КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Рассеять тьму (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========


Рей не спалось. Лежа на спине на узкой кровати она задумчиво смотрела в потолок. Наверное, если бы на этом потолке были какие-то трещинки, потертости и изъяны, девушка навсегда бы запечатлела их в своей памяти, так долго и пристально она смотрела. Но это был чистый белый потолок спального отсека на корабле, что направлялся к одной из планет Внешнего Кольца, и запоминать Рей было нечего. Кровать была жесткой, на вкус Рей, но довольно удобной, белье приятно пахло чем-то свежим, а свободная одежда для сна не стесняла движений, но уснуть Рэй не могла. Она думала о том, что же ждет их, когда они присоединятся к союзникам Сопротивления: продолжат ли они борьбу немедленно или будут зализывать раны и восстанавливать силы? Они ведь стольких потеряли!

На лбу Рей появилась едва заметная складочка. Столько смерти! Столько боли! Зачем? Ради чего? Великая цель? Рей покачала головой, стоит ли цель – любая цель! Даже достаточно великая – таких жертв? Разве можно платить за что-то жизнью? По, наверное, сказал бы ей, что да, только жизнью и можно, и нужно платить. Рей улыбнулась. Она совсем недавно узнала смелого и отчаянного пилота корабля, но, пожалуй, не сомневалась в своих выводах. Он мог пожертвовать всем во имя Сопротивления, он горел желанием уничтожить Первый Орден, пылая искренней ненавистью ко всем, кто сражался на стороне врага. В своем стремлении Дэмерон не щадил никого и, казалось, ни о ком не жалел. Он сражался яростно и безрассудно, позволяя себе спорить с руководством Сопротивления, не подчиняться приказам и открыто идти наперекор. Да, о его смелых вылазках ходили легенды. Да, его безрассудством восхищались. Да, ему хотела подражать молодежь. Да, многие его действия позволили Сопротивлению совершить существенный скачок в борьбе с Первым Орденом. Но задумывался ли По о цене? Рей покачала головой. Он не задумывался о десятках жизнях, что были принесены на алтарь борьбы. Он не задумывался о том, что если он сам погибнет, то Сопротивление потеряет, пожалуй, лучшего пилота и опытного наставника. Смелость и отвага – это прекрасно, но нельзя считать осторожность трусостью. Но По думал именно так. Его открытый характер Рей уже успела достаточно изучить. По с интересом общался с ней, а Финн горел желанием представить своего друга ей, а ее своему другу. В целом в Сопротивлении все горели желанием перемолвиться с ней хоть парой слов. Последняя ученица легендарного Люка Скайуокера, девушка, обладающая Силой, вытащившая их из-под завалов камней. Девушка, убившая Верховного Лидера Сноука.

Рей через силу усмехнулась. Первый Орден распространил информацию о том, что Рей с планеты Джакку убила Верховного Лидера, и назначил за ее голову щедрую награду. Отчего-то Рей было грустно, она знала, что инициатором этой лжи был Кайло Рен и, казалось бы, действия врага не должны ее волновать, но реагировать спокойно она не могла. Как и не могла забыть того, что случилось на корабле Первого Ордена. Красный зал в отблесках световых мечей, опасный гудящий звук, лихорадка боя, опьянение победой. И…жестокое разочарование, когда Рен отказался отменить приказ. Она даже не поняла сначала – наивная и глупая! – что именно он ей говорит. Ведь в ее воображении он должен был произнести совершенно другие слова, он должен был спасти Сопротивление, отменить приказ…стать на сторону Света. Рей закусила губу. Свет был невозможен для такого, как Кайло Рен. Она поняла это слишком поздно, но поняла. И готова была сражаться с тем, с кем еще пару минут назад стояла спина к спине, отражая атаку личной охраны Сноука. Но была ли она готова убить его? Рей судорожно вздохнула, рывком села на кровати. Он протянул ей руку, он просил ее пойти с ним. Он видел в ней равную, не просто девчонку с бедной планетки, брошенную и одинокую, он видел в ней…союзника? Но как он мог так ошибаться? Ведь она никогда не станет на его сторону, не пойдет по пути Тьмы, хоть он и проще, и легче. Или же горячка боя затмила на мгновение его разум? И он, так же, как и она, в своем воображении слышал то, что хотел слышать? Рей сердито откинула тонкое одеяло. Да что за дело ей до Кайло Рена? До его мыслей, чувств и мотивов? Какая к черту разница?! Какая разница, что в истории ситха все было не так однозначно, как думали все? Какая разница, что сам великий Люк Скайуокер позволил себе жестокую слабость к воспитаннику? Какая разница, что из недопонимания родился жестокий монстр, который убил собственного отца? Какое ей дело до всего этого?! Ей бы с собственной жизнью разобраться! Понять, где ее место теперь.

Сопротивление возлагает на нее большие надежды. Теперь, когда Люка больше нет, она осталась последним…джедаем? Даже в мыслях девушка не называла себя так. Какой она, в самом деле, джедай? Помилуйте! Джедаи – рыцари Света, уверенные в себе, знающие, умелые. А что умеет она? Только световым мечом махать. А что знает она? Разве она что-то знает о Силе, Тьме и равновесии? Ничего! А об уверенности вообще говорить не приходится. Уверена в себе она была на Джакку, где каждый последующий день был похож на предыдущий, где она знала, как выживать и умела это делать. Но не здесь. Она сказала Люку о том, что ей нужен кто-то, кто поможет ей понять, где ее место в этом мире, поможет ей понять, что она есть. Но Люк ушел. А она так ничего и не поняла. Нерадивая из нее вышла ученица. А на нее возложили ответственность, к которой она не была готова! Порой ей казалось, что она не может нормально дышать, так эта тяжесть давит ей на плечи. Она тренировалась дни напролет, изводя себя, но, даже очень уставая, спала крайне плохо. Ее мучила бессонница. К ней приходили в ночи кошмары. Она похудела и осунулась, черты лица заострились, а под глазами залегли глубокие тени. Финн беспокоился о ней, а он бежала от его заботы, как от огня. Он был ее другом, ему она, наверное, могла бы доверить свои страхи и сомнения. Но не стала. Незачем перекладывать на его плечи еще и эту тяжесть. У него и так было много работы в Сопротивлении. Они с По разрабатывали какие-то планы, часами просиживая над картами и чертежами. Рей не вникала. Как и не вникала в то, что же ждет их дальше. Слишком уж она была поглощена собственными переживаниями, хоть и старалась делать вид, что все нормально. И только ночью она могла побыть собой, не носить эту ношу ответственности, слишком тяжелую для нее.

Рей поднялась и накинула на себя некое подобие халата. Может быть, если она прогуляется, то ей станет легче, и она сможет уснуть. Девушка вышла в пустой коридор, едва освещенный лампами, и медленно двинулась в сторону мостика. Ей нравилось там бывать, панорамное окно открывало великолепие Космоса: бескрайнюю глубокую темноту, завораживающую и пугающую пустоту, мириады звезд, рассыпанных алмазной крошкой по бархатному покрывалу Галактики. Рей могла бы, наверное, часами смотреть на все это. И ночью, без лишних свидетелей, этот вид должен был быть поистине прекрасным. Но, оказавшись на мостике, Рей ощутила разочарование: там уже кто-то был. Одинокая фигура, укутанная в темный плащ, вглядывалась во тьму за окном. Рей едва слышно вздохнула. Ей не удастся полюбоваться Космосом, не удастся привести в порядок свои мысли. И они будут мучить ее, пока уже под утро Рей не забудется тревожным сном, не приносящим отдыха. Пока девушка медлила и раздумывала, фигура обернулась, и Рей узнала генерала Органу. Уходить теперь было невежливо и глупо, тем более что Лея едва заметно улыбнулась и кивнула ей, как бы приглашая. Ничего не оставалось, как подойти и встать рядом с женщиной. Лея ей нравилась. Сильная и решительная, истинный лидер. И в то же время мягкая и понимающая, словно мама, которой у Рей никогда не было. Органа знала о каждом в Сопротивлении понемногу, для каждого всегда находила приветливое слово похвалы или ободрения. Ее любили, ею восхищались. За ней следовали из любви, а не из страха. И Рей последовала тоже, смешно было, если бы она не сделала этого, просто потому, что не сделать было невозможно.

- Не спится, - это был не вопрос, а утверждение, и Рей лишь склонила в знак согласия голову, - и уже давно, - продолжила Лея.

Отпираться было глупо, поэтому Рей просто промолчала, устремив свой взгляд за окно, вновь любуясь яркими огоньками звезд. Наверное, ей никогда не надоест это. Еще на Джакку ночами в пустыне, Рей заворожено разглядывала ночное небо, а оно было, как оказалось, и вполовину не так прекрасно, как та картина, что сейчас открывалась ей.

- Ты беспокоишь Финна, - продолжила тем временем Лея.

- Ему не о чем беспокоиться, - дернула плечом Рей.

Почему-то беспокойство друга вдруг вызвало легкое раздражение. Она не собиралась доверять ему свои мысли и чувства, так зачем он беспокоится? Глупые мысли. Настоящий друг всегда будет беспокоиться, даже не зная, в чем причина. Но раздражения это не отменяло, легкого и невесомого, как укол, но от этого не менее значимого.

- Ему, может быть, и нет, - миролюбиво произнесла генерал, - но в целом причина для беспокойства есть, не так ли?

Рей поджала губы, с одной стороны, ей не нравилось, что Органа пыталась влезть ей в душу. Но, с другой, может быть, генерал была единственным человеком, которому девушка могла довериться. Тем, кто не осудит ее.

- Я все думаю о…Кайло Рене, - вздохнула Рей.

- А, - равнодушно произнесла Лея, - я так и думала, что причина в Бене.

И Рей покраснела до корней волос. Она могла поговорить с женщиной о том, что ее беспокоят те большие надежды, которые возлагает на нее сопротивление, о том, что она не знает, как эти надежды оправдать, о том, что она вовсе не джедай, у нее даже светового меча теперь нет! Могла поговорить о том, что хочет быть полезной своим друзьям, но не знает как. Могла сказать, что ее страшит ответственность, необходимость принимать какие-то решения, что девочка с Джакку потерялась в огромном холодном Космосе! Где-то там между «Старкиллером» и тем красным залом на корабле Верховного Лидера. Могла поговорить о том, что никакие священные книги джедаев не могут помочь ей преодолеть свой страх и свою неуверенность, что ей нужна помощь! Люк ушел, и она одна! Совсем одна в этом мире наедине со своими страхами, опасениями, наедине с Силой, которой она не знает, как управлять! Но вместо этого, она произнесла имя Рена. Словно наваждение какое-то.

- Ты знаешь, кем был дед Бена? – внезапно спросила Лея.

Она упорно называла сына Беном, словно отрицая, что Кайло Рен и Бен Соло один и тот же человек, словно отрицая само существование Кайло.

- Дарт Вейдер, - произнесла Рей, - ситх, слуга Императора…

- Злодей, державший галактику в страхе, бич Республики, приспешник Темной Стороны Силы, да-да, - перебила ее Лея, - но…

Она замолчала, словно собираясь с силами. Рей замерла, боясь даже дышать, понимая, что сейчас генерал скажет нечто важное.

- После того, как Империя пала, - начала Лея, - и перед свадьбой с Ханом, я отправилась на Набу. Но вовсе не только за тем, чтобы сообщить приемным родителям, что я выхожу замуж. К тому времени я знала, что Люк – мой брат, а Дарт Вейдер – мой отец. Ты знаешь, что он умер, обратившись к Светлой Стороне Силы? Он спас Люка, убил Императора. Но…- на мгновение Лея замолчала, переводя дыхание, и продолжила, - но я была непреклонна. Годы зверств нельзя искупить одним хорошим поступком, о чем я и сказала Люку. Брат не осудил меня, но и согласен со мной не был. А я, бросив эти злые слова, вдруг стала сомневаться в собственной правоте. И эти сомнения сводили меня с ума. Поэтому я полетела на Набу. Мой приемный отец не был удивлен моим вопросом, сказав, что ждал меня давно. И то, что он мне рассказал, перевернуло мое мировоззрение. Дарт Вейдер, мой отец, был родом с Татуина, затерянной планетки, с климатом жарким и суровым, похожим на Джакку. Он был обычным пареньком по имени Энакин Скайуокер. В нем дремала Сила, огромный потенциал. Он стал джедаем, учеником Оби-Ван Кеноби, а потом он встретил мою мать. Ее звали Падме Амидала Наберри, и она была королевой планеты Набу. Они с отцом полюбили друг друга и тайно поженились. А дальше, - Лея нервно сцепила руки, - а дальше никто не знает точно, что именно случилось, но отец…обратился к Темной Стороне с помощью канцлера по имени Палпатин, бывшего ситхом по имени Дарт Сидиус. Поговаривали, что Палпатин шантажировал его тем, что он убьет мою мать и нас с братом, еще не родившихся, а может быть, в Республике, раздираемой противоречиями, Энакин хотел обрести власть, чтобы защитить жену и детей, и именно это ему пообещал Палпатин. Никто не знал точно. Только отец убил юных падаванов и организовал убийство джедаев, уничтожая Светлую Сторону в себе. Все это рассказали мне приемные родители. Они показали мне старые голограммы с изображением отца и матери. Она была красива, - с какой-то тоской произнесла Лея, - очень красива. Сохранились записи ее речи в Сенате, она была прирожденным оратором. А отец…никто и никогда не владел световым мечом так, как он. Оби-Ван возлагал на него большие надежды. Но…Энакин не справился. Светлая и Темная Стороны долго боролись в нем, как и в Бене, но Тьма в конце концов, победила. - Лея помолчала, а потом, мягко взяв Рей на плечи, повернула девушку к себе, - Рей, я верю, я знаю, что в Бене еще есть Свет, как он был в его деде. Никто не зол изначально и абсолютно. Так не бывает. В каждом есть и Свет, и Тьма. Хан тоже в это верил, - надтреснутым голосом произнесла Лея, - верил до последнего вздоха, я уверена. И я буду верить до последнего вздоха, что моего сына еще можно спасти.

Ошеломленная этими откровениями, Рей, широко раскрыв глаза, смотрела на Лею. И видела перед собой не генерала, что недрогнувшим голосом отдает приказы, что железной рукой управляет Сопротивлением, она видела отчаявшуюся мать, сохранившую в своем истерзанном сердце крохотную искру веры, которая того и гляди погаснет под ледяным ветром реальности. Рей нервно сглотнула, и Лея тут же ее отпустила, отвернулась, чуть сгорбившись.

- Я никому об этом не рассказывала, - произнесла Лея, - Хану это было не интересно, а Люку вряд ли были нужны какие-то уверения. – Генерал помолчала и продолжила, - моего отца погубила любовь к моей матери, - тихо произнесла она и огорченно покачала головой. - Ты знаешь, что джедаям нельзя любить, они должны быть преданы учителю и Силе, должны быть беспристрастны и холодны, никакие эмоции не должны затуманивать их разум? А ситхи в принципе не умеют любить, используя лишь ненависть и злобу, направляя их на то, чтобы увеличить свою Силу. Подумай, девочка, - Лея не смотрела на Рей, - нужно ли тебе это. Ты напугана сейчас, я знаю. Ты не знаешь, как тебе быть, как использовать то, что внезапно обрела, как подчинить себе эту неведомую Силу. Она везде и не отпускает тебя ни на миг, мучает, но и приносит странное наслаждение. Я знаю это, Рей. И я, к сожалению, ничем не могу тебе помочь. Но я рада, - ее глаза вдруг зло сверкнули, - да, я рада, что и Люк больше не может тебе помочь! Ситхи, джедаи, - в ее голос была странная тоска и бесконечная усталость, - все это должно исчезнуть. Все это служение - сущая глупость.

Рей застыла. В ее голове звучал другой голос, человека, что сражался с ней плечом к плечу, а потом звал с собой. Голос, говоривший те же слова, что сейчас Лея, о том, что ситхи и джедаи должны исчезнуть. Но обладатель этого голоса желал лишь разрушения, смерти и бесконечной власти. А чего желала Лея? И словно в ответ на ее мысли генерал тихо произнесла:

- Я хочу мира, Рей. Я так устала от войны, она пришлась на мою юность, а теперь и на закат моей жизни. Я хочу процветания в Республике, я не хочу больше никого оплакивать. И я хочу вернуть своего сына! - Лея перевела дух и продолжила, - Сопротивление возлагает на тебя большие надежды, Рей. И я тоже. Но твой путь, он только твой, понимаешь? И выбор ты должна сделать сама.

***

Возвращаясь к себе, Рей пребывала в еще большем смятении чувств, чем до разговора с генералом. Она была взволнована откровениями Леи, потрясена ее верой в то, что Бена Соло еще можно спасти, в то, что Бен Соло еще жив. Сама Рей не была так в этом уверена, ее веры не хватало. Он убил Сноука, но разве он убил его, чтобы спасти Рей? Ведь теперь Верховным Лидером стал он сам, а она ему в чем-то помогла. И теперь Первый Орден, ведомый яростью и ненавистью рыцаря Рен, сметает все на своем пути, уничтожая жалкие остатки Сопротивления. Не стоит романтизировать Кайло Рена, он монстр, который желает достичь величия своего деда, от звука имени которого до сих пор пробегает дрожь по коже. Но знает ли он, кем был Дарт Вейдер? Энакин Скайуокер. Человек, которого погубила любовь.

Рей закусила губу. Сможет ли она отказаться от дружбы, привязанности, любви? Сможет ли жить ведомая лишь Силой? Этого ей не открыл Люк, этого не открыли ей книги, что она вывезла с Ач-то. Руководствоваться в своей жизни только великой целью, какой бы она ни была? Неким высшим расчетом? Рей машинально набрала на панели комбинацию цифр, пропускающую ее в жилой отсек, дверь бесшумно отодвинулась, и Рей вошла внутрь, скинула с себя халат, уселась на кровать, размышляя на тем, что сказала ей Лея. И вздрогнула, ощутив чье-то присутствие.

Поднимая голову, она уже знала, кого увидит. Знакомым было ноющее ощущение в груди и легкое головокружение, сосущее чувство под ложечкой, как перед опасностью. Она погружалась в Силу. А напротив нее в кресле сидел Кайло Рен, он задумчиво смотрел на нее. Рей вскочила, решив вдруг, что он пришел ее убить, она в панике огляделась, ища хоть какое-нибудь оружие, но у нее не было даже бластера, не говоря уже о световом мече. Да и зачем ей бластер в ее отсеке? Она ведь здесь среди друзей. Фигура в черном молчала, лишь следя за ней глазами. Лицо Рена была непроницаемо, он словно ждал от нее каких-то слов. И Рей, разозлившись, бросила:

- Если ты здесь, чтобы убить меня, то…

- То что? – хмыкнул он, и Рей осеклась, растеряно уставившись на него.

Повисло неловкое молчание, во время которого девушка пыталась собрать остатки своего самообладания. Наконец, с вызывающим видом скрестив руки на груди, Рей решительно спросила:

- Ну и зачем ты здесь?

На мгновение на лице мужчины появилось усталое выражение, неуловимо напомнившее Лею, и Кайло Рен тихо ответил:

- Поговорить.


========== Часть 2 ==========


Он раздражал Хакса неимоверно, и чувствовал это. Это было забавно, Кайло был спокоен, а генерал бесился, что само по себе уже было поводом сохранять спокойствие. Хакс спорил с ним до хрипоты, определяя дальнейшие действия Первого Ордена, и, наверное, Рен был с ним в чем-то согласен: им нужна передышка. Им нужен ремонт кораблей, лечение раненых. Им нужны новые люди. Да, Рен был со всем этим согласен. И спорил чисто машинально, потому что ему нравилось бесить Хакса, и не нравился сам Хакс. Он ненавидел Рена и боялся его, пытался скрыть эти чувства, но разве можно что-то скрыть от Силы? Кайло чувствовал все эмоции генерала по отношению к нему, и раздражался сам. Не так-то просто работать с человеком, который желает тебе смерти. Но выбора не было, Хакс был единственным, кто мог повести людей за собой, неплохой тактик и стратег, генерал был, может быть, излишне самонадеян, но он умел учиться на своих ошибках. И учился быстро, что автоматически делало его опасным врагом. А он был именно врагом, их союз с Реном был явлением временным. Нужно только подождать…чего? Некой капли, что переполнит чашу терпения, за чем последует взрыв, который уничтожит одного из них. И Кайло предпочел бы, чтобы уничтожен был Хакс.

Обладать властью оказалось не так весело, как думалось. Это огромная ответственность, множество дел, решений, которые порой нужно принимать здесь и сейчас, когда нет времени на раздумья, нет времени, чтобы выбрать лучший вариант, да и самих вариантов подчас нет. Он должен был заботиться не только о себе. Да-да, заботиться! И выбирать дальнейшие действия для Первого Ордена. А это оказалось не так-то просто. Нет, цель была известна, и она не изменилась: уничтожить остатки Сопротивления. Но как? Кайло Рен всегда думал, что это задача его подчиненных, он должен отдать приказ, а как это будет сделано, не его забота. Оказалось, что все не совсем так, точнее вовсе не так. Он должен был дать четкие указания о том, что им делать дальше. А он сам не знал, что делать! Рен осознавал, что не очень-то подходил на роль Верховного Лидера. Более того, не очень хотел этим всем заниматься. Но…если не он, то…Хакс. А подчиняться генералу Кайло Рен ни в коем случае не собирался. Поэтому приходилось делать то, в чем совершенно не разбираешься. Да еще и терпеть рядом Хакса, без которого, приходилось это признавать, все рухнуло бы еще в первые дни.

- Нам нужны новые штурмовики! – почти кричал Хакс, - нам нужен новый глава их отряда! Нам нужно больше кораблей, вооружения, людей! Я не…

- Так организуйте, - холодно бросил Рен.

Видимо, слишком холодно, потому что Хакс испуганно отшатнулся, почувствовал, как по коже морозом прошлась Сила, и злобно уставился на Кайло Рена.

- Мы направимся к Базе Первого Ордена на планете Коррибан в системе Хорусет, там сможем получить передышку.

Хакс, приоткрыв рот, уставился на Верховного Лидера, видимо, уже и не надеялся получить четких указаний или даже хотя бы согласия со своими доводами. И вот это уже выбило Рена из колеи.

- Выполняйте! – рявкнул он, - живо меняйте курс, генерал!

Хакс только нервно сглотнул и опрометью кинулся вон из зала для совещаний.

Рен присел за стол и прикрыл глаза. Хотелось разнести к чертям весь зал да и корабль впридачу. Ненависть заполняла его до краев, так, что, казалось, он сейчас в ней захлебнется. Мелко-мелко задрожали стулья и стол, словно при землетрясении, по стене поползла трещина, что-то жалобно взвизгнуло и разбилось. Кайло сжал руку в перчатке в кулак, и «землетрясение» прекратилось. Да, ему надо было думать теперь не только о себе, не только о том, как стать великим, как его дед. Ему теперь нужны были четкие действия, чтобы привести к величию не только себя, но и Первый Орден. А он не готов! Он не умеет никем управлять! Его боятся и ненавидят, но это не имеет ничего общего с уважением, преклонением и почитанием! И это…выводит из себя! А именно сейчас ему следовало бы сохранять ясность ума и холод сердца.

О если бы она пошла с ним! Каждый раз, когда Рен возвращался мыслями к Рей, его сердце начинало стучать в неровном ритме ненависти. Ему казалось, что она предала его. Эта девчонка с огромным потенциалом, почти не обученная, она сумела противостоять ему, впервые взяв в руки меч, она сумела победить, оставить на нем свою метку. Мужчина коснулся пальцами шрама на лице, и невесело усмехнулся. Тогда, на корабле Сноука, где они сражались спина к спине, он почувствовал с Рей странное единение, словно они шли в одном направлении, словно Сила связывала их не потому, что так пожелал Сноук, а потому что так было предопределено чем-то высшим еще до их рождения. А потом она потребовала от него отменить приказ об уничтожении флота Сопротивления. Смешная. Наивная. Сначала он даже не понял, что она говорит. В его воображении она должна была пойти с ним, оставить этих глупцов из Сопротивления, что она называла друзьями. Но она отказалась. Более того, она хотела убить его.

Снова его предали. Сначала это были родители, которые просто сослали его к Люку, не желая прилагать никаких усилий к его воспитанию, не желая понять его. И ладно отец, он всегда был перекати-поле, не мог задерживаться надолго дома, летал по всей галактике, ища приключений, забывая о том, что дома его ждут жена и сын. Но мать! Мать могла бы…А нет! Не могла бы. Она слишком была занята своей Республикой, проводила дни в Сенате, а ночи в кабинете среди вороха документов. Еще и поэтому Рен ненавидел Республику и все, что с ней связано: она отобрала у него мать. Потом его предал Люк, которого Кайло и в мыслях теперь не хотел называть дядей. Он не смог понять своего ученика. Не хотел понять, что нужно самому Рену, тогда еще Бену Соло. Он боялся племянника, видел, что тот сильнее, и завидовал ему! Он хотел убить его, как и эта девчонка, что выхватила у него световой меч. А потом сбежала.

Он ненавидел ее, ненавидел до боли. Окажись она сейчас здесь, он убил бы ее, не раздумывая. Но ее здесь не было. Не было больше даже той странной связи, которую сплел Сноук, словно паук, он опутал их двоих паутиной, что должна была привести Рей к нему. И она, как глупая муха, запуталась в этой паутине. Но если Сноук был пауком, а Рей глупой мухой, то какая роль была отведена во всем этом Кайло Рену? Смог бы он стать наставником девчонке? Обучить ее? Воспитать в ней Темную Сторону? Рен криво усмехнулся. Вряд ли. Он в себе-то безуспешно пытается подавить искры Света, что уж говорить о том, чтобы подавить яркое сияние Силы в Рей. Ему это не под силу. Как не под силу не думать о ней.

Да, ему ее не хватало. Не хватало доверчивого взгляда шоколадных глаз, ее мягкого голоса, не хватало теплого прикосновения руки. И за эту слабость он ненавидел уже себя. И самое смешное, что эту ненависть и этот гнев он не мог использовать, не мог направить в правильное русло, чтобы достичь мастерства. И он тренировался, как одержимый, изматывая себя, чтобы только не думать о Рей. Но и здесь он проиграл. Проиграл какой-то девчонке с убогой планетки, затерянной где-то на окраине галактики.

Дьявол! Рен изо всех сил ударил кулаком по столу, заставив столешницу жалобно задребезжать. Почему, почему она не пошла с ним?! Он ведь просил! Просил, наверное, в первый раз со времен далекого детства. Но она отказалась. А ему казалось, что она могла бы понять его, могла бы поддержать его. Ему хотелось поговорить с ней, но связи между ними больше не было. Или же…

Кайло задумчиво побарабанил пальцами по столу. Связь умерла вместе со Сноуком. Но если он сумел сплести целую паутину, то эти ниточки не так просто порвать. Мужчина прикрыл глаза и расслабился, вспоминая профиль ее Силы, светлый, яркий, ничем не замутненный, с острыми и прекрасными гранями. И Рен потянулся к этому профилю, преодолевая тысячи световых лет, рассекая пространство и время, он устремился мыслями к той, которую ненавидел и которая, несмотря ни на что, была ему отчаянно нужна. Он тянулся, ощущая, как закололо кончики пальцев, в тщетной попытке коснуться ее, он тянулся до ломоты в мышцах. Дыхания не хватало, на лбу выступил пот, Рен пытался управлять потоками Силы, а они ранили его и не давались в руки. Он тянулся, чувствуя, что не может, что он не в силах восстановить эту связь. Сердце колотилось так, что отдавало в ушах, пульсировало в висках, заставляя голову взрываться чудовищной болью, заставляя искры плясать перед глазами. Заставляя мелькать мысли о том, чтобы отступить. Стиснув зубы, он сжал руки в кулак. Он сможет! У него обязательно получится! Он должен увидеть ее! Должен! Ему сейчас это нужно! Пусть это слабость! Пусть это ставит его под удар! Пусть она предала его! Но он хочет увидеть ее.

Что произошло дальше, он и сам не знал, просто в следующий миг что-то изменилось в пространстве, по коже пробежали тысячи мурашек, раня кожу, перехватило дыхание, унялась боль в голове, лишь сердце продолжало стучать, сбиваясь на аритмию, и он увидел Рей входящей в комнату. Он пару раз глубоко вздохнул, на губах заиграла самодовольная улыбка: у него получилось! Пока Рей, которая, наконец, соизволила заметить его, в панике металась по комнате, он откровенно разглядывал ее: свободная майка открывала руки девушки, тонкие и сильные, бриджи обтягивали стройные ноги, темные волосы рассыпались по плечам в живописном беспорядке. Ему нравилось смотреть на нее, он вдруг забыл, что она предала его, и лишь ее вопрос вернул его к реальности:

- Ну и зачем ты здесь?

Вопрос был хороший. Он и сам не знал для чего пришел сюда.

- Поговорить, - ляпнул он первое, что пришло ему в голову.

- Нам не о чем с тобой говорить! – резко бросила Рей, с размаху усаживаясь на кровать.

- Уверена? – изогнул он бровь.

- Более чем, - отрезала девушка, - ты все уже сказал мне на корабле у Сноука! Теперь ты вообще Верховный Лидер, тебе не к лицу общаться с такими, как я. С никем.

- Не для меня! – рявкнул он, мгновенно разозлившись.

- О только не надо лжи! – махнула она рукой.

- Ты не можешь быть никем, - фыркнул он, - ты теперь последний джедай.

На мгновение в ее глазах мелькнула дикая паника, изумившая его, а потом она выкрикнула:

- Не называй меня так!

Она боялась, он чувствовал ее страх, и это чувство наполняло его жгучим наслаждением.

- Что такое? Не нравится твой новый статус? – ехидно спросил он.

- Нет никакого статуса!

Рен чуть склонил голову на бок, пристально наблюдая за Рей, которой было явно не по себе. Она боялась. Но чего? Явно не его – Кайло Рена. И вдруг он понял: Рей теперь, как и он сам, в новом статусе, хоть она и яростно отрицает это. И что делать с этим девушка не знает. Он тоже был таким, потерянным и одиноким подростком, которого не могли понять родители, и не хотел понять дядя. И подросток этот не знал, что делать с обрушившейся на него Силой, которая не вела его в этом мире, а швыряла из стороны в сторону, как бурная горная река, таща по острым камням. Прошли годы, прежде чем Рен научился управлять Силой, но до этого Сила управляла им. И именно этого боится сейчас Рей, а помочь ей некому. Кайло Рен жестоко усмехнулся.

- Не так весело быть джедаем, верно?

- Уж лучше, чем быть ситхом! – фыркнула она, пытаясь успокоиться, но спокойствие это было лишь внешним, Рен знал это наверняка.

Ее переполняли эмоции: страх, гнев, раздражение. Темные эмоции.

- Я предлагал тебе пойти со мной, - небрежно произнес мужчина, - я сумел бы помочь тебе…справляться со всем этим.

- Благодарю! – процедила она, - я прекрасно сумею справиться сама!

- Что-то пока не заметно, - ухмыльнулся Рен.

Она вскочила, взметнулись волосы, взгляд полыхал гневом. Рен невольно залюбовался ею: стремительностью ее движений, страстью гнева в ее взгляде.

- Да что тебе за дело до меня! – выкрикнула она.

Он тоже поднялся, медленно, с удовольствием наблюдая, как гнев в ее глазах сменяется страхом. Рен подошел ближе, а ей было некуда отступать, слишком маленькой была комнатка. Мужчина склонился к ней, чувствуя свежий запах ее кожи, почти касаясь губами ее волос, ощущая профиль ее Силы, от всего этого закружилась голова.

- Хотелось бы ближе знать своего врага.

Рей отшатнулась, в панике огляделась, снова, видимо, подыскивая оружие, которого у нее не было.

- Я…- она запнулась, растеряно глядя на Рена, - не враг тебе!

- Ошибаешься, - хмыкнул мужчина, отходя назад.

Она смотрела на него с видом обиженного ребенка, и мужчину это забавляло. Он вывел ее из равновесия, вызвал в ней темные эмоции.

- Мы еще поговорим, Рей, - он протянул руку, чтобы коснуться ее щеки, но она отдернула голову.

Кайло Рен усмехнулся и разорвал связь.

Он снова был в зале для советов. Ощущения были странные, он все еще чувствовал Рей, ее страх и гнев, ее растерянность и обиду. Свежий запах ее кожи. Но самой ее здесь не было. Рен прикрыл глаза. У него получилось. Он сумел восстановить их связь! Это было тяжело, но он сумел. И поскольку она была теперь в одностороннем порядке, он сумеет извлечь из этого всю возможную пользу. Рей – враг. А врага нужно изучить со всех сторон. И теперь у Кайло Рена была эта возможность.


========== Часть 3 ==========


- Надоело это путешествие! – фыркнул По, - и почему планеты Внешнего Кольца так далеко!

- Ну поэтому оно и называется Внешним Кольцом, глупый ты человек! – рассмеялась Роуз и продолжила мечтательно: - говорят эта Акзила, куда мы направляемся, просто один огромный город на всей планете, как Корусант. Я никогда не видела таких огромных городов.

- Ничего хорошего, - буркнул Финн и, понизив голос, произнес, - говорят и еще кое-что: флот Первого Ордена тоже направляется к Внешнему Кольцу. Ослабленный флот.

Финн посмотрел на По, тот прищурился, в темных глазах заплясали искорки.

- Так, может быть, следует перехватить их до того, как они сумеют зализать раны?

- Нам тоже их необходимо зализывать, - рассудительно возразила Роуз.

- Да брось! – По ухватился за идею, его глаза сверкали, ноздри раздувались, - мы могли бы попробовать, нанести решающий удар! И прибыть на Акзилу победителями! Рей, что ты думаешь об этом? – он повернулся к девушке.

Она недоуменно посмотрела на него. Она почти не слушала друзей во время завтрака в общей столовой, погруженная в свои мысли.

После того, как Бен ушел, она ни на минуту не сомкнула глаз. Сначала Рей металась по спальному отсеку, как зверь в клетке. Сноук мертв, но Бен вновь пришел к ней. Как?! Каким образом эта странная связь сохранилась? Или же Бен сумел ее восстановить? Но зачем ему это? Рей дрожала, как в лихорадке, стыдно было признаться самой себе, что связь, которая пугает ее до дрожи в коленях, в то же время приносит ей странную радость. Словно она не одна. Словно есть кто-то в этом мире, кто ее понимает, пусть даже это ее враг. Да, ей было страшно, но в то же время она была рада видеть Бена. Его она не боялась, Рей боялась себя. Сопротивление возлагает на нее большие надежды, они смотрят на нее и ждут какого-то чуда. А ей очень хочется спросить: какого же? Что она одна выйдет против легиона штурмовиков и всех их разметает? Или, может быть, найдет еще джедаев? Или щелчком пальцев уничтожит Первый Орден? Чего все ждут от нее? И как оправдать эти надежды? И хочет ли она их оправдывать?

Жизнь без эмоций, жизнь в служении. Чему? Силе? Но она не знает, как сосуществовать с этой Силой! Она боится ее! А эмоции? Как можно жить без них? Ведь именно они придают жизни краски, делают ее многогранной, интересной, полной. Любовь и ненависть, гнев и умиротворение, печаль и радость, удивление, отвращение, страх, печаль, тоска. Как можно жить без всего этого? Рей не хотела отказываться от чувств. Не хотела отказываться от себя, от всей полноты и яркости жизни. Не хотела жить в холодной пустоте. Не было никого, кто бы понял ее, кто бы помог ей. А ей так нужна помощь! Иначе, опасалась девушка, она может натворить неописуемых бед.

Все были в предвкушении прибытия на Акзилу, в предвкушении встречи с союзниками Сопротивления. Рей было все равно. Она слишком устала: физически – почти ведь не спала этой ночью, и морально – слишком много сомнений, вопросов, на которые нет ответа.

- Рей? – позвал ее По.

И она вздрогнула.

- Прости, - пробормотала она, опустив глаза в полную тарелку, из которой не съела ни кусочка, - я…

- Рей, что происходит? – решительно спросил Финн, - ты в последнее время сама не своя.

Не своя. Какое точное определение. Простое, но от этого не менее меткое. Она больше не принадлежит себе. И это мучительно.

- Просто, - Рей не знала, что сказать, - я устала немного, - она провела рукой по лбу, - я тренируюсь и учусь…

- Я вижу, что ты устала, - резковато произнес Финн, - но мы все устали. И тебя явно мучает что-то еще.

Рей умоляюще посмотрела на бывшего штурмовика. Его забота, его вопросы не делали ее жизнь легче, потому что она не хотела этой заботы и не хотела отвечать на вопросы. Он ее друг, он переживает за нее. Но она не могла рассказать ему всего, потому что он тоже надеется на нее, ждет от нее какого-то чуда. Потому что она не может сказать ему, что верит в то, что их врага еще можно превратить в друга.

- О чем вы говорили? – решила перевести тему Рей, напрягая память, все же она что-то слышала из того, что было произнесено, - об ослабленном Первом Ордене?

- О да! – оживился По, - мы могли бы перехватить их, пока они не вернули свою мощь, и окончательно их уничтожить!

- А вы? – Рей повернулась к Финну и Роуз, - согласны с ним?

- Ну, - протянула летчица, - мы могли бы спросить генерала Органу.

- О чем спросить? – раздался над их головами мягкий голос.

Они вздрогнули и невольно пригнулись к столу, как нашкодившие школьники. Нахмурился Финн, и закатил глаза По, Роуз невольно улыбнулась, а Рей, обернувшись к женщине, приветствовала ее.

- Никакой самодеятельности, По! – резко бросила Лея, - мы уничтожим Первый Орден в свое время, но не сейчас. Сейчас нам всем нужен отдых. Я могу полагаться на вас, командор?

- Можете, - нехотя буркнул Дэмерон, возвращаясь к своему завтраку.

Ему явно не понравилось данное обещание, но поделать уже ничего было нельзя.

Лея чуть насмешливо посмотрела на них.

- А чтобы вы совсем не заскучали…

- И не натворили дел, - проворчал Дэмерон.

- Именно! – фыркнула Лея и продолжила, - у меня есть для вас задание. Идите за мной.

***

- Альфа, как слышите нас? – повторила Рей.

- Все отлично, гамма, - бодро откликнулся Финн.

- Почему это они альфа, - проворчал По, - командор здесь я.

- Какая разница, - рассмеялась Рей и похлопала пилота по руке, - ты такой ворчун, По!

- Не понимаю, зачем нам лететь на эту планету, чтобы лично встретиться с этим…К…Клир…Клар…Керл…

- Кальриссиан! – нараспев произнесла Рей и повторила, - Лэндо Кальриссиан! Старинный друг генерала Органы и по совместительству оружейный барон с планеты Сокорро. Мы должны передать ему послание от Леи.

- Она могла бы связаться с ним по комлинку, - продолжал ворчать По, - ты не понимаешь разве, что все это для того, чтобы отвлечь нас? Занять хоть каким-то подобием дела?

- Ну и что? – беспечно откликнулась девушка.

«Я бы хотела, чтобы ты осталась здесь, - сказала ей Лея, - но думаю, тебе будет полезно отвлечься от всего этого. Миссия абсолютно безопасна, но ты будешь занята делом, а не только собственными мыслями». И Рей была ей благодарна. Отправиться в полет, снова слушать писк ВВ8, управлять кораблем было прекрасно. Да и путешествия на новые планеты Рей всегда воспринимала с энтузиазмом, не уставая восхищаться многообразием вселенной.

- ВВ8, сведения о планете Сокорро.

Раздался щелчок, потом писк, мелодичные переливы, Рей внимательно слушала. Но не только она.

- Отлично! – фыркнул По, - пустынная, скалистая местность, засушливая погода. Неужели на всем Внешнем Кольце нет планеты с нормальным климатом!

Рей всерьез задумалась над его вопросом. Но ее размышления были прерваны.

- Эй, гамма! – раздалось в наушниках, - мы почти на месте.

Рей с жадностью смотрела вниз на неприметный шарик планеты, ее совершенно не волновали слова ВВ8 о неприглядном пейзаже и суровом климате. Может ли быть что-то однообразнее песка? Вряд ли. И она, наверное, навсегда сохранит этот детский восторг познания чего-то нового.

Посадка прошла успешно.

- И как нам найти этого К…- мрачно поинтересовался По, окидывая взглядом небольшой городок, раскинувшийся вокруг космопорта.

- Спросить, - передернула плечами Роуз.

- У первого встречного? – не сдавался командор.

- По, - протянула Рей, - перестань. Смотри, - она указала рукой на большое здание, которое переливалось всеми огнями в лучах заходящего солнца, оттуда слышалась нестройная музыка, громкие голоса, смех. – Это похоже на место, где могут знать, как найти оружейного барона, не так ли?

- Уверена, что туда безопасно идти? – обеспокоено спросил Финн.

- Нет, - фыркнула Рей, поправила посох на плече, проверила, на месте ли бластер, и решительно направилась вперед.

- Казино! – в голос воскликнули Роуз и Финн, когда все четверо оказались внутри, и синхронно поморщились.

По и Рей удивленно переглянулись, но ничего не сказали. Пустынница уверенно продолжала путь вперед, ловко лавируя в толпе, она хотела подойти к барной стойке, но не успела – путь ей заступили две высокие и мощные фигуры, синхронно сложили огромные руки на мускулистой груди, и тот, что справа, поинтересовался.

- Эй, вы куда? – он подозрительным взглядом окинул компанию, - у нас здесь чужаков не любят.

На мгновение Рей показалось, что в казино стало тише, она нервно огляделась, но, казалось, никто не замечает этой сценки прямо в центре зала.

- Мы ищем Лэндо Кальриссиана, - выступил вперед По, слегка оттесняя Рей вбок и назад.

С ехидцей отметив про себя, что имя Дэмерон назвал правильно, Рей постаралась сосредоточиться на том, что происходило здесь и сейчас.

- Зачем вам босс? – осведомился тот, что слева.

- Так вы знаете его! – обрадовалась Роуз.

Мужчины не удостоили ее ответом. Они продолжали мрачно и недружелюбно смотреть на чужаков, рискуя своим взглядом прожечь на них дыры.

- Нам нужно доставить срочное послание вашему боссу, - наконец, произнес Дэмерон.

- Можете передать его через нас, - сказал левый.

- Только лично ему, - отрезал пилот.

Мужчины переглянулись, синхронно пожали плечами, а потом так же синхронно развернулись, чтобы уйти.

И Рей решилась. Терять было нечего, она не знала, получится у нее или нет. Но ведь если не попробуешь, то никогда не узнаешь. Девушка шагнула вперед.

- Вы отведете нас к своему боссу, - мягко произнесла она, чувствуя, как вибрирует Сила, какую мощь обрели простые слова, и она может управлять этой мощью.

Секунда, последовавшая за этим, для Рей растянулась на целую вечность. Две крупные фигуры, замершие перед ней, изумленное лицо Финна, блеск в глазах По, одобрение Роуз. И Сила. Сила, текущая сквозь пальцы по направлению к охранникам, слова, опутавшие их, разум, который больше им не принадлежит.

- Мы отведем вас к боссу, - хором повторили они, - идите за нами.

Они уверенно двинулись сквозь толпу, раздвигая народ, который, впрочем, и сам спешил убраться с дороги.

Рей замерла на мгновение.

- Идем же! – толкнула ее в бок Роуз, и пустынница поспешила за своими друзьями.

Их проводили в роскошный кабинет. Рей с любопытством оглядывала светлые стены и темный пол, стол из прочного пластика, стоявший у дальней стены, раскиданные тут и там, кресла, сплетенные из металла, причудливо изогнутые. Девушка не была уверена, что на них удобно сидеть.

- Что за бред вы несете? – раздался грозный голос.

И в кабинет стремительным шагом ворвался высокий темнокожий мужчина, за его спиной развивался кремовый плащ, одет он был в светлые одежды и темные сапоги, в руках его был бластер, приведенный в боевой режим. За мужчиной спешили несколько разномастных персонажей: высокая и тощая, как жердь, девица с огненно-рыжими волосами, настороженно поглядывающая вокруг; маленький пухленький человечек, который все вытирал пот со лба платочком; грозный зексто, в каждой из четырех рук которого было какое-то оружие; и даже вуки, который мгновенно взревел, завидев чужаков.

Финн дернулся было к бластеру, но рыжая девица совершила молниеносный бросок, руку мужчины вмиг опутало подобие хлыста, рыжая недобро ухмыльнулась.

- Одно мое слово, и ваш друг останется без руки, - любезно произнес Лэндо, наводя пистолет на По, зексто тем временем держал на прицеле Рей и Роуз, - мы здесь не очень-то любим чужаков. Времена, знаете ли, опасные. Поднять руки! Всем!

По, Рей и Роуз подняли руки, Финн поднял одну.

- Славно, - склонил голову на бок оружейный барон, - кто вы такие? У вас есть одно слово, прежде чем, я отдам приказ приказ вас убить.

- Лея Органа! – выпалил Финн, судя по его напряженной позе и страдальческому выражению лица, хлыст доставлял ему немалые страдания.

Бластер в руке Лэндо дрогнул, Рей почувствовала, как по спине пробежал холодок. Решимости на лице мужчины заметно поубавилось.

- И что же хочет от меня генерал Органа? – спросил Кальриссиан.

- Она передала тебе послание, - ответил По, рука его потянулась к нагрудному карману, и была остановлена ревом вуки.

- Без резких движений, - велел Лэндо, - медленно, очень медленно доставай свое послание.

Рука командора медленно продолжила свой путь к карману, Рей нервно сглотнула, стоять под прицелом было не очень-то весело. Она могла бы, наверное, снова применить внушение. Но вряд ли она сможет применить его ко всем людям Лэндо, да и передавать послание Леи и влезть в голову человека, на помощь которого она рассчитывает?

«Я хочу, чтобы он помог нам. Оружием, людьми, связями. Он очень влиятельный человек, и не только среди контрабандистов. Конечно, он не станет делать это бескорыстно, но у меня есть, чем заплатить ему. Он может отказаться помогать даже за плату, но он кое-что должен мне, - хитро улыбнулась Лея».

Вспоминая сейчас эти слова, Рей не была уверена, что план генерала сработает. Лэндо не выглядел человеком, которым можно манипулировать. Да и особой радости на его лице при упоминании имени Леи Органы не возникло. Но он хотя бы не пристрелил их сразу же после этого. Можно ли считать это достижением? Решив, что все они никудышные дипломаты и лучше бы Лея действительно связалась с Кальриссианом по комлинку, Рей продолжала наблюдать за рукой По. У нее внезапно отчаянно зачесался нос, и это было смешно: находясь под прицелами бластеров, уже не думать о них, а думать о том, как зудит кончик носа. Но руке По было не суждено достигнуть конца пути, внезапно раздался дикий грохот, с потолка посыпалась штукатурка, по дальней стене побежала трещина, Рей покачнулась, в зале послышались визги и крики паники, а потом задняя стена казино просто рухнула, открывая взору Рей корабль Первого Ордена, отряд штурмовиков, бегущих прямо на нее и…человека в темном.

Реакция Лэндо и его людей была молниеносной, они оставили незадачливых делегатов, и мгновенно начали перестрелку. Рей ахнула, когда заряд бластера просвистел рядом с ее головой, следующий ударил в причудливый стул, кидая его в ноги девушке, она зашипела от боли. А фигура в черном надвигалась прямо на нее. Сердце ушло в пятки. На мгновение она подумала, что это Кайло Рен. Но нет, просто высокий и черноволосый ситх издалека был очень похож на Кайло, но это был не он: черты лица были острее и мельче, глаза отливали бледной голубизной, сжатый в узкую полоску рот, презрительно кривился. Рей выхватила бластер, выпустила несколько зарядов, которые ситх отклонил небрежным движением руки. Девушка попятилась, кроме посоха, оружия у нее не было, и именно его она сейчас изо всех сил сжимала в руках. А темная фигура наступала на нее, окидывая холодным взглядом, словно она была не более чем пустым местом. Наконец, загнав ее в угол, ситх остановился, Рей во все глаза смотрела на него.

- Ты пойдешь со мной, - мягко произнес ситх.

Рей лишь фыркнула. Еще чего! Никому она не позволит манипулировать собой.

- Черта с два! – рявкнула девушка и в следующий миг попыталась достать ситха посохом, он ловко ушел в сторону, на лице его появилось выражение легкого удивления, смешанное с брезгливостью. Рей ударила еще раз, на этот раз задев край темных одежд.

- Мне сказали привести тебя живой, - задумчиво произнес ситх, - но я могу и передумать.

Он активировал световой меч, перед глазами Рей полыхнуло темно-лиловым, на мгновение ослепляя ее.

- Давай, мусорщица, покажи, на что ты способна.

Девушка замерла, сжимая посох в руках, примеряясь, как бы ударить, но ситх больше не дал ей времени на размышления. Он резко напал, заставляя Рей отскочить почти в панике, жар светового меча опалил ей кожу, на стене появилась уродливая зарубка, противный скрежещущий звук заставил передернуться. Снова удар, снова жар. Она прыгала из стороны в сторону, пытаясь уйти от смертоносного оружия, пытаясь вывернуться из западни, в которую сама себя загнала. В какой-то момент по руке прошлось лиловое лезвие, заставляя закричать от боли, в душе вспыхнула злость. И Рей заставила себя замереть на мгновение, не метаться беспорядочно, прислушаться к себе, ощутить Силу. Резкое движение кистью, меч ее противника дернулся в сторону, освободившегося пространства, хватило Рей, чтобы проскользнуть мимо. Она оказалась сзади и нанесла удар по руке ситха, собираясь выбить меч. Но противника не оказалось там, куда она метила, однако Рей получила некоторую свободу действий. Сила против Силы. Меч против посоха. Ситх против…джедая? Рей с трудом пыталась достичь какого-то спокойствия, прислушаться к себе, к окружающему миру – нет, ничего у нее не выходило. Злость, гнев, боль в раненой руке заставляли ее идти путем Темной Стороны. Она словно танцевала с посохом, уворачивалась от меча, била в ответ, не оставляя противнику шанса победить, но и сама она не могла перейти в наступление, а только защищалась. В какой-то момент она замерла, скованная чужой волей, все мышцы словно парализовало, ситх с презрительной усмешкой подошел к ней, разглядывая, как диковинный экспонат.

- Недоучка! Пытаешься использовать обе стороны! – фыркнул он, - ни джедай, ни ситх. Никто! Песчаная крыса с убогой планетки!

Он вторгался в ее разум, ломая барьеры, пытаясь подчинить себе волю, причиняя чудовищную боль, которая вырвалась с диким криком, перед глазами все закачалось. Он вламывался в ее разум грубо, насильно, ему было все равно, что извлечь, главное – причинить боль. Она должна держаться, она не даст ему продвинуться дальше. Но очередной барьер пал, ее воля оказалась подавлена. Нет! Она не позволит! Ей не хватало воздуха, она не видела ничего вокруг, все кружилось в диком танце разноцветных огней, в ушах стоял гул, в котором не было отдельных звуков. Рей сжала кулаки, до крови прокусила губу. А в следующий миг ее тело вновь обрело подвижность, полуслепая от боли она нанесла удар, выбивая меч из рук ситха, а его самого из своей головы. Снова удар, мужчина с изумлением отер кровь со своего лица.

- Песчаные крысы на Джакку имеют острые зубы! – прошипела она, резким движением руки заставляя противника отлететь назад, отклоняя выстрелы бластеров, наступая на фигуру в черном.

- Рей! – услышала она крик и стремительно обернулась.

По, отбивавшийся от двоих штурмовиков, указывал на Финна, которому нужна была помощь. Рей кинула быстрый взгляд на ситха, он со злобой смотрел на нее, потом снова на Финна – он был на волосок от гибели. С рычанием Рей кинулась на помощь к другу, вступая в неравную схватку со штурмовиками. Впрочем, люди Кальриссиана хорошо знали свое дело, штурмовики отступали. В тот момент, когда их корабль поднялся в воздух, Рей ощутила настолько мощную волну злобы, что не устояв на ногах, рухнула на колени.

- Рей! – Финн упал рядом, - что с тобой? Ты ранена?

Она тяжело дышала, как будто рыба, выброшенная на берег, прижав руку к груди.

- Рей! – мужчина приподнял ее лицо за подбородок, заставляя встретиться с ним глазами, - Рей, - уже мягче повторил он.

И под его взглядом Тьма отступила, чужая злоба больше не имела над ней власти. Дружба, привязанность, любовь, благодарность, нежность окутали ее мягким покрывалом, оттесняя Тьму.

- Все нормально, - тихо произнесла Рей, ответом ей был скептический взгляд.

- Ни черта не нормально! – рядом оказался Лэндо, его светлый костюм был весь в саже и пыли, а кремовый плащ превратился в грязную изорванную тряпку, на скуле у него лиловел синяк, губа была разбита. Он мрачно смотрел прямо на Рей, - это ты привела их сюда!

- Что ты несешь! – возмущению Финна не было предела, он вскочил на ноги, зло глядя на Лэндо.

- Они пришли за ней! – рявкнул Кальриссиан.

- Они пришли накрыть твой притон, - отрезал По.

- Нет, - покачал головой Лэндо. – Им нужна была девчонка. А мой притон…всего лишь оказался на их пути.

Рей растеряно смотрела на Кальриссиана снизу вверх, теперь, когда опасность миновала, она ощущала невероятную слабость, она попыталась потянуться к Силе и зашипела, словно обожглась. Девушка нервно облизала пересохшие губы. Что, если Лэндо прав? Что если они пришли за ней? Ведь она убила Сноука, за ее голову наверняка назначили хорошую цену. А этот ситх, он, наверное, один из рыцарей Рен. На мгновение она подумала, что здесь Бен, что он…что? Пришел за ней? Случайно оказался здесь? Девушка рассеянно покачала головой. Как бы там ни было, если Лэндо хоть на сотую долю прав, она нигде не в безопасности, и те, кто рядом с ней, тоже.

- Рей! – окрикнул Дэмерон.

И Рей с удивлением огляделась, все взгляды были устремлены на нее, повисла тишина.

- Идемте, мастер-джедай, - со вздохом протянул ей руку Кальриссиан, - в конце концов, - он с усмешкой посмотрел на По, - у вас еще послание для меня. Я мог бы не сомневаться, что Лея не пришлет, кого попало.

Рей с опаской вложила свою руку в ладонь мужчины, поднимаясь.

Мастер-джедай, это наименование заставляло холодок бежать по коже.


========== Часть 4 ==========


Кайло Рен жадно смотрел на кроваво-красную планету внизу. Коррибан. Оплот ситхов, оплот Империи, а потом и Первого Ордена. Оплот Темной Силы. Кайло был здесь всего лишь несколько месяцев, когда проходил завершающий этап обучения и посвящение в Рыцари Рен, и тогда мощь Темной Силы, что царила здесь, чуть не убила его. Он помнил это ощущение ужаса, граничащего с паникой, на него надвигалось нечто, что хотело сломить его, подчинить себе, а он сопротивлялся изо всех сил. Он так и не понял, правильно ли было то, что он боролся с этой Силой. Может быть, ему следовало бы починиться ей тогда? И не было бы мучительных попыток заглушить в себе Свет, не было бы колебаний, раздумий, не было бы разрывающей душу на части неизвестности. Ощущения, что ты сам себе чужой.

Сейчас, заходя на орбиту планеты, Кайло вновь почувствовал эту Силу, но теперь он мог противостоять ей, он внутренне уже приготовился к жестокой борьбе. Только внезапно Темная Сила вовсе не собиралась его ломать, она словно бы текла рядом, нескончаемым потоком, стоило только протянуть руку, и он мог взять ее, использовать или же течь вместе с ней. Рен нахмурился. Значило ли это, что он закончил свое обучение? Что он сумел подавить в себе всякий Свет? Что теперь планета примет его? Ему бы радоваться, но почему-то он испытывал грусть и чувство потери. В самом деле, проснулось глухое раздражение на самого себя, тебе не угодить, Кайло Рен.

Никакой суеты, шаттл легко зашел на посадку, приземляясь на каменистой площадке. В лицо ударил колючий ветер, перед Кайло простиралась каменистая равнина, пустынная, ни единого живого растения, ни единого животного: все спряталось – выжить на поверхности длительное время невозможно. Вдалеке суровой грядой выстроились красновато-коричневые скалы, своими пиками подпирающие пасмурное небо. Солнце здесь появлялось очень редко, и тогда было безжалостно – на смену холоду приходила иссушающая жара, заставляющая трескаться эту неуютную землю, губящая то немного живое, что отваживалось выйти на поверхность.

Их встречали солдаты и штурмовики, якобы почетный эскорт, и…человек в темном, которого Рен не видел вот уже несколько лет. Дыхание перехватило. Нет, он не боялся его. Но…опасался.

- Лиам, - холодно кивнул Кайло.

- Кайло, - его голос тоже теплотой не отличался, - следуй за мной. Он легко развернулся, не боясь подставить Кайло спину. Мужчина хмыкнул. Были времена, когда такие действия могли закончиться плохо для Лиама Рена.

Все свое обучение в Ордене рыцарей Кайло и Лиам боролись за первое место среди учеников. Они ни в чем не уступали друг другу: ни в Силе, ни в мастерстве. Сегодня побеждал один, а завтра другой. Гонка, соперничество, вражда, которую одобрял Сноук. Но Кайло был учеником Верховного Лидера, а Лиам – нет. Зато тот происходил из хорошей семьи, которая всегда служила Темной Стороне Силы, а Кайло разрывался между Светом и Тьмой.

Кайло совершенно не нравилось такое повышенное внимание к его персоне. Эскорт? Его поведут куда-то…к кому-то? Мужчина бросил испепеляющий взгляд на Хакса, думая, что это его рук дело, но судя по неестественно бледному лицу генерала, который и обычно-то здоровым цветом лица не отличался, это устроил не он. Да и вряд ли генерал смог бы приказывать Лиаму. Ему вообще мало кто мог приказывать. Но кто же тогда? Выбора, однако, не было: вступать в бой с отрядом штурмовиков и солдат и выйти победителем не смог бы даже он. Он силен, но не всесилен. Пока что он хотел сохранить и жизнь и здоровье. Мгновенно вспыхнувшая ярость была подавлена голосом разума.

Напустив на себя надменный и безразличный вид, гадая о том, к кому же он сейчас направляется, Рен ступил на неприютную землю Коррибана, со всех сторон его окружили солдаты, и так он двинулся вперед к наполовину вырубленной в скале, наполовину подземной Цитадели ситхов. Темные холодные переходы, просторные залы, едва освещенные, скала, мертвый камень, поддавшийся живым рукам. Кайло Рен и хотел бы внимательнее рассмотреть это место, да вот только эскорт мешал. И собственные мысли. Куда его ведут? Как смеют его куда-то вести? Он Верховный Лидер! Сноука больше нет! Никто не смеет ему приказывать! Впрочем, ему и не приказывали, его просто повели куда-то. Рен мрачно усмехнулся, нащупал в складках плаща рукоять светового меча. Что же, если надо будет, он дорого продаст свою жизнь.

Его привели в большой круглый зал, стены и потолок которого отражали тысячи огоньков, словно рассыпанных в воздухе, но не дающих достаточно света. Ближе к стенам сохранялась плотная тень, в которой он сумел различить фигуры в темных балахонах, перед которыми почтительно склонился Лиам и тут же отступил куда-то за спину Кайло, заставив пробежать неприятный холодок по коже последнего. Подставлять спину бывшему сопернику Кайло ни в коем случае не хотел. Мужчина быстро огляделся: шесть, закованных в некое подобие доспехов воинов. Охрана? Элитные солдаты? Чьи-то телохранители? Но чьи? И насколько они обучены? В конце концов, он уже однажды расправился с личной охраной Сноука. Но тогда с ним была Рей.

Рей. Уголки губ чуть дрогнули. Воспоминание о том, как они сражались спина к спине, были одними из самых сокровенных и самых драгоценных для него. Не имело смысла это отрицать. Он бы хотел иметь такого союзника – которому ты можешь доверить спину. Между лопатками снова пробежал холодок, чудовищным усилием воли Кайло заставил себя не поежиться.

- Приветствуем тебя, рыцарь Рен, - раздался мягкий женский голос.

И из тьмы выступили три фигуры в темных плащах с капюшонами, скрывающими лица. Мужчина вздрогнул. Ситхи?! Но это невозможно! Их, как и джедаев, не осталось в галактике! Сноук был последним! Он невольно попятился и тут же проклял себя за эту трусость.

- Тебе нечего опасаться, рыцарь, - произнесла фигура, - ты здесь дома.

Она откинула капюшон. На Рена смотрела высокая светловолосая женщина со светлыми серыми глазами и бледно-серой кожей. Она не была человеком. А если и была, то когда-то очень давно. И, возможно, сама уже не помнила о тех временах. Право, Рен никогда еще не видел настолько светлых глаз, цвета серебра. Ее спутники тоже откинули капюшоны – двое светловолосых мужчин с такими же глазами. Близнецы.

- Меня зовут Каллисто, - мягко произнесла женщина, - это Арктур и Аркад. Мы рады приветствовать тебя, рыцарь! Ведь именно мы вели тебя сюда.

Рен растеряно уставился на них. Они вели? Но…

- А ты думал, что сам принял решение вернуться на базу Ордена? В обитель ситхов? – женщина слегка улыбнулась, но глаза ее при этом оставались холодными, - мне жаль тебя разочаровывать, маленький рыцарь, но это не так.

Мгновенно вспыхнувшая ярость затопила его с головой, глаза полыхнули злобным блеском. Когда же он будет сам по себе? Почему его все время ведут?! Сначала Люк, потом Сноук, теперь вот эта троица! Как же ему это надоело! Он может быть самостоятельным, сам принимать решения, сам строить свою судьбу и судьбу Первого Ордена! Рен чуть подался назад, автоматически занял стойку, как для атаки. Троица, казалось, этого не заметила. Арктур и Аркад остались неподвижны, чуть подалась вперед Каллисто, по губам ее снова скользнула холодная улыбка, в глазах мелькнуло выражение интереса, и тут же пропало.

- Ты оказал нам услугу назвавшись Верховным Лидером, - произнесла она, как ни в чем не бывало, хотя не могла не почувствовать его ярость, - ты им и останешься, если угодно. Но мы во главе Первого Ордена, не забывай об этом.

Каллисто пристально посмотрела ему в глаза.

- Никогда не забывай, - нараспев повторила она.

И он снова почувствовал, как его ломают, как чужая темная воля подчиняет его себе. Ненавидя себя, желая разрушить здесь все, уничтожить саму Цитадель, он опустился на одно колено, склонив голову, признавая власть этих троих, признавая власть их Силы.

- Что же, маленький рыцарь, мы рады, что ты с нами, - произнесла женщина, - мы скорбим о твоей утрате. Сноук был хорошим учителем, он сумел воспитать достойного ученика. Твоей задачей, рыцарь, помимо всего прочего, будет найти его убийцу и привести к нам.

Рен вздрогнул, но не позволил себе поднять головы, чтобы не выдать себя неосторожным взглядом. Рей. Думал ли он, когда лгал Хаксу, что теперь девчонка будет в опасности? Думал ли он, что ему будет до этого дело? Он бы ненавидеть ее должен! Но от мысли о том, что ее придется привести сюда в обитель Тьмы, его сердце судорожно сжалось, перехватило дыхание. Рей, чистая и светлая, растеряна и испуганная девочка, окажется здесь? Это было невозможно. Он был готов уничтожить Сопротивление, он жаждал этого! Он убил своего отца! И был готов убить свою мать. Но Рей должна была остаться тем Светом, что был в его жизни. Он словно отдал ей светлую частицу себя, чтобы она сохранила ее. И если умрет Рей, умрет и это Свет. Но не этого ли он хотел? Не к этому ли стремился? Тебе не угодить, Кайло Рен.

- Как прикажете, - ровным голосом произнес он.

- Кроме того, - женщина, казалось, не заметила его реплики, - восстановив силы Первого Ордена, ты отправишься к планете Акзила – флот Сопротивления сейчас там, и уничтожишь его. Желаешь ли ты оставить генерала Хакса во главе флота Первого ордена?

Рен задумался. Он ненавидел Хакса, а Хакс ненавидел его, но Кайло знал Хакса вдоль и поперек, его мотивы, чувства, побуждения, стремления, цели. Новый генерал тоже будет ненавидеть его и бояться, но Рену придется изучать его снова, а пока он его изучит, можно и кинжал в спину получить, от которого даже ему не спастись. Поэтому пусть уж лучше Хакс останется, его подлости, Кайло по крайней мере, всегда успеет предотвратить.

- Ты волен также сам выбрать нового главу штурмовиков, мы предложили бы тебе капитана Джорана, он достаточно предан и достаточно опытен.

Рен лишь передернул плечами, он знал Джорана – правую руку Фазмы. Ну что же. Пусть будет он, логичное назначение. Джоран в курсе дел, он сумеет повести штурмовиков за собой, и вряд ли будет плести интриги против Рена вместе с Хаксом, просто потому что они с генералом питают друг к другу стойкую неприязнь, что Кайло на руку. Пусть будет Джоран.

- Что же, маленький рыцарь, отдохни теперь, тебя проводят в твои покои, а затем приступай к работе.

Кайло поднялся, коротко кивнул всем троим и вышел из зала, игнорируя темную фигуру Лиама, который чуть повернулся в его сторону.

Как только за ним закрылась дверь покоев, он в ярости сорвал с себя плащ и скомкал темную ткань, словно желая сжать шеи всех троих. Каллисто. Арктур. Аркад. Какого черта?! Почему он вынужден снова подчиняться?! Он швырнул ткань на пол и, чеканя шаг, прошел к узкому окну, пропускавшему в небольшую комнату серый свет дня. Даже некоторое облегчение от того, что теперь ему не нужно определять дальнейшие действия Ордена, даже удовлетворение от того, что ему оставили титул Верховного Лидера, не уменьшали его ярость. Он снова в подчиненном положении. Снова ему диктуют, что делать, как делать. Да еще и оставляют иллюзию свободы выбора. С губ Рена сорвался глухой рык, ткань ни в чем не повинного плаща, подчиняясь его воле, затрещала и разорвалась с громким треском.

Рен сжал руку в кулак, призывая себя успокоиться. Ему нужна ясность мыслей, не замутненная яростью. Он вышел из покоев, быстрым шагом миновал коридоры Цитадели и вошел в зал для тренировок.

Мужчина огляделся, по коже пробежали мурашки. Сноук никогда не щадил учеников, бои были жестоки и кровавы. Иногда даже до смерти. Рен сжал руку в перчатке, вспоминая свой первый бой и первый из многочисленных шрамов. Он проиграл тогда, все его тренировки на острове у Люка обратились в ничто, в прах. Ему-то казалось, что он умеет все, но на Ач-то тренировки джедаев были лишь…тренировками, здесь же никто не собирался никого щадить, здесь было, как в настоящем бою, тебя могли покалечить или даже убить. Кайло понял это сразу же, когда после своего позорного поражения приполз к Сноуку, надеясь на…что? Жалость? Разбор ошибок? Сноук лишь посмеялся. И уязвленный юноша стал тренироваться, как одержимый, днем и ночью, в любое свободное время. Он кидался на самых умелых и самых жестоких из рыцарей. И вскоре стал по праву одним из лучших. Но этого было мало, Кайло хотел стать первым среди равных. Лиам стоял на этом пути, поэтому их вскоре связала взаимная ненависть.

- Вспоминаешь? – насмешливый голос ворвался в его мысли.

Кайло расслабил внезапно заболевшую руку и стремительно обернулся к рыцарю.

- Можем вспомнить вместе, - хмыкнул он, доставая световой меч.

- Хорошая идея, - кивнул соперник, выходя на середину зала.

Вспыхнул темно-лиловый клинок, загорелся ярким светом красный.

- Все еще предпочитаешь нестабильные клинки? - фыркнул Лиам.

- А ты все еще бережешь себя? – бросил Кайло.

Они синхронно ухмыльнулись. Лиам сделал шаг, по кругу обходя Кайло, тот замер, следя за противником. В этом был весь Лиам, он никогда не нападал первым, предпочитая выжидать и кружить, полагая, что так лучше узнает врага за короткий промежуток боя, и это знание принесет ему победу. В отличие от него Кайло не раздумывал, он сразу бросался на врага, позволяя ярости кружить голову, направлять его меч. Но сегодня он замер, по лицу Лиама пробежала легкая тень, наверное, он не ожидал такой сдержанности от врага, но своей тактике он не изменил. Мягкий шаг вбок, гудение световых мечей, легкое шуршание темных одежд. Как долго выдержит противник? Как скоро бросится в атаку? Кайло стоял неподвижно, лишь следил за врагом боковым зрением, да прислушивался к внутреннему голосу, голосу Силы. Сейчас его сдержанности и джедаи позавидовали бы. Люк бы гордился. Еще мгновение. И за секунду до того, как на его голову обрушился лиловый меч, Кайло ушел в сторону, пригибаясь, круто развернулся на одной ноге, нанося смертоносный удар, встреченный соперником. Треск мечей, искры света, обжигающей россыпью осыпающиеся на одежду. Мерное гудение световых мечей переросло в угрожающий гул, Лиам вращал мечом с потрясающей быстротой. Это всегда было его преимуществом – он всегда был быстрее Кайло. Но сейчас он играл не характерную для себя роль, он наступал, а не защищался, и в этой роли противник чувствовал себя неуютно. Взмах, поворот, блок. Столкнулись рукоятки, визг металла, щербины на серебристой поверхности. Алый клинок рассыпал во все стороны искры, рискуя поранить своего собственного владельца. Лиам загнал Кайло в угол, мечи скрестились.

- Ты в углу, - прошипел Лиам, - прямо, как она.

Кайло замер на мгновение. Даже не спрашивая, кто она, он понял, о ком идет речь. Безудержная ярость смешалась с удивлением. Откуда он знает Рей? Что он с ней сделал? Если только он посмел причинить ей вред…Кайло смотрел в голубые глаза противника, который насмехался над ним. Лиам тоже тяжело дышал, схватки всегда непросто давались им обоим. Зарычав, Кайло прянул в сторону, увел очередной удар по касательной, а следующий удар выбил меч у него из руки.

- Жалкий, - процедил Лиам, - прямо, как твоя мусорщица.

В глазах посветлело от гнева, переплетающегося со страхом за Рей. Зарычав, Кайло бросился на противника, желая разорвать того голыми руками, ударяя Силой и одновременно вламываясь в чужой разум, сметая на своем пути все преграды, причиняя противнику чудовищную боль, от которой у того исказилось лицо, и задрожали руки. И он увидел. Увидел Рей с посохом, испуганную, воинственную Рей. Загнанную в угол. Доли секунды растерянности и боли Лиама, который не ожидал, что его разум подвернется нападению – ну и дурак! Разум должно защищать всегда, – Кайло хватило, чтобы понять, что произошло на Сокорране. И это разозлило его еще больше. Мало того, что Лиам посмел угрожать его мусорщице, так еще и совершил налет на Сокорран без его ведома.

Кайло помнил эту планету, еще со времен своего детства. Он знал Лэндо Кальриссиана, который был другом его отца. Когда Кайло был маленьким, они часто бывали здесь, хотя мать никогда не одобряла путешествий в приют контрабандистов. Став старше Кайло думал о том, что ее неодобрение было вызвано не беспокойством за сына, на которого окажет влияние место, явно не предназначенное для детей, а беспокойство за свою репутацию – известного сенатора. Речь о нападении на Сокорран шла уже давно, но Сноук, прислушавшись к советам Кайло, не спешил покорять независимую планету. Рен предлагал Верховному Лидеру договориться с Лэндо Кальриссианом, в конце концов, тот был оружейным бароном, он поставлял оружие обеим воюющим сторонам, но мог и прекратить поставки Первому Ордену. И никакие запугивания, высокая цена, лесть или уговоры не заставили бы его передумать. Это был чуть ли не единственный случай, когда Кайло вмешивался в планирование дальнейших действий Первого Ордена, просил за кого-то, боясь признаться даже самому себе, что в глубине души защищает друга отца. Но Сноук внезапно прислушался к нему. Став Верховным Лидером, Кайло был уверен, что все старые цели и задачи Первого Ордена сохранились, что все старые приказы выполняются. А теперь этот светлоглазый ублюдок и эта троица ходячих древностей оспаривали его приказы, угрожали Рей.

Кайло резко выбросил вперед руку, металлический цилиндр светового меча ударился в ладонь, вспыхнул алый клинок, Кайло прыжком оказался возле противника, одним точным движением выбивая из его ослабленной руки световой меч, приставляя клинок к горлу.

- Тебя победила девчонка, - издевательски прошипел он, - даже не имеющая светового меча. Ты посмел оспорить мои приказы. И угрожал моей мусорщице. Думаю, смерть будет достаточным наказанием.

В глазах Лиама внезапно мелькнул страх, впервые Кайло видел, чтобы тот чего-то боялся. И это доставило ему жгучую радость. Клинок почти коснулся шеи врага, но в этот момент раздались аккуратные хлопки, кто-то аплодировал им. Кайло чуть отступил, алый клинок полыхал, рассыпая искры. В зал вошла Каллисто, именно она хлопала в ладоши, за ней двумя безмолвными тенями следовали близнецы.

Лиам припал на одно колено, склоняя голову. Кайло искривил губы и погасил клинок, но склоняться не стал. Хватит с него! Он больше ни перед кем не склонится! Он ощутил легкое касание Темной Силы к своим мыслям и тут же закрылся. Нет уж! Столько лет Сноук царил в его голове! Больше он никому не позволит вмешиваться в его мысли! Касание, впрочем, почти тут же пропало.

- Это был красивый бой, рыцари, - напевно произнесла женщина, - браво!

Кайло склонил голову, показывая, что принял похвалу, хотя внутри него все кипело от едва сдерживаемого гнева. Они посмели прервать его. Они не дали ему закончить начатое. Кайло скрипнул зубами, заставляя себя стоять спокойно, не взорваться в яростном крике и стремительном ударе по безоружному противнику.

- Но, быть может, вы согласитесь сразиться с моими братьями? – она повела руками, Арктур и Аркад вышли вперед, - спина к спине, как истинные рыцари древности, состоящие в одном братстве.

Кайло презрительно усмехнулся. Истинные рыцари? Братство? Подлость, зависть, злоба, ярость, ненависть. Нож в спину. Клинок у горла. Никакого братства. Никаких рыцарей. Темная Сторона Силы не приемлет поддержки. Ты всегда одинок, и знаешь, что надеяться тебе не на кого, доверять нельзя никому. Позволь себе слабость – и тебя уничтожат. Хочешь жить? Нанеси удар первым. Вряд ли Каллисто этого не понимала. Понимала, и еще как. Но вела непонятную Кайло игру. Может быть, хотела посмотреть, кто из них лучше. Может быть, Лиам метит на место Верховного Лидера? Мысль эта раскаленным железом прошлась по коже, вздрогнули кончики пальцев, плотнее, обхватывая рукоять светового меча. Вспыхнул алый клинок. И тут же приняли боевую стойку близнецы, их мечи были с двумя лезвиями. Серебристо-серыми, как их глаза. Светлыми. Совсем не характерного цвета для ситхов. На мгновение Кайло даже растерялся. А потом времени на раздумья больше не было. Атака ситхов была стремительной, сокрушительной. Никогда Кайло не сталкивался с таким стилем боя, хотя за время обучения и после изучил достаточно всяких техник, в том числе и самых древних, тех, что уже не использовались никем. Он практиковался во многих, выбирая ту, что была ему ближе. Но о таком он не читал. Что-то совершенно особенное. Да еще и Сила. Темная Сила удушливой волной заполнила зал. И дело уже не сводилось просто к мастерству владения световым мечом, он пытался не утонуть в холодной ярости, не задохнуться в пряной ненависти. Кайло казалось, что он уже не здесь, в другом времени, в другом месте, за тысячу световых лет до или тысячу световых лет после. Мелькали перед лицом серебристые лезвия, и казалось, что ты сражаешься не с одним человеком, а с двумя. А, может быть, с целой армией? Удары сыпались на него со всех сторон, вот серебристый свет прошел совсем рядом с рукой, а в следующее мгновение по ноге прошелся серебристый огонь, Кайло припал на одно колено, перекатился встречая клинок, желая, наконец, закончить унизительное отступление, трусливую защиту. Он зарычал от ярости, отталкивая клинок, парируя удар, уходя от смертоносного серебристого света, что прошелся рядом с головой, опалив волосы. Унижение, презрение. Смех Сноука. Аплодисменты Каллисто. Братство?! Да он даже не смотрел в сторону Лиама, а тот наверняка был занят своим боем. Им бы прикрывать спины друг друга. Но у Рыцарей Рен так не принято. И хорошо, что не принято. Он не желает иметь ничего общего с Лиамом. Крик, больше похожий на рычание – его собственный, отчаянный прыжок, разорванный рукав темного одеяния и чудовищная боль в правом бедре. Серебристые клинки погасли. Кайло огляделся. Арктур – или Аркад? – с бесстрастным видом стоял напротив, его брат приставил серебристое лезвие к горлу лежащего на полу Лиама. Злорадство поднялось в душе, и, наверное, именно оно не дало упасть ему. Хотя правые бедро и голень болезненно пульсировали, стоять становилось все тяжелее, но он приказал себе держаться прямо.

- Браво, маленький рыцарь, - Каллисто смотрела ему в глаза, - браво!

Он коротко поклонился. Каллисто развернулась и вышла из зала, близнецы последовали за ней. Не удостоив взглядом, лежащего на полу Лиама и уж тем более не собираясь интересоваться, в порядке ли он, Кайло проследовал прочь.

Он с трудом дошел до своих покоев, уже под конец пути он перестал чувствовать ногу. В комнате он достал аптечку, отыскал ампулу с обезболивающим и вколол его себе в здоровое бедро, которое от этого действия полыхнуло такой чудовищной болью, что стоило задуматься, а где же рана? Посидев какое-то время, мужчина осмотрел правую ногу. Выглядела она чудовищно: две колото-резаные раны, зияющие обожженными краями, в глубине – месиво из кожи, подкожно-жировой клетчатки, фасций и мышц. Хорошо хоть ни одна кость не задета. Собрав остатки самообладания, дрожащими руками Кайло начал шить ткани, как учили его когда-то медики – послойно. Он останавливался, ругался сквозь зубы, по лицу текли пот и слезы, но он продолжал, пока не убедился, что ткани надежно сшиты. Потом залепил швы пластырем с бактой и перебинтовал. Еще пара шрамов. Что же одним больше, одним меньше. Уже и неважно. Со стоном Рен откинулся на кровать и на мгновение прикрыл глаза. Черт подери все на свете, право слово! Он летел сюда восстанавливать силы, а кажется, потратил последние. Он прикрыл глаза, уплывая куда-то в темноту, нечто между сном и бредом. И в этом бреду он тянулся к Рей.

Во второй раз на границе сна и яви получалось легче, чем в первый. Может быть, потому что она была и территориально ближе? Акзила всего в одном световом переходе от Коррибана. Он тянулся к ней всем своим существом. Что же произошло? Почему ты оказалась на Сокорране? Как он посмел угрожать тебе? Рен скрипнул зубами. Злость на Лиама, злость на ситхов, злость на Рей окутывали его плотным облаком, заставляя скрипеть зубами, придавая сил. Провал. У него снова получилось.


========== Часть 5 ==========


Рей сидела в кресле пилота, закинув ноги на приборную панель, отмахнувшись от возмущенного писка ВВ8, которому явно не нравилось такое обращение с кораблем. Новым и мощным кораблем, на котором они все вместе летели на Акзилу. После схватки По все же передал послание Леи Кальриссиану. Оружейный барон долго смотрел на яркую голограмму генерала Органы.

- Лэндо,- говорила женщина, - ты никогда не отказывал мне в помощи. И сейчас я снова ее прошу, много лет ты держал нейтралитет в этой войне, и я всегда принимала эту позицию. Но сейчас медлить и оставаться на ничьей стороне больше нельзя. Первый Орден захватывает власть в галактике, они беспринципны и жестоки, их диктатура сметает все на своем пути и не щадит никого. Я знаю, сколько мало тебя волнует судьба других людей. Но возможно, тебя волнует твоя собственная судьба? Согласно нашим разведданным в Первом Ордене отдан приказ о захвате Сокорро, о переходе власти над торговлей оружием к ним. Сопротивлению это было бы невыгодно, большую часть оружия нам поставляешь ты. Я прошу тебя, Лэндо, присоединись к нам. И когда закончится эта война, я гарантирую, что никто не потревожит тебя, и ты продолжишь свое дело, не встречая никаких препятствий со стороны нового правительства. Ты не останешься в убытке: ни сейчас – я обещаю тебе щедрую плату, ни потом – все государственные заказы будут твоими. Нам нужна твоя помощь, Лэндо. Она нужна мне. В память о Хане, о битве на Эндоре, в память о нашей дружбе и для продуктивного сотрудничества в будущем, я прошу тебя стать на сторону Сопротивления.

Голограмма замерла, соединив кончики пальцев и прислонив их к губам, Лэндо смотрел на застывшую фигуру Леи, потом перевел взгляд на замерших сопротивленцев.

- Если бы не все это, - он обвел рукой разрушенное казино, - я бы никогда не согласился. Но теперь…

Лэндо решительно поднялся.

- Мы летим к Лее, и мои люди присоединятся к Сопротивлению.

По медленно кивнул, протягивая оружейному барону руку, то помедлил мгновение, но руку пожал. Финн и Роуз переглянулись и улыбнулись. Рей осталась равнодушной. Потом начались сборы, отдавались приказы. Лэндо и его верный зексто, которого звали Дрион, отправлялись вместе с сопротивленцами на Акзилу, остальные мобилизовали силы, готовили оружие и должны были ждать дальнейших приказов на Сокорране. За главного к удивлению Рей остался тот невысокий полный человек, которого звали Билл и который был правой рукой и бухгалтером в оружейной империи Кальриссиана.

Из космопорта Сокорро вылетел новенький корабль Кальриссиана, чем-то неуловимо напоминающий «Тысячелетний Сокол». Задав координаты Акзилы, они решили настроить режим автопилотирования, но выставить дежурных на случай непредвиденных ситуаций. Рей вызвалась дежурить первой, она знала, что сейчас не уснет. Да и вообще вряд ли уснет до прилета на Акзилу. Финн остался с ней.

- Рей? – он уселся в соседнее кресло, - все в порядке?

Сколько же раз за последнее время она слышала этот вопрос. Зачем его задавать? Неужели не видно, что ни черта не в порядке?! Гнев, удушливой волной поднявшийся в сердце, испугал ее саму.

- Все. Нормально, - процедила она, сцепив руки так, чтобы не было видно их нервной дрожи.

- Рей, - Финн аккуратно коснулся ее руки, и она вздрогнула от этого простого жеста, - я же вижу, что тебя что-то гнетет, и уже давно. А теперь после схватки ты сама не своя. Ты испугалась, это естественно, но ты сражалась смело, и спасла меня.

Рей изумленно посмотрел на друга, на губах ее расцветала злая и нервная улыбка.

- Так ты действительно считаешь, что дело в страхе? – медленно произнесла она.

Финн недоуменно посмотрел на нее. А она не знала, что ей делать, что сказать ему. Как объяснить то, что угнетает ее? Ведь ей не страшно было перед ситхом, не страшно было, что у нее нет оружия, нет умений, что противник заведомо сильнее и опытнее. Рей не боялась смерти, увечий или ран. Ее испугала она сама. Ее гнев, ярость, темные эмоции, Темная Сторона Силы, которую она использовала с легкостью, хотя совсем не хотела этого делать. Мастер Люк учил ее вовсе не тому, и до сегодняшнего дня Рей как-то справлялась с темными порывами в своей душе. Но эта схватка перевернула все с ног на голову. Тьма запустила цепкие щупальца в ее душу, опутала ими, показала, сколько просто и легко достичь мастерства, если использовать всего лишь ярость и гнев, столь привычные в схватке. Рей было почти физически больно от этой Тьмы, что поселилась в ее душе, она боялась ее, боялась того, что в следующий раз снова потянется к ней, будет использовать Темную Сторону все чаще и чаще, пока ее саму не поглотит Тьма. Объяснить это другу было невозможно.

- Все хорошо, Финн, - Рей заставила себя погасить улыбку, - я просто немного устала. Я плохо сплю в последнее время, наверное, все дело в этом.

Она кивнула другу и, отвернувшись, уставилась в стекло перед собой. Рядом послышался тяжелый вздох.

- Если ты захочешь поговорить, я всегда рядом.

- Спасибо, - мягко произнесла девушка, зная, что никогда не расскажет Финну о том, что боится стать монстром.

Друг ушел, а Рей теперь еще и мучилась угрызениями совести. Ведь Финн хотел помочь ей, готов был выслушать, от него исходили сочувствие и желание поддержать, а она прогнала его. Вдруг нестерпимо заныла правая нога, девушка потерла ее, пытаясь вспомнить, не повредила ли она ее в пылу схватки, но повреждений на ноге не было. Рей закинула ноги на панель управления, стало чуть легче. Ей было, о чем подумать. Она не справлялась с тем, что навалилось на нее. Не джедай, не ситх. Ее противник был совершенно прав. Она стремилась использовать Свет, а впустила в душу Тьму, и теперь разрывалась на части. Мелькнула мысль о том, что, наверное, Бен чувствует себя так же. Он, может быть, сумел бы понять ее. Девушка закусила губу, а потом почувствовала колебания Силы. С момента отлета она не касалась Силы, просто боясь это сделать, но теперь потянулась к ней. Словно подул жаркий ветер из пустыни, опаляя ее кожу, заставляя сбиться дыхание. Только один человек шел такими путями. И, повернув голову к соседнему креслу, Рей увидела Бена. Он был бледен, и явно мучился от боли, правое бедро было забинтовано.

- Что случилось? – ахнула Рей.

- Ничего особенного, - пожал плечами Бен, - всего лишь тренировка.

Девушка скептически посмотрела на мужчину, ее так и подмывало спросить, что это за тренировка такая, после которой остаются увечья. Но не стала.

- Ты ранена, - он легко коснулся повязки на ее плече.

- Ерунда, - пожала плечами Рей.

- Не ерунда, - мягко произнес Бен.

И Рей вдруг разозлилась, она стремительно повернулась к мужчине, снимая ноги с панели управления, поморщившись от боли в правом бедре.

- Не ерунда? – сузила она глаза, - конечно, ведь твоя операция по захвату Сокорро сорвалась!

Мужчина разом помрачнел.

- Это не было моей операцией, - спокойно произнес он, складывая руки на груди.

- Значит, ты очень плохой Верховный Лидер, если не знаешь, что творят твои люди! – бросила Рей, - но как бы там ни было, они твои! И ты отвечаешь за их действия!

- Все виновные будут наказаны, - просто произнес Бен, хотя во взгляде его сверкнул плохо скрываемый гнев.

- Мне плевать! – четко произнесла Рей и отвернулась.

Повисло напряженное молчание. Рей мысленно молила о том, чтобы мужчина ушел. Внезапно рядом послышался шорох, Бен стал позади нее, нежно провел ладонью по больной руке, невольно причиняя боль, но в то же время прикосновение его было приятно. По коже Рей пробежал холодок.

- Он посмел угрожать тебе, - тихо произнес мужчина, - я убью его.

- Не надо, - так же тихо ответила девушка, - ты не монстр.

- Зато монстр он, - сказал Бен, - я не смогу защитить тебя, пока ты с ними.

- Меня вовсе не нужно защищать!- дернула плечом девушка.

- Нужно, - тихо произнес мужчина.

Его пальцы ласкали ее плечи, шею, запутались в волосах. Рей прикрыла глаза, растворяясь в этой внезапной ласке, не препятствуя ей, наслаждаясь прикосновениями теплых нежных пальцев.

- Тебе страшно, - прошептал Бен, склоняясь к ней, опаляя дыханием шею, - не стоит бояться. Каждый из нас несет в себе и Свет, и Тьму, но нужно выбрать одну из сторон, и тогда страх проходит.

- Значит, ты тоже боишься, - нервно сглотнув, произнесла девушка, - потому что ты тоже не выбрал.

Ответом ей было молчание, в котором таилась угроза.

- Ты не права, - наконец, взял себя в руки Бен.

- Я права, - спокойно ответила Рей и вдруг призналась, - да, мне страшно. Но я знаю, какую сторону я выбрала.

- И поэтому в схватке ты прибегла к другой, - парировал мужчина, - нельзя беречь Светлую Сторону для мира, а Темную – для войны. Так не бывает, Рей.

- Я знаю, - девушка повернула к нему голову, вздрогнув от его близости. Темные глаза испытующе и серьезно смотрели на нее. Рей погладила мужчину по щеке, заставив его вздрогнуть, - не надейся, Бен. Я выбрала Светлую Сторону. А еще я знаю, что Свет есть в тебе, и я буду бороться за него.

- И проиграешь, - бесстрастно произнес мужчина.

- Посмотрим! – сверкнула глазами Рей.

***

Акзила поразила Рей. Огромный город, занимающий всю планету, здания, взмывающие вверх, заслоняющие небо, и где-то там, далеко внизу, земля. Рей приникла к иллюминатору корабля, вглядываясь в яркие огни внизу, изумляясь, как можно было построить такое. Множество спидеров, шаттлов, кораблей, проносящихся мимо с невероятной скоростью или никуда не спешащих. Космопорт был невероятных размеров, у Рей закружилась голова от этого пространства, наполненного гулом двигателей кораблей и гулом людских голосов, все куда-то бежали, о чем-то спорили, приветствовали друг друга или, наоборот, прощались. Рей вертела головой во все стороны, отставала от своих спутников, пока По, многозначительно закативший глаза, не схватил ее за локоть и не потащил вперед. Воздух был непривычным и сухим, но совершенно не таким, как на Джакку, какой-то искусственный, словно в медицинском отсеке, стерильный, ненастоящий.

Их вышла встречать целая делегация. Лея коротко кивнула Рей, и девушке показалось, что та сердита и раздражена. На нее ли? На них? Органа уже знала о том, что случилось на Сокорро. Конечно, нападение на человека, который контролирует поставки оружия Сопротивлению нельзя было счесть хорошей новостью. Но производство и продажа оружия шли не только на Сокорро, формально там располагался лишь штаб Кальриссиана, но его агенты, его заводы функционировали по всей галактике. Да и к тому же Лэндо прилетел с ними и согласился сотрудничать с Сопротивлением.

Начались приветствия и знакомства, Рей пыталась запомнить имена и титулы, но так и не смогла, отпечатались в голове лишь два: генерал Белинда Хорн – глава союзников, невысокая хрупкая, пожилая женщина, в светлых глазах которой светилось неприкрытое дружелюбие и радость от встречи; и канцлер Акзилы – Максимилиан Павина, граф Шатору. На последнего Рей смотрела с некоторой опаской, высокий, седовласый, импозантный мужчина, не растерявший с годами своей красоты пристально изучал ее. На нее смотрели все, все хотели поприветствовать ее, но именно Максимилиан Павина изучал ее. И от этого мурашки бежали по коже. Казалось, он сомневается в том, что она и есть последняя надежда Сопротивления, что она обладает Силой. И Рей очень хотела сказать ему, что она и сама сомневается, так что ничего нового он ей не открыл.

- Лэндо! – Лея пошла навстречу мужчине, и все разом затихли, кто напряженно, кто с любопытством следил за встречей генерала и оружейного барона.

Кальриссиан по такому случаю вновь облачившийся в светлые одежды, смотрел на Органу с легким прищуром и усмешкой, которая, впрочем, тут же погасла, когда он обнял ее. Рей разобрала его слова, тихо сказанные Лее.

- Мне жаль, - произнес Лэндо, - он был мне другом.

Лея прерывисто вздохнула, обнимая Кальриссиана в ответ.

Они о Хане Соло, поняла Рей, сердце ее заныло. Перед глазами вновь всплыла отчетливая картинка: темнота вокруг и лишь пылающий красным световой меч, отблески кровавого огня на лицах двоих. И ее собственный дикий крик. Хан Соло был ее другом, а Кайло Рен убил его. Рей прикрыла глаза, восстанавливая сбившееся дыхание. «Где бы ты ни был, Бен, - мысленно произнесла она, - надеюсь, что тебе тоже больно!» Потому что ей было больно. На мгновение все ее попытки привести Бена к Свету, вернуть его матери и самому себе показались ей ничтожными и глупыми. Как можно вернуть к Свету человека, убившего собственного отца?! Он же монстр! Чудовище, для которого нет таких понятий, как семья, любовь, привязанность. Кого она надеется вернуть? Может быть, она просто придумала образ, которого нет?

Тем временем они направлялись к высокому и красивому зданию, проходя в ворота, Рей запрокинула голову, пытаясь разглядеть строение, теряющееся в вышине.

- Сегодня мы устроим праздник в честь вашего прибытия, - щебетала Белинда, взяв Лею под руку, - нет-нет, дорогая, никаких возражений. Нам есть что отметить и есть что вспомнить, есть, чью память почтить этим праздником. Вы от души потрепали Первый Орден, вы заслужили отдых. Мы все его заслужили.

- По-моему, они тут только и делают, что отдыхают, - вполголоса сказал Финн.

Рей бросила на друга быстрый взгляд. Она была с ним полностью согласна. Все на Акзиле дышало миром и спокойствием, словно нет никакой войны, словно не гибнут люди, и не существует никакого Первого Ордена. Рей поморщилась. В целом, ведь на многих планетах так было, особенно на Внешнем Кольце. Власть была далеко, люди выживали здесь по-своему, и каждая планета была маленьким государством. Может быть, вовсе не стоит их объединять? Может быть, стоит оставить галактику в покое? Пусть каждый живет, как знает? Галактика слишком огромна, чтобы кто-то один ею управлял: будь то Император, Верховный Лидер или Сенат Республики. Невозможно уследить за всем. Да и надо ли? Рей дернула плечом. Не ее ума это дело. Она бы хотела жить в мире, где с неба не падали бы корабли, где штурмовики не убивали бы невинных людей, а какой при этом будет миропорядок, не так уж важно.

Ее проводили в отдельные покои. Рей с любопытством оглядывала большую и светлую комнату. Здесь стояла кровать, покрытая мягким покрывалом бежевого цвета, на полу лежал ковер. Рей скинула сапог и робко потрогала ковер пальцем, он был невероятно мягким. Огромное панорамное окно открывало вид на город. Как была, в одном сапоге Рей подошла к окну. Начинало смеркаться, свет бледного солнца постепенно мерк, а на небосвод поднимались две Луны: одна побольше – голубоватого оттенка, а вторая – ослепительно белая. Повсюду загорелись огни и голограммы, появился какой-то шум, отличный от того, что был. Рей во все глаза смотрела на город, она никогда не видела ничего подобного. На какое-то время девушка даже забыла, зачем она здесь. Мысли ее пришли в порядок, и ушел страх. Наверное, она могла бы сейчас даже уснуть, без сновидений и кошмаров, без мыслей и гнетущего чувства долга. Но в дверь постучали. Совершенно растерянная, Рей обернулась. Никто и никогда не стучал ей в дверь, да у нее и двери-то нормальной не было. Стук повторился.

- Да! – робко ответила девушка.

В комнату решительным шагом вошла Лея. Генерал была великолепна, в серебристо-сером платье, с темной накидкой на плечах, волосы были уложены в высокую прическу, в которой ослепительным блеском переливались заколки для волос.

- Все это полнейшая блажь – устраивать приемы в военное время, - сердито произнесла Органа, пропуская вперед двух девушек, - но я не могу отказать Белинде, мы слишком многое пережили вместе.

Рей удивленно смотрела то на генерала, то на девушек, которые уже разложили на кровати великолепное бледно-голубое платье с молочным отливом.

- Тебе тоже придется быть на приеме, - продолжала генерал, - скука смертная, но потерпи. Завтра начнутся решительные действия.

- Но я…- растерялась Рей, - никогда…

- Все случается в первый раз, - ответила ей Лея.

А потом ее усадили в кресло перед огромным зеркалом, завили и уложили волосы в замысловатую прическу, накрасили глаза и губы, прошлись смешной кисточкой по коже лица и помогли облачиться в платье, оно отрывало плечи и грудь, обтягивало талию и заканчивалось широкой юбкой. Туфли были на высоком каблуке, и, встав на них, Рей опасно зашаталась.

- Может быть, не надо? – умоляюще спросила Рей.

- Надо, - отрезала генерал и улыбнулась, - я понимаю, Рей, что все это странно и непривычно, но ты не можешь не пойти туда. Открою тебе секрет: тебя там ждут больше, чем меня. Ты выглядишь великолепно.

Рей посмотрела в зеркало, оттуда на нее смотрела незнакомка, ослепительно красивая, но чужая. И страх в ее глазах Рей совсем не нравился. Девушка отвернулась.

- Идем! – протянула ей руку Лея.

Рей ухватилась за эту руку, как за спасительный круг, стоять на каблуках было жутко неудобно. Пока они шли по переходам и коридорам, Рей немного приноровилась к непривычной обуви, но теперь ей мешала широкая и длинная юбка.

- Придерживай подол, - шепнула ей Лея, - вот так.

Генерал изящно подхватила юбку своего платья, чуть открывая туфли. Рей повторила ее маневр и открыла для себя, что так идти гораздо легче.

- Вот и умница, - ободрила ее Лея, - спину прямо, подбородок выше. Никуда не спеши. Ты не на битву мчишься, ты идешь на прием. Моя мама всегда говорила: красивые девушки быстро не ходят.

Рей прыснула.

- И улыбайся, Рей, - напутствовала ее генерал, - у тебя чудесная улыбка.

Они вошли в зал, и в глазах зарябило от количества людей, от разноцветных красок нарядов, по ушам ударили незнакомая музыка и шум голосов. Рей в панике огляделась, увидела Финна, затянутого в некое подобие мундира, он изумленно таращил на нее глаза. Рей хотела было направиться к нему, но не успела, рядом возник Максимилиан Павина.

- Граф, могу ли я доверить вам Рей? – кокетливо спросила Лея.

- Разумеется, генерал, - мужчина склонился в поклоне и протянул девушке руку, Рей ничего не оставалось, как принять ее.

Они не спеша пошли по залу, канцлер раскланивался с встречными людьми, Рей пыталась идти ровно в непривычной обуви.

- Сразу видно, что вы впервые на подобном мероприятии, - мягко произнес мужчина.

- Я впервые в подобном городе, - позволила себе улыбку Рей, - никогда прежде не видала, чтобы город занимал целую планету.

- Ничего особенного и ничего хорошего, - махнул рукой Павина, - как и в этом сборище. Женщины сплетничают, обсуждают наряды, мужей и детей. Мужчины сплетничают, обсуждают политику и любовниц. Скука и тоска. Но необходимое зло. Дань вежливости.

- Зачем же нужна такая вежливость, которая всем в тягость? – удивилась Рей.

- Она вовсе не в тягость, моя дорогая, - улыбнулся канцлер, - такие приемы как раз очень интересны. Иногда даже полезны, но только лишь иногда.

Они помолчали немного, и мужчина продолжил.

- Я, честно говоря, не так представлял себе надежду Сопротивления.

Рей поморщилась.

- Думали, что это будет решительный и мудрый мастер-джедай?

- Не думал, что это будет очаровательная юная девушка, - галантно ответил ей Павина.

Рей смутилась, почувствовала, как краска заливает щеки. Все это было настолько чужим для нее, для пустынницы, которая боролась за выживание, для девчонки, которая и понятия не имела о манерах, этикете и вежливости.

- Зачем все это? – резковато спросила Рей, пытаясь избавиться от смущения, - зачем этот прием, канцлер? Ведь идет война, а мы здесь…отдаем дань вежливости!

- Война далеко, моя дорогая, - ответил Павина, - а мы здесь. На Акзиле жизнь течет с одной стороны стремительно, а с другой – никто никуда не торопится. И здесь не принято говорить о делах, не поговорив о пустяках.

- То есть сегодня мы говорим о пустяках? – спросила Рей.

- А завтра – о делах, - подхватил Павина.

Рей покачала головой, только удивляясь такой неразумности и медлительности. Она была уверена, что По и Финна это все ужасно раздражает. Девушка огляделась в поисках друзей и с удивлением заметила, что Дэмерон оживленно болтает с какими-то молодыми людьми, а Финна окружили молодые девушки. Одна лишь Роуз с недовольным видом стояла у колонны, облаченная в платье цвета слоновой кости, и пила из высокого бокала светлый напиток. Вот она встретилась взглядом с Рей и отвернулась. Рей почувствовала укол обиды.

Канцлер проследил за ее взглядом.

- Так будет, моя дорогая, вы из другого теста. Ваш путь отличен от пути ваших друзей. И идти с вами они будут только до определенного момента. Потом вы их оставите. Не потому что вы плохой человек, а потому что они не в силах последовать с вами. Рей, - Павина заглянул ей в глаза, и от его взгляда девушке стало не по себе, - вы отличны от них, вы выше их.

Рей на мгновение замерла. Ей не нравились его речи. Не нравились потому, что она понимала – да, где-то там, на пути Силы, ей придется оставить своих друзей, ей придется идти одной. Но она не хотела, не хотела быть одна! Всю свою жизнь она была одинока! А теперь, едва найдя близких людей, она снова их потеряет?! Почему?!

- Я не выше их, - процедила Рей.

Канцлер откинул голову назад и задумчиво посмотрел на девушку, а потом вдруг улыбнулся и развернул ее в другую сторону.

- Смотрите, Белинда сейчас будет говорить речь.

Генерал Хорн поднялась на небольшое возвышение, в руках у нее, как и у Роуз, был бокал.

- Друзья, я рада приветствовать вас сегодня этим вечером! – она улыбалась, - сегодня у нас особый повод собраться, сегодня мы чествует наших героев, доблестных бойцов Сопротивления, которые сумели победить Первый Орден!

В зале раздался гул.

- Но это, - пробормотала Рей, - неправда.

- Неважно, - склонился к ней Павина, - правда это или нет. Этим людям совершенно ни к чему знать нюансы.

Рей скривила губы. По ее мнению, людям следовало бы знать и нюансы, и подробности, и правду, может быть, тогда они были бы не так беспечны.

- Мы приветствуем отважных пилотов, техников и бойцов. Мы приветствуем легендарного генерала Органу!

Все взоры обратились в сторону Леи, которая с достоинством склонила голову. Может быть, Рей и показалось, но, кажется, генерал вовсе не была рада словам Белинды.

- Лея, милая! – продолжала Бединда, - мы многое прошли вместе, и я знаю, что эта победа – во многом твоя заслуга.

- А еще пилотов, бойцов, техников и десятков людей, что погибли, - вполголоса прокомментировала Рей, вызвав смешок Павины.

- Ну и, конечно, мы не можем не выделить нашу надежду, героя, что сумел противостоять Темной Стороне, Рей с планеты Джакку, последняя ученица великого Люка Скайуокера.

По залу пронесся вздох, гул нарастал, десятки глаз обратились к ней, и Рей почувствовала, что земля уходит из-под ног.

- Склоните голову в знак приветствия, - шепнул ей на ухо Павина.

Рей покорно склонила голову.

- Умница, - кивнул ей канцлер, - в вас есть природное благородство, моя дорогая. Жаль будет сгубить его в этой борьбе.

- Я готова сгубить все, что угодно, лишь бы наступил мир! – бросила Рей, раздраженная донельзя этими пустыми словами и пристальным вниманием.

- Хороший ответ, достойный бойца Сопротивления, - ответил ей мужчина, - но вы не боец Сопротивления, Рей.

- А кто же я? – с вызовом спросила девушка.

- О, - негромко засмеялся канцлер, - этого я еще не понял.

Белинда еще что-то говорила, потом раздались аплодисменты, громче заиграла музыка. Но Рей уже не слушала. Павина, извинившись, оставил ее, и Рей бесцельно бродила по залу, пока не вышла на некое подобие мостика на корабле, кажется, его называли мудреным словом балкон. Здесь было тише, темнее, и не было людей. Рей было грустно. Да, наверное, эти люди ни в чем не виноваты, они имеют право на спокойную жизнь. Да, она и бойцы Сопротивления сами выбрали свой путь, путь, зачастую ведущий к гибели. И вроде бы их приветствуют, уважают, ценят, но все это ненастоящее. Все насквозь пропитано фальшью. Этим людям дела нет до Сопротивления, до жертв. Им всего лишь нужен повод, чтобы собраться. Грустно. Неправильно. Ей стало как-то совсем одиноко. Все эти люди были чужими для нее. Рей чувствовала себя маленькой девочкой, потерянной в толпе. Все эти разговоры, музыка, танцы. Все это было неправильно, весь этот праздник во время войны. Когда Рей была маленькой, один из торговцев на Джакку произнес при ней выражение “пир во время чумы”. И объяснил маленькой Рей, что пир - это большой праздник, а чума - опасная болезнь древности, от которой умирало много людей. Все, как сейчас. Праздник и гибель, смерть людей, от которой на Акзиле стараются отгородиться. Рей ушла и долго бродила по коридорам дворца в попытке найти свою комнату, но итоге окончательно заблудилась. Пришлось прибегнуть к помощи дроида. Смешной, очень разговорчивый, он напомнил ей ВВ8, отчего девушка загрустила еще больше. В комнате было темно, но свет Рей включать не стала, так лучше было видно огни за окном. Как завороженная Рей смотрела на ослепительно яркие огни города, таких не бывает в пустыне. Там звезды далекие и холодные. Зато в них меньше фальши. И Рей смотрела в окно, позволяя тихой грусти захватить себя, как когда-то в пустыне, лежа на холодных камнях, она смотрела на звезды в надежде, что появятся огни корабля, прилетят ее родители и заберут с собой, они скажут, что все это было ошибкой или что им пришлось оставить ее по каким-то очень важным причинам. Годы шли, огней корабля все не было. Маленькая девочка исчезла. Но она все так же смотрела на звезды, боясь признаться даже самой себе, что в глубине души все так же ждет родителей. Рей грустно усмехнулась.

А потом, еще прежде, чем он пришел, она почувствовала вибрацию Силы. Рей повернулась и наткнулась на любопытный взгляд темных глаз. В своих черных одеждах Бен сливался с окружающей его темнотой.

- Привет, - тихо произнесла Рей, пытаясь понять, рада она его видеть или нет.

Скорее да, чем нет. Скорее нет, чем да. Она и сама не знала. И чем дальше, тем больше путалась в своих чувствах и эмоциях.

- Привет, - тихо ответил ей мужчина, - красивое платье.

- Спасибо, - кивнула Рей и внезапно пожаловалась, - только чужое. Как и все здесь.

По губам Рена скользнула сочувственная улыбка.

- Прием в честь вашего прибытия?

Кажется, сегодня он был настроен на мирный разговор. Ни злых обвинений, ни ядовитых замечаний, ни искушающих речей о величии и силе Темной Стороны. С чего бы это? И стоило бы, наверное, задуматься о причинах. Но она не хотела. Не сейчас. Она слишком устала.

- Только не спрашивай, где я, - поспешно сказала Рей.

- Не буду, - он помолчал немного, - ты, наверное, сегодня ни минуты не стояла у стенки?

- Прости? - удивилась Рей.

- Танцевала, - уточнил мужчина.

- Я, - растерялась девушка и призналась, - я не умею. И меня не приглашали

- Наверное, они тебя боятся, - лукаво улыбнулся мужчина и поддел ее, - ты же герой Сопротивления.

- Глупости, - смутилась Рей.

- В таком платье, такой красивой девушке грех не танцевать, - задумчиво произнес Бен, в глазах его зажглись искорки, - иди сюда, Рей, - будем танцевать, - он протянул ей руку.

- Но я же не умею, - растерялась Рей.

- Ничего сложного в этом нет, - ответил мужчина и повторил, - иди сюда.

Настороженно глядя на него, Рей нерешительно шагнула вперед, стукнули каблуки, зашуршало платье. Девушка вложила свою руку в протянутую ладонь мужчины. Холодом обожгло воспоминание: красный зал, горячка боя, безумная надежда и сокрушительное разочарование. Эхом звучащий в ушах страстный голос: «Пожалуйста, Рей! Пожалуйста…» Девушка закусила губу. Он точно так же протягивал ей руку. И почему-то сейчас ей казалось, что она все же ее приняла. Бен, казалось, не заметил ее смятения, он аккуратно взял ее левую руку в свою, свободную руку положил ей на талию. Легкое, почти невесомое прикосновение горячей руки, от которого Рей все же вздрогнула, хотя Бен был аккуратен, почти нежен.

- Правую руку - мне на плечо, - велел мужчина.

Смущаясь, чувствуя, как заалели щеки, Рей положила свою руку, и вздрогнула еще сильнее, почувствовав под своей ладонью крепкие мышцы, тепло тела.

- Вот так, - мягко произнес Бен и продолжил, - я по-прежнему не вижу, где ты. Как велика комната?

Рей огляделась:

- Ну, примерно шестьдесят на сто футов.

Рен кивнул:

- А теперь - просто следуй за мной.

Рей поспешно кивнула. И они аккуратно закружились по комнате.

- Раз, два, три, - командовал Бен, - раз, два, три. Вот так. Умница! У тебя отлично получается

Рей почувствовала, что улыбается. Это было невероятно легко - быть в его руках, чувствовать тепло его тела, слышать его ровное дыхание, смотреть в темные глаза, выражение которых

было трудно понять. Темнота укутывала их, скрадывала движения. Остались лишь звуки: шуршание платья, перестук каблуков, сбившееся дыхание, шум сердца в ушах.

Рей чувствовала невероятную легкость, у нее даже закружилась голова. Никогда с ней не происходило чего-то настолько…волшебного.

- Где ты научился танцевать? - спросила Рей.

- О. В детстве меня муштровали всякими правилами, этикетом и прочей ерундой, в которую входили и танцы. Потом я уехал, - он запнулся, - учиться. И пару раз приезжал домой, мать всегда устраивала приемы. Я их ненавидел. Помимо всего прочего, все хотели потанцевать со мной. Как же! Ученик самого великого Люка Скайуокера, - фыркнул Рен. - Я исчезал при первой же возможности. Брал отца в сообщники. Ну или он меня. Мать ругалась страшно, но мы все равно исчезали. Летали на “Соколе”, отец травил байки, учил меня управляться с кораблем и чинить его. Ты же знаешь, «Сокол» та еще консервная банка. Мы шлялись по сомнительным барам и злачным местам, куда, на самом деле ни ребенка, ни подростка брать не стоило. Но отца такие мелочи никогда не смущали.

Мужчина улыбнулся. Непривычно было видеть Бена таким: расслабленным, без злобы и ненависти, спокойно рассказывающем о своем детстве. Даже привычный ореол Тьмы окутывал его не так плотно. “Вот видишь, - хотелось сказать Рей, - не все Тьма, есть и Свет. Есть и хорошие воспоминания. Светлые».

Но она не стала. Это было перемирие, умиротворение. И Рей не хотела его нарушать. Только не сейчас. Ей было так спокойно. Пожалуй, Рей была счастлива - маленькая девочка, которой сделали подарок. Странная ночь, волшебная. Они уже не танцевали, просто стояли, обнявшись. От нее к нему, и обратно, словно протянулись невидимые нити, которые сложно порвать, крепкие, переливающиеся всеми отблесками Света и Тьмы.

- Ты сумел восстановить нашу связь? - спросила Рей.

- Это было непросто, - ответил Бен, - но - да. Мне…

Он осекся. Девушка едва заметно улыбнулась и бесхитростно произнесла:

- Мне её не хватало. Не хватало твоего присутствия.

Мужчина нахмурился:

- Не хватало монстра в твоей жизни?

- Ты не монстр, Бен, - мягко произнесла девушка, - я чувствую в тебе Свет, я видела его в твоем будущем, и я буду биться за него!

- И проиграешь, - снова произнес мужчина.

- Посмотрим! - снова фыркнула Рей.

По губам Бена скользнула улыбка, он словно забавлялся упрямство Рей.

Помолчав, девушка нерешительно спросила:

- А я тоже так могу?

Он внимательно посмотрел на нее, кажется, сразу поняв, что она имеет в виду.

- При должном старании – да.

- А что я…- Рей закусила губу, подбирая слово, - должна для этого сделать?

- Ну, - Бен, казалось, растерялся, - я просто потянулся к тебе, используя Силу, пожелал увидеть, поговорить…Черт! Плохой из меня учитель. Люк объяснил бы тебе лучше.

Рей посмотрела куда-то в сторону и глухо произнесла:

- Он отказался меня учить. Он сказал, что…моя Сила, она…

Девушка осеклась.

- Пугает его, - тихо произнес Бен.

Рей не ответила.

- О Рей, - тихо произнес мужчина, - почему же ты не пошла со мной? Я мог бы научить тебя всему.

- Не надо, - прошептала девушка, - не порть момент. У нас ведь перемирие сегодня, верно? Так пусть оно не будет омрачено ничем.

Она внезапно протянула руку и коснулась его шрама, Бен вздрогнул, но взгляда не отвел.

- Мне жаль, - просто сказал Рей.

- А мне нет, - пожал плечами он, - это словно…напоминание.

Девушка слегка усмехнулась.

Бен взял ее руку в свою и поцеловал в раскрытую ладонь. Сердце Рей замерло на мгновение и понеслось вскачь, стуча, как безумное, рискуя довести свою обладательницу до смерти. Даже в горячке боя, она не испытывала ничего подобного. А он поцеловал ее запястье и вдруг забросил ее руку себе на шею, рука, лежащая на ее талии, больше не была нежной, Бен прижал девушку к себе, заставив сдавленно выдохнуть. Он склонялся к ней все ниже, ниже, Рей запрокинула голову, расширившимися глазами смотрела на него. Он почти коснулся ее губ, почти…И резко выпрямился, с губ его сорвалось ругательство. Рей хмыкнула, ощущая досаду на того невидимого, кто помешал им.

- Кто-то…?

- Мне нужно идти, - он нехотя отпустил ее.

- Иди, - кивнула Рей, без его объятий вмиг стало холодно.

Она снова была одна. И темнота, что казалась такой уютной, теперь скорее пугала. Вздохнув, девушка вернулась к окну. Наверное, ей не следовало позволять Бену быть так близко. Но как же головокружительны были его теплые объятия! Каким же правильным казалось все произошедшее! Безумие. Она просто безумна, если полагает, что все это правильно. Рей прислонилась лбом к холодному стеклу. Потом прикрыла глаза, пытаясь коснуться Силы, как тогда на Ач-то. И вздрогнула, потому что у нее получилось почти сразу. Перед глазами возникла ослепительно сверкающая нить, вибрирующая под ее руками, но дальше…дальше нить закручивалась в спираль, пульсирующую багрово-красным со всполохами Тьмы. Рей отшатнулась, распахнула глаза. Сердце стучало, как безумное. Что-то было не так. Девушка снова прикрыла глаза и вдруг увидела зал, где веселились люди, где чинно беседовала с кем-то Лея, где Роуз что-то выговаривала Финну, а По смеялся. Что-то было не так, что-то надвигалось, что-то опасное, смертельное. «Мы не в безопасности здесь, - поняла Рей, - мы не можем никому доверять». Эта мысль была четкой и яркой. Девушка нервно сглотнула. Она должна предупредить остальных, чтобы они были начеку, чтобы они…она резко развернулась, намереваясь бежать обратно в зал, и в этот момент дверь распахнулась. На пороге стоял канцлер.

- О Рей, - произнес он, надвигаясь на нее.

Девушка отступила назад, уперлась в холодное стекло окна. Бежать было некуда. Сердце колотилось, покалывало кончики пальцев, в панике метались мысли. Что сделать? Как защитить себя, друзей?

- Если ты будешь так грубо использовать Силу, любой падаван в любом конце галактики будет знать, где ты и что замышляешь, - мягко произнес Максимилиан, в глазах его полыхало багрово-красное пламя, с отблесками Тьмы.

- Я не понимаю, - хрипло произнесла Рей.

- Пока не понимаешь, - кивнул ей канцлер и протянул руку, - идем!

- Я никуда с вами не пойду! – бросила Рей.

- Пойдешь, моя дорогая, - усмехнулся канцлер, - ты ведь не хочешь, чтобы твои друзья погибли?

Рей нервно сглотнула. Она бы не поверила его угрозам, но…она только что видела багрово-черную нить, которая вела…к смерти.

- Идем! – повторил канцлер, - нам всем о многом надо поговорить.

Рей вложила свою руку в руку мужчины.


========== Часть 6 ==========


Стук в дверь заставил его прервать их связь. Рен злобно обернулся, пытаясь собраться с мыслями, он машинально сделал несколько шагов к двери и рывком распахнул ее. Штурмовик, стоящий на пороге, отшатнулся. Кайло чувствовал его страх, граничащий с паникой.

- Верховный Лидер, вы просили напомнить, - штурмовик говорил едва слышно, хотя и пытался сохранить остатки самообладания, но перед лицом Кайло Рена, чья Тьма сейчас окутывала штурмовика плотной удушливой волной, самообладание сохранить было практически невозможно. Рен очень бы удивился, если бы молодому человеку это удалось.

- Вы свободны, - отчеканил Кайло и захлопнул дверь.

Он услышал быстро удаляющиеся шаги, а потом его накрыло волной облегчения и почти счастья. Рен хмыкнул. На самом деле, да. Он просил напомнить ему пойти на совет по случаю планирования дальнейших действий Первого Ордена. Кайло поморщился, он терпеть не мог все эти советы, планирования, всю эту тактику, стратегию, бесконечные разговоры и бесконечное бездействие. Как ученик Верховного Лидера он подчинялся непосредственно Сноуку и приказы получал лично от него. Он мог не взаимодействовать с основной армией, а мог вести их в бой. И то, и другое случалось в равной степени часто. Кайло всегда был на поле боя, рвался на передовую, выполнял самые деликатные и самые опасные поручения Сноука. Сидеть же в штабе он считал скучным и, более того, унизительным. Он был сам по себе. И это тоже бесило Хакса, который считал, что дисциплина, проявляющаяся и в участии в планировании дальнейших действий Первого Ордена, была необходимым условием пребывания в их рядах. Но Кайло шел своей дорогой, да еще и не скрывал своего презрительного отношения ко всем этим болтунам в штабе. Но сейчас он Верховный Лидер, он обязан болтать, слушать, принимать решения. Мужчина вздохнул. Мало того, что он не хотел никакого совета, так теперь он не мог думать ни о чем, кроме Рэй.

По губам Рена скользнула почти мечтательная улыбка. Он был поражен и ослеплен, когда увидел ее, прекрасную и восхитительно хрупкую в светлом и воздушном платье. Это был настолько неожиданный момент, что если бы девушка не почувствовала его присутствия, то он сам, возможно, не решился бы заговорить с ней. Она была прекрасной незнакомкой, которую он с такой легкостью вел в танце. Она сбивалась с ритма, не могла полностью довериться ему, но он все равно ее хвалил. Тепло ее тела, сбившееся дыхание, очаровательный румянец на щеках, непослушная прядь волос, выбившаяся из прически, все это кружило ему голову.

Он сказал ей правду: он просто ненавидел танцевать с самого детства. Как высокопоставленное лицо в Первом Ордене он обязан был присутствовать на различных приемах и балах, он редко посещал их и никогда там не танцевал. Он не танцевал лет с пятнадцати. До этого времени мать еще как-то могла заставить его быть вежливым и любезным, но потом уже нет. Он яростно взбунтовался. Он до сих пор помнит растерянность в глазах матери, ее поджатые губы, обиду на красивом лице, небрежный жест рукой. До его ухода к Сноуку оставалось меньше года. И вот теперь он снова кружился в танце с прекрасной девушкой, чей Свет, словно шаловливые лучики солнца, мягко касался его души, пробуждая в ней что-то давным-давно забытое.

Он вспомнил, как однажды они с отцом сбежали с очередного скучного приема в их доме, улетели в доки, где долго чинили «Сокол». Хан относился к кораблю, как к живому существу, бережно, нежно. Такому же обращению он учил и Бена. Если бы Бен не был чувствительным к Силе, из него получился бы неплохой механик или пилот, он всегда мог найти подход к любому кораблю, даже к ржавой консервной банке. А уж «Сокол» и вовсе был для него вторым домом, как и для Хана. Они тогда безнадежно испортили свои новенькие костюмы, заляпав их в технической жидкости и ржавчине, а Бен свой еще и порвал. Мать была в ярости. Отец даже слушать ее не стал, он просто улетел. Иногда Бен думал о том, что не помнит в доме спокойствия и тишины, никогда. В детстве ему казалось, что его родители ругаются постоянно. И сейчас по прошествии стольких лет он помнил лишь плохое: бесконечные скандалы и взаимные упреки самых дорогих ему людей. Дело осложнялось еще и тем, что он чувствовал все их эмоции, пускал в свое сознание: их злость, обиду, разочарование, отчаяние, ярость, ненависть, раздражение. Но при этом Бен всегда знал, что родители любят друг друга, порой до безумия и отчаяния, но любят. А еще любят своего сына. И боятся. Когда Сноук пообещал ему великую Силу и великую власть, когда поманил его Темной Стороной, Бен колебался, но недолго, еще и потому, что ему был обещан покой. Покой оказался ложью, ну а величие и сила…Что же. Все по-прежнему в его руках.

Кайло сжал руки в темных перчатках, накинул на плечи плащ. Он знал, что уже опоздал на совет, чувствовал, как бесится Хакс, как недоумевает Джоран, как равнодушен Лиам. Кайло шел, чеканя каждый свой шаг и стараясь не морщиться от боли в ноге. Дверь он распахнул рывком, позволяя ей отлететь и удариться о косяк, сухим кивком приветствовал присутствующих. Лиам с ненавистью и насмешкой посмотрел на Кайло. Мужчина поджал губы. Да, он угрожал врагу и не выполнил свою угрозу. Плохо. Очень плохо. Чего он испугался? Троицы ситхов? Они ведь появились ровно в тот момент, когда Кайло собирался убить Лиама. Кайло не питал иллюзий, он был уверен, что ситхи в курсе происходящего в тренировочном зале, они контролировали ситуацию, держали руку на пульсе. Они вошли ровно для того, чтобы вмешаться. И Кайло просто дурак, что позволил им это сделать. Но теперь уже поздно.

Кайло прошел во главу стола и аккуратно присел в кресло, стараясь беречь раненую ногу.

- Итак, - он откинулся на спинку, - я готов выслушать ваши донесения, генерал Хакс.

Генерал поджал губы и посмотрел на новоиспеченного Верховного Лидера с непередаваемой смесью презрения и ненависти. Кайло меланхолично подумал, что однажды он все же убьет Хакса, не задумываясь и не колеблясь. Но не сейчас. Увы, не сейчас.

- По нашим данным, - начал Хакс, активируя свой датапад, - наиболее ожесточенные бои сейчас идут на планетах Харуун-Кэл и Явин IV, там наши силы терпят поражение. Полковник Ньюбер и полковник Джексон, командующие нашими войсками на Харуун-Кэл и на Явине соответственно, затребовали подкрепление, и я счет возможным отправить туда одиннадцатый и семнадцатый батальоны штурмовиков, а также пятнадцатую эскадрилью, разделив ее надвое.

- Приняли решение, и не поставили меня в известность, генерал, - вкрадчиво поинтересовался Кайло, чуть подавшись вперед и сверля Хакса пристальным взглядом, - решили, что можете разбрасываться ценными людскими и техническими ресурсами без моего ведома.

Хакс попятился, во все глаза он смотрел на Верховного Лидера, и на лице его постепенно проступал ужас. Кайло забавлялся его страхом.

- Но я…всегда…при Верховном Лидере Сноуке, - промямлил Хакс.

- Верховный Лидер теперь я! – рявкнул Кайло, ударив кулаком по столу, - и я требую, чтобы подобные решение больше никогда не принимались без моего ведома. Никогда! Вы поняли меня, Хакс?!

Генерал поджал губы и процедил:

- Я понял.

- Прекрасно, - махнул рукой Кайло, - продолжайте.

- Следующее на повестке, - чопорно и подчеркнуто высокомерно продолжил генерал, - наши действия в отношении основных сил Сопротивления на Акзиле. Сейчас там находится также генерал Органа и приближенные к ней лица. Это большая удача. Стянув основные силы к Акзиле, мы сможем единым махом уничтожить глав Сопротивления и их союзников. Таким образом, они будут ослаблены, и далее не составит никакого труда победить в этой войне.

- Как скоро мы сможем это сделать? – поинтересовался Кайло.

- Я предлагаю напасть, как можно, скорее, - подал голос Джоран, - сейчас они ослаблены.

- Мы тоже, - возразил Кайло.

- Безусловно, вы правы, Верховный Лидер, но если мы стянем к Акзиле не только силы, что расположены здесь, на Коррибане, но и вызовем подкрепление с Датомира, то сможем уничтожить основные силы Сопротивления.

- Разумно ли вызывать подкрепление с Датомира? – вступил Хакс, - мы только недавно покорили эту планету.

- Которая особенно и не сопротивлялась, - пожал плечами Кайло, - потому что всегда была оплотом Империи. Республику там не очень-то любили. Мне нравится ваш план, Джоран, - кивнул Кайло.

- Хорошо, - процедил Хакс, и развернул на столе объемную карту Акзилы.

Следующий час они планировали, как расположить основные силы, в какой части орбиты выйти из гипер-пространства. Даже Лиам, все время молчавший до этого, вступал пару раз и давал дельные советы.

Наконец, совет был окончен. Хакс ушел, беседуя с о чем-то с Джораном, Лиам задержался.

- Тебя зовет Каллисто, - произнес он.

Кайло поджал губы. Ему не нравилось быть ручной собачкой ситха. Пару мгновений он сверлил Лиама взглядом, полным бессильной ненависти. Он знал, что не может проигнорировать призыв настоящего главы Первого Ордена.

***

Темный зал, едва освещенный многочисленными огоньками, он скрадывал движения, скрывал очертания фигур. Все здесь было пропитано Тьмой, она словно пыталась притушить даже тот незначительный свет, что был здесь. Кайло в который раз поразился своей реакции. Он не был рад и счастлив, ему не было здесь уютно или комфортно, хотя и должно было бы. Вместо этого он испытывал чувство поразительно похожее на страх, словно Тьма высасывала из него последние силы. Ему хотелось бежать без оглядки, но не оставаться в этом месте, где сам воздух насыщен Тьмой так, что становится трудно дышать. Каллисто сидела в кресле с высокой спинкой, по бокам от нее замерли Арктур и Аркад. Кайло остановился на почтительном расстоянии и склонил голову. Припадать на одно колено, как того требовали обычаи, как он делал со Сноуком, Кайло ни в коем случае не собирался. Он знал, что если ситхи захотят, то поодиночке или вместе сумеют сломить его волю, но бросал им осознанный вызов, дерзил. И, как изобретатель испытывает новый прибор, испытывал их терпение. Ситхи терпели. Пока.

- Ты пришел, маленький рыцарь, - Каллисто очаровательно улыбнулась и спросила с притворной заботой, - как твоя нога?

- Благодарю вас, хорошо, - коротко ответил Кайло.

- Как прошел совет? Продуктивно, я надеюсь?

- Продуктивно, - склонил голову Кайло.

Ему не хотелось сообщать подробностей. Да их ситхи, наверное, и не ждали. Чего они вообще ждали, было непонятно. Рен признался себе, что не понимает их мотивов, не может прочесть их эмоций. Они не лежали на поверхности, были надежно скрыты. И Кайло мог бы попытаться прочесть их с помощью Силы. Но, несмотря на то, что он дерзил, лезть так глубоко он пока не рисковал. Да и где гарантия, что они не подсунут ему те мысли, которые хотят, чтобы он знал? Они сильнее его каждый в отдельности, и тем более все трое вместе. И не только в бою, они сильнее ментально. Поэтому все силы Кайло уходили сейчас на то, чтобы закрыть собственный разум, он ни в коем случае не хотел, чтобы ситхи копались в его голове.

- Вы нападете на Акзилу, - задумчиво произнесла Каллисто, - ведь там находятся сейчас основные силы Сопротивления и их руководители.

Рен молчал, Каллисто явно вела к чему-то еще. Появилось стойкое ощущение, что ей дела нет до Акзилы, Сопротивления и руководителей.

- А еще там эта девушка, джедай. Верно? – серебристые глаза в упор посмотрели на Кайло, его защита дрогнула под напором ситха.

Рен сжал руки в кулаки. Рей. Они уже высказали свое пожелание: привести ее к ним. И они знают, где девчонка. Но они пока не знают, что он вовсе не собирается приводить Рей к ним. Казалось бы, какое ему дело до того, что с будет с Рей? Она предала его. Она бросила его. Он предлагал ей силу и власть, предлагал ей пойти с ним. Он продолжал искушать ее Темной Стороной. Он восстановил их связь. Но задумывался ли он хоть на мгновение, что будет с девочкой, если она поддастся влиянию Темной Стороны? Да, она будет рядом с ним. Но ведь это будет уже не Рей. От ее Света не останется ничего.

- У нее огромный потенциал, - задумчиво произнесла Каллисто, - как ты считаешь, маленький рыцарь, можно ли воспитать из нее достойного последователя Темной Стороны?

Рен не колебался ни секунды.

- Нет, в ней слишком много Света.

- И ты бы даже не попытался, маленький рыцарь? – в голосе Каллисто проскользнула насмешка, - ты мог бы взять ее в ученицы, обучить ее.

Обучить ее. Он хотел бы закончить обучение Рей. Она стала бы его ученицей, связь между ними крепла бы день ото дня. И Тьма в ее душе росла бы. А еще он больше не был бы одинок, рядом с ним был бы кто-то, кто верил бы в него, кто был бы ему обязан, кто-то, кому бы он смог доверять. И этим кем-то стала бы Рей. Это выглядело соблазнительно. Но вряд ли возможно.

- Нет, ничего невозможного, - почти шепотом произнесла Каллисто.

Рен вздрогнул, осознав, что ситх стоит рядом с ним. Женщина пристально вглядывалась в его лицо.

- Ты полон сомнений, маленький рыцарь, - произнесла она, - они рвут тебя на части. Девочка может помочь тебе вновь стать целым. Подумай, - серебристые глаза сверкали расплавленным металлом, - и если ты не приведешь ее ко Тьме, то она умрет.

Рен вздрогнул, сердце его забилось в неровном ритме, дыхание сбилось.

- Она ведь, в конце концов, совершила преступление против Первого Ордена, - Каллисто кружила вокруг Кайло, - за ее голову назначена награда. И жива она может остаться только при одном условии: стать одной из нас. Если нет, то ты убьешь ее, как только найдешь. Я могу полагаться на тебя, Кайло Рен?

Мужчина сжал руку в кулак, перед глазами плясали огоньки, освещавшие зал, они подмигивали ему, насмехались над ним. Он чувствовал Тьму, что не дает ему дышать, ее холодные щупальца, забирались все дальше, опутывая душу, сжимая сердце. Он должен убить Рей или позволить ей стать адептом Темной Стороны Силы, что почти равносильно тому, чтобы убить ее.

- Я могу полагаться на тебя? – повторила свой вопрос Каллисто.

- Да, - хрипло ответил Кайло.

***

Он прилетел сюда, чтобы подумать вдали от всех. Здесь уж точно никакой штурмовик не постучится к нему в дверь. Долина Темных Лордов, священное место для каждого ситха. Кайло бросил спидер и двинулся вперед к полуразрушенному храму, в котором, по преданиям, покоятся останки великих лордов ситхов. Кайло сел на какой-то обломок, бывший, видимо, частью сейчас уже разрушенной стены.

Много лет назад на него произвело неизгладимое впечатление величие этой постройки, уже тогда полуразрушенной. Огромный храм взмывал ввысь, соперничая мощью со скалами, что его окружали. Кайло пытался прочитать письмена, выбитые на стенах, забытые языки давно ушедшей эпохи. Послания? Проклятия? Он не знал. Но благоговел. Сейчас от былого благоговения не осталось и следа, он лишь равнодушно отметил, что за прошедшие годы храм разрушился еще больше. Это место было пропитано Силой, здесь был ее эпицентр, хотя аура Тьмы окружала весь Коррибан, но тут Тьма была чернее самой темной ночи. И от этого становилось неуютно. Но здесь его никто не потревожит. Здесь он может подумать, привести в порядок свои мысли, что ему сейчас необходимо, ведь от этого зависит его будущее. И, может быть, он даже поймет, что ему делать дальше.

Итак, что мы имеем на данный момент? Начнем от условно простого, потому что, на самом деле, оно ни черта не простое, к условно сложному, хотя сложное – абсолютно все.

Итак. Ситхи. Каллисто. Арктур. Аркад. Древнее этого храма, быть может. А может быть, его ровесники. Какую цель они преследуют? Были ли они знакомы со Сноуком? Учитель никогда о них не упоминал. Впрочем, он вообще мало о чем упоминал. Только то, что следовало знать Кайло. О ситхах, видимо, знать ему не следовало. Они хотят власти в галактике под их началом. Не следует обольщаться тому, что они оставили его Верховным Лидером. Реальная власть – у них. И она останется у них, даже когда закончится война. Он станет во главе новой Империи, но ситхи всегда будут над ним. Этого ли он хотел? Такой власти? Нет, конечно. Может ли он что-то сделать? Противопоставить что-то этой троице? Какой бы ни была его Сила, каким бы ни было мастерство, он не соперник ситхам. И они вполне это доказали, устроив показательный бой. Дань вежливости? Как же! Его просто ткнули лишний раз носом в лужу, как неразумного котенка, показывая, что каким бы ни было его мастерство, какой бы большой ни была его Сила, он никто по сравнению с ними. Но все по-прежнему в его руках. И когда-нибудь настанет тот день, когда он сможет соперничать даже с этой троицей.

Далее. Лиам. О! Противника и врага он знал вдоль и поперек. Знал, что им ведает сейчас. Желание занять место Кайло. И на пути к этой цели он не погнушается ничем. В том числе он попробует первым привести Рей к ситхам. Или же попытается убить ее. Здесь он, пожалуй, в состоянии с ним бороться. Хотя противник он опасный и опытный. Да и к тому же знает самого Кайло очень хорошо. Но Кайло всегда был сильнее, чуть-чуть, но сильнее. Другое дело, что в сложившейся ситуации дополнительный фактор, на который следует тратить время и силы, ему совсем ни к чему.

Идем дальше. Рей. Сердце сжалось. Его девочка. Он должен был бы злиться на нее, но не мог. Более того он переживал за нее. В какой-то степени она в опасности из-за него, ведь это он обвинил ее в смерти Сноука. Другое дело, что даже если бы он не сделал этого, то ситхи все равно нашли бы предлог к ее смерти. Да и без предлога могли отдать такой приказ. Обратить Рей к Темной Стороне было невозможно. В ней, конечно, была Тьма, в ней говорили эмоции, ярость и импульсивность, но Свет сиял гораздо ярче, чистый, острый, порой безжалостный. Погасить его было невозможно. Она скорее примет смерть, но никогда не пойдет по пути Темной Стороны.

И наконец, он сам. Разбирать свои мысли и поступки Кайло никогда не любил, а Сноук вообще воспитал в нем уверенность, что ему можно все. Если, конечно, Верховный Лидер одобрит. Но теперь Верховный Лидер он сам. Но именно теперь он хочет понять…себя. Начать с того, что очевидно: Рей ему дорога. Да, она предала его, бросила. Но он не хочет ни ее смерти, ни обращения к Темной Стороне Силы. Он думал, что не хочет ее больше видеть, но восстановил их связь. И очень хорошо, что ситхи пока не знают о связи между ним и Рей. Или же знают? Не зря же они хотят, чтобы он обучал ее, хотя опыта у него не то, чтобы достаточно для того, чтобы взять себе ученика. Рен задумался о том, а что вообще известно ситхам? И что ему самому делать дальше? Как защитить Рей? А он хочет ее защитить. И ему неважно, примет она его защиту или нет. Он вовсе не собирается спрашивать ее об этом. Кайло всегда считал, что привязанность – это слабость. Он не должен был бы иметь привязанностей. Но появилась Рей. И Рей – его слабость. Кайло поднял глаза к небу, красновато-серое небо Коррибана равнодушно взирало сверху на мужчину. Он покачал головой. Вот ты и признался сам себе. Рей тебе дорога. Ты хочешь ее защитить. Любой ценой. Ему захотелось расхохотаться от абсурдности ситуации. Предать семью, друзей, джедаев и Свет, столько лет идти дорогами Тьмы, жаждать власти, чтобы, наконец, получить ее. И…пожелать другого.

Кайло решил, что должен предупредить Рей, пусть будет начеку. Ждать от нее осторожности бессмысленно, но кто предупрежден, тот вооружен. Рен потянулся к ней, идя уже привычной дорогой Силы. Он почти дотронулся до нее. Как вдруг перед ним словно рухнула стена, и его ментально и физически отбросило назад, протащило по острым камням, ударило о какой-то обломок. Нога взорвалась чудовищной болью, в глазах потемнело. Ошеломленный Рен, зарычал от боли, полежал пару секунд, пытаясь восстановить дыхание и понять, что же произошло. Рей? Неужели это она отшвырнула его прочь? Нет. Вряд ли ей это было под силу. Он попытался сесть и вздрогнул, снова падая на спину. Темная река Силы вспенилась и забурлила, яркая вспышка, совсем рядом, протяни руку – и коснешься. Рен и потянулся, но в последний момент замер. Возмущение в Силе было настолько сильным, что хотелось зажмуриться, чтобы не видеть, не чувствовать. Что-то случилось. И Рей была в этом замешана. Кайло нахмурился, чувствуя, как в душе темной волной поднимается тревога за Рей. Во что же ты вляпалась, девочка?


========== Часть 7 ==========


Рука канцлера была цепкой – не вырвешься, мужчина тащил ее по коридорам, все так же раскланиваясь всем встречным, нацепив на лицо вежливую улыбку, Рей ничего не оставалось, как улыбаться вместе с ним. Она едва поспевала за Максимилианом, путаясь в широкой юбке и оступаясь на каблуках. В какой-то момент, она чуть не подвернула ногу и зашипела от боли.

- Аккуратнее, моя дорогая, - холодно произнес канцлер.

И ей захотелось стукнуть его чем-то тяжелым. Зачем он ее тащит? Куда? Рей не чувствовала никакой угрозы, исходящей от мужчины. Но было что-то неопределенное, неясное, словно легкое касание к ее разуму. Нет, он не пользовался никаким внушением, просто некая мысль, которую Рей никогда бы не смогла облечь в слова, не давала ей покоя. Что-то было не так в Максимилиане Павина, что-то смущало ее. За весь вечер Рей не обратила на это внимание, но теперь, ощущала. Словно в жаркой пустыне подул легкий ветерок, предвещающий песчаную бурю. Девушка, наверное, могла попытаться прочесть мысли канцлера, но она не решалась. Если он знал, что она использовала Силу, то может и вторжение в свою голову распознать. А из этого всего проистекал логический вопрос: кто вы, канцлер? Рей нервно сглотнула.

Они вошли в небольшой зал, посередине находился вытянутой формы стол, вокруг которого расположились стулья, занятые сейчас Белиндой, Лэндо и Леей, которые о чем-то спокойно беседовали, и хихикающими над чем-то Финном и По, явно не совсем трезвыми. Увидев эту идиллическую картину, Рей замерла на мгновение, а потом почувствовала возмущение, волной поднимающееся в душе. Ее, значит, тащат куда-то, а они здесь болтают! Ничего себе друзья!

Павина хлопнул дверью, привлекая внимание.

- Вот теперь все в сборе. Рей как единственный джедай должна была тоже здесь присутствовать, - произнес Максимилиан, - как вы считаете, Лея?

- Я считаю, что вам нужно отпустить девушку, - спокойно произнесла генерал, - вряд ли она куда-то сбежит. От цепкого взгляда Органы не укрылось то, что Павина держит Рей за руку, а сама она явно чем-то взволнована.

Нахмурился По, начал приподниматься Финн. Рассмеявшись, канцлер отпустил руку Рей. Девушка тут же отшатнулась прочь и, оступившись, едва не упала, в последний момент успев ухватиться за спинку стула.

- По-моему, вам пора присесть, моя дорогая, - в голосе Максимилиана слышалась откровенная издевка, Рей ожгла его яростным взглядом, но все же села.

- Итак, - громко произнес канцлер, обходя стол и усаживаясь во главе, - теперь можем и начать наш импровизированный Совет.

- А что, собственно, произошло? – приподняла бровь Лея, - к чему такая срочность?

- Белинда? – произнес Павина.

- Наши разведчики доложили, что флот Первого Ордена выдвигается к Акзиле, - Хорн развернула объемную карту, - сейчас их корабли вот в этом секторе, - она ткнула пальцем в пространство между двумя какими-то планетами.

Что из этого следовало Рей не знала, но судя по тому, как переглянулись По и Финн, как нахмурила Лея, ничего хорошего. Мрачно усмехнулся Кальриссиан, чуть подаваясь вперед.

- Если эти данные верны, - обманчиво спокойно произнес мужчина, - то завтра к вечеру флот Первого Ордена будет здесь.

Повисло напряженное молчание.

- Это правда, Белинда? – тихо спросила Лея.

- Все верно, - кивнула генерал Хорн, ничуть не смутившись.

- А мы, вместо того, чтобы готовиться, празднуем невесть что, - процедила Органа, - какого черта, Белинда?! Где твой знаменитый нюх?! Где настороженность?! – голос генерала все повышался, - мирная жизнь совсем тебя расслабила?!

- Лея, погоди, - попытался успокоить генерала Лэндо.

- Не кипятитесь, Лея, - поднял руку Максимилиан, вторя оружейному барону, - мы хотели…

- А от ситха я вообще не желаю слушать никаких оправданий! – рявкнула Органа.

Ахнули По и Финн, до боли закусила губу Рей. Вот оно! Ситх! Вот оно ощущение Силы, чужой, враждебной, страшной. Чудовищным усилием воли девушка заставила себя не дрожать. Возникшую тишину, казалось, можно было резать ножом, настолько она была плотной. Рей казалось, что сердце ее стучит так громко, что его слышат все в этой комнате.

- Браво, Лея, - негромко произнес Максимилиан, - как давно вы догадались?

- Давно, - усмехнулась женщина, чуть сбавив тон, и произнесла почти весело, - все же я сестра легендарного Люка Скайуокера, кое в чем разбираюсь, кое-что могу. Я догадалась очень давно, граф, но вы прекрасно выполняли свои функции канцлера Акзилы, сочувствовали Сопротивлению и не стремились установить диктатуру Темной Стороны Силы в этой части галактики. И я не сказала никому. Зря, быть может?

- Не зря, - устало произнес канцлер, - но вы не правы, обвиняя Белинду. На то были свои причины.

- И какие же?! – снова взорвалась Органа.

- Такие, что нам не нужен сейчас решительный бой. Он должен произойти в другом месте, в другое время. И Рей сыграет в этом не последнюю роль. Как и ваш сын.

- Объяснитесь, граф! – потребовала Лея, - зачем вам Рей? И какое отношение мой сын имеет ко всему этому?

- Самое непосредственное, - любезно ответил канцлер. – Он прямой потомок Дарта Вейдера. Он нужен мне.

- Он не Дарт Вейдер! – выкрикнула Лея, - он не станет им!

Руки у нее тряслись, она разом растеряла все свое спокойствие.

- Мне и не нужно, чтобы он им становился.

- Я не понимаю, - прошептала Лея, - ничего не понимаю.

В глазах Павины проскользнула жалость.

- Если я пообещаю вам, что верну вам вашего сына, - мягко произнес канцлер, - вы поверите мне?

Генерал вздрогнула, почти умоляюще посмотрела на растерянную Рей, и девушка решила, что пора прийти ей на помощь.

- Но при чем тут я? – перевела она разговор.

- О вы, моя дорогая, очень даже при чем, - весело произнес Максимилиан, - вы приманка, на которую обязательно клюнет Кайло Рен.

- С какой стати? – изогнула бровь Рей, чувствуя, как неровно колотится в груди сердце.

- Вы считаете, что он настолько хочет ее убить? – подал голос Финн, - ну так я вам не позволю ее забрать, чтобы сделать из нее приманку!

Глаза канцлера заблестели еще веселее, и прежде, чем он начал говорить, Рей уже знала, что он скажет, и от этого вся застыла, будто на холоде, боясь пошевелиться.

- Убить? – хмыкнул Павина, - да вы совершенно ничего не понимаете, молодой человек. Не так ли, Рей?

- Я, - растеряно произнесла девушка, - я…

- Ваша связь, моя дорогая, приведет его ко мне. И вовсе не из желания убить вас.

- Рей? – в голосе Финна звучало недоверие.

Девушка посмотрела ему в глаза, в которых застыл немой вопрос. Она никому не рассказывала об этой связи. Просто не могла! Они же могут подумать, что Кайло Рен залезет к ней в голову и выведает все секреты. И их было не убедить, что это не так. Что все совсем не так! Что Бен не может так сделать. Что просто они оба очень одиноки. Что в нем есть Свет. А она сумеет защитить свою голову от вторжения. Никто бы не поверил в это. Никто бы не понял, почему она так верит в то, что Бен Соло еще жив. Да она и сама бы на их месте, не поверила.

- Рей? – теперь уже подала голос Лея, - связь?

Девушка нервно сглотнула, зажмурилась, как в далеком детстве, ожидая наказания, и кивнула. А когда открыла глаза, увидела изумление на лице Леи, разочарование в глазах По, и презрение Финна.

- Финн, - прошептала она, протягивая к нему руки, - прошу тебя.

Бывший штурмовик презрительно поджал губы, глядя на нее, как на какого-то паразита, которого необходимо уничтожить. Рей замерла, чувствуя, что сейчас расплачется. Она не хотела терять Финна, не хотела терять его в принципе и не хотела терять таким образом. Но и объяснить всего она ему не могла.

- Ты не понимаешь, - произнесла Рей.

- Ты права, - надменно посмотрел на нее мужчина, скрестив руки на груди, - я не понимаю, какая связь может существовать между тобой и Кайло Реном. Он же монстр, Рей! Чудовище, для которого человеческая жизнь - ничто! И ты для него ничто! Не обольщайся!

- Ты не прав, - тихо, но твердо ответила ему девушка.

Пораженный Финн покачал головой, словно не верил своим ушам.

- Им не понять, Рей, - раздался тихий голос канцлера, - я предупреждал тебя, моя дорогая, твой путь, он только твой.

- Помолчите! – выкрикнула Рей, оборачиваясь к нему, - кто вы вообще такой, чтобы наставлять меня?!

- Наставник бы тебе не повредил, - медленно произнес ситх, глаза его полыхнули багрово-черным.

Рей отшатнулась. И вдруг почувствовала вибрацию Силы, словно кто-то тянулся к ней, сквозь пространство. «Бен!» Она уже готова была протянуть ему руку, но тут нить Силы кто-то грубо отсек. Рей вздрогнула.

- Не время, - процедил Павина.

- Зачем вам мой сын? – подала голос Лея, задумчиво созерцавшая всю эту сцену.

- Я уже говорил, он прямой наследник Дарта Вейдера.

- Я тоже, - произнесла Лея, - почему бы вам не взять меня?

- Нет, - покачал головой Павина, - вы не джедай, и не ситх.

- Мой сын – тоже!

- Он слуга Силы, - ответил канцлер, - как и все мы. Помочь мне может только он.

- В чем помочь?! – почти одновременно выкрикнули Рей и Лея.

Максимилиан замолчал, глядя куда-то вдаль, на какое-то мгновение показалось, что он не здесь больше.

- Ваш отец, генерал, нарушил баланс. И восстановить его может только его прямой потомок. Если вам угодно, это принесет долгожданный мир галактике.

- И я должна поверить в эту чушь? И удовлетвориться этими объяснениями? – скептически произнесла Лея.

- Вам придется, генерал, - пожал плечами канцлер, - я все равно заберу девочку и все равно найду вашего сына. Но мне бы хотелось, чтобы и он, и она пришли ко мне по своей воле. Не люблю насилия, знаете ли.

- Странные слова для ситха, - заметила Лея.

- Бросьте! Вы ничего не знаете о ситхах! – фыркнул мужчина, - впрочем, как и о джедаях!

Рей во все глаза смотрела на Павину и на Лею, казалось, еще чуть-чуть, и они договорятся. А ее мнение кто-нибудь принимает в расчет?!

- Меня вы не хотите спросить? – процедила Рей.

- Прости, моя дорогая, но нет, - спокойно ответил Павина.

- Да вы! – задохнулась Рей.

- Посмотри на меня, девочка, - канцлер посмотрел ей в глаза.

И Рей почувствовала, как слабнет ее воля под натиском его Силы, как она погружается в нечто багрово-черное, что тянет ее куда-то все глубже, и нет от этого спасения. Оцепенели руки и ноги, и мысли текли как-то вяло, неспешно, лениво. Она продиралась через что-то липкое, темное, опасное, пытаясь вырваться к Свету, не понимая, что Свет надо искать в себе. А когда поняла, было уже поздно. Свет ее был тусклым. Фальшивым, как и все на Акзиле. Рей сжала руку в кулак так, что ногти впились в ладонь, боль немного отрезвила ее.

- У вас есть какой-то план, канцлер, - медленно проговорила девушка, разрывая паутину Силы, - не так ли?

В глазах Павины мелькнуло нечто похожее на уважение.

- Есть. Решающая битва должна произойти на Татуине, - произнес он.

- Татуин? – задумчиво спросила Лея.

- Там есть старая база Сопротивления, - подал голос По.

- Это один из факторов, - кивнул Павина, - но дело не совсем в этом, хотя наличие базы определенно играет нам на руку. Дело в том, что там все началось. Там все и закончится.

- Что началось? – недоуменно спросил Финн.

- Дарт Вейдер, - прошептала Рей, осененная догадкой, - Энакин Скайуокер. Он родом с Татуина, верно? И если он нарушил баланс, то только его прямой потомок может восстановить его.

- Браво, моя дорогая, - улыбнулся канцлер, - вы очень сообразительны. Время и место должны быть тщательно выверены и соблюдены. Для этого мы с вами отправимся на Татуин. А молодые люди будут готовить оборону Акзилы, но не слишком усердствовать. Вы должны потрепать Первый Орден, но вы должны проиграть, понимаете? – спросил он.

- Нет, - процедил Дэмерон, - я не собираюсь проигрывать, если могу победить.

- Битва за Акзилу будет лишь вехой в этой войне, я же предлагаю вам закончить ее, командор. Перебросить основные силы на Татуин, оставив здесь только пару эскадронов. И дать понять врагу, где находятся остатки Сопротивления. Утечка в эфире, предатель и шпион в стане врага, все, что угодно. Но они должны направиться на Татуин, где Белинда с силами союзников и основными силами Сопротивления подготовит поле для битвы в космосе и на земле. И самое главное: Кайло Рен, он так нестабилен, что я не берусь предвидеть его пути в потоке Силы, но он должен прийти ко мне. Мы разыграем похищение Рей. И он придет. Рыцарь придет спасать свою принцессу, не так ли, моя дорогая?

Рей почувствовала, как заалели щеки, но ей не оставалось ничего, как кивнуть. Она знала, что он придет за ней.


========== Часть 8 ==========


Ему снился сон. Или не совсем? Он был в своих покоях: небольшая комната, выдержанная в темных тонах, узкое окно, больше похожее на бойницу, как их рисовали в древних книгах, его меч, небрежно лежащий на столе, одежда, что он швырнул на стул. Все было, как наяву, но не совсем так. В комнате кто-то был.

Рен резко сел на кровати, оглядываясь, ощущая чье-то присутствие всей кожей. Но он не слышал ни звука, не видел никого. Это было похоже на связь с Рей, но все же не совсем так. Кайло повел рукой, но световой меч остался неподвижным. Мужчина попытался снова – безрезультатно. Он аккуратно спустил ноги с кровати, коснулся босыми ступнями холодного пола, поморщился. И уже хотел встать, да так и застыл. Словно из стены к нему вышли две фигуры, Рен нервно сглотнул. Они были похожи на людей, но появились из ниоткуда. По коже побежали мурашки. Он напряженно смотрел на мужчину и женщину, держащихся за руки.

Женщина был красива, темные глаза, искрящиеся жизнью, правильные черты лица, одетая в красивое платье с рассыпавшимися по плечам волосами, она смотрела мудро и чуть печально, с бесконечной любовью. Мужчина был высок, светлые волосы его лежали небрежными вихрами, губы были плотно сжаты, а между бровей залегла складочка. Он смотрел на Кайло с интересом, оценивающе и как-то покровительственно.

- Он определенно твой внук, Эни, - вздохнула женщина, - смотрит настороженно, недоверчиво.

- Мой-то мой, но надеюсь, что не в меня, - отозвался мужчина.

Кайло почувствовал, как пересохло в горле. Если это сон, то он какой-то неправильный. Если это его дед, то он совершенно не так представлял себе великого Дарта Вейдера, лорда ситхов. Эни? Что за кличка для собаки?! Ерунда какая-то! Кайло Рен потряс головой, отгоняя наваждение, требуя от своего разума пробудиться от этого странного сна. Разум пробуждаться не желал.

- Кто вы? – наконец, сумел выдавить из себя вопрос мужчина.

Женщина светло улыбнулась, мужчина нахмурился еще больше.

- Твоя была идея, - буркнул мужчина.

Женщина лишь отмахнулась, присела рядом с Кайло. Кровать под ее весом отчетливо прогнулась, он почувствовал ее тепло и запах, какой-то цветочный, легких, приятный. Она ласково коснулась его волос. И он ощутил это прикосновение! Если это сон, то он слишком реален, неправдоподобно реален.

- Меня зовут Падме, - дружелюбно произнесла женщина, так, будто они были на дружеской вечеринке в гостях, - и я, - она светло улыбнулась, - твоя бабушка.

- Что? – опешил Рен, не веря своим ушам и отказываясь верить своим глазам.

- Ну я не выгляжу, конечно, как бабушка, но по крови я твой самый прямой предок.

- Но…- начал Кайло, окончательно запутавшись и сдавшись. Сон, значит, сон. Странный, значит, странный, - но никто никогда…

- Не говорил тебе? – живо отозвалась Падме, - вечно все помнят твоего деда, - она кинула взгляд на застывшего мужчину, - но почему-то все забывают обо мне. Он, конечно, был великим, а я нет. Но можно и обо мне не забывать.

Это был какой-то бред. Горячечный или пьяный, выбирай, что больше нравится, Кайло Рен.

- Падме, - мягко произнес мужчина, - ближе к делу. Я не смогу долго удерживать нас здесь.

- Да-да, Эни, ты прав, - кивнула женщина и снова повернулась к Кайло, посмотрела ему в глаза, вмиг став серьезной, - нарушен баланс, Бен. И в этом отчасти виноват твой дед, а также я. Наша любовь погубила Энакина Скайуокера, и появился Дарт Вейдер. Но корни всех бед лежат несоизмеримо глубже. Свет или Тьма, все это не важно, мой милый внук. Над всем стоит Равновесие. И именно его необходимо достичь. Только когда чаши весов перестанут колебаться, в галактике наступит мир. Ты сейчас не хочешь этого, но поверь, это именно то, что тебе нужно. Когда придет время, Бен, выбери правильно. От твоего выбора зависит очень многое, - женщина помолчала и добавила, - и еще, Бен, помни, что любовь – это тоже Сила. Не стоит ею пренебрегать.

Она наклонилась и запечатлела на лбу Рена легкий поцелуй.

***

Он рывком сел на кровати. В комнате было пусто. Рен повел рукой, и ощутил в ладони холод стали. Но что-то было не так. Кайло огляделся, ничего не выдавало присутствия мужчины и женщины. Значит, это был сон. Только лишь сон, рожденный разгоряченным разумом. А, может быть, это Коррибан играет с ним? Нельзя отрицать, что в этой планете есть что-то живое, словно у нее есть разум и чувства. Слишком много Силы. Темной Силы. Впору захлебнуться. Ему бы радоваться, но он внезапно не хотел брать эту Силу, не хотел управлять ею, не хотел иметь с ней ничего общего.

Равновесие. Надо же. Это были слова, похожие на те, что внушал ему мастер Люк. Но и то, они больше говорили о Свете, который надо взрастить в себе, чем о том, что во главе всего стоит Равновесие. А потом он и вовсе стал учеником Сноука, который воспитывал в нем Тьму, считая, что эта Тьма принесет галактике мир и стабильность. Хочет ли сам Кайло стабильности и мира в галактике? Именно за это он воевал, именно во главе новой Империи он собирался встать, и, конечно, ему не нужно, чтобы эта Империя была раздираема противоречиями, междоусобицами и локальными конфликтами. Мир. Стабильность. Процветание.

Равновесие?

Рен устало провел рукой по лицу. Его беспокоило то, что связь с Рей прервалась. Ее прервал кто-то достаточно сильный, чтобы воспрепятствовать ему – Рену. Кто-то, кто умел управлять Силой лучше, чем он. Кто-то, кто был рядом с Рей.

Багрово-черные всполохи Тьмы, искры, жалящие больно и зло. Это была темная воля. Неужели Рей в опасности? Сердце болезненно сжалось. Кайло зло тряхнул головой. Да и что с того? Ему-то что за дело, во что вляпалась эта девчонка?! Она среди друзей, она рядом с его матерью. И если уж не эти дураки, так хоть мать должна была ее защитить. Не потому что мама могла к кому-то привязаться, она в принципе не любит ничего, кроме своей драгоценной политики, но Рей нужна была ей как символ, как герой, как чудо. А таких берегут, как зеницу ока. Ему не о чем беспокоиться. Да и не должен он о ней беспокоиться, черт возьми! Кто она ему?!

Это все дурацкий сон. Нотации о Равновесии, выборе и любви. Ерунда какая-то! В конце концов, может быть, никто и не вмешивался в их с Рей связь, может быть, это у него самого не получилось. Стоит только вспомнить, как тяжело было в первый раз! Нет. Он все-таки не юный падаван. Он может отличить свою Силу от чужого вмешательства. И вмешательство было. И это была не сама Рей. Но это не его дело. Справится сама!

Он улегся обратно в постель, меч положил рядом. У него завтра тяжелый день. Завтра вылет к Акзиле, бой. И – он очень на это надеется! – конец Сопротивлению. Ему необходимо выспаться! Кайло Рен закрыл глаза, уже на грани сна и яви он почувствовал легкий цветочный запах, но не придал этому значения.

***

Их ждали. На орбите рядом с Акзилой выстроился флот Сопротивления. Что же. Они тоже собрали свои силы, наверное, последние, но от этого не менее внушительные. Кайло кинул взгляд на Хакса, генерал явно не ожидал, что их встретят. Наивный! Его мать не была бы генералом Органой, если бы не предвидела нападение. Но это не страшно. Сегодня они сильны, как никогда. Они победят в этой битве, а значит, и в этой войне. Рен усмехнулся растерянному виду Хакса, и ринулся прочь с капитанского мостика.

- Куда вы?! – заорал ему вслед Хакс.

Но он не мог оставаться сторонним наблюдателем, он никогда не стоял в стороне, всегда сам вел своих людей в бой, был на передовой, подвергая себя нешуточному риску постоянно. А сегодня он знал, что должен сам погасить эту чертову искру Сопротивления. Сам. Он чувствовал, что сегодня его день, что он сумеет принести победу Первому Ордену. Закончится эта война, и больше никто не станет над ним. Сегодня решающая битва. Зачем ему быть рядом с Хаксом, который и без него знает, что делать? А штурмовики Джорана справятся и без него.

Он мчался вперед, ворвался в ангар и запрыгнул в первый попавшийся истребитель. Что-то протестующее запищал дроид, наверное, он слишком резко выводил корабль из ангара. Плевать! Его захватила горячка боя, безудержный восторг, отдающий легким безумием, легкомыслие и уверенность, как в далеком детстве, когда отец разрешал сесть за штурвал «Тысячелетнего Сокола». Голова слегка кружилась. Он всегда любил корабли, понимал их, если угодно, и если бы не выбрал стезю Силы, выбрал бы путь пилота. Говорили, что Дарт Вейдер – тоже был прирожденным пилотом. А, стало быть, у него – у Кайло Рена – это в крови. Кайло хищно улыбнулся, выводя истребитель в открытый космос, где уже кипела битва. Ему было легко. Он плыл в стремительном потоке Силы, предугадывая выстрелы еще до того, как они были сделаны, он легко выводил корабль из-под обстрела, нападая сам. Он кружил вокруг, выполняя поистине смертельные маневры, наслаждаясь полетом, ощущением целостности с кораблем.

Вспышки, взрывы, смерть, гнев и боль. Он купался в этих эмоциях, впитывал их и направлял в нужное русло. Все его чувства были обострены до предела. Он знал, что сегодня он не проиграет. В какой-то момент Рен заметил, что один из кораблей преследует его с маниакальной настойчивостью, и вынужден был признать, что пилот этого корабля не менее виртуозный мастер, чем он сам. Он не давал Рену ни малейшей передышки, неутомимо нападая на него. Сначала Кайло было весело, но потом стало не до смеха, он пытался сбить вражеский корабль, но ничего не получалось. Промах, и вдруг – резкий удар. Щиты сработали на отлично, протестующе запищал дроид. Рен вывел истребитель из-под серии выстрелов, оказавшись сбоку от своего противника, и нанес удар. Но щиты Сопротивления тоже было не так-то просто пробить. Рен снова увернулся, потом пропустил удар, послал корабль в пике, выходя из-под обстрела другого корабля, задел походя еще один истребитель Сопротивления, и резко направил корабль к главному шаттлу. Нанести удар по капитанскому мостику - ничего это не даст, простое ребячество. Но зато он заявит матери, что он здесь. Она поймет, что только он мог пойти на это. Он был уже совсем у цели, когда понял, что желание оставить свой след, отметить перед матерью свое присутствие, сыграло с ним злую штуку. Он был один, слишком далеко от своих, в окружении врагов. Он резко крутанул истребитель, но удары сыпались со всех сторон, и он не успевал отвечать. Ни о каком ударе по капитанскому мостику Кайло уже и не думал. Он только клял себя за самоуверенность. Горячка боя схлынула, сейчас надо было полагаться на голый расчет, на разум, а не на вдохновение. Рен кинул истребитель в сторону, проходя прямо под носом у корабля Сопротивления, посылая череду выстрелов другому, но ощущая, как трещат его собственные щиты, замолчал дроид, сбитый метким выстрелом. Рен зарычал от бессилия, он был в кольце.

- Сдавайтесь, Верховный Лидер, - услышал он голос в наушниках.

- Черта с два! – рявкнул Рен, стреляя в ответ на это предложение.

Положение было безнадежным, но он не сдастся. Сегодня день его триумфа, который ему не испортит никто. Нет безвыходного положения, он лучший пилот Первого Ордена! И он выкрутится!

- Сдавайся, Бен, - вдруг услышал он в наушниках знакомый мягкий голос, дрогнула рука, промахиваясь, подставляя истребитель под удар.

И мгновенно возненавидев себя за эту слабость, он не удостоил эту женщину, что называлась его матерью, даже ответом. Он сорвал с себя наушники. Но только потерял драгоценные секунды. Истребители Сопротивления подошли слишком близко, но никто больше не стрелял. Ему недвусмысленно давали понять, что он взят в плен. И Рен вынужден был покориться.

***

Он смотрел, как она входит в его камеру, и ненавидел ее. Эта женщина, которую он даже в мыслях не хотел называть матерью, смотрела на него с жалостью. Да, он был жалок сейчас, поверженный, взятый в плен, встрепанный, с ссадиной на виске. Он вовсе не был похож на достойного Верховного Лидера, и это неимоверно бесило. Более того, он уже знал, что Первый Орден сегодня не получил долгожданной победы, и не сомневался, что Хакс обвинит во всем его. Неправильное руководство, безрассудство и бла-бла-бла. На мгновение в душу закрался страх: что с ним сделает эта троица ситхов за его поражение? Сноука он знал вдоль и поперек, был уверен, что Сноук не станет просто так жертвовать перспективным учеником, подающим большие надежды, но ситхи с Коррибана были непредсказуемы. Умирать Рен не хотел: ни от руки Первого Ордена, ни от руки Сопротивления. Он обязательно сбежит, вот только послушает, что скажет ему та, что звалась его матерью, и исчезнет отсюда.

- Здравствуй, Бен, - грустно произнесла она.

Кайло дернулся, как от удара, при звуках этого голоса, при звуках этого имени, поморщился и не удостоил мать даже взглядом.

- Мне жаль, что так вышло, - продолжала мать, - но это было необходимо.

Он вздрогнул, решительно скрестил руки на груди и вызовом спросил:

- Хочешь устроить показательную казнь? Для укрепления боевого духа своего жалкого Сопротивления?

Лея огорченно покачала головой.

- Нет, Бен, дело вовсе не в этом. Да, у моих людей был приказ взять тебя живым. И да, они с удовольствием посмотрят на твою казнь.

- Ты рисковала, - произнес Рен, - я мог не ринуться в бой. Я мог не подойти так близко к шаттлу.

- Рисковала, - кивнула Лея, - но я знаю тебя лучше, чем ты думаешь. Оставим это. Не это сейчас главное, а Рей.

Мужчина вздрогнул. Рей. Значит, все же что-то случилось. С его девочкой что-то случилось. Он знал. Он бросил на мать испепеляющий взгляд и постарался принять равнодушный вид.

- И что же не так с Рей?

- Ей нужна твоя помощь, - ответила Лея.

- Джедаю? Помощь ситха? – Кайло позволил себе подобие улыбки, откинулся на неудобном стуле и скрестил руки на груди, - ну-ну. Любопытно послушать. Продолжай.

Мать смерила его задумчивым взглядом:

- А ты изменился. Стало меньше…опрометчивых слов и действий.

Он фыркнул, но не счел нужным отвечать на этот выпад.

- Ты должен последовать за Рей, - выдала мать совсем уж не понятную фразу.

- Не понимаю, - протянул Кайло, - куда последовать?

- Я не знаю, - призналась Лея.

- Что? – изумленно посмотрел на нее мужчина, - ты не знаешь, где твой символ? Где твой единственный джедай? Обладатель Силы. Надежда. Последняя ученица Люка Скайуокера. И прочая, и прочая. Ты серьезно?

Мать подавлено молчала, и он почувствовал, что ощущение неотвратимой беды накрывает его с головой. Рей не было на шаттле, не было на Акзиле, он знал это точно. И это пугало.

- Где она? – процедил он, готовый схватить мать за плечи и трясти, словно куклу.

- Я не знаю,- повторила Лея, обессилено присаживаясь на стул напротив, - я не знаю, где она и что с ней. Я только знаю, что она жива. И что она…приманка для тебя. Ты должен помочь ей.

Он вскочил, сделал пару стремительных шагов, пытаясь утишить неистовую злобу на эту женщину, что сидела сейчас с потерянным видом на стуле, чинно сложив руки на коленях. Ему не было жаль ее. Она подвергла Рей опасности!

- А если я откажусь? – наконец, спросил он.

Мать помолчала, а потом медленно произнесла:

- Ты знаешь, что в Сопротивлении за твою голову назначена награда. Ты еще жив только потому, что они все знают – ты ключ к тому, чтобы вернуть Рей. Если ты откажешься, я не удержу их.

Он застыл, пытаясь осмыслить эти слова. Горечь ядом проникала в сердце, он глухо рассмеялся.

- То есть ты готова пожертвовать мною, ради какой-то мусорщицы с глухой планетки? Как это похоже на тебя, мама. Только почему же в роли жертвы всегда я, - горько закончил он.

Она поднялась и подошла к нему, протянула руку, чтобы коснуться его волос, Рен отшатнулся.

- Бен, - тихо произнесла она, - ты мой сын, и никто не станет перед тобой, но…

- Но! – выкрикнул он, - всегда но! Всю мою жизнь но! Я только и слышал это всегда! Мы проведем вечер вместе, Бен, но только после ухода гостей, они очень важны для маминой работы! Мы сходим вместе в парк, Бен, но только после того, как мама разберется с бумагами! Мы полетаем, Бен, конечно, но как только папа вернется из очередного рейса! Мы все понимаем, Бен, но мы отправляем тебя к дяде Люку, он научит тебя всему, он великий наставник! Мы любим тебя, Бен, но не навестим никогда, ни разу за все годы, проведенные на том проклятом острове!

Он кричал на нее, а в глазах стояли слезы, которых он не замечал, стул улетел в другой конец комнаты, по стенам и потолку побежали трещины, его всего трясло.

- Бен, - она протянула к нему руки, которые он со злостью оттолкнул.

- Не смей называть меня этим именем! – отчеканил он. – Нет больше Бена Соло, и убила его ты! Ты отказалась от него, и ему ничего не оставалось, как умереть!

Повисла звенящая тишина, тем более ощутимая после этого страстного монолога. Он уже очень давно не ощущал такой пустоты в сердце. Не было ничего. Ледяная равнина Коррибана и та была более полна жизнью, чем его сердце сейчас. Пустота. Холод. Даже боли больше не было. Все ушло. Но это не была мирная и светлая пустота. Это была Тьма, которая поглощала все. Которая однажды уже забрала Бена Соло. Родная Тьма, без единого лучика Света.

- Если я верну тебе твою мусорщицу, ты отпустишь меня? – спросил он.

- У нее есть имя, Бен, - тихо произнесла Лея.

- Мне все равно, - бесстрастно произнес мужчина, - если я ее верну, я буду волен уйти?

Лея молчала, растеряно глядя на него, в глазах ее блеснули слезы. Или же ему только показалось.

Она молча кивнула. И он кивнул ей в ответ.


========== Часть 9 ==========


Рей с любопытством оглядывала небольшой корабль канцлера, потом решительно уселась в кресло второго пилота.

- Умеешь управлять кораблем подобного класса? – спросил ее мужчина.

- Нет, - пожала плечами Рей, - но я разберусь. Все они похожи один на другой, с небольшими различиями.

Канцлер хмыкнул и ничего не сказал.

- У него есть имя?

- Что? – удивился Максимилиан.

- Имя у корабля? - повторила свой вопрос Рей.

- Нет, - пожал плечами мужчина, - не болтай, пожалуйста.

Рей лишь фыркнула. Страшно не было. Она была в своей стихии, среди техники. Они вывели корабль из ангара и вышли в открытый Космос. Рей включила режим автопилота и откинулась в кресле, позволяя канцлеру вводить координаты, необходимые для гиперперехода.

- Нам понадобится несколько прыжков, - пояснил ей канцлер, - сразу мы не доберемся до места назначения.

Пальцы Рей запорхали над пультом управления, краем глаза девушка разглядывала канцлера.

Почему-то страха больше не было. Смотришь на этого человека, и не скажешь, что перед тобой ситх. Обычный с виду. Где-то там дремлет его Сила, она ощущается, но как-то слабо, словно он прячет ее. И не кажется таким грозным, как до этого. Оттого и страха нет, что, наверное, неправильно. Рей передернула плечами.

- Что такое? – ворчливо поинтересовался Максимилиан, - почему ты так на меня смотришь?

- Никогда не видела ни одного настоящего ситха, - бесхитростно ответила девушка.

Канцлер коротко хохотнул.

- Стало быть, твой приятель Кайло Рен – не настоящий?

- Он мне не приятель! – ощетинилась Рей.

Максимилиан хитро посмотрел на нее, но ничего не сказал.

- И Силу вашу я больше не ощущаю, - продолжила Рей.

- Ты просто не умеешь правильно смотреть, - пожал плечами граф, - а я умею хорошо прятать.

- Вы меня научите?

Павина с интересом посмотрел на нее:

- Моя дорогая, я ведь ситх. Да, я давным-давно отошел от дел, но бывших ситхов не бывает, как и бывших джедаев. Ты готова принять обучение от Тьмы?

Рей обескуражено посмотрела на него. Тьма. Свет. Ей начинало казаться, что это какие-то условности. Ну вроде фигур на шахматной доске. Так кем-то установлено в незапамятные времена, но смысл это давно потеряло, а работает, потому что так надо.

- Я не знаю, - тихо ответила она, сцепив руки и уставившись прямо перед собой. – Я не знаю, кто я и что я. Я не знаю, какова моя роль во всем этом. Может быть, ее и нет этой роли. Но Сила течет во мне, а я не знаю, как ей управлять, как подчинить ее себе. Мне кажется, что это она управляет мной.

- Ты не должна подчинять себе Силу, - мягко произнес Максимилиан, - ты должна сосуществовать с ней, брать понемногу, используя для своих целей, но не чрезмерно. Все должно быть в меру. Ситхи и джедаи используют Силу по-разному, но никто не подчиняет ее себе.

- По-разному – это как? – живо спросила Рей.

- Пытаешься понять, кто ты? – проницательно посмотрел на нее мужчина.

- Ну, - протянула Рей, - просто я не знаю, не понимаю самой сути. То есть ситхи используют свои гнев и ненависть, чтобы сосуществовать с Силой, а джедаи…те отрешаются от всего? Но как можно отрешиться от эмоций? – задала она самый волнующий вопрос, - почему, например, нельзя использовать светлые эмоции?

- Ага!- подхватил ситх, - идти в бой и радоваться или, например, умиляться. Право слово, как ты себе это представляешь?

Рей помолчала мгновение, представляя, и захихикала.

- Глупость, верно.

- Суть в том, моя дорогая, - продолжил Павина, - что ситхи используют страсть, самые темные человеческие эмоции, они, как известно, самые сильные. Джедаи утверждают, что это легкий и простой путь. Возможно. Но постоянно ненавидеть, не знать Света, очень тяжело. Сначала этот путь кажется легким, потом – он превращается в настоящую муку. И тут главное, не сдаться. Потому что потом наступает равнодушие. То самое равнодушие, за которое так ратуют джедаи. Они же стремятся к гармонии, сосуществуют с Силой, не позволяя себе темных страстей. И вообще никаких страстей не позволяя, считая любую привязанность слабостью. Этот путь сложнее, ведь в человеческой природе испытывать привязанности и страсти.

- Золотой середины нет? – мрачно поинтересовалась Рей, - мне не нравится ни один путь.

- Золотая середина наступает в конце, - ответил канцлер, - но вот беда, тут-то ты и понимаешь, что джедаи и ситхи не так уж и различны по природе своей, что Свет не всегда означает Добро, а Тьма не всегда – Зло. Джедаи правили Республикой. Ситхи правили Империей. Какая разница, Рей? В количестве зверств? В числе жертв? Ну так они всегда были и будут. Все дело в людях, моя дорогая. Злодеев и добряков хватает при любой форме правления. Я вот, например, всегда был за Республику, если честно. Болтали много, но зато можно было не опасаться, что на трон взойдет наследник единоличного правителя, выбранный не по уму, а по крови, и наследник этот окажется идиотом. А я ведь ситх! Хоть и бывший.

- Бывших ситхов не бывает, - мрачно повторила его же слова Рей, вызвав усмешку на красивом лице.

После некоторого молчания, Рей поинтересовалась:

- Мне - что делать?

- Жить, - просто ответил Максимилиан.

- Отличный ответ! – фыркнула Рей.

- Я серьезно, - произнес канцлер, - хочешь сосуществовать с Силой, учись! Хочешь бороться с Первым Орденом – борись! Хочешь любить этого своего Кайло Рена и вправлять ему мозги – люби и вправляй! Не отказывайся от жизни. Она у тебя одна. Она твоя.

- Я не люблю Кайло Рена, - живо откликнулась девушка.

- Ну да, ну да, - скептически хмыкнул канцлер и махнул рукой, - неважно все это. Глупости все это. Джедаи, ситхи. Атавизм. Пора с этим покончить.

- Вы четвертый человек, который мне это говорит.

- Рад слышать, что число разумных людей в этой Галактике уже не равняется одному.

- Зачем мы направляемся на Татуин? – спросила Рей.

- А я уже надеялся, что не спросишь, - хмыкнул канцлер, побарабанил пальцами по приборной панели. – Когда-то на планете Татуин родился мальчик по имени Энакин Скайуокер, ставший…

- Дартом Вейдером, да-да, - кивнула Рей, - знаю. Вы это уже говорили.

- Все верно, - кивнул Максимилиан, - его воспитывали, как джедая. Но отрешиться от всего он не мог. Любовь и ненависть его были слишком сильны. Любовь к своей супруге, к своей матери. Ненависть к тем, кто убил его мать. И страх за свою жену. Темные эмоции. Он стал ситхом. Нет, он не был первым. Но он стал той соломинкой, что сломала хребет верблюда. Он нарушил баланс. Что-то сдвинулось во Вселенной, что-то сломалось. Поэтому количество зла сейчас превышает количество добра. А это быть не должно. Должно быть равновесие. На самом деле, это самое главное. Свет не должен побеждать, но не должно быть и много Тьмы. Они должны быть равны. Они тесно взаимосвязаны, и когда чаша весов наклоняется в ту или иную сторону, беда не заставит себя долго ждать. Во времена Республики ситхи были почти уничтожены, Света стало больше, и что же? Мы имеем то, что имеем. Почти полвека теперь Галактику раздирает Гражданская война.

- И что же? Как нам поможет полет на Татуин и прибытие Бена туда?

- Узнаешь, - загадочно произнес мужчина.

- Ну спасибо! – фыркнула Рей.

***

Они совершили уже два гиперперехода, когда Максимилиан отправил Рей спать. Пожав плечами, она не сопротивлялась. Слишком многое произошло за последние сутки, она слишком устала, а от лекций Максимилиана голова шла кругом, ей многое надо было осмыслить. И понять, что же делать дальше. Ведь это ее жизнь, и она у нее одна.

Небольшой спальный отсек был явно рассчитан на одного. Рей мысленно поблагодарила Максимилиана за благородство и растянулась на узкой кровати, напомнившей ей «Сокол». На мгновение стало грустно, как там Чубакка? Как ее друзья? Они сражаются там, а она здесь, добровольно пошла с человеком, которому вряд ли может до конца доверять, выбрала свой путь, поддавшись вместе с Леей на сомнительные слова о Силе и Равновесии.

Максимилиан говорил, что у нее свой путь. Но разве она не может идти по этому пути и не бросать своих друзей? Она начала сомневаться, правильно ли она поступила, уйдя сейчас. Ведь она символ.

Рей села на кровати, обхватив колени руками, устремив взгляд куда-то в пустоту, желая увидеть там…что? Что она поступила правильно? Что она ни в чем не виновата? Она всего лишь хотела найти ответы на вопросы. Если утрировать, то ничем ее уход сейчас не отличается от ее полета на Ач-то. Но тогда она искала Люка, чтобы привести его в Сопротивление, чтобы он помог им в их борьбе. А сейчас? Если верить Максимилиану, то их путешествие на Татуин положит конец раздорам в Галактике. Но может ли она верить ему? Да, ситх говорит складно, ровно, логично. И ей нравится то, что он говорит. Но, может быть, он просто видит ее насквозь? Может быть, он сумел подобрать ключ к ее сердцу? Больше всего на свете она боится потерять способность чувствовать. Не нужно ей никакое равнодушие! Плевать ей на Равновесие! Она не хочет больше быть одна! Она хочет, чтобы рядом были друзья. То, что она нашла, узнав Финна, и По, и Роуз, и Лею, и все Сопротивление – бесценно. Она стала кому-то нужной, для кого-то ценной. Финн кинулся спасать ее, рискуя собственной жизнью.

Вспомнив про Финна, Рей тихонько застонала от отчаяния. Он считает ее предательницей, а она, ничего не объяснив ему, совершила следующее предательство – уехала, ушла по своему пути. Она отчего-то решила, что он не поймет, но ведь она даже не попыталась объяснить! Глупая! Никчемная! Неужели и, правда, подсознательно поставила себя выше Финна? Выше всех? Нет! Неправда! Она вовсе не такая! Ей нужны были ответы, она их получила. Но как же отличалось то, что говорил ей ситх, от того, что было написано в книгах джедаев! Философия не похожая ни на что! Ни на Кодекс джедаев, ни на заветы ситхов. Максимилиан словно бы стирал между ними границу. Но сможет ли она стать хоть кем-то, если не выберет одно из направлений? Ведь до нее по пути Света и Тьмы шагали десятки, сотни людей, они не могли ошибаться. Или могли? Или только в конце пути понимали, к чему пришли? И? Жестоко разочаровывались? Ведь даже Люк отказался от Силы, как и Максимилиан, который прятал ее. “Ох магистр Скайуокер! Ну почему же вы не помогли мне во всем разобраться? Зачем оставили? Не дали даже подсказки”.

Рей хотела понять себя, а в итоге пришла к тому, что окончательно запуталась. Велико было желание все бросить, не раздумывать ни над чем, ничего больше не искать, никакой истины. Но тогда все, что было до этого, было напрасно? Все ее поиски? Все ее стремления? Рей покачала головой. От таких мыслей можно сойти с ума. Девушка прикрыла глаза, касаясь Силы, вот она – рядом. С ней надо сосуществовать. Но пока у нее не очень-то получается. Сила пугает ее. И не с кем ей поделиться своими страхами. Все кинули ее, как котенка в зыбучие пески, авось выплывет!

Пески. Невыносимая жара. Пыль. Пропитанная потом и солью одежда. Безжалостное солнце. Тяжелая работа. Рей почти скучала. Вот странно, никогда не думала, что захочет снова увидеть Джакку. Говорят, что Татуин похож климатом на ее родную планету.

Татуин. Что ждет ее там? Максимилиан говорит, что ничего страшного, что все будет в порядке. Его план строен, логичен. Да, он не договаривает, но в том, что говорит не хитрит и не лукавит, это Рей знала точно. Но тогда откуда это чувство неотвратимо надвигающейся беды? Ощущение близкой потери? Она не хочет терять даже его!

Рей почувствовала, как розовеют щеки, и уткнулась лицом в колени. Канцлер сказал, что она любит Кайло Рена. Нет. Если она и любит, то Бена Соло. Но, на самом деле, какие чувства она испытывает к нему? Он ей не враг, что бы он там ни говорил. Он ей не друг, такой, как например, Финн или По. Он…кто он?

Любовь. Рей не знала, что это такое. В ее понимании, это нечто огромное, невероятное, что-то, на что она, быть может, не способна. Лея говорила, что ее отца погубила любовь к ее матери. Стало быть, это и нечто разрушительное. Но всегда ли оно такое? Рей не знала. Одно она могла сказать точно, что, несмотря ни на что, она отчасти скучает по их с Беном связи. Сначала она пугала ее, девушка боялась, что Бен узнает, где она или выведает все тайны Сопротивления. Потом, когда Рей поняла, что этого не случится, она пользовалась этой связью, чтобы сказать ему, что он монстр. А когда разглядела под маской монстра человека, что уж таить, стала ждать этих встреч. Она видела его будущее, в нем был Свет. И если она видела это, то Бен не погибнет на Татуине. А именно этого, стоит признаться самой себе, она боится больше всего.

Рей несколько раз глубоко вздохнула, попыталась расслабиться. Медитировать у нее получалось из рук вон плохо, но, может быть, сейчас ей удастся. Ей жизненно необходимо успокоиться. И так же жизненно необходимо поспать. Она ведь больше суток на ногах. А до этого спала совсем мало. Тело уже начинало ломить, в голове глухо гудело, ныли виски, а в глаза будто песка насыпали. Ей необходим отдых. А для этого необходимо остудить разгоряченный разум, расслабить застывшее тело.

- Рей, - услышала она негромкий голос, и решила, что ей показалось. Она лишь плотнее зажмурила глаза, - Рей!

Тяжело вздохнув, девушка открыла глаза и вздрогнула.

- Бен!

У него был потрепанный вид: бледное лицо, под глазами залегли глубокие тени, губы как-то странно подрагивали, а на виске алела ссадина.

- Что случилось? – ахнула Рей, поднимаясь и подходя ближе.

Ответом ей был злобный взгляд темный глаз.

- Где ты? – резко спросил ее мужчина.

Рей растеряно смотрела на него. В прошлый раз он не был таким…Кайло Реном. В прошлый раз она видела Бена Соло, у них было перемирие. И не было злобы и ненависти. А теперь ее волнами накрывала Тьма, и Рей поспешила отгородиться от нее, словно щит вперед выставила, вызвал усмешку на его губах.

- Ты быстро учишься, - хмыкнул Рен.

- Что случилось? – повторила Рей свой вопрос.

- Бой за Акзилу, - любезно ответил ей мужчина.

Девушка вздрогнула, чувствуя, как темнеет в глазах. Вот оно! Бой за Акзилу, который они должны проиграть. Но у них ведь получилось? Должно было получиться! Ведь Бен здесь, спрашивает, где она, а значит, их спектакль в самом разгаре. Рей нервно сглотнула. Бен истолковал ее чувства по-своему.

- Твои драгоценные друзья живы! – фыркнул мужчина, - можешь не переживать!

Рей вопросительно посмотрела на Бена. Он, казалось, не заметил ее взгляда:

- Рей, просто ответь, где ты?

- Зачем? – требовательно спросила девушка, ненавидя себя за эти слова. Ненавидя, что играет сейчас, закрывает свой разум, свои чувства. Словно бы она предавала его. Но она же никогда не клялась ему в верности! И в конечном итоге все, что она делает на пользу галактике и самому Бену. Она вернет Бена Соло.

- Затем, что отправляться в никуда на одном корабле с ситхом – не самое безопасное занятие для джедая.

- О! Отправляться в логово к ситху было куда безопаснее, не так ли? – вспылила Рей.

Мужчина чуть прикрыл глаза, пару раз глубоко вздохнул, пытаясь, видимо, успокоиться.

- Неужели так сложно ответить на простой вопрос, Рей? – повысил он голос.

- Я на корабле! – бросила девушка, - доволен?!

Ее раздражало то, что он появился. Раздражало то, что он оказался столь предсказуем. Ее разрывало на части от этих противоречий. Она была рада, что их план работает. И ненавидела себя за то, что лжет ему сейчас, что в ее словах нет искренности. И ненавидела Бена за то, что он верит ей.

«Ваша связь, моя дорогая, поведет его ко мне. И вовсе не из желания убить тебя».

Зачем?! Зачем ты веришь мне?!

- Потрясающий ответ, - скривил губы мужчина, - и куда же этот корабль направляется?

Рей закусила губу. Ощущение надвигающейся катастрофы стало еще более отчетливым. Все ее существо кричало: «Не говори!» Но суть ведь была именно в этом, верно? Привести Бена на Татутин, в руки к Максимилиану, который уверял ее, что ничего страшного не случится. Сейчас Рей поняла, что не верит ситху. Ни единого мига не верит! Что-то страшное произойдет. Теперь она была уверена в этом. Но что же ей делать? Одна она не справится! Ей нужна помощь. И, может быть, есть шанс, что вдвоем с Беном им удастся избежать беды?

- Татуин, - коротко бросила Рей, отворачиваясь.

А когда решилась снова посмотреть на мужчину, его уже не было.


========== Часть 10 ==========


Татуин. Какого черта Татуин?! Еще одна малоизвестная планетка Внешнего Кольца, с климатом жарким и суровым, похожим на Джакку. Рей должно понравиться.

Рен зло усмехнулся. Ну что же, по крайней мере, не придется лететь на другой конец галактики, чтобы спасать бывшую мусорщицу. А если уж быть честным, чтобы спасать самого себя. Он не хотел думать, что за причины побудили Рей пойти с ситхом, и почему Лея с ней заодно. Но ощущение надвигающейся опасности не давало мужчине покоя. Что-то было не так, что-то сдвинулось в галактике, баланс был нарушен, а если вспоминать уроки Скайуокера, это было очень-очень плохо. Сноук на подобные мелочи внимания не обращал, а вот Люк – да. Юный Бен Соло слушал дядю очень внимательно, он вообще был довольно прилежным учеником, пока его не попытались убить.

Рен хмыкнул. Как быстро меняются приоритеты, когда под угрозой оказывается твоя жизнь! Сейчас его жизнь тоже была под угрозой, и только в обмен на жизнь Рей, ему удастся сохранить свою. Он мог бы сказать об этом девчонке, но тогда она точно не открыла бы, где находится. А ему очень хотелось бросить это ей в лицо, показать, какова на самом деле прекрасная генерал Органа, готовая пожертвовать родным сыном, ради чужой девчонки. И увидеть, как изменится лицо Рей, как на нем появится разочарование, как она вздрогнет от этого удара. Да, это было бы чудесно. Но неразумно.

Мужчина оглядел скудно обставленную камеру, отчаянно хотелось что-нибудь разбить, вымещая свою злость и обиду, но он сдержался. Самое интересное другое: если Рей – приманка для него, то он зачем-то понадобился тому, кто эту приманку поставил. Ситх. Самый настоящий ситх. Везет ему в последнее время на ископаемые древности. Сначала троица с Коррибана, теперь вот этот. Канцлер Акзилы, оплота союзников Сопротивления, оказался ситхом. Какая ирония! Что же ты, Лея, не распознала в нем врага? И в руках этого врага теперь Рей. Нет, он не будет думать о том, что девушка выглядела утомленной и откровенно нездоровой, бледный цвет исхудавшего лица, на котором двумя темными омутами выделялись шоколадные глаза. Он не станет думать о том, что с рассыпавшимися по плечам волосами Рей была ослепительно красива. Так, что даже на мгновение перехватило дыхание. Он не будет думать о сострадании в ее взгляде, от которого мгновенно потеплело на сердце, и захотелось рассказать ей все. Черта с два он будет раздумывать над такими вещами! Он разменная монета. Которую даже не очень-то удостаивают вниманием, а он попросил позвать Лею еще час назад. А ведь она сказала, что ему достаточно позвать, как только он выяснит, где Рей.

- Татуин, - коротко бросил он, наконец, пришедшей Лее.

Его мало интересовали причины, по которым она задержалась, как и ее обеспокоенный вид.

- Татуин? – ахнула женщина.

Рен скрестил руки на груди, задумчиво глядя на мать.

- Что тебе известно о Татуине? – поинтересовался он.

Лея долго смотрела на него, потом приняла равнодушный вид.

- Планета Внешнего Кольца, которая…

- Стоп, - махнул рукой мужчина, - это я и так знаю. Что такого необычного в этой планете?

Лея молчала, явно что-то скрывая.

- Не заставляй меня узнавать самого, - процедил Рен.

- Ты не посмеешь! – дрогнул ее голос.

- Да разве? – хмыкнул он. И пристально посмотрел на нее, - ты так в этом уверена? Я посмею, мама, еще как посмею! И будь уверена, у меня получится! Я много достиг за эти годы, а ты никогда не была равна мне в Силе.

- Много достиг, значит, - задумчиво произнесла Лея, - скорее многого лишился.

- О только не надо нравоучений! – поморщился мужчина, - мы это уже проходили.

Лея грустно посмотрела на него. Рен стоял скрестив руки на груди, аккуратно зондируя эмоции матери: она устала, была чем-то обеспокоена. Она на что-то надеялась. И чего-то ждала. Странно, что не было ни страха, ни отвращения к собственному сыну. Кайло поджал губы.

- Татуин – родина Дарта Вейдера, - наконец, произнесла женщина.

Рен вздрогнул, нервно облизал губы и живо откликнулся:

- Никто не знает, где родина Дарта Вейдера. Я изучал этот вопрос, не сохранилось никаких свидетельств о том, откуда он был родом.

- Я знаю, - просто ответила Лея.

Она не лгала. Кайло Рен знал это точно. На мгновение в нем проснулось любопытство: откуда она знает об этом? А впрочем, не так уж это и важно сейчас. Но, похоже, ситх тоже знает об этом. Значит, Татуин выбран не зря, не потому что это одна из самых отдаленных планет Внешнего Кольца, и там нет места ни Первому Ордену, ни Сопротивлению. А потому что это родина Дарта Вейдера.

- Теперь я понимаю, - пробормотала Лея, - Максимилиан сказал, что ты прямой потомок Дарта Вейдера, а теперь они с Рей летят на Татутин. Все это как-то связано с моим отцом. Бен, - она пристально посмотрела на сына, - Максимилиан сказал, что мой отец нарушил баланс. Я очень мало в этом понимаю, но, наверное, ты должен это знать. Прошу тебя, - она сделала шаг к нему, и Рен не отшатнулся, - будь осторожен.

- Значит, дело не только и не столько в Рей, - задумчиво протянул мужчина, пристально изучая стоящую перед ним женщину, - что еще сказал тебе канцлер?

- Что в галактике наступит мир, если вернуть баланс. И для этого ему нужен ты.

Мужчина вдруг хрипло рассмеялся.

- То есть я разменная монета даже не для спасения девчонки, а для спасения галактики. Ну это уже лучше, а я было подумал, что ты стареешь, мама, становишься сентиментальной. О нет! Ты никогда не разменивалась по мелочам! Спасать так галактику! Терять – так всю семью!

- Не говори так, Бен, - прошептала Лея.

- Оставь, - отмахнулся мужчина, - все это не имеет никакого значения.

- Для меня – имеет, - твердо произнесла женщина.

- Плевать, - холодно произнес Кайло и продолжил деловито, - мне нужен корабль. Небольшой, маневренный, быстрый.

- Корабль уже готов, - ответила Лея, - как и сопровождение.

- Сопровождение? – прищурился Рен, - твоя вера в собственного сына поразительна! Я вполне способен справиться один.

- Ну неужели же ты держишь меня за дуру, Бен, - спокойно произнесла Лея, - ты сбежишь, как только получишь корабль. Поэтому ты отправишься вместе с лучшим пилотом Сопротивления. Его зовут По Дэмерон, и кораблем управлять будет он.

Светлым от мгновенно вспыхнувшей ярости взглядом Рен смотрел на Лею, сердце его заколотилось быстро-быстро, он сжал и разжал кулаки.

- Что помешает мне убить твоего лучшего пилота? – процедил он.

- Ничего, - медленно произнесла Лея, - но ты не сделаешь этого. Потому что, чтобы спасти Рей…

- Галактику! – фыркнул Рен.

- Рей, - повторила Лея, - вам придется действовать заодно.

***

- Командор По Дэмерон, - произнесла Лея.

Рен равнодушным взглядом скользнул по мужчине в оранжевой форме, темные глаза которого сверкали ненавистью. Ему было все равно, он презрительно посмотрел на корабль.

- Мы полетим на этом ржавом корыте? – процедил он, - боюсь, тогда мы не то, что до Татуина не доберемся, но и от поверхности планеты не оторвемся.

Дэмерон задохнулся от ярости. Конечно, корабль не был ржавым, и не таким уж корытом. Но позлить врага было приятно. Тем более когда находишься в наручниках.

- Это…лучший корабль Сопротивления, - бросил командор.

- Да? – изогнул бровь Рен, - печально.

И с независимым видом проследовал внутрь. Корабль быль рассчитан на двоих пилотов, но в целом управлять им мог и кто-то один. Несмотря на это, Рен уселся в кресло второго пилота.

- Тебя сюда никто не приглашал! – прошипел По.

- Здесь удобнее, - Рен развалился в кресле, вытягивая ноги, искоса посмотрел на мужчину, на лице его появилось озабоченное выражение, - мы встречались раньше? Впрочем, вы все на одно лицо. Такие…жалкие.

Ответом ему был злобный взгляд. Кайло ухмыльнулся, повел кистью, ремни безопасности сухо щелкнули. Дэмерон нахмурился.

- Если ты попробуешь применить ко мне свою Силу…

- Зачем? – беззаботно откликнулся Рен, - ты доставишь меня, куда мне надо, и без этого.

Наверное, если бы взглядом можно было убивать, то от рыцаря сейчас бы ничего не осталось. По так резко щелкал тумблерами и с такой злостью нажимал на кнопки, что корабль пару раз тряхнуло еще до взлета. Рен едва сдержался, чтобы не отпустить комментарий, но лишь желчно улыбнулся. Если так пойдет и дальше, они не сумеют даже от земли оторваться, не то, что попасть на Татуин. А попасть туда надо было. Ведь там Рей.

Кайло покачал головой. Как она умудрилась попасть в лапы к ситху? Что-то не давало мужчине покоя. Что-то было не так. Но что? Он не мог понять. Знал одно: он должен отправиться за Рей. Но вовсе не потому, что нужно спасать галактику или потому что у него нет выбора. Выбор есть всегда. Но выбор, который приведет к жизни без Рей, ему не нравился.

Корабль слегка тряхнуло, а потом земля стала стремительно отдаляться. Рен прикрыл глаза и постарался расслабиться. Он чувствовал, что они преодолели атмосферу Акзилы, потом их еще раз тряхнуло при выходе в космос. И вот уже притяжение планеты не действует на них, по-другому зашумели двигатели, ровнее стал полет. Какой-то своей частью Рен мысленно поблагодарил отца за детство, проведенное на «Соколе». Зато другая его часть вздрогнула, почувствовав угрозу. За секунду до того, как выругался По, Рен резко выпрямился в кресле, распахивая глаза, и заорал:

- Влево!

Надо сказать, что рефлексы у пилота работали отлично, он резко увел корабль влево, уходя от обстрела двух истребителей Первого Ордена. А из-за спутника Акзилы уже выплывал величественный шаттл. Один из второстепенных.

- Уходи в гипер!

- Перестань мне приказывать! – рявкнул По, уворачиваясь от выстрелов и стреляя в ответ.

Истребители кружили, как стервятники вокруг корабля, не давая ему пройти.

- Освободи мне руки, - потребовал Рен, - один ты не сможешь отбиваться и уйти в гипер-пространство.

- Черта с два! – бросил Дэмерон, - за дурака меня держишь?! Это же твои дружки!

- Ты и есть дурак! – заорал в ответ Кайло, когда один из истребителей все же умудрился достать своим выстрелом корабль.

Их от души тряхнуло, так что у Кайло клацнули зубы, и он порадовался, что пристегнул ремни безопасности. Но не мог не признать, что По - действительно виртуозный пилот, это он, конечно, преследовал его во время битвы. Рен не мог не восхититься плавностью его движений и скоростью его реакции. Но сейчас этого было мало. И они здесь совсем не для битвы. Рен прикрыл глаза, представил, как распадаются наручники и резко выдохнул, направляя Силу. С легким клацаньем металлические кольца развалились на две части.

- Да ты! – задохнулся По.

- Помолчи, - процедил Кайло и ударил по панели управления, но звезды не смазались в единую линию, не захватило дух от перехода на сверх-скорость.

- Заблокировано! – бросил По, - твоими дружками!

Рен заскрипел зубами, оценив ход Первого Ордена - применение новой технологии, испытывая почти гордость за своих людей. Но как же не вовремя все сейчас! Он быстро застучал по клавишам бортового компьютера, вспоминая коды, ломая собственную систему. На мгновение стало даже как-то обидно. Удар, Кайло съехал в кресле, рука проехалась по панели управления, истерически замигали аварийные сигналы. Еще удар. Корабль завертело, как щепку. Рен выругался злобно и громко. Но коды были введены. Попытка запустить сверх-скорость. И…ничего. Только ярко-красная лампочка мигает на панели.

- Чертово корыто! – заорал Рен, выпутываясь из ремней безопасности.

- Не смей оскорблять мой корабль! – рявкнул По.

Но Кайло было уже не до него. Он мчался в технический отсек, напоминая себе сейчас своего отца. И презирая себя за это. Сколько раз ломался на «Соколе» гипер-привод? Бессчетное количество раз! Это было слабое место корабля. Сколько раз его чинил Хан? Постоянно! Кайло с рыком отодрал панель, заискрили провода, он отшатнулся. И приказал себе успокоиться. Корабль еще раз тряхнуло, провода опасно натянулись. Рен лишний раз порадовался, что он в перчатках. Белый соединить с красным. Восстановить целостность синего. Замкнуть цепь. Поднять рычаг. Корабль вздрогнул. И рычаг замер в промежуточном положении. Не раздумывая, мужчина ударил Силой. Рычаг со звоном стал на место.

- Запускай! – заорал Кайло, не уверенный, что По его услышит.

Мгновение ничего не происходило. А потом раздался мерный гул. По проводам еще раз пробежали искорки, и Рен быстро поставил панель на место.

- Не желаю всего этого видеть, - тихо произнес он и сел прямо на пол.

И снова вспомнил отца. Хан бы гордился им сейчас. Кайло грустно усмехнулся. Послышались шаги. В проеме показалось лицо Дэмерона, губы его были поджаты, он посмотрел на Кайло, потом на целую панель.

- Не думай, что я…благодарен тебе, - процедил пилот.

- А следовало бы! – бросил Кайло, поднимаясь.

Секунду он смотрел в глаза По, а потом произнес спокойно:

- А сейчас ты мне расскажешь, зачем мы на самом деле летим на Татуин, почему основные силы моего флота неизвестно где, и что задумала моя мать.


========== Часть 11 ==========


Лея сидела, откинувшись в кресле. День был насыщенным: переговоры с союзниками Сопротивления, битва за Акзилу, контроль за тем, чтобы основные силы были переброшены на Татуин. Она назначила Финна следить за этим, и не пожалела о своем решении. У мальчика отлично получалось руководить.

А еще разговор с сыном. Каждый раз, когда она говорила с ним, ее сердце разрывалось на части. Лея знала, что она плохая мать. Она снова поставила интересы галактики выше интересов ее сына. А он ушел и даже не оглянулся. Ее гордый мальчик. Кем бы он ни был, чем бы он ни стал, он всегда останется ее мальчиком, ее Беном.

Иногда казалось, что в нем нет ничего ни от нее самой, ни от Хана. Но потом он озорно улыбался, совсем, как Хан или вел себя чинно и воспитанно, обладая природной мягкостью манер, совсем, как она. И если верить старой голограмме, то хмурился совсем, как его дед.

И гордость. Конечно, проклятая гордость Органа-Соло! Чертова гордость, которая погубила их с Ханом брак. Он был слишком горд, чтобы принять ее деньги и осесть дома. Она была слишком горда, чтобы показать, как устает в Сенате. И оба они были слишком горды, чтобы поговорить о том, что переживают за сына.

Бен. Долгожданный и желанный ребенок. Ее светоч. Ее малыш. О как злился Хан, когда стало ясно, что сын обладает Силой. Соло бесконечно уважал Люка, но находил его немного странным парнем, никогда особо не верил во все эти штуки с Силой и не хотел, чтобы сын пошел по пути его дяди. Впрочем, в многочисленных скандалах поминалось не имя дяди, а имя ее отца. Лея, к тому моменту уже поговорившая с приемными родителями, яростно отбивалась, получая в ответ новые обвинения о том, как быстро она забыла о тех ужасах, что творил Вейдер с галактикой. Она же в ответ не уставала напоминать Хану, что он бесчестный контрабандист, эгоист и дела ему никогда не было до галактики, что он никто. Хан улетал с Чубаккой на «Тысячелетнем Соколе», Лея сбегала в Сенат. А Бен оставался один на попечении многочисленных нянек, ни одна из которых так и не смогла найти подход к малышу. Бен рос предоставленный самому себе, он всегда был любознательным и любопытным. Что он мог слышать из этих скандалов. Да все! Что он мог понять? А что додумать? Вообразить?

Втайне от Хана Лея все же связалась с братом. И тот согласился прилететь на Корусант. Даже его присутствие в доме не заставило Хана держаться в рамках приличия. Еще один безобразный скандал заставил Лею ночью сбежать в слезах из дома. А на следующий день Люк согласился забрать Бена. Что сказал он Хану, Лея не знала, но Соло не стал препятствовать ее брату. И наступило затишье. Они словно вздохнули свободнее. Судьба Бена была решена. Лея была убеждена, что с Люком сыну будет лучше, брат сумеет направить его Силу в нужное русло, а она больше не будет…бояться. Бояться собственного сына, бояться, что не сможет дать ему надлежащее воспитание, не сумеет должным образом взрастить его талант, что он станет, как ее отец. Слова Хана достигли все же своей цели, хоть Лея и никогда бы в этом не призналась.

Это было похоже на второй медовый месяц. Они были счастливы. Бен раз в год приезжал домой. И Лея не могла не заметить, что с каждым разом он все дальше и дальше от них, что в нем все меньше и меньше от нее и от Хана.

А потом грянул гром. Она не верила, не могла поверить, в то, что ее сын убил юных падаванов, что он разрушил школу Люка, что он чуть не убил его самого. Это не могло быть правдой! Как его дед, подумала она тогда. Хан обвинял во всем ее, она кричала ему, что это его вина. Тогда Соло ушел. Вслед ему полетела дорогущая ваза, подаренная на десятилетие свадьбы. Хан так больше никогда и не вернулся. А потом Новая Республика стала трещать по швам, появился Первый Орден…и…Кайло Рен.

И снова потрясение. Невозможно было, чтобы человек, от одного имени которого дрожала в страхе вся галактика, которого боялись все, как самого величайшего бедствия на свете, был ее сыном. Она связалась с Ханом. Больше не было взаимных оскорблений, только общая горечь. Она слегла. Сердце, истрепанное годами борьбы, не выдержало. Врачи посоветовали ей покой, поменьше волнений, прогулки на свежем воздухе, здоровую пищу, оставить политику.

Она взяла на себя руководство Сопротивлением, собирая самых ярых и преданных сторонников Республики по всей галактике. И снова годы борьбы. Годы одиночества. И веры в то, что ее сын не потерян для Света, не потерян для нее. А потом…смерть Хана. От руки Бена. И снова-снова-снова она не верила в это до последнего. Он не мог! Только не ее мальчик! Но, позвольте, осталось ли что-то от ее мальчика, ее малыша, что она укачивала на руках, с которым играла, которого учила этикету? Осталось там что-то человечное? Она не знала. Но ей было больно сейчас. Она предала его. Снова. В который раз. Ради кого? Ради Рей? Да, девочка ей очень нравилась, такой она, наверное, хотела бы видеть свою дочь – сильной и смелой, яростной и неудержимой, преданной и безрассудной. Но стоила ли ее жизнь жизни Бена? Или же она предала его ради галактики? Да пропади она пропадом эта галактика!

Всю свою жизнь Лея боролась за мир. Но она больше не может! Не может! Лея закрыла глаза. Будь что будет. И к черту все! Она устала. Так устала. Ей бы сейчас спать. Долго-долго спать и не думать ни о чем. Она погрузилась в блаженную дрему.

- Лея, - раздался мягкий голос, - Лея!

Удивленная, женщина открыла глаза.

- Люк? – прошептала она, не веря себе, - я сплю? Или умерла?

Брат тихонько рассмеялся.

- Нет, сестренка, твой путь еще не закончен.

- А жаль, - тихо произнесла Лея.

- Ты нужна им, - просто ответил брат.

- Никому я не нужна, - горько произнесла генерал, - пора посмотреть правде в глаза и отступить, дать дорогу молодым. Они отлично справляются без меня. Дэмерон, Финн, Рей…и Бен.

- Да, они молодцы, - кивнул Люк, - но во многом это твоя заслуга.

- А еще моя заслуга в том, что мой сын стал чудовищем! – резко бросила Лея.

- Еще не все потеряно, - тихо произнес джедай.

- Нет, Люк, - покачала головой Органа, - ты не прав. Все потеряно. Мой сын потерян!

Люк как-то по-особенному улыбнулся.

- Ты верила все эти годы, Лея. Когда не верил уже никто, ты сохраняла надежду. И вот теперь – сдалась? Но вот сейчас-то как раз следовало бы открыться второму дыханию. Ты рано списала Бена со счетов. Уверяю тебя, он и Рей еще удивят тебя.

- Рей, - живо откликнулась Лея, - тебе что-то известно об…их…связи?

Люк кивнул.

- Это похоже на нас с тобой, только сильнее. И завязано совсем на другом чувстве.

Лея вздрогнула.

- Она любит его?

- И он ее, - пожал плечами Скайуокер.

И сердце Леи замерло на мгновение, его словно сжала невидимая рука, а потом она робко поинтересовалась:

- Но ведь любовь…это…

- То, что делает нас людьми. Не так ли? – подмигнул ей Люк.

- О нет, - печально произнесла Лея, - нет-нет-нет! Люк! История повторяется! Нашего отца погубила любовь к нашей матери! Нет! Это неправильно!

- Тише, - Люк подался вперед и успокаивающе коснулся руки сестры, - тише, сестренка. Ты не права. Любовь не всегда губительна и не всегда разрушительна.

- Наша любовь с Ханом разрушила наш брак, - мрачно произнесла Лея, - а ведь мы так любили друг друга! Принцесса и контрабандист! Плохой парень и хорошая девочка! Сказка на все времена. Нет и нет, Люк, ты не убедишь меня, что любовь – это благо для Бена.

- Ваш брак с Ханом погубила ваша гордость, а не ваша любовь, - возразил Люк, - и ты сама это прекрасно знаешь. А судьбы Рей и Бена связаны так тесно, что разъединить их не получится. Они чувствуют друг друга, и связь эта будет только крепнуть.

- Если этому не помешать! – вскинула голову Лея.

- Ты не сумеешь этого сделать, - сказал джедай, - и, упреждая твой вопрос: я тоже не сумею, и не потому, что я бесплотный призрак. Будь я живее всех живых, тоже не сумел бы.

Повисло молчание.

- Что же мне делать, Люк? – с каким-то отчаянием спросила Лея.

- Доверься им, - спокойно произнес джедай, - они все сделают правильно. Не ты ли хотела отойти от дел? Так не мешай детям! Просто поверь в них.

Лея сокрушенно покачала головой, и почувствовала, как знакомая боль сжала сердце, когда Люк тихо произнес:

- Любовь – это тоже Сила, Лея. Великая Сила. Не стоит ею пренебрегать.


========== Часть 12 ==========


Рей с жадностью смотрела на приближающуюся поверхность планеты, пальцы автоматически бегали по панели управления, она почти не думала о том, что делает. Канцлер сказал, что Татуин напоминает Джакку, и сейчас у девушки было такое чувство, будто она возвращается домой.

Она никогда не думала, что будет скучать по пустыне, по невыносимому жару днем и пробирающему холоду ночью, по песку, что забивается в каждую щель, не позволяя держать дом в чистоте и ломая технику. Побывав на многих планетах, оценив разнообразие вселенной, Рей вдруг поняла, что скучает.

- Где ты так научилась управляться с кораблем? – спросил Максимилиан.

Рей улыбнулась и пожала плечами:

- Я всегда ладила с техникой, любой. Мне нравилось чинить, собирать. Управлять кораблем оказалось так просто, словно я всегда это знала. Меня никто не учил, и, конечно, я никогда не летала до тех пор, пока не была вынуждена покинуть Джакку.

Канцлер задумчиво посмотрел на нее.

- Ты владела мечом Дарта Вейдера, - произнес он.

- Да, но теперь он сломан, - ответила девушка, - обломки, возможно, у Кайло Рена, а возможно, нигде.

- И меча у тебя нет, - продолжил канцлер.

- Нет, - подтвердила Рей.

- Джедай без меча, - хмыкнул мужчина, заходя на посадку.

- Ситх, который не использует Силу, - фыркнула девушка.

- Один-один, - оценил канцлер.

Корабль мягко коснулся земли, чуть покачнувшись, поднимая тучи пыли и вездесущего песка, и замер. Погасли кнопки на панели управления, затихли двигатели.

- Идем, - велел Максимилиан.

Космопорт Мос-Эйсли поразил Рей едва ли не больше Акзилы. С одной лишь разницей: здесь она быстро почувствовала себя уверенно. В самом деле, она ведь выросла в месте, подобном этому. Невыносимая жара, песок, в котором вязнут ноги, дрожащий горячий воздух, шум, гам, контрабандисты, преступники, убийцы, воры, проходимцы всех мастей. Рей замотала голову и лицо шарфом, оставив только глаза – защитив себя, таким образом, от жарких солнц и любопытных глаз. Впрочем, на них мало, кто обращал внимание. Максимилиан сменил свои тяжелые одеяния на простые штаны, рубаху и неприметный короткий плащ с капюшоном, который он не преминул накинуть.

- Куда мы идем? – поинтересовалась Рей, - я думала, что мы присоединимся к силам Сопротивления.

- Присоединимся, моя дорогая, - кивнул Максимилиан, - но позже. Да и чтобы присоединиться, нам, для начала, необходимо найти средство передвижения.

Мужчина уверено шел сквозь толпу, Рей едва поспевала за ним, стараясь никого не задеть и не толкнуть – здесь это могло быть чревато конфликтом, а им сейчас это совсем ни к чему. Вскоре они оказались в прохладном баре, Максимилиан уверенно увлек ее к барной стойке.

- Мне нужно поговорить с хозяином, - не тратя время на приветствия, произнес мужчина.

Бармен – высокий тунги – тщательно протер стакан, придирчиво осмотрел его со всех сторон, подул на него, повесил над стойкой и только потом соизволил обратить внимание на канцлера. Все это время Рей хмурилась и только что не приплясывала от нетерпения, Максимилиан оставался бесстрастен.

- Хозяин не принимает, - отрезал тунги, смерил их презрительным взглядом и добавил, - кого попало – тем более.

- Скажи хозяину, что прибыл Макс, - процедил канцлер.

- Хозяин не принимает, - повторил тунги.

- Меня он примет, - мягко произнес Павина.

Тунги замер.

- Причем немедленно.

Взгляд бармена стал стеклянным, он неловко дернулся.

- Доложи хозяину, что прибыл Макс, - тем же елейным голосом продолжил Павина.

Тунги кивнул и быстро-быстро засеменил куда-то.

Рей во все глаза смотрела на то, как Максимилиан использует внушение. Легкость, с которой он манипулировал Силой, впечатляла. Словно он плел кружево, воздушное, невесомое, незаметное для того, на кого это кружево накинуто. Рей действовала куда как грубее. И сейчас она даже позавидовала такому мастерству.

- Поживешь с мое, еще и не такому научишься, - вполголоса произнес Максимилиан, - у тебя хороший потенциал, моя дорогая.

Рей едва заметно улыбнулась уголком губ.

- Хозяин примет вас, - появился тунги, - следуйте за мной.

Лавируя между посетителями бара, они прошли к двери в задней стене и оказались в просторном помещении: чем-то средним между деловым кабинетом, залом для собраний и складом. Тут и там, были разбросаны всевозможные свертки, коробки и тюки, в центре комнаты находился огромный кособокий стол, вокруг которого были разбросаны несколько колченогих стульев. У дальней стены в большом кресле, за необъятным столом, столешница которого была покрыта сукном, некогда ярко-зеленым, а теперь выцветшим и пыльным, в темных разводах и жирных пятнах, расположился хозяин этой комнаты, этого бара. И, видимо, этого города. Необъятных размеров хатт держал в руках чашечку кафа, чуть оттопырив палец, тогда как сама чашка терялась в его огромных лапах. Рей едва сдержала улыбку, понимая, что это может быть трактовано как оскорбление. Максимилиан схватил ее за локоть и потащил прямо к столу хозяина.

- Приветствую тебя, Ротта, сын Джаббы, - склонился Максимилиан, заставляя и Рей поклониться.

- Макс, - протянул хатт, - мой старый добрый друг.

Максимилиан выпрямился, выпрямилась и Рей.

- А кто это с тобой? – он с интересом посмотрел на девушку.

От его липкого взгляда, который прошелся по ее фигуре, задержался на лице, девушку передернуло, но она постаралась принять равнодушный вид. В конце концов, он не первый и не последний, кто так смотрит на нее. Начиная с ранней юности, Рей ощущала на себе эти взгляды, и очень быстро научилась отбиваться от тех, кто хотел пойти дальше.

- Это Рей, - коротко ответил Максимилиан.

- Рей, - протянул Ротта, - рад приветствовать тебя в Мос-Эйсли.

Рей снова коротко поклонилась, показывая, что тоже рада. Хатт еще задержал на ней свой взгляд, посмотрел на руку, которой Максимилиан придерживал девушку, изобразил некое подобие улыбки и повернулся к канцлеру.

- Что же привело тебя сюда, мой старый друг?

- Мне нужен глайдер на двоих человек или два глайдера для одного пассажира.

Максимилиан сделал шаг вперед, охрана Ротты дернулась было, но была остановлена небрежным жестом хатта. Павина положил на стол мешочек, в котором отчетливо звякнуло что-то, видимо, местная валюта. Ротта кивнул, не утруждая себя тем, чтобы посмотреть внутрь. Определил ли по звуку и размеру сумму? Доверял ли Максимилиану? Рей не знала, да и не хотела вникать. Ей было интересно лишь одно: неужели для того, чтобы добыть здесь средство передвижения, необходимо идти прямиком к хозяину этих мест? Что-то здесь не так, решила Рей.

- А еще мне нужен кристалл, - произнес Максимилиан.

Повисла тишина. Ротта отставил чашечку и подпер рукой щеку.

- Это будет стоить дорого, - задумчиво произнес он, глядя прямо в глаза Максимилиану, - даже для тебя, мой дорогой друг.

- Я знаю, - кивнул Павина, - ты можешь забрать мой корабль.

- Корабль, - проворчал Ротта, - на что мне корабль? У меня их полно. А вот, - его взгляд остановился на Рей, - девчонка.

Девушка вся похолодела и напряглась, рука Максимилиана больше не лежала на ее плече, и ей стало откровенно не по себе. Что, если Максимилиан согласится? Что если всего его слова о том, что она нужна ему, ложь? Он знает, что Бен придет за ней, примчится на Татуин, а для большего она и не нужна вовсе. В конце концов, кто она? Всего лишь недоучка, даже не джедай, чтобы там Павина ни говорил о ее потенциале.

- Девчонка моя, - холодно произнес Максимилиан.

В воздухе отчетливо повисло напряжение. Подобралась охрана Ротты, Рей сжала руку в кулак, окинула быстрым взглядом помещение, прикидывая, что можно использовать в качестве оружия, и приготовилась к бою. Не пришлось.

- Корабль, деньги, и вы вернете мне глайдеры, - произнес Ротта.

- Два кристалла, - не моргнул и глазом Максимилиан.

- Нет, мой дорогой друг, один.

Павина коротко кивнул.

- Попытаться стоило, - произнес он себе под нос.

Ротта дал какие-то распоряжения одному из охранников, тот исчез на несколько минут, и вернулся с небольшим свертком, который с поклоном вручил хозяину. Хатт повертел сверток в руках, а потом положил на стол и подтолкнул к Максимилиану. Канцлер быстро откинул мягкую ткань, сверкнуло ослепительно красным. Так же быстро мужчина завернул кристалл обратно и спрятал за пазуху.

- Благодарю, Ротта, - поклонился Максимилиан, и Рей поклонилась вместе с ним.

- Глайдеры будут ждать вас на заднем дворе, - махнул рукой Ротта.

Только когда они вышли из бара, Рей вздохнула с облегчением.

- Старый слизняк. Проходимец и вор, - ворчал Максимилиан, - надул нас на кругленькую сумму, между прочим. Эти кристаллы не принадлежат ему.

- А кому они принадлежат? – робко поинтересовалась Рей, взбираясь на глайдер.

- Ситхам, - коротко ответил Максимилиан.

Рей щелкнула тумблером, взревел мотор.

- Куда мы направляемся? – попыталась перекричать шум девушка.

- В пустыню, - был короткий ответ.

***

Сухо потрескивал костер, разгоняя темноту, в которой таились обитатели этой планеты. Рей прислушивалась к звукам пустыни. Ей не было страшно. Ночевать в пустыне, под открытым небом ей не впервой, а костер отгонит любопытных или агрессивных представителей местной фауны. Пустыня словно оживала ночью, когда невыносимый жар сменялся прохладой. Рей поежилась – слишком прохладой – и накинула на плечи шарф. Максимилиан, сидевший по другую сторону от костра, пристально посмотрел на нее.

- Что ты знаешь о ритуале сборки светового меча?

- Джедай должен сам собрать свой световой меч, руками и Силой. Этим он заканчивает свое обучение.

- Не только джедай, - произнес Павина, - ситх – тоже. Вообще это ситхи стояли у истоков создания и совершенствования световых мечей. Эти любители Света еще долго упирались, прежде чем, приняли технологию ситхов, хотя почти сразу оценили мощь нового оружия.

Рей невольно улыбнулась. Все же бывших ситхов не бывает, это верно.

- Я хочу, чтобы ты сегодня собрала себе меч, - Павина кинул ей мешок, громыхнувший в тишине ночи. А потом осторожно развернул тряпицу.

Рей заворожено смотрела на кроваво-красный кристалл, вспыхивающий самыми разнообразными оттенками – от бледно-розового до насыщенно-багрового, его острые грани дрожали в свете костра, ослепительно переливались, танцуя.

- Красный, - мрачно произнесла она, - как у ситхов.

- Ты не джедай, - спокойно произнес Павина, - и вообще, какая разница, какого цвета меч? Главное то, чему он служит. Если хочешь знать, ситхи использовали красные кристаллы только потому, что сами выращивали их, они искусственные. Не хотелось тратить время на поиск натуральных. Ситхи не могли позволить себе такое промедление. Итак, Рей, если ты готова принять красный кристалл бывшего ситха, то к исходу сегодняшней ночи у тебя будет световой меч.

- Я не успею, - пробормотала Рей, смущенная его невольной отповедью.

- Успеешь, - фыркнул Павина, - обратись к Силе, и ты успеешь. Будешь ли ты медитировать во время сборки, о чем или о ком будешь думать, мне безразлично. Главное – это оружие, которым ты будешь обладать. Только твое. И подчиняться оно будет только тебе.

Рей кивнула, принимая кристалл. Ее руки дрожали, заставляя тени и свет играть на острых гранях. Девушка нервно сглотнула, бросила быстрый взгляд на канцлера, который устраивался спать, потом снова посмотрела на кристалл, не совсем понимая, с чего начать, а потом полезла в мешок.

Руки оказались умнее разума, а подсознание словно вышло на первый план. В самом деле, не могла же она после одного прочтения старой книги, вывезенной с Ач-то, запомнить, как собирать световой меч. Или могла? Рей не задумывалась, она словно впала в подобие транса, ловко и быстро она соединяла части меча. А мыслью потянулась к тому, кого сейчас хотела бы видеть, показать ему, что она настоящий джедай, что она может. Девушка плыла в потоке Силы, все дальше и дальше уходя от холодной пустыни, от теплого света костра и красных отблесков кристалла. Она вздрогнула, ощутив словно бы провал. А потом увидела Бена. Все ее существо затопила радость. У нее получилось! Она смогла пробиться к нему. Не только он теперь может использовать их связь. Мужчина спал, раскинувшись на узкой кровати, которая явно была ему коротка. Рей усмехнулась, подходя ближе. Во сне Бен не был грозным, скорее беззащитным. Наверное, так можно сказать о любом человеке, но не ко всякому ты будешь испытывать ту щемящую нежность, которая на мгновение заставила сердце Рей замереть. Она аккуратно присела на краешек кровати, ласково провела по лицу мужчины, отводя со лба непослушную прядь, и вздрогнула, когда он открыл глаза. Сначала в них застало непонимание, потом мелькнула настороженность, а потом Бен криво усмехнулся.

- Просыпаешься, а над тобой красивая девушка со световым мечом: то ли убить хочет, то ли поцеловать.

Рей почувствовала, как вспыхнули щеки. И чтобы хоть как-то скрыть неловкость, протянула ему цилиндр светового меча и похвасталась.

- Я собрала его сама.

- Ритуал сборки светового меча, - произнес Бен, - теперь ты больше не падаван.

Да была ли она им когда-нибудь? И что теперь? Что изменится? Она как не знала ничего, так и не знает. Похожа на слепого котенка в темной комнате. Мужчина тем временем повертел цилиндр, осматривая со всех сторон, а потом активировал. Темноту прорезала красная вспышка, послышалось мерное гудение.

- Красный, - хрипло произнес мужчина и пытливо посмотрел на Рей.

- Не надейся! – фыркнула она, - просто другого кристалла не было. И вообще какая разница, какого цвета меч? – повторил она слова Павины, - главное, какому делу он служит.

Бен ухмыльнулся и присел на кровати, пару раз повернул кисть, словно упражняясь.

- Он плохо сбалансирован, - произнес он, деактивируя меч и быстро разбирая цилиндр.

- Эй! – запротестовала Рей, - это мой меч.

- Твой, - пробормотал Бен, видно было, что он не очень-то ее слушает, - я, конечно, люблю нестабильные клинки, но это слишком, - его пальцы порхали над механизмом меча, - я не хочу, чтобы тебя убило.

Рей вздрогнула от этих слов. Он был рядом, слишком близко, так, что она чувствовала тепло его тела, могла дотронуться до груди, скрытой просторной футболкой, могла обнять, могла…коснуться губ, которые кривились сейчас. Голова у нее закружилась от его близости. Рей нервно облизала губы, в висках пульсировала кровь.

- Держи, - мужчина протянул ей меч.

Рей машинально взяла его. Она не знала, что еще сказать, даже не могла объяснить, зачем она сюда пришла. Просто, идя по дороге Силы, было так естественно идти к нему.

- Я хотела видеть тебя, - шепотом произнесла Рей, заставив его вздрогнуть.

Темные глаза пристально смотрели на нее, заставляя тысячи мурашек пробегать по коже, заставляя вибрировать нити Силы, пронизывающие окружающее пространство.

- Я рад, - просто ответил Бен, приподнимая ее подбородок пальцем, заглядывая в глаза.

Она изо всех сил стиснула световой меч, словно ища в нем защиту, словно это был якорь, который не позволит утянуть ее в омут, из которого нет возврата. Но хочет ли она этого возврата. В груди поселилось необычное, чуждое чувство, искушающее, пугающее, заставляющее трепетать все ее существо. Рей подалась вперед, меч упал на колени, рука ее скользнула по его груди, ощущая тепло, поднялась выше, лаская шею, и зарылась в спутанные волосы, вторая рука скользнула по талии, обнимая. Бен замер на мгновение, растянувшееся на миллионы световых лет для Рей, в течение которых она была уверена, что он ее оттолкнет. Но он лишь прерывисто выдохнул, а затем его губы накрыли ее, приоткрывая их. Рей закрыла глаза, перед которыми внезапно все поплыло. Его руки прижали ее к себе, язык скользнул ей в рот, чертя узоры, ведомые только ему одному, сплетаясь с ее языком в странном танце, от которого мурашки бежали по коже, а в голове было восхитительно гулко и пусто. Наверное, то, что она делает неправильно, наверное, она не должна быть здесь, не должна целоваться с врагом, не должна позволять ему обнимать ее так, что захватывает дух, и сердце того и гляди остановится, не выдержав всего этого. Наверное. Но какое это все имеет значение? Тьма и Свет! Она была готова сейчас на все: остаться с ним, предать своих друзей, сбежать на край галактики. И все ради человека, который сейчас целовал ее с отчаянной страстью. И было уже неважно, кто он и кто она. Это не имело ни малейшего значения.

Бен оторвался от нее с величайшей неохотой, заглянул в глаза, поцеловал снова, и зарылся лицом в волосы.

- Останься, - хрипло произнес он и усмехнулся, - я снова прошу тебя остаться.

- Я не могу, - прошептала Рей, целуя его в шею, - только не так.

Он поцеловал ее в макушку.

- Мы скоро увидимся, Бен, - прошептала она, - мы скоро увидимся наяву.

- Вряд ли тогда нам будет до поцелуев, - поддразнил ее мужчина, легко касаясь ее губ и вызывая румянец на щеках.

Сердце ее сжалось. Им будет не до поцелуев. И никто не даст ей гарантии, что они не окажутся по разные стороны баррикад, что им вновь не придется сражаться. Никто не знает, какой опасности они подвергнутся и что за игру ведет Максимилиан. Не зря же он велел ей собрать световой меч. И Рей решилась. Пусть Бен узнает все сейчас. И они вместе придумают, что же им делать дальше. У них получится. Непременно получится!

- Бен, - прошептала она, - я должна…- она осеклась, тряхнула головой и все же продолжила, - я должна рассказать тебе…

- Не должна, - он легко коснулся ее губ пальцем, - ничего ты не должна, Рей. Ничего и никому. Ни мне, ни этому ситху, ни Сопротивлению, ни твоим друзьям, ни моей матери.

Рей покачала головой.

- Все это не так просто отринуть, Бен.

- Я знаю, - кивнул мужчина, - я знаю это, как никто другой.


========== Часть 13 ==========


Кайло сидел, закинув ноги на приборную панель, как совсем недавно Рей. В соседнем кресле полулежал По Дэмерон, усыпленный Силой. Той самой Силой, что дала Кайло возможность проникнуть в мысли пилота, заставила его рассказать, что же произошло на Акзиле. И Рен увидел глазами По совет, увидел свою мать, ее верную подругу Белинду, которую помнил еще со времен детства, Максимилиана Павину, оказавшегося ситхом и Рей. Его Рей, с которой он танцевал, которую целовал до головокружения, уже тогда понимая, что поступает неправильно, но не в силах был остановиться. Рей, которая предала его. Снова. Насмешливое: «рыцарь придет спасать свою принцессу» все еще звучало в его ушах. На мгновение в душе поднялась ярость, гнев вырвался наружу в судорожном вздохе, в сжатой в кулак руке, но на этом все. Кайло чувствовал странное опустошение. Нет, первой его реакцией была ярость, слепая, безудержная, он ударил в стену корабля так, что, казалось, сейчас пробьет ее. Потом на смену эмоциям пришел холодный расчет. Он погрузил По в сон и немедленно связался со своими силами, чтобы узнать, что Хакс, ослепленный своей жаждой уничтожить Сопротивление и заодно утереть нос Кайло, показать, что способен без него принимать победоносные решения, конечно, купился на жалкую уловку врага и направил свой флот к Татуину. Кайло отменил приказ, велев стягивать силы на базу Орден-7, что находилась на орбите возле Датомира. Теперь его путь вел туда. А дальше? А дальше он не знал. На него накатили апатия и опустошение. Он смотрел на себя, словно со стороны, странная горечь, вязкая и терпкая, заполнила его душу до краев. Чего ты ждал? – спрашивал он себя. Что Рей пойдет с тобой? Да, он этого хотел, всем своим сердцем, всем тем Светом, что еще остался в нем, пусть его и осталось ничтожно мало. Но Кайло прекрасно понимал, что этому никогда не бывать. Да он и не стал бы подвергать Рей опасности, не стал бы выжигать в ней Свет. Она этого не заслуживала. Он лишь безумно испугался за нее, настолько, что был слеп, а ему впору бы почувствовать при их встрече, что Рей лжет, что она недоговаривает. Теперь, отбросив свое восхищение ее растущей Силой – ведь она сумела прийти к нему через их связь, он вдруг увидел то, что не заметил до этого: Рей что-то скрывала. Она ведь хотела ему сказать, признаться в своем участии в этой жалкой интриге, что затеяла ее мать на пару с этим ситхом.

По губам Рена скользнула злая усмешка. Надо же, его мать, глава Сопротивления, дочь Дарта Вейдера, которая много лет боролась с собственным отцом, с главным злом в галактике, пошла на поводу у ситха. Что бы ни говорил Максимилиан Павина, бывших ситхов не бывает. И Рей теперь у него в руках. Кайло должен был бы испугаться за нее, переживать, но больше этого чувства не было. Она пошла с Павиной добровольно, это ее выбор и ее проблемы. А Рен – просто дурак, раз снова поверил ей, повелся на ее смущенную улыбку, на румянец на ее щеках, на якобы нежелание говорить, где она и что с ней. Как он мог быть так слеп?! Ведь их связь не только возможность общаться друг с другом, их мысли, эмоции очень тесно переплетены, настолько, что сейчас ему приходилось тратить немалые силы на то, чтобы закрыться от Рей, чтобы не чувствовать ее и не дать ей почувствовать его. Какая ирония поверить снова, чтобы снова быть преданным. Он должен был бы злиться на Рей, но не мог. Больше – нет. Не осталось ничего: ни ярости, ни злости. Только разочарование, безвкусное, равнодушное разочарование, от которого хотелось выть.

Судьба – насмешливая дрянь, она снова дала ему надежду, а потом отняла ее. А он ведь и, правда, понадеялся на то, что он больше не одинок, что есть кто-то, кто может если не одобрить его, то хотя бы попытаться понять. Пусть Рей придерживалась противоположных взглядов на жизнь, пусть она была джедаем, пусть она была Светом, а он Тьмой, но она была рядом, он мог поговорить с ней, появился кто-то, кому он мог бы…доверять? Нет, не мог бы. Больше никогда! Никакого доверия! Никакой связи! Он найдет способ избавиться и от Силы, что связала их, и от самой девчонки!

***

Возле Орена-7 кружило множество кораблей, внизу виднелся Датомир, голубовато-зеленый шар, вращающийся вокруг звезды с одноименным названием. Планета была подконтрольна Первому Ордену, здесь располагалась одна из их баз, проходило обучение штурмовиков и части офицеров. Когда-то здесь была Академия ситхов, но те времена давно канули в небытие. Сейчас эта планета была спокойной гаванью для Первого Ордена. Рен уверенной рукой завел корабль в ангар. Его встречали Джоран и отряд штурмовиков.

- Верховный Лидер, - коротко кивнул ему Джоран, - мы думали, что потеряли вас.

- И несомненно порадовались, - холодно процедил Рен.

- Только не я, Верховный Лидер, - по суровому лицу Джорана скользнула легкая усмешка, - я не приверженец генерала Хакса.

Кайло хмыкнул. Враг моего врага мой друг. Этот принцип работает всегда.

- В кабине пленник, - произнес мужчина, - командор По Дэмерон, доставьте его в камеру. Я позже решу, что с ним делать.

- Хакс в штабе, - кивнул ему Джоран, - он полагает, что власть теперь у него.

- О, его ждет неприятный сюрприз, - хмыкнул Рен.

Он шел по коридорам станции, сухо кивая проходящим мимо офицерам и штурмовикам, гражданскому персоналу и солдатам. Его провожали изумленные и растерянные взгляды. Он ощущал страх, удивление, панику. Он слышал шепот за спиной. От всего этого начала болеть голова. А хуже всего было то, что на границе его сознания была Рей. Он уловил ее растерянность, а потом и страх. Она боялась, что ему все известно. Он фыркнул и чуть ослабил ментальные щиты, и страх Рей тут же перерос в уверенность. Кайло почувствовал, как она попыталась связаться с ним, и тут же пресек ее попытку. Ну нет. Теперь они будут играть по его правилам. Но не сейчас. Сейчас у него есть дела поважнее. Он открыл дверь Силой, решив, что так будет эффектнее.

- Кто вам…- рявкнул Хакс и осекся, дико взглянув на вошедшего Кайло, едва слышно генерал автоматически продолжил, - позволил…

- А я нуждаюсь в ваших позволениях, генерал? – надменно произнес Кайло, - интересное заявление.

Рен оглядел собравшихся, здесь присутствовали руководители базой Орден-7 и высокопоставленные лица, управляющие Датомиром от имени Первого Ордена. Они смотрели на Кайло удивленно, шокировано, смесь ужаса и паники. Их мысли метались в беспорядке, но Кайло все же сумел извлечь нужную для себя информацию, которая сводилась к тому, что Хакс объявил его мертвым, а себя – новым главой Первого Ордена. А еще он солгал, что своими глазами видел, как корабль Рена взорвался в космосе. «Виноват сам. Никто не просил его вступать в бой. Более того, для Верховного Лидера это недопустимо».

- А что же допустимо, генерал Хакс? – темные глаза Кайло обратились на генерала, лицо застыло маской пренебрежения и ненависти, - лгать?

- Я не…понимаю, - просипел Хакс, - я никогда бы…

- Вы объявили меня мертвым, - отчеканил Кайло, - хотя знали, что я был взят в плен.

- Я не…мог знать наверняка, - пролепетал мужчина, - я, возможно,…я спутал ваш корабль…с…

Рен сузил глаза. Хакс осекся, его грудь тяжело вздымалась, на висках выступил пот. Кайло молчал. Повисла напряженная тишина, в которой слышалось лишь шумное дыхание генерала. Кайло же просто смотрел, он не пошевелил и пальцем, сейчас ему не было нужды в пустых театральных эффектах, не было нужды играть на публику. Не нужны были никакие физические действия. Он чувствовал Силу, она текла рядом, она текла сквозь него, наполняя собой каждый сосуд, каждую клеточку, она отдавалась пульсирующей болью в висках. Кайло знал, на что он способен. Он лишь едва пошевелил пальцами, сжимая сердце генерала, и оно перестало биться. Хакс рухнул, как подкошенный, остекленевшие глаза его смотрели перед собой. Кайло чувствовал ужас, присутствовавшие, несомненно, знали о том, как его дед – Дарт Вейдер – мог убить с помощью Силы, но не так. Рен должен был бы почувствовать удовлетворение, радость, но не было ничего, кроме смертельной усталости.

- Уберите отсюда эту падаль, - процедил Кайло двум штурмовикам, что стояли у двери.

Фигуры в белом засуетились, а Рен устало опустился в кресло, некоторое время он бесцельно смотрел прямо перед собой. Ему нужен отдых, горячий душ, обед, теплая постель и хотя бы восемь часов сна без сновидений. Но сначала надо решить текущие проблемы. Он обвел взглядом бледные лица присутствующих, отметил их напряженные позы и постарался отгородиться от их бессвязных панических мыслей.

- Нам необходимо решить насущные вопросы, - сухо произнес Рен, - наши силы ослаблены. Мы потеряли корабли, оружие и людей в последней битве с Сопротивлением. И поскольку безрассудная самостоятельность покойного генерала Хакса привела к тому, что наш главный поставщик оружия стал нашим врагом, то дальнейшие наши действия в отношении оружейной империи Лэндо Кальриссиана будут еще более агрессивными. Необходимо взять под контроль его заводы, чтобы поставка оружия не прерывалась. Кроме того, в кратчайшие сроки я бы хотел получить точные сведения о том, какова максимальная численность наших основных сил, достаточно ли их для того, чтобы бороться с Сопротивлением. Я хочу получить информацию о том, какие звездные системы преданы Первому Ордену, какие захвачены, в каких нарастают мятежные настроения. Я хочу знать все, - он перевел дух и продолжил, - как вы понимаете, операция в отношении планеты Татуин откладывается. Это была ловушка, в которую мы чуть не попались. Никаких решающих битв. Мы раздробим силы Сопротивления и уничтожим их поодиночке. Никаких масштабных сражений, точечные и локальные удары.

Они молчали. Трудно было понять, осуждают ли они его или поддерживают. Кайло молча обвел всех взглядом. Он презирал здесь всех и каждого. Большинство из них носа не высовывали из своих штабов. Но были и те, кто побывал на поле боя, их, к сожалению, было немного. Но именно они первыми преодолели свой страх и шок от показательной смерти Хакса и вступили в диалог с Реном.

В целом он остался доволен принятыми решениями. Идя по коридору, он размышлял о том, что теперь ему нужен кто-то на замену Хаксу. Наверное, он поступил довольно опрометчиво, убив генерала именно сейчас, но оставлять просто так его дерзость было никак нельзя.

Ему бы хотелось немедленно пойти в свои покои, но сначала нужно было сделать кое-что еще. Рен спустился на нижние уровни базы, где находились камеры с пленниками, которые сейчас пустовали. Кроме одной. По Дэмерон сидел в углу на кушетке. Несколько секунд Кайло рассматривал его. Сейчас он вспомнил, откуда лицо командора показалось ему знакомым. Они уже встречались. И тогда Кайло пытал его. Теперь понятно, что ненависть По была вызвана не только тем, что Рен - его враг, глава Первого Ордена, но и личными причинами. Кайло вздохнул. Неужели Лее действительно было некого отправить с ним? Зачем было отправлять человека, у которого есть личные счеты к нему? Дэмерон поднял голову и не мигая уставился на Кайло, губы его растянула презрительная усмешка.

- Я знал, что тебе нельзя доверять, - процедил он.

- А ты и не доверял, - пожал плечами Рен.

- Верно, - протянул пилот, - но тебе доверяла генерал Органа.

- И она не доверяла, - спокойно произнес Кайло.

По сверлил его злобным взглядом, казалось, еще секунду и он кинется на прутья решетки, окруженные силовым полем.

- Что будет со мной? – спросил По.

- Я еще не решил, - произнес Рен.

Он действительно не знал, что ему делать с пленником. Он мог бы убить его еще на корабле, но решил сохранить ему жизнь. По Дэмерон – ценный пленник, его можно обменять на людей Первого Ордена, что находятся в плену у Сопротивления, или же шантажировать его жизнью генерала Органу. Смерть По пока была не нужна Кайло Рену. Не сейчас. Он не испытывал ни жалости, ни симпатии к сидящему в камере мужчине, если понадобится, Рен отдаст приказ о его казни. Но не сейчас.

- Тогда решай быстрее, - зло произнес По, - потому что если я выйду отсюда, то я убью тебя.

- Не выйдешь, - бросил Кайло и развернулся, чтобы уйти, жестом подзывая двух штурмовиков и отдавая приказ о том, чтобы они не спускали глаз с пленника.

- Она совершенно зря верит в тебя! – ударилось в спину.

Кайло дернулся. Он сразу понял, кто она. На мгновение что-то вздрогнуло в душе, завибрировала Сила. Но тут же все стихло. Это больше не имело значения.

***

Кто-то позаботился о нем, в покоях был накрыт стол, и приготовлена чистая одежда. Кайло долго стоял под горячими струями воды, стараясь ни о чем не думать. Он устал физически и морально. Устал нести ответственность и принимать решения, устал бороться с собственными противоречиями, устал надеяться и верить, устал злиться и ненавидеть. Хотелось быть дроидом, без чувств и эмоций, просто выполнять свою функцию. Он медленно ел, не чувствуя вкуса еды, глядя прямо перед собой и ничего не видя. Он почувствовал великую Силу сегодня и знал, что она теперь всегда будет с ним. Что ж, ему это пригодится в дальнейшем. А что в дальнейшем? Что он будет делать дальше? Бороться с Сопротивлением. Строить новую Империю. Делать то, что должно. А как же Рей? Сердце болезненно сжалось, он слышал ее, слышал, как она зовет его, как пытается пробиться к нему, но пресекал всяческие попытки использовать связь. Он не желал ее видеть: ни сейчас, ни потом. Никогда. Встретиться теперь они могут только в бою. И там останется в живых либо он, либо она. Третьего не дано.

Кайло со вздохом опустился на простыни, приятно пахнущие свежестью, повозился, устраиваясь поудобнее, и тут же провалился в сон. Последней его мыслью было желание спать без сновидений.

***

Ему было жарко. Оглядевшись, он заметил, что вокруг сплошной песок, в котором увязали его ноги, песок скрипел на зубах и забивался в волосы. Кайло вдохнул сухой и горячий воздух и тут же закашлялся. Вокруг простиралась пустыня, невдалеке виднелись невысокие горы, их очертания дрожали в раскаленном воздухе. Где же он? Джакку? Рен поднял голову к ослепительно-голубому небу, в нем было два солнца. Не Джакку. Татуин. Родина Дарта Вейдера. От этой мысли екнуло сердце. Оказаться на Родине его великого деда, пусть это и захолустная планетка Внешнего Кольца, было великой честью. Словно бы завибрировали нити Силы, связывающие его и Дарта Вейдера, натянулись, заиграли всеми цветами радуги. Нити складывались в яркую дорогу, которая манила его. И Кайло пошел вперед по этой дороге, она мчалась вперед, гладко ложась под ноги, словно специально созданная для него. Мужчина шел вперед, ноги его увязали в песке, по лицу градом катился пот, но он смотрел сквозь Силу, почти не замечая ни раскаленного песка, ни горячего безжалостного воздуха, ни слишком яркого света, ни того, что его начинает мучить жажда. Он шел вперед по дороге Силы, что вела его куда-то. Это было правильным и естественным. Наконец, Кайло оказался в тени гор, он растеряно посмотрел назад, осознав, что прошел немалое расстояние, почти не заметив этого. Два солнца клонились к горизонту, стало чуть прохладнее. А дорога вела его в горы, через ущелье с отвесными стенами буроватых скал, выщербленных, со множеством уступов и неровностей, вела между пологими спусками в темноту пещер, наверняка представляющих из себя смертельный лабиринт для тех, кто рискнул сунуться сюда впервые. Но это было неважно, его вела Сила, а значит, он не мог ни заблудиться, ни погибнуть. Кайло без колебаний нырнул в темноту скал, он шел на ощупь, в кромешной тьме, в которой постепенно стали появляться яркие вспышки кристаллов. Странно, Татуин не входил в список планет, где можно было добыть кристаллы, пригодные для сборки светового меча. Отметив про себя, что нужно иметь это в виду, Рен двигался дальше, становилось все светлее, а еще он стал различать голоса, один из которых показался ему смутно знакомым. Он подходил все ближе, и вскоре подозрение переросло в уверенность. А голоса начали спорить, все громче, все сильнее. Яркая вспышка, шипение светового меча. Кайло бросился бежать. Пронзительный крик, ударивший по ушам. И гибкое тело, падающее на безжалостные камни. Он замер посередине небольшого грота, глядя на седовласого ситха, чьи глаза сейчас полыхали желтым огнем. На камнях распростерлось безжизненное тело.

***

- Рей! – Кайло рывком сел на кровати, сердце бешено колотилось, перед глазами все еще стояло видение ее безжизненного тела, ее остекленевшего взгляда и смертельной бледности, залившей щеки.

Рен нервно сглотнул. Жажда, что мучила его во сне, казалось, стала еще сильнее, в комнате было нестерпимо душно. Он убавил отопление, а потом долго пил воду, глядя куда-то в стену. Что это было? Сон? Видение? Раньше его никогда не посещали видения ни будущего, ни прошлого. Он вообще был мало чувствителен к этой области Силы, прорицание никогда не было его сильной стороной. И вдруг этот реалистичный сон. Но сон ли? Кайло сел на кровать и обхватил голову руками. Все можно списать на то, что в комнате жарко, что он устал – вот и снится всякая чушь, что перед сном он думал о Рей, он вообще в последнее время думал о ней непозволительно много. Но что если то, что он видел, реально? Что если так будет? Или…уже было? Эта мысль заставила мужчину вздрогнуть, по коже пробежали мурашки. Кайло потянулся к Рей и почти сразу же почувствовал ее. Жива. Невредима. Этого было достаточно. Он снова закрылся. Значит, это будет? А, может быть, это всего лишь сон? Черт! Да какое ему дело до предательницы?! Кайло резко поднялся, со стуком поставил стакан на столик, прошелся в один конец комнаты, потом в другой, пинком открыл дверь в ванную и умылся холодной водой. Не помогло. Перед глазами все еще стояли пески Татуина, бурые горы и безжизненное тело на камнях. А, может быть, это ловушка? Может быть, сон послан ему специально, чтобы все-таки заставить его полететь на Татуин? Если это сделал кто-то, то он просто глупец, если думает, что это заставит Кайло кинуться на помощь к мусорщице, которая ничего для него не значит! Ведь не значит, так?! Ведь не заставит, верно?! Нет! Он никуда не полетит! Он не рыцарь. Она не принцесса. Он не должен никого спасать. А она не нуждается в спасении. Он Верховный Лидер. Он нужен здесь. Нужен своим людям. Он останется.

Он…должен проверить, в порядке ли его личный шаттл. В конце концов, Татуин всего в паре световых переходов. Он успеет слетать туда и вернуться обратно. Он только лишь убедится, что с Рей действительно все в порядке. А это, несомненно, будет так.

Верно?


========== Часть 14 ==========


Он знает.

Рей распахнула глаза, которые сейчас были двумя омутами ужаса. Все это время Рей чувствовала смутную тревогу. Что-то было не так. И она бы списала свое смятение на тот поцелуй, вспоминая который, Рей неизменно краснела. Она первая потянулась к Бену! Какой кошмар. Хотя он, кажется, был не против. Эта мысль заставляла Рей краснеть еще больше. Она бесцельно вертела в руках меч, который он поправил. Меч работал, он сиял в лучах восходящего солнца ярко-алым пламенем, ровным и тонким, совсем не таким, как у Кайло Рена. Максимилиан даже похвалил ее, суховато, но в глазах его проскользнуло удовлетворение. Сама же Рей была довольна донельзя, у нее теперь есть меч, который она собрала сама, ее меч, только ее, и подчиняться он будет только ей. Теперь она способна защитить себя. Она чувствовала странное единение с этим оружием, словно оно было живым. Меч как бы стал продолжением ее руки. Девушка поделилась своими мыслями с Павиной, и тот был доволен, как кот, наевшийся сметаны. Канцлер сказал, что так и должно быть, значит, она все сделала правильно. О том, что ей, пусть и немного, помог Бен, Рей говорить не стала. Но для нее самой это было очень важно. Его помощь. Его слова. Его поцелуй. И связь, что только крепла день ото дня. А потом что-то изменилось. Рей перестала чувствовать Бена. И когда попробовала пробиться к нему, то наткнулась на стену, которую – она была уверена в этом, - Бен возвел сам. Почему? Это ее обеспокоило. Она продолжала чувствовать его, но как-то смутно, словно сквозь плотную завесу. Рей пыталась снова и снова пробиться к Бену, понять, что случилось, а когда поняла – когда он дал ей понять, - то задрожала в ужасе. Он знает. Знает о ее предательстве, о плане Павины, о стратегии Сопротивления. Как он узнал? Что предпримет теперь? Как далеко он способен зайти в своей обиде, злобе и ярости? Рей снова попыталась пробиться к нему, но идя дорогой Силы, девушка подходила к обрыву, за которым была пустота, и построить мост через этот обрыв, что привел бы ее к Бену, она не могла. У нее не получалось, и это доводило ее до отчаяния. Она должна была объяснить ему, что все не так, как он думает. А что он думает? Этого Рей теперь тоже не знала. Она и раньше не была большим мастером в чтении в душе Бена, а теперь и вовсе он исчез, не давал ей приблизиться к нему. Она его потеряла. Осознание этого наполнило душу щемящей тоской, невыразимым ужасом.

- Он не придет, - сказала она Павине.

Канцлер, вскинув брови, вопросительно посмотрел на нее.

- Он знает о том, что мы задумали, - тихо произнесла Рей, старательно отводя взгляд.

Повисло молчание, прерываемое лишь порывами ветра.

- Ты рассказала ему, - утвердительно произнес Павина.

- Нет, - помотала головой Рей и наткнулась на недоверчивый взгляд канцлера, - нет! – девушка вскочила, - я ничего ему не говорила.

- Значит, недостаточно защитила свой разум, - парировал мужчина.

- Он не читал мои мысли! – ощетинилась Рей.

- Намеренно, может быть, и нет, хотя ты слишком ему доверяешь…

- Я могу ему доверять! – оборвала Рей мужчину.

- Напрасно, - пожал плечами канцлер.

- Это не ваше дело!

Глаза Павины сузились, Рей на мгновение показалось, что они полыхнули желтым, и девушка отшатнулась. Канцлер молча развернулся, так, что его плащ едва не хлестнул Рей по лицу и направился к своему глайдеру.

- Нам стоит спешить, - бросил он, не оборачиваясь.

- Но…- начала было Рей.

- Я не ясно выразился? – чуть притормозил мужчина, повернул голову в бок.

Рей поджала губы и последовала за ним. Уже было невыносимо жарко, потоки воздуха били в лицо, глаза слепил свет двух солнц, и даже Рей, привычная к жаре, страдала. Мелькнула мысль о том, что Джакку со своим одним солнцем была вполне себе приличной планетой с мягким климатом, на Татуине же – настоящая раскаленная сковородка. Они мчались по направлению к невысоким горам, буроватого цвета, что виднелись на горизонте. Воздух дрожал, искажая пространство. Рей была уверена, что им и до ночи не добраться до гор, которые, видимо, были целью их путешествия. Девушке не нравилось, что Максимилиан не рассказывает ей о том, куда они движутся. Казалось, что они уходят в глубь пустыни, но зачем? Что там искать? Если все дело в Дарте Вейдере, в его прошлом, в его детстве, то им нужно место, где он жил. Наверное. Не в пустыне же он обитал. Или там находится нечто священное? Сакральное? Рей не знала.

Они мчались все дальше и дальше, девушку начинала мучить жажда, да и завтрак давным-давно переварился, и живот недовольно урчал. Но Павина гнал вперед, словно уходя от погони. Гнаться за ними мог только один человек, но он не придет. Рей еще несколько раз пыталась связаться с Беном, но натыкалась все на ту же глухую стену, которую он возвел вокруг своего разума. Какая-то часть девушки даже позавидовала Бену, столь прочная и нерушимая защита заслуживала восхищения, ее было не обойти грубой Силой, что пыталась сделать Рей, необходимо было мастерство, которым девушка в должной мере не обладала. Все же ей еще столькому нужно научиться. Горы приближались, но от них не повеяло ни капелькой прохлады, все тот же невыносимый жар. Тени стали длиннее, и Рей осознала, что день клонится к вечеру. Они провели в дороге больше двенадцати часов. Павина остановил глайдер, Рей едва успела затормозить возле него. У нее не было сил даже возмущаться, спрыгнув с глайдера, она едва не упала, некоторое время девушка разминала руки и ноги, растерла немилосердно болевшую спину, и, наконец, утолила жажду. Лишний раз Рей порадовалась, что жизнь на Джакку научила ее многому, в том числе, и терпению, умению обходиться малым. Умению провести за рулем глайдера несколько часов, хотя, признаться, целый день она вот так никогда не гнала, даже изредка получая наводки от скупщиков мусора, понимая, что не только ей сказали о каком-нибудь недавно упавшем корабле, например, зная, что там и без нее будут те, кто не прочь поживиться деталями; умению экономить воду, она не выпила сейчас всю фляжку, хотя могла бы, пара экономных глотков – и все; умению подавлять свой голод, она редко ела досыта, живот сейчас уже не возмущался, а мысли Рей быстро переключились на более актуальные проблемы. Она отошла за обломок скалы, чтобы справить естественную нужду. Ей послышался какой-то невнятный шум, странные звуки, похожие на те, что издают дикие звери, а потом щелчок металла, резкий свист выстрела. Рей выскочила из-за камня. Павина лежал на земле, зажимая левой рукой правое плечо, вокруг него стояли странного вида…существа, похожие телосложением на людей, в плотных балахонах грязно-коричневого и серого цветов, лица их были закрыты каким-то тряпьем и прикрыты металлом, они издавали странные звуки, весьма отдаленно напоминающие человеческую речь. Рей застыла, не зная, что ей делать. Нападавших было пятеро, двое остались на месте, в то время как трое двинулись на девушку: один по центру, двое же стали заходить с боков, явно собираясь окружить Рей. Она активировала световой меч, покрепче обхватила горячую от солнца рукоять. Алый клинок загудел приветственно и грозно. Существа замерли на мгновение, а потом тот, что был по центру, выстрелил, Рей мгновенно отразила удар. Заряд бластера ударил обратно, пролетев прямо над головой нападавшего, заставив того взвизгнуть и попятиться, а двоих по бокам – замереть. Снова выстрелы, на этот раз беспорядочные, со всех сторон, Рей завертела клинком, пропустила один из зарядов и почувствовала, как обожгло руку. Девушка невольно вскрикнула, отступая, двое с боков кинулись на ее, размахивая чем-то вроде примитивных посохов. Рей увернулась, ударила рукоятью в лицо того, что слева, рассекла посох правого, алый меч прошел всего лишь в паре дюймов от лица существа, от чего то издало невнятные звуки и отскочило назад. Двое, что охраняли Павину, кинулись на помощь. Теперь Рей сражалась с четырьмя. Пятый, возможно, бывший вожаком, в схватку пока не вступал. Рей крутилась и прыгала по камням, в какой-то момент поскользнулась на предательском песке, и чье-то оружие проскользнуло рядом с лицом, а потом она почувствовала удар в ногу. Падая на одно колено, Рей едва успела увернуться от очередного удара, взмахнула мечом и поняла, что ранила кого-то, а этого она хотела меньше всего. Послышался оглушительный визг, запахло горелой плотью. На мгновение это остановило ее противников, а Рей успела подняться на ноги, готовясь к новому витку схватки. Три точных выстрела, сделанные Павиной уложили троих на месте, двое других с бормотанием стали отступать куда-то в скалы. Рей не стала их преследовать. Павина, бледный, видимо, от боли с усилием засунул бластер за пояс. Рей почти в ужасе смотрела на распростертые тела, так похожие на человеческие, в жалких лохмотьях, лежащие в неестественных позах. Девушка нервно сглотнула, сделала шаг назад.

- Почему не убила? – жестко спросил Павина.

- Почему вы не выстрелили сразу? – в ответ требовательно бросила Рей.

- Я наблюдал, - пожал плечами мужчина.

- Спасибо! – едко бросила Рей, прицепляя меч на пояс, и поморщилась от боли в левом предплечье.

Канцлер протянул руку, хватая ее за плечо, заставив зашипеть от боли.

- Нужно перевязать, - сухо произнес он.

Они уселись прямо здесь, на камнях, еще теплых. Рей старалась не смотреть в сторону распростертых тел. Постепенно всходили луны Татуина, такие красивы, неправдоподобно огромные, заливая все вокруг белым и голубым светом, что, смешиваясь, давал какой-то непередаваемо нежный оттенок, играя на гранях песчинок, скрадывая всю суровость этой местности. Что-то зашуршало в песке, Рей вздрогнула, пальцы Павины невольно проехались по ее ране, заставив закусить губу от боли.

- Не дергайся! – велел Максимилиан, - это всего лишь ящерица.

Они замолчали, Рей вдруг ощутила, что очень устала: от сегодняшней безумной гонки, от попыток пробиться к разуму Бена, от неведения и ожидания чего-то, от этой странной схватки и Павины. От Максимилиана она устала больше всего. Казалось, чем ближе они к месту назначения, тем сильнее Тьма Максимилиана выползает наружу, она окутывала канцлера все более плотным облаком, от которого Рей становилось не по себе. И она была уверена, что мужчина понимает ее состояние, и наслаждается этим.

- Запомни, Рей: либо ты, либо тебя, - спокойно произнес Павина, закончив перевязывать ей руку, - они бы убили тебя, если бы не я. Ты не смогла бы закончить эту схватку иначе. Либо их смерть, либо твоя.

- Неправда, - упрямо произнесла девушка.

Канцлер посмотрел на нее безо всякого выражения, только Тьма вокруг него сгустилась, и создалось впечатление, что канцлера поглощает сама ночь, что уже властно вступила в свои права.

- Они не люди, Рей, - тихо произнес Максимилиан.

- Они живые существа! – возразила девушка.

Мужчина вздохнул и тяжело поднялся на ноги, Рей заметила, что он бережет правую руку.

- Вам тоже нужна медицинская помощь, - тихо произнесла девушка.

- Пустяки, царапина! – отмахнулся Максимилиан, - идем.

Рей тоже поднялась и посмотрела в направлении, куда он указал. Там, между двумя скалами, причудливой формы, которую им придал скульптор-ветер, зиял вход в пещеру. Канцлер вручил девушке фонарь старомодной формы, и они углубились в темноту. Следуя за мужчиной, Рей только и успевала, что вертеть головой. Странно, но своды пещеры не давили на нее, может быть, потому что в пещере было довольно просторно. Узкий желтоватый свет фонаря выхватывал из темноты то рельефный кусок стены, то сталактит, свисающий с потолка, то необычной формы камень, то острый угол, в который Рей чуть было не врезалась. Под ногами шуршал неизменный песок пополам с мелкими камушками, ступать было приятно. А потом она увидела робкое сияние, которое становилось все сильнее. Вскоре и фонарь стал не нужен, выключил свой и Павина. Рей потрясенно огляделась, десятки камней самых разных форм и оттенков: серебристо-белые, травянисто-зеленые, солнечно-желтые, небесно-голубые, льдисто-синие, малиновые, лиловые, ярко-оранжевые испускали мягкий свет, играющий на стенах пещеры, отражающийся от небольшого водоема в центре.

- Что это? – благоговейным шепотом спросила Рей.

- Кристаллы для светового меча, - ответил Павина.

- Как красиво, - заворожено произнесла Рей.

Она направилась в центр пещеры, стараясь производить, как можно, меньше шума. Ее фигура переливалась в разноцветных бликах. Девушка шла, не в силах отвести взгляд от кристаллов, словно плывя в этом необычном радужном свете.

- Татуин никогда не входил в число планет, где можно было добыть кристаллы, - произнес канцлер за ее спиной, - мало кто в галактике знает об этом месте. Самое большое число кристаллических пещер когда-то находилось на Дантуине. Есть ли они теперь, никто не знает. Да никому и не нужно это знание.

- Здесь очень красиво, - Рей подошла к самой кромке воды, не удержалась и погрузила в нее палец. И тут же отдернула руку, вода была обжигающе-ледяной. Девушка развернулась к канцлеру, - зачем мы здесь? Явно не для того, чтобы кристаллами любоваться.

- Верно, - кивнул канцлер, он не выходил из тени и не приближался к Рей, - прислушайся.

Рей послушно замерла: где-то вдали капала вода, что-то шуршало и перекатывалось, где-то осыпались камешки, ей почудились чьи-то шаги, но это всего лишь ее воображение.

- Да нет же! – нетерпеливо махнул рукой Павина, - слушай Силу.

Девушка закрыла глаза, концентрируясь. И почти сразу же словно бы рухнула куда-то вниз, в глубокую пропасть, переливающуюся разноцветными нитями, сияющую светом кристаллов. Она словно плыла в океане света, дышать стало легче, спертый воздух пещеры отодвинулся на задний план. Рей казалось, что она на берегу океана, как на Ач-То, и воздух пропитан чем-то живительным. Все вокруг словно было оплетено паутиной, дерни за одну ниточку – и завибрируют другие. Рей протянула руку и аккуратно коснулась карминово-красной нити, уходящей куда-то вдаль. И вздрогнула, потому что там…

Девушка в панике распахнула глаза, невидящим взглядом уставилась куда-то за спину Павины, и вовремя, потому что там мелькнуло алое лезвие. Одним точным движением Рей отшвырнула канцлера прочь, стараясь по возможности смягчить его падение. Девушка хотела было отступить назад, но там была ледяная вода, а впереди темная фигура, что выдохнула до боли знакомым голосом:

- Предательница!

По коже пробежали мурашки, страх от того, что он здесь, что он раскрыл все их планы, мешался со жгучей радостью от его присутствия. Некстати вспомнила они поцелуй, его объятия, теплые руки, что сейчас с уверенностью держали световой меч. Ей бы не восхищаться им, а ужаснуться тому, что Тьма, окутывающая его, стала плотнее, почти материальной, осязаемой. И Рей почувствовала ледяные щупальца этой Тьмы на своей коже. «Прочь!» – мысленно произнесла девушка, закрывая свой разум от Бена, от Тьмы, что он нес с собой и в себе.

- Бен, - осторожно начала Рей, - все не так…

- Не смей называть меня этим именем! – взревел мужчина и в один прыжок оказался возле нее, а потом сделал резкий выпад, его меч очертил яркую дугу, рассыпая искры.

Рей едва успела увернуться и активировать свой клинок, отражая удар. Яркий красный свет отодвинул прочь все остальные, кристаллы словно стали мерцать чуть слабее, гудение световых мечей заполнило пещеру, отражаясь от сводов, резонируя, оно ударило по ушам.

- Прошу! – выкрикнула Рей, - давай поговорим!

В ответ он лишь быстрее завращал мечом, заставляя ее отступать. Она и забыла, как силен его удар, как он быстр. Забыла, какие у него длинные руки, которыми так просто достать ее. И пусть тогда на Старкиллере она победила его, но Рей действовала на чистых инстинктах, применяя грубую Силу, ощутив ее вспышку, ее пик, подъем, которого - она знала это – сейчас не будет. Тогда были ярость и боль, она желала уничтожить монстра. А сейчас перед ней был Бен Соло, с которым она вовсе не хотела сражаться. Но ей приходилось, сверкали мечи, росла его ярость, которую она сейчас чувствовала так отчетливо и болезненно ярко, словно по коже прошелся злой пустынный ветер, выжигающий все живое. Бен бил, не жалея, он знала, что он готов к схватке до смерти. Рей отступала, ей было не развернуться в пещере, которая вдруг стала слишком тесной для них двоих. Алые искры его меча осыпались ей на руки, оставляя крошечные ожоги. Теперь Рей поняла, почему он всегда защищал руки плотными перчатками. Рей очень быстро осознала, что силой его не взять, как и мастерством, которого у нее было несоизмеримо меньше. Она пыталась быть быстрее и хитрее, обманные выпады, увертки. Все ее тренировки на Ач-То пошли прахом, настоящая битва была мало на них похожа. А сейчас все было по-настоящему. Выпад, удар, финт, гудение лезвий, рассыпающиеся искры, ослепительные вспышки. Ярость Бена, которую она чувствовала всей кожей, ее собственная обида – он даже не пожелал ее выслушать! Все сплелось в тугой комок. Рей рвано дышала, хотя и пыталась контролировать дыхание, некстати дала знать о себе раненая рука. Как же не вовремя! Это замедляло ее, делало уязвимой. Рей попыталась было напасть, но зря – только лишь открылась, и Бен радостно устремился в брешь в ее защите. Девушка перехватила меч в одну руку и резко взмахнула второй, отводя смертоносный клинок, что целил ей в живот. Только сейчас Рей с ужасом осознала, что Бен без сожаления убьет ее. Страха не было, лишь горечь осознания того, сколь мало она значит для него, хоть они и связаны. Яростное рычание сорвалось с губ девушки, вызвав мимолетную злобную улыбку, скользнувшую по губам Бена. Он хотел ее ярости и злости. Ну уж нет! Этого она ему не даст! Она снова провернула какой-то немыслимый финт, почти взлетев над полом, ловя потоки Силы.

Сила.

Что-то было не так. Рей бросила быстрый взгляд на Бена, он ничего не почувствовал или сделал вид, что не почувствовал. Но что-то изменилось. Волоски на коже встали дыбом, похолодели пальцы, изо всех сил сжимающие световой меч.

- Бен! – одними губами произнесла Рей, в последний раз взывая к нему, моля остановиться, прося прощения, предлагая диалог.

«Бен!»

Он сделал яростный выпад, словно отмахиваясь от нее наяву и в своих мыслях. А Рей уже и не пыталась уйти в нападение, ее глухой защите мог позавидовать, кто угодно. Но это отвлекало от того, чтобы сосредоточиться на Силе.

Что-то было не так. Стояла поразительная тишина, больше не было звуков, к которым девушка еще недавно прислушивалась, воздух стал плотным и сухим, камни, чей мягкий и приглушенный свет привел ее в такой восторг, вдруг замерцали яркими вспышками, ослепляя ее, заставляя щуриться, лишая линии обзора. И она не знала, как докричаться до Бена, чтобы он тоже заметил, чтобы остановился. Она ударила чистой Силой, оттесняя, наконец, мужчину назад, заставляя его замереть на мгновение. Камни замерцали чаще, разрывая паутину Силы, лишая ее стройного рисунка, и это было болезненно, все мышцы словно пронзил электрический заряд. Не удержавшись на ногах, Рей рухнула на колени, Бен замер на мгновение. Девушка больше не пыталась докричаться до него. Неужели он сам не видит?! Неужели не чувствует?! Видимо, все же что-то смутило мужчину, потому что он дал ей секунду, которой Рей хватило, чтобы вскочить на ноги. Что-то противно загудело, и это были не их световые мечи. Что-то с треском разорвалось, оставляя на губах привкус гари. Удар светового меча. Красные искры. Разорванная паутина. Цветные всполохи в глазах. Вихрь, прошедшийся по пещере. Искры Света. Клочья Тьмы. Черные глаза Бена. Ее крик. Ее отшвырнуло от Бена, ударило о стену, вышибая дух, она прокусила щеку, ощутив на языке металлический вкус крови, голова дернулась, затылок пронзила боль.

И наступила темнота.


========== Часть 15 ==========


Он приходил в себя медленно. В голове стоял туман, на губах был металлический привкус крови. Все тело ломило, словно бы он долго тренировался после длительного перерыва. Кайло с трудом открыл глаза, перед глазами все плыло. Но хуже того: он не мог понять, где находится. Мужчина попытался сесть, но только лишь со стоном рухнул обратно на твердую землю. Ага. Он не в помещении, не на базе, не на корабле. Так. Уже лучше. Над головой были каменные своды, которые заливало мягкое разноцветное сияние. Нечто похожее на пещеру.

И вот тут Рен вспомнил: пещера, схватка, ударная волна чудовищной силы, что отшвырнула их с Рей друг от друга. И хорошо, что отшвырнула, потому что он был слишком близок к тому, чтобы убить Рей.

Рей…

Он все-таки заставил себя сесть, огляделся и заметил у противоположной стены хрупкую фигурку, лежащую совершенно неподвижно. Мужчина застыл, сердце болезненно сжалось. Неужели он все же..? Он быстро прикоснулся к Силе, и облегченно выдохнул: жива. Он ее не убил, хотя мог бы.

Она многому научилась на Ач-То, Рен был горд ею, словно бы это была его заслуга, но до совершенства ей еще очень далеко. Мужчина с трудом поднялся, его шатало из стороны в сторону. Что же произошло? Пещера выглядела совершенно обычно, каменные своды, на которых разноцветными бликами играл свет кристаллов, мягкое мерцание воды подземного озера, поскрипывающая под ногами галька. Не было ни следа разрушения, что казалось странным, ведь Рен точно помнил, что взрыв был. Да и бессознательное состояние Рей не его рук дело. Кайло медленно добрел до девушки и неловко опустился возле нее на колени, коснулся спутанных волос. Сердце пронзило острое чувство вины. Больше не было ни злости, ни ярости, что заставили его вступить в бой. Он отчаянно искал оправдание Рей. Она просто пошла за ситхом, который пообещал ей нечто невнятное, что приведет его – Кайло Рена – к спасению, и Рей настолько хотела верить в Свет в нем, что пошла, не раздумывая.

Кстати о ситхе. Рен огляделся, Максимилиана нигде не было. Ушел, бросив их здесь? Но в чем тогда была его цель? Он говорил, что все закончится там же, где и началось, на родине Дарта Вейдера. И вот они оба здесь. Тьма и Свет. И что дальше? Смутное чувство тревоги кольнуло сердце, Кайло машинально прикоснулся к Силе. Да, она была здесь. Мерцающие разноцветные нити вероятностей судьбы, уходили куда-то вдаль, прочь из пещеры. Кайло никогда не был хорошим провидцем. Лишь иногда его посещали видения о будущем, лишь некоторые из них сбывались. Мастер Люк всегда говорил, что будущее – лишь вероятность, никогда не знаешь, сбудется ли то, что ты видел. И тем более Кайло никогда не пытался сам заглянуть вперед. Но теперь посмотрел. Две нити – он был уверен, что это он и Рей – сплетались в одну, серебристо-серую, пестрящую отблесками Света и линиями Тьмы. Это было странно. Он попытался увидеть нечто более определенное, сцену из будущего, какое-нибудь событие, некий образ. Ничего не вышло, только отчаянно разболелась голова, перед глазами снова все поплыло. Кайло уселся на холодную гальку, прислонившись спиной к стене пещеры, голову Рей он бережно уложил себе на колени.

Видимо, он отключился на какое-то время, потому что в следующий момент ощутил прикосновение нежных пальцев к своей щеке.

- Бен, - позвал тихий голос.

Кайло открыл глаза, сфокусировать взгляд оказалось сложнее. Рей по-прежнему лежала у него на коленях, глядя на него снизу вверх, ее пальцы робко касались его щеки, шоколадные глаза смотрели с непередаваемой тревогой.

- Как ты? – прошептала она, - что произошло?

Он помедлил, внимательно глядя на нее. Поразительно, что она не злится на него, не бросает упреки, не пытается убить во сне. Она сама по себе поразительная. Такие реакции были в новинку для Кайло, они смущали и обескураживали его. И он не знал, как реагировать в ответ.

- А что ты помнишь? – осторожно спросил мужчина.

- Я помню, что мы сражались на световых мечах, - вздохнула девушка и убрала руку.

И Кайло отчаянно захотелось схватить Рей за запястье и вернуть прикосновение ее пальцев. Он едва подавил этот порыв.

- А потом взрыв, - тихо продолжала Рей, - и…а где Максимилиан?

Она резко села и ахнула, прижав руку ко лбу, опасно пошатнулась. Рен поддержал ее.

- Все в порядке? – с тревогой спросил он, стараясь поймать ее взгляд.

- Голова, - слабо улыбнулась Рей, - кружится.

Она выглядела бледной и уставшей, он заметил это только сейчас. В горячке боя было совершенно не до этого.

- Я не знаю, где ситх, - вздохнул Кайло, - когда я очнулся, его уже не было.

- Так странно, - покачала головой Рей, - что же произошло?

- Что он пообещал тебе? – требовательно спросил Рен.

Рей внимательно посмотрела него, казалось, что она хочет прочесть его мысли. По коже Кайло пробежал озноб, и мужчина машинально закрыл свой разум. Рей едва заметно усмехнулась.

- Я не собираюсь лезть тебе в голову, но…кажется, ты и так все знаешь, иначе не примчался бы сюда.

Рен поджал губы. Ему захотелось оттолкнуть ее. Он снова вспомнил о том, что она и Лея разработали план, чтобы заманить его на Татуин ради невнятных целей какого-то ситха. Он с силой сжал плечи Рей, заставив ту ахнуть и поморщиться. Девушка обиженно посмотрела на него, Рен злобно усмехнулся.

- Да, Рей, я все знаю: о том, что ситх пообещал вернуть меня в лоно Света, о том, что ты и Лея пошли у него на поводу, о том, что ты лгала мне, что собиралась меня использовать, ради глупых идей, даже не Света, нет, Равновесия. О! Люк столько говорил об этом Равновесии! Интересно, убийство падавана – это тоже во имя Равновесия?

Говоря это, Кайло все ниже и ниже склонялся к Рей, в глазах которой застыло неопределенное выражение: нечто между страхом и виной. Он чувствовал, как эмоции разрывают ее на части, чувствовал, что ей больно от его рук, что больше всего на свете ей хочется, чтобы он ее отпустил, потому что пока он так близко, она не может мыслить ясно. Забавные эмоции. Он тоже не мог мыслить ясно, пока она рядом. Но уже не был уверен, что это его чувства, а не ее. Опасная грань. Его сознание, словно раздвоилось, но он продолжал говорить злые слова, выплевывать их словно яд, подкрепляя это презрительным тоном.

- А знаешь, откуда я все узнал? Знаешь, Рей? – он еще сильнее сжал ее руки, склонился совсем низко и почти нежно выдохнул ей на ухо, - от вашего блестящего пилота – По Дэмерона.

Она вздрогнула, резко отстранилась, сурово взглянула ему в глаза.

- Ты, - тон ее можно было бы счесть угрожающим, если бы она так не дрожала, - ты пытал его?!

Рен откинулся на стену, отпуская Рей, которая чуть не упала, но вовремя сохранила равновесие. Он насмешливо и презрительно посмотрел в глаза девушке. Он медлил с ответом. Пусть гадает, пусть мучается, пусть те остатки самообладания, что еще есть в ней, исчезнут без следа.

- Ты пытал его?! – повысила голос Рей.

Рен хмыкнул.

- Я всего лишь воздействовал на него Силой.

Рей шумно выдохнула. Кайло злобно прищурился, она переживала за этого пилота, это было очевидно. Она волновалась. Она боялась. Не за себя. За него. Если бы они были на базе Первого Ордена, Рен, не медля, уже отдал бы приказ о казни По, только потому, что Рей переживала за него. Чувство жгучей ревности захватило все его существо, прошлось холодной волной по коже, заставляя вздрогнуть. Рен поджал губы, раздраженно глядя на Рей. Еще не хватало ревновать эту девчонку к жалкому пилоту жалкого Сопротивления.

- Тогда почему ты пришел? – медленно спросила Рей.

Кайло отвел взгляд. Почему он пришел.

- Если ты все знал, - продолжала девушка, - знал, что это ловушка, зачем ты здесь? Это нелогично и глупо. И вряд ли входит в первостепенные задачи Первого Ордена.

- Какая разница, - дернул плечом Кайло, - пришел и все.

Звучало жалко, по-детски. Всегда должны быть четкие причины тех или иных поступков. Ничего не бывает просто так, даже если нам самим кажется, что так и есть. Даже если мы свято уверены в том, что поступили так или иначе, просто так. Стоит только хорошенько подумать, разобраться в собственных чувствах и мотивах, быть честным с самим собой, и вот уже поступок имеет свою причину. Но не мог же Кайло признаться Рей, что ему было видение, настолько яркое, настоящее и живое, что он поверил сразу же. И вот он здесь, примчавшийся на помощь девушке, едва увидев которую он ощутил настолько жгучую обиду, что не мог сдержать себя. Он привык все решать насилием, выплескивать свои эмоции наружу, позволять гневу управлять собой, вести себя по дороге Силы и, что уж там, по дороге жизни. И здесь Кайло собирался уладить все привычным способом. Гневном. Сейчас, размышляя, он понимал, что в полном смысле Рей не предавала его, просто потому, что никогда не клялась ему в верности. Она ничего ему не обещала. Тогда откуда это чувство собственничества? Желание вникнуть в ее жизнь? Почему ему хочется, чтобы она рассказала ему все. Никаких тайн и никаких секретов.

Он мрачно смотрел куда-то в сторону, опасаясь встречаться с Рей взглядом.

- Бен, - тихо позвала она и снова коснулась его лица, аккуратно поворачивая его к себе, ловя его взгляд, и вдруг ласково улыбнулась, на мгновение напомнив ему мать, - ох, Бен, - прошептала она и покачала головой.

- Давай выбираться отсюда! – грубовато произнес Рен, чувствуя предательский комок в горле.

Только жалости ее ему не хватало, право слово!

Он медленно поднялся на ноги, помог встать на ноги Рей. Некоторое время они постояли, прислушиваясь к своим ощущениям.

- Ты не ранена? – он пристально посмотрел на нее и спросил, - что с рукой?

- Откуда ты…? – изумилась Рей.

Не ответив, он быстро ощупал ее руку, заставив девушку поморщиться.

- Это те таскены, чьи тела – у входа в пещеру?

- Кто? – удивилась Рей.

- Убила кого-то и даже не знаешь, кого? – едко спросил Кайло.

- Я…- девушка заметно побледнела, хотя, казалось, куда уж еще.

И Кайло даже стало жаль ее. Он с сочувствием посмотрел на нее.

- Это народ песков, таскены, кочевые племена Татуина.

- Они, - Рей прерывисто вздохнула, - напали на нас…и я…вынуждена была…это не…

- Не надо, - махнул рукой Рен, - не надо передо мной оправдываться.

- Но я, правда…не… - Рей была готова расплакаться.

- Рей! – Кайло легонько встряхнул девушку, - мне все равно. Ты защищалась.

- А если бы нет? – прошептала она, глядя ему в глаза.

Рен вздохнул. Он не помнил того времени, когда бы вот так мучился из-за того, что убил кого-то. Он убивал на войне, убивал, чтобы выжить, он пытал людей и казнил пленников. Он никогда бы не стал переживать из-за убийства существ, которые и людьми-то не были. И снова реакции Рей поразили его. Она была настолько другой, что казалась ненастоящей. И, тем не менее, вот он живая стоит перед ним, из плоти и крови. Наверное, ему следовало бы пожалеть ее, как-то утешить, сказать какие-то важные слова. Но он не знал, какие, и не знал, как. И отчаянно боялся почувствовать себя глупо.

- Мне все равно, - сухо повторил Рен, - идем!

Они двинулись к выходу из пещеры. Разноцветные кристаллы мягко мерцали, указывая им путь. Рей молчала, лишь ее тихое дыхание раздавалось чуть позади. И Кайло был ей благодарен. Он закрыл свои мысли и не собирался проникать в ее разум. Поэтому сейчас между ними царила безмятежная тишина. Показался выход, и Кайло нахмурился. Неужели уже день? Быть того не может! Даже с поправкой на то, что он потерял сознание, не могло пройти несколько часов. Он невольно ускорил шаг и буквально вылетел на площадку перед пещерой. И замер, ошеломленный. Позади него потрясенно выдохнула Рей.

- Что за…

Перед ними простиралась зеленая равнина, покрытая травой, тут и там виднелись какие-то экзотические деревья, дальше виднелся лес, темно-зеленым покрывалом уходящий вдаль. Рен почти в панике оглянулся на Рей, ее округлившиеся глаза вопросительно смотрели на мужчину. Сумбурный поток ее мыслей хлынул ему в голову, заставляя поморщиться. С этой связью явно что-то надо делать, как-то научиться ее контролировать. Ему не очень-то нравилось быть всегда с кем-то в своей голове. Но это потом. Сейчас важно другое: где они, черт подери все на свете?!

Кайло огляделся, скалы оставались на месте, но стали словно бы другими: выше, круче, острые пики взмывали ввысь к голубому небу, на котором по-прежнему сияли два солнца, даря приятное тепло этой планете, а не раскаленный жар, от которого негде спрятаться.

- Где мы? – прошептала Рей.

- Если бы я знал, - откликнулся Кайло.

Они переглянулись. Стоять на месте явно не имело смысла. И Рен решительно двинулся вперед, спускаясь с крутой площадки, на которой они оказались. Лишь на середине пути он заметил, что спуск в долину явно кем-то оборудован, за дорожкой ухаживали, по ней часто ходили. Под ноги ложились удобные каменные выступы, которые явно кто-то привел в надлежащий вид. Это обеспокоило Кайло еще больше. Значит, где-то рядом есть люди или иные существа, возможно, поселение. Насколько они окажутся дружелюбны к двум незнакомцам, появившимся из ниоткуда? Кайло машинально коснулся светового меча на поясе, бросил быстрый взгляд на Рей, которая повторила его движение. И это почему-то успокоило его. Они вместе сражались против личной гвардии Сноука и выстояли. Вдвоем они могут все. Эта мысль несколько приободрила его. Хотя не отменяла других вопросов: где они? Как здесь оказались? Если это Татуин, то почему он такой…странный? Впрочем, возможно, и не Татуин. Мало ли в галактике планет с двумя солнцами. Но очертания гор напоминали горы Татуина, разве что еще не разрушенные неумолимым ветром и вездесущими песками. Рен покачал головой, где-то на границе сознания бились воспоминания о прочитанном когда-то, о том, что Татуин не всегда был раскаленной пустыней, когда-то здесь был влажный тропический климат. На тропики показавшаяся им долина не походила, но и на привычную пустыню – тоже!

Они, наконец, спустились в долину и замерли. В нескольких десятках от них находился четырехместный спидер. Да, это, несомненно, был спидер, но очень уж странной конструкции, Кайло никогда не видел таких. Возле спидера стоял высокий человек в темных одеждах, его седые волосы были аккуратно уложены, пристальный взгляд внимательно оглядывал долину и горы. Рен нахмурился, чуть подался назад, непроизвольно закрывая собой Рей. У мужчины была явно военная выправка, вот он повернулся в сторону Кайло, взметнулись полы плаща, и Рен заметил на поясе мужчины световой меч. Джедай? Ситх? Кайло осторожно коснулся Силы, пытаясь понять, кто перед ним. И опешил. Воистину, сегодня был день потрясений. Сила вокруг пожилого мужчины, который направился к ним, не тяготела ни к Свету, ни к Тьме, нечто неопределенное, нечто…среднее. Кайло никогда еще не сталкивался с таким. Что происходит?! Он попытался принять равнодушный вид. Рей сдвинулась чуть вбок, выходя из-за его спины, Рен бросил на девушку раздраженный взгляд.

- « Я не буду прятаться за твою спину!» - услышал он в голове.

Рей своенравно вскинула подбородок, смело глядя на него. Кайло закатил глаза. Препираться не было времени. Пожилой мужчина приблизился к ним, остановился на расстоянии пары шагов. Рен не знал, как реагировать. Наверное, он должен что-то сказать. Он переступил с ноги на ногу. Дипломатия никогда не была его сильной стороной. Незнакомец тем временем почтительно склонил голову.

- Рад приветствовать вас в своих владениях, магистр Рен.


========== Часть 16 ==========


Рей ошеломленно уставилась на Бена. Он что, знает, кто это? Но судя по ошарашенному виду мужчины, он был удивлен не меньше ее. Бен нервно сглотнул пару раз, видимо, думая о том, что ответить.

- Вы в этот раз не один, - пожилой мужчина перевел взгляд на Рей.

Девушка едва подавила в себе желание отступить на шаг. Нет, во взгляде незнакомца не было ничего угрожающего, но сама ситуация заставляла желать лишь одного – бежать, не оглядываясь. Кто этот человек? Откуда он знает Бена? Где они, в конце концов? Незнакомец, тем временем, вопросительно посмотрел на Бена, ожидая ответа. Рей почти стало жалко рыцаря, в конце концов, это ему выкручиваться, а он явно сейчас пытается быстро придумать, как.

- Да, - начал Бен, голос его неуверенно срывался, - это моя…супруга, - он слегка улыбнулся, - моя супруга, леди Рей…Рей’анна Рен.

И у Рей отвисла челюсть. Что он себе позволяет?! Какая еще супруга?! Какого черта?! Она набрала в грудь побольше воздуха, чтобы решительно высказаться по этому поводу да так и застыла, когда незнакомец поклонился ей и произнес:

- Очень приятно познакомиться с вами, леди Рен. Я Уинстон Скайуокер, владелец здешних мест, и один из рыцарей Рен.

Скайуокер?! Еще один?! Родственник…Бена? Рыцарь Рен?! Тогда Бен точно его знает, не может не знать. Ведь так?! Рей вопросительно посмотрела на Бена, который упорно смотрел прямо перед собой. Понимая, что ведет себя странно, Рей подавила свой неуместный порыв. Бросив на Бена последний подозрительный взгляд, Рей выдавила из себя улыбку.

- Мне тоже приятно, - произнесла она.

Кажется, так нужно отвечать? Она ведь не леди! Она вообще не знает, как себя вести! Все ее образование заключалось в том, что заезжий торговец научил ее читать и писать, пока она работала еще и на него, обманывая Ункара Платта, рискуя вообще лишиться работы. Потому что если бы Ункар узнал о том, что лучшие детали она отдает чужаку ради того, чтобы тот научил ее грамоте, то выгнал бы в пустыню, не задумываясь.

Скайуокер тем временем, прищурившись, изучал ее, потом повернулся к Бену.

- Ваша супруга, - в голосе мужчины слышалось отчетливое восхищение, - столь редкое сочетание Тьмы и Света, подлинный Баланс. Как жаль, что она не может стать одним из рыцарей. Настоящее сокровище.

- Благодарю, - чуть склонил голову Бен, бросив в сторону Рей неопределенный взгляд.

- Она…обучается?

- Да, - кивнул Бен, - ее учитель – я.

Рей вздрогнула.

- Это против правил, - негромко произнес Уинстон, - вы очень рискуете, магистр.

- Я знаю, - отнюдь недружелюбно ответил Бен и посмотрел прямо в глаза Скайуокера.

Тот с интересом посмотрел на него, потом перевел еще раз взгляд на притихшую Рей и вздохнул.

- Идемте, - Уинстон направился к спидеру, но притормозил. – А…ваш багаж…

Повисла тишина.

- Мы собирались в спешке, - натянуто произнес Бен, - багажа нет.

Скайуокер странно посмотрел на Бена, но ничего не сказал.

- Все уже собрались, магистр, - произнес Скайуокер, - ожидают только вас. Я понимаю, как вам было тяжело вырваться с Корусанта, вы все же представляете наши интересы в Сенате.

Сенате? Рей окончательно запуталась. Нет никакого Сената больше. Его остатки рассеяны по галактике, уничтожены войной между Сопротивлением и Первым Орденом. О каком Сенате ведет речь Скайуокер? Какие интересы?

- Есть ли какие-то подвижки? – спросил Уинстон, прямо глядя на Рена.

- Нет, - после некоторой паузы ответил Бен, - не так просто убедить этих твердолобых. Вы же знаете, бесконечные разговоры, вместо действия.

Скайуокер кивнул так, как будто бы знал. Да о чем вообще речь?

«Бен? - робко коснулась его сознания Рей».

«Не смотри на меня так, - нервно ответил ей мужчина, - я понятия не имею о чем речь!»

«Но тогда…»

«Я блефую».

Бен помог Рей забраться в спидер, и они помчались куда-то прочь от скал. Рей с интересом смотрела на проносящийся за окном пейзаж. Наверное, ей бы следовало подумать о том странном положении, в котором они оказались. Их явно принимают за кого-то другого. Но Уинстон назвал Бена магистром Реном, он явно видел его до этого и явно ждал его. Или, может быть, это Бен лжет ей? Разыгрывает какой-то странный неведомый спектакль, преследуя свои цели?

«Я не вру! – раздался резкий голос в ее голове, - я понятия не имею о том, что происходит!»

«Вовсе не обязательно лезть мне в голову! – возмутилась Рей».

«Ты громко думаешь! – бросил в ответ Бен».

Рей бросила на мужчину раздраженный взгляд и отвернулась. Они проносились мимо величественных деревьев и огромных полей, пестревших самыми разнообразными цветами, от обилия которых захватывало дух: желтые, красные, синие, оранжевые, розовые, белые цвета мелькали на сочном зеленом фоне, заставляя Рей невольно улыбаться. Небо было высоким и синим, два солнца посылали свое ласковое тепло на эту землю, нежно грея кожу девушки, и она с удовольствием подставлялась солнечным лучам. По другую сторону от них тянулись скалы, буровато-коричневые с острыми гранями, они взмывали вверх, недосягаемые и величественные. Они повернули, и прямо перед Рей выросло огромное строение, вырубленное в скале. Девушка невольно ахнула: ввысь взмывали башни и башенки с острыми шпилями, окруженное высокой стеной, защищенное с двух сторон скалой, что была частью стен, строение располагалось на возвышении, что делало его практически неуязвимым. Наверное, оно и строилось для защиты от врагов.

- Добро пожаловать в родовой замок Скайуокеров, - мягко произнес Уинстон, - не такой, конечно, красивый, как замок Рен, но все же это мой дом.

- Он прекрасен! – пылко произнесла Рей, улыбаясь.

Она действительно никогда не видела ничего более великолепного, даже дома на Акзиле не так ее впечатлили, как этот замок. Бен помог ей выйти из спидера, и Рей бросила на него удивленный взгляд и вырвала руку. Она вполне способна сама выбраться! Бен лишь глаза закатил.

Они прошли во внутренний двор замка. Рей с любопытством огляделась, отмечая, что высокая стена полностью скрывает окружающий пейзаж от взора обитателей замка, а их самих от непрошенных гостей. Это место было достаточно защищено, при желании здесь можно было обороняться даже небольшими силами, но…и сам замок превращался в тюрьму для тех, кто стал бы врагами хозяина этого места. Рей почувствовала, как по коже пробежали мурашки. Откуда это? Эти мысли – о войне, о тюрьме. Неужели она чувствует здесь опасность? Девушка сосредоточилась, прикоснулась к Силе, обнаружив, что и скала, в которой был вырублен замок, и сам он, и стена, что его окружала, хозяйственные постройки, двор – все пропитано Силой, умело сплетенной в кокон, похожий на щит. Рей изумленно посмотрела на Скайуокера.

- Это место, - прошептала она, - какая…работа, мастер Скайуокер.

- Вы заметили! – улыбнулся Уинстон, - поколения моей семьи по крупице плели эту защиту. Это место не так-то просто завоевать, хотя многие и пытались.

Рей нервно сглотнула. Может быть, ее предчувствия относятся к прошлому? Может быть, она просто чувствует былые битвы, что коснулись этого места? Она не знала. Девушка почувствовала, как Бен легонько сжал ее руку, вопросительно посмотрел на нее. Рей неопределенно качнула головой.

Они прошли в замок, их встречал дроид и невысокая пожилая женщина в темных одеждах. Рей озадачено смотрела на дроида, девушка никогда не встречала такой конструкции, а уж она-то считала, что знает о технике если не все, то почти все, проведя большую часть своей жизни на свалке, собирая самые разнообразные детали. Но нет, такого дроида она видела впервые.

- Разрешите представить, Мара – моя экономка, по всем вопросам жизни замка вы можете обратиться к ней, а так же Р3Ди5 – ее верный помощник. Дроид и Мара синхронно поклонились. – Р3Ди5 проводит вас в ваши покои, а потом, магистр, - Скайуокер серьезно посмотрел на Бена, - мы будем ждать вас в зале для совещаний, нам многое необходимо обсудить.

Бен коротко поклонился, Рей повторила его движение. И они направились вслед за Р3Ди5. Рей шла, оглядываясь по сторонам, стараясь запомнить путь, которым их вел без умолку болтающий дроид. Он говорил том, какой это прекрасный замок, и как ему повезло с хозяином, о том, что Уинстон Скайуокер великий человек, что это место – самое лучшее на свете. Уинстон Скайуокер. Еще один Скайуокер. Вряд ли он был однофамильцем Люка. Родственник? Значит, родственник и Бену. Рей бросила нервный взгляд на Рена, но тот оставался невозмутим. Хотелось бы девушке сохранять такое самообладание. Признаться, ей было страшно. Где они? Что за Орден? За кого их принимают? Что им делать дальше? Как выбраться отсюда? Они ввязались в какую-то игру, и Рей не сомневалась, что игра эта опасна. Девушка чувствовала эту опасность кожей. Сила ли это была или многолетние инстинкты, благодаря которым она выжила на Джакку, оставшись круглой сиротой, девушка не знала, но опасность витала в воздухе, пропитывала каждый камень этого прекрасного места. Наконец, дроид привел их в большую и со вкусом обставленную комнату, еще раз напомнил, что он всегда к их услугам и после небрежного жеста Рена, исчез. Комната была светлой и большой, из окна открывался вид на долину и лес за ней. Рей подошла к окну и перегнулась через подоконник, глядя вниз. Земля была очень далеко внизу, упадешь – и никакая Сила тебя не спасет. Рей отпрянула и повернулась к Бену, который в нерешительности замер посреди комнаты, вся самоуверенность мигом слетела с него, на лице его отчетливо проступали растерянность и даже некоторое потрясение. Но не это сейчас заботило Рей.

- Какого черта ты назвал меня своей женой?! – она решительно скрестила руки на груди.

Бен удивленно посмотрел на нее, потом его губы раздвинула медленная улыбка. И Рей захотелось немедленно стукнуть его, да посильнее.

- Это все, что тебя волнует? – лукаво спросил он, приподняв бровь.

- Нет, не все! Еще и имя дурацкое придумал! – сжала руки в кулаки Рей.

- Мне показалось это удачным объяснением, - нарочито небрежно произнес Бен, - а раз уж ты моя жена, то тебя не могут звать Рей. Это имя для комнатной собачки.

- Ах ты! – Рей все же кинулась на него с твердым намерением заехать ему в челюсть.

Бен легко перехватил ее за запястья, девушка начала ожесточенно вырываться, пытаясь задеть его и побольнее.

- Успокойся, Рей! – твердо произнес Бен, - это сейчас не главная наша проблема.

И девушка тут же затихла. Грудь ее тяжело вздымалась, она вдруг осознала, сколь близко находится к нему, и смутилась.

- Отпусти меня, - потребовала она.

Мужчина разжал руки. Рей отступила назад, потирая запястья, хватка у Рена была нешуточной.

- Что конкретно сказал тебе Максимилиан? – вдруг спросил Бен.

- При чем здесь он? – удивилась Рей.

- Ответь на вопрос, - произнес Рен, - и я поделюсь с тобой своими соображениями.

- Он сказал, - наморщила лоб девушка, вспоминая, - что твой дед Энакин Скайуокер нарушил баланс, что поэтому галактику раздирает война вот уже более полувека, что баланс надо восстановить. И сделать это можно только там, где все началось – на Татуине. И что для этого нужен ты, как прямой поток Энакина и я, как приманка.

Бен покачал головой.

- Как много ты прочитала из книг, вывезенных с Ач-То?

- Немного, - призналась Рей, гадая откуда ему известно про книги.

- А я прочитал большую часть, - произнес мужчина, - там описывается ритуал, столкновения Света и Тьмы, дающий огромный выброс Силы, который можно направить в нужное русло. Я вполне допускаю, что Максимилиан верил, что поступает правильно, но, видимо, ему не хватило мастерства. Видимо, он пытался исправить то, что натворил мой дед, но в какой-то момент не справился с выбросом Силы.

- Постой, - выставила вперед руку Рей, - ты полагаешь, что наш поединок – это столкновение Света и Тьмы?

- Именно, - кивнул Бен, - но…что-то пошло не так, и мы оказались здесь.

- Здесь – это где? – уточнила Рей.

Бен как-то странно посмотрел на нее, потом вздохнул.

- На Татуине.

- Не говори ерунды! – раздраженно мотнула головой Рей, - Татуин – раскаленная пустыня. А здесь, - она кивнула в сторону окна, - прекрасный климат.

- Нет, Рей, это Татуин, - произнес Бен, - только Татуин прошлого.

Рей дико взглянула на него.

- Что? Ты хочешь сказать, что мы в прошлом? Ты головой, видимо, очень сильно ударился.

- Очень смешно, - скривился Бен, - посуди сама, много столетий назад на Татуине был влажный тропический климат…

- Все это не очень похоже на тропики, - скрестила руки на груди Рей.

- Что говорит только о том, что мы не настолько в прошлом, - пожал плечами Рен, - а скалы, они не напоминают тебе очертаниями Татуинские? Два солнца в небе. И я не сомневаюсь, что ночью взойдут три луны. Устаревшая техника, люди в качестве слуг. Сенат. И этот Уинстон Скайуокер. Я не очень хорошо знаю свое родовое древо, но возможно, что он мой предок. Рей, мы в прошлом.

Девушка скептически посмотрела на Бена. Нет, в его словах был смысл. Даже если он ошибается, то слова его не лишены логики. Но это же абсурд! Как они могли оказаться в прошлом?! Даже если Максимилиан провел ритуал, даже если это был выброс Силы, то почему они оказались здесь? Стоп! Она что же, верит в то, что они в прошлом? Ерунда какая-то! Быть того не может! Путешествия в прошлое – да это сказочки для маленьких детей! И все же…если нет, то где они тогда? И почему они здесь? Потому что Максимилиан сделал что-то не так. Или же…

- Или же дело вовсе не в Энакине Скайуокере, - произнесла Рей.

- Что?

- Дело не в Энакине, - повторила Рей, - что если Максимилиан сделал все правильно? Что если он сам верил в том, что Дарт Вейдер – причина всех бед, но на самом деле это вовсе не так. Что если равновесие было нарушено гораздо раньше?

- Сейчас, - задумчиво произнес Бен, - и Сила переместила нас сюда, чтобы мы исправили это? Так?

- А мы можем? – прошептала Рей, - я не уверена, что мы имеем на это право.

- Ну да, великая Рей умнее древней Силы, - фыркнул Бен.

- Знаешь, - обиженно произнесла девушка, - в детских сказках те, кто меняли прошлое, заканчивали обычно плохо.

- Мы не в сказке, - нервно дернул головой Рен.

- Вот именно, Бен! – повысила голос девушка, - это не сказка!

Мужчина молчал, Рей лишь вздохнула, понимая, что ничего от него не добьется.

- Ну хорошо. И что ты собираешься делать?

- Пойти на этот совет рыцарей, - пожал плечами Бен, как будто это было само собой разумеющимся, - и выяснить, что к чему.

- Они принимают тебя за кого-то высокопоставленного, - тихо произнесла Рей, - ты уверен, что сумеешь их обмануть?

- Если я кто-то высокопоставленный, то они будут заглядывать мне в рот и не обратят внимание на странности.

Рей вздохнула и неодобрительно посмотрела на мужчину. Он был уверен в себе, слишком уверен. Уверен в правильности того, что происходит. Уверен в том, что Сила ведет их в нужном направлении. А Рей все это отчаянно не нравилось, зудящее чувство опасности не давало ей покоя. А своим предчувствиям девушка привыкла доверять. Ее чутье не раз спасало ей жизнь на Джакку. Но разве Бен прислушается хоть к одному ее слову? Он намерен следовать велению Силы, и здравый смысл меркнет перед этим стремлением.

Девушка со вздохом отвернулась к окну. Яркие краски этого места больше не восхищали ее. Ей не нравилось то, что задумал Бен.

Внезапно на плечи ей опустились горячие руки.

- Рей, - раздался рядом с ухом низкий голос, дыхание Бена щекотало ей кожу, - мне нужна будет твоя помощь. Я не справлюсь один.

- Мне не по душе то, что ты задумал. Я не хочу исправлять никакое прошлое.

Она помолчала и призналась.

- Мне страшно. Я чувствую опасность.

Бен сжал ее плечи.

- Я всего лишь схожу на этот совет и попытаюсь выяснить, что происходит. Я не буду ничего исправлять.

- Если мы в прошлом, то я хочу в свое время, - упрямо произнесла Рей.

- Мы попадем в свое время, обещаю тебе.

Она колебалась. Его авантюра граничила с безумием. Но какой у них был выбор? Пока они не поймут, как им попасть обратно, им придется играть по законам этого времени, соответственно статусу тех людей, за которых их принимают. За лорда и леди Рен.

- Иди, - наконец, произнесла Рей, - они ждут тебя.

- Будь рядом, - произнес Бен, открывая ей свое сознание, и легко поцеловал ее в висок.


========== Часть 17 ==========


Смешной дроид старой конструкции бежал впереди него, показывая путь. Р3Ди5 был чем-то похож на Си3ПиО, такой же болтливый и несуразный. В детстве Бен обожал провоцировать дроида, тот паниковал, хватался за голову, причитая о том, что же скажут принцесса Лея и мастер Хан. Ни принцессе, ни мастеру дела не было до того, что творит их сын. Это маленький Бен понял очень быстро. И лишь паника робота была реакцией на все его проказы и проделки. Гувернантки все, как одна, отличались поразительным равнодушием, они равнодушно хвалили и так же равнодушно наказывали. Для ребенка, который своими выходками, пытался привлечь хоть чье-нибудь внимание, это было равносильно удару. И мальчик очень быстро прекратил проказничать. Вместо этого он начал изучать историю Клонических войн, героем которых был его дед, а потом и всю историю Старой Республики. Отец не понимал его, но и не препятствовал. Мать всячески поощряла его увлечение. По крайней мере, так непоседливый ребенок, всегда теперь был на виду и всегда теперь был занят делом. А большего Лее было и не нужно.

Основываясь на своих познаниях, которые он только расширял с годами, Кайло мог сейчас с уверенностью сказать, что робот, показывающий ему дорогу, – и это не было лишним! В коридорах замка было очень легко заблудиться, - конструкции если и времен Старой Республики, то самого начала ее правления. Неужели они действительно в прошлом?

Кайло не лгал Рей, рассказывая о ритуале столкновения Силы, о том, что высвободившейся энергией можно было управлять по своему желанию, но путешествия во времени? Это было слишком невероятно. Но вот они в старом замке, на Татуине, который вовсе не похож на раскаленную пустыню, которой должен бы быть. Так какие же предположения им следует строить? Самые невероятные.

И сейчас он рисковал, выдавая себя за другого человека. Магистра Рена? Но он и есть магистр Рен, только Уинстон Скайуокер явно принимает его за кого-то другого. Можно было бы опасаться того, что, как только прибудет настоящий магистр Рен, им с Рей не поздоровиться, но Скайуокер явно уже встречался с магистром, значит Рен занял чье-то место в прошлом. И вести он должен себя соответственно той роли, что на него накладывает окружение. Но что это за роль? На мгновение стало страшно, он утверждал Рей, что у них все получится, у него все получится! Но что если он ошибся? Он не знает, куда он идет, зачем, с кем там встретится, о чем будет говорить. Из тех незначительных слов, что сказал ему Уинстон при встрече, Рен сделал вывод, что он – тот он, за которого его приняли, - обладает Силой, живет на Корусанте, представляет чьи-то интересы в Сенате. Интересы некой организации. Рыцарей? Рыцарей Рен? Кайло всегда считал, что рыцари Рен – это организация, созданная Сноуком. Сноук позволил ему так считать, а Кайло никогда не интересовался. Но что если рыцари Рен существовали задолго до возникновения Первого Ордена? Голова шла кругом.

Рен ощущал в своей голове присутствие Рей, ее тревогу, ее попытки не мешать и готовность помочь.

«Все будет хорошо, - прошептала девушка, когда он в нерешительности замер перед массивными деревянными дверьми, украшенными затейливым узором, - я с тобой».

На сердце потеплело, Кайло никогда не думал, что чья-то поддержка будет ему столь нужна, и от этого становилось страшно и хорошо одновременно.

Он решительно толкнул двери, входя в большую уютную комнату, залитую ярким солнечным светом. Рен обвел взглядом собравшуюся здесь компанию, надо признать, достаточно разношерстную. Возле окна стол Уинстон Скайуокер и беседовал с твил’ечкой, чья бирюзовая кожа буквально сияла в лучах солнца, девушка чему-то весело улыбалась, а выражение лица Уинстона было настолько хитрым, словно он рассказывал какую-то хорошую шутку, желая выдать ее за самую настоящую правду. Еще одна женщина, очень худая блондинка со строгим лицом, сидела в глубоком кресле и о чем-то беседовала с молодым юношей, он пылко доказывал ей что-то, а блондинка скептически морщилась. На диване, уютно грея в руках бокал с чем-то горячительным, расположился темноволосый мужчина, увидев которого Рен невольно вздрогнул. На мгновение ему показалось, что перед ним По Дэмерон, но нет, присмотревшись, он понял, что этот человек всего лишь похож на пилота Сопротивления, те же черты лица, те же темные глаза и непослушные волосы, но это был не По. Рен нервно облизнул губы, переведя взгляд на Скайуокера, а потом снова на темноволосого мужчину. В конце концов, если здесь есть его предок, то почему бы этому мужчине не носить фамилию Дэмерон.

«Он очень похож на По, - раздался в голове тихий голос Рей, подтверждая его догадки».

Навстречу Рену поднялся еще один из находившихся в комнате.

- Бенджамин! – этот был явно рад его видеть.

А еще они явно были в дружеских отношениях, потому что забрак обнял его, похлопав по спине.

Рен изумленно застыл на мгновение.

«Обними его в ответ! – зашипела Рей».

И мужчина неловко похлопал забрака по спине. Он никогда не любил чужих прикосновений.

- Я тоже рад тебя видеть, - выдавил Рен.

Желтые глаза забрака внимательно и пристально посмотрели на Рена, словно ища какого-то подвоха, и Кайло мгновенно вспотел, лихорадочно размышляя, что связывает его с забраком и как ему реагировать. Он ведь даже имени его не знает!

- Мы все рады, наконец, видеть вас здесь, магистр Рен, - процедила блондинка, - вы непозволительно задержались. Между тем, дело важное и не требует отлагательств.

Она так и сверлила его своими светло-голубыми глазами, словно надеясь найти в нем какой-то изъян.

- Прекрати, Жако, - чуть поморщился Скайуокер, - у магистра были свои причины задержаться.

- И какие же? – продолжала сверлить его глазами блондинка, - свадьба?

Повисла тишина, на Рена устремились изумленные взгляды.

- Ты женился? – ахнул забрак, - вот уж не подумал бы никогда, что ты способен жениться. Почему ты мне не сказал? Кто она?

Кайло открыл рот и закрыл его, не зная, что сказать. Он услышал в голове тихий смешок Рей, которую явно забавляла вся эта ситуация. Ну да. Это же не она среди незнакомцев не знает, как ей вести себя.

- Его супруга – великолепный образец Равновесия, - добродушно усмехнулся Уинстон и вдруг подмигнул Рену.

Тот растеряно моргнул.

- Все это бесконечно мило, - поморщилась Жако, - но может быть, мы все-таки начнем?

- Идем же! – забрак потянул его к одному из кресел, в которое Бен практически рухнул, не без удовольствия отметив, насколько оно уютное и мягкое.

Забрак буквально всучил ему стакан с чем-то спиртным, судя по запаху. Рен поморщился. Алкоголь он не любил никогда, наверное, потому что его очень любил Хан. Мужчина бесцельно повертел в руках стакан, а потом отставил его. Забрак озадачено посмотрел на него.

- Ты сегодня сам не свой, - задумчиво протянул он, - что-то случилось на Корусанте? Уинстон сказал, что тебе пришлось собираться в спешке.

- Ничего особенного, - натянуто произнес Бен и отвел взгляд, - все, как обычно: глупость политиканов и авторитарность Совета джедаев.

Последнее он бросил наугад, на свой страх и риск. По его расчетам Совет джедаев уже должен был существовать. И, кажется, он не ошибся, судя по тому, как помрачнели все присутствовавшие.

На некоторое время повисла тишина, которую прервал, наконец, Скайуокер.

- Я столь экстренно собрал вас здесь по чрезвычайному делу, как вы понимаете.

- Да неужели! – Жако явно не собиралась успокаиваться, - все уже устали строить догадки, расскажи же, наконец, нам, Уинстон, зачем мы здесь!

Скайуокер вздохнул и повернулся к темноволосому мужчине, так поразительно похожему на По Дэмерона.

- Джеймс?

Тот вздохнул.

- Недавно, когда я был на Явине, ко мне обратился некий…ситх.

Присутствующие заметно напряглись.

- Ситх, - почти благоговейно произнес юноша, беседовавший до этого с Жако, которая сейчас недовольно поджала губы, отчего они превратились в одну тонкую полоску.

- Да, - кивнул Джеймс, - он с планеты Дералия, что во Внешнем Кольце. До недавнего времени там правил старый герцог Ринальдо Авейро. Но четыре месяца назад он скончался. Герцогский престол должен был перейти к его старшему сыну – Фаусто, но есть одна сложность, которую не приняла часть народ Дералии. Фаусто – ситх. Он не особенно участвовал в стычках между джедаями и ситхами, никогда не стремился сместить равновесие и служить Тьме. Если верить его другу, который и обратился ко мне, то Фаусто интересует лишь благополучие его народа. Его с раннего детства готовили больше к титулу герцога, нежели к служению Тьме. Его отец вовсе не хотел бы, чтобы его сын служил Силе. Но двоюродная тетка Фаусто обучила мальчика. В итоге сейчас на Дералии бушует гражданская война. Против Фаусто выступил его младший брат – Саломон, поддерживаемый Советом джедаев. Я позволил себе отправиться на Дералию и лично посмотреть, что там происходит. И мне не понравилось то, что там творится. Опустим ужасы и кровопролитие войны – любой войны! Но я считаю, что джедаи не имели права вмешиваться в то, что там происходит. Я не знаю, какой интерес у них к Дералии, но Саломон – даже не джедай, он не обладает Силой. Однако он предан Совету джедаев и, возможно, джедаи рассчитываю на то, что Дералия станет подконтрольной им планетой. Еще одним из их оплотов.

- Как будто им не достаточно тех, что уже имеются! – возмутилась Жако.

- Равновесие смещается, - тихонько вступила твил’ечка.

Снова повисла тишина.

- И что же ты предлагаешь? – презрительно уставившись на девушку, поинтересовалась Жако.

- Конечно, вмешаться! – пылко воскликнул юноша, не дав ответить твил’ечке - мы же рыцари Равновесия!

- Именно поэтому, Креон, - мягко произнес Уинстон, обращаясь к юноше, - мы не имеем права вмешиваться, - и продолжил, - ситхам верить нельзя. Они легко умеют манипулировать, они прирожденные мастера интриги. Можем ли мы быть уверены в том, что нами не манипулируют? Уверены в том, что мы будем стоять на страже Равновесия, если вмешаемся, а не поможем Темной Стороне Силы?

- Мы в любом случае поможем какой-то стороне Силы, - произнес забрак, - вмешиваясь или не вмешиваясь, мы станем на чью-то сторону, чтобы сберечь Равновесие.

- Оно смещено, - тихо произнесла твил’ечка, - Сила вибрирует вот уже несколько месяцев, ее возмущение столь огромно, что его чувствую все. Это никак нельзя оставить без внимания. Сила взывает к нам. Кто мы такие, чтобы противиться ее зову?

- Если вам интересно мнение человека, который побывал в самой гуще событий, - проворчал Джеймс, - то я бы как раз посоветовал вмешаться.

- И каким же образом мы это сделаем? – возмутилась Жако, - нас, смею заметить, всего семеро! А там – целые армии.

- Еще никто и никуда не вмешивается, - тихо произнес Бен.

И все взоры мгновенно обратились на него. Все это время он молчал. Во-первых, потому что пытался понять, кто и какую роль играет в этом маленьком, но чрезвычайно интересном сообществе. Во-вторых, пытался понять, кто они есть вообще. Все присутствующие носили световые мечи, но никто из них не принадлежал ни Тьме, ни Свету. Ауры каждого были неопределенного серого цвета, причудливое переплетение Света и Тьмы, словно покрывало, сотканное из двух разных нитей, нечто не поддающееся четкому определению. Он еще долго гадал бы, кто они такие, если бы Креон не бросил ему подсказку – рыцари Равновесия. Вот оно! Вот оно восхищение Уинстона нейтральной аурой Рей, вот причина цвета их аур. И, видимо, его собственной. Точнее не его, а Бенджамина Рена. Забавное у жизни чувство юмора, он убежал от своего имени, чтобы здесь в ином времени и в иной роли вновь к нему вернуться.

- Бенджамин прав, - поддержал его забрак, - мы еще никуда не вмешиваемся и рассматривать вопрос: как? – еще рано.

- О, Маэлан, ты-то поддержишь любые слова своего друга! – раздраженно бросила Жако.

- А ты с ними не согласна? – едва заметно усмехнулся забрак, но глаза его при этом опасно вспыхнули.

- Ну хватит, - легонько стукнул по ручке кресла Бен, - мы здесь не для споров. Нам необходимо решить, как нам быть дальше. К нам обратился за помощью ситх, что уже само по себе случай из ряда вон выходящий. А то, что происходит на Дералии, не просто очередная гражданская война, здесь замешана Сила. Джедаи выступили против ситхов, смещая Равновесие. Случай почти исключительный, учитывая то, что скорее ситхи более склонны к агрессии. И обычно они первыми начинали столкновения и конфликты.

- В которые мы никогда не вмешивались, - произнес Уинстон.

- Никогда? – прищурился Рен.

Он действовал сейчас наугад. Он неплохо знал историю Старой Республики, он знал историю Ордена джедаев и Совета джедаев. Он знал философию ситхов. И сейчас говорил наугад, ступая по очень тонкому льду, рискуя провалиться в ледяную воду, ставя под удар не только себя, но и Рей, чье присутствие и неослабевающее внимание ко всему происходящему он сейчас чувствовал.

- Ну допустим, был один случай, - проворчал Уинстон, - но я выступал не от имени рыцарей.

Рен склонил голову на бок, с интересом глядя на старого Скайуокера.

- Да, я был не прав! – раздраженно произнес мужчина, - но у меня почти не было выбора.

- Не стоит оправдываться, Уинстон, - мягко произнес Бен, - просто сейчас нам всем предстоит решить, есть ли у нас выбор. Имеем ли мы право, как всегда, хранить нейтралитет, или же должны поддержать ту сторону, которая терпит поражение.

- Сторону Тьмы, - проворчал Уинстон.

- Какая разница? – хмыкнул Рен, - мы нейтральны. Мы служители Равновесия. Нам дела нет до Света или Тьмы. Наша задача хранить Равновесие в галактике. И не более того.

- Именно поэтому мы не имеем права вмешиваться! – произнес Уинстон.

- Но если Равновесие сместилось? – возразил ему Маэлан, - и если только вмешательство его восстановит?

- Глупости, - проворчал Скайуокер, - вмешательство еще никого не доводило до добра.

- Необдуманное – возможно, - кивнул Бен, - но кто сказал, что мы будем действовать необдуманно?

- Мы же еще не действуем? – ехидно поинтересовалась Жако.

Вместо ответа Бен подарил ей веселый взгляд. Жако лишь фыркнула, но ничего не сказала.

- Я предлагаю голосовать, - произнес Бен, - голосовать и аргументировать свою позицию. Я за то, чтобы вмешаться в войну на Дералии, ибо это джедаи развязали войну, смещая Равновесие. Они не имели на это никакого права. Нигде не сказано, что ситх не может править планетой, нигде не сказано, что это правление приведет к торжеству Тьмы. Да и Фаусто Авейра, если верить словам его друга, вовсе не собирался служить Тьме. Равновесие смещено, мы должны вмешаться. На стороне ситхов, разумеется.

«На стороне ситхов, разумеется! – передразнил его голос Рей в голове, - ты обещал мне, что мы ничего не будем менять!»

«Кто сказал, что мы меняем? Может быть, так и было? Мы же не знаем».

«Нет, Бен, - возразила Рей, - так не было. Ты говоришь эти слова. Ты предлагаешь выступить на стороне Тьмы. Ты меняешь прошлое!»

«Не Тьмы, - возразил ей Бен, - Равновесия».

В ответ Рей лишь раздраженно фыркнула.

- Я соглашаюсь с магистром, - произнес Маэлан.

- Кто бы сомневался! – прокомментировала Жако.

- Мы никогда не вмешивались, - не обратил на нее внимания забрак, - но, возможно, настало время это сделать. Все мы чувствуем смещение Равновесия. Сила колеблется, Сила взывает к нам. И мы не можем не ответить на ее зов.

- Не можем, - подхватила твил’ечка, - вот уже несколько недель я чувствую возмущение в Силе, которое необходимо остановить, иначе восстание на Дералии будет только первым из тех бед, что еще могут случиться.

- Мое мнение вы знаете, - пожал плечами Джеймс, - я за то, чтобы вмешаться.

- Мы должны поставить зарвавшихся джедаев на место! – воскликнул Креон.

Бен невольно улыбнулся, глядя на юношу. Молодой и пылкий, он был воплощением горячности. И как его только приняли в ряды рыцарей Равновесия, которые должны быть беспристрастны и невозмутимы?

- Не люблю этих приверженцев Света, не люблю их лживую философию, насквозь пропитанную лицемерием, - презрительно произнесла Жако, - поэтому я за то, чтобы надрать им задницу.

Рен хмыкнул. Ему импонировали и слова Жако и ее манера выражаться, нарочито грубоватая и сочащаяся презрением ко всем и каждому. Ей бы ситхом быть, а не здесь находиться. Но аура ее была нейтральна. Сам он был очень даже не прочь выступить против джедаев, свести некие личные счеты. И если уж ему не удалось убить Люка Скайуокера, то потрепать джедаев в этом времени он был бы очень даже рад.

«Это личные счеты, - снова произнесла Рей, - ты не прав, Бен. Так нельзя!»

«Можно, - фыркнул Рен, - еще как можно!»

«Ты поставишь на карту жизни других! – воскликнула девушка».

«И что? – удивился мужчина».

Ответом ему было молчание. А потом он и вовсе перестал ощущать присутствие Рей. Ну да. Конечно. Она ведь искренне симпатизировала джедаям. Училась у его дражайшего дядюшки. Только она не знала, как Совет джедаев в свое время из нейтральной структуры, которая служит лишь Силе, превратился в совет политиканов, который стремился исподволь управлять галактикой, навязывая ей свою волю, шантажируя их защитой, которой они могли лишить, шантажируя других своей Силой. Джедаи вовсе не были хранителями мира и благополучия в галактике, они преследовали свои цели: контроль и власть. И ничем они не отличались ни от ситхов, ни от любых других политиков в Сенате. Всего этого Рей знать не могла. Но он откроет ей глаза.

- Я против, как вы понимаете, - устало произнес Скайуокер, - цена вмешательства может быть очень высока. И не только для нас. Но кого же волнует мнение старого рыцаря. Тем более, что большинство за то, чтобы вмешаться. Стало быть, я с вами в любом случае. Мы летим на Дералию.


========== Часть 18 ==========


На виске еще горел его поцелуй, а сознание Рей будто раздвоилось. Одна ее часть продолжала обозревать пейзаж за окном, другая шла по коридорам замка. Рей чувствовала все сомнения Бена, его страх, неуверенность. Это были удивительные ощущения, слияние с чужим разумом отнимало силы, но оно того стоило. Еще он ей сказал: «будь рядом!», и от этого сердце начинало стучать в неровном ритме. Он нуждается в ней. А она нуждается в нем. Глупо это отрицать. Рей робко улыбнулась, словно боялась, что кто-то увидит ее улыбку, глупую и счастливую. Она ему нужна. А это, как минимум, значит, что он больше на нее не сердится из-за истории с Максимилианом. Истории, что привела их сюда. Неужели они действительно в прошлом? Столь отдаленном, что на Татуине даже климат другой. Сумасшествие. Так не бывает. Ага. А еще не бывает Силы, джедаев и ситхов, и Люка Скайуокера.

Внезапный стук в дверь заставил Рей вздрогнуть. Она робко обернулась, стук повторился.

- Войдите! – голос дрогнул.

В комнату вошла Мара, окинувшая Рей строгим взглядом, от которого девушка вся сжалась и едва подавила желание сделать шаг назад. Возникло чувство, что она в чем-то провинилась. За Марой следовала молодая женщина средних лет и дроид.

- Леди Рен, - Мара и ее спутница поклонились.

Рей не знала, куда себя деть, на щеках вспыхнул нервный румянец, она то сжимала в волнении руки, то опускала их вдоль тела.

- Мастер Скайуокер, - Мара же, казалось, не чувствовала неловкости, - сказал, что вам и лорду Рену пришлось улетать в спешке, без багажа.

Повисла пауза, Рей нервно кивнула, а Мара тем временем продолжала.

- Ваше телосложение примерно такое же, как у покойной леди Скайуокер, хотя она была немного выше вас. Мы подобрали несколько платьев, которые можно подогнать по вашей фигуре.

- Я…- совсем растерялась девушка.

- Это Бат, - Мара кивнула в сторону своей спутницы, старательно делая вид, что не замечает смущения Рей, - она вам поможет.

- Спасибо, - выдавила Рей.

Мара в ответ лишь передернула плечами и скрылась за дверью.

Бат тем временем ловко разложила на кровати платья. Наверное, они были не самыми роскошными, Рей это смутно осознавала, но для нее они были прекрасны. Первый и последний раз она носила платье на Акзиле. Как же давно это было! Словно в другой жизни. В другом времени! С губ Рей сорвался нервный смешок. Бат удивленно посмотрела на девушку, но ничего не сказала. Ну да. Она, наверное, вовсе считает ее сумасшедшей. Рей глубоко вздохнула, заставляя себя собраться с мыслями, что было не так-то просто, учитывая, что часть ее сознания сейчас была с Беном, и девушка пыталась не потерять нить разговора, происходящего в другой части замка. И, тем не менее, от нее здесь, кажется, ждали каких-то действий.

Рей выбрала темно-серое приталенное платье, отделанное черным кружевом, с длинной юбкой, которая свободно ниспадала вдоль бедер, расширяясь к низу и образуя форму колокольчика, выреза практически не было, воротник немного закрывал шею, широкие рукава, которые Бат назвала буфами, сужались к локтю и полностью закрывали руку, оставляя открытой только кисть. Платье подошло ей по фигуре, его не пришлось ни ушивать, ни расставлять, но Бат пришлось подшить его, покойная леди Скайуокер действительно была выше Рей. Ткань была мягкой и легкой. То, что нужно в условиях теплого климата. Рей наслаждалась прикосновением ткани к своей коже. Она всегда носила практичную одежду из грубого сукна, защищавшего от песка, пыли и жаркого ветра Джакку, да и стоило оно дешевле всего. А здесь была настоящая роскошь. Хоть Бат и утверждала, что это самые простые и практичные платья леди Скайуокер. Рей ее почти не слушала, вся отдавшись во власть новых ощущений. К платью полагались закрытые туфли на небольшом и устойчивом каблуке. А дроид, который оказался дроидом для ухода, вызвав у Рей самый настоящий восторг, который она тщетно пыталась скрыть, смутно сознавая, что у жены лорда таких дроидов, наверное, может быть даже несколько, сделал ей простую прическу и даже легкий макияж. Из зеркала на Рей смотрела юная особа, в которой было что-то, что называют достоинством и благородством. Она даже спину стала держать ровнее. На губах ее заиграла невольная улыбка.

- Спасибо! – она только что не расцеловала и Бат, и дроида.

Бат поклонилась и ушла, пообещав, что к завтрашнему дню она подошьет и остальные платья.

Рей в волнении прошлась по комнате, сознавая, что она несколько отвлеклась от того, что происходит с Беном, позволив захватить себя новым ощущениям. А Бен собирался вмешаться в текущий ход событий, и девушка не преминула высказать ему свое недовольство, хотя ему, казалось, было все равно. Он был убежден в своей правоте. Рей нахмурилась. Он обещал ей ничего не менять! А теперь поступает совершенно иначе, прикрываясь тем, что, мол, скорее всего все так и было. Скорее всего, но не наверняка! Разозлившись, Рей разорвала связь. Она в волнении закусила губу, раздумывая, что же делать дальше. Ворваться на импровизированный совет рыцарей, поставить себя и Бена под удар она не может. Попытаться отговорить его? Но теперь все зависит не только от него, теперь все они, кроме Уинстона, за то, чтобы лететь на Дералию. Неужели она не может ничего изменить? Мысленно пообещав еще и лично сказать Бену все, что она думает о его словах, решениях и обещаниях, Рей решила, что сидеть взаперти в комнате она точно не будет, и, прицепив на пояс световой меч, стремительно вышла из комнаты. Да так и застыла, растерявшись на мгновение, раздумывая в какую сторону направиться. «Бену хорошо, - подумала она, - его проводили». Передернув плечами, Рей направилась направо, решив, что куда-нибудь она да придет. Она шла медленно, запоминая повороты и ответвления, в конце концов, ей еще в свои покои возвращаться. На мгновение мелькнула мысль, что ее бесцельно бродящую по замку могут понять неправильно, но ведь ей никто не запрещал выходить из комнаты. Они не пленники Скайуокера, они его гости, а стало быть, имеют свободу передвижения. Людей, впрочем, как и роботов попадалось ей на пути мало. А те, кто попадались, почтительно кланялись, видимо, осведомленные о гостях хозяина замка. Она кивала в ответ, сопровождая это нехитрое движение легкой улыбкой, понятия не имея, правильно это или нет. Но не здороваться ей казалось крайне невежливым.

Замок действительно был огромный, ну или ей так казалось, и крайне запутанный. Переходы и коридоры, залы и анфилады комнат. В одном из коридоров Рей увидела несколько портретов на стенах, там был и сам Уинстон, и его супруга, леди Марианна, красивая женщина с открытой улыбкой, Рей долго рассматривала портрет, и, в конце концов, решила, что в Бене есть что-то от нее, каким бы абсурдным это ни казалось. Вздохнув, девушка продолжила свой путь. Казалось, что она в каком-то сне. В самом деле, еще недавно она была на Татуине с Максимилианом, преследуя какие-то невнятные цели, а теперь она тоже на Татуине, только на несколько веков раньше. А вот цели по-прежнему невнятные. На мгновение позавидовала Бену, он освоился очень быстро, вошел в роль, занял свою нишу в этом времени. А как быть ей? Какова ее роль? Может быть, ее и вовсе не должно было здесь оказаться? Максимилиану нужен был именно Бен, и старый ситх не скрывал этого. Рей же была всего лишь приманкой.

Девушка снова вздохнула и свернула в очередной коридор, чтобы оказаться перед массивными двойными дверьми. На мгновение показалось, что она пришла к той комнате, где находились рыцари. Мелькнула шальная мысль: а что будет, если она сейчас вот так запросто войдет к ним? Наверное, она даже была способна на это решиться. Рей толкнула дверь, и оказалась совсем в другом месте. Ахнув, она на мгновение замерла на пороге, а потом все же вошла. Дверь за ее спиной оглушительно ударила о косяк, но завороженная открывшимся зрелищем, Рей не обратила на это внимание. Огромные полки темного дерева от пола до потолка занимали все пространство большой комнаты, залитой ярким светом дня. А на полках громоздились бумажные книги и свитки. Все это стоило, наверное, целое состояние. Рей в растерянности огляделась. Посередине комнаты стоял большой стол, тоже заваленный книгами. Они в беспорядке лежали на столешнице, некоторые из них были открыты и небрежно брошены, девушка только ахнула, поражаясь такой неаккуратности. Инстинктивно она устремилась к столу, желая положить книги аккуратно, ее остановил резкий окрик.

- Эй! Ты кто?

Откуда-то из-за стеллажей вынырнул неопрятного вида паренек, по возрасту, наверное, ее ровесник. Рей замерла, смутившись. Парень разглядывал ее во все глаза.

- Рей’анна Рен, - представилась девушка. Чужое имя горело на губах.

- О! – округлились глаза парня, он слегка побледнел и быстро поклонился, - прошу прощения за мою неучтивость, леди Рен.

Рей пожала плечами. Ее куда больше интересовала библиотека, чем учтивость или не учтивость незнакомца. В конце концов, на Джакку никто никогда особенно не соблюдал этикет. Представив себе Ункара Платта, говорящего “спасибо” и “пожалуйста”, Рей ухмыльнулась. Парень подошел ближе.

- Меня зовут Рон, я хранитель библиотеки Скайуокеров.

- Здесь столько книг, - негромко произнесла Рей, оглядывая стеллажи, вдыхая сухой запах бумаги и пыли. Она никогда не думала, что бумага может пахнуть столь приятно.

Парень кивнул.

- Несколько поколений семьи Скайуокер собирали эти книги. Здесь есть и электронные носители, но большая часть собрания – это бумага, а это большая редкость в галактике. Смею заметить, что здесь есть труды по всем областям науки: история, религия, физика, химия, механика, литература, языки, политология, медицина, биология. Мой хозяин – очень разносторонняя личность. Полагаю, что библиотека Скайуокеров может потягаться своим разнообразием с библиотекой лорда Рен, - парень хитро посмотрел на Рей.

Она слабо улыбнулась, переведя взгляд на Рона. Он явно гордился и библиотекой и тем, что служит Скайуокеру. Рей понятия не имела, какая библиотека у лорда Рен, но согласно кивнула, желая сделать парню приятное, а он словно просиял в ответ. Рей слегка прищурилась, считывая его эмоции: гордость, радость, интерес к ней самой. Он считал ее красивой. Рей невольно вздрогнула. Ну а чего она хотела, залезая в чужие мысли? Конечно, там были мысли и о ней. И о том, что закоренелый холостяк лорд Рен, наконец, женился. Куда как проще было бы, если бы Бен представил ее, ну…допустим, своей сестрой. Или не проще. Рей передернула плечами.

- Знаете моего супруга? – спросила она.

- Кто же в галактике не знает лорда Рен, великого адепта Силы, бывшего ситха, ставшего хранителем Равновесия? – удивился юноша, - ваш супруг – знаменитость, живая легенда. Основатель ордена рыцарей Рен. И если ему придадут официальный статус, то он сможет потягаться влиятельностью на политической арене с Советом джедаев. Ну да вы и сами все это знаете, - спохватился Рон, - давайте я вам лучше библиотеку покажу.

Рей рассеянно кивнула. Мысли ее были далеко.

Вот оно, оказывается, что! Легенда, черт подери все на свете! Однако теперь многое вставало на свои места. Итак, что мы имеем. Мы имеем некоего Бенджамина Рена, в шкуре которого оказался Бен Соло. Он – бывший ситх, ставший хранителем Равновесия, как выразился этот юноша. Основатель Ордена рыцарей Равновесия, который позже назовут его именем. Но Бен считал, что Орден рыцарей Рен основал Сноук. Выходит, что он ошибался. Сноук лишь взял то, что уже когда-то было, за основу, придав Ордену статус служителей Тьмы. Тогда как по-настоящему, они таковыми не являлись. Рыцари Равновесия. Рей никогда о таком не слышала, но вспоминая то нейтральное сияние Силы, которое окружало Уинстона Скайуокера, не могла сомневаться. Собравшиеся в замке действительно не служили ни Свету, ни Тьме. Ни в одной из тех книг, что Рей вывезла с Ач-То, она не встречала упоминания об Ордене. Что же с ним стало? Бенджамин Рен так и не добился официального статуса для рыцарей в Сенате? Орден перестал существовать? Его члены погибли? По коже Рей прошелся мороз, несмотря на теплый день. Погибли. А не на Дералии ли они погибли? И после этого галактика склонилась к Свету. Ситхи там потерпели поражение. Баланс сместился. Не об этом ли говорил Максимилиан? Только вовсе не Дарт Вейдер нарушил баланс. Равновесие сместилось гораздо раньше. Рей вся покрылась холодным потом. Она не отпустит туда Бена! Она не может допустить, чтобы он погиб! По губам ее скользнула нервная улыбка. Кто-то внутри нее зашелся пронзительным смехом: «Не отпустишь? Серьезно? Сама-то веришь в это?» Она не верила. Рей понимала, что никогда не удержит Бена. Он уже все решил. И помешать ему девушка не сможет. Зато может отправиться вместе с ним. В конце концов, она воин. Она сможет постоять за себя и защитить его. Не то чтобы Бен очень уж нуждался в ее защите, но на Татуине она не останется, что бы он ни говорил. А Бен станет возражать, это Рей знала почти наверняка. Есть, конечно, крошечный шанс, что он будет не против ее компании на Дералии, но это вряд ли.

- Леди Рен? – Рон смотрел на нее с некоторой толикой беспокойства.

Осознав, что почти его не слушала, Рей слегка покраснела, а потом все же очаровательно улыбнулась.

- Все это очень увлекательно, Рон, но мне пора. Спасибо вам за экскурсию. Я непременно как-нибудь зайду еще.

Развернувшись, она выскочила из библиотеки и почти бегом устремилась к своим покоям. Платье путалось под ногами, каблуки громко стучали в тишине замка, заставляя Рей морщиться. На ходу она репетировала, что скажет Бену, раздумывала, какие доводы приведет. Она полетит с ним на Дералию. И точка. Подходя к своим покоям, Рей ощутила профиль его Силы. На губах невольно заиграла улыбка. Она все еще была несколько зла на него за то, что он ее обманул и не выполнил своего обещания ничего не менять и ни во что не вмешиваться, но сознавала, что будет рада его видеть, хоть они и расстались совсем недавно. Словно бы после долгого путешествия она возвращается домой, где ее любят и ждут. И уже взявшись за ручку двери, Рей поняла, что Бен не то чтобы ее ждал. Он был не один. Чуть прищурившись, Рей поняла, что это забрак, который был другом Бенджамина Рена. И с которым она как супруга последнего, видимо, обязана познакомиться. Рей навесила на лицо маску равнодушия, постаралась выровнять дыхание, которое немного сбилось после ее стремительного бега, и вошла в комнату.

При ее появлении оба мужчины встали. Бен смотрел растеряно, зато забрак с явной симпатией. Повисла неловкая тишина. Рей аккуратно притворила дверь в комнату и дружелюбно улыбнулась. Бен словно очнулся, с трудом оторвал взгляд от девушки и произнес:

- Эм…да. Маэлан, позволь тебе представить мою супругу – леди Рей’анну Рен.

- Рей, - произнесла девушка, протягиваю руку гостю, - просто Рей.

- Очень приятно, - он склонился к ее руке, слегка касаясь сухими губами, - Рей.

Он внимательно смотрел на нее, а потом обернулся к Бену.

- А Уинстон был прав, - задумчиво произнес Маэлан, - какое поразительное сочетание Света и Тьмы, истинное Равновесие.

Потом забрак перевел взгляд на световой меч, висевший у Рей на поясе и нахмурился.

- Ты очень рискуешь, друг мой, обучая ее, - произнес забрак, - ты помнишь, что и джедаи, и ситхи запретили нам под страхом смерти обучать кого-то. В наши ряды могут прийти только обученные.

Рей растеряно посмотрела на Бена, ответом ей был такой же удивленный взгляд. Маэлан обернулся, пытливо глядя на своего друга.

- А ты, - Бен нервно облизнул губы, явно собираясь с мыслями, - ты не стал бы обучать ее, увидев такой потенциал?

- Все мы пришли к Равновесию, Бен, - покачал головой забрак, - Жако, Уинстон, Алира и Джеймс – бывшие джедаи.

- Да, поэтому только Жако может наиболее точно описать джедайскую суть, - пошутил Бен.

Но Маэлан не улыбнулся.

- Ты, я и Креон – бывшие ситхи. Но твоя супруга, - забрак покачал головой, - она ведь изначально нейтральна, верно?

Бен отрывисто кивнул.

Забрак снова внимательно посмотрел на Рей, он ощупывал ее на ментальном уровне, девушка слегка расслабилась, облегчая ему задачу, желая показать, что у нее нет тайн и секретов, а потом резко закрылась. Защита всегда была ее сильной стороной, Люк за то недолгое время, что он был ее учителем, всячески поощрял ее стремление совершенствовать техники защиты.

Забрак хмыкнул.

- Хорошо, - он чуть склонил голову на бок, - техника напоминает джедайскую.

- Я недолгое время была ученицей джедая, - невозмутимо произнесла Рей, - так что. Нельзя сказать, что Бен обучает меня с нуля. Формально я уже обучена. Правила не нарушены.

- Формально, - кивнул забрак, - но вы ни джедай, ни ситх, ни член Ордена Рен. Вы…

- Всего лишь леди Рей’анна Рен, - улыбнулась Рей, - супруга лорда Рен. Всего лишь.

Маэлан широко улыбнулся.

- Тогда вам не стоит так открыто носить световой меч.

- Разве здесь мне грозит опасность? – Рей пристально посмотрела на забрака.

Он слегка улыбнулся уголком губ.

- Здесь – нет. Но на том же Корусанте следует быть осторожнее.

Рей пожала плечами.

- Что же, - Маэлан направился к двери, - сегодня Уинстон устраивает приветственный ужин. Берегитесь, Рей, все жаждут с вами познакомиться.

Рей поморщилась. Желтые глаза забрака, казалось, хотели прожечь ее насквозь. Он коротко кивнул, прощаясь, и вышел за дверь.

Рей круто развернулась к Бену и зловеще произнесла:

- А теперь мы поговорим!


========== Часть 19 ==========


Глаза Рей зловеще блеснули, и он чуть подался назад. Он чувствовал ее возмущение, переходящее ярость. Но не это сейчас заботило Бена, а то, как же Рей красива. Когда она вошла в комнату, он растерялся. Бен не ожидал такого преображения, даже не предполагал, что здесь найдется для нее одежда, хотя смутно сознавал, что леди, роль которой играет Рей, не пристало быть одетой и причесанной, словно дикарка с захолустной планеты Внешнего Кольца. Он отодвинул эту мысль на задний план, в первую очередь следовало подумать о том, что им делать дальше, а не о нарядах для девушки. Она же как-то сама решила эту проблему. И Рен был поражен. Перед ним стояла незнакомка, ослепительно прекрасная, державшаяся с благородным достоинством, от которого он даже оробел на некоторое время. Впрочем, она довольно быстро стала самой собой. Особенно сейчас, когда, казалось, была готова ударить его. Он понимал, за что.

Первым порывом было поступить, как всегда делал его отец – сбежать. Большую часть претензий Леи Хан никогда даже не слушал, он просто уходил. Впрочем, это было к концу их семейной жизни. К тому моменту, когда все окончательно развалилось, и Бен уже подумывал о том, чтобы сбежать из дома навсегда. И с Ач-То тоже. Сноук появился в его жизни очень вовремя. Иначе Бен ушел бы в никуда, и даже великая Сила не знает, что было бы с ним сейчас. Может быть, стал бы контрабандистом, как его отец, напрасно растрачивая свой потенциал.

Поэтому Бен поступил так, как его отец тоже порой делал. Срабатывало это редко, Лея, как правило, была непримирима в своих убеждениях. Но Бен решил попробовать, опустив мысли о том, что он хотел это сделать с той самой минуты, как Рей вошла в комнату. Он шагнул вперед, рука его обвила тонкую талию, игнорируя возмущенный возглас, Бен наклонился к Рей и поцеловал. Он почувствовал, как девушка вздрогнула в его объятиях, но сопротивляться вроде бы не собиралась. Воодушевленный Рен углубил поцелуй, чувствуя, как ее рука обняла его за шею. На несколько восхитительных мгновений он забыл, что они в чужом времени, на чужой планете и в чужом доме. А Рей даже в чужом платье. В комнате царили восхитительная тишина и потрясающее согласие.

- Не думай, что это заставит меня молчать, - упрямо произнесла Рей, когда они, наконец, оторвались друг от друга.

- На какое-то время ты замолчала, - невозмутимо произнес Бен.

- Ах это было только для этого! – возмутилась Рей, ткнув его кулачком в грудь.

Мужчина хмыкнул, любуясь ею. В гневе она была восхитительна. Впрочем, сейчас она по-настоящему не сердилась и сознавала, что он это понимает.

- Ты обещал мне, - все же произнесла девушка.

Бен только вздохнул.

- Даже если бы я высказался против вмешательства в дела Дералии, большинство были «за».

- Отговорки, - тихо произнесла Рей и внимательно посмотрела на Бена.

Он отвел взгляд.

- Нам нужен выброс Силы, - произнес он, - нам нужно столкновение Света и Тьмы, если мы хотим вернуться в свое время.

- Ты думаешь, что на Дералии мы этого добьемся?

- Возможно, - кивнул Рен, - я не уверен, но возможно, это сработает.

Рей смотрела куда в сторону, Бен откровенно любовался ей. Он ласково провел пальцем по ее щеке, обвел контур губ, нежно взял за подбородок и заставил посмотреть в глаза.

- Я верну нас в наше время.

Он знал, что они должны вернуться. Хотя на мгновение у него мелькнула шальная мысль том, чтобы остаться здесь. Ведь там, откуда они пришли, он и Рей снова будут врагами. Он – в Ордене, она – в Сопротивлении. Их убеждения снова станут разными. Их цели станут противоположными. Хотя такими ли противоположными? Желание захватить власть, желание править галактикой. Вот цель и Первого Ордена, и Сопротивления. Но Бен поймал себя на мысли, что за весь сегодняшний день ни разу не задумался о том, как там его люди без него, что они думают об исчезновении Верховного Лидера и что предпринимают генералы. Стоило признаться, ему было все равно. И мысль о том, чтобы вновь оказаться вдали от Рей огорчала его больше, чем то, что власть ускользает из его рук.

- Значит, я полечу с тобой на Дералию? – вырвал его из раздумий внезапный вопрос.

Вопрос был правильным. Нет, Бен не хотел, чтобы девушка летела с ним на войну, оказалась в гуще событий, рисковала своей жизнью. Но если они хотят вернуться, то она должна быть рядом. Это была необходимость, которой следовало подчиниться.

- Конечно, летишь, - он еще крепче ее обнял, словно боялся, что она вдруг исчезнет, - не думай, что меня это радует. Но это необходимо, если мы хотим вернуться.

Рей сразу повеселела. Видимо, ее мучил этот вопрос. Наверное, она думала, что он не захочет взять ее с собой. Верно думала, на самом-то деле. Он не хотел. Но его желания в данном случае не играли никакой роли. Звучало очень странно. Желания для ситха всегда на первом месте. Но он ведь не ситх. Да и был ли он им когда-нибудь? И хотел ли им быть по-настоящему хоть миг своей жизни? Бен тряхнул головой, словно бы отгоняя эти мысли. Какая разница теперь, чего он хотел? И почему его жизнь сложилась так, как сложилась? Не важнее ли сейчас то, что он может изменить? Что он может сделать? И что он хочет сделать?

***

Бен задумчиво смотрел на Рей, которая вертелась перед зеркалом. На ней было темно-вишневое платье с открытыми плечами, по подолу сплошь расшитое бисером. Дроид соорудил на ее голове какую-то затейливую прическу, не то, чтобы она ей не шла, но превращала ее в незнакомку, которой мужчина откровенно любовался. Он поймал себя на том, что Рей до дрожи напоминает ему сейчас мать. Он помнил, как Лея собиралась на подобные ужины, раздражая Хана и восхищая маленького Бена, который считал маму самой-самой красивой. Лея Органа-Соло обладала безупречным вкусом, она всегда была в центре внимания – и заслуженно. Она умела одеваться, нарочитая простота линий ее нарядов лишь подчеркивала благородство принцессы, она всегда выбирала дорогие ткани и неяркие цвета, ничего броского и кричащего. А еще драгоценности, его мать всегда любила драгоценности, она умела их носить. Вот чего сейчас не хватало в образе Рей, и Бен пожалел, что не может подарить девушке даже простенького ожерелья. Впрочем, он был готов подарить ей целую галактику, но она отказалась. Бен хмыкнул. Мать еще очень любила сладкое, а потом сетовала на то, что полнеет, Хан разубеждал ее, маленький Бен вторил отцу. Мама смеялась и ела конфеты из красивых коробок, которые уже сами по себе были произведением искусства. У него в возрасте лет четырех собралась целая коллекция этих коробок, он не помнил, куда дел их потом. Любит ли Рей сладкое? Наверное, она и сама не знает. Вряд ли Джакку могла похвастаться разнообразием в пище. Она, впрочем, никаким разнообразием похвастаться не могла. Рей должна быть с ним рядом, - пришла вдруг мысль, - он должен узнать, любит ли она сладкое.

- Я хочу, чтобы ты была рядом, - произнес он вслух, едва сдержав улыбку от изумленного взгляда стремительно обернувшейся Рей.

Зашуршала ткань платья, растеряно стукнули каблучки. Запах духов, легкий и ненавязчивый поплыл по комнате. Мать тоже любила духи, легкие и свежие ароматы, почти не заметные. Ничего кричащего и броского. Никогда.

- Но я здесь, - растеряно произнесла девушка.

- Я хочу, чтобы ты была рядом всегда, - произнес Бен, - в этом времени и в другом. Хочу засыпать с тобой и просыпаться рядом. Хочу, чтобы ты была частью моей жизни.

- Я не присоединюсь к Первому Ордену, - медленно произнесла Рей, карие глаза казались необыкновенно темными в полумраке комнаты.

- А я не уйду в Сопротивление, - невозмутимо ответил Бен, - но я не считаю, что нам это может помешать.

- И как ты себе это представляешь? – раздраженно скрестила руки на груди Рей, вглядываясь в его лицо.

- Важно, что я это представляю, - пожал плечами мужчина.

- Для тебя все слишком просто, - поджала она губы.

- Не вижу никаких сложностей, - Бен почувствовал, что тоже начал закипать.

Ему не нравилось ее сопротивление, не нравилось, что она отдаляется. Он стремительно пересек комнату, на лице Рей мелькнула тень страха, он крепко сжал ее плечи, чтобы Рей даже и не думала выскользнуть. А она, видимо, хотела именно этого. Она не шевелилась, но Бен чувствовал ее молчаливое сопротивление, протест, выраженный в напряженной позе, в тщательно контролируемом дыхании. Он думал, что ему достаточно сказать ей, что он хочет видеть ее рядом. Но Рей пошла по своему пути, на котором она видела какие-то преграды, которые – он признавал это! – есть, но вовсе не хотел об этом думать. Не сейчас, по крайней мере! И хотелось же Рей все испортить! Бен почти гневно посмотрел на девушку, которая в волнении закусила губу.

В дверь постучали. Бен чуть ослабил руки, и Рей, воспользовавшись этим, проворно выскользнула из его объятий. Мужчина поджал губы. Какого черта?

- Войдите! – с каким-то облегчением в голосе почти выкрикнула Рей.

На пороге показалась немолодая уже женщина, видимо служанка в этом доме.

- Бат! – радостно воскликнула Рей.

Бен мрачно посмотрел на служанку, та, видимо, что-то почувствовав, вздрогнула. Рей бросила на Бена гневный взгляд. Ее Сила потянулась к женщине, окутывая ее своей защитой. Бен усмехнулся. Ну-ну. Пусть попробует потягаться с ним в Силе. Прямо сейчас, например!

- Лорд, леди, - женщина все же взяла себя в руки, - вас ждут на ужин, я провожу вас.

***

Присутствие Бат не давало ему возможности продолжить разговор, а Рей так умело закрывала свое сознание, что пробиться через этот барьер он не мог. Только если бы действовал грубее и злее. Но он не хотел. Не сейчас. Он злился и досадовал на Рей, отказывался понимать, что отчасти она права: им будет непросто по разные стороны. И быть вместе, по-настоящему вместе, в полном смысле этого слова они не смогут никогда. Но она могла бы согласиться с ним, а не отталкивать! Он в раздражении покосился на Рей, идущую рядом, из прически выбилась непослушная прядка, и Рен, протянув руку, заправил ее за ухо вздрогнувшей девушке. Она бросила на него неопределенный взгляд, а потом вдруг взяла его под руку. Где она могла подсмотреть это незатейливое движение, он не знал. Но противиться не стал. Было в этом что-то правильное, она словно взаправду стала его женой. И черт его дери, если ему не нравилась эта мысль! Он хмыкнул и легко коснулся ее пальцев, уловил волнение и смущение, а потом они вошли в зал.

За столом уже все собрались. И уставились на них, большей частью на Рей, конечно. Любопытство, приправленное восхищением Креона, насмешкой Маэлана – забрак словно спектакль предвкушал, легкую грусть Уинстона, которому Рей напомнила его усопшую супругу, интерес дружеский Джеймса и интерес академический Алиры, больше по отношению к Силе, окружавшей Рей, чем к ней самой, так и сквозило в их взгляде. А еще была Жако. Злость и ревность. Но почему? Бен чуть нахмурился. Полумрак. Горячий шепот. Прикосновение женской руки к обнаженной коже. Он сморгнул. Не его воспоминание. Чужое прошлое, которое вдруг стало принадлежать ему.

- Что за манеры! – проворчала Жако, - вы вечно вынуждаете нас ждать вас, магистр!

Она послала ему кокетливую, чуть пьяную улыбку, Уинстон посмотрел на блондинку с неодобрением.

- Разрешите представить вам мою супругу – леди Рей’анну Рен!

На щеках Рей вспыхнул нервный румянец, она неловко поклонилась. Почти в ужасе уставилась на стол, заставленный едой. И Бен вдруг понял, что она вряд ли обучалась этикету. Мысленно он застонал. Нет, никто из здесь присутствующих не думал, что Рей – благородных кровей, но элементарные правила приличия должны быть соблюдены.

«Просто наблюдай за другими!»

Рей почти в панике посмотрела на него.

«Ты почти самостоятельно научилась использовать Силу, - фыркнул Рен, - а это всего лишь ужин!»

Девушка слабо улыбнулась.

- Леди Рей’анна, - Жако пристально разглядывала смутившуюся девушку, - как приятно познакомиться с вами. Всем нам.

Их посадили напротив другу друга. Бен оказался между Жако, неуместный флирт которой он едва ли мог пресечь, и Маэланом, соседями Рей оказались Креон и Алира. Наверное, это было лучшее для нее соседство, твил’ечка явно была настроена доброжелательно, а Креон, очарованный девушкой, из кожи вон лез, чтобы разговор не утихал. Подавив неуместный укол ревности, Рен попытался сосредоточиться на разговоре с Маэланом, в который то и дело влезала пьяная Жако.

- А что же, леди Рей’анна, - недовольная Жако обратила свой взор на Рей, - расскажите нам о себе. Мы, честно говоря, все заинтригованы. Наш магистр – всегда был закоренелым холостяком. А теперь появляетесь вы. Из ниоткуда.

За столом повисла тишина. Рен скрипнул зубами. Черт! Им следовало бы придумать какую-то более или менее правдивую легенду.

- Жако, - смущенно произнес Уинстон, - право, не уверен, что…

- Что мы имеем право знать? – нахально посмотрела на Скайуокера блондинка.

- Жако, - тихо произнесла Алира, - если леди Рей’анна пожелает…

- Ничего страшного, - тихо произнесла Рей, - я…

- Леди Рей с Корусанта, - громко перебил ее Бен, - из…не самого благополучного района города.

Пусть это выглядит странно, но ему соврать проще, чем ей. И видел он в своей жизни не только захудалую помойку, каковой была Джакку.

- Из какого именно? – Жако, казалось, не собиралась останавливаться.

Ей хотелось вытащить на свет и всеобщий суд нечто такое, что скомпрометирует Рей. Бен лишь вздохнул. Пьяная и ревнивая женщина, у которой очевидно когда-то была интрижка с Бенджамином Реном – страшная сила и совсем не то, что было бы им нужно сейчас, когда они в столь шатком положении.

- Мне бы не хотелось вспоминать, - сказала Рей, вглядываясь в тарелку перед собой, словно надеясь на то, что там появятся ответы на неудобные вопросы.

- И где же вы познакомились? – поинтересовалась блондинка, - не думаю, что магистр Рен посещал неблагополучные районы.

- Нет, ни в коем случае, - по губам Рей вдруг скользнула озорная улыбка, - это я посещала районы благополучные. Нас свела Сила. Мне бы хотелось оставить подробности в тайне.

Мысленно поставив Рей высший балл за отговорку и общие фразу и чуть занизив оценку за неуверенный тон, который та прятала за улыбкой, Бен открыл было рот, чтобы перевести тему, но его опередил Уинстон.

- Право слово, Жако, что за допрос? – он укоризненно покачал головой, - вы все мои гости. А леди Рей’анна-супруга нашего магистра. Она заслуживает всяческого уважения и доверия.

В дальнейшем ужин прошел без происшествий. Разговоры о Республике, политике, джедаях и ситхах, о Силе и Равновесии. Было нелегко поддерживать их. Присутствующие считали, что он прилетел с Корусанта, а значит, должен быть в курсе последних новостей. И он придумывал на ходу, отделываясь общими фразами. Ужин закончился, и присутствующие переместились в гостиную, разбившись на несколько групп. Рей увлеченно беседовала с Джеймсом, до Бена долетели обрывки фраз, они разговаривали об устройстве кораблей. Ему самому не хотелось ни с кем говорить. Ужин оставил неприятный осадок, холодок пробегал по спине. Чем дольше они остаются здесь, тем больше будет вопросов, внимания к деталям, ни одну из которых они с Рей сами не заметят. Чего только стоят вопросы Жако. Или пристальный взгляд Маэлана. Да и Алина не так уж безобидна, каковой кажется на первый взгляд. Она очень опытный адепт Силы, и весь ужин она, как ей казалось, незаметно, сканировала его и Рей. И если увлеченная новыми знакомствами его названная супруга ничего не замечала, то он заметил и поспешил закрыться. Алира копала очень глубоко, она могла увидеть – нет, вряд ли их прошлое, - но некие образы, чувства, мысли. То, что им следовало бы скрыть. И твил’ечка стремилась это увидеть.

В какой-то момент он обнаружил, что отошел от всех к окну, остался один наедине со своими мыслями. Взошедшие луны освещали пейзаж, темную долину и массив леса вдали. Мягкий свет скрадывал острые углы, не позволял различить детали, мягким покрывалом укутывал землю. Землю его предков. Разве мог он – мальчишка, увлеченный историей своего деда, - хотя бы надеяться, что однажды он узнает историю своей семьи полностью. Какой подарок судьбы! Если бы не сопряженные с ним опасности.

- Ты задумчив сегодня, - раздался рядом голос забрака, заставив его вздрогнуть. Желтые глаза смотрели пристально. Маэлан протянул ему бокал с вином.

Рен поморщился, но бокал принял, даже заставил себя пригубить. Легкий напиток был приятен на вкус, если бы не его отвращение к алкоголю.

- Она неплохо справляется, - Маэлан кивнул на Рей, которая слушала Креона, и на пару с Джеймсом, кажется, посмеивалась над юношей.

- Да, - с теплотой в голосе рассеянно ответил Бен.

- Она понравилась всем, - продолжил забрак, - кроме Жако. Остерегайтесь ее, она способна на все.

- На все не способен никто, - будничным тоном произнес Бен, - я бы больше опасался Алиру.

Маэлан бросил на него удивленный взгляд.

- А ты присмотрись, - хмыкнул Бен, - хорошо присмотрись к нашей тихоне.

Он отставил бокал и, оставив озадаченного забрака у окна, направился к Рей, обнял за талию, с удовлетворением отметив, как девушка прильнула к нему, и включился в беседу.

***

- Спасибо!

Шею Бена обвили мягкие руки, Рей уткнулась носом ему в грудь и шумно выдохнула. Это было настолько неожиданно, что он сначала даже растерялся, не совсем понимая, что происходит. Просто наслаждался теплом ее рук, ее запахом, горячим дыханием на своей груди. Потом как-то неловко ее обнял.

- Это было нелегко, - меж тем продолжала Рей, - я ведь никогда не бывала на подобных ужинах.

- Ты отлично справилась, - произнес он.

- Правда? – она подняла на него глаза, губы тронула нерешительная улыбка.

Он едва сдержался, чтобы не поцеловать ее, лишь крепче сжал руки, и она снова уткнулась ему в грудь. Было в этом какая-то ужасающая правильность. В том, что он держит ее в своих объятиях, в том, что она доверчиво прижимается к нему. Словно они действительно обычная семейная пара, пришедшая домой с ужина. И нет между ними ни смерти, ни боли, нет сторон Силы, их разделяющих. Последнее, кстати, правда. Ни Свет. Ни Тьма. Равновесие. Долгожданное, мифическое. Неужели они с Рей пришли к нему. А где же спокойствие? То самое, о котором столько рассказывают все. Нет его. Есть только бешеный бег сердца, когда он обнимает Рей и собственное слишком шумное дыхание. И ужасающее понимание того, что без Рей баланс вновь сместится. Она уравновешивала его. Быть рыцарем Рен в том смысле, которое вкладывается в него в этом времени, он сможет только, если рядом будет Рей.

Бен поднял руки, Рей протестующе что-то пробормотала, но не пошевелилась. Одну за одной он медленно вытащил шпильки у нее из волос, взмахом руки отправил их на полку. Каштановые волосы рассыпались по ее плечам, они чуть вились. Он вдруг осознал, что никогда не видел ее с распущенными волосами. Ей необычайно это шло. Придавало облику какую-то хрупкость. У Бена перехватило дыхание от щемящего чувства нежности к Рей, от сожаления, потому что этот момент не повторится более никогда.

Он аккуратно взял ее за подбородок, заставив поднять к нему голову. И все-таки поцеловал.


========== Часть 20 ==========


Разумеется, никто не выразил восторг по поводу того, что она тоже полетит на Дералию. Рей говорила себе, что должна была бы ожидать этого и не расстраиваться. Но не могла. Что же. Сначала она пыталась быть полезной, но к обсуждениям ее не приглашали, более того, ясно дали понять, что она лишняя, все приготовления тоже шли без нее. Она не была их частью, и не могла ею стать. Если она правильно поняла Маэлана, то Бенджамин Рен не имел права учить ее, потому что…по каким-то смутным политическим соображениям. Это ее расстраивало и уязвляло. Это было не Сопротивление, где ее приняли сразу и с радостью как единственного джедая в их рядах. Здесь все было иначе, она не была ни уникальной, ни нужной. И все ее знания и умения никак не пригодились. Бен целыми днями пропадал где-то. И Рей совершенно нечем было заняться. Сколько она себя помнит, у нее никогда не было свободного времени. На Джакку она выживала, там нельзя было лениться и медлить, иначе ты мог погибнуть. Потом она воевала. И здесь промедление грозило смертью. Потом недолгое время была ученицей Люка, там она тренировалась и тоже не бездельничала. А теперь вот оказалась предоставлена самой себе. Но не одиночество пугало ее, на Джакку она всегда была одна, и пусть потом ее всегда окружали друзья, она быстро вспомнила, что это такое – быть одной, а безделье. Отсутствие какого-либо занятия сводило с ума.

Она старалась не мешать Бену, который приходил в их покои усталый и почти всегда сразу ложился спать, иногда не перебросившись с ней и парой слов.

В первую ночь Рей пришла почти в ужас оттого, что им придется спать на одной кровати. Ее смущение развеселило Бена, он безжалостно посмеивался над ней. Но кровать была достаточно широка, а одеял было несколько, поэтому они спали на разных ее концах. Но уже на второе утро Рей проснулась в объятиях Бена. Он сделал вид, что ничего не заметил, она, жарко покраснев, быстро откатилась к своему краю. Она была уверена, что это он сгреб ее в охапку, воспользовавшись тем, что она спит. Впрочем, вскоре она открыла, что спать рядом с ним, чувствовать тепло его тела, силу его рук, обнимать его в ответ – не так уж плохо. Смутно она осознавала, что это ступенька к чему-то большему, но пока не хотела об этом думать.

Она часто бывала в библиотеке, Рон, к которому, по всей видимости, редко кто заходил, был, наверное, единственным человеком в замке, кто был рад ее видеть. Юноша обожал Татуин и семью Скайуокер. Говорить о своем прошлом он не желал, но по его обмолвкам Рей поняла, что Рон был рабом на одной из планет Внешнего Кольца, его родители погибли в какой-то местной войне, а Уинстон Скайуокер спас его, привез на Татуин, дал кров и работу.

- Если я захочу, то смогу уехать, куда пожелаю. Мастер Скайуокер платит мне деньги, как настоящему работнику.

Но улетать Рональд никуда не хотел. Ему нравилась его жизнь. Он был настоящим экспертом в родословной Скайуокеров, и Рей слушала его с неослабевающим вниманием. А потом рассказывала Бену. Точнее показывала. И жалела лишь об одном, что они оказались во времени до Дарта Вейдера. Как, наверное, был бы счастлив Бен, если бы узнал о жизни своего великого деда все! Скайуокерам было, чем гордиться. Веками в этой семье воспитывались воины, законодатели, политики, завоеватели, джедаи и ситхи. Они были королями этой части Татуина и пользовались заслуженными любовью и уважением. Бен смотрел жадно, гордо, радуясь, как ребенок. Рей грустила. О своей семье она не узнает ничего и никогда. Да и узнавать нечего. Она Рей с Джакку. Никто. Что бы там ни говорил Бен.

Их связь крепла день ото дня. И день ото дня Рей все успешнее закрывалась от Бена. Это происходило так же автоматически, как и слияние их разумов и чувств. Она могла почувствовать Бена в любой части замка, прочесть его мысли, увидеть его глазами, поговорить с ним в Силе. Но и закрыться она могла так же легко. Если она правильно поняла, то Бен с такой легкостью защитой от нее не владел. Это девушку забавляло, она подшучивала над Беном, заставляя его то злиться, то смущаться.

- Тебе повезло, - говорила она, - что я не большая любительница лазить в чужой разум! В отличие от некоторых, - она многозначительно посмотрела на него, намекая на тот давний допрос, который он ей устроил.

И тут же пожалела о том, что сказала. Бен расстроился, явно смутился и ушел.

Так странно было оказаться вдали от войны, в которую она когда-то оказалась втянута. Рей больше не принадлежала Сопротивлению. Бен больше не был Верховным Лидером Первого Ордена. И они больше не были врагами. Не-он. Не-она. Так легко было поверить в эту сказку, будто они любящие супруги, будто они вместе и заодно. Рей нравилось вставать вместе с Беном, а ему, кажется, доставляло удовольствие ворчать, зачем она поднялась так рано. Они вместе завтракали. И он уходил. Рей шла в библиотеку, где читала книги по истории, этикету, философии, изучала джедайские и ситхские техники боя. Или же она гуляла в саду, где иногда к ней присоединялась Алира. Они быстро нашли с твил’ечкой общий язык. Алира очень тонко чувствовала Силу, и была восхищена Силой Рей.

- Я никогда не видела столь совершенного баланса, такого равновесия! – восторженно говорила девушка, смущая Рей.

- Так было не всегда, - ответила ей Рей, - раньше Света во мне было больше.

Она сама не знала, расстраивает ли ее этот факт. Формально, она никогда не была полноценным джедаем. Значит и расстраиваться, в общем-то, было не о чем.

- Во мне тоже, - вздохнула Алира, - но потом…потом я поняла, что методы джедаев, их стремление влиять не только на жизнь галактики, но , главное, на жизнь тех, кто находится в их рядах, это не для меня. Постоянный контроль – это очень тяжело.

Рей кивнула, соглашаясь.

Вечером, когда приходил Бен, они ужинали. И мирно проводили время до сна. Рей рассказывала, что узнала за день о Скайуокерах. Бен показывал, как идут приготовления к полету на Дералию. Затем они ложились спать. Больше не по разные стороны кровати. И этот устоявшийся порядок одновременно и радовал, и угнетал Рей. Было что-то обреченное во всем этом. Обреченное потому, что они летели на войну. Обреченное потому, что однажды им придется вернуться. И тогда они снова станут Рей и Беном, джедаем и ситхом, сопротивленкой и орденцем. По разные стороны баррикад.

- Я не хочу, - сказала она в один из вечеров.

Бен, листавший что-то на своем датападе, недоуменно посмотрел на нее.

- Не хочу снова быть врагами, - произнесла Рей, отводя взгляд.

Вздохнув, Бен привлек ее к себе, Рей положила голову ему на плечо, растворяясь в тепле его рук, наслаждаясь покоем и чувством защищенности, которое он ей давал. Словно это не он пытал ее, грубо вторгаясь в ее разум, словно не этот человек убил своего отца, угрожал своей матери и Рей, словно не с ним она сражалась в пещере на Татутине. Не-он. Не-она.

Рей много тренировалась. Отчасти оттого, что считала: ей следует быть подготовленной к настоящей войне, отчасти потому, что ей нравился сам процесс тренировки. Отлично оборудованный, просторный и светлый спортивный зал безумно нравился Рей. И она приходила сюда каждый день.

В одну из таких тренировок неожиданно заглянул Маэлан. Девушка сделала вид, что не заметила его, продолжая упражняться с мечом, пока ее алый клинок не встретился с его. Раздалось шипение, в стороны разлетелись алые искры. Маэлан усмехнулся, Рей фыркнула, принимая правила игры. Схватка была жаркой и быстрой. Стиль забрака был необычным, сочетанием нескольких техник, о которых Рей успела прочитать в библиотеке.

- Кто же вас обучал, Рей, - задумчиво произнес забрак, проницательно глядя на нее своими желтыми глазами, - это не Бенджамин, что бы он там ни говорил. Его стиль я знаю очень хорошо.

Рей промолчала. Возможно, он и знал стиль Бенджамина Рена, но не Кайло Рена, не Бена Соло. Да и обучал ее вовсе не он. Можно сказать, ее никто не обучал. Но рушить легенду было нельзя. И она решила промолчать. Маэлан, наверное, был в чем-то опасен для них с Беном. Близкий друг Бенджамина Рена, он не мог не замечать некоторых изменений в поведении последнего. Но пока молчал.

Вечером накануне отлета Бен пришел раньше. Они поужинали почти в полном молчании. Мужчина был задумчив, то и дело, он морщился и посматривал на Рей. В итоге девушка не выдержала.

- Говори то, что хочешь сказать, - отрезала она, не в силах выносить напряжение вдруг возникшее между ними.

Рен вздохнул, но говорить не спешил. Воздух, казалось, вибрировал от недосказанности. И это становилось невыносимым. Рей пыталась читать, жалея о том, что небольшую сумку с самыми необходимыми вещами для отлета сложила заранее. Сейчас ей бы не помешало поработать руками, потому что в голову упорно лезли какие-то совершенно ненужные мысли, иногда близкие к страху и даже панике. Ей нужно было какое-то занятие, желательно, вообще подальше от этой комнаты, подальше от Рена. Рей не могла понять его эмоций, а лезть к нему в голову боялась. Напряжение между ними становилось все плотнее, почти осязаемым, почти болезненным. Девушка решительно отложила датапад, накинула теплую накидку – ночи становились прохладными и направилась к двери.

- Куда ты? – спросил Бен.

- Пройдусь, - неопределенно махнула рукой Рей.

Она спустилась в сад и с наслаждением вдохнула сырой вечерний воздух, зябко передернула плечами и не спеша направилась по дорожке, посыпанной мелкими камешками. Уже почти стемнело, и сад был освещен только светом лун, стояла тишина, едва нарушаемая шуршанием ветра в листве да стрекотом каких-то местных насекомых. Мысли постепенно приходили в порядок, тело расслабилось. Наверное, Рей хотелось бы остаться здесь. С Беном. Но она знала, что это невозможно. Она нашла беседку в самом укромном месте, присела на сырую от вечерней росы скамью и поежилась. Климат Татуина этого времени был приятным и легким, но для нее, выросшей посреди пустыни, все же холодным. Она улыбнулась. Когда все это закончится, она вернется на Джакку. И никогда больше никуда не полетит. К черту Сопротивление! К черту войну в галактике! Она хочет мира. И хочет, чтобы Бен был рядом.

Она не знала возможны ли ее желания, но разве ей нельзя помечтать? Помечтать о своем доме, о любимом мужчине рядом, о семье. О том, что она найдет, наконец, свое место в мире. И никогда больше не будет одинока. Она готова была бороться за это. Но знала, что борьба ее ни к чему не приведет. Рей всегда умела подстраиваться и выживать, быть гибкой. И сейчас она смирилась. Сказала себе, что, главное, для них вернуться. А потом…потом она просто исчезнет. И найти ее не сможет даже Бен.

«Рей? Где ты?»

Он пошел ее искать. От этой мысли стало теплее на сердце. И Рей совсем не хотелось скрываться от него.

«Здесь».

Она расслабилась, позволяя ему соприкоснуться со своим разумом, показывая, где она. И вскоре услышала тихие шаги на дорожке, а потом и увидела высокую фигуру, заслонившую одну из лун. Он молча поднял ее со скамьи. Их губы встретились, заставляя ее дрожать. Всегда новые ощущения, всегда настолько ошеломительные, что, казалось, ее сердце разорвется от того, что нельзя выразить эти чувства полностью. Ее ноги подгибались. И если бы Бен так крепко не прижимал ее к себе, она бы упала. Он скользнул губами по ее шее, посылая по коже тысячи электрических разрядов, спускаясь все ниже, бормоча что-то про высокий воротник платья. Она улыбнулась, откинувшись назад, любуясь звездным небом, наслаждаясь силой его рук, лаской его губ, вдыхая ароматы ночного сада, плавясь от нежности и страсти в его объятиях.

- Я люблю тебя, - услышала Рей свой голос, - я не хочу потерять тебя.

Рен замер. Он почти рывком заставил ее выпрямиться. Встретившись взглядом с внимательными темными глазами, Рей поняла, что не боится. Ни его. Ни себя. Он был здесь, рядом. И это было чертовски правильно. Как и то, что она сейчас сказала.

Бен молчал.

- Я все понимаю, - примирительно сказала она, - я знаю, что мы вернемся и не сможем никогда быть вместе. Что завтра мы улетаем на войну, чтобы вернуться домой. Но сегодня, - она прервалась, поняв, как тяжело дышит, как мешает ей тесный воротник платья, заставляя ее задыхаться. Но она приняла решение. Приняла его так давно, что дольше тянуть было невозможно, да и не нужно, - сегодня у нас есть целая ночь. И я хочу, - она замолчала, почувствовав, как непрошеный румянец заливает щеки. На мгновение девушка отвела взгляд, смутившись. А потом снова смело посмотрела в глаза Бену. Он ждал ее слов. И проникнув в его разум, она поняла, как давно он их ждал, как мучительно было это ожидание. И как сейчас робкая радость зарождается в нем.

«Я хочу быть твоей», - мысленно произнесла она то, что не могла сказать вслух.

- Идем, - хрипло произнес Бен, увлекая ее к замку.

***

И хорошо, что утром они проспали. Это избавило ее от мучительной неловкости, хотя она ничуть не жалела о том, что произошло. Бен был собран. Но она чувствовала его волнение. Их мысли, их чувства, как и их тела, настолько тесно сплелись этой ночью, что скрывать друг от друга что-то становилось все сложнее. Ей бы подумать о том, как она будет жить дальше без него, возможно, скрываясь от него, но она не стала. Сейчас у них, к счастью, были другие заботы. Они быстро собрались, даже не успев позавтракать. И лишь у самой двери Бен перехватил ее и крепко поцеловал.

- Не высовывайся, пожалуйста, - хрипло произнес он.

Рей иронично изогнула бровь.

- Я не хочу, чтобы ты пострадала, - он отпустил ее.

Они вместе вышли к шаттлу. Игнорируя презрительный взгляд Жако и слишком внимательный взгляд Маэлана, Рей почти бегом вошла внутрь. И с интересом осмотрелась. Шаттл был похож на прогулочный, если бы не усиленные щиты да несколько пушек, ловко замаскированных. Скорее всего он был переделан в боевой. И скорее всего это было не совсем законно. Рей хмыкнула, располагаясь на одном из кресел. За приборной панелью расположились Джеймс и Уинстон.

- Джеймс – лучший пилот в галактике, - восторженно прокомментировал Креон.

Дэмерон хмыкнул. А Рей подумала, что наследственность играет большую роль. Она смотрела на Джеймса, а видела По. Как жаль, что она вряд ли сможет рассказать другу про его талантливого предка.

- Это мое место, - раздался над ней раздраженный голос.

Рей нарочито медленно подняла голову и увидела Жако. Пожав плечами, она плавно поднялась, оказавшись вплотную к женщине. Сила вибрировала между ними. Рей с легкостью распознала эмоции бывшего джедая: злость, раздражение, зависть и…ревность. Рей изумленно уставилась на Жако, вдруг поняв, что так ревнует ее к…Бену. Не понимает, как неотесанная выскочка сумела стать женой Бенджамина Рена. Рей всмотрелась пристальнее и поняла, что между Бенджамином Реном и Жако была небольшая интрижка, что женщина надеялась на большее, но они расстались. Рей не поняла почему, распознала только, что Жако надеялась вернуть мужчину. Пожалуй, Рей взревновала бы сама, если бы Бенджамин Рен и ее Бен не были разными людьми. На мгновение ей стало даже жаль Жако, но только на мгновение.

- Чего уставилась? – прошипела блондинка и, больно задев ее плечом, села в свое кресло.

- Рей! – ей махнула Алира, и девушка с удовольствием уселась рядом с твил’ечкой, которая, чуть подавшись к ней, прошептала, - не обращай на нее внимания. Она …сложный человек. И не всегда такая.

- Да, - Рей задумчиво посмотрела в сторону Жако, - да.

Шаттл взлетел плавно и так же плавно вошел в гипер-пространство.

- Итак, минуту внимания, - откашлялся Бен, - расчетное время прибытия на Дералию – четыре с половиной часа. Мы не ожидаем нападения в космосе, но я все равно попрошу к этому времени быть всех предельно собранными. Мы приземлимся вдали от столицы, которая сейчас занята Саломоном Авейро и его сторонниками. Его брат и верные ему люди скрываются в горах. Нас встретит друг Фаусто. Нападения во время приземления и на земле мы тоже пока не ожидаем. Но это не значит, что мы должны быть расслабленны. Мы летим на планету, где идет война. Настоящие боевые действия, где гибнут люди. Мы также помним, что сначала мы осматриваемся, убеждаемся, что наше вмешательство необходимо, и только потом предлагаем помощь тем, кому сочтем нужным. Никаких опрометчивых слов и обещаний. Все меня поняли?

Повисла напряженная тишина. Рей судорожно вздохнула, машинально сжала меч, отпустила и кивнула, глядя в глаза Рену. Он кивнул в ответ.

Большую часть полета она проспала, все же недостаток сна давал о себе знать. В итоге она проснулась, когда они вышли из гипер-пространства. И с восторгом уставилась на небольшой зеленоватый шар внизу.

- Дералия, - произнесла рядом твил’ечка.

- Очень красиво, - прошептала Рей.

- И возможно смертельно, - раздался рядом голос Маэлана.

- Возможно, - не стала спорить Рей.

Приземление прошло на удивление мягко. Рей, горя нетерпением, выскочила из шаттла вслед за Беном.

- Я же просил! – раздраженно бросил ей мужчина.

Но ей было не до него. Она восторженно обозревала горы, что раскинулись вокруг, снежные пики, соприкасавшиеся с лазурным небом, четко вырисовывавшиеся в кристально чистом холодном воздухе, величественные и смертельно опасные. Рей взяла Бена под руку.

- Не сердись, - прошептала она, - просто…здесь так красиво! Я никогда не была в горах!

Он бросил на нее снисходительный взгляд и едва заметно улыбнулся. Кажется, он не сердился. Они направились к Джеймсу, который разговаривал с высоким темноволосым мужчиной. Чем ближе они подходили, тем тревожнее становилось Рей. Что-то знакомое было в фигуре встречающего их мужчины, его движения, посадка головы. Вот он махнул рукой, так знакомо, открывая световой меч на поясе. Девушка бросила быстрый взгляд на Бена и отпустила его руку. Неприятное чувство засосало под ложечкой. Она машинально положила руку на световой меч и, ахнув, сжала рукоять изо всех сил, палец оказался на кнопке активации, когда увидела лицо стоящего перед ними мужчины. Снова быстрый взгляд на Бена, чья рука тоже лежала на мече, он вглядывался в лицо встречающего их ситха, словно не мог поверить собственным глазам. Рей чуть выступила вперед, снова вопросительно посмотрела на Бена. Он едва заметно покачал головой, словно призывая ее не торопиться. Но как можно было не торопиться! Когда на них смотрел их заклятый враг! Тот, с кем она сражалась на Сокорро, тот, кто был готов убить ее, тот, кто служил Сноуку, тот, кто был с Беном в Первом Ордене.

Прищурив холодные голубые глаза, на них смотрел Лиам Рен.


========== Часть 21 ==========


Сколько он себя помнил, соперничество между ними было всегда. С тех самых пор, как этот выскочка впервые появился на базе Первого Ордена. Он сразу распознал в нем достойного противника, и это вызвало глухое раздражение. Он всегда был первым: по рождению, по Силе, по мастерству. Он был даже первым учеником Сноука. Долгое время: единственным. А потом появился Бен Соло, которому Сноук явно благоволил. Впрочем, благосклонность Верховного Лидера всегда носила сомнительный характер: столкнуть двух сильных своих учеников, чтобы посмотреть, кто выйдет победителем. Столкнуть их в поединке световых мечей, в поединке Силы. Да просто столкнуть. Ведь, несмотря на то, что они росли рыцарями Рен, они оставались мальчишками, а значит, обычных драк на кулаках в темных коридорах базы это тоже не отменяло. Сноук притворно журил их, но Лиам видел: учитель был доволен. Впрочем, очень скоро удовлетворение или недовольство Сноука перестало иметь хоть какую-то цену. Лиам получил от него все, что хотел. И теперь лишь изображал почтение, ловко пряча свои мысли и чувства. Презирая Бена, который был неспособен на это. Он с радостью оставил ему роль любимой игрушки Сноука, а сам лишь изображал покорность, которой не было и в помине. Он не стремился к известности, к всеобщему преклонению и почитанию, которого так хотел Кайло. Лиам стремился лишь быть первым в Силе, его боялись и ненавидели. И этого ему вполне хватало. Он не мог сказать, что мнение остальных ничего для него не значило. Значило. И еще как. Но он не хотел, чтобы его любили. Он хотел, чтобы его боялись. И люди боялись. Этого было достаточно. Он выполнял самые деликатные поручения в Первом Ордене. Его можно было сравнить с секретными агентами далекого прошлого. Он был безупречен. Его жизнь текла по накатанной колее, он сам выбирал свою судьбу, позволяя думать Сноуку, что тот решает за него. Он иногда пересекался с Кайло – что за дурацкое имя, право слово! – и тогда стычки было не избежать. Но встречи становились все реже. Стычки становились все скучнее. Они оба, казалось, переросли свою мальчишескую задиристость. Хотя глухая ненависть и невольное соперничество осталось. Они слишком привыкли к этому, чтобы вот так отказаться от всего. Он не испытал ни горечи, ни сожаления, когда Сноук был убит. Не испытал он и удивления. Лишь легкое недоумение, что Верховного Лидера убила неизвестная девчонка с глухой планеты Внешнего Кольца, с окраины мира. Джедай? Ученица Люка Скайуокера? Слишком невероятно, чтобы быть правдой. Он подозревал, что гибель Сноука устроил Кайло. Впрочем, Лиаму вряд ли было до этого дело. Его волновало только собственное положение в Первом Ордене. Но до поры до времени Кайло не стремился вникать во все, что происходило, хоть и объявил себя Верховным Лидером. Что же. Он получил то, что хотел. А Лиам, можно сказать, взял отпуск. Позволил себе расслабиться за долгие-долгие годы, впрочем, не забывая, кто он и что он. Лиам всегда умел ждать. Теперь он не знал, что привело его на Коррибан. Он всегда восхищался этой планетой, где Темная Сила правила бал, была словно бы живым существом. Если однажды он решит отрешиться от мира, он уйдет на Коррибан, слишком уж зацепила его эта планета, еще когда они совсем юными с остальными рыцарями Рен проходили здесь посвящение. Он словно бы нес в своей душе отпечаток, который наложил на него Коррибан. Обитель ситхов. Тем неожиданнее было, что планета, считавшаяся пустынной, оказалась вовсе не такой. Каллисто. Арктур. Аркад. Троица настоящих ситхов, которым было столько…столетий? Тысячелетий? Он не знал. И не очень-то хотел знать. Он и бровью не повел, когда они объявили себя негласными руководителями Первого Ордена. Это была проблема Кайло. Его дело. Лиама это мало касалось. В сущности, наверное, ему было приятнее подчиняться этим троим, а не Кайло. Но ведь Кайло можно было не подчиняться. А это уже немного другая игра. Но Лиам смирился. До поры до времени он был готов терпеть приказы этих троих. А потом. Кто знает, какой шанс подкинет ему судьба. В том, что это непременно случится, он нисколько не сомневался.

Задание на Сокорро было чем-то заурядным и обычным. Он не понимал, зачем ситхам нападать на самого крупного поставщика оружия для Первого Ордена, но в сущности ему было все равно. Его интересовал другой аспект задания: привести на Коррибан девчонку. Ту самую, джедайку, ученицу Скайуокера, убийцу Сноука. Говорили, что Кайло испытывает к ней некоторую…слабость. В это Лиаму верилось с трудом, как и в то, что девчонка действительно обладает Силой. Он понял, что ошибся, едва ее увидев. Ее Сила, ее Свет сияли настолько сильно, что даже он, чьи предки столетиями были приверженцами Темной Стороны, был впечатлен. И в то же время он не понимал, как ей удалось убить Сноука и уйти от Кайло. Девчонка была сильна, но Сила ее была стихийна, не приручена. Ей не хватало мастерства и умения. Она была алмазом, но чтобы превратиться в ценный бриллиант, ей требовалась огранка. Тем удивительнее было то, что она сумела победить его. Это было бы унизительно, если бы не было настолько интересно. Он вернулся на Коррибан. И столкнулся с гневом Кайло. Неужели эта девица действительно что-то для него значит? Он сказал наугад, надеясь на реакцию. И она не заставила себя долго ждать. Кайло всегда был слишком эмоционален и импульсивен. Сдержанность же Лиама больше подошла бы джедаю. Не ситху, коим он являлся по праву рождения и по призванию. Импульсивность Кайло заставила его стягивать войска к Акзиле, импульсивность привела его в плен. Тем удивительнее было то, что он сумел бежать. Или же его отпустили? Лиам знал, что генерал Органа – мать Кайло. Могло ли быть так, что блудный сын вернулся домой? Что теперь он не на стороне Первого Ордена? Не то, чтобы Лиаму было дело до того, кто победит в этой войне. Он не особенно-то поддерживал идеи старой Империи и Первого Ордена. Да и видеть Кайло во главе нового миропорядка Лиаму не слишком хотелось. Но пока он служил Первому Ордену и ситхам с Коррибана, которые не замедлят расправиться с ним, если что-то пойдет не так. Он знал, что не сумеет с ними справиться. Поединок на Коррибане наглядно это показал. Поэтому он следил за Кайло. И когда тот среди ночи решил улететь с базы Орден-7, Лиам, не раздумывая, последовал за ним, гадая, куда же направился новоиспеченный Верховный Лидер. Отследить его в гипер-пространстве было нелегко. К тому же Лиам никогда не был столь виртуозным пилотом, как Кайло, и всегда это признавал. Он сносно управлялся с кораблями, но предпочитал бой на земле, а не в космосе. Поняв, что они направляются на Татуин, Лиам только укрепился в своих подозрениях. Кайло стал предателем, на Татуине, как докладывала разведка, обосновались немалые силы Сопротивления. Но Кайло снова удивил его. Он отправился прямиком в пустыню. И был, казалось, так поглощен целью своего путешествия, что не заметил слежки, хотя Лиам – он сам это признавал – не слишком тщательно прятал себя. А потом началось нечто невероятное. Он еще мог понять, что внезапно на Татуине оказалась пещера с кристаллами для световых мечей. Лиам подумал, что, наверное, просто не знал об этом. Его никогда особенно не интересовало это. Его меч передавался из поколения в поколение в его семье. Он провел ночь, медитируя над ним, чтобы сделать клинок своим. Но сам он его не собирал. Ему не было нужды выбирать себе кристалл, искусственный или настоящий. Но камни повели себя странно, слушая звуки боя, но не участвуя в нем, ожидая, кто же выйдет победителем, с кем бы Кайло ни сражался – противника его Лиам не видел, он только слышал звуки боя, - он чувствовал, как Сила вдруг завертелась диким волчком, словно торнадо, сметающее все на своем пути. Нити Силы, что пронизывали всю пещеру, вдруг скрутились в тугую спираль, которая опасно вибрировала, грозя разорваться и уничтожить тех, кто ненароком окажется рядом. Быть уничтоженным Лиаму не хотелось. Он попытался было как-то стабилизировать Силу, но не смог. Кажется, он сделал только хуже.

Когда он очнулся, шел дождь. А горный пейзаж мало походил на Татуин.

Но самое странное было не это. Самое странное началось, когда он встретил людей. Точнее пришел в некий лагерь, где ошивался всякий сброд. Потомственный лорд ситхов, он всегда старался держаться подальше от подобного отребья, которого хватало во всяком конце галактики. Но здесь они обращались к нему так, словно знали его. Словно он был одним из них. Он, может быть, закрыл бы глаза на то, что одежда их и речь, уклад жизни и поведение походили на старые голограммы, словно бы они появились откуда-то из прошлого, в конце концов, мало ли в галактике планет, которые живут старым укладом, куда прогресс добирается крайне медленно. Но они вели речь о каком-то восстании, о помощи, что должна была прийти, о том, что вскоре приедет герцог Авейро. А пока…они считали главным его, принимая его за кого-то другого, называя его родовым именем – лорд Стренг. И это было самое странное. Он не припоминал, чтобы среди обширных владений его семьи были подобные поселения. Не помнил, чтобы кто-то из членов большой семьи, с которой он давно уже не общался, был лордом подобной планеты. А речь шла о планете. Осторожно, окольными путями, подслушанными разговорами и вторжением в чужой разум, он выяснил, что находится на планете Дералия. Не то, чтобы он хорошо разбирался в планетологии, но вскоре понял, что Дералия – одна из планет Внешнего Кольца, прекрасный климат, возможность продуктивного сельского хозяйства и…гражданская война между двумя наследниками старого герцога. А он – лорд Стренг – оказывается, поддерживает одну из сторон. Хуже стало, когда приехал тот самый герцог, которого все так ждали. Фаусто Авейро. Увидев его, Лиам очень быстро понял, что проблемы его стали приобретать какой-то невероятный масштаб. Мало того, что он оказался втянут в чужую войну, словно бы ему своей недостаточно, так еще и Фаусто оказался ситхом, а он – Лиам Стренг – его ближайшим другом. И это создавало определенные сложности, потому что вскоре Фаусто заметил странности в поведении своего друга, а Лиаму очень тяжело было постоянно закрывать свой разум и свои эмоции от ситха, равного ему по Силе. Нет, Фаусто не то, чтобы стремился проникнуть в его разум, но иногда он бывал чересчур подозрителен, и Лиаму приходилось врать напропалую. Они ждали какую-то таинственную помощь, которую, оказывается, пообещал Фаусто он сам. Помощь в виде…рыцарей Рен. Когда ошалевший от избытка информации и неловкой необычной ситуации, в которой он оказался, Лиам осторожно попытался узнать о рыцарях Рен, надеясь, что если здесь окажутся свои, то весь этот фарс наконец-то закончится, то оказалось, что рыцари Рен – адепты Равновесия, хранители баланса Силы в галактике. Фаусто отзывался о них с интонацией средней между презрением и невольным восхищением, а у Лиама голова шла кругом. Где он, черт возьми?! И как отсюда бежать?! Уже неважно было, как он здесь оказался. Ему просто нужен план, чтобы выбраться. И лететь…но куда? Временами ему начинало казаться, что он не просто в другом месте, он…в другом времени. Но это было уже слишком! Перемещения во времени – чушь собачья! Не бывает такого! Все это глупые легенды, в которые образованному человеку и верить-то стыдно! Ему изменяло его привычное самообладание, что неприятно его поразило. Но другая обстановка, чужие люди, смутные цели, странные обязательства, которые были на него возложены и пристальное внимание Фаусто вывели его из привычного равновесия. Он срывался на слуг, чего никогда не позволял себе, даже будучи высокомерным подростком, когда приезжал домой. Иногда ему казалось, что он сходит с ума. Может быть, это такой сон? Может быть, он должен проснуться? Но он не просыпался. Он отчаянно гадал, что же произошло в той пещере на Татуине, что же такое устроил Кайло, что под раздачу попал он – Лиам, оказался на какой-то странной планете, среди странных людей. Ему не нравились горы, никогда не нравились. Его не восхищали ни красота, ни опасность этого места. Он хотел одного – вернуться домой. Но где теперь его дом? Существует ли он в этом времени? Потому что приходилось смириться с неизбежным: он в прошлом.

***

Бен мрачно посмотрел на сидящего по другую сторону костра Лиама. Его враг, который, похоже, теперь невольный союзник. Прильнувшая к нему Рей поежилась. Кажется, ей вся эта ситуация тоже не очень-то нравилась. Еще бы! Мало того, что им надо следить за каждым своим словом и действием и не забывать о том, что он в прошлом. Так теперь им еще придется следить за действиями Лиама. Он был откровенен с ними, насколько это было возможно для ситха. И Кайло рассказал ему о том, что произошло на Татуине, и почему они здесь.

- Никогда бы не поверил в эту чушь, - процедил Лиам, - но поскольку я, благодаря вам, оказался в прошлом, поверить мне придется.

- Ну извини, - раздраженно бросил Бен, - что не придумали по дороге сюда красивую версию.

- Только невежественная девица с глухой планеты могла повестись на невнятные цели невнятного Равновесия.

- Не такого уж и невнятного! – тут же вскинулась Рей, злобно сверкнув глазами на Лиама.

- Осторожнее, моя дорогая, у нас с вами незаконченный поединок, - насмешливо посмотрел на девушку ситх.

- Ты будешь заканчивать его со мной, - негромко произнес Бен, не глядя на давнего противника.

Повисла нехорошая тишина, прерываемая только треском дерева в костре, да свистом ветра в ущелье, негромкими разговорами патруля.

- Ну хватит, - решительно произнесла Рей, Бен удивленно покосился на нее. Она смотрела прямо на Лиама, - никаких поединков, пока мы не вернемся в наше время. Согласен?

Лиам скривился.

- Согласен, - и нагло усмехнулся, - леди Рей’анна.

Рей закатила глаза, но комментировать не стала. Бен раздраженно повел плечами. Конечно, Рей была права, им сейчас не до склок и поединков. Да и люди Авейры и рыцари Рен вряд ли оценят подобные выходки. Хотя Лиам от души его раздражал. Впрочем, так было всегда. Ничего нового. Придется наступить на горло своей гордости и оставить старую вражду. Временно. Бен зло посмотрел в сторону Лиама, ответом ему был бесстрастный взгляд. Его всегда поражала сдержанность Лиама. Он мог бы стать достойным джедаем, если бы не был таких ситхом.

- Итак, вы двое запустили цепь событий, которая привела нас сюда, - произнес Лиам, - не то, чтобы я был благодарен за такое приключение, но виноват сам.

- Конечно, - хмыкнул Рен, - нечего было следить за Верховным Лидером.

По губам Лиама скользнула тонкая улыбка.

- Есть те, кто выше вас, Верховный Лидер. Но не это сейчас главное. Главное: как нам вернуться домой. Мы оказались здесь, замещая тех, кто, видимо, мог повлиять на ход событий, приведших к дестабилизации Равновесия. Я оказался на месте своего предка, вы же…

- Мы же нет, - проворчал Рен, - не суть! Суть в том, что нам необходим значительный выброс Силы.

- Не просто Силы, - возразил Лиам, - столкновение Света и Тьмы. И вот тут мы получаем проблему.

- Почему это? – вскинулся Рен.

Лиам картинно вздохнул. Он всегда был не лишен страсти к театральным демонстрациям и эффектам. Умел подать себя, оставаясь, когда это было необходимо, в тени.

- Ты себя со стороны видел?

Бен непонимающе уставился на него.

- Ну хорошо, - терпеливо произнес Лиам, - на нее посмотри!

Он указал на Рей. Бен повернулся к девушке, что даже не соизволила отлипнуть от его плеча, вызвав невольную и неуместную улыбку. Он не совсем понимал, что хочет от него Лиам. Тот, видимо, поняв, что Рен в растерянности, глубоко вздохнул.

- Она не Свет и не Тьма. Она Равновесие! Я впервые сталкиваюсь с подобным, но и ты, и она не принадлежите ни к ситхам, ни к джедаям. Истинный баланс. Так что же ты собрался сталкивать? Ты больше не сможешь сразиться с джедаем, она не подойдет для столкновения с ситхом.

Повисла нехорошая тишина. Лагерь окончательно затих. Бен осознавал грядущие перспективы, и были они, если честно, не радужными. А если быть совсем откровенным, дело дрянь. Он совершенно не думал о том, как провести ритуал. Считал, что им достаточно попасть на поле боя, чтобы воззвать к древней Силе, которая непременно вернет их обратно. А что, если не вернет? Эта мысль тоже возникла впервые. Он читал о ритуале столкновения Света и Тьмы, но это было настолько могущественная техника, требующая и Силы, и мастерства, описанная в древних книгах настолько смутно и неопределенно, что, он и вовсе считал это легендой, сказкой на ночь. Да и не особенно его интересовали древние техники.

Все это время он был слишком занят подготовкой к полету на Дералию, было столько неотложных дел. А еще была Рей, отношения с которой стали совсем запутанными, были его чувства, которые он безуспешно силился понять. И он совсем не думал о том, а что же будет дальше. Но если уж Максимилиан Павина, ситх, который, возможно, еще Империю застал, не сумел справиться с Силой, и они оказались здесь, то кто даст гарантию, что им это удастся? Да и теперь он понимал, что им даже начать не удастся, не получится даже рискнуть. Это не было паникой, но неприятный холодок пробежал по спине. Свет и Тьма! Что им дальше делать?

- Но есть еще ты, - нарушила молчание Рей.

Бен удивленно покосился на нее, в который раз поражаясь: она не боялась Лиама, хотя его Тьма всегда так давила на окружающих, что даже ему было не по себе, хоть он и тщательно скрывал это.

- Есть, - криво усмехнулся Лиам, - но что я получу взамен?

- Возвращение в свое время.

- Я и вернусь, - усмехнулся Лиам, - но какой смысл мне тянуть вас за собой?

Рей закусила губу, Рен поморщился. Торг. Ну что же. Это было почти честно.

- Чего ты хочешь? – негромко спросил он соперника, - место Верховного Лидера?

- Увольте, - поморщился Лиам, - это твоя игрушка, мне она ни к чему.

- Тогда чего?

Лиам молчал, вдруг отведя взгляд, уставившись в костер. Бен пристально смотрел на ситха, чуть-чуть позволил себе коснуться Силы, и опешил, уловив нотки…страха, исходящие от сидевшего напротив мужчины.

- Осторожнее, Рен! – процедил Лиам, мгновенно уловивший колебания Силы.

- Чего ты хочешь? – повторил Бен, призывая себя успокоиться, хотя глухое раздражение, перерастающее в ярость, горячим клубком свернулось в груди. Какого черта он тянет время?! Позер!

- Ты знаешь, что Фаусто Авейро обучила тетка?

Бен пару раз моргнул, удивляясь внезапной смене разговора, смутно осознавая, что Лиам сейчас скажет нечто важное.

- Знаю,- буркнул он в ответ.

- А ты знаешь, кто она?

- Это имеет какое-то значение сейчас? – раздраженно посмотрел на него Рен.

- О, - едва заметно улыбнулся Лиам, - еще как имеет. Она ситх. Женщина – ситх. Редкость, не так ли?

- Допустим, - кивнул Бен, - но я не понимаю.

- Сейчас поймешь, - примирительно поднял руку Лиам, призывая к терпению, которого, если говорить начистоту, у Бена уже почти не осталось, - смешно, - покачал головой Лиам, - но, наверное, то, чего я хочу, сыграет на руку и тебе, Верховный Лидер Кайло Рен!

Бен почувствовал, как вздрогнула Рей при звуках его имени, повеяло прошлым, точнее – будущим, повеяло неотвратимостью возвращения туда, где они снова будут по разные стороны баррикад.

- Каким образом? – процедил Рен.

- Ее зовут Каллисто, и я хочу, чтобы ты помог мне убить ее.

Рен вздрогнул. Тишина лагеря давила на уши, голова Рей на плече вдруг показалась слишком тяжелой, а ее рука, вцепившаяся ему в плечо, причиняла почти боль. Налетевший порыв ветра заставил его поежиться.

- Ты хочешь сказать, что, - хрипло начал Бен.

- Именно, - перебил его ситх, - Каллисто с Коррибана – тетка Фаусто Авейро. И я хочу, чтобы мы избавились от нее. Ты будешь свободен, никому больше не будешь подчиняться.

- А ты? – живо поинтересовался Бен.

- И я тоже, - усмехнулся Лиам.

Рен покачал головой. В словах Лиама был соблазн и резон. Вернувшись в свое время, он снова столкнется с троицей ситхов, снова он не будет хозяином самому себе. Здесь есть реальный шанс, объединившись с врагом, победить другого врага. Он не хотел знать, какую игру ведет и вел Лиам за его спиной. Он внимательно посмотрел на соперника, пытаясь понять, лжет он или нет. Он чувствовал на своей щеке вопросительный взгляд Рей. Ему ведь еще придется объясниться с ней. Черт подери! Но соблазн был слишком велик. Возможно, что в этом времени Каллисто еще не настолько сильна. Возможно, с ней еще нет ее верных клевретов. Возможно, это его шанс освободиться.

- А как же Фаусто? – поинтересовался Бен, - если он узнает?

- В том и суть, - фыркнул Лиам, - сделать так, чтобы он ничего не узнал.


========== Часть 22 ==========


- Мне это не нравится! – наверное, в сотый раз повторила Рей, глядя прямо на Рена, который упорно избегал ее взгляда.

После ночного разговора с Лиамом прошло несколько дней, они готовились выступить на столицу, чтобы захватить ее. Фаусто, с которым они познакомились утром, сказал, что проблем с тем, чтобы войти в укрепленный город не будет – им откроют ворота их друзья в стане врага. Кроме того, по пути в столицу они должны были соединиться с силами тетки Фаусто – Каллисто. И именно в нее все упиралось для Рей.

- Он обещал тебе помочь, а ты хочешь убить его тетку! – она явно вознамерилась вывести Бена из себя, чтобы добиться правды.

Она чувствовала, что он что-то скрывает от нее, и хотела знать, что именно. Ей понравился Фаусто Авейро, несмотря на то, что он был ситхом. В нем было что-то привлекательное, импонирующая ей прямота и любовь к своей стране. Он был готов погибнуть, но не отдать свой народ в руки бюрократам и джедаям с их сомнительной моралью. Насколько сомнительна мораль самого Фаусто Рей предпочитала не думать. В случае победы Авейро пообещал поддержать Рена в Сенате, чтобы Ордену дали официальный статус, чтобы они смогли поддерживать в галактике равновесие.

- Он обещал помочь не мне, - глухо отозвался Бен, - а магистру Рену.

- Но Бенджамин Рен – это ты! – воскликнула Рей.

Мужчина поморщился, в его мимолетном взгляде, который он словно через силу бросил на нее, сквозило неуловимое выражение.

- Не ты ли говорила, что это не наша война, и мы не можем вмешиваться? – спросил Бен

- Вот именно! – воскликнула Рей, - а ты хочешь убить человека! Ты хочешь вмешаться!

- Я всего лишь хочу быть свободен! – рявкнул Бен.

Рей вздрогнула, по спине пробежал неприятный холодок. Отчаяние. Страх. Попытка достичь чего-то…чего? Она подошла к Бену, робко коснулась его руки, он вздрогнул всем телом, а вместе с ним и она.

- Бен, - прошептала она, - беря его за руку, - что происходит? Расскажи мне.

Он тяжело вздохнул и вырвал руку. Начал нервно расхаживать по палатке, которую им выделили. Снаружи слышался шум засыпающего лагеря. Завтра ранним утром они выступают на столицу. И где-то там они встретятся с таинственной Каллисто, план по убийству которой Бен и Лиам тщательно разрабатывали. Рей могла бы залезть в голову к Бену, но он закрылся, и когда она попыталась, то увидела все, кроме того, что ей было нужно. Он даже ругаться с ней не стал, требовать, чтобы она не нарушала личное пространство его мыслей, он просто молча усилил защиту. И она сдалась. Теперь девушка пыталась выяснить все честно.

- Ты что думаешь? – его глаза зло сверкали, - что это милая тетушка милого племянника? Ты что считаешь, что увидишь добрую старушку, которая болеет за свою Родину?

Он подошел слишком близко, схватил девушку за плечи и хорошенько встряхнул. Цепкие пальцы впились в кожу, причиняя боль. Но напуганная Рей не делала даже попыток вырваться. Тьма клубилась вокруг Бена, тягучая, злобная, она распустилась точно диковинный цветок, протягивая щупальца во все углы палатки, захватывая мужчину целиком, заставляя его глаза вспыхивать желтыми искорками, тянулась к Рей, стремясь поглотить, уничтожить, растоптать, раздавить. Не оставляла девушке ни единого шанса. Рей задыхалась, а Бен, казалось, ничего не замечал.

- Она ситх! Опасный и коварный! Она стоит во главе Первого Ордена!

- Но, - Рей слышала свой голос словно со стороны, - ведь ты Верховный Лидер!

Она чувствовала, что запуталась, что ничего не понимает, а липкий ужас, что окутал ее с ног до головы, не добавлял ясности мыслям. От хриплого и горького смеха Рена мурашки пробежали по коже.

- Наивная, - он прошептал это нежно, как шепчут слова любви, - наивная, моя девочка.

Его черты исказились.

- Она и ее собратья стоят надо мной. И мне не победить их, Рей.

- Но, - пролепетала девушка, - должен же быть другой способ, должно же быть хоть что-то! Это нечестно! Не правильно!

Он словно не слышал ее, склоняясь все ниже, Бен опутывал ее Тьмой, словно паук опутывает паутиной глупую муху, что посмела потревожить тонкие нити, сплетенные им. Его губы коснулись ее волос.

- Они потребуют твою голову, Рей, - услышала она скорее в своей голове, настолько тих был его голос, - они уже это сделали. И я не смогу защитить тебя. Это единственный способ.

- Не говори мне, что это ради меня! – она резко вырвалась из его объятий, из его Тьмы, а Бен так и остался стоять, растерянный, испуганный.

Он не стал оправдываться, лишь вздохнул, и Рей стало жалко его, на мгновение она поверила ему.

- Мы не можем ничего менять, - словно заведенная игрушка повторила она, - это неправильно.

- Мы не можем, - протянул Бен, выпрямляясь во весь свой рост и скрещивая руки на груди, он посмотрел на нее сверху вниз задумчиво и полупрезрительно, - мы не можем, - повторил он и продолжил, - но я могу.

***

У нее были необыкновенные серые глаза. Это было первое, на что обратила внимание Рей. Необыкновенно красивые серые глаза, обрамленные светлыми ресницами, тонкие черты лица и пепельно-серые волосы, заплетенные в косу, перевязанную темно-зеленой лентой и лежащую на правом плече. Она была одета в мужские черные штаны, заправленные в высокие сапоги, и светлую рубашку, поверх была небрежно накинута черная кожаная куртка, на поясе висел световой меч. На мгновение Каллисто посмотрела ей в глаза, и Рей невольно вздрогнула, хотя вовсе не ощущала никакой угрозы от ситха. Тетка Фаусто же, казалось, вовсе не заметила девушку.

- Племянник! – она обняла Фаусто, - я рада тебя видеть!

Рей пристальнее всмотрелась и с удивлением для себя обнаружила, что может понять, что Каллисто и Фаусто – учитель и ученик, было что-то общее в профиле их Силы, что-то неуловимо объединяющее их.

- Лиам, - она кивнула Стренгу, а потом обвела взглядом рыцарей Рен, - ты все же заручился поддержкой…Равновесия, - последние слово она произнесла с едва уловимым, но отчетливым пренебрежением, - не думала, не думала, что у тебя это получится. Но все же, я рада, что наши ряды пополнились воинами, а не только сопливыми мальчишками, - при этом она, однако, посмотрела на Креона, и тот порозовел.

Ее отряд был многочисленным, если правильно поняла Рей, то у Каллисто были владения к северу от столицы герцогов Авейро. Отряд был хорошо вооружен, дисциплинирован, и, Рей очень надеялась на это, обучен. Иногда, задумываясь о предстоящем, она чувствовала, что боится. Рей никогда не участвовала в масштабных битвах. Бен вообще был против того, чтобы она лезла на линию огня, но девушка ясно дала понять, что не останется в стороне.

Они расположились на ночлег на большой опушке в лесу. Уже завтра они достигнут столицы и под покровом темноты смогут…что? Завоевать город. На полпути они бросят спидеры и пойдут пешком, чтобы не создавать шума. Рей была бы рада, если бы обошлось без крови, но, похоже, что это невозможно. Девушка сидела под деревом прямо на земле, вытянув ноги, и наблюдала. Вот о чем-то тихо переговариваются Бен, Лиам и Фаусто; Рен, словно почувствовав ее взгляд, обернулся и вопросительно поднял брови, Рей в ответ отрицательно покачала головой. К троице подошел кто-то из командующих отрядом Каллисто, потом присоединился Уинстон, и все они скрылись в одной из палаток. Рей скользила взглядом дальше: Креон сражался с Джеймсом и Маэланом, кажется, они решили натаскать мальчишку. Ну да, в последний момент. Рей скривилась. С другой стороны, Креон пока очень даже неплохо держался против мужчин. О чем-то тихо беседовали Алира и Жако. Кажется, блондинка была чем-то недовольна, твил’ечка смотрела в сторону, закусив губу, ее голубая кожа красиво мерцала в лучах закатного солнца, и Рей невольно залюбовалась ей.

Наверное, она могла бы…жить здесь. Среди этих людей, стать им другом, союзником. Быть своей. Как жаль, что она не своя. Смешно, даже не из этого времени. Рей чувствовала себя бесполезной. Жако все выговаривала и выговаривала Алире, девушка уже чуть не плакала. Рей нахмурилась. Может быть, ей стоит вмешаться?

- Не стоит, - раздался мягкий голос над головой, и рядом мягко опустилась Каллисто.

Рей с любопытством покосилась на тетку Авейро. Неужели это она тот монстр, которого так…боится Бен? Неужели это она в далеком будущем отдаст приказ о смерти ее – Рей? В это совершенно не верилось. Против своей воли, против голоса разума, Рей испытывала к Каллисто симпатию, вспыхнувшую мгновенно, на пустом месте. Но так ведь бывает, случается, что неприязнь, как и симпатия, возникают мгновенно, не подкрепленные ничем. Рей помнила, что ситхам верить нельзя, что они служат Тьме. Но кое-что Рей поняла тоже. И джедаям верить нельзя, их Свет – это не всегда добро. И что же теперь? Что же ей делать? Она была против убийства этой женщины. Неужели иначе нельзя? Должен быть какой-то выход! Рей тряхнула головой. О чем она только думает! Ей следует подумать о своем будущем, о будущем Бена, а не о том, как спасти чужую ей женщину.

- Она вам не нравится? – Каллисто кивнула в сторону Жако и Алиры.

- Не нравится, - коротко ответила Рей и, помолчав, добавила, - я ей не доверяю.

Каллисто едва заметно усмехнулась.

- А твил’ечке, стало быть, да.

- Да, - кивнула Рей.

- Напрасно, - передернула плечами женщина, - блондинка честна в своей неприязни к вам, в своей ревности к вашему супругу, - Каллисто склонила голову на бок, - что между ними было?

Рей почувствовала, как кольнуло сердце. Ничего не было. А если и было, то это был не ее Бен. Она уже устала повторять себе это. Как глупо! Она ревнует Бена Соло! Бенджамина Рена! Да черт подери! Кого бы она ни ревновала, какое она вообще право имеет на это чувство?!

- Я не знаю, - тихо произнесла девушка, - это было…до меня.

- До вас, - задумчиво произнесла Каллисто, она чуть откинулась назад, - на вашем месте, леди Рен, я бы присмотрелась к Алире. Такие тихие, хорошие и правильные всегда вызывали у меня подозрение. А у вас?

Рей удивленно посмотрела на поднявшуюся женщину.

- Не засиживайтесь, леди Рен, - произнесла Каллисто, - завтра нам рано вставать.

Едва слышно напевая себе что-то под нос, женщина удалилась.

Рей перевела взгляд туда, где стояли Жако и Алира, твил’ечка осталась одна, она растеряно смотрела куда-то в пространство. Что же такое ей сказала Жако? И почему Каллисто сказала присмотреться к Алире? Она же совсем ее не знает. Она же видит ее в первый раз. Чего она добивается? Рей нравилась Алира, нравилась ее…правильность. Черт! Да почему ее саму так легко смутить?!

Рей раздраженно покачала головой, поднялась и направилась на поиски Лиама. Если Бен ничего не хочет ей толком объяснить, то она рискнет и спросит Лиама.

В последнее время ситх вел себя почти дружелюбно. Конечно, он не скрывал своего презрения по отношению к ней, постоянно отпускал какие-то двусмысленности, испытывая терпение Бена и заставляя всех окружающих удивленно поглядывать в их сторону. Но до открытого конфликта не доходило. А пару раз он даже помог ей в каких-то бытовых мелочах. И Рей пришлось благодарить его, а он воспринимал ее неловкие слова с оскорбительной насмешкой на тонких губах. Рей нашла Лиама, беседующим с несколькими людьми Каллисто.

- Магистр Стренг, - она чуть склонила голову, стараясь не смотреть в холодные голубые глаза, - могу ли я поговорить с вами?

Она чувствовала на себе его изучающий и удивленный взгляд. Понимала, что, наверное, выглядит странно. И, может быть, даже компрометирует Бена, когда добавила:

- Наедине.

И осмелившись посмотреть в глаза мужчины, заметила привычную оскорбительную насмешку.

- Разумеется, - протянул Лиам, вгоняя ее в краску. Он коротко кивнул своим собеседникам, - господа, мы закончим позже.

Мужчина предложил ей руку, и Рей ничего не оставалось, как принять ее. Они удалялись от лагеря, и, наверное, половина людей оборачивалась им вслед. Рей знала, что скорее всего Бен устроит ей скандал. И, возможно, сейчас она рискует напрасно, и Лиам ничего ей не расскажет. Но не попробуешь – не узнаешь. Наконец, они остановились на небольшой опушке, и Лиам высвободил руку, жестом указал Рей на поваленный ствол дерева. Девушка присела, ситх остался стоять.

- Кайло, конечно, не знает об этом разговоре? – поинтересовался Лиам.

- Вы еще не знаете, о чем я буду говорить, - произнесла Рей, чувствуя себя крайне неуютно под его взглядом.

- Так поведайте мне, леди Рен, - он всегда произносил ее имя с непередаваемым презрением.

Рей вздохнула.

- Кто такая Каллисто? – задала она вопрос, - почему вы и Бен так боитесь ее?

- Ну, - протянул Лиам, - я не знаю, чего там боится Кайло Рен, но я…

- О не надо! – перебила его девушка, взмахнув рукой, - если бы вы ее не боялись, то не хотели бы убить. А ее убийство именно вы предложили Бену! Так что вы тоже боитесь! Почему?

- Скажи мне, все песчаные крысы с убогих планет такие дерзкие? – поинтересовался Лиам.

- Все представители древних родов такие самодовольные? – не осталась в долгу Рей, заставив Лиама тихонько засмеяться.

Он внезапно опустился рядом, заставив ее вздрогнуть. Впрочем, он не стремился нарушать ее личное пространство. Он смотрел куда-то в сторону, задумавшись, и девушка не мешала ему.

- На месте Кайло, уж тебе бы я все рассказал, - наконец произнес мужчина, - ты-то как раз можешь нарушить все наши планы.

- Я не стану, - отозвалась Рей, - если пойму, в чем дело.

- Видишь ли, Рей, - вздохнул ситх, - я и Кайло долгое время жили в убеждении, что во главе Первого Ордена стоят Сноук и Совет, состоящий из старых имперцев, обладавших деньгами, связями и опытом военного дела. Никто из них не обладал Силой. Но когда Сноук был убит, оказалось, что он был не единственным ситхом в галактике. Меня призвали на Коррибан. Призвали с помощью Силы. Заинтригованный, я полетел не раздумывая. И встретился с ними. Их трое. Каллисто, Арктур и Аркад. И они сильны. Очень сильны. И мне не нравится, что троица ископаемых древностей с ископаемыми представлениями о мире отдает мне приказы, не выполнив которые, я могу поплатиться собственной жизнью. Мне не скрыться от них. Мне не победить. Они вряд ли ценят меня так же, как ценил Сноук. Оказавшись в этом времени, узнав, что Каллисто – тетка Фаусто Авейро, я понял, что это мой шанс. Я предположил, что сейчас она слабее, чем в будущем. И, увидев ее, я понял, что не ошибся. Я не знаю, что движет Кайло, но он согласен со мной. И мы готовы уничтожить ее.

Рей закусила губу, обдумывая услышанное.

- Твой страх не повод убивать кого-то, - наконец, произнесла она.

- Возможно, - кивнул Лиам, - ты говорила с ней, я видел. Не обманывайся, Рей, ее кажущейся мягкостью. Она способна ввергнуть галактику в пучину огня, идя к своей цели.

- А цель? – приподняла бровь Рей.

- А цель всегда одна – порабощение. Она жестока, как Сноук. И хитра, как может быть хитра всякая женщина. Она обладает древними знаниями. И столетиями взращивала в себе Силу. Она противник, которого никогда не победить Сопротивлению.

- Ты рисуешь мне сейчас прямо образ мирового зла, - поморщилась девушка.

- Быть может, - кивнул Лиам и, помолчав, добавил, - я не прошу тебя присоединиться к нам, Рей. Просто не мешай, - с этими словами он поднялся, - мы можем рассчитывать на твое молчание?

Рей скривилась. Бездействие сейчас сродни содействию. Она становится их сообщницей. Ей нисколько не легче оттого, что она узнала правду. Версию Лиама. Пусть Каллисто – мировое зло, которое необходимо уничтожить. Но есть несколько вопросов: имеют ли они право убивать человека, только потому что в будущем она придет к идее мирового господства и жестокости, могут ли они так поступить с теткой их союзника в этом времени и как это отразится на будущем. Вопросы, вопросы, вопросы. Если она будет думать слишком много над этим, то сойдет с ума. А помешать вряд ли сможет. Просто не решится поставить под удар Бена и их возвращение домой. И Лиам это прекрасно осознает. Только поэтому он так откровенен. Опаснее держать ее в неведении, чем все откровенно рассказать.

Рей отрывисто кивнула.

- Вы можете рассчитывать на мое молчание.

Она еще долго просидела на опушке, постепенно на Дералию опускалась ночь, взошла луна, осветив все вокруг мягким светом, таинственно подмигивали звезды, Рей прикрыла глаза, запрокинула голову, подставив лицо легкому теплому ветерку. Так много в галактике планет с приятным климатом, а она большую часть своей жизни прожила в раскаленной пустыне. И намерена туда же и вернуться. Хотя бы на время. Парадокс.

Она не хотела возвращаться в лагерь, сознавала, что Бен, наверное, волнуется, а, может быть, и нет. У него полным-полно забот и без нее. Но сознание свое все же закрыла, опустив толстую стену, скрывающую ее мысли. Мысли, от которых ее отвлек осторожный шорох в лесу. Рей открыла глаза, рука сама собой потянулась к мечу. Снова шорох, чьи-то приглушенные голоса. Девушка аккуратно поднялась, стараясь ступать, как можно, тише. Она аккуратно выглянула из-за невысокого кустарника, и увидела Алиру, твил’ечка разговаривала с незнакомым ей мужчиной, вот она быстро огляделась по сторонам и что-то передала ему. Он кивнул, Алира протянула ему пачку кредитов, еще раз оглянулась и пошла прямо по направлению к Рей. Девушка замерла, мысли метались в панике: что происходит? Кто этот человек? За что ему заплатила Алира? Что делать ей самой? Самым правильным, наверное, было бы сейчас обнаружить свое присутствие. Она уже расправила плечи, готовясь сделать вид, что она здесь оказалась только что, что твил’ечку она не видела, не заметила, да все, что угодно. Не успела. Чья-то цепкая рука дернула ее в сторону, пряча за деревьями, злой голос прошипел на ухо.

- Молчи и не высовывайся!

Алира замерла, словно почувствовала чье-то присутствие. Рей застыла в ужасе, стараясь не шевелиться, собственное дыхание было оглушающее громким, стук сердца в ушах, казалось, должны были слышать все. Твил’ечка огляделась по сторонам, а потом продолжила свой путь. Сильные руки резко развернули Рей, от души и с нескрываемым наслаждением, ударив о ствол дерева. Перед ней оказалась разъяренная Жако.

- Что ты здесь делаешь?!

- Я, - растерялась Рей, - я просто…

Жако сверлила ее взглядом, и девушка разозлилась, она сбросила с себя руки женщины, попыталась отойти, но та не дала ей этого сделать.

- Да что происходит?! – окончательно вскипела Рей.

- А то, что твоя дорогая подружка Алира, - злобно начала Жако.

- Она мне не подружка, - перебила Рей.

- Не время ругаться, - раздался мягкий голос.

Рядом словно из ниоткуда возникла Каллисто.

- Вам не хочется узнать, что именно Алира передала нашим врагам? – поинтересовалась женщина.

- Передала нашим врагам? – запинаясь, произнесла Рей.

- Именно! – Жако, наконец, отошла от нее, - я давно подозревала, что девчонка – предательница, но сейчас убедилась в этом. Этот человек – не из нашего отряда. Скорее всего она передала ему информацию о численности армии, о вооружении, о командовании.

Повисла напряженная тишина. Все трое переглядывались.

- Почему бы нам не проследить за ним? – почти весело поинтересовалась Каллисто.

- Чем мы и займемся, - произнесла Жако и круто развернулась к Рей, - а ты!

- А я пойду с вами, - спокойно произнесла девушка.

- Не пойдешь! – ощетинилась Жако.

- Еще как пойду!- вскинулась Рей.

Пару секунд блондинка сверлила ее недружелюбным взглядом.

- По-моему, нам пора идти, а не пререкаться, - безмятежно произнесла Каллисто.

Пройдя мимо Жако, Рей последовала за ситхом.

На их счастье, человек, с которым разговаривала Алира, не успел уйти далеко. Они шли за ним на некотором расстоянии, Рей старалась ступать осторожно, но у нее не получалось так бесшумно, как у Жако или Каллисто, которые, казалось, вообще плыли над землей. Рей все равно шумела, пару раз Жако бросала на нее раздраженные взгляды, но ничего не говорила, боясь обнаружить их. Наконец, лес расступился, открывая взору девушки просторную долину, а там…сотни, быть может, тысячи огоньков, едва слышный шум военного лагеря. Рядом выругалась Жако, и что-то прошипела себе под нос Каллисто. Рей почувствовала, как пересохло во рту. Их противники оказались ближе, чем они думали.

- Их явно больше нас, - задумчиво произнесла Каллисто.

- И они явно не готовятся ко сну, как мы, - вторила ей Жако.

Две женщины понимающе переглянулись.

- Он не должен передать сведения, - Рей рванулась за мужчиной, но была удержана безжалостной рукой Жако.

- И что ты намерена делать? – зашипела та.

- Остановить! – выпалила Рей и дальше, не задумываясь, отчаянно, на волне страха и адреналина, внезапно забурлившего в крови, - убить!

Слово повисло между ними. Хмыкнула Каллисто. Поджала губы Жако. А мужчина тем временем был все дальше от леса и все ближе к лагерю их врагов, оказавшихся так неожиданно близко, так неправдоподобно рядом.

Внезапно загудевший световой меч, ярко-зеленым светом расцветил все вокруг, заставив всех троих повернуться.

- Никто никуда не идет, - пропела Алира, надвигаясь на них.

За ней следовали вооруженные бластерами солдаты. Рей в панике смотрела на девушку, потом оглянулась на врага, которому та передала сведения. Момент был безнадежно упущен. Ей его не догнать, не переполошив весь вражеский лагерь. Рей заскрипела зубами, в ее руке вспыхнул алый клинок, и она кинулась на твил’ечку. Краем глаза она увидела, что Жако и Каллисто не отстают. Послышались выстрелы бластеров, потом крики боли. Жако и Каллисто вполне успешно отражали нападение. Рей очень быстро перешла в наступление. Пусть Алира знала многие тонкости Силы, не доступные Рей, но в бою была явно слабее. Удар, удар, удар. Рассыпавшиеся по поляне искры, собственное мастерство, подкрепленное холодным расчетом. Она не использовала эмоции, только разум, только Сила. Словно вот сейчас она стала джедаем. Тем бесстрастным и холодным существом, о котором ей твердили. Она почти достала ее, почти смогла. Помощь пришла в виде нескольких световых мечей, ворвавшихся в темноту леса. Но эта помощь была не им. Словно почувствовав, что больше не проигрывает, Алира с удвоенной скоростью завертела световым мечом, зеленый клинок прошелся рядом с ее животом, когда Рей опрометчиво раскрылась. Краем глаза она заметила, что Каллисто сражается сразу с двумя. Непохоже было, чтобы тетка Авейро устала или ей требовалась помощь, ее серебристый клинок порхал в руках. Упал один джедай, потом второй. И Каллисто кинулась на помощь Жако, которую теснили в глубь леса. Рей осталась одна в окружении троих.

- Сдавайтесь, - произнес высокий мужчина, - сдавайтесь, и мы сохраним вам жизнь.

Рей зло оскалилась, и не думая опускать меч. Она слышала звук боя где-то в лесной чаще, а потом все стихло. Рей тяжело дышала, раздумывая.

- Генерал! – выбежавший из леса юноша тяжело дышал, рукав его рубашки был разорван, он хромал на обе ноги, - она сбежала.

- Кто именно? – отрывисто спросил тот, кого называли генералом.

- Ситх, - был ответ.

- А вторая?

- Мертва.

Рей вздрогнула. Она не испытывала особой симпатии к Жако, к тому же та ее откровенно недолюбливала, но смерти девушка ей не желала. Внутри что-то оборвалось. И тут же воспряло. Жако мертва. Но Каллисто удалось уйти, а значит, она сумеет предупредить остальных. Значит, у них есть шанс.

- Сдавайтесь, - повторил генерал.

Одна против четверых. Ей не выстоять. Рей скрипнула зубами и деактивировала световой меч. Генерал протянул руку.

- Меч.

Рей покрепче обхватила серебристую рукоятку. Черта с два она отдаст свой меч! И не подумает!

- Меч, миледи…

- Рен! – звонко произнесла за нее Алира, - миледи Рей’анна Рен, ценный пленник.

Во взгляде, который Рей бросила на твил’ечку было обещание смерти. Больше она ее не жалела. Отдавая меч, девушка чувствовала себя так, словно осталась голой.


========== Часть 23 ==========


Он чувствовал себя здесь на своем месте, среди войны, отдавая приказы, продумывая стратегию дальнейших действий, выслушивая мнения остальных, предлагая свои решения. Это была война. И война была его жизнью. Он ведь мало что видел, кроме нее. Он умел воевать.

Быть во главе этих людей оказалось неожиданно проще, чем справляться со своей должностью Верховного Лидера в Первом Ордене. Он с удивлением это осознал. И даже поделился своими соображениями с Рей. В ответ она усмехнулась и сказала, что все дело в людях, которых он ведет за собой. А потом и вовсе добавила глупость о том, что в Сопротивлении, например, ему тоже было бы проще. Он посмеялся, а потом поцеловал ее. Ему нравилось, что она рядом, что она принадлежит ему. О том, что вскоре все изменится, он предпочитал не думать. Как и о том, что она сказала ему на Татуине, о том, что любит его. Это было немыслимо, странно. Он напоминал себе, что она еще очень молода, что вряд ли отдает себе отчет в том, что говорит. Она не могла полюбить его. Полюбить монстра, которого когда-то так ненавидела. Свои чувства к ней он и вовсе не хотел анализировать. Пока Рей была рядом, и этого ему было достаточно. Он лишь подумал как-то о том, что они могли бы тут остаться, что они могли бы быть тут счастливы вдвоем с Рей. Здесь так легко было забыть прошлое, что их связывало и одновременно разделяло. От одной мысли о том, что придется вернуться в Первый Орден, ему становилось тошно. Возможно, был другой выход. Рей предложила бы Сопротивление. Но эта мысль была нисколько не привлекательнее. Возможно, ему следует уйти, скрыться, исчезнуть. Но в галактике, где нет мира, война однажды все равно его настигнет. Глупо думать, что нет. Выбери он хоть Джакку, ему не скрыться.

Он уже давно закончил со всеми делами, а Рей все не возвращалась. Стемнело, лагерь готовился ко сну, все постепенно затихало. С улицы ощутимо потянуло сыростью, и Бен подумал о том, что теплолюбивая Рей непременно замерзнет. Она ведь ушла, даже не взяв с собой никакой накидки. Наверное, он должен был рассказать ей больше о Каллисто, тогда, быть может, Рей не стала бы считать его монстром, который хочет убить ни в чем не повинную, по ее мнению, женщину.

«Рей!»

Он попытался дотянуться к ней через Силу, но наткнулся на глухие стены, что она возвела. Это его восхищало, она очень ловко управлялась с защитой своего разума, даже защитой от него, что расстраивало и немного обижало, но не слишком. Если уж он не может к ней пробиться, то и никто другой не сможет. А это дорогого стоит.

«Рей!»

Он все-таки попробовал еще раз, зная почти наверняка, что у него не получится. Но он начинал беспокоиться. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как она ушла. Возможно, она где-то в лагере, болтает с Алирой, с которой она, кажется, сблизилась больше остальных. Твил’ечка не слишком нравилась Рену. Было в ней что-то настораживающее его, что-то заставляющее опасаться. Но, не имея объективных наблюдений, он старался держать себя в руках. Решив, что способы поиска кого бы то ни было, используемые остальными смертными, все-таки порой тоже эффективны, но не прекращая прислушиваться к Силе, в надежде на то, что Рей все же откроется, Бен вышел из палатки, чтобы найти девушку. Но никто их Ордена Рен ее не видел. Только Маэлан мрачно посмотрел на него.

- Они с Лиамом уходили куда-то по направлению к лесу несколько часов назад.

В груди все перевернулось, показалось, что земля уходит из-под ног. Если только Лиам посмел причинить Рей зло.

- Я не думаю, что он мог ее обидеть, - мягко произнес забрак, видимо, выражение лица Рена стало далеко не мирным.

Конечно Лиам Стрег, друг их союзника не мог обидеть его супругу, леди Рей’анну Рен, но вот Лиам Рен, орденец, вполне мог попытаться обидеть Рей с Джакку, что из Сопротивления. Но сказать об этом Маэлану Рен не мог.

- Лиам вернулся? – напряжение в его голосе прорывалось наружу, но ему было плевать.

- Да вон он! – махнул рукой подошедший Креон.

Широкими шагами, едва сдерживая себя, чтобы не побежать, Бен направился к Лиаму, мирно беседовавшему с Фаусто Авейро.

- Бен! – понесся ему вслед окрик забрака.

Но Рену было наплевать. Он был теперь почти уверен, что Лиам что-то сделал с Рей. Если это так. Если это только так, он его убьет прямо здесь. И плевать на последствия!

Лиам заметил его где-то на середине пути, он вопросительно приподнял брови, потом нахмурился, быстро что-то сказал Авейро, улыбнулся и направился навстречу Рену.

- Где она? – прошипел Бен, едва сдерживаясь, чтобы не схватить противника за грудки, - где Рей?

- Вообще она твоя жена, странно, что такие вопросы ты задаешь мне, - небрежным тоном произнес Лиам.

- Где она? – прорычал Бен.

- Я не знаю, - спокойным тоном произнес Лиам.

- Ты ушел с ней, - еще немного и он все же кинется на него, - зачем?

- Ну, - протянул Стренг, - мы немного поговорили о…нашей общей проблеме. Ты же бедной девочке ничего не рассказываешь. А она хочет знать. И имеет на это право, знаешь ли.

- Хватит ломать комедию! Ты ушел с ней! Вернулся без нее! – заорал Бен.

На них уже стали обращать внимание. Подошедший Маэлан, взял его было за локоть, но Бен вырвался.

- Бен, успокойся, - голос забрака был настойчив и тих, - то, что ты предполагаешь, совершенно нелепо. Она, возможно, просто гуляет где-то в лесу.

Бен бросил на Маэлана быстрый взгляд. Он не мог объяснить ему, почему так нервничает, и чего боится. А если бы попытался, то забрак наверняка счел бы его просто сумасшедшим. Путешествия во времени и старые враги из будущего. Или прошлого. Шут его разберет!

- Я действительно не знаю, где она, - примирительно поднял руку Лиам, - ты знаешь, что я не лгу. Мы просто с ней побеседовали. Ничего более. Клянусь Силой.

И добавил уже тише, так, что слышал только Бен:

- Если бы мне захотелось причинить ей вред, то я выбрал бы более подходящее время и место.

Бен знал, что он говорит правду. Не прикасаясь к Силе, не собираясь вторгаться в чужой разум, обычным человеческим чутьем он знал, что Лиам говорит правду. Но зудящее беспокойство поселилось где-то в подкорке, заставляло нервно сжимать и разжимать кулаки и едва сдерживать себя, чтобы не бежать. Но куда? На поиски Рей? Он старался контролировать дыхание, которое все равно было слишком шумным, слишком нервным. Он молча смотрел куда-то за плечо Лиама, не желая больше встречаться с пронзительным взглядом холодных голубых глаз, что, как острые льдинки сейчас царапали его подсознание. Он никогда не был хорошим провидцем, но сейчас все нити Силы сплетались не в вероятность – в неизбежность. Гибель и Тьма ждали его за порогом, ждали, когда же он переступит границу, и тогда уже не сможет спастись. Ни он, ни кто-либо еще.

Он обвел взглядом засыпающий лагерь, с каким-то отчаянием осознав, что все они обречены. Но почему? Почему еще полчаса назад этого чувства не было? Не могло же быть дело только в Рей. Да, ее исчезновение, безусловно, тревожащий факт. Но Маэлан прав, возможно, девушка просто загулялась до поздней ночи. В конце концов, она ушла в растрепанных чувствах, и он был тому виной. Приходилось признать, что и Лиам тоже прав: Рей имела право знать. Он должен был объяснить ей все с самого начала, рассказать, как есть, а не прятаться за собственным упрямством и недоверием ко всему сущему. Он тяжело вздохнул, прикрыл глаза, изо всех сил сжал переносицу пальцами, голова начинала болеть немилосердно.

Он пытался мыслить объективно, стратегически: где искать Рей? С чего начать?

«Рей!»

Ну ответь же! Ну!

Тишина. Только нарастающая головная боль, раскалывающая череп надвое.

- Мы найдем ее, Бен, - мягко произнес забрак.

В желтых глазах стояло какое-то неопределенное выражение, похожее на жалость, сплетенную с удивлением. Рен прерывисто вздохнул. Он должен мыслить ясно и рационально. Вся эта паника на глазах у всего лагеря, совершенно ему ни к чему. Он сжал и разжал пальцы, скрипнула кожа черных перчаток.

По лагерю прошло какое-то волнение. Словно волна. Крик, выражение тревоги, растерянности на лицах людей, проскользнула искорка паники. Люди начали выходить из палаток, недоуменно переговариваться между собой.

Бен замер, быстро переглянулся с Мэланом, а потом с Лиамом. Неужели что-то все же случилось? Случилось с…

А потом на опушке появилась она. Светлые волосы были растрепаны и кое-где подпалены, на грязном лице следы крови, серые глаза мерцали серебром в свете огней, одежда разорвана. Каллисто припадала на обе ноги и берегла левую руку. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль о том, что жаль кому-то не удалось убить ее. Мелькнула и тут же пропала. Тетка Фаусто решительно направлялась к ним.

В груди запульсировала тревога, граничащая с ужасом. Что-то неотвратимое и смертоносное надвигалось на него. Нити Силы вибрировали, звучали грозно, погребальным колоколом, гудящим набатом, кричащим об опасности.

- Они рядом! – отрывисто произнесла она.

- Тетя! – Авейро выбежал из палатки, подхватив внезапно начавшую заваливаться женщину, - тетя! Что случилось?

- Они близко, - повторила Каллисто.

Тревога расползлась по венам, цепкими пальцами схватила сердце, сжав его.

- Что произошло? – Рен услышал свой голос, словно со стороны.

Головная боль делала все происходящее еще более нереальным, словно сон. Беспокойство о Рей, Каллисто, которая явно пережила нападение, и пульсация потревоженной Силы давили на него, как Тьма на Коррибане, неотвратимо, безжалостно, желая сломать, сломить, уничтожить.

Каллисто посмотрела на Бена светлыми глазами, в которых мелькнула насмешка. Словно она…знала. Бен отшатнулся.

- Саломон рядом, и он готовится напасть, - раздельно и четко произнесла женщина, а потом обмякла на руках у племянника.


========== Часть 24 ==========


Наверное, ей следовало бы сразу же связаться с Беном, рассказать ему все, ведь они должны быть готовы к приходу врага, но она не решалась. Рей шла в плотном кольце из джедаев, которые с интересом косились на нее. Она кожей ощущала их внимание, пристальный интерес, жгучее любопытство. Кроме того была Алира, твил’ечка не смотрела на нее, но из всех ее конвоиров она была самой опасной, слишком чувствительной к Силе, насколько вообще можно быть слишком в этом вопросе, очень опытной, очень чуткой к любым изменениям. Любые манипуляции с Силой она могла заметить, и тогда не миновать беды. Возможно, это было трусостью, но у нее была надежда – на Каллисто. Ей ведь удалось сбежать, а значит, рано или поздно она доберется до лагеря, до Бена и все ему расскажет. Конечно, это потеря времени, любое промедление сейчас чревато проигрышем, но сделать Рей ничего не могла. Позже, когда ее неизбежно оставят одну, она попробует связаться с Беном. Сейчас же девушка пыталась запомнить все, что видела. Расположение лагеря, численность людей, оружие, которым они обладали.

Наконец, они пришли к небольшому деревянному строению. Один из джедаев, видимо, глава их отряда вошел внутрь. Рей услышала приглушенные голоса, но разобрать, о чем они говорят, не могла. Девушка прожигала взглядом Алиру, да так, что, наконец, твил’ечка все же повернулась к ней.

- Что? – раздражение на ее лице удивительным образом мешалось со страхом.

Рей ухмыльнулась. Она не стала угрожать, бросать в воздух пустые слова. Девушка лишь покачала головой.

- Ничего.

Алира скривилась, ее губы задрожали. Она явно хотела что-то сказать, но не успела. Дверь распахнулась.

- Идем!

Джедай грубо схватил ее за плечо и буквально втолкнул внутрь. За спиной захлопнулась дверь. Рей с любопытством огляделась: небольшая комната с аскетичной обстановкой – узкая кровать, некое подобие шкафа, стол и пара стульев. Освещалась вся комната тусклым светом ламп. И сначала Рей не разглядела поднявшегося ей навстречу человека. Что-то смутно знакомое было в его облике. Сердце сжалось на мгновение. Рей закусила губу, прищурилась, стараясь понять, кто перед ней. И ахнула.

- Максимилиан!

Павина широко ухмыльнулся.

- Я знал, что вы справитесь, - напевный голос канцлера ударил по ушам, убеждая ее в том, что перед ней действительно герцог Шатору.

Нисколько не изменившийся, все такой же самоуверенный и таинственный. Всезнающий.

- Где Кайло? – герцог тем временем явно не собирался разглядывать ее, - в лагере? Они ведь недалеко, верно?

Растерянная Рей кивнула.

- Но я думала, что здесь из чувствительных к Силе только джедаи, - медленно произнесла она.

- Я единственный ситх, - отмахнулся Павина и спросил, - я надеюсь: ты не предупредила Рена о том, что произошло?

- Нннет, - пробормотала Рей, - но я не понимаю…

- Поймешь, - Павина указал рукой на стул, - садись. У нас есть немного времени.

- Вы мне все объясните? – с надеждой спросила Рей, усаживаясь на едва слышно скрипнувший под ее весом неудобный и жесткий стул.

Герцог тем временем в волнении расхаживал по комнате. Рей все еще не до конца верила собственным глазам. Молчание затягивалось, и девушка не выдержала.

- Как вы здесь оказались?

Максимилиан хмыкнул.

- Я и был здесь. В это время, в этом месте я был.

Рей недоверчиво посмотрела на него. Не может быть, чтобы ему было столько лет. Впрочем, сейчас это было явно не главное. Совсем не то, что должно было бы ее волновать. Плюнув на свое любопытство, Рей сосредоточилась на более важных сейчас вещах.

- И вы намеренно отправили нас с Беном сюда?

Максимилиан вздохнул.

- Нет, я не думал, что мы окажемся именно здесь. Но потом я понял.

Он сделал еще пару шагов по комнате, потом обернулся и пристально посмотрел в глаза Рей.

- А теперь внимательно послушай меня, Рей. Саломон разбил Фаусто, рыцари Рен пали. Джедаи захватили власть в Республике, действуя исподволь и словно бы не вмешиваясь в политику, и некому было призвать их к ответу, Тьма ослабла. Равновесие сместилось. Родовой замок Скайуокеров подвергся нападению, и некому было его защитить. Племянник Уинстона Скайуокера, который должен был унаследовать его земли, стал рабом. Через многие сотни лет Татуин стал пустыней, а мальчик Энакин вырос рабом. Он был вынужден покинуть свою мать и не смог защитить ее. Он влюбился в королеву, которой не был ровней, и любовь эта была обречена. Он стал одним из величайших лордов ситхов в истории, и баланс снова сместился, на этот раз в сторону Тьмы.

Максимилиан подошел ближе.

- Но теперь все будет иначе. Каллисто предупредит племянника. Он будет готов. Рыцари Рен не падут. Равновесие не нарушится. Скайуокер защитит свой дом. И мальчик Энакин никогда не будет рабом. Мы изменим прошлое, и нас будет ждать новое будущее.

Рей молчала, пытаясь осмыслить услышанное. Ей было как-то не по себе, она боялась что-то менять в прошлом. Но, может быть, она боялась напрасно? Вот перед ней стоит Максимилиан, уверенный в своей правоте, четко знающий, что им делать дальше, как действовать. Девушка закусила губу. Теперь зная правду, решится ли она поставить под удар Рыцарей Рен. Нет, даже не поставить под удар – отправить на верную смерть. Всех, без исключения. Даже Бена. Руки похолодели, Рей нервно сглотнула, рассеянно накрутила на палец прядь волос. Но будут ли они поставлены под удар? Ведь Каллисто их уже наверняка предупредила, а значит, они будут готовы к нападению, значит, у них есть шанс победить.

- Вы намеренно переместили нас сюда? – спросила Рей, - в этот временной отрезок.

Павина хмыкнул.

- Нет. Честно говоря, я думал, что это будет нечто…более позднее. Не хотелось бы мне вновь оказаться здесь, - он поморщился, - конфликт на Дералии – не самый любимый мною факт собственной биографии.

Рей вопросительно вскинула брови.

- Я вынужден был объединиться с деждаями, помогать им. Не самое приятное времяпрепровождение, знаешь ли.

Канцлер стряхнул с рукавов невидимые пылинки, пару раз прошелся по комнате.

- Какова будет наша роль во всем этом? – спросила Рей, - моя и Бена.

Максимилиан остановился, чуть склонил голову на бок, глаза его весело блеснули.

- Так ты приняла мой совет как руководство к действию, - хмыкнул он, - молодец!

- Какой совет? – Рей почувствовала, что румянец выступил на щеках.

- Любить своего Кайло Рена, если тебе так хочется, и прожить свою жизнь так, как нравится тебе, не слушая глупых сентенций старших.

Теперь у нее полыхало все лицо и, кажется, даже шея.

- Ну знаете ли! – выдохнула она растерянно, не зная, что сказать.

- Брось, - махнул рукой Павина, - я всецело одобряю подобные вещи, а тебе должно быть все равно уже, ты поступила так, как поступила. Так к чему теперь жалеть?

Вопрос явно не требовал ответа. Рей едва слышно фыркнула. Она не жалела. Она любила Бена. Мало того, она ему еще и призналась в этом. И этих слов точно не вернуть обратно. Да и не хочется, если честно.

- А ритуал? – поинтересовалась Рей, - ритуал столкновения Света и Тьмы? Как нам его воспроизвести?

- О! Догадалась! Умная девочка! – похвалил ее мужчина, и Рей не стала говорить, что это догадался Бен. Канцлер тем временем продолжил, - это не ваша забота, я все устрою. Просто будьте рядом в этот момент. Это ваша основная задача на эту битву. Не бессмысленное геройство, не попытка спасти кого-то – «Или убить, - подумала Рей», - а быть рядом. Мы все должны вернуться в свое время.

- И что ждет нас там? – живо спросила девушка. Пожалуй, этот вопрос мучил ее больше всего.

После непродолжительной паузы Максимилиан ответил явно нехотя.

- Если бы я знал. Взывая к Силе, я рисковал и рискую до сих пор. Я лишь надеюсь, что нам удалось восстановить Равновесие. Но все может стать еще хуже.

- Отлично! – фыркнула Рей, почувствовав, как неприятно засосало под ложечкой, - то есть никаких гарантий?

- Все верно, - кивнул Максимилиан, - никаких гарантий.

Девушка скривилась и нервно забарабанила пальцами по столу.

- Ну хорошо. И что дальше?

- Дальше, - улыбнулся ситх, - мы выпьем чаю и подождем, пока начнется битва.

***

Раздавшийся вдали грохот взрыва заставил Рей отставить чашку. За первым взрывом последовал второй. Маленький домик содрогнулся, завибрировали стены, задрожали и жалобно тренькнули чашки и блюдца, что-то с грохотом упало и, кажется, разбилось. На улице поднялся невообразимый шум, крики и выстрелы, чуткое ухо девушки даже уловило шипение световых мечей.

- Началось, - глаза Максимилиана удовлетворенно блеснули, ситх поднялся на ноги.

Рей – вслед за ним. Канцлер протянул ей световой меч.

- Помни, зачем ты здесь, - напутствовал ее Шатору, - ты не должна геройствовать. Ты должна изменить судьбу галактики. А теперь – вперед.

И он бы вытолкнул ее, наверное, на улицу, кажется, именно это он и собирался сделать. Но дверь слетела с петель, оглушая Рей новым взрывом. Девушка едва успела пригнуться, в ушах неприятно заныло, Рей с трудом сглотнула. И ринулась наружу.

Здесь творился хаос. Рей замерла. Ее мысли в панике разбегались. Выстрелы, взрывы, вспышки, крики боли и торжества, искры и пламя. Где свои? Где чужие? Как понять? И что ей делать? Не геройствовать – хороший совет, но не может же она просто так стоять тут и ждать…чего? Рей в панике огляделась. Максимилиан уже куда-то исчез. Просвистевший рядом с ухом заряд бластера вернул ее к реальности. Ждать или нет, но торчать тут, как живая мишень – точно плохая идея. Следующий заряд она отразила световым мечом, и еще один, и еще. Словно все сговорились стрелять в нее. Это, конечно, было не так, но так казалось. Зато теперь, как бы странно это ни было, она обрела способность ясно мыслить. Ей нужно найти Бена. И вместе они должны найти Максимилиана. И если первое – задача еще более или менее выполнимая, то второе представляет определенные трудности среди этого хаоса.

«Бен!»

Рей попыталась сосредоточиться на их связи.

«Бен!»

Он не отвечал ей. Конечно, ему не до нее сейчас. Но дело ведь не столько в ней. И Рей бы решительно направилась сама не зная, куда, но тут ее алый клинок, которым она отражала выстрелы, столкнулся со светло-голубым. Это был давешний джедай, кажется, глава отряда, который прибыл на помощь Саломону Авейро.

- Я не знаю тебя, - задумчиво проговорил мужчина.

Алый клинок скользнул по голубому, выбивая искры, заставляя Рей на мгновение ослепнуть.

- А ты знаешь всех чувствительных к Силе в галактике? – фыркнула Рей.

Джедай передернул плечами. И нанес удар. Он был опытным и сильным противником. Даром, что молод, но мастерства ему было не занимать. С первого мига Рей ушла в оборону. Да, это была ее сильная сторона, но джедай безжалостно теснил ее, если слово «безжалостно» вообще можно было к нему применить. Он выглядел так, словно выполнял какую-то рутинную, повседневную и скучную работу. Он с легкостью пресекал любые попытки девушки перейти в нападение, ее робкие ответные выпады. А она злилась. Мысли ее были направлены вовсе не на эту схватку, а на то, как найти Бена, как вернуться в свое время. Очень скоро Рей поняла, что если не соберется прямо сейчас, то проиграет. Она уже начала немного уставать, тогда как ее противник скорее напоминал не человека, а робота. Она провернула какой-то совсем немыслимый финт, подставившись под удар, позволив голубому клинку скользнуть по ее бедру, зашипев от резкой, обжигающей боли, но оно того стоило, ее противник раскрылся на мгновение. Всего мгновение, но Рей этого было достаточно, чтобы начать атаковать. Она наносила быстрые и плавные удары, вряд ли в них было какое-то изящество, зато они были эффективны. На мгновение на лице ее противника мелькнуло удивление, единственная эмоция, которую он позволил себе за все это время, а потом алый клинок с победным шипением вошел ему в грудь. Рей замерла на мгновение. А потом резко развернулась. Ей нужно найти Бена.

«Бен!»

Нет ответа, она бежала куда-то, продираясь сквозь битву, стараясь не обращать внимание ни на что, кроме своей цели. Не геройствовать. Это не ее война. И тут она увидела, нет, не Бена, Креона, который отбивался сразу от троих, одним из которых была Алира. Юноша был ранен, и хоть меч его словно порхал в умелых руках, так, что Рей на мгновение залюбовалась им, но ему было не победить. Рей знала, что одному Креону не справиться. Девушка замерла. Не геройствовать. Это не ее война. Это даже не ее время. Но черт возьми! Она не может позволить этому мальчишке умереть! Не может вот так пройти мимо! С рычанием девушка бросилась в гущу схватки, и благодарный взгляд Креона, его робкая улыбка и расправленные плечи были ей лучшей наградой. Она напала на Алиру. И покривила бы душой, сказав, что не хотела этого с того самого момента, как поняла, что девушка – предательница. С мстительной и гадкой улыбкой она теснила твил’ечку. Рей знала, что победит. Удары алого клинка градом сыпались на противницу, не позволяя ей и шагу сделать в сторону, не позволяя ей развернуться.

«Рей!»

О как не вовремя. Чертовски не вовремя!

«Я здесь!» - сквозь стиснутые зубы.

Рей надеялась, что связь передаст все ее эмоции.

«Где ты?»

«Я тут немножко занята, видишь ли!»

Она отвлеклась. Уверенная в своей победе она отвлеклась, и клинок Алиры проехался по ее плечу. Рей вскрикнула от боли, мгновенно потяжелела рука, держащая световой меч. Попятившись, девушка оступилась и упала на спину. Каким-то чудом она успела вскинуть руку, отражая удар, перекатилась, уходя от нападения, и снова вскинула руку с мечом. Твил’ечка била изо всех сил, не позволяя Рей встать. Боль мешала Рей ясно мыслить, мешала сосредоточиться на чем-то другом, страх мешался со злостью и досадой. И, наверное, это ее спасло. Чисто инстинктивно она вскинула руку, заставив Алиру замереть на мгновение, скованную Силой, и нанесла удар в живот. Нечестно? Быть может. Но когда речь идет от жизни и смерти, нет никакого честно. А защищать себя в Силе должно всегда. И еще один удар на этот раз в грудь. Тяжело рухнуло тело. Рей с трудом поднялась. На лице твил’ечки застыло обиженное выражение, удивленное и беззащитное. Рей отвернулась. Видеть дело рук своих было неприятно, хоть и выбора у нее особо не было. Девушку шатало от боли, онемела раненая рука, она подволакивала ногу, и непременно бы упала, если бы ее не подхватил оказавшийся рядом Креон.

- Спасибо!

Юноша выглядел немногим лучшее нее: бледный, с ссадинами на лбу и на щеке, серая туника рассечена на животе и на груди.

Рей неопределенно махнула здоровой рукой. Благодарить сейчас было последним делом. Битва еще не закончена. А ее ждут другие дела.

«Бен!» - снова позвала она.

И услышала наяву.

- Я здесь.

Рей обернулась и упала на руки уже Рену. Его темные глаза светились беспокойством пополам с неодобрением. Но, видимо, поняв, что ругать ее сейчас неуместно и ни к чему, он отрывисто спросил.

- Ты в порядке?

- Более или менее, - уклончиво ответила Рей и добавила уже мысленно: «Нам надо найти Максимилиана».

Рен удивленно посмотрел на нее. Объяснять на словах не было времени, и Рей позволила Бену посмотреть ее воспоминания. Это заняло долю секунды. Мужчина коротко кивнул ей.

- Креон, - обратился Рен к юноше, - наши в той стороне, - он махнул рукой в сторону леса, - тебе нужна медицинская помощь. А нам с леди Рей’анной надо закончить одно дело.

- Но, - заикнулся было Креон, - ведь леди Рен тоже ранена.

- Ступай, - мягко произнесла Рей, - все в порядке.

Креон хмуро и неодобрительно смотрел на них, уголок его губ чуть дернулся, между глаз пролегла складка. Он явно что-то хотел сказать. Не успел.

- Это приказ, - сухо бросил Рен.

И это решило дело. Коротко кивнул, Креон поспешил в сторону леса.

- Идем, - Бен потащил ее куда-то, а Рей практически висела на нем, подволакивая раненую ногу, чувствуя, как кружится голова.

- Никудышный из меня воин, - пробормотала она.

- Потом будешь рефлексировать, - грубовато бросил Бен, - я еще должен тебе сказать все, что думаю о твоей авантюре.

Рей только глаза закатила.

- Потом скажешь! – в тон ему ответила девушка.

И это, кажется, его завело, потому что Бен остановился и хорошенько ее встряхнул.

- Какого черта, Рей?! Что за непонятное геройство?! Почему не предупредила меня?! Ты могла погибнуть! Ты попала в плен!

- Если бы кто-то был занят мыслями о том, как нам вернуться домой, а не о том, как убить беззащитную женщину, этого бы не случилось! Если бы кто-то рассказал мне все, а не скрытничал не пойми зачем, я бы не пошла выяснять, что происходит, у чужого человека!

- Ах, так это я виноват?! – он снова зло ее встряхнул.

Рей зашипела от боли.

- Потом поругаетесь голубки, - раздался злой и чуть задыхающийся голос.

Они одновременно обернулись, одинаково гневно глядя на того, кто посмел прервать их. Перед ними стоял Лиам, битва прошлась и по нему, начисто лишив природного лоска.

- Нам надо найти Каллисто, - деловито произнес Стренг.

- Нам надо найти Максимилиана! – бросила Рей.

- Это еще кто? – вскинул брови Лиам.

- Тот, кто затащил нас сюда и тот, кто вернет нас домой, - отрезала девушка.

- Кайло, - негромко произнес ситх, глядя на Бена, - Каллисто. Я не буду один выполнять твою работу.

- Она не только моя! – огрызнулся Рен.

- Последний раз она была в той стороне, - мотнул головой в сторону развалин хижины Лиам.

Разозленная Рей с удовольствием бросила бы этих двоих, но Бен служил ей отличной опорой, и выбора у нее не было. В любом случае им всем надо было держаться вместе. Поэтому, кипя от раздражения, она пошла вместе с мужчинами в сторону развалин.

Вокруг по-прежнему кипела битва, и, наверное, им стоило передвигаться бегом, чтобы не быть живой мишенью, но Рей едва тащилась, и то благодаря Бену, нога начинала болеть немилосердно, а руку она вовсе перестала чувствовать. Бен поглядывал на нее с беспокойством, но пока молчал. Сначала они увидели вспышки, а потом и Максимилиана, сражающегося с Уинстоном Скайуокером, и Рей залюбовалась бы их быстрыми и решительными движениями, смертоносным танцем световых мечей, если бы он действительно не был смертоносен, а гибели ни одного из них Рей не хотела. Девушка рванулась вперед, но была удержана грубой рукой, потому что на стороне Уинстона сошлась в схватке с высоким темноволосым джедаем Каллисто. И затем что-то словно сместилось в пространстве. Дальнейшее напоминало сон, в котором Рей была лишь сторонним наблюдателем. Все звуки разом отодвинулись на задний план, там где-то шла своим ходом битва, там где-то гибли люди, там где-то Саломон Авейро терпел сокрушительное поражение, а рыцари Рен смело вступали в бой. Там где-то грохотали взрывы и шипели световые мечи. Но все это было уже не здесь. Вот вынул бластер Лиам, намереваясь выстрелить в Каллисто. Он поднял руку медленно, словно нехотя, лицо его приняло сосредоточенное выражение. Вот вскрикнул и зашатался Максимилиан, раненый Уинстоном. Вот зазмеилась на тонких губах Каллисто победоносная улыбка, когда джедай упал на одно колено. Тонкий звон стоял в ушах. Вспыхнула и померкла Сила. Завибрировали невидимые нити, напевая звонкую и насмешливую песню. Волоски на коже встали дыбом, девушка вздрогнула всем телом. Воздух вокруг дрожал, напоенный Силой, которая пронизывала сейчас все вокруг, сплеталась в причудливый узор, словно живой, затягивающий Рей в пустоту. Девушке казалось, что она падает куда-то. Все вокруг словно дымкой подернулось. Собственный крик замер на губах. Она лишь выбросила вперед руку, отводя от Каллисто смертоносный заряд бластера. Яркая вспышка почти ослепила ее, заставила пошатнуться. Собственное тело больше не слушалось ее, ноги стали ватными, немилосердно закружилась голова. Последнее, что она увидела, был полный ярости взгляд Лиама, а потом ей в лицо дохнул горячий пустынный ветер. И мир погрузился во тьму.


========== Часть 25 ==========


Звуки доносились, словно издалека, а голова болела, как после хорошей попойки. Он попытался открыть глаза и не смог, поднять веки оказалось просто невероятным подвигом. Бен попытался пошевелиться и едва слышно охнул, тело ломило немилосердно, словно его долго избивали. Мысли в голове ворочались со скрипом. Он попытался потянуться к Силе, это казалось хоть каким-то выходом, раз уж тело ему не подчинялось, но и Сила ему не отвечала. Его прошиб холодный пот. Это было что-то новенькое. Сколько он себя помнил, Сила была с ним всегда, не было момента, чтобы Бен не ощущал ее присутствия рядом, только руку протяни – и коснись. Он и протянул руку, мысленно, разумеется, но ощутил пустоту. Сила была где-то далеко, в такой недосягаемой дали, что ему было не коснуться, и это, пожалуй, было даже мучительнее отказывающегося подчиняться тела. До него донеслись голоса, казавшиеся смутно знакомыми.

- Какого черта, мусорщица?! Кто позволил тебе решать, кому жить, а кому умереть? – мужской голос, явно раздраженный, злой, рассерженный. Его обладатель был готов напасть.

- А тебе? – женский, смутно знакомый, почти родной.

- Ты сделала хуже только себе! – этот голос не мог быть богат столькими эмоциями. Насколько помнил Бен, обладатель этого голоса всегда был сдержан. Не спокоен, отнюдь. Но сдержан.

- Я вернула нас! – теперь и женщина начинала злиться, - мы бы не вернулись, если бы ты ее убил!

Кого убил? Кто? Зачем? Голова немилосердно кружилась. Он должен открыть глаза. Он должен понять, где он, в конце концов! Черт возьми! Откуда эта дурацкая и предательская слабость!

- Хватит, - еще один мужской голос, тихий, хриплый, - девочка все сделала правильно. Каллисто открыла нам портал назад.

- Назад – это куда? – второй мужчина явно не собирался сдаваться, - что нас здесь ждет? Лучшее будущее?

- Лучшее настоящее, - в голосе мужчины не было ни угрозы, ни злобы, но Бен отчего-то едва подавил нервную дрожь.

- Ах ну да! – скептически отозвался мужчина, - это все ведь ради невнятных целей невнятного ситха!

- Равновесия! – возмущенно воскликнула женщина.

- Что ты можешь знать о равновесии, мусорщица?!

Почему он называет ее мусорщицей? Она уже давно не собирает мусор на Джакку, она уже давно…Что давно Бен пока не вспомнил. Он снова предпринял попытку открыть глаза, с губ сорвался хриплый стон.

- Ох, Бен! – услышал он, на лоб опустилась прохладная рука, - Бен! – голос умолял, звал, просил. Ради обладательницы этого голоса, пожалуй, стоило открыть глаза.

И он открыл. И тут же пожалел об этом. Мир вокруг закачался и не спешил приобретать четких линий, Бена затошнило, голова кружилась, он осознал, что отчаянно хочет пить.

- Бен, - рука спустилась на щеку, погладила, делясь желанной прохладой.

Где-то на заднем плане препирались мужчины, но обладательница мягких прохладных рук и нежного голоса была рядом. И почему-то это казалось самым важным в жизни.

- Рей, - имя далось с трудом, чтобы произнести его приходилось прилагать невероятные усилия.

- Ох, - выдохнула женщина.

Он с трудом все же сфокусировал взгляд. Карие глаза смотрели на него с непередаваемой смесью тревоги, любви и нежности. На скуле алел кровоподтек. Воспоминания хлынули в голову с Силой, наполнившей каждую клеточку тела, причиняя почти боль. Бен протянул руку и коснулся любимого лица.

- Как ты себя чувствуешь? – почему-то шепотом спросила она.

Чувствовал он себя по-прежнему паршиво, но вид склонившейся к нему Рей, кажется, уже сам по себе возвращал силы.

- А почему шепотом? – он чуть приподнялся, заговорщицки прищурился.

По губам Рей скользнула легкая улыбка, она склонилась к нему.

- Чтобы они не заметили, - прошептала она.

- О! – раздался ехидный голос, - спящая красавица пришла в себя!

Рей закатила глаза, быстро чмокнула Бена в губы, и развернулась, открывая ему обзор. Рен приподнялся на локте, задумчиво глядя на изрядно потрепанного Лиама.

- Что-то ты больно эмоционален, - фыркнул Бен, - сам на себя не похож. Это точно ты, а не твоя копия из прошлого?

- Это, к сожалению, я! – процедил Лиам, - и я, к сожалению, с вами.

- Не нравится – уходи! – бросила Рей.

- Кайло, пусть твоя мусорщица следит за языком, - прошипел рыцарь.

- Моя жена совершенно права, тебя никто здесь не держит, - спокойно произнес Бен.

Он принял вертикальное положение, в глазах потемнело на мгновение, он отвернулся от злобно оскалившегося Лиама, и услышал, как хмыкнул Максимилиан. Рен внимательно посмотрел на старого ситха, вокруг которого клубилась Тьма, настолько глубокая, что Бен даже залюбовался на мгновение.

- Что дальше? – спросил он, обращаясь к нему.

Шатору пожал плечами.

- Я знаю не больше вашего.

- Чудесно! – фыркнул Бен.

Он аккуратно поднялся на ноги, которые внезапно задрожали, ему пришлось опереться на стену. Каменную стену. Бен внимательно огляделся. Они снова были в пещере, мягкий свет кристаллов, отражался от стен, играл на зеркальной глади озера, подмигивал и манил. Сила была рядом, спокойная, безмятежная и родная. Как и Рей, что сейчас поддержала его, чтобы он не упал. Бен не удержался и поцеловал девушку в макушку. Она вздрогнула и улыбнулась в ответ.

- Думаю, нам, как минимум, надо выйти отсюда, - произнес Бен и, поддерживаемый Рей, неловко поковылял к выходу.

В лицо дохнуло жаром, и Бен поморщился. Он никогда не любил пустынь. Но сейчас перед ним раскинулась именно она, пустыня – тонны песка, уходящие вдаль, и больше ничего, только песок, окрашенный в красновато-оранжевый цвет заходящих солнц Татуина. Они вернулись. Хотелось верить, что вернулись в свое время. Бен глубоко вздохнул, пытаясь успокоить мысли и чувства, горячий и сухой воздух ободрал горло, заставив закашляться. Вот и все. Его, наверное, должно было бы волновать, что их ждет. Ведь, если теория Максимилиана верна, то они вернулись в измененную реальность, в которой…что? Может не быть ни Первого Ордена, ни Сопротивления? Ни джедаев, ни ситхов? Это было бы идеальный вариант, но вряд ли возможный. Может быть, изменения и вовсе не заметны, настолько тонкие изменения в Силе, в Свете и Тьме, в Равновесии, которое, хотелось верить – ведь иначе их путешествие во времени было бы напрасным! – восстановлено, что он и не почувствует. Бен растеряно покачался с пятки на носок, им что-то надо делать дальше. Но что? Никто не говорил ни слова, Рей снова закрылась, и Бен бросил на нее недовольный взгляд, который девушка не заметила, настолько была погружена в свои мысли, на ее лице застыло выражение какой-то отстраненности и печали. Его сердце замерло на мгновение, когда Рей с обреченным вздохом отстранилась и, несмотря на теплоту ночи, вдруг стало холодно. Бен почувствовал себя настолько одиноким, каким бывал только в далеком детстве, словно потерял нечто такое, без чего не сможет жить. Эта мысль выбила воздух из легких, заставила крепко зажмуриться.

- Нам надо найти поселение, - он услышал свой хриплый голос, словно со стороны.

- До Мос-Эйсли пару дней пешком, - ответил Максимилиан.

- Но это не повод оставаться здесь, - вздохнул Бен.

- Но и не повод отправляться куда-то в ночь, - возразил ему старый ситх.

Бен раздраженно покосился на Шатору, ему не хотелось пререкаться с ним, и вместе с тем Рен был бы не прочь хоть на ком-нибудь выместить свою тоску, плавно переходящую в злость.

«Бен, - мягкое прикосновение к его разуму, - не надо».

Тоска и грусть в ее голосе, печальные глаза, глядящие куда-то вдаль.

- Идем, - грубовато произнес Бен и вышел из тени скал.

Рей последовала за ним, он слышал ее дыхание, краем глаза видел силуэт в свете лун. Больше всего на свете Бену хотелось ее обнять, здесь и сейчас, быть может, в последний раз прижать к себе хрупкое тело, поцеловать мягкие губы, ощутить аромат кожи. Он не смел. Наверное, так даже лучше. Без долгих прощаний, без лишних слов, без всех этих глупостей, что только рвут душу на части, нисколько не утешая, без воспоминаний, которые будут разъедать его, как кислота, выжигая весь Свет, что еще есть в нем, и с которым, пора себе признаться в этом, он не хочет расставаться.

Он шел, сам не зная, куда. Автоматически ориентировался в Силе, держа курс на скопление живых существ. И вдруг осознал, что оно гораздо ближе, чем должен был быть Мос-Эйсли. Что-то было не так. Позади сдавленно ахнула Рей, выругался сквозь зубы Лиам, и сухо рассмеялся Максимилиан. На фоне черного неба возвышался замок. Неуловимо другой и все тот же. Родовой замок Скайуокеров взмывал ввысь, тонкими шпилями касаясь лун, острыми гранями прочерчивая небо. И в окнах замка горел свет, уютный желтоватый свет, напоминающий о доме, об очаге, как говорили в далекую старину, о родных людях, что ждут тебя. Бен нервно огляделся по сторонам. Выбора особого не было. Рен решительно направился к замку. Чем ближе он подходил, тем больше холодели его ладони, на лбу выступила испарина. И снова. Мягкое, успокаивающее прикосновение к его разуму, ей было страшно, но Рей находила силы для того, чтобы поддержать и его. Бен стиснул зубы, предпочитая не думать, как он будет дальше жить без этого. Не сейчас. Он подумает об этом потом. А пока у них есть более насущные проблемы: кто владелец замка сейчас и примет ли он четырех путников, заблудившихся в пустыне? И неплохо бы придумать некую более или менее правдоподобную версию, почему и как они оказались здесь. Бен запоздало осознал, насколько разношерстной компанией они были. Что же. Придется воздействовать Силой. Он не то чтобы был очень щепетилен в этом вопросе, но подобны трюки больше в ходу у джедаев, нежели у ситхов, да и действуют только на существ со слабой волей. А кто сказал, что обитатели замка таковы? Возможно, они сами чувствительны к Силе.

«Я попробую, - раздался голос Рей в голове».

Бен болезненно поморщился. Ну да. Она же джедай. Мысль эта вызвала жгучую ревность, словно бы можно ревновать к стороне Силы.

Ворота замка были закрыты, узкая дверь, казалось, мало изменилась с веками, только теперь на ней стоял навороченный кодовый замок, сканирующий отпечатки пальцев. У них не было ни кода, ни отпечатков, ломать замок не хотелось – не так выказывают уважение хозяевам случайные, мирные путники. Он нажал кнопку вызова, загорелся беловатым цветом экранчик, а потом раздался до боли знакомый, нудный механический голос.

- Мастер Бен!

Мужчина вздрогнул всем телом и почувствовал, как земля уходит из-под ног. Дверь отворилась без единого скрипа, мягко и плавно. А он все стоял перед ней, не в силах сделать и шаг. Он понял, что это страх, отчаянный и пронзительный, безотчетный страх, как в далеком детстве, заставляющий тебя бояться темноты и монстра под кроватью, ничем не обоснованный страх. Бен нервно сглотнул, поймал вопросительный и полный беспокойства взгляд Рей, отрицательно качнул головой, сам не зная, что он отрицает или от чего хочет отмахнуться, и шагнул внутрь. Двор мало изменился с того времени, как они тут были в прошлом, лишь стал уютнее, был весь освещен мягким светом ламп. Бен шагал стремительно, не позволяя себе задаваться вопросом, откуда здесь взялся Си3ПиО, хотя этот факт выбивал его из колеи. Какие-то мгновения он еще надеялся, что ошибся, что ему показалось, мало ли в галактике механических голосов. Но он стоял в проеме открытой двери, встречая их. Они оказались в огромном холле замка, который был совершенно таким же, каким он его помнил.

- Мастер Бен! Леди Рей!

Девушка вздрогнула всем телом, удивленно посмотрела на робота, а потом и на Бена. Мужчина был изумлен не меньше ее, откуда робот знает ее?

- О! У вас гости, - робот чуть склонил голову, - я Си3ПиО, робот-секретарь.

Точно. Гости. Бен совершенно забыл о двух ситхах, следующих за ним.

- Ваши родители еще не спят, мастер Бен, я позволил себе доложить им, что вы прибыли. Они ожидают вас в библиотеке.

Повисла напряженная тишина, во время которой робот переминался с ноги на ногу, чуть позвякивая металлическими частями. Родители, билось в голове у Бена. Неужели…действительно? Хорошо. Допустим. Лея могла быть здесь. Но Хан…он мертв! Возможно, Си3ПиО имеет в виду Люка? Но дядя тоже отошел в мир иной, и не то, чтобы Бен жалел об этом. Ерунда какая-то! Наверное, глупая железка не так выразилась. Но спрашивать было нельзя, это вызовет ненужные подозрения. Пока что им надо выяснить, в какой измененной реальности они оказались. И компания ситхов, кстати, не самое подходящее общество для этого.

- Си3ПиО, - скомандовал Бен, - размести моих гостей с максимальным удобством. Они ни в чем не должны нуждаться. А мы с леди Рей зайдем к…родителям, - на последнем слове он запнулся.

- Как прикажете, мастер Бен, - склонил голову робот, - позволю только заметить, что ваш вид может вызвать невольное беспокойство, принцессы Леи, поэтому советую вам перед визитом переодеться, - затем робот повернулся к Максимилиану и Лиаму, - прошу следовать за мной.

Мужчины переглянулись.

- У нас нет особого выбора, - передернул плечами Шатору, - лично я иду. Мне нужен душ и теплая постель.

Лиам смерил Бена презрительным взглядом, но прошествовал за роботом. Не задал ни единого вопроса, но можно не сомневаться, что в будущем точно прокомментирует эту ситуацию. Они остались с Рей в пустом холле, не имея ни малейшего представления, куда идти. Он так бы и стоял, тупо глядя в стену, если бы Рей робко не тронула его за плечо.

- Бен, - вполголоса произнесла она, - идем.

Он перевел взгляд на девушку, он почти забыл, что она рядом, столь сильным было потрясение от слов Си3ПиО. Родители. Не может быть. Невозможно. Бен осторожно коснулся ссадины на скуле Рей, отчего так поморщилась.

- Сомневаюсь, что Лея будет в ужасе, - задумчиво произнес мужчина, - в конце концов, она и не такое видела.

Его волновали какие-то странные вещи, но правда была в том, что он тянул время, боясь лицом к лицу столкнуться с той реальностью, что их поджидала.

- Идем, - настойчиво повторила Рей и бесхитростно добавила, - я тоже боюсь.

Бен шумно втянул воздух и резко выдохнул. Им оставалось лишь надеяться, что за века местоположение библиотеки не изменилось.

***

Огромные двери темного дерева открылись без единого звука, и Бен шагнул внутрь. Полумрак, таящий причудливые тени по углам, стеллажи и полки с книгами, маленький столик, на котором уютно устроились красивая лампа, дающая небольшой круг света, стальной кувшин с крышкой и две чашки кафа, два кресла, в одном из которых сидела его мать, все такая же красивая и невозмутимая, в темном домашнем платье, она что-то читала на датападе. Но страшило его не это. Бен медленно перевел взгляд на второе кресло и застыл, почувствовал, как Рей схватила его за руку. Он бросил быстрый взгляд на побледневшую девушку, ее губы что-то беззвучно шептали, глаза расширились от изумления. Боясь представить, как выглядит он сам, Бен с трудом сглотнул, облизал внезапно пересохшие губы, в ушах тоненько и насмешливо звенело, под ногами словно бы пропасть разверзлась. Только бы не упасть. Только бы не сойти с ума. Только бы удержаться на краю черноты, что стояла перед глазами.

Мужчина в кресле поднял голову. Слабая надежда на то, что это иллюзия, искаженное полумраком восприятие, развеялась, как туман поутру.

- Бен! Рей! – Хан отложил датапад.

Это был его голос. Его выражение лица. Но в то же время и не его. Во-первых, отец был одет совсем не так, как обычно, гораздо респектабельнее – строгие брюки и белая рубашка, жилет дорогой ткани. Во-вторых, его руки, не грубые и запачканные машинным маслом, а ухоженные и чистые. И весь его облик подходил больше бизнесмену средней руки, но никак не контрабандисту.

Он должен что-то сказать, издать хоть какой-то звук, хотя бы и нечленораздельное мычание, но он не мог. Бен стоял и пялился на живого Хана Соло, не в силах отвести взгляд. Он помнил, как убил его, помнил касание руки на своей щеке, это были мучительные воспоминания. Это было деяние, что не принесло желанного успокоения, только еще больше рвало душу на части. А теперь его…теперь Хан жив.

- Рей! Бен! – Лея всплеснула руками, - что случилось?!

Она явно была встревожена, глаза округлились.

- Нет! Хан! Ты только посмотри! Вы же сказали, что отправились в отпуск! А сами полетели на очередное задание, да?!

Таким тоном мать вычитывала его в далеком детстве. Он на мгновение снова стал маленьким Беном, которого ругали за малейшую провинность.

- Это просто невероятно! Вы же обещали мне! Я, между прочим, хочу внуков! Мне надоело бесконечно переживать за вас! Бен, ты, в конце концов, глава Ордена! Тебе совершенно ни к чему самому выполнять поручения! Ты мог бы действительно съездить в отпуск! И не врать нам!

Лея была в ярости. А он окончательно запутался, боясь даже представить, что кроется за словами Леи. Орден? Первый Орден? Или что-то иное? Что за поручения? Какой такой отпуск? И какие такие внуки?

- Задание было очень деликатным, - услышал он словно со стороны свой хриплый голос, - я не мог поручить его кому-то еще.

- А по-моему вам двоим просто скучно! – фыркнула Лея.

Бен перевел взгляд на Хана, а тот вдруг знакомо улыбнулся, закатил глаза, потом заговорщицки подмигнул и с невозмутимым видом снова взял свой датапад.

- Вспомни себя, принцесса. Ты всегда самостоятельно отправлялась навстречу приключениям, - произнес он.

Голос. Родной, чуть насмешливый. Сейчас убийственно спокойный. Он почти забыл его. Почти. Но сейчас этот голос наполнял каждую его клеточку невероятной радостью.

- Ну знаешь! – Лея стремительно поднялась и подошла к ним, - что за вид! – всплеснула руками женщина, - Рей! О Сила! – она коснулась ссадины на щеке девушки.

- Все в порядке, - тихо произнесла Рей.

- Я вижу! Нет! – она стремительно развернулась к Бену и ткнула его в грудь пальцем, - никаких поездок, заданий и фальшивых отпусков. Вы поживете у нас какое-то время. Ты все понял, Бен Соло?

Он подался вперед и обнял ее. Мать вздрогнула.

- Бен? – непонимающе произнесла она, обнимая в ответ.

Он чувствовал ее волнение, ее смятение. Она действительно переживала за него, так, как никогда не волновалась даже в далеком детстве. Или ему так только казалось. Бен почувствовала, что улыбается, глупой и счастливой улыбкой. Он увидел, как его отец чуть изумленно вскинул брови. Он почувствовал робкую радость Рей. Что-то встало на свои места, словно бы недостающая деталь паззла. На душу снизошло невероятное умиротворение. Он был дома. Он был рядом со своей семьей. И другой ему не надо.

- Я понял, мама, - тихо произнес Бен, - я все понял.


========== Эпилог ==========


Рей проснулась незадолго до рассвета, как и всегда в последнее время. Часы на полке показывали четыре часа пятнадцать минут утра. Ровно в это время она просыпается вот уже неделю подряд. С тех самых пор, как они прилетели на Набу. Может и волноваться не стоило, придавать значения этим ранним подъемам. Может быть, все дело в том, что вторая ее беременность протекает гораздо тяжелее первой, когда она вовсе не замечала своего деликатного положения. Может быть, это просто смена климата. В конце концов, на Корусанте сейчас дождливая и промозглая осень, а здесь теплая и немного прохладная весна. А может быть, это сны.

О светловолосом молодом мужчине, что не станет Дартом Вейдером и его прекрасной супруге, что не умрет. О том, что Энакин Скайуокер стал главой рыцарей Рен, хранителей Равновесия. О том, что несмотря на это, его семья все равно была раздираема конфликтами, сын не стал его наследником, но выбрал стезю джедая, а дочь и вовсе отказалась от Силы. Мира в семье Скайуокеров не было даже в этой реальности. Наверное, это та самая судьба, от которой, как известно, не сбежать. Рей не знала.

Рядом мирно спал Бен, Рей нравилось смотреть на него спящего, он выглядел беззащитным и таким родным. Странно, что когда-то все было совсем иначе. Давным-давно, в другой жизни. На самом деле, если задуматься, то действительно в другой. В той реальности, что они изменили. Но никто не обещал безоблачного счастья и здесь.

Поначалу было нелегко. Первые…дни, недели, месяцы. Для Рей все это тянулось бесконечно долго: неловкие промахи и косые взгляды Леи, странные оговорки и непонимание на лице Хана. Нагрянувший с визитом Скайуокер, смотревший на нее столь пристально, что девушке стало казаться, что он что-то знает. Но это все чушь и ерунда! Он не мог знать. Просто потому, что никогда не существовало того, что они изменили. Никогда не было того мира, где властвовал Первый Орден, не было разрушенной школы джедаев и убитых падаванов, не было Кайло Рена. Рей была счастлива, когда Люк улетел на Ач-То. Едва за ним закрылась дверь, едва взревели ионные двигатели его корабля, Рей выдохнула, не скрывая своего облегчения. Выдохнула и Лея. В этой реальности не было большой любви между братом и сестрой. И это тоже была плата за Равновесие, за мир в галактике. За ее – Рей – счастье. Всегда приходится платить. И всем хорошо быть не может. Кто-то обязательно страдает. Где-то обязательно будет несчастье.

Тогда она поймала себя на мысли, что скучает по свои друзьям. Ей бы очень хотелось увидеть Финна и Роуз, и По. Втайне от Бена она пыталась найти их. И нашла По и Роуз. Блестящий пилот на службе у Республики и его напарница. Рей видела их издалека, их и верного ВВ8, сердце пронзила острая тоска, настолько сильная, что весь оставшийся вечер она была мрачна и замкнута, Бен поглядывал на нее с жалостью, словно догадывался о чем-то, но ничего не сказал. Хуже было с поисками Финна, ведь он не стал штурмовиком, потому что и штурмовиков никаких не существовало. Его, наверное, и звали-то не Финн. Она так и не отыскала своего друга. И это тоже цена, которую она заплатила свое счастье. За жизнь в этом мире.

Рей легко поднялась, накинула халат и выскользнула из комнаты, плотно притворив за собой дверь. Так же бесшумно толкнула дверь в детскую. В кроватках сопели близнецы. Джейк лежал на спине, раскинув руки в стороны, что-то едва слышно бормоча во сне, его темные волосы разметались по подушке, одеяло свалилось на пол. Он всегда спал беспокойно. Вокруг него клубилась и потрескивала Сила. Рей, наверное, могла бы заглянуть в его сны, узнать, что же беспокоит ее мальчика, но не стала, лишь подняла одеяло и укрыла сына. И повернулась ко второй кровати. Джон спал на боку, скрестив руки на груди и подтянув колени чуть ли не к подбородку, как она сама когда-то. Она и сейчас не до конца избавилась от этой привычки. Мальчик тихо сопел. Быть может, вовсе не спал, его всегда мог разбудить малейший шум, даже ее неслышное вторжение. Он всегда чувствовал ее присутствие, даже во сне, несмотря на то, что вовсе не был чувствителен к Силе, что приводило в восторг дедушку Хана. Старый контрабандист, а ныне глава собственной торговой империи, Соло только и говорил о том, что наконец-то в семье есть еще один человек, который не только мечом махать может и который унаследует его дело. Джон молчал. Свою будущую роль он принимал с серьезностью, необычайной для шестилетнего мальчика. Он вообще был молчалив и серьезен не по годам. А еще замкнут. Пожалуй, только она знала, что у него на сердце, да и то не всегда. Джейк был вихрь, буря, ураган, неистощимый на проделки и проказы. Джон – тихая гавань, порой ледяная вода, остужающая горячую голову брата. Близнецы отлично ладили и бесконечно любили друг друга. Очень скоро им придется расстаться. Джон пойдет учиться в престижную Академию с экономическим и финансовым уклоном на Набу, лучшую в галактике, Джейк останется на Корусанте, и Бен начнет его обучение Силе. Рей вздохнула. Она была за то, чтобы отправить Джейка к Люку на Ач-То, в школу джедаев, несмотря на всю свою неприязнь к дяде Бена. И в этой реальности Люк и Бен не слишком ладили.

- Мой сын не джедай, - цедил сквозь зубы Бен.

Не джедай, это верно. Его Сила пока была равновесной, но иногда в ней проскакивали пугающие искорки Тьмы, и Рей надеялась, что Люк сможет сдержать их. Сможет ли сделать это Бен, девушка не была уверена. Как же ее мальчики перенесут разлуку? Джейк уже что-то чувствует, а Джон догадывается.

Рей вздохнула и выскользнула из детской, вышла на один из балконов.

Над Озерным краем занимался рассвет, солнце робко коснулось горизонта, окрашивая землю в розовато-оранжевые тона, вовсю пели птицы, воздух был напоен ароматом цветов и трав. Скоро и ей придется расстаться с Беном. Он останется здесь до родов, муж же улетит на Корусант, присутствие главы Ордена Равновесия необходимо в Сенате. Бен не то чтобы был хорошим оратором, но оставить свой пост надолго не мог. Рей вдруг вспомнила, как перед самым отъездом встретила в Сенате Максимилиана Шатору и Лиама Стренга. Ситх и его ученик, именно так они себя позиционировали, а еще как сенаторы от Акзилы. Они чопорно раскланялись, как старые, но не слишком близкие, знакомые. Желтые глаза Шатору не оставляли сомнений – больше он не отказывался от Силы. Его цепкий взор скользнул по округлившейся фигуре Рей так, что ей захотелось сделать свободные одежды еще свободнее, чтобы он не знал о ее положении. Что-то беспокоило Рей, наверное, впервые за восемь лет с тех пор, как они вернулись с Дералии, из прошлого. Тогда казалось, что они победили, изменили реальность к лучшему, самих себя изменили. Рей – сирота с Джакку, в одночасье получила любящую семью, о которой всегда мечтала, да еще и положение в обществе. Бен словно бы искупил свои прошлые жестокие поступки. Было потрясающе открывать для себя новый мир, в котором они с Беном были любящей семейной парой, а Лея и Хан заменили ей родителей, которых – увы! – не было у нее даже в этой реальности. Она училась быть женой, дочерью, магистром Ордена Рен, а потом и матерью. Упоительные восемь лет, а теперь эта встреча.

Восемь лет назад Максимилиан и Лиам недолго оставались на Татуине, они спешно откланялись, отправляясь в никуда, несмотря на все ее уговоры, ей казалось неправильным вычеркивать их из своей жизни, словно бы, пережив скачок в прошлое, они стали чем-то связаны. Оба ситха, видимо, считали иначе. Бен лишь плечами пожал. Он не разделял ее мыслей. А теперь Рей встретила графа и его ученика вновь, словно напоминание о….чем?

Ей стало казаться, что она украла эту жизнь, что это не ее место, она не может быть Рей’анной Соло, женой главы Ордена Равновесия, невесткой торгового медиамагната и сенатора от Набу. Это не ее место, не ее жизнь. А если это не она, то кто же она тогда? Что она такое? Молодая женщина прерывисто вздохнула, обняв живот руками. Через несколько месяцев родится этот ребенок, девочка, Рей знала это еще до всяких медицинских обследований. Дочь. И кем же тогда будет она?

- Принцессой Набу, - твердила ей Лея, - я с радостью передам ей этот титул.

Титул. Звание. Клеймо. Дело ведь совсем не в этом!

А в чем же тогда? Чего она боится? За что волнуется? В конце концов, восемь лет прошло, пора бы уж и привыкнуть к своему положению. Она, казалось, привыкла. И вышло, что вовсе нет.

А еще была Каллисто. Где-то в этой бесконечной галактике была древних ситх, одержимая жаждой власти. И Рей позволила ей жить. Позволила ей плести свои интриги. Пару раз паника Рей доходила до того, что она порывалась лететь на Коррибан, чтобы…что? Она и сама не знала. Бен удержал ее от этого поступка. Может быть, зря? Может быть, Каллисто – та самая угроза, которой она подспудно боится? Рей никак не могла забыть слова Лиама, сказанные в лесу Дералии, о том, что Каллисто – опасна, очень опасна. Что, если Рей поставила под угрозу свою семью?

Позади едва слышно скрипнула дверь. На плечи легли теплые руки.

- Ты совсем замерзла, - мягко произнес над ухом голос Бена.

Рей хотела было возразить, но внезапно поняла, что он прав. Она дрожала от прохладной утренней сырости, хотя вряд ли можно было сказать, что на Набу было холодно, просто теплолюбивая Рей с Джакку никак не могла привыкнуть к прохладному и приятному климату многих других планет. Бен обнял ее, делясь своим теплом, в его объятиях было уютно и легко, она чувствовала себя защищенной. Губы мужчины скользнули по щеке, прошлись по шее и поцеловали ее плечо.

- Что случилось?

Она ждала этого вопроса и все равно вздрогнула, выдавая себя с головой. Сказать «ничего» уже не получится.

- Не спится, - коротко ответила женщина.

- Почему? – последовал новый неумолимый вопрос, и поскольку Рей молчала, Бен продолжил, - тебе не спится с самого прибытия сюда. И я не поверю ни единому твоему слову о смене климата и часовых поясов.

Рей едва слышно фыркнула, но промолчала. Молчал и Бен, давая ей собраться с мыслями. Он не пытался лезть ей в голову, а Рей вдруг вспомнила их первую встречу, в сыром и влажном лесу Такоданы, вспомнила, как он вломился ей в голову на «Финализаторе». Какой долгий путь прошла она от девчонки с Джакку до рыцаря Рен, от одинокой Рей до леди Рей’анны Соло. Но был ли это ее путь?

- Мне кажется, что я все это украла! – вырвалось у Рей.

Мгновение – и Бен развернул ее к себе лицом, чуть приподнял бровь.

- Что ты имеешь в виду? – поинтересовался Соло, пытливо глядя на нее.

- Я, - Рей отвела взгляд, - мне кажется, что это не моя жизнь. Не наша. Мы изменили реальность, не имея на то никакого права. Да, нам хорошо, но, может быть, из-за нашего вмешательства чья-то жизнь изменилась к худшему. И, может быть, я занимаю чье-то место, совершенно не заслужив этого.

Она наконец-то озвучила все то, что ее терзало с той самой встречи в Сенате.

Бен молчал, она начала опасаться, что он сердится на нее, но вот он заговорил, мягко, словно убеждая неразумного ребенка.

- Восемь лет, Рей. Восемь лет мы строили нашу жизнь, мы приложили усилия, мы заслужили ее, - тихо произнес он, - в любой реальности есть те, кому хуже и те, кому лучше. Этого не избежать. И не предсказать. Нельзя сделать всем хорошо. Осчастливить всю галактику невозможно. И пусть этим занимаются другие. Мы храним Равновесие. Это наш путь. Твой путь, Рей! Ты ничего не украла! Ты боишься все потерять, - Рей вздрогнула, осознав, что он прав. И Бен крепко обнял ее, - это правильно. Я тоже боюсь. Но знаешь, Рей с Джакку, - он чуть отстранил ее от себя и усмехнулся, - в любой реальности, в любом времени и под любым небом ты всегда будешь моей.




MyBook - читай и слушай по одной подписке