КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Немая [Агаша Колч] (fb2)

Агаша Колч Немая

***


Страница книги

Часть 1 Глава 1

Глава 1

Граждане, когда говорят, что очнувшись в незнакомом месте, думаешь, что это сон, не верьте. Это как же надо не знать себя, своё тело, свою жизнь, чтобы не понять, что ты не в собственной кровати и даже не в собственной квартире?

Воздух другой. Не высушенный отопительными приборами и кондиционерами, а насыщенный прохладной влагой, запахами прелой листвы, мокрой земли и чего-то цветущего.

Звуки другие. Не отдалённый гул машин, который в городе не смолкает даже ночью, а шелест листвы, плеск воды, пение птиц, кваканье лягушек.

Ощущения другие. Не мягкий матрас, прогнувшийся под тяжестью тела, а холодная жёсткая земля, замерзшие в воде ноги, шум в голове и что-то острое упирается в плечо.

А ещё комок в горле, от которого жуть как хочется избавиться, но способа не знаешь.

И страх. Тёмный, густой, осязаемый страх. Наверное, это он сжимает горло так, что даже кашлянуть невозможно. Или я просто не слышу звуков, которые издаёт человек, пытаясь прочистить горло? Оглохла, что ли? Но пронзительный лягушачий призыв к спариванию слышу, а себя нет. Так не бывает.

Всё. Хватит бояться, надо открыть глаза и понять, куда меня закинуло. Может, узнаю и зачем.

Мокрые пряди волос, упавшие на лицо, мешают обзору. Поднимаю руку, чтобы откинуть их с лица и…

Это не моя рука! Ладошка узенькая, пальчики тоненькие, ногти короткие, кожа смуглая, запястье-веточка… Нафиг такое видеть. Глаза не просто закрываю, а крепко зажмуриваю.

Так, дышим глубоко и ровно. Вдо-о-о-ох, вы-ы-ы-ыдох, вдо-о-о-ох, выдох. Да к чёрту! Какой вдох-выдох. Мне страшно! А-а-а-а-а-а!!!

Свистят птицы, где-то ветка с шуршанием упала с дерева (на землю), орет озабоченная лягуха. А я не могу издать ни звука.

Русалочка, блин! Голос отдала морской ведьме за ножки. Вон они в воде мёрзнут. Надо хоть подтянуть к животу, что ли. Принять позу эмбриона. Всё не так зябко будет. Может, страх отступит хотя бы чу-у-у-уточку и хватит мужества открыть глаза и познакомиться с новой реальностью.

Волосы отбрасываю. Руку, дабы самой себя не пугаться, от лица убираю. Раз, два, три! Открываю глаза. Дерево. Похоже на иву. Тонкие ветви шалашиком, узкие листья, в просветах ярко-синее небо. Не голубое, не серое, а синее. Приехали…

Говорят, что мечтать не вредно. Вредно, граждане! Очень вредно! Как и читать фэнтези. Читайте Достоевского, Толстого, Чехова. Ищите смысл жизни, бросайтесь под поезд с Карениной, плачьте о судьбе вишнёвого сада, но не читайте фэнтези, посмеиваясь над героями и авторами, сочинившими приключения очередной попаданки или попаданца.

Потому что любой мало-мальски думающий читатель невольно себя представляет на месте главного героя или героини. Не просто представляет, а фантазирует. То есть мечтает. А мечты, как известно, сбываются. Но совсем не так, как нам бы хотелось.

Ладно, выберусь из этой… хм… передряги, скажем так, и больше никогда не буду читать эту дрянь.А сейчас надо хотя бы сесть. Сколько можно лежать под кустиком и жалеть о случившемся.

Кстати, а как это получилось? По законам жанра, чтобы переместиться сюда, в чужое тело… Чужое? Чужое. Понятно уже, что эта лапка не моя… Так вот, для того, чтобы очнутся здесь, «там» я должна была умереть. Забавненько. Вот так живёшь, живёшь и бац! Ноги в воде и ручка-веточка.

Попытка поднять голову причинила жгучую боль. Словно скальп с меня кто-то снять решил. Что там меня держит? Лилипуты привязали каждый волос к колышку, вбитому в песок? Вроде нет. Просто волосы переплелись в мелких веточках большого сука, на котором я лежу плечами и головой.

Голову поднять не могу, потому что деревяшка тяжёлая. Значит, надо выпутываться, в буквальном смысле слова. По волосинке, по тоненькой прядочке освобождаю себя из неожиданного капкана. Волос много. Густые, чёрные, явно принадлежат человеку не европейского типа. Или как там народы делятся? На расы, кажется…

Кстати, это хороший способ не сверзнуться в панику. Думать о чём угодно, но не о ситуации, из которой нет выхода.  

Собрав остатки волос в толстый пучок, сворачиваю их жгутом и перекидываю на грудь. У меня есть грудь. Вернее, некие припухлости, которые со временем должны стать полноценными молочными железами. А пока это прыщики. Смотрим ниже.

Ноги. Костлявые узкие ступни, вымазанные в жидкой грязи глинистого бережка, на котором я сижу. Острые коленки, одна сильно разбита, но кровь уже не течёт.

Выше. М-да… Судя по пушку, лет двенадцать, наверное, отроковице сей. Худа, смугла, нема.

И что мне со всем этим «богатством» делать? Как жить, граждане?

Ни спросить, ни попросить. Даже жалостливо спеть, чтобы корочку дали, не смогу.

А еще нага, как Ева в раю. Одежду-то куда дели? Не сейчас же я родилась. Хоть бы рубашонку какую на развод дали. Или оставили.

Ладно, хватит ныть. Долго под кустом не высидишь. Холодно, голодно и комары кусают.

Раздвигаю ветки, выглядываю в новый для меня мир. И стремительно подаюсь назад. Мама дорогая! Трупы! Множество голых покойников вдоль бережка на волнах качаются.

Ой, как же поорать-то хочется от страха! Или хотя бы повыть. Или поскулить. Ну хоть «ма-ма» сказать.

Кстати, а ведь немые люди, по-моему, какие-то звуки издают. Мычат хотя бы. Я-то почему полностью обеззвучена? Ещё этот ком в горле.

Страшно, но уходить отсюда надо. И поскорее. Судя по всему, река через лес течёт. Значит, звери есть. И хищники небось водятся. Например, медведи, которые обладают отличным обонянием и любят убоину. Они, если сюда придут, то убоиной могут и меня сделать.

Вдох-выдох. Я выхожу. Кто не спрятался, я не виновата. Сами бойтесь, а мне и без вас страшно.

Убитых было двое. Отчего мне привиделись горы трупов? Хотя и на этих страшно смотреть. Но надо. Хочется хотя бы крупицу информации, чтобы понять, кто я и где я.

Мужчины. Оба с отлично развитой мускулатурой. Оба зарублены чем-то конкретным. Меч, сабля вострая или секира какая-то. Не-не, я ни разу не патологоанатом, но если парню полголовы снесли, явно не ножик перочинный был. А у второго руки нет. С частью туловища. Такие увечья ножом не нанесёшь. Кстати, крови тоже нет. Значит, не сейчас их убили, а несколькими часами ранее.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Кожа на обескровленных трупах хоть и бледная, но похоже, что девочка моя одного рода-племени с ними. Волосы у них чёрные, длинные. Вон как косы по воде стелются.

Кем же вы были, мальчики? Охранники мои или, наоборот, пленители? За что вас жизни лишили?

А я почему жива осталась? Есть у меня догадка, что волосы, запутавшиеся в ветках, спасли меня, не дав захлебнуться. Или всё же утопла немного? Иначе как бы моя душа или сознание в тельце это втиснулась? 

Ладно, это все догадки, а мне идти надо. Не знаю, куда! Хотя, если подумать, то идти лучше против течения. Оттуда звери вряд ли набегут. А вот кровь вниз стекла, и это приманить может хищников.

Следопыт Чингачгук Большой Змей, блин! Некогда размышлять, просто надо уходить быстрее.

Хорошо, что берег пологий – и несмотря на то, что ноги по глине скользят, цепляясь за кусты и корни, выбираюсь наверх.

Лес. Вернее, бор сосновый. Деревья высоченные, неохватные, шумят густыми кронами где-то под облаками. Под ногами ковёр из иголок сухих пружинит, и шишки беспорядочно валяются, ощетинясь чешуйками острыми. А я, на минуточку, босая.

«Внимательно смотри под ноги!» – приказываю себе и, время от времени шлёпая по различным частям тела в попытке убить кровососов, отправляюсь в путь.  

Легко сказать, но ножки моего нового тельца к таким прогулкам непривычны. Каждая веточка, попавшая под пятку, каждая иголка, уколовшая пальчик, заставляли вздрагивать от боли. Была бы возможность, то ойкала бы и айкала. Но возможности нет, поэтому страдаю молча.

Иду, смотрю под ноги, думаю. Что у меня есть в активе для выживания? Помню прошлую жизнь. Смерть не помню, а жизнь вполне себе сносно. Это хорошо. Спасибо тем, кто мною так распорядился, что сознание не обнулили. Всё же «безрукой» в прошлой жизни я не была. Есть кое-какие навыки: шить умею, вязать, готовить. Читала всегда много, может, что-то при нужде из подсознания всплывёт. На кусок хлеба заработаю.

Что плохого? Немая. Если мне бонусом не дали знание языка, то будет полная задница. Понятно, что со временем освоюсь, что-то пойму и выучу. Но поначалу придётся несладко. Ладно, рано паниковать, язык жестов пока никто не отменял. Что ещё? Голая-босая, голодная и не знаю, куда идти.

Пока плетусь вдоль реки, а там видно будет. Солнце, или как тут светило называют, высоко, но ещё не в зените. Может, до ночи найду поселение какое. Всё же плохо, что голая. И пить очень хочется.

Подхожу к краю берегового обрыва посмотреть, нельзя ли где спуститься к воде. Направо круть и налево круть. Придётся дальше идти. Но вдруг чувствую, как почва поплыла под ногами. А я вместе с ней. Да, ё-ма ж ёж! Там в запределье открыли персонально для меня шкатулку неприятностей, что ли?

Был бы голос, визжала бы на всю реку, а так качусь в потоке песка молча. Только это не горки в аквапарке с тёплой водичкой, а сухой песок, который царапает кожу, как шлифовальная бумага. Больно!

Бултых! Плюхаюсь с головой в прохладу речную, которая мгновенно остужает потёртости и начинает тянуть меня ко дну. Эта дурёха не умеет плавать! И надеяться на навыки полученного тела бесполезно. Отключаю режим «автопилот» и беру управление на себя. Пара сильных гребков руками, и я вдыхаю воздух на поверхности воды. Быстрое течение мгновенно подхватывает легкое тельце и как щепочку несёт к стремнине. Что, опять?

Я столько шла, исколола ноги, накормила сотни комаров, а меня назад тащит. Да блин горелый! Нельзя так издеваться над девочкой. Ладно, я тётка взрослая, кой-чего в жизни повидала и испытала. Сдюжу. Но она-то ребёнок.

Стоп! Это что, шизофрения? Раздвоение личности? Для того, чтобы не сойти с ума, договариваемся на берегу. Ну хорошо, на середине реки, но здесь и сейчас. Это тело моё. Я – это я. И нет никаких других девочек. И тел других тоже не будет. Хотела пить? Пей. Воды в достатке. Заодно и в себя приду.

Река быстрая, но без водоворотов, кажется. Поэтому я немного расслабляюсь и просто сплавляюсь по течению. Кстати, правый берег более пологий. И лес там другой. Лиственный. Может, туда «причалить»? Вода в реке хоть и летняя, но прохладная, мало прогретая. Зубы уже постукивать начали.

Аккуратно, не тратя лишних сил, правлю к бережку. Вон там отмель широкая. Туда и пристану. Полежу на песочке, согреюсь и дальше побреду. Эх, жизнь моя жестянка!

За отмелью течением намыло косу, на четверть ширины реки выступающую от берега. На ней водой спрессовало баррикаду из разнообразного мусора, попавшего в воду. В основном это были ветки, уплотнённые травой, но попадались и рукотворные предметы. Несколько вёсел различной модификации – должно быть, из лодок падали. А вон и вовсе не то ушат, не то шайка. Не знаю, как правильно тазики деревянные называются. Недавно приплыла посудина, даже обод не поржавел.

Ох, и времена мне достались. Средневековье, похоже. Убивают холодным оружием, стирают в реке. А ведь точно! Стирали на реках, отбивая бельё валиками. Деревянные колотушки такие. Так может, в этом завале может найдётся пара тряпочек от нерадивых прачек?

Подскочила как ужаленная и побежала к косе. Первым делом перевернула шайку, стоящую на боку. Но она была пустой. А вот рядом, почти полностью занесённый илом и песком, виднелся кусок полотна. Тянуть не буду, вдруг оно тут давно лежит и сопрело – может порваться. Но тряпица была крепкая. Правда, настолько грязная, что удивительно, как я её заметила.

Мне сейчас не до жиру. Пригодится и такое. Качу ушат к воде, тяжёлый, зараза, неподъёмный! Наполняю его водой и с трудом волоком на песок вытаскиваю. Бросаю туда свою находку. Пусть отмокает. А я поищу ещё что-нибудь.

Удачным моё собирательство назвать было трудно. Но с другой стороны, и это прибыток. Помимо полотенца, что первым откопала, была найдена рубаха мужская и прямоугольный кусок ткани непонятного назначения.

Сначала я всё топтала ногами прямо в лохани, время от времени меняя воду. Потом, сообразив, что таскать ушат туда-сюда никаких сил не хватит, углубила его в песок на отмели так, чтобы в него вода затекала. Продолжила прыгать, выбивая из ткани грязь и песок уже в проточной воде. Дело пошло быстрее.

Правда, ноги мёрзли, а простыть и заболеть ой как не хотелось. Выскакивала из воды, зарывалась в горячий песок, грелась, стараясь не обращать внимания на голодное завывание желудка. Потерпи, миленький, есть пока нечего.

Промучавшись больше часа со своей добычей, но доведя её до приемлемого состояния, развесила тряпки на ветвях прибрежных кустов сушиться и задумалась.

Солнышко катилось к закату. Идти куда-то уже поздно. Надо придумать, где ночевать буду и что есть. В лес идти страшно. Неплохо бы здесь остаться рыбы наловить, что ли, и костёр развести. Сушняк из баррикады речной надёргать. То, что поверху лежит, даже ломается хорошо. Пока ткань искала, вон сколько обломала да на песок выбросила.  

Первым делом выбрала себе оружие защиты – весло. Лопата широкая и ручка не особо длинная, хорошо обработана. Прикинула вес. Ну, как бы не пёрышко, но махнуть смогу. Оттащила к своим тряпочкам. Ишь ты! Хозяйством обрастаю.

Собрала разбросанные по песку дрова. Часть сложила шалашиком и со стоном села на песок. Зажечь-то нечем костерок. Ни спичек, ни зажигалки захудалой. Помню, в детстве линзами баловались, бумагу поджигая, но и этого у меня нет.

Как там древние люди огонь разводили? Трением. Хм… Ну, не знаю. Ещё помню, огниво какое-то было в сказке. И камнем стучали, искру добывая. Но я понятия не имею, какие это камни должны быть и обо что стучать нужно. Лучше потереть попробую. На уроке истории, кажется, классе в пятом, лабораторная работа такая была. Добыть огонь. Время засекали, сколько потратили на то, чтобы трут загорелся. У нашей группы чуда не случилось. Терпения не хватило палку крутить или мотивации. Но сейчас у меня мотивации выше крыши и выбора нет.   

Выбрала из вороха кусок посуше да потрухлявей, такой чуть ли не сам на опилки распадается. Назову это трутом. Что ещё? Палка или доска с углублением нужна и крепкая палочка, чтобы вращать. Посмотрела на опушку леса.

Здесь на отмели ещё светло, а там уже сумерки сгустились. Но идти придётся. Мне нужна береста – она разгорается хорошо. Накинула подсохшую рубашку. Длинная, мне ниже колен оказалась. Рукава подвернула, чтобы не мешали, и, внимательно глядя под ноги, пошла к лесу.

 Тихо в лесу. Птички уже спать укладываются, завтра им трудный день предстоит. Как и мне. Вот и берёза. Кое-где отслоившийся верхний слой коры прозрачными ленточками вьётся на лёгком бризе. Собираю их на растопку.

Надрезать кору нечем, поэтому ищу природные повреждения, чтобы, ухватившись за край, отодрать кусок побольше. Наколупала немного и хотела было возвратиться к становищу своему, но заметила валявшуюся на земле палку. Она явно была обработана ножом. Ветки срезаны, и вот край заточен.

Так и хотелось заорать: «Люди! Ау!», но палочка была несвежая – высохла уже – хоть и крепкая. И кричать я тоже не могу.

Возвращаясь назад, увидела иву, что росла за косой. Тонкие ветви были так длинны, что струились по воде, не имея возможности уплыть. Из такого материала хорошо плести что-то. Например, ловушку для рыбы. Самый простой способ. Мгновенно рыба не поймается, но к утру хоть пара рыбёшек будет.

Надеюсь.

С этой надеждой я и пошла к иве. «Прости, красавица, за косы твои чудесные, но нужно мне очень», – приговаривала я про себя, обламывая ветви. Целую охапку надрала. Хорошо бы прок был.

Возвращаясь назад, через пышный ворох не могла смотреть, куда ступаю. Естественно, сбила большой палец о камень. Да твою ж… дальше в фильмах идет звук «пииии»… 

Всю яростную злость на боль и дурацкую ситуацию в целом вложила в трение. В результате огонь добыла. Правда, не крутила найденную палку, а елозила ею по желобку, случайно образовавшемуся в сухом обломке ветки. Но это уже было не принципиально.

Когда костёр разгорелся, от радости я скакала вокруг него, как самый яростный шаман с Берега Слоновой Кости, потрясая веслом и радуясь источнику тепла и света.

Хоть солнышко почти скрылось за лесом, света хватало. Отвлекая себя от голода, взялась за плетение. Выбрала несколько самых толстых ветвей. Обламывая, выровняла длину примерно в метр, связала тонкие концы вместе. Потом самым простым способом оплетая пруты поочередно сверху и снизу, стала плести длинный колпак. Листья попутно отрывала. Работа спорилась. Морда – точно, это называется морда! – получилась корявенькая. Но мне с ней не на выставку мастеров народного промысла идти.

Как в воде закрепить, вот вопрос. Ловушка должна быть затоплена, а для этого камни нужны. Ну-ка, ну-ка, где тот злодей, что ногу мне поранил? Сейчас я его утоплю. Нашла и притащила на косу несколько камней. Потыкала с берега веслом, ища место подходящее, и когда нашла такое, в плетёнку сложила найденные булыжники и бросила в воду. Ловись, рыбка, большая и… очень большая. Мальки пусть растут, а в мелкой костей много.

Пока я возилась в надежде на сытный рыбный завтрак, закат погас и подкралась ночь.

Экономя дрова, подбрасывала в огонь небольшие ветки, думая о том, как бы уснуть на голодный желудок. И тут услышала шуршание. На свет из воды ползли раки! Они лезли на берег, грозно подняв клешни и едва слышно, но очень сердито что-то выговаривая мне на своём языке. Наверное, за то, что не даю им спать, тревожа светом костра.

Так мне с испугу показалось. Было их не один и не два, а штук… Ой, много было раков. Граждане, куда бежать, что делать? И тут до меня дошло. Раки – это не только клешни и жуткий вид. Это ещё и еда! Варить мне их не в чем, но запечь-то могу. Немного пошерудив палкой в костре, отгребла на край побольше горячих углей. С другой стороны, чтобы света побольше было, добавила веток потоньше. Они мгновенно занялись и хорошо осветили берег. Ну всё, пошла на охоту.

Мелочь решила не брать. В свете костра выбирала экземпляры покрупнее. Схватив двумя пальцами посередь тела, сразу же бросала их на угли. Простите, членистоногие, оченно кушать хочется. Накидала штук двенадцать, надеясь, что на ужин хватит. Остальных веслом в воду смела. Нечего тут на аутодафе сородичей любоваться. Кыш!

Как долго надо запекать раков? Вот и я не знаю. Голодный желудок уверял, что горячее сырым не бывает. Разум советовал потерпеть, ибо рак это почти рыба. Питается чёрте чем. Несмотря на то, что здесь экология и всё такое, но паразитов кишечных никто не отменял.

Чтобы не захлебнуться слюной в ожидании ужина, пошла искать столовые приборы. Пара камней для вскрытия панциря моим слабым рукам просто необходима. И нашла. На один – острый, притаившийся в песке, – наступила и опять беззвучно скулила и материлась. Второй заметила у куста, где сушилась моя добыча. Тонкий, плоский, за тарелку сойдёт. Сполоснула булыжники в воде, положила на перевёрнутый ушат. Веслом выгребла из костра печёных раков, села, скрестив уставшие за день ноги, и приступила к трапезе.

Узкий серп луны в тёмном небе, непонятные шорохи из леса, кваканье лягушек, отсутствие соли. Ничто не могло испортить мне аппетит. И, знаете, было вкусно!

После сытного ужина потянуло в сон. Но устроиться хочется поуютнее. С реки тянуло прохладой и мне не было жарко, несмотря на пылающий костёр. Так за ночь совершенно околею.

Зато под кострищем песок должен был прогреться. Если устроить себе на том месте лежбище, то до утра можно не замёрзнуть. Эх, не догадалась травы нарвать, пока не стемнело. Всё помягче лежать было бы. Да ладно, песок не глина, хоть и не перина.

Но костёр гасить нельзя. Вдруг какой зверь надумает мною поужинать. А на огонь, глядишь, не пойдёт. Так в книжках пишут. Вот как бы ещё извернуться, чтобы и горел он всю ночь и не надо было постоянно дрова подбрасывать?

Зевая, рассматривала мусорный завал, едва различимый в сполохах пламени, пока взгляд не остановился на коротком, но толстом бревне. Заметила я его ещё днём, но отвергла как неподходящее топливо для костра. Тем более, что не сушняк это. Наверное, «сбежало» из плота или из сплава. Зато сейчас это брёвнышко мне как раз сгодится.

Подкинув остатки дров в костёр, я стала обустраивать ночлег. Пыхтя и чертыхаясь на слабосильное тельце, прикатила бревно. Веслом в песке в метре от костра разгребла небольшое углубление, приблизительно равное длине чурбака. Набрала сушняка побольше, засыпала им дно ямки и скатила на него полено. Фу, запыхалась! Еще пару раз сходила к «баррикаде», добыла несколько охапок толстых сухих палок, обломков и веток. Обложила принесёнными дровами брёвнышко со стороны костра и веслом стала забрасывать получившееся сооружение горящими углями и головёшками.

Огонь, переселённый из тёплого кострища в холодную ямку, замер, словно в шоке. Замерла и я. Вдруг моя задумка не удастся и пламя сейчас потухнет? Тогда я и вовсе без огня останусь. С голоду уже не умру, но утром рыбу пожарить хотела, и ночью холодно будет. А звери…

Но мелкие веточки на дне ямы поддались жару и сначала робко затлели, а потом разом вспыхнули. Следуя их примеру, загорелись сучья потолще. Ура! Получилось.

Теперь надо ложе обустроить. Разметила на месте бывшего костерка овал по своему росту, аккуратно выбрала веслом горячий песок в сторону. Выгребла из углубления холодную почву и засыпала дно прогретым песочком. Потрогала, рука терпит. Застелила полотенцем спасённым, раскатала длиннющие рукава рубашки, улеглась в постельку тёплую, повозилась, устраиваясь поудобнее, укрыла ноги непонятной тряпочкой.

И уснула.                    

 

 

Глава 2

Ну и куда теперь?

Ночь прошла почти спокойно. Пару раз просыпалась от громкого плеска рыбы в реке. Птица какая-то ночная кричала. Но это я слышала сквозь сон. Костёр мой не пылал, а тихо тлел, давая достаточно тепла для тела и дыма от комаров. Хорошо, что вспомнила этот способ долгоиграющего костра, вычитанный в охотничьем журнале.

Отец, царство ему небесное, был человеком со странностями. Очень любил показать себя бывалым. С этой целью выписывал журналы для бруталов. Знания в области охоты и рыбалки были чисто теоретическими, но вычитанные советы раздавал всем желающим.

Что в тех журналах могло заинтересовать меня в восемь-десять лет, не помню. Но вот совала же нос, листала, рассматривала картинки, наверное, даже что-то читала.

Вчерашнее озарение было оттуда. Навеянное всплывшей в памяти картинкой. Пусть там было всё исполнено более продуманно и аккуратно. Но у меня нет топора, а в наличии только ручки-веточки, в которых силы, как у котёнка.

Размышляя обо всём этом, я готовила себе завтрак. Моя морда поймала рыбу! Всё, как просила. Большую. Должно быть, это она ночью плескалась, не давая мне спать. Когда я её увидела, то даже испугалась. Как вытащить? Как умертвить? Как приготовить? ...

Скачать полную версию книги





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики