КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Fear of the Dark (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Пролог ==========


Сверкнула молния, а затем оглушительный раскат грома сотряс дорогой старинный особняк в пригороде Ханна-Сити. Потоки дождя обрушились на крышу, стекая на землю, которая не могла впитать такое количество воды, и очень скоро утоптанная земля превратилась в грязь. Дождь хлестал косыми струями по траве и цветам, превращая ухоженные клумбы в мусор, деревья стонали и гнулись под порывами ветра, ветки ударяли в дребезжащие стекла, в стены дома и ломались с оглушительным треском. Молнии раз за разом расчерчивали ночное небо. И грохотал гром, оглушая. С очередным ударом пятилетний Бенни проснулся. Часы на каминной полке, отделанной баснословно-дорогим камнем, стилизованным под древний мрамор, розовато-белый с красными прожилками, показывали три часа ночи. Мальчик смотрел в потолок, вспышка молнии осветила темные глаза и вьющиеся волосы, и теплое одеяло, под которым Бену было жарко. А еще было страшно, гром гремел, не переставая, вспышки молнии следовали одна за другой. И хотелось крепко зажмуриться, зажать уши руками, и чтобы мама обняла. Но если он побежит сейчас в родительскую спальню, то мама и папа наверняка будут недовольны. Как наяву мальчик услышал голос матери, отчитывающий его, и голос отца, который наверняка будет смеяться над ним. Нет, к родителям идти ни в коем случае нельзя. Можно, конечно, разбудить няню, что спит в соседней комнате, но она Бену не нравилась, слишком уж она сюсюкала с ним, показывая свою приязнь, но Бен знал: она его терпеть не может. И отчаянно завидует деньгам родителей и красоте мамы. Бен как-то сказал об этом матери, но она лишь отмахнулась, а услышавший отец долго и нудно говорил о том, что он не должен использовать свой дар для того, чтобы лезть другим в головы, да и вообще использовать его не должен. Но что же ему делать, если он точно знает о мыслях и чувствах других людей. Мама тоже знает, но почему-то не пользуется этим. А вот папа не знает. Может быть, поэтому не разрешает и ему? Новый раскат грома заставил мальчика сжаться под одеялом. А потом раздался грохот. Нет, это не гром. Бен сел на постели, откинув одеяло. Кто-то стучал в дверь, громко и настойчиво, изо всех сил барабанил по дюракриту, словно не было звонков и видеофонов. Открылась дверь родительской спальни. Что-то недовольно проворчала мать, резко ответил ей отец. Послышался характерный звук, с которым отец проверял заряд бластера. Бен соскочил с кровати. Он хотел остановить отца, ведь мальчик знал, что за дверью не враг. Но ведь родители будут ругаться за то, что он не спит так поздно. И Бенни замер посреди комнаты. Он чутко прислушивался к происходящему. Вот отец спускается по лестнице, шлепая босыми ногами, он идет медленно. И Бен почти увидел, как папа крадется в ночи, держа бластер наизготовку. Увидел, как мама в красивой кружевной ночной рубашке до пят спускается следом. Ее тапочки стучат каблуками по начищенному до блеска старинному паркету. Мгновение. Отец рывком распахивает дверь, наставляя на ночного гостя бластер.

- Кто ты, сарлак тебя раздери?! – рявкнул Хан Соло.

И в тот же миг Лея оттолкнула мужа, кинувшись вперед.

- Люк! Что ты…?

Люк Скайуокер, ввалился в дом, оттолкнув сестру и зятя.

- Эй-эй! Великий джедай, - вскинул руки Хан, - полегче!

Люк с силой захлопнул дверь, раздался новый раскат грома. Мужчина нервно огляделся по сторонам, словно боялся, что сейчас из-за угла выскочит отряд штурмовиков. Выглядел он ужасно: промокший и грязный, с плаща стекали грязные капли, пятная пол, светлые волосы свисали сосульками, падая на глаза, что горели сейчас безумием, обведенные черными кругами, свидетельствовавшими об отсутствии нормального сна в последние несколько дней, бледное лицо с лихорадочным румянцем на щеках пересекал порез, рассекающий бровь и прячущийся в волосах. А к груди Люк прижимал девочку. Ей было, наверное, года два, она сладко спала, укутанная в теплый, явно дорогой бархатный плащ, пахнущий пряно и терпко.

- Люк, - Лея коснулась щеки брата, его кожа была холода, как льды Хота, - что происходит?

Люк блуждающим взором смотрел на сестру, словно не узнавая, наконец, словно что-то растаяло в голубых глазах.

- Лея, - хрипло произнес джедай, - мне нужна твоя помощь.

Повисла тишина, изредка прерываемая раскатами грома, что, впрочем, уже удалялся, гроза ушла дальше на запад, оставив после себя размокшую землю, поломанные деревья да влажный холодный воздух.

- Это я уже поняла, - Лея старалась говорить, как можно, более спокойно, борясь с желанием ощупать брата с головы до ног на наличие повреждений и избегая смотреть на ребенка в его руках. Пожалуй, ребенок вызывал больше всего вопросов, которые Лея пока не задавала. Она быстро переглянулась с растерянным Ханом и тяжело вздохнула. Она скорее могла бы представить себе картину, что Хан вот так заявится среди ночи грязный, избитый…с чужим ребенком на руках, но не ее правильный брат. Хан молчал, что было для него нетипично, но, воспользовавшись этой паузой, Лея взяла руководство на себя. Она отправила брата в душ, почти насильно забрав из ослабевших рук девочку, которую Люк явно усыпил Силой, слишком уж спокойно и безмятежно та спала. Бывшая принцесса Альдераана, а ныне сенатор от Чандрилы, активировала дроидов-уборщиков, чтобы ликвидировать пятна грязи на полу в коридоре, заказала горячий глинтвейн и гору бутербродов, велела Хану разжечь камин, уложила спящую девочку в кресло, нашла свой старый халат, в который укуталась, и устроилась на диване, ожидая брата.

- Что происходит, принцесса? – вполголоса спросил ее Соло, вороша поленья в камине.

- Если бы я знала, - пробормотала Лея, задумчиво поглядывая на оранжевое пламя.

Наконец, из душа вернулся Люк, в одежде Хана он выглядел максимально нелепо и двигался скованно, порез на лице был заклеен бакта-пластырем. Мужчина в панике огляделся, нашел взглядом девочку, лицо его смягчилось. Он отказался от предложенного глинтвейна и сел рядом с сестрой, взял ее за руки. Несколько секунд молча смотрел в глаза.

- Лея…

- Что происходит, Люк? – мягко спросила женщина, - что это за ребенок?

- Твоя внебрачная дочь, а? – попытался пошутить Хан, но увидев, как синхронно поджали губы брат и сестра, улыбаться перестал.

- Я спас эту девочку, я хочу, чтобы вы…-Люк запнулся, - оставили ее у себя.

Повисла тишина, прерываемая лишь треском пламени в камине.

- Прости? – Лея изогнула бровь.

- Я не могу взять ее с собой, - сбивчиво начал объяснять Люк, - я не могу взять ее. Школа не достроена, да и она слишком юна для обучения путям Силы. Я не хочу отдавать ее в приют. Ты можешь объявить ее своей дальней родственницей, сиротой. И…

- Люк, - Лея сжала руки брата, - остановись. Мы ничего не понимаем. Откуда она? Где ее родители? Кто они? Она чувствительна к Силе?

Люк поднялся, сделал несколько нервных шагов по гостиной, остановился у кресла, где спала девочка, посмотрел на нее долгим задумчивым взглядом.

- Ее родители погибли, - глухо произнес джедай, - ее мать просила меня позаботиться о ней. И да, она чувствительна к Силе. А ее родители…- Люк посмотрел в глаза Лее, передавая свои мысли.

Женщина ахнула, прижимая руку к губам, и вскочила.

- Люк! Это невозможно! Нам не объяснить ее появление! И ее происхождение…Нет! А если правда всплывет наружу? Как же моя карьера? Хватит и того, что я дочь Дарта Вейдера! Нет. Это абсолютно исключено!

- Да что происходит! – взорвался Хан, - опять ваши штучки с Силой!

Лея посмотрела на мужа долгим взглядом и что-то вполголоса ему сказала. Соло со свистом втянул воздух, покачал головой.

- Да, дерьмо. Не повезло девчушке. Но…

- Но?! – Лея и слова не дала сказать, - криффа с два, Хан Соло! Даже не думай! Это недопустимо!

- Почему? – пожал плечами контрабандист, - мы могли бы ее приютить. Да и Бенни будет веселее с подружкой. Объявим ее внебрачной дочерью твоего брата, - мстительно добавил Хан после молчания, - постыдной слабостью великого джедая.

Лея отвесила мужу подзатыльник.

- Думай, что говоришь!

- Лея, прошу тебя, - подал голос Люк, - девочке нужна семья, кто-то, кто сможет направлять ее.

- Я не обучалась Силе, - парировала Лея, - я направлять ее не смогу при всем желании.

- Это сделаю я, - мягко произнес Люк, - со временем. А до той поры мне важно знать, что она будет под надежным присмотром. Прошу тебя, - повторил джедай.

- Но ей же два года! Она наверняка помнит свою семью? Что мы ей скажем? Как мы…, - Лея замолчала не в силах справиться с нахлынувшими чувствами.

- Я заставил ее забыть, - просто ответил Люк, - она ничего не помнит.

Женщина, закусив губу, переводила неприязненный взгляд с мужа на брата. Один смотрел с мольбой в голубых глазах, в глазах другого прыгали чертики. Ему нравилось дразнить ее. Но они ведь не лот-котенка в дом берут! Это ребенок! Он требует внимания, ухода, заботы, любви! Да она с собственным ребенком справиться не может, куда ей еще и чужой! Да еще и с такой наследственностью! Лея покачала головой, мужчины ждали ее решения.

- А! – рявкнула она, круто поворачиваясь на каблуках, - крифф вас раздери! Сами будете потом разгребать все то бантово дерьмо, что с нами случится!

С этими словами, Лея Скайуокер-Органа-Соло, принцесса Альдераана, сенатор от Чандрилы, героиня войны и дочь Дарта Вейдера вылетела из гостиной.

Девочка, до этого мирно спавшая в кресле, открыла глаза.

Маленький Бенни в своей комнате посмотрел прямо в них, отмечая теплый шоколадный оттенок. А потом робко протянул руку, как для знакомства.

Девочка едва заметно вздрогнула.


========== 1.01 ==========


Old loves they die hard

Old lies they die harder


Кайло прислонился к переборке и прикрыл глаза. От боли в боку его мутило. Если бы можно было застонать, он бы застонал. Но командный шаттл был слишком полон народом, чтобы он мог себе позволить такую роскошь. А стирать потом всем память – замаешься. Хватит и того, что он потерял маску, и теперь штурмовики, рядовые и младший офицерский состав, все те, кто никогда не видел Кайло Рена без легендарной маски, то и дело поглядывали на него с любопытством. Если бы он умел убивать взглядом, о чем ходят легенды в Первом Ордене, он бы уже это сделал. Но он не умел. К сожалению. И поэтому предпочитал не тратить силы попусту. Силы ему еще понадобятся. От мысли о предстоящем разговоре с Верховным Лидером Кайло затошнило еще сильнее. И даже мысль о том, что разрушенный «Старкиллер» - преимущественно детище Хакса, Кайло не сильно утешала. За многомиллиардный проект, который они вместе – это приходилось признавать. Да. Вместе, - бездарно слили, Сноук с них кожу живьем снимет. И вполне возможно не фигурально выражаясь. А он еще и не смог выполнить свое задание, завершить свое обучение. В последний момент он промедлил, и этого хватило, чтобы этот комок шерсти, по недоразумению обладающий разумом, выстрелил в него из арбалета. Энергетический болт вошел ему в правый бок, его рука дрогнула. И Хан Соло остался жив. А он сам остался с тем Светом внутри, что сжигал его изо дня в день. И что он должен был погасить. И что теперь? Сноук будет недоволен, он будет в ярости. Но разве его ярость имеет хоть какое-то значение в сравнении с тем презрением, которое испытывал Кайло по отношению к себе самому? Слабак. Ничтожество. Он не может уничтожить свое прошлое и двигаться вперед. Сам себе создает оковы, что ограничивают его! Что бы сказал его знаменитый дед на это? Наверняка посмеялся бы над своим глупым внуком. Нерадивым мальчишкой.

Корабль тряхнуло, Кайло поморщился, по шаттлу прокатилась волна страха. Но он не собирался никого убивать. Он свой шанс убить сегодня уже упустил. А еще «Старкиллер». Да блять! Как можно было сэкономить на осцилляторе? На одной из важнейших технических деталей!

Кайло без обиняков заявил Хаксу, что он дурак, генерал возмутился, и следующие полчаса они орали друг на друга, прекрасно понимая, что отвечать придется обоим скорее всего поровну, как бы они ни пытались свалить вину один на другого. Подчиненные предусмотрительно жались к стенам, стараясь оказаться, как можно, дальше от начальства, пребывавшего не в духе. Прооравшись, Хакс предложил выдумать какую-нибудь удобоваримую версию произошедшего, которая хоть немного могла бы смягчить гнев Сноука.

- Ты идиот, - устало произнес Кайло, переходить на «ты» в присутствии подчиненных они с генералом никогда себе не позволяли, но те же самые подчиненные только что услышали от своих начальников столько, что небольшая фамильярность уже не могла испортить дела. Может быть, все же стоит постирать всем память? – как будто первый год в Ордене. Ты же знаешь, что Верховный Лидер прочтет любые твои мысли. Любые.

Хакс надулся, поджал губы и отошел в другой конец шаттла. Вот и славно. Кайло было жизненно необходимо побыть хотя бы в иллюзии одиночества сейчас.

Последние недели были неудачными для Ордена. А, казалось бы, так все хорошо начиналось, введенное в эксплуатацию новое супер-оружие, более грозное, чем знаменитая Звезда Смерти. Показательное испытание «Старкиллера». И пусть Кайло не был за то, чтобы уничтожить именно Хоснианскую систему, отказываясь признаться даже самому себе, что воспоминания его детства связаны с Хосниан-прайм, где они с матерью какое-то время жили, пока там временно находился Сенат, потом перебравшийся на Корусант, но, тем не менее, испытание оружия было грозным и наглядным. Голонет взорвался миллионами комментариев от тех, кто поддерживал Орден, выражая свой восторг, от тех, кто обличал их, стыдил за геноцид, грозил скорой расправой. Но равнодушных не было. Не испуганных тоже. Боялись все. Политика устрашения. Доктрина Таркина в действии спустя тридцать лет после падения Империи. А гранд-мофф не был дураком, пусть и проиграл в итоге. Но потом: побег штурмовика, о котором, не переставая, трубили все известные и неизвестные СМИ. Карта с местонахождением Люка Скайуокера, ускользнувшая от него вместе с каким-то дурацким дроидом. И не менее дурацким пилотом, одним из бездарностей, что набирала в свое ненаглядное Сопротивление генерал Органа. А теперь еще и «Старкиллер». Кайло готов был биться головой о стену, едва сдержался. Провал за провалом. И его позорная слабость, позволившая Хану Соло ускользнуть от него.

Кайло помнил прикосновение огрубевших пальцев к своей щеке. Помнил выражение лица старого контрабандиста, глаза светившиеся гордостью и любовью, несмотря ни на что. Херня! Хан Соло никогда не гордился им. Никогда его не понимал! Да и не мог понять с его скудным и ограниченным умом. Но убить его Кайло все же не смог. И Сноук жестоко спросит с него за это. Настораживало еще, что Верховный Лидер не выразил пока желания в аудиенции. И это заставляло нервничать больше обычного. Они с Хаксом не знали часа наказания. Кайло был уверен, что Учитель делает это специально. Заставляет их страх и нервозность взлететь до небес. Да будь оно все проклято! Кайло дернулся было в желании вскочить и разломать что-нибудь, но тут же зашипел от боли.

На борту шаттла был весьма примитивный медицинский отсек, Кайло оказали первую помощь. Но и только. На планете Салин, куда они сейчас направлялись, и где располагалась одна из отдаленных баз Первого Ордена, должен быть настоящий полевой госпиталь. И даже доктор. Хотя Кайло считал расточительством брать на подобные должности людей при наличии медицинских дроидов и продвинутых медицинских нейросетей. Однако во всей галактике придерживались иного мнения, в том числе и в Первом Ордене, так что даже в таком захолустье, как Салин был свой доктор. Впрочем, ему его помощь не нужна. Только бы добраться до нормального медицинского оборудования, а там уж он сам разберется, что к чему.

Шаттл снова хорошенько тряхнуло, они входили в атмосферу планеты. Два небольших континента, океан с грядой островов, протянувшейся от северного полюса к южному. Салин вращался вокруг небольшой звезды, у которой даже и названия своего не было. Климат на планете был вполне умеренный, можно сказать, что даже приятный. Сейчас стояла ранняя осень, теплый воздух еще был напоен ароматом травы и листвы, только-только начавшей желтеть. Синее небо то и дело заволакивали легкие облачка, солнце медленно уплывало на запад. День клонился к вечеру. Выстроившееся по струнке руководство базы ожидало чего угодно, но явно не того, что даже педант Хакс отмахнется от них, а устрашающий Кайло Рен, гроза галактики промчится мимо, не удостоив и взглядом. Бегло ориентируясь на чужие мысли, Кайло поспешил прямо к госпиталю. Небольшое одноэтажное здание стояло почти на отшибе, у высокого забора, огораживающего базу, за которым начинался лес, приветственно шумевший кронами деревьев. Боль в боку разгоралась все сильнее, руки были холодны, как лед, на лбу выступила испарина, предательская слабость в ногах не позволяла двигаться достаточно быстро, что вызывало глухое раздражение. Он влетел в небольшую прихожую и пинком распахнул дверь, врываясь в кабинет, налево была смотровая, направо – еще одна дверь. Сидевшая за столом молоденькая девушка вскочила.

- Что вы себе позволяете!

- Где доктор? – прорычал он, - немедленно его сюда!

- А кто вы…- девочка еще продолжала храбриться, хотя сам его вид, большого и сильного мужчины с воспаленными красными глазами, растрепанного, в кое-где порванной одежде не предвещал ничего хорошего и наводил страх на девушку, который Кайло отчетливо чувствовал.

- Кайло Рен! – рявкнул мужчина.

Девушка смертельно побледнела и ринулась сначала в смотровую, затормозила, побледнела еще больше, на лице ее стремительно проступала паника, она рывком открыла дверь, что была справа и влетела внутрь, даже не удосужившись эту самую дверь закрыть за собой.

Кайло тяжело опустился на стул, вяло думая о том, что это была плохая идея. Кажется, он больше не сумеет подняться.

- Там…там…- тараторила тем временем девчонка, ее голос доносился до Кайло, словно сквозь толщу воды, - мисс Лейк, там…Кайло…Рен! Он…он…

- Спокойно, Марта, - устало произнес женский голос, - я сейчас выйду.

- А …а можно мне…. – девушка что-то пролепетала.

- Конечно, - ответила мисс Лейк, - оставайся здесь.

Тихонько хлопнула дверь, Кайло ощутил запах горьковатых духов и медленно поднял глаза. Перед ним стояла худощавая молодая женщина. На ней был обычный хирургический костюм: серые брюки, выглаженные до стрелок, белая с серой отделкой рубашка, поверх костюма – белый халат. Собранные в строгий пучок на затылке каштановые волосы, шоколадные глаза. Глаза. Кайло вздрогнул. Блять. Нет. Нет, нет, нет! Красивые губы чуть скривились, когда она поприветствовала его.

- С прибытием, магистр. Меня не предупредили, что вам будет необходима медицинская помощь. Впрочем, - она помедлила, - это и неважно.

А он молчал, не в силах ни отвести от нее взгляд, ни поверить в происходящее. Ему снится. Это горячечный бред. Или же он ее с кем-то путает. Но нет. Взгляд скользнул к серебристому бейджу на груди: Рея Лейк, врач общей практики. Но еще прежде, чем он увидел знакомое имя, он почувствовал ее профиль в Силе. Его он не мог спутать ни с чем. Рея было так похоже на Лея, что Кайло невольно вздрогнул. А потом ненависть затопила его с головой, застарелая, как зарубцевавшийся, но все еще ноющий шрам, замешанная на ревности и злобе, на зависти и одиночестве. На мгновение даже рана перестала болеть. Но потом снова взорвалась чудовищной болью, во сто крат сильнее, чем прежде. И это отвлекло его от размышлений.

В какой-то момент он, должно быть, потерял сознание, потому что пришел в себя уже на кушетке в смотровой в одном нижнем белье. Рей тихим и властным голосом отдавала указания дроидам, что-то быстро программируя в датападе. Кайло наблюдал за женщиной из-под полуприкрытых ресниц. Узнала ли она его? Он был уверен, что да. До этой встречи знала, кто такой Кайло Рен. Почему она здесь? Любимая воспитанница его родителей, их гордость, их Свет в Силе в ненавистном генералу Органе Первом Ордене. Что произошло? Они не виделись – сколько? Кайло быстро прикинул в уме. Ну да. Двенадцать лет.

Он помнил ее четырнадцатилетней девушкой, смешливой, стремительной, которую окружал Свет. А Кайло любил и ненавидел ее настолько, что всеми силами пытался погасить то сияние, что сопровождало Рей повсюду. А еще он желал ее, не в силах справиться с предательским влечением собственной плоти, он ведь тогда ее чуть не трахнул, решив, что все равно падает во Тьму, что уходит к Сноуку, что все решено. Это воспоминание вызвало новый приступ дурноты, а еще стыд и новую вспышку ненависти. Еще и потому, что он помнил: Рей была совсем не против. Он помнил ощущение девичьего тела в своих руках, податливого, трепещущего. Помнил ее вздохи и робкие стоны. Прикосновение нежных губ к своим. Страсть, с которой она шла навстречу своим желаниям. Глаза Рей светились восторгом, юношеской любовью, чистой, незапятнанной. Светлой. Но женщина, что сейчас ловко управлялась с медицинским оборудованием, склоняясь над Кайло, была вовсе не похожа на ту девушку. В ней словно что-то надломилось. Появилась морщинка между бровей, и эта горькая складка у рта. И Свет больше не сиял так ярко.

Кайло удивленно прищурился. Не может быть! Бегло коснулся Силы. Но нет. Он не ошибся. Рей никогда не обучалась Силе. Еще одно потрясение за сегодняшний вечер. Но…почему?! В порыве гнева, совсем не присущего джедаям, Люк часто кричал ему, что Рей будет куда более талантливой ученицей, чем сам Бен. Скайуокер словно намеренно разжигал между ними вражду и зависть, конкуренцию, бросая в лицо племяннику, что Рей гораздо талантливее юного Соло, но при этом не начиная обучать воспитанницу своей сестры. А теперь Рей здесь. Доктор. Ну надо же. Голова кружилась и не только от введенных лекарств, еще от неожиданной встречи, от непрошенных воспоминаний, от давно забытых чувств. Рей неосторожно коснулась его раны пальцами в тонких манипуляционных перчатках, и Кайло зашипел от боли.

- Аккуратнее, мисс Лейк! – процедил мужчина.

Рей едва заметно вздрогнула, а потом ровным голосом попросила дроида добавить обезболивающего. Она боялась, понял Кайло. Но не его, это мужчина знал точно. Тогда чего же? Под маской отточенной холодности, спокойной отчужденности Рей прятала страх. Как…интересно. Интересно?! Криффа с два! Плевать ему, почему вдруг воспитанница его родителей оказалась здесь, что привело ее в Первый Орден. Стоп.

Кайло снова посмотрел на Рей. На ее спокойное лицо. Но что если она шпионка его матери? Собирает здесь информацию для Сопротивления. И поэтому теперь боится. Он потянулся к женщине в Силе, пытаясь залезть к ней в голову, намереваясь прямо сейчас выяснить, почему она здесь. Рей вздрогнула и отшатнулась. Несомненно, почувствовала. А вот Кайло с досадой откинулся на кушетке, поняв вдруг, что потянулся к Рей не только ментально, но и физически. Боль и слабость не позволяла мужчине сосредоточиться, чтобы достаточно осторожно просмотреть мысли и воспоминания женщины, так, чтобы она не заметила. И пусть Рей не обучалась Силе, не чувствовать ее она не может. Некоторое время Лейк напряженно смотрела на Кайло. Воздух в смотровой можно было ножом резать. Дроиды попискивали на двоичном, наводя порядок, шумело какое-то оборудование, приторно-сладко пахло бактой. Голова у Кайло кружилась все сильнее, хотя невыносимая боль в боку ушла. Рей сделала шаг к письменному столу и прислонилась к нему бедрами. Взгляд ее, обращенный к мужчине, приобрел оттенок задумчивости. Кайло скривился, ему не нравилось, что его вот так откровенно рассматривали.

- Я бы оставила вас, магистр, на сутки в медицинском отсеке, но, полагаю…

- Правильно полагаете! – резко бросил Кайло, прерывая женщину на полуслове, и с мрачным удовольствием отметил, что она опять вздрогнула.

- Конечно, - кивнула Рей и взяла датапад, стала быстро что-то набирать на нем, - в таком случае выслушайте мои рекомендации. Перевязка завтра, а потом через день, ориентируясь на состояние раны. Я бы порекомендовала вам воспользоваться не только услугами медицинских дроидов, найти доктора там, куда вы отправитесь. Дроиды часто ошибаются в оценке состояния раны, - женщина позволила себе легкую усмешку, которая вдруг резко преобразила черты ее лица. У Кайло внезапно перехватило дыхание от этой эмоции, что коснулась губ Рей, первой проявленной эмоции за все время, что он здесь. Это было…поразительно. А что будет, если она улыбнется? Он помнил ее улыбку, яркую, заставлявшую искриться карие глаза и Силу вокруг нее. И помнил ее смех, громкий, резкий, искренний. Он никогда не умел так ни смеяться, ни улыбаться. Он был угрюмым и вечно раздраженным подростком. Сейчас стал мрачным и устрашающим взрослым. Да и Рей больше не похожа на ту девушку, что он когда-то знал. Но она по-прежнему привлекала его, заставляя испытывать противоположные чувства: неприязнь и симпатию. И это было плохо. Это было очень плохо. Только этого ему не хватало, учитывая все его текущие проблемы! Как невовремя Рей появилась в его жизни! Впрочем. Что это он распереживался? Он вскоре покинет Салин, и никогда больше Лейк не увидит. Эта мысль почему-то не принесла ни утешения, ни облегчения. Вот крифф!

Рей тем временем продолжала.

- Исключить физические нагрузки до полного заживления раны, в том числе и тренировки. Избегать эмоциональных потрясений. Установить щадящий режим сна и отдыха. Больше сна, чем бодрствования. Белковая, питательная пища, свежие овощи и фрукты. Я выпишу обезболивающее, принимать три раза в день.

Она говорила, а Кайло понимал, что не будет никакого режима сна и отдыха. Слишком много проблем, требующих его решения и участия, накопилось. А жаль, мысль о том, чтобы отдохнуть, даже в медотсеке, даже сутки, показалась ему как никогда заманчивой.

- Если у вас нет вопросов, магистр, - произнесла Рей, - то вы свободны. Мне хотелось бы заняться и остальными ранеными.

Вопросы у него были. Много вопросов. И касались они совсем не медицины. Он решил, что получит на них ответы в свое время. А сейчас вынужден был согласиться с Рей. Выжившие со «Старкиллера» тоже требовали медицинской помощи или хотя бы обследования. Кайло быстро оделся, коротко кивнул и не прощаясь вышел. В приемной сидела все та же девочка, наверное, помощница Рей. Кайло только сейчас, как следует, рассмотрел ее: милая мордашка, ореол светлых пушистых волос, голубые глаза смотрели на него с ужасом. Она боялась его, боялась за Рей, к которой была очень привязана, считая ее кем-то вроде старшей сестры, слишком серьезной, разумной в делах медицинских, но не в делах житейских. Кайло хмыкнул, натягивая перчатки. Девушка подпрыгнула на своем стуле, послав ему обиженный взгляд, как бы говоривший о том, что некрасиво пугать юных леди.

Кайло замер на пороге госпиталя, оглядывая базу. Что же, полковник Генри Льюис, хоть и был молод и для своего звания, и для самостоятельности, которую давала отдаленность базы на Салине, на первый взгляд неплохо справлялся. Строения были новыми, везде царила чистота, Кайло не видел ни бездельничающих, ни праздно шатающихся солдат или офицеров, до него доносились звуки с плаца, где, видимо, проходила строевая подготовка, а еще отдаленные звуки бластерных выстрелов. Тренировки шли полным ходом. Если это только не показательные выступления к их прибытию. Впрочем, Хакс предупредил полковника о том, что они прибудут, почти перед самой посадкой на планету. И Кайло был с ним согласен. Пусть их пребывание на Салине временное и незапланированное – просто планета была ближайшей к «Старкиллеру» базой Первого Ордена, а им нужна была передышка и указания Верховного Лидера, чтобы двигаться дальше, – но внеочередная и внезапная инспекция на пользу дисциплине. Хакс такие инспекции обожал, ввергая подчиненных в ужас и панику каждый раз, что иных, конечно же, не заставляло быть педантичнее и тщательнее в работе. Но Кайло, пару раз бывавший на таких проверках, не мог не признать, что это забавно, и ничуть не скучно видеть, как все вокруг бледнеют при его появлении и краснеют, когда Хакс их распекает. Кайло нашел взглядом Хакса, беседующего с полковником, и направился к ним.

- Магистр! – полковник отдал ему воинское приветствие, Кайло лениво кивнул.

Действие обезболивающего заканчивалось, и, если честно, ему хотелось лечь и проспать по меньшей мере часов двенадцать, но Кайло понимал, что это вряд ли возможно.

- Позвольте вам представить моего адъютанта – лейтенант Уильям Вуд.

Кайло равнодушно посмотрел на светловолосого и голубоглазого юношу. Он ему напомнил помощницу Рей.

- Рад приветствовать вас, магистр, - учтиво поклонился Вуд.

Кайло чувствовал его опасения и страх, но парень был хорошо вышколен, ни один мускул не дрогнул на его лице, только маска уважения и почтения. Далеко пойдет. Если раньше не сломается.

- Его сестра – мисс Марта – помощница нашего доктора, - продолжал полковник, - вам оказали всю необходимую помощь, магистр? Генерал сообщил о вашем ранении.

Кайло бросил на Хакса неопределенный взгляд, который Армитаж проигнорировал.

- Да, - медленно кивнул Рен, - ваш доктор – профессионал.

Полковник расплылся в улыбке.

- Мисс Лейк – просто находка, удивительно, как такая молодая и умная женщина согласилась на такое захолустье. Но, тем не менее, она с нами, чему я очень рад.

Кайло пристально посмотрел на Льюиса, полковник явно был не просто доволен Рей, он восхищался ею, симпатизировал и не только, как сотруднику. Рен чуть прищурился, иногда Льюис заходил к Рей просто поболтать, выпить чашечку кафа или ароматного чая из трав, что собирали на Салине, Рей очень любила этот чай. Кайло уловил отголоски смеха, неловкое, будто случайное касание руки, букет полевых цветов. Полковник явно пытался ухаживать за женщиной, но принимала ли она его ухаживания? Копать глубже Кайло не стал. Нахер! Это не его дело. А впрочем.

- Я бы хотел получить досье на мисс Лейк, - спокойно произнес Кайло.

Повисла удивленная тишина, Хакс вскинул брови, но не позволил себе лишних комментариев. Он вообще выглядел неважно, бледнее обычного, а его военная выправка, безупречная при любых обстоятельствах, сейчас куда-то делась.

- Конечно, магистр, - склонил голову полковник, хотя в его глазах отчетливо мелькнуло беспокойство. Он быстро взглянул на Вуда, тот отрывисто кивнул, щелкнул каблуками и удалился. – Лейтенант предоставит вам всю необходимую информацию.

Кайло передернул плечами. Он и сам толком не знал, зачем ему досье на Рей. По крайней мере о ее жизни до четырнадцати лет он может рассказать больше, чем этот полковник, который, кажется, считает, что знает своего доктора вдоль и поперек. Но отступать было поздно. В конце концов, если будет неинтересно, он отложит это чтиво. А ему уже не интересно.

- Магистр, - подал голос Хакс, - я бы хотел пригласить вас на внеочередную инспекцию базы. Полковник Льюис любезно согласился показать нам свои владения.

Еще бы он не согласился. Чувствуя предательскую слабость во всем теле, Кайло отрывисто кивнул. Отказаться он не мог. Показать свою слабость не мог. Придется осматривать базу, хоть именно сейчас ему это совсем не интересно.

База на Салине была построена всего семь лет назад, когда Верховный Лидер начал освоение Неизведанных Регионов. Салин стал своеобразным рубежом, перевалочным пунктом, последним оплотом Ордена в изведанной галактике. Периоды затишья чередовались здесь с яростными битвами, База не единожды подвергалась нападению. Место было неспокойное, все равно что жить на бомбе замедленного действия, никогда не знаешь, что случится в следующий момент. Поэтому здесь не было места расслабленности более спокойных баз, не было места праздности или лени.

Полковник Льюис, четыре года назад сменивший старого начальника базы, подходил этому месту. Ему было около тридцати, он происходил из имперской семьи офицеров и военных, годами и поколениями преданно служивших Империи. Они с Хаксом были знакомы еще по Военной академии, вместе учились, вместе служили. Их нельзя было назвать друзьями, но они были по меньшей мере хорошими знакомыми. Кайло вообще не мог представить, чтобы у генерала были друзья. Хотя сейчас создавалось впечатление, что он рад видеть Льюиса. Они шутили, вспоминали какие-то истории из своей курсантской жизни, смеялись.

Деятельный и энергичный Льюис мог бы служить и на звездном разрушителе, ближе к центру галактики. Но выбрал Салин, получив вместе с назначением звание полковника. Он рьяно взялся за дело, преобразовав базу и реорганизовав состав таким образом, чтобы при меньшем количестве боевого состава и единиц боевой техники получить максимальную эффективность.

За годы его управления базой Салин не раз подвергался нападению неприятеля, база бывала разрушена почти до основания, но всегда поднималась из пепла, подобно мифическому фениксу. Кайло читал отчеты по Салину, и был впечатлен тонкостью тактики и стратегии полковника, отвагой и героизмом его людей, которые, похоже, были готовы пойти за своим начальником в огонь и воду. Это было не просто послушание, вымуштрованная покорность, но уважение и любовь.

База располагалась на небольшом холме, окруженном лесом, что было стратегически удобно с точки зрения наземного боя, но открытая со всех сторон, база была уязвима для атаки с воздуха. Впрочем, если таковая начиналась, то в бой поднимались СИДки, новую партию которых, усовершенствованных, с гордостью показал им полковник, проведя в отремонтированный ангар, где летчики готовились к полету. Льюс любезно предложил им истребитель, заверив магистра, что тот может в любое удобное время подняться в воздух, если того пожелает. Ведь все наслышаны о мастерстве магистра Рен как пилота. Кайло прогиб мысленно засчитал, хотя слова Льюиса звучали и были искренни. Просто Рен был не в настроении. Рана болела все сильнее, а принимать обезболивающее в присутствии других он не хотел.

Тем временем они двинулись дальше. Цепкий взгляд Кайло отмечал новенькие казармы, отстроенные заново после прошлогоднего нападения на базу, здание штаба, где проходили совещания, и которое превращалось в офицерский клуб по праздникам, пусть и не частым. Пройдя мимо здания столовой, мужчина уловил вкусные запахи, едва подавив желание потянуть носом воздух, живот предательски заурчал. Он не ел больше суток. Солдаты, проходившие строевую подготовку, приветствовали их дружным криком, затем они немного понаблюдали за стрельбищами. И Льюис пообещал им завтра с утра показательные учения. Хакс расцвел, Кайло помрачнел. Впрочем, если он не захочет, то может не являться. Он вне военной структуры Первого Ордена, сам по себе. И место его в иерархии не определено, но точно выше даже Хакса, чтобы тот ни говорил. Сила выше всего.

Наконец, их препроводили к небольшому одноэтажному особняку, находившемуся рядом с домом полковника. В доме было всего четыре комнаты, две из них занял Рен, две достались Хаксу. Хотя ни тот, ни другой не были в восторге от такой неожиданной близости друг к другу. Но выбирать не приходилось. В конце концов, это временное явление.

Комнаты Кайло были выполнены в серых и черных, привычных ему тонах, и представляли собой небольшую гостиную, она же выполняла роль столовой, и маленькую спальню, в которой едва помещались кровать, тумбочка в изголовье и шкаф. Еще одна дверь вела в личный душ.

Кайло со стоном опустился на диван в гостиной и, наконец, принял криффовы таблетки. Сразу две. Смутно осознавая, что не прав и почему-то думая о том, что Рей была бы недовольная этим фактом. Блять! Да какая ему разница, чем была и не была бы довольна Рей! Что за наваждение! Безумие какое-то! Взяв лежащий на столике датапад – стандартный для всего офицерского состава Первого Ордена – Кайло заказал ужин и отправился в душ. Мыться пришлось аккуратно, чтобы не повредить рану, закрытую специальной пленкой. Ощущения горячей воды на коже были потрясающими. Обычно Кайло никогда не позволял себе долго нежиться в душе, но не сегодня. Сегодня он просто отпустил свое сознание в полет, чувствуя, как расслабляются разум и тело, как уходит напряжение из мышц, как перестает болеть голова, и мир больше не вертится волчком перед глазами. Он чуть не уснул прямо в душе, нехотя выключил воду и растерся большим мягким полотенцем. Надел мягкие черные штаны и темно-серую футболку, найдя комплект в шкафчике в ванной. И босиком вышел в гостиную, наслаждаясь ощущением жесткого ковра под ногами, с отвращением покосился на сапоги, стоявшие в углу, отчаянно желая никогда их больше вообще не надевать. Стол был сервирован скромным ужином, а датапад мигал присланным сообщением.

Кайло устроился в кресле и открыл файл. Досье на доктора Рею Лейк. Мысленно похвалив оперативность лейтенанта Вуда, Кайло начал читать.

Итак, мисс Рея Лейк, двадцати шести лет от роду, не замужем, место рождения: Набу. Кайло нахмурился? Набу? С чего бы это? Вообще никто не знал, где родилась Рей. Возможно, только Люк. Кайло вообще всю свою юность считал, что Рей – тайная дочь Скайуокера, да и сейчас не исключал такой возможности. Забавно, если девчонка не просто воспитанница его родителей, но и его кузина. Семья: сирота. Кайло хмыкнул. Технически: не соврала, действительно сирота. И тут снова приходится вернуться к вопросу о происхождении Рей, вопросу, ответ на который опять же знал только Скайуокер. Но делиться этими знаниями с семьей не собирался. Могло ли быть так, что он все же рассказал Рей, откуда она и кто? Вполне возможно. Хорошо. Дальше. Образование: Королевский пансион для девочек на Набу. Что?! Кайло вчитался еще раз. Согласно досье, Рей воспитывалась там с рождения. Кайло потряс головой и в третий раз прочитал ровные строчки. Потом откинулся в кресле, побарабанил по столу пальцами. Все интереснее и интереснее.

Вся информация о сотрудниках в Первом Ордене тщательно проверяется, начиная с генералов и заканчивая уборщиками. Если в досье написано, что Рей воспитывалась в Королевском пансионе, то так оно и есть. Или же она каким-то образом подделала документы. Но даже если и так, то есть же архивные данные самого пансиона, а туда наверняка был отправлен запрос. Но что же получается, она действительно там училась? Но не до четырнадцати лет! До четырнадцати лет она жила на Корусанте в доме Леи и Хана. В его сарлачьем родительском доме! Но что потом? А вот за прошедшие с тех пор двенадцать лет Кайло поручиться не мог. Да что там такое произошло после того, как он отрекся от своей семьи?! И точно ли он хочет это знать?

С трудом Кайло заставил себя вернуться к чтению, строчки прыгали перед глазами, как и мысли в его голове. Сосредоточиться было, как никогда, трудно. Высшее образование: Набуанский королевский университет, медицинский факультет. Закончен с отличием. Два года ординатуры в клиниках и госпиталях Первого Ордена, стажировка на звездном разрушителе и на базе Орден-3. Крайне положительные рекомендации профессоров университета и докторов Первого Ордена. Назначение на… «Господство»?! Да что нахрен происходит?! Кайло едва подавил в себе желание швырнуть датапад в стену, пару раз глубоко вздохнул. Итак. Назначение на «Господство». Пометка о том, что подано прошение мисс Реи Лейк о назначении на отдаленную базу на планете Салин. Текст прошения. Прошение удовлетворено. Три года работы на базе. Без замечаний и взысканий. Все.

Кайло отложил датапад, потер переносицу, прикрыл глаза. Блять. Что произошло за эти годы? Почему Рей здесь? Что за херня с Набу? Почему Салин при таких безупречных, он бы даже сказал, восторженных отзывах? Как ей удалось обойти отдел внутренних расследований Ордена? Почему они не в курсе о том, что она воспитывалась в доме генерала Органы до четырнадцати лет? Ведь воспитывалась же! Он-то точно знает! На этом моменте Кайло всерьез начал сомневаться в своей адекватности. Он с силой шарахнул кулаком по столу, легкая боль отрезвила воспаленный разум, напомнила о том, что ему нужен отдых. Физический, прежде всего. Кайло с ненавистью посмотрел на датапад – причину его ярости – и отодвинул злополучный прибор подальше от себя. Он разберется со всем завтра. Завтра он направится в госпиталь, мисс Лейк, кажется, там что-то говорила о перевязке на следующий день? Завтра он поговорит с ней. Нет. Устроит ей допрос. И если она не захочет рассказать ему все добровольно, просто возьмет то, что ему нужно. Она не обучена Силе, она не сумеет ему противостоять, даже если очень захочет. А, может быть, к утру его отпустит. И он плюнет на все. В конце концов, она чужая ему. Всегда была чужой. Что за странный, болезненный интерес к незначительной персоне? Как будто у него других дел нет! Впрочем, никто не исключает того, что она шпионка. А вся ее биография от и до придумана Сопротивлением и генералом Органой. О, Лея могла еще и не такое выдумать. Но тогда логично было бы, если бы Рей отправилась на «Господство», как можно, ближе к Верховному Лидеру. Но нет. Она здесь. На задворках галактики, на одной из самых беспокойных баз Первого Ордена. Как будто…бежит от чего-то? Кого-то?

Кайло тряхнул головой, встал, потянулся, охнув от боли в боку. И пообещал себе, что будет осторожнее в движениях. Завтра. Он решит все завтра.

Мужчина направился было в спальню, но тут в дверь постучали. Стук был нервным и нарочито громким. Кайло ощутил глухое раздражение, от стука снова начала болеть голова. Кого еще там хатты принесли!

- Да! – рыкнул магистр.

Дверь отворилась, на пороге стоял Хакс. Кайло вопросительно приподнял бровь.

- Собирайся, Рен, - процедил генерал, - нас вызывает Верховный Лидер.


========== 1.02 ==========


Bury all the memories

Cover them with dirt


Как только за Реном закрылась дверь, Рей с ненавистью отшвырнула датапад, на котором заполняла историю болезни. Ноги ее не держали, она опустилась на кушетку и спрятала лицо в ладонях, подавляя рвущийся наружу всхлип. Сила! Она знала, что однажды это случится! Что бы она ни делала, как далеко бы ни бежала, она знала, что однажды столкнется с Беном лицом к лицу. Крифф! Даже в мыслях своих она не могла называть его Кайло. Слишком хорошо она помнила тихого и задумчивого мальчика, страстного и неистового подростка, которого не понимали собственные родители. И тем самым подарили галактике Кайло Рена, жестокое чудовище, монстра.

С губ сорвался тихий вой, Рей отняла дрожащие руки от лица, похлопала по карманам, вытащила пачку сигарет и зажигалку. В госпитале курить было нельзя, тем более в смотровой, да и на всей территории базы тоже. Но для нее полковник Льюис сделал исключение. К глазам подступили слезы, Рей стиснула зубы, чтобы не закричать от ужаса и бессилия. Льюис, милый, милый Генри Льюис, приносящий ей полевые цветы, вкусный каф и дорогие сигареты. Что будет, когда он узнает, кто она такая и откуда? Ее работе придет конец, его хорошему отношению к ней тоже. Рей неловко щелкнула зажигалкой, еще раз, и еще. Но огонек так и не загорелся.

- Да блядский род! – заорала Лейк, с силой швырнула зажигалку в стену, сломала сигарету и все же разрыдалась.

Столько лет, столько гребаных лет, после того кошмара, что она пережила на Чандриле после ухода Бена, после всего, через что ей пришлось пройти, она вновь столкнулась лицом к лицу со своим прошлым.

- Да будь ты проклят! – завопила она.

Предметы в комнате мелко-мелко задрожали, задребезжало стекло в единственном окошке. В смотровую влетела Марта.

- Рей, - девушка упала перед Лейк на колени, - Рей, Рей, что случилось? Он обидел тебя? Сделал тебе больно?

Голубые глаза горели неподдельным беспокойством, Марта в волнении сжимала руки женщины, пыталась поймать взгляд.

- Мы скажем полковнику, мы все ему расскажем. Даже на Кайло Рена найдется управа. Рей, все будет хорошо. Не плачь, Рей.

И Рей разрыдалась еще сильнее. Это было просто невыносимо. Она специально добилась назначения на самую отдаленную базу Первого Ордена, заключила контракт на пять лет, чтобы заработать денег, а потом закончить службу. Улететь далеко, начать новую жизнь, вдали от семьи Органа-Соло, сбежать от своего прошлого, забыть, что обладает проклятой Силой. Звезды! Она ведь сделала все, чтобы забыть, кто она и откуда. Проклятый Люк Скайуокер! Лучше бы он никогда не открывал ей правду! Лучше бы она не знала всего! Она думала, что сумеет с этим жить, но вот одна встреча – и все отправилось к рафтару в пасть!

- Рей, - Марта принесла ей стакан воды.

А Лейк стремительно краснела за свой срыв. Так хорошо держаться, когда увидела Бена, и так позорно сорваться сейчас.

Когда Рей узнала, что к ним прибудет верхушка Первого Ордена, что после разрушения «Старкиллера» многим, возможно, понадобится медицинская помощь, она молилась Силе, чтобы в числе этих многих не оказалось Бена. Но Сила ее не услышала, словно намеренно столкнула их.

Рей помнила лицо Леи, несгибаемой и сильной, но враз постаревшей лет на десять, когда та говорила ей о том, что Кайло Рен, гроза галактики, известный своей жестокостью, это Бен Соло, ее сын, перешедший на темную сторону. Рей помнила свой ужас, растерянная, она все повторяла, что это невозможно, что это ошибка, так не бывает. Но в глубине души знала, что это правда. И ощущала иррациональную вину за это. Она ведь знала, как Бен ревнует ее к родителям, особенно к матери, знала, что завидует, понимала, что Люк подстегивает эту зависть, конкуренцию, хотя сама Рей никогда не стремилась конкурировать с Беном ни за любовь его родителей, ни за мастерство в Силе. Проклятая Сила! Лучше бы она вообще не была к ней чувствительна! Не знала, что это такое, чувство, разрывающее тебя изнутри, мощь, что стремится наружу, словно горная река, прокладывающая себе путь, невзирая на тяжелые камни, преграждающие ей дорогу.

Почему сейчас? За что? И что же ей теперь делать?

Рей медленно пила воду, стараясь не смотреть на Марту, которая ловко подняла упавшие предметы, успокоила медицинских дроидов, отчаянно пищавших и предлагавших доктору Лейк успокоительное, вернула Рей ее зажигалку, чудом уцелевшую, раскурила для нее и для себя по сигарете. Рей затянулась, чувствуя, как напряжение отпускает, хоть и не до конца, дроиды возмущенно пиликали, но женщины не обращали на них внимания.

- Твой брат не будет доволен, узнав, что ты куришь, - наконец прервала молчание Рей, - обвинит меня в том, что я плохо на тебя влияю.

- К криффу его! – фыркнула Марта, махнув сигаретой, пепел полетел на пол, - зануда! – и протянула Рей бумажный платок.

Лейк высморкалась, пару раз глубоко вздохнула, выпила еще воды, докурила сигарету и умылась. Постояла с минуту, опираясь на раковину, внимательно посмотрела на себя в зеркале. К сожалению, было заметно, что она плакала. Но работы это не отменяет. Ей на комлинк уже поступило сообщение от полковника о раненных, которые требуют обследования и помощи. Им с Мартой предстоит много работы, жалеть себя она будет после. Дома, с бутылкой кореллианского виски, но не сейчас. Она повернулась к Вуд.

- Он меня не обидел, Марта, - вздохнула Рей, - просто…

Лейк осеклась. Какие объяснения дать этой девочке, чтобы не касаться своего прошлого? Чтобы не начать все рассказывать с самого начала? Рей искренне симпатизировала Вуд, та была толкова и исполнительна как ее помощница. А еще она была доброй, веселой, никогда не унывающей, жизнерадостной, немного раздолбайкой, но никак не в работе, легко относилась к жизни, обладала чувством юмора, обожала подкалывать своего брата. И была беззаветно предана мисс Рее Лейк. Узнай она, какие тайны прячет ее начальница в своем прошлом, никогда больше не посмотрит на нее с таким сочувствием, с искренней заботой.

- Если ты не хочешь, то можешь не рассказывать, - легкомысленно пожала плечами Марта, и Рей подивилась подобной чуткости, - но если он тебя действительно обидел, все же расскажи полковнику.

- Он меня не обидел, - повторила Рей, давая понять, что этот разговор окончен.

Марта посмотрела на нее долгим взглядом, но ничего не сказала. Рей быстро поднялась с кушетки и включила вентиляцию на максимум.

- У нас много работы! – преувеличенно бодро произнесла Лейк.

И работы действительно оказалось немало. К ночи Рей только что с ног не валилась от усталости, немилосердно начала болеть голова, не иначе в отместку за истерику, что она устроила. Но думать об этом не было времени. Серьезных ранений у выживших со «Старкиллера» не было ни у кого, но это не отменяло ранений мелких. Штурмовики и солдаты, офицеры, каждому необходимо было уделить внимание. И не только их физическим увечьям. Рей видела, как глубоко они потрясены тем, что случилось со «Старкиллером». Для многих это было не просто супер-оружие, некоторые, казалось, даже не задумывались о том, какой чудовищной силой была база, для них это было место работы, их дом. Там жили целыми семьями, работали, проводили вместе досуг, смеялись и плакали, радовались, симпатизировали, любили и ненавидели. Целый мир, настоящее государство, которое оказалось уничтожено. Уцелевшие были шокированы, подавлены. Многие спрашивали: «Почему я? Почему я уцелел, а они нет?» Им еще долго будут сниться кошмары. Они не были фанатиками, просто люди, которые хотели лучшей жизни. Кто-то пошел в Первый Орден ради денег, не задумываясь ни о какой идеологии, кто-то мечтал о карьерном росте, женщины – о любви и семье, пусть формально в Ордене были запрещены любые личные отношения, на деле пресечь их было невозможно, особенно на отдаленных базах, подобных «Старкиллеру» или Салину. Многие искренне верили, что вместе с диктатурой и монархией в галактику вернется порядок, улучшится жизнь самых отдаленных и бедных миров. Рей знала о благотворительных программах Первого Ордена и не видела в них ничего, кроме саморекламы, но некоторые действительно в это верили. Пусть так. В любом случае эти люди были близки Лейк, она сама пришла просто, чтобы заработать денег.

Последним в ее смотровую вошел генерал Хакс. Рей подняла глаза от датапада, на котором заканчивала оформлять очередную историю болезни, и коротко кивнула на кушетку. Приветствовать генерала, как положено, у женщины уже не было сил. Она еще пару часов назад отправила валящуюся с ног Марту домой, хоть девушка активно ей сопротивлялась, говоря, что она сильная, сможет, выдержит, и вообще все это нечестно, и «а как же ты сама?» Но Рей была непреклонна, апеллировав к тому, что если Марта по недосмотру угробит пациента или сломает оборудование, то ничего хорошего из этого не выйдет. Вуд насупилась, обиделась, но потом все же ушла.

Рей откровенно рассматривала Хакса, он выглядел чуть иначе, чем в новостных сводках в голонете, чуть старше, чуть более уставшим, никакого фанатичного блеска в глазах, никаких агитационных, вдохновляющих речей. Генерал был прекрасным оратором, видео с ним набирали миллионы просмотров, сама Рей тоже иногда смотрела его выступления, он умел вести за собой, поднимать людей на борьбу. Но сейчас перед ней сидел просто уставший мужчина, ее пациент, который пришел последним, только после того, как все его люди получили необходимую помощь. Это дорогого стоило. Рей вздохнула и взяла в руки медицинский сканнер. У генерала оказалось несколько ушибов, не повредивших внутренние органы, подвывих правого плеча, глубокий порез на груди, спускавшийся к животу.

- Стекло, - коротко ответил Хакс на ее взгляд.

Рей передернула плечами. Говорить уже не было сил, а Хакс следил за ней своими светло-зелеными глазами.

- Как вы находите работу в Первом Ордене? – внезапно спросил генерал, заставив Рей вздрогнуть, она едва не расплескала бакту.

Покрепче сжав пузырек, Рей пожала плечами:

- Отлично, сэр.

Хакс поморщился. Надеялся на менее сухой ответ?

- Полковник Льюис очень вас хвалил, - продолжал тем временем мужчина.

И Рей все же расплескала бакту. На помощь поспешил дроид-уборщик, Хакс посмотрел удивленно, видимо не понимая, что так разволновало Рей. Но личные отношения в Первом Ордене, кроме уже официально узаконенных, запрещены, тем более с вышестоящим начальством. Служебные романы не одобрялись. Рей не хотелось бы лишиться работы, не хотелось бы, чтобы из-за нее Льюис лишился звания. Между ними не было ничего, кроме легкого флирта, взаимной симпатии, но у людей – злые языки. Крифф знает, каких сплетен уже насобирал Хакс.

- Я просто выполняю свою работу, - сухо ответила Рей.

Хакс внимательно посмотрел на нее. И Рей пожалела о своей несдержанности. Ее странная реакция как раз наводит на подозрение. Что если Хакс начнет служебное расследование? Впрочем, это уже паранойя. К чему ему это? Салин – стратегически важная, но самая отдаленная база. Кому вообще интересно, что здесь происходит между сотрудниками? Просто это тяжелый вечер, тяжелая ночь, нежданная встреча с Беном и ее собственные нервы. Ей следует успокоиться. И не вести себя, как истеричка, вздрагивающая от каждого шороха.

- Что же, - генерал поднялся с кушетки, застегивая мундир, - это похвальное качество. До свидания, доктор.

- До свидания, генерал, - кивнула Рей.

Она устало опустилась за стол. Лениво и не спеша заполнила последнюю историю болезни, посидела немного. Потом выключила все оборудование, деактивировала дроидов и, тщательно заперев госпиталь, направилась к себе домой.

Ее небольшой одноэтажный домик, состоявший из двух комнат, кухни и душа находился всего в двух шагах от госпиталя, почти на отшибе. Льюис предлагал ей более комфортабельное жилище, рядом с домами офицеров, но Рей отказалась. Ей нравилось ее уединение. Да и в случае экстренных ситуаций Лейк могла быстро оказаться в госпитале. Вспоминая последний авианалет на базу, такое расположение ее жилища было очень даже кстати.

База спала. Улеглись волнения и тревоги, гости были встречены, раненым оказана помощь, генерал остался доволен базой, а легендарный Кайло Рен оказался не таким уж устрашающим без своей маски, просто усталый мужчина. Завтра среди женского населения базы поднимется волна сплетен. И Рей была уверена, что жены офицеров устроят настоящее паломничество к ней в госпиталь, желая узнать, какой же знаменитый рыцарь Рен без своей брони.

Рей быстро дошла до дома, поднялась на небольшое крыльцо, отперла дверь магнитной ключ-картой, вошла и быстро включила везде свет. Она не любила темноты. И даже спала с ночником. И если уж быть совсем откровенной, темноты она боялась. Вот так по-детски глупо, но этот страх не отпускал ее. Поэтому Рей старалась лишний раз не оказываться в темноте, где все ее страхи выползали наружу, а темные моменты прошлого приобретали гипертрофированный размах. Старенький генератор, питавший госпиталь и ее дом электроэнергией, частенько ломался. Оказавшись в первый раз в темноте, Рей запаниковала настолько, что просидела до рассвета при свечах, не в силах заставить себя даже с места сдвинуться, вздрагивая от каждого шороха. Когда такое повторилось несколько раз, она научилась чинить генератор сама. И теперь знала его устройство, как свои пять пальцев. В темноте она больше не окажется ни за что!

Рей заказала еду, но когда вышла из душа, надев старую растянутую пижаму и завернувшись в теплый халат, поняла, что аппетита совсем нет. Женщина почти с отвращением посмотрела на еду перед собой, поморщилась от запаха и решительно отодвинула тарелки подальше. Из шкафчика на кухне Рей вытащила початую бутылку виски, стакан и отправилась в гостиную. С блаженным стоном опустилась в кресло, налила себе янтарно-желтой жидкости, втянула носом терпкий, резкий запах, отсалютовала светильнику и сделала глоток. Виски огненным шаром прокатился по пищеводу, бухнулся в пустой желудок, Рей передернуло, по телу разлилось блаженное тепло. Лейк откинула голову на спинку кресла и сделала еще глоток, голова приятно закружилась. Вот так.

Не думать бы, но не было сил. Бен. Бен Соло. Кайло. Кайло Рен. Двенадцать долгих лет она не видела его. И хотела бы никогда не встречаться. Возможно, ей повезет, и сегодняшняя встреча в госпитале будет последней.

Себя Рей помнила с двух лет, все, что было до этого, покрыто мраком. И всегда в ее жизни был Бен. Первую их встречу нельзя было назвать обычной, они встретились в Силе, он протянул ей руку. И вошел в ее жизнь. Уже позже Рей поймет, что он создал подобие Уз Силы между ними, и это шокирует и испугает ее. Он был талантлив в Силе, что пугало и злило Хана, и не раз становилось причиной размолвки между ним и Леей. О эти скандалы, от которых они с Беном прятались, как могли, по всему дому, только бы не слышать, не чувствовать. Однажды сбежали из дома, бродили по верхнему уровню Корусанта. Ему было четырнадцать, ей – одиннадцать. А когда вернулись, то поняли, что Лея и Хан даже не заметили их отсутствия.

Бену, наверное, было тяжелее, чем ей. Да что там «наверное»! Ему было тяжелее. Ведь ей Лея и Хан, хоть и заменили ей родителей, но на самом деле ими не были, даже родственниками не были. Статус воспитанницы дистанцировал ее от них, как бы они ни старались доказать обратное. Бен напрасно думал, что они любят Рей больше него. Это было не так. Но ревность – чувство, не подверженное никакой логике. Она стихийна, не видит доводов рассудка, сметает все на своем пути, уничтожает все, что есть дорогого. И Бен ревновал родителей к ней, а ее к родителям. Иногда Рей сложно было понять: ненавидит ее Бен или любит, столь причудливо и разрушительно переплетались в нем противоречия. Она никогда не знала, что он сделает в следующий момент: обнимет ее или ударит, будет утешать или жестоко посмеется, поцелует или оттолкнет. Что испытывала она сама? Рей не знала. В детстве ей хотелось дружить с ним, но чем старше они становились, тем более невозможной была эта дружба. Иногда она его боялась. Иногда злилась на него. Но никогда не ненавидела. Ей нравилось пытаться искать в нем положительные стороны. Рей радовалась, когда он в очередной раз протягивал ей руку дружбы, и, не раздумывая, хваталась за нее. Стоило ему только позвать, и Рей бежала навстречу. Но позвать или оттолкнуть, определял всегда Бен. Только лишь он.

Их последняя встреча…Сила! Даже сейчас Рей краснела, вспоминая…ведь они тогда…Блять!

Лейк залпом выпила виски и налила себе еще, комната слегка покачнулась перед глазами.

Ему было десять, когда Лея отправила сына к Люку на Явин в Академию, которую тот построил. О как злился Хан, не желая, чтобы его сын был «одним из этих трюкачей». Как кричал сам Бен, не желая никуда уезжать. «Вы хотите избавиться от меня! Вы меня боитесь!» Хан тогда ударил его по лицу, Лея стояла мрачной статуей, скрестив руки на груди. А Рей забилась в угол гостиной, боясь попадаться им всем на глаза. Но именно на ней остановил свой взгляд Бен. «Почему она остается? Она ведь тоже урод!» Его ненависть и злоба обрушились на нее. Он давил на ее разум ментально, не осознавая в полной мере, что делает, он инстинктивно рушил ее природные барьеры, причиняя боль. Тогда она потеряла сознание. А когда очнулась, Бена уже не было на Корусанте. Он вернулся через год, приехал на каникулы еще более замкнутый, чем прежде. Еще более несчастный. А она ему завидовала. Ей отчаянно хотелось учиться Силе, но Люк избегал этого вопроса, а Лея читала нотации на тему, что и без обучения можно жить, она же ведь живет. И Рей перестала спрашивать.

Она скучала по Бену, пусть он ненавидел ее, но девушка тосковала, писала ему письма, на которые он никогда не отвечал, записывала видео-послания на его день рождения, напоминала о нем Лее. Хан все реже показывался дома, но именно с ним у Рей внезапно установились доверительные отношения. В десять лет девочка отправилась в свой первый полет на «Соколе», она была в восторге от корабля. А поскольку его постоянно надо было чинить, то Рей принимала посильное участие, смеясь над перебранками Чуи и Хана. К четырнадцати она знала, как калибровать кальцинаторы, проводить диагностику, починить гипер-привод и пару-тройку крепких словечек на хаттском и ширивууке, а самое главное: запросто могла поднять в воздух корабль и успешно пилотировать его. Хану нравились ее склонность к механике и искренняя любовь к «Соколу», горячая юношеская увлеченность полетами. Соло обещал взять ее в долю, когда она вырастет, хвалил, говорил, что из нее выйдет отличный контрабандист. Она попросила у Леи записать ее на курсы пилотирования, и та ей не отказала. Занятая политикой, Органа хотела лишь, чтобы ей не мешали. И Рей не мешала. Она летала на симуляторе, моделирующем самые различные корабли: от торговых и грузовых до боевых. И мечтала о том, что вскоре инструктор разрешит ей полетать на настоящем судне. А Хан пустит на место второго пилота на «Соколе». Но мечтам было не суждено сбыться. Ведь в тот год Бен ушел к Сноуку. В тот год Бен Соло умер, и родился Кайло Рен. Но о том, что это один и тот же человек, Рей узнает еще через год.

Но перед этим они встретились на Чандриле, где Лея должна была встретиться с союзниками по партии. Она предложила Рей полететь с ней. В школе были каникулы, как и на курсах по пилотированию, и девушка согласилась.

Стояла упоительная весна, распускались цветы, дурманя своим ароматом. Яркое солнце ласкало нежную кожу. Рей было четырнадцать, и она находила особенную прелесть в своем уединении в большом доме в пригороде Ханна-сити. Лея пропадала на работе. Хан исчез на просторах галактики, и крайне редко выходил на связь, каждый раз прося сохранить свой звонок втайне от жены. И компанией Рей были только дроиды в доме. Она гуляла по саду, читала в огромной библиотеке, проводила диагностику дроидов, подшучивала над С3ПиО.

В тот день она загорала в саду. Ей нравилось ощущение горячих солнечных лучей на коже, закрыв глаза, она мечтала о том, что вскоре полетает на настоящем корабле. Закончатся каникулы, она снова пойдет в школу, увидится со своими друзьями, и, может быть, мальчик, который ей так нравится, поцелует ее. Внезапно на солнце набежала туча, иначе как объяснить тень, что легла на ее кожу. Рей лениво приоткрыла глаза и ахнула. Над ней возвышался Бен, он пристально разглядывал ее. И отчего-то Рей стало неловко.

- Привет, - едва выдавила она из себя.

И суетливо поднялась, заворачиваясь в большое полотенце, на котором загорала.

- Где мама? – поинтересовался Бен.

- В Сенате, - ответила Рей.

- Отец?

- Где-то…в районе Нар-Шаддаа, - помявшись, ответила Рей, - был…три дня назад.

Бен вскинул брови.

- Только Лее не говори! – испугалась Рей.

Бен поморщился и пробормотал себе под нос что-то нелестное. Он снова посмотрел на Рей. О этот взгляд темных глаз, от которого по коже бежали мурашки. И в голове билась непрошеная мысль: а что будет, если ее поцелует Бен? Щеки алели лихорадочным румянцем. Сказавшись больной, Рей даже не спустилась к ужину. И, как оказалось, хорошо, потому что между сыном и матерью разгорелся очередной скандал. Быть его немой свидетельницей Рей совершенно не хотела. Она лежала в темноте в своей комнате, куда доносились крики из столовой, и снова спрашивала себя: как это будет, если ее поцелует Бен?

И он поцеловал. И не только. Но это будет потом.

Рей коснулась своих губ. Когда ее в последний раз целовал мужчина? Хмыкнув, она выпила еще. Ее слегка тошнило. Не стоило напиваться на голодный желудок. Но голова была приятно тяжелой, а тело, наоборот, легким. Очертания предметов вокруг расплывались, но краски внезапно стали болезненно-яркими.

- Ля-ля-ля, - пропела пьяным голосом Лейк.

Что было потом, она вспоминать не хотела. Это было болезненно. Это было страшно. Ее до сих пор передергивало от воспоминаний. И проснулась внезапная злость на Лею, которая проявила малодушие, испугалась и сослала ее на Набу. В этот криффов пансион, который Рей ненавидела.

Хватит! – приказала себе Рей. И даже легонько стукнула ладонью по ручке кресла. Хватит! Пора спать. Часы на стене показывали четыре часа утра. Мда. Хороша она будет завтра. Рей подтянула себе комлинк и написала Марте сообщение о том, что до двенадцати дня та будет хозяйкой в госпитале, приписала, что верит в нее, и отправила текст. А у самой Рей будет полдня выходного. Никто не удивится, в конце концов, вчера был тяжелый день, и она задержалась в госпитале до поздней ночи.

Рей поднялась на ноги, ее слегка качало, она сделала пару шагов, как ей казалось, прямо, но почему-то пошла по диагонали. Хихикнув, женщина направилась на кухню, тщательно вымыла стакан, рискуя разбить, спрятала остатки виски, выкинула успевшую остыть еду. И оперлась на стол, пережидая приступ дурноты. Остатки разума сообщали ей, что она жалкая и слабовольная, что так нельзя.

- Я знаю, - проворчала Рей вслух, - я все о себе знаю. Не стоит напоминать лишний раз.

Почему-то болел правый бок, ныл, словно там была старая, заживающая рана. Это все игры ее подсознания, не иначе. Ведь именно Бен был ранен в правый бок. Интересно, как он получил это ранение? Мысли о Бене надо было куда-то деть, как и мысли о ее прошлом. Впрочем, Бен Соло и есть прошлое. Глаза слипались. Желание опуститься на стул и уснуть прямо на кухне было нестерпимым. С трудом отлепившись от стола, выключив свет, оставив за спиной такую страшную для нее темноту, Рей направилась в сторону спальни. Но дойти не успела, в дверь постучали, да так, что Рей подпрыгнула, настолько сильным и неожиданным был этот звук. С ужасом она смотрела на дверь. Первой мыслью было: не открывать. В конце концов, кто может прийти к ней посреди ночи? Может быть, она в госпитале. Или спит. Не слышит. Крифф! Она же пьяна в стельку! Если ее увидят в таком виде… Стук повторился. Некто за дверью явно не спешил уходить. Выругавшись так, что позавидовал бы пьяный хатт, Рей направилась к двери. Постояла еще мгновение, и рывком распахнула ее.

- Рей! – выдохнула темная фигура на пороге.

И прямо ей на руки свалился бледный, как смерть, Кайло Рен. Ошеломленная Рей почувствовала, как руки становятся липкими, прилипает к телу испачканная майка. С нарастающим ужасом она увидела кровь.


========== 1.03 ==========


Would you do it with me?

Heal the scars and change the stars?


Был ли это страх? Кайло не мог оценить. Он устал, той самой предельной усталостью, пересекая которую, ты уже не испытываешь никаких чувств. Апатия и отрешенность. Люк мог бы им гордиться, почти джедайское спокойствие. Только Кайло знал, что это чувство рождено вовсе не упорным самоконтролем, а только лишь физической усталостью. Эмоции и страхи притупляются, когда ты очень долго не спишь, весь мир плывет в странной, сюрреалистичной дымке, и больше нет чувств. Оно и к лучшему, наверное.

Шагавший рядом Хакс боялся, но и его чувства тоже были какими-то тусклыми, невыраженными. Внешне генерал так и вовсе держался непринужденно, по своему обыкновению, надменно. Застегнутый на все пуговицы своего мундира, прилизанный, прямой, как струна, на лице ни единой эмоции. Кайло даже зауважал его на мгновение.

База спала. Лишь в переговорном пункте горел свет, их встретил растерянный и заспанный Льюис, он вопросительно посмотрел на Хакса, тот лишь едва заметно поморщился в ответ.

- Вы свободны, полковник, - холодно произнес Армитаж.

Льюис коротко кивнул и вышел, притворив за собой дверь.

Переговорный пункт был совсем небольшим, и Кайло пришла в голову глупая мысль: а как же здесь развернется огромная голограмма Учителя, которая всегда нависала над ним? И где ему самому преклонить колено в традиционной позе ученика? Кайло огляделся, места явно не хватало. Время шло, в помещении установилась тишина, прерываемая лишь едва слышным дыханием двух мужчин. Хакс застыл, глядя в одну точку. И снова Кайло мог лишь подивиться его выдержке, потому что генерал нервничал, и это Рен чувствовал совершенно отчетливо. Это раздражало и успокаивало одновременно. Подсознательное, инстинктивное – ты не один, вдруг оказалось, как нельзя, кстати, хотя генерал был последним человеком, которому бы Кайло доверился. А потом пискнула аппаратура, оповещая о входящем звонке. И Кайло первым нажал кнопку приема вызова и тут же преклонил колено, опустив голову. Огромная голограмма Верховного лидера заполнила помещение, делая его визуально еще более маленьким. Кайло стало тесно, почти нечем дышать, но он застыл неподвижно, не позволяя себе ни лишнего движения, ни лишних мыслей. Хакс рядом напрягся, но отдал воинское приветствие, а потом чуть склонил голову, словно ожидал приказа.

- Я недоволен, генерал, - загрохотал Сноук, - такого провала еще не видела галактика! Я не ожидал от вас такой ошибки. Фатальной ошибки! Я начинаю сомневаться в вас. Правильно ли я поступил, отдав вам командование моей армией!

Хакс молчал, Кайло чувствовал, как Сноук сжимает вокруг генерала кольцо Силы, Хакс этого не понимал. Просто вдруг ему стало тяжелее дышать, заболели полученные при уничтожении «Старкиллера» раны, закружилась голова, словно Сноук выкачивал из него жизненную силу. Возможно, так оно и было. Кайло ощущал манипуляции Учителя лишь поверхностно, не решаясь заглянуть в самую глубину.

- Так что же, генерал? Неужели я ошибся? – голос Сноука был обманчиво мягок, - неужели ваш отец был прав, и вы ничтожество, не способное достигнуть величия? Позорящее его имя?

Краем глаза Кайло видел, как всем телом вздрогнул Хакс, как по его лицу стекают крупные капли пота, на обычно бледных скулах пламенели два алых пятна. Для каждого у Сноука свой подход. Вот оно слабое место Хакса, то, что мучает его, мысль о том, что он не достоин своего отца.

- Нет, - едва слышно прохрипел Хакс.

- Что-что? – почти рассмеялся Сноук, еще сильнее сжимая Силу вокруг генерала.

У Кайло заныли виски, он попытался отгородиться, но не смог. Скорее всего ему не давал Сноук. Отчаяние, стыд, страх, боль заполнили все тело генерала, заставляя его качаться, как тонкое дерево на ветру. Верховный лидер ворошил его прошлое, копался в его голове, раздувал пламя самых мучительных эмоций. И Кайло чувствовал все это вместе с Хаксом. Ментальные щиты дрожали, прогибаясь, почти не давая защиты. Хакс едва слышно застонал, обнаруживая свою слабость, что заставило Сноука нажать еще сильнее.

- Я не потерплю еще одной ошибки! Я не допущу, чтобы в моей победоносной армии служили подобные ничтожества! Вы поняли меня, генерал?! – голос Сноука взлетел до невероятных высот, заполняя пространство вокруг, каждое слово будто бы взрывалось в голове, причиняя боль, - Следующая ваша ошибка повлечет за собой вашу смерть! Вы не должны ошибаться! Вы не должны проигрывать! Вам это ясно?!

Хакс что-то пробормотал.

- Я не слышу, генерал Хакс! – рявкнул Сноук.

- Я понял, Верховный лидер, - хрипло ответил Армитаж, у него носом шла кровь, - я более не подведу вас.

- Свободны, - процедил Верховный лидер.

Покачиваясь, даже не пытаясь вытереть лицо, натыкаясь на предметы, словно слепой, Хакс вышел из переговорного пункта.

Кайло и его Учитель остались наедине. По телу Рена пробегала едва заметная дрожь, чужие эмоции, чужая боль, которые оказались так близко, вымотали его больше, чем ему хотелось бы. А еще он понимал, что Хакс никогда не забудет ему этого показательного унижения. Сноук снова намеренно столкнул их с генералом.

- Я разочарован, мой лучший ученик, - начал Сноук, - впрочем, стоит ли называть тебя лучшим после твоего провала. Ты слаб, всего лишь мальчишка в маске, что хочет быть похожим на своего деда. Но ты не сумеешь, никогда. Тебе не достичь величия Дарта Вейдера, одного из величайших ситхов! Не суметь подняться до его высот! А все почему? Потому что Свет в тебе слишком силен. Сострадание, да, жалость, любовь. Как это глупо! Я начинаю сомневаться: стоило ли мне вообще приближать тебя к себе. Пожалеть…и кого? Это ничтожество, что по недоразумению зовется твоим отцом!

- Я не…- попытался возразить Кайло. Каждое слово падало солью на растравленную рану, заставляя ныть ее все сильнее, каждая фраза пригибала Рена все ниже к полу, пока он не распластался на нем, почти касаясь лбом холодных дюрасталевых плит.

- Молчать! – загрохотал Сноук, - ну-ка, посмотрим.

И вломился в его разум. Мгновенная вспышка боли, словно молния перед глазами, раскалывающая на куски голову, чужая воля, крушащая все на своем пути, перебирающая его воспоминания с нарочитой небрежностью, грубостью, намеренной злобой.

- Противоречия рвут тебя на части, заставляют колебаться, - шипел Сноук, - подтачивают твою волю, смущают твой разум, заставляют медлить, тормозят тебя. Столь жалкое зрелище! А это еще что такое?

Кайло стиснул зубы. «Нет!» Он попытался поставить щит, отгородиться, спрятать, скрыть. Сноук громко рассмеялся.

- Что это такое ты хочешь скрыть от меня, мой любимый ученик?

«Рей…»

- О! Девушка, - голос Сноука стал задумчивым, - какая прелестная девушка. Ты…любишь ее… ненавидишь…желаешь…

Кайло стиснул зубы, сжимал кулаки, рана в боку пламенела болью, вскрылись мелкие порезы, кровь из них пропитывала плотные одежды, ныли ушибы. От слабости кружилась голова, а Сноук все давил на его разум, на его тело, заставляя выть и кричать от невыносимой боли. И над всем этим грохотал голос.

- Ты прятал от меня ее! От своего Учителя! Необученный форсъюзер. И какой Свет! Какое сродство к Силе. Привлекательно, не правда ли? – последнее было сказано ласково, почти нежно.

И давление исчезло. Кайло лежал на полу, не в силах пошевелиться, боль разрывала на части все тело, заставляя рвано дышать, царапать ногтями пол. В виски билась мысль о том, что теперь Учитель знает о Рей, знает о ней все. И пусть пока он обнаружил к ней лишь поверхностный интерес, но Верховный лидер не забывает ничего. Какие это будет иметь последствия? Для нее? Для него?

- Моя разведка донесла, - тем временем, как ни в чем не бывало, произнес Сноук, - что Чисская держава планирует нападение на Салин. Синекожие ублюдки решили, что могут взять что-то мое! Ты и генерал получите подкрепление. Ваша задача – отстоять планету. Не разочаруйте меня, - угрожающе понизил голос Сноук.

Собрав остатки самообладания, последние силы, Кайло приподнялся и тихо ответил.

- Да, Учитель.

- Штурмовики и военные под командованием рыцаря Клариссы Рен прибудут через два дня.

Кайло вздрогнул. И едва подавил в себе желание застонать. Твою мать! Почему Кларисса? Легкая улыбка Учителя расставила все на свои места. Конечно. Намеренно. Прекрасно зная об их отношениях, Сноук послал сюда именно ее. Ту, кому Кайло не мог доверить свою спину, ту, рядом с которой ему будет не комфортно, кто превратится в еще одну головную боль для него. Это тоже наказание.

- Ты, генерал Хакс и полковник Льюис сегодня же получите все разведданные. Это очень важная операция. Я жду результата. Эффективного результата. Ты понял меня, Кайло Рен?

- Я понял, - хрипло ответил Кайло.

И связь прервалась.

Кайло снова лег на холодный пол, чувствуя, как пропиталась кровью одежда, смутно осознавая, что ему нужна медицинская помощь. Но сил подняться и дойти до госпиталя, у него не было. Даже с закрытыми глазами он чувствовал, как мир вокруг него крутится волчком.

Остаться в этом захолустье – это тоже наказание. И Кларисса Рен. Кайло засмеялся было, но резкая вспышка боли заставила его осечься.

Клэр была не просто рыцарем, талантливым, безжалостным, смертельно опасным. Она была его бывшей любовницей. Ему было хорошо с ней какой-то период времени. Он охотно пользовался ее телом, не особенно пуская ее в свою душу. И с удивлением обнаружил, что именно этого Кларисса и хотела. А Кайло вовсе не собирался ни любить ее, ни доверять ей, ни придавать ей какой-то официальный статус. Она удовлетворяла его желания, и этого было довольно. Ему казалось, что женщину все устраивает. Он ошибся. И прервал всяческие с ней отношения. Не учел только одного: оставлять за спиной обиженную женщину – смертельно опасно. Вполне можно получить кинжал в эту самую спину. Что чуть было и не произошло на одном из заданий. Пришлось откровенно поговорить со Сноуком. Учитель посмеивался, он, конечно, и так был в курсе всего, но больше совместных миссий у Кайло и Клэр не было. А теперь она летит сюда. Чего добивается Верховный лидер?

Ему надо встать. И все же дойти до госпиталя. Ему нужна помощь. С трудом, далеко не с первой попытки, оскальзываясь на собственной крови, уронив стул, на который попытался опереться, Кайло встал. Он прислонился к стене, выравнивая дыхание, комната кружилась перед глазами, ноги дрожали. Рен постоял так какое-то время, открыл дверь, прохладный осенний воздух немного разогнал туман в голове. Кайло осторожно сделал шаг наружу, запнулся о порог и кубарем полетел на землю. Вышибло воздух из легких, перед глазами заплясали цветные точки, что-то противно хрустнуло. Только переломов ему не хватало! Он снова долго лежал, не в силах подняться, радуясь только тому, что вокруг царила темнота, что на дворе ночь, и никто не может видеть его в таком жалком состоянии. Наконец, собрав остатки сил и гордости, Кайло поднялся на ноги. И вдруг осознал, что совершенно не знает, куда идти. Вообще с ориентированием у него никогда не было проблем, но уставший разум грозил вот-вот померкнуть и начисто отказывался работать. Это было совсем некстати. Мужчина решил довериться инстинктам. Он прикрыл глаза, отыскивая след Рей в Силе. Вот он. Яркий, теплый огонек. Кайло пошел на этот свет, словно путник, заплутавший в ночи. Рей ему поможет. На мгновение мысль о том, что Сноук теперь знает о Лейк, заставила его глухо застонать и сбиться. Пришлось снова концентрироваться, а это отнимало так много сил сейчас. Кайло шел, едва переставляя ноги, полуслепой от боли, слабый от потери крови, боль выматывала, не давала рационально мыслить. А ему надо было сейчас рационально мыслить. О том, что скоро здесь начнутся полномасштабные военные действия. О том, что реальная помощь будет от его отвергнутой любовницы. О том, что Рей может стать рычагом давления на него со стороны Сноука. Ну уж нет! Он не позволит этому случиться! Но слова Учителя не шли у него из головы: «ты любишь ее…ненавидишь…желаешь…» Да. Это было так. Много лет назад. И неужели ничего не изменилось с тех пор?! Какое падение!

Кайло остановился. Мысль идти к Рей уже не казалась ему такой правильной. Может быть, в его комнатах есть аптечка? Ее не может не быть на военной базе! Впрочем, он вполне отдавал себе отчет, что аптечкой тут не обойтись, что сам он не сумеет оказать себе должную помощь. Не в таком состоянии. Крифф! Он снова пошел на Свет.

Добравшись до небольшого домика, замер на мгновение на крыльце и из последних сил постучал в дверь. Ему не спешили открывать. Но она была там! Кайло точно знал это, Рей была в доме, в окнах которого гостеприимно горел свет. Он снова постучал. Дверь распахнулась рывком, словно та, что была в доме, долго собиралась с мужеством, чтобы совершить это нехитрое действие. Упрись ему в грудь сейчас дуло бластера, Кайло бы не удивился. Пусть формально база и считалась безопасным местом, а патруль был круглосуточным, усиленным в ночные часы, беспорядки могли быть и здесь. И одинокая женщина, живущая на отшибе, имела полное право владеть оружием. И не стесняться применять его. Но бластера не было.

- Рей, - выдохнул Кайло, практически падая ей на руки.

Он успел увидеть ее бледное лицо, расширившиеся от ужаса зрачки, бездонная чернота которых поглотила почти всю радужку, рот ее округлился. Она – и откуда только силы взялись? – втащила его в дом. Здесь горел свет, немилосердно резавший глаза, Кайло пытался переставлять ноги, но, кажется, только лишь мешал, практически повис на Рей. Его нос уловил сложную смесь запахов: миндаль, горько-сладкий аромат духов и еще запах алкоголя. Рей, подставив ему свое хрупкое плечо, тащила его куда-то. Они оказались в маленькой комнате с узкой кроватью, куда и рухнули оба. И момент можно было бы счесть неловким или пикантным, если бы Кайло не истекал кровью. Рей ушла куда-то, а потом вернулась с небольшим чемоданчиком, в котором оказались лекарства. Она что-то бормотала себе под нос, разрезая на нем одежду, он уловил пару ругательств на хаттском и даже нашел в себе силы ухмыльнуться.

- Какого хера, Бен! – она, наконец, добралась до самой большой его раны.

- Не смей, - прошептал Кайло пересохшими губами.

- Что?! – вскинула она брови, глаза ее сверкали праведным гневом.

- Не смей, - повторил Кайло, - называть меня этим именем.

Снова поток отборной брани. Он и представить не мог, что Рей знает подобные выражения. Он чувствовал прикосновение холодных пальцев к своей коже, что-то гремело, остро и терпко пахло лекарствами, Рей недовольно бурчала себе под нос. Кайло позволил своему сознанию уплыть далеко-далеко. Во тьму, где мальчик и девочка сбегали из дома, чтобы не слышать криков родителей, где они же ругались и ломали игрушки друг друга, где он отдавал ей лишний кусочек торта, потому что никогда не любил сладкое, а она была страшной сладкоежкой. Туда, где юная девушка писала ему длинные письма, которые он стирал, не читая, туда, где он бережно хранил их, но никогда не отвечал. Туда, где два тела сплелись, пытаясь утолить жажду, что сжигала обоих, обращала в пепел разум, оставляя чувства, потрескивавшие между ними, словно оголенные провода.

Кайло вздрогнул и очнулся. В комнате он был один, заботливо укрытый одеялом, он лежал на кровати, за окном брезжил слабый рассвет. Из ванной комнаты доносился шум воды. Кайло попытался приподняться, тело скрутило резкой болью, и Рен вынужден был лечь обратно. Он был в одних брюках, его одежды нигде не было видно. С трудом он вспомнил, что Рей, кажется, разрезала ее, тугая, циркулярная повязка охватывала бок, проходила по животу и спине. Дышать было тяжеловато, но зато крови больше нигде не было. Шум воды в ванной стих, в комнату вышла Рей. Она была в леггинсах и длинной майке, влажные волосы рассыпались по плечам. Вид у нее был бледный и откровенно нездоровый, под глазами залегли темные круги, посеревшие губы сжались в тонкую линию, стоило женщине увидеть его.

- Я вижу: вы очнулись, магистр, - сухо произнесла Рей, - это хорошо.

И никаких ругательств, никаких эмоций, никакого: «Бен!» Может быть, ему все это привиделось? Столь разителен был контраст между женщиной, к которой он пришел ночью, и мисс Реей Лейк, что стояла сейчас перед ним.

- Я даже спрашивать не буду, что случилось, - продолжала тем временем Рей, глаза ее сверкнули, но тут же огоньки в них потухли, - не думаю, что…

- Верно! – резко бросил Кайло, чувствуя глухое раздражение, - это вовсе не ваше дело.

- Рада, что мы с вами понимаем друг друга, - кивнула Лейк, заставив Кайло заскрипеть зубами.

Его неимоверно раздражал этот сухой официальный тон, эта отстраненность, холодный профессионализм. Все это являло такой разительный контраст с ее ночными репликами. И с теми эмоциями, что она испытывала сейчас. Прищурившись, Кайло уловил беспокойство, страх, жалость, сочувствие.

- Перестань! – резко бросила Рей.

Рен удивленно посмотрел на женщину. Она тяжело дышала, казалось, что сейчас упадет в обморок, глаза потемнели, став из карих почти черными. Она чувствовала. Не могла сопротивляться, не могла точно дифференцировать, что он сейчас делает, но чувствовала его воздействие в Силе.

- Не смей лезть ко мне в голову! – тем временем продолжала Рей, - я не у тебя на допросе!

- Я и не лез, - Кайло снова откинулся на подушки, закрывая глаза.

Теперь он чувствовал ее замешательство, он слышал, как Рей засопела, потом подошла к шкафу, зашуршала, видимо, вытаскивая из него одежду.

- Куда ты собралась? – поинтересовался Рен.

Он услышал, как женщина скрипнула зубами.

- На работу! – резко ответила Рей.

- По-моему, тебе нужен день отдыха, - безмятежно произнес Кайло, сам себе удивляясь.

- По-моему, это не твое дело! – парировала Рей и зло добавила, - если бы ты и генерал Хакс были чуть осторожнее, то я бы взяла себе полдня. А так меня вызывают в госпиталь, потому что лечить генерала Хакса лично – просьба полковника Льюиса, читай, приказ!

Кайло открыл глаза и все же приподнялся на кровати, мрачно посмотрел на Рей, руки у нее чуть дрожали, черты бледного лица словно бы стали резче.

- Давай комлинк, я позвоню Хаксу и все улажу, - внезапно произнес Кайло.

Рот Рей смешно приоткрылся, она неверяще уставилась на мужчину, Рен отчетливо чувствовал ее колебания, и его это позабавило.

- Не хочешь принимать от меня помощь? – вкрадчиво поинтересовался Кайло, чуть подавшись вперед.

Рей нервно сглотнула, попятилась, моргнула пару раз. Кайло терпеливо ждал.

- Не думаю, что это уместно, магистр, - наконец, взяла себя в руки Лейк и вышла из комнаты, плотно притворив за собой дверь.

Кайло тупо смотрел ей вслед. Отказа он не ожидал, если честно. И ощутил что-то вроде разочарования и глухой обиды, а еще злости. Он ударил по одеялу кулаком. Если эта дура желает где-то свалиться по дороге на свою обожаемую работу, то это ее дело! Он предложил помощь! Предложил, наверное, даже больше, чем следовало! Да и кто она вообще такая, чтобы отказываться! Кто она такая, чтобы вообще ей помогать! Девчонка без роду и племени! Вообразила о себе невесть что!

Пока он злился, вполголоса ругался и ощущал себя странно униженным и отвергнутым, Рей привела себя в порядок. Она заглянула в комнату, чтобы положить свои вещи. И он не узнал ее. Бледность и круги под глазами были умело скрыты макияжем, строгий пучок на затылке, простые серые брюки и светлая блузка, туфли на низком каблуке. Рей захватила из шкафа светлый плащ, перекинула его через руку, замерла на мгновение, тяжело вздохнула.

- Я вновь настоятельно рекомендую вам, магистр, постельный режим. Вы можете остаться здесь, если пожелаете. Стандартный терминал в гостиной, можете заказать себе еду и одежду. В коридоре на тумбочке запасная ключ-карта от дома. Ни датапад, ни комлинк, к сожалению, оставить вам не могу. Генерал Хакс и полковник Льюис извещены о том, что вы здесь. Я вернусь вечером. И если вы не уйдете, еще раз осмотрю ваши раны. Обезболивающее на тумбочке рядом с вами.

Она круто развернулась и зашагала к двери.

- Мисс Лейк, - окликнул ее Кайло, и поморщился, когда она вздрогнула, - спасибо.

- Не стоит благодарности, - ровным голосом ответила Рей, - я просто выполняю свою работу.

Она вышла. Вскоре стукнула входная дверь, что-то пискнуло. И все стихло. Дом погрузился в тишину.

Кайло задумчиво созерцал стену напротив. Он ощущал себя странно, вдруг оторванный от реальности, без связи с внешним миром, в изоляции. Фактически он не был заперт здесь и мог уйти, но поймал себя на мысли, что вовсе не хочет этого делать. Здесь было уютно и мирно, в груди зародилось смутное, давно забытое чувство, что он дома. Конечно, это было далеко не так. Конечно, его непременно достанут. Но вот сейчас он ведь может остаться? Хотя бы на полдня, пока Хакс пребывает в госпитале, пока Льюис решает какие-нибудь насущные вопросы. А он – Кайло Рен – палач галактики, монстр в маске, личный пыточный инструмент Верховного лидера, останется здесь, в тишине и покое, отдохнет и, наконец-то, выспится. А что? Он выполняет предписание доктора: постельный режим. А хороший сон вообще – залог здоровья, не так ли? Кайло хмыкнул. Как давно он не позволял себе вот так расслабиться? Двенадцать лет. С тех пор, как отказался от своей семьи, ушел во Тьму и даже ни разу не оглянулся, уверенный, что там, позади нет ничего, что было бы достойно его внимания. Ушел, оставив всех, кого он любил, кто любил его. Ушел, оставив Рей.

Какой, однако, она стала. Раздражающе притягательной. Кайло хмыкнул. Он скажет ей об этом и посмотрит, как сойдутся на переносице ее брови, как она возмущенно засопит, как засверкают ее глаза. Сколько бы она ни прятала свои эмоции, как бы хорошо – а это приходилось признавать, - их ни контролировала, они все равно вылезали наружу. И, крифф его раздери, ему нравилось ее дразнить! Как когда-то в далеком детстве. Ладно. Что-то слишком много мыслей о Рее Лейк. Не стоит она того. Вовсе не стоит. Кайло устроился поудобнее, зарываясь носом в мягкие подушки, накрываясь одеялом с головой и погружаясь в долгожданный сон.

***

Он снова был в госпитале, смотрел, словно со стороны. Вот смотровая, куда вошла Рей, на ходу что-то вбивая в датападе, одновременно давая указания дроидам, за Лейк следовала ее помощница. Как ее там? Марта Вуд. Она умудрялась одновременно кивать Рей и в то же время вычитывать свою начальницу. Кайло различил нечто вроде: «отдыхать! …ты обещала! Я смогла бы справиться!» Рей тяжело вздохнула, и Кайло вдруг подумал, как он мог обмануться ее безупречным макияжем? Сейчас было очевидно, как Рей устала, как она бледна, как сухим лихорадочным блеском мерцают ее глаза, как у нее дрожат руки, стискивающие датапад и как размашисты, неосторожны ее движения. Лейк требовался отдых. Она что-то вполголоса сказала Марте, девчонка нахмурилась, что-то резко ответила. Рей вздохнула, отложила датапад, пригладила и без того идеально лежащие волосы и обернулась к помощнице, с явным намерением если не отчитать, то прочесть лекцию. Но она не успела.

Распахнулась дверь, в смотровую вошли Льюис и Хакс, последний чуть прихрамывал, хотя Кайло не помнил, чтобы на «Старкиллере» генерал получил ранение ноги. Наверное, последствия вчерашнего разговора с Верховным лидером. Рей профессионально улыбнулась, полковник улыбнулся ей в ответ. Послышались какие-то извинения, обмен смущенными улыбками, натянутый смех Рей, ее уверения в том, что все в порядке. Она лично осмотрела Хакса, хмурясь, кидая на генерала недовольные и опасливые взгляды. Армитаж вопреки обыкновению был расслаблен, что-то тихо отвечал Лейк. Полковник отошел к окну, что-то слишком пристально высматривая на улице, то и дело оборачивался, но следил не столько за действиями Рей, сколько за ней самой. Кайло нахмурился, его это раздражало. Вокруг порхала Марта, кидая на Хакса заинтересованные взгляды, которые тот едва ли замечал.

- Вот и все, - едва заметно улыбнулась Рей, отходя к столу.

Она внезапно покачнулась, хватаясь за столешницу, ловя ртом воздух, прикрыла глаза, поморщившись.

- Мисс Лейк? – удивленный голос Хакса.

- Все…хорошо, - едва слышно пробормотала женщина, но от стола не отлипла.

А затем случилось несколько вещей. Рей начала медленно сползать на пол, Хакс кинулся было к ней, но не успел, ахнула Марта, а Лейк упала прямо на руки полковнику Льюису, который оказался рядом.

И Кайло проснулся.

Он рывком сел на кровати, чувствуя, как у него кружится голова, хватая ртом воздух. Сила вокруг отчетливо потрескивала, мерцала, переливаясь. Что это, блять, только что было? Сон? Или…нет? Твою мать! Кайло резко поднялся, переждал приступ дурноты и боли, покосился на таблетки на тумбочке, с раздраженным рыком смахнул их, белые капсулы запрыгали по полу, закатываясь под мебель. Рен поджал губы. И решительно направился прочь из спальни. Пора убираться из этого дома.

Дверь в спальню и входная распахнулись одновременно. Кайло так и застыл на пороге, наблюдая, как в дом входит Льюис, несущий Рей на руках. В груди заворочалась ярость, Рен мрачно сверлил взглядом мужчину, и Лейк, которая казалась такой хрупкой в руках полковника. Она уже очнулась и тихим голосом что-то говорила ему. Кайло презрительно поджал губы, Льюис прижимал Рей к себе чуть более интимно, чем того требовала обыкновенная вежливость. Это было не просто желание помочь. Но ему-то какое дело, в конце концов? Рей не его сестра, не его женщина, не его собственность! Его не должно волновать, кто ее обнимает и носит на руках. А вот поди же ты: волновало. Идиот!

Первой его заметила Рей, она едва слышно охнула, потом отчаянно покраснела и тут же вновь стала мертвенно бледной. Кайло мрачно ухмыльнулся, чувствуя ее смущение, замешательство и страх. Все правильно, дорогая, тебе следует бояться. Чего именно ей следует бояться, Кайло додумать не успел, поскольку его заметил полковник. Льюис и глазом не моргнул, увидев выходящего из спальни Рей полуголого Рена. Ах да! Рей же предупредила его и Хакса, где Кайло. Какая, блять, предусмотрительность и деликатность! А вот, кстати, и сам прихрамывающий генерал в сопровождении Вуда. Армитаж окинул Кайло презрительным взглядом, изогнул бровь, но не проронил ни слова. Кайло вышел в гостиную, резко хлопнул дверью, с удовлетворением замечая, как вздрогнула Рей, которую полковник бережно опустил на диван. А она одарила его слабой и признательной улыбкой. Льюис задержал руки на ее талии чуть дольше, чем требовалось. И у Рена появилось неодолимое желание эти самые руки оторвать. Он скрипнул зубами. Повисла неловкая паузка, которую нарушил Хакс.

- У нас проблемы, магистр, - ровным тоном произнес генерал, - на планету готовится нападение.

- Я в курсе, - процедил Рен, усаживаясь в кресло, - устроим военный совет?

- Прямо здесь? – поджал губы Хакс.

- Полагаю, мисс Лейк захочет на нем присутствовать, она все-таки начальник госпиталя, - парировал Кайло, сам до конца не понимая, что толкнуло его произнести эти слова.

- И гражданское лицо! – отбил Хакс и посмотрел на Льюиса.

- Магистр прав, Армитж, - покачал головой полковник, - мисс Лейк должна быть в курсе происходящего, ей придется развертывать дополнительные койки, определять, как размещать раненых. Она должна присутствовать.

Хакс глубоко вдохнул, выдохнул, остановил на Рей раздраженный взгляд и медленно кивнул, соглашаясь.

Лейк попыталась принять вертикальное положение, смущенная под взглядами троих мужчин, посмотрела на Кайло, тот презрительно отвернулся, отчетливо чувствуя, как ей неловко, как раздражен Хакс, как обеспокоен ее состоянием Льюис, как недоуменно смотрит на все это собранный и отстраненный Вуд. Наконец, Рей села на диване, сложив руки на коленях, как примерная ученица и глухо спросила:

- Что за нападение? И когда?

И Кайло лишь подивился тому, что в ее голосе не было страха.


========== 1.04 ==========


I can never leave the past behind

I can see no way, I can see no way


Если бы она могла не пялиться на него, то не делала бы этого. Но, только отведя глаза, вновь смотрела на его обнаженный торс. А Бен, словно в насмешку, сел напротив. Сегодня ночью у нее были все возможности рассмотреть мужчину поближе, и Рей была поражена не только видом его раны на боку, которая выглядела хуже, чем до ее перевязки, но и тем количеством шрамов, что покрывали его грудь, спину, плечи, живот. Но ночи ей оказалось явно недостаточно. «Не смотри! Перестань пялиться! – шипела она на себя». Но снова смотрела, чувствуя, как вспыхивают щеки, и тут же снова бледнея.

Бессонная ночь, алкоголь, отсутствие еды, конечно, дали о себе знать. Глупо было думать, что она стальная, что все будет в порядке. Позорный обморок, в который она свалилась, напугал Льюиса. Он нес ее на руках на виду у всей базы, заставляя краснеть и протестовать, но Генри не слушал ее протестов. Он поступил по-своему. Это было приятно и одновременно неловко. В его объятиях было уютно, глупо было это отрицать, чувство защищенности, надежности, заботы окутало Рей теплым покрывалом рук полковника, который нес ее аккуратно, словно древнюю статуэтку из стекла, что может рассыпаться от любого неосторожного движения. И Рей смирилась, ровно до того момента, как они вошли в ее дом, до того, как она увидела Бена на пороге своей спальни. Бен смотрел с презрением. Ситуация была двусмысленная и смущающая. Но Льюис и бровью не повел, и уж тем более не дал ей выпутаться из его объятий, более интимных, чем того требовали правила приличия. Ей хотелось, чтобы они все ушли: и заботливый Генри, и его верный Вуд, и надменный генерал Хакс. А самое главное, чтобы ушел магистр Рен, который смущал ее своим полуголым видом. Крифф! Он был отлично сложен, так притягателен, так близок, в ее доме, что у Рей пересохло во рту, а сердце колотилось неровно и с перебоями. Она кидала на Бена взгляды украдкой, которые он, наверное, замечал, что смущало и одновременно придавало этой нелепой ситуации остроту и пикантность. О чем она думает?! Твою ж мать! Рей так надеялась, что он скоро уедет, и жизнь пойдет своим чередом. Хотя осознавала – пусть и гнала эти мысли подальше от себя, - что какое-то время ей будет недоставать присутствия Бена, пусть и на расстоянии, но все же близко, рядом. Это присутствие будоражило кровь, будило воспоминания юности, и не только невинные. Но ее устоявшаяся жизнь гораздо надежнее и спокойнее, когда Бен далеко. Они должны были улететь! И что же теперь? Теперь остатки военных со «Старкиллера» задержатся, потому что на Салин готовится нападение.

За три года своей работы в госпитале Рей пережила шесть нападений на базу. Такова была жизнь здесь, на передовой, на острие клинка. Салин – был аванпостом Первого Ордена и последней границей изведанной галактики, дальше начинались опасные места, грозящие смертью всякому глупцу, что неосторожно сунулся бы туда.

Первые два раза Лейк едва могла рационально мыслить от паники, даже осознание того, что от нее зависят жизни других людей, не помогло ей взять себя в руки. После третьего раза, Рей попросила у Льюиса научиться стрелять из бластера и теперь раз в неделю или две тренировалась в тире, Генри, быть может, и не одобрял ее устремлений, но не мог отрицать, что в таком беспокойном месте, как Салин, это необходимо. После четвертого налета, Рей пошла с просьбой выделить ей определенные часы на неделе для полета на СИДке. Полковник удивленно вскинул брови, но разрешил, уверенный в том, что у нее не получится. Но Рей быстро вспомнила свои полеты на симуляторе на Корусанте и приспособилась к новым модификациям истребителя. Льюис был впечатлен. Рей была счастлива. Пятое и шестое нападение на базу прошли как бы рутинно, почти привычно. Страх куда-то делся, словно что-то сломалось в ней, и бояться больше не было сил. Да и смысла больше не было. Голова была забита совершенно другим: как помочь раненым, как защитить себя и их. Ведь на территории госпиталя они были под ее защитой, Рей отвечала за их жизнь и безопасность. Ее пациенты стояли на первом месте, лишь потом можно было и о себе позаботиться. Надо сказать, что ни разу за все эти битвы она не была на передовой, всегда словно бы в тылу, в относительной безопасности, насколько это вообще было возможно посреди военных действий. Рей ни разу не получила ни одного ранения.

И вот сейчас, если верить разведданным от Верховного лидера, их ждет седьмое нападение от Чисской державы. Среди всех обитателей Неизведанных регионов, по мнению Рей, чиссы были самыми безжалостными, наиболее подготовленными и опытными, дисциплинированными фанатиками, ненавидящими другие расы. И Рей бы слушать сейчас то, что говорит своим хорошо поставленным голосом генерал Хакс, но она не могла. Ее отвлекал криффов голый торс криффова Кайло Рена – Бена Соло! От злости на себя саму, на свою глупость Рей даже слабость чувствовать перестала. Упорное и глупое ощущение того, что она здесь лишняя, давило на расшатанные прибытием Бена нервы. Хотя это было ошибочное ощущение, она имела право здесь находиться, от нее будет зависеть судьба госпиталя, жизни раненых. Ей следует прямо сегодня провести инвентаризацию, заняться развертыванием дополнительных коек и бакта-камер, проследить, чтобы все необходимые медикаменты были под рукой, подготовить Марту, которая в последний авианалет боялась так, что от нее было больше вреда, чем пользы.

Ей. Необходимо. Сосредоточиться!

Кинув последний взгляд на полуобнаженного Бена, Рей повернула голову в сторону и встретилась взглядом с обескураженным Льюисом. Покраснев, Лейк мысленно застонала. Да блядский род! Что ж такое-то, а! Ведет себя, как полная дура!

- Мисс Лейк, вы слышали вопрос? – холодно поинтересовался Хакс, - если вы до сих пор нехорошо себя чувствуете, то я разрешаю вам удалиться, ваше присутствие на совете…

- Я прекрасно себя чувствую, генерал, - холодно перебила его Лейк, заставив Хакса задохнуться от возмущения, - и я прекрасно слышала ваш вопрос. Сейчас госпиталь работает на четверть своих потенциальных возможностей. Чтобы обеспечить стопроцентную вместимость мне понадобится два-три дня. Однако, учитывая то, что теперь число военных на базе больше, то этого может не хватить. И я надеюсь, что помощь от Верховного лидера, которая прибудет в ближайшие дни, будет выражаться не только в боевых единицах. Думаю, у прибывающих батальонов наверняка есть свой доктор и передвижной госпиталь. Я буду рада принять их помощь. Но, - Рей поджала губы, решив обозначить все и сразу, - только помощь в вопросе снабжения и дополнительных рук. Мне не нужна помощь в управлении. Начальник госпиталя на планете Салин – я. И я хочу, чтобы ваши люди поняли это сразу. Мое слово в пределах моей вотчины – закон. Тем более на время боевых действий, когда споры руководства приводят к потерям личного состава.

Хакс удивленно вскинул брови. Кажется, такого он не ожидал. Краем глаза Рей видела, как ухмыльнулся Бен. «Не смотреть на него! Не смотреть!» И все равно посмотрела. Встретилась с откровенно насмешливым взглядом темных глаз и снова покраснела, как девица на выданье, право слово!

- Кроме того, - продолжила Рей, - госпиталю понадобится защита. Двое-трое солдат и штурмовиков, не более, я думаю.

- Отряд из десяти человек, - подал голос Бен.

Рей скрипнула зубами, высокомерно вскинула подбородок.

- Нет, это слишком много. Люди нужны будут на передовой. А мы сами справимся.

- Не уверен, что вы до конца понимаете, мисс Лейк, - процедил мужчина, - но чиссы…

- О! Я уверена, что понимаю наравне с вами, магистр, - перебила Рей, - если не лучше! Я прекрасно знаю, на что они способны. И как они ведут боевые действия. Не более шести человек, - повторила Рей, - это мой госпиталь, моя территория и мои правила.

Повисла тишина. Темные глаза смотрели на нее с недоверием и раздражением, полные губы кривились в презрительной и злой усмешке. Он, казалось, не до конца верил в ее решимость. Что же. Ему еще придется столкнуться с ее решимостью во всей ее полноте. И диктовать себе правила она не позволит!

На этом вопрос о госпитале и завершился, и Рей слушала дальнейшие обсуждения вполуха. Тактика и стратегия, диспозиция, перегруппировка, включение новоприбывших в состав базы. Лейк неумолимо тянуло в сон. В какой-то момент она, должно быть, задремала, потому что очнулась от звонка в дверь. И пошла открывать. Это дроид принес комплект одежды для Бена и еду для всех. Незаметно как-то подошло время обеда. Рей есть отказалась, за что получила выговор от полковника и хмурый взгляд Бена. Да, она понимала, что поступает неправильно по отношению к себе, но аппетита не было. Почти с ужасом она думала о том, что ей еще сегодня идти в госпиталь.

Из дома они вышли впятером, Хакс и Бен сразу же удалились, о чем-то яростно споря на ходу. Рей задержалась на пороге с Льюисом.

- Рей, - полковник осторожно взял ее руки в свои, - прошу вас, берегите себя. Без вас нам придется очень сложно.

- Незаменимых нет, - пожала плечами Рей, подавляя в себе желание отобрать свои ладони, тепло прикосновений Льюиса, его попытка поймать ее взгляд нисколько не облегчали ей жизнь. Казалось, что она стоит на пороге чего-то нового, словно перед ней открытая дверь, в которую полковник настойчиво толкает ее войти, а Рей не то чтобы хотела туда входить.

- Вы не правы, - твердо произнес Льюис, - для меня вам замены нет.

А потом он поднес ее руки к губам и легко поцеловал. Рей оцепенела, а Льюис, отпустив ее руки, прикоснулся двумя пальцами к козырьку фуражки и поспешил прочь. Ошеломленная, удрученная этим знаком внимания, выходящим за рамки отношений «начальник-подчиненный», Рей смотрела полковнику вслед. Жизнь явно не собиралась становиться легче.

Тихонько тренькул комлинк. Это Марта.

«Когда ты будешь? Они меня сейчас съедят!»

«Кто?»

«Миссис Коул и миссис Рэнсом! Спаси меня!»

«Шли их к криффу!» - злобный смайлик.

«Они не шлются», - грустный смайлик.

«Я иду».

Рей обреченно вздохнула. Все, как она и предсказывала.

Миссис Анна Коул – жена заместителя Льюиса, и миссис Рэнсом – жена начальника снабжения, две главные сплетницы базы Салин. И они не отстанут от нее, пока не узнают все о новоприбывших. Если уж начистоту Рей их терпеть не могла, она не участвовала в еженедельных посиделках в доме подполковника Коула, которые устраивала его жена, гордо именуя своих приятельниц «Дамским клубом», не принимала участия в организации редких праздников на базе, отговариваясь делами госпиталя, и уж тем более не собиралась обсуждать свою личную жизнь, отшучиваясь тем, что у нее нет никакой личной жизни. Впрочем, только слепой не заметил бы расположения полковника Льюиса к ней, а тот в свою очередь, кажется, решил его теперь демонстрировать. Иногда миссис Коул заговаривала о том, что полковнику неплохо бы найти себе достойную спутницу жизни. «Не так ли, мисс Лейк?» И Рей кивала, соглашаясь. Хотя на самом деле миссис Коул хотела бы этого меньше всего. А вдруг новоиспеченная миссис Льюис отберет у нее право быть первой леди среди дам на базе? Ее заклята подруга – миссис Мэган Рэнсом, была и того хуже. Ипохондричная по натуре, она появлялась в госпитале два раза в неделю, словно на работу ходила, вываливая на Рей ушат придуманных жалоб на несуществующие заболевания и сплетен, половина из которых даже никакой подоплеки под собой не имела. Терпеть их сейчас будет сущей пыткой. Помоги ей великая Сила пережить эту неизбежную встречу!

Рей поспешила в госпиталь, Марту было необходимо спасать, иначе они доведут ее помощницу до истерики.

Они сидели в ее кабинете, попивая ее любимый каф. Контрабандный каф, присланный Ханом в прошлом месяце. Рей поджала губы. Каф было жалко. Марта, вылетевшая ей навстречу из кабинета, изобразила, как оборачивает вокруг шеи веревку и закатила глаза, высунув язык. Рей понимающе усмехнулась.

- Ох, мисс Лейк, милочка! – миссис Коул поднялась с кресла – ее кресла! – так рада вас видеть. Но у вас все в порядке? Мне сказали, что вы потеряли сознание! И полковник, - тут женщина чуть прикрыла рукой рот, словно ее что-то смущало, и сделала большие глаза, - вас отнес домой.

Рей мысленно застонала. Да крифф раздери все на свете! Если знает Анна Коул, можно не сомневаться, что вся база либо уже знает, либо будет знать к вечеру, как полковник Льюис нес на руках доктора Лейк. Блять! Это было неизбежно, но Рей предпочла бы, чтобы все эти сплетни появились, как можно позже.

- Все в порядке, - заставила себя улыбнуться Рей и прошла к машине для кафа, от запаха ее чуть не стошнило, но она все же налила себе черной, тягучей жидкости, стараясь не думать, какая по счету это чашка кафа за прошедшие сутки, - обычная усталость.

- О да, вам пришлось столько работать, принимая выживших со «Старкиллера», - тут же ухватилась за ее слова миссис Рэнсом, - такая трагедия, такой кошмар! Но скажите, милочка, действительно ли серьезные раны у магистра Рена?

Рей отпила глоток кафа, поморщилась от горького вкуса, насыпала себе сахар, задумчиво размешала его, слушая, как стучит ложка о стенки чашки. А Рэнсом тем временем продолжала.

- Такой милый мужчина без этой его устрашающей маски! Как вы находите? – она прямо посмотрела на Рей.

Как она находит? Она находит, что он самоуверенный и самовлюбленный жестокий ублюдок которого она ненавидит и желает. Интересно, если она сейчас заявит, что его зовут Бен Соло, он сын генерала Сопротивления и что она знает его с детства, ее нежданные гостьи решат, что она сошла с ума? Представив себе, как они обе выпучат глаза, Рей едва подавила смешок.

- Я больше оценивала его раны, чем его внешность, - пожала плечами Рей, некстати вспомнив полуобнаженного Рена в своей гостиной. Руки задрожали, и Рей вынуждена была поставить чашку на стол, чтобы не расплескать каф.

- А генерал, - подхватила линию своей подруги Коул, - такая выправка, гордый вид. У моего Джека и в молодые годы такой не было! Как он в общении?

- Спокоен, вежлив, - сухо ответила Рей.

Женщины уставились на нее с недоверием и с некоторой обидой, понимая, что мисс Лейк явно не настроена обсуждать верхушку Первого ордена. Что за романтические бредни?! Рен - личный палач Сноука, это знает вся галактика! Они с генералом Хаксом причастны к уничтожению целой звездной системы! На их руках кровь невинных жизней, а эти сплетницы окружают их героическим ореолом!

- Мисс Лейк, душечка, я могу лишь позавидовать вашему…хладнокровию, - прозвучало как пощечина.

Рей насмешливо уставилась на миссис Коул. Больше всего на свете ей хотелось сказать, что неудовлетворенность физическая не столько вина ее супруга, еще совсем не старого мужчины, сколько ее. Может быть, стоило засматриваться не на молодых лейтенантов, а найти счастье в семейной жизни? И уж тем более не облизываться на магистра Ордена Рен и популярного в военных кругах генерала. Слишком популярного, как осознала сейчас Рей. И все не с той стороны. Пусть уж лучше упрекают Рей во фригидности, чем сплетничают о ее распущенности.

- Я всего лишь выполняю свою работу, - вздохнула Рей, растерянно улыбнулась, - мне не интересны их выправка и маски. Я занята немного другим, когда принимаю у себя пациентов. И если вы позволите, дамы, я бы хотела вернуться к своей работе, - Рей поднялась, давая понять, что разговор окончен.

Миссис Рэнсом и миссис Коул переглянулись и тоже поднялись. Они обиженно посмотрели на нее. В их глазах Рей прочла себе смертный приговор. Никогда не простят ни того, что она выставила из прочь, ни того, что отказалась сплетничать. Это не база, это сарлачья яма какая-то! Как только за ними закрылась дверь, Рей опустилась в кресло и со стоном уронила голову на скрещенные руки. Нет, это просто невыносимо! Кошмар какой-то! Когда только это все закончится?!

- Рей? – в кабинет крадучись зашла Марта.

Лейк подняла голову, махнула рукой, приглашая девушку войти, и закурила. Сизый дым поплыл к потолку.

- Ты в порядке? – поинтересовалась Марта.

Рей лишь печами передернула, затягиваясь.

Девушка присела напротив Лейк и пристально на нее посмотрела.

- Рей, - Марта задумчиво водила пальчиком по столу, - можно я задам тебе вопрос?

Рей вскинула брови, удивленная такой робостью.

- Не подумай, что я любопытничаю… наверное, сую нос не в свое дело…

Рей вздрогнула. Это было что-то новенькое, и эта робость, излишняя деликатность. Женщина была уверена: то, что она сейчас услышит, ей не понравится. И не ошиблась.

- Что связывает тебя с магистром Реном?

Ощущение было такое, словно из комнаты разом выкачали весь воздух, Рей вцепилась в сигарету, перед глазами все поплыло. Она задыхалась, словно получила удар под дых, с силой затянулась и надсадно закашлялась, словно впервые закурила, словно ей снова в пятнадцать, и она сбежала из пансиона в самый неблагополучный район Набу. Мысли метались в хаотичном беспорядке. Она должна ответить, что-то сказать. Слова. Слова не шли на язык, застревая в горле.

- Это…так заметно? – выдавила из себя Рей.

- Нет, - поспешно замотала головой Марта, - нет, никто никогда…но я…я…мне заметно, - призналась девушка.

Рей молчала. Великая Сила! Если заметила Марта, значит, скоро узнают и остальные. Твою мать! Хотелось завыть в голос.

- Просто я, ну…- Марта смешалась, - это связано с твоим прошлым? Не думай, ты не обязана мне ничего рассказывать. Просто ты все-все обо мне знаешь, о моей семье, об Уильяме и почему я оказалась на базе. Но я почти ничего не знаю о тебе. И вот теперь появляется магистр Рен, и ты сама не своя. Он…был твоим возлюбленным? – Марта заглянула ей в глаза.

Рей отвернулась, уставившись в окно. Там сияло тусклое осеннее солнце, последние лучи тепла в этом году. Зарыдала бы, но спазм сдавивший горло никак не находил выхода в слезах. Сила! Возлюбленный! Если бы все было так просто, если бы она могла дать ему это определение. Но их отношения, их связь, их прошлое и настоящее скорее отталкивали их друг от друга, чем соединяли. Ее тянуло к нему, острое желание, электрическими разрядами бежало по позвоночнику, скручиваясь болью в низу живота, отдавая судорогой в пальцы ног. Все ее мужчины были брюнетами с карими глазами и высоким ростом. Двенадцать гребаных лет она бежала от этого образа в своих мыслях! И все равно к нему возвращалась. Возлюбленный. Истерический смех родился где-то в районе солнечного сплетения, подавленный чудовищным усилием воли, нервной дрожью разошелся по телу. Рей задыхалась. Она помешанная. Ненормальная, не иначе.

- Я не хочу об этом говорить, - ровным тоном ответила Рей.

- Конечно, - закивала Марта, - я поняла. Прости меня. Я вовсе не…

Девушка осеклась под тяжелым взглядом Лейк. Сигарета догорела, обожгла Рей пальцы. Та едва ли заметила это.

- Нам нужно готовить госпиталь, - тем же тоном продолжила Рей, закуривая снова, - Уильям, наверное, тебе уже сказал, что мы ожидаем нападения?

- Да, - с облегчением ответила Марта, обрадовавшись тому, что можно оставить позади неловкую попытку откровений, - чиссы.

- Именно, - кивнула ей Рей.

Следующие часы прошли в хлопотах, проверке оборудования и помещений, часть из которых была закрыта, описи лекарств. К концу дня Рей едва стояла на ногах. Марта хотела отправить ее домой, но признавала, что в таком случае мобилизация дополнительных резервов госпиталя не удастся в два дня. А Рей поставила перед ними именно эту задачу. Поэтому работать пришлось почти до ночи.

Войдя домой, Рей поняла, что в доме никого нет. И осознала, что подспудно надеялась на то, что Бен будет ее ждать. Какая глупость. Женщина покачала головой и зажгла везде свет. Никакой темноты. Она мечтала о горячем душе, плотном ужине и теплой постели. Постели, где…Так. Стоп. Рей решительно пресекла все мысли о Бене. Хватит с нее.

Но не успела она выйти из душа, как заверещал коммуникатор. Рей поморщилась, но потом широко улыбнулась. Это мог быть только один человек. И точно – перед ней возникла голубоватая фигура Хана Соло, развалившегося в кресле «Сокола». Связь была ужасной, фигура рябила, голос доносился, словно издалека. Но это не помешало Рей заметить несвойственное беспокойство на лице Соло.

- Хан! Давно тебя не слышала! Как дела? Где ты сейчас?

- Малышка, ты где сейчас?

Хан был явно встревожен, и Рей нахмурилась. Серьезный Соло – это значит большие неприятности

- Что случилось? – улыбка тут же увяла.

- Рей, ты на Салине?

- Да, - ответила женщина, все еще не понимая, что происходит, - где же мне еще быть.

- Улетай! – резко бросил ей Хан.

- Что? – изумилась Рей, - но…

- Ты должна немедленно улететь! Хватай любой корабль, хоть истребитель, и улетай! Мы с Чуи подхватим.

- Стоп, Хан! Постой! Я не могу вот так просто бросить место работы! Да и…- Рей осеклась, не зная, стоит ли говорить Хану о чиссах. Он никогда не осуждал ее за работу на Первый орден, но и в восторге, конечно, не был. А еще переживал за нее с той глубиной чувств и серьезностью, что вовсе были ему несвойственны.

- Рей, на планету готовится нападение, - произнес Хан, - улетай.

- Я знаю, чиссы. Но…

- Рей! Ты не понимаешь! Не только они.

Повисла пауза, голограмма рябила и трещала, рассыпаясь на отдельные элементы и собираясь снова.

- Прости? – во рту пересохло, голова закружилась, и на мгновение реальность уплыла куда-то.

- Сопротивление, - выдохнул Хан.

В ушах тоненько зазвенело. Она сейчас снова свалится в обморок. Точно свалится.

- Откуда ты знаешь? – собственный холодный и отстраненный голос звучал, как со стороны.

- Знаю, - отрезал Хан.

И Рей поверила ему сразу же.

- Но, - осеклась, помолчала пару секунд, - Лея заключила союз с Чисской державой?

Хан отвел глаза, словно ему было стыдно за действия супруги. Рей подавила в себе истерическое желание расхохотаться. Силы будут не просто не равны, это смертный приговор всем, всей базе. Они не готовы к такому. Ай да Лея! Ай да молодец! Но, однако, какая беспринципность. Заключить союз с этими, с этими… Рей не могла подобрать подходящего слова.

- Я не могу, Хан, - твердо произнесла Рей, - я не могу.

- Тебя ничего там не держит! – воскликнул контрабандист, - малышка, пожалуйста! Я не хочу, чтобы ты погибла!

- Я не могу! – повысила голос Рей, ненавидя себя за нотки паники и истерики, что прорвались в этом восклицании, - я не могу оставить этих людей! Я не могу оставить Бена!

Даже на голограмме было видно, как изменилось лицо Хана: боль, отчаяние, злость. Злость? Тишина была настолько плотной, что от нее закладывало уши, она давила на барабанные перепонки, заставляя мир вокруг вращаться со скоростью, которую Рей не могла сейчас вынести. Или могла. Потому что следующая фраза Хана заставила ее зажать рот ладонью только бы не закричать.

- Он пытался убить меня.

Слова упали между ними с оглушительным грохотом, нарушая неестественную тишину, рассыпаясь на больно ранящие осколки. Сила! Она сейчас сама упадет и рассыплется этими осколками.

- Поэтому улетай, Рей, - тихим голосом продолжил Хан, - он не тот человек, ради которого стоит остаться. Я знаю, что ты всегда была привязана к нему, но Бена больше нет. Моего сына больше нет. Гены Вейдера всегда были сильнее, он всегда был Кайло Реном.

Сердце, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Рей бросило в пот, руки и ноги тряслись, а мысли хаотично разбегались. Пытался убить? Убить?! Своего отца?! Великая Сила! Это же…это невозможно! Нет! Только не Бен! Он не мог! Не мог! Все верно. Он и не мог. Но мог Кайло Рен. Рей хотелось кричать от бессилия, от ужаса. Она тяжело дышала, воздуха отчаянно не хватало. Изо всех сил сжала руку, вонзая ногти в кожу, приказывая себе успокоиться. Нервно сглотнула, поморщилась.

- Я остаюсь, Хан, - произнесла твердо, с нажимом, - кроме магистра Рена, здесь есть множество людей, которых я не могу бросить.

Все верно. Она не может оставить людей в этой битве, пусть они не ее семья, но они попытались стать ею. И не их вина, что Рей никого не подпускала к себе достаточно близко, чтобы стать с кем-то чем-то большим, чем хорошими приятелями и друзьями. Она не бросит их. Не в этот сложный час, когда ее помощь будет необходима! Может быть, есть шанс, может быть, Верховный лидер пришлет еще подкрепление, может быть…

- Рей, - голос Хана упал, - малышка…

- Нет, Хан, я не улечу.

Соло отвел глаза, нервно побарабанил пальцами по ручке кресла, а потом решительно произнес.

- Я вышлю тебе координаты. В течение двух суток, начиная с этого часа, буду ждать тебя там. Прилетай, малышка. Будь благоразумна! Ты же знаешь, что тебе есть, куда идти, к кому идти. Что бы там ни произошло тогда, то, что вы все тщательно скрываете, мое отношение к тебе не изменится никогда. До связи.

И Хан пропал. Рей в оцепенении смотрела на потухший коммуникатор. Последние слова Соло оставили горечь на губах. Если бы он знал, что произошло тогда. И что она творила потом. Рей зажмурилась. Крифф! Что же ей теперь делать? Она должна предупредить полковника. Но что она ему скажет? Как объяснит, откуда информация и почему она ей безоговорочно доверяет? Она не может рассказать Генри о Хане Соло, потому что потом придется рассказать и все остальное. А она не может этого сделать! Не может поставить под удар свою жизнь! Но и оставить все, как есть, тоже нельзя. На базе ждут одного врага, а явятся двое. Рей открыла глаза, уставившись в стену. Она может рассказать Бену. Нервный смешок сорвался с губ. Ну да. Она может рассказать Бену, и ему не придется ничего объяснять. Ну кроме того, что она поддерживает связь с Ханом, которого Бен пытался убить. Убить…Невозможно! Но зачем бы Хану врать? Нет никакого смысла. Рей закусила губу. Идти к Бену ей хотелось меньше всего, разговаривать с ним, видеть его, ощущать всей кожей его присутствие рядом. Заныл висок, все сильнее и сильнее. У нее, кажется, нет выбора. Чтоб оно все горело в пламени Мустафара! Рей решительно поднялась, накинула на плечи плащ и выскользнула на улицу.

Рей пробиралась в ночи, словно вор, досадуя на себя за это сравнение, что невольно пришло на ум. Она держалась неосвещенных участков базы, чувствуя, как ненавистная темнота идет за ней попятам. По спине бежал холодок, казалось, что кто-то следит за ней в ночи, словно монстры под кроватью, которых боится ребенок. Женщина вздрагивала от каждого шороха, страх реальный – ее увидят, придется объясняться, почему она в такой час не дома! – мешался со страхом призрачным – тьма, тьма, тьма вокруг. Она не вынесет, не сможет! Ей хотелось ринуться к свету, но было нельзя. И Рей пряталась в тени, нервно оглядываясь, тяжело дыша, опасаясь издать лишний звук, хотя каждое движение в темноте побуждало закричать от первобытного ужаса, сковывающего все тело. Она добралась до дома, где разместили Бена и Хакса, поднялась на крыльцо и постучала. Протокольный дроид открыл дверь почти сразу. Он был чем-то похож на С3ПиО, те же круглые визоры, блестящий корпус. И очень громкий голос.

- О! Мисс Лейк! Меня никто не предупреждал о вашем визи…

- Тихо! – сделала страшные глаза Рей.

- Но…

- Тихо! – Рей быстро протянула руку и отключила питание.

Дроид замер.

Темнота внутри, во рту пересохло, Рей нервно сглотнула. Она должна двинуться вперед, она должна. Сила! Она не может сделать этот шаг. Она должна. Лейк вошла в дом, аккуратно притворила за собой дверь. Но куда же ей теперь идти? Где комнаты Бена? Вот будет номер, если она попадет к Хаксу. Что сделает слишком популярный генерал? Вспомнив старых сплетниц, Рей фыркнула от смеха и тут же зажала себе рот руками – звук вышел неожиданно громким. Женщина медленно двинулась направо и остановилась, услышав голоса.

- Мне не хотелось бы подвергать ее излишнему риску, Армитаж, - говорил Льюис, - тут я соглашусь с твоим странным магистром: десять человек для охраны госпиталя.

- По-моему, - отвечал ему Хакс, - твоя мисс Лейк способна сама о себе позаботиться.

- Она не моя, - тяжкий вздох.

Пауза.

- Но тебе бы хотелось, чтобы она стала твоей?

- Возможно.

Рей ахнула, попятившись. Голоса за дверью смолки.

- Там кто-то есть? – удивленно спросил полковник, раздались шаги.

Рей в панике огляделась. Крифф! Что ей делать, где спрятаться? Коридор был прямым, спрятаться негде. И темнота. Везде тьма, которая мешала рационально мыслить. Лейк отступила назад, задела дроида, который рухнул с оглушительным грохотом. Бежать! Ее не должны здесь видеть. Шаги за дверью стали быстрее. Рей замерла, словно в ступоре, не в силах пошевелиться, скованная странным, непонятным ужасом. Позади нее открылась дверь, сильная рука схватила за плечо, втянула в комнату. Рей вскрикнула.

- Тихо! – шикнул на нее Бен, прижимая к запертой двери.

В коридоре удивленно переговаривались Льюис и Армитаж.

Бен прижимал Рей к двери своим весом, заставляя нервничать едва ли не больше, чем до этого. Она слышала над ухом его дыхание, чувствовала спиной вздымающуюся грудь, тепло его тела окутало с ног до головы, большая рука зажимала ей рот, вторая обхватывала талию, большой палец словно бы невзначай круговыми движениями поглаживал живот.

- Дроид, - просипела Рей, - они…

Лейк заметила, как Бен сделал в воздухе какое-то движение рукой, и услышала, как Льюис за дверью сказал, что дроид, кажется, не исправен.

- Видимо, он производил этот шум, - равнодушно ответил ему Хакс.

Снова шаги. Звук закрывшейся двери. Их с Беном накрыли темнота и тишина. Только тепло большого и сильного тела и хриплое дыхание над ухом. Рей начала вырываться.

- Пусти меня!

И Бен отпустил сразу же. Стало холодно, неприютно и страшно. Мелькнула мысль, что мог бы и не отпускать так быстро. В конце концов, если девушка просит, чтобы ее отпустили…Блять! Что?! Она не его девушка. О чем она думает, в конце концов?! Какого хера дрожит, как в лихорадке?!

- Что ты здесь делаешь? – строгий голос обдал стужей с Хотта.

- Как ты узнал, что я там? – повернулась к мужчине Рей.

Он возвышался над Лейк, скрестив руки на груди, все еще слишком близко. Так волнующе близко! Блять!

- Ты не мог бы включить свет? – почти жалобно произнесла Рей, чтобы хоть как-то разрядить напряженную атмосферу, повисшую между ними.

- Ты вроде бы никогда не боялась темноты, - заметил Бен, но свет все же включил.

И Рей вздохнула с облегчением. Его ремарку она предпочла проигнорировать.

- Так как ты узнал? – продолжала настаивать Лейк.

- Почувствовал, - пожал плечами Бен.

- Ваши штучки с Силой, - проворчала Рей.

- Наши штучки, Рей, - хмыкнул Бен, - наши. Ты ведь тоже чувствительная. А теперь ответь на мой вопрос: что ты здесь делаешь?

Под пронизывающим взглядом темных глаз стало откровенно не по себе, Рей опустила голову, сверля пол под ногами.

- Я пришла к тебе.

Прозвучало двусмысленно. Или нет? Да что такое-то, а?!

- Польщен, - фыркнул Бен, - и зачем ты пришла ко мне?

В конце концов, эта двусмысленность мерещится только ей. Это заставило Рей немного расслабиться. Что она, как девочка из пансиона, право слово!

- Мне, - она нервно сплетала и расплетала пальцы, - нужно поговорить с тобой.

Бен вскинул брови, передернул плечами и молча направился в гостиную, не пригласив ее пройти. Вздохнув, Рей последовала за ним, совершенно не зная, как ей начать разговор. Казалось бы: все так просто. Ей нужно просто предупредить всесильного магистра Рена о том, что силы противника будут превосходить ожидаемое число, как минимум, в два раза. Но слова не шли с языка. Лейк знала, что потом последуют вопросы, на которые она не хотела бы давать ответа. Женщина потерла ноющий висок, прикосновение собственных холодных пальцев немного облегчило головную боль, привнесло ясность в мысли, которые плавали в вязком тумане.

- Странное время ты выбрала для разговора, - обернулся к ней Бен, замерев посреди комнаты.

Он не предложил ей присесть. Не в силах изображать гордость и стоять на ногах, но и не желая смотреть на Бена снизу вверх, Рей присела на ручку кресла, плотнее запахнувшись в свой плащ.

- Дело не терпит отлагательств, - сухо произнесла женщина, провела рукой по лбу.

- Я слушаю, - уголок губ мужчины чуть дернулся, он склонил голову, откровенно разглядывая Лейк, в темных глазах мелькнул непонятный огонек и тут же пропал. А, может быть, это просто игра света и тени?

- Я, - почти неслышно начала Рей, прочистила горло и уже громче произнесла, - мне стало известно, что вместе с чиссами здесь будет и Сопротивление. Генерал Органа заключила союз с Чисской державой.

Повисла тишина. За окном шумел ветер, едва слышно дребезжали стекла в окне, Рей казалось, что она различает голоса Льюиса и Хакса в другой половине дома.

- Откуда тебе это известно? – медленно спросил Бен.

Рей бросила на мужчину опасливый взгляд исподлобья и тут же снова стала разглядывать пол под ногами. Она знала, что этот вопрос неизбежен. Великая Сила, помоги ей!

- Мой источник абсолютно надежен. Он не стал бы врать.

- Источник?

Кажется, Бен сделал шаг к ней. Только не это!

- Ты вроде бы доктор, а не шпион, - еще шаг, - или я ошибаюсь, Рей?

Лейк вскинула голову и ахнула, осознав, что Бен подошел вплотную, он возвышался над ней, обманчиво расслабленный, спокойный и опасный. Слишком близко. Рей вскочила, намереваясь отойти, Бен схватил ее за плечи, предупредив стремительное движение, резко сжал руки, заставив зашипеть от боли.

- Пусти меня!

- Что за источник, Рей? – рявкнул Бен, встряхнув женщину.

- Какая разница?! – повысила голос Лейк.

- Разница есть, - процедил Бен, сжимая руки еще сильнее, - кто? Или это Сопротивление? А ты играешь в двойную шпионку?

- Что? – опешила Рей.

Такого она и предположить не могла. Он думает, что она шпионит для Сопротивления? Безумие!

- Нет! – выкрикнула Лейк, - я вовсе не…я не шпионка! Крифф! Бен!

Одна его рука метнулась вверх, сжимая ее шею.

- Не смей называть меня этим именем! – прорычал мужчина, смыкая пальцы.

Рей в панике смотрела в темные глаза, чувствуя, как от недостатка кислорода начинает кружиться голова.

- Пусти, - прохрипела она, - я не вру. Я не буду больше. Пусти меня…Кайло!

Он разомкнул руки, и Рей отпрыгнула назад, согнувшись в поясе, задыхаясь, растирая рукой шею, хватая ртом живительный кислород. Но зря подумала, что опасность миновала. Рен снова оказался рядом, Рей выпрямилась, высокомерно вскинула подбородок.

- Если ты еще раз позволишь себе хоть пальцем меня тронуть, - угрожающе начала она.

- И что? – перебил ее Кайло, - что тогда, Рей?

Он вскинул руку, почти касаясь пальцем ее виска.

- Я все равно узнаю, - произнес мужчина почти ласково, - я узнаю, кто источник, я узнаю, шпионка ли ты. Все, что мне надо, я беру.

- Только попробуй, - процедила Лейк, с ненавистью глядя на мужчину, уже жалея, что пришла именно к нему.

Лучше бы она все рассказал Льюису, и тот бы знать ее не желал больше, но не терпеть припадки магистра Рена!

- И пробовать не надо, - фыркнул Кайло.

А в следующий миг что-то случилось. Ощущение было такое, словно в ее голове поселилась какая-то мысль, которую она забыла, важная мысль, не дающая покоя, словно она не могла вспомнить чье-то имя или название какой-то планеты, будто она на экзамене перед суровым преподавателем и забыла факт из учебника, который перечитала раз сто. Она помнит страницу учебника, знает, как он выглядит, но не может разобрать строчки, несущие нужную информацию. Это было мучительно. А потом пришла боль. Забытая мысль причиняла боль, заставляя окружающую реальность качаться и плавиться, подергиваться в дымке. Рей застонала сквозь стиснутые зубы. Вытолкнуть! Вытолкнуть эту мысль. Она чужая, ненужная, неправильная! Никак, мысль проникает дальше, наводит хаос в голове, ворошит устоявшийся порядок. Больнобольнобольно!

Комната волчком крутилась перед глазами, по вискам стекали капли пота, грудь вздымалась в тщетной попытке вместить больше воздуха.

- Хан Соло, - выдохнул Кайло.

И ярость накрыла Рей с головой, когда она услышала это имя из его уст. Как он смеет произносить это имя! Зарычав сквозь стиснутые зубы, женщина взглянула прямо в темные глаза.

Это было похоже на скользкую дорогу над пропастью, по которой она неосторожно пошла, словно впервые встала на коньки, оскальзываясь, пытаясь удержать равновесие, смешно расставив руки, не владея своим телом. Не владея больше своим разумом. Она пошла по дороге, не в силах повернуть назад. Только не сейчас. На лице Рена отразилась растерянность, рука упала безвольной плетью вдоль тела, он слегка отклонился назад, ошеломленно глядя на Рей.

- Самоуверенный ублюдок! – процедила Лейк, замирая на краю пропасти.

И все-таки поскользнулась, падая в темный омут его разума.


========== 1.05 ==========


You can’t stop yourself

Don’t want to feel

Don’t want to see what you’ve become

You can’t walk away from who you are


Рей упала ему на руки – едва успел подхватить. Глядя на ее мертвенно-бледное лицо, запрокинутую голову и безвольно повисшие руки, Кайло испугался. Не мог он так переборщить с вторжением в разум, чтобы убить ее! Но Рей была жива.

Рен бережно опустил ее на диван и со вздохом опустился рядом на пол, взлохматил волосы. Злость ушла, оставив после себя зияющую пустоту. Кайло всматривался в лицо женщины, лежащей на диване, сейчас, когда черты лица ее смягчились, она казалась моложе, напоминая ту девушку, которую он оставил в доме своих родителей двенадцать лет назад.

Нет, она не была шпионкой. Теперь Кайло знал это точно, он успел увидеть многое, прежде чем Рей…вытолкнула его из своего разума. Его! Лучшего телепата среди рыцарей Рен. Как такое возможно?! Кайло покачал головой, потенциально, Рей была сильнее него, прав был Люк, когда кричал об этом своему племяннику. Какой талант! И пропадает зря. Кайло был очарован и раздосадован. Почему Люк не обучал ее? Она сумела противостоять ему, более того, скользнула за ним в его собственную голову. И крифф знает, что успела там увидеть! Это пугало и восхищало одновременно. Он испуган? Бред какой-то. Он невольно задумался о том, что успел разглядеть в воспоминаниях Рей.

Теперь Кайло знал, что она практически не общается с Леей, только изредка они выходят на связь, поздравляя друг друга со знаковыми датами, вроде дня рождения и какой-нибудь республиканской чуши, вроде дня битвы при Эндоре, которая так важна генералу. Но Рей поддерживает связь с Ханом и Чубаккой, а те периодически присылают ей подарки, вроде кореллианского виски, дорогого кафа или контрабандных сигарет. Кайло увидел, что Хан предлагал Рей покинуть Салин, а она…отказалась. Немыслимо! Учитывая то, что здесь скоро будет очень опасно. Отказалась, в том числе, из-за него, Кайло Рена! Это смущало и злило одновременно. Какого криффа?! Могла спокойно улететь хоть на Корусант, хоть в Неизведанные регионы! Сумасшедшая! Кайло посмотрел на женщину почти с нежностью. Ненормальная! А вот дальше. Дальше были какие-то хаотичные обрывки воспоминаний: лекции в университете и уроки хороших манер в пансионе, стажировка на кораблях Первого ордена и собеседование с Льюисом, огромная библиотека, музеи Тида. И почему-то нечто больше напоминающее злачный притон, вкус спайса на губах, запах алкоголя и пота, холодные плиты под ногами и холод металла в руке. И крик Люка: «Ты отродье Тьмы, бестолковая девчонка!» Это были, несомненно, воспоминания Рей. Но какой еще притон, если она воспитывалась в пансионе?! А потом училась в университете! И Люк. Как он мог такое сказать? Ведь в Рей столько Света, чистого, искрящегося, ослепляющего, притягательного Света!

Рен вздрогнул от собственных воспоминаний: зеленый луч в темноте, полные ненависти и страха глаза Скайуокера.

Кайло перестал что-либо понимать, это интриговало и раздражало одновременно. Он мог бы узнать все сейчас, пока Рей без сознания, пока ее разум беззащитен перед его вторжением, но не стал. Какое ему, в конце концов, дело до нее? До ее прошлого и настоящего? Он узнал то, что хотел: она не шпионка, она не знает ничего о расположении или военной организации Сопротивления. А то, что она поддерживает связь с Ханом…да, это Кайло бесило. Бесило еще и потому, что Рей испытывала к Соло дочернюю привязанность, считая его чуть ли не отцом. Но она ошибалась! Он никогда не смог бы стать ей настоящим отцом! Кто угодно, но не он! Не это ничтожество с Кореллии без роду и племени! Но Рей его любила. И Кайло был готов лететь прямо сейчас к месту, где находился «Тысячелетний Сокол», чтобы даже космической пыли не оставить от корабля! Кайло стиснул зубы, призывая себя успокоиться.

Рука Рей свесилась с дивана, и Рен потянулся к ней, почти коснулся тонких пальцев своими, и в этот момент Рей глубоко вздохнула, ресницы ее затрепетали, Кайло отдернул руку, словно обжегся. На скулах выступили два алых пятна, мужчина отвернулся, досадуя на себя за свое смущение. Он резко поднялся на ноги, разминая затекшие конечности. А когда обернулся, то столкнулся с пристальным взглядом карих глаз. Рей выглядела утомленной, бледность еще не сошла с ее лица, что подчеркивали темные круги под глазами и бескровные губы, на которых Кайло задержал свой взгляд дольше, чем следовало. Наверное, ему стоит извиниться? Но криффа лысого он это будет делать!

-Все узнал? – хриплый голос был полон ненависти, Рей пыталась приподняться на диване, но все время падала вниз.

- Не все! – огрызнулся Кайло.

- Какая жалость, верно?!

Рей все-таки удалось сесть, она вызывающим жестом скрестила руки на груди.

Кайло сжал руки в кулаки, пару раз глубоко вздохнул, призывая на помощь все свое самообладание. Он заметил проступающие на шее Лейк синеватые пятна от своих пальцев и устыдился. Рей проследила за его взглядом, машинально потерла шею, поморщилась, спустила ноги с кровати и рывком встала. Ее тут же повело в сторону, Кайло едва успел ее подхватить, прежде чем она снова упала.

- Не трогай меня! – выкрикнула Рей.

- Не больно и хотелось! – рявкнул Кайло, но не отпустил, - мне не нравится, что ты валяешься на моем диване.

- Технически: он не твой! – фыркнула женщина.

Кайло лишь глаза закатил.

- Тебе следует поесть и хорошенько выспаться, - постарался спокойно произнести мужчина, хотя глухие нотки раздражения все равно проскальзывали в голосе.

Отчего он решил, что она голодна? Кайло тряхнул головой, отодвигая эту мысль.

- Это не твое дело, - прошипела Лейк, - я сама разберусь!

- О! Разумеется! Но не сегодня. Сегодня ты остаешься здесь, ешь и спишь.

Рей задохнулась от возмущения, открыла и закрыла рот, набрала в грудь воздуха, очевидно, намереваясь сказать какую-то гадость, но Кайло не дал ей этого сделать.

- Будь моей гостьей сегодня, - как можно более мягко произнес Рен, заглядывая в шоколадные глаза, стараясь показать, что настроен исключительно мирно.

Рей скептически поджала губы.

***

Кайло проснулся от звонка комлинка, отвечая на звонок, с удивлением отметил, что на часах одиннадцать утра. Обычно он никогда не спал так долго, а последние годы так и вовсе не более четырех-пяти часов в сутки.

- Шаттл прибывает через полчаса, - сухо проинформировал Хакс, - думаю, Клариссу ты захочешь встретить сам.

Связь оборвалась. Рен тупо посмотрел на темный экран комлинка, зло ухмыльнулся. Последнюю фразу генерал произнес со всем ядом, на который был способен. Намеки его были весьма прозрачны, но стоит ли обращать на них внимания, если весь Первый орден и так знал, что происходит между ним и Клэр. Кайло поднялся, от неудобного положения на диване затекла шея. Еще не пройдя в спальню, он знал, что Рей уже ушла, он не чувствовал ее присутствия в доме. Упертая девчонка! Их поздний ужин вчера прошел во враждебном молчании, но так он хотя бы был уверен, что она поест. И ляжет спать. Хватит уже спасать неосторожных магистров, надменных генералов и целый гарнизон на планете! Кайло вспомнил, что ему еще сообщать о превосходящих силах противника и поморщился снова. Рей перекинула ответственность на него, что было логично, но ему жизнь нисколько не облегчало. Придется ведь придумывать, откуда он получил эту информацию и почему в обход Хакса. Упоминать имя Рей Кайло не собирался ни в коем случае. Пусть он не настолько благородный рыцарь, как Генри Льюис – мысль о нем вызвала глухое раздражение, - но все же он сохранит все тайны Рей. До поры до времени. Если только выше них не станут интересы Первого ордена.

Кайло быстро собрался, на ходу выпил каф и поспешил к летному полю. Шаттл типа «Ипсилон», обсидианово-черный, уже заходил на посадку. Кайло присоединился к генералу, который подозрительно покосился на него и Льюису, который приветствовал его радушнее, чем того требовала простая вежливость, за спиной полковника маячил его адъютант.

Сначала по трапу спустились штурмовики, образуя почетный эскорт с бластерами наперевес. А затем показалась Кларисса. Как всегда безупречная, высокая и стройная, затянутая в черное, она не надела маску, ее волосы с бронзовым отливом развевались на ветру, на лоб упала розовая прядка, Клэр ее сдула, смешно скривив губы, взгляд темно-зеленых глаз скользнул по присутствующим, чуть дольше задержался на Кайло. Тот коротко кивнул в ответ, Клэр изобразила подобие улыбки.

- Какая честь, - низкий, хрипловатый голос очаровывал, - меня встречает сам магистр Ордена.

- Здравствуй, Клэр, - кивнул Кайло, предпочитая, чтобы она не подходила так близко к нему, но не мог же он ее оттолкнуть при всех.

На мгновение они замерли, глядя друг другу в глаза, но вот Кларисса с обворожительной улыбкой повернулась к Хаксу.

- И вы здесь, милый Армитаж.

Она дразнила его, но генерал и бровью не повел, хотя Кайло чувствовал исходящее от него раздражение, желание резко оборвать наглую и самоуверенную Клэр. Но самообладания Хаксу было не занимать, он лишь склонил голову в знак приветствия, а затем представил Клариссе Льюиса, который галантно поцеловал женщине руку, и Вуда, который не сводил с нее глаз. Кайло с мрачным видом наблюдал за разворачивающимся представлением. Клэр вела себя нарочито любезно, ее плавные движения, ее улыбка, ее кокетливый взгляд. Опасная змея, она играла на публику, она играла для Кайло. Он отметил и ее костюм с иголочки и нарочито небрежную прическу и якобы естественный макияж. Он прожил с Леей Органой семнадцать лет, он знал, каким колоссальным трудом женщины добиваются этого образа, знал, какие цели преследуют. Он мог бы прямо сейчас залезть Клэр в голову, сломать, сломить. Кайло сжал руки в перчатках, сверля женщину взглядом, с трудом подавляя яростное желание унизить ее словом или делом. Они направились в главный штаб, чтобы обсудить включение прибывших военных в состав базы, распределить их по ключевым боевым позициям.

- Нам нужно переделать все, - глухо произнес Кайло, - Верховный лидер вчера сообщил мне, что вместе с чиссами на планету готовит нападение Сопротивление.

Повисла нехорошая тишина, военные в немом изумлении таращились на него. И Кайло в который раз пожалел, что на нем нет маски.

- Странно, - медленно произнесла Кларисса, покачивая ногой в изящном сапожке, - мне он такой информации не давал.

- Я ошибаюсь, или магистр рыцарей Рен здесь пока еще я? – рыкнул Кайло.

- О, - округлила глаза Клэр, - я и не оспариваю вашего титула. Магистр, - она едва заметно улыбнулась.

Она могла бы попробовать оспорить, попытаться. И тогда Кайло с полным на то основанием убил бы ее. Но она не пыталась. А убить ее просто так Рен не мог.

К счастью, со всех сторон послышались вопросы – большей частью полные страха, и предложения – большей частью бесполезные. Вычленить из всего этого рациональное зерно практически не представлялось возможным.

В итоге было решено, что эскадрилью на орбиту поведет Кайло, а Кларисса с ее людьми прикроет на земле, хотя изначально подразумевалось, что вести боевые действия на земле будет он. Командование артиллерийскими установками на себя возьмет Хакс, а пехоту – Льюис. Слаженную работу людей с усовершенствованными боевыми дроидами обеспечит подполковник Коул – правая рука Льюиса, вместе с ним будет и Вуд, которого Льюис прямо сейчас отправил инспектировать дроидов.

В целом Кайло даже остался доволен, как отреагировали люди на известие о том, что силы противника будут больше в два раза, как минимум, первоначальный страх ушел, сменился на лихорадочную деловитость. Приказы Льюиса были четкими и дельными, Хакс не оспаривал его право на управление базой, хоть и был старше по званию, он лишь вполголоса предлагал какие-то новые варианты по расположению батальонов и перераспределению людских ресурсов. Кларисса внезапно ушла в обсуждение тактики и стратегии с одним из подполковников Льюиса. Кайло же решил, что тут ему делать нечего. Гораздо полезнее будет самостоятельно проинспектировать СИДки и поговорить с пилотами. Поэтому он резко поднялся, вызвав замешательство на лицах военных. Пришлось объяснять, что он собирается сделать. Льюис хотел навязать ему кого-то в провожатые, но Кайло отклонил это предложение.

Возле ангаров его встретил пожилой майор Шекли, командующий военно-воздушными силами на базе. Он провел Кайло по ангарам, представляя ему пилотов и показывая технику. В распоряжении базы было шестьдесят СИД-истребителей. Пилоты подразделялись на три эскадрильи по двадцать человек соответственно модели СИДок: защитники, бомбардировщики и мстители. Кайло остался доволен: в ангарах царили порядок и дисциплина, его появление, конечно, заставило военных отвлечься, но не слишком, рабочая атмосфера перевесила любопытство. А необходимость подготовить корабли перед скорой битвой не позволяла отвлекаться. Вместе с майором Кайло вышел из ангаров, раздумывая, как лучше организовать бой в космосе и в атмосфере, как вдруг из ангара выкатился один из «мстителей», хищно поблескивая боками и острыми гранями своей удлиненной формы. Истребитель замер на мгновение, а потом резко стартовал, стремительно набирая высоту, выполнил одну из летных фигур, резко рухнул вниз, уйдя в пике, и снова поднялся, устремляя прочь от земли.

- Кто это пилот? – резко спросил Кайло, - он очень рискует.

Шекли расплылся в добродушной улыбке.

- Это мисс Лейк, сэр, она раз в неделю летает на истребителе. Чаще всего выбирает «мститель».

Кайло пораженно уставился на Шекли.

- Мисс Лейк?!

- Да, сэр, полковник Льюис разрешил ей полеты. И я вам скажу, девчонка летает так, что не каждый мой парень угонится за ней.

Кайло неверяще уставился в небо, где то появлялся, то пропадал истребитель. О каких ее талантах он еще не знает? Летала она и, правда, потрясающе, сильно рисковала, конечно, но красоты летных фигур, исполняемых ею, и поразительной точности движений СИДки это не отменяло.

- Подготовьте мне истребитель, - не своим голосом произнес Рен, - хочу опробовать.

Ему подготовили «мститель».

Сколько себя помнил, Кайло любил летать. Были ли это гены Хана Соло или гены Скайуокеров – лучших пилотов галактики, Рен не задумывался, но любой корабль подчинялся ему с легкостью. Он мог хоть дредноут пилотировать, хоть разваливающийся икс-винг, хоть «Тысячелетний Сокол», что по уверению Хана Соло, слушался только его и Чубакку. Он ладил с кораблями, а они слушались его, словно живой организм, прирученный и покорный. Конечно, СИДка, даже такая усовершенствованная, как «мститель», и в подметки не годилась его любимому «Сайленсеру», но отлажена она была на совесть, откалиброванные системы подчинялись малейшему движению. Откинувшись в кресле, Кайло поднял истребитель до верхних слоев атмосферы, выполнил несколько фигур, снизился, снова поднялся, разгоняясь почти до максимальной скорости. И вышел в открытый космос. Развернул истребитель, поднялся над планетой повыше и завис. Салин казался таким мирным и хрупким отсюда, сияющим пятном на фоне неприютной черноты космоса с мерцающими огоньками звезд. Кайло включил внутренний канал связи, дождался ответа.

- Ты отлично летаешь. Где научилась?

Несколько секунд в эфире царило молчание. Ему уже начало казаться, что Рей не ответит.

- Лея позволила мне ходить на курсы пилотирования. А потом Генри…- Рей осеклась, - полковник Льюис разрешил летать раз в неделю. Здесь – это полезное умение.

Неприятно резануло слух имя полковника на губах Рей, но Кайло промолчал. Он был почти счастлив, что Рей ему ответила.

- Ты участвовала в битвах?

Через лобовое стекло Кайло увидел, как ее истребитель приблизился к его, ему казалось, что он может различить хрупкую фигурку за пультом управления прямо напротив. Наверное, и она видит его. Он едва подавил в себе мальчишеское желание помахать ей рукой.

- Нет, - ответила Рей, - но…я бы хотела. Кайло, можно мне?

- Нет, - тут же отозвался Рен, - нет. И никто тебе не позволит. Обещаю.

Прозвучало резко и агрессивно. Но одна лишь мысль о том, что Рей будет в центре битвы, будет подвергаться смертельной опасности, рискуя быть убитой или покалеченной, заставила его вздрогнуть. Он так старательно убеждал себя, что Рей ему никто, что дела ему нет до воспитанницы своих родителей, что придя сейчас к мысли, что он волнуется о ней, Кайло почти не удивился. Он пришел к тому, от чего так старательно бежал. Нет, это не примирит его с самим собой, не отменит старых обид на Рей, не сотрет из памяти ни единого случая, когда родители предпочитали ее ему, но он не позволит ей рисковать своей жизнью. Довольно того, что она осталась на базе, хотя могла бы улететь. Велико было желание предложить ей это, заставить ее, лететь сейчас же к месту встречи с Ханом Соло, бежать, не оглядываясь. Он не стал. Кайло хотел видеть ее рядом, пусть это и было до крайности эгоистично.

- Я знаю, - грустно отозвалась Лейк, - я знаю, что от меня будет больше пользы в госпитале. Но я бы хотела.

В эфире повисла тишина.

- Наперегонки? – вдруг предложила Рей, - и я сумею тебя подбить!

И тут же ушла в пике, а потом атаковала, Кайло едва успел увернуться. Сначала бил в ответ вполсилы, не меняя расслабленной позы в кресле, но Рей не намерена была шутить. Встреть он ее в настоящем бою, ему пришлось бы попотеть. Знакомый азарт погони и битвы захватил его, пусть все сейчас и было не по-настоящему. Рей не давала ему ни минуты передышки, и Кайло пришлось подобраться в кресле, концентрируя свое внимание на корабле противника. Он слышал по каналу связи, как Рей сопит, вскрикивает и изо всех сил бьет по панели управления. Эти звуки отвлекали его настолько, что он вырубил связь. По вискам катился пот, словно климат-контроль в истребителе сломался, но это была лишь предельная концентрация. На мгновение Кайло забыл, что перед ним Рей, это был неведомый ему пилот, очень умелый и опасный. Конечно, нельзя было не отметить, что ее фигуры и финты, стиль ее атаки слишком близки к академическим, она никогда не была в настоящем бою, и это было заметно. Но для того, кто, по-видимому, только обучающие фильмы смотрел и летал на симуляторе, Рей двигалась очень хорошо, хоть и не очень натурально, зато красиво, изящно. Но в какой-то момент она подставилась, и Кайло выстрелил.

- Убита, - произнес, слушая ее тяжелое дыхание, - в настоящем бою от тебя остались бы только полыхающие обломки.

- Вот крифф! – завопила Рей, - это было круто!

Кайло хмыкнул. Он никогда не думал, что ей можно доставить радость, просто подбив ее в учебном бою.

- Возвращаемся? – спросил он, - или еще раунд?

Ответом ему был тяжкий вздох.

- Возвращаемся, меня ждут дела госпиталя.

Ему хотелось на хер послать дела ее госпиталя и сам госпиталь, и базу, и планету Салин, лишь бы побыть с ней еще какое-то время наедине, без той стены отчужденности, враждебности, раздражения и злости, что их разделяла. Притвориться, что нет детских обид и его сарлачьей семейки. Но Рей уже устремилась к планете. Кайло последовал за ней.

Он позволил ей приземлиться первой, обогнать его, взять своеобразный реванш за поражение в космосе.

На губах ее сияла улыбка, когда Рей стянула с головы шлем, она что-то восторженно говорила Шекли, столпившиеся вокруг пилоты, хлопали ее плечу, хвалили, неловко шутили, а Рей смеялась, чуть запрокинув голову. Кайло залюбовался ей, яркий Свет струился вокруг хрупкой фигурки затянутой в летный костюм, что был ей велик, ее смех разносился по летному полю подобно музыке, Кайло почувствовал, как сбилось дыхание. Рей облизнула губы и повернулась к нему, встретилась с ним взглядом, сердце пропустило удар, и еще один, когда Рей направилась прямо к нему, оставляя позади всех своих восторженных поклонников. Шла к нему. Остановилась всего в шаге. И если бы он мог сейчас сгрести ее в объятия и целовать до беспамятства, он бы это сделал. Но Кайло замер, глядя на ее улыбку и сияющие глаза.

- Я хотела поблагодарить, - произнесла Рей и отвела взгляд, внезапно смутившись, - это действительно было здорово.

- Не стоит благодарности, - он ответил сухо, - тебе стоит тренироваться больше. В настоящем бою противник не даст тебе шанса.

Улыбка на ее губах увяла, плечи поникли, и Свет вокруг стал глуше. Злобный монстр внутри Кайло сыто заурчал. Ему бы похвалить ее, но он снова прочертил между ними границу и укрепил стену, что их разделяла. Словно не он с таким упоением и восторгом ввязался с ней в учебный бой и дал ей фору при приземлении. Он бессознательно снова оттолкнул ее от себя. И сейчас с удовольствием наблюдал, как она расстроилась, впитывал ее разочарование и печаль, ее неловкость и смущение.

- О. А кто это тут у нас? – низкий, хрипловатый голос раздался из-за спины, заставив Рей вздрогнуть.

Кайло поджал губы, скосил глаза в сторону, Кларисса встала с ним плечом к плечу.

- Кларисса, разреши представить тебе мисс Рею Лейк, начальника госпиталя базы на планете Салин, - холодно произнес Кайло, - мисс Лейк, это Кларисса Рен, одна из рыцарей Первого ордена.

- На базе все так плохо, что теперь врачей записывают в пилоты? – презрительно приподняла бровь Клэр.

Рей стремительно покраснела, прижала сжатые в кулаки руки к груди, сморгнула, отвела взгляд.

- Нет, - ответила глухо, - это…развлечение.

- Развлечение? – процедила Кларисса, - во время военного положения? Вам не кажется, что вы должны заниматься своими прямыми обязанностями, а не…развлечениями в такое время?

Повисла тишина, у Рей даже уши покраснели, она бросила обиженный взгляд на Кайло, который смотрел словно сквозь нее. Потом вздохнула.

- Вы абсолютно правы, леди Рен, - тихо произнесла Рей и, круто развернувшись, зашагала к ангару.

Кайло мрачно смотрел ей вслед, потом развернулся к Клариссе.

- И что это за представление? – процедил в тон женщине.

- А что? – сделала максимально невинные глаза Клэр, откровенно забавляясь его тщательно сдерживаемой яростью, - ты считаешь, что я не права? Каждый должен знать свое место!

- А ты свое знаешь? – угрожающе понизил голос Кайло.

- Разумеется, - шагнула к нему Клэр.

Ее губы приоткрылись, глаза впились в его лицо, словно желали отыскать там что-то, Кайло окутало ароматом ее духов. Он его ненавидел. Так не похоже не горько-сладкие духи Рей, так удушливо и приторно! Как он мог терпеть все это когда-то!

Кайло оттолкнул женщину от себя. Она рассмеялась и передернула плечами.

- Я все равно получу то, что хочу. А хочу я тебя, Кайло, - ее голос был полон сладкого яда.

По коже Кайло пробежали мурашки.

- А девочка занятная. Такой Свет. Верховный лидер знает, что здесь находится необученный форсъюзер?

Кайло вздрогнул. Конечно, Клэр заметила. Обученный, талантливый рыцарь, как она, не могла не заметить сияние Рей в Силе.

- В курсе, - процедил Кайло и резким тоном добавил, - и это не твое дело.

Кларисса рассмеялась. Кайло резко вскинул руку, женщину приподняло над землей, она начала задыхаться, царапая горло безупречными ногтями в попытке разжать невидимую хватку.

- Это. Не. Твое. Дело, - прошипел Рен, - ты поняла меня, Кларисса?

Клэр мелко-мелко закивала. Кайло взмахнул рукой, и Кларисса упала на колени, тяжело дыша, пытаясь восстановить дыхание.

- Причинишь ей вред, и я тебя убью, - бесстрастно произнес Кайло.

Ответом ему был полный ненависти взгляд зеленых глаз.

Кайло зашагал прочь, ноги несли его к госпиталю. Он просто…увидит Рей, попросит ее осмотреть рану. Он просто…извинится. За слова Клариссы, за свое поведение и похвалит ее уже, в конце концов! Она ведь действительно заслужила его похвалу. Нужна ли она ей, Кайло предпочитал не задумываться. Как и о том, почему ему есть дело до чувств Рей. Она ведь всегда была никем для него, просто девчонка без роду и племени, которую взяли на воспитание его родители. Как это случилось и что их подвигло на этот шаг, Кайло не знал. В семье эта тема была табу, никто не поднимал ее. Один раз Кайло попытался выяснить и натолкнулся на истерику матери и глухие угрозы отца. Совершенно неадекватная реакция. Он попытался узнать у Люка, но тот сухо заметил, что это вовсе не его дело, и велел ему не обижать Рей и относиться к ней, как к младшей сестре. Естественно, что после этого он стал обижать Рей в два раза больше и не уставал напоминать девочке, что она никто в его семье, что она им всем чужая. И вот сейчас он спешит к ней, чтобы…Да просто чтобы ее увидеть! Вновь увидеть Свет вокруг нее, вызвать улыбку на красивых губах! Он подошел к госпиталю и замедлил шаг, проходя мимо приоткрытого окна, из кабинета Рей доносились голоса.

- Мисс Лейк, - голос Генри Льюиса звучал взволнованно.

И Кайло следовало бы пройти мимо, но он уловил мысли полковника, его чувства, эмоции и намерения. И замер, не в силах пошевелиться. Ненависть, злоба и…страх поднимались в душе. И они пригвоздили его к месту, хотя он понимал, что подслушивать – это последнее дело.

- Я всегда считал, что война – не место для любви. Но грядет серьезная битва, такой еще не было здесь. Мы можем погибнуть. И сейчас на самом краю я понимаю, что тянуть нельзя. Давно следовало сказать вам, - полковник осекся.

Видимо, Рей сделала какой-то жест, потому что Льюис воскликнул:

- О, не перебивайте меня! Мне и так тяжело даются эти слова. Я никогда не был мастером говорить. Но я…я люблю вас, Рей, я хочу, чтобы вы стали моей женой.

Сердце Кайло пропустило удар. Ему казалось, что он плывет в пустоте, он слышал шум ветра в кронах деревьев, и видел мельчайшие детали облаков над головой, воздух со свистом вырывался из грудной клетки. Замерев, затаившись, Кайло ждал, что же ответит Рей. И закрылся от ее мыслей. Он не вынесет, если узнает прежде ее слов.

- Полковник, - тихо начала Рей, - я…

Кайло представил, как она закусила губу, как нервно сплела и расплела тонкие пальцы, как…

- Это предложение, оно…нет, - Лейк оборвала себя, - все не то.

- Вы мне отказываете, - в голосе полковника слышалась грустная улыбка.

- Я не…

- Ничего не говорите, Рей, - прервал ее полковник, - я не требуют от вас ответа сейчас. Подумайте. Я дам вам положение, заботу, дом, семью. Я обещаю быть хорошим мужем. Даже если вы меня не любите, любовь – это еще не все. Это далеко не всегда основа семьи. Хороший брак строится не только на этом. Тем более что я вас люблю. И моей любви хватит на нас двоих! Прошу вас, не отказывайте мне сразу! Подумайте! И если мы переживем это нападение, я буду ждать от вас ответа. Надеюсь, положительного.

Послышались шаги, стукнула дверь. Кайло поспешно скрыл себя, полковник прошел совсем рядом с ним, но не увидел его. На лице Генри Льюиса теплилась надежда. Кайло заскрежетал зубами, так ему хотелось убить, уничтожить, разорвать голыми руками, лишь бы стереть это мечтательное выражение с лица Льюиса!

Окно приоткрылось сильнее, потянуло сигаретным дымом. А потом послышались тихие всхлипывания.

- Ненавижу тебя, - шептала Рей, - уйди из моей головы! Уйди из моего сердца! Позволь мне жить нормальной жизнью!

Кайло сжал руки в кулаки, несколько раз глубоко вздохнул. И поспешил прочь от госпиталя.

Идиот! Криффов придурок! Кто ему вообще сказал, что Рей нужны его извинения, его общество?! Неистовая ярость поднималась из глубины души, не давая нормально дышать, застилая разум. Ярость требовала выхода. Кайло вихрем пронесся по базе к своему дому. Не видеть всего этого, не слышать в своей голове смущенный и запинающийся голос Рей. Он ненавидел себя. Что ему, в конце концов, до этой девчонки?! Он уже даже не пытался призвать свой разум на помощь, не пытался мыслить рационально. Эмоции захватили все его существо, и они требовали разрушения вокруг. Попадавшиеся ему на пути штурмовики и офицеры мгновенно убирались с дороги от одного лишь его взгляда, полного ярости и ненависти.

- Рен! – его окликнул Хакс, - мне нужно с вами поговорить!

Небрежным движением руки Кайло отшвырнул генерала с дороги. Влетел в дом и с силой хлопнул дверью, пнул кресло, диван отправился в полет к стене. Кайло выхватил меч и прочертил полосу на дюрасталевой стене, еще одну и еще. Он кромсал стену так, словно она была его смертельным врагом. Удушливо пахло расплавившимся металлом, Кайло разрубил шкаф, его содержимое со звоном и треском посыпалось на пол. Яростно зарычав, Рен ногами раскидал сломанные предметы интерьера. И замер посреди комнаты, когда в дверь аккуратно постучали. Меч потрескивал в его руке, в комнату, не дождавшись ответа, вошла Кларисса. Приподняв брови, обозревала беспорядок.

- Что такое, милый? Тебя кто-то расстроил?

Покачивая бедрами, приблизилась, улыбаясь обольстительно и сладко. Кайло деактивировал меч и рывком притянул к себе женщину, впиваясь грубым поцелуем в губы, прикусив почти до крови. Кларисса попыталась притянуть его к себе, углубить поцелуй, скользнула языком ему в рот, но Кайло не дал ей перехватить инициативу. Он разорвал поцелуй, развернул женщину спиной к себе, нагнул над столом, Кларисса ударилась животом о столешницу и глухо вскрикнула, Кайло сорвал с нее брюки вместе с нижним бельем.

- Кайло, - она попыталась развернуться, но он не дал, прижал к столу, цепко ухватив за шею, и вошел в нее одним рывком, вызвав болезненный вскрик, чувствуя, что она не достаточно мокрая, не готовая принять его. И это разозлило еще больше. Он вбивался в стоявшую перед ним женщину без нежности, без жалости, без единой мысли в голове, сосредоточенный только на своей ярости, на болезненном скольжении члена в ее влагалище, слушал ее хриплые стоны то ли боли, то ли удовольствия. В конце концов, она всегда любила грубый секс. Они любили. Стол качался при каждом его толчке, предметы, стоявшие на нем, уже давно полетели на пол. Кларисса вскрикивала и цеплялась за столешницу, царапая ее ногтями, но больше не пыталась развернуться, надежно прижатая его рукой к столу. Болезненный стон сорвался с его губ, когда он кончил глубоко в Клэр, чувствуя, как сводит спазмом мышцы. Он вышел из женщины, оправил свою одежду. И отвернулся. Ярость куда-то ушла, оставив после себя лишь отвращение к себе самому. Клэр за его спиной тяжело дышала, он не пытался помочь ей или как-то заговорить с ней. Послышалось шуршание одежды.

- Надеюсь, вам понравилось, магистр, - насмешливый голос прошелся по вибрирующим нервам, достал до самого сердца.

Убить! Убить ее сейчас! Но нельзя. Нельзя без повода. Тварь! Змея!

- Пошла вон, - отчеканил Кайло.

- Вообще я пришла поговорить об обороне базы, - как ни в чем не бывало, возразила Кларисса.

Кайло стремительно развернулся. Она стояла перед ним, скрестив руки на груди. Ничто в ее облике не указывало на только что случившееся грубое соитие. Как всегда безупречная и самоуверенная, Кларисса насмешливо смотрела на него.

- Пошла вон, - повторил Кайло, - или я убью тебя.

- Ну-ну! – фыркнула Клэр и пошла к двери, все так же соблазнительно покачивая бедрами. Уже у самого выхода обернулась, - успокоишься – найди меня. Вопрос действительно важный.

И вышла, аккуратно притворив за собой дверь.

Кайло опустился прямо на пол, обхватил голову руками. Что он, нахрен, вообще творит?!


========== 1.06 ==========


You’ve been biting bullets all these years, I know,

There beside yourself choking are tears,

And you aced avoiding possibility

When you placed your beds some bittersweet.


Наверное, только лихорадочная подготовка к вторжению врагов не давала ей сойти с ума. За эти дни было выпито, наверное, миллион чашек кафа и выкурено столько же сигарет. Рей работала на износ, но вовсе не потому, что они с Мартой не успевали или не справлялись с возложенной на них задачей. Отнюдь. Тем более, что подкрепление от Первого ордена состояло и в медицинской помощи в виде дроидов, медикаментов и небольшого штата медперсонала. Просто Рей необходимо было как-то отвлечься, изгнать из своей головы мысли о Бене. И теперь еще и о предложении полковника Льюиса.

Нет, Рей не была слепой или глупой, она видела те знаки внимания, что оказывает ей полковник, но и помыслить не могла, что все это приведет к предложению руки и сердца. И если бы она была нормальным человеком, то не задумываясь ответила бы Льюису «да». Но нормальным человеком Рей не была. И дело было не только и не столько в Бене Соло, а в том, кем являлась сама Рей. Чувствительная к Силе, с родословной такой, что и врагу не пожелаешь, с прошлым, от которого не отмыться. Никто в целой вселенной не знал ее полностью. Никто в целой вселенной не мог принять ее полностью. Лейк считала, что такой прямой, честный и благородный человек, как полковник Генри Льюис, не заслуживает такую, как она.

Ее страхи усилились, в темноте к ней крались чудовища, и даже при ярком свете ночью она слышала подозрительные шорохи в своем доме. Это становилось невыносимым. Голова шла кругом, и Рей стоило огромного труда не срываться по любому, даже самому незначительному, поводу. Каф и сигареты. А еще виски. Каждый вечер. Если и не напиться до беспамятства, то пропустить стаканчик-другой. Знала, что это неправильно, что это – крифф дери! – алкоголизм, но поделать с собой ничего не могла. Только так можно было уснуть и не страшиться нелепых чудовищ под кроватью. Только так можно было не думать о Бене. Не копить на него глупую обиду Право слово, она что, действительно думала, что он вступится за нее перед этой Клариссой? Идиотка! Ненормальная! Никто и никогда не вступался за нее, кроме, разве что, Хана. Но его предложение улететь она уже упустила. Двое установленных суток прошли, и Рей нет-нет, да и жалела, что не покинула Салин, который внезапно стал ей чужим. Неприютно, холодно и страшно было ей здесь. И она курила сигарету за сигаретой, пила и не высыпалась все равно, пугала Марту своим нездоровым видом.

А еще были сны. Сны слишком похожие на правду, которые ее воспаленный разум генерировал с завидной регулярностью. Той ночью она оказалась в доме Кайло, в его спальне. Он спал, раскинувшись на кровати, и хмурился во сне, темные волосы разметались по подушке, не прикрытая одеялом голая грудь мерно вздымалась. Затаив дыхание, Рей подошла ближе, не в силах отказать себе в удовольствии полюбоваться его фигурой: широкими плечами, ровной линией мышц. Она присела на кровать, протянула руку. В конце концов, это всего лишь сон, верно? Ее сон. И она может делать все, что захочет. Она с удивлением осознала, что может управлять этим сном. Такого с ней прежде не случалось. Осознанное сновидение. Рей усмехнулась. И коснулась лба спящего мужчины, отводя прядь волос, скользнула пальцами по скуле, проследила линию подбородка, и ниже – по шее, к груди, к мышцам живота, провела по краю пижамных штанов. И судорожно вздохнула, ощущение горячей кожи под пальцами было головокружительным. Великая Сила! Что она творит?! Но это же сон. Всего лишь сон. Ее сон. Рей перевела взгляд на лицо Кайло, его ресницы подрагивали, и ей показалось, что он стал дышать тяжелее. Нет. Ей всего лишь кажется. Лейк склонилась к его лицу, откровенно разглядывая черты, глубоко дыша, до головокружения. Склонилась еще ниже и поцеловала, провела языком по нижней губе, слегка прикусила, упиваясь вкусом его губ, чувствуя, как бешено колотится сердце, как дрожат руки, которые она сжала в кулаки, прижав к груди. И вздрогнула, встретившись с внимательным взглядом темных глаз, в глубине которых полыхал огонь. Ахнула, отшатнулась. И…проснулась. Она долго лежала, разглядывая потолок, пытаясь унять бешеный бег сердца, остудить разгоряченную кровь, кожа пылала, кусала губы, что касались его губ. Сила! Она сходит с ума.

- Рей, что происходит, в конце концов? – не выдержала тем утром Марта.

Лейк медленно подняла глаза от датапада, на котором составляла очередной отчет на имя Льюиса, не в силах сосредоточиться, вспоминая его слова: «Рей, я хочу, чтобы вы стали моей женой».

- Я понимаю: мы все устали, но тебя гложет явно не только усталость. И не предстоящее вторжение. Ты же вообще ничего не боишься! Так что происходит, Рей?

Лейк усмехнулась. Ничего не боится, вот так это выглядит? Ничего, это верно. Кроме темноты и самой себя, кроме своего прошлого, что может выплыть наружу. Женщина отложила датапад, нервно побарабанила пальцами по столу. И закурила.

- И хватит уже курить! – вырвала из ее пальцев сигарету Вуд, - ты себя в могилу сведешь!

И вот тут Рей разозлилась.

- Не много ли ты себе позволяешь? – холодно произнесла, глядя в голубые глаза, горевшие беспокойством и сверкавшие гневом, - не надо меня воспитывать. Лучше займись своим генералом!

Марта дернулась, покраснела так, что даже шея пошла пятнами.

- Он не мой! – выкрикнула тоненьким голосом.

- А то я не вижу, что он заходит каждый день, и как он смотрит на тебя, - презрительно процедила Лейк, сама не понимая, почему это ее так задевает. В конце концов, Хакс и Марта – взрослые люди. И если они хотят закрутить роман, то почему бы и нет? Но Рей бесилась и отчаянно завидовала улыбке на лице Марты, смущению обычно такого холодного Армитажа Хакса, их робким касаниям и неловким попыткам скрыть то, что назревало между ними.

- И что с того? – губы Марты дрожали, - ты завидуешь! Ведь сама ты…

И осеклась под тяжелым взглядом Лейк. Повисла тишина. Марта кусала губы, нервно теребя в руках злосчастную сигарету, Рей молча смотрела в глаза девушке, ожидая продолжения, но Вуд молчала.

- Что я сама? – обманчиво мягко спросила Лейк.

- Ничего! – замотала головой Марта, - ничего! Я не…

- Договаривай, - велела Лейк

- Нет!

- Договаривай! – рявкнула Рей, поднимаясь из-за стола, - что я сама?! Несчастлива?! Одинока?! Не получу того, кого страстно желаю?! Это хотела сказать?!

Она замерла возле побледневшей девушки, в глазах которой стояли слезы, нависая над ней, едва сдерживаясь, чтобы не ударить. Ее всю трясло от гнева, злости и отчаяния. Стремительным движением она выхватила из рук Вуд сигарету и в клочья порвала ее. Обрывки бумаги и хлопья табака усеяли пол. Рей стояла, сжав кулаки, блуждающим взглядом скользила по кабинету. Так нельзя. Пора что-то менять. Пора вылезать из всего этого. Извиниться перед Мартой. Но один лишь взгляд на испуганную, расстроенную Вуд вновь всколыхнул в душе злобу и раздражение.

- Уйди! – прошипела, только чтобы не заорать.

- Не уйду! – выкрикнула Марта, - не уйду, пока ты не объяснишься!

Они стояли тяжело дыша, воздух звенел от напряжения и ненависти. Внезапно распахнувшаяся дверь заставила обеих подпрыгнуть от неожиданности, отшатнуться друг от друга.

- Мисс Лейк! Мисс Лейк! – вбежавший в кабинет рядовой был явно взволнован, - там необходима ваша помощь! Немедленно!

Рей и Марта переглянулись, машинально, автоматически. И тут же смутились. Не медля ни секунды поспешили за солдатом, схватив укладку экстренной помощи, медицинский дроид с возмущенным пиликаньем катился за ними, подпрыгивая на ухабах и возмущаясь еще больше. По дороге Рей выяснила, что же произошло.

В тренировочном зале, куда они сейчас спешили, леди Кларисса Рен серьезно покалечила одного из лейтенантов, что имел неосторожность ввязаться с ней в учебный бой, закончившийся, отнюдь, не учебными увечьями.

Когда Марта и Рей ворвались в зал, там собралось уже прилично народа, так, что Рей пришлось проталкиваться через толпу возбужденных военных. Лейтенанта уложили на узкую лавочку, с которой он грозил упасть и покалечиться еще больше. Опустившись на колени рядом, Рей быстро оценила масштаб ранений. У парня оказалась сломана правая голень, обе плечевые кости, ушиб головного мозга и трещина в пятом шейном позвонке, к счастью спинной мозг задет не был. Лейтенант пребывал в состоянии глубокого оглушения, едва-едва отвечал на вопросы, пока Рей колола обезболивающее и накладывала шины.

- О! Кто к нам пожаловал, - раздался за спиной хрипловатый голос, - мисс доктор! Решили заняться своими прямыми обязанностями?

Рей предпочла не отвлекаться, вполголоса велела дроиду добавить еще обезболивающего и приготовиться к транспортировке больного.

- Вы ответите за это! – выкрикнула Марта, вскакивая и разворачиваясь к Рен, - об этом узнает полковник Льюис и…

- И что? – насмешливо спросила Кларисса, - я вне военной иерархии Первого ордена.

Марта осеклась, грудь ее вздымалась, на лице и шее проступили красные пятна, она задыхалась от гнева и ничего не могла возразить. Поднявшаяся с колен Рей положила девушке руку на плечо, словно готова была удержать ее, если Вуд вздумает кинуться на Клариссу.

- Не надо, Марта, - вполголоса произнесла Лейк, - не надо.

Марта рассерженно дернула плечом, сбрасывая руку Рей.

- Мисс доктор, - продолжала насмешничать Кларисса, - вы такая…правильная. Быть может, вы защитите этих, - она обвела презрительным взглядом собравшихся, - сразитесь…со мной?

Рей поджала губы, в ней закипал гнев. Она понимала, что это открытая провокация, глупый вызов, на который Кларисса не ждала ответа. И это взбесило еще больше. Она считает их всех здесь отребьем, а эти люди много благороднее, смелее, чище нее. Рей знала их всех, гарнизон был маленьким, каждый хоть раз приходил к ней в госпиталь пусть с маленькой, но проблемой. И Рей чувствовала иррациональную ответственность за этих людей.

- Нет? – вскинула брови Кларисса, - какая…жалость. Вы, видимо, только и умеете, что уклоняться от своих обязанностей.

В ушах зашумело, похолодели руки, пересохло во рту. Голова кружилась от ярости и злости, все вокруг стало болезненно четким, яркий свет вызывал желание крепко зажмуриться. В наступившей вдруг тишине Рей шагнула вперед, лопнула пара ламп в зале, давая столь желанный полумрак. Кларисса смотрела с презрением и легким интересом на красивом лице, чуть склонив голову на бок, застыла в неподвижности, ожидая дальнейших действий Лейк.

- Рей! – где-то там, позади, Марта пыталась остановить ее, но было уже поздно.

Рей скинула обувь и носки, чтобы ноги не скользили, поморщилась, когда ступней коснулся холод дюрасталевых плит, сняла халат, позволив ему упасть прямо на пол, не отличавшийся чистотой, стянула рубашку, оставшись в одной майке. И вышла в центр площадки, отметив, как собравшиеся попятились назад. Прошла к стене, где располагалось оружие, и замерла, оглядывая. Чуть повернула голову в бок.

- Вы же позволите мне выбрать оружие, леди Рен? – собственный голос звучал глухо, обыденно, словно она спрашивала, чай или каф будет ее противница.

- Разумеется, - фыркнула рыцарь.

Рей улыбнулась, рука сомкнулась на шесте.

- Шесты!

Ее противница повела рукой, и Рей едва успела увернуться от шеста, вылетевшего из стойки для оружия и оказавшегося в руке Клариссы. По залу пронесся слитный вздох ужаса. Позерство. Рей повернулась к Клариссе, сжав шест в руке, повела плечами, сделала пару выпадов, приноравливаясь к длине и весу оружия. Кларисса следила за ней со снисходительной улыбкой. Рей стиснула зубы, прикидывая расстояние до Рен, и замерла. Она редко нападала первой. Не собиралась изменять своим привычкам и сейчас. Ее противница тоже не спешила, разглядывала Рей со смесью интереса и брезгливости, словно чистюля-хозяйка, что обнаружила на своей безупречной кухне насекомое из сада. Только вот кухня Клариссе не принадлежала. И Рей намерена была это доказать. Лейк усмехнулась ассоциации, что пришла ей на ум, сделала крохотный шажок навстречу Рен, и та кинулась к ней, улыбка искривила красивые губы, зеленые глаза горели, она нанесла удар, от которого Рей увернулась. По залу пронесся шепоток. Снова удар, поворот, шаг в сторону, пригнуться, встретить шест противницы на полпути, оттолкнуть, увернуться, скользнуть вниз, снова с оглушительным стуком столкнулись шесты. Кларисса больше не улыбалась. Удар, поворот, удар. Шесты сталкивались, сцеплялись и разъединялись, ноги скользили по дюрасталевым плитам, руки дрожали от напряжения, Кларисса била с силой, которой позавидовали бы мужчины, мышцы ныли от непривычного напряжения, Рей так давно не тренировалась. Снова удар, поворот, Лейк скользнула мимо соперницы, едва успела увернуться, слушая тяжелое дыхание, парировала, оттолкнула от себя едва удержавшуюся на ногах Клариссу. Рыцарь зарычала от ярости, Рей улыбнулась, чуть повела плечами, согнула ноги, перехватила шест поудобнее, ожидая нападения, тяжело дыша, не смея расслабиться и перевести дух, по груди и спине стекал пот, пропитав тонкую майку. Кларисса прыгнула вперед, Рей не успела парировать, чувствительный удар пришелся прямо в плечо, кто-то в зале ахнул, кажется, Марта. Кларисса злобно усмехнулась, Рей кинулась вперед. Удар, удар, удар, поворот, финт, прыжок. Шесты со свистом рассекали воздух, мелькая с такой скоростью, что порой терялись их очертания. Теперь уже Лейк теснила противницу, загоняла ее в угол, выматывала, вращая шестом все быстрее и быстрее. И в какой-то момент Кларисса раскрылась, удар в живот согнул рыцаря пополам. Зал взревел.

- Док! – выкрикнул кто-то.

И толпа подхватила: Док! Док! Док!

Лейк вздрогнула. Словно шум из прошлого. Полутемный притон, вкус спайса на губах, клубящийся дым сигарет, пьяные глаза друзей. «Ниима! Ниима! Ниима! Убей! Убей!»

Рей моргнула, возвращаясь в реальность, и охнула, пропустив удар, но рев толпы уже было не остановить. Ее саму уже было не остановить. Она крутилась волчком, прыгала, парировала удары и наносила свои. Шест дрожал в руках, запястья отзывались мучительной болью, ныли плечи. Но она не сдастся. Ни за что! Только не ей! В какой-то момент Рей снова пропустила удар, на этот раз в ребра, ахнула, отшатываясь, и получила еще один, в голень, упала на одно колено, едва успела вскинуть руки, встречая шест противницы. Да так и замерла. Кларисса нажала сильнее, в глазах ее горел смертный приговор.

- Тебе конец! – прошипела рыцарь.

И Рей поняла, что сейчас та воспользуется Силой. Вырвет шест у нее из рук, нанесет удар…и…

- Что здесь происходит? – шум рассек знакомый голос.

Рей вздрогнула. Со злобным рычанием Кларисса толкнула Лейк, которая, не удержавшись, упала на спину, все еще сжимая в руках шест. Сквозь толпу протолкнулся обеспокоенный Льюис в сопровождении Хакса и…- Рей со стоном прикрыла глаза – Кайло Рена.

- Мисс Лейк! – глаза полковника расширились от ужаса, зрачок, казалось, занял всю радужку, - вы в порядке?

Он кинулся к ней, явно собираясь помочь. Но Рей ужа сама поднялась на ноги, опираясь на шест, как на трость, всем своим весом, едва сдерживаясь, чтобы не отшвырнуть от себя оружие, но тогда она бы упала – дрожавшие ноги ее не держали. Встретилась взглядом с Кайло, который вопросительно приподнял бровь. И отвернулась, не в силах видеть его, покраснела, вспомнив свой сон.

- Мисс Лейк! – полковник осторожно дотронулся до ее лица, Рей отшатнулась, зашипев от боли, только сейчас осознав, что у нее до крови прокушена губа.

Твою мать! Хорошенькое она, должно быть, сейчас представляет собой зрелище. Доктор, крифф дери все на свете! Вот же дерьмо! Бантово дерьмо! Зачем она вообще полезла? Что хотела доказать? И кому? Себе самой? Доказала? Довольна? Блять! В эту минуту Рей просто ненавидела себя за глупый и недостойный порыв, за то, что позволила своему прошлому вылезти наружу. «Ниима! Ниима! – стоял в ушах гул». Нет! Нет! Рей в отчаянии замотала головой. Нет! Хватит! Ниимы больше нет! Она похоронена на Набу. Ее больше нет!

- Все в порядке, - выдавила Рей, - просто…это…

- Был учебный бой, - хрипло произнесла Кларисса.

Рей бросила на противницу быстрый взгляд, рыцарь улыбалась, как ни в чем не бывало. Рей ничего не оставалось, как кивнуть в подтверждение слов леди Рен.

Когда они проталкивались сквозь толпу, каждый норовил хлопнуть ее по плечу, одобрительно кивнуть, улыбнуться, подмигнуть. «Док!» – слышалось со всех сторон. «Док, это было круто!» «Док, спасибо!» «Док!».

Ниима! Ниима! Ниима!

После полумрака зала яркий дневной свет ослепил. Ныли ушибленные ребра, онемело плечо, на губах все еще был металлический привкус крови…и спайса. Рей взяла полковника под руку, на глазах у всей базы они шли к госпиталю в сопровождении Хакса и Марты, которая так и льнула к генералу, что-то шепча ему и поминутно оглядываясь на Рей. Кайло остался в тренировочном зале, хвалить Клариссу – не иначе. Рен смотрел на нее со смесью неверия и непонимания. И больше всего на свете Лейк хотелось сказать ему какую-нибудь гадость, спровоцировать на конфликт, словно это он был виноват в том, что произошло. Но рядом был Льюис и еще половина гарнизона свидетелей. Рей стыдила себя за глупую драку, за то, что забыла о своем пациенте, за то, что не сдержалась. В конце концов, ей ведь давно уже не пятнадцать, она не эмоционально нестабильный подросток, который бунтовал против всего мира. Твою ж мать! И что теперь? Рей опасливо покосилась на полковника, но Льюис был невозмутим. Даже если он собирается объявить ей выговор, то явно не на глазах у всех. И на том спасибо.

В госпитале решительно оттеснив мужчин и закрыв прямо у них перед носом дверь смотровой, Марта сама вызвалась обследовать Рей. Лейк не перечила. По результатам диагностики, отделалась она еще достаточно легко: пара трещин в ребрах, ушиб голени и плеча. И все. Марта вколола ей обезболивающее и смазала бактой наливающиеся багрянцем синяки.

- Это было круто! – наконец, не выдержала Вуд.

- Не было, - вздохнула Рей, одеваясь, ее колотило, не то от холода, не то от пережитого. Лейк с сожалением посмотрела на грязный теперь халат и отбросила его в сторону, открыла окно, впуская в комнату свежий воздух, закурила.

- Было! Как ты ее! – Марта явно была в восторге, - она противная и мерзкая! И ты поставила ее на место. Где ты так научилась? – любопытство так и искрилось вокруг девушки.

Рей чувствовала ее эмоции: восхищение, чуточку зависть, гордость за Рей, обостренное чувство справедливости. Лейк ненавидела, когда становилась такой чувствительной, обычно во время и после сильных эмоциональных потрясений. Но ей не нужны чужие эмоции. Обычно сигареты помогали ей успокоиться, отгородиться от всего этого, но не сегодня. Сегодня она чувствовала недоумение, беспокойство, удивление Льюиса с его любовью и нежностью. Он ведь и правда любит ее. Великая Сила! Что же ей теперь делать? А еще был Хакс с его недовольством и опасениями. Наверное, Рей могла бы даже услышать, почувствовать, о чем говорят оставшиеся за дверью мужчины, но сигареты, наконец, сделали свое дело: женщина стала успокаиваться, чужие эмоции постепенно угасли. Как же она ненавидит Силу и все, что с ней связано! Как же она боится!

Марта ждала ответа, Рей вздохнула и попыталась улыбнуться:

- В секцию в юности ходила.

Вуд улыбнулась ей в ответ.

- Это потрясающе! Все так считают.

О да. Можно не сомневаться, что бой доктора Лейк с рыцарем Рен станет одной из главных тем для сплетен на ближайшие дни. Докурив, Рей вышла в коридор, Льюис вскочил ей навстречу.

- Рей! Вы в порядке? – он нежно взял ее руки в свои.

Подавив в себе желание отстраниться, Лейк слабо улыбнулась.

- Ничего серьезного, Генри, парочка ушибов.

- И трещины в ребрах, - проворчала за ее спиной Марта.

Рей кинула на Вуд быстрый взгляд и скорчила смешную рожицу. Это несколько растопило скопившееся в воздухе напряжение. И Рей пригласила всех в свой кабинет пить каф.

***

-Мисс Лейк, - меньше всего она ожидала увидеть генерала Хакса рядом с госпиталем, когда выходила вечером с работы, - могу я с вами поговорить?

Рей воззрилась на генерала с удивлением. Днем, после их посиделок с кафом, очень не принужденных, кстати говоря, во время которых Генри и Армитаж травили байки из своей курсантской жизни, Марта ненадолго отпросилась. Глядя на ее горящие глаза, нервную улыбку и нежный румянец на щеках, Рей лишь рукой махнула. Девушка очень долго стояла вместе с генералом на крыльце госпиталя, Хакс нежно держал ее за руки, что-то говорил, Марта смущенно улыбалась. Они, наверное, еще долго бы так простояли, если бы мимо не прошел Уильям Вуд, кинувший на сестру настолько пронзительный взгляд, что Марта отскочила от Хакса, как ошпаренная. Рей поджала губы, наблюдая эту сцену. Уильям никогда ей не нравился, педант, военный до мозга костей, ни шага в сторону вне приказа. Да, такие нужны в войсках, приказы обсуждаться не должны, но Уильям был слишком исполнительным, слишком правильным, не отступая от регламента ни на шаг даже в повседневной жизни. Высокомерный аристократ, выставляющий напоказ свое происхождение, никогда не одобрявший дружбы своей сестры с ней. Недоумевающий, почему оборванка без роду и племени на такой высокой должности. Рей могла понять, почему Генри держит Вуда при себе, но принять этот факт было выше ее сил.

Рей внимательно посмотрела в светло-зеленые глаза генерала. От него веяло решимостью, но не агрессией. Лейк поджала губы, доставая сигарету. Долбанная чувствительность! Сколько можно-то сегодня!

- Разумеется, генерал, - сухо кивнула.

- Прогуляемся? – Хакс пошел по дорожке, не дожидаясь ответа Лейк.

Смеркалось, на территории базы зажглись фонари, тут и там попадался патруль, который Хакс провожал цепким взглядом. Рей предпочитала разглядывать землю под ногами, вдыхать терпкий дым, ощущая приятную горечь на языке, гадая, что же могло понадобиться генералу от нее. Если бы это был служебный вопрос, то Хакс обратился бы к ней еще днем. Значит, вопрос личный. Но о чем? О ком? О Марте? Тогда ему надо говорить с Уильямом, Рей при всей ее любви к девушке ей не родственница, не сестра.

- Я хотел, - генерал на секунду замялся, что, как казалось Рей, было вовсе ему несвойственно, - поговорить с вами о Генри.

Рей запнулась, сигарета выпала из ее пальцев, она машинально потушила ее носком ботинка. Это было неожиданно. И неприятно.

- Я вас слушаю, - хрипло произнесла Лейк.

Хакс покосился на нее.

- Видите ли, мисс Лейк, Генри – мой друг. Мы давно не виделись, но всегда поддерживали связь. Мы многое пережили вместе: вместе учились, вместе служили. Наши семьи давно знакомы. И я беспокоюсь о его благополучии. Когда мы переживем это нападение, я буду ходатайствовать перед начальством и лично Верховным лидером о том, чтобы перевести Генри на один из центральных кораблей Первого ордена. Хватит уже ему отсиживаться на задворках галактики. С его талантами он достоин большего. А вы…

- А что я? – прошептала Рей.

Во рту внезапно пересохло, если бы можно было прямо сейчас провалиться сквозь землю, Рей бы это сделала. Если бы можно было по-джедайски стереть память Хаксу, заставить его забыть этот разговор, она бы это сделала. Она, кажется, знала, что генерал скажет дальше, и слушать это было выше ее сил.

- Я знаю, что он сделал вам предложение, - Хакс посмотрел на нее почти с жалостью, - но, мисс Лейк, вы должны понимать, что вы не та партия, которая нужна ему для продолжения блестящей карьеры. Уж извините, но вы никто из ниоткуда. Да, вы добились внушительных успехов самостоятельно, и я уважаю это, но…

- Читали мое досье? – с горьким смешком перебила его Рей.

- Не без этого, - не стал отрицать Хакс и продолжил, - вы не подходите ему по происхождению. Его продвижение по службе будет невозможно, если он женится на вас. Рей, не принимайте его предложение.

Лейк кусала губы, старательно делая вид, что спокойна. Но ни криффа она не была спокойна! Рей даже не знала, чего в ней больше: гнева? горечи? Хакс тонко и вежливо указал ей ее место. Женщина едва подавила в себе желание истерически расхохотаться. О если бы только генерал знал, что по происхождению она вовсе не уступает ни ему, ни Генри! У нее даже есть документы, которыми швырнул в нее Люк в тот памятный день на Чандриле. Документы хранятся в личном архиве семьи Наберри на Набу. И Лейк никогда и ни за что больше не прикоснется к ним! Хакс прав: она никто из ниоткуда. Просто мисс Рея Лейк.

- Что если я люблю его? – с вызовом спросила Рей.

- Вы не любите его, - мягко ответил Хакс.

И Лейк могла лишь подивиться подобной проницательности. Все верно. Она не любит Генри. Но из чувства противоречия, пытаясь собрать хотя бы остатки истоптанной гордости, Рей продолжила.

- Пусть так, но это замужество даст мне статус, положение в обществе, финансовую стабильность. Я приобщусь к военной элите Первого ордена в большей или меньшей степени. Какой мне резон уступать вашей просьбе? Что я получу взамен?

Глаза Хакса нехорошо блеснули, слабая улыбка раздвинула тонкие губы.

- Вот вы уже и торгуетесь. Это хорошо.

И Рей дернулась, как от удара, замерла на мгновение, хмыкнула и продолжила движение. Он все-таки загнал ее в ловушку, завел разговор куда хотел.

- Допустим, - бросила небрежно, поведя плечом, скривилась от боли пронзившей ее.

- Как ваше плечо? – заботливо спросил Хакс.

- Болит! – фыркнула Рей.

Генерал поморщился от ее резкого тона и продолжил:

- Итак, Рей, я могу предложить вам любое, подчеркиваю, любое место в медицинской структуре Первого ордена. Служба на большом корабле, с большими возможностями. Вы исполнительный, компетентный сотрудник, с опытом, вы сможете сделать головокружительную карьеру.

Рей вздохнула. Весь ее запал куда-то исчез. Этот мучительный, унизительный разговор заставлял вылезать ее собственных чудовищ из темноты, они скалились и насмешничали.

- А говорите, что читали мое досье, - прошептала Рей, - там указано, что я могла бы служить на «Господстве». А выбрала это место. Я хотела быть здесь, вдали от блестящей карьеры, на окраине мира.

Хакс смотрел обескураженно, удивленно.

- Хотели, - он ловко ухватился за ее слова, - больше нет?

Рей прикусила губу, останавливаясь, задумчиво посмотрела на генерала. Вот он, блестящий военный, карьерист, мальчик из хорошей семьи, не запятнанный никакими сомнениями. Его не ждут чудовища в темноте и призраки прошлого не насмешничают в его снах. Он влюблен в девушку из хорошей семьи, что отвечает ему взаимностью. Он заботится о благополучии друга, как умеет. И он искренен в этом порыве. Рей знала, что он искренен. Проклятая чувствительность к Силе!

- Я хочу пожизненный пенсион, - задумчиво произнесла Рей и посмотрела прямо в зеленые глаза, - я хочу пожизненный офицерский пенсион. Если мы переживем это нападение, я хочу уволиться. Как вы это оформите, меня не волнует. Хоть инвалидом войны меня объявите, но работать на Первый орден я больше не буду.

Повисла тишина. Холодный порыв ветра взметнул непослушную прядь, выбившуюся из ее прически, ледяными пальцами прошелся по шее, забрался под тонкий плащ, заставив вздрогнуть. Хакс смотрел оценивающе, непонимающе, удивленно. И довольно. Он добился того, чего хотел. Спас, как он считал, друга. Как сама Рей будет объясняться с Генри, она себе слабо представляла. Впрочем. Она ведь ничего ему не обещала, она не давала своего согласия, даже надежды ему не дала. Поэтому должно быть легко. Но не будет. Это Лейк знала точно. В ее жизни вообще мало что было легко.

- Мы договорились? – вскинула подбородок Рей.

- Да, - медленно кивнул генерал.

И в этот момент небо над их головам озарилось тысячью вспышек.


========== 1.07 ==========


Today I killed, he was just a boy

Eight before him, I knew them all

In the fields a dying oath:

I’d kill them all to save my own


Ты никогда не будешь готов. Можно усилить патрули, часть истребителей отправить на орбиту, но по-настоящему ты никогда не будешь готов к бою. Эту истину Кайло уяснил очень быстро, наверное, в первый свой год в Ордене, когда еще только начинал воевать на стороне Сноука и будущей Новой Империи.

Когда небо расцветилось тысячью вспышек, когда где-то прогремел взрыв, первой мыслью Кайло было: «Вот и началось. Раньше, чем мы ожидали». На базе царила рабочая суета, спеша к ангарам, Кайло не мог не отметить, что люди действуют слаженно и быстро. И пусть он чувствовал их страх, но не мог судить их за это. Страх сродни инстинкту самосохранения, без него соваться в бой нет смысла. Сам он тоже боялся. Но не за себя. С удивлением осознал, что посматривает в ту сторону, где располагался госпиталь. Он был уверен, что Рей сумеет защитить себя, тем более после того, что увидел сегодня в тренировочном зале.

Они успели застать последние несколько секунд боя, о котором полковнику Льюису сообщил его адъютант, презрительно цедя что-то о нарушении правил и субординации. О какой субординации шла речь, если ни Кларисса, ни Рей не принадлежали к военной иерархии Первого ордена, оставалось лишь гадать. Но факт оставался фактом: они сцепились в учебном бою, который, к тому моменту, как они ворвались в зал, перерос в бой настоящий. Клэр была готова убить. Кайло был готов защищать Рей. Это удивительное, непостижимое чувство необходимости ее защиты свалилось, как ледяная глыба на голову, впрочем, нисколько не охлаждая его пыла. Но Рей едва ли требовалась защита. Кайло думал, что это шутка, что возникла какая-то путаница, недоразумение. Не могла Рей сражаться с Клариссой. Она же…не умеет! Но Рей умела. И еще как! Двигалась грациозно, красиво, опасно. О нет. Это был вовсе не учебный бой. Она не показать свою силу хотела или красоту боевых форм. Она защищала свою честь. И свою жизнь. Кайло был…впечатлен. И еще больше заинтригован. Где Рей могла научиться владению боевым шестом? Сама Лейк, казалось, была вовсе не в восторге от того, что ее умение стало достоянием всей базы. Кайло чувствовал ее смятение, смущение, отголоски злости. Быстро, поверхностно коснулся мыслей, каждую секунду опасаясь, что Лейк узнает и почувствует, но Рей была настолько поглощена произошедшим, своим сожалением по поводу того, что сделала, что не обратила на его манипуляции ни малейшего внимания. О да. Конечно! Ее вниманием очень быстро завладел Льюис. И Кайло сорвал свое раздражение на Клариссе, чуть было не ранив ее в запале злобы, но вовремя остановился. Клэр – ценный кадр в предстоящем нападении на базу. Презрительно усмехавшаяся Рен это знала. И поэтому позволяла себе ехидные реплики.

Ворвавшись в ангар, Кайло сразу поспешил к «мстителю». Хищный, блестящий, опасный истребитель ждал его, словно домашнее животное хозяина. Ждали его и пилоты. Кайло никогда не был мастером говорить, а тактика боя была обсуждена еще накануне. Но сейчас, увидев обращенные к нему лица, суровые, сосредоточенные, Рен понимал, что они ждут от него какого-то слова, напутствия, быть может. Кайло остановился, повернулся к собравшимся.

- Я верю в вас, - произнес Рен, - я знаю, что каждый из вас отдаст жизнь за эту базу, за Первый орден. Мы много готовились и сейчас сумеем доказать, что никто не вправе отобрать у нас то, что мы так долго строили! Мы вместе защитим этот аванпост будущей Империи! И никому не позволим разрушить наши чаяния и надежды! Мы выступим против врага стройными рядами и уничтожим его! Вперед!

Ответом ему был стройный гул, волна одобрения и поддержки накрыла Кайло так стремительно, что мужчина даже пошатнулся. А потом быстро вскочил в истребитель. Включил общий канал слушая отчеты о готовности ко взлету.

- «Мстители» готовы.

- «Защитники» готовы.

- «Бомбардировщики» готовы.

Кайло кивнул самому себе и отдал приказ.

- Взлетаем. И помним, от нас зависят не только наши жизни, но и жизни тех, кто внизу.

***

Рей в ужасе замерла, глядя на вспышки у нее над головой, на горизонте полыхало зарево, вдалеке прогрохотал взрыв, и еще один. Послышались выстрелы. Лейк стиснула зубы и сжала кулаки. Коротко кивнула Хаксу.

- С вашего позволения, генерал.

Он ответил ей таким же резким кивком, на бледном лице зеленым огнем горели глаза, тонкие губы сжались в полоску. Да, они не были до конца готовы. Но в том и суть боя: ты никогда не будешь готов к тому, что произойдет.

Рей круто развернулась на каблуках и ринулась в сторону госпиталя, твердя себе, что это уже седьмой ее бой. Она справится. На подступах к госпиталю, чьи окна горели яркими огнями, а значит, Марта уже была там, у Рей тренькнул комлинк.

«Прошу. Позаботьтесь о Марте».

С чего это Хакс решил, что в случае опасности Рей будет спасать не только свою шкуру, Лейк не знала. На мгновение вспыхнула совершенно иррациональная злость на генерала. Но тут же погасла. Конечно, она будет защищать Марту. На правах старшей подруги, почти сестры.

«Руководите спокойно, генерал. Марта не пострадает».

Она не могла разбрасываться такими гарантиями, на самом-то деле. Но написала, на расстоянии ощутив волну облегчения, исходившую от Хакса. А у самой в голове билась мысль: «как там Кайло?» Подняла взгляд к ночному небу, на мгновение замерев на пороге госпиталя, и едва успела пригнуться: мимо просвистел снаряд, совсем рядом раздался взрыв. Ослепнув и оглохнув, Рей упала прямо на ступеньки госпиталя, больно ударившись многострадальным плечом. В ушах зазвенело, звуки отодвинулись на задний план. Хорошенькое начало! Совсем рядом просвистели выстрелы, распахнулась дверь, едва не ударив Рей по голове, и сильная рука втащила ее внутрь. Рей приподнялась, над ней с воинственным видом возвышалась Марта.

- А Хакс еще просил меня позаботиться о тебе, - выдала Лейк.

- Он просил, - растерялась Марта, мгновенно краснея.

Фыркнув, Рей поднялась на ноги, оглядела собравшихся. Еще две медсестры, доктор и шестеро военных. А также жены офицеров.

- Мы решили, что наша помощь будет тут кстати, - гордо произнесла Анна Коул, и ее вечная спутница Мэган Рэнсом мелко-мелко закивала, хотя даже не обладая Силой, можно было почувствовать, как она боится.

Рей лишь коротко кивнула. В прошлые разы жены офицеров тоже ей помогали, это была обычная практика на базах вроде Салина, когда при нападении врага отчаянно не хватало человеческих рук и манипуляторов дроидов.

Кто-то протянул Рей бластер с полным зарядом, Лейк деловито проверила его и поспешила в палаты, где уже принимали первых раненых. То была привычная рутина: сортировка раненых по тяжести состояния, прием, осмотр, анализы, решение вопроса о тактике лечения. Где-то вдали грохотали взрывы, ухали артиллерийские установки, слышались бластерные выстрелы, визжали проносящиеся истребители. Иногда стены госпиталя сотрясались, палаты озарялись вспышками, Рей вздрагивала, бросала быстрый взгляд на бледную Марту и спешила к очередному пациенту. Работать в условиях постоянного страха за свою жизнь – непросто. Липкий ужас тугой спиралью скручивался в районе солнечного сплетения, заставляя замирать на мгновение, уговаривать себя двигаться дальше, сосредоточиваться только на лечении, на пациенте, на его ранах, отодвинуть на задний план мысли о своей безопасности. О том, что где-то там, над ними в холодном космосе – Кайло. И она даже не узнает, если с ним что-то случится, пока не увидит его ужасные раны прямо перед собой. Каждого темноволосого пациента она осматривала с замиранием сердца, вдруг это Рен? Но каждый раз это был не он. И Рей выдыхала от облегчения, чувствуя стыд. Ведь эти люди чьи-то сыновья, мужья, братья, отцы. Но нет. Кто угодно, но не Кайло. Пожалуйста! – молилась Рей неизвестно чему, - пожалуйста! Только не он.

***

Они выныривали из гипер-пространства: звездные разрушители, дредноуты, командирские флагманы, истребители чиссов и икс-винги Сопротивления. Ненавистные ему икс-винги генерала Органа. Ее гордость. Ее пламенная любовь. Их было слишком много, а они несли потери, несмотря на всю свою подготовку и те немногие учения, что успели провести.

Кайло ввязался в бой сразу с тремя, уклоняясь, уворачиваясь, кружил над планетой, каждый миг помня, что там внизу есть то, что ему дорого. А еще то, что они не имею права на ошибку, если они проиграют, если планета будет захвачена, Сноук их не пощадит. Впрочем, если Салин захватят, в живых им уже не остаться. Чиссы славились своей жестокостью, нетерпимостью по отношению к иным расам. Не то чтобы Первый орден очень поддерживал кого-то, кроме людей, но до открытого геноцида пока не доходило.

Кайло ушел в крутое пике, отстреливаясь, ревели ионные двигатели, корабль слушался малейшего его прикосновения, казалось, отзываясь на мысль, на изъявление его воли, эмоциональный посыл, визжали лазеры, вспышки перед глазами сливались в размытые цветные пятна. И если закрыть глаза, то они никуда не денутся. Трещали щиты, система предупреждала, что заряда мощности на них осталось только на пятьдесят процентов. Ничего! Кайло и не в таких переделках бывал. Он ловко лавировал между истребителями, пытаясь подобраться к вражескому флагману. Он чувствовал, что Лея Органа там. И гадал: а появится ли знаменитый «Тысячелетний Сокол»? Но пока Хана Соло не было видно. И это к лучшему. Кайло не был уверен в том, что сумеет снова хотя бы попытаться убить его, хотя в бою это было бы куда как проще. Подбить обезличенный корабль, не видя того, кто находится там. Но все дело было в том, что «Сокол» не был для него безликим. Кайло едва увернулся от обстрела, отмечая, что один из икс-вингов никак не отстает от него. Пилот за штурвалом там был не просто опытным, он был талантливым. С легкостью он предугадывал дальнейшие маневры Кайло, не позволяя ему расслабиться ни на секунду, разгадав его маневр, прикрывая флагман. Кайло злился, он неудачно подставил правый борт, едва укрылся за обломками взорвавшегося прямо перед ним неприятельского истребителя. «Мститель» задрожал, истерически взвыли двигатели, мощность щитов упала еще на пятнадцать процентов. По-хорошему, ему следовало бы отступить, но ярость застилала глаза красной пеленой, расцвеченной вспышками взрывов, яркими искрами, летящими прямо в него. Уклоняться от выстрелов и обломков кораблей было невероятно сложно, словно проходить через плотный пояс астероидов. Да еще и этот упрямый икс-винг, висящий на хвосте, вознамерившийся уничтожить Кайло, не дать ему прорваться к флагману.

По центральном каналу Рену поступали сведения о потерях, уже тридцать процентов их истребителей были выведены из строя, пилоты не отвечали. В космическом бою не берут пленных, здесь счет идет на жизни и никак иначе. Скорости его реакции не хватало, хотя он никогда на нее не жаловался, и только Сила спасала его в самых опасных маневрах, умение видеть то, что не видят другие, предугадывать действия врага. По вискам стекал пот, в кабине было невыносимо жарко, климат-контроль вышел из строя еще, кажется, в самом начале боя. Кайло рвался вперед, при каждом выстреле корабль потряхивало. «Мстители» вместе с ним рвались к флагману, «бомбардировщики» сосредоточились на дредноутах и более маневренные «защитники» прикрывали их. Бесконечная череда отчетов, поступавших непосредственно ему, отвлекала. Но позволить себе закрыться от них, Кайло не мог. Он отвечает за этих людей. Он отвечает за исход боя.

Словно из ниоткуда вынырнул еще один икс-винг, в тандеме с первым они провели серию атак на Кайло, заставив мужчину изрядно нервничать, он только что волчком не крутился, пытаясь уйти из-под обстрела. Корпус корабля сотряс удар, еще один, еще. Но зато Кайло подобрался вплотную ко второму икс-вингу и с чистой совестью отправил его в полет к планете. Наблюдая, как обломки кружатся, сгорая в верхних слоях атмосферы, Рен ощутил злобное удовлетворение, прилив сил. Он резко развернул корабль навстречу первому икс-вингу, который отчего-то медлил, а потом ринулся за подбитым товарищем. Кайло рыкнул и начал преследование, но спускаться на планету не входило в его планы. С сожалением он оставил врага. В конце концов икс-винг тоже получил повреждение, ПВО планеты добьет его.

Кайло вновь ринулся в самую гущу боя, не оставляя надежды добраться до флагмана Сопротивления.

***

Взрывная волна сбила ее с ног, отбрасывая к стене, о которую Рей больно приложилась сломанными ребрами и ушибленным плечом. И рухнула на пол, рассекая ладони и колени осколками стекла и крошевом дюракрита. Истерично пищали медицинские дроиды, кто-то кричал, визжало оборудование. Удушающе воняло гарью и плавящимся пластиком. Звуки доносились до нее, словно сквозь толщу воды, перед глазами все плыло и кренилось, подняться Рей удалось только с третьей попытки. Сердце упало: вся восточная часть госпиталя оказалась уничтожена. Сила! Рей кинулась было в ту сторону, не зная, зачем, инстинктивно, не отдавая себе отчета. Там ведь были люди! Ее пациенты! Кто-то резко перехватил ее, с изумлением и гневом она уставилась на солдата, который посмел ей помешать.

- Мисс Лейк, - она скорее угадывала то, что он говорил, чем слышала, - не надо. Там уже никого не спасти.

- Вы не можете знать это наверняка! – выкрикнула она, - возможно кто-то…

- Мисс Лейк, дроиды не фиксируют там признаков жизни.

Рей тупо смотрела на военного. Не фиксируют признаков жизни. Вот так глупо оборвались сорок человеческих жизней. Рей почувствовала, как слезы подступают к глазам.

- Вы нужны здесь, - мягко произнес военный, уже громче. Точнее это к ней возвращался слух.

Он был, конечно, прав. Рей высвободилась из захвата, огляделась. И вскрикнула. У стены лежала Марта, на светлых волосах расплывалась кровь. Рей рухнула на колени рядом с девушкой, подозвала дроида, трясущимися руками убрала волосы с бледного лица.

- Марта! Марта!

Вуд не отзывалась. Сканнер показал ушиб головного мозга легкой степени, множественные ссадины, ушибы и перелом правой лучевой кости в нижней трети. Рей вправила кость, наложила шину и транспортировала Марту в уцелевшую палату. Там царил переполох. Те, кто уже немного оправились, пациенты с легкими ранениями рвались в бой. И Рей не стала им препятствовать. Их всех слишком мало, и помощь любого будет неоценима при превосходящих силах противника. Запинаясь, путая слова, Рей объявила о смерти их друзей и соратников. На мгновение повисла тишина, затем взорвавшаяся возмущенными криками ярости и боли. На Лейк накатила волна их эмоций, вышибая воздух из легких, голова закружилась, Рей поспешила покинуть палату.

В своем кабинете прислонилась к двери, чувствуя волнами накатывающую дурноту, нетвердой походкой подошла к машине для кафа, секунду тупо смотрела на нее, прежде чем нажать кнопку. Очередной взрыв сотряс госпиталь, дверь распахнулась, ударившись о стену, на пороге стоял чисс. Секунду Рей смотрела в красные светящиеся глаза, а потом молниеносным движением выхватила бластер и выстрелила. Противник свалился без единого звука, Рей метнулась к выходу, чтобы в тот же миг кто-то схватил ее за растрепавшиеся волосы и швырнул на колени, выхватив из ослабевших пальцев бластер. Лейк подняла голову, с ненавистью уставившись на стоявшего перед ней высокого мужчину с синей кожей и красными глазами. Судя по нашивкам на его мундире, он был главой отряда, в звании близком по иерархии Первого ордена к майору.

- Ты начальник госпиталя? – проговорил он на общегалактическом с едва заметным акцентом.

- Да, - хрипло произнесла Рей.

- Тогда, - чисс зло оскалился, - я буду вести переговоры с тобой. Вы все взяты в заложники. Ты сейчас свяжешься с полковником Льюисом и велишь ему сдаться, иначе я буду убивать по два человека каждый час стандартного времени. Начну, например, - чисс задумчиво обвел глазами присутствующих, что пытались съежиться под его взглядами, отползти прочь, - вот с этой, – он указал на миссис Коул, которую тут же схватили за волосы и кинули ему под ноги.

Женщина завизжала, когда чисс склонился к ней, крепко ухватив за подбородок, вглядываясь в лицо, а потом одним точным движением свернул жене подполковника шею. Кто-то вскрикнул, кто-то ахнул, один из солдат попытался кинуться на стоящего рядом чисса, раздался бластерный выстрел, солдат упал на грязный пол, аккуратная дырка дымилась в его груди. Во рту у Рей пересохло, она не хотела принимать решение, она не могла это сделать.

- Следующими будут твои пациенты, доктор, - произнес чисс, пнув безжизненное тело Коул, - а ты станешь последней, чтобы воочию увидела смерть каждого, чтобы осознала последствия своего решения. И поверь, смерть их не будет такой милосердной.

Рей затрясло. Она не могла связаться с Генри, просто не могла! Там гибнут люди, пытаясь защитить эту базу, они рискуют, возможно, они побеждают, раз чиссы решились на захват заложников. Она не может вот так просто сломать всю стратегию, тщательно выверенный план, разработанный Льюисом и Хаксом. Но здесь тоже люди, беззащитные, слабые, ответственность за них несет она. Рей закусила губу, не спеша давать чиссу ответ. Тишина в палате прерывалась лишь писком приборов, переливчатыми звуками, издаваемыми дроидами, сиплым дыханием людей, чьими-то всхлипываниями.

- Хорошо, - пророкотал чисс, - у тебя есть час. Думай, начальник.

Руки и ноги заковали в наручники, ее швырнули к стене к остальным пленникам.

- Рей, вы должны! – Мэган Рэнсом была бледна, как смерть, - вы должны! Мы все погибнем, если вы этого не сделаете!

Рей с презрением посмотрела в лицо женщине, чьи губы тряслись, а глаза расширились в истерическом ужасе.

- Кто сказал, что полковник согласится на условия, - процедила Лейк.

- Здесь вы! – почти выкрикнула Рэнсом и тут же получила удар прикладом бластерной винтовки по голове.

- Не разговаривать! – рявкнул один из чиссов и презрительно сплюнул на пол рядом с упавшей без сознания Мэган.

Рей дернулась было к ней, но застыла под злобным взглядом красных глаз. С воплем кто-то вскочил на ноги, послышались выстрелы, злобная ругань на общегале и чеуне. Рей затрясло, когда она увидела труп молодого солдатика прямо у своих ног. Она почти не знала его, он иногда забегал в госпиталь, передавая поручения от Льюиса, вроде бы его звали Майк. Великая Сила! Раздался страшный визг, потом грубый хохот. Рей попыталась вскочить на ноги, увидев, как двух молодых медсестер из подкрепления, присланного Сноуком, чиссы тащат куда-то за обрушенную стену. Скованные ноги подвели ее, Лейк рухнула на пол, больно приложившись об пол лицом, вскочила, хлюпнула разбитым носом, пол пятнала алая кровь.

- Нет! – выкрикнула, пытаясь кинуться на помощь девушкам, и была схвачена за плечо грубой рукой майора, он резко встряхнул ее, как непослушного лот-котенка, заглянул в глаза, прорычал:

- Хочешь оказаться на их месте?

Рей замерла, ее трясло, от страха или от холода, а может быть, от прикосновения чисса, она не знала.

- Правильно, - протянул мужчина, - не хочешь.

Его красные глаза насмешливо сверкнули, он швырнул Рей обратно к стене. Визг девушек затихал вдали, сменившись тихими всхлипываниями, стонами боли, грубыми окриками и хохотом солдат, характерными звуками шлепков плоти о плоть. Рей хотелось зажать уши руками, не слышать этого всего. Нос распух, она могла дышать только через рот, заворожено она смотрела в ту сторону, где скрылись чисские солдаты, звуки становились все тише. Время, казалось, замедлило свой бег, хотя прошло едва ли минут двадцать. Два бластерных выстрела. Рей закрыла глаза. И вдруг малодушно подумала: хорошо, что Марта находится среди пациентов сейчас, что ее не постигла участь несчастных медсестер. Возненавидела себя за эти мысли.

- Не сдавайтесь, - вдруг услышала шепот рядом с собой.

Удивленно посмотрела на молодого лейтенанта, сидевшего рядом. Он смотрел серьезно, пристально, с теплым сочувствием.

- Мы справимся, - твердо произнес паренек, - справимся, главное, вы не сдавайтесь, - он чуть улыбнулся, - док.

Рей закусила губу. Она должна что-то сделать. Как бы страшно ей ни было, каким бы безнадежным ни казалось их положение. Она должна что-то сделать. Прежде всего: трезво мыслить.

Рей украдкой огляделась. Итак, кроме майора, еще пятнадцать чиссов. Трое сосредоточились у рухнувшей стены, по двое - возле двух уцелевших окон, двое - возле майора, остальные рассредоточены по помещению – охраняют пленников, согнанных к стене. Еще кто-то - в палате, сколько их Рей не могла сказать. А у нее – пациенты, трое уцелевших военных, четверо жен офицеров – Мэган Рэнсом, на ее счастье, по-прежнему без сознания – и она сама. Все без оружия, все в ужасе, что липкими волнами окутывал Рей.

Стоп.

Лейк встрепенулась, она чувствовала эмоции каждого, кто находился сейчас в госпитале: ужас и отчаяние женщин, страх и бессилие военных, непонимание и растерянность пациентов, ненависть, глумление, насмешку, похоть чиссов. И она совершенно зря сбросила со счетов пациентов в палате, не все они были ранены тяжело, кто-то мог бы помочь им. Но как? Еще раз – стоп. Она чувствует, чувствует!

Наши штучки, Рей. Ты тоже чувствительная.

О как она ненавидела Силу и все, что с ней связано. Как она боялась ее и саму себя. Но Люк все же чему-то научил ее. А еще она смогла вытолкнуть из своего разума Кайло Рена. И победить Клариссу. Разве она, пусть и неосознанно, не обращалась к Силе во время боя? Обращалась, стоило смотреть правде в глаза. Возможно, Сила сейчас – то единственное, что спасет их всех. Рей облизнула губы, нервно сглотнула, в горле совершенно пересохло. «Думай, думай, крифф тебя раздери!»

«Не думай, Рей. Сосредоточься. Почувствуй Силу вокруг себя и в себе».

Это было похоже на нравоучения Люка. Но не было ими. Что? Рей вздрогнула, дыхание сбилось.

«Тихо. Просто расслабься, загляни в себя, посмотри вокруг».

Этот голос в голове…он же ей не чудится…

Тихий смех. Она точно сходит с ума. Она помешанная. Ненормальная. Она…

«Все хорошо. Помощь уже идет. Просто продержись, Рей. Ты знаешь, что делать, просто доверься Силе».

«Кайло!» - выдохнула Рей мысленно, - «но…»

Замерла, заморгала в растерянности, обвела взглядом комнату, столкнулась с внимательным прищуром майора и поспешно опустила глаза.

Они выдохнули одновременно мысленно:

«Узы Силы».

То, что Бен создал между ними еще в пятилетнем возрасте, то, что с годами сошло, казалось бы, на нет, ослабло, то, что она невольно возродила, вытолкнув Рена из своего разума и последовав за ним в его. То, о чем она так много читала в юности, надеясь и желая, чтобы Люк начал ее обучение.

Узы Силы.

Вот крифф!

***

Что-то было не так. Он нанес несколько чувствительных ударов по флагману, уворачиваясь от залпов его орудий, бой сходил на нет, и пусть их изрядно потрепало, но противнику тоже досталось. И вот именно сейчас появилось это странное чувство тревоги и…страха. Он никогда не боялся во время боя. Обычно происходящее захватывало его настолько, что времени думать о том, что он может умереть или быть ранен, не было. А потом он стал практически непобедим, равных ему было немного, и бояться было уже нечего. Но сейчас он чувствовал страх, липкий, противный. И почему-то разболелось лицо, а в ладони словно стекла насыпали и хорошенько сжали.

Он отвлекся на минуту, едва не пропустил удар икс-винга, увернулся, послав серию выстрелов в ответ. Страх никуда не делся. Он отвлекал его от боя, мешал сосредоточиться, руки болели все сильнее, нос заложило, будто он простыл. Да что происходит, в конец концов?!

Кайло погнался за очередным икс-вингом, попал под обстрел чисских истребителей, СИДку хорошо тряхнуло, на мгновение вернулся контроль над своими эмоциями, Рен снова был сосредоточен. Сухие и четкие приказы срывались с его губ, «мстители» окружили флагман Сопротивления, Кайло понимал, что им его не разрушить, слишком мало сил у них осталось, слишком вымотал всех этот бой. Но - Кайло ухмыльнулся, - даже если сейчас корабль противника уйдет в гипер-пространство, они сумеют его отследить. Новая технология Первого ордена, по его приказу установленная на его «мститель», сработает на «ура». Сейчас они дадут Сопротивлению уйти, а потом нанесут решающий удар. Учитель будет доволен. Что касается чиссов, то Рен готов лично возглавить военную операцию в Неизведанных регионах, синекожие ублюдки никогда больше не посмеют даже подумать о том, чтобы напасть на Первый орден. Кайло завис над флагманом, нацелив на него свои орудия, снова провел серию выстрелов, больше напоказ, для устрашения, чем для того, чтобы уничтожить.

Чувство страха снова вернулось, яркой вспышкой перед глазами, совпавшей с моментом ухода флагмана Сопротивления в гипер-пространство, Рен активировал датчик слежения. Вот и все. Теперь этим жалким бунтовщикам от них не уйти. СИДки вяло расправлялись с оставшимися икс-вингами и кораблями чиссов, не успевшими уйти в гипер-пространство. Кайло скрутил новый приступ боли и страха. Да что с ним такое?! Он должен окончить бой, он должен сосредоточиться, он должен…вспышка!

Кайло крепко зажмурился. Взрыв. Разрушенный госпиталь. Привкус крови во рту. Разбитый нос. О как ноют ребра! Решение. Он должен принять решение. Он должен…Твою мать! Рен распахнул глаза, обозревая холодный космос вокруг. Твою сарлачью мать! Госпиталь. Рей. Она была в беде. Ее драгоценный госпиталь был в беде. Ее пациенты. Но главное: она сама. Кайло по существу мало волновали военные базы на Салине, но Рей…К страху – теперь он понимал, что это не его страх, – добавилась тревога за Лейк. А еще…ужас от того, что он совершил. Они совершили. Но что он мог понимать в пять лет, крифф раздери?! Он просто потянулся к девочке, родственной душе, как ему казалось. А потом к четырнадцатилетней прекрасной девушке, которую любил. А потом залез в голову к зрелой женщине, в слепой жажде выведать все ее секреты, понять ее, присвоить себе. И теперь…

«Узы Силы», - выдохнул одновременно с ней.

И Кайло лишь мог похвалить Рей за догадливость. Впрочем, она всегда была начитанной девочкой. Учитель из него был, конечно, так себе. Он слишком неуравновешен, нестабилен, чтобы кого-то направить, наставить. Но сейчас Рей нужна была помощь. Час истекал, и Кайло не успеет прийти Рей на помощь.

«Я свяжусь с Льюисом», - твердо произнес Рен.

«Нет!» - упрямый вскрик.

Кайло словно наяву увидел поджатые губы, непримиримый взгляд глаз цвета шоколада, морщинку на лбу.

«Нет!»

«Вы погибнете! Ты погибнешь!» - он рычал сквозь Силу.

«Просто направь меня», - попросила Рей

Легко сказать. Его поминутно отвлекали, докладывая о количестве уничтоженных СИДок и кораблей противника, он должен был координировать действия своих людей, держать связь с Салином, направлять истребители. И одновременно держать мысленную связь с Рей. Кайло был уверен: если связь с Лейк сейчас прервется, им ее не восстановить в ближайшее время. Вообще удивительно, что она возникла такой четкой. Душу грела мысль, что в час эмоционального потрясения, паники и ужаса, в час, когда Рей нужна была помощь, она неосознанно потянулась к нему. Сейчас женщина этого не понимает, Кайло был уверен: как только Рей догадается об этом, то возненавидит и себя, и Узы, и его. Но пока ей нужна была его помощь. И Рей с маниакальным упорством удерживала себя в его голове. Или его в своей, это как посмотреть. Узы работают в обе стороны. Кайло передернуло. Он потом подумает о том, какие последствия будет иметь эта связь, как осложнит жизнь и ему, и ей. Сейчас его задача – помочь Лейк.

«Рей, сосредоточься, просто слушай Силу в себе, вокруг себя, - повторил Кайло, - ты можешь. В тебе дремлет большой потенциал, поверь мне. Используй свои эмоции: гнев, ярость, страх, боль. Они помогут, направят, дадут тебе возможность управлять Силой».

Он почувствовал, как женщина глубоко вздохнула, прикрыв глаза, словно ушла в глубь себя, спряталась, как улитка в раковину. Сосредоточилась.

«Что мне делать дальше?»

«Зависит от того, что ты хочешь сделать».

«Обрушить потолок? Замкнуть проводку? Свести с ума дроидов?»

Кайло улыбнулся краешком губ, повторил:

«Зависит от тебя», - и добавил совершенно искренне, - «ты можешь все».

Рен развернул истребитель и на полной скорости направил его к планете.

***

… просто слушай Силу в себе, вокруг себя…

Легко сказать. Она знала, как работает Сила. Об этом она, кажется, знала все. Люк, не желая ее обучать сам, не препятствовал ее самостоятельному обучению. В его редкие визиты на Корусант и Чандрилу он привозил ей старые джедайские книги, которые Рей изучила вдоль и поперек в слепой надежде, что когда-нибудь Люк согласится ее учить, что когда-нибудь она сможет применить на практике то, что знала в теории. Если бы она знала, к чему это в итоге приведет, то поостереглась бы надеяться. Она знала теорию, но как ощутить Силу на практике? Она подозревала, что ее чувствительность к эмоциям других, вряд ли и есть то, что сказал ей почувствовать Кайло. Рей не помнила себя до Силы. Не было в ее жизни Пробуждения. Она всегда чувствовала Силу, возможно, если бы Лейк какое-то время жила без нее, то смогла бы понять различие. Но такого времени не было. Был мощный всплеск, когда Люк слишком надавил на нее, но этот опыт Рей повторять не желала. Только не снова.

Рей закрыла глаза и попыталась максимально расслабиться, но попробуй это сделать, когда скована по рукам и ногам, когда ноют сломанные ребра, а дышать ты можешь только через рот. Ей нужно было прислушаться к себе, но вся она – сплошной комок боли физической и душевной, комок противоречий, сомнений и страха, неподъемного груза ответственности.

…используй свои эмоции: гнев, ярость, страх, боль…

Но это путь Темной Стороны Силы, не так ли? Темные эмоции, страсти, что захватывают, выпивают, иссушают без остатка.

“Ты отродье Тьмы!” – кричал ей Люк в тот памятный день.

Что же. Рей тряхнула головой. Пусть так. Она готова быть отродьем Тьмы и самой Тьмой, если это позволит ей защитить людей, что оказались вверены ей.

Сначала ничего не происходило, а потом все звуки отодвинулись на задний план, почти исчезли. Это было похоже на состояние между сном и явью. Но она не спала. Сначала заискрила проводка, запах плавящихся проводов и гари поплыл по воздуху, раздался чей-то вскрик, полный боли и ужаса. Потом одновременно запиликали медицинские дроиды, создавая оглушительный шум, они метались по госпиталю, не реагируя на окрики и приказы, сталкивались друг с другом, в стороны летели искры, то тут, то там возникали очаги огня. Затем задребезжали стекла, сначала легко, так, что чиссы, пытавшиеся успокоить дроидов и бросившиеся тушить проводку, даже не заметили этого. Тонкие стекла звенели все громче и громче, пока, наконец, не вылетели внутрь, раня солдат, стоявших возле. Те заметались по комнате, ругаясь и шипя. Госпиталь содрогнулся до основания, по потолку поползла трещина, Рей распахнула глаза в тот самый миг, когда кусок потолка свалился на чиссов, когда крики боли и ужаса вошли в резонанс, сея панику и хаос. И в этот миг выключился свет, и включилось красное аварийное освещение.

- Пора! – скомандовала Рей сидевшим рядом солдатам.

Она подскочила к распростертому рядом телу чисса, выхватывая его бластер, и упала на землю, не желая попасть под перекрестный огонь, который открыли чиссы, раня своих же. Больно ударилась спиной, сделала пару выстрелов. Кажется, даже кого-то ранила, перекатилась, снова выстрелила. Вокруг царил хаос: крики, вспышки выстрелов, высекающие искры из стен, визг дроидов, красный, мерцающий свет. До боли кусая губы, Рей отстреливалась, стараясь не думать о том, каких жертв будет стоить ее маневр. Ее кто-то вздернул на ноги за рубашку костюма, послышался треск разрываемой ткани. Красные глаза майора оказались совсем рядом.

- Я пристрелю тебя, как бешеную тук’ату, - зарычал чисс, перемежая слова общегалактического с чеуном.

Рей замахнулась на него и в этот самый момент его голова покатилась прочь, сраженная алым клинком. Вскрикнув, Лейк отшатнулась. Над поверженным чиссом возвышалась Кларисса Рен. Она выглядела просто ужасно: в крови и грязи, рыжие волосы спутались, руки мелко подрагивали, на лице застыл звериный оскал. Рыцарь принялась кромсать тело майора, во все стороны летели ошметки плоти, невыносимо воняло горелым мясом. Рей замутило, она попыталась отползти подальше, наткнулась на труп одной из женщин, что пришли ей помогать, ее немигающие глаза смотрели в потолок, на лице застыла гримаса боли. Завизжав Рей кинулась обратно, перед ее носом угрожающе опустился алый клинок. Лейк замерла. Потом медленно подняла глаза наверх. Кларисса рассматривала ее с вниманием естествоиспытателя, словно не могла решить, что с ней делать. В глазах рыцаря мелькнула ненависть, губы раздвинула мстительная ухмылка. В красном свете это выглядело ужасающе, словно кошмарный сон, который никак не желал прекращаться. Она занесла меч, Рей закричала изо всех сил, зажмурилась. Что-то взвизгнуло, послышался треск, Лейк почувствовала невыносимый жар, распахнула глаза. Два алых клинка скрестились почти перед самым ее носом, с придушенным воем Рей попыталась отползти подальше, ткнулась спиной в какой-то обломок, зашипела от боли.

- Я предупреждал тебя, Кларисса, что будет, если ты посмеешь причинить ей вред? – голос Кайло был ужасен, сам вид его был ужасен, заставляя Рей дрожать.

- Что ты, милый, - очаровательно улыбнулась ему женщина, - я всего лишь хотела освободить ее от наручников. Кто же виноват, что эта дура начала орать.

Зашипели клинки, два точных движения, жар опаливший руки и ноги, и Рей оказалась свободна. Кольца наручников болтались на запястьях и щиколотках, но она была свободна. Кларисса выключила меч, и поспешила к своим людям. Кайло с ненавистью смотрел ей вслед. Потом протянул Рей руку.

***

Бледная, испуганная, вся в крови, синяках и ссадинах Рей вложила свою руку в его. Он успел заметить, что ее ладонь изранена в кровь. Вот откуда это ощущение боли в его собственных руках. Крифф! С этим непременно надо будет что-то делать. Как выставлять ментальные щиты при Узах Силы Кайло представлял себе смутно, зато уже в полной мере ощутил влияние Уз на себе. Он не просто мог обмениваться мыслями с Рей, он чувствовал, то, что она, видел то, что она. И это сводило его с ума весь короткий полет к госпиталю. Он не видел четкой картинки, вспышки, отрывки, искаженные восприятием Рей, ее страхом и отчаянием. И от этого нервничал еще больше, гнал «мститель» на предельной скорости, игнорируя оповещения системы о том, что мощность щитов падает, что заряд лазеров почти на нуле, что такая скорость снижает оставшиеся скудные ресурсы истребителя. Все это было неважно. Он должен был помочь Рей. Впрочем, Лейк, похоже, прекрасно справилась и без него. Держа сейчас женщину за руку, которая дрожала в его руке, Кайло обозревал развалины госпиталя, трупы чиссов и членов Сопротивления. В темноте двигались фигуры людей Клариссы и военных с планеты. Они пришли на помощь вовремя. Но начала бой именно Рей. Он перевел взгляд на дрожащую Лейк и притянул ее к себе, обнимая, укрывая в своих объятиях. И она задрожала еще сильнее.

- Ты молодец, - шептал Кайло, - ты все сделала правильно. Все верно.

- Нет, - она разрыдалась, - вовсе нет. Там погибли люди! Мои люди!

- Тише, тише, - Кайло укачивал ее в своих объятиях, - ты ни в чем не виновата.

- Мне было страшно, так страшно, - плакала Рей.

Кайло сглотнул комок, вставший в горле. Страх, тот самый, что он ощутил в ней еще в его первый день на Салине, сейчас расцвел пышным цветом, запуская холодные щупальца и в его разум, опутывая своим холодом уже не только Рей, но и его. Рен стиснул зубы. Криффа с два! Он прогонит этот страх! Он не позволит Рей больше бояться! Знать бы еще чего она так страшится. Сейчас, когда Лейк побывала на грани, подверглась опасности, Кайло вдруг осознал, насколько же она ему дорога. И всегда была. Безумие. Он ненормальный! Он создал Узы. Он обнимает сейчас женщину, которую должен бы ненавидеть. Он понимает, что без нее его мир поблек бы. Он точно сошел с ума! Но он не желает ее сейчас отпускать. Потребность защитить, оградить Рей была настолько острой, что у Кайло перехватило дыхание. Он никогда и ни за кого так не боялся. Словно острая игла вонзилась в висок, голова взорвалась чудовищной болью, ужас пережитого Рей накрыл с головой. Он мог ее потерять.

- Рей, - он отстранил ее от себя, заглянул в глаза, опухшие от слез, - мне надо идти, но…

- Да, - кивнула она, выпутываясь из его объятий, отводя глаза, - я знаю. Мне тоже. Там мои пациенты. Прости.

Кайло вскинул брови, не понимая, за что она извиняется. Поджал губы. Она не хотела показаться слабой, зависимой. Не хотела принимать помощь от него?

- Мы поговорим потом, - чуть более грубо, чем хотел, произнес Кайло.

Рей кивнула и поспешила к госпиталю.

Кайло задумчиво смотрел ей вслед. Они поговорят. И решат, что делать дальше. На сердце у Рена было тяжело, какое-то дурное предчувствие грызло душу. Кайло отогнал от себя эти мысли.

Битва затихала, то тут, то там еще вспыхивали отдельные схватки, клубился дым, слышались выстрелы бластеров, лазерные вспышки расчерчивали воздух, запах гари пропитал все вокруг, прочно поселился в носу. Но можно было уже сейчас сказать, что они справились. Потеряли две трети военного состава базы и половину техники, штаб был разрушен до основания, госпиталь – наполовину, остальные здания пострадали частично, восхитительные леса вокруг базы выжжены. Были потери среди гражданского населения, множество раненых продолжали поступать в госпиталь. У Рей сегодня будет много работы.

Занимался рассвет.

Комментарий к 1.07

Спасибо всем, кто использует ПБ. Вот так вычитываешь, вычитываешь, но все равно что-то пропускаешь. Еще раз спасибо! И да пребудет с вами Сила!)


========== 1.08 ==========


Now the shaggers perform

And the daggers are drawn

Who’s the crooks in this…

Crime?


Рей откинулась на спинку кресла и закрыла глаза, нащупала в кармане халата сигареты и зажигалку, не открывая глаз, закурила, глубоко вдохнула терпкий дым, пряная горечь покалывала язык, раздражая вкусовые рецепторы. Голова приятно кружилась.

Это был такой длинный день, наполненный суетой, бесконечным круговоротом дел. Но сейчас, оставшись одна в госпитале, выгнав всех, кто хотел ей помогать и седатировав Марту, которая пришла в себя и порывалась встать с кровати, чтобы помогать Рей, Лейк могла позволить себе ненадолго расслабиться. За состоянием пациентов следят дроиды, госпиталь пуст, и Рей - в одиночестве и блаженной тишине, лишь где-то далеко слышался мерный писк медицинского оборудования. Писк – тишина, писк-тишина, через равный промежуток времени, словно метроном. Значит, все хорошо.

В кабинете царил полумрак, но Рей настолько устала, что бояться теней в углах больше не было сил. Да и если бы она даже захотела, то не смогла бы включить свет, энергоснабжение госпиталя было серьезно повреждено, поэтому приходилось довольствоваться лампой на столе, освещающей скудный круг на поцарапанной столешнице. И когда она успела поцарапать собственный стол? Откуда-то тянуло осенним сырым холодом, восточное крыло по-прежнему лежало в руинах. Сейчас его восстановление, конечно, не первоочередная задача. Было так тихо и спокойно, столь разительный контраст между тем, что творилось до этого на Салине, что Рей ненадолго задремала. А проснулась, словно от толчка, от тянущего чувства тревоги. Сигарета в ее пальцах давно догорела, пепел усеял стол и часть кресла. Лейк поднялась, стряхивая с себя дремоту, прошлась по палатам, не обращая внимания на удивленное и вопросительное попискивание дроидов, немного постояла рядом с кроватью Марты, проверила последние результаты ее обследований, убедилась, что все хорошо. И вновь вернулась к себе в кабинет, зябко поежилась. С облегчением поняла, что больше не чувствует. Ничего не чувствует. Эмоциональный всплеск прошел, а вместе с ним и ее повышенная чувствительность к Силе. И хорошо.

Ее пугало то, что она сделала с госпиталем, пугали Узы Силы, которые так настойчиво дали о себе знать. Обещание Кайло поговорить позже звучало в сознании Рей как угроза. Весь день Лейк ждала, что Рен появится в госпитале, но он не пришел. И это огорчало и радовало одновременно. Рей убеждала себя, что им не о чем говорить, ну не о Силе же, в конце концов! Об этом Рей не желала разговаривать ни в коем случае. Хватит того, что она сегодня натворила. Хватит того, что она сегодня почувствовала. Словно ток, бегущий по сосудам, мурашки по коже, от которых волосы встают дыбом, нервная дрожь возбуждения, горько-сладкий вкус на губах, прокушенных до крови, головокружение и эйфория. Ощущение всесилия, вседозволенности, сладкое безумие, омут, в который она нырнула с головой. Страх, что спрятался в глубине души, возмущенно шипя. Рей себя отпустила. И ощутила полет, сердце замирало в восторге, скрутившемся в тугой узел где-то в груди. Это было недопустимо. Она так давно запретила себе это. И даже то, что она сделала это ради спасения чужих жизней, не оправдание. Совсем нет.

Еще одна сигарета. Успокоить расстроенные нервы. Что там Марта говорила? Что она угробит себя? Возможно. Но какая разница? Рей усмехнулась.

Должно быть, она снова задремала, хотя не собиралась этого делать, а проснулась от постороннего шума в палате. Нащупала в ящике стола бластер, проверила заряд и медленно двинулась к двери. Шум нарастал, возмущенный писк, грохот, Рей показалось, что она различает чьи-то голоса. Женщина рывком распахнула дверь, быстрым шагом преодолела коридор, ворвалась в палату, наставляя оружие на незваных гостей. Первое, что она увидела, это бело-оранжевый дроид модели ВВ, он ощерился манипуляторами, яростно пищал на двоичном, что-то доказывая медицинскому дроиду. Рей различила что-то о тяжелом ранении. В Первом ордене таких дроидов не было, это совершенно точно. Значит…он из Сопротивления? Что он делает здесь? Ей бы выстрелить, но Рей медлила.

- Эй, ВВ, ну что? - послышался чей-то голос.

И Рей вскинула руку, наводя бластер на незваного гостя. Молодой мужчина заметил ее одновременно с ней и замер посреди палаты. Темноволосый и темноглазый, в потрепанной, кое-где порванной куртке, на лице пара ссадин, но в целом без видимых повреждений. Мелькнула мысль о том, что дроид говорил явно не о нем. А еще она уже где-то видела этого человека. Слишком приметная внешность, симпатичные черты лица, чтобы она могла забыть, однажды увидев. Но где?

- Кто вы? – выдохнула Рей.

- Вы доктор? – вопросом на вопрос ответил мужчина.

- Допустим, - протянула Рей и повторила, - но кто вы?

- Я ищу мисс Рею Лейк, - произнес мужчина, - мой…друг ранен. Он сказал, что вы ему поможете.

Рей изумленно уставилась на посетителя. Что? Она поможет кому-то в Сопротивлении? У нее нет там друзей. Только Лея, но она явно не участвовала сама в боевых действиях. Значит, кто-то еще. Рей прошиб холодный пот. Хан? Чуи?

- Я не помогаю Сопротивлению, - дрожащим голосом ответила Рей.

- Он просил передать вам это, - мужчина протянул ей поблескивающий диск.

Рей с опаской приблизилась, не сводя глаз с мужчины и не опуская бластер, выхватила диск и отскочила обратно. Это был жетон штурмовика. Выгравированные буквы и цифры складывались в FN-2187.

- Финн, - потрясенно выдохнула Рей и подняла взгляд, - он здесь?

- Он здесь, - подтвердил мужчина, - и он ранен. Ему нужна ваша помощь.

Рей нервно сглотнула. Она не могла помогать ему. Она должна была сейчас поднять тревогу, созвать сюда охрану, штурмовиков, военных, Хакса и Льюиса, крифф раздери все на свете! Она должна была выдать предателя, за которым охотился Первый орден и за чью голову была назначена награда. Она должна была сейчас застрелить этого сопротивленца, а не разговаривать с ним. Но вместо этого она стояла, бесцельно вертя в руках жетон, и молчала.

Они познакомились с Финном еще во время ее стажировки на звездном разрушителе «Победа». Банальное знакомство: она заблудилась в бесконечных переходах огромного корабля, Финн помог ей добраться до медблока, хотя это грозило ему взысканием за то, что покинул свое место службы. Позже он будет смеяться и говорить, что у нее был такой потерянный вид, что не помочь ей было невозможно. Друзья звали его Восемь-Семь. Рей называла его Финн. Однажды он заглянул к ней в медблок, потом она пришла к концу его дежурства. Личные привязанности не поощрялись в Первом ордене, но искоренить их было невозможно. Они встречались где-нибудь в машинном отсеке, где было меньше свидетелей, болтали обо всем на свете. Рей было с Финном легко и просто, ему можно было рассказать многое. Потом Рей добилась назначения на Салин и с радостью узнала, что и Финн тоже будет служить там. У них было много общего: сироты без прошлого, нашедшие себя в Первом ордене. Ну по крайней мере Рей так казалось. Вплоть до того момента, как она узнала, что Финн бежал, предал Орден, перешел на сторону Сопротивления. Лейк отказывалась в это верить. Ведь сама по себе ситуация была невероятной, невозможно сбежать из Ордена, невозможно перестать быть штурмовиком. Их воспитывали с детства в жесткой идеологии, штурмовики не знали иной жизни, кроме службы и войны. Решиться бежать в никуда – это был отчаянно смелый, безрассудный поступок.

Рей нервно выдохнула, только сейчас заметив, как дрожит рука, сжимающая бластер. Она должна была бы поднять тревогу. Она должна была бы…Блять! Рей опустила руку.

- Где он? Что с ним произошло?

- Неподалеку отсюда, - ответил мужчина, - его истребитель подбили, он упал на планету. Я отправился за ним, иначе бы ему не выжить.

Рей стиснула зубы.

- Идемте. Если я смогу помочь, я помогу.

Рей быстро собрала сумку с медикаментами, позвала медицинского дроида, дала инструкции на время своего отсутствия. Твою мать, ей ведь потом придется им всем стирать память! И хорошо бы ей успеть до утра.

На улице было холодно и сыро, Рей зябко поежилась, быстро посмотрела по сторонам – никого. Здравый смысл в ее голове закатил глаза и отказался во всем этом участвовать, пока Рей, запинаясь и шумно дыша, быстрым шагом шла за пилотом, чья спина в потрепанной куртке виднелась перед глазами. Его дроид катился рядом – яркое пятно в темноте. Каждую секунду Рей боялась, что они окажутся схваченными, что их заметят, ведь усиленный патруль, несмотря на окончание битвы, никто не отменял. Вздохнуть с облегчением Лейк смогла только, когда они оказались за пределами базы. И Рей лишний раз порадовалась, что госпиталь стоял на отшибе, а не где-нибудь в центре, рядом со штабом, например. Женщина нервничала, до боли кусала губы и стискивала ручку сумки. Ее волновали оставленные в госпитали пациенты, то, что она собирается помогать дезертиру и предателю, совершает преступление. И если ее поймают, то казнят вместе с сопротивленцами. Да и состояние Финна – что, если она не сможет ему помочь? Рей очень сильно рисковала. Все ее чувства обострились до предела, она вздрагивала от малейшего шороха в ночном лесу, сердце отчаянно колотилось в ребра, по вискам стекал противный пот. Она снова чувствовала. Слышала мысли, идущего впереди мужчины, так беззаботно открывшего ей свою спину, ощущала его эмоции: волнение, страх за Финна, ненависть к Первому ордену, отвращение к ней самой – такая красивая женщина, подруга Финна и с этими душегубами. Рей фыркнула, едва сдерживая смех, хотя лестно было знать, что даже с разбитым носом, она красивая.

Они вышли на небольшую поляну, один из икс-вингов еще дымился, он зарылся носом в землю, два нижних крыла были сломаны, шасси перекручены, огромная дыра зияла прямо в корпусе, ощерившись расплавленными краями. Восстановлению он явно не подлежал. Второй истребитель весь в царапинах и выбоинах с оплавленным верхним крылом стоял рядом, неловко завалившись на бок. Рей замерла на краю поляны, вдруг вспышкой пронзила мысль: что если это ловушка? Впрочем, это ерунда. Она совсем не значительная персона, чтобы ее заманивать куда-то. Какой от нее толк? Незаменимых нет.

- Сюда! – позвал ее спутник.

- По? Это ты? – послышался слабый голос.

Точно. По Дэмерон. Рей вспомнила, что видела его изображения в голонете – лучший пилот Сопротивления. Предмет обожания сотен тысяч воздыхательниц по всей галактике.

Финн лежал прямо на земле, под своим подбитым икс-вингом. Опередив По, Рей почти бегом оказалась возле Финна. Его лицо, искаженное болью, осветилось слабой улыбкой.

- Ты пришла, - выдохнул бывший штурмовик.

- Хреново выглядишь, - процедила Рей, вытаскивая медицинский сканнер.

Финн только глаза закатил. Он дышал тяжело и с присвистом, на лбу крупными каплями выступил пот. Сканнер показал сотрясение мозга, двусторонний ушиб легких, перелом трех ребер справа и двух – слева, ушиб живота, разрыв селезенки, ушиб поджелудочной железы и двенадцатиперстной кишки, разрыв печени, перелом правой бедренной кости и вывих левого голеностопного сустава, многочисленные ссадины и ушибы, большой ожог на спине. Рей стиснула зубы, подняла взгляд на По, нависшего над ней. Лицо пилота исказилось от тревоги. Темные глаза поблескивали в темноте, в них застыл немой вопрос, ожидание чуда, словно она щелчком пальцев могла поставить Финна на ноги. Рей вколола другу обезболивающее.

- Его надо оперировать, - глухо произнесла Лейк, - он погибнет от геморрагического шока, если не удалить селезенку и не остановить кровотечение.

- Есть другой способ? – живо откликнулся По, - может быть, можно по-другому?

Рей бросила взгляд на Финна, даже в темноте было видно, как он бледен, как побелели его губы, как он тяжело дышит, он постепенно терял сознание от гипоксии.

- Вы не слышали меня? – Рей поднялась, поджала губы, окинув По с ног до головы злым взглядом, - помогите мне транспортировать его в госпиталь.

- Но, - попытался запротестовать пилот, - его же найдут, арестуют, он же…

- Предатель и дезертир! – резко перебила Рей, оглядывая поляну в поисках чего-нибудь, что могло бы сгодиться для носилок, - именно! Но еще он бывший штурмовик, и он сыграет роль штурмовика, чьего лица никто и никогда не видел под маской.

Повисла тишина. Мужчина переваривал услышанное. Рей нервно постукивала ногой по земле.

- Послушайте, - устало произнесла Лейк, - вы попросили меня о помощи. Я помогаю, как могу. Финн – мой друг. Я не позволю ему погибнуть. И раз уж вы вверили его жизнь в мои руки, так имейте смелость идти до конца.

По своенравно тряхнул головой, бросил на Рей пронзительный взгляд.

- В трусости меня еще никто не упрекал! Говорите, что делать.

Вместе им удалось соорудить подобие носилок из обломков икс-винга, Финн тихо застонал, когда они погрузили его. Рей с тревогой вглядывалась в лицо друга, время утекало сквозь пальцы. Финна следовало, как можно, скорее доставить в госпиталь. А они невольно медлили. С трудом подняв носилки, они поспешили в госпиталь, спотыкаясь, запинаясь, замирая от каждого невнятного шороха, больше глядя по сторонам, чем под ноги. В какой-то момент Рей едва не упала, с трудом сохранила равновесие. Руки дрожали от непривычной тяжести, ноги подгибались. Это был слишком длинный день. Последние несколько дней. С самого прилета криффова Кайло Рена. Вспомнив о том, что Кайло обещал ей разговор, Рей помрачнела еще больше.

Возле госпиталя Рей замерла на мгновение, цепким взглядом оглядывая базу. Было темно, система энергоснабжения сломалась не только в госпитале, небо заволокло тучами, скрывая звезды и спутник планеты, что было им только на руку. Но там, на границе неба и земли, уже начинал брезжить рассвет. Мало времени. Слишком мало. Рей ускорила шаг. Оказавшись внутри, отдала дроидам распоряжение готовить операционную и повернулась к По.

- А теперь уходите, дальше ваша помощь мне не нужна.

Мужчина нахмурился, посмотрел исподлобья.

- Нет. Я не могу оставить его. Я не доверяю вам.

Рей нехорошо усмехнулась. Реакция Дэмерона была понятна, но вызвала неконтролируемую, отчаянную злость. Лейк слишком устала, чтобы еще и уговаривать кого-то.

- Я и так рискую, притащив сюда Финна, но если у него есть шанс остаться незамеченным, то у вас – нет. Вы слишком приметны, коммандер. Вас в галактике каждая банта знает. Уходите, улетайте. Финн здесь в безопасности.

Ей не хотелось говорить и даже думать о том, что ее план похож на невероятную авантюру, одну из тех, о которых рассказывал ей Хан Соло. Они хороши в легендах, но вряд ли так же хороши в реальной жизни. Но Рей уже ступила на скользкий путь, и уже не могла повернуть назад. А упрямый коммандер только мешал ей.

- Уходите, - сквозь зубы повторила Лейк.

Позади раздался какой-то шум, кто-то выругался сквозь зубы. Рей побледнела, По потянулся к бластеру.

- Рей? Что-то случилось? Тебе нужна моя помощь?

Рука Дэмерона все же легла на бластер. Рей круто обернулась. Бледная, как смерть, Марта стояла, держась за косяк, и вопросительно смотрела на Лейк. Рей чуть сдвинулась, загораживая собой коммандера.

- Марта, зачем ты встала?

- Мне показалось, что дроиды готовят операционную. Кто-то серьезно ранен? Я хочу помочь.

- Ты поможешь, - Рей направилась к девушке, спиной чувствуя, как Дэмерон смотрит ей в затылок, как он нервничает, готовый, не колеблясь, выстрелить в Вуд и в нее саму. Проклиная все на свете, и добросердечную Марту в первую очередь, Рей приблизилась к девушке и повторила:

- Ты поможешь, если отправишься в постель.

- Но…- запротестовала девушка, - я и так уже достаточно провалялась в постели, я хочу помочь!

- Марта, - мягко произнесла Рей, взяла девушку за руку повыше локтя, стала аккуратно подталкивать ко входу в палату, молясь, чтобы Марта не разглядела Дэмерона у нее за спиной, - тебе нужен отдых. Ты еще слаба, у тебя ушиб головного мозга, тебе необходим покой, я со всем справлюсь сама.

Марта напряженно вглядывалась в лицо Рей, потом все же кинула взгляд за ее спину, вздрогнула, снова посмотрела на Лейк и внезапно расслабилась.

- Хорошо, - кивнула Вуд, - я пойду в постель. Ты права.

Рей вскинула брови. Но размышлять о том, отчего вдруг Марта стала такой сговорчивой, у Лейк не было времени. Сейчас каждая минута на счету. Марта скрылась в палате, Рей круто повернулась к Дэмерону.

- Уходите, - процедила она, - или я прямо сейчас вызову сюда отряд штурмовиков.

По нерешительно ухмыльнулся, его рука все еще лежала на бластере. Рей поспешила в сторону операционной, препираться больше не было времени.

В какой-то момент Рей думала, что она его потеряет. Ей мешали собственные эмоции, оперировать друга, бороться за его жизнь оказалось невероятно сложно. Тревога за него мешала рационально мыслить, по спине то и дело прокатывались волны нервной дрожи, руки периодически дрожали, по вискам стекал пот. Рей твердила себе, что Финн сильный, что он справится, непременно справится, что она сама все сделает правильно, что у нее получится.

После операции Рей еще раз прошлась по палате, убеждаясь, что с ее пациентами все в порядке, а потом села рядом с кроватью Финна. Друг был бледен до серости, тяжело дышал, но показатели жизнедеятельности были на удовлетворительном уровне. Рей откинулась на спинку стула и невольно задремала.

Ей снился Кайло. Снова он. Уставший и бледный, Рен спал в кресле, даже не переодевшись. Его лицо было покрыто копотью и кровью, на скуле алела ссадина. Сердце Рей замерло, по телу разлилось приятное тепло. Она была так рада видеть его! Пусть и во сне. А Лейк со всей ясностью осознавала, что это сон. Она слегка улыбнулась, ей нравились эти сны, глупо было отрицать это. Здесь не было места условностям или стеснению. Рей присела на ручку кресла, осторожно коснулась лица мужчины, он даже не пошевелился, мерно вздымалась грудь. Лейк грустно усмехнулась, какие странные вещи вытворяет ее подсознание. Она сама устала, вот и Рен ей снится уставшим. Ей стало жалко его, от невыразимой нежности Лейк почти задыхалась. Ей хотелось позаботиться о Кайло, обнять его, дать ему отдых, в котором он так нуждался. Рей погладила кончиками пальцев ссадину, провела по щеке, очертила линию челюсти, коснулась шеи, глубоко вздохнула, склонилась и запечатлела на губах Кайло легкий поцелуй. Прошептала: «Отдыхай».

И проснулась. За окном брезжил рассвет серого и неприютного дня, все тело затекло. По палате сновали дроиды. Финн дышал легче. Рей потянулась, встала, чуть покачиваясь на нетвердых ногах. Скоро ее придут сменить, а пока она вполне может умыться и выпить чашечку кафа. Почему-то настроение вдруг улучшилось, то ли потому что приснился Рен, от этой мысли Рей слегка покраснела и хмыкнула, качая головой и обзывая себя дурой, то ли потому что скоро она отправится домой и непременно выспится, то ли потому что жизнь Финна сейчас вне опасности. Мурлыча себе под нос попсовую мелодию времен своей юности, Рей направилась в свой кабинет, умылась, сварила кафа и с чашкой – пусть это и было вопиющим нарушением правил, – вышла в палату, отпила глоток. И в этот момент дверь госпиталя с треском распахнулась, в палату ворвались Льюис и Хакс с отрядом штурмовиков. Рей вздрогнула и попятилась.

- Что случилось? – с тревогой спросила она.

- Где он? – злобно процедил Хакс.

Рей похолодела, изо всех сил вцепилась в чашку, побелевшими пальцами.

- Кто? – спросила внезапно севшим голосом и по тому, как сузились зеленые глаза Хакса, поняла, что уже выдала себя с головой.

Твою мать!

- Не стройте из себя дуру, мисс Лейк, - рявкнул Хакс, - предатель! Где предатель?!

- Какой предатель? – попробовала изобразить удивление Рей.

Вышло паршиво. Херовая она актриса, просто ужасная.

- Мисс Лейк, - голос Льюиса был холоден, а взгляд пронзителен, он никогда не смотрел так на Рей – со смесью презрения и отвращения, - три часа назад планету покинул неприятельский икс-винг, и вряд ли бы мы связали его с вами, но, - полковник пожал плечами и уставился в стену позади Рей, - часом ранее один из штурмовиков видел у госпиталя двоих людей, тащивших третьего. По словам штурмовика, одним из этих людей были вы, мисс Лейк. Штурмовик утверждал, что вы шли добровольно. А затем лейтенанту Вуду позвонила его сестра, она сообщала, что в госпитале находится По Дэмерон, который угрожает мисс Лейк. Это было бы невероятным, если бы не два предыдущих сообщения. Мы отправили людей в лес, они нашли обломки неприятельского икс-винга. Мы знаем, что в составе эскадрильи Сопротивления был не только знаменитый По Дэмерон, но и еще бывший штурмовик FN-2187, известный вам как Финн. Вся база знает, что когда-то вас связывала нежная дружба. Недопустимая, конечно, между штурмовиком и доктором на базе. Но я всегда смотрел на это сквозь пальцы, - Льюис чуть передернул плечами.

Рей побледнела, чем дальше говорил полковник, тем хуже ей становилось. Их все-таки заметили, а Марта…Сила! Девочка хотела, как лучше, но…чертов По Дэмерон, которого знает почти вся галактика. Будь оно все проклято!

- Вы, - начала было Рей, сама не зная, что именно она хочет сказать.

Полковник прервал ее жестом руки.

- Проверить память дроидов и записи с камер наблюдения, - вполголоса велел он.

Двое штурмовиков кинулись выполнять приказ. Рей нервно облизнула пересохшие губы с трудом сглотнула. Она же не стерла дроидам память и совсем забыла о камерах в госпитале. Сила! Какая она дура! Идиотка! Тупая банта! Поспать она вздумала! Ненормальная! Получай теперь то, что заслужила! Твою ж мать! Блять! Блять! Блять! Паника и ужас накрыли с головой. Что теперь будет? С ней. С Финном. Как она могла так сглупить? Авантюристка из нее тоже херовая, примерно, как актриса.

- Так мы окончательно во всем разберемся, не так ли, мисс Лейк? – Льюис, наконец, посмотрел на нее. В его взгляде было столько тоски, обиды и разочарования, что Рей невольно опустила глаза. Чашка кафа в ее руке дрожала.

Повисла тишина, только тихо пищали приборы, слышался топот штурмовиков. Рей нервно отпила каф.

Марта, Марта. Наверное, Вуд действительно хотела, как лучше. И, может быть, у Рей есть шанс доказать, что ей якобы угрожали, но жизнь Финна это вряд ли спасет. Осознание этого накрыло ледяной волной, кончики пальцев на руках и ногах, словно онемели, а шум госпиталя отодвинулся на задний план. Нет, крифф раздери все на свете! Финн не может умереть! Не может, потому что…не может, и все! Рей дрожала, перед глазами все плыло. Мысли метались в хаотичном беспорядке. Как спасти друга? Неужели все было напрасно? Лейк не видела выхода. Глупо. Так глупо!

Подошедший лейтенант Вуд что-то шепнул на ухо полковнику, потом бросил на Рей взгляд полный злобного торжества. Льюис тяжело вздохнул.

- Никто ведь вам не угрожал, мисс Лейк?

Лгать дальше было глупо. Рей резко выпрямилась, залпом выпила оставшийся каф, гордо вскинула подбородок, поджала губы и процедила:

- Нет. Финн – мой друг. И я спасла его жизнь.

Слова упали, подобно разорвавшемуся снаряду.

- Вы спасли преступника, дезертира, предателя! – рявкнул Хакс, - вы понимаете, какое наказание вас ждет? В военное время пособничество врагам Первого ордена карается…

- Смертной казнью без суда, - перебила Рей, зло усмехнулась, - я знаю. И не жалею о том, что сделала!

Хакс задохнулся от такой наглости, секунду сверил женщину пронзительным взглядом зеленых глаз, а потом скомандовал:

- Арестовать ее!

Рей поставила пустую чашку на первую попавшуюся прикроватную тумбочку и протянула руки. Наручники защелкнулись со звонким звуком, металл неприятно холодил запястья.

Они уже почти вышли из палаты, как вдруг за ее спиной раздался вскрик.

- Рей!

Лейк обернулась. Посреди палаты стояла Марта, она чуть покачивалась, глаза были широко распахнуты, а зрачки расширились.

-Что происходит? Почему ты в наручниках? – звонкий голосок Марты заполнил всю палату. Она вопросительно посмотрела сначала на Льюиса, потом на Хакса, - что происходит? – повторила девушка.

И стремительно пересекла комнату, ее брат быстро двинулся ей навстречу, перехватил за запястье.

- Марта, отправляйся в постель, - велел строго, сжимая ей руку.

- Пусти меня! – ощерилась Марта, - полковник? Генерал?

Она все пыталась высвободить руку и рвалась к Рей.

- Почему Рей в наручниках?

Повисла тишина, Рей смотрела в голубые глаза. Нет, Марта действительно верила, что ее заставили, что ей угрожали. Она вовсе не хотела, чтобы Рей арестовали, и сейчас пребывала в недоумении, страхе. Непонимание отразилось на красивом личике, сверкало в распахнутых голубых глазах. И Рей даже злиться на нее не могла.

Лейк тяжело вздохнула. Как же объяснить этой девочке, что произошло? Если еще и она посмотрит на Рей с презрением или злобой, то Лейк не выдержит.

- Марта, - голос Хакса был непривычно мягок, он с жалостью смотрел на Вуд, - мисс Лейк помогла дезертиру и предателю.

- Это неправда! – выкрикнула Марта, - ей угрожали. Рей! – девушка умоляюще прижала руки к груди, - скажи им! Скажи, что тебе угрожали!

Рей грустно улыбнулась. Милая, милая Марта. Наивная девочка. Хорошая, светлая и добрая. Какой когда-то была сама Рей…А нет. Не была. Недолго. Жизнь очень быстро выбила из нее и доброту, и наивность. И Свет.

- Мне никто не угрожал, Марта, - спокойно произнесла Рей.

С губ Вуд сорвался судорожный всхлип.

- Но…

- Вуд, - Рей посмотрела на лейтенанта, - уведите сестру. Ей необходим покой, - потом повернулась к Хаксу, - генерал, препроводите меня в тюрьму. Пора заканчивать этот спектакль.

Армитаж коротко кивнул.


========== 1.09 ==========


Are you strong enough to stand,

Protecting both your heart and mine?


Весь день Кайло не покидало странное чувство тревоги: что-то было не так. Хотя, казалось бы, битва – позади, они ее выиграли. Пусть потери их были колоссальными, но победа осталась за Первым орденом. Вскоре им предстоит покинуть Салин, и этот факт не мог не радовать Рена. Это захолустье ему порядком надоело.

Так что же его беспокоит? Он места себе не находил, наверное, с середины ночи, когда проснулся в том же самом кресле, где уснул, вернувшись после того, как лично проверил, что территория базы теперь снова безопасна. Да, большая часть ее была разрушена, потребуется длительный период на то, чтобы восстановить все, но битва выиграна. Об этом Хакс с гордостью лично сообщил Верховному лидеру. И пусть Кайло это раздражало, но сейчас он слишком устал, чтобы спорить с генералом. Хочет быть тем, кто сообщит Учителю хорошую новость? Пусть его. Сам Кайло отправился домой с твердым желанием принять душ и, наконец, выспаться. Присел, казалось, на мгновение в кресло и тут же вырубился. Сон его был глубоким, словно обморок, без сновидений. И не принес ему отдыха. А вот заснуть снова помешало тянущее чувство тревоги, что поселилось в груди. Словно предчувствие какой-то беды, а своим предчувствиям Кайло привык доверять.

Он принял душ, заставил себя поесть, попытался составить план дел на ближайшее время. И не смог. Ноющее чувство в груди никуда не делось, от него немели кончики пальцев на руках, и перехватывало дыхание. Кайло кружил по комнате, словно загнанный зверь, пару раз выглянул в окно, словно снова ждал чьего-то нападения. Но нападения не было. На базе вообще было оглушительно тихо, никаких посторонних звуков, ленивая перекличка часовых да аварийный красный свет прожектора, иногда освещающий местность.

Рен снова стал кружить по комнате, пытаясь разобраться в том, что же с ним происходит. Что его беспокоит? База? Нет. Битва? Так она выиграна. Учитель? Так, со слов Хакса – и он не лгал, - Лидер доволен военной операцией на Салине. Что же не так? Рей? Стоп. Рей, с которой он хотел поговорить. Рей, сила Уз с которой вспыхнула с неожиданной мощью и остротой, поразившей его самого. Рей…Кайло осторожно коснулся Силы и охнул. Он больше не чувствовал Лейк, словно она закрылась от него. Хотя вряд ли она сделала это осознанно. Насколько успел понять Рен, чувствительность Рей к Силе проявлялась вспышками, носила стихийный, хаотичный характер, напрямую зависела от эмоционального фона женщины. Скорее всего сейчас она спокойна, поэтому Кайло не чувствует ее. Но он ощущал нить, что протянулась сквозь Силу от него к Рей, тонкая, но прочная нить, сотканная из Света и Тьмы, переливающаяся металлическим серым блеском, холодным и опасным, нить, на другом конце которой была Рей. Нить, которая вибрировала сейчас от тревоги и смятения. Вот крифф! Значит, это Рей.

Кайло сел в кресло и спрятал лицо в ладонях. Твою мать! Что он будет с этим делать? Что они будут с этим делать? Ему придется заново выстраивать ментальные барьеры, укреплять их, потому что чувствовать чужие эмоции он совершенно не хочет. Ведь даже когда он улетит, Узы никуда не денутся. Их невозможно разорвать, пока жив один из связанных ими. Мысль о том, что стоит поговорить с Учителем и попросить совета, Кайло отмел сразу. Он и представить себе не мог реакцию Сноука. Скорее всего это будет гнев и презрение. Связать себя Узами Силы с необученным форсъюзером! Идиот! Пусть в битве Узы спасли Рей жизнь, и Кайло об этом не жалел. Но он жалел о своем порыве, о том, что обнял ее на пороге разрушенного госпиталя. Хотя стоило признать, что ощущение хрупкого, дрожащего тела в его руках было…упоительным. Иначе и не сказать. Странная нежность, желание защитить, направить, подсказать…обучить? Быть может, ему стоит учить Рей? Или привести ее к Верховному лидеру? В конце концов, потенциально Рей сильна, очень сильна. Только вот ему самому нужен ли такой конкурент? Только вот хочет ли он, чтобы Рей прошла через те же боль и унижение, что и он во время обучения у Сноука?

Кайло рывком поднялся. Какое ему дело до нее? Любимой воспитанницы его родителей, которую они всегда любили больше собственного сына! Никакого. Он построит такие ментальные барьеры, что Рей никогда – пусть даже невольно, - не сумеет через них пробиться. А специально она и пытаться не станет, в этом Кайло был уверен. Он пару раз глубоко вздохнул. Чувство тревоги немного отступило, словно спряталось, выжидая своего часа.

Ощущая себя параноиком, Кайло снова выглянул в окно. Занимался рассвет, день обещал быть пасмурным и мрачным. Мужчина передернул плечами, быстро собрался, решив занять себя делом и проследить, как идет подготовка шаттлов. Хакс сказал, что к вечеру на орбите Салина будет «Финализатор», посланный Сноуком. И уже там они получат дальнейшие указания от Верховного лидера.

В ангаре он внезапно обнаружил Клариссу. Женщина расхаживала среди кораблей, то и дело грозным окриком подгоняя штурмовиков, осуществляющих погрузку каких-то ящиков в шаттл. Белые фигуры метались туда-сюда, вздрагивая от каждого слова Клэр, которая намеренно давила на их эмоции, заставляя испытывать страх больший, чем был на самом деле. Кайло поморщился, но ничего не сказал. Он считал подобное использование Силы – бездарной тратой драгоценного ресурса, но если Кларисса желает забавляться – пусть.

- Милый, - нежно улыбнулась ему Клэр, ее зеленые глаза вспыхнули довольным блеском, - ты пришел помочь мне? Эти остолопы совершенно невыносимы!

Она жаловалась ему тоном супруги, которая следит за переездом в новый дом и которую расстраивают нерасторопные грузчики. А Кайло был нерадивым мужем, который скинул на жену все заботы. Рен поморщился, Кларисса весело улыбалась. Ей нравилось дразнить его. И это Кайло тоже осознавал.

- А ты уже знаешь новость? – в глазах женщины что-то мелькнуло.

Тревога завибрировала еще сильнее, зазвенели Узы, Кайло напрягся и вопросительно посмотрел на Клариссу.

- Твоя мисс Лейк…

- Она не моя! – мгновенно оборвал женщину Кайло и тут же пожалел о том, что ляпнул, в глазах Клариссы зажглась нехорошая усмешка, острая, злобная, понимающая.

- Так вот, - продолжила женщины, - твоя мисс Лейк арестована.

- Что? – ошеломленно уставился на Клэр Рен.

Пол закачался под ногами, шум ангара отодвинулся на задний план. Арестована? За что? Кем? Он ведь знал: что-то случилось! Идиот! Почему не пошел к Рей сразу же!

- Да-да, - улыбалась Кларисса, - арестована.

- Почему? – резко спросил Кайло.

- Ах, - махнула рукой Клэр, - какая-то мутная история.

- Какая еще мутная история? – прорычал Рен, надвигаясь на женщину, оказался вплотную к ней, его окутал тошнотворно-сладкий запах ее духов, аромат ее кожи. Зрачки женщины расширились, она облизала губы, грудь ее вздымалась, она явно наслаждалась этой внезапной близостью. И Кайло отшатнулся.

Кларисса тихонько рассмеялась.

- Надо же, - склонила голову на бок, окидывая мужчину оценивающим взглядом, - какой ты стал…пугливый…

- Какая история? – повторил Кайло, сжимая руку в кулак.

Если надо, он выбьет из нее слова, он вломится к ней в разум, он…О том, чтобы пойти и самому выяснить, что же произошло, Кайло в этот момент и не думал. Он ненавидел сейчас стоящую перед ним Клэр, в ней раздражало его все. А более всего – собственная реакция на Клариссу. Она бесила его. И знала это. И делала это намеренно. Она слишком хорошо его знала, подобралась слишком близко к его телу, разуму и душе. А это было опасно. Она была опасностью, которую Кайло Рен не мог устранить. Пока не мог.

- Ну, - протянула Кларисса, чуть притушив свою улыбку, но все равно кидая на Кайло насмешливые взгляды сквозь золотистые ресницы, - говорят, что она помогла Сопротивлению, спасла предателя…

Он словно удар под дых получил, из помещения разом выкачали весь воздух. Опешив, Кайло разглядывал спокойную и насмешливую Клэр, которая, прикусив идеальный ноготок, смотрела прямо в глаза магистра, ожидая его реакции. Будет ли взрыв? Но Кайло застыл, мозг, не в силах справиться с информацией, что казалась безумной выдумкой, отдал телу приказ пока не шевелиться, не делать опрометчивых действий. Выдумка. Может быть, это выдумка? Кайло ухватился за эту мысль, с подозрением уставился на Клариссу. Но она не лгала. Быть может, была сама дезинформирована, но не лгала. Твою мать! Не могла же Рей…или могла? В конце концов, Сопротивлением руководит генерал Органа, которая Рей воспитала, как уж умела и могла, но дала ей дом, семью, образование. Твою мать, блять! Рен сорвался с места, спеша в штаб. Там он точно выяснит, что, в конце концов, происходит!

- Говорят, что ее казнят, - понесся ему в спину насмешливый голос, но Кайло предпочел не обращать на него внимания.

Мчался, не разбирая дороги, а в голове, словно сигнальные огни, вспыхивала тревога, приправленная паникой. Он не может дать Рей погибнуть, потому что…Почему он подумает потом. Не сейчас. Не может – и все. Все размышления и сомнения он оставит на потом. Сейчас…сейчас важно лишь спасти ее. Кайло понимал, что если Рей действительно помогала Сопротивлению, спасла военного преступника и пыталась скрыть этот факт, то по законам военного времени, она должна быть казнена без суда в течение суток. Понятно, что из казни предателя устроят шоу, уж Хакс постарается, в этом Кайло не сомневался. Но Рей – никто, ее расстреляют и как можно скорее. А это значит, что времени на ее спасение у Кайло почти нет.

Он пинком открыл дверь, заставив шарахнуться прочь штурмовиков и солдат, ворвался в кабинет Льюиса и замер на пороге.

- А! Рен! – на лице Хакса играла легкая улыбка, он полуобернулся, смерил Кайло презрительным взглядом, - вы как раз вовремя! Слышали? У нас в руках предатель! Верховный лидер будет доволен.

Кайло стиснул руку в кулак, больше всего на свете хотелось выхватить меч и разрубить генерала пополам, стереть с его лица эту кривую улыбочку. Но он здесь не за этим. На кону жизнь Рей. Он потом даст волю своей злости, ярости, своим темным эмоциям. Но не сейчас. Кайло скрипнул зубами.

- Где мисс Лейк?

Улыбка на губах Хакса стала шире.

- Такая жалость, - произнес генерал, - такая…

- Заткнитесь, Хакс! – грубо оборвал его Рен, заставив генерала вздрогнуть и в ярости поджать губы. Ну хоть ухмылка с лица сошла, что не могло не радовать, - где мисс Лейк?

- В тюрьме, разумеется! – раздраженно передернул плечами генерал.

- Вы освободите ее немедленно! – бросил Кайло.

В кабинете повисла тишина, лицо Хакса искривилось, он сморщился, словно выпил кислоты, зло вскинул подбородок, намереваясь спорить, но не успел – в разговор вступил Льюис.

- Магистр, - голос полковника звучал устало, он сидел, откинувшись в кресле, на бледном лице застыла печать боли, словно он потерял самого дорогого ему человека, потерял смысл жизни, - мисс Лейк предъявлено обвинение в пособничестве Сопротивлению и укрывании беглого штурмовика FN-2187. Более того ее вина доказана. По законам военного времени…

- Я знаю законы военного времени, полковник! – рявкнул Кайло, стремительно пересек кабинет, оттолкнул возникшего на дороге Хакса и шваркнул кулаками по столу прямо перед носом Льюиса, склонился к мужчине, который в ужасе отшатнулся, - но вы освободите ее.

- Да что вы себе позволяете, Рен! – заорал над ухом генерал.

Не глядя, Кайло махнул рукой, Хакс отлетел к стене, с грохотом сшиб какую-то картину, ударился спиной и затылком, со сдавленным стоном сполз на пол, пятная стену кровью.

Кайло пристально посмотрел в глаза Льюиса, губы магистра искривила презрительная усмешка.

- Вы же любите ее.

- Не смейте судить о моих чувствах! – голос полковника дрожал.

- Любите, - тихо повторил Рен, а потом медленно выпрямился, - но свои амбиции вы любите больше.

Повисла тишина, позади него пытался подняться Хакс, бледный до серости Льюис смотрел в глаза Кайло, застыв, словно изваяние, за своим скромным столом. Кайло не было нужды лезть в разум полковника, чтобы разгадать его чувства. Но одно Рен знал точно, если бы он сам любил Рей, то никогда не позволил бы ей умереть, пожертвовал бы всем: своим положением, властью, Силой, Учителем и галактикой, но не позволил бы ее жизни оборваться.

- Я забираю мисс Лейк. Ею интересуется Верховный лидер, - сухо произнес Кайло.

- Что? – раздался слабый голос Хакса за спиной, - что за вздор вы несете, Рен?

Кайло глубоко вздохнул. Он шел ва-банк, отчаянно блефуя, понимая, что прикрываться именем Верховного лидера сможет очень недолго. Но главное сейчас – вырвать Рей из лап Хакса и Льюиса, отправить на «Финализатор», укрыть, спрятать, защитить. А потом он подумает, что делать дальше.

- Мисс Лейк чувствительна к Силе, - снизошел до пояснения Кайло, с удовольствием увидев, как приоткрылся от изумления рот Льюиса, - ее жизнь слишком ценна, чтобы оборваться – это первое. И второе – как форсъюзер она более вне иерархии Первого ордена. Полковник, - Рен пристально вгляделся в лицо Льюиса, - отдайте приказ о ее освобождении. Генерал, - Кайло повернулся к бледному Хаксу, который с опаской ощупывал свой затылок, морщась и охая, - я забираю мисс Лейк, и мы немедленно отправляемся на «Финализатор».

Повисла тишина, Хакс нервно постукивал пальцами по бедру, смотрел на Льюиса, ожидая его реакции. В конце концов, главой базы был полковник, у него в подчинении находилась Рей. Генри оперся локтями на стол, в волнении сжал пальцы одной руки другой, он смотрел на Хакса, словно ожидая от него сигнала, знака, хоть чего-нибудь, что поможет принять решение. Кайло замер между ними и всерьез перебирал свои познания в обмане разума, которые были не так уж и велики. Это джедаям нужны хитрости и увертки, ситхи берут свое открыто, ничего не страшась и не стыдясь. И он заберет Рей, чего бы ему это ни стоило! Как только Рен пришел к этой простой мысли, осознав всю решимость своих намерений, то почти расслабился. Он знал, что убить его не попытаются, а если и да, то он стоит любого в этой комнате. С ними он справится без труда. А потом освободит Рей. Но они не посмеют. Наверное.

Льюис рвано выдохнул, откинулся на спинку кресла, вытащил из кармана комлинк и отдал сухой приказ о том, что магистр Рен заберет мисс Лейк из тюрьмы, дабы препроводить ее на «Финализатор». Закончив разговор, мужчина аккуратно положил комлинк на стол, в его лице не было ни кровинки.

- Довольны, магистр? – тихо спросил полковник.

Кайло не удостоил его ответом, круто развернувшись, он ринулся к двери.

- Вам это с рук не сойдет, Рен! – прошипел ему Хакс, заступая дорогу.

- Прочь! – рыкнул Кайло.

Зеленые глаза генерала опасно сузились, губы сжались в одну линию, он резко поднял руку, не то намереваясь ударить, не то задержать Кайло. Рен вскинул подбородок, встречая взгляд генерала, на лице его появилась нехорошая ухмылка, и Хакс отступил в сторону, так и не закончив движение.

При его появлении в стенах тюрьмы, штурмовики заметались, не зная то ли встать навытяжку, то ли убраться подальше. Но сегодня Кайло не было до них дела. Он пересек коридор и остановился напротив камеры Рей. Лейк выглядела ужасно: бледная, растрепанная, с разбитым лицом, которое только сильнее опухло с их последней встречи, под глазами залегли тени, бескровные губы обветрились и потрескались. Она все еще была в больничной форме и зябко куталась в халат, на котором кое-где проступали пятна крови и грязи. Кайло посмотрел на нее с жалостью, злясь на то, что ей даже не дали привести себя в порядок. Он как-то сразу забыл, что перед ним пленница, преступница, а им не положены никакие блага цивилизации.

Женщина удивленно вскинула брови при появлении Кайло, но все же поднялась ему навстречу.

- Ключ! – потребовал Кайло у какого-то офицера, и тот метнулся прочь, видимо, в поисках ключа.

Кайло лишь глаза закатил, движение руки - замок заискрился и сломался с противным надсадным визгом.

- Что происходит? – Рей из камеры выходить не спешила, даже отступила на шаг, подозрительно уставившись на мужчину.

Подавив глухое раздражение, Кайло шагнул вперед.

- Идем! – приказал он.

- Что? – Рей сощурилась, непонимание окутало ее непроницаемым ореолом.

Кайло поморщился и продолжил уже мягче:

- Ты свободна, Рей, - он протянул ей руку, - под мою ответственность.

Знать, чем на самом деле он выторговал ее свободу, ей совсем не обязательно. Как и об истинных причинах, побудивших его это сделать. Впрочем, знает ли он сам об этих причинах? Кайло снова отодвинул все размышления на задний план. Потом. Все потом. Когда они уберутся отсюда. Его рука слегка дрожала. Он и сам устал невероятно, а теперь еще его усталость перекрещивалась с усталостью Рей, резонируя и умножаясь. Вот крифф! Проклятые Узы!

- Рей, - совсем тихо произнес Кайло, - пожалуйста. Идем со мной.

Женщина закусила губу, а потом, тряхнув головой, с вызовом на лице вложила свою руку в его. Кайло вздрогнул. На мгновение пожалел, что в перчатках. Хотелось ощутить тепло ее кожи, прикоснуться без досаждающих преград. А еще лучше прижать к себе, заключить в объятия и никогда больше не отпускать. По спине прошла дрожь. Кайло нервно сглотнул, с трудом отвел взгляд от лица Рей, на котором светилось непонимание.

- Нам нужно спешить, - хрипло произнес мужчина и потащил едва поспевающую за ним женщину прочь из тюрьмы, - мы улетаем немедленно.

Кайло тащил ее, не обращая внимания на удивленные и испуганные взгляды вокруг, Рей почти бежала, запиналась на каждом шагу и хрипло дышала. За секунду до того, как Лейк решила вырвать свою руку, Кайло сжал пальцы крепче, не отпуская.

- Кайло! Хватит! – ее окрик заставил его остановиться.

Рен резко развернулся, Рей все же вырвала руку, отступила на шаг. Она раскраснелась, волосы растрепались еще больше, лезли ей в глаза и рот, Лейк сердито убрала пряди, неловко заправила за уши.

- Что, в конце концов, происходит! – повысила Рей голос, глаза ее метали молнии, - кто дал тебе право куда-то меня тащить?

На них оглядывались, некоторые даже останавливались поглядеть, как бывший доктор, а ныне преступница выясняет отношения с грозным магистром Рен. Кайло чувствовал их удивление, страх, их презрение и злобу по отношению к Рей и к нему. И пусть такое отношение к себе его не удивляло, он и так знал, что не объект любви или восхищения, но Рей ведь была их любимым доктором, она решилась выступить против Клариссы, защищая честь этих людей, а они теперь смотрели на нее, как на врага. Кто-то презрительно сплюнул, кто-то даже взялся за бластер, Кайло уловил чью-то мысль о том, чтобы убить и его, и Рей парой выстрелов, такие, как они, уроды, владеющие Силой, не должны существовать. Ах, вот оно что! Еще и это. Порыв задушить пару-тройку человек в назидание был велик, но не было времени.

- Рей! – Кайло шагнул к ней, аккуратно взял за плечи, склонился, заглядывая в глаза, боясь, что сейчас женщина начнет вырываться, но Рей только вздрогнула и настороженно замерла, словно лот-котенок перед большим и страшным псом, - Рей, - уже мягче повторил Кайло, - прошу тебя. Сейчас не время спорить, мы должны улетать.

- Но почему? – совершенно растерялась Лейк, - я…я не могу! Здесь мой дом, работа, друзья…- она осеклась, видимо, поняв, что всего этого больше нет. Судорожно вздохнула, в глазах блеснули слезы. И Кайло был готов убить каждого кто здесь собрался поглазеть на них, за то, что она настолько ценит этих недостойных людишек, что готова плакать.

- Здесь Финн, - прошептала женщина.

Внутри что-то оборвалось. Попав в тюрьму из-за этого ублюдка, пройдя по краю, заставив Кайло лгать ради нее, она еще и смела упоминать имя этого предателя! Рен стиснул руки на плечах Лейк, причиняя ей боль, случайно или намеренно, он и сам не знал.

- Мы улетаем, - процедил Кайло, - и если ты не пойдешь сама, я потащу тебя, - мужчина жестоко усмехнулся, - повеселим, - он мотнул головой в сторону толпы, - этих.

- Да ты! – задохнулась Рей, - ты…

Резко дернулась, выворачиваясь из захвата его рук, исподлобья уставилась, буравя взглядом полным ненависти, а потом гордо вскинув подбородок пошла по направлению к ангарам. Толпа вокруг загудела, явно не желая давать Рей проход.

- Предательница! – выкрикнул кто-то.

- Сопротивленка!

- Убийца!

Кайло ускорил шаг, нагнал Лейк, обхватил за талию, буквально таща сквозь кричащую и напирающую толпу, сосредоточился, выставляя вокруг своеобразный щит, защищая Рей не только от возможного выстрела, но и от ненависти и злобы, что грозила снести ее, как ураган. Она чувствовала сейчас эмоции окружающих ее людей, Кайло знал это наверняка. Рей дрожала в его руках и приглушенно всхлипывала, глядя себе под ноги. Рена трясло от злости и острой жалости к Лейк, разрывало на части, пальцы подрагивали, неприятный холодок прошелся по коже и волоски стали дыбом, заставляя его почти бежать, задыхаться не столько от бега, сколько от ненависти – своей и чужой, яростной, безумной, стихийной, сметающей все на своем пути. Направленной на Рей. Он злился на этих ублюдков, которые следы ее ног целовать недостойны. И в то же время злился на Рей, потому что она продолжала любить этих людей и прощала им их злобу, потому что сейчас она думала о том, что должна умереть рядом с Финном, а не бежать прочь.

Кларисса насмешливо оскалилась, увидев Рей, в зеленых глазах ее полыхнуло плохо скрываемое злорадство и удовлетворение.

- Мисс Лейк, - протянула она, - вы решили присоединиться к нашей скромной компании. И то верно, оставаться в этой дыре мало кто захочет.

Рей вздрогнула всем телом, кинула на Клариссу быстрый взгляд и снова уткнулась себе под ноги. Кайло злобно посмотрел на Клэр, та ослепительно улыбнулась ему в ответ. Шаттл уже был готов к отлету, Кайло нашел для Рей небольшой закуток, где она могла побыть одна, вдали от любопытных и недружелюбных взглядов. Усадил женщину на какой-то ящик, Рей сложила руки на коленях, пристально уставилась на свои пальцы. Кайло вздохнул и опустился на корточки перед Лейк.

- Рей, - тихо позвал он, женщина не шевельнулась, тогда Кайло аккуратно коснулся ее сцепленных рук, отметив, какие они холодные, - Рей, посмотри на меня.

Лейк подняла на него совершенно больной взгляд. Кайло снова ощутил острый укол жалости. Но ему нужно было поговорить с ней, для них еще ничего не закончилось, и он рискует если не всем, то многим.

- Рей, когда мы прибудем на «Финализатор» у нас будет очень мало времени.

Женщина не шевелилась, по ее лицу нельзя было ничего прочесть, а лезть в ее мысли Кайло не хотел, более того, отгородился от ее эмоций и сознания так сильно, как только мог.

- Я найду тебе корабль, дам номер счета в банке Корусанта, это мои личные кредиты. Ты должна бежать, скрыться. Тебе есть, куда идти?

Рей молчала, чуть нахмурилась, словно раздумывала.

- Я думала, - она чуть запнулась, - я думала, что останусь на «Финализаторе», что ты…ведешь меня к Верховному лидеру.

- Нет, - покачал головой Кайло, - ты не останешься на «Финализаторе» и не пойдешь к Верховному лидеру. Ты преступница, Рей, ты должна исчезнуть, затаиться, если хочешь спасти свою жизнь.

На лице Рей застыло неопределенное выражение, словно она не знала, действительно ли она хочет жить.

- Но тогда я, - Рей запнулась, посмотрела на Кайло с мольбой, - ты разве не поможешь мне дальше?

Кайло вздохнул. Он мог бы. Но проблема в том, что он не хозяин собственных мыслей и чувств. Ему и так придется постараться, чтобы объяснить все это Учителю. И не факт, что тот действительно не захочет видеть Рей в Первом ордене в качестве рыцаря Рен и своей ученицы. При мысли об этом Кайло вздрогнул.

- Если я не буду знать, где ты, то не смогу выдать тебя, - честно произнес Кайло.

Рей медленно кивнула.

- Я поняла.

Потом передернула плечами.

- Мне не нужны твои кредиты, у меня есть собственные накопления.

- Скорее всего они уже заморожены, - произнес Рен.

Рей слегка улыбнулась, усталой, но чуть насмешливой улыбкой.

- Неужели ты думаешь, что я все средства хранила на официальном счете, положенном каждому служащему Первого ордена? Я воспитанница Хана Соло, Кайло, я знаю множество уловок.

При имени Хана Кайло вздрогнул, но предпочел не углубляться в эту тему. Не время сейчас и не место.

- Хорошо, - кивнул Рен, поднимаясь, - а сейчас, если позволишь, я хотел бы проконтролировать наш полет.

Рей рассеянно кивнула, и уже в спину ему полетел вопрос.

- Зачем ты это делаешь?

Кайло остановился, повернул голову в сторону, не желая встречаться с Рей лицом к лицу, зная, что не сможет ответить на этот вопрос, потому что сам не знает ответа.

- Ты никогда особенно не любил меня, - тихий голос резал его, словно вибронож, заставляя подавлять нервную дрожь, - так зачем? Что тебе до меня?

Как объяснить ей? Что его чувства переплелись в столь сильный клубок противоречий, что рвут его на части. Как дать понять, что она уже давно часть его самого? Наверное, с самого детства, с самой первой встречи. Лучшая, важная часть. И дать ей погибнуть – немыслимо. Как это объяснить?! Нет таких слов.

- Потому что я так хочу, - сухо ответил Кайло и вышел.

Он принес ей новую одежду, стандартную форму офицера. Рей одежда была великовата и пришлось подвернуть брюки и рукава рубашки, в которой она выглядела хрупкой и беззащитной. Рей повертела в руках китель, а потом, неопределенно хмыкнув, накинула его на плечи. С сожалением посмотрела на медицинскую форму и вдруг с непонятной Кайло злостью запихала ее в утилизатор.

«Финализатор» встречал их привычной суетой, ярким искусственным светом, сухим воздухом, очищенным фильтрами. Кайло ощутил странное умиротворение, глядя на рабочих, техников и штурмовиков в ангаре. Это был его дом.

Рей щурилась и морщилась, зябко кутаясь в китель, сутулясь, стараясь казаться незаметной. Ну. Это можно устроить. Кайло обнял ее за талию и скрыл их в Силе, потащил прочь от шаттла, в сторону выстроившихся в ряд кораблей. Им нужен был маневренный, небольшой и незаметный корабль, лучше из тех, что доставляют грузы на «Финализатор», без отличительных знаков Первого ордена.

Небольшой грузовой корабль типа «XS» как раз стоял пустой.

- Сможешь пилотировать? – поинтересовался Кайло.

Рей окинула корабль критическим взглядом, на ее лице мелькнуло что-то похожее на интерес.

- Смогу, - кивнула она.

- Отлично, - обрадовался Рен, - тогда, - в горле внезапно пересохло, Кайло несколько раз вздохнул, вдруг поняв, что, возможно, видит Рей в последний раз.

Да, они теперь связаны Узами Силы, но чувствовать ее через всю галактику, совсем не одно и то же, как если бы она была рядом. Желание оставить ее здесь, доказать Учителю, что Рей ценна и тем самым обеспечить ей защиту, было настолько велико, что причиняло почти физическую боль.

- Тогда, - повторил Кайло и замолчал, потому что Рей шагнула к нему.

Ее внезапная близость вышибла воздух из легких, заставляя задыхаться и хватать ртом воздух, пол поплыл под ногами, ставшими ватными. И звуки ангара отодвинулись на задний план. А Рей смотрела на него снизу вверх, пристально, серьезно, словно хотела найти в его лице…что? Его окутал ее запах, горько-сладкий аромат духов. Он будет сниться ему ночами и преследовать наяву.

- Спасибо, - просто произнесла Рей и стремительно зашагала к кораблю.

Кайло отошел прочь. Его задача дать Рей улететь, отвести глаза всем, кто находится в ангаре. Взревели двигатели, корабль начал разворачиваться, неловко, совсем неизящно, едва не сшибая соседние транспортники. Кайло сосредоточился, коснулся Силы, в которой Рей виделась ему ярким светящимся огоньком. Корабль набрал скорость, миг – и оказался в открытом космосе. Еще миг – и Рей ушла в гипер, а ее присутствие в Силе ощущалось далеким, едва различимым светом.

- Знаешь, - холодный голос Клариссы, раздавшийся за спиной, заставил Кайло подпрыгнуть и резко развернуться. Рен смотрела на него пристально, с какой-то непонятной тоской, - хотела бы я знать, что в ней такого, что ты рискнул ради нее всем.

Кайло передернул плечами. Рискнул. И не находил сожаления в своем сердце. Клэр продолжала смотреть, потом вздохнула, повела плечами. На ее лицо вернулось привычное насмешливое и высокомерное выражение.

- Идем, магистр, тебя желает видеть Учитель.

Кайло вздрогнул. Так быстро? Что же. Ему придется очень постараться, чтобы объяснить свои действия. И пусть. Он готов.

Кайло вдруг улыбнулся, широко и открыто, как не улыбался уже очень давно.


========== 2.Пролог ==========


Набу встречала ее солнцем, теплым ветром, яркими весенними красками и упоительным ароматом цветов. Шаттл плавно приземлился на специальной площадке неподалеку от королевского дворца. Рей не двинулась с места и не повернулась к поднявшейся со своего кресла Лее.

- Рея, - позвала ее Органа.

Девушка медленно повернула к сенатору голову, вздрогнула, увидев синяк, украшавший челюсть принцессы, и руку в гипсе. Карие глаза Леи смотрели спокойно и даже с нежностью и симпатией, которых Рей не заслуживала. Девушка нервно сглотнула и снова повернулась к окну.

Нет, ее совершенно не трогали красоты Тида, наплевать ей было на цветущую весну. Ее привезли сюда в ссылку. Рей грустно усмехнулась. После всего, что произошло, Лея поступала еще благородно. Но лучше бы не была к ней так добра! Рей крепко-крепко зажмурилась, словно если она закроет глаза, то все, что случилось, будет лишь сном. Не будет разрушенного дома на Чандриле, криков Люка и травмы Леи, которую Рей чуть не убила. Великая Сила! Да она жить недостойна после такого! А Лея привезла ее сюда.

Впрочем, какая-то часть Рей прекрасно понимала, что это сделано лишь с целью избавиться от нее, так же, как Органа когда-то избавилась от Бена. Она, – Рей покосилась на Лею, - не боится, нет, но опасается. Это опасение сквозит во взгляде карих глаз, так похожих на глаза ее сына, в бледности лица, в нервном жесте, которым Органа поправила прическу. Рей закусила губу, медленно поднялась. По губам Леи скользнула легкая улыбка, здоровой рукой она подхватила Рей за локоть и потащила к выходу из шаттла.

- Тебе понравится, дорогая, Королевский пансион престижное место, с твоим острым и живым умом ты, конечно же, поступишь туда.

Рей хотела сказать, что ее ум тут не при чем, что поступление в престижное заведение, куда отдают дочерей аристократов, интересуют только деньги и влияние Леи Органы, но не стала. Она должна быть благодарна, что после всего ее не вышвырнули на улицу.

- Учебный год начинается осенью, а до того времени ты поживешь здесь. Тебе понравится, - щебетала Лея, словно ничего не произошло, словно все нормально, словно Рей нормальная. Но ведь это не так. Она не нормальная, она урод, в ней заложена какая-то ошибка, раз она чуть не убила женщину, которая заменила ей мать. Рей верила, что Лея старалась. Да, она всегда была занята, но она сенатор, это ее работа, любимая, очень важная. Но Лея всегда хорошо относилась к Рей, пыталась стать ей матерью. Хоть и отсылала теперь прочь. Девушка сглотнула, жгучая обида пополам с горечью, приправленная отвращением к себе и страхом, заставили ее шмыгнуть носом, сморгнуть слезы, набежавшие на глаза. Рей часто-часто задышала через рот.

- Посмотри, как тут красиво, - Лея сделала вид, что не замечает состояния Рей.

Конечно, не утешать же ей ее, в конце концов. Да, наверное, королевский дворец с цветущим парком был очень красив. Да что там – наверное, он был прекрасен. Но Рей было все равно. Его она тоже может разрушить. Девушка грустно усмехнулась.

- Лея! Дорогая! – к ним спешила красивая женщина одного возраста с Органой, высокая и статная брюнетка с едва-едва пробивавшейся сединой в волосах.

- Верана, - в голосе Леи не было особого дружелюбия.

- А это, должно быть, юная Рея, - улыбнулась женщина, переводя внимательный взгляд на Рей.

Девушка глубоко вздохнула и постаралась выдавить из себя вежливую улыбку. Получилось откровенно плохо. Померкла и улыбка Вераны, в глазах мелькнуло что-то похожее на жалость. Рей вздрогнула, запаниковала. Плохое начало, очень плохое начало! Впрочем, ей тут жить всего лишь месяц, до поступления в пансион. И потом она никогда больше не увидит семью Наберри. Какое ей дело до того, понравилась ли она этой красивой и немного высокомерной женщине или нет.

Тем временем они направлялись к дому.

- Как дети? – поинтересовалась Лея.

Верана поморщилась:

- Дюк поступает в Академию Арканиса, что меня не очень радует. Брендол Хакс не тот человек, которому я бы хотела доверить своего сына, но…Дюк - самостоятельный и взрослый человек, я не вправе ему мешать.

По лицу Вераны было видно, что она только и хочет того, чтобы помешать сыну.

- Реиш в этом году собирается попытать счастья в Сенате.

Лея вздрогнула, бросила на собеседницу быстрый взгляд, но смолчала. Верана несомненно заметила реакцию Органы, но продолжила, как ни в чем не бывало, - Арневина месяц назад избрана следующей королевой Набу.

- Поздравляю, - сухо ответила Лея.

Верана улыбнулась.

Они вошли в замок, к ним поспешил слуга.

- Проводите мисс Рею в ее покои в южном крыле, - распорядилась Верана и, повернувшись к Рей, внезапно тепло ей улыбнулась, - я надеюсь, тебе понравятся твои комнаты. А мы, - снова посерьезнела женщина, глядя на Лею, - должны поговорить.

Органа отрывисто кивнула.

Рей поспешила за слугой, чувствуя, что теперь пути назад точно нет. Девушка не оглянулась, хотя была уверена, что Лею она больше не увидит никогда.


========== 2.01 ==========


Dead inside!

My heart and soul flatline


Было тихо. Так, как может быть только в самый глухой ночной час. Легкий ветерок шевелил занавески на открытом окне, донося запахи цветов и травы. Лампа на столике рядом с кроватью горела теплым желтым светом, отгоняя чудовищ, что прятались в темноте, жались по углам скалящимися тенями, но не смели приблизиться. Потолок, расписанный растительным узором, был настоящим произведением искусства.

Рей знала все завитушки до последней на этом потолке, могла бы с закрытыми глазами воспроизвести их. В глаза, словно песка насыпали. Но даже если закрыть их, сон не придет. Поэтому Рей смотрела в потолок.

Весна на Набу выдалась жаркой, словно хотела соперничать с летом. Буйство красок и цветов поражало воображение. То один знатный дом, то другой устраивал приемы и пикники на свежем воздухе. Дом Наберри был приглашен всюду. Арневина тормошила ее и каждый раз предлагала пойти вместе со всеми. Даже надменный Реиш звал ее пойти. Рей каждый раз отказывалась. Ей не хотелось прерывать свое добровольное затворничество. Верана только головой качала, но ничего не говорила, хотя в ее глазах Лейк отчетливо видела неодобрение.

Рей провела на Набу осень, встретила зиму, дожила до весны. Наверное, нужно двигаться дальше. Наверное, следовало начать что-то делать. Наверное, пора отпустить прошлое: Чандрилу и Салин, Королевский пансион и злачные притоны, Кайло и Финна.

Финн. Его казнь, показательная и жестокая, транслировалась по всему голонету, Рей заставила себя посмотреть видео. Она хотела его посмотреть. Видеть, как ее друга, по древнему обычаю, четвертуют. Сначала ему отрубили руки, потом ноги и лишь потом голову, кровь лилась рекой. У Рей в ушах до сих пор стоит звук разрубаемой плоти, тошнотворный, чавкающий звук, а еще хриплый, надсадный крик ее друга, который не терял сознание до последнего, словно в насмешку, словно нарочно. Рей казалось, что Финн смотрит в камеру прямо на нее. Она виновата. Великая Сила! Если бы она тогда не легла спать, если бы стерла сразу записи с камер наблюдения, если бы была смелее и наглее, отрицала все до последнего, Финн был бы жив. Но жива она. Здесь. Бесцельно живет в доме Наберри в Тиде, гуляет по саду под руку с Арневиной, слушает ее рассуждения о детях, пытается вникнуть в положение дел в Сенате Набу, слушая Реиша, кивает воспоминаниям Вераны. И не живет, а лишь существует. Не в силах прервать это существование. А ведь она заслужила смерти. Зачем Кайло спас ее тогда? Лучше бы она погибла вместе с Финном. Вместо него.

Когда Сила впервые столкнула ее с Кайло, Рей подумала, что сходит с ума. Но она отчетливо видела Рена, который яростно спорил с кем-то. А увидев ее, замолк, ошеломленный и растерянный не меньшее нее самой. Видение длилось недолго, оставив после себя жгучий страх, панику, что не давала уснуть. Рей забылась сном лишь под утро, а проснувшись, вспомнила, что в книгах Люка иногда описывались подобные сеансы Уз Силы. Если суметь этим управлять, то можно видеть друг друга по желанию. Но Рей не желала. Она хотела бы, чтобы этих Уз и вовсе не было. Она чувствовала Кайло всегда, иногда сильнее, иногда слабее, но всегда знала, что в своей голове она не одна. Или в его голове их двое. Или ее разум слился с его настолько, что уже невозможно понять, где начинается он, а где заканчивается она. Иногда она ловила себя на странных мыслях, которые никак не могли принадлежать ей, знала вещи, которым никогда не обучалась, испытывала эмоции, далекие от собственных. И это было мучительно. Разорвать Узы было практически невозможно, точно не ей с ее отсутствием практики. И хорошо изученной теорией, которую лучше бы она не знала. С тех пор Сила сталкивала их с Кайло еще два раза, но ни разу они не разговаривали. Лишь один раз он кивнул ей, она закрыла глаза в ответ, не желая его видеть, подавляя в себе желание закричать: кто позволил тебе спасать меня? Разве я просила об этом?

В конце зимы новость о том, что Сноук убит, по официальным заявлениям террористами Сопротивления, а Кайло стал Верховным лидером, потрясла все звездные системы. Все гадали, какой политический курс изберет Рен. Рей гадала о том, как Кайло удалось убить Сноука. Она наверняка знала, что это сделал он.

Недели сменяли дни, превращались в месяцы. Жизнь замерла. Сама Рей застыла в состоянии между сном и явью. По весне пришла бессонница. И эта ночь - лишь одна из немногих, когда ей не уснуть.

Решение прилететь на Набу было спонтанным. Покинув Салин, Рей долго дрейфовала в космосе, без цели, без направления, глядя перед собой в холодную пустоту, всерьез подумывая о том, чтобы выйти туда. И покончить со всем навсегда. Горечь и боль разъедали изнутри, обида, глупая и детская, удивление, почти изумление, что единственным, кого интересовала ее судьба, кто был готов рискнуть ради нее, оказался Кайло Рен. Безумие. Это было странно, невероятно. Может быть, это сюрреалистичный сон? Но нет. Вот она здесь. На грузовом корабле Первого ордена, в одежде с чужого плеча, сбежавшая преступница. И сбежать ей помог Кайло. Еще и кредиты свои предлагал. С губ сорвался сухой смешок. А уже через минуту Рей хохотала, как ненормальная, слезы полились из глаз, смех перешел в сдавленные рыдания. Выплакавшись, она взяла курс на Набу. Там ей всегда были рады. Там ей даже не придется скрываться. Наберри возьмут ее под свою защиту.

Набу была чуть ли не единственной планетой, не примкнувшей ни к Первому ордену, ни к Сопротивлению. Залежи плазмы в ее недрах и удачное расположение на перекрестке торговых путей, сильная политическая элита позволяли планете быть независимой, сохранить свое уникальное политическое, экономическое и административное устройство. А семья Наберри оставалась самой влиятельной из всех. Рей летела к ним.

Верана не задала ни единого вопроса, Рей сама ей все рассказала. Ожидала осуждения, страха, отвращения. Ничуть. Глава дома Наберри лишь плечами передернула.

- Ты всегда можешь стать частью нашего дома, - произнесла она.

То ли намекая на то, что может официально удочерить Рей, то ли на то, что будучи воспитанницей Леи, Рей по бумагам уже была в косвенном родстве с Наберри. То ли на то, что всегда надменный Реиш вдруг стал оказывать знаки внимания. И это было так некстати. Меньше всего Рей хотела сейчас заботиться еще и поклонниках. Арневина была в восторге, завизжала и кинулась ей на шею, едва увидев. Рей помнила ее двенадцатилетней девочкой, слишком живой, чтобы нести нелегкое бремя королевы Набу, которой ее избирали дважды. А теперь она молодая, красивая женщина, мать двоих детей, ее муж из хорошей семьи. Рей смотрела на подругу юности с грустью, покорно слушала ее болтовню и пыталась улыбаться.

Рей отвели ее старые покои в южном крыле, памятуя о том, что Рей всегда была теплолюбива. Она жила, словно во сне. Много спала, много гуляла, позволяла Арневине тормошить себя, слушала ее бесконечные рассуждения о доме и детях, даже возилась с этими самыми детьми, читала, проводила много времени в оранжерее, а весной посадила цветы в саду, надеясь, что из ее упражнений в садоводстве что-то выйдет. Но все это не приносило настоящей радости. Отчасти приносило покой. И Рей решила, что этого с нее достаточно. Или нет?

Где-то там, на другом конце галактики был Кайло, с которым Рей была связана Узами, прочнее которых нет в этом мире. И Лейк не могла перестать думать о нем, винила во всем Узы Силы, говорила себе, что это только из-за них. Но было ли это правдой? Она и сама не знала.

Рей поднялась, подошла к окну. Город спал, убаюканный мирным светом луны, ароматом цветов, едва слышным шумом деревьев. Лейк закусила губу. Ей пришла в голову мысль, не дававшая покоя. Глупо было посреди ночи идти куда-то, но женщина уже решилась, как магнитом ее тянуло к одному месту в городе, которое она не посещала со времен своей юности. Рей быстро оделась, накинула на плечи плотный плащ с капюшоном, скрывавшим лицо. Выскользнула из комнаты, аккуратно притворив дверь, крадучись прошла по темным коридорам дома, спустилась в сад, куда вела задняя дверь, и через калитку выскользнула на тихую улочку, оглянулась на темный и тихий дом. И поспешила прочь. До завтрака она успеет вернуться.

Усыпальница Падме Амидалы Наберри стояла среди зеленого парка, которых в Тиде было бесчисленное множество. К изящному и величественному сооружению из белого мрамора, сейчас увитому цветами, вело множество дорожек, петлявших среди клумб и деревьев. Днем здесь и внутри было полно народа. Но сейчас, глубокой ночью лишь шумели кроны деревьев, здание белело в темноте, которую не разгонял даже свет фонарей. Рей шла быстро и тихо, словно боялась, что кто-то ее увидит, словно то, что она задумала, было постыдным или преступным. А ей всего лишь хотелось прийти сюда.

Когда-то в юности, она часто бывала в усыпальнице, сидела на мраморной скамеечке внутри, смотрела на мозаику, изображавшую Амидалу. И тихо разговаривала с этой красивой женщиной, ставшей легендой при жизни. Рей казалось, что Амидала ее слышит. Почему она? Рей и сама не знала. Но супруга Дарта Вейдера, мать Люка и Леи была для Рей героиней, в детстве Лейк много читала о Падме, смотрела старые головидео, записи ее выступлений в Сенате и во дворце Тида, восхищалась ее речью, манерами, внешностью, особенно ее улыбкой. Прилетев на Набу, слышала множество рассказов о маленькой Падме, о королеве Амидале, о сенаторе от Набу, о возлюбленной Энакина Скайуокера. Падме не была чувствительна к Силе, не могла стать призраком, но Рей отчего-то казалось, что та ее слышит. Впрочем, Лейк всегда была так одинока, что ей нужен был собеседник, пусть и тот, который никогда не сможет ей ответить.

Внутри усыпальница ничуть не изменилась: неяркий свет ламп освещал саркофаг на постаменте, к которому вели три ступеньки, небольшую мраморную скамеечку, множество цветов, лент, гирлянд и венков, которые приносили сюда набуанцы и почитатели Амидалы, и мозаику, изображавшую эту красивую женщину, в темно-синем платье, с распущенными волосами, рассыпавшимися по плечам, с легкой улыбкой на губах. Пронзительные карие глаза смотрели мягко, мудро и с пониманием. Рей опустилась на скамейку, ей вдруг стало стыдно, что она пришла без цветов. Раньше она всегда приносила букет белых лилий.

- Здравствуй…те, - тихо произнесла Рей, чувствуя себя неловко.

Уже пожалела, что пришла. Она ведь больше не юная девочка, ей далеко не семнадцать. Глупо вот так приходить общаться с давно умершим человеком, которого ты не знала при жизни. Рей посмотрела на мозаику, грустно усмехнулась.

- Крифф, - покачала головой, спрятала лицо в ладонях, уперла локти в колени, - сама не знаю, зачем пришла. Все так запуталось. Я не знаю, что мне дальше делать. Верана говорит, что я погибаю без дела, без работы. Наверное, она права. Но становиться вторым личным медиком семьи Наберри я не хочу. Преподавать в Университете тоже. Сила, да какой из меня преподаватель! Никогда не любила сухую науку, я практик, мое место там, где жизнь бурлит, а не едва плещется. Могла бы, наверное, улететь к Лее, но ей не объяснишь просто так, что я делала три года после окончания Университета. И почему решила отправиться к ней сейчас. Да и не хочу я иметь с Сопротивлением никаких дел. Хоть к Хану отправляйся, участвуй в его контрабандистских вылазках! Но стеснять его и Чуи я не могу. Вот и получается, что неправ был Хан, мне некуда идти. И что делать я не знаю.

Рей покачала головой, отняла руки от лица и вздрогнула, вскочила, уставившись на мужчину, стоявшего неподалеку. И как она не заметила его сразу? Лицо стремительно заливал румянец, шея пошла красными пятнами, незнакомец, несомненно, слышал все, что она говорила. Рей растеряно смотрела, как мужчина подходит к ней. Что-то в нем было не так. Он вышел на свет, и Рей ахнула. Перед ней был призрак Силы. Одетый в форму джедаев прошлых лет, он смотрел на Рей пристально, в голубых глазах застыла жалость. Он вздохнул.

- Сядь, не надо так нервничать.

И Рей послушно опустилась обратно на скамейку, мелькнула совершенно неуместная мысль о том, что в Кайло есть что-то от деда. Он был бы рад встретить его вот так. Но повезло Рей.

- Так себе везенье, - фыркнул призрак и сел рядом, посмотрел на портрет Амидалы, грустно улыбнулся, потом развернулся к Рей, - я вижу, ты меня узнала. Можешь называть меня Энакин.

- Не лорд Вейдер? – ляпнула Рей, ахнула, зажала себе рот рукой и покраснела еще больше, став пунцовой.

Энакин коротко хохотнул, хмыкнул, чуть прищурился, а потом вдруг посерьезнел.

- Нет, не лорд Вейдер.

- Хорошо, - поспешно кивнула Рей и отвернулась к портрету, краем глаза отмечая, что Энакин продолжает ее пристально разглядывать.

- Ты очень похожа на свою бабку. Красивая была женщина.

- Вы ее знали? – всем телом развернулась к Энакину Рей.

- Знал, - кивнул мужчина, - крифф знает, что она нашла в твоем деде. Кто будет говорить, что он взял ее силой, не слушай. Это ложь. Она действительно его любила. И погибла из-за этой любви, - Энакин помолчал, а потом тихо добавил, - как и Падме.

Повисла тишина, Рей снова посмотрела на портрет улыбающейся женщины, нервно закусила губу, поправила волосы и все же решилась спросить:

- Вы ее очень любили?

- Она была всей моей жизнью, - просто ответил Энакин, - не понимаю, за что она меня любила, но это был самый великий дар, какой мне преподносила судьба.

- Разве любят за что-то, - тихо произнесла Рей, - любят просто так.

- И то верно, - вздохнул ее собеседник.

И Рей невольно вспомнила Генри Льюиса. Что было бы прими она его предложение? Тогда он бы помог ей? Освободил бы ее? Женился бы на ней?

- Ты не была бы с ним счастлива, - произнес Энакин, - он тебе не подходит.

- А кто подходит? – дерзко вскинула голову Рей.

- Мой внук, - в тон ей ответил Скайуокер.

И Рей разом сникнув, снова покраснев, ошеломленно и растерянно посмотрела в голубые глаза, потом отвела взгляд, буркнула:

- Можно не читать мои мысли?

- Ты громко думаешь, - передернул плечами Энакин.

И это так напомнило Рей Кайло, что она задохнулась на мгновение, дыхание сбилось, сердце выстукивало неровный ритм. Криффовы Скайуокеры, сарлакк их раздери!

- Зачем вы здесь? – спросила Рей после пары минут молчания, когда дыхание почти пришло в норму, и сердце перестало колотиться так, словно пыталось из груди выпрыгнуть.

- Я хотел поговорить с тобой, - ответил Энакин.

- Со мной? – удивилась Рей, сморгнула пару раз, уставилась на Энакина.

- С тобой, - подтвердил призрак и продолжил, - ты не должна прозябать на Набу, Рей. В тебе заложен большой потенциал, глупо растрачивать его.

- Ненавижу вашу Силу, - перебила его женщина, - не желаю иметь с ней ничего общего.

- Нет, Рей, ты лжешь, - спокойно произнес Скайуокер, - ты не ненавидишь. Ты боишься.

Рей вздрогнула, поджала губы, с вызовом уставилась на мужчину.

- Криффа лысого я боюсь! Это неправда!

- Правда, - мягко произнес ее собеседник, - еще какая правда! Но ты, кажется, не понимаешь, что по незнанию и неумению можешь угробить не только себя, но и близких тебе людей. И не надо говорить, что их у тебя нет! – бросил Энакин, предупреждая ее возражения, и прикрикнул, - помолчи! Выслушай. Мой сын по своей глупости и слабости показал тебе, что ты можешь сделать, если не будешь должным образом обучаться. Но вместо того, чтобы помочь тебе, они с Леей отослали тебя, не захотели брать ответственность. И вот ты здесь. Разговариваешь с портретом давно ушедшего человека, одинокая и несчастная, совершенно запутавшаяся. Ты бомба замедленного действия, Рей. Контейнер с барадием без стабилизатора. Ты должна обучаться.

- Я не хочу! – выкрикнула Рей.

- Рей, - он уговаривал ее, как неразумного ребенка, накрыл ее руку своей. Рей удивленно посмотрела, она не ощущала ни прикосновения, ни тепла, лишь что-то на границе чувств, - тебе не обязательно махать мечом и душить людей, - он усмехнулся, - есть множество мирных применений Силы. Ты могла бы обучиться лечить с помощью Силы, видеть прошлое и будущее, обучиться психометрии, развить технопатию и технокинез, ты же любишь возиться с техникой, понимаешь ее. Но главное: научиться контролю, правильному использованию своего дара!

- Не хочу! – повторила Рей, правда, уже не так уверено, - с техникой я и без Силы разберусь, как и с исцелением! И будущее видеть не хочу!

- А прошлое? – лукаво приподнял бровь Энакин.

Рей осеклась.

- Узнать, что случилось с твоими родителями. И каков был твой дед на самом деле.

- Это и так знают все. Не только я, - буркнула Рей, стараясь не думать о том, что Энакин прав. Да, крифф раздери все на свете, она хочет знать, как было на самом деле! Хочет понять, что же случилось с ее семьей, почему она осталась совсем одна в этом мире! Но блять! Не такой ценой! Не с помощью это долбанной Силы!

- Ты напугана, - мягко произнес Энакин, - это нормально, но нормально и преодолеть свой страх.

- Еще скажите, что страх ведет к Темной стороне, - фыркнула Рей.

- Страх ведет к неврозу и бессоннице, - передернул плечами Скайуокер.

- Ну заебись! – процедила Рей и не моргая уставилась на портрет Амидалы, словно ждала, что Наберри подаст ей знак, как поступить.

Да, в словах Энакина был резон, была правда. Он был прав, говорил верные вещи. Но Рей слишком хорошо помнила, что сотворила с помощью Силы, помнила обрушенный дом, полный ужаса взгляд Люка и покалеченную Лею. Помнила пустоту в своей душе и ярость перед этим, что выворачивала ее наизнанку. Меньше всего на свете она хотела бы пережить это снова.

- Поэтому ты должна учиться, - произнес Энакин.

И Рей кинула на него недовольный взгляд.

- В том числе научишься закрывать свои мысли, - рассмеялся Скайуокер.

- Что вам до меня? – спросила Лейк.

Энакин передернул плечами.

- Ты одинока, каким был я, потеряна, растеряна, совсем запуталась. Я не хочу, чтобы ты натворила глупостей, которые повлияют на судьбы миллиардов, как это сделал я. И, - тут он лукаво ухмыльнулся, - ты небезразлична моему внуку. Не вижу причин не помочь тебе.

- Ваш внук меня терпеть не может, - проворчала Рей.

- Ну да, - фыркнул Энакин, - поэтому он спас тебя, рискуя своим положением. Конечно. Ты хоть раз задумывалась, чего для него это стоило?

- Я его не просила, - процедила Рей.

Скайуокер только глаза закатил. Они немного помолчали. Молчать с ним было удивительно уютно, словно Рей знала Энакина всю жизнь, словно он был ее другом, наставником. Удивительное чувство доверия к этому давно ушедшему человеку родилось в душе. Рей закусила губу. Яснее не становилось. Все только запуталось окончательно.

- Очень скоро ты должна будешь сделать выбор, - произнес Энакин.

- О чем вы? – вскинула брови Лейк.

- Узнаешь, - загадочно улыбнулся мужчина и поднялся, - не ошибись, пожалуйста.

- Что вы имеете в виду? – Рей тоже поднялась.

Но Скайуокер уже исчез. Рей растеряно посмотрела в пустоту – может быть, ей все это приснилось? Потом витиевато выругалась. Блядские Скайуокеры с их загадками и не поддающимся логике поведением!

Рей сердито запахнула плащ, кинула последний взгляд на портрет Амидалы и вышла из усыпальницы.

Занимался рассвет, легкий туман скрадывал острые углы, делая линии мягче, загадочнее, яркие пятна цветов разбавляли серый свет раннего утра. Рей с наслаждением вдохнула свежий прохладный воздух, прищурилась, когда яркий свет первых лучей солнца попал в глаза, откинула капюшон, подставила лицо теплым лучам. И поймала себя на мысли, что улыбается. Ей было тревожно, страшно, неспокойно. Но это были эмоции. Больше не было апатии и безразличия. Она словно бы проснулась. Снова чувствовала. Восторг острыми иголочками прошелся по коже, заставив вздрогнуть, тревога огнем пылала в сосудах. Рей нервно облизнула губы, подавила желание подпрыгнуть, хлопнуть в ладоши, оглушительно рассмеяться, - хоть как-то выразить то возбуждение, что охватило ее всю, от макушки до пят. Она дрожала, как в лихорадке, но это была приятная дрожь. Лейк по-прежнему не знала, что ей делать, но она была настроена принять решение, а не прозябать. Рей шла стремительным шагом, плащ распахнулся, и теперь его полы хлопали на ветру, каблуки туфель оглушительно стучали по мостовой в тишине раннего утра, задавая темп. Рей кивала редким прохожим, они приветствовали ее в ответ. Из строгого пучка выбилась прядка волос, падала на глаз, лезла в рот, Рей сдувала ее, но не собиралась поправлять прическу. Она мчалась домой, сама не зная, что будет делать. Но точно не бездействовать. Больше нет.

Рей проскользнула через калитку, прокралась через задний ход, стараясь ступать, как можно тише, чтобы не разбудить никого из семьи. Но у лестницы, ведущей на второй этаж, нос к носу столкнулась с Вераной.

Пожилая женщина посмотрела удивленно, чуть сошлись брови на переносице, да появилась складка у рта.

- Гуляла? – поинтересовалась Верана.

- Ддда, - запинаясь, ответила Рей.

От возбуждения и эйфории не осталось и следа. Она чувствовала беспокойство стоящей перед ней женщины. Что-то было не так.

Рей нервно поправила плащ.

- Мне не спалось.

- Я поняла, - глава дома Наберри продолжала пристально смотреть на Лейк.

И Рей решилась:

- Что-то случилось?

Женщина сцепила руки в замок перед собой, покачалась с пятки на носок, пробормотала себе что-то под нос, потом решительно тряхнула головой.

- Что же, я все равно хотела сказать тебе наедине.

- О чем сказать? – с лица Рей сползла вся краска, она нервно облизнула пересохшие губы.

- Сопротивление и Первый орден хотят провести мирный саммит.

Лейк склонила голову на бок.

- Разве это плохо? – спросила осторожно, словно ступала по тонкому льду, и уже слышала, как этот лед трещит.

Все чувства забились в истерике, в подступающей панике. Что-то было не так! Неправильно! Опасность!

- И местом саммита они избрали…Набу.

Рей охнула, отступая на шаг, неверяще уставилась на женщину перед собой, что смотрела куда-то в сторону, словно не решалась посмотреть Рей в глаза.

- И вы согласились?! – почти выкрикнула Рей.

- Саммит состоится через пять дней. Послезавтра начнут пребывать представители заинтересованных систем. У нас будет много работы, ведь всех их нужно где-то разместить, кроме того, организовать прием по случаю открытия, предоставить пространства для работы, организовать поддержку СМИ. Мне понадобится твоя помощь тоже.

- Стоп! – перебила Рей, - остановись! Хватит! – женщина зажмурилась, с силой сжала виски.

Великая Сила! Пусть ей все это снится! Это же просто невозможно! Невозможно! Она не в силах…

- Рей, - Верана мягко коснулась ее лица, заставив Рей распахнуть глаза, - Лея, Хан, Чуи прибудут сюда.

- И Кайло, - прошептала Рей, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

- И Верховный лидер тоже, - кивнула Верана.

Пол закачался под ногами. Рей нервно выдохнула.

- И генерал Хакс с супругой, - продолжила Верана, - и еще много-много гостей. Рей, - женщина легонько сжала плечи Лейк, - ты – воспитанница Леи Органы, ты – часть семьи Наберри. Ты встретишь их всех с гордо поднятой головой.

Верана кончиками пальцев приподняла Рей подбородок.

- Вот так. Ты поняла меня?

Перед глазами все расплывалось от слез. Паника захлестнула с головой. Отчего-то в голове всплыли слова Энакина о выборе. Рей стиснула зубы. Она со всем справится, как бы страшно ей ни было.

- Я поняла, - ответила Рей.


========== 2.02 ==========


Pas le droit de s’en faire

Pas plus le droit de fuir

Il faut des up des up

De l’air


Рей пристально смотрела в зеркало, пока дроид по уходу возился с ее волосами. И при этом пищал и трещал недовольно, ведь задание от Арневины, которая прислала его, было соорудить на ее голове нечто не менее грандиозное, чем церемониальные прически королев Набу. Рей решительно пресекла все эти попытки.

Она выбрала простую, нарочито небрежную прическу, ассиметрично уложенные локоны скреплялись чуть ниже затылка красивой заколкой, отделанной черными и белыми камнями. Платье тоже было черное, без рукавов, с V-образным вырезом, достаточно глубоким, чтобы поддразнить, но и оставить простор воображению, широкой юбкой в пол и поясом, туго обхватывающим талию. Нарочито простое, как и ее прическа. Черное, потому что знала – Кайло тоже будет в черном.

Безумная!

Рей прижала руки к щекам, глядя в зеркало, на свои лихорадочно блестевшие глаза и нервно облизнула губы, вызвав череду возмущенных и укоризненных переливов на двоичном от дроида.

- Ну прости, - почти повинилась Рей.

Дроид подскочил к ней с кисточкой для губ, занося ее настолько грозно, словно намеревался убить Рей, а не нанести ей помаду на губы.

Рей судорожно вздохнула, вцепилась в туалетный столик пальцами, разрываясь между желанием расплакаться и разулыбаться, как последняя тупая банта! Сердце ее пело в предвкушении, бешено колотилось, посылая вибрации по всему телу, заставляя мурашки бегать по коже, сердце сладко сжималось, зная, что меньше, чем через стандартный час она увидит Кайло.

Она ведь была уверена, что этого никогда больше не случится. Покидая Салин, вздыхала с облегчением от этого факта. А теперь радовалась, зная, что увидит его. Наяву! Не во сне! Не с помощью Силы! Наяву! О как это было глупо! Неразумно! И рассудок, который все сложнее было сохранять трезвым, твердил ей, что ей бы бежать, сказаться больной, просто исчезнуть, но не встречаться с Кайло лицом к лицу. Рассудок напоминал, что она по-прежнему преступница, беглянка, скрывающаяся от правосудия Первого Ордена.

Желая улизнуть с приветственного приема, Рей напомнила об этом Веране.

Женщина лишь плечами передернула:

- Ты под защитой семьи Наберри, а это значит, что ты под защитой Набу. Тебя никто не выдаст. А они, - скривилась, видимо, имея в виду руководство Первого ордена, - не посмеют требовать от нас твою голову.

Верана ласково потрепала Рей по щеке и вдруг хитро улыбнулась.

- Надеюсь, что на этом твои попытки остаться в стороне от происходящего закончатся.

Рей почувствовала, как щеки заливает румянец, и стыдливо уставилась в пол. Вот крифф! Ведет себя, как неразумный подросток.

- Между прочим, - произнесла Верана, уходя в сторону оранжереи, - я уже сообщила Лее, что ты здесь. Она очень хочет тебя увидеть.

Рей поджала губы, глядя на себя в зеркало. Да. Верно. Ведь прилетит не только Кайло, здесь встречают не только Первый орден, представители систем, сочувствующих Сопротивлению, прибыли первыми. А скоро здесь будет и сама генерал Органа, легендарная принцесса погибшей планеты, героиня войны. Не то чтобы Рей очень хотела видеть Лею, скорее гадала, с ней ли Хан. Старого контрабандиста Лейк обняла бы с большей радостью.

Все эти дни дом, словно лихорадило, он сотрясался от основания до крыши, открывались дополнительные комнаты, штат дроидов начищал паркет до блеска. Арневина носилась туда-сюда, составляя меню, выбирая цветы для украшения зала для приемов и тормоша Рей, настаивая на выборе тяжелого церемониального наряда. Рей решительно пресекла все ее поползновения в сторону своего гардероба, из которого достала старое черное платье, которое требовалось лишь почистить, да немного расставить в талии и груди. Она надевала его всего лишь раз, на вручение диплома в Университете. И так удачно оставила на Набу. Иначе не миновать бы ей сейчас пытки под названием: выбери ткань-фасон-поярче. К платью были и туфли на невысоком, но тонком каблуке.

Рей прошлась в них по комнате, пару раз оступилась, едва не подвернула ногу, выругалась, представив, что придется терпеть эту пытку целый вечер и часть ночи. Но делать было нечего. В тапочках на прием не пойдешь.

Рей снова села к зеркалу, задумчиво посмотрела себе в глаза. И в этот момент все звуки исчезли, тишина давила на уши, а пространство вокруг словно схлопнулось, сузилось до одного человека, что стоял сейчас позади. Сердце Лейк совершило кульбит, она вздрогнула всем телом.

- Рей? – он казался удивленным.

И женщина еще раз уверилась в мысли, что Кайло не может контролировать Узы так же, как и она.

- Привет, - выдавила из себя улыбку побледневшая Рей.

И не было той радости, что еще полчаса назад заставляла ее сердце болезненно и восторженно колотится. А ведь это все – через Силу. Получается, что она не будет рада видеть его и наяву? Разом помрачнев, Лейк смотрела в зеркало на мужчину, что замер в нерешительности, словно не зная, что ему делать дальше. И у Рей не было слов. Она лишь откровенно разглядывала его, отмечая, что черты его лица стали резче, он немного похудел, а лицо пересекал шрам, тянущийся от внутреннего угла глаза, через щеку, на шею и прячущийся под воротом неизменно черных одежд.

- Прекрасно выглядишь, - наконец, произнес Кайло, - куда-то собралась?

Нет, в его голосе не было ревности или гнева, легкий интерес. Скорее банальная вежливость. И Рей расстроилась. Ему даже не интересно. А впрочем. Чего она ждала? Глупая девчонка! Это она любила его, грезила о нем, бредила им. Он же всегда ее ненавидел.

Рей тяжело вздохнула, сморгнула с глаз непрошеные слезы. Макияж испортит, крифф раздери все на свете!

- Да, - кивнула Рей, - небольшое…мероприятие. Ничего особенного.

Женщина вдруг легко улыбнулась. Это будет ее сюрприз. Пусть и неприятный для него. Улыбка стала шире. Кайло смотрел на нее, выражение темных глаз нельзя было прочесть, а лицо, обычно такое выразительное, сейчас было бесстрастным. Рей молчала. Ей столько всего хотелось сказать ему. И вдруг сказать было нечего. Слова не шли с языка, да и вообще в голове не осталось ни одной мысли.

- У нас совсем не было возможности поговорить, - вдруг произнес Кайло, - но я…

- Я хотела поблагодарить тебя, - перебила Рей, - я хотела сказать: спасибо, что спас. Я обязана тебе жизнью, - женщина легко поднялась, подошла почти вплотную. Кайло охнул от неожиданности и чуть подался назад. Рей поморщилась от его инстинктивного жеста, - ты вправе потребовать долг.

- Ты ничего мне не должна, - он поморщился, - я не хочу, чтобы ты считала себя обязанной.

Рей передернула плечами.

- Мне все равно, что ты думаешь. Просто помни об этом.

Они снова замолчали. Сила вибрировала вокруг, Рей постаралась отгородиться. Ей не хотелось чувствовать сейчас эмоции Кайло, не хотелось знать, что он думает о ней, чувствует к ней. Они замерли друг напротив друга, смешные, должно быть, в своей неловкости.

От стука в дверь Рей подпрыгнула, виновато оглянулась на Кайло, по губам которого скользнула понимающая улыбка, и пошла открывать.

Арневина вихрем влетела в комнату.

- Ой, Рей! Это нечто невероятное! Столько гостей, столько гостей. Я уж и не упомню, когда такое было. Так, - подруга критически оглядела Рей, обошла кругом, а потом широко улыбнулась, - выглядишь отлично. Тебе даже идет черный!

- И я с ней согласен, - прокомментировал Кайло.

Рей лишь глаза закатила.

- Мама кое-что передала для тебя.

Из бесчисленных складок дорогого платья Арневина вытащила плоский футляр и протянула Рей. Лейк настороженно посмотрела на подругу, перевела взгляд на футляр.

- И что это? – решительно скрестила руки на груди.

- А не знаю! – беспечно заявила Арневина, - открой, - она буквально всучила Рей футляр, и женщине ничего не оставалось, как взять его.

Звонко щелкнул замочек. Рей потрясенно ахнула, позади присвистнул Кайло. Но Рей было не до него. На бежевом бархате лежало потрясающей красоты колье из черных и белых бриллиантов, острые грани блеснули, отражая свет, камни сияли кристально-холодной, надменной красотой. Рей застыла, не в силах отвести взгляд. Нервно сглотнула, подняла глаза на весело улыбающуюся Арневину.

- Я не могу это принять, - пересохшими губами произнесла Рей, - это слишком дорого.

- Ха! – выкрикнула подруга, - а я говорила маме, что ты будешь сопротивляться! Сама ей будешь объяснять, почему не надела!

- На приеме ей будет не до того, чтобы выяснять это! – фыркнула Рей и отставила футляр, хотя и понимала, что Верана если и не на приеме, то потом спросит, почему она пренебрегла подарком.

- Идем? – спросила Арневина.

- Иди, - Рей хотелось попрощаться с Кайло, - я скоро спущусь.

Подруга передернула плечами и выпорхнула из комнаты. Рей оглянулась, уже зная, что Кайло позади нет. И тяжело вздохнула. Подошла к туалетному столику, склонилась над колье, погладила камни, холодящие пальцы. Такое завораживающе красивое. У Рей никогда не было таких дорогих вещей.

- Надень! – раздался позади голос.

Взвизгнув совершенно по-девчачьи, Рей подпрыгнула и резко обернулась.

- Твою мать, Энакин!

- Да-да? – призрак ухмыльнулся и невозмутимо приподнял бровь, - прекрасно выглядишь.

- Спасибо! – фыркнула Рей.

- А колье надень, оно, в конце концов, принадлежало твоей бабке и по праву твое.

Рей застыла.

- Ты, должно быть, шутишь? – недоверчиво посмотрела на Скайуокера.

- Ничуть, - фыркнул Энакин, - слишком приметная вещь, чтобы с чем-то перепутать.

Рей снова покосилась на камни, провела по ним рукой, нерешительно вытащила из футляра. Закусив губу, долго рассматривала. Неужели это принадлежало ее бабке? Какой она была, чтобы полюбить такого человека, как ее дед? Искренне полюбить, всем сердцем.

- Ты опоздаешь на прием, - сварливо произнес Энакин.

- Вовремя приходить – дурной тон! – парировала Рей и надела колье.

Камни холодной тяжестью легли на грудь, отражая блеск ламп. Да, теперь ни ее платье, ни ее образ не казались простыми или дешевыми. Колье меняло все. Рей гордо подняла подбородок, высокомерно поджала губы, расправила плечи. Верана будет довольна. Энакин одобрительно кивнул.

- Не давай им спуску, - услышала Рей, выходя из комнаты.

Рей шла нарочито медленно, на вершине лестницы застыла, малодушно раздумывая о том, что еще можно сбежать, не показываться там. В ушах все еще звучало напутствие Энакина. Крифф! Она им всем покажет!

Оглядев толпу, Рей выхватила взглядом Верану, беседующую о чем-то с женщиной в красивом серебристом платье, в которой Рей узнала Лею Органу. Постаревшая, но не утратившая ни красоты, ни властности облика Органа о чем-то увлеченно беседовала с Вераной, улыбалась и даже смеялась. И даже искренне. Рей глубоко вздохнула. Ей не избежать этой встречи. Что же. Почему бы не подойти первой? Уверенно лавируя среди гостей, улыбаясь и кивая знакомым, Рей направилась к Лее, рядом с которой словно из ниоткуда возник молодой человек, показавшийся Рей смутно знакомым. Но не успела пройти и половины пути, как услышала полный радости вопль:

- Рей!

А потом на нее налетела красивая, молодая женщина, в которой ошеломленная Лейк узнала Марту Вуд. Смеясь, что-то тараторя, Марта пыталась обнять Рей, неловко толкаясь большим животом.

- Как я рада тебя видеть! Как странно, что ты здесь! Но здорово! Здорово! – женщина все-таки обняла ее, затормошила, расцеловала в обе щеки и, смеясь, стала стирать помаду. Находясь в состоянии близком к ступору, Рей разглядывала подругу, находившуюся на последних месяцах беременности. Марта пополнела, но ей это шло, имела цветущий, здоровый вид. И выглядела вполне счастливой.

- Откуда ты здесь? – только и сумела выдавить из себя Рей.

- Ой, честное слово, Арми не хотел меня брать, но я настояла. Ни за что не пропущу такое событие!

- Арми, - эхом повторила Рей.

И Марта разом посерьезнела, в глазах еще плясали искорки, но улыбка угасла.

- Арми, - подтвердила она.

- Вы поженились, - констатировала Рей, - вот кто супруга генерала Хакса. Что же, - женщина криво усмехнулась, - поздравляю.

- Рей, - растеряно выдохнула Марта.

Нет, Рей все прекрасно понимала. Искорка между Хаксом и Мартой проскочила еще на Салине. И Рей была рада, что генерал оказался порядочным человеком, не просто поиграл с Мартой, а женился на ней, дал ей имя. И у них все хорошо, похоже. Рей скользнула взглядом по животу Марты. Но сама Лейк никак не могла забыть то, что Хакс сказал ей на Салине, изящно и ловко ткнул ее носом в грязь, из которой она, по его мнению, вылезла. Рей коснулась камней на шее. Криффа лысого! В знатности она не уступает никому из находящихся здесь людей!

- Милая, - послышался голос Хакса, - с кем это ты…

Он увидел Лейк и осекся, зеленые глаза сузились, взгляд скользнул по лицу, упал на колье на ее груди. Хакс криво усмехнулся.

- Мисс Лейк, какая…неожиданность.

- Не делайте вид, что приятная, - сухо бросила Лейк, глядя, как Хакс обвил руку вокруг талии Марты, словно намеревался немедля утащить жену подальше от опасной преступницы.

- Не хотелось бы портить мирный саммит вашим арестом, - неприятно ухмыльнулся Хакс.

- Попробуйте, генерал, - ласково улыбнулась Рей, - и увидите, что будет. Если мне не изменяет память, Набу – нейтральная система, у нее нет договора с Первым орденом об экстрадиции преступников. А ваши корабли используют поставки плазмы отсюда.

Ухмылка Хакса увяла.

- Самоуверенны, как всегда, - констатировал мужчина.

- Желаю приятного вечера, генерал, - ослепительно улыбнулась Рей, повернулась к нахмурившейся Марте, - береги себя, дорогая.

Последовала дальше, изо всех сил сохраняя улыбку на губах, стараясь не горбиться, шла не спеша, хотя самым большим желанием было бежать отсюда со всех ног. Схватила с подноса пробегавшего мимо дроида бокал шампанского, залпом выпила почти половину, сжимала бокал пальцами так, что тонкое стекло грозило лопнуть. И только оказавшись рядом с Вераной, расслабилась.

- Рея! – Органа крепко обняла ее, - милая моя девочка! Как приятно видеть тебя здесь!

- Здравствуй, Лея, - Рей неловко обняла женщину в ответ.

- Здорово, что ты оказалась здесь, мы так давно не виделись! Уверена: у тебя есть, что рассказать мне, - Лея подмигнула растерявшейся от такого напора Лейк, и развернулась к мужчине рядом, - По, познакомься, пожалуйста, это мисс Рея Лейк – моя воспитанница. Рея, это По Дэмерон – коммандер черной эскардрильи Сопротивления.

В глазах лучшего пилота Сопротивления мелькнуло изумление, которое он тут же попытался скрыть за озорной и ослепительной улыбкой.

- Приятно познакомиться, - первая выпалила Рей.

По нахмурился, посмотрел пристально, но, склонив голову в приветственном жесте, принял навязанные Рей правила игры. Лейк рвано выдохнула. Еще не хватало объясняться с Леей, при каких обстоятельствах они с Дэмероном познакомились.

Перед глазами вновь встала та ночь, темная, холодная, осенняя ночь на Салине, негостеприимный лес, тяжесть раненого Финна в ее руках. И…Рей закусила губу. Крифф раздери все на свете! В ушах снова стояли крики друга, перед глазами лились потоки крови, отвратительный чавкающий звук разрываемой плоти, предсмертный хрип. Эта картина будет преследовать ее до самой смерти. Как и чувство вины. Будто мало ей страхов и кошмаров, и теней прячущихся в темноте. Великая Сила! За что.

- Ты знаешь, Рей, - щебетала тем временем Лея, не заметившая, как побледнела ее воспитанница, с гордостью и материнской нежностью глядя на коммандера, - По – мой будущий преемник, лучше него не справится никто. Он поддерживал меня все эти годы, - Лея улыбалась, смущая стоящего рядом мужчину, - он мне как сын.

Рей дернулась, как от удара. Подняла на Органу злобный взгляд.

- У тебя есть сын, Лея, - процедила раздраженно.

Повисла пауза. Лея побледнела, поджала губы, карие глаза смотрели со смесью обиды и вины. Как легко эта женщина вычеркнула из своей жизни Бена! А был ли он в ее жизни вообще? Рей чувствовала обиду и злость, раздражение, поднимающееся глухой волной откуда-то из желудка, сжимающее горло до тошноты. По спине пробежал холодок, оставляя за собой россыпь мурашек, заставляя волосы на затылке встать дыбом.

- Мой сын умер, - ровным тоном произнесла Органа, глядя Рей прямо в глаза.

Лейк стиснула зубы. Дэмерон переводил нервный взгляд с одной женщины на другую, которые застыли в напряженных позах, готовые кинуться друг на друга если не физически, то словесно.

- Это ложь, Лея. Не понимаю, почему ты…

Договорить женщина не успела, позади нее раздался знакомый рев. Обернувшись, Рей угодила прямо в крепкие объятия.

- О Чуи! – зарылась лицом в мягкий мех, слыша над собой довольный рев вуки, - да, я тоже ужасно рада тебя видеть! Да-да, - рассмеялась, - слишком много народу.

- Отойди-ка, дай я обниму нашу девочку, - Хан решительно оттеснил Чубакку, крепко обнял Рей, чуть отстранил от себя, крепко держа за плечи, - ты нашла местечко, где спрятаться, малышка. Очень надежное местечко, - он знакомо ухмыльнулся.

И у Рей потеплело на душе.

- Спрятаться? – Лея теперь не намерена была снижать обороты.

Ее ноздри знакомо раздувались, карие глаза метали молнии, поджатые губы чуть подрагивали, выдавая крайнюю степень гнева, который она едва сдерживала. Рей нервно сглотнула, вызывающе вскинула голову, намереваясь выложить все, как на духу.

- У Хана все всегда прячутся, - вступила в разговор Верана, посылая Рей предостерегающий взгляд, - тебе ли не знать собственного мужа, Лея! – повернулась к Соло, - приятно, что и ты здесь, Хан, - обняла старого контрабандиста.

Рей нервно заправила за ухо прядь волос, залпом допила шампанское и взяла еще один бокал, пригубила. Может быть, напиться сегодня – это способ пережить этот вечер?

- Идем, Лея, - Верана ловко увлекла генерала за собой, - хочу, чтобы ты увиделась с Реишем. Только о тебе и разговоров, ты для него образец сенатора.

Глава дома Наберри укоризненно покачала головой, глядя на Рей.

- Чем ты так разозлила принцессу, малышка? – хохотнул Хан, - она была готова в волосы тебе вцепиться.

- Всего лишь напомнила ей, что Бен жив, какое бы имя он ни носил! – выпалила Рей и тут же отчаянно покраснела.

Да блять! Что такого в этом Кайло Рене-Бене Соло, что она защищает его? И главное: зачем? Наверное, уж он сам разберется со своими семейными делами? Тьфу! Идиотка!

Хан разом посерьезнел, посмотрел внимательно, пристально, что редко с ним бывало, пожевал губу, чуть склонил голову на бок. У Рей дрожали руки, в горле пересохло, она отпила шампанское, рассеянно вертела в руках бокал, разглядывая полупрозрачную жидкость.

- Ты сама не своя, малышка, - констатировал Хан, - что произошло на Салине?

Иногда Соло отличался поразительной проницательностью. Рей поджала губы.

- Ничего.

Старый контрабандист лишь вздохнул.

- Если захочешь поделиться, я всегда рядом.

Рей устыдилась своего злобного порыва, нервно допила шампанское.

- Я знаю, Хан, - и добавила совсем тихо, - спасибо, - пару раз глубоко вздохнула, смаргивая непрошеные слезы, - увидимся позже.

И зашагала прочь. Шла все быстрее, натыкаясь на людей, извиняясь, на ходу схватила стакан, на этот раз с виски. Напьется. Да, она сегодня напьется. И будь, что будет! В гробу она видала этот злоебучий саммит, Скайуокеров-Органа-Соло, Первый орден и Сопротивление, генералов и Верховных лидеров. Надоело! За-ко-ле-ба-ло!

Рей неслась, не разбирая дороги, и с размаху врезалась в высокую фигуру, задрала голову, воинственно выставив подбородок, и натолкнулась на озадаченный взгляд голубых глаз светловолосого мужчины, одетого во все черное.

- Привет, - пробасил добродушно, чуть улыбнулся, вокруг глаз у него собрались морщинки, придавая лицу дружелюбный облик.

Рей поджала губы. Черная одежда и тот неуловимый, но сильный ореол Силы, что кружилась вокруг мужчины, отчетливо выдавали в нем рыцаря Рен.

- Простите, - буркнула Лейк.

- Ничего страшного, - рыцарь смотрел на нее с интересом и некоторым замешательством во взгляде, наверное, почувствовал форсъюзера.

Великая Сила! Рей прикрыла глаза, пару раз глубоко вздохнула, попыталась улыбнуться - не вышло, попробовала обойти мужчину – не дал.

- И как зовут такую славную торопыгу?

Рей стиснула зубы. Только этого ей не хватало, право слово! Она нервно опрокинула в себя виски, поморщилась, закашлялась, поймала веселый взгляд голубых глаз и процедила максимально злобно:

- Это неважно.

Хотела пойти дальше и замерла услышав знакомый низкий голос, от которого сердце дернулось неровно, замерло, а потом застучало, набирая обороты:

- Вердж, с кем это ты…- Кайло осекся, увидев Лейк.

Той лишь оставалось замереть на месте и постараться не слишком пялиться на Верховного лидера. Но как же это было сложно! Когда хотелось смотреть на него, не отрываясь, подойти ближе, коснуться. Она замерла, не в силах ни пошевелиться, ни даже отвести взгляд. Дура! Навешала себе мысленных оплеух, но это помогло мало. Великая Сила! Всего полчаса назад она разговаривала с ним через Узы, а теперь он здесь, всего в шаге от нее! Немыслимо.

Взгляд Кайло был ошеломленным, он, казалось, не знал, злиться ему или смеяться. Но вот губы Верховного лидера раздвинула медленная улыбка, в глазах сверкнули желтоватые искорки, и Рей задохнулась. Его взгляд скользил по изгибам ее тела, лаская, раздевая, задержался на ожерелье, скользнул к груди. Рей дрожала, как в лихорадке, облизнула пересохшие губы, к которым мгновенно приковала его внимание. В области солнечного сплетения рождался тугой узел, огненной лавой сползший вниз живота, заставляя пальцы на ногах рефлекторно поджаться, поясницу свело судорогой, и горячие искорки желания поползли вверх по позвоночнику. Желания обоюдного. Рей дико посмотрела на Кайло. Не может же он…

- Мисс Лейк, - мягко произнес Кайло, - какая приятная встреча. Не ожидал встретить вас здесь.

Да он издевается, рафтар его сожри! И судя по смешинкам в его глазах, он точно издевался. Рей посмотрела недовольно.

- Вы знакомы? – удивленно прогудел блондин.

- Да, - кивнул Кайло, - познакомься, Вердж, мисс Рея Лейк – воспитанница Леи Органы. Мы росли вместе.

- Приятно познакомиться, мисс, - кивнул ей рыцарь, - Верджил Рен, к вашим услугам.

Рей вскинула брови. Серьезно? Кажется, этот Верджил знает, что Бен Соло и Кайло Рен – это одно лицо. Ну а ей-то Кайло какую роль предлагает сыграть? Что ей можно рассказать? О чем держать язык за зубами? Рей кинула на Кайло вопросительный взгляд.

«Все».

Вздрогнула, отшатнулась. Узы вибрировали между ними, звенели натянутой струной, урчали от счастья и довольства, словно лот-котенок, напившийся голубого молока. Крифф раздери все на свете! Ее чувства обострились, восприятие окружающего стало таким ярким, болезненно четким. И даже собственное опьянение, казалось, усилилось. Да блять! Голова закружилась, воздуха стало не хватать. Ну только в обморок не хватало упасть на глазах у всей публики!

- Кайло, дорогой, - она появилась из ниоткуда.

И когда Рей ее увидела, желание падать в обморок мгновенно отпало. За эти полгода Кларисса Рен похорошела еще больше, роскошное темно-зеленое платье обтягивало точеную фигуру, как вторая кожа. Нотки тягучего, низкого голоса, с такой собственнической интонацией называющие имя Кайло рождали желание заткнуть уши. И пусть Кайло поморщился, это уже не имело никакого значения, Рей отступила на шаг, и Узы захлопнулись. Кайло смотрел растеряно и недовольно одновременно, что придавало бы его выразительному лицу комичный вид, если бы Рей так не злилась. А она злилась. Иррационально и глупо, на это тягучее «Кайло», на то выражение лица, с каким Кларисса смотрела на Рена, на то, что он позволил ей подойти ближе, чем того требовали приличия. Словно она имела на него какие-то криффовы права! А что если имела? Рей отступила еще на шаг. Бежать! Ей нужно…

- О! – протянула Кларисса.

Поздно. Она заметила ее.

- Это же маленькая мисс доктор! Какая встреча! – глаза женщины сузились, губы сложились в усмешку.

- И ты ее знаешь? – удивился Вердж, - кажется, тут все друг друга знают, кроме меня

- Ах, - Кларисса картинно махнула рукой, - не стоит твоего внимания, Верджил.

- Неужели? – хмыкнул рыцарь.

- Вы знаете, - продолжала болтать Кларисса, - Набу – такая прекрасная планета. Здесь столько всего познавательного. И они так гордятся своим Озерным краем.

Рей похолодела. Нет. Сила! Нет! Лейк знала, к чему ведет женщина, и пол закачался под ее ногами. Ее это не касается, ее это не должно задевать, ее…

- И даже бастардам здесь они дают фамилию, - взгляд злобно поблескивающих глаз уперся в нее, - Лейк.

Повисла тишина. А Рей забыла, как дышать. Она не бастрад. Она сирота. Она законнорожденная, но кто об этом знает? Ведь ее мать…Ее мать была плодом измены, дочь от внебрачной связи. И Рей носит ее фамилию. Рей нервно выдохнула. Да кого вообще волнуют классовые предрассудки! Никого! Но не здесь. Она никто из ниоткуда.

- Прошу, меня извинить, - голос срывался, слова с трудом продирались сквозь сухое горло.

Рей круто развернулась и помчалась прочь, слезы застилали глаза.

Никто. Никто. Никто.

Она остановилась, только выбежав в сад, схватилась рукой за колонну, ощущая холод мрамора. Едва сдержала рыдание, готовое сорваться с губ. Не здесь. Не сейчас. Лихорадочно огляделась, глаза щипало, губы тряслись, сердце колотилось то ли от бега, то ли от нахлынувших чувств. Хотелось плакать и кричать от ярости одновременно. Рей сжимала и разжимала кулаки, не зная, что делать дальше. Прием, что шумел позади, стал ей ненавистен и противен. Сила трещала и гудела вокруг, закручивалась спиралью, грозила перерасти в вихрь, ураган, который сметет все на своем пути. Уничтожит этот дом, этих жалких существ.

Уничтожить! Сломать! Раздавить!

С губ сорвался рык.

На плечи легли теплые руки. И Сила мгновенно успокоилась. Тьма отступила.

- Рей, - его дыхание щекотало шею, заставляло мурашки ползти по коже.

- Уйди! – бросила женщина.

Молчание.

- Нет.

- Какого гребаного криффа, Кайло Рен! – Рей резко развернулась, вырываясь из его рук, поджав губы, исподлобья смотрела на мужчину.

Выражение его лица нельзя было угадать, Кайло стоял спиной к свету, олицетворяя собой Тьму, большой, высокий, казалось, занимающий собой все пространство вокруг.

- Рей, какая разница, кто ты? – просто спросил.

Рей задохнулась от возмущения.

- Кто я? – усмехнулась горько, - я никто!

- Не для меня, - он произнес это так спокойно и уверенно, словно это была прописная истина.

Рей неверяще уставилась на мужчину перед собой. Ей бы немного света, чтобы падал на его лицо, чтобы разгадать выражение его глаз. Но вокруг была лишь темнота. Рей поежилась. Тени закружились вокруг нее. Женщина подавила нервную дрожь.

- С каких это пор? – процедила, явно настроенная на конфликт.

Зря Рен пришел сюда. Ох зря! Словно нарывался на ссору, которых столько было между ними в прошлом. Только тогда они были детьми, а сейчас все по-взрослому.

- Всегда.

Он был немногословен. Но каждый его ответ вышибал почву из-под ног. Всегда? Она бредит. Сила! Она бредит. Спит. В обмороке валяется. Но быть того не может, о чем говорит этот…этот…

Перебрав в уме несколько нелестных эпитетов, в том числе на хаттском и ширивууке, Рей, скрестив руки на груди, решительно двинулась в обход Кайло. Она не будет продолжать этот разговор!

Он схватил ее за плечо.

- Рей, нам надо поговорить!

- Мне не надо! – бросила Рей, но замерла.

Его ладонь была горячей, и чуть шершавой, и сильной. И крифф знает, какой еще! Мысленно обозвав себя глупой бантой, Рей все же замерла на месте.

- Надо, - твердо произнес Кайло, - и уже давно.

Он убрал руку, уверенный, что теперь Рей не уйдет. А она ощутила острое чувство потери тепла. Да блять! Что за херня с ней творится?!

- Ну? – приподняла брови, приняла, как можно более независимый и агрессивный вид.

Кайло чуть склонил голову на бок, легкая улыбка скользнула по его губам. О эти порочные губы! Рен, казалось, знал, что скрывается за ее показной агрессией. Да что ж такое-то!

- Рей, - снова начал он, но договорить не успел, на крыльцо вылетел тощий парнишка в форме Первого ордена.

- Верховный лидер! Там вас все ищут! Сейчас будет торжественная речь генерала Органы, вы должны к ней присоединиться.

Кайло злобно рыкнул, разворачиваясь к парню, заставив того задрожать, съежиться под грозным взглядом.

- Иду! – рявкнул Кайло и снова обернулся к Рей, - прости, мне надо идти, - произнес мягко.

- Иди, - передернула плечами Рей, словно ей и дела нет, снова вызвав улыбку на его лице.

А Кайло вдруг подался вперед и чмокнул ее в губы, а затем скрылся в доме.

Рей нервно выдохнула, стояла, как дура, пялась Кайло вслед, не силах поверить в то, что сейчас только что произошло. Он что сейчас сделал? Поцеловал ее? Нет. Стоп. Рей затрясла головой, коснулась губ. Ей же не привиделось. Не приснилось. Твою мать… В этом поцелуе, который и полноценным поцелуем назвать было нельзя, было больше собственнического жеста, чем в чем бы то ни было. Словно он муж, уходящий на работу, легко целующий жену, как залог, обещание того, что он вернется к ужину. Какой нахер муж! Какое возвращение! Какой ужин! Она сошла с ума. Слетела с катушек. Головой двинулась. Ебанулась окончательно!

Наверное, ей следует пойти послушать, что там скажет Лея. Органа всегда была прекрасным оратором, это она явно унаследовала от матери. Слушать ее было одним удовольствием. Интересно, а Кайло унаследовал эту семейную черту Органа-Соло?

Рей вдруг поймала себя на том, что она улыбается. Окончательно уверилась в том, что сошла с ума. И качая головой, сделала шаг к дому.

А в следующий миг прогремел оглушительный взрыв.


========== 2.03 ==========


Who is the betrayer?

Who’s the killer in the crowd?

The one who creeps in corridors

And doesn’t make a sound


Запах гари, едкий и удушливый, проникал в нос, заставлял судорожно хватать ртом воздух, не давал дышать. Рей задыхалась, голова кружилась и болела, с трудом женщине удалось сесть, сфокусировать взгляд – перед глазами все плыло. Спина болела так, словно с нее кожу содрали, в ушах звенело и шумело, на языке – тошнотворный, металлический привкус крови. Кто-то кричал, кто-то плакал, ревело пламя пожара, от дыма слезились глаза.

Рей с трудом поднялась, ухватилась за дерево, к которому ее отбросило с крыльца, и постояла так немного. Ей нужно…мысли разбегались, путались, не хотели выстраиваться в четкий и стройный ряд. Ей нужно…крифф! Там ведь Кайло, и вся семья Наберри, и Хан, Чуи, Лея. Путаясь в подоле грязного платья Рей все же пошла вперед, пошатываясь, как пьяная.

Бежали и кричали люди, суетились, плакали. Кто-то уже начал тушить пожар, кто-то вытаскивал из дома уцелевших. Рей, наконец, достигла крыльца, на котором они с Кайло разговаривали всего-то пару минут назад. Твою мать! Что произошло?

Знакомая худощавая фигура вылетела ей навстречу, замерла на мгновение, а потом схватила ее за плечи, заставив зашипеть от боли в потревоженной спине.

- Мисс Лейк! Вы должны помочь ей! Она там, - с совершенно обезумевшим видом Хакс тянул ее куда-то, и Рей пошла, не совсем еще понимая, что происходит.

Дым забивал нос, легкие, не давал нормально вздохнуть, от угарного газа голова кружилась еще сильнее. Хакс уверенной рукой тащил ее куда-то. А увидев, куда, Рей разом скинула с себя все оцепенение, оттолкнув Хакса, Лейк упала на колени перед неподвижно лежащей Мартой, подол платья которой пропитался кровью. Рей быстро проверила пульс и дыхание. Не особенно заботясь о приличиях, одним движением разорвала платье, тонкий шелк разошелся с противным звуком. По ногам Марты струилась кровь.

- Мы должны ей помочь, мы должны, - переминался с ноги на ногу рядом Хакс, на виске которого алела знатная ссадина.

- У вас есть коммлинк, генерал? – сухо спросила Рей.

- Что? – изумился Армитаж, на щеках его проступили багровые пятна, - вы же доктор! Так лечите ее!

- Я не остановлю внутреннее кровотечение, - процедила Рей, - дайте мне коммлинк. При медицинском факультете Набуанского университета есть госпиталь, у них в ходу передвижные платформы. Нам нужна их помощь!

Хакс смотрел на нее в ступоре, набрал в грудь воздуха, собираясь спорить.

- Хакс! – заорала Рей, вскакивая, - нам не справиться самим! Посмотри вокруг! Приди в себя! Нам нужно оборудование, дроиды, медикаменты! Она умрет, если ты не дашь мне криффов коммлинк!

Ошарашенный мужчина протянул ей коммлинк, Рей быстро набрала заученный когда-то наизусть номер, молясь Великой Силе, чтобы звонок прошел. И он прошел. Вызвав помощь, Рей сунула устройство Хаксу и велела:

- Оставайся с Мартой, я посмотрю, нужна ли кому-то еще моя помощь.

- Но как же, - неуверенно начал Хакс, - мы должны перенести ее куда-то, нельзя же вот так…нельзя же…

- Армитаж, - Рей постаралась говорить спокойно, - если ты ее потревожишь, то можешь усилить кровотечение. Просто. Побудь. С ней. Это ясно?

В зеленых глазах, наконец, мелькнуло какое-то осмысление, решимость, включился холодный, расчетливый разум.

- Я понял.

Рей коротко кивнула и поспешила прочь. Разбросанные окровавленные тела, мутные глаза, в которых, казалось, еще мерцала искра сознания, оторванные конечности, кровь, кое-где целыми лужами, смешавшаяся с шампанским и виски. Битое стекло хрустело под ногами, ревел пожар, Рей непрерывно кашляла от едкого дыма. Останавливалась, чтобы перевязать кого-то, наложить шину, дать инструкции другим, закрыть глаза умирающим, остановить истерику выживших. Она единственный здесь врач, это ее долг, пока не придет помощь. Но ей надо найти Кайло, Рей очень слабо чувствовала его в Силе, значит, он жив и, значит, он ранен. Только бы успеть помочь ему! Только бы успеть добраться до него! Рей наткнулась на Верджила, тот деловито накладывал жгут на бедро, человеку, которому оторвало голень, еще и байки умудрялся травить.

- Не забудь время указать, - произнесла Рей.

Блондин подмигнул ей:

- Расслабься! Я знаю, как помогать раненым.

Рей слабо улыбнулась и двинулась дальше. Руки ее были в крови, спина постепенно перестала болеть, казалось, что утратила свою чувствительность. Прибыла подмога. А Рей, наконец, увидела его. Кайло лежал неподалеку от возвышения, на котором они с Леей должны были выступать. Рей ринулась к нему, похлопала по бледным щекам, подняла веки, проверяя фотореакцию, и только потом заметила, что его волосы в крови. Ее натекла, наверное, целая лужа вокруг. И Рей окунула в нее свои пальцы, в глупой попытке зачем-то приподнять голову Кайло, хотя знала, что делать этого нельзя. Но сделала, укладывая его голову себе на колени. Ее взгляд уперся в еще один труп. Рей сморгнула пару раз, а потом внутри что-то оборвалось, мир, казалось, сузился, сжался до этого трупа уже немолодой, но все еще такой красивой женщины, которая теперь, после смерти казалась такой маленькой, такой беззащитной. Рей почувствовала, как горлу подступает тошнота.

- Малышка! Ты в порядке! – из дыма вынырнул Хан в разорванной рубашке, хромающий на обе ноги, правая рука висела безжизненной плетью, бухнулся рядом на колени, его глаза с тревогой смотрели на сына, - как он?

- Хан, - севшим голосом произнесла Рей, - Хан, Лея…- и разрыдалась.

С лица Соло слетели все краски, он посмотрел в направлении взгляда Рей и замер. Впервые в жизни Лейк видела то, о чем так много пишут в романах: человек разом постарел лет на десять, лицо Хана застыло, превратившись в безжизненную маску, он, казалось, дышать перестал.

- Хан, - позвала Рей, но он ее не слышал.

Рей всхлипывала и свободной рукой вытирала слезы, размазывая грязь и кровь по лицу, но не могла остановиться. Какой бы Лея ни была, она воспитала ее, как могла и как умела, даже любила ее по-своему. А Рей после долгой разлуки еще и гадостей ей наговорила. От этой мысли Лейк разрыдалась еще сильнее.

Так ее и нашли Верана и Арневина. Последняя всплеснула руками, схватилась за сердце и развила бурную деятельность. Кайло и Хана отправили в импровизированный медблок, в который превратилось северное крыло дома. Верана молча обняла Рей, дрожащей рукой гладила по растрепанным волосам, крепко прижала к себе. И Рей успокоилась, высохли слезы. Не время для горя, у нее еще будет возможность оплакать Лею и всех, кто погиб, а сейчас нужно действовать.

И Рей занялась тем, что хорошо знала и умела, - она отправилась в медблок. До позднего утра осматривала, перевязывала, зашивала, отправляла к дроидам, распределяла потоки пациентов, следила за ходом операций, взяла на себя должность и руководителя, и штатного доктора. Из трехсот гостей серьезно ранены и покалечены были около ста, тридцать два человека погибли, остальные отделались легкими ранениями, ушибами и испугом. К полудню Рей закончила работу и вышла в сад.

Голова гудела от усталости и пережитого ужаса, паника, истерика, что так ловко успокоились в теплых объятиях главы дома Наберри, снова подступили к горлу. Рей оглядела весенний пейзаж, сад, залитый солнцем. Если не смотреть в сторону восточного крыла дома, от которого остались лишь руины и где трудились сейчас дроиды, убирая обломки, да на обгоревшие деревья в саду и выжженную землю, усыпанную мусором, то можно представить, что ничего и не случилось.

Рей скинула халат, который ей выдали в медблоке, достала из внутреннего кармана платья чудом уцелевшую пачку сигарет, помятую и грязную с одного бока, пару секунд рассматривала ее, а потом закурила, глубоко затянулась, чувствуя, как расслабляются мышцы, как уходит паника, как голова становится пустой и гулкой, наполненной дымом. Лейк прикрыла глаза, отпуская себя, давая голове кружиться, во рту было горько, но это была приятная горечь.

- Угостишь сигаретой?

Рей удивленно посмотрела на генерала Хакса, возникшего рядом совершенно бесшумно. Растрепанный, в некогда белоснежной, а теперь покрытой пятнами крови и копоти, рубашке, бледный до серости, несомненно, уставший, Хакс был непохож на самого себя.

- Не знала, что ты куришь, - Рей протянула ему пачку.

Хакс скептически посмотрел на сигареты, чуть дернулся уголок губ.

- Недостаточно пафосные? - фыркнула Рей.

- Нормальные, - передернул плечами Хакс, взял сигарету и со вкусом задымил, его изящные пальцы слегка дрожали.

- Как Марта? – поинтересовалась Рей, хотя сама оставила подругу всего-то полчаса назад.

- Спасибо тебе, - вместо ответа произнес Хакс, - если бы не ты, она и малыш…- у мужчины перехватило дыхание, - погибли бы, - последнее он произнес едва слышно.

Рей передернула плечами.

- Я всего лишь…

- Выполняла свою работу, - закончил за нее Хакс и покосился со странным, нечитаемым выражением лица, в зеленых глазах мелькнуло что-то неуловимое, благодарность, тепло, и пропало, - я знаю.

Рей меланхолично достала еще одну сигарету, чувствуя, как усталость затапливает ее с головой. Усталость и горе: Лея и Чуи погибли, Хан был безутешен, оставшись без двух самых близких ему людей, Кайло находился в состоянии медикаментозной седации, отделавшись ушибом головного мозга и ссадинами, Марта была прооперирована, малыш – здоровый мальчик – чувствовал себя прекрасно, Реиш со сломанными ногами лежал в медблоке, Арневина и Верана почти не пострадали. Они, как и Рей, находились за пределами дома, проверяли в порядке ли фейерверки, опаздывали на вступительную речь Леи, которую та так и не закончила. По щеке Рей скатилась слеза, женщина сердито ее отерла.

- Ты близко знала Лею, - произнес Хакс и продолжил, - я видел вас в зале.

Крифф! А она совсем забыла о его присутствии.

- Знала, - не стала отпираться Рей, - но не помню, чтобы ты был моим психологом.

- Я и не навязывался, - пожал плечами Хакс и продолжил, - а Верховный лидер, похоже, отделался легче, чем мог бы, благодаря твоим грамотным действиям.

Рей вспомнила, как сидела и рыдала, бездействуя, и слова Хакса показались гнусной насмешкой. Женщина недовольно покосилась на генерала, но, похоже, что он не шутил. И, похоже, был действительно ей благодарен.

- Мне казалось, что вы с Лидером терпеть друг друга не можете, - вырвалось у нее.

Хакс хмыкнул, наградил Рей долгим задумчивым взглядом, отвернулся.

- Скажем так, мы научились работать друг с другом, понимая, что худой мир, лучше доброй ссоры. А мы так давно друг друга знаем, что кто-то другой на месте обоих нас уже не устраивает, пусть и раздражаем друг друга от души.

Они снова замолчали. Яркое солнце начало припекать все сильнее. Наверное, ей следует принять душ и хотя бы немного поспать, прежде чем снова отправиться в медблок. Рей потянулась, так, что хрустнули позвонки.

- Эй, торопыга! – послышался бодрый голос, - ты как?

Хакс поджал губы, то ли ему не нравился Верджил и его манера общения, то ли обращение к Рей, но ничего не сказал. На пороге возник жизнерадостный Верджил, он тоже выглядел уставшим, и, возможно, его показная бодрость была лишь способом психологической защиты, но уголок губ Рей невольно приподнялся в улыбке.

- Говорят, ты классный доктор. Все эти, - он мотнул голову в сторону медблока, - тебя хвалят. Поют на разные голоса, что ты еще в университете подавала большие надежды.

Рей поморщилась. Среди прибывших медиков были ее однокурсники и несколько человек, кто учился курсами старше или младше. И не то чтобы Рей была очень рада их видеть. А в университете она действительно была одной из лучших, даже закончила его с отличием. Лейк невесело усмехнулась.

- Но ты действительно хороша, - посерьезнел Верджил и изо всех сил стукнул ее по плечу, видимо, в знак одобрения.

Рей вскрикнула от острой боли, пронзившей спину. Рыцарь взглянул на нее с недоумением, потом перевел взгляд на спину и витиевато выругался.

- Ты дура совсем, да?

- Ты только что говорил, что я классный доктор, - произнесла Рей, боль в спине нарастала, словно по коже кто-то наждачкой прошелся. Да что там такое?

Рей попыталась извернуться, чтобы посмотреть на спину, но ничего не выходило.

- Это не мешает тебе быть дурой, - вздохнул Верджил, вызвав кривую усмешку Хакса, - идем в медблок, иначе Кайло с нас три шкуры спустит, когда очнется.

Вся краска бросилась в лицо Рей, чувствуя себя неловко под пристальным взглядом голубых глаз, искрящихся весельем и неожиданной заботой, Лейк злобно процедила:

- При чем тут Верховный лидер?

Верджил доверительно к ней склонился.

- Я не знаю, что между вами, торопыга, но он никогда ни на одну женщину так не смотрел, как на тебя. А уж я-то его знаю очень давно.

Лейк застыла, по коже побежали мурашки, лицо стало пунцовым, на шее и груди расцвели красные пятна, от смущения из глаз брызнули слезы, которые Рей сердито отерла.

- Не сердись, - хохотнул Верджил, - но это действительно так! – повернулся к Хаксу, - ну ты ей тоже скажи!

Генерал лишь презрительно фыркнул, покосился на спину Рей, закатил глаза.

- Не знаю, что Верховный лидер, но я не хочу принять смерть от рук собственной жены, если она узнает, что тебе не была оказана надлежащая медпомощь. Идем.

Зажав с двух сторон, они практически насильно повели ее в медблок. На спине оказалась огромная ссадина, от шеи и до поясницы, кожа была содрана, кое-где кровоточила, кое-где уже была покрыта коркой. Медицинский дроид возмущенно попискивал, обрабатывая спину, намазал ее бактой, наклеил особую защитную пленку и дал с собой обезболивающее. В ходе обследования нашли еще пару трещин в ребрах, внушительную шишку на затылке и диагностировали сотрясение головного мозга.

- Теперь все ясно, - громко вещал Верджил, провожая Рей в ее комнату, - ты ударилась головушкой, поэтому не обследовалась. Еще доктор называется!

- Не надо читать мне нотации, - цедила Рей, впрочем, без особо энтузиазма, усталость навалилась на нее каменной плитой, она едва дошла до комнаты.

Стянула с себя платье, с сожалением отмечая, что теперь им даже полы не помыть, настолько бесполезной тряпкой оно стало, порванное и грязное, кое-где прожженное. Лейк долго стояла под душем, кое-как снова помазала спину, накинула чистую футболку вместо защитной пленки и упала на кровать, со стоном откинувшись на мягкие подушки, заворачиваясь в теплое одеяло, пахнущее чем-то цветочным. Надо же, никогда не замечала этот запах. Уже проваливаясь в сон, подумала о том, что неплохо бы было завести будильник, но так этого и не сделала.

***

Проснулась Рей ближе к вечеру, часы показывали девять, солнце клонилось к горизонту, в открытое окно задувал теплый ветерок, шевелил занавески. Спина болела невыносимо, горела так, словно на нее кипяток вылили и продолжали лить. Рей пошевелилась и охнула, выругалась, пошарила рукой по тумбочке и обнаружила, что, видимо, разом выпила все обезболивающее. Она совершенно не помнила, как это сделала. Вот же ж блять! Полежала немного в кровати, глядя в потолок, потом поднялась, нехотя, с опаской разминая затекшее тело, шипя от боли в потревоженной спине. Поднялась на ноги, чувствуя предательскую слабость во всем теле, задумчиво посмотрела на кровать, раздумывая о том, чтобы лечь обратно. Потом решительно направилась к шкафу, выбрала футболку посвободнее и простые брюки, охая и стеная переоделась, волосы собрала в пучок на затылке, скривилась, глядя на свое бледное лицо в отражении и, решив, что перевяжется в медблоке, направилась в северное крыло.

Она зашла к Марте, у которой ожидаемо оказался Хакс, молодые родители выгляди вполне счастливыми и ворковали над сыном, чего, по-видимому, и от Рей ждали. Лейк детей никогда не любила, относилась к ним с опаской и настороженностью, по ее мнению, они были существами из другой галактики, которых лично ей не понять. Но она деловито осмотрела малыша и мать, заключила, что все в порядке, рявкнула на Марту, которая сбивчиво начала благодарить ее. И отправилась дальше. Заглядывала к пациентам, беседовала с коллегами, давала указания дроидам. Попросила ее перевязать, послушала ворчливое пиликанье на двоичном. Зашла к Реишу, поболтала о том, о сем. И, наконец, дошла до палаты Кайло. Ему выделили отдельную небольшую комнату, возле которой дежурили два штурмовика, Рей пропустили беспрепятственно.

Лейк вошла в полутемное помещение, мерно пикали приборы, Кайло, который и так никогда не отличался здоровым цветом лица, выглядел сейчас еще бледнее, чем обычно. Молодая женщина вздохнула, подавив в себе порыв кинуться к нему сразу же, заставила себя просмотреть показатели жизнедеятельности и результаты анализов за последние часы. Не нашла никакой отрицательной динамики в состоянии Рена и облегченно вздохнула. Подошла к кровати, пару секунд вглядывалась в лицо мужчины. Так странно они встретились. Из головы никак не шли слова Верджила о том, как Рен смотрит на нее. Как? Рей вспомнила то чувство желания, разделенное на двоих, жар, от которого полыхает все тело. Безумие. Глупость. Ей всего лишь показалось, потому что быть этого никак не могло. Выдавать желаемое за действительное – удел слабых, а Рей никогда не была слабой. Лейк присела на краешек кровати, протянула руку к его лицу, не решаясь коснуться, замерла на мгновение, раздумывая о том, чтобы уйти, но все же провела кончиками пальцев по скуле, скользнула по щеке вниз, очертила линию челюсти. И замерла, упиваясь ощущением горячей кожи под своими руками. Горячей? Стоп. Рей отдернула руку, нахмурилась, глядя на датчики. У Рена была лихорадка, и это был очень плохой признак, возможно, повреждение головного мозга сильнее, чем она думает? Крифф! В

следующий час Рей развила бурную деятельность: новые обследования, анализы, коррекция лечения. Хмурилась, нервничала, переживала, сорвалась на заглянувшего в палату Верджила, буквально вытолкала его за дверь вместе с появившейся Клариссой, на которой случившееся словно и не отразилось никак.

- Не много ли вы себе позволяете, мисс доктор? – попыталась спорить женщина.

Но это была стихия Рей: больница и все, что с ней связано.

- Не много, - отрезала Лейк, - Верховный лидер – мой пациент, и я забочусь лишь о его выздоровлении.

- Ну разумеется, - фыркнула Кларисса и, подхватив под руку обреченно закатившего глаза Верджила, упорхнула из палаты.

Рей осталась, напряженно вглядываясь в показатели приборов, размышляя, что еще она могла бы сделать.

Из размышлений ее вырвал звук открывшейся двери. Разъяренная Рей резко повернулась, намереваясь прогнать очередного посетителя, и выдохнула, увидев Верану.

- Поужинай с нами, - просто произнесла глава дома Наберри.

Рей посмотрела на часы – полночь. Удивленно вскинула брови: для ужина все-таки поздновато, перевела взгляд на Верану, которая молча ждала. Что-то было не так. Рей нахмурилась и отрывисто кивнула, еще раз глянула на приборы и пошла вслед за пожилой женщиной.

Ужин накрыли в библиотеке, что тоже было редкостью. Рей мрачно оглядела большое помещение, в котором, кроме них с Вераной, были еще Арневина, Реиш и Хан. К последнему и направилась Рей, села рядом на диван, подобрала под себя ноги, просунула руку под локоть мужчины и склонила голову ему на плечо. Соло нервно выдохнул, его напряженная поза немного расслабилась, в покрасневших глазах стояли слезы, которые он сердито смахнул.

- Я рад, что ты в порядке, малышка, - хрипло произнес мужчина.

Рей промолчала, только прижалась плотнее к Соло.

Еды было вдоволь, но толком к ней никто не прикоснулся, как и к чудесному набуанскому вину.

- Нам нужно решить, что делать дальше, - начала Верана, - для этого я и собрала вас здесь, только членов семьи, - женщина вздохнула, побарабанила пальцами по ручке кресла, - По Дэмерон стал официальным главой Сопротивления, Лея прочила его в свои преемники, и он не преминул занять ее место сразу же. И сразу же объявить об этом. А так же о том, что он обвиняет Первый орден в организации взрыва с целью сорвать мирный саммит, утверждает, что у Ордена никогда не было мирный намерений.

- Что? – удивилась Рей, - организация взрыва? Прости, Верана, я не совсем понимаю. Взрыв был намеренным?

- Ну уж не дроидов закоротило, - насмешливо ответил ей Реиш и тут же посерьезнел, - Рей, это был преднамеренный взрыв, бомба с термальным детонатором на основе барадия, это подтвержденный, уже задокументированный факт. И Дэмерон, - Реиш поморщился, - требует головы виновных. Он считает, что это спланированная акция Первого ордена.

Рей зажмурилась, помассировала виски.

- Стоп, постойте, я не понимаю. Это же глупое обвинение. Люди Первого ордена пострадали так же, как и Сопротивление. Верховный лидер лежит в состоянии комы! Он что сам себя подорвал?!

- Зато Хакс жив и здоров, - произнес Реиш, - Дэмерон считает, что в рядах Первого ордена – раскол. Тем более что все знают: Хакс и Рен никогда друг к другу симпатий не питали. А теперь генерал одним взрывом убил сразу двух кааду: убрал Лидера, чтобы самому стать им, сорвал мирный саммит, потому что в его интересах продолжать войну.

Рей закусила губу, вспомнились слова Хакса о том, что они с Кайло научились работать друг с другом, что замены и рокировки им не нужны. Получается, что генерал врал ей? Лукавил? Недоговаривал? Рей стиснула пальцы на плече Хана так, что тот удивленно посмотрел на нее. Лейк с ужасом осознавала, что не верит в виновность Хакса, не верит в то, что во взрыве виноват Первый орден. Нет! Этого быть не могло.

- Вы же говорили, что Первый орден инициировал саммит, - растеряно произнесла Рей.

- И что? – передернул плечами Реиш.

Да, он был прав. Сто тысяч раз прав. Но что-то мешало Рей поверить в гнусный замысел Хакса или кого-то другого из Первого ордена. В любом случае у них нет доказательств.

Последнюю фразу Рей произнесла вслух.

- А мы здесь не для того, чтобы искать доказательства, - подала голос Арневина, пристально глядя в окно, - мы здесь для того, чтобы решить, что делать дальше. Конечно, окончательное решение принимать Сенату и королеве, но мы – семья Наберри, наше слово значит очень много.

И это было верно. Их слово могло задать будущий политический курс, по которому пойдет Набу. Поддержат ли они Сопротивление или Первый орден, это будет значить очень много. Рей все же потянулась к бутылке вина, неловко налила себе, расплескав половину жидкости, сделала большой глоток, поморщилась.

- Что тебя смущает, дорогая? – Верана смотрела пристально, внимательно.

Рей отвела взгляд. Что ей сказать? Что она не верит в виновность Первого ордена? Но это так глупо!

Вместо этого Рей произнесла:

- Набу всегда сохраняли нейтралитет. Я думаю, что этого курса надо придерживаться и дальше.

Верана одобрительно кивнула.

- Есть одна проблема, - вздохнула Арневина, поворачиваясь к остальным, - мы можем сохранять нейтралитет, у нас достаточно ресурсов и войск, чтобы держать оборону. И дорого продать свой нейтралитет, если Первый орден или Сопротивление попробуют ввести в систему свои войска. Но саммит сорван на нашей территории, пострадали не только члены Первого ордена и Сопротивления, пострадали союзники с обеих сторон, а также союзники Набу. Чтобы сохранить лицо, успешно отстаивать в дальнейшем свою позицию, аргументировано вести дебаты и сохранить союзы, многие из которых теперь под угрозой, мы должны узнать, кто организовал взрыв. И, - Арневина посмотрела на Рей, ее суровый голос смягчился, - Рей, я понимаю твою симпатию к Первому ордену, но если виноваты они, мы не сможем это скрывать.

Повисла тишина. Рей нервно сглотнула, облизала пересохшие губы, хотела отпить еще вина, но вся застыла, почувствовала, как Хан высвободил свою руку из ее пальцев и обнял. А Рей вдруг осознала, что всегда забывала, глядя на жизнерадостную и немного беспечную Арневину, что подруга была королевой Набу два срока и что рассуждает она, как опытный и хладнокровный политик, выбирает, что лучше для ее планеты и для ее семьи, поступаясь своими и чужими чувствами и привязанностями.

- Я понимаю, - произнесла Рей, хриплый голос словно принадлежал кому-то другому.

- У нас есть пара дней форы, - произнес Реиш, - Дэмерон пока разговаривал только с нами. Но он настаивает на общем собрании. Рей, как скоро Верховный лидер сможет принять в нем участие?

Рей почувствовала, как вздрогнул Хан.

- Я не знаю, - покачала головой, - это практически невозможно спрогнозировать.

- Плохо, - покачал головой Наберри, - ему лучше бы присутствовать.

Рей и сама это понимала, но что она могла сделать, кроме того, что уже сделала? Ощущение собственного бессилия накрыло с головой. Она бесполезна. Бесполезна как врач, как политик, как член этой семьи. Настали тяжелые времена, а толку от нее никакого. Впрочем, рефлексировать сейчас точно не время. Рей тряхнула головой, слова о барадиевом детонаторе не давали ей покоя. Она знала кое-кого, кто мог бы пролить свет на эту историю. В конце концов, кто бы ни устроил взрыв, он где-то приобрел бомбы, или составляющие компоненты. А значит, пора использовать хотя бы свое прошлое, чтобы помочь.

- Мне нужно оружие, - произнесла Рей.

Верана удивленно вскинула брови.

- Малышка, - подал голос Хан, - что ты собралась сделать?

- Что-то маленькое, не очень приметное, - предпочла не отвечать Рей.

Глава дома Наберри пристально посмотрела на Лейк, в глазах ее мелькнуло беспокойство и…понимание. Рей словно ледяной водой окатили. Она вдруг осознала, что Верана знает, всегда знала, что за фасадом девочки из приличной семьи, одной из лучших студенток университета, скрывалось лицо монстра. Она всегда это знала и никогда не осуждала. Лейк нервно сглотнула. Нет, она не хотела возвращаться к своему прошлому. Но, кажется, выбора у нее нет.

Верана тем временем подошла к домашнему сейфу и вытащила оттуда небольшой бластер, маленький, компактный, легкий, протянула Рей. Лейк деловито проверила заряд, взвесила бластер на руке, прицелилась в стену.

- Ты и стрелять-то…- начал Реиш.

- Я прекрасно стреляю, - оборвала его Рей, обвела взглядом всех присутствующих, - я не собираюсь никого убивать, никому угрожать. Просто…наведаюсь кое-куда, - и, пресекая дальнейшие возражения, отрезала, - одна.


========== 2.04 ==========


Back in black, I hit the sack

I’ve been too long, I’m glad to be back


Рей собиралась быстро: леггинсы, серая туника без рукавов, перехваченная на талии широким кожаным поясом, высокие сапоги. Отыскала в шкафу наплечную кобуру, пожалела, что у нее нет второго бластера. Впрочем, если все пройдет нормально, то ей и единственный не понадобится. Еще нашелся вибронож, который женщина засунула за голенище сапога. Не то чтобы она была хороша в обращении с ним, но случаи бывают разные. На голове Лейк соорудила три пучка, поморщилась: дурацкая прическа! Она столько лет ее не носила.

В дверь аккуратно постучали в тот момент, когда девушка накидывала на плечи старую, потертую кожаную куртку, которая была больше размера на три, зато надежно скрывала бластер.

-Войдите! – откликнулась Рей, замерев на середине комнаты и раздумывая о том, не понадобится ли ей еще что-то с собой.

- Малышка, - Хан выглядел обеспокоенным, - что ты задумала?

Посвящать Соло в свои планы Рей не собиралась ни в коем случае, слишком многое придется тогда рассказывать и объяснять.

- Все будет в порядке, Хан, - спокойно ответила Рей, - в конце концов, меня воспитывал лучший контрабандист и авантюрист в галактике, - женщина попыталась улыбнуться.

- Я ведь не о том спросил, – вздохнул Хан, подходя ближе, внимательно оглядывая Рей, потом заправил ей за ухо выбившуюся из прически прядь волос, - я не могу потерять еще и тебя.

Дыхание перехватило, защемило сердце от этих слов. Рей сморгнула слезы.

- Все будет хорошо, - голос дрожал, - я не пропаду.

Она порывисто обняла Соло и решительно зашагала к двери.

***

Принято считать, что Набу – планета благополучная, что в Тиде - одни музеи и замки, что здесь высокий уровень жизни и крайне низкий уровень преступности. Это не совсем так, просто не нужно заходить в те места, где, оказавшись, ни за что не поверишь, что это Набу, где обстановка больше подходит трущобам беднейших планет Внешнего Кольца. Власти города знают об этом районе, но ничего не делают. Потому что каждый раз, когда они пытаются, это заканчивается плохо. Политика игнорирования и невмешательства.

На Набу живут люди и гунганы, бок о бок существуют два королевства. Но есть еще и третье. Здесь свои законы, правила и порядки. Здесь свои короли, аристократы и нищие. Здесь процветает преступность, проституция, наркоторговля, подпольные бои и незаконные ставки, игорные дома самого разного пошиба. Изнанка благополучной планеты, куда порядочным гражданам нет хода. Почти нет.

Впервые Рей оказалась здесь, когда ей было пятнадцать с половиной лет. В Королевском пансионе у нее была подружка по имени Джессика Пава – девочка из хорошей семьи, чей папа был помощником министра финансов Набу, а мама одним из членов Сената планеты. Джессика прилежно училась, нравилась учителям, не раздражала учениц, каждому была приятельницей, другом и советчиком, со всеми находила общий язык. Тихая, прилежная, старательная ученица. Они с Рей быстро сдружились, точнее Пава взяла ее под свое крыло, почти навязала нелюдимой Лейк дружбу. Она же привела ее в Такодану к Маз, познакомила с Дэйвом, который промышлял наркоторговлей и подсадил Рей на спайс, и всей развеселой компанией социального дна Тида.

Такодана сияла огнями, нечто среднее между баром и ночным клубом, заведение Маз Канаты, которое сама хозяйка именовала кантиной, славилось, прежде всего, своими подпольными боями без правил, на которых хозяйка, - которая, кроме этого не брезговала промышлять контрабандой и торговлей спайсом, - зарабатывала огромные деньги. Маз знала в этом городе всех и вся, если кто-то и мог помочь Рей, навести ее на след подрывника, то это она.

Лейк направилась к дверям, рядом с которыми дежурили два амбала. И ожидаемо один из них перегородил ей дорогу.

- Куда-то спешишь, красотка? – он ленивым взглядом окинул хрупкую фигуру Рей, - что-то я тебя здесь не припомню раньше.

- Я тебя тоже, - фыркнула Рей, - мне нужно к Маз.

Амбалы переглянулись.

- Прямо сразу и к Маз, - протянул один, - ты от кого-то, детка?

- Сама по себе, - отрезала Рей.

- Тогда даже и не знаю, - они явно издевались, переглядывались, ухмыляясь.

Рей нахмурилась, поморщилась и произнесла:

- Передайте Маз, что пришла Ниима.

Повисла тишина, тот, что подальше, застыл, потом подошел ближе, грубо бросил:

- Ниима давно мертва.

- Я похожа на мертвую, дорогуша? – процедила Рей, походя ближе, чуть откидывая полу куртки, демонстрируя кобуру, - так что?

Амбалы переглянулись, один нырнул внутрь. Рей закурила, лениво разглядывая разношерстную публику, что наводнила улицу перед кантиной. Две проститутки подхватили под руки вхлам пьяного мужчину средних лет, смеясь и что-то щебеча тащили его куда-то, мужчина, явно нездешний, вяло сопротивлялся; два парнишки прошли мимо, поигрывая виброножами, покосились на Рей, но не увидели в ней легкую добычу и поспешили прочь; молодая девушка с лихорадочным и голодным блеском в глазах, нервно озираясь, скользнула в кантину, амбал пропустил ее беспрепятственно; еще двое мужчин, по виду явные контрабандисты, вошли внутрь с шутками-прибаутками, по-свойски похлопывая амбала по плечу. Рей ждала.

Второй охранник показался в дверях внезапно, вид имел бледный и трясущийся. Лейк холодно улыбнулась: старая Маз не теряет хватки и по-прежнему держит подчиненных в страхе.

- Вввы можете пппройти, мисс Ниима, - дрожащим голосом заявил охранник.

- Спасибо, - Рей не спеша докурила, кинула окурок на землю, затоптала носком сапога и направилась внутрь.

Маз встретила ее в своем небольшом кабинете, находившемся на втором этаже. Маленькая женщина поднялась из-за стола, раскрывая Рей объятия.

- Ниима! Это действительно ты!

Рей обняла Канату в ответ.

- А я думала, кто посмел назваться твоим именем, - посмеиваясь Маз прошла к небольшому шкафчику, достала бутылку виски и, не спрашивая, налила два стакана, - присаживайся.

Рей опустилась на большой диванчик, взяла стакан

- За встречу, - Маз чокнулась с Лейк.

Рей пригубила виски, под пристальным взглядом Канаты откинулась на спинку диванчика, закинула ногу на ногу, повертела стакан в руке, отпила еще, раздумывая, как начать разговор.

- Ну уж не тяни, - проворчала Маз, - зачем пожаловала?

- Я не могу зайти просто так? – Рей посмотрела в глаза хозяйке кантины.

- Деточка, ты здесь не появлялась больше пяти лет, ты за дуру меня держишь?

Рей передернула плечами, предпочитая промолчать.

- Впрочем, - глаза Маз за толстыми стеклами очков лукаво блеснули, - давай я угадаю.

Рей хмыкнула, отпивая виски, чувствуя, как тепло разливается по телу, на висках выступил пот, в кабинете было жарко и душно.

- Ты хочешь знать, кто взорвал дом Наберри.

Рей вздрогнула и допила виски, выпрямилась на диване, сжала стакан в пальцах.

- Расслабься, - проворчала Маз, - это не я и не мои люди.

Рей скептически поджала губы.

- И не надо меня подозревать! – повысила голос женщина, - я таким не промышляю!

Лейк закусила губу, повертела стакан в руках, вся она была, как натянутая струна, напряженная, вынужденная поза, нервное постукивание пальцев по стакану.

- А кто промышляет? – хрипло спросила Рей.

Повисла тишина, Маз сделала пару шагов по кабинету, туда-сюда, задумчиво пожевала губу, кинула на Рей пару быстрых взглядов, поморщилась, снова прошлась по кабинету и остановилась прямо перед Лейк.

- Что я получу за это?

- Я заплачу, - тут же отозвалась Рей, - у меня есть кредиты.

- Знаю-знаю, - проворчала Маз, - у тебя есть кредиты, у Наберри есть кредиты. Но, деточка, мне и своих достаточно.

Рей прищурилась, оглядела Канату с головы до ног, чуть склонила голову на бок, ожидая, что женщина скажет дальше, но та молчала.

- Хорошо, - Лейк заговорила первой, - чего ты хочешь, если не денег?

Повисла тишина, в которой Рей слышала, как внизу ревет толпа, звуки ударов на ринге, пьяные выкрики и вопли восторга. По вискам струился пот, ей казалось, что толпа скандирует ее имя, как когда-то: «Ниима! Ниима! Убей! Убей!» Рей помотала головой, отгоняя непрошеные воспоминания. Это далеко. В прошлом. Ниимы больше нет. Она умерла. Умерла? Но вот она сидит здесь, в Такодане, пьет контрабандный виски и на голове ее красуются три пучка. Дурацкая прическа! Как же она ее ненавидит! Рей передернуло, по спине прошла дрожь, рука со стаканом в ней мелко-мелко дрожала. Твою-то мать!

- Не стоит так нервничать, - проворчала Маз.

Рей вздрогнула, с недоумением уставилась на женщину, а та отобрала у Лейк стакан, ловко наполнила его снова и буквально впихнула в руки Рей.

- Я хочу, - Маз уселась в глубокое кресло напротив, почти исчезнув в нем, - чтобы ты устроила мне встречу с Вераной Наберри.

- Что? – опешила Рей, не донеся стакан с виски до рта, - прости?

Может быть, она ослышалась? Зачем Маз встреча с Вераной?

- Что слышала, - грубовато ответила Маз, - я хочу встретиться с Вераной Наберри.

- Но зачем? – не выдержала Рей.

- Это уже мое дело, - отрезала Маз.

- Нет уж! – Лейк залпом выпила виски, закашлялась, - если уж ты просишь о встрече, изволь сказать зачем!

Глаза Маз опасно сузились, губы скривились в недовольной усмешке, она чуть подалась вперед, словно намеревалась ударить Рей.

- Деточка, - скрипучий голос не предвещал ничего хорошего, - ты не в том положении, чтобы требовать от меня ответа. Напоминаю: это ты пришла сюда в качестве просительницы, это тебе нужна информация. Я сказала тебе, как ее оплатить. Не нравится цена? Выметайся отсюда! Или я велю тебя выкинуть!

Рей застыла, на нее словно ушат ледяной воды вылили. Крифф! Она совсем расслабилась, забыла, где она и кто перед ней.

- Прости, - повинилась Рей, - я забылась.

- Именно, - процедила Маз, помолчала немного и вдруг улыбнулась, - но я забуду об этом инциденте, тебя, деточка, я слишком люблю. И не надо так паниковать, я не собираюсь причинять Веране вред. У меня к ней…деловое предложение.

Рей натянуто улыбнулась и тихо произнесла:

- Хорошо. Я устрою тебе встречу. Верана мне не откажет.

- Знаю-знаю, - отмахнулась Маз, проворно выбралась из кресла, схватила Рей за руку и потянула к огромному окну, которое занимало почти всю стену ее кабинета, и через которое отлично было видно ринг. Там на шестах сражались две девушки.

- На кого бы ты поставила? – поинтересовалась Маз.

Рей чуть склонила голову на бок, с минуту понаблюдала за девушками.

- На блондинку.

- Вот и я, - Каната расплылась в улыбке, - ее зовут Кай, одна из лучших. И она может помочь тебе.

Рей бросила на Маз быстрый взгляд, приподняла брови в немом вопросе.

- Идем, - произнесла Маз и засеменила к двери, на пороге остановилась, - только оружие оставь. В конце концов, ты и так нарушила правила, - хозяйка кантины лукаво улыбнулась и исчезла за дверью.

Да, верно, все оружие в заведении Маз оставляли на входе, убить друг друга ее гости, правда, могли и голыми руками. Но хотя бы процент увечий и трупов был чуть ниже, чем в других заведениях района. Рей стянула с плеч куртку, кобуру кинула прямо в кресло. И вышла вслед за Канатой.

Сколько раз она спускалась по этой шаткой лестнице, где перила были чуть ниже, чем необходимо, скользила рукой по пластику, он был весь в зазубринах и выбоинах, и Рей помнила каждую из них. В общем зале было шумно, дымно, полно народу. Бои без правил Маз всегда пользовались популярностью. Расталкивая толпу, Маз решительно двинулась к рингу, Рей следовала за ней. На нее косились с интересом и удивлением, но пока молчали. Лейк скользила равнодушным взглядом по лицам, но знакомых не находила. Оно и к лучшему.

Девушки на ринге закончили бой, победила блондинка. Разгоряченная, веселая, несмотря на внушительный кровоподтек на скуле, Кай спрыгнула с возвышения.

- Молодец, - похвалила ее Маз, и девушка заулыбалась еще шире, - зайди позже за платой.

Кай коротко кивнула, потом посмотрела на Рей, которая откровенно разглядывала ее. Симпатичная с забавной прической в виде двух бубликов над ушами, хорошо сложена, мышцы натренированы, излишне худая, быть может, но это, скорее всего, от недостатка хорошего питания. Откуда она? Как сюда попала? И что потребует за помощь?

- Это Ниима, - представила ее Маз.

Глаза Кай расширились от удивления, рот приоткрылся, она смотрела с недоверием и толикой восхищения. Рей поморщилась.

- Та самая Ниима? – голосок девушки взмыл вверх, привлекая внимание окружающих, на них стали оглядываться, по толпе пробежал шепоток.

Рей тяжело вздохнула, конфиденциальность сохранить не получится.

- Та самая, - коротко хохотнула Каната и посерьезнела, - ей нужно, чтобы ты свела ее с Марти.

Кай вскинула брови, улыбка потухла.

- Я не могу водить к Марти кого попало, - отрезала девушка.

- Я заплачу, - глухо произнесла Рей, - тебе и Марти.

- У меня есть кредиты! – гордо вскинула голову Кай.

Лейк тяжело вздохнула. Да что же сегодня за ночь такая? Никому не нужны кредиты. Это нонсенс. Может быть, хоть этот неведомый Марти окажется жадным до кредитов?

- Но, - Кай вдруг озорно улыбнулась, - я предлагаю тебе сразиться со мной. Победишь – отведу к Марти, нет – не обижайся.

Рей вздрогнула. Да твою-то мать! Только этого ей не хватало. Слишком много воспоминаний уже, невыносимой тяжестью давящих на плечи, так, что пересыхает во рту и кружится голова. Лейк кинула взгляд на ринг. Снова оказаться там? Немыслимо! Да и растеряла она уже давно свои навыки. Великая Сила! Это же просто невозможно!

- Шесты, - свой надтреснутый голос Рей с трудом узнавала, как и саму себя, решительно скинувшую сапоги – она всегда дралась босиком, так ноги меньше скользили по дюракриту – и направившуюся к рингу.

Одна ее часть вопила: что ты, блять, творишь, идиотка?! Вторая злобно ухмылялась. Если ее помнят здесь спустя пять лет, то может быть, у нее есть шанс? Да, девчонка хороша, но Рей была первой среди лучших, пусть сейчас и растеряла свою форму.

Рей прошлась по площадке, вспоминая ее размеры, взвесила в руке шест, примерилась к длине, повела плечами, крепче сжала оружие в потеющей ладони и замерла, ожидая противницу. Толпа замерла, заколыхалась, слышались выкрики ставок. И они были высоки, потому что новость о том, что Ниима вернулась, быстро разнеслась по кантине. Пусть Кай была хороша, но Рей была живой легендой этого места. Казалось, что толпа стала больше. Да, Маз соберет сегодня хорошую выручку.

Кай двигалась стремительно, на губах ее играла озорная и радостная улыбка. Что такое, девочка? Нет достойных противников? Или тебе нужно утвердиться? Но не сегодня. Рей поняла это вдруг с ошеломляющей ясностью. Она победит. Она должна это сделать. Ради Наберри, ради своей названной семьи.

Кай двигалась хаотично, без какой-либо системы, удар был сильным, но поставленным плохо. Похоже, что она была самоучкой, как и сама Рей. И новичком, если только не притворялась таковой, чтобы сбить Рей с толку. Сама Лейк показывать свои умения не спешила, она ушла в глухую оборону, раз за разом встречая удары Кай как бы в последний момент. Спина неприятно отзывалась на каждое движение, Рей старалась игнорировать боль, которая нарастала с каждой минутой. И присматривалась к противнице. Так крутилась волчком, прыгала, нападала со всех сторон, загоняя Лейк в угол, и та позволила ей это сделать. Она подметила несколько слабых сторон девушки и намеревалась их использовать.

Кай теснила ее к краю ринга, удар сверху, сбоку, снизу. Шесты сталкивались с глухим стуком, вибрировали в руках, удары отзывались резкой болью в спине и дрожью в мышцах. Даже на Салине Рей была в лучшей физической форме. И если бы не это, то Лейк не стала бы так долго присматриваться к Кай, изматывая ее. Лейк намеренно пропустила удар в бедро, ушла от следующего удара по голени, припала на одно колено, якобы оступившись, и поднырнув под руку с занесенным шестом, оказалась позади Кай, вскочила на ноги. Но девчонка оказалась проворнее, чем ожидала Лейк, она успела развернуться боком, встречая шест Лейк в воздухе. На мгновение они замерли друг напротив друга, шесты сцепились. Толпа замерла, затихла, а потом взорвалась криками, поддерживающими и Кай, и Нииму. Кай тяжело дышала, по вискам ее струился пот, с удивлением Лейк осознала, что ее противнице этот бой тоже давался нелегко. Рей нехорошо улыбнулась, отпрыгнула назад, расцепляя шесты, и напала. Удар, удар, удар, теперь уже она теснила противницу, скользила по дюракриту, вскрикивала от ярости, шест в руках танцевал и бился, словно неведомый пойманный зверь. Зверь, которым она управляет. Зверь, которым она сама была. Как когда-то давно. Душный притон, вопли толпы и вкус спайса на губах. Рей поймала себя на том, что улыбается, счастливо, дико, свободно. Движения были плавными, четко выверенными, продуманными. Больше никакой игры. И снова они замерли на середине ринга, слишком близко друг к другу, так, что Рей могла разглядеть мельчайшие изъяны кожи на лице противницы. Кай больше не улыбалась, в карих глазах мелькнул страх. С криком блондинка отпрыгнула назад, Рей замерла с занесенным шестом.

- Молодец, - вдруг послышался голос, - но используй Силу. Поверь, так тебе будет легче.

В углу ринга, сложив руки на груди, стоял Энакин, на губах его играла легкая улыбка, он оценивающе смотрел на Рей.

- Девочка – серьезный противник.

- Это я и без тебя поняла! – мысленно огрызнулась Рей, обходя противницу по широкой дуге, намереваясь напасть сбоку.

Спина болела немилосердно, по лицу и шее струился пот, прическа растрепалась, и волосы лезли в глаза и рот.

- Используй Силу, - нудным тоном произнес Скайуокер.

- Энакин! – рявкнула Рей, - ты меня немножко отвлекаешь!

Кай ринулась в атаку первой, и Рей пропустила ее удар, отвлекшись на призрака Силы. Она упала на спину, в глазах расцвели звезды от невыносимой боли.

- А ты не отвлекайся, - донесся до нее самодовольный голос.

Слепая от боли, Рей каким-то чудом встретила удар соперницы. Чудом ли? Мир словно замедлился, краски стали тусклее, а звуки тише. Да. Вот оно. Рей, наконец, поняла, о чем говорил Энакин.

- Ну ты и ублюдок! – простонала Рей мысленно и добавила пару ругательств на хаттском.

Нет, она не видела его из такого незавидного положения, но была уверена, что Скайуокер улыбается.

Каким-то немыслимым образом Рей знала, что сделает Кай в следующий момент. Предугадывала действия противницы. Она извернулась, перекатилась, ушла от удара, который мог ее серьезно покалечить, и вскочила на ноги, встречая удар Кай. И с этого момента больше не была намерена давать девчонке ни секунды преимущества. В конце концов, на ее стороне Сила, которой нужно только воспользоваться. Если бы она еще толком знала, как это делается!

Удар, снова удар. Без жалости, без симпатии. Пусть это нечестно, но она использует то, что дано ей от рождения, чтобы победить.

- А ты думаешь, что раньше только своими силами побеждала? - фыркнул неугомонный призрак в углу ринга, - ты, конечно, хороша, но Сила всегда была с тобой.

- Спасибо за комплимент! – парировала Рей, выворачивая запястье так, что сустав хрустнул.

А следующим движением, не дав Кай завершить удар, выбила шест из руки девушки, ударила по ногам, так, что блондинка полетела на пол, ударилась плечом, выбивая сустав, вскрикивая от боли. Рей подлетела к девушке и приставила шест к горлу. С Лейк градом катился пот, ноги дрожали, грозя подогнуться в самый неудобный момент, костяшки пальцев, сомкнутых на шесте, побелели от напряжения. Со спины словно снова содрали кожу, боль не давала нормально мыслить

- Сдавайся, - хрипло произнесла Рей.

И Кай подняла здоровую руку, показывая, что сдается.

Рей кивнула, отступая, убирая шест.

- Ниима! – неистово взревела толпа.

Рей прикрыла глаза, чувствуя смертельную усталость во всем теле. Ужасно хотелось пить, и курить, и спать. Но ее ночные приключения, похоже, только начинались.

Энакин сухо кивнул и исчез. Вот ведь сволочь!

Рей повернулась к Кай, которая пыталась неловко встать – мешала покалеченная рука. Окинув девушку критическим взглядом, Лейк предположила вывих плечевого сустава. Вздохнув она подошла к Кай, протянула руку.

- Давай помогу, тебе нужен врач.

Блондинка с сомнением посмотрела на Рей, чуть помедлила, но руку все же подала. Так, взявшись за руки, они спустились с ринга. Толпа взвыла от восторга, толпа кричала, улюлюкала и бесновалась. К ним с трудом протолкалась Маз, хозяйка кантины довольно улыбалась.

- Ты получишь свою плату, Ниима. Это был отличный бой.

- Мне не нужны кредиты, - сухо ответила Лейк, - мы можем поговорить в твоем кабинете?

- Конечно, - кивнула Маз.

Рей буквально протащила Кай через толпу, блондинка почти повисла у нее на плече. Они с трудом поднялись по лестнице. В кабинете Рей усадила девушку в кресло и велела ей снять майку.

- Ты что, врач? – скептически посмотрела на нее Кай.

- Врач, - отпарировала Рей, ответом ей был недоверчивый взгляд и удивленно приподнятые брови. Но майку девчонка все-таки сняла. Рей быстро ощупала сустав, затем вытащила из бара бутылку кореллианского виски и налила стакан до краев

- Пей, - приказала.

- Мне будет трудновато отвести тебя к Марти, если я буду пьяна, - произнесла блондинка.

- Если ты не будешь пьяна, ты помешаешь мне вправить сустав, - парировала Лейк.

- Я могу вытерпеть любую боль! – гордо вскинула голову девушка.

Рей тяжело вздохнула и снизошла до объяснений:

- Дело не только в боли. Мне нужно, чтобы твое тело было максимально расслабленно.

Секунду Кай сверлила ее взглядом, а потом все же приняла стакан. Вошедшая в кабинет Маз молчала, замерев у двери и не вмешиваясь. Опьянела Кай почти мгновенно, Рей и Маз уложили девушку на диван.

- Придерживай ее, - тихо велела хозяйке кантины.

Рей осторожно взяла руку девушки, отвела под прямым углом и медленно потянула на себя. Кай дернулась, но Маз держала ее крепко. Раздался легкий, почти неслышный щелчок. Кай шумно выдохнула.

- Маз мне нужно из чего-то соорудить повязку, - произнесла Лейк, все еще придерживая руку.

Каната принесла откуда-то большой цветастый платок, и Рей быстро соорудила косыночную повязку.

- Крифф, - пьяным голосом пробормотала Кай, - ты и впрямь доктор.

Лейк невесело усмехнулась и помогла девушке сесть.

- Теперь отведешь меня к Марти?

- Конечно, мы же договорились, - протянула блондинка и встала, чуть пошатываясь, прошла по кабинету, потрясла головой.

Взгляд ее из мутного стал чуть более осмысленным.

- Идем.

Рей встала, у двери ее придержала Маз.

- Погоди, Ниима.

Хозяйка кантины долго и пристально смотрела в лицо Рей, словно хотела запомнить мельчайшие ее черты, словно – почти наверняка! – они виделись в последний раз. Потом со вздохом отпустила руку.

- Снова ведь пропадешь на неопределенный срок, - проворчала Каната, а потом, покопавшись в шкафу, достала шест черного цвета, блестящий и гладкий, не из дерева и не из пластика, - это тебе.

Рей вопросительно приподняла брови.

- Это тебе, - повторила Маз, - он тебе пригодится. И еще, вот, - Каната вытащила из-за пазухи бластер, такой же маленький, как у Рей, - это тебе тоже пригодится.

Рей осторожно взяла бластер, повертела в руках, приноравливаясь, но все еще с подозрением косилась на шест.

- Это кортозис, - ответила Каната на невысказанный вопрос.

Глаза Рей расширились от изумления, она быстро протянула руку, пальцы замерли в миллиметре от шеста. Легендарный кортозис! Металл, способный нарушать работу световых мечей! Бесценная реликвия!

- Нет, - выдохнула Рей, убирая руку, хотя схватить шест и бежать, пока Маз не передумала, хотелось больше всего на свете, - я не могу его взять. Это слишком дорого.

- Не говори ерунды, - проворчала Маз, - мне он ни к чему. А тебе, деточка, судя по всему, еще пригодится.

Рей нервно сглотнула.

- Бери, - услышала за спиной ставший уже почти родным голос призрака Силы, - не ломайся! Это бесценный подарок.

Подавив в себе желание закатить глаза, Рей осторожно взяла шест. Он был непривычно легким, кожаная оплетка приятно легла в руку. Лейк облизала губы, все еще не в силах поверить своим глазам.

- Спасибо, - выдавила хриплым голосом.

Маз лишь передернула плечами. Затем заставила Рей наклониться, обняла, расцеловала в обе щеки, велела не забывать старушку, напомнила про обещание насчет встречи с Вераной и буквально вытолкала ее и Кай за дверь.

***

Есть в гетто места, куда даже свои стараются лишний раз не соваться. Эта часть района была именно такой – самой бедной. И самой озлобленной и опасной. Они привлекали внимание, и Рей пришлось скинуть куртку, повязав ее вокруг пояса, демонстрируя всем два бластера. Шест висел за спиной, почти не ощущаясь. Кай шла без оружия, но, кажется, ее здесь знали, пару раз кивнули в приветствии, почти дружелюбном, косились на Рей, но ничего не говорили. Только сплевывали презрительно – она была не из их мира.

- А ты училась здесь, на Набу? – с любопытством спросила Кай.

- Да, - коротко ответила Рей, она не была настроена болтать, это отвлекало. А чем дальше они забирались в трущобы, тем страшнее становилось, косые взгляды, подозрительные шорохи. Пару раз Рей резко оборачивалась, ей казалось, что за ней следят. Инстинкты вопили о том, чтобы она убиралась отсюда и поскорее.

- Я тоже хочу поступить в университет, - блондинка, кажется, вовсе не боялась этого места. Впрочем, если она здесь выросла, то ничего удивительного, - но на какую-нибудь техническую специальность. Я коплю деньги, а Маз - честная, она хорошо платит своим бойцам.

Рей рассеянно кивала и хмурилась. Ей было не страшно, но тревожно, она была готова чуть что ринуться в бой или палить хоть бы и в пустоту, если она покажется ей опасной.

- А ты тоже накопила денег у Маз? – полюбопытствовала Кай.

Рей поджала губы. Если бы она не была такой дурой, когда была примерно в возрасте Кай, то накопила бы, вместо этого она спускала весь свой заработок…куда? Она и сама сейчас не помнила: на вульгарные шмотки, на гулянки в забегаловках, на выпивку, на своего парня. И на спайс. Ради него она была готова на многое. В том числе и на убийство. Рей нервно затрясла головой. Не время и не место для воспоминаний.

- Сколько тебе лет? – вместо ответа спросила Рей.

- Девятнадцать, - ответила девушка.

Рей тяжело вздохнула.

- Если все пройдет гладко, я оплачу тебе учебу в Королевском Университете Набу, любую выбранную тобой специальность.

- Мне не нужны… - гордо завела Кай.

- Считай это надбавкой за обеспечение моей безопасности, - оборвала ее Лейк.

Они остановились у входа в какой-то грязный притон. Повеяло знакомым запахом. Рей обреченно прикрыла глаза.

- Полагаю, мы пришли, - процедила и первая вошла внутрь.

Здесь плыл наркотический дурман, на грязных тюфяках лежали люди в разных позах, одни из них блаженно улыбались, другие кричали от ужаса, третьи и вовсе не подавали признаков жизни, погруженные в наркотический сон, что давал спайс. И плыл по воздуху удушливый, терпкий и пряный запах, забивающий дыхательные пути, отравляющий легкие, заставляющий голову быть одновременно тяжелой и легкой. Восхитительно пустой. Рей невольно замерла, попятилась, задрожала, вспоминая, как это. Великая Сила! Ведь и она когда-то…

- Идем! – Кай решительно схватила ее за локоть и потащила куда-то, без стука распахнула дверь, и они оказались в небольшой комнатушке, заваленной всяким хламом.

Развалившись в кресле, их встречал невысокий, невзрачный белобрысый паренек, чье лицо все было обсыпано угрями, а сальные волосы в беспорядке спадали на лоб, закрывая трусливо поблескивающие глаза. Он заметно напрягся при их появлении, а потом расцвел в улыбке – одного переднего зуба у него не было.

- Кай! – протянул он, - детка! Так рад тебя видеть, - он перевел взгляд на Рей, оценил и ее кобуру, и шест за спиной, - а это кто?

- Подруга, - коротко ответила Кай, мгновенно подобравшись и посерьезнев, став неуловимо старше.

- Что же, - развел руками парень, поднимаясь, - друзьям Кай здесь всегда рады! Я Марти, - он протянул Рей руку с грязными, обломанными ногтями.

С опаской Лейк пожала ее, подавляя в себе желание брезгливо вытереть ладонь об одежду.

- У нее к тебе дело, - продолжила тем временем Кай, - она хорошо заплатит.

- Сколько? – тут же поинтересовался Марти, мгновенно оценив и стоимость вещей, что были на Рей надеты, и ее манеру держаться.

- Зависит от того, сумеешь ли ты дать мне ответы на мои вопросы, - холодно произнесла Лейк, огляделась по сторонам, но не найдя достаточно чистой поверхности, чтобы присесть, просто прислонилась к стене. Закурила, выпуская дым прямо в лицо Марти, и прикрыла глаза, чувствуя, как немного расслабляется ее тело.

- У меня есть хороший спайс, если хочешь, - внимательно посмотрел на нее парень.

- В жопу его себе засунь, - грубо ответила Рей, - мне нужно знать, кому ты продал бомбы с барадием.

Марти замер, мгновенно растеряв весь свой дружелюбный вид. Он вгляделся в лицо Рей пристальнее. Женщина напряглась. Возможно, он знает ее? Знает Нииму. Или, что было бы совсем нежелательно, знает мисс Рею Лейк. Впрочем, в белесых глазах парня не мелькнуло узнавания, либо он просто очень хорошо собой владел.

- Зачем тебе эта информация? Я вообще-то не распространяюсь о своих клиентах, - произнес Марти.

- Сколько? – проигнорировала его вопрос Лейк.

- Это профессиональная…

- Гордость, - перебила его Лейк, - так сколько?

Марти секунду поколебался, а потом нацарапал цифры на каком-то обломке пластика. Рей вскинула брови, едва не закашлялась, глотнув дыма, но усилием воли сдержалась.

- Солидная сумма, - процедила женщина, - информация того стоит?

- Тебе решать, - передернул плечами Марти, - я не навязывался.

Рей смяла сигарету, кинула ее прямо на грязный пол.

- Половина сразу, - она выложила кредиты на стол, - половина после того, как я услышу твои слова. И решу, стоят ли они оставшейся суммы.

- Идет! – глаза парня жадно сверкнули, кажется, он решил, что продешевил, раз она согласилась, не торгуясь.

Марти сгреб кредиты, кинул их куда-то в стол и быстро-быстро, глотая окончания слов, заговорил.

- Неделю назад примерно пришли ко мне двое. Один старый уже, седой, второй молодой, чернявый такой. Заказали партию барадия. Чистого на тот момент у меня не было, ну я предложил им с десяток бомб с термальным детонатором. Они согласились. Отдали кредиты сразу, наличкой, не торгуясь, прям, как ты.

- Кто такие? Откуда? Они назвались? – спросила Рей.

- Старый по виду контрабандист контрабандистом, видно было, что ему в таких местах не впервой. Чернявый все нервничал, да вертелся, словно боялся, что на него кто из-за угла с виброножом нападет. А вооружены были оба до зубов. Я обычно имен не спрашиваю, но тут больно интересно стало. Очень уж они…неподходящая парочка. Сказали, что прилетели с Нар-Шаддаа. Может, врали, может, нет, кто ж их разберет.

Марти перевел дух.

- Ну? Стоит информация денег?

- Имена! – рявкнула Рей.

Парень открыл было рот, но сказать ничего не успел. За дверью послышался какой-то шум.

- Что за…- Марти шагнул к двери.

И за секунду до того, как дверь вынесло взрывом, Рей дернула Кай за руку и прыгнула в сторону, переворачивая стол, используя его, как щит. Думать о том, откуда она узнала о том, что пора прятаться, было некогда. Наверное, это все криффова Сила, которая последнюю минуту словно взбесилась, полыхала багровыми и алыми сполохами, кружилась вокруг Рей, мешая ей нормально слушать Марти. И визжала, визжала на тонкой ноте, заставляя даже Рей чувствовать и слышать. Взвизгнула Кай, больно приложившись больным плечом о пол, отлетел к стене Марти. Комната быстро заполнилась людьми в масках. Вот крифф! Рей быстро сунула девушке бластер, не особенно заботясь о том, умеет ли та им пользоваться. И начала стрелять первой. Ворвавшиеся люди дураками не были, и реакция у них была отменной. Завязалась перестрелка. Визжали бластерные заряды, полутемная комната расцвела огнями, заполнилась не только дымом притона, но и запахом паленой плоти и тлеющего пластика. Рей высовывалась все дальше и дальше в попытке задеть нежданных гостей. Пытаясь одновременно посчитать, сколько их. Выводы были неутешительными, семеро на двоих. Она, конечно, была польщена, но это слишком. Если, конечно, они пришли за ними. Это могло быть и просто стечение обстоятельств. Но кто им нужен? Этот прыщавый владелец спайсового притона? Вряд ли! Кай? Рей бросила быстрый взгляд на девушку, которая отстреливалась, хоть и не умело, но весьма бодро. Тоже вряд ли. Остается она сама. Но кому она нужна? Что, блять, вообще происходит?! Бластерный заряд чиркнул рядом с щекой, опалив кожу – Кай вовремя дернула ее на себя, пряча за перевернутым столом.

- Спасибо, - выдохнула Рей.

- Сочтемся! – бросила блондинка.

Перестрелка на какое-то время стихла.

Ругались наемники, из притона раздавались крики, что-то шумело на улице. Шум нарастал и приближался, все ближе и ближе. Рей заметно напряглась, расслышав бластерные выстрелы и…знакомый гул светового меча. Мелькнула шальная мысль, что это Кайло. Рей бросило в жар, заалели щеки, но думать было некогда. Перестрелка возобновилась, а заряд на бластере подходил к концу. Рей витиевато выругалась на хаттском, когда спусковой крючок чиркнул впустую. Кай нервно хмыкнула.

- Это конец, Ниима?

- Криффа лысого! – процедила Рей и выкрикнула, - эй вы! Что вам надо?

А затем гул светового меча ворвался в комнату, круша все на своем пути. Рей выскочила из убежища, бросив Кай на ходу, чтобы так не высовывалась.

Верджил кружил по комнате с изяществом танцора, раздавая удары направо и налево, останавливая бластерные заряды, отражая их световым мечом. Рей выхватила посох, ринулась на помощь, краем глаза заметив, как мелькнула светлая макушка где-то сбоку. Да блять! Непослушная девчонка!

Вскоре все было кончено. Тяжело дышащий рыцарь вытирал пот со лба.

- Ну торопыга… - начал он.

- Ниима! – дикий визг Кай заставил их с Реном подпрыгнуть и ринуться к девушке.

Та сидела на полу, на коленях у нее покоилась голова Марти. И одного взгляда хватило Рей, чтобы понять, что парню недолго осталось. Лейк опустилась рядом.

- Как их звали? – спросила она, - ну?!

Парень дышал подвздохами, глаза его стремительно мутнели, рыдала Кай, но Марти пытался что-то сказать. Рей склонялась все ниже, пытаясь разобрать едва слышный шепот. А когда разобрала, с ужасом откинулась назад, чувствуя, как по спине бежит морозный холод. Нет. Твою мать, нет! Не может быть! Ерунда какая-то! Он лжет! Лжет! Рей перевела взгляд на парня, подавляя в себе желание кинуться на него с кулаками. Марти был мертв.

Как во сне, неловкой куклой, Рей с трудом поднялась, блуждающим взглядом обвела разгромленную комнату, замершего перед ней Верджила, который не спешил деактивировать световой меч. Имя, что назвал Марти…Это не могло быть правдой. Так не бывает. Нет. Нет. И нет. Это глупо, нелогично, не нужно этому человеку.

- Малышка! – послышался знакомый голос, - малышка!

В комнату ворвался Хан с бластером в руке, подлетел к ней, ощупал с ног до головы и крепко к себе прижал.

- Как ты меня нашел? – пересохшими губами спросила Рей.

- Ты сама говорила, что я один из лучших контрабандистов, - знакомо ухмыльнулся Соло, - даже не знаю, спрашивать ли тебя, что ты делала тут и у старой Маз.

- Ты знаешь Маз? – удивилась Рей.

- Кто же ее не знает, - подмигнул Хан, обнял Рей за плечи, - идем. Пора убираться отсюда. Признаться, в какой-то момент мы вас потеряли, но хорошо, что подоспели вовремя.

Рей рассеянно кивнула, направляясь к выходу.

- Кто ты такая? – услышала позади себя выкрик и обернулась.

Кай стояла посреди обломков мебели и стен, чумазая, плечо опять висело безвольной плетью, а прическа растрепалась, спадая неаккуратными прядями. Рей критически оглядела девушку и вздохнула.

- Идем, будем тебя лечить. И будем, - Рей невесело усмехнулась, - знакомиться.

Всю дорогу до дома Рей пребывала в прострации. Реальность воспринималась, словно через толщу воды, звуки словно бы стали глуше, краски тусклее, в ушах стоял какой-то странный гул. Хан обнимал ее за плечи, но она не чувствовала тепла его руки, равно, как и прохлады ночного воздуха, хотя куртку так и оставила на поясе. Что-то гудел Верджил, расспрашивая Кай, девушка отвечала, кажется, невпопад. Все это было сейчас не важно. Все это было сейчас не то.

Бессилие, отчаяние и злость. Но злость вялая, словно из-под палки. Совсем не та, которая даст силы двигаться дальше. Рей жалела, что пришла к Маз, вообще отправилась в район. Великая Сила! Надо было оставить выяснения профессионалам. Лучше бы она узнала от других.

В доме их появление произвело фурор. На них налетели члены семьи Наберри и дроиды, какие-то хлопоты, аханья. Они совсем засмущали бедную Кай, а у Рей не было сил даже представить девушку должным образом. Ее куда-то утащила Арневина, и Лейк оставалось лишь надеяться, что непосредственность и дружелюбие бывшей королевы уберут всякую неловкость. Верджил куда-то исчез. Хан что-то тихо рассказывал Веране, они периодически косились в сторону Рей, которая стояла посреди огромного холла, не зная, куда деть себя. Идти в свою комнату не хотелось. Ей бы спать лечь. Но усталость тоже ощущалась смутно, словно то, что было ночью, произошло вовсе не с ней. Заболела голова, в висок, словно вибронож воткнули и хорошенько провернули. Рей направилась прочь, сама не зная, куда.

- Малышка! – окликнул ее Хан.

Рей медленно повернулась, разлепила непослушные губы.

- Я…мне…нужно в медблок.

Верана, пристально разглядывавшая ее, медленно кивнула. Губы Лейк искривились в подобии улыбки, и она двинулась в северное крыло. Но собственное здоровье ее заботило меньше всего. Она направилась в палату Кайло. Здесь было тихо и умиротворяющее. Мужчина лежал на спине на кровати, почти сливаясь цветом лица с белоснежными простынями. Рей постояла пару секунд, окинула цепким взглядом мониторы, автоматически отметив, что все показатели в пределах нормы, потом подтащила к кровати стул и села. Она долго разглядывала лицо мужчины, желая и не смея коснуться снова.

- Я не знаю, - прошептала она, - ох, Кайло. Лучше бы тебе все же прийти в себя. Понимаешь я…- Рей покачала головой, - ты вовсе не тот человек, к которому я могла бы вот так запросто прийти. Но я больше никому не доверяю. Впрочем, - Рей передернула плечами, быстро отерла слезы, текущие по щекам, - я и тебе не доверяю. Но рассказать могу, наверное, только тебе. Или не могу? Я запуталась. И мне нужна помощь.

Рей судорожно вздохнула, пытаясь унять рыдания, рвущиеся из горла, обхватила себя руками, словно бы пытаясь согреть себя, хотя колотило ее вовсе не от холода.

- Я не знаю, - прошептала снова, - не верю. Не хочу верить. Но что если это правда? - замолчала, пытаясь справиться с голосом, - Кайло, понимаешь, он ведь…он…- голос все-таки сорвался, опустился до хриплого горячечного шепота, - он…назвал имя Хана.


========== 2.05 ==========


Переговоры – коммуникация между сторонами для достижения

своих целей, при которой каждая из сторон имеет

равные возможности в контроле ситуации и принятии решения.

Из материалов Википедии


Потолок был расписан цветочными узорами, смутно знакомый, он поднимал из глубины души воспоминания о детстве, матери и знаменитых набуанских слойках, посыпанных коричневым сахаром. Он их обожал. Голова была тяжелой, словно он спал слишком долго. Что-то мерно пищало и постукивало, звуки не были раздражающими, скорее необычными. Собственное тело ощущалось чужим. Кажется, он лежит на кровати. Но где? И почему? Последнее, что он помнил, это разговор с Рей на приеме, потом толпу, что ждала от него приветственной речи – лучше бы он поручил это Хаксу! Вот уж кто любит выступать на публике! – и ошеломленные глаза матери, когда прогремел…взрыв. А потом темнота. И вот он здесь. В особняке Наберри – Кайло вспомнил, откуда ему знаком узор на потолке.

Правую руку что-то сдавливало. Кайло поморщился, повернул голову и замер. На стуле рядом с кроватью сидела Рей, уткнувшись лбом в тыльную сторону его кисти. Женщина спала. Рен затаил дыхание, разглядывая ее: простая серая туника, но надета кобура, на левом плече алеет ссадина, спина мерно вздымается, дыхание глубокое и спокойное. Хотелось протянуть руку и погладить растрепавшиеся волосы, собранные в странную прическу из трех пучков.

Видит Сила, он не хотел лезть ей в голову! Но Узы, казалось, не оставили ему выбора, и он скользнул в спящее сознание Рей. Это было проще, чем на Салине, не так болезненно и для самой Лейк. Легко, естественно, словно это были его собственные мысли, принадлежащие ему. Мысли, ставшие его собственными. Он словно плыл через ее воспоминания, проживал их вместе с ней, испытывая ее чувства и эмоции: отчаяние, страх, сомнения, боль. Решимость. Сердце колотилось, как безумное. Потолок вертелся перед глазами, которые он поспешно прикрыл.

Твою мать! Он не знал, что жгло его больше: смерть матери или то, что к ней оказался причастен Хан. Но причастен ли? Рей упорно не верила в его виновность, но она всегда любила Соло, она не могла быть объективна. С другой стороны Кайло никогда не встречал в своей жизни людей более влюбленных друг в друга, чем его родители. Они были не просто возлюбленными друг для друга, они были неразрывной частью друг друга, как бы ни ругались порой, сколько бы световых лет их ни разделяло. Они были единым целым. Это больше, чем любовь, симпатия, увлеченность. Больше, чем секс и совместный быт. Это не пережитые приключения и опасности. Это нечто настолько глубокое, вплетенное в их души, в саму ткань мироздания, что Кайло отчаялся когда-либо понять, как это – настолько любить другого человека. И, возможно, здесь Рей права: Хан не мог. Возможно. И если бы Рей училась использовать Силу, то могла бы прочесть мысли этого мерзкого дилера, тогда бы не гадала: Хан это или нет. Хотя под описание подходил. И если это был Соло, то вторым вполне мог быть По Дэмерон. Как его окрестил парнишка? Чернявый и нервничающий. Губы Кайло раздвинулись в почти довольной улыбке. Хорошая характеристика. И в целом у Дэмерона были мотивы: он занял место Леи, он всегда был против того, чтобы идти на переговоры и уступки, о чем не раз открыто заявлял, он верит в величайшее предназначение его драгоценного Сопротивления. Искра, из которой разгорится пламя и прочий вздор. Да, Дэмерон мог быть тем, кто сорвал мирный саммит, кто организовал взрыв. Но Кайло что-то смущало, не давало окончательно принять эту мысль. Слишком явно? Может быть.

Теперь дальше: бомба на основе барадия. Не такое уж редкое вещество по нынешним временам. Природные его залежи находились на Дуросе и Анобисе, оттуда официальными или неофициальными путями поставлялись в любой уголок галактики. Вопреки распространенному мнению барадий использовался не только в военных действиях, хотя сейчас в основном в них, была еще горнодобывающая промышленность на десятках планет, где необходимы были взрывы. Но если говорить именно о бомбах с термальным детонатором, то основным производителем был БласТех Индастриз, несколько отставали от них Арсеналы Мерр-Сонн. Но и те и другие поставляли бомбы Первому Ордену. Исключительно Первому Ордену. Ну официально только им, перекрыв все поставки Сопротивлению и любому другому повстанческому движению в галактике. Официально. Неофициальные контрабандные каналы проходили в том числе и через Нар-Шаддаа, пресловутую Луну контрабандистов, где у Хана Соло было множество связей в прошлом, скорее всего не утраченных и сейчас. Все ниточки снова вели к Соло. Но явно, слишком явно! Что-то было не так. Или он сам себя пытается убедить в этом, потому что мысль о том, что он не убил человека, который убил его мать, была невыносима. Возможно, убил. Возможно.

Кайло нервно выдохнул. Ему следует взять себя в руки. Он все выяснит и во всем разберется. Кайло покосился на спящую Рей, сердце сжалось в мучительной нежности. Она пыталась выяснить все сама, его смелая и отчаянная девочка. Великая Сила! Как он раньше жил без нее? С того самого момента, как он помог ей бежать на Салине, все его дальнейшие действия были продиктованы отчаянным желанием увидеть ее вновь, заглянуть в карие глаза и сказать, что он ее не ненавидит. Никогда не ненавидел по-настоящему, лишь пытался уверить себя и ее в этом. Ревновал ее к родителям, и родителей к ней, отчаянно пытался привлечь ее внимание, быть рядом, когда это было невозможно. Создал эти криффовы Узы, которые и радость, и боль для него и Рей. Кайло все же коснулся ее волос, с каким-то восторгом ощутив их шелковистость под своими пальцами. Лейк глубоко вздохнула, зашевелилась, приподняла голову, секунду смотрела на него мутным взором, словно не узнавала, все еще в плену сна, пыталась прийти в себя. Потом зрачки ее расширились, она отшатнулась, неприятно поразив этим Кайло, и отчаянно покраснела. А потом вдруг кинулась ему на шею, заставив охнуть.

- Ты очнулся! – она отстранилась, начала быстро ощупывать его голову, потом плечи, руки, которыми он упирался в кровать, снова вернулась к лицу. В руках ее откуда-то появился маленький фонарик, которым она посветила ему в глаза. Ее движения были хаотичны, но вместе с тем профессиональны. От прикосновений маленьких прохладных ладошек по телу пробежала дрожь.

Кайло зажмурился и перехватил ее руку.

- Рей, хватит. Я в порядке.

Рей смотрела недоверчиво, руку все порывалась вырвать, не иначе за тем, чтобы продолжить осмотр.

А потом вдруг расслабилась, резко поднялась и покачнулась. Кайло дернулся было, чтобы подхватить ее, но осознал вдруг, что лежит совершенно без одежды. Вот крифф! Ситуация была смущающей.

- Я велю принести тебе одежду, - бросила Рей через плечо.

Голос ее был холодным и отстраненным, и у Кайло возникло чувство, словно его чего-то лишили. Еще несколько минут назад она спала на его руке, потом явно была рада, что он пришел в себя, а теперь снова будто закрылась от него. Рен скрипнул зубами. Криффа с два он позволит ей это сделать!

- Спасибо, - ответил мужчина.

***

По коридорам особняка Наберри Кайло шел уверенной походкой здорового человека, Рей держалась рядом. Цепким взглядом Рен окидывал дом, отмечая и раненых людей, и все еще присутствующий запах гари, где-то далеко раздавался стук и какой-то визжащий звук – ремонтировали обрушенную часть дома.

- Это не может быть Хан, - в сотый раз устало повторяла ему Рей, - я не верю в это.

Кайло покосился на женщину почти с жалостью.

- Рей, - произнес, как можно, более мягко, - если ты не веришь в это, не значит, что этого нет. Мы все выясним.

- Залезешь к нему в голову? – в голосе Лейк проскользнули нотки осуждения.

- Если потребуется, - процедил в ответ Кайло.

- Это нечестно, - она поджала губы, Рен предпочел не отвечать, тогда Рей повысила голос, - это нечестно, ты не имеешь права копаться в чужих мыслях!

- А убивать мою мать честно?! – Кайло резко развернулся, хватая Лейк за плечи, притиснул к стене, от души встряхнул, так, что у нее лязгнули зубы, - убивать ее честно?!

Рей смотрела испуганно, замерла в его руках. И сарлакк его раздери, если в этот момент он не хотел ее поцеловать! Твою мать! Не время и не место. Кайло отпустил женщину, отступил на шаг. Наверное, он должен извиниться. Но он не будет этого делать.

- Я все выясню, - упрямо повторил Кайло, - просто не мешай мне, если не хочешь поддержать.

Рей поджала губы и направилась дальше по коридору, ведя его к библиотеке, где собрались представители Сопротивления, Первого ордена и дома Наберри в качестве посредников для проведения переговоров. Переговоров, на которые не дождались Верховного лидера. Что же. На губах Кайло играла злобная улыбка, а глаза потемнели от едва сдерживаемого гнева. Он им покажет, что значит игнорировать его. И чужим, и своим, что посмели действовать без его приказов.

Он распахнул дверь ногой.

- Какого! – подскочил Дэмерон и побледнел, увидев его.

- Заткнись и сядь, - мрачно велел Кайло.

И лучший пилот Сопротивления, а ныне глава, плюхнулся обратно в кресло, которое занимал. Его глаза округлились от удивления, а рот смешно приоткрылся.

В библиотеке воцарилась звенящая тишина, лишь где-то далеко по-прежнему что-то стучало и визжало. Кайло обвел взглядом всю честную компанию. Вердж явно был рад его видеть, даже едва заметно кивнул, Кайло послал ему злобный взгляд, Кларисса, как всегда безупречная, смотрела скорее на Рей своим надменным взглядом, который Кайло в последнее время стал неимоверно раздражать. Хакс был как всегда бесстрастен, он лишь шумно втянул воздух, но сохранил лицо. Что же, в своем генерале Кайло никогда не сомневался. Хотя иногда и хотел придушить. Дэмерон все пялился на него круглыми глазами, рядом с ним сидела невысокая темноволосая девушка с раскосыми глазами, кажется, ее звали Роуз и высокая сухощавая женщина. Кайло послал ей самую ослепительную и злобную из своих улыбок. Старую суку Эмилин Холдо он знал лично еще с детских лет. И с тех же детских лет терпеть ее не мог. Эмилин в долгу не осталась, ее взгляд выражал глубочайшее презрение и пренебрежение. Реиш и Арневина наградили его недовольными взглядами, а вот выражение лица тетушки Вераны можно было назвать довольным. Кайло ухмыльнулся, педант Реиш всегда терпеть его не мог, а кузина не любила за излишнюю серьезность – и это королева Набу, крифф раздери! Зато тетя явно была рада его видеть, она предвкушала отличный спектакль, которым собиралась наслаждаться. Сарлакк! Кайло едва сдержал улыбку. В Веране он никогда не сомневался. А рядом с Вераной…рядом с ней сидел Хан Соло, постаревший, уставший и какой-то побитый жизнью. Человек, который, возможно, был виноват в смерти его матери. Возможно, - напомнил себе Кайло. Возможно.

- Извините, что мы без приглашения, - Кайло легкой поступью подошел к столу, небрежным жестом налил себе воды.

Этот прием как-то подсказала ему мать, она говорила, что нужно сделать какое-то обыденное действие, чтобы потянуть время, собраться с мыслями. На подобных переговорах, как правило, есть вода. А что может быть естественнее, чем налить себе стакан воды перед дальнейшими прениями?

- Вы в своем праве, Верховный лидер, - мягко произнесла Верана, в глазах ее прыгали искорки.

Кайло снова пришлось сдержать себя, чтобы не начать улыбаться. Старая интриганка! Но, кажется, она решила играть на его стороне? Хорошо, если так.

- И что же у нас на повестке дня? – он продолжал стоять, держа стакан в руке.

Рей держалась чуть позади него, он чувствовал ее напряжение, а еще поддержку. Ему нравилась мысль о том, что Лейк прикрывает ему спину. После того, что он увидел сегодня в ее голове, Кайло нисколько не сомневался в ее способности сделать это.

- А на повестке дня у нас взрыв, который организовал Первый орден, чтобы сорвать переговоры! – бросил По.

- Это бездоказательные инсинуации, - холодно ответил ему Хакс, невозмутимо поправляя перчатку, на которой и сосредоточил свое внимание, - я попросил бы вас говорить по существу, мистер Дэмерон, а не бросаться пустыми словами.

Кайло поверхностно коснулся мыслей генерала, понял, что в подобном ключе переговоры идут уже где-то час. Сопротивление бросается пустыми обвинениями и угрозами, Хакс и Кларисса невозмутимо парируют. Тупик.

- Мы найдем доказательства! – это девчонка Роуз, голосок дрожит, но полон праведного гнева.

- Сначала найди их, детка, - фыркнула Кларисса, - потом поговорим.

- Я вам не детка! – девчонка только что не подпрыгнула от возмущения.

Клэр лишь закатила глаза, не удостоив Роуз и взглядом.

- И как же вы собрались их искать? – обманчиво мягко спросил Кайло.

- Мы найдем, как! – запальчивости Роуз можно лишь позавидовать, - это не ваше дело!

- Ошибаешься, девочка, - произнес Кайло, - это мое дело больше, чем чье бы то ни было. И неужели же ты думаешь, что Первый орден не будет искать своих доказательств?

- Знаем мы ваши методы! – процедил Дэмерон, - выбивать пленникам зубы и пытать их – вот ваши методы. А под пыткой любой скажет то, что вам нужно.

Кайло хмыкнул и, наконец, поставил злополучный стакан на стол.

- Проверим, пилот?

Он резко вскинул руку в сторону По.

- Верховный лидер, - Холдо поднялась из-за стола, - Бен! Ты не имеешь права!

Кайло лишь взмахнул рукой, заставляя Эмилин застыть в неподвижности.

- Я бы усыпил вас, но тогда вы не услышите все, что скажет этот…- Кайло скривился.

Краем глаза Рен увидел, как дернулась Арневина, а Верана положила ей руку на плечо, удерживая, покачала головой, глядя на Реиша, открывшего было рот. Скрипнула кожа перчаток Хакса, который сжал руки в кулаки. Заметно напрягся Верджил, готовый к бою, если вдруг таковой случится. А Клэр небрежно махнула рукой, отправляя Роуз в силовой сон.

- Ее-то присутствие нам не нужно, - очаровательно улыбнулась женщина и смахнула с черного одеяния несуществующую пылинку.

Рей незаметно переместилась ближе к Хану и положила руку тому на плечо.

Кайло аккуратно коснулся мыслей По, пробирался с самых поверхностных, относящихся к сегодняшнему дню, к тем, что запрятаны глубже, к воспоминаниям, к планам, что строил Дэмерон. Прежде, чем он заставит, пилота говорить, Рен должен был знать, что именно тот скажет. Он выворачивал пилота наизнанку, заставляя его открыть самые тайные мысли и желания, копался в них, как в грязном белье, не испытывая ничего, кроме чувства брезгливости. И, наконец, нашел то, что искал. Мгновение всматривался, даже чуть прикрыл глаза для лучшей концентрации. А потом задышал часто и глубоко, чтобы успокоиться и не сдавить шею этого ублюдка без всякой Силы, голыми руками, выдавливая из него жизнь.

Так не пойдет. Нужно успокоиться.

- Ты расскажешь нам все, - холодно бросил Кайло, хотя самоконтроль трещал по швам, но он должен добиться от По признания, заставить его говорить, а потом…потом он подумает, что сделать с этим сукиным сыном.

- Я расскажу вам все, - покорно произнес Дэмерон.

Внушение – джедайская техника. Что же. Дядюшка Люк мог бы им гордиться.

Покорный пилот обмяк в кресле, глаза его были стеклянными, он начал рассказывать.

За несколько месяцев до саммита, когда только начали налаживаться мирные связи между Сопротивлением и Первым орденом, к По обратилась женщина. Они тогда базировались на Акзиле, Лея искала союзников, вела переговоры, и пилоту было совершенно нечем заняться. Он бродил по городу, сидел в барах и не знал, куда себя деть. В один из вечеров к нему за столик подсела она. Она была в длинном бесформенном одеянии с глубоким капюшоном, лица ее он не видел. Женщина назвалась Ки’рой, сказала, что она здесь по поручению одного влиятельного лица по имени Драйден Вос. Она предложила По сделку, сказала, что ее боссу невыгодно, чтобы Первый орден и Сопротивление установили мир в галактике, он якобы зарабатывает на войне, подпольной торговлей оружием, контрактами с наемниками. Ки’ра предложила По предательство, он поспособствует срыву мирных переговоров, получит крупную сумму денег. Женщина также намекнула на то, что они сумеют убедить Лею отказаться от поста главы Сопротивления, и По займет ее место. Пилот, которому мир с Первым орденом был поперек горла, согласился. Он никогда не скрывал своего отношения к затее с мирными переговорами, о чем не раз говорил генералу Органе. Но Лея не слушала его, пару раз они даже крупно поругались. Когда Дэмерон узнал, что мирный саммит будет организован на Набу, он сообщил Ки’ре, та свела его с одним старым контрабандистом, тот представился Ханом Соло. По знал настоящего Соло, но ничего не сказал. В конце концов, какая ему разница. Псевдо-Хан отвел его к Марти, договорился о поставке бомб и помог заминировать дворец.

- Ки’ра сказала, что мы встретимся с ней в Нар-Шаддаа, я получу свои кредиты и…дальнейшие указания.

Повисла тишина. У Кайло дрожали руки, он едва сдерживался, чтобы не разнести все тут к криффу. Повторял себе, что еще не окончил допрос, что он не должен сорваться, не должен навредить Дэмерону. Должен быть суд. Хотя самым верным было бы отправить ублюдка к праотцам прямо сейчас и дело с концом!

- Зачем встреча? – поинтересовался вдруг Хакс, - для кредитов и указаний это совсем не обязательно.

- Она так сказала, - произнес Дэмерон, - дала понять, что по-другому не будет.

Снова тишина.

- Я не знал, - вдруг произнес Дэмерон, его зрачки расширились, словно от страха, он говорил, захлебываясь, повышая голос до истерических интонаций, - не знал! Я не хотел гибели генерала Органы! Не хотел! Не думал, что так получится!

И словно рухнули все барьеры. Зарычав, Кайло одним движением отправил Дэмерона в полет, впечатывая в стену, еще раз и еще. Он подходил все ближе к этому ублюдку, что предал своих, что был виноват в смерти его матери. Багровая пелена ярости застилала глаза, его всего трясло от горя и ненависти, от желания мести. Разорвать. Растерзать. Видеть, как Дэмерон умирает мучительно, долго. Убивать его с особой жестокостью, наслаждаясь каждым криком, каждым всхлипом. Звуки отодвинулись на задний план, кто-то кричал, но Кайло не собирался останавливаться. О нет. Только не сейчас.

- Кайло! – его кто-то схватил за руку.

Он вырвал руку и наотмашь ударил схватившего. Раздался женский крик, его собственное лицо обожгло болью. И он словно очнулся. Отпустил из захвата Силы Дэмерона, который кулем свалился на пол, и обернулся. Рей сидела на полу, трясущимися руками пыталась вытереть кровь с разбитой губы, огромные карие глаза на бледном лице смотрели на него со смесью шока и страха. Кайло похолодел. Шагнул к ней, протягивая руку. Рей в ужасе стала отползать.

- Рей, - прошептал обессилено.

- Не подходи! – она выставила вперед руку, в голосе прорезались панические нотки.

К Рей подлетела Арневина, обняла за плечи, помогла подняться, бросая на Кайло уничижительные взгляды. По окружили медицинские дроиды, что-то запищали на двоичном, ловко и быстро транспортировали его в медблок.

Кайло остановился, опустил руки, сгорбился. Ярость прошла, оставляя за собой пустоту и горе от потери матери, вину и стыд от того, что ударил Рей. Твою мать! Он прикрыл глаза, изо всех сил сжал переносицу. Очнулся только, когда услышал визгливый голос Холдо:

- Это ничего не доказывает! Его заставили сделать признание!

- Будет суд, - невозмутимость Хакса не могло поколебать ничто, а к вспышкам ярости своего Верховного лидера он давно привык, - на суде мистер Дэмерон еще раз повторит свои показания. Они будут официально запротоколированы.

- Я не верю все равно! – продолжала стоять на своем Эмилин

- Вы в своем праве, мисс Холдо, - спокойно ответил ей генерал.

Кайло подошел к столу, буквально упал между Верджилом и Клариссой, которая успокаивающим жестом взяла его за руку, погладила ладонь большим пальцем. Кайло поморщился, хотел было вырвать руку, но не стал этого делать. На него накатили странная апатия и слабость. Быть может, он еще не до конца здоров?

- Вос давно мертв, - вдруг подал голос Хан, - кто-то просто прикрылся его именем.

Все взгляды обратились на Соло.

- Но Ки’ра скорее всего еще жива, - медленно произнесла Верана, - а именно она заняла после смерти Воса его место.

- О чем вы говорите? – устало спросил Кайло.

- Драйден Вос был криминальным лордом преступного синдиката Кримсон Дон во времена Империи, - пояснил Хан, - мы…встречались с ним. Ки’ра, - Соло вздохнул, - была его…любовницей.

- И была в курсе всего, что происходит в его криминальной империи, - продолжила Верана, - потом она убила Воса.

- Это не доказано! – перебил ее Хан.

- Не суть, - отмахнулась глава дома Наберри, - она заняла его место. И вполне возможно, что включилась в игру. Кримсон Дон действительно контролирует нелегальные поставки оружия и им действительно не выгоден мир в галактике.

- Глава синдиката сама отправилась на переговоры с пилотом? – скривился Хакс, - звучит…бредово.

- Может быть, кто-то просто прикрылся ее именем, - возразил Хан.

- Или кто-то играет с нами в странную игру, - задумчиво произнес Кайло, - ведь речь шла и о Восе, который давно мертв.

Снова повисло молчание. Каждый был занят своими мыслями, даже Холдо замолчала. Рен искоса кидал взгляды на Рей, которую обнимала Арневина. Лейк все еще трясло, Кайло хотелось подойти, извиниться, хотя бы встретиться с ней взглядом! Но Рей в его сторону не смотрела. И от этого становилось совсем тошно на душе. Несдержанный идиот! Верховный лидер, блять! Мог бы вести себя спокойнее. Или не мог. Как только понял, что этот червь виноват в смерти матери, больше не мог.

Кайло вспомнил, как перед тем самым выступлением, которое так и не состоялось, Лея шепнула ему, что хотела бы поговорить с ним после приема наедине. Он лишь хмуро кивнул ей, а внутри внезапно приятно потеплело. Он понял, что желал разговора с матерью, с которой не виделся уже столько лет. Понимал каким-то шестым чувством, что это будет очень личный разговор. Пусть непростой, но вне любопытных глаз, ушей. Вне титулов. Просто разговор сына и матери. Матери, которой ему всегда так не хватало. И теперь этот разговор не состоится никогда. Кайло вздрогнул, на глаза навернулись непрошеные слезы, которые он сморгнул.

- И что же дальше Верховный лидер? - с ложным почтением спросил Хакс, сверля Кайло взглядом.

Рен был ему почти благодарен. Армитаж отвлек его от мыслей, которым сейчас точно не время предаваться. Он глубоко вздохнул, пытаясь взять себя в руки, сосредоточиться, высвободил свою ладонь из пальцев Клэр, сжал пальцы в кулаки. Снова все смотрели на него. Да что ж сегодня такое! Кайло никогда не любил пристального внимания, выступлений на публике, громких заявлений. Но сейчас от него ждали какого-то решения, потому что он Верховный лидер, глава, по крайней мере, для своих людей.

Кайло прикрыл глаза.

- А дальше – Нар-Шаддаа.

***

Особняк давно спал. Кайло шел по темным коридорам, стараясь слиться с этой темнотой, не попасться никому на глаза и быть максимально тихим. Больше всего на свете ему хотелось сейчас пойти к Рей и извиниться. Но ему предстоял другой не менее важный разговор. Рен вспомнил, как после того, как все ушли из библиотеки, на него орал Хакс, обзывая несдержанным придурком, и это было еще самое мягкое. Кайло молчал. Его генерал был тысячу раз прав, и сегодня ругаться с ним Кайло не собирался. Когда до Хакса дошло, что Верховный лидер молчит, он заткнулся сам, пару секунд сверлил Рена подозрительным взглядом.

- Ты что, не споришь со мной?

- Не спорю, - вздохнул Рен, откидываясь на спинку стула и прикрывая глаза.

- И не станешь огрызаться? – продолжал Хакс все более подозрительным тоном.

- Не стану, - ответил Рен.

- И никаких удушений и молний силы? – в голосе генерала послышалось настоящее беспокойство.

В ответ Кайло не глядя послал пару легких разрядов в сторону Армитажа, тот вскрикнул, зашипел. Громогласно заржал Верджил, Хакс ответил отборной руганью. Когда Вердж перестал смеяться, а Хакс ругаться, вступила Кларисса.

- Мы действительно направляемся на Нар-Шаддда? – поинтересовалась женщина.

Кайло открыл глаза, выпрямился в кресле.

- Я и Верджил.

- Но ты Верховный лидер, - тут же возразил Хакс.

Иногда Кайло казалось, что у Армитажа цель жизни – спорить с ним.

- Вот и останешься как мой заместитель, - парировал Рен, - будешь моими глазами, ушами, моей карающей политической дланью. А я, наконец, отдохну от всех этих подковерных политических игр, потому что я больше не могу! Вот уже все это где! – он выразительно провел ребром ладони по шее.

Хакс нахмурился, зеленые глаза потемнели.

- Побудешь с женой, с сыном, в конце концов, - продолжал рассуждать Рен, заметил, как Хакс дернулся. И понял, что нажал на нужную кнопку. – А ты, Кларисса, - повернулся к женщине, - обеспечишь безопасность генерала и его семьи.

Клэр скривилась, поджала губы, явно недовольная, зло фыркнула и отвернулась. Кайло лишь плечами пожал.

Ощущение того, что он вырвется из этого дома, с этой планеты, бросит свои осточертевшие ему обязанности главы Первого ордена и отправится в настоящее приключение да еще и с Верджилом, как в старые добрые времена, заставило его сердце биться быстрее. В такие моменты он понимал Хана Соло и его страсть к приключениям.

Кайло остановился возле нужной двери, аккуратно постучал и, не дождавшись ответа, вошел.

Хан Соло сидел, развалившись в кресле, рядом с ним стояла бутылка кореллианского виски, пустая наполовину, в руках он крутил стакан с янтарной жидкостью, которым и отсалютовал вошедшему Кайло.

- О! Сынок! Пришел навестить старика? Проходи, проходи!

Кайло поморщился, брезгливо поджал губы.

- Что же ты? Присоединяйся! – Хан откуда-то достал второй стакан, налил в него виски, - или же пришел завершить начатое и убить меня?

С губ Соло слетел сухой смешок, он выпил, налил себе еще. У Кайло все поплыло перед глазами, словно наяву он вновь услышал голос Сноука, задыхающийся, хрипловатый, с фанатичными нотками безумия: «Убей отца. Закончи свое обучение». Великая Сила! Он ведь и сейчас еще просыпается по ночам от кошмаров, в которых старый муун воскрес и снова мучает его. Кайло нервно сглотнул, почувствовав, как пересохло в горле. Но проходить в комнату и пить с Ханом не спешил.

Наконец, собравшись с силами, хрипло произнес:

- Я хочу услышать твою версию. Не то, что я увидел в голове этого ублюдка Дэмерона и не то, что заставил его сказать. Я хочу услышать тебя.

Хан побледнел, посмотрел на Кайло, в глазах его стояли слезы. Он долго собирался с силами, открывал и закрывал рот, качал головой, пил виски. Кайло терпеливо ждал, прислонившись спиной к двери, взгляд его блуждал по комнате. На Хана он смотреть не хотел.

- Дэмерон пришел ко мне, - наконец, начал Соло, - попросил помощи. Сказал, что Сопротивлению нужно оружие. Бомбы. Сказал, что просила Лея, просила раздобыть его. Я знаю, как сейчас это звучит. Бредово. Но я поверил ему, у меня не было причин не верить. Он сказал, что Лея не верит Первому ордену, что это будет наш способ защиты, диверсия, срыв саммита, - мужчина нервно сглотнул, вытер слезы.

- Ты поверил ему? – не выдержал Кайло, - поверил, что мать способна на такую подлость? На такую низость?

- Она была политиком, Бен, - ответил Хан, - политиком до мозга костей. Это была меньшая подлость из тех, что она уже совершила. Она была твоей матерью и моей женой, я любил ее! Но она была способна на все. Не забывай об этом никогда.

Кайло молчал. Он понимал, что Хан прав. Понимал, что ради власти и своих целей его мать могла пойти на многое. Но сейчас, когда она мертва, Рен не хотел вспоминать плохое, ему бы хотелось сохранить только светлые воспоминания, оставить в своей голове образ матери идеальной, любящей, доброй, благородной. Образ матери, а не политика. А теперь он не мог.

Тем временем Хан продолжал.

- Я не стал говорить с Леей, да и ей было не до меня с подготовкой к саммиту. Надо, значит, надо. Я отвел Дэмерона к Марти и…

- И вы заминировали особняк, - закончил за него Кайло.

- Но я не знал! – воскликнул Хан, - я же не знал, что Дэмерон приведет механизм в действие. Он сказал, что это на всякий случай, он сказал…

- На какой случай?! – повысил голос Кайло, - какой случай?! Сотни невинных жизней – это случай?!

- Это война, - вдруг совершенно трезвым голосом ответил Хан, - это война, сынок. И здесь все средства хороши. Не строй из себя благородного героя, ты тоже убийца.

Кайло отшатнулся, осознав вдруг, что подался вперед к Хану, словно желал ударить. Слово «сынок» резало слух. Рен пару раз глубоко вздохнул.

- Теперь можешь убить меня, - абсолютно спокойно продолжал Хан, - или рассказать всем, что я виноват.

Кайло поджал губы, потом отрицательно покачал головой.

- Нет, - ответил сухо, - ты будешь жить. И никто ничего не узнает. Но не потому, что жизнь для тебя наилучшее наказание. Не потому что ты мой отец. Мне не жаль тебя. И я бы хотел для тебя смерти. Но ты будешь жить с этой виной и никогда никому ничего не скажешь, ты понял меня? Особенно Рей. Это разобьет ей сердце. Она не верит, что ты в этом замешан. Ты, - Кайло судорожно вздохнул, чувствуя, как старые обиды накладываются на ужас настоящего, заставляя его дрожать от почти физической боли, в которую превратилась боль эмоциональная, - заменил ей отца, ты ближе многих ей, и я не хочу, чтобы она страдала. Ты понял меня? Не ради тебя, но ради Рей. И ради памяти матери.

Комментарий к 2.05

1. Итак. Я знаю, что многие не любят спин-офф о Хане Соло, но я отношусь к числу тех, кто остался в восторге. И считает, что Эренрайк отлично справился с ролью молодого Хана. И даже кхалиси Эмилия Кларк меня не раздражала (“Игру престолов” нежно люблю, Дейенерис нежно люблю, но Кларк раздражает). И поэтому здесь вселенная спин-оффа - официальная и законная часть фанфика.

2. Не смогла я сделать Хана до конца злодеем. Слишком я люблю этого персонажа. Поэтому пусть будет фатальная ошибка с его стороны, но не злодейство.


========== 2.06 ==========


We are forever as one in what remains

You’re in my blood from the cradle to the grave


Губа распухла и болела еще сильнее, чем утром. Голова кружилась. Рей поморщилась, зачем-то коснулась губы, отдернула руку, качнув головой, чувствуя, как боль начинает сдавливать виски и затылок. Твою ж мать!

Как же ругалась Арневина, когда тащила ее в медблок. Последними словами на Верховного лидера.

- Идиот! Истеричка! Ублюдок несдержанный! – это было самое мягкое.

Голова болела, перед глазами все плыло. И Рей ступала почти вслепую, доверившись подруге. Лейк не злилась на Кайло. Сама виновата, никто не просил ее лезть ему под руку. Но она не могла позволить, чтобы он убил Дэмерона, хотя больше всего на свете желала смерти этой сволочи, из-за которой погибли Лея и Чуи. Но не так. Должен быть суд, иначе даже после смерти Дэмерон останется победителем. Его смерть от жестокости Верховного лидера обставят как легенду, назовут несправедливой. И разразится новый виток войны. Этого Рей допустить не могла. Не могла допустить, чтобы на имя Кайло пала еще большая тень. И кинулась вперед. Ну и ожидаемо получила. Самой теперь было стыдно за свою реакцию, но в тот момент Рен действительно внушал ей ужас, который Рей не сумела скрыть.

В медблоке дроид обработал ей губу, наложил мазь из бакты и дал обезболивающее.

- Мы вышлем с Набу всех представителей Первого ордена в течение стандартных суток! – бушевала Арневина, проводив Рей в комнату и уложив в кровать, - им это так не пройдет! Нападение на члена семьи Наберри! Да я их в порошок сотру! С грязью смешаю! Я пойду к королеве! Я…

- Не надо, - тихо прервала ее Рей, - ничего страшного не случилось, а Набу не может позволить себе необдуманных политических решений. Только не сейчас.

Подруга остановилась, насупилась, посмотрела на Рей исподлобья. Решительно скрестила руки на груди, явно намереваясь спорить.

- Ты его защищаешь? – констатировала, - почему?

Рей покраснела и закрыла глаза, чтобы не встречаться взглядом с Арневиной. Как объяснить ей, что она…о крифф! Любит его? Рей и сама не знала. Но защищала. И понимала. И Узы с каждым днем становились все теснее. И пусть она не одобряла его порывов и несдержанности, позволить ему пострадать в той или иной степени Рей не могла.

- Я его не защищаю, - произнесла Рей неубедительно, собственный тонкий голос, насквозь пропитанный фальшью, был ей противен.

- Ну-ну, - процедила Арневина, потом тяжело вздохнула, - хорошо. Я их не трону. Может быть. А ты отдыхай.

Рей уснула незаметно для себя.

А когда проснулась, за окном уже была ночь. Голова болела все сильнее, волнами накатывала тошнота. Рей, хотевшая было подняться, со стоном откинулась обратно на подушку. Да что ж такое-то!

- Мда, несдержанность – фамильная черта Скайуокеров, - послышался негромкий голос.

- Уйди, Энакин! – простонала Рей, - я не в состоянии болтать.

Призрак, однако, не ушел. Он подошел ближе и присел на край кровати, оглядел Рей критическим взглядом.

- Будем учиться лечить, - заявил.

- Да ты издеваешься! – возмутилась Рей, - какое нахер обучение сейчас?

- Давай-давай, - не смутился Скайуокер, - научишься лечить себя, с остальными будет проще. Закрой глаза.

Это Рей выполнила с готовностью.

- Слушай Силу вокруг себя и в себе, она везде вокруг и рядом с тобой, в тебе, во мне, в этой комнате. Представь, как делятся клетки и восстанавливаются поврежденные ткани, как выводятся токсины, и головная боль растворяется, уходит, исчезает. Ты же доктор, ты знаешь физиологию, ты сможешь себе это представить.

В Университете им показывали видео, как регенерируюся клетки под воздействием бакты, как восстанавливаются ткани. Так что представить Рей могла. Хуже было с Силой, которую надо было почувствовать. Вроде бы она и тут, рядом, но ухватить ее, заставить работать на себя, Рей не могла. От попыток концентрации только еще сильнее разболелась голова. Рей пыталась дышать ровно, но и это получалось плохо, – она начинала злиться. Поджав губы, Лейк уже хотела сказать, что не будет участвовать в этом фарсе, как вдруг головная боль стала уходить, постепенно уменьшаться, а затем лицо и спину закололо тысячью иголочек, это не было неприятно, скорее необычно. Лейк ахнула и распахнула глаза, коснулась пальцами губы и не почувствовала ссадины. Крифф! Она соскочила с кровати, бросилась к зеркалу – ни следа ушиба, повернулась спиной – ссадины, как не бывало.

- Вот это…

- Это одно из проявлений Силы, - усмехнулся Энакин, - всего лишь, - одобрительно кивнул, - ты молодец. Главное, не забывай практиковаться. У вас, к сожалению, будет много поводов для этого, - призрак посерьезнел, - береги себя, Рей. И его береги.

С этими словами он исчез.

***

Похороны Леи проходили на закате. Одетая во все черное Рей плакала, размазывая слезы по лицу, всхлипывая, пытаясь успокоиться. Ничего не выходило. Сотни существ со всех галактики пришли почтить память Леи Органы-Соло, принцессы Альдераана, члена семьи Наберри, дочери Падме Амидалы и Энакина Скайуокера, дочки Дарта Вейдера, которая теперь будет покоиться рядом с матерью. Звучали слова искреннего горя. Рей не видела и не чувствовала ни злорадства, ни радости. По Лее искреннее горевали. А она сама едва ли не больше всех.

Рей старалась быть сильной, но позволила себе утонуть в своем горе и чувстве вины. Они так плохо расстались, Рей умудрилась поругаться с Леей после долгой разлуки, а потом Органа умерла. Вот так просто оборвалась жизнь женщины, что заменила ей мать. Пусть не идеально, эгоистично, не поступаясь своими интересами почти никогда, но стала ей матерью. А теперь Леи нет. Хан обнял Рей покрепче, уткнувшись в плечо Соло, Лейк разрыдалась еще горше. Сам Соло едва держался: темные круги под глазами, бескровные губы. Он, казалось, похудел за эти дни, чуть покачивался, едва держась на ногах. Великая Сила, ведь прошло всего несколько дней! А казалось, что целая вечность.

Рен стоял чуть поодаль, мрачный и бледный. Рей все пыталась поймать его взгляд, хотела подойти, сказать слова утешения. Но так и не решилась. Оставила его одного, наедине со своим горем.

Они вернулись в особняк вместе с немногими приглашенными гостями. Увы, дом Наберри не мог вместить в себя всех. Звучали тихие речи, кто-то вспоминал, какая решительная и отчаянно смелая была Лея в юности, как противостояла Дарту Вейдеру, не стесняясь дерзить ему в Сенате. Вспоминали, каким талантливым сенатором, а потом и канцлером она была. Каким бескомпромиссным генералом. Даже хвалили ее как жену и мать, хотя все знали, что на семейном поприще Лея едва ли была так же талантлива, как в политике и войне. Но сегодня никто не хотел говорить о ней плохого.

Рей тенью ходила по комнатам, ей не нужны были слова утешения. Ей хотелось бы побыть с Ханом, но Соло окружили чужие люди, выражали свои соболезнования. Кажется, он и рад был бы сбежать, не слышать этого всего, но это было невозможно.

Рей вышла в сад, закурила, пошла по дорожке. Песок поскрипывал под ногами, солнце уже почти село, погружая окружающий пейзаж в полумрак. Еще не темноту, которой Лейк так боялась, но уже и не свет. Рей зябко передернула плечами, было тихо, лишь ветер легко шумел в кронах деревьев, играл травой, бутонами цветов. Лейк подошла к кусту желтых роз, которые так любила Лея, на глаза снова навернулись слезы.

- Прости меня, - прошептала Рей, - пожалуйста. Я так по тебе скучаю теперь.

***

Ей снилась Лея, она была моложе, чем в их последнюю встречу. Да и самой Рей было не двадцать шесть, а гораздо меньше. Лея смеялась, улыбалась Рей, легко трепала ее по щеке. Девушку окутал знакомый аромат ее духов, подействовал успокаивающе, умиротворяюще. В груди поселилось теплое чувство защищенности. Вокруг было много света, солнца, тепла. И Рей улыбалась в ответ на улыбку Леи, тянула к ней руки, легонько сжимала пальцы женщины. Хотела обнять, сделала шаг, но не успела. Налетел порыв ветра, мгновенно стало холодно, а потом вдруг Рей оказалась среди обломков дома на Чандриле. Совсем одна. В панике девушка огляделась. Нет, нет! Это не она! Она не хотела! Не хотела! Нет! Она побежала куда-то, желая выбраться отсюда, вырваться, найти хоть кого-нибудь. Но вокруг были лишь обломки, пасмурное небо со свинцовыми тучами нависало над головой, запах гари и крови пропитал все вокруг.

Рей открыла глаза. Сердце бешено колотилось, руки и ноги замерзли. Она поняла, что забыла закрыть окно. А еще в комнате было совершенно темно. Девушка замерла под одеялом, словно это могло помочь ей. Она всегда оставляла ночник включенным, но, видимо, забыла сделать и это. Нервная, паническая дрожь заставила Рей судорожно сжать в руках одеяло, она придушенно всхлипнула от ужаса. Темно. И тени в углах зашевелились, потянули к ней свои жирные щупальца, окутали ее, не давая дышать, не давая вырваться из этого кошмара. Темно. Холодно. Одиноко. Волны панического ужаса накрыли с головой, сердце колотилось где-то в районе горла, в ушах тонко-тонко звенело. Она должна пошевелиться, включить свет, закрыть окно. Сделать хоть что-нибудь! И не могла. Рей свернулась в клубочек, трясясь под одеялом. Темно. Лишь из-под двери пробивается полоска света, словно маяк в темном и холодном океане.

Рей вскочила и, в два прыжка преодолев расстояние до двери, выскочила в коридор. Она стояла, прижавшись спиной к двери, чувствуя, как на нее накатывают волны паники. Попыталась сосредоточиться на ощущении холодного пластика под своей спиной и не могла. Ей нужно было отвлечься, не дать себе утонуть в пучине безотчетного ужаса, что накрыл ее с головой. Но она тонула, тонула, тонула, захлебывалась в этой мутной жиже, что не давала ей мыслить ясно. Великая Сила! У нее уже давно не было такой панической атаки, несколько лет. Она думала, что справилась с этим, преодолела свои страхи. Как оказалось, нет.

- Рей?

Она не сразу услышала голос, не сразу поняла, кому он принадлежит. Кайло шел по коридору, он смотрел прямо на нее, хмурился. Узы взвизгнули, натягиваясь, передавая ему ее ужас и панику. Рен побледнел, замер на полпути к ней, вздрогнул. Он чувствовал ее страх, но ошибочно посчитал, что Рей боится его. И Лейк не знала, как дать ему понять, что это не так. Она открывала и закрывала рот, как рыба, выброшенная на берег, в тщетной попытке сказать хоть что-то пересохшими губами и не могла. Отлепилась от злосчастной двери, пошатываясь, замерла, не в силах сделать и шага. Смотрела в темные глаза, в которых светились боль, вина, жалость. И, сделав пару шагов, со стоном повисла прямо на руках Кайло, который едва успел ее подхватить. Ноги ее не держали, все тело стало каким-то ватным, мягким, неуправляемым.

- Рей, Рей, - растеряно прошептал Кайло, а потом подхватил ее на руки.

Она вцепилась в его плечи, скрюченными пальцами, и никакая сила этого мира не смогла бы сейчас заставить ее отпустить Рена, кусала себе губы, только бы не выть от ужаса и страха. В глазах на мгновение потемнело, а потом Рей вдруг оказалась в комнате Кайло. Здесь горел свет, и было тепло, а ее колотило от ужаса и холода. Кайло бережно усадил ее в кресло, укутал пледом, присел на корточки перед ней.

- Рей, что случилось?

Она лишь помотала головой.

- Ни…ничего, - едва выдавила из себя.

- Выпьешь чего-нибудь? – он был растерян.

- Сигареты, - просипела Рей, - на тумбочке, в моей комнате.

Кайло коротко кивнул и вышел, вернулся через пару минут с ее сигаретами и зажигалкой. Рей схватила пачку так, словно от этого зависела ее жизнь, трясущимися руками вытащила сигарету, безуспешно щелкала зажигалкой, которая никак не хотела работать. Когда она начала ее яростно трясти, Рен мягко отобрал зажигалку, легко надавил на кнопку, вспыхнул огонек. Рей прикурила, со вздохом откинулась на спинку кресла, прикрывая глаза. Тело начало расслабляться, паника отступать, Рей перестало колотить, только иногда она вздрагивала, тогда глубоко затягивалась, позволяя яду проникнуть в легкие, бежать по венам, отравлять ткани. Да, вот так. За первой сигаретой последовала вторая, Рей открыла глаза. Кайло сидел в кресле за столом и, как ни в чем не бывало, просматривал что-то на датападе, делая пометки, вокруг него валялись листы пластбумаги, какие-то папки, светились голограммы. Рей вдруг стало стыдно, что она отвлекла его от работы. Лейк подобралась в кресле, намереваясь встать, поблагодарить за помощь и уйти.

- Даже не думай, - Кайло не отрывал взгляд от монитора, что-то яростно ткнул на экране, выругался и поднял на Рей совершенно уставший взгляд, - никуда ты не пойдешь.

- Но, - начала было протестовать женщина.

- Рей, - прервал ее Кайло, - я хотел…

- Не надо! – перебила Лейк, через силу усмехнулась, увидев растерянность на его лице. Все-таки Узы работали в две стороны, - не надо извиняться. Все нормально, я…сама виновата.

Кайло нахмурился, забарабанил пальцами по столу, потом осторожно спросил.

- Что…с тобой происходит?

Рей грустно усмехнулась. Что с ней происходит. Хороший вопрос. И на него невозможно дать однозначный ответ.

- Паническая атака, - сухо ответила Лейк, снова закуривая.

- И как часто…это с тобой?

- Сейчас реже, - пожала плечами Рей, - не было несколько лет. Раньше…- женщина нервно сглотнула, - раньше несколько раз за месяц. Но это было давно.

- Почему? – вырвалось у Кайло.

Рей резко выпрямилась в кресле, внезапно разозлившись, она послала Кайло яростный взгляд, от которого мужчина невольно вздрогнул.

- Почему? – прошипела Лейк, сжимая руку в кулак, стискивая зубы, - почему? Потому что ты ушел к Сноуку!

Рот у Кайло смешно приоткрылся, он дико посмотрел на Лейк. Рей кожей чувствовала его непонимание, недоумение. Они открыто читались на его лице, витали в воздухе. И Узы были не нужны, чтобы разгадать его эмоции. Лейк коротко хохотнула, снова откинулась в кресле, закинула ногу на ногу, плотнее укуталась в плед.

- Знаешь, - начала говорить тихо, не глядя на мужчину, - когда ты ушел. Убил падаванов, спалил к криффу Академию Люка, мы с Леей были на Чандриле. Это были летние каникулы, ты помнишь? Тогда ты еще прилетал домой. Твоя мать искала политических союзников, я просто слонялась без дела. И когда прилетел Люк…- Рей перевела дух, покачала головой, - он был страшен. Трясущийся, испуганный, совершенно не сдержанный. Я никогда его таким не видела. Он же всегда был образцом спокойствия и мудрости. А тут такое. Лея была безутешна, она не верила, потом кричала и обвиняла Люка, требовала найти тебя и вернуть. А Люк утверждал, что ты пал на Темную сторону, и всем нам будет лучше без тебя. Затем он вдруг решил обучать меня. Я ведь всегда тебе завидовала, - Рей бесцельно вертела в руках окурок, не решаясь посмотреть на Кайло, - я всегда хотела обучаться Силе, я много читала, я знала теорию. Но Люк и Лея в два голоса говорили мне, что это ни к чему, что это не важно. И я смирилась. Отчаялась сначала, а потом смирилась. Но завидовала тебе. И тут Люк решил, что раз у него не получилось с тобой, то я стану заменой. Он взялся обучать меня. Но, - голос Лейк задрожал, она нервно сглотнула, словно опять переживала тот ужас двенадцатилетней давности, - но…все то, чему ты обучался годами, я должна была постигнуть за недели, дни, часы. Люк не давал мне отдыхать, он не щадил себя и меня, стал одержим. А у меня не получалось, я не могла постигнуть все, что знал ты, экстерном. Люк давил на меня, давил, давил, - Рей закусила губу, смяла злосчастный окурок в ладони, - и однажды я не выдержала. Я не помню, как это случилось, точнее не помню в деталях. Многое вообще стерлось из памяти с годами. Но, - Лейк невесело усмехнулась, - сообщаю, что твоего дома на Чандриле больше нет. Случился выброс Силы, темный, страшный. Его источником была я. Я разрушила дом, чуть не убила Люка и покалечила Лею.

Рей закрыла глаза: разрушенный дом, обугленные деревья в саду, цветы, превратившиеся в пепел, Лея со сломанной рукой и Люк, кричащий ей, что она отродье Тьмы. Листы пластбумаги, которые он швырнул в нее. Тайна ее происхождения. Лучше бы она ее не знала! Никогда не знала!

- Лея испугалась, посчитала, что я опасна, и отправила меня на Набу, в этот криффов пансион для девочек. Я ненавидела каждую минуту своего пребывания там. Ненавидела Лею за то, что она просто отправила меня подальше, не желала помочь мне. Наберри…стали мне семьей. Я проводила в этом доме выходные и каникулы, праздники. Здесь меня не боялись. Верана никогда не тыкала мне моим происхождением, не говорила, что я зло, ни словом, ни делом не напомнила мне о том, что произошло на Чандриле, не шарахалась от меня, в ее глазах я не читала осуждения или страха. Здесь я просто была…ну скажем, дальней родственницей, которой всегда были рады. И здесь же…- Рей открыла глаза, наконец, посмотрела на Кайло, на лице которого застыло выражение из жалости и вины, - я поняла, что боюсь темноты. Меня преследовали кошмары и панические атаки. С годами стало проще и легче, я научилась с этим справляться. Даже к психологу ходила, - Рей скривилась, - правда, недолго. Пила какие-то препараты. Потом бросила. Подсела вместо этого на спайс. Тоже бросила. Начала курить. С головой ушла в учебу и работу. Почти справилась со всем этим…Но иногда, - Рей помолчала, - иногда, вот как сегодня, я справиться не могу. Наверное, это просто усталость. И…прости меня за то, что я…

- Нет нужды извиняться, - хриплым голосом перебил ее Кайло.

- Вокруг эти желтые розы, - с тоской продолжила Рей, - эти криффовы желтые розы с их одуряющим ароматом, которые Лея так любила, - Рей спрятала лицо в ладонях, всхлипнула, - я не могу. Не могу просто! Я была так груба с ней на приеме и не успела извиниться.

Слезы потекли по щекам, Рей стерла их ладонями, всхлипнула, посмотрела на Кайло. Он не отрывал от нее взгляда, в котором сквозили растерянность и сочувствие. Мужчина вцепился в подлокотники кресла так, что костяшки пальцев побелели, а вены на руках вздулись. Что он чувствует сейчас? Боль, как и она? Или радость?

- Нет никакой радости, - мотнул головой Кайло, - и ты всегда можешь узнать, что я чувствую, Рей.

Рей почувствовала, как заалели щеки, отвела взгляд, растерянно уставилась на свои руки. Почему рядом с ним она так часто чувствует себя неразумным ребенком? Глупой девочкой? Как когда-то, давным-давно, на Чандриле. Когда ей было четырнадцать, а ему семнадцать, и они чуть не…От этого воспоминания мгновенно пересохло в горле, краска теперь заливала не только ее лицо, но и шею. Твою мать!

- Можно было бы и не читать мои мысли! – пробурчала Рей, чтобы хоть как-то побороть смущение.

- Я не виноват, что ты громко думаешь, - вздохнул Кайло.

И в этот момент так сильно напомнил ей Энакина, что Рей вздрогнула, чуть было не ляпнула: говоришь совсем, как твой дед, но вовремя остановилась. С этим пора было заканчивать: с откровениями, слезами и жалобами. В конце концов, она всегда справлялась со всем одна. Крифф его знает, зачем ей вдруг понадобилась жилетка, в которую можно выплакаться. Да и Кайло Рен был последним существом в галактике, которому она должна была бы жаловаться. Но жаловалась. Лейк резко тряхнула головой. Еще не хватало ему открыть тайну своей семьи, своей настоящей семьи. Впрочем, кто даст гарантию тому, что он не будет в восторге от того, что самой Рей внушало настоящий ужас.

- Я пойду, - Рей решительно поднялась, чуть помедлила, словно надеялась, что Рен ее остановит, уходить ей никуда не хотелось. Было тепло, уютно и спокойно. Хотелось просто сидеть здесь в кресле, курить, дремать, смотреть, как Кайло работает в уютном светлом кабинете. Да что за херня?! Что за мысли, чувства и желания? Бред какой-то! Рей сделала шаг по направлению к двери, представила, как сейчас вернется в темноту своей комнаты и поморщилась. Впрочем, паника уже отступила. Лейк решила, что включит даже не ночник, свет. И будет сегодня спать со светом. Женщина скинула плед, повела плечами.

- Останься!

Рей удивленно уставилась на Кайло, он нервно барабанил пальцами по столу, смотрел прямо на нее, и от его взгляда по коже мурашки бежали, горячая волна родилась где-то в районе груди и сползла прямо в низ живота. Рей нервно переступила с ноги на ногу, облизнула губы.

- Я все равно буду работать, скорее всего, всю ночь, нужно перед отлетом привести дела в порядок. Если я оставлю хвосты, Хакс меня живьем сожрет. Оставайся, составь мне компанию.

Приглашение прозвучало буднично, с неожиданной теплотой, без всякого подтекста. И Рей устыдилась своей реакции. Дура ненормальная!

Она села обратно в кресло, укутавшись в плед. Подумала секунду и забралась в кресло с ногами, устаиваясь поудобнее.

***

Серый рассвет заглядывал в окно, солнце не спешило подниматься из-за горизонта. Кажется, сегодня будет пасмурно. Это была первая мысль Рей. Она закрыла глаза. Было уютно и тепло, хотелось еще немного поваляться в постели, растянуть это утро. В конце концов, после того ужаса, что она пережила за последние дни, ей полагается хотя бы немного отдыха. И постель такая мягкая, удобная. Все-таки Наберри умеют создавать комфорт.

Рей завозилась, устраиваясь поудобнее. Чужое дыхание опаляло шею, шевелило волоски, тяжелая рука хозяйски лежала на животе, прижимая ее к груди. Стоп. Что?! Глаза распахнулись, Рей похолодела. Воспоминания о вчерашней ночи нахлынули на нее, подобно ледяной волне. Вот она просыпается в темной комнате, паника, коридор, Кайло, сигаретный дым и ее откровения, вот она остается в его комнате. Но она оставалась в кресле! А сейчас лежит в кровати. Кровати Кайло Рена, который уверенно и крепко прижимает ее к себе. Блять! Она, наверное, уснула, а он…что он? Перенес ее в постель. Единственную в его комнате, лег сам. Блять! Дышать. Просто дышать. Ничего такого в этом нет, никакого подтекста, двойного дна, скрытого смысла. Он просто проявил любезность. И она должна сейчас уйти к себе. Но она не хочет. Твою мать! Она не хочет! Не хочет уходить из его комнаты, из его постели, из его объятий. Это конец.

Рей стало дурно от самой себя. Это же какой идиоткой надо было быть, чтобы остаться. Это же совершенно недопустимо. Как ей быть-то теперь? Стыдно признаться: побывав в его объятиях, она теперь хотела больше. И так легко было представить, что объятия эти, отнюдь, не невинны. Так. Ну хватит. Пора брать себя в руки. Рей никогда не растекалась лужицей, всегда умела принимать решения, быть твердой и…Что еще «и», Рей и сама не знала.

Лейк осторожно откинула одеяло, попыталась выпутаться из объятий спящего Кайло. И была остановлена твердой рукой, что только крепче прижала ее к широкой груди мужчины.

- И куда это ты собралась? – прямо над ухом пророкотал голос Кайло.

Его горячая рука погладила живот, вдруг забралась под пижамную кофту, коснулась горячей кожи, посылая тысячу мурашек по телу, двинулась вверх и нежно сжала грудь, заставив Рей сдавленно охнуть.

- К-кк…Кайло, - заикаясь, пробормотала Рей.

Кайло ловко перевернул Рей на спину и навис над ней.

- Тшшш, - приложил свой палец к ее губам, - помолчи.

Рей подавилась невысказанными словами. С ужасом и восторгом она смотрела на мужчину, зрачки его расширились, закрывая потемневшую радужку. Кайло склонился ниже, поцеловал ее в подбородок и прижался губами к шее, туда, где неистово сейчас бился пульс, прикусывал и ласкал языком нежную кожу. Рей словно в огненную бездну падала, обжигающие прикосновения губ и языка сводили ее с ума, и когда Кайло оторвался от нее на мгновение, женщина сама прижала его голову к своей шее, зарываясь пальцами в волосы. Услышала приглушенный смех, горячее дыхание щекотало кожу. Что она творит? Что она нахрен себе позволяет?! Она оттолкнуть его должна. Прекратить все это. Закончить здесь и сейчас. Но желание получить себе этого мужчину целиком и полностью, владеть им безраздельно было слишком сильно. Руки Кайло тем временем бродили под ее рубашкой, ласкали спину, ребра, грудь, пальцы гладили и сжимали соски, ставшие твердыми и чувствительными. Между бедер стало влажно, и Рей завозилась, раздвигая ноги, обхватила ими бедра Кайло, втираясь в него промежностью, чувствуя его ответное горячее желание. Подалась вперед, выгибаясь. С губ Рена сорвался приглушенный стон, заставивший Рей довольно ухмыльнуться. Не только он сводит ее с ума!

- Ты, - угрожающе начал Кайло.

Договорить ему Рей не дала, просто впилась в его губы голодным поцелуем. И это было просто восхитительно - чувствовать его губы на своих. Рей застонала, не в силах больше сдерживаться, желание расплавленным металлом бежало по венам, руки и ноги, словно онемели, а кожа стала гиперчувствительной. Голова совершенно отключилась. Рей с радостью помогла Кайло стянуть с нее кофту. Рен замер на мгновение, окинул женщину восхищенным взглядом, а потом принялся целовать ее грудь и живот, провел языком по коже над резинкой пижамных штанов, потянул их вниз. Рей приподняла бедра, помогая ему. И тут раздался стук в дверь. Они замерли. Рей безнадежно надеялась, что это им показалось. Стук повторился. Кайло недовольно выругался, поднял на Рей почти умоляющий взгляд.

- Эй! Верховный лидер! Просыпайся, надо многое обсудить! – раздался из-за двери бодрый голос Верджа.

Прикрыв глаза, Кайло обреченно застонал. Выражение отчаяния на его лице было таким искренним, что Рей приглушенно захихикала. А потом, вдруг преисполнившись какого-то невнятного азарта и вызова, громко крикнула:

- Погоди минутку, Вердж! Мы только оденемся сейчас!

Кайло смотрел ошарашено.

Из-за двери раздался смех.

У Кайло порозовели скулы. Рей ловко выпуталась из его объятий, быстро надела кофту, скрутила волосы в пучок, укуталась в плед. Критически оглядела Верховного лидера, заметила внушительный стояк, ухмыльнулась, страшно довольная собой, скомандовала:

- Ты – в холодный душ. Я пока тут порядок наведу.

Удивительно, но Кайло послушался. Рей быстро застелила постель, открыла окно, впуская свежий утренний воздух. Отперла дверь и посторонилась, впуская ухмыляющихся Верджила и Хакса.

- Доброе утро, - рыцарь беззастенчиво оглядел Лейк с ног до головы.

- Доброе, - ухмыльнулась в ответ Рей, прошла к столику, где вчера оставила свои сигареты, не глядя протянула пачку Хаксу, - Армитаж, сигарету?

Генерал фыркнул и вытащил две, раскурил, одну протянул Рей. Верджил все косился на Рей, было видно, что его распирает от желания как-нибудь пошло поострить. Рей смело встречала его взгляд, поражаясь самой себе. Не было ни смущения, ни неловкости, ни страха. Словно было нормально оказаться утром в комнате Кайло в одной пижаме, курить, завернувшись в плед, открывать дверь его друзьям. Казалось, что она спит, чувство нереальности происходящего не покидало, ее накрыла какая-то странная эйфория, хотелось улыбаться, смеяться, курить с Хаксом и даже слушать пошлые комментарии Верджа, которые вот-вот должны были сорваться с его языка.

- А я-то думал, что он работал всю ночь, - насмешливо протянул Верджил, подначивая Рей.

Ответить женщина не успела, с грохотом распахнулась дверь душа, на пороге появился злой Кайло. Но вздрогнула Рей не от взгляда потемневших глаз, не от его злости, что ударила ее в грудь, как порыв горячего ветра, вышибая воздух, а от распахнувшейся двери комнаты и кокетливого голоса:

- Мальчики, а вот и я! Простите за опоздание!

Вся в черном, с рассыпавшимися по плечам рыжими волосами и легким макияжем на лице Кларисса Рен, как всегда была безупречна. И Рей опять почувствовала себя замарашкой чужой здесь. С губ Верджила мгновенно слетела усмешка, на лицо Хакса вернулось привычное бесстрастное выражение. Кайло замер, растерянно посмотрел на разом помрачневшую Клэр, потом перевел взгляд на Рей, которая инстинктивно попятилась. Зеленые глаза Клариссы сузились, она поджала губы, окинула Рей презрительным взглядом с головы до ног.

- А она что здесь делает? – рыцарь сделала шаг по направлению к Лейк, словно хотела схватить ее и вышвырнуть отсюда, - она, кажется, больше не работает на Первый орден? Да и к тому же преступница, если я правильно помню!

Повисла тишина. Раз – удар сердца. Два – удар сердца.

- Если я правильно помню, Верховный Лидер здесь еще я, - процедил сквозь зубы Кайло, - и Рей…

- Мне лучше уйти, - поспешно перебила его Лейк.

Оставаться в одной комнате с Клариссой, отголоски злобы, ненависти и ревности которой, Рей уловила, она не имела ни малейшего желания. Утро было безнадежно испорчено.

- Здесь решаю я, и ты остаешься! – повысил голос Кайло.

Рей грустно улыбнулась, тряхнула головой.

- Нет, Верховный лидер, леди Рен заметила верно: я больше не работаю на Первый орден, и я больше вам не подчиняюсь, - и вспомнив свои хорошие манеры, произнесла, – прошу меня извинить.

Опустив голову, Рей проскользнула к двери мимо Клариссы, которая сдвинулась, намеренно задевая Лейк плечом.

Оказавшись в своей комнате, Рей направилась в душ. Стоя под теплыми струями воды, размышляла. Ей было страшно в присутствии Клариссы Рен. Но страх этот был не от того, что рыцарь могла с легкостью ее покалечить, как уже пыталась сделать это на Салине, не от того, что могла ее даже убить. Это был страх иной природы. Рей пугала ревность Клариссы Рен. Пугало то, что связывало ее и Кайло. То, что было между ними. А между ними, несомненно, что-то было. Отношения, далеко выходящие за рамки «начальник-подчиненный». Что-то бесконечно личное. И это не общее обучение, не общие миссии рыцарей Рен. Лейк пугало то, что могло существовать до сих пор между Клариссой и Кайло. И это было мучительное чувство. Рей понимала, что что-то было – или есть до сих пор? – и боялась узнать наверняка. Ведь тогда будет слишком больно. Ведь она, глупая и наивная банта, навоображала себе невесть чего. Но как же сложно не вообразить, когда мужчина, в которого ты влюблена с четырнадцати лет, целует тебя, обнимает и совершенно не скрывает своих дальнейших намерений. И защищает. И велит остаться. Но она не могла бы. Не могла бы находиться рядом с Клариссой Рен, терпеть ее взгляды в сторону Кайло, ее двусмысленные намеки. Это выше ее сил! И она трусливо сбежала, потому что это было проще всего.

Выйдя из душа, Рей оделась, собрала еще мокрые волосы в строгий пучок и в растерянности застыла посреди комнаты, не зная, чем заняться дальше. Было бы разумным позавтракать, но аппетита совсем не было.

- Ты такая дура, Рея Лейк, - сказала устало, глядя на свое отражение в зеркале, которое совсем не скрывало расстроенное выражение ее лица.

Она направилась в медблок. Ей нужно было отвлечься. В конце концов, там она сможет быть полезной, сможет занять руки и, что гораздо важнее, голову, которую, наверное, скорее разорвет от сомнений по отношению к Кайло и к себе самой. И к тому, что их с ним связывает. А их что-то связывает? Да блять, твою мать! Сколько можно самой себе мозг трахать?! Рей даже зарычала от бессилия, медицинский дроид удивленно повернулся в ее сторону. И Рей сбежала из палаты. А вылетев за дверь, нос к носу столкнулась с Кайло. Он смотрел мрачно.

- Прости, - залепетала, смутившись, - я спешу, - хотела обогнуть его, Кайло удержал ее за талию.

- Надо поговорить, - процедил.

- Да-да, конечно, - Рей избегала смотреть ему в глаза, - но я…

- Хватит бегать! – прошипел Рен и потащил ее куда-то.

Приволок в какой-то чулан и с грохотом захлопнул дверь. Оказавшись с Кайло нос к носу, Рей совсем растерялась. Его близость туманила разум, дыхание щекотало висок. Рей стояла так близко, что могла разглядеть мельчайшие узоры нитей на темной ткани его одежд. Тишина давила на уши, была неправильной, напряженной, совершенно не той, мирной тишиной, что вчера ночью, когда он работал, а она полулежала в кресле, свернувшись клубочком, любуясь его сосредоточенным лицом.

- Мы улетаем завтра утром, - наконец, произнес Рен.

И Рей подняла голову, встречаясь с ним взглядом, нервно облизнула губы.

- Нар-Шаддаа?

- Нар-Шаддаа, - подтвердил Рен.

- Только вдвоем с Верджилом? – шепотом спросила Рей.

Кайло отрывисто кивнул.

- Это может быть опасно, - растеряно произнесла женщина, - может быть, вам взять сопровождение?

- Нельзя, - покачал головой Кайло, - так мы привлечем ненужное внимание.

- Понимаю, - кивнула Рей.

Они снова замолчали.

- Я хочу, чтобы ты оставалась здесь, - произнес Кайло, - какие бы идеи ни пришли тебе в голову, Рей, пожалуйста, оставайся здесь. У Набу достаточно ресурсов, чтобы продержаться, если вдруг случится нападение, а Наберри достаточно сильны, чтобы защитить себя и тебя на политической арене. Я не хочу, чтобы ты пострадала. Мы сейчас снова на грани военного конфликта, ситуация в галактике нестабильна. Я хочу выяснить, кто в этом виноват, и знать, что мне не придется переживать за тебя, иначе я не смогу нормально выполнить то, что должен. Обещай мне, Рей.

Рей судорожно вздохнула, пытаясь сдержать непрошеные слезы, которые вот-вот грозили навернуться на глаза.

- Я обещаю, - тихо ответила Лейк, протянула руку, ласково погладила Кайло по щеке, он закрыл глаза, наслаждаясь ее прикосновением, - но и ты обещай мне быть осторожным. Я не хочу…оплакивать тебя.

- Тебе и не придется, - Рен поцеловал ее ладонь, - я обещаю.


========== 2.07 ==========


Ну есть же стандартные вещи: цветы, шоколад, клятвы которые не исполняют…

«Красавица и Чудовище»


- Рей. Рей. Реееей! Да Рей, блять!!

Лейк вздрогнула и обернулась. Три пары глаз смотрели на нее со смесью тревоги и недовольства. Женщина устало вздохнула. Да-да, ей не стоило забывать, что она не одна и ей вряд ли позволят остаться наедине со своими мыслями. Оно и к лучшему. Наверное. Может быть. Потому что скоро она от этих мыслей с ума сойдет. А еще от ожидания и сидения на одном месте. Право слово, это просто невыносимо. Когда она давала Кайло обещание остаться в безопасности на Набу, то не думала, как тяжело будет исполнять его.

- Что? – постаралась, чтобы голос звучал спокойно, не раздраженно и не зло.

- Не выглядывай его, он не появится на горизонте подобно героям старинных романов! – фыркнула Арневина.

И Рей почувствовала, как румянец заливает щеки, быстро отвернулась к окну.

Не то чтобы она именно выглядывала Рена на горизонте. И понимала, что три дня – это совсем не срок. Но на связь Кайло не выходил, и Узы, как назло, молчали. Лейк начинала волноваться, хотя и понимала, что это глупо. Но что поделать, если волноваться она начала с того самого момента, когда Кайло и Верджил улетели на Нар-Шаддаа. Беспокойство снедало женщину, что-то не давало спокойно ждать. Возможно, она просто не привыкла ждать. А, может быть, излишне переживала за Кайло. Или все тревоги ее не беспочвенны. Но тревога не давала покоя, днем и ночью была с ней, тугим узлом ощущалась где-то в области сердца, заставляя вздрагивать от каждого шороха и просыпаться по ночам, не давая рационально мыслить. Все валилось из рук, любое начинание оказывалось обреченным на провал. И даже любимая работа не приносила ни забвения, ни облегчения, не давала отвлечься.

Что-то не так. Что-то не сходилось в стройном рассказе Дэмерона. Но не мог же он солгать под воздействием Силы? Или мог? Что если сам заблуждался? Если его ввели в заблуждение? Кто? Зачем? Ловушка? От этой мысли становилось дурно, ужас стискивал горло, накатывала тошнота. Кайло и Вердж отправились прямиком в ловушку в надежде на встречу с контрабандистами, которые выведут их на заказчика? Или встретятся сразу с самим заказчиком? План был так себе, слишком много «если». Если встретятся. Если сумеют втереться в доверие. Если заказчик вообще выйдет на них или они на заказчика. Но другого не было.

Рей закусила губу, пристально поглядела в окно. Там распустилась буйная весенняя зелень, цветы радовали глаз яркими пятнами, деревья, которым манипуляторы дроидов придали причудливые формы, шумели кронами. Сияло солнце, и легкий ветерок шевелил занавески в гостиной, где расположились она, Арневина, Марта с сыном и Кай, которая вообще-то была Кайдел. И осталась в доме Наберри по приглашению Арневины, с которой очень сдружилась. Впрочем, Рей не знала существ в галактике, с которыми бы не сдружилась Арневина.

Тишь да гладь, живи и радуйся. Только на сердце не спокойно, темно, холодно, пусто и совсем не по-весеннему.

- Все с ним в порядке! – раздраженно пробурчала Наберри.

- Я знаю, - задумчиво ответила Рей.

Пусть Узы не связывали их напрямую, но Рей чувствовала, что с Кайло все в порядке. Если бы он был ранен или была бы угроза его жизни, Лейк бы узнала. Но это знание никак не способствовало ее спокойствию.

- А раз знаешь, иди к нам! И прими участи в разговоре! Мы тут вообще-то имя ребенку выбираем! – обиженно проворчала Марта.

Рей резко развернулась, по очереди оглядела трех женщин, таких разных, но с одинаковым выражением беспокойства и сочувствия в глазах. Меньше всего Рей хотела бы доставлять кому-то хлопоты.

- Что-то не так! – против воли вырвалось у Лейк.

- Прости? – приподняла бровь Арневина.

- Не так, не так, - забормотала Рей, нервно расхаживая по комнате, закусила ноготь большого пальца и замерла перед подругами, - все одновременно просто и нестройно. Словно неправильно легшая нитка в кружеве. Что-то не сходится.

- Рей, - мягко произнесла Наберри, - мы все понимаем, как ты переживаешь. И мы все на взводе, но…

- Нет! – резко прервала ее Лейк, - нет! Давайте просто подумаем. Кто производит термальные детонаторы на основе барадия?

- Арсеналы Мерр-Сонн и БласТех Индастриз, - покорно ответила Арневина, украдкой переглянувшись с Мартой.

И Рей вдруг поняла, что подруги обсуждали ее состояние, а она-то надеялась, что ее беспокойство не сильно заметно. Вот глупая!

Но останавливаться она теперь точно не намерена.

- Откуда они используют поставки?

- Основные залежи на Дуросе и Анобисе, однако, его можно синтезировать. Второй вариант даже дешевле и безопаснее, так как к барадию сразу добавляется стабилизатор, а при добыче из природных источников высок риск взрыва, как ты помнишь вещество крайне нестабильно, - снова ответила Арневина.

- Какой барадий в наших детонаторах? – продолжала Рей.

- Практически невозможно отличить природный от искусственного, но эксперты утверждают, что, скорее всего, природный, - произнесла Наберри, - но это ни о чем не говорит! Ни о том, что он произведен официально, ни о том, что он контрабандный. Ни о чем, Рей!

- Да-да-да, - Лейк снова нервно прошлась по гостиной, - я просто пытаюсь собрать наиболее полную картину. Сами бомбы, - Рей остановилась, покусала губы, пытаясь сформулировать вопрос, - как они были собраны? Похожи ли…- она осеклась.

- Ты предполагаешь, что кто-то в Арсеналах или БласТех толкает оружие на сторону? – подала голос Марта.

- Да, - выдохнула Рей, радуясь, что хоть кто-то ее понял.

- Такое возможно, - кивнула Кайдел, - от них идут поставки левого оружия.

- Так-так-так, - снова закружила по комнате Рей, - заводы и офисы БласТех располагаются на Корусанте и Дракенвелле, Арсеналы Мерр-Сонн – Корусант и Деварон.

- Рей, - мягко произнесла Арневина, - ты что-то не то делаешь. Что ты пытаешься найти?

- Связь, - отрезала Рей, - я пытаюсь найти какую-то связь. Например, что-то, что объединяет все эти точки на карте галактики. Чем не связь?

- Ну, допустим, их объединяет Кореллианский торговый путь, - проворчала Наберри, - Дурос, где добывают барадий, Дракенвелл и Деварон объединяет торговый путь. И что? Это же просто смешно! Ринешься обследовать все эти планеты?

- Стоп! – щелкнула пальцами Рей, - не все. Стоп, - она зажмурилась, с силой сжала виски руками.

- Вос давно мертв, - вдруг подал голос Хан, - кто-то просто прикрылся его именем.

- Но Ки’ра скорее всего еще жива, - медленно произнесла Верана, - а именно она заняла после смерти Воса его место.

- Ки’ра, - произнесла Рей, - кто она такая?

- По-моему, тебя шатает из стороны в сторону, - тихо произнесла Марта, укачивая на руках сына, - при чем тут это?

- Она глава Кримсон Дон, которые продали Дэмерону детонаторы. Женщина, с которой он встречался, назвалась Ки’рой! – почти выкрикнула Рей, - все это связано, - пробормотала Лейк, - связано, - но я не пойму, как. Не пойму.

- Рей, - Арневина поднялась, обняла Лейк, - послушай, мы все…

- Нет! – вырвалась Лейк, - если ты сейчас еще раз скажешь мне про то, как мы все переживаем, я закричу! Дело не в переживании! Мы что-то упускаем, мы…

- Тихо! – вдруг шикнула на Рей Марта, - ты ребенка разбудишь. Тише! И перестань вести себя так, словно мы зла тебе все тут желаем. Мы готовы обсудить с тобой любые теории, но и ты постарайся держать себя в руках.

Рей ошарашено посмотрела на миссис Хакс. Ребенок на руках у Марты захныкал.

- Ну вот! – обвиняющее посмотрела на Рей подруга, - и что ты натворила?

Марта склонилась над сыном, улыбаясь, что-то ему бормоча и укачивая ребенка на руках.

- А ведь Рей права, - вдруг подала голос Кайдел.

Все обернулись к ней.

Девушка нервно заправила прядь волос за ухо, чуть смутившись от такого внезапного внимания.

- Есть два пути поставок барадия. Ну условно два. На самом деле отследить всех контрабандистов невозможно. Но. Два пути: левые потоки уже готовых детонаторов от БласТех и Мерр-Сонн, и чистый барадий, который уже потом собирается умельцами на месте. Люди, которые занимаются одним, никогда не возьмутся за другое. Крупнейшим местом, где собирают именно контрабандные детонаторы, является Кореллия.

- Кореллианский торговый путь, - пробормотала Рей.

В голове что-то щелкнуло. Паззл сложился. Почти.

- Мне нужно поговорить с Ханом.

***

Хана она нашла в саду. Соло сидел в беседке, крутил в руках бутон желтой розы и обрывал лепестки. Рей молча села рядом. Мужчина поднял на нее грустный взгляд и снова уставился на бутон цветка в своих руках. Какое-то время они молчали. Рей разглядывала верхушки деревьев, подставив лицо теплому весеннему ветерку, вдыхала аромат роз и травы, слушала, как перекликаются на двоичном дроиды-садовники.

- Знаешь, она так любила эти розы, - произнес Хан, - всякий раз, когда я творил херню, я потом привозил розы. И когда возвращался из очередной авантюры, тоже привозил букет. И Лея ворчала, ругалась, но розы всегда принимала. Теперь, - голос мужчины сорвался, стал надтреснутым, - теперь ее нет. А розы остались. И они напоминают о ней.

Рей закусила губу, задышала глубоко и часто, не желая давать воли слезам. Она не поможет ни себе, ни Хану, если будет рыдать без конца. Слезы свои она выплакала на похоронах. Лея никогда бы не одобрила столь долгого горя. Она должна действовать, чтобы вновь не разразилась война, чтобы мир, которого желала Органа, все же настал. И слезам здесь нет места. Как и жалости к себе. Слезинка все же скатилась по щеке, Рей отерла ее ладонью, шмыгнула носом.

- Мне нужно поговорить с тобой, - произнесла, стараясь, чтобы голос не дрожал, - я хочу знать все о Кримсон Дон и Ки’ре.

Соло вздрогнул. Пальцы, обрывающие лепестки, замерли. Мужчина поджал губы и нахмурился.

- Зачем?

- Я хочу выйти на поставщиков детонаторов, - ответила Рей.

- Малышка, это практически невозможно, - вздохнул Хан.

- Практически, - парировала Лейк, - но не абсолютно. – И повторила, - расскажи мне о Кримсон Дон и Ки’ре.

- Возможно, она уже мертва, - произнес мужчина, отведя взгляд.

И Рей поняла, что он и сам не верит в то, что говорит.

- Возможно, - кивнула, - и все же.

Хан покачал головой, сорвал новый бутон розы, снова принялся обрывать лепестки. Повисло молчание, Рей не торопила Соло. Она подождет, лишь бы он рассказал ей в итоге все, что знает. И если ее догадки верны, то ей предстоит небольшое путешествие. Небольшое и, возможно, опасное. Но это неважно. Она готова на все, лишь бы оградить Кайло от опасности. А все ее инстинкты вопили, что Рен если еще не угодил в ловушку, то очень скоро это случится.

- Упав в объятия Багрового рассвета, уже не уйти, - тихо произнес Хан, невесело усмехнулся, - так сказал мне однажды Драйден Вос. Тогда он был главой этой преступной организации. Я только начинал свой путь контрабандиста. И, честно говоря, не собирался связываться ни с какой организацией. Мне претило ходить под кем-то. Хотелось быть вольным и самостоятельным. Я думал, что это возможно. Преступная сеть Кримсон Дон охватывает всю галактику, они занимаются всем: от контрабанды до торговли людьми, крупные и мелкие преступления, преступники самых разных мастей – это все Кримсон Дон. Во времена Империи они были не то, чтобы всесильны, но близко к этому. Какое-то время назад мне казалось, что организация распалась, но если верить По, то это не так.

- Если только кто-то не воспользовался громким названием, - заметила Рей, - ведь ты сам сказал, что Вос – давно мертв. Ты уверен в его смерти?

- Более чем, - кивнул Хан, - он точно мертв. А вот Ки’ра, - голос мужчины сел, он глубоко вздохнул, собираясь с мыслями, и продолжил.

- Мы росли вместе на Кореллии, мы, - он прервался, глубоко вздохнул, - любили друг друга. Выросли в трущобах, где не было возможности выжить, если не пойти по пути преступлений. Мы росли вместе, сироты, не знавшие любви никого, кроме друг друга. Мы стояли друг за друга горой. Наверное, я мог бы убить за нее. Она точно могла бы убить за меня. Решительная, смелая, красивая. Мы были счастливы. И мы хотели вырваться из этого порочного круга, бросить Кореллию, улететь настолько далеко, насколько это было возможно. Мы верили, что это возможно. Жизнь, - Хан грустно усмехнулся, - распорядилась иначе. Я сумел сбежать. Ки’ра…осталась. Она никогда потом не рассказывала, что же случилось, почему, чтобы выжить, ей пришлось упасть в объятия Кримсон Дон, в объятия Воса.

Хан помолчал.

- А потом? – робко спросила Рей.

- А потом мы встретились вновь. Я остался глупым мальчишкой, а вот она стала хитрой и умной женщиной, смертельно опасной. Не просто любовницей Воса, а его правой рукой. И вместе быть, как бы я ни мечтал, мы не могли. Нам снова пришлось расстаться. На этот раз навсегда.

Рей закусила губу, уставившись на куст роз, потом щелкнула ногтем по цветку и решительно повернулась к Хану.

- Если я приду к ней и скажу, что я от тебя, она поговорит со мной?

- Малышка, - вздохнул Хан, - ты даже не знаешь, где она. Она, может быть, давно мертва.

- Ты сам в это не веришь! – фыркнула Рей, - и у меня есть все основания предполагать, что она на Кореллии.

Соло поморщился от одного упоминания о планете.

- Это может быть опасно.

- Пусть! – Лейк скрестила руки на груди, - но сидеть тут просто так, пока…- она запнулась, голос сорвался, - пока Кайло рискует жизнью, я не буду!

Хан пристально посмотрел на нее, уголки его губ чуть дернулись вверх. У Рей порозовели щеки.

- Что? – раздраженно спросила молодая женщина.

- Что между вами, малышка? – мягко спросил Соло.

Рей отвела взгляд, рассеянно провела руками по бедрам, тяжело вздохнула.

- Я не знаю.

Соло хмыкнул.

- Выглядите, как влюбленные юнцы, которые не знают, как подойти друг к другу.

Рей возмущенно передернула плечами, вспомнила их последнее с Кайло утро и жарко покраснела. О! Уж как подойти друг к другу они определенно знают. Даже более чем! Почему-то на губах расплылась глупая улыбка. Сила. Что она за дура!

- Не уходи от темы, - буркнула Лейк, стараясь не улыбаться слишком уж, - если я приду к ней и скажу, что я от тебя, она хотя бы не убьет меня?

Хан смешно фыркнул.

- Не убьет, мы не плохо расстались. Остального гарантировать не могу.

На колени ей опустился брелок из двух игральных костей.

- Покажешь ей это, она поверит, что ты от меня.

- Спасибо! – Рей зажала брелок в кулаке, поднялась, резко склонилась и чмокнула Хана в щеку, - спасибо!

- Береги себя, малышка, - Соло серьезно посмотрел ей в глаза.

И бросил уже в спину:

- И «Сокол» возьми!

***

- Ты не можешь вот так улететь! – Арневина была на грани, глаза яростно сверкали, руки сжимались и разжимались в кулаки, - в никуда! Не пойми зачем! Подвергать себя опасности! Ты не можешь!

- Арневина, - устало произнесла Рей, ей уже надоело убеждать подругу, спорить с ней до хрипоты, - я не могу вот так остаться здесь, сидеть сложа руки. Не могу!

- Я не позволю! – решительно бросила Наберри, - я не позволю! «Сокол» не получит разрешения на вылет!

Рей дернулась, поджала губы, зло и обиженно посмотрела на подругу. Да, Арневина Наберри не будучи уже королевой все еще обладала реальной властью, и да, вполне могла запретить ей вылет. Глаза Рей сузились, она раздумывала, как хлестко и зло ответить подруге.

- Позволишь, - раздалось от двери, и в гостиную, где ожесточенно спорили женщины, вошла Верана.

- Мама! – Арневина задохнулась от возмущения, - ты не знаешь, что она задумала! – женщина обвиняющее ткнула пальцем в сторону Рей, которая только глаза закатила от возмущения.

- Знаю, - пожала плечами Верана, - я слышала весь ваш спор. И не то, чтобы я одобряла действия Рей, - глава дома Наберри пристально посмотрела в сторону Лейк, - но это все же лучше, чем сидеть сложа руки.

По губам Рей скользнула легкая победная улыбка, Арневина топнула ногой и решительно скрестила руки на груди, готовая к новому витку спора.

- Лея одобрила бы твой порыв, - мягко произнесла Верана, - уж она-то никогда не стала бы сидеть просто так, ожидая у моря погоды, ожидать, пока придет верный рыцарь, уже решивший все ее проблемы. Она всегда бросалась в бой, даже если ее действия тянули разве что на сомнительную авантюру. Она дала бы тебе разрешение, и я даю. Ты получишь топливо для «Сокола», разрешение на вылет, - быстрый взгляд в сторону Арневины, - оружие, провиант, кредиты. И мое благословение.

Рей замерла, это было больше, чем она ожидала. Признательность и благодарность теплом разились по венам.

- Спасибо, - выдохнула Лейк.

Верана пристально на нее посмотрела, а потом быстро подошла, крепко обняла и поцеловала в лоб.

- Я уверена: ты найдешь то, что ищешь.

***

Практичная и удобная одежда, минимум сменных вещей, боевой шест, который ей подарила Маз, брелок Хана, засунутый в задний карман брюк, старая и любимая кожаная куртка. Рей быстро скрутила волосы в пучок на затылке. Она не стала медлить, решила, что отправится поздним вечером – корабль как раз успеют подготовить, она задаст маршрут до Кореллии и успеет выспаться.

О том, что будет, когда Кайло узнает, что она покинула Набу, Рей предпочитала не думать. А он узнает, один сеанс Уз Силы – и все. Ее конспирация полетит к криффу в пасть. А ведь Рей обещала ему, что останется ждать его, останется в безопасности на Набу.

Но разве можно ждать? Разве можно сидеть сложа руки, изводить себя мыслям о том, что Рен в опасности? Не делать ничего! Пусть ее затея обернется в итоге ничем, пусть она ищет то, чего нет, но хотя бы не бездействует. Это ожидание, невозможность повлиять на ход событий раздражали и угнетали одновременно. Терпеть весь этот клубок эмоций, не утихающий ни на минуту пожар в груди, было выше ее сил. Нужно было действовать. Сделать хоть что-то!

- Возьми меня с собой, - услышала вдруг от двери и подпрыгнула, оборачиваясь.

Надо же, настолько увлеклась сборами и своими мыслями, что даже не заметила, как в комнату вошла Кайдел.

- Прости? – Рей рассеянно уставилась на девушку, потом обвела глазами комнату, размышляя о том, не забыла ли чего.

Ну. Самое важное она взяла. А что забыла, без того, стало быть, обойдется.

- Возьми меня с собой, - повторила Кайдел.

- Кайдел, - мягко произнесла Рей, - это может быть опасно.

- Вот именно, - пожала плечами девушка, - я сумею помочь. Драться я умею, трущобы знаю не понаслышке.

- Не трущобы Кореллии, - возразила Лейк.

- Трущобы везде одинаковы, - пожала плечами блондинка, помолчала и произнесла почти с мольбой, - пожалуйста. Я не могу здесь оставаться. Здесь здорово, классно и Арневина очень милая, но…все чужое. И я здесь чужая. Я не могу больше злоупотреблять гостеприимством дома Наберри, а к себе мне путь заказан. И даже Маз своим покровительством меня не спасет. Когда я пошла с тобой после погрома у Марти, я закрыла себе путь назад. Я теперь там чужая, но и тут тоже! Пойми, Рей. Мне некуда идти.

Рей растеряно смотрела на девушку. Она не думала о том, в каком положении оказалась Кайдел. Да и, честно говоря, вообще о ней последние дни не думала. Слишком занятая заговорами, взрывами, отношениями с Кайло, Рей скинула Кай на руки Арневине, и была такова. Но правда была в том, что именно Рей теперь была в ответе за девушку.

- Я обещала тебе кредиты, - неловко пробормотала Рей, - я…

- Не нужны мне твои кредиты! – выкрикнула Кайдел.

Рей вздрогнула и дико взглянула на блондинку, та тяжело дышала, щеки ее раскраснелись.

- Просто возьми меня с собой, - процедила Кайдел, - я хочу быть полезной, нужной.

Закусив губу, Лейк задумчиво смотрела на девушку. Она понимала ее мотивы, да и не доверять Кайдел у Рей причин не было. Блондинка не подвела ее в трущобах, она была на хорошем счету у Маз, а уж последней Рей точно доверяла. Да и помощница, соратница, которая прикроет ей спину, Лейк конечно бы не помешала.

- Хорошо, - отрывисто кивнула Рей, - собирайся!

На губах Кайдел расцвела улыбка, она подпрыгнула и только что в ладоши не захлопала от радости.

- Я сейчас, я мигом! У меня все уже готово.

Рей только хмыкнула. Вот же хитрюга! Знала же, что Рей ей не откажет.

Лейк грустным взглядом обвела комнату, словно прощаясь с этим местом. Идеально, без единой складочки, заправленная кровать, с ее любимым покрывалом лавандового цвета. Шторы, висящие ровно, закрывающие закрытое сейчас окно, за которым солнце уплывает в закат. Шкаф, книжные полки, стол и кресло, подвинутое вплотную к нему. Мягкий, пушистый ковер под ногами. Рей пошевелила пальцами ног, со вздохом стала обуваться. Комната затихла, стала нежилой, хотя еще витал легкий аромат духов, тех самых, которые Рей использовала перед роковым приемом. Но самой Лейк здесь как будто уже не было. Словно вместе с мыслями, которыми женщина уже была на Кореллии, ее тело тоже перенеслось туда. Далеко от Набу, от ее любимой комнаты в южном крыле. Что же.

Рей тихонько вздохнула и пообещала себе, что она еще вернется. Когда все уляжется, когда закончится эта война, наступит покой и мир в галактике, она непременно вернется сюда. Может быть, даже не одна, может быть даже с Кайло.

***

Гул двигателей «Сокола» успокаивал ее, в кабине пахло машинным маслом, металлом и пластиком, успокаивающе и по-домашнему. «Сокол» был ее домом.

Рей сидела откинувшись в кресле, закинув ноги на приборную панель. Чуи наверняка бы разразился негодующим ревом, увидев это безобразие. Рей грустно усмехнулась, смахнула со щеки слезу. Чуи, милый Чуи покоится теперь на Набу, среди цветов и зелени, может быть, хоть немного напоминающих его родину, зеленый Кашиик.

Когда-то Чубакка обещал маленькой Рей, что обязательно отвезет ее на свою родную планету, покажет ей все красоты дикой, неприрученной природы. Этого так и не случилось. А теперь и ее милого друга больше нет. Остались лишь воспоминания, светлые, такие далекие.

Вот Чуи учит ее паять, разбирать корабль, объясняет ей, какая деталь и за что отвечает. Вот ругает ее громко, эмоционально, потрясая мохнатыми кулаками, потому что она полезла, куда не следовало, и получила удар током. Вот обнимает, утешает. А вот сажает к себе на колени маленькую девочку и дает управление кораблем. Ей не забыть тот восторг. И больше никогда не выразить свою благодарность.

Рей печально вздохнула. Казалось, что сейчас отъедет в сторону дверная панель и в проеме покажутся Чубакка и Хан, как всегда о чем-то спорящие. Хан будет хмуриться, злиться, кривить губы и закатывать глаза, Чуи реветь, ругаться и потрясать кулаками и лохматой головой. Так привычно, по-домашнему.

Не так много мест могла назвать Рей своим домом в галактике. «Сокол» им, определенно, был. А еще дом Наберри, место, где тебя ждут, где тебя примут – любую, какой бы ерунды ты ни натворила. Простят, помогут, не зададут лишних вопросов. Да, ей повезло. У нее есть такие места. Рей погладила пальцем игральные кости, они были прохладные на ощупь, с легкими выбоинами и зазубринами, повесила брелок над приборной панелью. Оглянулась, чтобы увериться, что одна в кабине.

Вскоре после взлета и перехода в гипер-пространство Рей отправила Кайдел спать, сказав, что подежурит сама. Девушка противиться не стала. А у Лейк была одна идея. Она потянулась к стоящей на соседнем кресле сумке, достала плоский футляр, расположила его на коленях, глубоко вздохнула пару раз и открыла.

Даже в полумраке кабины ожерелье ее бабки переливалось красивыми сполохами, играющими на безупречных гранях камней. Баснословно дорогая вещь. Потрясающе красивая. Рей с благоговением провела пальцами по камням, едва касаясь, задержав дыхание, словно боясь разбить или сломать хрупкую в своей красоте вещь. Потом все же положила ладонь на прохладные камни, чувствуя, как они нагреваются под ее ладонью. Что там говорил Энакин? Видеть не только будущее, но и прошлое?

Прошлое, прошлое. Если это ожерелье действительно принадлежало ее бабке, Рей могла бы увидеть все, что пожелает, все, что случилось с ней. Какая она была и как же смогла полюбить такого человека, как ее дед. Узнать, что случилось с ее матерью, а, может быть, что случилось с ее родителями. Лейк прикрыла глаза. Что делать она знала лишь в теории. Расслабилась, пытаясь отринуть свое тело.

Она не здесь. Нет ни кресла, в котором она сидит, ни кабины «Сокола». И самого корабля тоже нет. Нет этого места, этой точки галактики. И времени тоже нет. Нет ее самой, Реи Лейк еще не существует. Зато рядом Сила, чистая энергия, которую лишь надо направить в нужное русло. Она пронизывает будущее и прошлое, соединяя их тысячью нитей, лишь нужно найти ту, что отведет тебя в ту точку времени пространства, которую ты хочешь видеть. Здесь и сейчас не существует. Потом – только настанет. Ее интересует то, что было.

Рей сконцентрировалась на этом желании, на нитях, что вибрировали вокруг, посылая темные и светлые сполохи, словно камни ожерелья, пульсировавшего под ее ладонью. Перед глазами вспыхнул ослепительно яркий свет, Рей подавила в себе желание зажмуриться. Сделала крошечный шаг вперед. «Я хочу знать, я хочу видеть. Покажи мне! Покажи!» Стиснув зубы, она двигалась вперед, к свету, к прошлому. Еще шажок, и еще, отдававшийся невыносимым напряжением в теле, в разуме, в душе. Нити Силы вибрировали вокруг, от гула закладывало уши. Рей протянула свои руки вперед, почти касаясь яркого света, обжигающего нежную кожу, опаляющего лицо. Еще шажок. Еще один. Вдох. И выдох.

Яркий свет исчез. Показалось, что она летит куда-то, падает, от этого ощущения перехватило дыхание.

А потом она увидела.


========== 3.Пролог ==========


- Такая тоска, не правда ли?

Она замерла, сжав тонкими пальцами бокал с вином. И поморщилась. Вот уж чего ей совершенно не хотелось, так это вести разговоры – пустые или не очень – с кем бы то ни было. Это она оставляла своему мужу. Он-то никогда не упустит возможности поболтать, между делом налаживая связи, полезные для его бизнеса. Впрочем, поэтому он один из лучших в своем деле. Женщина обернулась, окидывая взглядом непрошеного собеседника. Высокий, уже немолодой мужчина, в темных волосах которого отчетливо обозначилась седина, черты лица едва ли можно было назвать привлекательными, скорее – интересными. Он смотрел на нее, не отрываясь, цепко и оценивающе, пристально. Женщина поморщилась.

- Разрешите представиться, - он словно бы не заметил ее реакции.

- Нет нужды, - сразу же перебила она его, не собираясь размениваться на пустые любезности, которые стояли поперек горла, - я знаю, кто вы, сенатор.

Он чуть усмехнулся, слегка поклонился.

- Красивое колье, - он кивнул на драгоценности у нее на шее.

И она снова поморщилась, касаясь пальцами холодных камней. Красивое. И баснословно дороге. Призванное продемонстрировать богатство и влияние ее мужа, показать, что дела у лорда Хилла идут хорошо. А также и то, что он любит свою жену и не скупится ей на подарки. На подарки он, конечно, не скупился. Она всегда была одета и украшена, как картинка, дорогая статуя, безупречная и неживая. Именно так она себя ощущала: неживой. Двигалась, говорила, улыбалась, но была мертва внутри с самого дня свадьбы.

Она пригубила вино. Уж владеть собой за эти годы леди Хилл научилась очень хорошо.

- Сенатор, - доброжелательности в голосе чуть, - если вы хотите обсудить какие-то дела с моим мужем, то вам следует обратиться непосредственно к нему. Я не имею никакого влияния на его бизнес.

- Меня не интересуют ни ваш муж, ни его дела, - мягко улыбнулся ей мужчина, - меня интересуете вы.

И против воли она вздрогнула всем телом, бросила на мужчину быстрый взгляд, изо всех сил сжала бокал, призывая себя успокоиться, утишить внезапный бешеный бег сердца.

- Потанцуйте со мной, - он протянул ей руку.

Она уставилась на сенатора, как на умалишенного. А он чуть улыбался ей, и глаза его полыхали неведомым ей доселе огнем. Никто и никогда не смотрел на нее так. Даже муж, который любил ее безумно и страстно, до жестокости.

Женщина нервно сглотнула. Он сумасшедший! Все вокруг знают о бешеной ревности и вспышках ярости лорда Хилла. Все вокруг знают, что леди Оллин Хилл не танцует.

- Только не говорите мне, что не умеете, - голос у него вкрадчивый, - вы происходите из знатной семьи, леди Хилл, у вас не может быть такого пробела в воспитании.

У нее и нет пробела. Есть лишь страх и нежелание. Нежелание? Чушь! Вот сейчас и здесь она поняла, как страстно хочет потанцевать. Именно с этим мужчиной. Она задрожала, коря себя за глупость, зная, что последует за ее выходкой, вложила свою руку в ладонь мужчины.

По толпе пронесся шепоток, когда сенатор уверенно вывел ее в центр зала. Мелькнуло злое лицо ее мужа, ошарашенные глаза каких-то заядлых сплетниц и вскинутые брови королевы Амидалы. Плевать! Все мысли вышибло из головы, когда он уверенно повел ее в танце. И она наслаждалась, полетом и вихрем, теплыми руками, аккуратно придерживающими ее, сбитым дыханием мужчины рядом, его легкой улыбкой и страстным взглядом серых глаз. О этот взгляд мужчины желающего женщину нельзя было спутать ни с чем! Как давно ее никто не желал по-настоящему!

Возможно, ему нужно то же, что и другим – дела ее мужа, его благосклонность. Но тогда сенатор выбрал вовсе не тот путь, потому что этого танца Хилл никогда не простит ему, станет его смертельным врагом. Что ждет ее саму по возвращении домой, Оллин предпочитала не думать. Еще ныли синяки на теле и ушибленная спина, из-за которой она надела максимально закрытое платье, еще болела грудь, которую она пудрила сегодня так долго. Ненавистное колье, которое ее заставил надеть супруг, холодило кожу. И хотелось сорвать его, чтобы только ощутить себя свободной, по-настоящему свободной, забыть об условностях и просто наслаждаться присутствием мужчины рядом. Мужчины, которому она не была безразлична.

***

Они встречались тайно. Шив говорил, что влюбился в нее с первого взгляда. И она верила, потому что была влюблена сама. Оллин совершенно потеряла голову, сама поражалась своей изобретательности, позволявшей раз за разом ускользать из дома, из-под опеки ненавистного мужа, от его побоев и издевательств, от его претензий, от прав, что он на нее предъявлял. Ускользать от ненавистных служанок и приживалок, каждая из которых была шпионкой, докладывала мужу каждый ее шаг. Ускользать, лгать и притворяться.

Она стала настоящим мастером лжи задолго до встречи с Шивом Палпатином, но теперь ее мастерству нашлось другое применение, нежели играть на публику, показывать друзьям и партнерам мужа, что все хорошо. Она была влюблена и каждой клеточкой ощущала это чувство, запретное и правильное, окрылявшее ее, дававшее ей силы жить, терпеть объятия и поцелуи Хилла, потому что ее ждали другие поцелуи и объятия, мужчины желанного и любимого. Каждый миг без него был пыткой и страданием, но Оллин терпела, потому что знала, что получит желанную награду.

Они были обречены: Хилл никогда бы не отпустил ее, а Шив при всей своей любви никогда не предлагал помощи, не предлагал развод и узаконивание их с ним отношений. Ей было и не надо. Она наслаждалась этой тайной связью, а дома опускала глаза, прятала их лихорадочный блеск, прятала улыбку на губах. Она ничего не знала о его делах, только то, что дороже власти для Шива нет ничего, что ради власти он пойдет по головам, что пожертвует даже ею самой. Но ей было все равно. Шив был скрытен, но и Оллин никогда не была дурой. Пусть судьба уготовила ей роль лишь покорной супруги, хранительницы очага, но ее природный ум был остер. Она не могла не видеть, как исподволь и ненавязчиво Шив подрывает демократию, прикрываясь красивыми речами и жестами. Ей было все равно. Судьба галактики никогда не интересовала Оллин Хилл. Она наслаждалась. Иногда ловила себя на мысли, а была бы она так счастлива, если бы эта связь не была тайной, чем-то запретным, дразнящим, сводящим с ума в своей порочности. Но отодвигала эти мысли прочь, раз за разом убегая на встречу, плетя небылицы, лгала, изворачивалась, несла откровенную чушь. Удивительно, что Хилл ей верил. Или делал вид, что верил. Но пока не предпринимал никаких активных действий. Выжидал ли удобного момента, преследовал какие-то свои цели или действительно не догадывался? Оллин было все равно.

Когда Шив улетал на Корусант, она скучала, смотрела трансляции его выступлений в Голонете, удивляя мужа внезапно открывшимся интересом к политике. Отшучивалась и снова лгала. Страдала, переживала, ревновала его к призрачным женщинам, к его прошлому, к цели, к которой он шел. Но снова молчала, скрывала, никогда не говорила ему о своих чувствах и сомнениях. Радовалась, как ненормальная, когда он прилетал на Набу. И говорил, что здесь он только ради нее. Не верила в это ни на миг, но кивала, увлекая его в очередной безумный поцелуй, которых было не счесть.

Она была счастлива. Впервые в жизни была настолько цельной, что от осознания этого становилось страшно. Позже пришли мысли о том, что когда-нибудь это закончится. Когда-нибудь она надоест Шиву, когда-нибудь муж обо всем узнает, когда-нибудь…она сама разлюбит. Но нет! Нет! Последнее было совершенно невозможно.

Она теряла голову и осторожность, стоило ее любимому прилететь на планету. Позволяла себе совершенно невообразимые выходки. И ее странное поведение было заметно в обществе. Она это понимала, но остановиться не было сил.

В какой-то момент появилось болезненное, извращенное желание, чтобы все узнали, чтобы положить конец этому потоку лжи. И будь что будет. Она заслужила и счастье, и правду. Но неужели она не счастлива сейчас? – спрашивал ее Шив. Счастлива. С привкусом горечи. Опасность потеряла свою притягательность. А лгать становилось все труднее. И отговорки ее повторялись, не отличаясь больше изяществом. Служанки и приживалки смотрели на нее с подозрением. Муж пил больше обычного и был груб чаще, чем всегда. Она терпела. И лишь ждала, когда Шив прилетит на Набу, чтобы снова ринуться в пропасть с головой, не щадя ни себя, ни его.

***

Амидала просила ее быть осторожнее, намекнула о сплетнях, что ходят о ней и Палпатине. Но ослепленная своей любовью, головокружительной страстью, иссушающей ревностью, постоянной необходимостью лгать, она лишь зло велела Падме следить за собой и своим джедаем. Смертельно побледневшая Наберри ушла. Лишь позже Оллин поймет, что Падме, наверное, была единственным человеком, который сочувствовал ей, который понимал ее. Амидала искренне хотела предупредить ее, помочь ей. Оллин осталась глуха к словам и предостережениям.

В тот день, когда правда открылась, Шив улетел по своим делам, а Оллин осталась одна наедине с осуждением высшего света Набу и яростью своего мужа. Наедине с тайной, которую хранила вот уже три месяца и которую очень скоро невозможно будет дальше скрывать. Она не плакала и не просила прощения, не умоляла о снисхождении и не оправдывалась. Молчала, когда Хилл кричал, когда ударил ее. Как будто его побои могли что-то решить! Они никогда не могли ничего решить. Он напрасно ждал все эти годы, что она полюбит его, напрасно заваливал ее дорогими подарками, а потом бил. Все напрасно. Она не могла бы полюбить его никогда, даже если бы не встретила Шива. А теперь и подавно.

Узнав о ее беременности, Хилл отослал ее на пустынную планету Внешнего кольца, у которой даже и названия-то не было, только порядковый номер. Там было небольшое бедное поселение, где Оллин и поселилась. Ждала ли она, что Шив прилетит за ней? Заберет ее? Спасет ее? Чушь и ерунда. Она не верила в это.

Все закончилось. Не было злости или обиды. Это было прекрасное чувство, которое Оллин тщательно берегла, драгоценные воспоминания, которые она хранила. И если бы вернуть ее в прошлое, вновь поступила бы так же. Пусть недолго, но она жила. И готова была заплатить любую цену.

В галактике бушевала война, Империя поглотила Республику. Маленькая планета, у которой даже имени своего не было, оставалась в стороне от потрясений. Ребенок родился точно в срок, очаровательная девочка, названная Линна, смотрела на мать пронзительными серыми глазами, напоминая о любви, которая безвозвратно ушла, оставив в сердце след.

Возможно, имей Оллин другой характер, это был бы горький след, но женщина лишь радовалась тому, что у нее осталась память о Шиве, о том, чувстве, что связывало их когда-то. Не будь дочери, все это можно было бы счесть сном, безумием, порожденным больным разумом несчастной женщины. Но она была здесь, ее свет, ее радость, смысл ее жизнь.

Впервые за многие годы Оллин чувствовала себя свободной. Не нужно было притворяться и лгать, играть роль послушной супруги, улыбаться, когда хочется плакать. Она и Линна были счастливы на задворках галактики. Там, где их никто не мог достать.


========== 3.01 ==========


While searching for the answer, accidents may happen. Amazing accidents.


Она плыла в душном мареве, задыхалась. Чужая любовь и страсть рвали душу на части, наждачкой прошлись по оголенным нервам. Она металась, как в лихорадке, стонала. Больно. Это чудовищно больно: чувствовать чужую, давно ушедшую жизнь. Желудок скрутил спазм, ее вырвало. Она выпала из кресла, больно ударилась о дюрастил, не в силах подняться. Боль тисками сжала грудь, не давая вздохнуть. Стены корабля раскачивались, танцуя, насмешничая.

- Рей! – лицо Кайло перед ней исказилось от тревоги, - что случилось?! Рей! – он грубо встряхнул ее.

И Лейк закричала от невыносимой боли, пронзившей тело, выкрутившей кости, сломавшей все барьеры гордости, которые позволили бы ей смолчать.

- Рей! – он обнял ее, прикосновение было болезненным, его объятия жгли кожу раскаленным металлом.

С визгом она вырывалась из его рук, отползла подальше от прикосновений. Пот струился по вискам, лбу, застилал глаза.

- Рей! – Кайло протянул к ней руку и в следующий миг растворился в воздухе.

А она потеряла сознание.

- Глупая девчонка! – пощечина могла бы быть болезненной, если бы была нанесена настоящей рукой, а не призрачной.

Энакин перед ней – воплощение гнева и ярости, тревоги и жалости.

- Что ты натворила?!

- Всего лишь, - слова давались с трудом, распухший язык едва ворочался в пересохшем рту, - всего лишь…

- Всего лишь! – передразнил ее Энакин, - всего лишь неправильно использовала Силу! Могла погибнуть!

- Я…не…хотела, - ей трудно сформулировать свои мысли, - мне было…не нужно…Плевала я на вашу Силу! – выкрикнула она.

Скайуокер раздраженно фыркнул, закатив глаза.

- Несносна, как всегда!

- Отстань! – Рей поджала губы, пытаясь встать, и снова не смогла.

Раскинулась на полу, чувствуя во всем теле отголоски той чудовищной боли, что скрутила ее. А еще отголоски чужой жизни и любви, настолько пронзительной, что сердце перевернулось в грудной клетке, сжимаясь, словно бы Рей испытала все эти чувства сама. Она всхлипнула. Так вот, как это было. Печально и красиво. Любовь ее и бабки и деда, словно яркая комета, расчертившая тусклый небосвод жизни леди Оллин Хилл.

- Что было потом? – шепотом спросила Рей.

Энакин невесело усмехнулся, уселся прямо на пол, прислонился спиной к стене, помолчал немного.

- Расскажи, - попросила Лейк, - я имею право знать.

- Конечно, - кивнул Скайуокер, вздохнул, - она погибла, Рей. В галактике шла война. Локальные конфликты вспыхивали время от времени, хотя Император всеми силами пытался их подавить. На планету был совершен налет. Оллин погибла в числе прочих. Я, - голос призрака прервался, - я пытался спасти, но не смог.

- Ты знал? – Рей постаралась отрешиться от того, что это история ее семьи, попыталась представить, что речь идет о совершенно чужих людях, - знал, что Оллин там?

- Да, - кивнул Энакин, - знал, но приказ есть приказ. Я знал, что Оллин там, а след твоей матери в Силе горел так ярко, что все мои надежды на то, что я ошибся номером планеты, разбились в прах. Линне было три, и я забрал ее. Император махнул рукой на мой порыв, сказал, что я могу делать с девочкой, что захочу.

- Но почему? – воскликнула Рей, - это же была его дочь! Дитя от любимой женщины! Разве можно так?!

Энакин посмотрел пристально.

- Можно, - ответил тихо, - он любил Оллин. И, наверное, в какой-то степени любил Линну. Но власть он любил больше. Она выжгла в нем любые человеческие проявления. Кроме того он боялся, что когда девочка вырастет, то сможет стать его соперником в Силе, убить его, как ученики ситхов убивали своих учителей, свергнуть его с престола, если станет его официальной наследницей.

- Но рано или поздно ему пришлось бы объявить наследника, - произнесла Рей, - не мог же он править вечно!

- Но он собирался, - возразил Энакин и продолжил, - я сумел убедить его признать дочь. Крифф его знает, зачем. Возможно, будь она безвестной девочкой, одной из миллионов в галактике, было бы проще. Но мне было важно, чтобы у девочки было имя. На бумаге она стала Линной Палпатин, дочерью Шива Палпатина, одной из представительниц самого древнего и уважаемого рода Набу. Документы я отдал Наберри. Саму девочку отправил в Королевский пансион, оплатил ее образование. Для всех она была Линна Лейк, сирота. Может быть, ее даже считали моей дочерью. Не знаю. Мне было все равно. Я не мог участвовать в жизни собственных детей, потерял всех дорогих мне людей, и твоя мать стала моей единственной отдушиной.

- Ты рассказал ей, чья она дочь?

- Да, - кивнул мужчина, - я рассказал ей все. Про Палпатина и ее мать, про Силу. Я хотел, чтобы она знала, какой мощью обладает, понимала, что однажды могут найтись люди, которые прознают о ее Силе, о том, кто ее отец и попытаются использовать ее. Она, - Энакин покачал головой.

- Дай угадаю, - грустно усмехнулась Рей, - отказалась учиться путям Силы и пожелала остаться безвестной Линной Лейк.

- Верно, - Энакин посмотрел пристально, - все верно. Она выросла. Служила на имперском разрушителе. Там же познакомилась с твоим отцом. Империя пала, когда тебе был год, - Скайуокер замолчал, потом произнес необыкновенно мягко, - Рей, ты должна понять. Это были сложные времена. Война не была окончена со смертью Императора и Дарта Вейдера. Остались люди лояльные к Империи, остались ее ярые приверженцы. И чтобы построить Новую Республику, следовало вырвать сорняки. И Лея…

Рей почувствовала, как пересохло в горле, как закружилась голова. И вернулась боль, заставившая ее затрястись в приступе.

- Лея отдала приказ, - хрипло произнесла Рей, вскинула руку, пресекая дальнейшие слова Энакина, - я знаю историю, Энакин! В школе учила! Приказ о преследовании имперских офицеров и их семей! Приказ об их уничтожении! – Лейк сорвалась на крик, перешедший в сдавленное рыдание, - их убили, верно? – Рей отерла слезы, которые и не думали останавливаться, - убили по приказу женщины, которая вырастила меня!

Энакин только кивнул, в его глазах застыла жалость и нежность, словно отблеск той любви к девочке-сироте. Рей разрыдалась еще сильнее.

Скайуокер продолжил.

- Тебя спас Люк, он искал по всей галактике одаренных детей. Почувствовал тебя в Силе и пришел на помощь. Твоих родителей было уже не спасти, отец был мертв, Линна смертельно ранена. Она сказала ему, кто она такая и кто ты. Рассказала о документах, подтверждающих ее слова.

- И Люк не придумал ничего умнее, как притащить меня в дом своей сестры, - ядовито бросила Рей, - вот уж гениальное решение!

- Там тебя никто бы не стал искать. И никто не посмел бы тронуть. Ты стала воспитанницей влиятельнейшей женщины в галактике. Ты была в безопасности. Это был странный, но по-своему действительно гениальный ход.

- Да охуеть теперь! – заорала Рей, - я может быть, еще должна быть ей благодарна?! Или ему?!

Вскочила, намереваясь разнести что-нибудь в пух и прах. Боль, обида и ярость смешались в тугой комок в области груди, заставляя кровь бежать по сосудам быстрее, кончики пальцев закололо, что-то жалобно тренькнуло, по стене пробежала трещина.

А в следующий миг «Сокол» тряхнуло, выкидывая из гипер-пространства. Еще один толчок, Рей кубарем полетела через рубку, ударяясь о пульт управления животом. Ахнула, задыхаясь, оседая на пол. Корабль тряхнуло еще раз. В ужасе оглянулась на Энакина.

- Это не ты, - ответил на невысказанный вопрос призрак, хмурясь в попытке понять, что случилось с кораблем.

Снова толчок, Рей едва удержалась на ногах. Да что происходит?!

- Рей! – в рубку влетела Кайдел, едва держась на ногах, балансируя при каждом толчке, - что происходит?

- Я не знаю, - пальцы забегали по пульту управления.

Да что нахрен такое?! Это же «Тысячелетний Сокол», и Рей знает все его поломки вдоль и поперек, может распознать каждую, даже не залезая в технические помещения корабля. Но сейчас она была в недоумении, не понимая, почему их выкинуло из гипера, почему трясет, почему сошли с ума все системы навигации. Панель взбесилась, мигая разноцветными огоньками, взвизгнула аварийная система, ударив по ушам резким звукам. Рей дернулась, пальцы съехали по кнопкам, что-то нажимая, она уже даже не видела что именно. А потом прямо перед ними в темноте космоса вырос имперский крейсер.

Приоткрыв от изумления рот, Лейк во все глаза смотрела на громаду, принадлежать которая могла только одной военной организации в галактике.

- Первый орден, - озвучила ее мысли Кайдел.

Рей нервно дернулась и снова застыла, не зная, что предпринять. Да, Первый орден. Но, во-первых, сейчас она формально под юрисдикцией Набу, разрешение на полет выдано королевой. Во-вторых, Хакс официально снял с нее все обвинения и, хоть ворчал по поводу ее отлета, несомненно, после того, как Марта ему все уши прожужжала, но препятствовать ей не мог. Стало быть, в-третьих, неприметный, старый транспортник не должен заинтересовать Первый орден. Мелькнула шальная мысль, что приказ отдан Кайло, чтобы задержать ее, не позволить добраться до Кореллии. Но откуда Рен мог узнать? Хорошо, даже не узнать, что она задумала. Тут как раз мог, Узы Силы связывали их, Рей еще толком не научилась ставить ментальные щиты и, как бы ни был занят Кайло, он мог узнать о ее замысле. Допустим. Но узнать, где она? Перехватить ее? Вытащить из гипера?! Это какие-то новые технологии Ордена?!

Ее замутило, когда она поняла, что гравитационный луч тащит их в ангар крейсера. Твою мать! Они с Кайдел напряженно переглянулись.

- Держи бластеры наготове, - негромко произнесла Рей, - надеюсь, ты хорошо стреляешь.

Кайдел в ответ только скривилась.

Рей тем временем попыталась выйти на связь с крейсером. Оставалась еще призрачная надежда, что это какая-то ошибка, что увидев документы на корабль, разрешение на маршрут, их отпустят. Ей не отвечали. Она выходила на связь, но канал молчал. Да что ж такое-то!

В ярости женщина стукнула кулаком по ручке кресла. Посидела пару секунд, глядя в пространство, а потом деловито начала проверять заряды бластеров. В конце концов, бластер наготове и разговор всегда лучше, чем просто разговор. Энакин как-то незаметно исчез, хотя Рей надеялась на какой-нибудь совет и какую-нибудь помощь от него. Впрочем, что он мог сделать. И женщина сосредоточилась на звуках, доносящихся снаружи.

Их притянуло в огромный ангар, забухали сапоги штурмовиков, раздались четкие шаги, как на параде, дверь с шипением отъехала в сторону. Рей поднялась из кресла, положив руку на пояс, Кайдел застыла рядом безмолвной тенью. Лейк искоса кинула взгляд на девочку, та была бледна, но два бублика на голове торчали в разные стороны, как никогда воинственно, в руках она держала бластер, готовая выстрелить, не раздумывая. Рей чувствовала ее решимость, а еще ее страх. И это было хорошо. Страх лучше безрассудной смелости. Пусть боится, целее будет.

- Мисс Лейк, - знакомый голос.

Рей нахмурилась, невольно сделала шаг вперед. И застыла, дернувшись. Полковник Льюис – а впрочем, нет, уже генерал, - стоял в окружении штурмовиков с бластером наготове.

- Велите вашей спутнице опустить оружие, - негромко скомандовал мужчина.

Рей поджала губы. Она и рада была бы сейчас доверять ему, обрадоваться, потому что знала его как человека высокоморальных принципов. А еще как человека очень хорошо умеющего подчиняться приказам. Поэтому Рей вытащила свой бластер.

- Нет, - ответила грубо, - пока вы не объясните, что происходит. По какому праву вы задерживаете мирное гражданское судно?

- У мирного гражданского судна не бывает пушек, - коротко хохотнул Льюис.

- Что происходит? – процедила Рей.

- Ах, мисс Лейк, - почти печально покачал головой генерал, - мисс Лейк, сидели бы в своем госпитале на Салине, не ввязывались бы в то, чего не понимаете. Вышли бы себе спокойно замуж, - при этих словах генерал поморщился, - и рожали бы спокойно детей.

Рей тяжело задышала, стиснув зубы. Ну только мести обиженного мужчины ей не хватало! Великая Сила! Да какого хера?!

- Стоп, - вдруг раздался голос Кайдел, - Рей, ты знаешь этого обмудка?

Повисла тишина. А Лейк подавила в себе истерическое и совершенно неуместное желание расхохотаться от комментария девушки.

- К сожалению, - вздохнула, - но это не помешает мне убить его! – резко вскинула бластер, кладя палец на спусковой крючок.

Кайдел синхронно повторила ее движение, целясь в ближайшего к Льюису штурмовика. Белые фигуры тоже вскинули оружие в ответ.

Напряжение в рубке можно было резать ножом. Рей застыла, не решаясь сделать первый выстрел, понимая, чем грозит перестрелка в тесном пространстве рубки при превосходящем числе противника. Слышала хаотичные мысли ничего не понимающей Кайдел рядом. Да и сама понимала едва ли больше девушки.

Льюис ведет какую-то свою игру? Или генерал выполняет чьи-то приказы? Она попала в паутину интриг верхушки Первого ордена? Но кто она такая? Никто из ниоткуда. Сирота. Сирота, приближенная к семье Наберри, - шептал разум, - сирота, вызвавшая интерес Верховного лидера, который он не скрывает. Блять. Все это не может быть из-за Кайло! Или…

- Я бы с удовольствием убил тебя, - глаза Льюиса горели настоящей ненавистью, - но у меня приказ взять тебя живой. А вот о твоей подружке такого никто не сказал, - Генри развернулся к Кайдел и негромко скомандовал, - огонь!

- Нет! – заорала Рей, кидаясь наперерез бластерным зарядам, инстинктивно вскидывая руку, призывая Силу, заряды полетели обратно и застыли.

- Отставить, - холодный тягучий голос, чуть презрительные кокетливые интонации.

Рей замерла, тяжело дыша, в висках молоточками стучала кровь. По коже пробежали мурашки. Кайдел за ее спиной испуганно дышала.

- Как дети малые, - как всегда великолепная, безупречная, в рубке появилась Кларисса Рен, сверкая ослепительной улыбкой. Она устремила на Рей почти дружелюбный взгляд, - соглашусь с Генри, милочка, - она приобняла генерала, поцеловала его в угол челюсти, - я бы тоже с удовольствием тебя убила. Но, ты нужна мне живой.

- Зачем? – прошептала Рей.

- Увидишь, - фыркнула Кларисса.

А потом Лейк накрыла темнота.

***

- Просыпайся! – на нее обрушилась хлесткая пощечина.

Ахнув, Рей распахнула глаза, дернулась инстинктивно, но обнаружила, что скована по рукам и ногам.

В кресле напротив, закинув ногу на ногу, сидела Кларисса, с аппетитом хрустела каким-то фруктом с резким запахом и откровенно разглядывала ее.

- Никак не пойму, что в тебе такого? Красота, ум? Нет. Богатство, имя, родовитость? Нет. Сила? Так ты ей пользоваться не умеешь, - Кларисса откусила кусочек, облизнула губы, блестевшие от сока, - ничего, что могло бы привлечь. Но они все от тебя без ума.

- Прости? – собственный голос был хриплым, ужасно хотелось пить, а еще сбежать отсюда. Рей украдкой огляделась.

Она в небольшом помещении, мрачно, тускло. Скована наручниками по рукам и ногам в кресле, больше напоминающем пыточное. Легкая вибрация прошла по полу, и Лейк поняла, что запущены двигатели. Вероятно, они на крейсере. Но куда направляются? И зачем?

- Ты не понимаешь, - покачала головой Кларисса, почти весело уставилась на пленницу, вытащила откуда-то еще один фрукт, - ты действительно не понимаешь! Все то, что мне досталось тяжким трудом, ты получила просто так!

- Ну, - протянула Рей, не то чтобы желая оправдываться, но желая потянуть время. Может быть, ей удастся сбежать? Она, правда, слабо представляла себе, как. Но сдаваться пока рано. Нужно для начала выведать, зачем она здесь. И что с Кайдел, - я тоже тяжко работала, знаешь ли.

Кларисса посмотрела на нее странно, но не ответила, а продолжила, полностью занятая своими мыслями, словно отчасти разговаривала сама с собой.

- Они все словно помешаны на тебе. Верджил готов предложить дружбу до скончания веков, Льюис по уши влюблен и бесится, что ты не стала его женой. Даже Хакс сменил гнев на милость, а ведь какое-то время я надеялась, что Армитаж станет моим союзником против тебя!

- Против меня? Но…

- Заткнись! – рявкнула Рен, - я еще не закончила. Но самое главное, Кайло, - в голосе ее прорезалась неясная тоска, - Кайло влюблен. Нет, не так. Он любит тебя. Не хочет использовать, но хочет защитить. Он пошел против Учителя, ради тебя. Он убил, ради тебя. Он готов галактику перевернуть, ради тебя. Да кто ты такая?! – она встала, стремительно пересекла комнату, резко склонилась над Рей.

Лейк инстинктивно, дернулась назад, выгибая до хруста шею, отстраняясь от разъяренной женщины, подавляя в себе детское желание зажмуриться.

- Так все дело в Кайло? – осмелилась прошептать.

- Не смей произносить его имя! – голова дернулась от еще одной пощечины, - для тебя он Верховный лидер! - Кларисса наотмашь ударила ее.

- Для тебя тоже, - прохрипела Рей, чувствуя металлический привкус крови на губах.

В ответ на нее посыпалась отборная брань. И снова удар.

- О, ты себе не представляешь, как давно я мечтала об этом! – прошипела Кларисса, - я бы запытала тебя до смерти!

- Так что же тебе мешает? – пробормотала Рей, разглядывая Рен, с которой слетел и глянец, и лоск. И даже идеальные локоны растрепались, - или, - прищурилась, - кто?

Кларисса вздрогнула, и Рей поняла, что попала в цель. Значит, Рен – тоже всего лишь чья-то пешка. Только вот чья?

- Умная, сучка, - ухмыльнулась рыцарь, - но тебе это вряд ли поможет. Не думай, дорогуша, что ты ценна сама по себе. Как только ты выполнишь свою задачу, то отправишься в утиль. И я лично этому поспособствую, - она склонилась над Лейк, загудел активированный световой меч, фиолетовый луч был все ближе и ближе к лицу, - интересно, если я немного попорчу прекрасное личико, меня осудят? Или всем будет плевать? В конце концов, на конечную цель это вряд ли повлияет.

- Ты же сказала, что я не красотка, - прохрипела Рей, не отрывая взгляда от меча, чувствуя жар, опаляющий щеку и висок, чувствуя запах сгоревших волосков, выбившихся из пучка. Она дрожала, знала, что боль будет чудовищной, не хотела потерять сознание, прежде чем узнает, зачем она здесь, зачем нужна Клариссе и кто стоит за ней.

- Верно, - хмыкнула Рен, - говорю же, ты умная. Недостаточно, впрочем, чтобы заметить за собой слежку и предотвратить ее. Но потенциал есть. Как жаль, что он скоро тебе не понадобится!

Она размахнулась, намереваясь нанести удар, в дверь кто-то ворвался.

- Леди Рен!

Меч соскользнул, пройдясь по плечу, вниз до локтя. Рей заорала от невыносимой боли, дернулась в наручниках. Дверь с грохотом захлопнулась. Кларисса изумленно посмотрела на нее. Сила. Да. Сила пробудилась в Лейк, но как всегда хаотичная, стихийная. Боль мешала думать, сконцентрироваться. Перед глазами танцевали разноцветные огни, воняло паленой плотью. Ее собственной! Рука пульсировала и теряла чувствительность. И некому ей помочь. Некому ее направить.

- Все верно, - с хищной усмешкой произнесла Кларисса, склоняясь к ней все ближе, - никто тебе не поможет.

И снова наступила темнота.

***

- Рей, - прохладная рука погладила ее по щеке, - ох, Рей.

Первой вернулась боль. Руку выкручивало и дергало, кончики пальцев онемели, от этой боли кружилась голова. Потом вернулась жажда, казалось, что горло потрескалось, до того было сухим. А потом она открыла глаза, пытаясь понять, где она. Небольшая камера. Сама она лежала на холодной и твердой дюрасталевой поверхности, холодящей спину и руку, что в последнем случае даже было приятно. Голова ее лежала на коленях у Кайдел, которая и гладила ее по щеке, с беспокойством склонившись над Лейк.

- Ты пришла в себя! – обрадовалась блондинка, лицо ее, уставшее и какое-то посеревшее, на миг озарилось улыбкой.

- Пить, - едва прохрипела Рей.

Кайдел с готовностью вскочила и изо всех сил затарабанила в дверь.

- Эй вы! Ублюдки! Дайте воды!

Из-за двери послышались какие-то голоса. Кайдел в ответ выругалась настолько грязно, что Рей нервно усмехнулась. Таких ругательств, характерных для самого дна Набу, она не слышала, наверное, со времен своей юности.

- Воды! – орала Кайдел.

Дверь с шипением отошла в сторону, блондинка отскочила назад, в проеме виднелось дуло бластерной винтовки. Мгновение тишины, а потом в девушку полетело подобие фляги. Дверь закрылась. Кайдел еще раз выругалась. Вернулась к Рей, бережно приподняла ее голову. Лейк едва сдержалась, чтобы не выхлестать все, сделала пару экономных глотков. Кто знает, сколько они тут еще пробудут. И получат ли еще хотя бы воду.

- Давно я тут? – приняла вертикальное положение, оперевшись на стену спиной и затылком, прикрыв глаза.

- Пару часов по моим прикидкам, - деловито отозвалась Кайдел, - странно, что они нас не развели по разным камерам.

- Какая разница, - пожала плечами Рей и невольно застонала, когда больное плечо прострелила резкая боль, - нам будет тяжеловато сбежать даже вдвоем.

- Но мы же попытаемся?!

Рей отрыла глаза, внимательно посмотрела на девушку, чьи карие глаза горели жаждой действия. Попытаться, конечно, стоило. Сидеть без дела Лейк как-то не привыкла. Ей как минимум нужна хотя бы бакта, иначе она останется без руки, как пить дать. Отсрочка в лечении глубоких ожогов не самое лучшее, что можно сделать. Но выбраться из камеры еще только половина дела. Что потом? Ох, ей бы сейчас не помешал совет Энакина. Или даже Кайло. Страшно, правда, представить, в какую ярость впадет Рен, узнав, что она нарушила свое обещание, улетела с Набу, да еще и в ловушку угодила.

- Они допрашивали тебя? – спросила Рей.

- Я ничего им не сказала, - пожала плечами Кайдел, - да и что говорить, они и так все знали. Откуда мы, куда направляемся. Эта рыжая сука сказала, что следила за нами. Раскрашеная стерва! – ругалась Кайдел на все лады, - угрожала мне! Кто она такая! Она еще не знает, с кем связалась, тварь!

Рей слабо улыбнулась. Ей нравился запал девушки. В конце концов, от ее деятельной и кипучей энергии было банально легче морально.

Но напрягало то, что их обеих ни о чем не спрашивали. Допустим, Кларисса знала, куда они направляются. Но вряд ли знала, зачем. Если только кто-то ей не разболтал. Но думать, что среди тех, кто знал, для чего Рей и Кайдел направляются на Кореллию, есть предатели, Лейк не хотела. Не могла поверить в это. И решила принять за аксиому, что предателей среди них нет. Но тогда что? Как там сказала Кларисса? Как только она выполнит свою задачу, то станет не нужна. Но какую задачу? Явно не дать информацию о цели полета. И не сам полет. Что тогда?

Знать бы, куда они направляются. Возможно, это подсказало бы ей, зачем она нужна Клариссе Рен. Или не подсказало бы.

Рей пару раз глубоко вздохнула. Что бы ни задумала рыжая стерва, участвовать в этом Рей не собирается. Криффа с два она будет облегчать этой дряни задачу! Дело за малым – выбраться отсюда. Ну да. Всего лишь выбраться. Ерунда какая! Лейк невесело усмехнулась.

- Выберемся, а там, глядишь, и помощь подоспеет, - тем временем продолжала блондинка.

- Откуда же помощь, - устало вздохнула Рей, изо всех сил сжав переносицу. Голова упорно отказывалась думать, ее начинало трясти и немного лихорадить. Вот черт. А ведь ожог световым мечом почти стерилен. Но погибшие ткани вызывали интоксикацию организма. Ей надо попробовать вылечить себя Силой. Иначе им не выбраться. Для авантюры нужны двое.

- Как это какая? – удивилась Кайдел, - а маячок на «Соколе»?

- Какой еще маячок? – Рей выпрямилась, удивленно уставилась на девушку.

- Ну, - та слегка покраснела, но только слегка, - Марта дала мне маячок, на всякий случай. Сказала, чтобы я его активировала, если мы окажемся в передряге. Когда я крейсер увидела, то и нажала кнопку, а маячок спрятала в какой-то трещине в стене «Сокола», там много трещин, а он совсем небольшой. И…

Кайдел еще что-то продолжала болтать. Маячок, значит. Марта? Значит, Хакс. Рей тихонько рассмеялась. Слова Кайдел просто сняли часть бремени с плеч. И пусть не в ее характере сидеть и ждать, когда ее спасут, словно какую-то девицу в беде. Но действовать, зная, что помощь непременно придет, все же легче. Хакс, конечно, действовал, скорее всего, по указке Кайло, который наверняка допускал мысль о том, что Лейк пусть в одном случае из тысячи, но бросится в какую-нибудь авантюру, все же она расцелует рыжего засранца при встрече.

Улыбка на губах стала шире. Маячок – это очень хорошо. А сейчас ей надо попробовать вылечить себя или хотя бы частично облегчить свои страдания.

Рей снова закрыла глаза, устраиваясь поудобнее. Как там говорил Энакин? Представить, как регенерируют ткани, как из крови уходят токсины. Представить. Да, это она, пожалуй, может.


========== 3.02 ==========


Человеку, снедаемому лихорадкой тайной тревоги

достаточно пустяка, немногого, чтобы выйти из себя


Он сидел в уголке этого дымного и шумного заведения и мрачно цедил виски. Пойло было отвратительным, хоть его и выдавали за чистый, кореллианский, многолетней выдержки. Верджил скрылся в толпе, а Кайло забился в угол, с отвращением разглядывая шумную публику, состоящую из всех рас, какие только были в галактике.

Три дня подряд они приходили в этот бар, где была назначена встреча По Дэмерону, садились за столик, который обозначила ему таинственная Ки’ра. И ждали. Ждали, ждали, ждали. Первое время Вердж даже шутил, подначивал его, зубоскалил, иронизировал. Теперь не было и этого. Они оба устали. И Кайло готов был признать, что они оказались в тупике.

Он сканировал мысли присутствующих, но их было слишком много, и даже он не справлялся. Верджил пытался помочь, но телепатом он был гораздо худшим, чем Верховный лидер, терпение которого было на исходе.

Рену не нравилась Луна контрабандистов, слишком шумная, слишком яркая, крикливая, вульгарная. С претензией на то, чтобы быть похожей на Корусант. Ее даже называли Маленьким Корусантом. Но бывшая столица бывшей Республики была равнодушной, суетливой, огромной, но равнодушной, а не кричащей и выставляющей себя напоказ, как Нар-Шаддаа. Кроме того, планета напоминала ему детство на Корусанте, а еще рассказы Хана Соло, который был в восторге от этого огромного притона, собирающего отребье со всех концов галактики.

Рен поморщился и отпил еще виски, даже маленький глоток осел приторной горечью на языке, заставляя кривиться. Кайло снедало беспокойство. Дурное предчувствие поселилось в груди, иногда отвлекая настолько, что он не мог нормально мыслить, лишь тянулся через сотни тысяч парсеков к одному-единственному существу в галактике. К Рей. Он убеждал себя, что Рей на Набу, под защитой Наберри и Хакса, которому он дал вполне четкий приказ: оберегать мисс Лейк в той же степени, в какой он бы оберегал миссис Хакс. Армитаж обещал. Рен видел его мысли, знал его чувства, и не сомневался, что генерал выполнит обещание. Но была сама Рей. А ей в голову могло взбрести все, что угодно, несмотря на то, что он взял с нее обещание не покидать Набу. Тем страшнее было однажды ранним утром проснуться и увидеть ее на полу, обессиленную, испуганную, заплаканную. Криффовы Узы разорвались почти в тот же миг, оставив его с ума сходить от паники, ужаса и непонимания. Он пытался убедить себя, что это одна из ее панических атак и более ничего. И как бы ни было это страшно, но это не что-то другое – гораздо более опасное. Он попытался связаться с Набу. Но как назло, Нар-Шаддаа попала в эпицентр магнитной бури, и вся связь с галактикой была заблокирована. Они были заперты на этой проклятой планете, словно в клетке. И это бесило неимоверно. Все шло не так и не туда. И Кайло не знал, что ему делать. Возможно, его авантюра вообще была глупостью?

Он прикрыл глаза, закрываясь от мыслей, чувств и эмоций присутствующих. Он чувствовал, как устал от этого всего. «Рей. Где же ты?» Хотелось бы ему верить, что все еще в Тиде. Хотелось бы уметь управлять Узами, чтобы достучаться до нее. Но Узы молчали. Ни единого отголоска разума Лейк, ничего. Пустота. Раньше тоже была пустота, но никогда еще это так не пугало. Мелькнула шальная мысль бросить все к криффу и вернуться на Набу, к Рей. И плевать на галактику и войну в ней! Нахер все! Нельзя, говорил он себе. Никак нельзя. Кайло тяжело вздохнул.

На стул напротив кто-то упал, Рен лениво приоткрыл глаза, собираясь резко отчитать запропастившегося Верджила, да так и не открыл рот. Напротив сидела девчонка, ей вряд ли было больше двадцати. Тощая, с выпирающими в вырезе кофты ключицами, со смешным куцым хвостом на голове. Она чем-то неуловимо напоминала Рей. И Кайло это взбесило.

- Я не ищу знакомств, - процедил он злобно, смерив девчонку мрачным взглядом.

- Я тоже, - хохотнула она, сосредоточенно выдула огромный пузырь из жвачки, розовый, переливающийся перламутровыми оттенками. Пузырь лопнул с оглушительным треском, заглушающим звук снятого с предохранителя бластера, - но вот ты и твой дружок определенно нарвались на неприятности.

Кайло застыл. Бластер, спрятанный под столом, был направлен ему прямо в пах. Девчонка улыбалась широко и почти дружелюбно, но глаза оставались холодными и злыми. Крифф!

- Ходите тут, вынюхиваете что-то. Блондинчик твой расспрашивает о людях, о которых ему и знать-то не положено. Ай-ай. Нехорошо так. Ищеек мы здесь не любим.

- Мы не ищейки, - медленно произнес Кайло.

- Да? – прищурилась девчонка, снова выдула пузырь, на этот раз поменьше, - ну это мы сейчас выясним. Поднимайся! И без глупостей! Знаю я ваши джедайские штучки! У нас твой дружок, даже если тебе собственная шкура не дорога. Хотя жаль будет портить такого красавчика, - ухмыльнулась она, - руки держи у меня на виду, не болтай и медленно двигайся мимо барной стойки к задней двери. Живо!

Кайло поднялся, держа руки на виду. Не то чтобы он очень испугался. И слова девчонки о джедайских штучках его лишь рассмешили. Хотелось сказать, что он, в общем-то, не джедай, как и не ситх. И что для того, чтобы скрутить девицу, ему не нужны ни руки, ни оружие. Но это было хоть какое-то движение. Дело сдвинулось с мертвой точки. Знать бы еще, в какую сторону. Бегло и очень аккуратно коснувшись мыслей девушки, которая уперла ему бластер в бок и обняла – со стороны они могли показаться влюбленной и не очень трезвой парочкой – он уловил что-то о Ки’ре и Кримсон Дон. Едва подавил широкую улыбку. Даже если Верджил вляпался по дурости, то вляпался очень удачно. Надо будет сказать другу спасибо.

Они прошли через заднюю дверь бара, вывалились в какой-то узкий переулок, где воняло мочой и помойкой, по влажной земле стелился туман, а единственный фонарь покачивался на проводе с оглушительным и жалобным скрипом. Два парня держали под руки Верджила, лицо которого украшала разбитая губа и наливающийся синевой фингал под глазом. Кайло насмешливо приподнял бровь, глядя в глаза другу, Вердж неопределенно хмыкнул в ответ.

- Двигай! – девчонке не понравилось промедление, она больно ткнула Кайло бластером в ребра.

- Аккуратнее, - мягко произнес Рен, - он ведь и выстрелить может.

- Я сказала тебе не разговаривать! – рыкнула его конвоирша.

Подавив смешок, Кайло покорно последовал вперед, вслед за парнями и Верджилом. Вдвоем они могли не то, что справиться с этими тремя, с целым взводом таких. Но Кайло шел вперед, не думая пока сопротивляться. Ясное дело, что эта троица – только шестерки. И ведут они их даже если и не к самой Ки’ре, то к кому-то явно с ней связанному. А это уже кое-что. Им овладел какой-то нездоровый азарт, предвкушение, как перед хорошим боем. Кайло едва подавил хищную улыбку, так его веселила вся эта ситуация. Они миновали переулок, свернули на более или менее оживленную улицу. Редкие прохожие предпочитали отводить глаза от их компании и спешили прочь, ускоряя шаг. Район был не самый благополучный. Вмешиваться – себе дороже. Да и что вообще на Нар-Шаддаа было благополучным? Еще одна улица, и они спустились в полуподвальное помещение. Здесь царил полумрак, пахло чем-то сладковатым, похожим на запах спайса, висел сигаретный дым. Они замерли посередине. К ним вышел высокий тви’лек, с интересом склонил голову на бок, оглядел Кайло и Верджила с головы до ног.

- Так вот вы какие, - проговорил задумчиво, - шпионы или копы, - неопределенно хмыкнул, скользя по ним взглядом. – Что же мне делать с вами? Убить или выслушать?

- Кто сказал, что мы будем разговаривать с шестеркой? – фыркнул Кайло.

Рен чувствовал почти разочарование. Он надеялся, что их приведут к Ки’ре, но даже если та уже мертва, то и стоящий перед ним тви’лек явно не было главным. А меньше, чем кто-то максимально приближенный к главе Кримсон Дон, Кайло не устраивал.

В глазах тви’лека мелькнула ярость, он сжал руки в кулаки.

- Я могу просто убить вас. Жизнь любого существа на Нар-Шаддаа стоит так мало.

И Кайло, которого утомил этот бессмысленный разговор, утомило бесконечное ожидание, пошел ва-банк.

- Я хочу говорить c Ки’рой, я буду говорить только с ней, - он высокомерно вскинул подбородок, словно был принцем в изгнании, добивавшимся аудиенции главы соседнего государства, словно ему в ребра не упирался бластер, и не он находился в сомнительном притоне на окраине одного из городов Луны контрабандистов.

Глаза тви’лека округлились, уголок губ нервно дернулся. На такое он не рассчитывал.

- Убить, - холодно произнес он.

Но за секунду до сухого приказа, Кайло уже знал о его намерениях, он увидел его в мыслях тви’лека, за мгновение до того, как мысль оформилась вербально. Бластер из рук девчонки прыгнул в руку Кайло, выстрел – и тви’лек упал на грязный пол. Верджил тем временем скрутил своих конвоиров. Один выстрел, один взмах меча. И на полу лежало три трупа. Меч в руках рыцаря гудел успокаивающе, бластер в руках Кайло приятно грел ладонь. Он наставил его на ошарашенную девчонку, которая с трудом осознавала происходящее. Ее глаза округлились, хорошенькое личико побледнело. Она инстинктивно попятилась, явно не в силах поверить в происходящее, не осознавая, как облажалась приведя врагов в собственный дом.

- Ты отведешь нас к Ки’ре, - процедил Кайло.

Девчонка нервно сглотнула, дернулась было в сторону, намереваясь бежать, и замерла в захвате Силы. В ужасе смотрела на Кайло, медленно приближавшегося к ней, дернулась, когда дуло бластера уперлось ей в живот.

- Я не ясно выразился?!

- Более чем ясно, - вдруг раздался властный голос.

Кайло медленно обернулся, продолжая удерживать девчонку, и с интересом уставился на пожилую женщину, появившуюся из соседней комнаты.

Невысокого роста, все еще красивая, хоть лицо избороздили морщины. Серые яркие глаза, смотрели со смесью интереса и настороженности. Фигура чуть расплылась, но все еще сохранила соблазнительные очертания. Седые волосы были уложены в затейливую прическу, что на мгновение напомнило Кайло мать. И он вздрогнул.

- Опустите оружие, молодые люди, - произнесла женщина.

Но Кайло и не подумал убирать бластер, как и Верджил не спешил деактивировать меч.

Женщина вздохнула, по губам ее скользнула понимающая улыбка.

- Вы нашли ту, с кем хотели встретиться, - произнесла женщина.

- Вы Ки’ра? – в лоб спросил Верджил.

Женщина кивнула.

- Вопрос в том, кто вы?

Что же. Это было справедливо. И поскольку конфликтовать с главой самой влиятельной преступной организации в галактике Кайло не собирался. Он опустил бластер. Девчонка тут же шарахнулась в сторону, Ки’ра неодобрительно взглянула на нее.

- Ты можешь идти, Кьяра.

В ее голосе сквозило недовольство нерадивой подчиненной, и девчонка это тоже почувствовала. Ее взгляд стал затравленным, некрасиво сгорбившись, она поспешила к выходу. Кайло проводил ее задумчивым взглядом. Мелькнула мысль о том, чтобы попросить за девицу, в конце концов, та не виновата, она понятия не имела, на кого нарвалась, и какими возможностями обладали эти кто-то. Но потом решил, что это не его проблемы. В альтруисты он никогда не записывался.

- Верховный лидер Первого ордена – Кайло Рен, - произнес мужчина, - это – мой рыцарь, Верджил Рен.

Вердж склонил голову в светском поклоне.

- Надо же, - прошептала Ки’ра задумчиво, постучала по губам кончиком пальцем, оглядывая мужчин, - а все СМИ твердят, что вы сейчас находитесь на Набу, Верховный лидер.

- Как раз о Набу мы и хотели поговорить, - вступил Верджил.

Женщина, поджав губы, скользнула взглядом по световому мечу.

- Погасите эту вашу…палку, - потребовала, - и мы поговорим.

Верджил вопросительно посмотрел на Кайло. Помедлив, тот кивнул.

- Так-то лучше, - произнесла Ки’ра, развернулась, махнула рукой, приглашая мужчин идти за собой, - мы поговорим в моем кабинете.

Небольшая комната, в которой едва-едва умещался стол, пара стульев да полка, забитая всяким хламом, без окна и с тусклой лампой, едва ли подходила на роль кабинета главы Кримсон Дон. И Ки’ра смотрелась здесь чужеродно, с ее природной грацией и поистине королевской осанкой, которые не могли стереть годы. Она села за стол, уперевшись локтями в столешницу, и устроила подбородок на сцепленных пальцах, с интересом оглядела мужчин. Не дожидаясь приглашения, Кайло сел напротив. Верджил, оглядевшись, и не найдя куда сесть, застыл у двери, прислонившись спиной к косяку. Какое-то время Кайло и Ки’ра играли в гляделки. Мужчина не спешил начинать разговор, женщина, казалось, испытывала его терпение, которым он никогда не мог похвастаться.

- Итак, - все же Ки’ра заговорила первой, - что же главе военной организации могло понадобиться от меня?

Кайло задумчиво посмотрел на женщину, гадая сколько ее людей стоят вне комнаты, раздумывая о том, чтобы просто залезть ей в голову, не церемонясь, узнать, зачем ей нужен был взрыв на Набу.

- Вам знаком некто По Дэмерон? – начал издалека Кайло.

- Кто же не знает первого пилота Сопротивления, - фыркнула Ки’ра, - легендарного героя, таланта и надежду Новой Республики!

Кайло хмыкнул, столько иронии было в словах женщины. И это было приятно. Великолепный По Дэмерон, которому Лея доверяла, как себе, никогда не вызывал у Кайло симпатии, скорее жгучую ревность, сродни той, которую он испытывал к Рей. Ведь По сумел стать для Леи идеальным сыном, таким, котором не суждено было стать Кайло. Рен сглотнул. Не время сейчас для подобных размышлений.

- Знакомы ли вы лично? – продолжил он спрашивать.

- Нет, - передернула плечами его собеседница, за что удостоилась пристального взгляда, который выдержала с честью, не моргая и не отводя глаз.

И крифф его раздери, если она лгала! Не лгала! Кайло замер на мгновение, почувствовал, как позади него переступил с ноги на ногу Верджил, едва подавил в себе желание обернуться к другу, хотя бы переглянуться с ним. Он был уверен, что Вердж тоже почувствовал честность Ки’ры. Значит ли это, что именем женщины просто прикрылись? Но кто решится на такой шаг? Ведь если Кримсон Дон узнает, расплата будет неминуемой. Если узнает. Даже Кримсон Дон не всесильна.

- Вы не лжете, - медленно произнес Кайло, пытаясь собраться с мыслями и потянуть время.

- Разумеется, мой дорогой, - фыркнула женщина, - мне незачем лгать. Если ты полагаешь, что это я причастна к взрыву на Набу, то только косвенно. Да, это мои люди продали бомбы, да это моими людьми они были собраны и да, моими людьми были доставлены составляющие. Но нет, я не заказчик. Ты ищешь не там. И, кажется, - она пристально посмотрела на него, - делаешь вовсе не то. Я польщена, что ты преодолел такое расстояние, чтобы побеседовать со мной лично, но ты ошибся.

Каждым своим словом она подтверждала его опасения, каждым своим словом заставляла тревогу, что снедала его все три дня, разрастаться до поистине галактических масштабов. Он верил ей, знал, что она не лжет. Его чувства и сродство к Силе сейчас обострились настолько, что солгать ему было невозможно, он был лучше, чем самый чувствительный детектор лжи в галактике. Ки’ра говорила правду.

- Можно, конечно, сказать, что мне выгодна война в галактике. Но мне плевать, будет ли масштабность или нет, а локальных конфликтов всегда достаточно. Галактика слишком велика, чтобы жить мирно. Нет-нет, да и найдется уголок, где что-то не поделили.

В ушах тоненько звенело, по вискам стекал пот. Только сейчас Кайло заметил, как душно в этой комнате, грудь его тяжело вздымалась, собственное хриплое дыхание неприятно резало слух.

- Почему вы со мной так откровенны? – поинтересовался Кайло.

Ки’ра пожала плечами.

- Мне ни к чему враг в лице Первого ордена. Вы набираете силу, подчиняете все больше обитаемых миров и разумных рас. Зачем мне открытая конфронтация. Еще и по этой причине я бы ни в коем случае не стала срывать мирный саммит, рискуя, зная, что однажды вы придете за мной. Да, я могу выступить против вас. Ты и представить себе не можешь, как далеко простирается моя власть. Но, дорогой мой, открытая война не входит в мои планы. Так что это не я. Вы пришли не по адресу.

Кайло чуть было не заорал: тогда кто?! И почему?! Едва сдержался, вцепившись в столешницу побелевшими пальцами.

- Ты поступил очень опрометчиво, оставив своих людей,- продолжала женщина, - возможно, кто-то хотел убрать тебя с Набу?

Кайло против воли вздрогнул, дико посмотрел на Ки’ру, что озвучила сейчас его самые тайные опасения, попала в цель своими словами. Мозг лихорадочно работал. Если кто-то решил удалить его с Набу, то кто? И с какой целью? Хакс, чтобы захватить власть? Бред и ерунда. Да, генерал нет-нет да и думал о единоличном господстве над галактикой. Но он не мог не понимать, что когда Верховный лидер вернется – вернется, ничего не добившись – то будет злее во сто крат, может и убить, не разбираясь, кто прав и кто виноват. И Хакс был против его вылазки на Нар-Шаддаа, предлагал, чтобы полетел кто-то другой, даже он сам. Кайло вспомнил, что он сам настаивал на полете сюда лично. И если это чей-то план, то этот кто-то очень хорошо знает Верховного лидера, его характер, кто-то, кто был уверен, если не наверняка, то почти наверняка, что он сам, очертя голову, ринется в авантюру. Кто? Его рыцари? Верджил? Кларисса?

Кайло почувствовал, как по коже пробежали мурашки. Неужели его лучший друг – предатель? Неужели он оставил рядом с Рей предательницу, которая и без того ее ненавидит? Рен едва подавил в себе желание обернуться и посмотреть на Верджа, вломиться в разум к другу. Паника накрывала с головой. Тяжело дыша, стараясь, чтобы рука не дрожала, он схватил предложенный Ки’рой виски и залпом выпил.

- А, - понимающе произнесла глава Кримсон Дон, - ты начинаешь сначала думать, а потом делать. Это хорошо.

Кайло не ответил. Стиснул зубы, чтобы не заорать. С чего все началось? Со слов Дэмерона о Ки’ре и Нар-Шаддаа, со слов Хана Соло и Вераны Наберри о том, что Ки’ра еще жива. Хан? Возможно. Но Соло слишком простодушен для подковёрных интриг, всегда был слишком простодушен. Кайло с легкостью бы поверил в то, что Лея могла плести паутину лжи, подталкивая сына к действиям, ей нужным, не заботясь о том, сохранит ли он голову, но не Хан. А вот Верана могла. Тетушка Верана, обладающая достаточными и властью, и хитростью. Верана Наберри, которая знает его с детства, слишком лояльна к Первому ордену. Подозрительно лояльна. Но…если это она, то какую игру она ведет? И зачем? Может быть, он ошибается? О как же ему хотелось ошибаться! Н