КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Я и мои оборотни (fb2)


Настройки текста:



Яна Арская Я и мои оборотни

1. Глава, в которой я очнулась связанной…

Арка «Привыкание».

Пробуждение далось нелегко. Тело ломило так, словно на нем несколько часов отплясывала группа ирландских танцоров джиги. Я потянулась, чтобы размять мышцы, и поняла одну странную вещь. Мои кисти и ступни были надежно зафиксированы. Словно придавлены чем-то.

Сквозь туман дремоты пробивались голоса:

− На этот раз удачно, предтечи милостивы.

− Хорошо, что не брюнетка. Он не любит брюнеток.

− Да и блондинок тоже. Хотя пусть радуется, что вообще может себе такое позволить.

− А глаза видел? Голубые − редкий цвет, повезло. Думаешь, нас наградят за такой улов?

Затем довольный смех.

Я уснула с включенным телевизором? Так, стоять. А где мои подушки, где мурчащий под боком Хомячок, и почему я лежу на какой-то холодной и твердой поверхности?

Сон как рукой сняло. Я резко открыла глаза. Сквозь поредевшую соломенную крышу пробивались солнечные лучи, падая мне на лицо. Что за?..

Это точно не моя спальня. Больше похоже на обветшалую хижину. Одного взгляда хватило, чтобы понять, – я лежу в нижнем белье на каменном постаменте с орнаментом из символов, а мои конечности надежно привязаны веревками к крючкам у его основания. В голову закралась мысль о похищении сатанистами…

Ох, плакать нельзя. Надо вспомнить, что же к этому привело. Я шла из магазина, в руках пакеты с продуктами. Зашла в подъезд и даже успела нажать на кнопку вызова лифта. Затем, практически одновременно с писком опустившейся кабины, ощутила страшную боль у основания черепа. Дальше тьма и треск − то порвался целлофан, когда  я начала падать. Ох!

С губ сорвался нервный смешок. Меня похитили из дома, как какую-нибудь важную шишку. Только вот важной я не была. Знаменитой в узких кругах фанатов ужасов, да, но вряд ли кто-то мог увидеть в моих книжках (бесконечных «Проклятиях русалки» и «Черных комнатах наверху») скрытый посыл − Приди и забери меня!

Хотя те парни говорили так, словно не ожидали поймать именно меня. Плюс, я почти без одежды, а это значит…

Так, надо было выбираться. И срочно!!

Я покосилась на хлипкую деревянную дверь, отделявшую меня от похитителей. Они что-то собирали, ругаясь себе под нос и обсуждая мою внешность. Продажа людей, подумать только. А ты везучая, Софочка. Так что собирай яичники в кулак и действуй, пока не отвезли к какому-нибудь богатому извращенцу.

Сначала надо освободить руки. Хотя бы одну. Я заерзала на алтаре, напрягая мышцы плеч − все бесполезно, скрутили на славу.

− Ты слышал? Самка очнулась?

Как он меня назвал? Самка? Ну да, легче дегуманизировать свою добычу, чтобы совесть потом не мучила. Уроды.

Я закрыла глаза и обмякла. Дверь скрипнула, внутрь торопливо зашел человек − я уловила запах мокрой шерсти и каких-то масел, − приблизился и завис надо мной.

− Ну? − донеслось из другой комнаты.

Странно, но казалось, словно он говорил на другом языке, который при этом был мне хорошо знаком. Я понимала буквально все, что они друг другу говорили, не имея ни малейшего понятия, что это за слова.

− Спит, как сурок, но лучше поторопиться. Не хочу опять выслушивать бабские истерики.

Голос похитителя был похож на утробное рычание. Я едва не открыла глаза, желая увидеть внешность человека с подобным голосом. Но сдержалась. Он неспешно вышел, и я тут же возобновила попытки освободиться.

К несчастью для этих типов, многие авторы ужасов хорошо разбираются в связывании. Нельзя писать про маньяков и их жертв, не представляя, как это работает в жизни. Поняв, что вывернуть кисть без серьезных травм не получится, я решила использовать старый трюк из книги.

Скосив глаза, увидела множество сколов по краям жутковатого алтаря. Закусив губу от напряжения, смогла подтянуться и нащупать рукой один из них. Надо лишь приложить усилие. Я вдавила нежную плоть ладони в острый выступ, так, еще сильнее… Чтобы пошла кровь.

Каменная щепка легко вспорола кожу.

− Мнгх, − выдавила я сквозь зубы. Черт, больно!

Пальцами расширила зазор между путами, позволяя коже намокнуть и стать более скользкой. Затем потянула на себя, уперев узел веревки о край импровизированного ложа. Мышцы заныли от напряжения.

Хотя бы одну руку, пожалуйста!!

Ладонь выскользнула из захвата под мой болезненный вздох. Я замерла, прислушиваясь к тишине. Неизвестно насколько невредимым должен быть товар и как далеко эти типы зайдут в попытках «объяснить» мне правила игры.

Не с первой попытки, но мне удалось распутать себя и встать с алтаря. На запястьях остались бугристые вмятины. Голова кружилась, хотя, возможно, это от духоты. Моей одежды не было, зато на стенной полке аккуратно стояла любимая сумка под хохлому. И, похоже, в ней даже не копались.

Зря. Там было чего опасаться.

Нащупав эту штуку в подкладке, я сморгнула слезы. Оставлю на крайний случай. Пока стоит попробовать уйти: я ведь не герой-мститель, с двумя взрослыми мужчинами мне не справиться.

У самой крыши виднелось окошко. Как раз мой размерчик. Пошатываясь, залезла на деревянные ящики и подтянулась. В глаза бросилась невыносимая яркость красок, и лишь спустя мгновение, как следует проморгавшись, я смогла разглядеть, что же было за пределами моей необычной темницы.

Снаружи хижину окружал лес: не то тропический, не то смешанный − но очень густой и влажный. За спиной раздался скрип. Я тут же бросила любоваться открывшимся видом и перевалилась через стену. Плюхнулась на колени, прямо в грязь. Супер!

Внутри кто-то гневно завопил.

Я бросилась по колючей траве прочь от хижины, не обращая внимания на боль в босых ступнях. Я бежала на всех парах. В висках пульсировала кровь, ветки хлестали по щекам, к ране на руке добавилось еще несколько. Страх вперемешку с азартом подхлестывал меня. Я даже не обратила внимания на чудаковато-пурпурное солнце над головой и странные звуки, издаваемые лесными обитателями. Я бежала.

Позади тем временем нагонял кто-то большой, от чьих габаритов дрожала земля и трещали попадающиеся на пути деревья.

− Сто-ой, др-р-рянь!

И это голос человека?!

Хриплое рычание звучало почти у уха. Но затем − и я не поняла, как именно, − ситуация изменилась. Словно окружавший нас с похитителем лес затих. Умер. Я продолжила бежать, пользуясь внезапной заминкой врага, когда мимо, почти задев блестящим боком, пронесся черный росчерк.

Я не разглядела, что это было за существо. Мне хватило жуткого крика и хруста, похожего на звук ломаемых костей.

Что-то врезалось в бок. Земля и небо перемешались перед глазами − это я кубарем полетела вниз с холма. Приземление вышло неожиданно мягким, помог мох, растущий в низине. Я с минуту лежала, уткнувшись в него лицом и дрожа. Азарт испарился. Остался лишь страх и пульсировавшая тягучая боль.

В носу предательски закололо. И это было хуже всех ссадин, царапин и синяков на моем теле. Хуже даже набившейся в лифчик земли. Я села на колени и тихо разрыдалась, выплескивая ранее сдерживаемые эмоции.

Справиться с истерикой получилось не сразу. Меня колотило от осознания случившегося. Грязная и побитая я побрела куда глаза глядят, надеясь отыскать цивилизацию.

Честно говоря, я всегда была городским жителем. Меня выворачивает от вида ползающих по земле насекомых, я ненавижу грязь и отсутствие горячей воды. Никто из друзей так и не смог заставить меня сходить в поход − и гляди-ка! София Ларина, восходящая звезда жанра ужасов, отважно исследует неизвестный ей лесной массив в неглиже. Прямо передача «Голые джунгли».

Меня больше не преследовали − и это плюс. Однако вместе с успокоением на ум приходили детали, незамеченные ранее.

Почему кругом такие странные растения? Почему не слышно автомобилей, и если трасса далеко, тогда как меня смогли сюда затащить? И что за штуку, похожую на ошейник, я нащупала на своей шее? Вроде из металла, но без единого стыка или намека на замок.

Пребывая в самом тревожном настроении, я села на валун. Ноги кровили, но их нечем было обработать. В моей сумке найдется что угодно, кроме пластырей.

Так, стоп, а чего я туплю? У меня же был с собой мобильный телефон!

Рука скользнула в боковой карман и нащупала там прохладный хромированный корпус, – хвала небесам, на месте! Номер отца едва ли не первый в списке абонентов. Но после нажатия ничего не произошло. Гудков нет. Связи нет. А над головой весело светило только что замеченное мной второе светило.

Я ведь на Земле… да?

2. Глава, в которой я встречаю прекрасного эльфа

Не стоит строить догадки раньше времени. Замеченные мной странности могут быть результатом наркотического опьянения; кто знает, чем те уроды меня пичкали.

Я настолько увлеклась самовнушением, что едва ли замечала, что творится вокруг. Странное шипение заставило поднять глаза. Прямо перед лицом раскачивалась зубастая пасть. Взвизгнув, я неуклюже отпрыгнула назад, чудом избежав укуса.

Это будто была венерина мухоловка, но увеличенная до монструозного размера, с треугольными пластинами зубов и толстым стеблем. Я даже уловила сладкий запах, идущий из глотки, так близко она была. Еще несколько зубастых ртов тянулись ко мне с другой стороны.

− Отвянь!

Я истерично хрястнула по одному из венчиков кулаком. Растение вздрогнуло и обиженно съежилось − должно быть привыкло к менее нервной добыче.

Кругом творилось какое-то сумасшествие. Растения с зубами, а порой и щупальцами, странное фиолетовое свечение, возникающее вдалеке, точно вспышка сверхновой, и самое гадкое − насекомые размером с голубей. Одно залетело мне в волосы, чуть не вызвав новый приступ истерики.

Нет, это ненормально! Надо срочно покинуть это место!

Лишь спустя несколько часов, на закате второго солнца я увидела первые следы разумной жизни. Впереди были огни костров и ряды неказистых домов, расположившихся у подножия раздвоенной скалы. Я слышала человеческую речь − непохожую на русский язык, но, тем не менее, простую и понятную. Ноги сами направились к поселению.

Я прошла через ворота, растерянно оглядываясь по сторонам. Обстановка кругом говорила о бедности. Нет, даже не так. Скорее об отсутствии технического прогресса: ни автомобилей, ни ЛЭП-ов, фонарные столбы и те отсутствуют.

Ко мне, застывшей у входа, направилось несколько местных жителей. Я успела натянуть на лицо профессиональную улыбку светской дивы, прежде чем разглядела их лица. Воздух исчез из легких, словно из лопнувшего воздушного шарика. Я попятилась.

Вот почему речь моих похитителей звучала, как звериное ворчание, меня называли самкой, а в той тесной комнатушке пахло паленой шерстью…

Меня окружили звери. На крепких мужских телах, покрытых рыжей шерстью, находились тигриные головы. Они носили набедренные повязки, шеи некоторых украшали клыки неизвестных чудовищ.

Тигры озадаченно разглядывали меня.

− Женщина, − удивленно воскликнул кто-то.

− Какая странная! Она ранена?

− Пахнет вкусно.

Несколько туземцев приблизились вплотную, протягивая когтистые руки. Я попятилась. Нет, только не это. Оказавшись в другом мире, можно было ожидать чего угодно, но только не того, что меня захотят съесть!

Я увернулась и побежала к домам туземцев. Это было непродуманное действие, но я просто не могла стоять на месте. От обезвоживания и боли мозг почти не работал. Увидев неохраняемый амбар, я заскочила внутрь, в приятную темноту, и забилась в углу между бочками.

Снаружи звучали встревоженные голоса − это тигры обсуждали, что со мной делать. Но внутрь не заходили. Тоже боялись? Смешно.

Я стянула с ближайшей бочки пыльную ткань и укрылась с головой. Первобытный жест − закрой глаза, и враг тебя не найдет. Плевать, что не сработает.

Я слишком устала.

Хочу спать.

Спустя время шум утих, но я и не надеялась, что обо мне позабыли. Даже у рыбок память не настолько плохая. Раздались шаги: легкие, почти невесомые. Я забилась поглубже в убежище, выставив перед собой швейцарский ножик.

− Прости, ты тут?

Мужчина. Молодой.

Я попыталась заставить себя взглянуть на него и с удивлением поняла, что не могу. Мне страшно. Я так устала, так измучена, что буквально разваливаюсь на части. Последние силы уходили на то, чтобы поддерживать себя в сознании.

− Извини, если мы тебя напугали. Некоторые мужчины племени не знают, как обращаться с гостями. Мне очень жаль, − Он держался на расстоянии, понимая, что иначе разговора не выйдет. − Тебе нужна помощь? Мне сказали, ты ранена.

Я прикинула в голове: разве добычу будут уговаривать? Эти существа явно сильнее, им не составит труда меня скрутить.

− Да.

Я сдвинула ткань с лица. Выглянула из угла.

Он стоял в паре метров, пепельные волосы трепал ветерок из открытой двери. Нежный овал лица, красно-карие глаза под длинной челкой и два кошачьих уха на макушке. Несмотря на усталость у меня перехватило дух.

Переговорщик был невероятно хорош собой. И за исключением некоторых деталей ничем не отличался от человека. Полукровка?

Хотя сейчас это неважно.

− Меня зовут Кориандр, я личный знахарь вожака. А как тебя зовут? − Он сделал небольшой  шаг вперед, протягивая ладонь в дружелюбном жесте. − Откуда ты пришла?

Я молчала, подбирая нужные слова. Он попробовал еще раз:

− Ты позволишь осмотреть твои раны?

Снаружи толпились зверообразные существа, перешептываясь и толкаясь. Мы были для них своего рода развлечением. Театральной постановкой.

− Можешь сказать, где я нахожусь? − наконец решилась я.

− В амбаре, где хранятся припасы.

− Нет. Что это за поселение?

− Владения отца-тигра Ронана, − торопливо ответил Кориандр, радуясь первым успехам. − Это юго-запад империи Шаа. А ты не знаешь?

В низком бархатистом голосе прозвучало удивление. Увы, похитители не провели инструктаж перед тем, как забрать меня из родного мира. Видимо горечь иронии отразилась на моем лице, так как парень-кот посмотрел с таким сочувствием, что из глаз чуть снова не хлынули слезы.

Я должна довериться хоть кому-нибудь. Или сойду с ума.

− Я − София.

− Позволишь помочь тебе, Со-фия?

Я привстала, чтобы принять его руку, и накидка окончательно сползла с головы. Взгляд знахаря устремился чуть выше моих волос, где вероятно, он рассчитывал увидеть звериные уши. Вот тут-то его ждал сюрприз.

Грифельно-серые брови поползли вверх. К чести Кориандра, он быстро совладал с эмоциями.

Я выпрямилась, желая объясниться (да хотя бы наврать!), но реальность вдруг начала стремительно блекнуть. Меня утянуло во тьму. В ней было лишь тепло осторожных рук и сладость забвения.

3. Глава, в которой вопросов становится лишь больше

Прекрасный «эльф» разбудил меня много часов спустя для того, чтобы напоить и дать плошку с супом. Мы находились в его комнате: крохотной клетушке, вмещавшей лишь кровать, широкий стол со всяческими горшочками и покосившийся шкаф. Сквозь закрытые ставни пробивался свет двух солнц.

 Я лежала на кровати, укрытая звериной шкурой. Большая часть ран была обработана и перевязана, да так, что со стороны мои руки и ноги напоминали конечности мумии. Кориандр хлопотал рядом, поправляя подушки и ежеминутно справляясь о моем самочувствии.

Поразительно, но юноша испытывал ко мне скорее благоговение, чем страх. Неужели здесь мой внешний вид играл на руку?

− Долго я спала?

− Почти сутки. И меня это не удивляет, столько времени провести в Пустотах.

− Пустоты?

− Это лес, из которого ты пришла.

Он внимательно посмотрел на меня. Я смутилась.

− Я нездешняя.

− Я… вижу, − снова короткий взгляд на мои уши. Наверно выглядит странно. Куда более отталкивающе, чем его облик для меня, человека 21-го века с доступом к самым разнообразным фантазиям интернета.

− Прости, если некоторые мои вопросы будут неуместными и странными. Я все еще пытаюсь осознать, куда меня занесло.

− Ничего страшного. Я полностью в твоем распоряжении.

Я привстала, пытаясь отложить опустевшую миску из-под супа на стол. Шкура сползла с груди, и лицо знахаря мгновенно приобрело оттенок сочного помидора. Я чертыхнулась и вновь прикрылась, виновато улыбаясь. Хотя его реакция была забавной.

Какой невинный «эльф», и это при такой-то внешности…

− Кори, я ведь могу тебя так называть? − нежным тоном спросила я, чуть наклоняясь вперед. − Кори, я совсем запуталась. Что за империя Ша, и почему здесь все похожи на тигров? Ты объяснишь мне? Пожалуйста!

Красно-карие глаза в окружении пепельных ресниц заволокло поволокой, круглый зрачок стал узким как игла. Как я и думала: дразнить его одно удовольствие.

Итак, разговор выдался долгим.

Я непрерывно сыпала вопросами, так что Кориандр едва успевал отвечать. Да, это земли отца-тигра, и здесь живет его племя, наполовину состоящее из его потомков. Да, тут все имеют несколько обличий: одно звериное, а второе − то, в каком предстал передо мной милый знахарь. Их народ называют альраута, но, даже слыша звучание неизвестного слова, я понимала его истинное значение − оборотень. Тот, кто может обернуться зверем.

Империя Шаа держится на 12 крупнейших кланах и занимает большую часть континента. Ей управляет Великий золотой дракон (здесь и такие водятся?!) вместе с главами кланов. О моем мире, который я уклончиво называла дальней землей, никто не слышал.

− Твой вид не умеет превращаться? − поразился Кори, когда я рискнула признаться. − Даже наполовину?

− Это как это?

Он сосредоточился, и спустя секунду сквозь белоснежную кожу проклюнулась густая шерсть. Я охнула, наблюдая за диковинной трансформацией. Теперь напротив меня сидел дымчатый антропоморфный кот с самым очаровательным носиком на свете.

Я потянулась к нему, не сразу осознав, как грубо это выглядит со стороны. Дурацкий инстинкт кошатницы!

− Прости, ты напомнил мне другого кота.

− Другого? −Уши Кориандра расстроено опустились. Кажется, он все неправильно понял.

− Да, моего питомца Хомячка. Он остался дома, и я сильно по нему скучаю.

Ляпнув это, я в очередной раз прикусила язык. А если мой спаситель сочтет это оскорблением? Подумать только, землянка держит кота для развлечения!

− Он не похож на тебя. Он не разумен и не может стать человеком, − торопливо пояснила я.

− Ты о примитивных зверях? Зачем тебе нужно подобное существо? Они же агрессивные, только едят и гадят.

− А у вас не занимаются приручением? − хотя зачем им это, если они и сами… такие. − На моей родине подобные существа давно стали неотделимой частью жизни. Хомячок − мой друг.

Я почувствовала, что зря это сказала. В носу предательски закололо. Вспомнились родители, так и не дождавшиеся меня из магазина, друзья и родной мир, где не было жутких прожорливых растений. Я быстро заморгала, прогоняя слезы.

− Получается, тебе нравятся коты? − безучастно поинтересовался Кори. Только вот его шикарный хвост нервно дергался из стороны в сторону, выдавая нетерпение.

Ответить я не успела.

Дверь в коморку распахнулась и внутрь, прерывая нашу беседу, ворвался широкоплечий смуглый юноша. Лишь полосатый хвост и округлые рыжие уши выдавали в нем тигра.

− Тебя не учили стучать, Шиан? − холодно поинтересовался Кори у вошедшего. Тот отмахнулся.

− Брось, знахарь. Все самцы племени с ума посходили, утверждают − ты держишь у себя женщину. Выходит, это правда! У нас новенькая!

Названный Шианом уставился на меня. Янтарные глаза возбужденно блестели. Я вспомнила, что на мне до сих пор лишь нижнее белье, и посильнее закуталась в звериную шкуру, пытаясь скрыть отсутствие хвоста.

− Ты сама вышла из Пустот или с тобой кто-то был? − нетерпеливо спросил молодой тигр.

− Я пришла одна. Я не шпионка или типа того, меня силой привезли на вашу территорию.

Я решила сразу избавить себя от подозрений. Правда, красавчика мало волновало, что я говорю. Его взгляд жадно изучал мое лицо.

− Ты прекрасна. Ты созрела для размножения?

Серьезно? Что он себе позволяет?!

Стоп. Надо сдерживать негатив, я ведь не знаю особенностей их внутренних взаимоотношений. Дикие племена часто проще относятся к производству детей и интимной близости.

− Мне двадцать три, если это что-то тебе говорит.

− Выглядишь моложе. А правда, что в лесу ты лишилась ушей? − Он шагнул ко мне − статный, разгоряченный, с широкой улыбкой на мужественном лице. Да, Шиан мог похвастаться модельной внешностью. Большинство женщин даже не смутили его длиннющие глазные зубы, сравнимые с клыками вампира.

Но я все равно напряглась.

Словно почувствовав это, Кориандр встал между нами, перехватывая тянущуюся ко мне руку.

− Тебе лучше уйти, ты ее пугаешь, − холодно сказал он.

− Пф-ф, ты не можешь мне запрещать. Я − сын вожака. Если бросишь мне вызов, точно проиграешь, − Шиан приосанился над Кори, подчеркивая разницу в росте − почти на голову.

− Красотка, ты ведь понимаешь, что тебя приютил неподходящий самец? Он не сможет тебя защитить, а я смогу. Идем со мной, и тебе не придется жить в этой жалкой клетке.

Оба оборотня уставились на меня, ожидая какого-то решения. Ох, мальчики, если бы я понимала, о чем вы говорите… Собравшись с духом, встала с кровати и быстро выпалила:

− Извини, но я хочу остаться здесь.

Логичное решение, учитывая обстоятельства. Кожей ощутила, как мой спаситель облегченно выдохнул.

− Слышал? Уходи.

Но Шиан не слушал.

− Действительно не похожа на других самок. Ты беременна? Почему у тебя такая большая грудь?

− Перестань пялиться, − смущенно потребовала я, отступая за спину Кориандра.

У их женщин нет груди? Хотя, если это полузвери, наличие четвертого размера может объясняться лишь необходимостью кормить потомство. Я сильно выделялась.

− Передай остальным, что пришлая самка имеет слабое здоровье, и ей не нужно докучать, − процедил знахарь, указывая на дверь.

− Угу… И это, мать просила тебя зайти. У нее снова болят ноги, нужно лекарство.

− И ты только сейчас сказал?!

Попросив меня никуда не уходить, Кори в спешке выбежал вместе с назойливым сыном вожака. Напоследок Шиан игриво мне подмигнул, явно в надежде на продолжение общения.

Я осторожно села на кровать − конструкцию из жердей и ткани, хрупкую на вид. Голова кружилась от новых подробностей.

Другой мир. Озабоченные и невероятно красивые мужчины… и я. Будь я персонажем книги, меня бы призвали в другой мир, чтобы спасти его от неминуемой гибели. Только вот это расходилось со словами похитителя. Они забирали женщин нашего мира для своих нужд. Зачем?

Я коснулась золоченного ошейника. Надо выяснить.

Я не могу стать рабыней. Даже если я гораздо слабее оборотней, правящих этими землями, мне нужно выжить.

4. Глава о важности смекалки и умении сказать «Нет»

Я провела под опекой Кориандра несколько дней: в основном тосковала без интернета, залечивала раны и изучала местные нравы. Мой спаситель был настолько мил, что даже предложил отыскать хижину, где меня держали. Ушел ночью и вернулся под утро с неутешительными вестями.

− Как это – ничего не осталось?

Я сидела на окне в его запасной одежде и наблюдала за жителями деревни, копошащимися внизу.

Крепость вожака, в которой мы жили, стояла на возвышении, упираясь хребтом в скалу, тогда как остальные жители племени ютились в домах вокруг нее. И сейчас они к чему-то старательно готовились.

− Вот так, − Кори отряхнул росу с потемневшей шерсти. − Два мертвых тела и руины, на месте описанного тобой дома. Кто-то явно заметал следы.

− И никак не выяснить, кто меня похитил?

− Твоих похитителей просто размазали по земле, им даже обращение не помогло. Это был кто-то чудовищно сильный… Хорошо, что ты сбежала.

Я снова различила теплые нотки в его бархатистом голосе. Оборотни боготворили женщин. Я почувствовала это на своей шкуре, когда порог комнаты знахаря вдруг стали заваливать мелкими дарами и знаками симпатии.

Ничего удивительного. На каждую самку приходилось с десяток самцов. Даже сидя перед окном круглыми сутками, я ни разу не видела женщину-оборотня: все они скрывались где-то в крепости, под надежной охраной супругов и лично отца-тигра.

Меня пока не доставали только из-за стараний Шиана. И я подозревала в этом корыстный интерес. Молодой тигр вечно крутился рядом, выжидая удобный момент. Они с Кори явно конкурировали за мое внимание.

Я со вздохом посмотрела в раскладное зеркало. Тоже мне роковая красавица: взгляд наивный, нос вздернутый, и эта щербинка между зубами, о которой вечно шутил отец. Из плюсов − грудь большая, да волосы ярко-каштанового оттенка.

И что тут может привлекать столь горячих парней? Ну, хоть царапины от колючек заживают хорошо.

Кориандр тем временем нарезал на завтрак яблоки. Есть мясо круглый год, как остальные жители племени, я не могла. Поэтому мой спаситель покупал у торговцев фрукты и овощи.

− Давай помогу, − попросила я. − Не могу сидеть без дела.

− Не надо. Ты еще слишком слаба.

 Спорить было бесполезно. Даже малейшие попытки снять с него часть нагрузки пресекались на корню.

− Но я должна чем-то тебе отплатить. Ты спишь на полу, тратишь на меня деньги и время, − Я умоляюще заглянула ему в глаза. Знахарь отвернулся, прячась за длинными волосами,− тогда я решительно сжала его запястье.

− Я хочу помочь.

Его кожа была очень горячей.

− Т-ты ничего мне не должна. Долг каждого знахаря − помогать раненым.

− Позволь хотя бы взять на себя часть расходов. Давай продадим мои украшения?

Я торопливо вытащила из ушей серьги − их похитители тоже не додумались забрать. Это были крупные серебряные капли, кончающиеся двумя шариками полудрагоценных рыжих камней. Какая ирония, на прогулку я надела любимые серьги с тигровым глазом.

− Как думаешь, они много стоят?

Кориандр взял их из моих рук и пристально рассмотрел на свету.

− Искусная работа, в подметки мастерам. Только они слишком тяжелые для наших женщин, − и он снова это сделал. Снова зачарованно посмотрел на мои уши, словно они его удивляли и притягивали одновременно.

− Как здоровье матери-тигрицы? − Я решила сменить тему. − Ты столько настоев для нее делаешь, неужели нет улучшений?

− Рождение девочки сильно ее вымотало. Телесные вены вспухли и пульсируют, бедняжка почти не поднимается с постели.

− Похоже на варикоз, − Я припомнила, как моя бабушка лечила эту болячку, и торопливо добавила: − Посоветуй ей носить утягивающие чулки и держать ноги выше туловища. А еще могут помочь небольшие упражнения.

− Ты сталкивалась с подобной болезнью?

− Да, после родов у многих вылезают осложнения. Еще может помочь массаж и щелочные ванны. Я расскажу тебе, как их делать.

Наконец-то!

Я хоть чем-то могу помочь, я не бесполезна. Слава домашней медицине и моему любопытству. Кто же знал, что здесь, в мире без таблеток и больниц, бабушкины рецепты могут пригодиться?

Кори послушно выслушал все инструкции.

***

Мое предложение быстро одобрили. Жена вожака была настолько измучена, что цеплялась за любую возможность уменьшить боли. Вскоре Кориандр пришел с новостями. Прописанное мной лечение дало ошеломительный результат, и полученную награду милый «эльф» сразу же спустил на подарки.

− Ты не должен был, − пробормотала я, разглядывая изящный наряд из невесомой ткани.

− Это твоя заслуга. И у тебя должна быть нормальная одежда. Это платье сделали на севере, в пещерах многоногого народа. Они известные умельцы: их ткань не горит и не пачкается, а еще она очень приятная на ощупь.

Я кивнула. Невероятная красота, похоже на серебристое кружево. Стоп… он сказал многоногий народ?

− Кори, это платье из паутины? − осторожно спросила я.

Он кивнул.

Отлично. Я буду носить одежду из ткани, которую разумные пауки делают своими задницами. Ладно, не задницами, а брюшками. Ничем не хуже шкуры животного. Не будь брезгливой, это подарок.

Я решилась примерить обновку. Пока Кориандр стоял за дверью и терпеливо ждал разрешения войти, я расправляла складки на юбке. Платье было воздушным, длиной до пят и оставляло плечи открытыми. А еще у него был капюшон, из-за которого я чувствовала себя привидением из детской постановки. В дополнение к новому наряду шла легкая вуаль.

Теперь я могу спокойно выходить на улицу. Моя внешность не привлечет внимания, если я ее спрячу.

Желая отметить маленькую победу, я решила сходить к реке. За время пребывания в гостях мне пришлось мыть голову в бадье с водой, и это изрядно раздражало.

− Хорошо, но не задерживайся, − хмуро сказал Кори. − И не отвечай мужчинам, если не хочешь их постоянного внимания.

− Мне что, рычать на них, чтоб не приставали?

− Отличный вариант. Обязательно попробуй.

Я прикусила язык.

Не хочу получить репутацию психопатки. В конце концов, я являюсь первым представителем своего вида в этом племени. Нужно держать марку.

Впервые за неделю я смогла выйти за пределы крепости. Пройдя по извилистой тропинке, вышла к холодному горному источнику, где предпочитали отмокать местные. Я не боялась быть застуканной. Кори уверял, что днем сюда никто, кроме женщин, не ходит. Это было негласное правило, которое все старались соблюдать.

Вода оказалась прозрачной и крайне бодрящей. Я зашла в нее по бедро, разглядывая мелкую гальку и зелень на дне, затем без разбега нырнула.

Вдоволь накупавшись и промыв волосы самодельным шампунем (два яичных желтка на три горстки золы), развалилась на траве, подставив двум светилам бледные писательские ягодицы. От жары меня быстро разморило.

Я почти задремала, когда что-то с громким всплеском плюхнулось в воду в сотне метров от меня.

− Что за?..

По речному дну, устремившись против течения, плыло нечто огромное и черное. Плыло в мою сторону. Быстро. Очень быстро.

Я бросилась к одежде, хотя стоило забить на нее и бежать к поселению оборотней, где меня могли защитить. Но сознание городского жителя сработало против меня.

За спиной раздался угрожающее шипение. Я развернулась, прижимая подарок Кориандра к груди…

5. Глава, посвященная новым знакомствам

Я слишком расслабилась. Поверила, что со мной не случится ничего.

Вышедшая на сушу тварь напоминала гигантского ящера, но с рогами, длинной жесткой гривой и вытянутой мордой, с которой стекали струйки воды. Дракон. Настоящий. При движении черная, с вкраплениями перламутра чешуя сверкала на солнце, точно драгоценные камни. Несмотря на ужас, я не могла не подумать: «Как же это чертовски… красиво».

Шипение прервалось на полузвуке.

Зверь замер в паре метров, не предпринимая попыток напасть. Чернильные глаза внимательно меня разглядывали. Он чего-то ждал.

− Привет, − выпалила я, предполагая, что это может быть оборотень. − Как водичка? Отличный день для банных процедур, да?

Навык: «Светский разговор в стрессовой ситуации» активирован.

Я принялась нести всякую безобидную чушь, не забывая при этом одеваться. Дракон терпеливо слушал. Это походило на собеседование на работу у строгого начальника, ну, если учесть, что тот мог съесть тебя в любой момент.

− А это не ты спас меня тогда? − Я вдруг вспомнила черный росчерк в лесу, пронесшийся мимо. − Если так − то спасибо.

Раз он помог, значит, не заинтересован в моей смерти?

Верно?

Дракон выпустил ноздрями воздух и грузно опустился на песок. Мощное длинное тело сворачивалось спиралью, открывая вид на изящные и вместе с тем сильные лапы, увенчанные загнутыми когтями. Такими легко срывать с добычи шкуру. Оружие настоящего хищника.

Он молчал, и я уже было хотела улизнуть с пляжа, как услышала жутковатое урчание, исходившее от его гибкого брюха.

− Так ты голоден? Подожди-ка, у меня кое-что было с собой…

Я зарылась в сумку. На свет была вызволена слегка помятая упаковка Орео. Печенье я старательно берегла, прекрасно понимая, что в этом мире с десертами туго. Но ради такого случая стоило усмирить чревоугодие.

− Тебе понравится. Открой рот.

Надеюсь, что сладкое ему не навредит. В конце концов, это же дракон! Его желудок должен отличаться от собачьего.

Я набралась смелости и села перед ним на корточки. В следующий момент мое запястье оказалось зажато в длиннопалой ладони.

Дракон изменился меньше, чем за долю секунды. Передняя часть тела стала человеческой, превратив его в подобие ламии. Я впилась взглядом в нависшее надо мной лицо − белое, с восточным прищуром глаз и волевым подбородком. В черных волосах до бедер блестело несколько прядей серебра. Все это великолепие венчали острые обсидиановые рога.

Он открыл рот и медленно собрал губами печенье, при этом облизав мои пальцы раздвоенным языком.

− Эй!

Не успела я смутиться, как его горло дернулось, проталкивая угощение в пищевод.

− Куда! Это не так едят, − пришлось показать на своем примере. − Жуй, а то вкус не почувствуешь, глупенький.

Оборотень флегматично пожал плечами, его и так все устраивало. Я протянула всю пачку. Мы немного посидели в тишине, пока мой спаситель поглощал подношение. Под конец я настолько осмелела, что рискнула потрогать его хвост. Было похоже на отшлифованный агат − манящая текстура камня.

Уходя, я крикнула через плечо:

− Хорошо себя веди и в следующий раз принесу мясо.

Ответом был размеренный кивок.

***

В приподнятом настроении − хоть на одну тайну стало меньше − я поднималась по ступеням тигриной крепости, напевая себе под нос. Услышав, что кто-то выкрикнул мое имя, обернулась. И увидела несущегося в мою сторону зверя.

Это был самый настоящий тигр, передвигающийся на четырех лапах. В последний момент он затормозил.

Я даже не успела толком испугаться, как он уже превращался в Шиана. Юноша предстал передо мной полностью голым. На смуглой мускулистой груди блестели капли пота, каштановые волосы липли к шее и лбу.

− Нравлюсь? − оскалился Шиан. Он раскинул руки в стороны, призывая рассмотреть себя со всех сторон. Я прыснула и пошла дальше. − Эй, куда ты?

− Что я, голых парней не видела?

− Таких красивых − точно нет! Еще не надумала стать моей?

Удивительный мир. Здесь так легко относились к своему телу, к привязанностям и любви. Наверно, это влияние звериной натуры. Даже немного завидно.

− Тебя искала моя мать. Она хочет поговорить, − напомнил о себе Шиан.

− О чем?

− Ты ей помогла, конечно же, она захотела увидеть свою спасительницу! Идем, провожу!

Я последовала за сыном вожака. Он и не думал искать набедренную повязку, позволяя на протяжении всего пути любоваться его крепкими ягодицами. На бедрах и лодыжках сохранялись тигриные полоски.

Шиан привел меня на верхний этаж, где находились покои матери-тигрицы Трарры. Королевы горного племени. Я выдохнула, решительно отодвигая тканевый полог. В ноздри ударил запах сандала или чего-то близкого к нему.

В просторном помещении, задрапированном цветными тканями и коврами, стояла большая кровать. На ней вразвалку лежала крепко сбитая женщина, коричневую кожу которой украшало несколько блеклых татуировок. Трарра умасливала ноги эфирными маслами из глиняной чаши, рядом лежал заплаканный ребенок. Девочка.


− Для меня честь лицезреть вас, мать-тигрица, − Я слегка поклонилась. Сильное раболепие посчиталось бы слабостью.

Последовал ленивый приказ:

− Сними капюшон.

Я послушалась.

− Слухи не лгали. Ты действительно необычная. Вижу на твоей шее золотистый ошейник − он остался от похитителей?

− Да, мать-тигрица.

− Мужчины не умеют держать свои желания в узде. Если не воспитывать их, совсем разум теряют, не так ли? − Круглые, широко расставленные глаза глядели на меня с любопытством. Как на диковинную зверюшку. − Я позвала тебя сюда, чтобы поблагодарить лично. Твои знания спасли мне жизнь.

− Это заслуга моего народа. Я всего лишь хотела отплатить за радушный прием и гостеприимство.

− Ну, племя всегда радо свежей крови, когда эта кровь – женская. Если ты в чем-то нуждаешься, скажи. Может, мне подобрать тебе парочку супругов из наших лучших охотников?

− Не стоит. Я счастлива уже тем, что наша защитница и мать здорова. Долгих циклов жизни вам и вашему дитя.

Трарра приподнялась, чтобы взять дочь на руки, достала тяжелую грудь из расшитого бисером топа. Меня она совершенно не стеснялась.

− В любом случае, ты наша гостья, − заметила она. − Можешь приходить сюда с просьбами и пользоваться моей купальней. Нехорошо, если такая красавица будет вынуждена уходить за ворота, чтобы омыть тело. На этом все. Ступай.

Отличная новость. По слухам, купальня матери-тигрицы была похожа на бассейн и ежедневно наполнялась цветочной водой.

В коридоре меня поджидал целый выводок тигров. Четыре крепких парня, похожих как капли воды.

− О чем ты просила? − хмыкнул Шиан. − Неужели право стать моей женой?

− Не слушай его красавица. Этому слизняку уже давно подобрали невесту из соседнего племени. А вот я совершенно свободен, − вмешался, вероятно, один из его братьев.

− И я тоже!

− И я, выбери меня! Мне неважно, что твои уши странно выглядят. Я готов стать хоть десятым твоим супругом.

А вот еще одна вещь, безмерно удивлявшая меня в этом мире. Из-за дефицита женщин здесь повсеместно установилась полиандрия. Каждая могла взять себе в мужья нескольких представителей одного племени.

− Боюсь, я не подхожу на роль супруги, − Я вежливо улыбнулась, отыскивая пути отступления. −  Я принадлежу к другому виду. Мы несовместимы.

− Откуда ты знаешь? − Шиан раздраженно отпихнул братьев, раскрывших его секрет. − Ты самая красивая женщина, и теперь ты − одна из нас.

Я не успела ответить. Из-за угла показался Кориандр, и я воспользовалась его появлением, чтобы улизнуть из «оцепления». Пронырнув под рукой Шиана, побежала ему на встречу.

Взгляд знахаря смягчился.

− Где ты пропадала? Я волновался.

− Зря ты на что-то рассчитываешь, омега. Со-фия, ты ведь знаешь, что значит − омега? − Шиан приблизился к нам, хищно щурясь.

− Буква греческого алфавита.

 У Кориандра от его слов на скулах заиграли желваки − и мне это не понравилось.

− Это значит, что он слабак. Самый жалкий в помете и скорее всего бесплодный. В отличие от нас он не может полностью обращаться. Ему даже имя дали только в абканате.

Ох, зря ты это начал.

− Удивительно, что себе позволяет могучий бета и сын вожака, − отчеканила я, чувствуя пульсацию крови в висках. − При живой невесте требует внимания другой. Интересно, что скажет на этот счет твоя мать?

Хвост Шиана нервно дернулся.

− Это неважно. Лишь мне решать с кем быть.

− Как жаль, что мне абсолютно неинтересны мужчины, способные хвастаться лишь своей силой и плодовитостью.

Взяв Кори за руку, я пошла прочь с гордо вскинутой головой. Сзади раздавались смешки. Бета-оборотни спешили высмеять отвергнутого брата.

6. Глава, в которой слетают покровы и раздаются стоны

− Подумать только, унижать человека из-за его ранга… Как низко! Глупый ребенок!

− Ты, правда, так считаешь? − Кориандр прислонился к двери, наблюдая, как я раздраженно вышагиваю от одной стены его скромного обиталища до другой − и обратно. Я кипела от злости.

− Каждый ценен и заслуживает любви независимо от происхождения!

− Многие с тобой не согласятся.

− Ну и плевать! Ты не должен слушать этого заносчивого… − Я замерла. − Слушай, а что такое абканат?

− Это величайший храм знаний, где обучают знахарей. Еще там собраны редчайшие книги и изучаются многочисленные явления.

Уже интереснее. Конечно, у меня оставался загадочный черный дракон, которого следовало расспросить, но запасной вариант не помешает.

− Один из работорговцев оговорился, что ему надоели женские слезы. Значит, я была не первой. В твоей «альма-матер» могут храниться записи о том, как они могли похищать моих сородичей?

− Возможно. Но нужен особый доступ. Если тебе требуется пропуск, я попробую что-нибудь придумать, − Кори растрепал свои волосы, став еще привлекательнее. − Это несложно.

− А как же твоя работа?

− Матери-тигрице больше не нужен каждодневный осмотр. Я могу свозить тебя в столицу, когда будет удобно.

− Кори, я ведь уже выздоровела, не нужно меня опекать.

− Верно. Это мое собственное решение: я просто хочу, чтобы ты нашла то, что искала, − Он тепло улыбнулся.

Я закусила губу.

Щемящее чувство благодарности мгновенно разлилось по телу. Раз за разом он помогал мне, не прося награды и ничего не требуя взамен. Ни один парень раньше не был так добр ко мне.

Не зная, как еще выразить эмоции, я порывисто подошла к оборотню, взяла его лицо в ладони и поцеловала. Кориандр вздрогнул, не ожидав такого поворота. Но уже спустя секунду стиснул меня в объятиях.

− Ты замечательный. Без тебя я бы сошла с ума, − прошептала я, зарываясь пальцами в пепельные локоны. И это была чистая правда.

Он разомлел. А мне в голову пришла шальная мысль.

− Идем, − Я поднялась и потянула его за собой. − Идем, ты покажешь мне купальню матери-тигрицы.

Она оказалась на площадке под открытым небом, подобно римским термам. По бокам от бассейна стояли кушетки и столики. Ничего не понимающий Кори застыл у порога. Он, вероятно, решил, что мне для купания потребовался сторож.

Я скинула одежду, спустилась по ступенькам в воду и отогнала ладонью проплывавший мимо цветок.

− Кори, ты идешь? Здесь тепло.

Кошачьи уши встали торчком.

− Я два раза предлагать не буду. Или коты не умеют плавать? − не удержалась от соблазна подразнить бедолагу.

Он беспомощно обернулся, увидел, что я погрузилась в бассейн по плечи, и стал раздеваться. Я прикрыла глаза, стараясь унять сердцебиение.

Когда он подошел, его гибкое тело слабо светилось в полумраке. Хвост сразу же намок при соприкосновении с водой. Глаза горели красным. Я подплыла, протягивая руки, и он с легкостью подтянул меня к себе на колени.

Мы уселись на каменных плитах, подогреваемых откуда-то снизу. Я ощутила бедрами твердость его плоти.

− Ты настоящая? − почему-то спросил Кори.

− Если только ты этого хочешь, − улыбнулась я. И тогда он вошел в меня.

Тишину вечера прерывал лишь плеск воды и стоны.

Я чувствовала его дыхание на шее, шершавый язык, то спускавшийся к соскам, то отправлявшийся на поиски мочки уха. Мы балансировали на краю, не позволяя друг другу сорваться раньше времени. А над головой сверкали мириады неизвестных созвездий, до которых, казалось, можно дотянуться рукой.

Несколько раз мы прерывались, прижавшись лбами и тяжело дыша. Я чувствовала натянутую внутри своего тела струна, которую мог оборвать лишь Кориандр. Я хотела, чтобы эта струна была порвана.

− Неудобно, − шепнула я, и он все понял.

Не выходя из меня, поднял на руки и перенес на ближайшую кушетку. Я уперлась в нее руками, выгибая спину. Он непрерывно двигался, а я выкрикивала его имя точно в бреду.

− Я могу тебя укусить? − губы Кориандр прижались к моему уху. − Прошу тебя…

В его голосе звучала мольба.

− Да… сделай это… тебе можно, − простонала я, надеясь, что этот момент никогда не закончиться.

Но тут он сдавил клыками кожу надплечья.

 Меня бросило в жар. Все тело пронзила сладкая боль, горячей волной распространившаяся от места укуса, и я почувствовала звон. Струна лопнула с такой силой, что я зашлась в крике. Прижав меня к себе, Кори хрипло застонал.

Несколько толчков − и все было кончено. Я прикрыла глаза, чувствуя мокрый хвост на своем бедре.

Пришла темнота.

Проснулась я уже в комнате Кориандра, заботливо обложенная подушками и полностью сухая. Он отложил ступку с травами, подошел ко мне. Нежно коснулся моей щеки, убирая волосы.

− Ты проснулась. Я боялся, что это было слишком для твоего хрупкого тела.

− Вечно я рядом с тобой выключаюсь… Это уже становится нашей фишкой.

Он прикусил губу и внезапно выпалил:

− До сих пор не могу поверить, что я теперь твой муж.

Его слова застигли меня, когда я тянулась к бюстгальтеру, лежавшему на полке. Я чуть не чебурахнулась на пол, промахнувшись мимо цели и по инерции устремившись вперед.

− Кто?

− Ну да, − Знахарь осторожно вернул меня на место. − Мы соединили наши жизни брачными метками. Ты ведь сама разрешила себя укусить, помнишь?

Он указал на свою шею, где теперь находился серебристый рисунок в виде водоворота. Я полезла в сумку, торопливо достала зеркальце и уставилась на кричаще-алый узор в том же месте, где и у моего любовника. Он начинался под ошейником и плавно спускался к ключице.

− Мама меня убьет, − ужаснулась я. – Мне ведь нельзя делать татуировки и выходить замуж раньше тридцати!

Хлопнула себя по щекам, пытаясь прийти в себя.

− Милый, это какая-то ошибка. Мы поторопились, такие вещи не заключаются под натиском гормонов. Как ее убрать?

 − Ты хочешь разорвать связь? − Улыбка Кори поблекла.

− Конечно! Это сложно?

− Нет, ничего сложного.

− Отлично!

− Ты всего лишь должна пожелать, чтобы я умер. После смерти она сама исчезнет.

Я поняла, что сжимаю ладонь слишком крепко, и старая рана вот-вот может открыться.

− Что за чушь? Так нельзя… я… Должны быть другие варианты!

− Их нет, − Он вновь слабо улыбнулся. − Когда мужчина ставит метку, он отдает свое сердце избраннице. У него больше нет выбора, кроме как любить ее до конца своих дней.

Черт! Черт! Черт!

Видела же татуировки на телах местных воинов и даже не подумала узнать их значение. И вот я по глупости привязала к себе живого человека.

− Кори, прости. Все нормально, я ляпнула глупость, − поспешила обнять его за шею.

В голове роились мысли, преимущественно с оскорблениями в собственный адрес и попытками понять, как потом объяснять родным столь необычный брак. Кориандр облегченно выдохнул, целуя меня в ухо.

– Ничего. Главное – ты приняла меня остальное неважно.

– Угу…

Хотя, может, это и неплохо, если тебя всю жизнь будет любить прекрасный и благородный оборотень?

7. Глава, в которой начинаются неприятности

Первым «приятную» новость узнал, конечно, Шиан. Он подкараулил меня у торговых рядов, но, учуяв запах, а затем, разглядев на коже метку другого самца, застыл в изумлении.

Странное вышло зрелище. Старший сын вожака, которому предстояло заключить союз с вражеским племенем тигров, стоял передо мной, дрожа от обиды и разочарования. Широкие плечи поникли, взгляд потух.

Я ощутила укол совести:

− У нас ничего бы не вышло. Я не смогу дать потомство.

Было легче списать все на видовые различия, чем объяснять про такую штуку как внутриматочная спираль.

Однако вместо того, чтобы сдаться, Шиан резко наклонился и попытался меня поцеловать. Я оттолкнула его, и он убежал.

Вскоре Трарра позвала нас с Кори к себе, чтобы поздравить с заключением союза и пригласить на празднование дня Великой Охоты. Похоже, мой поступок развеял ее опасения по поводу брака сына – никто бы не захотел быть вторым после омеги.

Я согласилась.

Во-первых, надо разбираться в чужих традициях, во-вторых, я собирала материал для книги. Если мои поиски увенчаются успехом, и я попаду домой − смогу неплохо заработать, как первый исследователь нового мира. Тем более контакт с местными уже налажен.

Быть женой оборотня оказалось весьма приятно. А еще было забавно учить его новым штукам. Либидо местных женщин ограниченно коротким периодом течки, и поэтому Кори удивился, столкнувшись с желанием каждодневной близости.

− Если в чем человечество и талантливо, так это в поиске новых удовольствий, − призналась я как-то, лежа у него коленях. − Возможно, по этой причине нас и похищают. Люди весьма смекалисты, когда захотят.

Все складывалось неплохо. Пока не наступил день Икс.

Племя готовилось к охоте на зулу. Это слово невидимый переводчик в моей голове не распознал, из чего следовало, что на Земле аналогов этих существ нет. На рассвете вожак-альфа и все беты отправились за ними в Пустоты, пока остальные мужчины разгребали площадь для праздника.

Я догадывалась, что суматоха связана с приездом оборотней из другого племени. На празднике должен быть заключен союз. К счастью, теперь ему ничего не угрожало.

− Тебе понравится, − уверял меня Кориандр, ведя к месту проведения церемонии. − Там будет огненное представление и ритуал Дарения.

− Воины притащат добычу в зубах и бросят к ногам своих прекрасных дам?

− Верно.

Оу.

Я принялась вертеть головой, разглядывая преобразившуюся деревню. Везде висели цветочные украшения, стояли факелы на длинных жердях, призванные разогнать подступающую темноту.

Большинство мужчин сновали туда-сюда в половинчатой форме. Про себя я называла ее «секси-фурри». Человечье обличие говорило о невраждебности и предназначалось только для самых близких. Даже Кори сейчас сжимал мою руку пушистой дланью с розовыми подушечками. Ну как тут удержаться и не потискать?

Наши места располагались неподалеку от трона. Трарра сидела в окружении своих мужчин, которые подносили ей напитки и нянчили малышку. Кроме нее я заметила еще с десяток женщин − крепких, коротконогих и очень смуглых. Они сидели на руках у супругов или сплетничали между собой. На фоне местных мужчин их внешность казалась совсем невзрачной.

Что ж, все как в дикой природе.

− Кто из них «та самая»? − шепнула я на ухо супругу. Супруг. Как же все-таки странно это звучало…

− Невеста Шиана? Во-он та самка с копьем.

Кориандр указал на другую сторону площади, где в тени гигантского белого тигра (отца?) сидела девушка. Вот она была хороша − волевая, с тяжелым взглядом, острое лицо обрамлено короткими светлыми кудрями. Настоящая хищница. И чего Шиан противился?

− Хм, а почему никто из женщин до сих пор не обратился?

− Это сложный процесс. Женщин стараются такому не обучать, чтобы не подвергать их жизни опасности.

− Как-то по-сексистски звучит, − недовольно пробурчала я.

Раздался барабанный бой. Началось.

В центр круглой арены, окруженной факелами, вышли охотники. Первым шел вожак Ронан, самый большой и крепкий из них.

− Предтечи на нашей стороне. Охота на радужную кость прошла успешно! − возвестил он зычным голосом, после чего положил к ногам жены огромный череп, сверкающий перламутровым блеском, словно оболочка морской раковины. Трарра милостиво приняла подарок и поцеловала мужа.

Пришла очередь следующего воина. Я хмыкнула, увидев одного из братьев Шиана, пытающегося вручить клык зулу совсем юной тигрице, пока та жалась к матери. А какая любовь была! Какая любовь!

За ним вышел Шиан. Он стоял в центре огненного круга, совершенно вымотанный. В руках − череп с шестью роскошными извилистыми рогами. Все затаили дыхание, дожидаясь момента, из-за которого все и было затеяно. Оба вожака явно нервничали.

Я вытянула шею, надеясь разглядеть реакцию смуглой красотки – но тут по толпе оборотней прошел вздох ужаса. Свет ближайшего факела заслонил чей-то силуэт, и на песок плавно опустился череп.

− Ты примешь мой Дар? − тихо спросил Шиан, глядя на меня.

8. Глава про побег, плен и неизбежное кровопролитие

− О чем он только думал? Безумец. Ну, ничего, мы легко устроимся на новом месте, − утешал меня Кори, собирая вещи.

Мы сбегали. Трусливо ретировались − а как иначе? Прямо посреди церемонии Трарра утащила меня к себе в покои, где спокойным голосом сказала, что нам здесь больше не рады. Она не угрожала и не пыталась манипулировать. Просто прояснила ситуацию: «Чудной иноземке не быть женой такого мужчины как ее сын. Никогда»

Объясниться мне, конечно, не дали. Даже череп забрали и сразу же вернули Шиану с четким намеком попытать удачу еще раз. Сдаваться так легко вожаки враждующих племен не собирались. Единственной, кому будто бы было плевать на происходящее, оказалась сама невеста − она даже не подняла голову, когда все случилось.

На сборы выделили ровно одну ночь.

Что происходило снаружи, как местные сгладили нанесенное соседям оскорбление… Не знаю. Приставленные ко мне воины ничего не говорили, предпочитая мрачно отмалчиваться. Лишь на рассвете я смогла мимо них проскользнуть и выйти из крепости. У реки никого не было. Тогда я опустила на песок кусок оленьего мяса, завернутый в тряпицу.

− Как и обещала, − крикнула в пустоту.

Честно говоря, я не расстроилась. Нас могли побить, бросить на съедение загадочным зулу, но вместо этого мы с Кори всего лишь отправлялись по намеченному маршруту чуть раньше срока.

Путь к столице занимал около пяти дней. Ехать мы собирались вместе с торговцами тканями и пряностями, обменивавшими свой товар на радужную кость.

Я залезла в крытую повозку, пахнущую мокрой шерстью. Кориандр сел рядом с возницей и у них завязался разговор. Коротконогие лошадки, из-за наростов на лбу похожие на единорогов, фыркнули и стали спускаться с холма. Надеюсь, они не были оборотнями – иначе как-то неловко.

Я вытащила телефон. Зарядки оставалось 20%, но мне вдруг захотелось увидеть семью. Отмотав фотки, сделанные за последнюю неделю (мы с Кори щека к щеке; закат с крыши крепости; тигры лежат у моих ног, словно я египетская царица; обнаженный Кори в фривольной позе), нашла, что искала.

Вот она. Мы стоим на веранде бабушкиной дачи: мама обнимает брата, я повисла на шее у отца, а на столе среди закусок сидят наши питомцы − крохотный сфинкс по прозвищу Хомячок и белая кошка Дейнерис Шерстерожденная. Как они там? Неизвестность убивала.

Хотя, может я в одной из тех историй, где, вернувшись в свой мир, человек оказывался в том же самом дне, в который пропал? Тогда единственное, о чем мне стоило переживать, − это как объяснить бабушке наличие у моего супруга звериных ушей.

− Любимая, попробуй уснуть. Нам еще долго так трястись, − крикнул Кориандр. Я кивнула, сфотографировала единорогов через его плечо и спрятала телефон.

Он прав. Стоит подкопить силы, ведь когда мы приедем в столицу, я больше не буду для других балластом. Пора браться за ум.

Лишь на миг прикрыла глаза, как все моментально испортилось. Нашу кибитку трясло по ухабам, а пожилой возница что-то истошно кричал. С третьего раза я смогла пробраться через завалы товара к ко́злам.

− Что случилось? − спросила я. Кори ожесточенно дернул головой. Его шерсть топорщилась, зрачки были расширены. − Милый, чем ты напуган?

− Ничего, Соня, не забивай голову.

Ох уж эта его забота, совсем не вовремя!

Чертыхнувшись, я полезла обратно. Приподняла край полога. За нами следовало еще несколько торговых повозок, а по бокам бежали полностью трансформировавшиеся оборотни из охраны.

В кронах деревьев мелькало некое движение. Смазанные силуэты прыгали по веткам, догоняя наш крохотный караван. Оборотень-вепрь, бежавший по левую сторону от нас, внезапно споткнулся и рухнул навзничь. Из спины у него торчала огромная стрела.

− Один из охранников ранен, − крикнула я.

− Забудь. Ему уже не поможешь, − зло откликнулся возница, − а тебе лучше бы молчать. Они сойдут с ума, если узнают, что здесь есть женщина.

Они?

Кориандр вскользь упоминал о целых видах, с которыми лучше не сталкиваться. Одним из таких были ящеры. Хладнокровные существа, у которых не было своих самок, и которые воровали чужих, чтобы хоть как-то поддерживать популяцию. Судя по таланту к мимикрии…

Это они.

Следовавшая за нами телега лишилась колеса и перевернулась вместе с грузом. В этот момент Кори подозвал меня к себе, схватил за талию и рывком перекинул через плечо.

− Погоди, что ты…

Мы спрыгнули вниз. Он сбежал с дороги, потащил меня через заросли высокой жгучей травы, а за спиной раздавалось улюлюканье. Затем крик боли, прервавшийся булькающим звуком.

− Я не позволю им тебя забрать, слышишь? − прорычал Кори. − Ни за что.

Но его словам не суждено было сбыться.

Сверху на нас спланировал полупрозрачный силуэт. Меня дернули за волосы, и мы разлетелись в разные стороны: Кориандр вперед, а я − прямо в руки загадочного существа.

***

От боли все кругом потемнело. Не помню, как мы оказались на дереве. Грубая ладонь сорвала с лица вуаль:

− Не показалось. Баба. Только какого вида?

Ящер принялся крутить мою голову, словно шар с предсказаниями. Маскировка исчезла. Теперь он напоминал обычного мужчину с заостренными ушами и волосами, заплетенными в дреды. Лишь  от уголков рта шли две подозрительные линии.

Когда он разомкнул губы, чтобы позвать сородичей, эти линии растянулись в кошмарные перепонки. Клыкастая пасть раскрылась под невероятным градусом, из глотки вырвался протяжный щелкающий звук.

− Какой же ты всратый! − не выдержала я.

Слово он не понял, но угадал значение по интонации.

− Молчи, а не то язык вырву.

Он стал перепрыгивать с ветки на ветку, унося меня все дальше от торговой тропы. Я кусалась и била его ногами в живот, но толку было мало. Вскоре к нам присоединились остальные члены банды, неся ящики с награбленным добром.

Ящеры вернулись к своей стоянке. На поляне у ручья стояло несколько шатров, в центре горел костер, а рядом… Рядом стояли столбы, с привязанными к ним женщинами. Две из них не подавали признаков жизни.

С дрожью я заметила следы от побоев. Десятки жирных мух сновали по широко раздвинутым ногам.

Мрази. Убийцы.

Ненавижу.

− Что будем делать? − спросил похититель, бесцеремонно сбрасывая меня вниз.

− Эту оставим Загану. Слишком хороший улов, чтобы делить его с шестерками. Для них сойдет и вторая. Вон как верещит.

И впрямь, на последнем столбе извивалась молодая девушка с резкими, точно вырубленными чертами лица.

− Гнусные твари! Вы хоть знаете, кто мои мужья? С вас сдерут кожу, чтобы сделать из нее обувь! Только троньте меня, отребья, и ваши головы, апх… –  один из ящеров наотмашь ударил ее по лицу. Затем еще раз. И еще. У меня закипела кровь.

Надо придумать, как вытащить ее и самой не помереть. Думай, башка, думай!

− Прошу, только не бейте. Я боюсь боли, я… я сделаю все, что вы велите, − пролепетала я, бросая беспомощный взгляд то на одного грабителя, то на другого.

− Минуту назад ты говорила иное, − хмыкнул тот, что нес меня всю дорогу.

− Я ошибалась. Вы мне нравитесь. Очень.

Пришлось добавить в голос чувственной хрипотцы. Если он захочет уединиться, у меня для него будет припасен сюрприз. Холодное лезвие складного ножа, засунутого в чашечку бюстгальтера.

Повезет − сбегу и встречу выживших членов каравана. Нет − умру человеком, а не дрожащей тварью.

Ящер задумался.

− А чем ты можешь меня порадовать?

− Всем, что видишь.

Тогда он заграбастал меня под одобрительные крики толпы. Схватил за шею, впился в губы болезненным поцелуем. Я ощутила толстый язык глубоко в глотке. Невероятным усилием сдержала рвотный позыв, пока он изучал содержимое моего рта.

− Хочешь, продолжим наедине? − Я отстранилась. Если он отведет меня подальше, шансы улизнуть и отыскать подмогу возрастут.

− Прости, странная самка, но на этом все. Твое лоно пригодится главарю.

С этими словами он подтащил меня к глубокой яме в земле, сдвинул ногой решетку и, не церемонясь, столкнул вниз.

Я рухнула в сырой мрак. Пальцы скользнули по гладким стенам − уцепиться не за что. Зато здесь хорошо было слышно крики и плачь несчастной жертвы, оставленной на потеху грабителям. Но вскоре и она притихла.

Шло время.

Я ждала, когда наступит мой черед. Надежда на спасение растаяла еще до того, как наступила ночь. Однако спустя много мучительных часов, проведенных в борьбе со сном и переживаниях о судьбе Кориандра, что-то изменилось. Сквозь плену усталости до меня дошли звуки сражения.

Земля содрогалась. Гневный рев пролетел над лесом, и эхо от него заполнило яму. Я охнула, зажимая уши.

Похоже, на ящеров кто-то напал. С неудержимой яростью он крушил все на своем пути, и никто не мог его остановить. Я решительно достала нож. Надо воспользоваться суматохой.

Вырыв себе несколько лунок для пальцев, я полезла наверх. Над головой что-то жутко хрустнуло.

Внутрь потекли ручейки дурно пахнущей крови, затем все стихло. Я провисела на стене темницы достаточно времени, чтобы убедиться, что угроза миновала. До края ямы оставалось совсем немного, когда над деревянной решеткой возникла загадочная фигура.

− Это ты?!

9. Глава "из огня да в полымя"

− Это ты?!

Решетка отлетела в сторону. Шиан наклонился, вытягивая меня на свежий воздух.

Лицо юноши было смертельно бледным. Он прижал мою голову к своей груди, не давая рассмотреть ужасную мясорубку, в которую превратился лагерь ящеров. Кругом валялись трупы, трава окрасилась в синий − цвет их крови.

Я скосила глаза. У края ямы лежала оторванная голова, в жестких остроконечных ушах и в носу блестело золото. Похоже на главаря шайки.

− Как ты меня нашел?

− Ничего сложного. Они думали, что смогут меня заставить… Думали, я подчинюсь ради племени. Но я сбежал из дома, как только родня ослабила бдительность. Долго шел по твоему запаху и вышел на стоянку этих ублюдков, − Молодой тигр плюнул на макушку главаря. В нем кипела брезгливость пополам с ненавистью.

Большинство оборотней испытывали подобные чувства к видам, не способным к самопроизводству.

− А кто с ними расправился?

− Я не мог позволить им тебя обидеть, ты же знаешь.

Объятия стали интимнее. Шиан явно рассчитывал получить награду за спасение. Я ничего не ответила. Трава кругом была примята чьим-то длинным телом, а в кровавой луже плавали знакомые агатовые чешуйки. Вот и ответ.

− Говоришь, ты это сделал?

 − Хватит болтовни, − смущенный Шиан опустился на четвереньки, обрастая шерстью. − Надо уходить. Скоро здесь будет подкрепление.

− Откуда знаешь?

− Я же бета, я слышу их приближение. Идем.

Трансформация в полную форму заняла не больше десяти секунд.

− Погоди немного, − Я огляделась, паникуя. − Тут должна быть еще одна девушка. Нужно найти ее!

Шиан отыскал ее среди завалов. Бедняжку придавило трупом. Я прижалась ухом к плоской груди и с облегчением различила мерное сердцебиение. Кроме крови на бедрах и нескольких синяков она была цела.

− Тебе придется удерживать ее самой, − прорычал тигр, настороженно оглядываясь. − Мы поплывем вниз по реке, и я не смогу вас прикрывать.

− Хорошо.

Я закинула руку беспамятной девушки себе за шею, рысьи уши уткнулись в щеку. С трудом, но все же получилось втащить ее на Шиана.

− Запомни: если нас нагонят, ты должна ее бросить, − вдруг сказал он.

− Ты спятил? Нет!

− Или она, или ты. Я не стану рисковать твоей жизнью. Это мое условие.

Все во мне бунтовало против этой идеи. Я была воспитана в обществе, где непринято бросать слабых, чтобы уцелеть самому. Это неправильно! Я хотела начать спорить с Шианом, но слова застряли в глотке.

Если я умру, Кори проживет всю жизнь в одиночестве. Я не увижу родных. Не стану матерью. Не смогу вернуться…

− Я жду твой ответ.

− Хорошо, − прошипела я, молясь, чтобы нам не пришлось торговаться с совестью. Если бы мы знали, чем потом обернется спасение этой оборотницы… Но будущее для всех остается туманным.

Вскоре девушка-рысь очнулась. Взвизгнула, толкнула меня в грудь и чуть не свалилась в бурлящий речной поток.

− Успокойся, ты в безопасности, − попыталась придержать ее.

− Кто вы? Куда меня тащите?

− Меня тоже похитили, помнишь? А Шиан… Шиан нас спас, − Тигр под нами самодовольно фыркнул. − Меня зовут София, а тебя?

− Что за нелепое имя, − недовольно пробормотала спасенная. − Можешь назвать меня Сумани. Мне, наконец, объяснят, куда мы плывем?

− К моему дяде, − отозвался Шиан. − Он управляет маленьким поселением на границе тигриных земель. Он поймет нашу ситуацию. Должен понять.

Я поняла, что он говорит о своем побеге, и приуныла. Шиан нанес невероятное оскорбление целой куче альраута. Вряд ли родня примет беглеца с распростертыми объятиями.

− А ты не видел Кори, когда шел по моему следу? − решила спросить я. − Мы разлучились, и теперь я не знаю, где он.

− Не волнуйся. Метка ведь на месте. Знахарь, скорее всего, вернулся в племя за подмогой − он же не дурак, чтобы в одиночку тебя из лап ящеров вытаскивать. Но ему все равно откажут, − сухо обронил Шиан. − Тебе повезло, что рядом был я.

 Бедолага не упускал возможности напомнить о своем подвиге. Сумани моментально преобразилась, с энтузиазмом отпихивая меня локтем .

− Так это ты сразил тех омерзительных тварей? Потрясающе! Ты такой сильный!

Я не стала вмешиваться. Пусть парень получит свою порцию восторгов, все равно черный дракон ни на что не претендует. Мы продолжали сплав по реке, надеясь тем самым сбить след. Но уже через час из леса донесся зловещий стрекот. Воду рядом с моей ногой пронзила толстая стрела.

− Как? − взревел Шиан. − Они не должны были нас учуять!

Сумани завыла, ее била крупная дрожь. Я попыталась ее успокоить, но она оттолкнула меня и вжалась в тигра, моля о защите. Нас настигали. Судя по звукам, их не меньше полусотни − в два раза больше, чем было в лагере.

Я вспомнила о своем обещании. Посмотрела на рыдающую Сумани, представляя, как рывком отрываю ее от тигриной шерсти и кидаю в воду, где ее вылавливают разбойники. Это будет легко. Ее вновь привяжут к столбу и…

Дьявол, нет!

− Нам нельзя на сушу! Что делать? − крикнула я Шиану.

Тигр промолчал. Мускулистые лапы гребли из последних сил, пока на нас не посыпался целый водопад из стрел: одна пробила ему бок, вторая срезала кожу с моего плеча. А ведь кровь в воде могла привлечь хищников!

Ящеры кричали, чтобы мы сдавались. Интересно, они тоже поняли, что следы на земле не могут принадлежать никому из нас, или их просто опьянила ярость за погибших товарищей?

− Я лучше умру, чем вернусь к ним, − прошептала Сумани, затравленно поглядывая на кроны деревьев.

Верно, смерть будет лучшим исходом. И, кажется, Шиан это понимал. Он с трудом вышел на берег − мы сразу сползли с его мокрой спины − зло ощерился. Нас окружили полупрозрачные силуэты.

− Женщины будут жить, если пойдут с нами добровольно, − крикнул кто-то из разбойников.

− Пошли вы! − процедила я. В маскировочном мареве блеснула сталь клинков.

Что ж, дадим бой.

Тигриный рев взвился над Пустотами, спугнув стайку пестрых птиц. Ящеры расхохотались. Но звук не утих. Наоборот – он утроился, удесятерился, струясь отовсюду, словно вокруг стояло множество воспроизводящих колонок. Я не поверила своим глазам. На клич Шиана отозвались оборотни, и их было так много!

Я насчитала десяток в полной боевой трансформации и около тридцати зверолюдей с копьями и дубинами. Они пронеслись мимо, врезаясь в плотные ряды ящеров и просто сметая их со своего пути. Не успели мы обрадоваться, как все уже было кончено. Разбойники позорно бежали.

Сумани кинулась к нашим спасителям, а я без сил сползла на землю.

− Это ведь хорошая концовка? Мы можем расслабиться?

− Пока да… Не могу поверить, что он сам за нами пришел, − Шиан с трудом лег рядом, стараясь не задевать рану в боку. − Это значит, что мама уже в курсе. Паршиво.

− Погоди, ты о чем говоришь?

− О том, что этот сопляк чуть не развязал войну между соседями, − раздался за нами низкий угрожающий голос. − Ну, здравствуй, племянничек! Как тебе вкус свободы?

10. Глава о правильных приоритетах

Нам невероятно повезло.

Кориандр успел вернуться и передать Трарре ложную информацию − что Шиан сбежал вместе со мной. Расчет был верен. Взбешенная правительница тут же велела подать дымовой сигнал с призывом любой ценой перехватить нас на границе. Так на нас вышел Вэриэн.

И пока я гордилась смекалкой своего любимого, заботливый дядюшка разносил племянника в хвост и гриву. На то, как этот великолепный суровый мужчина со шрамами на груди бранился, можно было смотреть часами. Даже я завидовала его словарному запасу.

− Ты хоть представляешь, жалкое подобие зверя, вывалившееся из утробы гниющего на солнцах, больного знобянкой старого гнуса, чем могла обернуться твоя самонадеянность? − доносилось с другого конца зала.

Мы находились на территории, которую можно было назвать пунктом стратегического назначения. Здесь даже была вышка для отслеживания миграции стай зулу. При недосмотре эти твари легко могли прийти и разрушить плохо защищенные поселения.

Несмотря на случившееся нас с Сумани встречали тепло. Сразу же подвели к огню, выдали по теплому плащу и куску жирного мяса. Пока оборотница жаловалась на ужасный вкус еды, нерасторопность самцов и прочие мелочи, я быстро поглощала свою порцию. Пустой с прошлого утра желудок благодарно урчал.

Вот теперь, насытившись и отогревшись, можно вмешаться в спор родственников.

Когда я подошла, они уже успели перегореть и спокойно обсуждали дальнейшие действия.

− Тебя так просто не отпустят, − объяснял Вэриэн. − Слишком многое на кону, не только честь.

− Плевать, − Шиан покосился на меня и отрывисто бросил: − Я уже одолел несколько десятков хладнокровых ублюдков. Никто не встанет между мной и моей женщиной.

Я смутилась. Подобная упертость заслуживала уважения.

− Вот только на ней нет твоей метки, а значит договор еще в силе. Я бы мог скрутить тебя и отправить домой… − Молодой тигр вскочил с лавки. − Сядь! Я мог бы − но не стану этого делать.

− Почему? − спросила я. − Это ведь повлечет за собой большие проблемы.

− Верно, − Вэрриэн потер на руке жутковатый шрам, чем-то напоминавший след от метки. − Но лучше каждый день сражаться за свою любовь, чем сдаться ради сытой жизни.

Смысл его слов стал ясен позже. Жившие здесь оборотни были изгоями; мужчинами, потерявшими своих супруг.

История Шиана многих задела за живое. Нам разрешили остаться и восстановить силы перед побегом в столицу. Трарре же был послан ответ, в котором непутевого сына обещали вернуть сразу после исцеления его многочисленных ран.

Желая помочь, я напросилась на ночное дежурство. Мне хотелось быть полезной, к тому же безделье и мысли о Кориандре сводили с ума. Забравшись на вышку, я укуталась в плащ и сосредоточила внимание на зеленом пологе леса, расстилавшемся внизу.

− Тут опасно, − проворчал знакомый голос.

− Тогда тебе тем более нельзя здесь находиться. Забыл о ранах?

Шиан плюхнулся сзади и попытался обнять меня за талию:

− Переживаешь за меня? Как это мило!

− Ты ведь вытащил нас из пекла. И не бросил Сумани, хотя грозился.

При упоминании этого имени оборотень мгновенно поморщился. Со дня спасения девушка не давала ему прохода, карауля под дверью и всячески намекая, что готова дать шанс их отношениям. Даже сулила хорошее место в клане ее отца.

− Угх, эта склочная девка. Житья от нее нет.

− Нечего было каждый вечер рассказывать местным байки о своей победе над толпой ящеров, змей и парочкой затесавшихся в их рядах зулу. Она же буквально ни слова не пропускала!

− Это не байки, − проворчал Шиан. Он уже догадывался, что я знаю правду. − Просто Сумани ненормальная самка. Она даже к ящерам попала, потому что психанула и сбежала из дома.

Я ущипнула его за перевязанный бок.

− Не бухти. Ей крепко досталось.

Именно мне пришлось собирать для нее специальные травы, чтобы гарантированно вытравить нежеланное потомство. Пережитое любого сделало бы ненормальным.

− Никогда бы не подумала, что окажусь в подобной ситуации, − обронила я. − Дома все иначе. Нет этих сложных ритуалов, связывающих две жизни в неразрывное целое. Люди могут жить дальше, менять партнеров, разводиться и уходить. Свобода. Свобода для всех.

− Какое ужасное место, − шепнул на ухо Шиан. − Забудь о нем.

− Не могу. Меня выдернули из привычной жизни, жизни, которую я построила сама. Там моя семья, привычный понятный мир…Там у меня была работа − а здесь большинство даже читать не умеет!

Он не слушал, сильнее прижимая меня к себе. Будто боялся, что я могу раствориться, ускользнуть назад, дабы мироздание обрело равновесие. Понимая, что ничем хорошим эти обжимания не кончатся, я ляпнула первое, что пришло в голову:

− Кстати, а геи у вас водятся?

− Это еда? − удивился молодой тигр. − Ты голодная?

− Да нет же. Я про самцов, которых… кхм, интересуют другие самцы. Женщин ведь все равно на всех не хватает.

Невинный вопрос возымел невероятный эффект. Хвост моего ухажера встал дыбом, глаза выпучились. Долгое время он не мог выдавить ни слова. Желая как-то его успокоить, я осторожно добавила:

− Брось, Шиан. Вот я бисексуалка, если на то пошло. У меня в университете была девушка − и мир не рухнул.

− Самка с другой… самкой?

Ой-ей.

Кажется, он сейчас в обморок упадет. Хотя по лицу и не скажешь, что от отвращения – уж больно взгляд стал масляный.

***

После нашего разговора Шиан начал странно себя вести. Он постоянно краснел в моем присутствии и чуть не врезался в стену, когда я попыталась успокоить вечно грозящую всем смертными карами Сумани, прижав ее злобную головку к своей груди. Эти двое совсем меня утомили.

Поэтому появление Кориандра на пороге моей комнаты стало спасительным чудом.

С визгом я бросилась к нему, обхватила ногами и повисла на шее. Бедняга чуть не упал − он шел без отдыха несколько дней, да еще и заскочил на место разбоя, чтобы забрать мои вещи.

Мы уселись на пол. Я нежно потерлась щекой о его подбородок:

− Я так скучала.

− Прости, − вместо поцелуя меня одарили взглядом раскаяния. − Тебя чуть не убили.

− Перестань. Главное, все живы.

− Я должен был вырвать тебя из лап бандитов, это все моя вина…

− Кориандр, − рыкнула я, хватаясь за треугольное ухо. Он резко умолк, и я ощутила давление чего-то твердого внизу. Мои глаза округлились.

− Это что, чувствительное место?

− Да, − прошептал мой супруг сдавлено. − Отпусти, пожалуйста, я не закончил.

− Неа! Это ты меня выслушаешь. Твои действия спасли нам с Шианом жизнь.

− Но ведь…

− Не додумайся ты соврать Трарре, она бы ни за что не растормошила всех своих союзников, бросая их на наши поиски. Уж поверь, смекалка в таких ситуациях куда важнее грубой силы!

Отлично, он прислушался. Я разжала пальцы. Мы немного помолчали, распаленные спором.

− Я могу остаться здесь? − прервал молчание Кориандр. Я кивнула. − Тогда позволь загладить свою вину.

Что-то в нем неуловимо изменилось.

Он взял меня на руки, решительно посадил на край сундука, где хранилось барахло предыдущего владельца комнаты. Я уловила намек и потянулась к завязкам на его холщевых штанах.

− Нет, − Кори отстранил мою руку. − Не сегодня. Ты говорила о разных способах… о тех, что придумал твой народ для достижения удовольствия. Я хочу попробовать.

У меня пересохло во рту.

− Хорошо. Как скажешь.

Скинув лишнее, я аккуратно положила лодыжку ему на плечо и откинулась назад. Его пальцы прошлись по внутренней стороне бедра. Кожу словно пронзило током. Боже, даже этого могло хватить!

Но Кориандр не останавливался. Провел языком по чувствительному месту под коленкой, прикусил зубами, оставляя след. И стал спускаться ниже. Я раскрылась, ладонью отыскивая его макушку.

Пришлось подавить сиюминутное желание надавить. Вместо этого сосредоточилась на бархатной коже кошачьих ушей, щекоча ее ногтями и потирая между пальцев. Кори застонал. Затем обнял мои ноги, прижимаясь к нежной розоватой плоти губами.

Его взгляд был жадным, изучающим.

Я гладила пепельные волосы, растворяясь в интенсивных движениях языка. Дыхание участилось. Под конец мне даже пришлось вцепиться в сундук, чтобы не упасть от мягких судорог, пронзивших все тело.

Надеюсь, мы не сильно напугали соседей, − шума в ту ночь было много.

− Больше… я тебя не отпущу… − повторял супруг, лежа на мне. − Никогда!

Не знаю как, но эта связь помогла нам преодолеть возникшую пропасть. Со мной снова был мой смелый и добрый Кори.

Вскоре мы покинули владения Вэриэна. Единственным минусом поездки в столицу стала компания Сумани, чьи супруги явились ее забрать. Оборотница демонстрировала удивительное упрямство. Несколько раз она порывалась ехать верхом на Шиане, а получив отказ − начинала лить слезы.

Мы быстро добрались до границы земель тигров. Иногда на пути попадались странные животные. У них были человеческие лица, лысые пятипалые конечности. Мне объяснили, что это акхо – неразумные жители леса. К оборотням они не имели никакого отношения и считались безобидными.

Все шло хорошо.

Пока внезапно я не ощутила острую пульсацию в животе. До нашей цели оставалось совсем чуть-чуть, поэтому я решила перетерпеть. Но боль нарастала. Знакомое чувство слабости разлилось по телу.

− У тебя началась течка? − принюхавшись, воскликнул Шиан, бежавший рядом в полной форме.

Боже, а еще громче можно?

− Зря радуешься, − вмешался один из рысей. −  Это может привлечь зулу. Их в последнее время слишком много бродит по округе.

− Отец-тигр тоже об этом упоминал, − вспомнил Кориандр, теснее прижимая меня к себе – мы ехали верхом на лошади. − Нужно поспешить.

Будто накаркав, при приближении к неприступным стенам города Нан-Шэ мы столкнулись с гротескным чудищем.

Зулу был размером с фуру. Его плоть напоминала костяные пластины, ни одного мягкого или уязвимого места. Я никогда не видела ничего подобного. Даже дух захватило. Но потом стало ясно, что он движется к нам, прорываясь сквозь деревья, и всем резко стало не до шуток.

Мы бросились к восточным воротам, украшенным драконьими мордами. Земля сотрясалась от топота тяжелых лап. Я боялась, что одолженный Вэриэном «единорог» не выдержит такой гонки.

В последний момент, когда мужчины попытались отвлечь зулу на себя, откуда-то сбоку выскочил еще один оборотень. Мощный черно-бурый антропоморфный волк. В один прыжок он преодолел лишнее расстояние и оказался на рогатой голове.

Он поднял руку в кожаных наручах и одним ударом расколол казавшийся несокрушимым череп. Из дыры хлынула зловонная жижа. Зулу споткнулся и рухнул. Его тут же окружила выбежавшая из темноты стая.

В мгновение ока с монстром было покончено.

− А ты везучая, как я посмотрю, − едко заметила Сумани, наклоняясь ко мне со спины своего мужа. − Тебя вышел спасать самый уродливый мужчина империи. Глава волчьего клана, Харрук.

− Говоришь так, будто это плохо,  − Я сощурилась, пытаясь понять, в чем же заключалось его уродство.

Оборотень был настолько хорош, что даже в антропоморфной форме у него сохранялись кубики пресса. Грива волос на затылке завивалась кольцами, покачиваясь при ходьбе. Он направился к нам, демонстрируя в улыбке жуткие клыки, и зычно крикнул:

− Добро пожаловать в Нан-Шэ, путники!

11. Глава о первых успехах и разочарованиях

Арка «Покорение столицы»

Как я поняла, случившееся было немыслимым делом − зулу никогда не подходили так близко к воротам. Тем более поодиночке. Харрук распорядился, чтобы его стая разбилась на несколько отрядов и прочесала границы еще раз.

Когда я попыталась привлечь его внимание, чтобы поблагодарить, Сумани вновь ядовито усмехнулась.

− Что ж, попробуй, − проронила она. − Слышала, этот волк ни одной женщины не упускает, ко всем в мужья напрашивается. Может, и с такой как ты захочет быть.

− Причем тут брак? − поморщилась я. − Это простая вежливость.

В разговор вклинился Шиан, вернувший человеческую форму и прыгающий на одной ноге в попытке надеть штаны.

− Она права. Не стоит тратить время на глупости. Лучше пойдем искать место ночлега, пока никто не учуял запах твоей течки.

Теперь уже всполошилась Сумани. Пнув одного из супругов, она спустилась на землю и торопливо схватила Шиана за локоть:

− Зачем тратить силы попусту? Можете переночевать в моем доме, там полно места!

Она все еще не теряла надежды заполучить себе в мужья могучего воина. Какое же  ее ждет разочарование, если правда о гибели разбойников вскроется.

Молодой тигр пристыжено молчал − ему меньше моего нравился возникший любовный треугольник.

− Решение за тобой, любимая, − заметил Кориандр.

− А ты что думаешь?

− Мне нужно доложить абканату, что я покинул пост знахаря племени Змеиной горы. Нам выделят жилье, но это может занять некоторое время.

− Что ж, вариантов нет. Давай впишемся к тебе на хату, Сумани.

Та непонимающе нахмурилась, обернувшись за переводом к Шиану. Он радостно взмахнул полосатым хвостом:

− Значит, решено. Давай понесу, у моей Со-фии ведь животик болит!

Не слушая протестующих воплей, юноша подкинул меня в воздух и перехватил у самой земли. Я его точно убью. Если, конечно, переживу это унижение, и меня не опередит одна маленькая ревнивая рысь.

Нан-Шэ был необычным городом.

Он растянул каменные щупальца вокруг многоуровнего водопада невероятной красоты. Мы шли мимо белоснежных акведуков, фигурных мостов и многочисленных вычурных построек. Столичный люд показался мне цивилизованнее диких племен. Никто не дрался и не бегал голышом − разве что совсем маленькие дети.

− Ты бывал здесь раньше? − спросила я Шиана.

− Конечно. Отец возил нас с братьями праздновать первую линьку наследника Великого Золотого Дракона. Это было потрясающе!

− Такое достижение, что его аж надо отмечать всем селом?

− Забыл, ты же не местная. Увидеть дракона − всегда к удаче. Особенно теперь, когда их численность сильно сократилась.

− А если я уже видела дракона? Правда, он был черными и не походил на особу королевских кровей − но все таки?

Повисла тишина. Супруги Сумани косились на меня, будто на чокнутую. Даже Шиан отвел взгляд на пролетавшего над нами гигантского ворона. Им явно стало не по себе.

− Такого не может быть. Черных драконов не бывает, − терпеливо объяснил он. − Тебе, наверное, показалось.

− Ничего подобного, я еще в своем уме, − запротестовала я, пытаясь спрыгнуть на мостовую.

Не хочет мне верить, значит, и нести мое величественное тело не достоин!

− Ладно-ладно. Не расстраивайся, − Меня чмокнули в затылок, точно маленькую девочку. Годы самореализации и прокачки репутации пошли насмарку, я снова была для окружающих ребенком с гипертрофированной фантазией. Да что ж такое-то!

Роскошный особняк клана рыси находился на одном из скальных выступов. Из красного дерева, с покатой крышей и изумрудной черепицей он больше всего поминал кукольный домик азиатской девочки. Нас уже ждали. Несколько мужчин с порога бросились обнимать огрызающуюся Сумани.

− Эй, у них же нет меток, − заметила я, слезая с рук. − Это ее братья?

Шиан хмыкнул.

− Они согласились на статус наложников. Быть рядом с любимой женщиной, не получая ничего взамен. Ни ласки, ни шанса зачать потомство… Жалкое зрелище.

Здесь и такое практикуют? Мне стало совсем уж жалко оборотней. Каждый заслуживал любви и без необходимости стоять ради нее в очереди.

Меня отвели в какую-то коморку, призванную, вероятно, показать разницу в наших с Сумани статусах. Я равнодушно плюхнулась на набитый соломой тюк. Это ты, моя дорогая рысь, в эконом-хостелах не останавливалась, вот где условия «не очень». А здесь тихо, сухо и чисто − и все это одновременно.

Шиан устроил скандал, увидев, в каких условиях меня поселили. Он порывался уйти, но я напомнила о своей деликатной проблеме.

− Я им еще отплачу той же монетой, − проворчал молодой тигр, пытаясь сдерживать гнев. Сумани из неприятной для него особы резко стала врагом номер один.

Несколько дней я не выходила из комнаты, страдая болями, а он охранял мой покой от ненавязчивого внимания обитателей особняка. Свободные от меток рыси не могли избежать влияния феромонов.

− Найду работу, как только изобрету прокладки, − заявила я, ворочаясь с боку на бок.

− Ты что? − ужаснулся Шиан. − Никто не наймет женщину, это дикость! Лучше отдыхай. Скоро я смогу участвовать в охоте на оленей, и мы заживем припеваючи.

− Вот только вот не говори мне про долг каждой нормальной самки. Феминистка во мне умрет в корчах. Ну не могу, не могу я сидеть на чьей-то шее!

Так еще и Сумани не забывала каждодневно напоминать, как сильно может измениться наша жизнь, если Шиан ослабит оборону.

− Почему ты с ней возишься? Она же чужестранка, слабая и больная, раз не может вытерпеть течку. А со мной ты будешь счастлив. Я рожу тебе сильных сыновей, − шептала она по утрам, когда думала, что я сплю.

Одна надежда на Кориандра. Он буквально круглые сутки был на ногах, чтобы обеспечить нам новое жилье.

Как только кровь перестала течь, мы сбежали из особняка. Шиан сразу потащил меня на площадь, где выступали танцоры. Несколько потрясающе красивых мужчин из клана павлинов плясали на тонкой бечевке над огнем. Их длинные волосы были лазурными с фиолетовым на концах; хвосты-вееры сверкали в сполохах пламени тысячами красок. Любая искра могла стать началом катастрофы.

Я обомлела, зачарованная красотой и опасностью их дела.

− Почему я не видела их раньше? Это просто невероятно!

− Пф, обычные глупые птицы, − обиделся Шиан, скрещивая лапы на груди. − Они не достойны внимания такой прекрасной девушки как ты.

Я хотела привычно отмахнуться: мол, моя красота видна лишь на фоне местных женщин. Но в голове вдруг щелкнул кассовый аппарат.

Верно. Я пришла из мира с совсем другими ценностями. Но люди везде одинаковые. Местные жители даже наивнее и неопытнее, им никто мозги рекламой с рождения не промывал. Надо лишь подкорректировать некоторые детали, и я смогу заработать на том, что каждая русская девочка умела с детства. На уходе за внешностью.

− Ты гений, Шиан, − Я почесала его лохматый подбородок, не отрывая взгляда от сцены. − Ты подсказал мне отличную идею.

Скоро.

Совсем скоро я перестану тянуть вас вниз.

12. Глава, в которой я разрабатываю план

Новый дом находился в квартале знахарей. Над воротами висела деревянная вывеска с глазом и ладонью, показывающая, что каждый житель столицы может искать здесь помощи. Для Кориандра, как для мужчины с супругой, выделили целый двухэтажный «таунхаус» в деревянной постройке, похожей на растянутую вдоль улицы ленту.

Неслыханная роскошь, но куда более привычная глазу, чем омега с брачной меткой на шее.

− Ты стал местной звездой, − хихикнула я.

− О, да. Теперь все знакомые просят у меня совета в отношениях, − Кори сиял. − А всего-то и надо было пообещать прекрасной девушке пропуск в абканат!

− И куснуть ее, пока она не соображает.

Он отмахнулся от моего ехидного взгляда.

− Метка не возникла бы, не будь симпатии. И уж точно не была бы такой яркой. Твои желания буквально напечатаны на твоей коже, − и привычно потянулся губами к шее, скованной ошейником.

Рядом кто-то с вызовом откашлялся.

− Я вам не мешаю? − хмурый Шиан сидел на потолочной балке, хлестая полосатым хвостом по бедрам.

− Нет, − в глазах Кориандра мелькнула и сразу угасла досада. − Но не плохо бы тебе вернутся к тем, кто жаждет твоей компании. Уверен, Сумани все еще ждет твоего возвращения.

Я ощутила пробежавший между ними ток и поспешила вмешаться, пока не завязалась драка.

− Да, ладно тебе. Ему некуда идти, он все бросил, чтобы нам помочь. Помочь мне.

− И теперь мы не можем ступить на земли тигров, чтобы нас не вздернули на ближайшем суку. Пусть вспомнит о своих обязательствах.

− Я помню. Не волнуйся, − прорычал Шиан, выскальзывая наружу через лаз в крыше.

Сожительство с двумя мужчинами выматывало. Я не могла прогнать человека, спасшего мне жизнь и отбросившего все, что у него было, ради чувств. Но и видеть ревность супруга было невыносимо. Они тянули меня в разные стороны, порой забывая, что я не канат.

Но довольно жаловаться. У меня есть список задач, которые нужно выполнить во что бы то ни стало:


1) Найти зацепки о межпланетарной работорговле:

     а. чтобы остановить их,

     б. снять ошейник,

     в. и сломать нос заказчику;

2) Понять механизм телепортации.

3) Объяснить Кори, как жить в моем мире.

4) Собрать как можно больше данных для будущего доклада в ООН и нобелевской премии мира за установление первого контакта с другим разумным видом.

5) Помогать обоим оборотням по дому и зарабатывать деньги, пока не достигну всего выше описанного…


Дел хватало на несколько жизней. Так что вперед и только вперед!

 Решив не дожидаться ответа из абканата, я направилась туда лично. Кори пытался вмешаться, но узнав, что со мной пойдет Шиан, смирился. У него скопилось слишком много работы, чтобы пытаться все контролировать.

Молодой тигр оброс шерстью и радостно побежал впереди меня, тыкая пальцем в разные штуки, которые казались ему забавными и отличными от того, что он видел дома. Я едва сдерживала улыбку. Как ребенок, в самом деле.

В Нан-Шэ чувствовался налет цивилизованности.

Многие ходили в человеческой форме, женщины не прятались по домам. Я видела оборотниц-крольчих, мирно гулявших по живописному мосту, а более знатные дамы даже могли позволить себе паланкин.

Моего спутника кто-то окликнул. К нам подошли молодые оборотни в одеждах тигриного клана. У каждого имелась брачная метка. Судя по завязавшемуся диалогу, Шиан успел завести парочку полезных знакомств, пока искал работу. Этот парень определенно умел расположить к себе других.

Прошло минут десять. Они все расспрашивали его и расспрашивали. О причинах переезда, о последних событиях на малой родине, о погоде…

− Шиан, давай я пойду? Ты меня потом догонишь.

Не получив ответа, я ушла вперед. Ничего страшного не случится. Мне подробнейшим образом было объяснено, где находилась императорская библиотека.

***

Впервые за долгое время я осталась в одиночестве. Почти забытое, но приятное ощущение. Я поднялась в гору, свернула налево от памятника основателя Нан-Шэ и увидела на другом берегу реки нужное здание из белого камня.

− Ага. Потом спуститься к кварталу гончаров, пересечь мост Верхнего Клыка и… − бормотала я себе под нос, стараясь не упустить медные шпили абканата из виду.

Мое странное поведение привлекло внимание прохожих. Несколько антропоморфных волков и один медведь-великан торопливо перегородили дорогу.

− Здравствуй, милая дева. Ты не заблудилась? − спросил грязно-серый волк, возвращаясь в человеческую форму. Пожалуй, этим он хотел показать свой дружелюбный настрой. Но тот факт, что меня окружили, отрезав пути к отступлению, однако не внушал доверия.

− Нет, но спасибо за заботу. Я лишь хотела встретить своего мужа, он работает в охране императора.

Я понятия не имела, есть ли такая должность. Но, пожалуйста, пусть будет. Мне не нравилось, как они на меня смотрели. К счастью, оборотни могут определить владельца метки лишь при столкновении с оным. Кори был далеко, и я не постеснялась использовать эту лазейку.

− Что ж, тогда не будем мешать. Но если захочешь попробовать лучшую отбивную в своей жизни или…

− Боюсь, не захочу, − мягко прервала я.

Они отошли разочарованные. Я поправила вуаль и быстрым шагом двинулась по улице, лопатками чувствуя жуткий взгляд медведя-оборотня. Он почему-то последовал за мной. Не слышал, что я сказала?

Все же стоило потерпеть и остаться с тиграми. Шиан, конечно, еще тот болтун, но рядом с ним никто мной не интересовался.

Расстояние сокращалось. Мы прошли вместе минимум километр и оказались в пустующем переулке. Я остановилась, глядя, как тень мощной фигуры двухметрового существа перекрывает мою собственную.

− Прости, ты чего-то хотел? − пришлось спросить первой. − Твои друзья уже…

− Запах.

− Что? − Его голос был таким грубым, что слова почти не различались. Медвежья голова нависла надо мной и монотонно повторила:

− Нравится твой запах.

− С-спасибо, − выдавила я.

− Такой терпкий, незнакомый… Никогда в жизни не встречал ничего подобного.

Он вдруг протянул лапу и сгреб меня в охапку. Влажный нос ткнулся в лицо, скользнул по щеке… И я заорала дурниной. Это не было спланированным решением, мне просто почудилось, что сейчас этот псих откроет пасть и попробует мной перекусить.

Медведь отстранился − еще бы!  − а в следующее мгновение его сбил с ног другой зверь. Я плюхнулась на мостовую, сильно ушибив копчик. Надо мной сцепились два оборотня, и новый определенно был сильнее. Драка заняла не больше минуты.

Мускулистый волк в кожаных штанах и коротком жилете несколько раз впечатал голову врага в стену.

− Проваливай, пока я не доложил о тебе городским стражам, − наклонившись, прорычал он в круглое ухо. Присмотревшись, я узнала в незнакомце Харрука. Что глава клана делал в этой части города?

Когда медведь, хлюпая сломанным носом, скрылся за поворотом, тот повернулся ко мне:

− Цела? Эй, да ты ведь та девица, сопровождавшая дочь советника Дариуса. Сначала зулу, теперь это… Везучая какая!

− Мне все об этом говорят, − кисло согласилась я, отряхивая платье.

− Что ты делаешь в квартале одиночек?

− Просто гуляю.

Одиночек, значит. И снова я положилась на человеческий опыт, забыв про разницу в менталитете и условиях жизни.

− А мужчины твои где? − продолжал допытываться Харрук, щуря золотистые глаза.

− Работают. Меня же никуда не взяли, так что приходится слоняться без дела и ввязываться в драки, − Я легко переняла его развязанную манеру речи. − Пока выходит неплохо.

Волк довольно хохотнул. Раздался шелест растворяющейся шерсти, и он вернул себе человечье обличие. Лицо, руки, грудь − все, что раньше скрывал густой мех, теперь предстало в первозданном виде.

− Ой!

Вот и секрет нелестного прозвища.

Несмотря на мужественность черт и роскошные темные волосы, кольцами спадавшие на плечи, Харрук был весь изуродован шрамами. Один через глаз, один − на нижней челюсти, множество на торсе и руках.

Хотя главным изъяном оказались даже не они. Правая щека была порвана почти до самой скулы и обнажала десны, превращая некогда красивое загорелое лицо в вечно ухмыляющуюся маску ярости.

− Тут ты хватила лишку. Мало кто способен уничтожить врага визгом. Хотя, признаюсь, ты была близка к этому – даже мне немного поплохело, когда ты открыла рот, − Волк сунул палец в ухо и поковырял там. Он будто не заметил мою реакцию, за что я была признательна.

− Могу узнать, от какого дела вас отвлекло мое спасение? Это как-то связано с дозором?

− Почему интересуешься?

− Вы помогли мне. Дважды. Может я смогу вернуть долг.

− В лесах все чаще стали собираться зулу. А еще мои ребята вчера нашли странный труп, будто бы выеденный изнутри какой-то тварью. Боюсь, малютка, в этих делах ты бессильна, − Его действительно развеселило мое предложение. − Разве что ты знаешь, как убедить нашего светлого императора, трижды целую его задницу, выделять больше ресурсов на облавы?

Похоже, власть здесь такая же «внимательная» к нуждам граждан, как и у меня на родине.

− Может, стоит бросить найденные останки ему под нос, чтобы проняло… − скептично пошутила я. Договорить не успела. На меня ураганом налетел Шиан и принялся осматривать.

Тигр выглядел запыхавшимся.

− Больше. Никогда. Не убегай. Я чуть с ума не сошел, когда понял, что ты ушла в одиночку!

− Отпусти, раздавишь, − пискнула я.

Харрук, наблюдавший за нашей возней со стороны, добродушно усмехнулся. Он развернулся, выбрасывая руку в прощальном жесте, и проронил:

− Когда мне понадобится оглушающее оружие, я тебя найду, малютка.

− Что ты делала в компании этого уродливого волка? − буркнул Шиан, провожая его ревнивым взглядом. − Ты не слышала, что он ни одной женщины не упускает? Настоящий повеса и пьянь.

− Да? А мы с ним о политике говорили. И, кстати, не переводи стрелки − это ты от меня отстал! За тобой должок. Раз уж подружился с теми работягами, пригласи их вместе с женами в наш дом. Обязательно с женами.

− Зачем тебе это?

− Увидишь.

Я предвкушала интересную игру.

13. Глава про девичьи мечты и девичью же хитрость

−  Ну зачем тебе это? Ты странно выглядишь! − жаловался Шиан, стоя над душой.

Я сосредоточенно рисовала на веках стрелки, стараясь не смазать растушеванные бледно-серые тени. Получался типичный «кошачий глаз». Это не могло не радовать, так как обычно мои старания заканчивались десятиминутной возней перед зеркалом и последующим швырянием косметички в окно.

На кону стояло многое. Будь я нормальной попаданкой из фэнтезийного романа, сразу бы получила удивительные и крайне редкие способности, на крайний случай − мощный артефакт. Но я была собой, и мне требовались деньги. К счастью, разница в развитии наших цивилизаций играла здесь на руку.

Готовясь к знакомству с женщинами тигриного клана, одного из самых влиятельных хищных кланов Нан-Шэ, я пошла и продала-таки свои серьги.

Они ушли к двум разным торговцам под видом уникальных кулонов, хранившихся в моей семье много циклов. Вышло с полсотни гя − медных пластинок с изображением дракона и дырочкой вверху. Денег хватило, чтобы украсить дом и маленький задний двор; также я купила изысканные угощения.

Оставалось главное − стать в глазах оборотниц интересной. Такой, кто была достойна попасть в круг избранных.

Миром, конечно, и здесь правили мужчины. Но все они лежали у ног своих избранниц.

− Ну как? − спросила я у вертящегося рядом тигра.

− Раньше было лучше, − буркнул Шиан. − И ты иначе пахнешь. Мне не нравится.

− Просто у тебя острый нюх. Самки вряд ли учуют косметическую отдушку.

−  Не понимаю, зачем нужно делать столько вещей, чтобы познакомиться с другими женщинами. Только не говори, что ты хочешь?.. − Его зрачки в ужасе сузились.

− Да не ищу я любовниц! Боже, мы ведь уже говорили об этом: мне нужны полезные связи!

− Тогда ты могла просто стать моей женой. Я бы привел тебя в клан.

− Тебя самого еще не приняли, а деньги нам нужны сейчас. Не говоря уже о том, что наша репутация на самом дне − спасибо твоей матушке.

Шиан поник. Семья оборвала с ним все связи, когда узнала, что мы успешно добрались до столицы. Здесь царили иные порядки, и единственное, что смогла сделать Трарра, − назвать сына гнилым ростком и объявить о его помешательстве.

− Черт, милый, извини, − Я коснулась смуглого плеча. − Мне не стоило так говорить. Я просто на нервах.

Внизу раздался стук в дверь.

− Нет-нет, ты права. Нужно думать о будущем!

Шиан преувеличенно бодро вскочил на ноги и побежал открывать. Я посмотрела ему вслед. Местные мужчины боялись проявлять слабость. Они жили в вечной борьбе: с окружающим миром, другими оборотнями, собой.

− Со-фия, гости пришли, − крикнул Шиан.

Фух, хватит. Грустное лицо – враг любого бизнеса.

Я плавно спустилась по лестнице на первый этаж, ловя заинтересованные взгляды пришедших. Да, я расстаралась на славу. Но направлен этот образ был отнюдь не на мужчин.

Три тигрицы и − к моему удивлению − белая как снег девушка с овечьими ушами восхищенно охнули. Они никогда не видели такое яркое лицо у самки. Я подчеркнула глаза и слегка окрасила губы алым. Броско, но не вульгарно. Надо учитывать местные особенности.

Поприветствовав гостей, я увела женщин наружу, где уже ждал накрытый стол. Мужчины остались в гостиной с огромной тушей примитивного оленя − добычей Шиана. Это займет их в ближайшие часы.

− Как только я услышала о приглашении, то решила, что мой пятый супруг спятил. Идти в какой-то нищий район, к неизвестной новенькой самке. Безумие! Но потом мне стало интересно… О вас ходит много слухов, дорогая, − сказала старшая из тигриц, занимая место под вишневым деревом.

Ее звали Нарна, и у нее было пять мужей, что говорило о некоторой влиятельности. Обычно оборотницы довольствовались тремя, не считая наложников.

− Понимаю. Мы прибыли в столицу не при самых приятных обстоятельствах, − Я скромно опустила глаза. − Знаете, Шиана ведь пытались заставить связать себя узами с нелюбимой женщиной.

− Ох, − воскликнула девочка-овечка.

− Да. Но он не сдался и отдал мне свой Дар на празднике Великой Охоты. При вражеском племени − что за безумец! − рассмеялась, показывая собравшимся, как они должны это воспринимать. − Однако мне пришлось отказать ему. Благо племени важнее всего.

− Верное решение, − вставила другая тигрица, уминавшая за обе щеки отбивную из свинины. Нарна зыркнула на нее с пренебрежением.

− Могу ошибаться, но теперь сын вожака Ронана живет в вашем доме. Как же так вышло?

Я пропустила едкую иронию мимо ушей.

− Все просто. Меня похитили ящеры, – и отметила, как слетает с лиц присутствующих спесь.

− Ой, какой ужас!

Ты ж моя хорошая. Овечка нравилась мне все больше.

−Да, это случилось во время поездки. Они были безжалостны, даже опытные воины не смогли остановить этих головорезов. Зато смог Шиан, − теперь меня слушали все, и я почувствовала азарт рассказчика. − Он шел по следам несколько дней, забыв о сне и пище. Измученный и усталый он вышел к их лагерю на рассвете. Ящеры уже наигрались с другой девушкой, наступал мой черед. Я думала − это конец. Мое тело будет истерзано и выброшено на радость лесным хищникам.  Но в последний момент появился Шиан и дал им бой; представьте, больше сорока вооруженных врагов бросились на одного усталого тигра!

− Как же ему удалось победить? − не удержалась и спросила Нарна.

− Не представляю. Он был безжалостен. Сражался до тех пор, пока последняя гадина не упала бездыханная на окровавленную траву. И, не смотря на многочисленные раны, нашел в себе силы вернуть домой всех пленниц.

− О-о-о, − раздалось над столом.

Я мягко улыбнулась. Вот и попались!

Все сложилось даже лучше, чем планировалось. Не знаю, подействовал ли мой талант драматурга, печальная судьба беглянки или потенциал Шиана, но оборотницы забыли об изначальных планах поиздеваться над нами. Завязался теплый разговор.

Нарна рассказала мне про возникновение каждой своей супружеской метки и о том, как Милева (очаровашка-овечка) стала частью тигриного клана. Рута и Бренна торопливо набивали животы, не забывая ей поддакивать. Вскоре я поняла, что время пришло.

Достала из сумки косметичку и подкрасила губы, не отрывая взгляда от своей собеседницы. Оборотницы сразу же заинтересовались диковинкой.

− Это особый товар с моей родины. Знатные дамы пользуются им, чтобы украсить свою кожу для праздника. Честно признаюсь − я так хотела вам понравиться, что потратила ради этой встречи часть своих запасов.

− Что вы, не стоило, − сказала Рута, оживившись.

− Ничего. Мне известен рецепт, я легко смогу воссоздать эти красители.

− И насколько они будут качественными? − заинтересовалась Нарна.

− Не хуже оригинала. Хотите попробовать?

Остаток времени я потратила, раскрашивая потенциальных клиенток. Они хихикали и разглядывали себя в зеркальце. Грубоватые черты лица преображались, когда их выгодно подчеркивали румянами, а глаза становились больше благодаря теням.

− Вот так выглядят самые богатые и влиятельные женщины у меня дома, − подливала я масло в огонь.

Посиделки завершились поздно вечером. Милева так воодушевилась нашим знакомством, что расцеловала меня перед уходом в обе щеки. Кажется, ей было неловко в компании одних хищниц. Остальные обошлись коротким обещанием прийти еще.

− Спасибо. В новом городе бывает одиноко. Я ценю ваше расположение.

Нарна задержалась на пороге. Дождавшись, когда остальные выйдут на улицу, торопливо обернулась и спросила:

− Они продаются?

− Кто? − Я состроила из себя дурочку.

− Ко… косматика. Помада и тени!

− Ах, эти. Даже и не знаю. В империи нет другой такой пары косметических средств.

− Сколько ты хочешь? Мой главный супруг очень влиятелен, я могу заплатить любую цену!

Я знала, что это не так. Нарна была важной шишкой, но отнюдь не самой важной в тигрином клане. Однако ее поддержка не помешает Шиану.

− Мы же теперь подруги. Берите так, но пообещайте молчать о том, откуда вы ее взяли. Я не хочу лишнего внимания.

Я протянула подарки оборотнице, задержав ее ладонь в своей. Я возвышалась над ней почти на голову, как, впрочем, и над остальными местными женщинами − все они были низкими и пухленькими.

− Вы ведь понимаете, что это единственный экземпляр? Я соврала, у пробников такого качества уже не будет. Расходуйте с умом.

Она взволнованно кивнула. Темно-каштановые волосы упали на лицо. Лицо, на котором больше не было спеси и пренебрежения.

Я заложила в ее голову сразу несколько мыслей: мой потенциальный супруг невероятно силен, а я сама владею интересными редкостями. Властная тигрица точно поймет, как это использовать.

Когда мы наконец остались с Шианом наедине, я распустила косы и пошла смывать «штукатурку».

− Я думал, ты продашь им что-нибудь, − заметил тот расстроено. − Эти самки нас попросту объели!

− Не переживай. Я их завлекла, и это главное. Во время разговора Нарна намекнула, что хочет видеть тебя в их рядах.

− Уверена?

− Также сильно, как и в том, что она растреплет о своем приобретении уже до конца следующего дня. Мужчины у меня на родине считают, что мы красимся для привлечения их внимания, − Я вытерла лицо полотенцем и гордо улыбнулась. − Но они ошибаются. Женщины делают это ради других женщин. Скоро все местные богачки придут ко мне, потрясая кошельками.

14. Глава о старых знакомых и встрече с одним сексистским лисом

Кориандра не было весь день и всю ночь. В Нан-Шэ постоянно творилось что-то такое, что требовало его обязательного участия. Знахарь вернулся лишь под утро, когда я отмокала наверху в огромной бадье, наполненной горячей водой. Мне выделили целый этаж. Маленький, в одну комнату – но и этого было достаточно.

Даже отсутствие двери не смушало, так как рядом стояла замечательная деревянная ширма, надежно скрывавшая от любопытных глаз.

− Как все прошло? − спросила я, услышав знакомые шаги.

Кори поднялся на чердак и сел на пол, устало прислоняясь к моему мокрому плечу. Пепельная шерсть медленно исчезала с его лица.

− Как думаешь, что движет самцом альраута, который на спор засовывает себе в нос рыболовный крючок?

− Неудержимая сила тупости? Естественный отбор? Погоди-погоди, я точно знаю ответ!

Он тихо рассмеялся.

− Похоже на то. А как твои дела?

− Вечеринка удалась. Не прошло и часа с ее окончания, как сюда вернулись мужья двух тигриц и попросили продать им содержимое моей косметички. Я соврала про других покупателей, вдвое завысила предлагаемую цену и сорвала куш. А еще Шиан, похоже, теперь стал членом тигриного клана.

− Жаль, что ты была вынуждена продавать свои вещи, − Он поцеловал меня в щеку. Я удержала его лицо у своего.

− Мне просто скучно сидеть без дела. Это не связано с тобой.

− Знаю.

− И деньги помогут нам больше времени проводить вместе. Знаешь, как сегодня было холодно в постели? −  призналась я. И не соврала − после заката температура ощутимо падала.

− Вот как?

Кори принялся вылизывать мою метку. По телу пробежал разряд тока.

Я коротко выдохнула и прижалась к нему спиной, обвивая шею мокрыми руками. Одежда знахаря моментально потемнела от влаги. Мы поцеловались. Его ладони по-хозяйски легли на грудь, играясь с сосками, затем скользнули вниз… Как же он быстро учился. С губ невольно сорвался стон:

− Ты устал. Давай лучше я…

Внизу что-то громыхнуло.

Кто-то со всей силы пнул стул, да так, что он влетел в стену. Мы с Кориандром замерли, как парочка мышей, застуканная за кражей хозяйского зерна.

− Он не на работе? − кисло поинтересовался Кори.

− Я и не думала, что здесь такая слышимость.

Мы понуро расцепились. С переездом все изменилось: теперь между нами постоянно витала тень Шиана, разрушавшая любую надежду на близость. Я испытала острое чувство вины и возобновила попытки отмыть кожу собранным для этого песком.

− Кстати, у меня хорошие новости, − вспомнил Кори. − Пришел ответ из абканата. Тебе повезло.

− Да ладно? Ура!

Я плюнула на мытье и вылезла из бадьи. В прошлый раз мы так и не дошли до библиотеки, но теперь-то я точно получу свое. Пока одевалась, Кориандр объяснил, что не может со мной пойти.

− И Шиан тоже занят, − вспомнила я. − Значит, сама прогуляюсь.

− Лучше подожди дома. Здесь, конечно, не Пустоты, но порой бывает опасно.

− Ты слишком меня опекаешь.

А про себя порадовалась, что не рассказала о нападении оборотня-медведя. Одной ходить все равно придется, а так хотя бы их с Шианом нервы целее будут.

− Мне нужно пойти, Кори. Возможно, там есть ответы на мои вопросы. Причина, почему я здесь, и секрет, как вернутся обратно.

Мы снова поцеловались и спустились вниз. Шиан уже ушел. Новый укол от бдительной совести. Надо решить этот вопрос пока еще не слишком поздно.

Я сунула Кориандру пару ломтиков вяленого мяса и проводила до двери. Затем собралась сама, проверив состояние той вещи, что была старательно спрятана в потайном кармане моей сумки. Итак, попытка номер два.

***

На центральной площади собралась толпа зевак. Проходя мимо, я заметила краем глаза знакомый мощный силуэт и подошла ближе.

На широкой тележке, окруженной стаей антропоморфных волков, лежали останки некоего гигантского существа. Оно умерло явно мучительной смертью. Грудная клетка была словно взорвана, обломки ребер торчали по обеим сторонам зияющей раны.

− Вот с чем нам, дозорным, приходится иметь дело, пока император прохлаждается в своем тщательно охраняемом дворце! − громогласно объявил Харрук, ставя ногу на край телеги. Туша убитого чудовища возвышалась позади него серой горой. − Это уже третий уратоп за неделю! Нельзя игнорировать очевидное − в наших землях завелась новая тварь из Зги!

Альраута испуганно отпрянули. Мне сразу стало любопытно − что за зга такая? А затем я увидела торчащую из беспалой лапы уратопа чешуйку. Естественно черную. Да чтоб тебя!

Надо забрать ее пока не поздно. Пробившись вперед, я выждала момент, протянула руку и…

− Малютка! Снова ты!

Ну почему он такой громкий?

Я зажмурилась, пряча ладонь с уликой за спиной. Харрук спрыгнул на землю, улыбаясь всеми своими ста сорока зубами. Кажется, он действительно был рад меня видеть.

− И тебе привет, волчишка.

Дерзость слетела с языка раньше, чем мозг смог ее осознать.

− Даже так? − Он бросил короткое указание своим подчиненным и отвел меня в сторону от зевак. − Вижу, ты снова одна.

− Все работают, а мне надо по делам.

Прозвучало так, словно я перед ним оправдывалась. Неприятное ощущение.

− Куда именно? Хочу тебя проводить, а то опять влипнешь в неприятности, и у района одиночек окончательно испортится репутация.

− Да не пойду я туда больше, − вяло огрызнулась я.

После случившегося пришлось выучить карту города наизусть. Но на Харрука мое сопротивление никак не повлияло. Он оставил стаю сторожить мертвого монстра, а сам увязался за мной.

Ну, так хотя бы будет безопаснее.

− Видела, что случилось? − спросил волк, шагая чуть на расстоянии от меня. Он держался таким образом, чтобы не показывать изуродованную часть лица. − Скоро мимо площади пройдет процессия во главе с императором, и мы покажем ему нашу находку. Может даже кинем кусок тухлятины в его высокомерную морду – как ты и советовала.

− Я? Постой-постой, это ведь была шутка, я не это имела в виду…

Он громогласно заржал.

− Да шучу я. Никто нашу ящерицу удачи забрасывать мертвечиной не собирается. Мы лишь привлечем его внимание. А твои провокационные идеи останутся между нами, − Харрук игриво подмигнул. Вот спасибо, услужил.

− А у вас есть предположения, кто нападет на лесных тварей? − осторожно подступилась я.

− Не знаю. Я про Згу для острастки ляпнул. Раньше такого не случалось, чтобы уратопа, эту непробиваемую махину, изнутри выели. Это ж каким голодным нужно быть!

Сердце пропустило удар. С черным драконом определенно было что-то не так, но все же он оставался моим защитником. Я не могла пустить все на самотек.

− Отец-волк, скажи, а можно ли…

− Уже не волчишка? − с преувеличенным разочарованием удивился Харрук.

− … можно ли как-нибудь пойти с вами в дозор? − не сдалась я.

− Нет, конечно!

− Почему?

− Тебе мало столкновения с зулу? Это не шутки. Поверь, в мире есть куда более приятные способы провести время, − А вот это уже совсем не двусмысленно. Я скептически выгнула бровь.

− Поверю на слово, так как мы на месте.

Абканат возвышался над остальными зданиями, являясь эдакой Венерой Милосской среди глиняных горшков. Изящное здание из белого камня и стекла занимало целую улицу, распустив во все стороны малютки-пристройки.

Я подошла к дремлющему на ступенях стражнику и сунула под нос глиняную пластинку-пропуск. Он долго ее разглядывал, потом копался в списках и наконец заявил:

− Ее выдавали знахарю из кошачьего клана. Вы, при всем желании, на него не похожи. Я не могу вас впустить.

− Его получал мой муж. Видите? − Я указала на метку. − И получал для меня.

− Ничего не знаю.

Тогда над ним внезапно навис Харрук.

− А если мы скажем «пожалуйста»?

От главы клана исходила такая мощная подавляющая энергетика, что несчастный альраута-баран трансформировался обратно в человека прямо средь бела дня. Передо мной извинились и пропустили внутрь без лишних слов.

− Развлекайся! − крикнул волк, успокаивающе хлопая дрожащего стражника по спине.

***

С дрожью нетерпения вошла в прохладный холл, ведущий к  многочисленным залам и помещениям. За приоткрытыми дверьми можно было разглядеть кабинеты, различные выставки и даже нехитрые лаборатории, похожие на те, что изображались в книгах про алхимиков средневековья. Библиотека оказалась в самом конце.

− Вот я и дома!

Но радость быстро увяла, как только в руках оказался первый же свиток. Я свободно говорила на местном наречии, но не могла различить ни единого иероглифа? Это уже слишком!

Промучившись с десяток минут, я поняла, что нуждаюсь в помощи. Местные мужчины ведь обожают дам в беде? Стоило этим воспользоваться.

Порыскав немного, я обнаружила между стеллажами одинокого парня с лисьими ушами, склонившегося над бумагами. Он что-то нервно бормотал себе под нос, то и дело окуная перо в хрустальную чернильницу. Пятна от чернил были везде − на столе, на пальцах и даже на кончиках длинных огненно-рыжих волос.

− Извините, что беспокою, но вы здесь единственный живой человек, а мне необходимо прочесть одну вещь, − вежливо начала я.

Он поднял прозрачные, как пара уральских изумрудов, глаза и брезгливо воскликнул:

− Кто пустил сюда самку? Это возмутительно!

Я обомлела. Лис, не теряя времени, вскочил, схватил меня за руку и торопливо, явно злясь, объяснил:

− Извини, но здесь нет игрушек или стеклянных шариков или что там ваше племя любит. Пойди в комнату напротив, там тебя угостят вкусненьким. А здесь женщинам не место!

− Эй, неуважаемый, я вообще-то по делу.

Но меня не слушали, подталкивая к выходу. Пришлось изловчиться и скрутить ему ухо. Рискованный ход, но сработало. Высокомерный лис оцепенел, с ужасом уставившись на меня.

− Простите за вторжение, я лишь хотела задать несколько вопросов, − проворковала я. − Вы в состоянии на них ответить?

Он с трудом кивнул.

От частого дыхания одеяние, похожее на длинное белое кимоно, раскрылось на безволосой груди. Может я перестаралась? Нет, дело не терпело отлагательств. Отпустив чувствительную часть мужского организма, я скинула капюшон и убрала волосы назад.

− Это должно вас заинтересовать. Кстати, меня зовут София.

15. Глава о решениях, способных все испортить

Его звали Луис. Он был младшим помощником магистра теоретических наук, амбициозным и нетерпеливым. Мой внешний вид произвел на него впечатление, но не настолько, чтобы сменить тон.

− Ты можешь быть выбраковкой из помета. Я такое уже видел, − неуверенно сказал лис, держась от меня на ощутимом расстоянии.

− Ну уж нет! Не записывай меня в мутанты!

− Не надо ругаться на чужом языке. Я лишь предположил. Твой рассказ… скажем так, вызывает опасения насчет твоего душевного здоровья.

− Мне просто нужно, чтобы ты прочел этот свиток. На нем есть знак, который я видела на алтаре. Что он означает?

Зеленые глаза метнулись к свитку, затем Луис вздохнул.

− Это буква алфавита. Ты сейчас держишь рецепт лукового супа.

− И нафиг он тут, среди научных трактатов?!

− Любое знание важно, − чопорно ответил лис, возвращаясь к своей работе. Я настырно крутилась рядом.

− А вот здесь что написано?

− Строение сердечного хряща зулу.

− А это?

− Принцип приема родов у самки кролика. Ты долго еще будешь спрашивать? Я вообще-то занят важным делом!

Я сладко улыбнулась:

− Пока не согласишься помочь.

Он сдался. Они все сдавались, когда мне что-то требовалось. Я росла избалованным настырным ребенком и с тех пор мало что поменялось.

Мы прошлись вдоль пыльных шкафов. Роскошный рыжий хвост с белым кончиком нетерпеливо скользил по нижним полкам, будто ощупывая корешки. Луис оглядывался по сторонам, придерживая перед лицом пенсне в золотистой оправе.

− Я не слышал про перемещения существ на большие расстояния с того времени, как астролог императора Жаверьен 3 ушел со своего поста.

− Где он сейчас?

−  В могиле. Бедняга решил, что может летать, и сиганул с крыши дворца, зажав в руках две зеленые ветки. Такое часто случается с людьми науки, − будто бы с гордостью обронил лис.

Какая прелесть!

− Но об этом хотя бы упоминали, − Я не сдавалась. − Открытая им технология могла попасть в руки работорговцев, которые, толком не разобравшись, стали воровать людей из моего мира.

− Наука не признает существования иных плоскостей реальности. Твоя персона еще ничего не доказывает,  − Луис вытащил наобум один из ветхих фолиантов, сдул частицы пыли с обложки. − Схожая форма ушных раковин и выдающиеся… молочные железы, − косой взгляд на меня. − Где-то я встречал подобное описание. Миф − не миф, сказка − не сказка, но что-то такое было.

− Они говорили про моих соплеменниц. Есть и другие девушки, которых похитили.

− Чтобы найти хоть какую-нибудь зацепку, нужно потратить уйму времени. А у меня его нет. Это как искать нужный камень на морском дне.

− Я бы и сама отыскала, − призналась я, невинно хлопая ресницами. − Только вот читать не умею. Зато могу рыдать несколько часов кряду.

Услышав это, Луис застонал. Он понял, что я с ним надолго.

Несколько часов пролетели незаметно. Мы с моим новым знакомым бродили из секции в секцию, выискивая записки безумного астролога. Попутно лис объяснял значение иероглифов, встречавшихся на деревянных табличках на входе в каждую из них. Успехов не добились, зато я узнала кучу новых ругательств.

Усталая, но довольная я вышла наружу. И столкнулась там с Харруком. Он развалился на входных ступенях, сложив руки под головой и помахивая лохматой пяткой, доводя одним своим присутствием несчастного стража до нервного тика.

− Заберите его, − шепотом взмолился тот. − Отец-волк слишком громкий. Его пение мешает занятиям!

Я кивнула с серьезным лицом. Мне не помешает союзник в абканате.

Подойдя ближе, громко поинтересовалась:

− А как же акт вандализма по отношению к правящей персоне? Не верю, что ты мог это пропустить.

− Ы? Что ты делала в этом царстве зануд столько времени? − Он поднялся и широко зевнул. − Я успел сбегать назад, помозолить глаза Аттису Баргулу Даветриону и выбить у него аудиенцию, пока ты торчала внутри.

− Правда? Император согласен обсудить возникшую проблему?

Я спустилась по ступеням, зная, что волк последует за мной. Странно, но его компания была совершенно не в тягость. Я даже не переживала из-за того, что он узнает мой адрес.

− Просто не хочет прослыть равнодушным ублюдком в глазах народа. Наше представление привлекло внимание многих жителей.

− Он прикажет поймать виновника переполоха?

Постаралась не подать виду, что взволнована.

− Зачем? – последовал равнодушный ответ. – Мы просто убьем его, как только сможем выследить. Такую сильную тварь нельзя оставлять на свободе.

***

Может, зря я украла чешуйку? Император должен знать, что это совершил его сородич, и, возможно, черного дракона не тронут. Тот ведь даже не похож на описанное Харруком чудовище!

Я металась между желанием раскрыть секрет и опасением быть осмеянной. Лишь возле дома набралась решимости, чтобы рассказать новому знакомому о своих догадках. Полезла в боковой кармашек сумки, куда спрятала агатово-черную чешую «несуществующего оборотня»…

− Где ты была?

Шиан спрыгнул с крыши, оказавшись между мной и Харруком.

− Опять этот волк, − процедил мой несчастный поклонник, прижимая уши к голове.− Можешь даже не пытаться, тебе с твоей поганой рожей только выгребная яма светит. А к моей женщине не смей подходить!

− Нервный он у тебя какой-то, − хмыкнул Харрук, обращаясь ко мне напрямую через плечо Шиана. Слов последнего он будто бы и не слышал.

− Хватит меня игнорировать!

− А то что?

– Узнаешь!

Харрук перехватил направленный в его челюсть кулак и небрежно толкнул Шиана от себя – тот чуть равновесия не лишился. Это стало последней каплей.

Спустя секунду в узком переулке стоял разъяренный громадный тигр. Он гулко рыкнул, не отрывая янтарных глаз от цели. Новая черно-золотая куртка, которую ему, вероятно, выдали соклановцы, оказалась порвана на куски и лежала у могучих лап хищника.

− Ну, давай. Иди сюда, котенок, − хмыкнул Харрук. Он не спешил принимать «полную» форму.

Почти сразу стало ясно − почему.

Глава волчьего клана был настоящим альфой, лучшим из лучших. Шиана перехватили прямо в прыжке, развернули спиной и прицельно ударили оземь. Когти антропоморфного волка сошлись на горле и носе соперника. Низко рыча, Харрук сдавил уязвимые точки. Тигр затрепыхался под ним, беспомощно дергая лапами.

− Хватит! Здесь не место для тупых драк! – пришлось проорать это волку прямо в морду, чтобы быть услышанной. Хватка ослабла.

− Извини, малютка. Малость перегнул палку.

Я не слушала, опустившись на колени перед раненым.

− Шиан, очень больно? Потерпи, я сейчас принесу лекарство, − но вернув  человеческий облик, он вдруг оттолкнул мою руку с непередаваемым выражением уязвленности на окровавленном лице.

− Не трогай меня!

Вскочил, размазывая кровь по щекам, одновременно пытаясь удержать на бедрах остатки повязки. Бросил пылающий взгляд на соперника и сбежал, оставляя меня в компании смущенного Харрука.

− Что на него нашло? − с тревогой спросила я.

− Мальчишеская дурость. Не волнуйся, он вернется, как только избавится от чувства стыда. Я лучше пойду… наверно.

Из соседних домов испуганно выглядывали оборотни-знахари.

Все они были гаммами и омегами, безвредными одиночками, которым природа отвела незавидную участь, − а я допустила подобное в их безопасном мирке. Извинившись перед соседями, я скользнула за порог.

Остаток дня провела в одиночестве. Убиралась (в комнатах на первом этаже и роскошной мансарде, где жила сама), раскладывала запасы в погребе, готовила ужин. А закончив, поднялась к себе.

Размышления о том, как бы заставить Луиса сотрудничать, плавно перешли в сон. Я ворочалась. Снились чудища, бег по джунглям и почему-то лицо брата. Затем возникло ощущение, что кто-то гладит мои колени.

Не просыпаясь, потянулась к Кориандру. С какого-то момента это стало привычным делом: просыпаться и находить его голову между своих ног.

− Мм, где ты был?

В комнате стояла чернильная тьма. Первый месяц отсутствие светового загрязнения в этом мире сильно нервировало, но потом я привыкла. Сейчас это даже казалось пикантным.

Горячий язык прошелся между моих протянутых пальцев. Ладонь Кори скользнула под тонкий топ, который я использовала для сна. Вторая же ушла вниз – к краю самодельных шорт.

Я не придала значения грубости движений. Было слишком хорошо. Он ласкал меня так жадно, неуклюже, что кружилась голова. И вот, когда я уже была на пределе, пришло внезапное осознание − у ночного гостя нет длинных волос.

− Кори? − Я дернулась, до последнего надеясь на ошибку.

Следом пришла жгучая боль. Неизвестный погрузил зубы в ямку между большим и указательным пальцем, которые только что страстно облизывал. Я взвизгнула и лягнулась в темноту. Раздалось знакомое шипение.

Встряхнув светильник с флуоресцентными насекомыми, я осветила комнату и увидела Шиана, согнувшегося около моей кровати. Он кусал губы, пытаясь не выругаться. Удар пришелся ему прямо в пах.

Я уловила запах спиртного, исходящий от тигра.

− Ты спятил?!

Он ведь никогда не…. Я совсем запуталась. Хотелось наорать на него, но тут внимание привлек укус. На тыльной стороне ладони медленно проявлялась метка.

Я похолодела.

− Софи, я… прости, я не удержался.

− Пошел прочь.

− Не надо, прошу тебя…

− Убирайся! − заорала я. Он попятился, бледный, точно изгоняемый из жилища призрак. Немыслимым усилием пришлось добавить: − Пять дней. Минимум. И не появляйся здесь до срока.

Шиан напугано кивнул и растворился в темноте дверного проема. Я горестно всхлипнула, обнимая колени и разглядывая едва заметный золотистый рисунок, похожий на оскаленную пасть. Теперь у меня было два супруга.

И я не понимала, как к этому относиться.

16. Глава о последствиях

Я не скрывала очевидное. А Кориандр не задавал лишних вопросов. Между нами возникло почти осязаемое напряжение; я не могла признаться, что насильно получила метку, но и молчать не было никаких сил.

− Милый?

− Все в порядке, – Профессиональное дружелюбие, за которым скрывался холод.

Он не смотрел мне в глаза, когда с улыбкой объяснял, что полигамия тут в порядке вещей, а сильный супруг − жизненная необходимость.

Пришлось с головой уйти в работу.

Благо, заказов в последние дни поступило немало. Моя покровительница Нарна умудрилась растрепать всему городу о чудодейственных средствах, изменяющих внешность. Периодически она заходила в гости, приводя новых клиенток и упоминая при каждом удобном случае о том, что была первой, кто открыл мой талант.

Местные женщины желали косметику по отличным от землянок причинам − от скуки. Им нечем было занять свободное время. Они искали новые виды развлечений и способы поднять свою значимость в чужих глазах.

Я накупила разных ингредиентов и принялась творить. На замену теням для век отлично подошли толченые крылья бабочек-исполинов, каждое из которых было больше моей ладони раза в три. Вместо помады сделала блеск для губ на основе пчелиного воска. Было легко – я и раньше увлекалась приготовлением домашней косметики.

Заработав около пяти сотен гя, вновь отправилась в абканат. Увидев меня, Луис издал горестный стон и попытался спрятаться за кипой бумаг.

Я приблизилась, неумолимая, как сама смерть, и закинула в центр бюрократического водоворота тугой тяжеленький мешок. Деньги рассыпались перед лисом с мелодичным звоном.

− Можешь взять, они мне не нужны.

− Чего хочешь взамен? − напрягся он. И не без причины.

− Тебя. В свое полное и безоговорочное пользование.

− Прости? − у Луиса отпала челюсть. − Немного не понял ход твоих мыслей. Ты пытаешься сделать меня своим наложником? За деньги?

Хм, а ведь в этом мире не существует проституции. То-то у рыжего сейчас дым из ушей повалит.

− Не льсти себе, − фыркнула я. − Мне нужны твои навыки и твоя верность. Научи меня читать. Я должна понять, как вернутся домой.

Надменное выражение слегка изменилось. Лис-ученый скосил глаза в сторону и осторожно заметил:

− У кого ты взяла такую сумму?

− Заработала. Или тебе было бы приятней брать деньги у сильного мужчины-альфы? Я знаю одного, могу позвать.

Он встрепенулся, чувствуя себя уязвленным.

− Обычно самки ничего не умеют. И тем более не просят обучать их грамоте. Но я готов рискнуть ради науки, и только чтобы доказать, что твои чаянья смешны. Женский мозг не способен усваивать сложную информацию.

Пока он носился по библиотеке, собирая книги, которые могли быть полезны, я сидела в углу и пыталась переписать первые символы алфавита Шаа. Будь у меня ручка, проблем бы не возникло − но перья! Сущее мучение.

− Учитель, не подскажешь одну вещь? − Я старалась не смотреть на свою правую ладонь. − Есть ли способ избавиться от брачной метки, не лишая жизни того, кто ее поставил?

− Есть один, − равнодушно ответил Луис, не понимая, как мой вопрос соотносится с темой урока. − Метка уходит, если кто-то в паре по-настоящему возненавидит другого. Правда, это редкость.

− И такое бывает?

− Да. Но последствия совсем не радужные: разорванная подобным образом связь превращается в гниющую дыру, изводящую некогда связанных альраута.

− Нет, такой вариант не подходит.

Я коснулась бледной тени того, что должно было стать полноценным символом двух любящих сердец. Шиан лишил себя такой возможности. У него больше нет запасных «попыток». Он мой. Навеки.

Урок закончился спустя час. Голова с непривычки гудела − все же моя школьная жизнь закончилась несколько лет назад. Видя, что время на исходе и Луис собирается вернуться к своим обязанностям, я рискнула задать еще один вопрос.

− Почему не бывает черных драконов?

− Ты возвратилась на ту ступень развития, когда интересуются: «Отчего небо синее?» или «Зачем папе хвост?». Только не говори, что я случайно разжижил остатки твоих мозгов.

Вау, да он пытается язвить.

−Ха, ха. Все говорят, что их не существует, но я видела одного.

− Невозможно.

− Да почему невозможно-то?

− Потому что это главный признак Проклятия! Предтечи, все нужно объяснять? − Луис раздраженно собирал листки с записями и раскладывал по папкам. − Обычные оборотни могут иметь цвет шерсти или чешуи близкой к черной, и это нормально. Но не драконы. Их расцветка ограничена золотым и алым. Если бы был дракон с даже не черной, а темной чешуей − значит, его зачали во время восхода Кровавой луны, − Он увидел мое непонимание и пояснил: − Она восходит два раза в цикл. Это очень опасное явление, из-за которого появляются проклятые детеныши. Они безумно сильны, но не умеют сдерживать голод и похоть. А с драконами все надо множить на десять − и силу, и последствия. Вот почему я сказал, что это невозможно: если бы подобная тварь существовала, от столицы остались одни руины.

К головокружению добавилась боль в груди. Я покачнулась, удерживаясь на край стола.

− Ладно. Забудь об этом разговоре или я заберу свои деньги.

− Пф, как скажешь, – Он закатил глаза.

Дома ждали очередные плохие новости. Кориандр выбежал на улицу и быстро увел меня  в гостиную, ничего  не объясняя. Впервые за долгое время мы были так близко друг к другу.

Я было хотела обрадоваться, но его слова не дали такой возможности:

− Тебя ищут.

− Кто? Шиан? − Нет, ну зачем я сейчас о нем воспоминаю?

− Если бы он! Пока я зашивал рану одного неугомонного детеныша, его отец упомянул в разговоре странных типов, которые везде ищут молодую самку с золотым ошейником на шее. И ищут очень настойчиво!

− Вот как. Хм… Заказчик влиятелен, раз у него есть ресурсы на масштабные поиски. Но как он узнал, что я здесь?

− Ты слишком выделялась. Встречалась со знатью, торговала своими чудодейственными средствами, гуляла одна. Дело времени, когда тебя снова попробуют похитить. И где в такой ситуации бродит этот пустоголовый тигр? − Кори схватился за голову. − Из всех возможных ситуаций он пропал именно сейчас!

− Шиан скоро вернется. Я его отослала, − машинально спрятала ладонь за спину. Будто исчезновение из поля зрения могло стереть нежеланную метку.

− И что нам делать?

− Прости. Я не знала, что так все обернется.

− Нет, только не извиняйся снова! Мой долг − защитить тебя, хотя единственное, на что я гожусь, это следить за твоим сном и питанием. Впервые ненавижу быть омегой.

− Скажешь тоже.

Я села к нему на колени, погладила мягкую шерстку кошачьего уха.

− Ты хорош во многих вещах. И если позволишь, я тебе это докажу, − Нам обоим не помешала бы разрядка. Но он лишь покачал головой:

− Это серьезно, Софи. Я не шучу.

− Я тоже, − Я поцеловала его долгим горячим поцелуем, исследуя языком каждый уголок рта. Когда отстранилась, между нашими губами осталась висеть ниточка слюны: − Они ищут девушку в ошейнике. Это легко исправить.

− Но он же не снимается. Мы много раз пытались!

− Тогда он просто перестанет быть ошейником, делов-то.

− Не понимаю…

Конечно. Трудно сосредоточиться, когда у тебя в штанах рука жены.

17. Глава о пользе сплетен

Долго прятаться не в моем стиле. Тем более со дня перемещения я кое-чему научилась и завела полезные связи.

В случае беды Кори обещал пойти прямо к главе волчьего клана. Харрук сильно сожалел о недавней драке и готов был загладить вину любым способом. Я же в свою очередь постаралась внести в собственный облик серьезные коррективы.

Первым пострадала одежда.

Я сменила прекрасное белое платье, привлекавшее столько внимания, на удобный наряд, состоящий из узких зеленых штанов с зашитой дыркой для хвоста, пышной рубахи со шнуровкой и шапки, отделения для ушей которой заполнили до стоячего состояния обрезками ткани. Не присматриваясь, меня даже можно было спутать с низкорослым самцом.

Оставался лишь ошейник. Ненавистная железка, мешавшая нормально спать.

− Нам повезло, − рассуждала я, орудуя ножницами. − Я могла бы получить нормальную профессию: типа инженера, строителя или механика. Но я выбрала богемный образ жизни и заполняла рутину всяческими хобби.

− К чему ты это? – Кориандр сидел рядом и скептически разглядывал мою работу.

− К тому, что навыки в рукоделии наконец-то спасают жизни!

Я удовлетворенно оценила свое отражение. Сквозь искусное переплетение лент не проскальзывал даже намек на золотой отблеск. Вместо ошейника теперь было колье: я оплела ободок по всему периметру, сделав впереди треугольник из бусин. Место нашлось даже драконьей чешуйке, которую было опасно хранить просто так.

− Что скажешь, я готова к светскому рауту? − несколько раз крутанулась, красуясь перед супругом.

− Мне стоит пытаться запретить тебе туда идти?

− Не-а. Прятаться лучше у всех на виду. Тем более мать-пава − одна из самых богатых и эксцентричных особ столицы, нам необходимо ее покровительство. А еще со мной будет Милева.

− Хотя она из клана тигров, но все-таки овца. И ее приставили следить за тобой, − Кориандр потер виски. Мои авантюры его нервировали. − Ты поразительна. И в хорошем, и в плохом смысле. Это ведь наш с Шианом долг обеспечивать тебе комфорт и безопасность, так почему же ты пытаешься сделать все сама?

− Потому что у меня на родине женщина может полагаться только на себя, − Я легонько ткнула пальцем в кончик его носа. Буп!

Красно-карие глаза с вертикальным зрачком взглянули с укором.

− Но ты все равно продолжаешь туда стремиться?

Я планировала как-нибудь рассказать ему про плюсы родного мира: вроде интернета, развитой медицины, горячей воды из-под крана или шоколада всех видов. Но не сейчас. Меня ждала госпожа Фавианнет.

Глава клана павлинов и по совместительству владелица единственного театра Нан-Шэ сразу привлекала внимание. Столицей правили мужчины, преимущественно хищники. И в этой однородной массе, словно заноза, выделялась Она. Женщина, взявшая на себя бразды правления после гибели мужа, сумевшая поднять статус павлинов среди других птиц, и заработавшая не одну тысячу гя на собственных проектах.

Конечно же, она заинтересовалась мной.

Расписной паланкин подобрал нас с Милевой и отнес в квартал павлинов. Каждая деталь многоэтажного дома Фавианнет кричала о богатстве. Моя спутница даже начала заикаться, когда к нам подошел слуга в цветном халате и предложил чаю.

− Не волнуйся, он тебя не съест, − шепнула я.

− Хех, ты права. Он ведь птица.

Мне нравилась Милева. Миленькая и доверчивая девочка, которой просто не повезло попасться на глаза младшему брату Нарны. Бета-тигр был настойчив в своих симпатиях, и вскоре дочь простого сельского труженика переехала из маленького домика на окраине в особняк, кишащий хищниками. Думаю, ей было очень одиноко до моего появления.

Нас провели через двустворчатые двери. Среди пестроты бесчисленных картин, ваз, деревянных лож и столиков было сложно найти что-то определенное − но мне удалось.

Фавианнет сидела на горе подушек возле открытого балкона. Это была тучная серая дама с маленькой головой, украшенной перьевым венчиком, в пестром халате с геральдикой клана. Рядом, полукругом, располагались ее гостьи.

− Благодарю за приглашение, мать-пава, − Я дернула Милеву за рукав, заставляя склонить голову. − Вы даже прекрасней, чем мне описывали.

По слухам, пожилая дама обожала окружать себя подхалимами.

− Ай, давай без лести, дорогуша. У меня есть глаза и много зеркал, опровергающих твои слова, − Она почесала дряблый подбородок, складками спускавшийся к ключицам. − Лучше присядь и выпей с нами. Говорят, твои товары могут вернуть утраченную молодость, освежить лицо и даже изменить внешность?

− Эм, это не совсем так.

Я опустилась на подушки между высокой крольчихой в тунике и грузной совой с длинным носом. Кроме самой Фавианнет тут не было женщин старше тридцати. И все они были далеко не красавицами. Занятно.

− Ты догадываешься, почему я тебя пригласила? − спросила пава.

− Потому что я заинтересовала вас?

− Потому что это взбесит Нарну. Эта драная кошка всегда меня раздражала, а стоило ей заполучить для клана иностранку с чудесными навыками, как она стала совсем несносна.

Вот как? Что ж, я переоценила собственную значимость.

− И все же, чем я могу услужить знаменитой покровительнице искусств?

Смазливый юноша с павлиньим хвостом, перевязанным лентой, протянул мне поднос со сладостями. Я подмигнула ему. Бедолага застыл, в ужасе глядя на свою хозяйку и явно не понимая, как реагировать на безобидный флирт.

− А что ты можешь предложить? − Пава цыкнула на слугу и потянулась за курительной трубкой. В воздухе повис розоватый терпкий дымок.

− Грим для вашего театра, − не растерялась я. − Научу, как с помощью кисти и красок можно изменить черты лица. Вы станете еще богаче.

− Похоже, что я нуждаюсь в деньгах? Нет, дорогуша, не пойдет.

− Тогда, может быть, рецепт для осветления кожи? Расслабляющие отвары для ванны? Средство, меняющее цвет волос?

− Потом. Лучше расскажи-ка мне о своих краях.

– О Земле?

– Меня всю жизнь оберегали от невзгод. До самой старости я не смогла покинуть золотую клетку и узнать, что скрывает горизонт, какие тайны он хранит? А ведь это куда интереснее.

Я была вынуждена согласиться.

Тщательно подбирая слова − никто, кроме Луиса, не знал про другой мир − описала обстановку на несуществующем континенте. Больше упирала на взаимоотношения между людьми, стараясь обходить стороной технический прогресс и некоторые другие детали. Слуги тем временем безостановочно подносили гостьям напитки.

Вскоре алкоголь начал действовать. Милева захмелела и уткнулась лицом в подушки. Раздался тоненький храп.

− Забавное место, − Фавианнет распустила по плечам жидкие серые волосы, превратившись в ведьму из сказки. − Похоже на то, что давным-давно мне рассказывала другая путница. Она тоже пришла из земель, где не умели становиться зверем.

Я чуть не подавилась засахаренным виноградом, который успешно напихала себе за обе щеки.

− Вы встречали других?

− Да. Занятная была особа. Славилась своей плодовитостью и распутством. Подумать только, − Пава понизила голос до шепота, − она спала со своими мужчинами почти каждый день. Какая гадость!

Ой! Выходит, здесь под это определение попадают не те, кто спал со многими, а те, кто делал это чаще двух-трех раз в год. Я тогда совсем испорченная.

− Но дело даже не в этом, − язык гостеприимной хозяйки заплетался. − Она была иной. Не такой, как мы с вами. В одно мгновение окрутила главу клана медведей, заставила плясать под свою дудку. А уж столько конфликтов из-за нее произошло – самцы с ума сходили от одного ее запаха!

− Где она сейчас?

− Вроде сбежала. Ее хотели казнить. Отец нынешнего императора больше не мог игнорировать клановые войны…

Фавианнет стала клевать носом, пока не заснула вместе с остальными гостьями. Я осталась в гордом одиночестве. В голове крутились обрывки сказанного: «Не мог игнорировать», «Запах», «Казнь». Может, еще не поздно вернуться в лес?

Я попросила павлинов отвезти меня обратно. Больше всего на свете хотелось залечь в своей комнате на чердаке и привести мысли в порядок. Слишком многое свалилось на меня в одночасье.

Когда паланкин затормозил, я услышала отрывки чьей-то ругани. С трудом вылезла наружу и увидела Шиана, сидящего на пороге нашего дома. Напротив, скрестив на груди руки, стояла Сумани и о чем-то злобно спорила.

Затем они заметили меня.

И снова − может, еще не поздно вернуться в лес?

18. Глава о подарках и трудностях

− Ты!

Сколько же эмоций в простом местоимении. И брезгливость, и зависть, и обида. Пока Сумани разглядывала меня, пытаясь понять, что за наряд я на себя нацепила, я смотрела на Шиана.

Он молчал.

Юноша был грязным, как черт. Глаз подбит, куча свежих царапин. Словно не на улице ночевал, а в клетке с бешенными крысами, которых вдобавок подсадили на стероиды. В руке у Шиана что-то сверкнуло, но он быстро спрятал предмет в карман.

− Не могу поверить, что он защищает тебя, − слова Сумани раздавались будто издалека. − Ты же чучело! В тебе нет ничего женственного! Живешь на помойке со своим слабаком-омегой, так хоть других в свое болото не затягивай…

Она недоговорила, так как я шагнула и сдавила ее щеки пальцами. Любой оборотень был сильнее чисто физически, но в тот момент я не думала о подобных мелочах.

− Не смей оскорблять Кори и это место, − процедила я прямо в искаженное личико. − Не забывай − если бы не я, ты бы так и осталась сношаться с ящерами.

− Бред! Шиан бы…

− Шиан просил тебя бросить. А я, дура, пожалела, да видимо зря. Такое ничтожество, как ты, не достойна второго шанса.

Она вырвалась, напуганная внезапным отпором. Никто раньше не оскорблял ее открыто, и это выбило Сумани из колеи. Ко мне двинулись стоявшие в стороне члены рысьего клана. Шиан зарычал на них.

Еще чуть-чуть, и все начнут обращаться в зверей.

− Проваливай, Сумани. Тебе здесь ловить нечего, Шиан − мой муж, − Я подняла ладонь перед собой, демонстрируя всем метку.

Сумани оцепенела. А затем с утробным криком попыталась вцепиться мне в лицо внезапно удлинившимися желтыми когтями.

Я не успевала увернуться, потому заслонилась руками. Удара не последовало. Шиан мгновенно оказался между нами, одним жестким шлепком отбрасывая оборотницу назад. Она упала на мостовую, несколько раз перекатилась. К ней подбежали трансформировавшиеся супруги.

− Убирайтесь, − скривился Шиан. − Или вам всем не поздоровиться.

− Я это запомню, − прошипела Сумани, держась за опухающую щеку. − Никто не смеет трогать женщин клана рысей! Никто! Я расскажу отцу, и вы за все отплатите!

Закончив речь типичного второстепенного злодея, она удалилась. Остальные самцы последовали за ней, пытаясь восстановить утраченное достоинство, пугая знахарей, оказавшихся у них на пути. Похоже, в стане моих врагов свежее пополнение.

Я жестом пригласила Шиана в дом и отвела к себе.

− Я не приходил, как ты и просила, − осторожно начал молодой тигр.

− Это я заметила.

− Тебе требовалось время, я понимаю. Ты можешь… нет, ты обязана на меня злиться. Я не должен был метить тебя без разрешения.

− А еще напиваться до поросячьего визга и лапать меня через трусы.

Мой холодный тон сбивал ход его мыслей, а упоминание ночных ласк заставляло непрерывно сглатывать слюну.

− Прости. Я много думал, как загладить свою вину, и решил принести тебе это, − Он разжал ладонь, на которой едва заметно выделялся серебристый водоворот. Моя собственная метка.

Я пригляделась.

− Уй! Это что такое?

− Растение нижних земель, оно растет только в Зге. Видишь, какое красивое? − Шиан протянул мне цветок, который словно был вырезан из огромного куска рубина и, вдобавок, слабо шевелился. − Он может исцелять даже самые страшные раны. Мой отец подарил такой матери после их первой ночи.

− Тяжело было его найти?

− Возьми, − Его пальцы слегка дрожали. − Я хотел подарить тебе что-то, похожее на тебя саму. Что-то уникальное. Бесценное.

− Из всех женщин племени… почему ты вы выбрал меня? − Я поймала его тоскливый взгляд.

− Ты не похожа на других.

− Формой ушей, ага. Но я не про это…

− Тебе не важна сила, − Он прервал меня, нежно касаясь подбородка. − Ты добрая, ты не бросишь своего мужчину, даже если он станет калекой или ослабнет из-за возраста. Ты даже Сумани не бросила, а ведь она ужасна! И тебе всегда было плевать на чужое богатство. Я полюбил тебя сразу, как увидел, и с каждым днем это чувство только росло. Если ты прикажешь мне умереть, я исполню твою волю. Но если попробуешь прогнать − знай, я не отступлюсь. Куда бы ты ни пошла, я всегда буду рядом.

Я разглядела свое отражение во влюбленных янтарных глазах. Он был таким красивым. Даже с кучей царапин и синяков на лице.

− Ладно. Ты высказался − теперь мой черед.

– Да?

− Я принимаю твою любовь.

В то же мгновение меня оглушил ликующий вопль. Шиан подхватил меня на руки и закружил по комнате.

− Ты не пожалеешь! Клянусь честью Рода и предтеч!

− Постой, еще не все!.. Я буду заботиться о тебе, прислушиваться к твоим желаниям и учитывать их. Но взамен ты обязан следовать правилам этого дома. И больше не делай ничего против моей воли.

− Хорошо, − шепнул он, пытаясь уложить меня на кровать. В следующий миг его язык проскользнул между моих губ, а руки стиснули ягодицы.

− Стоп! − пришлось приложить усилие, чтобы это сказать. − Внизу, Кори. Мы не можем… Отложим это на потом, ладно?

Эй, в моем голосе сейчас звучала досада?

Пора задуматься об отдыхе.

***

Ночью стоял жуткий рев.

За крепостной стеной, защищавшей Нан-Шэ, творился какой-то кошмар. По словам моих мужчин, пришедших охранять вход на мансарду, город атаковали полчища зулу. Впервые пожалела, что люблю спать в одиночестве.

Шум прекратился, лишь когда взошло второе, маленькое розоватое солнце. Я встала и пошла завтракать. Стоило выделить пару часов, чтобы сходить проведать Харрука. Как ни странно, я привязалась к обаятельному воину, не раз заскакивавшему в гости и выводящему из себя не только Шиана, но даже Кори.

Ели в тишине.

Похоже, оба моих муженька успели прийти к подобию консенсуса, пока я беззаботно дрыхла наверху. Хотя, глядя на их лица, сложно поверить, что у нас все будет хорошо.

Спокойствие Кориандра напоминало спящий вулкан. Даже тронуть страшно. А вот Шиан наоборот − весь светится от счастья, как новогодняя гирлянда. И чуть ли не хвостом виляет, раздражая знахаря еще сильнее.

− Как думаете, что это было? − Я решила нарушить молчание. − Почему зулу напали?

Они синхронно переглянулись.

− Не забивай голову, − посоветовал Кори.

− Да, забей! Фигня случается, − подхватил Шиан. Общение со мной пагубно влияло на его словарный запас.

Несмотря на раздражение, я фыркнула.

− Раз не хотите это обсуждать, то я, пожалуй, пойду. Учитель Луис обещал, что сегодня будем проходить склонения. Ммм, прямо сгораю от нетерпения!

− Я с тобой, − Шиан вскочил из-за стола, на ходу отращивая шерсть.

− Нет, не со мной. Ты сейчас пойдешь к главе клана и извинишься за долгое отсутствие. И пусть они выделят тебе новую куртку. Прошлую даже я не смогла починить.

Кориандр ехидно кашлянул в кулак. Он явно был доволен таким решением. Я по очереди чмокнула супругов и выскочила на улицу, где с минуту простояла, уткнувшись лицом в ладони. Слишком странные ощущения. Странные и волнующие.

К моему огорчению, стая Харрука еще не вернулась. Один из патрулирующих стражников предположил, что они продолжают прочесывать лес, зачищая его от оставшихся враждебных существ. Поняв, что ловить здесь нечего, я все-таки направилась к Луису.

Хоть учеба давалась нелегко, я находила в работе с пером некое удовлетворение. Без привычных ночных посиделок за ноутбуком было тоскливо. А это хоть какая-то альтернатива.

Проходя через мост, остановилась, чтобы полюбоваться водопадом. Какое величественное зрелище, а в сочетании с игрой света в каплях воды, висящих в воздухе…

Мимо что-то проплыло, и мне пришлось отвлечься. Перебежала на другой конец, свесилась, надеясь, что зрение меня подводит. В воде был ребенок. Маленький, в красной рваной одежке.

− Сюда! − заорала я. − Какой-то мальчик упал вниз!

Но окружающие не торопились обращать внимание на мои вопли. Время поджимало. Я выругалась сквозь зубы, а в следующую секунду уже прыгнула вниз. Удар, кожу обожгло холодом. Несмотря на относительно слабое течение, меня закрутило, да и одежда тянула на дно.

Расстояние между нами увеличилось. До боли напрягая мышцы, я подгребла к бессознательному тельцу. Ребенок еще дышал. Я перехватила его за талию и подняла головку над водой.

Новая порция проклятий, вырвавшаяся из моего рта, сделала свое дело. На нас, наконец-то, обратили внимание.

Я сумела добраться до ближайшего каменного спуска. Парочка проходивших мимо оборотней сбежали вниз и втянули нас на ступени. Я отфыркнула попавшую в нос воду.

− Чуть не потонули. Спасибо за помощь, а то… − один взгляд на спасенного, и остаток предложения застрял в глотке.

Одежда несчастного мальчика вовсе не была красной. Она была пропитана кровью. Левая нога чуть ниже колена заканчивалась гниющим обрубком, на спине виднелись порезы. Я оцепенела.

Умоляюще оглянулась на растерянных мужчин:

− Скорее! Позовите врача!

− Но он же мальчик, − с сомнением заметил один.

− И низкоранговый в придачу, − добавил другой, пожимая плечами. − Брось его тут, он явно отвергнут семьей.

 Они спятили или это у меня от стресса крыша едет? Бросить ребенка умирать лишь потому, что он не того пола?

Я подхватила обмякшее тельце и, растолкав горе-помощников, бросилась бежать. Перед глазами все плыло, колени подгибались, но мне все же удалось добраться домой в рекордные сроки. Пинком открыв дверь, я забежала внутрь − мокрая, с окровавленными руками и лицом.

Боги, пусть он будет дома!

Кориандр вышел из соседней комнаты. С ужасом уставился на меня, кинулся навстречу:

− Соня, что с тобой?!

− Спаси… спаси его…

Кажется, я рыдала.

19. Глава про тяжкий выбор

Кориандр делал все быстро и без лишних слов. Порезы на спине не вызывали беспокойства, а вот культя заставила его попотеть. Пришлось убрать чудовищный слой гноя, обмыть открытую рану и удалить обломок кости. От вони кружилась голова, но я продолжала стоять рядом, ассистируя супругу.

− Переоденься, − не отрываясь от работы, приказал он. − Ты простынешь.

− Не сейчас.

− Живо, женщина, − прорычал он, прижимая уши к голове. Я побежала наверх, за полотенцами и чистой одеждой.

Мальчик то приходил в себя, то вновь проваливался в небытие. Местные обезболивающие были не настолько хороши, чтобы полностью затуманить его сознание. Закончив обрабатывать раны, мы уложили его в мою кровать.

Я без сил сползла по стене.

− Ему от силы лет пять. Но никто даже не почесался, чтобы спасти его.

− За ребенком следят родители. Это их обязанность, − тихо сказал Кориандр. − Если они погибают или отказываются воспитывать потомство, никто не будет вмешиваться. Значит, такова судьба.

− Такова судьба, − эхом повторила я. − Чудесно.

− Похоже, он долго был один и совсем ослабел. Те царапины − от когтей, возможно, над ним издевались. Родители или прохожие, не суть. Нам остается только ждать, давать укрепляющий настой и проверять повязки, пока не станет ясно…

− Я люблю тебя.

Он осекся, пораженно глядя на меня. Признание вырвалось в самый неподходящий момент, но я могла лишь повторить:

− Я люблю тебя, Кори. И… спасибо.

Наши метки возникли из-за нелепой недомолвки, случайности. Я знала: Кориандр тяготился этим, считая, что навязал мне свое общество. А я не могла понять, что должна чувствовать в подобной ситуации. Но теперь все, наконец, встало на свои места.

Знахарь молча покинул мансарду, чуть не споткнувшись об порог. Внизу загрохотали многочисленные горшки, хлопнула дверь; спустя минуту он вернулся с большим запасом лекарств и бинтов, одолженных у соседей.

− Нам потребуется уйма всего, если хотим спасти этого детеныша.

Он опасался смотреть на меня. И хотя я была жутко вымотана и не держалась на ногах, все равно всхлипнула от смеха. Невероятно. Мой невозмутимый хладнокровный супруг едва сдерживал слезы счастья.

***

Я провела у постели больного несколько дней. Кори не мог круглосуточно опекать одного единственного пациента, а Шиан даже не понимал, почему в доме появился новый жилец.

− Зачем нам этот зверенок? − брезгливо спросил он, впервые увидев мальчика. − Он пахнет смертью, женщинам вредно рядом с таким находиться.

− Не ты ли недавно восхищался тем, какая я добрая? Как не бросаю других в беде? − Мое замечание заставило его призадуматься. − Вот и не выделывайся.

− А где его родители?

− Мы даже не понимаем, какого он вида и ранга. Ты встречал похожих альраута?

Я коснулась кончика широкого желто-коричневого хвоста. В комплекте к нему шла пара крохотных ушек, почти терявшихся в гнезде из слипшихся каштановых волос. Малыш был чудо как хорош. Трудно представить, что кто-то мог его умышленно обидеть.

Шиан принюхался:

− Незнакомый запах. Да и какая разница? За ним все равно не придут, с такими увечьями пацан бесполезен для своего клана.

− Ну и плевать, − буркнула я.

Мы еще не решили, как быть дальше, но одно я понимала четко − детей нельзя выкидывать на улицу.

Лечение затянулось. Противовоспалительные мази не помогали, у мальчика стабильно держалась температура. Я боялась от него отойти. За эти дни почти не ела и практически забыла о нормальном сне. Супруги пытались вмешаться, но я стояла на своем. Я принесла его домой − значит, он моя забота.

Задремав за плетением фенечек (мать-пава еще во время приема отметила мое ожерелье и вскоре заказала себе нечто схожее), пропустила возвращение Кориандра. Лишь осторожный массаж плеч вывел меня из вязкого, как смола, состояния между явью и сном.

− Не надо, это ведь ты ходил работать, − последний слог закончился неловким зевком.

− Почему ты переключилась на украшения? − Он потерся носом о мою шею. − Я думал, тебе важно продавать краски для лица.

− Косметика скоро надоест женщинам, они ведь и так чувствуют себя привлекательными. А старые игрушки выкидывают, чтобы освободить место для новых.

− Как твой найденыш?

− Стабильно плохо.

Поднялась с пола и поправила сбившееся одеяло. Мальчик метался на постели, хрипло постанывая.

− Надо использовать красный цветок, − вновь предложила я. Мы обговаривали этот вариант раньше, но тогда меня убедили, что проблема решится сама собой. Не решилась. Малыш не приходил в себя.

− Он может пригодиться тебе самой. Мы не можем так рисковать.

−  Будущее неизвестно, а детеныш страдает сейчас!

− И все же я против. Жар-цвет может не сработать, и мы потратим его впустую. Шиан рисковал жизнью, чтобы достать его для тебя.

− Верно, он мой. И только мне решать, как его использовать, − Я сердито направилась к горшку, куда был пересажен рубиновый цветок. Взяв его в руки, встала над кроватью. − Что нужно делать?

− Чего шумите в такую рань?

В комнату зашел полностью голый Шиан, почесывая живот. В любой другой день я бы засмотрелась на это шикарное мускулистое тело цвета потемневшей бронзы. Но только не сегодня.

− Шиан, отвечай, куда эту каменюку нужно запихнуть?

−  Не скажу. Он предназначается тебе.

− Кори?

− Мы это уже обсуждали.

− Тогда я сама что-нибудь придумаю. Например, разобью его об пол! Уверена, так это и работает! − Я подняла горшок над головой, с вызовом косясь на этих двоих. Подумать только − шантажирую дорогих мне людей. Один плохой день действительно многое меняет. − Или я ошибаюсь? Ну?

− Она нас обманывает, − нахмурился Шиан. − Никто не станет умышленно портить Жар-цвет.

А Кориандр застонал. Он-то прекрасно понимал, на что я способна.

− Вытащи из земли, убери с ноги повязки и приложи к ране, пока цветок не прорастет.

Я спешно выполнила его указания. Когда прозрачные алые корни коснулись воспаленной плоти ребенка, Жар-цвет ожил. Он распространился под кожей и начал пульсировать.

Спустя час отек и температура спали.

− Нога все равно не отрастет, − ворчал Шиан. Ему было больно видеть, на что уходит драгоценный дар.

Я подозвала обоих оборотней к себе. Заставила наклониться и подарила каждому по глубокому медленному поцелую, после чего мы встали перед засопевшим мальчиком − Кориандр слева, а Шиан справа от меня.

Я гладила их лица, удерживая вплотную к своему:

− Вы у меня самые замечательные.

И это было правдой. Мне чертовски повезло с супругами.

20. Глава о тяготах материнства

Спасенный мальчик пришел в себя, как только рубиновый цветок отвалился. Я принялась засыпать его вопросами. Бесполезно. Он ничего не помнил: даже свое имя и род.

− Вполне возможно, что он безымянный. Большинству гамм и омег имена достаются во время учебы или в случае, если повезет найти себе партнера, − пояснил Кориандр, готовя завтрак.

Я сидела рядом и разминала затекшие плечи. Спать втроем на одной кровати было немного глупо, но никто из оборотней не захотел оставить меня наедине с другим в эту ночь.

− Так ведь и с тобой было?

− Это обычная практика.

− Бедный мой котенок, − Я обняла его и тут же отпустила, предчувствуя ревность Шиана. − Мы же не можем вечно звать его «Эй, ты!». Нужно что-то придумать.

− Так дай ему имя, − предложил тигр. − Ты его спасла, теперь он твой.

− Он не может быть моим, глупенький. У него наверняка есть родители или родственники.

Но я сомневалась. Судя по всему, здесь не дают шанса слабым. Естественный отбор во всей красе.

Взяв миску с нарубленным мясом, поднялась наверх и накормила нашего гостя. Тот с жадностью накинулся на угощение, хрюкая от восторга. Он уверенно шел на поправку. Полученные во время бродяжничества раны затянулись, и даже культя, благодаря волшебному растению, стала покрываться нежной кожицей.

− И все же кто ты такой? − Я коснулась маленького круглого ушка. Явно же хищник, вон какие зубищи отрастил. − Вкусно хоть?

− Очень. Спасибо, мама!

Он вдруг прижался ко мне, крепко сжимая своими ручонками. Зарылся лицом в подмышку. Я опешила.

− Ты ошибаешься. Я не твоя мама, солнышко.

− Нет − мама.

− Я та тетя, что тебя из речки выловила…

− Мама! − завопил он во всю мощь легких. − Мама! Мама! Мама!

− Капец! Да что у вас такое? − Шиан зашел к нам. Я выпучила глаза, указывая на источник шума. Тигр хмыкнул, пожал плечами и оставил меня разгребать ситуацию самостоятельно.

Вот же зараза! Надо будет ему на хвост случайно наступить. Раз десять.

− Прошу, тише. Ты еще не до конца выздоровел, − Я отцепила найденыша от себя и вытерла заплаканное личико рукавом. − Почему ты называешь меня мамой? Я ведь даже не альраута, видишь − хвоста нет.

Он пригляделся, упрямо шмыгнул носом:

− Все равно я твой сын.

– Хочешь сказать, что ты человек?

– Да.

Я начала догадываться.

Это была детская хитрость, гениальная в своей наивности. Он хотел выжить. И единственное, что в подобной ситуации смог выдумать его мозг, − попытаться убедить себя и окружающих в том, что он уже дома.

− Я буду послушным, только не бросай меня, хорошо? − Ореховые глаза в обрамлении густых черных ресниц смотрели цепко. С надеждой.

Я глубоко вдохнула…

− С сегодняшнего дня его зовут Фауст, и он наш сын. Поздравляю, вы стали папочками! − объявила я, спустившись на первый этаж. Шиан при этом поперхнулся водой, а Кори, как ни в чем не бывало, продолжил нарезать коренья для укрепляющего отвара.

Выдержала паузу и добавила:

− Думаю, что потяну его содержание. Главное, заставить Фавианнет закупить для театра грим, и денег хватит на десяток таких детей.

− Ты хочешь, чтобы мы его вырастили? А как же наши собственные здоровые детеныши? − заволновался тигр.

Я знала, почему он так напрягся. Каждый оборотень стремился продолжить род, я же старательно обходила эту тему. Даже толком не объяснила, почему известная им течка у меня происходит каждый месяц. Меня пугало многое, не только отсталость медицины.

− Начну с хороших новостей − недавно я узнала, что наши виды все же совместимы. Но рожать я пока не могу, − сначала надо понять, как избавиться от внутриматочной спирали до истечения срока годности. Что будет, если я застряну в этом мире на много лет, представлять не хотелось. − Понимаю, это неожиданно. Я не жду, что вы полюбите этого ребенка. Просто позвольте Фаусту здесь жить и, возможно, его настоящая семья когда-нибудь объявится. А пока он полностью под моей ответственностью.

− Я не против. Ты будешь чудесной матерью, − отозвался Кориандр.

Я бросила полный благодарности взгляд. С тех пор, как я призналась ему в любви, он начал принимать мою сторону в любых вопросах. А вот Шиан, похоже, не разделял наших восторгов.

− Не стоило оставлять тебя с ним. Так никто не делает. Кто в здравом уме будет растить чужое потомство?

− Моя мама, например.

Они непонимающе переглянулись. Пожалуй, стоило им объяснить.

Моя биологическая мать пропала, когда мне было года три. Единственное, что я о ней помнила − она была невероятно красивой, и у нее был тяжелый характер. Папа женился повторно. Это оказалось удачным решением: в комплекте с заботливой любящей мачехой я получила еще и старшего брата-зануду. Мы стали настоящей семьей, где не делили на своих и чужих, а меня, как младшую, пожалуй, даже излишне избаловали.

− Ваш вид пугает, − пробормотал Шиан. − Любой нормальный мужчина продолжил бы искать свою избранницу, а не полез к новой.

− Он искал. Мы не из бедных, папа тратил бешеные суммы на ее поиски, но все тщетно. Детективы − такие специальные люди для распутывания тайн − посчитали, что она просто сбежала. Уж не знаю почему.

Я умолкла, почувствовав, что делаю только хуже. Разговоры о Земле всегда их угнетали, напоминая об основной цели нашего пребывания в столице.

− Шиан, обещаю, как только в моей жизни будет наведен порядок, мы подумаем о собственном, кхм, потомстве. А пока потренируйся на доступной версии ребенка. Можешь даже на горшок его посадить, а то лично меня Фауст стесняется.

Молодой тигр посветлел лицом и поспешил выполнить просьбу. Какие оборотни все-таки бесхитростные. Я с облегчением выдохнула и развалилась телом на столе.

− Почему именно Фауст? − подал голос Кориандр. − Это что-то значит?

− Вроде бы «счастливый, приносящий счастье», точно не помню. Я просто подумала, что русские имена будут странно звучать для местных.

А еще я любила творчество Гете и имела специфичный вкус. Но остальным об этом знать не обязательно.

21. Глава, в которой я встречаю сталкера и узнаю про отбор невест

Убедившись в том, что здоровью внезапно приобретенного сына ничего не угрожает, я решила утроить короткую вылазку в абканат.

Да, в мои планы постоянно приходилось вносить коррективы. Но это не значит, что нужно отступить. Наоборот, мне следовало больше времени уделять своему образованию − в конце концов, чему может научить безграмотная мать?

Слухи о массовых атаках зулу до сих пор будоражили столичных жителей. Оборотни заполонили улицы. А когда нужна помощь, так никого не докричишься.

Я старалась не потерять шапку с поддельными ушами в толпе. И вдруг почувствовала спиной чей-то пристальный взгляд. Осторожно осмотрелась. Из знакомых − никого, да и не в привычках у местных пялиться на расстоянии.

Затем увидела странного, закутанного в серый плащ великана, следовавшего за мной от самого дома. Желая проверить догадку, остановилась перед скульптурой волка-предтечи (эх, как ты там, волчишка). Он тут же притормозил, начав разглядывать свои ногти.

Это те, о ком предупреждал Кориандр?

У землянок темпераментный нрав и запах, сводящий с ума некоторых слабовольных оборотней. Что, если какой-то сластолюбивый богач хотел заполучить себе подобную игрушку любой ценой? Это ведь так удобно: полная зависимость и никакой конкуренции со стороны других самцов.

Вот только я уже не соответствовала этим ожиданиям. Две татуировки тому доказательство.

− Извините, − Я приблизилась к оборотню-быку с кольцом в носу, жевавшему пучок травы. − Вон тот мужчина в плаще просил передать, что вы отвратительный плод любви зулу и нескольких примитивных зверей, и что его тошнит от того, как вы едите у всех на виду.

− Чего?!

Разъяренный амбал расправил плечи, сплюнул под ноги зеленым и, выпустив из широких ноздрей струю теплого воздуха, пошел разбираться. Подозрительный тип оказался зажат в угол.

Я воспользовалась заминкой, чтобы улизнуть. До абканата добралась без происшествий. Послав воздушный поцелуй Биргоу, милому охраннику, с которым я флиртовала, чтобы не оформлять каждый раз пропуск, заскочила внутрь и перевела дух. В этот раз пронесло.

Луис встретил меня на удивление спокойно.

− Где ты пропадала? Я думал − у нас уговор, − сдержанно проронил он, не отрываясь от сортировки учебных материалов.

Мне показалось или в его словах сейчас действительно мелькнуло нечто похожее на нормальные человеческие эмоции? Словно эта ледышка могла соскучиться по чьей-то компании!

− Все в силе. Просто я недавно стала матерью неизвестного науке зверька, и до сих пор прихожу в себя.

− Вот… как? − с трудом проговорил Луис, пытаясь сохранить серьезное выражение лица. Наши взгляды встретились, и я медленно сползла под стол от смеха. Купание в холодной воде стоило того, чтобы вызывать у окружающих такую реакцию!

− Есть подвижки по нашему делу?

Я постаралась вернуть серьезный настрой.

− Разумеется. Я отсмотрел горы материалов и нашел парочку интересных доказательств присутствия твоего народа на материке.

− Ты про печально-известную особу, из-за которой перессорилась уйма мужчин? Это я уже узнала.

− Вовсе нет, − скривился лис. Он кинул передо мной тонкую книжку, написанную от руки, и указал на рисунок в верхнем правом углу. − Я про пещерных крыс. Слаборазвитое племя с точно такими же особенностями строения, как у тебя. Те же уши, та же грудь.

Я ошеломленно уставилась на группу лохматых существ, неотличимых от неандертальцев. На иллюстрации они жались друг к дружке, сжимая в руках примитивные орудия труда.

− Ученый Шамази изучал их во время своего путешествия на север. Он отмечал невероятную сплоченность этих существ, а также равное соотношение самцов и самочек. Еще он подчеркнул удивительную фертильность женщин. Они могли вынашивать потомство круглый год!

− Ну, да.

− У тебя также?

− Ну, да.

− То есть вы постоянно пребываете в состоянии возбуждения? − поразился Луис. − Как это возможно?

− Легко. Вся наша жизнь крутится вокруг красивых тел и интимных зон, хоть большинство ни за что в этом не признается. И хотя мы придумали больше способов заниматься сексом, чем звезд на небе, все равно до сих пор пытаемся унижать друг друга самим наличием половой жизни. Близость в моем мире превратилась в инструмент манипуляций и подавления. А теперь − если я утолила твое любопытство! − будь так любезен, объясни, почему в вашем мире эволюционировали все, кроме высших приматов?

Я перевела дыхание. Эта картинка вывела меня из равновесия. Столкновение с преследователем не так будоражило, как наличие родственного вида на другой планете.

Луис молчал, разглядывая меня через полуопущенные ресницы.

− Эй! Приди в себя.

− Д-да, извини. Странно осознавать, что бывают подобные существа. Твои сородичи не слишком-то привлекательны.

− Напоминаю: я не одна из них. Эти крысы, судя по описанию, даже говорить не умеют!

− Это меня и интересует. Вот бы вскрыть твой череп и посмотреть, что внутри… То есть не сейчас, а в будущем. Не думай, что я хочу тебя убить, − Он запнулся. − Просто ты оказалась интереснее, чем мне виделось ранее. Еще интереснее.

− Это тебя так моя фертильность порадовала или либидо? − с холодком поинтересовалась я.

− И то, и другое. Сама подумай, твое тело − ключ к спасению альраута. Только представь, что будет, если мы сможем исправить ситуацию с поголовьем женского населения!

− Учитель, ты помнишь свою клятву? О моих особенностях никому нельзя рассказывать. Даже друзьям, членам семьи и магистру!

− Но…

− Лучше скажи, что нашел записи того безумного старика, сиганувшего с крыши. Я хочу понять, как попасть домой. И если у нас все получиться, обещаю, сюда ломанутся толпы свободных и сексуально активных женщин в поисках большой любви. Демография империи Шаа будет спасена, ура!

Луис окончательно смутился. Похоже, решил, что я считаю его озабоченным.

− Это-то и странно. В библиотеке абканата есть все, что когда-либо становилось известно его выпускникам, но одну из самых скандальных теорий столетия я так и не смог найти. Будто все хвосты подчистили.

Мне не понравились его слова. Какую же надо иметь власть, чтобы раздобыть записки о секретных технологиях и сразу стереть о них все упоминания?

− Не прекращай поиски, − попросила я, берясь за перо. − Должно же хоть что-то остаться.

По пустому залу разнесся стук каблучков. Мы обернулись на звук, и лис мгновенно  ощетинился.

− Что ты здесь забыла, Лира?

К нам подошла… нет, скорее подплыла рыжая красавица с лисьими ушами и роскошным пушистым хвостом.

− Не будь занудой, Лу-лу. Ты забыл шляпу, а я, как преданная старшая сестра, решила принести ее сюда.

Она была точной копией Луиса. То же точеное лицо, те же раскосые зеленые глаза и худощавое тело, двигающееся с неуловимой грацией. Разница  лишь в том, что кимоно на девушке было до ужаса коротким и обнажало стройные ноги без намека на загар.

Ученый презрительно скрипнул зубами:

− Какая честь. Но разве тебе не надо готовиться? Отбор уже совсем скоро, а ты так и не притронулась к отобранной мной литературе.

− Там такая скука-а! Сам занимайся зубрежкой, а я положусь на свое обаяние, − Лира тайком подмигнула мне. − Вот уж кому стоило бы объясниться, так это тебе.

− Ну что еще?

 − Ты вечно меня прогонял. Говорил, что самкам не место в священной обители знаний, а сам втихую устраиваешь здесь свидания? Неужели ты решил позабыть о своем мэхабе? Папочка будет расстроен.

− Ты ничего не понимаешь, − внезапно вспылил Луис. − Мы заняты важным делом, а ты!..

− Тс-с-с, забыл? Тут нельзя шуметь.

Веселая парочка. Сразу вспоминаю собственного братца и его дебильные подколы. И что за мэхаб такой? Аналог целибата у местных?

− Меня зовут София. Я здесь, чтобы научится читать и писать, – попыталась я разъяснить ситуацию. – Учитель Луис любезно помогает мне с этой задачей.

− Мы точно об одном самце говорим? Лу-лу был с кем-то любезен?! Милый братец, я тебя не узнаю. Ты случайно не ударялся головой в последнее время? С каких пор ты стал предпочитать компанию женщин?

Она явно наслаждалась ситуацией. Мне даже стало жаль Луиса: у него начала дрожать губа и крошиться клыки.

− О каком отборе шла речь? − громко поинтересовалась я, отвлекая на себя внимание ехидной лисички.

− Малыш Лу-лу, ты не рассказал о своей великолепной красавице-сестре, получившей приглашение на отбор невест в сад дворцов Аттиса? − Лира надула пухлые губки. − Как это типично!

Луис с омерзением вздохнул и выдавил из себя объяснения:

− Представь себе мою гордость, София. Эту рыжая заноза, что стоит перед тобой, может стать новой Золотой императрицей. Надеюсь, империя Шаа выдержит подобное счастье.

− Верно! Наш дорогой правитель обязан заключить брак сразу после последней линьки, тем самым закрепляя право на престол. Ему нужна жена столь же красивая, сколь и плодовитая!

− Поэтому победит представительница клана кроликов, − хмыкнул ученый, своевременно прячась за стопкой книг. В него тут же полетела моя чернильница. А ведь я даже не успела ей воспользоваться.

− Грубиян!

− Тупоголовая.

− Неудивительно, что от тебя все шарахаются. Продолжай чахнуть среди своих книжонок. Даже эта милая голубоглазка недолго будет составлять тебе компанию!

Лира высунула язык на всю длину, скривила рожицу и, фыркнув, ушла, хлопнув дверью. На полу осталась лежать конусообразная шляпа из белой соломы. Я протянула ее Луису. Его антипатия к особям женского пола стала чуточку понятнее.

− Если станет легче, я еще долго тебя не покину, учитель.

Он застонал.

Когда я собиралась домой, в голову пришла мысль, что преследователь в плаще все еще может крутиться неподалеку. Помявшись перед столом, рискнула спросить:

− Можешь проводить меня до дома? Сегодня за мной следил подозрительный тип, и теперь я боюсь идти одна.

− А если это твой поклонник?

− Даже выяснять не хочу.

Отказать своему главному спонсору он не мог. Мы вышли с черного хода, стараясь не привлекать внимания. Лис натянул на голову злосчастную шляпу, напомнив мне самурая их японских мультфильмов.

− Зачем она тебе? − заинтересовалась я. − Боишься обгореть или тоже от маньяков прячешься?

− Веснушки, − неохотно ответил он.

− И что?

− В клане лис ценится только чистая белая кожа. Меня с детства дразнили из-за этих дурацких пятен. Чуть попаду под солнце − и они сразу вылезают.

− Попробуй на ночь лимонным соком мазать, помогает, − Я заглянула под шляпу, пристально разглядывая Луиса. − Хотя, знаешь… Тебе нечего стыдиться. Веснушки − это красиво.

Он отвел взгляд и что-то пробормотал.

− Что?

− Говорю, не забудь то, что мы сегодня выучили. И больше не пропускай занятия, ясно?

22. Глава о неизбежном сближении противоположностей

Я немного поиграла с Фаустом перед тем, как уложить его спать и сесть за работу. Мое колье так понравилось пожилой паве, что она завалила меня просьбами сделать что-нибудь эдакое для ее любовников-артистов. Старушка все еще динамила предложение о производстве грима, поэтому приходилось выкручиваться.

В доме стояла приятная тишина.

Кориандр ушел к очередному больному, и мы с Шианом остались практически наедине. Ну, если не считать сопящее внизу солнышко, сгрызшее почти всю нашу мебель и недавно искусавшее соседа. Люблю его.

− Занята?

Шиан вошел, сохраняя невозмутимый вид.

− Чего-то хотел? − поинтересовалась я, пытаясь слепить из лоскутов ткани подобие розочки.

− Ничего, просто соскучился по своей замечательной супруге.

Я не сразу поняла, куда он клонит.

Мы стали парой две недели назад, но так и не закрепили наш союз близостью. Сначала не было желания, потом времени. Я с трудом свыкалась с мыслью, что в моей жизни мужчин вдвое больше, чем обычно.

Но бесконечно бегать от тигра тоже не вариант. Мы намертво связаны метками. Может, стоило ослабить оборону?

Не, сначала надо его как следует помучить.

Он принялся расхаживать по комнате, прожигая меня настойчивым взглядом. Я мастерски игнорировала немые призывы, наслаждаясь растущим позади меня отчаянием. Шиан не смел требовать любви в открытую. Только не после того, что учудил на пьяную голову.

− Я могу тебе помочь? А то ты какой-то нервный, − Главное сдержать смех. Он все испортит.

− Нет, ничего такого. Просто устал.

− Так иди спать.

−  Я неверно выразился. Никакой усталости. Со-вер-шен-но! Во мне сила десятерых, я бодр и полон сил! − Он вымученно хохотнул, хлопая себя по рельефному бицепсу.

− Тогда можешь мне кое с чем помочь? − Я понизила голос до интимного шепота. Смуглый оборотень тут же приблизился, внимая каждому слову. − Я хочу, чтобы ты сделал одну деликатную вещь.

− Какую? − зачарованно спросил Шиан.

Я заставила его наклониться ниже, чувствуя горячее дыхание на своем лице.

− Милый… Ты должен найти подходящее дерево для протеза Фауста. И как можно скорее. Запомни: нужно что-то прочное и долговечное.

О, это разочарование!

Я могла бы любоваться им вечно и получить титул величайшей садистки в награду. Пришлось загладить вину дружеским поцелуем в нос.

− Уж извини, но надо спешить, пока мелкий не начал бегать на четвереньках. Он уже ведет себя, как непослушная собачонка.

− Хорошо, − сдался Шиан, понуро направляясь к выходу.

− Ах да!.. Когда разберусь с украшениями, можем лечь спать. Вместе.

Он мгновенно преобразился. Расправил плечи, принял половинчатую форму и пулей вылетел наружу. Я могла только позавидовать подобной прыти − весь день работал, а еще способен бегать. Оборотни удивительны.

Шиан вернулся спустя полчаса, разгоряченный и потный. Вывалив на пол кучу деревянного сырья, запрыгнул ко мне на постель.

Я коснулась вздымающейся груди.

− Так торопился, что не успел дух перевести.

− Все для тебя.

Верно. Нет смысла его отталкивать. Мы − семья. Я должна научиться любить этого красивого сильного парня, так почему бы не начать сейчас?

Он скинул одежду и навис надо мной, хищно улыбаясь. Какой забавный. Думает, что охотник тут он… Я протянула руку, нащупывая его член в полумраке, слегка сжала. Шиан коротко выдохнул сквозь зубы.

− Тебе лучше быть послушным мальчиком, − усмехнулась я. С тигром мне хотелось быть плохой.

Я развернула его на кровати, стараясь не шуметь. Оседлала мускулистый живот. Янтарные глаза слабо светились в полумраке. Я поерзала на Шиане, откидывая с лица отросшие каштановые пряди − сейчас ничего не должно было мешать.

Он грубовато притянул меня. Поцеловал. Я облизнула его нижнюю губу, ушла к скуле, оставляя влажную дорожку и наслаждаясь тем, как он массирует пальцами выемку между моих ягодиц.

Мы исследовали друг друга в полной тишине, и лишь хриплое дыхание выдавало наши намерения. Я могла расслабиться, отторжения не было. Все же метки оставляли след не только на коже, но и в душе.

Он умоляюще потерся о мои бедра.

− Нет, еще рано.

Я откинулась назад, сжимая его поднявшуюся горячую плоть. Наши взгляды сцепились, когда я начала медленно двигать рукой − вверх, вниз. Шиан изогнулся, шумно выдохнул. Это были совершенно новые для него ощущения. Столь искренняя реакция вызвала жар и пульсацию внизу моего живота.

− Хватит, не мучай… Сними одежду, я хочу тебя, хочу войти… − сбивчиво потребовал тигр.

Я облизала пересохшие губы и приостановилась.

Он до боли стиснул мои колени, показывая, что не выдержит подобной пытки, − и тогда я вновь начала игру с его телом. Темп нарастал. Сдерживаться становилось все сложнее. Меня распирало от желания и азарта, пока Шиан метался подо мной в сладкой муке. Еще чуть-чуть. Совсем немного, и я тоже…

Нас прервали в самый пикантный момент.

Кто-то с остервенением принялся стучать в дверь. Я замерла, игнорируя протестующие стоны супруга. Стук не прекращался. Пришлось слезть и пойти открывать, на ходу поправляя смявшуюся одежду. Разогретый, но неудовлетворенный Шиан тихо ругался позади.

На пороге стояла Милева. Правый глаз с горизонтальным зрачком не открывался от роскошного, сверкающего всеми цветами фингала.

− Можно войти? − всхлипнула она и тут же заплакала.

***

Получив порцию сбивчивых объяснений, я уложила девушку на мансарде. После ее слов мне хотелось убивать. Даже Шиан был со мной солидарен, не смотря на сорвавшиеся планы.

Милеву третировал супруг. Его метку − единственную на всем теле − окружала цепочка синяков и укусов.

Такое иногда случалось между супругами разных видов. Редко, но случалось. Хищный инстинкт сливался с сильными эмоциями, которым требовалась разрядка. Однако в этот раз он перешел черту. Я решила отложить проблему до утра, хотя и чувствовала, что эта ситуация может вылиться в серьезный скандал с тигриным кланом.

− Саррит может заявиться прямо сюда, − мимоходом заметила я.

− Пусть только рискнет, − Шиан хрустнул кулаком. − Кусок дерьма узнает, какого быть на ее месте. Бить женщину − как такое может в голову прийти?

− Не знаю, но разделяю твои чувства.

И все же нельзя открыто противостоять брату Нарны. Крупные кланы всегда использовали женщин, как ценный ресурс, которым так просто не разбрасываются. Да и бежать Милеве некуда.

Стоило принять сложное решение − закрыть глаза на жестокость или ввязаться в новый конфликт.

Словно предыдущих не хватило. С больной головой я прилегла на спину полностью трансформировавшегося в тигра Шиана. Хоть какой-то толк от этих превращений. Вон какая удобная подстилка получилась.

Проблемы начались на следующий день. Я стругала ножом деревяшку под протез, пытаясь сделать ее более устойчивой, когда к нам ворвался разъяренный бета-тигр. Следом вбежала Нарна и сбивчиво потребовала выдать Милеву.

− Она ушла на рассвете, − грустно солгала я. − Можете проверить.

Саррит, муж овечки, поднялся наверх, раскидал вещи и вернулся с потемневшим от гнева лицом.

− Ты где-то ее прячешь, чужачка! И я узнаю где!

Он пошел на меня. Зря.

Дремавший на коленях Фауст повис у него на запястье, словно огромная злобная пиявка. Крохотные челюсти сжались. Тигр взвыл от боли, лишившись довольно большого куска плоти. Я оттащила сына и предупреждающе вскинула ладонь.

 − Довольно, − вмешался Кориандр. Красные глаза стали холодными, как застывшая кровь. − Не забывайте, что драки в квартале знахарей запрещены. Будете буянить − и можете забыть о помощи, никто не станет вас лечить.

Трансформировавшийся Шиан указал им на дверь.

− Мы уйдем. Но, София, не забывай, на чьей ты стороне, − проронила Нарна.

Она была права.

К счастью, город собирался отпраздновать победу над огромным стадом зулу, и мать-пава устраивала по этому поводу грандиозный банкет. Нас пригласили одними из первых. Я возлагала на этот день особые надежды. Среди гостей Фавианнет должны быть весьма примечательные персоны, наделенные властью и связями.

Неизвестно, как поведет себя моя подруга, когда остынет (на Земле женщины часто возвращались к обидчикам и насильникам), но запасной план не помешает.

23. Глава о том, как не надо избегать неприятностей или все 33 несчастья

В особняке нас встречали музыкой и изысканными угощениями. У стены бренчали на струнных инструментах мужчины павлиньего клана. Большинство гостей оставались в человеческой форме, сама Фавианнет стояла между двумя дорого одетыми оборотнями и утробно хохотала.

С некоторым дискомфортом я поняла, что мои спутники − единственные хищники на празднике.

Милева, которую специально вытащили из абканата, где она скрывалась последние дни, дернула меня за рукав новенького красного платья.

− Ты уверена, что получится?

− Просто кокетничай со всеми. Здесь собрались весьма интересные личности.

− Но…

− Покровительство кого-нибудь из шести крупнейших травоядных кланов − то, что нужно тебе в данный момент. Я же не предлагаю бросаться в омут разврата. Это развлечение оставь мне.

− Хорошо. Ты моя подруга, я доверяю тебе, − Она стиснула мою ладонь слабыми пальцами.

А я почувствовала себя последней паскудой. Но это единственный вариант, чтобы получилось оставить «и волков сытыми, и овец целыми». Нам нельзя сориться еще и с соклановцами Шиана. Не сейчас.

Фауст, к колену которого ремнями был прикреплен протез, плотоядно облизнулся у меня на руках. Со стороны он, наверно, напоминал маленького пирата. Оставить его было не с кем, поэтому пришлось взять неугомонное создание с собой и молиться, чтобы он не съел никого из богачей.

− Солнышко, посиди на ручках у папы, хорошо? −  Я передала сына Кориандру. Тот нравился ему больше Шиана, а значит, будет меньше воплей и взаимных жалоб на укусы и плевки.

− Идешь на охоту? − улыбнулся Кори.

− Пусть у нас все получится.

Я коснулась губами щеки супруга и, развернувшись на каблуках, утянула Милеву в самую гущу событий.

Мы были на высоте. Смеялись над глупыми шутками, строили глазки, всячески обхаживали местный контингент. Я пыталась пропихнуть свое новое изобретение − травяную пасту для полости рта. Фавианнет отловила меня в разгаре презентации и увела в сторону.

− Развлекаешься?

− Да, мать-пава.

− Хорошо, − Она размеренно кивнула. − Я смотрю, у тебя весьма необычная семья.

Слабо сказано. Где-то у стола с закусками раздавался хруст и крики: «Кто привел сюда детеныша росомахи?!»

Значит, росомаха? То-то Фауст такой шустрый и не способен здраво оценить опасность…

− Милая, ты ведь понимаешь, как опасно иметь супругов разных видов? Они могут передраться за тебя насмерть, − напомнила о себе хозяйка.

− Вы беспокоитесь?

− В городе скучно. А ты представляешь собой редкое развлечение: чужачку, к тому же с мечтами и целями. Я была такой же. Не хочу, чтобы ты поранилась.

− Тогда согласитесь на мое предложение, − выпалила я через чур поспешно. Она покосилась мудрым карим глазом, затем вздохнула.

− Пусть будет так. Приди ко мне с детально расписанной идеей и, может быть, я соглашусь. Писать умеешь?

− Уже учусь!

Мы пожали руки.

Довольная я поспешила к сыну, который в данный момент догрызал чей-то ботинок. Подошли супруги, и мы заняли место на открытой террасе, выходящей на центральную площадь. Вокруг сразу образовалась пустота. Остальные гости продолжали опасаться Шиана.

Но вскоре это стало неважно. Сквозь темноту ночи прорвались огни праздничной процессии. Шли неторопливо: во главе красавец-император на троне и его грузная мать.

− И вовсе он не золотой, − огорченно шепнула я Шиану.

Тот лишь хмыкнул.

Аттис Баргул Даветрион оказался серьезным мужчиной лет тридцати или чуть старше. С цепким взглядом, широкими серебристыми бровями вразлет и волосами цвета белого золота, собранными в высокий хвост. В треугольных ушах блестели кольца. Он и весь блистал − от кончиков рогов до самых пят.

Остальные радостно закричали, увидев драконов. Мне вдруг показалось, что наши с императором взгляды пересеклись − и он нахмурился. Возникло странное предчувствие. Я отвернулась.

− Все хорошо? − сразу забеспокоился Кори.

Я пожала плечами. Не говорить же, что дракон не только рассмотрел меня в толпе, но еще и будто бы узнал. Звучит как бред.

Следом за открытым паланкином шла волчья стая. Десяток рогатых жеребчиков тянули сцепленные повозки, на которых лежал чудовищных размеров зулу. Это была змеевидная тварь с широкой пастью и черными клыками − и пока ее хвост волочился где-то в конце улицы, голова уже добралась до площади.

− Говорят, он сражался с ним шесть дней подряд, − прошептал кто-то.

Мне страстно захотелось рассмотреть чудовище поближе. Писательская жилка, видимо, неистребима, раз в такой момент я думала об удачном образе для книги.

Харрук стоял на голове зулу, собирая овации от столичных жителей. Я залихватски свистнула, он обернулся − и усталое, вечно скалящееся лицо преобразилось. Волк оживленно помахал мне рукой.

− Ох, милая, не стоит давать этому развратнику надежду. Он ведь как репейник. Вцепится и не отпустит, пока ты вся не исцарапаешься, − Фавианнет неодобрительно глянула на героя праздника. − Даже его заслуги не перекрывают всех недостатков. Но в одном ты права: красивой самке нужен альфа-супруг. Приходи ко мне еще, я подберу подходящие кандидатуры.


− Не нужно! − Я почувствовала, как воздух вокруг Шиана стремительно нагревается. С другой стороны от Кориандра веяло ледяным спокойствием. − Я пока не готова к новым отношениям.

В глазах матери-павы появилось четкий посыл: «Не давай этим хищникам тобой командовать». Но она все же отступила и вернулась в круг друзей. Я отыскала взглядом Милеву.

Отлично! Она привлекла внимание главы оленьего клана и явно наслаждалась его компанией. Если повезет, ее быстро уведут из цепких когтей Нарниного братца.

Началась церемония награждения. Император пожаловал Харруку браслет из знакомого золотистого материала и поблагодарил за защиту города. Волчья стая одобрительно завыла на фоне.

Труп зулу, вынесенный для демонстрации усилий дозорных, решили пожаловать их клану. За радужную кость давали много. И я решилась. Надо спуститься и рассмотреть его как следует, прежде чем чудовище распилят и продадут.

Шиан вызвался пойти со мной, но я отказала.

− Ты опять попробуешь бросить Харруку вызов.

− Конечно, − радостно вильнул хвостом тигр. − Теперь ты моя женщина, и наша связь даст мне новые силы! Он точно пожалеет, что доставал тебя!

Я закатила глаза. Какой же ребенок…

Оставив сонного Фауста на попечении супругов, выбежала на улицу. Дом Фавианнет находился на стыке территорий двенадцати крупнейших кланов − шести хищных и шести травоядных. Внизу было не протолкнутся. Восторженные оборотни перекрыли проходы к центральной площади, и мне пришлось вставать на цыпочки, чтобы понять, куда двигаться.

Так как Харрук сейчас был недоступен, я попросила одного из волков передать ему мои поздравления и идею засадить вдоль городских стен семяна Душегубки − безобидного на вид растения с ярко-желтыми цветками и крепкими побегами.

Я узнала о нем от Луиса. Характерной особенностью Душегубки была способность приманивать добычу сладким запахом, обвивать побегами и давить до тех пор, пока та не станет питательным удобрением.

− Они помогут в случае новой атаки. Даже зулу не сможет сразу вырваться, − заверила я помощника Харрука. Тот смущенно кивнул и пообещал передать мои слова.

Вдоволь наглядевшись на убитого зулу – ну и запашок от него шел! – поспешила обратно. Подумать только, несколько месяцев в чужом мире, а я уже дважды жена и мать. В голове не укладывается.

Счастливые мысли прервала чья-то широкая ладонь, грубо закрывшая мне лицо. Я протестующее замычала, дернулась. В следующую секунду в нос ударил дурманный запах, и все стало неважно.

***

Меня куда-то несли. Потом бросили на холодную землю.

− Какая несправедливость, − бормотал мужской голос. − Но работа есть работа.

Я постаралась разлепить веки. Мы были на берегу реки. Надо мной нависал тот самый мутный типчик в плаще. Лицо его было закрыто подобием балаклавы, и лишь прозрачно-бирюзовые глаза блестели, отражая свет далеких огней.

− Ты пришел меня вернуть?

Он не ответил.

− У меня есть деньги. Я заплачу больше того, кто тебя нанял, − морщась, посулила я.

− Какая потеря. Слишком юная, слишком хорошенькая… − пробормотал неизвестный, касаясь моей щеки, скользя цепкими пальцами по подбородку, шее, груди. В жесте этом проскальзывало вполне осязаемое вожделение.

Плохо дело. Он походу ненормальный.

Я решила действовать наверняка − и пнула его в пах, пока похититель оставался открыт. Он охнул. Но вместо того, чтобы упасть, вдруг навалился всем весом и сжал пальцы над ошейником.

− А у цветочка есть шипы. Неудивительно, что она тебя невзлюбила, таких прелестных созданий стоит опасаться! − прошипел психопат, выдавливая из моей глотки остатки воздуха. Я дергалась под ним, как выброшенная на сушу рыба. − И не думай кричать. Вокруг слишком шумно, много запахов − никто тебя не найдет.

Захват ослаб. Он сидел на мне, часто и возбужденно дыша, словно это ему перекрыли доступ к кислороду. Я откашлялась.

− Какого черта!..

− Я утоплю тебя. Многие самки не умеют плавать, никто не будет задаваться ненужными вопросами… Но перед этим можем немного повеселиться − как тебе такой вариант?

Ошиблась.

Не похититель − убийца! Хорошо еще, что болтливый. Это дает мне шанс.

− Я, знаешь ли, хороша. Уверен, что сможешь после этого выполнить приказ? − сказала, непристойно улыбаясь.

Он поведется, как повелся бы любой свободный оборотень. Не стоило моим врагам посылать на убийство одиночку. Даже в литературе это обычно плохо заканчивалось.

Убийца рывком сорвал с себя балаклаву и склонился над моим лицом, фиксируя его ладонями, чтобы не отворачивалась.

− Ну как? Все еще уверена в своих силах? − спросил он, скалясь частоколом острейших клыков. Но мое внимание привлекли не они, и даже не ставшие вертикальными зрачки. Под балаклавой скрывались длинные белые уши.

Он был кроликом. И одновременно не был им.

Полукровка. Как такое возможно? Мне неоднократно говорили, что дети смешанных пар наследуют черты родителя своего пола. Девочки продолжают вид матери, мальчики − отца.

− Поцелуешь меня, милашка? − спросил убийца с ядом в голосе. Зря. Меня два раза просить не нужно.

Я послушно ухватилась за ворот плаща и прижалась к его губам, сразу же агрессивно углубляя поцелуй. Он попытался отпрянуть, но я держала крепко. Постепенно оборотень втянулся. Расслабил плечи и позволил протолкнуть язык между клыками. Наше противостояние перетекло в неуклюжий петтинг.

− Закрой глаза, − попросила я, потирая голенью натянувшиеся от напряжения штаны убийцы. − Ну же, закро-ой…

Хоть бы феромоны подействовали.

Убийца моргнул, будто пытаясь вспомнить, что могло привести к подобной ситуации. Он был растерян, ведь по плану я должна была рыдать и ужасаться от его невообразимого уродства.

Тогда моя ладонь зарылась в густые золотистые кудри, лаская кроличье ухо… пока другая пыталась незаметно вытащить из чашечки бюстгальтера нож. И убийца зажмурился. Всего на одно мгновение. Но и этого хватило, чтобы замахнуться и воткнуть лезвие ему в грудь.

Он вскрикнул от внезапной боли. Я оттолкнула полукровку и бросилась бежать. Удар вышел не особо удачным, так как он сразу же вскочил и последовал за мной. Фора в несколько секунд ничего не значила. Наемный убийца догонял.

− Это ты зря! Кролики всегда быстрее, − словно читая мои мысли, крикнул он. − Теперь я буду убивать тебя медленно…

Вода неподалеку забурлила и расплескалась, будто от взрыва. Из нее вырвалась черная  гибкая тень. С оглушительным ревом, затмившим праздничный шум и музыку, зверь кинулся на  моего преследователя. Я узнала силуэт черного дракона.

Он вновь нашел меня.

Огромные челюсти сошлись на фигуре в сером плаще. Дракон тряхнул головой, точно собака, вгрызающаяся кость. Наемный убийца что-то закричал – и берег окутал густой вонючий дым. До меня донеслись звуки ожесточенной борьбы, хруст песка и вопли боли.

В таких делах я оборотню не помощник, сейчас важнее не попасть под удар и не оказаться в заложниках снова. Нужно бежать. На повороте чуть не упала, врезавшись с разбегу в лохматую грудь Харрука.

Волк моргнул, подхватил меня на руки и принялся дотошно осматривать.

− Где ты была?! − взревел он.

Я не ответила. Рядом стали звучать напуганные голоса горожан: «Кто это там?», «Дракон… но почему черный?», «Он рвет кого-то на части!!!»

Все было кончено.

24. Глава «Bот мы и встретились вновь»

Я сидела за столом и безуспешно пыталась выполнить задание учителя. Вести конспект об истории Нан-Шэ было делом занятным, но слегка утомительным. Я все еще путалась в глаголах и не могла правильно прочитать некоторые иероглифы из книги.

К плечу жался Фауст. Со дня церемонии он старался не отходить от меня ни на шаг. И так было со всеми: Кориандр, Шиан и Милева установили за мной круглосуточное наблюдение. Даже домашку уговорили приносить мне на дом.

Я вздохнула.

− Устала? − обеспокоилась подруга, порываясь забрать у меня испачканные чернилами листки.

− Нет, просто немного скучно.

Я немного потискала сына. Навещавший меня Луис сказал, что росомахи − отвратительные родители, и почти нет шансов, что кочующее из города в город племя вернется за детенышем. Не смотря на омерзительность ситуации, я испытала облегчение. Никто из нас двоих не хотел перемен.

− Можешь прочитать? − спросила я у Фауста, подсовывая ему страницу. Тот смешно встряхнул головой.

− Неа.

− Эх, ты, а еще сын писательницы. Будешь со мной учиться, а то вот так вырастешь, заведешь много детей и не сможешь их всех сосчитать.

− Правильно. Слушай маму, она умная, − Милева с удовольствием подхватила эту тему. Она была готова говорить о чем угодно, кроме обстановки в городе. А меня только это и интересовало. Нан-Шэ штормило: еще бы, объявился черный дракон, да еще и в такой счастливый день, когда семья императора выбралась из дворца. Дурные знамения ухудшало скорое восхождение Кровавой луны.

Не смотря на мои уговоры и мольбы, Харрук приказал прочесать окрестности. Он намеревался во что бы то ни стало отловить проклятого зверя, улизнувшего из оцепления.

Я рассказала о случившемся, но единственной уступкой главы стала клятва найти заказчика убийства и воздать ему по заслугам. Зацепкой служило случайно оброненное наемником «она». Но я сомневалась, что это поможет доказать причастность Сумани. Тем более я успела перейти дорогу многим женщинам.

Краем уха прислушалась к Милеве. Она в очередной раз проговорилась о тайных встречах с мужем и о том, как он изменился. Мои попытки переубедить ее заканчивались одинаково. Она соглашалась и вновь убегала к нему.

Вскоре ко мне заявились гости.

Среди клиенток были девушки, с которыми меня связывала не только работа. Принеся с собой гору подарков, две тигрицы, кошка и сова из свиты Фавианнет расселись в большой комнате и наперебой начали сплетничать о том, кто же станет новой императрицей. Я лениво поддакивала, не вникая в разговор.

Заскучав от нудных разговоров, Фауст начал дергать меня за волосы.

− Тшш, − сказала я. − Не балуйся.

Он продолжил канючить. Я с трудом представляла, чем его можно отвлечь. Пришлось срочно прокручивать в голове разные варианты.

− Хочешь, спою тебе колыбельную?

− А как?

Плохо − чуть не ляпнула я. Нет, все же надо постараться. Напрягла память и кое-как выцарапала оттуда подходящие строчки:


Как узор на окне

Снова прошлое рядом

Кто-то пел песню мне

В зимний вечер когда-то.


Словно в прошлом ожило

Чьих-то бережных рук тепло,

Вальс изысканных гостей

И бег лихих коней…


Анастасию мне в детстве ставили часто, так что текст я хорошо знала. Когда Фауст стал зевать, отнесла сына в соседнюю комнату − где стояла новенькая кровать. По краям она была изгрызена, а подушка и вовсе представляла собой жалкое зрелище.

Сдув несколько перьев, я уложила сына. Материнство оказалось не такой уж сложной штукой. Хотя бы в этом мире, где не было шаблонов воспитания и противоречивых требований к женщинам.

Вернувшись, столкнулась с напряженным молчанием.

− Что случилось?

− Ты сама придумала, чтобы слова так ладно складывались? − спросила Борга, женщина-сова с острым носом. − Никогда еще не слышала, чтобы так красиво, нараспев говорили.

Я призадумалась. Для местных жителей не существовало такого понятия, как художественная литература. Так почему с поэзией должно быть иначе?

− Это была песня моего народа. Довольно старая, − призналась я.

− А ты можешь еще раз спеть? Только и в этот раз со словами. Ну, пожалуйста! − наперебой стали просить оборотницы. Глядя на их простые восторженные лица, в моей голове вновь отчетливо звякнул кассовый аппарат.

Из этого можно извлечь выгоду. Определенно.

Я исполнила несколько попсовых песенок и даже композиции из мюзикла «31 июня». Затянувшийся концерт прервал зычный голос Харрука, просящего меня выйти к нему. Подруги переглянулись и начали хихикать. После встречи с императором репутация главы клана заметно улучшилась.

Меня стали недвусмысленно подталкивать к выходу. Оказавшись снаружи, я натянула дежурную улыбку:

− Привет, волчишка.

− Твои мужчины дома?

− Один работает, а второй патрулирует округу.

− Ясно. Я пришел убедиться, что все в порядке.

Я покосилась ему за спину и согласилась. А череп убитого змеевидного зулу тут просто для красоты оказался, да-да.

Глава клана ничуть не смутился.

− Ах, это? Мне просто девать его некуда, а ты говорила, что собираешь всякие жуткие штуки. Что может быть страшнее этой мордашки? − Он похлопал по вычищенной отполированной кости, сверкающей всеми красками. Я заворожено моргнула.

− Он же не влезет.

В раскрытые челюсти чудища можно было зайти, не наклоняясь.

− Так мои ребята помогут, − в паре метров от нас, как по щелчку, возникло несколько антропоморфных волков. − Можем закинуть к тебе на задний двор.

− Я, правда, не могу его принять. Это слишком дорогой подарок, к тому же его положено дарить избраннице сердца, − Мне вспомнился День большой охоты, и я поежилась. Нет уж, хватит.

− Глупости!

− Нет, не глупости.

− Это все пережитки прошлого. Должен же я как-то отблагодарить тебя за поддержку. И не отпирайся, мне доложили, что ты искала меня после первой волны атак.

− Кто проболтался? − сдалась я.

− У меня по всему городу уши. Так что, заносим?

− Нет. Хочешь меня порадовать − скажи, что с черным драконом.

Мы сцепились взглядами. Напрасно он строил из себя грозного вояку, я уже давно не боялась его лица. Оно даже начало казаться милым, как у Джокера из комиксов.

− Мы шли по запаху всю ночь, – Харрук сдался первым. – Повсюду были пятна крови. Тот убийца знал свое дело и крепко ранил его напоследок.

− Так. И?

− Он хорошо прячется. У меня складывается впечатление, что эта тварь не один раз проникала на наши земли – и от этого еще гаже.

Я облегченно выдохнула, что не укрылось от главы волков. Он сцепил руки на могучей груди, едва прикрытой кожаной безрукавкой.

− Проклятый опасен. Он преследует тебя.

− Но он не виноват в собственном происхождении. Нельзя убивать живых существ только потому, что они вас пугают!

− Ты не знаешь всей истории…

− Так расскажи! − Я схватила его за пальцы, легонько сжала, пытаясь смягчить. – Я хочу узнать.

Он покачал головой:

− Это все не для женских ушей. Просто поверь, черных зверей убивают не ради веселья. Одно из таких существ за ночь сожрало половину своего племени, а самок изуродовало и искалечило. Они больше не могли вынашивать детей. И знаешь, что самое страшное, – это сделал травоядный. Можешь представить, что на его месте сможет такой же дракон?

По коже пробежала волна ледяных мурашек. Воображение у меня работало прекрасно, два раза просить не нужно.

− Он нападал лишь на тех, кто пытался меня обидеть, − сказала и сама себе не поверила. Тоже мне, специалистка по поведению проклятых оборотней.

− С чего ему так поступать, знаешь?

− Нет. Пока, нет. Но если я найду его, обязательно спрошу.

Внезапно стая принюхалась. Волчьи головы повернулись против ветра, и даже Харрук, будучи в человечьем обличии, о чем-то задумался. Я напряглась. Огромная загорелая рука коснулась моих волос и тут же убралась.

− Не смей его искать. Я не твой мужчина и не могу повлиять на твои решения, поэтому просто прошу − не надо, − на лице Харрука вдруг проявилась усталость и еще что-то похожее на страх. Но разве непобедимый альфа мог чего-то бояться?

− Ты услышала меня?

− Да.

− Обещай. Как другу обещай, что хотя бы в этот раз не будешь делать глупости.

Я сдалась.

− Обещаю. Меня все равно никуда не пускают.

− Ну, хоть в чем-то я могу быть благодарен твоим самцам.

Стая покинула квартал знахарей. От их визита остался лишь жуткий череп, практически перекрывший улицу. Такими темпами нас точно выселят. Если, конечно, не убьют раньше.

Я вернулась к гостям. Меня тут же начали расспрашивать об отношениях с главой волчьего клана. От неудобной ситуации спас вовремя вернувшийся Шиан; он точно почувствовал присутствие конкурента и поспешил домой.

Было поздно. Подруги разошлись. Я подметала пол, когда услышала сдавленный писк Милевы, донесшийся с мансарды. Пулей бросившись туда, мы с тигром увидели пятна крови. Они были везде: на подоконнике, стенах, полу.

Милева трясущейся рукой указала на другой конец комнаты. Я крепко зажмурилась. В моей постели лежал израненный нагой мужчина. Что ж, обещание вроде не нарушила. Дракон сам решил меня найти.

25. Глава, в которой я узнаю кое-что новенькое…

Первым делом я успокоила Милеву и Шиана. Первая собиралась упасть в обморок, тогда как второй явно готовился к битве насмерть.

− Милый, угомонись. Он даже не в сознании, какая может быть драка? И, Милли, ты должна пообещать хранить молчание, пока я не решу, что делать. Сможешь? Соберись! Это важно!

Оборотни с трудом внимали моим словам. Спящий дракон полностью вытеснил из их сознания зачатки здравомыслия, подменив его паническим оцепенением. Надо было срочно что-то делать. Вытолкав подругу вниз, следить за Фаустом, я приблизилась к кровати.

Это действительно был он. Только вот без знакомых атрибутов − ни рогов, ни чешуи, ни мощного змеиного хвоста. Обычный человек.

− Нужно вытереть кровь. На запах явятся волки.

− Лучше отойди от него, Софи, − Шиан неотрывно следил за вздымающейся грудной клеткой незваного гостя. – Он опасен. Надо позвать стражей.

− Нет!.. Нельзя, чтобы нашу семью обвинили в связи с проклятым… Он ничего нам не сделает.

Надеюсь, что не сделает.

− Лучше принеси воды и лекарства с вон той полки, − добавила я, вытаскивая из сундука запасные бинты.

Склонилась над драконом. Его дыхание немного изменилось. Сквозь густые черные ресницы сверкнул настороженный взгляд. Он очнулся, узнал меня, и окаменевшие было мышцы расслабились.

− Прости, дружок, но я должна тебя осмотреть.

Дракон не сопротивлялся.

Несколько ран на животе, сильный ожог лица и нечто, похожее на закрытый перелом. Это не полукровка его так отделал. Стая? Или кто похуже? Впрочем, неважно, не стоит думать обо всех тех ужасах, что перейдут и на наши головы, если горожане прознают, кто прикормил проклятого зверя.

Изящный длинный палец коснулся моего лба. Жалеет что ли?

− Не стоит. Это из-за меня ты пострадал. Не знаю, чем заслужила такую доброту, но постараюсь отплатить тем же.

Влажной тканью очистила доступные раны. Когда пришло время наносить мазь, он зашипел, и Шиан тут же встал передо мной с оскаленной мордой тигра. Я едва смогла оттащить супруга. Даже в подобной ситуации ясно, на чьей стороне будет победа.

Дракон хмыкнул, будто уловив мои мысли.

− Нашел время для веселья, − проворчала я, намереваясь перебинтовать его. Он зевнул и прикрыл глаза. Ни злость Шиана, ни мои ухищрения не могли сдвинуть эту высокомерную ящерицу с места.

− Проверь, как там остальные, − попросила я супруга, догадываясь, чье именно присутствие влияет на нашего гостя.

− Нет уж!

− Пожалуйста, любимый. Я волнуюсь за Милеву, она может совершить какую-нибудь глупость, и тогда нам всем крышка.

− Я не оставлю тебя с ним! Ты не чувствуешь то, что чувствую я… Он пахнет гибелью, пахнет тленом. Словно тысяча гниющих трупов разом оказалась под нашей крышей!!

− У него нет сил, чтобы что-то сделать. Прошу тебя, милый.

Мои продолжительные мольбы возымели эффект. Хоть и ненадолго, но мы с драконом остались наедине.

− Если ты умеешь говорить, самое время начать, − буркнула я, раскладывая лекарства. − Как ты все время меня находишь? И почему помогаешь?

Молчание.

Благородное лицо тронула тень насмешки, но тут же исчезла, когда я туже стянула бинт на животе. Дракон зашипел − гневно и тихо, чтобы не услышал Шиан. Умный гад. Все он понимает.

− Что ж, будем играть в молчанку. А я ведь хотела побаловать тебя сочным куском сала − но для этого нужно попросить меня его принести.

Жалкая провокация, знаю. Он лишь приподнял брови, всем своим видом говоря: «Ты думаешь меня можно купить подобной мелочевкой?» Надо же, какие мы гордые! Зато местных мужчин легко подкупить кое-чем другим (да и землян, если честно, тоже).

И тут дракон ожил. Покрытые ссадинами руки устремились вперед, и вот я уже распласталась на его груди, а наши носы почти соприкасались.

«Согласен»

Это не было галлюцинацией, властный низкий голос действительно звучал в моей голове! Я потеряла дар речи.

− Ты… ты…

«Все драконы так умеют»

− А раньше сказать нельзя было?!

«Я жду награду»

Нет, это невероятно. Шиш тебе с маслом, ящерица твердолобая! Не буду я тебя поощрять!

Узкие ноздри затрепетали. Он жестко обхватил меня поперек талии, зарываясь лицом в вырез рубашки. Я ощутила кожей холодное дыхание и протестующее пискнула. Вырваться из захвата не удалось. Мышцы черного дракона напоминали литую сталь, которая сейчас медленно опутывала мое тело.

В такой фривольной позе нас и застал Шиан.

***


− Он умеет говорить, представляешь, − Я зажмурилась. − Скажи что-нибудь, ну, давай!

Тишина.

Дракон вальяжно прислонил голову к моей груди, с вызовом поглядывая на молодого тигра. Я вновь попыталась отдалиться, но куда там. Легче стенку сдвинуть.

− Милева просится домой, − сдержанно произнес Шиан. − Она говорит, что не готова жить в подобных условиях.

Боже, этого еще не хватало! Она ведь может проболтаться, и тогда мы покойники… «Могу съесть ее, если хочешь» − прошелестел в висках равнодушный голос.

− Ой, да иди ты! − рассердилась я, брыкаясь на окровавленной постели. − Шифратор недоделанный, чего раньше морозился? Не мог сразу признаться, что мысли читаешь?

А ведь он, получается, все знал. Даже то, на какую часть его тела я засмотрелась, когда подошла к кровати.

Нет, лучше сразу выйти в окно. Хватит с меня самцов и этого мира. Хочу домой, туда, где мной интересовались лишь интернет-извращенцы и редкие поклонники, а из опасностей был лишь несвежий фастфуд на завтрак.

Дракон прочитал мои мысли и неохотно разжал хватку. Я мгновенно отскочила, поправляя растрепавшиеся волосы. Не знаю уж, о чем он подумал, но нагое тело стало трансформироваться, обрастая чешуей. Моя кровать надсадно заскрипела. Раздался треск, и одна из ножек преломилась пополам. Посреди мансарды, занимая все пространство, теперь лежал могучий черный зверь в обрывках бинтов. Я решила его больше не трогать.

Спустившись вниз, поймала у двери Милеву. Она стыдливо отвернулась, пряча лицо за кудрявыми белыми волосами. Мягкие ушки нервно дергались. Я все поняла.

− Ничего, ты имеешь право на страх.

– София…

– Мы не станем тебя удерживать, только пообещай, что никому об этом не расскажешь. Если клан тигров или другие узнают… Будет плохо, Милли. Моя семья не должна страдать из-за моих ошибок.

− Конечно! − выпалила она, кидаясь мне на шею. Кажется, бедняжка думала, что мы заставим ее стать соучастницей преступления. − Я буду молчать обо всем-всем, что видела здесь.

− Ты вернешься к мужу? − спросил Шиан.

− Да. Мы попробуем… он обещал… Теперь все будет иначе, он понял, как я важна.

Стандартные отмазки. Как же знакомо и ненавистно. Я постаралась смягчить тон, прежде чем сказать слова напутствия:

− Чтобы ни случилось, я желаю вам счастья. Но помни, ты всегда можешь вернуться. Ты свободный человек и никто не имеет права убеждать тебя в обратном.

Она ушла. Я пошла проверить сына. Мальчишка беспробудно дрых у себя и ни один катаклизм не мог нарушить здоровый детский сон. Мы с Шианом вышли на задний двор, уселись под вишневым деревом. Требовалось время, чтобы переварить случившееся.

Я чувствовала, что тигр дрожит. Как бы он не храбрился, но столкнутся в живую с ожившим кошмаром из древних легенд − то еще испытание.

− А я ведь смеялся над твоими словами. Думал, самки часто фантазируют, чтобы привлечь к себе внимание. Я был таким дураком.

− Ничего, − Я прислонилась к смуглому плечу. − Никто не верил, что среди драконов бывают проклятые.

− Не жалей меня. Я все время тебя подвожу, даже метку поставил силой. Ящеры, тот убийца… Меня никогда не было рядом, а если бы и был − что с того? Я не могу тебя защитить, − Шиан закрыл лицо ладонями. − Что делать, если проклятый захочет тебя похитить? Или явятся те, кто украл тебя из родных земель? Я…

− Слишком много думаешь, − осторожно притянула его голову к себе. − Расслабься. Мама всегда говорила: «Чему быть − того не миновать».

− Что это значит?

− Глупо гадать, что произойдет в будущем. Оно непредсказуемо, точно штормящий океан. Тебе следует сконцентрироваться на том, что ты можешь сделать сейчас, а не фантазировать, что случится дальше.

− Я ничего не могу. Проклятый внутри, но даже здесь я чувствую исходящий от него холод. Мне… мне страшно, Соня. Тебе не нужен такой трусливый муж.

Я прижалась сильнее, стараясь обнять его всего целиком, отвлечь от дурных мыслей. Бедный мальчик. Он так молод, но уже повидал больше, чем все его сверстники. И виной тому я.

Словно само мое присутствие в этом мире создает смертоносную воронку, ранящую каждого, кто смеет приблизиться.

− Нет, нужен, − поцеловала тигриное ухо. − Нужен, потому что я тоже боюсь. Боюсь, что недостаточно хороша. Что затяну вас в такую ситуацию, из которой не будет выхода. И только в ваших объятиях мне становится легче.

Мы тесно прижались друг к другу; со стороны и не различить, где кончаюсь я и начинается Шиан. Его дыхание согревало шею. Затем он отстранился, поглядев в глаза с болезненной тоской, и уложил меня на траву.

Это не было похоже на животную страсть. Скорее необходимость, исцеляющий ритуал, обязанный отогнать тьму.

Мы не боялись внимания соседей. В мире оборотней любовь считалась священной, никто не стал бы подсматривать или осуждать. Когда все закончилось, Шиан лег рядом и проронил одно единственное: «Спасибо», пряча лицо в моих густых каштановых волосах.

Теперь мы были одним целым. Бесчисленные враги и невзгоды казались миражом, далеким и нестрашным.

Я уже знала, что нужно делать. Когда Харрук вернулся, якобы забрать череп и проверить обстановку, я сказала, что ничего подозрительного не видела.

Ему пришлось поверить. Даже самый острый нюх не смог бы что-либо учуять в месте, провонявшем сожженной переч-травой. Соседи любезно решили поучаствовать в нашей хитрости, как только Шиан растрепал всем, что этот дым может отпугнуть проклятого дракона. Знали бы они правду…

26. Глава, в которой мы попали в ловушку

Дракон спал. Любые попытки его добудиться заканчивались ушибами (не стоило его пинать, мизинец до сих пор болит). На телепатические призывы он также не реагировал. Кориандр сказал, что это нормально, и он просто аккумулирует энергию для исцеления. Наша помощь ему не требуется, только б не мешали.

Все потихоньку привыкали к новому обитателю. Сложнее всего было с маленьким росомахой. Фауст не болтливый, чужаков не любит, но нет-нет, да и выкинет что-нибудь эдакое.

− Не поднимайся наверх и ничего не говори о нашем госте. Это секрет. Проболтаешься − твою маму убьют, − страшным тоном объяснил ему Шиан. Я схватилась за голову, но было уже поздно.

Последовал шок, слезы и клятвенные заверения защитить меня от любой внешней угрозы.

− Молодец, − скупо похвалил Кори. − Начнет заикаться, сам будешь лечить.

– А ты слишком с ним сюсюкаешься.

– Неужели?

– Он  − мужчина и должен понимать серьезность нависшей над нами угрозы. Он не сможет защитить Софию, оставаясь игрушкой для тисканья.

Мои супруги обменялись неприязненными взглядами. Пройденные трудности их не сплотили, скорее, наоборот, заставили винить друг друга в произошедшем. И лишь при мене они еще кое-как сдерживались.

Я отошла, успокаивающе поглаживая Фауста по спине. Может мать-пава права? У остальных самок в семье разлада нет, все строго по иерархии. Хотя они-то ни в какие неприятности не влипают, дома сидят, детей рожают. Одна я, как психопатка, бегаю с проклятым на хвосте.

И секс. В этом мире он такая же редкость, как и падение хвостатой кометы. Я не только нарушаю законы природы, но еще и развращаю местных жителей. Йохо-хо-хо!

− Не нервничайте. Все закончится, когда дракону станет легче. Надеюсь, к тому времени он даст ответ, почему в тот день был рядом с моими похитителями и почему продолжает меня опекать.

− Никогда бы не подумал, что черные звери могут себя контролировать, − пробормотал Кориандр. − Может, если сказать ученому совету абканата, они возьмут его под свое крыло?

− Не хочу втягивать в это Луиса. К тому же, нас и слушать-то не станут.

Беседу прервало появление одного из смазливых наложников Фавианнет на пороге. Он смущенно попросил следовать за ним.

− Что-то случилось? − забеспокоилась я.

− Нет. Она просто хочет вас видеть и как можно скорее.

Пришлось послушаться. Мне обещали контракт с театром павлинов, возможно, появились новые пожелания. Тесный паланкин отвез нас с Шианом к роскошному жилищу Фавианнет. Меня проводили в ее покои, а тигр остался ждать снаружи. Я осталась в одиночестве. Оглядевшись, присела в кресло из ротанга, налила себе воды из кувшина. Подождем-с…

Время тянулось, как засахарившийся мед с ложки. Что-то никто не идет. Я рассчитывала поучаствовать в оживленных переговорах, внедрить свои «гениальные» идеи и получить необходимое всей семье денежное вознаграждение, а вместо этого − воду хлещу. Непорядок.

И снаружи как-то шумновато. Спрыгнув на пол, выглянула на террасу и заметила странное столпотворение под окнами. Городская стража? Почему они здесь?

− Девочка моя.

А вот и мать-пава. Я обернулась, и улыбка медленно сползла с моего лица. Вместе с Фавианнет зашли несколько вооруженных оборотней и… мать Шиана. Я непонимающе переводила взгляд с одной знатной дамы на другую.

− Мне жаль, − только и сказала Фавианнет. − Они были весьма убедительны.

***

Меня аккуратно связали и повели на выход. Когда проходила через холл, услышала яростный рык Шиана и его гневные вопли: «Отпусти, отец! Вы ее не тронете, не тронете, я не позволю!». Трарра сокрушенно качала головой.

− Он образумится, только дайте время, − сказала она матери-паве. − А пока пусть отдохнет в вашем подвале.

− Хорошо, − неуверенно сказала та, с тревогой косясь на меня. Я ответила сердитым взглядом. А ведь как пела: ты так на меня похожа, нам надо держаться вместе. Тьфу!

После непродолжительной поездки я оказалась в темнице здания суда. Мне предложили одеяло, чтобы не пришлось спать на голой земле, и уточнили рацион. С женщинами все еще обращались куда мягче, чем с мужчинами.

Я решила рискнуть:

− За что меня задержали? − хоть бы не дракон, хоть бы не дракон…

− За наведение на столицу порчи, − выпалил один из молоденьких оборотней-стражников. Его товарищ тут же хлопнул бедолагу по затылку.

− Заткнись, болтливая пасть. Не говори с ней.

− Но она же сама…

− Она ведьма, расслабишься − тут же заколдует!

Ведьма? Нет, слово было другое, но смысл тот же. Они считали, что я владею мистическими силами? Серьезно?!

− Уважаемые, вы чего-то недопоняли. Если бы я могла творить подобное, стала бы жить в маленьком домишке на окраине? Да у нас даже крыша протекает, − Я умолчала, из-за чьих постоянных прогулок так получилось. − Я обычная путешественница, у меня нет сил даже ослабить путы.

− Видите, как складно лжет? − фыркнул второй стражник. − Обычная, как же!

− Очень красивая, − зачарованно согласился третий.

− Ты на ее уши глянь. Таких нет ни у птиц, ни у драконов, ни у хладнокровых ящеров. Она, может, больная. Силой Зги подпитывается, чтобы творить злые дела.

− Да какие такие дела? − взвилась я, устав слушать оскорбления. − Можно конкретнее?!

Молоденький оборотень снова открыл рот, но товарищи на него цыкнули и перешли на шепот. Я устало сползла по каменной стене. Но долго скучать взаперти не удалось. Вскоре за мной пришли.

Провели по пустым коридорам и вытолкнули в центр узкого и высокого, как бутылочное горлышко, помещения. В стенах располагались ячейки балконов. Большая их часть находилась в темноте, тогда как я оставалась в центре яркого светового пятна, идущего из дыры в потолке.

Прижав ладонь к бровям, присмотрелась. Среди незнакомых лиц (вероятно присяжные и судья) нашла Трарру с мужем, вожака вражеского племени и Ее. Белую тигрицу, неудавшуюся невесту Шиана. Моих мужчин не было, наверно не пустили.

Вместо злобы испытала раздражение.

− Я требую адвоката! − громко сказала я, интуитивно находя среди балконов нужный. Судья, пожилой толстый лис удивленно поднял брови.

− Простите?

− Специально обученный мужчина, который будет защищать мои интересы.

− Что ж… вы можете огласить имена тех, кто пожелает вступиться за вас сегодня!

Уже что-то. Главное вспомнить как можно больше людей, знавших, что я не ведьма. Дома с этим было бы сложнее.

− Мои супруги − знахарь Кориандр и Шиан из племени тигров Змеиной горы!

− Не подходит. Эти мужчины пристрастны, они скажут что угодно, чтобы вас спасти.

Блин. Это сужало круг избранных.

− Тогда глава волчьего клана. Он подтвердит, что я никого не околдовывала.

По залу прошелся взволнованный шепот. Харрук был важной, хоть и одиозной личностью. С большими связями. Мало кто ожидал, что у жены знахаря могут быть такие знакомые. Я назвала еще несколько имен, в основном подруг и их мужей. За ними ушли.

Начался процесс обвинения.

27. Глава про закон и милосердие

Чего я только не услышала в свой адрес. Сначала Трарра винила меня в привлечении стада зулу на их земли, потом в обольщении собственного сына и попытке рассорить их с соседями. Это подтвердили оба вожака.

Смуглая красавица-тигрица отмалчивалась, пока ее достоинства и страдания прилюдно воспевали. Мне даже стало ее немного жаль. Хотя нашла, конечно, время для сострадания к врагам. Несколько свидетелей подтвердили, что атаки зулу начались тогда, когда я приехала в столицу. Совпадение действительно было странным.

Мне припомнили и конфликт с кланом рысей. Его члены утверждали, что мой супруг прилюдно ударил чужую женщину и нанес ей «ужасные травмы»

− Неправда! − возмутилась я. − Сумани первая на меня прыгнула, а он всего лишь отвесил ей пощечину.

Меня проигнорировали.

− Когда мы впустили Со-фию в наш дом, то не знали о ее коварной сущности. А ведь подобное уже случалось. Я говорю о другой чужеземке, посещавшей наши края. Она выглядела точно так же и принесла за собой множество бед, − торжественно произнес Ронан. На лбу у свекра зрела приличных размеров шишка, на плече алели царапины. Неплохо его сын потрепал.

− К чему вы ведете? − спросил судья.

− К тому, что мы не можем допустить повторение ситуации. Эти создания призваны губить и развращать. Любой тигр моего племени подтвердит, что Со-фия неоднократно спаривалась со своим первым партнером, служившим у нас знахарем. И при этом у них до сих пор нет детей.

− Одних слов мало. Нужны доказательства.

Свидетели моей распущенности тоже нашлись. Многие оборотни согласились − да, из нашего дома часто слышатся стоны, да, супруги выглядят одурманенными любовью и слегка агрессивными. Из-за этого неоднократно случались стычки. В нагрузку шла моя склонность к прогулкам в одиночестве и ношение штанов. Они даже за работу зацепились!

− Какая приличная самка будет лезть в мужские сферы? − вопрошал незнакомый мне мужчина с морщинистым лицом. − Она явно больна душевно и несет угрозу для нашего общества. Она заставляла женщин из клана тигра пачкать лицо грязью!

− Не грязью, а масками для лица. Они сами просили, − пробурчала я. Приглашенный эксперт продолжал нагнетать:

− Глупости! Эта самка навязывалась глубокоуважаемой матери-паве и требовала от нее участия в своих бредовых фантазиях!

− Это называется спектакль с разнополыми актерами! Вы не можете запрещать женщинам учиться и выступать в театре! − Сил злиться уже не хватало. Где же моя группа поддержки? На меня повесят все преступления, случавшиеся в империи за последние лет сто. И кто их так подготовил? Сумани, которой даже нет в зале?

− София из рода?.. − начал судья, выслушав сторону обвинения.

− Человеческого, ваша честь.

− София из рода человеков, тебе есть что сказать в свое оправдание, пока не вынесен приговор?

Пора врубать свою главную суперспособность.

− Да. Я хочу заверить всех собравшихся, что мои намерения были чисты от начала и до конца. Я лишь хотела выжить. Меня силой привезли в Шаа, похитив из-под присмотра родителей. Как я понимаю, это были работорговцы. Они продавали красивых девушек богачам, и я стала одной из их жертв. Мне чудом удалось бежать…

− Бред! Мы не какие-то многоноги или хладнокровые, чтобы причинять вред самкам, − рявкнул кто-то из темноты.

− И все же это так. Я была напугана, нуждалась в защите. Ее я получила от супругов − знахаря Кориандра и Шиана, сынa присутствующего здесь Ронана. Я не пыталась разрушить союз двух сердец. Шиан просто выбрал меня и все. Если вы когда-нибудь любили, вы знаете, на что способны мужчины ради избранницы. Да, я спаривалась с ними. Женщины моего вида плодовиты, и это вынуждает их чаще вступать в связь. Таким образом мы дарим заботу и показываем свое расположение.

− Однако у вас до сих пор нет детенышей ни от одного из самцов, − заметил судья.

Я добродушно − насколько могла − улыбнулась.

− Верно. У меня есть лишь приемыш. Это маленький росомаха, которого я спасла из воды и приняла в свой дом. Своих детей я не могу иметь в силу болезни.

− Продолжайте.

− Я понимаю, почему всех насторожил мой приезд. Странные совпадения, сплетни, распускаемые завистниками и отвергнутыми мной мужчинами. Другая чужеземка, оставившая рану на лике города… Но вы должны понимать − я не она. И даже не та девушка из слухов. Мне пришлось нелегко, я долго привыкала к иной обстановке и другим нормам приличий. Да, я отличаюсь от вас, но это еще не значит, что я воплощение зла!

Не зря столько раз прописывала монологи маньякам. Выдала, как по чистовику, а ведь даже не готовилась. Если выберусь отсюда живой, надо будет заказать себе медаль «За хитрость и приспособленчество!»

− Замечательная проникновенная речь, − раздалось сверху. Голос был мне незнаком. − Но осталась еще одна вещь, требующая разъяснений.

− Какая же? − нахмурилась я.

− Вы не рассказали, как связаны с проклятым драконом.

***


Из-под ног словно выбили землю. Незнакомец продолжал:

− Исходя из слов очевидцев, в ночь праздника вы гуляли по набережной, поджидая его…

− Меня притащил туда наемный убийца!

− Да-да, плод любви льва и кролика. Мы все уже слышали эту байку. Очень удобно, учитывая, что его тело так и не нашли. Многовато совпадений, не говоря уже о том, что вы все время конфликтуете с жителями империи.

− Я конфликтовала лишь с теми, кто пытался причинить вред мне и моим близким.

− Ответьте: это вы призвали проклятого в наш город?

− Нет!

− Тогда почему все улики приводят к вам, Со-фия? Если убийца существовал, значит, дракон пришел к вам на помощь.

− Я не знаю.

− О нем стало известно лишь после вашего приезда в город.

− Простое совпадение.

− В лесу стали находить обглоданные трупы в тот же временной отрезок. Все указывает на вашу связь! Ответьте, вы спаривались с этой тварью?!

Я опешила от наглости вопрошающего. Во рту пересохло, драгоценные секунды шли. На удачу, затем кое-что случилось – дверь за моей спиной вылетела из петель от мощного удара и приземлилась в центре комнаты.

− А ну хватит! − взревел знакомый голос.

Харрук ворвался внутрь, стряхивая гроздьями висящих на руках и ногах стражников. В звериной форме он был невероятно внушителен. Двухметровая фигура, казалось, заполнила собой пространство зала.

− Ты как, цела? − прорычал он, вставая рядом.

− Вы нарушаете правила проведения допроса, − возмутился судья.

− Так накажите меня! Очень любопытно, кто же сможет провести задержание? Это ведь не маленькую девушку запугивать и связывать, тут яйца нужны!

Мне льстило его праведное бешенство. В последний раз за меня так заступались в садике, когда мальчик спихнул меня с ледяной горки, и папа пошел отрывать ему уши. В освободившемся проеме мелькнул еще один силуэт.

Вот кого я не ожидала, так это Луиса. Юноша выглядел запыхавшимся, он явно бежал за Харруком, но отстал.

− Ты цела? Ничего им не говорила?

− Учитель, а ты здесь какими судьбами?

− Весь город на ушах стоит. В таком хаосе даже у меня не получится сосредоточиться.

− Волновался? − с теплотой поняла я.

Наши перешептывания довели судью до нервного тика. Он с вызовом посмотрел на подбоченившегося Харрука и напомнил:

− Группу защитников прошу оставить преступницу и подняться наверх. Расследование еще идет.

− Вы не имеете права судить иноземку по законам империи, − громко заметил Луис. − Она принадлежит чужому народу. Это все фарс!

− Довольно! Если вы сейчас же не займете свои места, я буду вынужден наказать вас!!

− Идите, − попросила я.

Они послушались. Я снова огляделась и поняла, что кроме этих двоих никто не пришел. Суд огласил, что большая часть моих подруг отказались под разными предлогами, и лишь Милеву не отпустил клан. Хорошо хоть она не на стороне обвинения. Значит, слово сдержала.

 Вот так, друг познается в беде.

Снова начались муторные допросы, на которые волк отвечал с плохо скрываемой злостью, а Луис предельно дотошно и почтительно. Меня называли доброй, отзывчивой, гуманной и необычайно талантливой. После потока негатива я готова была всплакнуть с этого описания, далекого от моей персоны, как Солнце от Плутона.

Оборотни принялись спорить, доказывая свою правоту. Вожак соседнего тигриного племени требовал наказать меня по всей строгости:

− Убейте ее супругов, а ее саму продайте многоногам. Это хотя бы частично окупит наши страдания!

На что Харрук пообещал прекратить его страдания прямо сейчас, если он не заткнет свою гнилую пасть. Судья пытался вмешаться, но его голос утонул в общем шуме. Я откровенно бездельничала, покачиваясь на носках.

− Все, надоело! − Харрук спрыгнул с балкона и вновь оказался передо мной. − Никто эту женщину не тронет, если, конечно, не хочет увидеть свои кишки на полу. Я беру ее под защиту. Не нравится − идите к императору! А я не намерен выслушивать лживые обвинения от престарелых завистниц и толстозадых трусов!

− В стенах суда ваш статус ничего не значит, − заговорил тот, что обвинял меня в связи с черным драконом. − Пойдете на это, и вас лишат титула главы клана.

− Ну, рискни. Давай же, попробуй! Думаешь, кому-то, кроме меня, стая будет подчиняться? Найдется ли хоть один безумец, готовый взять на себя мою работу?

Пламенную речь Харрука прервал протяжный звук горна. Волчьи уши встали дыбом, дыхание участилось.

− Новое нападение. Снова зулу? − воскликнул кто-то.

Я окаменела под тяжелыми взорами окружающих.

28. Глава, пропитанная мучительным ожиданием

− Иди. Ты им нужен, − выдавила я, надеясь, что голос не дрогнет. Мне не хотелось отпускать Харрука. Он был самым серьезным моим союзником и его присутствие успокаивало. − Иди же! − повторила через силу.

Он послушался. Но напоследок пообещал лично загрызть каждого, кто посмеет судить меня в его отсутствие.

Услышав это, судья неохотно призвал вернуть меня обратно в тюрьму до более удачного момента. Лишь Трарра противилась такому решению. Она рвала и метала, требуя сейчас же принести ей мою голову на блюдечке.

Я осталась одна. Итак, что мы имеем? Несколько мстительных, но знакомых фигур, включая родителей Шиана. Для этих важнее всего восстановить честь и примириться с соседями. Интересно, а как они смотрят на призывы убить их сына, только чтобы наказать меня? Или мальчиков как обычно не жалко? Нет, нельзя отвлекаться на гнев.

Что еще?

Подозрительно осведомленный дядька, заинтересованный в черном драконе и нашей связи с ним. С этим все ясно: угроза империи и трону. И где же все-таки Сумани, почему не явилась на столь приятное ее глазу представление?

Хотя учитывая мою нынешнюю репутацию, она запросто могла струсить. Ведьма, призывающая зулу, Хозяйка черного дракона, дьявольская соблазнительница и манипуляторша. И это лишь краткий перечень моих достоинств. Я невесело усмехнулась. Что-то из этого может оказаться правдой, и тогда я опасна даже для своих. Нельзя, чтобы они пострадали.

− Ты ведь не плачешь? Ненавижу женские слезы! − в темницу стремительно вошел Луис.

Я подскочила.

− Как вы здесь оказались?

Лис брезгливо выдернул рукав «кимоно» из пальцев местной охраны:

− Отойдите! Или не видите, что я сын императорского советника? Вы хотите усложнить себе жизнь? – они немного подумали и решили его пропустить. Мы оказались лицом к лицу.

− Что там наверху?

− Небольшая стычка с костяными чудищами. Хоть раз сохранили бы тело зулу в целости для науки. Нет, надо все попилить и продать! – Узнаю учителя. Настоящий фанатик своего дела.

− Не знаешь, как там мои мужья и сын?

− Снаружи караулят. Внутрь их никто не пустит, да и статуса у них особого нет.

− Зато у тебя есть. Сын советника − надо же, − я ехидно сощурилась. − Вот и доверяй потом лисам!

− Это не было важной деталью моей личности. Все равно я в семье младший и не могу унаследовать клан.

− Какая печальная история!

− Язви-язви. Кто тебя вытаскивать будет? Уж точно не те двое бестолковых юнцов и не гора мускулов с пустым черепом. Как ты, вообще, познакомилась с главой волков?

− Он спас меня от зулу, − Я прекрасно понимала, как это звучит, но лгать все равно не хотелось. Луис это понял и благодарно кивнул.

− Хорошо. Знаешь, с чем связана их активность? Нет? Тогда что насчет дракона, который атаковал Нан-Шэ?

− Он ничего такого не делал. Просто попытался остановить процесс моего убиения, − Я понизила тон до шепота и заставила Луиса прильнуть к решетке. − Я ведь говорила, что он существует!

− Помню. И ты, наверно, хочешь узнать, почему он здесь?

− Нет. Я хочу понять, как с этим связан император. И теперь, когда я знаю про твои связи, ты просто обязан помочь мне распутать этот преступный клубок. Во имя науки, конечно же.

Он прижал ладонь к лицу. Затих, переваривая новую информацию.

− Уверена?

− Нет. Но доверюсь интуиции. Все элементы как-то связаны: работорговля, черный дракон, мешающий им, и власть, умалчивающая об этом конфликте. Они даже убрали из библиотеки абканата любые упоминания о технологиях переноса из мира в мир! Это точно что-то значит!

− Ты втягиваешь меня в неприятности, − проронил Луис со странным видом. − Но почему же мне это так нравится?

***

Я провела ночь на холодном полу, кутаясь в рваное одеяло и слушая доносящийся из леса рев. Они сражаются там, сражаются насмерть. Возможно, это моя вина. Или черного дракона, что практически тождественно.

Поспать не удалось. Мешали плохие мысли и заинтересованные взгляды охраны. Они то и дело возвращались к сплетням, обсуждая случай в суде. Даже на возмущенный окрик, что они ведут себя, как бабки на лавочках, никак не отреагировали. Гады.

Утром меня вновь навестил Луис. Видок у него был не лучше моего, − весь взлохмаченный, сонный, лицо закрывает шарф. А ведь у лисов принято следить за внешним видом. Они еще те метросексуалы.

− Ты свободна.

− Уже?!

− Не хватило доказательств. К тому же главный свидетель злодеяний, связанных с зулу, − Харрук, а он был категорически против любой формы наказания. Грозился пожаловаться Аттису и уйти в запой. Пришлось твоим врагам временно прикусить язычки.

− Какая я везучая! − выйдя из клетки, сладко потянулась. − Обо мне печется такой храбрый мужчина.

− Что-то не слышу благодарностей в свою сторону, − поморщился Луис. − Это ведь я бегал всю ночь, добывая материалы про ту, другую иноземку, и сопоставляя информацию о ней с твоей историей. Они бы не опустили тебя без моего участия.

− Спасибо, учитель! Ты самый умный, красивый и талантливый лис, какого только видел свет, − Я принялась отпускать глубокие поклоны. − Земля не достойна, чтобы ты по ней шел, местные светила меркнут перед твоим величием, воздух слишком грязен, чтобы ты им дыша…

Лис замахал рукой.

− Хватит! Одного «спасибо» достаточно!

Мы дошли до винтовой лестницы, ведущей в здание суда. Пока поднимались, он рассказал о том, что делали мои обвинители этой ночью. Оказалось, отправились досматривать мой дом. Я похолодела. Огромную черную рептилию размером с бульдозер сложно просмотреть.

Но, нет. Нам повезло. Они облазали буквально каждый уголок, достали мою сумку, мобильный телефон и другие вещи, но следов пребывания проклятого дракона не нашли. Он исчез.

Зато Кориандр, мой милый терпеливый Кори, врезал отцу Шиана и сломал ему верхний клык. Тот даже отвечать не стал, настолько удивился.

− Омега и на альфу напал. Твой мужчина − ненормальный! − ворчал Луис, запыхавшись на середине пролета. Я зарделась.

− Точняк.

− Потом они сходили к твоей подруге-овечке. Она не смогла выйти, зато из окна своей спальни кричала, что ты замечательная, и как сильно она тебя любит. Направились к Фавианнет, а старуха их прогнала. Сказала, что жалеет, что связалась с дикими тиграми и их дремучими предрассудками.

Отличные новости. Просто шикарные.

Мы остановились в холе перед окантованными железом воротами. Я присмотрелась и поняла, что Луис скрывает за маской веснушки, вылезшие из-за того, что он долго был на солнце. Стало дико интересно, как он теперь выглядит.

− Снаружи твоя семья. Уверен, они соскучились, − мягко заметил лис. − Готова выйти и продолжить борьбу?

− Нет. Но спасибо.

Встав на цыпочки, быстро потянула за шарф, обмотанный вокруг его лица, и коснулась губами подбородка Луиса. Он оторопел. Отшатнулся, пытаясь немедленно вернуть ткань на место. Руки его тряслись.

− Поздно, я уже увидела. Тебе действительно идут веснушки, − со смехом сказала я покрасневшему другу.

29. Глава о том, как превращать врагов в союзников

Мне казалось, что умереть в объятиях невозможно, но Шиан упорно пытался доказать обратное. Пока он меня тискал и крутил в воздухе, как маленькую девочку, Кориандр придерживал за руку Фауста. За время моего отсутствия эти двое еще больше сблизились.

− Чуть с ума не сошла, пока была вдали от вас, − Я кое-как вырвалась их рук тигра, чтобы обнять сына. Тот сердито покосился на Шиана, мой маленький собственник.

− А можешь представить, каково нам? − Кори улучил момент, прижимая к себе нас обоих. − Прибегает Шиан, весь в ушибах и остатках веревки, которой его связывали. Говорит, что его семья тебя похитила. Фауст в слезы, дракон в окно. Я не знал, что и думать.

Мы потерлись носами под возмущенное попискивание зажатого с двух сторон ребенка. Шиан обиженно фыркнул:

− Я, кстати, избил половину отцовской охраны!

− Оба молодцы. Но не стоит расслабляться. Кори бери Фауста и отведи домой, а мы сходим навестить одну особу, способную нам помочь, − Я зябко потерла ладони.

− Нет, я хочу с тобой, мама!

Фауст вцепился в штанину, протестующе мотаяя головой. С тяжелым сердцем я его отодвинула. Опять приходилось выбирать между целью и семьей.

– Ничего, скоро все закончится, солнышко. Или я буду паршивой матерью.

− Я думал, мы все вместе пойдем домой. Ты же устала. Вредно столько времени проводить на ногах, − запротестовал Кориандр, беспомощно оглядываясь на Шиана в поисках поддержки. Тот естественно от него отмахнулся.

− Желание Софии − закон. Пусть делает все, что пожелает. Она еще не ошибалась.

Я проследила за тем, как часть моей семьи уходит, понурив головы, и потянула тигра за собой. Вкратце описала ему, что нужно делать.

Племя Холодного ключа разбило свой лагерь на небольшом участке свободной земли прямо у крепостной стены. Оборотни, подобные этим, предпочитали не задерживаться в претенциозной, полной правил и негласных законов столице.

Мы с Шианом подобрались ближе. Вместе с вожаком и его белокурой дочерью в Нан-Шэ прибыло еще десять тигров. Сейчас они были заняты − готовили свежевыловленную рыбу, стирали одежду, собирали хворост. Я послала мужа отвлечь охрану, а сама начала прихорашиваться.

Сейчас я не в форме. Есть охота, месячные приближаются, о чем сигнализировала томная пульсация в животе, − так еще и выгляжу, как бес из пекла. Надо хотя бы причесаться, перед тем как вербовать союзников.

Вскоре Шиан подал знак − можешь идти. Я пошла обходным путем и вышла прямо к нужному шатру. Втянула воздух сквозь зубы. Поехали.

Фамира, тигрица, которой при каждой встрече я любовалась гораздо дольше положенного, оторвалась от наточки копья и подняла на меня глаза. Нет, ну что Шиану не понравилось? Даже я выбрала бы ее, а не себя: этот острый нос с горбинкой, темная кожа и вьющиеся белые кудри, красиво контрастирующие с ней.

− Зачем ты здесь? − бархатистым контральто спросила тигрица. Ни намека на страх.

− Поговорить.

Она задумалась.

− Я могу позвать своих защитников, и они растерзают тебя, не успеешь открыть рот.

− Можешь. Но зачем просить о помощи других, когда можно сделать все самой, верно?

Я присела у полога, сохраняя между нами безопасное расстояние. Лесть подействовала. Фамира отложила оружие и скептически скрестила руки на груди.

− Так чего ты хочешь, ведьма из дальних земель?

− Мира. Я склонна полагать, что у тебя нет желания мстить ни Шиану, ни мне.

− С чего такие мысли? − Она насупилась.

− Видишь ли, я интересовалась обычаями тигров после того, как Шиан признался мне в любви. У вас высоко ценится чистота крови, главной целью которой является рождение новых альфа-самцов. Оно и понятно − у кого в племени больше могучих воинов, тот и главнее.

− Я не люблю, когда тратят мое время, ведьма. Переходи к делу.

− Конечно-конечно. Я лишь подвожу к тому, что у тигриного рода есть маниакальное стремление сводить вместе своих лучших представителей. Их обычно даже не спрашивают, а хотят ли эти девушки и юноши участвовать в генетической лотерее. Просто ставят перед фактом.

− Это долг каждого тигра! − страстно выпалила Фамира. Но я ни на секунду ей не поверила.

− Разумеется. Вот только есть ли смысл списывать со счетов молодую самку, единолично сразившую двухголового зулу, напавшего на их племя, низводя ее до простой игрушки? Насильно делать из воительницы жену и мать?

− Откуда ты… − Она вздрогнула, вслепую нащупывая копье. На шум прибежал Шиан и оскалил клыки. Я успокаивающе похлопала супруга по бедру, призывая сесть. Мы не закончили.

− Я слышала слухи. Разные слухи. Например, о том, что дочь вожака Саши выбрали неслучайно. Она была единственной тигрицей племени, сумевшей обернуться полностью, хоть и всего один раз, − здесь стоило добавить в голос стали. − Но затем ей настрого запретили развивать этот дар. Вместо права бороться за титул вожака, ее сделали марионеткой для укрепления союза с врагом. Разве это справедливо?

− Ты пришла дразнить меня? Я ведь могу порвать вас обоих, − хрипло выдохнула неудавшаяся невеста. На высоком лбу выступили капли пота. − Это будет легко, и никто меня не осудит!

− Рискни, − попытался вмешаться Шиан, но я шикнула на него.

− Я уже говорила − я хочу помочь.

− Бред! Зачем тебе это?

− Взаимная выгода. Видят предтечи, ты не переваривала моего драгоценного супруга, а значит – ваш брак был обречен заранее. Спасение двух племен от катастрофы нельзя называть оскорблением…

− Допустим, − Фамира все еще держалась холодно и высокомерно, но уже сдавала позиции.

− Я предлагаю сделку: стань моей союзницей, останови это безумие. И я освобожу тебя.

− Мое тело принадлежит племени. Когда твоего самца казнят за грехи, мне тут же предложат новую пару.

Я качнула пальцем из стороны в сторону.

− Нет, если на твоей стороне будет сила. Моя сила. Не та, о которой говорили в суде, а настоящая. Тебе лишь нужно помешать вожакам придумать новый план: отвлеки их внимание, спутай карты, подговори соплеменников, что угодно подойдет. Взамен я дам ключ от твоей клетки.

− Это невозможно!

− Возможно, если у тебя будут деньги и поддержка одного из шести главных хищных кланов Нан-Шэ, − Шиан на этом моменте неуютно заерзал. − Это выгодный союз. Ты, будучи женщиной, все равно не пострадаешь, а в случае успеха получишь то, что хочешь. Надо лишь сказать мне: «согласна».

Карие глаза тигрицы окутала пелена. Она крепко зажмурилась, точно перед прыжком в воду, и едва слышно проронила:

− Я рискну. Только потому, что мне нечего терять. Не подвели меня, ведьма…

Мы покинули ее шатер, опасаясь возвращения альфа-тигра. Я пыталась рассчитать шансы на успех, пока мой странно-молчаливый супруг плелся следом, буравя взглядом затылок.

− Ну что такое? Расстроен из-за семьи? Они еще те психи, раз пытаются исправить все подобным образом.

− Ты будешь злиться.

− Возможно. Так в чем дело?

− Меня выгнали из клана, − Он нервно ущипнул себя за кончик хвоста. − Сказали, им не нужны неприятности и запятнанная честь. У нас больше нет влияния, которое ты посулила той самке.

Ешкин кот. Это не просто плохая новость, это супер-мега-архиплохая новость! Нашли-таки лазейку. Я даже догадывалась, кто это предложил. Теперь придется идти на крайние меры.

Самым сложным было убедить остальных в необходимости подобного шага. Добившись своего и заручившись их благословением, я пришла к порогу волчьего логова. Харрук встречал меня с удивленным лицом. Он вернулся день назад, успешно отбив атаку зулу, и не рассчитывал на скорую встречу.

− Рад видеть тебя невредимой, но почему ты опять одна, малютка?

− Некоторые вещи следует делать без лишних глаз, − сказала я, прекрасно понимая, что на нас сейчас пялится вся стая.

− Эм, хорошо. О чем речь?

− Ты станешь моим мужчиной?

30. Глава про хмельную пирушку

− Станешь моим мужчиной? − повторила я, ежась от внезапно возникшей тишины.

Если и можно было чем-то шокировать независимый клан, то чем-то подобным. Харрук уставился на меня взглядом голодного зверя, видимо, решая, шучу я или нет. Неприятное ощущение. Вдвойне неприятное, учитывая, что я даже встречаться никогда и никому первой не предлагала.

− Я пойму, если откажешься, − пришлось продолжить, чтобы хоть как-то его растормошить. − Я не прошу ставить мне метку или давать власть над твоими соплеменниками. Просто будь рядом, этого достаточно.

− А взамен? − с заминкой спросил он.

− Я мало что могу предложить. Лишь свои знания, свою компанию… и, если нужно, свое тело.

− Даже так? Но я уже говорил, что позабочусь о тебе. О награде речи не велось.

− Знаю. Поэтому и пришла к тебе, а ни к кому-нибудь еще.

Он сощурился и жестом велел идти за собой.

Волчье логово довольно сильно отличалось от других мест, видимых мной. На территории Харрука стояло множество маленьких домишек, окружавших широкое одноэтажное здание, внутри которого находился зал с троном из костей зулу. Сейчас там было пусто, и наши шаги гулко звучали, отражаясь от каменных стен с факелами. Харрук провел меня мимо трона и завел в крохотную комнатушку с лежанкой и столом.

− Ого! Ты живешь здесь? − удивилась я. − Аскетично, но тебе подходит.

− Как видишь, я не стремлюсь к богатству.

− Ничего. Деньги я и сама зарабатывать умею.

− Крепко же тебя напугали, раз решилась на такое, − подметил он встревожено.

Как и большинство местных мужчин, он не видел в моем предложении шкурного интереса. Что в моем родном мире считалось признаком продажности, здесь расценивалось как здравый смысл.

− Давай начистоту: я больше не могу пользоваться твоей добротой, ничего не давая взамен. Но единственное, что у меня есть, − это я сама. Используй меня, как это делала с тобой я.

Я смирилась с местными порядками − там где два супруга, там может быть и третий. А оборотню будет полезно избавиться от репутации закоренелого холостяка и повесы. Харрук зарылся пятерней в густую вьющуюся гриву, почесал затылок. Весь его облик источал растерянность.

− Я смогу при всех звать тебя женой?

− Разумеется, − кивнула я.

− И целовать тебя?

− Если захочешь.

− Замечательно! Тогда пойдем и скажем стае, что у них появилась мать-волчица! − Он преувеличенно воодушевленно улыбнулся, схватил меня в охапку и потащил наружу. Вокруг собрался его клан: в основном самцы-волки, но было еще несколько разнородных групп. Харрук приказал достать императорскую медовуху и как следует отметить счастливейший день в его жизни.

Я переминалась рядом, думая, а не сплоховала ли я; не схватилась ли за кусок пирога, который не смогу съесть?

Все переместились в тронный зал. Из погреба прикатили бочки с алкоголем, в центре разожгли костер и установили над ним тушу монструозного примитивного кабана. Меня почтительно усадили на костяной трон. Ягодицы сразу заныли от неудобной широкой, как скамья, сидушки, но я терпела. Харрук сидел рядом, опираясь на колени локтями, и задумчиво прихлебывал из кубка. Он снова был повернут ко мне левой стороной. Стороной, свободной от жуткого шрама.

Мне всегда это казалось милым. Вроде отчаянный храбрец, а все равно переживает, боясь вызвать неприязнь.

− Ты не выглядишь счастливым. Разочарован во мне? − Я демонстративно пересела на другую сторону, подтолкнув его бедром.

− Скорее удивлен. Обычно женщины меня боятся или избегают, а ты даже не разревелась, когда я вернулся в человеческое обличье в первый раз.

− Что, многих заставил плакать?

− Достаточно, чтобы забыть о счастливой семейной жизни.

Ауч!

− А мне нравятся твои шрамы. Ты ведь получил их, сражаясь за благополучие города, − искренне призналась я.

− Не все. Вот этот появился после того, как я в детстве попробовал погладить дикого иглобрюха, − Он со смешком указал на тонкую линию под глазом. − Знаешь, я действительно не прочь воспользоваться твоим бедственным положением. Любой на моем месте сделал бы также. Но… почему-то паршиво от одной мысли, что тебя будет воротить от моих прикосновений. Я согласен подыграть, но давай без иллюзий. Ты не хочешь, чтобы такой, как я, был рядом.

Вместо слов я поцеловала его в изуродованную щеку, заставляя Харрука потрясенно замолчать. Прислонившись к мускулистому плечу, протянула:

− Медовуха вкусно пахнет. Пусть мне тоже нальют.

Все же я слишком жадная. Этот мир лишь усугублял мой нрав.

Во время очередного тоста Харрук громогласно объявил, что враг матери-волчицы − враг каждого из присутствующих, и что эту весть необходимо разнести во все уголки Нан-Шэ. Стая − к тому времени изрядно накидавшаяся − дружно завыла. Никого не волновали причины возникновения нашего союза.

Я выпивала залпом уже пятую кружку медовухи. Для крепкого русского организма местный напиток оказался слабоват. Харрук восхищенно присвистнул. Я развела руками: «это не я хороша, это вы слабаки».

Глядя на шуточный бой нескольких самцов, спросила:

− Это правда, что ты принимаешь в клан даже брошенных и непопулярных мужчин?

− Да.

− Почему? Мне казалось, всем плевать на тех, кто недостаточно хорош для связи.

− Им больше некуда пойти. А здесь они получают благородную цель − защищать столицу, − Харрук пожал плечами, как бы показывая, что говорит очевидные вещи.

− Странные речи для альфы.

− Настоящий альфа-оборотень всегда заботиться о слабых. Это долг, о котором некоторые успели позабыть.

Может, алкоголь все-таки ударил в голову или я излишне расчувствовалась − но сейчас волк казался мне крайне привлекательным. В чем я и призналась публично, на все логово. Услышав это, пьяные дозорные принялись улюлюкать, подначивая лидера. Харрук хрустнул шеей.

– О, вам смешно? Ну, держитесь!

Сорвавшись с места, он влился в общую потасовку, как игла в масло. Я поддержала его одобрительными выкриками и налила себе еще.

Вскоре все разомлели и развалились на полу. К потолку взвивался ряд нестройных голосов, выучивших от меня: «Ведьмаку заплатите чеканной монетой…». Песня многим пришлась по вкусу и звучала уже в шестой раз. Особенно старался помощник Харрука, Элиас − изящный бета-волк с рваными ушами.

Я подпевала осипшим голосом, положив голову на живот своего нового партнера. Харрук старался не напрягать и без того каменный пресс, чтобы мне было удобнее, а я могла безнаказанно гладить идеальные кубики. Неплохое начало.

− Извините, что отвлекаю, мать-волчица, но за вами пришли, − робко вклинился в общий строй чей-то испуганный голосок.

− Кто посмел? − под моим затылком раздался треск прорастающего меха. Глава клана приподнялся на локтях и оскалил немаленькие клыки.

− Э-это один из супругов матери-волчицы. Он желает ее видеть.

Ох ты ж… Совсем забыла о времени!

Обещала вернуться через час, а засиделась до самого вечера, так еще и хмелем разит за километр. Пришлось подниматься с пола и распихивать попадающиеся на пути тела. Харрук, зевая, последовал за мной.

− Не хочешь перевезти семью в мои владения? Так будет безопаснее.

− Они с трудом смирились с моим решением. Едва ли жизнь здесь поспособствует поднятию их настроения.

− Ты заботишься о чувствах своих мужчин. Я не ошибся. Я действительно хочу, чтобы ты меня полюбила, − Он сказал это просто, без заигрывания, глядя куда-то в пустоту. − Знай, я сделаю все ради этой цели.

Я икнула и покраснела. Подтолкнув его обратно к трону, побежала к воротам. Снаружи меня ожидал Кориандр. Увидев его выражение лица, захотелось провалиться под землю и никогда оттуда не вылезать.

Вот всегда так. Пытаясь исправить одно, я вечно ломала что-то другое.

− Он согласился, − без вопросительной интонации произнес Кори. − Хорошо.

Мы двинулись прочь от волчьей территории. Я искала подходящие слова, но алкоголь сильно влиял на мою соображалку.

− Злишься? − Неудачное начало. Он покачал головой, так что пепельные волосы хлестнули по щекам.

− Я боюсь. Но почему-то не тех бесконечных катастроф, что сваливаются нам на головы, нет,   − Кориандр остановился, беспомощно сжимая кулаки. − Ты избаловала меня. Ни один оборотень не должен проявлять слабость перед своей самкой или требовать от нее чего-то, а я только и мечтаю, чтобы ты сказала, что все будет по-прежнему.

– О чем ты?

– О том, что другие мужчины не встанут между нами.

Значит, он все это время переживал, что я опомнюсь и предпочту компанию более сильного самца? Что, как и другие женщины-оборотни, стану равнодушной к тому, кто носит клеймо Омеги. Какой же глупенький!

Приблизившись, обняла мужа со спины, игнорируя любопытствующие взгляды прохожих.

− Я совершила множество ошибок. Но знай: что бы ни произошло, как бы не повернула судьба, мои чувства не изменятся. Ты навсегда мой первый и самый замечательный супруг.

31. Глава про основы шантажа

Полигамия утомляла.

Это только в сказках красавицы из гарема дружат между собой и преданно ждут внимания господина. В жизни подобные отношения наполовину состоят из грызни и выяснений, кому досталось больше внимания. И это хорошо, если вас действительно любят – в ином случае благодарные супруги могут и чай отравить, чтоб неповадно было…

Мне в этом смысле повезло. Не смотря на участившиеся визиты Харрука, супруги держались вполне сносно. Он в свою очередь уважительно сохранял дистанцию. Глядя на их взаимодействие, казалось, будто волка оставили на испытательный срок.

А вот для себя я все решила. Главным фактором стала неожиданная симпатия со стороны Фауста. Маленький росомаха просто с ума сходил в компании волка. Постоянно требовал брать себя на руки и подкидывать в воздух, и не изменил своего отношения, даже когда пару раз врезался в потолок непрошибаемой каменной макушкой.

Главной проблемой по-прежнему оставались деньги. Жить за счет Харрука я не хотела, поэтому предложила компромисс.

Вместе мы навестили пожилую паву. Она уже прознала, что я нахожусь под защитой одного из 12 кланов. Было видно, Фавианнет жалеет о том, что поддалась влиянию слухов, но гордость не позволяла старушке признать очевидное. Я решила, это удачный момент. Если идти во все тяжкие, то до самого конца.

− Я понимаю, что заставило вас усомниться в моей добропорядочности. У столицы уже был неприятный опыт с моими сородичами. Но вы должны знать, что меня оправдали.

− Я слышала. Заявить, что ты привлекаешь стада зулу − что за чушь! Они там, в Пустотах, совсем ума лишились! Страшно представить, что тебе пришлось пережить, девочка моя.

− Я-то в порядке, а вот сын до сих пор просыпается с криком. Ему снится, будто его мать похищают плохие люди, − суховато заметила я. − Не смотря на то, что случившееся оказалось одной большой ошибкой, Шиана изгнали из клана, а со мной разорвали все договоренности.

В этих словах прослеживался четкий посыл − в случившемся есть твоя вина, тебе должно быть стыдно.

− Если бы я могла как-то поддержать вас в трудную минуту. Может, возобновим нашу сделку? − Она опасливо покосилась на могучую фигуру Харрука, возвышающуюся за моей спиной.

Я цокнула языком.

− Есть вариант получше. Вот.

− Ч-что это?

− Сюжет постановки с несколькими музыкальными номерами. В моих краях это называют мюзиклом.

− Не понимаю. Как это должно выглядеть? − растерялась Фавианнет, листая предложенные бумаги. − Тут полно длинных речей, и часть из них отведена женским персонажам. В моем театре нет женщин-артистов, только мужчины!

− Вам повезло. У меня уже есть кандидатура на главную роль.

− И кто же?

− Вы ее знаете − Милева из клана тигров, – сама удивилась, услышав, как она повторяет за мной строчки песни и умудряется вытянуть даже верхние ноты. − Вам стоит ее послушать. Она сейчас внизу.

Хохолок-корона на голове Фавианнет встал дыбом.

− Вы хотите, чтобы я рискнула всем, своей репутацией и деньгами, выполняя ваши безумные затеи?

− Нет, конечно. Я хочу, чтобы вы рискнули всем и произвели фурор, выполняя мои безумные затеи. Это может стать новой вехой в искусстве! О вас заговорят, как о прародительнице целого жанра! Чувствуете масштаб? Взамен я прошу лишь скромную половину от всех заработков.

− Сколько?! − Она не поверила своим крохотным, загнутым назад ушам.

− Разумная цена за прорыв века и лишение человека кровью заработанной репутации. Верно, дорогой? − Я повернулась к Харруку.

Он позволил себе улыбнуться, от чего шрамы на лице углубились и будто бы стали ярче. Настоящий оскал безумца.

− Конечно! Абсолютно честная сделка! Уверен, никто из присутствующих не станет это оспаривать!

Любовники матери-павы тревожно сглотнули, понимая, что в драке с ним никто не сладит.

Я не жалела Фавианнет. С моей помощью она станет богаче в десятки раз, мне же нужно получить столько влияния, чтобы никто и никогда больше не пытался пойти против моей семьи.

Прослушав Милеву, решимость павы дала трещину. Слишком уж милой была овечка, поющая о том, что хочет от жизни большего. И так удачно текст перекликался с самой Фавианнет, романтизирующей путешествия и женскую независимость. Она дала обещание подумать, после чего потребовала оставить ее одну.

− Думаешь, у нас есть шанс? − спросила Милева, когда мы оказались за пределами павлиньего особняка.

− Если она не дура, то поймет свою выгоду. А она не дура.

32. Глава о страсти и долге дозорного волка

Мы разошлись. Милеве надо было срочно возвращаться домой. Она соврала мужу, что отправилась за покупками, только чтобы он не увязался следом, и отведенное на шопинг время заканчивалось. Раскройся обман, бедняжке пришлось бы худо.

Я очень надеялась на успех. Был шанс не только подзаработать, но и показать подруге иную грань жизни, где она представляла собой нечто большее, чем ресурс клана.

− Прости, что выдернула тебя в твой выходной, − сказала я Харруку, когда мы неспешно направились к кварталу знахарей.

− Почему ты извиняешься?

− Ну, ты ведь, наверно, хотел отдохнуть, а не таскаться за мной ради поддержки.

Глава волчьего клана удивленно приподнял брови.

− Что же у вас, людей, за мужчины такие, раз ты всерьез думаешь, что время, проведенное с избранницей, будет в тягость?

Я неуверенно пожала плечами. До сих пор к этим особенностям местных не привыкну.

− А мне понравилось, − продолжил Харрук. − Надо сказать − зрелище занятное! Никогда не видел, чтобы альраута так ловко подавляли словами. Это особенность твоего народа?

− И да, и нет. Моя прошлая работа была связана с общением, так что пришлось прокачать навыки убеждения и пассивной агрессии. Пассивной − значит скрытой, − поспешила объяснить я. Он хмыкнул.

− Любопытно. Научишь?

– Тебя-то? – съязвить в ответ я не успела.

Раздался свист, и  в плечо мне прилетел помидор. Мягкий овощ лопнул, растекаясь по коже. Я застыла, ошарашено оглянулась. Несколько оборотней-баранов уже замахивались новыми «снарядами».

− Это же ведьма! Ведьма! − пронеслось по улице. Горожане косились на нас с ужасом и злостью. Харрук разъяренно зарычал, но враждебных лиц было слишком много. Нас буквально окружили.

− Убирайся, подстикла черного дракона!

− Из-за тебя нам грозит неурожай!

− Не смотрите на нее! Проклянет!

От брошенного камня я смогла увернуться, но вот комок грязи врезался прямо в затылок.

− Ох!

Понимая, что драться с ними бессмысленно, Харрук подхватил меня на руки, трансформировался и легко запрыгнул на крышу ближайшего здания. Большинство оборотней не обладали подобной скоростью и силой. Они отстали от нас уже через минуту.

− Теперь ясно, кто изрисовал нашу дверь ругательствами, − хрипло сказала я. Волк покосился с тревогой.

Мы остановились лишь тогда, когда оказались под самим водопадом. Это было тихое место, укрытое от любопытных глаз. Харрук отпустил меня, и я подошла к берегу, покрытому травой. Я была благодарна, что он дал мне возможность привести себя в порядок. Дома и так слишком сильно переживали из-за последних событий.

− Да что с ними не так?! − Харрук высунул язык из пасти и негодующе оскалился.

− Семья Шиана начала распускать про меня слухи. Они не могут достать нас физически, поэтому решили действовать через чужие руки, − объяснила: − У меня есть связи в тигрином племени.

− Если бы Аттис не был так занят своей последней линькой, я мог просить его о помощи, − проворчал волк сердито, словно император был виноват в своих физиологических особенностях.

Я принялась умываться. В одежде было неудобно, поэтому, скинув лишнее, в одном нижнем белье зашла в воду. Грязь не желала вымываться. Я с ожесточением терла и терла волосы песком, пока не осознала, что сейчас разревусь.

Я задрала голову, сдерживая слезы. Губы дрожали. Спустя секунду на мои всхлипы подбежал Харрук, вновь ставший человеком.

− Ты плачешь? − ошарашено спросил он.

− Не-ет.

− Но ведь плачешь же.

− Тебе кажется, − невнятно крикнула я, но вместо того, чтобы оттолкнуть его, вжалась сильнее, позволив обнять себя и вытащить на берег. Он бережно опустился вместе со мной на землю. Принялся гладить по мокрой голове.

Я застонала от стыда. Надо же было так опозориться: он теперь точно будет считать, что я истеричка.

− Это минутная слабость, − прошептала я, не поднимая голову. Лица Харрука не было видно, но голос его улыбался.

− Неужели наша смелая путешественница чего-то боится? − поддразнил он меня.

− Я не испугалась. Просто устала. Из-за меня жизни кучи альраута перевернулись вверх тормашками. А вдруг я действительно ведьма и привлекаю зулу? Вас всех могут убить. Не могу так, просто не могу…

– С чего вдруг такие мысли? Ты не можешь быть ведьмой, их попросту не существует!

– Но было столько совпадений…

− Никогда не встречал столь беспокойную самку, − поцелуй в макушку. − Делай, что должна, а мы будем тебя защищать, − поцелуй в ухо. − Никто не тронет твою семью, пока я рядом. Я ведь очень сильный, помнишь? − тут уже я сама потянулась к нему и поцеловала твердые губы. Он инстинктивно попытался отстраниться, но желание взяло вверх. Грубые мужские ладони легли на мои ягодицы, обхватив их полностью.

− Уверена? − хрипло спросил Харрук, слегка приподнимая меня над собой. − Не гарантирую, что потом смогу остановиться.

− Ты мой супруг, − отозвалась я. − Помнишь?

Коснулась рваной щеки, прижалась к ней губами… и расстегнула застежку бюстгальтера. Окружавший нас мир затих, замер. Отдалился.

Харрук действительно был опытнее других оборотней. Он расположил меня спиной к себе, легко удерживая на весу одной рукой, а вторую положив между ног. Пальцы умело ласкали клитор: то потирая, то проскальзывая мимо него внутрь.

− Боже, − Я судорожно вдохнула, когда он закинул мою руку себе за шею и прикусил сосок, жадно обхватывая его губами. − Еще… еще!

Он послушно ускорился. Волк был уже без своих тесных кожаных штанов. Его достоинство невероятных размеров и мощи терлось о мое бедро во время ритмичных покачиваний.

Тело растворялось в силе гораздо более могущественной, чем я сама. Стоило отдаться во власть эмоций и закрыть глаза, как внутри разлилось тепло.

Испытав оргазм, от которого потемнело в глазах, а вдоль позвоночника проскочила молния, я обмякла. Но Харрук и не думал останавливаться. Он бережно уложил меня на свою одежду и раздвинул мои ноги, удерживая их за лодыжки. Я оказалась бесстыдно раскрыта перед ним.

Тяжелый пульсирующий член лег сверху, потерся о влажные складки.

− Давай же, ну! Чего ты ждешь? − не выдержала я, кусая губы.

− Настоящая волчица, − усмехнулся Харрук.

Когда он вошел, меня заполнило до краев. Я стала хватать воздух ртом. Он прижал меня к себе, двигаясь сначала осторожно, медленно, но с нарастающей амплитудой. Каждый толчок отзывался жаром. Я кричала, я кусалась. Я добавила несколько новых царапин на его рельефной спине. Хриплый волчий рык проникал под кожу.

Мы сделали это не один раз. На боку, в воде и на весу, когда волк удерживал меня под коленями, вынуждая цепляться за свои плечи. Желая его раззадорить, я извернулась и ухватила пальцами ноги кончик его хвоста. Резко, до боли потянула. По телу воина пошла дрожь…

Когда Харрук наконец насытился, мы развалились на траве. Я лежала на нем сверху, положив подбородок на сцепленные руки. Он мерно дышал. Левая половина лица − красивая и мужественная − лоснилась от удовольствия.

− Не замерзла? − озабочено спросил он, накрывая меня ладонью.

− Ты как печка, замерзнешь тут.

− Прости, если был настойчив. Давно… не был в компании девушки…

Я знала, что общество альраута не поощряло мужчин, бегающих от одной самки к другой, считая их распутными и ненадежными. Такая откровенность дорогого стоила. Я покосилась на тропинку, откуда мог запросто кто-нибудь прийти, и спросила:

− Можно узнать, кем была твоя первая женщина? Вы еще общаетесь?

Он фальшиво вздохнул.

− Ты раскрыла мой обман. Сейчас отведу тебя домой и побегу к ней на свидание.

− Дур-рак.

− Ай, не щипайся! Ладно-ладно, я скажу… Она была волчицей, мы планировали стать парой. Но когда я пострадал во время дозора, − Харрук постучал по щеке, − она решила выбрать другого. Волки, конечно, ценят боевой дух, но не при такой роже.

− Отличная рожа, − проворчала я, целуя по очереди все шрамы на его лице.

− Не ревнуешь? Я ведь за многими ухаживал.

− Это было бы лицемерием с моей стороны.

− Хорошо… Я не предам твоего доверия. Но знай, я не люблю торопиться с созданием связи. Ты не против? Мне нужно, чтобы ты точно поняла, чего хочешь.

Я согласилась. Привязывать к себе еще одного мужчину было бы неправильно. У всех должно оставаться право выбора. Право на свободу. Тем более, как потом объяснять родителям такое количество мужей?

Он нехотя разжал руки, отпуская меня к воде. Я смыла с кожи пот и терпкий запах зрелого мужчины, чувствуя зарождающееся внутри умиротворение. Пока одевалась, до меня долетело ленивое:

− Знаешь, я тут подумал − раз тебе так хочется побывать в дозоре, я могу это устроить. Только разок, чтобы ты успокоилась.

Что-то звякнуло о камни, отвлекая мое внимание.

– А?

– Ты ведь любишь жуткие штуки, а там их полно.

− Здорово, − Радость была неполной, потому что я уже разглядела, что упало вниз. У большого пальца ноги лежала Т-образная железка. Спираль.

Ой-ей! Это все от интенсивной тряски?

***

Остаток недели я провела в хлопотах: учила Фауста алфавиту, следила за домом, делала массаж Кориандру, когда он приходил домой, и помогала Шиану с поисками новой работы. Харрук, получив свое, ненадолго исчез.

До меня дошли слухи, что он бросил вызов главе тигриного клана с условием, что тот разберется с подвластными ему племенами, если проиграет. Битва была грандиозной, но меня на нее не пустили. Уже знакомый нашей семье Эллиас принес весть, что Харрук без труда одержал победу.

− Он цел? − нервно спросила я. Помощник лишь рассмеялся. На свете не было такой силы, что могла остановить влюбленного волка.

Так странно осознавать, что мне стали дороги сразу три мужчины − и все по-разному. Даже в далекие времена студенчества, когда мы активно изучали свою сексуальность, я не могла предположить, что так легко приму многомужество. Было в этом что-то от эдемского яблока. Греховное, но крайне сладкое искушение.

Ненависть со стороны местных жителей стала утихать, как только родня Шиана убралась домой. Фамира написала мне письмо, в котором благодарила за сотню медных гя, посланные мной в подарок за шпионаж. Она собиралась бежать на север, туда, где к женщинам относились несколько проще.

Я была рада за нее. Хоть и жалко было лишиться последних накоплений, но, думаю, хорошее дело того стоило.

И вот настал день Икс.

− Никуда ты не пойдешь, − заявил Шиан, закрывая собой дверной проход.

Я − в теплых штанах, в плотной рубашке с воротом и специальной обуви, которую подарил Харрук, − попыталась подвинуть супруга, чтобы вырваться на улицу. Снаружи заливисто хохотала стая. Их, в отличие от меня, эта ситуация здорово веселила.

− Пусти, − пыхтела я. − Я должна убедиться, что зулу приходят не из-за меня.

− Нет, я твой муж − и я против. Тебе нельзя в лес с кучей одиноких мужчин, я знаю, чем это заканчивается!

− Ты как до такого додумался? − поразилась я. − Маленький озабоченный тигр!

Наш спор разрешил Харрук. Он просто поднял Шиана за шиворот и вежливо отодвинул в сторону. Я посмотрела с укором.

− Что? Ты сама хотела бы также, − развел лапами антропоморфный волк.

Я привстала на цыпочки, утешительно чмокнув сердитого Шиана в скулу, и вышла к подчиненным. Стая встречала меня одобрительным тяфканьем. За время, что я встречалась с Харруком, они успели ко мне привязаться.

Поздоровавшись со всеми, я оказалась на спине Элиаса. Его полная боевая форма была просто великолепна – огромный рыжий волк с разноцветными глазами.

− Не слезай с него, пока не вернемся в город. Станет опасно − сразу домой и никаких споров. Умеешь с этим обращаться? − Харрук протянул мне тонкое копье. Оно чем-то напоминало то, что держала при себе Фамира. Я приняла оружие, умолчав о том, что лежало в сумке, висевшей на моем плече.

− Стая, выдвигаемся!

Разношерстная толпа оборотней пронеслась по пустынным улицам вечернего Нан-Шэ. Видя их приближение, стражники отворили ворота. Мы покинули город и по приказу главы клана разделились на две группы.

В лицо бил ветер. Я зажмурилась, пальцами сильнее цепляясь за густую рыжую шерсть. Элиас протестующее ойкнул.

− Прости. Я просто боюсь упасть, − крикнула я в треугольное ухо. Мы двигались в первых рядах, и низко растущие ветки деревьев то и дело пытались сбить меня на землю.

Процессию возглавлял Харрук. Я впервые видела его полную форму. Черно-бурый волк размером с матерого быка шел напролом, и мешок с одеждой раскачивался на его шее как маятник. В свете шаров со светляками, которые несли гаммы, это было особенно впечатляюще.

− Впереди что-то есть! − рявкнул Харрук.

Элиас тут же затормозил, пропуская вперед свободных от ноши дозорных. Я сжала древко копья. Фух, всего лишь уратоп. Серое горообразное существо сидело на поляне и флегматично жевало листву, не обращая на нас никакого внимания. На его фоне волки были не более чем кучка квакушек.

Как жаль, что мобильник давно разряжен. Я бы хотела запечатлеть эту картину.

Стая продолжила путь. Несколько раз нам встречались диковинные звери, которых не описать парой строчек текста, настолько они были невероятны. Пробежав вдоль северной стены и убедившись, что все спокойно, Харрук приказал остановиться.

 Я спрыгнула на землю. Он подошел, лизнул меня огромным языком − волчья голова была раза в четыре больше моей. Я бесстрашно зарылась в теплый мех.

− Немного отдохнем и поднимемся на холм, − слегка невнятно (из-за звериной глотки) сказал Харрук. − Оттуда открывается изумительный вид на город.

− Договорились!

Пока стая устраивала привал, я тоже нашла себе достойное занятие − эмоционально поддерживать брошенных или одиноких самцов. Между нами завязался интересный разговор, в котором я убеждала подчиненных, что свобода от отношений иногда идет во благо. Нельзя же оценивать себя через то, что есть у кого-то другого. В пример привела себя.

− Иметь любимого человека прекрасно. Но самое главное − понимание собственной ценности. Если вы дорожите собой, то никакие другие люди не смогут повлиять на ваше состояние. Вы уже будете чувствовать себя хорошо.

Они слушали − и слушали внимательно. Лишь иногда перебивали, чтобы задать вопрос или что-то уточнить.

В такие моменты я начинала верить в лучшее. Если Луису удастся открыть портал на Землю, все изменится. Русские женщины замечательные − они точно поймут, в чем прелесть мужей-оборотней. Надо будет сказать Харруку, чтобы добыл для ученого несколько образцов лесной фауны. Это значительно ускорит его научные изыскания.

− Зга! Тварь из Зги!

Волки разом ощерились.

В световое кольцо лагеря вошло странное существо. Оно состояло из лилового студня, слепленного по форме человеческого силуэта. Из желейной головы торчали зубы, они мелко и дробно клацали. Каждый шаг давался существу с трудом. Однако окружающие меня звери были в ужасе.

− Уведите Софию, живо! − рык Харрука заполнил пространство.


Меня схватили, куда-то понесли, ветки цеплялись за волосы, а звездное небо скакало перед глазами.

Спустя время мы остановились у живописного обрыва. Элиас приказал двум молодым оборотням доставить меня в город, а сам попросил разрешения вернуться к главе клана. Я согласилась, так как и сама переживала. Мы остались втроем.

− Это существо… оно очень опасно? − спросила я у подозрительно молчаливых спутников.

− Неизвестно. Зга каждый раз выплевывает что-то новенькое, − мрачно ответил антропоморфный кот без уха.

− Столько раз слышала, и все равно не понимаю. Зга − это такое место в лесу?

− Это подземный мир, скрытый в фиолетовом тумане. Там обитают ночные кошмары. Но с ними почти невозможно встретиться, Зга редко выпускает наружу своих обитателей.

Затем дозорные переглянулись. Пока я беспокоилась о сохранности стаи, они неуверенно перешептывались за моей спиной.

− Дурная сила, − пробормотал один. − Так будет лучше для всех…

− Согласен… все из-за ведьмы, − сказал другой.

Я дернулась, как от удара током.

Услышать подобное от подчиненных Харрука было полной неожиданностью. А еще большей неожиданностью для меня стал грубый толчок к обрыву. Я споткнулась и, не успев опомниться, полетела вниз…

33. Глава про то, как не стать чужим завтраком

Арка «Дикая охота»

Больно. Душно. Грудь словно сковал железный обруч. Я попыталась пошевелиться и поняла, что не могу это сделать.

− Мам… мама! − выкрикнула я в бреду. Перед глазами все плыло. Щеки коснулось нечто липкое и гибкое; сконцентрировавшись, я поняла, что это жгутик какого-то растения.

Точно. Я не дома. Это империя Шаа, и меня скинули с обрыва товарищи моего третьего супруга. Они испугались той твари из леса, решили, что я ее призвала. В голове постепенно прояснялось. На крутом склоне надо мной росли знакомые желтые цветочки. Душегубка. Обрывки лиан опутывали тело и валялись вокруг, судорожно пытаясь завершить начатое.

Картинка сложилась.

Я самая везучая неудачница на свете. Пролететь сотню метров, чтобы попасть в сети удушающего растения, порвать их из-за силы инерции и упасть на камни, травмировав при этом лишь левую руку.

Со стоном рассмеялась. Этот мир меня ненавидел.

Никто до сих пор не пришел сюда. Значит, неудачливые убийцы решили соврать Харруку о том, что я успешно вернулась домой. И это плохо. Я не знаю, когда обман вскроется, в какой стороне столица и как выйти из Пустот. А еще тут бродит жуткий студень с зубами (и, возможно, ищет именно мое поломанное тельце).

Первым делом стянула остатки Душегубки, все еще пытавшиеся с упорством анаконды задушить в объятиях.

− Если долго по дорожке, если долго по тропинке… Тьфу! Не в тему, − Я уже настолько привыкла к опасностям, что откат к первому дню моего пребывания в Диком мире даже не вызвал особых эмоций. Очередная трудность, которую следовало принять и решить.

Цель − не умереть до прибытия стаи.

Прижимая потемневшую и горячую руку к груди, я, пошатываясь, двинулась вдоль отвесной скалы. Где-нибудь должен быть подъем. Я заберусь наверх, увижу родной город и попробую идти к нему мелкими перебежками. Повезет − наткнусь на источник воды и попью…

Увы, я слегка перегнула с оптимизмом. Спустя несколько минут в глазах снова начало темнеть, и я чуть не лишилась сознания. Пришлось сесть и долго, глубоко дышать.

− Не реви, ты же мать, − прорычала я, кусая до крови губы. Смертоносный коктейль из отчаяния, жгучей боли и страха кипел под языком. Нельзя предаваться панике.

Совсем рядом раздался треск веток. Кто-то быстро передвигался по лесу, не заботясь о скрытности.

Надо решаться. Это мог быть Харрук, а мог кто-то другой. Звать на помощь? В другой ситуации можно было бы просчитать риски, но сейчас я на грани обморока, ранена и обезвожена. Поэтому единственно верным решением будет… Молчать. Да, верно.

Треск утих где-то в глубине леса. Надо встать и идти дальше. Давай же!

Приказы не подействовали. На секунду закрыла глаза, чтобы собраться с силами, и внезапно отрубилась. Очнулась от боли − во время отключки я завалилась на сломанную руку. Подскочила, с ужасом озираясь. От осознания, что это не страшный сон, и я действительно застряла в Пустотах, хотелось материться и рыдать в голос.

Вместо этого вновь застыла, забыв о боли. За спиной раздалось шипение. Слишком громкое для обычного зверя.

− Господи, − выдохнула я, видя тень исполинского существа, выраставшего позади меня.

Это была красно-зеленая змея. Она стояла в стойке, и треугольная голова ее размерами напоминала капот автомобиля. Приоткрыв пасть, змея раскачивалась надо мной в гипнотическом танце. Я побледнела.

Беги, дура!

Змея ударилась о землю носом в том месте, где раньше была я, и с раздосадованным шипением поползла следом. Я неслась зигзагами. Адреналин временно убрал лишние ощущения вроде боли и усталости.

Несколько раз сорокасантиметровые клыки оказывались в опасной близости от моей плоти. Змея не отставала, твердо решив сделать из меня закуску. Удар. Ее нос толкнул вперед, и я рыбкой покатилась с холма. От тряски мир перекрутился. Не сразу стало понятно, что пару секунд я крутилась прямо в воздухе, а затем и вовсе − оказалась на верхушке дерева, утянутая туда неведомой силой.

− Ч-что?

Лба коснулся прохладный палец.

«Не двигайся»

Передо мной возникла чешуйчатая морда. Другая. Черная, как самый дорогой в мире агат. Гибкое тело дракона стекло мимо меня вниз. Змея, увлекшаяся погоней, не успела вовремя затормозить, и произошло столкновение.

Их габариты почти совпадали.

Но в немигающих глазах змеи отразился испуг. Черная лапа легла ей на хвост, сдавила стальными когтями. Она попыталась защититься: треугольная голова выстрелила вперед и оказалась прямо в пасти врага. Дернулась, но было уже поздно. Дракон сжал челюсти. Череп змеи лопнул с омерзительным хрустом. Последнее, что я видела − как он с удовольствием поглощал лесную хищницу, метр за метром…

34. Глава про то, как стать самой обласканной пленницей

Дракон нес меня в свое логово. Я прижалась к его груди, всю дорогу пребывая в мутном состоянии между явью и бредом. Пришла в себя только тогда, когда в губы ткнулась мокрая ладонь.

Вода.

Я принялась жадно лакать, чувствуя, как с каждым глотком в тело возвращается часть сил. Напившись, покосилась на дракона. Он стоял на корточках: нагой и гибкий, как совершенная греческая статуя. Смоляные с проседью волосы скрывали большую часть тела.

«Почему ты здесь?» − прозвучавший в голове голос был полон мрачного гнева.

− И тебе привет, − выдавила я.

Он поднимал меня наверх, так что это должно быть дупло дерева − и достаточно большого, раз внутри помещалось столько всякой всячины. Мы сидели на подстилке из листьев. Рядом валялись различные безделушки: посуда, какие-то каменные фигурки, блестящие осколки стекла, две деревянные бочки, голова статуи дракона. И целая гора позеленевших от времени гя в углу.

− Богатенький буратино, − удивилась я. Но затем кое-что осознала и прикусила язык. Эти вещи наверняка были украдены – он собирал их во время вылазок в столицу.

«Ты не ответила»

− Гуляла. Ты ведь читаешь мысли, зачем лишние вопросы?

«Ты не думала об этом… Теперь ясно. Тебя считают яхне. Ведьмой»

Я кивнула, стараясь не смотреть на приличных размеров достоинство, находящееся в опасной близости от меня. Он считал мое смущение и с интересом прищурился.

− У тебя есть из чего сделать шину? – Я постаралась отвлечься и, морщась от боли, представила конструкцию из двух палок и тряпок. Дракон склонил голову, соображая. Затем ушел разгребать завалы.

Удобная вещь эта телепатия. Хотя тот факт, что он видит меня насквозь, вплоть до самых неловких моментов, слегка нервировал.

«Возьми» − вместо ожидаемых предметов мне протянули сразу несколько Жар-цветов. Красные прозрачные бутоны жадно шевелились на его узких ладонях.

− Они же крайне редкие, − слабо запротестовала я. − Я не могу забирать их у тебя.

На лбу дракона вздулась жилка. Он перехватил сломанную руку и силой приложил лечебные ростки к багровой горячей гематоме. Я почувствовала, как десяток острых корешков проткнули кожу. По телу расползлось блаженное тепло.

«Отдыхай» − прозвучал немой приказ.

Моя щека коснулась пола раньше, чем я успела возмутиться или поблагодарить его за упрямство.

***

На закате я была уже совершенно здорова и чертовски голодна. Дракон заметил мое пробуждение и без лишних вопросов ушел на охоту. Вернулся буквально через минуту, неся на плече тушу неведомого зверя. Бросил к моим ногам с довольной усмешкой.

− Спасиб…  – Благодарность застыла на языке.

У его добычи было человеческое лицо. Ну как человеческое − сильно искаженное, но с узнаваемыми чертами. Вот нос, вот линия рта и остатки щеки. Мутант из Пустот.

«Не хочешь есть?» − удивился дракон. − «Он неразумен, не бойся. Здесь повсюду такие бродят»

− Не видела, чтобы в столице кто-то ел акхо.

«Он съедобен»

Я уловила пошедшую от него волну раздражения. Сравнение с городскими жителями мой спаситель считал оскорбительным. Но, как и всегда, извинения не потребовались. Он все считывал на лету.

«Я принесу фруктов, подожди»

Поев, принялась разглядывать дракона, пытаясь понять, как ввернуть в разговор желанные темы. Он сидел рядом, вплотную, и прохладное твердое тело ощущалось даже сквозь одежду.

«Спрашивай уже»

− Как ты меня все время находишь?

Он чуть развернулся и лениво ткнул меня между ключиц. Чешуйка! И как я могла забыть о ней? Но ведь я нашла ее не сразу…

«Я знал, что ты уходишь. Шел по твоим следам − учуял мигрирующих ящеров и не ошибся. Но в городе слишком много запахов, требовался ориентир»

− Ты помогаешь мне из-за того, что я тогда дала тебе печенье?

Я видела упаковку от Орео среди прочих безделушек. Дракон сохранил мой подарок, что было одновременно лестно и пугающе.

− Нет, − вдруг ответил он вслух. Черные, без блеска глаза смотрели изучающее. Он схватил меня за подбородок, по-хозяйски поглаживая большим пальцем по подбородку. Воу, воу, чего это удумал?

− Ты… похвалила мою… чешую − с трудом произнес дракон. – «Другие всегда кричали, убегали. Пытались убить. Ты первая, кто посчитал ее… меня красивым»

Когда это я… Ах, точно. В мыслях. Но постойте, а что было, если бы я не повела себя, как помешанная фанатка монстров?

Он отвел взгляд.

− Что ты делал в лесу? − спросила я, убирая его руку.

«Гулял»

− Что ты делал там? Почему был рядом с хижиной, где меня удерживали, если живешь здесь?

Молчание.

− Ответь, прошу! Знаю, что многого требую, но я хочу понять, что там творилось. Лишь ты один можешь дать ответы!

Он порывисто встал. В жилистом рельефном животе раздалось оглушительное урчание.

− Снова голоден? − удивилась я. Та змея была огромной, а он проглотил ее одним махом.

До боли стиснув кулаки, дракон подошел к туше пойманного зверя. Не успела я предложить свою помощь в разделке, как случилось странное. С его лицом произошли перемены: челюсти рыскрылись под чудовищным углом, белоснежные клыки выгнулись вперед –  в один миг добыча оказалась перекушена пополам!

Я отвернулась, пытаясь проморгаться. Когда треск разрываемой плоти утих, дракон снова вернулся ко мне.

− Я вмешался… потому что они пытались получить выгоду. Они недостойны тебя.

− Это все объясняет, − промямлила я. − Спасибо за ответ.

Он вытер с губ капли крови. Опустился передо мной на колени, ласково теребя спутавшиеся прядки волос, вытаскивая из них веточки и прочий мусор.

− Теперь тебя никто не тронет, − уверенно добавил он.

− Точняк. У меня прекрасные защитники, и я совсем не опасаюсь за свою жизнь.

Кажется, это прозвучало слегка в саркастичной манере, потому что между густых черных бровей появилась маленькая морщинка.

«Не думай о других, когда я рядом»

− Д-договорились. Но я же не могу пользоваться твоим гостеприимством вечно. Я уже здорова и должна вернуться в Нан-Шэ. Покажешь дорогу?

«Зачем?» − посланная мысль напоминала поток холодного воздуха.

− У меня остались неоконченные дела, − заерзала я, чувствуя, как его прикосновения становятся все более властными. От дракона исходил резкий запах хищника.

«Ты останешься здесь. Я запрещаю уходить»

35. Глава о столкновении интересов

Он сделал меня своей пленницей. Нет, не связывал и не удерживал − это было лишним. До земли этажей семь, а я никогда не занималась скалолазанием, чтобы самостоятельно спуститься по гладкой коре дерева, ставшего мне тюрьмой.

Попытки использовать это время с толком тоже провалились. На все вопросы он отвечал молчанием или переводил тему на ценности, собранные им за время жизни изгоем. У него скопилось множество артефактов из Зги: странные цветы, непохожие на цветы, мягкие как губка камни, светящееся гипнотическими огнями стекло. Они, конечно, интересовали меня, но гораздо в меньшей степени, чем на то расчитывал дракон.

Ночью уложил меня спать рядом с собой. Он не пытался добиться близости, но был возбужден и жадно сжимал меня через одежду.

− Такая мягкая, − шептал дракон с почти детским изумлением.

Затем, как и раньше, зарылся лицом в грудь и уснул. А вот я не смогла. Было неуютно, внутрь проникала ночная прохлада, а кожа моего спасителя и тюремщика оказалась еще холоднее остывающих джунглей.

Утром я вырвалась из его цепкой хватки и выглянула наружу.

Солнечные лучи подарили желанное тепло, будто высосанное из меня последней ночью. Я не злилась. Не могла. Дракон был дикарем, не знавшим основ взаимодействия с другими, а еще он помогал мне даже тогда, когда это шло во вред ему самому. Хотя все эти недомолвки… Как все сложно.

«Отойди, упадешь»

Черный хвост обвился вокруг талии и утащил обратно на ложе из листьев. Прямо в объятия дракона.

− Я же не тупица, − проворчала я, пытаясь выбить для себя хотя бы кусочек личного пространства. − Руки имею, держаться за что − знаю.

Нет, ему определенно нужно имя. Я бы обиделась, если бы меня называли исключительно «человечкой».

− Хочешь назвать… меня? − от удивления он вновь заговорил вслух.

− Да, ты ведь не против? Только сразу скажу: у меня получается так себе.

Он перебил меня, порывисто и грубовато прижавшись ртом к моим губам. Я протестующее замычала – ну почему все пытаются засосать меня по самые гланды? Лизнув мои губы, дракон медленно отстранился.

«Согласен. Дай мне имя»

− Только без слюней, договорились? Договорились. Посмотрим. Хм, ты похож на Круэллу де Виль, это персонаж из одной истории, очень харизматичный. И тоже с волосами двух цветов, хотя у тебя белого поменьше будет… Не знаю, может Нуар или Северус? Нет? − Я нахмурилась, проигрывая в голове различные имена. Не то, тоже не вариант… «Это» − вдруг вмешался дракон.

− Каин? Ты хочешь быть Каином?

А ведь логично. И в христианской мифологии, и здесь фигурировало проклятие, отделившее несчастного от остальных людей. Хмыкнув, торжественно произнесла:

− Пользуясь своими женскими полномочиями, отныне и навеки нарекаю тебя, дракона, Каином! И раз уж мы стали настолько близки, я спрошу еще раз − Каин, миленький, опустишь меня домой?

Он пропустил мой вопрос мимо ушей, наслаждаясь звучанием обретенного имени.

− Я буду бесконечно благодарна. И даже познакомлю тебя с симпатичными самочками!

«Нельзя. Опасно»

− Ничего. Что-нибудь придумаем, я всегда…

«Опасно для других» − Каин посмотрел на меня равнодушно и чуть удивленно. − «Ты не можешь уйти. Тебя убьют. Из-за тебя приходят монстры»

– Чего?..

«Ты привлекаешь зулу. Твой запах ведет их, заставляет атаковать город» − Он попытался погладить мои волосы, но я со стоном увернулась.

− Так это правда? Ты-то откуда знаешь?

«Их мысли. Ты пришла из другого мира, и это неправильно. Зулу чувствуют это, хотят убить»

Я схватилась за голову.

Все из-за меня, горожане были правы. Я принесла в столицу хаос.

− Можно отвести их внимание, но это… сложно, − сумрачно признался Каин.

− Как?

«Надо убить их матку и съесть ее сердце. Оно навсегда изменит твой запах»

Легко сказать!

− Мне нужны мои супруги, чтобы провернуть нечто подобное, − с горечью призналась я. Сможет ли Харрук одолеть главного монстра? И имею ли я право просить о таком, учитывая сколько проблем принесло всем мое появление?

«Они в прошлом. Я помогу тебе. Я знаю, где спит матка»

− А взамен?

«Станешь моей женщиной» − Дракон хищно щелкнул зубами. Конечно, все оборотни желали одного и того же. Обрести пару. Я растянула непослушные губы в улыбке:

− Если такова цена спокойствия целого города − можешь считать меня ею. Расскажи, что нужно делать… Каин.

***

Мы решили действовать без промедлений. Я взяла с собой сумку, дракон − явно сворованное у дозорных копье. Затем он трансформировал нижнюю часть туловища в хвост, посадил меня к себе на руку и с неуловимой грацией выскользнул из убежища.

В лицо ударил поток воздуха. Я невольно пискнула от восторга, когда земля начала стремительно приближаться. Мы затормозили лишь в самом конце, когда Каин уцепился отросшей задней лапой за ствол.

Его способности не поддавались никакой логике. Он с легкостью изменял любую часть тела, благополучно избегая стадии полной трансформации. Возможно, это было таким же элементом проклятия, как и вечный голод.

 «За нами погоня» − заметил дракон спустя время.

Я обернулась. Вдали прозвучал до боли знакомый вой.

− Я здесь! − увернулась от ладони, пытавшейся заткнуть рот, и взмолилась: − Каин, остановись, я его знаю.

«Нет»

− Каин!

«Ты моя. Я убью волка, если он подойдет ближе» – не похоже, чтобы он шутил.

Пришлось импровизировать. Я во всех подробностях представила, как откусываю себе язык, и даже слегка прикусила кончик зубами, чтобы стало больно. Эта фантазия была буквально брошена в лицо дракону. Он споткнулся на ровном месте и напряженно покосился на меня.

− Остановись, − раз он жаждал мое тело, я могла использовать трюки, угрожающие его целостности.

Несмотря на раздражение, исказившее прекрасное лицо, дракон замедлил темп. Это позволило Харруку нас догнать. Вслед за волком прибежал тигр и − спустя некоторое время − антропоморфный кот. Я ощутила щемящую нежность при виде всех троих. Они выглядели невредимыми, хоть и были весьма встревожены.

Шиан было бросился вперед, но Харрук его остановил. Затем превратился в человека и громко сказал:

− Хвала предтечам, ты жива!

− Ты не пострадала? Он ничего тебе не сделал? − а это уже Кориандр. Всегда он такой, в первую очередь думает о моем здоровье. Ответить не успела, так как Каин привстал на хвосте, угрожающе возвышаясь над остальными, и процедил:

− Проваливайте. Она теперь моя!

− Что-то не припомню, чтобы малютка упоминала о новом жутком муже, а вы? − с веселой злостью заметил волк.

− Нас трое, − глухо проворчал Шиан. − Думаешь, справишься со всеми, бешеная ящерица?

Да.

От его голоса шерсть моих супругов встала дыбом. Дракон глядел исподлобья, источая эманации темного гнева. Нужно срочно вмешаться, пока не началось кровопролитие. Как бы остальных не пугал проклятый, мою жизнь они ценили гораздо больше своей.

Я развернулась и со всей силы хлопнула Каина ладонями по щекам (все равно для него это, что укус комара), заставляя сместить взгляд на себя. Хлесткий звук заставил всех вздрогнуть.

− Горыныч, успокойся. Или сделка будет разорвана.

«Ты дала обещание!» − Виски словно пронзило иглами. Я зажмурилась, мысленно парируя: «И сдержу его, но только если никто из них не пострадает. Отпусти. Они могут помочь»

Он долго думал, прежде чем разжать руки.

«Пусть не приближаются ко мне. И вернись сразу, как закончишь, или я раздавлю твоих самцов»

Я спрыгнула на землю, и в этот же миг оказалась зажата с двух сторон Шианом и Кориандром. Похоже, мое исчезновение сильно повлияло на них. Меня впервые не перетягивали как канат, а просто обнимали и осыпали быстрыми осторожными поцелуями. Харрук остался в стороне, буравя дракона взглядом, полным ненависти.

− Девочка скрывала тебя, рискуя жизнью, и вот так ты ей отплатил?

Так он все знал? Дьявол, как же стыдно!

− Волчишка, меня никто не похищал. Застряла в Пустотах не из-за Каина, а из-за…

− Знаю, − прорычал волк. − Двое новичков во всем мне признались. Сказали, что хотели защитить стаю от злых чар.

− И что с ними стало?

Зря спросила. Шрам сделал из лица Харрука искаженную маску.

− Враги матери-волчицы всегда получают по заслугам! Всегда! Больше они тебе не навредят.

Я опустила голову на плечо Кориандра, пытаясь не думать о новых жертвах, созданных моими действиями.

− Не жалей их, − расстроено пробормотал Шиан. − Навредить самке − страшный грех. Они заслужили смерть. Я бы сам их загрыз, не успей Харрук раньше.

− Вы не понимаете. Эти парни… они были правы! Все нападения на столицу произошли из-за меня, зулу идут на мой запах!

− Глупости, − вмешался Кори, но я отодвинулась. Пришло время признаний. Собрав в кулак всю смелость, что у меня была, выпалила:

− Все из-за того, что я пришла из другого мира. Моя родина находится не за океаном, как я говорила раньше, а в другой галактике или может даже реальности…

36. Глава, пылающая огнем битвы

Они отреагировали на удивление слабо. Почти никак. Хотя я призналась в собственной инопланетности, что на Земле, как минимум, вызвало бы шумиху. Их не волнует существование иных миров? Я растерянно переводила взгляд с одного красивого лица на другое…

Стоп! А с кем остался Фауст, если они все здесь?!

Пока мы выясняли отношения (Кори объяснял, что лично отправил мое солнышко в гости к Милеве, волноваться не о чем), дракон нервничал и мысленно одергивал меня, поторапливая с решением. Ну, хорошо-хорошо!

− Каин считает − нужно убить главного зулу, чтобы исправить ситуацию.

− Звучит, как бред, − нахмурился Шиан. − Иные миры, запах-приманка… Не стоит верить этой твари.

− Ему незачем лгать. Надо попробовать. Как я буду жить дальше, зная, что подвергаю тысячи альраута опасности?

«Хватит болтовни» − вмешался Каин. − «Иди ко мне!»

В его призыве звучала неприкрытая угроза. Я подчинилась, прекрасно понимая, что после убийства матки надо будет решать еще более серьезные проблемы. Но пока есть цель. И это главное.

Сказала:

− Я не имею права просить вас о помощи.

− Мы пойдем, − глухо ответил Харрук, всем видом показывая, как ему неприятно видеть меня в объятиях проклятого зверя. Они боялись. Но были вынуждены смириться, потому что Каин был единственным, кто мог одолеть матку зулу. Чудовищем, убивающем чудовищ.

Мы быстро добрались до края долины. Трое оборотней остановились на безопасном расстоянии, наблюдая за тем, как Каин, став человеком, усадил меня на колени и принялся играться с полюбившимися ему каштановыми прядями. Видя их ревность, я виновато отводила взгляд.

− Жаль, стаю пришлось развернуть. Тут бы она не помешала, − заметил Харрук, втягивая носом гнилостный запах. Он шел со дна высохшего озера. Там, в грязи и тине явственно ворочалось нечто исполинское. Сливающееся с остальным пейзажем. Оно было значительно больше уратопа и того змеевидного зулу, которого одолел волк.

− Матка, − безразлично определил Каин. − Никуда не ходит. Еду носят дети.

− Это значит, что она безобидна? − понадеялась я.

− Нет. Просто… ленивая.

Мои супруги переглянулись.

− И как ты предлагаешь завалить такую громаду?− проворчал Шиан, топорща хвост. Его полузвериная форма то и дело шла рябью. − У нас времени в обрез, скоро взойдет Кровавая луна!

− Нужно заставить ее двигаться. Пусть учует Софию, вылезет из болота… мы нападем сзади и пробьем основной панцирь. А еще кто-то должен крутиться под ногами, чтобы замедлить ее движения, − ответ так вымотал Каина, что он положил подбородок мне на макушку и закрыл глаза.

– Я готов, − вызвался тигр. − Что нужно делать?

− Ничего! Софи не приблизится к этой твари, − внезапно возмутился Кориандр. − Плевать на последствия − не позволю использовать ее, как приманку!

− Нет. Он прав.

 Я посмотрела вниз, в булькающую грязь, скручивавшуюся водоворотом в том месте, где предположительно был рот зулу.

− Надо выманить эту штуку, а если что-то подойдет не так − используем план Б, − и я показала им блестящий хромом предмет, до этого дня бережно хранимый в тайнике на дне сумки. Пистолет на шесть патронов крупного калибра. Подарок обеспокоенного сверхопекающего отца.

− Это оружие, и оно способно рвать металл. Со шкурой чудовища как-нибудь справится.

***

Она спала. Громадная, липкая, многоногая. Аромат моих феромонов смог лишь слегка поддразнить ее, заставить потянуться ноздрями наверх. Кориандр, держащий меня на руках, нервно сглотнул. Мы спускались к границе озера.

− Как сдвинется, беги. Не поскользнись, − шепнула я в треугольное ухо.

Матка шевельнулась, улавливая чужое присутствие. Остальные оборотни окружали ее с трех сторон, намереваясь загнать в тупик − в узкий канал, некогда отделявший озеро от втекавшей в него реки. Если наша цель застрянет, убить ее будет гораздо проще.

Каин − наполовину дракон, наполовину человек − поднял копье и прицеливаясь к ноздре зулу. Бросок. Последовал мощный удар. Затем рев.

Кориандр бросился бежать.

Почва вибрировала от обиженного воя; матка впервые испытывала боль и какую жуткую! Все в ней забурлило. Раненая, но живая она поднялась на двух десятках хлипких ног, ведомая сладким запахом, что теперь ассоциировался у нее с врагом. Харрук прыгнул сверху. Приземлился на покатый бок…

Что было дальше, я не увидела, так как мы с Кори кубарем влетели в горлышко речного протока. Проход в несколько метров надежно защищали две скалы, выраставшие друг напротив друга из бурой кислой земли. Я отпрыгнула и вжалась в мокрый камень. Нас накрыла тень чудовищной твари, рыхлой и зубастой, как плотоядная медуза. Десятки ртов присосались к входу в расщелину.

− Не бойся, − крикнул Кориандр.

Но я и не боялась − хлюпающие, царапающие звуки гипнотизировали. Никогда не была настолько близка к чему-то столь ужасному. Было в этом нечто чарующее, точно взгляд в бездну.


Не знаю, что делали остальные, пока матка пыталась раскрошить каменную преграду. Я слышала вой Харрука, крики Шиана − и молилась, чтобы никто из них не пострадал.

Резко запахло горячей слизью. Матка отшатнулась, на миг стало видно гибкое туловище черного дракона, торчащее из шарообразной плоти, как червяк из сочного яблока. Он прогрызал ее насквозь!

Прародительница зулу попробовала стряхнуть неведомую напасть. Ей мешал огромный красновато-рыжий тигр, крутящийся между ног. С раздражением она вернулась к нашему убежищу. Последовал новый удар. Скалы надсадно затрещали, точно крошащиеся зубы великана. Сверху посыпалась каменная осыпь.

− Крепкая стер-р-рва! − Харрук держался, как залихватский ковбой, выковыривая зулу очередной глаз.

Но она не сдавалась. Теряла галлоны крови, почти ослепла − но продолжала атаковать. Одна из пастей вытянулась в трубочку. Безгубая, гадкая она скользнула в расширившийся проем. Почти дотянулась до нас, но Кориандр вцепился в нее когтями, распоров до основания.

Раздался истошный визг.

− Она зовет их, зовет своих детей! − услышала я Шиана.

Матка отступила, но, к моему удивлению, не для того, чтобы скрыться от врагов. Она попыталась раздавить оборотней, упав на брюхо. Больше всего не повезло тигру − он был прямо под ней.

Татуировка на ладони взорвалась болью.

− Эй, гадина, сюда! − проорала я, выскакивая наружу.

Оборотни кричали, чтобы я не делала этого, но перед глазами стоял силуэт Шиана, вмятый в жидкую грязь озерного дна. Все стало неважным.

Палец, прицел, курок.

Несколько выстрелов. Большая часть из них кучно ушли в центральную, похожую на порез пасть. Матка содрогнулась от новой порции боли, загудела трубой. И покатилась вперед. Нас разделяло расстояние в вытянутую руку, когда ее тело стало проседать. В воздухе разлилось тысячелетнее зловоние.

Вместе с ним ее покинул и дух.

Я оббежала дохлое чудовище, нашла Шиана и упала перед ним на колени.

− Получилось? − Он харкнул кровью на смуглую грудь.

− Плевать! Потерпи, у Каина есть лекарство, много Жар-цветов, они… они должны помочь!

На глаза набежали слезы. Я боялась к нему прикоснуться, поэтому Шиан сам нашел и стиснула мою ладонь.

− Ха, а ведь ты меня любишь. Метка какая яркая, − Он слабо рассмеялся, показывая налившийся цветом узор. Затем ненадолго прижал его к губам в трепетном жесте. Я всхлипнула:

− Какой же ты ребенок.

К нам подоспели Харрук и Кориандр.

− Пара ребер сломано, − отметил знахарь, прерывая момент нежности и присаживаясь рядом. − Самцы от такого не умирают, так что не вздумай его жалеть. Иди. У тебя есть дела поважнее.

На слабых ногах я вернулась к матке. Окровавленный с макушки до пят Каин вышел из ее пасти, неся в руках малиновый сгусток пульсирующей плоти. Кусок сердца.

«Встань ровно и открой рот»

Я послушалась, стараясь перебороть отвращение. Дракон встал напротив, серьезно и торжественно подняв ношу над головой. Меня окатило кровавым дождем. Я сделала глоток, вцепилась зубами в рыхлую плоть – глотку обожгло нестерпимым привкусом железа, смешанного с чем-то неприятным и будоражащим. Тело мгновенно скрутил спазм.

«Терпи. Боль поможет переродиться, и ты станешь частью этого мира» − стучал в висках холодный властный голос.

С губ сорвался крик. Я извивалась в объятиях дракона, не осознавая, что мы отдаляемся от места битвы все дальше и дальше…

37. Глава, в которой обнажаются чувства и не только

Каин прекрасно понимал, что усталость, раны и прочие факторы помешают моим супругам броситься в погоню. Он просто воспользовался ими, как шитом, вымотав и бросив на волю случая. Я поняла это, как только очнулась в дупле исполинского дерева.

Следующим неприятным открытием стала нагота.

Дракон раздел меня и вывесил одежду сушиться снаружи, оставив рядом мокрую тряпицу, которой обтирал мою кожу. Я прикрылась руками, испытывая скованность и злость.

«Ты могла заболеть, так как сильно потела» − ответил он спокойно.

− И все же не стоило.

Наша совместная обнаженность вызывала противоречивые чувства. Я заслонилась широким листом папоротника и попыталась привести мысли в порядок. Шиан ранен. Он же сможет сбежать от зулу, если те дойдут до озера?

«Не беспокойся, самцы им не интересны. В отличие от тебя»

– Ясно. А сколько я была?..

«День и еще немного»

− Как я пойму, что сердечная секреция начала действовать?

«Со временем. Она должна помочь… во многом» − загадочно отозвался Каин. Он продолжал разглядывать меня через полуприкрытые веки. Его непроницаемый взгляд оставлял на коже ожоги. Я не знала, о чем он сейчас думал, но догадывалась, что это как-то связано с нашим уговором.

− Выходит, мы можем вернуться в Нан-Шэ?

«Нет»

– Но ведь угрозы больше нет. Я места себе не найду, пока не увижу супругов в целости и сохранности. Я должна…

Меня обдало холодком.

«Если тебя смущает долг брачных меток, я с удовольствием избавлю тебя от них!»

Цепкие ладони приподняли над полом, вжали в стенку. Каин источал гнев и желание, почти болезненно прижимаясь к моему обнаженному телу. Удлинившийся коготь царапнул красный узор на шее. Опасно, очень опасно.

«Перестань думать о других!»

− А то что?

− Узнаешь, − прошипел он.

− Я не могу жить в лесу, Каин, − ровным тоном сказала я. − У меня есть сын, есть цели. Хочешь стать супругом − будь мне другом, а не надсмотрщиком. От-пус-ти!

Дракон послушался не сразу. Он долго и жадно вдыхал аромат моих волос. Потом с видимым трудом разжал руки, трансформировался и ушел на охоту − и что-то мне подсказывало, что таким образом он пытался обезопасить меня от себя.

Н-да, влипла.

Похоже, логика и веские доводы здесь бесполезны. Столь сильное неконтролируемое существо вряд ли пойдет на уступки.

А значит, пора задействовать хитрость.

Каин вернулся ближе к ночи. Я встречала его в подобии лиственной юбки туземки и с распущенными по груди волосами. Протянула чашу с водой, взятой из бочки.

− Спасибо, что вернулся домой.

Главное не лицемерить. Только хорошие мысли, ни капли недовольства или тоски. Каин взял подношение, недоверчиво посмотрел, пытаясь разгадать, в чем секрет столь кардинальных перемен.

Я продолжила излучать благодарность и нежность. Морщинка между бровями постепенно разгладилась. Он сел на подстилку из листвы, раскладывая перед собой новую порцию фруктов: «Тебе нужно набираться сил»

Я вызвалась его причесать − в углу как раз нашлась костяная расческа. Взяв ее, села позади дракона и стала осторожно перебирать роскошные пряди. Он вздрогнул, но позволил к себе прикоснуться, постепенно расслабляясь.

− Прости за ссору, – Я принялась ворковать. –  Ты мой защитник, и я никогда об этом не забывала. Это ведь ты уничтожил банду ящеров! Как жаль, что не получилось поблагодарить тебя за это сразу.

«Я был в крови, боялся напугать»

– И зря. Буквально каждый твердил, что проклятые оборотни не могут владеть собой. Но ты другой, я всегда это чувствовала.

«Я должен был защитить тебя»

Его мысли были осторожными, искренними. Я невольно ощутила душевный порыв и, потянувшись, коснулась губами прохладной впалой щеки:

− Спасибо. Я ценю все, что ты делаешь для меня.

Дракон воспринял этот жест слишком прямолинейно. Мгновенно развернулся, повалил на подстилку, сам же навис сверху, разглядывая потемневшим от желания взглядом. Расческа улетела в сторону. Я почувствовала привкус страха на языке, хотя остальное тело реагировало куда прозаичнее.

Мы все еще были нагими, как Адам и Ева.

– Я не закончила, подожди…

Вместо ответа он наклонился, скользя губами у изгиба моей шеи. Кое-как слепленная юбка отлетела прочь. Дракон жаждал получить свою награду. И явно не собирался принимать отказ.

− Понимаю, ты заслужил, − прошептала я, памятуя о потере спирали. − Только слезь, хорошо?

Внезапно он послушался. Перекатился на спину, усадил меня сверху, с интересом ожидая, что я буду делать дальше. Отличный вопрос − что? Так далеко заходить я не собиралась, надеясь отмазаться еще на этапе ухаживания. Но если сейчас откажусь, Каин посчитает мои слова обманом. И тогда проблем будет гораздо больше.

Машинально провела ладонями по его торсу. Дракон был весь какой-то длинный: тело, конечности, даже мужской орган, окруженный россыпью чешуек. Красивое и пугающее зрелище. От моего взгляда Каин затвердел внизу.

«Ты − моя. Я никогда тебя не отпущу»

По коже пробежали мурашки. Не знаю, влиял ли его телекинез, кровь зулу в моих жилах или все дело в пикантности ситуации, но я сдалась. Глупо спорить с собственными желаниями.

Облизнув пальцы, стиснула ими головку жесткого члена. Потерла, наблюдая за реакцией. Дракон зажмурился, ресницы его трепетали от удовольствия – и это подтолкнуло меня к более активным действиям. Я сдвинулась, прижимаясь своим пахом к его.

Но когда Каин подался вперед, уперлась ладонями в плечи, возвращая его на место и фиксируя запястья.

−  Замри. Такие правила.

Он выгнул бровь, но ничего не сказал.

Я начала двигаться − медленно, без проникновения, одним трением добиваясь приятных ощущений. Дракон неотрывно смотрел на меня. Он почти не издавал звуков, только дышал тяжелее и чаще.

Осознание его безграничной мощи и при этом податливости подогревало желание. Трепет отступил, забрав с собой стыдливость.

Я отпустила его руки, и Каин сразу стал активно помогать, управляя моими бедрами. Между ног стало очень влажно. Я охнула, погружаясь в первую волну блаженства. Безумие. Просто безумие. Мы терлись друг о друга с такой силой, что могли вызвать искры.

Он вдруг взял в рот мои пальцы. Обвил длинным раздвоенным языком, смакуя.

− Читер. Перестань, − задыхаясь, сказала я. − Просто замри!

Но дракон не слушал, продолжая улавливать мои желания и выполнять их. Его руки были везде. Они гладили, сжимали, проникали внутрь…

Черные глаза обладали гипнотической силой, заставляя сердце неистово биться, а разум пылать. Подоспевший оргазм был почти болезненным. Я прижалась к Каину, сдерживая рвущийся наружу крик, он коротко выдохнул. Живот стал липким от растекшегося семени.

Так хорошо… слишком хорошо для вынужденной связи. Дракон приподнялся на локтях, требуя поцелуй…

− Прости. Я не буду есть, пока ты не отведешь меня домой, − призналась я, безжалостно портя момент.

38. Глава, в которой взошла ужасная луна

Было непонятно, рассердился Каин или нет. Он даже не стал грубить или угрожать расправой над близкими. Просто ушел в дальний угол, где задремал, приняв полную форму. Хорошо хоть одежду вернуть не забыл.

Одевшись, подошла к нему:

− Сам ведь знаешь, любовь не получают силой – только через близость и взаимопонимание. Ты же не даешь себя узнать.

Он отвернул массивную рогатую голову.

− Можешь игнорить, от этого ничего не изменится.

Тишина.

Я присела на чешуйчатый бок, складывая руки на коленях.

− Хочешь − верь, хочешь − нет, но я тебя понимаю. На Земле я тоже отличалась от остальных. Я была ленивой, в отношениях вечно перетягивала одеяло на себя и совершенно не стремилась превращаться в заботливую наседку. Меня больше интересовала карьера, и поэтому мне пророчили одинокую старость. Знаешь, как часто я слышала, что такую несносную девицу никогда не возьмут в жены?

Каин недоверчиво фыркнул.

− Да-да! Для альраута подобные заявления смешны. Но я-то человек. И посмотри − я нашла тех, кто хочет быть со мной. Вопреки моему характеру и происхождению. Все возможно, если иногда идти на уступки.

Ободряюще коснулась покатого лба, пытаясь передать через этот жест все, что не могла сказать вслух. Все сожаление и тепло, какие были внутри.

«Почему ты называла меня Горынычем?» − спросил он вдруг.

− А?

«Горыныч − что это?»

− Типа прозвище, − Я слегка смутилась. − Я так шутила. Ты ведь дракон и похитил девушку.

«А у тебя оно есть?»

− Жопа с ручкой − пришлось сознаться, все равно мысли прочитает. − Не фыркай! Некоторые родители имеют специфичное чувство юмора. Еще мышкой Соней называли. Это тоже сказочный персонаж.

«Мышка» − повторил Каин, будто пробуя кличку на вкус. Кажется, ему понравилось. Ну, пусть пользуется, тут уж ничего не поделаешь.

Дальше разговор не заладился. Я принялась бесцельно сновать внутри гигантского древа, в котором вполне могла целиком поместиться моя комната с Земли. Невольно скисла, вспомнив, что время шло, а подвижек так и нет.

Уже пять месяцев − пять месяцев! − я жила в Шаа. Как быстро летит время.

Весь следующий день мы с Каином проверяли выдержку друг друга. Я отвечала на его вопросы, не уклонялась от ласки, но упрямо отказывалась есть предлагаемую им пищу.

− А если попробуешь затолкнуть ее силой, травмируешь гортань. Люди таки-и-ие хрупкие, − ехидно заявила, когда он вновь начал угрожать. Последствий не боялась − чувствовала, дракон не станет вредить. Не для того он столько раз рисковал жизнью. Так и вышло: он гневался, буравил меня своим фирменным взглядом, но силу не применял.

"Ты ведёшь себя по-детски! Сколько ещё будешь упрямиться?!"

− А что ты хотел? Такие вот у нас ультимативные отношения!

Несмотря на бедственное положение, я не могла не веселиться. Могучий черный дракон совершенно не справлялся с ролью жестокого хозяина. Кроме того, был и другой повод радоваться. Случайно выглянув наружу, я заметила у подножия дерева знакомый силуэт. Кори!

Стараясь не подать виду, вернулась к кучке безделушек. Взяла несколько деревянных фигурок и принялась жонглировать ими, пытаясь освободить голову от лишних мыслей. Дракон заметил мое подозрительное поведение, но решил не докучать.

Вскоре он вновь отправился на охоту, перед уходом предупредив, чтобы не делала глупостей и что скоро мне принесут такую еду, от которой никто не сможет отказаться. Я охотно согласилась. Немного выждала, прежде чем приступить к активным действиям.

Огромное количество времени ушло на то, чтобы понять, как спуститься.

Задачка была не из легких. Слишком уж высоко и скользко. На помощь пришли чешуйки Каина, которые в огромном количестве украшали ствол дерева, и их можно было использовать как опору.

Оказавшись на земле, рухнула на четвереньки. Господи, все-таки смогла!

Я огляделась и осторожно позвала супругов по именам. Никто не отозвался. Повторила громче, надеясь, что в этот раз повезет. Быстро темнело.

Воздух стал какой-то холодный и сухой, закат окрасил небо в неестественно-алый цвет. Целый кровавый океан разлился над головой. Я слишком поздно поняла, что происходит то, о чем предупреждал Шиан. Сегодня должна была взойти Кровавая луна.

Я мало что знала про ее свойства − только то, что рассказал Луис. Поэтому поведение лесных жителей стало для меня открытием. Несколько оленей неподалеку стояли без движения. Они даже не моргали. Только дышали, глядя в пустоту отрешенным взглядом, в котором отражалось пылающее небо.

То же самое было и с птицами, и с оказавшимся на пути уратопом. Я бы сочла их окаменение благом, но уж больно эта ситуация казалась жуткой.

Хрустнула ветка.

Я обернулась и увидела Кориандра. Его глаза были пусты.

39. Глава, в которой впервые звучит правда

− Любимый?

Кориандр сделал шаг вперед, и отчего-то все мое естество возопило о том, что нужно бежать. Глупости. Я отмахнулась от дурного предчувствия. Это же мой мужчина, мой друг и любовник – как можно его бояться?

− Кори, я…

Антропоморфный кот неожиданно сорвался вперед. Меня повалили на землю, сжимая с ужасающей силой. Лицо обожгло мятное дыхание.

− Кори, что с тобой? Эй, очнись! − Он не ответил − пытался сорвать с меня штаны. Сейчас он напоминал заведенную марионетку, в каждом движении читалась странная, зацикленная одержимость.

«В такие ночи зачинаются проклятые дети», говорил Луис. Стало ясно, как и почему это происходило. С приходом красной луны оборотни теряли над собой контроль. Я поняла, что сейчас меня изнасилует тот, кому я безоговорочно доверяла.

− Хватит! Не надо! − выбросила вперед руки, в отчаянной попытке вырваться. Удар пришелся на грудь и был таким мощным, что кот отлетел прочь. Точно его запустили катапультой.

− Ой! − испугалась я, но тут же поняла − зря.

Кориандр с рычанием вскочил на ноги. С губ его тонким ручейком стекала кровь вперемешку со слюной.

Я бросилась бежать.

Еще вчера заметила неладное, и во время экстремального спуска это ощущение лишь укрепилось. Я стала сильнее. Тело словно подключили к аккумулятору и начали пропускать через него ток, каждая клетка искрилась от силы. Кровь матери всех зулу. Вот на что намекал Каин.

Пустоты вымерли. Стояла жуткая тишина, прерываемая лишь сиплым дыханием редких зверей и порыкиваниями сзади. Я неслась на всех порах, перепрыгивая через поваленные деревья и овраги. Ничему меня жизнь не учит. Проявила инициативу − на тебе на голову новую напасть!

За деревьями мелькали фиолетовые отблески. Зга. Я знала, что ничего хорошего из нее не выйдет, но понадеялась, что жгучая смесь в крови сделает меня неинтересной для местных обитателей. Внезапно дорогу перегородил знакомый черный хвост.

Не без опасения приблизилась к Каину. Он выглядел вполне разумным, хоть и недовольным. Похоже, луна не действовала на проклятых так, как на остальных.

«Как ты… Зачем?»

Времени на объяснения не хватало. К нам бежал Кориандр, не способный осознать находящуюся перед ним опасность. Он бормотал под нос несогласованные отрывки фраз: «Мне важно… прошу, я с тобой… буду полезен». Каин презрительно усмехнулся, поднимая изменившуюся руку-лапу.

Я поняла, что он собирается воспользоваться этим шансом…

− Нет, прошу тебя! − повисла на нем, крича до хрипоты. − Не надо!.. Он не понимает, что творит!

Что-то в моих отчаянных путаных мыслях заставило Каина на миг остановиться. Знахарь  вцепился клыками ему в руку, да так крепко, что дракон не сразу смог стряхнуть его. Затем мы услышали холодящий кровь волчий вой.

«Нужно уходить. Твои мужчины учуяли запах самки»

– Они все здесь? Но зачем?!

Каин ответил не сразу. Был слишком занят, спешно ускользая от оборотней по мокрой земле.

«Похоже, они не хотели оставлять тебя, надеялись переждать эту ночь неподалеку, но кот слишком переживал. Он случайно выманил тебя наружу»

Над нами разгоралась огромная луна, похожая на светящийся корунд. Мы направлялись к убежищу, когда дорогу внезапно перегородил фиолетовый туман. С механическим жужжанием он расползался по лесу, а внутри виднелись вспышки молний и силуэты кошмарных существ. Каин зашипел − сердито и звонко.

В следующую секунду нас атаковал тигр.

Шиан в звериной форме спрыгнул откуда-то сверху, но был сбит мощным ударом хвоста. Перекувырнувшись в воздухе, он упал на лапы и вновь бросился в бой. Луна придала ему небывалую силу и упорство.

Задача усложнялась. Надо было скорее найти безопасное место и переждать беду. Каин пополз дальше, заметил какую-то крохотную пещерку в скале и спешно затолкал меня внутрь. Я отползла подальше от входа:

− Быстрее, заходи!

Он покачал головой.

− Должен стоять тут… иначе тебя достанут.

Я стиснула кулаки. Он в своем уме? Хочет закрыть своим телом проход, чтобы мои супруги не пробрались внутрь? Это же самоубийство!

− Они растерзают тебя, не глупи! Мы найдем какой-нибудь камень и…

− Не найдем. Поздно. Не кричи, − Он уже сворачивался, виток за витком закрывая проход в пещеру, оставляя внутри лишь человеческую половину тела. Снаружи раздался гневный рев, вой, скрежет зубов. Наш план мгновенно раскрыли.

− Не надо, − прошептала, глядя на то, как Каин морщится.

«Только так можно сохранить всем жизнь»

Он впервые улыбался. Не ухмылялся, не скалился. Это была печальная тень улыбки, мелькнувшая и тут же исчезнувшая с узкого лица.

 По телу дракона прошла дрожь. Было слышно, как обезумевшие оборотни пытаются прогрызть себе путь в пещеру, рвут и царапают его. Я сидела, прижав колени к груди. И дрожала. По щекам текли слезы, но я их не замечала. Было страшно. Я не хотела, чтобы кто-то умер.

Казалось, мы провели в таком положении вечность. Лишь когда сквозь небольшие щели стал проступать свет, а снаружи все затихло, я рискнула пошевелиться. Подползла к дракону, прижалась ухом к его груди. Он содрогнулся, не открывая глаз.

«Прости»

− Нет, это ты прости, − Я попыталась уложить его, распутать змеиные кольца. − Мне не стоило тебя обманывать. Спасибо, что не тронул их.

«Я просто не хотел быть один… мышка» − почему-то невпопад ответил он. Затем я услышала звук горна, и незнакомый голос позвал меня по имени.

***

Выйти удалось не сразу. Каин ослабел и едва не терял сознание. Большая часть его туловища − та, что оставалась снаружи, − была разодрана в мясо и безостановочно кровоточила.

Я пролезла сквозь тугую спираль драконьего хвоста, щурясь от яркого света. На поляне собралась целая армия оборотней. Гадая, откуда они взялись, все же отыскала взглядом своих мужчин: троица стояла неподалеку, растерянная, голая, с лицами, измазанными алым. Хотела подойти, но меня тут же остановили вооруженные солдаты.

Вперед вышел старый седой лис в свободных одеждах, а за ним… Я не поверила своим глазам.

Что император делает в такой глуши?

− А вот и вы, моя милая яхне, − с улыбкой сказал Аттис, считывая мое удивление. − Вы не пострадали?

Я не ответила.

Вблизи открылась любопытная вещь. Наш молодой правитель до ужаса напоминал Каина, только был ниже ростом и словно пропущен через фильтр «негатив». И когда черный дракон, пересилив боль, привстал, обхватывая меня за плечи в отчаянной попытке удержать, Аттис сказал:

− Рад наконец-то видеть тебя воочию, брат.

Харрук громко выругался, но никто не обратил внимания. Все были сосредоточенны на трех персонах − моей, Каина и императора. Последний развел руками:

− Жаль, что нам приходится знакомиться в столь неоднозначных условиях, София. Все должно было пойти иначе. Не правда ли? − Он перевел взгляд выше. Я услышала, как Каин скрипнул зубами от бессильной злобы. Врагов было слишком много, а он оголодал и истекал кровью.

− Каин? Тебе даже дали имя, неплохо, неплохо…

− На самке нет его метки? − вмешался лис. Его внешность показалась мне смутно знакомой. Да это же отец Луиса!

− Нету, − Император весело качнул головой. − Интересно, почему? Не успел или… да ладно, быть не может! Ты хотел получить разрешение? Довольно абсурдная идея. К чему такие сложности − точно ведь не для того, чтобы получить право жить в городе… Тогда в чем причина?.. Даже так…

Между двумя драконами происходил непонятный диалог, часть которого оставалась в мыслях Каина. Он едва сдерживался, чтобы не броситься на брата. Но вместо этого лишь теснее прижимал меня к себе.

−  Вы действительно чаровница, София, − Император подошел, держа руки за спиной. Весь его вид излучал спокойствие и симпатию. − Он ведь планировал вас убить, вы это знали? Но что-то пошло не так: возможно из-за вашей красоты или знаменитого красноречия. И я могу его понять, слухи проигрывают действительности. Я покорен!

Мне не нравилось то, что скрывалось за льстивыми словами.

− Простите мои манеры, но я не понимаю, зачем вы здесь, о, небеса и твердь империи?

− Пытаюсь восстановить справедливость. Мой, кхм… необычный родственник, видимо, считал весьма забавным вмешиваться в государственные дела. Например, похищать знатных придворных мужей. Уничтожить древний портал предтеч, когда он был так нужен империи. Или выкрасть женщину, предназначенную родить наследника трона!

Он недвусмысленно посмотрел на меня. Я ахнула. Шиан и Харрук безуспешно попытались прорваться к нам через оцепление.

− Ты в своем уме, Аттис? Что ты несешь? − рявкнул волк. Император проигнорировал откровенное хамство со стороны подданного.

− Идемте, София, − сказал он, отправляя плотный атласный плащ и протягивая мне сверкающую чешуей руку. − О вас позаботятся и все объяснят. В ином случае, мы будем вынуждены применить силу в отношении вашего защитника.

− Не отдам… Лучш-ше убир-р-р-райся! − тело Каина пошло рябью, искажаясь, как при помехах. Трансформация вытягивала последние силы и приводила к тому, что человек и дракон смешивались в жуткого гомункула. Но Аттис не сдвинулся с места.

− Решайтесь, София.

− Обещайте мне кое-что, − потребовала я, прекрасно понимая − у нас нет шансов. Все, включая бедственное состояние Каина, оказалось просчитано заранее. – Никто из присутствующих не должен пострадать.

И хотя говорила я, глядя на императора, эти слова предназначались не только ему. Оно того не стоит. Отступи!

Стражники напряженно следили за нами, держа наготове оружие. Аттис кивнул, и я с трудом разомкнула кольцо рук проклятого. Я должна была узнать правду. Император укрыл меня плащом и отвел к паланкину, не позволяя встретиться взглядом с мужьями.

40. Глава про отбор невест и бессильную злобу

Я расслаблялась, отмокая в огромном мраморном бассейне. Неподалеку раздавался смех веселящихся за игрой в салки девушек. Мы жили в саде Дворцов, роскошной резиденции Аттиса на вершине водопада.

Остальные не понимали моего мрачного настроя и считали нелюдимой чудачкой − все, кроме, разве что Лиры. Им, глупым, было невдомек, что кругом один фарс. Победительница отбора давно известна − и это я.

Чертовы мошенники. Я посылала проклятия на голову золотого дракона каждый раз, когда тот заходил в крыло кандидаток. А ведь он еще на что-то надеялся, думал, я привыкну. Смирюсь.

Нет уж, не после того, что узнала.

На следующий день после восхождения Кровавой луны, когда мы прибыли в город, меня отмыли, переодели и представили императрице Гаверии – грузной златоглазой драконице с самоцветами в седых волосах. Она не выказала недовольства, но я все прочитала по спесивому лицу. Было в нем что-то напряженное, даже испуганное. Тем страннее казалось требование Аттиса ей понравиться.

Затем последовала краткая экскурсия и столкновение с Лирой. Лисичка весьма удивилась моему появлению: еще бы, вчера и я не знала, где окажусь. Мы договорились стать соседками по комнате и вместе отправились на урок этикета. Я догадывалась, зачем это нужно. Видимость соревнования.

Никто не хотел скандала с крупными кланами, предоставившими своих лучших красавиц. Вот только у них не было того, чем могла похвастать каждая землянка.

− Святой долг императрицы − выносить яйцо дракона, − рассказал мне отец Луиса по имени Кассий. − Большинство самок не смогут ходить беременными целых десять месяцев. Слишком долгий срок… Но не для вашего вида, как известно.

Это единственный из вопросов, на который он удосужился ответить.

Никто, включая Аттиса, не торопился помочь мне разобраться в этом бардаке. Откуда они знали про репродуктивные особенности людей, как вытащили меня из родного мира, кто построил эти их порталы, учитывая средневековый уровень местной науки…

Бассейн внезапно перестал успокаивать. Я встала и пошла за полотенцем, думая о случившемся.

В ту же ночь я сбежала из крыла невест, намереваясь встретиться с императором. Мужчина исчез, пообещав, что расскажет обо всем после отбора. Но я не собиралась смиренно ждать. Воспользовалась обретенной силушкой и, передвигаясь по покатым крышам домов, добралась до центрального дворца, куда меня водили на встречу с нынешней императрицей.

Злость стала отличным мотиватором.

Я смогла забраться по лианам на верхний этаж и проползти по карнизу к вероятным покоям Аттиса. Император отсутствовал. Я перепрыгнула через подоконник и огляделась − сколько же тут золота!

К слову, ошейник на моей шее, по словам советника, был даром трона прибывшей чужеземке. Я бы узнала это, если бы не совершила «глупость», т.е. не сбежала. Пришлось подавить острое желание дать совет, куда им стоило засунуть подобного рода гостеприимство.

Было темно. Позади огромного стола из красного дерева висел портрет. Влюбленная пара: он − копия Аттиса, она − девушка-кошка с удивительно нежным лицом. Сбоку еще один, поменьше. На нем изображена мать-драконица в молодости. Суровый взгляд хищницы и стать аристократки…

Но кто же тогда рядом с прошлым императором?

− Его избранница. Любовь всей жизни, − прозвучало из-за двери. − Мама, к сожалению, была лишь обязательной наложницей. Из всех возможных видов только драконы могут иметь вторую женщину, чтобы не потерять шанс на потомство.

− Вот как?

Я мысленно похвалила себя за выдержку и крепкие нервы. Это было неожиданно. Хотя Аттис не выглядел удивленным, выходя из соседней комнаты и вставая рядом.

− Отец любил только свою женщину. И не смог простить себе того, что натворил во время Кровавой луны.

− Вы про Каина?

− Он родился, потому что Харуфь отказалась пить ядовитую настойку. Не помогали ни уговоры, ни мольбы. Она умерла, рожая брата. Это стало позорной тайной нашего клана, но я рад, что могу наконец открыться… Вы мне нравитесь, София. У вас чистые мысли.

− Вы не закончили историю, − сухо напомнила я.

− Ах да. Конечно, – Дракон смутился. – Отец не смог убить своего сына. Он просто оставил его в Пустотах, исполняя последнюю просьбу жены, затем дал жизнь мне и ушел в добровольное изгнание. Долгое время во дворце считали, что проклятое дитя погибло. Пока он не стал вмешиваться в наши планы.

− Выходит, Каин − императорский первенец? − Картинка начинала складываться. − Он узнал об этом… и захотел вмешаться.

− Не думаю, что ему нужен трон. Скорее месть за причиненные страдания. Появись у него женщина, способная дать потомство, все бы изменилось. Он получил бы право вернуться в Нан-Шэ, стать одним из нас.

− Представляю, как вы испугались, когда я исчезла.

− Весьма! Два дракона не могут делить одну женщину − таков порядок. К счастью, в столицу вы приехали в обществе обычных самцов и без драконьей метки.

− И что теперь будет? Вы оставите Каина в покое?

− Если он оставит вас. Брат показал себя более, − Аттис запнулся, подбирая нужное слово, − более нормальным, чем ожидалось от черного монстра. Пусть остается в своем лесу.

Я сомневалась, что так и будет, но продолжила:

−  Вы ведь понимаете, почему я пришла? Как вы узнали о моем мире?

− Наш астролог однажды встретил землянку, и та произвела на него невероятное впечатление. Она рассказала про чудесное место, где живут женщины фантастической красоты и ума. Это знание стало его одержимостью. Он откопал записи о древних машинах, оставленных нам предками, начал эксперименты. Жаль, рано ушел к предтечам… В детстве я частенько слушал его фантазии о том, что скоро наши проблемы с нехваткой самок уйдут в небытие, и тоже мечтал. О вас, София.

− О рабыне, которую можно украсть и заставить рожать? − Я не удержалась от ядовитой ремарки.

− О жене, которая умеет любить. Вы недооцениваете свою прелесть. Может на родине вы ничем и не выделялись, но здесь − вы практически богиня, − моей щеки ласково коснулась теплая рука.

− Не первая и не последняя.

− Простите? А, понимаю. Вас волнуют те, что были до вас? Не беспокойтесь, они все мертвы.

− Что?!

− Тише, прошу, нас ведь могут услышать, – взмолился он. – Кандидаткам нельзя находиться со мной наедине. Это будет расценено, как попытка соблазнения.

Я сощурилась − вот как?

− Не стоит, вам ведь еще хочется получить ответы? Да, технология перемещения сложна. Никто не понимал, как ее настроить, все приходилось делать в спешке, тайком. Мои подчиненные сначала призвали из вашего мира мужчину, и, сами понимаете, он был лишним. Он просто не выжил бы здесь. Потом была девушка, но из-за ошибки − ее никто не связывал, как вас, − она сбежала и попала в зубы какой-то лесной твари. Вы стали третьей.

Третья (счастливая) попытка. Император так легко говорил об этом, словно мои соотечественники были расходным материалом.

− Это не так, − тут же всполошился Аттис. − Будь вы средством достижения цели, я бы забрал вас от супругов в тот же день, когда узнал о появлении в Нан-Шэ прекрасной иноземки. Но я решил подождать. Дать время освоиться, проявить себя.

− А мне видится, что вы просто пытались убить двух зайцев разом: присмотреться ко мне и выманить неугодного братца. И даже травлю ради этого не остановили!

− Это не так! Были некоторые обстоятельства, мешавшие… неважно… Я знаю, что виноват. Я выкрал вас из привычных условий и готов понести наказание, − Он взял мои ладони, нежно поцеловал костяшки. − Но дайте мне шанс. Я обещаю, что никого не трону, если вы попробуете принять мою любовь.

− У всех драконов любовь связана с шантажом и является синонимом принуждения?

− Только у тех, кто хочет заполучить сокровище, − серебристые глаза мягко вспыхнули в полумраке.

− Что ж, была рада услышать полную биографию вашего семейства, но осталось еще одно белое пятно, − Я выдернула руки из его холеных пальцев. − Как мне вернуться домой?

Последовавший за этим ответ был подобен выстрелу в висок:

− Никак. Порталы работают в одну сторону. Не слышал о том, чтобы хоть раз удалось с их помощью отправить живое существо обратно.

Мои мысли стали стерильно чистыми. Я пошатнулась. Наугад взяла со стола изысканный канделябр и медленно согнула его дугой, глядя собеседнику в глаза и представляя на месте предмета кое-что связанное с императорским телом. Посыл был настолько ярким, что Аттис невольно отстранился и сглотнул.

− Ого… впечатляет… Я понимаю ваш гнев…

− Нет, − прошипела я. − Не понимаете.

Вернувшись к себе, без сил упала на мягкую широкую кровать. Демонстрация силы окончательно меня доконала, теперь не получится и пальцем пошевелить. По соседству заворочалась Лира.

− Где ты была, голубоглазая? Тебя все обыскались.

− Угрожала выкрутить императору яйца.

− Ой! − Лисичка хрустально рассмеялась. − А ты шутница. Нам с тобой точно будет весело.

Будет. Я тоже это понимала.

41. Глава о больших и малых пакостях

Потянулись однообразные дни.

Я просыпалась в красиво украшенной, но безликой комнате. Рядом похрапывала прелестная Лира. Рыжий, как вспышка пламени, хвост стекал на пол. Я машинально расчесывалась, умывалась и шла ее будить. Мы недолго болтали о всякой всячине, потом шли на завтрак.

Под открытым небом на широкой площадке, окруженной мраморными колоннами, стояли два стола. Кандидатки − все двенадцать − пользуясь моментом, уплетали за обе щеки разнообразные и жутко дорогие деликатесы.

Я шла бонусом. Тринадцатая и самая выделяющаяся. На мне был экстравагантный наряд, состоящий из полосок красной ткани: две на груди, две под ней и длинная набедренная юбка с таким глубоким вырезом на бедрах, что не прикрывала абсолютно ничего. Всю конструкцию соединяли воедино золотые цепочки. На других невестах было нечто похожее, но ни одна из них не могла похвастаться моим ростом или объемом бюста. Платье облегало как вторая кожа.

− Не обращай внимания, − посоветовала Лира, когда за спиной раздалось шушуканье. − Они завидуют, потому что ты здесь самая ладная.

− Спасибо стрессу и еде без ГМО, − хмыкнула я и громко добавила: − Хотя будь я на их месте, то поостереглась бы строить злой ведьме козни. А то ведь волосы на голове могут выпасть, а в подмышках отрасти!

Оборотницы отскочили назад, роняя стакан с какой-то вонючей жидкостью себе под ноги. Лира звонко расхохоталась.

− Так их, толстозадых!

− Вижу, ты наслаждаешься этой ситуацией.

− А что? Не всем же кукситься, кто-то и веселиться должен.

Я съела половину порции и отодвинула тарелку.

− Тебя совсем не тревожит, что ты можешь проиграть отбор? Или что тебя свяжут с любовницей проклятого? Пострадает твоя репутация.

− Жизнь непредсказуема, − Лира игриво подмигнула мне, обнимая за талию и кладя подбородок на надплечье. − Никогда не угадаешь, где сможешь найти выгоду, а где ее потеряешь. Предпочитаю доверять интуиции… Он придет на закате первого солнца, не пропусти, − шепнула в ухо совсем другим тоном, а затем восторженно сжала мою грудь: − Предтечи, какие же упругие штучки!

На нас пялились с непониманием. Я фальшиво улыбнулась «соперницам» − пусть уж лучше думают, что мы ненормальные, чем заподозрят неладное.

На уроках этикета откровенно скучала. Пока остальные старались запомнить какой рукой брать подарки подданных, а какой − ковырять в носу, я планировала переворот. Не государственный, но тоже весьма опасный.

Жаль, нельзя было идти в лоб. Мне в этом мире еще детей растить, а ненависть правителя сильно усложнит всем жизнь. Пришлось прощупывать почву мелкими пакостями.

Сначала я пыталась прогуливать обучение, но ко мне тут же приставили женатых стражников. Тогда я пошла иным путем.

За одну короткую неделю, проведенную вдали от семьи, я умудрилась значительно усложнить императору жизнь: я прибрала к рукам настенные украшения со всего крыла; вскрыла императорские погреба, напилась сама, напоила всех невест и даже некоторую часть обслуги; и даже каталась на люстре в центральном зале, крича: "Свободу попугаям! Сво-бо-ду по-пу-га-ям!". А остатки дорогущего алкоголя незаметно вылила на любимую клумбу Гаверии Даветрион, безвозвратно ее испортив.

Дальше больше − на встрече с Аттисом демонстративно поцеловала кандидатку клана кроликов взасос. Бедняжка до сих пор от меня шарахается. Жаль только, что золотому дракону, судя по довольной роже, мое представление понравилось.

И это выбешивало еще сильнее. Несмотря на многочисленные жалобы, он не торопился исключать меня из отбора. Я все ждала и ждала, когда же у дворян лопнет терпение. Но, похоже, повлиять на решения Аттиса никто не мог. Или почти никто.

Ответив на все вопросы престарелой кошки-наставницы неправильно, я вышла из зала обучения. Никто не поверит, что соревнование было честным, если я продолжу так себя вести.

Едва дождалась назначенного времени. Чуть все ногти не сгрызла. Увидев, как лиловый шар исчезает за горизонтом, постаралась незаметно добраться до стены, лабиринтом расчертившей императорские владения. За ней был коридор, ведущий к основному зданию.

Остальные кандидатки как раз отдыхали в своих комнатах, так что я ни с кем не столкнулась. Используя энергозатратную, но такую полезную силу зулу, перепрыгнула через стену. Внизу ожидал Луис, и я рухнула прямо ему на голову.

Мы распластались на дороге в весьма неприличной позе. Я восседала у него на груди, широко расставив колени, а его голова оказалась зажата прямо между моих бедер.

− Я ничего не видел, − выпалил Луис, жмурясь. Я соскочила с него, сдвигая ноги.

− Извини, ты цел?

− Вроде бы… Ай, шея!

− Они отобрали у меня трусы, представляешь? − не выдержав, пожаловалась я. − Сказали, что такое кандидаткам носить неприлично. А без трусов, значит, шастать прилично?!

− Если уж зовешь на тайную встречу, то хотя бы не голоси. Хотя приятно видеть тебя в боевом духе. Лира говорила, ты сама не своя.

− Еще бы. Мне даже сына увидеть не дают. Сижу тут, как птица в золоченой печке, − зло проворчала я, прячась вместе с другом за одним из декоративных валунов, украшавших территорию. − Как там мои?

− Не говорят. Считают, что я заодно с  императором. Но выглядят неплохо для тех, кто пережил восход Кровавой луны в Пустотах и чуть не растерзал свою самку.

− Они не виноваты.

− Да знаю… Ходят слухи, волчий клан планирует прорваться к Аттису с боем. Харруку запретили ступать на земли драконов, пока не будет окончен отбор. Это невероятное оскорбление.

− Аттис безумец. Он развяжет клановую войну, − Я сжалась, услышав шаги стражи за стеной. Лис накинул на меня свою соломенную шляпу и притянул к себе.

− Такое случалось и раньше. Женщины всегда были источником бед, так что сильно не расстраивайся, − Он осторожно похлопал меня по колену.

− Утешил, спасибо.

− Уверен, с твоей семьей все будет хорошо, а волк максимум получит выговор и наказание за дерзость. Лучше расскажи про матку зулу.

− Лира и об этом рассказала? Хорошо быть приближенным к трону, даже изоляция от семьи не мешает, −  протянула я. Затем вкратце рассказала о том, что произошло в лесу. Луис иногда кивал и восхищенно цокал языком.

− Невероятно. Как только проклятый до этого додумался?

− Ты о таком слышал?

− Конечно! Сердечный хрящ матки содержит в себе ценное вещество, за которым еще предтечи охотились. Эффект может длиться циклами. С этой силой ты легко сбежишь отсюда!

− Не вариант. Аттис сам должен отказаться от меня. Добровольно, при всех − иначе нам житья не будет.

Луис нахмурился, явно набираясь смелости задать очередной вопрос.

− Прости за наглость, но, в таком случае, не легче ли принять его предложение? Знаю, ты его не любишь. Но подумай сама − ты станешь золотой императрицей. Любая женщина мечтала бы оказаться на твоем месте…

− Я − не любая. Луис, это неправильно. Он вытащил меня из родного мира, украл у родных, надел на шею ошейник. Он ненормальный! Плевать на власть, плевать на  «важную миссию» − но ведь он захотел себе личного человечка, наслушавшись безумных россказней типа, прыгнувшего с крыши! Аттис буквально поставил на кон все, чтобы заполучить для себя идеальную жену из идеального мира, − Я почувствовала, что задыхаюсь.

Лис обеспокоенно гладил меня по пальцам. Он уже жалел, что предложил разумное, как ему казалось, решение всех проблем.

− Ты не идеальная, уж поверь, − шепнул он с усмешкой.

− Точно, и все это увидят.

− Что ты задумала?

− У меня есть теория, из-за кого Аттис решил привести меня во дворец лишь к отбору невест, буквально поставив свое окружение перед фактом… Если все сделать правильно, я смогу стать свободной.

Я наклонилась к острому рыжему уху, пересказывая детали плана. Зрачки лиса становились все шире и шире.

42. Глава о том, что не нужно делать на званом ужине

Кандидатки продолжали выбывать. Везло только мне, чьи провинности забывались, не смотря на все старания. Но я не отчаивалась. Рядом была Лира, способная утешить и развеселить, а впереди ждало главное испытание. Ужин с императрицей.

Услышав вдалеке волчий вой, я высунула голову в окно и радостно вторила ему. В стену гневно застучали.

− Ты сумасшедшая, − пробормотала лисичка, валяясь на моей кровати. − А это правда, что ты делила ложе с их главой?

− Это было не ложе. Скорее берег реки, − Я перевела дух и откинулась назад.

− Ох! И как он? Хорош? Лицо, конечно, жуткое, но тело… Мммм!

− Ты как-то слишком любопытна.

− А что остается? Супругов у меня нет, опыта тоже. Хоть от тебя узнаю, чего там хорошего, в этих тисканьях с самцами…

Изумрудные глаза лисы возбужденно блестели. Я припомнила, что остальные невесты также не могли похвастаться наличием брачных меток. На отбор посылали только девственниц?

Отличная новость! Уверена, всем будет интересно, как и когда я ее лишилась.

В день встречи все были на нервах. Остальные пять кандидаток старательно прихорашивались, надеясь показать себя с лучшей стороны, и только я с довольной улыбкой прохаживалась по коридорам, напевая под нос:


Эй, подруги-ведьмы, становитесь-ка в круг!

Будем до утра танцевать.

И своим дыханьем, да сплетением рук

Будем волшебство создавать!

Будем волшебство создава-а-ать!


На меня косились с опасением, будто пытаясь понять, что еще я могу выкинуть. Ох, не бойтесь. Нам будет так ве-е-есело!

Как приличная леди, я позволила себе немного опоздать. Все уже собрались в церемониальном зале, украшенном цветами, и расселись за накрытым столом. Стоило переступить порог, как разговоры утихли. Их словно отрубили ножом.

Я с довольным видом поклонилась советникам, Аттису и его матери и в полной тишине пересекла разделявшее нас пространство. Сегодня я была на высоте. Тщательно уложенные, блестящие волосы, легкий макияж, удобная обувь из кожаных ремешков…

И все.

− Простите, друзья, была занята!

Я села на свое место, с вызовом глядя на золотого дракона. Он будто и не слушал, ошарашено впитывая расширенными зрачками мой нагой образ. Пускай любуется, недолго это будет длиться.

И точно, Гаверия, нынешняя правительница империи Шаа, побагровела и раздулась, как воздушный шар. Еще чуть-чуть – и взорвется.

− Что вы себе позволяете! − воскликнул Кассий. − Почему вы не одеты? Вам не досталось праздничного наряда?

− Я решила показать товар лицом. Наш дорогой император должен знать, кого ему пытаются всучить под видом невесты. Вам ведь нравится, верно?

− Возмутительно, вы нарушаете всевозможные правила приличия!

– Это попытка соблазнения!

Собравшиеся беспомощно уставились на императора. Гаверия даже наступила ему на ногу, ведь должной реакции не последовало − мужчина продолжал безмолвно взирать на мою грудь. Получив тычок, он дернулся и с заметной досадой молвил:

− Уверен, это недоразумение. София прибыла из мест с иными традициями, не нужно ее обижать.

Тогда его мать призывно посмотрела на Кассия. Глядя на их слаженную работу, укрепилась в мысли, что не мне одной хочется, чтобы я выбыла из соревнования. Другие невесты испуганно пялились в тарелки, боясь навлечь на себя гнев благородных.

− Пусть в ее действиях и нет злого умысла, но она все же стала причиной множества бед, − вдруг заговорил советник из клана рысей. Я узнала его голос − он присутствовал на допросе и спрашивал, спала ли я с Каином. − Вы знаете, о чем я. Проклятый! Зулу! Не говоря уже о том, что личные качества этой… − Он прожег меня взглядом, − претендентки далеки от совершенства.

− О чем вы? − полюбопытствовал Аттис.

− У нее есть мужья! − выкрикнула крольчиха. Я подмигнула ей, чмокнув губами воздух, и она тут же вжалась в свое кресло.

Советник поморщился, как от зубной боли.

− Право чистоты. У кандидатки Софии уже есть две метки, а император должен быть первым у своей жены.

− Что ж вы сразу не сказали? Этот поезд ушел еще в девятом классе. Я всегда была любопытной девочкой, −  Я поиграла бровями, ожидая хоть какой-то реакции. Меня проигнорировали.

− Это правило давным-давно устарело, − рассеянно отозвался Аттис.

− По заверениям надежных источников она спаривалась с супругами, но не понесла от них потомство. Это дурной признак.

− Дариус, не хотите ли вы сказать, что я совершил ошибку, допустив землянку до отбора?

Дариус? Он сказал Дариус?! Я внезапно ощутила, что идея прийти сюда голой, не самая удачная. По коже ползли мурашки. От отца Сумани исходили плотные эманации неприязни.

− Я бы не посмел. Я лишь хочу защитить ваше наследие.

− Тогда все хорошо, − Аттис отложил нож и подал знак слугам. − Полагаю, вы будете рады увидеть доказательства оправданности моих решений. Вносите!

По залу пробежал шепоток. Двое меченых, а значит безразличных к присутствующим здесь девушкам оборотней принесли в зал скомканную простыню с пятнами крови. Мою простыню, которую я так старательно пыталась спрятать. Меня обыграли.

− Это след от течки. Землянки, к которым относится София, могут приносить потомство на протяжении всего цикла. Причина, по которой она не родила детей своим прошлым супругам, заключается в хитром инструменте. Их вид продумал множество способов регулировать рождаемость.

Кандидатки завистливо ахнули. Даже Лира покосилась с обидой − как я могла скрывать от нее такое?

− Она сама об этом сказала? − голос императрицы крошился льдом.

− Нет, это было в ее мыслях, а так же встречалось в записях, попадавших к нам через портал. Можете лично проверить, матушка.

Отец Сумани переварил услышанное и вновь пошел в аттаку:

− Вы забыли, сколько бед принесло ее появление в Нан-Шэ? Атаки зулу − меньшая из них. В народе ее давно называют ведьмой. Уже были случаи, когда женщины этой расы причиняли вред альраута, нельзя допустить повторения прошлых ошибок.

− Дело только в этом и ни в чем больше? − спокойно спросил Аттис.

− Конечно, − очередной взгляд на меня. Хорошо, что из свободных здесь только потенциальный жених. Шоу ушло в совершенно другую степь, и я сидела с голой задницей, чувствуя себя ужасно глупо.

− И тот факт, что мужчина, которого выбрала ваша единственная дочь, ушел к Софии, никак не повлиял на ваше отношение? − Белая бровь чуть приподнялась.

Вот так. Ловушка для одной стала капканом для другого. Советник сжался в тугую пружину, но лицом не выдал волнения.

− Это тут не причем. Я предан трону.

− Настолько преданы, что позволили ей нанять убийцу из Прокаженных теней? Не лгите, Дариус, я читаю мысли всех, кто находится в этом зале, − а вот и другая сторона правителя. Ласковый и услужливый со мной, он с легкостью подавлял заговорщиков одним лишь тоном. Даже Гаверия неуютно заерзала у себя в роскошном кресле. – Вы использовали свое влияние, чтобы за моей спиной сговориться с завистниками и устроить травлю! И делали это, прекрасно зная о моих намерениях, пользуясь тем, что я проходил последний этап инициации в Верховного Золотого дракона!

Советник молчал.

− Что ж, в таком случае вопросы излишни. Думаю, стоит закончить. Спасибо за то, что потратили свое время и пришли сюда, дорогие потенциальные невесты. Мне жаль, что вы стали свидетельницами подобной сцены. Впредь я буду серьезнее подходить к подбору помощников. Можете идти.

Девушки поднялись со своих мест и без споров пошли к выходу. Я чуть задержалась, пытаясь понять, о чем сейчас думает Дариус. Он посмотрел на императрицу, та коротко пожала плечами: «ничем не могу помочь».

Какой же тугой этот змеиный клубок.

− Постой! − Аттис нагнал меня в коридоре, на ходу снимая плащ. Я позволила себя укрыть (флер уверенности давно развеялся, и стало прохладно). Холеные руки застегнули на шее застежку, мимолетно скользнув по ключицам. − Нам нужно поговорить.

− Хорошее вышло представление.

− Рад, что понравилось. Я боялся, что твой вид помешает мне его прижучить. Все землянки такие неистовые?

Как же быстро он переключался. Только что уничтожал врагов взглядом и вот уже смотрит с таким трепетным волнением, словно сдерживает желание поцеловать. Эй, да он действительно пялится на мои губы!

− Нельзя. Не сейчас, − прочитали мои мысли. − Но я могу порадовать тебя иным способом. Я договорился, скоро ты сможешь увидеть сына.

− С чего вдруг такая щедрость?

− Ты жестока. Я действительно хочу заслужить твою любовь. Правильная женщина делает оборотня сильнее. Иногда близость даже поднимает ранг, данный при рождении.

− Вы и так альфа.

− Всегда есть к чему стремиться, − Он пожал плечами. Мимо, шурша юбками, прошла мать-драконица в окружении свиты. Я кожей ощутила исходящее от нее призрение. Еще бы, план не выгорел. Ей не удалось отобрать у сына любимую игрушку.

− Она привыкнет, − уверенно сказал Аттис. Я шмыгнула носом.

−  Она − возможно. А вот я нет.

43. Глава, в которой кровь проливается в последний раз

Советника Дариуса больше никто не видел.

Возможно, его уволили или даже казнили, но в данный момент это было неважно. Я готовилась к встрече с сыном. Его привели подчиненные императора, держась на почтительном расстоянии, и даже не приглядываясь, я заметила следы укусов на открытых участках кожи. Мой мальчик не разбирал, кто прав, а кто виноват. Досталось всем.

Увидев меня, Фауст опустился на четвереньки и поскакал вперед. Деревянный протез звонко клацал по гранитному полу. Я раскрыла объятия и поймала счастливого росомаху.

− Солнышко, − прошептала, зарываясь носом в жесткие темные волосы. От него пахло росой и домом. − Как же я скучала.

Меня крепко обняли, и мы замерли, нежась в тепле родственной близости. Хотелось, чтобы этот момент никогда не заканчивался. Фауст заерзал у меня на коленях.

− А папа плакал, − поделился он с детской непосредственностью.

− Папа? Ты про… Кори?

− Папа-кот, да, когда никто не видел. Дяди ходят злые, постоянно спорят… Они не могут к тебе прийти, как я?

− Верно, малыш, −  Я крепче прижала его к себе. − Меня хотят сделать правительницей империи Шаа. Как тебе идея? Не нравится? Почему?

− Тогда мы совсем тебя видеть не будем.

Мальчик возмущенно посмотрел мне в глаза, будто говоря: «как тебе могла прийти в голову такая глупость?» Я фыркнула. Он прав. Будто мне позволят с ними остаться.

− Ты должна вернуться. Все стало плохо: я скучаю, дяди тоже, − серьезно поделился Фауст.

− Не могу.

− Ты должна! Ты моя мама, они не могут забрать тебя себе!

− Послушай. Послушай, − повторила, ловя его покрасневшее лицо ладонями, − я постараюсь что-нибудь придумать. Но мне нужна твоя помощь. Ты же мой защитник, верно? Ты должен сказать дяде Харруку, чтобы он не делал глупостей, и что я безумно по всем скучаю.

− Нет, − закапризничал он. − Сама скажи. Сама!

− Ты должен быть смелым. Чтобы я тоже могла, понимаешь? Я вас всех очень люблю, но сейчас мне нужно знать, что вы в безопасности. Это важно. Сможешь передать?

Фауст кивнул, хлюпнув носом. Он был слишком мал, чтобы понять мир взрослых, такой сложный и нелогичный, где все зависело от того, в чьих руках находится власть. Я немного покачала его на руках, шеей чувствуя теплое дыхание. Затем мы пошли гулять по крылу невест.

Здесь оставалось всего три кандидатки: я, Лира и запуганная крольчиха. Лисичка было бросилась тискать умильного детеныша, но Фауст тут же прижал ушки к голове, грозно рыча.

− А он у тебя прелесть, − обиженно заметила она.

− Не любит чужаков.

− Видимо, стоит расценивать вашу встречу, как хороший знак.

− Ты о чем? − Я чуть напряглась. Вечно Лира говорит загадками.

− Сначала император защищал тебя на ужине, затем это. Он уже определился, да? Жаль, я хотела увидеть драконью сокровищницу − говорят, там есть драгоценности со всех уголков света.

− Лира…

Она жестом остановила мои извинения. Мягко улыбнулась, успев схватить Фауста за пухлую щеку, прежде чем тот клацнул зубами.

− Я хотела. Но не надеялась. Быть подругой императрицы даже веселее. Никаких интриг, скучных встреч и обязательного общения с матерью-драконицей. Держись, голубоглазая, они взялись за тебя всерьез.

***

Я поняла, что Лира права, когда пришел советник Кассий и стал задавать вопросы. Его интересовали традиции Земли и способ совместить их с драконьими. Жена императора должна носить красно-золотое облачение, но Аттис настаивал на поиске компромисса, который устроил бы всех. Они уже не скрывали своих намерений!

− Осталось три участницы, и не помню, чтобы я была первой по оценкам наставницы Савии, − заметила я, буравя отца Луиса недовольным взглядом. Он поджал губы.

− Я об этом помню. Поверьте.

− Ваша дочь еще может выиграть, просто поговорите с ним, убедите! Я не подхожу на роль правительницы. Еще в школе я всегда отмазывалась от должности старосты!

− Довольно!! − Он вспылил, но тут же взял себя в руки. − Вы обязаны понимать, насколько это благословенная участь − родить драконьего наследника. Для этого вас призвали. Это ваша роль. Примите ее.

− Хоть себе не лгите! Вы ведь прекрасно понимаете абсурдность ситуации – иномирянка не может быть правительницей. Если вам не плевать на Шаа, как говорил Луис, вы должны вразумить Аттиса!

− Так вот из-за кого мой сын потерял покой… − Мне подарили натянутую улыбку. − Вы действительно опасная женщина, София Ларина. Вам лучше оставить моего мальчика в покое. Он все равно вам не нужен.

Я растерялась. О чем это он? Что теперь мне нужно думать только об одном мужчине, Аттисе, что бредил человеческой женой, как помешенный гик компьютерным персонажем? Или что?

Так и не добившись от меня внятных соображений насчет церемониального наряда, старый лис ушел. Я осталась наедине со своим отчаянием. Нормальные люди попадали в другой мир, чтобы его спасти, мне же как всегда удалось отличиться.

Вечером, по-привычке, пошла на прогулку. Стояла подозрительная тишина. Куда ушли остальные? Невольно перебрала в памяти все важные мероприятия, на которые невесты обязаны были ходить. Нет, ничего такого. Неужели отправили по домам, пока я прокрастинировала?

Надо бы уточнить у парней, охранявших это крыло.

Пройдя через роскошную галерею с рядом колонн, вышла в сад и добралась до ворот. В помещении для стражей никого не оказалось. Отточенное жизнью среди оборотней чутье подсказало − дело плохо. Пора уходить.

Развернулась и тотчас упала, получив чем-то тяжелым в висок. От удара из глаз брызнули искры. Я вскрикнула. Больше испугала не боль, а то, что мир вокруг стал одним смазанным пятном. Я почти ослепла.

− Наконец-то, − произнес женский голос.

На грудь опустилась нога, и я вновь ощутила боль. Ребра затрещали. Вслепую нашарила на земле камень, врезала им по давящей ступне. Напавшая тонко взвизгнула и отшатнулась, а я сумела встать на колени.

Передо мной была Сумани. Молодая рысь морщилась, сжимая в руках подставку от факела, которой недавно огрела меня по голове.

− Привет, София, − протянула она. − Удивлена?

− Не очень… Ты всегда казалась мне достаточно стукнутой, чтобы ворваться в дом, где тебе не рады, – хотя мир кружился вокруг меня диковинной каруселью, я не могла не съязвить. Сумани медленно приблизилась, поигрывая своим оружием.

− Из-за тебя наш клан лишили покровительства, ты знала? Отец не выдержал такого позора. Ты его погубила! − Мне не нравилось, что полоумная девица не понижала голос, крича обвинения. − Лучше бы тебя, а не меня пытали ящеры, лучше бы ты сдохла там, на столбах!

− Как ты сюда попала?

− Посмотри, ты даже не можешь стоять на ногах… слабая тварь из темного мира. Давно надо было заняться тобой лично!

Она замахнулась. Я едва успела увернуться от окованной железом деревяшки. Вскочила, шатаясь вместе с окружавшими меня зданиями. Надо кричать, звать на помощь…

Но ведь Сумани впустили специально.

Поняв это, я чуть не споткнулась. Какой изящный план − использовать одержимую девицу для исполнения грязной работы. Вот почему в крыле никого не было.

− Тебе некуда бежать. Ворота закрыты, тут лишь ты и я, − подтвердила мои опасения рысь. Она наслаждалась часом расплаты.

− Исполняешь чужие приказы, какое жалкое зрелище. Это все из-за мужчины? Я же спасла тебе жизнь!

− Поглядите-ка, какая благородная, само совершенство − так из кожи и лезла, чтобы тебя обожали! Ты  чудовище, пудрящее мужчинам головы. Решила стать императрицей? Не выйдет! − Удар, удар, удар.

Мы оказались в купальне. Хромая, я побежала вдоль бортика бассейна, пытаясь выиграть немного времени, чтобы прийти в себя. Сумани разгадала мою хитрость и, отбросив подставку, пружинясь, прижалась к земле.

Крепкое тело выстрелило вперед. Рысь сбила меня с ног и повалила на мокрые ступеньки. Короткие пальцы накрыли лицо.

− Я спасу Шиана из твоих сетей, − пообещала она. − И императора. И континент. Она все мне объяснила, все рассказала про ваше племя! Вы несете смерть и разрушение!

− Императрица… использует тебя…

Я дернулась, но в противнице проснулись неведомые силы.

− Ты. Всегда. Лжешь! − прорычала Сумани.

Грубоватые черты вдруг исказились. Верхняя губа раздвоилась и покрылась волосками, нос укоротился. Она вскрикнула. Стало ясно: оборотница утратила контроль и начала трансформироваться, вот только выходило не очень.

Женщин никто этому не обучал.

Кожа шла рябью. Сумани пыталась, но не могла вернуться в норму. Хватка ослабла, что не удивительно, − одна из рук стала лапой. Я воспользовалась заминкой и со всей силы пнула оборотницу в живот. По шее напоследок шаркнули ее когти. Сумани отлетела, врезалась в колонну с жутковатым хрустом и затихла.

Я трясущейся рукой коснулась раны. Пальцы тут же окрасились густым красным цветом, затмившим все остальные. Карусель зданий кружилась все сильнее и сильнее и сильнее…

***

Чей-то шершавый язык коснулся ключицы, пробежал до кончика уха и снова ушел вниз.

− Хватит, − простонала я. − Встаю.

Тут перед мысленным взором пронеслись последние события − Сумани, драка, трансформация и смерть. Мне перерезали горло! Я взвизгнула, напугав склонившегося надо мной Каина. Черный дракон был в своей человеческой форме. Обычно бледные губы казались необычайно яркими в свете луны.

«Мышка?»

− Ты пытался меня съесть? Как не стыдно, я еще жива!

«Не пытался. Я зализывал рану»

Верилось с трудом, учитывая, что в начале нашего знакомства он планировал меня прикончить. Хотя не мне его винить. Я  скосила глаза, пытаясь понять, что случилось с Сумани. Дракон быстро заслонил собой неприглядную картину. Ясно, оборотница не выжила. Почему-то эта мысль оказалась пустой и успокаивающей.

– Как ты сюда попал?

– Волк решил, что пора действовать, – за стеной доносились какие-то крики. Прозвучала низкая тревожная песнь горна, и Каин насторожился. – Идем. Он ждет снаружи.

− Я умираю, оставь меня и уходи.

Дракон с иронией постучал ногтем по ошейнику.

«Забыла о нем? Там лишь небольшая царапина» – Он легко оторвал меня от земли и прислушался. К нам приближались стражники императора.

− Должно быть, императрица приказала проверить, как я. Все подозрения падут на тебя. Уходи… Ты должен уйти через крытый сад, − поморщилась я.

Каин считал мои мысли и заскользил в нужном направлении. Мы пересекли десяток комнат и путаных коридоров, пытаясь избавиться от хвоста. Толпа оборотней-стражей наступала на пятки.

− Отпусти, − взмолилась я. − Тебя не тронут, только если я останусь с Аттисом.

Мимика проклятого выразила такой яркий спектр эмоций, что стало ясно. Он не отступится. Никогда. Я смирилась и затихла, пытаясь побороть мучительную головную боль. Казалось, мозг тихо пробивают раскаленными гвоздями.

Нас нагнали, когда Каин забежал в длинный полутемный неф. Со всех сторон смотрели каменные статуи драконов, великих правителей прошлого. Весьма символично, учитывая историю проклятого.

− Я знал, что тебе нельзя верит, брат, − стражники расступились, пропуская Аттиса. Он был в свободном одеянии белого цвет, от его появления кругом будто стало немного светлее. − Натуру проклятого не перебороть. Ты слишком алчен.

− Здесь она умрет! − зло отозвался Каин.

− Она скорее погибнет от твоих лап, чем… – Он осекся, коснувшись моих мыслей, бесцеремонно проматывая их, точно видеоролик.

− Отпустите меня, император. Я не та, кто вам нужен − Я оказалась на полу, с трудом находя равновесие.

Мужчины двинулись навстречу друг другу. Я поняла: они собираются сражаться.

− Нет. Вы не понимаете, не видите всей картины. Только земная женщина может быть достойна трона! − Аттис упрямо тряхнул платиновыми волосами. Шелк затрещал на широких плечах.

В одно мгновение в нефе стало тесно − два обратившихся дракона встали друг напротив друга, скаля пасти. Стражники с благоговением отступили, часть из них кинулась в сторону сада, откуда раздавался многократный волчий вой и рык. Затем… Черное и белое слилось в одно.

За их движениями было сложно уследить; пол сотрясался, с потолка при ударах сыпалась каменная крошка. Чудовищное и при этом неимоверно прекрасное зрелище, наполненное первобытной мощью.

Я видела − Каин побеждал.

Он был вымотан, не умел биться с равными, но все равно сохранял преимущество проклятого зверя. Он теснил Аттиса, заставлял отступать. И хотя атаки казались яростными, чувствовалось, что в них нет стремления убить. Только отвоевать свое.

Так продолжалось, пока внутрь не ворвалась императрица. Гаверия пронеслась мимо меня, прятавшейся за статуей, и алые юбки развевались подобно крыльям.

− ТЫ! − взревела она, заставляя Каина обернуться. − Порочное отродье Кровавой луны!

Я впервые увидела полноценное женское превращение. После неудачи Сумани это выглядело особенно внушительно. Грузную фигуру женщины пронзило импульсом, она выгнулась вперед, опуская на холодные плиты изменяющиеся конечности. И вот против черного дракона было уже два светлых.

Ситуация изменилась.

Дела становились все хуже. Они загнали Каина в угол, пытаясь лишить его возможности увернуться. Гаверия − мощная, пыльно-золотая − метила в мягкое подбрюшье. Что это было – ненависть к сопернику сына или нечто иное? Она боялась его… боялась нас…

Совсем скоро Каин не сможет обороняться, и его убьют. Поняв это, я выбежала из укрытия.

− Хватит! − чудом не попала под удар, нырнув в сплетение лап и чешуйчатых тел. Оказавшись перед Каином, широко раскрыла руки, надеясь, что хотя бы Аттис остановиться. Так и случилось. Белоснежный, как горная вершина, дракон с трудом оттащил беснующуюся мать за шкирку.

«София,зачем…»

«Уйди, не лезь!» − прозвучало почти синхронно.

− Заткнись, Каин… Вы обещали, что не тронете его. Вы обещали мне, Аттис! − закричала до хрипоты. Отступать больше некуда.

− Он сам виноват, − гулко пророкотал император. – Он пытался похитить тебя. Снова.

− Тогда вы вынуждаете меня сдержать свое слово!

Братья сразу поняли, о чем речь. Прочитали в моих мыслях.

− Не надо, прошу, − Аттис стремительно обернулся человеком и опустился на колени. Губа его кровоточила, тело покрывали укусы. − Такая жизнь станет кошмаром, не надо жертвовать всем ради ненасытного порочного чудовища!

− Каин?

«Да, мышка?» − Его мысли отозвались теплой обволакивающей волной.

− Можешь укусить.

Гневный рев Гаверии разлетелся по нефу. Она рванула вперед, но не успела ничего сделать.

Каин трансформировался и, мягко обхватив меня руками за талию, без лишних раздумий погрузил клыки в плечо. Боль. Боль. Какая ужасная боль… Под кожей раскаленной лавой растекалась черная клякса, формируя новую метку…

Агония кончилась также быстро, как и началась. Откинувшись на грудь супруга, я обессилено произнесла:

− По законам Шаа теперь я женщина проклятого зверя. Вы не можете его тронуть. И вашей женой я стать не могу, ведь двум драконам никогда не делить одну женщину. Верно, мой император?

Финал. Месяц спустя


Нам предлагали остаться в саде Дворцов, но с этим местом было связано слишком много неприятных воспоминаний. Вместе с супругами я вернулась домой. Мои мужчины до сих пор плохо ладили, но пережитый ужас заставил их смирить нрав, и жизнь постепенно стала налаживаться.

Не знаю как, но Аттис сумел убедить глав кланов в том, что Каин безобиден и заслужил право жить в городе. Это был его прощальный подарок. А еще единственный способ оставить меня рядом с собой.

Все закончилось даже слишком быстро: и мой уход с отбора невест, и устранение следовавших за этим конфликтов. Клану рысей нечего было нам предъявить. Сумани нарушила закон, проникнув на территорию драконов тайком. Никто не рискнул задаться вопросом, а как именно и для чего она туда попала.

Я долго переживала насчет Гаверии и ее истинных мотивов, но во дворце меня заверили, что вместе с метками мы получили неприкосновенный статус членов императорской семьи. Это было связано с кучей непонятных правил и традиций о непрерывности драконьего Рода, но я не жаловалась. Мы были в безопасности. Пока.

Каин не смог сказать, по какой причине императрица так боялась и ненавидела людей. Она ловко скрывала мысли от обоих братьев. Возможно, она просто пыталась избежать проблем, последовавших бы за эгоистичным поступком Аттиса, − конфликтов с оскорбленными кланами, страха народа перед яхне, падения репутации престола. А связь землянки с проклятым лишь усугубила ее паранойю… Возможно.

Ошейник, спасший мне жизнь, я положила на полку.

В театре Фавианнет все же прошел мюзикл «Красавица и Чудовище», который я украла у Диснея и переиначила на более понятный для альраута лад. Надеюсь, авторское право не скоро до меня доберется. На премьере мы всей семьей сидели напротив императорского ложа. Аттис явился лично и взял с собой девушку-кролика, его будущую жену. Лира проиграла, хотя ее это устраивало  − быть запасным вариантом куда выгоднее.

Я благодарно кивнула, поймав долгий пронзительный взгляд золотого дракона. Прошептала одними губами: «Спасибо». Он улыбнулся, но в улыбке не было ни грамма радости.

Представление прошло с блеском. Оборотням понравилась история любви проклятого зверя и прекрасной девушки, избавлявшей его от проклятия. Мюзикл шел несколько месяцев подряд, потом его повезли по соседним городам. Милева, блестяще сыгравшая главную роль, стала звездой и, наконец, завела себе второго, а затем и третьего супруга.

Заработанных денег хватило на роскошный особняк в центре. Я купила его для того, чтобы у каждого из моих мужчин была своя комната и личное пространство, в старом доме практически невозможно было уединиться. Квартал знахарей с облегчением выдохнул, когда мы съехали.

Харрук по-прежнему жил в своем логове, но при любом удобном случае приходил ночевать под мою крышу. Шиан временно стал членом его стаи, чтобы охранять покой семьи. Я за них не волновалась. Вдвоем эти оборотни легко могли перевернуть землю.

Каин постепенно привыкал к новой жизни. Ему тяжелее других дались перемены. Он частенько оставался дремать в моем кабинете, пока я работала над новой постановкой − только близость со мной могла успокоить его обостренное Пустотами чутье.

Все шло своим чередом.

Моя душа не могла смириться с несправедливостью, так что я продолжила искать ответы в библиотеке абканата. Кем были загадочные предки оборотней, откуда они знали, как рвать ткань пространства и времени? Расследование продвигалось медленно.

Но однажды Луис подбежал ко мне с возбужденным блеском в глазах.

− Я нашел кое-что любопытное. Среди многочисленных записей отыскался дневник того медведя, что жил с человечьей женщиной. Здесь даже сохранился ее портрет, и она чем-то похожа на тебя. Все землянки такие?

Я долго всматривалась в чернильный набросок, подбирая слова.

− Нет, учитель. Все куда проще. Это… это моя мать.

Я плохо помнила свое детство, но ее узнала сразу. Родинка под глазом, роскошная копна вьющихся волос и лукавая улыбка, словно женщина, носившая ее, знала какой-то особый секрет. Татьяна Ларина не сбежала. Ее тоже похитили из нашего мира.

Не успела я переварить шокирующее известие, как произошло еще кое-что. Месячные не пришли по расписанию, и Кориандр с удовольствием диагностировал беременность (а ведь я так старательно избегала близости). И вот в моем теле зрела новая жизнь, заставляя радоваться и нервничать всех членов семьи.

Живот быстро рос, и Шиан полагал, что отцом является именно он. Срок вынашивания тигрят всего три месяца, но я чувствовала, что что-то не так. Не сходились даты.

На протяжении всего срока фантазия подкидывала мне образы мутантов, рожденных от смешения генов и влияния крови зулу. Луис даже специально нашел в дневниках упоминание, что полукровки-медвежата, появившиеся на свет от моей матери, были абсолютно здоровы. Однако я все равно боялась дня родов.

Когда начались схватки, я ждала описываемых в материнских пабликах мук – но все прошло пугающе легко. Спустя час на свет появились трое очаровательных крохотных мальчиков с голубыми глазками и серыми кошачьими ушками. Каждый был не больше двадцати сантиметров.

Кориандр пораженно разглядывал сыновей, не зная, что сказать. Омеги считались бесплодными. Он давно смирился с мыслью, что у нас не будет общих детей.

− Предтечи! − вскрикнул вдруг Шиан. Я как ужаленная подскочила на мокрой от пота кровати.

− Что? Вы их уронили?!

Мои супруги повернулись ко мне, качая на руках уже не младенце, а полноценных серых котят. Мальчики обратились в первый же день своей жизни.

− Они альфы… Все трое.

Бонус! А что было бы, если…

… если бы София не смогла сбежать в первой главе?

Пробуждение далось нелегко. Тело ломило так, словно на нем несколько часов отплясывала группа ирландских танцоров джиги. Я потянулась, чтобы размять мышцы, и поняла одну странную вещь. Мои кисти и ступни были надежно зафиксированы. Словно придавлены чем-то.

− На этот раз удачно, предтечи милостивы.

− Хорошо, что не брюнетка. Он не любит брюнеток.

− Да и блондинок тоже. Хотя пусть радуется, что вообще может себе такое позволить.

− А глаза видел? Голубые − редкий цвет, повезло. Думаешь, нас наградят за такой улов?

Затем довольный смех.

Что-то знакомое… Я уснула с включенным телевизором? Так, стоять! А где мои подушки, где мурчащий под боком Хомячок, и почему я лежу на какой-то холодной и твердой поверхности? Сон как рукой сняло. Я резко открыла глаза.

Сквозь поредевшую соломенную крышу пробивались солнечные лучи, падая мне на лицо. Что за?..

Это не моя спальня! Больше похоже на какую-то обветшалую хижину. Сама я лежу в нижнем белье на каменном постаменте с орнаментом из символов, а мои конечности надежно привязаны веревками к крючкам у его основания. В голову против воли закралась мысль о похищении сатанистами.

Ох! С губ сорвался нервный смешок. Меня похитили, на самом деле похитили. Плюс, я почти без одежды, а это значит…

Так, надо выбираться. И срочно!!

Я покосилась на хлипкую деревянную дверь, отделявшую меня от похитителей. Они что-то собирали, ругаясь себе под нос и обсуждая мою внешность. Продажа людей, подумать только. А ты везучая, Софочка. Собирай-ка яичники в кулак и действуй, пока не отвезли к какому-нибудь богатому извращенцу на потеху.

Сначала надо освободить руки. Хотя бы одну. Я заерзала на алтаре, напрягая мышцы плеч, − все  бесполезно, скрутили на славу.

− Ты слышал? Самка очнулась!

Как он меня назвал? Самка? Это уже ни в какие ворота не лезет, они просто обесчеловечели и низвели меня до уровня животного!

Дверь в соседнюю комнату распахнулась так стремительно, что я едва успела обмякнуть и закрыть глаза. Внутрь торопливо вошел незнакомец – я уловила запах шерсти и каких-то вонючих масел – приблизился к камню. Завис надо мной.

− Ну? − донеслось из другой комнаты.

Он почему-то медлил с ответом.

Я пыталась сдержать желание посмотреть на похитителя, а нос резал его странный дезодорант. Боже, ну чем он душился, дохлой крысой? Внутри все засвербело, я напрягла от усилия губы… и оглушительно чихнула прямо в нависшее надо мной лицо.

Незнакомый мужчина с оранжевыми глазами брезгливо обтерся ладонью. Ухмыльнулся неестественно крупными зубами:

– Бодра, как плотоядная лилия. Неси оковы, будет паковать товар.

Молодец, Софочка. Пять, мать ее, с плюсом за терпеливость и везение!

***

Ехали в тишине. Их явно что-то беспокоило, я могла уловить это даже через ткань мешка, накинутого на голову. Периодически хотелось разреветься, но нет уж – такого удовольствия я им не доставлю.

Судя по внешним звукам и тем отрывкам, что я уловила, пока бегала от маньяков, пытавшихся меня переодеть, мы в джунглях. Или их подобии. Вряд ли ради эксперимента меня перевезли на другую часть света. Банальная логика.

– Пить хочешь? – спросил говнюк по кличке Солус.

Он был тем, кто натягивал на меня  неизвестно откуда взявшийся дурацкий сарафан, тесный в груди и режущий подмышки. К слову, я успела в него плюнуть. В мужчину, не в сарафан.

– Заткнись! Ничего с ней не случится, – прошипела задница, чье имя я еще не узнала, но очень хотела бы знать. Для полицейского протокола. – Забыл? За нами идёт слежка!

Я заерзала среди душных одеял и каких-то бочек – телега, в которую меня кинули, была полна барахла. Интересно, о ком они? В голосах звучал страх. Надо попытаться ослабить тесемки от мешка на шее и освободится – может, пойму, куда меня тащат.

– Она дергается. Еще раскричится, как та, первая… Пусть хоть узнает, куда мы ее везем.

– Ты идиот, – констатировала безымянная задница. Я застонала от несправедливости бытия. Первая? Пусть тот, кто их преследует, догонит нас как можно скорее. Он точно не будет хуже этих киднепперов!

Мы тряслись по кочкам целый день без остановки. Меня ненадолго освободили, чтобы дать поесть и сходить в кустики. Я воспользовалась ситуацией крайне благоразумно – пнула по яйцам самого крупного из двух мужчин и кинулась в странный лес.

Пробежала немного, но на пути оказалась чудовищная елка с «щупальцами» и шаровидными отростками. Завизжав до хрипоты, я остановилась, затормозив пятками, и повернула назад. Где уже поджидал здоровенный волк, стоявший на двух ногах. Антропоморфная тварь оскалила клыки. Насладившись моим немым ужасом, перехватила за талию, водружая себе на плечо, как мешок с картошкой.

– Не ешь меня, чудище лесное! – взвыла я, пиная его по животу.

– Неси веревки, Мантин – нам норовистая попалась. И перестань кусаться, психованная дура, или я оставлю тебя в Пустотах!

Он встряхнул меня так, что я лбом протаранила ствол ближайшего дерева. Перед тем как потерять сознание, заметила одну странность – на небе было два солнца.

Два?

***

 Каким-то чудом я не умерла за неделю монотонной тряски по бездорожью. Пахло от меня ужасно, кожа зудела и скатывалась катышками грязи. К тому времени, как оборотни-пришельцы-похитители привезли меня к назначенному месту, я смирилась с судьбой и готова была принять любые странности.

Это другой мир? Пф, пустяки!

Одного из сопровождавших во время нашего путешествия сожрал неизвестный зверь с жутким голосом? Бывало и хуже, если верить рассказам уцелевших.

Здесь все превращаются в животных и молятся на драконов? Ну, у каждого свои недостатки. Дайте кусочек мыла, и я буду верить хоть в летающих на реактивной тяге гномиков!

– Развяжи ее! – вечность спустя приказал один из оставшихся похитителей землянок.

В дороге я умудрилась выяснить, что это не первый их опыт пространственного перемещения. Но прошлые чем-то не удались. Я оказалось «счастливицей», которой суждено было порадовать некую влиятельную персону. Имени не называли, да и что бы оно дало?

– Твоя правда, он будет не в восторге… Но что мы могли сделать в столь сжатые сроки, да еще и с этой норовистой стервой на шее?

– Лучше в его присутствии так самку не называй. Ни к чему небу и твердыне империи знать про ее побеги. Еще решит, что наши головы слишком бесполезны для наших плеч.

Даже мой измученный разум смог понять, что они называют заказчика слишком уж витиевато. Как какого-нибудь правителя или верховного жреца местного культа. Меня собираются принести в жертву? Судя по развитию технологий, они не далеко отошли от каких-нибудь ацтеков.

Возмутиться и потребовать раскрыть карты не успела.

Они ушли, оставив на моей голове треклятый мешок. Вдалеке зазвучали голоса похитителей, потом – молодого властного мужчины. Они спорили, но слов я не различала. Затем раздались шаги – и меня наконец освободили.

В глаза хлынул свет, пришлось долго моргать и щурится.

Передо мной стоял покупатель. Молодой. Рогатый. А еще невероятно, просто фантастически красивый, точно эльф из книжек Толкиена. Несмотря на усталость, я очаровано всмотрелась в благородное лицо, окружённое длинными белыми локонами. Это он будет меня в жертву приносить?

– Бедная, – прошептал незнакомец, без малейшей брезгливости касаясь грязных спутанных волос рукой. – Что они с тобой сделали? Как же так… я ведь просил…

– Они меня били и морили голодом, – мстительно буркнула я, лишь чуть-чуть приукрашивая правду.

Оборотни за спиной рогатого «Трандуила» задохнулись от ужаса и принялись активно жестикулировать. Но мужчина лишь отмахнулся от них, как от досадной помехи.

– Меня зовут Аттис. И я ни за что не стану тебя обижать… или есть. Ты – гостья в моих владениях, – сказано было таким голосом, что невольно проникаешься верой. –  Позволишь взять тебя на руки?

А, собственно, почему бы и нет? Я за это время точно разучилась ходить, так что о побеге можно не мечтать. Не успела ответить, как Аттис осторожно и трепетно, будто священную реликвию, прижал меня к себе. Серебряные глаза улыбались.

В любое другое время я бы смутилась. А так смогла лишь привалиться к его плечу и показать язык мнущимся рядышком похитителям.

– Повелитель, а как же деньги? – робко спросил Солус, имевший ипостась ворона. – Мы с таким трудом доставили ее в Нан-Шэ, в тайне от матери-драконицы…

– Позже, – ледяным тоном отозвался Аттис.

– … так еще и товарищей потеряли из-за черной твари!

– Ты голодна? Сам вижу, что голодна, – обратился ко мне беловолосый мужчина. – Поспи пока, а я прикажу приготовить тебя немного еды. Землянки же всеядны, как медведи, верно?

Я с трудом кивнула.

– Повелитель?

– Я слышу. Пусть будет так. Вы получите свою награду.

Аттис коротко шевельнул пальцами, и из арки на другом конце пустыря появилось несколько вооруженных стражей. На металлических наплечниках были драконьи морды, накидки блестели чешуей. Сквозь сонное оцепенение я подумала – как же тут серьезно относятся к мифическим ящерам!

Мы завернули за угол. Спустя мгновение до меня долетел короткий сдвоенный вскрик. А затем все снова стало тихо.

– Они заслужили, – улыбнулся повелитель, с легкостью считывая мою реакцию. – Никто не имел права тебя мучить!

***

Что там у нас из плюсов?

Жить во дворце… удобно. Очень и очень. Здесь есть бассейны с розовой водой, меня кормят шесть раз в день (видимо, так Ати компенсирует свой промах), а вокруг сплошная роскошь, тишина и уединение. Чужаков в мои покои не пускают. Даже слуг. Будь у меня любимый ноутбук и вера, что родители не сходят с ума от горя и тоски, посчитала бы, что угодила прямиком в рай. Ах, да, сам император…

Я ему нравлюсь. Безумно. Иногда он смотрит на меня, как филателист на единственную в мире марку. И постоянно напоминает, что я снесу ему яйцо (не то, о котором можно подумать).

Так уж вышло, что я избранница могущественного дракона-императора, правителя земель Шаа, который настолько преисполнился в своем сознании, что решил заполучить себе в жены настоящую инопланетянку из далекого мира, где женщин столько же, сколько и мужчин. А еще мы на взгляд местных жителей чертовски привлекательны. Сравнить не могу – никого из оборотниц не видела.

На этом плюсы кончались.

Если первые дни я могла игнорировать очевидное, пытаясь прийти в себя и переварить жестокую правду жизни, то дальше начинались трудности.

Меня никуда не выпускали. Я могла говорить лишь с Аттисом во время его редких визитов – и почти всегда он задавал вопросы, уточняя, что я люблю или хочу получить в подарок. Посмотреть на столицу, узнать об этом мире больше – не дозволялось. Меня посадили в роскошную клетку, а вдобавок украсили золотым ошейником!

– Это простое украшение, – пытался достучаться император. – Мой дар тебе.

– Сними!

– Я просто хочу, чтобы у тебя было что-то ценное. Что-то, что ты можешь назвать своим…

– Сними! Сними сейчас же, Ати! Или я буду шуметь, пока меня, наконец, не обнаружит твоя злобная мамаша!

Неудачная угроза, знаю. По словам Аттиса, эта венценосная особа скверного нрава легко могла испортить жизнь нам обоим. Но вариантов давления у меня было мало, приходилось импровизировать.

Император на это лишь вздохнул, поцеловал мою руку и направился к выходу, предлагая переосмыслить свое будущее.

– Ты – моя императрица. Я никому тебя не отдам, и вернуться домой ты не сможешь. София, будь благоразумной.

Я с холодной улыбкой представила, как ему в лоб летит дорогая ваза. Белокурый красавчик ответил мягким укором:

– Ты этого не сделаешь… но мне нравится, что ты считаешь меня самым красивым мужчиной на свете.

– Только на Земле! – рыкнула я, швыряя в закрывающуюся дверь туфлю. Щелкнул замок, затем еще один.

Гад обаятельный, маньяк сексуальный… У-у, еще посмотрим, кто кого!

***

В последний раз я смогла дойти аж до главных ворот, когда меня перехватили слуги Аттиса и под шумок оттащили с дороги в кусты. Прошлые попытки побега оканчивались быстрее. Н-да… Слишком уж я выделяюсь на фоне остальных обитателей дворца. И переодеться не во что – в гардеробе одни тряпочки, едва прикрывающие грудь и задницу.

Меня потащили к тайному проходу. Была не была. Плюнув с лоб стражника кляпом, я самозабвенно заорала: «Насилуют, помогите!»

На вопль, как ни странно, пришла подмога. Огромный мускулистый мужик спрыгнул откуда-то сверху и с легкостью, в мгновение ока расшвырял удерживающих меня оборотней.

– Ты цела? – прорычал он, протягивая руку. Я ошарашенно вгляделась в изрезанное шрамами лицо. Было видно, что незнакомец волнуется из-за своего жутковатого боевого вида и пытается смягчить взгляд. – Тебя похитили? Нужна помощь?

– Похоже на то.

 Это ведь не вранье. Мне действительно нужна помощь, а еще меня выкрал из дома и насильно удерживает при себе эгоманьяк с идеальным телом и голосом, от которого мгновенно возникают мурашки.

– Меня зовут Харрук. А ты… довольно необычная девушка, как я смотрю. Уж не на отбор ли невест тебя привезли?

– Это важно?

– Нет, если ты против. Вывести тебя наружу?

– Да, пожалуйста! – чуть не бросилась ему на шею с поцелуями. Харрук от такой прыти был в приятном шоке. Но не успели мы сделать и шага, как рядом материализовался Аттис. Вот ведь телепат ползучий!

– Вижу, ты познакомился с моей дорогой Софией, – дружелюбно и весьма недвусмысленно заявил император, притягивая меня к себе и укрывая рукавами длинного шелкового халата. – Это большое везение! Обычно она не гуляет снаружи, среди чужаков и простолюдинов…

– Вот как? – недоверчиво усмехнулся воин.

– Аттис, ты хамишь, – прошептала я, злясь одновременно и него, и на себя.

– Молчи, любимая, мы потом поговорим. А пока прошу нас простить, я должен отвести девушку в ее покои. Идем, София.

Я тоскливо посмотрела на незнакомого мне, но мгновенно запавшего в душу мужчину. Было в Харруке что-то такое, что сразу располагало к себе. Даже шрамы и рваная щека не могли испортить впечатления.

Он нерешительно вильнул хвостом.

– Тебя зовут София? Надеюсь, мы еще увидимся!

– На свадьбе, дорогой друг, – отозвался Аттис. – Я непременно тебя приглашу.

***

Слухи распространились быстро. Обо мне прознала Гаверия Даветрион, мать правящего императора и единственная женщина, имевшая право занимать его мысли и сердце.

Уж не знаю, сколько ссор вышло из моей скромной встречи с главой волчьего клана, но ко мне Аттис приходил весь на нервах. Чувствуя за собой вину (крепко замешанную на злости), я садилась к нему на колени, гладила по волосам и трогала заостренные кончики перламутровых рогов.

– Она не понимает насколько ты замечательная, – вздыхал император, утыкаясь лицом в мою грудь, пока его руки оглаживали бедра. – Она напугана и не видит дальше своего носа. Но я не дам тебя в обиду. Ты – моя. Только моя.

– Одержимость не является синонимом любви. Ты поймешь это, дорогой, когда полюбишь по-настоящему.

– Я люблю тебя! Драконам достаточно увидеть мысли потенциальной пары, чтобы определиться с выбором! – пылко прошептал он, а я надеялась, что смогу хоть когда-нибудь снять золотой ошейник и снова назвать себя свободной женщиной.

– Ты тоже меня полюбишь… это дело времени…

– Сколько времени? Цикл, десять? Ты похитил меня, стер мою прежнюю жизнь, но все равно ждешь понимания и взаимности. Какой же ты эгоист, Аттис.

– Ты полюбишь… Ты зависишь от меня, считаешь меня привлекательным, и я могу дать тебе все, что не мог тот мир. Деньги, счастье, долгую жизнь и власть над миллионами, – в серебряных глазах сверкала уверенность.

Я устало улыбнулась, целуя его в макушку. Такой взрослый, но такой ребенок. Видеть чужие мысли и не замечать очевидного, – это так наивно, что даже мило. За пять месяцев постоянных побегов, борьбы и пряток от матери-драконицы я перегорела. Стоит ли бороться с неизбежным?

– О чем ты?

Он всегда хорошо меня чувствовал. Лучше стражников, которых можно было обмануть детской считалкой или попсовой песенкой, повторяемой в голове. Лучше даже моих родных.

– О том, что я хочу тебя.

– Правда?! Но… нам нельзя… Надо соблюсти все формальности, пройти обучение… Тогда матушка поймет, какая ты талантливая…

Я заткнула его болтливый рот поцелуем. Безжалостный план родился сам собой.

Думал, что всемогущ? Что свободен? Нет, дорогой, ты в такой же клетке, что и я, вот только из твоей спастись уже не выйдет. Выхода нет. Ты застрял. Навеки. Навеки мой раб и господин…

Как легко с него стекли одежды. Каким робким и доверчивым он был в свой первый раз. И как искусно отзывался на ласки, возвращая их сторицей.

Кажется, мы разбудили стонами каждый уголок столицы. Напугали слуг, взбесили Гаверию, оравшую под нашей дверью, чтобы ей сейчас же открыли.

Я смеялась, накручивая платиновые локоны на пальцы, пока Аттис целовал мой живот.

Поздно, гордая императрица, вашего сына больше нет – есть только мой муж, дракон, нашедший свое проклятое сокровище. Я покажу каждому из вас, что значит разгневанная землянка!

Конец?..

Я пила чай, когда в окне моих покоев появился обнаженный черноокий брюнет с холодным лицом. Ничуть не удивившись, кивком указала на пуфик рядом с собой. Дружелюбно поинтересовалась:

– Это ведь о тебе сплетничают все кому не лень? Пропавший наследник престола, жуткий монстр с черной шкурой? Я успела добыть много полезной информации, пока меня представляли местной аристократии. Знания и здесь сила.

«Будущая императрица… Какая честь!»

Язвит? Какой милый.

– Ты убил нескольких наемников, укравших меня из родного мира… Спасибо.

Он едва заметно приподнял бровь.

И сел. Хорошее начало.

– Сама бы я не смогла отомстить. Таков ваш мир, верно? Без мужчин здесь не выжить, ведь это Шаа. Дикое опасное место. Кстати, угощайся – мои источники говорили, что голод проклятых неумолим, – Я придвинула ему блюдо с запеченным поросенком. – Оно не отравлено. Честно.

«Знаю» – Он усмехнулся. – «Ты готовилась к нашей встречи?»

– Люблю драконов за их догадливость… Шутка, не хмурься, я просто шучу! На самом деле я хотела узнать – зачем ты меня преследовал?

«Просто»

– Просто?

«Мне было любопытно, что же так жаждет получить мой жалкий братец. И, если оно того стоит… забрать это себе»

– А что сейчас скажешь? Не передумал? – Я выпрямилась в кресле, демонстрируя себя во всей красе. Сине-смарагдовое платье с вырезом до косточки бедра обнажало тонкие сильные ноги, на шее сверкали алмазы, а ромбовидное декольте оставляло простор для фантазии. Непроницаемый взгляд проклятого стал еще темнее. Хищные ноздри затрепетали.

«Скажу, что ты спятила, если не боишься меня»

– Поживи во дворце среди ядовитых змей, пытающихся убить тебя при любом удобном случае, тогда поговорим, – Я смягчила тон улыбкой. Безымянный изгой, имевший все права на престол, если бы не особенности его тела, уже понимал, к чему приведет этот разговор. Драконы сразу чувствуют, с кем будут. Тут мой дорогой Аттис не соврал.

Я встала. Черноволосый притянул меня к себе. Обхватил стальными руками, прошипел прямо в лицо:

– Тебя будут искать.

– Как и тебя. Составим друг другу компанию в этой переосмысленной игре в кошки-мышки? Скучно не будет.

«Обещаешь?»

Я рассмеялась:

– Сын советника Кассия весьмо красочно описывал мне океан. Ты был там? Давай посмотрим на красоты твоего родного мира, пока есть возможность!

Внизу, на лестнице раздавался топот вооруженных стражников, прознавших о проникновении врага на территорию дворца. Проклятый оскалился в довольной усмешке:

«Так сильно хочешь наказать их?»

– Не совсем. Одного упрямого дракона следует научить терпению, а еще зрелому взгляду на жизнь и отношения, – Я коснулась груди, где под тканью скрывалась изящная золотая метка. – Не все достается легко – за некоторые вещи нужно бороться. Так мы уходим или как?

«Уходим… но я не обещаю тебя вернуть, чокнутая женщина»


Оглавление

  • 1. Глава, в которой я очнулась связанной…
  • 2. Глава, в которой я встречаю прекрасного эльфа
  • 3. Глава, в которой вопросов становится лишь больше
  • 4. Глава о важности смекалки и умении сказать «Нет»
  • 5. Глава, посвященная новым знакомствам
  • 6. Глава, в которой слетают покровы и раздаются стоны
  • 7. Глава, в которой начинаются неприятности
  • 8. Глава про побег, плен и неизбежное кровопролитие
  • 9. Глава "из огня да в полымя"
  • 10. Глава о правильных приоритетах
  • 11. Глава о первых успехах и разочарованиях
  • 12. Глава, в которой я разрабатываю план
  • 13. Глава про девичьи мечты и девичью же хитрость
  • 14. Глава о старых знакомых и встрече с одним сексистским лисом
  • 15. Глава о решениях, способных все испортить
  • 16. Глава о последствиях
  • 17. Глава о пользе сплетен
  • 18. Глава о подарках и трудностях
  • 19. Глава про тяжкий выбор
  • 20. Глава о тяготах материнства
  • 21. Глава, в которой я встречаю сталкера и узнаю про отбор невест
  • 22. Глава о неизбежном сближении противоположностей
  • 23. Глава о том, как не надо избегать неприятностей или все 33 несчастья
  • 24. Глава «Bот мы и встретились вновь»
  • 25. Глава, в которой я узнаю кое-что новенькое…
  • 26. Глава, в которой мы попали в ловушку
  • 27. Глава про закон и милосердие
  • 28. Глава, пропитанная мучительным ожиданием
  • 29. Глава о том, как превращать врагов в союзников
  • 30. Глава про хмельную пирушку
  • 31. Глава про основы шантажа
  • 32. Глава о страсти и долге дозорного волка
  • 33. Глава про то, как не стать чужим завтраком
  • 34. Глава про то, как стать самой обласканной пленницей
  • 35. Глава о столкновении интересов
  • 36. Глава, пылающая огнем битвы
  • 37. Глава, в которой обнажаются чувства и не только
  • 38. Глава, в которой взошла ужасная луна
  • 39. Глава, в которой впервые звучит правда
  • 40. Глава про отбор невест и бессильную злобу
  • 41. Глава о больших и малых пакостях
  • 42. Глава о том, что не нужно делать на званом ужине
  • 43. Глава, в которой кровь проливается в последний раз
  • Финал. Месяц спустя
  • Бонус! А что было бы, если…



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке