КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

В боях рожденное Знамя [Василий Шатилов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



В боях рожденное Знамя

ПРЕДИСЛОВИЕ

Наша литература, будь то художественные произведения, мемуарные, сделала много для того, чтобы донести новому поколению нравственную силу и красоту советского человека, воина-освободителя. Авторы, чаще всего люди, сами видевшие все ужасы войны, отображают в книгах нравственные стороны человеческого поведения, акцентируя внимание на документальной точности изображения тех или иных событий фронтовых будней.

Интерес к литературе, отражающей войну, всегда велик потому, что в ней молодое поколение ищет ответы на те волнующие вопросы, которые ставит перед ними сама жизнь. Именно в такой литературе порой раскрыто многообразие философско-эстетического подхода к проблемам героизма и гуманизма. Страницы таких книг помогают лучше знать и любить нашу Родину, народ. Сильнее ненавидеть врагов.

К таким произведениям я и отношу книгу Василия Митрофановича Шатилова «В боях рожденное Знамя».

Писать об этом человеке мне легко потому, что я знал его с мальчишеских лет. Знал его деда Трофима Федотовича, награжденного золотой медалью за проявленный героизм в русско-турецкой войне 1877—1878 годов. Знал его брата, бравого матроса, участника штурма Зимнего.

Сам Василий Митрофанович Шатилов родился в 1904 году в Воронежской области. Закончил земскую школу, работал в летнее время в поле, зимой — лесорубом. Службу в армии начал с 1924 года. Через четыре года окончил Закавказскую пехотную школу и в 1938 году — академию им. М. В. Фрунзе. В том, что он стал военным, была какая-то закономерность, ибо стать защитником Отечества почиталось священным долгом. И он прошел трудный путь от солдата до генерала.

Война застала Василия Митрофановича на Южном фронте в должности начальника штаба дивизии. С 1942 по 1944 год он был командиром 182-й стрелковой дивизии Северо-Западного фронта, а с 1 мая 1944 года назначается командиром 150-й дивизии, которая принимает участие в историческом штурме рейхстага, бойцы которой водрузили над его куполом Знамя Победы.

Герой Советского Союза, боевой генерал, отмеченный многими правительственными наградами, в том числе высшим орденом Польши — крестом Грюнвальда, Василий Митрофанович после войны заканчивает Высшие курсы при академии Генерального штаба им. К. Е. Ворошилова и работает на ответственнейших участках наших Вооруженных Сил.

И то, что он, прошедший через огонь и смерть войны, взялся за перо, — большое дело. Кому как не им, пережившим суровое время, горячее дыхание боев и сражений, горечь потерь и поражений, донести до сегодняшнего поколения правду и счастье победы. Василием Митрофановичем овладело страстное желание отдать должное историческим дням, увековечить память о мужестве и героизме тех, кто бок о бок с ним прошел до логова врага.

Выпустив более десяти лет назад небольшую книжку «Рамушевский коридор», Василий Митрофанович получил сотни писем с одной просьбой — продолжить свои воспоминания. Это было обусловлено тем, что автор сумел затронуть главное: правдиво показать своих подчиненных — солдат и офицеров, отразить боевой дух тех, кто рвался водрузить знамя — Знамя Победы. Поэтому не случайно его книга и называется «В боях рожденное Знамя».

Я с большим удовольствием читал книги Василия Митрофановича «Знамя над рейхстагом», «На земле Украины», его материалы, опубликованные в журналах «Советский воин», «Москва», «Молодая гвардия».

Живые и правдивые картины войны, описанные Василием Митрофановичем Шатиловым, восстанавливают образы непосредственных участников боев, живое воплощение боевого содружества народов нашей страны. Этому прямое подтверждение тот факт, что Знамя Победы водрузили русский и грузин.

Подвиги тех лет и ныне вдохновляют на самоотверженный творческий мирный труд. Книга В. М. Шатилова будет с благодарностью принята нашими читателями.


Генерал-майор авиации,

дважды Герой Советского Союза

А. Н. ПРОХОРОВ

ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА

Поспешен бег времени. Неудержимо проходят годы, сменяются поколения, но память о суровых годах войны не исчезнет никогда. Больше того, часто ловишь себя на том, что с течением времени дни, которые вошли в историю как Победные, становятся в памяти все более зримыми и отчетливыми. В картинах прошлого время как бы высвечивает величие солдатского подвига, совершенного в те грозные годы.

В начале войны, сдерживая натиск врага, наши войска под напором превосходящих сил фашистов отходили с трудными боями, с болью в сердце оставляя каждый клочок родной земли.

Самолеты со зловещей свастикой на крыльях с воем пикировали над нами, сбрасывая листовки.

«…Красная Армия разбита и перестала существовать. Москва, Петроград, Киев пали. Выхода у русских солдат нет. 26-я большевистская армия окружена и ее окончательный разгром — «пара дней», сдавайтесь…»

Как ни тяжело и трагично было положение, ни у кого из бойцов и командиров нашей дивизии не возникла мысль склониться перед врагом. Каждый готов был скорее умереть.

Гитлеровские бандиты в дневниках и письмах похвалялись своей жестокостью к населению. У убитого под Старой Руссой лейтенанта Густава Циголя было найдено обращение гитлеровского командования к солдатам, в котором говорилось:

«У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожив в себе жалость и сострадание — убивай всякого русского, советского. Не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, — убивай…»

И фашисты убивали. Их чудовищные злодеяния лишь усиливали ненависть наших бойцов, умножали решимость разгромить гитлеровские полчища.

Никогда не забуду бой в селе Зорге Оржицкого района. Тогда я был майором и занимал должность начальника штаба 196-й стрелковой дивизии, но мне пришлось лечь за станковый пулемет и отражать вместе с бойцами атаку врага. Мой напарник первый раз в жизни принял бой. Я же знал пулемет еще с тридцатых годов, когда командовал взводом пулеметчиков. В те годы мы гордились знаком пулемета на петлицах и пели песню «Пулеметчиком родился, в команде «максима» возрос…». Но когда лежишь за «максимом» в бою, смотришь в прорезь прицела — войну ты видишь иначе, чем с КП и НП. Сквозь вспышки видно, как мечутся враги, бегут, падают и уже больше не поднимаются. И ты лично своим умением, собственной жизнью должен отстоять рубеж. Ту атаку мы отбили, и противник откатился к лесу.

В Оржицах, когда наше соединение оказалось в окружении, нас собрал Федор Яковлевич Костенко, командующий 26-й армией, изложил план прорыва, боевой порядок частей, ближайшую и последующую задачи.

Во второй половине дня мост через реку Оржица атаковала конница. Атака была так яростна и стремительна, что немцы растерялись. А опомнились они, лишь когда и след советских кавалеристов простыл, а заодно и штаба 26-й армии, который следовал вместе с конницей. Немцы подогнали к мосту танки, артиллерийские и минометные батареи и закрыли образовавшуюся брешь, и я с бойцами, прикрывавшими прорыв, остался на берегу.

Вскоре мы отыскали брод. Над темной гладью реки курился холодный туман. В студеную воду, как всегда, первыми вошли разведчики.

Моросил мелкий осенний дождь, он не переставал всю ночь, все промокли до ниточки. Было зябко, неприветливо и хотелось, чтобы скорее кончилась длинная сентябрьская ночь и этот нудный дождь. На востоке полыхало зарево пожара — там горели русские села. Полковник Самсоненко, командующий артиллерией дивизии, посмотрел на меня и глухо произнес:

— Придет время, отомстим врагу за все…

Привалы были короткими. А что поделаешь? Пока немцы потеряли нас из виду, следовало спешить к линии фронта.

Временами резко налетал ветер. Идти было тяжело, хлюпала вода в сапогах, усталость валила с ног. Объявил привал на скошенном поле. Бойцы расположились под копнами, скрыто курили в рукав. Скоротечен привал. Подъем — и марш продолжается.

…В лесу северо-восточнее деревни Большое Селецкое стали на дневку, выслав дозоры. Кругом тишина, а тишина — тревожный признак на войне. Усталость и бессонные ночи сморили. Заснул и я ненадолго, разбудил меня полковник Самсоненко. Он полушепотом произнес:

— Немцы за дорогой и у нас в тылу. Автоматчики и танки.

Над нашим расположением пролетел самолет противника, сбросил листовки. На сердце у меня стало тревожно: так все шло гладко, и вот тебе на…

— Что делать? — спросил полковник.

— Иосиф Иосифович, организуй ударную группу, человек шестьдесят. Собери для них гранаты. Попробуем пробиться, пока немцы не навалились.

— Ясно.

Противник уже начал простреливать из пулеметов нашу рощу. Мы вместе с Самсоненко спустились в заросший кустарником овражек, где ожидала боевая группа, вооруженная гранатами. Добровольцы, самые обстрелянные и отчаянные солдаты, замерли в строю. Ставлю задачу:

— У нас нет другого выхода, как атаковать немцев и пробиться коротким рывком. Вы должны ошеломить врага, не дать опомниться. Остальные пойдут за вами. Все!

— За мной, — скомандовал командир группы лейтенант Иван Иванов.

Вскоре крики «ура» слились с разрывами гранат…

Группа Иванова прошла сквозь боевые порядки противника. Пробила небольшой коридор для остальных. Фашисты пытались обойти группу с правого фланга, но их встретили шквальным огнем, и они были вынуждены залечь в кустах. Слева заходить, очевидно, побоялись: вдоль дороги тянулся густой лес с низким кустарником, и они решили, что там могла быть засада.

Перестрелка разгоралась, но передовая группа, не давая немцам подняться с земли, обеспечивала выход остальных из рощи. Мне со штабными командирами и большей частью бойцов удалось оторваться от противника и отойти к деревне Малое Селецкое. Однако несколько подразделений, прижатых огнем, немцам удалось отрезать, закрыв коридор. Идти навстречу было в данной обстановке бессмысленно, и я послал связного с приказом — пробираться через лес. Противник между тем сжимал фланги, и мы, прорываясь с боем, оказались на небольшом, окруженном болотистой поймой острове, южнее деревни, дальше снова поблескивала речная гладь, и мы рассчитывали отыскать брод.

На войне, как я понял по собственному опыту, есть все же элемент удачи. Гитлеровцы были намного сильнее нас, вооружены до зубов, к тому же у них имелось несколько танков, и все же мы прорвались. Сыграли роль смелость, дерзость наших бойцов: такой стремительности, напора фашисты не ожидали. А неожиданность в бою — спутница успеха.

Однако было не до размышлений. Река оказалась глубокой, подручных средств для переправы у нас не было. Минула ночь, я не смыкал глаз, и спать не хотелось — нервы натянуты до предела. Ясности по-прежнему не было. Берега, которые мы обследовали, оказались топкими, проходов мы не знали, назад не повернешь, там, на суше, нас плотно обложили танки и автоматчики. Патронов оставалось немного. А сколько еще идти, где линия фронта — неизвестно. И до утра ждать нельзя, утром немцы нас тут накроют из танков и минометов.

Небо слегка заволокло, меркли звезды, и темно блестела казавшаяся неподвижной река. Я все еще не мог решиться на переправу вплавь — пришлось бы оставить пулеметы, то есть свести на нет свою боевую мощь.

Разведчики, подобранные из бойцов, умевших хорошо плавать, еще с вечера были посланы в деревню за проводником, хорошо знавшим берега. Удалось ли им добраться? А ведь еще надо было вернуться назад.

Лег на землю предрассветный туман. В нескольких шагах не разглядишь человека. Самолеты противника, кружившиеся с вечера, пока не появлялись. Но вот туман стал рассеиваться, прояснился лес, стога на заливном лугу. Самсоненко сидел рядом, прислонясь к мокрому от росы кустарнику, о чем-то думал, нахмурясь.

— Вспоминаешь семью? — спросил я его.

Он неопределенно кивнул.

— Как там жена с двумя сыновьями? Хорошо, успел посадить их в последний эшелон.

Я представил его жену Валю, с виду еще совсем девчонку. На фронте мысли о близких всегда как бы оттесняют тревогу, придают бодрость. Но сейчас от воспоминаний стало совсем тошно.

Иосиф Иосифович приподнялся:

— Вон разведчики возвращаются.

Подошли бойцы — грязные, перепачканные землей и тиной. Старший, сержант Воробьев, стал докладывать. Оказывается, в селе никого, все попрятались в лесу. Только на окраине дороги дымится немецкая кухня. Наткнулись на двух автоматчиков, уничтожили, но при этом сержанта ранило в руку. Только сейчас разглядел повязку, черную от болотного ила.

Стало совсем светло, оставаться на острове было нельзя. Еще немного, и немцы начнут выкуривать. Но повезло нам и на этот раз. Первым старика увидел сержант. Это был житель села, причаливший в лодке к острову, он искал пасущуюся где-то в кустарнике козу. Должно быть, прятал ее от немцев. Теперь он стоял перед нами — худой, обросший, с остатками испуга в глазах под нависшими бровями. Я объяснил ему нашу нужду.

— На тебя, отец, вся надежда, посоветуй, как быть.

Дед взглянул на меня исподлобья, пожевал губами.

— Что тут думать? Отседова один путь — на лодках. А как дальше идти — покажем.

— Где же взять столько лодок?

— Главное — тяжести погрузить, а люди за борта подержутся… А лодки у колхозников. Тут каждый рыбак, наскребем. Теперь, понятное дело, нельзя, а к вечеру выволокем. Лишь бы герман не помешал.

В том-то и дело, что предпримет враг — ограничится засадой на измор, поднимет стрельбу или пойдет в атаку? Со стариком мы подсчитали, сколько нужно лодок, чтобы перебраться на ту сторону всем сразу. Он ушел, а я приказал занять круговую оборону, затаиться.

Немцы начали обстрел и вели его с перерывами, засыпая нас осколками и болотной грязью от минных взрывов. Мы отвечали изредка — берегли патроны. Так продолжалось до сумерек. К вечеру появился наш ангел-хранитель с бородой и сообщил, что все готово. Быстро и тихо снялась с места наша группа и двинулась к намеченному месту переправы. Вскоре вышли к берегу, река здесь делала полупетлю.

Разведчик доложил, что берега удобны для переправы: кругом кустарник и камыш. Когда все было готово и мы с Самсоненко заняли места в одной из лодок, за весла сел старик. Я подал сигнал…

Через несколько минут лодка неслышно ткнулась о мягкий, илистый противоположный берег. Выслали разведку, расставили охранение. Вдруг мы услышали выстрелы.

— Что это?

— По-видимому, наши разведчики нарвались на немцев.

В самом деле невдалеке, в той стороне, куда пошли разведчики, раздавались одиночные глухие выстрелы.

Может быть, фашисты заметили наше передвижение?

Вскоре стрельба затихла, а минут через двадцать мы услышали:

— Где-то здесь они должны быть, в копнах.

Мы притихли. Кто эти люди — наши или чужие, и кого ищут? Крадутся осторожно.

Самсоненко не выдержал:

— Кто идет?

— Свои, — прозвучал сиплый голос командира разведвзвода Воробьева.

— Вы откуда? — спросил я.

Воробьев показал рукой в ту сторону, откуда была слышна стрельба.

— Что там произошло?

— Ничего особенного, в одном месте напоролись на засаду. Была засада — и нет.

Только сейчас я разглядел еще две фигуры, маячившие невдалеке. Один из встретившихся Воробьеву в лесу оказался командиром организующегося партизанского отряда, другой — местным жителем.

Командир, пожилой плечистый мужчина, рассказал все, что знал, об обстановке на фронте. Она была тяжелой: войска по всему Юго-Западному фронту отходят. Но Харьков держится, хотя в немецких листовках сообщают, что его уже заняли. Развернув карту, я нанес пункты, которые мы должны были пройти. Командир партизанского отряда предупредил:

— Большак переходите осторожно. По нему непрерывно идут машины с солдатами, танки и орудия. Все это движется в сторону фронта, а оттуда — подбитая техника и раненые. А это вам проводник, — показал он на молчавшего все это время колхозника. — Пожалуй, теперь и все…

— Спасибо тебе, батя, — поблагодарил я командира.

— Удачного вам выхода. После большака вас встретит наш человек.

Мы распростились с ним и направились в сторону Хорола. Шли только полевыми дорогами, оврагами и перелесками, в основном ночью. Днем — только в туман. Дневки проводили в укрытиях.

В ночь на 2 октября прошли окраинами Хорола. Было темно, небо затянуло сплошными тучами. Город словно вымер, хотя мы знали — в центре располагается фашистская часть. Самсоненко посмотрел на часы. В эту минуту за песчаным пригорком показался связной. Он доложил, что мост через Хорол свободен.

Вскоре наша колонна бесшумно прошла по мосту и растворилась в ночной темноте…


С приближением к фронту идти стало тяжелей — расположение противника стало плотнее, дороги перекрыты. Единственный выход — действовать осторожно, спокойно и решительно. В ночное время шли ускоренным маршем, с рассвета занимали оборону, высылая разведку. В начале октября, выбравшись из векового леса, оказались на западном берегу реки Псел. Изнуренные люди еле держались на ногах. Признаться, я тоже устал, но виду не подавал. Наконец-то мы добрались до реки.

Одиннадцать дней и ночей длился наш рейд по вражескому тылу. Сто шестьдесят километров прошагали бойцы, пробираясь к линии фронта, оставалась последняя водная преграда. В то утро над нашими головами в течение часа то в одну, то в другую сторону пролетали тяжелые снаряды. Похоже было на артиллерийскую дуэль. Значит, передовая недалеко. Мы расположились в кустах на берегу Псела, когда заметили невдалеке пасущихся лошадей. Подошли к пожилому конюху, сидевшему на взгорке, — скрываться было ни к чему.

— Наши близко? — спросил его полковник Самсоненко.

— Тамочки, — конюх ткнул пальцем в сторону противоположного берега.

Сразу же возникла мысль — форсировать речку хорошо бы, не теряя времени.

Конюх объяснил, что в селе чуть ниже по течению есть полуразрушенный мост. Это был выход из положения. И вот мы выходим к своим, все невзгоды позади. Как в калейдоскопе, промелькнуло все, что пришлось пережить за эти одиннадцать дней на земле Украины. Котел у Оржицы, куда без передышки била тяжелая артиллерия, обрушенные дома, горящая вперемешку с осколками земля, смерть товарищей и этот казавшийся нескончаемым марш, в котором голодные, выдохшиеся люди, несмотря на все тяжести и потери, сохранили стойкость и мужество.

ЗАРЕВЫЕ ВСПОЛОХИ ПОБЕДЫ

Осень — зима 41-го года была суровым испытанием для нашей страны. Враг продолжал наступление по всему Восточному фронту, сосредоточивая главный удар на Москве. Огромное количество войск и военной техники двигалось на восток. Превосходство оставалось на стороне противника. Советские войска вынуждены были отходить на широком фронте к Волге — юго-восточнее Калинина и с рубежа реки Ламы южнее Московского моря. Мы вынуждены были оставить Киев…

Офицеры группами направлялись под Москву со всех фронтов. Я с офицерами штаба ехал в Воронеж, где располагался штаб командующего фронтом Маршала Советского Союза Тимошенко. Все мы хотели как можно скорей попасть под Москву.

…Воронеж — мой родной город. Всего в нескольких километрах от села Васильевки, за рекой Хопер, неприметный, но близкий сердцу уголок, где я родился и вырос, где прошли мои детские годы. Там вокруг жили люди, которых я помнил и знал, сколько знал и помнил самого себя. Мохнатый лес тянулся вдоль реки Хопер, а на берегу стояли домики, покрытые соломой «под расческу». Лес прорезали поляны, овраги.

В зимнюю пору среди сугробов ленточкой вьется дорога от Кисельного кордона до Нижнего Карачана. По ней всегда тянулись обозы с лесом.

Левее поля заливные луга, покрытые глубоким снегом. В середине — замерзшее озеро Хомутец, рыжеватая кайма камышей с двух сторон озера, а дальше — седая стена леса.

По пробитой узенькой тропинке я ходил в сельскую школу в село Васильевка. До сих пор не забываю свой родной уголок. Несмотря на многолетнюю службу в армии, я верен ему и сейчас, душою всегда оставался воронежцем.

…Утром мы прибыли в отдел кадров фронта. Большой четырехэтажный дом, окна затемнены черной бумагой, маскировка. Нас поставили на учет и разместили в школе. На улицах не чувствовалось войны, город жил и трудился, но и готовился к встрече врага: формировались воинские части, строились оборонительные рубежи. Сводки Советского Информбюро становились все более тревожными, каждый день назывались в них сданные после жестоких и упорных боев селения и города. С каждым днем фронт приближался к родному Воронежу.

Вскоре офицеров нашей дивизии откомандировали в различные части и на разные фронты, мало кому удалось попасть под Москву. Большинство были направлены под Сталинград.

Меня назначили начальником штаба 200-й стрелковой дивизии. Она отправлялась на Северо-Западный фронт. Там я был назначен командиром 182-й стрелковой дивизии, с которой прошел с боями до 1 мая 1944 года. Затем принял 150-ю стрелковую дивизию.


…Враг рвался к Москве. Столица была в опасности.

Противнику удалось местами прорвать оборону наших войск. Ударные силы фашистов стремительно продвигались вперед, охватывая с юга и с севера всю вяземскую группировку войск Западного и Резервного фронтов.

Крайне тяжелая обстановка сложилась и к югу от Брянска. Часть Брянского фронта оказалась под угрозой окружения. Не встречая серьезного сопротивления, войска Гудериана устремились к Орлу. 3 октября немцы захватили город. 6 октября часть войск Западного и Резервного фронтов была окружена западнее Вязьмы.

Главная опасность ожидалась на можайской линии. Танковые войска врага вот-вот могли появиться под Москвой. О создавшейся обстановке Жуков докладывал Сталину. Тот выслушал и произнес:

— Ставка решила назначить вас командующим Западным фронтом… В ваше распоряжение поступают оставшиеся части Резервного фронта и части, находящиеся на можайской линии. Берите все скорее в свои руки и действуйте.

Помолчав немного, спросил:

— Скажите, товарищ Жуков, можно ли Москву защитить?

— Товарищ Сталин, можно!..

Об этом разговоре со Сталиным мне стало известно гораздо позже из архивных материалов.

Между тем гитлеровские генералы уже докладывали фюреру: «Москву видно простым глазом. Москва наша». Гитлер готовился провести парад победы на Красной площади. Были разосланы пригласительные билеты на торжества. Сам он, как известно, приезжал в Смоленск, ожидая сообщения о взятии столицы.

Но 5 и 6 декабря 1941 года войска Западного и Калининского фронтов стремительно перешли в контрнаступление. В лютый мороз, утопая в сугробах снега, через поля и леса, сокрушая врага, они шли вперед.

Разгромив ударную группировку врага в составе 38 отборных немецких дивизий, они отбросили его на 150—350 километров от столицы. Это была первая впечатляющая победа наших войск, закономерный результат совместных усилий армии и народа. Невольно вспоминаешь, как вероломно разорвало гитлеровское правительство советско-германский пакт о ненападении и бросило против Советского Союза почти шестимиллионную армию, тысячи танков и самолетов. Советская армия не могла тогда противопоставить врагу достаточные для отражения агрессии силы и вынуждена была оставить Украину, Белоруссию, Прибалтийские республики, западные районы России. Это стало возможным благодаря большому численному превосходству врага и внезапности нападения. Но эти успехи противника были временными. Они не вылились и не могли вылиться в общий решающий успех…

Тем временем предполагалось мое назначение командиром 200-й стрелковой дивизии вместо полковника Константина Петровича Елшина — его переводили заместителем начальника штаба 11-й армии. Будучи начальником штаба дивизии, я формировал 200-ю, хорошо знал солдат и офицеров, сблизился с ними. Но на должность командира дивизии прибыл полковник Петр Ефимович Попов, бывший заместитель командира 182-й стрелковой дивизии, человек с академическим образованием, вполне подготовленный для этой должности, в бою смелый и решительный.

Меня же вызвали в штаб армии в отдел кадров и вручили предписание о назначении командиром 182-й дивизии 27-й армии Северо-Западного фронта вместо генерал-майора Владислава Викентьевича Корчица. Его же назначили начальником штаба 1-й ударной армии.

Владислава Викентьевича я знал с 1929 года, когда был еще командиром взвода, носил на петлицах один кубик, а он как начальник штаба 19-й стрелковой дивизии — ромб.

Дивизия дислоцировалась в Воронежской области, а штаб стоял в городе Воронеже.

Владислав Викентьевич часто приезжал к нам в Новохоперск, в 56-й стрелковый полк, проводил проверки, занятия с командным составом, проверял, как готовятся подразделения к новому учебному году, к приему новобранцев. Это был опытный командир, хороший организатор. До революции он служил в старой русской армии и с первого дня встал на защиту Советской власти. У Корчица учились несколько поколений наших командиров.

Худощавый, со строгим лицом и всегда спокойным голосом, он умел внимательно выслушать подчиненных, подбодрить их. Сам был тверд, беспощаден к трусам и нарушителям дисциплины, суров и требователен к себе. С особой суровостью Корчиц относился к командирам, допускавшим грубость в обращении с красноармейцами, не допускал унижения человеческого достоинства. Он всегда пользовался большим уважением солдат и командиров, одним своим видом как бы заставляя их подтянуться. Со временем он стал начальником генерального штаба Войска Польского.

Вот у этого командира мне и предстояло принять командование дивизией.

Я вышел из штаба армии, держа в руках предписание, думая, что вот и в моей жизни начался новый этап… Большое доверие, почетная и в то же время ответственная должность.

Итак, пора было ехать на новое место. Я вышел из штабной землянки. Шофер Панфилов возился в моторе легковой машины. Значит, еще не готов к отъезду. Ожидая его, я смотрел на запад, куда мне предстояло ехать, за реку Ловать. Над зубчаткой далекого леса висело огромное солнце. Оно уже коснулось макушек деревьев. Кончался последний летний день 1942 года. Легкие облака наплыли на солнечный диск, и от этого казалось, что огромное пламя охватило весь небосвод. Раньше старики говорили, такие закаты к войне, но она пылает уже второй год. И я думал о том, что скоро, скоро двинемся мы на запад.

— Машина готова, товарищ командир!

Медленно тронулись по настилу дороги, недавно построенному саперами, миновали единственную переправу — железнодорожный мост через реку Ловать, по которому двигались машины, танки, повозки, люди к фронту и обратно. Вот и поселок Шпалозавод. Ни одного дома не осталось после ухода немцев — все сожгли. От поселка резко повернули на юг, вдоль реки. Ночь сгущалась, я уже не различал ни дороги, ни окружающих предметов, ехали словно наугад. Вдруг впереди показался силуэт человека.

— Стой! — он поднял руку. — Дальше ехать запрещено.

Вышел из машины, и тут же ко мне подошел подполковник Кривонос — начальник связи дивизии. Он проводил меня до блиндажа командира дивизии. Самому блиндаж было бы трудно найти: вырытый в крутом берегу, он был совершенно незаметен. Вошли.

За столом сидели командующий 27-й армией Федор Петрович Озеров, которого я знал до войны по Прибалтике. Человек высокообразованный, окончил две академии, немногословный, сдержанный. Рядом с ним — член Военного совета генерал-майор Иван Петрович Шевченко. Его я видел в первый раз. Комиссара дивизии Якова Петровича Островского я знал, он не раз приезжал к нам в 200-ю дивизию. Здесь же находились начальник штаба дивизии Николай Александрович Тихомиров, замкомдива Илларион Северьянович Неминущий, заместитель по тылу Иван Тимофеевич Свистунов. Мы вошли в самый разгар ужина по случаю присвоения генеральского звания Владиславу Викентьевичу Корчицу, до этого он носил в петлицах два ромба.

Я представился командующему армией по случаю прибытия на должность командира дивизии. Озеров указал мне место за столом рядом с генералом. Корчиц расставался со своими близкими по-фронтовому. Отношения наши с окружающими обычно определяются единым общим делом, обстановкой, сложившимися обстоятельствами. На фронте, в боях и опасностях люди сближаются быстро. Приходит пора расставания, но дружба остается.

Сидели долго, вспоминали минувшие бои, людей, строили предположения на будущее. Я много услышал хорошего о тех, с кем мне придется воевать.

Время уже перевалило за полночь. Мы проводили командующего и члена Военного совета. Вскоре разъехались все остальные.

Остались я и Корчиц, начали вспоминать службу в 19-й стрелковой дивизии, которой командовал Василий Иванович Морозов. Потом Корчиц рассказал мне историю 182-й стрелковой дивизии, которая формировалась еще в двадцатых годах из эстонцев. При вступлении Эстонии в братскую семью народов Советской страны в 1940 году многие военнослужащие дивизии вошли в состав Красной Армии. Первый бой соединение приняло 7 июля 1941 года в районе Малые и Большие Пети, Словкачачи, Застружье. Командовал дивизией в то время полковник М. С. Назаров.

После боев она отходила в составе 22-го стрелкового корпуса Северо-Западного фронта. Перед Псковом остановила врага, стремившегося занять город. Упорно сопротивлялись немцам эстонские части. Один из ярких примеров героизма — действия командира 6-й стрелковой роты 232-го стрелкового полка старшего лейтенанта Лайпандиса. Рота обороняла высоту 85,0 южнее Пети, на эту высоту наступало до двух батальонов фашистов. Грозной лавиной они неслись в атаку. Но бойцы не дрогнули, подпустили на ружейный выстрел и смяли оголтелых гитлеровцев. Немцы, не ожидавшие такого огня, вынуждены были отойти. Вскоре последовала вторая, еще более мощная атака, поддержанная танками. И эту атаку отбили. С неистовым упорством в течение четырех часов рота удерживала высоту. Не удалось фашистам сломить железную волю героев. Тогда враг пошел на уговоры и провокацию. Мощные радиорупоры вещали:

— Эстонцы, сложите оружие на условиях свободного ухода по домам. Эстония позади нас, вам некуда дальше отходить!

В ответ на требование врага последовал ружейно-пулеметный огонь. Все бойцы роты сплотились вокруг своего командира Лайпандиса. Он произнес:

— Товарищи! Мы защищаем свободную Эстонию, свободную жизнь. Огонь!

Бойцы дрались до последнего патрона, до последней гранаты. А когда иссякли патроны, Лайпандис не дался живым… Об этом рассказал тяжело раненный красноармеец Нанопу, который, истекая кровью, в полусознательном состоянии ночью приполз в полк.

Вот еще один боевой эпизод в районе Большие Пети. Положение создалось почти безвыходное. Противник вклинился в порядки полка. 7-я и 8-я роты оказались в кольце. Комбат Востриков нанес внезапный удар ротой лейтенанта Клайпанова в тыл врагу. Немцы растерялись, начали отходить, кольцо окружения разомкнулось.

Дивизия отступала, нанося врагу большие потери, и ни одного метра родной земли дешево не отдала. Командный состав уверенно управлял своими частями и подразделениями, а красноармейцы показали образцы бесстрашия и уверенность в победе.

Особенно отличились в этих боях комбаты Комаров и Востриков, командир артиллерийского полка Добылев, теперь командующий артиллерией дивизии, командир стрелкового полка Н. А. Тихомиров, теперь начальник штаба дивизии, старший политрук Я. П. Островский, теперь комиссар дивизии. Я уже познакомился с ними за столом.

Целая группа командиров была повышена в должностях в дивизии.

— Вот теперь вам придется с ними работать и воевать.

Народ крещенный в бою, не подведет.

Мне так же было известно, что Северо-Западный фронт, после того как враг был отброшен от Москвы, перешел в решительное наступление в районе Старой Руссы и Сольцы и там во взаимодействии с войсками Ленинградского и Волховского фронтов нанес большие потери фашистской группировке армий «Север». Войска же левого крыла фронта наступали в направлении на Торопец и Великие Луки и тем самым содействовали войскам Калининского фронта в разгроме главных сил вражеской группировки армий «Центр».

Несмотря на трудности в материально-техническом оснащении войск, в тяжелых условиях суровой зимы с сильными морозами и снежными заносами, в январе 1942 года Северо-Западный фронт нанес противнику удар силами 11-й и 34-й армий из района города Осташков в общем направлении на Старую Руссу.

182-я дивизия в условиях полного бездорожья прошла более 50 километров по тылам врага и, освободив 18 крупных населенных пунктов, вышла к окраине Старой Руссы. В настоящее время перед обороной дивизии находился 56-й егерский полк 16-й армии противника. Командующий армией генерал фон Буш, выходец из Пруссии, в начале второй мировой войны активно участвовал в военных действиях в Европе против Польши, Бельгии, Греции. Он пользовался особым доверием и расположением Гитлера и слыл «специалистом» по России. Как командующий, так и другие генералы, входящие в 16-ю армию, и весь личный состав имели боевой опыт на фронтах Европы.

В. В. Корчиц мне пояснил, что оборона врага построена не сплошной линией. Фашисты занимают в основном деревни, подготовленные для круговой обороны и превращенные в крупные узлы сопротивления, один узел с другим связаны огнем. Каждый опорный пункт противник укрепил с большим инженерным и тактическим мастерством. Каждый метр пространства между деревнями простреливается из многочисленных пулеметов, орудий, минометов, замаскированных в укрытиях.

— Должен сказать, — продолжал Корчиц, — враг сильный, и сила его возрастает. И таких опорных пунктов много в первой линии и в глубине вдоль реки. Наша оборона построена под углом по отношению к реке Ловать. Берега ее обжиты в долгой обороне. Блиндажи для отдыха врыты в крутой берег для маскировки. Стены и потолки полуподземных жилищ из еловых и сосновых бревен в два наката не гарантируют от прямого попадания, но прямое попадание маловероятно.

Владислав Викентьевич вздохнул и продолжал:

— Так и сидим. Лес да болота сторожим. Такова действительность долгой молчаливой обороны. А вот начнется наступление — тогда иное дело…

Изматывая противника, фронт сорвал гитлеровский план захвата Ленинграда и выход к Октябрьской железной дороге севернее Москвы. Жители деревень отселены от переднего края километров на двадцать пять. Избы спалены, остались торчащие трубы среди бурьяна.

— А как была окружена демянская группировка? — спросил я.

— В результате успешного наступления фронта на Старую Руссу и с севера и с юга. 29 января 1942 года началось наступление 1-го гвардейского корпуса юго-восточнее Старой Руссы в направлении Рамушева. Перерезав коммуникации демянской группировки, корпус должен был соединиться в районе Залучье с частями 34-й армии, наступающими с юга. Одновременно вел бои и 2-й гвардейский корпус. Он наносил удары по врагу из района восточнее Старой Руссы на Холм. Борьба происходила в трудных условиях бездорожья, и 20 февраля части 1-го гвардейского корпуса в Залучье соединились с подразделениями 42-й стрелковой бригады. Таким образом, старорусская и демянская фашистские группировки были разъединены. В окружении оказалась демянская группировка — семь дивизий 16-й армии, — закончил рассказ Корчиц. Он глянул на часы и сказал: — Пора нам с вами спать.

Я лег на деревянный топчан, на котором лежал матрац, набитый сеном, укрылся шинелью и уснул…

Утром, когда я встал, Корчица в землянке не было. Нашел его в блиндаже начальника штаба дивизии подполковника Н. А. Тихомирова. Там сидели комиссар дивизии Я. П. Островский, начальник политотдела С. Е. Левин.

— Пойдемте ко мне в блиндаж, все вместе и позавтракаем, — пригласил Корчиц.

Вошли в блиндаж. Повар Костя Горшков расставлял тарелки. За завтраком стали вспоминать бои под Старой Руссой. Бой под Старой Руссой был не более чем эпизод великого сражения на фронте от Белого до Черного моря. И объективный анализ Корчица ясно показывал нам, какое сопротивление встретил враг в самом начале своего нашествия. Такого отпора гитлеровцы не встречали ни у бетонных валов линии Мажино, ни в горах Норвегии, ни на голландских равнинах. И дело даже не в масштабах операции. Главное, что гитлеровцы не смогли сломить наш дух.

В это время наша Родина переживала тяжелые дни. Сильные немецкие ударные группировки: общевойсковая 6-я армия генерал-полковника Фридриха Паулюса и 4-я танковая армия генерала Г. Гота подошли к Сталинграду. Началась битва на волжской земле. Гитлеровская авиация обрушилась на город. Немецкие войска прорывались к Сталинграду. О том, что происходило под Сталинградом, я узнал позднее, в 1943 году, когда прочел дневник солдата-артиллериста гитлеровского вермахта Ф. Панаша о тех днях:

«1 февраля 1942 года. Несколько дней ужасная метель. Ветер такой силы, что, кажется, он сдирает кожу с лица. Сугробы все выше. Каждый день прокладываем тропинку к своим орудиям. Снабжение стало хуже. Но с голоду не умираем: у нас достаточно картошки. Если бы не тоска по родине, многое можно было бы пережить легче. Посылок с шерстяными вещами мы не видели. То есть видеть-то их видели, даже были сделаны прекрасные фотографии для пропаганды, но потом вещи снова были упакованы. Обман следует за обманом.

28 апреля. Тысячи взрывов вспахивают землю. Враг занял высоты и просматривает всю окрестность. Как кто из наших высунет голову — сразу пули. В 5 часов меня ранило. Два осколка в ноге и рваная рана на левой руке. Ничего страшного, но с меня и этого хватит. Если же и слух восстановится, то я буду просто доволен. В ушах — все еще свист и грохот снаряда, который разорвался в пяти метрах от меня.

Июнь. Снова идем вперед… Стоит страшная жара, 35—40 градусов. Ужасающая пыль. Невыносимая жажда. Но мы держимся, так как на карту поставлено все. Сворачиваем к югу. Наша цель — Сталинград. Еще 200 километров, и мы там.

13 июня. Вчера опять раздавали железные кресты — людям, которые почти не участвовали в боях. Дуракам везет. Медленно, но верно вся эта игра надоедает. Все ругают и проклинают все. Но от этого не легче.

24 июля. Тяжелые бомбардировщики бомбят нас вовсю. Когда же кончатся эти смерти! Окончится ли война, когда мы дойдем до Волги, или придется идти до Восточной Сибири? В сердце одно желание: вновь увидеть родину. Но мы выполняем долг и ничего, кроме долга. Оценят ли это?

31 июля. За прошедшие 8 дней большие потери от огня «Сталинских орга́нов» (так немцы называли «катюши») и от бомб. Примерно 600 человек выбыли из строя только в 15-м пехотном полку.

1 августа. В 35 км от нас город, который нужно занять. Наступаем клином и подходим к городской окраине во втором эшелоне. Первыми в город вошли танки нашего разведотряда. Полевые позиции перед городом едва видны: их скрывают горы трупов. Это выглядит так страшно, что я не могу описать. Тому, кто это видел, хватит на всю жизнь. Мы очищаем дома, чтобы немного отдохнуть. В другой части города русские ожесточенно сражаются…

9 августа. Русских самолетов нет, зато их артиллерия стреляет вовсю. В 11 часов погиб мой боевой товарищ Делле. В 5 часов прямое попадание при отходе на батарейных тягачах. Трое сгорели… Враг ожесточенно обороняется. Каждый метр берем с боем.

1 сентября. Мой 29-й день рождения. Сегодня в половине второго прилетали русские бомбардировщики. В ста метрах от нас они сбросили все бомбы. Кусок земли угодил мне под левую лопатку, да так, что перехватило дыхание. Прекрасное начало дня рождения! Утром нет кофе, нет и обеда. Мы одни в широком божьем поле. Поочередно стоим на часах. Идет дождь и очень холодно…

14 сентября. Справа и слева, впереди и сзади рвутся снаряды и мины. Еще один наш товарищ погиб. Это Ремблинг из Эрфурта. Ранен Ганс Трюммлер. Нас остается все меньше. Замены нет, да и откуда ей взяться. Мы видели мобилизованных на трудовой фронт. Это еще совсем дети. Они копают землю вдоль шоссе. Ребята слабые, для них и пустая лопата тяжела. Несчастная Германия!

11 октября. Наш обозный начальник взял меня с собой. На батарейном грузовике мы едем в тыл, чтобы получить провиант. Впервые с самого начала восточного похода я попал за линию фронта. Колонны беженцев тянутся вдоль дорог. Это гражданское население — от маленьких детей до стариков, едва державшихся на ногах. Со своими пожитками, которые они везут на тележках или несут на себе, беженцы бредут по дороге. Нет дома, в котором можно было бы переночевать. 50—100 километров без единого селения. Ночью холод, днем жуткая пыль в этой настоящей песчаной пустыне. Вся пища этих странников — немного чечевицы. Ее едва хватает, чтобы не умереть с голоду. Лишь воля к жизни помогает им переносить эти мучения… Я рад тому, что были дни, когда не свистели ни пули, ни гранаты, ни бомбы. Но только мы вернулись из поездки, как русские вновь дают прикурить.

Стреляем на все четыре стороны. Кругом враг. Может, нам снова удастся выбраться живыми из этой переделки. Разведка сообщает о танках. Еще немного, и они уже здесь. Сначала рвутся снаряды, затем появляются сами танки Т-34. Нужно отступать, иначе нам крышка.

3 декабря. День за днем обстрел. Сверхтяжелые минометы стреляют точно по нас. Для наших родных и для нас наступающее рождество будет печальным. Каждому выдается буханка серого солдатского хлеба на 12 дней, в день по куску.

4 декабря. День за днем одно и то же. Еда — хуже некуда. Я же не могу написать жене, что мы здесь сидим в кольце, из которого никому нет выхода…

19 декабря. Русские снова что-то затевают. Всюду грохот. Воздушные налеты целыми днями, с самого утра. А когда стемнеет, опять прилетают бомбардировщики… Как мы голодаем последние 3—4 недели, невозможно описать. Такого я не пожелаю и самому заклятому врагу.

Новый год. Даже не кормят досыта. Речь постоянно идет о долге перед «фюрером», которому мы присягали. Будь проклята эта война и те, кто ее развязал! Никто нам не поможет. Нам остается только подохнуть.

10 часов вечера по немецкому времени. Ураганный огонь русских. Такого огня я еще не видел. Возможно, это конец. Если так — прощайте, мои дорогие, на родине. Я не боюсь смерти. Я беспокоюсь за судьбу своего отечества.

Я обвиняю руководство германского рейха и народа. Мы искренне надеялись на лучшее будущее, ждали его и воевали за него, терпели лишения, которые невозможно описать. Лишенные всего, ввергнутые в несчастье, мы умираем с голоду, уповая на вождей…»


…На Северо-Западном фронте обстановка продолжала оставаться относительно спокойной. Противник активности особой не проявлял. Перед нами стояла одна задача: активная оборона, чтобы противник не снял ни одного подразделения и не перебросил на левое крыло советско-германского фронта.

Все присутствующие за завтраком тепло рассказывали о солдатах, их героизме. Нет-нет и умолкали: видно было — жаль расставаться со своим командиром. Я это хорошо понимал. Думал об одном: как мне сработаться с ними, продолжить и умножить боевые традиции дивизии.

Пора, было идти на передний край знакомиться с обстановкой.

— Начнем, пожалуй, с правого фланга, где полк Кротова, — сказал Корчиц.

Вышли из блиндажа, поднялись на возвышенность. Солнечные лучи ударили в глаза. Было яркое утро. Золотистые облака плыли над лесом, начиналась осень.

По дороге Корчиц охарактеризовал командира 140-го стрелкового полка подполковника Михаила Ивановича Кротова как человека в военном деле грамотного, требовательного, смелого в бою, имеющего боевой опыт.

Метров за пятьсот до командного пункта полка, на просеке нас встретил подполковник Кротов. Он был невысок, плотен, на вид лет под сорок. По внешнему виду можно определить — кадровый командир. Одет опрятно, крепко стянуты ремнем складки гимнастерки. Подошел строевым шагом, вскинув руку к козырьку, представился.

Теперь все вместе направились в 1-й батальон. По пути Кротов говорил о своих комбатах:

— Командир 1-го батальона майор Евгений Семенович Назаренко имеет боевой опыт, смел. Можно выдвигать на заместителя командира полка. На 2-м батальоне капитан Анатолий Андреевич Казаков, молодой, всего двадцать три года.

— Иногда чрезмерно рисковый, выскакивает вперед, правда, не теряет при этом самообладания, — дополнил характеристику Корчиц.

— На 3-м батальоне — капитан Василий Иосифович Лейпунов, недавно выдвинули, до этого командовал минометной ротой. Вдумчивый. Тщательно изучает противника, чтобы принимать правильные решения.

Владислав Викентьевич сделал общее заключение:

— Все они отличились в прошедших боях и награждены орденами.

…Майор Назаренко ожидал нас в первой траншее. Он доложил о противнике и о расположении своего батальона в обороне. Докладывал четко, со знанием дела. Было видно, до подробностей знаком с расположением противника.

Я, правда, обратил внимание на то, что траншеи были неглубокие, приходилось идти полусогнувшись. Но не стал делать замечание, просто отметил для себя: солдаты всегда надеются на «как-нибудь проскочу», а это «как-нибудь» стоит потерь. У противника ведь тоже были снайперы. А когда подошли к болотам, то траншеи были совсем неглубокие, местами даже разрывались, надо было или переползать или стремительно перебегать.

Перед передним краем, в трехстах-пятистах метрах, тянулась шоссейная дорога Старая Русса — Рамушево. Мы могли обстреливать из пулеметов идущие фашистские машины и повозки. Но почему-то этого не делали. Подумал: «Боятся раскрыть себя».

На рубеже 2-го батальона встретил нас капитан Казаков, небольшого роста, подвижный, никогда не дать ему двадцати трех лет, самое большее — восемнадцать, молоденький, с чуть заметными белесыми усиками. Построение обороны почти ничем не отличалось от 1-го батальона. Солдаты несли службу бдительно. Я обратился к одному наблюдателю: он доложил полностью свои обязанности, показал сектор наблюдения, дзоты и расположение пулеметных точек врага. Карточки наблюдения и журналы велись регулярно. У каждого пулемета в стрелковой карточке разборчиво внесены огневые точки противника и расстояние до них. Я обратил внимание на то, что капитан пользуется уважением среди подчиненных.

Побывали почти во всех подразделениях в первом эшелоне, побеседовали с командирами и бойцами. Чувствовалось — настроение у людей боевое.

Солнце скрылось за лес, и густой туман накрыл долину вдоль реки Ловать.

Мы шли тропинкой вверх, прикрываясь от пуль и осколков, обрывистым берегом. Трассирующие пули со свистом пролетали рядом. Снаряды рвались то впереди, то сзади.

— Ходить здесь небезопасно, — после долгого молчания произнес Корчиц.

Около блиндажа ожидал нас начальник штаба Тихомиров.

— Есть шифровка. Вам, товарищ генерал, явиться к новому месту службы…

На другой день утром Корчиц распрощался с нами и уехал в 1-ю ударную армию. Мысли у меня были тревожные. Как теперь пойдет служба с новыми людьми, в новой обстановке. Ведь дивизия — сложный организм, объединяющий многотысячное войско, и штабы, и тылы, и политотдел и различные службы. Во всем этом необходимо тщательно разобраться. Прежде всего люди, какие у них взаимоотношения, традиции, привычки.

Мысли прервали разрывы снарядов. Блиндаж вздрагивал.

— Пойду в 232-й полк, — сказал я Якову Петровичу Островскому. Его топчан стоял против моего.

— Хорошо, — отозвался комиссар, — я могу пойти с вами.

— Да, так мне будет легче знакомиться с людьми.

Мы пошли по тропинке через поле, кустарник и небольшие рощицы. Более половины пути открытая местность. Как только вышли на поляну, нас обстреляли. Мы легли в старой воронке, переждали, пошли дальше. Яков Петрович рассказывал:

— Иван Григорьевич Мадонов в полковых командирах недавно. Но показал себя хорошо. Управлять полком может, не теряется, принимает смелые и разумные решения. Вот был случай — противник в пять утра открыл артогонь и одновременно с небольшой высоты начал бомбить. Затем перешел на узком участке в атаку, главный удар приходился по 232-му полку — наступал немец полком при поддержке танков, ему удалось прорвать оборону, продвинуться вглубь. Мадонов тогда принял решение — выделил группу истребителей танков старшего лейтенанта Латышева с задачей выйти в тыл противнику и уничтожить танки. Вскоре мы увидели, как два танка задымили, остальные отошли в укрытие, где в засаде ожидал взвод младшего лейтенанта Кучарова, который и уничтожил их. В это время батальоны перешли в контратаку и выбили врага с занятых позиций.

…Я еще издали увидел Мадонова на опушке высокого густого леса. После доклада он провел нас к наблюдательному пункту полка, который был устроен на четырех вековых соснах и замаскирован так, что ни с воздуха, ни с земли его невозможно было обнаружить. Я поднялся по сучьям дерева и увидел в стереотрубу как на ладони первую позицию и узел сопротивления противника на возвышенности. Видно было, как мелькали стальные каски по траншеям, тоже неглубоким. Наши бойцы огня не вели. От нашей траншеи до первой траншеи противника — метров двести. Фашисты тоже не вели огня, получалось: «Ты меня не тронь, и я тебя не трону».

За этот день я прошел и осмотрел в основном первую позицию 232-го полка. Оборона построена однообразно, ничем не отличалась от обороны полка Кротова. Познакомился с командирами батальонов, рот и батарей, с отдельными командирами взводов и отделений. Некоторые офицеры и солдаты задавали мне вопросы: «Когда начнем наступать? Надоело сидеть в обороне». Это уже было хорошо.

Много теплых слов услышал от рядовых, сержантов и офицеров. С гордостью и любовью рассказывали о бесстрашии в бою командиров. Это говорило о доверии к своему начальнику.

Выводов я пока не делал. Все смотрел, собирал, обдумывал, намечал план будущей работы — подготовку к зиме и укрепление обороны.

На третий день с рассветом пошли с Островским на участок 171-го полка, на левый фланг дивизии. Полк почти прижат к реке Ловать. Шли вдоль реки обрывистым берегом, прикрываясь от пуль. Яков Петрович по пути охарактеризовал командира полка Ивана Ивановича Неймана, латыша по национальности, награжденного уже двумя орденами Красного Знамени. Он встретил нас на повороте реки Ловать, недалеко от своего командного пункта, врытого в берег и хорошо замаскированного. Представился, доложил обстановку. На все мои вопросы отвечал обстоятельно и кратко. Нейман со знанием дела говорил о состоянии батальонов и отдельных рот, командирах. Чувствовалось, что он хорошо знает своих подчиненных, знает, кому что лучше поручить, какую задачу поставить перед боем. О людях отозвался коротко: надежные. Мы пошли по первой траншее от реки Ловать к первому флангу — осматривать передний край врага.

Шли, наверное, около часу. Потом со стороны противника внезапно началась ожесточенная ружейно-пулеметная стрельба. Может быть, заметил нашу группу или стрелял по своему плану. Мы легли на дно неглубокой траншеи. Стрельба усиливалась, стала сплошной, особенно со стороны Редцы.

Потом все стихло.

Подполковник Нейман ознакомил нас со всей системой обороны. Весь оборонительный участок полка требует большого солдатского труда, чтобы сделать его неприступным, не бояться огня неприятеля и не оставаться в долгу у него.

Из полка по дороге зашли на огневые позиции 14-го отдельного противотанкового дивизиона. Присели и начали беседу с артиллеристами. Солдаты сами стали рассказывать нам о прошедших боях, кто отличился, сколько танков подбили.

Около опушки стоял старшина и посматривал то на меня, то на солдата, отвечающего на вопросы. Я было пошел, но взгляд старшины заставил меня остановиться.

— Давно на фронте?

— С первых дней.

— Откуда родом?

— Воронежский, из села Калмыка.

— Так мы с тобой, оказывается, земляки!

Он широко улыбнулся.

— Выходит, что земляки. Я вас сразу узнал.

— Чей же ты будешь?

— Касаткина, сапожника. От вашего дома через два двора. Хорошо знал ваших братьев, а с Яковом Митрофановичем вместе воевали в гражданскую. Он же у вас моряк, прошел от Зимнего дворца до Черного моря, против Врангеля.

— Ну что же, а нам с вами теперь придется вместе воевать против гитлеровцев.

— Повоюем… И до Берлина дойдем.

Конечно, я тогда не думал, что мне придется участвовать в битве за Берлин, а тем более штурмовать рейхстаг, от Старой Руссы до Берлина нужно было еще пройти 2640 километров.

Расспросил земляка, как же воюет он? Оказывается, не посрамил воронежской земли. От его метких выстрелов сгорел не один танк врага. Сам он был дважды ранен, но после излечения вновь возвращался в родной дивизион…

Следующие два дня ушли на знакомство с расположением артиллерийских и специальных частей подразделений. Все артиллерийские батареи стояли на огневых позициях, поддерживая стрелковые части.

Специальные подразделения, где мы побывали через несколько дней — саперный и батальон связи, — расположились по берегу реки, а 108-я отдельная разведывательная рота в лесу, недалеко от КП.

Мы пошли туда в последнюю очередь. Не доходя до небольшого оврага, я увидел группу бойцов.

— Чем занимаетесь? — спросил я офицера.

— Готовимся привести в исполнение приговор военного трибунала.

— Над кем?

— Вон над ними, — он показал рукой на стоящих в стороне двух солдат. — За невыполнение приказа командира отделения в бою и проявленную трусость.

Приговор был суровый, но справедливый. Трусам, паникерам нет пощады на фронте. Они могли погубить сотни людей, сорвать любую операцию. И все же нужно было во всем разобраться. Для этого я вызвал прокурора дивизии майора юстиции Макарова. Посоветовались с комиссаром дивизии. И пришли к единому решению: заменить приговор искуплением вины в бою. Молодые ведь солдаты. Одному лет двадцать, другому — двадцать шесть.

На девятый день моего командования 182-й стрелковой дивизией командующий армией назначил день вручения боевых знамен полкам и отдельным частям дивизии. Одновременно было назначено вручение правительственных наград командирам и солдатам. День был, как по заказу, солнечный, теплый. Солдаты побрились, помылись в бане, подшили подворотнички. Выглядели по-праздничному.

К этому времени приехали приглашенные гости: командир 200-й дивизии Петр Ефимович Попов с комиссаром Василием Федоровичем Калашником, командир 26-й стрелковой дивизии Павел Григорьевич Кузнецов, он осуществлял оборону справа, командир 254-й стрелковой дивизии Павел Федорович Батицкий. С Павлом Федоровичем я окончил академию им. М. В. Фрунзе в 1938 году, вместе били фашистов. Это нас сблизило, и до сих пор мы с ним не расстаемся.

Вскоре пришли представители Военного совета 27-й армии: командующий генерал-лейтенант Федор Петрович Озеров, генерал-майор Иван Петрович Шевченко и полковник Яков Гаврилович Поляков.

Я вышел навстречу и доложил по форме. Затем был прочитан приказ. Первым получил знамя командир 140-го стрелкового полка подполковник Михаил Иванович Кротов. Принимая его, он стал на колено, поцеловал уголок полотнища.

— Клянемся не жалеть крови и самой жизни до полной победы над врагом!

За ним выходит на середину командир 171-го стрелкового полка подполковник Иван Иванович Нейман. Он также дает клятву беспощадно уничтожать оккупантов и гнать их с родной земли. За Нейманом вышел командир 232-го стрелкового полка подполковник Иван Григорьевич Мадонов, потом командир 625-го артиллерийского полка подполковник Василий Павлович Данилов.

Каждый из них, принимая знамена, клялся биться с врагом до полного освобождения Родины.

Затем выступил командарм Федор Петрович Озеров:

— Помните, дорогие товарищи, враг силен, но мы должны готовиться к наступлению.

После торжественного парада был показан концерт художественной самодеятельности.

С того дня началась моя работа в должности командира дивизии. Изучив оборону, я окончательно убедился, что стрелки и пулеметчики, находясь в первой траншее, почти не ведут ружейного и пулеметного огня по вражеским солдатам. Своим наблюдением поделился со своим заместителем полковником И. С. Неминущим.

— Как вы думаете, отчего молчат наши стрелки и пулеметчики, когда ведут огонь артиллеристы?

— Очевидно, не хотят обнаруживать себя и вызывать огонь противника.

— Правильно, но не хотят потому, что негде надежно укрыться от огня врага, нет глубоких с перекрытием окопов, нет траншей и ходов сообщения полного профиля. Нет и землянок для отдыха.

— Да-а, похоже, что так…

Вместе со штабом дивизии составили единый и согласованный план работы по укреплению оборонительного рубежа. Прежде чем приступить к выполнению его, провели совещание с командирами и комиссарами. Поставили целевую установку. Во всех ротах и батареях прошли партийные и комсомольские собрания. Была выпущена дивизионная газета с призывом: «Больше пота — меньше крови».

Рубили лес, готовили срубы для дзотов, блиндажей и землянок, сплавляли ночью по реке Ловать на передовую линию, где рыли блиндажи, траншеи и ходы сообщения. За первой позицией строили бани и укрытия для лошадей и машин. Командование дивизии и штаб находились на объектах с утра до ночи.

Как-то вечером подошел к группе саперов. Они готовили срубы, кто тесал бревна, кто строгал доски. Поздоровался, спросил:

— Трудно?

— Нет, мы привыкли к работе, — ответили почти в один голос.

— Покажите руки, — попросил я.

На руках краснели мозоли…

Старший сержант Георгий Исраелян смутился:

— Тяжело в работе, легко в бою.

Правильно ответил сержант, впоследствии ставший первым кавалером ордена Славы на Северо-Западном фронте.

К началу октября в основном закончили оборонительные сооружения и траншеи. В каждом полку на опасных направлениях построили опорные пункты. Оборонительный рубеж дивизии стал почти крепостью.

Я доложил командующему 27-й армией Федору Петровичу Озерову о готовности оборонительного рубежа к зиме. К нам приехали Озеров, Шевченко и Поляков. Они прошли по траншеям, побывали в землянках, блиндажах, осмотрели опорные пункты, бани, укрытия для машин и лошадей и одобрили работу. Дело в том, что раньше в обороне в среднем по дивизии теряли 4—5 человек убитыми и ранеными ежедневно, а теперь потерь почти не было. И второе: оживилась оборона, стрелки и пулеметчики смело стали стрелять по появляющимся целям. Солдаты в полный рост ходили по ходам сообщения без опаски. По очереди отдыхали в теплых и безопасных землянках в три-четыре наката.

В дзотах были установлены пушки и пулеметы. Солдаты сразу же подметили:

— Теперь немцам трудно подобраться к нашим позициям. Оборона хороша, а все же наступать лучше. Скорей война кончится.


Два года под Старой Руссой стояли насмерть советские воины. Направление стратегически важное: южнее — Москва, севернее — Ленинград. Здесь в этом районе в начале 1942 года советскими войсками была окружена 16-я гитлеровская армия, которой командовал фон Буш.

21 апреля 1942 года противнику удалось пробить узкий коридор и соединиться с демянской группировкой, закрепив свои фланги. Линия фронта стала напоминать кувшин, смятый с севера и юга, с узким горлышком — рамушевским коридором. Начались бои за ликвидацию коридора. Бои шли днем и ночью. Фашисты боялись оказаться в полном окружении, наши войска стремились закрыть коридор. Гитлер приказал командующему 16-й армией любой ценой сохранить демянскую группировку. Командующий, выполняя волю Гитлера, бросал в рамушевский коридор одну дивизию за другой. Многие солдаты и офицеры, попавшие к нам в плен, говорили: «Демянск — это маленький Верден». Фашистские солдаты назвали рамушевскую горловину «коридором смерти».

Гитлеровское же командование называло демянскую группировку пистолетом, направленным в сердце России.

Но как ни стремились фашисты прорвать оборону, это им не удалось. Наши бойцы обескровили 16-ю армию. Особенно большие потери фашисты стали нести, когда наши части построили непреодолимую глубокоэшелонированную оборону, а на первой позиции — опорные пункты и узлы сопротивления.

Как только мы закончили строительство оборонительных сооружений, перешли к активным действиям. Вся огневая система начала свою работу. Выделили по нескольку кочующих орудий в каждом полку. Они вызывали огонь противника на себя, а потом уходили на другую огневую позицию, в укрытие. Фашисты открывали огонь уже по пустому месту. Иногда, чтобы ввести противника в заблуждение, в стороне от огневых позиций оборудовались ложные позиции, где устанавливались макеты орудий и пулеметов.

В дивизии организовали снайперские курсы для всех видов оружия. Квалифицированных мастеров-снайперов было 117 человек и, кроме того, добровольцев охотников 587 бойцов, десятки отличных расчетов пулеметов и пушек. День ото дня рос боевой актив истребителей. Один из пленных немецких офицеров рассказывал: «За последние недели ночами не спим, начинается что-то страшное, что-то пугает, угнетает, страстно желаем, чтобы не сбылось, прошло мимо. Но они летят, бомбят… Переждав первый оглушительный грохот, стоны, крики: «Помогите!», испачканные кровью и грязью, не успеваем перевязать, убрать раненых, как появляются новые, а днем нельзя головы поднять — снайперы. Потери резко увеличились».

Снайперскому азарту поддались все, даже писари. Должен признаться, я — тоже. На НП оставались один-два офицера, а я уходил метров за двести-триста на берег Ловати.

Впереди нашей огневой позиции, перед Редцами, затаился в кустах знаменитый снайпер Захар Киля. Весь фронт его знал, все говорили о нем. Сто сорок четыре фашиста уложил.

Захар Киля, когда первый раз пошел на «охоту», пролежал в засаде более трех часов. Зорко вглядывался в заросли бурьяна сожженной деревни Редцы. Немцы как вымерли. Молодой снайпер начал волноваться, но вдруг показался фашист. Хоть и ждал этого момента Захар, но сначала растерялся. Выстрел — и гитлеровец грузно упал на землю. Снайперский счет открыт.

Как-то однажды на моем НП оказался известный снайпер Алексей Пупков. Сидели мы с ним рядом и наблюдали за поведением противника. Пупков мне рассказал о Захаре:

— Киля с Дальнего Востока. Когда весть о войне дошла до глухой нанайской деревушки Найхан, он не мог больше оставаться дома. Напутствуя сына, отец Данила, таежный охотник, сказал: «Ты умеешь бить белку в глаз, бей немца в самое сердце». Перед тем как идти в засаду, Киля совсем не спал. Сон никак к нему не шел. Он ждал, когда наступит утро.

Волнение новичка я заметил, спали с ним рядом. «Давай пойдем в засаду вместе», — сказал я однажды.

Быстро, стараясь не шуметь, не разбудить товарищей, оделись и вышли. В этот день Киля убил трех гитлеровцев. Вечером он писал отцу письмо: «Я выполняю твой завет, по моему счету четыре фашиста».

…День ото дня росло мастерство снайпера Захара Кили, все грознее становился он для фашистов. В листовках, которые сбрасывались с самолетов, враги рисовали его чуть ли не Иваном Поддубным — русским богатырем с могучими мускулистыми руками. А он был безусым, хрупким пареньком. И чего только не писали в листовках о Захаре! «Знаем вашего снайпера, не такой уж он у вас неуязвимый», — тешили себя надеждой захватчики. Однако бояться его не переставали. И неспроста. Виднеется ли на равнине куст, стоит ли подбитый танк или возвышается где едва различимый бугорок — отовсюду летят меткие пули.

Десятки охотников-добровольцев открывали личные счета истребленных немецко-фашистских оккупантов.

Скоро всему фронту стали известны имена классных мастеров снайпинга — Захара Кили, Шахмурата Абдулаева, Мельвы Курашвили, Жадова, Виноградова, Царицына, Лисина, Зайцева, Хасанова, Латокина, каждый из них истребил более сотни фашистов.

Особенно выделялся знатный снайпер, неутомимый мститель за погибшего отца Алексей Пупков. Его любимыми словами были: «Если сегодня снайпер не убил оккупанта, как может он спокойно спать?»

Захар Киля был награжден орденом Ленина. Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР был помещен на первой странице газеты «В бой за Родину». А под Указом стихотворение Николая Шатилова, посвященное герою Килю. Заканчивалось оно так:

В мороз и дождь, в метель и вьюгу,
В часы затишья, в жаркий бой,
Когда ревет металл над лугом,
Горит к фашистам гневом сердце,
За слезы, кровь, за дикий гнет
Горячей пулей подлых немцев
Нанаец Киля в сердце бьет.
Пусть орден грудь его украсит
И в новый славный бой ведет,
За нашу землю и за счастье
Сведет с врагом он грозный счет.
Николай Шатилов не однофамилец, а мой родной племянник. Моя мама Степанида Трофимовна взяла его в 1921 году четырехлетним мальчиком в нашу семью, где он воспитывался четырнадцатым ребенком. Во время войны сражался с фашистскими захватчиками под Ленинградом, воевал на Северо-Западном фронте. Его стихи, статьи, рассказы, очерки часто появлялись в газете и всегда привлекали внимание солдат.

Наступала осень, дождило, часто туман затягивал весь передний край.

Однажды перед самым рассветом вместе со мной на НП пошли Островский и Курбатов. Мы пробирались в темноте подлеском, ориентируясь в основном по дальним вспышкам ракет переднего края врага. Ракеты взлетали то в одном, то в другом месте на всей линии немецкой обороны. Ночная тишина то и дело всплескивалась отрывистыми пулеметными очередями: по ночам фашисты методично несколько минут обстреливали наш передний край.

Перешли глубокий овраг, где растянулась вторая позиция, поднялись, прошли метров триста напрямую к НП. В теплой землянке сидели снайперы, обогревались, сушились, о чем-то разговаривали. Когда мы вошли, все встали.

— Садитесь!

Киля сидел на краю скамейки у раскалившейся докрасна печки, сушил мокрую одежду.

— Ну и погодка! Хоть отдохнете, — произнес я.

— Нет дела рукам, нет веселья, — ответил за всех старший сержант Захар Киля и сам улыбнулся, закрыв узкие глаза. — В тайге, — продолжал он, — тот не охотник, кто пережидает погоду и сидит дома.

— Но что можно сделать, если дождь полосует, туман закрыл весь передний край? — спросил Алеша Пупков.

— Дождь, туман — это хорошо. Пробрался поближе к противнику и выжидай, — не унимался Захар.

Качают головами бойцы и не понимают старшего сержанта. Понять Захара им трудно, логика его рассуждений подкреплялась его личным опытом.

Ждали из поиска группу разведчиков. Начальник разведки майор Зорько, рослый темноволосый красавец лет двадцати трех, войдя и не заметив меня, спросил капитана Авдонина:

— Еще не пришли?

— Нет, — тихо ответил тот и кивнул в нашу сторону.

Зорько извинился.

Вскоре появился старший сержант Михаил Процай, командир взвода из разведроты дивизии. Совсем юный, глаза голубые, живые. О нем говорили, что он ночью видит, как днем, и сам он этого не отрицал. И все же по виду трудно было представить, что это один из лучших разведчиков. Его знал не только начальник разведывательного отдела армии полковник Яков Никифорович Ищенко, но и сам командующий. А разведчики ласково звали его Мишей.

Войдя в блиндаж, он приложил ладонь к пилотке и негромко доложил:

— Задачу выполнили, — и отошел в сторонку, к дверям, пропуская пленного. — Это его письма, — протянул Процай конверт переводчику лейтенанту Бейлину.

Тот стал читать:

— «…Днем нельзя показаться из блиндажа или окопа, потому что русские снайперы наблюдают, как дьяволы. А ночью над нашими головами работает авиация. Если не убьют и не ранят, то через месяц попадешь в сумасшедший дом».

Снайперы переглянулись.

Бейлин стал допрашивать пленного, а я обратился к командиру взвода Продаю:

— Как же вам удалось в такую непогоду взять его?

— Мы почти двое суток выжидали. Сам на нас напоролся.

— А правда ли, что ночью видите не хуже, чем днем?

— Зрение у меня хорошее, — улыбнулся старший сержант.

Пленного увели в штаб.

Наступал рассвет. Сизый туман обволакивал болота, овражистые поля, плыл над новгородской землей.

Снайперы скрылись в тумане, уйдя на задание. Ушли и разведчики. Где-то послышался гул самолета…

— И нам пора, — решил я.

Только поднялся на взгорок, как заморосил дождь. Островский стал вспоминать первые дни войны на Северо-Западном фронте, как они отходили, переправлялись через реку Ловать осенью 1941 года.

Потом спросил:

— Почему наш фронт до сих пор не закроет и не уничтожит демянскую группировку? Как-то мне непонятно. Ведь пытались, и не раз пытались, то в одном направлении, то в другом перехватывать рамушевскую горловину, но безуспешно. А мне кажется, могли бы сосредоточить на одном узком участке сильную группировку, обеспечить всем необходимым и нанести удар с двух сторон, с севера и юга.

— Трудно сказать и решать за фронт. Надо знать обстановку. А мне не все известно. А потом нужно учитывать особенности местности. Ведь там нет дорог, много рек, озер с зыбкими торфяными берегами. Все это создает трудности в проведении наступательных операций. Видно, время не пришло…

— Верно, — не унимался Островский, — но иногда были операции поспешнее, не учитывали трудности, не давали времени командирам на подготовку и не спрашивали их, а только требовали наступать.

Действительно, 200-я стрелковая дивизия пришла с Урала укомплектованная по штату, обученная. Выгрузилась из вагонов и пошла в район сосредоточения, восточнее Поддубья. Весна, дожди, дороги раскисли, с большим трудом передвигались солдаты. Машины остались на месте. Все, что можно было положить на повозку, взяли с собой, а остальное имущество сложили в кучку около станции разгрузки. Дивизия не дошла еще до района сосредоточения, как получила приказ — наступать на Рамушево с задачей перекрыть рамушевскую горловину. Командир дивизии полковник К. П. Елшин собрал командиров полков и отдал устный боевой приказ. Машинистка Мария Кубатько отпечатала тут же текст приказа на машинке, а начальник оперативного отделения Акчурин разослал его по частям. Ни командир дивизии, ни командиры полков и батальонов не успели произвести рекогносцировку и отработать взаимодействие, а артиллеристы не пристреляли орудия по целям. С большим опозданием батальоны вышли на исходные для атаки. И только к вечеру с большими потерями ворвались в первую траншею врага, и завязалась кровопролитная схватка.

Вечером полковник Елшин доложил командующему армией и попросил два дня на подготовку, подослать снаряды, но ему отказали.

Так продолжалось две недели непрерывных боев с утра и до вечера. Потом дополнительно ввели 127-ю и 144-ю отдельные стрелковые бригады. И все вместе с 200-й дивизией освободили Присморжье, Александровку, вышли к селу Рамушево, а дальше последовали контратаки врага. Хоть и узкий коридор, но он остался. Противник имел связь с демянской группировкой. Транспорт передвигался под нашим обстрелом.

После посещения Северо-Западного фронта генерал-лейтенантом Василевским операции по ликвидации рамушевского коридора прекратились, и мы перешли к активной обороне. Днем стреляли из всех видов наземного оружия, а ночью вылетали бомбардировщики По-2. Проводили разведку боем на различных участках местного значения, улучшая свои позиции. Действовали внезапно для врага, наносили ему потери и уходили в свои глубокие траншеи.


Во второй половине дня дождь перестал сыпать, хотя ветер дул с реки холодный. Мы попили чаю, отдохнули, поднялись опять на вышку. Теперь уже хорошо просматривался передний край противника, особенно резко выделялась высотка 32,3 с сильно укрепленным ротным опорным пунктом. Она вдавлена в нашу линию обороны. Противник с него просматривает и обстреливает нашу первую позицию. Высотка невелика, не на каждой карте даже значится. Если бы вот не эта поляна и болотце перед ней, то невозможно было бы на местности отличить от других таких же высоток, но она важна в системе обороны для противника и для нас.

Я обратил на нее внимание, еще когда принимал оборону от генерала Корчица. И тогда подумал: ее надо отбить у фашистов.

К вечеру на НП пришли начальник штаба полковник С. П. Тарасов, командующий артиллерией дивизии полковник И. П. Добылев и начальник разведки майор В. И. Зорько. Они поднялись на вышку, рассматривали высотку 32,3. И все мы пришли к единому решению — брать высотку. Эта задача была поставлена командиру 140-го полка Кротову, придали ему две батареи противотанковых пушек и одну 120-мм минометов. Кроме того, вся артиллерия дивизии была в готовности поддержать батальон Казакова, который должен был атаковать высотку.

На подготовку было отпущено три дня. Разминирование проходов возложили на командира 201-го саперного батальона капитана В. И. Гончарова.

Роты вышли на исходное положение в первую траншею.

День был пасмурный и дождливый. В траншеях хлюпала вода. После сильного сосредоточенного артиллерийского и минометного огня по ротному опорному пункту врага выскочили из траншей стрелки и пулеметчики и побежали в атаку. Противник не ожидал такого натиска и отошел.

В этом бою фашистский связной перебежал на нашу сторону. Его остановили солдаты Рипка и Петров, привели на НП. Он рассказал, что 56-й егерский полк был поднят по тревоге. Командир полка подполковник Гахтельн прибежал на передовую, чего с ним никогда раньше не случалось…

Расчет на внезапность оказался верным. Немцы действительно не ожидали атаки в такую ненастную погоду. Все они отдыхали в блиндажах около натопленных печек.

На высотке захватили несколько пленных, четыре пулемета, две пушки, четыре миномета и полсотни автоматов. Но главное, что высотка осталась у нас, и фронт обороны выровнялся… Потери были и у нас, правда, небольшие. И как всегда, самоотверженно действовали медики.

Помню, 4 ноября вечером мне доложили: в санчасть 232-го полка поступил тяжело раненный И. С. Козлов с застрявшей между берцовой костью и мягкими тканями миной. Раненый и окружающие находились в исключительной опасности: одно движение — и взрыв. Военный врач 2-го ранга А. П. Козьмин решил сделать операцию на месте, которую можно было сравнить с атакой на стреляющий пулемет противника. Решил, несмотря на отсутствие хирургических инструментов для сложного рассечения. В помощь ему вызвался военврач 2-го ранга В. М. Гашкер. С большим самообладанием и мужеством они произвели удачную операцию, извлекли мину. Раненый, находившийся уже в безопасности, немедленно был отправлен в медсанбат.

Вскоре мы получили Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 года об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии. Яков Петрович Островский стал моим заместителем по политчасти, но роль и задачи почти не изменились, и авторитет его нисколько не пострадал. Человек он глубоко партийный, чуткий и понимал задачи дня. Как начали с ним работать согласованно и дружно, так и продолжали. Это сказывалось и в большом, и в малом.

Как-то раз ранним утром мне пришлось идти с ним по траншее мимо наблюдателя. Наблюдатель доложил:

— Товарищ полковник! Сектор наблюдения: справа — отдельное дерево, слева — высотка с обгорелым штырем. За мое дежурство передвижения противника не обнаружено.

Доклад был четок, но чувствовалось какое-то уныние в голосе. Островский тут же обратился к комбату Е. С. Назаренко:

— Дай-ка распоряжение заменить его.

Мы пошли в землянку. Я присел к печке. От нее так и веяло жаром, запахом смолы, а тут еще солдат подбросил сосновых шишек. Явился боец, разделся, на груди блеснул орден Красного Знамени. Я тут же подумал: «Заслуженный воин — храбрый».

— Садитесь! — сказал Островский и вынул пачку папирос «Казбек». — Закуривайте!

Солдат взял папиросу, но курить не стал.

— Как живете? Не переводится ли табачок?

— Все нормально, живем в тепле, — и притих.

— А чего так грустен?

— Да вот дома… — Солдат смутился.

— Что дома?

— Жену посадили.

— За что?

— Просо взяла с колхозного тока. Дети остались одни…

— Ну, что делать будем? — спросил меня Островский.

— Попробуем разобраться, — пообещал я.

Придя на КП, вызвал прокурора дивизии майора юстиции Макарова, посоветовались и написали ходатайство прокурору и секретарю райкома. Вскоре пришел ответ: женщину освободили. Какая была радость для солдата…

Октябрьские дни стояли солнечные, прекратились дожди и туманы, появились вражеские самолеты, того и гляди начнут бомбить железнодорожный мост через Ловать — единственную переправу дивизии в тыл.

Мы с Островским вышли из блиндажа на берег Ловати. Вдруг из-за леса показался самолет, не успевший сбросить авиабомбы на мост, его отогнал наш «ястребок». А тут как тут зенитная батарея дивизии из шести стволов залпом дала по вражескому бомбардировщику. Он оказался среди дымных облачков — разрывов, повернулся набок и вскоре врезался в землю недалеко от нас — последовал взрыв. Все зенитчики выскочили из своих блиндажей, с радостью обнимали наводчиков.

Эти дни были тяжелые для страны, вражеские войска наступали на Сталинград, на Кавказ. По всему Северо-Западному фронту активизировалась оборона на земле и воздухе, истребляли тысячи гитлеровцев, наносили огромный урон им в живой силе и технике — это была наша помощь сталинградцам. Сковывали крупные силы врага и не только не дали перебросить ни одного соединения отсюда на юг, но гитлеровцам пришлось пополнить группу войск «Север» и особенно противостоящую нам — 16-ю армию.

Политотдел, партийные организации проводили беседы среди солдат под лозунгом «Окажи помощь сталинградцам, уничтожай днем и ночью фашистов, не допускай, чтобы отсюда перебрасывали войска на юг». Солдаты и офицеры проявили исключительную стойкость, мужество и героизм, не щадили своих сил, крови и самой жизни.


…Зима 1943 года началась с мягких морозов, которые, день ото дня усиливаясь, сковывали льдом болота, ручейки, а затем и глубокую Ловать. По льду шли на лыжах солдаты, по снегу тащили сани к передовой. Как-то утром я вышел из блиндажа на берег и заметил спускающегося к реке на лед своего заместителя Иллариона Северьяновича Неминущего. Он подошел к проруби, разделся, опустился в ледяную воду. У меня пробежали мурашки по телу. Он окунулся, вылез из воды, не спеша накинул тулуп на плечи и медленно побрел в блиндаж.

За морозами начались метели со снегопадом, которые продолжались ежедневно. Солдаты на передовой в эти дни вставали рано, принимались очищать от снега траншеи и ходы сообщений. К нам тем временем поступало теплое обмундирование.

Труженики тыла позаботились о нас, фронтовиках, чтобы мы могли воевать при любом морозе.

Задолго до наступления холодов население городов и сел Советского Союза развернуло широкую кампанию по сбору теплых вещей для Красной Армии. Трудно было найти семью, которая не послала бы свои подарки бойцам. Тут были теплые вещи и продовольствие, фрукты и вино, папиросы и различные лакомства. С большим волнением читали бойцы коротенькие, но выразительные письма, вложенные в пакеты с подарками. Незнакомые люди призывали бойцов к подвигам во славу Родины, к решительному и беспощадному истреблению немецко-фашистских оккупантов.

Подарок с письмом получил и я из Пермской области. В нем были шерстяные варежки, кисет с табаком, бутылка вина и письмо: «Товарищ комдив, гоните немцев, скорее освобождайте Родину и возвращайтесь домой». Почерк был детский, лист бумаги вырван из ученической тетради.

До начала морозов и метелей были построены землянки на каждое отделение с двумя-тремя накатами. В землянках были нары для отдыха, на них лапник и сухая трава. На середине землянки стояла печка из цинкового ящика от патронов. Вверх протянута железная труба, снаружи замаскированная ветками. Печка, раскаляясь, нагревала землянку. На стене две полки — одна для котелков и ложек, другая для туалетных приборов. Жили солдаты по-фронтовому. От землянки тянулся так называемый «ус» — ход сообщения к первой траншее. В случае тревоги солдаты бежали на свои места и располагались в боевом порядке.

Днем в первой траншее оставались наблюдатели. Каждый из них имел свой сектор и следил за противником. Обо всех перемещениях противника немедленно докладывалось.

Нас стали посещать фронтовые и армейские бригады артистов, театров и эстрады Москвы, Ленинграда, Перми и других городов. Своими выступлениями они поднимали настроение воинов дивизии. Одна из таких групп, возглавляемая известным эстрадным артистом Аркадием Михайловичем Громовым, в составе двенадцати человек приехала к нам в дивизию. Выступили в дивизионном клубе. Тогда впервые увидели танцевальный дуэт Бориса Сабинова и Елизаветы Васильевой. После выступления бойцы тепло проводили Аркадия Громова, Елизавету Васильеву, Ольгу Кофман, Галину Тину, Бориса Сабинова, Николая Голубенцева, Владимира Мимича. А главное, мы убедились в необходимости создать художественную самодеятельность в дивизии.

Мы послали начальника политотдела дивизии С. Е. Левина в Москву. Он привез добровольцев из училища им. Глазунова. Из них сразу привлекла к себе внимание Алла Белявская. Несмотря на то что была молода, сразу показала себя хорошим организатором. Вскоре к нам прибыл солист певец Твердохлебов Петр Афанасьевич из ансамбля А. В. Александрова. Потом неожиданно в самодеятельность пришла девчонка Зоя Лапиня, исполнительница народных песен. Ее любимые песни «Когда я на почте служил ямщиком», «Вот мчится тройка почтовая» всегда просили исполнить на «бис».

В самодеятельность стали записываться бойцы и офицеры, и теперь короткие часы досуга стали для всех праздником, повышали настроение, помогали воевать.

НА ГЛАВНОМ НАПРАВЛЕНИИ

Шел обильный снег, которым бы в пору только любоваться, но сейчас он был некстати. Дороги завалило, движение колонны нашей дивизии стало медленнее.

Я ехал на лошади, утопающей по самое брюхо в сугробах. Время от времени останавливался, и мой ординарец Широков брал поводья лошади, а я шел рядом с солдатами, беседовал. По разговору чувствовалось, у них было бодрое настроение. Это меня радовало, быстрее достигнем намеченного пункта.

Готовилось большое наступление. Войска сосредоточивались под Старой Руссой. Продвигалась туда и наша 182-я стрелковая дивизия. Шли днем и ночью, лишь изредка делая небольшие привалы. Идти было нелегко, внезапно поднялась пурга, дорогу замело.

Мне стало известно, что в 27-й армии произошла смена командующего. Вместо Ф. П. Озерова назначили генерал-лейтенанта С. Г. Трофименко, нам, командирам дивизий, он был незнаком. Замена произошла перед большим наступлением. Какой у него подход к нашему брату командиру дивизии? Мы привыкли к Озерову, он был строгим, требовательным, но в обиду никого не давал. Озеров знал оборону противника до полка, а на некоторых участках и до батальона. Как-то нам будет с Трофименко?

До места сосредоточения осталось километров сорок. Меня и командующего артиллерией дивизии полковника Добылева по рации вызвали в штаб армии.

Вот и блиндаж командующего. Здесь уже собрались командиры дивизий. Через несколько минут к нам вышел генерал Трофименко, со всеми поздоровался за руку.

На заседании Военного совета армии план операции доложил начальник штаба генерал Лукьянченко. В заключение выступил командующий и более подробно уточнил задачи каждой дивизии. Трофименко показался мне в военном отношении человеком грамотным.

На другой день командующий произвел рекогносцировку и уточнил задачу каждому командиру дивизии на местности.

Наша 182-я дивизия должна была наступать на главном направлении. В полосе наступления сильно укреплена немецкая оборона. Были построены доты, дзоты, блиндажи, траншеи. Передний край освещался ночью ракетами и прожекторами. Подступиться невозможно. Нам же необходимо перед наступлением уточнить последние данные о противнике.

Нужно было произвести разведпоиск: вскрыть систему огня и захватить пленного. Группу разведчиков возглавил политрук роты Иван Михайлович Виноградов.

Виноградов не однажды ходил в разведку. Совсем недавно за захват ценного «языка» был награжден орденом Красной Звезды.

Пятый день готовились разведчики к выполнению боевой задачи. Начальник разведки майор Зорько разработал план, предусмотрев в нем несколько вариантов действия разведчиков и двух стрелковых рот. Действовать решили в одиннадцать часов вечера, когда у фашистов меняют караулы и разносят кофе. Падал липкий снег. Кругом была тяжелая, сырая темнота. Первыми на траншеи выползли саперы. За ними цепочкой разведчики. Пока саперы делали проход в минных полях и проволочном заграждении, Виноградов, находясь впереди с саперами, определил, откуда фашисты бросают ракеты.

В 23.00 проход был сделан, и разведчики скрылись в ночной темноте.

В намокших маскхалатах медленно крались они к намеченному дзоту. Останавливались, замирали, вжимаясь в землю, когда в небо взвивалась ракета.

Вот и дзот. Внутри громко смеялись, кто-то пиликал на губной гармошке…

Вся группа одновременно ворвалась в дзот. Захватили пленного, забрали нужные документы. Гитлеровцы настолько были ошеломлены, что ни один из них не выстрелил. И только при отходе разведчиков из соседнего дзота застрочил пулемет. Поднялась беспорядочная стрельба.

Я приказал полковнику Добылеву прикрыть разведчиков заградительным артиллерийским огнем. Противник в свою очередь открыл ответный бешеный огонь.

Были тяжело ранены рядовые Барабаш и Николаев, но от своей группы они не отстали.

Врач-хирург удивлялся потом:

— Не понимаю, как они могли ползти?

Задача была выполнена.

Противник около двух лет строил и укреплял рубеж обороны от Старой Руссы до Рамушева, создал почти неприступный узел сопротивления в селе Пенна. В Пенне немецкий гарнизон состоял из батальона пехоты, одного артиллерийского дивизиона, трех минометных батарей.

Согласно боевому приказу командующего 27-й армией генерал-лейтенанта С. Г. Трофименко дивизия прорывает оборону противника на участке Черикава — Пенна и овладевает западным берегом реки Парусья, а в дальнейшем выходит на Полисть.

Еще и еще раз проверяю: готовы ли части к большому наступлению, к изнурительным боям в лесах, болотах, хватит ли офицерам умения, чтобы быстро, хорошо ориентироваться в лесу. Дивизия долгое время находилась в обороне, для многих это было первое наступление. Как поведут себя командиры? Снова мысленно взвешиваю качества каждого из них.

Михаил Иванович Кротов, командир 140-го стрелкового полка, спокойный и уверенный в себе. Он кадровый военный, грамотный, полком командует давно, но в обороне. Комбаты у него испытанные. Особенно выделялись Анатолий Андреевич Казаков и Василий Иосифович Лейпунов — оба умные и храбрые командиры. Их батальоны поставили в первом эшелоне.

Командир 171-го полка — Иван Иванович Нейман. Командует полком больше года. Бесстрашен, инициативен. В полку его любят за личную отвагу. Люди готовы идти за ним в огонь и воду. Все три его комбата люди сильные, проверенные в боях. Наиболее опытный из них — Микеров.

Командир 232-го полка подполковник Иван Григорьевич Мадонов, настоящий мастер общевойскового боя. Опытный, смелый и решительный. В полку к нему относятся с уважением.

Мои размышления прервал начальник штаба дивизии полковник Тарасов.

— Получена шифровка, — докладывает он. — Двадцать третьего февраля в десять часов утра атака.

— Ясно.

Отдаю все необходимые распоряжения по наступлению и еду на наблюдательный пункт. Он размещается в лесу. Но из блиндажа просматривается только расположение 140-го стрелкового полка. Чтобы видно было все, нужно лезть на дерево, там оборудован наблюдательный пост, от пуль защищен броней.

На НП находилась вся наша оперативная группа: заместитель по политчасти полковник Островский, начальник оперативного отделения майор Пташенко, начальник разведки майор Зорько и командующий артиллерией полковник Добылев.

Ночь темная. Тишина. Лишь время от времени, как обычно, со стороны противника раздавался орудийный выстрел. Ему вторил выстрел с нашей стороны, да изредка прорезали воздух короткие пулеметные очереди.

Интересно, знали ли немцы о том, что мы приготовили для них наутро, установила ли что-нибудь их разведка?

Противник, почувствовав нависшую угрозу, 17 февраля начал поспешно отводить соединения 16-й армии из демянского «котла» через рамушевский коридор.

В 8.20 в серое, еще не успевшее поголубеть небо разом взметнулись зеленые ракеты. Обвальный грохот обрушился на землю — дали залп гвардейские минометы. Затем последовал мощный артиллерийский огонь, открыла шквальный огонь пехота. За две минуты до окончания артналета пехота дружно двинулась вперед, ломая сопротивление врага, ворвалась в сильно укрепленный узел сопротивления Пенну.

Взвод под командой старшины Алексея Пупкова, знаменитого снайпера, пробежав по траншеям, свернул в ход сообщения и вскоре уперся в дверь блиндажа. Рванув ее, старшина с пистолетом в руке влетел в блиндаж. Начальник гарнизона Пенны рассматривал карту.

— Хенде хох! — крикнул Алеша.

Гитлеровец схватил со стола свой пистолет, но Пупков опередил его выстрелом.

В штабе батальона Пупков со своим взводом уничтожил двадцать шесть фашистов и троих взял в плен.

Батальоны Казакова и Лейпунова очистили первую и вторую позиции, ворвались в Пенну. Противник в панике бежал за реку в лес, но затем перешел в контратаку. И в этот тяжелый момент подошли танки 32-го танкового полка. Командир полка подполковник Скиданов шел в атаку впереди боевого порядка на своем танке. Прямым попаданием снаряда сбило ствол пушки, но танк не остановился… Скиданов выскочил прямо на гитлеровскую цепь контратакующих. За ним повернули все машины его полка. Сам Скиданов раздавил три пушки, два миномета, пять пулеметов и уничтожил до тридцати фашистов. Танковый полк сорвал контратаку врага и дал пехоте возможность успешно продвигаться в глубь обороны противника.

Экипаж Дорофеева уничтожил три пушки, разрушил три блиндажа и расстрелял из станкового пулемета до тридцати фашистов. Экипаж младшего лейтенанта Усатого раздавил гусеницами два орудия, два пулемета и уничтожил больше десятка гитлеровцев. Особенно отличилась 1-я рота старшего лейтенанта Бейшара, уничтожившая два орудия, минометную и пулеметную роты.

Противотанковая батарея старшего лейтенанта Коровко наступала вместе с пехотой, поддерживала своим огнем батальон Казакова и вместе с ним ворвалась в Пенну. Вскоре командир батареи Коровко и командиры орудий Шумов и Облимов были ранены. Коровко заявил: «Я остаюсь в строю». Его примеру последовали командиры орудий Сафин, Шумов, Облимов. Батарея уничтожила восемь пулеметных точек и два миномета противника. Сам Коровко, раненный, целые сутки командовал батареей.

В Пенне был серьезно ранен автоматчик Абрафитов. Уничтожив фашиста и захватив пулемет с патронами, он установил его в кустах и, как только немцы начинали перебегать дорогу, очередью клал их на землю. Так Абрафитов продержался около часа, пока на помощь не подоспела разведывательная рота дивизии и оседлала дорогу Старая Русса — Пенна. Абрафитова перевязали и отправили в санчасть.

К вечеру немцы перешли в контратаку против разведроты. Капитан Виноградов упредил их действия и решил выслать одну группу в тыл противнику, а второй группой перейти в атаку. Немцам показалось, что их окружают. В панике с большими потерями они откатились в лес. Разведрота успешно прикрыла правый фланг 140-го стрелкового полка.

На другой день с утра, чтобы развить успех, мы посадили десант на танки под командованием старшего лейтенанта Петра Шлюйкова. Десантники ворвались в траншеи противника, заняли рубеж за Пенной. Враг перешел в контратаку. Но бойцы не отступили. Завязался неравный бой. Горстка героев не подпустила фашистов к дороге. Сам Петр Шлюйков был тяжело ранен, но самоотверженно продолжал руководить боем, истребил лично двадцать восемь гитлеровцев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР старшему лейтенанту Петру Шлюйкову было присвоено звание Героя Советского Союза. Член Военного совета Северо-Западного фронта генерал Боков вручил ему Золотую Звезду и орден Ленина в госпитале.

Тяжело было и на участке, удерживаемом 232-м полком Мадонова. Немецкие танки местами приближались к нашим позициям метров на пятьдесят-шестьдесят, но, настигнутые бронебойными снарядами батареи старшего лейтенанта Скворцова, останавливались.

Противник цеплялся за каждый бугорок. Бой длился до позднего вечера. Немцы предприняли до двадцати атак, но все они захлебнулись. Потери у врага были огромны. Один из пленных рассказывал: «В 9-й роте 30-го пехотного полка было сто сорок пять человек, а к вечеру оставалось только двадцать пять. В 7-й роте осталось двенадцать человек».

При взятии Пенны мы захватили склады с боеприпасами и продовольствием, мотоциклы, орудия, станковые пулеметы, автомашины. Немцы не предполагали, что гарнизон Пенны вместе со штабом батальона может оказаться в наших руках. Село Пенна и дорогу Старая Русса — Рамушево они особенно укрепили и даже командиром батальона поставили эсэсовца. Он пользовался особым доверием у командующего 16-й армией и слыл требовательным к подчиненным. Гарнизон дрался, подобно смертникам, — до последнего вздоха. Пленный унтер-офицер Никкель рассказал на допросе, что немецкие офицеры внушили солдатам, будто русские всех военнопленных сначала мучают, а затем убивают.

Преследуя отходящего противника, 11-я армия вышла к реке Ловать и овладела Рамушевом. А 28 февраля войска фронта ликвидировали демянский плацдарм, который враг упорно удерживал полтора года.

Под натиском войск Северо-Западного фронта немцам не удалось закрепиться на выгодном рубеже у реки Ловать. Их отбросили на западный берег реки Редья.

Описывая ход боя за Пенну и ликвидацию рамушевского коридора, я, естественно, не мог назвать всех, проявивших мужество и отвагу. Весь личный состав 182-й стрелковой дивизии показал высокий наступательный порыв и массовый героизм. Раненые не уходили с поля боя, после перевязки возвращались в строй.

Четко и оперативно работал штаб дивизии под руководством полковника Сергея Петровича Тарасова.

Командир 140-го полка подполковник М. И. Кротов и его заместитель по политчасти С. И. Дуров награждены орденами Красного Знамени. Командир 232-го полка подполковник Иван Григорьевич Мадонов, комбат Анатолий Казаков — орденами Александра Невского. Пулеметчик Семенов при наступлении выдвинул свой пулемет вперед на фланг стрелковой роты и обеспечил ее успешное продвижение, при этом уничтожил три пулеметных расчета противника. Вскоре был ранен, но командовал расчетом до конца боя. Награжден орденом Красного Знамени.

За храбрость и мужество старшина Алексей Пупков посмертно награжден орденом Красного Знамени, занесен навечно в списки своего 140-го стрелкового полка 182-й стрелковой дивизии.

Четко и слаженно действовали артиллеристы под руководством полковника Ивана Прокофьевича Добылева.

Задача, поставленная перед 182-й дивизией, была выполнена. Противник, зажатый с трех сторон в тиски, поспешно, с большими потерями выводил свои войска из «котла».

После того как гитлеровская армия потерпела под Сталинградом, а затем и на Курской дуге сокрушительные поражения и стратегическая инициатива перешла к нам, силы Советской Армии, ее удары по врагу нарастали с каждым днем. Фашистские войска растеряли свое преимущество и под ударами наших войск отступали.


Холодная зима 1944 года. В лесах и болотах Калининской области днем и ночью гремели бои. Противник укрепился на водных и высотных рубежах. Я к этому времени уже командовал 150-й стрелковой дивизией, которую принял 1 мая.

3-я ударная армия готовилась к новому и решительному наступлению на Латвию к Балтийскому морю. Необходимо было узнать о целях врага. Нужен был «язык». Кто доставит его? Выбор пал на взвод лейтенанта Бориса Юровского 175-й разведывательной роты. Хотя Юровский совсем молод, но он был уже опытным разведчиком, крепок и ловок, в полной мере сохранял в любой сложной обстановке спокойствие и напористость. В его взводе первым отделением командовал сержант Дорошенко, вторым — сержант Сергеев, третьим — сержант Морозов. Все разведчики во взводе были как на подбор, один одного храбрее. Не раз ходили в разведку и приводили «языков». Посылаем их. Через несколько часов после возвращения с наблюдательного пункта командир взвода Юровский докладывал:

— На высоте с кустарником дзоты противника, один из них намечен для захвата «языка».

До наступления вечерних сумерек пришел начальник разведки дивизии майор Коротенко и спросил разведчиков:

— Как настроение?

— В норме, — ответил Юровский.

— Все взяли? Ракетницу, аркан, фонари?

Коротенко был, как всегда, сдержан, хладнокровен и тактичен. Он коротко уточнил задачу по захвату пленного. И обратил внимание на взаимную выручку групп, непрерывную связь с начальником артиллерийской группы.

Наступила темнота. Разведчики покинули траншеи. Когда до намеченного блиндажа осталось не более ста метров, поползли.

Саперы-разведчики без звука прорезали в проволочном заграждении узкий проход.

Вглядывались в темень, напрягая слух, стремясь определить, откуда и как внезапно ворваться в блиндаж без потерь. Временами вспыхивали ракеты, тогда бойцы падали на снег.

Передний край переползли незаметно, теперь осталось добраться до блиндажа. Подползли ближе, в окне блиндажа увидели сверкающий огонек.

Начали действовать по намеченному плану. Два разведчика из отделения Сергеева без звука сняли часового, другие подкрались к двери блиндажа и рванули ее. За столом сидел младший унтер-офицер. Он не успел даже вскрикнуть, как его разоружили и связали.

Группа Морозова прикрывала отход. Неожиданно разорвалась мина. Вскрикнул сержант Сергеев.

— Ранило? — спросил Юровский.

— Да, но я пойду, я могу, — Сергеев держался за плечо рукой. Он шел со всеми, но постепенно стал отставать, спотыкался. Его подхватили и помогли идти дальше.

Этот день стал на фронте последним для Сергеева. Комсомолец был отправлен в глубокий тыл на излечение. Разведчики сожалели о нем. Он был опытным воспитателем комсомольцев-разведчиков и пользовался общим уважением среди личного состава разведывательной роты. Он всегда говорил, что разведчик должен быть опытным, грамотным, смекалистым, способным в любой сложной обстановке обмануть противника. Разведка в армии — основа успешного боя. После лечения Сергеев из госпиталя в дивизию не вернулся. Только через несколько лет, отдыхая в Сочи, я встретил его с женой…

Наша 150-я в общем потоке наступления с другими соединениями начала успешно продвигаться на запад, прошла с тяжелыми боями от Старой Руссы до Берлина. В огне ожесточенных боев приумножились славные боевые традиции солдат и офицеров дивизии.

В ЛАТВИИ

После прорыва обороны врага на рубеже севернее Пустошки начались бои за город Идрица. За успешное проведение Идрицкой операции 150-й стрелковой дивизии приказом Верховного главнокомандующего за № 207 от 23 июля 1944 года было присвоено наименование Идрицкой.

17 июля в 18 часов мы подошли к Прибалтике. Перед нашими частями — сплошные укрепления, траншеи и опорные пункты противника. Кругом леса, болота.

Дивизия обходила узлы сопротивления, не останавливаясь, не давала врагу закрепиться на выгодных рубежах. По дорогам, поднимая пыль, проходили грозно ревевшие танки, а за ними двигалась пехота и артиллерия. Противник, оставляя усиленные отряды прикрытия, уводил основные силы на запад. Несколько раз немецкая авиация пыталась бомбить наши части, но безуспешно — летчики у гитлеровцев были уже не те, что в сорок первом — сорок втором годах.

Освободив Резекне, войска 2-го Прибалтийского фронта взяли направление в сторону столицы Латвии. До нее было далеко, а пока прямо перед нами лежала Лубанская низменность. Командующий фронтом генерал армии А. И. Еременко поставил задачу пройти через болота в тыл к фашистам. Решить эту задачу поручили 150-й дивизии.

Большим испытанием для воинов нашей дивизии и особенно 674-го полка, которым командовал тогда М. М. Михайлов, стали бои на Лубанской низменности. Вокруг озера Лубанас много других озер и малых рек, непроходимых болот с глубокими топями, затянутыми жесткой плавучей травой, где не ступала нога человека. Немцы прикрывали лесные дороги и межозерные дефиле, рассчитывая, видно, что через топкую местность никому и нигде не пройти.

Не довольствуясь естественными преградами и мощью созданных укреплений, гитлеровское командование принимало меры к подъему морального духа своих солдат и офицеров. Новый командующий группы армий «Север» генерал-полковник Ф. Шернер обратился к ним со специальным приказом:

«Каждый метр земли, каждый пост защищать нужно теперь с горячим фанатизмом, — призывал он. — Мы должны зубами вгрызаться в землю. Ни одно поле битвы, ни одна позиция не должны быть оставлены без особого приказа. Наша родина взирает на вас со страдальческим участием. Она знает, что вы, солдаты северной группы, держите в своих руках судьбу войны».

Однако ни болота, ни фанатичное сопротивление гитлеровцев не смогли задержать воинов 150-й.

В ночь на 30 июля разведчики вместе с саперами двинулись вперед, отыскивая для дивизии наиболее выгодный путь и прокладывая гати для главных сил.

Начальник разведывательного отделения дивизии майор Коротенко выслал вперед роту. Повел ее опытный командир капитан Тарасенко. Разведчики стали на лыжи, сплетенные из лозы, и, отталкиваясь палками с большими кругами, направились в глубь болота.

Вот как об этом потом рассказывал командир взвода Николай Вильчик:

— Взвод мой оторвался от роты. Шли спокойно, смело. В зарослях ивняка на болоте было свежо, несмотря на июль, холодновато, и я разрешил раскатать скатки и надеть шинели. Густая темнота, кругом дефиле — узкий проход между возвышенностями, водными пространствами. Мертвая враждебная тишина. Мы поминутно прислушивались, соблюдая величайшую осторожность и маскировку.

Миновав самый трудный участок Лубанских болот, очутились в лесу. И тут ни звука. Мы крались через лес, зная, что опасность может возникнуть внезапно. Все молчали. Курить было запрещено.

Я шел со взводом, всматриваясь в темноту. Вперед выслали отделение Колоницкого — самых смелых и решительных разведчиков.

Я поставил задачу: незаметно проникнуть в расположение командного пункта фашистского полка.

Мы приближались к предполагаемому месту расположения штаба. Деревья стали реже, впереди все ярче светились огоньки из амбразур блиндажей. На востоке между тем посветлело. Где-то недалеко в этом районе располагался штаб полка гитлеровцев. Самое удобное время для операции, когда ночь на исходе. В это время часовых одолевает сон, бдительность их притупляется, да и темно еще, почти ничего не видно. Гитлеровцы молчали, значит, разведчики себя не раскрыли.

Сержант Колоницкий обнаружил часового, который шагал к кустам. Он был уже возле кустов, когда появился второй. Они ходили вяло, взад-вперед, навстречу друг другу. Постоят одну-две минуты и исчезают. Отделение залегло, бойцы прижались плотно к земле и внимательно наблюдали за часовыми.

Я оставил взвод на месте, а сам направился к Колоницкому. Кругом тихо, слышны только шаги часовых.

Мы обсудили с Колоницким дальнейшие действия, затем он с двумя разведчиками ушел вперед и вскоре исчез во мраке. Я лег и сквозь туман пристально смотрел туда, где скрылись разведчики, хотя в кустах уже никого не было видно.

Вернулся Колоницкий.

— Пора, — шепотом доложил он мне.

Я подал команду:

— По отделениям, на блиндажи. Вперед!

Все отделения молча двинулись по расчету на каждый блиндаж. Вскоре послышались взрывы, гранат и свист пуль. Гитлеровцы подняли беспорядочную стрельбу. Пули густо пронизывали воздух над головой. Но огонь был бесприцельный, потерь не было, и прикрывающая группа вступила в бой с противником. Молниеносность и организованность внезапного нападения обеспечили успех. Никому не удалось скрыться…

В то время я находился на командном пункте, расположенном на бугре возле хутора Мистрини. Отсюда можно было бы наблюдать за действиями нашей разведки и движением колонны. Но было темно. Единственной нитью, связывающей меня с полком, был телефонный кабель, который тянули за собой бойцы, а с разведывательной ротой связи не было. Бойцы под командованием Николая Вильчика, прекрасного разведчика, которого солдаты любили за храбрость и находчивость, захватили шесть пленных, в том числе двух штабных офицеров с ценными документами и картами, где были отмечены места обороны Лубанских болот.

До командного пункта дивизии доносились россыпь пулеметных и автоматных очередей, уханье минометов. Внезапность позволила разведывательной роте во главе с капитаном Тарасенко разгромить вражеский штаб. Командир гитлеровского полка утерял управление своими подразделениями.

За дивизионной разведкой потянулась цепочка воинов головного батальона, возглавляемая Федором Ионкиным, рядом с которым шагал проводник-латыш.

Это был мучительный, изнуряющий марш. Люди продвигались вперед шаг за шагом, где по колено, где по пояс в грязи, в воде, в топях. Минометы и станковые пулеметы перетаскивали на руках.

К рассвету полк Алексеева преодолел болота. Развернулся в боевой порядок и перешел в наступление. Батальон Ионкина вырвался вперед и вышел на опушку леса. Залегли в оставленных противником траншеях. Вслед за коротким артналетом над железной дорогой взвились зеленые ракеты — сигнал атаки. В ротах раздались пронзительные свистки. Послышались команды:

— Вперед!

Одновременно выскочили из окопов солдаты трех рот — Ковригина, Горшкова, Зорина. Командиры рот шли рядом с солдатами в цепи.

Взрывы мин, длинные пулеметные очереди нахлестом обрушивались на противника. Бойцы падали, вставали, бежали снова, стреляя на ходу. Противник, опомнившись от неожиданности, начал готовить контратаку, прикрывая ее шквальным орудийным и минометным огнем по боевым порядкам батальона Ионкина.

Обстановка осложнилась еще и тем, что Ионкин не знал о положении соседей.

Начальник штаба батальона Усачев доложил мне, что в соседних батальонах положение тяжелое. Атака захлебнулась, части отходили к опушке леса, фланг наш оставался неприкрытым.

Связавшись по телефону с командиром полка подполковником Алексеевым, Ионкин доложил:

— Шоссе и высотой с кустами полностью овладеть не могу.

— Товарищ Ионкин, ваш батальон выполняет серьезную задачу, задачу дивизии, и от вашего батальона зависит успех корпуса. Ясно?

— Ясно, — ответил Ионкин.

Алексеев в свою очередь доложил мне по телефону о создавшейся обстановке.

— Держись во что бы то ни стало!

А командующему артиллерией дивизии Максимову я приказал ударить по артиллерии противника, сосредоточившейся в районе Лошки. Группа гвардейских минометов открыла огонь по скоплению пехоты, готовившейся к очередной атаке. Распорядился также, чтобы начальник штаба дивизии Дьячков немедленно организовал команду для доставки боеприпасов полку Алексеева.

После боя стало известно о героизме санитарки батальона Маши Атамановой, которая, зная, что на высоте раненые, потребовала наряд солдат.

— У меня нет ни одного солдата, все в бою, — ответил Ионкин. — Стихнет бой — вынесем, — и прильнул к окулярам бинокля.

Санитарка ушла.

Вскоре Усачев заметил, что на бруствере показалась санитарка. Ионкин вроде даже растерялся от такой дерзости, но тут же стал готовить батальон в атаку.

— Старший лейтенант Щербаков! Отсекай пулеметным огнем противника, — показал он рукой на фашистов.

Фонтанчики пыли возникли недалеко от окопа, где лежала в кустах Маша с раненым. Было видно, как она наклонилась над ним. В этот момент из кустов выскочили три фашиста с автоматами и бросились к ней. Ей они были не видны…

Под прикрытием артиллерийского огня батальон перешел в атаку на высоту. Первым вспрыгнул на бруствер Ионкин, побежал, крича что-то, и исчез в дыму. За ним последовали солдаты, на бегу стреляя из автоматов.

По земле перекатывались огненные смерчи… Дым, пыль… Люди бежали по скатам высоты. Несколько бойцов бросились к Маше.

Фашисты не ожидали такого сильного и внезапного удара. Гитлеровцы заметались между деревьями, спасаясь от пуль и осколков. Около восьмидесяти солдат сдались в плен…

На многих участках фашисты сражались с отчаянием обреченных, бросались в одну контратаку за другой. Подходил 756-й полк. Вступили в бой части 207-й дивизии. Это давало возможность нашей дивизии наступать в глубь обороны противника, окружая и уничтожая его подразделения. Шло полное освобождение Лубанской низменности от неприятеля. Фашисты пробивались на запад, отходя на новые оборонительные рубежи к реке Айвиексте…

Много подвигов совершила 150-я дивизия в Лубанских болотах. Исключительную выдержку, смелость проявил комбат Ионкин, его начальник штаба Усачев, командир роты Ковригин. Настоящим героем боя была и санинструктор Мария Атаманова. Я и сегодня ясно вижу парторга Колосова, человека большой храбрости, шедшего в цепи роты Горшкова, командира истребительного дивизиона майора Тесленко, раненного в начале боя, но оставшегося на командном пункте, и многих героев тех ожесточенных боев.

Переход через Лубанские болота и бой у реки Айвиексте явились свидетельством огромной выносливости, инициативы и самоотверженности воинов дивизии, их возросшего мастерства, морального духа.

После боев наша дивизия в составе 3-й ударной армии, сковывая и тесня немецкие части с юга, помогла нашим соседям 8 августа овладеть крупным населенным пунктом и узлом дорог городом Мадона. До конца августа дивизия вела трудные наступательные бои. Противник, потеряв хорошо подготовленную оборону, усиливал контратаки, бросая в бой танки и самоходные орудия.

13 октября войска 2-го Прибалтийского фронта в кровопролитных сражениях взломали мощные оборонительные обводы на подступах к Риге, освободили город и повели дальнейшее наступление.

Свыше 30 вражеских дивизий были прижаты к морю в Курляндии. Фашисты соорудили несколько сильных оборонительных полос. Гитлер требовал от своих солдат ценой жизни удержать позиции. Каждый солдат врага дал подписку не отступать.

150-я дивизия вела ожесточенные бои против мотодивизии «Нордлан» на рубеже Мешкали. В боях на этом рубеже было уничтожено два батальона и взято в плен около 200 гитлеровцев. Мы не успели расправиться с нордланцами, как показалась цепь немецких моряков. Сверху по склону покатилась непривычная для глаз трехцветная черно-бело-синяя лавина. Они бежали в расстегнутых бушлатах, под которыми пестрели тельняшки, в руках автоматы и гранаты.

Была передана Алексееву команда контратаковать противника в направлении деревни Чанкас, захватить высоту и не допустить фашистов на юго-восток. Командир полка поднял солдат по тревоге, и цепь быстрым шагом направилась в сторону моряков. Бойцы шли в рост с оружием на изготовку. Мы с Алексеевым и артиллеристами держались сзади метрах в пятидесяти. Рядом двигались радисты с рациями и телефонисты с катушками проводов.

Я заметил, как замедлили шаг наши солдаты. Кое-кто начал останавливаться. Со стороны врага посыпались автоматные очереди. Моряки издали протяжный крик, похожий на вопль. Нужно было немедленно сломить этот психический натиск. Не успел я принять решение, как кто-то прокричал:

— Братцы, били пехоту, побьем и моряков!

— Побьем! — покатилось по цепи…

Из минометов дали залп по склону. Удар «катюши» был сокрушительным. Моряки исчезли в огне и облаках дыма. Среди черных дымных полос, стлавшихся над полем боя, слышалось раскатистое «ура-а-а!». Немецкие матросы повернули назад…

Полк с ходу ворвался в деревню Чанкас, овладел высотой. Бой в полосе дивизии не утихал. Но главного мы все же добились: не допустили прорыва противника в тыл ни на левом фланге, ни на стыке двух дивизий. Такую оценку наших действий дал и штаб армии.

Еще целых два дня продолжались бои. Вечером 19 октября противник предпринял контратаку. Но и она, как и все предыдущие, была отбита. Убедившись в тщетности попыток изменить на этом участке положение в свою пользу, немцы отошли и заняли оборону.

ФРОНТ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

В конце декабря 1944 года дивизия была переброшена по железной дороге в Польшу и вошла в состав 1-го Белорусского фронта. Ее пополнили техникой и людьми… Начались тактические учения, ночные марши, боевые стрельбы, молодых солдат готовили к тяжелым испытаниям. Солдаты и сержанты изучали листовки-памятки, выпущенные Военным советом фронта.

Прошлые бои обогатили каждого опытом быстрого маневра, гибкости управления, четкости взаимодействия пехоты с артиллерией и танками, умением ориентироваться в обстановке.

14 января 1-й Белорусский фронт начал Висло-Одерскую операцию. Наша 3-я ударная армия находилась во втором эшелоне фронта. Орудия и минометы армии и нашей дивизии были на плацдарме южнее Варшавы. Они приняли с войсками первого эшелона активное участие при прорыве обороны врага на главном направлении.

В ночь на 17 января оборонявшиеся в Варшаве немецкие войска стали вопреки приказу Гитлера отходить. Воспользовавшись этим, в наступление перешла 1-я польская армия, которая вступила в столицу одновременно с нашей 61-й армией. К 12 часам этого же дня польские и советские воины завершили ликвидацию арьергардных частей противника.

Дивизия переправилась через Вислу и вошла в Варшаву. Мы видели много городов и сел, превращенных в руины. Но такие варварские разрушения и в таком огромном масштабе нам, пожалуй, привелось увидеть впервые. Улицу за улицей, квартал за кварталом проходили солдаты и не могли найти ни одного уцелевшего дома. Улицы, заваленные кирпичом, камнями и железом, образовали труднопроходимые баррикады.

«Виллис», на котором мы ехали, с большим трудом и осторожностью пробирался за передовыми частями через завалы. В городе трудно было ориентироваться — ни номеров домов, ни названий улиц, не у кого спросить. Увидев человека на площади близ костела, я даже обрадовался. Это был ксендз. Он рассказал:

— Гитлеровцы разрушили весь город и заминировали остатки зданий, школ, костелов, музеев. Фашисты прибегали к различным ухищрениям, ставили мины замедленного действия. Среди развалин укрывали различные коварные ловушки: мины оказывались на койках, в печах, под лестницами, в лифтах. Оставшиеся в живых чувствовали себя как на пороховой бочке. Вот этот костел, — ксендз показал на одиноко стоящее здание, — случайно остался цел. Кто-то обстрелял немецких минеров, они убежали и больше не возвращались. От нашего красивого города остались руины. Нет ни зданий, ни жителей — мертвый город, — закончил он горестно.

Мне показалось, что продвижение по развалинам города длится целую вечность. Наконец-то дивизия преодолела преграды и минные поля, вышла на простор, соединившись со своими артиллерийскими частями и минометными подразделениями. Шли грунтовыми, проселочными, лесными дорогами, иногда тропками, а то и просто через поле.

Этот ускоренный марш от Варшавы через Флатово до Шенвальде сильно изнурил людей. Но готовилось наступление на север, к Балтийскому морю. Погода была скверная, шел мелкий дождь, от которого шинели набухали и становились тяжелыми. Дороги раскисли. Орудия приходилось перетаскивать на руках, лошади окончательно выбились из сил. А в низинах зловеще поблескивали болота. Их тут было больше, чем в Латвии.

Наступало утро 1 марта. За дальней высотой занялась заря. Дождя не предвиделось. В стереотрубу я видел, как по траншеям, пригнувшись, ходят немцы, к чему-то готовясь.

После 45 минут массированной артиллерийской подготовки пехота стремительно ринулась в атаку. Боевое «ура!» заполнило долину по всему фронту. Солдаты бежали, через цепь вырывались танки — поддержка пехоты. Они одновременно ворвались в первую траншею противника. Завязалась штыковая схватка. Танки давили гусеницами огневые точки противника. Атака была яростной.

Бой переместился в глубину обороны. Но как только наши бойцы выскочили на открытую местность, заработали немецкие пулеметы и минометы.

Враг оказывал организованное сопротивление и на второй позиции, но части дивизии прорвали и ее…

По приказу маршала Г. К. Жукова ввели в сражение 1-ю гвардейскую танковую армию в районе боевых действий. Танки проходили через боевые порядки 150-й дивизии. Было приказано командирам полков освободить все дороги. Мы старались не отставать от боевых машин.

ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ СУДЯТ

Весь день 2 марта дивизия продолжала наступать. К концу следующих суток части продвинулись в глубь неприятельской обороны на добрых 50 километров. Путь нам преградило озеро Вотшвинзее. Было оно саблевидной формы, шириной в один-два километра, длиной — в десять и тянулось с юго-востока на северо-запад, почти совпадая с направлением нашего наступления. Нам ничего не оставалось, как обойти его вдоль обоих берегов. 469-й полк продвигался по левому берегу, 674-й — по правому. У северо-западной оконечности водоема они должны были встретиться. Там я рассчитывал 674-й полк вывести во второй эшелон, а вместо него пустить свежий 756-й полк. Вслед за танкистами он должен ворваться в город Регенвальде. Серьезного сопротивления мы не ожидали. По нашим сведениям, у немцев в том районе не было ни крупных резервов, ни мощных оборонительных сооружений.

Некоторые опасения у меня вызвал оказавшийся обнаженным левый фланг. К западу от южной оконечности Вотшвинзее, у города Фрайенвальде, сосредоточилась сильная вражеская группа. Она сдерживала нашего соседа — 12-й гвардейский стрелковый корпус — и могла нанести удар в нашу сторону. Но и 469-й полк, двигавшийся вдоль берега озера, в свою очередь нависал над неприятельским тылом.

Я приказал обоим полкам наступать ночью, чтобы к утру обойти Вотшвинзее.

На исходе дня, когда я был на НП в каком-то фольварке, пришло тревожное сообщение из 756-го полка. На пути его встретился спиртовой завод. Такие сообщения всегда очень волновали командиров. Чего греха таить, любители спиртного имелись во всех подразделениях, и когда они обнаруживали где-либо сосуды с хмельным зельем, то последствия обычно бывали неутешительные.

Потому-то я сразу же сел в «виллис» и поехал к Ф. М. Зинченко, командиру 756-го стрелкового полка. Когда машина подошла к заводу, у ворот его уже стояла охрана, а успевшие проникнуть во двор изгонялись оттуда.

Указав Зинченко на недостаточно энергичные меры в борьбе с нарушителями дисциплины и еще раз напомнив о порядке смены 674-го полка, я отправился к командиру 674-го стрелкового полка Плеходанову. Смеркалось. Машина въехала в рощу. Впереди, за черными с белой оторочкой деревьями, наперерез нам шла большая фрайенвальдская дорога. Оттуда вдруг донесся тяжелый, нарастающий лязг гусениц.

— Давай, Лопарев, сворачивай в кусты и глуши мотор, — приказал я водителю.

Из-за веток мне вскоре хорошо стали видны немецкие танки, шедшие со стороны Фрайенвальде на восток. Их было немало. Судя по тому, как они спокойно двигались, немцы, видно, и знать не знали, что находятся между нашими первым и вторым эшелонами.

Когда корма последней вражеской машины скрылась за поворотом, мы быстро поехали назад. От Зинченко я сообщил соседу справа и командиру 79-го стрелкового корпуса генералу С. Н. Переверткину о рейде гитлеровских танков по нашим тылам. Потом связался с 469-м полком и приказал Мочалову послать к фрайенвальдской дороге батальон Хачатурова, а основными силами продолжать наступление вдоль озера. Истребительный дивизион Тесленко тоже получил приказание выдвинуться к шоссе и перекрыть его. Я сделал это на случай, если противник вздумает вернуться или бросит в том же направлении новые силы. Теперь тыл и фланг 469-го полка были прикрыты.

В связи с изменившейся обстановкой Зинченко получил задачу срочно поднять полк и выдвинуть к деревне Тешендорф. Селение это находилось на правом берегу Вотшвинзее. Там располагались тылы 674-го полка.

Направляя Зинченко в этот район, мы снимали угрозу рассечения дивизии, подстраховывали тыл полка Плеходанова и вместе с тем в любое время могли усилить подразделения, перехватившие фрайенвальдскую трассу.

На ночь я решил расположиться в Тешендорфе. Туда и направился. Когда «виллис» миновал место, где расположилась наша засада, за спиной у нас в небо вдруг взмыли красные ракеты. Вслед за этим дружно ухнули орудия. Оказалось, что со стороны Фрайенвальде выползла новая группа танков. Бой с нею продолжался не более получаса. Артиллеристы подожгли передние и задние машины, потом навалились на середину колонны. К ним присоединился батальон Хачатурова. И вскоре вражеские танки были уничтожены.

Мы въехали в Тешендорф, когда уже было темно. Он оказался совершенно пустым. Тылы полка Плеходанова ушли вперед. А жители деревни попрятались в лесу. Мы с Лопаревым облюбовали дом на площади. Он показался нам вполне подходящим. Но чувство тревоги не покидало меня, все-таки один в пустом селении.

Послышался шум автомобильного мотора.

— Наши, — уверенно сказал Лопарев.

Машина развернулась на площади и остановилась. Из нее выскочил солдат.

— Иди-ка сюда, товарищ боец, — позвал я его. Разглядев меня, солдат подбежал и представился. Оказался он ординарцем Плеходанова.

— Командир полка послал чего-нибудь на ужин раздобыть, — объяснил он свое появление здесь.

— Вот что, — прервал я его, — иди-ка вон в тот конец улицы, на выход из поселка, замаскируйся и наблюдай. Как кто на дороге покажется — дашь знать. Ясно?

— Так точно, товарищ генерал!

Через полчаса, когда подъехала оперативная группа с комендантским взводом, ординарец был отпущен выполнять приказание своего командира.

Наступление обоих полков по берегам Вотшвинзее развивалось успешно. Особенно радовали меня доклады полковника Мочалова. Михаил Алексеевич проявил себя в этом бою хорошим организатором и тактиком. Он умело воспользовался беспечностью немцев, которые посчитали, что танковый рейд из Фрайенвальде вполне обезопасил их. Наш ночной удар для них был как снег среди лета на голову. В некоторых населенных пунктах в плен были захвачены целые подразделения. Один из фашистов потом рассказывал на допросе: «Мы легли спать, считая, что русские очень далеко и в ближайшие сутки появиться здесь не смогут. Все оружие поставили в углу. Проснулись от команды «хенде хох!». У входа стояли русские солдаты. Мы подняли руки вверх. Я посмотрел туда, где находился мой ручной пулемет. Его уже там не было. По-видимому, оружие забрали, когда мы еще спали».

Искусно маневрируя, Мочалов окружил неприятельский пехотный батальон и два зенитных дивизиона. Решительная атака ошеломила гитлеровцев. Они попытались уйти на северо-запад, но, попав под наш огонь, прекратили сопротивление. По радио Мочалов сообщил:

— Взяли много трофеев! Двадцать четыре зенитных орудия, около пятидесяти пулеметов, большое количество стрелкового оружия, машин и лошадей. Пленных более двухсот человек. Как поняли? Перехожу на прием…

Я попробовал связаться с корпусом, но тщетно. Сильные радиопомехи не дали возможности доложить о ходе боевых действий. Ни к чему не привели и неоднократные попытки генерала Переверткина переговорить со мной.

Посреди ночи к нам прибыл нарочный с пакетом от командира корпуса. Депеша была очень сердитой:

«Тов. Шатилов! Это безобразие… у вас серьезная угроза слева. Противник занимает Фрайенвальде и все время подбрасывает туда силы. Вы скользите вперед и все время увеличиваете разрыв со своим соседом слева. Ставите под серьезную угрозу весь корпус. Ваш Мочалов изолировался. Кругом у него противник, справа озеро. Вы хотите его утопить? Смотрите влево, чтобы противник не ударил по тылам и, главное, чтобы не погиб ваш левый полк.

Приказываю:

Движение Мочалова приостановить, если он находится у южного берега озера. Вести сильную разведку влево…

До подхода 207-й дивизии полк Зинченко задержать и подготовить для действий на Фрайенвальде, Фелингсдорф. Имейте в виду, целиком отвечаете за левый фланг. Безрассудно нельзя лезть вперед.

Смотрите за Мочаловым…

Переверткин».
Послание было написано еще с вечера. Семен Никифорович нервничал, имея недостаточно точное представление об обстановке. Рейд танков из Фрайенвальде означал начало контрудара, который, как ему казалось, развивался успешно для противника. Это и заставило его направить мне записку. Переверткин очень опасался за свой левый фланг, а потому даже не помышлял о возможности действовать активно. Его можно было понять. Но как быть мне? В тексте было слово «приказываю». В армии оно не имеет двоякого толкования. И если наше ночное наступление закончится неудачей, командиру дивизии придется отвечать не только за свои просчеты, но и за прямое невыполнение приказания.

Потерпев еще одну неудачу в попытке связаться с Переверткиным по радио, решил поступать так, будто ничего от него не получал. Ведь сведения, на основе которых командир корпуса отдал распоряжение, устарели. Дела же наши сейчас шли хорошо.

Утром, когда озеро было обойдено и оба полка благополучно соединились, я поехал на новый НП. Он оказался километрах в трех к северо-востоку от озера. Здесь и остановились штабные автобусы. В одном из них повар Моисей Блинник принялся готовить завтрак для оперативной группы. Поодаль начали работать саперы.

Через некоторое время появилась машина командира корпуса. Переверткин вылез из нее спокойный и бодрый, приветливо поздоровался с нами и попросил меня доложить обстановку. Я пригласил его в автобус. Расстелил на столе карту. На ней было подробно отражено положение частей. Я доложил, что 674-й полк выходит во второй эшелон, а занявший его место 756-й продвигается в направлении Регенвальде; 469-й полк наступает западнее. Затем сообщил о количестве трофеев и захваченных пленных.

— Хорошо действовали, — заговорил Семен Никифорович, — молодцом. Проявили разумную инициативу. Противник, когда почувствовал угрозу с тыла, отказался от активных действий в районе Фрайенвальде. Это обеспечило успех не только нашего корпуса, но и двенадцатого гвардейского. Ну, а я ночью обстановку знал не полностью. Связь плохо работала. Да и трудно подробности знать, когда в двадцати пяти километрах от переднего края находишься. Тем более противник резервы то туда, то сюда бросает. Тебе, конечно, виднее было. Обиделся на записку-то?

— На начальство обижаться не положено.

Я пригласил Переверткина в соседний автобус. Там уже был приготовлен завтрак.

— С удовольствием, — оживился Семен Никифорович, — а то я и ночь почти не спал, и есть не ел. С рассветом выехал к вам.

За столом мы обсудили, как брать Регенвальде. Тут у нас не было расхождения во взглядах; город надо захватывать вместе с танками, с ходу.

Прощаясь, Переверткин поблагодарил нас за успехи, пообещал доложить о них командарму.

После беседы с командиром корпуса многое для меня прояснилось. Я понял и намерения противника, и то, как повлиял на них наш ночной бросок вдоль озера.

Немцы вопреки моим предположениям все же намеревались нанести контрудар во фланг нашей армии. С этой целью они произвели перегруппировку сил и выслали танковую разведку, с которой мы встретились на шоссе. Наши атаки оказались для немцев неожиданными. Узнав, что в тыл им выходят, как им показалось, крупные силы русских, они отказались от своего намерения.

Вот и получилось, что наши скромные тактические действия повлияли на ход всей операции. Что ж, это было приятно. Нас хвалили. Хвалили чересчур, как людей, все заранее предвидевших…

Все дни дивизия продолжала наступать во взаимодействии с танкистами. Густая сеть хороших дорог позволяла нам маневрировать частями и подразделениями, совершать обходы опорных пунктов. Используя ударную мощь идущих впереди танков, продвигались достаточно быстро, без серьезных задержек.

Восточно-Померанская операция завершилась в марте разгромом вражеской группировки. Правое крыло 1-го Белорусского фронта получило надежное обеспечение. Наша 3-я ударная действовала на главном направлении и свою задачу успешно выполнила. Дивизия за отличные боевые действия при прорыве обороны противника восточнее Штадгарта и выходе на побережье Балтийского моря в районе Колберга приказом Верховного главнокомандующего от 4 марта 1945 года получила благодарность.

В другом приказе от 6 марта того же года всему личному составу дивизии объявлялась благодарность за овладение городами Плате, Гюльцев, Каммин. А Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1945 года 150-я дивизия за ночной бой у озера Вотшвинзее была награждена орденом Кутузова II степени.

12 марта наша дивизия сдала свой участок обороны частям Войска Польского и, соблюдая маскировку, совершила 160-километровый марш, сосредоточившись в районе Мантель — Шенберг с целью ведения боевых действий на главном — Берлинском направлении.

Война близилась к концу. Теперь уже не только наши войска, но и войска союзников вели боевые действия на территории фашистской Германии. В январе — марте Советские Вооруженные Силы находились в 60—70 километрах от Берлина и готовились нанести по нему последний массированный удар.

НА БЕРЛИН

Каждый советский воин сознавал, что путь к победе лежит через Берлин. Здесь находился административный центр фашизма, оплот «нового порядка» в Европе. Берлин был крупнейшим экономическим центром, занимал первое место в стране по производству военной продукции.

Германская столица была превращена в мощный укрепленный район, обнесенный тремя оборонительными обводами: внешним, внутренним и городским. В самом городе было девять секторов обороны: восемь по окружности и один — в центре, подготовленный особенно тщательно в инженерном отношении. Многие кварталы представляли собой батальонные узлы сопротивления. В городе было больше 400 железобетонных долговременных сооружений, врытых глубоко в землю. Шестиэтажные бункеры вмещали до тысячи человек каждый. На перекрестках улиц стояли врытые в землю танки, железобетонные колпаки с круговым обстрелом. Для обороны Берлина были мобилизованы 16—17-летние юноши и разные охранные и полицейские формирования. Гитлер приказал: «Ни шагу назад, обороняться до последнего солдата и до последнего патрона».

В городе был сосредоточен 200-тысячный гарнизон. В резерве восемь дивизий. Руководил обороной Геббельс.

Берлинская операция — одна из крупнейших в Великой Отечественной войне. В ней участвовало более 3,5 миллиона человек.

Берлинская наступательная операция была проведена войсками 1-го и 2-го Белорусского фронтов, 1-го Украинского фронта при участии сил Балтийского флота и Днепровской военной флотилии, 1-й и 2-й армий Войска Польского. 8-я гвардейская армия генерал-полковника В. И. Чуйкова и 5-я ударная армия генерал-полковника Н. Э. Берзарина 1-го Белорусского фронта (командующий Маршал Советского Союза Г. К. Жуков) действовали на самом ответственном направлении, выводящем к рейхстагу. Наша 3-я ударная наступала севернее, но позднее была повернута на юго-восток.

150-я дивизия входила в состав 3-й ударной армии и располагалась в лесу, в районе Одера, в 25 километрах от Кюстрина, усиленно готовясь к предстоящим боям.

Подготовка к наступлению велась скрытно. Части наши не показывались из лесу, чтобы не попасть в поле зрения противника. Всякие передвижения к Одеру и от него совершались только ночью, при полной темноте. Днем принимались все меры для маскировки с воздуха.

В связи с этим было приказано всем генералам и старшим офицерам отправляться на рекогносцировку небольшими группами и в сержантском обмундировании.

Мы с командиром 207-й стрелковой дивизии очутились в окопе, среди бойцов 267-го стрелкового полка. Отсюда хорошо наблюдалась вражеская оборона. Появление в окопе посторонних, незнакомых людей пусть небольшое, но событие.

— Откуда, братки? По какой нужде? — посыпались вопросы. — Разведчики, говорите? У нас тут не наразведуешься.

Мы сами принялись расспрашивать солдат о жизни на плацдарме. И гвардейцы охотно начали вспоминать тяжелые февральские дни, когда плацдарм был взят в жестоком бою и им приходилось отстаивать его, укрепляясь, вгрызаясь в землю, неся потери. Каждому хотелось воспользоваться редким случаем рассказать обо всем, что случилось здесь.

В окопе появился ротный — совсем молодой лейтенант. Лейтенант продолжил рассказ сержанта. С гордостью рассказал об офицерах полка, ибо полк, в котором он служил, действовал на главном направлении. В ходе рассказа лейтенант упомянул замполита полка майора Николая Тихоновича Кириленко. В трудную минуту боя он появился в роте лейтенанта.

— Друзья мои, мы удерживаем плацдарм государственного значения, с которого пойдем на Берлин. Ни шагу назад! Народ ждет от нас окончательной победы.

В ночь на 13 апреля артиллерия нашей дивизии быстро и организованно переправилась за Одер на плацдарм и стала на позиции, производя пристрелку по предполагаемым целям противника.

14 апреля под покровом темноты части 150-й дивизии переправились на западный берег реки. Мы провели разведку боем на двух участках, в каждом случае силами стрелкового батальона от 469-го и 674-го стрелковых полков. Цель разведки заключалась в том, чтобы уточнить огневую систему обороны врага. После этого части заняли исходное положение для атаки в отбитых у врага траншеях, проделав для пехоты и танков проходы через проволочные заграждения и минные поля.

Готовились к штурму Берлина. Черная апрельская ночь скрыла поле боя, строения, берега реки, блиндажи, траншеи. Казалось, впереди не было никого, тишину нарушали только отдельные пулеметные очереди, да желтые ракеты изредка рассекали темное небо.

Вдыхая воздух, чувствуешь весну. Но сейчас не до нее…

— Сколько на ваших часах, товарищ генерал? — спросил начальник оперативного отделения подполковник Офштейн.

— Без десяти пять…

Рядом со мной командующий артиллерией полковник Сосновский.

— Еще десять минут, — отмечает он и добавляет: — Пойду, товарищ генерал, в свой блиндаж.

— Готовься, Григорий Николаевич, — говорю вслед. А сам почему-то вспоминаю Москву. Здесь, под Берлином, только три часа ночи, а там, в родной столице, уже светает.

Москва! Ты ждешь нашего наступления. Скоро, скоро. Осталось всего десять минут…

В блиндаже гудит рация, толпятся связисты, связные офицеры, телефонист прижимает трубку к уху. И вдруг!.. Вдруг где-то позади раздается гром. Мощный гул катится к траншее. Вздрагивает земля. Над головой замельтешили огненные нити с воем уходящих снарядов.

Море огня забушевало над горизонтом. Бешено запрыгали фонтаны земли, все загудело, застонало, задрожало, заныло в ушах. Прибежавший начальник оперативного отделения подполковник Офштейн размахивал руками, что-то кричал, но слов его не было слышно. А Сосновский курил и улыбался, он был горд за свою артиллерию, за ее мощь.

Тридцать минут хлестали огнем сотни орудий и гвардейских минометов, бушевал ураган. В судорогах билась земля. Исторические минуты — время великого прорыва наступило.

Тридцать минут плавился в огне горизонт, и вдруг мощный прожектор разрезал небо, возвестив о прекращении огня и начале атаки.

Буквально обрушилась тишина. И тогда справа и слева от блиндажа брызнули светом сотни прожекторов, и сплошной океан огней поплыл вперед.

Грохоча, ринулись вперед танки, с криками «ура!» устремилась за ними пехота. Сила не менее грозная, чем артиллерия, пошла крушить врага, добивать его в укреплениях.

Земля все еще горела в плотной завесе дыма и пыли, и в ней тонули танки, терялись люди.

После прорыва обороны и разгрома гитлеровских войск на реке Одер фашистское командование еще не теряло надежды, считало, что, бросив в бой резервы, ему удастся удержать фронт. Оно дополнительно ввело в сражение на Берлинском направлении 15 дивизий, 5 бригад, 7 отдельных полков и несколько батальонов.

Гитлер вещал: «Русские потерпят самое кровавое поражение, какое только вообще может быть». Он требовал от генералов и от офицеров не отступать. Эсэсовские отряды и чрезвычайные полевые суды расстреливали солдат и офицеров, в том числе и раненых, покидавших под огнем свое место. Стремясь поднять боевой дух, солдатам внушали, что скоро они получат новое секретное оружие, которое произведет решающий поворот в войне. Но никакие угрозы, смертные казни не могли остановить отступление фашистских войск.

Неудержимой лавиной двигались по немецкой земле советские войска, разметая фашистские полки и дивизии. Менялись рубежи, города и села, вражеская земля гудела от грохота наших орудий и танков. Берлин был близок.

На пути войск 3-й ударной армии к Берлину лежали сильно укрепленные населенные пункты. За каждый из них, малый или большой, надо было вести жестокий бой. В пороховом дыму, в дикой пляске огня и пыли солдаты героически продвигались вперед во взаимодействии с танками и батареями. Одну из наиболее серьезных преград представляла станция Нойтреббен.

Наступление левого фланга дивизии приостановилось перед ней.

Первая атака 469-го полка не принесла успеха: сильнейший огонь прижал пехоту к земле. Танки, неся потери, тоже остановились, вели огонь из-за укрытий.

Командир полка Мочалов начал перегруппировывать свои силы, готовя повторный удар.

Атака началась. С наблюдательного пункта я смотрел в бинокль на станционное здание, окутанное рваными клочьями дыма, и увидел двадцатилетнего начальника штаба 469-го стрелкового полка майора Володю Тытаря с пистолетом в руке. Он тоже рвался вперед, увлекая за собой солдат…

…Прошло много лет после того боя. Как-то я был дома. Слышу, звонок. Открываю дверь, вижу перед собой незнакомую девушку. Я вначале оторопел, смотрю в недоумении.

— Я сестра Володи Тытаря — Вера, — сказала она.

Долго мы беседовали с ней в тот день. Я рассказал ей, как погиб ее брат. Погиб он на моих глазах перед станцией Нойтреббен. Это случилось в полдень 17 апреля 1945 года. Он пошел с третьим батальоном в атаку в цепи одной из рот. Крикнул:

— Вперед, товарищи, за мной, — и сам вырвался вперед. Бежал посередине улицы, не прижимаясь к домам, и вдруг, словно споткнулся, взмахнул руками и упал на землю…

Вера смахнула слезу. Она долго сидела, уронив на колени руки с зажатым в них маленьким клочком бумаги, видимо, с моим адресом. Тихо произнесла:

— Он всегда был отчаянным.

Это было так. Он не раз ходил в атаку в цепи, рядом с солдатами. Он был бесстрашным человеком. Он и в тот раз, выпросив разрешение у командира полка, перебрался через ручей и с ходу влился в цепь бойцов атакующей роты.

Это было еще на Лубанских болотах. Хорошо помню, как на командном пункте полка подполковника Алексеева появился высокий поджарый капитан. На шее у него висел автомат, гимнастерка в нескольких местах была разорвана. Он доложил, что занял прежний рубеж на насыпи железной дороги, где сейчас и закрепляется.

— Хорошо, Тытарь, — кивнул подполковник Алексеев, — только в следующий раз не лезь в боевые порядки. У тебя своей работы в штабе хватит.

Это был Володя Тытарь. Погиб он, не узнав об Указе Президиума Верховного Совета о присвоении ему звания Героя Советского Союза.

…Нелегко достался нам и небольшой городишко Кунесдорф. Здесь проходил второй, после Одерского, рубеж обороны. Несмотря на то что фашисты ожесточенно сопротивлялись, их сломили, и крепкий опорный пункт гитлеровцев пал.

После взятия Кунесдорфа дивизию вывели во второй эшелон 79-го стрелкового корпуса.

Кончилась атака, и в занятом немецком городке наступила тишина. Вспоминается трогательный эпизод из жизни солдат. На привале пожилой боец достал кисет, неторопливо скрутил самокрутку и, затянувшись крепким махорочным дымом, поглядел в синеватую весеннюю даль.

— Откуда? — спросил сидящий рядом.

— Из Подмосковья.

— И я оттуда. Потом были Сталинград и Курская дуга. Были Калининские леса и Лубанские болота…

— Они начинали шагать отсюда, — затянувшись еще, произнес боец.

— Отсюда.

— И притопали сюда же. Вот и посуди, для чего делать такой путь? Сразу и не ответишь…

Два рядовых солдата рассуждали о происходящем, пытаясь понять его.

Впереди оставался последний бастион — германская столица.

«Перед нами Берлин, — говорилось в обращении Военного совета фронта к войскам, — столица германского разбойничьего фашистского государства. Вас не сдержали мощные укрепления, которые вы сейчас преодолели на подступах к Берлину. Перед вами, советские богатыри, Берлин. Вы должны взять Берлин, и взять его как можно быстрее, чтобы не дать врагу опомниться».

Я сидел за столом и внимательно рассматривал карту с разведывательными данными о противнике. Рядом — начальник разведки дивизии майор Василий Иванович Гук.

В это время вошел генерал С. Н. Переверткин. Вместе с ним лейтенант. Строен, подтянут.

— Вот он, — указал Переверткин на лейтенанта, — будет находиться при вас. Командир радиовзвода 557-го отдельного батальона Убилава Кондрат. Сейчас, как никогда, связь должна быть устойчивой, — генерал взглянул на меня.

— Завтра, Василий Митрофанович, переходите в первый эшелон. Обстановка требует — чем скорее, тем лучше.

Семен Никифорович достал из планшетки карту и показал карандашом направление.

— Наступать будете на населенный пункт Претцель. Задача дня — овладеть Претцелем, а там и на центр Берлина. Да, сегодня, 20 апреля, наша дальнобойная артиллерия открыла огонь по Берлину. Начался исторический штурм, — с радостью закончил он.

Политработники, агитаторы быстро разнесли эту весть по ротам и батальонам. И она словно бы всех подхлестнула. Марш в состав первого эшелона, несмотря на сильную усталость бойцов, был проделан дивизией стремительно. За ночь подошли к Берлину.

Рассвело, туман рассеялся, но не открыл солнца. По небу бежали темные тучи.

Впереди поднимались дым, пыль, с трудом проглядывался город, двухэтажные дома, утопающие среди расцветающих плодовых деревьев.

По приказу Геббельса население города должно оборонять свой дом, свою квартиру до последней капли крови. За вывешивание белых флагов — смерть.

Немецкое командование подтягивало войска в Берлин со всех фронтов, и особенно с Западного, противостоящего нашим союзникам. Любыми средствами старались отстоять город. В срочном порядке формировались отряды фольксштурма.

Нашей 3-й ударной поставлена задача — разгромить врага, нанести ему последний и решительный удар совместно с другими армиями 1-го Белорусского фронта и водрузить Знамя Победы над Берлином. Об этом мечтали все солдаты, офицеры и генералы. Это была самая почетная задача.

Полки, дивизии, корпуса и армии стремились первыми ворваться в Берлин и штурмом овладеть рейхстагом.

21 апреля 469-й и 756-й полки 150-й дивизии перешли черту Берлина, начались бои в его пригороде. И грянули первые залпы артиллерии по центру столицы фашистской Германии, туда, где забились в бункерах фашистские главари, те, кто развязал кровопролитную войну.

Вместе с начальником инженерной службы 150-й стрелковой дивизии майором Чепелевым мы продвигались на новый наблюдательный пункт. Рвались снаряды, рушились дома. Приходилось ложиться, перелезать через завалы, прижиматься к стенам зданий, обходить минные поля, но мы шли. На улицах было много раненых. Санитары относили их в безопасные места.

Около одного разбитого снарядом дома я заметил офицера с биноклем, на плечах — плащ-палатка. Он прижался к каменной стене, смотрел, как продвигаются его солдаты по улице.

— Неужели комбат Блохин?

— Да, он, — подтвердил Чепелев. — Это его направление, вот и тревожится.

Мы подошли, стали у него за спиной. Его штурмовой батальон наступал на главном направлении. В батальоне смелые люди, один храбрее другого.

Почувствовав движение за спиной, он обернулся. Не удивился нашему приходу, спокойно доложил обстановку:

— Дальше идти опасно.

— О чем задумался, капитан? — спросил я.

— Думаю, что скоро войне конец. Вот овладеем рейхстагом, и все. Верно?

— Да, но только мы наступаем севернее рейхстага.

А 24 апреля был получен приказ — повернуть на юг и наступать на Плеццензее во взаимодействии с 207-й дивизией под командованием Асафова Василия Михайловича.

Пока мы разговаривали, подошел капитан Чупрета, заместитель начальника оперативного отделения дивизии.

— Товарищ генерал! Подготовка НП закончена, связь налажена со всеми полками.

— Где вы находитесь?

— Вон в том доме на втором этаже, — он указал рукой.

Сколько раз за время наступления приходилось менять свои наблюдательные пункты. Вот уже в Берлине третий, все дальше и дальше к западной части города. Ближе к боевым порядкам, чтобы видеть их и своевременно оказать необходимую помощь частям, подразделениям.

Мы простились с комбатом, прошли на новый НП. Обзор был хороший, почти вся северная часть города в бинокль просматривалась. Всюду шли бои.

Пехота, танки, орудия сопровождения пробивались по разрушенным улицам Берлина на запад, преодолевая баррикады и завалы.

Город был охвачен пламенем. Артиллерия разрушала дома, заваливала улицы кирпичом, камнем, железом. Всюду — разбитые и искалеченные танки, орудия, перевернутые грузовики, трупы людей, лошадей. Улицы становились непроезжими и непроходимыми. С большим трудом советские воины пробивались вперед.

К вечеру 22 апреля из штаба армии возвратился начальник политотдела нашей дивизии подполковник М. В. Артюхов. Мы выслушали его сообщение о совещании начальников политотделов, и я невольно вспомнил свою первую встречу с подполковником…

Она произошла в июне 1944 года. Тогда я обратил внимание на его открытый взгляд, сильное рукопожатие. Мы сдружились. И это способствовало нашей слаженной совместной работе. Мы виделись с ним ежедневно, решали боевые, воспитательные задачи по-деловому. Он старался как можно лучше выполнить их. Внешне он напоминал мне отчаянного донского казака-рубаку: смугловатое с коричневым загаром лицо, нахмуренные брови. Широко расставленные глаза то гневно мрачнели, то неожиданно становились добрыми, светились мальчишеским задором. Смеялся он заразительно… Мне была известна его нелегкая жизнь. На его глазах белоказаки повесили отца. Вскоре умерла и мать. Был беспризорником, испытал унижения и голод. Попал в детский дом. Добровольно вступил в Красную Армию. Перед началом войны окончил Военно-политическую академию им. В. И. Ленина.

Он был смел, не засиживался в политотделе, а всегда был там, где труднее.

Помнится, однажды мы с ним под вечер ехали лесной дорогой. Были уверены — противника близко не должно быть. Накануне лес прочесали, да, видно, плохо. Неожиданно — прямое попадание снаряда в машину. Нас выбросило. Артюхов тут же поднялся, не спеша стряхнул пыль с гимнастерки, испуга ни в одном глазу.

— Чуть-чуть не убили нас, — тревожно произнес шофер Лопарев.

— Чуть-чуть не считается, — парировал Артюхов.

Он радовался, когда подразделения дружно и смело шли в атаку. Много внимания уделял разведчикам. Провожал и встречал их. Присутствовал при допросах. Он всегда был в гуще дел.

Все мне нравилось в этом человеке. Я украдкой любовался им, когда он выступал перед солдатами…

Заканчивая свой доклад, подполковник Михаил Васильевич Артюхов бережно развернул принесенное с собой Знамя.

— Вот, товарищ генерал. Это Знамя необходимо водрузить над рейхстагом. Нам доверена высокая честь. Такие знамена по решению Военного совета вручены каждой стрелковой дивизии, которая участвует в боях за Берлин. Наше Знамя числится под номером пять.

Могли ли мы тогда предположить, что принесенное Артюховым Знамя войдет в историю как Знамя Победы.

О Знамени узнал каждый солдат, сержант, офицер 150-й дивизии. Высокое доверие подняло боевой настрой.

В этот же день Знамя под номером 6 бойцами 207-й стрелковой дивизии было водружено на крыше многоэтажного дома в районе Резенталь 22 апреля, а смельчаками 171-й стрелковой дивизии Знамя — на самой высокой точке многоэтажного дома в районе Панкова.

Наше наступление не прекращалось ни днем пи ночью. Все усилия были направлены на то, чтобы захватить рейхстаг.

— За принесенное нам горе, за сожженные крестьянские хаты и деревни, за разрушенные города, за убийство детей, матерей и стариков — огонь! — подал команду младший лейтенант Шмонин.

Воины 150-й рвались вперед, проявляли массовый героизм при взятии опорных пунктов, зданий, улиц и кварталов, смело форсировали водные преграды. Они горели желанием быстрее добить врага и закончить войну.

Можно только радоваться за наших бойцов и офицеров, так научились умело, с малыми потерями бить врага… На НП, в трамвайном парке, меня уже ожидали начальник оперативного отделения Офштейн и разведывательного — Гук.

События между тем разворачивались своим чередом, несмотря на яростное сопротивление гитлеровцев, бросавших в бой все новые и новые подкрепления. Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, прорвав вражеские оборонительные полосы на реке Одер, уже 19 апреля начали охватывающий маневр с целью окружения Берлина и одновременно выхода к Эльбе.

К концу этого дня войска 1-го Белорусского фронта завершили прорыв Одерского оборонительного рубежа противника на семидесятикилометровом участке, разгромив гитлеровскую группировку: 101-й армейский и 56-й и 11-й танковые корпуса, а также все оператив-резервы группы армии «Висла».

Противник понес огромные потери. Создались выгодные предпосылки для немедленного развития дальнейшего наступления на Берлин. К исходу 22 апреля он был зажат в полукольцо с севера, востока и юга. К этому же времени части нашей дивизии совместно с другими частями заняли северные берлинские предместья: Каров, Бланкенбург, Буххольц, Розенталь, Мельхгольц, Тегель. Теперь уже солдатам не нужно было вглядываться вдаль — Берлин лежал перед нами, дымящийся, черный, огрызающийся из-за каждого угла ожесточенным огнем.

Через три дня, в ночь на 25 апреля, было завершено окружение берлинской группировки гитлеровцев общей численностью около 500 тысяч человек, рассеченной на две изолированные группы: берлинскую и франкфуртско-губенскую. Советские войска соединились в Кетцине — одном из районов вражеской столицы. Битва приобретала все более напряженный характер. Да это и не удивительно, ведь она развернулась теперь в самом Берлине, в логове фашистского зверя. Автоматный и пулеметный огонь, артиллерийский и минометный обстрел не утихали ни на минуту.

Но с подходом к центральной части города сопротивление резко усилилось. Ожесточение нарастало. Каждую улицу, каждый квартал, каждый дом противник превратил в мощные очаги сопротивления. Немцы использовали все преимущества обороны. Многоэтажные дома, массивные стены и особенно бомбоубежища, казематы, связанные между собой подземными ходами, сыграли важную роль. По этим путям фашисты могли из одного квартала переходить в другой и даже появляться у нас в тылу.

Укрепившись на берегу Фербиндунгс-канала, гитлеровцы делали все для того, чтобы не дать форсировать его. Фербиндунгс-канал опоясывает северную часть района Моабита с высокими цементированными берегами. Каждый дом здесь защищал гарнизон силой не менее роты. Но несмотря на это, 26 апреля после сокрушительной артиллерийской подготовки части нашей дивизии приступили к форсированию канала.

Решив эту задачу, войска нашего корпуса должны были повернуть на юго-восток с тем, чтобы очистить от гитлеровцев моабитский район, который прикрывал подступы к центральной части Берлина. Обороне этого района противник придавал исключительно важное значение. На юго-восточном берегу канала он сосредоточил значительные силы и непрерывно подбрасывал все новые и новые подкрепления.

Основную тяжесть боев за переправу через канал приняли на себя 469-й и 756-й стрелковые полки.

Первая наша атака Моабита успеха не имела. Огонь гитлеровцев сметал всех, кто пытался продвинуться вперед. Переправившимся подразделениям пришлось залечь на самом берегу канала. Поддерживая их огнем, отбрасывая контратакующих фашистов, мы начали готовить вторую атаку. Перед этим были засечены почти все огневые точки противника, усилена артиллерия, стрелявшая прямой наводкой, подтянуты танки и самоходки.

Что делать? Повторять атаку бессмысленно, только будут неоправданные потери, а форсировать надо немедленно, от этого зависит успех корпуса.

Вызвал начхима дивизии.

Вскоре на НП прибыл невысокий молодой майор Юрий Николаевич Мокринский, воевавший в дивизии с первого дня. Помню, еще в Латвии просился сходить в разведку за «языком». Категорически отказал ему. Несмотря на то что он не кадровый офицер, его знали в дивизии как бесстрашного воина. Был застенчив, молчалив, хотя офицеры говорили про него, что он мастер рассказывать анекдоты.

— Вот, товарищ майор, и настал ваш час, где можно отличиться непосредственно в бою с наибольшей пользой. Противник все время поддерживает такой плотный огонь, что к берегу нельзя близко подойти. Решено форсировать канал под прикрытием дымовой завесы. Сможете обеспечить завесу шириной пять-шесть километров, форсировать будем на двух — двух с половиной километрах.

— Сможем, — и тут же изложил свой план: — Мы расположим дымовые шашки по северному берегу, от моста до изгиба канала. Вторую, ложную, завесу поставим вдоль другой части, по западному берегу. Это введет врага в заблуждение, он будет ожидать удара с двух сторон.

— Хорошо, — согласился я. — Помните, что от выполнения этого задания зависит успех форсирования канала.

— Слушаюсь, товарищ генерал! Разрешите выполнять?

Вечером мы приступили к вторичному форсированию канала. От солдат, сержантов и офицеров дивизии требовались неимоверные усилия, чтобы преодолеть эту сравнительно небольшую преграду. Весь северный берег справа обстреливался из пулеметов и автоматов, а слева — орудиями, выдвинутыми на прямую наводку.

Вскоре над водой заклубились густые облака дымовой завесы. Под ее прикрытием наши бойцы устремились вперед. Переправлялись мелкими группами кто как мог: по полуразрушенному мосту, на небольших плотах, а то и просто вплавь. Выбравшись на противоположный берег, группа 1-го батальона во главе со старшим лейтенантом Кузьмой Владимировичем Гусевым сразу же бросилась в бой. Воздух, казалось, раскалился от горячего металла, не было такого места, где бы не свистели пули, не визжали осколки.

Правее 756-го полка переправляются через канал подразделения 469-го полка.

— Товарищи! Вперед! — командовал комбат Блохин и, взмахивая флажком, указывал направление.

Люди бежали, не обращая внимания на разрывы мин противника, и с ходу прыгали с крутого берега на переправочные средства, заранее подготовленные для форсирования канала. Первой достигла берега рота Ковригина. Не успела подняться, как последовала контратака противника. Дважды оттесняла врага рота и дважды отступала к самому берегу. А когда переправился весь батальон Блохина, отбросили врага от канала. Блохин установил связь и взаимодействие с батальоном Неустроева.

Бойцам было приказано наступать, не давая закрепиться врагу. Тут же была поставлена задача полковнику Михаилу Алексеевичу Мочалову — переправить полк на противоположный берег, а артиллерию по мосту, к этому времени очищенному от мин и заграждений.

Михаил Алексеевич в дивизию прибыл в январе 45-го года и сразу вжился в коллектив. Среднего роста, плотный, очень подвижный, он был наделен природным умом, остроумен, выделялся личной храбростью и отвагой. За короткое время отличился в боях и особенно при взятии Кунесдорфа.

Жестокий бой продолжался. Из домов летели пули, фаустпатроны. Солдаты полка гнали врага, и к вечеру хорошо укрепленный узел сопротивления — трамвайный парк — был занят.

Одновременно переправился и 756-й полк. Отважно действовали солдаты подразделений Айвазова, Тишкова и Макарова.

Сапер Станкевич был ранен еще на мосту, но он не выходил из боя, продолжал вести огонь. Почти у самого моста, под откосом, справа от тротуара, на боку лежали два броневика. Рядом с машинами валялись трупы фашистских солдат. По всему было видно, гранаты подброшены Станкевичем под ходовую часть машины из-за укрытия — дамбы. Вторая пуля сразила бесстрашного воина. Он выпустил из рук оружие, но его товарищи Самохвалов, Шанкарев и другие были уже впереди.

Все больше и больше наших бойцов на противоположном берегу. Вот уже водная преграда осталась позади. Противник ничего не мог поделать с натиском советских солдат. Бой шел уже на южном берегу Фербиндунгс-канала.

Дивизия не давала противнику опомниться и прийти в себя. Овладев каналом, без малейшего промедления двинулась вперед.

Выбитые из первых зданий, гитлеровцы засели на станции Бойсельштрассе, метрах в двухстах от канала, не давая возможности переправлять через него артиллерию и танки. Дорога каждая минута. И тут в дело вступили саперы. Под ураганным огнем противника они начали разминировывать и ремонтировать мост. Вернее сказать, не ремонтировать, а наводить заново, так как он был сильно разрушен.

В это время бойцы капитана Неустроева ворвались на станцию Бойсельштрассе.

По восстановленному мосту двинулись орудия и танки. Дивизия прорвала городской оборонительный обвод и открыла путь в глубь Моабита. Противник предпринял несколько яростных контратак.

Солдаты капитана Неустроева распахнули ворота концентрационного лагеря, в котором томились советские люди, угнанные гитлеровцами из Белоруссии, с Украины, из других временно оккупированных республик и областей. Высокий забор, колючая проволока, сторожевые вышки с пулеметами и овчарками. Высыпали исхудавшие люди. Плачут от радости, обнимают солдат, благодарят за спасение.

Мне уже приходилось беседовать с освобожденными из концентрационных лагерей. Они много рассказывали о той жестокости, с которой обращались с ними фашисты. Не успел подойти к бывшим узникам, как вокруг меня моментально образовалось плотное кольцо молодых ребят и девушек. Все они говорили и говорили, мне было трудно уловить о чем.

Одна рядом стоящая со мной девушка рассказывала подробно и быстро:

— Обращались с нами, как с рабочим скотом… Работали по двенадцать часов в сутки… Кормили впроголодь. Били… — Глаза ее были полны ненависти. — Дайте нам винтовки. Возьмите нас, мы вместе с вами пойдем.

МОАБИТ

Моабит — центральная часть Берлина, опоясан с севера, запада и востока глубокими каналами. Берега обшиты железобетонными плитами. С юга протекает река Шпрее.

Бои внутри района Моабит, старинного и очень густо заселенного, становились все ожесточеннее. Разрушения от бомбардировки здесь были сравнительно небольшие. Узкие улицы напоминали огромные каменные траншеи. Дома с толстыми стенами и высокими кирпичными заборами, заводы и фабрики гитлеровцы приспособили для активной обороны. Поэтому бои приходилось вести в очень тяжелых условиях, штурмовать такие громадные и прочные здания, как, скажем, Моабитская тюрьма. Но кто в те дни думал о трудностях! Мы сражались в центре фашистского логова. Каждый наш удар приближал Победу, и непреодолимое становилось преодолимым, невозможное — возможным.

Танки и самоходно-артиллерийские установки упорно продвигались по улицам Моабита, прокладывая путь пехоте, подавляя и уничтожая огневые точки противника. Не оставались в долгу у своих друзей и стрелки. Они следовали за танками и самоходками, оберегая их от «фаустников», которые стреляли чуть ли не из каждого дома.

К одиннадцати часам дня 28 апреля части нашей дивизии овладели заводским кварталом южнее Малого Тиргартена. Перед нами была Моабитская тюрьма — огромное зловещее здание, встретившее нас ураганным огнем. Было известно, что обороной руководит сам Геббельс и что он находится где-то рядом. Конечно, каждый из нас думал о том, чтобы захватить этого палача живым.

Вызываю по телефону командира полка полковника Зинченко:

— Товарищ Зинченко! Вы наступайте на Моабитскую тюрьму севернее Малого Тиргартена во взаимодействии с полковником Мочаловым. Он будет наступать южнее. Задача: окружить и пленить вражескую группировку.

— Слушаюсь! Сейчас произведу маленькую перегруппировку: один батальон будет наступать прямо на тюрьму, а два пойдут севернее.

— Правильно. Действуйте!

Адъютант Курбатов докладывает, что у телефона полковник Мочалов. Беру трубку:

— Товарищ Мочалов! Оставьте батальон Блохина против тюрьмы в парке Малого Тиргартена, а двумя батальонами наступайте южнее. Задача: охватить район тюрьмы с юга и во взаимодействии с подразделениями полковника Зинченко окружить вражескую группировку, оборонявшую тюрьму.

— Есть! Приступаю к выполнению.

И вот после короткого, но мощного артналета полки пошли в атаку.

Наблюдаю в бинокль, как Степан Андреевич Неустроев и его ординарец П. Пятницкий, пригнувшись, перебежали улицу в сторону, где располагалась тюрьма. Осталось всего несколько десятков шагов, когда с левой стороны из трехэтажного дома противник открыл из пулеметов огонь. Но пулеметный огонь противника не остановил наступающих, бойцы, прижимаясь к стенам зданий, продолжали двигаться вперед. Появилась 76-мм пушка из батареи Кучерина. Несколько прицельных выстрелов, и пулеметы противника замолчали.

Капитан Неустроев флажками давал сигнал командирам рот идти вперед.

Пятницкий с колена из-за угла дома очередь за очередью стрелял из автомата по перебегающему врагу.

Стрельба на какое-то мгновение заглохла, используя затишье, роты не стали ждать, пока рассеется пыль и дым от гранатных разрывов, рванулись от зданий, за которыми укрывались, побежали через улицу к тюрьме. Противник, отступая, прикрывал свой отход огнем из пулеметов и фаустпатронов.

Проходит час-полтора. Докладывают, что захвачены первые пленные. Выхожу. Их около тысячи двухсот человек. Спрашиваю, нет ли среди них Геббельса. Отвечают, что нет. Подходит вторая группа, человек восемьсот. В ней его тоже не оказывается. Ясно — скрылся.

Как впоследствии сообщил пленный офицер из оперативной группы, примерно за час до окружения Геббельс был вызван Гитлером в имперскую канцелярию…

А бой уже завершался. Страшная Моабитская тюрьма в наших руках. Открыты двери камер, освобождены узники. Тогда, конечно, не было ни времени, ни возможности интересоваться каждым из них, но когда я думаю о тех временах, то вспоминаю стихи татарского поэта Мусы Джалиля — узника этой зловещей тюрьмы.

Положили тебя в мешок,
Рот заткнули под злой смешок.
Ставят в очередь твое тело,
Чтоб смолоть его в порошок.
Мелет мельница жизнь людей —
Громоздятся мешки костей.
Жернова ее из железа,
С каждым днем они все лютей.
Мельник злится, от крови пьян.
Не мука — кровь течет из ран.
Жадно пьет ее клоп проклятый —
Бесноватый, слепой тиран.
Чтоб на мельнице этой зла
Кровь священная не текла,
Чтоб не бил в ее крылья ветер,
Чтоб молоть она не могла,
Эту мельницу нужно сжечь!
И мешки — где ни стать, ни лечь!
Пусть пронзит поскорей тирана
Справедливости нашей меч!
До самой смерти мужественный патриот не прекращал борьбы с врагом, писал свои пламенные стихи, верил в свою Родину, в советский народ и Коммунистическую партию, в нашу Победу.

Среди освобожденных находились не только советские люди. Тут были чехи, поляки, французы. Были тут и немцы — верные сподвижники и ученики Тельмана. Но Тельмана среди них уже не было.

18 августа 1944 года в концентрационном лагере Бухенвальд его злодейски убили. Ученики продолжали его борьбу. Ничто не могло поколебать их мужества и воли даже в тюрьме, не иссякла их вера в то, что немецкий народ будет освобожден от гитлеризма. Никогда не забыть мне слов одного из спасенных нами немецких коммунистов.

— Как счастлив я, — воскликнул он, — что наконец-то дождался свободы. Теперь можно спокойно умереть.

И действительно, на следующий день его не стало. Слишком тяжелы были пытки и лишения, которые перенес этот человек в страшных казематах Моабитской тюрьмы.

…Южная часть района Моабита упирается в мост на Шпрее, от которого до рейхстага метров пятьсот. Уверенный в неприступности Моабита, полагаясь на его сильно укрепленные позиции и водные преграды, противник не опасался удара отсюда. К тому же советские войска, обходившие Берлин с севера, шли строго на запад и уже миновали то место, где, казалось, они должны были изменить направление для удара по рейхстагу.

Но вот наша дивизия, развивая наступление на юго-востоке, все упорнее начинает прорываться через Берлин по диагонали в сторону рейхстага. Обнаружив это, враг стал спешно подбрасывать сюда резервы и еще сильнее укреплять на этом направлении свои позиции. Он поставил под ружье всех, кого мог: курсантов военных училищ, фольксштурмовские отряды, ударные батальоны СС, тыловые подразделения. Допрошенные тогда пленные показали, что Гитлер лично в районе имперской канцелярии производил смотр частей, оборонявших район рейхстага, и приказал биться до последнего человека.

И фашисты сопротивлялись с фанатизмом обреченных, цеплялись за каждый переулок, за каждый дом, вводили в бой все новые подразделения. Многие опорные пункты в больших зданиях продолжали вести огонь даже после того, как наши подразделения уже обходили их. Штурмовые батальоны дивизии неудержимо пробивались вперед, не обращая внимания на оставшиеся сзади вражеские гарнизоны. Их ликвидировали подразделения второго эшелона.

Священная ненависть к фашистским захватчикам вела советских воинов на бессмертные подвиги. Под прикрытием танков они вплотную подбирались к домам, врывались в них, уничтожая «фаустников», вражеских снайперов гранатами и автоматным огнем. Там, где нельзя было взять противника пулей или гранатой, его выбивали бутылками с горючей смесью. Так, очищая дом за домом, квартал за кварталом, части дивизии уже 28 апреля полностью овладели районом Моабит. Расчет гитлеровцев отбросить нас назад провалился. Больше того, дивизия наступала только двумя полками — Зинченко и Мочалова, а третий полк — подполковника Плеходанова — находился во втором эшелоне и готовился к решающему удару по рейхстагу.

ЗА РЕКОЮ — РЕЙХСТАГ

Из докладов командиров частей первого эшелона дивизии проясняется общая картина боев за реку Шпрее. Немцы старались удержать мост Мольтке Младшего, чтобы не допустить через него наши подразделения на южный берег Шпрее. Но, смяв и артиллерийские и танковые заслоны немцев, подошли наши танки и батальоны 756-го стрелкового полка. Фашисты, сбитые с улиц Моабита и прижатые к реке, видели свое спасение только на южной стороне Шпрее. И чем ближе прорывались, тем больше перекрестных схваток. Наши подразделения неудержимо продвигались на юго-восток, а немцы отходили на запад, поперек нашему движению. Тут и начиналась их трагедия.

3-й батальон под командованием Ивана Петровича Крука вышел на берег Шпрее, при этом захватив мост, преградил путь отхода фашистам. Они лезли напролом, не считаясь с большими жертвами, пытались вырваться на южный берег, применяя массированный артиллерийский и минометный огонь. Но мужественные бойцы роты лейтенанта Вавилова отбивали атаку за атакой при поддержке пулеметной роты лейтенанта Симакова и минометной роты старшего лейтенанта Султанова. В этот ответственный и решающий момент комсомолец Вавилов лежал за ручным пулеметом и хлестал метким огнем по противнику. Командир взвода 45-мм пушек Борис Чурсин подбил два танка врага, которые пытались проскочить через мост.

Немцы решили обойти роту Вавилова с правого фланга, но их встретили шквальным огнем. С левого фланга они зайти не могли. Вдоль реки тянулись здания с толстыми стенами и узкими улицами. Фашисты боялись наткнуться на неожиданную засаду. За зданиями поднялась стрельба. Туда подошли подразделения 3-го батальона под командованием начальника штаба Ивана Сердюкова. Навстречу шли фашистские подразделения по направлению к мосту.

Перестрелка разгоралась. Бойцы батальона не давали врагу подняться с земли. Фашисты лезли и лезли на пулеметный огонь. Кто их гнал под пулеметные очереди? Может быть, подошла подмога с южной стороны реки Шпрее. Бой шел за мост, кое-где немцы просочились по берегу к мосту, стремясь овладеть им. Где-то в четырехэтажном доме пристроился фашистский пулемет — мигала непрерывная красноватая лента огня. Его тут же сбили. Сквозь разрывы мин и снарядов донесся громкий голос Ивана Артемьевича Сердюкова:

— Вперед!

Подразделения батальона поднялись в атаку, броском проскочили улицу, вышли на берег. Немцы бросались то в одну сторону, то в другую и каждый раз нарывались на наших бойцов. Они были зажаты со всех сторон. Выход был один: сдаваться в плен. Так многие и поступили, но часть их полегла на набережной.

В это время полковник Дьячков докладывает:

— Танк готов. Можно перебираться на новый НП.

Связистка Вера Кузнецова позвала меня к телефону. Я услышал голос командира полка Мочалова:

— Товарищ генерал, северного берега реки достигли! Сейчас направляю к каждому мосту по стрелковой роте со средствами усиления. Вижу на той стороне Тиргартен. Деревьев мало, вырублены. Зато зениток понатыкано! Часть из них против нас, на прямую наводку ставят.

— Держись, — напутствую его, — помощи тебе не будет.

Через несколько минут «тридцатьчетверка» резко взяла с места и, развернувшись на большой скорости, выскочила на Альт-Моабитштрассе. Не проехали мы и десятка метров, как рядом громыхнул взрыв фаустпатрона. Однако механик уверенно вел машину посередине улицы, подминая покореженные автомобили, объезжая обвалы. Впереди, сзади, сбоку рвались фаусты. Хлестали по броне пули. Поднимали столбы земли залетевшие с той стороны реки снаряды, но танк в твердых и умелых руках виртуоза был неуязвим. Всего несколько минут продолжался наш путь по открытой, простреливаемой улице. Но какие это были минуты!

Неожиданно появились фашисты, когда казалось, что нам уже удалось очистить от них Альт-Моабитштрассе.

Начальник тыла дивизии Истрин докладывал, что на наши тылы нападают группы вооруженных до зубов гитлеровцев.

Въехали во двор четырехэтажного дома, недавно принадлежащего министерству финансов. Здесь царило оживление, взад и вперед пробегали озабоченные люди. Нас встретил майор Гук.

— Товарищ генерал, для оперативной группы дивизии НП подготовлен. Пойдемте, я провожу вас.

— Пошли.

Нас встретил бледный, расстроенный капитан Чупрета, заместитель начальника оперативного отделения.

— Товарищ генерал, начальник связи дивизии майор Лазаренко погиб.

— Как?

— Когда мы тут отстреливались от немцев, он был ранен в ногу. Вроде бы и рана пустяковая. Перевязали его. Потом он попить попросил. Попил, сказал, лучше стало. А как кончился бой, смотрим, не дышит.

Больно. Конец войны — и погибают лучшие люди.

С НП виднелся противоположный берег Шпрее, проглядывалось разрушенное здание министерства внутренних дел, а чуть дальше — рейхстаг.

Тем временем войска 1-го Белорусского фронта, заняв всю восточную, северную и северо-западную части города, упорно продвигались к центру. Навстречу им шли бойцы 1-го Украинского фронта. В их руках находились южная и юго-западная части Берлина. Кольцо сжималось. У гитлеровцев оставались лишь центральный район города, парк Тиргартен и участок зоологического сада.

Наша 150-я и соседняя 171-я дивизии под командованием Негоды А. И. вышли на северо-западный берег реки Шпрее, на набережную Фридрихсуфер. Нашей дивизии была поставлена цель — овладеть «домом Гиммлера» и рейхстагом. Отойдя на южный берег, гитлеровцы не успели взорвать мост Мольтке. Теперь они держали его под непрерывным обстрелом. На защиту моста были брошены боевые группы эсэсовских батальонов, специально подготовленные «фаустники». Кроме того, сюда отобрали лучших солдат из пехотных, зенитных подразделений, авиационных частей. В этих условиях каждый метр земли, не говоря уже о каждом доме, приходилось брать с тяжелыми боями.

К вечеру 28 апреля после упорных уличных боев батальоны 756-го стрелкового полка вышли к Шпрее.

Немало рек и водных преград приходилось форсировать за годы войны. Но такую мы встретили впервые. Шпрее — река городская, ее берега закованы в гранит и круто возвышаются над водной гладью.

Сразу же возник вопрос: как форсировать? Выход один — мост, но он был забаррикадирован у входа и выхода, заминирован и опутан колючей проволокой, был разрушен снарядами в трех местах, чуть осел. Узнать о его надежности первыми поползли разведчики, вместе с ними солдаты саперного батальона майора Белова. Разминировали, удалили колючую проволоку, разметали баррикады, очистили путь стрелкам. Рота капитана Панкратова двинулась вперед, но в этот момент фашисты начали ураганный обстрел нашего берега и реки. Это было море огня. Вода в реке кипела.

В такой обстановке Панкратову и его бойцам удалось лишь добраться до баррикады. Они залегли на мосту, прикрываясь от пуль и осколков, отстреливаясь. Неприятель то приближался к позициям роты, то, отброшенный штыковой контратакой, откатывался назад. Так прошло около двух часов.

Началась артподготовка всей артиллерией дивизии. Наши орудия били по зданиям на противоположном берегу Шпрее, в которых засели фашистские пулеметчики, автоматчики и «фаустники». Вели огонь и по парку Тиргартен, где располагались неприятельские батареи.

Наши выстрелы были настолько прицельными, что со стороны гитлеровцев почти прекратилась ружейно-пулеметная стрельба. Наступил удобный момент для броска вперед.

— Товарищи! — привстал Панкратов. — За мной!

Он рванулся по мосту. Бежал во весь рост, не кланяясь пулям. Вот и южный берег Шпрее. Он дал длинную очередь из автомата по убегающим фашистам. И тут пули врага настигли его. Панкратов упал…

Истекая кровью, он все же отдал последнюю команду:

— Вперед! Только вперед, к рейхстагу.

Солдаты бросились в дом швейцарского посольства, захватили первые две комнаты. Три бойца понесли своего командира на санитарных носилках в медсанбат.

Дорога была трудной. Рвались снаряды, мины, жужжали пули. Занесли носилки с командиром в укрытие. Один из бойцов крикнул:

— Смотрите, «красный крест».

— Так это же госпиталь, пошли.

Бойцы вновь взяли носилки — понесли их в помещение. Навстречу им вышел человек в белом халате. Он задал вопрос на немецком языке. Это был врач немецкого госпиталя. Солдаты опасливо показали на раненого командира. Врач тут же склонился над Панкратовым, осматривая рану.

— Надо срочно делать операцию, — поднял голову врач.

— Нет, нет мы отнесем его в свой госпиталь, — отказался один из бойцов.

— Он может умереть. Надо делать срочно операцию, — настаивал врач.

Солдаты переглянулись.

— Что ж. Делайте…

Так командира роты Панкратова оперировал в разрушенном Берлине немецкий хирург. Благодаря ему он и остался жив.

В это время появился старший сержант Сьянов с несколькими солдатами. Как парторг роты и командир первого взвода он взял командование на себя. Рослый, смелый, решительный, опытный старший сержант повел роту в новую атаку на врага, засевшего в доме швейцарского посольства. За ним устремилась рота старшего лейтенанта Гранкина. Вскоре весь батальон ворвался в здание во главе с Неустроевым и Берестом. Тут показали чудеса храбрости солдаты и офицеры, они выбивали из комнат и коридоров врага с такой яростью, что гитлеровцы дрогнули, стали перебираться через улицу и скрываться в здании министерства внутренних дел.

За батальоном весь полк переправился через, казалось, непреодолимую водную преграду.

«ДОМ ГИММЛЕРА»

К рассвету 29 апреля Шпрее осталась позади полка, но бой не прекращался ни на минуту. 674-й полк продолжал наступать. Очистил от противника невысокие дома, расположенные на набережной Шпрее, и вышел к громадному шестиэтажному зданию. Это было министерство внутренних дел, или, как мы его назвали, «дом Гиммлера».

Батальон майора Василия Иннокентьевича Давыдова переправился по мосту Мольтке благополучно, без потерь. На исходные позиции вышел полк Зинченко.

Командир 674-го полка подполковник Плеходанов со своей группой расположился в доме швейцарского посольства, ведя наблюдение. Плеходанов принял решение не ждать батальон Логвиненко, а вместе с батальоном Неустроева начать штурм «дома Гиммлера».

— Приготовиться к атаке! — передал он по телефону и по рации. — Идем на штурм!

Командиры подразделения передали команду взводам и отделениям.

И тут точно по сигналу командующего артиллерией дивизии полковника Григория Николаевича Сосновского со стороны северного берега Шпрее над высокоэтажными домами стремительно понеслись огненные хвосты реактивных снарядов. Тут же дружно заговорила артиллерия дивизии. Где-то за рекой, на некотором удалении от передовых цепей, басовито ухали приданные нам тяжелые гаубицы 124-й гаубичной бригады.

Комбат Давыдов время от времени поглядывал на часы. Он выжидал время, когда следовало поднять в атаку батальон.

Слева был готов ринуться в бой батальон Неустроева.

Артналет, как было установлено, должен длиться пятнадцать минут. На четырнадцатой минуте передовые цепи батальонов должны броситься в атаку.

И вот эта минута приближалась. Нервы напряжены до предела. Мы видели, как неторопливо капитан Барышев, помощник начальника оперативного отделения, поднял над головой ракетницу. В небо взвились зеленые ракеты — сигнал к атаке.

Прозвучала команда:

— Вперед! За Родину!

Роты двух батальонов продвигались к «дому Гиммлера», на ходу ведя огонь.

Вместе с ротами в боевых порядках — орудия сопровождения. Они с коротких остановок вели огонь прямой наводкой по пулеметам противника, тем самым обеспечивая успешное продвижение вперед. Взвод младшего лейтенанта Михаила Шмонина непосредственно поддерживал роту старшего лейтенанта Батракова. Все устремились к «дому Гиммлера».

Из мрачного каменного здания неприятель вел обстрел. Из окон, подвалов, с чердаков били крупнокалиберные пулеметы, стреляли «фаустники». Несмотря на это, солдаты роты Батракова и артиллеристы Шмонина ворвались в «дом Гиммлера». А за ними остальные роты батальонов Давыдова и Неустроева.

Гитлеровцы сопротивлялись отчаянно. Началась штыковая схватка и в упор — автоматная стрельба. Командир артиллерийского взвода Шмонин увидел, как упал тащивший пушку наводчик. Он не раздумывая становится за наводчика орудия и продолжает метким огнем поражать цели.

За первым эшелоном двинулся батальон майора Логвиненко. Противник стрелял из окон здания по нашим бойцам, бегущим через улицу Мольтке. Свист пуль, разрывы снарядов и мин, и все это давило к земле. Из комнаты в комнату перекатывает пушки Шмонин, развернув орудие, делает один-два выстрела, и огневая точка противника подавлена. На помощь Шмонину подоспела пулеметная рота капитана Лебедева.

Вот уже очищен первый этаж. Поднялись на второй. Взвод Шмонина не отставал от стрелков. С их помощью втащили пушку на второй этаж. Дуло — в окно. Орудие нацелено на рейхстаг…

— Огонь по вражескому осиннику! — отчаянно рубанул рукой Шмонин. Эта была его последняя команда…

Много часов продолжался еще тяжелый бой внутри здания. Действовать приходилось мелкими группами. Борьба шла за каждую комнату, за каждый этаж. Здание поминутно сотрясалось от взрывов, часто возникали пожары, рвались боеприпасы.

Неожиданно грохот огромной силы потряс воздух, заглушил все остальные звуки. Это взорвались подожженные нашими бойцами два вражеских вездехода с фаустпатронами.

Вот как об этом вспоминает капитан Неустроев:

«Дым, дым, дым… Он душил, ослеплял. Меня беспокоило лишь одно: не потерять бы здесь много людей… И я удивлялся, когда санитары докладывали: «Тяжелораненых нет». Как же так? В таком аду и нет тяжелораненых? Они, конечно, были, но почти никто из них не покидал поле боя. Когда в одном из коридорных лабиринтов я встретился с сержантом Иваном Зазулей, его голову и руки покрывали бинты.

— Почему не в медсанбате?

— Пустячное ранение, товарищ капитан, царапины.

На самом же деле сержант Зазуля был серьезно ранен, но в критический момент боя он не захотел оставить товарищей и остался в строю».

Так было в батальоне Неустроева. Так было в батальоне Давыдова. Так было во всех подразделениях нашей дивизии, сражавшейся на подступах к рейхстагу.

Бой не затихал, когда в «доме Гиммлера» появился передовой медпункт 195-го медсанбата, возглавляемый доктором Раисой Калмыковой. Раиса Федоровна, веселая в любой тяжелой обстановке, подвижная и легкая на ходу, везде и всегда успевала. Молодая, прямо со студенческой скамьи в бой, на фронт.

С приходом девчат стало светлее, радостнее, раненые оживились, постепенно даже стоны затихли, как будто солнце приклонилось ниже ясными лучами. Медсестры разошлись по комнатам к раненым, перевязывали их, говорили ласковые слова, утешая:

— Потерпите, дорогие…

В бой вступили свежие силы дивизии. Через мост прошла 23-я танковая бригада под командованием подполковника Михаила Васильевича Морозова. За ней продвигался 351-й полк самоходных артиллерийских установок полковника Виктора Федоровича Герцева. На левом фланге шел второй батальон под командованием капитана Ивана Викторовича Клеменкова.

Немецкое командование между тем ввело в бой новые подразделения. Против нас оказались курсанты — шестнадцатилетние мальчишки морской школы из города Росток. Их перебросили на транспортных самолетах и приказали любой ценой задержать продвижение наших войск к правительственным зданиям. Тогда было неизвестно, что гитлеровское руководство возлагало надежду на переговоры с союзниками. Поэтому не жалел Гитлер самых преданных ему солдат, бросил в бой даже юнцов. Ему казалось, что война еще не проиграна…

Командир полка Плеходанов сообщил по телефону:

— К вам на НП отправлен пленный моряк.

Моряк?! Откуда он появился? Рядом со мной сидел начальник разведки дивизии майор Гук.

— Разрешите? — послышался голос часового.

— Входите!

В комнату ввели задержанного. Это был рослый, статный морской офицер лет тридцати — тридцати пяти, в черном морском костюме. Мне припомнилась атака немецких моряков на Латашинских холмах…

— Кто вы? — спросил я.

— Майор Гофман, командир морского отряда, — ответил он с гордостью.

— Откуда прибыли?

— Из Востока.

— Из какой части сформирован отряд?

— Это была школа моряков. Из курсантов формировали отряд особого назначения СС.

На вопросы моряк отвечал обстоятельно.

— По приказу гроссадмирала Деница нас в составе трех рот — 500 человек — посадили на транспортные самолеты и перебросили в Берлин, на аэродром Темпельгоф южнее 5 километров от рейхстага. После высадки строем пришли мы в район рейхсканцелярии. Там нас построили около бункера. Вышел Гитлер со свитой. Вид фюрера нас удивил, он выглядел глубоким и дряхлым стариком, руки и голова дрожали. Сначала Гитлер вручил Железный крест подростку, подбившему фаустпатроном русский танк. Потом обратился с короткой речью к нам. Он назвал нас героями и надеждой нации, призванными спасти Германию в трудный для нее час. «Ваша задача, — сказал он, — отбросить небольшую группу русских, которая прорвалась на этот берег Шпрее, и не допустить ее к рейхстагу. Продержаться нужно совсем немного. Скоро вы получите новое оружие огромной силы и новые самолеты. С юга подходит армия Венка. Русские будут не только выбиты из Берлина, но и отброшены до Москвы».

Гитлер ушел. Его место перед строем занял Геббельс. Он говорил долго, развивая мысли фюрера о чудодейственном оружии, о слабости большевистских позиций и о скорой победе… Гитлер еще покажет свою силу всему миру! — так говорил Геббельс.

Геббельс отдал приказ немедленно наступать. Я повел отряд к рейхстагу и занял траншеи. Там мы сидели недолго. Потом получили сигнал к контратаке. Задача отряда — пробиться к мосту Мольтке и взорвать его.

— Вы надеялись выполнить задание?

— Надеялся. Нас не мог обмануть фюрер.

— Все кончено для вас…

Пленный зло переводил взгляд с Гука на Артюхова.

— Раз вы верите в победу, тогда мы отправим вас обратно и вы будете командовать своим отрядом.

Он этого не ожидал, вздрогнул, вытянулся в струнку, торопливо выдавил:

— Лучше расстреляйте меня, чем обратно, — и он схватился руками за голову, зарыдал.

— Успокойтесь, господин офицер! Вы сдались в плен?

— Нет, я случайно попал. Ваши подразделения окружили мой отряд. Мы не ожидали атаки со стороны здания министерства внутренних дел.

— Жаль этих мальчишек, которые погибли зря под вашим командованием. Счастливцы те, которые оказались в плену.

Он посмотрел на меня.

— Разве расстреливать вы их не будете?

— Нет, мы пленных не расстреливаем и вас расстреливать не будем. Отправим всех вас в глубокий тыл.

Поверил он или нет, но на лице появилась улыбка.

Его увели разведчики.

Грустно было смотреть на этого офицера. Думалось, как же крепко засели в головах немцев бредни Геббельса. Говорят заученными фразами, повторяют их механически, не вдумываясь в смысл, — таков плод воспитания, начавшегося еще в гитлерюгенде. А сейчас самый раз стоило бы задуматься.

Все моряки, которые попали к нам в плен, говорили о новом «чудо-оружии», о новых самолетах. Гитлер заставит русских содрогнуться от нового оружия, а потом немцы перейдут в решительное наступление, Гитлер еще покажет силу Германии, и враг будет отброшен от Берлина.

НА КОРОЛЕВСКОЙ ПЛОЩАДИ

До рассвета 30 апреля очистили от противника «дом Гиммлера». Бойцы валились с ног от усталости. Легкораненые не уходили в медсанбат. Как только увидели в окна рейхстаг, приободрились, возбужденно переговариваясь:

— Вот оно, логово…

— Да, тряхнем его…

В ротах готовились к бою. Солдаты спешно чистили автоматы и пулеметы, набивали патронами сумки, запасаясь гранатами. Всеми овладело возбуждение, отличавшееся во многом от того обычного чувства взволнованности, которое сопутствует солдату в бою.

Командир 674-го полка Алексей Дмитриевич Плеходанов доложил:

— Подразделения выходят на исходные позиции для атаки рейхстага.

Ночью накапливали силы для штурма рейхстага. Семь артиллерийских полков, четыре гвардейских минометных дивизиона, два полка самоходных артиллерийских установок, 23-я танковая бригада, 85-й танковый полк. Все было нацелено и направлено на рейхстаг.

Главный удар по рейхстагу дивизия готовилась нанести полком Плеходанова. Полк Зинченко должен был наступать слева в направлении главного входа в рейхстаг. Боевой порядок строился в два эшелона. К часу дня подразделения должны были занять исходное положение перед рвом. Начало артиллерийской подготовки запланировано на 13 часов 30 апреля.

469-й стрелковый полк М. А. Мочалова я выдвинул вправо на реку Шпрее с задачей — прикрыть правый фланг дивизии и корпуса, перекрыв своими подразделениями мосты через Шпрее, и не выпустить противника из кольца окружения на север к войскам адмирала Деница.

Первый батальон капитана Блохина оставили в резерве и расположили около моста Мольтке.

Ночь подходила к концу. Операторы спали глубоким сном, они были измучены до предела, а день предстоял трудный и напряженный. Не спала только Вера Кузнецова, сидела рядом, крепко прижав телефонную трубку к уху, прислушивалась к сигналам. Начальник политотдела подполковник М. В. Артюхов говорил по телефону с замполитами частей.

Окинув еще раз взглядом карту, я сунул ее в планшетку, вышел на улицу покурить. Следом вышел начподив.

— Не спится, — словно оправдываясь, произнес Михаил Васильевич, — завтра такой день, весь мир его ожидает.

А земля продолжала вздрагивать от каждого разрыва тяжелого снаряда. Они рвались где-то совсем близко, а некоторые, казалось, пролетали над головой.

Медленно наступал рассвет. Было как-то сумрачно. Прояснились очертания зданий, а за ними показался рейхстаг.

Поднялся на НП четвертого этажа дома министерства финансов. Отсюда хорошо просматривалась Королевская площадь перед рейхстагом. Ее прорезает канал с водой, за каналом, подковообразно огибая рейхстаг, три линии траншей с пулеметными площадками. За траншеями — огневые позиции зенитных батарей противника. Там же танки и самоходные орудия, стволы которых были направлены в нашу сторону.

Площадь перед рейхстагом была сплошь изрыта снарядами и минами. Изрешечен и сам рейхстаг. Снаряды рвались и теперь. Воронки перед рейхстагом и огромные пробоины в его стенах свидетельствовали о том, что тяжелая артиллерия, приданная и поддерживающая дивизию, показала наивысший класс стрельбы по точности.

Из окон рейхстага торчали стволы пушек, пулеметов и автоматов. В нескольких местах были заметны железобетонные доты.

К 4 часам 30 минутам 30 апреля нашими войсками было полностью очищено здание министерства внутренних дел. Полки стали выходить на исходный рубеж для штурма рейхстага. Артиллерия прикрывала сосредоточение войск на исходный рубеж.

Бой продолжался в центре Берлина. Королевская площадь сжата крепкими клещами войск 3-й, 5-й и 8-й гвардейской армий. Мы знаем: в рейхсканцелярии в подземном бункере Гитлер и Геббельс. От них исходят распоряжения — драться до последнего солдата, до последнего патрона. И старики из ландштурма и фанатические юнцы из гитлерюгенда бросаются в контратаки на наши танки и самоходки, на верную смерть. Идет ожесточенная борьба за каждый метр, за каждый окоп, за каждый дом. Королевская площадь в дыму и в огне.

Наблюдаю за ходом боя. Остатки эсэсовских, авиационных частей и школа моряков упорно продолжают драться. Воевать они умели. И умирать в бою — тоже. Так было и на Королевской площади.

На этом пятачке огромного фронта боев, бушевавших в Берлине, с той и с другой стороны — опытные, стойкие, обстрелянные части. Между зданиями министерства внутренних дел и рейхстагом идут кровопролитные бои. Немцы подтягивают все новые и новые части и подразделения и ставят их для обороны рейхстага.

Судя по всему, немцы не собирались без боя сдать рейхстаг.

Шли и наши стрелковые подразделения, танки, самоходки и орудия, быстро проскакивали через мост Мольтке и скрытно от противника выходили на исходные позиции для штурма рейхстага.

Слева от нашей дивизии выходили полки 171-й стрелковой дивизии полковника Алексея Игнатовича Негоды. Справа — 207-я стрелковая дивизия полковника В. М. Асафова. Они тоже продвигались на исходные позиции для наступления на рейхстаг. Батальоны майора Давыдова и капитана Неустроева пробились к Королевской площади. Здесь они заняли исходное положение перед рвом, предназначенным для новой линии метрополитена. Никто не думал о еде и отдыхе, хотя с пятнадцатого апреля воины всей дивизии спали только урывками. Люди казались выкованными из стали и буквально творили чудеса.

Вот, пробиваясь по узким проходам между развалинами, тащат свои пушки артиллеристы. Командир расчета коммунист Николай Бердников навел орудие и открыл огонь по рейхстагу.

Боевые эпизоды тех дней свидетельствовали об отваге и героизме тех, кто рвался к рейхстагу. Вот один из них.

Не отставая от стрелков, продвигались вперед со своим орудием артиллеристы расчета коммуниста Николая Хабибулина. Нелегко перетаскивать пушку через окна и проемы в стенах, по грудам битого кирпича и искореженного железа. Кругом пламя. Но Хабибулин только и твердит:

— Рейхстаг близко. Вперед, братцы, только вперед!

И артиллеристы упрямо шли. Вот они установили орудие на северо-восточной окраине Королевской площади. Отсюда хорошо виден рейхстаг — зловещая серая громада. Строчат, захлебываясь, вражеские пулеметы, безостановочно бьют зенитные орудия, ведут огонь тяжелые танки.

Уничтожить два пулемета, стрелявших из пролома в стене рейхстага и из окна у главного входа, — такую задачу получил расчет Хабибулина. Артиллеристы сразу же принялись за дело. Орудие наведено на цель. В это время раздался взрыв. Поднялись клубы дыма и пыли. Орудие было повреждено. Но артиллеристы нашли выход. Через некоторое время Николай Хабибулин и его товарищи с помощью пехотинцев подтащили другую пушку. Меры предосторожности предпринял командир.

— Все в укрытие! — произнес Хабибулин. — Стрелять будем по одному. У орудия остаюсь я. Если меня убьют или ранят, заменит заряжающий Усков. Если он будет убит — заменит следующий. Понятно?

Командир расчета подполз к орудию, зарядил и выстрелил по рейхстагу. Выстрел был точен — фашистский пулемет умолк. На второй пулемет был затрачен тоже только один снаряд.

Орудие Николая Хабибулина продолжало бить по врагу. В бой включались все новые и новые расчеты. Младший сержант Яшков, рядовые Санюк, Бавтрук метким артиллерийским огнем бесстрашно и умело помогали пехотинцам «выкуривать» гитлеровцев из их укрытий перед рейхстагом. Ураганный огонь обрушивали на фашистов «катюши».

Перед нами лежала Королевская площадь. Это был, что называется, крепкий орешек. Если судить по карте, то площадь опоясывало кольцо зеленых насаждений, а все пространство от министерства внутренних дел до рейхстага было заштриховано зеленым цветом. На самом же деле мы увидели другое: ни одного дерева, ни одного зеленого куста. Только обугленная, искореженная земля.

Для того чтобы добраться до рейхстага, нашим бойцам нужно было преодолеть эту дымящуюся огненную площадь. Подразделения готовились к решающему броску.

В течение ночи и утра артиллерия была поставлена в трехстах-четырехстах метрах от рейхстага. Несколько орудий бойцы подполковника Плеходанова втащили на второй этаж «дома Гиммлера». Сюда внесли размонтированные установки гвардейских минометов. Все огневые средства были направлены на рейхстаг и на подступы к нему справа и слева.

ВЗЯТИЕ РЕЙХСТАГА

Рейхстаг оборонялся многочисленным гарнизоном, в который входили солдаты и офицеры отборных гитлеровских частей, курсанты морской школы, трехтысячный эсэсовский полк, артиллеристы, летчики, отряды фольксштурма. Всего было около шести тысяч солдат и офицеров. В глубоком подвальном помещении находился командный пункт.

Рейхстаг для гитлеровцев не просто здание и не просто крепость. Сдать его — значит потерять все надежды. Фашисты вели массированный огонь по нашим огневым точкам.

— Товарищ генерал, танки не могут выйти на исходные позиции, — докладывает подполковник Морозов.

— Почему?

— Огонь просто шквальный. Движение затруднено. Четыре танка подбито.

Принимаю решение — на месте оценить обстановку.

— Разрешите, и я с вами? — предлагает Морозов.

— Нет, вы здесь нужнее.

Взял капитана Барышева из оперативного отделения, адъютанта Курбатова и двух разведчиков и вышел на улицу. Густой, тяжелый гром, волнами прокатывающийся над городом, здесь слышался отчетливее и явственнее. Воздух порой содрогался от близких разрывов. Мы пробирались через груды битого кирпича, мимо остовов искореженных машин.

Вот и мост. Теперь надо проскочить, огонь здесь с трех сторон. Рывок, спрятавшись за баррикады, отдышались, бегом мимо подбитого танка Т-34, проскочили на ту сторону Шпрее и спустились вниз, на правую сторону дамбы, под мост.

Передо мной возник солдат, здоровый, в ватнике, небритый, грязный. Стоя у вскрытого ящика, он протянул мне белый полотняный мешочек.

— Товарищ генерал! Прошу вас взять часы.

— Что? Бой идет, а вы…

— Да я-то что? Старшина Игнатов первой минометной роты 756-го полка приказал всем, кто идет к рейхстагу, вручать часы, хоть генералу.

— Старшина приказал?

— Так точно, старшина приказал!

— А где же взяли часы?

— А тут, в «доме Гиммлера», много ящиков. Стали обкладывать миномет, и один ящик упал из рук, они и покатились. Пленные говорят, что фюрер собирался награждать этими часами тех, кто первым войдет в Москву. Но Москвы им не видать, а часы вот старшина приказал давать тем, кто идет на штурм рейхстага.

…Сейчас эти часы хранятся в Ленинграде, в музее Великой Октябрьской социалистической революции. Под часами надпись:

«Этими часами наградил рядовой Кобелев генерал-майора Шатилова».

Около танков не было ни пехотинцев, ни артиллеристов. Сами же танкисты были в машинах.

Стрельба продолжалась из всех видов оружия, с обеих сторон. Кругом рвались снаряды и мины. Стрелки и пулеметчики в одиночку и группами перебегали к каналу, залитому водой, и там укрывались за насыпью.

Капитан Курбатов постучал по броне. Показались танкисты. Увидев нас, быстро выскочили и обступили.

— Что будем дальше делать? — спросил я.

— Надо выходить к пехоте, — произнес командир танка.

— А как? Мы попробовали и три танка потеряли. Зенитки насквозь броню пробивают, — сказал стрелок.

— Как зовут? — спросил я.

— Алексей Титков.

— Правильно говоришь, Титков. Прежде чем выходить, надо уничтожить зенитки. Сам в прошлом танкист, разбираюсь кое в чем…

Все заулыбались, подумали — пошутил.

— Ну-ка давайте дойдем до угла и посмотрим.

Мы вышли за угол дома. Впереди виднелись вражеские пушки.

Тут же дал команду нашей артиллерии уничтожить зенитки. Вскоре артиллерия накрыла огнем батареи противника. Танкисты вышли на исходные позиции.

Боевая задача была доведена до всего личного состава. Каждый командир знал, где ему наступать, какой этаж брать, кто обеспечивает фланги, какие орудия идут вместе с пехотой. В подразделениях царил необычайный подъем, как будто и не было за плечами многих бессонных ночей.

В траншее на Королевской площади идет партсобрание. Заместитель по политчасти командира батальона лейтенант Алексей Берест знакомит коммунистов с задачами подразделения.

— Товарищи коммунисты! — говорит он, заканчивая. — Нам выпала высокая честь нанести последний удар по врагу и водрузить Знамя Победы над рейхстагом. Этот удар должен быть смертельным для фашистов… Коммунисты, как всегда, пойдут в первой цепи боевых порядков рот.

Выступает командир 1-й роты коммунист Илья Сьянов. Он говорит, обращаясь к замполиту:

— Коммунисты и весь личный состав моей роты выполнят с честью поставленную задачу.

На таком же коротком собрании комсомольцев в батальоне Давыдова у какой-то разрушенной будки перед рвом, залитым водой, комсорг Хакимджан Мамедов говорит:

— Товарищи комсомольцы! Будем же, как всегда, впереди. Лично я обещаю в этом бою первым ворваться в рейхстаг.

Все ожидали условного сигнала. Этим сигналом был залп «катюши». Заговорили гвардейские минометы. Началась артиллерийская подготовка. По рейхстагу стреляла артиллерия, остававшаяся на северном берегу реки. Наши солдаты пустили в ход трофейные фаустпатроны. В течение тридцати минут, словно гигантский молот, непрерывно гремела канонада. Но вот, пробиваясь сквозь орудийный гул, всколыхнулось могучее:

— Ура! За Родину!

Подразделения двинулись на штурм рейхстага. Каждый метр пространства пронизывали пули, осколки мин и снарядов. Воины падали, поднимались и неудержимо продвигались вперед.

Еще двадцать шестого апреля я вручил командиру полка полковнику Зинченко Знамя, которое должны были установить на куполе рейхстага, и сказал:

— Доверяю вам это Знамя. Ставлю задачу — с честью пронести его в боях через Берлин и водрузить на рейхстаге как символ нашей Победы над фашистской Германией.

Глаза Зинченко радостно сияли.

— Слушаюсь, товарищ генерал! Приказ будет выполнен!

Почему Знамя вручено 756-му стрелковому полку, а не другому? В течение всех предшествовавших боев в Берлине этот полк шел в первом эшелоне. Поэтому, посоветовавшись с начальником политотдела М. В. Артюховым, решили его доверить этому полку.

Противник вел интенсивный огонь. Черные фонтаны земли вздымались вверх, визжали осколки, летели камни. Гарь, пыль заволокли все вокруг. С НП плохо просматривались наступающие.

Поднял трубку телефонного аппарата:

— Где Знамя, не вижу?

— Знамя у меня на НП. Послал капитана Кондрашова за разведчиками, — ответил мне Зинченко.

Признаюсь, я остался недоволен медлительностью полковника. Знамя должно быть в боевых порядках. Вновь прильнул к стереотрубе. По Королевской площади пробегали солдаты. Они стягивались, словно к двум полюсам магнита, к главному входу и к юго-западному углу здания, за которым находился скрытый от глаз депутатский вход.

— Вас к телефону. — Курбатов передал трубку.

— Докладываю, — послышался голос Зинченко. — Знамя вручено сержанту Егорову и младшему сержанту Кантария. Они продвигаются к рейхстагу.

Сержант Егоров… Мне был известен этот разведчик.

Когда началась война, Мише Егорову едва исполнилось 16 лет. Через год он стал бойцом партизанского отряда на Смоленщине. Участвовал в боевых операциях. Вскоре Миша становится опытным разведчиком. Ему знакомы были партизанские тропы не только Смоленщины, но и Белоруссии, Литвы, Латвии. Отделение разведчиков, которым было взято 140 «языков», пустило под откос пять эшелонов противника, сожгло и подорвало несколько мостов, много автомашин. Орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, Славы III степени, медалью «Партизану Отечественной войны» был отмечен Михаил Егоров за партизанские подвиги.

А потом он прибыл в нашу 150-ю стрелковую дивизию. Тогда мы стояли под Варшавой.

Михаил Алексеевич Егоров в полковом разведвзводе стал командиром отделения. Всегда труднее тем, кто идет впереди. А разведчики — солдаты первого эшелона. В Кунесдорфе во второй полосе обороны противника после прорыва на Одере он возглавил атаку. За проявленный героизм сержанту прямо на поле боя был вручен орден Красного Знамени.

Фамилию младшего сержанта Кантария я слыхал, но близко его не знал.

Тем временем рота Сьянова быстро продвигалась к главному входу рейхстага под прикрытием артиллерийского и минометного огня. Перебегая от воронки к воронке, прячась за срубленные и поваленные деревья, они бежали по огненному морю.

В первой траншее залегли бойцы 2-й роты, чье наступление было дважды отбито фашистами. Они присоединились к роте Сьянова. Вот уже преодолели канал.

Прошли вторую траншею. Осталось метров семьдесят до лестницы главного входа рейхстага.

Егоров и Кантария со Знаменем в чехле выскочили из окна «дома Гиммлера». Пробежали метров сто, залегли в воронку. Побежали дальше. Егоров перебрался через канал по рельсам, за ним Кантария. Вот догнали роту Сьянова. Их встретил заместитель командира батальона по политчасти лейтенант Алексей Берест.

К рейхстагу были устремлены все. Каждому хотелось первым ворваться в массивное здание с мраморными колоннами. Накануне штурма участникам был объявлен приказ командарма 3-й ударной армии В. И. Кузнецова, в котором были строки:

«…командир части, подразделение которого водрузит флаг над зданием рейхстага, будет представлен к званию Героя Советского Союза».

Как командир дивизии я предложил начальнику политотдела подполковнику М. В. Артюхову сделать красные флаги и выдать по одному в каждое подразделение. Один из таких флагов капитан Неустроев вручил младшему сержанту Петру Пятницкому.

Дело в том, что этот боец был освобожден из плена и, попав в подразделение Неустроева, со стороны сослуживцев чувствовал к себе некоторое недоверие. И когда командир решал, кому доверить флаг, Пятницкий первым шагнул из строя.

Взбежав на первую ступеньку рейхстага, Петр Пятницкий взмахнул флажком и тут же, сраженный пулей, зашатался и упал. Его флаг, флаг воина-героя, был подхвачен младшим сержантом П. Щербиной и установлен на одной из колонн главного входа. Здесь почти одновременно взвились флаги, водруженные многими советскими воинами.

В рейхстаге кипел жестокий бой. Укрываясь от огня противника за статуями и колоннами, бойцы дрались буквально за каждый метр площади. Действуя автоматами и гранатами, наши воины сначала захватили смежные с вестибюлем помещения. Гитлеровцы вели огонь со второго этажа, из подвала и подземных ходов, соединявших рейхстаг с другими правительственными зданиями. Но что мог поделать враг с людьми, которые несли освобождение от фашизма всей Европе! Что он мог поделать с советскими воинами-богатырями! Вот ранило солдата Ваганова, но он не отступил, не прекратил схватки. Прижавшись простреленным плечом к мраморной статуе Вильгельма, чтобы хоть немного остановить хлещущую из раны кровь, он бросал здоровой рукой гранату за гранатой в наседавших на него гитлеровцев. Кончился бой, Ваганов, скрюченный от боли, обмяк телом и опустился на пол. Боль была долгой и нестерпимой. Усилием воли он заставил себя стоять, не ушел и не пропустил врага. Раненые не покидали рейхстаг. Все стремились добить врага в его собственной берлоге.

Когда в рейхстаг перебрались комбаты Неустроев и Давыдов, была восстановлена связь со сражающимися подразделениями. Метр за метром, комнату за комнатой очищали от фашистов батальоны Неустроева и Давыдова. Образовался своеобразный «комнатный фронт», где противники сталкивались друг с другом в упор, грудь с грудью. Оказывая яростное сопротивление, фашистский гарнизон стремился выиграть время. Казалось, не было еще боя более жестокого, чем тот, который завязался в рейхстаге в тот день.

Наступающие, продвигаясь вперед на ощупь и обнаруживая фашистов по вспышкам выстрелов, все глубже проникали в коридоры рейхстага. Солдаты обоих батальонов уверенно очищали от гитлеровцев нижний этаж здания. Захватив первый этаж, они перенесли бой на второй. Среди них были Егоров и Кантария. Оберегая Знамя, прокладывая путь гранатами, поддерживаемые товарищами, они по ступенькам полуразрушенной лестницы поднимались все выше и выше. И вновь неожиданное препятствие — проход на второй этаж был взорван. Тогда младший сержант Кантария бросился вниз, разыскал лестницу и вернулся с ней. Солдаты устремились вверх. Достигнув второго этажа, Егоров и Кантария заметили окно, выходящее на Королевскую площадь. Развернув Знамя, они выставили его в распахнутое настежь окно. Красный стяг со звездой и изображением серпа и молота был хорошо виден не только бойцам 150-й дивизии, но и бойцам соседних частей и подразделений.

Как только очистили от противника второй этаж, Егоров и Кантария под прикрытием небольшой группы Береста начали подниматься вверх. Каждый шаг приходилось делать с осторожностью и оглядкой, несколько раз они натыкались на гитлеровцев. И тогда начинал стрелять пулемет Щербины, а автоматчики бросали гранаты. Одна из вражеских групп оказалась довольно большой. Когда Берест, Щербина и автоматчики почти в упор открыли огонь, немцы не обратились в бегство, а приняли бой. На помощь подоспели бойцы из роты Ярунова.

Теперь недалеко было уже и до Крыши рейхстага. Над крышей рвались снаряды, жужжали осколки, свистели пули.

Королевская площадь все еще находилась под обстрелом: по ней вели огонь и наши и немецкие батареи. Стоял вечер. В густых сумерках вспышки рвавшихся снарядов казались нестерпимо яркими. Егоров и Кантария двигались по крыше на четвереньках, ощупывая перед собой каждую пядь.

Прижимаясь к крыше, знаменосцы уверенно подбирались к куполу рейхстага.

Рвавшиеся снаряды заставляли знаменосцев то и дело ложиться. Впереди Егоров, а за ним Кантария, наконец, достигли основания купола. Они не обращали внимания на пули, на оглушительную трескотню гранат, поднимались по ребрам каркаса. Передвигаться было трудно. Карабкались медленно, друг за другом, цепляясь за железо, резали руки об осколки стекла. Наконец смогли встать — кругом зарево горящего города и молниевые вспышки рвущихся снарядов да поднимающиеся кверху пороховые тучи. Поползли дальше.

Главное — преодолеть оставшиеся метры. Прикрывая друга огнем, Кантария подталкивает сержанта вверх.

Вот он — купол рейхстага. Сержант Егоров, держась за решетку, встает. Кантария прилаживает древко к металлической перекладине. Знамя поднято! Оно заполыхало на ветру.

Спустившись вниз, бойцы кинулись докладывать полковнику Зинченко.

— Товарищ полковник, Знамя Победы водружено над рейхстагом! — отрапортовал сержант Егоров.

— Молодцы, — взволнованно похвалил их командир полка и вместе с бойцами вышел на Королевскую площадь. Неожиданно разорвался снаряд и вспышка осветила купол. На нем развевался красный флаг.

Через несколько минут Зинченко торжественно сообщил мне по телефону о свершившемся. А я в свою очередь решил доложить командиру корпуса генерал-майору С. Н. Переверткину. Но Семена Никифоровича Переверткина на месте не оказалось, я доложил начальнику штаба корпуса Александру Ивановичу Летунову — Знамя Победы водрузили разведчики сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария.

Вот выдержка из книги Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления», в которой рассказывается об этих памятных минутах:

«30 апреля 1945 года навсегда останется в памяти советского народа и в истории его борьбы с фашистской Германией. В этот день в 14 часов 25 минут войсками 3-й ударной армии (командующий генерал-полковник В. И. Кузнецов, член Военного совета генерал А. И. Литвинов) была взята основная часть здания рейхстага.

За рейхстаг шла кровопролитная битва. Подступы к нему прикрывались крепкими зданиями, входящими в систему девятого центрального сектора обороны Берлина. Район рейхстага обороняли отборные эсэсовские части общей численностью около шести тысяч человек, оснащенные танками, штурмовыми орудиями и многочисленной артиллерией.

Непосредственный штурм здания рейхстага осуществляла усиленная 150-я стрелковая Идрицкая дивизия (3-й ударной армии), во главе стоял опытный генерал Герой Советского Союза В. М. Шатилов, 150-ю дивизию поддерживали 23-я танковая бригада и другие части армии. За этим исторически важным боем лично наблюдал командарм В. И. Кузнецов, который держал со мной непрерывную связь.

…Он позвонил мне на командный пункт и радостно сообщил:

— На рейхстаге Красное Знамя! Ура, товарищ маршал!

— Дорогой Василий Иванович, — ответил я, — сердечно поздравляю тебя и всех твоих солдат с замечательной победой. Этот исторический подвиг войск никогда не будет забыт советским народом. А как с самим рейхстагом?

— В некоторых верхних этажах и в подвалах здания все еще идет бой, — доложил В. И. Кузнецов».

Подбежала взволнованная телефонистка Вера Кузнецова:

— Товарищ генерал, разрешите мне посмотреть на Знамя?

Время было напряженное, непрерывно звонил телефон, и телефонистка нужна была. Но таким ликованием были полны ее глаза, что отказать ей я не мог.

— Разрешаю! А вы, — я обратился к майору Гуку, — проводите ее на НП.

В эти дни было много пленных. Но мне особенно запомнились два гитлеровских генерала. Оба длинные, сухопарые, в парадной форме, тщательно выбритые. Их привел на наблюдательный пункт старший сержант Иван Лысенко.

Установил фамилии: один был генерал-лейтенант Вильгельм Бранкенфельд, другой — генерал-майор Вальтер Шрайбер.

Спросили их о берлинском сражении.

— Берлин нами потерян, — тихо произнес Бранкенфельд.

Беседа проходила с трудом, так как немецкий я плохо знал, а переводчик находился на командном пункте. Тогда генерал Бранкенфельд предложил:

— Мы плохо понимаем друг друга. Может быть, нам перейти на английский язык?

— Можно и на английский, но я свободнее владею китайским. Продолжим разговор по-китайски…

— Как жаль, как жаль, — пробормотал генерал, прикладывая руку к сердцу, — что мы не умеем говорить по-китайски.

Я пригласил подойти генералов к узкому окошку и предложил взглянуть на город. Он был весь в огне. Сквозь дымовые тучи едва просматривались смутные очертания громадных зданий. Но рейхстаг с колоннообразной крышей был виден. Над ним развевалось Красное Знамя.

Генералы понуро опустили головы…

Когда генералов увели, я вспомнил, что ровно год назад принял 150-ю дивизию, которая стала Идрицкой и теперь уже наверняка будет еще Берлинской.

Огромных усилий стоило нашим воинам водрузить над рейхстагом Знамя Победы, но еще труднее было сохранить и удержать его. За рейхстаг еще продолжался жестокий бой. Ночью 30 апреля дважды предлагалось гитлеровцам, находящимся в подвальном помещении рейхстага, сложить оружие, но оба раза наши парламентеры были обстреляны. Методически, метр за метром бойцы продолжали очищать от противника лестницы, коридоры, залы. Гитлеровцы находились в отдельных угловых отсеках на втором этаже, в подвале, в подземных ходах сообщения. Однако все главные входы в здание и выходы из него были в наших руках. Их прочно удерживали батальоны Давыдова и Неустроева. Утром наблюдательный пункт ожил, раздавались телефонные звонки. Нас восторженно поздравляли с праздником 1 Мая и водружением Знамени Победы.

В 11 часов 1 мая с наблюдательного пункта заметили, как огромное облако черного дыма вырвалось через купол рейхстага. Вслед за облаком дыма — пламя огня. Полковник Зинченко и подполковник Плеходанов доложили:

— В рейхстаге пожар!

Огонь распространялся с невероятной быстротой. Гудящее пламя вырывалось из окон. Бойцы тушили огонь и отражали контратаки врага. Противник отбивался отчаянно. Немецкие батареи открыли интенсивный огонь по рейхстагу, усилили натиск своих атак. В рейхстаге находиться было небезопасно. Предлагалось покинуть здание.

— Как это? — удивился капитан Неустроев. — Занять рейхстаг и уйти… Нет, никогда…

Было решено бороться с пожаром. Бросали на пламя шинели, плащ-накидки. Солдатам, находившимся в здании, было трудно еще и потому, что они вели бой с теми, кто сидел в подземелье. Туда вновь полетели гранаты и снаряды. У выхода из подземелья были наизготове пулеметы роты лейтенанта Юрия Михайловича Герасимова.

Долго плыл черный дым. Потом рассеялся и показался обугленный рейхстаг. Но на куполе продолжало развеваться Знамя Победы.

В 1945 году 1 мая рейхстаг был подожжен фашистами для того, чтобы удержаться в нем, но это им не удалось.

— Рейхстаг пал! — доложили командиры полков Зинченко и Плеходанов.

— Рейхстаг взят! — доложил я командиру 79-го корпуса Переверткину.

— Рейхстаг взят! — доложил Переверткин командарму Кузнецову.

Хотя рейхстаг пал, но западнее и южнее его бои еще продолжались.

Все мы приветствовали и поздравляли бойцов батальонов Неустроева и Давыдова.

Плечом к плечу с солдатами и сержантами сражались офицеры. В самой гуще боя можно было видеть комбата капитана Неустроева, его начальника штаба старшего лейтенанта Гусева, командира батальона Давыдова, его командиров рот Батракова, старшего лейтенанта Корнеева, многих других командиров и политработников. Управляя боем в такой сложной обстановке, они проявляли не только личную храбрость, но и военную хитрость, смекалку. Так, чтобы зайти противнику в тыл с северной части главного зала, начальник штаба батальона Гусев приказал старшему сержанту Сьянову и его солдатам пробраться наверх через окно, выходящее на лестницу.

Воины выполнили этот дерзкий замысел и внезапно обрушились на врага. Гитлеровцы, не ожидавшие русских с этой стороны, попрятались, где могли, по комнатам, но в этот момент по ним ударили бойцы роты капитана Ярунова. Часть фашистов закрепилась на балконе и была уничтожена пулеметчиками лейтенанта Герасимова. Ни на минуту не прекращалась стрельба, советские солдаты сквозь огонь и дым бросились в южную часть здания и выбили врага из прохода. Но гитлеровцы успели и здесь вызвать пожар. Пришлось снова отойти в коридор. Враг воспользовался этим. И снова началась схватка.

Немцы не прекращали обстреливать рейхстаг из тяжелых орудий. Прислушиваясь к канонаде, полковник Сосновский определил:

— Опять откуда-то из района имперской канцелярии стреляют. Там у них огневые позиции.

Не отказались фашисты и от последних попыток атаковать по флангам дивизии. Фашисты сосредоточили до батальона с танками у Бранденбургских ворот. И на левом фланге — Карлштрассе, в районе моста через Шпрее, примерно такие же силы, при поддержке артиллерии.

Наши батальоны были готовы встретить врага.

На правом фланге усиленный батальон Я. И. Логвиненко. Логвиненко был опытным боевым командиром, участвовал в Померанских боях, отличался смелостью, твердостью, широким тактическим командирским кругозором.

На левом фланге дивизии — батальон И. В. Клеменкова взаимодействовал с артиллерийским дивизионом И. М. Тесленко. Оба командира батальона и дивизиона старались как можно лучше подготовиться к бою с сильным неприятелем, который будет драться — они это знали — до последнего патрона, отходить ему некуда: или погибнуть на Королевской площади, или сдаться в плен, но в плен сдаваться они боялись: считали, что Гитлер жив и руководит боем.

Мой наблюдательный пункт оставался на том же месте — на четвертом этаже. Отсюда хорошо видно Королевскую площадь, боевые порядки полков.

После короткого затишья внезапно открылась яростная стрельба на Королевской площади и в рейхстаге. Автоматы, фаусты, пулеметы ударили со всех сторон. Артиллерия с особой силой делала налеты по нашим боевым порядкам.

Так оно и было, как мы предполагали. Гитлеровцы одновременно перешли в атаку с трех сторон: от Бранденбургских ворот, от моста через Шпрее, по Карлштрассе. Учли они и то, что наши подразделения захватили не все комнаты и залы рейхстага. Угловые комнаты в восточном крыле занимали фашисты. Фашисты бросили все свои силы, чтобы освободить подземный гарнизон.

Но отважный комбат Степан Неустроев не растерялся, несмотря на сложившуюся тяжелую обстановку. Бросил роту Ярунова в восточное крыло рейхстага. Бойцы второй роты сначала забросали комнаты гранатами, а когда фашисты стали отходить через коридор, то их обстреляли из автоматов.

Бой принял очаговый характер, работали штыком, прикладом и гранатой. Сам Неустроев находился там же, наблюдая за боем и своевременно оказывая содействие подразделениям.

На Королевской площади немцы пустили в ход зенитную артиллерию и танки, поставили их на прямую наводку. Снаряды ложились около главного входа рейхстага, моста Мольтке и «дома Гиммлера».

Бой принял исключительно упорный характер на участке батальона Логвиненко. Противник начал теснить его подразделения. Был момент, когда танки и до роты пехоты врага прорывались к рейхстагу. Но рядом с комбатом находился командир артиллерийского дивизиона 328-го полка майор Лебедев, который направил свои орудия на противника. Командир роты старший лейтенант Гриднев использовал артиллерийский огонь, стремительно поднял бойцов роты, смело, броском контратаковал врага. Захватил два танка и три десятка фашистов в плен.

Немцы предприняли еще одну атаку от Бранденбургских ворот. Батальону Логвиненко пришлось туго, когда гитлеровцы вклинились в его боевые порядки. С обеих сторон полетели фаустпатроны и гранаты. Плеходанов ввел в бой 3-й батальон, находившийся в резерве. Его поддерживали огнем орудия 328-го артиллерийского полка майора Георгия Георгиевича Гладких и 23-й танковой бригады.

Сильным ударом по флангу эсэсовцы были остановлены и через несколько минут стали сдаваться в плен: отступать-то некуда.

Сильную атаку фашисты организовали против батальона Клеменкова и дивизиона Тесленко. Дивизион огнем двенадцати орудий отбивал натиск пехоты, поддерживаемой танками. Пулеметы из батальона Клеменкова помогали ему сдерживать наседавших фашистов. Атака со стороны Карлштрассе на этот раз была особенно опасной. Противник обладал значительным численным превосходством. К тому же, судя по всему, здесь действовали не фольксштурмисты, а хорошо обученные и решительно настроенные подразделения. Удар они наносили по всем правилам военной науки.

Уже в ход пошли гранаты. Казалось, наша способность к сопротивлению вот-вот будет сломлена, но тут, в самое отчаянное мгновение, враг дрогнул. В тылу у него, у моста через Шпрее, разгорелась перестрелка, послышались разрывы гранат и крики «ура».

Неожиданная подмога пришла к нам от 33-й дивизии, наступавшей с севера в сторону Карлштрассе.

Этот удар ошеломил гитлеровцев — таким неожиданным оказался для них. Наступавшая группа была зажата с двух сторон: с одной стороны батальон Клеменкова и дивизион Тесленко, а с другой стороны — батальон Суюмбаева. Танки врага горели, солдаты, видя безвыходное положение, сдались в плен.

Артиллерия противника прекратила стрельбу из района имперской канцелярии по нашим наступающим подразделениям. Оказывается, в это же время части 301-й стрелковой дивизии (5-я ударная армия Берзарина) под командованием Владимира Семеновича Антонова штурмовали имперскую канцелярию. Хотя я с Антоновым не договаривался, а получилось — мы взаимодействовали с ним.

Вот как вспоминает об этом генерал Антонов:

«…Фашисты черной волной бросились в контратаку. Начался последний огневой и рукопашный бой.

Я слышал грохот артиллерийской стрельбы и пулеметную трескотню, там добивали последних гитлеровцев подразделения 301-й дивизии. Шел последний ожесточенный бой. Вот почему артиллерия врага прекратила вести огонь по нашим батальонам. Она была уничтожена орудиями 301-й дивизии».

Воинам 301-й дивизии пришлось вести ожесточенные бои за каждый дом, за каждый камень, что на подступах к имперской канцелярии.

С балкона этой имперской канцелярии Гитлер выступил перед немецким народом с объявлением войны СССР, заверяя, что через полтора-два месяца покорит Россию, как покорил Европу.

То была очевидная авантюра, порожденная недооценкой Красной Армии, Советского Союза в целом. За этот просчет фашистская Германия заплатила поражением в войне. И вот мы уже в Берлине, в центре фашистской столицы добиваем врага.

ПЕРВЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ

Бой продолжался 1 мая вечером и ночью. Батальоны Неустроева и Давыдова вели бои за каждую комнату рейхстага, где засели отдельные гитлеровские группы.

К вечеру сопротивление фашистов заметно ослабело. Вскоре на лестнице, ведущей в подвал, мелькнул белый флаг. Старший лейтенант Гусев доложил об этом капитану Неустроеву. Прекратили огонь. Для переговоров в подземелье послали рядового Прыгунова, знавшего немецкий язык. Через двадцать минут солдат вернулся и доложил, что гитлеровское командование готово вести переговоры, но лишь со старшим офицером.

«Кого же послать?» — подумал Неустроев и тут же вспомнил лейтенанта Береста, заместителя по политчасти. Вызвали лейтенанта. Комбат Неустроев был человек мужественный, но внешне неказистый, может быть, поэтому его выбор пал на представительного с виду замполита.

— Ты никогда не мечтал быть дипломатом? — спросил его Неустроев.

— И в голову не приходило.

— А зря, ты ведь рожден для дипломатии.

Берест удивленно посмотрел на командира.

— Тут нам предложили провести переговоры, — начал Неустроев. — Давай умывайся, брейся, переодевайся и к немцам. Они желают разговаривать с человеком представительным.

Берест улыбнулся:

— А что, попробуем…

Составили группу для ведения переговоров. Во главе — Берест. Его «адъютант» — Неустроев, переводчиком — Прыгунов. Неофициальным представителем на переговорах — лейтенант Герасимов с пулеметами у выхода.

Спустились в подземелье. Навстречу вышли два офицера и переводчик. Начал Берест:

— Ваше сопротивление бессмысленно. Предлагаем сдаться в плен. Гарантируем всему гарнизону жизнь.

Гитлеровцы ответили, что они согласны сдаться при условии: выведения наших войск из рейхстага.

— Тогда мы выйдем из подземелья и сдадимся, — закончил офицер.

Хитрое условие, их около двух тысяч, а наших — около трехсот человек… Пойти на такой шаг — значит отдать врагу все, что было завоевано. Берест решительно отверг условие гитлеровцев. Они обещали дать ответ через двадцать минут.

Прошло два часа. Ответа от противника не поступило. За это время подразделения пополнились боеприпасами, впервые за последние два дня была доставлена горячая пища.

В пятом часу утра предпринята атака подземелья. Забросали проход гранатами, а затем мелкими группами проникли в подвал. Вскоре в коридорах показались фашисты с белыми флагами. Огонь прекратился. Появился офицер и вручил Бересту приказ коменданта рейхстага своим войскам о сдаче в плен. Ровно в пять часов утра колонна пленных потянулась из подземелья. Их было 1640 человек.

150-я дивизия овладела полностью рейхстагом.

В бункере в это время начался переполох. Там готовились к бегству.

В рейхсканцелярии, как потом стало известно, создали две группы: одну возглавил Борман с генералом Монке, вторую — Артур Аксман. Геббельс не собирался бежать, а решил последовать примеру фюрера и покончить жизнь самоубийством. Первым застрелился генерал Кребс. Следом Бургдорф. Затем раздались выстрелы в верхнем бункере — стрелялись генералы, офицеры, чиновники, адъютанты.

Вечером покончили с собой Геббельс и его жена. Аксман договорился с генералом Монке, что обе группы должны будут двигаться на север и встретиться у Вейдендамского моста.

В ночь на второе мая они вышли из бункера и двинулись со своими группами, как договорились, по намеченному пути. Все переоделись в штатскую одежду, под видом фольксштурмовцев, крадучись, прижимаясь к стенам зданий, шли на север к Унтер-ден-Линден, надеясь пробиться к войскам гроссадмирала Деница.

Вот как вспоминает об этом бывший руководитель гитлерюгенда Артур Аксман:

«…Борман шел первым. У вокзала Фридрихштрассе прошли по железнодорожной насыпи и направились вдоль путей на запад. Дошли до набережной. Неожиданно раздались выстрелы. Борман остановился… По всей видимости, в Лертерском вокзале русские. Надо идти на север. Неожиданно появился русский патруль. Никто из солдат к нам не проявил никакого интереса. Более того, они даже угостили сигаретами. Борман и Штунфергер взяли сигареты и пошли дальше…»

На вопрос советского журналиста М. И. Мержанова, встретившегося с Аксманом после войны, действительно ли жив Борман, как сейчас утверждают западные журналисты, Аксман ответил:

«Да, я слышал о Бормане много различных, в том числе и нелепых историй. Думаю, что их сочиняют в полицейских управлениях и за хорошие деньги продают владельцам наиболее богатых, ищущих сенсаций журналов… Я сам видел убитого Бормана…»

Не знаю, насколько все это достоверно. Однако помню: в ночь на 2 мая 1945 года прибыл старший лейтенант (фамилии его я не запомнил) и доложил:

— Найден труп Бормана недалеко от Лертерского вокзала.

Не придав особого внимания этому сообщению, я сказал, чтобы его похоронили там, где он был убит.

По истечении тридцати лет в газете «Красная звезда» была помещена статья «Загадка Бормана»:

«…Жив ли Мартин Борман, один из главных военных преступников, правая рука Гитлера, его доверенное лицо и заместитель по нацистской партии? Долгое время это было загадкой. Бормана искали в Бразилии, Парагвае, Чили, Колумбии, Аргентине. Его имя не раз появлялось на страницах газет и журналов. Слухи о том, что Борман жив, продолжали упорно распространяться.

Однако в апреле 1973 года генеральная прокуратура Франкфурта-на-Майне объявила Бормана мертвым и сообщила о прекращении его поисков. Решение прокуратуры основывалось на показаниях свидетелей, утверждающих, что Борман покончил жизнь самоубийством в ночь на 2 мая 1945 года в Берлине на Инвалиденштрассе.

Многочисленные раскопки, проводившиеся в 1965 году на месте, указанном свидетелями, сначала не дали результатов. В декабре 1972 года они возобновились, и в 14 метрах от места, где, по показаниям свидетелей, лежал труп Бормана, удалось найти два скелета. По данным экспертизы, исследовавшей черепа, удалось установить, что один из них Борман. Кроме того, зубной техник, который в свое время делал Борману мост на зубах, опознал свою работу».

На этом был закончен поиск Бормана.


…Мне пришлось быть свидетелем многих бессмертных подвигов солдат, сержантов и офицеров, совершенных в те памятные часы и дни при наступлении на Берлин.

Памятен подвиг командира батальона 674-го полка майора Алексея Семеновича Твердохлебова. Алексей Семенович скромный человек, чуть даже застенчивый, а в бою был отважен и смел. Последняя его схватка с врагом произошла 28 апреля на южной окраине Моабита. До победы оставалось всего три дня. Фашисты озверели, набросились на штаб батальона. Твердохлебов вместе с начальником штаба Чепелевым не растерялись, вступили в неравный бой. Алексей Семенович уничтожил из автомата девятнадцать фашистов, но сам пал смертью храбрых.

Запомнился подвиг воинов 150-й дивизии, переправляющихся через реку Шпрее под сильным огнем сотен орудий и минометов. С чувством особой признательности вспоминаю фамилии командиров, которые с честью выполняли свои обязанности. Это лейтенант Клочков Иван Фролович, капитан Фоменко Николай Максимович, старшие сержанты Сьянов Илья Яковлевич и Лысенко Иван Никифорович. Все они стали Героями Советского Союза.

Слаженно действовали наши славные артиллеристы. Особенно отличился дивизион реактивных снарядов 50-й гвардейской минометной бригады. Командиром ее был Андрей Егорович Жариков.

За последние две недели апреля дивизия прошла с боями восемьдесят километров. Ее личный состав уничтожил

3 тысячи вражеских солдат и офицеров, взял в плен 3785 человек, подбил и уничтожил 426 танков и самоходок, 312 орудий, 39 минометов, 500 автомашин. Были захвачены богатые военные трофеи.

Победа досталась нелегко. Много известных и неизвестных героев заплатили за нее своей жизнью. Там, где проходили ожесточенные сражения, в Берлине, в районе Рейниксдорф, в парке находится дивизионное кладбище. Здесь покоятся останки тех, кто отдал свою жизнь во имя Победы, — майора Лазаренко, капитана Белова, майора Твердохлебова, солдат Грачева, Коробова, Попова и других. Память о них всегда будет жить в народе.

Сражаясь в Берлине, штурмуя рейхстаг, наши воины совершили такие подвиги, которые человечество будет помнить века. Советская Родина высоко оценила героизм своих верных сынов. Пятнадцати солдатам, сержантам и офицерам нашей дивизии было присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них Зинченко, Неустроев, Давыдов, Греченков, Сьянов, Клочков, Егоров, Кантария, Лысенко и другие. Пять тысяч воинов были награждены орденами и медалями, а дивизии присвоено наименование «Берлинская».

Когда думаю о минувшем, то перед моим взором каждый раз встают образы тех, кто ковал в те огненные дни Победу над врагом. Многие остались под Старой Руссой и в других местах, где дралась с врагом наша 150-я стрелковая дивизия, не дошли до рейхстага, но без них не было бы большой победы, из маленьких побед складывалась огромная Победа над фашистской Германией.

В те дни была выпущена памятная листовка:

«Мы в Берлине! Величественное событие совершилось. Пройдут годы, зарубцуются раны войны, сотрутся следы боевых походов, но народы никогда не забудут людей, водрузивших над столицей фашистской Германии Знамя Победы. Потомки наши откроют торжественную книгу побед и увидят в ней выведенные золотыми буквами имена героев, принесших человечеству свободу и счастье, спокойствие и мир. И среди этих имен богатырей будет стоять простое имя — Степан Неустроев. Благороден его подвиг. Славен его путь. Позади тяжелые походы и сражения. Семь раз был ранен капитан Неустроев. В битвах рожден опыт, мужал характер, вырабатывалась и закалялась офицерская воля. Таким с пятью высокими наградами на груди пришел капитан Неустроев со своим батальоном в рейхстаг…»

Пусть подвиги этих героев и их товарищей по оружию всегда являются примером для наших молодых воинов.

Пусть, неустанно совершенствуя боевое мастерство сейчас, в дни мирной учебы, они воспитывают в себе мужество, стойкость, пусть зорко и надежно охраняют государственные интересы и безопасность нашей любимой Родины.

Мне часто вспоминается Берлин апрельских дней: полузаваленные траншеи, баррикады, разрушенные мосты и здания, унылые колонны пленных гитлеровцев и надписи на стенах:

«Мы не капитулируем, в Берлине русским не бывать».

Эти надежды и расчеты гитлеровцев не оправдались. Радостно прозвучало в те дни стихотворение Лебедева-Кумача:

Мы победили! В этих двух словах
Награда нам за пот, и кровь, и муки,
За тяжесть лет, за детский стон и страх,
За горечь ран и за печаль разлуки.
Давайте вспомним в этот светлый час
О тех, кто душу положил за нас!
В ушах еще не смолкнул гул войны,
И жжет глаза последний дым сражений,
Но нынче все сердца освещены
Победной, ясной радостью весенней,
И кажется, вздохнула вся земля —
Дома и люди, рощи и поля.
Столица нашей Родины Москва салютовала победителям двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами.

У рейхстага ликовали солдаты. Встречались друзья, обнимались и поздравляли друг друга с Победой. Все больше и больше надписей на стенах и колоннах рейхстага. Расписываются карандашами, углем, штыками и кинжалами.

Вместе с Курбатовым мы шли по разбитой снарядами и минами улице, то и дело останавливались. Курбатов показывал на доты, окопы, где стояли пулеметы, брошенные врагом. Перешли мост.

— Товарищ генерал! А вот здесь, — Курбатов улыбнулся, — рядовой Кобелев вручил вам часы.

Приблизились к рейхстагу.

В это время навстречу нам вышел заместитель командира батальона по политической части Алексей Берест. Чисто выбритый, аккуратно подстриженный. Во время штурма рейхстага он находился в первой роте Сьянова у главного входа в здание. С помощью бойцов этой роты Егоров и Кантария водрузили Знамя Победы.

Дошли до рейхстага. Вблизи он оказался совсем не таким, как с моего наблюдательного пункта — грозным и злобным. Саперы взвода Белова щупами искали мины в рейхстаге и на Королевской площади.

Поднимаясь по разбитым ступенькам главного входа, встретили дежурного офицера. Он провел нас подземельем в небольшую комнату, где расположился полковник Зинченко. Федор Матвеевич подписывал наградные листы на бойцов, отличившихся в бою.

ВОТ И КОНЧИЛАСЬ ВОЙНА

Для бойцов нашей 150-й дивизии война кончилась на целую неделю раньше.

В шесть часов утра 2 мая 1945 года комендант Берлина сдался в плен. Шли колонны немецких солдат и офицеров, а впереди них — генералы. Шли с поникшими головами, хмурые, грязные. Все знаки различия — погоны, кокарды на высоких тульях — будто померкли. Фашистские войска в Берлине капитулировали.

Весь день происходила сдача оружия. У Бранденбургских ворот были навалены кучи автоматов, винтовок, пулеметов.

В эти же часы наши бойцы шли в сторону рейхстага. Каждый советский солдат и офицер, находившийся в Берлине, желал побывать у этого здания, расписаться на его иссеченных колоннах и выщербленных стенах.

Воины заглядывали в мрачное помещение, осматривали грязный каменный пол со следами выгоревшего паркета, закопченные обломки мебели, отметины от взрывов снарядов и гранат — страшные следы тяжелых боев.

В город постепенно возвращались беженцы. Длинные очереди выстраивались у солдатских кухонь. Приходилось кормить лишенное продуктов питания население германской столицы. На улицах звучала немецкая и русская речь…

Недалеко от Моабитской тюрьмы я увидел обыкновенную кухонную двуколку. Наш повар в белом халате разливал солдатский борщ в котелки, чугунки, чашки, миски, а другой раздавал большие ломти ржаного хлеба. Немецкие женщины, стоявшие в очереди, о чем-то переговаривались.

— Давай, давай, подходи смелее, — подбадривал их солдат. — Всем хватит, подходи живее!

И впервые я увидел на лицах немецких женщин улыбки. Я постоял, посмотрел, сел в машину и поехал в штаб дивизии.

В ночь с 8 на 9 мая 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Простые люди Германии радовались вместе с нами. Берлин оживал. Кое-где слышались песни.

Помнится, я стоял среди небольшого дворика одного особняка и ожидал начальника штаба дивизии Н. К. Дьячкова. Ко мне подошла хозяйка этого домика — немка с девочкой лет пяти и сказала:

— Я много слышала про Сибирь от различных людей. Это что-то страшное, морозы, невыносимые для европейского человека.

— А почему вас интересует Сибирь? — в свою очередь спросил я.

— Мой муж там. Попал в плен, его отправили туда. Хотелось, чтобы вы рассказали мне…

— Сибирь — это богатый, но суровый край. Там действительно зимой бывают крепкие морозы, но люди там здоровые и сильные. Так что можете быть спокойны за своего мужа.

Немка облегченно вздохнула: значит, и в Сибири можно жить.

По окончании штурма рейхстага мы прожили в Берлине девять дней. Затем по приказу командующего армией генерал-полковника В. И. Кузнецова наша дивизия покинула город. Перед уходом мы сняли с купола рейхстага наше Знамя. В нескольких местах оно было пробито осколками, потемнело от пыли и копоти.

После марша дивизия достигла маленького городка Гросшенебек.

Отсюда до конечной цели нашего пути было совсем недалеко. Но мы решили остановиться здесь для передышки. В районе дачи Геринга наметили места для расположения каждой части. Дача Геринга находилась в лесу — группа великолепных, разного стиля вилл.

Дивизия заняла район леса севернее городка Гросшенебек.

Место здесь было ровное, покрыто вековыми деревьями разных пород: дуб, клен, преимущественно сосна, редко попадались береза и липа.

Лес принадлежал Герингу — одному из главных помощников Гитлера — и был огорожен высокой проволочной стеной со всех сторон, входить в него строго запрещалось. В лесу было много пятнистых оленей. Штаб дивизии разместился в охотничьих домиках.

Я тоже занял один из таких домиков. Спальня Геринга была невелика, но обставлена красиво и богато, пол был покрыт толстым пуховым белым ковром, кровать двуспальная, широкая, была обита шелком. На стене висели картины знаменитых художников.

Рядом со спальней были библиотека, столовая, рабочая комната, где расположился писатель Борис Горбатов.

В этой комнате Борис только ночевал, с подъемом, без завтрака уходил в роты и батальоны. Возвращался поздно вечером. За ужином он рассказывал о добытом материале. Я внимательно слушал и в некоторых местах уточнял. Он поднимал на меня глаза, застенчиво улыбался. Его чистые светлые глаза были умны, а голос звучал мягко и тепло.

С Борисом Горбатовым я познакомился 30 апреля 1945 года на своем наблюдательном пункте четвертого этажа одного из домов на берегу реки Шпрее. Гляжу, ходит какой-то человек в форме подполковника, но по виду и выправке глубоко штатский. Мне было некогда разговаривать, шел штурм рейхстага. Я попросил своего адъютанта узнать, откуда и кто этот подполковник. Вскоре мне доложили: «Борис Горбатов, писатель. Пошел сейчас к рейхстагу, в полки…»

Горбатов был несколько толстоват, но очень подвижен. Я не успел оглянуться, как он уже был в боевых порядках полка Плеходанова.

Я позвонил на НП в «дом Гиммлера», и подполковник доложил мне: «Писатель находится у меня в полуподвальном помещении, стоит у окна и рассматривает рейхстаг».

Я приказал не пускать Горбатова на площадь в первый эшелон наступавших. Однако, когда рота Греченкова бросилась в атаку и ворвалась в рейхстаг через депутатский вход, Горбатов увязался за ней.

ВОЛНУЮЩАЯ ВСТРЕЧА

Этот новый день мира стоял безветренный, теплый, небо чистое и высокое.

На берегу озера оживленно, как на воскресном базаре. Солдаты собирались на обед, становились в строй и поротно уходили в расположение палаток.

В это время пришел Борис Горбатов, раньше, чем всегда. Обедали вместе.

— Хорошо бы, товарищ генерал, собрать их, — показывая рукой на уходящие подразделения, предложил писатель. — Пока еще свежи в их памяти события, связанные со штурмом рейхстага.

— Можно завтра во второй половине дня.

На следующий день воины собрались в зал клуба, негде было сидеть, многие стояли.

Солдаты и офицеры пришли в простреленных гимнастерках, многие были забинтованные. Но все чисто и опрятно одетые, побритые, подстриженные, с белоснежными подворотничками, в начищенных сапогах.

Первому предоставили слово старшему сержанту Сьянову.

— Бросок моей роты оказался стремительным и удачным. Мы достигли рва, заполненного водой, и с ходу стали преодолевать его кто как, кто по трубам, кто по рельсам. До рейхстага осталось каких-то 120 метров! Но преодолеть это расстояние одним рывком было невозможно. В траншеях и окопах засел вооруженный противник… И тут нашими войсками был проведен сильный артиллерийский налет на фланги рейхстага и его тыл. Сквозь вихрь огня батальоны устремились к так называемому депутатскому входу в рейхстаг. Ворвались в здание. Драться пришлось за каждую комнату, за каждую лестничную ступеньку.

— Атака была настолько стремительной, что я даже не запомнил, как вбежал по ступеням, — говорил об этих мгновениях боя Леонид Литвак. — Видно, что-то такое было у каждого на душе, что объяснить трудно. Ворвались в рейхстаг — и в первые секунды все как-то перемешалось, я даже в этой лавине чуть было не потерял взвод, но тут же заметил рядом своих бойцов.

А вот что рассказал старший лейтенант Кузьма Гусев:

— Выбивали гитлеровцев из каждой комнаты. В темноте было не разобрать, где противник, где наши. Около большого зала мы столкнулись с бойцами роты Греченкова из 674-го полка. Быстро опознали своих, без жертв обошлось…

Борис Горбатов ловил каждое слово, каждую фразу, произнесенные участниками штурма рейхстага, и быстро записывал.

Медсестра Мария Пяточкова на трибуну вышла смело, но рассказ свой начала с волнением:

— Я шла с первым эшелоном наступающих подразделений… Вдруг из горящего дома услышала детский крик. Я прыгнула в окно. Вижу, ребенок в кроватке лежит и плачет. Огонь уже в комнате. Я схватила ребенка и выскочила через горящее окно. А на улице снаряды рвутся. Забежала я в первый дом. Ребенок плакать перестал, только повторяет: «Мутер, мутер». У меня в сумке печенье было. Покормила его, и он замолчал.

Когда прекратилась стрельба, я вышла с ним на улицу. Куда девать ребенка? Вдруг вижу, у горящего дома какая-то немка ходит. Я ей крикнула: «Фрау, ком!» Она испугалась, но подошла. Я на ребенка показываю. «Твой?» Она обрадовалась, заплакала, руки протягивает и по-русски говорит: «Спасибо, спасибо». И я отдала ей ребенка.

Писателя Горбатова растрогало выступление медсестры Пяточковой, а также командиров рот, батальонов, полков, которые рассказывали о храбрости солдат и офицеров, штурмовавших рейхстаг.

Капитан Неустроев рассказал о подвиге солдата Петра Пятницкого: с красным флагом бежал он в цепи роты Сьянова и только развернул его на первой ступени главного входа рейхстага, как был сражен вражеской пулей.

Во время перерыва в коридоре и около клуба бойцы продолжали горячо обсуждать события последних дней битвы за Берлин.

Я и Горбатов стояли в их окружении и старались выслушать каждого.

На другой день рано утром я, начальник политотдела дивизии подполковник М. В. Артюхов и мой адъютант капитан А. Г. Курбатов поехали в расположение частей. Они находились в разных местах на противоположной стороне озера. К этому времени все воины привели оружие в порядок и приступили к занятиям по расписанию. В подразделениях мы беседовали с солдатами и офицерами. Почти каждый из них говорил о доме, о семье, о полевых работах… Воины тосковали по Родине. Нам с Артюховым задавали вопросы: «Когда же мы поедем домой?» Всем хотелось домой.

Вернулись мы с Артюховым в свой домик, где нас ожидали прилетевшие из Москвы скульптор Иван Гаврилович Першудчев и живописец-портретист Борис Федорович Федоров.

Разместились художники в доме под камышовой крышей. Внизу в большом зале, где окно было во всю стену, организовали студию. Они много работали, увековечивая героев штурма рейхстага. Создали колоритные портреты Михаила Егорова, Мелитона Кантария, Степана Неустроева, Василия Давыдова, Федора Зинченко, Ильи Сьянова, командира 79-го стрелкового корпуса генерала Семена Никифоровича Переверткина и мой.

29 мая в два часа ночи меня поднял с постели телефонный звонок. В трубке я услышал голос боевого товарища:

— Василий Митрофанович, поздравляю от души!

— С чем?

— С высоким званием Героя Советского Союза!

Признаться, такое поздравление было неожиданным, и я не сразу нашелся что ответить. Хотя и знал, что многие воины, которые штурмовали рейхстаг, были представлены к званию Героя Советского Союза, но мне не было известно, что в их числе буду и я.

— Спасибо, Федор Яковлевич, спасибо, большое спасибо, — ответил я начальнику политотдела армии Лисицыну, не находя от волнения других слов.

Особенно взволновало меня поздравление, полученное из Москвы от Михаила Ивановича Калинина.

ЭКОНОМКА

Как-то я сидел за столом и подписывал наградные листы на отличившихся в боях воинов. Вошел начальник политотдела дивизии Артюхов и доложил:

— Товарищ генерал! В 756-м полку намечается важное мероприятие, нам с вами необходимо быть там.

— Хорошо, Михаил Васильевич, пойдем, — отозвался я.

День был солнечный, безветренный, лесной воздух насыщен кислородом, лес только оживал после долгого зимнего сна.

Как только вышли из леса, увидели на поле несколько отдельных одноэтажных домиков. Подошли к одному и увидели на скамейке пожилую немку.

Артюхов заговорил с ней на немецком языке, но она знала хорошо русский.

Вид у нее был интеллигентный, лицо изрезано морщинами. Это была экономка Геринга.

— Еще вчера я боялась вас, красных, — еле слышно проговорила экономка. — Когда я вас увидела, то на какое-то мгновение почувствовала испуг и хотела уйти, а потом успокоилась. Теперь я знаю действительное отношение русских к мирным немцам. А Геббельс запугивал нас… Я знаю, как советские солдаты по-доброму относятся к нам, кормят, лечат. А вот гитлеровские солдаты, я читала, в России не жалели ни детей, ни стариков. Вы добрые солдаты.

Слушая старую немку, я вспомнил о Вере Емельяновой из села Присморжье, что под Старой Руссой. Это было в мае сорок второго года. На переднем крае бой не прекращался. Пулеметы строчили без умолку. И в этот момент послышался детский голос:

— Не стреляйте, не стреляйте!

Один из бойцов выскочил из траншеи навстречу бежавшей девочке, подхватил ее на руки и бросился в окоп. В полночь мне доложили об этом.

— Приведите-ка девочку ко мне, — распорядился я.

Ночь была очень темная. Солдаты-пулеметчики, укутав девочку в шинель, принесли ее на командный пункт.

Я сидел за картой, рядом со мной начальник оперативного отделения майор Акчурин. В блиндаже топилась железная печка, было тепло.

— Нас с девочкой прислал к вам командир полка, — доложили они. — Обе ноги у нее пробиты пулями.

Я приказал срочно вызвать врача, искупать девочку, перевязать раны, одеть в чистое платье.

Часа через два девочку (ее звали Верой) принесли ко мне в блиндаж. Раны ее оказались легкими, кости не были повреждены.

Вера повеселела, стала рассказывать по порядку, как взрослая:

— У меня были мама Анна Герасимовна, папа Дмитрий Емельянович, две сестры — Валя десяти лет и вторая, Таня, ей четыре года, и маленький Леша — ему полтора годика. Фамилия наша Емельяновы. Еще есть бабушка Катя — Екатерина Романовна. Где она, я не знаю. Мы в землянке в деревне Присморжье жили. Когда немцы отходили, бросили в землянку гранату. Маму и сестренок убили, остались мы с Лешей. Леша сильно плакал. Потом пришел к землянке немецкий солдат и бросил еще гранату в нас с Лешей. Леша больше не плакал. Я выскочила из ямы и побежала искать бабушку Катю. Она жила на окраине, но я ее не нашла. По дороге увидела машину с красным крестом на кузове, попросила перевязать мне раны, но меня вытолкнули. Это оказалась немецкая машина. Потом я долго, долго бежала. Кругом стреляли, а когда услышала, по-нашему говорят, стала кричать: «Не стреляйте! Не стреляйте!»

Звериный облик фашизма встал перед нами из рассказа девочки.

В ту ночь я долго не мог заснуть, хотя была тишина, чистое небо вызвездили яркие майские звезды. Всюду был мир, а я думал о войне, о судьбе Веры Емельяновой, из жизни которой, из памяти война не уйдет, к сожалению, никогда.

ЗАБЫТЫЙ ЛАГЕРЬ

День был солнечный, ясный. С Артюховым поехали на легковой машине в 674-й полк по дороге западного берега длинного озера, потом свернули на полевую дорогу. Поле покрывалось зелеными всходами.

Мы ехали на большой скорости и вдруг уперлись в ворота какого-то лагеря для военнопленных. За колючей проволокой мы увидели солдат в румынской форме. Было непонятно: война кончилась, а лагерь существует. Лагерь находился в 20—25 километрах южнее Ной-Руппина.

Мы прошли через ворота в расположение бараков. Встретил нас румынский генерал в поношенной форме. Когда он увидел меня, то растерялся, не зная, откуда появился советский генерал.

— Что вы здесь делаете? — спросил я.

— Ждем распоряжения.

— От кого?

— Мы сами не знаем.

— Вам известно, что война кончилась?

— Слышали, но не от официальных лиц.

— Как и почему вы оказались здесь?

— В августе 1944 года Румыния вышла из войны, командование приказало пригнать нас сюда и содержать как военнопленных.

Они обступили меня. Были очень удивлены, оживлены, называли меня «господином». Они, как видно, решили, что фашисты бросили их в этот лагерь и забыли. Наперебой рассказывали они про жизнь в лагере, что они давно сидят на голодном пайке. Посыпались различные вопросы. Я внимательно выслушивал, но на все вопросы ответить не мог.

Среди румынских генералов, как оказалось, были командиры соединений, воевавших против нас. И я спросил:

— Кто из вас был на Южном фронте русских возле Могилев-Подольского в июне 1941 года?

— Я! — отозвался генерал среднего роста с худым, обрюзгшим лицом: действительно, в лагере не сладко кормили.

Вот и встретились мы, бывшие противники, через четыре года. Мы тогда отступали… Помню 12 июля 1941 года. Там, на Украине, в районе Рахны, румынская артиллерия открыла ураганный огонь по переднему краю нашей 196-й стрелковой дивизии, надеясь подавить наши огневые средства и проложить путь своей пехоте и танкам. Румыны не имели точных данных о системе нашей обороны и потому били наугад.

Тогда, в июле 1941 года, вероятно, сказывалась уверенность фашистов в том, что Красная Армия деморализована, следовательно, можно пренебречь законами тактики. После того как артиллерия врага перенесла огонь в глубину нашей обороны, появились танки. Они шли по пшеничному полю, держа дистанцию. На ходу танки вели огонь, но не прицельный, а больше для воздействия на психику обороняющихся. За танками шла пехота. С наблюдательного пункта, откуда я следил за ходом боя, хорошо были видны цепи солдат. Они шли во весь рост, стреляли из автоматов.

Надо отдать должное выдержке наших бойцов. Кто хоть однажды был в бою, тот знает, как трудно сдерживать себя, когда видишь атакующего противника. Пальцы так и тянутся к спусковому крючку, но стрелять без команды нельзя, надо выждать, когда враг подойдет ближе.

С каждой минутой фашисты приближались, но передний край молчал. Нервы были напряжены до продела. Но вот по телефону дается команда комдива: «Огонь!»

Мгновенно ожил и ощетинился огнем наш передний край. Находившийся рядом со мной полковник И. И. Самсоненко кричал в телефонную трубку: «Бронебойными, огонь!» Артиллеристы расстреливали тапки прямой наводкой с близкого расстояния. Вот вспыхнул один танк, словно волчок, завертелся на гусенице, вот другой покрылся густым дымом… И тем не менее часть танков прорвалась и уже подходила к нашим позициям. В боевые машины полетели связки гранат, бутылки с зажигательной смесью. И фашистские танкисты, не выдержав, повернули назад…

И вот мы встретились…

Кто-то из румынских генералов задал мне вопрос:

— Господин генерал, нельзя ли нас побыстрее отправить домой в Румынию?

Вокруг нас с Артюховым воцарилась тишина. Вопрос был злободневный, острый. Естественно, румынским генералам и солдатам хотелось знать, когда же настанет конец лагерной жизни и что с ними дальше будет.

Я глянул на генерала, задавшего мне вопрос. Лицо усталое, землистого цвета. Подняв острые плечи, он стоял, вытянувшись в струнку.

На этот вопрос я сразу не мог ответить. Некоторое время мы с Михаилом Васильевичем молчали. Генерал вопросительно поглядывал то на меня, то на Артюхова.

— Думаю, что держать вас здесь нет никакого смысла. Наше высшее командование, которому мы сегодня же доложим о вашем лагере, даст соответствующие указания об отправке вас домой. А пока… Пока мы постараемся накормить вас хорошенько. Сегодня же вам будут доставлены продукты.

После моих слов лица румынских военнослужащих посветлели, повеселели.

— Спасибо!

— Мы очень благодарны! — восклицали они.

Мы попрощались и уехали. Продукты через несколько часов были отправлены в лагерь.

Через два дня я получил указание от командующего отправить румынских генералов на машинах до станции, а оттуда поездом в Румынию.

Так мы и сделали. Когда я возвращался со станции, то невольно размышлял о великодушии и гуманности нашей Советской Армии, наших советских людей. Ведь румыны вместе с фашистами воевали против нас, жгли наши города и села. А мы вот, встретив их, проявили заботу, отправили по домам. Хотелось верить, что они, вкусив ложь и обман гитлеровской пропаганды, встретив подлинную человечность советского солдата, вырвут из своих сердец все то, что их связывало с фашизмом.

И еще я с благоговением подумал тогда: вот каков он, русский человек — отходчивый, добродушный, смелый и открытый, беспощадный в бою, но милосердный, чуткий к слабым и беззащитным.

И еще я подумал, что в этой страшной войне нам помогли одержать победу не только прекрасное оружие, не только героизм и ярость благородная русского солдата, но и его удивительная доброта, человеколюбие.

ПЕРВАЯ СВАДЬБА ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Мы недолго прожили в уютном уголке дачи Геринга. Дивизия перешла в район Ной-Руппин. Штаб дивизии расположился непосредственно в этом небольшом городишке, а полки разместились южнее города, заняли отдельные рощи и деревни. Во всех подразделениях продолжались занятия по боевой и политической подготовке.

Как-то я сидел на крыльце возле штаба. Вдруг ко мне подошла какая-то дама.

— Вас волен зи, фрау? — начал было я и осекся. Женщина засмеялась:

— Да какая же я фрау, товарищ генерал?

— Ну, ты, Вера, а я было не признал тебя в платье! В первый раз вижу тебя не в гимнастерке. Зачем пожаловала?

Да, это была Вера Кузнецова, штабная телефонистка, старательный и пунктуальный рядовой боец.

Когда я думаю о фронтовых буднях, то непременно вспоминаю эту девушку. Познакомился я с Верой 1 мая 1944 года, когда принял 150-ю дивизию. Она работала телефонисткой при командире дивизии, держала с командирами частей и подразделений связь. Была она высокая, стройная, энергичная, тогда еще совсем юная. Она любила, знала и аккуратно исполняла свою службу связи.

В дни штурма рейхстага Вера работала особенно напряженно. Она находилась на наблюдательном пункте дивизии и обеспечивала бесперебойную телефонную связь с батальонами, которым было поручено штурмовать рейхстаг.

— Я к вам, товарищ генерал, по личному делу. Пришла за советом.

Вера засмущалась. Но потом решительно продолжила:

— Я ведь детдомовка. Родителей нет. Так что я к вам, как к отцу… Вот Вася Гук сделал мне предложение, замуж предлагает идти за него. А я ведь мало его знаю. Получится ли с ним жизнь? Парень он вроде самостоятельный. А все же… В общем, как вы скажете, так и поступлю!

— Знаешь, Верочка, напрасно ты так к этому тонкому делу упрощенно подходишь. «Как скажете»! Да мало ли что я скажу! Ты прежде всего свое сердце спроси, если оно скажет «да», то и советов тебе никаких не надо. Гук ведь действительно хороший парень, серьезный, честный, за юбками не бегает. Если он тебе предложение сделал, значит, по-настоящему полюбил. Ну а если у тебя к нему чувство есть, значит, счастливыми будете. Так что же твое сердце говорит: да или нет?

— Да, — тихо ответила Вера, покраснев.

— Тогда не забудьте на свадьбу пригласить!

Свадьбу сыграли на славу — первую послевоенную свадьбу в нашей дивизии. По русскому обычаю. Поздравляли молодых, желали им счастья и долгих, долгих лет жизни. После поздравления были танцы, пляски и песни.

В 1958 году мне посчастливилось побывать в гостях у молодоженов. К тому времени они уже имели двух сыновей и дочь. Прекрасная семья, хорошие дети. Вера работала в детсаде, а Василий продолжал военную службу. Крепкой оказалась любовь Веры и Василия, выросшая из их суровой фронтовой дружбы.

СИМВОЛ ПОБЕДЫ

В начале июня 1945 года в политотделе дивизии на Знамени Победы вывели:

«150-я стрелковая ордена Кутузова II степени Идрицкая дивизия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта».

Было приказано Знамя Победы доставить в Москву с особыми воинскими почестями на Парад Победы.

19 июня утром к нам в штаб дивизии приехал начальник политотдела 3-й ударной армии полковник Федор Яковлевич Лисицын и отдал распоряжение: сержант Михаил Егоров, младший сержант Мелитон Кантария, старший сержант Илья Сьянов, капитан Степан Неустроев и старший лейтенант из соседней дивизии Константин Самсонов должны сопровождать Знамя Победы в Москву. Каждый из них получил командировочное предписание, в котором говорилось:

«20 июня убыть в командировку в Москву на Парад Победы».

Пять Героев Советского Союза во главе со старшим сержантом Сьяновым 20 июня прибыли на берлинский аэродром, где их ждал специальный самолет. Выполнить ответственный рейс поручалось летному экипажу под командованием старшего лейтенанта Павла Федоровича Жилкина. Штурманом экипажа был лейтенант Григорий Иванович Попов, бортрадистом старшина Иван Иванович Иванов, второй летчик Николай Александрович Годовинов, борттехник Александр Субботин. В их летных книжках есть запись о том полете.

После короткого митинга под звуки оркестра Федор Яковлевич вручил Знамя Победы старшему сержанту Илье Сьянову. А через несколько минут самолет Ли-2 поднялся в небо и взял курс на восток.

Москва тепло приветствовала героев. Площадь центрального аэродрома заполнила толпа празднично одетых людей. Играл оркестр. Среди встречающих — знатные люди столицы, ученые, артисты, рабочие.

Пятиминутный митинг. Горячие приветствия, крики «ура!» в честь героев штурма рейхстага.

Кантария, Сьянов и Егоров торжественно передали Знамя двум подошедшим воинам.

В день парада, который состоялся 24 июня 1945 года, Знамя Победы было укреплено на специально оборудованной открытой автомашине, над кузовом которой возвышался большой глобус. Знамя Победы было установлено на нем в точке, обозначенной словом «Берлин».

Народ торжественно приветствовал победителей. Всюду было очень много цветов и музыки.

Никогда не забыть этот день в Москве!

«Для меня, как и для любого советского человека, Знамя Победы — святыня из святынь. Водрузив знамя над рейхстагом, мы не просто заявили о своей победе над фашизмом. Мы провозгласили торжество идей коммунизма, завоеваний Великого Октября», — писал П. Батов, дважды Герой Советского Союза.

Ныне Знамя Победы хранится в Центральном музее Вооруженных Сил СССР, в зале Победы.

Десятки алых полотнищ обрамляют стены зала, расставлены на его стеллажах. Но взгляд каждого входящего сюда сразу находит то, которое стало символом Победы.

У Знамени Победы все время люди — школьники, студенты, рабочие, колхозники, солдаты и моряки, убеленные сединами ветераны войны и труда. Они подолгу задерживаются у Знамени, будто хотят разглядеть не только само Знамя, но и тех, кто нес его сквозь огненный шквал, кто под визг пуль и зловещее уханье разрывающихся снарядов сумел водрузить его над поверженным рейхстагом, кто сражался под этим Знаменем и победил.

В дни с 15 апреля до 10 мая в Центральном музее Вооруженных Сил особенно многолюдно. Тысячи людей приходят сюда, чтобы отдать дань уважения солдатам Отечества, отстоявшим мир на Земле.

ДОМОЙ!

Жизнь в дивизии шла по расписанию, на демаркационной линии солдаты и офицеры несли бдительную боевую службу, хотя основную часть военнослужащих дивизии демобилизовали и отправили домой. Воины возвращались на Родину с большой радостью и гордостью победителей. Советский народ встречал их цветами.

Настало время и мне побывать дома. В Днепропетровске меня ждали жена и трое детей.

В августе я получил долгожданный месячный отпуск и поехал на родину. И вот он, Днепропетровск. Дрогнуло сердце, глаза застлала влага… На улицах тускло горели лампочки, и всюду были следы войны: разрушенные здания, сгоревшие дома…

С нетерпением я ждал встречи со своей семьей. Жила она где-то на берегу Днепра. Трамвай, в котором ехали мы, мчался на большой скорости. Время было позднее.

Мы быстро добрались до глухого уголка на окраине города. Вышли из трамвая и в полутьме пошли ощупью через разбросанные камни.

— Вот и крыльцо! — сказал сопровождающий меня офицер.

Остановились. В домике не было света, дети, видно, уже спали. Они не ждали меня сегодня. Я постучал в дверь.

— Кто там? — отозвался родной голос Вари, жены.

— Я!

Дверь открылась, и Варя со слезами бросилась ко мне на шею. В тот же миг подскочили дети и облепили меня. Все держали меня так, что я не мог стронуться с места. Говорили наперебой, и никто никого не слушал. Все были рады моему приезду. Четыре года и два месяца не виделся я с семьей. Дети выросли: у Светланы длинная и толстая коса, Володя — загорелый крепыш, а самая маленькая Александра… Эта вряд ли помнила меня — в сорок первом ей было всего два годика.

Итак, я дома! Я будто уже и не генерал, а простой человек, муж своей жены, отец любимых детей.

Война позади.

Я прошел ее с первых и до последних дней. Командовал дивизией на разных фронтах. Все эти дни и ночи были наполнены огромным трудом, борьбой за Победу, за Родину. Но где бы ни был, всегда в памяти присутствовала семья — жена и дети. Я всегда помнил о них, любил, верил, и эта вера помогала мне биться с жестоким врагом и одолеть его.

ФОТОГРАФИИ

Советские летчики над Берлином.


Командир отдельной роты К. Г. Бабков.


Молодой солдат В. Ф. Иванов.


Начальник оперативного отдела дивизии И. А. Офштейн.


Начальник дивизионной разведки В. И. Гук.


Командир 1-го батальона 756-го полка Герой Советского Союза С. А. Неустроев.


Командир 3-го батальона 469-го полка С. Д. Хачатуров.


Прямой наводкой.


Командир 2-го батальона 674-го полка Я. И. Логвиненко.


Командир взвода дивизионной разведки Н. В. Вильчик.


Командир 1-й роты 756-го полка Герой Советского Союза И. Я. Сьянов.


Дивизионный инженер В. М. Чепелев.


Комсорг 1-й роты 674-го полка Г. В. Дмитренко.


Командир 674-го полка М. М. Михайлов.


Поверженный рейхстаг.


Работники медсанбата дивизии.


Медсестра М. А. Пяточкова.


Командир орудия 328-го полка Герой Советского Союза Н. П. Бердников.


Командир 469-го полка М. А. Мочалов и его заместитель И. П. Крук.


Заместитель командира 267-го полка 89-й гвардейской дивизии Н. Т. Кириленко и корреспондент дивизионной газеты Н. И. Шатилов.


Командир дивизии В. М. Шатилов среди солдат.


Победа!


Рейхстаг после штурма.


Встреча однополчан — Героев Советского Союза. Справа налево: генерал-полковник В. М. Шатилов, старший сержант И. Я. Сьянов, полковник Ф. М. Зинченко, сержант М. А. Егоров, младший сержант М. В. Кантария.


День Победы спустя двадцать лет. Слева направо: генерал-полковник В. М. Шатилов, В. Е. Шатилова, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, генерал-майор Н. В. Еремин, Г. А. Жукова, генерал армии И. В. Тюленев.


На родине у М. В. Кантария.


Герой Советского Союза А. С. Сальников.


Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА
  • ЗАРЕВЫЕ ВСПОЛОХИ ПОБЕДЫ
  • НА ГЛАВНОМ НАПРАВЛЕНИИ
  • В ЛАТВИИ
  • ФРОНТ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  • ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ СУДЯТ
  • НА БЕРЛИН
  • МОАБИТ
  • ЗА РЕКОЮ — РЕЙХСТАГ
  • «ДОМ ГИММЛЕРА»
  • НА КОРОЛЕВСКОЙ ПЛОЩАДИ
  • ВЗЯТИЕ РЕЙХСТАГА
  • ПЕРВЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ
  • ВОТ И КОНЧИЛАСЬ ВОЙНА
  • ВОЛНУЮЩАЯ ВСТРЕЧА
  • ЭКОНОМКА
  • ЗАБЫТЫЙ ЛАГЕРЬ
  • ПЕРВАЯ СВАДЬБА ПОСЛЕ ВОЙНЫ
  • СИМВОЛ ПОБЕДЫ
  • ДОМОЙ!
  • ФОТОГРАФИИ