, как по ее телу разлилось приятное тепло. Лайон умело обращался с ее телом, как опытный музыкант со своим инструментом. Он знал, как возбудить жену и заставить ее испытывать удовольствие.

Лайона манили чувственные, чуть подрагивавшие губы Арианы. Он помнил, какое наслаждение дарили ему ее поцелуи. Великолепные зеленые глаза Арианы, ее пепельные волосы придавали ей неповторимое очарование. Она была одной из красивейших женщин при дворе короля Вильгельма. Лайону льстило, что такая красавица принадлежит ему.

Ариана молчала, боясь нарушить установившуюся тишину. Их обоих охватило возбуждение. Лайон с трудом дышал от охватившего его желания. Он представлял, как сейчас припадет к ее алым губам, а потом начнет целовать набухшие, затвердевшие соски, и по его телу пробежала судорога.

И вот наконец его губы коснулись губ жены, и в жилах Арианы вспыхнул огонь. Ее бросило в жар. Как могла она позволить этому человеку прикасаться к себе? Где ее гордость и чувство собственного достоинства? Но у Арианы не было сил сопротивляться натиску Лайона. Дрожь возбуждения пробежала по ее телу.

— Прекратите… Не трогайте меня, — пробормотала она. — Вы вгоняете меня в краску.

— Не надо смущаться, Ариана, вы — моя жена. Я хочу вас.

Он уложил ее на кровать и, откинув простыню, которой она укрывалась, навалился на нее.

— Неужели ночь, проведенная с пылкой любовницей, не принесла вам удовлетворения? — спросила Ариана.

В ее голосе слышалась горечь. Ариана злилась на себя за то, что, несмотря на измену мужа, она все еще испытывала страсть к нему. Ариана как никогда хотела близости с ним. И это желание казалось Ариане унизительным, ведь Лайон только что расстался со своей любовницей.

— Я не занимался любовью с Сабриной, — промолвил Лайон.

Ариана хотела назвать его лжецом, но он запечатал ей рот поцелуем. Дрожь возбуждения пробежала по ее телу. Почувствовав его твердый жезл, Ариана забыла обо всем на свете. Она хотела, возможно, в последний раз насладиться его ласками, его восхитительными прикосновениями, испытать восторг страсти.

Закрыв глаза, она стала отвечать на ласки мужа. Это стало неожиданностью для него. Он думал, что Ариана будет сопротивляться, злиться, осыпать его бранью. Но она была нежна и уступчива. Лайон крепче сжал ее в своих объятиях, наслаждаясь ее покорностью. Лайон жаждал обладать не только ее телом, но и душой. Он женился на Ариане не по своей воле, но она сумела очаровать его и крепко привязать к себе. И теперь Лайон уже не мыслил своей жизни без этой женщины.

Ариана без слов дала понять мужу, что хочет его. Она вздрагивала и изгибалась под его прикосновениями. Восставший жезл Лайона упирался ей в живот. Ариана дотронулась до него, и Лайон тут же вскочил с кровати.

— Подождите, — тяжело дыша, сказал он. — Мне надо раздеться.

Сбросив с себя одежду, Лайон предстал перед Арианой во всем великолепии своей наготы. Ариана задохнулась от восторга. Глядя в глубину ее изумрудно-зеленых глаз, Лайон положил руку жены на свое вздыбившееся копье. Ариана слегка сжала пальцы, и из груди Лайона вырвался стон наслаждения. Осмелев, Ариана стала поглаживать бархатистую пульсирующую плоть мужа. Одновременно она целовала его солоноватую от выступившего пота грудь.

— О Боже, довольно! — воскликнул Лайон и снова улегся на Ариану. У нее кружилась голова, и ей казалось, что стены комнаты качаются.

— О, Лайон, умоляю, я больше не вынесу эту пытку… — стонала она.

Он немного подождал и, когда ее дыхание выправилось, вошел в нее. Ариана погладила мужа по спине. Она дотронулась до его лица, думая о том, что они в последний раз вместе. Ариана уже приняла решение бежать с Эдриком и мысленно прощалась с Лайоном.

— Дорогая, вы доставляете мне ни с чем не сравнимое удовольствие, — прошептал он.

Лайон сдерживался из последних сил, еще немного — и он извергнется в лоно жены. Ариана приложила палец к его губам. Он отвел в сторону ее руку и стал осыпать поцелуями лицо, шею и грудь жены, продолжая ритмично двигать бедрами. Когда возбуждение Арианы достигло предела, толчки Лайона стали мощными и неистовыми. Они одновременно достигли пика и, обессиленные, долго лежали, не размыкая объятий.

— Быть может, мы только что зачали ребенка, — прошептал Лайон на ухо Ариане.

«О нет, только не это», — подумала Ариана. Мысль о ребенке причиняла ей боль сейчас, когда она решилась на побег. Ариана убедилась, что любит мужа и не сможет делить его с другой женщиной. Уж лучше навсегда расстаться с ним!

— На все воля Божья, — пробормотала она, старательно отводя глаза в сторону.

Ариана опасалась, что Лайон догадается о ее тайных мыслях. В глубине души ей очень хотелось родить ребенка от мужа. Она смирилась бы даже с необходимостью воспитывать малыша по законам норманнов. Но Ариана не могла позволить себе остаться.

Лайон выпустил наконец жену из объятий и встал с постели.

— Отдыхайте, — промолвил он, — а я пойду приму ванну. Сегодня король вновь созывает знать на совет, и я непременно должен присутствовать на нем.

Достав из сундука чистую одежду, он быстро оделся и обернулся к Ариане.

— Когда я вернусь, мы поговорим об Эдрике. Я уверен, что вы знаете о его тайных замыслах. Я не могу доложить Вильгельму об этом, пока не получу доказательств измены Эдрика.

— Вы хотите, чтобы я предала своего соотечественника?

— Я — ваш муж, и вы должны быть верны мне.

— А я — ваша жена, однако вы изменяете мне с леди Сабриной.

— Сколько раз повторять вам, что я не спал с Сабриной! — раздраженно воскликнул Лайон.

— Но я видела это собственными глазами! — выпалила Ариана и тут же пожалела об этом.

— Вы следили за мной?! О Господи!

Ариана вскинула голову.

— Да! Я следила за вами!

Желваки заходили на скулах Лайона. Ариана поняла, что он не на шутку рассердился, и испугалась, однако постаралась не выдать своего страха.

— Мне необходимо было точно знать, изменяете ли вы мне. И я заглянула в комнату Сабрины. Вы лежали в ее объятиях…

— Вы шпионили за мной! — В голосе Лайона слышалась угроза. — Значит, вы не доверяете мне.

— Как я могу доверять вам, если вы обманываете меня?

— Вы должны присягнуть мне на верность, и немедленно! — потребовал Лайон.

— Я не присягну на верность ни одному норманну! — заявила Ариана.

Лайон окинул ее холодным взглядом.

— Если вы предадите меня, то сильно пожалеете об этом, миледи, — сказал он и, повернувшись, быстро вышел из комнаты.

— Прощай, Лайон, — прошептала Ариана. — Прощай, моя любовь.

Глава 11

Войдя в зал, Ариана беспокойно огляделась вокруг. Она решила бежать с Эдриком, но на душе у нее было неспокойно. Если она бросит мужа, то скорее всего никогда больше не увидит свой любимый замок Краймер. Хотя Эдрик уверял ее, что все нортумбрские бароны сакского происхождения поддерживают Малькольма Шотландского, у последнего могло не хватить сил изгнать Вильгельма Завоевателя с их земли. Вильгельм был отважным воином и блестящим тактиком. С такими рыцарями, как Лайон Нормандский, он вполне мог одержать победу над шотландским королем.

В зале в этот вечер было немноголюдно. Большинство баронов все еще заседали на совете. На обед собрались лишь придворные дамы и рыцари. Ариана присела на скамью у края длинного стола, надеясь, что ее появление останется незамеченным. Но к несчастью, одна из дам сразу же заприметила ее и тут же направилась к ней. Это была Сабрина.

— Леди Ариана, как я рада, что смогу поговорить с вами с глазу на глаз! — с натянутой улыбкой воскликнула она и, усевшись рядом с Арианой, тщательно расправила роскошную юбку.

— Мне даже трудно представить, о чем мы можем говорить с вами, — холодно заметила Ариана.

— Перестаньте, миледи, вы прекрасно знаете, что именно меня беспокоит. Ни для кого не секрет, что вы и лорд Лайон поженились не по любви. Сразу же после свадьбы он отослал вас в монастырь, где вы томились несколько лет. Все эти годы Лайон не вспоминал вас. Вы были ему безразличны. Он вообще, похоже, забыл о том, что женат.

— Да, действительно, он забыл, что у него есть жена, когда нежился в ваших объятиях.

— Вы правы, так оно и было, — с самодовольной улыбкой заявила Сабрина. — Мы с Лайоном в течение многих лет находимся в близких отношениях. И я не вижу смысла прекращать их только потому, что король приказал Лайону жениться и произвести на свет законного наследника. Вы беременны?

Взгляд Сабрины скользнул по стройной фигуре Арианы.

Ариана побледнела. Слова Сабрины не были для нее новостью. Она, конечно, знала причину, заставившую Лайона забрать ее из монастыря, но ей было крайне неприятно слышать все это из уст любовницы мужа. Неужели весь двор смотрел на нее, как на племенную кобылу?

— Нет, я не беременна, — ответила она.

Сабрина, ожидавшая ответа Арианы с замиранием сердца, вздохнула с облегчением.

— Лайон, наверное, считает исполнение супружеского долга своей обязанностью или, скорее, повинностью, — с усмешкой сказала Сабрина.

— Это он так говорит? — спросила Ариана, чувствуя, как у нее сжимается сердце от горя и обиды.

— Нет, но не надо быть провидицей, чтобы заметить, как сильно вы ненавидите вашего мужа-норманна. Возможно, именно поэтому лорд Лайон пригласил меня в замок Краймер.

Это была наглая ложь, но Сабрина не испытывала угрызений совести, она безумно ревновала Лайона к Ариане. Если бы Сабрина познакомилась с Лайоном до его женитьбы, она уговорила бы Вильгельма соединить их в браке. В таком случае сейчас женой лорда Лайона была бы она, а не это ничтожество — Ариана Краймер.

Ариану же до глубины души потрясли слова Сабрины. Неужели Лайон намеревался привезти любовницу в ее родовой замок? Как он посмел пригласить Сабрину в Краймер?! Впрочем, Лайон никогда не считался с мнением жены…

— Ну что ж, милости просим, — ледяным тоном промолвила Ариана, — приезжайте к нам погостить. Вот только мне непонятно, почему Вильгельм до сих пор не подыскал вам мужа.

Сабрина усмехнулась:

— Вильгельм ищет мне в мужья верного ему, надежного человека, который способен защищать и оберегать мои обширные владения. Сейчас доходы от них идут в королевскую казну. Поэтому-то он не торопится выдавать меня замуж. Однако рано или поздно он подыщет мне мужа, а до тех пор я могу водить дружбу, с кем мне будет угодно. Лорд Лайон — великолепный любовник, и я не желаю с ним расставаться.

Кровь отхлынула от лица Арианы. Леди Сабрина была женщиной без стыда и совести! Неужели ей так хочется заполучить Лайона, что она готова следовать с ним в замок Краймер и делить его там с женой? Если Лайон действительно привезет домой любовницу, ее вряд ли встретят в замке с распростертыми объятиями.

— У меня пропал аппетит, — заявила Ариана и поднялась из-за стола.

Комок подступил у нее к горлу. Ариану подташнивало, и она боялась, что ее вырвет прямо на глазах у придворных. Уже выходя в коридор, она увидела, как в зал вошли Лайон и другие лорды, закончившие совещаться. Сердце Арианы упало, когда она заметила, что Сабрина сразу же метнулась к Лайону, чтобы поприветствовать его. На лице ее играла лукавая улыбка. Лайон обнял Сабрину за талию и крепко прижал к себе. У Арианы перехватило дыхание. Она была больше не в силах наблюдать эту сцену и быстро выбежала в коридор. Ей хотелось поскорее оказаться в своей комнате.


Заседание совета знати было прервано на обед, и все лорды отправились в зал, чтобы подкрепиться. Лайон заметил Ариану сразу же, как только переступил порог. Остановившись у противоположного входа, ведущего в коридор, она обернулась и взглянула на него. В этот момент на Лайона неожиданно налетела Сабрина, и он вынужден был обхватить ее за талию, чтобы удержаться на ногах и не упасть вместе с ней. Увидев это, Ариана изменилась в лице, резко повернулась и выбежала из зала. Рассердившись на Сабрину из-за ее очередной выходки, Лайон оттолкнул ее.

— Что вы делаете, миледи? Сегодня ночью вы опоили меня каким-то зельем, а сейчас чуть не сбили с ног!

Сабрина сделала круглые глаза, притворившись, что слова Лайона удивили и обидели ее.

— Ну что вы, Лайон! Я не способна на такую подлость. Просто вино оказалось слишком крепким, и вы, устав от дневных забот, уснули. Вы много раз забывались крепким сном после обильных возлияний, поэтому я ничуть не удивилась, когда вы неожиданно заснули. Это вовсе не показалось мне странным!

— Неужели? — ровным голосом спросил Лайон, не сводя с нее холодных глаз. — Вы, наверное, считаете Ариану и Вильгельма глупцами, которые ничего не понимают? Сегодня на заседании совета Вильгельм заявил, что наконец подыскал вам мужа. Это очень выгодная партия для вас — так, во всяком случае, считает король.

Сабрина побледнела.

— Король собирается выдать меня замуж?! Но кто же его избранник? Назовите имя этого человека, умоляю вас!

— Вильгельм пока не назвал его. Вы узнаете имя своего будущего мужа от самого короля. Он, похоже, очень доволен своим выбором. Вильгельм заявил мне, что мы с вами должны наконец разорвать нашу связь. Единственные отношения, которые отныне возможны между нами, — это дружба. У меня есть Ариана, а у вас теперь будет муж. Мы больше не должны встречаться наедине.

Эти новости огорчили Сабрину. Она всегда мечтала выйти замуж за Лайона, но не знала, как ей избавиться от Арианы Краймер. Пока жена Лайона находилась за крепкими стенами монастыря, до нее трудно было добраться. Поэтому Сабрина довольствовалась ласками Лайона, надеясь, что Ариана зачахнет в святой обители, прежде чем ее выдадут замуж за какого-нибудь лорда. Но жизнь распорядилась иначе. Вильгельм приказал Лайону забрать жену из монастыря и исполнить свой супружеский долг. Король хотел, чтобы у его любимца появились законные наследники.

— Неужели вы думаете, что я соглашусь с любым выбором короля? — с негодованием спросила Сабрина. — Вы плохо знаете меня, милорд! Ради своего счастья я готова на все!

И, резко повернувшись, она удалилась, гордо вскинув голову.


Когда Терса вошла в комнату своей госпожи, Ариана как раз упаковывала вещи.

— Куда вы отправляетесь, миледи? — с недоумением спросила служанка. — Вы решили вернуться в Краймер?

— Я… я не могу сказать тебе ничего определенного, Терса, — промолвила Ариана, избегая смотреть служанке в глаза.

— О, миледи, неужели вы задумали побег?! — ужаснулась Терса. — Умоляю вас, не совершайте роковой ошибки. Вы очень быстро пожалеете об этом!

Ариана грустно взглянула на Терсу.

— Я не могу здесь оставаться, — вздохнув, сказала она. — Лорд Лайон все ночи проводит со своей любовницей. Это оскорбляет меня. Мой муж предпочитает спать с другой женщиной, я не нужна ему.

Ариана все тщательно обдумала и пришла к неутешительным для себя выводам. Сабрина собиралась ехать вместе с Лайоном в Краймер, и Ариана знала, что не вынесет такого унижения. Эдрик предложил ей бежать. Это был единственный выход из создавшегося положения.

— О, миледи, лорд Лайон любит вас… — начала было Терса, но Ариана не дала ей договорить.

— Это неправда, Терса! — с горечью воскликнула она. — Он будет счастлив, когда узнает, что избавился от меня. Вот увидишь!

Терса сокрушенно покачала головой.

— Я сама соберу ваши вещи, миледи, — сказала она. — Когда мы отправляемся в Краймер?

— Я не возвращаюсь в Краймер, Терса. И тебе лучше остаться здесь.

— Как так остаться, миледи? Вы хотите ехать одна?! Да вы шутите! Неужели я не справляюсь со своими обязанностями и вы решили нанять новую служанку?

Сжав в своих ладонях руки Терсы, Ариана усадила ее рядом с собой на постель.

— Я скажу тебе сейчас то, что должно остаться между нами, Терса. Ни один человек не должен знать о моих намерениях. Ты клянешься сохранить все услышанное в тайне?

Терса кивнула, испуганно глядя на свою госпожу.

— Клянусь, миледи.

— В таком случае слушай. Лорд Лайон пригласил леди Сабрину поехать вместе с ним в Краймер. Это переполнило чашу моего терпения. Я больше никогда не вернусь в замок, потому что не хочу жить под одной крышей с любовницей мужа.

— Я не могу поверить, что лорд Лайон так подло поступил с вами! Замок Краймер — ваше родовое гнездо. Что же вы теперь будете делать?

— Лорд Эдрик предложил мне бежать вместе с ним, — сказала Ариана, понизив голос.

Ариана ни словом не обмолвилась о Шотландии и расторжении брака с Лайоном. Она сомневалась, что решится на такой шаг, даже оказавшись за пределами Нортумбрии.

— Вы собрались бежать?! О Боже! Вы хотите бросить мужа? Но вы ведь любите его, миледи! Как вы решились променять его на лорда Эдрика?

— Нет, я не люблю Лайона! — возразила Ариана и прижала ладони к раскрасневшимся щекам.

Неужели даже служанка заметила, какие именно чувства она питает к мужу?

— Вы можете отрицать очевидное, миледи, — заявила Терса, — но я останусь при своем мнении. Лорд Эдрик — обаятельный мужчина, но лорд Лайон во многом превосходит его. Белтейн утверждает, что Лайон Нормандский — самый отважный рыцарь на свете. А лорд Лайон знает, что он небезразличен вам?

— Небезразличен мне? — Ариана фыркнула. — С чего ты взяла, что он мне небезразличен! Да плевать я на него хотела! А для него самого существуют только его король, его боевой конь и его любовница. До остальных ему дела нет! Он только почувствует облегчение, когда узнает, что избавился от меня.

— А вы подумали о последствиях, миледи? Бросив мужа, вы тем самым развяжете руки леди Сабрине. И я уверена, лорд Лайон очень огорчится, узнав, что вы бежали.

«Огорчится — это еще мягко сказано, — подумала Ариана. — Такой самолюбивый человек, как Лайон, будет вне себя от ярости, узнав, что его жена бежала. Он люто возненавидит меня и, пожалуй, потребует у короля расторжения нашего брака».

— Я знаю, что мне следует делать, — заявила Ариана. — А тебя прошу только об одном — держи язык за зубами.

— Но вы не можете ехать одна! Я должна сопровождать вас!

— Спасибо за заботу, Терса, но я отказываюсь от твоих услуг. Я знаю, тебе будет нелегко оставить сэра Белтейна. Мне кажется, он неравнодушен к тебе. С Эдриком я буду в полной безопасности. Мы знакомы много лет, он не причинит мне зла, ведь когда-то мы были обручены.

Терсу терзали сомнения. Мысль, что она расстанется с сэром Белтейном, была невыносима для нее. Но она не могла допустить, чтобы Ариана отправилась в долгий путь с человеком, который не являлся ее мужем.

Ариана видела борьбу, происходившую в душе верной служанки.

— Со мной все будет в порядке, — постаралась она успокоить ее. — Прошу тебя только об одном: не говори лорду Лайону и сэру Белтейну, что я уехала, пока я не покину Лондон.

Терса судорожно вздохнула, ее била мелкая дрожь от страха. Если лорд Лайон устремит на нее свой мрачный взгляд исподлобья и призовет к ответу, она расскажет ему все, что знает, несмотря на данное Ариане слово.

— Возьмите меня с собой, миледи, умоляю вас. Вы не должны ехать без сопровождающих лиц с лордом Эдриком, это неприлично. Кроме того, я не смогу сдержать свое слово, если лорд Лайон станет расспрашивать меня, где вы. Вы же знаете его крутой нрав!

Терса была права, и Ариана понимала это. Ей не следовало посвящать служанку в свои планы, но теперь уже было поздно жалеть о своей болтливости.

— Как только я уйду, ложись спать, Терса, — приказала она. — И не высовывай носа из своей комнаты. Прикинься больной, скажи, что сильно захворала. Ты обещаешь мне, что сделаешь все так, как я сказала?

Терса кивнула:

— Да, миледи, я постараюсь. Когда вы едете?

— Сегодня вечером, после вечерни. Лорд Лайон, как всегда, сядет играть в шахматы со своими приятелями, а потом пойдет к любовнице. Я уверена, что он только утром хватится меня. А если король вызовет его к себе и даст какое-нибудь распоряжение, то Лайон узнает о моем побеге только завтра вечером. Все это время ты должна лежать в своей комнате, сказавшись больной.

— А вы уверены, миледи, что все так и будет? Может быть, лорд Лайон бросит свою любовницу ради вас?

Ариана горько рассмеялась.

— Этого не произойдет, Терса, поверь мне. Леди Сабрина крепко вцепилась в моего мужа и не отпустит его.

— В таком случае счастливого пути, миледи.

— Прощай, Терса, — грустно сказала Ариана.


Сидя за столом за бесконечной трапезой, Лайон незаметно наблюдал за молчаливой Арианой. Она, казалось, находилась в подавленном состоянии и неохотно ела с отсутствующим видом. Лайон не понимал, что с ней. Ариана не реагировала на его попытки завязать с ней разговор. Сегодня утром они с наслаждением занимались любовью, а потом крупно повздорили и расстались почти врагами. Но Лайон все еще не мог забыть, какой нежной и неистовой была Ариана в постели. Она самозабвенно предавалась страсти. Может быть, она просто пыталась отвлечь его от неприятного разговора, опасаясь, что он снова начнет расспрашивать ее о лорде Эдрике? Да, ей, конечно, было неприятно слышать, что Лайон обвиняет ее соплеменника в измене и участии в заговоре против Вильгельма.

— Вы сегодня необычно молчаливы, миледи, — промолвил Лайон, протягивая ей кубок, из которого они поочередно пили красное вино.

Ариана взяла кубок и сделала несколько глотков.

— Что вы хотите услышать от меня? — спросила Ариана, ставя кубок на стол.

— Правду. Лорд Эдрик действительно участвует в заговоре против Вильгельма?

Ариана опустила густые длинные ресницы.

— Я не знаю, спросите об этом у самого Эдрика, — прошептала она, потупив взор.

— Пожалуй, вы правы. Лучше я его самого призову к ответу, — с угрозой в голосе промолвил Лайон.

Ариана старалась унять бившую ее нервную дрожь.

— Вы сегодня ночью опять пойдете к своей любовнице? — с наигранной небрежностью спросила она.

Лайон бросил на жену пытливый взгляд.

— А вы хотите, чтобы я ночевал у нее?

Ариана пожала плечами.

— Мне все равно.

На самом деле ей было небезразлично, куда отправится сегодня ее муж. Ариане было бы легче бежать с Эдриком, если бы Лайон вновь ушел на свидание с Сабриной. Сознание того, что он изменяет ей, помогло бы ей сделать решительный шаг.

Лайон внимательно смотрел на жену, стараясь понять, ревнует она его или он действительно ей безразличен. Его беспокоило, что его чувства к жене с каждым днем становились все более глубокими и сильными. Он надеялся, что, вернувшись в Краймер, вдали от Лондона и ненавистных Ариане норманнов они восстановят добрые отношения. Искра, вспыхнувшая между ними, могла со временем разгореться в настоящий костер любовной страсти. Лайон и сейчас испытывал желание подхватить жену на руки, отнести ее в спальню и заняться любовью… Все эти чувства были так новы для него, что он терялся и не понимал, что с ним происходит.

— Ну, если я вам так безразличен, можете не ждать меня сегодня ночью, — заявил Лайон.

Он так и не сказал, пойдет ли он к Сабрине, но Ариана решила, что муж проведет ночь у любовницы. Однако она ошибалась. Поздно вечером Лайон должен был встретиться с Вильгельмом в его кабинете. Они хотели поиграть в шахматы и поговорить по душам. Эта встреча могла затянуться до утра. Лайон собирался сообщить Вильгельму, что он и Ариана уедут домой на этой неделе. Он хотел увезти жену в Краймер и заставить ее забыть Эдрика Блэкхита.

Извинившись, Лайон встал из-за стола и вышел из зала. Ариана проводила его взглядом. Через некоторое время к ней подошел Эдрик и тихо сказал:

— Сегодня вечером, миледи, я жду вас за конюшнями. Не подведите меня на этот раз.

Когда Эдрик удалился, Ариана закончила трапезу, поговорила немного с королевой Матильдой, а потом, выждав удобный момент, удалилась из зала. В огромном помещении было так многолюдно, что никто не обратил внимания на ее уход. Взяв сумку с вещами, Ариана спустилась по лестнице во двор, никого не встретив по дороге. На улице уже стемнело. Под покровом темноты Ариана быстро прошла к конюшням и увидела за ними двух оседланных лошадей. Заслышав ее шаги, навстречу из-за деревьев вышел Эдрик.

— Вы все-таки пришли! — радостно прошептал он, принимая из ее рук сумку. — Лошади готовы, позвольте мне помочь вам подняться в седло.

И Эдрик, подхватив Ариану за талию, посадил ее на лошадь.

— Как же мы минуем охрану, которая стоит на воротах? — озабоченно спросила Ариана.

— Я все уладил, миледи. Стражники подкуплены. Малые ворота сегодня не заперли на ночь, возле них нет охраны. А что вы сказали лорду Лайону?

— Я ничего ему не говорила. Он сегодня ночует у своей пассии.

— А, у него очередное свидание с леди Сабриной! Она не выпустит его из своих объятий до утра. А за это время мы успеем отъехать на порядочное расстояние от Лондона. В путь!

Эдрик взял под уздцы обеих лошадей и повел их к воротам, стараясь держаться в тени. Никто не окликнул их, когда они выезжали из замка Вильгельма. «Прочь из Лондона! Я больше никогда не увижу Лайона», — с горечью думала Ариана. Человек, которого она полюбила всем сердцем, но который с пренебрежением относился к ней, был недостоин ее. Он предпочел жене любовницу. Во всяком случае, так думала Ариана.

Но по мере того как они удалялись от Лондона, в душе Арианы нарастала тревога. Теперь она сомневалась, что поступила правильно. Побег в обществе постороннего мужчины был верхом неприличия. Пойдя на это, Ариана сожгла за собой все мосты. Лайон никогда не простит ее, а король Вильгельм вынужден будет расторгнуть их брак. Ариану одолевали тревожные мысли.

Когда они уже проехали предместья Лондона, Ариана вдруг осознала, что совершила роковую ошибку. Побег с Эдриком был полным безумием. Поведение Лайона, продолжавшего встречаться с любовницей, так сильно расстроило Ариану, что она решилась на опрометчивый шаг.

— Эдрик, подождите! — воскликнула Ариана, останавливая лошадь.

— В чем дело, миледи?

Он поворотил своего коня и остановился рядом со своей спутницей.

— Мы уже выехали из города, — продолжал Эдрик. — Не бойтесь, нам ничего не грозит. Мы будем располагаться на ночлег только в безопасных местах. Среди моих друзей нет предателей, мы можем полностью положиться на них.

— Вы не понимаете, — промолвила Ариана. — Я… я не могу ехать дальше. Я чувствую, что совершаю роковую ошибку. Я — жена Лайона, пусть даже он изменяет мне. С моей стороны подло и низко бросать его. А что, если я ношу под сердцем его ребенка?

На щеках Эдрика заиграли желваки.

— Мне следовало убить этого ублюдка, прежде чем он успел дотронуться до вас.

— Он имеет полное право прикасаться ко мне, Эдрик. Я — его жена вот уже пять лет.

— Да, пока еще вы его жена, — с горечью согласился Эдрик. — Но Малькольм распорядится, чтобы епископ расторг ваш брак вне зависимости от того, беременны вы или нет. И тогда мы сможем обвенчаться. Если у вас родится ребенок от Лайона, я признаю его своим. Обещаю вам.

И Эдрик тронулся с места, держа поводья лошади Арианы. Она вцепилась в луку седла, чтобы не упасть на землю.

— Эдрик, прошу вас, я передумала и хочу вернуться в Лондон, — взмолилась она. — Я не хочу ехать в Шотландию. Мы с Лайоном останемся в Англии, это моя родина.

На этот раз Ариана была полна решимости не поддаваться ни на какие уговоры. Она больше не хотела сожалеть о своих поступках. Ариана до сих пор раскаивалась в том, что подлила яд в вино мужа. Побег был не менее серьезной ошибкой. Если ей повезет, она сможет вернуться в Лондон так, что Лайон ничего не заметит.

— Поздно, миледи, — заявил Эдрик недовольным тоном. — Я не могу позволить вам вернуться. Я хочу, чтобы вы стали моей женой, Ариана. Мы с вами были обручены задолго до того, как лорд Лайон появился в Англии.

Ариана что-то крикнула в ответ, но ее слова отнес ветер. Теперь они скакали галопом по ухабистой, изрытой колеями дороге. Наступила полночь, и вокруг было темно. Ариана могла бы спрыгнуть с лошади, но боялась разбиться на полном скаку. Вцепившись в поводья, она молила Бога о том, чтобы Эдрик пришел в себя и прислушался к ее просьбе вернуться в Лондон.

Множество противоречивых мыслей роилось в голове Арианы. Теперь она не понимала, почему прислушалась к словам Сабрины и дала уговорить себя бежать от мужа. Она чувствовала себя оскорбленной и преданной. Пелена упала с глаз Арианы, и она прозрела. Но ее беспокоило, что Лайон, который утром самозабвенно занимался с ней любовью, тут же пошел к своей пассии и пригласил ее поехать с ним в Краймер. Как он мог? Или Лайону было недостаточно одной женщины?

И все же, несмотря на измену мужа, ей следовало остаться в Лондоне. Теперь Ариана это отчетливо понимала. Она могла настоять на том, чтобы Лайон порвал отношения с Сабриной. Почему она послушалась Эдрика? Эдрик оставался для нее только другом, она не собиралась выходить за него замуж. Ариана не хотела, чтобы ее брак с Лайоном был расторгнут. Так почему же она не стала бороться за свое счастье, а трусливо бежала из Лондона? Ведь она любила Лайона. Против собственной воли Ариана прониклась к мужу глубоким, искренним чувством.

Простит ли ее Лайон, если она все же вернется к нему? И сможет ли она вернуться к мужу? Ариана видела, что Эдрик преисполнен решимости увезти ее в Шотландию.

— Мы уже отъехали от города на значительное расстояние и можем остановиться на отдых, — сказал Эдрик на рассвете. — Неподалеку расположено поместье одного из моих приятелей, где мы можем укрыться на день, а в сумерках снова отправимся в путь.

Эдрик так и не сказал Ариане, как называется поместье, в котором они должны были остановиться. Когда путники въехали во двор и Ариана спешилась, она почувствовала, что падает с ног от усталости. Слуги тут же проводили ее в отведенную ей комнату. Эдрик же уединился с хозяином поместья, сакским лордом, входившим в число заговорщиков.

Ариане принесли поднос с едой, и она с аппетитом поела. Несмотря на смертельную усталость, Ариана решила бежать из поместья и вернуться в Лондон. Но для этого необходимо было добыть свежую лошадь. Однако планам Арианы не суждено было осуществиться. Она не смогла выйти из комнаты, так как двери оказались крепко запертыми снаружи.


Уже рассвело, когда Лайон вошел в спальню жены. Всю ночь они с Вильгельмом играли в шахматы и беседовали. Король отпустил своего любимца, лишь когда восточный край горизонта окрасился первыми лучами восходящего солнца. Вильгельм разрешил Лайону вернуться в Краймер, так как обстановка в приграничной зоне была неспокойной. Ситуацию в Нортумбрии необходимо было держать под контролем. Сакские лорды Эдвин и Моркар все еще отказывались присягнуть на верность королю.

— Боюсь, что в северной приграничной зоне зреет мятеж, — сказал Вильгельм. — Король Малькольм сговаривается со строптивыми баронами и собирает силы, чтобы напасть на нас. Я допускаю, что Эдрик Блэкхит поддерживает Малькольма и придет ему на помощь, когда тот вторгнется на нашу землю. Вы, Лайон, единственный человек на севере страны, которому я могу полностью доверять.

Лайон хотел было рассказать королю, что ему сообщила Сабрина, но потом передумал. Похоже, Вильгельм и так уже обо всем осведомлен. Если бы Лайон упомянул о Сабрине, Вильгельм сразу бы понял, что они продолжают общаться, и рассердился на своего любимца. Лайон не хотел разговаривать на неприятную тему.

— Я всегда к вашим услугам, сир, — промолвил Лайон. — Вы можете полностью положиться на меня.

— Идите отдыхать, Лайон. Я, наверное, утомил вас своей болтовней.

Они пожали руки и расстались.

Лайон тихо переступил порог спальни, стараясь не разбудить Ариану. Когда она проснется, он сообщит ей радостную весть, что они возвращаются в Краймер. Подойдя к кровати, Лайон застыл от ужаса. Постель была не тронута! Лайон потер виски, ничего не понимая. Оглядевшись в спальне, он окликнул жену по имени, но кругом стояла тишина. Взяв со столика горящую свечу, он обыскал комнату, заглядывая в темные углы.

— О Боже… — пробормотал он, убедившись, что спальня пуста.

Куда же подевалась Ариана? Лайон знал, что она рассердилась на него, но куда она могла уйти? Вспомнив о Терсе, Лайон бросился в комнату служанки.

— У меня жар, милорд! — крикнула Терса, когда он начал барабанить в запертую дверь. — Я не могу вам открыть. Боюсь, вы заразитесь, болезнь слишком опасна.

— Меня не интересует твоя болезнь! — взревел Лайон. — Говори, где моя жена? Куда она ушла? Или, может быть, прячется в твоей комнате?

Терса тряслась от страха, но не смела нарушить слово, данное Ариане.

— Она спит в своей постели, — сказала служанка.

— Нет, Ариана даже не ложилась!

— Я не видела ее с вечера, милорд. Мне нездоровилось, и леди Ариана приказала мне лечь в постель. Простите меня, милорд, но мне очень плохо… Я ничего не знаю о вашей супруге…

Лайон не сомневался, что Терсе что-то известно об Ариане. Но если служанка действительно плохо себя чувствовала, было бы бессердечно призывать ее к ответу. Лайон решил сам отправиться на поиски жены.

Он перевернул все кверху дном в замке, допытываясь, где Ариана. Однако его отчаянные попытки разыскать ее ни к чему не привели. И тогда Лайон решил снова расспросить Терсу, но на этот раз он пришел к ней вместе с Белтейном.

Подойдя к ее двери, он стал настойчиво барабанить в нее. Через несколько минут на пороге появилась бледная, испуганная Терса.

— Я снова спрашиваю тебя, где моя жена? — обрушился на нее Лайон.

Его терзало беспокойство. Он боялся, что с Арианой что-то случилось. Куда она могла уехать? Если бы она решила вернуться в Краймер, то взяла бы с собой слуг. Ариана исчезла бесследно. Она была не настолько глупа и беззаботна, чтобы отправиться в путь без сопровождающих и охраны.

Терса не хотела лгать лорду Лайону, но не могла предать свою госпожу.

— Я ничего не знаю, милорд, — ответила служанка, потупив взор.

Лайон побагровел от ярости. Он решил во что бы то ни стало добиться от Терсы правды. Зная, что он обладает крутым нравом и опасаясь за Терсу, Белтейн отвел Лайона в сторону и зашептал ему на ухо:

— Позвольте мне, милорд, поговорить наедине с Терсой. Я постараюсь убедить ее, что она должна сказать нам правду.

— Хорошо, Белтейн, попробуйте, — согласился Лайон. — Убедите ее, что нам необходимо разыскать леди Ариану для ее же блага. Если вам это не удастся, я вынужден буду прибегнуть к силе.

Белтейн побледнел. Он любил Терсу и не хотел, чтобы она страдала. Лайон на пару шагов отошел от двери, а Белтейн снова направился к комнате своей возлюбленной. Девушка стояла на пороге, дрожа от страха, словно испуганный кролик.

— Ты должна рассказать нам все, что знаешь, — обратился к ней Белтейн. — Лорд Лайон обыскал весь замок, но все безрезультатно. Мы так и не нашли леди Ариану. Ты же знаешь, где она, признайся?

Терса затрясла головой.

— Терса, я не хочу, чтобы лорд Лайон подверг тебя пыткам. А он ни перед чем не остановится, если ты будешь упорствовать. — Белтейн обнял Терсу и прижал к своей груди. — Возможно, твоя госпожа сейчас находится в опасности. Неужели ты хочешь, чтобы с ней случилось что-нибудь плохое?

— О нет, не хочу! — воскликнула служанка. В объятиях Белтейна она чувствовала себя в полной безопасности и совсем потеряла голову. — Я уверена, что с леди Арианой ничего не случится.

— Откуда ты это знаешь?

— Лорд Эдрик защитит ее в минуту опасности.

Выпалив это, Терса в ужасе зажала рот руками, поняв, что с головой выдала свою госпожу. Она не хотела предавать Ариану, но Белтейн так нежно обнимал ее, что Терса растаяла и потеряла бдительность.

— Лорд Эдрик? — удивленно переспросил Белтейн. — Леди Ариана уехала вместе с лордом Эдриком?

Он произнес это так громко, что Лайон услышал его слова. По спине Лайона забегали мурашки. Подтверждались его самые худшие опасения: Ариана до сих пор любила Эдрика. Лайон устремился к распахнутой двери в комнату служанки.

— Говори все, что знаешь, Терса, — потребовал он.

Лайон был вне себя от гнева. Его ноздри грозно раздувались, потемневшие глаза метали молнии, на скулах играли желваки. Взглянув на Лайона, Терса едва не лишилась чувств от ужаса. Она обещала Ариане хранить молчание, но разве могла простая служанка противостоять взбешенному Лайону Нормандскому?

— Да, это правда, — прошептала Терса. — Леди Ариана уехала с лордом Эдриком.

Лайон выругался.

— Я убью его! Куда они направляются?

Терса от страха потеряла дар речи и только мотала головой.

— Ну давай же, Терса, говори, — подбодрил ее Белтейн. — Ответь лорду Лайону на его вопрос. Если ты скажешь правду, он не причинит тебе зла.

— Мне кажется, милорд, ваша жена не хотела бежать. Это вы заставили ее принять такое решение.

Лорд Лайон в изумлении приподнял бровь.

— Ты думаешь, это я вынудил ее бежать?

— Да, — собравшись с духом, ответила Терса. — Леди Ариана сказала, что вы пригласили леди Сабрину в замок Краймер.

— Что за чушь! Леди Сабрина солгала. Я найду Ариану и докажу ей, что ее обманули. Куда лорд Эдрик увез ее?

— Я не знаю, милорд. Мне действительно ничего не известно об этом.

Глава 12

— Моя жена бежала с Эдриком. Я убью его, сир, — сказал Лайон. Он расхаживал по кабинету короля, который с мрачным видом сидел за письменным столом. — Вы уже наверняка знаете, что Эдрик — предатель.

— Успокойтесь, Лайон, и расскажите все по порядку. Лорд Эдрик похитил вашу жену?

Лайон покраснел и смущенно отвел глаза в сторону.

— Вам, конечно, известно, сир, что Ариана не любит норманнов. Наш брак не назовешь счастливым и благополучным. Втайне от меня в пору своего пребывания в монастыре Ариана встречалась с лордом Эдриком. Как вы помните, они одно время были помолвлены. Лорд Эдрик до сих пор мечтает назвать Ариану своей женой.

Вильгельм помолчал, глубоко задумавшись над словами Лайона.

— Значит, вы полагаете, что ваша жена добровольно бежала с лордом Эдриком? — наконец спросил он.

— Я этого не утверждаю, — возразил Лайон. — Ариана неопытна, ее легко сбить с толку. Мне не следовало привозить ее сюда, ко двору. Да и я сам вел себя небезупречно… Леди Сабрина сделала все возможное для того, чтобы заставить Ариану ревновать. Теперь я понимаю, в чем была моя ошибка. Ариана — гордая женщина, а я не учел этого.

Вильгельм неодобрительно покачал головой.

— Я же говорил вам, чтобы вы порвали отношения с вашей любовницей и постарались жить в мире и согласии с супругой. Вам нужен законный наследник, Лайон. Все это время со дня вашего прибытия в Лондон я наблюдал за вами. Вы продолжали общаться с Сабриной, хотя знаете, что я не терплю безнравственности при дворе.

Лайон резко остановился.

— Я был верен Ариане и не изменял ей! Я заявил Сабрине, что прекращаю с ней интимные отношения после того, как моя жена вернулась из монастыря и мы начали жить вместе. Но она не хотела смириться с неизбежным. Я сказал Сабрине, что мне больше не нужна любовница.

Вильгельм был доволен тем, что Лайон откровенен с ним. Лицо короля озарилось улыбкой.

— Значит ли это, что вам дорога ваша жена? — спросил Вильгельм.

— Делайте выводы сами, сир, — хмуро ответил Лайон.

Ему не нравилось, что король спрашивает его о таких вещах, в которых он еще сам не разобрался.

— Я хорошо понимаю вас, — кивнув, промолвил Вильгельм. — Как вы думаете, куда лорд Эдрик увез леди Ариану?

— Возможно, в Блэкхит, — предположил Лайон. — Впрочем, я сомневаюсь в этом. Крепость не выдержит штурма моих рыцарей, и Эдрик знает об этом. Вы дадите мне разрешение убить этого негодяя, если я найду его?

Вильгельм бросил на Лайона недовольный взгляд.

— Нет, вы должны сохранить ему жизнь. Лорд Эдрик нужен мне. Лорды Эдвин и Моркар поддерживают Малькольма Шотландского, который задумал захватить мои земли и изгнать меня из Англии. Я надеюсь, что Эдрик будет противостоять им в Нортумбрии, которая может вскоре превратиться в арену военных действий.

— Лорду Эдрику нельзя доверять, — возразил Лайон. — Своим поступком он уже нарушил клятву верности.

— Но Эдрик присягнул мне в отличие от многих других сакских баронов.

— И все же я не доверяю ему. Я советую отдать его замок верному вам нормандскому лорду, который мог бы держать под контролем ситуацию на севере страны.

Вильгельм помолчал, обдумывая слова Лайона, а затем покачал головой, не соглашаясь с ним.

— Нет. У Эдрика много друзей среди верных мне саксов, живущих в приграничной зоне. Мне нужна их поддержка. Если я отберу замок у Эдрика, в Нортумбрии тотчас же вспыхнет мятеж. А сейчас это было бы очень некстати. И без того у нас много проблем в приграничной зоне.

— А что, если Эдрик вошел в сговор с вашими врагами?

— Я не исключаю этого, но у меня есть план, с помощью которого я хочу заставить Эдрика хранить верность своей присяге. Я намерен пожаловать ему обширные земли и женить на богатой наследнице. Причем не на старой ведьме, а на молодой, темпераментной красавице, неутомимой в любви.

— О Боже! — ахнул Лайон. — Вы имеете в виду Сабрину?

— Да, леди Сабрину. Она сказочно богата. Доходы от ее поместий все это время пополняли мою казну. Но теперь я должен подумать о судьбе Англии и сделать все для того, чтобы спасти ее перед лицом угрозы. Я оказываю лорду Эдрику большую честь и уверен, что он не сможет отказаться от такого огромного состояния.

«Какой хитроумный план!» — подумал Лайон, пряча улыбку. Никто, пожалуй, не смог бы отказаться от леди Сабрины и ее богатств! Лорд Эдрик не был состоятельным человеком. Его поместье было вдвое меньше Краймера. Лайон подозревал, что одной из причин, по которым Эдрик стремился жениться на Ариане, было ее состояние. Лайона, конечно, не устраивало, что король хотел облагодетельствовать Эдрика вместо того, чтобы наказать его так, как он того заслуживал.

— Простите, сир, но мне ваши намерения кажутся неоправданными. Эдрик Блэкхит — мой давний враг. Он покушался на мою жизнь в Краймере. Если бы не Ариана, которую замучила совесть, и старая ведьма Надия, почему-то решившая спасти меня, я был бы уже на том свете.

— Это меняет дело, — нахмурившись, заявил Вильгельм. — Я разрешаю вам вызвать Эдрика Блэкхита на смертельный поединок, если он действительно силой удерживает вашу жену. Если же его вина не столь велика, сообщите ему о моем решении женить его на леди Сабрине. Вы будете свидетелем на их свадьбе.

— Вы хотите, чтобы я был свидетелем на их свадьбе?! — изумленно переспросил Лайон. — Но это означает, что… Нет, сир, я не смогу переступить через себя.

— Сможете, это мой приказ. Вы возьмете леди Сабрину с собой в Блэкхит. Надеюсь, вы обуздаете свою похоть и не поддадитесь искушению. Лорду Эдрику будет очень трудно отказаться от моего предложения, если вы сообщите ему, что свадьба состоится немедленно. Я сам извещу леди Сабрину о том, что решил выдать ее замуж за лорда Эдрика.

— Думаю, ее не обрадует ваше решение, — промолвил Лайон.

Он тоже был недоволен приказом короля. Предстоящая свадьба Сабрины не волновала его. Лайону не нравилось, что он не сможет расправиться с Эдриком. Хотя если Эдрик силой будет удерживать Ариану или изнасилует ее, Лайон знал, что не подчинится распоряжению Вильгельма и убьет негодяя на месте. Если же Ариана добровольно бежала со своим бывшим женихом, то Лайон намеревался снова заточить ее в монастырь. Мысль о том, что Ариана сейчас лежит в объятиях другого мужчины, причиняла Лайону почти физическую боль.


— О нет! — вскричала Сабрина, услышав решение короля. — Я не желаю выходить замуж за Эдрика Блэкхита!

В ее фиалкового цвета глазах вспыхнули искорки ярости.

Однако Вильгельм оставался непреклонным.

— Позвольте узнать, почему вы против этого брака? — холодно спросил он. — Это красивый умный мужчина в расцвете сил.

Сабрина бросила сердитый взгляд на Лайона, который молча стоял за спиной короля. Лайон понял, что гнев бывшей любовницы сейчас обратится на него. И он не ошибся.

— Это ваши происки, лорд Лайон! — обрушилась на него Сабрина. — Вы подговорили короля принять такое решение, обвинив меня во всех смертных грехах! Но я не виновата, что ваша драгоценная жена бежала от вас. Вы сами добились этого!

Желваки заходили на щеках Лайона, но он не хотел предъявлять Сабрине обвинения в присутствии короля.

— Лорд Лайон тут ни при чем, — заявил Вильгельм. — Я сам принял это решение. Вы должны выйти замуж за лорда Эдрика.

Хорошо зная, что король обладает крутым нравом и может легко выйти из себя, Сабрина предпочла промолчать. Вильгельм не терпел возражений и пререканий. В ярости он был страшен и мог сурово наказать человека, вызвавшего его гнев.

— Договор о помолвке уже составлен, подписан и скреплен печатью.

— А лорд Эдрик знает о той чести, которой вы его удостоили? — насмешливо спросила Сабрина. — Если я не ошибаюсь, он бежал с женой лорда Лайона.

Сабрина многозначительно посмотрела на Лайона, как будто хотела сказать, что он не сумел усмирить даже собственную жену.

— Нет, я еще не сообщал лорду Эдрику о своем решении, — спокойно ответил Вильгельм, сдерживая гнев. — Но он узнает об этом, как только лорд Лайон найдет его. Надеюсь, эта весть его обрадует. Мне нужны верные сторонники на севере страны.

«И еще как!» — подумала Сабрина. Она была посвящена в заговор живших на севере, в приграничной зоне, сакских баронов и знала, какую опасность они представляют для Вильгельма.

— Хотелось бы мне взглянуть на реакцию лорда Эдрика, когда ему сообщат, что нас уже обручили, — промолвила Сабрина.

— Вы увидите все собственными глазами, миледи, — заявил Вильгельм. — Поскольку вы поедете вместе с лордом Лайоном в Блэкхит. Вас сначала объявят женихом и невестой, прочитав договор о помолвке, а потом состоится церемония бракосочетания.

— Это ваше окончательное решение, сир? — спросила Сабрина.

Ее обрадовало, что она едет вместе с Лайоном. У нее будет время соблазнить бывшего любовника. Если ей удастся заманить его в свою постель, он вряд ли выдаст ее замуж за лорда Эдрика. Кроме того, Эдрик влюблен в Ариану. Может быть, они поговорят и найдут выход из создавшегося положения.

— Да, это мое окончательное решение, миледи, — ответил Вильгельм. — Сколько времени вам необходимо на сборы?

— Несколько дней, сир. Мне надо упаковать вещи и сделать кое-какие распоряжения.

— А я хочу немедленно отправиться в путь, сир, — заявил Лайон. — Лорд Эдрик увез мою жену, и я опасаюсь за ее жизнь.

— Не думаю, что лорд Эдрик причинит зло вашей жене, — возразил Вильгельм. — Мне кажется, она бежала с ним из-за какого-то возникшего между вами недоразумения. Леди Ариана с детства знает лорда Эдрика и доверяет ему. Она, несомненно, ждет, что вы броситесь за ней в погоню и постараетесь вернуть ее. Если вы не сразу приедете за ней, это только подстегнет ее чувства и она будет с большим нетерпением ждать вашего появления в замке Блэкхит.

— Но я не уверен, что она находится именно в замке Блэкхит, — тихо сказал Лайон, недовольный решением Вильгельма.

Он считал, что король недостаточно серьезно относится к сложившейся ситуации. Лайон опасался, что Эдрик увез Ариану в Шотландию, туда, где не действовали английские законы.


— Я требую, чтобы вы отпустили меня, Эдрик, — выходя из себя, сказала Ариана.

Ее оскорбило, что Эдрик запер ее в комнате. Но это было еще не все. Вечером, когда они должны были снова тронуться в путь, Ариана отказалась садиться в седло. И тогда Эдрик схватил ее и водрузил на лошадь, применив силу. Ариана хотела спрыгнуть на землю, но Эдрик связал ей запястья и привязал их к луке седла. Ариана вынуждена была продолжать путешествие в такой неудобной позе.

— Прислушайтесь к голосу разума, Эдрик, — промолвила Ариана, но ее спутник упорно молчал, не обращая внимания на ее уговоры.

— Все будет хорошо, миледи, — наконец заговорил Эдрик. — Вот увидите. Сейчас вы сердитесь на меня, но, когда ваш брак с лордом Лайоном будет расторгнут и мы с вами поженимся, вы поймете, что я был прав. Я сделаю вас счастливой. А Вильгельма Завоевателя и Лайона Нормандского скоро изгонят из Англии.

— Вы хотите сказать, что Англией будет править король Малькольм? Вы об этом мечтаете?

Эдрик нахмурился. Ему, конечно, хотелось, чтобы Англией правили саксы. Но лучше уж власть шотландцев, чем засилье норманнов.

— Пусть нами правит кто угодно, лишь бы ненавистные норманны убрались с нашей земли, — сказал Эдрик.

Ариана промолчала. Теперь она сомневалась, что власть норманнов пагубна для Англии. Сначала страну захватили датские племена, и она находилась под их властью в течение многих лет. В 1052 году король Эдуард Исповедник предложил корону герцогу Вильгельму Нормандскому, а затем изменил свое решение и пообещал ее Гарольду, сыну графа Годвина. После смерти Эдуарда Вильгельм, оскорбленный тем, что ему не досталась английская корона, вторгся в пределы Англии и разбил армию Гарольда в битве при Гастингсе.

Так Англия перешла под власть норманнов.

Ариана неохотно признавала, что в период правления Вильгельма Завоевателя в стране произошли перемены к лучшему. Разрозненные земли объединились в единое королевство. Король жестоко расправлялся со всеми, кто сопротивлялся установленным законам и отказывался повиноваться ему. Но Вильгельм еще никого не приговорил к смертной казни.

— Развяжите меня, Эдрик, — потребовала Ариана.

Эдрик тяжело вздохнул.

— Я скоро развяжу вас, миледи, но только не сейчас. Скоро мы прибудем в Блэкхит, и к нам присоединятся мои рыцари. После этого мы двинемся на север, в Абернети. Когда наш отряд увеличится, вы не сможете сбежать от меня.

К Ариане вновь вернулась надежда. Блэкхит располагался недалеко от Краймера. Если ей удастся передать весточку своим людям, они явятся, чтобы спасти ее. Ариана не знала, бросится ли Лайон вслед за ней, узнав о ее побеге. Она совершила опрометчивый шаг и попала в беду. Может быть, Лайон предпочтет забыть ее? У него есть леди Сабрина, и ему не нужна жена. Но Ариане так хотелось, чтобы Лайон любил ее. Неужели они не могут начать все сначала?


Лайон и его рыцари уже готовились выступить в путь. Багаж леди Сабрины погрузили в фургон, который должен был двигаться вслед за отрядом в обозе, но тут случилось непредвиденное. За несколько часов до отъезда Лайона неожиданно подкосила странная болезнь. Эпидемия распространилась моментально, словно пожар, — сначала в крепости, а потом по всему Лондону. Болезнь начиналась с жара, затем следовали тошнота и рвота. После приступа больной испытывал такую слабость, что не мог двигаться. Ему было трудно даже ворочаться в постели. За захворавшим Лайоном присматривал лекарь короля. Лайон почти все время дремал, чувствуя вялость и апатию.

Только через неделю он начал медленно поправляться. Но когда он окончательно выздоровел и был готов отправиться в путь, заболела Сабрина. И хотя эпидемия этой странной болезни унесла жизни лишь нескольких человек, почти все обитатели крепости испытали ее симптомы, в том числе и королевская семья. Лишь через три недели Лайон и Сабрина выехали в Блэкхит.

Аркана тем временем уже решила, что Лайон забыл ее. Она и Эдрик все еще были в пути, продвигаясь очень медленно, поскольку путешествовали только под покровом ночи. Лайон давно бы уже настиг их, если бы бросился в погоню. Когда они наконец достигли Блэкхита, Ариана воспряла духом. Она надеялась послать весточку в Краймер, но ее надежды снова рухнули. Отдохнув несколько часов в замке, они выступили в путь с внушительным эскортом, состоявшим из рыцарей Эдрика.


Похудевший и осунувшийся после болезни, Лайон торопил свой отряд, скакавший по проселочной дороге. Он преследовал одну лишь цель — поскорее найти Ариану. Со дня ее побега прошел уже почти месяц. За это время с его женой могло произойти все, что угодно. И это тревожило Лайона. Может быть, она любила своего бывшего жениха и уже забыла законного мужа? Может быть, она уже отдалась Эдрику Блэкхиту? Эта мысль сводила его с ума. Сжав зубы, он гнал свою лошадь вперед, на север.

— Милорд! — на скаку окликнула его Сабрина. — Если мы сейчас не остановимся на отдых, я умру от усталости! Сжальтесь надо мной! Я совсем недавно перенесла тяжелую болезнь и не выдержу такой бешеной скачки!

Во время путешествия Лайон игнорировал Сабрину, и ей никак не удавалось соблазнить его. Но Сабрина еще не теряла надежды осуществить свои планы. Услышав ее жалобы, он все же остановился, понимая, что женщина права. Некоторые рыцари, тоже перенесшие болезнь, все еще не восстановили силы.

— Неподалеку отсюда находится поместье. Мы попросим его владельца, лорда Дентона, пустить нас переночевать в его замок. Думаю, он нам не откажет в гостеприимстве, особенно когда узнает, что с нами едет прекрасная леди Сабрина, — сказал Лайон.

Он несколько преувеличивал, называя Сабрину прекрасной, так как после тяжелой болезни ее красота заметно поувяла. Тем не менее старый холостяк лорд Дентон был очень рад принять у себя лорда Лайона и его отряд.

Лайону и Сабрине предоставили отдельные просторные комнаты, а рыцарей разместили в большом зале замка, где обычно спали люди владельца поместья. После обильного застолья, достойного короля, лорд Дентон и Лайон сыграли в шахматы, поболтали за бутылкой вина, а потом гость удалился в свою комнату, чтобы отдохнуть после трудной дороги. Сабрина уже давно поднялась к себе, очаровав за ужином владельца поместья.

Лайону не понравилось, что Дентон вслух позавидовал ему, назвав Сабрину обворожительной спутницей. Кроме того, Дентон как бы невзначай обмолвился, что предоставил гостям смежные комнаты. Лайон решил прежде всего убедиться, что дверь между двумя помещениями крепко заперта.

Комнату освещало мерцающее пламя свечи. Заперев дверь в смежную комнату, Лайон быстро разделся. Вздохнув с облегчением, он лег в постель, предвкушая долгожданный отдых. Однако уже через несколько мгновений понял, что не один в комнате. Рядом с ним под одеялом лежало теплое женское тело. Лайон напрягся. Он давно не спал с женщиной и почувствовал возбуждение.

— Я с нетерпением ждала вас, милорд, — прошептала Сабрина. — Мы так давно не были вместе. Разрешите мне приласкать вас, я знаю, что вы любите…

Губы Сабрины сомкнулись на его восставшем жезле. При иных обстоятельствах Лайон разрешил бы ей завершить задуманное. Но сейчас перед его мысленным взором стоял образ Арианы. Она обворожительно улыбалась ему. Ее пепельные волосы развевались на ветру, чувственные алые губы манили, зеленые глаза сияли, словно драгоценные изумруды.

Он помнил, как эти глаза пылали гневом, горели страстью, светились нежностью. Ни одна женщина не могла принести ему столько наслаждения, сколько доставляла Ариана. Даже если Ариана любила Эдрика, она принадлежала ему, Лайону, и он должен был вернуть ее. Собравшись с силами, Лайон оттолкнул Сабрину.

— Убирайтесь отсюда, Сабрина, пока я не выбросил вас из комнаты. Вы знаете мой нрав! Если вы еще раз попытаетесь соблазнить меня, я жестоко изобью вас и прикажу вашему мужу поступать с вами так же.

— Не говорите так, милорд, не обижайте меня! Я не хочу, чтобы вы отдавали меня замуж за лорда Эдрика!

— Таково желание Вильгельма.

— У Эдрика есть леди Ариана, а я мечтаю принадлежать вам. Так будет лучше для всех.

— Нет, Сабрина, вы ошибаетесь. Мне нужна только Ариана. Поэтому смиритесь с тем, что вам придется выйти замуж за Эдрика Блэкхита. А теперь ступайте в свою комнату, я не желаю больше видеть вас.

Фиалковые глаза Сабрины потемнели от обиды.

— Вы не хотите больше иметь дело со мной, милорд? — В ее голосе слышалась скрытая угроза.

— Да, я женат, а вы помолвлены.

Сабрина вскочила с кровати. В тускло освещенной комнате ее нагое тело отливало матовой белизной.

— Прежде, когда Ариана жила в монастыре, вас не останавливало то, что вы были женаты. Попомните мои слова, лорд Лайон. Когда ваша жена забеременеет от лорда Эдрика, вы пожалеете, что связались с этой подлой, неверной женщиной, — процедила она сквозь зубы и выбежала из спальни Лайона.

Слова Сабрины задели его за живое. Он долго размышлял над ними. Вполне возможно, что Эдрик И Ариана уже спали вместе. Со дня их побега прошло много времени. Лайон проклинал болезнь, заставившую его проваляться в постели больше недели, а потом свалившую с ног Сабрину. Если бы не эпидемия, он давно уже догнал бы жену и ее бывшего жениха. Но как бы ни развивались события дальше, Ариана была его законной супругой и Лайон поклялся, что она никогда не будет принадлежать другому мужчине. В глубине души он верил, что Ариана не изменит ему. Если же Эдрик изнасилует ее, то дорого заплатит за это.

Через три дня вооруженный до зубов отряд Лайона въезжал в ворота замка Блэкхит. Никто из стражников даже не подумал остановить их. Слуги, суетившиеся во внутреннем дворе, в страхе разбежались, увидев незнакомых рыцарей. Попытки Лайона расспросить их не увенчались успехом. Все обитатели замка попрятались по углам. Однако через некоторое время во двор вышел трясущийся от страха сенешаль Эдрика.

— Где ваш хозяин? — грозно спросил Лайон Нормандский.

Сенешаль на мгновение потерял дар речи, но вскоре все же сумел взять себя в руки.

— Его здесь нет, милорд, — дрожащим голосом промолвил он.

— Надеюсь, вы знаете, кто я? — спросил Лайон и поднял забрало шлема, скрывавшее его лицо.

— Да, каждый житель этой страны знает Лайона Нормандского.

— Ты прав, именно так меня зовут. А теперь говори, куда уехал владелец этого замка и была ли с ним юная леди.

Перед отъездом лорд Эдрик дал несколько распоряжений своему сенешалю. Он предупредил слугу, что вскоре может нагрянуть лорд Лайон, и велел задержать его. И хотя сенешаль долгие годы верой и правдой служил своему сеньору, он не желал расплачиваться жизнью за проступки последнего и предпочел не лгать Лайону Нормандскому.

— Лорд Эдрик ничего не сообщил нам о своих планах, милорд, — сказал сенешаль.

Лицо Лайона помрачнело.

— Если вам дорога жизнь, вы скажете мне все, что знаете!

— Лорд Эдрик и его гостья пробыли в Блэкхите всего лишь несколько часов, милорд, а потом направились на север. — Сенешаль помолчал в нерешительности и продолжал: — Я слышал, как лорд Эдрик говорил, что хочет встретиться с королем Малькольмом в Абернети.

— С ним была юная леди? — с замиранием сердца спросил Лайон.

— Да, — прошептал сенешаль, у которого перехватило горло.

У него подкашивались колени, и он молил Бога только о том, чтобы Лайон Нормандский сжалился над ним, бедным человеком, на иждивении которого находилась большая семья. Сенешаль не знал, что Лайон был справедливым человеком и никогда не наказывал слуг за провинности их хозяев.

Услышав слова сенешаля, Лайон и Белтейн многозначительно переглянулись.

— Так, значит, мы отправляемся в Абернети, милорд? — спросил верный Белтейн.

— Да, — ответил Лайон, — в Абернети. По дороге мы заедем в Краймер и переночуем там.

Отряд выехал из Блэкхита и направился в сторону Краймера.


— Мы не ждали вас, милорд, — объяснял Кин, едва поспевая за Лайоном, стремительным шагом входившим в зал замка Краймер. Увидев в свите лорда Сабрину, сенешаль нахмурился и спросил, не скрывая своего недовольства: — А где же наша хозяйка, милорд?

— Хороший вопрос, Кин, — с усмешкой заметил Лайон. — Леди Ариана заезжала недавно в Краймер?

Сенешаля охватила тревога.

— Нет, милорд, — растерянно ответил он. — Я не видел леди Ариану с тех пор, как вы уехали в Лондон. — И, бросив недовольный взгляд на Сабрину, продолжал: — Если хотите, мы можем приготовить комнату для вашей гостьи, милорд.

— Да, пожалуйста, но мы не задержимся в Краймере. Мы направляемся в Шотландию. Приготовьте леди Сабрине удобную комнату и соберите нам в дорогу съестные припасы. Мы выезжаем завтра на рассвете.

— Леди тоже едет с вами, милорд? Или, может быть, она останется в Краймере?

— Леди Сабрина едет с нами, Кин. Приготовьте ей горячую ванну и прикажите кому-нибудь из служанок помочь ей.

— Хорошо, милорд, — сказал Кин и обратился к Сабрине, стараясь скрыть свою неприязнь: — Прошу вас, миледи, следуйте за мной.

Когда Сабрина и сенешаль ушли, Лайон отправился в свою спальню. Переступив порог, он сразу же понял, что не один в комнате. Положив руку на эфес меча, он огляделся по сторонам. В этот момент из тени на середину спальни вышла Надия.

— Что вы сделали с ней, милорд? — спросила она, не сводя горящих глаз с Лайона. — Ариана никогда не бросила бы вас, если бы вы не дали ей повода.

Лайон нахмурился.

— Откуда ты знаешь, что Ариана бежала из Лондона? Ты переписывалась с ней все это время?

— Нет, милорд, я не получила от леди Арианы ни одной весточки, но она являлась мне в видениях. Вы оттолкнули ее от себя, и она сильно переживала по этому поводу.

— Ты несешь полную чушь, старая ведьма! — вскричал Лайон. — Ариана бежала с лордом Эдриком по доброй воле!

— Я предупреждала ее, милорд, — продолжала Надия, не обращая внимания на слова Лайона, — я говорила ей, чтобы она не впускала вас в свое сердце. Но Ариана не послушалась меня, и с ней случилось несчастье.

— О чем еще ты говорила ей? — ровным голосом спросил Лайон, хотя его спокойствие было обманчивым, и Надия знала это.

— Я говорила ей, что вы нужны Краймеру, которому грозит опасность. Я должна предупредить вас, милорд…

Взгляд колдуньи вдруг остекленел, и она начала произносить пророчество глухим монотонным голосом. По спине Лайона забегали мурашки.

— Ариана больше не принадлежит вам. Темные силы начали борьбу с вами, милорд. Вас ждут предательство, кровопролитие, возможно, смерть. Если вы все же останетесь в живых, вы познаете любовь, но заплатите за это честью.

Лайон удивленно приподнял бровь.

— Если я останусь в живых? — переспросил он. — Что ты имеешь в виду? И еще: ты уверена, что Ариана уже не принадлежит мне? Говори, старая карга! Я хочу, чтобы ты истолковала свое пророчество!

Надия пронзительно закричала и упала без чувств на пол. Чертыхнувшись, Лайон выбежал в коридор, чтобы позвать Кина. Однако сенешаля не было поблизости, и он вынужден был спуститься по лестнице на нижний ярус башни. Встретив по дороге служанку, Лайон приказал ей следовать за ним. Но когда он снова вошел в спальню, Надии там уже не было.

На следующее утро Лайон выехал из замка Краймер в сопровождении десятка вооруженных рыцарей и Сабрины. Отряд направлялся в Абернети.

Глава 13

От реки Тей поднимался густой туман. На лице Арианы выступила испарина. Унылая картина навевала на нее грустные мысли. Прошло уже несколько недель с тех пор, как Ариана и Эдрик прибыли в Абернети. Король Малькольм горячо приветствовал их в своей резиденции. Он познакомил своих гостей с Эдгаром, англосакским наследником английского трона, бежавшим со своей сестрой Маргаритой из Англии после завоевания страны Вильгельмом. Малькольм женился на Маргарите в 1069 году.

При дворе Малькольма проживали многие сакские лорды, бежавшие в Шотландию. Малькольм мечтал расширить границы своего королевства, присоединив к нему Англию, и поэтому предоставлял убежище всем несогласным с правлением Вильгельма.

Стоя у открытого окна своей комнаты, Ариана смотрела на реку. Она почти не надеялась снова увидеть Лайона. По всей видимости, он не собирался возвращать ее домой. Лайон, должно быть, возненавидел ее за то, что она бросила его и бежала с другим мужчиной. Ариана понимала, что поступила опрометчиво, поддавшись на уговоры Эдрика. В детстве мать часто упрекала ее за несдержанность и импульсивность, но Ариана не могла изменить свой характер. В монастыре настоятельница пыталась обуздать ее непокорный нрав, но и у нее ничего не получилось. Монахини часто попрекали ее тем, что она не нужна своему мужу, что он бросил ее. Тогда Ариана не придавала значения их словам, но теперь при воспоминании о них ей становилось больно…

Если бы она действительно нужна была Лайону, он бросился бы за ней и Эдриком в погоню и явился бы сюда, в Шотландию. Но по всей видимости, Лайон обрадовался избавлению от нее. Ариане не следовало верить Сабрине. Теперь она понимала, что любовница мужа лгала ей.

— Откройте дверь, Ариана! Это Эдрик. Я принес вам хорошие новости, — раздался в коридоре мужской голос.

Ариана нахмурилась. Единственной хорошей новостью для нее было бы известие о том, что она возвращается домой, в Краймер.

— Ариана, откройте! Я только что говорил с королем и спешу вас обрадовать!

Тяжело вздохнув, Ариана открыла дверь и впустила Эдрика в комнату.

— Что случилось, милорд? Вы пришли сообщить мне, что я могу вернуться в Англию?

— Вы прекрасно знаете, что я не отпущу вас, миледи, — недовольным тоном сказал Эдрик и протянул ей пергаментный свиток. — Прочтите вот это! Это грамота королевского епископа, он расторгает ваш брак с лордом Лайоном. Теперь ничто не препятствует нашему счастью, дорогая. Мы можем обвенчаться!

Ариана в ужасе отпрянула от Эдрика.

— Подобное расторжение брака, возможно, считается законным в Шотландии, но не в Англии. Я не желаю выходить за вас замуж, Эдрик!

— Но ведь когда-то вы собирались стать моей женой!

— Это было очень давно. Теперь я замужняя женщина, нас венчали в церкви, я познала таинство брака и не желаю расторгать его.

На скулах Эдрика заходили желваки.

— Я не желаю слышать о том, что этот нормандский ублюдок делил с вами супружеское ложе! Мы были обручены, но Вильгельм расторг нашу помолвку и отдал вас в жены Лайону. И я считаю справедливым, что теперь Малькольм расторгает ваш брак и отдает вас мне в жены. Если бы вы были нужны лорду Лайону, он бросился бы за вами в Шотландию. Но отважный Лайон Нормандский не сделал этого, потому что он любит леди Сабрину.

Слова Эдрика были для Арианы словно пощечина. Она вспыхнула до корней волос, чувствуя себя глубоко униженной. Тем не менее она понимала, что Эдрик прав. Может быть, ей действительно следовало связать жизнь со своим бывшим женихом, человеком, которого она знала с детства? Правда, она никогда не смогла бы полюбить Эдрика так, как любила Лайона. Она не испытывала к Эдрику физического влечения и безумной страсти. В объятиях Лайона Ариана познала райское наслаждение, и ее ужасала мысль о том, что она больше никогда не испытает его.

— Сегодня за ужином Малькольм объявит о нашей помолвке, — весело продолжал Эдрик, не замечая, в каком подавленном состоянии находилась Ариана. — А через пару недель мы отпразднуем свадьбу!

Обняв Ариану за плечи, он прижал ее к себе.

— Не грустите, миледи! Вы будете окружены любовью и уважением, которых заслуживаете. Я избавлю вас от этого нормандского ублюдка.

— Эдрик, умоляю, разрешите мне вернуться к мужу в Англию. Если я вам действительно дорога, вы не будете силой принуждать меня к замужеству. У меня уже есть законный супруг.

Эдрик бросил на нее сердитый взгляд.

— О Боже! Неужели вы любите его?! Я был о вас лучшего мнения, миледи. Похоже, у вас нет гордости. Ваш муж, не скрываясь, изменяет вам, а вы не желаете порвать с ним отношения. Нет, Ариана, я не отступлюсь. Через две недели мы поженимся. На церемонии бракосочетания будет присутствовать сам король Малькольм, он даст нам свое благословение. Он милостиво согласился расторгнуть ваш брак, и я признателен ему за это.

— Я плохо чувствую себя, милорд, — промолвила Ариана слабым голосом. — Прошу вас, оставьте меня.

Она отвернулась к окну, чтобы скрыть свои слезы. Бросив на нее хмурый взгляд, Эдрик повернулся и вышел из комнаты.

«Почему у женщины в этом мире нет никаких прав?» — в отчаянии подумала она. Неужели она обречена всю жизнь зависеть от воли мужчин? Ей так хотелось сейчас оказаться рядом с Лайоном, под его надежной защитой… «Лайон, где ты? — вопрошала Ариана, чувствуя, как у нее от боли сжимается сердце. — Прошу тебя, приезжай за мной… Ты мне очень нужен».

Внезапно клубы густого тумана рассеялись, и Ариана увидела его. Рядом с ним ехал Белтейн. Всадники были вооружены и мчались во весь опор. Их лица были исполнены решимости. Ариана знала, что они скачут в Абернети. Но тут перед внутренним взором Арианы возникла всадница, она сопровождала ее мужа. Это была леди Сабрина! Ариана ахнула и упала в обморок.

Она не знала, сколько времени пролежала на полу. Но вот Ариана начала медленно приходить в себя. Она в мельчайших деталях помнила свое вещее видение. Лайон направлялся в Абернети, леди Сабрина следовала вместе с ним. Зачем он взял с собой любовницу? Чтобы сделать больно ей, Ариане? Чтобы доказать своей жене, как мало она для него значит? Чтобы выразить Ариане свое презрение? О Боже, это было просто невыносимо…

* * *
И вот наконец на горизонте показался Абернети. Увидев вдали его очертания, Лайон мрачно усмехнулся. Интересно, как встретит его жена? Вряд ли она бросится ему на шею… Но как бы то ни было, Лайон намеревался забрать Ариану с собой. Он не желал, чтобы она оставалась со своим любовником. Если Малькольм откажется отпустить Ариану, Лайон пошлет гонца к Вильгельму и тот вторгнется со своим войском в пределы Шотландии. Это послужит поводом для того, чтобы наказать шотландского короля и отбить у него охоту расширять свои владения за счет Англии.

Вильгельм прекрасно знал о том брожении, которое про исходило на севере страны, и о готовности сакских баронов выступить на стороне Малькольма. Вильгельм поклялся, что ни Эдгар, ни Малькольм Шотландский никогда не взойдут на английский престол.

— Я хотела бы поговорить с вами, милорд! — крикнула скакавшая рядом с Лайоном Сабрина.

— Говорите, я вас слушаю, — не поворачивая головы, ответил Лайон.

— Мы приближаемся к Абернети?

— Да, его очертания уже видны на горизонте.

— Умоляю вас, милорд, ради всего святого, не отдавайте меня замуж за Эдрика Блэкхита. У меня есть кавалеры, более достойные моей руки. Если вы отошлете меня назад в Лондон, мне, возможно, удастся убедить Вильгельма пересмотреть свое решение. Отвезите меня в Краймер, а леди Ариана пусть остается с лордом Эдриком. Они подходят друг другу. Я была бы счастлива до конца своих дней прожить с вами в Краймере, даже без благословения короля.

— Но Вильгельм хочет, чтобы вы вышли замуж за Эдрика, Сабрина, — заявил Лайон. — Я просил у короля позволения убить этого ублюдка, но король отказал мне в моей просьбе. Более того, Вильгельм пожаловал ему обширные поместья и дал в жены богатую наследницу. Решение короля мне не понравилось, но я признаю, что он поступил мудро. Вильгельму нужна поддержка Эдрика на севере страны, в приграничной зоне сложилась непростая обстановка.

— Но Эдрик изменил Вильгельму и переметнулся к Малькольму, — напомнила Сабрина.

— Однако он еще может передумать. Во всяком случае, у него есть шанс вернуться в стан сторонников Вильгельма. Король надеется, что, осыпав Эдрика своими милостями, он заставит его передумать. Честно говоря, я предпочел бы убить этого негодяя, но я вынужден подчиняться приказам Вильгельма. Правда, если я узнаю, что Эдрик силой удерживает Ариану, я, не раздумывая, расправлюсь с ним.

Солнце уже клонилось к закату, когда Лайон со своими спутниками подъехал к воротам крепости Абернети. Его окликнул начальник стражи. Лайон назвал свое имя и заявил, что приехал с миром и привез послание от короля Вильгельма. Поскольку Англия и Шотландия официально не враждовали между собой, Лайона и его свиту приняли в Абернети как почетных гостей. Спешившись и бросив поводья слуге, Лайон вошел в главный зал замка, где собрались придворные и королевская чета. Было время ужина. Остановившись у порога, Лайон обвел взглядом присутствующих, отыскивая Ариану.

Ариана в это время сидела за столом, погрузившись в свои невеселые думы. Ее вернул к действительности ропот десятков голосов, пробежавший по залу. Заметив, что все смотрят на входную дверь, она обернулась и застыла на месте. Взгляды Арианы и Лайона встретились. Улыбка заиграла на губах Лайона, но тут же исчезла.

Ариана на мгновение застыла на месте, но тут же, опомнившись, поднялась, намереваясь броситься навстречу мужу. Однако Эдрик схватил ее за руку и силой заставил сесть.

— Не будьте дурой, — зашептал он ей на ухо. — Неужели вы не видите, что ваш муж привез с собой любовницу? Это вам ни о чем не говорит?

Король Малькольм, сидевший вместе с королевой за расположенным на возвышении столом, подозвал к себе сенешаля и дал ему какие-то указания. Сенешаль устремился к Лайону и его спутникам и, отвесив им учтивый поклон, вежливо заговорил с ними.

— Кто вы такие, милорд? — спросил он. — И откуда прибыли к нам?

— Меня зовут Лайон Краймерский, — громко и отчетливо ответил Лайон — так, чтобы король слышал его. — А это леди Сабрина. Я приветствую вас от имени короля Вильгельма Английского.

— Добро пожаловать, лорд Лайон, — сказал Малькольм, жестом подзывая гостя к себе. — Садитесь ужинать с нами. После трапезы мы поговорим наедине, и я выслушаю вас.

Появление Лайона не было для Малькольма неожиданностью. Он знал, что отважный рыцарь рано или поздно явится за своей женой. Именно поэтому король приказал епископу Шотландии побыстрее расторгнуть брак Лайона и Арианы. И вот Лайон наконец прибыл в Абернети, но он опоздал. Дело было сделано, брак расторгнут, а Ариана помолвлена с Эдриком.

Лайон нашел места за длинным столом для себя и Сабрины, и они сели ужинать. Лайон хорошо видел Ариану, которая явно находилась в замешательстве. И хотя у Лайона разыгрался аппетит, он внимательно наблюдал за женой. Ариана выглядела расстроенной. Рядом с ней сидел Эдрик, и это не нравилось Лайону. Бывший жених вел себя покровительственно по отношению к ней.

Во время трапезы король Малькольм постучал кулаком по столу, призывая всех к тишине. Все присутствовавшие поняли, что он хочет что-то сказать, и замолчали, застыв в ожидании.

— Я предлагаю тост, — сказал король, поднимаясь из-за стола. Придворные и гости тоже встали со своих мест. — Давайте выпьем за помолвку леди Арианы и лорда Эдрика. Пусть их союз будет долгим и счастливым!

Он поднял кубок и осушил его до дна.

Ариана почувствовала на себе десятки взглядов. Соседи по столу поздравляли ее. Лайона ошеломили слова короля, и он стоял словно громом пораженный, лишившись дара речи. Ариана готова была провалиться сквозь землю. Внезапно она сорвалась с места и выбежала из зала. Ее поразило выражение глубокого презрения, промелькнувшее в глазах Лайона. По правде говоря, она хорошо понимала его. Ариана сейчас мечтала только об одном — увидеться с мужем наедине и все ему объяснить. Она раскаивалась в том, что бежала из Лондона, поддавшись на уговоры Эдрика. Впрочем, в том, что она так поступила, была часть вины самого Лайона. Он продолжал поддерживать отношения с Сабриной, и это больно ранило Ариану. Зачем он вообще приехал в Шотландию, прихватив с собой любовницу?

Все эти мысли стремительно пронеслись в голове Арианы, пока она бежала в свою комнату по лестнице и коридорам замка. Поверит ли ей Лайон, если она скажет, что не хотела расторжения их брака? Или, может быть, он обрадуется, что теперь навсегда избавился от нее? Ариана нервно расхаживала по своей спальне. Ее терзали вопросы, на которые она не находила ответов.

О Боже, как ей хотелось поговорить с Лайоном, убедить его, что ее заставила бежать из Лондона уязвленная гордость, что она не желала расторжения брака с ним и помолвки с Эдриком, что все это произошло против ее воли!


Лайон видел, что Ариана выбежала из зала. Ему хотелось броситься за ней, обнять ее, прижать к своему сердцу. Неужели она любила Эдрика больше, чем его, своего мужа? Лайон не хотел верить в это. Известие о помолвке Арианы и Эдрика застало Лайона врасплох. Казалось, он должен был возненавидеть свою жену. Она пыталась отравить его, а потом бросила, бежав с другим мужчиной. Однако Лайон любил ее, несмотря ни на что. Он бросил мрачный взгляд на Эдрика, человека, которого, как он думал, любила Ариана. Вильгельм приказал Лайону не трогать его. Если бы не распоряжения короля, Лайон расправился бы с Эдриком в ту же минуту, невзирая на последствия.

После ужина Лайон направился в комнаты Малькольма и стал прохаживаться там в ожидании обещанной аудиенции. В большом висевшем на его поясе кошельке лежал свиток с объявлением помолвки Эдрика Блэкхита и леди Сабрины. Этот документ вручил Лайону Вильгельм перед отъездом из Лондона. Кроме того, король передал своему любимцу другое официальное письмо, адресованное Малькольму. Лайон понятия не имел, о чем в нем говорилось. Скорее всего речь шла об обеспокоенности Вильгельма по поводу планов Малькольма расширить границы своего королевства за счет земель, принадлежавших Англии.

— Его величество готов принять вас, — услышал Лайон голос за своей спиной и вздрогнул от неожиданности.

Это был слуга Малькольма. Лайон быстро прошел в кабинет короля, где его уже ждали. Малькольм был один. Королева Маргарита, должно быть, молилась в часовне, по своему обыкновению.

— Я не сомневался, что вы приедете, лорд Лайон, — сказал король. — Вы наверняка прибыли сюда из-за леди Арианы Краймер, не так ли?

— Да, сир, я приехал за своей женой.

— Она больше не ваша жена.

— Это еще почему? — спросил Лайон.

Малькольм вспыхнул от такой наглости, но сдержался.

— Епископ Шотландии расторг ваш брак, — заявил он. — Я скрепил грамоту о расторжении королевской печатью и своей подписью, и этот документ вступил в законную силу.

Лайон пришел в ярость. Его потемневшие глаза метали молнии, ноздри грозно раздувались.

— Возможно, этот документ имеет силу закона в Шотландии, но не в Англии, — возразил он.

Малькольм усмехнулся:

— Но ведь мы и находимся сейчас в Шотландии, милорд. Я обручил леди Ариану и Эдрика Блэкхита. Королева Маргарита хочет сыграть пышную свадьбу и устроить настоящий праздник при дворе. Если вы задержитесь у нас на две недели, то сможете присутствовать на этом торжестве.

— О Боже! — вырвалось у Лайона невольное восклицание.

Он и не предполагал, что события будут развиваться так быстро. Если бы не болезнь, помешавшая ему сразу же броситься в погоню за Арианой, он успел бы приехать в Шотландию до расторжения брака и тогда у него были бы развязаны руки. Лайон смог бы беспрепятственно забрать свою жену и уехать домой. Сейчас же он не знал, что делать.

В сложившихся обстоятельствах было бесполезно предъявлять Малькольму грамоту о помолвке Сабрины и Эдрика. Лайон был близок к отчаянию.

— Вы говорили, что привезли послание от короля Вильгельма, — напомнил Малькольм.

Ему хотелось поскорее закончить аудиенцию и распрощаться с Лайоном, вызывавшим у него беспокойство своей дерзостью.

— Да, ваше величество. Вы можете передать со мной ответ королю Вильгельму.

Вынув из висевшего у него на поясе кошелька свиток, Лайон передал его Малькольму.

Быстро пробежав глазами короткое послание, король пришел в ярость и отшвырнул свиток.

— Вильгельм требует, чтобы я признал его власть над собой! — вскричал он. — Это неслыханная наглость! Он, наверное, забыл, что я король Шотландии. Я не стану отвечать ему! Неужели Вильгельм не знает, что половина английских баронов сакского происхождения готовы переметнуться намою сторону, если я вторгнусь в Англию? Мне не составит никакого труда свергнуть вашего короля с престола и изгнать его из Англии. Нет, я никогда не присягну на верность нормандскому ублюдку!

Лайон поклонился и быстро вышел из кабинета. Малькольм был вне себя от гнева, и Лайон понял, что он готов напасть на Англию. Лайон решил незамедлительно отправить Вильгельму послание об опасности, угрожавшей Англии с севера. Разыскав сэра Белтейна, он отвел его в сторону и, вкратце объяснив ситуацию, приказал отвезти королю Вильгельму известие о готовящемся нападении. Белтейн немедля отправился в путь в сопровождении двух рыцарей.

Когда Лайон снова вошел в зал, его встретил сенешаль Малькольма. Поклонившись, он сообщил о том, что комната Лайона готова и он может подняться в нее.

— Я еще не хочу спать, — заявил Лайон, краем глаза наблюдая за Эдриком, сидевшим с мрачным видом у очага. — Принесите мне вина. Я хочу выпить с лордом Эдриком.

— Слушаюсь, милорд, меня зовут Ганн. Дайте мне знать, когда захотите подняться в свою комнату, и я провожу вас туда.

— Спасибо, Ганн, — поблагодарил его Лайон.

Подойдя к очагу, Лайон сел на скамью напротив Эдрика, который вертел в руках пустой кубок.

— Вас что-то задержало в пути, милорд? — спросил Эдрик, бросив насмешливый взгляд на Лайона. — Я думал, вы приедете раньше. Впрочем, вы прибыли как раз вовремя, к объявлению нашей помолвки. Скоро Ариана станет моей женой.

— Только через мой труп, — заявил Лайон.

— Ну что же, в таком случае мне придется вас убить.

Лайон едва сдержался. Ему хотелось наброситься на наглеца и на месте расправиться с ним.

— Моя жена спала с вами? — спросил он.

Эдрик покраснел от негодования и вскочил с места.

— Я люблю леди Ариану и никогда не посмел бы оскорбить ее столь постыдным образом! — возмущенно воскликнул он.

— Успокойтесь, я просто спросил.

Лайон почему-то не сомневался, что Эдрик не лжет.

— К чему вы задаете подобные вопросы?

— Сейчас объясню, сядьте. — И Лайон, достав из кошелька грамоту о помолвке Эдрика и Сабрины, подписанную Вильгельмом, протянул ее своему собеседнику. — Прочтите это, лорд Эдрик. Король Вильгельм высоко ценит вас. Я не разделяю его мнения о вас, но мне пришлось взяться за выполнение поручения короля. Если бы не приказ Вильгельма, я убил бы вас.

— Что это?

Эдрик развернул свиток и внимательно прочитал его. Похоже, он не верил собственным глазам.

— Не понимаю, почему Вильгельм обручил меня с самой богатой вдовой королевства, — растерянно пробормотал он. — И к тому же настоящей красавицей. О Боже! Да любой рыцарь на моем месте был бы счастлив иметь такую жену, как леди Сабрина!

— Вот именно! Вильгельм хочет, чтобы вы незамедлительно сочетались с ней браком. Я уполномочен быть свидетелем на вашей свадьбе.

Эдрик бросил на Лайона задумчивый взгляд.

— Значит, по вашему мнению, я должен благодарить короля Вильгельма за его великодушие? А как же леди Ариана? Мне надо забыть о ней?

— Ариана никогда не была и не будет вашей, лорд Эдрик, — твердо заявил Лайон.

— Но она бежала со мной по собственной воле! Не забывайте, лорд Лайон, что ваш брак расторгнут!

— Я сам поговорю с Арианой и улажу наши отношения. От вас требуется только одно согласиться с тем, что вы помолвлены с Сабриной, и жениться на ней. Не забывайте — вы станете владельцем огромных богатств и обширных поместий в Англии. Вас ждет славное будущее, после свадьбы вы станете одним из самых состоятельных и могущественных баронов в стране.

— Но в таком случае я буду вассалом нормандского короля!

— А вы предпочитаете власть короля Малькольма, который надеется захватить Англию? Или Эдгара, тщеславного и слабого человека?

Эдрик долго молчал, размышляя над словами Лайона. Лайон уже начал опасаться, что его миссия провалилась и Эдрик откажется от помолвки с Сабриной.

— Значит, вас больше не устраивает ваша любовница? — внезапно спросил Эдрик, прерывая молчание, и бросил на Лайона лукавый взгляд.

— Сабрина давно уже не является моей любовницей. Но могу признаться вам, эта женщина умеет доставить мужчине наслаждение.

— Говорят, леди Сабрина в постели — само совершенство… — мечтательно промолвил Эдрик.

Лайон едва сдержал улыбку. Вильгельм был прав. У Эдрика слюнки потекли, когда он представил, что будет обладать такой красавицей. А мысль о ее несметных богатствах просто сводила его с ума.

— Я уверен — вы будете счастливы с леди Сабриной. Она хорошо знает мужчин и умеет угождать им.

Дрожь возбуждения пробежала по телу Эдрика. Ему очень захотелось жениться на леди Сабрине и завладеть ее богатствами. Он понимал, что ему не следует упускать такой шанс. Но… Эдрик уже был помолвлен с леди Арианой и не желал уступать ее этому неотесанному норманну. Кроме того, Малькольм рассчитывал на его помощь и поддержку.

— Предложение короля Вильгельма кажется мне заманчивым, но я уже помолвлен с леди Арианой, — сказал Эдрик.

Ему трудно было отказываться от щедрого подарка нормандского короля, но Эдрик не мог поступить иначе. Он понимал, что нужен Вильгельму и именно поэтому король старался облагодетельствовать его.

— Так вы все же отказываетесь от предложения Вильгельма? — изумленно спросил Лайон. Он не ожидал, что Эдрик примет такое решение. — Не говорите сейчас ни да, ни нет. Обдумайте еще раз все хорошенько, не торопитесь с выводами. Но учтите одно: в любом случае Ариану я вам не отдам. Она — моя жена и останется ею. — Лайон встал. — Желаю вам спокойной ночи, милорд.


Ариана расхаживала по своей комнате из угла в угол. Остановившись напротив двери, она взглянула на нее так, как будто ожидала, что сюда сейчас ворвется Лайон и начнет осыпать ее упреками. Но он все не приходил, и это беспокоило Ариану. Она знала, что после ужина Лайон отправился на аудиенцию к королю Малькольму. Неужели их встреча так затянулась? Или Лайон просто не желает видеть ее, узнав о расторжении их брака? Ариане нужно было объясниться с мужем, сказать ему, что она не хотела обручаться с Эдриком.

Впрочем, Лайон мог не поверить ей. Она совершила непростительную ошибку, бежав из Лондона со своим бывшим женихом. О, если бы можно было повернуть время вспять! Ариана много размышляла на досуге и в конце концов пришла к выводу, что действительно любит Лайона. Если бы она призналась себе в этом раньше, то осталась бы в Лондоне и начала борьбу с леди Сабриной за любимого человека.

Вспомнив о том, что леди Сабрина приехала вместе с Лайоном, Ариана помрачнела. Что все это означало? Почему Лайон взял свою любовницу с собой, отправившись вслед за женой? Неужели он просто хотел позлить Ариану? Она чувствовала обиду на мужа за то, что он до сих пор не порвал с Сабриной.

Чем больше Ариана размышляла над сложившейся ситуацией, тем меньше понимала Лайона. Зачем он приехал в Шотландию? Если Ариана была ему не нужна, то почему он все же явился сюда? У Арианы сжималось сердце при мысли, что Лайон, быть может, сейчас занимается любовью в соседней комнате с Сабриной. Тем не менее Ариане необходимо было поговорить с ним. И она решила, несмотря ни на что, отправиться к нему в спальню, если он не придет к ней в ближайшие полчаса.

Время прошло незаметно, и Ариана приоткрыла дверь в коридор. Там было пусто. Она уже хотела выскользнуть из комнаты, но тут послышались тяжелые шаги: кто-то поспешно поднимался по лестнице. Вскоре она увидела рыцаря. Остановившись на мгновение, он повернулся и направился в противоположную от комнаты Арианы сторону.

Хотя Ариана и не видела лица рыцаря, она сразу же поняла, что это Лайон. Ариана узнала его по горделивой осанке. Нет, она ни с кем не могла спутать этого человека! Ни у кого не было таких широких плеч, такой узкой талии и таких стройных, сильных ног… Не отдавая себе отчета в том, что делает, Ариана выскочила в коридор и громко окликнула мужа:

— Лайон!

Он шел, погруженный в свои мысли. Сенешаль Ганн рассказал ему, как добраться до отведенной ему комнаты по лабиринту коридоров, лестниц и переходов замка. Но тут вдруг за спиной Лайона прозвучал женский голос. Он остановился и медленно обернулся. В тускло освещенном горящими факелами коридоре Лайон увидел силуэт хрупкой женщины. Сначала он решил, что это Сабрина ищет его, чтобы снова попытаться соблазнить. Однако, приглядевшись, Лайон узнал в светловолосой женщине Ариану, и у него радостно затрепетало сердце.

Он быстро подошел к ней.

— Вы звали меня, миледи?

— Да, милорд, я… — сказала она и осеклась, не зная, с чего начать. — Я хотела поговорить с вами. Простите, что остановила вас. Я постараюсь быть краткой и обещаю, что не задержу вас надолго. Леди Сабрина наверняка уже ждет вас…

Лайон в недоумении приподнял бровь.

— Вы, как всегда, много фантазируете, миледи, — промолвил он и начал надвигаться на нее. Ариана в страхе отшатнулась. — Вы боитесь меня?

— Да… то есть нет. Я не знаю, милорд. А мне следует вас опасаться?

— Может быть. Почему вы бежали от меня? Неужели я плохо обращался с вами? Ведь я даже ни разу не ударил вас, хотя вы этого заслуживали. Может быть, я обидел вас грубым словом?

Ариана пожала плечами и потупила взор.

— Это длинная история, милорд. Я как раз хочу вам все объяснить.

— Отлично, я с удовольствием вас выслушаю.

Взяв ее за руку, Лайон втащил Ариану в комнату и плотно закрыл дверь.

— Итак, я весь внимание.

Ариана провела кончиком языка по пересохшим от волнения губам. Лайон не сводил с нее глаз, вспоминая вкус ее поцелуев и ее ласки.

— Вы приехали в Абернети только из-за меня? И если да, то почему вы привезли с собой вашу любовницу? — спросила Ариана.

На лице Лайона отразилось удивление.

— Вы же сказали, что хотите все мне объяснить, а сами задаете вопросы, — упрекнул он ее. — Скажите, вы спали с лордом Эдриком?

— Нет, — ответила Ариана. — Я убежала из Лондона вовсе не потому, что хотела выйти замуж за лорда Эдрика.

— А почему же тогда вы бросили меня?

— Потому что мне была невыносима мысль о том, что вы пригласили леди Сабрину в Краймер. Я — ваша жена, и для меня унизительно жить под одной крышей с вашей любовницей. Поэтому я и убежала. Но потом я поняла, что совершила опрометчивый шаг. Мне следовало остаться с вами и бороться за вашу любовь.

Это признание нелегко далось Ариане. Лайон некоторое время молчал, задумчиво глядя на жену.

— А с чего вы взяли, что я приглашал Сабрину в Краймер? — наконец спросил он. — Я и не собирался возобновлять отношения со своей бывшей любовницей после того, как забрал вас из монастыря и сделал хозяйкой Краймера.

У Арианы закружилась голова, и, утратив на мгновение чувство реальности, она вдруг увидела перед собой лежащего на земле бездыханного мужчину. Видение быстро исчезло. Ариана так и не поняла, кто это был.

— С вами все в порядке, миледи? — озабоченно спросил Лайон, видя, что Ариана вдруг побледнела и тяжело задышала.

— Да, — прошептала она, стараясь взять себя в руки. — Но если вы не собирались приглашать леди Сабрину в Краймер, то почему вы тогда делили с ней ложе в Лондоне? Не отрицайте этого, милорд, я своими глазами видела вас в постели с леди Сабриной.

— Признаюсь, я хотел заставить вас ревновать, миледи. Но я не занимался с леди Сабриной любовью, клянусь вам. В ту ночь я пришел к ней, чтобы поговорить, и она, очевидно, подсыпала мне в вино какого-то снотворного зелья. Должно быть, доза была слишком большой, и я потерял сознание. Очнувшись, я обнаружил, что лежу в ее постели. Придя в себя, я тут же покинул ее комнату.

Ариана бросила на мужа недоверчивый взгляд.

— Неужели вы думаете, что я поверю вам, милорд? Все это похоже на пустые отговорки.

— Но ведь я поверил в то, что вы не хотели меня отравить, Ариана!

— Да, но это было правдой, — возразила она.

— То, что я вам сказал, — тоже чистая правда. Я никогда не пригласил бы Сабрину в Краймер, потому что это действительно было бы оскорбительно для вас. Кроме того, мне больше не нужна любовница, у меня есть жена, и этого мне достаточно.

— Жена… — грустно повторила Ариана.

Ей очень хотелось верить, что Лайон не обманывает ее. И тут она вдруг вспомнила, что больше не является женой Лайона. Ариану охватил ужас.

— Разве вы забыли, милорд, что я больше не ваша жена? — с горечью спросила она, проклиная себя за то, что поддалась на уговоры Эдрика и сбежала от мужа. — Вы слишком долго были в пути, и Малькольм успел расторгнуть наш брак. Скажите честно, зачем вы привезли с собой леди Сабрину?

Лайон не ответил на ее вопрос. Сжав руку Арианы, он вгляделся в ее глаза.

— Вы — моя жена, Ариана, и никто не сможет разлучить нас, — промолвил он.

Заключив ее в объятия, он припал к ее губам в жадном поцелуе.

— Я хочу вас, Ариана. Для меня не существуют другие женщины. Мы состоим в законном браке, который не может быть расторгнут! — воскликнул он.

Ариана как завороженная смотрела в синие бездонные глаза Лайона.

— Но ведь я пыталась отравить вас, — робко напомнила она.

— Да, ну и что?

— И… и я убежала от вас с другим мужчиной.

— Я знаю, что вы любите Эдрика Блэкхита, но я заставлю вас забыть его.

Слова Лайона ошеломили Ариану. С чего он взял, что она любит Эдрика?

— Я больше не ваша жена.

Лайон мрачно усмехнулся.

— Неправда, вы все еще моя жена, и сейчас я докажу вам это, — сказал он и снова припал к ее губам.

Глава 14

Страстный поцелуй Лайона заставил Ариану забыть обо всем на свете. Она жадно тянулась к нему, истосковавшись по его ласкам. Ариана уже и не надеялась, что когда-нибудь снова окажется в объятиях мужа. С каждой минутой ее возбуждение усиливалось, голова кружилась. Она тяжело, прерывисто задышала, почувствовав его настроение. Лайон жаждал овладеть ею!

Он провел языком по ее чувственным губам, и они разомкнулись. Казалось, их поцелуй длился целую вечность. Лайон застонал от наслаждения, кровь закипела в его жилах. Никогда еще он не испытывал такого жгучего желания близости с женщиной. Закрыв глаза, Ариана отдавалась на волю чувств. Она слишком любила Лайона и не могла сопротивляться его напору.

Лайон поднял ее юбки, и его рука проникла в горячую, влажную промежность Арианы. Она трепетала от страсти. Лайон снова припал к ее губам в жадном поцелуе, убедившись, что она хочет его.

— Дорогая моя… — прошептал он, сгорая от страсти.

Быстро спустив штаны, Лайон прижал Ариану спиной к стене и вошел в нее. Он был больше не в силах медлить и не стал ни раздевать ее, ни класть на кровать. Ариана застонала, почувствовав, как его жезл проникает в ее лоно.

Лайон замер.

— Вам больно? — озабоченно спросил он.

— Нет-нет, не останавливайтесь, продолжайте…

Осыпая ее лицо и шею поцелуями, Лайон ринулся на штурм.

— Я мечтал о вас на протяжении всего долгого путешествия в Шотландию. Я представлял мгновения нашей близости, и мое сердце наполнялось надеждой и радостью…

— Вы были так уверены, что я снова отдамся вам? — задыхаясь от возбуждения, спросила Ариана.

— Нет, конечно, я не был уверен, — ответил он, продолжая ритмично двигаться.

Волны дрожи пробегали по телу Лайона, из его груди вырывались стоны наслаждения. Обхватив ягодицы Арианы ладонями, он с силой прижимал ее бедра к своим. Они одновременно достигли разрядки, и Ариана ощутила, как ее лоно наполнилось семенем Лайона. Теплые струйки потекли по ее ногам. Она хотела разжать судорожные объятия, но Лайон остановил ее.

— Я бы простоял так целую вечность, — хриплым шепотом промолвил он.

Ариана улыбнулась.

Через несколько минут, отдышавшись, он все же разомкнул свои объятия и, подхватив Ариану на руки, отнес ее на кровать. Положив ее на постель, он не спеша снял с нее одежду и залюбовался ее наготой.

— Ваше тело кажется золотистым в свете камина, — сказал он, пожирая ее жадным взглядом, и быстро разделся.

Ариана внимательно следила за ним из-под полуопущенных ресниц. У него были великолепная мускулистая грудь, широкие плечи, узкая талия и сильные, стройные ноги. Когда он лег рядом с ней, она дотронулась до шрама на его ребрах.

Лайон положил руку на ее ладонь.

— Это следы от раны, полученной в одном из сражений, — объяснил он. — Я давно уже залечил ее, но шрам остался.

— Должно быть, ранение было очень опасным, — промолвила Ариана, чувствуя, как у нее сжимается сердце от жалости к мужу.

Приглядевшись, она увидела многочисленные рубцы на его бедре и тихо ахнула. Теперь она понимала, что на долю Лайона выпало много боли и страданий.

— Ерунда, — сказал Лайон, как будто прочитав ее мысли. — Бои и сражения только закалили меня. Под знаменем Вильгельма я участвовал в битвах в Нормандии и Анжу. А потом было сражение при Гастингсе.

В его глазах пылал огонь страсти. Лайон стал ласкать ее грудь, пощипывая и потирая соски, пока они не набухли и не затвердели. Наклонившись над Арианой, он прикоснулся к ним горячим влажным языком. Ариана не понимала, почему ее так влечет к этому норманну. Любовь была чувством, не поддающимся объяснению.

Лайон каждой клеточкой своего тела тянулся к Ариане. Она была нужна ему как воздух. Тем не менее он пытался сопротивляться своему неистовому чувству к ней, — опасаясь совершенно потерять голову. Он знал, что ему необходимо оставаться в здравом уме. Лайону предстояло расхлебывать ту кашу, которую по своей наивности и неопытности заварила Ариана. Как вызволить ее из той беды, в которую она попала по своей глупости?

— Я хочу вас снова и снова, — прошептал он хрипловатым от сдерживаемой страсти голосом. — Вы делаете меня ненасытным. Подождите, я сейчас!

Вскочив с постели, несмотря на возражения и протесты Арианы, Лайон взял полотенце и намочил его в тазике с водой.

— Что вы делаете? — спросила Ариана, когда он снова сел рядом с ней на кровать.

— Я должен привести вас в порядок, прежде чем мы продолжим наши ласки, — с улыбкой сказал он.

Раздвинув бедра Арианы, Лайон вытер влажным полотенцем ее промежность и ноги. Вспыхнув от смущения, Ариана попыталась протестовать.

— Я могу сделать это сама! — воскликнула она, сгорая со стыда.

— Нет, предоставьте это мне, — промолвил Лайон. — Я уже почти закончил.

Он отбросил в сторону полотенце и припал губами к ее нежной плоти.

— О, как вы прекрасны… — пробормотал он. — Я никогда не устану повторять это и любоваться вами.

Почувствовав, как его губы и язык коснулись чувствительного бутона, Ариана застонала. Голову Лайона дурманил ее аромат. Встав на колени между ее широко раздвинутых ног, Лайон стал осыпать поцелуями ее бедра. Ариана выгибала спину от возбуждения, из ее груди вырывались хриплые крики.

— О Боже, о Боже… — шептала она, задыхаясь.

Подняв голову, Лайон с улыбкой взглянул на нее, а затем снова припал губами к набухшему бутону. Он играл с ним языком до тех пор, пока Ариана не начала содрогаться. Она пронзительно закричала и откинулась на подушки. Сладкая истома разлилась по ее телу. Немного придя в себя и открыв глаза, Ариана увидела, что Лайон стоит рядом с ней на коленях.

— Прикоснитесь ко мне, миледи, — попросил он.

И Ариана безропотно подчинилась, удивляясь собственной покорности. Она стала поглаживать бархатистый ствол с блестящей головкой, покрытой капельками влаги. Внезапно ее охватило непреодолимое желание поцеловать его. Приподнявшись на локтях, Ариана дотронулась губами нежной кожи, а потом лизнула его. Почувствовав прикосновения ее горячего языка, Лайон затрепетал и отпрянул от Арианы.

— О Боже, прекратите! — потребовал он. — Я хочу излить свое семя в ваше лоно, а не на постель!

Лайон быстро лег и посадил Ариану верхом на себя.

— А теперь проверим, хорошая ли вы наездница!

Охваченная возбуждением, Ариана не сопротивлялась. Обхватив рукой его жезл, она ввела его в себя. Застонав, Лайон наклонил ее к себе и поцеловал. Дрожь пробежала по телу Арианы, и она увеличила темп движений. Извергнув в ее лоно мощную струю семени, Лайон решил, что кончил слишком рано. Однако его опасения были напрасны, ее тело тут же напряглось, и она, тяжело дыша, упала рядом с ним на постель.

— Это было великолепно, милорд, — сказала Ариана.

— Я согласен с вами, миледи. Надеюсь, я в полной мере доказал вам, что вы, несмотря ни на что, — все еще моя жена и принадлежите мне?

— Вы еще раз доказали, что очень опытны и изобретательны в том, в чем я являюсь новичком.

— Дело не в этом, Ариана, а в том, что вы — моя жена и никогда не будете принадлежать этому глупцу лорду Эдрику.

— Я не люблю лорда Эдрика и не желаю принадлежать ему, — твердо заявила Ариана.

Слова Арианы и спокойный, уверенный тон, которым они были сказаны, ошеломили Лайона. Он не сомневался в искренности жены. Однако Лайон всегда считал, что она любит лорда Эдрика. Он внимательно вгляделся в милые черты Арианы. Она была бледна, ее зеленые лучистые глаза таинственно поблескивали в полутьме. Неужели Ариана действительно никогда не любила Эдрика Блэкхита?

— Не пытайтесь обмануть меня, миледи, — промолвил он, не сводя с нее глаз. — Я хорошо вас знаю и вижу, о чем вы думаете и что чувствуете. Если бы вы не любили Эдрика, вы не бежали бы с ним из Лондона, бросив мужа. Кроме того, вы согласились на его уговоры и подлили мне яд в вино. Это было сделано для того, чтобы избавиться от меня и выйти замуж за Эдрика. Но в последнее мгновение вы передумали, в вас проснулась совесть.

— Клянусь девой Марией, милорд, что я никогда не дала бы вам выпить яд, — горячо сказала Ариана.

— Меня зовут Лайон. Надеюсь, вы не забыли об этом? Я хочу, чтобы вы называли меня по имени.

— Я подлила в ваше вино яд вовсе не потому, что пылала любовью к Эдрику, ми… Лайон. Я сделала это, потому что вы довели меня своим омерзительным поведением до белого каления. Я проклинала вас за то, что вы отняли мои владения, вы — норманн, а значит, завоеватель, с мечом явившийся на мою землю. — Голос Арианы дрожал от волнения. — А убежала я от вас, потому что вы не порвали с леди Сабриной. Мне показалось, что эта женщина вам дороже, чем я. Я знаю, что вы испытываете ко мне физическое влечение, как и я к вам. Но мне хочется большего, чем просто страсть. Я хочу от своего мужа верности и… любви…

У Лайона перехватило дыхание.

— О Боже, Ариана! Неужели вы любите меня?

— Я могла бы полюбить вас, Лайон, но я боюсь впустить это чувство в свое сердце. Я не доверяю вам. Лайон Нормандский не в состоянии хранить верность своей жене.

— Вы плохо знаете меня, Ариана. Дайте мне шанс, и я докажу вам обратное!

— О каком шансе вы говорите?! — возмущенно воскликнула Ариана. — Разве вы забыли, что привезли с собой в Шотландию леди Сабрину? Вы взяли ее, чтобы коротать ночи во время долгого путешествия?

Лайон решил, что настало время рассказать жене о причинах, заставивших его привезти леди Сабрину в логово короля Малькольма.

— Вы, как всегда, сделали поспешные выводы, Ариана. Я взял с собой леди Сабрину не по собственной воле. Накануне моего отъезда из Лондона король Вильгельм заочно обручил Сабрину и Эдрика и приказал мне доставить ее к жениху и обвенчать. Я должен выступить свидетелем на их свадьбе.

— Неужели это правда?! — изумленно воскликнула Ариана.

Она хорошо понимала, почему дальновидный, проницательный Вильгельм решил женить Эдрика на богатой вдове. Королю Англии необходимы верные бароны на севере страны для отражения атак шотландского короля. Вильгельм всегда был хорошим стратегом.

— А Эдрик знает о планах Вильгельма? — спросила Ариана.

— Да, я рассказал ему о своей миссии.

— И как он отреагировал на это?

Ариана ждала ответа Лайона с замиранием сердца. Она не знала, имел ли законную силу акт расторжения брака, совершенный епископом Малькольма, но надеялась, что, если Эдрик согласится жениться на богатой вдове, у нее будет больше шансов остаться женой Лайона.

— Мне кажется, лорд Эдрик серьезно отнесся к предложению Вильгельма. Если он примет его, король Малькольм может вмешаться в дело и потребовать признать законной лишь ту помолвку, которой он связал вас и Эдрика. Одним словом, вы заварили такую кашу, которую будет трудно расхлебать, миледи. Мне следовало бы бросить вас на произвол судьбы, потому что вы сами во всем виноваты. Но я не могу сделать это, потому что вы мне дороги.

Лайон избегал слова «любовь», поскольку Ариана могла не поверить в его искренность и посмеяться над ним. Тем не менее даже то, что он сказал, повергло Ариану в шок. Неужели она не ослышалась? Если она была действительно дорога Лайону, то это уже очень многое значило для нее. Теперь сознание того, что она любит Лайона, было для нее не таким унизительным. Может быть, со временем он тоже проникнется глубоким чувством к ней. И все же Ариана решила сначала удостовериться в искренности его слов.

— Прошу вас, не надо щадить мои чувства и обманывать меня, милорд.

— Я не обманываю вас, дорогая. Вы, конечно, причинили мне много неприятностей, но я ничего не могу с собой поделать. Вы действительно дороги мне.

Ариана бросила на Лайона недоверчивый взгляд.

— Вы считаете, что я вела себя неразумно?

— Вы никогда не скрывали своей ненависти к норманнам и во всеуслышание обвиняли меня в том, что я отобрал у вас земли и замок. Вы называли меня ублюдком и прочими бранными словами.

— А вы заточили меня в монастырь! Я возненавидела вас еще до того, как хорошо узнала. Но теперь я не понимаю себя… — призналась Ариана. Она боялась открыть свое сердце человеку, который мог разбить его. — Те чувства, которые я испытываю к вам, смущают меня.

Лайон попытался скрыть свое разочарование. Честно говоря, он надеялся на большее. Хотя, с другой стороны, Лайон тоже не до конца был искренен с Арианой, поэтому решил довольствоваться тем признанием, которое она сделала. Прежде чем сказать Ариане, что он любит ее, Лайон решил получить от нее доказательство того, что он нужен ей больше, чем Эдрик Блэкхит. Пока же он удостоверился лишь в том, что Ариана питала к нему сильную страсть.

Но Лайон надеялся, что рано или поздно Ариана полюбит его.

— Спите, дорогая моя, — нежно промолвил он. — Завтра нам понадобятся все наши силы и выдержка, чтобы выпутаться из той неприятной ситуации, в которой мы оказались по вашей вине. Не скрою, нам грозит опасность. Малькольм может обвинить меня в шпионаже и бросить в темницу.

— О, Лайон, нет! Скажите, что этого не произойдет! — испуганно воскликнула Ариана. Она проклинала себя за глупость и легкомыслие.

— Не волнуйтесь, миледи, я пошутил, — попытался успокоить ее Лайон. — Я полежу рядом с вами, пока вы не уснете, а потом уйду в свою комнату. Не надо, чтобы нас видели вместе. По крайней мере до тех пор, пока Эдрик не примет предложение Вильгельма и не согласится жениться на Сабрине.

Лайон закрыл глаза, наслаждаясь тем, что Ариана покоится в его объятиях. И тут усталость сморила его, и он крепко уснул.


Сабрина выглянула в коридор, дожидаясь Лайона. Как и Ариана, несколько часов назад она услышала шаги на лестнице и открыла дверь своей комнаты. Она видела, как Лайон вошел в спальню Арианы. И вот за окнами уже забрезжил рассвет, а Лайон все не появлялся.

В конце концов Сабрина выскользнула в коридор и, подойдя к комнате Арианы, толкнула дверь. Она оказалась незапертой. Заглянув внутрь, Сабрина ничуть не удивилась тому, что увидела. Лайон и Ариана лежали в объятиях друг друга. На губах Сабрины заиграла злобная улыбка, не предвещавшая ее любовнику и сопернице ничего хорошего.


Дверь в комнату Арианы с грохотом распахнулась, и Лайон сразу проснулся. Ариана села на кровати и удивленно обвела взглядом спальню. В окно ярко светило солнце. Лайон все еще лежал рядом с ней. Они оба были нагими. Взглянув на дверь, Ариана с ужасом увидела, что на пороге стоят разъяренный Эдрик и усмехающаяся Сабрина. Она не сводила глаз с обнаженного Лайона, пожирая его жадным взглядом. Схватив простыню, Ариана быстро прикрылась ею.

— Что вы делаете в постели моей невесты?! — вскричал Эдрик, хватаясь за рукоять меча.

Снисходительно улыбнувшись, Лайон потянулся.

— О ком вы говорите, лорд Эдрик? О моей жене? С каких это пор стало преступлением спать с собственной женой?

— С тех пор, как ваш брак с леди Арианой был расторгнут!

Лайон нахмурился.

— Ариана перестанет быть моей женой только в том случае, если наш брак расторгнет король Англии, — заявил он и обнял Ариану за плечи. — Кстати, вы уже приняли решение? Если вы женитесь на Сабрине, то станете богатым, могущественным человеком в Англии.

— Я не нужна лорду Эдрику, это совершенно очевидно, — вступила в разговор Сабрина. — Смиритесь с неизбежным, милорд. Ариана будет принадлежать Эдрику Блэкхиту. А что касается меня, то, думаю, Вильгельм не будет возражать против нашей с вами свадьбы.

— А почему меня никто не спросит, что я думаю по этому поводу? — возмутилась Ариана. — Я не желаю выходить замуж за лорда Эдрика. Я бы не легла в одну постель с лордом Лайоном, если бы не считала себя его женой.

— Я полагаю, что последнее слово в нашем споре будет за королем Малькольмом, — заявил Эдрик и обратился к Сабрине: — Пойдемте, миледи, мы должны посоветоваться с ним.

Честно говоря, Эдрик отлично понимал, что Сабрина для него — очень выгодная партия. Но после того как он упросил Малькольма расторгнуть брак Арианы, Эдрик не мог принять предложение Вильгельма. Малькольм не на шутку рассердился бы на него за это, расценив его шаг как предательство.

— Что теперь будет с нами? — спросила Ариана, когда Эдрик и Сабрина ушли.

Лайон пожал плечами.

— Не знаю, — сказал он, хотя в душе приготовился к худшему. Малькольм славился своим коварством и жестокостью и мог расправиться со Лайоном и Арианой за неповиновение. — Мне надо идти. Я распоряжусь, чтобы вам приготовили ванну, и буду ждать вас через час в зале. К тому времени Малькольму уже сообщат о случившемся и мы узнаем, что он намерен сделать с нами. Будьте готовы к любому развитию событий, дорогая.

И он поцеловал Ариану в губы.


Не прошло и часа, как Лайона вызвали в покои короля Малькольма. Он едва успел принять ванну и одеться. Ганн проводил его до дверей приемной комнаты. Сердце Лайона сжималось от дурных предчувствий. Тем не менее он решил держаться независимо и не склонять головы перед Малькольмом, стремившимся подмять под себя всю Англию.

Малькольм сидел за письменным столом и просматривал документы. Прежде чем поднять голову и оторваться от дел, он поставил под одним из свитков размашистую подпись и отложил его в сторону.

— Садитесь, милорд, — наконец сказал король. — У меня затекает шея смотреть на вас снизу вверх.

— Вы хотели поговорить со мной, сир? — промолвил Лайон, присаживаясь на стул.

— Очевидно, вы подвергаете сомнению законность расторжения вашего брака с леди Арианой Краймер, — сразу же перешел к делу Малькольм. — Позвольте вас заверить, что леди Ариана больше не является вашей женой. Через две недели она выйдет замуж за Эдрика Блэкхита. Сегодня утром лорд Эдрик и леди Сабрина попросили у меня аудиенции. То, что они сообщили мне, привело меня в шок. — Малькольм бросил на Лайона мрачный взгляд. — Оказывается, вы привезли подписанный королем Вильгельмом документ, подтверждающий факт помолвки лорда Эдрика и леди Сабрины, это так?

— Да, сир, — спокойно ответил Лайон.

В сложившихся обстоятельствах было бы глупо скрывать от короля Шотландии правду.

— Гм… — Малькольм задумчиво погладил свой подбородок. Он принадлежал к числу тех людей, которые всегда стремятся использовать любую ситуацию в своих интересах. — Значит ли это, что вы не желаете уступать леди Ариану лорду Эдрику?

— Именно так, сир.

Лайон не понимал, куда клонит король, но чувствовал в его словах какой-то подвох.

— Но вы не сможете противостоять мне, — сказал Малькольм. — Вы находитесь в моей власти.

— Вы правы, сир, — промолвил Лайон, думая о том, что Вильгельм сейчас, возможно, спешит со своим войском к границам Шотландии, чтобы вызволить своего любимца.

— В таком случае мы могли бы пойти на компромисс, лорд Лайон, — прищурившись, предложил король.

— На компромисс, сир? Я никогда не иду на уступки, когда дело касается моей чести или данной у алтаря супружеской клятвы.

— Я думаю, все будет зависеть от того, что поставлено на кон. Я отменю акт о расторжении вашего брака с леди Арианой и верну вам жену. Но при одном условии.

Лайону не понравился властный, высокомерный тон, которым были произнесены эти слова.

— При каком? — нахмурившись, спросил он.

Малькольм холодно улыбнулся.

— Я хочу, чтобы вы отказались от присяги на верность, данной королю Вильгельму, и перешли в стан моих вассалов. Если Лайон Нормандский выступит на моей стороне, я завоюю Англию и изгоню захватчиков с ее территории. Как только сакские бароны, поддерживающие Вильгельма, услышат, что вы примкнули к моим сторонникам, они тут же переметнутся ко мне.

— А что при этом выгадаю я?

— Вы вернете свою жену. Я отменю акт о расторжении вашего брака и расторгну помолвку Арианы и лорда Эдрика.

— И за это вы требуете, чтобы я предал своего короля? — промолвил Лайон, едва сдерживая себя.

Малькольм пожал плечами.

— Называйте как угодно.

Лайон непроизвольно сжал кулаки.

— Я должен тщательно обдумать ваше предложение, сир. Мне предстоит нелегкий выбор — честь или жена.

— Я умею быть щедрым и великодушным, милорд, уверяю вас. Я могу дать вам обширные земли и более богатые поместья, чем Краймер. Шотландия — прекрасная плодородная страна. Вы никогда не пожалеете, что присягнули мне на верность. Как только я завоюю Англию, я верну вам Краймер и пожалую любые другие поместья по вашему выбору. Подумайте над моим предложением, лорд Лайон, и сообщите сегодня вечером о вашем решении. Я буду ждать вас в своем кабинете после ужина.

Лайон встал, поклонился и быстро вышел из приемной. Он не хотел вступать сейчас в разговор с Малькольмом, опасаясь потерять контроль над собой. Малькольм был коварен и мстителен. Неужели шотландский король надеялся, что Лайон предаст Вильгельма? Нет, Лайон никогда не пошел бы на это. Он хотел найти способ вернуть Ариану и вместе с тем не нарушить клятву верности, данную своему королю.

Как только Лайон переступил порог большого многолюдного зала, в нем установилась гробовая тишина и взоры всех присутствующих обратились к нему. Лайон сразу же понял, что все в Абернети знают о том предложении, которое ему сделал Малькольм. Интересно, кто разнес по всему замку эту весть? Вскоре гости короля и рыцари вновь заговорили, и в зале поднялся привычный гул голосов. Обведя взглядом помещение, Лайон заметил Сабрину, беседовавшую с группой рыцарей. Лайон прошел к длинному столу и сел, чтобы позавтракать. Сабрина тут же направилась к нему.

— Ну и шуму вы наделали при дворе, милорд, — с улыбкой сказала она, присаживаясь на скамью рядом с Лайоном. — Весь двор уже знает о предложении Малькольма. Многие заключают пари, но лишь я одна точно знаю, каково будет ваше решение.

Лайон приподнял бровь.

— Вы считаете, что хорошо изучили меня, миледи?

— Да, я вижу вас насквозь, милорд. Вы ни за что не предадите Вильгельма. И дело вовсе не в этой мерзкой девчонке, на которой вас заставили жениться. Вы предпочтете, чтобы ее выдали замуж за Эдрика.

— Боюсь, вы правы, Сабрина, — с притворной грустью сказал Лайон. — Я скорее умру, чем предам Вильгельма. Мы уже сроднились с ним. Много лет я был его верным боевым товарищем.

— Так я и думала! — воскликнула Сабрина, гордясь своей проницательностью. — Эдрик женится на Ариане, а вы останетесь один, и мы с вами сможем вступить в брак!

— На все Божья воля, — вздохнув, сказал Лайон.

На самом деле никто на свете не заставил бы его жениться на Сабрине. Что же касается брака Эдрика и Арианы, то Лайон решил сделать все возможное и невозможное, чтобы расстроить его.

К сожалению, Ариана ничего не знала о тайных замыслах Лайона. Войдя в зал, она увидела, что Лайон и Сабрина сидят вместе, и растерялась. Однако, собравшись с духом, Ариана все же подошла к ним. Но то, что она услышала, возмутило ее. Ариана не могла поверить своим ушам. Она, конечно, знала, что Лайон никогда не предаст Вильгельма, но Ариана не ожидала, что муж так легко отступится от нее. Но по всей видимости, он совсем не дорожил ею.

— Вы можете жениться на леди Сабрине хоть завтра, если вам это угодно, — сказала Ариана, остановившись за спиной Лайона.

Ее изумрудно-зеленые глаза пылали гневом.

Сабрина и Лайон, как по команде, обернулись. На губах черноволосой красавицы заиграла самодовольная улыбка. Лайон чуть не застонал от досады. Ну почему ему сегодня так не везло!

— Садитесь, миледи, и позавтракайте с нами, — пригласил он Ариану.

— Я не голодна, милорд. Кроме того, я не хочу вам мешать.

— Прошу вас, Ариана, не упрямьтесь, — промолвил Лайон. — Нам нужно поговорить, и я не знаю, представится ли нам еще возможность для этого. Насколько я понял, вы слышали наш разговор с Сабриной?

— Да, милорд, слышала, и я поняла из него, что Малькольм поставил вас перед выбором — или я, или Вильгельм.

— Он хочет, чтобы я перешел к нему на службу. Если я соглашусь, то он отменит акт о расторжении нашего брака. Если я не приму его предложение, он выдаст вас замуж за Эдрика. Причем свадьба состоится через две недели. Малькольм хочет, чтобы я командовал его войском в войне против Вильгельма. В его состав войдут и сакские бароны, несогласные с политикой английского короля.

Ариана побледнела. Она прекрасно знала, что Лайон никогда не предаст своего сюзерена ради женщины. Как бы Лайон ни любил ее, он не поступится честью. Он был гордым человеком и не мог нарушить клятву верности, данную Вильгельму. Что бы ни случилось, Лайон останется верен своему королю.

— Я все понимаю, — сказала она, чувствуя, как у нее щемит сердце от боли.

— Я очень рада, что вы все понимаете, — вступила в разговор Сабрина. — Мне кажется, я знаю Лайона лучше, чем вы, и могу предположить, что он не пойдет на условия Малькольма. Лайон скорее предпочтет, чтобы вы вышли замуж за Эдрика.

— Оставьте нас наедине, Сабрина, — попросил Лайон. — Я хочу поговорить с Арианой без свидетелей.

Лайона раздражало, что Сабрина старалась побольнее уколоть Ариану.

— Как вам будет угодно, милорд, — промолвила Сабрина и, встав, грациозно удалилась.

— Я не могу пойти на условия Малькольма, — сказал Лайон, глядя в зеленые глаза Арианы. — Сегодня вечером я должен сообщить ему о своем решении.

Потупив взор, Ариана стала разглядывать свои сцепленные на коленях руки.

— Я знаю, какое решение вы примете, и не осуждаю вас за это, — тихо сказала она, не поднимая глаз. — Малькольм не вправе требовать от вас такой жертвы. Вы никогда не нарушите своей присяги.

Слова Арианы глубоко тронули Лайона.

— Доверьтесь мне, миледи, я найду выход из создавшегося положения, — промолвил он.

— Боюсь, что мне все же придется выйти замуж за лорда Эдрика, милорд. Возможно, я знаю вас не так хорошо, как леди Сабрина, но я уверена, что вы не предатель. Честь вам дороже, чем я. А теперь простите меня, милорд, у меня совсем нет аппетита, и я хочу уйти.

— Ариана, подождите! — воскликнул Лайон, но она сорвалась с места и выбежала из зала.

Глава 15

— Надеюсь, вы все взвесили, прежде чем приняли решение? — сказал король Малькольм, когда Лайон явился к нему в кабинет после вечерней трапезы. К большому сожалению Лайона, в комнате находился и лорд Эдрик. Заметив, что Лайон нахмурился, Малькольм пояснил: — Я пригласил лорда Эдрика принять участие в нашем разговоре, так как его судьба зависит от того, какое решение вы примете.

Лайон бросил на Эдрика угрюмый взгляд. Если бы он раньше знал, с какой настойчивостью Эдрик добивается Арианы, то убил бы этого наглеца на месте.

— О том, какое решение я принял, нетрудно догадаться, — сказал Лайон. — Я — рыцарь, находящийся на службе у Вильгельма, и ничто не заставит меня изменить моему сюзерену.

Малькольм от досады стукнул кулаком по столу и вскочил со своего места.

— Черт возьми! Я сделал вам выгодное предложение! — воскликнул король, не скрывая своей обиды. — Я хотел вернуть вам жену, которую вы, судя по всему, сильно любите. Я собирался пожаловать вам обширные земли и сделать одним из самых богатых людей в королевстве. А вы отнеслись ко мне с презрением. Вы отвергли мое предложение! Это ваше последнее слово?

— Да, сир, — твердо сказал Лайон.

— Так и быть, я отпущу вас домой, в Англию, после того, как мы отпразднуем свадьбу лорда Эдрика и леди Арианы. И не забудьте забрать с собой леди Сабрину. Королева Маргарита не любит ее. Она боится, что эта дерзкая, кокетливая дама перессорит всех при дворе.

Лайон и Эдрик одновременно поднялись, чтобы откланяться. Малькольм, у которого резко испортилось настроение, махнул им рукой, приказывая скрыться с его глаз. Рыцари поспешно вышли.

— Очень жаль, что вы не приняли щедрое предложение Вильгельма, — сказал Лайон, когда они оказались в пустынном коридоре. — Вы и леди Сабрина отлично подходите друг другу. А теперь ее богатства и земли достанутся другому счастливчику. Да и сама красавица является неплохой наградой для любого мужчины, знающего толк в женских прелестях. Кстати, вы знаете, что Ариана не желает выходить за вас замуж?

— Да, знаю, но все это женские капризы, — заявил Эдрик. — После свадьбы она изменит свое мнение обо мне. Раньше, до того как Вильгельм Завоеватель отдал ее вам, Ариана мечтала стать моей женой.

— Все это время Ариана исправно выполняла свои супружеские обязанности и, возможно, носит моего ребенка под сердцем. Если это так, то ничто на свете не помешает мне признать младенца своим наследником.

— Должно быть, у вас недоброкачественное семя, — сказал Эдрик, бросив на Лайона презрительный взгляд. — Во всяком случае, что-то пока не заметно, чтобы Ариана была беременна.

— За такое оскорбление мне следовало бы вызвать вас на поединок! — вскричал Лайон, хотя знал, что не сделает этого.

Ему необходимо было держать себя в руках, если он хотел помочь Ариане выпутаться из этой истории.

— Но ведь вы не станете бросать мне вызов, — с усмешкой заметил Эдрик, — потому что, если вы убьете меня, Малькольм прикажет вас казнить или бросить в темницу, где вы проведете остаток своих дней.

Эдрик помолчал, о чем-то размышляя, а потом снова заговорил, глядя Лайону прямо в глаза:

— Честно говоря, милорд, при других обстоятельствах я с удовольствием принял бы предложение Вильгельма и женился бы на прекрасной леди Сабрине, способной осчастливить любого мужчину. Но я уже обещал свою поддержку Малькольму.

— Знайте, Эдрик Блэкхит, — заявил Лайон, — что Ариана Краймер никогда не будет принадлежать вам. Она — моя, и я убью любого, кто осмелится дотронуться до нее.

Сказав это, Лайон резко повернулся и зашагал прочь.


Видения всегда приходили к Ариане неожиданно. Порой она молила Бога послать ей вещие сны, но Господь был глух к ее мольбам. Кроме того, видения редко касались ее собственной жизни. Однако она надеялась узнать из них что-нибудь об опасностях, подстерегавших Лайона. После того как он отказался подчиниться королю Малькольму, ему грозили крупные неприятности. Ариана сидела часами, глядя перед собой в пространство, но видения не посещали ее. И только ее сердце сжималось от дурных предчувствий. Она знала, что поступок Лайона не пройдет ему даром. Малькольм никогда не простит его.

Ариана не надеялась увидеть Лайона этой ночью. Малькольм принял меры предосторожности, чтобы не допустить свидания супругов. Он приказал поставить у дверей в покои Арианы стражу. Ариана убеждала себя, что король Шотландии не осмелится жестоко обойтись с посланником Вильгельма. В противном случае на него обрушится гнев Завоевателя, которого боялись даже правители сопредельных государств.

Ариана не знала, хочет ли Лайон видеть ее после того, как она резко разговаривала с ним за завтраком, а потом убежала из зала. Прошлую ночь она снова провела в объятиях мужа, который доставил ей истинное наслаждение. Вспоминая его ласки, она вновь и вновь приходила к выводу, что Лайон не мог предпочесть леди Сабрину. Он просил Ариану довериться ему, а она, вместо того, чтобы выслушать его, трусливо убежала.

Тяжело вздохнув, она начала готовиться ко сну. Сняв нижнюю юбку, она насторожилась. Ей показалось, что в дверь тихо постучали. С сильно бьющимся сердцем она подошла к запертой на засов двери спальни. После вчерашних событий она больше не забывала задвигать его.

— Кто там? — спросила Ариана.

— Лайон, — раздался тихий голос. — Откройте быстрее!

Ариана дрожащими пальцами отодвинула засов. Проскользнув в комнату, Лайон запер за собой дверь. Скандал и для него послужил хорошим уроком.

— Вам опасно оставаться здесь, милорд, — прошептала Ариана. — А где стражники? Как они пропустили вас?

— Они и не пропускали, — усмехнулся Лайон. — Эти ребята просто отвернулись и сделали вид, что не замечают меня, когда я показал им пару монет. С наемниками легко договориться, они любят деньги и ради них готовы на все.

— Зачем вы пришли?

— Нам нужно поговорить.

— Вы правы, — согласилась Ариана. — Я очень боюсь за вашу жизнь и свободу. Как Малькольм воспринял ваш отказ?

— Плохо, с досадой и обидой. Он хотел бы жестоко наказать меня, но его удерживает страх перед Вильгельмом. Он непреклонен в своей решимости выдать вас замуж за Эдрика Блэкхита. До свадьбы осталось меньше двух недель.

— Леди Сабрина наверняка обрадуется такому повороту событий. Ваш разговор, который я нечаянно подслушала, свидетельствует, что и вы не против связать с ней свою судьбу и завладеть ее солидным состоянием.

— Я пытался успокоить Сабрину, вселить в нее надежду, которой не суждено сбыться. Я не собираюсь жениться на ней, Ариана. Но для нее невыносима мысль о том, что она не нужна ни мне, ни Эдрику. Сабрина — очень самолюбивая женщина. Она высоко ценит себя и считает, что может очаровать любого мужчину, что ни один не может устоять перед ее красотой и богатством.

— Значит, вы утверждаете, что лгали ей, чтобы усыпить ее бдительность?

— Да, я хотел все объяснить вам, но вы неожиданно убежали. Сабрина — мстительная тварь. Она может наделать много бед, если узнает, что ею пренебрегли. Доверьтесь мне, Ариана. Я не собираюсь оставаться в стороне и молча наблюдать, как вас будут выдавать замуж за лорда Эдрика.

Ариана бросилась ему на шею. Лайон был ее защитником и спасителем. Прижав жену к груди, он зашептал ей на ухо что-то на нормандском языке. Ариана не понимала слов, но его голос успокаивал ее и вселял уверенность в завтрашнем дне. Она чувствовала исходившие от Лайона тепло и силу. Внезапно Ариана подняла голову и заглянула в глубину синих бездонных глаз.

— А может быть, вы все же примете условия короля Малькольма? — спросила она. В ее голосе слышалось отчаяние.

— Вы же знаете, что я не сделаю этого, Ариана, — сказал он и, прищурившись, внимательно посмотрел на нее. — Вам снова было видение? Я уже не раз говорил, что не верю во всю эту чепуху.

— Нет, у меня не было видений, Лайон. Просто меня мучают дурные предчувствия. Я почти физически ощущаю грозящую вам опасность, но не могу понять, откуда она исходит.

— Рыцарь всегда в опасности. Я не могу поступиться своей честью, Ариана, не упрашивайте меня.

На глазах Арианы блеснули слезы.

— Неужели вы хотите, чтобы меня выдали замуж за Эдрика?

— Нет, я этого не допущу! Еще раз прошу, доверьтесь мне, дорогая.

И Лайон припал к ее губам в страстном поцелуе.

— Это я во всем виновата, — промолвила она, когда Лайон прервал поцелуй. — Мне не следовало бежать из Лондона с Эдриком. Осознав свою ошибку, я просила его отпустить меня к вам, но он не позволил мне вернуться. Чтобы я не сбежала, он привязывал меня к седлу во время путешествия в Шотландию и выставлял стражу у дверей моей спальни в тех домах, в которых мы останавливались по дороге.

У Лайона перехватило дыхание от ее слов.

— Да как он посмел! — воскликнул он в негодовании.

— Нет, он не оскорблял меня и не бил. Эдрик довольно вежливо обходился со мной, но ограничивал мою свободу. Прошу вас, Лайон, давайте забудем об Эдрике. Меня интересуете вы и ваша безопасность.

Лайон еще раз нежно поцеловал Ариану и выпустил ее из своих объятий.

— Я не могу остаться у вас на ночь, миледи, хотя у меня ломит все тело от желания близости с вами. Ведите себя разумно, старайтесь не злить Малькольма. Я обязательно найду способ выпутаться из этой неприятной истории.

— У нас очень мало времени, — в отчаянии сказала Ариана. — До свадьбы остается меньше двух недель. Умоляю вас, примите условия Малькольма. Да, вам придется нарушить данную Вильгельму клятву, но вы ведь можете сделать это ради меня?

— Дорогая моя, поймите, я не могу ставить под удар свою честь. Я не пойду на такой компромисс даже ради вас, Ариана.

Дрожь пробежала по ее телу.

— В таком случае ступайте, милорд. Мне больше нечего сказать вам.

Глаза ее затуманились слезами. Она понимала, что Лайон с горсткой своих рыцарей не сможет ей помочь.

— Я обязательно что-нибудь придумаю, — заверил ее Лайон и, повернувшись, выскользнул за дверь.


Сидя за кружкой эля, Лайон мрачно размышлял над событиями последних дней. Как только он отказался принять условия короля Малькольма, его рыцарей разоружили и бросили в темницу. Эти меры предосторожности Малькольм принял в преддверии свадьбы Эдрика и леди Арианы, зная отчаянный характер Лайона. Король обещал освободить свиту своего гостя в день его отъезда из Абернети.

Лайон не знал, что теперь делать. К несчастью, у него было мало денег, и он не мог подкупить весь гарнизон замка. И теперь Лайон находился в одиночестве в окружении врагов. Лорд Эдрик тщательно следил за тем, чтобы Лайон и Ариана не встречались наедине. Не доверяя наемникам Малькольма, он выставил своих рыцарей у дверей комнаты Арианы, положив конец ночным визитам Лайона в спальню жены.

Время бежало очень быстро. Все в замке под руководством королевы Маргариты готовились к пышной свадьбе. Зал тщательно убирали и украшали. Пол устилали свежими зелеными ветками, выбивали висевшие на стенах гобелены, мыли и скоблили столы и скамьи. Целая армия слуг готовила свадебный пир.

Вечером накануне торжества все собрались за ужином в большом зале. Лайон видел, как вошли жених и невеста. Ариана держала Эдрика под руку. На ней было бархатное ярко-зеленое платье, отороченное мехом горностая, с золотым поясом, украшенным филигранью. Пепельные волосы Арианы скрывала шелковая фата. На голову был надет золотой обруч, усыпанный жемчугом. Она нашла взглядом Лайона, и он увидел отчаяние в ее глазах. Ариана заметила, что Лайон тоже страдает, и ее сердце сжалось от боли. Она чувствовала себя беспомощной и беззащитной среди врагов. Им неоткуда было ждать спасения.

Эдрик, конечно, не был жестоким человеком и не отличался мстительностью, но она не любила его. Да и он, если говорить откровенно, тоже не испытывал к ней глубоких, искренних чувств. Ариана замечала, как он смотрел на Сабрину, и понимала, что Эдрик сгорает от страсти к черноволосой красавице. Он пожирал ее жадным взором — так, как пожирает умирающий от голода человек сочный, аппетитный кусок мяса. Может быть, когда-то Эдрик и любил Ариану, но теперь эти чувства прошли, и он собирался жениться на ней только в угоду Малькольму. Ариана пыталась убедить его, что брак был бы большой ошибкой для них обоих и не принес бы им счастья. Но Эдрик не хотел ее слушать. Он напоминал Ариане, что их союз благословили родители.

Ужин превратился в настоящий праздничный пир. Захмелевшие шотландцы снова и снова поднимали свои кружки, произнося тосты в честь невесты. Жонглеры и музыканты давали представление, веселя гостей короля. Под утро большинство рыцарей Малькольма уже храпели, положив голову на стол. Лайон пил мало. Он был задумчив и мрачен, как узник, ожидающий казни на рассвете. Лайон лихорадочно искал выход из создавшегося положения и не находил его. Его людей заточили в темницу, он был беспомощен и одинок. Но как бы то ни было, Лайон не мог допустить, чтобы его любимая женщина вышла замуж за другого.

Малькольм тайком наблюдал за Лайоном. Он был доволен собой. Ему казалось, что он сумел переиграть неукротимого Лайона Нормандского. И теперь решил, что пришло время сделать ход конем. Поднявшись из-за стола, он ударил ножом по металлическому кубку, чтобы призвать всех к тишине.

— Мне в голову пришла замечательная идея! — громогласно заявил он и подал знак Ариане и Эдрику приблизиться к возвышению, на котором стоял королевский стол.

У Арианы упало сердце. Она взглянула на Лайона, ища у него поддержки. Свадьба была назначена на завтра, и до этого момента у Арианы еще теплилась надежда, что случится чудо и Лайон спасет ее от брака с Эдриком. Однако Малькольм лишил Ариану последних иллюзий.

— Пошлите за священником! — приказал король своим слугам. — Мы обвенчаем леди Ариану и лорда Эдрика прямо сейчас!

Многие присутствующие решили, что Малькольм пьян, но это было не так. Король давно уже задумал этот трюк и ждал лишь подходящего момента, чтобы осуществить свой коварный замысел.

— Я хочу, чтобы Лайон Нормандский присутствовал на церемонии бракосочетания, а затем отвел новобрачных на супружеское ложе в опочивальню, — добавил Малькольм.

Наиболее трезвые из присутствовавших встретили слова короля приветственными криками.

Вскоре в зал вошел заспанный, растрепанный священник.

— Вы звали меня, сир? — с поклоном спросил он.

— Да, святой отец. Я решил, что настало время обвенчать лорда Эдрика и леди Ариану. Они жаждут вступить в законный брак.

Ариана ахнула от ужаса, и священник бросил на нее удивленный взгляд. Она побледнела как смерть, и ему стало жаль ее.

— Может быть, нам следует подождать до завтра, сир? — робко спросил он. — И отслужить мессу, как это полагается?

— Нет, святой отец, — твердо заявил король, — мы поженим эту парочку прямо сейчас. Начинайте обряд бракосочетания.

— Но для этого мне надо взять Священное Писание.

— В этом нет необходимости, — возразил король. Он уже начал хмуриться от досады на упрямого священнослужителя. — Вы знаете весь обряд наизусть. Начинайте!

И священник стал дрожащим от волнения и негодования голосом произносить обычные для церемонии бракосочетания слова.

В этот момент Лайон вскочил со своего места, не в силах больше сдерживать гнев. Ариана принадлежала ему! Она была его женой! Всю свою жизнь Лайон свято дорожил честью, но без Арианы он не мог существовать. Она была ему необходима как воздух.

— Остановитесь! Прекратите церемонию! — в отчаянии воскликнул он.

Малькольм торжествующе улыбнулся. Он знал, что Лайон сдастся и пойдет на попятный. Ради любимой женщины мужчина порой готов пасть очень низко!

— Постойте, святой отец, — приказал король и обратился ко Лайону: — Вы хотите поговорить со мной, лорд Лайон?

Лайон решительно направился к возвышению, на котором находился король.

— Да, остановите обряд бракосочетания, и я приму ваши условия, — промолвил он. — Если хотите, я встану перед вами на колени, но только прекратите этот недостойный фарс! Я — законный супруг леди Арианы и останусь таковым до конца своих дней.

— Сир, а как же я?! — вскричал Эдрик.

Он вдруг понял, что Малькольм с самого начала добивался такого поворота событий. Шотландский король выманил Лайона Нормандского из логова Вильгельма и переиграл его на своей территории, поставив в безвыходное положение. Это была чистая победа!

Малькольм небрежно отмахнулся от Эдрика, как от надоедливой мухи.

— Я найду вам в Шотландии богатую наследницу, — сказал он. — Обещаю, что вы останетесь довольны моим выбором. — И король снова обратился ко Лайону: — На колени, лорд Лайон! И протяните мне свои руки!

Лайон сделал еще несколько шагов, чтобы вплотную приблизиться к возвышению, на краю которого стоял Малькольм. Он понимал, что сейчас покроет себя несмываемым позором, и у него было тяжело на душе. Лайон надеялся, что Вильгельм поймет его. Он собирался произнести слова присяги шотландскому королю, но в душе оставался верен Вильгельму и не собирался на деле предавать его.

И все же Лайону трудно было переступить через себя. Ложная присяга все равно оставалась присягой, и в глазах окружающих он был предателем и клятвоотступником. В душе Лайон молил Господа, чтобы он простил его.

Опускаясь на колени перед Малькольмом и протягивая ему свои руки, Лайон старался не смотреть на Ариану.

— Лорд Лайон Нормандский, готовы ли вы принести мне присягу? — спросил король. — Обещаете ли вы во всем поддерживать меня и подчиняться всем моим приказам?

У Арианы сжалось сердце. Она понимала, что это из-за нее Лайон нарушил клятву верности, данную Вильгельму, и приносит присягу человеку, которого не любит и которому не доверяет. Ариана боялась, что после этого Лайон всей душой возненавидит ее.

— Да, я приношу вам клятву верности, — глухим, вымученным голосом промолвил Лайон.

Ариана видела, с каким трудом ему дались эти слова.

— Встаньте, лорд Лайон, отныне вы — мой вассал, — громко сказал король, оповещая всех присутствующих в зале, что отважный Лайон Нормандский перешел на его сторону. — Знайте все, что я отменяю акт о расторжении брака между Лайоном Нормандским и Арианой Краймер и объявляю помолвку леди Арианы и лорда Эдрика Блэкхита недействительной, поскольку в момент ее заключения леди Ариана находилась в законном браке.

Лайон поднялся с колен под нестройный хор одобрительных возгласов пьяных гостей и рыцарей. Малькольм, по всей видимости, был необычайно доволен собой. Возможно, он потерял Эдрика Блэкхита, который теперь захочет отомстить ему, но зато король приобрел более сильного сторонника. Одно имя Лайона Нормандского наводило ужас на его противников. Малькольм гордился, что превратил его в своего вассала. Теперь в войско Малькольма вступят новые рыцари, желающие сражаться под командованием Лайона. С такой силой король непременно разобьет армию Вильгельма и присоединит к Шотландии новые земли.

Лайон наконец отважился взглянуть на Ариану. В его глазах застыло выражение боли и отчаяния. Ариана не знала, как помочь ему.

— Выпустите моих людей из темницы, — потребовал Лайон, переведя взгляд на Малькольма. — У вас больше нет оснований не доверять мне.

Малькольм ответил не сразу, и Лайон уже решил, что он откажется выполнить его настойчивую просьбу. Король так долго и пристально смотрел на Лайона, что тот в конце концов вспыхнул от смущения.

— Освободите рыцарей лорда Лайона, — наконец распорядился Малькольм, обратившись к Ганну. — И предоставьте им все необходимое.

Ганн поклонился и поспешно вышел.

— Отныне, лорд Лайон, вы можете спать со своей женой на законных основаниях, — заявил король.

Лайон с мрачным выражением лица взял Ариану за руку и вывел ее из зала, не обращая внимания на похабные советы и пошлые замечания, несшиеся им вслед. У подножия каменной лестницы он подхватил Ариану на руки и поднялся в ее комнату.

Все это он делал молча. Выражение его лица пугало Ариану. Она видела, как сильно он страдает. Переступив порог спальни, он поставил ее на ноги и задвинул засов на двери.

— Лайон… — прошептала Ариана и замолчала, не зная, что сказать и как утешить мужа.

Подойдя к узкому, похожему на бойницу окну, он стал смотреть на чернильное, усеянное звездами небо. Решив, что Лайон не слышал ее, она снова негромко окликнула его. Дрожь пробежала по его телу, но он так и не обернулся. Ариана никогда еще не видела Лайона таким расстроенным. Быстро раздевшись, она подошла к нему. Лайон был похож на застывшее изваяние.

— Вы собираетесь ложиться спать, милорд? — спросила она, дотрагиваясь до его плеча.

Повернувшись, Лайон устремил на нее невидящий взгляд.

— Что вы сказали? — рассеянно переспросил он.

— Вы, наверное, сильно устали… Ложитесь спать, — мягко промолвила она. — Разве вы не слышали, что сказал король Малькольм? Он заявил, что мы снова законные муж и жена. Вы проявили необыкновенное мужество, милорд.

Ее слова, казалось, дошли наконец до его сознания.

— И это вы называете мужеством?! — с горечью воскликнул Лайон. — Я навеки запятнал свою честь! Нет, Ариана, сегодня вы явились свидетельницей моей слабости, а не силы. Вы делаете меня слабым и уязвимым, Ариана! И я прихожу от этого в отчаяние.

Слезы навернулись на глаза Арианы. Она решила, что Лайон ненавидит ее. Он явно избегал смотреть на нее в упор.

— Лайон! — воскликнула Ариана и попыталась обнять его.

Но он отпрянул от нее.

— Не надо, Ариана…

У нее сердце сжалось от боли.

— Почему вы не хотите, чтобы я утешила вас?

— Не прикасайтесь ко мне. Я не хочу, чтобы вы дотрагивались до меня.

— Вы возненавидели меня?

— Конечно, нет, Ариана! Я возненавидел себя! Я сам себе противен! Омерзителен! Мне не следовало впускать вас в свое сердце. Но вы — мое безумие, я одержим вами. Я — воин, привыкший жить умом, а не чувствами. Рыцарь должен любить Бога, короля и свою землю. Я не достоин звания рыцаря.

Несмотря на то что Лайон пытался отстраниться от нее, Ариана обвила руками его шею. Лайон напрягся и хотел освободиться от ее объятий, но она не позволила ему оттолкнуть себя, крепко сцепив пальцы на его затылке. Положив голову ему на грудь, Ариана замерла. Сердце Лайона учащенно билось. Он обнял Ариану и прижал к себе с такой силой, что у нее перехватило дыхание. Лайон зарылся лицом в ее волосы, и у него из груди вырвался звук, похожий на рыдание.

— О Боже! Что я наделал, Ариана! — в отчаянии воскликнул он.

Ариана понимала, что он сильно страдает, но не знала, как помочь ему. Может быть, он найдет утешение в ее объятиях, в ее самозабвенной любви? Ариана увлекла его на кровать. Лайон сел и посадил Ариану себе на колени.

— Я хочу заняться с вами любовью, Лайон, — тихо сказала Ариана. — И тем самым облегчить ваши страдания.

— Как вы можете облегчить мои страдания, если вы сами являетесь их источником? — с упреком спросил он.

Произнеся эти жестокие слова, он тут же пожалел о них. Ему не следовало обвинять Ариану за собственную глупость. Он сам был виноват в том, что жена ему была дороже чести. Сможет ли Лайон когда-нибудь простить себя за свой поступок? Он попытался встать, понимая, что не сможет заняться с ней любовью сейчас, когда его чувства находятся в смятении.

— Ради всего святого, Ариана, ни о чем не просите меня сегодня. Мне не хотелось бы обидеть вас, но я нахожусь сейчас в таком состоянии, что могу вас обидеть.

Но Ариана решила отвлечь Лайона от тяжелых мыслей. И прежде чем он успел встать, она повалила его на постель и легла на него. Лайон почувствовал, как дрожь возбуждения пробежала по его телу. Однако выражение его лица оставалось все таким же угрюмым.

— Вы хотите, чтобы я занялся с вами любовью, Ариана? — прищурившись, спросил он. — Очень хорошо, но не упрекайте меня потом, что я был недостаточно ласков с вами. Я вас предупреждал, что нахожусь в дурном расположении духа. Я уверен, что на этот раз вам не понравятся мои ласки.

Ариана хотела что-то ответить, но он запечатал ей рот поцелуем и начал грубо срывать с нее ночную сорочку. Ариану охватила паника. Она не привыкла к такому бесцеремонному обращению. Поняв, что ей не стоит сейчас связываться с ним, она попыталась оттолкнуть его, но было уже поздно. Лайон сильно возбудился и теперь стремился только к одному — к разрядке и удовлетворению своей похоти.

Он лег на нее и, когда ему наскучило целовать ее припухшие губы, припал к соскам Арианы и стал нещадно покусывать их. Ариана застонала от боли, к которой примешивалось сладострастие. Мускулы Лайона были напряжены, пульсировавший жезл упирался в живот Арианы.

Он вошел в нее одним толчком, не обращая внимания на то, что она корчится под ним в неудобной позе.

— Лайон, подождите, ну нельзя же так, — промолвила Ариана, пытаясь остановить его.

Но Лайон только мрачно усмехнулся.

— Я предупреждал вас, миледи, — пробормотал он. — Но вы не послушались меня и продолжали настаивать на своем. Я воин и не привык к нежностям.

Лицо Лайона исказила гримаса страсти. Он удовлетворял свою похоть, не заботясь, что чувствовала в это момент Ариана. Нет, она не испытывала боли, но для нее было унижением ощущать себя в его руках игрушкой, с помощью которой он просто доставлял себе удовольствие.

— Лайон… о Боже, Лайон! Сжальтесь надо мной! — взмолилась она, не в силах больше выносить эту пытку.

Ее слова тронули его сердце. Лайон взглянул на нее, и в нем проснулась совесть.

— Простите меня, Ариана, — тяжело вздохнув, промолвил он. — Я не хотел вас обидеть. Это жестоко — наказывать вас за собственную слабость.

Он нежно поцеловал ее в губы и превратился в прежнего внимательного, предупредительного любовника, к которому привыкла Ариана. Постепенно он довел ее до оргазма, сдерживая собственные эмоции. И только почувствовав, как по телу Арианы пробежала мощная волна судорог, Лайон позволил себе излить семя в ее лоно.

После соития они долго лежали, восстанавливая дыхание и приходя в себя. И вот наконец Лайон со вздохом сожаления разомкнул объятия, встал с постели и оделся.

— Мне нужно идти, простите меня, — промолвил он и направился к двери.

— Куда вы? — всполошилась Ариана.

— Мне необходимо побыть одному, чтобы спокойно поразмыслить.

— Не оставляйте меня! Неужели вы теперь действительно ненавидите меня, милорд? — чуть не плача, спросила Ариана.

Лайон грустно улыбнулся.

— Мои чувства в смятении, миледи, я сам не знаю, что со мной. Да, я испытываю ненависть, но не к вам, а к самому себе. Я предал Вильгельма, потому что хотел сохранить вас. Но теперь я сомневаюсь в том, что смогу быть достойным супругом.

Ариана понимала, что гнетет Лайона. Он был не в состоянии жить с мыслью, что нарушил клятву.

Когда дверь за Лайоном закрылась, Ариана дала волю своим чувствам и разрыдалась. Уж лучше бы ей никогда не встречать на своем пути Лайона Нормандского! Это из-за нее он нарушил присягу своему королю и покрыл себя позором бесчестья.

Глава 16

Ариана проснулась от шума в коридоре. Под гулкими сводами замка суетились слуги и рыцари. Для столь раннего часа это было необычно. Должно быть, что-то случилось. Ариана вскочила с постели, и в этот момент в ее комнату ворвался взволнованный Лайон.

— Быстро одевайтесь, Ариана. Вильгельм с войском приближается к замку, — сообщил он и тут же снова исчез за дверью, прежде чем Ариана успела что-то сказать.

Одевшись, Ариана подбежала к окну. Ее сердце учащенно забилось, когда она увидела огромное войско у стен замка. Впереди на боевом коне гарцевал сам Вильгельм Завоеватель в сверкавших на солнце доспехах. На ветру развевались яркие флаги и штандарты. Из ворот Абернети навстречу Вильгельму выехал Малькольм в сопровождении небольшой свиты.

Ариану испугало появление Вильгельма. Не в силах унять свою тревогу, она спустилась во внутренний двор замка и там смешалась с толпой слуг и обитателей. Ариана поискала глазами Лайона, но его нигде не было видно. Ворота замка были распахнуты, и люди вытягивали шеи, чтобы разглядеть, что происходит снаружи, у стен. После недолгих переговоров с Вильгельмом Малькольм вернулся в крепость. Он находился в подавленном состоянии. По всей видимости, разговор между королем Шотландии и Вильгельмом Завоевателем был не из приятных. Вскоре в ворота крепости въехал Вильгельм, окруженный личной охраной. Его войско расположилось за стенами крепости.

Оба короля спешились и прошли в большой зал. Ариана вместе с другими обитателями замка вошла вслед за ними. Сняв шлем, Вильгельм положил его на стол. Его волевое лицо было исполнено решимости, на скулах играли желваки. Вильгельм отличался властным характером и не терпел неповиновения. Предками Вильгельма были викинги, которые сначала предпринимали набеги на Нормандию и грабили ее, а потом осели на побережье.

Оба короля поднялись на возвышение, расположенное посреди огромного зала, и повернулись лицом к собравшейся толпе. Ариана наконец заметила Лайона. Он стоял рядом с Вильгельмом. В зале установилась полная тишина. Все с нетерпением ждали, что скажет Вильгельм Завоеватель. Каждый чувствовал, что на его глазах творится история и что этот день сохранится в памяти многих поколений.

Вильгельм поднял руку и бросил властный взгляд на Малькольма.

— Я требую, чтобы вы склонили предо мной свою голову, Малькольм Шотландский! Вы должны стать моим вассалом, иначе вы дорого заплатите за свое неповиновение. Если вы откажетесь подчиняться мне, моя армия разорит вашу страну, превратив ее в безжизненную пустыню. Я призываю вас перед лицом ваших подданных, которые выступят свидетелями вашей клятвы, дать мне слово никогда не вторгаться с армией в пределы Англии. Мои шпионы сообщают, что вы планируете расширить границы вашего королевства, присоединив к нему мои земли. Я не допущу этого!

Малькольм был сейчас не в состоянии собрать большое войско и сразиться со стоявшей у ворот его крепости армией Вильгельма. Опасаясь гнева короля Англии, он опустился на одно колено и принес присягу на верность. Протянув Вильгельму свои руки, он поклялся быть преданным вассалом короля Англии.

— Как ваш сеньор, я требую, чтобы вы прислали к английскому двору вашего сына Дункана в качестве заложника. Это будет служить гарантией вашей покладистости. Дункану не причинят никакого зла до тех пор, пока вы будете хранить мне верность.

Малькольм побледнел.

— Но Дункан — мой наследник, сир, — робко возразил он.

— Вот и отлично, главное, чтобы вы не забывали об этом. А где лорд Эдрик?

— Я здесь, сир, — сказал Эдрик.

Выступив вперед, он опустился на колени перед Вильгельмом.

— Все ваши коварные планы рухнули. Вы остались ни с чем. Интересно, что вы сейчас думаете о помолвке с леди Сабриной? Я много раз делал вам выгодные предложения, хотя вы были недостойны их.

Вильгельм нахмурился — это было дурным знаком. Однако Эдрик не растерялся и выпалил, прежде чем успел обдумать свой ответ:

— Вы действительно проявили великодушие, сделав мне очень выгодное предложение, сир, и я с благодарностью принимаю его.

Эдрик понимал, что у него не было другого выхода, и последовал примеру Малькольма, который тоже принес присягу на верность Вильгельму Завоевателю. Правда, Эдрик уже присягал королю Англии, чтобы сохранить за собой свой наследственный замок и земли. Поверит ли Вильгельм ему во второй раз, после того как Эдрик нарушил свою клятву? Король мог осудить его на казнь за измену. Эдрик с замиранием сердца протянул Вильгельму руки и принес присягу.

Вильгельм долго задумчиво смотрел на Эдрика, не зная, что ему делать, — принять присягу или обречь изменника на смерть. Король был сердит на Эдрика, но в конце концов решил не делать опрометчивых шагов. Лорд Эдрик мог понадобиться ему в скором времени. Малькольму нельзя было доверять, он притворялся, клянясь в верности Вильгельму. Вильгельм был уверен, что скоро шотландец вновь возьмется за старое и начнет строить новые козни против своего соседа.

— Вы со своей свитой отправитесь в Лондон вместе с моей армией, — распорядился Вильгельм, глядя сверху вниз на Эдрика. — Я буду контролировать каждый ваш шаг. Вы получите в жены леди Сабрину. Возможно, это явится для вас суровым наказанием.

Вильгельм усмехнулся. Услышав его слова, Сабрина выступила вперед, кипя от негодования.

— Простите, сир, но я не желаю выходить замуж за лорда Эдрика, — сделав реверанс, заявила она.

Но Вильгельм лишь отмахнулся от нее, не желая слышать никаких возражений.

— Вам уже давно пора замуж, миледи, — сказал он. — Если я решил, что вы станете женой лорда Эдрика, значит, так тому и быть!

Сабрина скорчила гримасу и бросила сердитый взгляд на Лайона. У Арианы перехватило дыхание. Она чувствовала, что от Сабрины исходит опасность, и напряженно ждала, что скажет бывшая любовница ее мужа.

— Сир, вас предал не только лорд Эдрик, — заявила Сабрина. — Лорд Лайон тоже нарушил данную вам клятву верности.

У Лайона оборвалось сердце. Он готов был провалиться сквозь землю. Вильгельм с недоумением посмотрел на Сабрину.

— Что вы такое говорите, миледи? Нет на свете человека, более верного и преданного мне, чем Лайон Нормандский. Он не раз на деле доказывал это.

— Ваш вассал, сир, принес присягу на верность королю Малькольму Шотландскому, — с коварной улыбкой промолвила Сабрина.

Вильгельм быстро повернулся к Лайону и окинул его гневным взглядом. Король мог понять предававших его сакских баронов, таких, как Эдрик Блэкхит, но Лайон был нормандским рыцарем! Вильгельм доверял ему, как самому себе.

— Что вы на это скажете, лорд Лайон? — грозно сдвинув брови, спросил Вильгельм. — Вы действительно присягнули на верность Малькольму? Вы предали мое доверие? Если это так, берегитесь! Я мог бы простить вам все, что угодно, но только не это.

Лайон опустился перед Вильгельмом на одно колено.

— Я не буду лгать вам, сир. Я действительно присягнул Малькольму Шотландскому на верность, — с отчаянием в голосе заговорил он.

Гордость не позволяла ему оправдываться, давая бесполезные теперь объяснения. Он чувствовал, что Вильгельм не расположен слушать его. Лайон признавал свою вину перед королем и готов был понести заслуженное наказание. Он сделал свой выбор. Ариана принадлежала ему. Но из-за любви к жене Лайон потерял доверие и уважение Вильгельма, и за это он никогда не простит себя.

Вильгельм покачал головой, как будто не верил собственным ушам. Его обуревали смешанные чувства. На его лице выражение гнева сменялось печалью и недоумением. Однако в конце концов гнев одержал верх. Поскольку Лайон не привел в свое оправдание никаких объяснений и доводов, Вильгельм расценил его действия как преднамеренное предательство. То, что нормандский рыцарь принес присягу другому сеньору, вызывало у короля чувство презрения. Он не понимал Лайона.

— Убирайтесь с моих глаз, Лайон Краймерский! — воскликнул король. — Отправляйтесь в Краймер под домашний арест и ждите моего решения. Скоро я сообщу вам о наказании, которое вы понесете за измену, и призову вас на расправу в Лондон.

Лайон поднялся с колен, понурив голову, и стал пятиться к двери. Король, которого он считал раньше своим другом и покровителем, теперь ненавидел его. На пороге Лайон поднял глаза и поискал в толпе Ариану. Она стояла недалеко от возвышения и слышала каждое слово. Ариана была поражена, что Лайон даже не попытался оправдаться перед Вильгельмом, бросавшим ему обвинения в измене. Но и король, по ее мнению, был несправедлив к своему бывшему любимцу. Почему Вильгельм не предложил Лайону сказать слово в свою защиту?

Лайон до конца сохранил верность Вильгельму. Он принес присягу Малькольму только из-за нее, Арианы, и дорого заплатил за это, лишившись доверия Вильгельма. Ариане было больно сознавать, что она являлась причиной страданий Лайона. Честь ее мужа теперь была навсегда запятнана. Да, она навеки потеряла любимого человека. Лайон не простит ей ее вину и будет до конца жизни ненавидеть Ариану.

Слезы брызнули из глаз Арианы, когда она услышала гневные слова Вильгельма. Король решил посадить Лайона под домашний арест в Краймере и определить ему наказание по приезде в Лондон. Ариану терзали угрызения совести. Комок подступил у нее к горлу, когда она увидела, как Лайон пятится к двери, не смея взглянуть на Вильгельма. И тут Лайон поднял глаза и устремил их прямо на нее. Ариана бросилась к нему. Она понимала, что Лайону сейчас как никогда нужна ее поддержка.

— Постойте! — раздался вдруг громовой голос Вильгельма, гулким эхом отозвавшийся под сводами зала. — Леди Ариана поедет со мной в Лондон в качестве заложницы. Я не доверяю вам, лорд Лайон. Ваша жена останется при моем дворе до тех пор, пока я не определю вам наказание.

Желваки заиграли на щеках Лайона. Неожиданное решение Вильгельма явилось для него жестоким ударом. Но он взял себя в руки и не выдал своих чувств, его лицо хранило непроницаемое выражение.

Ариана тихо ахнула, услышав слова короля. Она не желала подчиняться приказу Вильгельма, находя его несправедливым. Но почему Лайон не хотел объясниться с королем?

— Сир, — обратилась она к Вильгельму твердым, решительным голосом.

Вильгельм обернулся к ней, удивленно приподняв бровь.

— Вы хотите что-то сказать мне, миледи?

Ариана быстро подошла к возвышению и сделала глубокий реверанс.

— Да, сир, если вам угодно будет выслушать меня. Вы несправедливо обвиняете лорда Лайона. Я хотела бы рассказать об обстоятельствах, заставивших его нарушить присягу.

Вильгельм нахмурился.

— Вы хотите защитить своего мужа, миледи? Я не знал, что Лайон Нормандский прячется за женские юбки.

Лайон снова выступил вперед. Слова короля уязвили его самолюбие. Бросив на жену выразительный взгляд, он призвал ее к молчанию.

— Я способен сам за себя постоять, сир. Простите мою жену за то, что она попыталась защитить меня.

— Я не желаю сейчас слышать никаких оправданий, — раздраженно сказал Вильгельм. — Когда я поостыну, пошлю за вами и дам возможность объяснить ваш поступок. А сейчас ничто не способно заставить меня изменить принятое решение. Леди Ариана поедет со мной в Лондон. Не беспокойтесь о ней, королева Матильда возьмет вашу жену под свою опеку.

— Я уеду на рассвете, — заявил Лайон.

Ариана хотела было что-то возразить, но он заставил ее замолчать строгим взглядом. Повернувшись, Лайон вышел из зала. Когда он исчез за дверью, у Арианы потемнело в глазах.

Под вечер Лайон и его рыцари, которых выпустили из темницы, сидели в помещении гарнизона крепости и пили эль из глиняных кружек. Все находились в подавленном состоянии, размышляя о том, какое наказание Вильгельм назначит Лайону за предательство. В это время в ворота крепости, словно вихрь, ворвался всадник на взмыленной лошади. Это был гонец.

Охваченные любопытством, Лайон и его люди вскочили со своих мест и выбежали во двор. В гонце они тут же узнали одного из рыцарей Вильгельма. Он приветствовал вышедших ему навстречу товарищей.

— Что случилось, сэр Гэвин? — спросил Лайон.

— Стряслась беда, — ответил рыцарь, тяжело дыша. Его лицо осунулось от усталости. Лошадь храпела, мотая головой. — Валлийские лорды объединились и напали на крепость в Честере. Осажденные находятся в серьезной опасности. Крепость вот-вот падет и окажется в руках восставших. Только вмешательство короля Вильгельма и его войска может исправить ситуацию. Надеюсь, король все еще здесь? Я боялся не застать его в Абернети.

— Вильгельм сейчас находится в большом зале, — сообщил Лайон.

Его потрясли неприятные известия. Он понимал, что Вильгельм, конечно, бросится на выручку осажденному в Честере гарнизону. Впервые король будет участвовать в битве без него, Лайона Нормандского. Разыскав сэра Белтейна, Лайон сообщил ему последние новости.

— Вы думаете, Вильгельм попросит вас участвовать в этой военной кампании? — спросил Белтейн.

Ему была неприятна мысль о том, что он и лорд Лайон останутся в стороне.

— Нет, Вильгельм не изменит своего решения, пока не остынет и не сменит гнев на милость, — задумчиво сказал Лайон. — Впрочем, может быть, я сумею воспользоваться сложившейся ситуацией.

Постепенно в голове Лайона наметился план действий. Белтейн внимательно следил за выражением его лица, не понимая, куда клонит его друг.

— Выслушайте меня, Белтейн, — снова заговорил Лайон. — Я хочу посвятить вас в свой замысел.

И он поделился с другом своими сокровенными мыслями. Выслушав Лайона, Белтейн усмехнулся.

— Положитесь на меня, милорд, — сказал он. — Я все подготовлю к вашему отъезду.

Лайон кивнул и вышел из комнаты. Он издали наблюдал за тем, как Вильгельм и его свита вышли из большого зала во двор замка и сели на лошадей, чтобы, не теряя времени, отправиться к стенам крепости Честера. Эдрик со своими людьми присоединился к Вильгельму. Ариана и сын Малькольма, Дункан, как и предполагал Лайон, остались в Абернети. Вильгельм, должно быть, распорядился отвезти их завтра в Лондон в сопровождении небольшой охраны.

Когда Вильгельм и его люди выехали из ворот крепости, Лайон с облегчением вздохнул. Пока все шло по плану.

* * *
Сидя в своей комнате, Ариана услышала шум под окном, которое выхолило во внутренний двор окруженного крепостной стеной замка. Подойдя к нему, она увидела поспешно садившегося на боевого коня Вильгельма и его рыцарей, входивших в свиту. Среди них был и Эдрик со своими людьми. Вскоре отряд выехал из крепости через главные ворота.

Ариана не понимала, что произошло, но сердцем чувствовала, что стряслась какая-то беда. Почему ее оставили в Шотландии? Почему король Вильгельм не взял ее с собой? Или он изменил свое решение отвезти заложников к английскому двору?

Ариану беспокоила судьба Лайона. Где он сейчас? Может быть, ее муж уже уехал в Краймер? Но почему же тогда он не зашел проститься с ней перед отъездом? Ради нее Лайон пожертвовал очень многим, и она теперь знала, что небезразлична ему. Ей было больно сознавать, что ради нее Лайон обрек себя на бесчестье.

Отвернувшись от окна, Ариана тяжело вздохнула и села на скамью у очага. Глядя в огонь, она размышляла, что ее ждет в недалеком будущем. От этих невеселых мыслей ее отвлек стук в дверь. Ариана встрепенулась. Может быть, это Лайон пришел, чтобы поговорить с ней перед отъездом?

Ариана бросилась к двери. Но, распахнув ее, она увидела на пороге, к своему разочарованию, не мужа, а одного из рыцарей Вильгельма.

Учтиво поклонившись, он вежливо обратился к Ариане.

— Меня зовут сэр Гвейн, миледи, я капитан королевской стражи, — представился он. — Я и мои люди будем сопровождать вас, леди Сабрину и наследника короля Малькольма, Дункана, в Англию. Мы отправляемся в путь завтра на рассвете после заутрени. Оденьтесь потеплее, так как на улице в этот ранний час будет холодно, а нам предстоит долгое путешествие.

— Скажите, сэр Гвейн, что случилось? Я нахожусь в полном неведении. Почему король Вильгельм так внезапно покинул крепость? И где мой муж лорд Лайон?

— Валлийские бароны подняли восстание, миледи, — ответил капитан, не вдаваясь в подробности. — Что касается лорда Лайона, то он по приказу Вильгельма должен вернуться в Краймер. Я и мои люди проследят, чтобы он выполнил распоряжение короля. Как только он и его рыцари покинут Абернети, я приду за вами. Надеюсь, вас устраивает время нашего отъезда?

— Вполне, — ответила Ариана.

Ей не хотелось ехать в Лондон. Она с ужасом думала о том, что должна расстаться с Лайоном. Пусть он ненавидел ее, пусть обвинял в своем бесчестье — Ариана все равно любила его. Она готова была сносить его гнев и холодность, лишь бы находиться рядом с ним.

Закрыв дверь, Ариана снова вернулась к очагу. Ее знобило. Приближалась зима, и дни становились все холоднее. Ариана скучала по Краймеру. Ей хотелось поговорить с Надией, услышать слова утешения и добрые советы. Когда-то она не ценила старую колдунью и ссорилась с ней, но теперь ей не хватало общения с Надией. Погруженная в свои невеселые думы, Ариана не слышала, как скрипнула дверь и кто-то тихо вошел в комнату. Но через несколько мгновений она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, и по ее спине забегали мурашки. Ариана медленно обернулась и увидела Лайона.

Он стоял, прислонившись к дверному косяку, и не сводил глаз с жены. Языки пламени отбрасывали красноватые отсветы на ее лицо. В эту минуту она была как никогда хороша собой. У Лайона перехватило дыхание от восхищения. Завитки пепельных волос, подсвеченные огнем очага, обрамляли ее лицо и походили на серебристый нимб. Дрожь возбуждения пробежала по телу Лайона. Но к его страсти примешивалось чувство горечи и отчаяния. Он жаждал овладеть женщиной, которая являлась причиной его бесчестья. Нет, его уязвленное самолюбие сопротивлялось и не позволяло ему любить Ариану. Любовь казалась ему адским наказанием, крестом, который он вынужден был нести за то, что прислушивался к голосу сердца, а не разума. Всем, что он имел, Лайон был обязан Вильгельму. И вот из-за любви к женщине Лайон отплатил своему королю черной неблагодарностью.

— Лайон… — прошептала Ариана дрожащими губами и замолчала.

— Да, это я, миледи, — тихо промолвил он. Лайон всеми силами пытался подавить вспыхнувшую в нем страсть и скрыть от Арианы свои истинные чувства. Его лицо было непроницаемым, и Ариана не знала, что творилось в его душе. — Возьмите вот это.

И он бросил ей на колени узелок.

— Что это? — спросила Ариана, не сводя глаз с его лица.

Ей хотелось разглядеть в его глазах хотя бы капельку нежности и участия. Но они были холодны.

— Это одежда. Штаны, рубаха и стеганый жилет. Наденьте также свои башмаки и теплый плащ с капюшоном, если он у вас есть.

— Ничего не понимаю… Вы хотите, чтобы я отправилась в Лондон, переодевшись мужчиной?

— Да, вы будете пажом, Ариана. Моим пажом. Мы с вами вскоре отправляемся в путь, но не в Лондон.

— Но… сэр Гвейн велел мне готовиться к отъезду в Лондон после заутрени, — с недоумением сказала Ариана.

Подойдя к очагу, Лайон стал греть озябшие руки над огнем.

— У меня другие планы, — спокойно промолвил он. — Мы отправимся в Краймер.

— В Краймер?! — ахнула Ариана. — А как же приказ Вильгельма? Неужели он передумал и отказался от мысли отвезти меня в Лондон в качестве заложницы?

— Нет, Вильгельм не передумал. Но он уехал, узнав, что валлийские лорды осадили Честер. Король повел свою армию под стены этой крепости, чтобы разогнать бунтовщиков.

— А что будет, если Вильгельм узнает о вашем неповиновении его воле? Да и сэр Гвейн не допустит, чтобы вы увезли меня. Я боюсь за вас, милорд.

Лайон ненавидел себя за то, что дает Ариане надежду. В душе он поклялся, что никогда больше не будет делить с ней ложе. По существу, он решил порвать с ней супружеские отношения. Но Лайон не хотел отпускать Ариану в Лондон, ко двору, где было множество распутников. Как ни старался Вильгельм, он не мог приструнить своих развращенных придворных. Поэтому Лайон решил увезти Ариану с собой в Краймер, хотя знал, что ему будет нелегко вынести ее присутствие. Жизнь рядом с ней превратится для него в настоящую пытку. Если бы Лайон руководствовался разумом, а не чувствами, он оставил бы жену на попечение Вильгельма. Как говорится, с глаз долой — из сердца вон. Теперь же Ариана будет постоянно напоминать ему о его бесчестье.

— Вильгельм не сможет помешать мне осуществить свой план, — промолвил Лайон. — Он сейчас слишком занят. У сэра же Гвейна есть строгий приказ отвезти сына Малькольма в Англию в качестве заложника. Он не будет задерживаться по дороге ради вас. Наследник шотландского короля важнее для политики Вильгельма, чем жена одного из баронов. Кроме того, сэр Гвейн должен сопроводить в Лондон леди Сабрину. Я очень надеюсь, что Вильгельм сменит гнев на милость и простит меня, прежде чем обнаружит, что я увез вас в Краймер, нарушив его приказ. Он отходчивый человек, я это знаю. Вильгельм страшен в гневе, но, остыв, он всегда проявляет трезвость в суждениях и милосердие к провинившимся.

— О, как бы мне хотелось, чтобы вы оказались правы! — воскликнула Ариана.

В глубине души она не верила, что Вильгельм остынет и успокоится.

— Я зайду за вами перед рассветом, — сказал Лайон и направился к двери.

— А что, если стражники Вильгельма остановят нас?

— Не остановят, — уверенно заявил Лайон. — Никто, кроме преданных мне рыцарей, не знает, что у меня нет пажа. Кстати, он у меня когда-то был, но этого паренька убили в одном из сражений. Не беспокойтесь, никто ничего не заподозрит.

Ариана взглянула на Лайона сквозь пелену слез.

— Лайон, я… даже не знаю, что сказать. Из-за меня вы лишились главного в жизни. Почему вы это сделали? Почему спасли меня такой ценой?

Слезы Арианы до глубины души тронули Лайона. Он больше не мог сдерживаться и устремился к ней. Обняв жену, он страстно поцеловал ее, а затем, оттолкнув, выбежал из комнаты.


Задолго до наступления рассвета Ариана уже была готова к отъезду и с волнением ждала Лайона. В эту ночь она почти не спала. Надев штаны, рубаху, жилет и подбитый мехом шерстяной плащ, Ариана подошла к окну и выглянула во двор. На горизонте занимался рассвет.

Хотя Ариана с минуты на минуту ждала появления Лайона, она вздрогнула, услышав, как за ее спиной открылась двери, и резко обернулась. Это действительно был Лайон. У Арианы перехватило дыхание, когда она увидела, что он одет в доспехи и короткий плащ. В руке он держал шлем. Окинув Ариану внимательным взглядом с головы до ног, он удовлетворенно кивнул и молча сделал ей знак следовать за ним. Не задавая лишних вопросов, Ариана повиновалась ему. Они прошли по пустынным, гулким коридорам и спустились по каменной лестнице в зал, где на полу, на разложенных вокруг горящего очага соломенных тюфяках, спали рыцари и слуги.

— Надвиньте капюшон на лоб, — шепнул Лайон.

Ариана тут же выполнила его распоряжение. Пройдя мимо спящих через зал, они вышли во двор. Ариана полной грудью вдохнула холодный, свежий воздух.

Когда они приблизились к караульному помещению, где ночевали Белтейн и остальные люди Лайона, из-за угла неожиданно появился сэр Гвейн. У Арианы было такое чувство, как будто он поджидал их.

— Скоро начнется рассвет, милорд, — сказал капитан королевской стражи.

— Да, — промолвил Лайон, — поэтому я уезжаю. Так распорядился король Вильгельм.

Сэр Гвейн бросил внимательный взгляд на вышедших из караульного помещения рыцарей, а потом посмотрел на Ариану.

— Я вытащил своего пажа из постели, — сказал Лайон, стараясь отвлечь внимание капитана. — Дай этому парню волю, он спал бы до обедни. Это такой лентяй, каких свет не видывал.

— Я его прекрасно понимаю, милорд, — сказал сэр Гвейн, зябко кутаясь в шерстяной плащ. — В такой собачий холод не хочется высовывать нос из-под одеяла. Отправляйтесь в путь, милорд. Удачи вам!

И сэр Гвейн растворился в темноте. Лайон вздохнул с облегчением. Подхватив Ариану за талию, он посадил ее в седло, а затем вскочил сам на своего боевого коня. Вскоре маленький отряд выехал из крепости. Никто из стражников даже не подумал остановить рыцарей Лайона. Когда они оказались на дороге, Лайон взял поводья лошади Арианы, и отряд поскакал галопом. Ариана молила Бога только об одном — удержаться в седле.

До полудня они скакали во весь опор, делая короткие остановки, чтобы дать передохнуть лошадям и напиться воды из ручья. Утро стояло хмурое и холодное, но, к счастью, дождя не было. В полдень отряд остановился, чтобы перекусить. Всадники съели то немногое, что припас накануне отъезда сэр Белтейн, наведавшись на кухню замка. Вскоре Лайон объявил конец привала, и Ариана с трудом встала на затекшие ноги. Лайон помог ей подняться в седло.

— Нам не следует останавливаться надолго, миледи, — промолвил он. — Я смогу облегченно вздохнуть только тогда, когда мы доберемся до Краймера. У меня нет сомнений, что сэр Гвейн бросится в погоню за нами. Однако у нас есть шанс опередить его. Надеюсь, вы сможете потерпеть немного?

— Да, милорд, не волнуйтесь обо мне. Я не задержу вас в пути. Мне очень хочется побыстрее добраться до Краймера. Я могу все стерпеть ради того, чтобы не ехать в Лондон. Я ненавижу эту нормандскую крепость.

— Надеюсь, вы не пожалеете, что сделали такой выбор, — сказал Лайон. — Хотя, возможно, вам было бы лучше в Лондоне. В любом случае я обещаю вам свою защиту и покровительство.

— Для меня этого достаточно, Лайон, — прошептала Ариана, глядя в его синие бездонные глаза. — Надеюсь, когда-нибудь вы перестанете обвинять меня в своем бесчестье.

Голос Арианы предательски дрогнул. Лайон ближе придвинулся к ней.

— Ариана, я… — начал было он, но тут же осекся.

Повернувшись, Лайон быстро отошел от нее. Ариана так и не узнала, что он хотел сказать.

Вечером они остановились на ночлег на поросшей вереском пустоши. Поужинав, Ариана свернулась клубочком на расстеленном прямо на земле одеяле и постаралась уснуть. Однако ночь была очень холодная. Ариану била мелкая дрожь. От озноба у нее зуб на зуб не попадал.

Лежа неподалеку от Арианы, Лайон наблюдал за ней. Он видел, как она дрожит и ворочается, пытаясь найти удобную позу и согреться.

Через некоторое время тело Арианы занемело. Она уже начала погружаться в сон, когда вдруг почувствовала, что ее спине стало тепло. А затем ее обняли сильные руки Лайона. Облегченно вздохнув, она прильнула к нему и вскоре согрелась в его объятиях.

— Спите, — ворчливо сказал Лайон. — Вы так дрожали и клацали зубами, что мы все не могли уснуть.

Грубоватый тон его голоса как будто говорил, что ему поневоле пришлось лечь рядом с ней.

Ариана ничего не ответила. Вскоре ее дыхание стало глубоким и ровным. Лайон понял, что она уснула. Это обрадовало его. Слава Богу, она не чувствовала его возбуждения и не подозревала о тех мучениях, которые он испытывал, лежа рядом с ней. Неужели он обречен на бесконечные страдания из-за этой женщины, которую он любил, но хотел забыть?

И вот наконец на шестые сутки путешествия они пересекли границу Нортумбрии. Намерзнувшись и устав в дороге, Ариана мечтала принять горячую ванну, выпить кружку сидра и лечь в чистую теплую постель. Погруженная в свои мысли, она не сразу заметила очертания башен Краймера на горизонте.

— А вот и ваш замок, миледи! — воскликнул скакавший рядом Лайон, пытаясь подбодрить ее.

— Неужели я дома? — с замиранием сердца промолвила Ариана и сама себе ответила: — Да, дома…

Ее взор заволокла пелена слез. Это были слезы радости. Вскоре отряд уже въезжал по опущенному крепостному мосту через главные ворота в замок Краймер. Копыта лошадей громко цокали по деревянному настилу, из их ноздрей валили клубы пара.

Всадников встречали Кин, Терса и Надия.

— С приездом! — радостно воскликнул сенешаль. — Добро пожаловать домой!

— Мы заждались вас, — робко добавила Терса.

— Да, заждались, — согласилась с ней Надия и обратилась к Ариане: — Я же предупреждала вас об опасности, миледи.

С этими словами старая колдунья повернулась и исчезла в замке.

Глава 17

Ариана осталась в большом зале, где ее шумно приветствовали радостные слуги и обитатели замка, а Лайон вышел во двор к своим рыцарям. Он хотел устроить их на отдых и распорядиться, чтобы конюхи присмотрели за усталыми лошадьми. Когда Лайон ушел, Ариане стало грустно, несмотря на окружавших ее людей. Ей показалось, что мужу хотелось побыстрее покинуть ее. В ее присутствии он заметно нервничал, и Ариана думала, что раздражает его.

Ариане необходимо было время, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию и выработать линию поведения с Лайоном. Ее любовь к нему была безгранична, и Ариана готова была поступиться гордостью, чтобы помириться с ним. Но как сделать так, чтобы муж простил ее?

— Вы, должно быть, очень устали, миледи, — сказала Терса, видя, что ее госпожа находится в подавленном состоянии. — Хотите, я приготовлю вам горячую ванну? Или, может быть, вы желаете сначала отдохнуть?

— Нет, прежде всего я приму ванну, — сказала Ариана. — Приготовь воду и ступай по своим делам. Я сама искупаюсь.

Ариана понимала, что Терсе не терпится увидеться наедине с Белтейном, и потому ей не хотелось задерживать служанку.

— Тебе, наверное, хочется поздороваться с сэром Белтейном? — с улыбкой спросила она.

Терса покраснела.

— Да, миледи, — смущенно ответила она. — Я давно не видела его и очень соскучилась.

— В таком случае иди сейчас к нему, а потом поднимешься в мою комнату. Я буду ждать тебя.

— Спасибо, миледи.

Поклонившись, Терса выбежала из зала. Ариана улыбнулась, глядя ей вслед, а потом направилась в купальню, расположенную за кухней. Служанки наполнили большую бадью горячей водой и помогли Ариане раздеться. Она с наслаждением вошла в воду и, сев, закрыла глаза от удовольствия. Каждый раз, принимая здесь ванну, Ариана мысленно благодарила своего покойного отца за то, что он устроил в замке эту купальню.


Смертельно усталый Лайон распахнул дверь в купальню и замер на пороге. Он никак не ожидал увидеть здесь Ариану, полагая, что она поднялась в свою комнату, чтобы отдохнуть с дороги. Глаза Арианы были закрыты. Казалось, она задремала. Лайон хотел бесшумно удалиться и выбросить из головы мысли о жене, но ноги отказывались ему повиноваться.

Вода прикрывала округлые полушария упругой небольшой груди Арианы. Лайону хотелось полюбоваться ее прекрасным обнаженным телом. Сквозь воду он видел ее розовые соски, пупок и белоснежный живот. Его взгляд скользнул на покрытый светлыми завитками волос лобок Арианы. Лайона охватило возбуждение. Ему хотелось скинуть одежду, войти в воду и заняться любовью с Арианой.

Вода постепенно остывала. Ариана зашевелилась и, открыв глаза, потянулась за мылом. Ее глаза стали круглыми от изумления, когда она увидела стоявшего неподалеку Лайона. Судя по горящему взгляду и раскрасневшемуся лицу, он уже давно наблюдал за ней.

— Я уже заканчиваю, милорд, — пробормотала она, заметив, что на нем не было доспехов.

Лайон был одет в штаны и рубаху. Должно быть, он тоже собирался принять ванну.

— Здесь достаточно места для двоих, — неожиданно добавила Ариана, — если хотите, можете искупаться вместе со мной.

У Лайона перехватило дыхание от ее предложения. Голос Арианы звучал хрипловато от едва сдерживаемой страсти. Никогда прежде Лайон не видел жену такой возбужденной.

— Это было бы нежелательно, — смущенно пробормотал он.

— Но почему? Вы боитесь меня? Или, может быть, ненавидите?

— Я не боюсь женщин, — изо всех сил стараясь держать себя в руках, ответил Лайон. — Что же касается ненависти… нет, миледи, это слишком сильное чувство… я не испытываю к вам ненависти, поверьте мне…

Если бы Ариана только знала, с каким трудом дались Лайону эти слова. В его груди кипела страсть. Он готов был наброситься на Ариану и овладеть ею. Но Лайон не мог позволить себе этого.

— В таком случае что вам мешает принять ванну вместе со мной? — спросила Ариана. — Если вы не испытываете ко мне никаких чувств, зачем тогда избегаете меня?

— Вы правы, — выдавил из себя Лайон и стал раздеваться.

Он понимал, что сильно рискует, но не мог не принять вызов Арианы. Его смущало, что Ариана не спускала с него глаз. Он ожидал, что она потупит взор, когда он будет снимать рубаху и штаны. Однако Ариана продолжала дерзко смотреть на него. Ее изумрудно-зеленые глаза горели страстью. Лайон чувствовал, как встает и затвердевает его жезл, и пытался подавить возбуждение. Раздевшись, он вошел в воду, стараясь не дотронуться до Арианы. Однако это ему не удалось. Когда их бедра соприкоснулись, Лайон вздрогнул, как от сильного ожога.

— Позвольте, я потру вам спину, милорд, — сказала Ариана.

Ее голос слегка дрожал.

— Нет-нет, я сам… — поспешно возразил Лайон.

Однако Ариана сделала вид, что не слышит его. Намылив мочалку, она начала тщательно тереть ему спину. Тепло разлилось по всему телу Лайона. На лбу выступили капельки пота. Из его груди готов был вырваться стон наслаждения, и Лайон с трудом подавил его. Руки Арианы дотрагивались до него с такой нежностью, что страсть в груди Лайона закипела с новой силой. Когда Ариана стала смывать следы мыльной пены с его спины, Лайон вздохнул с облегчением, решив, что пытка подошла к концу. Однако он ошибался. Это было только начало. Ариана вдруг прижалась грудью к его спине, и Лайона бросило в жар. Он тут же отпрянул от нее.

— Вы пытаетесь соблазнить меня, миледи? — тяжело дыша, спросил он.

— Да, — призналась Ариана.

— В таком случае вы впустую тратите время.

— Прошу вас, Лайон, проявите ко мне снисхождение. Не надо ненавидеть меня.

— Я уже говорил, что не испытываю к вам никаких чувств. Я уже не тот, каким был всего неделю назад, когда покрыл себя позором бесчестья из-за безумной любви к вам. Впрочем, я рад, что помешал Малькольму выдать вас замуж за Эдрика. Но это не значит, что вы должны из благодарности предлагать мне себя.

— О Боже, Лайон! Неужели я должна упрашивать вас заняться со мной любовью?! Вы хотите, чтобы я отбросила всякий стыд?

Лайон взглянул на Ариану, ее слова тронули его сердце, хотя он пытался скрыть это.

— Я не в силах изменить свои чувства, Ариана. Это не в моей власти. Предав из-за вас своего короля, я уже не смогу быть прежним. Отныне я не способен любить вас, потому что не люблю самого себя.

— Но ведь мы можем хотя бы попробовать… — робко промолвила Ариана.

Она боялась признаться ему, как сильно любит его.

— Нет. Не стоит делать это.

Но Ариана не послушалась. Она коснулась рукой его лица, провела пальцем по губам Лайона и, наклонив его голову, нежно поцеловала. Лайон перехватил ее запястья, не позволив ласкать себя.

— Зачем вы это делаете, миледи? Я же ясно сказал, что не желаю заниматься с вами любовью. Неужели у вас нет гордости?

— Когда-то я была даже слишком гордой и заносчивой. Если вы помните, я ненавидела всех норманнов, не исключая и вас. Я до сих пор недолюбливаю их, но мое мнение о них изменилось. Вы — мой супруг. Я вышла за вас замуж по воле Вильгельма, и теперь вы должны исполнять свои супружеские обязанности в полной мере.

— Неужели? А как же ваш долг по отношению ко мне, миледи? Из-за вас я предал Вильгельма. Я обесчещен. Если бы не моя безумная страсть к вам, я никогда не изменил бы своему королю. Ради вас я пожертвовал своей гордостью и честью. А что вы можете предложить мне взамен, Ариана?

— Только себя, больше у меня ничего нет, — грустно сказала Ариана.

Она понимала, что ее любовь — слабое утешение для мужчины, пожертвовавшего ради нее своей честью. Внезапно Лайон привлек Ариану к себе и припал к ее губам. В его поцелуе не было нежности, а взгляд оставался все таким же жестким и непреклонным.

— Вы этого хотите, миледи? — спросил Лайон, прерывая поцелуй, и нервно засмеялся. — Я готов удовлетворить вашу похоть, если вам это будет угодно.

Ариана испуганно отпрянула от него.

— Нет, не надо… — попыталась она остановить его.

Однако Лайон снова грубо поцеловал ее и начал безжалостно мять ее грудь.

— Надеюсь, вам это нравится? — с усмешкой спросил он.

Поиграв пальцами с ее сосками, он стал облизывать и покусывать их. Ариана застонала. Рука Лайона скользнула вниз и проникла в ее лоно. Дрожь пробежала по телу Арианы. Имитируя рукой половой акт, Лайон наблюдал за выражением лица жены. Сначала она наслаждалась его ласками, но потом Ариана почувствовала в его действиях нечто унизительное. Он как будто старался держать дистанцию, доставляя ей удовольствие. Лайон не желал слиться с ней в единое целое и тоже получить наслаждение от этого соития.

— Лайон, прошу вас, войдите в меня, — взмолилась она, пытаясь оттолкнуть его руку.

Он покачал головой.

— Вы этого хотели, миледи.

Пальцы Лайона глубже вошли в ее лоно. Его возбуждение достигло высшего предела, и он опасался, что сейчас извергнет семя прямо в теплую воду ванны. Мурашки забегали по телу Арианы. Она изогнула спину и запрокинула голову, рассыпав каскад пепельных волос по поверхности воды. Сгорая от страсти, она шептала имя мужа. Лайон быстро довел ее до оргазма и убрал руку.

Ариана закрыла глаза, восстанавливая дыхание. Когда же она снова посмотрела на Лайона, ее взгляд пылал яростью.

— Ублюдок, — прошептала Ариана.

— Да, я ублюдок, миледи, — согласился он. — Все знают, что я незаконнорожденный ребенок.

Лайон быстро встал и, выйдя из воды, повернулся спиной к Ариане. Но как ни пытался скрыть свое возбуждение, Ариана заметила его сильную эрекцию, и у нее сжалось сердце от боли. Неужели ее муж отправится сейчас к какой-нибудь девице, чтобы удовлетворить свою страсть?

Однако Лайона заставляла страдать не физическая неудовлетворенность, а душевная боль. У Арианы были все причины возненавидеть его. Лайон хотел наказать ее за то, что она пыталась соблазнить его. Возможно, наказание было слишком суровым. Но оно не шло ни в какое сравнение со страданиями самого Лайона. Да, возможно, он действительно был ублюдком — не только в прямом, но и в переносном смысле. Однако что еще можно было ожидать от человека, утратившего честь? Такой человек не заслуживал любви и не был способен любить.

Лайон быстро оделся. Ариана, которая не сводила с него глаз, заметила, что у него дрожат руки.

— Я больше никогда не побеспокою вас, миледи, — промолвил он.

Ариане стало горько от его слов. Лайон пытался обидеть и унизить ее. Он заслужил ее ненависть. Но при мысли, что Лайон сейчас может пойти к другой женщине, у Арианы болезненно сжималось сердце. Она была уверена, что небезразлична ему, как бы он ни отрицал это. Если бы это было не так, Лайон позволил бы Ариане выйти замуж за Эдрика и остался бы верен Вильгельму.

— В таком случае кого вы собираетесь беспокоить, милорд? — спросила она. — Какую-нибудь услужливую девицу легкого поведения?

Лайон бросил на Ариану сердитый взгляд.

— А какое дело вам до этого, миледи? Я же для вас — нормандский ублюдок, не более того.

— Да, и я в этом в очередной раз убедилась. Вы, должно быть, забыли о клятвах, которые мы давали у алтаря. Мы обещали хранить верность друг другу. И я призываю вас держать данное вами слово, Лайон Краймерский!

— Вы требуете, чтобы я вел монашеский образ жизни? — возмутился Лайон.

Честно говоря, он не собирался спать с другой женщиной. Лайон испытывал физическое влечение только к Ариане, но не желал признаваться в этом.

— Вам вовсе не обязательно жить монахом, — возразила Ариана. — У вас есть жена.

— Жена! — насмешливо воскликнул Лайон. — Ради этой жены я пожертвовал своей честью! Вы околдовали меня, Ариана, превратили в покорного раба, в тряпку! Я ненавижу и презираю себя за то, что пошел у вас на поводу!

Услышав эти жестокие обвинения, Ариана на мгновение лишилась дара речи. Она поняла, что раньше он испытывал к ней сильные чувства, похожие на любовь, но теперь в его душе осталась лишь ненависть. Лайон ненавидел Ариану за то, что из-за нее предал своего короля. Да, Лайон был сложным человеком. В его душе клокотал целый вулкан страстей. Он был способен на безумные, необузданные чувства.


По приезде в Краймер Ариана занялась хозяйством. Она засадила слуг за изготовление восковых свечей, запас которых уже иссякал, а кухаркам и поварам приказала солить и вялить впрок мясо. Кроме того, Ариана позаботилась о сохранении собранного урожая и заготовках солений и варений на зиму. Под ее руководством слуги убрали весь замок и навели в нем чистоту и порядок.

Лайон проводил много времени на охоте, добывая дичь к столу, или на ристалище, где его рыцари состязались в боевых искусствах. Самым любимым занятием Лайона была стрельба из лука. Кроме того, он часто ездил по деревням, чтобы собрать подать и проследить за уборкой урожая. За ужином супруги обычно сидели рядом и хранили молчание. Лайон много пил, пожирая жену жадным взором, но ничего не говорил ей. Ариана не знала, где он проводит ночи, так как Лайон никогда не поднимался в супружескую спальню.

Спустя две недели после возвращения в Краймер Ариана поняла, что беременна. Проснувшись однажды утром, она почувствовала приступ тошноты, и ее вырвало в ночной горшок. А позже к ней явилась Надия и подтвердила ее подозрения. Это была вторая встреча Арианы со старой колдуньей после ее приезда из Шотландии.

Ариане нездоровилось, и Надия принесла ей кружку холодной воды и чистое полотенце, чтобы вытереть лицо. Ариана поблагодарила колдунью за помощь. Она уже привыкла к неожиданным появлениям и таинственным исчезновениям Надии.

— Лайон уже знает, что у него скоро родится наследник? — спросила колдунья.

Вопрос Надии нисколько не удивил Ариану. Старуха видела то, чего не видели окружающие.

— Я сама только сегодня узнала об этом, — промолвила Ариана и снова склонилась над горшком. Когда приступ тошноты прошел, она продолжала: — Думаю, что он не придаст большого значения этому известию. После нашего возвращения в замок мы довольно редко видимся с ним. Ему нет до меня никакого дела.

— Лайон — гордый человек, миледи. Вы представляете собой опасность для него. Он не может разобраться в своих чувствах к вам. Ему кажется, что он попал в ваши сети.

— Он видит во мне опасность?! Ну нет, Надия, я ничего не значу для Лайона. Единственное чувство, которое он ко мне испытывает, — это похоть, плотское желание. Лайон сам признался мне в этом. Однако он решил держать свою страсть в узде. Он больше не хочет спать со мной. Как я могу сказать о том, что беременна, когда он не желает видеть меня?

— Рано или поздно Лайон узнает, что у вас будет ребенок.

— Я уйду в монастырь! — внезапно заявила Ариана. — Настоятельница примет меня, если я подарю им участок своей земли. Я постригусь в монахини и воспитаю своего ребенка в святой обители.

— Что за вздорные мысли! — качая головой, сказала Надия. — Вы не можете распоряжаться землей, она принадлежит вашему супругу. А настоятельница не примет вас, если вы не уплатите ей за свое содержание в монастыре. Нет, миледи, придется вам жить в логове Лайона и воспитывать вместе с ним своего детеныша.

Ариана нахмурилась.

— Но он не желает жить со мной! — с горечью воскликнула она.

Лицо Надии вдруг застыло, превратившись в маску, глаза словно остекленели.

— Я знаю многое, что скрыто от других, миледи, — монотонно, нараспев промолвила она. — Темные силы угрожают лорду Лайону. Чтобы обрести счастье, вы должны обмануть смерть. — Взор колдуньи стал еще более туманным. — Берегитесь, Ариана. Я вижу далекое поле боя и поджидающую Лайона смерть. Но вы можете обмануть ее. Все в вашей власти!

Пророчество колдуньи испугало и озадачило Ариану. Как могла смерть угрожать Лайону, когда он находился не на далеком поле боя, а здесь, в Краймере, и не собирался в ближайшем будущем участвовать в военном походе?

— Обязательно скажите лорду Лайону, что вы беременны, миледи, — вновь заговорила Надия. Ее взгляд уже прояснился, голос стал обычным, будничным. — Не медлите, иначе может быть поздно.

— Сегодня ты похожа на вестника гибели, — сказала Ариана. — Твои мрачные предсказания способны привести человека в отчаяние. Я в своих видениях не видела тех страшных событий, о которых ты вещаешь.

— Неужели, миледи? Вспомните о том видении, которое посетило вас накануне знакомства со Лайоном.

Ариана побледнела, припомнив страшную картину: над Лайоном кружилась черная тень смерти.

Надия удовлетворенно кивнула.

— Я знала, что вы не забудете это видение. Но я еще раз предупредила вас о грозящей опасности. Это все, что в моих силах.

— Меня уже давно не посещают видения, — промолвила Ариана. — Но меня мучают смутные предчувствия. Может быть, я утратила пророческий дар? Как ты думаешь, Надия?

— То, что я думаю, не имеет никакого значения. Важно лишь то, что я вижу в вещих снах. До свидания, миледи.

И Надия исчезла, словно растаяв в воздухе. Ариане стало на мгновение жутко. Колдунья появлялась только для того, чтобы предупредить ее об опасности или предсказать беду. Может быть, настанет такое время, когда Надия принесет ей радостное известие о грядущих событиях? Или по крайней мере перестанет говорить загадками?

После ухода Надии у Арианы вновь началась рвота, и Терса нашла свою госпожу совсем обессиленной. Служанка принесла кувшин свежей воды и кружку пива для Арианы.

— Что с вами, миледи? — спросила она. — Вы заболели? Хотите, я позову лекаря?

Ариана покачала головой.

— Не нужно, Терса… — промолвила она слабым голосом. — У меня просто небольшое недомогание. Сейчас мне уже лучше.

Терса бросила на свою госпожу обеспокоенный взгляд.

— Чем я могу помочь вам, миледи?

Ариана улыбнулась:

— Ничем, Терса. Расскажи лучше, как развиваются твои отношения с Белтейном.

Лицо Терсы просияло.

— Белтейн собирается попросить у лорда Лайона разрешения жениться на мне. Я молю Бога, чтобы ваш супруг дал свое согласие на нашу свадьбу.

— Мне кажется, у лорда Лайона нет причин препятствовать вашему браку, — сказала Ариана.

Впрочем, Ариана произнесла эти слова неуверенным тоном. Лайон был очень сложным человеком, и сейчас, когда он находился в дурном расположении духа, от него можно было ожидать чего угодно.

— Надеюсь, что это действительно так, миледи, — промолвила Терса. — Но Белтейн вовсе не уверен в том, что лорд Лайон даст согласие на наш брак. Если бы вы знали, как я люблю его! Умоляю вас, поговорите с лордом Лайоном и убедите его не отказывать нам в нашей просьбе.

— Я сомневаюсь, что мои слова имеют какое-то значение для лорда Лайона, — честно призналась Ариана.

— И все же, миледи, попытайтесь уговорить его, — продолжала настаивать Терса. — Я знаю, он послушается вас. Белтейн говорит, что лорд Лайон без ума от вас.

Ариана бросила на служанку изумленный взгляд. Лайон без ума от нее? С чего Белтейн взял это? Ариана считала, что муж не переносит ее и всеми способами старается избежать общения с ней.

— Я сделаю все, что в моих силах, — промолвила Ариана.

Ей не хотелось разочаровывать верную служанку.

— Спасибо, миледи. А теперь давайте я помогу вам одеться.

— Нет, я хочу еще немного полежать в постели.

Терса удивилась такому желанию своей госпожи. Ариана не была лежебокой. А в замке ее ждало множество хозяйственных дел. Не сказав ни слова, Терса вышла из спальни, озадаченная поведением Арианы.


Встав с соломенного тюфяка, лежавшего у очага, Лайон подошел к столу. Около него сразу же появился слуга с кружкой, наполненной элем.

— Доброе утро, милорд, — поклонившись, приветствовал он своего господина.

— Доброе утро, — буркнул Лайон, который не находил ничего доброго в наступившем дне.

Все в его жизни было по-прежнему, и Лайон уже не надеялся на перемены к лучшему. Каждое утро он долго просиживал в зале, поджидая жену. Ему хотелось увидеть на ее лице выражение заинтересованности, если не участия. Он пытался встретиться с ней взглядами и прочесть в глубине ее изумрудно-зеленых глаз тайные мысли. А вечером он едва сдерживал себя. Все его существо рвалось в спальню, к жене. Он жаждал заняться с ней любовью, слиться с ней в экстазе в единое целое. Но его ненависть и отвращение к себе с каждым днем только усиливались, и Лайон не мог позволить себе прикоснуться к Ариане, женщине, ради которой он предал своего короля.

Залпом осушив кружку с элем, он стукнул ею по столу, и слуга немедленно снова наполнил ее. Кухарка подала блюдо с холодным мясом и сыром, но Лайон быстрым движением руки сбросил его со стола на пол. Он испытывал сильное раздражение. Ариана все не появлялась, и Лайон уже начал терять терпение.

Куда она подевалась? Лайон не знал, что и подумать. В это время Ариана обычно постоянно мелькала в зале. Она то проходила в часовню на молитву, то спешила куда-то по хозяйственным делам. Заметив краем глаза какую-то суету на лестнице, Лайон повернулся и увидел входившую в зал Терсу. Лайон уже решил, что за ней появится и Ариана, но ошибся. Прождав несколько минут, он подозвал к себе служанку жены.

— Чем могу служить, милорд? — робко спросила Терса, подходя к столу.

В душе она надеялась, что Белтейн уже поговорил с Лайоном и тот вынес решение, согласившись на их свадьбу.

— Где твоя госпожа? — резко спросил Лайон, испугав Терсу.

— Она все еще лежит в постели, милорд.

— В постели? Она больна? — В голосе Лайона слышалась тревога.

Ариана раньше никогда не залеживалась в постели, зная, что ее ждет множество дел по хозяйству.

Терса не сразу ответила. Она помолчала, тщательно подбирая слова. Терса не знала, больна ли Ариана или просто переутомилась. Всем в замке было известно, что в последнее время супруги не ладили между собой. Они даже не спали вместе. Если Терса не объяснит лорду Лайону, что с Арианой, он может сильно рассердиться на нее. Лайон нетерпеливо поднял бровь, не сводя синих строгих глаз со служанки.

— Итак, Терса, я задал тебе вопрос. Скажи, твоя госпожа действительно больна?

— Возможно, милорд, но она не хочет признавать это.

Взгляд Лайона смягчился. Он немного успокоился, но тревога продолжала терзать его сердце.

— Скажи мне правду, Терса. Что с твоей госпожой?

— Леди Ариана была сегодня утром бледнее, чем обычно. Ее тошнило и рвало. Возможно, у нее расстройство желудка. Что еще угодно знать моему господину?

— Хорошо, я доволен твоим ответом. Ступай по своим делам.

Терса, вздохнув с облегчением, быстро отошла от стола. А Лайон глубоко задумался над ее словами. Ему надо было точно знать, что случилось с Арианой. Он решил подождать до вечера и, если Ариана не появится к ужину, послать за лекарем.

К полудню самочувствие Арианы улучшилось, и у нее разыгрался аппетит. Она с удовольствием пообедала. Все ее мысли были о муже. Она не знала, где он сейчас находился и был ли сыт. И это беспокоило ее. Но к вечеру она снова почувствовала слабость. Ее подташнивало, голова кружилась. И все же Ариана решила спуститься в зал, где ужинали Лайон и его рыцари. Она надеялась, что ее не вырвет прямо на глазах обитателей замка. Кроме того, Ариана помнила о своем обещании поговорить с мужем и замолвить словечко о Терсе и сэре Белтейне, мечтавших пожениться.

Лайон все еще пребывал в дурном расположении духа. Его все раздражало и действовало на нервы. Он знал, что не успокоится, пока своими глазами не увидит Ариану. И вот она наконец появилась в зале. Увидев ее, Лайон почувствовал, будто у него гора с плеч свалилась. Она выглядела вполне здоровой. И Лайон долго не мог отвести восхищенных глаз от ее прекрасного лица. На ней было розовое платье, украшенное большой усыпанной драгоценностями брошью. Ее пепельные волосы были убраны под золотую сеточку и покрыты прозрачной розовой вуалью в тон платью. Когда Ариана подошла к столу, Лайон учтиво встал, приветствуя ее. При этом он старательно прятал глаза, чтобы она не заметила в них нежных чувств, которые он питал к ней. И только когда Ариана села, Лайон заметил ее необычную бледность.

Некоторое время они ели молча, пригубливая вино из одного кубка, как того требовал обычай. Наконец Ариана заявила, что она сыта, и Лайон, повернувшись, внимательно взглянул на нее.

— Надеюсь, вы хорошо чувствуете себя, миледи? — промолвил он.

— А для вас это важно, милорд?

— Только чудовище не заботится о самочувствии своей жены. А меня тревожит состояние вашего здоровья.

— Вы же видите, что я в полном порядке.

— Да, вы прекрасно выглядите. Я очень рад, что вы в полном здравии.

— Скажите, милорд, сэр Белтейн говорил с вами о Терсе? — спросила Ариана, меняя тему разговора. Сейчас было не время сообщать Лайону о том, что она ждет ребенка.

— Да, сегодня у нас состоялся разговор о ней.

— И какое решение вы приняли?

— Пока еще никакого. Мне надо хорошенько подумать и все взвесить. Сэр Белтейн — человек благородного происхождения, а Терса — дочь простолюдина.

— Я хотела бы, чтобы мы вместе обсудили этот вопрос, прежде чем вы примете решение, — сказала Ариана. — Я обещала Терсе замолвить за нее словечко.

Лайон усмехнулся:

— Вы уже сделали это.

И Лайон снова принялся за еду. Ариана нахмурилась. Ей не нравилось, что муж с таким пренебрежением относился к ней. Бросив на него недовольный взгляд, Ариана поднялась из-за стола.

— Я внезапно почувствовала страшную усталость, — заявила она. — Поэтому пойду спать. Спокойной ночи, милорд.

Лайону не хотелось, чтобы Ариана уходила. Он был не прочь обсудить с ней просьбу Белтейна и Терсы. Он даже решил благословить этот союз, но не признался в этом жене из-за плохого настроения. Когда Ариана ушла, Лайон еще некоторое время сидел за столом, наслаждаясь тонкими винами. Наконец он поднялся на нетвердых ногах и, пошатываясь, направился к лестнице. Он хотел подняться к жене и сообщить ей о своем решении дать согласие на брак своего рыцаря и ее служанки.

Вернувшись из зала, Ариана сняла платье и, оставшись в одной сорочке, стала поджидать Терсу, греясь у огня, горевшего в очаге. Она не знала, что ей сказать, если служанка спросит о решении Лайона. Сегодня за ужином Лайон был неразговорчив. Ариане не удалось убедить его благословить союз Терсы и Белтейна. Ариану удивила забота мужа о ее здоровье. Правда, когда она сказала ему, что хорошо себя чувствует, Лайон сразу же потерял к ней всякий интерес. И еще одна мысль не давала покоя Ариане: она не знала, как Лайон отнесется к тому, что скоро станет отцом. Скорее всего эта новость огорчит его. Лайон вряд ли хотел детей от женщины, которая была виновна в том, что он предал своего короля и навлек на себя его немилость. Услышав тихий скрип двери, Ариана не обернулась, решив, что это пришла служанка.

— Прости, Терса, — промолвила она, — но мне не удалось уговорить лорда Лайона дать разрешение на ваш брак. Он не желает прислушиваться к моим словам.

— Вы не правы, миледи, — услышала она за спиной голос мужа.

Ахнув от неожиданности, Ариана быстро обернулась и увидела Лайона. Он стоял так близко, что, протянув руку, она могла бы дотронуться до него.

— Лайон, я… Я думала, что это Терса, — смущенно пробормотала Ариана.

— Я только что говорил с ней и хочу сообщить вам, что дал свое разрешение на ее свадьбу с Белтейном. Она сразу же побежала к жениху, чтобы передать ему это радостное известие. Я позволил себе отпустить ее на весь вечер, сказав, что вам сегодня уже не понадобится ее помощь.

— Спасибо за хорошую новость, — поблагодарила Ариана. — Я уверена, что Терса и Белтейн будут счастливы в браке.

Взгляд Лайона был прикован к Ариане. Он пожирал ее жадными глазами. Пламя очага освещало сзади ее фигуру, и сквозь прозрачную сорочку просвечивали формы ее тела. Лайон видел ее темные соски, пупок и треугольник лобка между ног, который притягивал его взгляд. У Лайона пересохло во рту, и комок подступил к горлу от возбуждения. Его член начал наливаться силой.

От жгучего, пронзительного взгляда Лайона Ариану охватила дрожь. Не в силах больше сдерживать себя, она шагнула вперед и тронула мужа за плечо.

— Лайон… — промолвила она сдавленным от волнения голосом.

Но Лайон тут же пришел в себя и отшатнулся от нее.

— Спокойной ночи, миледи, — взяв себя в руки, промолвил он. — Я зашел сообщить вам, что благословил брак Терсы и Белтейна. Выполнив свою миссию, я ухожу.

И Лайон медленно, нехотя повернулся, чтобы покинуть спальню. Ему, конечно, не хотелось уходить. Ариана с замиранием сердца наблюдала за тем, как он подошел на негнущихся ногах к двери и взялся за ручку. Но тут Лайон замер, и Ариана затаила дыхание. Внезапно Лайон в порыве чувств подбежал к ней и крепко обнял.

— О Боже, Ариана! — процедил он сквозь сжатые зубы. — Вы меня просто околдовали! Я ничего не могу поделать с собой! Меня неудержимо тянет к вам.

Глава 18

Лайон отнес жену на кровать и, положив ее, припал к ее губам в жадном поцелуе. Его сильное возбуждение передалось ей, и она отдалась на волю чувств. Лежа на Ариане, Лайон смаковал вкус ее поцелуев. Его била сильная дрожь, сердце бешено колотилось в груди. Не в силах больше ждать, Лайон разорвал сорочку Арианы пополам и припал к ее обнаженной груди, словно умирающий от жажды путник к холодному ручью.

Но его собственная одежда мешала ему наслаждаться любовными ласками. Через некоторое время Лайон встал и быстро сбросил с себя штаны и рубаху. Когда он повернулся к ней, Ариана увидела его возбуждение и ее охватила неистовая страсть. Она жаждала, чтобы его копье любви вошло в ее горячее, увлажнившееся лоно.

А затем Ариана утратила чувство реальности, придя в экстаз от ласк Лайона. Он целовал ее шелковистые груди, а его пальцы играли с бутоном плоти в ее промежности. Лайон полизывал и покусывал соски Арианы, а потом спустился ниже и его язык стал играть с ее пупком. Ариана застонала от наслаждения. Однако это было только начало.

Лайон широко раздвинул ее бедра и припал губами к ее влажной промежности. Сильная дрожь пробежала по телу Арианы. Она погрузила пальцы в густые темные волосы Лайона и громко закричала. Ариана чувствовала каждое прикосновение его языка к своей пульсирующей возбужденной плоти. Выгибая спину и корчась, Ариана шептала имя мужа. Вскоре ее бросило в жар, и она позабыла обо всем на свете, достигнув вершины страсти.

Она откинулась на подушки, тяжело дыша, и Лайон лег рядом с ней. Придя немного в себя, Ариана почувствовала, что хочет настоящего соития с мужем. Почему он не желает войти в нее, слиться с ней в единое целое? Почему Лайон доставляет ей удовольствия, лишая себя наслаждения и разрядки? Приподнявшись на локте, она вгляделась в его лицо с закрытыми глазами.

— Лайон… — прошептала Ариана, поглаживая мужа по груди. В ее голосе слышалась мольба.

— Я знаю, чего вы хотите, миледи, — с отчаянием сказал Лайон, не в силах больше сдерживаться.

Он подмял жену под себя и вошел в нее. Ариана обхватила дрожащими руками его плечи. Она ощущала, с каким наслаждением он делал мощные толчки, погружаясь все глубже в ее лоно. Ее крики еще сильнее возбуждали его. Темп его движений нарастал. Обвив ногами его талию, Ариана закрыла глаза. Судорога пробежала по телу Лайона. Сделав последний мощный толчок, он зарычал и изверг семя. В это же мгновение Ариана снова пережила оргазм.

Они долго лежали, не разжимая объятий. Их разгоряченные тела были покрыты испариной. Ариана ощущала сладкую истому и нежилась в полусне. Однако Лайон, восстановив дыхание и немного придя в себя, отодвинулся от нее и лег на спину. Ариане стало грустно и одиноко. Она понимала чувства мужа. Он сожалел, что не смог сдержаться и занялся с ней любовью, хотя не хотел допустить этого. В душе Лайон обвинял Ариану в том, что она опять соблазнила его.

У Лайона было такое несчастное выражение лица, что Ариане захотелось погладить его по щеке. Завитки его влажных от пота волос прилипли ко лбу. Внезапно он открыл глаза и посмотрел на жену. Ариана вспыхнула от смущения, не зная, что сказать. Ей очень хотелось сообщить ему о своей беременности, но что-то в нем насторожило ее. Внутренний голос шептал ей, что еще не время говорить о будущем ребенке.

— Надеюсь, вы счастливы, миледи, — презрительно усмехнувшись, промолвил он. — Я сделал то, что вы хотели, не считаясь со своей гордостью.

— Вы хотели этого соития точно так же, как и я, милорд, — возразила Ариана.

Лайон поморщился, словно от боли.

— Да, к моему сожалению, я не могу этого отрицать. Я изо всех сил боролся с искушением, но я ведь не каменный. Если и дальше все так пойдет, мне придется покинуть Краймер.

— Нет, только не это! — испуганно воскликнула Ариана. — Вильгельм приказал вам безвыездно находиться в замке.

— Да, но у меня нет другого выхода, — сказал Лайон, вставая с постели. — Отныне я буду стараться не поддаваться искушению и держаться подальше от вас, миледи. Во всяком случае, мы больше не должны оставаться наедине.

Пламя горевшей на столе свечи отбрасывало красноватые отсветы на рельефное мускулистое тело Лайона. Ариана с сильно бьющимся сердцем следила за каждым его движением. Ей больно было сознавать, что Лайон хочет ее, но борется со своими чувствами. Встав с постели, она протянула к нему дрожащие руки в немом призыве. Но Лайон, собрав себя в кулак, отпрянул от нее, сопротивляясь ее чарам. Ему казалось, что одно ее прикосновение могло лишить его сейчас последней капли уважения к себе. Если бы Ариана попыталась приблизиться, Лайон, пожалуй, силой оттолкнул бы ее от себя.

— Лайон, зачем вы так? — тихо спросила Ариана.

— Не подходите ко мне, Ариана, мне нечего предложить вам.

У Арианы перехватило дыхание от душевной обиды и боли.

— В таком случае уходите. Мне ничего не надо от вас! Вы использовали меня для удовлетворения своей похоти, ничего не давая взамен. Я смогу как-нибудь прожить и без вас! Убирайтесь с моих глаз, Лайон Краймерский!

Лайон устремил на нее холодный, исполненный непреклонной решимости взгляд.

— Как вам будет угодно, миледи, — процедил он сквозь зубы и, отвесив поклон, вышел из комнаты.


Ариана нервно расхаживала по своей комнате, пытаясь успокоиться. Она не знала, что ей делать в сложившейся ситуации. Ариана всем сердцем любила Лайона, но он не хотел поддерживать с ней близкие отношения. Их брак дал трещину и мог вот-вот развалиться. Если в скором будущем ничего не изменится, они расстанутся. Почувствовав слабость, Ариана легла в постель и забылась тревожным сном.

На следующее утро она проснулась в плохом настроении. Ее снова тошнило. Вскоре у Арианы началась рвота. Когда приступ прошел, обессиленная Ариана откинулась на подушки. Через полчаса в спальню вошла Терса. К этому времени Ариана уже почти пришла в себя. Терсе показалось, что ее госпожа чувствует себя сегодня намного лучше, чем вчера. Однако, заглянув в ночной горшок, служанка поняла, что Ариану снова рвало, и сильно встревожилась.

— Вас снова тошнило, миледи? А лорд Лайон знает о вашем недомогании? Может быть, следует позвать лекаря?

— В этом нет никакой необходимости, — слабым голосом промолвила Ариана. — Я знаю, что со мной, Терса.

Было бы глупо скрывать беременность от своей служанки. Все равно Терса вскоре поняла бы, что происходит с ее госпожой.

— Так вы беременны, миледи?! — воскликнула Терса, догадавшись, о чем недоговаривает Ариана. — Лорд Лайон, наверное, счастлив, что скоро станет отцом!

— Он еще ничего не знает.

— О, миледи, но вы…

— Нет, Терса, ты ничего не понимаешь. Лайон больше не хочет близости со мной. Он обвиняет меня в том, что я навлекла на него позор бесчестья. Думаю, сэр Белтейн рассказал тебе, что случилось в Шотландии.

Терса кивнула.

— Он сказал, что лорд Лайон присягнул на верность королю Малькольму, чтобы спасти вас. О, миледи, я уверена, что ваш супруг станет лучше относиться к вам, как только узнает о вашей беременности. — Терса глубоко вздохнула. — Лорд Лайон многим пожертвовал ради вас, значит, он вас очень любит.

Ариана усмехнулась.

— Нет, Терса, бесчестье ожесточило его. Его гордость сильно уязвлена. Лайон возненавидел меня.

Терса не поверила своей госпоже. Она видела смятые простыни и отпечаток головы Лайона на второй подушке, лежавшей на кровати. Служанка решила, что супруги спали сегодня вместе или по крайней мере Лайон приходил ночью к Ариане. Все это настроило Терсу скептически по отношению к словам госпожи. Но она не показала виду, что сомневается в ее искренности. К тому же выражение лица Арианы действительно было грустным. Она находилась в подавленном состоянии.

— Лорду Лайону нет до меня никакого дела. Я безразлична ему. Он очень темпераментный мужчина, и я нужна ему только для того, чтобы удовлетворить свою похоть. Но после соития он начинает ненавидеть и себя, и меня за проявленную слабость. Все это ужасно! Я не хочу жить с ним, не хочу говорить ему о ребенке!

— Я поговорю с Белтейном. Может быть, он…

— Нет! Не говори никому, что у меня будет ребенок, даже сэру Белтейну! Ты обещаешь мне держать язык за зубами, Терса?

Терса вынуждена была согласиться.

— Обещаю, миледи, но все это мне не нравится…

* * *
Лайон не явился на ужин. И следующие два дня Ариана его тоже не видела. На третий день вечером он вошел в большой зал и как ни в чем не бывало учтиво поздоровался с женой и сел радом с ней за стол, расположенный на возвышении. По всей видимости, у Лайона отсутствовал аппетит, и он ел с явной неохотой. Ариана попыталась завязать с ним разговор, но он отвечал односложно на ее вопросы. Вскоре Ариана поднялась в свою комнату.

Лайон проводил ее тоскливым взглядом, любуясь ее грациозной поступью. Он все еще жаждал близости с ней. В его крови горел огонь желания. Последние три ночи он спал в караульном помещении замка вместе со своими рыцарями. Все это время Лайон избегал встреч с Арианой. Ему было больно видеть ее. Лайон презирал себя за малодушие и слабость.

Оставшись один за столом, Лайон залпом выпил кубок вина и знаком приказал слуге снова наполнить его. Белтейн заметил, что Лайон необычно много пьет за ужином, и подошел к нему.

— Я советую вам подняться в комнату жены, милорд, — негромко сказал он. — Я вижу, как вы тоскуете по ней.

— Вы ничего не понимаете, Белтейн, — с горечью сказал Лайон. — Вы не покрывали себя позором бесчестья ради женщины. Ступайте к своей невесте. Сообщите мне, когда вы хотите сыграть свадьбу, и я договорюсь со священником.

Белтейн понял, что Лайон не желает обсуждать с ним свои личные проблемы, и удалился. Он был благодарен своему сеньору за то, что он благословил его союз с Терсой.

Лайон выпил еще несколько кубков вина, а потом, стукнув ладонью по столу, встал и нетвердой походкой направился к лестнице. Он решил все же подняться в спальню жены.

Ариана уже крепко спала. Она не слышала, как открылась дверь в ее спальню. Лайон тихо вошел, разделся и лег рядом с женой. Но страсть не давала ему покоя. Лайон обнял Ариану и припал к ее губам. Она проснулась и хотела что-то возразить, но было уже поздно. Лайон овладел ею.

Их соитие было бурным, почти неистовым. Лайон не произнес ни слова, лаская Ариану, и покинул ее комнату только перед рассветом, когда Ариана уже уснула. На следующий день он вел себя как обычно, не подавая виду, что занимался ночью любовью с женой. С тех пор Лайон начал часто посещать Ариану по ночам, и они утоляли свою страсть в объятиях друг друга.

Каждый вечер, ложась в постель, Ариана прислушивалась, пытаясь уловить на лестнице звук знакомых шагов. Если Лайон не приходил, она начинала сходить с ума, ругая себя на чем свет стоит. Ей казалось, что Лайон утратил влечение к ней и теперь не испытывает даже похоти. Ее пугало, что их больше ничего не связывало. И когда Лайон наконец приходил, она с радостью встречала его, распахнув свои объятия. Каждый раз Ариана давала себе слово, что сегодня расскажет мужу о своей беременности, однако ей не удавалось сдержать его.


В пасмурный, холодный день в Краймер прибыл королевский гонец. Дул пронизывающий северный ветер, с неба сыпался мелкий дождь со снегом. Проехав по опущенному мосту, гонец потребовал именем короля, чтобы открыли ворота замка. Лайон приказал стражникам, чтобы они немедленно выполнили требование посланника Вильгельма. Он сам вышел к воротам под дождь и снег, чтобы лично приветствовать усталого гонца, едва державшегося в седле. Слуги помогли гостю спешиться и отвели его в большой зал. Там гонец расположился у горевшего в очаге огня, чтобы немного обсохнуть и обогреться с дороги.

Прежде чем выпить предложенную ему кружку эля, гонец вручил Лайону пергаментный свиток с посланием короля. Подсев поближе к очагу, Лайон дважды прочитал письмо Вильгельма, а затем бросил свиток в огонь, и его тут же поглотило пламя.

Белтейн бросил на своего сеньора вопросительный взгляд, ожидая, что тот скажет. Послание наверняка было очень важным и спешным. Иначе король не стал бы посылать гонца через всю Англию в Краймер в такую ненастную погоду. Когда Лайон поднял голову, в его глазах блестели слезы. Белтейн тут же отвел взгляд в сторону и стал смотреть в огонь.

— Вильгельм просит, чтобы я немедленно прибыл к нему в Честер, — наконец заговорил Лайон. В выражении его лица вновь сквозило то достоинство, которое он утратил в день своего бесчестья. — Валлийские лорды засели в крепости, и их никак не удается выбить оттуда. Гнев Вильгельма утих, и он простил мне все прегрешения, включая то, что я, нарушив его приказ, увез Ариану в Краймер. Он просит меня поспешить ему на помощь со своими рыцарями. — Радостная улыбка заиграла на губах Лайона. — Вильгельм сменил гнев на милость, Белтейн, и снова видит во мне преданного вассала. Я нужен моему королю. Моя честь спасена. Прикажите рыцарям готовиться к походу и соберите отряд пеших воинов в моих деревнях. Мы выступаем на рассвете.

Вошедшая в зал Ариана услышала последние слова Лайона, и у нее затрепетало сердце от радости. Она понимала, что для ее мужа очень важно признание короля. Вильгельм показал, что снова доверяет своему любимцу. Но улучшатся ли после этого отношения Арианы и Лайона? Станут ли они больше общаться или продолжат встречаться только по ночам? Ситуация, сложившаяся в их семье, пугала Ариану. Она не хотела сообщать мужу о том, что у них будет ребенок, пока не убедится в искренности его чувств. Ей казалось унизительным, что Лайон испытывал к ней только физическое влечение. Ей хотелось, чтобы ее любовь была взаимной.

Лайон повернулся и, увидев стоявшую у него за спиной Ариану, невольно улыбнулся ей, не скрывая своей радости.

— Так, значит, вы отправляетесь на помощь королю, — промолвила она.

— Вы все слышали?

— Вам предстоит вступить в сражение с бунтовщиками, — задумчиво промолвила Ариана, вдруг поняв, что ее муж отправляется в опасный поход и ему грозит смерть.

— Вильгельм простил мне все мои прегрешения, — радостно сообщил Лайон. — В душе я молил Бога об этом. Я хорошо знаю короля, он вспыльчив, но отходчив. Вильгельм понял, что ему не хватает меня, верного воина, всегда готового броситься ему на выручку.

Ариана внезапно вспомнила предостережение Надии, и у нее упало сердце. Надия предсказала, что Лайон отправится на поле боя, где ему будет грозить смертельная опасность. Колдунья намекнула также на то, что Ариана может спасти мужа. Но как? Каким образом Ариана могла предотвратить гибель Лайона? Если она запретит ему отправиться в поход, он вряд ли послушается ее.

— Ариана, что с вами? — спросил Лайон, видя, что она погрузилась в задумчивость. — Вы не слушаете меня. Мы выступаем на рассвете. Пойдемте в ваши покои, мне надо поговорить с вами наедине.

Взяв жену за руку, Лайон увлек ее за собой. Когда они переступили порог супружеской спальни, Лайон плотно закрыл дверь. Внезапно у Арианы закружилась голова, взор заволокла пелена. А когда туман рассеялся, она увидела ужасную картину. Лайон, словно одержимый, яростно сражался с валлийскими воинами, защищая своего короля. Но тут один из противников вонзил ему в грудь, в незащищенное место между металлическими пластинами доспехов, меч. Лайон зашатался, упал на колено, а потом рухнул ничком, уткнувшись лицом в мерзлую землю. Взор Арианы вновь заволокло туманом, и видение исчезло.

Лайон с ужасом наблюдал за Арианой. Она на его глазах погрузилась в глубокий транс. Ее зрачки расширились, а невидящий взгляд был устремлен куда-то мимо него в пространство. Внезапно Ариана громко закричала, и он, схватив жену за плечи, сильно тряхнул ее, чтобы привести в себя. Ариана закатила глаза и рухнула на пол. Лайон чертыхнулся и, подхватив Ариану на руки, отнес ее на кровать. Однако она долго не приходила в сознание, и Лайона охватила паника.

— Терса! — крикнул он, и служанка немедленно явилась на его отчаянный зов.

— Что случилось, милорд? — спросила она, ворвавшись в комнату. Увидев Ариану, лежавшую без признаков жизни на кровати, Терса испуганно вскрикнула. — О Боже! Что с ней?!

— Не знаю, — растерянно сказал Лайон. — Разыщи старую колдунью. Только она может помочь леди Ариане.

— Я здесь, милорд, — раздался с порога скрипучий голос Надии.

— О Господи, Надия, ты что, следишь за нами?

Колдунья бросила на Лайона негодующий взгляд.

— Нет, милорд, я ни за кем не слежу. Просто я заранее знаю, когда понадоблюсь. Вам кажутся странными мои неожиданные появления. Но я являюсь на зов прежде, чем он прозвучит.

Надия быстро подошла к кровати, на которой лежала бледная как смерть Ариана.

— Что с моей женой? — нетерпеливо спросил Лайон, терзаемый беспокойством.

Надия пощупала пульс Арианы, а затем приложила ухо к ее груди, чтобы послушать сердце. Когда она снова подняла голову, Лайон заметил в ее глазах выражение тревоги.

— У нее бьется сердце, милорд, но очень слабо, — сообщила она. — Она впервые так долго лежит без сознания после посетившего ее видения.

Лайон порывался задать еще несколько вопросов колдунье, но старуха знаком приказала ему молчать и что-то тихо сказала Терсе. Служанка кивнула и быстро вышла из комнаты. Вскоре Терса вернулась, держа в руке перо. Надия опалила перо над пламенем свечи, а затем поднесла его к носу Арианы. Однако даже резкий, неприятный запах не привел Ариану в чувство. Надия нахмурилась. Ее взгляд помрачнел.

Лайона снова охватила паника. Раньше он в душе не верил, что его жену посещают вещие видения. Но теперь понял: сила одного из них была так велика, что Ариана надолго лишилась чувств. Что за ужасную картину увидела она перед своим мысленным взором?

— Как ты думаешь, Надия, Ариана оправится? — с тревогой спросил он.

— Посмотрите, милорд, она уже приходит в себя, — облегченно вздохнув, промолвила Надия.

Наклонившись над женой, Лайон вгляделся в ее лицо. Она открыла глаза и взглянула на него. Сначала Ариана как будто не узнала мужа, но потом ее взгляд прояснился. На ее губах появилась слабая улыбка, но тут же опять исчезла. Воспоминание о страшном видении было еще слишком живо в ее памяти. Ей не терпелось предупредить Лайона о грозящей ему опасности. Ариана коснулась его щеки. Взяв ее дрожащую руку, Лайон удивился тому, какими холодными были ее пальцы.

— Что вы видели, Ариана? — тихо спросил он.

Ариана тяжело вздохнула. Она не находила в себе сил ответить ему.

— Что вывело вас из равновесия, миледи? — продолжал расспрашивать ее Лайон.

Ариана не знала, следовало ли ей рассказывать Лайону о том, что она видела картину его гибели. Он, пожалуй, не поверит ей или просто не станет слушать. Вильгельм вновь призвал Лайона под свои знамена, простив ему все проступки, и Лайон ринется в бой за своего короля, даже если точно будет знать, что погибнет в сражении. Ничто не могло остановить его.

— Обещайте, что вы будете осторожны, милорд, — прошептала Ариана. — Берегитесь, враг может подкрасться к вам сзади и нанести смертельный удар.

Лайон нахмурился. Предупреждение Арианы показалось ему очень странным.

— Я всегда осторожен в бою, Ариана. Но даже если погибну на поле сражения, я сохраню свою честь и доброе имя. Я благодарю Бога за то, что Вильгельм верит мне и готов выслушать мои объяснения. Я как будто заново родился, и меня переполняет счастье от того, что мой король простил меня.

— А для меня осталось место в вашем сердце, милорд? — грустно спросила Ариана.

Она с замиранием сердца ждала ответа на свой вопрос. Но они были не одни в комнате, и Лайону не хотелось вести при посторонних столь интимный разговор. Слухи очень быстро распространялись по замку, а Лайон не любил, когда о нем сплетничали. Повернувшись, он приказал Терсе и Надии удалиться из спальни. Служанка тут же вышла за дверь, но колдунья не тронулась с места.

— В чем дело, Надия? — сердито спросил Лайон. — Ты не слышала моего распоряжения?

— Я хочу предостеречь вас, милорд, — промолвила старуха. — Прислушайтесь к словам вашей супруги и будьте осторожны. Впрочем, все наши предупреждения напрасны. Ваша судьба уже предрешена, и не в моих силах что-нибудь изменить.

— Нет! — истошно крикнула Ариана, и ей ответило гулкое эхо. — Ты же сама говорила, что я могу спасти милорда! Что я должна сделать?

— О Боже! Я не понимаю, о чем вы обе говорите! — воскликнул Лайон.

Не обратив внимания на его возглас, Надия впилась в Ариану пронзительным взглядом. Некоторое время обе женщины молча смотрели друг на друга, а потом колдунья, склонившись над Арианой, прошептала ей на ухо:

— Да, в вашей власти, миледи, спасти мужа, но очень плохо, что вы не знаете, как это сделать. А я не всегда вижу явственно грядущие события, порой они являются мне в смутных образах. Поэтому я не знаю, что вам посоветовать.

— Если тебе нечего сказать мне, ведьма, убирайся прочь с глаз моих! — нетерпеливо крикнул Лайон.

У него было слишком много дел и слишком мало времени. Лайон боялся, что не успеет поговорить с Арианой о своих чувствах к ней. Он хотел открыть перед ней душу, рассказать о том, что она уже давно и прочно завладела его сердцем, но он не мог признаться ей в этом, поскольку остро переживал свое бесчестье.

Сердитый тон Лайона не произвел на Надию никакого впечатления. Она не спешила уходить. Прошептав еще что-то на ухо Ариане, колдунья медленно повернулась и неторопливо направилась к двери, шаркая ногами. На пороге она остановилась и дала Ариане еще один совет.

— Расскажите ему все, миледи, иначе будет поздно. Другой возможности вам не представится. Не упустите свой шанс, — прошамкала она и растворилась в темном коридоре.

Лайон не понял, на что намекала старуха. А вот Ариана сразу же догадалась, о чем идет речь.

— Эта старая ведьма всегда говорит загадками, — сердито проворчал Лайон. — Вы поняли, о чем она тут бормотала?

— Понятия не имею, — солгала Ариана, отводя взгляд в сторону.

Она попыталась встать с постели, и Лайон протянул ей руку, чтобы помочь. Ариана с благодарностью оперлась на нее.

— А мне кажется, что вы догадались, о чем идет речь, — промолвил Лайон. — Я понял это по выражению ваших глаз. Может быть, вам обеим явилось одно и то же видение?

Ариана потупила взор. Что она могла сказать Лайону? Ей снова припомнилось страшное видение. Разве могла она поведать мужу о том, что ему суждено погибнуть на поле боя? Что же касается ребенка, Ариана не решилась сообщить Лайону эту новость. Ведь она до сих пор не знала, искренни ли его чувства к ней. Но Лайон ждал ее ответа, и она начала выкручиваться:

— Вы правы, милорд, меня посетило страшное видение, но, возможно, это предсказание не сбудется.

Взяв руки жены в свои, Лайон посадил ее на скамью, а сам опустился перед ней на корточки.

— Расскажите, Ариана, все, что вы видели, — попросил он.

— Я видела, как вам нанесли смертельный удар на поле боя, — прошептала Ариана. — Вы упали и долго лежали на холодной земле не шевелясь. А потом видение исчезло.

Лайон слушал ее затаив дыхание.

— И больше вы ничего не видели? — спросил он.

Ариана покачала головой:

— Нет, больше ничего.

— А колдунья тоже видела мою гибель?

— Да, но Надия говорит, что в моих силах спасти вас.

— Вы можете спасти меня? — с сомнением переспросил Лайон.

— Да. Все это похоже на загадку, но вещие слова Надии всегда сбываются, — промолвила Ариана, и вдруг ее лицо просияло. — Я знаю, что делать! Я должна отправиться вместе с вами в Честер! Я буду вашим ангелом-хранителем. — Ариана вскочила на ноги. — Не будем терять времени, Лайон! Нам надо собраться в дорогу, ведь мы выезжаем на рассвете.

Лайон был до глубины души тронут словами жены. Теперь он видел, что она дорожит им, и его сердце наполнилось нежностью и любовью, чувством, доселе незнакомым Лайону.

Ариана была не похожа на тех женщин, которые встречались Лайону на жизненном пути. Она была отважной, упрямой, страстной и нежной. Ариана была нужна ему как воздух. Он знал, что в походе ему будет не хватать ее. Но Лайон не мог позволить слабой женщине сопровождать его в опасном путешествии. Он не желал принимать ту жертву, которую она готова была принести ради него.

— Нет, Ариана; ваше предложение звучит заманчиво, но я не могу принять его, — мягко сказал он, стараясь не обидеть ее своим отказом. — Я сумею сам постоять за себя, как делал это не раз. Мне не требуется ваша помощь. Я не возьму вас с собой в Честер, вы останетесь здесь, в Краймере, в полной безопасности, вдали от сражений.

Ариана нахмурилась.

— Я сама распоряжаюсь своей судьбой и хочу поступать так, как считаю нужным, — заявила она. — Мои вещие видения не всегда сбываются, но нельзя пренебрегать ими, это слишком опасно. Надия сказала, что только я могу спасти вас. Вы не можете запретить мне поехать с вами!

— Ошибаетесь, миледи, я ваш муж и имею право запрещать вам делать те или иные поступки. Я забочусь о вас, Ариана. Если мне суждено умереть, я умру с сознанием того, что вы находитесь в полной безопасности в замке Краймер. Впрочем, все это полная ерунда. Я не собираюсь погибать. Сейчас мне, как никогда, хочется жить. Дождитесь меня, Ариана. Когда я вернусь, у нас состоится серьезный разговор. Я должен сделать вам одно признание, на которое долгое время не решался. — Лайон крепко обнял Ариану. — Обещайте, что вы не поедете за мной и не наделаете глупостей. Вы действительно можете спасти меня, Надия была совершенно права. Но для этого вам необходимо вести себя разумно и не лишать меня душевного покоя.

Ариана долго молчала, не решаясь дать Лайону обещание, которое, возможно, не смогла бы исполнить. Ей не нравилось, что Лайон не желает принимать ее помощь. Тем не менее в конце концов Ариана дала Лайону слово ждать его в Краймере. Добившись своего, Лайон вздохнул с облегчением. Ариана решила, что настал подходящий момент, чтобы сообщить мужу о своей беременности. Было бы жестоко с ее стороны накануне разлуки утаить от Лайона, что он скоро станет отцом.

— Прежде чем мы попрощаемся, я хотела бы кое-что рассказать вам, Лайон, — промолвила она. — Надеюсь, это известие вас обрадует.

— Вы уже обрадовали меня, выполнив мою просьбу, — с улыбкой сказал Лайон.

— Но мне кажется, вы обязательно должны узнать о том, что…

— Нет, Ариана, никаких новостей! — остановил ее Лайон, приложив палец к губам жены. Он боялся, что слова Арианы могут снова испортить их только что наладившиеся отношения. — Вы расскажете мне обо всем, когда я вернусь. Сейчас у меня нет времени для обстоятельного разговора. Мои рыцари ждут от меня распоряжений. Мне необходимо распределить оружие и раздать съестные припасы. Я должен спешить на помощь Вильгельму.

— Да, вы правы. Я тоже не люблю разговаривать на бегу. Отправляйтесь к Вильгельму, милорд. А я буду с нетерпением ждать вашего возвращения.

— Я обязательно вернусь, миледи, поверьте мне.

Его уверенный тон не произвел на Ариану должного впечатления и не развеял ее опасений, но она постаралась скрыть от мужа свою тревогу. Лайон прижал ее к груди и страстно поцеловал. Он не мог покинуть ее, не насладившись напоследок минутами интимной близости. И они упали на кровать, не размыкая объятий.

Глава 19

— Спите, — прошептал Лайон, вставая среди ночи с постели. — Вы так прекрасны. Ваши щеки пылают румянцем, губы припухли от моих поцелуев. Я буду вспоминать вас в походе и мечтать о возвращении домой. Мне очень хочется многое сказать вам, но, к сожалению, у меня нет времени.

— Почему вы так долго медлили с важным разговором? — с упреком спросила Ариана. — Мы давно уже могли бы быть счастливы, если бы не ваш гнев на меня.

— Вам трудно понять меня, Ариана. Вы благородного происхождения, у вас были знатные предки. А у меня в жизни ничего не было, кроме гордости и чести. Я приобрел их на поле боя, сражаясь бок о бок со своим королем. Затем в моей жизни появились вы. Я не хотел жениться на вас, но Вильгельм заставил меня это сделать. Честно говоря, меня больше привлекали не вы, а ваши владения, замок Краймер. Но потом вдруг вы покусились на мою честь. Вы презирали меня и никогда не скрывали, что ненавидите всех норманнов. И все же, когда встал выбор между вами и моей честью, я выбрал вас и присягнул на верность Малькольму, предав тем самым своего короля. Вы и представить себе не можете, чего это мне стоило!

— Но я не просила вас приносить ради меня такие жертвы!

— Вам не надо было просить меня о чем бы то ни было. Я сделал это по собственной воле. Дело в том, что я не мог поступить по-другому. И это самое ужасное! Я оказался во власти ваших чар, которым был не в силах противостоять!

— Но, Лайон, я…

— К сожалению, миледи, у меня нет времени на разговоры. Я должен идти. Когда я вернусь, мы обо всем поговорим и все обсудим.

«А вдруг вы не вернетесь?!» — хотелось воскликнуть Ариане, но она сдержалась.

Лайон быстро надел штаны, рубаху и стеганый жилет. Доспехи ждали его в караульном помещении. Сэр Белтейн обычно помогал своему господину облачаться в них и подавал ему оружие. Одевшись, Лайон обернулся и в последний раз взглянул на жену. Не удержавшись, он наклонился и страстно поцеловал ее на прощание. Когда дверь за Лайоном закрылась, Ариана разрыдалась.

— Храни тебя Господь, любовь моя, — прошептала она, глотая слезы.


Спустя два часа Ариана поднялась на верхнюю площадку крепостной стены, где дул пронизывающий, холодный ветер. Она видела, как Лайон и его рыцари выехали из главных ворот замка. Одетый в блестящие доспехи, Лайон выглядел настоящим исполином. Он казался непобедимым и неуязвимым, однако Ариана знала, как хрупка человеческая жизнь. Лайон обернулся и помахал ей рукой. Ариана приложила ладонь к животу и заплакала. Она боялась, что ее ребенок никогда не увидит своего отца. Ариана молила Бога о том, чтобы ей снова явилось вещее видение. Она хотела узнать, каким образом можно спасти Лайона. Но все ее мольбы были тщетны.

— Здесь очень холодно, миледи. Подумайте о ребенке, вы можете простудиться, — услышала она рядом скрипучий старушечий голос.

Обернувшись, Ариана увидела Надию.

— Ты всегда незаметно подкрадываешься и пугаешь меня, — упрекнула она колдунью. — Может быть, ты пришла, чтобы наконец сказать мне, как я могу спасти лорда Лайона?

— Вы узнаете об этом в свое время, — заявила старуха. — А пока не забывайте, что вы носите под сердцем сына Лайона. Вы должны во что бы то ни стало сохранить ребенка. Он наследует ваши владения и будет защищать эту землю.

Ариана бросила на колдунью испуганный взгляд.

— С чего ты взяла, что у меня будет мальчик? Этого никто не может знать заранее!

Надия усмехнулась:

— У вас родится сын, миледи, не сомневайтесь в этом. Он стяжает добрую славу. Люди будут уважать сына Лайона точно так же, как уважают его самого.

Надия взяла Ариану за руку и повела к каменным ступеням, ведущим вниз.

— Пойдемте, миледи, вам не следует стоять на холоде.

Но Ариана остановилась и снова попыталась расспросить старуху.

— А что будет с лордом Лайоном, Надия? Доведется ли ему воспитать собственного сына?

Надия пожала сутулыми плечами.

— На все воля Господня, миледи.

День прошел в суете. С отъездом Лайона на плечи Арианы легло множество забот. И хотя ее постоянно тошнило, она старалась справиться со всеми обрушившимися на нее делами. В этом ей помогали верные Кин и Терса. Правда, служанка очень беспокоилась о судьбе сэра Белтейна и находилась в подавленном состоянии.

Ариана тоже была печальна и молчалива. Она не могла забыть страшную картину, явившуюся ей в вещем видении, и молила Бога, чтобы он сохранил жизнь Лайону. Ей не терпелось рассказать мужу о том, что у них будет ребенок. Теперь уже для Арианы не имело значения, что он, по ее мнению, любил ее меньше, чем она его. Она знала, что дорога ему. Лайон почти признался в том в ночь прощания, но им не хватило времени, чтобы поговорить о своих чувствах. Они снова предались страсти, а потом Лайон ушел.

Ариану мучила неизвестность. Она не знала, сколько времени будет отсутствовать Лайон и как долго продлится военная кампания Вильгельма, отправившегося усмирять валлийских лордов. Ей было неизвестно, как развивались события. Однако она хотела только одного — чтобы Лайон вернулся домой целым и невредимым. Страшное видение не выходило у нее из головы и лишало покоя. Если бы не беременность, она нарушила бы слово, данное Лайону, и отправилась бы под стены Честера. Возможно, Ариана могла бы спасти Лайона от неизвестного убийцы, покушавшегося на его жизнь.

Ради здоровья будущего ребенка Ариана заставляла себя есть, несмотря на отсутствие аппетита, и спать, хотя ее мучили тяжелые мысли. После отъезда Лайона в ее душе образовалась пустота, которую Ариана ничем не могла заполнить. Она тосковала по мужу и мечтала снова увидеть его.


Лайон добрался до Честера как раз вовремя. Вильгельм был искренне рад его приезду. Король больше не гневался на своего любимца. Он успокоился, поразмыслив над теми причинами, которые заставили Лайона совершить неблаговидный поступок. Прибыв в лагерь Вильгельма, Лайон объяснил, что заставило его нарушить данную королю присягу. Выслушав его, Вильгельм окончательно простил ему все прегрешения и поблагодарил за то, что Лайон поспешил на выручку ему.

— Возможно, я сделал бы то же самое, если бы Матильде угрожала подобная опасность, — признался Вильгельм. — Я прощаю вас, лорд Лайон, поскольку вы нужны мне. Никто не заменит вас на поле боя. Я привык сражаться с вами бок о бок. Эти проклятые валлийцы совсем обнаглели. Я не могу выкурить их из крепости. А по ночам они делают дерзкие вылазки и нападают на моих людей. Когда мы хотим дать им отпор, эти трусы снова прячутся за стены крепости. Эти ублюдки хитры и коварны.

— Каковы ваши планы на ближайшее время, сир?

— Я хочу сделать рейд по окрестным деревням и уничтожить все на своем пути — дома, запасы продовольствия, церкви. Пусть засевшие в крепости лорды и рыцари знают, что я опустошил их земли.

Лайон побледнел. Он хорошо знал, что Вильгельм был способен на жестокие поступки. Лайон не раз был их свидетелем. Он даже участвовал в подобных рейдах короля, наводивших ужас на всю Англию. Вильгельм готов был предпринять крайние меры для того, чтобы усмирить непокорных лордов.

— А теперь пойдемте в мой шатер, — пригласил Вильгельм. — Я хочу, чтобы вы рассказали о вашей супруге. Она еще не собирается подарить вам наследника? Моя Матильда родила мне четырех прекрасных сыновей. Надеюсь, леди Ариана произведет на свет такое же потомство, чтобы порадовать вас.

— К сожалению, я не заслужил хорошего отношения с ее стороны, — признался Лайон. — Я тяжело переживал свое бесчестье и обвинял ее в том, что она явилась причиной моих бед. Моя любовь к ней была слишком сильна.

— Я рад слышать, что вы всем сердцем полюбили женщину, которую я выбрал вам в жены. А как же леди Сабрина? Вы все еще испытываете влечение к ней?

— Нет, я утратил к ней всякий интерес. Она оказалась коварной интриганкой. Странно, но раньше я не замечал ее недостатков. Вы все еще хотите выдать ее замуж за лорда Эдрика?

— Лорд Эдрик сейчас верой и правдой служит мне, — задумчиво промолвил Вильгельм. — Когда его надежды на восстание рухнули, он смирился с неизбежным и стал моим верным слугой. Хотя признаюсь, я не могу до конца простить ему сговор с Малькольмом и побег в Шотландию с вашей женой. Брак с Сабриной будет для него подходящим наказанием за измену. Как вы считаете, милорд?

Лайон расхохотался.

— Да, сир, такого наказания я бы врагу не пожелал. Я не спущу с него глаз, пока он не женится. Я до сих пор считаю, что лорд Эдрик угрожает моему браку. Не секрет, что леди Ариана предпочла бы иметь в качестве мужа своего соплеменника, а не безродного норманна.

После беседы с королем Лайон вернулся к своим людям и объяснил им сложившуюся обстановку. Белтейн заявил, что войску Вильгельма следует пойти на штурм крепости. Другие рыцари предложили сделать подкоп под стену или с помощью катапульты каменными ядрами проломить одну из них. Однако что бы ни советовали воины, окончательное решение оставалось за Вильгельмом.

И вот взбунтовавшиеся лорды были жестоко наказаны за свое неповиновение воле сеньора. Стоя на верхних площадках стены и башен крепости, они с ужасом наблюдали за тем, как огромное войско Вильгельма жгло, грабило и опустошало окрестные села. Жители бежали при появлении нормандских воинов, ничего не захватив с собой из своего имущества. Валлийцы пришли в отчаяние. Теперь они воочию видели, что такое гнев Вильгельма. Их души тоже исполнились ярости, и они выехали из крепости, чтобы сразиться со своими врагами.

Вильгельм сразу понял, что это будет решающая битва. На этот раз валлийцы не собирались при малейшей опасности прятаться за стенами крепости. Они намеревались биться до последнего. Восставшие лорды надеялись разбить и обратить в бегство норманнов.

Валлийцы выбрали подходящий момент для атаки. Основная часть войска Вильгельма совершала карательный рейд в глубине страны. Оставшийся в лагере у стен крепости король был окружен небольшой горсткой опытных воинов, среди которых были Лайон Нормандский и Эдрик Блэкхит. Увидев выехавшее из ворот вооруженное войско противника, Лайон организовал защиту короля.

Валлийская земля была последним очагом сопротивления Вильгельму. Подавив это восстание, король надеялся обеспечить на долгие годы спокойствие в стране. Чтобы завершить завоевание Англии, Вильгельму оставалось поставить на колени непокорных лордов Честера.

Противоборствующие стороны сошлись на равнине, ограниченной с севера рекой, а с юга — грядой невысоких гор. Силы валлийцев превосходили по численности отряд Вильгельма. Но несмотря на это, вскоре норманны перешли в наступление. Они яростно сражались. Лайон прикрывал короля с тыла, а Эдрик бился бок о бок с Вильгельмом. Король не допускал и мысли, что может проиграть эту битву.

Вильгельм с мечом в руках врубался в самую гущу вражеских воинов, и Лайон не оставался без дела. Он бился дерзко и отважно, стараясь доказать на деле свою преданность королю. Он оберегал Вильгельма от коварных ударов валлийцев, пытавшихся напасть на короля сзади. В пылу битвы Лайон не забывал об Ариане. Ему хотелось остаться в живых, чтобы, вернувшись домой, признаться наконец в своих чувствах к ней.

Лайон опасался, что Ариана никогда не сможет полюбить безродного норманна, но все же он был исполнен решимости поведать ей о своей любви. Лайон не сомневался в том, что по-своему дорог Ариане. Она не раз доказывала это. Жена испытывала к нему физическое влечение и самозабвенно предавалась с ним страсти на супружеском ложе. Лайон полагал, что это могло служить основой для более глубоких и сильных чувств.

Лайон заметил, как к Вильгельму приблизились два валлийца исполинского роста. Они размахивали боевыми топорами, готовясь метнуть их в голову короля. Не раздумывая, Лайон бросился на противников. Между тем еще двое соплеменников подоспели на подмогу валлийцам. Лайон ловко отбил их атаку и тем самым спас Вильгельма от верной гибели.

Король заметил это, но у него не было времени поблагодарить своего любимца. Все было как прежде, Вильгельм сражался в первых рядах своих рыцарей, а Лайон следил за его безопасностью, приходя на помощь в трудную минуту. Вступив в поединок с одним из противников, Лайон слишком поздно заметил, что к королю подкрался коварный валлиец. Он уже занес меч, чтобы поразить Вильгельма. Не думая о себе, Лайон бросился, чтобы закрыть короля собственным телом. Удар меча пришелся ему сбоку, под мышку, в незащищенное доспехами место.

Рана была глубокой и опасной. Лайон упал на колени, истекая кровью. Острая боль пронзила его тело. Валлиец издал победный клич и приготовился добить Лайона.

Лайон видел занесенный над ним меч, но не стал трусливо закрывать глаза, не дрогнул перед лицом смерти. Почувствовав удар, он рухнул на землю с именем жены на устах.

Лайон не знал, что удар валлийца был ослаблен благодаря Эдрику Блэкхиту. Сакс в последнее мгновение выбил меч из рук противника и не дал тому добить Лайона. Если бы не Эдрик, Лайон непременно бы погиб. Тем не менее раны Лайона были очень серьезными. Лежа на земле, он уже простился с жизнью, прежде чем потерять сознание.


Ариану внезапно пронзила страшная боль, и она неистово закричала, держась за живот. Взоры обитателей замка, находившихся в этот момент в большом зале, сразу же обратились к ней. Слуги сочувствовали своей госпоже, но не знали, чем ей помочь.

— Что с вами, миледи? — спросила Терса. — Вам больно?

— Немедленно позови Надию, — приказала Ариана, морщась от боли.

— Я обязательно сбегаю за ней, миледи, но сначала я должна отвести вас в вашу комнату, — сказала служанка.

— Я сам отведу госпожу в ее покои, — вмешался в разговор сенешаль Кин. — А ты беги за колдуньей.

И, взяв Ариану под руку, он вывел ее из зала.

Боль тем временем нарастала. Уложив Ариану на постель, Кин присел на стул, стоявший рядом с кроватью. Он видел, как мучилась его госпожа. Судороги пробегали по ее телу. Но Кин не знал, как ей помочь. Увидев, что Терса наконец привела в покои госпожи Надию, Кин вздохнул с облегчением и безропотно покинул комнату, когда колдунья жестом попросила его удалиться. Кин знал, что с ведьмами не спорят.

— Что с вами, миледи? — спросила Надия. — Эти боли связаны с беременностью?

— Нет, — тяжело дыша, ответила Ариана. — Мне кажется, что со Лайоном произошло несчастье. А ты ничего не чувствуешь, Надия? Может быть, у тебя было новое видение? Он погиб, Надия. Я знаю это. Лайона Нормандского больше нет на свете. О Боже, я этого не переживу!

Терса ахнула и села на стул, чувствуя, что у нее подкашиваются ноги. Надия, нахмурившись, внимательно взглянула на Ариану.

— Вы в этом уверены, миледи? — спросила она.

— Меня пронзила боль именно в тот момент, когда Лайон рухнул на землю, — сказала Ариана. — А ты разве ничего не почувствовала?

— Нет, момент гибели Лайона мог ощутить лишь тот человек, который любит Лайона. Но признаюсь вам, я не верю, что ваш супруг погиб.

— О Боже, я так хочу, чтобы ты оказалась права, Надия! Но мои предчувствия свидетельствуют об обратном. Я должна отправиться в Честер и увидеть все своими глазами.

— Нет, миледи, — возразила Надия, — вам следует остаться в Краймере ради будущего ребенка. Вы на третьем месяце беременности, он самый опасный для вас.

— Неужели это все, что ты можешь мне сказать, Надия?! — в отчаянии воскликнула Ариана. — Ты же так много знаешь и предчувствуешь!

— Я могу еще сказать, что Лайон жив. Да, возможно, он смертельно ранен и находится при смерти, но он все еще дышит.

— Но как я могу спасти его, находясь вдали от места событий? Кроме того, я ничего не понимаю в знахарстве. Ты лучше меня разбираешься в целебных свойствах трав и растений.

— Вы обладаете более сильным лекарством, чем мои снадобья и зелья, миледи. Когда придет время, вы это поймете. А пока я ничем не могу помочь вам.

— О Боже, — простонала Ариана, — что я могу сейчас сделать для своего мужа?

— Ничего, вы должны ждать.

— Не надо так волноваться и выходить из себя, миледи, вам это вредно, — вступила в разговор Терса. — Не забывайте о своей беременности. Мы не знаем, что сейчас происходит в Честере. То, что лорд Лайон ранен и лежит при смерти, — всего лишь ваши догадки. Возможно, дурные предчувствия и резкая смена настроения являются последствиями вашего состояния.

Ариана промолчала. Она была уверена, что предчувствия не обманывали ее. Повернувшись туда, где стояла Надия, она хотела задать еще один вопрос, но колдунья уже исчезла.

Несколько дней Ариана пребывала в тревоге. Ее терзали тяжелые мысли. Временами она вновь испытывала приступы боли, правда, не такой острой. Она мало спала и почти ничего не ела. Ариана молила Бога, чтобы он послал ей вещее видение. Неизвестность угнетала ее. Надия все это время где-то пропадала, и это вызывало у Арианы еще большее беспокойство.

Каждый день Ариана поднималась на крепостной вал и смотрела вдаль до тех пор, пока ее не начинал пронизывать лютый холод. Замерзнув, она шла в большой зал, чтобы обогреться там у очага. Однажды, стоя, как всегда, на верхней площадке, она заметила на горизонте отряд всадников. Ариана быстро спустилась к воротам, чтобы встретить их.

И вот наконец шестеро рыцарей въехали по мосту в крепость. Ариана ждала их с бешено бьющимся сердцем. Поперек одной из лошадей было перекинуто чье-то безжизненное тело. Ариана ни минуты не сомневалась, что это был Лайон. Рядом скакал верный Белтейн. Когда рыцари остановились и сняли шлемы, Ариана с удивлением узнала в одном из них Эдрика Блэкхита.

— Простите меня, миледи, что я не смог уберечь вашего мужа, — сдавленным голосом промолвил Белтейн и, спешившись, снял с лошади тело Лайона.

Увидев, что рубаха мужа перепачкана пятнами засохшей крови, Ариана едва сдержала крик ужаса. Кто-то из рыцарей снял с него доспехи и неумело перебинтовал раны. Но Лайону явно была необходима помощь опытного лекаря.

Ариана взглянула на Белтейна, не решаясь задать ему главный вопрос. Однако верный рыцарь без слов понял свою госпожу.

— Он жив, миледи, но очень плох… — промолвил Белтейн и опустил голову.

— Отнесите его в нашу спальню, — распорядилась Ариана дрогнувшим голосом.

— И позовите Надию, — поспешно добавил Кин.

Рыцари внесли своего господина на второй ярус, где располагались его покои.

— Осторожнее, — повторяла Ариана, идя рядом с ними. Она старалась скрыть от окружающих свое волнение.

Лайона положили на большую супружескую кровать, и только здесь Ариана заметила, что в спальню вместе с другими рыцарями вошел Эдрик.

— Я сделал все, что было в моих силах, леди Ариана, — промолвил он. — Но к сожалению, я не обладаю познаниями и талантами лекаря.

Ариана бросила на него удивленный взгляд.

— Так, значит, это вы перевязали раны Лайона? — спросила она.

— Да. Лорд Лайон тяжело ранен. Он находится на грани жизни и смерти. Мы скакали без отдыха день и ночь, чтобы привезти его живым домой, в Краймер.

— Вы, наверное, хотели, чтобы он умер дома, — с горечью промолвила Ариана.

Эдрик потупил взор.

— Мы доставили лорда Лайона в замок по приказу Вильгельма, — сказал он. — Лайон спас жизнь королю.

— Я не сомневалась, что Лайон проявит себя как мужественный и отважный воин на поле боя.

Подойдя к кровати, Ариана склонилась над мужем. Его состояние вызывало у нее тревогу. Путешествие из Честера в Краймер не пошло раненому на пользу. Его лицо было землистого цвета, пульс едва прощупывался. Лайон не подавал признаков жизни. Он лежал не шевелясь, и у Арианы комок подкатил к горлу от жалости к нему.

Сняв повязку с его раны, Ариана чуть не упала в обморок. Она была глубокой и загноившейся. Меч противника вошел под правую руку и проник в область груди. На шее зияла еще одна рана, менее опасная. Ариана решила дождаться Надию и тогда уже сделать перевязку.

Вскоре в комнату вошла колдунья с корзинкой в руках. Поставив ее на стол, она прошла к кровати. Попросив приготовить горячей воды, Надия внимательно осмотрела рану и сокрушенно покачала головой.

— Лорд Лайон находится в серьезной опасности, миледи, — пробормотала она. — Но я сделаю что смогу.

— Он будет жить? — с замиранием сердца спросила Ариана.

— Не знаю, — буркнула колдунья, роясь в корзинке с целебными снадобьями.

— Он должен жить! — в отчаянии воскликнула Ариана. — Он не может умереть. Лайон даже не знает, что у нас будет ребенок!

— Я же предупреждала вас, миледи, — упрекнула Надия. — Вам следовало сообщить мужу о беременности до его отъезда. А теперь молчите! Мне надо заняться его раной.

Ариана внимательно следила за действиями Надии. Колдунья промыла рану Лайона теплой водой, добавив в нее травяного настоя. Когда она удаляла гной из раны, Ариана отвернулась, зажав рот рукой. Затем Надия посыпала рану семенами укропа и сшила ее неровные края. В заключение она намазала шов целебной мазью и наложила чистую повязку. Все это время Лайон лежал не шевелясь.

Наконец Надия осмотрела рану на шее Лайона и, заявив, что она не представляет угрозы для жизни, смазала ее заживляющим бальзамом, изготовленным из бархатцев.

— Я сделала все, что могла, — сказала колдунья.

— Он едва дышит, — прошептала Ариана. — Скажи, Лайон сейчас испытывает боль? И почему он не приходит в себя?

— Возможно, он так и не очнется, миледи, — прошамкала старуха. — Рана слишком серьезна, и гной уже начал отравлять организм.

Ариана преисполнилась решимости до конца биться за жизнь любимого человека.

— Нет, он не умрет! — твердо заявила она. — Ты слышишь меня, Надия? Он не умрет! Я выхожу его. Если спасение Лайона в моих руках, я сделаю все возможное и невозможное для того, чтобы он остался жив.

Надия потупила взор, она не хотела давать Ариане ложную надежду.

— Я заварю чай с корнем валерианы и пришлю больному, — сказала она. — Напоите его, это сильное успокаивающее средство. Он заснет и не будет страдать от боли. Поите его осторожно, вливайте в рот чай по небольшому глоточку, иначе лорд Лайон захлебнется. Если у него начнется жар, я сделаю отвар из коры ивы. Вот, пожалуй, и все, чем я могу помочь лорду Лайону. А вы, миледи, постарайтесь отвести Лайона от врат смерти. Это в ваших силах.

— Но я не знаю, как это сделать! — вскричала Ариана.

Она ломала голову над тем, каким образом она может спасти Лайона.

— В свое время вы поймете это, миледи. Я явлюсь тогда, когда почувствую, что нужна вам.

И Надия выскользнула из комнаты. Сев на постель рядом с мужем, Ариана положила себе на колени его безжизненную, вялую руку и стала нежно поглаживать ее.

— О чем это тут бормотала эта ведьма, миледи? — спросил Эдрик. — С чего она взяла, что спасти Лайона в ваших силах?

Ариана вздрогнула от неожиданности при звуке его голоса. Она совсем забыла, что в комнате находится Эдрик.

— Увы, я сама ничего не понимаю, — ответила она, не поворачивая головы в его сторону. — Если бы это действительно было в моих силах, я вернула бы Лайону здоровье.

— У вас усталый вид, Ариана. Вам надо отдохнуть. Прикажите кому-нибудь из слуг посидеть у постели лорда Лайона.

Ариана подняла на Эдрика покрасневшие от слез и усталости глаза. В последнее время ее мучила бессонница. Худшие опасения Арианы подтвердились: Лайон лежал при смерти. И теперь она не могла оставить его ни на минуту.

— Нет, я останусь здесь. Когда Лайон наконец откроет глаза, он должен в первую очередь увидеть меня.

— Но ведь никто не знает, когда он откроет глаза и откроет ли их вообще… — грустно сказал Эдрик. — Я останусь в Краймере, чтобы поддерживать вас в трудную минуту, миледи.

— Спасибо, лорд Эдрик, — сказала Ариана, бросив на него рассеянный взгляд.

Все ее мысли были сосредоточены на том, как спасти Лайона. Эдрик ушел.

Ночь не принесла изменений в состояние Лайона. Ариана сменила повязку на ране мужа и напоила его чаем с валерианой. Приложив ухо к левой стороне груди Лайона, она услышала слабое биение его сердца. Слезы брызнули из ее глаз. Она долго плакала и молилась о том, чтобы Лайон выжил и встал на ноги. Она призывала Бога и всех святых помочь ей, надоумить, как спасти мужа. Незаметно для себя Ариана заснула, уронив голову ему на грудь.


До слуха Лайона донесся отдаленный шум голосов, и он начал выплывать из тьмы на эти звуки. Ему казалось, что он слышит хор ангелов, и он хотел распахнуть объятия, чтобы приветствовать их, но не смог пошевелиться. Тогда он попробовал открыть глаза, но его веки были как свинцовые. Странно, но он никогда не думал, что, попав после смерти на тот свет, не сможет двигаться и видеть. Он представлял себе, как его встретит Господь в сиянии своей славы и небесного великолепия, как его вознесут в рай херувимы с золотыми крыльями. Однако кругом царила темнота. Ощутив на своем лице капли влаги, Лайон почему-то испытал блаженное чувство и, улыбнувшись, снова забылся.

Глава 20

Слезы Арианы оросили лицо Лайона. Войдя в спальню, Терса увидела госпожу, рыдавшую над мужем.

— Вам надо отдохнуть, миледи. Не забывайте о своем ребенке. Ради него вы должны есть и спать, чтобы сохранить силы и здоровье.

— Я не могу есть, Терса, у меня совсем нет аппетита.

— В таком случае вам следует хотя бы отдохнуть. Я посижу у постели лорда Лайона и позову вас, если он откроет глаза.

— Нет, я не оставлю его.

— Тогда я принесу вам поднос с едой. Нельзя так изводить себя!

Терса направилась к двери, но у порога остановилась.

— Я совсем забыла, — промолвила она. — Лорд Эдрик хочет поговорить с вами.

Ариана нахмурилась.

— Я не желаю его видеть сейчас.

— А вы знаете, что это лорд Эдрик спас жизнь лорду Лайону? — спросила служанка. — Белтейн рассказал мне, что лорд Эдрик увидел, как раненый лорд Лайон упал на колени, и сразил нападавшего на него противника, уже опускавшего свой меч на шею вашего мужа. Если бы не лорд Эдрик, удар получился бы смертельным.

Ариана содрогнулась. Она видела рану на шее мужа. Если бы удар был немного сильнее, Лайона уже не было бы в живых и Белтейн привез бы домой труп своего господина. Сердце Арианы преисполнилось чувством глубокой благодарности к Эдрику.

— Передайте лорду Эдрику, что я готова поговорить с ним. Но пусть он придет сюда, я не могу оставить мужа.

— Хорошо, миледи, пока вы будете беседовать с лордом Эдриком, я соберу вам поднос с едой.

Через несколько минут в спальню вошел Эдрик, и Ариана встала, чтобы поздороваться с ним. Улыбнувшись, она протянула ему руку.

— Как я понимаю, это вам я обязана тем, что лорд Лайон остался жив, — промолвила она.

Взяв ее руку в свои ладони, Эдрик заглянул в глубину ее изумрудно-зеленых глаз.

— Не надо, не благодарите меня, Ариана. Мой поступок не стоит того. Мне не удалось спасти лорда Лайона. Ведь он лежит при смерти, и один Бог знает, чем все это закончится.

Глаза Арианы наполнились слезами.

— О, Эдрик, я так боюсь, что Лайон умрет! — воскликнула она. — Что я буду делать без него?!

В порыве сострадания к ее горю Эдрик обнял Ариану и прижал к своей груди. Ариана уткнулась лицом в его плечо и заплакала. Эдрик, успокаивая, стал поглаживать ее по спине.

— Значит, вы действительно сильно любите своего мужа? — печально спросил Эдрик.

Со временем он понял, что Ариана испытывала к лорду Лайону искренние, глубокие чувства. До этого Эдрик считал ее своей, поскольку с детства привык к мысли, что Ариана будет его женой. И действительно, они вступили бы в брак, если бы не вмешался Вильгельм Завоеватель.

— Да, я люблю его всем сердцем, всей душой, — промолвила Ариана сквозь рыдания.

— Раньше я и не подозревал об этом. Я всегда думал, что мы с вами созданы друг для друга. Именно поэтому я увез вас в Шотландию и настаивал на нашем браке. Скажите, если бы Вильгельм не отдал вас лорду Лайону, вы согласились бы стать моей женой?

— Да, Эдрик. В детстве мы были друзьями. Вы не забывали меня, когда я томилась в заточении в монастыре. Я чувствовала, что дорога вам. Но все это было до того, как я полюбила Лайона. Он правильно поступил, отправив меня в монастырь. Если бы он вступил в свои супружеские права сразу после свадьбы, я на всю жизнь возненавидела бы его. Ведь тогда я была еще совсем ребенком. С годами я изменилась, повзрослела, моя ненависть к норманнам поутихла.

— Как бы то ни было, я не покину вас, миледи. Я останусь в Краймере. Если лорд Лайон все же умрет, мы поженимся, прежде чем король успеет выдать вас замуж за другого.

Лайон с тихим стоном зашевелился. До его слуха снова откуда-то издалека доносились голоса. Он пытался прислушаться к ним и открыть глаза. Сделав над собой неимоверное усилие, он приподнял веки. Когда туман перед его взором рассеялся, он увидел Ариану в объятиях лорда Эдрика. Эдрик что-то говорил ей. Лайон разобрал только несколько фраз, из которых понял, что Эдрик и Ариана хотят пожениться после его смерти.

Острая боль пронзила сердце Лайона. Значит, Ариана все это время любила Эдрика и теперь, когда он умрет, станет его женой. С этой мыслью он снова лишился чувств.

Ариана оттолкнула Эдрика.

— Нет, — решительно заявила она, — если Лайон умрет, я больше никогда не выйду замуж. Потому что так, как я любила Лайона, я уже никого не полюблю. Я ношу под сердцем его ребенка, Эдрик.

Эдрик от изумления потерял дар речи.

— Так вы беременны?

— Да, у меня будет мальчик. Если Лайон умрет, я сама воспитаю сына и до конца своих дней буду носить траур по мужу.

— Ребенку нужен отец, Ариана. Если вы выйдете за меня замуж после смерти Лайона, я воспитаю вашего сына, клянусь честью.

Этот разговор о смерти мужа не нравился Ариане. Она не могла смириться с мыслью, что Лайон умрет, и решила до последнего вздоха бороться за его жизнь.

— Лайон не умрет! — воскликнула она голосом, не терпящим возражений. — Я этого не допущу. Спасибо вам за то, что вы спасли жизнь моему мужу, Эдрик. Я никогда этого не забуду.

Эдрик поразился глубине и силе чувств Арианы. Если любовь действительно умеет творить чудеса, то Лайон непременно останется жив. Ариана спасет его.

Когда Эдрик ушел, Ариана снова расплакалась, заметив, что состояние мужа ухудшилось. Его лицо было землистого цвета, а дыхание слабым и неровным. Надо было что-то делать. Выбежав из комнаты, Ариана позвала Терсу. Когда служанка явилась на ее зов, Ариана послала ее за Надией. Колдунья пришла не сразу. Ариана уже потеряла терпение, дожидаясь ее.

— В чем дело, миледи? — наконец раздался с порога скрипучий старушечий голос. — Лорду Лайону стало хуже?

— Да, Надия, боюсь, что это конец, — в отчаянии промолвила Ариана. — Взгляни на него. Он едва дышит, а в лице нет ни кровинки. Лайон весь горит, а тело бьет холодный озноб.

Надия нахмурилась.

— Ничего не понимаю, — пробормотала она. — Почему состояние лорда так резко ухудшилось? Что случилось?

— Ничего, это произошло за считанные минуты. Здесь был лорд Эдрик, и мы разговаривали, а потом я заметила, что Лайон едва дышит. Скажи, что мне делать, Надия? Я не могу позволить ему умереть. Как мне спасти мужа?

Надия тяжело вздохнула.

— Мне кажется, я начинаю понимать, что происходит, — промолвила она. — Вам надо прислушаться к своему сердцу, миледи. Только оно может подсказать вам, как спасти мужа. Вы должны разбудить в душе лорда Лайона волю к жизни. Я сделала все, что было в моих силах. Теперь дело за вами, миледи.

— О Господи, помоги мне! — воскликнула Ариана. — Дай мне силы спасти мужа!

Бросившись на кровать, она спрятала лицо на груди Лайона. Когда Ариана снова подняла голову и оглянулась, Надии уже не было в комнате.

Закрыв глаза, Ариана постаралась прислушаться к своему сердцу, как ей советовала колдунья. Сначала она почувствовала только глубокую печаль, а потом ее охватила неистовая ярость. Она проклинала судьбу за то, что та послала ей любимого человека, а потом обрекла его на гибель. Сделав над собой усилие, Ариана подавила отрицательные эмоции, разрушавшие ее душу, и снова прислушалась к своему сердцу. И вот из его глубины поднялось чувство чистой, всепоглощающей любви.

Ариана открыла глаза и улыбнулась сквозь слезы.

Убрав прядку волос с влажного, покрытого испариной лба Лайона, она подумала, что он даже и не подозревает, как сильно она любит его. Ведь Ариана никогда не говорила Лайону о своих чувствах. И она решила немедленно это исправить. Ариана надеялась, что Лайон услышит ее слова.

— Я люблю вас, милорд, — промолвила она. — Я не могу жить без вас, вы нужны мне как воздух. Я хочу каждую ночь засыпать в ваших объятиях, хочу видеть ваше лицо, просыпаясь каждое утро. Я хочу рожать вам детей и стариться рядом с вами. Вернитесь ко мне, мой отважный Лайон. Без вас моя жизнь бессмысленна.

Лайон по-прежнему лежал не шевелясь, с закрытыми глазами. Но Ариана решила не сдаваться. Ее единственным оружием была любовь. Хватит ли этого для того, что спасти Лайона?

— Лайон, послушайте меня, — продолжала она. — У нас будет ребенок, мальчик. Сыну нужен отец. Неужели вы позволите мне одной воспитывать его? Он зачат в любви и не должен вырасти без отца. Если вы слышите меня, Лайон, приоткройте глаза. Подайте мне какой-нибудь знак, и я буду дальше сражаться за вашу жизнь.

Шум в ушах Лайона нарастал. Он мешал ему покинуть один мир и перейти в другой. Лайон уже видел впереди яркий божественный свет и стремился к нему. Достаточно было сделать несколько шагов, и Лайон навсегда позабыл бы о боли и страданиях. А также об Ариане. Только образ жены мешал ему переступить заветный порог и заснуть навсегда.

Шум в ушах постепенно превратился в нежный женский голос, который как будто просил его о чем-то. Напрягая последние силы, Лайон прислушался и начал разбирать слова. Он понял, что голос принадлежал Ариане. Она признавалась ему в любви и говорила, что не может жить без него. И еще Лайон узнал, что его жена беременна. Она носит под сердцем его ребенка! Сердце Лайона встрепенулось от радости, и он сразу же оставил мысли о смерти, хотя еще несколько мгновений назад приготовился к ней.

Положив ладонь на грудь мужа, Ариана почувствовала, что его сердце забилось сильнее, и внимательно вгляделась в его лицо. И вдруг веки Лайона дрогнули, и он приоткрыл глаза! Ариана негромко вскрикнула от радости.

— Лайон, вы слышите меня? — с замиранием сердца спросила она.

Губы Лайона беззвучно зашевелились. Он пытался что-то сказать. Ариана склонилась над ним, надеясь разобрать его шепот. Слезы радости потекли по ее щекам, и он приподнял левую руку, словно хотел смахнуть их. Но Лайон был еще слишком слаб. Взяв его руку, Ариана поднесла ее к своим губам. Глаза Лайона тоже увлажнились.

— Ариана… — едва слышно прошептал он.

Она поднесла кружку с водой к его губам и, приподняв его голову, напоила раненого. Лайон пил медленно, маленькими глотками.

— Вы любите меня больше, чем Эдрика? — неожиданно спросил Лайон, откинувшись на подушку.

Его голос окреп, и теперь Ариана отчетливо разбирала его слова.

— Да, милорд, я люблю вас всем сердцем. А Эдрик — мой друг, я не испытываю к нему сильных чувств. Умоляю вас, не умирайте! Я не смогу жить без вас!

Лайон попытался улыбнуться, но улыбка вышла вымученной и жалкой.

— Разве могу я умереть теперь, когда знаю, что у меня будет сын? — промолвил он. — Вы же только что говорили о сыне, да?

— Да, я говорила о сыне… Вы все слышали?

Ариана улыбнулась сквозь слезы.

— Вы с такой настойчивостью упрашивали меня не покидать вас, что я вынужден был прислушаться к вашим словам.

— Слава Богу, что вы услышали меня, — вздохнув с облегчением, промолвила Ариана. — Надеюсь, вы рады, что у нас будет ребенок.

— Очень рад.

Лайон снова закрыл глаза, ему трудно было разговаривать. Всего лишь несколько минут назад он стоял на пороге смерти.

— Вы устали, — с тревогой сказала Ариана. — Постарайтесь заснуть, любовь моя. Отложим этот разговор.

Лайон снова открыл глаза.

— Вы обладаете потрясающей силой, миледи, — сказал он. — Вам удалось вызволить меня из рук смерти. Я уже стоял на пороге иного мира.

Лайону хотелось подробно рассказать о своих чувствах и переживаниях, но он не мог подобрать подходящих слов, чтобы описать свои ощущения.

Внезапно Ариану осенило. Теперь она поняла, что имела в виду Надия, говоря о возможности спасения Лайона. Исцеляющая сила любви была действеннее любого снадобья. Ариана смогла спасти Лайона, потому что любила его больше жизни.

— Моя сила в любви, — промолвила Ариана.

— Так вы действительно любите меня? — спросил Лайон, но так и не услышал ответа, забывшись крепким сном.

На его щеках проступил легкий румянец. Жар спал. Ариана возблагодарила Бога за спасение мужа.

— Вы должны благодарить себя, — услышала она скрипучий голос и вздрогнула от неожиданности.

— Ты испугала меня, Надия! Ты уже давно здесь?

— Довольно давно.

— Он любит меня, Надия! — радостно сообщила Ариана. — Лорд Лайон любит меня!

— Вам обоим потребовалось много времени, чтобы осознать простую истину, — проворчала колдунья. — Ваша любовь спасла лорда Лайона, без нее он бы погиб. Лорд Лайон уже стоял на пороге смерти.

— Я знаю, — дрогнувшим голосом промолвила Ариана. — Скажи, теперь он поправится?

Надия, шаркая, подошла к кровати и внимательно осмотрела Лайона.

— Жар прошел, — сказала она, — значит, заражения нет. Вы разбудили в нем желание жить, и теперь он сам справится с недугом. Да, лорд Лайон будет жить. А вам, миледи, следует хорошенько отдохнуть. Не забывайте, что вы беременны.

* * *
Здоровье лорда Лайона шло на поправку. Ариана уже думала, что все несчастья остались позади, но она ошибалась. Через две недели после того, как ее муж очнулся, в Краймер нагрянула леди Сабрина. До Лондона дошли слухи, что Лайон Нормандский тяжело ранен и лежит при смерти, и леди Сабрина отправилась к своему бывшему любовнику, чтобы проститься с ним. Король Вильгельм все еще находился в Честере, и ветреная красавица пустилась в путь в сопровождении слуг на свой страх и риск. Прибыв в замок, она сразу же бросилась в спальню, где лежал Лайон. Никто не смог ее остановить.

В это время Ариана спала в соседней комнате. Теперь, когда самочувствие мужа заметно улучшилось, она могла позволить себе немного отдохнуть. К несчастью, Терса, которая в отсутствие госпожи дежурила в комнате раненого, отлучилась на кухню за бульоном.

— О, Лайон, я знала, что вы еще живы! — воскликнула Сабрина, склоняясь над раненым. Лайон чуть не задохнулся от сильного аромата ее духов. — Я примчалась, чтобы вернуть вас к жизни, моя любовь. Я буду ухаживать за вами, как верная сиделка.

— Не надо так утруждать себя, Сабрина, — насмешливо промолвил Лайон. — За мной ухаживает жена, она отлично справляется с этим делом. Кроме того, насколько я помню, мы расстались в Абернети, крупно повздорив.

— Я прошу прощения за те неприятности, которые я причинила вам, Лайон. Я люблю вас, наша связь длилась дольше, чем ваш брак в Арианой.

— Неправда, Сабрина, я женился на Ариане еще до того, как познакомился с вами.

— Но вы долгое время не спали с ней. Это я услаждала вас своими ласками, — напомнила Сабрина.

— Все это уже в прошлом. Смиритесь с тем, что я люблю свою жену. Если бы не она, я был бы уже на том свете.

В этот момент в комнату вошла Ариана. Увидев Сабрину, она застыла на месте как громом пораженная.

— Что вы здесь делаете? — спросила она, немного придя в себя.

— Я слышала, что лорд Лайон лежит при смерти.

— Как видите, ему лучше. Вы можете со спокойной душой возвращаться в Лондон.

— Вы отказываете мне в гостеприимстве? — спросила Сабрина.

Дверь открылась, и в комнату вошла Терса, державшая в руках поднос, на котором стояла миска с горячим бульоном. Она изумилась, увидев леди Сабрину.

— Проводи леди Сабрину в комнату для гостей, — распорядилась Ариана, обращаясь к служанке. — И приготовь ей все необходимое для отдыха. Я сама покормлю лорда Лайона.

Сабрина вышла из спальни с самодовольной улыбкой. Присев у постели раненого, Ариана стала кормить его бульоном с ложки.

— Спасибо, достаточно, — сказал Лайон, почувствовав сытость, и добавил, не спуская глаз с жены: — Вы выглядите посвежевшей после сна.

— Вы тоже, — промолвила Ариана.

— Мне надо поговорить с вами, любовь моя.

— Вам нужно отдохнуть, Лайон, вы еще очень слабы.

— Я хотел бы знать, что здесь делает лорд Эдрик.

— Он привез вас сюда вместе с вашими рыцарями. Вы должны быть благодарны ему, Лайон.

— Благодарен? — нахмурившись, переспросил он. — За что, любовь моя? За то, что он ждет моей смерти, чтобы жениться на моей вдове? За то, что он пытается соблазнить мою жену? Я видел, как вы обнимались!

— Как?! Вы нас видели? — изумленно воскликнула Ариана. — Но ведь вы были без сознания. Впрочем, если вы действительно слышали наш разговор, то должны были обратить внимание на мой ответ Эдрику. Я сказала, что люблю только вас и мне не нужен никакой другой мужчина. Если даже вы умрете, я больше никогда не выйду замуж. Эдрик — мой друг, не больше того, и он знает об этом. Кроме того, именно Эдрик спас вам жизнь.

Лайон смутился.

— Ничего не понимаю… — пробормотал он. — Расскажите, что вам известно, любовь моя.

— По словам Белтейна, Эдрик набросился на валлийца, который уже нанес вам удар в шею. Ваш противник был убит, иначе вы бы непременно погибли от его меча. Кроме того, Эдрик сразу же перевязал вас и остановил кровотечение. Конечно, он сделал это довольно неумело, но все же это была своевременная помощь.

— Если все, что вы сказали, правда, то я действительно должен быть благодарен лорду Эдрику до конца своих дней. Но я не отдам ему свою жену, как бы ему этого ни хотелось. Нет, моя признательность к нему не простирается так далеко. Вы принадлежите только мне, Ариана. Я однолюб и буду любить вас всю жизнь. — Он взглянул на ее живот. — Как там наш малыш? Дает о себе знать?

Ариана улыбнулась:

— Теперь, после того как ваши дела пошли на поправку, наш малыш чувствует себя замечательно, милорд. Мы с вами прекрасно подходим друг другу. Я очень ревнивая женщина, и мне нравится, что вы однолюб и будете любить меня до конца своих дней. Я со своей стороны буду всегда отвечать вам взаимностью.

— Отлично, мне очень приятно слышать такие слова, миледи.

Но тут Ариана, как будто что-то вспомнив, нахмурилась.

— А что мы будем делать с леди Сабриной? — спросила она.

— Ничего, Вильгельм намерен выдать ее замуж за Эдрика. Я уверен, что когда король вернется из похода, он непременно устроит их свадьбу. А теперь придвиньтесь ко мне поближе, я хочу положить ладонь на ваш живот.

Ариана присела рядом с мужем на кровать. Лайон приподнял ее юбку и положил руку на живот жены. Ариана покраснела. Заметив ее смущение, Лайон озорно улыбнулся, и его пальцы скользнули в промежность Арианы. У нее перехватило дыхание.

— Лайон, не надо, — взмолилась она. — Вы еще слишком слабы. У нас будет много времени для… этого.

— Я привык делать то, что мне хочется, — заявил он, но Ариана отбросила его руку, не рассчитав силы.

Лайон застонал от боли, а Ариана тут же всполошилась:

— Я же говорила вам, чтобы вы не перенапрягались. Это опасно, рана еще не зажила. Давайте лучше поговорим о предстоящей свадьбе Белтейна и Терсы. Они ждут вашего выздоровления и хотят, чтобы вы присутствовали на церемонии венчания.

— Прекрасно, я постараюсь побыстрее встать на ноги.

Лайону уже давно надоело валяться в постели. Кроме того, он мечтал о том моменте, когда снова сможет заняться любовью с женой.

— А что говорит колдунья по поводу моего выздоровления? — поинтересовался Лайон. — Когда я встану с этой проклятой постели, по ее мнению?

— Вам придется провести в ней еще несколько недель.

— Несколько недель? О нет, Ариана! Я этого не выдержу. Одну неделю, еще куда ни шло, я полежу, но не больше.

Честно говоря, Ариана радовалась, что Лайон согласился полежать хотя бы одну неделю. Она не удивилась бы, скажи он, что встанет завтра.

— Не будем загадывать, — промолвила она. — Посмотрим, как вы будете чувствовать себя через неделю.

— Если вы будете давать мне нормальную еду, а не бульон и кашу-размазню, которая годится только для младенцев, я окрепну намного скорее. Приготовьте мне на обед для начала большой кусок оленины и форель в укропном соусе и вы увидите, как быстро я начну поправляться.

— Возможно, вы правы и вам пора переходить на привычную пищу, — сказала Ариана. — Я распоряжусь, чтобы вам приготовили то, что вы хотите.

Она хотела уйти, но Лайон остановил ее. Схватив жену за руку, он привлек ее к себе.

— Лайон, мне надо идти. Вы расходуете попусту слишком много сил. Ваша рана может снова открыться, не забывайте об этом.

— Мое самочувствие улучшается не по дням, а по часам. Я уверен, что уже в силах поцеловать свою жену, не причинив вреда собственному здоровью.

У Арианы перехватило дыхание от его слов. У нее кружилась голова от желания близости с мужем. При воспоминании о его ласках дрожь пробегала по телу Арианы. Она опасалась за его здоровье, но тем не менее ей хотелось, чтобы он поцеловал ее.

Ариана склонилась нал мужем, и их губы слились в страстном поцелуе. Ариану бросило в жар. Лайон застонал от наслаждения, и Ариана отпрянула от него, решив, что он почувствовал боль.

— Лайон, прекратите немедленно обнимать меня! — воскликнула она.

— Ни за что на свете, — заявил он, поглаживая ее бедра.

Лайон и не предполагал, что один-единственный поцелуй вызовет у него бурю эмоций. Кровь забурлила в его жилах, и он почувствовал сильное возбуждение.

— Помогите мне, Ариана, — попросил он, не сводя с нее глаз, — я не смогу сделать это один!

— Вам вообще не следует этого делать, — недовольным тоном заявила Ариана, пытаясь встать с кровати.

— Тем не менее я это сделаю! Поднимите ваши юбки и сядьте на меня верхом.

— Нет, вам нельзя напрягаться!

Ариане было очень трудно отказывать ему. Ее тоже охватило возбуждение, однако она боялась причинить раненому вред. Лайон сам стал задирать ей юбки и подол рубахи.

— Если вы мне не поможете заняться с вами любовью, я действительно могу разбередить свою рану, поскольку мне трудно все делать самому.

Лайон откинул простыни, и Ариана увидела его возбуждение.

— Пожалуйста, — прошептал Лайон, — сделайте то, о чем я вас попросил.

Ариана не смогла устоять против искушения и, подняв свои юбки, села верхом на бедра мужа. Его жезл вошел в ее лоно, и она задохнулась от удовольствия. Лайон застонал. Ему было непросто сдерживаться, чтобы не излиться раньше времени.

Ариана сначала двигалась медленно, боясь потревожить рану мужа, но постепенно осмелела. Лайон тем временем развязал шнуровку на ее корсаже и обнажил грудь. Ему трудно было дотянуться губами до сосков Арианы, и он наклонил ее к себе. Прихватив сосок жены губами, Лайон стал осторожно покусывать его и играть с ним языком. Беременность обострила чувственность Арианы, и она закричала от наслаждения, ускоряя темп своих движений. Вскоре они оба забыли обо всем на свете.

Волна судорог пробежала по телу Арианы, когда она достигла апогея страсти. В этот же момент Лайон изверг семя в глубину ее лона.

— Как вы себя чувствуете? Как ваша рана? — тяжело дыша, спросила Ариана и дотронулась до повязки на его груди.

— Все хорошо, дорогая, — улыбнувшись, промолвил Лайон.

Встав с кровати, Ариана привела свою одежду в порядок. Она едва успела прикрыть простыней нагого Лайона, как в комнату ворвался Белтейн. Ариана покраснела, придя в ужас при мысли, что Белтейн мог застать их в минуты интимной близости. Рыцарь сразу понял, в чем дело, взглянув на раскрасневшееся лицо Арианы и с довольным видом ухмыляющегося Лайона. Однако отступать уже было поздно.

— Прошу прощения за бесцеремонное вторжение, милорд, но я принес срочное известие. К замку Краймер приближается большой отряд всадников.

— Кто они? — с тревогой спросил Лайон.

— Не знаю, судя по виду, это не шотландцы и не валлийцы.

Подойдя к окну, Ариана увидела на горизонте целую армию вооруженных всадников. Внезапно от нее отделился человек и галопом поскакал к воротам замка.

— К нам направляется герольд! — сообщила она мужу.

— Я должен лично приветствовать его, — заявил Лайон и попытался встать с постели.

Однако он был еще слишком слаб.

— Лежите, — тоном, не терпящим возражений, приказала Ариана. — Вы обещали не вставать еще неделю. Мы с сэром Белтейном сами встретим гостя.

Лайон что-то проворчал, но не стал возражать.

Через несколько минут Ариана уже стояла на площадке у ворот, поджидая герольда. Решетку подняли, и всадник въехал в замок. Остановившись перед Арианой и сэром Белтейном, он спешился и снял шлем. Это был король Вильгельм. Ариана опустилась перед ним на колени, но он тут же поднял ее.

— Нет, миледи, я приехал вовсе не для того, чтобы наказывать вас за прошлые прегрешения. Я явился, чтобы выр