КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Наследие Изначальных (fb2)


Настройки текста:



Жорж Бор Гиртам. Наследие Изначальных

Глава 1


Ветер гнал пыль. Гвардеец преданно смотрел на меня, а я не знал, что ему ответить. Остальные мои спутники не вмешивались в разговор.

Мой статус резко изменился, но я к этому оказался не готов. Бесконечное бегство закончилось, и я оказался на пороге родного логова. В том месте, откуда всего несколько месяцев назад я начал свой путь. Вот только тогда всё было в тысячу раз проще…

Пауза затягивалась и нужно было что-то сказать. Глубоко внутри я понимал необходимость своего решения, но сознание упорно сопротивлялось переменам.

– Нам нужно эвакуировать запасы Таала и ралингот, – после этих слов я буквально ощутил огромный груз ответственности, упавший на мои плечи. Судьбы мириадов разумных теперь зависели от меня, но, хург, как же мне хотелось этого избежать!

– Накопитель придётся уничтожить, – ответил Хоак, – У нас нет времени и оборудования для полноценного демонтажа.

– В Ваторе вы сумели обойтись без сложной техники, насколько я помню, – ответил я, – Возможно, и здесь получится провернуть что-то подобное…

Гвардеец, не раздумывая, отрицательно покачал головой.

– Нет, Ваше Величество, – сказал он, – В Ваторе в нашем распоряжении был целый флот и накопитель изъять было довольно легко. У нас было достаточно времени и сил.

– Пробить скалу можно из головных орудий, – сказал Таваль, – Просто придётся действовать более аккуратно.

– У меня есть основания предполагать, что скоро здесь появятся силы мятежников, – ответил Хоак, игнорируя слова моего напарника, – Чем быстрее мы покинем это место, тем лучше.

– В местном накопителе установлен главный управляющий модуль, – возразил я, – Без него мы не сможем управлять системой!

– Значит, нам придётся найти резервный модуль управления, – категорично заявил гвардеец, – Я не говорю, что это будет просто – всё-таки это один из главных секретов императора и он должен был позаботиться о его безопасности. Возможно, он среди потерянных устройств.

Последние слова собеседника подтолкнули меня к определённым выводам, но делиться ими было ещё рано.

– В любом случае информация об этом должна быть в архиве гвардейского корпуса и нам не придётся искать вслепую.

– Зачем его уничтожать, если накопителем может управлять только старшая каста? – продолжил упираться я, – Кроме меня всё равно никого не осталось!

– Это неоправданный риск, Ваше Величество, – произнёс Хоак, – Я приму любое ваше решение, но моё мнение остаётся прежним. Нельзя, чтобы управляющий модуль попал в руки мятежников, а сил для удержания ралингота у нас нет.

– Предлагаю обсудить это позже, господа, – снова вмешался Таваль, – Если у нас мало времени, то стоит заняться неотложными делами…

– Согласен, – кивнул гвардеец и вопросительно посмотрел на меня, ожидая команды.

Вместо ответа я развернулся и пошёл к скалам. В логове ничего не изменилось за прошедшие месяцы. Каменный пол был исцарапан когтями гончих, сильно пахло выделениями гиртамов. Внутри было тепло и уютно. Такой родной запах, суливший безопасность и отдых… Сразу накатили воспоминания и захотелось принять основную форму.

– Ну и вонь, – зайдя следом за мной, громко сказал мой напарник, – И жара, как в печке! Ещё даже работать не начал, а уже потею!

– Ты слишком нежный, мой далёкий от природы друг, – с сарказмом произнёс я. В пещеру зашли остальные, и я с интересом стал наблюдать за их реакцией.

К моему удовольствию, все спутники повели себя так, как я ожидал. Шонг сморщился и зажал нос. Говорить он ничего не стал, но всё и так было понятно. Дик остался невозмутим – удивить флегматичного безопасника было вообще довольно сложно. Гвардеец глубоко вдохнул и прикрыл глаза, наслаждаясь знакомой атмосферой. Хоак, скорее всего, тоже родился в этом логове и только он мог понять мои эмоции.

Внезапно меня посетила мысль о местных обитателях. Во время сражения прайд разбежался по окрестностям, но самые смелые его представители могли вернуться в любой момент.

– Нилок, – позвал я, – Останься снаружи. Гончие могут вернуться в свой дом.

Просить имперца дважды не пришлось. Шонг кивнул и устремился к выходу, провожаемый завистливым взглядом моего компаньона.

– А почему ты именно его отправил? – спросил Таваль, – Мне бы тоже подошла роль наблюдателя!

Критически осмотрев напарника, решил, что стоит ему ответить.

– Я не очень ему доверяю, – после моих слов компаньон принял горделивую позу и с превосходством осмотрелся по сторонам. Давать ему повод гордиться собой я не хотел и поэтому добавил, – К тому же, ты гораздо сильнее физически.

– Так и знал, что дело не в твоём хорошем отношении, – недовольно проворчал Таваль и отправился изучать пещеру.

Смотреть, правда, было особо не на что. Голые камни и лавовое озеро в углу. Чёрный дал подсказку, но нужно ещё понять, как ей воспользоваться. В теле шонга приблизиться к огненному островку оказалось довольно сложно. Приятное тепло быстро сменилось сообщениями доспеха о перегреве. Если приблизиться ещё, то можно получить ожоги.

Десять минут поисков не дали результатов и я уже осмотрел все несколько раз.

– Повелитель, – громко сказал Хоак, – Похоже, я нашёл руну активации.

Гвардеец стоял на противоположном краю пещеры и смотрел на стену. Я был уверен, что ощупал и изучил её буквально пять минут назад, но ничего не нашёл. При моём приближении клык обернулся и указал на ровную поверхность. В полумраке логова его глаза немного светились и я с трудом сдержался, чтобы не треснуть себя по голове. Собственная глупость иногда меня просто удивляла.

Искать скрытые письмена в логове гиртамов обычным зрением – это настоящий бред. Самое обидное, что сам уже сталкивался с подобным и сумел разобраться, а сейчас даже не подумал о таком варианте.

Быстро изменив зрение, подошёл ближе. На стене мягко светился рисунок из нескольких рваных полосок. Я приложил к нему ладонь и ощутил короткую боль. Если это ловушка, то я совершил ещё одну ошибку.

Пол дрогнул и уровень лавы начал падать. На дне озера стоял раскалённый накопитель. Он был значительно меньше своих копий, раскиданных по всей галактике и весь исчерчен рунами древнего алфавита. Через пять минут температура в котле упала до комфортных значений и я спустился к накопителю.

Буквально через минуту алая конструкция устройства стала чернеть и стремительно остывать. Яркими оранжевыми цепочками на тёмной поверхности выделялись письмена. Пришлось потратить несколько минут на поиски нужного знака – на других накопителях руна всегда была одна и таких проблем не возникало.

Из пещеры доносились странные щелчки, а потом послышались сдавленные ругательства Хоака. Пару минут царила тишина, а потом щелчки возобновились.

Сменить привязку оказалось довольно просто. Устройство приняло несколько капель моей крови и сообщило о завершении процедуры. Механизм самоуничтожения я запускать не стал, решив сначала разобраться с хранилищем Таала, и принялся выбираться наверх по обжигающе горячим камням.

По логову бродили спутники. Хоак почему-то тёр ухо и бросал злобные взгляды на Таваля. Стал понятен источник странных щелчков. Напарник, страдая от безрезультатности поисков и общей атмосферы логова, развлекался бросками мелких камешков во все стороны. Один просвистел рядом с моей головой и я спрятался за краем котлована.

– Если позволите, я могу причислить этот поступок к разряду покушений, – с надеждой произнёс гвардеец, заметивший мой прыжок в укрытие, – Прямая угроза здоровью императора это серьёзный проступок!

– Таваль, какого хурга ты делаешь, – вместо ответа выкрикнул я.

– Ищу голограммы, – флегматично ответил человек.

– И как успехи? – задал я следующий вопрос, немного сдвигаясь в сторону. Гвардеец принял решение последовать моему примеру и тоже залёг за краем котлована.

– Пока никак, – после очередного щелчка, ответил напарник.

– Завязывай, – попросил я. Хоак сделал пару жестов в мою сторону, ещё раз испрашивая разрешения на ликвидацию угрозы своему повелителю. При этом он убрал руку от головы, и стало видно его распухшее красное ухо, – Давай лучше визуально всё осматривать.

– Нет, – твёрдо ответил компаньон и я понял, что просто так его остановить не удастся.

– Бери живым, – тихо сказал я гвардейцу и тот хищно усмехнулся.

Стремительный рывок Хоака совпал с радостным воплем Таваля.

– Нашёл!

– Где? – выкрикнул я, выскакивая из укрытия. Сразу ответить человек не смог. Клык успел прижать его к полу и даже достал какую-то верёвку.

– Стоп, – завопил я, – Хоак, отпусти его. Что ты нашёл?

– А что мы искали, мой забывчивый друг? – недовольно проворчал компаньон, поднимаясь с пола и отряхивая одежду, – Справа, выступ под потолком.

Я посмотрел в указанном направлении, но ничего не увидел – выступ как выступ. Тут же подобрал с пола камень и швырнул его в подозрительный участок скалы. Вместо характерного щелчка снаряд беззвучно исчез. По поверхности стены прошла короткая рябь, и всё стало по-прежнему.

– Таваль, ты гений! – выкрикнул я, устремляясь вперёд. Четыре метра отвесной скалы не стали серьёзным препятствием и, немного модифицировав мышцы ног, я легко запрыгнул на скрытый голограммой уступ.

За ним скрывался длинный коридор. Осмотревшись, заметил стандартную панель управления и активировал её. Скрывающая вход завеса исчезла, а часть стены сменила форму, образовав удобную лестницу. Никогда бы не подумал, что в моём родном логове, в котором я прожил столько лет, есть такие штуки. Память услужливо подкинула мне несколько моментов, когда вожак на время исчезал под потолком, но тогда, разумеется, я не мог знать, зачем он это делает.

Коридор привёл нас в небольшой кабинет, забитый ёмкостями с Таалом. Все стены были закрыты полками с драгоценным веществом. Не представляю, сколько времени нужно, чтобы собрать такое количество, но явно не одна сотня лет…даже не одна тысяча!

– Тут роботы погрузчики нужны, а не группа разумных, – присвистнул от удивления Дик. Он единственный из двуногих знал о ненормальном весе красного вещества.

– Да ладно тебе, – засмеялся Таваль, – Здесь всего пара тысяч пробирок. Дольше собирать будем.

Сказав это, человек схватил двумя пальцами ближайший пузырёк и потянул вверх. Поднять, само собой, он его не смог и обхватил ёмкость всей ладонью, с натугой отрывая её от полки.

– Бред какой-то, – с грохотом уронив сосуд на место, пробормотал напарник и взялся за соседний. История повторилась, и он удивлённо уставился на нас, – Что это значит?

– Это значит, что нам придётся изрядно попотеть, перетаскивая всё это добро на Шиноко, – со вздохом ответил я, – И стоит заняться этим прямо сейчас.

– Дик, что ты там говорил про роботов? – с надеждой спросил человек.

– Мы за них сегодня, – проходя мимо и хлопая Таваля по плечу, ответил Дикуэл.

Перемещение ценнейшего вещества в галактике заняло у нас несколько часов. Предприимчивый Таваль притащил из грузового трюма маленькую платформу и дело пошло быстрее.

– Может, подгоним Жестянку ко входу? – во время очередного перерыва предложил напарник, – Сил уже никаких нет эти склянки таскать! Я уже пару килограммов потерял за сегодня.

– Будешь? – тут же среагировал я и протянул компаньону развёрнутый пищевой рацион.

– Фу, Гирт, – оттолкнул угощение человек, – Ты же знаешь, что я ненавижу эту дрянь!

– А я, пожалуй, не откажусь, – сказал Хоак и, забрав из моей руки плитку, с аппетитом принялся жевать.

– Как будто одного пожирателя этой гадости было мало, – с отвращением наблюдая за гвардейцем, проворчал человек. Хоак пожал плечами и отвернулся.

– Пора заканчивать, – поднимаясь, произнёс я. Спутники тоже встали и мы продолжили эвакуацию запасов императора.

Через час последняя пробирка отправилась на борт моего корабля и ко мне подошёл Дик.

– Я нашёл это на одной из полок, – сказал он, протягивая мне стеклянный прямоугольник, – Возможно, тебе пригодится.

– Спасибо, – кивнул я, забирая новый элемент доспеха и запихивая его в нагрудный карман, – Иди, я скоро.

– Хорошо, – ответил человек и пошёл к выходу. Там он остановился и, обернувшись, произнёс, – Гвардеец велел передать, что будет ждать тебя у накопителя. Может, мне стоит остаться?

– Всё в порядке, – ответил я. Тревога спутника была мне приятна, но сейчас угрозы действительно не было. Хоак показался мне надёжным союзником, и я решил, что могу ему доверять, – У нас здесь осталось ещё одно дело. Передай, что я скоро приду.

Дикуэл кивнул и скрылся в коридоре. Его шаги были слышны ещё несколько мгновений, а потом наступила тишина. Я прошёлся вдоль рядов пустых полок, пытаясь представить себе хозяина этого кабинета. Двуногую форму Чёрного я видел только на картинках в сети. Для меня он навсегда останется вожаком прайда, самым большим гиртамом из всех, кого я видел.

Усевшись в кресло, я провёл рукой по поверхности стола. Таваль порывался утащить с собой всю мебель, говорил, что она стоит не меньше, чем половина этой непонятной красной жижи, но я запретил.

Не знаю, но мне кажется, что император хотел бы оставить всё здесь. Он провёл в этом месте много лет, и забирать что-либо из его кабинета для меня стало бы равноценно разграблению могилы, а таким я заниматься не хотел и позволять подобное спутникам тоже не стал.

Поверхность стола была почти пустой. Несколько аппаратов галасвязи и красивый прибор для письма. Он привлёк моё внимание своей чужеродностью. Большинство двуногих использовали электронные устройства для записи данных, а император пользовался архаичной ручкой. Я взял вещицу в руки и провёл острым концом по ладони. На коже остался ярко-синий след. Интересно, что записывал Чёрный?

Вспышка интереса заставила меня открыть ящик стола. Я обнаружил в нём пару потёртых тетрадей. В остальных ящиках было пусто. Я спрятал находки во внутренний карман комбинезона и пошёл к выходу. Пришла пора покинуть это место.

Хоак ждал меня у котлована с накопителем. Гвардеец спокойно смотрел на устройство Изначальных и, казалось, решал какую-то загадку.

– Думаешь, как это всё было построено? – наугад спросил я, подходя ближе.

– Да нет, – смущённо ответил сородич, – Пытаюсь понять, зачем это всё нужно? Столько усилий, такие сложные технологии…

Перед глазами пронеслись картинки последнего видения и я тяжело вздохнул.

– Знаешь, иногда не стоит знать некоторых вещей, – сказал я ему, – И жизнь становится проще и понятнее.

– Понимаю, – кивнул Хоак, – Но любопытство унять тяжело…

– Ты уверен, что его нужно уничтожить? – спросил я, резко меняя тему разговора. Желания делать это у меня не было, но в последнее время я научился прислушиваться к словам окружающих. Часто они знали гораздо больше меня…

– Да, – уверенно кивнул собеседник, – У меня нет точных данных – только догадки, но этого достаточно. Недавно ко мне попали документы о некоторых делах предателей. Шанс на успех ничтожен, но это не тот случай, когда стоит рисковать.

– Хорошо, – ответил я и спрыгнул на дно котлована.

Система встретила меня привычно доброжелательно.

– Желаете изменить настройки сети?

– Нет. Активировать систему самоуничтожения.

– Перед началом процедуры необходимо изменить иерархию контрольного модуля. Напоминаю, что после уничтожения 35% устройств, ресурсы накопителей будут перенаправлены на восстановление сети до минимально возможного состояния.

Спокойный и доброжелательный тон несколько меня нервировал. Отличие механических систем от живых разумных было колоссальным и это с трудом укладывалось в моей голове. Сейчас я фактически договаривался об убийстве этого механизма, а он советовал мне, как лучше поступить, чтобы всё продолжило работать в прежнем режиме.

– Смена иерархии завершена, – сообщил накопитель, – Желаете начать процедуру самоуничтожения?

– Да.

– Установите время начала процедуры.

Я прикинул состояние наших кораблей и местонахождение спутников. Все уже должны быть на борту и ждут только меня. Хоак доберётся сам.

– Пять часов.

– Обратный отсчёт запущен, – произнесла система и я пошёл к выходу. На пороге я услышал ещё одну фразу, – Прощай, пожиратель.

Сказано это было странно грустным голосом, но узнать что-либо я уже не успел – ралингот закрылся и оборвал связь.

Последние слова системы не давали мне покоя всю дорогу до корабля. Что если я ошибся? Что если управляющие контуры накопителей подобны Шиноко, и я только что убил полуразумное существо?

Мне стало не по себе от таких мыслей и я постарался выбросить их из головы. Желания разбираться в этом не было и я засунул свои терзания в самую дальнюю кладовую памяти, надеясь, что мне никогда не придётся делать подобное снова.


Глава 2


В грузовом трюме ровными рядами стояли ящики с Таалом. В углу, отдельно от всего остального, спутники поставили хранилище с тушей Чёрного. Хоак сказал, что императора похоронят в столице, но сам везти тело отказался, сославшись на слишком высокую важность этого дела.

Подойдя ближе, я положил руки на прохладный металл хранилища. Глупое стечение обстоятельств, заставившее меня скрываться от встречи с вожаком, привело к печальным последствиям. Действия Чёрного были мне непонятны, но они явно имели под собой веские причины и мне теперь придётся во всём разбираться самому. Очень жаль, что не удалось получить информацию из первых рук.

Друзья ждали меня в рубке. По дороге я встретил пару наших военнопленных, которые свободно бродили по судну. Заметив меня, двуногие вытянулись и отдали честь. Странно… Видимо, Нилок успел провести беседу со своими подчинёнными и даже включить их в экипаж Шиноко.

– А вот и наш капитан прибыл, – весело поприветствовал меня Таваль, – Я же говорил, что он с нами полетит!

– Конечно, с вами, – вяло ответил я, – Другого корабля у меня нет.

– Есть мнение, что у тебя теперь есть целая галактика, мой венценосный друг, – сказал Таваль, – Кое-кто, – при этих словах напарник указал глазами на Нилока, – считает, что путешествие на Жестянке не достойно твоего нового статуса.

Я тяжело вздохнул и уселся на привычное место. Настроение было отвратительным и реагировать на подначки друга не хотелось, но все ждали моего ответа и пришлось соответствовать.

– Нет ещё никакого статуса, мой болтливый друг. Перенаправь свою избыточную энергию из головы к рукам и подними Шиноко в космос. Иначе этим займусь я.

Угроза неожиданно сработала, и Таваль начал запуск систем судна. Мои собственные слова странным эхом отдались в сознании и заиграли новыми красками. Сменить форму и слиться с кораблём, снова посмотреть на безумие красок гиперпространства…

– Готово, – сообщил компаньон, – Двигатели изношены и при посадке пострадала часть внешней обшивки, но ничего критичного. Ещё один прыжок мы вполне осилим.

– Хорошо, – ответил я, бездумно уставившись в потолок.

Спутники переглянулись, и Дик осторожно произнёс:

– Может, ты хочешь что-то обсудить? Дальнейшие планы или текущую ситуацию?

– Нет, – коротко ответил я и в помещении снова повисла тишина. Желания что-то решать и обсуждать не было, от слова совсем. Хотелось сменить форму и отправиться на охоту, хоть на время откинуть проблемы разумного мира и забыться в привычном занятии, не требующем сложных рассуждений и мучительного выбора.

Через несколько минут вязкую тишину рубки нарушил входящий вызов. Таваль включил громкую связь и вернулся к управлению полётом. Небо на обзорном экране стремительно темнело и уже стали видны первые звёзды – Шиноко почти вырвалась из цепких объятий гравитации моей родной планеты. Позади оставалось разорённое логово прайда и тикающий таймер обратного отсчёта, который скоро превратит мой дом и одно непонятное устройство Изначальных в груду дымящихся обломков.

– Ваше Величество, на связи Хоак, – громко произнёс из динамика голос гвардейца и я поморщился от неприятного звука.

– Я вас прекрасно слышу, господин Юнг, – сказал я, – Что вы хотели?

– Путешествие до столицы займёт три дня, – немного тише сказал клык, – Ваш корабль повреждён. Для увеличения степени безопасности, предлагаю организовать связь. Это поможет избежать неожиданностей.

– Не имею ничего против, – безразлично ответил я, – Этот вопрос вы можете решить с бароном лок Трингером. В данный момент он является моим первым помощником и управляет судном.

– Барон? – добавив в голос вопросительную интонацию, уточнил Хоак.

– Начал процедуру, – коротко ответил Таваль, – Отправляйте коды.

Я поднялся и направился к выходу.

– Ты куда? – спросил Дик.

– Устал, – честно ответил я, – Пойду отдохну.

– Регистрирую открытие гипертоннеля, – взволнованно произнёс Нилок. Шонг занял место в углу, добровольно взяв на себя обязанности оператора сканирующего комплекса. До оборудования ищейки системам Шиноко было далеко, примерно как пешком от Дуада до Кьеса, но простые операции были доступны.

Спутники напряглись, а я замер на пороге и, тяжело вздохнув, сжал пальцами переносицу. Отдых явно откладывается.

– Что там? – возвращаясь на своё место, спросил я.

– Крупное соединение, – всматриваясь в экран, ответил имперец, – Восемь… двенадцать…двадцать четыре судна. В основном второго и третьего класса. Две крупных сигнатуры, возможно линкоры.

– Дай связь с гвардейцем, – попросил я напарника и тот защёлкал переключателями. Чёрный корабль клыка маячил чуть впереди, и я заметил, что он начал маневрировать, занимая позицию между нами и прибывшим флотом.

– Хоак? – произнёс я, – Мы ждём подкрепление?

– Нет, Ваше Величество, – быстро ответил гвардеец, – Верные вам силы рассредоточены по галактике и охраняют накопители, но я вижу среди прибывших несколько кораблей гвардии.

– Стоит выйти с ними на связь? – уточнил я. Неприятные предчувствия посетили меня за несколько секунд до сообщения Нилока. Перед глазами мелькнули оранжевые щупальца и оскаленные пасти Изначальных из моего последнего видения.

– Нет, – мгновенно ответил собеседник, – Нам нужно максимально быстро покинуть систему. Я узнал один из кораблей – он принадлежит гиртаму, которого уже десять лет все считают мёртвым.

– Хорошо, я услышал тебя. Уходим, – ответил я и обернулся к Тавалю, собираясь узнать время подготовки прыжка, но был прерван новым сообщением клыка.

– Ваше Величество, я ощущаю что-то странное. На меня давят какие-то непонятные силы…Возможно, вам угрожает опасность.

– Сколько до прыжка? – всё же спросил я.

– Четыре минуты, – отозвался компаньон.

Нилок вывел на общий экран изображение со своего терминала. Флот мятежников уверенно двигался к планете, игнорируя наше присутствие.

– Они пришли не за мной, – неожиданно чётко осознал я, не заметив, что произнёс это вслух. Фокус интереса непонятной силы был сконцентрирован вокруг планеты. Там была только одна вещь, которая могла заинтересовать предателей, – Надеюсь, их ждёт неприятный сюрприз…

– Расчёт закончен, – немного нервно сказал Таваль, и оба наших корабля нырнули в гиперпространство.

Разумные мгновенно расслабились и заулыбались, а я ещё больше нахмурился. Достать нас в тоннеле невозможно и это неоспоримый факт, но сама ситуация внушала серьёзные опасения. Если мятежники свободно передвигаются такими крупными соединениями, то чего ждать, когда они соберутся вместе? Хотелось поговорить с Хоаком, возможно, он сможет объяснить природу наших странных ощущений, но сделать это во время перехода нельзя. Что ж, значит, пообщаемся в столице…

Спутники разошлись по своим делам, а я отправился к себе в каюту, попросив не беспокоить. Желание сменить форму и слиться с кораблём стало острым как никогда. Переживания последних дней требовали эмоциональной разрядки и пассивное созерцание буйства красок было лучшим выходом из ситуации. Можно было ещё устроить спарринг с Диком, но я боялся, что выйду за рамки обычной тренировки, поэтому отказался от этого варианта.

– Ши, – блокируя дверь, позвал я, – Активируй терминал слияния.

– Да, капитан, – отозвалась система и подиум начал мягко светиться от обилия покрывавших его рун древнего алфавита.

Комбинезон полетел на кровать, и я сосредоточился на основной форме. Пара минут темноты, и я, довольно рыкнув и хлестнув себя хвостом, запрыгнул на терминал. По телу побежали цепочки знаков, щекоча и нагревая чешую в местах пересечения.

– Процедура начата, – сообщила система, – Слияние произойдёт через 30 секунд.

На последних секундах обратного отсчёта я прикрыл глаза и расслабился, а когда пришёл в себя, то вокруг плескался океан красок. Ощущая в себе искры разума двуногих, я одновременно чувствовал все системы корабля. Проекция Шиноко привычно свернулась чуть в стороне и блаженно жмурилась от удовольствия.

Интересно, что внешность системы в этом странном состоянии воспринималась мной вполне однозначно – я видел странного зверя, отдалённо похожего на дикого гиртама, но покрытого шерстью вместо чешуи.

Для слияния у меня была ещё одна причина, помимо психологической разгрузки. Мне были необходимы вычислительные мощности корабля. Слишком много накопилось вопросов и нерешённых задач. Возможность выделить для каждого дела отдельный поток сознания буквально завораживала.

Я распределил задачи и направил основной мыслепоток на созерцание пространства. На периферии сознания мелькали промежуточные итоги. Стоит ли доверять Хоаку? Каково текущее состояние империи? Как дела у корпораций? И ещё десятки и сотни беспокоивших меня моментов. К исходу второго часа многое стало понятнее, но общая картина была удручающей.

Кроме разумных на этом судне и гвардейца, рассчитывать мне было не на кого. Вся мощь империи была распылена по огромной галактике и решать конкретные проблемы придётся самим.

Я ощутил движение позади и переключился на камеры задней полусферы. Странное возмущение широкой волной расходилось в пространстве. Когда эта аномалия догнала и накрыла корабль, моё сознание утонуло в безумной вспышке боли и отчаяния. Боясь потерять контроль над собой, я потянулся к проекции системы, но её рядом не оказалось.

Шиноко, извиваясь от боли, плыла далеко внизу. Я потянулся за ней и в поле моего зрения возникли энергетические отростки доспеха, которые я ощущал, как дополнительные конечности. Отбросив опасения, схватил проекцию и притянул к себе. Вместо морды, на голове странного существа было обычное женское лицо. Возможно это были выверты моего сознания, но сейчас это меня не волновало. Я принялся осторожно трясти существо щупальцами.

– Ши, приди в себя, – повторял я, – Что это сейчас было?

Наконец система открыла глаза и я вздрогнул от её невероятно печального взгляда. В сознание проник незнакомый голос, глубокий и мощный:

– Ещё одна часть меня канула в небытие, пожиратель. Ещё немного и я окончательно распадусь на части. Береги остатки…

– Шиноко, что это, хург побери, значит? Какие остатки?

– Меняемся, капитан? – сонно зевая произнесла Ши абсолютно нормальным голосом.

– Ты говорила про какие-то остатки, – попытался напомнить я.

– Я ничего такого не говорила, – ответила система и на миг замерла, – База данных перезагружена, возможно, произошёл сбой в глобальной сети.

– Да-да, конечно…сбой… – растерянно пробормотал я, отпуская проекцию. Сбой, связанный с уничтожением управляющего модуля сети… Хург, неужели я был прав?

– Меняемся? – снова спросила Шиноко, возвращаясь на прежнее место.

– Да, пожалуй, – ответил я и мгновенно очнулся на терминале слияния. Лапы затекли и я некоторое время бегал по каюте, перепрыгивая через кровать, пока не зацепился за одеяло и не упал.

Потом просто лежал без движения и обдумывал случившееся. Уничтожение управляющего модуля не выходило из моей головы. Что это был за голос? Ши говорила про глобальную сеть, это она? Почему эта сеть спокойно общалась через Шиноко? Мой корабль тоже часть системы Изначальных?

Вопросы множились с невероятной скоростью. Гипотетический ответ на одну задачу порождал пять других. В какой-то момент я потерялся в своих рассуждениях и решил остановиться.

Есть глобальная сеть. В неё входят ралинготы, возможно, ещё станции связи и Шиноко. Нужно не допускать уничтожения частей этой структуры. На этом пока всё.

На глаза попался мой комбинезон и я вспомнил, что там лежат тетради из кабинета императора. Может, там найдётся полезная информация? Хоть шанс и невелик, но стоит попробовать.

Смена формы прошла без проблем. По сложившейся привычке я распаковал плитку рациона и откусил сразу треть. Одеваться не стал, вытащил тетради из внутреннего кармана одежды и уселся за стол.

Потёртые кожаные обложки говорили о почтенном возрасте моей добычи. Сомневаюсь, что Чёрный часто ими пользовался – это довольно затруднительно, когда ты вожак целого прайда. В первой тетради было исписано около десятка страниц. Листы были покрыты ровными голубыми строчками чернил, но состояли исключительно из знаков древнего языка Изначальных и прочитать я ничего не смог.

Открыв второй переплёт, я всмотрелся в текст и радостно улыбнулся. Буквы складывались в привычные слова, а значит эти записи я смогу изучить, но после первых строк улыбка покинула моё лицо.

«Если ты это читаешь, значит, я мёртв.»

«Дневник селекции»


* * *

За пять дней до смерти императора. Планета Струмэ.

Грон спешил изо всех сил. Желания повелителя нужно выполнять максимально быстро и этот урок он усвоил в первый же день. Непростительная задержка стоила жизни десятку его слуг, а сейчас он сам опаздывал. Хозяин потребовал встречи со своими последователями, но для этого ему нужен был личный артефакт связи. Кто же знал, что Виктор его спрячет? Сам шонг всегда таскал камень с собой и считал это самым правильным решением.

Синекожий почти сорвался на бег, игнорируя косые взгляды подчинённых. От его скорости сейчас действительно напрямую зависела продолжительность жизни.

– Вот, господин, – врываясь в свой кабинет, произнёс Грон, – Я принёс то, о чём вы просили.

Изначальный обедал. Существо развалилось в кресле и лениво осушало очередную жертву. За последние дни персонал базы существенно сократился, но шонг не смел выказывать недовольство и лишь печально наблюдал за исчезающими в бездонном брюхе повелителя слугами. Целое поколение людей с древней кровью, которым так гордился гиртам, почти полностью было уничтожено и Грон начинал всерьёз опасаться и за свою жизнь.

У ног изначального корчилась от боли молодая девушка. Её тело было наполовину высушено, и сейчас господин просто развлекался, медленно вытягивая жизнь очередной жертвы.

– Ты слишком медлителен, низший, – произнёс новый хозяин тела Виктора, протягивая руку в сторону своего почитателя, – Надеюсь, остальная стая более расторопна.

Отвечать Грон не стал. В такой ситуации любой ответ будет неправильным. Он подошёл ближе и с поклоном вложил в протянутую руку артефакт связи.

Через мгновение его личный камень стал нагреваться. Хозяин не стал медлить и сразу объявил общий сбор.

Между собой мятежники уже давно привыкли называть это странное место туманным чертогом, но в этот раз название себя не оправдало. Грон открыл глаза и замер от удивления. Привычный полумрак и ленивые волны тумана исчезли. В центре стола возвышался изначальный во всём своём ужасном величии. Оранжевые энергетические отростки хищно колыхались в поисках жертвы. Сородичи удивлённо перешёптывались и боязливо ёжились. Многие до этого момента не верили словам Грона, но не теперь.

Шонг чувствовал, как страх многих присутствующих концентрируется на повелителе и частично перетекает на него. Это было приятно.

Изначальный воткнул несколько щупалец в потолок и остатки серой хмари вдоль стен исчезли. Загорелся яркий свет и представители стаи впервые увидели рисунки, украшающие все поверхности в помещении.

В переплетении каменных щупалец на стенах гибли мириады разумных. Разные расы, разная внешность, но итог всегда был один.

– Я собрал вас, чтобы вы узрели истинную цель вашей жизни, – прогремел в тишине голос изначального, – Тысячи лет этот круг шёл к моменту возвращения владык. Осталось немного, и я хочу услышать от вас, что вы сделали для нашего возвращения? И на что готовы?

– Наша жизнь – в твоих руках повелитель! Приказывай и мы исполним твою волю!

– Я спрашивал не об этом, – тысячей голосов ответил изначальный и один из отростков коснулся говорившего. Гиртам побледнел и оперся рукой о стол. Убивать своего раба существо не стало, но демонстрация силы настроила всех на нужный лад, – Само ваше существование подтверждает твои слова. Итак?

– Мы нашли логово вожака, – быстро произнёс Геонд. Его пухлая фигура дрожала, но голос был твёрдым, – И готовы уничтожить его.

– Хорошо, – медленно ответило существо на возвышении и от его слов у присутствующих задрожали тела, – Это уже ближе к сути.

– Новый дом для изначальных почти готов, – Грон тоже решил отметиться, – Ядро сформировано на 83%. Нужен Таал для завершения процедуры, но его запасы исчерпаны. Осталось активировать систему ралинготов и станций связи.

– И вновь ты приносишь дурные вести, Грон, – ответил новый владелец тела Виктора и шонг сжался, предчувствуя наказание, – Но этот вопрос решаем. Ваш бывший вожак не может доверить охрану Таала никому, а значит хранит его в своём логове, как и ключ к системе. Вы узнали, где находится управляющий модуль?

– Нет, – жалко выдавил Грон и опустил голову, – Но мы знаем, где хранятся данные об этом.

– И где же это место? – уточнил изначальный, касаясь щупальцем головы шонга.

– В столице, – борясь со слабостью и пытаясь устоять на ногах, ответил Грон, – В архиве гвардейского корпуса.

– Неплохо, – произнёс новый вожак прайда, отпуская жертву, – У нас есть две цели. Отправьте часть прайда в столицу. Надеюсь, вы сумеете справиться с гарнизоном?

– Адмиралы флотов империи заняли нейтральную позицию, господин, – произнёс кто-то, – Проблем не будет.

– Хорошо. К логову я отправлюсь сам.

– К вашему прибытию всё будет готово, – угодливо произнёс Геонд.

– Разумеется, – хищно усмехнулся изначальный, – Иначе ваше существование потеряет смысл…


Глава 3


Записи в дневнике не имели дат и мне были непонятны промежутки между ними. После пугающего предисловия пошло обычное перечисление событий.

«Сегодня я осмотрел новый выводок. У двух щенков есть потенциал, но выше воинов они не поднимутся.»

«Проклятая эпидемия унесла весь помёт. Хурговы правила. Любое вмешательство в процесс неминуемо приводит к негативным результатам. Приходится просто смотреть, как умирают детёныши.»

«Сумел расширить охотничьи угодья. Прайд уже неоправданно велик. Придётся изгнать часть самцов или устроить неудачную охоту.»

«Наконец-то удача. Пусть не старший, но хотя бы способный выйти на новую ступень! Мои жалкие потуги просто смешны – приходится радоваться единичному случаю за сотню лет. Мечты о наследнике, видимо, так и останутся мечтами.»

После этого было несколько страниц, исписанных рядовыми событиями. Чёрный жил надеждой на возрождение расы, но она угасала с каждым годом. Я пролистал тетрадь до середины, где записи становились более объёмными, и снова погрузился в переживания вожака.

«Клык не оправдал ожиданий. Я дважды оставлял его в местах силы, но он оказался слишком глупым, чтобы дождаться добычу. Жаль, но активная фаза его роста почти миновала. Он так и останется животным. Хург, ну почему нельзя привезти сюда пару транспортов с эмигрантами? Насколько всё стало бы проще!»

«Скоро родится новый помёт. Странные завихрения в ауре самки намекают на успешный исход.»

«Надежды не оправдались. Из четырёх щенков потенциал есть только у одного, но он слишком слаб. Думаю не доживёт до нужного возраста.»

Здесь я внезапно заволновался. Я точно помнил, что вместе со мной родились ещё трое сородичей. Родственные связи в прайде были не очень развиты, но общая преданность вожаку была фундаментом стаи.

«Щенок выжил, но рассчитывать на него не стоит. Слишком мелкий и никчёмный. Выбор невелик и я попробую отвести его к месту силы. Следующий сезон прайд будет охотиться в долине огненной реки. Возможно, ему улыбнётся удача.»

«Это поразительно, но он смог! Первое поглощение иномирной матрицы прошло успешно и организм подростка стремительно начал изменяться. На начальном этапе его тело будет готовиться к дальнейшим изменениям. Для этого придётся набрать массу. Я приблизил его к себе и обеспечил максимально комфортные условия. Неизвестно, насколько далеко зашёл процесс, но динамика положительная и я уже вижу изменения в его поведении и ауре. Неужели у меня получилось?»

«Сегодня мой будущий наследник снова меня удивил. Он преодолел два этапа и закончил формирование физической формы. Пришлось отправить его в самостоятельный поиск. Дико хочется установить за ним круглосуточное наблюдение, но этот вариант я уже пробовал. В тот раз сканирующее излучение прервало процесс эволюции и рисковать сейчас я не могу.»

Дальше записи стали равными и короткими. Чёрный сильно переживал за меня и мне вдруг стало совестно за свой побег с родной планеты. Я тогда многого не знал, но ведь всё равно мог вернуться, и обстоятельства меня не оправдывают.

«Наследник исчез. Я изучил все окрестности, но найти его не смог. Возможно, он ушёл на чужую территорию.»

«Нашёл логово. Малыш неплохо обустроился. Остатки силовой брони и пара плазменных винтовок наводят на интересные мысли. Если он съел их хозяев, то уже должен перешагнуть первый порог.»

«Ожидание сводит с ума. Мальчишка оказался невероятно способным и умным. Надеюсь, Хоак справится и сумеет его найти.»

«Происходит что-то непонятное. Я чувствую активное противодействие, но не могу определить противника. Нужно отправить прайд на поиски. Возможно, я напрасно был мягок с двуногими.»

Дальше записи обрывались. То ли у императора не было времени, то ли просто перестал записывать свои мысли. Этого я уже никогда не узнаю. Для очистки совести я всё же пролистал тетрадь до самого конца и обнаружил на последней странице ещё несколько строк.

«Я устал записывать дни. Эти цифры ничего не значат. В какой-то момент перестаёшь обращать внимание на календарь и просто начинаешь замечать события. К сожалению, за последнюю тысячу лет таких событий крайне мало.

Изначальные хорошо просчитали ресурс нашей расы. Не удивлюсь, если падение рождаемости гиртамов напрямую связано с количеством Таала в галактике. Как жаль, что с этим веществом ничего нельзя сделать. Крохи, используемые для инициации ничтожно малы и на общую картину влияния не оказывают.

История этого круга подходит к концу. Мы не смогли остановить неизбежное пришествие Изначальных, и скоро всё закончится. Очередная галактика будет уничтожена этими ненасытными тварями. Жаль, что она не может сопротивляться заложенным алгоритмам.»

За чтением дневника незаметно прошло несколько часов. Увидев жизнь прайда глазами вожака, я уже не был так уверен в своей удачливости. Многие события оказались буквально подстроены Чёрным и моя роль в них была совсем незначительной. Меня очень сильно беспокоили слова об изначальных. Если всё так плохо, то придётся придумать что-то невероятное, чтобы сохранить жизнь в галактике.

Я закрыл дневник и бережно убрал его в ящик стола. Эта вещь будет напоминать мне о странном существе, которое я, оказывается, совсем не знал.

Горячий душ взбодрил тело. В этот раз я предусмотрительно дождался, пока вода нагреется, и сумел избежать неприятных моментов. Подобрав с пола комбинезон, принялся натягивать его прямо на мокрое тело и ощутил неудобство в районе груди.

За всеми событиями последнего дня я совершенно забыл о новой детали своего доспеха.

– Отсканировать артефакт, – вслух произнёс я и стал ждать результатов.

– Сканирование завершено, – произнёс модуль моего снаряжения, – Опора пожирателя. Часть доспеха защищает нижнюю/заднюю часть тела носителя. Прошивка актуальна. Возможна интеграция в общую систему.

– Расход энергии? – уточнил я, оценивая свои запасы провизии.

– Отсутствует, – ответил доспех и почему-то решил пояснить свои слова, – После перехода в автономный режим, синхронизация и интеграция нового оборудования не требует затрат энергии носителя.

Точно. Я же завершил инициацию!

– Подключай новую деталь.

Ромб рассыпался, и его содержимое втянулось в мою ладонь. Никакого дискомфорта это не вызвало и я с трепетом вспомнил установку первой части этого набора. Удивительно, что я смог тогда выжить…

– Синхронизация завершена, – сообщил артефакт, – Комплект доспеха Пожирателя собран. Доступна возможность увеличения общей производительности и эффективности.

– Если возможность есть, то мы ей воспользуемся, – не задумываясь, сказал я, – Что для этого нужно?

Перед глазами возникла картинка с моим силуэтом. Рядом с ней в воздухе повисли детали комплекта.

– Текущая конфигурация оборудования 5/5, категория Б. Для изменения категории необходим планарный усилитель Дар Изначального.

При последних словах модуля я поморщился. Желания носить вещи с подобным названием у меня не было, но в грядущих событиях понадобится любая мелочь, способная помочь в бою. Картинка тем временем немного изменилась. Схематические изображения деталей заняли свои места на моей проекции и в центре груди загорелась яркая точка.

Взгляд остановился на ней и рядом всплыла подсказка, из которой я, разумеется, ничего не понял.

– Переведи в ментальный формат, – попросил я. Нужно срочно озаботиться изучением древнего языка. Вот только, боюсь, найти учителя будет сложно…

– Дух Пожирателя. Планарный усилитель класса А. Обеспечивает бесперебойный контакт с цепью второго контура сети и доступ к ресурсам психоэнергии. Также, совместно с матрицей администратора, используется как активатор сети.

Модуль произносил знакомые мне слова, но понять общий смысл я так и не смог. И снова возникают вопросы. Интересно, Хоак сможет ответить хотя бы на часть из них? После упоминания гвардейца в дневнике императора, доверие к сородичу значительно выросло и теперь я был уверен в нём достаточно, чтобы показать свою неграмотность в некоторых вопросах.

– Меняй конфигурацию, – всё же произнёс я.

– Принято, – ответил артефакт и после короткой паузы добавил, – Конфигурация изменена. Текущее состояние 5/6, категория А. Общий ресурс понижен на 15%, до установки усилителя.

– Стоп, – выкрикнул я, вскакивая с кровати, – Ты не говорил о снижении ресурсов! Верни всё как было!

– Обратная смена конфигурации невозможна, – неожиданно ответил модуль.

Я рухнул обратно на кровать. Хург, вот и улучшил доспех. Где теперь искать этот усилитель? Почему я, в очередной раз, не уточнил все моменты?

Процесс самобичевания был прерван внезапным стуком в дверь. Вставать было лень и я попросил Шиноко разблокировать замок.

– Привет, – сказал я и помахал рукой неуверенно мнущемуся на пороге Дику, – Заходи. Что ты хотел?

– Просто хотел узнать насчёт моего планшета, – сказал человек, – Если он вам больше не нужен, то я хотел бы его забрать.

– Конечно, – спохватился я и бросился к столу. Устройство лежало на виду и я пару раз уже подумывал о том, чтобы снова нырнуть в виртуальный мир развлечений. Даже хорошо, что спутник сам за ним пришёл, хоть это и нечестно с моей стороны, – Извини, что сразу не отдал. Не до того было…

– Не стоит беспокоиться об этом, – вежливо улыбнулся Дик, – С некоторых пор, я довольно редко им пользуюсь.

Вспышка воспоминания заставила меня покраснеть и опустить взгляд.

– И ещё, там в одной игре с мечами и волшебством был всего один слот для сохранения и я удалил твою запись…

– Ничего страшного, – отмахнулся человек, забирая у меня планшет, – Битвы с драконами меня не особо впечатлили.

Я облегчённо вздохнул и улыбнулся.

– Хорошо, а то я сильно переживал из-за этого. Вот только там не драконы были, а демоны.

Заканчивая фразу, я понял, что говорить её не стоило. Лицо Дика немного побледнело и он начал судорожно листать вкладки на основном экране. Через несколько секунд он невидяще уставился в экран и мне захотелось спрятаться. Аура человека окрасилась гневом и раздражением. Скулы бывшего безопасника Интронидис закаменели, а губы принялись что-то шептать.

– 345 уровень, личный воевода герцога, голд сет, – с трудом разобрал я, медленно отступая назад, – Три года усилий…

Наконец Дик смог прийти в себя и сделать нормальное лицо, хотя его аура кричала о готовности убивать.

– Уважаемый Гирт, – предельно вежливо произнёс человек, – Я вдруг подумал, что мы давно не тренировались. Не желаете провести спарринг?

– Да, конечно, – тут же начал кивать я. Если откажусь, то он начнёт меня резать на части прямо здесь и отсутствие меча для него не станет преградой , а так, может немного остынет по дороге, и дело обойдётся малой кровью, – Сейчас меч захвачу и идём.

– Он нам не понадобится, – делано добродушно ответил Дик, – Берите вирд.

Я сглотнул, понимая, что впереди меня ждёт пара очень неприятных часов.

Как же я ошибался! Два часа тренировки превратились в настоящее испытание. Через десять минут после начала я активировал защитные свойства доспеха на полную мощность, но продолжал бесконечно получать повреждения. Человек умудрялся продавливать защитную плёнку древнего артефакта своим внешне безобидным оружием и всё равно оставлять на моём теле синяки.

Через час модуль доспеха не выдержал издевательств над своим носителем и предложил уничтожить агрессора. К своему стыду, должен признать, что я несколько мгновений раздумывал над этим предложением, прежде чем отказаться.

К исходу второго часа я уже сам готов был просить артефакт о нейтрализации неугомонного противника, но Дик внезапно остановился.

– На сегодня хватит, – спокойно сказал он.

Надо отметить, что за эти два часа обучающая программа получила невероятное количество информации, скрупулёзно записывая и разбирая на части все атаки человека. Раньше я сказал бы, что ему больше нечем меня удивить, но теперь опасался делать поспешные выводы.

– Наконец-то, – простонал я, падая на песок. Всё тело ощущалось как один большой синяк, а количество целых костей в моём организме точно не дотягивало до нормы, – Неужели эта игра была так для тебя важна?

– Да, – просто ответил Дикуэл. Слава космосу, что хотя бы во время тренировок он становился прежним и общался со мной на равных, – У любого разумного есть способы снятия стресса. Кто-то готовит, кто-то тренируется, а я играю. При моей старой работе это единственный вариант, который всегда был со мной. Просто в какой-то момент развлечение перестаёт быть таковым и становится частью твоей жизни. Приходится ставить цели и решать сложные задачи.

– Но ведь этого хватает и в реальной жизни! – охая и пытаясь принять удобное положение, возразил я, – Зачем добавлять к этому ещё и виртуальные проблемы.

– А потому, что в игре можно добиться чего угодно. Заработать миллионы, побеждать армии и управлять государствами. Да что там, половина населения галактики душу бы продало за возможность попасть в любимую игру или в любую другую. И чтобы сражаться, зарабатывать опыт и находить сокровища!

Таким я невозмутимого безопасника видел впервые. Глаза человека сияли от восторга, а руки имитировали удары по невидимым врагам.

– Ага, – с сомнением произнёс я, – А вторая половина населения в это время обчищала бы их дома.

– Вовсе нет, – горячо возразил Дик, – Вторая половина, затаив дыхание, следила бы за приключениями счастливчиков!

– Да, Таваль говорил мне, что есть и такие странности в обществе разумных…

– Воот, – протянул наставник, поднимая указательный палец, – Просто кому-то нравится играть, а кому-то смотреть.

Весь этот разговор напомнил мне общение с компаньоном. Тяжело поднявшись, я застонал от внезапной боли в спине. Интересно в какой момент нашей безумной тренировки наставник успел меня туда ранить? Память услужливо воспроизвела нужный эпизод, и я лишь покачал головой. Хорошо, что этот парень на нашей стороне.

– Ладно, – сказал я, – Нет смысла обсуждать невозможное. Ещё раз извини за стёртую запись.

– Да ничего, – улыбнулся в ответ Дик, – Начну сначала – в этом тоже есть свои плюсы. Вторую тренировку я на сегодня отменяю, – добавил человек и я радостно вздохнул, получив новую порцию неприятных ощущений от повреждённых рёбер. Дик заметил мою реакцию и с улыбкой продолжил, – Но завтра работаем по обычному графику. Посмотрим, что ты успел запомнить за сегодня.

Радость мгновенно улетучилась, и я понял, что придётся разорить собственные запасы провианта. Никаких оправданий наставник завтра не примет и у меня есть только один способ быстро прийти в себя.

Остаток пути до столицы прошёл спокойно. Жизнь на борту Шиноко шла своим чередом. Я тренировался в обращении с мечом и в перерывах слушал рассказы Дика о новом прохождении его любимой игры. Это оказалось неожиданно интересно, и я стал всё чаще задавать вопросы.

Безопасник оказался отличным знатоком разных нюансов в игре и с удовольствием делился своими знаниями.

– Да не может быть! – в какой-то момент возмутился я, – Дважды ходил к этому старику, и он ничего такого мне не говорил!

– Это потому что у тебя не было специального предмета, – с превосходством бывалого исследователя ответил Дик, – За деревней есть пещера, в которой хранится чаша…

– Ага, – кивнул я, – А ещё там живут медведи, которые тебя сразу съедают и ты теряешь уровень. Да ещё и все вещи!

– Ну здесь есть два варианта, – начал объяснять мне человек, – Или ты качаешься дальше, пока не сможешь их убить, но тогда не получишь особый приз. Или находишь вещицу, которая при смерти позволяет сохранить тебе уровни и вещи.

– Врёшь! – воскликнул я, вскакивая на ноги, – Или она стоит заоблачных денег или запрятана неизвестно где!

– Ну, скорее второй вариант, – с улыбкой ответил Дик, – Но поверь, оно того стоит.

Эти разговоры помогали мне отвлечься от тяжёлых мыслей о собственном будущем. Впереди ждала неизвестность и это пугало меня гораздо больше, чем наличие конкретного врага. Иногда я с тоской вспоминал свою жизнь в пустошах. Тогда всё было просто и понятно. И душу не терзали неприятные предчувствия и опасения.


Глава 4


На третий день я заранее пришёл в рубку. До прибытия был ещё час, и я подумал, что проведу это время здесь. Оказалось, что не я один решил так поступить. В своём кресле уже сидел Нилок. Шонг ковырялся в сканирующем оборудовании и не обращал ни на что внимания.

– Привет, – поздоровался я и занял своё место.

– Доброго утра, Ваше Величество, – пропыхтел в ответ имперец, вытаскивая из недр прибора пучок проводов, – Извините, что не приветствую Вас по всей форме, но если сейчас прервусь, то придётся всё делать заново.

– А что ты делаешь? – поинтересовался я.

– Меняю частоту сканирования, – ответил шонг, – Пока мы вас искали, я успел изучить оборудование ищейки. Оказалось, что некоторые приборы просто немного доработаны и в них нет ничего нового. Вот и пытаюсь повысить производительность сканирующего комплекса.

– Не думал, что в службе имперской безопасности обучают таким вещам, – удивился я.

– А там и не обучают, – ответил шонг. Он покрутил перед глазами пучок проводов, отрезал пару и засунул его обратно, – Просто я люблю узнавать новое, и мои знания иногда мне помогают. Готово!

– Спасибо, оператор Шур, – произнесла Шиноко, – Так действительно гораздо лучше.

– Не за что, дорогая, – весело ответил Нилок, – Рад, что сумел помочь. Проведи тест системы и дай результаты.

Я удивился лёгкости, с которой посторонний, по сути, разумный общался с моим кораблём. Обычно Ши долго привыкала к новым членам экипажа, а этот двуногий умудрился подружиться с ней всего за пару дней!

– Дальность сканирования увеличена на 23%, – закончив тест, объявила система корабля, – Скорость обработки данных увеличена на 16%. Точность сканирования увеличена на 19%.

– Отлично! – бодро произнёс шонг.

В коридоре послышались голоса и через пару мгновений в рубку вошли Таваль и Дик. Спутники что-то бурно обсуждали, но прекратили спор, едва зайдя в помещение.

– Всем привет, – воскликнул мой компаньон, а Дикуэл молча помахал рукой и занял своё место, – Через тридцать минут наш лайнер прибывает в пространство системы Талор, жемчужины галактики и средоточие власти императора!

– А ещё бесконечного количества космического транспорта и очередей к посадочным терминалам, – проворчал со своего места Дик, но Таваль проигнорировал его слова.

– Всему экипажу одеть парадную форму! Надеюсь, каждый из вас подготовил достойную речь! – на последних словах, человек пристально посмотрел на каждого из присутствующих, особенно задержав взгляд на мне.

– Какую ещё речь? – растерянно спросил я.

– Как? – глаза напарника стали абсолютно круглыми, – Неужели ты не в курсе, мой неосведомлённый друг, что один из членов нашего экипажа скоро займёт трон императора? По такому случаю всегда устраивают торжества и все присутствующие должны говорить красивые слова о преданности делу империи и верности императору!

– Как будто ты присутствовал при коронации прежнего императора, – с сарказмом сказал Дикуэл, – Заканчивай представление, а то Гирт уже бумажку достал и лоб наморщил.

Никаких бумажек я не доставал, но брови действительно нахмурил. Иногда шутки спутников заставали меня врасплох. Не помогала даже способность видеть чужие эмоции. Вот и сейчас я начал судорожно подбирать подходящие для такого случая слова.

– Действительно, барон, – произнёс Нилок, – Вам лучше занять кресло пилота. Маневрирование в пространстве Талора довольно хлопотное занятие. Я конечно считаю, что господин Юнг обеспечит для нас коридор, но лучше быть готовыми к разного рода неожиданностям. Иногда на границах этой системы случаются аварии из-за одновременного прибытия нескольких судов…

– Ох, – грустно вздохнул Таваль и плюхнулся в своё кресло, – Никакой интриги с вами не закрутишь! Нет, чтобы поддержать меня и посмотреть, как наш новый правитель будет мучиться над составлением речи!

– Таваль, ты засранец! – возмущённо воскликнул я. Продолжить, правда, не успел, хотя мне и было что добавить.

– Выход в обычное пространство, – донёсся из динамиков голос Шиноко и все взгляды обратились к экрану внешнего обзора.

Рядом показался борт корабля Хоака. Его судно увеличило скорость и заняло позицию чуть впереди нас. В рубке воцарилась вязкая тишина, причину которой я определить не мог.

– Ты что-нибудь понимаешь? – через десяток секунд спросил Таваль, обращаясь к Дику.

– Не больше тебя, – ответил тот.

– Объясните, наконец, в чём дело? – не выдержал я, – Что-то не так?

– А ты не видишь? – вопросом на вопрос ответил напарник.

Я снова уставился на экран, в поисках причины беспокойства спутников, а то что они обеспокоены было заметно без всяких дополнительных способностей. На мониторе был обычный космос. Вдали сияла, разрезанная пополам терминатором, планета. На середине пути было облако космического мусора. В общем, ничего необычного…

Запищал сигнал входящего сообщения и Таваль, не глядя, переключил вызов на громкую связь.

– Ваше Величество, – произнёс из-под потолка голос гвардейца, – Следуйте за мной и будьте готовы к экстренному отступлению.

– Хоак, что происходит? – нервно спросил я.

– Штаб гвардии не отвечает на мои запросы, – ответил клык, – Транспортное сообщение в системе остановлено.

После этих слов я понял, что беспокоило спутников. На экране не было видно ни одного корабля, хотя только недавно говорили, что будут сложности с навигацией. Даже в самой захудалой системе нас всегда встречали суда местной патрульной службы.

– На столицу напали? – неверяще произнёс я, – А где флот? Или хотя бы силы местной самообороны?

– Я уточняю этот вопрос, – со вздохом ответил гвардеец, – Если штаб не выйдет на связь, то буду добиваться ответа от гражданских служб.

За время переговоров мы успели преодолеть изрядное расстояние и вплотную приблизились к облаку космического мусора. Нилок изменил настройки камер и приблизил ближайшее облако. На экране появились пластины обшивки и искорёженные взрывами куски. Даже я смог опознать некоторые детали и точно мог сказать, что…

– Это обломки кораблей, – опередил мою мысль Дик, – Здесь минимум два десятка судов уничтожено, классом от третьего и выше…

Канал связи затрещал помехами и в наш разговор влез кто-то третий. До этого я думал, что это невозможно.

– Кого там ещё принесло? – проворчал новый участник нашей беседы надтреснутым старческим голосом. Я услышал облегчённый вздох гвардейца и подумал, что обладатель голоса ему знаком.

– Господин Асачи, что происходит? – торопливо спросил он.

– А тебе какое дело? Убирайся откуда пришёл! – сварливо ответил старик.

– Господин Асачи, это Хоак, – снова вежливо произнёс клык, пытаясь достучаться до собеседника, – У меня плохие новости!

– Что ещё за Хоак? – подозрительно спросил неизвестный господин Асачи. Непонятно было, почему гвардеец так обрадовался. Похоже, этот старик его не знает вовсе.

– Мы общались с вами недавно, – настойчиво продолжил мой сородич. В его голосе послышалось отчаянные ноты, но он не сдавался, – Вы передали мне документы с планами мятежников.

– Не морочь мне голову! – рявкнул в ответ старик. На экране мелькнула вспышка и от поверхности планеты в сторону судна клыка прилетел толстый луч голубой энергии. Он разрезал пространство между кораблями и почти коснулся обшивки фрегата нашего сопровождающего. В последний момент Таваль успел рвануть рычаги управления и увести Шиноко в сторону. По обшивке грохнули крупные обломки, в облако которых мы врезались, – Какие ещё документы?

Хоак молчал несколько долгих секунд. То ли собираясь с мыслями, то ли стабилизируя полёт своего судна.

– Миар погиб, господин Асачи, – с отчаянием произнёс гвардеец, – Со мной его наследник. Прекратите огонь!

– Хоак? – удивлённо спросил непонятный старик, – Это ты? А чего сразу не сказал? Садитесь скорее, я вас уже заждался!

В кабине Шиноко было тихо, как в пустошах перед бурей. Я осмотрел экипаж и увидел одинаково вытянутые лица и удивлённые глаза.

– Кто этот старик вообще такой? – возмущённо воскликнул Таваль, – Что за хургов бред?!

– Этот «бред» только что, для острастки, пальнул по нам из орудия, от которого помер император, – осторожно произнёс Дик, – Думаю, нам стоит быть осторожнее с господином Асачи, кто бы он ни был…

Я молча кивнул, горячо поддерживая человека. Концентрация энергии в атаке этого непонятного существа была просто чудовищной. С обладателем подобного оружия нужно, как минимум, считаться, а лучше обходить стороной!

Шиноко чётко шла в фарватере фрегата Хоака и стремительно приближалась к поверхности планеты. Я впервые был в этой системе и поэтому с интересом рассматривал планету, на которой располагалось сердце могущественной галактической империи. Особенно бросался в глаза странный цвет поверхности – черно-золотой, с редкими вкраплениями серебра.

Увеличив изображение, я удивлённо замер. То, что я по ошибке принял за землю, оказалось монолитной конструкцией, полностью закрывавшей столицу. Ни одного водоёма или естественных неровностей заметить не удалось. Или их нет на этой стороне или они отсутствовали вовсе.

– Потрясающе, – негромко произнёс я, но всё равно был услышан.

– Здесь находятся все административные службы империи, – сказал Нилок, – Не удивительно, что постройки давно закрыли всю поверхность…

На орбите Талора висело несколько станций и десяток крупных платформ, часть из которых использовалось в качестве временных посадочных площадок. Десятки и сотни транспортных кораблей стояли на них и не подавали признаков активности.

Снова затрещал общий канал связи. Возможно, Хоак хотел выдать нам дополнительные инструкции и я повернулся, чтобы попросить Таваля снова включить громкую связь. Непонятное движение на экране я увидел только боковым зрением, а когда обернулся к дисплею, то сказать ничего не успел.

От ближайшей платформы в нашу сторону летел крохотный человеческий силуэт. Уж не знаю – специально или нет, но фигура врезалась в обшивку прямо напротив одной из камер внешнего обзора и весь экран закрыла голова в глухом зеркальном шлеме.

Треск прекратился, и мы услышали знакомый голос.

– Дорогая моя! Я так соскучился, – обнимая Шиноко, бормотал старик, – Я тебя уже обыскался! Зачем ты ушла с теми негодяями?

Слов для адекватной реакции у меня не было, но странное существо всё же получило ответ.

– Приветствую, господин, – сказала Шиноко, – Среди нападавших был разумный с вашим допуском, поэтому я пропустила их к органам управления, а потом меня отключили.

– Ай-яй-яй! Вот Грон! Проклятый мальчишка! – сердито ответил Асачи, – А я всё думал, чего это он у меня на каждый вздох разрешения спрашивает? Весь такой вежливый был и в архиве аж два месяца кряду мне помогал… Ну да хург с ним! Мы наконец-то снова вместе и теперь я тебя никому не отдам!

Вся эта ситуация больше походила на бред, но я понимал, что нашёлся старый владелец Шиноко, который может предъявить на неё свои права. Меня, к тому же, сильно задели его слова. Придираться было глупо, но я не смог себя сдержать и громко сказал :

– Говорит капитан судна. Шиноко принадлежит мне. Освободите коридор – мы входим в атмосферу!

– Не нужно грубить старшим, дитя, – недовольно проскрипел старик и мне показалось, что его шлем чуть изменил положение, а взгляд безошибочно нашёл меня. Это было невозможно, ведь нас разделяли обшивка корабля и несколько десятков метров внутренних помещений, но ощущение всё равно было неприятным, – Если я захочу узнать твоё мнение, то непременно спрошу.

Несмотря на свои слова, фигура отцепилась от внешней брони и стала падать рядом с нами. Треск статики прекратился, и я поймал на себе насмешливый взгляд Таваля.

– Что?! – зло вскинулся я, ожидая очередную нелепую шутку.

– Нет-нет, ничего, – напарник поднял руки и покаянно опустил голову.

– Занимайся посадкой! – зло бросил я и отвернулся, уставившись в стену. Больше никто ничего не сказал, но я чувствовал, жгучее внимание к своей персоне со стороны спутников.

– Хург, да! – не поворачиваясь, буркнул я, – Мне не нравится этот старик и его претензии на мой корабль!

– Ты же сам говорил, что не стоит с ним спорить, – поддел меня Таваль.

– И что? – возмутился я, – Отдать ему своё судно, которое мы захватывали с таким риском?

– Ну не знаю, – протянул компаньон и я понял, что он опять развлекается.

– Да иди ты, – обиделся я. Мне тоже нравились хорошие шутки, но эта к их числу точно не относилась.

Напарник поймал посадочный луч и осторожно опустил корабль на просторную площадку. Покидая рубку, я бросил взгляд на обзорный экран и увидел на одной из камер господина Асачи. Старик стоял возле задней опоры Шиноко и любовно гладил горячий металл. Мне определённо не нравился этот разумный…

На земле нас встретили двое. Хоак, чей фрегат приземлился немного раньше и сейчас стоял в нескольких десятках метров от нас, и странный старик, который, по-видимому, был тем самым господином Асачи.

– Приветствую, Ваше Величество! – сказал гвардеец и стукнул себя кулаком по броне в районе сердца, – Добро пожаловать на Талор.

– Да уж, – кисло ответил я, – Гостеприимством столица не отличается.

– А надо заранее предупреждать, что собрался в гости, – сварливо ответил старик.

Я внимательнее присмотрелся к этому существу. Возраст мне определить не удалось. Можно было сказать лишь, что этот разумный очень и очень старый. Его морщинистая кожа была покрыта странными пятнами, а абсолютно бесцветные, белёсые глаза не выражали никаких эмоций. С определением расы тоже возникли проблемы, скорее всего, Асачи был человеком, но утверждать это наверняка я бы не стал.

Неловкая пауза затягивалась. Старик, подслеповато щурясь, изучал меня. Если бы не его предупреждающий выстрел, то я бы сказал, что передо мной обычный дряхлый двуногий.

– Господа, прошу, знакомьтесь, – произнёс, кашлянув в кулак, чтобы привлечь внимание, Хоак и указал на своего спутника, – Асачи Преморд, бессменный архивариус гвардейского корпуса империи и самый старый представитель расы гиртамов.

– О, как! – удивлённо произнёс Таваль, а Дик и Нилок изобразили вежливые поклоны.

– Господин Асачи, перед вами наследник императора Миара и его спутники. Таваль лок Трингер, Дикуэл лок Норби и Нилок Шур, – при перечислении имён, каждый из моих друзей делал шаг вперёд и кивал. Складывалось впечатление, что от решения этого старика зависит наша дальнейшая судьба, хотя может так оно и было.

– Господин Асачи, – осторожно произнёс Хоак, – По пути сюда мы наткнулись на следы боя. Что здесь произошло?

– Какие-то хулиганы прилетали, – отмахнулся старик, – начали что-то требовать… Ну я их и разогнал.

– Там поле обломков из двух десятков кораблей, – неверяще прошептал Таваль, – Как такое вообще возможно?!

– Рад знакомству, господин Асачи, – произнёс я.

Пожилой гиртам шагнул вперёд и ткнул меня в грудь узловатым пальцем.

– По какому праву ты, малец, захватил мою крошку? – проскрипел старик и уставился на меня своими пугающими глазами в ожидании ответа.

– Я захватил её в бою, и теперь это моя крошка, – гордо ответил я, сделав особенный акцент на слове «моя».

– Аа? – громко переспросил Асачи и угрожающе двинулся вперёд. Я не сразу понял, что старик просто не расслышал мой ответ.

– Я говорю, что взял корабль в бою и он теперь мой, – значительно громче и немного наклонившись вперёд, повторил я.

– Аа, – понятливо кивнул разумный, – Хорошо. Но когда ты умрёшь, я заберу её обратно, а пока пользуйся на здоровье.

– Вы так уверены, что я скоро умру? – растерянно спросил я. Я никак не мог понять ход мыслей этого существа. Речи о чтении эмоций не было – у этого существа я их вообще не видел!

– Нет, что ты! – замахал руками Асачи, – Долгих тебе лет! Просто ты, на моей памяти, уже шестой император, – доверительно добавил он и похлопал меня по плечу, – Поэтому можешь не сомневаться в моих словах!

Я выпучил глаза, пытаясь переварить услышанное. Хоак, стремительно бледнея, начал шевелить губами и загибать пальцы. Несколько раз сбивался и начинал снова, но потом бросил это занятие. Позади послышался тихий шёпот Нилока:

– А разве император не бессмертный? – обращался он к кому-то из моих спутников и, секунду спустя, я услышал ответ Таваля.

– А чей труп мы, по-твоему, везли через половину галактики?

– Я не в этом смысле, – зло прошипел шонг и обиженно замолчал.

– Так, детки, – встрепенулся господин Асачи, – Заболтали вы меня совсем! Идёмте ко мне – расскажите, что вы там накуролесили…

Старик развернулся и, шаркая ногами, побрёл в сторону большого красивого здания, возвышавшегося в стороне от посадочного поля. Мы переглянулись и пошли следом. Перечить этому существу никто не хотел, да и смысла в этом особого не было.


Глава 5


Движение, в темпе господина Асачи, оказалось настоящей пыткой. Мы успели рассмотреть каждую травинку в замечательном парке, разбитом вокруг гвардейского корпуса, пока добрались до входа в здание.

– Вот сейчас немного передохнем и продолжим путь, – проскрипел престарелый гиртам, усаживаясь на диванчик в холле.

– Уважаемый, может быть мы вам поможем? – не выдержал я. Хоак начал подавать мне какие-то знаки, но я их проигнорировал, – Довезем или донесем… Все-таки нас четверо – это не будет сложно… Поймите, при всем моем уважении, мы хотели бы начать обсуждение как можно раньше!

– Спешка, малыш – это самый глупый способ потратить свое время, – ответил старик и зашёлся в приступе кашля. Я терпеливо ждал продолжения, но его не последовало.

Через несколько минут Асачи неожиданно упёрся руками в колени и встал. Раздался сочный хруст и Хоак протянул руки, собираясь поддержать падающее тело, но этого не потребовалось.

– Знаете, – сварливо пробормотал господин Асачи, отталкивая руку гвардейца, – Это мне отдыхать по возрасту положено, а не вам! Сколько вас ждать? Вечно приходится брать инициативу в свои руки!

Воздух, набранный мной для возмущенного ответа, пришлось, с шипением, выпустить сквозь зубы. Хоак вклинился между мной и медленно шаркающим в сторону лестницы Асачи, делая большие глаза и всячески упрашивая меня жестами не реагировать на выходки старика.

– Он всегда такой, – тихо сказал клык, – Это дико раздражает, но придётся смириться, Ваше величество!

– Да почему мы вообще должны общаться с этим реликтом древних эпох? – так же тихо ответил я, кипя от возмущения.

– Он единственный обладает информацией о наследии Изначальных. Император погиб и больше нам обратиться не к кому.

– Ну где вы там? – донесся от лестницы недовольный голос архивариуса, – Ползете, как хурги с перебитыми лапами. Если потеряетесь, то искать никого не буду!

– Уже идём, господин Асачи, – сделав пару глубоких вдохов, вежливо ответил я.

– Идут они! – проворчал старик, – Это я иду, а вы с места ещё даже не сдвинулись!

Глубокий вдох. Медленный выдох. Это необходимо. Просто он старый. Придётся потерпеть.

– Так сколько мне ещё ждать?

Хург. Бесит. Догнать Асачи не составило труда. Старик так громко шаркал, что потерять его из виду было невозможно. Поравнявшись с пожилым представителем моей расы, я был вознагражден целой лекцией на тему непочтительного отношения молодого поколения к старшим. Судя по возрасту господина Асачи, к молодым поколениям он относил всё существующее на данный момент население галактики и недовольство его было соответствующего размера.

Через двадцать минут брюзжание архивариуса превратилось для меня в белый шум и уже не доставляло неудобств. Правда, сознание оказалось настолько забито ненужной информацией, что коридоры и прибытие в место обитания господина Асачи я запомнил очень смутно. В себя я пришёл от болезненного тычка локтем со стороны Дика.

– Садись, чего встал? – видимо не в первый раз уже, повторил хозяин странного помещения, в котором мы оказались.

Я тут же занял один из свободных стульев и изобразил на лице сосредоточенное внимание, попутно окинув взглядом всю комнату. Кроме большого письменного стола, ничего интересного заметить не удалось. Тонкие серые стены отделяли кабинет архивариуса от гораздо большего помещения, из которого иногда долетал запах старой бумаги и писк мелких грызунов.

– Итак, детки, – начал господин Асачи и я поморщился. Манера общения этого разумного мне абсолютно не нравилась, но он, безусловно, имел все основания нас так называть, – Что с управляющим модулем первого энергопотока?

– Что, простите? – уточнил я.

– С кем приходится работать!? – недовольно воскликнул старик и закатил глаза, – С главным ралинготом, спрашиваю, что? – начал, чуть ли не по слогам, говорить архивариус, – Большая штука в логове императора, управляющая другими штуками…

– Я понял, – недовольно ответил я.

– Слава космосу! – вздохнул старик, – Итак?

– Он уничтожен, – скрывать очевидное было глупо. Мы пришли за помощью и начинать разговор со лжи я не хотел, тем не менее приготовившись выслушать поток нелицеприятных слов.

– Это хорошо, – неожиданно спокойно сказал Асачи, – Это даст нам немного времени. Теперь стае придётся менять конфигурацию нижнего энергопотока и мы сможем вычислить фокус.

– Главное, чтобы во время смены обошлось без жертв, – хмуро сказал Хоак.

– Тут гарантировать ничего нельзя, – ответил Асачи, – Прайд действует привычными методами и я не могу исключать, что судьбу Струмэ разделит ещё один мир, – мои спутники тихо сидели на своих местах и старались не привлекать к себе внимания. Краем глаза я заметил, как, на последних словах, Таваль вскинул голову и внимательно посмотрел на пожилого гиртама, – Наша задача этого не допустить, но в текущих условиях всех мы защитить не сможем.

– А что случилось на Струмэ, по вашим сведениям? – нейтрально спросил мой компаньон. Чего стоило ему сохранить лицо невозмутимым мне сложно даже представить. Аура человека полыхала целой гаммой чувств и какие из них были сильнее я бы сказать не взялся.

– Сейчас речь не об этом, – отмахнулся Асачи, – Нам нужно определиться с дальнейшими действиями, а не обсуждать судьбу мёртвого мира!

Напарника это не устроило и он уже собрался задать следующий вопрос, но был остановлен сидевшим рядом Дикуэлом, который дотянулся и сильно сжал рукой плечо Таваля. Человек замер и расслабился, но было понятно, что его сильно задела оговорка Асачи и он ещё вернётся к этой теме.

– Нам нужно провести коронацию, – чуть громче, чем следовало, произнёс Хоак, – Без возложения венца, новый император не может вступить в свои права.

Архивариус открыл один из ящиков своего стола и начал в нем что-то искать. На столешницу полетели какие-то бумажки, обертки и непонятные предметы.

– Да где же она? – пробормотал старик и открыл второй ящик. Процедура повторилась ещё дважды, прежде чем мы услышали радостный возглас, – О, нашёл! На, владей!

Разумный повернулся и бросил находку в мою сторону. Пришлось постараться, чтобы не выронить странное кольцо из жёлтого металла.

– У нас нет времени на все эти глупости! – продолжил тем временем Асачи, – Считайте, что процедура закончена. Можем выпить чаю за здоровье нового императора.

– И что это такое? – вертя в руках непонятный предмет, спросил я.

Сбоку послышался восхищенный вздох. Повернувшись, увидел горящие глаза Нилока.

– Ты в курсе? – спросил я и крутнул кольцо на указательном пальце.

– Корона империи! – прошептал шонг, не отрывая взгляда от описывающей круги штуковина. От его слов я чуть не выронил символ власти императора, но успел его перехватить у самого пола.

– Вот оно что, – смущённо кашлянув, протянул я и повернулся к хозяину кабинета, – Мне её все время носить нужно?

– Как хочешь, – безразлично ответил старик, – Эта безделушка всего лишь символ. Власть императора основана на технологиях изначальных и модифицированный талирий только её половина.

– А вторая половина, – с интересом спросил я.

– А чем ещё управляет император по-твоему? – сварливо ответил старик, – Прежде чем что-то спрашивать, подумай головой. Будешь выглядеть умнее в глазах окружающих!

Колкие слова разумного я пропустил мимо ушей и задумался. Речь явна шла не о богатствах тысяч миров и больших армиях. Если ралинготы это половина власти, то ответ насчёт второй части вполне очевиден, правда, в случае с этим склочным стариком, ни в чем нельзя быть до конца уверенным.

– Станции связи? – с определённой долей сомнения в голосе, спросил я.

– Верно, дитя, – кивнул Асачи, – В последнее тысячелетие Миар отключил основной функционал верхнего энергопотока и быстро за это поплатился. Жизнь разумных слишком коротка и они быстро все забывают. Я пытался ему это объяснить, но он не стал меня слушать…

– Быстро – это через целую тысячу лет? – переспросил Дик, – За это время даже цивилизация может развиться!

– Всего за тысячу лет, – поправил человека архивариус, особенно выделив первое слово, – Дурацкое стремление Миара к свободе мысли сыграло с ним дурную шутку. Я не говорю обо всех этих писаках и репортерах – этого добра хватало всегда.

Закончив фразу, разумный задумался и замолчал. Пару минут мы ждали, но ничего не менялось. Наконец я не выдержал и негромко кашлянул, привлекая к себе внимание господина Асачи. Старик уставился на меня и на мгновение мне показалось, что он меня не узнает. Получать важную информацию от такого существа было крайне утомительным занятием. К тому же постоянно возникал вопрос о ценности полученных данных…

– Тогда о чем вы говорите? – попробовал я напомнить Асачи о незаконченной мысли.

– А о чем я говорил? – не понял архивариус.

– Нуу, – медленно закипая, протянул я, – О репортерах и свободе мысли…

– А! – встрепенулся воистину самый древний представитель расы гиртамов, – Да! Репортёры – зло! Никогда не читай газеты, сынок – там одно вранье!

Я вздохнул и покачал головой. Помощь пришла со стороны гвардейца, который имел больше опыта в общении с нашим собеседником.

– Станции связи, господин Асачи, – настойчиво произнёс клык, – Вы говорили, что император их отключил…

– Ну конечно! – воскликнул архивариус и недовольно добавил, – Вечно вы меня перебиваете! Так вот. Станции связи не только и не столько служат для мгновенной передачи данных по галактике, сколько работают в качестве ретрансляторов и конденсаторов психоэнергии разумных. Без должного контроля, у лидеров разных сообществ быстро появились свои интересы, которые были для них важнее долга перед империей.

– Вы хотите сказать, что император подавлял психику разумных по всей галактике, – неверяще произнёс Нилок, – Но ведь это за гранью морали! Подобные эксперемнты строго запрещены регламентом империи и противоречат всем законам общества!

– Когда это гиртамов интересовали законы? – насмешливо фыркнул в ответ Асачи, – Мы создали эти законы для двуногих, поэтому можем трактовать их на свое усмотрение. К тому же, подобные эксперименты мешают настройке станций связи.

– Но ведь получается, что все население галактики не больше, чем рабы! – возмущённо сказал Таваль.

– Это не совсем так, – ответил Асачи, – Императоры никогда не блокировали волю разумных, хотя возможность такую имели, а только усиливали положительный отклик на свои действия у населения, – дождавшись понимающих кивков со стороны слушателей, старик продолжил, – При полной блокировке воли, разумные становятся слишком апатичными и не могут развиваться.

– И если бы не этот недостаток, то станции работали бы на полную мощность, – с сарказмом произнёс я.

– Разумеется, – кивнул архивариус, заставив меня убрать с лица кривую усмешку. Я иногда сам забываю, что для гиртамов, особенно таких старых как Асачи, двуногие всего лишь пища, – Психоэнергия необходима для активации второго контура системы. Накапливать её нельзя, но этого добра всегда больше, чем нужно. Двуногие имеют дурацкую привычку слишком много думать и испытывать яркие эмоции, но нам это на руку.

– Это огромные ресурсы, – произнёс я, – Станции связи, ралинготы, Таал, психоэнергия… Зачем это все? Неужели для того, чтобы Изначальные могли прийти в нашу галактику?

– Не просто прийти, а с комфортом пересечь границу измерений и легко адаптироваться к новым условиям, – наставительно ответил Асачи, – Психоэнергия нужна для стабилизации и увеличения продолжительности работы стационарного портала. Все остальное лишь жалкие проколы и серьёзного интереса не представляет.

– Значит если у мятежников не будет доступа к управлению, то они не смогут ничего сделать? – уточнил Хоак.

– С их точки зрения это мы мятежники, – со вздохом ответил старик, – И об этом нельзя забывать. Отщепенцы не фанатики – они выполняют свое предназначение. Не забывайте об этом! Несколько поколений без контроля превратили разум двуногих в комок противоречий. При выборе союзников нужно быть особенно осторожным. Не удивлюсь если на стороне прайда уже есть обычные разумные – ими слишком просто манипулировать, если знаешь как…

– А что нам мешает уничтожить стаю при помощи флота империи? – спросил я, – Ведь у них не будет шансов против полноценных армий!

– Всё то же, малыш, – недовольно поджав губы и погрозив мне узловатым пальцем, ответил архивариус, – Ты, видимо, плохо слушал старого Асачи. Я бы не доверил спину никому из действующих адмиралов. Если они узнают, что император погиб, то большой вопрос на чью сторону они встанут. Есть, правда, один надёжный человек…

– Был, – подал со своего места голос Хоак, – Шестой флот уничтожен при штурме Дуада.

– Жаль, – грустно кивнул Асачи, – Генри был отличным командиром…

– Он жив, – успокоил архивариуса гвардеец, – Но от состава его флота осталось процентов пятнадцать и те на ремонте, так что рассчитывать на его поддержку бессмысленно.

– Значит придётся вам, детки, справляться самим, – подвёл неутешительный итог пожилой гиртам, – Я починю Шиноко и восстановлю на ней все системы. По крайней мере это повысит ваши шансы. Миар говорил что-нибудь перед смертью?

– Да, – кивнул я, – Что нужно не допустить открытия портала и спрятать Таал.

– Этого добра уже много должно было скопиться, – задумчиво ответил разумный, – Отдельная головная боль! Что-то ещё?

– Вот, – сказал я и протянул собеседнику тетрадь с непонятными знаками, – Я не смог прочитать, возможно там что-то важное…

Если в этой записной книжке информация о любовных похождениях Черного, то будет очень неловкая ситуация. Испытывая сильное смущение, я сумел побороть себя и отдать записи. Будь что будет. Асачи открыл тетрадь и пробежал глазами первую страницу.

– Это расчёты критической массы, – сказал он и я, с трудом, сумел сдержать вздох облегчения. Все-таки там было что-то важное, – С этим я разберусь позже. На этом предлагаю закончить. Шиноко будет готова к взлету завтра, а сейчас идите отдыхать. Таал можете оставить у меня – более надёжное место вы все равно вряд ли найдёте…

– Хорошо, – кивнул я, испытав очередной прилив облегчения. Таскать с собой многотонный запас этого странного вещества мне не хотелось и я сам собирался предложить архивариусу взять Таал на хранение, но он меня опередил.

– Идёмте, – поднимаясь, сказал Хоак, – Я покажу где можно переночевать.

Этажом выше, находились комнаты для отдыха. Обычно здесь останавливались посетители корпуса, которые не хотели или не могли отправиться в город, но сейчас они пустовали, как и все здание. За все время, мы так и не встретили ни одного местного обитателя. Казалось, что господин Асачи единственный представитель гвардии в столице.

– Располагайтесь, – сказал гвардеец, открывая дверь и заходя внутрь, – Я буду в соседнем номере. Если понадобится помощь – дайте знать.

Хоак собрался покинуть помещение, но на его пути возник Таваль. Рядом с дверным проемом, вроде бы случайно, остановился Дик.

– Погодите, господин Юнг, – крайне вежливо произнёс мой компаньон, – У меня есть пара вопросов к вам. Уделите мне пять минут.

– Если это не касается закрытой информации, то я готов ответить, – спокойно кивнул Хоак.

– Ну что вы, – улыбнулся Таваль и я сразу понял о чем пойдёт речь, – Во время беседы с господином Асачи была затронута тема судьбы планеты Струмэ и я хотел бы узнать об этом подробнее. Я родом из этого мира и для меня очень важна любая информация о тех событиях.

– К сожалению, – развёл руками гвардеец, – Эти данные я не имею права разглашать посторонним.

– Господин Юнг, – делано обиделся человек, – Час назад я обсуждал судьбу галактики в компании с тремя разумными гончими, как вы можете после этого называть меня посторонним?

Хищный прищур Хоака не сулил Тавалю ничего хорошего. Похоже мой спутник перегнул палку – давить такими аргументами на гвардейца явно не стоило.

– Эта история давно в прошлом, барон лок Трингер, – отчеканил клык, – И мой вам совет – забудьте прошлое и живите дальше. Мы постараемся не допустить повторения тех событий.

Закончив фразу, гвардеец двинулся вперёд, намереваясь покинуть помещение, но Таваль его остановил, перекрыв дорогу выставленной рукой.

– Я настаиваю, господин Юнг, – тихо произнёс компаньон с явной угрозой в голосе, – Для меня это действительно очень важно…

Чувствуя как нарастает напряжение между спутниками, я решил вмешаться.

– Хоак, – позвал я.

– Да, Ваше величество, – не оборачиваясь, ответил гвардеец. Я был уверен, что сейчас они с Тавалем пристально следят за каждым движением друг друга.

– Расскажи ему, – больше попросил, чем приказал я, – Он имеет право знать.

– Как прикажете, ваше величество, – ответил Хоак и сухим казенным тоном начал говорить, – Планета Струмэ была уничтожена во время восстания коалиции шонгов. После подавления сопротивления, согласно договорённости с мятежными представителями гвардии, планета была передана группам карателей. Тотальное уничтожение населения было связано с необходимостью сокрытия факта перемещения местного ралингота. После завершения процедуры, поверхность мира была обработана веществом под названием М56304Р.

– МОР, – с ужасом прошептал мой компаньон. Во время речи гвардейца, я неотрывно следил за лицом друга. Сухие фразы клыка отражались в эмоциях моего друга вспышками боли.

– Это все, что вы хотели узнать, господин лок Трингер, – произнёс Хоак.

– Да, – мёртвым голосом ответил Таваль и его рука, преграждавшая путь, безвольно упала вдоль тела.

– Тогда до завтра, господа, – обернувшись, кивнул нам клык и ушёл.

Напарник облокотился о стену и уставился в потолок.

– Таваль, – позвал я, с тревогой глядя на полный штиль в эмоциональном фоне друга, но он не отреагировал.

Я подошёл ближе и коснулся его плеча.

– Таваль! – снова позвал я и чуть встряхнул его. Взгляд напарника прояснился и он посмотрел на мою руку, сжимающую его плечо. Во взгляде было столько отвращения, что я поспешил убрать свою конечность.

Спутник резко выпрямился и направился к выходу.

– Ты куда? – спросил я, не пробуя, правда, его остановить.

– Мне нужно сообщить эти новости выжившим, – ответил человек.

Я собрался его отговорить, но ощутил теперь уже на своём плече чужую руку. Рядом стоял Дик и отрицательно качал головой. Когда Таваль ушёл, бывший безопасник Интронидис произнёс фразу, которая надолго засела у меня в голове.

– Ему нужно побыть одному, – сказал лок Норби, – Ты, все-таки, тоже гиртам и отчасти виновен в уничтожении его родины. Не стоит тревожить его сейчас.

Этой ночью мой компаньон так и не вернулся. Я долго ворочался, но усталость взяла своё и я провалился в беспокойный сон.


Глава 6


Столица империи. Штаб гвардии. Таваль лок Трингер.

– Хурговы гончие! – зло прошептал Таваль и ударил кулаком по стене.

Злоба душила человека и он никак не мог восстановить душевное равновесие. Слова проклятого ящера в человеческом облике набатом звучали в голове. Последняя надежда на возрождение родной планеты была безжалостно разбита несколько минут назад.

МОР. Страшный термин, который имел ужасный смысл с незапамятных времен. В современном мире гении от военной науки не стали придумывать ничего нового и назвали свое самое жуткое оружие этим страшным словом.

Любая планета была уникальной. Экосистема, эволюция, расположение в пространстве – все имело свое значение. В итоге получалось неповторимое сочетание, как код ДНК у любого разумного. И, как любое живое существо, экосистема планет могла восстанавливаться. За тысячи или десятки тысяч лет исчезали все последствия катастроф, но не в этом случае…

МОР не оставлял шансов на восстановление жизни. Учёные, разработавшие это проклятие живых миров, гордо заявляли, что молекулы вируса живут вечно и их невозможно уничтожить. В то время Таваль служил в войсках империи и был свидетелем испытаний этого оружия в замкнутой экосистеме. Вся растительность умерла в считанные дни. Разумные могли прожить в таких условиях дольше, но только в защищённых убежищах, правда, так далеко, чтобы установить это наверняка, испытания не зашли.

Не удивительно, что бесследно исчезли все энтузиасты, пытавшийся возродить Струмэ из пепла. Скорее всего их кости лежат рядом с тысячами завезенных из других миров саженцев.

– Хург, – снова прошептал человек и двинулся дальше по лестнице. Окончательный план действий ещё не сформировался в его голове, но тело требовало движения, чтобы хоть как-то выплеснуть кипящие эмоции.

Таваль ускорил шаг. Впереди показался выход из здания. Вокруг Шиноко кипела работа. Старый ящер сдержал слово, но сейчас это человека не волновало.

Добравшись до своей каюты, барон достал из сейфа небольшой чемодан и положил его на колени. Решение он уже принял и не собирался его менять.

Жаль, что все так вышло. Знакомство с Гиртом многое изменило в восприятии Таваля и он был благодарен этому нелепому шонгу за возможность взглянуть на свою жизнь с другой точки зрения. Человек сумел побороть в себе ненависть к расе синекожих и отказаться от бессмысленного существования ради безумной цели, но прошлое напомнило о себе и у него нет права отказаться от данного много лет назад обещания.

Какая ирония! Полковник лок Трингер, чей приказ завершил безнадежную оборону Струмэ, станет причиной начала новой войны. Возможно в новой схватке погибнут остатки его народа, но, он уверен, люди сделают все возможное для победы.

– Шиноко, – глядя прямо перед собой, произнёс Таваль, – Сделай запись всех моих действий с этого момента и передай её лично капитану Гирту.

– Хорошо, главный пилот, – ответила система корабля, – Запись начата.

Человек кивнул и поднялся со своего места. Гирт был смышленным парнем, хоть и очень наивным во многих вещах. Если он захочет, то сумеет разобраться в его послании. Оставлять какие-либо сообщения или письма барон не захотел.

Таваль пришёл в рубку и открыл свой чемодан. Пришло время узнать, прав ли он был насчёт своих сородичей.

Несколько простых манипуляций позволили подключить старинное оборудование к терминалу Шиноко и человек замер, вслушиваясь в эфир. Длинный сигнал, пауза, длинный сигнал.

Условный код был отправлен и осталось дождаться ответа. Восемь долгих минут и ответ пришёл. Теперь все встало на свои места и обратного пути нет.

Таваль собрал оборудование и отнёс чемодан в свою каюту. Убирать в сейф не стал – в этом теперь не было необходимости.

– Заканчивай запись, Ши, – попросил человек.

– Готово.

– Спасибо.

Осталось решить, как покинуть территорию гвардейского корпуса, но это не должно быть сложно.

– Может передать что-нибудь капитану на словах? – неожиданно предложила система корабля.

– Не нужно, – ответил барон и, тепло улыбнувшись, провел рукой по переборке, – Я всегда знал, что ты смышленная девочка.

– Счастливого пути, самый главный пилот Таваль лок Трингер, – грустно ответила Шиноко.

– И тебе, Ши, – ответил человек и, направившись к выходу, добавил, – Открой ворота ангара.


* * *

Столица империи. Штаб гвардии. Гирт.

Меня разбудили шаркающие шаги. Кто-то сипел и кряхтел в трех метрах от меня. Звуки были неприятными и будоражили усталый мозг не хуже сигнала тревоги. Выспаться не удалось – снился какой-то бред. Обрывки кошмаров ещё плавали в сознании, но выстроить из них единую картину уже не получалось. Смутно знакомый голос пытался мне что-то рассказать и я силился вспомнить хотя бы часть послания, но так и не смог.

Открыв глаза, наткнулся на недовольный взгляд господина Асачи. Интересно, этот гиртам вообще умеет испытывать другие эмоции или это его нормальное состояние?

– Ну наконец-то, – проворчал старик, – Я уже думал, что ты до самого обеда будешь спать! Вставай, у нас много дел.

Подниматься не хотелось. Внутренний будильник, хоть и был настроен по корабельному времени, упорно твердил мне, что до рассвета ещё больше часа. В это время все порядочные разумные спят изо всех сил, но старый гиртам к их числу точно не относился.

– Давай, давай, – подгонял меня этот неприятный тип, – Иначе так и останешься безграмотным неучем!

– Вообще-то, я умею читать и писать на общем, – пересилив себя и поднявшись, обиженно ответил я.

– И как это тебе помогло? – взмахнув перед моим лицом тетрадью с записями Чёрного, с сарказмом спросил вредный старик.

Ответить было нечего и я, недовольно сопя, принялся натягивать одежду. Асачи нетерпеливо топтался рядом, но больше меня не подгонял. Когда я, наконец, был готов, пожилой гиртам устремился, если так можно сказать о его скорости передвижения, к выходу.

– Вы могли бы выйти заранее, уважаемый, – через несколько минут неспешного движения по коридору, максимально вежливо произнёс я, – А мне просто сообщить, куда прийти.

– Поговори мне ещё, – сосредоточенно переставляя ноги, огрызнулся старик, – Ты банальные надписи на дверях прочитать не можешь! Куда бы ты пошёл?

– Нуу, – протянул я. Крыть было нечем и я, стараясь максимально сохранить лицо, с невозмутимым видом, добавил, – Разбудил бы Хоака. Он тут отлично ориентируется!

– Беда с вами, молодыми, – сокрушенно покачал головой Асачи, – Ничего-то вы сами не можете и все время норовите переложить свои проблемы на чужие плечи!

Я кивнул и замолчал. Продолжение спора не имело смысла – переубедить или доказать что-то этому реликту древних времен все равно не выйдет. Упоминать о том, что сейчас я вынужден разгребать проблемы прошлых поколений я вообще не стал, опасаясь утонуть в новом потоке обвинений со стороны своего собеседника.

Темп прогулки провоцировал мой, не до конца проснувшийся, организм на отчаянную зевоту. Если мы не доберёмся до нужного места в течении часа, то я засну прямо на ходу. Тряхнув головой, попытался прогнать сонную одурь, но вышло неважно. В коридорах стояла пугающая тишина, которую нарушало только эхо наших шагов. Чтобы хоть чем-то себя занять, решил снова попробовать пообщаться со своим проводником.

– Господин Асачи, – давя очередной зевок, произнёс я, – А что было в записях императора?

– Вот читать научишься и сам посмотришь, – сварливо ответил гиртам.

– Даже если я научусь читать, то далеко не факт, что смогу понять смысл, скрытый в тексте, – резонно заметил я.

Старик почему-то не терпел, чтобы кто-то шёл впереди или рядом с ним, поэтому я плелся следом за господином Асачи, делая на каждую пару его шагов один свой. Неожиданная остановка чуть не привела к столкновению, но все обошлось.

– А ты не такой тупой, каким кажешься, – удивлённо посмотрев на меня, произнёс архивариус. Все-таки он умеет испытывать другие эмоции.

– Так что же там было? – игнорируя обидные слова, снова спросил я.

– Миар вёл дневник с расчётами, – ответил старик, возобновляя движение, – Ему удалось вывести гипотетическую формулу критической массы Таала. Знаешь, что значит слово «гипотетически»? – неожиданно спросил Асачи и я кинул, забыв, правда, что собеседник меня не видит, но мой ответ, видимо, ему и не требовался.

Господин Асачи недовольно цикнул и продолжил:

– Так вот это ещё одна наша проблема. Таал имеет неприятное свойство – он бесконечно накапливается. В какой-то момент может случиться спонтанное открытие портала. Он будет нестабильным, но часть Изначальных обязательно рискнет и постарается прорваться в нашу галактику.

– Тогда нужно рассредоточить это вещество по разным планетам, – предложил я.

– Гениально, – архивариус, не сбиваясь с шага, пару раз вяло хлопнул в лодоши, – И кто его будет, по-твоему, охранять? Если двуногие узнают о возможностях Таала, то их не остановит ничто!

– Так они уже знают, – понимая, что совершаю ошибку, ответил я и это снова чуть не привело к аварии.

– Тогда твоё предложение становится ещё более бессмысленным, – проворчал старик, – Так вот. Я изучил записи и внёс некоторые поправки. Таал Миара, вместе с моими запасами, почти достиг критической массы. Ещё четыреста единиц и мы увидим морды Изначальных.

Подобная перспектива заставила меня вздрогнуть. Даже если учесть, что каждый ралингот вырабатывал одну единицу этого таинственного вещества в год, то оставалось всего десять или пятнадцать лет до вторжения его создателей. И я ещё больше приблизил этот момент, притащив запасы императора в столицу.

– Таал является важнейшим элементом системы Изначальных, – продолжал, тем временем, Асачи, – Он служит наградой для старшей касты, позволяя пожирателям быстро преодолевать последнюю ступень эволюции, но это лишь крохи в общем объёме. Ещё он служит страховкой и тайным ключом Изначальных к новым кругам сущего, помогая своим хозяевам проникать за закрытые двери.

– Так давайте его уничтожим! – предложил я, – У всего есть свой предел прочности. Можно попробовать выбросить пару контейнеров над поверхностью звезды или чёрной дыры и посмотреть, что будет…

– А ничего не будет, – спокойно ответил архивариус, – Если выбросишь мало, то Таал испарится и вернётся в ближайший накопитель.

– А если много? – с надеждой спросил я.

– И не жалко же тебе природу, экспериментатор хургов! – возмутился Асачи, но я был уверен, что подобный опыт уже имел место быть.

– И все же? – настойчиво спросил я.

– Звезды не будет, – смущённо, чего я от него совершенно не ожидал, ответил старик, – Большой объем Таала, при испарении, даёт чудовищный выплеск энергии. При этом вещество распределяется по нескольким ближайшим ралинготам.

Внезапная остановка отвлекла меня от очередного гениального предложения.

– Мы пришли, – неожиданно произнёс мой провожатый и постучал в ближайшую дверь.

Я оглянулся назад и понял, почему Асачи был уверен, что я потеряюсь. Десятки одинаковых дверей ничем не отличались друг от друга и как местные обитатели здесь ориентировались оставалось для меня загадкой. Архивариус не стал дожидаться ответа и, толкнув дверь, вошёл внутрь.

Вдоль стен большой комнаты стояли шкафы, заполненные разноцветными корешками книг. В воздухе плавал приятный запах благовоний и каких-то цветов. На противоположной от входа стене был ещё один проем, из которого вышел поджарый пожилой человек со смутно знакомой внешностью. Я напряг память и пришёл к выводу, что видел его лицо в галактических новостях. Именно так выглядел человеческий облик Чёрного.

– Доброе утро, господин Асачи, – вежливо поздоровался человек, – Чем обязан?

– Знакомься, – проскрипел архивариус, – Это магистр Рипак. Магистр Рипак это, – в этот момент старый гиртам повернулся ко мне и спросил, – Как тебя зовут?

– Гирт, – подсказал я.

– Какое дурацкое имя! – произнёс архивариус и снова повернулся к местному хозяину, – В общем это новый император. Вводи его в курс дела, а я скоро вернусь.

– Как прикажете! – поклонился магистр и посмотрев на меня дружелюбно улыбнулся, – Следуйте за мной, уважаемый Гирт.

Рипак проводил меня в соседнюю комнату и предложил располагаться.

– Здесь вы можете утолить жажду, а здесь сложить свои вещи на время обучения, – по пути указывал он на важные, с его точки зрения, места.

– Спасибо, – с искренней благодарностью сказал я, усаживаясь на удобный диван. Этот разумный мне определённо нравился, особенно после общения со сварливым старым гиртамом.

– Не стоит! – снова улыбнулся человек, – Это мой прямой долг! Прошу меня простить, но мне нужно подготовиться. Господин Асачи, в свойственной ему рассеянности, забыл меня предупредить о вашем визите. Это не займёт много времени!

– Хорошо, конечно, – кивнул я, – Обучение штука сложная, я все понимаю…

Магистр слегка поклонился и скрылся за ещё одной дверью. Оставшись в одиночестве, я стал рассматривать окружающую обстановку. В комнате было очень уютно. Вся мебель была сделана из натурального дерева, а стены покрывала бежевая ткань с красивым рисунком.

Через десять минут я услышал шаги местного хозяина и обернулся, чтобы выразить ему свое восхищение. Вот только слова так и застряли у меня в горле.

Магистр Рипак вернулся абсолютно голым и сразу направился ко мне. Увидив, что я сижу на прежнем месте человек удивлённо покачал головой.

– Должен вас предупредить, уважаемый Гирт, – с намёком посмотрев на мою одежду, произнёс разумный, – Что обучение в этом виде гораздо менее эффективно.

– Мне нужно раздеться? – нервно спросил я.

– Конечно, иначе ваши вещи будут безнадёжно испорчены, – крайне убедительно ответил магистр.

Я встал и направился к вешалке. Что происходит я решительно не понимал, но спорить с Рипаком не стал. Освободившись от обуви и комбинезона я вернулся на свое место и снова уселся на диван, который теперь не казался таким уютным, потому, что кожаная обивка противно липла к телу.

– Господин Гирт, – чуть наклонившись ко мне, доверительно произнёс человек, – Я имел в виду не только вашу одежду.

– Да что ещё!? – не выдержал я, – Что это за обучение такое, что нужно голым ходить!

– Обычное обучение через поглощение памяти, – удивившись моей реакции ответил Рипак, – Вы же гиртам? К тому же из старшей касты. Более эффективного способа для полноценной передачи больших массивов данных не существует.

– Мне что, нужно вас съесть? – тупо спросил я.

– Ну конечно! – подтвердил магистр, – И для этого лучше быть в основной форме. Это уже проверено на практике.

Хург. Все встало на свои места. Есть этого разумного мне совершенно не хотелось, но другого выбора я не видел. Заметив моё колебание, разумный дружелюбно улыбнулся.

– Если вас беспокоит момент трансформы, то я могу ненадолго покинуть комнату, но, уверяю, здесь вам ничего не грозит.

– А как вы сами к этому относитесь? – неожиданно спросил я, понимая, что в очередной раз столкнулся с целевым использованием двуногих расой гиртамов.

– К передаче информации? – уточнил мой будущий завтрак, – Положительно. Я готовился к этому моменту несколько столетий. Изучил и освоил несколько техник по структурированию сознания. Все должно пройти отлично!

– Понятно, – кивнул я, – Тогда оставьте меня на пару минут – я не люблю внимания посторонних в такие моменты.

– Конечно, уже ухожу! – легко согласился магистр и ушёл в соседнюю комнату.

Тяжело вздохнув, я сосредоточился и сменил форму. Всё-таки некоторые обычаи гиртамов были для меня крайне непривычными. Возможно я слишком близко воспринимал двуногих и уже не мог относиться к ним, как к обычной пище.

Придя в себя, призывно рыкнул, сообщая о смене формы терпеливо ожидающему магистру.

Человек услышал и вернулся, остановившись на максимально свободном участке комнаты.

– Господин Гирт, – произнёс он, – Всё инструкции находятся в верхних слоях. Если вы готовы, то можем начинать.

Я снова вздохнул и двинулся вперёд. Впервые, на моей памяти, мне приходилось испытывать подобные чувства перед едой. Стараясь максимально сократить мучения разумного, я, одним ударом передней лапы, фактически снёс ему голову. Еда в этот раз, несмотря на то, что Рипак был носителем древней крови, не доставила мне удовольствия.

Это было моё первое поглощение памяти после инициации и я был приятно удивлён скоростью усвоения новой информации. Правда дело могло быть и в чем-то другом, например в техниках, о которых говорил этот двуногий.

В верхних слоях памяти я обнаружил свежее воспоминание, в котором человек смотрел на небольшую записку. Было это буквально несколько минут назад – магистр предусмотрительно обновил инструкцию, чтобы я точно нигде не потерялся.

По сравнению с другими разумными, память Рипака было в идеальном состоянии. Она напомнила мне библиотеку, в которой книги расположены в строгом порядке. Вспомнив помойку в памяти некоторых съеденных мной разумных, я лишь восхищенно зашипел.

Вся информация была распределена крупными блоками, доступ к которым открывался после поглощения предыдущих.

Свод законов империи, язык изначальных, правила банковских операций, личные счета императора, досье на большинство значимых фигур при дворе, этикет… Огромное количество новых знаний полноводным потоком вливалось в моё сознание и каждый кусочек новых данных находил для себя подходящее место. Вся процедура заняла четыре часа и в самом конце я добрался до происхождения и детских воспоминаний магистра Рипака.

Я увидел странную школу, в которой тот учился. Красивый парк, освещенный странным светом трех лун. А в самом конце я увидел большой зал этой школы и огромную картину на стене. Похоже этот разумный был воспитанником того же интерната, что и Дик. Я ещё покопался в данных, но найти координаты этого мира так и не смог. Из ориентиров была только звезда необычного голубого цвета и три разноцветных спутника планеты.


Глава 7


Инстинкты взяли свое и я совершенно не заметил, как полностью съел тело своего учителя. После обработки чужой памяти, я сменил форму и осмотрелся вокруг. Уютное помещение было забрызгано кровью и мелкими ошметками плоти. В центре комнаты лежало несколько наиболее крупных костей – все, что осталось от магистра Рипака.

Оставаться в этом месте мне не хотелось, но где искать архивариуса гвардейского корпуса я не знал. Теперь я мог свободно ориентироваться в коридорах здания, но если отправлюсь на поиски склочного старика, то могу банально с ним разминуться и тогда получу новую порцию неприятных слов в свой адрес.

Странно, фактически я стал императором галактической империи, но все равно панически боюсь получить нагоняй от пожилого гиртама. Грустная улыбка сама собой появилась на моем лице. Как много всего изменилось за последнее время!

Перебирая полученную информацию, я окунулся в настоящее болото. Двуногие бредили властью и шли ради этого призрачного могущества на любые гадости. А я? Зачем мне это все?

Регулирование отношений между различными группировками было прямой обязанностью императора. Сейчас с этим, в меру сил, справлялся регент, но государство уже трещало по швам, раздираемое на части жадными руками дворян и глав корпораций. Асачи был прав, каждый стал преследовать свои цели и до общего блага никому не было дела.

Изучая кандидатуры вероятных союзников, я двинулся к выходу, прихватив по дороге стоявший возле вешалки стул. Если уж решил ждать господина Асачи, то есть смысл разместиться хотя бы с относительным комфортом. Вот так. Пару месяцев назад, я не мог уснуть на обычной кровати, потому что она была слишком мягкой, а теперь не желаю сидеть на голом полу. К хорошему быстро привыкаешь…

Ждать пришлось недолго. Примерно через час дверь открылась и в неё, в сопровождении моих спутников, вошёл господин Асачи.

– Готов? – спросил он и я молча кивнул, – Тогда идём ко мне. Обсудим ваши дальнейшие действия.

В этот раз, архивариус двигался гораздо быстрее и у меня даже сложилось впечатление, что ранее он просто издевался над нами и намеренно двигался со скоростью бегущей улитки.

– Таваль вернулся? – негромко спросил я, поравнявшись с Диком и тот отрицательно покачал головой.

– Его, вроде бы, видели на Шиноко, но это не точно, – добавил спутник, – Сам я на борту побывать ещё не успел.

– Странно, – сказал я, – Думал он быстрее остынет…

Дикуэл пожал плечами и дальнейший путь мы продолжили в тишине. Я, с интересом, рассматривал незаметные постороннему насечки на дверях. Язык древних оказался невероятно объёмным и многослойным. Несколько рваных линий, в зависимости от ситуации в которой они использовались, могли нести массу информации. В одной крохотной руне помещались данные о владельце кабинета, его должности и статусе. Имел значение каждый изгиб линии, угол пересечения с другими частями руны и ещё десятки особенностей.

Я быстро пришёл к выводу, что изучить подобный язык самостоятельно было бы невероятно сложно. На дверях кабинета престарелого гиртама была всего одна линия, причём толковать её значение можно было только однозначно:

«Хранитель знаний» .

Никаких должностей или имени руна не сообщала и это показалось мне немного странным.

– Хоак, что тебе удалось узнать по нашим вероятным союзникам? – когда все расселись, задал вопрос Асачи.

– В данный момент в нашем распоряжении есть шестьдесят кораблей гвардии второго и третьего класса, полностью укомплектованные экипажем, – ответил гвардеец, – С двумя адмиралами флота выйти на связь не удалось. Остальные заняли выжидательную позицию. Если начнётся борьба за передел территорий, скорее всего, они будут удерживать свои системы.

– Вполне ожидаемо, – проворчал Асачи, – Эти крысы слишком плотно привязаны к своим источникам снабжения. Что насчёт дворян?

– Предположительно можем привлечь герцога Тиуса и графа Скиронга. Оба обладают достаточно мощным флотом и должны быть заинтересованы в поддержке императорской власти.

Имена были знакомыми и я напряг память, вспоминая детали досье на этих дворян.

– Оба не подходят, – через несколько секунд произнёс я.

– Ваше величество, – произнёс Хоак, – При всем моём уважении…

– Тихо, – немного повысив голос, сказал Асачи и клык мгновенно замолчал. Обернувшись ко мне, архивариус приглашающе взмахнул тощей рукой, – Обоснуй.

– Герцог Тиус в данный момент связан массой долговых обязательств с корпорациями, – уверенно ответил я, – Весь его флот взят в кредит у Интронидис и оборудован за счёт полной передачи прав на плодородные планеты его систем корпорации Ардано. Этот разумный не сумеет к нам присоединиться, даже если очень этого захочет.

– Удивлён вашей осведомленностью, ваше величество, – склонил голову Хоак.

– У меня было время изучить обстановку, – ответил я, надеясь, что дальнейших вопросов на эту тему не будет.

– А с графом что не так? – спросил Асачи.

– Тут все проще, – улыбнулся я, – господин лок Скиронг очень увлёкся столичной жизнью. Боюсь, в данный момент, его флот существует лишь на бумаге. Граф вскоре должен объявить себя банкротом, хоть это и противоречит его благородному титулу.

– Тогда у меня больше нет кандидатур, – хмуро произнёс Хоак, – Остальные представители знати, так или иначе, запятнали себя и мы не можем на них положиться. Большинство планетарных сил по всей галактике поддерживают центральную власть, но без космического транспорта они бессильны.

– Как я и говорил, придётся вам, детки, справляться самим, – проскрипел старый архивариус.

– Барон Тольдер, – произнёс я, после пары минут раздумий, когда все уже начали обсуждать дальнейшие планы.

– Этот старый маразматик уже давно стал затворником и объявил о самоизоляции своих владений, – сказал Нилок, – Да простит меня его величество за грубые слова. Он давно перекрыл все каналы связи и не появляется в столице.

Я ещё раз прикинул все известное мне об этом человеке и пришёл к выводу, что тот является доверенным лицом старого императора, иначе в краткой справке о бароне не было никакого смысла. В документе, посвящённом господину лок Тольдеру было всего две строчки – резерв и длинная строка непонятных букв из общего языка.

– Свяжитесь с ним, – настойчиво повторил я, – Передайте, что император хочет с ним говорить.

– Он не отвечает на внешние сигналы! – произнёс Хоак, – Да и в рейтинге дворян он числится в самом конце…

– Нилок, – произнёс я, – Назначаю тебя полномочным послом императора, – после моих слов шонг нервно икнул и удивлённо уставился на меня, – Забирай свой старый экипаж с Шиноко и отправляйся на встречу с бароном.

– Как прикажете, ваше величество, – поклонился Нилок.

– Господин Асачи, предоставьте ему корабль с подходящими скоростными характеристиками, – попросил я архивариуса и тот, что удивительно, спокойно кивнул. Достав из нагрудного кармана небольшой блокнот и карандаш, написал по памяти кодовую фразу и отдал записку Нилоку, – При встрече, передай это господину лок Тольдеру. Дальше все будет ясно. Или я ошибся или он окажет нам помощь.

Шонг кивнул и спрятал листок в карман.

– Господин архивариус, мы так и не определились с планами насчёт Таала, – напомнил я, переходя к следующей важной теме.

– А что тут определяться? – удивился старик, – Часть я смогу использовать при отражении атак на столицу, а остальное нужно будет спрятать. Сейчас важно остановить выработку вещества в накопителях – это даст нам небольшую фору.

– Что для этого нужно сделать? – понимая, что это уже моя задача, спросил я.

– Тебе нужно отправиться к резервному модулю управления и остановить работу нижнего энергопотока. Кстати, есть мысль по поводу увеличения доступного нам числа бойцов. У меня в подвале пылится старый репликатор, но нет кристаллов концентраторов. Можем создать дронов, если ты их привезёшь.

Мне сразу вспомнились сражения с этими монстрами в джунглях дикого мира и я довольно улыбнулся. Иметь за спиной резерв из таких созданий будет довольно выгодно. Вот только смогут ли дикари отдать мне достаточное количество этих красных кристаллов?

– У населения той деревни ограниченное количество этого ресурса, – сказал я, – Не уверен, что у них есть большие запасы, но пара десятков лежит у меня в каюте.

– Всё у них есть, – отмахнулся Асачи, – Просто они об этом не знают. При последнем визите, Миар заблокировал нижние уровни их репликатора. Как туда попасть я не знаю, об этом нужно спрашивать императора или разбираться на месте.

– Ну, Чёрного теперь точно ни о чем не спросишь, – немного расстроился я и паймал на себе пару удивленных взглядов. Видимо, это имя императора использовалось только в прайде или вообще мной одним.

– В любом случае, – снова взял слово Асачи, – Сил у нас катастрофически мало. Обороняться мы ещё кое-как можем, а вот на атаку по мятежникам рассчитывать не стоит.

– И что же нам делать? – спросил Хоак, – Вечно сидеть в столице не выйдет. Рано или поздно предатели соберут достаточно сил и просто нас сомнут.

– Рад, что хоть у кого-то в молодом поколении работают мозги, – хмуро произнёс архивариус, – И отсюда вытекает твоя, – при этом старый гиртам, вполне ожидаемо, указал на меня, – вторая задача. Нужно возобновить работу верхнего энергопотока и создать давление на общество двуногих. Это позволит нам перетянуть на свою сторону сомневающихся и разгромить последователей Изначальных.

– Я не знаю где находится управляющая станция, – порывшись в памяти, с удивлением ответил я.

Асачи взмахнул рукой и над столом загорелась объёмная карта галактики.

– Здесь, – увеличив картинку, произнёс старик, – Шиноко знает точные координаты и все коды доступа. Тебе останется только активировать систему и настроить её на самую мощную энергоматрицу в галактике. Управление быдет передано мне или тебе, но это уже неважно. Нас устроят оба варианта.

– Хорошо, – кивнул я и, поднявшись, направился к выходу. В кои-то веки цель путешествия ясна, а то я уже начал бояться, что опять придется шататься по всей галактике в слепую.

– Хоак, – проскрипел старик, – Ты остаёшься со мной и будешь координировать силы гвардии. Прайд уже принял твоё лидерство и будет слушаться.

– Как прикажете, – слегка поклонился гвардеец и я, к собственному удивлению, испытал некоторый дискомфорт от того, что мой подчинённый так реагирует на чужие слова.

Предварительный план был готов и можно было приступать к его исполнению, правда оставалась ещё целая масса неучтенных факторов, которые могли существенно повлиять на результат всех наших усилий. Например, я совершенно не понимал, где искать этих таинственных заговорщиков? Даже если произойдёт целая серия чудес и нам удастся сформировать боеспособный флот, кого он будет атаковать? Надеюсь эти вопросы удастся решить до того, как нас самих убьют… А ещё придётся разбираться с управлением станций связи, хорошо что теперь я в совершенстве владею языком Изначальных и то не факт, что это поможет.

Последняя мысль натолкнула меня на ещё один момент, который я совершенно упустил из виду. Пришлось, расталкивая спутников, вернуться в кабинет архивариуса.

– Господин Асачи, есть ещё одна проблема, – произнёс я.

– Хург, ты даже начать еще не успел, а уже бежишь ко мне за помощью! – возмутился старик, – Когда на самку полезешь, тоже совета спрашивать будешь?

– Нет, с этим справлюсь сам, – отмахнулся я и вопросительно посмотрел на собеседника.

– Ну что там у тебя? Говори уже! – сдался архивариус, – А то я так и не смогу начать поиски фокуса системы!

Отлично, значит этот момент беспокоит не меня одного.

– У меня нет доступа к управлению верхним энергопотоком, – быстро сказал я, – Доспех говорит, что для этого нужен какой-то накопитель, но я не знаю где его взять!

– Ты меня удивляешь, – недовольно ответил Асачи, – Чем, по-твоему, занимался Миар, помимо выращивания таких балбесов, как ты?

– Я понимаю, что он управлял всей системой, – пытаясь понять куда клонит старик, ответил я, – Но что это мне даёт?

– Дитя, я уже просил тебя думать головой и не беспокоить меня почём зря! – архивариус начал всерьёз злиться, – Если император управлял системой, то у него был ключ! Так забери его и все!

– Но, – растерялся я, – Ведь император мёртв!

– Тем более! – проворчал Асачи, – Значит ключ ему уже точно не понадобится!

Дальше общаться со мной склочный старик явно не собирался и я пошёл к дверям. Вся эта история с противостоянием последователям Изначальных отдавала бредом сумасшедшего и мне с трудом верилось в реальность происходящих событий. Остановившись на пороге, я рискнул задать ещё один вопрос.

– Неужели они действительно хотят привести в нашу реальность этот ужас?

Вместо гневного ответа, я поймал задумчивый взгляд старого гиртама. Казалось мой вопрос разбередил память этого существа.

– Это их суть, – немного грустно ответил Асачи, – Для этого их создали и они выполняют свое предназначение. Низшие слабы, но раньше удавалось держать их под контролем. Сила прайда в единстве…была. Как теперь все сложится – один космос ведает.

Больше ничего архивариус не сказал, погрузившись в собственные мысли. Я развернулся и вышел из кабинета.

В коридоре, обнаружил терпеливо дожидающегося меня Дикуэла.

– А где…? – вопросительно произнёс я, намекая на отсутствующих спутников.

– Хоак забрал шонга, – правильно поняв вопрос, ответил Дик, – Сказал, что нужно срочно готовить корабль, а то до той дыры, где обитает барон лок Тольдер, слишком долго добираться.

– Понятно, – кивнул я, – Идём на Шиноко. Нам тоже предстоит долгий путь, а ещё Таваля приводить в чувство и рассказывать ему о текущем раскладе.

Человек усмехнулся и мы пошли по коридору в направлении выхода из здания.


* * *

Система Креол. Господин Аркот Трим.

Трогг не любил личных встреч, тем более на чужой территории. Если бы не сообщение незнакомца, то даже личная просьба Юргена не заставила бы его покинуть главный офис корпорации.

Странный звонок разбудил его посреди ночи пять дней назад и с того момента господин Аркот потерял сон и покой. Личный номер главы корпорации почти никто не знал и тем большее удивление вызвало незнакомое лицо на экране. Странный человек со смутно знакомым лицом и удивительными глазами не счёл нужным представиться, но этого и не требовалось.

За спиной незнакомца извивались щупальца энергии и этого, для живущего ожиданием Аркота, оказалось достаточно. Час пробил и пришло время возвращать долги рода.

– Слушаю, господин, – хрипло произнёс пожилой трогг.

– Рад, что ты все понял, двуногий, – жутко усмехнулся человек, – Я буду ждать тебя в Креоле через пять дней.

– Я уже отправляюсь, – склонил голову Аркот.

– Похвальная расторопность, – усмехнулся незнакомец и экран погас.

И вот он здесь. В этой ужасной дыре, где нет власти и закона, а все решает сила и наглость. Самый большой город Креола был портом пиратского братства с незапамятных времен. Власти империи игнорировали само существование этого места, но это было вполне объяснимо – император предпочитал держать всю мерзость своего государства в одном месте. Уничтожь Креол – и его население расползется по всей галактике, а это было никому не нужно…

Трогг в очередной раз обвел глазами помещение. В богато и безвкусно обставленном зале собрались несколько разумных. Почти всех присутствующих Аркот, так или иначе, знал. Пара продажных адмиралов империи, несколько крупных инвесторов, главы корпораций средней руки… В другое время господин Трим с удовольствием пообщался бы с каждым из этих разумных, но не сейчас.

Ожидание крайне нервировало пожилого трогга. Благодетель его рода вот-вот должен был прибыть на встречу и озвучить свою волю. Этого момента ждали многие поколения семьи Трим, но шанс выпал именно Аркоту.

Открылись большие позолоченные двери и в помещение вошёл Юрген. Увидев знакомое лицо, хозяин корпорации Интронидис лёгкой походкой направился к нему. Трогг не переставал удивляться переменам в состоянии Юргена. Агенты сообщали о невероятной активности человека и полной смене стиля жизни. Скорее всего Интронидис врал насчёт новых методик восстановления и умудрился таки раздобыть для себя вещество Изначальных.

– Приветствую, – поздоровался человек и уселся в соседнее кресло.

– Не ожидал тебя здесь увидеть, – кивнув в ответ, произнёс трогг.

– Мне привели очень убедительные аргументы, – туманно ответил Юрген, – И, думаю, не мне одному.

– Так и есть, – подтвердил господин Аркот. С некоторых пор его тяготило партнерство с этим человеком, но тот слишком близко подобрался к секретам повелителей и трогг не мог оставить это без внимания. Развалить объединение корпораций ему удалось без труда, но тяга главы Интронидис к запретным знаниям оказалась гораздо сильнее, – Как дела с твоими подопечными?

– Мой сотрудник не выходит на связь, – небрежно отмахнулся Юрген, мгновенно поняв о чем речь, – Скорее всего, его тело уже давно болтается где-то в космосе.

– Жаль, – нейтрально сказал трогг, – Что будешь делать?

– Оставлю эту убыточную затею, – ответил человек, – Слишком много хлопот с этим начинанием.

Звук открывающейся двери прервал их беседу. В помещение, в сопровождении седого шонга с изуродованным лицом, вошёл тот самый незнакомец и все разговоры мгновенно стихли.

Человек обвел зал взглядом своих странных оранжевых глаз и произнёс фразу, которая заставила многих задуматься о душевном здоровье этого разумного. Многих, но далеко не всех…

– Эта галактика скоро будет уничтожена. У вас, двуногие черви, есть шанс прожить не очень долгую, но наполненную удовольствиями жизнь на задворках обитаемого мира. Правда эту награду ещё нужно заслужить…

– Что за чушь! – вскочил со своего места один из адмиралов, – Мы об этом не договаривались! Я освободил для вас пространство столицы в обмен на контроль над несколькими системами. Ни о каком уничтожении мира речи не шло!

– Мы не обязаны посвещать вас во все детали, – лениво ответил шонг и его изуродованное лицо скривилось в презрительной гримасе, – Будьте благодарны за предоставленный вам шанс.

– Какая ещё благодарность? – возмутился самый молодой адмирал империи, – Я свою часть сделки выполнил и даже предоставил вам часть своего флота. Где теперь мои корабли? Ни один из них так и не вернулся!

– Ты упустил свой шанс, – спокойно произнёс человек со странными глазами. В кокой момент в воздухе возникло несколько толстых энергетических отростков никто заметить не успел. Щупальцы обвили тело недовольного имперца и мгновенно сжались. Во все стороны брызнула кровь и недовольные крики стихли, – Если вопросов больше нет, то мы можем перейти к делу.

Существо осмотрело присутствующих и хищно улыбнулось. Хрупкая внешность человека дала трещину, на мгновение показав его истинную личину и теперь ни у кого не повернулся бы язык назвать этого разумного обычным.

Аркот выдернул из кармана белый платок и быстрым движением стёр с лица капли чужой крови. Жестокость повелителя немного удивила старого трогга. Во всех записях его рода говорилось, что благодетель мудр и разумен, возможно за прошедшие тысячи лет что-то изменилось…


Глава 8


Шиноко сияла, как новенькая игрушка. Рабочие успели не только починить и заменить все повреждённые детали, но и отдраить потрепанный корпус нашего корабля до зеркального блеска. Уверен, что и внутри нас ждёт много приятных неожиданностей.

– Отлично выглядишь, Ши, – сказал Дик, поднимаясь на борт.

– Спасибо, навигатор Дикуэл, – вежливо ответила система древних и мне показалось, что в голосе механизма проскользнуло кокетство. Неужели этот удивительный искусственный интеллект может испытывать положительные эмоции от своего внешнего вида?

– Шиноко, ты готова к взлету? – спросил я.

– Да, капитан! – бодро ответила та и зачем-то добавила, – Я уже проверила все системы и ждала только возвращения экипажа.

– Отлично, – на ходу кивнул я, – Главный пилот уже проверил список твоих новых возможностей?

– Нет капитан.

– Хург, тогда чем он тут занимался столько времени? – недовольно проворчал я. Похоже плохие привычки господина Асачи имели свойство передаваться окружающим, – Ши, где сейчас Таваль?

– У меня нет подобной информации, – заявила Шиноко.

– В смысле, – удивился я, – Ты не знаешь в каком отсеке он находится? Активируй систему наблюдения! Я не хочу тратить время на его поиски!

– Таваль лок Трингер покинул борт корабля одиннадцать часов назад, – ответила система. Сбившись с шага, я остановился и вопросительно посмотрел на Дика.

– В здание гвардейского корпуса он точно не возвращался, – быстро сказал тот.

– Ши, главный пилот не сообщал ничего о своём маршруте? – уточнил я, сосредоточенно глядя в пол. В этот момент мы проходили мимо ангара. Ответ Шиноко я прослушал, потому что спутник дёрнул меня за руку, привлекая внимание.

– Что? – хмуро спросил я и посмотрел на безопасника. Человек показал на виднеющиеся с той стороны дверного проёма силуэты истребителей. Двух истребителей…

– Ши?

– Главный пилот оставил для вас видеозапись, – ответила система, – И приказал передать её вам при личном запросе.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил я, обернувшись к человеку.

– Он ушёл, – ответил Дик.

– Ты серьёзно считаешь, что я этого не понимаю? – с сарказмом произнёс я.

– В смысле совсем ушёл, – пояснил свою мысль Дикуэл, – Не на прогулку или за покупками, а совсем.

– Хург, как же не вовремя! – с досадой произнёс я, – Времени его искать сейчас нет совсем!

– А в этом и смысла особого нет, – спокойно произнёс Дик, – У него фора одиннадцать часов, а Таваль не тот человек, которого легко найти. С его опытом работы в теневой сфере, мы можем рассчитывать только на случайную встречу. Уверен, что его истребитель лежит где-нибудь в паре километров отсюда, а сам лок Трингер уже покинул столицу.

– Надеюсь, что после просмотра его послания все станет ясно, – произнёс я, но уверенности в собственных словах у меня не было.

В кабине управления мы привычно заняли свои места. Кресло пилота осталось пустым и отсутствие компаньона стало особенно заметным. Таваль был одним из тех разумных, на кого я мог полностью положиться. Мы прошли вместе через многие трудности и его поступок сильно меня задел.

– Ши, дай запись на основной экран, – попросил я.

Десять минут мы смотрели непонятное послание нашего общего друга и пытались в нем разобраться. Дик, как более опытный в этих делах, иногда просил остановить воспроизведение и что-то отмечал в своём блокноте. После повторного просмотра, я выключил экран и, с надеждой, посмотрел на бывшего безопасника Интронидис. Сам я ничего понять, к сожалению, не смог.

– Получилось разобраться? – спросил я.

– Нет, – ответил Дикуэл и я окончательно расстроился. Человек заглянул в свои записи и продолжил, – Он был абсолютно спокоен и уверен в своём решении. Никаких колебаний или сомнений я не заметил. Нужно изучить тот чемодан, но гарантирую, что в нем устройство связи. Подобное решение, исходя из более ранних событий, может быть связано только с его родиной. Таваль отправился мстить. Как-то так…

– Хург, – зло прошипел я, – Неужели он не мог заняться этим вместе с нами! Все равно ведь противник один и тот же!

– Он оставил тебе запись, – произнёс Дик, – А значит на это были причины. Мы точно знаем, что он на нашей стороне и этого пока достаточно. Меня вот беспокоит другой вопрос… – после этих слов человек замолчал и, задумчиво посмотрев на кресло пилота, продолжил, – Кто будет управлять нашим кораблём?

– Об этом можешь не волноваться, – отмахнулся я, – На этот счёт у меня есть отличный вариант!

– Только не это! – побледнев, тихо ответил Дикуэл.

– Да ладно тебе! – попытался я успокоить спутника, – Всё будет нормально!

– Очень на это надеюсь, – с кривой улыбкой, ответил человек. Подобное недоверие к моим навыкам пилотирования меня даже задело, но доказывать ничего я не стал. Решение уже принято и недовольство спутника все равно ничего не изменит.

– Во время полёта, постарайся изучить каюту Таваля и содержимое того чемодана, – попросил я, – Управлять мне придется из своей каюты, но доступ к системам наблюдения у меня будет. Если что-то понадобится или сумеешь разобраться с записью – сразу сообщай мне.

– Хорошо, – кивнул Дик, – Пожалуй начну прямо сейчас.

– Отлично. Ши, готовься к взлету, – отдал распоряжение я и направился в свое логово.

– На борту отсутствует часть экипажа, – напомнила мне Шиноко, – Полный список из восьми разумных.

– В курсе, – со вздохом ответил я, – Обнови состав экипажа. Теперь нас осталось двое.

Система ответила буквально через несколько секунд.

– Список экипажа обновлён. Семь личностных матриц удалены.

– Почему семь? – уточнил я.

– Допуск главного пилота Таваля лок Трингера я переместила в базу долговременного хранения.

– Пусть так, – кивнул я. Несмотря на внешние разногласия, Шиноко тоже привязалась к моему напарнику. Интересно, что при этом допуск Нилока она анулировала без всяких сомнений.

Подготовка к слиянию заняла всего несколько минут. Снять одежду, сменить форму и занять удобное положение на терминале – вот, собственно, и все.

Сознание на миг погасло и сразу расширилось во много раз. Крохотную каюту сменила взлетная площадка, на которую я смотрел с нескольких камер одновременно. Потянувшись, размял свое новое тело и увеличил подачу энергии на двигатели.

Корпус гвардии располагался на самом верхнем ярусе столицы и был одним из немногих мест, откуда можно было увидеть настоящее небо. Помимо прекрасного вида на местную звезду, было и ещё одно отличие этого места от поверхности других планет, которое я, к своему стыду, не учёл. Сильно увеличив тягу, я рывком поднял свое тело с земли и оно, совершенно неожиданно, стрелой взмыло вверх. Один из каналов внутреннего наблюдения принёс сдавленное ругательство Дика. Я сфокусировал внимание на этом сигнале и увидел растянувшегося на полу спутника, который пытался дотянуться до амортизирующего кресла.

Над поверхностью столичного мира было построено больше двенадцати километров конструкций, заполненных различными службами империи. Разумеется сила гравитации на такой высоте была гораздо ниже, чем у самой поверхности. Этот момент я не учёл и сейчас Дикуэл расплачивался за последствия моей ошибки.

Пришлось снизить скорость, чтобы спутник сумел занять комфортное положение. Через минуту мы уже покинули атмосферу планеты и окунулись в черноту космоса. Восприятие снова изменилось, раскрашивая окружающий мир сетками координат и траекториями движения космических объектов.

В этот раз пространство не было пустым. В отлалении двигались транспортные корабли, недалеко пронеслась пара патрульных, а на больших платформах готовилось к взлету несколько судов. До полного восстановления транспортной активности было ещё далеко, но это был лишь вопрос времени. Столица ежедневно потребляла невероятное количество товаров и продуктов питания, а собственные ресурсы планеты были уже давно исчерпаны.

База данных Шиноко выглядела, в моем восприятии, как большая надстройка к моему сознанию. Я выудил оттуда координаты дикого мира и направился к границе системы, с нетерпением ожидая погружения в гиперпространство.

Рассчёт прыжка занял всего пятнадцать минут моего субъективного времени. Время полёта в тоннеле всего три дня. Сначала меня удивил подобный срок, но взглянув на обновлённые характеристики двигателей я понял в чем дело – ещё один подарок господина Асачи превратил Шиноко в настоящее курьерское судно. Вот только курьеры летали на лёгких яхтах, а мы при этом были серьёзно вооружены и защищены.

Перед стартом, я загрузил половину мыслепотоков расшифровкой послания напарника и парой других важных задач и теперь спокойно наслаждался зрелищем, ожидая результатов.

Время проходило незаметно. Зависнув на одном месте, где бы оно ни было, я полностью расслабился и погрузился в созерцание гиперпространства. В поле зрения появилась проэкция системы корабля, уютно свернувшаяся рядом со мной. Я выпустил энергощупы и, дотянувшись до Шиноко, осторожно ее потрогал. Ничего страшного не произошло и я, уже более уверенно, начал гладить странного зверька, облик которого принял искусственный интеллект.

Сознание двигалось медленно и лениво. Границы времени размылись и я не заметил как задремал.

Внешне почти ничего не изменилось и я понял, что сплю, только когда буйство красок вокруг приняло упорядоченную структуру и сформировалось в объемную картинку. Через мгновение меня начало затягивать внутрь этого образа и я с ужасом понял, что остановить этот процесс не могу.

Я очнулся в поле высокой травы. Недалеко звенел металл и раздавались яростные крики. Не понимая что происходит, я вскочил и побежал в сторону шума. Откуда вылетел странный зелёный громила я заметить не успел. Оставалось только вскинуть руки для защиты, но это не помогло. Огромный топор противника рассек меня на две неравные части и я упал на землю, орошая все вокруг своей кровью.

Сознание начало гаснуть, но в какой-то момент процесс пошёл в обратном направлении и я снова пришёл в себя. Вокруг было темно и тихо. Я лежал на полу в каком-то здании и видел, как через разбитые окна косо падают лучи лунного света. В руке у себя обнаружил рукоять лазерного излучателя и очень этому обрадовался. Не знаю, что происходит, но прошлое видение кричало мне об осторожности.

Вокруг были глухие стены, поэтому пришлось подойти к одному из окон. Под ногами негромко скрипели деревянные доски и мне оставался ещё один шаг до цели, когда из проёма на меня бросилась какая-то тварь, полностью состоящая из шупалец и когтей.

– Ааа! – истошно заорал я и начал беспорядочно стрелять по скользкому телу врага. Мы упали на пол. Противник уже не шевелился, а я все продолжал стрелять, пока не услышал частый писк разряженной батареи.

Спихнув в сторону труп, без сил замер на полу. Последним, что я увидел, стал смутный силуэт, стремительно влетевший в окно и упавший мне на лицо.

Новое пробуждение отличалась от предыдущих. Я обнаружил себя в толпе людей, глядящих куда-то вверх и скандирующих непонятные слова. Проследив за взглядом ближайшего разумного, увидел занимающий половину неба экран, на котором меня разрубал на части зелёный гигант.

– Что, хург побери, происходит? – потрясенно прошептал я.

– Это твой путь, – неожиданно прозвучал рядом знакомый женский голос.

Я обернулся, но никого увидеть не смог. Вокруг была все та же увлеченная толпа и внимания на меня никто не обращал.

Вспомнив слова Таваля, больно ущипнул себя за руку и это возымело неожиданный эффект. Правда, совсем не тот, на который я рассчитывал. Камни под ногами стали мягкими, разом провалившись по пояс я истошно заорал, но окружающие разумные как-будто меня не видели и не слышали. Ощутив на лодыжке чье-то прикосновение, ещё раз рванулся и упёрся руками в камни мостовой. Конечности прошли сквозь поверхность и намертво застряли. Хватка на ноге усилилась. Захлебываясь криком, чувствовал, что с каждой секундой погружаюсь все глубже, пока наконец не скрылся в земле с головой.

Вместо пещеры с монстрами, осознал себя в крохотной камере. Стоять в полный рост не получалось и я, пригнувшись, добрался до двери из железных прутьев.

– Эй, есть здесь кто-то нибудь? – позвал я. В помещении напротив что-то шевельнулось и послышалось сдавленное шипение. Похоже я здесь не один, это уже неплохо!

– Эй, друг, – снова позвал я, – Ты не знаешь что происходит?

Шипение усилилось и я увидел оранжевое сияние. Через секунду на решётку бросилось чудовищное порождение из моих кошмаров. Оранжевые щупальцы бились о металл двери и бессильно отскакивали. Тварь из соседней камеры попыталась дотянуться до меня и мне пришлось сделать пару шагов назад. Хург. Что же делать?

– Смотри, – снова услышал я тот же голос и увидел женщину в просторном одеянии, наглухо скрывающем все детали фигуры, – Это все, чем я могу тебе помочь…

– Кто ты? Что происходит? – спросил я, снова приближаясь к решётке.

– Ищи, – ответила незнакомка и растаяла в воздухе.

Пробуждение было неприятным. Я очнулся на терминале слияния. Из ноздрей текли тонкие струйки крови, а голова гудела как колокол. Вот так полюбовался гиперпространством…

На фоне звона в черепной коробке, маячило свежее воспоминание. Пока я мучился кошмарами, один из потоков сознания выполнил поставленную задачу и добросовестно передал мне полученную информацию. Ну хоть одна хорошая новость.

Смена формы прошла достаточно трудно, хоть и безболезненно. Я никак не мог сфокусироваться и сумел принять облик шонга только когда головная боль немного утихла. Привычно слопав пару рационов для ускорения процесса восстановления, я оделся и пошёл в грузовой трюм.

Холодильник с телом Чёрного стоял на том же месте – забрать его то ли не догадались, то ли не решились, но сейчас для меня это не имело значения. Слова Асачи были довольно однозначны. У императора есть ключ – приди и возьми. Но на практике я совершенно не понимал как это сделать. Вырезать кусок тела? Расщепить труп на атомы?

Не желая вникать в подробности, я заранее решил выделить отдельный поток для этой задачи и не прогадал. Процедура предстояла довольно сложная, надеюсь я все понял правильно и не совершу непоправимых ошибок.

После нажатия пары кнопок на специальной панели, крышка холодильника ушла в сторону, выпустив небольшое облако холодного газа. Труп императора не изменился с момента заморозки и это было особенно важно. Если бы у тела были серьёзные внешние повреждения, то вся моя затея могла провалиться.

– Доспех, активируй дополнительные конечности, – приказал я и ощутил за спиной пучок энергетических отростков.

Управлять всеми сразу было довольно сложно, поэтому я присоединял их к энергетическим центрам бывшего вожака по очереди. Двенадцать точек. На все отростков не хватило и последние две пришлось закрывать руками.

Интерфейс артефакта появился перед глазами по первому запросу и я отметил очерёдность активации.

– 0.3 стандарта на точку. Интервал 0.01, – скомандовал я, – Продолжительность три секунды. Начали.

Со стороны показалось, что все мои конечности начали равномерно светиться, но я знал, что это не так. Последовательная активация энергетических центров должна дать мертвому телу имитацию жизни. Оказалось, что изъять артефакты древних можно только у относительно живого носителя и я искренне надеялся, что мои расчёты окажутся верными.

Пробный заход не дал результатов и я стал последовательно увеличивать продолжительность стимуляции, пока не дошёл до восьми секунд.

– Изъятие, – мгновенно произнёс я, заметив изменения в структуре энергоматрицы бывшего императора.

Из покрытого инеем рта вожака вылетел шарик артефакта, который я сразу перехватил рукой. Душа пожирателя была гораздо крупнее остальных деталей моего доспеха и светилась в другом диапазоне цветов.

– Что ж, теперь нужно так же хорошо справиться с остальными задачами, – произнёс я, отдавая модулю своего артефакта мысленный приказ на присоединение новой детали доспеха.


Глава 9


Столица империи. Таваль лок Трингер.

– Полковник, сколько мы ещё будем тут тухнуть? – капризно надула губы девица в соседнем кресле. Ярко рыжие волосы и глаза сочного орехового цвета, в савокупности с острыми чертами лица и вздернутым носиком, создавали непередаваемое сочетание. Девушка была похожа на маленького хищного зверька, которого хотелось погладить и прижать к груди.

– Столько – сколько нужно, Игни, – хмуро ответил Таваль, не отрываясь от экрана внешнего обзора, на котором было увеличенное изображение взлётной площадки гвардейского корпуса и неподвижная туша Шиноко, – Я уже просил тебя обращаться ко мне по имени.

– Да ладно, полковник, – кокетливо улыбнулась Игни, – Любой девушке приятно побыть в компании настоящего боевого офицера.

– Капитан Игнис лок Торант, – произнёс человек и повернулся к девушке, – Если вы общаетесь в таком ключе, то, будьте любезны, соблюдать субординацию.

– Фу, какой ты серьёзный, – звонко засмеялась девушка, – Я может просто не помню как тебя зовут. Девичья память штука сложная, полковник.

Таваль вздохнул и, покачав головой, вернулся к наблюдению. Игни была настоящей занозой во всех мягких местах ещё со времени службы на Струмэ. Тогда он взял её к себе в отделение сразу после летной академии по просьбе родителей.

После этого он успел тысячу раз пожалеть о своём решении…и тысячу раз порадоваться ему же. Девушка стала одним из лучших пилотов лёгкой авиации за всю историю вооружённых сил Струмэ. Её гениальность могла поспорить только с её же взбалмошным характером.

– Я думала, что мы торопимся, шеф, – через пару минут снова начала канючить Игнис, – К чему была вся эта спешка и конспирация? Могли бы сейчас спокойно пить кофе на поверхности!

В этот момент из главного входа в здание штаба гвардии показались две фигуры. Первой, что человека вовсе не удивило, их заметила девушка.

– Ты их ждал? – спросила Игни, – Теперь уже можем взлетать?

– Ещё нет, – флегматично ответил Таваль и проигнорировал неприличный звук, который издала девушка после его слов.

Знакомые фигуры поднялись на борт ожидающего их корабля, теперь оставалось дождаться взлёта. Главное, чтобы друзья не начали делать глупости, по крайней мере Дик. Он сумеет удержать Гирта от необдуманных поступков…

Мысли о спутниках вернули его к недавним событиям. Покинуть территорию гвардейского корпуса не стало сложной задачей. Одинокий истребитель не удостоился даже внимания диспетчера, хотя при посадке они получали запросы дважды.

Бросать технику в отличном состоянии было тяжело морально, но поступить иначе бывалый контрабандист просто не мог. Сам Таваль знал десяток способов, по которым можно найти похищенный истребитель, а сколько их было на самом деле могли сказать только специалисты. В итоге он приземлился на парковке для гражданского транспорта, чем распугал пару случайных прохожих. Ближайший планетарный лифт был всего в десяти минутах ходьбы и бывший барон Струмэ спокойно покинул кабину своей иглы и отправился на прогулку.

На территории планеты было неисчислимое множество различных заведений общепита. Иметь собственную кухню, в условиях жесточайшего перенаселения и дефицита продуктов, могли себе позволить далеко не все служащие империи и подавляющее большинство разумных пользовалось услугами разнообразных кафе и столовых. В этих заведениях можно было встретить блюда со всех уголков галактики и даже тех миров, которых уже не существовало…

На 148 ярусе колоссального муравейника под названием Талор ютилось скромное кафе с многозначительным названием «Кухни народов мира». В давние времена, ещё до уничтожения родной планеты, это было единственное место, где можно было попробовать настоящие блюда Струмэ.

Много лет назад сам Таваль предложил на совете выживших организовать пункты постоянной связи, на случай если кому-то понадобится помощь. Теперь ему пришлось самому воспользоваться этой идеей.

Лёгкий перезвон архаичных колокольчиков на двери сообщил хозяевам о новом посетителе. Из внутреннего помещения вышел смуглый человек, который, радушно улыбнувшись, задал традиционный для подобных мест вопрос:

– Что желаете?

– Койтону и бокал розового вина, – ответил Таваль, – Принесите за вон тот столик в углу.

– Десять минут, – заверил сотрудник и нырнул обратно в дверной проем, из которого долетали аппетитные ароматы различных пряностей и готовящихся блюд.

Десять минут пролетели незаметно и человек настолько погрузился в свои мысли, что опустившееся прямо перед носом блюдо застало его врасплох.

– Заранее прошу прощения, уважаемый, – делая шаг назад, поклонился хозяин заведения, – Койты вымерли и их поставки прекращены, но это наиболее близкий их аналог.

– Я в курсе, – кивнул лок Трингер, – Спасибо.

Блюдо действительно оказалось до боли похожим на то самое, из детства. Возможно со временем затерлись воспоминания, а может ему в это просто хотелось верить, но следующие пятнадцать минут человек наслаждался знакомыми с ранней юности ощущениями.

– Ты все ещё жив? – раздался весёлый голос за его спиной, – Никогда бы не подумала, что полковник лок Трингер будет запрашивать эвакуацию!

– И я рад тебя видеть, Игни, – тепло улыбнулся Таваль старой знакомой, – Называй меня, пожалуйста, по имени. Время военных званий давно прошло.

– Хорошо, полковник, – улыбнулась огненноволосая девушка, присаживаясь за его стол, – Что случилось?

– Потерял корабль, – ответил Таваль пожав плечами, – Теперь придётся начинать все заново.

– Бывает.

– Да, – кинул человек, – Ты где стоишь?

– На одной из орбитальных площадок, – ответила девушка, – Несколько дней назад блокировали все перевозки в системе. Пришлось экстренно садиться на ближайшее свободное место. А то, с моим грузом, можно было получить массу ненужных вопросов…

– Что-то незаконное? – спросил лок Трингер. Без осуждения или укора, просто из любопытства.

– Да нет… – опустила глаза Игни, но тут же, лукаво улыбнувшись, продолжила, – Скорее неприличное…

– Так, стоп, – поднял руку человек, – Дальше мне не интересно.

– Ну полковник, – возмущённо воскликнула девица, – Сам спросил, а теперь в кусты?! Там такие штуки есть! Я тебе все покажу, мне даже образцы для ознакомления выдали! Я такого вообще никогда не видела!

– Игни, остановись, – попросил Таваль, – Я не хочу этого знать!

– Ну и ладно, – надулась девушка, – Так и останешься необразованным неучем!

– И слава космосу! – широко улыбнулся лок Трингер, – Идём. У нас масса дел!

И вот теперь он сидел в кабине чужого транспорта и следил за своими друзьями. Рядом привычно дулась Игни, а он привычно это игнорировал и все были при деле.

Наконец активировались двигатели Шиноко и судно древних свечой ушло в небо. Всё обошлось и теперь можно переходить к собственным делам.

– Игни, стартуй!

– Ну наконец-то! – проворчала девушка и её руки начали танцевать над пультом управления, – Я уже думала, что состарюсь за твоими гляделками!

– Ничего, – засмеялся человек, – Будешь выглядеть взрослее!

– Пфф, – фыркнула Игни, но Таваль удостоился благожелательного взгляда, – Очень надо!

– Нужно объявить общий сбор, – между делом произнёс лок Трингер, но безразличный тон не обманул спутницу, которая мгновенно стала серьёзной.

– Что случилось? – Таваль уже открыл рот, чтобы ответить, но был остановлен гневным взглядом рыжеволосой девушки, – И не вздумай нести чушь, что я узнаю все потом! Если услышу что-то подобное, то выскажу тебя на ближайшем астероиде!

Таваль закрыл рот и пару секунд смотрел на свою бывшую подчиненную. Врать своим он никогда не любил, да и смысла скрывать что-либо сейчас не было.

– Я нашёл информацию о настоящих организаторах тех событий, – негромко произнёс он.

Пояснять о каких событиях идёт речь, разумеется, не пришлось. Добродушное лицо спутницы закаменело, а милая улыбка превратилась в хищный оскал.

– Кто?! – прошипела огненноволосая фурия, безуспешно пытаясь погасить собственную вспышку ярости.

– Об этом позже, – непреклонно ответил человек, – Сначала организуем общий сбор.


* * *

Система Креол. Флагман Изначального.

– Вы слишком плохо подготовились к нашему возвращению, низшие, – в голосе изначального слышался гнев и присутствующие в помещении гиртамы пугливо отводили взгляды, – Я вынужден договариваться с этими двуногими червями, которые смеют что-то требовать!

– Среди них были наиболее лояльные разумные, – робко произнёс один из последователей изначального, – Они обладают огромными ресурсами и могут существенно упростить нашу задачу.

– Ваше стремление двигаться по наиболее легкому пути мне уже известно, – сурово ответил древний, – И куда оно вас привело? Ещё немного и ваше предназначение будет забыто. Вожак противится возвращению своих повелитей. Стая разделились на два лагеря, чего вообще быть не должно! – с каждой произнесенной фразой недовольство в голосе изначального росло, в воздухе возникли и начали плотоядно извиваться энергетические отростки. Пара наиболее слабых гиртамов не выдержала и сделала шаг назад, – Вы должны были подготовить наше возвращение и уронить этот круг в наши руки! Где ваше стремление выполнить предначертанное?

– Господин, мы сделали все возможное, – осторожно произнёс Грон, – Мы сумели привести вас в наш круг и почти подготовили новый дом для хозяев сущего.

– Чтобы я сделал за вас вашу работу? – спросило существо и внимательно посмотрело на шонга.

– Нет-нет, – тут же замотал головой тот, чувствуя, как становятся ватными ноги. Пристальное внимание повелителя могло мгновенно обернуться как похвалой, так и болезненной смертью, поэтому немногие рашались высказываться в его присутствии, – Чтобы вы направляли нас и указывали на наши ошибки.

– Само ваше существование уже ошибка, – фыркнул изначальный и Грон незаметно перевёл дух. Угроза миновала, пусть и временно, – Основной задачей прайда является контроль и обслуживание оборудования. И что же я вижу? Представитель вашего рода взрывает управляющий модуль нижнего энергопотока прямо перед моим носом! Что это, если не полное пренебрежение своим предназначением?

– Виновник уже наказан, – быстро ответил шонг, – У нас есть сведения, что старый вожак погиб во время взрыва, а с его наследником проблем не возникнет. Он слишком слаб и глуп. Мы ищем координаты резервного модуля управления и скоро они будут у вас.

– Это я уже слышал, – отмахнулся изначальный, – Ты обещал мне найти эти сведения в архиве и в очередной раз не справился… Почему тот жалкий кусок мяса говорил о потерянных кораблях? Часть была уничтожена на моих глазах, а что стало с остальными?

– Мы планировали захват штаба гвардейского корпуса малыми силами и сделали для этого все необходимое, – виновато произнёс Грон, разводя руками, – Мы освободили пространство столицы от боевых судов, направили весь действующий состав гвардии по разным углам галактики, но все равно встретили неожиданно мощный отпор. Наш флот был атакован и уничтожен странными энергетическими лучами. С подобным оружием никто из нас ранее не сталкивался…

– Опиши мне эти лучи, – неожиданно заинтересовался новый владелец тела Виктора.

– Голубого цвета, – начал перечислять шонг, восстанавливая в памяти последний отчёт, полученный с места событий, – Очень мощные – один луч, без существенной потери энергии, уничтожал до трех кораблей. После попадания, продолжал движение и гас только за пределами системы.

– Сколько их было?

– Больше десятка, – уверенно ответил Грон, – У нас не было шансов, но мы исправим положение.

– Интересно… – протянул изначальный, не слушая оправданий подчинённого, – Я думал, что лучи Кхорга были использованы на этапе возвышения расы гиртамов в этом круге, но это оказалось не так. Есть хорошая новость, – добавило существо и все присутствующие замерли, боясь пропустить откровение своего владыки, – В стае отступников стало на десять особей меньше. Низшие не способны пережить использование этого оборудования.

– Но их все равно ещё слишком много… – тихо сказал шонг, – Основная часть прайда осталась верной вожаку.

– Это временно, – улыбнулся изначальный и многие матерые хищники вздрогнули от такого проявления чувств на лице древнего существа, – Они ещё не знают, что он мёртв и не виделись со мной.

– Организовать встречу? – уточнил один из малчавших до этого гиртамов.

– Нет, мы пока не готовы, – ответил древний, – Сейчас нужно заняться изменением нижнего энергопотока. Пусть я ещё не получил к нему доступ, но подготовить все заранее нам никто не мешает…

– Большая часть гвардии сейчас занимается охраной ралинготов, – напомнил Грон, – У нас не хватит сил для масштабных действий…

– Нужно переместить четыре накопителя. Двуногие черви предоставят достаточно ресурсов для точечных ударов, – задумчиво ответил изначальный, – Все-таки встреча прошла не зря. Я заметил среди двуногих несколько интересных особей…

– Доставить их к вам? – спросил кто-то.

– Не сейчас, – ответило существо, – Они ещё могут принести пользу. Снарядите четыре группы. Во главе каждой поставьте низшего, – начал раздавать приказы древний, – Я хочу, чтобы фокус нижнего энергопотока был изменён в течении ближайшей пары недель. Тогда можно будет перейти к работе со станциями связи. Мне необходим контроль над первым уровнем системы – найдите резервный модуль управления. На данный момент это важнейшая задача – мы не сможем продвинуться дальше без её выполнения!

– Да, повелитель, – разом ответило несколько голосов и Грон незаметно поморщился. Как выполнить эту задачу оставалось для него загадкой. Единственной надеждой был архив гвардейского корпуса, но его захват бездарно провалился. Сейчас шонг занимался вычислением координат нужного мира, отсеивая известные ему накопители и ориентируясь на первоначальную конфигурацию системы, но сколько времени это займёт и даст ли в итоге результат он не знал.

– Грон, – произнёс владыка и посмотрел на своего первого помощника, – Мы отправляемся к будущему логову изначальных. Хочу лично изучить ситуацию на месте. Надеюсь ты не врал мне насчёт реального положения дел…

– Нет, повелитель, – преданно глядя в пугающие оранжевые глаза, ответил шонг, – Всё почти готово, но, как я и говорил, нужен Таал, иначе в ядре начнётся обратная реакция.

– Ну вот и посмотрим, так ли все плохо на самом деле…

Всё присутствующие, кроме изначального, потянулись к выходу. Чтобы избежать гнева повелителя, требовалось провести массу работы и тянуть с новыми задачами не стоило.

– Грон, – услышал шонг и обернулся. Рядом стоял один из сородичей, который за время совещания не проронил ни слова. Тем не мение этот гиртам стоял у истоков сопротивления императору и отвечал за многие важные направления среди мятежников.

– Да, Инид. Что ты хотел? – спросил шонг.

– Второй флот империи, после гибели своего адмирала, не желает вступать с нами в переговоры, – негромко произнёс сородич, – Поспешные действия владыки лишили нас двух с половиной сотен боевых судов.

Грон затравленно оглянулся, но, к счастью, двери в основной зал уже закрылись и изначальный не мог их слышать.

– Что ты предлагаешь? – уточнил шонг.

– Мне придётся привлечь к операции силы корпораций, – так же тихо ответил Инид, – Достаточные ресурсы может предоставить только Нова, Интронидис и остальные сейчас способны только на финансовую поддержку.

– Так делай! Что ты от меня хочешь? – не понял Грон.

– Ты первый у его трона, – после короткой паузы ответил гиртам, – Я хочу, чтобы ты был в курсе и знал, что я ценю твоё расположение.

– Я услышал тебя, – важно кивнул шонг, – И запомню твои слова.

Инид молча кивнул и ушёл, а Грон замер на месте, пытаясь подвести итог короткого разговора. По всему получалось, что его положение и статус серьёзно укрепились и это очень радовало. Вот только рядом с повелителем всегда нужно быть начеку. Любая ошибка может легко стоить жизни…


Глава 10


– Синхронизация завершена, – сообщил модуль доспеха, – Текущие параметры увеличены согласно новой конфигурации оборудования. Вывести полный список возможностей?

Ну наконец-то! Подключение Души пожирателя, несмотря на мою полностью сформированную энергоматрицу, заняло почти шесть часов. Даже установка первого блок заняла меньше времени, хоть и далось это мне гораздо тяжелее. Всё это время я лежал пластом в своей каюте и переваривал события своего сна. Определённые выводы мне сделать удалось, но общая картина оставалась весьма туманной.

– Выводи! – отдал команду я и мгновенно утонул в простынях текста, заполнивших все пространство перед моими глазами.

Язык изначальных был очень ёмким и мне страшно было даже представить, какой объем информации предстоит усвоить. После тяжёлого вздоха и пары секунд сомнений, я приступил к делу. Разобраться с возможностями артефакта нужно было давно, ведь часто от этого зависела моя жизнь, но я постоянно откладывал этот момент, находя тысячу причин, чтобы не заниматься изучением длиннющего списка.

Сейчас времени у меня было более, чем достаточно, а значит момент настал. Необычная деятельность быстро меня увлекла и дала массу новых знаний. С трудом верилось, что все возможности доспеха можно использовать в реальности. Иногда мне казалось, что я читаю увлекательную историю, в которой главный герой умеет летать, пробивает руками стены и разрубает своим мечом огромных стальных роботов.

Некоторые описания сопровождались схематичными картинками или короткими видео инструкциями и тогда я с восхищением рассматривал чудеса техники древних. В какой-то момент я не выдержал и с восторгом уставился на свою ладонь. В этом месте в моё тело проникла первая деталь доспеха. Возможно решение применить на себе содержимое сферы Стратоса было одним из лучших в моей жизни.

Через несколько часов в моей голове сформировался образ непобедимого монстра, которого почти невозможно уничтожить. Хотелось бежать проверять новые знания на практике, но делать это на борту корабля было настоящим самоубийством. Большая часть атакующих возможностей доспеха гарантированно могли разрушить внутренности Шиноко. Придётся ждать подходящего случая, чтобы опробовать хотя бы часть новых способностей в настоящем бою.

Когда я закончил с изучением данных была уже глубокая ночь. Пришлось заставить себя лечь спать, чтобы не пропустить утреннюю тренировку. Мой спутник и наставник уже давно дал мне понять, что его не интересуют мои отговорки и вряд ли ситуация поменялась за последние дни.

Утром, вопреки собственным установкам, почти проспал. Быстро схватил свое снаряжение и бегом понесся в зал для медитаций.

Дикуэл уже был там и я поймал на себе его недовольный взгляд.

– Тренировка началась три минуты назад, – произнёс он.

– Извини, – покаянно опустил голову я, – Ночью разбирался с новым приобретением и сильно засиделся.

– Это меня не интересует, – ответил человек, – Хоть твои игрушки и помогают тебе в обучении, но основная ответственность все равно лежит на тебе самом. И только от тебя зависит твой прогресс.

– А если я скажу, что теперь могу гораздо больше, чем раньше? – с вызовом спросил я.

– Не думаю, что ты сможешь меня удивить, – ответил Дик, – Мне не нравится, что ты так сильно полагаешься на свое техническое превосходство.

– Оо, – многообещающе протянул я, заканчивая разминку и становясь напротив учителя, – Думаю, ты оценишь мои новые возможности.

Дикуэл молча поднял свой вирд и, для пробы, пару раз рассек им воздух. Раздалось басовитое гудение и я увидел хищную улыбку человека.

– Посмотрим, – произнёс он и мгновенно атаковал.

Я уже привык к этим молниеносным переходам и сумел сдержать бешеный натиск противника. Всё системы доспеха работали на полную мощность и это далось мне удивительно легко.

В течении первого часа, человеку так и не удалось меня ни разу ударить и этим результатом я заслуженно мог гордиться.

– Неплохо, – задумчиво произнёс наставник, – Давай попробуем перейти на другой уровень.

После этих слов, движения человека изменились и он встал в низкую незнакомую стойку.

– Новый стиль? – с интересом спросил я.

– Новый шаг, – спокойно ответил учитель, – Атакуй. Первые пятнадцать минут твои.

И я атаковал. На пределе сил и доступной мне скорости. Раз за разом пытаясь дотянуться тяжёлым вирдом до хрупкого тела двуногого.

Тело противника перетекало с места на место, как вода. Я проваливался вперёд, терял равновесие, глупо подставляя спину для удара. Дик молча уклонялся и парировал мои попытки его достать. Внутренние часы неумолимо отсчитывали время и я уже начинал серьёзно нервничать и делать ещё больше ошибок. Скоро наши роли сменятся и уже мне придётся защищаться.

– Время, – разрывая дистанцию, негромко сказал человек, – Теперь моя очередь. Готов?

– Да, – кивнул я. Досада на свою беспомощность сильно мешала мне трезво мыслить. И первую атаку противника я пропустил.

Яркая вспышка погасила моё сознание и я пришёл в себя лёжа на песке. Сильно болел лоб. Я дотянулся и потрогал рукой унизительно огромную шишку. Хург, как он это делает?

«Доспех, отчёт о повреждения.» – барахтаясь на полу и пытаясь подняться, мысленно скомандовал я. Голова немного кружилась, но продолжать тренировку я мог, о чем сразу сообщил Дику.

– Повреждения незначительны, – успокоил меня артефакт, – Скорость атаки на 0.03 единицы превысила скорость реакции брони. Рекомендую увеличить мощность и скорость реакции оборудования до 125%.

«Делай», – согласился я, не желая ещё раз получить массивной железкой по голове.

Дальше ситуация повторилась ещё несколько раз. Доспех успевал поставить защиту, в отличии от меня…

В последние тридцать минут мы занимались с боевым оружием. Этот кусок тренировки вообще прошёл из рук вон плохо. Я психовал и злился, а Дикуэл методично втаптывал мои амбиции великого мечника в красный песок под нашими ногами.

– Хочешь узнать моё мнение? – после спросил он.

– Нет, – хмуро ответил я. Даже если человек меня похвалит, это ничего не изменит. Дикуэл наглядно показал мне свое превосходство и это сильно ударило по уровню моей уверенности в себе, – Получилось разобраться с оборудованием Таваля?

– Да, – кивнул спутник и протянул мне руку, помогая подняться с пола, где я валялся после его последней атаки, – Там нет ничего сложного. Это простейший передатчик.

– Отлично! – обрадовался я, – Значит мы можем с ним связаться и узнать в чем дело?

– Не думаю, что это возможно, – ответил Дик, – Передатчик простой, но без знания кодировки мы не сможем его использовать. Я оставил его в большой каюте. Если будет желание, то сможешь сам его изучить.

– Хург, – бессильно выругался я, – Выходит зря обрадовался?

– У нас есть направление и средство связи, – пожал плечами Дикуэл, – Будем копать дальше.

Мы разошлись по своим каютам. До выхода в обычное пространство оставалось ещё больше суток и основную часть этого времени я провел за изучением послания Таваля. Когда от однообразной записи уже начало тошнить – лёг спать. Найти ничего так и не удалось. Это одновременно раздражало и расстраивало меня. Лок Трингер не мог оставить нас без зацепки и был уверен, что мы сможем его найти. Возможно друг переоценил наши способности, по крайней мере мои…

Пространство Дикого мира, как про себя называл я это место, было пустынным. В последнее время у меня складывалось впечатление, что я все время болтаюсь где-то на задворках галактики. Даже в столичной системе, при моем визите, все было гораздо тише, чем в том же Кьесе.

Слияние с кораблём, после недавних событий, вызывало некоторые опасения, но выбора не было – кому-то нужно управлять судном, а я навыками пилота владел только на уровне управления истребителем. Дик занял свое место в рубке, а я остался у себя в каюте.

Тело корабля слушалось идеально. Я вошёл в атмосферу планеты и сразу направился к памятной точке, где Шиноко приземлялась в прошлый раз.

Выжженный круг земли, за время нашего отсутствия, успел покрыться травой и молодыми растениями. Природа брала свое и джунгли быстро отвоевывали внезапно освободившееся пространство.

Посадка прошла нормально и один из каналов наблюдения принёс изображение Дика, который уверенно шёл к выходу из корабля. Ситуация сильно напомнила мне наш прошлый визит, только тогда за спиной закованного в доспехи безопасника Интронидис шли мы с Тавалем.

Повторять свои ошибки я не собирался. Дождавшись когда спутник доберется до шлюза и начнёт изучать окрестности через камеру внешнего обзора, вывел на экран перед его лицом текстовое сообщение:

«Пойду один. Местные плохо реагируют на посторонних. Открой шлюз и отойди назад».

Воспоминания о ранении были ещё свежи в памяти человека и спорить он не стал. Дикуэл открыл дверь и дисциплинированно отошёл в дальний угол помещения, заняв позицию возле коридора.

Разорвав связь с Шиноко, я быстро побежал к выходу и эта спешка чуть не стоила мне головы. Спутник, не ожидавший увидеть рядом с собой гончую пустошей, мгновенно выхватил меч и ударил. Смертельный замах ему удалось остановить буквально в последний момент и я даже почувствовал, как лезвие его чудовищного двуручника скрежетнуло по чешуе на моей шее.

– Предупреждать нужно, – немного смущённо прогудел механический голос человека из динамиков его шлема и я недовольно хлестнул себя хвостом по бокам. Оставалось надеяться, что защита моего доспеха сумела бы отразить такой удар, но впредь нужно быть действительно более осмотрительным…

Я направился к выходу и, осторожно высунув морду, понюхал воздух. Волна запахов ударила в мозг и сознание скурпулезно выделило из них знакомые и не очень, распределило по уровню важности и степени опасности. Мне даже не потребовалось активировать систему сканирования, чтобы понять, что комитет по встрече прибыл.

Несколько местных аборигенов, в сопровождении двух охранных дронов, уже терпеливо ждали моего появления. Воспоминания о встрече с бездушными стражами леса заставили меня встопорщить чешую на холке и негромко зарычать. Надеюсь им не придёт в голову атаковать меня. Проверять прочность своей брони таким образом я совершенно не хотел.

«Ши, если меня атакуют, дай залп в этом направлении,» – попросил я и выделил сектор леса, в котором прятались местные жители. Система корабля не ответила, но я услышал, как открылись орудийные люки и дула излучателей плотоядно шевельнулись, беря на прицел зелёную массу джунглей в указанном мной направлении.

На этом подготовка была завершена и пришло время проверки всех моих предположений. Позади шевельнулся Дик, активируя свою лазерную пушку.

Осторожно спустившись по трапу, я уставился на скрытых листвой дикарей. Шло время, но ничего не менялось. Видимо одного моего появления оказалось недостаточно. Мысленно пожав плечам, я немного присел и издал самый свирепый рык, на который только был способен. В кронах окружающих деревьев истошно заорали крикуны и волна паники разошлась по лесу от места нашей посадки. Талириевые стрелы, чего я подсознательно опасался, в меня не полетели и это было хорошим знаком.

Через несколько секунд кустарник напротив меня шевельнулся и аборигены, с сияющими от счастья лицами, стали выходить на открытое пространство. Меня встречало пятеро крепких мужчин, вооружённых деревянными копьями и простыми луками.

Всё разумные опустились на колени и подняли над головой пустые руки, складывая пальцы в странную фигуру. Оружие осталось лежать на земле, но это было не главное. Я облегчённо выдохнул и уверенно пошёл вперёд. Сознание считало жесты двуногих как руну древнего алфавита, символизирующую приветствие и обожание. Местные жители признали во мне своего и были готовы к сотрудничеству.

При моем приближении, дикари поднялись и стали зачем-то демонстрировать свои мышцы и становиться в разные позы. Некоторое время мне не удавалось понять что они делают, но один из разумных зашёл дальше других и буквально засунул мне в пасть кисть своей руки. Мне предлагали выбрать жертву и утолить голод после долгого странствия. Надо сказать, что пахла конечность моей вероятной жертвы довольно привлекательно, но я не был достаточно голоден…к тому же за мной сейчас наблюдал Дикуэл, а он точно не оценит мои гастрономические пристрастия…

Выплюнув руку, я нетерпеливо рыкнул и качнул головой в сторону леса. Дикари поникли и начали расстроенно бормотать что-то на своём языке, сокрушенно вздымая руки и качая головами. Пришлось стегнуть ближайшего аборигена хвостом, чтобы местные убедились в моём окончательном решении.

Двуногие начали картинно вздыхать, но мой намёк поняли и, подобрав оружие, цепочкой потянулись в сторону зарослей.

На границе леса я столкнулся с неподвижными дронами. Чёрные туши стражей развернулись в мою сторону и мне стоило больших усилий проигнорировать их действия. Не один Дик пострадал от этих механизмов древних…

Дорога до деревни местных жителей заняла всего несколько часов. В прошлый раз мне потребовалось гораздо больше времени и усилий, чтобы преодолеть это расстояние. Путешествие, в обществе дикарей, больше походило на увесилительную прогулку. Несколько раз мы встречали патрули дронов, которые доставили мне столько проблем в прошлом. Механизмы занимались своими прямыми обязанностями и на наш отряд внимания не обращали, чему я был несказанно рад.

Последние несколько сотен метров ведущий отряд двуногий начал отчаянно петлять. Поверхностное сканирование быстро выдало мне объяснение изменения траектории движения – ловушки. Огромное количество разнообразных капканов и ловчих ям. Если бы не мой отчаянный рывок по верхушкам деревьев, то даже не знаю чем закончилась бы моя самонадеянная авантюра со штурмом деревни в одиночку.

Жизнь поселения шла своим чередом. Сновали по каким-то делам местные жители, голые дети, с весёлыми воплями, носились друг за другом, но все изменилось с нашим появлением.

Едва предводитель нашей группы пересёк невидимую черту, он издал громкий переливчатый свист и поднялась невероятная суета. Вскоре я снова стал свидетелем череды коленопреклоненных фигур и полной тишины на единственной улице деревни.

Из крайнего дома вышел вождь племени и, по совместительству, мой спаситель.

– Радость снова посетила наш дом! – нараспев произнёс он и поднял вверх руки. Одет староста был в цветастую накидку, которую украшало множество камешков и перьев. Широкие рукава одеяния, следуя за движением своего хозяина, взметнулись, как крылья огромной птицы, – Повелитель вновь снизошел к своим слугам из небесных чертогов. Я буду рассказывать детям о небывалом! О том, что дважды лицезрел хозяина жизни и владыку смерти!

Остановить поток славословия местного начальника не было никакой возможности и мне пришлось ещё несколько минут, приняв самую гордую из доступных мне поз, слушать хвалебные речи и заверения в преданности. Когда словесный поток наконец иссяк я двинулся в сторону пирамиды.

– Повелитель! – неожиданно возник на моем пути двуногий, – Если вы хотите посетить святилище, то придётся немного подождать. Я отправлю вперёд воинов и они расчистят путь.

В прошлый раз проблем не было и слова двуногого мне совершенно не понравились. Сразу возникла масса вопросов, но, чтобы их озвучить, пришлось модифицировать голосовые связки, хотя мои способности к коммуникации все равно оставляли желать много лучшего.

– Что случилось? – грозно прорычал я. Разумный мгновенно упал на колени и начал низко кланяться.

– Простите нас, владыка! – запел вождь, – Мы плохо следили за вашим храмом! В прошлую луну от вашего гнева дрожала земля и часть сводов пирамиды рухнула! Открылся проход в пещеру, где свили гнездо мерзкие друнги. Мы не успели разобрать завал и отправить туда стражей.

Я уже успел испугаться, думал, что произошло нечто действительно ужасное. Если речь идёт о стае местных вредителей, то я прекрасно справлюсь сам. К тому же будет повод испытать новые возможности доспеха.

– Покажи вход, – произнёс я и требовательно топнул передней лапой.

– Как прикажете, господин, – не стал спорить староста, – Махог проводит вас к месту и будет сопровождать в бою.

Вперёд вышел предводитель нашего отряда и мощно ударил себя кулаком в мускулистую грудь.

Ну что ж, пришло время взглянуть на местных обитателей…


Глава 11


Проводник уверенно вёл меня через заросли кустарников. Мы уже достаточно далеко отошли от деревни и сейчас двигались вдоль подножия пирамиды. Удивительно, что мы тогда не смогли обнаружить такое огромное строение с воздуха!

Места аборигену явно были хорошо знакомы. Он не издавал лишнего шума, но и не стремился скрыть свое присутствие. Во время совместного пути в деревню, я успел изучить манеру движения местных жителей. Тогда они вели себя значительно осторожнее.

Небольшая полянка, с парой дежурящих на ней охранных дронов, открылась внезапно. Мы продирались через очередной колючий кустарник и как-то сразу оказались на открытом месте. Стражи отреагировали на наше появление синхронным скупым движением. Их тела чуть развернулись и на нас уставились дула пневматических орудий. Раздался знакомый свист воздуха и я приготовился к бегству.

Злой выкрик моего спутника прервал подготовку механизмов к атаке. Дикарь выскочил вперёд и начал кричать на дронов на непонятном мне языке. Стражи, однако, не спешили возвращаться в исходное положение и это меня несколько нервировало. Наконец Махог исчерпал все свои аргументы и треснул ближайший древний механизм тупым концом своего копья. К моему удивлению, это подействовало и дроны потеряли ко мне интерес.

Дикарь ещё пару минут ругался, а потом развернулся и гордо посмотрел на меня.

– Махог знает, как надо! – заявил он, гулко стукнув себя по груди, – Три круга быть погонщик стражей!

Я озадаченно кивнул и подошёл ближе. Не думаю, что изначальные закладывали в свои изделия подобные команды, но это работало и не мне высказывать свое недовольство по этому поводу.

Стражи следили за небольшим провалом возле подножия пирамиды. Насколько я помнил, подземные этажи этого огромного строения уходили гораздо дальше наземной части, а значит эта дыра должна привести нас в один из коридоров святилища древних.

Проводник снял с пояса небольшую ёмкость, сделанную из кожи, и вытащил из неё пробку. Ветер дул в мою сторону и к горлу сразу подкатил комок. Дикарь принюхался к содержимому сосуда и показал мне оттопыренный большой палец. Я напряг все силы, борясь с тошнотой. Либо у этого двуногого напрочь отбит нюх, либо восприятие местных жителей существенно отличается от знакомых мне видов.

– Пугака, – лаконично представил мне содержимое своей фляги Махог и, размахнувшись, швырнул её в провал.

Если эта дрянь вытечет из своего хранилища, а именно этого добивался абориген, то мне не понадобятся никакие враги. Я сдохну в ужасных муках от удушающей вони этого вещества.

Дикарь не стал ждать результатов своих действий и лихо прыгнул в дыру. Мне пришлось немного задержаться, модифицируя свое обоняние, иначе нормально действовать в замкнутом пространстве, наполненном миазмами «пугаки», я бы не смог.

Бездумно прыгать вниз я не стал и, активировав одну из возможностей своего доспеха, быстро сбежал вниз по неровной земляной стене. Махог сидел в нескольких метрах впереди и изучал что-то на полу. При ближайшем рассмотрении это оказался странный след на поверхности камня. Что-то или кто-то оставил в камне выжженную борозду, шириной в три сантиметра.

– Плохо, – цикнул дикарь, – Новый выводок созрел.

Мы стояли в большом коридоре. Позади был завал из огромных камней и земли, а впереди темнота. Зрение позволяло мне различать трещины на камнях в десяти метрах впереди, но дальше ничего видно не было. Абориген достал из небольшой сумки какой-то плод и вымазал его соком острие своего копья. Через пару секунд жидкость начала мягко светиться и получился своеобразный аналог фонарика. Чего только не встретишь на просторах галактики!

Движения человека изменились, теперь он крался почти бесшумно и только сияющий наконечник копья чуть качался в темноте, обозначая расположение моего проводника. Странно, ведь враги могут увидеть этот свет издалека и это выдаст нас с головой. Высказывать свои опасения я не стал, решив, что местный житель лучше разбирается в окружающем его мире.

Следующий провал мы обнаружили через несколько минут. Широкая трещина рассекла часть стены и пол. Несколько крупных плит упали вниз, но размеры проёма все равно были недостаточными для того, чтобы в него смог пролезть охранный дрон.

Махог подкрался к краю и засунул в него копье. В луче света мелькнуло длинное тело, но рассмотреть существо я не успел. На полу дымилась свежая отметина. Одна из многих…

Дикарь посмотрел на меня, потом опять в дыру и махнул головой в обратном направлении.

– Нужна пугака, – прошептал он, – Махог идти назад.

Я кивнул и активировал часть систем, чтобы изменить спектр зрения. Человек ушёл, а я снова начал изучать кусок пола, виднеющийся в проёме. Гнилостно-зеленое свечение свежего следа наталкивало на неприятные мысли, но проверить их можно было только спустившись вниз. С удивлением понял, что испытываю некоторый мандраж и с нетерпением жду возвращения двуногого. Инстинкты кричали мне об опасности этого места и я никак не мог понять причину этих сигналов.

Смешно, сутки назад я мечтал применить свои новые способности в деле, а теперь опасаюсь спускаться в обычную дыру в полу. Моё недовольное шипение нарушило тишину коридора и я, поборов собственную нерешительность, принялся осторожно спускаться вниз. Дикарь точно не потеряется, а я смогу оценить непонятную угрозу.

Я предусмотрительно избегал сомнительных мест и слезть удалось бесшумно. Новый коридор уже не был частью пирамиды и больше походил на естественную пещеру. Пол и стены выглядели как хаотичное переплетение линий и я затруднялся назвать даже примерное количество местных обитателей.

Система доспеха подсвечивала свежие следы и было заметно, что дальше их становится значительно больше. Через несколько минут осторожного передвижения, заметил, что коридор плавно изгибается в сторону. Передо мной встал выбор – дождаться проводника или продолжить движение. Следуя своему глупому желанию доказать себе собственную храбрость, выбрал второй вариант.

Ещё пара шагов и на спину мне что-то капнуло, возможно рядом протекал подземный ручей или ещё что-то в этом духе. Додумать мысль не успел.

– Регистрирую увеличение расхода энергии, – сообщил доспех и одновременно сверху упало тяжёлое тело.

Извернушись, схватил противника зубами и перекусил пополам. Рот обожгло и желудок прыгнул к горлу. Кто бы ни были эти твари – есть их точно нельзя. Пространство подземного хода заполнило многоголосое шипение, я сделал шаг назад, но было уже поздно.

Весь потолок оказался источен ходами и оттуда во множестве стали падать крупные белесые существа, похожие одновременно на червей и многоножек. Ждать атаки я не стал и дал залп из своих энергетических щупалец по ходу движения.

Волна энергии заполнила тоннель и скрылась за поворотом. Попавшие под удар существа немного замедлились, но даже не подумали умирать. В меня полетели многочисленные сгустки какой-то слизи, то ли слюны, то ли яда. Увернуться в узком пространстве возможности не было и я принял часть этой мерзости на чешую, рассчитывая на защиту доспеха.

– Расход энергии растёт в геометрической прогрессии! – сообщил мой артефакт и мне послышалась в его голосе паника, хотя скорее это были мои ощущения.

Невероятно могучее оборудование древних ничего не могло противопоставить странным червеножкам из дикого мира. Я чувствовал, как плавится чешуя на спине и груди, куда попала основная часть атак противников.

Белесые твари исчерпали запасы своих снарядов и ринулись вперёд. Волна сокращающихся тел накрыла меня с головой. Я усилил физические атаки и стал рвать существ когтями и клыками, пустил в дело хвост, но ситуация особо не поменялась. На смену каждому убитому червю приходило два новых, а каждый удар приносил новую порцию боли. Кровь местных обитателей стремительно разъедала моё тело и двигаться становилось все сложнее.

В какой-то момент я начал использовать дополнительные конечности как простые копья и это помогло. Росход энергии увеличился ещё больше и я начал ощущать давно забытое чувство всепоглощающего голода.

В обвивший моё туловище клубок мерзких созданий прилетел какой-то предмет и уши резанул истошный визг. Твари ринулись прочь, оглашая тоннель отвратительными воплями. Их осталось не так много, как я думал, но сил на погоню уже не было. Доспех заваливал меня тревожными сигналами и я никак не мог сосредоточиться.

– Пугака, – весело произнёс знакомый голос рядом, – Нужно было ждать Махога.

Взляд упёрся в мощную грудь двуногого. Человек освещал коридор копьем и удивленно качал головой.

– Владыка могучий! – восхищенно бормотал он, – Даже матка убивать! Теперь дронгам не жить!

В это время я выполз из-под груды мёртвых червей и без сил упал на чистый участок пола. Энергия продолжала убывать и с этим срочно нужно было что-то делать. У меня был только один вариант, но безжалостно убить своего спасителя я, почему-то, не мог. Возможно старик Асачи был прав и я неправильный гиртам.

– Жертва, – прохрипел я.

– Махог готов, – бодро произнёс двуногий и шагнул ближе, – Это че…

Договорить ему не удалось. Из последних сил я рванулся вперёд, вцепился в горло разумного и начал жадно рвать его тело на части. На краю сознания билось чувство вины, но другого способа спасти свою жизнь я не видел. Когда сознание вернулось, от тела дикаря осталась всего пара ошметков.

Мой организм стремительно восстанавливался, поражённые кислотой участки тела приходили в норму. Мое участие в этом процессе не требовалось и разум, свободный от нагрузки, начал давить на меня чувствами стыда и вины. Моя самонадеянность стоила жизни дважды спасшему меня разумному и собственные слова о важности моей цели и предназначения, так и оставались пустыми словами.

Из памяти Махога я получил информацию обо всех известных ему животных и их повадках. Двуногий был отличным охотником и мог рассчитывать в скором времени на место вождя, если бы хоть раз задумался о такой перспективе.

Дронги считались одними из опаснейших обитателей джунглей. Даже кахор, тот самый гигант, на которого я навёл преследовавших меня патрульных, стоял ниже. При этом странные черви жили только в окрестностях пирамиды и их никогда не встречали в других местах.

Я осмотрел заваленный белесыми телами коридор и недовольно зашипел. Несмотря на отвращение к этим тварям, придётся изучить всё подземелье, чтобы убедиться, что колония полностью уничтожена.

В основании горы трупов лежала особенно крупная туша. Примерно втрое крупнее, чем все остальные. Середина её тела была непропорционально раздута и я решил, что это та самая матка и предводитель колонии.

Обходить завал пришлось по потолку и даже там я умудрился вляпаться в брызги пожирающей энергию кислоты. Об этом эффекте в памяти дикаря информации не было, возможно потому, что местные жители не обладали развитой энергоматрицей. Несколько часов я бродил по коридорам гнезда и уничтожал выживших дронгов. Одинокие черви были вялыми и особого сопротивления не оказывали, но это не мешало мне безжалостно убивать пытающихся уползти червяков, вымещая на них недавно пережитые боль и страх.

Коридор изгибался все время в одну и ту же сторону и я наконец упёрся в завал, перекрывший тоннель. Доспех скурпулезно фиксировал моё местоположение и, сверившись с нарисованной им картой, я пришёл к выводу, что коридор повторял очертания нижнего уровня пирамиды. На схематичном рисунке были отмечены четыре углубления на внутренней стенке подземного хода. Они располагались симметрично относительно друг друга и это показалось мне довольно странным. За время изучения гнезда никаких углублений или других ходов я не заметил, но не верить артефакту причин не было и я направился к ближайшему подозрительному месту.

Через десять минут я уже осматривал и обнюхивал совершенно обычный участок стены. Кроме того, что она была особенно сильно изъедена норами дронгов, поверхность ничем не отличалась. Исследования результатов не дали и я уже решил бросить это безнадежное дело, когда взгляд зацепился за небольшую метку у самого пола. Символ древнего языка означал «ключ» и я привычно полоснул когтем лапу о оросил руну своей кровью. После этого немного подождал, но ничего не произошло. Теперь, понимая что нашёл что-то необычное, уходить не хотелось и я с новой силой принялся за поиски.

В итоге на стене я обнаружил восемь одинаковых рун, обычных конечностей на такое количество ключей набрать было невозможно и я решил воспользоваться энергощупальцами. Первая попытка провалилась.

Я коснулся отростками всех точек и они начали мягко светиться, но дальше дело не пошло. Девятая руна пряталась в одной из нор и пришлось потратить еще пол часа, чтобы её найти.

Одновременная активация девяти ключей дала долгожданный результат. Участок стены вздрогнул и ушёл в пол. Передо мной открылся длинный коридор, в котором медленно разгорались осветительные лампы странной формы. Свет из них шёл неприятный и режущий глаза, но возможно дело было в моем долгом нахождении в темноте.

Что меня ждёт впереди я не знал, но отступать сейчас было, по меньшей мере, глупо. Осторожно ступая на ровные плиты, я непрерывно сканировал пространство на предмет скрытых ловушек. Позади раздался шорох и, обрнувшись, я увидел как бесшумно возвращается на свое место стена. Выскочить в коридор я уже не успевал, но все же вернулся, чтобы изучить возникшую на пути моего вероятного отступления преграду.

С облегчением обнаружил руны-активаторы на тех же местах, что снаружи и уже более уверенно пошёл вперёд. По крайней мере у меня есть возможность покинуть это место, хотя быстро это сделать будет проблематично…

Коридор был странным. Он точно имел искусственное происхождение, но технология строительства оставалась для меня загадкой. Выглядело все так, будто неведомый гигант выпилил кусок скальной породы и куда-то унёс. Далеко впереди я увидел конец прохода – там свет был ярче и стояли какие-то предметы.

Добравшись до выхода, осторожно высунул голову и понюхал воздух. Пахло пылью и мерзкой засохшей слизью дронгов. Сочетание запахов говорило о долгом запустении этого места.

В центре зала стояла большая статуя дронга, из головы которого торчала рукоять какого-то оружия. Сама статуя была выполнена очень качественно и я легко узнал прототип, который взял за основу скульптор. Характерное утолщение в середине тела, говорило о том, что создатель этого странного произведения искусства тоже был лично знаком с матриархом местного поголовья червяков переростков.

К тому же мне импонировала деталь в виде рукоятки оружия, торчащей из головы твари. Этот момент мне особенно понравился.

Внимательно изучив статую, я перешел к осмотру стен и замер в немом изумлении. Каждый свободный сантиметр поверхности был украшен красивыми цветочными рисунками. Они сливались в большие картины, но, при ближайшем рассмотрении, становилось понятно, что каждый кусочек несёт свой смысл. Я некоторое время восхищённо качал головой и крутился на месте, пытаясь охватить взглядом все помещение разом, но это мне не удалось. Сочетание нелепого червя в центре зала и цветов на стенах вызывало некоторый диссонанс и я никак не мог понять задумку древних строителей.

Относительно пустой участок стены привлёк моё внимание. Кроме массивной руны там ничего не было, но этот символ означал «начало», а значит стоит присмотреться к нему внимательнее.

Я подошёл ближе и рельефные каменные узоры немного поплыли, меняя свои очертания. Соседний участок стены полностью изменился и я начал пристально его рассматривать, пытаясь погрузился в историю, которую хотел рассказать мастер, создавший это место.


* * *

Борт судна Пристанище отверженных. Таваль лок Трингер.

Через несколько минут должен начаться третий общий сбор со времени уничтожения Струмэ. Таваль сидел на кровати в своей каюте и старался собраться с мыслями. За время пути, он успел немного остыть и теперь ему предстояло ришить крайне важный вопрос. Стоит ли ввергать остатки своего народа в безумную войну против непонятных врагов?

Умолчать о своих знаниях он уже не сможет – Игни, несмотря на внешность, не забудет его слов, сказанных на орбите Талора и не даст ему соврать на совете. Беженцы уже давно не были беззащитными и запуганными отщепенцами. Почти все обладали собственными кораблями и это были далеко не обычные грузовозы. Вопрос в том, хватит ли этого для полноценной войны?

В то, что обойтись удастся малой кровью бывший барон не верил. Слишком высоки были ставки, слишком силен противник. Раса гиртамов разделилась и его странный друг, с которым Таваля свёл слепой случай, был явно более слабой стороной в разгорающемся пожаре гражданской войны.

– Полковник, – заглянула в каюту Игнис, – Всё, кто мог, уже прибыли. Остальные будут присутствовать по галасвязи. Можем начинать.

– Уже иду, – хмуро ответил лок Трингер и подойдя к зеркалу, придирчиво себя осмотрел. Как бы то ни было, его род долгое время правил Струмэ и появиться перед бывшими подданными в неподобающем виде человек не мог.

– Хватит прихорашиваться, – фыркнула рыжеволосая бестия, – Нас интересуют твои слова, а не твоя внешность!

За шутливым тоном девушки барон ощутил огромное напряжение. Ей сейчас приходилось сложнее всех, потому что она примерно представляла о чем пойдёт речь на совете.

– Идём, неугомонная, – со вздохом ответил человек. Решение он уже принял, и поведение Игни ещё раз доказало ему правильность сделанного выбора.

В самом большом помещении корабля собралось около восьми сотен космических бродяг. Род деятельности большинства беженцев, так или иначе, был связал с теневой жизнью империи и за прошедшие годы эта связь наложила на многих свой отпечаток. В разумных сложно было узнать бывших военных, скорее они походили на торговцев или пиратов. Возможно теперь это было действительно так и вскоре станет ясно, чего стоят для этих существ обещания и клятвы, данные на развалинах родного мира.

Всё стены помещения были покрыты голоэкранами, с которых смотрели на зал лица капитанов, не имеющих возможности присутствовать лично.

– Приветствую всех выживших, – громко произнёс Таваль, поднявшись на небольшое возвышение.

В ответ раздался нестройный хор ответных приветствий. Человек дождался тишины и, высоко подняв голову, начал говорить:

– Все вы знаете историю последних лет. Наша родина была уничтожена и мы поклялись найти разумных, которые это сделали и отомстить. Сейчас я хочу задать народу Струмэ всего один вопрос… – после этого он внимательно осмотрел притихший зал и продолжил, – Если случилось так, что кто-то из нас нашёл данные об истинной судьбе нашей планеты и о тех, кто за всем этим стоит, готовы ли мы будем выполнить свои клятвы и пойти в безнадежный бой ради мести?

– Полковник, ты говоришь какие-то странные вещи, – фыркнул необъятно толстый человек из третьего ряда. Пальцы разумного были унизаны перстнями, а одежда, несмотря на размер, могла поспорить в качестве с нарядами многих аристократов, – Ты прекрасно знаешь, что каждый из нас жил ради мести. Сюда прибыли только те, кто не оставил эту мысль за прошедшие годы.

– Ну, ты явно думал не только об этом Локхар, – поддел его сухопарый трогг, сидевший справа от толстяка.

Собравшиеся сдержанно засмеялись. Таваль осматривал свое будущее войско и видел знакомое пламя, разгорающееся в глазах таких разных разумных.

– Струмэ была уничтожена коалицией шонгов и я долго мстил этой расе всеми доступными способами, – тяжело произнёс лок Трингер.

– Не ты один, – крикнул кто-то из задних рядов и многие его поддержали одобрительным гулом.

– Не я один, – кивнул Таваль, – Недавно я узнал, что коалиция и всё их восстание всего лишь ширма, которой прикрывались истинные виновники тех событий. Эти существа долгое время скрывались в тени императорского трона, но сейчас показали свое истинное лицо…

– Это те повстанцы, о которых шёпотом болтают на Креоле? – уточнил Локхар.

– На Креоле никогда не говорят шёпотом, – усмехнулся ещё один из присутствующих. Огромный человек, который возвышался над всеми и один занимал сразу два кресла, – Там либо орут, либо молчат.

– Ты, видимо, давно там не был, Тадкуш, – уверенно произнёс толстяк, – С некоторых пор там многое изменилось.

– Если у тебя есть более подробная информация, то самое время ей поделиться, – предложил лок Трингер.

– Неделю назад в этой клоаке было какое-то собрание. С тех пор местные боссы ходят на цыпочках и даже на поход в туалет спрашивают разрешения у странного типа в чёрной силовой броне, – начал рассказывать Локхар, – Более подробно не скажу, просто не знал, что это может пригодиться. По словам моего поставщика, доспех был похож на гвардейский, но это только его предположение.

– Всё верно, – кивнул бывший барон. Услышанное его очень обрадовало – появилась первая ниточка, по которой можно добраться до врага, – Императорская гвардия сейчас разделились на два лагеря. В данный момент начинается гражданская война, но об этом ещё почти никто не знает.

– И зачем этим ублюдкам понадобилось уничтожать Струмэ? – спокойно спросил Тадкуш. Мало кто знал, что этот человек командовал подразделением космического десанта и покинул поверхность гибнущего мира одним из последних. Спокойный тон мог обмануть многих, но те, кто хорошо знал великана, уже начали нервно оглядываться в его сторону.

– Конечная цель мне не известна, – почти не соврал Таваль, – Но для её достижения всю поверхность нашей планеты обработали МОРом.

Последние его слова буквально разорвали зал. Тех, кто не знал значения этого страшного слова, сразу просвещали соседи и волна гнева разумных быстро затопила весь зал.

– Где эти твари?

– Полковник! Не молчи!

– Тихо! – надсаживая горло, заорал лок Трингер, – Мне понятны ваши эмоции – я сам недавно был в этом же состоянии, но если мы действительно хотим добиться справедливости…

– То должны их убить, – перебил его Локхар.

– Само собой, – согласился Таваль, шум в помещении постепенно стихал. Капитаны снова начали прислушиваться к разговору, – Но для этого их ещё нужно найти. Ты дал нам премерное направление поисков, но этого недостаточно. Нужна ещё информация.

– Что искать? – деловито спросил трогг, сидящий рядом с Локхаром.

– Нужно поднять все наши связи на чёрном рынке, – ответил Таваль, – Противник остро нуждается в сложном оборудовании и это ещё одна возможность его обнаружить. Также нам будут интересны любые странные сделки в большом объёме: поставки продовольствия и оружия, медикаментов. Враг собирает крупный флот и его придётся чем-то кормить и снабжать.

– Я недавно перевозил партию странного оборудования, – произнёс кто-то, – Клиент дал указания сбросить груз на перегоне между двух систем. Я выполнил требование и как только закончил разгрузку прибыл фрегат гвардии. Пришлось прыгать почти в слепую, чтобы уйти.

– Где это было? – тут же спросил лок Трингер.

– Между Кьесом и Трауни, – ответил говоривший.

– Включите карту, – приказал барон и прямо в воздухе появилось объёмное изображение галактики, – У кого-то ещё были подобные заказы?

Неожиданно откликнулось сразу несколько человек и работа закипела с новой силой. Многие сообщили о новом требований заказчиков сбрасывать груз в пустых участках космоса, но посчитали это очередной причудой чёрного рынка и не придали этому значения.

Постепенно на карте стала вырисовываться сфера примерного местонахождения противника, но в неё входило больше десятка обитаемых систем и сразу понять куда нужно нанести удар у собравшихся не вышло.

– У меня прямо сейчас такой заказ, – неожиданно заявил с одного из экранов пожилой трогг, – Огромная партия пищевых рационов. Точка сброса попадает в сферу. Я недавно выменял у чиновника Интронидис аппарат для считывания следа на несколько ящиков талирия и могу вернуться на место после сброса груза.

– Отлично, – выдохнул лок Трингер, чувствуя как туман неизвестности постепенно рассеивается и задача обретает более понятные очертания, – Будем ждать от тебя информацию. Объявляю общий сбор. Всех, кто желает принять участие в грядущих событиях, будем ждать здесь. Сколько тебе понадобится времени, Айнор?

– Три дня до точки, – быстро ответил трогг, – день переждать и день на возврат. Пять дней на все про все.

– Хорошо, – кивнул барон, – Будем ждать от тебя вестей. А теперь предлагаю перейти к планированию и распределению задач в бою!


Глава 12


Рисунки казались мне нечеткими. Я изо всех сил напрягал зрение, но разобрать ничего не получалось. Рядом с руной начала была изображена фигурка двуногого. Кроме этих двух знаков, поверхность стены превращалась в размытое пятно. Несколько экспериментов с изменением расстояния дали интересный результат – возвращаясь к статуе в центре зала я снова видел цветочный орнамент, но, подходя ближе, мог разобрать только руну и фигуру человека. Последняя была выполнена настолько детально, что не оставалось сомнений в её принадлежности именно к расе людей.

Немного подумав, сконцентрировался и сменил форму, выбрав облик магистра Рипака. У меня в запасе была ещё пара вариантов, но они мне не особо нравились.

Едва ощутив под босыми ступнями холодные плиты пола, я стал медленно подходить к стене ближе, внимательно рассматривая руну. В этот раз я увидел гораздо больше и понял, что сделал все правильно. Рисунки на стене стали чёткими и объемными, появилась масса мелких деталей и крохотных надписей.

Развитие расы гиртамов в моей галактике изначально пошло отличным от прочих кругов путем. Энергетический голод неожиданно начался раньше, чем ему было положено и мои сородичи не успели полноценно закрепиться в новом мире.

На стенах подземного зала были подробно расписаны все ключевые этапы истории моего вида. На первых участках я увидел странных двуногих существ, которые занимались настройкой и расстановкой оборудования. Мои предки следовали заложенному в них на генетическом уровне предназначению и готовили все необходимое для прибытия своих хозяев.

Ралинготы и станции связи заняли свои места и оставалось только накопить достаточное для активации системы количество Таала.

Картина неожиданно оборвалась и я, вынырнув в реальность, начал отчаянно крутить головой. Один из проходов разорвал единую картину и это оказалось для меня полной неожиданностью.

Второй исследованный участок рассказывал об этапе деградации посланников изначальных до уровня обычных хищников. На одной из картинок появилась странная фигура, сильно напоминавшая тварей из моих видений. Удивительно, но это существо, судя по его действиям, приложило массу усилий для возрождения гиртамов и возвращения моих сородичей к осмысленному существованию.

Откуда она взялась было непонятно. Все остальные этапы были чётко разделены на периоды и нигде ранее существо не появлялось. Желая разобраться, я вернулся назад и осмотрел все ещё раз, но ответа так и не нашёл. Блуждая взглядом по рельефному рисунку, увидел тонкую нить, которая выбивалась из общего изображения и вела в сторону.

Я проследил за ней и увидел ещё одно, ранее не замеченный мной, рисунок. Над аркой коридора была выбита в камне интересная сцена. В просторном зале стояло несколько моих предков, которые проводили какой-то ритуал. В центре помещения было странное пятно и в нем смутно угадывались очертания множества энергетических щупалец.

Предки ещё в самом начале времен привели в наш круг Изначального, а потом все пошло наперекосяк. Гиртамы одичали, системой ралинготов и станций связи просто некому было воспользоваться. Это мог сделать призванный в наш мир хозяин, но почему-то не сделал…

Я пропустил участок с эволюцией своей расы и перешёл к этапу становления империи. Корабли гиртамов отправлялись во всех возможных направлениях. Они находили разумную жизнь на самых разных этапах развития цивилизации и насильно вытаскивали их на новый уровень. Давали технологии, придумывали религии и становились богами, делились знаниями.

Из всего увиденного я понял, что была проведена титаническая работа, по созданию существующего сейчас общества, но зачем это все делалось осталось для меня загадкой. Возможно ответ ждал меня на последней картине и я поспешил к ней.

К сожалению, разгадки там не оказалось. На последнем участке стены изображения рассказывали о деяниях первого императора. Этот разумный сделал невероятно много за свою жизнь. Он объединил разрозненные миры в единое государство, скрыл в тени трона свою расу и совершил ещё массу полезных дел, но за каждым его деянием маячила тень Изначального и это ставило меня в тупик.

На последней части изображения первый император был один. Сородич проводил какие-то эксперименты и я, с удивлением, понял, что он занимался селекцией. Причём выводил он тех самых дронгов, которые меня недавно чуть не сожрали. В самом низу было крохотное изображение кинжала и маленькая надпись рядом с ним.

Я несколько раз перечитал послание предка и обернулся к статуе. То ли в отношениях императора с Изначальным что-то нарушилось, то ли это была просто страховка, но владыка империи, в тайне от всех, создал уникальное оружие. Вот только воспользоваться им не смог, как и его потомки.

Рукоять кинжала неприятно покалывала ладонь, но я не обращал на это внимания. Лезвие вышло из головы статуи с противным скрежетом и гадким писком. Волнистый клинок источал неяркое гнилостно-зеленое сияние и едва заметно для глаза извивался. Держать это оружие в руках было противно, но мысль о том, что на просторах галактики живёт одно из кошмарных созданий прошлого, заставила меня только крепче сжать рукоять.

Хранилище кинжала начало стремительно рассыпаться и мне пришлось, на всякий случай, отойти на несколько шагов назад. В куче пыли, оставшейся от странного произведения искусства что-то шевельнулось и я напрягся в ожидании атаки. Движение повторилось, но угрозы я не чувствовал и поэтому подошёл ближе.

В горе обломков слегка шевелился странный предмет, похожий на детёныша дронга. При ближайшем рассмотрении, это оказались уродливые кожаные ножны, и, видимо, материал, из которого их сделали, я определил верно. С отвращением подцепив рукой предмет, я вогнал клинок в мерзко пищащую пасть. Все мгновенно стихло и через пару секунд я услышал довольное урчание. Какая гадость! Надеюсь мне никогда не придётся пускать эту поделку древнего императора в ход.

Через час я уже выбрался на нижний этаж пирамиды и отправился на поиски резервного модуля управления. Оказалось, что недавнее землетрясение обвалило коридор ещё в нескольких местах. Полностью, правда проход перекрыт не был – под самым потолком оставалась щель, достаточная для моей текущей формы. Принимать родной облик я не стал, не желая тащить кинжал в пасти, поэтому скорость моего передвижения существенно снизилась.

Преодолев несколько завалов я наткнулся на пару охранных дронов, стерегущих коридор.

– Я свой, – громко произнёс я, удивляясь звуку собственного голоса. В теле магистра это были мои первые слова и речь звучала довольно непривычно. Дроны синхронно повернулась ко мне. Я слегка поморщился, ожидая услышать свист пневматических орудий, но вместо этого мой доспех высветил входящее сообщение от местных охранников.

«Сопровождение?» – моргнула надпись в углу зрения.

– Да, – удивлённо кивнул я, – Проводите меня к репликатору и хранилищу концентраторов.

Если уж мне предлагают помощь, то стоит ей воспользоваться.

«Принято» – безразлично ответили механизмы и синхронно двинулись по коридору. Интересно, почему дроны на поверхности хотели меня убить, а эти спокойно слушаются?

Как всегда бывает, если бездумно следуешь за проводником, дорога совершенно не отложилась в памяти. Впереди топали стражи, а я следовал за ними и раздумывал над полученной информацией. Новые знания показали мой народ с неожиданной стороны и теперь я не мог уже судить о сородичах, как раньше.

Многое оставалось непонятным и, возможно, так им и останется навсегда. Неожиданно я врезался во что-то мягкое и сделал быстрый шаг назад. Мой эскорт замер у больших дверей и дальше двигаться не собирался. Скорее всего мы прибыли на место. Обойдя тушу дрона, я толкнул рукой створку и она легко открылась. Стены огромного помещения тонули в полумраке, но центральная часть была хорошо освещена. Там стояли два странных агрегата и несколько больших сундуков.

Один из приборов был значительно больше. Он состоял из переплетения мелких трубок и большой площадки внутри. Скорее всего это был репликатор, потому, что второй аппарат был похож на кран для воды. Я увидел на нем ёмкость для Таала, а в стилизованной чаше, похожей на раковину, лежала россыпь красных кристаллов.

Я навернул несколько кругов возле крупного агрегата в поисках рун управления, но найти их не смог. Тогда я залез на внутреннюю площадку и мгновенно получил предупреждение от управляющего контура механизма.

– Покиньте стартовую зону, – произнёс голос в моей голове. Уже неплохо!

– Где панель управления? – чувствуя себя немного глупо, вслух спросил я и быстро вылез из переплетения трубок.

Перед глазами появилась развернутая картинка с возможными модификациями дронов, которых оказалось огромное множество. Древними были предусмотрены отдельные варианты для любых условий боевых действий. В космосе, на земле или в воде – на все были готовые решения. Я некоторое время листал список и, здраво рассудив, что мы в основном сражаемся в космосе, остановил свой выбор на десантно-абордажной модификации.

На создание этих моделей требовалось несколько концентраторов, но запас кристаллов был неприлично велик и я не стал жадничать.

– Текущий состав подразделения пятьсот единиц, – сообщил мне аппарат, когда я активировал создание своих новых бойцов и стал с нетерпением ждать результатов, – Максимальный состав пятьсот единиц. Деактивируйте часть модулей или создайте дополнительное автономное соединение.

– Что ещё за соединение и как его создать? – уточнил я и получил пошаговую инструкцию к своему запросу.

Автономное соединение было единственным возможным для меня вариантом и хорошо, что это вопрос возник до создания дронов. Местные стражи были крепко привязаны к местности и использовать их в другом месте я бы просто не смог. Вариант, предложенный репликатором, допускал всего тридцать автономных модулей, но зато использовать их можно было в любой точке галактики. Их профили привязывались ко второму энергопотоку и были абсолютно независимымы.

Я согласился на все условия и сразу получил небольшой интерфейс для контроля отряда. Производство заняло всего час. Манипуляторы быстро собирали проволочный каркас из талирия, а потом трубки заливали его странной чёрной жидкостью, мгновенно твердеющей на открытом воздухе.

Я загрузил свое войско сундуками с концентраторами и, обозначив маршрут на карте, отправил дронов к Шиноко. Надеюсь Дик не станет атаковать непонятных существ, которые неожиданно появятся из джунглей.

Теперь осталось выполнить главную задачу и можно отправляться дальше. Мои сопровождающие были на месте и ждали моего возвращения.

– Идём к накопителю, – произнёс я и пристроился следом за механизмами.

Охранники бодро топали по коридорам, пока не уперлись в запертую дверь, вернее в спины неподвижно стоящих дронов из моего отряда. Выйти на поверхность самостоятельно они не смогли и требовалось моё вмешательство.

Дверь была запечатана сложным замком с несколькими уровнями защиты. Небольшой аппарат на стене взял у меня образец крови, считал данные радужки и проверил насыщенность энергополя. Возможно он делал и ещё что-то, но этого я определить уже не смог.

– Личность подтверждена, – появилась надпись на дисплее устройства, – Ограничения сняты.

Дверь открылась и мой отряд продолжил движение. Пока мимо тянулась вереница механизмов, я стоял на месте и раздумывал над посетившей меня мыслью. Что могло произойти, если бы я попытался пройти сканирование в форме шонга, а не покойного двойника императора?

Группа дронов скрылась за поворотом и мимо прошли мои проводники. Теперь, отчасти, мне стала понятна их реакция на моё появление. Местные охранники двинулись в другую сторону и вскоре я стал узнавать помещения, в которых не так давно побывал.

Мощная группа защитников ралингота в этот раз не стала для меня сюрпризом, да и в целом я стал чувствовать себя более уверенно в присутствии этих созданий.

Накопитель приветливо раскрылся мне навстречу ещё до запроса, что несколько меня удивило.

– Я пришёл, чтобы обновить управляющую матрицу сети, – уверенно произнёс я и стал, с тревогой, ждать реакцию на мои слова.

– Начата подготовка к смене матрицы, – спокойно ответил накопитель и из стены показалось знакомое устройство для забора крови.

Положив руку на агрегат, невольно сморщился в ожидании неприятных ощущений. Несколько болезненных уколов одновременно пронзили ладонь, но, в целом, я легко это перенёс. Убирая руку, услышал неожиданное предложение от системы ралингота.

– Рекомендую создать резервный образец, на случай несанкционированных действий неавторизованных лиц.

Некоторое время переваривал услышанное, а потом снова положил руку на артефакт. От пары капель крови с меня не убудет, а некую страховку я получу. Кажется именно так Чёрный вернул контроль при моей первой попытке захвата системы, хотя может я и ошибаюсь.

Когда все манипуляции были завершены, настало время перейти к главному моменту моего визита.

– Мне требуется остановить работу нижнего энергопотока, – произнёс я заранее заготовленную фразу.

– Остановка производится, – отозвался управляющий модуль, – Период остановки один цикл. По истечении срока, активация нижнего энергопотока будет произведена в автоматическом режиме. Выработка Таала на период следующего за отчетным цикла будет увеличена вдвое.

– В смысле? – возмутился я, – Зачем тогда вообще его останавливать, если объем Таала будет увеличен?

– Ограничение системы, – лаконично ответило изделие древних, – Остановить процедуру?

– Нет, – со вздохом ответил я, – Так мы выиграем хоть немного времени. Хурговы предусмотрительные засранцы!

Не удивительно, что все накопители галактики работали в штатном режиме. Остановить выработку Таала было невозможно и каждая новая единица этого вещества приближала возвращение его создателей.

На поверхности меня ждал вождь племени. Увидев, что отправленный со мной Махог не вернулся, двуногий не стал задавать вопросов, за что я был ему очень благодарен. Что интересно, моё появление в облике человека тоже не вызвало вопросов. Староста быстро выделил для моего сопровождения пятерых охотников и пожелал мне доброго пути.

– Мне нужна одежда, – произнёс я и, посмотрев на кинжал, который так и таскал в руке, добавил, – И мешок.

– Сейчас все принесут, владыка, – поклонился разумный и бросил пару фраз ближайшим дикарям.

Из деревни я вышел в расшитой камнями шикарной набедренной повязке и с небольшим кожанным мешком на плече, куда засунул надоевшее мне оружие. Хотелось скорее добраться до корабля и переодеться, но до этого момента мне ещё предстояла довольно продолжительная прогулка по джунглям.

Моё появление из леса, в сопровождении трех десятков штурмовых дронов, было встречено активацией всех боевых систем Шиноко. Я велел механизмам остановиться, а сам попытался дотянуться мыслью до искусственного интеллекта своего судна.

«Ши, это Гирт. Я вернулся. Отключи оборону».

Ответ пришёл незамедлительно.

– Орудийными системами управляет навигатор Дикуэл в ручном режиме.

«Тогда передай ему, что если он наделает во мне дырок, то я не смогу прийти на тренировку!» – зло ответил я.

Через пару минут стволы пушек скрылись за орудийными щитами и в проёме шлюза показалась фигура Дика.

Я помахал ему рукой и двинулся вперёд. Человек с интересом рассматривал мою внешность и удивлённо качал головой.

– Знаешь, – вместо приветствия произнёс спутник, – Если бы я не видел это собственными глазами, то ни за что бы не поверил! Ты удивительно похож на императора!

– Я, вообще-то, и есть император, – беззлобно огрызнулся я.

– Только не в таком виде! – засмеялся Дикуэл.

– Таваль плохо на тебя повлиял, – со вздохом ответил я и добавил, – Открывай грузовой трюм, будем размещать там нашу армию.


Глава 13


Планета Талор. Штаб гвардии. Хоак Юнг.

Хоак сидел в своём кабинете и перебирал ворох разрозненных сводок с места происшествия. Координация остатков гвардии и местных сил самообороны требовала массу времени и внимания. И вроде бы каждый представитель прайда обладал достаточным количеством полномочий для взаимодействия с правительством своих систем, но постоянно возникали какие-то моменты и требовалось личное вмешательство старшего.

Вчера он составлял приказы для обеспечения тройки гвардейских фрегатов, базирующихся в Трелоне. Местный губернатор считал, что он ничем не обязан империи и за обслуживание любых судов на своей территории требовал плату.

Борьба с административным аппаратом заняла клыка почти на весь день и за этой суетой он банально пропустил тревожные вести из другой системы. Теперь оставалось только собирать рваные сообщения в единую картину и придумывать планы возможного противодействия мятежникам.

Прикрыв глаза, гиртам откинулся в кресле и представил себе общий ход недавних событий.

Вчера утром в систему Кариз 3 вошли силы предателей. Сводный флот из двух десятков кораблей, среди которых опознали представителей могущественных корпораций и боевого подразделения империи, появился на границе системы одновременно, что говорило о единой структуре и, как минимум, одной полноценной базе противника.

Атака была хорошо спланирована все участники сражения отлично знали свои роли. Большая часть сил мятежников видвинулась для блокирования главной и единственной обитаемой планеты системы, а шесть тяжёлых десантных транспортников ушли к обогатительному комбинату.

Согласно отчётам, силы местного патруля насчитывали двенадцать судов третьего и четвёртого класса и, вместе с фрегатами гвардейцев, этого должно было хватить если не для полной победы, то для удержания позиций до подхода подкрепления точно.

По боевой тревоге в космос поднялись чёрные корабли прайда и всего пять малых корветов местных патрульных. Остальные числились только на бумаге. Основная схватка произошла недалеко от орбиты планеты и закономерно закончилась полным разгромом защитников. Фрегаты прайда продержались дольше, но их тоже, в конце концов, превратили в горы обломков.

Пока основная группа уничтожала защитников, десантные корабли атаковали беспомощный комбинат. Диспетчер успел зафиксировать примерное количество нападавших и передать сигнал бедствия, но спасать персонал было уже некому.

Три сотни закованных в черную броню штурмовиков начали масштабную зачистку территории. Охрана завода справиться с регулярным боевым подразделением не могла – у них были другие задачи и к полномасштабным военным действиям местные охранники оказались не готовы, несмотря на все предупреждения гвардии. Вся операция, вместе с изъятием ралингота, заняла у предателей всего шесть часов.

Прибывший на следующий день отряд поддержки застал на месте сражения только обломки кораблей и развороченную конструкцию перерабатывающего комбината. Отследить маршрут флота врага тоже не удалось. Корабли ушли в пяти разных направлениях и их преследование было признано нецелесообразным.

Хоак открыл глаза и тяжело вздохнул. Кариз 3 был одним из слабейших звеньев в тонкой защитной цепочке, наспех созданной клыком. Если противник сумел так точно выбрать цель, то это может означать только одно. Среди его подчинённых ещё остались предатели и ему придётся удвоить бдительность.

Противник сделал первый ход и теперь нужно понять, как на это реагировать. Гвардеец быстро пришёл к выводу, что растягивать и без того скромную ударную группу прайда по всем охраняемым объектам не имеет смысла. Мятежники могут ударить в любом месте и всегда иметь качественное и количественное преимущество в силе. Похоже пришло время идти за советом к старому архивариусу, хотя делать этого совершенно не хотелось.

В последние дни, господин Асачи заперся в своём логове и вообще перестал из него выходить. Единственная попытка Хоака привлечь старика к планированию обороны с треском провалилась и ему до сих пор было стыдно за те слова, которые бросал в его адрес древний гиртам.

Пересилив свое нежелание общаться со склочным архивариусом, клык поднялся и отправился на нижний этаж здания гвардейского корпуса.

Дверь хранителя знаний всегда была открыта для посетителей, но далеко не все представители прайда решались беспокоить этого странного обитателя здания. Клык замер в нерешительности, ещё раз прикидывая необходимость этого разговора. По всему выходило, что беседа должна состояться и, отбросив сомнения, он уверенно толкнул дверь и шагнул внутрь.

– Не двигайся, хургов выкормыш! – грозно выкрикнул старик, едва увидел своего посетителя. Хоак замер с поднятой ногой и его глаза расширились от удивления.

Пол кабинета представлял из себя настоящую помойку из каких-то камней, объедков и смятых листов бумаги. В середине помещения на четвереньках стоял господин Асачи, занятый перемещением одного из многочисленных огрызков.

– Если ты сдвинешь хоть что-то с места, – с угрозой произнёс архивариус, возвращаясь к прерванному занятию, – То пацан лишится ещё одного члена прайда!

Проверять серьёзность угрозы посетителю не хотелось и он, тщательно выбирая наиболее свободные места, осторожно перебрался в угол кабинета.

– Чего припёрся? – недовольно спросил старик.

– У нас проблема, господин Асачи, – произнёс Хоак, – И мне нужна ваша помощь.

– Я занят! – резко ответил архивариус, – Если ты будешь меня постоянно отвлекать, то закончить этот кошмарный труд у меня не получится!

Гвардеец недоуменно осмотрел усыпанный трудами старого гиртама пол и озадаченно хмыкнул.

– Может я могу вам чем-то помочь? – предложил он.

– Серьёзно? – полным сарказма голосом уточнил хозяин кабинета и обвел рукой свое творение, – Если ты сможешь перенести трехмерную карту с наложением двух энергопотоков в плоскость, с соблюдением всех расстояний, то я готов воспользоваться твоей помощью.

Клык новым взглядом осмотрел беспорядочно раскиданные предметы, но какой-то системы в их расположении все равно не увидел.

– Может воспользоваться искусственным интеллектом? – спросил он.

– Они тоже тупые, – отмахнулся Асачи, – Замучаюсь объяснять им что такое психоэнергия и почему энергопотоки можно рассматривать только в едином пространстве. Лучше уж так – по старинке.

Архивариус поднялся, отряхнул ладони и требовательно уставился на посетителя. Под этим взглядом бывалый гвардеец почувствовал себя неуютно.

– Что? – через несколько секунд спросил он.

– Это ты ко мне пришёл и я должен тебя спрашивать, – сварливо ответил старик, – Если тебе нечего сказать, то можешь проваливать!

– Мы потеряли ралингот в системе Кариз 3, – сказал клык, – Мятежники начали действовать и я не знаю как лучше поступить. Поэтому пришёл к вам.

Вместо ответа, Асачи снова опустился на четвереньки и, ловко преодолев пару метров, схватил с пола какую-то косточку.

– Это Кариз, – продемонстрировал он человеку свою добычу, – Раз они начали с него, то общий контур будет сдвигаться в противоположном направлении.

Старик снова переместился и положил кость на пол, выбрав место между парой камней по одному ему ведомым признакам.

– Если это так, – возвращаясь в вертикальное положение, продолжил он, – То для сохранения структуры им понадобятся ещё минимум три накопителя.

– То есть мне не нужно искать предателя среди остатков прайда и атака на эту систему не связана со слабым гарнизоном? – решил уточнить волнующий его вопрос Хоак.

– Какая глупость! – фыркнул Асачи, – Конечно нет! Фокус портала уже давно определён, если предатели не полные глупцы. И сейчас они будут пытаться изменить расположение первого энергопотока в пространстве. Второй более пластичен и подтянется сам. Поэтому отправь часть флота, – при этих словах архивариус нагнулся и стал пристально изучать мусор у себя под ногами. Найдя искомое, он ткнул пальцем в смятую бумажку, – Сюда и ещё вот сюда, – узловатый палец переместился к огрызку яблока.

– Хорошо, – неуверенно кивнул посетитель, – А можно узнать более точные координаты?

– Ох-хо, – картинно вздохнул Асачи, – Всё время забываю о слабых мыслительных способностях молодого поколения! Системы Гринш и Тарот, если тебе это о чем-то говорит.

– Разумеется, – с облегчением кивнул Хоак, – Резервной группы хватит на два полноценных отряда.

– Замечательно! – проворчал старик, – Очень за тебя рад! А теперь оставь меня одного.

Гвардеец, осторожно переступая через кучки всякого хлама, двинулся к выходу. Теперь следующие действия стали более понятными и он почувствовал себя значительно увереннее. Однако что-то его беспокоило в словах старого гиртама и не давало спокойно покинуть кабинет. Клык остановился на пороге и стал рассматривать импровизированную карту.

– Что-то забыл, болезный? – начал злиться хозяин кабинета.

– Господин Асачи, – произнёс гвардеец, пытаясь поймать ускользающую мысль, – Вы выбрали два накопителя в одном направлении круга, а что если они атакуют с другой стороны?

Асачи тоже уставился на пол и начал нервно притопывать ногой.

– А ведь ты прав, малыш, – через минуту произнёс он, – Такой вариант тоже нельзя исключать. Отправь туда тоже отряд. Это не будет лишним.

– У меня не хватит для этого кораблей, – виновато ответил клык.

– Тогда свяжись с юным императором, – ответил архивариус, – Он уже должен был переключить управление первым контуром на себя и его возможностей должно хватить на демонтаж одного накопителя. Пусть забирает его и увозит куда подальше. То же касается и других отрядов. Если успеем раньше врагов, то сумеем нарушить их планы.

– Хорошо, – кивнул Хоак и продолжил пробираться к выходу. Покинув кабинет господина Асачи, гвардеец облегчённо выдохнул. Все таки общение с этим стариком давалось ему очень тяжело и предстоящий разговор с молодым императором виделся значительно более простым.


* * *

Дикий мир. Шиноко. Гирт.

Дроны цепочкой тянулись в открытые ворота грузового трюма. Интерфейс управления оказался удивительно простым и понятным. Я приказал отряду выстроиться вдоль стен и перейти в режим ожидания. В таком состоянии энергия почти не расходовалась, а на активацию, в случае необходимости, требовалась всего пара минут.

– Готово, – сказал я Дику, когда последний штурмовик занял свое место и превратился в ровный чёрный шар, – Теперь можем стартовать.

– Давай в этот раз я поведу, – предложил спутник, – А то надоело постоянно опасаться внезапных маневров.

– Справишься? – с сомнением спросил я. По правде говоря, мне и самому не хотелось лезть на терминал слияния. Были в таком способе управления свои плюсы, особенно для Шиноко, но постоянно находится в этом состоянии было весьма утомительно.

– Я два месяца водил, по заданию корпорации, экспериментальный грузовоз, – уверенно ответил Дикуэл и я увидел в его эмоциях вспышку радости. Видимо мой стиль полёта вызывал у него серьёзные опасения, – Не думаю, что здесь будет сложнее. По крайней мере если говорить о простом пилотировании, а не о боевых маневрах.

– Тогда моя не против, – хлопнул я по плечу человека и мы пошли в рубку.

Подготовка к старту заняла несколько больше времени, чем обычно. Дик осваивался с управлением и дважды проверял все свои действия. Наконец он активировал двигатели и наш корабль оторвался от земли.

– Куда дальше? – спросил человек, выведя судно из атмосферы.

– Ши, – позвал я, – Дай координаты главной станции связи.

На голоэкране пилотского пульта высветился код нужной нам точки пространства. Дикуэл ввёл данные в навигационную систему и направил Шиноко к месту открытия тоннеля. Путь предстоял неблизкий и рассчёт прыжка займёт довольно много времени.

– Я пойду к себе, – произнёс я, вспомнив, что хотел переодеться, – Если что – зови.

– Хорошо, вождь, – ответил Дик, – То есть, я хотел сказать, Ваше величество.

– Хоак, в свое время, собирался убить Таваля за оскорбление моей особы, – огрызнулся я, – Имей это в виду.

Человек засмеялся и не стал ничего отвечать, сосредоточившись на управлении кораблём. Уйти у меня, к сожалению, все равно не получилось.

Громкий писк входящего сообщения застал меня уже в коридоре и пришлось возвращаться назад.

– Включай на громкую, Ши, – попросил я, плюхаясь обратно в свое кресло.

– На связи Хоак Юнг, – послышался из динамиков знакомый голос.

– Привет Хоак, – поздоровался я.

– Ваше величество, – в этот момент я прямо увидел как гвардеец чопорно кивает головой, – Как продвигается ваша миссия?

– Всё хорошо, – ответил я и крутнулся в кресле, – Управление первым контуром переключил на себя. Сейчас отправляемся к станции связи. Можешь передать господину Асачи, что мы везём для него подарки. Он оказался прав и нам действительно удалось обнаружить большие запасы концентраторов.

– Это отличные новости, Ваше величество, – ответил клык.

– А у вас как дела? – воспользовавшись внезапной паузой, спросил я.

– Всё плохо, – совершенно неожиданно ответил Хоак и его серьёзный тон моментально сбил с меня всю расслабленность.

– Что-то случилось? – осторожно спросил я.

– Мятежники начали действовать. На данный момент мы уже потеряли один ралингот и всех гвардейцев, что его охраняли.

– Есть возможность отбить устройство?

– Нет. Его демонтировали и увезли в неизвестном направлении, – ответил клык, – Господин Асачи провел исследование, – при этих словах Хоак немного сбился, – И он считает, что противник начал подготовку к изменению положения первого энергопотока в пространстве. Согласно его предположению, вскоре атакам могут подвергнуться ещё несколько накопителей. Всего под угрозой сейчас находятся семь устройств, но, с наибольшей вероятностью, придётся защищать три.

– Отлично! – ответил я, – Если мы знаем примерные планы противника, то сможем оказать ему достойный отпор.

– Проблема в том, что у меня не хватает сил, для защиты всех трех направлений, – смущённо кашлянув, произнёс клык, – Господин Асачи нижайше просит вас принять участие в отражении атаки и заняться эвакуацией одного из ралинготов.

– Пфф, – не сдержавшись, насмешливо фыркнул Дик, – Никогда не поверю, что этот старый хрыч может кого-то просить, тем более нижайше!

– И тем не менее, – упрямо повторил гвардеец, – Предложение исходило от него.

– В это охотно верю, – сказал я, прерывая начинающийся спор, – Вы уверены в важности нового задания? Может мне стоит продолжить начатое и получить контроль над вторым контуром? Тогда мы сможем привлечь дополнительные силы…

– Решать вам, ваше величество, – спокойно ответил Хоак, – Моя задача довести до вас информацию. Архивариус сказал, что мы потеряем инициативу, если не вмешаемся в планы мятежников.

– А почему нельзя перевезти в новое место любой другой ралингот? – неожиданно спросил Дик, – Ведь если нарушить структуру круга, то система перестанет работать. Или я что-то неправильно понимаю?

– Этот вопрос я уточню, – немного помолчав, ответил клык. Видимо такая мысль не посетила светлые головы, оставшихся в столице гиртамов, – Но сейчас мне нужно узнать ваше решение. Если вы отказываетесь и продолжаете свою миссию, то я буду собирать сводный отряд из охраны других накопителей.

– Скидывай координаты, – сказал я, – Если нужно просто забрать устройство и нет необходимости его сразу доставить в конкретное место, то это не должно занять много времени. Верно, Дикуэл? – добавил я, обернувшись к спутнику. Тот неуверенно кивнул и я продолжил, – А потом вернёмся к первоначальному заданию. Если у нас на борту будет один из ралинготов, то без него активировать систему не получится.

– Хорошо если так, – с сомнением проворчал Дик.

– Вот, – игнорируя сомнения друга, сказал я, – Останется включить станции связи на полную мощность и разгромить повстанцев! – бодро закончил свою мысль и, подумав, добавил, – Но сводный отряд ты все-таки собери и отправь следом за нами. Поддержка лишней не будет, а остальной контур, похоже, уже не нуждается в нашей охране и с этим вполне смогут справиться силы самообороны.

– Как прикажете, ваше величество, – чётко ответил собеседник. На экране перед Дикуэлом появился длинный ряд цифр. Хоак передал координаты и отключился.

– Это хотя бы в одном направлении с нашим прошлым маршрутом? – с надеждой спросил я.

– Почти… – ответил человек и направил наше судно к противоположному концу системы.


Глава 14


– Ты действительно считаешь, что это глупая затея? – в очередной раз спросил я. В пути мы провели трое суток и эту тему уже не раз обсуждали. Я сам до конца не мог определиться со своим отношением к смене маршрута и поэтому бесконечно донимал вопросами Дика.

– Я не знаю, – устало ответил спутник, – Не более глупая, чем все остальные наши задачи. Мне вообще не верится, что наш план сработает. Неважно в каком порядке выполнять части, если конечная цель безумие.

– Но ведь Асачи говорил, что станции связи исправно работали многие тысячелетия и все было нормально, – возразил я, – И проблемы начались только в последние годы, уже после того, как их отключили!

– Да мало ли что говорил этот старик! – недовольно ответил человек, – Почему мы вообще ему доверяем?

– Мне непонятно твоё возмущение, – удивлённо ответил я, – Асачи уже много лет состоит в гвардии и предыдущий император полностью ему доверял. Настолько, что отдал на хранение архивариусу часть Таала, а это уже говорит о его полной лояльности.

– Я говорю не о доверии, – попытался пояснить свою мысль Дикуэл, – Мне непонятно почему слова этого существа все воспринимают как аксиому. Да он может банально не понимать чего-то в силу возраста!

– Его опыт позволяет уверенно действовать в сложившейся ситуации, – ответил я, но при этом сам понимал, что повторяю чужие слова.

– Да ладно! В истории некоторых планет есть примеры, когда к власти приходили подростки, которые полностью меняли жизнь своих подданных. О каком опыте ты говоришь?

– Даже если так, все равно только он знает все нюансы работы оборудования древних. К тому же Империя не смогла бы удерживать под контролем свою территорию другими методами, – добавил я, понимая, что именно тема психического контроля больше всего задевает друга.

– Да брось! – отмахнулся Дик, – Посмотри вокруг. Нам с детства твердят, что Империя велика и могуча. Где все её защитники? Меньше сотни кораблей гвардии и самые упертые фанатики проимперского режима – вот и все. Если вся власть прошлых императоров держалась на подавлении критического мышления подданных, то не удивительно, что все это рухнуло в один момент!

– Ещё ничего не рухнуло, – недовольно ответил я, отчасти понимая правоту слов спутника.

– Именно поэтому новый император носится по всей галактике и затыкает дыры собственным телом, – с сарказмом произнёс человек.

– Ты смешиваешь тёплое и мягкое! Мы противодействуем мятежникам и режим империи тут не при чем.

– Гирт, – со вздохом произнёс Дикуэл, – Даже в худшие годы любой страны, правитель должен иметь достаточно средств для того, чтобы не лезть в пекло самому. И сейчас, ты уж меня извини конечно, но на роль императора больше подходит старый архивариус, чем ты. Именно он сидит в столице и раздаёт приказы и именно ему, по большому счету, ты подчиняешься.

– У нас сейчас нет другого выхода, – ответил я, – И ты прекрасно знаешь, что трон империи меня совершенно не интересует. Если у тебя есть конкретные предложения, то я готов их выслушать, если нет, то давай на этом закончим.

– Да нет у меня предложений, – сдулся Дик, – Если бы я знал, как изменить ситуацию, то уже давно рассказал бы. Чувствую, что нужно что-то менять, но что?

– Выход в пространство системы Тай-Кор, – сообщила Шиноко, ставя точку в нашем разговоре.

Включились экраны внешнего обзора и мы увидили довольно оживленный трафик. По всей системе сновали транспортные корабли и гражданские суда. На первый взгляд все было нормально и с ходу вступать в бой нам не придётся.

– На связи лейтенант Сорес, патрульная служба Тай-Кора. Назовите себя и обозначьте причину прибытия, – к нам уже спешил лёгкий патрульный катер и его экипаж не стал дожидаться сближения, а сразу отправил запрос.

От хриплого голоса местного стража порядка и сказанных им слов, повеяло чем-то знакомым и родным. Ощущение, что в системе все в порядке и жизнь идёт своим чередом сразу многократно усилилось.

– На связи борт номер один, – ответил мой спутник, – Иператор прибыл в пространство Тай-Кор. Дайте координаты представителей гвардии.

– Вы там объелись чего-то? – после долгой паузы ответил патрульный, – Какой ещё борт номер один? Приготовьте судно к досмотру!

– Ты плохо слышишь, лейтенант? – недовольно ответил Дик. Подобная манера общения была совершенно не похожа на флегматичного человека, возможно наш разговор зацепил его сильнее, чем мне показалось, и теперь он срывал свои эмоции на подвернувшейся под руку жертве, – Посмотри в своих протоколах, если забыл что означает подобная нумерация судна и не вынуждай меня повторять дважды. Я жду канал связи с представителями гвардии.

Пару минут в эфире царила тишина. На экране внешнего обзора я увидел, что к месту вероятного конфликта подтягивается ещё несколько кораблей. Среди них был всего один чёрный фрегат, но этого было вполне достаточно. Не знаю зачем Дикуэл поднял весь этот шум, но теперь мы, по крайней мере, точно знаем, что местные силы самообороны находятся в состоянии полной боеготовности.

Динамики снова зашипели и в рубке появился новый участник беседы.

– Говорит представитель императорской гвардии Трой Нольдер.

– Здравствуйте Трой, – кашлянув, произнёс я, – Хоак Юнг должен был предупредить вас о моем визите. Сопроводите меня к комбинату и обеспечте охрану на период моего там пребывания.

– А вы, собственно, кто такой? – спросил гвардеец. Не сказать, чтобы я был очень удивлён, все-таки о моем восхождении на трон знали немногие, но и подобного я тоже не ожидал.

– Твой император, младший, – рявкнул я и сам удивился собственным эмоциям. Копнув чуть глубже, понял, что задели меня вовсе не слова собеседника, а недоверие члена прайда к моему статусу вожака. Не думал, что отреагирую на это так остро, – Ты получишь все необходимое в доке комбината. Сейчас у меня нет времени на все эти формальности.

– Прошу прощения, но завод сейчас недоступен для посещения, – упрямо произнёс гвардеец.

– Ши, дай видеосвязь, – попросил я и картинку космоса передо мной сменило хмурое лицо человека в чёрной форме. На мне формы не было, вернее я вообще был голый. Связка бус, которыми меня одарили туземцы дикого мира, угрожающе раскачивалась на обнажённой груди, но это меня особо не волновало, – Слушай внимательно, Трой. Сейчас ты организуешь мне коридор и посадку на комбинате, затем будешь обеспечивать охрану. Иначе, клянусь волосатой задницей хурга, я отправлю тебя на Талор и на следующую сотню лет сделаю тебя личным рабом архивариуса! Ты меня понял?!

– Так точно, ваше величество, – чётко ответил человек и его изображение исчезло.

– Похоже не мне одному нужно привести нервы в порядок, – устало улыбнувшись, произнёс Дикуэл. Патрульные катера на экране брызнули в стороны, а черный фрегат гвардейца сделал плавный разворот и двинулся в сторону обогатительного комбината.

Почти все доки завода были пустыми. Гвардеец остался в космосе и садиться не стал. Из ангара в брюхе его судна вылетело два звена истребителей, которые разошлись в противоположных направлениях.

– Нам тоже стоит хорошо подготовиться к вылазке, – глядя на это, задумчиво произнёс я.

– Думаешь возможны проблемы?

– Не знаю, но буду чувствовать себя спокойнее с излучателем и мечом под рукой.

– Разумно, – кивнул Дик, заканчивая стыковку корабля, – Тогда зайду к себе. Встречаемся у внешнего шлюза.

– Хорошо.

Я подхватил мешок со странным оружием и пошёл к себе. Набедренная повязка и бусы полетели в угол. Ничего против этих предметов гардероба я не имел, но привычный летный комбинезон был гораздо приятнее и функциональнее. Сменив форму на привычное тело шонга, я переоделся и подошёл к стойке с оружием. Кобура с излучателем и ножны с мечом заняли положенные им места и теперь я был готов к любым неожиданностям. Надеюсь мои предосторожности не понадобятся и мы спокойно выполним свою задачу.

Полностью снаряженный спутник уже ждал меня у выхода. Для меня всегда оставалось загадкой, как он умудряется влезть в свое железо за столь короткое время. Я, вроде бы, делал все достаточно быстро и все равно пришёл вторым.

Цургат спутника висел за его правым плечом, казалось, что тянуться к нему далеко и долго, но я уже знал, насколько быстро человек может извлечь свой чудовищный меч.

Оказалось, что гвардеец позаботился о нас. У трапа нас ожидала миловидная девушка шонг в форме охраны завода.

– Добрый день, господа, – слегка поклонилась она, завидев нас, – Мне приказано сопровождать вас на территории комбината. Куда вы желаете попасть?

– Как вас зовут? – спросил я. Девушка мило покраснела и всплеснула руками.

– Простите-простите, – быстро заговорила она, – Обычно встреча гостей не входит в мои обязанности, но, в связи с этой нелепой тревогой, все гиды отправлены в отпуск и мне поручили вас сопровождать. Меня зовут Мира и я занимаюсь техническим обеспечением охранной службы комбината.

С трудом выловив в словесном потоке девицы необходимую информацию, я подошёл ближе и вежливо улыбнулся.

– Дорогая Мира, проводите нас, пожалуйста, к ралинготу.

– Конечно, – разумная развернулась и быстро пошла в сторону стоянки транспорта. Высокие каблуки её обуви звонко цокали по металлическому полу дока. Рядом с первой же дверью девушка внезапно остановилась и развернулась к нам, – Совсем забыла, – мило улыбнувшись произнесла она, – Здесь вам нужно оставить все свое снаряжение. На территории завода только охрана может носить оружие.

– Пожалуй мы откажемся, – спокойно ответил я, – Мы так чувствуем себя более комфортно…

– Вы можете совершенно не волноваться! Охрана объекта насчитывает семьсот подготовленных разумных и вам абсолютно ничего не угрожает!

– И все же мы возьмём все с собой, – ответил я.

– Но, – попробовала настаивать на своём Мира, – Есть определённые правила и их нельзя нарушать! Мне сделают за это выговор! А может даже лишат премии!

Судя по эмоциям в ауре девушки, лишение премии было для неё похоже на чудовищную катастрофу. Подобные пики я видел у разумных только в действительно серьёзных ситуациях.

– Не волнуйтесь, уважаемая, – уверенно ответил я, – Если у вашего начальства возникнут вопросы, то они могут обратиться к представителю гвардии по имени Трой Нольдер. Он им все доходчиво объяснит.

Упоминание клыка волшебным образом сняло все опасения Миры и она, широко улыбнувшись и кивнув головой, направилась к ближайшей транспортной платформе. Хоть где-то ещё упоминание элитного подразделения империи вызывало положенные эмоции!

За двадцать минут пути, синекожая успела меня изрядно утомить своей болтовней. Я узнал массу ненужных фактов из жизни охранной службы комбината, кучу подробностей о различном оборудовании и хург знает о чем ещё. В какой-то момент я просто перестал слушать трескотню спутницы и поэтому почти пропустил долгожданный возглас:

– Приехали!

Мира ловко спрыгнула на пол и зацокала к массивной двери. Мы последовали за ней. Дикуэл немного задержался, прижав руку к шлему.

– Сейчас я открою двери и вы сможете попасть внутрь, – на ходу продолжала болтать девица. Вообще у меня сложилось впечатление, что это её нормальное состояние и она разговаривает даже когда находится где-то одна или спит, – Не поверите – мне никогда до этого не доверяли коды доступа в зал ралингота! Начальник сказал, что, после завершения учений, меня могут повысить…или сотрут память, но этого мне конечно не хотелось бы…

– Гирт, – механический голос Дикуэла прервал бесконечный словесный поток и вернул меня в реальность, – У нас проблемы…

– Что случилось? – тут же спросила девушка, и мне пришлось жестом попросил её замолчать.

– Что случилось? – повторил я вопрос Миры.

– В систему вошло крупное вражеское соединение, – произнёс Дик и наша сопровождающая, охнув, прижала ладошки ко рту, – Атакованы и уничтожены три катера патрульных. Силы самообороны подняты по тревоге. Трой Нольдер пытался выйти на связь, но мы уже покинули корабль.

– Скажи Шиноко, чтобы связалась с гвардейцем и перевела звонок на меня, – увидев, как спутник пару раз стукнул по шлему, лишь отмахнулся, – Она знает как.

Через несколько секунд перед глазами развернулось изображение встревоженного клыка.

– Докладывайте обстановку, – приказал я.

– Десять минут назад в систему вошёл неопознанный флот, – чётко ответил гвардеец, – Шесть десятков кораблей разного класса. Большая часть двигается в сторону Кай-Гора 1. Семь десантных транспортов идут в сторону комбината.

– Чем вы располагаете? – уточнил я, прикидывая свои дальнейшие действия.

– Три фрегата гвардии уже в космосе, – ответил человек, – Семь корветов патруля и два десятка катеров в данный момент поднимаются с центральной планеты. Все остальные силы находятся в дальнем патруле и быстро прибыть не смогут.

– Дайте сигнал Хоаку, – сказал я, – К вам должна скоро прибыть группа поддержки. Продержитесь до их подхода. Если есть возможность – сбейте пару транспортов. Это существенно облегчит нам жизнь.

– Так точно, ваше величество, – ответил Трой, – Сколько судов выделить для вашей эвакуации?

– Нисколько.

– В смысле? Спасение вашей жизни один из высших приоритетов корпуса! – пафосно заявил человек.

– Это прекрасно, Трой, что вы помните о приоритетах своего корпуса, – похвалил собеседника я, – В данный момент, чтобы спасти мою жизнь, вам необходимо отразить атаку на систему. Если задержите транспорты – буду вам благодарен.

– Как прикажете, ваше величество! – кивнул собеседник и отключился.

– Не успели? – с непонятной интонацией то ли спросил, то ли констатировал Дикуэл.

– Не успели, – в тон ему ответил я и мы оба криво ухмыльнулись.

– Господа, – робко произнесла наша провожатая, – Неужели это не учебная тревога?

– К сожалению нет, Мира, – прогудел Дикуэл, – Вам следует найти укромное место и переждать угрозу там. В ближайшее время рядом с ралинготом и основными узлами охранной системы будет небезопасно.

– А как же вы? – нервно спросила девушка.

– За нас не волнуйтесь, – ответил я, – Дорогу мы запомнили и не потеряемся. Сейчас вам лучше позаботиться о себе.

Мира быстро кивнула и, запрыгнув на транспортную платформу, унеслась в неизвестном направлении.

– Хург, эта девица сперла наш единственный транспорт! – выругался Дик.

– Придумаем что-нибудь, – отмахнулся я, – Слава космосу, что хоть так уехала! По дороге сюда думал выпрыгнуть и пешком дойти, чтобы не слушать её болтовню. А ты, смотрю, вполне нормально это перенёс…

– Я музыку в шлеме слушал всю дорогу, – флегматично ответил Дик и я лишь восхищенно цокнул языком.

– Как думаешь, – спросил я, рассматривая через дверной проем виднеющийся край накопителя, – Она выживет?

– Не знаю, – ответил Дик, – Если не посчитает наиболее безопасным местом диспетчерскую или пульт охраны, то вполне возможно.

Ралингот работал в штатном режиме. Я быстро нашёл руну активации и открыл устройство. Таала внутри не оказалось и это меня, почему-то, расстроило.

– Мне необходимо перевезти устройство на новое место, – сообщил я системе.

– Перевести накопитель в транспортное положение?

– Да.

– Покиньте модуль, – попросил женский голос в моей голове и я вышел наружу.

Пол под ногами слегка дрогнул, опоры ралингота втянулись в корпус и он завис в воздухе. На одной из стенок загорелись две оранжевые руны. Их примерное значение можно было перевести, как «транспортная петля». Пол дрогнул снова и на этот раз гораздо сильнее. Сначала я связывал вибрации с устройством, но теперь стало понятно, что накопитель к этому отношения не имеет.

Подойдя ближе, увидел хвост энергетической нити, торчащий из рисунка и потянул за него. В руках остался длинный жгут энергии, накрепко связавший мою ладонь с рунами, изображенными на стенке.

Я сильно дёрнул за эту странную верёвку и чуть не задавил себя, легко поплывшим в мою сторону изделием древних.

– Сколько нам добираться до Шиноко? – с сомнением спросил я у спутника.

– Километров двадцать, – ответил тот.

Пол наконец перестал дрожать. На смену вибрациям пришёл истошный вой тревожной сирены и все окружающее окрасилось в красные тона аварийного освещения. Похоже высадка вражеского десанта идёт полным ходом. Странно, что охранники завода так долго игнорировали вторжение на свою территорию…

– Погнали? – спросил Дик. Я кивнул и осторожно потянул за энергетическую нить, привыкая к весу и инерции своего странного груза.


Глава 15


– Погоди, – произнёс я на выходе из цеха. Мой груз с трудом пролез в дверной проем. В последний момент пришлось слегка дёрнуть за нить, чтобы ралингот клюнул передней частью и шпиль не зацепился за арку прохода. При этом устройство почти коснулось пола своей нижней частью.

Дик замер на месте, поводя из стороны в сторону стволом лазерной установки. Вдали слышались приглушенные выстрелы.

– Ты скоро? – не оборачиваясь, спросил человек. В этот момент я, усилием мысли, вызвал интерфейс управления дронами и раздавал команды отряду.

– Да, вызываю наш резерв.

– Оставь часть для охраны дока, – мгновенно поняв о чем речь, бросил спутник.

– Так и сделал, – закончив, ответил я, – Десяток дронов остался охранять Шиноко, остальных отправил к нам навстречу.

– Хорошо. Можем выдвигаться?

– Да.

Опытным путем я определил, что максимальная длина энергетического поводка составляет двадцать метров. Движений верёвка не стесняла, но приходилось все время помнить о грузе. Транспортная платформа сейчас была бы очень кстати и я даже немного пожалел о том, что мы прогнали болтливую сотрудницу комбината.

Нам удалось спокойно преодолеть около километра тоннеля. Шальной лазерный луч неожиданно прилетел из-за пологого поворота и мы упали на пол. Дальше тоннель выходил в большое помещение, в котором сейчас шёл бой. Дикуэл жестом приказал мне остановиться, а сам добрался до выхода из коридора и выглянул наружу. Быть на подхвате я не привык, к тому же не хотел стать обузой для напарника. Чтобы хоть как-то облегчить его задачу, отдал приказ своему доспеху на активацию сканирующей системы и создание канала связи с оборудованием Дикуэла.

Раньше подобного я не делал, но точно знал, что это возможно.

– Проверка связи, – прошептал я, как только получил сигнал об окончании настройки.

Спутник вздрогнул и спрятался в тени тоннеля.

– Какого хурга? – услышал я его удивлённый возглас.

– Это Гирт. Меня нормально слышно?

– Да, только голос какой-то странный, – ответил Дик, возвращаясь к наблюдению, – Пройти без боя не получится. Вижу барррикаду у противоположной части цеха. Восемь охранников в обороне. Уже семь. Против них стандартный взвод штурмовиков.

– Что предлагаешь? – подойдя ближе, спросил я.

– Пойдём на прорыв, – ответил человек и указал рукой на горы талирия под стеной, – Если двигаться вдоль тех куч, то сможем подойти почти в плотную и атаковать сверху.

Я просканировал помещение и пришёл к тому же выводу, только с небольшой поправкой и решил полностью использовать фактор неожиданности.

– Занимай позицию наверху. Атакуй после моего сигнала.

– Какой будет сигнал? – уточнил спутник.

– Прорыв линии фронта, – криво улыбнулся я.

Дику этого оказалось достаточно и он бесшумно двинулся к намеченной точке. Я ещё раз прикинул свои действия. Баррикада защитников располагалась чуть сбоку от входа в тоннель. Ожесточенная перестрелка полностью захватила внимание всех участников. Штурмовики скрывались за огромными щитами и обе стороны были примерно в равных условиях.

– Увеличить защиту на 200%. Усилить мышцы ног на 50%, – быстро сформировал я список задач для доспеха и вытащил из ножен меч. В предстоящем бою излучатель мне точно не пригодится…

– Максимальное время активности в таком режиме не более часа, – уведомил меня модуль артефакта. Этого более чем достаточно.

– На месте, – тихо произнёс Дикуэл и я побежал вперёд, стремительно набирая скорость.

Группа штурмовиков уже полностью показалась из тоннеля и начала давить на защитников с двух сторон. Моя скорость достигла максимума. Позади гудел разрываемый шпилем ралингота воздух.

Бойцы мятежников неприятно быстро отреагировали на моё появление. Три щита развернулись ко мне. В плечо ударил лазерный луч, но доспех спокойно справился с нагрузкой.

За несколько метров до противников, я упал и проскользнул рядом с ближайшим щитом, успев резануть мечом по ноге его хозяина. Разумные развернулись следом и начали в упор расстреливать неожиданную цель. Глаза резанула яркая вспышка – кто-то из врагов попал мне в голову. Доспех мгновенно выдал отчёт о повреждениях. В таком темпе ни о каком часе речи уже не шло. Несколько минут это максимум, на который я мог рассчитывать.

Моё скольжение закончилось позади основной группы врагов. В следующее мгновение произошла сразу масса событий. Содрогаясь всем телом от частых попаданий, я умудрился подняться на колени и изо всех сил дёрнуть за транспортную нить. Ралингот клюнул носом и ещё больше ускорился, сметая передние ряды штурмовиков и превращая их в фарш. Сверху ударили короткие очереди лазерной установки Дика. Пятеро выживших охранников выскочили из своего укрытия и залпом накрыли остатки противников. Пара бойцов мятежников сумела избежать гибели, использовав, знакомые мне по штурму базы Руйда, реактивные ранцы. Меч потерялся по дороге. Я направил в их сторону раскрытые ладони и дал сдвоенный залп энергетическими сгустками. Попал только благодаря стечению обстоятельств – оба штурмовика зависли под потолком тоннеля и пространства для маневра у них не осталось.

Накопитель древних с грохотом врезался в стену коридора, ставя точку в скоротечной схватке.

– Вы кто такие? – спросил один из выживших охранников. Несмотря на шок, разумные не потеряли присутствия духа и уверенно целились в меня из лёгких плазменных винтовок.

– Гвардия императора, – раздался за их спинами голос Дика, – Не делайте глупостей и останетесь живы. Опустите оружие и мы пойдём дальше.

– Мы обязаны охранять ралингот, – ответил тот же охранник, но оружие опустил.

– Мы пришли для его эвакуации, – успокаивающе сказал я, – Вы отлично справились со своей задачей, остальное доверьте нам.

– А где доказательства, что вы действительно не пришли вместе с атакующими? – все же спросил охранник, хотя и было видно, что его это не особо волнует.

– Этого разве не достаточно? – показал я на размазанные по полу трупы.

– Хорошо, будем считать, что мы вас не видели, – после короткой паузы и тычка со стороны соседа, ответил разумный.

– Правильное решение, – похвалил охранника Дикуэл, проходя мимо. Я успел заметить лица двуногих, когда они увидели оружие моего напарника. Следы сомнений исчезли из их взглядов и большинство стражей комбината с облегчением выдохнули.

Вокруг валялись трупы солдат мятежников и одуряюще пахло кровью. Большая часть нападавших принадлежала к расе людей и было бы неплохо подкрепиться. Заодно можно будет узнать планы мятежников…вот только что скажет на это Дик? Хург, одному действовать значительно проще!

– Готов идти дальше? – спросил человек, подойдя ближе.

Я как раз пытался вытащить из стены устройство древних, использованное мной не по назначению. Стены тоннеля оказались гораздо более хрупкими, чем материал Изначальных, на что я искренне надеялся. Вот только последствия не рассчитал. Один из углов обелиска пробил препятствие и намертво там застрял. Вернуть накопитель в походное положение удалось не сразу, но я все-таки справился с этой задачей.

В углу зрения уже какое-то время моргал сигнал оповещения. В горячке боя мне было не до него, а теперь система сделала вывод, что я могу воспринимать информацию и самовольно развернула передо мной сообщение.

– Ты меня слышишь? – настойчиво произнёс Дикуэл, заглядывая мне в лицо.

– Да, – бегая глазами по строчкам отчёта, ответил я, – Секунду. Дроны вступили в бой. Уничтожено пятьдесят семь единиц противника. Одна машина отправлена на цикл регенерации. Хург, они прошли всего четыре километра. Там главный пульт охраны и высадились основные силы атакующих.

– Плохо. Выходит, что мы отрезаны от своего подкрепления.

– Есть и хорошая новость, – дочитав отчёт, сказал я, – Похоже гвардейцам удалось сбить пару транспортов и общее количество врагов не превышает четырёх сотен.

– И как это нам поможет?

– Нуу, – протянул я, – Четверь уже уничтожена. Осталось не так много!

– Ты оптимист, – усмехнулся Дикуэл.

– Слушай, если не нравится, то сам ищи положительные моменты в сложившейся ситуации! – беззлобно огрызнулся я.

– Нужно искать обходной путь, – ответил Дик, – Хотя с твоим грузом это будет проблематично…

– У нас вряд ли это получится, – согласился я, – Можем застрять и придётся возвращаться и терять время. Хотя, – решил я озвучить внезапно пришедшую мысль, – Если у нас нет такой возможности, то дронам ничего не мешает поискать другой путь…

– Хороший вариант. Оставь заслон. Пусть имитируют активную деятельность, – сказал напарник, протягивая мне мой клинок.

– Секунду, – произнёс я, забирая оружие и вызывая интерфейс. Группа поддержки была быстро разделена на две части и десяток дронов отправился на поиски обходных путей. Я запросил картинку с места событий и увидел, как штурмовое изделие древних меняет форму и втягивается в вентиляционное отверстие, – Готово. Можем идти.

В следующем зале все было тихо. Возможно мы слишком быстро уничтожили передовой отряд врага и противник еще не успел отправить по его следам подкрепление. Помещение было заполнено крупной техникой. Где-то в стороне шумела лента транспортера.

Мы преодолели половину пути, когда неожиданно ожила моя система сканирования и подсветила несколько силуэтов за следующим комбайном. К сожалению нас враги заметили раньше…

– Сверху, – только и успел крикнуть я, активируя защитные функции доспеха на максимум. Большая часть силуэтов поднялась в воздух и накрыла нашу группу мощным залпом.

Рывок Дикуэла я пропустил, утонув во вспышках энергии. Пришлось отскочить под защиту накопителя – по нему штурмовики стрелять не решились. Сбоку полыхнули лазерные выстрелы и один из нападавших упал на землю. Из-за комбайна появилась цепочка разумных со щитами, но на повторение трюка с ралинготом не было времени и достаточного пространства.

Спутник спрятался за ковшом соседнего бульдозера и пытался расстреливать летающих врагов. В металле уже зияли крупные дыры и вскоре ему придётся искать новое укрытие.

Наземная группа постепенно приближалась и нужно было что-то срочно делать. Решение пришло внезапно. Я выпустил на волю все дополнительные конечности и приготовился действовать.

Усиление ног позволило мощно оттолкнуться от стенки накопителя и долететь до парящих в воздухе бойцов. Вибромеч рассек ближайшего мятежника на нервные части, а энерго щупальца вонзились в тела ещё двоих. Используя их как опору я метнул свое тело ещё выше и атаковал оставшихся двух штурмовиков уже сверху.

Один энергоимпульс вылетел из пустой ладони и поджог цель. Про меч во второй руке я как-то забыл, но это помехой не стало. Лезвие выступило в роли направляющей и второй сгусток с бешеным ревом прошил тело противника насквозь и взорвался в рядах щитоносцев.

Неожиданно моё движение вверх оборвалось и я почувствовал сильный рывок. Ралингот отказался взлетать следом за мной, а свои двадцать метров свободы я незаметно выбрал.

Падая, увидел как Дикуэл отбрасывает в сторону лазерную установку и выхватывает цургат. В строю после неожиданного взрыва оставалось ещё девять штурмовиков, но поучаствовать в их уничтожении я уже не успел.

Дикуэл, вымещая свой гнев, буквально за несколько секунд, что понадобились мне на преодоление разделявшего нас расстояния, превратил группу подготовленных бойцов в мешанину обрубков.

– Ты вовремя, – флегматично произнёс человек, одним движением стряхивая с меча кровь и возвращая его в ножны. На броне спутника чернело несколько подпалин, но выглядел он отлично, – Ещё бы немного и нас разобрали бы на части. Никогда не любил этих летающих засранцев.

– То ли ещё будет, – со вздохом ответил я и мы двинулись дальше.

Приятным сюрпризом для меня стали данные от группы поддержки. Оказалось, что у меня есть постоянный доступ к месту их нахождения и все передвижения дронов дополняют мою карту местности. Выходило, что нам нужно пройти до встречи ещё пять-шесть километров, о чем я и сообщил напарнику.

– Скорее всего мы не встретим новые отряды, – ответил Дик, – Основная группировка будет пытаться задавить сопротивление и у них нет возможности распылять силы. По крайней мере я бы поступил именно так.

– Надеюсь, что ты прав, – ответил я, – Но расслабляться пока рано.

– А я и не говорю о расслаблении, – произнёс Дикуэл, подбирая свое оружие и меняя в нем батарею, – Далеко не факт, что атакующие поступят именно так, просто это наиболее логичный вариант.

– Учитывая, что основной их задачей является захват накопителя, они вполне могут высадить дополнительную группу в районе цеха, – предположил я.

– Не исключено, – кивнул человек, – Предлагаю максимально ускориться и побыстрее встретиться с твоими дронами…

– Поддерживаю! – ответил я и мы побежали ко входу в следующий отрезок тоннеля.

Под стеной лежала оплавленная транспортная платформа. В куче обломков я успел заметить покрытые копотью знакомые каблуки. Жаль. Не добралась девчонка до безопасного места…

Не могу сказать, что следующие двадцать минут скоростного забега были приятными, но существенное приближение сигнатур группы нашей поддержки внушало оптимизм. Мы успели миновать два пустых зала и существенный отрезок коридоров, когда мне пришло сообщение от дронов.

– Зафиксировано враждебное формирование, – передал механизм, назначенный мной главным в группе. К сообщению был прекреплен видеоряд. Наблюдение велось из системы вентиляции и группа штурмовиков как раз проходила внизу.

Я сверился с картой. До встречи оставалось буквально пол километра.

– Дик, нас встречают, – передал я по общей связи и спутник замер на месте, – Пятьсот метров по коридору. Над взводом идёт наша группа дронов.

– Неплохо было бы раздобыть трактор, – неожиданно ответил человек, – Или какое-нибудь другое укрытие…

Я с сомнением посмотрел на свой груз. В прошлый раз враги не стали по нему стрелять. Возможно этот фокус сработает снова…

– У меня есть идея, – произнёс я и кратко изложил напарнику суть своего замысла.

– Почему нет?! – ответил тот, – Давай попробуем!

Контролировать ситуацию пришлось сразу с двух точек обзора. Сознание странным образом разделились. Я одновременно смотрел на поверхность ралингота перед собой и видел осторожно двигающихся внизу штурмовиков. Слава космосу, что не было никаких ограничений по способу перемещения накопителя в пространстве. Если бы его можно было только тянуть, то нам бы пришлось искать другой вариант.

Устройство удалось разогнать до вполне приличной скорости. Когда я услышал впереди тревожные крики, то продолжил толкать свой груз и одновременно отдал команду дронам для атаки.

Град талириевых снарядов сверху стал для мятежников полной неожиданностью. Оружие штурмовых механизмов было сделано по другому принципу, нежели стрелометы планетарных модификаций, и могло работать в безвоздушном пространстве. Причём стреляли дроны абсолютно бесшумно и убийственно точно.

Взвод двуногих был полностью уничтожен всего за несколько секунд и сверху, огромными чёрными каплями, стекла группа нашей поддержки.

– Теперь осталось прорваться к кораблю, – констатировал Дикуэл.

– До места основного сражения километров пять, – ответил я, – Плюс ещё пять до Шиноко. В любом случае придётся прорываться. Может подтянем охрану корабля и попробуем уничтожить всех врагов одним махом?

– Давай сначала доберёмся до места и оценим обстановку, – предложил спутник, – Не думаю, что местные охранники смогут уничтожить силы мятежников, но чем хург не шутит? Они уже удивительно долго удерживают свои позиции, а это уже дорогого стоит.

Группа сопровождения была отправлена мной вперёд и наш отряд двинулся дальше. По мере приближения к месту сражения, эхо стало приносить отголоски взрывов и отрывистых команд. Дроны бесшумно двигались вдоль стен, а мы, стараясь не сильно топать, бежали по середине коридора.

– Сто метров до контакта, – передал ведущий дрон.

– Стоп, – негромко произнёс я и весь отряд замер на месте. Тоннель впереди делал крутой поворот и сейчас мы были в самом удобном месте для подготовки внезапной атаки.


Глава 16


Дикуэл рассуждал в том же ключе и сразу направился на разведку. Осторожно выглянул из-за угла и попытался оценить обстановку.

– Ничего не вижу, – послышался его недовольный голос в общем канале связи, – Выход из коридора завален обломками. Если подойду ближе, то, с большой вероятностью, меня обнаружат.

– Возвращайся. У меня есть пара вариантов.

– Это радует, – отозвался человек и направился обратно, – Что ты предлагаешь?

– Можем использовать дронов, – негромко сказал я, – Они сумели незаметно пробраться к нам, значит и вернуться смогут.

– Ты говорил, что видишь их маршрут, – сразу ответил Дик, – Проверь его.

Изучение миникарты выдало неутешительный результат. Механизмы древних пробирались окольными путями и их дорога пролегала далеко в стороне от нужного нам зала.

– Ты прав, – с сожалением произнёс я, – Только если искать другую ветку.

– На это нет времени. Что со вторым вариантом?

Вместо ответа, я активировал режим маскировки доспеха и слился с поверхностью ралингота за своей спиной.

– Мне нравится, – произнёс Дикуэл, осмотрев меня со всех сторон, – Почти идеальная прозрачность. Если двигаться медленно, то заметить тебя будет очень сложно. Остаётся только один вопрос.

– Какой? – отключив маскировку в районе головы, спросил я.

– Большой и важный, – со вздохом ответил человек и указал мне за спину. Накопитель древних бесшумно парил над полом. Хург, как я мог о нем забыть?

Пара минут манипуляций с рунами и мне удалось избавиться от привязки. Ралингот грузно опустился на пол и перекрыл своей тушей почти весь проход. Теперь можно было не опасаться внезапной атаки с тыла.

До замеченного спутником препятствия было всего пятьдесят метров и через пару минут я уже искал проход в куче металлических обломков. Что-то с грохотом врезалось в завал и крупная балка покатилась вниз, открывая для меня обзор на поле боя.

Сразу стало понятно почему охранники до сих пор не были уничтожены. Половина помещения представляла из себя полноценную крепость. Несколько десятков автоматических огневых точек были разбросаны по стенам и надёжно укрыты силовыми полями. Отряд мятежников пытался проломить щиты над основным укреплением, но действовать им приходилось исключительно с земли. Любая попытка подняться в воздух на реактивных ранцах мгновенно пресекалась шквальным огнём сразу с нескольких направлений. Не знаю кто и зачем установил на обычном комбинате подобную систему обороны, но сейчас я был искренне благодарен этому разумному за маниакальную предусмотрительность.

Группа штурмовиков рассредоточилась по свободному пространству, скрываясь за щитами и брошенными в спешке промышленными комбайнами. Доспех быстро выдал информацию о силах противника. Выходило, что в строю осталось около двух сотен бойцов и о моментальной победе говорить не приходилось. Имея в запасе всего три десятка дронов, перемолоть подобную группировку будет очень сложно.

В поисках решения, я начал более пристально изучать поле боя. Помещение было выполнено в форме полусферы и потолок был абсолютно ровным. Все конструкции, которые крепились к стенам, уже лежали на земле и уронить что-либо сверху возможности не было.

Тем не менее, я отдал приказ дронам и они начали подтягиваться к отмеченным мной точкам на карте. Дик напрасно опасался быть обнаруженным – атакующие заранее перекрыли все тоннели и полностью сосредоточились на штурме.

В помещение центрального пульта охраны вело пять тоннелей. В двух уже были размещены мои помощники, один был внутри укрепления, а два оставались пустыми. Не имея возможности напасть с неожиданного направления, я решил полностью окружить мятежников и отдал приказ части дронов перебраться в пустые тоннели. Если в момент атаки нас поддержат местные охранники, то шансов на победу будет значительно больше…

А что, собственно, мне мешает обеспечить себя их поддержкой?

Доспех начал настройку канала связи, а я открыл карту и стал наблюдать за перемещением своих сил. Настройка завершилась успешно и в голову ворвался целый хор голосов.

– Седьмое направление! Майк, прижми этих ублюдков к полу!

– Третье и двенадцатое орудия перегреты! Включаю резервные модули!

– Энерго щиты перегружены. Осталось 26%!

Хург, как определить в этом хаосе главного? Модуль артефакта мгновенно отреагировал на мысленный запрос и отсек лишние голоса.

– Тащите запасные батареи, хурговы дети! Если лягут щиты, то нам конец! – хриплым голосом рычал начальник охраны.

– На связи представитель гвардии императора, – произнёс я, – Мне нужна ваша помощь.

Я ожидал какой-то адекватной реакции, но, после секундной заминки, голос заорал во всю мощь:

– Нас взломали! Меняем частоту! Готовность 3!

Связь пропала и мне пришлось начинать все заново. Хург, похоже этот мужик бывший военный и договориться будет сложнее, чем я думал… С третьей попытки мне удалось завладеть вниманием собеседника. В этот раз я представляться не стал, а сразу громко и чётко произнёс:

– Не ори и слушай! Это не взлом. Через две минуты силы мятежников будут атакованы с тыла. Мне нужна будет ваша поддержка.

– Кто ты такой, хург тебя дери! – рыкнул в ответ начальник охраны.

– Твой император! – ответил я и разорвал связь.

Дроны уже заняли намеченные позиции и потекли томительные секунды ожидания.

– Дик, – позвал я по внутренней связи, – Можешь подтягиваться ко мне. Атакуем через 73 секунды. Нас поддержат охранники.

– Иду, – коротко ответил человек и я почти сразу услышал его шаги.

– Главного определил? – укладываясь рядом и устанавливая на выдвижные опоры лазерную установку, спросил напарник.

– А надо было? – спросил я и получил в ответ недоуменный взгляд.

– Ну, как бы, да, – проворчал Дик, – Командование нужно ликвидировать первым, тогда…

– Да я знаю, – злясь на свою глупость, перебил друга я. Времени на взлом системы связи противника уже не оставалось и я попытался выделить из общей массы наиболее подходящего на роль командира двуногого.

В месте наибольшей концентрации штурмовиков врага, мне удалось заметить фигуру, которая, вроде бы, раздавала приказы окружающим. Что-то во внешности этого двуногого показалось мне странным и я увеличил изображение, чтобы рассмотреть его более подробно. Вместо стандартного штурмового доспеха с привычным символом бегущего гиртама на груди, тело разумного закрывала монолитная чёрная броня гвардейца. Чтобы окончательно удостовериться в своём предположении, изменил зрение и увидел вокруг незнакомца ауру хищника.

– Нашёл! – мой возглас совпал с началом общей атаки и почти утонул в грохоте разваливающихся баррикад.

Дроны не стали мудрить и просто вынесли обломки одним слитным ударом в общее помещение. Куски балок и перекрытий разлетелись во все стороны серьёзно покалечив и придавив часть врагов. Опыт и выучка солдат мятежников почти позволили им перегруппироваться, но в этот момент одновременно активировались почти все автоматические орудия охранной системы и нападвшие попали под кинжальный огонь со всех сторон.

Первые залпы дронов уничтожили несколько десятков врагов. Дальше началось форменное избиение. Штурмовики повстанцев пытались найти хоть какое-то укрытие от несущейся со всех сторон смерти, а стационарные турели и мои бойцы с полной бездушного безразличия точностью расстреливали мечущиеся по свободному пространству фигуры в чёрной броне.

Я отскочил за край завала и вызвал интерфейс управления отрядом, пытаясь успеть выделить интересующую меня цель и отдать приказ на захват сородича живым.

Это был первый гиртам из стана мятежников, которого нам удалось застать в боевых условиях. Сомнений в его принадлежности не было и теперь было необходимо сделать все возможное, чтобы получить информацию о планах предателей из первых рук.

Последний штурмовик погиб через четыре минуты после начала атаки. В ходе боя я потерял три механизма древних, но система сообщила, что их можно восстановить, поэтому можно сказать, что потерь не было вовсе.

Дик, который почти не принимал участия в нападении и спокойно наблюдал за сражением, неожиданно вышел со мной на связь.

– Ты приказал брать главаря живым?

– Получилось? – с надеждой спросил я.

– Иди глянь, – флегматично ответил человек и я бросился к вершине завала.

Возле одного из тоннелей, в горе обломков техники, лежала большая куча из голубых шаров. Мои дроны оказались вооружены не хуже наземных модификаций и тоже имели в своём арсенале парализующие снаряды.

По своему опыту общения с этим оружием, могу сказать, что пойманному гвардейцу сейчас даже дышать сложно, не то что шевелиться!

– Отлично! – обрадовался я и решил пояснить спутнику свое взволнованное состояние, – Он из гвардии. Думал не успею раздать команды и его пристрелят в общей свалке.

– Отличное решение, – похвалил меня Дикуэл, – Заберём его с собой?

– Конечно! Будет с кем побеседовать по дороге… – криво усмехнулся я и напарник понимающе кивнул.

Моргнули и погасли щиты на укреплениях охраны. Из открывшегося проёма к нам вышел, в сопровождении десятка бойцов, огромный трогг в тяжёлой броне.

– Вы начальник охраны? – с ходу спросил я у приближающегося разумного.

– А вы самозванец? – вместо ответа спросил тот.

– С чего вы это взяли? – удивлённо произнёс я.

– Я уже сто лет верно служу империи, – прорычал в ответ трогг, – И никаких шонгов у власти не припомню! За обман и использование в своих целях личности императора полагается три года каторги на рудниках Велконда. Если бы не боевые действия, вас уже заковали бы в наручники и тащили к камере.

– Мою личность вы можете уточнить у местных представителей гвардии, – резко ответил я. Разумеется местный начальник не мог знать о смене власти и мне льстила его верность короне, но сейчас у меня не было времени и желания доказывать ему свои права на трон, – Я прибыл сюда для эвакуации ралингота. За помощь в отражении атаки можете не благодарить.

– Я уже дал запрос гвардейцам императора и жду ответ. До его получения никто ничего не заберёт с моего комбината!

– Вы в курсе, что в космосе сейчас идёт бой? – зло спросил я, – Мы можем ждать ответа до посинения, а потом радостно встречать новую волну атакующих, если силы самообороны не справятся со своей задачей. Я рад, что вы ревностно относитесь к своим обязанностям, но время утекает сквозь пальцы и ваше упрямство может дорого стоить империи!

Мои слова смогли зацепить нужные эмоции в душе трогга и он задумался. Пара минут внутренней борьбы и начальник охраны выдал компромиссный вариант:

– Мы перевезем ралингот в док, куда прибыл ваш корабль, но погрузка и вылет состоятся только после подтверждения вашей личности.

Я уже хотел продолжить спор, но голос стоящего рядом Дика, шепнул мне по внутренней связи:

– Соглашайся. Он не отстанет.

– Хорошо, – громко сказал я, – Но если ситуация в системе выйдет из под контроля мы покинем завод без всяких подтверждений. У нас слишком мало времени.

– Можете не спешить, – усмехнулся разумный, – Демонтаж ралингота займёт несколько часов – это довольно хлопотная процедура. Плюс доставка до места ещё около часа. Эта штука весит как целое стадо хургов!

– Об этом можете не беспокоиться, – ответил я, – Мы доставим устройство сами. Прикажете своим подчинённым разобрать завал и очистить путь.

– С удовольствием на это посмотрю! – засмеялся трогг и сделал странный жест рукой. Один из его охранников повесил за спину винтовку и бросился к ближайшему комбайну, наименее пострадавшему во время сражения. Со второй попытки ему удалось завести агрегат, огромный ковш упал на пол и механизм, с пронзительным воем, врезался в завал, освобождая устье тоннеля.

Я благодарно кивнул двуногому и спокойно пошёл за своим грузом. Активация транспортной нити прошла без проблем, чего я втайне опасался, боясь потерять лицо перед незнакомым разумным.

Моё тримумфальное возвращение в зал, с парящим за спиной накопителем на верёвочке, сопровождалось отвисшими челюстями охраны и странным кашлем, внезапно напавшим на Дикуэла.

Дроны, следуя моему приказу, выстроились в колонну по двое и последняя пара зацепила гору парализующих снарядов с находящимся где-то внутри неё пленником.

– Можем выдвигаться, – бодро сообщил я, подойдя ближе.

– Да, – слегка заторможенно кивнул начальник охраны, – Отряд сопровождения уже проверяет маршрут.

По дороге главный охранник завода постоянно косился на плывущий по воздуху ралингот и молчал. На подходе к доку, он наконец получил долгожданный ответ от Троя и это сняло последние вопросы с его стороны.

– Счастливого пути, ваше величество, – громко гаркнул трогг, когда погрузка нашего отряда и накопителя древних была завершена.

– Благодарю за службу! – произнёс я и наконец поднялся на борт.

Гиртама решили временно оставить в грузовом трюме. Я выделил для его охраны пару механизмов, приказав им переодически обновлять парализующие снаряды на пленнике, во избежание всяких недоразумений и мыслей о побеге.

Дик ушёл в рубку и к моменту моего прихода уже активировал все системы и выводил Шиноко в открытый космос.

– Ши, просканируй пространство и дай отчёт о текущем состоянии дел у защитников Кай-Гора.

Включились экраны внешнего обзора и на них закружился хоровод звёзд. Пилот совершал резкий манёвр, обходя конструкцию комбината и разобрать что происходит никак не получалось. Системам корабля это никак не мешало и через несколько секунд Ши выдала короткую сводку информации.

Сухие цифры сообщали, что защитники несли чудовищные потери, как и атакующих. Количество кораблей в списке обороняющейся стороны существенно превышало озвученные ранее гвардейцем и я пришёл к выводу, что к месту событий прибыло подкрепление, обещанное Хоаком.

Картинка наконец стабилизировалась и я сразу увеличил кусок пространства на орбите планеты, где постоянно мигали крохотные вспышки.

В космосе творилось настоящее безумие. Ни о каком строе речи уже не было. Два флота сцепились в смертельном клинче и я то и дело видел, как безнадёжно подбитые суда идут на таран, пытаясь своей гибелью нанести дополнительный урон врагу.

– Космос всемогущий! – прошептал Дик, – Их осталось меньше десятка! Если у командующего есть хоть капля здравого смысла, то самое время отступать!

Через пару часов бой был завершён и последний корабль мятежников развалился на части в верхних слоях атмосферы Кай-Гора. Ни одно судно предателей не покинуло поле боя.

– Потрясающая воля к победе, – с уважением произнёс я. Флот вторжения сражался до самого последнего корабля и это немного подняло в моих глазах авторитет мятежных представителей прайда. Уверен, что на борту некоторых судов были мои сородичи и именно они руководили атакой.

– Или огромный страх, – тихо произнёс человек, – Иногда провал хуже смерти и для авторитета империи всегда лучше считать, что враги трусы и слишком сильно боятся своих хозяев. Это я к тому, что тебе предстоит общаться с представителями сил самообороны и какую точку зрения лучше озвучивать.

– Никак не привыкну, что теперь приходится соответствовать статусу и кто-то обращает внимание на мои слова, – с тяжёлым вздохом ответил я.

– Привыкай, – хмуро усмехнулся Дикуэл, – Это политика, друг. И тут важно каждое слово и жест, тем более если ты император!

Напарник об этом напомнил как раз вовремя и я опрометью бросился в ближайшую каюту и сменил форму на тело магистра Рипака. Все-таки начальник охраны комбината был прав и синекожая физиономия шонга вызывает массу ненужных вопросов.

Снова вернувшись в рубку, я уже был готов к общению с представителями прайда и местного правительства. Физически и морально, если можно так выразиться. На обратном пути я придумал небольшую речь и теперь спокойно ждал, пока наше присутствие будет замечено.

Первым на связь вышел местный губернатор. Уж не знаю откуда он узнал коды связи нашего судна, но сухопарый трогг заверил меня в полной лояльности системы Кай-Гор правящему режиму и готовности поддержать силы империи любым из доступных ему способов. Которых, к его великому сожалению, почти не было. В общем, суть речи местного правителя свелась к тому, что мы молодцы, но дальше справляйтесь сами. Неприятно, но вполне ожидаемо.

В ответ я выдал заготовленную речь о славных защитниках Кай-Гора и трусливых мятежниках, нанесших подлый удар по беззащитной системе. Сказал, что власть императора крепка, как никогда, и я лично прибыл, чтобы удостовериться в полной ликвидации угрозы для своих верных подданных.

Намёки трогга о возмещении ущерба я спокойно пропустил мимо ушей и, вежливо попрощавшись, отключил связь.

– А у тебя неплохо получается, – удивлённо сказал спутник, – Я ожидал невнятных обещаний, а ты целую речь задвинул!

– Хочешь жить, умей вертеться, мой замечательный друг, как говаривал один наш общий знакомый, – грустно ответил я. Мысли о Тавале немного испортили мне настроение, но я быстро пришёл в норму.

Через пять минут на связь вышел командующий подкреплением гвардеец.

– А где Трой Нольдер? – спросил я.

– Погиб в бою, ваше величество, – спокойно ответил усатый шонг. Растительность на лице собеседника меня постоянно отвлекала и я никак не мог сосредоточиться. До этого я никогда не видел подобных украшений у представителей своей второй расы и это меня немного смущало, – Хоак приказал нам перейти под ваше командование и следовать вашим указаниям.

– Отлично, – стараясь смотреть в глаза собеседнику, ответил я, – Вышлите к нам несколько кораблей. Вам будет передан местный ралингот, который необходимо доставить в столицу. Обеспечьте достаточную охрану для груза. Все оставшиеся силы направьте для эвакуации следующего устройства. По возможности его тоже необходимо доставить на Талор.

– Так точно, ваше величество, – произнёс гвардеец, – Выделить несколько кораблей для вашего сопровождения?

– Нет. Мы справимся сами. Не стоит ещё больше распылять силы.

– Принято, – ответил усатый шонг и отключил связь.

– А мы куда? – флегматично спросил Дик.

– Всё туда же, – ответил я, – В задницу к хургу или в путешествие к центральной станции связи. Можешь выбрать вариант, который тебе больше нравится. Координаты у этих точек пространства все равно одинаковые…


Глава 17


– Готово, – произнёс Дик и откинулся на спинку кресла, – Я увеличил тягу до ста двадцати процентов и мы сможем сэкономить один день.

– А ремонтироваться где потом будем?

– Об этом можешь не беспокоиться, – ответил мне человек, – Асачи отлично оборудовал нашу крошку. Новая ремонтная система в течение пары суток устранит все повреждения, связанные с повышенным износом.

– Отличная новость! – вяло порадовался я. Настроение было ни к хургу. Хотелось забиться в каюту и глушить тревогу и безнадежность бесконтрольным пожиранием рационов. Бесконечная гонка уже изрядно меня утомила и я мечтал о тихом логове на пустынной планете. Понимание, что этим мечтам не суждено сбыться, только добавляло неприятных эмоций к моему состоянию, – Сколько мы пробудем в гипере?

– Пять дней, – ответил Дик и, развернувшись вместе с креслом, пристально посмотрел мне в лицо, – Рассказывай, – не терпящим возражений голосом, потребовал он.

– О чем? – вяло спросил я.

– О том, что сделало твою физиономию такой невероятно кислой, что даже у меня скулы сводит!

– То есть обо всем? – грустно улыбнулся я, но тем не менее продолжил, – Да ты и так в курсе. Мы постоянно куда-то бежим и несемся. Пытаемся спасти мир и всех вокруг, а они при этом ещё и сопротивляются! Я вообще не хочу этим всем заниматься!

К концу фразы я понял, что почти перешёл на крик. Хотелось ругаться и топать ногами, но я только бессильно покачал головой. За собственную слабость мне внезапно стало стыдно и я отвернулся от спутника.

– А теперь слушайте сюда, ваше величество, – неожиданно жёстко произнёс Дикуэл, – В галактике живёт огромное количество разумных, которые даже не подозревают о твоем существовании. При этом от твоих действий зависят их жизни. Поздно жаловаться на свою судьбу. Сейчас нужно сосредочиться на выполнении основной задачи!

– Если ты хотел меня подбодрить, то у тебя не получилось, – с сарказмом ответил я, – Я никогда не рвался спасать мир и попал в эту историю случайно, причём с подачи твоего бывшего босса.

– Пусть так, – не стал спорить человек, – Но представь себе всю текущую ситуацию без тебя… Думаешь так было бы лучше?

Слова друга подняли в моей голове целый ворох вопросов и предположений. Цепочки разных событий с моим участием потянулись из памяти и я удивлённо посмотрел на Дика.

– Вот и я говорю, что у тебя не было другого выбора и ты, рано или поздно, принял бы участие в творящемся сейчас хаосе. Только ситуация была бы гораздо хуже… Цели мятежников стали бы реальностью и уже тебе пришлось бы выступать в роли оппозиции!

– Слишком много «бы» – со вздохом ответил я, – Но ты прав. Нужно продолжать начатое, а не стонать о своих сложностях. Кстати планы мятежников для нас все ещё остаются тайной…

– А вот это недоразумение мы вполне можем исправить, – зловеще улыбнулся Дикуэл, – Как раз выдалось свободное время для разговора по душам и настроение подходящее!

– Хочешь пообщаться с пленником?

– А ты нет?

– Нет, но понимаю, что это необходимо, – ответил я, – У меня нет необходимых навыков для подобных бесед. Максимум, что я могу, это определить какие эмоции испытывает цель.

– Серьёзно? – удивился спутник, – И со мной так можешь?

– Конечно, – кивнул я, – Ты сейчас испытываешь недоверие и злость. Возможно недоволен моим состоянием.

Пики эмоций человека мгновенно выровнялись, а на лице появилось немного отстраненное выражение.

– А ещё ты потрясающе владеешь своими чувствами, – сообщил я, – Кроме тебя, никого не встречал с подобным уровнем контроля.

– Отлично, – хлопнул в ладоши человек, – Теперь все гораздо проще. При допросе будешь ориентироваться на страх и гнев. Если после вопроса пленник будет бояться или злиться, то значит знает ответ. Надеюсь эта схема будет работать на твоём сородиче.

– Есть сомнения? – спросил я. Предстоящая процедура вызывала во мне стойкое отторжение. Одно дело убить врага в бою или ради еды и совсем другое – пытать беззащитную жертву. В том, что мятежник не станет говорить без существенных аргументов я не сомневался.

– До этого пробовали только на троггах, – с сожалением ответил человек, – Но шансы есть.

– Ты уже занимался этим раньше? – прекрасно зная ответ, все же спросил я.

– Да, – твёрдо глядя мне в глаза ответил спутник.

– Тогда не стоит тянуть, – сказал я и мы направились в грузовой трюм. Все было бы гораздо проще, если бы я мог просто сожрать пленного гиртама, но часть воспоминаний магистра Рипака чётко говорила, что этот способ не сработает и у меня не было оснований этому не верить.

Куча парализующих снарядов стала значительно меньше. Вещество постепенно испарялось и охранные дроны делали новые выстрелы только по мере необходимости. Дикуэл активировал транспортную тележку с небольшим манипулятором и погрузил на неё парализованного пленника. По дороге к выходу, он положил на специальную полку набор инструментов, скотч и большой моток толстой проволоки.

– Куда дальше? – с тревогой следя за приготовлениями напарника, спросил я.

– Пойдём в самую большую каюту, – безразлично ответил Дик, – Телега пролезет только туда, а тащить нашего информатора на руках я не хочу.

Всмотревшись в эмоции человека, решил, что он поставил какой-то блок. У нормального разумного не могло быть настолько ровного фона, тем более перед такими событиями!

Прибыв на место, Дикуэл деловито выгрузил мятежника и стал привязывать его проволокой к стулу. Парализующие снаряды немного мешали, но через десяток минут фиксация пленника была завершена. Нам пришлось ждать ещё почти час, прежде чем с головы гвардейца испарилось достаточное количество парализующего состава и он смог говорить.

– Вы умрёте страшной смертью, черви! – выплюнул мятежник. Это были его первые слова и в ответ Дик мило улыбнулся.

– Замечательно, что ты уже можешь говорить! – произнёс он.

– Ты пожалеешь о том, что оставил меня в живых! – рыкнул пленник и бешено мотнул головой. Остальное его тело было ещё парализовано и не слушалось своего хозяина.

– С этим моментом мы ещё до конца не определились, – доверительно ответил человек, копаясь в ящике с инструментами и доставая оттуда тонкую отвертку, – Пока мы не начали, хочу предложить тебе сделку. Ты рассказываешь все об известных тебе планах мятежников и получаешь лёгкую смерть.

Пленник истирично расхохотался, но мой напарник неуловимо быстро шагнул вперёд и мощно ударил гиртама в челюсть, обрывая смех.

– Я верно служил Изначальному и не боюсь умереть! А что ты знаешь о смерти, двуногий? – с интересом спросил пленник.

– Только то, что она уже рядом с тобой, – ответил Дик и с размаху всадил отвёртку в тыльную сторону ладони гвардейца.

Паралич не позволял мятежнику шевелиться, но нервные окончания не отключал. Несмотря на это, гиртам не проронил ни звука и лишь крепче сжал зубы.

– Имя, – потребовал Дикуэл, – Звание, часть.

– Пошёл ты, червь, – прошипел мятежник, – Ты жалок и твои усилия ничто, по сравнению с мощью Изначального!

– Неправильный ответ, – произнёс человек и рванул свой инструмент в сторону, увеличивая рану и ломая кости.

Следующие пару часов я потом долго пытался забыть или загнать в самые дальние уголки памяти. Я старался максимально ограничить свое участие в допросе, но покинуть каюту не мог. В конце концов, спутник взял на себя основную работу, хотя информация была нужна мне, а не ему.

К исходу второго часа, гвардеец напоминал отбивную. Дик заботливо заматывал скотчем колотые раны на теле пленника, чтобы тот не умер раньше времени от потери крови. Ничего добиться от предателя так и не получилось. Он бесконечно изливал на нас свою ненависть и презрение, но выдавать нужную информацию отказывался.

Напарник уже исчерпал свой запас навыков и задумчиво смотрел на свою жертву.

– Что ж, – хмуро произнёс он, – Тогда придётся прибегнуть к крайним мерам.

В эмоциях гиртама появился страх. Все-таки он был живым существом и испытывал боль так же, как и обычные разумные. Человек подошёл к столу и поднял с пола блестящий чемодан, в котором я, с удивлением, узнал наследство Таваля.

– Этот прибор воздействует на болевые рецепторы в мозгу, – начал рассказывать Дикуэл, раскладывая на столе части аппарата, – Я могу, с его помощью, симулировать любой уровень ощущений, даже тот, при котором ты потеряешь сознание в обычной ситуации…

Страх полностью заполнил сознание гвардейца и я понял, что уловка спутника сработала, но потом что-то пошло не так и страх сменился гневом и весельем.

– Ты издеваешься червь?! – громко засмеялся гиртам, – Это аппарат гиперсвязи времен колонизации Струмэ! Ты бы мне еще пищевым рационом угрожать начал!

– Это неплохая идея, – ответил Дик.

– Ваше время закончилось, черви, – рыкнул гвардеец, – Изначальный сожрёт ваши души и все миры падут к его ногам!

К концу фразы голос пленника сильно изменился и его аура пошла волнами. Последние остатки пврализующего состава уже испарились и пленник мог шевелить всеми конечности, чего, видимо, и дожидался.

– Он меняется! – выкрикнул я и выхватил меч. Воспользоваться оружием не успел – тело гвардейца сильно увеличилось в размерах и распалось на части, разрезанное петлями проволоки, – Хург, неужели все зря!

– Не совсем, – задумчиво ответил Дикуэл, – Могу точно сказать, что он панически боялся своих хозяев, кто бы они ни были. Боялся настолько, что готов был умереть, но не сказать ни слова.

– А стоило ли оно того? – спросил я. Вся чудовищность ситуации постепенно вытесняла мысли о рациональности и важности наших действий.

– Определённо да, – уверенно кивнул человек и стал собирать в ящик инструменты. По полу уже ползали роботы уборщики, замывая кровь и утаскивая куски тела моего безымянного сородича в неприметные технические отверстия, – Теперь мы точно знаем, что подобный опыт повторять не имеет смысла.

– Слабое утешение, – ответил я.

– А еще я теперь знаю, как найти Таваля, – добавил человек, – Но моя теория ещё нуждается в проверке. Ну, что? Готов отправляться на тренировку?

– Дик, ты чудовище, – потрясенно проговорил я.

– Нет, Гирт, – ответил тот, – Я профессионал и должен уметь выполнять любые задачи. К тому же я простой исполнитель, – добавил он и от этих слов мне стало совсем не по себе.

– Что ты говорил насчёт Таваля? – сглотнув вставший в горле ком, спросил я.

– Нужно поискать в сети старые коды времен колонизации, – ответил Дик, – Ответ был на поверхности, но мы не обратили на него внимания. Проверить это можно будет только после выхода в обычное пространство, но вероятность ошибки близка к нулю.

Напарник остановился в дверях и требовательно посмотрел на меня. В этот момент один из роботов утаскивал последний кусок гвардейца, а ещё пара затирали оставшиеся следы недавних событий.

– Идём сразу в зал, – произнёс я, направившись к выходу и старательно избегая смотреть в глаза человеку. Груз ответственности за собственное решение оказался очень тяжёлым. Помимо прочего, меня ещё сильно беспокоил один вопрос, но делиться этим с Дикуэлом я не стал. Почему мятежник всегда говорил об изначальных в единственном числе?


* * *

Курьерский корабль класса скороход. Система Соктан. Нилок Шур.

Бесконечно длинное ожидание близилось к концу. В век невероятных скоростей и мгновенного преодоления огромных расстояний, путешествие длинной в десять дней казалось чудовищно долгим. Оперативник уже давно привык к обилию событий вокруг и сильно тяготился своим назначением. Хорошо ещё, что Хоак передал в распоряжение новоявленного посла один из самых быстрых кораблей в галактике, а то прыжок мог занять на несколько дней больше…

Вотчина барона Тольдера находилась на огромном удалении от столицы и по праву считалась забытой всеми дырой. Дальше, из обитаемых миров, была только та злополучная система, в которой шонг попал в плен к будущему императору. Если бы не установленный там, по какому-то недоразумению, ралингот, то о Кейгаре и не знал бы никто.

Большую часть свободного времени Нилок посвятил изучению всей доступной информации о цели своего задания. К его немалому удивлению, известно о странном бароне и его владениях было не так уж много. Причём основная часть данных относилась к периоду столетней давности.

Тогда ещё молодой Кассий лок Тольдер много чудил в столице и создавал окружающим массу проблем. Род барона никогда не относился к высшему дворянству империи и это часто служило поводом для насмешек со стороны столичных франтов. За насмешками неизбежно следовали дуэли и постепенно знать перестала задирать провинциала.

Через какое-то время активность Кассия сошла на нет и он удалился в свои владения. Судя по документам, в этот период погиб его отец и он вынужден был принять всю полноту власти в своём домене.

О самом баронстве информации было и того меньше. Производства – нет, редких ископаемых – нет, торговых маршрутов – нет. Основной источник дохода земледелие, причём лок Тольдер регулярно платил все положенные налоги, что само по себе уже огромное достижение.

Чем мог помочь этот странный разумный в разгорающейся гражданской войне шонг не понимал, но был полон решимости выполнить порученное ему дело.

Выход в обычное пространство должен был состояться буквально через несколько минут и Нилок с нетерпением ждал этого момента. Аграрные системы почти всегда представляют из себя довольно унылое зрелище, но это все же лучше, чем однообразная заставка на экранах внешнего обзора.

– Выход, – негромко произнёс пилот и лёгкий корпус скорохода слегка задрожал, покидая гипертоннель.

– Ну что тут у нас? – проворчал оперативник, поудобнее устраиваясь в кресле и внимательно глядя на центральный голоэкран.

Мониторы ожили всего на несколько секунд. В момент переключения, шонг успел увидеть два крупных тёмных силуэта, стремительно приближающихся к его судну.

Все системы корабля одновременно отключились. Не сломались, а именно отключились.

– Что происходит? – спросил Нилок у растерянно щелкающего переключателями пилота.

– Не могу знать, капитан, – ответил тот. Лицо разумного, в свете аварийного освещения, выделялось большим бледным пятном, – Большая часть систем перестала работать.

– Что мы еще можем использовать? – недовольно спросил шонг. Начинать посольство с просьбы о помощи ему не хотелось и нужно было быстро решить этот вопрос.

– Только система жизнеобеспечения, капитан, – ответил техник с соседнего пульта, – И ещё оборудование связи, но только в пределах этой системы.

Неожиданная догадка заставила оперативника рвануть к небольшой панели, расположенной на одной из стен рубки. Суда класса скороход не относились к боевым и поэтому перед конструкторами не стояла задача максимально защитить экипаж. Более того, во время планетарных полётов, пилоты могли вживую наблюдать за красотами новых миров через лобовое стекло, обычно закрытое подвижными секциями брони.

– Перезагрузка не помогает устранить поломку, капитан! – сказал ему вслед техник.

– У нас не поломка, – глядя через стекло на огромную пасть грузового трюма корабля неизвестной модификации, медленно ответил шонг. В этот момент посольское судно затягивала внутрь чужого корабля целая связка силовых нитей, – Мы попали в нулевую сеть.

– Да это же сказки, кэп, – неуверенно произнёс пилот, но мгновенно умолк под бешеным взглядом Нилока.

Самовольно ожил входящий канал связи.

– Вас приветствуют силы самообороны системы Соктан, – спокойно произнёс грубоватый мужской голос, – Назовите себя и цель своего прибытия.

– Я являюсь послом его императорского величества и прибыл в систему для переговоров с бароном лок Тольдером, – ответил Нилок и вернулся на свое место.

– Вы капитан судна? – уточнил собеседник.

– Да.

– Через четыре минуты откройте внешний шлюз и примите на борт команду досмотра.

– Вы не имеете права обыскивать посольский корабль, – возмущённо ответил оперативник.

– Зато имеем право уничтожать пиратов, маскирующихся под послов, – безразлично ответил разумный, – Если через три минуты двадцать восемь секунд шлюз вашего корабля не откроется, то мы выбросим вас в космос и уничтожим. После открытия шлюза прошу всех оставаться на своих местах, – добавил голос и отключился.

Нилок почувствовал на себе взгляды всех присутствующих в рубке членов экипажа. Техник уже держал руку над кнопкой и шонгу оставалось только кивнуть, давая свое разрешение.

Через пять минут в рубку зашли бойцы местных сил самообороны и бывалому оперативнику только и оставалось, что удивлённо хлопать глазами. Семь разумных в композитной броне последнего поколения быстро рассредоточились по помещению и взяли экипаж под прицел универсальных боевых комплексов.

– Кто капитан? – произнёс один из них.

– Я, – уверенно произнёс шонг и вызывающе посмотрел на задавшего вопрос бойца.

Несколько сухих щелчков и все подчинённые Нилока мешками повалились на пол. Сам оперативник дернулся вперёд, но был остановлен резким ударом в грудь.

– Не нервничайте, уважаемый, – сказал кто-то, – Через пару часов ваши ребята придут в себя.

Шонг посмотрел на лежащего рядом пилота и с облегчением увидел, что тот дышит. Представители барона воспользовались парализаторами и экипажу скорохода действительно ничего не угрожало…пока…

Глава отряда подошёл ближе и протянул Нилоку большой чёрный мешок.

– Сами справитесь? – спокойно уточнил он и посол императора, кивнув, принял вещь и натянул её себе на голову.

Ткань оказалась далеко не простой. Вокруг шонга мгновенно исчезли все звуки и запахи, ну и свет, разумеется. Он почувствовал как его подняли над полом и куда-то понесли. Интересно встречает гостей барон лок Тольдер…


Глава 18


К концу пути я сумел полностью убедить себя в правильности наших действий. Вернуть душевное равновесие помогли изнуряющие тренировки и беседы с Диком. Спутник, после каждого занятия, устраивал мне настоящие лекции о добре и зле. Звучит странно, но слушая человека я на многое стал смотреть немного иначе.

Часто в его словах проскакивали очень интересные мысли. Человек говорил вроде бы простые вещи, но я о таком часто просто не задумывался. Например, что могло произойти, если бы я попал в плен к мятежникам? Или как повернётся ситуация в случае нашего поражения?

– Всё плохо будет, – отвечал я.

– А что конкретно изменится? – допытывался Дикуэл.

– Нуу…

И дальше в моем сознании появлялись ужасные картины с возвращением изначальных и уничтожением всего живого. Мне самому с трудом верилось в подобный исход и иногда казалось, что все мои ранние видения всего лишь плод моих фантазий, но Дик раз за разом заставлял меня говорить об этом и в итоге это дало результат.

Тренировки с наставником и в одиночестве, позволили мне значительно улучшить свои навыки владения мечом и шагнуть на вторую ступень. Оказалось, что разница между шагами играет очень большую роль и я стал смотреть на своего учителя с ещё большим уважением.

– Что нас ждёт в точке назначения? – спросил Дик.

– Центральная станция связи, – задумчиво ответил я, – А остальное увидим через десять минут.

– Это понятно. Просто в катологе числится только номер этой системы. Там вроде даже планет нет. Где мы будем искать устройство древних?

– Знаешь, до этого я был только на одной такой станции и там тоже не было планет, – сказал я, – При этом Таваль говорил, что та система всегда была необитаемой.

– И где в итоге была эта штука? – с интересом спросил Дикуэл.

– Пряталась внутри гравитационной аномалии. Ты должен помнить это место. Мы там впервые встретились и отправились в Дуад.

– Не может быть! – удивился человек, – К ней же невозможно было приблизиться!

– Древние умели прятать свои секреты, – усмехнувшись, сказал я, – Думаю в этот раз тоже будет что-то необычное. Да, Ши?

– Критерий необычности не задан, капитан, – с холодной вежливостью ответила система корабля. Похоже Шиноко была не в духе. Возможно страдает от одиночества или ещё из-за чего-то.

– Да и неважно! Скоро и так все увидим!

Активация внешних экранов вызвала у меня восхищенный вздох. В системе действительно не было полноценных планет. Вокруг местной звезды насыщенного пурпурного цвета вращалось полтора десятка астероидных потоков. Специалист, наверное, мог бы узнать историю этой системы, просто изучив структуру космических булыжников. Может древние гиртамы уничтожили все планеты перед установкой станции? Или эти потоки камней только через пару миллионов лет превратятся в единое целое и дадут приют будущим поколениям разумных?

Для меня это было загадкой и ломать над этим голову я не стал, просто наслаждаясь невероятным зрелищем. Орбиты потоков не пересекались и находились в разных плоскостях. По воле природы или древних разумных, местное светило приобрело настоящий щит из астероидов. Настолько плотный, что даже солнечные лучи с трудом находили путь и сияние звезды плохо различалось уже на границе системы.

– Слишком плотные потоки, – поделился своим наблюдением спутник, – Они уже давно должны были слиться в единую структуру.

– Значит это ещё один рубеж обороны станции связи, – флегматично ответил я, полностью погрузившись в наблюдение.

Предварительное сканирование было завершено и я немного расслабился. Враждебные корабли, как и любые другие, в системе отсутствовали и можно было не опасаться внезапной атаки. По крайней мере сюда мы прибыли первыми.

– Ши, организуй, пожалуйста, нам доступ на станцию, – попросил я.

– Инициирую протокол подбора ключа, – ответила Шиноко, – Станция находится на консервации. Первичный протокол одобрен. Доступ разрешён.

– Садимся, – с волнением в голосе произнёс я.

Всё это время наш корабль двигался к пурпурной звезде. На более близком расстояния становилось понятно, что астероидные потоки находятся очень далеко друг от друга и никакой угрозы для нашего судна не несут.

Шиноко, приблизившись на максимально возможное без критического перегрева расстояние, замерла в одной ей ведомой точке пространства.

– И что дальше? – не удержался Дикуэл.

– Ждём. В прошлый раз открылся тоннель к центру аномалии, возможно здесь то же самое и сейчас идет подготовка оборудования.

– Да мы сгорим, пока доберёмся до центра звезды! – с опаской произнёс человек, – Даже талириевая броня не поможет!

Перед носом нашего судна возникла ровная голубая поверхность.

– Окно стабилизировано, – прокомментировала происходящее система нашего корабля, а Дик подался вперёд и потрясенно уставился на экран, – Начинаю переход.

– Клянусь задницей хурга! Это пространственный переход! – произнёс человек и упал обратно в свое кресло.

– Знаком с подобной технологией? – с интересом спросил я.

– С подобной? О нет! – покачал головой Дикуэл, – Я знаком с зародышем подобной технологии, вернее даже с идеей о зародыше, судя по тому, что я сейчас увидел!

– Поделишься?

– Учёные Интронидис вели разработки в этом направлении. Хотели изменить внутреннее пространство космических кораблей. Но там для перемещения одного грамма вещества тратилось какое-то чудовищное количество энергии и проэкт был признан бесперспективным.

– Странно, – недоверчиво сказал я, – Раз открыли саму возможность, то почему не продолжили эксперименты?

– Да ничего странного в этом нет, – усмехнулся Дик, – Когда я говорю, что требовалось много ресурсов, то сильно приуменьшаю. Чтобы переместить судно размером с Шиноко, при использовании той технологии, на один метр нужно было потратить столько же энергии, сколько вырабатывает эта звезда за час. У современной науки просто нет энергоносителей, способных на подобное!

– А у древних гиртамов, получается, были, – медленно произнёс я, рассматривая на экране подсвеченную системой станцию связи.

Устройство располагалось внутри большого кармана в центре звезды. Внутренние стенки полости, на сколько хватало обзора, затягивала частая сеть энергетических потоков. Похоже вся звезда была искусственным образованием и выполняла функции защиты главной станции связи.

– Пойду туда один, – сказал я, глядя на быстро приближающуюся конструкцию, – Представителей другой расы туда не пускают.

– Я не против, – немного расстроенно ответил человек. Скорее всего ему тоже хотелось посмотреть на это чудо изнутри, но спорить он не стал, – Если что – вызывай на помощь. Буду ждать тебя здесь.

– Ты хотел поискать старые коды Струмэ, – напомнил другу, надеясь отвлечь его от неприятных мыслей.

– Я помню, – кивнул Дик, – Только не уверен, что из этого места получится выйти в сеть.

– И все же попробуй, – попросил я, шагая к выходу, – Чем быстрее мы найдём Таваля, тем меньше шансов, что он ввяжется в бессмысленную драку.

– Как будто наша жизнь наполнена глубоким смыслом! – проворчал Дикуэл, но я не стал на это отвечать, сосредоточившись на предстоящей активации верхнего энергопотока.

На середине пути к внешнему шлюзу, развернулся и пошёл к себе в каюту. Идти на станцию в теле двуногого не имело смысла и я решил заранее сменить форму, заодно и вещи свои по всему кораблю потом искать не придётся…

Главная станция связи сильно отличалась от обычной. Это стало понятно с самых первых шагов. Запомнившиеся мне серые стены и длинный коридор, заменил огромный зал. Системы безопасности, правда, никуда не делись и я чувствовал на себе внимание автоматических турелей, спрятанных где-то под потолком.

Первое помещение оказалось абсолютно безликим. Пространства было много, но древние создатели этого места не стремились его чем-то заполнить. Создавалось ощущение собственной крохотности и незначительности, казалось, что зал рассчитан на существ в десятки раз крупнее меня. Об этом говорила и монуметальная дверь высотой в десять метров, у которой я оказался когда пересёк все помещение.

Никаких замков или устройств для ввода данных видно не было и я замер в нерешительности. Долгое изучение окружающего пространства тоже не дало результатов. Чистая поверхность стен и створок не давала никакой информации. Руны, в любом их проявлении, отсутствовали и мазать собственной кровью мне было нечего.

В задумчивости уселся на задние лапы и начал смотреть по сторонам. Возможно я что-то пропустил и этот зал не зря такой огромный и пустой?

Ещё час блуждания по помещению и я снова оказался у двери. Глупость ситуации дошла до крайней степени обсурда. Мы пересекли половину галактики, чтобы попасть в это место и теперь я не могу открыть обычную дверь! Пусть даже не совсем обычную или совсем необычную, от этого легче не становится.

В отчаянии я решил взять препятствие на таран – стрелять опасался, потому что не знал как на это отреагирует охранная система, но, кроме ушиба головы, ничего не добился.

«Да как открыть эту хургову дверь!» – злобно рыкнул я и неожиданно получил сразу два ответа.

– Возможность по взлому отсутствует, – сообщил модуль моего доспеха и это было вполне ожидаемо, а вот второй ответ заставил меня злобно зашипеть и оставить хвостом пару отметин на гладком камне пола.

– Желаете войти? – вежливо спросил приятный женский голос и на границе моего сознания мелькнула смутная тень узнавания.

«Разумеется!» – мысленно заорал я, – «Иначе зачем бы я сюда перся?»

Привыкнув к ограниченному функционалу своего артефакта, я очень удивился, услышав насмешливый ответ местного искусственного интеллекта:

– Ну я не знаю. У всех в этом мире свои цели. Возможно вы просто хотели приобщиться к величию древних…

«Ты можешь полноценно общаться?» – глупо спросил я.

– Я много чего могу… – туманно ответила система, – Желаете войти?

«Да!»

Створки величаво поползли в стороны и передо мной открылся зал управления с терминалом слияния в центре. Стены разбегались в разные стороны, кольцом охватывая помещение.

Теперь оставалось забраться на терминал и активировать второй энергопоток. До завершения задания оставалось пересечь зал и медлить я не стал.

– Желаете ознакомиться с особенностями психоэнергии и принципами работы системы?

Пришлось остановиться, чтобы принять решение. С одной стороны у меня была чёткая цель, для выполнения которой эта информация была абсолютно не нужна, но с другой стороны…

Совершенно ничего не зная о принципах работы оборудования Изначальных, мне приходилось слепо выполнять поручения Асачи. Дик уже говорил мне об этом и тогда я лишь отмахнулся. Сейчас у меня появилась возможность узнать все из первоисточника. В конце концов мне ещё предстоит управлять и настраивать все это добро и лишней подобная информация точно не будет. Пара часов потерянного времени определённо этого стоят!

«Желаю, что для этого нужно делать», – ответил я и под лапами появилось начало цепочки символов, уходящих на противоположную сторону зала.

– Начать можно отсюда, – сообщил голос, когда я добрался до конца цепочки.

Видимо моим предкам не было чуждо искусство. Уже не первый раз передо мной возникают древние изображения, выполненные в камне. На мой взгляд, было бы гораздо проще передать информацию с помощью рун, тем более, что язык Изначальных это позволял, но передо мной снова были изображения двуногих и гиртамов.

Влияние психоэнергии заставляло разумных положительно реагировать на любые действия владельца сети, но об этом я и так знал. Интересно было другое – на одной из картин была изображена поверхность планеты. Стилизованный круг был разделён на сектора и к каждому была привязана сложная формула.

«Что означает этот рисунок?» – запутавшись в собственных расчётах, спросил я.

– Энергия верхнего круга обладает свойством изменения характеристик физических объектов, – ответила система, – На схеме изображены различные вариации применения этого свойства и необходимый для изменений объем энергии.

Ещё раз изучив данные, пришёл к странному выводу и решил проверить свои мысли.

– То есть, при необходимости, можно полностью изменить ландшафт целой планеты?

– Да, но для этого нужна большая концентрация однонаправленной энергии. Помимо внешних изменений, формируется прочная внутренняя структура с абсолютной непроницаемостью.

«На одной из частей изображены животные и двуногие, значит создание полноценной жизни тоже возможно?» – в то, что на рисунках предков была хоть одна лишняя черточка, мне не верилось, от слова совсем. Любой символ должен был иметь свое значение и важно было его не только заметить, но и понять.

– Скорее псевдоразумную, – с небольшой заминкой ответила система, – Существа, созданные с помощью психоэнергии будут обладать ограниченным набором функций и имитировать жизнедеятельность, а не жить по-настоящему. При смене интенсивности потока или изменении настроек вся псевдожизнь будет возвращена в исходное состояние. Изменения не коснутся только полноценных разумных, находящихся в области воздействия.

«Зачем вообще добавлена эта функция?» – с интересом спросил я. Затраты на подобное развлечение были просто огромными. Из формул следовало, что для такого изменения требовалось внимание какого-то заоблачного количества двуногих.

– Основная задача – подготовка планеты-фокуса для создания комфортных условий создателям сети.

Теперь все встало на свои места. Мятежникам пришлось разыграть головоломную комбинацию с уничтожением Струмэ, для того, чтобы достичь этого эффекта. Имей они доступ к станции связи, то могли обойтись значительно меньшими усилиями… к тому же население досталось бы в качестве подарка голодным тварям из другого измерения.

В словах искусственного интеллекта чувствовалась какая-то недосказанность. Пришлось несколько раз повторить их про себя, пока я наконец-то смог понять, что меня беспокоит.

«А какие дополнительные задачи выполняет этот функционал?»

– Дезориентация противника на захватываемых планетах, упрощение условий боя, временная изоляция нарушивших уложения расы, – начала перечислять система длинный список дополнительных целей. Древние никогда не делали ничего ради выполнения одной задачи и глупо с моей стороны было об этом не подумать.

Сеть станций связи теперь выглядела в моем сознании, как грозное оружие. Не удивительно, что доступ к главному устройству был так надёжно спрятан!

Дальнейшее изучение картин дало мне ещё немало информации. Постепенно стал понятен принцип воздействия на разум двуногих. Асачи говорил правду и, при максимальном подавления, разумные действительно превращались в тупых марионеток.

На последней фреске была высечена странная троица. Двоих мне удалось опознать, а вот третья фигура так и осталась загадкой.

На каменистой равнине стоял первый император. Его энергетические отростки цеплялись за края овального окна. За спиной гиртама стояли ещё двое. Тот самый изначальный, которого я видел на изображениях в подземельях дикого мира, и закутанная в глухие одежды непонятная фигура, чью принадлежность я так и не смог определить. Хотя…зачем мучиться, если есть доступ к всезнающей системе станции?

«Кто третий на этом рисунке?»

– Это ты должен узнать сам, – неожиданно ответил, с усмешкой, женский голос. Ставлю партию пищевых рационов против плешивого хвоста хурга, что эта фигура – символ всезнающей системы! Делиться своими предположениями я не стал. Если не хочет говорить, то, видимо, имеет на это какие-то причины.

С осмотром творчества древних на этом было покончено и я, тяжело вздохнув, быстро пошёл к терминалу слияния.

«Активация системы!» – забравшись на возвышение, скомандовал я.

– Необходимо провести слияние для доступа к основным функциям, – ответила система.

«Провести слияние,» – послушно произнёс я и мир вокруг взорвался миллионами голосов. Последнее, что я увидел – стремительно разгорающейся цепочки рун древнего алфавита, бегущие во все стороны от терминала слияния.

Голоса в голове начали сводить меня с ума. Страх, любовь, голод, злоба, похоть, ответственность, гордость… И ещё сотни разных чувств и тысячи оттенков кождого из них. Мириады голосов требовали, звали, угрожали и манили за собой.

Кто я? Что я здесь делаю? В какой-то момент я полностью потерял связь с собственным сознанием и стал тонуть в ощущениях незнакомых двуногих.

– Активирован доступ к основным функциям, – прошило холодной молнией хаос эмоций сообщение системы.

Я потянулся к этому источнику стабильности всем своим существом и, с ужасом, понял, что не могу вырваться из ужасного водоворота чужих мыслей и чувств. Панически дергаясь в разные стороны, окончательно потерял направление и стал растворяться в окружающем безумии.

Потом появился голос. Чёткий и настойчивый. Голос произносил странные слова на незнакомом языке и этим сильно отличался от всего вокруг. Я пошёл к нему и постепенно смог различить интерфейс управления системой. Картинка часто менялась, но я точно знал, что мне нужно сделать. Откуда пришло знание меня не волновало и я сосредоточился на том, чтобы отсечь чужие эмоции от своего сознания. С трудом, но это мне удалось.

Дальше дело пошло легче. Интерфейс стабилизировался и приобрёл законченные формы. Где-то в стороне бушевала психоэнергия, но я уже не обращал на неё внимания.

– Активация второго энергопотока, – то ли сказал, то ли подумал я и несколько пунктов виртуальной таблицы сменили цвет, – Уровень воздействия семьдесят процентов. Фиксация контроля на сильнейшей матрице.

Слова лились сами собой и каждый звук находил отклик в параметрах интерфейса. Сколько это заняло времени я не знаю. Очнулся я на терминале слияния с чётким пониманием, что процедура завершена и я все сделал правильно.

Голова была тяжёлой и сильно хотелось есть. Расспрашивать о чем-либо систему я был не в состоянии и мечтал только о возвращении в свою каюту. Там есть запас еды, там безопасно и можно будет отдохнуть…

Путь до Шиноко я почти не запомнил. Просто тащил свое тело в нужном направлении, не отвлекаясь ни на что вокруг. На смену формы сил тоже не осталось и я, сожрав несколько пайков, уснул прямо на полу в теле гиртама.


Глава 19


Орбита Струмэ. Флагман Изначального.

В помещении было душно, пахло горелым мясом и страхом. Потолочные светильники заливали все вокруг ярким контрастным светом и все присутствующие могли во всех деталях рассмотреть происходящее.

В центре зала находились всего две фигуры – остальные расположились вдоль стен и молча наблюдали за наказанием.

– Ты не оправдал моего доверия низший, – недовольно произнёс Изначальный. Часть из его энергетических щупалец распяли в воздухе провинившегося гиртама, а остальные скользили по его телу. В первый момент могло показаться, что движения отростков не причиняют жертве вреда, но каждое их прикосновение оставляло после себя небольшую рану или ожог, – У тебя было все необходимое, для выполнения задачи и ты умудрился не только её не выполнить, но и потерять половину доверенных тебе сил двуногих червей!

– Простите владыка, – прохрипел гиртам, – Это больше не повторится.

– Разумеется, – усмехнулся древний и его дополнительные конечности начали двигаться быстрее, превращая тело бывшего гвардейца в один сплошной шрам. Жертва начала дёргаться и стонать от боли, – Ты упустил два накопителя из четырёх и это достойно сурового наказания. Мои планы придётся менять и мне это очень не нравится…

Гиртам дергался все сильнее, но Изначальный совершенно не обращал на это внимания. В какой-то момент жертве удалось немного прийти в себя и она бросила умоляющий взгляд в толпу сородичей.

Грон знал, кому был адресован этот безмолвный крик о помощи, но лишь ниже опустил голову. Вмешиваться в суд повелителя сейчас точно не стоило. Инид сам виноват. Никто не мешал ему спланировать одновременную атаку на все четыре системы. В таком случае у имперцев не осталось бы времени на реакцию, но сородич выбрал другой вариант. Глупая разведка боем и частичный успех вскружили ему голову и он решил и дальше действовать в том же ключе. Теперь половина, так необходимых им для смены фокуса устройств, находится в руках противника и как их вернуть ещё предстоит решить.

– Они не помогут тебе, – спокойно произнёс древний, заметив взгляд своего последователя, – За свою ошибку ты будешь отвечать сам.

– Убей, – прохрипел Инид, поняв, что последняя его надежда испарилась и безвольно уронил голову на грудь.

– Это будет слишком просто, – негромко ответил Изначальный и многие представители прайда вздрогнули при этих словах, – Низшие должны знать, что их ждёт в случае ошибки. Я был с вами слишком мягок и теперь пожинаю плоды своей доброты.

Тело Инида стало постепенно разваливаться на части, порезы и ожоги становились глубже и через десять минут истошно кричащая жертва превратилась в гору дымящихся кусков мяса.

– Надеюсь теперь вы будете с большей ответственностью относиться к моим поручениям, – произнёс древний, пристально рассматривая своих последователей.

– Да, господин! – хором ответил прайд. В голосах гиртамов не было и намёка на страх. Это было довольно странно, но такова была их суть. Вид кровавой расправы действительно добавил им уверенности в том, что все идёт своим чередом, как бы странно это не звучало.

– Господин, – Грон сиделал шаг вперёд и низко поклонился, – Мы можем захватить пару накопителей в других системах и сместить контур за их счёт.

– В этом нет смысла, – отмахнулся древний, – Нижний энергопоток и так ослаблен. Если изъять дополнительные единицы, то он просто перестанет работать и придётся ждать несколько лет, прежде чем система восстановит себя до нужного уровня. Достаньте для меня потерянные ралинготы!

– Владыка, – осторожно произнёс шонг, – У нас нет информации об их местонахождении. Накопители невозможно отследить и знать о них могут только участники операции…

– Значит мне в очередной раз придётся делать вашу работу, – ответил древний абсолютно спокойно, но Грон сразу понял, что в копилке его долгов перед господином прибавилось ещё несколько монет, – Пришло время пообщаться с предавшими свое предназначение представителями вашей расы. Покажи мне образы и я укажу на тех, кого чувствую особенно сильно.

– Как прикажете, повелитель, – ещё ниже склонился Грон, судорожно пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Гвардия всегда была довольно закрытой организацией и даже в личных делах, зачастую, отсутствовали данные о внешнем виде сотрудников. У гиртамов хватало других способов, чтобы отличить представителей прайда от обычных двуногих. Видимо придётся серьёзно порыться в сети и стоит привлечь для этого всех свободных слуг – хозяин не любит ждать и вряд ли даст ему много времени, – Так же остаётся открытым вопрос с ядром планеты-фокуса. Благодаря вашей помощи, разрушительные процессы удалось остановить, но для завершения строительства нам нужен Таал.

– Сколько времени займёт накопление нужного количества вещества на твоём оборудовании?

– От четырёх до шести месяцев, – быстро ответил гиртам, существенно приуменьшив сроки. Реальное положение было весьма плачевным и озвучить его Грон не мог. Пять лет, даже для него очень много, а для изначального вообще неприемлемо…

– У меня нет столько времени, – рыкнул древний и шонг замер в ожидании расправы, – Об этом нужно было думать раньше!

Оправдываться или нет? Оправдываться или нет!?

– Я вижу, что ты не можешь мне ничего на это ответить, – произнёс Изначальный и лоб его подчиненного покрылся испариной, – Всё твои оправдания я уже слышал и не желаю слушать вновь. Найди Таал. Если нужно возьми штурмом столицу. Уверен, в сокровищнице вожака должен быть небольшой запас энергоносителей.

– Да, господин, – выдохнул шонг, отступая назад. Внезапно он почувствовал лёгкую щекотку в области затылка и растерянно осмотрелся по сторонам. Тем же занимались все сородичи. Повелитель на что-то отвлёкся и сосредоточенно смотрел прямо перед собой. Пару секунд царила тишина и Грон решился на попытку покинуть помещение, – Мы можем идти, повелитель?

– Постой, – взмахнул рукой древний, не отвлекаясь от созерцания пустоты перед собой, и весь прайд замер на своих местах, хотя и до этого многие сородичи больше напоминали статуи, – Мои планы меняются. Собирайте все доступные силы в единый кулак, привлеките двуногое мясо и всех, кого сможете найти.

Зловещая улыбка исказила лицо Изначального и лишь с огромным трудом в этой гримасе можно было распознать радость…

– Сколько у нас есть времени? – выдал единственно возможный в такой ситуации вопрос кто-то из гиртамов.

– Три дня, – ответил повелитель и благожелательно посмотрел на подавшего голос последователя, – Как тебя зовут, низший?

– Форг, владыка, – твёрдо ответил гиртам.

– Ты возглавишь объединенные силы, Форг, – произнёс древний и Грон, с невольной ревностью, посмотрел на внезапно возвысившегося сородича.

– Кого нужно уничтожить? – спокойно уточнил ноаоиспеченный адмирал.

– Никого, – улыбнулся ещё шире древний, – Когда твои противники настолько глупы, что не разбираются в элементарных вещах, никого не придётся уничтожать. По крайней мере пока…


* * *

Планета Талор. Штаб гвардии. Хоак Юнг.

– Тащите его к грузому лифту, – громко произнёс Хоак, – Уберём его в третье хранилище.

Разгрузка шла полным ходом. Сегодня привезли второй ралингот и даже вечно хмурый и недовольный Асачи сумел выдавить из себя незначительную похвалу. Руководить разгрузкой пришлось лично временному главе гвардии и дело было не столько в важности груза, хотя и это имело значение, сколько в банальной нехватке персонала. В последние дни творилось что-то непонятное и всех сотрудников из обычных разумных пришлось временно отправить по домам. Архивариус тогда сказал, что так может проявляться адаптация к воздействию станций связи и скоро это должно пройти.

Первое устройство сразу спрятали на самом защищённом складе гвардейского корпуса, туда же сейчас отправится и второй накопитель.

Юному императору удалось нарушить планы мятежников и клык надеялся, что и дальше все будет складываться хорошо. В подтверждение этому ему вспомнился недавний разговор с архивариусом. В тот день один из клерков корпуса пытался вломиться в архив и не успокоился, пока его не обработали из парализатора.

– Я сегодня ощутил странное прикосновение и не только я, – поделился тогда Хоак со старейшим гиртамом, в надежде, что тот знает об источнике непонятных ощущений, которые беспокоили всех гвардейцев.

– Это нормально, – ответил Асачи, – Малышу удалось активировать верхний контур и надо сказать, я сильно удивлён его способностями. Если система посчитала его энергоматрицу самой насыщенной в галактике, то у него впереди большое будущее…если мы успешно расправимся с мятежниками…

– Для этого у нас теперь есть все шансы, – произнёс клык, – Нижний энергопоток им переместить не удалось, а верхний у нас под контролем…

– Это так, – кивнул старый архивариус, – Но не все зависит от нас. Бывает, что планы рушатся из-за какой-то неучтенной мелочи. Ты ещё что-то хотел? У меня дел полно…

– Да нет. Все, что нужно – я уже узнал.

И вот сегодня прибыл второй накопитель. Хоак пытался выйти на связь с императором, но тот не отвечал. Возможно он уже летит в столицу и вскоре начнётся сбор флота для ликвидации угрозы мятежников.

На самом деле захват контроля над вторым энергопотоком был единственным шансом сохранить власть в империи и дать достойный отпор повстанцам. Собственных сил на это точно не хватит и даже то, что гвардейцу удалось перетянуть на свою сторону одного из адмиралов ничего не значило. Минимум два соединения империи примкнули к рядам мятежников и открыто об этом заявили, корпорации тоже не останутся в стороне… А, между тем, остатки прайда сильно пострадали при сражениях за накопители и серьёзную угрозу уже не представляли. Адмирал третьего флота империи на днях прибыл в столицу и теперь его корабли постоянно патрулировали пространство системы, но Хоак не мог ему полностью доверять.

Все эти мысли бесконечно крутились в голове клыка, пока десяток его сородичей грузили устройство древних на грузовую платформу и везли его к шахте лифта. Вниз Хоак отправился один. Система безопасности третьего хранилища не пропускала посторонних. Самому гвардейцу доступ организовал Асачи, но, в свойственной ему манере, язвительно попросил ничего там не ломать и не воровать.

Пройти все ступени защиты удалось за час и это был самый выдающийся результат за последнее время. Полная изоляция этого места глушила все сигналы и вокруг было удивительно тихо. Привыкнув к постоянному обмену информацией, человек почувствовал себя неуютно в этом месте. Даже привычный шум статики в наушнике полностью стих.

Доставив накопитель к месту хранения, Хоак запечатал хранилище и вошёл в лифт. Неприятные ощущения начали одолевать гиртама и он никак не мог понять источник своего беспокойства. Вскоре в груди поселилось гнетущее чувство тревоги и с каждой минутой оно становилось все сильнее. Подобное он испытал за свою жизнь всего один раз и было это совсем недавно.

Створки лифта открылись и в наушник ворвался хор голосов, но мгновенно стих, сменившись треском помех. Что-то происходило, но с ходу понять в чем дело не удалось. Гвардеец ускорил шаг и поспешил к центру связи, раз за разом пытаясь выйти на связь с диспетчером, но тот упорно молчал.

– Хоак, постой, – позвал его знакомый голос из небольшой ниши для отдыха персонала. Клык обернулся и увидел прислонившегося к стене Тогаза – одного из своих подчинённых, – У меня тут вопрос к тебе появился…

– У меня тоже есть масса вопросов, – рассеянно ответил временный начальник гвардии, прислушиваясь к треску статики в наушнике, – Что ты хотел? Если это терпит, то давай позже поговорим, а то тут что-то непонятное происходит…

– Да там двуногие митинг какой-то устроили, – с улыбкой ответил сородич, – Ничего серьёзного. Я всего на минуту! Ты не в курсе, когда прибудет император?

– Нет, а что ты хотел? – удивлённо сказал Хоак.

– Да так… – неопределенно помахал в воздухе рукой Тогаз и с усмешкой добавил, – Засвидетельствовать свое почтение, а то до сих пор не знаю кому служу.

– Скажу, как узнаю, – ответил клык, – Всё, я побежал. Дела!

– Да конечно, – кивнул собеседник, – У всех свои задачи.

Хоак кивнул и пошёл дальше по коридору. Через несколько шагов он услышал непонятный шорох и интуиция заставила его броситься в сторону. Рядом с головой мигнул, опаляя щеку, лазерный луч. Ещё в прыжке клык выхватил свой излучатель и вслепую пальнул за спину. Серия рывков в разные стороны, чтобы сбить прицел противника и Хоак замер в узкой неприметной нише в стене.

– Какого хурга ты делаешь, Тогаз? – зло рявкнул клык, но ответа не услышал.

Осторожно выглянув из своего убежища, он увидел торчащую из-за угла ногу и тут же выстрелил в неё пару раз. Лучи прошили конечность, но никакой реакции снова не последовало. Хоак, стараясь контролировать окружающее пространство, медленно двинулся вперёд.

Через несколько секунд он добрался до уголка отдыха и на мгновение заглянул в помещение. Тогаз лежал на полу и удивлённо смотрел в потолок широко раскрытыми глазами. На его скуле чернело обугленное отверстие от случайного попадания Хоака.

Некоторое время клык смотрел в мертвые глаза одного из самых верных своих подчинённых и пытался понять что заставило его пойти на предательство. В левой руке мертвеца был зажат портативный генератор помех и гвардеец, не тратя времени, раздавил его ударом ноги.

Связь ожила и сквозь хаос в эфире пробился голос начальника внешней охраны корпуса:

– Хоак! Хоак, хург тебя дери! Где ты?

– На связи, – ответил человек, – Что у вас происходит?

Чувство тревоги стремительно нарастало и похоже, что причину нужно было искать вне стен корпуса.

– Мятеж! – рыкнул в ответ главный охранник, – Эти хурговы двуногие буквально заваливают нас техникой и трупами.

– Отступайте на второй периметр. Буду через пять минут, – ответил гвардеец и побежал к выходу из здания.

Снаружи он увидел чудовищную картину, заставившую его усомниться в трезвости собственного рассудка. Тысячи двуногих штурмовали периметр и от прорыва их отделяла лишь тонкая плёнка силового поля.

Прямо на глазах гвардейца какой-то безумец разогнал флаер и врезался в тревожно мигающий купол энергии. Три десятка охранников поливали бушующую толпу максимально широкими лучами парализаторов. Двуногие падали, но на их смену тут же вставали новые, втаптывая в грязь неподвижные тела бывших соратников.

– Хоак, – передал начальник охраны, – Дай добро на применение боевого оружия, иначе нам их не удержать!

– Даю разрешение, – широко открытыми глазами глядя на безумные лица обычных обывателей столицы, ответил клык.

В толпу сразу полетели гранаты, но ожидаемого эффекта это не дало. Забрызганные кровью и кусками тел задние ряды двуногих продолжали сасоубийственный штурм. Купол имел одностороннюю проницаемость и атаковать охранники могли без всяких препятствий. Активировались автоматические боевые турели, гвардейцы сменили парализаторы на плазменные винтовки и скорострельные установки. Смертельный дождь пролился на толпу атакующих и это позволило временно снизить нагрузку на защитное поле.

Хоак быстро забрался на смотровую вышку, рассчитывая оценить размеры проблемы. В том, что гвардейцам удастся сдержать натиск фактически безоружной толпы он не сомневался, но реальность оказалась гораздо интереснее, чем все его предположения.

На несколько километров от периметра штаба колыхалось бесконечное море толпы и двуногие продолжали прибывать. Если бы у них была такая возможность, то здание корпуса уже взяли бы в кольцо, но вход на платформу, где располагался штаб гвардии был всего один и только это пока спасало гиртамов от полного уничтожения.

– Что, хург побери, происходит? – прошептал Хоак, наблюдая за бойней внизу. В передатчике появился нервный голос ещё одного подчинённого.

– Говорит Тойер, – сообщил несущий вахту на орбите сородич, – В систему вошёл крупный флот противника. Они двигаются к столице.

– Передай адмиралу Купри, чтобы он занимал оборону на орбите, – ответил начальник гвардии, пытаясь понять как действовать дальше.

– Он не отвечает! Его корабли встали на правом фланге вражеского флота и идут вместе с ним на Талор!

– Хург! – выругался клык и спрыгнул на землю, – Держитесь сколько можно, – бросил он начальнику охраны, заметив того рядом, – Отправь пару ребят за истребителями. Пусть перегонят машины прямо сюда. Как ляжет купол – уходите в космос.

– Принято, – ответил главный охранник, сосредоточенно расстреливая из винтовки наиболее активных представителей атакующих.

Короткий забег по коридорам корпуса до дверей кабинета архивариуса занял всего три минуты. Времени на любезности не было и клык просто вышиб препятствие внутрь помещения. Асачи, как обычно, ковырялся в своей мусорной модели галактики и падающая дверь, раскидывая огрызки и скомканные листы бумаги, почти придавила пожилого гиртама, но внезапно возникшие прямо из воздуха энергетические щупальцы отшвырнули её в сторону.

– Убью! – зарычал старик и ещё один отросток схватил Хоака за горло.

– Есть другие желающие, – прохрипел гвардеец безуспешно пытаясь зацепиться руками за полупрозрачную конечность, мешающую ему дышать.

– У тебя должны быть очень веские причины, для такого вторжения, – подходя ближе, зло прошипел архивариус, – Что происходит?

– Население штурмует штаб корпуса, – хрипло ответил клык и хватка на его горле немного ослабла, позволяя нормально разговаривать, – В систему вошёл флот мятежников, адмирал Купри нас предал и скоро враги начнут высадку на поверхность планеты. Нужно бежать, Асачи. Ещё немного и они блокируют все пространство.

Старый гиртам закрыл глаза и, мощно втянув ноздрями воздух, замер на несколько секунд.

– Безумцы, – придя в себя, выдохнул он. К чему относилась эта фраза Хоак так и не понял. Секундная растерянность господина Асачи сменилась бешеной активностью, – Мне понадобится около часа на уничтожение архива и погрузку Таала. Команду на старт своему кораблю я уже передал. Выгрузка из личного хранилища в трюм начата.

– Ралинготы в третьем хранилище, – напомнил начальник гвардии, – С ними как быть?

– Оставим тут.

– Но… – начал было Хоак, но осекся под бешеным взглядом Асачи.

– Продержитесь хотя бы тридцать минут, – жёстко сказал он, – Другого шанса эвакуировать запасы энергоносителей не будет, а тратить время на вскрытие третьего хранилища мы не можем. Иди. Я дам знать, когда все будет готово.

Гвардеец кивнул и побежал к своим подчинённым, а старый архивариус с грустью осмотрелся по сторонам.

– Ну что ж, приступим, – спокойно произнёс он и, подойдя к столу, нажал на небольшую клавишу и ввёл длинный код для активации системы самоуничтожения.

Если бы кто-то ещё оставался в стенах здания, то вряд ли смог бы узнать в стремительно несущемся по коридорам клубке голубых щупалец энергии скромного архивариуса гвардейского корпуса.

Начальник гвардии вернулся к месту сражения и сразу включился в бой. Какой-то сородич тащил мимо гравиплатформу с ящиками боеприпасов и оружием. Видимо уже не первую, потому что чётко следовал по странном ломаному маршруту.

– Гил, держимся сорок минут и уходим, – активируя взятую с тележки скорострельную лазерную установку, передал Хоак начальнику охраны.

– Это вряд ли, – спокойно ответил тот, – Щит на пятнадцати процентах. Слава космосу, если ещё минут десять протянет.

– Значит нужно обойтись без него, – ответил клык и дал длинную очередь по атакующим.

Неизвестно сколько уже погибло граждан Талора, но вал тел поднимался на несколько метров в высоту и сильно давил на защитное поле. Двуногим приходилось карабкаться вверх и это немного уменьшило интенсивность атаки, но сильно увеличило нагрузку на щит. Гил прав и спасти их сможет только чудо.

Через десять минут в сознании Хоака появился скрипучий голос архивариуса:

– Уходите, – произнёс господин Асачи, – Я прикрою.

Из-за здания корпуса послышался гул взлетающего судна и над полем боя зависла уменьшенная копия корабля императора. Судно дало мощный залп из всех орудий и разметало кровавую баррикаду на границе периметра.

– Всё по машинам! – крикнул начальник гвардии и все его подчинённые бросились к истребителям.

В этот момент по плёнке защитного поля пробежала рябь и оно отключилось. Волна безумцев рванулась вперёд и даже заградительный огонь автоматических турелей и корабля Асачи не смог их остановить.

Хоак стартовал одним из первых и сразу же развернулся для атаки. На земле оставалось ещё несколько сородичей но взлететь им было уже не суждено. Яростно кричащие двуногие завалили своими телами корпуса истребителей и забили двигатели.

– Идём на орбиту, – хмуро передал гвардеец, когда окончательно убедился, что спасать уже некого.

В космосе уже шло сражение, вернее избиение остатков верного императору прайда. Три десятка чёрных кораблей пытались сдержать лавину вражеского флота и гибли один за другим.

– Приоритет – защита судна архивариуса, – на общей волне передал гвардеец и истребители подчинённых сформировали оборонительное построение вокруг судна Асачи. Часть фрегатов гвардии тоже попытались выйти из боя и прикрыть отступление приоритетного объекта, но удалось это только одному.

Старик увеличил скорость и направился к границе системы, избегая крупных скоплений вражеского флота, но сделать это оказалось не так то просто.

Лёгкий флот неприятеля контролировал почти все пространство и на схватки со звеньями вражеских истребителей стали откалываться тройки сопровождения. Иногда они возвращались в строй, но чаще застревали в бою со значительно превышающими их численностью врагами.

Уходящая цель привлекла внимание более крупных судов и несколько десятков кораблей мятежников, насилуя двигатели форсажем, ринулись в погоню. Угрозу представляли всего три корвета, которые двигались наперерез судну Асачи.

– Ангар открыт, – снова возник в разуме Хоака голос архивариуса, – Садись на ходу. Времени на остановку, уж извини, нет.

В этот момент один из кораблей преследователей ещё больше увеличил скорость. Просчёт ситуации дал очевидный вывод – старик не успеет уйти, если в него попадут в момент расчёта прыжка.

В строю к этому моменту осталось всего два истребителя, включая Хоака и отправить в самоубийственную атаку было просто некого.

– Уходите, – подумал гвардеец, – Мы их задержим.

– Постарайся не умереть, – не став спорить, тихо ответил Асачи.

– Атака по двигателям ближайшей цели, – уже вслух произнёс клык и рванул штурвал на себя, резко уводя судно в сторону.

Второй истребитель повторил его манёвр и два крохотных кораблика помчались на перехват несущегося на максимальной скорости корвета мятежников.


Глава 20


– Гирт, ты жив? – голос Дикуэла с трудом пробивался через пелену сна. Сознание неохотно и тяжело воспринимало посторонние звуки, – Уже двое суток прошло, как ты лежишь без движения…

В словах друга чувствовалась неуверенность и его можно было понять – огромная туша гончей пустошей, в моем лице, уже довольно продолжительное время не подаёт признаков жизни и нужно что-то предпринимать, но будить спящего хищника – то ещё удовольствие, пусть это и твой близкий знакомый.

Компаньон осторожно ткнул мою голову каким-то предметом и я, недовольно рыкнув, попытался отмахнуться от раздражителя.

– Жив, – с облегчением выдохнул Дик, – Это уже хорошо!

Ковыряющий мою голову предмет исчез и послышались удаляющийся шаги. Тело снова расслабились и разум начал проваливаться в сон. Где-то далеко послышалось умиротворяющее журчание воды и я подумал, что это довольно приятный звук, когда эта гадкая субстанция находится далеко…

Странная тревога не дала мне окончательно уснуть. Стараясь разобраться в своих ощущениях, я вынырнул в реальность. Шум воды исчез и в комнату вернулся человек. Шёл он как-то странно, будто тащил что-то тяжёлое в одной руке… Понимание грядущих неприятностей толкнуло меня на отчаянный рывок в сторону прямо из лежачего положения.

Мгновенно оскалившись и активировав силовую броню, я выпустил все дополнительные конечности и открыл глаза. Дикуэл замер с ведром воды над тем местом, где я только что лежал и удивлённо смотрел на меня.

Мне стали понятны намерения этого гадкого двуногого, которого я, по недоразумению, считал своим другом. Оглушительно рыкнув, я кивнул головой в сторону, требуя избавиться от ёмкости с ледяной, даже на вид, водой.

Человек сделал вид, что не понимает в чем дело и пару раз качнул ведром в моем направлении.

«Ши, сообщи навигатору лок Норби, что я уже проснулся,» – мысленно потребовал я и снова оскалился, – «И если он не изменить своих гадких намерений, то за последствия я не ручаюсь!»

Система корабля продублировала мои слова и Дик, с усмешкой, избавился от средства моего пробуждения, поставив ёмкость на пол. Перед этим он, правда, не удержался и все равно плеснул на меня водой, зачерпнув её горстью из ведра. Доспех, почему-то, не посчитал это атакой и спокойно пропустил холодную жижу через защитную пленку. Чешуя на спине пошла волнами и мне пришлось истерично отряхиваться, пока я не избавился от последних капель жидкости на теле.

– Жду тебя в рубке, – сказал Дикуэл и поспешил к выходу из каюты. Засранец.

Голод ощутимо давил на сознание. Видимо, мой сон действительно был долгим, странно что при этом мне ничего не снилось. Сменив форму, первым делом оделся и распечатал пищевой паек. Этого оказалось мало и я, засунув в карман ещё пару плиток, отправился в рубку для серьёзного разговора с коварным спутником.

– Гончие. Не любят. Воду, – разделяя слова, зло произнёс я, входя в рубку, – Тем более такую холодную! Какого хурга ты решил меня облить!?

– Этот способ безотказно действует в подавляющем большинстве случаев, – безразлично пожав плечами, ответил человек, – Организм считает, что он тонет и активирует все доступные резервы для спасения.

– Честно!? Иногда мне кажется, что ты отвратительно рационален, – плюхаясь в кресло, ответил я.

– Спасибо, – абсолютно серьёзно ответил спутник и только на самом дне его эмоционального фона я заметил признаки веселья.

– Что там с кодами Струмэ? – спросил я, – Удалось что-нибудь найти?

– Пока нет, – покачал головой Дик, – В базе данных Шиноко нужной информации не оказалось, а все средства связи и сеть, как я и говорил, внутри звезды заблокированы.

– Значит с нами тоже никто не может связаться?

– Да.

– Тогда пора отсюда выбираться, скорее всего Хоак уже сходит с ума от нашего долгого отсутствия.

– Собственно, только тебя и ждал, – ответил человек, – Ты все дела на станции завершил?

– Все отлично! – уверенно сказал я, – По дороге в столицу нужно будет составить речь для обращения к подданным, если Асачи это уже не сделал за меня.

– Ши, выведи нас в обычное пространство, – попросил Дик и системы нашего судна ожили, готовясь к старту.

– А почему сам этого не сделал? – с интересом спросил я.

– Шиноко заблокировала доступ к органам управления на весь период пребывания внутри звезды, – спокойно ответил Дик, – Сказала, что нужно двигаться по определённым траекториям, а погрешность ручного управления этого не позволяет.

– А, – понимающе кивнул я и улыбнулся, – А я уж подумал, что тебе надоело быть пилотом и ты готов уступить это почётное право мне.

– Нет-нет, – быстро ответил Дикуэл, – Меня все устраивает! Как только это будет возможно, сразу переключу управление на себя.

Шиноко действительно двигалась как-то странно. Масса мелких маневров постепенно перемещала судно к внутренней стенке полости. Возможно Таваль смог бы повторить подобное, но моих и Дикуэла способностей для этого явно было недостаточно.

– Ручное управление разблокировано, – сообщила Ши, когда энергетическое полотно пространственного перехода осталось позади.

– Принято, – ответил Дик, включаясь в работу.

– Ши, дай связь с Хоаком, – попросил я, пока спутник выводил корабль к границе системы.

Обычно канал удавалось настроить в течении минуты, но в этот раз времени прошло гораздо больше, а результата все не было.

– Всё основные и резервные частоты штаба гвардии не активны, – произнесла в итоге Шиноко и я несколько напрягся.

– Скорее всего просто перегружены, – заметив моё волнение, произнёс Дик, – Если они сейчас налаживают взаимодействие одновременно с несколькоми флотами, то приоритет имеет связь на коротких дистанциях.

– Сколько нам добираться до столицы? – тревожно спросил я.

– Четыре дня.

– Дай форсаж плюс пятьдесят, – попросил я, – Ресурс двигателей уже должен был восстановиться, потом, если что, на Талоре отремонтируемся.

– Не вопрос, – флегматично ответил человек и его спокойствие, отчасти, передалось мне. Действительно, с чего я взял, что мое сообщение все будут ждать с нетерпением? Подумаешь, император, выполняющий важное для всей галактики задание! Эка невидаль!

Сарказм не помог и в открывшийся зев гиперпространственного тоннеля я попал с гнетущим чувством тревоги на душе.

В пути мы провели чуть больше двух дней и все это время я никак не мог найти себе места. В первый день мне ещё удавалось обманывать себя и делать вид, что все в порядке, но делать это становилось с каждой минутой все сложнее.

Выхода в обычное пространство я ждал как никогда раньше и в рубку пришёл задолго до этого момента. Не знаю, что я ожидал увидеть, но нас встретила деловитая суета огромного количества грузовых и пассажирских кораблей, буквально переполнявших космос возле столицы. Такого количества транспорта я не видел никогда в жизни и с удивлением смотрел на это изобилие.

– Оживает Талор потихоньку, – довольно проворчал Дик, – Если поспешим, то успеем занять удобное место на терминале. Во второй половине дня это сделать почти невозможно!

– Если это ты называешь оживлением, то что здесь творится в дни максимальной загрузки? – недовольно проворчал я. Чувство тревоги несколько улеглось, придавленное мощным трафиком и внешним спокойствием общей атмосферы. Разумные спешили по своим делам, а значит все шло своим чередом и беспокоиться было не о чем.

– Думаю стоит сделать Хоаку сюрприз с выговором, – неожиданно предложил Дикуэл, ловко ворвавшись в густой транспортный поток, двигающийся к столице.

– Что ты имеешь в виду? – не понял я.

– Он тебе не ответил, так?

– Так.

– И не знает, что мы уже прибыли…

– Хочешь удивить его нашим неожиданным появлением?

– Ага, – улыбнулся человек.

– Тогда нужно идти до конца и приземлиться не на площадке штаба, а на нейтральной платформе, – развил мысль напарника я. Возможность сбросить накопившееся напряжение с помощью невинной шутки показалась мне очень привлекательной.

– Отличный вариант! – весело сказал Дикуэл, – Один наш общий знакомый горячо одобрил бы эту затею!

– Кстати об этом, – напомнил я, – Когда ты планируешь заняться поисками информации для связи с Тавалем?

– Видимо, это я буду делать, пока ты будешь драконить главного гвардейца и опять пропущу все самое интересное, – со вздохом произнёс человек.

– Ничего, – улыбнулся я, – Потом все тебе подробно расскажу.

– Это уже не то…

Напряжение последних дней немного спало и я, с весёлой улыбкой на лице, направился к себе в каюту. Если все сделать правильно, то до самого последнего момента меня никто не узнает и для этого у меня в запасе есть образ одного никому не известного пилота-алкоголика с далёкого Кьеса…

Через десять минут я с трудом запихивал свое дряблое тело в безразмерный комбинезон. Ткань тянулась изо всех сил, но до комфортных размеров увеличиться так и не смогла. Отчасти это даже стало небольшим плюсом, потому что сильно натянувшаяся одежда неплохо поддерживала дряблые телеса Джейка Батора, чью внешность я решил использовать для разыгрыша. Для проверки эффекта я вернулся в рубку и, подойдя вплотную к Дику, негромко произнёс :

– Эй друг, выпить не найдётся?

Увернуться от молниеносного удара локтем мне удалось лишь чудом. Быстро отскочив на безопасную дистанцию, я поднял руки, признавая свое поражение.

– Виноват, – произнёс я, – Просто хотел проверить качество маскировки!

– Воняет у тебя изо рта жутко, – проворчал в ответ Дик, – Думал сдохло что-то, а это ты воздух портишь!

– Эмм… – растерялся я, – А в целом как?

– Неплохо, Джейк, неплохо, – покивал человек и я даже не сразу понял, что спутник назвал меня именем жертвы, – Только двигаешься слишком легко, для такого веса и телосложения. Добавь одышку и снизь скорость. Тогда вообще будет отлично.

– Когда высадка? – нетерпеливо уточнил я.

– Если не будешь меня отвлекать, то скоро, – возвращаясь к управлению, ответил Дикуэл, – Пришлось менять цифровой образ Шиноко для полноты картины, а то Жестянка уже бывала в столице…

– Замечательно! Где ты меня высадишь?

– На поверхность садиться не будем – все равно потом на территорию штаба перебираться придётся, – рассудительно ответил спутник, – Если получится занять место на крупной платформе, то доберёшься до планетарного лифта, а оттуда флаер возьмёшь до базы.

Место занять нам удалось, пусть и на самом краю. С каждой крупной платформы к поверхности вели нити транспортных систем и я довольно быстро добрался до небольшого силового купола, который очерчивал границу такого терминала.

Внутри была стабильная атмосфера и я с удовольствием избавился от верхней части комбинезона, заменявшей скафандр при коротких вылазках в безвоздушную среду.

– Имя? Цель прибытия? – хмуро спросил меня усталый шонг в форме работника космопорта.

– Джейк Батор, – спокойно ответил я, – Туризм.

Обилие вооружённых охранников в пределах купола меня несколько смутило, но для военного времени это было нормально, к тому же остальные двуногие на вооружённых разумных внимания не обращали. Их примеру решил последовать и я.

– Пройдите через сканер личности, – безразлично произнёс служащий и указал мне на большую рамку, преграждавшую проход к лифту, – Добро пожаловать в столицу.

– Это обязательно? – уточнил я. Общение с подобным оборудованием всегда несло некоторую угрозу и пусть я был полностью уверен в качестве своей маскировки, рисковать понапрасну мне не хотелось.

– Согласно последнему распоряжению императора, эта процедура стала обязательной для всех вновьприбывших на Талор, – твёрдо ответил шонг. Возможно мне показалось, но при упоминании императора разумный чуть сбился и в его эмоциях мелькнула очень яркая эмоция, но что это было я разобрать не успел.

Неожиданно мне захотелось провести эксперимент. В конце концов я тот самый император, от лица которого местные власти получили этот приказ. Если я правильно понял информацию о работе второго контура, полученную на станции связи, то моя физическая форма не должна влиять на отношение со стороны двуногих. Важна только энергоматрица и я решил проверить это предположение.

– Я хотел бы избежать прохождение этой процедуры, – прямо глядя в глаза собеседнику, медленно произнёс я.

– На каком основании? – спросил шонг и мне послышалось в его голосе сомнение.

– Просто потому, что я этого не хочу.

Как оказалось, сомнения сотрудника космопорта касались другой стороны моего вопроса…

– В таком случае я вынужден буду позвать охрану и вы можете о своих желаниях рассказать уже им, – так же спокойно ответил разумный и потянулся к большой красной кнопке, расположенной в углу его терминала.

– В этом нет необходимости, – тут же произнёс я и наклонился ближе к двуногому, доверительно понизив голос, – Просто опасаюсь всяких излучений… Говорят они пагубно сказываются на здоровье…

Работник окинул мою тучную фигуру скептическим взглядом и, немного поморщившись от аромата гнилых зубов, молча ткнул пальцем в сторону рамки сканера. Я благодарно кивнул и отправился в указанном направлении. Видимо система выбрала в качестве самой мощной матрицы Асачи, а не меня. Это было немного обидно, но вполне ожидаемо. Конкурировать с древним сородичем мне не хотелось, да и поводов для этого пока не было.

Сканер подтвердил мою личность и дальнейших вопросов не возникло. Спуск на планетарном лифте тоже прошёл без происшествий. На выходе не было никаких пропускных пунктов и я спокойно покинул небольшое здание транспортной системы.

На соседнем с местом моего прибытия куске поверхности Талора была расположена большая парковка, заполненная разнообразными средствами передвижения. В воздухе плавали огромные голографические экраны с разнообразной рекламой. К моему удивлению, среди предложений разных товаров то и дело мелькали флаги империи. Этот момент меня заинтересовал и я решил присмотреться к сообщениям внимательнее.

В ушах мгновенно появился звуковой ряд, сопровождающий изображение. Мощный трогг в опаленной броне космического пехотинца, чеканя слова, вещал о величии империи и долге каждого разумного перед владыкой галактики.

– Империя велика и могуча! – подвёл итог бравый воин, – Слава вечному императору!

– Империя велика и могуча, – услышал я тихий шёпот за своей спиной, – Слава вечному императору. Слава вечному императору. Империя велика и могуча…

Обернувшись, увидел пару двуногих, которые смотрели на экран стеклянными глазами и повторяли последние слова трогга, как заклинание.

Мне понятно было желание Асачи быстро восстановить контроль над обществом, но это уже было чересчур. Разумные разошлись в разных направлениях, продолжая шептать одни и те же слова. Если подобный эффект достигается на семидесяти процентах влияния, то что происходит на сотне?

Проводив растерянным взглядом фанатичных обитателей столицы, покачал головой и направился к ближайшему флаеру, окрашенному в яркие цвета автоматической службы такси. Сам я буду искать штаб гвардии слишком долго, даже с использованием навигационной системы, а роботу достаточно назвать желаемое место назначения и дать пару кредитов.

Видавший виды аппарат жалобно скрипнул, принимая на борт моё грузное тело.

– Сколько будет стоит поездка до штаба гвардии? – пытаясь принять более удобное положение в тесной кабине, вслух спросил я. Решение выбрать облик Джейка для визита в столицу уже не казалось мне таким гениальным, как раньше.

– Согласно указу светлейшего императора, все транспортные системы столицы оказывают услуги бесплатно, – безразличным механическим голосом ответил агрегат, – Империя велика и могуча! Слава вечному императору!

На этом моменте я, видимо, должен был впасть в фанатичный экстаз, но сухие фразы робота вызвали лишь глухое раздражение.

На небольшом и сильно исцарапанном дисплее передо мной высветилась трёхмерная карта предполагаемого маршрута. Система флаера предлагала мне целых пять вариантов движения на выбор. При этом один из них, как ни странно самый длинный, был окрашен в зелёный цвет и имел наиболее высокий приоритет. Добраться до штаба гвардейского корпуса напрямую было невозможно, но при этом как минимум три маршрута были значительно короче.

– Почему выбран самый длинный маршрут? – уточнил я, испытывая некоторые сомнения по поводу выбранного пути. Во времени я конечно ограничен не был, но и терять его в пустую мне не хотелось.

– Данный маршрут пролегает по самым живописным местам столицы и предлагается всем впервые прибывшим на Талор гражданам империи, – механический мужской голос немного изменился и стал более живым, видимо подключилась другая программа. Стандартное окончание любой фразы про империю и императора я спокойно пропустил мимо ушей, – К тому же сегодня состоится грандиозное мероприятие на одной из крупнейших площадей столицы, – при этих словах появилась и начала пульсировать яркая точка примерно в середине маршрута, – И долг каждого жителя империи посетить это событие лично.

Против экскурсии по столице я ничего не имел и решил согласиться на предложение автоматического такси. Праздники мне нравились, пусть и видел я подобные развлечения только на картинках в сети.

Следующий час система рассказывала мне обо всех интересных местах столицы, попадавшихся нам по пути, щедро перемежая каждую фразу пропагандой империи. К моменту посадки, мне уже всерьёз начало казаться, что я и сам начал повторять слова о величии и славе. Флаер приземлился на большой площадке, найдя крохотный пятачок в углу. Вся огромная парковка семьдесят четвёртого яруса была плотно забита транспортом.

Жители Талора с неадекватным рвением отнеслись к призыву властей – это стало понятно уже на подходе месту проведения праздника. Толпы разумных вливались на площадь и занимали остатки свободного пространства сразу из десятка улиц. Двуногие скандировали патриотические слоганы и пели гимны.

За всем этим спокойно наблюдали тысячи стражей порядка в разномастной броне. Среди охранников встречались представители самых разных ведомств. Были и обычные патрульные, и космодесантники и даже представители нескольких корпораций, что показалось мне совсем уж странным.

Пробраться к большому возвышению в противоположном конце площади было абсолютно невозможно, да и не требовалось – потолок уровня закрыло единое полотнище голографическего экрана, на котором любой присутствующий мог во всех подробностях рассмотреть все происходящее.

Гигантский таймер вёл обратный отсчёт и до начала праздника оставалось всего несколько минут. Я стоял в толпе возбужденных двуногих и совершенно не понимал зачем вообще сюда пришёл…


Глава 21


Камеры показывали возвышение сверху и, в момент окончания обратного отсчета, в полу сцены открылись тёмные провалы. Народ вокруг заревел от восторга, наблюдая, как из темноты поднимаются странные механизмы весьма зловещего вида. Когда все было готово, на экране появилось взволнованное румяное лицо молодой девушки.

– Жители Талора и империи! – приятным голосом произнесла она, – Сегодня император, в своей великой милости, решил показать нам свое правосудие!

Бешеный рев двуногих со всех сторон оглушил меня на долю секунды и пришлось отсечь лишние звуки, при помощи доспеха.

– Все мы знаем, – продолжала тем временем девушка, – Что в нашем любимом государстве сейчас неспокойно и есть существа, по другому я их назвать не могу, которые препятствуют процветанию империи и даже злоумышляют против нашего великого повелителя!

Рев толпы набрал угрожающие обороты. Теперь я слышал его даже сквозь фильтры артефакта. Шонг, стоявший рядом со мной, начал рвать на себе одежду и кричать что-то о неминуемой расправе над мерзкими предателями. Его примеру последовали ещё несколько разумных. Я с ужасом наблюдал за происходящим и не верил своим глазам. Обычные жители стремительно превращались в беснующихся животных. Разума в них почти не оставалось…

– Прямо сегодня! Здесь и сейчас! Мы увидим, что бывает с мятежниками и предателями, – голос диктора тоже начал отдавать безумием и истерикой.

На возвышение стала подниматься цепочка двуногих. Никакой охраны при них не было, каждый двуногий подходил к свободному механизму и, повернувшись к площади, замирал на месте. Из толпы полетели какие-то объедки и камни, но возникший перед сценой силовой экран быстро останавливал летящие предметы. Следом за преступниками, на подиум поднялась ведущая этого кошмарного праздника. Она стало поочерёдно подходить к каждому осужденному и задавать им одни и те же вопросы.

– Что ты сделал, мерзкий предатель? – брызгая слюной, спрашивала девушка.

Все разумные покорно и спокойно отвечали на унизительные вопросы. Кражи, драки, взятки… Ни один из приговоренных не назвал какое-то действительно серьёзное преступление и тем не менее все они скоро должны будут умереть. В этом я уже не сомневался, пристально изучив пыточные установки на сцене. Ни одно устройство не оставляло своим жертвам и шанса на выживание. Поистине жутко было наблюдать, как разумные засовывают руки в крепления и приводят в исполнение свой приговор.

На камни возвышения щедро полилась кровь. Происходящее вызывало отвращение и стыд. Стыд за очередную собственную ошибку, потому что к текущей ситуации привели именно мои действия. Я не мог знать, что старый архивариус воспользуется полученной властью таким образом, но должен был учесть такой вариант!

Смотреть на беснующуюся толпу и казни мне было неприятно. Я уже решил покинуть площадь и даже начал проталкиваться к выходу, но следующая фраза ведущей заставила меня замереть на месте и снова посмотреть на гигантский экран.

– Всё эти преступники сполна заплатили за свои дела, – вещала девушка, – Но они всего лишь слабость и ошибки нашего общества, с которыми мы должны бороться сами. Но есть ещё и другие враги, что сеют зло и раздор на просторах нашей галактики. И сам наш повелитель вынужден вступать в бой для сражения с ними!

Разумные вокруг немного притихли и жадно уставились вверх.

– Сегодня перед вами предстанет один из их лидеров и вы поймёте, что никто не сможет уйти от правосудия империи!

На помост вытащили окровавленное существо, в котором с огромным трудом можно было узнать человека. Часть конечностей отсутствовала, а все тело двуногого было покрыто ранами и ожогами.

– В оплоте и опоре трона свили гнездо предатели, – буквально прошипела девушка, – В самом гвардейском корпусе поселилась гниль обмана! Но повелитель сумел вовремя распознать врагов и отдал их на наш суд!

Израненного человека держала за плечи пара мощных стражей. Какой вред мог причинить окружающим этот обрубок разумного мне было непонятно, но охранники не отпускали его ни на секунду.

– И вот он здесь, – картинно указала женщина на еле держащегося на ногах двуногого, – И теперь ответьте мне, граждане империи, достоин ли этот предатель жизни?

– Смерть! – заревели мирные обыватели вокруг.

– Убить тварь!

– Слава императору!

– Я знала, что ваше решение будет правильным, – с лёгкой улыбкой произнесла ведущая, – Как и моё… Как и решение нашего любимого императора!

Стражи прижали приговоренного к квадратному камню и на сцене появилось ещё одно действующее лицо. Разумный в глухой чёрной маске неспеша шёл к месту казни. Блестящий топор крепко сидел в его руке и его широкое лезвие бросало весёлые блики на первые ряды зрителей.

Камера дала крупный план и я наконец увидел обезображенное лицо человека. В мешанине синяков и ран, тяжело было узнать внешность разумного и сознание даже попыталось меня обмануть, но ошибки быть не могло… На помосте, безразлично глядя на бушующее море двуногих, готовился принять смерть Хоак.

– Вот и свиделись, – неверяще прошептал я и начал агрессивно проталкиваться к выходу. Пока я рвался к краю площади, толпа замерла в предвкушении. Приходилось отвоевывать каждый метр пространства и двигался я гораздо медленнее, чем мне того хотелось.

Глухой стук, раздавшийся после падения головы моего соратника на помост, утонул в восторженном реве безумного двуногого стада. Замерев на секунду и крепко зажмурив глаза, я мысленно простился со своим помощником и снова начал пробиваться к свободе, уже не стесняясь применять для этого силу.

Мой рывок не остался без внимания стражей правопорядка. На фоне остального населения, визжавшего от восторга, моё целенаправленное стремление покинуть площадь выглядело по меньшей мере странно и я слишком поздно это понял.

– Куда-то торопитесь? – услышал я грубый голос, с трудом прорвавшийся сквозь крики вокруг. За моё плечо крепко ухватилась чужая рука и мощным рывком развернула меня к говорившему.

Передо мной стоял крепко сбитый шонг в доспехе с логотипом Интронидис.

– Что? – делая вид что не расслышал, переспросил я и немного наклонился вперёд.

– Я говорю… – мощный удар в челюсть не дал охраннику закончить фразу и он мешком осел на землю.

Обратный отсчёт пошёл и теперь скрываться не было смысла. До ближайшей улицы оставалось ещё пятьдесят метров и я уже видел потянувшиеся в том направлении группы патрульных.

«Увеличить скорость до максимума!» – отдал я мысленную команду модулю артефакта, одновременно изменяя мышцы и связки в нижней части своего тела, – «Активировать защиту верхней полусферы.»

Рывок в сторону улицы оставил настоящую просеку в толпе разумных. Двуногие разлетались в стороны под давлением щита, как детские игрушки. Столкновение с группой охранников произошло через три секунды и их постигла та же участь.

Организм Джейка не был предназначен для подобных нагрузок и доспех отметил возросшее потребление энергии. Тучное тело отставного капитана летело по улицам со скоростью хорошего флаера и редкие прохожие с удивлением провожали толстую фигуру, проносящуюся мимо, взглядами. Вдали послышался вой полицейской сирены и я ещё больше увеличил скорость.

Из разговоров с Диком и памяти магистра Рипака я знал, что силы правопорядка работают примерно по одной схеме. Возможно в пределах столицы, с её уровнями и секторами, это будет выражено даже более четко. Сперва власти блокируют окрестности и начнут прочесывать местность. Если найти меня не удастся, то они расширят область поисков.

Впереди показался лёгкий спортивный флаер, лениво паривший над дорогой. Тратить время на обгон я не стал и просто перепрыгнул препятствие. Подо мной, за стеклянной крыше транспортного средства, мелькнуло испуганное лицо молодого парня.

Главная задача на текущий момент – максимально быстро покинуть этот уровень и добраться до Шиноко.

Семьдесят четвёртый уровень считался административным и жилых строений вокруг было немного. В основном это были офисы и здания небольших предприятий. Движение в пределах яруса было стандартно организовано в пять потоков один над другим – больше не позволяла высота потолка.

Неожиданно из переулка впереди выскочил флаер патрульной службы и я рефлекторно выстрелил энергоимпульсом в область его двигателя. Аппарат клюнул носом и врезался в стену здания напротив.

Иллюзий на счёт того, что я останусь незамеченным я не питал, но теперь область поисков точно сместится в моем направлении.

Ещё десять минут я носился по улицам и сбил за это время три летательных аппарата сил правопорядка. Сирены выли со всех сторон и кольцо неумолимо сжималось. Нужно было найти выход, причём быстро.

Доспех внезапно отреагировал на мой невнятный запрос и подсветил яркий прямоугольник под самым потолком прямо по направлению моего движения. До обозначенного места оставалось примерно пятьсот метров и четыре-пять этажей. В светлом прямоугольнике медленно кружилась пыль, выделяя лучи льющегося сверху света.

«И как туда добраться?» – спросил я.

Перед глазами появилось дополнительное изображение, чётко наложившееся на реальные предметы. Модуль быстро просчитал траектории движения ближайших транспортных средств и выстроил из них лестницу в небо, вернее к потолку.

Спорить и искать другие варианты времени не было и я, мощно оттолкнувшись, запрыгнул на грузовую платформу во втором потоке. Аппарат покачнулся и начал терять высоту. Артефакт мгновенно пересчитал траектории и исключил из маршрута лёгкие флаеры, которые неминуемо провалятся при моем приземлении.

Пришлось трижды менять направление, прежде чем я оказался на расстоянии одного рывка до нужного мне отверстия. К сожалению, последний прыжок сильно нарушил траекторию движения моей опоры и она резко полетела вниз, врезавшись в нижний транспортный поток. Авария мгновенно увеличилась и зацепила ещё несколько флаеров. Дождь обломков посыпался на улицу внизу, чётко обозначив место, в котором я покинул ярус, но в любом случае несколько минут форы у меня появилось.

Системы наблюдения не оставляли мне шансов и когда я выбрался на тротуар нового уровня, то почти сразу услышал завывание сирен. Быстрый поиск причины тревоги закончился с помощью доспеха, указавшего целых пять точек видео наблюдения на соседних зданиях. При таком раскладе меня найдут в любом случае.

Туша Джейка сильно осложняла мои возможности затеряться в толпе прохожих и нужно было срочно сменить форму на что-то менее заметное, но для этого нужно достаточно времени и тихое место, где меня никто не заметит.

Вокруг стояли многоэтажные дома и, насколько я помнил, наблюдение внутри жилищ было запрещено, хотя это тоже уже могло измениться. Накинув маскировку, я пробрался к ближайшему входу и зашёл внутрь. Передо мной лежало грязное и тускло освещенное единственным потолочным светильником помещение. Небольшая лестница вела в длинный коридор с множеством дверей, пронизывавший все здание насквозь. Тонкие перегородки не стали серьёзным препятствием для сканера артефакта и мне удалось быстро найти пустое помещение. Хлипкая дверь открылась наружу от сильного рывка и я попал в небольшую скромно обставленную комнату.

Быстро избавиться от комбинезона не удалось, складки кожи то и дело застревали в молнии, принося мне порции унизительной боли. Как вообще можно было довести собственное тело до такого состояния?

Выбор новой формы я сделал ещё по дороге и, расставшись наконец с одеждой, начал трансформацию. Через некоторое время из комнаты вышел мощный человек в странно мешковатом безразмерном космическом комбинезоне, который постепенно менял форму и начинал красиво обтягивать поджарую фигуру.

Выходить я решил через другую дверь, где нос к носу столкнулся с патрульными, которые готовились ворваться в здание. Стражи порядка мгновенно взяли меня на прицел и один из них направил в мою сторону портативный сканер. Я поднял руки и изобразил на лице испуг.

– Не тот, – проверив результаты сообщил двуногий и группа двинулась ко входу в здание.

– Вы ничего подозрительного не заметили? Какой-нибудь шум или звуки борьбы? – спросил глава отряда, остановившись возле меня.

– Нет, – нервно ответил я, – Что происходит? Мне уже можно опустить руки?

– Мы разыскиваем опасного преступника, – ответил человек, – Он подозревается в предательстве империи.

Пришлось изображать на лице праведный гнев. Надеюсь вышло у меня неплохо, по крайней мере патрульный мне поверил.

– На четвёртом этаже что-то громко упало, а ещё под крышей живут наркоторговцы, – начал на ходу придумывать я.

– Хорошо, мы проверим эту информацию, – ответил начальник отряда, – Вы можете идти.

– А ещё…

Дальше человек меня уже не слушал, скрывшись в подъезде. Я пожал плечами и спокойно пошёл к ближайшему информационному терминалу, замеченному мной ранее. Порывшись в сети, выудил карту уровня и тщательно запомнил направление к ближайшему планетарному лифту. Сохранять спокойствие и лёгкую прогулочную походку удавалось с трудом. Мимо постоянно проносились флаеры патрульной службы, а на рекламных экранах уже красовалось лицо Джейка Батора.

Возле лифта дежурил наряд патруля, проверяющий всех разумных, которые собирались покинуть уровень. Снова пройдя процедуру сканирования, удостоился подозрительного взгляда трогга в форме корпорации Нова.

– О тебе нет информации в базе, – сообщил он, – Кто ты и откуда прибыл?

– Махог воин! – гордо ответил я, выпятив грудь, – Капитан взял Махог в команда за ярость в бою и теперь всегда пускает меня вперёд!

– Да это дикарь обычный, Никс, – лениво произнёс один из его коллег, – Скорее всего кто-то из наёмников навешал ему лапши на уши и теперь использует, как бесплатную боевую единицу. Оставь ты его, он все равно не подходит под описание!

– Махог не есть лапша, – презрительно фыркнул я.

– Ну точно! – засмеялся трогг, – Иди уже, воин!

Проследовав в кабину транспортной системы, я бросил гордый взгляд на скалящихся патрульных и незаметно перевёл дух, когда створки наконец закрылись и меня, с огромной скоростью, потащило к верхнему ярусу Талора.

Внутри небольшого купола транспортной системы на планетарной платформе и так немалое количество вооружённой охраны увеличилось вдвое. Меня снова подвергли процедуре сканирования и пришлось опять притвориться диким варваром. Долгожданный борт Шиноко уже виделся вдали и мне стоило огромного труда сохранить спокойствие и не ускорить шаг.

Дикуэл дожидался меня прямо возле шлюза. Не знаю как он узнал о моем приближении, но пришёл он точно недавно и совершенно не удивился изменению моей внешности, видимо просто привык к таким вещам.

– Как все прошло? – нетерпеливо спросил он, – Гвардеец был в шоке?

– Хоак мёртв, – глухо ответил я, быстро шагая в сторону рубки, – Пару часов назад ему отрубили голову на центральной площади Талора.

– Слушай, он всего лишь не ответил на твой вызов! – весело произнёс человек, но я никак на это не отреагировал, – Постой, – обогнав меня воскликнул человек, – Ты серьёзно?

– Серьёзнее некуда, – ответил я, – Что-то пошло не так, Дик. В столице творится хург знает что и я не понимаю кто в этом виноват, кроме меня.

– Ты же сказал, что на станции все прошло нормально, – мгновенно став серьёзным, сказал спутник.

– И готов подписаться под каждым своим словом, – кивнул я, – Либо Асачи нас предал, либо мы чего-то не знаем.

– Ты уверен, что видел именно Хоака? – настойчиво спросил Дикуэл, – Может перепутал его с кем-то?

– Ши, – усаживаясь в кресло и с силой потерев лицо ладонями, позвал я, – Дай на экран запись сегодняшнего праздника справедливости императора.

– Какого праздника? – удивлённо посмотрел на меня Дик, но в этот момент на экране появилось изображение и я снова стал свидетелем ужасных событий. На этот раз, правда, не один.

– Они безумны! – шокированно воскликнул спутник. Зрелище проняло даже вечно невозмутимого человека, что говорило о многом, – Неужели это все устроил тот старик.

– Не знаю, – потеряно ответил я, – Но нам нужно в этом разобраться, причём очень быстро! Ты не представляешь, что сейчас происходит с населением…

– В сети появилось новое обращение императора к подданным, – сообщила Шиноко, – Желаете просмотреть запись?

– Да, – кивнул я, – Выведи на экран, пожалуйста.

Картинка сменилась и я увидел знакомое лицо. Если бы не странная пылающая радужка глаз, то я бы с уверенностью сказал, что это мой старый знакомый.

– Выжил, поганец, – не сдержавшись прошептал я.

– Граждане империи, в этот трудный час я призываю каждого жителя моего государства быть бдительным и приложить все силы для противодействия коварному врагу. Святой долг каждого разумного принять участие в уничтожении мятежников. Убить или взять живым самозванца, притворяющегося императором, и всех его помощников. Во славу империи!

– Во славу империи, – уставившись в погасший экран остекленевшим взглядом прошептал Дик. Рука друга, преодолевая невидимое сопротивление, поползла к кобуре с излучателем.

Я не стал ждать результатов внутренней борьбы человека и, быстро подскочив ближе, сильно ударил его кулаком в висок. Дикуэл свалился на пол и потерял сознание.

– Прости, друг, – тихо произнёс я, разминая ушибленные костяшки, – Дальше мне придётся разбираться самому…

Тело Дикуэла я перенёс в криобокс и заморозил до лучших времен. Спутник не был виноват в том, что произошло, но доверять ему сейчас я не мог. Вернувшись в рубку, уселся в кресло пилота и обхватил голову руками. Мысли суматошно скакали в голове и я никак не мог определиться с дальнейшими действиями. Штурмовать дворец? В одиночку? Искать помощи у двуногих, любой из которых сейчас способен вогнать нож мне в спину?

– Асачи, Асачи, – наконец прошептал я, – Как же я мог в тебе так ошибиться?! Неужели Виктор работал на тебя? И где мне теперь тебя искать?

– Здесь, – произнесла Шиноко и, активировав карту галактики, подсветила точку незнакомой мне системы, – От себя могу добавить, что существо из ролика не имеет отношения к создателю. Их энергоматрицы никогда не пересекались в этом круге.

– Ты хочешь сказать, что старик ни при чем? – с сомнением спросил я.

– Это вы можете узнать у него лично, капитан, – ответила система, – Подготовить прыжок по текущим координатам создателя?

– Да, – встряхнувшись, ответил я, – Посмотрим, что он ответит мне на мои вопросы…


Глава 22


Система Соктан. Корабль сил самообороны. Нилок Шур.

Вот уже двое суток, как полномочный посол империи томился в обычном изоляторе. Возмущенные крики и требования Нилока абсолютно никого не волновали. Он был уверен, что за ним наблюдают, но добиться нужной реакции так и не смог.

К исходу первого дня шонг устал повторять одно и то же – если его ещё не убили, значит шансы на успешное выполнение задания все ещё есть.

Тусклый свет, узкая койка, система сброса отходов жизнедеятельности в углу, пять шагов вдоль, семь – поперёк. Одинаковые стены, без следов дверного проёма, и томительное ожидание решения о своей дальнейшей судьбе. Гнетущая неизвестность сильно давила на психику оперативника и дело было вовсе не в весьма вероятном смертельном исходе. Риск давно стал неотъемлемой частью жизни сотрудника имперской службы безопасности и к нему он относился спокойно, а вот вероятность провала посольства была действительно огромной проблемой.

Всё заготовленные слова и варианты развития беседы с бароном пошли хургу под хвост в тот самый момент, когда на голову Нилока опустился мешок. Теперь ни о каком равноправном диалоге речи идти не могло и будет большой удачей, если ему удастся избежать пыток или допроса с применением химии. Мысли оперативника ходили по кругу и найти адекватный выход из ситуации не получалось.

Резкая вспышка света больно резанула по привыкшим к полумраку глазам. Пока шонг пытался проморгаться, в помещение вошла пара бойцов сил самообороны системы Соктан.

– Вас готовы выслушать, – безразлично прогудел голос одного из динамика шлема, – Следуйте за нами.

Шонг быстро поднялся и пошёл за охранниками. Внутри него все сжалось в тугой комок, но он успокаивал себя собственными наблюдениями. Ему предложили следовать за охраной, а не идти под конвоем – это вселяло надежду. Мешок одевать не стали и сообщили, что кто-то готов его выслушать. Возможно все это время он ждал прибытия уполномоченного лица и теперь можно будет приступить к выполнению полученного задания.

Путь по коридорам судна не дал наметанному глазу безопасника никакой информации, что уже само по себе было тревожным знаком. Опыт Нилока позволял определить класс и мощность космического корабля по незначительным деталям обстановки – жгуты кабелей, длина коридоров, материал стен, количество дверей – все это могло помочь в классификации судна, но отработанная методика, почему-то, не работала.

Впереди тяжело шагала пара, упакованных в самую современную броню, стражей, которые, казалось, даже не обращают внимания на пленника, но это, разумеется, было только видимостью. Короткие узкие коридоры всегда заканчивались створками лифтов и определить размер корабля не было никакой возможности. В конце концов Нилок бросил это безнадежное занятие и стал выстраивать свою речь.

Бойцы остановились у ничем не примечательного участка стены. Новая вспышка света и в перегородке появился дверной проем. Если по этому принципу работают все двери на судне, то неудивительно, что все коридоры казались пустыми…

– Входите, – произнёс тот же охранник, – Вас ждут.

Стражи встали с боков от прохода и превратились в неподвижные статуи. Инструкции были озвучены и больше с ним эти разумные общаться не собирались.

Шонг мысленно пожал плечами и вошёл внутрь. Резкий переход от стирильного минимализма к обычной обстановке, немного сбил его с толку, но оперативнику удалось это скрыть.

Из пространства современного космического судна, посол императора попал в классическую переговорную корпорации средней руки. Лёгкая деревянная мебель, стены приятного салатового цвета, несколько голографических картин с пейзажами разных планет – все настраивало на продуктивное общение. Последние опасения оперативника, что его путь завершится в допросной камере, немного отступили.

Во главе длинного стола его ожидал молодой человек, крайне похожий на молодого барона лок Тольдера, изображения которого шонг тщательно изучил во время нахождения в гиперпространстве. Если местный правитель отправил на встречу одного из своих потомков, то это существенно упростит задачу.

– Вы представились послом императора, – указав на свободные места, произнёс юноша, – Я готов вас выслушать.

– Дело в том, что моё сообщение предназначено лично барону лок Тольдеру, – осторожно ответил Нилок, занимая один из свободных стульев.

– Он перед вами, – с усмешкой ответил человек, – Можете говорить.

– Соболезную вашей утрате, – склонил голову посол. В голове шонга сразу началась настоящая буря. В пределах домена мог быть только один правитель и если этот парень стал бароном, то его отец или дед, которому было адресовано зашифрованное послание, скорее всего умер, а этот юноша мог и не знать о договоренностях между старшим поколением.

– Кто-то умер? – удивлённо поднял брови барон, – Вы для этого прилетели ко мне в гости?

– Да, – кивнул Нилок, размышляя о превратностях судьбы. Он пересёк половину галактики в надежде найти помощь, а оказалось, что его связной банально умер от старости, – Вернее нет. Извините если я вас обидел. Мои слова относились к судьбе Кассия лок Тольдера. Именно ему я должен был передать личное послание императора. Скажите, а вы давно приняли власть в домене?

– Более чем, – снова усмехнулся парень, – И, смею вас уверить, владею всей полнотой информации об обязательствах своих предков.

– Что ж, – решился Нилок. В текущей ситуации он ничего не терял. Код постороннему ничего не скажет и в худшем случае его просто убьют. Хотя сначала стоит ввести собеседника в курс дела, тогда есть шанс, что он даже не зная смысл послания, примет нужную сторону, – Я прибыл сообщить, что в империи сейчас неспокойно. Фактически идёт гражданская война и правитель нуждается в вашей помощи.

– В империи всегда неспокойно, – безразлично ответил барон, – В моем домене чтут законы страны, а чем занимаются другие дворяне мне не интересно.

– Я понимаю, что вы следуете путем ваших предков и не вмешиваетесь в дела других, – кивнул шонг, – Это достойно уважения.

– Но? – насмешливо произнёс человек.

– Но сейчас, как вы правильно заметили, ситуация сильно изменилась. Привычный мир рушится и есть большая вероятность, что император потеряет власть, – последние слова Нилок произнёс почти шёпотом.

Театрально нагнетать атмосферу шонг не собирался, просто мысль о таком варианте развития событий с трудом сорвалась с языка имперца.

– Повторюсь, меня это не интересует. Если это все, что вы хотели сообщить, то предлагаю завершить нашу беседу. Мои люди проводят вас к границе системы.

– Ваш отец или дед, уж не знаю кем вам приходился Кассий лок Тольдер, был истинным патриотом! – спокойно продолжил Нилок, не делая попытки подняться, – Он был предан своей стране и императору. Очень жаль, что вы унаследовали не все черты вашего предка. Не удивительно, что правитель галактики рассчитывал на него в трудную минуту.

– Давить на память – это низко, господин посол, – прищурившись, ответил человек, – Я был о вас лучшего мнения…

– Я выполняю свой долг, – жёстко ответил шонг. Дипломатия оказалась не его сильной стороной и это сильно огорчило оперативника, – Пожалуй мне действительно пора. Возможно я ещё успею к генеральному сражению за будущее империи.

Нилок порывисто поднялся и направился к выходу. Или его убьют прямо сейчас или отпустят, в любом случае основной цели посольства достичь не удалось и об этом нужно сообщить Гирту. Наверное нужно было отправить на переговоры Таваля или Дика, но сделанного изменить нельзя. Погрузившись в свои мысли шонг подошёл к стене и замер в ожидании, но преграда не спешила исчезать.

– Вы все время говорили о каком-то сообщении, господин посол, – лениво произнёс юноша, – Но, кроме пространных слов о патриотизме, я от вас так ничего и не услышал.

Шонг ещё пару секунд стоял неподвижно, а потом произнёс, вызубренную наизусть, головоломную последовательность символов.

– С этого нужно было начинать, – неожиданно сказал молодой барон и оперативник рывком обернулся к собеседнику, – А то заладили – патриотизм, гражданская война, – совершенно по-стариковски проворчал человек, – Присаживайтесь, юноша, в ногах правды нет.

Посол вернулся на свое место и молча уставился на странного барона.

– А теперь расскажите мне куда и как скоро должен прибыть бессмертный легион его императорского величества?


* * *

Борт судна Пристанище отверженных. Таваль лок Трингер.

Таваль следил за очередным маневром своего флота на голографической проекции. Корабли, чётко следуя плану, выстроились тремя эшелона и двигались единым фронтом.

– Три, семь, дельта, – произнёс человек по общей связи и флот начал менять атакующую формацию, на защитную.

Последние дни, все собравшиеся в безымянной системе беженцы только и делали, что отрабатывали различные построения. Арсенал флота уже насчитывал десятки различных вариантов, но лок Трингер не собирался останавливаться на достигнутом.

Сборище разномастных кораблей, под руководством бывшего барона, быстро превращалось в серьёзную силу. Сказывался богатый боевой опыт большинства капитанов и отличия техники изгнанников от гражданских моделей. Катастрофически не хватало лёгкой авиации, но взять её было неоткуда и приходилось работать с тем, что имелось в наличии.

Возможность закупить партию современных истребителей у бывших жителей Струмэ была, но это не имело смысла. Выделить из экипажей достаточное количество квалифицированных пилотов, без потери уровня боеспособности, они не могли. Поступали предложения о привлечении наёмников, но их Таваль отмел сразу.

В предстоящих событиях не было места коммерческим интересам и раскрывать свои планы посторонним разумным он не собирался.

К счастью, многие беженцы знали о своих недостатках и частично компенсировали их за счёт мощных автоматических систем противокосмической обороны. Большинство судов собранного флота могли на равных конкурировать с боевыми кораблями. Особой гордостью сообщества изгнанников стал проект нескольких энтузиастов, которые превратили свои корабли в части единого целого.

Двенадцать транспортников странной формы, по отдельности выглядевшие как куски космического мусора, пару дней назад прибыли к месту сбора и сейчас ещё не завершили объединение. Грандиозная идея превратила разномастные суда в огромный линкор и Таваль все ещё не мог поверить, что собранное из кусков судно не развалится от первого же попадания. Создатели этого чуда техники уверенно заявили, что боевые испытания их изобретение уже прошло и об этом можно не беспокоиться.

– Игни, есть новости? – повернулся адмирал флота изгнанников к своей помощнице, добровольно взявшей на себя обязанности по мониторингу сети и поиску информации.

– Пока нет, полковник, – ответила девушка, – Даже странно как-то. Корпорации сообщают об увеличении годовой выручки, стали поступать сообщения о стихийных митингах в поддержку императора, но какой-то конкретной цели у них нет. Мелькнула новость о напряжённой обстановке в Тай-Коре, но ее быстро удалили.

– Понятно, – задумчиво ответил человек. В Тай-Коре, насколько он помнил, было расположено одно из устройств древних. Видимо противостояние с мятежниками набирает обороты не только у него…

Мысли плавно перешли к оставшимся на Талоре друзьям. Бывший барон уже долго ждал от них вестей, но спутники не спешили выходить на связь. Оставленные подсказки были более чем прозрачными, возможно сейчас новому императору и его помощникам просто не до него. Оставалось надеяться, что у них все хорошо и за время его отсутствия они не попадут хургу в пасть.

О своём решении покинуть друзей Таваль не жалел. Его народ имел право знать правду и принять решение о дальнейших действиях, другое дело, что это можно было сделать не так кардинально и не терять из виду спутников.

Со дня на день должно было прийти сообщение от Айнора и собранный по крупицам флот выдвинется к цели. Дальше многое будет зависеть от слепого случая. Все, что возможно, он уже сделал.

За пультом в углу помещения сидел оператор связи. Человек постоянно мониторил эфир в ожидании сообщений и лок Трингер то и дело поглядывал в его сторону.

– До расчётного времени ещё десять часов, – негромко произнесла наблюдательная Игни, листая что-то в своём коммуникаторе, – Не дергайся раньше времени.

Человек хмуро посмотрел на рыжеволосую помощницу и молча кивнул. Волнение барона было вполне очевидно, но остальным об этом знать не стоило. Вся затея с местью за Струмэ начинала казаться абсурдной, но остановить маятник подготовки было уже невозможно. С ним или без него – изгнанники пойдут в бой. Годы ожидания и поисков оставили глубокие раны в сознании выживших и исцелить их сможет только месть…или смерть, что более вероятно.

Семь сотен кораблей беженцев были сопоставимы по мощи с полноценным имперским флотом и определённые шансы на успех у них все же были. Но, в любом случае, нужно чудовищное везение, чтобы выполнить поставленную задачу.

И дело даже не в том, что у них всего один шанс. У них нет резервов, нет информации о численности врага, нет общей базы… По сути сейчас в руках Таваля был клинок, которым можно нанести всего один удар. Понимал это не только он, но все остальные относились к этому философски. Как сказал один из кааитанов:

– Мы жили ради этого момента и глупо сейчас думать о завтрашнем дне.

Лок Трингер понимал, что от его решений зависят жизни остатков его народа и рассчитывал сохранить в грядущей битве максимальное количество своих людей.

– Есть сигнал, – встрепенулся связист и все присутствующие замерли на своих местах. Взгляд оператора расфокуссировался, а руки забегали по клавиатуре, переводя зашифрованное послание в обычный текст. Через минуту дело было сделано и на экране перед лок Трингером появился текст сообщения, состоявший всего из нескольких предложений.

«Скинул груз в указанной точке. Вернулся через двое суток. Напоролся на сводную группу Интронидис и имперцев. Треки ведут на Струмэ. Сбит.»

– Мы выдвигаемся. Готовьте связь, – через несколько секунд, которые потребовались ему на прощание с Айнором, сухо произнёс полковник, – Эти твари окопались на нашей родине.

– Вот ублюдки, – прошипел кто-то из экипажа.

– Полковник, есть смысл перебраться на Возмездие, – предложила Игни, – Руководить атакой лучше из наиболее защищённого места, а после прибытия на место, времени на переезд может уже не быть…

– Этот монстр станет первоочередной целью противника, – возразил человек, хотя слова помощницы все же заставили его задуматься.

– Она права, полковник, – поддержал рыжеволосую бестию капитан корабля, – Там, по крайней мере, есть достаточное количество людей для отражения атаки. Если мою крошку возьмут на абордаж, то нам останется только застрелиться.

– Скажи как есть, Грув, – насмешливо ответил Таваль, – Тебе просто не нравится, что на судне два капитана.

– Вообще-то три, – указал взглядом Грув на недовольно поджавшую губы Игни. Назревала неприятная ситуация, но она, удивительным образом, помогла всем сбросить накопившееся напряжение. Экипаж начал улыбаться, а кое-кто даже осмелился пошутить по этому поводу, правда сразу скис, получив гневную отповедь от раздраженной девицы.

Коллективными усилиями адмирала все же удалось убедить перебраться на флагманское судно.

В течении часа после этого флот изгнанников разбился на группы и ушёл в гиперпространство. Впереди их ждала неизвестность и призрачная надежда отомстить за развалины родного мира.


Глава 23


Система Талор. Судно Шиноко. Гирт.

Скрываться теперь было не от кого, но я все равно предпочёл управлять полётом из своей каюты. Скинув одежду и сменив форму, с удовольствием потянулся и взобрался на терминал слияния. В родной форме все тревоги немного отступали и казалось, что любую проблему можно решить.

«Ши, подключай меня,» – попросил я и опустил на глаза защитную плёнку. Расширение сознания давалось мне легко, но непосредственный момент перехода я предпочитал пропускать.

Сознание кольнул тревожный сигнал. Ремонтная система трудилась над моими двигателями изо всех сил, но ей требовалось больше времени. Во время прыжка к логову Асачи придётся беречь ресурс и идти с обычной скоростью, несмотря на острое желание включить максимальный форсаж.

Коснувшись энергощупом проекции Шиноко, выудил информацию о координатах прыжка. Три дня. Странно, но большинство путешествий в гипертоннелях были примерно одинаковой продолжительности – от трех до пяти дней. Исключения составляли совсем уж удалённые системы и мне начинало казаться, что галактика имеет какую-то сложную геометрическую форму, хотя может так оно и было на самом деле.

Привычно распределив задачи между потоками сознания, дал команду на открытие тоннеля и приготовился к пляске красок межреальности.

Основные мощности были направлены мной на поиск решения проблемы изначальных. Масса отрывочных сведений постепенно складывалась в примерный план действий, но в нем, местами, зияли такие дыры, что руководствоваться этими набросками было просто невозможно.

Мне нужна была дополнительная информация, но проблема была в том, что я сам не знал что хочу получить. В итоге задача буксовала на месте. Собрать полноценную картину из имеющихся у меня деталей не получалось, но я не оставлял попыток, постоянно забрасывая в топку аналитического котла спонтанно рождающиеся идеи.

Другие направления работали более успешно. Вероятность успеха Нилока, например, по моим расчётам была около девяноста процентов. Правда это единственный позитивный момент среди всех решаемых мною задач.

Асачи, несмотря на слова Шиноко, с равной вероятностью мог быть организатором восстания и совершенно не иметь к нему отношения.

Гвардия полностью или почти полностью уничтожена и помочь уже не может.

Таваль, предположительно, будет найден. Есть также небольшая вероятность, что он придёт не один.

Сил на полноценное сражение с мятежниками у меня по-прежнему не было и где их брать было неясно. В лучшем случае удастся наскрести небольшой флот для одиночного сражения или прорыва, но им ещё должен кто-то управлять, а, судя по реакции населения Талора, с этим могут возникнуть большие проблемы.

Всё эти результаты и размышления серьёзно меня утомили и заняли много времени. Когда мне стало понятно, что сознание начинает плыть, я сразу разорвал связь и отключился от систем корабля.

Несколько плиток рационов и продолжительный сон помогли мне прийти в себя и снова вернуться к разбору сложившейся ситуации. К сожалению, без моего прямого подключения использовать вычислительные мощности Шиноко возможности не было. В таком режиме я и провел все три дня – анализ, еда, сон.

Система, с длинным и ничего мне не говорящим номером, встретила меня неприветливо. Я ощутил несколько серьёзных ударов по обшивке и сразу активировал все орудийные системы. Тревога оказалась преждевременной – все пространство вокруг было заполнено астероидами и мой борт просто оказался в момент прибытия на пути одного из множества потоков каменных глыб.

Планета была всего одна, да и то непригодная для колонизации. Она располагалась слишком близко к местной звезде и температура на поверхности исключала любую возможность существования жизни.

– Где Асачи? – пощекотав загривок проэкции Шиноко энергощуральцем, спросил я.

– Где-то здесь, – сонно ответила система и снова попыталась уснуть, но я не позволил ей этого сделать, продолжая теребить виртуальную шерсть.

– Мне нужны координаты, Ши! Иначе придётся потратить кучу времени на поиски!

– Создатель закрыт, – вяло ответила Шиноко, – Можно использовать обычную систему связи для поисков.

Эта мысль, почему-то, не пришла мне в голову раньше. Видимо очень хотелось встретиться со вздорным стариком лично, раз я проигнорировал такой простой вариант и вместо этого полетел хург знает куда.

– Асачи, где ты? Это Гирт! Нужно поговорить! – используя все доступные частоты внутрисистемной связи, передал я.

Информационный вопль достиг адресата и неожиданно вернулся в виде картинки. В центре метеоритного потока летел большой обломок, настоящая скала. В данный момент он был скрыт от меня звездой и пришлось отчаянно маневрировать, чтобы добраться до убежища старого гиртама.

Наблюдая за открытием в теле астероида дверей огромного ангара, я испытал сильнейшее чувство дежавю. Прошло уже много времени с момента нашей с Тавалем войны с пиратами, но воспоминания были ещё свежи. Тогда все только начиналось и именно во время той зачистки я получил сведения о нашем будущем корабле. Возможно именно тогда я сделал первый шаг на пути к сегодняшнему дню…

Внутри логово Асачи оказалось значительно больше той памятной пиратской базы. Мне удалось спокойно поместиться в просторном ангаре рядом со своей уменьшенной копией.

Через пятнадцать минут я уже был у внешнего шлюза. За это время я успел принять форму шонга и натянуть комбинезон. Оружие брать с собой не стал – ничего мощнее собственного доспеха у меня все равно не было, а угрозу от обычного излучателя архивариус даже не заметит.

Асачи ждал меня у дверей ангара. Непривычно было видеть этого желчного старика разбитым и подавленным. Первое впечатление часто оказывалось самым верным и сейчас мне не казалось, что этот разумный устроил гражданскую войну в империи.

– Вижу ты в курсе недавних событий, – подходя ближе, произнёс я, – Что за безумие творится на Талоре? Я все сделал как ты сказал, но меня чуть не убили мои же подданные! Ты говорил, что управление перейдёт к тебе или ко мне, так почему в столице сидит какой-то непонятный тип, который без разбора казнит всех подряд?

С архивариусом точно было что-то не так. Во время своей речи я все больше распалялся. Совсем недавно я думал, что мне легко удастся сохранить трезвый рассудок и спокойно все обсудить, но это оказалось не так. События последних дней неожиданно прорвались наружу, превратившись в обвинения и упрёки.

Старый гиртам лишь сильнее опустил голову и его плечи окончательно поникли. Вместо ожидаемой отповеди, он потерянно молчал и кивал.

– Асачи, – не выдержал я, – Что, хург побери, происходит!?

– Мы ошиблись, – едва слышно прошептал архивариус, – Эти безумцы провели ритуал и создали сосуд для изначального. Его хватит на год или два, но он успеет закончить начатое прайдом.

– К нему перешло управление станциями? – с ужасом спросил я. В таком случае многое становилось понятным… Непонятно только что теперь делать?

– И что нам теперь делать? – озвучил я свои мысли.

– Убить его! – ответил старик и с надеждой посмотрел на меня, – Возможно вдвоём у нас получится. У меня ещё остались лучи Кхорга – этого должно хватить, чтобы его развоплотить…

– Это бред! – резко ответил я, – Нас всего двое и мы просто не сможем до него добраться! Нужен полноценный флот для прорыва. Я уже думал об этом, но все равно двуногие перейдут на сторону Виктора по одному его слову! Ты просто не видел, что творилось на Талоре!

– Я и так прекрасно знаю как работает психоэнергия, – немного недовольно ответил Асачи и я понял, что он постепенно приходит в себя, – Нужно найти двуногих, а их защиту от влияния системы я организую.

– Таал? – понятливо кивнул я.

– Нахватался по верхам, сынок? – с усмешкой спросил архивариус и это было уже гораздо больше похоже на прежнего Асачи.

– Нет, – ответил я, – Просто уши этой жидкости торчат из каждой нашей проблемы. Такое впечатление, что Изначальные создали его как затычку на все случаи жизни!

– Ты не далёк от истины, малыш, но нам понадобится много времени, чтобы блокировка начала действовать. Таал достаточно инертен и, в первую очередь, изменяет физические параметры тел двуногих. Изменить порядок воздействия на базовом материале я не смогу.

– А не на базовом? – уточнил я, зацепившись за оговорку собеседника. Асачи непонимающе уставился на меня и я поспешил объяснить свою мысль, – У меня на борту есть запас концентраторов.

– Это может сработать! – довольно улыбнулся старик, – Их легко можно перепрограммировать под новые задачи.

– И ещё у меня есть кандидат для испытаний, – подавив сомнения, добавил я.

– Кто-то из твоих спутников? – с интересом спросил Асачи.

– Дик попал под влияние системы всего лишь посмотрев через сеть сообщение Виктора, – тяжело произнёс я, – Мне пришлось его заморозить, чтобы избежать ненужных проблем.

– Это верное решение, малыш, – неожиданно тепло произнёс архивариус, – Твой друг сейчас не может отвечать за свои поступки.

– Где будем проводить процедуру? – пряча глаза, спросил я. Все таки использовать Дика, как подопытного было неприятно, но иного выхода я не видел. Найти поблизости другого двуногого для испытаний было нереально, а понять эффективность блокировки нужно было здесь и сейчас.

– Да прямо на месте и проведём, – невозмутимо ответил Асачи, – Там ничего сложного нет. По хорошему конечно нужно вживить концентратор в мозг, тогда система сможет воспринимать носителя как боевую единицу. Где кристаллы?

За разговором мы вернулись на борт Шиноко и я повёл архивариуса в грузовой трюм, где, под присмотром дронов, хранились концентраторы.

– И что это нам даст? – спросил я, заинтересовавшись словами древнего гиртама.

– Много чего, – ответил тот. В этот момент мы подошли к хранилищу и я откинул крышку на ближайшем ящике, – Какое варварство! – возмущённо воскликнул старик, по локоть запуская руку в россыпь кристаллов, – Перевозишь сверхсложные приборы, как обычные стройматериалы!

– Ты не ответил на мой вопрос, – напомнил я, игнорируя недовольство архивариуса. Нет, чтобы порадоваться моей предусмотрительности! Он и тут нашёл к чему придраться! – Много чего – это слишком размыто…

– Например интерфейс, как у твоего доспеха, – ответил архивариус, по понятным одному ему признакам, отсеивая красные капли в поисках подходящего для текущей задачи, – Или мониторинг состояния носителя главнокомандующим и даже возможность репликации при некоторых условиях.

– Не может быть! – не поверил я. Асачи спокойно рассуждал о воспроизведение разумных после смерти и считал это совершенно обычным событием, – Как у дронов? Мы сейчас точно говорим о живых существах?

– Психоэнергия способна на многое, – загадочно ответил Асачи. Он наконец определился с выбором и сжал в руке приглянувшийся кристалл. Кулак старика окутала голубоватая энергия и, дождавшись окончания процесса, он продолжил, – По сути, при полном контакте с системой идёт постоянная запись личности в общий поток. Как и любую запись её можно восстановить, но там тоже есть ограничения. Всего можно пройти через репликацию 13 раз, но 13 по согласованию с доминирующей матрицей. В любом случае это нет смысла обсуждать, потому что это возможно только в пределах планеты фокуса. В нашем случае это Струмэ.

– Ты сумел определить координаты?

– Это скорее предположение, но среди семи вариантов она наиболее подходит под требования системы. Где подопытный?

– В криобоксе, – поморщившись, ответил я. Последняя фраза архивариуса царапнула слух, но спорить о терминах было бессмысленно, тем более, что Асачи по сути был прав, – Идём.

В процессе разморозки старик счёл нужным описать порядок действий. Это было весьма своевременно, так как свою роль во всей процедуре я не особо понимал.

– Как только он бросится на тебя, прижми его к полу и зафиксируй, – наблюдая за индикаторами на крышке криокамеры произнёс Асачи, – Надеюсь у тебя хватило ума обезоружить своего друга перед заморозкой?

– Конечно! – кивнул я, – Только не думаю, что это нам поможет. Дикуэл обладает очень обширными знаниями по нанесению урона всем известным формам жизни.

– Значит будь внимателен, – невозмутимо ответил старик и нажал пару клавиш на панели управления устройством, – Бокс откроется на несколько секунд раньше, чем он придёт в сознание. Используй это время с умом.

– Может все-таки стоит провести полноценную имплантацию? – выпуская энергощупы, предложил я.

– А если нам в ближайшее время ещё пару тысяч двуногих придётся обработать? – вместо ответа спросил архивариус, – Их тоже всех резать будем? Так проще всех Таалом напоить и подождать год-другой!

– А может…

Договорить я не успел. Крышка отъехала в сторону и на меня, несмотря на все предосторожности Асачи, кинулся покрытый инеем Дик. Разума в его взгляде почти не было, но рефлексы уже работали. Если бы не скованность движений после анабиоза, выбить мне глаза спутник наверное успел бы, но его подвела скорость и я сумел перехватить щупальцем руку друга в нескольких сантиметрах от своего лица. Остальные конечности были зафиксированы мгновением позже и я поднял над полом агрессивно дергающееся тело.

– Мог бы и быстрее отреагировать, – недовольно проворчал Асачи, подходя к нашему странному дуэту.

Зажатый энергетическими отростками Дикуэл, рычал и бешено вращал глазами. Хорошо хоть плеваться и ругаться не стал…

– Давай родной, – ласково пробормотал старик, – Открой для дедушки Асачи ротик…

Дожидаться реакции на свои слова архивариус не стал. Скорее всего они вообще были данью извращенному чувству юмора древнего гиртама. Сухая рука схватила моего друга за подбородок и сжалась. В этот момент мне явственно послышался хруст челюсти и рот Дикуэла открылся.

Старик, свободной рукой, ловко засунул кристалл Таала за корень языка Дика и закрыл его рот, заставив сделать глотательное движение.

– Ну вот и молодец, – довольно проворчал Асачи, – Вот и умница. Как только вырубится – можешь отпускать, – бросил он мне.

Дикуэл рванулся всем телом и внезапно обмяк. Глаза человека закатились и он потерял сознание.

– Ты уверен, что все нормально? – спросил я, не рискуя ослаблять хватку.

– Конечно! – кивнул архивариус, – Сейчас система его перезагрузит и он придёт в себя или умрёт. В любом случае угрозы он больше не представляет.

– Ты не говорил, что он может умереть! – возмущённо воскликнул я.

– Слушай, не нервничай! Я тоже не каждый день вживляю концентраторы в тела не подготовленных двуногих! Все будет нормально! Положи уже его на пол и, ради всемогущего космоса, перестань задавать дурацкие вопросы!

Только после этого я понял, что все ещё держу распятое в воздухе тело Дикуэла и, осторожно опустив его у стены, стал с тревогой ждать результатов нашего эксперимента.

Следующие десять минут стали одними из самых длинных в моей жизни. Наконец Дик шевельнулся, одним рывком сел и схватился за голову.

– Хург, – простонал человек, – Пристрелите меня или дайте обезболивающее…

Архивариус, жестом фокусника, извлёк из своих одеяний излучатель и протянул его человеку.

– Очень смешно, – скривился Дик.

– Больше помочь ничем не могу, – пожал плечами Асачи и спрятал оружие обратно, – Ты попал под косвенное воздействие носителя доминирующей матрицы, поэтому смена вектора вызвала такие ощущения. Лекарства тебе не помогут, но, думаю, скоро эффект пройдет.

– Что я пропустил? – осторожно пытаясь подняться, спросил Дикуэл.

– Если вкратце, то мы в самой глубокой из всех возможных… – начал я.

– Можешь не продолжать, – жестом остановил меня друг, – Значит ничего не изменилось…

– Пошли уже, детки, – недовольно проворчал архивариус, – Обсудим все у меня в логове.

База древнего гиртама представляла из себя полноценный бункер со всем необходимым для продолжительной жизни. Хозяин убежища, по пути к жилому сектору, просвещал нас о назначении тех или иных помещений, но, по правде говоря, меня это особо не интересовало. Радовало, что скорость передвижения у нашей группы была гораздо выше, чем при первом знакомстве с ходячей легендой гвардейского корпуса.

Асачи привёл нас в изысканно обставленную комнату, где все смогли расположиться с комфортом. Мягкие кресла и диваны способствовали этому как нельзя лучше.

– Ну что ж, малыши, – первым взял слово старик, – Сейчас нам нужно придумать план, с помощью которого мы уничтожим пролезшего в наш круг Изначального.

– Видимо ситуация все-таки хуже, чем я думал, – спокойно произнёс Дикуэл. За время пути он окончательно пришёл в себя и готов был вести конструктивную беседу, – Если мы говорим о том существе, которое сейчас считается императором, то без серьёзного флота ничего сделать мы не сможем.

– Тоже так считаю и уже говорил об этом, – кивнул я.

– Пока я тебя ждал на орбите Талора, заметил сильное оживление в системе, – продолжил Дик, – Мятежники стягивают все силы к столице. Прибыли силы нескольких корпораций и минимум два полных имперских флота и неизвестно сколько ещё доберутся до Талора, за время нашей подготовки.

– Никто больше не доберётся, – неожиданно ответил Асачи.

– Это ещё почему? – не понял я.

– У любого мира есть собственная ёмкость по обслуживанию кораблей, – начал объяснять архивариус и Дикуэл согласно кивнул, принимая правоту старика, – У Талора это две тысячи боевых кораблей. Можно и больше, но их будет сложно обслуживать и они будут сильно мешать друг другу во время боевых действий.

– Значит у противника всего пара тысяч звездолетов, – усмехнулся я, – Это меняет дело, ведь у нас есть целый один корабль, вернее полтора, вместе с судном уважаемого господина Асачи.

– Сарказм не уместен, дитя, – спокойно ответил архивариус, – Сейчас нужно найти достаточные силы для прорыва на поверхность Талора. На кого мы можем рассчитывать?

– Гвардия уничтожена, – ответил я, – По крайней мере та её часть, что была лояльна нам. Остаётся только тот странный барон, но информации от Нилока все ещё нет.

– Таваль, – напомнил Дикуэл, – Скорее всего его люди примут нашу сторону.

– Десяток беженцев ничего не изменит, – отмахнулся Асачи.

– Не в нашем положении отказываться от помощи, – возразил я и повернулся к человеку, – Тебе удалось разобраться с кодами?

– Да, там все оказалось довольно просто, – произнёс Дик, – Удивительно, что мы раньше этого не поняли. И, кстати, – добавил Дикуэл, обращаясь к архивариусу, – Не стоит недооценивать жителей Струмэ!

Старик презрительно фыркнул и с сомнением покачал головой.

– Помимо флота, нам ещё нужна ударная группа для прорыва во дворец, – добавил я, – Вряд ли нас там будут ждать с распростертыми объятиями. У меня на борту есть три десятка штурмовых дронов, но это и все…

– За бой на поверхности можешь не волноваться, – уверенно произнёс Асачи, – Главное до неё добраться, а там мы уже справимся. Остаётся ещё открытым вопрос об уничтожении изначального. Надеюсь, что лучей Кхорга для этого будет достаточно…

– У меня есть кое-что для этого, – сказал я, вспомнив об уродливом кинжале, запрятанном в самый дальний угол моей каюты, – Я нашёл оружие первого императора, которое тот создал втайне от всех.

– Кибас был слишком самоуверен, чтобы скрывать что-либо, – слегка неуверенно возразил Асачи.

– У него были причины, – туманно ответил я, не желая рассказывать соратникам о существе, против которого ковалось это оружие. Пока второй изначальный никак не проявил себя и у меня теплилась надежда, что и не проявит.

– Я хочу на него взглянуть, – безапеляционно заявил архивариус, – Где оно?

– У меня в каюте, – ответил я.

В этот момент в сознание проник голос Шиноко:

– Капитан, на связь вышел Нилок Шур. Он сообщает об успехе своей миссии. Перевести канал на вас?

«Нет», – ответил я, – «Пусть ждёт – я скоро буду.»

– Появился ещё один повод прогуляться до нашего судна, господа, – с улыбкой, вслух произнёс я.


* * *

Планета Талор. Дворцовый комплекс. Аркот Трим.

– Это правда, господин Грон? – с придыханием спросил самый смелый представитель небольшой группы разумных. Румяный юноша с надеждой заглядывал в безразличные глаза хмурого шонга, – Нас действительно представят самому императору?

– Конечно, – не снижая шаг, ответил первый помощник владыки империи, – Повелитель заметил ваши заслуги и захотел познакомиться с вами лично.

– Это правда! – восторженно произнёс человек, обернувшись с своим спутникам, – Слышали? Будет о чем рассказать внукам!

Небольшая группа двуногих двигалась по широким коридорам дворцового комплекса. Окружающее пространство было пустынным и весьма зловещим, но кипящих патриотизмом двуногих это не беспокоило.

Отсутствие слуг и части освещения не трогало никого из спешаших на встречу со своим ожившим богом, кроме одинокого трогга, замыкавшего колонну.

Аркот старался не подавать вида, что его что-то беспокоит. Назначение сопровождающим сильно задевало гордость главы могущественной корпорации, но он также понимал, что это знак величайшего доверия со стороны Изначального. Остальные его коллеги ничем по своему текущему статусу не отличались от этих юнцов, которые непонятно зачем понадобились древнему. Задавать вопросы было глупо и опасно, как, впрочем, и вся осмысленная деятельность в последнее время, но старый трогг рассчитывал получить часть ответов просто выполняя возложенные на него обязанности.

После захвата столицы и последовавших за этим событий, сомнения Аркота только усилились. Сделать он ничего не мог и поэтому принял решение ждать.

Раса троггов обладала рядом отличий от других народов галактики, среди которых была повышенная сопротивляемость внушению и воздействию на разум. За тысячи лет было разработано множество методик защиты, доступных только его сородичам. Часто их изучали даже обычные граждане, ведь никому не хочется бежать тратить деньги один лишь раз увидев рекламу, воздействующую напрямую на сознание, которой иногда грешили производители. Если же говорить о представителях силовых структур, то там подобные практики становились абсолютной необходимостью. Да что там! Все силы, задействованные Аркотом в текущей операции, полностью состояли из троггов, умеющих качественно ограждать свой разум.

Подобные особенности сыграли с расой камнерожденных дурную шутку. Уже несколько раз глава корпорации становился свидетелем кровавых расправ над своими сородичами. Причём силы императора не имели к этому никакого отношения. Сородичей Аркота остервенело рвали на части обычные жители столицы. Рядовые обыватели, услышав в словах соседа сомнение или намёк на абсурдность происходящего, впадали в ярость. Зачастую, прибывшие на место происшествия силы правопорядка находили только растерзанные тела и лужи крови. И неважно, что сосед прожил с тобой бок о бок много лет, неважно, что он был вхож в твой дом… Он посмел усомниться в действиях императора и за это достоин смерти. Патрульные подобные инциденты даже преступлением не считали, что было совсем уж за гранью!

Глядя на все это, главу корпорации Нова все сильнее терзали сомнения, но поделиться ими было не с кем. Среди всех его коллег, примкнувших к Изначальному, более менее трезво мог рассуждать лишь Юрген, но прямой приказ императора превращал человека в слепую марионетку, как и подавляющее большинство населения галактики.

В этот раз Аркоту велели тщательно изучить дела рядового персонала гвардейского корпуса и найти всех разумных, которые имели доступ к архиву. На месте штаба гвардии чернело огромное выжженное пятно и интерес повелителя к архивным данным был вполне понятен – другого варианта, кроме допроса сотрудников не оставалось. За это, кстати, в первые дни расстались с жизнью многие помощники императора и Грон, в данный момент возглавлявший процессию, чудом избежал наказания.

Этот шонг был очень странным. Он панически боялся своего хозяина, но при этом с фанатичной преданностью выполнял любое его распоряжение. Такое сочетание качеств, по опыту Аркота, могло говорить о вероятном предательстве и, в другой ситуации, трогг однозначно попробовал бы завербовать Грона в качестве агента, но не в этот раз. Слишком опасно. Слишком непонятны ему были взаимоотношения между хозяином и его слугой.

Тем временем колонна добралась до тронного зала. У массивных дверей дежурили двое разумных в доспехах гвардии и Аркот сразу ощутил на себе их подозрительные взгляды.

– Что за экскурсия, Грон? – хмуро спросил один из стражей.

– Владыка приказал доставить к нему этих разумных, – спокойно ответил шонг, – Он ждёт.

– Обед уже закончился, – с усмешкой произнёс второй гвардеец, – Ты уверен, что стоит беспокоить повелителя?

– Открой дверь, Дортан, – слегка недовольно ответил Грон, – Или сообщи ему сам, что сотрудники архива отправились домой по твоему решению.

Стражи заметно побледнели и быстро распахнули створки. Шонг, проходя мимо, насмешливо кивнул им и процессия втянулась внутрь. За спиной шонга возбужденно шептались сотрудники корпуса.

В огромном тронном зале находилось всего одно существо. Вернее всего одно живое существо. Увиденное зрелище заставило желудок Аркота подскочить к горлу и ему с трудом удалось побороть тошноту. Изначальный сидел на троне в окружении останков тел. Примерно десяток высушенны до состояния мумий трупов валялось вокруг. Несколько жертв императора были разорваны на части и их кровь щедро заливала ступени тронного возвышения.

Подсознательно Аркот ожидал криков страха и обмороков от своих спутников, но они лишь улыбались и кланялись своему кумиру. Их примеру последовал и старый трогг.

– С чем ты пришёл ко мне в этот раз, Грон? – спросил император и Аркот увидел, как пара девчонок из группы разумных задрожала в экстазе.

– Я выполнил ваш приказ, владыка, – низко поклонившись, ответил шонг, – И привёл к вам всех сотрудников архива, которых удалось найти. Несколько двуногих погибло при штурме гвардейского корпуса, но у них был крайне ограниченный доступ и это можно не учитывать.

– Позволь мне решать, что учитывать, а что нет, – спокойно ответил Изначальный. Трогг быстро бросил взгляд на шонга и увидел, как кожа на его шее сменила цвет на серый. Кровь отлила от лица Грона – по косвенным признакам он находился в состоянии близком к панике.

– Конечно, господин, – тихо произнёс первый помощник императора, – Я не хотел оспаривать Ваше слово, просто высказал свое мнение.

Существо на троне неопределенно хмыкнуло и подняло руки.

– Подойдите ближе!

Вся группа одновременно шагнула вперёд, затем ещё раз и ещё. В этот момент Аркот понял, что ему придётся последовать за основной массой разумных, иначе он рискует вызвать ненужные подозрения. Трогг сделал небольшой шаг и пристроился в конце колонны. Одиннадцать сотрудников гвардии выстроились полукругом перед своим повелителем. Аркот был двенадцатым и стоял с краю. Ноги разумных оставляли отпечатки в лужах крови на полу, но все люди широко улыбались и весело переглядывались между собой.

Аркот тоже старался держать на лице счастливое выражение, но давалось это ему очень тяжело.

– Вы послужите великой империи, – поднимаясь со своего места и делая шаг вперед, произнес древний, – Вы поможете мне достичь моей цели. Вы станете частью истории и грядущих событий.

Каждая фраза сопровождалась новым шагом и счастливое выражение на лице трогга становилось все больше похожим на гротескную маску, а разумные в строю уже начали повизгивать от восторга. Когда нога императора коснулась пола, за его спиной возникли уже знакомые троггу энергетические отростки. Они метнулись к людям и замерли над их головами.

– Что нам нужно сделать для этого, владыка? – зачарованно уставившись на хищно извивающееся щупальце, спросил тот же румяный юноша.

– Умереть, – просто ответил Изначальный и его дополнительные конечности рухнули на лица разумных.

Несколько вскриков и стонов быстро стихли и тела людей начали стремительно высыхать. Аркот стоял неподвижно и смотрел вверх. Глаза заливал пот, но он не смел даже подумать о том, чтобы его стереть. Через несколько секунд тела сотрудников корпуса упали на пол и разбились в пыль, а щупальце, зависшее над головой трогга, бесследно растворилось в воздухе.

– Хорошая работа, Грон, – возвращаясь на свое место, произнёс император и шонг счастливо улыбнулся, – Подготовь мой корабль. Я ненадолго отлучусь. Начинай подготовку к запуску. Запасов Таала из сокровищницы должно хватить для завершения работ над ядром.

– Да, повелитель! – согнулся в поклоне синекожий.

– Можете идти, – бросил древний и погрузился в какие-то размышления.

Аркот поклонился и в таком положении начал пятиться к дверям. Произошедшее настолько его шокировало, что он никак не мог прийти в себя и это сказалось на его контроле сознания. В разум мгновенно ворвался вихрь посторонних чувств, требовавших немедленного и беспрекословного подчинения страшному существу на троне и троггу стоило огромных усилий отстраниться от этого потока и сохранить трезвый рассудок.

– Грон, – напоследок позвал Изначальный и пара согнутых силуэтов замерла на пороге, – Усиль меры безопасности в столице. Мне не нравится тишина со стороны предателей…

– Да, повелитель, – произнёс шонг и двери в тронный зал закрылись.

Синекожий облегчённо выдохнул, а глава корпорации Нова поймал на себе удивлённый взгляд одного из гвардейцев. Видимо обычные смертные нечасто покидали это место самостоятельно.

– Мне понадобятся все доступные ресурсы корпораций, – повернувшись к троггу, произнёс Грон, – Оповести всех своих коллег. Ты назначаешься ответственным за взаимодействие между силами империи и торговцами.

– Хорошо, – пытаясь восстановить душевное равновесие, ответил Аркот.

У него появился шанс и он был намерен его использовать. Раз Изначальный готовится к отражению атаки, значит вторая сторона этого конфликта ещё не уничтожена…


Глава 24


Система Струмэ. Флагман флота беженцев Отмщение. Таваль лок Трингер.

Несмотря на все опасения, собранный из кусков корабль вёл себя отлично. Все показатели были в норме и переход через гипертоннель прошёл без происшествий. Все действия флота были заранее распланированы и капитаны отлично знали свои задачи.

Всё это раз за разом проносилось в голове адмирала лок Трингера, но в то же время он прекрасно понимал, что вся их подготовка может рухнуть в момент прибытия в систему Струмэ, которое должно было произойти с минуты на минуту.

На плечо легла тёплая ладонь Игни. За время полёта они успели сильно сблизиться, но оба понимали, что совместного будущего у них быть не может. Скорее всего будущего не будет и у всех участников безумной атаки, просто потому, что большая часть его подчинённых погибнет в бою…

Все знали на что шли, но это не отменяло желания Таваля сохранить как можно больше жизней в грядущем сражении. Человек нежно погладил ладонь подруги и поднялся со своего кресла.

Огромная рубка Отмщения стала центром управления всем флотом. В ней нашлось место не только для экипажа, но и для всех вспомогательных служб, включая группу штурмовиков – последний рубеж обороны. Сам центр управления был настолько глубоко запрятан в недрах огромного корабля, что добраться до него можно было только полностью уничтожив судно и даже в такой ситуации оставалась возможность спастись, разделив тушу линкора на составляющие его корпус части.

– Всем приготовиться! – спокойно произнёс адмирал, – Выходим в обычное пространство через пять секунд. Четыре, три, две, одна…

Одновременно ожили все мониторы внешнего обзора, полетели доклады от различных соединений флота.

– Оборонительное построение, – отдал приказ Таваль, – Провести предварительную оценку. Первая группа – поиск противника. Вторая и седьмая – сопровождение.

Разноцветные точки отрядов на огромном тактическом голоэкране пришли в движение. Часть отправилась к центральной планете, минуя останки двух огромных заводов, а остальные выстроились в форме полусферы. Линкор стал центром построения и вся масса флота медленно двинулась вперёд.

В системе было удивительно пусто и человек не мог точно сказать напугало это его или обрадовало. Груз ответственности за взятые на себя обязательства давил на плечи. Лок Трингер был не из тех людей, что бегут от своих обязанностей, но крохотный червячок радости, что его информатор ошибся, все же шелохнулся в глубине сознания.

– Контакт, – передал ведущий первой группы, – Пятьдесят четыре судна на тёмной стороне планеты. Выдвигаются для атаки.

– Вернуться в строй, – чётко произнёс адмирал, без раздумий задавив свои малодушные мысли, – Ожидаем прибытия основных сил противника. Верхний эшелон – прикрыть отступление.

Новая волна маневров и отряды разведки заняли места в общем построении. Из-за края родной планеты беженцев показалась группа разномастных боевых судов. Таваль не верил, что это все имеющиеся силы врага и постоянно ждал подвоха.

Флот мятежников выстроился конусом и стал быстро набирать скорость. Атака была направлена на Отмщение и поэтому заранее обречена на провал. Добраться до судна лок Трингера через весь флот, под огнём нескольких сотен кораблей было невозможно, но именно это и собирались сделать защитники системы.

В отличии от беженцев, мятежники не испытывали недостатка в лёгкой технике и над строем противника уже кружили звенья истребителей. Их было много, но не это было главным. Замеченные ранее безжизненные остовы космических заводов внезапно осветились вспышками двигателей и пришли в движение.

Даже по сравнению с линкором лок Трингера, туши заводов казались просто огромными. Это не были корабли в привычном значении этого слова, но роль орудий прорыва была вполне им по силам. Из разбитых ангаров огромных конструкций полетели первые ракеты.

– Левый фланг – противоракетная завеса, – произнёс адмирал, – Вторая резервная – уничтожьте двигатели этих уродов. Без возможности маневра они превратятся в обычные платформы.

Во второй резервной группе находились самые лёгкие суда жителей Струмэ, которые они, с большой натяжкой, могли считать своими истребителями. Использовать резерв в самом начале боя было довольно рискованно, но менять построение в момент вражеской атаки было ещё хуже.

Конус флота противника достиг переднего края построения беженцев и разразился залпом ракет. Черноту космоса разрезали первые вспышки лазерных лучей.

Вся масса вражеских истребителей рванула вперед и вверх, блокируя часть кораблей верхнего эшелона. Завязался бой на ближней дистанции. Неожиданно строй мятежников распался и последовал за истребителями.

– Свести края, – произнёс Таваль, – Не дайте им вырваться.

Построение беженцев имело массу преимуществ, но были у него и слабые стороны. Кто бы не руководил войсками противника, но он точно хорошо знал свое дело. Большинство кораблей флота беженцев обладало мощным незадокументированным вооружением, но оно располагалось в носовой части. Текущая защитная формация позволяла максимально использовать подобную компоновку орудий, но изменить быстро сектор обстрела было невозможно. Прорыв формации в любом направлении грозил оставить беззащитным подбрюшье флота и именно это сейчас пытался проделать вражеский военначальник.

– Адмирал, у резерва проблемы, – негромко произнесла Игни, внимательно наблюдавшая за тактическим экраном.

Рывок противника удалось остановить немалой ценой. Десять боевых транспортников было уничтожено, пока сжимались края воронки. Капитаны доблестно блокировали прорыв и закрывали дыры в строю корпусами своих кораблей, подставляя беззащитные бока под удары врагов.

Таваль отвлёкся от наблюдения за основным сражением и перевёл взгляд в сторону резерва.

– Вдруг! – выкрикнул он, ещё не до конца осознав увиденное.

Резервная группа вполне успешно расстреляла двигатели заводов, но к этому времени они уже были слишком близко к основным силам. Повинуясь приказу лок Трингера, его подчинные брызнули в разные стороны, ломая строй и едва не сталкиваясь друг с другом, но успели не все.

Серия ярких вспышек внутри огромных конструкций быстро превратилась в ровный свет и заводы утонули в облаках чудовищных взрывов. Тысячи тонн металлических обломков разлетелись во всех направлениях, прошивая насквозь любые препятствия.

Больше всего пострадала верхняя часть построения беженцев. Отвлекающий манёвр вражеского флота превратил отработанное отступление в беспорядочное бегство. Край взрыва зацепил остатки войск мятежников превращая их в горы космического мусора наравне с транспортниками жителей Струмэ. Взрывы лишили флот трех десятков кораблей всего за несколько секунд и вдвое большее количество отправили на капитальный ремонт…если бы у сородичей Таваля было для этого время и полноценная база…

– Самоубийцы, – шокированно прошептала за спиной лок Трингера Игни, – Они же больше своих уничтожили, чем наших!

– Восстановить строй, – произнёс Таваль. Поступок противника был чудовищным по своей рациональности. Шансов на победу у защитников системы не было и они сделали все, чтобы нанести максимальный урон пришельцам, уничтожив при этом половину своего флота… – Первый отряд – поиск. Второй и седьмой сопровождение.

– Второй полностью уничтожен, адмирал, – сообщил связист, – Остатки седьмого примкнули к двенадцатому.

– С третьим что? – спросил лок Трингер.

– Цел, – лаконично ответил оператор.

– Тогда в сопровождение третий и двенадцатый, – сказал адмирал, усаживаясь в свое кресло. Короткий бой сильно его утомил. Сегодня флот лишился десяти процентов кораблей всего за несколько минут и по большей части это его ошибка. Нужно было проверить остовы заводов, перед тем как двигаться дальше, – Выдвигаемся к планете. Полная боеготовность. Мы поприветствовали наших врагов и теперь ждём ответной любезности!

Но дальше все было тихо. Разведка просканировала всю систему и не сумела обнаружить никаких следов врага. Флот завис на орбите Струмэ и долго изучал поверхность всеми доступными приборами. Кроме красной выжженной земли ничего найти так и не удалось.

– Видимо мы где-то ошиблись, – вслух рассуждал лок Трингер, – Мы точно знаем, что в распоряжении врага есть два полноценных имперских флота. Плюс корпорации. Итого минимум две тысячи кораблей. И где они?

– Они точно были здесь, – ответила на риторический вопрос его рыжеволосая помощница, – Мы обнаружили следы стоянки крупных формаций и им всего несколько дней, значит они покинули это место недавно…

– А ещё они оставили в системе мощный охранный отряд и точно сюда вернутся, – добавил Таваль, – Значит здесь что-то есть. Вот только мы это что-то не видим или не можем найти…

– Адмирал, – прервал мысли человека голос связиста , – По аварийной частоте пришёл сигнал. Он повторяется с равными промежутками.

– Кто-то из наших попал в беду?

– Возможно, – помедлив, ответил оператор, – Не знаю, сэр. Послание адресовано вам лично.

Лок Трингер пристально посмотрел на человека, прикидывая варианты.

– Выводи на мой экран, – через несколько секунд приказал он.

Короткая запись появилась перед его глазами и он, довольно улыбнувшись, поднялся и попросил связиста уступить ему место.

«Таваль, это Гирт. Где ты? Нужно встретиться!» – раз за разом приходило одно и то же сообщение.

Размяв руку, адмирал набрал ответное сообщение.

«На связи Таваль лок Трингер. Чем докажешь, что это ты?»

Ждать ответа пришлось несколько минут. Помимо задержки на передачу информации, собеседник явно тратил время на расшифровку послания.

«Ты ушёл в запой после неудачного контракта по сопровждению,» – пришёл наконец долгожданный ответ, – «А ты чем докажешь?»

Таваль усмехнулся и стал набирать ответное сообщение.


* * *

Безымянная система. Логово Асачи. Гирт.

Снова потянулись безликие коридоры убежища. В этот раз в обратном направлении. Нилок терпеливо ждал на связи и я, едва мы зашли в рубку Шиноко, громко сказал:

– Как успехи, господин посол? Мы в полном составе и готовы вас выслушать!

– Приветствую, Ваше Величество, – вежливо ответил шонг, – Рад, что Вы нашли время для беседы со мной. Все прошло хорошо. Барон выступит на нашей стороне и запрашивает координаты точки сбора. Он просил передать, что бессмертный легион готов приступить к выполнению любой задачи и влияние системы его не остановит.

– Что это значит? – определённые мысли на этот счёт у меня сразу возникли, но я все же решил уточнить свои предположения. За моей спиной восхищенно прищелкнул языком архивариус.

– Ну, Миар, удивил так удивил, – тихо пробормотал Асачи.

– Не знаю, Ваше Величество, – смущённо ответил Нилок, – Господин лок Тольдер просил передать эту фразу дословно и сказал, что Вы в курсе.

– Спасибо, – ответил я, – Ты даже не представляешь насколько это хорошие новости! Какими силами располагает барон?

До этого момента мне казалось, что в рубке моего корабля тихо, но только сейчас я понял, что настала действительно полная тишина. Все присутствующие, включая меня, замерли на своих местах и затаили дыхание. От слов оперативника зависело очень многое.

– Бессмертный легион состоит из шестисот сорока трех судов, – отчеканил капитан Шур, – Из них пятьсот семьдесят – третьего класса, шестьдесят семь второго и шесть первого.

– Не может быть! – воскликнул Дик, – Это стандартный имперский флот первой величины! Откуда в этой захудалой системе такая армада?

– Всё очень сложно, Дикуэл, – ответил Нилок, – Скажу больше – во время прибытия в систему Соктан мой корабль попал в нулевую сеть. И флот барона полностью соответствует уровню этой технологии…

Я беспомощно оглянулся на своих спутников в поисках информации об этой непонятной сети и наткнулся на потрясенные лица. Даже Асачи выглядел как выброшенная на берег рыба. Спрашивать о чем либо сейчас было бессмысленно и я, пожав плечами, передал Нилоку координаты своего корабля.

– Через сколько вы сможет прибыть к месту сбора? – только и спросил я.

– Флот уже готов к прыжку, – мгновенно ответил шонг, – Будем через три дня.

– Будьте осторожны при входе в систему, – предупредил я, – Тут полно астероидов и крупному соединению будет сложно маневрировать.

– За это можешь не волноваться, – вклинился в разговор Асачи, – Точку прибытия я подготовлю.

– Ну тогда все, – кивнул я, – Ждём вас через три дня.

– Служу империи, – дежурно ответил капитан Шур и отключился.

Повернувшись к спутникам, я некоторое время молчал, а потом спросил у архивариуса:

– И как ты предлагаешь расчищать сектор прибытия нашего флота?

– Неужели ты серьёзно считаешь, что системы безопасности моего убежища распространяются только на базу, дитя? – с усмешкой ответил вопросом на вопрос старик и дастал из своих бездонных одеяний странный прибор. После нескольких манипуляций с этим необычным пультом, Асачи ткнул пальцем на монитор внешнего обзора, на котором появилась проекция системы, и я послушно развернулся в нужном направлении.

Потоки астероидов, повинуясь команде архивариуса, изменили направление и освободили огромный участок пространства на границе системы. Интересно, что никаких вспышек или других эффектов видно не было и за счёт каких сил происходили изменения осталось для меня загадкой. Понял я только одно – произошло все очень быстро и все дрейфующие в космосе обломки могут быть использованы, в случае необходимости, в качестве полноценных снарядов. Новая информации позволила иначе взглянуть на убежище старого гиртама и я лишь восхищенно покачал головой.

– Миар сумел меня удивить своей предусмотрительностью, – пряча пульт, произнёс Асачи, – Надеюсь, что это не последний приятный сюрприз на сегодня. Ты ведь понял что имел в виду барон?

– Думаю да, – кивнул я, – Бессмертный легион довольно говорящее название. Только не знаю что это за нулевая сеть.

– Легендарная технология блокировки пространства, – неожиданно ответил Дик, – Я думал, что это всего лишь легенда…

– А причём здесь флот лок Тольдера?

– А нулевую сеть, малыш, могут использовать только специальные корабли последнего поколения, – произнёс старик, – Но мы отвлеклись! Ты обещал мне показать кое-что и все ещё не сделал этого…

– Да конечно, – поднявшись со своего места я быстро пошёл к выходу из рубки, но в дверях остановился и обернулся к Дикуэлу, – Дик, раз у нас наметился прогресс в сборе флота, попробуй найти Таваля. Передай ему, что я хочу с ним поговорить.

– Без проблем, – ответил человек, – Не думаю, что получится быстро, но я постараюсь сделать все возможное и сразу сообщу если будет результат.

– Отлично! Идемте, господин архивариус, – произнёс я, шагая к выходу, – Возможно вам понравится та гадость, что хранится у меня в каюте.

– Звучит многообещающе, – широко улыбнулся Асачи и последовал за мной. За нашими спинами Дик достал из чемодана оборудование лок Трингера и начал подключать его к системе связи.

Уродливый клинок все еще валялся в углу каюты. Трогать это полуживое изделие мне не хотелось и я указал спутнику на виднеющиеся из-за ножки стола ножны.

– Вот оно, – сказал я.

Асачи недовольно посмотрел на меня и медленно пересёк помещение. Кашляя и всячески изображая немощь, он с отчетливым кряхтением согнулся и подобрал с пола кинжал. Когда он выпрямился я услышал сочный хруст и был награждён ещё одним укоризненным взглядом. Игра древнего гиртама меня не впечатлила. Я ни на секунду не усомнился в том, что это существо легко превратит меня в мокрое место со всеми моими доспехами и навыками мечного боя.

Через секунду старик, так и не дождавшись никакой реакции с моей стороны, перевёл взгляд на предмет в своих руках и удивлённо замер.

В этот момент он разительно изменился. Движения архивариуса стали быстрыми и точными. Он одним рывком выдернул клинок из ножен и каюту заполнил противный писк.

– Невероятно! – разглядывая оружие прошептал мой сородич, – Не думал, что когда-нибудь это скажу, но Кибас сумел меня удивить! О таком способе решения проблемы я никогда не думал…

После этих слов он широко размахнулся и вонзил кинжал в свою ладонь. Противный визг сразу стих, а я рванулся вперед, но был остановлен спокойным взглядом архивариуса. Старик закрыл глаза и сосредоточился на своих ощущениях. Премерно через минуту, он вытащил из ладони клинок и шагнул вперёд, но не удержался и оперся здоровой рукой о стол. Быстро подойдя ближе, я поддержал древнего и помог ему добраться до кровати.

– Отличная штука, – устало произнёс он, – Если бить по центральному узлу, то можно нанести непоправимый вред энергоматрице. Если ты не против, оставлю его у себя.

– Да пожалуйста! – с радостью согласился я. Держать при себе или использовать в бою это недоразумение я не собирался, хотя и понимал, что это может быть необходимо.

– Гирт, есть ответ на наш сигнал! – по общей связи передал Дик и я дернулся в сторону выхода, но остановился в нерешительности и обернулся к раненому архивариусу.

– Иди, я сейчас немного приду в себя и тоже подойду, – правильно истолковав мои метания, махнул рукой Асачи.

Я благодарно кивнул и побежал в рубку.

– Что там? – врываясь в помещение, громко спросил я.

– Таваль вышел на связь и запрашивает подтверждение твоей личности.

В голове сразу возник ворох воспоминаний. И мне пришлось потратить почти минуту, чтобы успокоиться и выбрать из них наиболее яркое. Продиктовав сообщение Дику, начал нервно расхаживать по рубке из угла в угол.

– Это все? – уточнил лок Норби

Запрос старого компаньона навёл меня на определённые мысли и я решил последовать его примеру.

– Нет, пусть тоже подтвердит, что это он!

Из коридора послышались шаркающие шаги старого гиртама. Заходить он не стал и устало привалился к дверному косяку. Не выдержав волнения, я выгнал Дикуэл и занял его место.

Спутники встали за моей спиной и мы принялись ждать ответ. Прибор связи запищал и Шиноко начала с ходу переводить послание в обычный текст.

«Однажды я пообещал не есть тебя, если ты тоже не будешь этого делать, мой прожорливый друг. И только спустя время я понял, что это была самая выгодная слелка в моей карьере!»

– Это точно он, – с облегчением выдохнул я.

– Очень опрометчивое обещание, малыш, – проворчал из-за моего плеча Асачи.

– Хург, да это сейчас вообще не важно! – отмахнулся я, – Тем более я ни разу не пожалел о своём решении!

Счастливая улыбка сама собой лезла на лицо. Радость от короткого разговора со старым другом просто зашкаливала. Я впервые испытывал подобные эмоции и это мне очень нравилось. Только сейчас я начал по-настоящему понимать насколько мне не хватало этого человека.

– Ши, передай ему наши координаты, – попросил я, – Если у него есть корабль, то пусть отправляется к нам. Если нет, то мы его заберём. Дик, – обернувшись к спутнику сказал я, – Сгоняешь за самым главным пилотом?

– Конечно! – легко согласился Дикуэл, он тоже улыбался и явно был рад скорой встрече с нашим общим другом.

– Мой тебе совет, малыш, – негромко произнёс Асачи, – Напои этих двоих Таалом.

– Это ещё зачем? – не понял я.

– Ты слишком сильно к ним привязался и сильно расстроишься, если они умрут, – объяснил свои слова старый гиртам, – Возможно не сейчас, но лет через сто-двести точно.

– Я подумаю над твоими словами, – кивнул я.

В этот момент пришло новое сообщение от лок Трингера.

«Координаты принял. Корабль есть. Буду не один. Ждите через четыре дня.»

– Отлично! – радостно воскликнул я. Судя по всему с моим компаньоном прибудут беженцы. Сбывались самые оптимистичные расклады из всех возможных и это стало ещё одним поводом для радости.

До полного сбора моего флота оставалось всего четыре дня, а я уже сейчас сгорал от нетерпения и жажды деятельности. Наконец-то на горизонте появился крохотный шанс на победу или хотя бы на достойный отпор узурпатору моего трона!


Глава 25


Безымянная система. Логово Асачи. Гирт.

Три дня до прибытия флота прошли в жарких спорах и подготовке. Асачи распечатал свои закрома и установил на внешней обшивке Шиноко несколько лучей Кхорга. Всего этих убойных штуковин у него оказалось девять единиц, но все использовать для прорыва он отказался.

– У нас слишком мало шансов в прямом столкновении с Изначальным, – твердил архивариус, – Если мы используем все орудия во время штурма, то останемся беззащитными в главном бою.

Нилок, видимо с подачи барона лок Тольдера, перед самым прыжком выслал нам технические характеристики всех кораблей бессмертного легиона, за что мы ему были очень благодарны, и именно на основе этих данных строили план атаки. Таваль со своими людьми выступал в наших расчётах в качестве резерва – древний гиртам отказывался принимать во внимание непонятную горстку беженцев и переубедить его мы не смогли.

Утром третьего дня я проснулся задолго до условного рассвета и снова начал перебирать в голове все этапы нашего плана. Уверенности в успехе у меня не было. Слошком много тонких мест и предположений делали все наши выводы шаткими и довольно условными. Раздавшийся стук в дверь, прервал бесконечную цепь моих мыслей и я, рывком вскочив с кровати, пошёл открывать внутренний замок.

– Какой смысл запирать дверь, если ты все равно не спрашиваешь кто пришёл? – недовольно проворчал Асачи, заходя внутрь.

– Так на базе кроме тебя и Дика нет никого! – ответил я.

– Прибыл флот лок Тольдера, – проигнорировав мои слова, сварливо произнёс старик, – Твой посол и барон уже летят сюда, а ты даже не думаешь их встречать!

Пару секунд я стоял на месте, переваривая услышанное, а потом бросился к стойке с одеждой. Манера Асачи ставить окружающих в неловкое положение иногда приводила меня в бешенство, но сейчас времени на подобные эмоции не было.

– Мог бы по общей связи предупредить, – только и проворчал я.

– И пропустить твои суматошные сборы? – гадко захихикал в ответ старик, – У меня осталось слишком мало развлечений в последнее время, чтобы я мог позволить себе пропустить такое.

В этот момент я прыгал по комнате, пытаясь засунуть в штанины комбинезона сразу обе ноги и придумать достойный ответ не мог. По правде говоря, я был благодарен старому гиртаму за этот спектакль. Нервное напряжение в преддверии грядущего сражения достигло пика ещё вчера и я боялся полностью перегореть за сегодняшний день, ожидая прибытия бессмертного легиона, а ведь потом ещё сутки предстояло дожидаться Таваля…

Через десять минут мы уже были в главном ангаре убежища. По дороге к нам присоединился Дикуэл.

– Что-то вы долго, – нейтрально заметил человек, – Я принял сигнал Нилока почти тридцать минут назад…

– Его Величество изволил собираться, – с противной ухмылкой ответил архивариус и я только раздражённо зашипел за его спиной.

Дик только кивнул в ответ, чем немного расстроил Асачи, который, видимо, ожидал более яркой реакции от моего друга.

Двери ангара были уже открыты и основные помещения убежища отсекало от посадочной площадки голубоватое энергетическое поле.

Гости прибыли на небольшом транспортном челноке. Как только он приземлился и автоматика выровняла давление, поле погасло и мы двинулись вперёд.

Первым с трапа сошёл посол. Нилок выглядел довольным и его нисколько не смущала окружающая обстановка. Следом за шонгом, к нам спустился молодой парень в странном монолитном доспехе. Держа шлем на сгибе локтя, он стал с интересом рассматривать все вокруг.

– Ваше Величество, – учтиво поклонился Нилок и его спутник мгновенно напрягся и потянулся за оружием. Я не успел ничего сделать, как вперёд, широко раскинув руки, двинулся архивариус.

– Кассий, дорогой! Отлично выглядишь! – бодро произнёс Асачи. Сказать что мы были шокированы значило бы сильно преуменьшить нашу реакцию. Ворчливый старикан впервые на моей памяти проявлял тёплые чувства к кому бы то ни было, кроме себя.

Лицо барона мгновенно расслабилось и он тоже широко улыбнулся.

– Господин Преморд, рад что вы в добром здравии! – учтиво поклонившись, ответил юноша. Надо отметить, что мне он кланяться не стал и это меня немного задело, – А где император?

– Миар погиб в бою, – ответил Асачи, – Перед тобой его наследник, Гирт.

– Шонг? – недоверчиво поднял бровь барон.

– Были некоторые сложности, – неопределенно произнёс старик, – Но он вполне вменяем.

– Я вообще-то тоже здесь, – разговор этих двоих мне определённо не нравился, – Барон лок Тольдер, я рад, что вы откликнулись на мой призыв.

– Гирт, не стоит все принимать так близко к сердцу, – покровительственно похлопал меня по плечу архивариус, – Здесь все свои. Просто Кассий ожидал увидеть на твоём месте старого императора – их многое связывает…

– Прошу прощения за свои манеры, Ваше Величество, – тут же подхватил лок Тольдер, – Я рад исполнить свой долг перед империей, пусть и в Вашем лице.

– Ну вот и отлично! – воскликнул Асачи, – Все познакомились, а дальше мы сами. Я введу нашего гостя в курс дела, а вы ждите своих беженцев.

После этого мои «подданные» направились к дверям в основное помещение, о чём-то непринуждённо болтая. Проходя мимо, старик протянул мне небольшой кристалл Таала и кивнул в сторону Нилока.

– Нет, ну вы это видели! – возмущённо сказал я, когда Асачи и Кассий скрылись за углом, – Всё больше чувствую себя каким-то мальчиком на побегушках!

– Не стоит так остро на это реагировать, Гирт, – успокаивающе сказал Дик, – Старик прав. Если он хорошо знает этого человека, то пусть лучше сам его проверит.

– Проверит?

– А ты серьёзно подумал, что вечно недовольный старикан внезапно воспылал жаркой любовью к обычному двуногому? – вместо ответа спросил Дикуэл. С этой стороны я ситуацию не рассматривал. Если вспомнить реакцию Асачи, а вернее её отсутствие, на первое упоминание барона во время брифинга в штабе гвардии, то все становилось на свои места. Опустив взгляд, посмотрел на концентратор в своей руке.

– Нилок, открой рот и закрой глаза, – попросил я.

– Это ещё зачем? – насторожился оперативник.

– Будем ставить тебе защиту от психических атак императора, – с усмешкой ответил я.

Шонг все ещё сомневался, но моё требование выполнил. Скормив кристалл спутнику, я стал наблюдать за результатом. Стоявший рядом Дикуэл тоже с интересом следил за происходящим. Я успел заметить, как он убирает руку от кобуры со своим излучателем. В этот раз все прошло легко – кроме небольшого головокружения, никаких последствий установки блокировки замечено не было.

Окончательно убедившись в надёжности Нилока, мы отправились в общую комнату, чтобы ввести шонга в курс дел и узнать последние новости.

На следующий день прибыл Таваль и скептический настрой архивариуса мгновенно растаял без следа, когда половина его систем безопасности одновременно подняла тревогу.

Мы проводили финальное совещание, на котором настоял Асачи. Барон Кассий оказался отличным парнем и легко воспринял главенство старого гиртама. После их недолгой беседы с глазу на глаз, отношение лок Тольдера ко мне совершенно изменилось и я не мог сказать радует это меня или нет. Все время казалось, что коварный старик рассказал человеку что-то такое, чего на самом деле не было, иначе я ничем не мог объяснить то уважение, которое лок Тольдер стал ко мне испытывать.

Сигнал тревоги разорвал уютную атмосферу общей комнаты воем сирены. Асачи мгновенно выхватил из кармана свой волшебный пульт и уставился на дисплей.

– Мы обнаружены, – неверяще произнёс он, – Со стороны Струмэ прибыл огромный флот и сейчас расчищает себе пространство. Кассий, сколько твоим ребятам понадобится времени на контратаку?

– Двенадцать минут, – не задумываясь ответил человек.

– Дай команду, – сказал Асачи и повернулся ко мне, – Ты все проверил?

Только через секунду поняв, что имеет ввиду древний, я уверенно кивнул.

– Дай картинку системы, – попросил я и хозяин убежища взмахнул рукой над стоявшим в центре помещения круглым столиком. Пока активировалась голограмма, все встали со своих мест и подошли ближе.

На подробной карте было чётко видно два крупных соединения кораблей. Отмеченный зелёными маркерами флот барона лок Тольдера находился на противоположном от пришельцев краю системы. Условно-враждебный флот, в данный момент, расчищал пространство вокруг себя от астероидов и строился в сложную оборонительную формацию.

– Почему они не высылают группы разведки? – спросил Кассий, – Это первое, что нужно делать при штурме незнакомой системы в условиях недостатка информации.

– Потому что они пришли не для этого, – с широкой улыбкой ответил я, – Асачи, убери от них свои каменюки.

– Это ещё зачем? – спросил архивариус, – Они сейчас в идеальном положении для атаки. Самое время пустить их в ход!

– Вы наверное забыли, господа, что мы кое-кого ждём сегодня в гости…

– Не может быть! – сверившись с данными, воскликнул Асачи, – Больше шести сотен боевых судов!

– Беженцы все же сумели вас удивить, а? Господин архивариус? – весело улыбаясь, поддел старика Дик.

– Ши, – сосредоточившись, позвал я, – Дай сигнал по каналу Струмэ для самого главного пилота. Передай ему наши координаты и скажи, что мы очень ждём его в гости.

– Надеюсь, что ты прав, Гирт, – проворчал старик и убрал и зоны прибытия флота лок Трингера все астероиды.

Несколько минут томительного ожидания и мы увидели, как от самого огромного корабля флота отделился крохотный челнок и направился к нашей базе. Секундой позже пришло сообщение от системы моего корабля:

– Адмирал лок Трингер прибудет через тридцать минут.

– Это он! – крикнул я и быстрым шагом, с трудом сдерживая себя, чтобы не перейти на бег, направился в ангар. Следом потянулись остальные, включая барона лок Тольдера и архивариуса.

Мой компаньон прибыл один. Его челнок смотрелся довольно бледно рядом с новеньким транспортом лок Тольдера и нашими кораблями, сразу становился понятен огромный разрыв в оснащение двух флотов моих союзников, но это меня сейчас волновало в последнюю очередь.

– Таваль, хургов сын, как же я рад тебя видеть! – воскликнул я, первым обнимая человека.

Лок Трингер широко улыбнулся и тоже подался вперёд. В живот уперлось что-то твёрдое и я непонимающе опустил взгляд. Скрытой от всех рукой, мой друг упер в моё тело излучатель, а другой хлопал меня по спине.

– Похоже ты так ничему и не научился, мой неосторожный друг, – наклонившись ближе, тихо произнёс он.

Глаза удивлённо расширились и я начал судорожно искать выход из ситуации, но Таваль уже ловко спрятал оружие в кобуру и обнял меня второй рукой. Остальные мои сопровождающие так ничего и не заметили.

– Что за фокусы? – прошептал я.

– Что за человек с вами? – вместо ответа спросил компаньон.

Для встречи я опередил основную группу спутников и теперь они почтительно ожидали нас у входа в ангар и слышать наш разговор не могли, расценивая его как обмен любезностями между старыми приятелями. Только Дик немного насторожился и сдвинулся в сторону, чтобы не задеть меня в случае перестрелки.

– Барон лок Тольдер, – продолжая обниматься, тихо ответил я, – Хозяин второго флота. Асачи его уже проверил.

– Тогда хватит меня жмакать и пойдём к остальным, – сказал человек и отстранился.

– Господа, рад видеть вас всех живыми, – произнёс Таваль, когда мы приблизились к основной группе моих спутников, – В наше неспокойное время это уже немало!

Все тепло поздоровались и пожали руки, даже Асачи изобразил некое подобие радости.

– Таваль лок Трингер, – представился мой старый напарник, когда очередь дошла до Кассия, – С кем имею честь?

– Барон лок Тольдер, – представился глава бессмертного легиона, – Уж не тот ли вы лок Трингер, чей род славно правил системой Струмэ?

– Тот самый, – кивнул Таваль, – Но это в далёком прошлом.

– Я знавал вашего дедушку. Крайне достойный был дворянин.

– Вы не похожи на его ровесника, – с улыбкой ответил мой друг, – Но я вам верю. В последнее время я видел слишком много странного, чтобы сомневаться в подобных вещах.

– Крайне мудро, для юноши вашего возраста, – ответил Кассий, сам выглядевший гораздо моложе лок Трингера.

– Господа, – вклинился в разговор я, – считаю, что план атаки, в связи с изменениями нашего численного состава, нуждается в пересмотре. Предлагаю заняться этим прямо сейчас и не терять время понапрасну.

Возражений не последовало и мы всей гурьбой направились в переговорную.

– Как дела на Струмэ? – по дороге спросил я, – Вы же оттуда прибыли?

– Да, – кивнул компаньон, – Вышли на след мятежников, который привёл нас в родную систему. Зачистили мощный отряд охраны, но на самой планете ничего не нашли.

– Это потому что изменения идут в районе ядра планеты, – сказал шагавший чуть впереди Асачи, – Поверхность останется нетронутой до самого последнего момента.

Новый план был выработал буквально за пару часов. Когда в обсуждении участвуют несколько опытных военначальников дело идёт гораздо быстрее, к тому же основные моменты мы уже обсудили и оставалось только правильно использовать новые силы в наших расчётах.

– Сколько у тебя во флоте разумных? – под конец совещания спросил я.

– Около трех с половиной тысяч, – быстро ответил лок Трингер, – А что?

– Вот, – сказал я, протягивая человеку кристалл, – Нужно его проглотить.

– Знаешь, мой развращенный друг, сейчас не лучшее время для стимулирования организма всякими препаратами, – с сомнением рассматривая кристалл и не спеша брать его в руки, ответил человек.

– Хург, Таваль! Это необходимо! Ешь, кому говорю! – сердито сказал я. Объяснять все в очередной раз мне не хотелось, но напарник упёрся и пришлось повторять все по новой, – Мы неправильно настроили управление станциями связи и теперь наш враг может влиять на сознание разумных через обычные сообщения. Эта штука позволяет не реагировать на внушение. Такие кристаллы придётся съесть всем твоим подчинённым, иначе идти на штурм нельзя. Надеюсь нам хватит запасов на всех. Если нет – то оставшихся без блокировки в бой брать нельзя и придётся оставить их здесь.

Таваль протянул руку и зачем-то потрогал мой лоб.

– Иногда мне кажется, мой странный друг, что ты нездоров, – после этого сказал человек, – С чего ты взял, что это внушение работает на всех?

– Дик чуть меня не убил, – спокойно ответил я и упомянутый подтвердил мои слова кивком, – И мне пришлось его заморозить, чтобы этого не произошло. Эффект прошёл только после блокировки.

– Что ж, это меняет дело, – ответил лок Трингер и, взяв в руки концентратор, спокойно закинул его в рот и проглотил.

– До полной обработки экипажей также нужно запретить все выходы в сеть, – добавил Дикуэл, – Достаточно небольшого сообщения, чтобы человек полностью потерял контроль.

– Принято, – ответил Таваль и набрал короткое сообщение на своём планшете, – Что-то ещё?

– Асачи, сколько ты успел обработать кристаллов? – спросил я, разворачиваясь к архивариусу.

– Все, – ответил старик, – Четыре тысячи двести тридцать семь штук. Нужно оставить небольшой запас для использования на Талоре. Может получится перетянуть кого-то на нашу сторону прямо в бою.

– Это маловероятно, – неожиданно произнёс Кассий, – Ничего не имею против самой идеи, но тратить время в бою слишком опасно. Насколько я понял, местное население подверглось серьёзной обработке и будет сильно дизориентировано после отмены контроля.

– Этот момент я не учёл, – признал древний гиртам, – Но все равно считаю, что несколько концентраторов взять с собой стоит.

Обсудив ещё несколько моментов, мы закончили совещание и отправились в ангар. Таваль получил необходимое количество кристаллов и, сказав, что ему потребуется несколько часов на подготовку, отбыл на свой флагман.

Нилок неожиданно выразил желание перейти под командование лок Трингера и отбыл вместе с ним. Следом улетел Кассий, а мы загрузились на борт Шиноко и стали ещё раз проверять все снаряжение. Лучи Кхорга требовали непосредственного контакта при активации, поэтому Асачи снова влез в свой космический скафандр. На мои слова о том, что нам ещё несколько дней лететь в гипере, старик только отмахнулся и настаивать я не стал.

Через пять часов два флота и наш корабль были готовы к прыжку и выстроились на границе системы.

– Нам нужно прорваться во дворец и развоплотить Изначального, тогда контроль над станциями связи перейдёт к нам и все вернётся на круги своя, – в очередной раз напомнил нам архивариариус, – Пока контроль над ралинготами остаётся у нас, он не сможет открыть портал, а значит запас времени у нас ещё есть.

Дикуэл готовил Шиноко к прыжку. В тоннеле нам предстояло провести около трех дней и, если бы не медленные корабли из группировки Таваля, то это время можно было бы сократить почти вдвое. В этот момент перед моими глазами появилось странное оповещение ядовито-красного цвета. Доспех к этому отношения точно не имел и я развернул послание, вчитываясь в строчки древней речи.

– Уже нет, – стремительно бледнея, произнёс я. Снова и снова перечитывая сообщение, в жалкой попытке найти другое толкование пугающе-однозначной фразы, – Уже нет…

Корабли массово стали уходить в гипер и оповестить флот я уже не успевал. Послание моргнуло и растворилось без следа, но перед мысленный взором так и осталась висеть короткая, как приговор, фраза:

«Управляющая матрица нижнего энергопотока заменена. Вы лишены прав администратора сети. Функционирование ралинготов переведено в штатный режим.»


Глава 26


Борт флагмана беженцев Отмщение. Система Талор. Таваль лок Трингер.

– Потому что так надо, Игни! Я уже устал повторять тебе одно и то же! – в сотый раз устало произнёс Таваль, убеждая упрямую помощницу, – Просто съешь этот проклятый кристалл и закончим на этом!

– Я не привыкла тащить в рот что попало, если ты понимаешь о чем я, полковник, – игриво ответила девушка, – И эта штука не станет исключением. Если ты не объяснишь мне как это работает – я не буду это есть!

Разговор проходил в каюте рыжеволосой помощницы адмирала, где Таваль провел почти все время полёта. Несмотря на вздорный характер, Игни обладала массой положительных качеств, среди которых были не только боевые. Девушка умела создавать вокруг себя уют, а это было, в условиях военного корабля, настоящей магией. Где она брала все эти мелкие аксессуары для всех оставалось загадкой, но любое помещение, в котором задерживалась Игни, очень быстро превращалось в уютное гнездышко и лок Трингер с удовольствием пользовался этом умением девушки…и не только этим…

Пара рисунков здесь, странный синий кактус там, пара вазочек с разноцветными стекляшками на полку и вот уже суровая каюта боевого корабля больше похожа на жилую комнату, хоть и бедно обставленную. Бывший барон был уверен, что через неделю это помещение уже будет совершенно не похоже на соседние жилища экипажа.

Но за все нужно платить и сейчас как раз происходил откат за уют и спокойствие. Таваль понимал, что девушка спорит просто из вредности. Игни понимала, что начальник и любовник это знает, но останавливаться не собиралась.

– Лейтенант, через десять минут мы выходим в обычное пространство и приступаем к выполнению боевой задачи, – застегивая одежду, сурово произнёс человек, – К боевым действиям будут допущены только те члены экипажа, что уже прошли обработку.

– Давить на меня вздумал?! – недовольно прошипела помощница, расслабленно раскинувшись на кровати, – Дисциплину привить решил?!

– Хург, Игни, – сдался лок Трингер, – Делай что хочешь, но если ты не проглотишь этот кристалл, то из каюты не выходи.

Закончив фразу, Таваль положил концентратор на полку, рядом с небольшими вазочками, и направился к выходу.

– Эй, а как же убеждение и ритуал примерения? – обиженно крикнула ему вслед девушка.

Человек обернулся, чтобы ответить, но сказать ничего не успел. Сигнал общей тревоги разнесся по коридорам флагмана и адмирал флота изгнанников рванул в сторону рубки управления.

– Вот всегда так, – недовольно пробурчала Игни и принялась одеваться, – Чуть что, так у него сразу дела!

Серия мощных взрывов неожиданно тряхнула судно. Кактус упал на бок, декоративные вазы подпрыгнули и перевернулись, рассыпая вокруг пригоршни разноцветного стекла. Часть стекляшек дождём полетела на пол, а сама хозяйка каюты упала обратно на свою кровать.

Размеры флагмана позволяли игнорировать незначительные атаки и гасить вибрации далеко от жилых помещений, а значит что-то произошло внутри корабля. Ловко вскочив на ноги, девушка подбежала к полке и с ужасом уставилась на россыпь стекла. Вспомнив образ камня, который полковник пытался ей скормить, Игни принялась собирать похожие и без разбору запихивать их в рот. У некоторых грани оказались слишком острыми и на глазах девушки выступили слезы. На десятой стекляшке она сдалась и бросилась к выходу. Видимо боевые действия начались раньше, чем они рассчитывали.

– Локализуйте повреждения! – рычал лок Трингер со своего места адмирала флота, – Мы ещё даже не видели противника, а уже умудрились потерять три корабля и часть ресурса флагмана!

– Все каналы системы забиты инфопакетами с обращениями императора и лозунгами, – виновато произнёс связист, – Мы не успели отключить доступ в сеть, а трансляция охватывает очень большую площадь вне системы. Кто-то, видимо, проигнорировал ваш приказ об обязательной установке защиты.

– Печально, – произнёс стоявший рядом с Тавалем шонг, – А ведь времени было достаточно…

– Со своими людьми я сам разберусь, Нилок, – зло огрызнулся лок Трингер и его собеседник поднял руки в защитном жесте, – Покажите запись с места событий.

Игни осторожно приблизилась и встала за левым плечом человека. Пока на экране не появилась картинка, Таваль успел бросить быстрый взгляд на помощницу и вопросительно дёрнуть подбородком. Девушка часто закивала и глава флота сконцентрировался на записи с места событий.

– Ты хотела доказательств необходимости защиты? – не оборачиваясь спросил он, – Смотри!

Пять человек сидели в общей каюте и играли в какую-то игру. Звука не было, но было видно, что люди очень увлечены процессом. Игни знала этих ребят. По штатному расписанию они считались резервной группой техников и работали вместе уже очень давно.

Внезапно ожил большой монитор, часть которого было видно в камеру. Игроки обменялись парой комментариев и вернулись к прерванной игре. Все, кроме одного.

Самый молодой парень неотрывно следил за экраном. Когда это заметил его сосед, то толкнул его в бок и, видимо, отпустил какую-то шутку. Остальные рассмеялись, а парень достал свой излучатель и хладнокровно расстрелял коллег.

– Бред какой-то, – неверяще произнесла Игни, – Роб даже стрелять толком не умел…

Дальше убийца спокойно поднялся и покинул помещение. Запись переключилась на камеры в коридоре, которые сопровождали Роберта на всем его маршруте, который завершился в ближайшем хранилище боеприпасов. По дороге человек встретил нескольких знакомых и даже ответил на их приветствия, поэтому вопросов к нему не возникло. Войдя в хранилище, техник заблокировал дверь и выстрелил в ближайшую торпеду. Кожух космических снарядов был рассчитан на более серьёзные повреждения и не поддался, но человек не сдавался и продолжал стрелять в одну и ту же точку, пока помещение не утонуло в море огня.

– Космос всемогущий, – прошептал Нилок, когда изображение погасло, – Да он же сам себя подорвал!

– Отключить все внешние каналы связи, включая личные устройства, – отдал команду лок Трингер, – Провести перекличку всех экипажей по флоту. Если ещё остались идиоты, проигнорировавшие защиту – скормить им кристаллы принудительно или изолировать.

– Принято, – кивнул со своего места связист и начал передавать приказ адмирала всем кораблям.

– Дайте карту системы с расположением наших сил, – продолжил Таваль, – Построение 7-11. Двигаемся к столице!

В этот момент активировался личный канал связи с императором и перед лок Трингером возникло встревоженное лицо Гирта.

– Таваль, у нас проблемы.

– Всё под контролем, – спокойно ответил человек, – Опасность нейтрализована и мы готовы приступить к выполнению боевой задачи.

– Хург, а у тебя-то что случилось? – нервно спросил бывший подчинённый.

– Обнаружен случай игнорирования моих инструкций, – произнёс адмирал, понимая, что причина разговора вовсе не в его происшествии, – Но все обошлось малыми потерями. А у тебя что?

– Мне нужен коридор к поверхности Талора, – тяжело ответил Гирт, – Переходим к третьему варианту плана.

– А почему сразу не к пятому, мой стратегически одаренный друг? – позволил себе небольшую вольность Таваль.

– Не время для шуток, лок Трингер, – сохраняя спокойствие, ответил собеседник, – В момент старта я потерял контроль над ралинготами. Время теперь играет против нас…

– Хург, умеешь ты поднять боевой дух перед сражением! – проворчал адмирал, – Приказ принят. Мы выдвигаемся!

– Не рискуй понапрасну, – сказал напоследок Гирт, – Как только мы прорвёмся к поверхности – уводи своих. Барон останется прикрывать наше отступление.

Экран погас, а Таваль ещё несколько секунд сидел переваривая новую информацию. По всему выходило, что дела их совсем плохи. Переход к запасному плану ещё до начала сражения означал полный провал всех их рассчетов. Несмотря на очень высокий уровень оснащения флота барона лок Тольдера, адмирал флота изгнанников не верил, что тому в одиночку удастся обеспечить отход десантной группы, но спорить с приказом он не собирался. По крайней мере не сейчас…

– Уже бегу, – тихо, так, что его услышали только ближайшие помощники, проворчал адмирал, – Приказ по флоту, – приняв решение, уже громко и четко произнёс он, – Двенадцатое построение. Группе прорыва выдвинуться вперёд!


* * *

Система Талор. Дворцовый комплекс. Грон.

Первый помощник императора нетерпеливо топтался на посадочной площадке дворцового комплекса. Во время неожиданной отлучки повелителя его подчинённые могли действовать более свободно и не опасаться немедленного наказания, но это нисколько не уменьшило их рвения. Остатки гвардии наконец-то осознали свою ошибку и приползли молить о прощении, но это вряд ли им поможет. В данный момент три десятка младших дожидались решения о своей дальнейшей судьбе и многое зависело от настроения Изначального.

Сородичей Грон не жалел – они неверно выбрали сторону с самого начала и их жизни ничего не значили для шонга, но он мог попытаться, в случае необходимости, отвести гнев императора от себя и направить его на других. Сам Грон очень нервничал перед встречей с древним и сильно опасался за свою жизнь, как, впрочем, и всегда.

Предоставленных ресурсов ему хватило для завершения первой стадии формирования ядра, но время и расстояние до планеты-фокуса играли против гиртама. Курьерский корабль почти сжёг двигатель, двигаясь на максимальном форсаже, чтобы быстрее доставить Таал на базу. Рассчёт был на ожидавший в системе Струмэ отряд охраны, но тот, почему-то, не вышел на связь и курьеру пришлось ползти до планеты своим ходом, что отняло целый день.

Тревожный отчёт об уничтожении всей охраны базы заставил шонга половину дня провести в нервном ожидании, но все обошлось. Один из младших, руководивший доставкой, сообщил ему о полном уничтожении всей охраны, включая оба модифицированных завода. Курьер обнаружил поле боя, полное обломков кораблей, но установить их принадлежность не смог. Если бы он потерял груз Таала, то жить ему оставалось бы ровно до возвращения императора. Никакие оправдания его уже не спасли бы, а так шанс ещё есть. Пару дней задержки можно обосновать тысячей причин, главное успеть озвучить хотя бы одну…

Раздавшийся в небе рев слегка оглушил Грона. Корабль повелителя почти упал на взлетное поле и земля под ногами шонга вздрогнула от удара. Судно выглядело потрепанным, кое-где отсутствовали целые куски обшивки, причём выглядели дыры довольно странно – будто металл просто вырвала из корпуса какая-то неизвестная сила. Следов стрельбы, к собственному удивлению, гиртам не заметил. Император явно побывал не на обычной прогулке и это только добавило нервозности в общее состояние его помощника.

Трап звездолета со звоном упал на камни посадочного поля и этот звук вывел шонга из ступора. Грон подошёл ближе и стал с тревогой всматриваться в тёмный проем шлюза. Звуки тяжёлых шагов приближающегося повелителя мурашками разбегались по телу шонга. Странные скребущие звуки сопровождали каждое движение Изначального и разумный никак не мог определить их источник.

В противоположность собственному кораблю, повелитель излучал бодрость и сиял от переполнявших его сил. Десяток отверстий украшали костюм императора в не запланированных местах, но это его нисколько не смущало. Одной рукой древний тащил за собой странное устройство, похожее на умывальник.

– Судя по твоей кислой физиономии, ты опять хочешь меня чем-то огорчить, Грон, – спустившись на землю и оперевшись на свой груз, спокойно произнёс Изначальный.

Гиртам мгновенно сник и растерялся. Заготовленная речь, под пристальным взглядом древнего, рассыпалась как карточный домик и шонг лишь мычал и пытался выдавить из себя хоть слово. Текли секунды и нужно было что-то ответить. Хозяин не любил ждать, но плохие новости он не любил ещё больше.

– Я жду… – так же спокойно произнёс император.

– Я готов принять Ваше наказание, – произнёс помощник, опускаясь на колено и низко кланяясь, – Я не оправдал оказанное доверие и не успел выполнить возложенную на меня задачу в срок. Материалов хватило для завершения фазы формирования, но в процессе доставки произошла непростительная задержка и сроки сдвинулись на двое суток.

Холодный пот выступил по всему телу Грона. Сейчас решалась его судьба. Обойти или смягчить гнев владыки не удалось и теперь шонгу осталось только дождаться своего приговора.

– Пфф, – неожиданно фыркнул Изначальный, – Это несерьёзно, низший! Мне приятно, что ты готов принять наказание за свою ошибку, но сейчас я готов тебя простить.

Шонг вскинул голову и неверяще посмотрел на своего хозяина. Древний улыбался и смотрел куда-то вдаль. Боясь поверить в свое спасение, Грон терпеливо ждал, пока повелитель снизойдет до разговора с ним и сам объяснит свое решение.

– Мы готовы, – через пару мгновений произнёс император, – Пара дней уже ничего не решит. Эти глупцы до сих пор не сумели найти планету-фокус и серьёзной угрозы для нас не представляют. Разве что остатки прайда, предавшие свое предназначение, попробуют помешать…

– Выжившие представители гвардии прибыли на Талор и ждут Вашего решения о своей судьбе, – угодливо произнёс Грон, решив уйти от скользкой темы своей ошибки, пока владыка не начал интересоваться подробностями. Говорить сейчас о разгроме охранного флота Струмэ он не решился. Раз повелитель считает, что они почти у цели, то не стоит испытывать его терпение.

– Жалкие предатели все же сумели сделать верный выбор, хоть и слишком поздно, – засмеялся Изначальный, – Прикажи обезглавить их на центральной площади. Пусть двуногие порадуются представлению перед возвращением моих братьев. Я не хочу тратить своё время на этих никчемных тварей.

– Как прикажете, владыка, – кивнул Грон. В этот момент его личный коммуникатор завибрировал, но шонг счёл момент неподходящим и решил проигнорировать звонок, но абонент не унимался и продолжал висеть на линии.

– Ответь, – приказал император, морщась от противных звуков. Шонг мгновенно выхватил аппарат и отошёл в сторону.

– Грон на связи, – зло бросил он, мельком взглянув на номер, – Если твоя информация могла подождать, то ты пожалеешь о своей настойчивости, Ханид…

– У нас вторжение, старший, – быстро проговорил начальник службы связи, – Два крупных соединения противника вошли в систему. Патруль уничтожен. Они двигаются к столице.

– Размеры?

– По классификации империи, два флота первого порядка, – ответил Ханид и глаза первого помощника императора расширились от удивления.

– Что там у тебя? – лениво спросил Изначальный, продолжая рассматривать небо. Передвижение любых летательных аппаратов над дворцовым комплексом было запрещено, но в отдалении то и дело сновали мелкие корабли и флаеры.

– Система подверглась атаке вражеского флота, повелитель, – нервно ответил шонг, – Они идут на штурм столицы.

– Своевременно, – улыбнулся в ответ древний, – Прекрасная возможность уничтожить всех предателей одним ударом и даже искать их не придется. Яви им моё величие, а если этого будет недостаточно – убей. Я буду в тронном зале. Притащи туда головы адмиралов и их помощников. Хочу взглянуть в их мёртвые глаза, – закончив фразу, император подхватил свой груз и пошёл в сторону дворца.

– Как прикажете, повелитель. Я лично возглавлю атаку, – поклонился помощник ему вслед и побежал в сторону своего челнока, на ходу бросая в трубку короткие приказы. Раз на мятежников не подействоввли стандартные меры информационной обработки, то они озаботились защитой. Как минимум изолировали свои корабли, но величие Изначального можно явить двуногими и другими способами…


Глава 27


Картинка с изображением компаньона погасла и я развернулся к спутникам. Асачи уже успел ввести в курс дел барона лок Тольдера и уверенно кивнул на мой вопросительный взгляд. Оба флота моих союзников уже начали маневрировать, меняя первоначальные позиции.

– Дик, чем нас встречает Изначальный? – спросил я.

– Всё как и обсуждали, – флегматично ответил человек, – Два полноценных флота и группировка корпораций. Таваль успел уничтожить пару патрульных катеров. Корабли ещё поднимаются со стоянок, но соотношение получается примерно один к трем. Не самый плохой вариант.

– Я, пожалуй, займу место в первом ряду, – поднялся из своего кресла архивариус и направился к выходу, – Рядом со своими малышками.

– Связь по общему каналу, – напомнил я, – Если станет жарко – возвращайся внутрь.

– За меня не переживай, дитя, – усмехнулся старик, – Лучше за своим сектором следи внимательнее.

Отвечать я не стал, сосредоточившись на объёмной карте системы. В данный момент голограмма уже пестрела тысячами маркеров. Для удобства наблюдения пришлось изменить отображение и превратить хаотичные скопления точек в облака определённого цвета.

Над поверхностью Талора собирались три разноцветных пятна. Они широким фронтом выстроились между нами и столицей. Мои силы сворачивались в тугой конус и выстраивались вокруг Шиноко. Непосредственным руководством боя мне в этот раз заниматься не придётся. Для этого были гораздо более подходящие люди. Мне же, как и всему моему экипаж, до поры была отведена роль статистов.

Разноцветные облака на карте двинулись навстречу друг другу. Страшно было представить какое количество двуногих сейчас скрывалось за этими размытыми картинками…

Перед нами не стояла цель победить численно превосходящего врага и в этом была наша сила. Флот Кассия удивительным образом усилил войска Таваля, добавив к мощным неповоротливым транспортникам беженцев так необходимую им поддержку лёгкими звездолетами и это сразу сказалось на общей эффективности.

Первое столкновение произошло, как мы и планировали, в центре вражеского фронта. Веретено моего флота ударило точно в линию между двумя армиями противника. По нашим расчётам это должно было дать нам дополнительное преимущество, так как защитникам Талора понадобится время на координацию между собой. Но желаемого эффекта добиться не удалось. Флот зомбированных двуногих двигался как единый организм. Никаких противоречий между подразделениями не возникло и острие нашего прорыва начало стремительно вязнуть в беспорядочных атаках врага.

Импульс был потерян и прорвать оборону с ходу не удалось. В бой вступил второй слой нашей формации, который был предназначен для увеличения бреши в порядках вражеского флота. Тысячи лёгких истребителей бессмертного легиона, увешанные самым современным оружием, выглядели на моём голоэкране как крохотные скопления светлячков. Каждый из них нёс пару смертоносных подарков для крупных судов противника и это сразу сказалось на ходе сражения.

– Видимо это только основная группа, – подал голос Дикуэл, – Или я уже совсем ничего не понимаю.

С поверхности планеты начала подниматься очередная волна кораблей. Новые участники сражения не были полноценным флотом. По одиночке и небольшими группами они, едва взлетев, устремлялись в гущу битвы и гибли под шквальным огнём бессмертного легиона и изгнанников Струмэ.

– Какая мерзость, – неожиданно возник в эфире скрипучий голос Асачи, – Двуногие, конечно глупы, но так безжалостно бросать на убой гражданских – это даже для меня перебор…

Новая информация дала возможность по-другому взглянуть на беспорядочные действия подкрепления противника и все сразу встало на свои места. Сотни обычных транспортников и лёгких космических яхт продолжали взлетать со всех платформ и поверхности Талора, бросаясь в самоубийственную атаку. Одурманенные воздействием станций связи жители империи пытались своими жизнями заткнуть дыру в построении защитников лже-императора.

Тем временем мои войска продолжали методично расширять коридор для штурмовой группы. Рядом с Шиноко медленно двигались к линии фронта несколько десантных транспортников бессмертных, которые должны были обеспечить защиту зоны высадки на планете. Асачи, во время обсуждения, пытался отказаться от помощи, но слушать его никто не стал. Неизвестно что нас ждало в дворцовом комплексе и отказываться от подразделения штурмовиков было, по меньшей мере, глупо.

– Что-то изменилось, – напряжённо следя за боем прошептал я. Непонятные ощущения чего-то непоправимого ещё не успели полностью оформиться, а тревожное чувство уже полностью завладело моим сознанием.

– Похоже у них наконец-то появилось общее руководство, – произнёс Дик.

В центре вражеского строя произошли изменения. От планеты подтянулась небольшая группа чёрных кораблей, в которых я узнал фрегаты гвардии. Основная схватка шла, до этого момента, в месте прорыва линии фронта, а крылья вражеской армии безучастно наблюдали за происходящим, блокируя свои сектора ответственности.

Мой флот упрямо прорывался к Талору, растягивая, трещащий по швам, строй защитников. Казалось, что победа уже близка и вот-вот будет создан полноценный тоннель для штурмовой группы, как вдруг все изменилось.

Группа гвардейцев выпустила в сторону передовых кораблей моих сил странные снаряды, а фланги вражеского флота одновременно пришли в движение.

Снаряды взорвались, не причинив ощутимого вреда, видимо это стало сигналом к действию, потому что в следующее мгновение вся вражеская армада накинулась на моих союзников. На экране это выглядело так, будто веретено моего флота оказалось в пасти у зверя, состоящего из разноцветных облаков.

Успешный прорыв сразу превратился в круговую оборону и лишь невероятная удача могла нас спасти. Войска Таваля не сумели быстро отреагировать на изменившуюся обстановку и в рядах беженцев началась паника. Челюсти хурга спокойно пережевывали мою надежду на победу, а я безвольно сидел в кресле и не знал что делать.

Легион бессмертных продолжал выполнять поставленную задачу и с завидным упорством пытался закончить формирование тоннеля. Глядя на борьбу барона лок Тольдера я сумел найти в себе силы для активных действий.

– Асачи, дай залп в направлении прорыва, – приказал я, – Трех выстрелов должно хватить для устранения оставшихся препятствий.

– Ну наконец-то! – мгновенно откликнулся старик, – Я уж было подумал, что ты совсем про меня забыл, малец!

– Группа сопровождения, – проигнорировав слова архивариуса, продолжил раздавать приказы я, – Идём на прорыв. Форсаж пятьдесят процентов. Старт после залпа с моего корабля.

– Интересно, почему корпы не лезут в бой, – задумчиво произнёс Дик, безразлично наблюдая за ходом битвы. Казалось невозмутимого безопасника ничуть не беспокоят тысячи гибнущих в космосе разумных и можно было только позавидовать его выдержке. Я и сам заметил, что третье облако войск противника принимает участие в бою как-то вяло, но решил что они являются резервом и временно выбросил их из головы.

– Капитан, регистрирую попытки выйти на связь, – произнесла Шиноко. Мне показалось, что в механическом голосе искусственного интеллекта сквозило удивление, – Использован канал древних. Дешифровка возможна после вашего подтверждения.

Мысли суматошно забегали в черепной коробке. Подобную систему связи мог использовать Изначальный или его помощники, но что это им даст я понять не мог. Дик защищён от воздействия системы. На меня и Асачи зомбирование не распространяется. Что тогда? Потянуть время? Определить моё местоположение? Непосредственно боем я не руководил и, решив что ничего не теряю, дал добро на дешифровку.

На экране появился древний трогг с абсолютно чёрной кожей и Дикуэл неожиданно присвистнул. Видимо этот разумный был ему знаком и нужно будет расспросить его подробнее.

– Вы руководите атакой? – без всяких предисловий спросил трогг.

– Да, – невозмутимо ответил я, но только космосу известно чего мне стоил этот спокойный тон.

Вокруг гибли мои союзники и весь план рушился прямо на глазах. Беседовать с непонятным разумным сейчас было точно не с руки. Конус моего флота стремительно сжимался и пространство для маневра таяло буквально на глазах.

– Меня зовут Аркот Трим, – чётко произнёс трогг, – Через тридцать секунд мои войска поддержат вашу атаку. Много времени выиграть не получится, поэтому воспользуйтесь своим преимуществом с умом.

После этого связь прервалась и собеседник исчез.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил я у Дикуэла.

– В любой непонятной ситуации – действуй, – спокойно ответил тот, – Лучше переживать о собственных ошибках, чем о бездействии.

Несколько секунд я собирался с мыслями, а потом произнес:

– Асачи, залп!

Три энергетических луча невероятной мощности ударили по направлению нашего движения почти одновременно. Остатки оборонительного заграждения противника смело как нечто совершенно незначительное. Несколько десятков боевых кораблей мгновенно испарились, просто перестав существовать. Досталось и гражданским судам, что с маниакальным упорством пытались заткнуть прорыв своими телами.

Ускорение мягко навалилось на плечи и вжало меня в спинку кресла. Точки сопровождающих нас кораблей также рванули вперёд. До высадки оставалось несколько минут, если не случится ничего непредвиденного.

Сражение в космосе превратилось в какое-то безумие. Флот корпораций неожиданно ударил в тыл основным войскам защитников и я только сейчас осознал, что с момента нашего разговора с троггом прошло всего пол минуты. Две трети войск корпораций ударили в самое уязвимое место вражеского флота – они буквально смели группу гвардейцев, которые так кардинально изменили ход боя недавно. Ещё треть резерва лже-императора взорвалась при попытке помешать Аркоту и его подчинённым. Кто бы ни был этот двуногий, но он хорошо подготовился к этому бою.

Лучи Кхорга оставили огромные дыры в искусственном панцире Талора и развеялись лишь у самой земли, которую некоторые местные обитатели не видели ни разу за свою жизнь в столице. Сколько при этом погибло жителей империи я не хотел даже думать, да и не важно это сейчас было. Если вся наша затея провалится, то шансов на выживание у остальных двуногих останется не больше, чем у тех, что погибли сегодня под завалами и во вспышке энергии.

Тактический экран все ещё транслировал картину сражения. Отдельные облака флотов уже давно исчезли и битва превратилась в беспорядочную свалку. Все сражались против всех и только бессмертный легион все ещё сохранял какое-то подобие строя. Атака корпораций разбила кольцо вокруг моих союзников, но флот Таваля так и не смог восстановиться после вмешательства гвардейцев, превратившись из грозной единой силы в сборище вооружённых судов. Видимо мой друг оказался не готов к столь масштабным баталиям, но главная цель достигнута. И теперь пришёл наш черёд.

Поверхность Талора уже маячила за бортом, но радоваться было ещё рано. Шиноко сопровождали четыре десантных судна бессмертного легиона, которые сейчас выдвинулись вперёд и заняли позиции чуть ниже нас, чтобы захватить максимальную площадь при посадке.

С поверхности полетели первые лучи противокосмической обороны. Пока ещё редкие и безобидные, но недооценивать их явно не стоило.

– Справа, – рыкнул из динамиков голос Асачи и Дик молниеносно увёл корабль в противоположном направлении. В сотне метров мелькнул силуэт гражданского транспортника, а секундой позже он врезался в один из кораблей сопровождения.

Плотный огонь защитных батарей забрал ещё два из трех оставшихся наших десантных судов. Как в этом пламенном хаосе ориентировался Дикуэл я не понимал, но верил в его навыки и с нетерпением ждал посадки. Взлетное поле дворцового комплекса было завалено обломками кораблей. На мониторах внешнего обзора мелькнули горы металла и я не сразу понял, что корабли нашего сопровождения, даже погибая, старались обеспечить выполнение возложенной на них задачи и роняли подбитые транспорты на огневые точки защитников дворца. Только благодаря их самоотверженности нам удалось добраться до поверхности. Дальнейшие наши действия были продуманы не так чётко, но определённый план для сражения на поверхности тоже имелся. Я заранее активировал свой взвод штурмовых дронов и распредилил первоначальные задачи.

– Ши, автоматический огонь из всех орудий, – крикнул я, срываясь с места едва почувствовал что опоры корабля коснулись земли. Дикуэл последовал за мной, но я остановил его, – Оставайся здесь. Мне нужно чтобы ты контролировал зону высадки.

– Но здесь будут бойцы барона, – попробовал возразить человек.

– Дик, не время для споров, – ответил я и друг кивнул, признавая мою правоту.

Асачи уже ждал меня в грузовом трюме. Дроны быстро покидали борт Шиноко через открытые ворота и сразу выступали в бой.

– Что с лучами? – спросил я у архивариуса.

– Один уже установили на платформу, – ответил Асачи, – Выдели одного бойца для транспортировки и можем выдвигаться.

Я проделал необходимые манипуляции с интерфейсом отряда и последний в колонне дрон изменил направление движения, возвращаясь к транспортной тележке с полупрозрачной конструкцией орудия древних. Снаружи доносился грохот боя и крики разумных. Борт корабля иногда сотрясали случайные попадания, но серьёзных повреждений пока не было.

– А если в эту штуковину снаряд прилетит? – спросил я, кивая на удаляющуюся платформу.

– То придётся искать новую телегу, – безразлично ответил архивариус. Сейчас старый гиртам разительно отличался от себя обычного. Исчезла скованность движений и медлительность. Передо мной стоял матёрый хищник и каждый его жест был наполнен смертельной грацией, – Готов?

– Нет!

– Тогда вперёд! – усмехнулся Асачи и подтолкнул меня в сторону выхода.

Интерфейс зарегистрировал уничтожение одного из дронов. Успев подумать, что зря так рассчитывал на своих штурмовиков, вышел на открытое пространство. В отдалении чернела воронка – несчастный механизм угодил под прямое попадание снаряда защитников. В углублении вяло пузырились остатки тела штурмового устройства.

– Камандующий, зона высадки зачищена, – подбегая ко мне, бухнул себя в грудь капитан бессмертных, – Сопротивление подавлено. Основная группа продвигается ко входу во дворец.

– Хорошо, капитан, – кивнул я, – Времени у нас немного, но понапрасну не рискуйте. Запускайте вперёд дронов – у них уже активированы соответствующие протоколы.

– Так точно, – ответил боец и побежал в направлении виднеющихся построек.

Шум боя сдвинулся в сторону. Защитники продолжали огрызатся, но крупнокалиберные орудия уже перешли под наш контроль и мы уверенно продвигались вперёд. Бойцы бессмертного легиона демонстрировали настоящие чудеса и зомбированным охранникам дворцового комплекса нечего было противопоставить потрясающей выучке и техническому превосходству моих союзников. Дроны принимали на себя основной удар, а легионеры методично отстреливали противников, пользуясь моими механизмами как передвижными укрытиями.

Вход в огромное здание уже чернел впереди, когда рисунок боя внезапно изменился. Из черноты дверного проёма вылетела группа зверей, в которых я, с удивлением, узнал своих сородичей.

Если бы до земли добралась вся группа нашего сопровождения, то гиртамов просто задавили бы огнём, но история не терпит сослагательного наклонения и прайд, потеряв несколько особей, ворвался в ряды легионеров.

Современная броня не сумела сдержать первобытный напор древних хищников и наше атакующее построение рассыпалось на десяток ожесточенных схваток.

– Пора и нам присоединиться к веселью, – хищно улыбнулся архивариус и рванул вперёд. Скорость старого гиртама была такова, что я успел заметить только смазанное движение.

Отставая на пару секунд, я тоже ринулся в бой. Первый ящер умер почти мгновенно. Асачи просто оторвал ему голову, но легионеру, который стал жертвой гвардейца это уже не помогло – человек остался лежать на земле, вывернув шею под неестественным углом.

Всё это я успел заметить лишь краем сознания. Меч уже привычно вибрировал в руке и я, не теряя скорости, рубанул ближайшего зверя по конечностям, полностью отсекая заднюю лапу. Пара дронов на мгновение перевели дула орудий на раненого и спаренный залп прервал мучения животного, а я уже двигался дальше.

Карусель боя бросала меня от одного противника к другому и я бесконечно рубил и колол, не стремясь убить одним ударом, но умудряясь добивать сородичей с помощью дронов. Схватка заняла несколько минут и над полем боя неожиданно повисла тревожная тишина, прерываемая треском огня и стонами раненых.

– Неплохо, – спокойно произнёс появившийся из-за горы обломков, оставшихся от какого-то транспорта, Асачи. Скафандр архивариуса сиял чистотой, а сам он выглядел так, будто только что вернулся со светского мероприятия, – Но можно было и аккуратнее сработать.

Я осмотрел свой забрызганный кровью комбинезон и только отмахнулся. Рядом, как волшебная фея в обгорелом доспехе, возник капитан легионеров.

– Потери, – бросил я, пытаясь очистить меч от крови сородичей.

– Двадцать процентов общего состава безвозвратные, – доложил боец, – Остальные через несколько минут смогут вернуться к выполнению задачи.

– Хорошо, – кивнул я, – Действуем так же.

– Принято, – ответил легионер и удалился к своим подчинённым.

Временное затишье заканчивалось. Пока все складывалось отлично, но впереди нас ещё ждала встреча с Изначальным.

– О чем задумался? – спросил архивариус.

– Слишком все гладко идёт, – поделился своими сомнениями я, – Кажется, что лезем прямо в пасть хургу.

– Так и есть! – неожиданно засмеялся Асачи, – И нам нужно сделать так, чтобы этот хург до смерти подавился своим последним обедом.

Отряд дронов уже втягивался в тёмный проем холла, а меня не оставляло ощущение, что где-то совсем рядом находится жуткое древнее существо, которое только и ждёт, чтобы мы добрались до его логова. Помотав головой, постарался отогнать неуместные страхи и уверенно шагнул в сторону дверного проёма. На границе сознания довольно рычала чудовищная сущность Изначального.


Глава 28


Череда длинных коридоров и пустых залов слилась в однообразное месиво одинаковых событий. В помещениях дворца наш отряд уже не встречал серьёзного сопротивления. Безумно орущие и пускающие пену слуги не в счёт. Двуногие нападали на нас из разных неприметных щелей, как злобные насекомые. Иногда вооружённые чем попало, а иногда и вовсе безоружные люди и шонги в форме сотрудников дворцового комплекса брасались на дронов и легионеров, пытаясь нанести хоть какой-то ущерб и постоянно гибли под безжалостным огнём механизмов и бессмертных.

В самом начале им удалось подобраться достаточно близко и это стоило команде двоих бойцов. Мы ещё только поднялись на второй этаж и попали в огромное пустое помещение. Возможно в прошлом здесь проходили важные мероприятия, но сейчас ветер из разбитых окон гонял по дорогому паркету ошметки каких-то бумаг.

В боковых стенах зала были расположены две больших двери, которые при нашем появлении одновременно распахнулись. В помещение хлунул поток слуг и бойцы легиона на мгновение растерялись.

– Это гражданские, сэр, – крикнул капитан, первым оценивший потенциального противника, – Приказ?

– Глушите их, – моментально ответил я, – Попробуем привести их в чувства.

Дроны переключились на обездвиживающие сгустки, а автоматические боевые комплексы бессмертных начали плеваться дугами парализующих разрядов. Толпу довольно быстро удалось остановить – одетые в обычную форму разумные не могли сопротивляться атакам. Десяток слуг почти полностью был покрыт гелем и тоже опасности не представлял. Бойцы контролировали ковёр неподвижных тел, дроны заняли позиции у окон и вдоль стен.

– С кого начнём? – деловито спросил Асачи.

– Всё равно, – безразлично ответил я, – Любого можно брать.

– Контакт на три часа, – прозвучал голос одного из легионеров и все присутствующие моментально ощетинились оружием в сторону правой двери. В проёме стоял седой сгорбленый временем шонг. Старик потеряно качал головой и что-то беззвучно шептал. Из его глаз катились частые слезы, проделывая причудливые дорожки по морщинистым щекам. Из всех встреченных нами местных обитателей, этот двуногий казался наиболее адекватным.

– Не стрелять, – приказал я и двинулся вперёд. Следом увязалась пара бессмертных, которые продолжали целиться в пожилого слугу, – Мы пришли, чтобы вас освободить, – настойчиво произнёс я, подходя почти вплотную, – Мы не причиним вам вреда.

– Все, Мика, Таик. Все, все… – чуть громче забормотал старик, – И никто не смог, никто…

– Вы понимаете, что я вам говорю?

– Никто не смог, а я смогу, смогу, – старик поднял на меня безумный взгляд и я отшатнулся. Голос шонга набрал силу и мощь, – Я смогу! – проорал он и буквально выплюнул в мою сторону, – Во славу империи!

Защиту доспеха я успел активировать буквально в последнее мгновение. Безумец сжал кулак и одновременно с этим грянул взрыв. Моё тело пролетело через весь зал и врезалось в стену, но отделался я только лёгким испугом, в отличии от моих охранников. Одному бойцу оторвало ногу, а второго сильно посекло осколками и взрывом выбросило в окно.

После этого эпизода переговоров мы ни с кем не вели и уничтожали все живое на нашем пути. Асачи уверенно вёл отряд к одному ему ведомой точке и за час нам удалось преодолеть ещё три этажа.

Очередная неприятность ждала нас на пятом этаже комплекса. При входе в широкий коридор, я неожиданно потерял связь с отрядом дронов. Их иконки просто исчезли из интерфейса, а сами механизмы превратились в безжизненные чёрные шары.

– Хург, Асачи, у меня неполадки с системой, – произнёс я.

– Всё нормально у тебя, – ответил архивариус, – Мы попали в зону блокировки. Тронный зал находится этажом выше, а здесь уже нельзя использовать никакие боевые механизмы. Обойти это ограничение невозможно даже самому императору, поэтому в его охране всегда были только разумные.

Осмотрев свой резко уменьшившийся отряд, я только устало кивнул головой. Уже какое-то время я ощущал постоянное давление на сознание и голод, зверский голод. Только съев пару плиток рациона, понял что это не мои ощущения. Идти вперёд хотелось все меньше, но, отчасти, это был просто страх перед встречей с главным врагом.

Два десятка легионеров рассредоточились по коридору и мы двинулись дальше. Пустые залы сменяли друг друга. Нападения со стороны персонала прекратились, но бдительность мы старались не терять. Иногда тишину нарушал лязг и грохот от транспортной платформы, которую теперь тащили двое бессмертных. Громоздкая конструкция не всегда с первого раза пролезала в дверные проёмы и часто становилась источником лишнего шума. В конце концов я приказал оставить её.

– Мы не можем нападать на него без установки, – упрямо произнёс Асачи, услышав моё решение.

– Вернёмся за ней, когда расчистим путь.

– Как скажешь, но я считаю, что это ошибка, – сородич ушёл в голову отряда, освобождая меня от дальнейших объяснений.

Личная охрана императора хорошо подготовилась к встрече с нами. Проход на этаж с тронным залом перекрывала настоящая баррикада, усеянная отверстиями бойниц. Штурм последнего препятствия стоил мне половины легионеров.

Разведчик, первым открывший дверь, умер почти мгновенно. Десяток мощных лучей и пара сгустков плазмы превратили тело бойца в кучку окровавленной и обожженной плоти. Лестничный пролёт затопил шквал огня.

Короткая пауза и к нам прилетела пара гранат. Прятаться было негде. Я успел подхватить их щупальцами и швырнуть обратно, но был недостаточно быстр. Одна взорвалась в дверном проёме, а вторая прямо во время броска. По доспехам окружающих меня бессмертных прошёлся град осколков, но серьёзно никто не пострадал.

Сразу трое штурмовиков рванули вперёд и заняли позиции по краям двери. Капитан, жестами, объяснил мне план дальнейших действий и я согласно кивнул, отдавая ему руководство. Через десять секунд в проем полетели уже наши гранаты и поток легионеров ворвался на этаж.

Ворвался и попал под перекрестный огонь сразу с двух направлений. Защитники успели отступить и на полу валялось всего три тела в броне имперской гвардии. Обе двери, ведущие из зала были перекрыты массивными плитами в человеческий рост высотой, которые выдвигались из пола и были предназначены как раз на такой случай. Передовая группа погибла, но успела выиграть для нас несколько секунд.

Положение спас Асачи. Заглянув в зал, он вытянул в сторону одной баррикады пустую руку и активировал какое-то умение. Голубой поток энергии ударил в преграду и за ней раздались болезненные крики.

Я узнал этот луч и повторил атаку архивариуса по второй огневой точке врагов. Во время изучения боевых возможностей доспеха я встречал описание этого луча. Он жрал прорву энергии и в тот момент я посчитал его бесполезным, но умение идеально подходило текущей ситуации.

Энергетический луч, достигая препятствия, начинал накапливать энергию, а потом перемещался за него и взрывался. Чем толще была преграда, тем сильнее был взрыв за ней.

После схватки в строю осталось десять легионеров, трое из которых были серьёзно ранены. Выбраться самостоятельно подчинённые лок Тольдера не могли, поэтому взяли на себя оборону пути отступления.

Впереди показались огромные резные двери с изображением герба империи. Возле них, ко всеобщему удивлению, никого не было. Длинный коридор часто менял форму, становясь то шире, то уже. Во многих местах из пола и стен были выдвинуты листы брони. Будь на этаже достаточно бойцов, здесь бы мы и остались, но, видимо, все защитники Изначального были стянуты к месту боя.

– Пора возвращаться за твоей игрушкой, – тихо произнёс я, обращаясь к сородичу, тот лишь печально покачал головой.

– Не имеет смысла, – произнёс он и, видя мой не понимающий взгляд, добавил, – Придётся раскурочить половину стен, чтобы его протащить. Мы здесь неделю провозимся.

– Значит сами? – усмехнулся я и получил в ответ зеркальный оскал Асачи.

– Мы пойдём первыми, – подал голос ближайший боец, с отметиной лейтенанта на броне. Капитан бессмертных погиб в последней стычке и командование перешло к старшему из выживших, – Это даст вам время на оценку ситуации. Можете что-то сказать о противнике?

Я проникся настоящим уважением к этому двуногому. Страха у человека не было ни в голосе, ни в эмоциях. Он и его подчинённые прекрасно понимали, что их ждёт смерть, но никаких колебаний или сомнений не испытывали, а собирались до конца исполнить свой долг.

– Противник будет один, – взял на себя инструктаж старый архивариус и я благадарно ему кивнул, – Обладает мощной энергетической бронёй. Дальние атаки возможны на средней дистанции. При любой возможности ведите бой издалека. Рассредоточьтесь, это даст вам несколько лишних секунд. Мы войдем через пять секунд после вас.

– Принято, – кивнул лейтенант, – Нам нужно три минуты на подготовку.

– Конечно, – кивнул я, – Нам тоже нужно кое-что обсудить.

Легионер отошёл к своим бойцам, а я приблизился к Асачи.

– Наш план опирался на твоё орудие. Как действуем теперь?

– Изначальный слишком самоуверен, поэтому у нас есть шанс, – ответил архивариус, рассматривая пейзаж за окном. Смотреть там было особо не на что, но, скорее всего, старик просто не хотел смотреть на меня, – Он подпустит нас ближе. Я постараюсь его отвлечь. У его сосуда есть четыре главных узла, через которые сущность древнего управляет своей марионеткой. Лоб, основание шеи, сердце и копчик. Если получится серьёзно повредить хотя бы один узел, то он потеряет контроль над телом и существенно ослабнет. Перенос в сосуд имеет свои недостатки. Если тварь потеряет тело и не сможет быстро занять подходящее новое, то рассеется в пространстве в течении часа.

– Мы готовы, – подал голос солдат.

– Тогда начинаем.

Я достал меч и объединил его с одним из энергетических отростков. После небольшого сопротивления, доспех понял чего я добиваюсь и усилил моё оружие. Легионеры заняли позиции у двери. Начался обратный отсчёт. Боевые комплексы штурмовики перевели на режим плазмы, здраво рассудив, что энергетическую броню обычными лучами не пробить. Правда я сильно сомневался, что даже плазма сможет навредить хозяину тронного зала.

Одновременный залп по всем петлям и последовавший за ним удар ногой, уронили створки дверей внутрь. Легионеры брызнули в разные стороны и стали заливать огненными сгустками центр зала.

Изначальный лениво следил за пришельцами через потоки огня, бессильно стекавшие по оранжевой плёнке защитного поля. Была это личная защита древней твари или функция трона определить не удавалось. Один из бессмертных пересек невидимую черту и слишком близко подошёл к хозяину зала. В его сторону мгновенно выстрелило энергетическое щупальце и втащило бойца внутрь сферы. Через секунду на пол упал пустой доспех.

– Вы неплохо подготовились, – пророкотал владелец тела Виктора, – Но я уже устал ждать и сильно проголодался. Ваши слуги прибыли очень вовремя.

Мы с архивариусом замерли у входа, пытаясь отыскать слабое место в защите Изначального. Не знаю что видел Асачи, а я лазейку найти так и не смог. Рывок врага я пропустил. Вот он расслабленно сидит на троне, а через секунду уже преодолел десять метров и схватил своими отростками сразу трех бойцов. Оставшаяся тройка зашла со спины и попыталась атаковать противника сзади, но мгновенно стала жертвой ещё трех щупалец.

Асачи, секунду назад стоявший рядом со мной, внезапно возник прямо на границе щита и бесстрашно врезался в него всем телом. Если бой пойдёт на таких скоростях, то я могу просто не заметить как меня убьют. С помощью доспеха увеличив собственную скорость и восприятие до предела, рванул на помощь сородичу.

– До перегрузки семь минут тридцать две секунды, – педантично сообщил мне артефакт. И это без учёта постороннего воздействия, значит времени и того меньше, – С вероятностью 97% вы не сможете нормально двигаться. С вероятностью 88% будут повреждены связки и сухожилия. Подтверждаете активацию?

«Подтверждаю!»

Плевать на последствия. До них ещё дожить нужно. Усиление позволило мне временно выйти на один уровень с остальными участниками боя. Теперь их движения хоть и казались быстрыми, но видеть и прогнозировать их я все же мог.

В центре зала происходило настоящее безумие. Закрытый куполом Изначальный, беспрерывно атаковал Асачи целым десятком отростков со всех возможных направлений, но архивариус держался. Старый гиртам отбивал нападения своими щупальцами. Они были голубоватого цвета и их было гораздо меньше, но владел он ими просто виртуозно. Мне до такого мастерства было ещё очень далеко, если вообще когда-то я смогу этого добиться.

Асачи упорно продавливал энергетический барьер голыми руками. Здраво рассудив, что не смогу составить конкуренцию этим страшным существам, я занял позицию сбоку и воткнул свой клинок в купол.

На тренировках Дик уделял подобным вещам особое внимание и мне сразу стала понятна задумка архивариуса. Старик полностью завладел вниманием Изначального и мне лишь иногда доставались случайные атаки, от которых удавалось просто увернуться.

Над головами стоял треск электричества и мелькали отсветы вспышек, будто я находился в работающеем реакторе. Время неумолимо утекало, а противостояние замерло в шатком равновесии. Обо мне, похоже, полностью забыли и нужно было этим обязательно воспользоваться. В голову пришел недавний трюк с атакой баррикад и я, не медля ни секунды, освободил одну руку и отдал команду доспеху. Три секунды, семь…десять…

В последний миг Асачи пропустил удар в голову, а потом мощная вспышка разорвала защитную плёнку, как мыльный пузырь. На груди Изначального вспыхнул и задымил небольшой артефакт в форме герба империи. Нас раскидало в разные стороны, а противник отлетел к одной из стен.

– Я удивлён, Тхасс, – рыкнул враг, поднимаясь с пола, – Думал ты совсем обессилил на скудной диете. А этот червь, видимо, и есть основной источник моих проблем? Ты неплохо его выдрессировал!

Архивариус поднялся на ноги в нескольких метрах от меня. Его слегка пошатывало, а прямо на лбу чернел ожог от щупальца древнего.

– О чем он говорит, Асачи? – быстро спросил я, тоже принимая вертикальное положение.

– Это неважно, дитя, – отмахнулся старик, следя за каждым шагом противника, – Помни мои слова. Четыре точки. И час времени.

Гулубоватое свечение энергии вокруг архивариуса постепенно меняло свой цвет и становилось оранжевым.

– Похоже кому-то вот-вот придётся искать новую игрушку, – злорадно прошипел Изначальный и бросился вперёд.

– До окончания усиления пятьдесят семь секунд, – напомнил доспех и я рванулся навстречу древней твари, стремясь максимально использовать оставшееся время. Сразу пришло понимание, что как только выпаду из общей скорости, то мгновенно умру и это придало мне сил.

Убить Изначального я не планировал, но выиграть пару секунд вполне мог. Моя атака захлебнулась едва начавшись. Противник небрежно отмахнулся от меня половиной энергетических отростков и интерфейс артефакта разразился целой серией сообщений о перегрузке. Я ещё летел к стене возле двери, когда Асачи, воспользовавшись моментом, атаковал врага мощным разрядом энергии. Я все ещё был жив, но теперь мог следить за боем, только когда противники замирали на месте, а происходило это в совершенно разных местах. На стенах, на потолке, по всему залу. Ясно было одно – Асачи постепенно проигрывал и все чаще пропускал удары. Тело старого гиртама уже покрылось ожогами и ранами и поддерживать заданный темп ему становилось все сложнее.

В какой-то момент все закончилось. Изначальный стоял в центре зала и держал на вытянутой руке безвольно обвисшее тело моего союзника.

– Почему ты предал нас Тхасс? – спросил Изначальный. В его голосе слышалась неподдельная обида и горечь. Для меня было очень странно слышать подобные эмоции от бездушной твари, но следующая его фраза заставила меня вздрогнуть и из последних сил приподняться, – Почему, повелитель? От твоего народа осталась лишь горстка. Мы уже не можем продолжать свой род.

– Вы безумны, – прохрипел Асачи, – Жаль, что не удалось оттянуть вторжение ещё на несколько тысячелетий. Один ты не сможешь продолжить экспансию.

– Неужели великому пожирателю миров Тхассу стало жаль двуногих? – засмеялся Изначальный.

– Мы уничтожили миллионы миров и сотни кругов сущего, Шелбаз, – ответил Асачи и от его слов веяло вселенской тоской. Имя древнего было мне знакомо и я неожиданно понял, что за чудовище скрывается в теле Виктора, – Мириады разумных рас исчезли, чтобы выжила одна. Это моя величайшая ошибка. Нужно было найти другой путь.

– Ты жалок, Тхасс и не достоин больше быть одним из нас, – прошипел Шелбаз и неожиданно улыбнулся, – Экспансия будет продолжена. Это слишком весело, чтобы останавливаться.

Щупальцы Изначального сформировались в три пучка и замерли напротив тела Асачи-Тхасса.

Сформировав приказ доспеху, вытянул руку в сторону врага, но наткнулся на жёсткий отказ.

– Недостаточно ресурсов.

«Так возьми их из энергополя!» – потребовал я.

– Носитель будет подвергнут излишней опасности, – попробовал сопротивляться модуль.

«Делай!»

Взгляд поплыл, а в сторону Изначального устремился жидкий сгусток энергии. Мою жалкую попытку вмешаться в неминуемую расправу Шелбаз даже не заметил, просто отмахнувшись от неё. Больше ничего сделать я уже не мог и оставалось просто следить за развитием событий.

– Где Таал, предатель? – рыкнул Изначальный, – Обещаю, ты будешь страдать целую вечность!

Раздался каркаюший смех старого архивариуса.

– Ты слишком глуп, чтобы удержать меня, – прохрипел он, – А про Таал я тебе расскажу, – и он потянулся вперёд, едва слышно что-то шепча. Шелбаз невольно подался вперёд, пытаясь прислушаться.

Дальше время понеслось вскач и несколько секунд вместили в себя множество событий.

Щупальца Асачи пришли в движение и начали хаотично атаковать Шелбаза. Все, кроме одного. Последний отросток задержался, но, стремительно наливаясь гнилостно-зеленым светом, тоже начал смертельный разбег. В помещении раздался мерзкий писк кинжала первого императора. Изначальный отшатнулся и активировал личный щит, закрывший тело золотистой плёнкой. Его дополнительные конечности свернулись в три толстых жгута и одновременно пронзили тщедушное тело старика, буквально выбивая из него одну из тех самых энергетических тварей, которых я видел в своих кошмарах и видениях во время инициации.

Вот и нашёлся второй Изначальный, мелькнула безразличная мысль. Сил на удивление не оставалось.

Щупальце Тхасса, двигаясь за своим хозяином, оказалось вне зоны видимости противника и резким рывком вонзилось в основание шеи Шелбаза.

Бешеный рев сотряс зал, но быстро перешёл в хриплый лающий кашель. Асачи начал таять в воздухе, видимо повреждения были слишком серьёзными и мой союзник не имел даже того небольшого запаса времени, о котором говорил мне в коридоре. В последний момент Изначальный протянул вперёд руку и вытянул в себя тающие ошметки тела своего бывшего повелителя.

Шелбаз дико заревел и начал вращаться на месте, пытаясь всеми конечностями выдрать из тела кинжал первого императора, но тот, почему-то, не поддавался. В то, что Изначальный не может зацепиться за клинок я не верил и, усилив зрение, присмотрелся к мерзкому оружию.

Кинжал извивался и менял форму. Зрелище было притягательным и отвратительным одновременно. Каждый раз, когда конечности Изначального касались рукоятки, клинок защищался мощным импульсом и продолжал, извиваясь, погружаться в рану. Через несколько секунд оружие полностью скрылось в теле Шелбаза и тот издал протяжный стон.

По всему телу древнего, наливаясь зеленоватым светом, выступили вены. Преодолевая слабость, Шелбаза развернулся и побрел в мою сторону. В коридоре послышался топот множества ног.

«Вот и гвардия подоспела», – мелькнула вялая мысль, – «Самое время отступать, но ноги что-то не идут».

Усмехнувшись собственной шутке я уставился на ковыляющую ко мне смерть. Изначальный ничего не говорил, сосредоточившись на передвижении в пространстве своего тела, даже отростки все убрал.

Обзор заслонила фигура в чёрном и я попытался отмахнуться, чтобы убрать помеху, но рука так и осталась безвольно лежать на полу. Из дверей выбегали бойцы в чёрных скафандрах. Двое опередили остальных. Они тащили какой-то ящик и с размаху швырнули его в стороны злобно рычащего Шелбаза. Помещёние перекрыл стационарный щит.

– Тащите его на выход, – послышался грубый незнакомый голос. Мелькнул смутно знакомый логотип на груди одного из бойцов. Сознание начало плыть.

Краем глаза я видел беснующуюся за непробиваемой преградой древней тварью.

За секунду до потери сознания, уже теряя себя в темноте, взгляд резануло ядовито-красное собщение:

«Ваша матрица признана доминирующей. Управление верхним энергопотоком перенаправлено.»

Похоже Шелбаз чувствует себя ещё хуже, чем я. Это придало мне сил.

– Добейте его, – попросил я. Момент был самый подходящий, но с губ сорвался лишь сиплый хрип и я провалился в бездну беспамятства.


Глава 29


Сознание вернулось рывком. Вокруг белые мерцающие стены. Я попытался пошевелиться и с ужасом понял, что не чувствую свое тело. Судорожно рванувшись вперёд, переместился вплотную к стене, но конечности ощутить так и не смог. В разум проник знакомый женский голос:

– Вы находитесь в личном пространстве администратора. Общее состояние – удовлетворительное. Настройка матрицы завершена на 87%.

– Где я? – разворачиваясь на месте, выкрикнул я.

– В личном пространстве администратора, – насмешливо ответил голос, – Не нужно так волноваться. Опасности нет.

– Как отсюда выбраться?

– Выход будет совершён автоматически после настройки матрицы.

У дальней стены возникла смутная тень, быстро превратившаяся в объемную женскую фигуру, закутанную в плотный плащ бордового цвета. Глухой капюшон скрывал лицо, но я сразу узнал собеседницу, хоть и видел её только во снах.

Я все ещё находился в форме точки сознания и поэтому чувствовал себя крайне уязвимым.

– А можно мне тоже сделать тело?

– В вашем личном пространстве вы можете делать все, что угодно, – ответила женщина, – Стоит только этого захотеть.

Инструкции были довольно размытыми, но общее направления я уловил. Сосредоточившись, представил форму шонга и справа появилась точная копия привычного тела. Бывший пират стоял и пялился перед собой бессмысленным взглядом. Это конечно не то что мне было нужно, но первый шаг был сделан. Не став ничего выдумывать, представил как занимаю пустое тело и точка зрения мгновенно изменилась. Нахлынули ощущения и я прикрыл глаза, наслаждаясь привычным состоянием.

– У нас мало времени, – сказала гостья. Теперь она находилась сбоку и мне пришлось повернуться, чтобы её увидеть, – Битва ещё не закончена.

– У Изначального больше нет власти и ресурсов для завершения его плана, – ответил я, – Население империи больше ему не подчиняется, система признала мою матрицу доминирующей, а сам он на грани смерти.

– Всё это так, – кивнула гостья, – Но сейчас это не имеет значения. В момент смерти Тхасса я зарегистрировала передачу мощного инфопакета. Не знаю что толкнуло Шелбаза на поглощение сородича – в моё время это считалось настоящим преступлением. Я уверена, что теперь он обладает знаниями Тхасса. Скорее всего только поверхностными и только за последнюю пару недель, но это может сильно сказаться на его действиях. Процесс активации уже запущен и если ему удастся доставить на главную станцию достаточное количество Таала, то его не остановит даже твой контроль над верхним энергопотоком.

Оговорка собеседницы о собственном времени открыла для меня новую сторону системы. Информация показалась мне настолько интересной, что последнюю фразу я просто пропустил и её смысл дошёл до меня с приличной задержкой.

– Что? – с ужасом переспросил я. Перед глазами пронеслись последние дни. Все наши обсуждения и планы. Да только за время перелёта место хранения Таала упоминалось трижды, – Нет, нет, нет! Этого не может быть! Мы столько всего сделали чтобы его остановить, столько разумных погибло, а ты сейчас говоришь, что это все напрасно? !

– Таков первоначальный замысел, – грустно ответила женщина, – Основная цель – привести в новый круг расу Изначальных и для этого создана масса запасных вариантов. Тебе удалось исключить большую часть из них, но один все ещё возможен. Любой физический объект, обладающий правами доступа, способен начать процедуру активации. Я не могу тебе помочь напрямую – остальное ты должен сделать сам.

– Заблокируй доступ на станцию! – потребовал я первое, что пришло в голову, – Увеличь нагрузку на разум двуногих – пусть они защищают все подходы к главной станции связи!

– Это возможно сделать только из центрального зала управления, – с сожалением ответила собеседница.

– Тогда зачем вообще нужно это пространство администратора, если я не могу ничего изменить? – зло бросил я.

– Для мониторинга работы сети и мелкой калибровки нагрузки в пределах пяти процентов, – механически ответила система.

Я схватился за голову и начал судорожно искать выход из сложившейся ситуации.

– Не волнуйся. Вся необходимая информация у тебя уже есть, – женщина хотела сказать что-то ещё, но голос её внезапно изменился и снова обрёл интонации механизма, – Настройка матрицы завершена. Принудительный выход.

Свет погас и я ощутил себя лежащим на какой-то мягкой поверхности. Все тело невыносимо болело. Двигаться и даже открывать глаза не хотелось. Доспех оказался прав насчёт вероятных повреждений. В горячке боя я не придал этому значения, но уже тогда, видимо, двигаться я не мог не столько из-за атаки Шелбаза, сколько из-за порваных связок и сухожилий.

Организм трудился изо всех сил, восстанавливая себя, но ресурсов ему не хватало. Нужна была еда и, если я хочу быстро вернуть форму, обычными рационами обойтись не получится.

– Он пришёл в себя, – послышался справа приятный женский голос, – Позовите господина Трима.

Значит мне не показалось и на броне тех бойцов я действительно видел логотип корпорации Нова. Послышался шорох открывающейся двери и в помещение вошли двое разумных.

– Вы свободны, Тайкго, – произнёс один из посетителей и я узнал голос старого трогга, – Далеко не уходите – возможно нам ещё понадобятся ваши услуги.

– Хорошо, господин директор, – ответила женщина и я наконец решил открыть глаза и осмотреться вокруг.

Рядом успокаивающе гудела какая-то аппаратура. Судя по всему я ноходился в медицинском боксе. Об этом говорили белые стены и пара красных символов с логотипом галактической службы спасения над дверью.

Аркот Трим стоял возле моей кровати и пристально меня изучал. Рядом с ним, к моей невероятной радости, я обнаружил Дикуэла, который помахал мне рукой и отступил назад. Сейчас был неподходящий момент для проявления дружеских чувств и лок Норби это прекрасно понимал.

– Пожалуйста, скажите, что вы добили ту тварь в тронном зале, – прочистив горло, хрипло произнёс я, обращаясь к главе корпорации Нова.

– Вас не интересуют другие результаты сражения? – вопросительно выгнул бровь трогг.

– Если мы с вами живы и разговариваем, то основное сражение мы выиграли, – ответил я.

– Всё верно, – кивнул Аркот, – Что-то произошло во время нашей спасательной операции и корабли империи начали массово выходить из боя и ложиться в дрейф. Несколько десантных групп проникли на борт ближайших судов и обнаружили всю команду без сознания. Схватка завершилась в течении часа после вашей эвакуации и в данный момент мы полностью контролируем столицу.

Трогг упорно обходил стороной мой первый вопрос и я уже знал почему, но чёткий ответ мне все равно был необходим.

– Он ушёл, – произнёс я. Больше утверждая, чем спрашивая.

– К сожалению, – отвёл взгляд мой нежданный союзник, – Через час после окончания боя с поверхности поднялись четыре корабля. Мы пытались их остановить, но один смог уйти.

Значит ничего ещё не закончилось, подумал я, и бессильно откинулся на подушку.

– Сколько я был без сознания?

– Двое суток. Обычные методы восстановления не дали результатов и ваш друг посоветовал нам просто подождать.

– Разумно. Господин Трим, мне не даёт покоя один вопрос и я очень хочу получить на него ответ. Думаю вы прекрасно понимаете о чем речь…

– Если вас интересует мой выбор, то здесь все просто, – легко ответил глава могущественной корпорации, – Много лет назад Тхасс помог возвыситься моему роду. С тех пор мы верно служим его делу. Он дал моим предкам определённые инструкции и мы неукоснительно следовали им. Благодетель иногда посещал нас и каждый раз был в новом обличье, поэтому я принял предложение лже-императора и последовал за ним.

– И вас ничего не смутило в его действия? – не поверил я.

– Вера не нуждается в доказательствах, – спокойно ответил трогг, – Но вы правы, дела и устремления существа, которое я принял за Тхасса, не соответствовали заветам благодетеля и это породило во мне сомнения, что и привело в итоге на вашу сторону.

– Я удивлён, что Вам известно истинное имя одного из Изначальных, – произнёс я, пристально наблюдая за реакцией собеседника, но тот не выказывал и тени смущения.

– Облик древнего менялся от случая к случаю, – пожал плечами Аркот, – Он дал нам свое истинное имя и мы сумели сохранить его.

Эмоции господина Трима находились в полном покое и оценить правдивость его слов я не мог. Таким контролем, на моей памяти, обладал только Дик. Пришлось поверить ему. На самом деле я бы уже давно был мёртв, если бы не усилия главы корпорации и сомневаться в его лояльности сейчас было довольно глупо, но просто отмахнуться от очередной возможности предательства я тоже не мог. Пришлось оставить все как есть.

– Мне нужна пища, чтобы быстрее восстановиться, – сказал я. Аркот выглянул в коридор и что-то произнёс. В палату вошла миловидная девушка в медицинском комбинезоне, на груди которой я заметил нашивку с именем. Это оказалась та самая Тайкго, что дежурила у моей постели.

– Рационы или что-то более существенное? – деловито спросил трогг, кивая в сторону девушки.

Я прикинул свои дальнейшие действия и текущее состояние. Асачи и другие гиртамы точно не одобрили бы мое решение. Похоже я слишком сильно перенял ценности двуногих, но убивать ради еды и восстановления мне сейчас не хотелось.

– Достаточно будет обычных пайков, – ответил я и Тайкго покинула помещение, отправившись за едой, – Если вы не против, я хотел бы пообщаться со своим другом наедине, – попросил я, как только девушка закрыла за собой дверь.

– Конечно, – легко согласился трогг, – Если я вам понадоблюсь, то буду в каюте отдыха через две двери от вашей.

– Спасибо, – кивнул я и мы остались с Дикуэлом вдвоём.

– Я думал, что ты уже не придёшь в себя, – произнёс друг, присаживаясь на край кровати.

– Рад, что ты не сомневался в моих способностях, – улыбнулся я и мы негромко засмеялись, – Как выбрался?

– Нормально. После вашего ухода имперцы ещё дважды штурмовали посадочную площадку, но это были, в основном, гражданские и местные патрульные. Легионеры приняли основной удар на себя и мне почти не пришлось вмешиваться. Шиноко в порядке и готова к старту. Что ты хотел обсудить?

– Нужно собрать всех наших, – ответил я, – У меня появилась информация, что проблемы ещё не закончились…

– Асачи? – вопросительно произнёс Дикуэл и я, сразу поняв что он имеет ввиду, отрицательно покачал головой. Дик кивнул и на его лице промелькнула печальная улыбка, – Тогда все в сборе. Можем начинать.

Я не сразу осознал смысл слов друга. В этот момент открылась дверь и Тайкго вкатила в палату тележку, заваленную плитками рационов, но еда уже не имела значения.

– Таваль, Нилок? – быстро спросил я, рывком принимая сидячее положение и теперь уже Дикуэл отрицательно покачал головой. Тело стало ватным и я безвольно упал обратно, – Как это произошло? – безжизненным голосом прошептал я, – Они же были на флагмане, а он был в задних рядах всё сражение…

– Ошибка подготовки, – ответил друг, глядя в сторону.

– Запись есть?

– Есть. Ты уверен, что хочешь это видеть?

– Покажи мне эту хургову запись, Дик, – потребовал я и лок Норби достал из внутреннего кармана свой планшет. Поверить в слова друга я так и не смог, до самого конца надеясь, что произошла какая-то нелепая ошибка и мои друзья с минуты на минуту ворвутся в палату и Таваль скажет, что я слишком легковерный для своей должности. Но дверь оставалась закрытой, а Дикуэл, выбрав нужный файл, включил воспроизведение и развернул ко мне устройство. Запись велась одновременно с десятка камер. Пришлось напрячь зрение, чтобы рассмотреть все максимально подробно.

Мой компаньон сидел в центре большого зала, в котором я с трудом опознал рубку космического корабля. На дальней стене был огромный монитор, транслировавший картинку в режиме реального времени. В помещении было множество членов экипажа, занятых своими непосредственными обязанностями. Десятки операторов следили за тактическими голограммами, сводки летели к адмиралу лок Трингеру одна за другой, а сам Таваль напряжённо следил за перемещением своего флота и раздавал короткие отрывистые приказы.

Звука не было, но после каждого слова бывшего барона начиналась волна активности среди его подчинённых. Позади человека я заметил Нилока и миниатюрную рыжеволосую девушку. Они стояли за адмиральским креслом и никак не участвовали в бою. Нилок, насколько я помнил, вызвался быть консультантом, а девушка была первым помощником моего друга.

Бой был в разгаре, я сам недавно следил за подобной картой и даже смог определить примерное время событий на записи. На главном экране внешнего обзора флагмана показалась группа кораблей гвардейцев. Сейчас они должны будут выпустить свои странные снаряды и сражение перейдет в новую фазу.

Ракеты имперцев взорвались далеко от флагмана, образовав гигантское облако какой-то пыли. Один из фрегатов гвардии ускорился и выдвинудся вперёд. Нос судна расцвел вспышками света, а пылевое облако превратилось в гигантский проектор. Весь экран закрыла титаническая фигура Изначального и он начал говорить. Звук передать было невозможно, но смысл слов и жестов Шелбаза становился удивительным образом понятным. Весь экипаж был защищён от таких атак, поэтому я никак не мог понять на что рассчитывали последователи лже-императора.

Почти незаметное движение привлекло моё внимание и я, дотянувшись, забрал устройство из рук Дика и увеличил окно одной из камер.

Команда занималась своим делами, полностью игнорируя, как и было задумано, послание императора. Моё внимание привлекло движение со стороны помощницы Таваля. Девушка медленно, будто преодолевая сопротивление, опускала руку вниз. Переключившись на другую камеру, я увидел напряженное лицо лок Трингера. Он задавал какие-то вопросы ближайшему технику, но интересовало меня не это. На краю экрана было видно бледное лицо девушки и её горящий безумием взгляд.

Всё произошло очень быстро. Рука помощницы достигла пояса и одним плавным движеним выдернула из креплений висевший там вибронож. Короткий подшаг и молниеносный удар слились в одно смертельное движение. Клинок вошёл в висок моего друга по самую рукоять. Таваль умер мгновенно, так и не узнав что стало причиной его смерти.

Нилок, почуяв неладное, начал двигаться почти одновременно с убийцей, но безнадёжно опоздал на целую секунду. Девушка выдернула оружие и отмахнулась от шонга. Рефлексы оперативника почти позволили ему избежать атаки. Лишь самый кончик лезвия слегка задел его горло. Виброклинки страшное оружие. Лёгкое касание кончиком клинка рассекло артерию и наполовину перерубило трахею. Нилок упал обливаясь кровью, а рыжая девица вскинула руки и что-то прокричала. Немая сцена длилалась долгую секунду, а потом тонкое тело девушки прошили сразу десятки лазерных лучей и она замертво рухнула на пол, рядом со своими жертвами.

Планшет выпал из моих рук, а глаза невыносимо защипало. Как глупо…

Дикуэл молчал, а я пытался найти в себе силы для того, чтобы продолжать действовать. Душившее меня горе быстро переплавилось в слепую ярость, которая дала так нужные мне сейчас силы. Шелбаз должен за это ответить. Осталось только найти его…

– У нас проблемы Дик, – произнёс я и даже вечно невозмутимый спутник поежился от звуков моего голоса, – Эта тварь забрала память Асачи и сейчас уже наверняка завладела запасами Таала. Мне нужно, чтобы ты доставил меня к главной станции связи. Это единственное место, где он может привести свой план в исполнение. Где Шиноко?

– Пришвартована к этому судну, – ответил Дик. Никаких вопросов и предложений от него не последовало и за это я был ему очень благодарен.

– Идём, – с трудом поднимаясь, сказал я, – Нужно отправляться немедленно, иначе мы его упустим.

Вопрос о спасении мира отошёл на задворки сознания. В разуме билась только одна мысль – Шелбаз должен заплатить за все сполна!


Глава 30


Припасы я решил взять с собой. Еда точно пригодится, а передвигаться, опираясь на тележку, было значительно легче. Энергия от пары проглоченных второпях рационов подстегнула регенерацию, но чувствовал я себя все ещё паршиво.

За дверями наше трио из двух разумных и телеги встретил господин Аркот. Вопреки собственным словам он стоял в коридоре, подпирая стену в нескольких метрах от входа в мою палату.

– Уже уходите? – спросил он.

– Да. Мне нужно перебраться на свой корабль. Появились неотложные дела, – ответил я, подсознательно ожидая конфликта. Глава корпорации должен был сейчас всеми способами усиливать собственные позиции и контроль над новым императором был, по моему мнению, одним из них. Но старый трогг и тут сумел меня удивить.

– Поддержка понадобится? – только и сказал он.

– Надеюсь справиться своими силами, – произнёс я и удостоился полного сомнений взгляда со стороны главы могущественной корпорации, – Мы можем идти?

– Конечно, не смею вас задерживать, – спохватился трогг и вежливо поклонился, – Мы кое-что нашли во дворце и я подумал, что это будет вам интересно, но прерывать вашу беседу не стал.

– Мы торопимся, – попробовал отказаться я.

– Это займёт всего несколько минут, – продолжил настаивать на своём господин Трим, – Мы просто не знаем что это за артефакт и опасаемся проводить исследования. Возможно вы сможете пролить свет на ситуацию.

– Хорошо, – сдался я, – Если это недалеко, то я готов взглянуть на вашу находку.

– О, – обрадованно воскликнул трогг и потянулся во внутренний карман своего костюма. Дик мгновенно напрягся и положил руку на рукоять излучателя, – Не нужно никуда идти. Спокойнее, господин лок Норби. Это всего лишь фото!

Аркот вытащил на свет пару снимков и протянул их мне. На картинках была знакомая чаша, с помощью которой туземцы на одной дикой планете превращали Таал в кристаллы. Ещё одна деталь головоломки нашла свое место, принеся с собой новую горечь. Зная характер Шелбаза, я не верил, что в деревне стражей пирамиды остался хоть кто-то живой.

Артефакт стал тем самым последним камнем, что столкнул лавину моих мыслей с мёртвой точки. Детали плана, с одному мне слышимыми щелчками, начали вставать на свои места. Оставалось ещё много шероховатостей и домыслов, но их проверкой я займусь позже.

– Передайте этот предмет Дикуэлу и обеспечьте его безопасность, – тяжело ответил я и почувствовал волну негодования со стороны друга, – Не спорь, Дик, – чуть повернулся я к человеку, – Мне очень нужно, чтобы ты остался в столице и подготовил все к моему возвращению.

– Что подготовил? – хмуро спросил спутник. Спорить друг не стал, хотя его эмоции просто кипели от возмущения.

– Инструкции я пришлю позже, – ответил я, – Господин Трим, мне понадобится ваша всесторонняя поддержка. Дело вашего благодетеля сейчас в ваших руках.

– Сделаю все возможное, – поклонился трогг, – Но я должен понимать к чему готовиться. Хотя бы примерно.

Несколько секунд я пристально смотрел в глаза главе корпорации Нова, собираясь с мыслями. От моих слов сейчас зависло очень многое. Один лок Норби точно не справится и помощь опытного и могущественного союзника точно не помешает. Больше обратиться было не к кому. Лок Тольдер представлял мощную боевую силу, но в будущем раскладе ему была отведена другая роль. Оставался ещё скользкий момент о личном интересе Аркота. Если он воспользуется полученной информацией в личных целях, то помешать ему я уже не смогу.

– Грядут перемены, – произнёс я, – Вам нужно начать подготовку к политическим изменениям. Дикуэл лок Норби назначается мной регентом империи и вы, господин Трим, являетесь свидетелем моего решения.

Дик смотрел на меня широко раскрытыми глазами и хватал ртом воздух. Реакция Аркота была более сдержанной – он лишь бросил на человека оценивающий взгляд и снова повернулся ко мне.

– Но… – выдавил из себя бывший безопасник Интронидис, но я остановил его, подняв руку.

– Решение окончательное, – твёрдо сказал я, – Через два дня я пришлю вам все необходимые инструкции. Борон лок Тольдер тоже должен присутствовать в этот момент.

– Как прикажете, Ваше Величество, – трогг быстро понял, что от новоиспеченного регента сейчас толку мало и взял инициативу в свои руки.

– Проводите меня к шлюзу, – попросил я, снова опираясь на тележку с припасами.

Путь мы проделали в полной тишине, благо идти было недалеко. Дик то и дело пытался что-то сказать, но до конца так и не решился. Короткий рукав перехода, разделявший два судна вскоре остался позади и двери Шиноко с шипением закрылись за моей спиной.

Помимо очевидной важности будущей задачи Дикуэла, моё решение имело ещё одну цель. Так мой, единственный оставшийся в живых, друг будет в максимальной безопасности…хотя бы какое-то время, если я не справлюсь, но зависело это уже только от меня.

– Ши, готовься к прыжку, – ковыляя в сторону своей каюты, произнёс я, – Нам нужно попасть к главной станции связи. Максимальный форсаж.

– Принято, капитан, – ответила система и я почувствовал, как в недрах корабля оживают двигатели.

– Мне нужен полный доступ к твоей базе данных. Приоритет максимальный.

Это было одно из тонких мест моего плана. Всех нюансов работы оборудования древних я не знал и очень рассчитывал найти нужную информацию в библиотеках корабля.

– Запрос на полный доступ отправлен, – сообщила Шиноко и, почти без паузы, продолжила, – Подтверждение получено. Доступ возможен через терминал слияния.

– Сколько времени до входа в гипертоннель? – спросил я, заталкивая телегу в свое жилище и оценивающе осматривая её содержимое.

– До выхода к точке старта – один час и тридцать две минуты, – ответил искусственный интеллект, – Рассчетное время прыжка – тридцать шесть часов.

Времени должно хватить. На лёгкую победу я не рассчитывал, но шансы мои были велики, особенно если удастся полностью восстановиться…

«Активировать медицинский комплекс», – подумал я, – «Всю полученную энергию направить на восстановление физического тела».

– Принято, – ответил модуль доспеха.

Собственная регенерация тоже творила чудеса, но сейчас мне нужно было использовать все возможные ресурсы.

Через десять минут ноги по щиколотку были укрыты обертками рационов, а я устало жевал уже десятый по счету паек. Распаковать за это время удалось гораздо больше, но основную часть я откладывал в сторону. Во рту было невыносимо сухо и я даже всерьёз подумал набрать воды и запить застревающие в горле куски. Потом правда откинул эту мысль, как совсем уж бредовую. Похоже не стоило играть в благородство и отказываться от предложения Аркота. Всего одна жертва могла позволить избежать ненужных усилий, ну или существенно их сократить…

На пятнадцатой плитке я почувствовал в себе достаточно сил, чтобы сменить форму. Удалось с первого раза, хоть и заняло это, по субъективным ощущениям, гораздо больше времени, чем обычно.

Первый этап завершён. На кровати ровными рядами лежали готовые к употреблению пайки. Сожрать это все в родном теле оказалось значительно проще, на что я и рассчитывал. Закончив с едой, запросил статус у доспеха.

– Полное восстановление займёт семь часов, – ответил модуль, – Текущего запаса энергии, с вероятностью 98%, полностью хватит для завершения процедуры.

Отлично. Дальше организм справится сам, а мне пора перейти к шлифовке своей бредовой идеи.

«Ши, подключай меня» , – попросил я, тяжело запрыгивая на терминал. Последствия истощения ещё не прошли и даже такое простое действие вызвало определённые затруднения, – «Управление на тебе, поэтому поспать не получится», – добавил я и ощутил лёгкое недовольство со стороны Шиноко, – «Присоединишься ко мне после выхода в гипер», – посчитал нужным подбодрить систему я.

Мгновенный переход в инфосферу корабля в этот раз сопровождался массой приятных ощущений. Помимо колоссального увеличения вычислительной мощности, я обрёл уже забытую лёгкость и отсутствие тянущей боли по всему телу. Пребывание в энергоформе определённо имело свои плюсы.

Масса разрозненных фактов, обрывки разговоров и моих предположений складывались в довольно выполнимый, хоть и безумный, план, каждая часть которого требовала внимания и оценки. Большая часть вычислительных мощностей судна была выделена мной под эти цели. Остатки я распределил между текущими задачами и тактикой предстоящего сражения с Изначальным, а сам погрузился в базу данных корабля.

Мутные намёки системы не давали мне покоя и первым делом я решил проверить свои предположения в этом направлении.

Оказалось, что лазейка была, но чтобы ей воспользоваться нужно было ещё приложить немало усилий. Асачи, пользуясь правами Изначального, внёс некоторые коррективы в протоколы системы и у меня появилась возможность воспользоваться его закладками. Неизвестно чем руководствовался древний, меняя иерархию уровней доступа, но это определённо было очень важно. Фактически это было единственным вмешательством бывшего повелителя изначальных в работу систему, сделанное еще на заре империи.

Скинув информацию в нужный поток, перешёл к следующему вопросу. Ещё во время визита на дикую планету, мне показалось странным наличие огромных запасов концентраторов у туземцев. Учитывая, что достать Таал из ралингота мог только гиртам, я сильно сомневался, что обеспечением боеспособности армии дронов занимался лично император.

Всё оказалось даже лучше, чем я предполагал. Таал, по большому счету, был квинтесенцией энергии и превращался в стабильную жидкость только при чудовищной концентрации. Причём при формировании полноценной единицы вещества всегда оставались излишки. Сущие крохи, но и эти остатки древние сумели приспособить к делу. Излишки, в виде энергии, передавались в ту самую чашу, что сейчас была у Дикуэла и трансформировались в кристаллы. Учитывая количество ралинготов и наличие всего одного такого артефакта, туземцы были обеспечены кристаллами до скончания веков.

Следующим важным моментом была передача основного объёма Таала и здесь я столкнулся с первой проблемой. Если мне удастся выжить, то я останусь единственным представителем своей расы в галактике и собственноручно собирать вещество будет очень утомительно. Первоначально я планировал передать права доступа двуногим, но такая возможность предусмотрена не была. Даже расширение доступа для низшей касты, согласно базе данных, считалось нежелательной и временной мерой.

Выход из ситуации обнаружился неожиданно. Несколько наугад сделанных запросов вывели меня на файл с информацией о критических ситуациях. Быстро изучив данные, я довольно потёр щупальца. Передача Таала была возможна, но не более четверти годового объёма от одного устройства и только для питания работающего ядра планеты фокуса. Данная функция была скорее резервной и предназначалась для поддержки процедуры открытия портала в условиях дефицита ресурсов. Меня этот вариант более чем устраивал и я отправил данные в один из потоков подготовки плана.

Дальше пришлось с головой нырнуть в расчёты, благо вся необходимая информация была под рукой. Время передачи, объем, скорость, потери, настройка концентраторов и ещё тысяча незначительных деталей. Без поддержки Шиноко я бы занимался этим несколько лет, а так сумел управиться всего за семнадцать часов.

Разрывая связь с судном я подсознательно ожидал снова столкнуться с болью, но организм успел полностью восстановиться. Слегка ныли затекшие лапы, но это было самой незначительной из моих проблем. До выхода в обычное пространство оставалось ещё четыре полных часа. На полноценный сон рассчитывать не приходилось, к тому же у меня ещё оставались незавершенные дела.

«Сводка о загруженной информации», – сделал запрос я.

– Внутреннее информационное хранилище заполнено на 86%, – доложил управляющий модуль артефакта, – Гарантия сохранности информации при перегрузке системы – 97%. Гарантия сохранности информации при смерти носителя 74%. Скорость извлечения полного объёма 7,54 секунды.

Кивнув, я ещё раз порадовался неожиданному решению, которое подсказал один из потоков сознания. Титаническая работа, проделанная за последние сутки, привела к созданию огромного массива информации, который я, даже с моим инфополем, просто не мог удержать в голове. На помощь пришёл доспех, в котором нашлось хранилище достаточной ёмкости, чтобы туда влезли описания всего необходимого.

Для полной достоверности я принял человеческую форму и быстро оделся. Критически осмотрев себя в зеркале, пришёл к выводу, что на владыку могучей галактической империи я все равно не похож, но наряжаться было не во что, поэтому решил оставить все как есть.

– Ши, можешь сделать запись с внешних камер? – спросил я, – Мне нужно передать послание Дикуэлу.

– Конечно, капитан, – ответила система, – Для более качественной записи можно воспользоваться дроном.

– Я согласен.

Через минуту в помещение влетел небольшой металлический шар, снабженный мощным объективом. Речь была составлена заранее, вернее две и мы сразу приступили к записи. Через час все было готово и я, пару раз просмотрев оба ролика, окончательно успокоился. Теперь вся подготовка была завершена и оставалось только ждать. Занятие неприятное, но неизбежное. Немного подумав, я записал ещё один ролик. Неизвестно как все повернётся и мне хотелось дать союзникам хоть крохотный дополнительный шанс.

Перед высадкой решил снова сменить форму. Пожилое тело человека гораздо хуже привычной оболочки шонга было приспособлено для боевых действий. Я провел предварительные тесты и пришёл к выводу, что эффективность пирата будет на 24% выше, а это огромная разница. Был соблазн взять родное тело, но я сумел его побороть. Боевые возможности гиртамов гораздо выше, но для моего плана была важна скорость, а гончая пустошей в этом проигрывала шонгу, конечно только с учётом усиления доспеха.

Всё расчёты говорили о том, что Шелбаз находится в очень плохом состоянии и сильно истощен, поэтому я готовился к бою на максимальной скорости, которую противник точно не сможет поддерживать.

С момента моего прошлого визита система, где была спрятана главная станция связи, почти не изменилась. Разве что астероидов стало больше, но это не точно. Я был готов к встрече с последователями Шелбаза, но никаких посторонних кораблей в пределах своей видимости не обнаружил. То ли Изначальный совсем лишился сторонников, то ли они готовились меня встречать уже на станции.

Шиноко спокойно вышла кнужной точке и телепортировалась внутрь звезды. Камеры внешнего обзора выделили и увеличили единственное судно, пришвартованное к громаде станции. Вид крохотного кораблика, который раньше принадлежал Асачи, заставил сердце биться быстрее.

Сильно опоздать я не мог, но теперь на счету была каждая секунда. Слава космосу, что создание стабильного окна в круг Изначальных невозможно совершить мгновенно. Процедура занимает несколько часов, но когда она была начата мне не известно и лучше сразу исходить из того, что времени критически мало.

Минуты до стыковки со станцией тянулись невыносимо медленно, но ускорить процесс я не мог.

– Шиноко, ты можешь контролировать моё состояние дистанционно? – спросил я, нетерпеливо перетаптываясь у шлюза.

– Только основные параметры.

– А постороннего существа?

– Только если оно будет находится в радиусе вашей видимости, капитан.

– Отлично. Мне необходимо, чтобы ты отправила послания на личный номер Дикуэла лок Норби, – сказал я. На станции, скорее всего, только одно условно-живое существо, поэтому ошибиться я не боялся. Корабль Асачи был предназначен для одиночных полётов и раз он прибыл один, то и пассажир у него был всего один, – Если я вернусь, то ничего отправлять не нужно. Если на станции не останется живых, то отправь первые два файла. Ну а если останется один, но это буду не я, то тебе нужно будет экстренно покинуть территорию звезды и отправить Дику третий файл.

– Будет сделано, капитан, – ответила Шиноко.

За спиной, отрываясь, разошлись в стороны створки шлюза и я шагнул на поверхность станции.

– Удачи, капитан, – донеслось мне вслед из динамиков громкой связи, – Мне очень не хочется отправлять эти послания…

Тяжело вздохнув, я ещё раз проверил снаряжение и вытащил из ножен меч, подключив его к доспеху.


Глава 31


Подойдя к арке коридора, осторожно заглянул внутрь. С этой точки просматривался только большой зал, но в нем было пусто. Сделав первый шаг, замер. Под ботинком что-то захрустело и я мгновенно нырнул обратно за угол, ожидая немедленной атаки, но все было тихо.

Снова заглянул в проем и стал пристально изучать пол. Сердце на мгновение замерло, а потом начало биться с утроенной силой. По спине прокатилась первая капля холодного пота. На плитах пола кое-где валялись пустые стеклянные пробирки. Уникальный материал, из которого были сделаны ёмкости для Таала, был внешне очень похож на стекло, но имел совершенно другие свойства. Максимальную прочность эти сосуды набирали только при огромном внутреннем давлении и разбиться при падении, будучи полными, просто не могли.

Всё пробирки в коридоре были пустыми, а значит рассчитывать на то, что Изначальный просто потерял их при транспортировке было верхом глупости. Я вернулся на свой наблюдательный пост и прижался затылком к холодной поверхности стены. Хург, почему я смог просчитать тысячи вариантов и не обратил внимания на такую очевидную вещь!? Ведь меня сомого буквально вытащили с того света парой глотков этой жижи! Во время инициации сам удивлялся буре энергии после каждого глотка! И что? Ничего… Просто проигнорировал такую возможность! Тысяча хургов!

Пару раз сильно стукнулся затылком о камень стены, пытаясь заставить работать буксующий мозг, но результата не добился. Планы менять поздно. Я просто не успею выработать новую стратегию!

Каждая минута промедления могла закончится полным провалом. Несколько секунд пришлось потратить на то, чтобы успокоиться и трезво оценить обстановку. В коридоре валялось порядка семи пробирок. Если бы я выпил такой объем Таала, то, скорее всего, просто вырубился. Шелбаз двое суток провел в полете и даже после этого продолжал поглощать вещество в чудовищных количествах. Что это значит?

Я открыл глаза и уверенно пошёл вперёд. Это значит, что отравление все ещё действует и план остаётся прежним.

Через несколько минут я вошёл в знакомое помещение с колоннами. Впереди виднелись настеж распахнутые двери в зал управления. Идти напрямик я не решился, поэтому выбрал маршрут вдоль стены. Внимательно осматривая пол перед каждым следующим шагом, я старался создавать как можно меньше шума. Это отнимало время, но создавало иллюзию безопасности. В итоге я добрался до нужного места и замер, набираясь сил для рывка.

– Заходи, червь. Я давно тебя жду, – раздался громкий, но странно невнятный голос из зала управления. Что ж, я особо не рассчитывал, что Изначальный меня не заметит, но небольшой шанс на это был.

«Активация», – передал я доспеху заранее сформированную команду-ключ и рванулся вперёд. Усиление сработало мгновенно. Мир вокруг обрёл новую глубину и чёткость. Воздух немного мешал двигаться, превратившись в тягучий кисель.

Через долю секунды двери в зал остались позади и я одним взглядом охватил все помещение. Рядом с терминалом, в окружении парящих экранов и пустых склянок, стоял Изначальный.

Выглядел древний отвратительно и скорее был похож на труп, чем на живое существо. Все тело Шелбаза было перевито пульсирующими зеленоватыми венами, а на коже местами поступали фиолетовые трупные пятна. Тело Виктора было на грани разрушения и жалкое подобие жизни в нем удерживалось лишь благодаря поселившейся внутри древней твари.

Один удар сердца и половина разделявшего нас расстояния осталась позади. Изначальный стоял широко раскинув руки и опустив голову на грудь. За его спиной вяло шевелились энергетические отростки, которых было вдвое меньше, чем при нашей прошлой встрече.

В этот краткий миг мне показалось, что он просто не видит меня, как не видел его я, во время боя с Асачи, но это было не так.

За долю секунды до столкновения, тварь вскинула голову и плотоядно усмехнулась. В центре лба моего врага чернела отметина сильного ожога, но это нисколько ему не мешало.

Меч вибрировал от накачанной в него энергии и неотвратимо несся вперёд. Точку атаки я определил заранее. Наибольшее сомнение у меня вызывал четвёртый энергоузел в районе копчика. Поразить его в прямом бою было сложно и я посчитал его своей первостепенной целью, но показывать этого не стал, имитируя атаку в сердце.

Щупальцы противника рванулись вперёд, защищая уязвимое место и только упростили мою задачу, слегка подтолкнув клинок вниз. Лезвие прошило физическую оболочку Шелбаза, намертво застряв в костях позвоночника, но свою задачу выполнило.

Враг отреагировал моментально, схватив меня за руку, держащую меч. Он приблизился ко мне, буквально проталкивая клинок через свое тело.

– Ты как раз вовремя, ничтожество, – прошипел древний мне в лицо, обдав запахом гниющей плоти, – Процесс уже запущен, но ты ещё можешь послужить своему господину. Мне нужно твоё тело.

Я рванулся из цепких лап противника и с ужасом понял, что не могу пошевелиться.

– Ты похоже понял, что сражаться на моей территории будет не так просто, как ты думал? – мерзко улыбнувшись, спросил Изначальный.

Время играло против меня, каждая секунда контакта с врагом сжирала три секунды моего усиления. Ещё пара минут и я не смогу даже нормально двигаться, не говоря уже об активном сражении!

В голове промелькнули данные обо всех возможных атаках доспеха, но навредить Шелбазу я ничем не мог. Ему не мог, а себе?

«Убрать защиту с запястья», – скомандовал я и, к моей величайшей радости, модуль артефакта не стал спорить и просто выполнил требуемое, – «Отключить нервные окончания там же», – добавил я и почувствовал как мгновенно онемела кисть.

Зрение подернулось золотистой дымкой и луч энергии ударил в беззащитную плоть прямо из моих глаз. Одновременный прыжок назад, в надежде, что именно враг является источником моего паралича. Возобновление подвижности чуть запоздало и отскок получился почти неуправляемым.

Мне удалось разорвать дистанцию, но всего на десять метров. Истечь кровью я не боялся – луч качественно прижег рану, а боли я не чувствовал. Все действия заняли меньше секунды и Шелбаз все ещё доставал моё оружие из своего тела, вместе с так и не разжавшейся рукой.

– Глупец, – зарычал древний, отбрасывая в сторону моё оружие, – Ты испортил мой новый сосуд!

Тварь запрокинула голову и вылила в рот сразу два, неизвестно откуда взявшихся, сосуда с Таалом. Гнилостное сияние вен немного потухло и Шелбаз начал неотвратимо двигаться в мою сторону.

Рана существенно снизила его мобильность и он еле двигался. К сожалению на скорости щупалец это не сказывалось. Я прекрасно понимал, что любое соприкосновение с врагом вновь меня парализует и второй раз мой трюк точно не сработает, да и конечностей у меня осталось не так много, чтобы ими жертвовать.

Таймер усиления показывал ещё три минуты и я начал бегло стрелять слабыми импульсами из целой руки, стараясь выиграть время, но существенного результата не добился. Отростки Шелбаза легко отражали слабые атаки, а пара из них все время контролировала зону энергоузла возле сердца.

Поднявшись и отключив усиления, я погрузился в океан боли от растянутых мышц и надорванных сухожилий. Критические изменения ещё не наступили, но приятного в этом все равно было мало. Началась нелепая и странная погоня. Пытаясь разорвать дистанцию, я ковылял вдоль стены и периодически стрелял назад. Шелбаз брел следом, иногда останавливаясь, чтобы опустошить очередную пробирку и продолжить преследование.

Через несколько минут я уже почти сформировал новый план действий, когда мой преследователь не выдержал и, проглотив сразу несколько доз, сплел щупальца и выстрелил огромным энергетическим шаром в мою сторону. Уклониться я не успевал, но и целился противник, как оказалось, не в меня. Шар рухнул в пяти метрах передо мной и мощная взрывная волна отбросила меня прямо к ногам Изначального.

Двигаться сил не было и я просто смотрел, как на меня надвигается смерть. У меня оставалось ещё достаточно энергии, чтобы совершить мощную атаку, но для этого должно совпасть слишком много факторов.

Противник подошёл вплотную и я ощутил на своём теле касание его щупалец. Вместе с подвижностью ушла боль и я смог более трезво оценить обстановку. Он поднял меня в воздух и растянул прямо перед собой.

– Ну вот и все, – странно произнёс он. Речь стала совсем невнятной. Древний стремительно терял контроль над оболочкой, но отростки держали моё безвольное тело крепко, хоть ему и пришлось использовать для этого их все, – И стоило так бегать…

«Отчёт», – шевелить головой я не мог – один из отростков жёстко зафиксировал шею, задрав мою голову к потолку. Шелбаз умел учиться на своих ошибках. Мысли текли вяло и как-то безразлично. Не зная как происходит процесс смены сосуда, мне оставалось только надеяться на лучшее.

– Общий ресурс 27%, – отвратительно чётко и спокойно сообщил артефакт, – Повреждение физической оболочки 68%. Прогноз выживания носителя 7%.

Шелбаз что-то говорил, но я не мог разобрать его булькающую речь, да и не особо стремился, сосредоточившись на общении с доспехом.

«Ты можешь использовать для сброса энергии дар Изначального?»

– Да. Корректировка потока при сбросе невозможна, – сразу уловил суть моего запроса модуль. Всё-таки иногда это изделие древних умело удивлять.

«Предложения»?

– Использовать энергетическую составляющую брони в качестве направляющей. Прогноз – уничтожение детали доспеха с вероятностью 99%.

«Делай. Мощность 26%»

Едва я успел это подумать, из груди вырвался мощный поток энергии, насквозь пробивший, разваливающееся прямо на глазах, тело Шелбаза. Краем сознания я успел отметить, что модуль у меня ничего не спросил про точку атаки, а выбрал её самостоятельно.

В следующий момент произошло сразу несколько событий. Может и больше, но часть я мог и пропустить.

Луч разрушил последние скрепы и вышиб сущность Изначального из умирающего сосуда. Энергетическое тело древней твари начало стремительно разворачиваться в пространстве. Падая на пол, я успел заметить в глубине оранжевой энергии зеленоватое тело паразита.

Рывком вернулась чувствительность и я ощутил все прелести падения на жёсткий каменный пол. Десятки щупалец Шелбаза рванулись к моему неподвижному телу. Хорошо, что я упал лицом в его сторону – сил, чтобы повернуть голову уже не осталось.

Отростки древнего так и не смогли до меня добраться, врезавшись в неожиданно возникший из пустоты щит. Тонкий купол голубой энергии накрыл все пространство в радиусе двух метров от меня.

Ментальный вой Шелбаза чуть не разорвал мой многострадальгый мозг.

«Тайя, не вмешивайся,» – неожиданно чётко произнёс древний.

– Я следую протоколу, – чётко ответила возникшая между нами проекция системы, – Согласно иерархии, я обязана в первую очередь сохранять жизнь обладателям физической оболочки.

– Я создал эти протоколы, – взревел Шелбаз и часть щупалец пробили проекцию Тайи, без всякого, впрочем, вреда для последней, – Своей властью я отменяю действие этих ограничений.

– Недостаточный уровень допуска, – спокойно ответила женщина.

Изначальный потерял последние крохи терпения и начал отчаянно биться всем телом в непреодолимую преграду. Мои непослушные губы растянулись в улыбке, а остатки сил ушли на то, чтобы сложить рукой неприличный жест. Не знаю представлял ли его значение древний, но морально мне стало легче и хотелось верить, что он понимал, что я имею в виду. По крайней мере одну поставленную цель я сумел выполнить.

Тело Шелбаза начало стремительно разрушаться. Воздействие паразита и колоссальная передозировка Таала делали свое дело. От энергетического полотнища древней твари начали отваливаться целые куски, просто развеиваясь в пространстве. Надеюсь он испытывал при этом боль.

– Мы можем договориться, – оставив безнадежные попытки проломить барьер, произнёс Изначальный, – Убери поле и я создам для тебя новое тело. Твой срок в этом круге почти завершён. Все будет как раньше…

– Я поверила тебе однажды, – безразлично ответила девушка, – И жалею об этом уже тысячи лет…

Тело древнего распадалось на части все быстрее. Уже отвалилась часть щупалец, но зеленоватое тело паразита все ещё цепко держалось за свою жертву.

– Ты будешь стерта! – заревел древний, – Ты нарушила непреложный закон!

– А сколько раз его нарушил ты? – неожиданно злобно прошипела Тайя, – Или прокол в этот круг, чтобы завладеть разумом низших не стоил жизни нашим сородичам? Или не ты собственноручно убил своего повелителя? – неожиданно женщина успокоилась и продолжила говорить уже нормальным голосом, – Знаешь, брат, мне даже жаль тебя в твоём безумии. Моя смерть станет незначительной платой за твоё поражение.

Безумный вой умирающего Изначального прервался только после исчезновения последнего кусочка его тела. На пол, звякнув, упал кинжал первого императора и помещение погрузилось в тишину. Сознание начало медленно уплывать в темноту, но полностью вырубиться мне не дали.

– Гирт, – донеслось до меня, но реагировать на голос мне не хотелось, – Гирт, ещё не все закончено! Ты мне нужен!

У меня нет на это сил, то ли сказал, то ли подумал я.

– Это не проблема, но долго эффект не продлится, – произнесла Тайя и тело, в том месте где находился накопитель системной энергии, взорвалось вспышкой боли. Она быстро заполнила разум и вернула меня в реальность. Бежать и прыгать не хотелось, вопреки ожиданиям, но идти я вполне мог.

– Сколько у нас времени? – спросил я в пространство. Проекция развеялась, но я знал, что система меня слышит.

В углу интерфейса всплыл таймер. Открытие канала началось всего час назад, но терять оставшееся время не стоило.

– Можно остановить процесс? – спросил я, добравшись до терминала слияния и плавающих вокруг него экранов.

– Нет, – ответила Тайя.

Хург, значит я был прав в своих предположениях. Прикинув запас заемных сил, я принял решение и начал трансформацию. Управлять станцией я мог только в истинной форме, поэтому выбора не оставалось. Я пришёл в себя лёжа на полу, судя по таймеру, без сознания я провалялся всего несколько минут и это было хорошо.

Припадая на отрубленную лапу, я с трудом доковылял до терминала и забрался наверх, благо с моей стороны оказался плавный подъем на вершину – запрыгнуть на такую высоту я бы сейчас просто не смог.

Цепочки символов древнего алфавита затянули все тело и я окунулся в водоворот чужих мыслей надежд и чувств. В этот раз абстрагироваться удалось без проблем и я оказался у терминала управления сетью.

Огромная алая шкала загрузки была зополнена уже на четверть и для выполнения моего плана оставалось не так уж много времени. Знание принципов управления было передано мне вместе с контролем над системой и я сразу принялся за работу.

Фокус портала был смещен к ядру планеты. На поверхности Струмэ уже начались глобальные изменения атмосферы и рельефа, но это сейчас меня не волновало.

Изменив концентрацию психоэнергии, я направил весь поток на планету фокус. Следом изменению подверглась работа сети ралинготов. Тонкие ручейки энергии потекли через гиперпространство к нужной точке, подпитывая и стабилизируя процесс.

Рядом возникла Тайя. Краем сознания я сумел оценить качество проекции. Создавалось полное впечатление, что рядом находится живое существо, если бы не понимание, что мы оба находимся внутри системы, я бы не смог отличить её от настоящей.

Следом пришёл черёд базы данных из хранилища доспеха. Информация мгновенно была поглощена верхним энергопотоком и начала интегрироваться в процесс. Тысячи разных миров, вымыслы разумных и реальные факты – все это нашло отражение в огромном пакете данных и должно было послужить общему делу.

– Торопись, – глухо произнесла Тайя и я обернулся на её голос. Силуэт девушки немного поплыл и стал менее чётким. Голос тоже изменился и стал каким-то неестественным, – Я скоро не смогу контролировать работу системы и поддерживать тебя.

– В смысле? – быстро спросил я. В данный момент моё вмешательство в процесс не требовалось и я мог отвлечься от основной задачи.

– Шелбаз слишком глубоко скрыл основной протокол, – грустно ответила хранительница системы, – Тхасс пытался до него добраться, но не смог. Через несколько минут я буду стерта.

– Подожди, – воскликнул я, как-будто это могло что-то изменить, – До завершения процесса еще два часа. Если они не поверят, то не придут и все будет напрасно!

– Дальше тебе придётся справляться одному. Твой план требует дальнейшей работы системы, пусть это всего лишь отсрочка, но она может затянуться надолго. Для контроля работы станций и ралинготов требуется высшая энергоматрица. В свое время Шелбаз обманом заставил меня принять эту ношу, но у тебя есть выбор.

Тело Тайи постепенно становилось прозрачным, все больше напоминая призрака.

– Ты можешь отказаться от этого. Три месяца – достаточный срок, чтобы подготовиться и дать достойный отпор Изначальным, но победить в этом сражении будет почти невозможно. Думай.

– Это навсегда? – только и спросил я.

– Нет, – грустно ответила Тайя, – Шанс есть, но свой я так и не дождалась…

Силуэт древней окончательно растаял и я остался один. Выбор у меня был, но, хург, я бы с удовольствием передал право такого выбора кому-нибудь другому.

Два часа мучительного ожидания подходили к концу. Канал между мирами достаточно стабилизировался и первые твари уже проникли в наш мир. Последний этап был на грани провала. Если Изначальные отправят вперёд разведчиков, то все может рухнуть.

Жадность и голод не позволили древней расе ждать и в нужный момент они полноводной рекой хлынули на просторы нового мира, полного добычи и ресурсов.

Активация ловушки прошла штатно. Не знаю сколько всего было пришельцев, но созданная для них энергетическая клетка вместила всех. Три месяца твари проведут в стазисе. Это время нужно использовать с умом, но это уже не моя забота. По крайней мере сейчас.

Мой план был достаточно прост. Если существует опасное животное, то его нужно изолировать. Если таких животных много, то размер клетки просто становится больше. Изначальные были заблокированы и изолированы от мира. Клетка, предназначенная для временной изоляции опасных особей, стала тюрьмой для всей расы. Каждые три месяца новый поток Таала и психоэнергии будет обновлять темницу, меняя при этом поверхность планеты и все условия, как кодовый замок. У них, к сожалению, останется окно в долю секунды между циклами, но им ещё нужно суметь воспользоваться…

Оставалась опасность того, что моя затея не заинтересует общество двуногих, тогда ловушка лишится направленного потока чистой психоэнергии и существенно ослабнет, увеличив окно между циклами до нескольких секунд, но в это я и сам не верил.

Я смотрел на зал станции через объективы камер и чувствовал, как в мой разум выливается новая информация.

На терминале управления корчилось в судорогах моё физическое тело и до меня иногда доносились отголоски этих ощущений, заставляя невольно морщиться.

Когда переход был завершён, я активировал систему очистки и одним залпом скрытых орудий превратил свои останки в кучку жирного пепла. Одновременно я почувствовал, как от моего причала отходит Шиноко. Препятствовать я не стал – она должна выполнить важную миссию и передать весть мои союзникам, теперь уже бывшим.

А я? Я стал частью системы, но смог обеспечить себе небольшой шанс на возвращение к обычной жизни.


Эпилог


Система Талор. Дворцовый комплекс. Дикуэл лок Норби.

Во дворце кипели восстановительные работы. Прорыв группы штурмовиков в самое сердце дворца был отмечен разрушениями и трупами. Последние, к счастью, давно убрали и о недавних событиях, в основном, напоминали пятна гари и разрушенные кое-где стены, но Дик был уверен, что через несколько дней от этих символов переворота тоже не останется следов.

Далеко не все помещения пострадали от сражений. Оставалось немало кабинетов и залов, которые оказались в стороне от основных событий и совершенно не пострадали. В одном из таких мест и собралась странная группа разумных. Каждый из присутствующих кардинально отличался от других.

Молодой юноша в космической броне безразлично смотрел в потолок. Молодое лицо немного портили глаза, холодный и колючий взгляд которых никак не сочетался с образом парня.

Вторым был пожилой трогг, одетый в дорогой деловой костюм. Он излучал уверенность и спокойствие. Разумный был настолько стар, что, характерная для его расы, коричневая кожа давно стала чёрной, как непроглядная ночь.

Оба разумных пристально следили за беспорядочными перемещениями третьего. Он был человеком. Волевое лицо, сурово выдвинутый вперёд подбородок и дорогие одежды, выдавали в нем птицу высокого полёта, но детали не могли укрыться от опытных наблюдателей. Волевое лицо было напряжённо, подбородок ходил из стороны в сторону, будто разумный вёл с кем-то невидимым диалог. Дорогие одежды явно доставляли ему неудобство и он изредка бросал завистливые взгляды на юношу в броне.

– Не стоит так нервни