КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

На грани (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== 1. ==========


сейчас

Ярость на лице Рена была такой неподдельной и всепоглощающей, что если бы Рей не была за ним замужем в течение семи лет, то непременно бы испугалась. Но не сейчас. Сейчас она смело встретила его взгляд.

Жемчужно-серый костюм сидел на ней идеально, прическа – строгий пучок, и минимум косметики. Туфли немного жали, но домой она пойдет, в конце концов, не пешком, поэтому можно и потерпеть. Рей равнодушным взглядом скользила по кабинету судьи Йоды – единственного, кто взялся за бракоразводный процесс.

Невысокий, уже пожилой судья, с кустистыми бровями и глазами чуть навыкате за свои годы видел столько всего, что запугать его или купить, было практически невозможно. Ну и внушительный счет в банке вкупе с большими покровителями, как в государственных структурах, так и в криминальном мире, тоже играли свою роль.

Рей знала, каким будет вердикт, и едва скрывала торжествующую улыбку: не всегда Кайло Рен может взять то, что ему нужно. Дэмерон рядом с ней был невозмутим, мрачный взгляд Кайло то и дело останавливался на ее адвокате – тоже единственном, кто взялся за дело. И получил хорошее вознаграждение. Правда, и подставился тоже знатно. Но ему некого винить, кроме себя. Рей не скрывала, кто она такая. Да и невозможно это было сделать в Корусанте, где имя Кайло Рена гремело на всех углах. Отстраненно Рей подумала, что По рискует жизнью, скорее всего его убьют. И поняла, что ей все равно. Он знал, на что шел. Как и она, когда затевала все это. Чудом будет, если Кайло не убьет и ее с пафосной фразой в стиле «так не доставайся же ты никому!». Он вполне на это способен.

- Итак, - откашлялся Йода.

Адвокаты Кайло – целых три! Ну да, одному не унести его раздутое эго, - ощутимо напряглись.

- Сим документом, - манера речи старого судьи была ему под стать, такой же старомодной, - сеньор Кайло Рен и сеньора Рей Рен отныне разведены.

Рей со свистом выдохнула. Да, она была уверена в том, какой вердикт вынесет Йода, но всегда оставалась крохотная вероятность обратного. Что она сделала бы тогда, Рей не знала, не хотела об этом думать. И сейчас ее напряженное тело понемногу расслаблялось. Дэмерон успокаивающим жестом прикоснулся к ее руке, и это не укрылось от взгляда Кайло. О, если бы взглядом можно было испепелять, то сейчас от руки Дэмерона, да и от ее тоже, осталась бы лишь кучка пепла.

- По настоянию сеньоры Рен, - продолжал судья, - она возвращает себе старую фамилию – Ниима. Кроме того сеньора Ниима не претендует на движимое и недвижимое имущество сеньора Рена, которое было нажито им до брака, а также на нажитое в браке совместное имущество, оставаясь лишь владелицей квартиры в Джакку, которая была в ее собственности до брака.

Рей поймала взгляд Кайло, мужчина ухмылялся. Ну да, считает, наверное, это проявлением слабости. Но дело в другом: она настолько не хотела иметь с ним ничего общего, что и миллионы его были ей не нужны. Хотя могла бы безбедно жить где-нибудь на Набу до конца своих дней, путешествуя по всему миру впридачу, отсудив у Рена половину имущества. С другой стороны, вряд ли она была бы такой благородной, если бы за эти годы не скопила внушительный капитал, оформленный на подставных лиц по всему миру. Не зря же она последние годы была финансовым директором корпорации Первый Орден. Может быть, Кайло и об этом знал. А может, нет. Теперь ей уже все равно.

Йода говорил еще что-то. Но Рей его уже почти не слушала. Свободна. Наконец-то свободна! Казалось, даже воздух стал слаще, перестали ныть ступни в неудобных туфлях, перестал раздражать громкий гул старого кондиционера. Она свободна! Боже. За последний год она столько раз была на грани. На грани нервного срыва, самоубийства и решения вернуться к Рену, что, казалось, точно сойдет с ума, что ей не хватит сил на борьбу до конца. Но вот она здесь. Свободная женщина. Снова Рей Ниима. И ненавистная фамилия Рен больше не будет иметь над ней никакой власти.

Рей улыбнулась широко и открыто, смело встречая потемневший от гнева взгляд Кайло. Он тоже больше не имеет над ней власти – ни этот взгляд, ни его обладатель. Хотелось смеяться и петь, схватить По за шкирку и потащить в ближайший бар. Впрочем, кажется, она уже пьяна от одного осознания того, что она снова Рей Ниима. Просто Рей Ниима, без обязательств.

- Если у сторон не ко мне вопросов, прошу расходиться, - произнес Йода.

Рей с готовностью поднялась, пожала старому судье руку. Он получил от нее внушительную сумму. Наверняка Рен заплатил еще больше. Но Кайло не знал, что его враги – покровители Йоды. А враг моего врага, как известно…Ну вы поняли.

Задорно стуча каблучками, Рей вышла из кабинета. Она летела по коридорам суда, окрыленная. Она свободна! Тысячу раз она готова повторить эти слова. Свободна, свободна, свободна! К горлу подступил комок, который Рей нервно сглотнула, сморгнула горячие слезы, вдруг закипевшие в уголках глаз. Вылетела на улицу под палящее солнце Корусанта, вдохнула загазованный воздух мегаполиса, показавшийся ей сейчас слаще всего на свете, словно бы она долго-долго просидела взаперти, а теперь вдруг вырвалась на волю. И она больше не пленница. Нет! Губы растянулись в победной улыбке. Сколько раз за этот год Рен, ублюдок чертов, провоцировал ее, подначивал, смеялся над ней, уверенный в своей победе. Уверенный, что если она не сама к нему вернется, то он заставит. А вот и хера с два!

Рей счастливо рассмеялась, вытащила из сумочки телефон, набрала номер Кайдел, - она должна поделиться с подругой радостью. А в следующий миг, ее грубо толкнули к машине, телефон вылетел из пальцев, с хрустом ударяясь о раскаленный асфальт, задняя панель отскочила и закатилась куда-то под машину, аккумулятор вылетел, а по экрану расползлась сеточка уродливых трещин. Рей охнула, дернулась неловко, когда сильные руки обхватили ее за плечи, причиняя боль, резко развернули, вынуждая оказаться лицом к лицу с Реном. Он навис над ней, в темных глазах полыхала такая неприкрытая ярость, что Рей стало страшно. Ниима дернулась было назад, но позади была лишь машина, а пальцы Кайло сжимали плечи, удерживая, с такой силой и злобой, что Рей зашипела от боли, инстинктивно дернула плечами, надеясь сбросить с себя ненавистные руки, но легче было бы сдвинуть гранитную плиту. Рен больно встряхнул ее, ударяя спиной о машину, сжимая пальцы на ее плечах так, что у нее потемнело в глазах.

- Думаешь, что победила, Рей? – прошипел мужчина, склонившись к ней так близко, что она могла различить мельчайшие морщинки на бледной коже лица.

Ошарашенная, испуганная, Рей молчала, в висках быстро-быстро колотились молоточки, заставляя судорожно дышать, руки безвольными плетьми висели вдоль тела, не пытаясь больше оттолкнуть Рена.

- Отвечай! – зарычал Кайло.

Загнанная в угол, Рей пыталась собрать остатки своей смелости, той самой, что давала ей силы на борьбу весь этот нелегкий год, но смелость куда-то делась, остались ужас, отчаяние и какая-то иррациональная тоска.

- Даже не думай, что победила! – фыркнул Рен, отпуская ее, окинул насмешливым взглядом, потрепал по щеке, заставляя дернуться от унижения, - ты принадлежишь мне, а свое я не отдаю никому. Никогда, - на губах мужчины расцвела улыбка, больше похожая на хищный оскал, заставляющая дернуться назад, хотя податься дальше было уже просто некуда.

А Рен, засунув руки в карманы брюк, как ни в чем не бывало, прогулочным шагом двинулся к своей машине. Рей с приоткрытым ртом смотрела ему вслед, судорожно дыша, пытаясь собрать себя в кучу, скользнула взглядом по разбитому телефону, а потом в панике юркнула в салон машины, щелкнула кнопкой, запирая двери, откинулась на спинку сидения и тупо уставилась перед собой. Залитая полуденным солнцем улица Корусанта казалась почти красивой, ехали разноцветные новенькие и не очень машины, проносились стремительные велосипедисты, спешили прохожие, болтали, смеялись, ели мороженое. Пребывающая в прострации Рей вдруг поняла, что развод с Кайло Реном – это еще, отнюдь, не конец ее печалям. От хорошего настроения не осталось и следа.


восемь лет назад

- Эй, Рей! – звук мотора приближался вместе с голосом Финна.

Девушка приостановилась, лихо заложив вираж на новеньком скутере, Финн затормозил прямо перед Ниимой, взметнув облако пыли, заставив девушку закашляться. Он весь сиял от радости, красуясь, поглядывал на Рей с гордостью, парня прямо распирало от желания все-все рассказать своей подруге, но он молчал, видимо, ожидая, что Рей спросит. Девушка вздохнула. Она спешила на работу, и ей не очень-то хотелось знать, откуда у Финна такая дорогая игрушка. Впрочем, Рей Ниима не была дурой и догадывалась: в их краях такие вещи получают одним способом.

- Откуда? – приподняла бровь Рей.

- Донна Органа взяла меня в команду. Я буду курьером. Ну ты понимаешь? – многозначительно посмотрел на нее друг.

Рей невесело усмехнулась, отмечая теперь не только новенький скутер Финна, но и новый спортивный костюм, дорогие, еще чистые и белые кроссовки и даже небольшую золотую цепочку на шее.

- Прямо сама донна Органа? – скептически поинтересовалась девушка.

Финн смутился.

- Нууу, - протянул парень, - не совсем она сама. Но я буду работать на нее! Сначала развозить товар, потом меня возьмут на производство, а потом и собственную точку получу.

Глаза его сияли от открывающихся перспектив, он уже посчитал все те деньги, которые может получить. Но не задумывался о рисках. Рей и улыбнулась бы такому энтузиазму, но не могла заставить себя. Радоваться за Финна, который ввязался в якобы легкий, но безумно опасный криминальный бизнес, связался с наркотиками и мафией, пусть и был мелкой сошкой пока, девушка не могла.

В Джакку не было особых вариантов для жизни. Ты мог прозябать, едва сводить концы с концами, мечтая о лучшей жизни, мечтая когда-нибудь вырваться из этой клоаки, как это делала Рей, или работать на мафию, как теперь делал Финн. Он давно уже поговаривал об этом, все порывался пойти к боссам, убеждал Рей, что это единственный выход. Но девушка никогда не думала, что ее друг сделает это по-настоящему. Сказать по правде, Финн был трусоват, немного глуповат, его представления о торговле наркотиками носили легкий романтический оттенок. И Рей не верила, что друг решится. Но вот он здесь, перед ней, получивший первый гонорар. Ниима вздохнула. Нет, ее не интересовала моральная сторона вопроса, и не было ей жалко людей, которые травились дурью. Но жизненный путь дилера короток и опасен, девушке не хотелось бы потерять лучшего друга. Она не осуждала его, она боялась за него.

- Ты тоже могла бы, - начал Финн.

- Нет! – резко отрезала Рей, - меня все устраивает.

- Ну да, - поморщился Финн.

Конечно, ее не устраивало. Не устраивало жить одной после смерти тетки, работая днем в магазине женской одежды, а ночью барменом в клубе. Не устраивало сносить капризы богатых дамочек, что вынимали душу своими требованиями днем, а ночью не устраивало терпеть богатых мажоров в клубе Платта и его самого, который так и норовил залезть к ней под юбку, придираясь по поводу и без, штрафуя за малейшую провинность. Но у девушки без образования, не окончившей даже старших классов школы, было не так много путей в этой жизни. Рей не сдавалась, она откладывала деньги, мечтала пойти на вечерние курсы. А там…кто знает, быть может, ей даже удастся поступить в колледж или университет. Ниима оборвала пустые мечтания.

- Мне пора, Финн, - выдавила из себя, - рада за тебя.

Она поспешила прочь.

- Увидимся! – выкрикнул друг, шум мотора заставил Рей вздрогнуть.

Клуб «Внешнее кольцо» встретил ее привычным шумом, мерцающими огнями и резким окриком Платта:

- Явилась!

Рей поморщилась. Она точно знала, что не опоздала, знала, что Ункару не к чему придраться. И знала, как это его бесило. Как же она все это ненавидит! Это чертов шум, бьющий по ушам, вспышки огней, от которых болит голова, пьяных, потных гостей клуба, запах алкоголя, Платта с его мерзкой рожей с выступающими сальными губами, грязными волосами и потными загребущим руками! Рей попыталась скрыть тяжелый вздох. Если Ункар заметит, то начнет брызгать слюной и читать нотации на тему, как же ей повезло с такой работой. Надо сказать, что да, действительно повезло. Но от осознания этого работа любимой явно не стала.

- Твоя подружка опаздывает! – выплюнул хозяин клуба, трясясь так, что колыхалось все его толстое тело, - выйдешь в зал за нее! Заказ в вип-ложу!

Рей мысленно застонала. Она ненавидела работать в зале, ловя на себе похотливые взгляды, ожидая очередного шлепка по заднице и непристойного настойчивого предложения.

Быстро написав Роуз о том, что та ей теперь должна по гроб жизни, и получив в ответ грустные и виноватые смайлики, Рей подхватила поднос и поспешила в ложу. Девушка оценила и дорогой виски и легкие закуски на подносе. Кто бы ни был в ложе, в алкоголе они явно разбирались, хотя половина его в клубе Платта была паленым. Ловко лавируя между гостями, Рей поднялась на второй этаж в уединенную нишу, из которой открывался вид на танцпол, но которая была отделена стеной от остального пространства второго этажа клуба. Подходя к двери Рей услышала обрывки фраз:

- Если ты хочешь получить мамочкин район, тебе нужны союзники, Рен! – первый голос говорил раздраженно.

- Но не старый же хрыч Палпатин! – низкий и приятный второй голос тоже, казалось, балансировал на грани взрыва, - ты в своем уме, Арми?

Рей споткнулась, помедлила мгновение, а потом аккуратно постучав в дверь, не дожидаясь ответа, вошла. При ее появлении посетители мгновенно замолчали, прерывая разговор, уставились на нее, заставляя невольно поежиться. Рей споткнулась снова, едва не уронила поднос, мысленно надавала себе оплеух за неловкость. Разобьет посуду, и Ункар с нее половину зарплаты снимет. Один из них был худощавый и рыжий, с брезгливым выражением лица, он окинул Рей внимательным взглядом и отвернулся. Девушка ловко расставила стаканы и тарелки, разлила виски. Подняла взгляд и застыла. Второй смотрел прямо на нее. Его темные глаза прожигали ее насквозь, словно желали вывернуть наизнанку, прочесть ее мысли, заполучить ее душу. Во рту мгновенно пересохло, Рей нервно сглотнула, не в силах пошевелиться, словно кролик перед удавом, по телу побежали мурашки, шум клуба отодвинулся на второй план. Остались только эти глаза напротив. Пробормотав нечто нечленораздельное, слабо напоминающее пожелание приятного вечера, Рей вылетела за дверь, промчалась по коридору и остановилась только возле лестницы. Сердце колотилось так, что, казалось, сейчас выскочит из груди, руки и ноги дрожали. Перед глазами все еще стояло лицо того, второго: асимметричное, бледное, с россыпью родинок и шрамом, пересекающим правую щеку и темными глазами, что загипнотизировали ее. Она никогда не испытывала ничего подобного, никогда не чувствовала интерес настолько неподдельный, что, казалось, он окутал ее липкой путиной, забрался под кожу, проник в ее мозг, спутал все мысли и заставил инстинкты вопить: опасность! Рей прекрасно понимала, кто был перед ней, отметила и дорогую рубашку, стоившую, как ее месячный заработок, и золотые часы на запястье и цепочку толщиной с палец. Это были не просто мажоры, зашедшие в их клуб, это была мафия. Рей нервно сглотнула. Но ведь она не слышала ни слова из того, о чем они говорили. Те обрывки фраз, они же ничего не значат! Она не знает, кто такой Палпатин и кто такая мамочка! Рей не опасна. А они вряд ли запомнили какую-то официантку. Она безликое, бесполое существо, не стоящее внимания. И только. Верно ведь?! Верно?! На негнущихся ногах девушка стала спускаться по лестнице. Все это ерунда, ее страхи беспочвенны и совершенно необоснованны, но липкий страх скрутился ледяной змеей в области солнечного сплетения, заставляя едва ли не скулить от иррационального ужаса. Уже у барной стойки она не выдержала и обернулась, вглядываясь в полумрак клуба, расцвеченный яркими огнями, ей казалось, что взгляд темных глаз преследует ее. Рей поставила поднос на стойку, сжала и разжала кулаки, вздохнула пару раз глубоко. Все ерунда. Просто она всегда очень нервничает, выходя работать в зал, вот и все.

- Рей! – окрик Роуз заставил ее вздрогнуть, почти подпрыгнуть на месте, прижать руку к сердцу, стараясь умерить его стремительный бег.

Подруга налетела на нее с объятиями и извинениями.

- Все нормально? – теребила ее Роуз, - Ункар очень орал? Прости-прости-прости меня! Но мы с Финном, - Тико покраснела, а потом затараторила, - ты видела его скутер? Это же обалдеть как классно! Скажи?

Рей рассеянно кивнула. Роуз продолжала что-то болтать о том, что теперь-то у них с Финном все наладится, что, возможно, скоро они даже поженятся, что она сможет бросить работу на ненавистного Ункара. Рей слушала вполуха, кивала, когда было нужно, а сама все время поглядывала в сторону вип-ложи. Наконец, Роуз умчалась куда-то в сторону кухни, а Рей заняла свое место за барной стойкой. Ночь потекла своим чередом.

Утро обрушилось на нее неумолимо. Казалось, только сейчас она мешала коктейли, наливала «чего-нибудь покрепче» и слушала пьяные излияния гостей клуба, а вот уже стоит на парковке, и неумолимый рассвет приближает ее рабочий день в магазине. Солнце припекало с самого утра, заставляя Рей спешить домой, чтобы быстро принять душ, на ходу выпить дешевый кофе и, переодевшись, бежать в магазин, чувствуя, как гудят от усталости ноги, а виски ломит от недосыпа. В глаза словно песка насыпали, и все ее движения - резкие, неаккуратные, возбужденные. Рей мысленно посчитала, что продержаться ей надо всего лишь десять часов с пятнадцатиминутным перерывом на обед, а потом она сможет пойти домой и наконец-то выспаться. И да, она будет думать об этом: об узком диване, о мягкой подушке и теплом одеяле, но не о тяжелом трудовом дне, о сводящих с ума капризных клиентках и строгой Маз Канате – владелице магазина. Потому что если она будет думать об этом, то сойдет с ума от усталости и отчаяния.

- Как всегда, раньше всех! – на лице Маз не видно улыбки, только пристальный прищур глаз из-за толстых стекол модных очков.

Рей вымученно улыбнулась. Усталость накрывала с головой, и весь мир казался болезненно четким до рези в глазах и тошноты. Впрочем, может быть, тошнило ее не столько от усталости, сколько от выпитого на голодный желудок дешевого кофе.

Ей одновременно хотелось, чтобы работы было поменьше и можно было спокойно посидеть за кассовым аппаратом, и побольше, чтобы не уснуть и чтобы день прошел побыстрее. И тогда она пойдет домой и – катись оно все к черту! – купит себе по дороге кофе в кофейне на углу, не ту гадкую растворимую бурду, что у нее дома, а настоящий, молотый, крепкий и ароматный.

- Сеньора Каната! – игру в гляделки прервала ворвавшаяся в подсобку Пейдж, глаза у нее были, как два блюдца, девушка была бледна, только два ярких пятна играли на скулах, - там! – она выдержала паузу, пытаясь перевести дух и одновременно дожидаясь вопросительно вздернутой брови Маз, - там донна Органа.

Рей вздрогнула. За последнее время слишком часто она слышит это имя. От Финна и Роуз, от мальчишек на улице. Донна Органа – то, донна Органа – сё. Донна Органа расправилась с конкурентами, донна Органа расширяет влияние, донна Органа открыла приют для сирот Джакку, донна Органа на ужине у мэра. Рей поморщилась, а Маз мгновенно подобралась.

- Обе – со мной, - резко скомандовала хозяйка магазина и, нацепив на лицо самую любезную из своих улыбок, вышла из подсобки.

Радостно подпрыгивающая Пейдж и пытающаяся сохранить нейтральное выражение лица Рей поспешили следом, держась чуть позади. Оставив девушек у прилавка с кассовым аппаратом, Маз прошла к гостье.

Рей украдкой разглядывала всесильную донну Органу, полновластную владелицу районов Джакку и Татуин. Сеньора Лея Органа была уже немолода, впрочем, морщины нисколько не портили все еще красивое лицо с глубокими карими глазами, полную фигуру скрывало умело подобранное дорогое платье сине-серого оттенка, волосы с благородной сединой были уложены в высокую прическу. Лею сопровождала худая блондинка, осматривающая магазин с легким презрением на красивом лице. В ней было что-то неуловимо напоминающее Лею. Дочь? Возможно. В любом случае Рей это не касалось.

Она отвернулась, принялась флегматично разглядывать вешалки с одеждой и полки с обувью, поймав себя на мысли, что совершенно не хочет обслуживать клиентку, с которой Маз щебетала, будто со старой знакомой. Впрочем, учитывая слухи о том, что сама Каната в прошлом тоже была связана с мафией, Рей не удивилась бы, что та действительно давно знает Лею Органу.

- Рей вам поможет, донна Органа, - эта громкая фраза и болезненный тычок в бок от Пейдж вывели Рей из состояния между сном и явью.

Надо же, она почти заснула с открытыми глазами. Вот черт. Губы Маз строго поджались, глаза нехорошо сощурились. Рей поспешила к клиентке, пытаясь растянуть губы в вежливой улыбке.

Лея оказалась клиенткой требовательной, но не грубой и не капризной. К концу их знакомства Рей поймала себя на мысли, что невольно поддалась мягкому и вкрадчивому очарованию этой женщины, у которой был безупречный вкус дочери аристократов. Ведь если верить слухам, ее мать была герцогиней из Набу, города восточнее Корусанта, где находилось родовое поместье Варыкино легендарной Падме Амидалы Наберрие, которая вопреки воле родни вышла замуж за Энакина Скайуокера, построившего криминальную империю в Татуине. Дочь пошла по стопам матери, выйдя замуж за безродного контрабандиста из Кореллии – Хана Соло. Вместе – Соло, Лея и ее брат Люк – вскоре подмяли под себя еще и Джакку. И никто из центра города не смел сунуться в эти два беднейших и самых жестоких района Корусанта. А на выходцев из Джакку и Татуина враждебно смотрели в других районах города. Сама Рей чудом получила место у Маз, чей магазин находился на окраине Такоданы, которую контролировал враждебный Лее клан контрабандистов, занимавшихся нелегальной поставкой товара в Корусант и из него по всему миру.

Лея оставила щедрые чаевые, а ее дочь напоследок холодно улыбнулась Рей, ее карие глаза смотрели на девушку пристально, вызывая холодок по коже. Но самое странное, что Нииме казалось, будто она уже где-то видела этот взгляд.


год назад

Правило было непреложным: если Кайло работал в кабинете с документами – не отвлекать его, пока сам не позовет или пока не выйдет оттуда. Но сегодня Рей было наплевать.

Весь день шел дождь, дома было сыро, не спасало ни центральное отопление, которое молодая женщина включила на полную, ни огонь в камине в гостиной, который она развела. Ей было холодно и неприютно. Кутаясь в объемный кардиган, купленный у Маз, Рей бесцельно шаталась по огромному дому и думала, думала, думала. К концу вечера голова у нее гудела от мыслей, волнами накатывала тошнота, и неистово колотилось сердце, желая выпрыгнуть из груди, покинуть неразумную хозяйку, которая приняла чертово тяжелое решение. И полная решимости стучала сейчас в дверь кабинета.

Не дождавшись ответа, просто вошла. Здесь отчего-то было теплее, или Рей только так казалось. Уютный полумрак и тени по углам, Рей любила это место…когда-то. Хоть и редко бывала здесь. Кайло что-то печатал в ноутбуке, стол привычно был завален бумагами и папками, горела винтажная зеленая лампа. Рей даже помнила, как они ее заказывали вместе. Всё вместе, всегда рядом все эти чертовы семь лет.

Хотелось рассмеяться, но горло сдавило спазмом, мелко тряслись пальцы рук и подгибались колени. Она боялась. Смешно было бы отрицать это. Рей не могла бы предсказать реакцию мужа на то, что она сейчас скажет. Она вообще в последнее время перестала понимать и его, и себя. Ярость? Равнодушие? Ирония? Женщина не знала, что было бы хуже или лучше. Где-то в душе теплилась надежда, что, может быть, все обойдется, что, может быть, все будет просто, легко и по обоюдному согласию. Голос разума ехидно заявлял ей, что она дура и что можно даже не надеяться на «просто» и «легко». Но когда это надежду можно было заткнуть голосом разума?

- Кайло, - собственный голос ее робкий и жалкий, словно она вновь та девочка из беднейшего района Корусанта, словно и не было этих семи лет.

- Что? – мгновенно откликнулся он, не оторвав, впрочем, взгляда от экрана ноутбука, - я же просил не отвлекать меня, когда я работаю! Ты что-то хотела?

- Да, развод, - слово упало между ними так просто и легко, словно она зовет его пойти в театр на выходных.

Повисла тишина, Рей даже не была уверена, что Кайло ее услышал. Ей снова стало холодно, женщина зябко повела плечами, поджала губы, разглядывая мужа. Господи! Как же она все это ненавидит! Ненавидит этот дом, ненавидит эти проклятые деньги! Ненавидит этот блядский бизнес, прикрытый красивой оберткой! Как же она ненавидит его!

- Кайло! – она повысила голос, - ты слышишь меня?! Я хочу развод!

- Нет, - он произнес это обыденным тоном, все еще продолжая печатать что-то, как ни в чем не бывало. Длинные пальцы порхали над клавиатурой, и Рей невольно залюбовалась его красивыми руками.

И смысл его ответа не сразу дошел до нее, возможно, потому что такой ответ она и ждала. Но явно не ждала такой реакции.

- Кайло, - Рей устало опустилась в кресло, - так больше продолжаться не может. Я больше так не могу и не хочу. Мы должны расстаться.

- Поезжай отдыхать, - Кайло начал шуршать бумагами на столе, ругаясь сквозь зубы, ища что-то, откладывая одну папку за другой, - уединенный остров или дорогие казино Канто-Байта. Все, что захочешь, милая. Отдохнем друг от друга месяц или полгода, сколько пожелаешь, а потом вернешься. И все будет по-прежнему.

- Не будет! – рявкнула Рей в ответ, вскочив.

Вот оно что! Он просто не воспринимает ее всерьез. И никогда не воспринимал! Все ее слова, все ее просьбы, все ее действия, все, чего она добилась за эти годы. Он никогда не воспринимал всерьез. И не видел и не видит, что брак их не просто катится в пропасть, он давно уже в ней, острыми осколкам лежит на дне, дурно пахнущей тушей разлагается, и мухи над ним вьются жирные и уродливые, жужжа отчаянно и надсадно.

Ее крик заставил его поднять голову, Кайло посмотрел пристально. Под его тяжелым взглядом Рей попятилась. Ее трусливая часть вопила о том, что зря она все это затеяла, что зря начала все это. Ей не выбраться из этой паутины, не скрыться от паука, что смотрел на нее сейчас своими темными глазами, а лицо его в полумраке кабинета казалось неестественно бледным.

- Ты думаешь, что это так просто? – медленно произнес Кайло, - взяла и, - он щелкнул пальцами, - ушла из семьи? Оставила позади, - он зло усмехнулся, - криминальное прошлое? Полагаешь, мафия отпустит тебя?

Рей тяжело задышала, воздуха в кабинете вдруг стало стремительно не хватать, перед глазами потемнело. Женщина изо всех сил сжала руки в кулаки, чувствуя, как ногти впиваются в ладони.

- Мафия – это ты, - процедила Рей, - отпусти меня! Это в твоей власти!

- Нет, - пожал плечами Кайло, - разговор окончен.

- Не окончен! – Рей тут же потеряла всякий контроль, - не окончен! Потому что я…

- Замолчи, - оборвал ее Рен, - замолчи, пока не пожалела.

- Что?! – она даже сделала пару шагов к столу, словно собиралась ударить его или перевернуть стол, смахнуть компьютер и бумаги на пол, - не смей меня затыкать! Не смей мне угрожать!

Ее трясло от гнева, а еще больше от унижения. Он даже выслушать ее не хочет! Считает, что может обращаться с ней, как с игрушкой, домашней зверушкой. Сказал замолчать – и она молчит. Сказал, что разговор окончен – и он окончен. Да черта с два! Да она сейчас…

Негромкий смех Кайло подействовал на нее, как ушат ледяной воды. Рей нервно сглотнула и отскочила от стола, на который оперлась ладонями, сама того не заметив, нависнув над Кайло.

- Я еще и не начинал, милая, - Кайло смотрел на нее, как на диковинный экспонат, на губах играла улыбка, вот только глаза его совсем не улыбались. С таким выражением лица он убивал иных конкурентов и врагов.

Рей попятилась. Ужас мешал ей нормально мыслить. Остались только инстинкты, и они кричали ей: беги! Спасайся! Рей уперлась лопатками в дверь, как завороженная, наблюдала, как мужчина потянулся к ящику стола, где хранил пистолет. Миг… и Кайло достал очередную папку. Снова негромко рассмеялся, когда Рей выдохнула рвано. Не отрывая взгляда от мужчины, Рей нащупала ручку двери.

- Иди, милая, успокойся, выспись, - в голосе Кайло звучала неприкрытая издевка, - а потом мы поговорим.

Рей выскочила за дверь, пронеслась по коридорам дома, словно боялась, что Кайло сейчас пойдет за ней.

Женщина замерла посреди своей комнаты, по щекам потекли слезы бессилия и страха. Он не отпустит ее. Не отпустит просто так. И если она осмелится пойти против…убьет? С губ сорвался вой, отчаяние затопило с головой. С диким криком Рей смела с полочки перед зеркалом косметику, топтала ногами, пятная светлый ковер пудрой и тенями, ярко-алой помадой и тушью. Швырнула в зеркало флакон духов, комнату заполнил резкий, удушливый аромат, горько-сладкий, струйки стекла вперемешку с духами бежали по зеркалу, испорченному сеточкой трещин.

- Ненавижу, - сквозь стиснутые зубы шипела Рей, трясясь, как в лихорадке, - ненавижу! Ненавижу!

Женщина стиснула руки в кулаки. Черта с два! Она вырвется из этой клетки! Чего бы ей это ни стоило.


========== 2. ==========


сейчас

Во рту было сухо, как в пустыне, Рей сглотнула, с закрытыми глазами протянула руку, слепо пошарила по тумбочке, надеясь найти стакан воды, который предусмотрительно вчера оставила рядом и, конечно же, смахнула его на пол. С глухим стуком стакан ударился о паркет, а вода с тихим плеском разлилась по полу, заставив Рей хрипло застонать и все же открыть глаза. Зря она, конечно, вчера напилась до беспамятства, то ли оплакивая, то ли празднуя, то ли пытаясь утопить в виски страх и тоску. Что дальше делать было совершенно не понятно теперь. Весь этот год женщина жила одной целью, одной мыслью – добиться развода. И вот она здесь. В этой точке времени и пространства, мучающаяся от жестокого похмелья, но разведенная Рей Ниима.

И что дальше? Куда ей идти и что делать? Уехать из Корусанта или принять предложение мистера Андора и пойти финансовым директором в его фирму, занимающуюся высокими технологиями, производством военного оборудования, основанного на разработках его тестя, известного изобретателя Галена Эрсо? Того уж давно нет в живых, но он тесно сотрудничал с правительством Федерации, обеспечивая будущее себе и своей единственной дочери – Джин. Милейшая женщина, между прочим. Рей очень быстро нашла с ней общий язык. А то, что корпорация супругов Андор работала на Федерацию, позволяло им не бояться принять на работу бывшую жену Рена – известного криминального авторитета, за короткие семь лет подмявшего под себя не только Татуин и Джакку, когда-то принадлежавшие донне Органе, но и Такодану, и часть центра Корусанта. Даже в Набу у Рена были свои люди, а Озерный край и вовсе был полностью в его власти. Рей поморщилась. Снова и снова ее мысли возвращались к бывшему мужу. На плечах ожидаемо расцвели синяки от его пальцев, сердце все еще заходилось в бешеном ритме, стоило Рей вспомнить вчерашнюю сцену возле здания суда. Чтоб оно все!

Она варила себе кофе, когда в дверь позвонили. Рей подпрыгнула, едва не расплескав напиток по всей плите, выключила конфорку, оперлась о плиту, c шипением отдернула руки от горячего металла и резко выдохнула, приказывая себе успокоиться, хотя сердце стучало где-то в районе горла. Сколько она еще будет подпрыгивать от каждого резко звука, пугаясь до чертиков? В дверь трезвонили, не прекращая, голова от резкого звука заболела еще сильнее, схватив из холодильника бутылку минералки, осушив ее на ходу, Рей открыла дверь. В квартиру влетела Кайдел.

- Какого хрена, Рей? Что с твоим телефоном?

Как всегда красивая, одетая с иголочки, причесанная по последней моде и сверкающая бриллиантами в ушах, подруга выглядела разгневанной.

- Разбила, - поморщилась Рей и заперла дверь, не забыв окинуть лестничную клетку цепким взглядом, не заметив ничего подозрительного, почти успокоилась.

Кайди посмотрела пристально, в карих глазах, так похожих на глаза брата, мелькнула жалость. Блондинка повела носом.

- Ты что, пила?

Рей передернула плечами, предпочитая не отвечать на этот вопрос, пошла в сторону кухни.

- Кофе будешь? – бросила на ходу.

- Буду, - с готовностью откликнулась Кайдел.

Рей молча налила ей чашку, вытащила из холодильника круассаны, понюхала, оглядела придирчиво и запихала в микроволновку. А потом уселась напротив подруги и отпила крепкий напиток, кофе без сахара и сливок. Так пил Рен, в огромных количествах. Поморщилась от того, что снова вспомнила бывшего мужа. Это теперь ее вечное проклятье? Вспоминать все, чему он ее научил? Даже в мелочах. Понимать, что эти мелочи стали частью ее личности, словно свои собственные, никуда от них не деться – вечное напоминание о Кайло.

Кайдел тем временем буравила ее пристальным взглядом.

- Ты как? – спросила сочувственно.

Рей неопределенно передернула плечами, отпила еще кофе, туман в голове постепенно рассеивался, тихонько тренькнула микроволновка, но ни одна из женщин не стала доставать круассаны. Рей вдруг поняла, что совсем не голодна.

- Он в ярости, - тихо произнесла блондинка.

- Меня это не волнует, - твердо ответила Рей, стараясь не встречаться взглядом с подругой.

- Ему очень плохо, - продолжала Кайдел.

- Меня не волнует и это, - дыхание вдруг сбилось, Рей мотнула головой, словно отгоняя от себя малейшие остатки сомнений или жалости.

- Рей, - Кайди накрыла руку подруги своей, - мне так жаль. И тебя, и его.

Рей поджала губы, резко выдернула руку.

- Я не нуждаюсь ни в чьей жалости, - процедила мрачно, снова отпивая кофе, прячась за чашкой от сочувствия в глазах подруги.

Это злило. Неимоверно злило: и сочувствие Кайди, которая принеслась к ней с самого утра, и собственная тоска, опустошение, словно черная дыра поселилась в душе, высасывая все эмоции. Она же счастлива должна быть? Как вчера после вердикта Йоды. Счастлива, довольна! Петь должна и танцевать! Она целый год боролась за свою свободу. И добилась ее! И теперь. И теперь вдруг оказалось, что вокруг гребаная пустота.

Взгляд Кайди потемнел, в эту минуту она была так похожа на своего брата, что Рей вздрогнула.

- Поверить не могу! – всплеснула руками блондинка, заводясь с полоборота так же, как и Рен, - что сижу тут и утешаю тебя!

- Ну иди и утешай его! – огрызнулась Рей, тоже мгновенно закипая.

Пару секунд они буравили друг друга недовольными взглядами, потом Рей поднялась и налила себе еще кофе.

- Ты вообще-то зачем пришла? – спросила подругу.

- Я вообще-то, пришла пригласить тебя на вечеринку к Фаз, - фыркнула в ответ Кайдел, - телефон твой не отвечает – я волновалась, между прочим, если тебя это интересует! – а у Фаз нет времени сейчас ехать к тебе лично.

- И чем же таким она занята? – приподняла бровь Рей.

Кайдел вдруг вздрогнула, отвела взгляд, нервно побарабанила пальцами по столу. Рей напряглась, по спине пробежал неприятный холодок, отчетливо засосало под ложечкой. В кухне повисла нехорошая тишина, стало душно настолько, что воздух с трудом проталкивался в легкие и с трудом выходил обратно. Пошатываясь, Рей дошла до окна, распахнула его, впуская в помещение еще свежий воздух утреннего Корусанта, впуская звуки проснувшегося – никогда не спящего, - города. Вдохнула глубоко, задержала дыхание и медленно выдохнула.

- Кайдел? – собственный голос дрожал.

- Вечеринка во «Внешнем кольце», - тихо произнесла Кайди, - Кайло отдал клуб ей.

Рей изо всех сил стиснула раму окна. «Внешнее кольцо» - ее детище! Ее проект! Ее второй дом! Женщина заскрипела зубами, был бы тут Рен, вцепилась бы ему в глотку, не раздумывая. На губах появилась горькая улыбка. Ублюдок чертов! Сволочь самодовольная! О! Он не мог найти лучшего способа унизить ее: отдать ее клуб Фазме, к которой Рей Кайло всего ревновала. Господи. Это был удар под дых, от которого перехватило дыхание.

- Ты же сама отказалась от всего имущества, - слова Кайдел доносились до Рей, словно сквозь толщу воды, - а Фазма – отличный менеджер.

- Фазма, - горько усмехнулась Рей, - именно она.

- Перестань! – резко бросила Кайдел, яростно глядя на подругу, - твои подозрения всегда были беспочвенны. Он никогда не смотрел в сторону Фаз, да и в сторону любой другой женщины тоже.

Рей прикрыла глаза. Ее клуб! Ее! Удивительно теперь вспоминать, что она согласилась на предложение Рена просто так. Когда убили Ункара, Рен, подмявший под себя эти территории, спросил Рей: хочешь? И она зачем-то ответила утвердительно. Кто бы мог подумать, что она настолько увлечется, превратит клуб средней руки в процветающее, почти элитное заведение, отрабатывая на нем финансовые модели, которым учили в Университете. Подонок! Как он мог! Лучше бы продал! Но нет, ему непременно нужно было унизить ее, растоптать, с грязью смешать.

- Не уверена, что пойду, - прохрипела Рей, все еще не отлипая от окна, боясь попросту упасть, такая слабость вдруг поселилась во всем теле.

- Не глупи, - вздохнула Кайдел, вставая, подходя ближе и протягивая Рей конверт, - Фаз по-прежнему остается твоей подругой, как и я.

Рей мрачно посмотрела на женщину, потом резким движением выхватила конверт из плотной кремовой бумаги, внутри оказалось приглашение на закрытую вечеринку и короткая записка:

Я постараюсь сохранить все твои достижения и преумножить начинания. Не глупи. Пожалуйста, приходи. Это очень важно для меня.

Фаз.

Рей поджала губы, повертела в руках листок, а потом резко разорвала его не мелкие кусочки.


восемь лет назад

Звуки выстрелов, чьи-то крики заставили Рей проснуться, но не испугаться. Ночные разборки в Джакку – обычное дело, не из-за чего переживать. Рей поморщилась, накрывая голову подушкой, одна из немногих ночей, когда она спит дома перед работой у Маз, а выспаться, похоже, нет никакой возможности. Чьи-то крики за окном, визгливый плач, отборный мат, снова выстрелы, визг шин и звук разбитого стекла. Рей зарылась глубже головой под подушку, еще и одеяло на голову натянула. Она попробует спать, ей через четыре часа вставать на работу, черт подери все на свете! Задолбали со своими вечными разборками! Как же она ненавидит это место!

Рей закрыла глаза, представила, что однажды она уедет отсюда, далеко-далеко, поступит в хороший колледж подальше от Корусанта и будет изучать экономику и финансы, она непременно станет жить в хорошей квартире в хорошем районе с приветливыми и улыбчивыми соседями. И без выстрелов по ночам, мать вашу!

Мысленно Рей пересчитала деньги, которые откладывала на учебу, их было маловато, конечно. Но ведь она работает, а значит, ее копилка будет пополняться, а значит, однажды она вырвется из этой клоаки. Непременно вырвется, она…в дверь резко затарабанили. Рей застыла под одеялом, а стук все не прекращался. Прямо в пижаме, вооружившись скалкой, Ниима крадучись прошла к двери, замерла, надеясь, что ночные визитеры исчезнут, но в дверь яростно застучали снова, раздался женский плач, чей-то тихий голос отвечал.

- Кто там? – собравшись с духом, выпалила Рей.

- Ох, Рей, - заплакала за дверью Роуз, - открой, пожалуйста, открой!

Не выпуская из рук скалки, Рей открыла и отшатнулась, заплаканная подруга, вся с ног до головы заляпанная кровью, стояла на пороге, на плече у нее повис бледный до серости Финн. Рей понадобилась пара секунд, чтобы понять, что кровь не Роуз, а Финна. Проглотив фразу про больницу, Рей, посторонилась, помогла войти друзьям в квартиру, быстрым взглядом окинула лестничную клетку, убедилась, что их никто не видел, и захлопнула дверь. Роуз тем временем притащила Финна на кухню, где сразу стало тесно, подруга рыдала не переставая.

- Ой, Рей, что же нам делать! Как же помочь! Ему же нельзя в больницу! – она ревела в голос.

Рей застыла на пороге, лихорадочно соображая, чем помочь. Да, Роуз была права, в больницу нельзя, там непременно появится полиция, возникнут вопросы. А вопросы Финну, связавшемуся с криминалом, совсем ни к чему. Значит, им придется справляться самим.

- Отойди, - резко бросила Рей, проходя к шкафчику, кидая скалку на столешницу.

От оглушительного грохота, который издала деревяшка, Роуз подпрыгнула и разрыдалась пуще прежнего, икая, размазывая по лицу слезы.

- Хватит! – прикрикнула Рей, доставая аптечку и оттесняя подругу от Финна.

Склонилась над другом, оглядела его серое лицо и бескровные губы, решительно отвела руки, зажимающие рану.

- Финн, - тихо пробормотала, - позволь мне посмотреть.

Друг медленно кивнул и отвел руку. Рей медленно выдохнула воздух через нос. И хоть рана на правом плече выглядела ужасно, но это было не пулевое ранение, что несказанно обрадовало Рей. Острый нож располосовал плечо Финна по всей длине, кровь свернулась уродливыми сгустками, но уже почти не текла, рана зияла, но края были тонкими и ровными, - нож был наточен остро. И это сейчас было в плюс. Рей глубоко вздохнула, вдыхая металлический запах, горечью осевший на языке, подавляя желание открыть окно, чтобы проветрить, избавиться от запаха крови. Не сейчас. Потом.

Нервно облизнув пересохшие губы, Рей тихо произнесла:

- Я попробую зашить, но, - девушка колебалась, - будет больно. У меня нет анестетика, и алкоголя тоже нет. Если ты согласен…

- Особого выбора нет, - прохрипел Финн, - шей.

Рей коротко кивнула, быстро подготовила необходимые инструменты, обработала рану перекисью, помедлила, собираясь с духом, и резко воткнула иголку в руку мужчины, он охнул, стискивая зубы, позади в истерике завывала Роуз.

- Выйди! – прикрикнула Рей на подругу, руки ее задрожали, Роуз рыдала и причитала, - выйди вон! – громче заорала Ниима.

Роуз маленьким вихрем пронеслась мимо, хлопнула дверь единственной комнаты, рыдания отодвинулись на задний план. Рей глубоко вздохнула и продолжила шить. Финн стонал и матерился, но терпел стоически. Чтобы как-то отвлечь его и себя, Рей спросила:

- Как это произошло?

- Стычка с Первым Орденом, - пробормотал Финн.

- Первый Орден? – не то чтобы Рей было интересно, но разговоры отвлекали.

- Да, - кивнул друг, - ты знаешь Кайло Рена?

- Нет, конечно! – фыркнула Рей, - с чего бы? Кто это вообще?

Финн покачал головой.

- Он глава Ордена, клана, который держит в руках северную часть Корусанта, Кореллию и часть Набу. А еще он сын донны Органы.

- Что? – Рей удивленно посмотрела на друга, - но он же напал на вас, я правильно понимаю? Напал на собственную мать?

- Все верно, - кивнул Финн, зашипев от боли, когда Рей в очередной раз воткнула иглу в кожу, - когда Хана Соло посадили в тюрьму, его сын – тогда его звали Бен Соло – хотел управлять кланом сам. Но донна Органа и ее брат – Люк не позволили ему этого сделать, они услали сына в Кессель, налаживать поставки наркотиков. Никто не знает, что там произошло, но он вернулся через пару лет совсем другим человеком. Со страшным шрамом на лице в компании головорезов, которые были преданы только ему, он возненавидел мать и дядю, убил своего отца. И теперь хочет отбить у донны Органы ее районы. А она осталась совсем одна, Люк пропал год назад. И теперь…

- Ты ее жалеешь, что ли? – хмыкнула Рей, - она не нежный цветочек, который стоит защищать, она – глава клана, она готова убивать ради своей власти.

- Она справедливая! – заспорил Финн.

- Все они одинаковые! – отрезала Рей, заклеивая рану, - все они хотят власти и денег! А мы мелкие сошки. Расходный материал, - девушка покачала головой, - зря ты в это ввязался, Финн!

Ниима достала из аптечки завалявшуюся таблетку антибиотика и противовоспалительное, протянула парню стакан воды.

- Выпей!

Финн залпом осушил бокал, со стоном откинулся на стену и прикрыл глаза.

- Ты не права, Рей, - ответил твердо, - Рен связался с Палпатином, представляешь?

Рей застыла посреди кухни, внезапно похолодели руки и ноги. Как можно равнодушнее спросила.

- А это еще кто?

- Он держит центр Корусанта. Жуткий тип, настоящий мясник. Крестный отец всех кланов. К нему обычно ходят, чтобы решить споры между семьями. Но Рен попросил его не спор решить, а помочь ему уничтожить донну Органу, собственную мать, представляешь?! Родственные узы для этого ублюдка вообще ничего не значат!

Палпатин. В висках застучали молоточки, в горле мгновенно пересохло. Она ведь уже слышала это имя. Когда? Где? Дрожащими руками Рей убрала аптечку в шкаф и пошатнулась, вспомнив.

- Если ты хочешь получить мамочкин район, тебе нужны союзники, Рен! – первый голос говорил раздраженно.

- Но не старый же хрыч Палпатин! – низкий и приятный второй голос тоже, казалось, балансировал на грани взрыва, - ты в своем уме, Арми?

- А как он выглядит твой Рен? – спросила дрожащим голосом Рей.

Финн, одурманенный болью, не очень удивился вопросу.

- Ну такой, - пробормотал, проваливаясь то ли в сон, то ли в забытье, - высокий, темноволосый, глаза черные, совершенно жуткий взгляд и шрам на половину лица.

Рей охнула, прижав руку к губам. Господи! Зажмурилась крепко-крепко. Она ничего не слышала толком. Не знает ничего. Она просто девица из клуба, о которой Кайло Рен и его друг – этот рыжий презрительный Арми, уже давно забыли. Верно же? Страх растекался ледяной волной мурашек по позвоночнику, заставил Рей замереть на мгновение. Дышать, она должна просто дышать. И не выдумывать всяческих глупостей. Она никто. Мусорщица, как презрительно называли жителей Джакку другие люди, потому что именно в их районе располагалась крупнейшая свалка Корусанта – место, где отмывали деньги воротилы, а бомжи собирали металл, чтобы сдать, где собиралась пьяная школота с района, и время от времени находили парочку трупов, за расследование обстоятельств смерти которых полиция даже не бралась.

- Рей, - осторожно спросил ее Финн, - все в порядке?

Девушка посмотрела на друга совершенно диким взглядом, утвердительно кивнула, распахивая окно, прохладный ночной воздух ворвался в кухню, унося с собой запахи крови, боли и ее страха.

- Все хорошо. Пойдем, - она подошла к другу, подставляя плечо, - тебе нужно прилечь.

Уложив на единственном диване Финна, Рей утащила всхлипывающую Роуз на кухню.

- Как же так, Рей, - бормотала Роуз в чашку с чаем, - как же так.

Рей благоразумно промолчала, что это только начало, что дальше, будет еще хуже. И в любой момент Финн может быть убит, а вместе с ним и Роуз. Что работа на мафию – это не игрушки и сплошные привилегии, сомнительный доход предполагает риск. Рей надеялась, что теперь первая эйфория Финна и Роуз пройдет, но только что дальше? Назад дороги им нет. Мрачно глядя на постепенно успокаивающуюся подругу, Рей раздумывала о том, как бы самой не попасть под огонь.

На работу она проспала и опоздала.

Маз шипела на нее рассерженной змеей, глаза метали молнии.

- Живо к примерочным, - раздраженно бросила Каната, - сеньорита Кайдел ждет только тебя!

- Что? – Рей изумленно захлопала глазами, - сеньорита…Кайдел?

В ответ Маз лишь глаза закатила, замахала на Рей руками, сморщилась, словно девушка сказала какую-то несусветную глупость.

- Кайдел Органа! Дочь донны Органы! В прошлый раз ей так понравилось, как ты помогла подобрать ей наряд, что она хочет, чтобы ты и сегодня ее обслуживала. Только ты. Пейдж ее не устроила.

Рей бросила взгляд в сторону недовольной напарницы, которая демонстративно от Ниимы отвернулась. Ну замечательно! Просто великолепно! Прекрасно! Только конфликта с Пейдж ей не хватало сейчас.

- Иди же! – Маз толкнула девушку в сторону кабинок.

И Рей ничего не оставалось, как покорно пойти туда. В голове плавал туман недосыпа, в носу прочно поселился запах крови, а думала она о том, как бы у Финна, спавшего на ее диване в гостиной, не началась лихорадка. И ей дела не было ни до какой сеньориты Кайдел, которая дочь донны Органы, а значит…

- Рей! – девушка приветливо замахала рукой, увидев Нииму, - как хорошо, что вы подошли!

Органа стояла в проходе между кабинками в бежевом платье с пайетками, придирчиво разглядывая себя в большом зеркале. Ее темные глаза лучились теплом и радостью, глаза, совсем, как у…

- Я сегодня иду в клуб, - щебетала Кайдел, - на встречу с братом. Вы знаете, мы так давно с ним не виделись! Он, конечно, в ссоре с мамой. Но все это преходящие вещи, и я бы хотела выглядеть достойно сегодня. У вас такой хороший вкус, вы должны мне помочь.

Рей снова вспомнился Финн, который вполне может погибнуть от ее неумелого и непрофессионального лечения. А для Кайдел это всего лишь преходящие вещи. Наверное, если бы Ниима меньше хотела спать, то она бы возненавидела Кайдел за эти слова, благополучную легкомысленную девочку, но Рей не могла. Где-то глубоко внутри вспыхнула и погасла искра раздражения, огонек зависти зажегся и остался тихо тлеть, не вырываясь наружу.

Рей заучено улыбнулась.

- Конечно, сеньорита Органа, мы сейчас что-нибудь вам подберем.

Темные глаза Кайдел Органы, совсем, как у Кайло Рена, вспыхнули счастливым огоньком.


год назад

Рей как раз заканчивала завтрак, когда Рен влетел в гостиную яростным вихрем, сгустком недовольства и раздражения. Задумчиво смотревшая в окно женщина даже не пошевелилась, продолжая делать вид, что все в порядке. Вот сейчас она допьет свой кофе и…рядом с ее чашкой опустился листок, от души припечатанный ладонью Рена да так, что ее чашка подпрыгнула. Жалобно взвизгнуло блюдце, темная жидкость всколыхнулась, оставляя на белом фарфоре коричневые разводы, в отражении Рей на мгновение увидела свое бледное лицо с морщинкой, прорезавшей лоб.

- Это, блядь, что?! – заорал Кайло.

Рей не спеша промокнула губы льняной салфеткой, не открывая взгляда от листка, на котором был вызов сеньора Кайло Рена в суд по поводу бракоразводного процесса с сеньорой Рей Рен. Рей отложила салфетку и подняла глаза на мужа.

- Ты разучился читать? – процедила холодно.

Брови Рена сошлись на переносице, он стиснул зубы, а потом изо всех сил шарахнул кулаком по столу.

- Ты охерела совсем?!

Рей дернулась от его крика, но стойко выдержала разгневанный взгляд темных глаз.

- Неужели ты думал, что я не буду добиваться того, чего хочу, - пожала плечами Рей, - любыми способами. Ты сам меня научил.

Женщина поднялась, не желая, чтобы Кайло нависал над ней, так ей было слишком страшно. И она ненавидела себя за этот страх, за панику, трусливое желание отступить, пойти на попятный, сказать сейчас какую-нибудь глупость, помириться с мужем. Ну уж нет! Хер там!

- Видимо зря, - зашипел Кайло в ответ, - ты никто! Мусорщица с помойки! Неблагодарная тварь! Как ты посмела!

Рей стиснула зубы, жгучая обида, приправленная злостью, ядом растекалась по сосудам, туманила голову. На скулах выступили два красных пятнах, и, как женщина ни хотела удержаться от ссоры, но, похоже, это было неизбежно.

- Нечего было жениться на мусорщице! – бросила зло, пытаясь обойти Рена.

Он резко вскинул руку, схватил ее за лицо, сминая щеки, больно впиваясь пальцами в кожу.

- Пусти! – тут же завизжала Рей, - не смей ко мне прикасаться! Я не твоя собственность! Я не хочу и не буду принадлежать тебе!

- Все, что есть у тебя, куплено мной! – рявкнул в ответ Рен, - ты куплена мной!

- Шлюх своих покупай! – Рей ударила его по руке, вырвалась из хватки, отпрыгнула назад, тяжело дыша, - а меня с ними равнять не смей! Ты – монстр! Убивший своего отца, приложивший руку к исчезновению дяди, уничтоживший свою мать! Из-за тебя погибли мои друзья! Из-за тебя погиб наш…

Хлесткая пощечина обожгла щеку, заставила Рей замолчать. Металлический привкус на языке отрезвил, трясущимися руками Рей коснулась губы, с изумлением увидела на своих пальцах кровь.

- Ублюдок! – выдавила дрожащим голосом, прижала к уголку губ платок, пытаясь остановить кровь, припечатала, - ниже падать уже некуда!

Сам Рен, казалось, был ошеломлен собственным поступком не меньше, хотя в глазах его не было и намека на сожаление, лицо приняло жесткое, непримиримое выражение, пугавшее Рей до чертиков.

- Я не буду, - выдала Рей срывающимся голосом, - не буду. Не буду твоей женой! Не буду!

Она резко обогнула Рена по широкой дуге, он дернулся в сторону, пытаясь схватить Рей, удержать. Женщина увернулась с визгом, схватила лежащую в прихожей сумочку и вылетела на улицу, оступаясь на каблуках, спотыкаясь на ровном месте, добежала до своей машины, успела юркнуть в нее и заблокировать двери прежде, чем посмотрела на дом. Рен стоял в дверях, сжав руки в кулаки. Трясущимися руками, только с третьей попытки Рей удалось завести машину, взвизгнули шины, она вырулила на улицу, залитую теплым солнечным светом. Что ж. Война началась.


========== 3. ==========


сейчас

- Я так рад, что вы приняли наши предложение, сеньора Ниима! – улыбка у Андора была искренняя и дружелюбная.

Он был вежлив, любезен и исключительно хорошо осведомлен, ведь назвал ее не сеньора Рен, а сеньора Ниима.

- Специалист вашего уровня – настоящая находка для нашей компании, - продолжал Касиан.

Рей учтиво улыбнулась в ответ. Ей нравилось в офисе компании «Эрсо Инк», нравились высокие светлые потолки, люди, спешащие по своим делам, нравилась рабочая атмосфера, причастность каждого к чему-то большему, единение.

- Сеньор Прайд передаст вам все дела, - тем временем продолжал Касиан, - он – человек старой закалки, бывший военный, и может быть грубоватым с вами, но вы не обращайте внимания. Он прекрасный специалист, и вы непременно оцените это. У него порядок в бумагах и делах, это поможет вам влиться в наш коллектив. Когда вы готовы приступить? – спросил Андор.

- С завтрашнего дня, - уверено ответила Рей, ей ни к чему промедления, раз уж решила начать новую жизнь подальше от Рена и Первого Ордена.

- Чудесно! – обрадовался Андор, - завтра я представлю вас Прайду. А сегодня хотел бы пригласить на ужин, который устраивает Джин. Она горит желанием познакомиться с вами поближе!

Рей нравилась Джин – красивая и живая, компетентный специалист, талантливый инженер, продолжательница дела отца. Она встретила Рей сегодня, чтобы проводить к мужу. И тоже пригласила Нииму на ужин. И тоже получила отказ, как сейчас Касиан. Сославшись на дела, Рей вежливо и решительно отказалась.

Дела, да. Вечеринка у Фазмы. Наверное, это было глупое и опрометчивое решение – пойти в клуб. Это принесет Рей только больше боли, но она хотела пойти. Мазохизм, жалость к себе и чуточку тщеславия – доказать всем старым друзьям, что она отлично справляется и без них. Отлично справляется без Кайло Рена. Показать, что другая жизнь, вне мафии возможна, что Рей удается. И ради этого Ниима отодвинула на задний план дела жизни новой. Приглашение супругов Андор было отклонено, и в начале девятого вечера Рей стояла у входа в клуб.

Вывеска сияла и искрилась, буквы, подвешенные с наклоном и по дуге, горели мягким желтым светом. «Внешнее кольцо». Ее детище. Рей замерла на мгновение, оглядывая клуб издалека, сейчас возле него было немного народу, закрытая вечеринка все же. Охранник у дверей вежливо пропускал приглашенных гостей, отправляя восвояси остальных, с важным видом сообщал, что сегодня клуб закрыт для широкого посещения. Рей несколько минут понаблюдала издалека, как делала порой, оставаясь в тени, не афишируя своего появления, следила за работой нанятого персонала, выявляя недостатки, увольняя тех, кто, по ее мнению, с работой не справлялся. Этот незнакомый охранник свою работу выполнял хорошо. Ниима тряхнула уложенными волосами и не спеша направилась вперед, не глядя, протянула приглашение, сделав вид, что разглядывает вывеску.

- Хорошего вечера, сеньора! – пожелал охранник, открывая двери.

Рей холодно улыбнулась и нырнула внутрь, застыла на мгновение у большого – во всю стену – зеркала, оглядывая себя. Она выбрала простое платье нежно-сиреневого цвета длиной до середины колена с рукавами в три четверти, больше подходящее как раз для ужина у супругов Андор, чем для похода в клуб. Единственной вольностью был широкий вырез, почти открывающий плечи. Туфли на невысоком и толстом каблуке, минимум макияжа, а из украшений – только небольшие золотые кольца в ушах и тонкая цепочка на шее с подвеской в форме подковы. Никаких громоздких браслетов, которые так любила Кайдел, никаких бриллиантов, подчеркивающих статус, которые в огромном количестве дарил Кайло. Она выглядела почти дешево на фоне разодетых гостей.

- Рей! – к ней подлетела Фазма, высокая, ярко накрашенная, одетая в белый брючный костюм, - я так рада, что ты все же пришла! – женщина стиснула Рей в объятиях.

Ниима обняла в ответ. В конце концов, быть может, Фазма действительно не худший вариант. Лучше уж она, своя, чем кто-то чужой, кто загубит ее клуб. Поправка: больше не ее.

- Я постараюсь, чтобы все здесь осталось по-прежнему, - заглядывая в глаза Рей, произнесла Фазма.

- Твое дело, что здесь оставлять, а что убирать, - передернула плечами Ниима.

- Ну зачем ты так! – огорчилась Фаз.

- Не хотела тебя обидеть, - ровным тоном произнесла Рей, - всего лишь обозначила твое право как хозяйки клуба, - женщина попыталась улыбнуться, - иди, тебе стоит встречать гостей, а я пойду чего-нибудь выпью.

Протолкнувшись к барной стойке, Рей забралась на высокий табурет.

- Эй, Томми! – стукнула ладонью по полированному дереву, - как обычно.

- Донна Рей! – обрадовался ей бармен, - как приятно вас видеть! Отлично выглядите.

- Спасибо! – Рей отсалютовала стаканом виски со льдом.

Ей бы поправить его, она больше не донна, но это обращение, осознание того, что пока ее еще помнят в ее клубе и по-прежнему любят, кружило голову, теплом разливалось по телу.

- Рей, - вдруг раздалось над ухом, - как приятно тебя здесь видеть.

Ниима хмыкнула, отпивая виски, и крутанулась на табурете, встречая неприязненный взгляд светлых глаз.

- Ты никогда не умел врать, Арми, - фыркнула нахально.

- Я отлично вру, - холодно улыбнулся ей Хакс, - просто хочу, чтобы ты почувствовала всю мою жгучую…радость от встречи с тобой.

Склонив голову на бок, Рей беззастенчиво разглядывала партнера и верного друга ее бывшего мужа. Вот уж кто никогда не скрывал своего отношения к ней, ни пренебрежения оттого, что она мусорщица, ни презрения к ее успехам, ни недовольства тем, что она жена его лучшего друга и подруга Кайдел. Он с первого дня твердил Рену, что Рей просто корыстная, расчетливая девка с помойки. И теперь вполне может сказать, что был прав. Ведь Рей, получив от Рена все, что хотела: деньги, оплаченное образование, положение в обществе, бросила того. Армитаж никогда не верил в ее любовь, не уставая повторять Кайло, как же тот ошибается. Самодовольный сноб.

- Как и всегда, Арми, - ухмыльнулась Рей, делая глоток и не отрывая взгляда от рыжего, - я бесконечно рада, что ты подошел поздороваться, но…

И тут Армитаж сделал то, что не позволял себе раньше никогда, цепко и больно схватил ее за руку, чуть дернул на себя, сближая лица, сверля ее злобным взглядом.

- Какого хера ты приперлась сюда? – зашипел Хакс.

- Меня пригласила Фазма, - сердце ее колотилось быстро-быстро, но Рей пыталась говорить спокойно, изо всех сил заставляя себя не дергаться, не вырываться, как полоумная, рискуя привлечь ненужное внимание.

- А ты такая дура, что не понимаешь: тебе здесь не место? – выплюнул мужчина.

- Ты всегда был невысокого мнения о моих умственных способностях, Арми, - не удержалась от шпильки Ниима, - так чего же хочешь теперь?

- Хочу, чтобы ты убралась отсюда, пока не попалась на глаза Рену! – бросил рыжий.

Сердце ее пропустило удар, ледяная волна паники пробежала по позвоночнику, охватила жидким огнем затылок, заставила все же дернуться ее неловко, расплескивая виски прямо на платье, чувствуя, как тонкая ткань мгновенно пропиталась остро пахнущим напитком, противно прилипая к коже бедра. Блядь! Ну какая же она и вправду дура! Неужели думала, что Фазма не позовет на вечеринку своего друга, начальника и благодетеля? Всесильного дона Рена. Глупая была идея, просто дурацкая! Армитаж прав: ей не стоило приходить сюда. Это выглядит так, словно она решила подразнить бывшего мужа, показать ему: смотри, как у меня все хорошо! Как я довольна жизнью без тебя! Глупо-глупо снова идти в клетку к тигру, от которого едва сбежала.

- Боишься его? – с вызовом процедила Рей

- Дура! – рявкнул Хакс, отпрянув, и этого хватило, чтобы Рей выдернула руку, спрыгивая с табурета, подаваясь назад, судорожно размышляя о том, куда бежать, - идиотка! Ты хоть представляешь, что ты натворила? Представляешь, что он сейчас творит?! Мы же можем все потерять, из-за тебя!

Таким Хакса Рей видела от силы пару раз, по бледному лицу пробегала нервическая судорога, в холодных глазах плескался страх. Рей прекрасно понимала, что Армитаж уже сейчас прикидывает, как будет разгребать последствия взрывного характера своего босса. И женщину это внезапно нисколько не волновало. Парой трупов больше, парой трупов меньше, сорвавшиеся сделки, потерянные деньги. Сколько всего этого было за семь лет. Рей устала, устала, устала думать об этом! И сейчас ей плевать, о чем она любезно и сообщила нервно дернувшемуся Хаксу. А потом его губы вдруг искривились в улыбке.

- Знаешь, а я почти тебя зауважал. Бросить вызов Кайло не каждый осмелится.

- Бросить вызов и победить! – хмыкнула в ответ Рей.

Хакс понимающе кивнул и внезапно спросил:

- Сколько ты украла?

Рей похолодела. Рен был дьявольски умен, но эмоции в отношении нее частенько застилали ему разум, а вот разум Хакса всегда оставался холодным. Глупо было думать, что ее махинации пройдут незамеченными. В который раз за этот вечер назвав себя дурой, Рей постаралась сохранить лицо, подошла к Армитажу близко, приподнялась на цыпочках и жарко выдохнула в ухо:

- Много, Арми, - а потом, круто развернувшись на каблуках, поспешила прочь.

На ходу Рей печатала сообщение Фазме, какую-то чушь о том, что ей срочно надо уйти, со всего маху она врезалась в кого-то, новенький телефон полетел на пол.

- Блядь!- выругалась Ниима.

- Рей?

Женщина подняла взгляд, По Дэмерон смотрел на нее с легкой улыбкой, потом ловко присел, поднимая ее телефон, протянул женщине. Новый экран расчертила трещина. Ниима печально вздохнула. Это какой-то злой рок в последнее время – бить телефоны. И все из-за ее бывшего!

- А вы что здесь делаете, По? – выпалила Рей и тут же прикусила язык.

Рекорды собственной глупости за сегодняшний вечер, оказывается, еще не побиты. Теперь она еще идет и на рекорды бестактности.

- Фаз пригласила, - беспечно ответил Дэмерон, словно бы не замечая грубости Ниимы.

Рей мысленно поставила подруге плюс. Дэмерон – давний друг Фазмы, и ей плевать на то, что он выиграл бракоразводный процесс у адвокатов ее босса. Другое дело, что и Рену плевать, кто Дэмерон для Фаз, он и убить адвоката может прямо в клубе на глазах у изумленной публики. По тем временем пристально посмотрел на Рей.

- У вас все в порядке?

Женщина растеряно посмотрела на телефон, потом на мужчину. В груди вспыхнуло горячее желание довериться. С По было просто и легко, тепло с первой их встречи год назад. Это была симпатия, возникшая на пустом месте. Но Дэмерон еще ни разу не разочаровал женщину.

- Да, - рассеянно кивнула Рей, - да, - она робко улыбнулась, - спасибо, что спросили, По.

- Вы всегда можете на меня положиться, Рей, - с необычной для него серьезностью ответил адвокат, - вы же знаете это. Знаете?

- Знаю, - тепло улыбнулась женщина, - а теперь прошу меня извинить.

Она кивнула адвокату на прощанье и направилась к выходу для персонала, толкнула дверь, оказываясь в темном переулке. Стояла теплая летняя ночь, где-то далеко шумел оживленный проспект, но здесь даже фонари не светили, и можно было увидеть крупные звезды. Рей подняла голову к небу, вдыхая теплый воздух, тело постепенно расслаблялось, уходили паника и страх. Сколько еще они будут ее преследовать? Позади раздался тихий скрип двери, Рей поморщилась: кто-то посмел нарушить ее уединение. А потом на талию легли теплые руки, женщину окутало знакомым запахом дорогого парфюма: горечь и терпкость, пряность на языке.

- Ты так красива сегодня, - почти мечтательно произнес над ухом Рен.

Рей напряглась, тело одеревенело, ей следовало скинуть его руки, ей следовало рвануться прочь, ей следовало закричать, бежать так далеко, как только сможет. Но женщина застыла, чувствуя, дыхание Кайло на своей шее.

- Что тебе сказал, Хакс? – будничным тоном поинтересовался Кайло, вибрация в его груди отдавалась во всем ее теле, - ты так поспешно сбежала от него.

В горле пересохло, задрожали ноги, а Кайло чуть крепче прижал ее к себе. Он все видел! – билась в голове мысль, паника захлестнула головой. Видел! А значит, непременно узнает, о чем они с Хаксом говорили. Странно, что Хакс до сих пор не рассказал ему об этом. Возможно, потому что у Армитажа не было доказательств. Но если они появятся, то Рей не жить. Как только Рен поймет, что она украла у него – у мафии! – кучу денег, просто убьет ее! Господи! Ей нужно ответить ему, пока он не понял, ответить, пока не возникли еще вопросы. Ей нужно бежать от этого человека. Рей застыла на месте.

- Не твое дело! – бросила зло.

И услышала позади себя приглушенный смех, отозвавшийся во всем теле ужасом и…желанием. Это было невыносимо: каждый раз, когда Кайло оказывался рядом, касался ее, она теряла голову, готова была…на все.

- Моя дерзкая девочка, - пробормотал Рен, одна его рука осталась на животе, поглаживая ее, посылая тысячу импульсов по всему телу, сквозь тонкое платье Рей ощущала жар его ладони. Вторая рука скользнула по груди, прошлась по ключице, шее, чуть нажала на яремную вену, большой палец очертил угол челюсти, коснулся губ, срывая с них придушенный вздох.

- Я так соскучился, - сухие губы прижались к шее.

И Рей падала, падала в эту бездну, теряя голову, теряя себя, на мгновение мелькнула шальная мысль расслабиться, забыться, отдаться ему прямо тут, потому что в низу живота уже скрутился горячий узел, а между бедер было безбожно мокро. Потому что ее тело предало ее, как и всегда. Потому что с этим бороться у нее никогда не было сил. Рей плавилась в объятиях мужчины, лужицей была готова стечь к его ногам. Она должна взять себя в руки! Должна сопротивляться! Она больше не его игрушка! И ему не принадлежит! Рей решительно положила свою руку на кисть мужчины, чуть сдавила его пальцы своими.

- Отпусти меня, - прокаркала хриплым голосом, вызывая новый смешок.

- Ты этого хочешь, Рей? – поинтересовался Кайло, - действительно хочешь? Или, - его рука ловко перехватила ее ладонь, переплетая пальцы, скользнула по бедру, под юбку, - или я найду тебя мокрой под этим платьем?

Ее собственные пальцы, ведомые его рукой, скользнули выше. Рей дрожала от возбуждения, неудовлетворенного, болезненного желания, от которого сводило мышцы в паху, и подгибались ноги, а еще от унизительного осознания того, какую власть Кайло по-прежнему имеет над ней. И именно это ее отрезвило. Женщина резко рванулась вперед, разрывая объятия, осознавая, что Рен ее и не держал по-настоящему, что это она сама – сама! –прижималась к нему…Господи! Да почему! Она развернулась, тяжело дыша. Даже в темноте переулка можно было разглядеть издевательскую усмешку на губах мужчины, злой и опасный огонек в его глазах.

- Тебе стоит лучше себя контролировать, дорогая! – хмыкнул Рен.

- Сволочь! – прошипела Рей, - ублюдок самодовольный! Не смей больше даже приближаться ко мне!

- Или что? – Рен шагнул вперед, оказываясь вплотную, нависая над ней, подавляя ее.

И правда: или что? Что она сделает, если Рен решит изнасиловать ее, убить, превратить ее жизнь в ад? Что она может противопоставить ему? Единственное, что ей так хотелось провернуть и не удалось, это судебный запрет для него приближаться к ней ближе, чем на пятьсот метров. Это ей получить не удалось. Рей боялась его, знала, на что он способен, поэтому и боялась. И не знала, что ей делать дальше. Прав был Хакс: идиотская была идея - прийти сюда. Значит, ей нужно уйти. Все, что она сейчас реально может сделать – это уйти. И постараться больше никогда не попадаться на глаза Рену. Рей сжала руки в кулаки, вскинула голову, вглядываясь в темные глаза.

- За что я тебя всегда любил, дорогая, так это за то, что даже зажатая в угол, ты бьешься до последнего, - хмыкнул Рен.

- Я рада, - процедила Ниима, а потом просто обогнула мужчину, направляясь к двери, каждое мгновение ожидая, что он сейчас ее остановит, грубо дернет назад. Но нет, он не двигался, и Рей беспрепятственно вошла обратно в клуб, окунулась в душную атмосферу вечеринки. И решила, что с нее хватит. Пора убираться отсюда. Позади хлопнула дверь, Рей разглядела в толпе кудрявую голову и решительно направилась к Дэмерону.

- По, увезите меня отсюда, - она вцепилась в локоть мужчины, которого если и удивила ее просьба, то он не подал виду, лишь улыбнулся широко и тепло.

- Конечно, Рей!

Уходя, Ниима оглянулась, Рен сверлил Дэмерона мрачным взглядом.


год назад

Губа распухла и болела, и Рей на все корки ругала Рена и себя. Какого черта полезла с ним ругаться? Зачем стала припоминать старые грехи? Ее совесть, положа руку на сердце, тоже не то, чтобы была очень чиста. Женщина подумала об украденных у Первого Ордена деньгах, о махинациях, которые ей пришлось провернуть, чтобы обеспечить себе безбедное будущее. Она ведь давно начала это, потому что в глубине души понимала: ничто не вечно. И одной ее любви к Рену недостаточно, чтобы быть с ним рядом. Рей ошиблась, чудовищно ошиблась семь лет назад, поверив в…сказку. Сказку о прекрасном принце. Хотела почувствовать себя нужной, особенной, любимой. И Рен любил ее, что никогда не мешало ему не считаться с ее мнением вовсе, не отменяло самой его сути, того, что руки его были по локоть в крови. И семью свою он действительно уничтожил. Рей он всегда говорил, что теперь она его семья. Ее ждет та же участь? Эта мысль заставила Рей вздрогнуть.

Занятая своими размышлениями, она чуть не проехала мимо нужного адреса, резко затормозила у исторического здания в центре, где находился офис адвоката, которого ей порекомендовала Фазма. Позади раздался визг шин, возмущенные гудки, из пронесшейся мимо машины высунулся неопрятного вида мужик, ругавший Рей на все корки. Она лишь плечами передернула, вытащила зеркальце из сумки, удрученно посмотрела на свою отекшую губу, которую, к сожалению, было не замаскировать помадой. Поэтому Рей и вовсе ее стерла, так будет лучше. Посидела с минуту в салоне, а потом вышла в душный и пыльный воздух Корусанта. Пообещала себе, что, как только все это закончится, она уедет далеко-далеко, к морю, к фруктам, к прогулкам по пляжу и посиделкам на набережной. Подальше отсюда. Подальше от Рена.

Адвокат По Дэмерон понравился ей сразу. Так бывает, едва посмотрев на человека, чувствуешь к нему необъяснимую симпатию, иногда даже доверие. С доверием у Рей всегда были проблемы, но симпатия между ней и По возникла сразу же, стоило тому улыбнутся, сверкнуть карими глазам из-под кудрявой челки, что явно ему мешала. Рей окутало необъяснимое тепло.

- Доброе утро, сеньора Рен! – он протянул ей руку, которую Рей энергично пожала.

По скользнул беглым взглядом по ее лицу, чуть дольше задержал взгляд на разбитой губе, но ничего не сказал. Позже он предложит ей засвидетельствовать факт удара, полноценными побоями это вряд ли назовешь, и Рей согласится с условием, что они пустят этот факт в дело только в крайнем случае. Крайний случай, конечно же, наступил. С Реном не могло быть иначе. С ним всегда все было на грани. И как же она от этого устала.

- Что касается имущественного вопроса, то мы подадим отдельный иск для того, чтобы вы получили половину всего, чем владеет сеньор Рен. Вы ведь не заключали брачный контракт? – спросил Дэмерон.

- Нет, - покачала головой Рей. Она была такой наивной дурой, что даже и мысли у нее не возникло. Знала ли она вообще о подобной практике? Рей сейчас не могла вспомнить. Странно, что Рен не озаботился этим вопросом. Впрочем, какая теперь разница, это ничего не усложняет и не меняет.

- Мне не нужные его деньги, - произнесла Рей, - я не собираюсь судиться за имущество.

Мужчина напротив удивленно вскинул брови.

- Рей, вы же понимаете, что сеньор Рен – очень богатый человек.

Женщина усмехнулась, посмотрела на адвоката снисходительно.

- По, вы себе не представляете, насколько он богат. А я представляю. Я финансовый директор его компании, - Рей замолчала на мгновение, - была им. Я до последнего кредита знаю, насколько Кайло богат…официально. И, - женщина запнулась, - неофициально тоже. И я еще раз повторяю: мне его деньги не нужны.

Дэмерон нервно постучал ручкой по столу, Рей поморщилась от этого звука, внимательно посмотрела на адвоката, который, казалось, не мог понять ее позиции.

- Встречный вопрос, По: вы знаете, кто такой сеньор Рен. Вы не боитесь? Вы единственный, кто согласился вести мое дело. Я опускаю вашу дружбу с Фаз. В делах, касающихся мафии, нет друзей, здесь каждый сам за себя.

При слове «мафия» По вздрогнул, но прямо встретил испытующий взгляд женщины.

- Раз взялся за это дело, значит, не боюсь, - ответил резко.

Рей удовлетворенно хмыкнула.

Расстались они вполне довольные друг другом.

Домой Рей не поехала. Она давно сняла небольшую квартиру на набережной Корусанта, в неприметном и не самом дорогом доме. Из окна открывался потрясающий вид на реку, по которой туда-сюда сновали небольшие прогулочные кораблики, и если открыть окно, то можно было услышать людской смех и музыку. На набережной зажглись фонари, хотя еще толком не стемнело, по берегу гуляли счастливые парочки, мамаши с детьми, почтенные пожилые пары. Рей, прислонившись лбом к оконной раме, с тоской смотрела на эту почти идиллическую картину, грея в руках бокал вина. Она не выпила ни капли. А заказанный ужин стоял нетронутым. Зазвонивший телефон заставил женщину вздрогнуть. На экране высветилось короткое: «Рен». Рей презрительно скривила губы, она и не думала отвечать. Один звонок, через минуту второй, потом третий. Четвертый Рей со злобной ухмылкой скинула. Пара минут, пришла смс-ка. Секунду поколебавший, Рей все же открыла сообщение:

Где ты?

Затем еще одно сообщение:

Ответь. Рей. Давай поговорим.

Женщина продолжала тупо смотреть на телефон.

Да, я виноват. Погорячился. Прости меня. А ты сейчас ведешь себя, как ребенок.

Рей прикрыла глаза. Их разговор опять сведется к скандалу, так что не имеет смысла отвечать. Она и не собиралась.

Рей. Нам надо объясниться. Пожалуйста.

Ее рука дрогнула, злые слезы вскипели в уголках глаз. А затем Рей выключила телефон. И, наконец, отпила вина.


восемь лет назад

Оглушительная музыка, прилагательное к которой было «дешевая», так про себя ее окрестила Рей, била по ушам, заставляя девушку морщиться. Огни мерцали, вызывая тошноту, слишком кричаще, слишком ярко. В субботний вечер в клубе был ажиотаж, и Рей с ног сбилась, выполняя пожелания клиентов, улыбка застыла привычным оскалом, словно приклеенная к лицу, движения были механическими и ловкими. Ниима кивала и улыбалась, поддерживала ничего не значащие разговоры, но мысли ее были далеко. Она давно научилась этому трюку, словно бы разделяла свое сознание: вот она болтает с очередным завсегдатаем клуба, смешивая коктейль под названием «Бешеный пес», а сама думает о том, как же там Финн у нее дома.

Рей забежала домой после магазина всего на несколько минут, чтобы переодеться, успела сменить повязку Финну, который метался в лихорадке, сказала пару ободряющих слов заплаканной Роуз, пообещала, что предупредит Ункара о том, что Тико сегодня не выйдет на работу, и умчалась. Платт орал, как ненормальный, Рей выслушала о себе и своей подружке все, что только нашлось сказать у хозяина клуба, но и это пропустила мимо ушей – слишком привыкла, слишком далеко сейчас были ее мысли. Ей было не до переживаний по поводу оскорблений Ункара, которые она и так слушала постоянно, Рей переживала за Финна, лихорадочно раздумывая, как помочь другу. К какому доктору отвезти его, который бы не стал болтать. Черт! Это становилось проблемой. И Рей уже жалела, что не сделала этого сразу. Плевать, что Финна бы стали допрашивать, зато он был бы жив и через какое-то время здоров, а теперь его жизнь под угрозой. От этих размышлений болела голова, лица посетителей сливались в одно сплошное пятно, а музыка казалась бессмысленным грохотом, что только раздражал сегодня больше обычного.

Ее Рей заметила не сразу, только когда лазоревое пятно оказалось совсем рядом с барной стойкой.

- Кайло! Ну Кайло! – сеньорита Органа тянула за собой высокого мужчину, - ну хватит занудствовать! Пара коктейлей! Пара танцев! Ну суббота же! Клуб!

- Кай, - отвечал ей мужчина, - я не веселиться сюда пришел. Я увидеть тебя пришел и поговорить.

- Увидел! – частила Кайдел, - поговорил! А теперь давай выпьем и потанцуем! Ну пожаааааалуйста, Кайло!

Рей бросила быстрый взгляд на девушку, машинально отметила, что утром Кайдел Органа сделала верный выбор в сторону лазоревого платья с широкой юбкой и открытыми плечами, оно невероятно ей шло. Органа была чуть пьяна, слегка растрепана, но все равно очень красива в этом платье, ярко накрашенная с огромными сапфирами в ушах, которые ловили огоньки клуба, отражая их тысячекратно.

- Голубую лагуну! – хлопнула по стойке Кайдел.

Рей машинально улыбнулась ей, и поспешно отвернулась, чтобы Органа не увидела ее лицо, но было поздно.

- Рей! – взвизгнула Кайдел, - это вы? Потряяяяясно!

- Добрый вечер, сеньорита Органа, - тихо ответила Рей, стараясь не встречаться взглядом с Кайдел, и уж тем более стараясь не пялиться на ее брата.

- Кайло! Это Рей! Она помогла мне выбрать это платье, - громко произнесла Кайдел, - правда, классное, да?

- У сеньориты Рей отличный вкус, - тихо ответил ее брат.

И Рей все же кинула на него взгляд. И пропала, звуки клуба отодвинулись на задний план, совсем, как тогда, в вип-ложе. Темные глаза изучали Рей пристально, с неподдельным интересом, от которого по коже бежали мурашки. Ниима прерывисто вздохнула, поставила на стойку перед Кайдел коктейль.

- Ваш заказ, сеньорита Органа.

Кайдел отпила, закатила глаза.

- Прелесть! Рей, ты прелесть! Платье, коктейль! Все шикарно!

Девушка немного перебрала, она вертелась на месте, явно выглядывая кого-то в толпе. И увидев, взвизгнула:

- Арми!

- Кай! – Кайло явно хотел удержать девушку, но она ловко соскочила с высокого табурета и устремилась к худощавому рыжему мужчине, увлекая его на танцпол.

Кайло повернулся к Рей, тяжело вздохнул.

- Младшая сестра, что поделать.

Рей кивнула, делая вид, что ей это близко. Хотя у нее не было братьев и сестер, а если и были, то Рей о них не знала, как не знала и своих родителей, которые погибли, когда Рей была совсем маленькой. На память ей остались пара фотографий да смутные воспоминания о маминых мягких руках, о папиной широкой улыбке.

- Выпьете что-нибудь, сеньор Рен?

Кайло вскинул брови.

- Знаешь меня?

- Кто же вас не знает, - передернула плечами Рей.

Кайло склонил голову на бок, наблюдая за девушкой с интересом.

- Выпью, - произнес, - на твой вкус.

Рей нахмурилась. Было ли это провокацией. Или, может быть, не значило ничего. Сама Рей вообще не очень-то любила алкоголь. Еще раз передернув плечами, Рей не стала особенно мудрствовать. Поставила перед Реном стакан с дорогим виски. Кайло хмыкнул, чуть пригубил янтарный напиток. Его взгляд скользил по толпе, ни на минуту не выпуская из поля зрения Кайдел и рыжего Арми. Рей протирала стойку, радуясь временному затишью, чувствуя, как гудят ноги, ненавидя часы, которые показывали всего лишь два часа ночи, а значит до конца смены еще четыре часа. Господи. Она устала сегодня больше обычного, Рей ненавидела пятницы и субботы, когда было больше всего работы. Мечтала только об одном: скорее бы все это закончилось.

- Итак, Рей, - мужчина оторвался от созерцания толпы в клубе, - откуда ты?

Ниима передернула плечами.

- Джакку.

- Мусорщица, значит, - хмыкнул Рен.

Рей поджала губы, особенно яростно оттирая липкое пятно со столешницы. Ниима никогда не стеснялась своего происхождения. Да, она мусорщица. Но сейчас ее почему-то задел тон Рена и его ухмылка.

- Да, - вскинула подбородок Рей, дерзко глядя прямо в темные глаза, - мусорщица. Это проблема?

- Вовсе нет, - передернул плечами Кайло и снова задал вопрос, - работаешь в клубе, работаешь в магазине, где Кай покупает шмотки. Копишь на что-то?

- Хочу свалить из Джакку, - вдруг откровенно призналась Рей, - свалить из Джакку, поступить в колледж. Мне…хотелось бы учиться, - неловко закончила Рей и покраснела под заинтересованным взглядом.

- Полагаешь, что работая на двух работах, сможешь достичь чего-то большего? – Рен отпил еще глоток, его глаза мерцали, отражая огоньки клуба.

По телу Рей разлился приятный жар. Ей нравилось, как он смотрит на нее: чуть заинтересовано, чуть насмешливо. Нравилось темное пламя в его глазах и ухмылка в изгибе полных губ. Нравилось. И это чертовски ей не нужно! И это чертовски неправильно!

- Полагаете не смогу? – Рей посмотрела на мужчину свысока, и он едва слышно фыркнул, видимо, его рассмешила ее бравада.

- Полагаю, что есть другие способы, - отбил подачу Рен.

И Рей резко стало не смешно. И симпатия, вдруг на пустом месте возникшая к этому человеку, тоже испарилась. Рей вспомнила о Финне, который может умереть по вине этого самого человека, что сидел напротив, о вечных разборках между районами, о стрельбе в Джакку в любое время суток: неважно ночь на дворе или белый день. Рей вспомнила, и зародившаяся было в уголках ее губ улыбка тут же померкла.

- Нет, - резко бросила девушка, - этот путь не для меня.

- Я еще не предложил тебе никакого пути, - ответил Рен, он тоже больше не улыбался.

- Какой путь может предложить дон мафии, кроме незаконного? – вспыхнула Ниима и тут же побледнела от осознания того, что она сказала. И кому сказала. Боже. Она ахнула, ладонь ее рефлекторно взмыла к губам, словно пытаясь запихать обратно слова, что уже сказаны. Сделанного не воротишь. В глазах Рена мелькнул опасный огонек, но он промолчал, видимо, обдумывая, что ей ответить. А потом резко подтолкнул к ней пустой стакан. Рей наполнила его снова. К счастью ее позвал другой гость, и Рей почти бегом кинулась прочь, спину ей жег взгляд Рена. А Рей корила себя на все корки за то, что вообще завела с ним разговор. Кто знает, насколько он злопамятен и насколько мнителен. Блядь! Но везло ей недолго, вскоре они снова остались один на один с Реном, Рей приблизилась к нему с опаской, размышляя о том, что, наверное, ей стоит извиниться.

- Рей, - он склонился чуть ближе, и у Ниимы перехватило дыхание, - тебе не стоит меня бояться.

Девушка вздрогнула, настолько неожиданными были его слова, сказанные мягким, почти ласковым тоном.

- Почему это? – дрожащим голосом спросила Рей.

Ответить он ей не успел, в клубе раздался звук выстрелов. Одна из пуль разбила бутылку в баре позади Рей, заставив девушку взвизгнуть и машинально повернуться на источник звука. Заорали люди, выматерился Рен, спрыгивая со стула.

- Под стойку! – скомандовал он оцепеневшей Рей, вытаскивая откуда-то пистолет. Огромный, черный и блестящий, заставивший Рей отшатнуться. Откуда у него пистолет? Откуда вообще выстрелы в клубе, куда запрещено проносить оружие и где охрана проверяет всех на входе?! Значит, плохо проверяет. Кто-то снова закричал, в дверях возникла давка, люди падали и шли буквально по головам. Снова выстрел, мелькнуло лазоревое платье, Рен начал стрелять в ответ, кинулся в самую гущу, прикрываясь каким-то незадачливым пареньком. С отвратительным чавкающим звуком пули вошли в грудь парня, кровавые кляксы расцвели на футболке, Рен оттолкнул тело, ставшее, наверное, слишком тяжелым для того, чтобы тащить его за собой даже в качестве щита. Рей ахнула, прижала ладони к губам, чувствуя, как к самому горлу поднимается тошнота, сглотнула вязкую желчь на языке. Под барную стойку она так и не спряталась, не в силах оторвать взгляда от бойни в клубе. Рен успешно отстреливался, пробиваясь к Кайдел и рыжему Арми. Органа визжала и причитала, Рен дернул ее на себя, обернулся, на секунду встретился глазами с Рей и рванул обратно, прижимая к себе сестру, его рыжий друг прикрывал отход.

- Где черный ход? – выкрикнул Рен, пуля попала в барную стойку совсем рядом с ним, отрекошетила, задевая Рей руку. Девушка вскрикнула, но именно эта боль привела ее в чувство, вывела из странного оцепенения.

- Идите за мной, - выдавила из себя Ниима, увлекая Кайло, Арми и Кайдел за собой, чувствуя, как по руке стекает горячая кровь и кожу начинает жечь просто нестерпимо. Но сейчас главное для нее выбраться. Они вылетели из здания клуба в маленький переулок. Рей нашарила в кармане шорт ключ и заперла дверь. Застыла, не зная, что делать дальше. Перепоручив Кайдел другу, Кайло схватил Рей прямо за больную руку, заставив вскрикнуть от боли, но его это не очень волновало, он потащил девушку за собой.

- Там же люди! – выкрикнула Рей, пытаясь вырваться, - им нужна помощь!

- Помощь понадобится нам, если мы живо отсюда не уберемся, - бросил Кайло.

Он буквально впихнул Рей в припаркованную машину.

- Армитаж, разделимся!

Рыжий отрывисто кивнул, увлекая с собой Кайдел.

Рен нырнул в машину, громко хлопнул дверью, завел машину, взвизгнули шины. Рей отбросило на спинку сидения, настолько резко стартовал мужчина.

- Но вы же, - пробормотала растеряно Рей, - вы же выпили. Вам нельзя за руль.

Кайло посмотрел на нее, как на умалишенную.

- Это явно сейчас не основная наша проблема, - хмыкнул, одной рукой вцепился в руль, второй ловко достал из бардачка аптечку, кинул Рей на колени, - перевяжи руку.

И только сейчас Рей почувствовала острую боль в левом предплечье, ахнула, из глаз невольно брызнули слезы. Она медлила, растеряно глядя на аптечку на своих коленях.

- Рей, - терпеливо повторил Рен, - перевяжи себя. Я пока не могу тебе помочь.

Судорожно вздохнув, Рей достала из аптечки, спиртовой раствор какого-то антисептика, шипя от боли, промыла рану. Это была не более, чем царапина, больше болезненная и кровавая, чем травмирующая. Кое-как забинтовала, повязав неаккуратный узел. Отыскала в аптечке обезболивающее и с трудом проглотила крупную таблетку, только сейчас заметив, как пересохло во рту от ужаса и паники. Рей аккуратно убрала аптечку обратно в бардачок, а потом повернулась к Рену. И застыла, совсем как в клубе. Полумрак машины, расчерченный только желтоватым светом фонарей, скрадывал резкость черт мужчины. Он был занят дорогой, и Рей позволила себе откровенно разглядывать его. Он не был красив, но был притягателен. Высокий лоб, прямой нос и полные губы, россыпь родинок на бледной коже, волнистые волосы, Рей хотелось бы почувствовать, какие они на ощупь, мощные плечи, обтянутые черной футболкой, что необыкновенно ему шла, и сильные руки с длинными, аристократическими пальцами. На руки Рей и залипла, думая о том, какими они могут быть сильными и…нежными? Черт!

- Что-то не так? – мягко спросил Рен, бросая в ее сторону мимолетный взгляд.

Рей жарко покраснела. Вот черт! Он заметил, как она его разглядывала! Неловко-то как!

- Учитывая то, что меня подстрелили, даже не знаю, - фыркнула Ниима, пытаясь за насмешкой скрыть и смущение, и вернувшийся страх.

- Ты отлично держалась, - покачал головой Кайло, - даже удивительно.

Рей вздохнула.

- Сеньор Рен, я выросла в Джакку, там каждый день в кого-то стреляют. Как думаете, меня можно этим удивить?

- Но можно испугать, - ответил ей мужчина и добавил, - и заканчивай уже называть меня сеньор Рен.

Девушка неловко дернулась от этих слов, во все глаза посмотрела на мужчину, который едва заметно улыбнулся уголком губ, и это было так притягательно, что по коже пробежали сладкие мурашки, заставляя Рей вздрогнуть.

- И как же мне…тебя называть? – спросила внезапно охрипшим голосом, поражаясь волнению, от которого дрожали коленки.

- Кайло, ты можешь называть меня Кайло, Рей.

Ее имя на его языке звучало…восхитительно и маняще, так мягко и…интимно, что девушка была бы не против, чтобы он называл ее по имени всю ночь. Щеки снова заалели от этих мыслей. Что за чушь лезет в голову, ей-богу! Она не с принцем из сказки едет в карете, она в машине долбанного криминального дона едет незнамо куда! По коже пробежал холодок.

- Куда мы едем?

- Покатаемся по городу, - был ответ, - потом отвезу тебя, куда скажешь. Пока нам нельзя домой, за нами могут следить.

Домой. В его словах не было подтекста, но звучало так мирно, так приятно для ее слуха, что Рей снова мысленно надавала себе оплеух. Ей только вообразить себе романическую влюбленность к нему не хватало!

- Они, - Рей помедлила, не зная, не слишком ли дерзким будет ее вопрос, - охотились за тобой?

- За мной, - кивнул Рен, - за мной, за Армитажем.

- За Кайдел?

- Нет, - хмыкнул Кайло, - это были люди донны Органы. И вряд ли они ожидали увидеть ее дочь рядом с нами. И это нас спасло, потому что они начали медлить.

- То есть ты, - Рей ошарашено посмотрела на мужчину, - прикрылся своей сестрой?!

Рен сжал челюсти так, что лязгнули зубы.

- Почти, - процедил.

Рей переваривала услышанное.

- Но ведь, - Ниима помялась, - теперь они расскажут донне Органе, что вы с Кайдел встречались. Это было бы нежелательно, не так ли?

- Не расскажут, - спокойно произнес Рен, - ничего и никому они уже не расскажут.

И от спокойной уверенности его слов у Рей по спине пробежал холодок.

- А ты слишком много знаешь для простой девушки из Джакку, - продолжил Рен.

- Слухами земля полнится, - слабым голосом ответила Рей, удостоившись еще одного мимолетного взгляда.

***

Он привез ее домой на рассвете. Рей к тому времени успела задремать, а проснулась от легкого прикосновения теплых пальцев к своей щеке.

- Мы приехали, мусорщица, - ласково произнес Кайло, дольше необходимого прикасаясь к ней.

Рей вздрогнула и испуганно посмотрела на мужчину, он нахмурился.

- Тебе не стоит меня бояться, помнишь?

- Я так и не дождалась ответа на вопрос: почему? – прошептала Ниима.

Рен посмотрел на нее долгим, изучающим взглядом, потом ловко отстегнул ремень безопасности, протянул руку к двери, открывая ту, уперся ладонью в сиденье рядом с плечом Рей, оказываясь волнующе близко, обдавая ее своим теплом и…запахом одеколона, что-то горькое и терпкое, пряное, головокружительное. Рей нервно сглотнула.

- Думаю, не надо говорить тебе, чтобы ты не болтала о том, что случилось? – спросил серьезно, и Рей уловила легкую угрозу в его голосе.

- Я не болтлива, Рен! – вскинула голову, прямо глядя в черные глаза, в которых разгорались насмешливые золотистые искорки.

- Вот и славно, - он толкнул дверь, открывая, впуская в машину свежий утренний воздух, и убрал руку.

Рей быстро выскользнула из машины. И зашагала к дому, гадая, сколько соседей видели ее приехавшей на роскошной тачке, и какие сплетни теперь пойдут по Джакку.


========== 4. ==========


сейчас

Зазвонил внутренний телефон, Рей, не отрываясь от документов, нажала кнопку, включая громкую связь.

- Сеньора Ниима, - раздался в кабинете голос Зори, - звонила сеньора Андор, просила напомнить, что через пять минут встреча с инвесторами по проекту «Старкиллер».

Рей замерла на секунду, а потом выругалась. Черт! Она совсем забыла! В кабинете раздался смешок.

- Предупредить, что вы опоздаете?

- Нет! – Ниима подскочила, вытащила из ящика стола папку с документами по «Старкиллеру», - я бегу.

И действительно буквально выбежала из кабинета. Зори светло ей улыбнулась, Рей послала в ответ нервную улыбку, и поспешила в кабинет Касиана Андора, где должна была состояться встреча. Она совсем потеряла счет времени, разбирая документы Прайда, добрую половину отправляя в помойку, потому что работать по принципам не меньше, чем пятидесятилетней давности, было просто нельзя!

С Прайдом Рей провела три дня и считала часы до того момента, когда эта пытка по передаче дел закончится. Бывший финансовый директор «Эрсо Инк» был консервативным, закостенелым, высокомерным бывшим военным, с абсолютно ригидным мышлением. Он сразу взял покровительственный и снисходительный тон по отношению к Рей, уверенный, видимо, что с ней «Эрсо Инк» ждет разорение. Рей терпела, стискивала зубы и старалась пропускать мимо ушей все его выпады. А когда Прайд закончил передачу дел, Рей внезапно поняла, что…ничего не поняла. Можно было и не тратить время. В сухом остатке, все нотации и сентенции Прайда не несли никакой смысловой нагрузки – раз, пользы – два. Единственным хорошим приобретением, оставшимся от Прайда, была его секретарша – Зори Блисс, компетентная, собранная и очень приятная, с ней Рей сразу нашла общий язык. Поэтому между основными своими делами Рей разбирала еще и документы Прайда, параллельно размышляя о реорганизации финансовой системы «Эрсо Инк». А еще была вовлечена в самый главный и крупный на настоящий момент военный проект Федерации – «Старкиллер». Какое-то высокоточное, сверхмощное оружие, разглашать информацию о котором было строжайше запрещено, о чем Рей даже подписала соответствующие документы. Впрочем, она не особенно вникала в технические тонкости, ее дело – деньги. А они там крутились нешуточные, и кроме спонсирования государством, были привлечены еще и частные инвесторы, прошедшие строгий отбор. С самым главным из них сегодня и была назначена встреча. Кто он Рей не знала до сих пор.

Нервно постукивая носком туфли, Ниима ждала лифт, который, как назло, поднимался с первого этажа.

Вылетев из лифта, она пролетела мимо секретарши сеньора Андора, которая кивнула ей и подтвердила, что Рей ждут, влетела в кабинет, прижимая к груди папки с документами.

- Доброе утро! Прошу прощение за, - Рей осеклась, почувствовав, как земля уходит из-под ног, - опоздание, - пролепетала вымученно.

Мир крутился и вертелся, и Рей едва удавалось держаться на ногах. Она во все глаза смотрела на Рена в безупречном черном костюме, ослепительно-белой рубашке и темном галстуке с серебряной булавкой. По правую руку от него сидел верный Митака, который сейчас улыбнулся Рей вымученной и льстивой улыбкой, а по левую – Базина Нетал, которая посмотрела на Нииму снисходительно. Зачем Рен пригласил ее, Рей не понимала. И это была первая связная мысль. Хотя к делу она не имела никакого отношения.

Это была какая-то злая насмешка судьбы, словно вселенная решила помучить Рей, не давая ей и шагу ступить, чтобы не наткнуться на чертова-блядского-Рена!

Повисшую паузу разбавил Андор, глядящий на нее настолько напряженно, что Рей поспешила принять, как можно более независимый и равнодушный вид. Она же профессионал, черт подери все на свете!

- Вот и сеньора Ниима, мы можем начинать.

Представлять ее присутствующим не было нужды. И Рей мысленно поблагодарила начальника, что он не стал раздувать этот фарс со знакомством. Ниима заняла свое место рядом с Джин, которая коснулась ее руки, заставив вздрогнуть.

- Прости, что не предупредила, - едва слышно и очень огорченно произнесла сеньора Андор.

- Все в порядке, - так же тихо ответила ей Рей, стараясь не смотреть на противоположную сторону стола, где расположился Рен.

Впрочем, когда она все же кинула туда взгляд, то обнаружила, что Рен на нее и не смотрит, внимательно изучая финансовую смету. Что же. Он ведет себя, как настоящий профессионал, и Рей должна. Это работа. Только работа. Невероятное совпадение. Или же нет? Как только Рей пришла к этой мысли, на душе стало совсем муторно. Она могла бы предположить, что Рен бросил немалые деньги на проект «Старкиллер» только потому, что Рей теперь финансовый директор «Эрсо Инк», и от этого становилось страшно. Как далеко он готов зайти, чтобы достать ее? Сумма, вкладываемая «Первым Орденом», была просто астрономической. Астрономическая сумма от мафии. Рей хотелось бы повернуться к Андору, сидящему во главе стола, и попросить его отказаться от этих денег, сказать ему, что это за деньги, объяснить, как это опасно. Но, конечно, Рей этого не сделала. Решения здесь принимала не она. Она финансовый директор. Ее дело рассчитать смету, определить риски, подготовить документы, остальное ее не касается. Она профессионал. За время встречи Рей так часто повторяла себе эти слова, что к концу совсем перестала понимать их смысл.

Профессионал. Профессионал. Профессионал.

Из кабинета Рей вылетела первой, едва-едва заставив себя вежливо со всеми попрощаться. К себе в кабинет спускалась пешком, пытаясь унять нервную дрожь, руки тряслись. И, видимо, у нее был такой красноречивый вид, что Зори поднялась из-за своего стола, во все глаза глядя на начальницу.

- Сеньора Ниима, все в порядке?

- Я, - Рей застыла посреди приемной, все еще прижимая к себе папки с документами, - да, я…

- Может быть, чаю? – сочувственно спросила Зори.

- Нет, - мотнула головой Ниима, - не надо. Если что, я у себя.

- Никого к вам не пускать?

- Пускать, - помотала головой Ниима.

Лучше пускать, ей надо отвлечься сейчас, а не думать о том, зачем Рен затеял эту сделку с инвестициями. И не страдать от того, что за время встречи он ни разу не взглянул на нее. Это задело. И еще как! И было ненавистно, что собственные эмоции предали Рей, выйдя из-под контроля. Ей нужно продолжить работу, а она только и может думать, что о чертовом Рене. На документах сосредоточиться никак не получалось, строчки расплывались перед глазами, слова никак не хотели складываться в предложения, а предложения теряли смысл.

Наконец, витиевато выругавшись, Рей оттолкнула документы и откинулась на спинку кресла, прикрыла глаза, сжав пальцами переносицу. Твою мать! Ведь сотрудничество с «Первым Орденом» - это на много месяцев. Что же она будет делать? Как ей научиться держать свои эмоции под контролем? Хорошо хоть на самой встрече вела себя нейтрально и сдержанно, несмотря на насмешливые взгляды Базины, которую Рен притащил не иначе затем, чтобы позлить Рей. Ведь ценность Нетал как сотрудника была минимальна. Тем более ценность в таком большом и серьезном проекте как «Старкиллер».

Раздавшийся стук в дверь заставил Рей вздрогнуть и машинально выпрямиться в кресле.

- Да!

Тихий скрип двери, осторожные шаги.

- Маловат кабинет.

Рей распахнула глаза, сердито глядя на возвышающегося над ней Рена.

- Мне нравится, - ответила сухо.

Кайло хмыкнул, усаживаясь напротив.

- Не сомневаюсь. Как дела на новом месте?

Рей посмотрела недоверчиво. Издевается?

- Ты специально? – выпалила, не успев удержать себя, - специально вложился в «Старкиллер», зная, что я работаю на Андора?

В ответ Кайло закатил глаза.

- Не все в этом мире крутится вокруг тебя, дорогая!

Рей поджала губы, щелчок по носу был болезненным и ощутимым. Но, в конце концов, он прав: не все крутится вокруг нее.

- А сеньор Андор знает, что это за деньги? – прищурилась Рей.

Кайло склонил голову на бок.

- А ты как думаешь? Рен – фамилия известная. А большие деньги в этой стране не делаются честно. Перестань, Рей, наивность тебе не идет. Не стоит считать своего нового начальника честным ангелом. Он оружие производит, Рей. В том числе и то, что время от времени появляется на черном рынке.

Рей стиснула зубы. Ей совсем не нравилось то, что говорил Кайло.

- Ты врешь, - процедила Рей.

- Тебе я не врал никогда, - серьезно ответил Рен, глядя ей прямо в глаза.

Повисла нехорошая пауза, Рей тяжело дышала, пытаясь успокоиться, Кайло с флегматичным видом разглядывал ее кабинет.

- Я принес кое-какие документы, - наконец, отмер Рен, кладя на стол перед ней папку, - Базин забыла передать сразу.

- Зачем ты вообще притащил эту дуру с собой, - ворчливо произнесла Рей, забирая папку, быстро проглядывая бумаги.

- Позлить тебя, - любезно ответил мужчина.

Ниима замерла на мгновение.

- Нет, ты серьезно сейчас! – всплеснула руками, - господи! Что за глупость!

- Скажешь, ты не злилась? – прищурился Рен, глядя на нее насмешливо и почти ласково.

Рей передернула плечами. Что ему ответить? Он прекрасно знал о взаимной неприязни Рей и Базины. Рей никогда этого не скрывала, не собиралась отнекиваться и теперь.

- Это все? Если так, то…

- Тебе нужно работать, да-да, - ухмыльнулся Кайло, поднимаясь, - и никакого прощального поцелуя?

Рей замерла, чувствуя, как краска бросилась ей в лицо, щеки заалели, шея пошла красными пятнами.

- А ты как думаешь? – резко спросила Рей.

- Ну, - Кайло склонился, уперевшись ладонями в стол, Рей машинально дернулась назад, глядя на мужчину почти со страхом, - я надеялся.

Взгляд его стал серьезен. Поколебавшись, Рей решила продолжать в том же шутливом ключе.

- Наивность тебе не идет! – фыркнула Ниима.

Его ответный смех она еще долго слышала в своей голове.


восемь лет назад

- Нет! Я так больше не могу! - истерический вопль Роуз вывел Рей из болезненной дремы.

Ниима открыла глаза, но выпрямиться в кресле, в котором задремала, вернувшись домой, даже не подумала. Она смотрела на метавшуюся по комнате подругу почти равнодушно, настолько она устала. Слишком многое произошло прошлой ночью, а она еще даже не успела всего этого осознать. И пока не собиралась. Потом, когда она достаточно отдохнет. Дыхание Финна, все еще занимавшего единственный диван в доме Рей, было надсадным и свистящим. Но и он приоткрыл глаза на вопль Тико.

- Роузи? – спросил парень хриплым голосом.

В ответ Роуз разрыдалась.

- Мы должны что-то сделать! Так больше невозможно! Тебе нужен врач, Финн! Так. Все! – девушка решительно скрестила руки на груди.

Рей подобралась и коротко кивнула подруге.

- Да, Роуз, ты права, - Ниима поднялась, потянулась, разминая затекшее от неудобной позы тело, - мы звоним в скорую и…

- Нет! – выкрикнула Роуз, выкидывая вперед руку и едва не выбивая из рук Рей мобильный телефон, - мы поедем к донне Органе.

- Что? – рот Рей приоткрылся, она недоверчиво смотрела на подругу, которую волнение за Финна по-видимому лишило критического мышления. – Роуз, при всем уважении, донна Органа не врач. И я не понимаю, какое отношение она имеет к сложившейся ситуации?

- Но она наняла Финна! Она глава мафии. И у нее наверняка есть подкупленные доктора, которые будут молчать. Мы попросим ее о помощи. И она не откажет.

Рей закусила губу. Идея была ужасная и обреченная на провал. Рей не верила в сказочку про добрую и справедливую донну Органу, которая ратует за каждого своего человека. Финн – никто, обыкновенный курьер, незначительный элемент в механизме мафии. На его место придут десятки других. Кто он такой, чтобы спасать его?

- Роуз, - осторожно произнесла Рей, - это плохая идея. Давай просто отвезем Финна в больницу, так ему помогут.

- А потом посадят в тюрьму! – выкрикнула Роуз.

- Но он будет жив! – завелась Рей, - ты слышишь себя? Да ничем ваша донна Органа не поможет! Это просто дичь какая-то, что вы в нее верите! Финн, ну хоть ты скажи ей! – Рей посмотрела на друга, который выглядел откровенно паршиво: глаза его лихорадочно блестели, сухие губы растрескались, а повязка на плече пропиталась сукровицей, отвратительно выглядящей и пахнущей.

- Не бросай ее, Рей. Ты сильная, нам нужна твоя помощь, - тихо произнес Финн.

Рей в ответ только руками всплеснула.

- Да что за ерунду вы несете!

- Рей, пойдем со мной, - всхлипнула Роуз, - мне так страшно одной.

- Да нас даже не пустят туда, - растеряно пробормотала Ниима.

***

Огромный особняк расположился на границе Джакку и Татуина. Рей во все глаза разглядывала трехэтажный дом, облицованный серым, белым и красновато-рыжим мрамором, с балконом, протянувшимся по периметру всего второго этажа, и широкой высокой лестницей, ведущей в дом. Их пустили во двор, выложенный светлыми плитами, огромные ворота захлопнулись за ними, отрезая от внешнего мира. Рей нервно огляделась. Их обыскали на входе, и Рей все еще с дрожью вспоминала ощущение чужих рук на своем теле. Пусть в действиях двух молчаливых мужчин не было никакого подтекста, Рей все равно было неприятно. Но их пустили сюда, и это уже хорошо. Ниима искоса поглядывала на подругу, не представляя совершенно, что они будут говорить донне Органе. Роуз нервно сцепила руки и переминалась с ноги на ногу, сама Рей чувствовала скорее раздражение, чем страх. Вся эта затея казалась ей не более, чем потерей драгоценного времени. Лучше бы она спала дома, право слово!

Дверь дома отворилась, и на пороге показалась высокая женщина, ее уложенные в красивую прическу волосы отливали сиреневым, длинное платье подчеркивало худощавую фигуру, руки были увешаны золотыми браслетами. Она оглядела девушек критическим взглядом и поморщилась.

- Идите за мной, донна Органа примет вас, - холодно произнесла женщина, скрываясь в доме.

Рей и Роуз поспешили за ней. Пока они шли по комнатам и коридорам особняка, Рей изо всех сил старалась не пялиться по сторонам, но роскошная обстановка так и притягивала взгляд: мрамор и позолота, бархат и шелк, старинные вазы, картины в вычурных рамах – наверняка подлинники, - хрустальные люстры, сверкающий паркет, дорогие ковры, тяжелые портьеры, высокие потолки, украшенные лепниной. Богатство бросалось в глаза, его намеренно сделали таким броским. Рей не нравилось. Выглядело слишком демонстративно, а вот Роуз, похоже, была заворожена тем, что видела. Она то и дело дергала Нииму за локоть, указывая на очередной предмет интерьера. Рей только плечами пожимала в ответ. Наконец, они остановились перед большими двойными дверьми, их проводница постучала и, дождавшись ответа, вошла.

- Донна Органа, к вам, - она окинула девушек еще одним презрительным взглядом, - просительницы из…Джакку.

- Да-да, - рассеянно ответила Органа, - пусть войдут. Спасибо, Эмилин, можешь идти.

Эмилин посторонилась, пропуская Роуз и Рей. И они робко вошли в кабинет, двери закрылись за их спиной. Рей с любопытством огляделась, здесь тоже было много золота и роскоши, но не это привлекло внимание Ниимы, а высокие – от пола до потолка – полки с книгами. Заворожено Рей смотрела на них, гадая, сколько же тут книг. От восхищенно созерцания ее отвлек голос Органы.

- Рей? Как приятно вас видеть тут!

Ниима вздрогнула и посмотрела на хозяйку кабинета, отложившую документы и поглядывающую на девушку поверх очков. Рей замерла, карие глаза донны Органы так напоминали глаза ее сына, что у Ниимы по спине пробежал холодок, а потом необъяснимое тепло поселилось в груди, заставив девушку тяжело сглотнуть. Но вот парадокс: если Рену Ниима почти доверяла, то на дружелюбное выражение лица Леи Органы отреагировала скорее раздражением, потому что глаза Леи были отнюдь не дружелюбны, это был холодный и оценивающий взгляд. Как бы донна Органа ни старалась показать свою заинтересованность, Рей ей не верила. Изумленная Роуз посмотрела на подругу.

- Вы знакомы? – спросила она Рей, едва слышно.

- Мы, - неуверенно начала Рей, и была прервала Леей.

- Ваша подруга, сеньорита Тико, просто чудо. У нее прекрасный вкус в одежде. Но, - женщина чуть склонила голову на бок, - вы пришли ко мне, очевидно, с просьбой. Я слушаю вас.

Рей закусила губу, покосилась на Роуз, которая молчала, очевидно, считая, что говорить должна Рей. Вот уж спасибо большое за такую честь!

- Мой друг, - неуверенно начала Рей, стискивая ладони, - его зовут Финн. И он…работает на вас, донна Органа. Он ранен, - Рей сбилась, - его ранили в недавней стычке с Первым Орденом. И ему нужна медицинская помощь. Мы подумали, мы с Роуз…она его девушка, мы подумали, что вы могли помочь нам. Направить нас к врачу, который…не станет болтать.

Повила тишина, взгляд Леи стал острым, она переводила взгляд с одной девушки на другую.

- И только-то? – наконец, рассмеялась Органа.

Рей вздрогнула от ее смеха, настолько неискренним он был. Ей вдруг подумалось, что, может быть, Лея знает о том, что произошло в клубе вчера? И, может быть, она думала, что Рей пришла ей рассказать о том, как…погибли ее люди? Нет, конечно, она знает! Но что именно? По спине снова пробежали мурашки, Рей вздрогнула, во рту пересохло. Ощущение надвигающейся опасности цепкой, когтистой лапой схватило ее за сердце, заставив на мгновение задержать дыхание.

- Я дам вам адрес, - Лея что-то быстро писала на бумаге, - скажете, что от меня. Там вам помогут за умеренную плату. Насколько я знаю, вы обе работаете еще и в клубе «Внешнее кольцо», верно?

Рей коротко кивнула, надеясь, что по выражению ее лица ничего нельзя понять.

- Быть может, - Лея прищурилась, - вы хотели бы работать на меня?

- Мы хотели бы! – тут же с жаром откликнулась Роуз.

- Нет, - твердо произнесла Рей.

И снова в кабинете повисла тишина, во взгляде Органы скользило отчетливое удивление пополам с весельем, Роуз шикнула на Рей и ткнула ее под ребра. Ниима лишь поджала губы.

- При всем уважении, донна Органа, - твердо произнесла Рей, - но меня все устраивает.

- А я была бы рада на вас работать, донна Органа! – перебила подругу Роуз.

Рей только плечами передернула.

- Что же, - улыбнулась Лея, хотя глаза ее совсем не улыбались, - пожалуй, сеньорита Тико, для вас у меня найдется место. Рей, не могли бы вы подождать за дверью?

Ниима передернула плечами, коротко кивнула и вышла. Постояла с полминуты возле двери, а потом медленно двинулась к выходу, вышла на крыльцо, вдохнула напоенный ароматом роз воздух и присела на ступеньки. Роуз будет, конечно, ворчать на нее, но меньше всего Рей хотелось бы работать на донну Органу. Нет и нет. Работать на мафию Рей не станет! Ниима сощурилась, наслаждаясь теплым летним солнцем, лениво оглядывая ухоженный сад донны Органы, здесь было много кустов роз: алых, розовых, желтых и белых. Рей розы никогда не любила, но не могла не признать, что выглядело красиво.

- Рей? – раздался удивленный голос.

И девушка подскочила от неожиданности, покраснела, встретившись взглядом с Кайдел Органой.

- Сеньорита Органа, - пробормотала растеряно Ниима.

- Что ты тут делаешь? – в свою очередь удивилась Кайдел.

- Я, - замешкалась Рей, - приходила к донне Органе с…просьбой. А сейчас жду подругу. Она…согласилась на работу у донны Органы.

Кайдел склонила голову на бок.

- А тебе, что же, работу не предложили? – холодно поинтересовалась девушка, - моя мать хорошо платит.

- Я отказалась, - передернула плечами Рей.

Брови Кайдел взлетели вверх в немом удивлении.

- Быть может, зря? – проникновенно спросила Кайдел.

Рей поджала губы.

- Не надо провоцировать меня, сеньорита Органа, я ничего не сделала. А то, что я оказалась невольной свидетельницей, так это…

Кайдел взмахнула рукой, призывая Рей замолчать.

- Даже хорошо, что ты зашла. Иначе мне пришлось бы идти к Маз. Надеюсь то, что произошло в клубе, останется между нами?

Рей передернула плечами.

- Я не болтлива, сеньорита Органа. Я никому не скажу о том, что произошло. И, - Рей замолчала на мгновение, колеблясь, но все же произнесла, - и о том, как это выглядит.

Глаза Кайдел сузились, она резко подалась вперед, вцепилась в руку Ниимы, впиваясь ногтями в кожу, заставляя девушку зашипеть от неожиданной боли.

- И как же это выглядит? – процедила Кайдел.

Рей твердо встретила разъяренный взгляд.

- Вы играете против своей матери, сеньорита Органа, - ответила Рей, - но я не собираюсь об этом никому говорить. Я не болтлива. При условии, - Ниима выдержала паузу, - гарантии моей безопасности.

Кайдел с секунду изучала лицо девушки, а потом широко улыбнулась и отпустила ее руку. Рей потерла кожу, где остались следы от ногтей Кайдел.

- Мой брат сегодня слишком много говорит о тебе, - как бы между прочим произнесла Кайдел.

Рей охнула, вся краска бросилась ей в лицо. Показалось, что вдруг повеяло горьким и терпким ароматом одеколона Рена, она словно снова ощутила на своем лице прикосновение его пальцев. Кайдел смотрела в глаза Рей, слегка прищурившись, с легкой усмешкой, наблюдая за малейшей реакцией девушки.

- Он уверен, что ты будешь молчать. Арми предложил поговорить с тобой, чтобы ты точно молчала. Кайло запретил ему.

Рей закусила губу и отвела взгляд, уставившись на куст с белыми розами.

- Они почти поругались. У моего брата взрывной характер, а Армитаж привык говорить ему правду в лицо. Ну а я предложила сама поговорить с тобой, как женщина с женщиной. Не разочаруй меня, Рей, - Органа аккуратно взяла Нииму за подбородок, разворачивая ее лицо к себе, - иначе все это может плохо закончиться.

- Нет нужды угрожать мне, сеньорита Органа, - тихо произнесла Рей, высвобождаясь, - я уже сказала: я не болтлива.

- Вот и славно, - улыбнулась Кайдел, повторив слова своего брата и заставив Рей вздрогнуть.

***

Всю обратную дорогу Роуз только и тараторила о том, какая донна Органа замечательная, что теперь Роуз бросит работу у Платта, что быть горничной в таком роскошном доме – просто подарок судьбы, что Финн теперь будет спасен. Если Рей и радовало что-то, то только последнее. Ей не нравилось, что ее друзья все прочнее были связаны с мафией. Ей не нравилось то, что сказала ей Кайдел Органа. Рей не чувствовала себя в безопасности. Вспоминался презрительный взгляд светлых глаз Армитажа, и от этого воспоминания волоски на коже вставали дыбом, опасность маячила со всех сторон. Рей казалось, что донна Органа что-то знает. Рей вдруг оказалась замешана в войне детей против собственной матери. Нииме это совсем не нравилось. Ей было страшно, и восторги Роуз на этом фоне ее отчаянно раздражали. Хотелось хорошенько встряхнуть подругу, чтобы она уже очнулась и поняла, что работать на мафию – это совсем не романтично. Хотелось поделиться с Тико тем, что Рей гложет, страхами своими и подозрениями. Но было нельзя. От нервного напряжения Рей вздрагивала от каждого резкого звука, ей казалось, что за ними следят. Но кто? Люди Органы? Рена? Или ей это только кажется? Рей растеряно потеряла висок, уставилась на Роуз, которая, кажется, задала ей какой-то вопрос.

- Что? – переспросила Рей.

- Я спрашиваю: о чем вы говорили с Кайдел Органой? Мы с донной Органой видели вас из окна.

Рей вздрогнула и побледнела, расширившимися глазами она смотрела на подругу, которая счастливо улыбалась.

- Рей? – Тико тронула подругу за плечо, - эй, ты чего?

- Мы, - пересохшими губами произнесла Рей, чувствуя, как под ногами разверзлась пропасть, - мы говорили о платье. О лазоревом платье.

Роуз посмотрела удивленно.


год назад

Рей оставила машину в нескольких кварталах от здания Первого Ордена, чтобы никто из случайных знакомых или сотрудников ее не увидел. Впрочем, глубокой ночью вряд ли кто-то был в офисе. Рей быстро шла по улицам, залитым неоновыми огнями, держась толпы, опасаясь слежки. Как хорошо, что этот город никогда не спит, в том числе и деловой центр на севере города. Ее, конечно, засекут камеры видеонаблюдения, и охранники доложат, что сеньора Рен была в здании. Но не удивятся, Рей часто оставалась работать до поздней ночи, а иногда и приезжала ночью. Еще будет зафиксировано время использования магнитной карточки, но это не так страшно, как если бы она столкнулась с Реном или Хаксом лицом к лицу. Поэтому для поездки за документами Рей выбрала ночь. Главное, чтобы Кайло не заблокировал ее пропуск. Войдя в здание Рей кивнула мгновенно подобравшемуся охраннику, он сдержанно ее поприветствовал, но препятствий не чинил. С замиранием сердца Рей провела магнитной карточкой, загорелся зеленый огонек. Не сдержавшись, женщина шумно выдохнула и послала удивленно посмотревшему на нее охраннику нервную улыбку. Быстро прошла к лифтам и через пару минут оказалась на последнем этаже башни Первого Ордена. Ее кабинет находился в противоположном конце коридора от кабинета Кайло, и никогда еще Рей не была так рада этому факту. Она быстро отперла дверь и, не зажигая свет, прошла к сейфу, скрытому за подлинником Киттельсена. Света от уличной рекламы и фонарей хватило, чтобы набрать комбинацию цифр. Тихонько щелкнул замок, Рей забрала папку, закрыла сейф, сдвинула картину на место. И рвано выдохнула. А в следующее мгновение подпрыгнула от неожиданности, с легким вскриком, когда зажглась настольная лампа на ее столе. Разворачиваясь, Рей уже знала, кого увидит. Сначала ее окутало знакомым запахом одеколона, а когда она подняла взгляд, массивная фигура Кайло загородила ей свет лампы и уличных фонарей, надвигаясь на нее. Рей попятилась.

- Долго же пришлось тебя ждать, - задумчиво произнес Рен.

Засунув руки в карманы брюк, он разглядывал Рей так, словно увидел впервые в жизни. Женщина прижала папку к груди.

- Зачем ты меня ждал? – спросила тихо, боясь сказать громче, потому что тогда дрожь в ее голосе будет отчетливо слышна.

Рен нехорошо прищурился.

- А что в папке?

Рей почувствовала, как на висках выступил пот, прерывисто выдохнула, сделала еще шаг назад и уперлась лопатками в стену, Кайло выбросил вперед руку, хватая папку. Какое-то время они молча боролись. Пульс грохотал в ушах, губы пересохли. Силы были неравны. Кайло выхватил папку, Рей по инерции отлетела назад, ударяясь затылком о стену, и тут же шагнула вперед, потянулась за папкой, с ужасом наблюдая, как Рен открывает ее. Господи, нет! Не сейчас! Пожалуйста! Она не готова! Она не может! Только не так! Рен быстро просмотрел документы и поднял на Рей почти удивленный взгляд. Если он что-то и ожидал увидеть, то явно не это.

- Это что? – процедил.

- Личные заметки, отчеты, - хрипло ответила Рей, - и мое заявление об уходе.

Повисла напряженная тишина. Слышно было, как за окном шумит проспект, сигналят проезжающие машины, откуда-то доносилась едва слышная задорная музыка. И контрастом – тишина пустого здания. Он ведь может ее убить сейчас, стереть записи с камер видеонаблюдения, припугнуть охранника. И никто никогда не будет ее искать. Рей тяжело сглотнула, ощущая, как страх удушливой волной поднимается откуда-то из области солнечного сплетения, сдавливая горло, вызывая тошноту, руки и ноги дрожали. Рей едва держалась, чтобы не упасть.

- Ну хватит! – Рен захлопнул папку, - мы едем домой!

Он протянул руку, намереваясь схватить Рей за локоть, но женщина – и откуда только силы взялись! – ловко увернулась.

- Нет! – выкрикнула с легкой паникой в голосе.

- Рей, - устало произнес Кайло, - перестань. Мы оба на взводе, но это же глупость так себя вести. Ну куда ты пойдешь. Поехали домой. Я погорячился, и был не прав. Но и ты тоже ведешь себя неразумно. Ну какой суд. Ты заберешь завтра заявление, и мы решим, что нам делать дальше. Не глупи. Я соскучился.

Рей поджала губы, решительным жестом скрестила руки на груди. Его самоуверенность и нежелание воспринимать ее всерьез откровенно бесили, давая силы.

- Ты, кажется, не понял, Кайло, - прищурилась Рей, - никакого нашего дома больше нет. И я не веду себя глупо. Я просто больше не хочу иметь с тобой ничего общего. Это не мимолетный каприз и не истерика, это взвешенное, тщательно продуманное решение, которое я намерена реализовать. Я не буду твое женой, Кайло. Мне все это, - Рей обвела выразительным взглядом кабинет, - осточертело. Ты осточертел, твои дела – законные и не законные – осточертели. Я не желаю больше иметь со всем этим ничего общего! Я хочу забыть тебя и твоих головорезов, как страшный сон! Мне плевать – забирай документы, не подписывай заявление! Плевать! Я не буду ни жить с тобой, ни работать на тебя! В папке, кстати, отчеты по законченным и незаконченным делам Первого Ордена. Считай, я передала их. А сейчас – дай мне пройти!

Рей двинулась вперед, но Рен загородил ей дорогу.

- Нет, это ты не поняла, Рей, я никуда тебя не отпущу, - процедил Кайло.

Она едва увернулась от его протянутых рук.

- Думаешь, что это игра? – ухмыльнулся Рен.

- Думаю, что только для тебя это игра, - бросила в ответ Рей, отступая к двери, - погонишься за мной по коридорам?

- Зачем же, - улыбнулся Рен, - ты спускайся, а я пока позвоню на пост охраны, и без меня тебя просто не выпустят из этого здания.

Кайло вытащил мобильник, замурлыкал себе под нос какую-то мелодию.

- Ты иди-иди, милая, встретимся внизу.

Рей побледнела, только сейчас осознав, в какую ловушку угодила. Мозг ее лихорадочно работал, она вышла из кабинета, по инерции побрела к лифтам, затормозила, а потом кинулась в противоположную сторону. Если ей повезет…Да! Кабинет Кайло был открыт. Что же, его любовь к роскоши сейчас сыграла ей на руку. Отдельный лифт доставил Рей в подземный паркинг. С усмешкой женщина посмотрела на черный Кадиллак. Ключи отыскались в потайном кармане сумочки. Фыркнув, Рей щелкнула брелком, машина приветственно мигнула ей огнями. Сев в пропахший одеколоном Рена салон, Рей заказала себе такси. Что ж, со своим кремовым Мерседесом ей придется расстаться, по машине ее легко отследить. Проехав пару кварталов, Рей выскочила из машины. И, не удержавшись, сфотографировала Кадиллак так, чтобы было видно адрес его расположения, а потом послала фото Кайло и эмодзи с поцелуем.

До встречи в суде, Кайло!

Затем отключила телефон и нырнула в такси.

Как же хорошо, что документы по украденным у Первого Ордена деньгам, она никогда не хранила в офисе!


========== 5. ==========


сейчас

К семи вечера, наконец-то, пошел дождь, который стремительно превратился в настоящий ливень. Плотная стена воды смывала жару и пыль с улиц Корусанта, принося с собой запахи свежести, мокрой земли и цветов. Рей порадовалась, что согласилась на ужин с По. Он заедет за ней к половине восьмого, а значит, ей не придется трястись в вонючем такси, раз уж ее собственная машина сломалась вчера в самый неподходящий момент.

В паре кварталов отсюда любимый белый Ниссан, купленный год назад взамен роскошного Мерседеса, надсадно взревел, чихнул, а потом встал посреди пробки на Проспекте Тридцатилетия Республики. И мало того, что пришлось выслушивать истеричные гудки машин позади, вопли и прямые оскорбления водителей, терпеть визг шин, проносящихся мимо автомобилей, которые пытались объехать Рей, рискуя сбить ее или поцарапать ее машину, так еще и на работу она, разумеется, опоздала. И это в первую рабочую неделю. Не говоря уже о том, что завилась она в офис в кедах, в которых водила машину. В светлом деловом костюме и кедах, неся в руках сумочку и туфли на шпильке. Идти на каблуках два квартала по плавящемуся под ногами асфальту Рей не стала, а переобуться прямо перед офисом «Эрсо Инк» было бы правильно для ее репутации, но Ниима этого не сделала, потому что совсем позабыла, раздраженная и потная ввалилась в холл здания, вызывая немое удивление администраторов и охранников. Терять было уже нечего, и Рей, гордо вскинув подбородок, так и прошествовала к лифтам в кедах и с туфлями в руках.

Половину рабочего дня она решала вопрос с транспортировкой и ремонтом машины, вторую половину дня занималась документами по проекту «Старкиллер». О. Этот проект быстро стал ее головной болью. Много бумаг, отчетности, проверок, и ответственности, от которой уже начинал дергаться глаз. Рей прилагала все усилия, чтобы не срываться на подчиненных. И лишь благодарно принимала из рук Зори очередную чашку кофе, когда в бумагах что-то не сходилось. Секретарша поглядывала сочувственно, со своей работой справлялась безукоризненно и кофе варила просто потрясающий. Рена с самого дня подписания договора Рей больше не видела. Документы присылала его секретарь, в офис с бумагами приезжал нервно улыбающийся Митака, который бледнел день ото дня, но приветствовал Рей неизменно широкой улыбкой. Дофельд Нииме всегда нравился. Хуже было, когда документы привозила Базина. Ну как хуже. Тогда Рей отпускала себя, докапываясь до каждой запятой, беззастенчиво гоняя Нетал между «Эрсо Инк» и офисом Первого Ордена. Нетал едва сдерживалась, Рей казалось, что она отчетливо слышит, как скрипят зубы девушки. Но останавливаться Ниима не собиралась, особенно когда в один из вечеров случайно увидела в окно, как Базина садится в знакомый до боли черный Кадиллак. И нет, вовсе не это заставило Рей согласиться на ужин с По. Это не было ревностью или чувством собственничества, просто все случилось один к одному. Цепь невероятных совпадений.

Рей с наслаждением вдохнула сырой воздух, капли дождя залетали в открытое окно, заливая подоконник и попадая на ее руки, но Ниима всегда любила дождь, и сейчас улыбалась свежести. Этот пятничный вечер должен был стать словно бы новой вехой в ее жизни, и Рей решила, что если вечер плавно перетечет в ночь, то противиться она этому не станет.

Проверив, надежно ли она заперла документы в сейф, Рей выбежала из кабинета, на ходу отвечая на сообщение По, который уже ждал ее. Ниима попрощалась с охранником.

- Не стоит задерживаться на работе в пятничный вечер такой красивой молодой женщине, сеньора Ниима, - покачал головой уже немолодой Лоренцо.

Рей только рукой махнула и выбежала прямо под дождь, осознав вдруг, что зонт она с собой не взяла. На противоположной стороне улицы машина Дэмерона приветственно мигнула ей фарами. Глубоко вздохнув, Рей уже собралась бежать сквозь стену дождя. Но тут одновременно случилось несколько вещей: По вышел из машины с зонтом и становился, ожидая, когда загорится зеленый сигнал светофора, чтобы перейти улицу, Рей занесла ногу над тротуаром, готовясь ступить на него, да так и замерла, когда совсем рядом с ней затормозил черный лимузин с тонированными стеклами.

Молодая женщина застыла, пытаясь подавить невольную дрожь. Немногие в этом городе могут позволить себе такой транспорт. И никто, кроме одного человека, не станет посылать лимузин за самой Рей.

Дверь распахнулась, заставив Рей вздрогнуть, из недр автомобиля выбрался Уилхафф Таркин. Как всегда в неизменном сером костюме, еще более похудевший с момента их последней встречи, еще более надменный и презрительный, чем всегда. Он кинул неопределенный взгляд на застывшую Рей, на ее неловкую позу человека, вынужденного замереть прямо посреди движения, раскрыл зонт.

- Сеньора Ниима, прошу в машину.

На приветствия Таркин предпочитал не размениваться, ведь в подобной вежливости точно не было смысла, когда он говорил с Рей. Ниима бросила быстрый взгляд на По, светофор все еще горел красным, адвокат нахмурился, готовый бежать через поток машин. Рей едва заметно отрицательно качнула головой.

- Сначала мне нужно позвонить, - заявила категорично, воинственно выставив вперед подбородок.

Ничего ей этот старый мудак не сделает! Никогда не посмеет обидеть внучку босса. Если, конечно, не было иных указаний. По спине пробежал холодок. Таркин криво усмехнулся, сделал рукой приглашающий жест.

- Рей! – раздался в трубке взволнованный голос По.

- Боюсь, наш ужин придется отменить, - ровным тоном произнесла Ниима, глядя в глаза Таркину.

- Кто это, Рей? – настаивал По, - не садись в его машину! Это ведь Рен! Мы добьемся запрета приближаться к тебе! Я сейчас уведу тебя!

- Нет, - все так же бесстрастно произнесла Ниима, - это не он. Мне нужно ехать. Прости.

Рей отключила телефон, сквозь пелену дождя она видела ошарашенный, непонимающий, почти испуганный взгляд Дэмерона. Когда она села в машину, адвокат смотрел на нее глазами собаки, которую хозяин оставил под дождем. Оказавшись в прохладных недрах салона, Рей сразу потянулась к бару под неодобрительным взглядом Уилхаффа. Но ей было наплевать. Горячо любимый, до зубовного скрежета обожаемый дедушка зачем-то решил ее увидеть. Это вряд ли сулило что-то хорошее. Рей нужна пара глотков виски, чтобы успокоиться, привести мысли в порядок.

Удивительно, что она, так страдавшая от одиночества, совсем не обрадовалась, когда узнала, что ее дед – знаменитый Шив Палпатин, гроза мафиозных кланов Корусанта, которого между собой вполголоса звали Императором. Их негласный лидер. Крестный отец. В этом была какая-то злая ирония, что она, выйдя замуж за мафиози, вдруг обнаружила, что она сама из рода никогда не славившегося законопослушностью.

Первой реакцией была истерика, потом неверие, несколько анализов на родство, на которые Палпатин, посмеиваясь, согласился, настояв на том, чтобы оплатить дорогостоящие исследования. Новая истерика, когда родство было подтверждено. Открытая неприязнь к деду, который выгнал из дома собственного сына, потому что тот тайком женился на девушке, которую любил, но которую не прочил ему супруги Шив.

Последний год Рей не общалась с дедом, хотя до этого, стиснув зубы, под давлением Рена поздравляла Палпатина с праздниками, иногда посещала приемы, который Шив устраивал. Благо, тот редко собирал у себя гостей, да и сам нечасто выходил в свет. Иногда Рей казалось, что дед выжидал последний год, с интересом наблюдал, чем закончится ее бракоразводный процесс, делал ставки. Чего он хотел для внучки? Рей затруднялась с ответом. Быть может, сегодня она узнает. Всю дорогу Рей переписывалась с По, под неодобрительным взглядом Таркина потягивая виски. Стоит признать, что бар в лимузине ее деда был хорош. Палпатин не разменивался на мелочи. А Дэмерон уже собирался привлекать полицию, спецназ и нацгвардию к тому, чтобы вырвать ее из лап зла. Уверения – в которых она сама не была уверена, - что ей не причинят вреда, По не убеждали. Тогда ей пришлось написать, куда она едет, к кому и – что уж там ей терять! – кто этот человек для нее. На долгое время в эфире воцарилось молчание. Потом По коротко ответил, что понял и вмешиваться пока не будет. Это его «пока» вызвало легкую улыбку на губах. Дэмерон вел себя с ней, как рыцарь, кажется, не совсем понимая, во что ввязывается.

Рей с тоской смотрела в окно, где медленно проплывали улица Корусанта. И зачем такой огромный монстр, как лимузин, на вечно забитых улицах столицы? Какой смысл? Смысл был в демонстрации власти, конечно. Рей это понимала, но раздражение ее не уменьшил даже коллекционный виски. Алкоголь только неприятно жег пустой желудок, и Рей уже пожалела, что решила успокоиться подобным образом.

Наконец, они остановились на фешенебельной окраине города, где располагался особняк ее деда. Темно-серый, массивный, давящий своими размерами. В который раз Ниима задалась вопросом, зачем одинокому старику такой огромный дом? Проигнорировав протянутую руку Таркина, женщина вылезла из машины. И, не дожидаясь Уилхаффа, под проливным дождем поспешила к дому. К тому моменту, как она добралась до крыльца, промокла насквозь. И зло ухмыльнулась, представив, какие потоки грязи и воды она оставит на паркете, какие мокрые пятна на коллекционной и вычурной мебели. Глупое ребячество, нерастраченные в юности гормоны, но на душе от этого почти повеселело.

- Моя дорогая девочка! – едва различимый скрип колес инвалидного кресла будет преследовать ее на старости лет в кошмарных снах, если она, конечно, доживет до старости.

Изображать любезность Рей даже не пыталась.

- Здравствуй, Шив!

Дед огорченно цокнул языком, его задевало ее нежелание называть его дедом. А Рей разглядывала Палпатина со все нарастающей брезгливостью. За прошедший год дед постарел, морщины избороздили лицо, кожа складками висела на шее, белесые глаза подслеповато щурились, хотя уж Шив мог позволить себе лучших врачей Корусанта, руки, покрытые пигментными пятнами, едва заметно дрожали. Он был стариком, и этого не мог скрыть даже баснословно дорогой костюм и маникюр на желтоватых ногтях.

- Я так рад тебя видеть! – Палпатин расплылся в улыбке, - ты совсем промокла. Тебе следует переодеться, чтобы не заболеть.

И прежде, чем Рей успела возразить, мужчина уже позвал экономку. Неразговорчивая и хмурая сеньора Джун почему-то симпатизировала Рей, она оглядела Нииму придирчивым взглядом.

- Проводи, сеньору Рей в ее комнаты, - велел Шив, - проследи, чтобы у нее было все самое необходимое.

Экономка молча кивнула

- Иди-иди, дорогая, - произнес дед, - а потом мы поговорим.

Рей ничего не оставалось, как последовать за Джун. Когда Рей только познакомилась с дедом, он выделил ей в особняке собственную комнату. Бог весть зачем, Ниима еще ни разу не оставалась здесь на ночь. И не горела желанием делать это сейчас. Огромная, вычурно обставленная, как и все в доме, комната с двумя окнами Рей совершенно не нравилась, но ее никто и не спрашивал. Быстро приняв горячий душ и закутавшись в халат Рей с сожалением посмотрела на свой рабочий костюм, что неаккуратной мокрой тряпкой лежал на полу. Теперь идея бежать под дождем не казалась ей уже такой хорошей. Машинально женщина распахнула шкаф и охнула, замерев в изумлении, увидев вешалки с одеждой и ряды обуви. Нервно сглотнув, Ниима пробежалась пальцами по тканям: хлопок и лен, шелк и бархат, джерси и кожа, мягкая замша туфель и лак ботинок. Здесь было даже нижнее белье! Все дорогое, все – Рей была уверена – по ее меркам. Это было жутко. Первым порывом было захлопнуть шкаф, но спуститься к деду в халате она не могла, а надевать мокрый костюм так не хотелось. Вздохнув, Рей выбрала нежно-голубое платье, достаточно строгое, чтобы его можно было надеть хоть в офис. Белые туфли на тонкой шпильке немного натирали, но это пройдет. Заниматься волосами времени не было, больше всего на свете Рей хотелось покончить со всем этим и убраться из этого дома, поэтому она собрала волосы в небрежный пучок на затылке и спустилась вниз.

Дед ждал ее в столовой, огромный стол был накрыт на двоих.

- Раздели со мной ужин, Рей, - проникновенно произнес Палпатин.

Ниима молча села, вышколенные слуги принесли еду, разлили вино и быстро испарились, Палпатин поднял бокал.

- За тебя, милая внучка! За твою новую работу! И за новую жизнь! Рей Ниима!

Он сделал акцент на ее фамилии. Вымученно улыбнувшись, Рей пригубила вино, сухое, слишком терпкое и кислое на ее вкус.

- Я очень рад, что ты развелась, моя милая девочка, - продолжал тем временем ее дед, - между нами говоря, это ничтожество – Кайло Рен, - никогда не был тебя достоин.

Рей дернулась от этих слов, но постаралась скрыть свое смятение, занявшись мясом. Повар у деда был великолепный. Как бы она ни злилась на Рена, никогда Рей не считала, что он ее недостоин, это было вопиющей неправдой, сказанной специально, чтобы унизить ее в том числе. Ведь Рен был ее выбором! Ее никто не принуждал ни выходить за него замуж, ни любить его.

- Никчемное ничтожество с амбициями, которые ему не по росту, прямо, как его дед. Ты знаешь, что Энакин Скайуокер работал на меня?

- Да, - тихо ответила Рей, - и предал тебя.

- И предал меня, - хохотнул Палпатин, - меня! Из-за своего дурака-сына, который решил воровать у меня, перепродавая часть оружия. Юный идиот думал, что я не узнаю. Он должен был умереть! Но Энакин бросился на защиту Люка, развязал против меня войну при поддержке этого нищеброда Хана Соло и своей неуемной дочери!

Палпатин в ярости стиснул зубы, то давнее оскорбление до сих пор напоминало ему о себе, не давало покоя, словно выжженное клеймо на коже, что до сих пор зудит.

- И когда я узнал, что моя любимая, замечательная внучка замужем за отродьем Скайуокеров, - Палпатин сжал кулак, посмотрел на Рей почти с ненавистью, заставив женщину вжаться в спинку стула, - я был…расстроен.

Рей нервно икнула, отпила вина, ненавидя себя за то, как бокал дрожит в ее руке. Она не понимала, зачем дед завел этот разговор, но пока молча слушала, не пытаясь вмешиваться, хотя историю Скайуокеров хорошо знала со слов Кайло.

- Единственное, что меня радовало так это то, что Рен пошел против своей матери. Ну да, когда тебя пытается подставить и убить собственный дядя, остаются некоторые обиды, - хохотнул Палпатин, - он был тверд в своем желании уничтожить семью. И этого было достаточно, чтобы я помог ему, но недостаточно, чтобы он был женат на моей внучке. Теперь я очень рад, что ты свободна от него. И я хотел бы сделать тебе предложение.

Повисла многозначительная пауза. Рей нервно сглотнула. «Предложение, от которого ты не сможешь отказаться», - мелькнула в голове известная фраза из старого фильма.

- Что за предложение? – охрипшим голосом произнесла Ниима.

По спине поползли мурашки, заставляя женщину передернуть плечами, дед смотрел на нее своими белесыми глазами, не мигая, казалось, воздух в комнате сгустился, влажная духота не давала нормально дышать. Палпатин нагнетал, ему нравилось, что Рей нервничает, ожидая его ответа, нравилось играть на ее нервах. Он словно впитывал ее эмоции, как будто был вампиром, пьющим чужую кровь, что дает ему жизнь. Как вообще жизнь еще держалась в этом немощном теле? Рей не понимала. Наверное, на одной жажде власти, которую Шив никак не желал отпускать, жестоко расправляясь с конкурентами и недовольными, теми, кто только подумал, что Палпатин больше не может стоять во главе мафиозных кланов Корусанта.

- Я хочу, чтобы ты стала моей наследницей, - наконец, ответил Шив.

- Что?! – пискнула Рей, вилка выпала из ослабевших пальцев, ударилась о край тарелки, оглушительно тренькнув в наступившей вдруг вязкой тишине. Ниима во все глаза смотрела на деда, надеясь, что это глупая шутка. Но не похоже было, чтобы Император шутил.

Шумно выдохнув, Рей схватила бокал, в один глоток допила вино, отерла губы белой льняной салфеткой, на которой остались красные разводы. Будто кровь. От этого сравнения Рей затошнило.

- Мы достигнем таких высот, моя милая девочка! – мечтательно облизнулся Палпатин, - ты молода, умна, амбициозна! Ты разбираешься в финансах и была замужем за мафиози. Ты знаешь все! А теперь еще работаешь на Федерацию. Мы сумеем проникнуть в самые высокие сферы жизни! Ты мое наследие! Я вижу в тебе себя, тот же голод и жажду признания. Я вижу в тебе эту…тьму. Нет смысла стесняться ее или противиться ей. Соглашайся, Рей! Ты лучше, чем твои родители. Они не могли понять все величие моих замыслов! Но ты! Ты понимаешь!

Во все глаза Рей смотрела на Шива, у которого на щеках выступил лихорадочный румянец, он размахивал руками, его скрюченные пальцы, словно хотели схватить кого-то. Схватить ее. И его слова, возмутительные, отвратительные, ядовитые, льстивые и…приятные. Как бальзам на ее израненное сердце, на уставший разум. Похвала и признание, столь желанные для одинокой девочки из Джакку, которая осталась где-то в глубине ее души. И вместе с тем Рей понимала, что, только сбежав от криминала, вновь связать свою жизнь с этой сметающей все на своем пути силой, она не хочет. Не может и не должна вновь лгать, притворяться и бояться, вновь быть безжалостной. Но как же соблазнительно было то, о чем говорил Шив.

На мгновение она увидела себя в его большом кабинете, в большом кресле, словно на троне, и всех его людей, что идут на поклон к ней. Признают ее власть. Ее силу! От этого захватывало дух! Империя Палпатина будет принадлежать ей! Ничто не мешает ей работать дальше в «Эрсо Инк», по крайней мере пока, а потом…кто знает. Рей во все глаза смотрела на деда, щеки ее раскраснелись, она нервно облизнула губы, повторяя жест сидевшего напротив мужчины. Он обладал потрясающим даром убеждения.

- У тебя будет все, - продолжал Палпатин, - весь мир у твоих ног. Только твой мир! И никто и никогда больше не посмеет тебя обидеть!

Утверждение было спорным, ее жизнь всегда будет в опасности, и однажды может оборваться вместе с шальной пулей или холодной сталью. Рей вздрогнула. Отчаянное желание доказать всем вокруг, что она чего-то стоит, и страх, прочно укоренившийся в ней за время жизни с Реном, рвали ее на части. Глупо-глупо было даже рассматривать возможность стать наследницей деда, для чего тогда она бежала, сказав себе, что больше не может жить такой жизнью? Но это было подобно наркотику, что импортировали из Кореллии, увязнув в липкой паутине криминала, почти невозможно было выбраться. А Рей была такой глупой мухой.

- Я могу подумать? – охрипшим голосом просила Ниима.

Шив посмотрел на нее внимательно, а потом холодно улыбнулся:

- Конечно, моя милая девочка. Но недолго.


восемь лет назад

Нет-нет, да и поглядывала она в ту сторону и ненавидела себя за это. На диванчиках у стены расположился Рен с его надменным рыжим другом. Третьей в компании была высокая блондинка с короткой стрижкой в облегающем алом платье. Рей весь вечер кусала губы и хмурилась, досадуя на Рена за то, что не предпочел в этот раз вип-ложу наверху. Почему? Это было ей неизвестно. И вообще ей не следовало об этом думать. Но она думала и смотрела в угол, где расположилась троица. Стоило признаться самой себе, что ей бы хотелось…чего? Да хоть, чтобы он просто подошел поздороваться. Слова Кайдел о том, что Рен много о ней говорит, снова и снова крутились в голове сегодня. И Рей злилась. То, что он подвез ее до дома, не значит ничего. А то, что он говорил о ней, значит лишь то, что он размышлял убирать или нет ненужного свидетеля. И судя по тому, что она еще жива, решил не убирать.

С губ сорвался сухой смешок. Завсегдатай клуба Бобби проследил за направлением ее взгляда.

- Ммм, - протянул мужчина, попивая свой ром, - а он горяч.

Рей напряглась, поставила перед Бобби новый стакан.

- Кто? – спросила, прикинувшись дурой.

- Да брюнет в углу, на которого ты пялишься весь вечер, - хмыкнул Бобби.

- Я не, - запротестовала Рей.

- Ай, брось! – закатил глаза Бобби, поправил шелковый платок, манерно всплеснул руками, - я бы тоже его трахнул. Но, - он нарочито печально покачал головой, - уверяю тебя, этот малыш не по мальчикам.

Рей хихикнула, чувствуя, что жарко покраснела. Бобби посмотрел внимательно.

- Но на твоем месте, Рей, я бы с ним не связывался.

- Почему?

- Ты знаешь, кто он? – Бобби чуть подался вперед, дождался робкого кивка, - так какие тогда вопросы, детка? Это опасно и глупо. А ты вроде бы совсем не глупая девочка.

Не глупая. Рей снова посмотрела в угол, блондинка что-то говорила на ухо загадочно улыбавшемуся Рену, Арми чуть обнял женщину за талию, отвлекая от Кайло, за что получил от нее шутливый тычок в ребра. «А трахать они ее тоже будут вместе?!» - зло подумала Рей и тут же отвернулась, желая скрыть от всевидящего Бобби свою досаду. Поспешила к другим клиентам. Хватит пялиться на Рена! Он ей ничего не должен!

Уже позже, задумчиво моя грязные тарелки в душной кухне, подменяя заболевшую сотрудницу, Рей снова думала о Кайло, о том, как притягателен он был тогда в машине, в неверном свете фонарей. Ниима никогда не считала себя романтичной натурой, гуляла с мальчиками, позволяла себя целовать, тискать, лишилась невинности в пятнадцать, но чтобы вот так думать о ком-то, тяжело вздыхая, после двух встреч? Во время одной из которых они и словом не перемолвились? Ерунда какая-то! Рей сокрушенно покачала головой, поражаясь своей глупости. Рывком подняла стопку тяжелых мокрых тарелок, намереваясь отнести их в сушилку, а в следующий момент ощутила сильный толчок в спину. Не удержавшись на влажном полу, неловко поскользнулась и со всего маху упала на пол. Оглушительный звон прозвучал похоронным набатом.

- Так-так, - довольно протянул позади нее голос Платта.

Ошарашенная, испуганная, Рей оглянулась на хозяина «Внешнего кольца». Он стоял, сложив руки на груди, улыбаясь довольно, щурился, оглядывая осколки, разлетевшиеся по всей кухне, и Рей замершую на полу. Рядом с Ункаром ухмылялся его помощник и правая рука – Рон, высокий, прилизанный, с плохой кожей и гнилыми зубами, он несколько раз пытался пригласить Рей на свидания, а потом и просто зажать ее в любом темном углу. И каждый раз получал отказ и отпор. Видимо, решил отомстить. Рей медленно поднялась, болели ушибленные колени, в руки впилось крошево стекла, в висках стучали молоточки, перед глазами все поплыло от злости и ярости.

- Это ты меня толкнул! – выкрикнула она Рону.

Тот закатил глаза, пожимая плечами, не отрицая и не пререкаясь с Ниимой.

- А это уже неважно, - ухмыльнулся Ункар, подходят ближе, заставляя девушку попятиться, нависая над ней, - ты лишишься половины зарплаты, поняла меня? Уберешь здесь все!

Рей задохнулась от ярости.

- Эти чертовы тарелки не стоят половины моей зарплаты! – выкрикнула прямо в сально блестевшую рожу, сжала кулаки, намереваясь не то ударить, не то просто пытаясь придать себе уверенности.

Платт схватил ее за плечо, больно впиваясь пальцами в кожу, резко тряхнул, рука его поползла ниже, по груди, ребрам, к бедру, схватила Рей за задницу, заставляя девушку вздрогнуть от отвращения.

- Если хочешь здесь работать дальше, будешь тихой и послушной, ты поняла?! Слишком уж дерзкая ты в последнее время.

Рей резко подалась в сторону, пытаясь вырваться, дыхание перехватило от нарастающего страха. Они были тут вдвоем, могли сделать с ней все, что угодно. И тарелки, чертовы тарелки! Рей оглядела осколки на полу, на глаза навернулись слезы. Половина ее зарплаты! Это значит, что ей совсем не удастся отложить денег, а оставшихся едва хватит, чтобы покрыть все ее расходы. А она еще должна отдать долг Роуз. Чертов Рон! Чертов Ункар!

- А что здесь происходит? – рассек напряженную атмосферу спокойный голос.

Сердце Рей замерло, а потом застучало, стремительно набирая обороты, девушка рвано выдохнула. Ункар расплылся в широкой улыбке, и обернулся к Рену, отпуская Нииму. Кайло стоял, прислонившись к косяку, засунув руки в карманы джинс. Он был таким чужеродным среди этой убогой обстановки: облупленных стен и ржавых раковин, среди гор посуды, залитого водой пола и осколков тарелок, среди тусклого света единственной лампы, висевшей прямо на шнуре посреди потолка. Рей хотелось, чтобы он ушел. Не видел ее унижения.

- О! Сеньор Рен! – пропел Ункар, - ничего, что стоило бы вашего внимания. Просто небольшие…эээ…трудности с работниками.

Повисла тишина. В раковину с оглушительным звоном падала вода. Краны на кухне вечно текли, а Платт вечно экономил на починке.

- Рей, - Кайло перевел взгляд на девушку.

Ниима замерла, нервно сглотнула, теряясь в его вопросительном взгляде, совершенно не зная, что сказать. Отвела взгляд, посмотрела на Ункара, с лица которого медленно сползла вся краска, и только улыбка осталась, словно приклеенная.

А в следующий миг Рон отлетел к стене, зажимая разбитую губу, а Кайло налетел на Ункара, отталкивая того от Рей. С ужасом Ниима глядела, как на Платта один за одним сыплются удары, отвратительный чавкающий звук лопающейся кожи, хлюпающей крови, треск сломанных костей. Снова и снова. Блеск кастета, крики Ункара, быстро превратившиеся в хриплые стоны и тихий вой Рона, который застыл на полу у стены, в ужасе глядя на разворачивающуюся перед ним картину. И мерный стук воды о раковину.

- Хватит! – Рей кинулась наперерез, не думая о том, что сама может попасть под удар.

От густого металлического запаха крови ее тошнило.

- Хватит!

Рен остановился, его взгляд блуждал по лицу Рей. Кайло тяжело дышал, волосы его растрепались, на лбу выступил пот.

- Хватит, - в третий раз, уже тише повторила Ниима.

Рен медленно опустил кулаки, Рей с ужасом увидела на его руках капли крови, ее чуть повело в сторону, перед глазами на миг все поплыло, пространство исказилось, как в кривом зеркале.

- Идем! – Рен успел подхватить ее в последний миг, иначе она бы точно свалилась за залитый кровью и водой пол.

Кайло напоследок пнул Платта, послал злобный взгляд сжавшемуся в комок Рону, и вывел Рей из клуба.

Бережно, словно фарфоровую куклу, Кайло усадил девушку в машину. Рей машинально пристегнулась. Даже не спросила, куда они едут. Она находилась в ступоре. Ее было не удивить насилием и жестокостью, на Джакку всякое случалось, но она не понимала, зачем. И не хотела больше быть свидетелем такого. Каким бы Ункар ни был, Рен поступил жестоко и неправильно. Рей не понимала мотивов Кайло, и от этого становилось не по себе. Какое-то время они ехали молча, на смену отстраненности и шоку постепенно приходили злость, осознание того, что произошло.

- Кто тебя просил? – тихо спросила Ниима.

Машина неловко вильнула, Рен изо всех сил сжал руль, глубоко вздохнул и медленно выдохнул. Но отвечать не спешил.

- Какого черта, Кайло?! – ее дрожащий голос взлетел на пару тонов выше, ее и саму всю трясло от пережитого, но этот страх постепенно отступал, давая дорогу другому, - ты хоть понимаешь, что теперь будет?! Платт уволит меня! Вышвырнет на улицу без каких-либо выплат! А Рон подговорит своих дружков, и черт его знает, что они сделают со мной! Кто просил тебя вымешиваться?! Ну кто?! – под конец она уже кричала.

А Рен все сильнее сжимал руль, так, что Рей казалось, он сейчас треснет под пальцами мужчины.

- Ты хотела бы, чтобы они там трахнули тебя вдвоем? – в голосе Кайло было полно темной ярости, тягучей злобы, тьмы, от которой у Рей по коже побежали мурашки.

- Ничего бы они не сделали! – дернула плечом девушка, в голосе не было никакой уверенности, - как будто в первый раз! Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о том, что творится во «Внешнем кольце». А теперь я осталась без работы! – на глаза навернулись слезы.

- По-моему ты должна быть мне благодарна, - процедил Рен.

На мгновение оцепенев, опешив от этого заявления, в следующую секунду Рей буквально подпрыгнула на сидении, резко разворачиваясь к мужчине.

- Благодарна?! – заорала она, - благодарна?! Так ты герой?! Сделал и свалил в закат! А я останусь одна! Одна! Без работы, без денег, без средств к существованию, без надежды вырваться куда-нибудь из этого места! Ты ни черта не знаешь о том, как жить в нищете, едва сводя концы с концами, жить лишь мечтой, надеждой, дни вычеркивать в календаре до того момента, как сбежишь! Ты! Богатенький сынок богатеньких родителей!

Кайло дернулся, машина вильнула в сторону. А Рей ахнула, поняв вдруг, кому, что и как она сказала. На скулах Рена выступили два красных пятна, он тяжело дышал, вся его поза была напряженной, руки в ярости сминали руль. Рей вжалась в кресло. Наверное, она должна извиниться. Наверное. Но теперь ей страшно было сказать и это.

- Куда мы едем? – запальчиво спросила она.

Рен не ответил, так круто входя в поворот, что Рей едва удержалась в кресле, перед глазами мелькнул указатель на Джакку. Он вез ее домой. В душе затеплилось что-то похожее на стыд, но Ниима решительно скрестила руки на груди, отворачиваясь к окну. Она не будет извиняться за свои слова! Рей кусала губы, стараясь не расплакаться от отчаяния, от мыслей о том, как жить дальше, они душили ее, не отпускали, заставляя жалеть себя. Найти вторую работу будет так непросто. Тем более что наверняка по Джакку и Татуину быстро поползут слухи о том, что случилось. Если здесь решат, что ее защищает Кайло Рен, ей не будет жизни, не то что работы! Как бы и Маз не решила, что в услугах Рей магазин Канаты больше не нуждается. Рей все же всхлипнула и тут же стиснула руки в кулаки. Она не будет плакать! Но по щекам уже побежали слезы жалости к себе. Девушка быстро отерла их.

Машина резко затормозила, Ниима схватилась за ручку двери, намереваясь молча уйти. Не успела. По машине вдруг что-то застучало, звук похожий на град или крупный дождь. Рей удивлено уставилась на стекло, вдруг расползшееся сеточкой трещин. В следующий миг стекло с оглушительным звоном осыпалось, Рен дернул ее вниз.

- Ложись!

Взвизгнули шины, Рей неловко завалилась на кресло, раня руки об осколки, вслед им неслись выстрелы. Когда Рей решилась выпрямиться, они были уже далеко от Джакку.

- Они…- голос девушки сорвался.

Для одной ночи все это было слишком. Нииму трясло так, что зуб на зуб не попадал, перед глазами мелькали пейзажи Корусанта, в ушах шумело. Рей казалось, что она сейчас упадет в обморок. Но мысли ее были, как никогда ясны, выстраиваясь в логическую цепочку, которая несла с собой такой ужас, что по телу разлилась ледяная волна оцепенения, а язык едва ворочался во рту. Но Рей необходимо было проговорить это вслух, словно если Рен подтвердит ее слова, - а он подтвердит, Рей была в этом уверена! – станет легче и проще.

- Они охотились за тобой рядом с моим домом?

Кайло коротко кивнул, не отрывая взгляд от дороги, стрелка спидометра ползла к отметке сто пятьдесят километров час. Легче не стало. Ни разу. Ни капли. Наоборот паника набирала обороты, проникая в каждую клеточку ее тела, заставляя внутренности скрутиться жгутом. За Кайло охотились возле ее дома, значит, кто-то в прошлый раз следил за ними? Кто-то решил, что они…вместе? Получается, что и она в опасности? А что если вся история с Платтом и Роном была подстроена? Что если они куплены врагами Рена? Но это слишком ненадежный план. Кайло мог не броситься на ее защиту. Мог не повезти ее домой. Мог…Или не мог. Что если план составил кто-то, кто хорошо знает Рена? Его сестра? Его друзья? Его мать? Рей тяжело задышала. Вопросов было так много, что голова шла кругом.

- Рей, - мягко произнес Кайло, - я все решу.

От него веяло спокойной уверенностью. Но Нииме спокойнее не стало. Хотелось бы довериться, оставить решение проблем Кайло и не думать ни о чем. Но Рей ему не верила. Монстр не станет прекрасным принцем, который решит проблемы Золушки. Нет. Это не та сказка. Здесь Монстр останется Монстром, а мусорщица не станет принцессой.

- Куда ты меня везешь? – тихо спросила Рей.

- К себе.

- Ты думаешь, у тебя безопасно? – девушка нервно сглотнула.

- Есть место, о котором знают только те, кому я доверяю, - ответил Кайло.

Рей удивленно на него посмотрела:

- Неужели в сложившихся обстоятельствах есть кто-то, кому ты доверяешь?

Уголок губ мужчины насмешливо дернулся.

- Всегда приходится хоть кому-то доверять.

Они затормозили возле неприметного многоэтажного дома. Рей с сожалением посмотрела на машину, от красоты которой не осталось и следа: следы от пуль, потрескавшаяся краск, разбитое окно пассажирского сиденья и дыры в стекле сзади. Чудо еще, что все шины целы, только поэтому им удалось уйти. Рей вздрогнула, осознав вдруг, как близко они были к гибели. Девушка встретилась взглядом с Реном, он смотрел на нее с жалостью. Потом аккуратно взял за руку.

- Пойдем.

Квартира была безликой. Две комнаты, кухня, ванная и туалет. Все необходимое для жизни, но никакого отпечатка индивидуальности хозяина. И никакой роскоши, что очень понравилось Рей. Девушка огляделась с любопытством.

- Спальня и ванная в твоем распоряжении, - тихо произнес Рен, - можешь взять что-то из моих вещей, если нужно.

Рей почувствовала, как залилась краской, коротко кивнула и быстро юркнула в спальню. Здесь была большая кровать, тумбочка, пара кресел и шкаф, в котором Ниима отыскала одну из футболок Кайло. Постояла, неловко сжимая мягкую ткань в руке. Футболка приятно пахла порошком и совсем чуть-чуть одеколоном. Рей воровато оглянулась, а потом прижала черную ткань к лицу, вдыхая запах глубже, по телу пробежала приятная дрожь. Так приятно было на мгновение вообразить, что она здесь не потому, что только недостаток времени и опасность, нависшая над ними, не позволила Кайло выбросить девушку из машины, а потому что Рену это было нужно, приятно. Боже! Да что за чушь! Рей поспешила в ванную. Раздевшись, оглядела себя, на правом плече алела кровоточащая ссадина, кое-как обработав ее, девушка полезла под душ. Теплые струи били по телу, давая, наконец, хоть какое-то подобие покоя. Мышцы расслабились, в голове стало восхитительно пусто. Здесь была теплая вода. Здесь вообще была вода не то, что в Джакку, где ее постоянно отключали. А когда включали, то все разом кидались мыться, мыть посуду, стирать и убирать квартиры, пополнять запасы, так, что из крана текла тоненькая струйка. А уж о горячей воде вообще речи не шло, это был невероятный подарок судьбы, когда она была. Здесь, вдали от окраин Корусанта, все было иначе. Рей позволила себе понежиться в душе дольше, чем это было необходимо. Нацепила футболку Рена, которая доходила ей до середины бедра, утопая в запахе. Оглядела себя в зеркало и закусила губу. Выглядела она не то, чтобы развратно, но с каким-то…намеком? Ниима снова покраснела. Ей бы хотелось выглядеть с намеком. Даже сейчас, когда обида на Кайло еще не прошла, когда ужас с новой силой заставлял ее дрожать, даже сейчас ей хотелось бы выглядеть с намеком. Не время и не место. Никогда не будет время или место. Рей взяла с крючка халат, укуталась в него, подвернула рукава, крепко завязала пояс и вышла из ванны, шлепая босыми ногами, едва не спотыкаясь в полах халата, волочащегося за ней.

При виде нее Кайло вскочил и нервно сглотнул, Рей остановилась, не решаясь войти на кухню.

- Я, - Ниима не знала, что сказать, глубоко вздохнула прежде, чем решилась, - что дальше, Кайло?

- Поживешь пока здесь, - ответил Рен.

- Я не могу, - покачала головой Рей.

- Почему?

Рей удивленно заморгала. Казалось, что для Кайло его слова не были ни смущающими, ни неловкими. Но для Рей – были.

- Но, - запротестовала девушка, - так нельзя. Это твоя…квартира. А мои вещи… И мы друг друга совсем не знаем… И…

С каждым ее словом, Рен подходил к ней все ближе. Шаг и еще шаг. И ей бы отступить, но Рей лишь вжалась спиной в косяк, глядя на мужчину, который навис над ней, упираясь рукой в косяк выше головы Рей. Пальцы второй ласково погладили ее по щеке, скользнули к шее. И замерли. В глазах Рена застыл немой вопрос, Рей нервно сглотнула. От его прикосновений кожа огнем горела. И Рей вовсе не собиралась Кайло останавливать. Кайло склонился еще ниже, почти касаясь ее губ своими, внимательно следя на реакцией Рей. Сердце замерло на мгновение, Ниима подалась вперед, касаясь губ Кайло, и в этот момент зазвонил телефон. Этого хватило, чтобы девушка опомнилась. Ловко выскользнув из-под руки Кайло, Ниима отпрыгнула в коридор.

- Я, - голос ее дрожал, и сама она дрожала, - я останусь до вечера. Но потом, - Рей передернула плечами, - но потом я уйду.

Кайло сбросил звонок.

- Посмотрим, - откликнулся глухо, не глядя на Рей, - иди отдыхай. А мне нужно сделать пару звонков.

Рей послушно направилась в спальню.


год назад

- Ну, детка, если ты решила твердо, то я твое решение уважаю, смелостью твоей восхищаюсь и готова тебя во всем поддержать, - Фазма ослепительно улыбнулась и отсалютовала Рей чашкой с кофе.

Сидевшая с ними за столиком Кайдел поджала губы. Она смотрела куда угодно, но только не на Рей. Вся ее поза была напряженной и злой, женщина едва притронулась к кофе и пирожным и большей частью молчала, пока Рей рассказывала Фазме о том, как прошло первое заседание суда, где адвокаты Кайло в пух и прах разнесли ее с Дэмероном. Рей не унывала. Она намерена была попробовать еще раз. И еще раз. И снова. Пока не добьется своего.

- Кайло, конечно, доволен, - говорила Рей, - уверен в себе. Но…

- Ничерта он не доволен! – резко оборвала подругу Кайдел.

И, наконец, посмотрела на Рей. В темных глазах женщины застыла злость.

- Ты себе не представляешь, что он вытворяет! – бросила Кайдел, - он совсем с цепи сорвался, и мы с Арми не знаем, как его остановить! Ты решила уйти, но о последствиях ты подумала? Подумала, как все это отразится на нас? На бизнесе?

Рей стиснула зубы, нервным жестом отодвинула от себя чашку с кофе, словно опасалась, что не сдержится сейчас и в порыве злости и раздражения скинет чашку со стола.

- Не понимаю, почему меня это должно волновать, - ровным тоном произнесла Рей, - ваши сорванные сделки не должны касаться моей личной жизни. И эмоции Кайло, которые он не в состоянии сдерживать, теперь тоже. Он взрослый мальчик и сам разберется. Не надо винить меня в том, что он тоже не умеет и не хочет думать о последствиях!

- Я просто не понимаю! – повысила голос Кайдел, - что на тебя нашло. Вы же любите друг друга! Вы же…

- Одной любви мало, - отрезала Рей.

Кайдел тяжело задышала, казалось, что она готова броситься на Рей, вцепиться той в волосы.

- Так объясни мне! – потребовала подруга, - объясни!

Рей растеряно переглянулась с Фазмой, в глазах которой тлело понимание и что-то похожее на жалость. Рен тяжело вздохнула, сцепила руки перед собой.

- Послушай, Кай, - сказала устало, - я понимаю, что он твой брат, что тебе тяжело. И что, конечно, он творит полную херню, давая выход своей ярости, но это не заставит меня отступить. Я не могу и не хочу больше сдерживать его ярость. Не могу и не хочу участвовать в…бизнесе. Просыпаться ночами в холодном поту от страха, зная, что я не в безопасности рядом с Кайло. Не хочу жить по его правилам и на его условиях. Я больше не хочу участвовать в сделках, махинациях и…- чуть было не сказала «убийствах», едва сдержала себя, промолчав. – Я больше не хочу никого терять, - прошептала Рей, продолжила, - ты говоришь мне о любви. Но одной любви мало, Кай. Есть поддержка, взаимное уважение, понимание. Без всего этого любовь не имеет никакой цены. Я виновата, Кайди, я знала, за кого выхожу замуж. Я знала все с самого начала, никто ничего от меня не скрывала. И я…думала, что смогу. Но я оказалась слабой, никчемной. Я не оправдала своих собственных ожиданий. У меня не хватило сил вынести все это. И я больше не могу. Не могу, Кай!

Рей с удивлением поняла, что плачет, напротив нее Кайди тоже хлюпала носом.

- Отпустите меня, Кай, - прошептала Рей, - пожалуйста. Это же просто невыносимо!

Дрожащими руками Рей вытащила платок из сумочки, аккуратно промокнула глаза, с отвращением посмотрела на пятна туши на белой ткани. За столиком повисло молчание.

- Ну хватит! – Фазма сжала руку Рей, - вот что. Останешься ты с Реном или нет, но я, - мы! – Фазма выразительно посмотрела на смутившуюся Кайдел, - остаемся твоими подругами. Я обещаю, что мы, - еще один красноречивый взгляд в сторону Кайдел, - не будем вмешиваться в то, что происходит между вами с Реном. И я желаю тебе достичь желаемого. Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Рей всхлипнула. Она знала. И она намерена идти до конца, как бы тяжело это ни было.


========== 6. ==========


сейчас

Рей с тоской разглядывала пеструю толпу, собравшуюся в фешенебельном ресторане, который Андор снял для того, чтобы отметить сделку по «Старкиллеру». Нииме было откровенно скучно. Хорошо хоть, что приглашение ее было на двоих, и Рей притащила с собой По, чтобы извиниться за сорванный ужин в ресторане.

Сказать, что Дэмерон был удивлен, узнав, кем является для Рей Шив Палпатин, не сказать ничего. Адвокат, которого она пригласила на обед, чтобы объясниться, качал головой, делал круглые глаза и только что за сердце не хватался.

- И что он от тебя хотел? – спросил Дэмерон.

Ответить ему честно Рей не могла. Никому бы не смогла. Такие вещи держат втайне по разным причинам. Например, перед Дэмероном ей было стыдно, он выглядел честным, насколько это вообще возможно в Корусанте, и Рей не хотелось впутывать мужчину в возможные криминальные разборки.

Неделя подходила к концу, а Ниима так и не определилась с ответом деду. Она плохо спала, заставляла себя есть, на работе была рассеянна и невнимательна, и уже получила пару замечаний от Касиана и вопросы от Джин. Но так никому ничего и не сказала, конечно. Никто не мог дать ей совета. Рей осталась один на один с этим решением, которое никак не могла принять.

Палпатин тоже был сюда приглашен, но так и не приехал. Вместо него прибыл Таркин с извинениями и уверениями в дружбе. Для Рей это было подозрительно, казалось, что дед хочет дотянуться именно до нее. Хотя вряд ли это было так. Просто Палпатин вел не только теневой бизнес, и его пригласили как одного из крупнейших предпринимателей Корусанта, имевшего интересы в самых разных сферах предпринимательства. Ведь именно на таких приемах заключаются сделки, и обговаривается партнерство, легальное и нелегальное. Рей это знала очень хорошо. А Таркин был доверенным лицом Шива. Хотя, наверное, и зря.

Уилхафф подошел к Рей и демонстративно поздоровался.

- Не забывайте, сеньора Ниима, сеньор Палпатин ждет вашего ответа, - мужчина посмотрел на Рей со значением.

Женщина коротко ему кивнула.

Дэмерон проводил Таркина удивленным взглядом.

- Что за ответ? – спросил он Рей.

Женщина, закусив губу, задумчиво смотрела вслед худощавой фигуре Уилхаффа. Сердце неровно билось в грудной клетке, руки и ноги онемели, а в ушах тоненько зазвенело. Что же ей делать? Что?!

- Рей? – Дэмерон осторожно тронул Нииму за руку, - все в порядке? Ты побледнела.

Рей перевела отрешенный взгляд на По.

- Все в порядке, - у Ниимы даже получилось выдавить из себя улыбку, - просто я недолюбливаю Таркина.

- Это заметно, - хохотнул По, - и, судя по нему, это чувство взаимно. Но, - мужчина серьезно посмотрел на Рей, - ты же знаешь, что я не дам тебя в обиду никому?

Дэмерон взял Рей за руку, его палец поглаживал нежную кожу запястья. По коже вдруг пробежали мурашки. Едва ли Нииме требовалась защита, едва ли По мог ей ее дать. Но потребность отвлечься, забыться вдруг стала слишком острой. Это был голод, но только совершенно иного толка. На бледных щеках женщины разгорелись два алых пятна, Рей нервно сглотнула.

- Я знаю, По, - ее низкий голос заставил адвоката вздрогнуть, зрачки его расширились, - и очень это ценю, - продолжила Рей.

- Тогда, - Дэмерон склонился к Нииме ближе, - быть может, нам следует сбежать отсюда?

Рей колебалась недолго.

- Отличная идея!

Дэмерон переплел их пальцы и потащил Рей к выходу, пробираясь через толпу, улыбаясь и раскланиваясь на ходу. Рей было неспокойно, казалось, что за ней кто-то наблюдает. Люди Палпатина? Чей-то навязчивый, тяжелый взгляд уперся в спину, прожигая кожу между лопатками. Чуть притормозив, Рей обернулась и вздрогнула, встретившись взглядом с Кайло. Он смотрел на женщину мрачно, почти зло. Ниима оступилась на скользком полу и непременно бы упала, если бы Дэмерон ее не поддержал. По нежно улыбнулся Рей, ведь ее неловкость позволила им оказаться друг к другу еще ближе. Ниима ощущала жар его тела, и от этого закружилась голова, желание тугим горячим узлом завязалось в низу живота. Рей послала По соблазнительную улыбку, уверенная в том, как именно закончится этот вечер. И плевать на Кайло! Она теперь свободная женщина и может делать все, что пожелает! Например, может переспать с Дэмероном!

Прямо на пороге ресторана Рей остановилась, а затем поцеловала По. Дэмерон вздрогнул, замер на мгновение, а затем с энтузиазмом ответил на поцелуй. Его язык скользнул Рей в рот, сорвав с губ женщины тихий вздох, руки мужчины скользнули по спине, поглаживая голую кожу, ниже к талии, коснулись задницы. Рей игриво укусила По за нижнюю губу, и отстранилась.

- Ух ты! – выдохнул Дэмерон.

- Продолжим? – хрипло спросила Рей.

- Едем ко мне, - тут же откликнулся По.

Спускаясь с крыльца, Рей еще раз оглянулась, но Кайло нигде не было видно. Что же, если он наблюдает за ней, она очень надеется, что Рен видел этот поцелуй. Пусть не думает, что она по-прежнему принадлежит ему. Черта с два! Пусть трахает свою Базин, которая весь вечер крутилась вокруг Рена в своем вызывающем коротком платье. Опуститься до этой недалекой, вульгарной девицы! Рей поморщилась. К черту! Выкинуть из головы!

- Рей! – послышался оклик.

К ним спешила Джин.

- Иди, - Ниима подтолкнула По к машине, - я сейчас подойду, - женщина обернулась к сеньоре Андор.

- Все в порядке? – тихо спросила Джин.

Почему все сегодня задают ей этот вопрос? Ни черта не в порядке! Но неужели это так заметно? Печально. Ведь Рей всегда умела владеть собой.

- Ты уходишь не из-за…- Джин осеклась на мгновение.

- Не из-за Рена, - спокойно ответила Ниима, - просто, - она улыбнулась, - не люблю все эти приемы. Извинись перед Касианом за меня.

- Ерунда! – передернула плечами Джин, улыбаясь в ответ, - не нужно извиняться. Признаться, - женщина доверительно склонилась ниже, - я сама не люблю этот официоз. Я рада, что все в порядке. Иди! – женщина шутливо подтолкнула Рей, - тебя ждут.

Ниима почувствовала, как краска заливает щеки, послала Джин сияющий взгляд и поспешила к По. Дэмерон улыбался ей своей шальной улыбкой, прядь кудрявых волос упала ему на лоб. До машины оставался какой-то метр, когда Дэмерон открыл перед ней дверь. А затем прогремел взрыв.

Рей отшвырнуло назад, протащило по асфальту, осыпало крошевом из стекла, волна жара опалила волосы, ткань платья нагрелась, обжигая кожу. Ниима ударилась затылком, свет на мгновение померк. Без сознания она была недолго, придя в себя, попыталась подняться и вскрикнула от острой боли в руке. Запах гари разъедал дыхательные пути, заставляя Рей кашлять, глаза слезились. Она с трудом встала на колени, уперлась ладонями в грязный асфальт. На месте машины По полыхало зарево пожара, визжали сигнализации, кричали люди, народ высыпал из ресторана, в ужасе жался друг к друг. Рядом с машиной лежало обгоревшее тело, в котором Рей с ужасом узнала По.

- Рей! – к девушке подбежала Джин, - Рей! – она быстро ощупала Нииму, которая завалилась на бок.

Касиан уже набирал номера скорой помощи и пожарной службы.

- По, - прошептала Рей, Джин бросила быстрый взгляд в сторону тела возле машины и позеленела.

Нииму затошнило, мир кружился перед глазами. Мелькнуло встревоженное лицо Касиана, испуганный взгляд Базин, бесстрастное лицо Таркина. Рей попыталась подняться, но голова кружилась столь сильно, что Ниима никак не могла найти точку опоры, осела в руках Джин, которая крепко держала женщину, прижимала ее к себе.

- Не вставай! – приказала сеньора Андор.

- Помощь сейчас будет! – резко бросил Касиан.

Рей почувствовала, как по щекам бегут слезы. Минуты ожидания растянулись на часы. Было больно и страшно, в голове царила благословенная пустота, как бы Рей ни пыталась собрать мысли в кучу. Взгляд ее был прикован к Дэмерону, вокруг которого суетились какие-то посторонние люди. Каждый раз, когда Ниима чувствовала, что сознание ее уплывает куда-то, она заставляла себя держаться. Бог весть, зачем, но держаться. И только когда послышался звук сирен, Рей позволила себе провалиться в благословенную темноту.

***

Пахло чем-то химическим, какими-то лекарствами, а еще запахом, похожим на застарелую пыль. Что-то пищало и щелкало, на лицо была надета маска, мешавшая дышать. Ее Рей сорвала в первую очередь.

- Нет-нет! – послышался мягкий голос, - вам никак нельзя снимать маску, пока не закончится ингаляция.

- Ингаляция? – Рей открыла глаза, с трудом сфокусировала взгляд на молодой девушке перед собой.

- Ингаляция, - кивнула брюнетка в форме медсестры, - у вас ожог дыхательных путей. Я приглашу доктора, она вам все объяснит.

Девушка ослепительно улыбнулась, ловко надела на Рей маску и вышла из палаты. Рей попыталась сесть, оперлась на левую руку и охнула от острой боли. С удивлением увидела, что рука забинтована, и это от бинтов шел противный пыльный запах, от которого свербело в горле. Перед глазами на мгновение запрыгали черные точки, Рей помотала головой, отгоняя их. И все же села, хотя комната тут же закружилась перед глазами, Рей затошнило.

- Я рад, что вы пришли в себя, сеньора Ниима, - в палату вошел уже немолодой мужчина c сединой в волосах, - я доктор Соул, - он слегка улыбнулся, - ваш бывший муж поставил весь госпиталь на уши. И все рвался к вам в палату.

Рей поморщилась.

- Я не хочу его видеть, - ответила тихо.

Доктор с пониманием кивнул.

- Конечно, сеньора.

- Что, - Рей замолчала, не зная, как точно сформулировать вопрос. Мысли никак не желали облекаться в слова.

- У вас сотрясение головного мозга, - любезно пояснил доктор, - ожог верхних дыхательных путей, ожог грудной клетки первой степени, перелом лучевой кости левой верхней конечности со смещением отломков, трещины третьего, четвертого и пятого ребра слева, пятого и шестого ребер справа, ссадина на затылке, множественные ушибы и ссадины на спине, оскольчатые ранения. Все осколки стекла мы из вас вытащили, ссадины и ушибы обработаны, на руке у вас гипс, скорее всего через пару месяцев вам потребуется операция. Ожог на груди будет болеть какое-то время сильнее всего, но он наименее опасная травма из тех, что у вас имеются. Если будет нарушена функция вашего дыхания, нам придется перевести вас на аппарат искусственной вентиляции легких. Но, надеюсь, что до этого не дойдет. И мы обойдемся ингаляциями. Предвосхищая ваш вопрос, я не знаю, сколько вы тут пробудете. Будет зависеть от вашего состояния. До утра вы у нас, потом мы посмотрим, можем ли вас выписать.

Рей судорожно вздохнула. Последний раз она лежала в больнице несколько лет назад с кровотечением, это было больно и тяжело. Меньше всего Рей хотела бы оставаться здесь надолго.

- А, - тихо начала женщина, - я могу узнать о состоянии сеньора Дэмерона?

Сеньор Соул помрачнел.

- Ваш спутник в крайне тяжелом состоянии в отделении реанимации и интенсивной терапии. Ожог восьмидесяти процентов тела, тяжелая ингаляционная травма, тяжелая сочетанная травма головы, груди и конечностей. Сеньора Ниима, шансы его невысоки, вы должны это понимать.

Рей почувствовала, как оборвалось сердце, страх опутал тело, заставляя замереть, уставившись в одну точку. Неужели Дэмерон пострадал из-за нее? По коже пробежали мурашки. Рей рвано выдохнула, чувствуя, как задыхается, как болит кожа на груди, и ноет рука.

- Мне, - произнесла женщина едва слышно, - можно мне, - пересохшие губы едва шевелились. Осознание случившегося навалилось на нее вдруг каменной плитой, придавливая к кровати. Писк монитора с показателями жизнедеятельности стал невыносимо оглушительным, палата вновь завертелась перед глазами, - можно мне обезболивающее и снотворное, - наконец собралась с силами Ниима.

- Конечно, - кивнул доктор Соул, - я пришлю медсестру.

- Спасибо, - прошептала Рей, сползая на подушку.

***

Когда Рей проснулась во второй раз, в палате было темно, лишь мерцал монитор, маски на лице не было. Что-то тревожило женщину, словно бы ощущение чужого присутствия, словно бы кто-то…Рей повернулась к окну и вскрикнула, заметив высокую фигуру, которая тут же обернулась.

- Тише, милая, это я, - знакомым голосом произнес мужчина, подходя ближе.

Тусклый свет монитора выхватил из темноты бледное и взволнованное лицо Рена. Ниима смотрела отрешенно, сердце еще колотилось от вспышки страха, но постепенно замедляло свой бег.

- Что ты здесь делаешь? - хрипло спросила Рей, невольно отшатываясь, когда Кайло опустился на кровать, - я же сказала, что не хочу тебя видеть.

Рен смотрел на нее блуждающим взглядом, у Рей засосало под ложечкой, в горле пересохло, в висках застучали молоточки, и голова закружилась, на этот раз от осознания. Нет-нет-нет! Рей зажмурилась, желая, чтобы все это был дурной сон. Только лишь иллюзия. Не правда. Не по-настоящему.

- Прости, - прошептал Кайло, осторожно касаясь ее больной руки, - прости. Я не знал. Я не думал. Я…не хотел.

Его извинения, тихий виноватый голос вывели Рей из себя.

- Не знал?! – яростно зашептала женщина, распахивая глаза, отодвигаясь, - чего ты не знал?! Как ты посмел! Это из-за меня, да?! – на глаза ее против воли навернулись слезы, Рей зло отерла их.

- Нет, - покачал головой Рен и даже не добавил, что весь мир не крутится вокруг Ниимы, - По связался не с теми людьми. Его надо было убрать. Я не думал, что ты окажешься рядом с ним.

- Ты! – Рей задохнулась от страха и ненависти, - ты монстр!

- Так и есть, - пожал плечами Рен.

И его спокойствие, его согласие, покорность вызвали новую волну удушающего гнева. Рей тяжело задышала, запищал монитор, выдавая показатели высокой частоты дыхания и высокого пульса.

- А Фаз? – ядовито спросила Ниима, - что она сказала? Очень была довольна, что ты убил ее друга?

Рен поджал губы и ничего не ответил. Рей отвернулась к стене. Она не желала его видеть. Ненависть и обида, боль и гнев разъедали каждую клеточку тела, заставляя женщину в бессилии кусать губы.

- Ты связалась не с тем человеком, милая, - тихо произнес Рен, - и если так продолжится, я не смогу тебя защитить.

- Защитить?! – завопила Рей, подскакивая на кровати, оборачиваясь к мужчине, - да тебя вообще никогда не волновала моя безопасность!

- Это не так, - укоризненно покачал головой Кайло, и Рей тут же устыдилась своих слов.

Он был прав, это никогда не было так.

- Уходи, - глухо произнесла Ниима.

- Рей, - с мольбой прошептал Кайло.

- Уходи! – заорала женщина, - уходи немедленно! И не смей здесь больше появляться! Вообще больше не смей появляться в моей жизни! Ненавижу тебя! Видеть тебя не желаю!

По щекам потекли слезы, грудь сотрясалась от рыданий. Тихонько стукнула дверь. Рей осталась одна. Свернувшись калачиком на кровати, Ниима плакала, не в силах остановиться.


восемь лет назад

Когда Рей проснулась, было уже далеко за полдень, солнце уходило на запад. И еще никогда она так сладко не высыпалась. Не болела спина, и не ломило все тело, как от ее старенького продавленного дивана. Рей почти с любовью провела рукой по матрасу.

В телефоне было множество пропущенных звонков куча смс-ок от Финна и Роуз. Рей открыла сообщения.

Рей, где ты?

Все в порядке? Ты знаешь, что Платта избили?

Рей! Ответь! Тут стреляли!

Говорят, в Рена!

Рей, все хорошо?

Рей, ты же знаешь, какие сплетни пошли по Джакку. Ты была с ним!

Рей, перезвони немедленно, мы волнуемся!

Девушка откинулась на кровати, зарылась лицом в одеяло, стараясь не застонать от отчаяния. Слухи и сплетни по Джакку пошли еще в первый раз, когда Рен подвез ее до дома, слишком уж роскошная тачка, сразу стало ясно, что она не честному человеку принадлежит. А потом кто-то узнал машину Кайло Рена. И понеслось: Роуз и Финн наперебой расспрашивали ее, желая подтверждения или опровержения слухов, бабки во дворе косились недобро и перешептывались, глядя на нее, молодые мамочки старались держаться от нее подальше, мужчины смотрели враждебно. Не стоило ей позволять Кайло подвозить ее тогда, но что сделано, то сделано. А теперь их еще и обстреляли. Рей глубоко вздохнула. Прятаться смысла нет, этим ничего не решить.

Ниима набрала номер Роуз.

- Ты где?! – тут же заорала в трубку подруга, - мы тут с ума сходим! Почему ты не отвечаешь?!

- Поставила телефон на беззвучный режим и забыла переключить, - хриплым со сна голосом ответила Рей.

- Ты там спишь, что ли? – возмущенно поинтересовалась Тико.

- Уже нет, - глупо ответила Рей,- я знаю про Платта и…

- Рон говорит, что твой любовник избил его просто так, - перебила ее Роуз.

Повисла тишина, Рей застыла с трубкой в руке. Вот как. Изо всех сил зажмурившись, Ниима в отчаянии помотала головой. Сплетни росли, как снежный ком, ей ведь теперь в жизни не опровергнуть эти глупые слухи. Нет хуже для нее ситуации, чем быть любовницей Кайло Рена, живя в районе, принадлежавшем его матери, с которой у Рена война. Боже!

Рей стиснула мобильник изо всех сил, рискуя сломать хрупкий пластик.

- Рей? – произнесла Роуз, - ты там?

- Я там, - прошептала Ниима, - я тут. Он не мой любовник, а Платт вместе с Роном хотели меня изнасиловать и подставить, развести на деньги. Да, Кайло избил Платта, защищая меня, потом он привез меня домой и да, нас обстреляли.

- Кайло, значит, - насмешливо произнесла Тико, - вот как.

- Я не сплю с ним, если ты об этом, - поспешно произнесла Ниима.

- Да ну? – в голосе Роуз было злое недоверие.

- Перестань! – зашипела Рей, - какая разница? Он…

- Он наш враг! – выпалила Роуз.

- Враг? – протянула Ниима, - враг? Твой лично, быть может? С каких пор ты участвуешь в войне кланов? Ты всего лишь горничная в доме Органы! Никто! Не обольщайся!

В трубке повисла тишина.

- Ну знаешь, - процедила Роуз, - мы с Финном тут места себе не находим, волнуемся за тебя, а ты, видимо, в полном порядке. И даже не сообщила, где ты!

- Я не могла, - тихо ответила Рей, - это было опасно.

- Не знаю, что происходит, Рей, но ты поступаешь неправильно, - произнесла Роуз, - Финн рвет и мечет оттого, что ты связалось с Реном. Даже слушать ничего не хочет.

Рей пару раз судорожно вздохнула. Она не хотела, чтобы было так. Знала, что, узнай Финн, непременно возникнут сложности. Но самое смешное было в том, что Кайло всего лишь два раза подвез ее до дома, оба раза вынужденно, и вынужденно привез ее к себе. Ничего между ними не было, и быть не могло. А теперь Рей кругом виновата, якобы связалась с врагом. Ввязалась в то, чего всеми силами старалась избегать. Это просто цепь невероятных случайностей, которая привела к какой-то гротескной и глупой ситуации.

- Я скоро буду дома, - сухо произнесла Рей, - и поговорю с Финном. До связи, - не слушая больше слов подруги, Ниима выключила телефон, кинула его на кровать. Уставилась в стену, размышляя о том, что делать дальше. Ситуация складывалась крайне неприятная. Если в Джакку считают, что она любовница Кайло Рена, жизни ей не будет. А слухи вскоре поползут и дальше района. Твою же мать! Ниима зло ударила кулаком по кровати, а потом вскочила и быстро стала собираться. Ей нужно ехать домой, и чем скорее, тем лучше. Там она объяснится с друзьями, вместе они подумают, что ей делать дальше. Ей просто надо все объяснить, и тогда Финн перестанет на нее злиться, а Роуз поддержит.

Наскоро умывшись, собрав волосы в неопрятный пучок, Рей выскочила за дверь и замерла, услышав голоса, доносившиеся из кухни.

- Рен, ты понимаешь, что это война?

- И я готов ее развязать, - ответил Кайло, - мы должны ответить, Арми. Они напали на две наших точки, обстреляли мою машину. Органа лезет в наши районы, собирает людей, ищет союзников, чтобы выступить против нас, переманивает наших партнеров.

- Это будет кровавая бойня, - задумчиво произнес Армитаж.

- Это будет кровавая бойня, - подтвердил Кайло, - поэтому иди и собирай людей. Чем скорее мы начнем, тем лучше.

Повисла тишина, Рей стояла ни жива, ни мертва, боясь обнаружить свое присутствие, замерла, стараясь не дышать.

- Есть еще кое-что, - произнес Армитаж, - девчонка.

- Не впутывай ее сюда! – резко бросил Кайло.

- Рен, подумай головой, - настаивал Хакс, - она появилась как раз в то время, когда заварилась вся эта каша, она из Джакку, а ее друзья работают на Органу.

- Она здесь не при чем, - процедил Рен, - и Кай ей доверяет.

- Я бы так однозначен не был, - вздохнул Армитаж, - и я бы ей не доверял. Слишком уж много совпадений.

- Ей доверяю я, - холодно ответил Кайло, - этого достаточно. Остальное – не твое дело.

Снова послышался тяжкий вздох, шаги, звук открываемого замка, легкий хлопок двери о косяк, и все стихло.

Рей стояла, стиснув руки в кулаки, стараясь контролировать дыхание. Что же получается: ее друзья ополчились на нее, и здесь ей тоже не доверяют. И что ей делать теперь?

Глубоко вздохнув, собрав всю свою смелость и подавив глупое желание уйти, не прощаясь, Рей пошла на кухню, где и нашла Рена, задумчиво глядящего в окно. Девушка аккуратно постучала костяшками пальцев по косяку. Кайло лишь повернул голову в сторону.

- Как много ты слышала?

Сердце ушло в пятки, в горле мгновенно пересохло, Рей неловко переступила с ноги на ногу. Черт! Ее все же засекли.

- Достаточно, - ответила хриплым голосом.

Повисло нехорошее молчание. Рей растеряно замерла на пороге, не зная, что сказать. Возникшая вдруг потребность начать оправдываться перед Кайло разозлила, глухое раздражение заворочалось в груди, вырвавшись наружу сердитым вздохом.

- Спасибо за…все, - сухо произнесла Рей, - мне пора домой.

Она развернулась, чтобы уйти.

- Стоять, - бросил Рен.

- Что?! – Рей развернулась, шагнула вперед, - да как ты…

Кайло в два шага пересек кухню и за талию притянул упирающуюся Рей к себе, зарылся носом в волосы, глубоко вздохнул.

- Черт, - пробормотал куда-то ей в макушку, - почему это происходит? - Кайло отстранил девушку от себя, заглянул в глаза, заставив Рей покраснеть, - с тобой и со мной. Я ведь тебя совсем не знаю. И ничего не могу с собой поделать.

Изумленная, ошеломленная Рей только и могла, что открывать и закрывать рот в ответ на его слова, пытаясь дышать, борясь с сумасшедшим желанием поцеловать Рена и никуда не уходить, остаться здесь на ночь. На всю жизнь. Рей была уверена, что Кайло ей позволит.

- Я, - запнулась, нервно облизнула пересохшие губы, - я тоже чувствую это. Но…мне надо идти.

В ответ Кайло теснее прижал ее к себе, скользнул губами по шее, прикусил мочку уха, срывая вздох, заставляя мурашки бежать по коже, дрожать от чего-то неведомого и восхитительного.

- Это может быть опасно, - тихо произнес Кайло, щекоча своим дыханием ее кожу, - я не смогу тебя защитить на чужой территории.

- Ну как-то же я выживала до этого без тебя! – фыркнула Рей.

Повисла тишина, Рей мысленно досчитала до десяти, чтобы собрать всю свою волю в кулак и не остаться. Потом мягко отстранилась, Кайло с тяжелым вздохом выпустил ее из объятий. Рей приподнялась на цыпочках, взяла в ладони его лицо, заглянула в глаза, темные и манящие, выражения которых не могла угадать. А потом легко поцеловала его в губы, заставив Рена вздрогнуть от этого невинного поцелуя.

- Я вернусь, если ты этого хочешь. И если ты…мне доверяешь.

Кайло нахмурился.

- Я тебе доверяю, - произнес медленно, - быть может, зря.

- Быть может, - легко согласилась Рей, - но я не работаю на твою мать. И не связана с твоими врагами. Я вообще не знаю твоих врагов, кроме донны Органы. А еще я никому не рассказала про вас с Кайдел. Я не нравлюсь твоему другу, это очевидно. Но я вроде бы и не должна всем нравиться. Я не предам тебя, Кайло, - произнесла серьезно, потом усмехнулась, покачала головой, - все так быстро и стремительно. Так странно. Но, - Рей покраснела, - меня тянет к тебе. И, кажется, я ничего не хочу с этим делать.

Ниима легкомысленно пожала плечами, отпустила Кайло и отступила назад.

Кайло смотрел на нее во все глаза, словно не верил в то, что она говорит.

- Я хочу, чтобы ты, как можно скорее, вернулась сюда, - произнес безапелляционным тоном.

- Я вернусь, - пообещала Рей.


год назад

- Ох, донна Рей! - на Томми было больно смотреть, лицо его искривилось в приступе страха и одновременно облегчения, когда она увидел Рей, - как хорошо, что вы зашли!

Рей вопросительно подняла бровь. Вообще она зашла во «Внешнее кольцо», чтобы забрать свои вещи. Больше она в клуб не вернется. Она была здесь управляющей, и Рен никогда не вмешивался в то, что она делала в клубе, в реорганизацию, в финансовые вопросы, в вопросы подбора персонала, но клуб принадлежал ему. А значит, пора Рей покинуть свое детище, как бы тяжело это ни было.

Когда Рей сказала себе, что не собирается судиться с Кайло за его деньги, она совсем не подумала о клубе, а теперь уже было поздно. Это место ей больше не принадлежит. Что сделает с ним Рен? Наверное, продаст. Или сравняет с землей. Или отдаст кому-нибудь из своих людей. Рей солгала бы, если бы сказала, что ей все равно, что Кайло сделает с ее детищем, но сама поделать ничего не могла. Ей бы сейчас развернуться и уйти, сказать Томми, что она более никто здесь, что она зашла попрощаться, но на лице бармена был написан настоящий ужас.

Рей нахмурилась. Она взяла Томми неопытным парнишкой, дала нищему мусорщику из Джакку шанс, считая, что должна вернуть все долги, искупить то, что творила сама и в чем прикрывала Рена. Она взяла Томми на работу, чтобы никогда не забывать, откуда она, не забывать о том, что ей самой судьба дала шанс вырваться из нищеты, пусть и незаконным путем. И теперь не могла просто уйти.

- Что произошло?

- Дон Рен, - выдохнул Томми, - он там, в вип-ложе и…- парень колебался.

Рей нетерпеливо переступила с ноги на ногу.

- Томми, если ты хочешь моей помощи, говори прямо.

- Он там с Канджи Клабом, они пьют, уже затеяли драку, разнесли всю ложу, обидели Мэг, хотели, чтобы она осталась с ними. А вызванные девочки отказываются туда идти, как отказываются и официантки. Они сейчас отпаивают Мэг на кухне.

- Охрана? – приподняла бровь Рей.

- Кто же пойдет против дона Рена? – резонно произнес Томми.

Рей стиснула зубы. Канджи Клаб, который промышлял сутенерством и не гнушался торговлей людьми. Женщина их ненавидела. Раньше Рен с ними дел не вел, их сфера деятельности была низкой даже для него. Совсем, видимо, с катушек слетел. Соваться в пасть к тигру Рей хотела меньше всего, она перевела красноречивый взгляд на Томми, он смотрел на нее умоляюще. И в этот момент сверху послышались звуки выстрелов. Рей побледнела, кинула быстрый взгляд в сторону парней из охраны, коротко кивнула им, и сама пошла наверх, парни последовали за ней.

В ложе царил хаос: разбитая посуда, поцарапанный стол, на котором был рассыпан кокаин, в стене застряли пули, на полу лужи разлитого алкоголя, стойкий запах спиртного и сигарет, а еще сладковатый запах травки. В углу стонал раненый из Канджи Клаба, вокруг которого суетились дружки. Рен развалился на диване, удерживая на коленях испуганную блондинку в коротком платье. Рей с брезгливым видом оглядела всю эту картину, поджала губы.

- Милая! – пьяно протянул Кайло, тиская девушку, - зашла проведать своего мужа. Как это приятно.

Он едва фокусировал взгляд, глупо ухмыляясь.

- Выкиньте этих из клуба, - приказала Рей охране, потом перевела взгляд на Рена и девушку, та смотрела почти с мольбой, - пошла вон! – процедила женщина.

Девчонка тут же соскочила с колен Кайло, который, коротко хохотнув, поднял руки с развернутыми к Рей ладонями, словно сдавался.

- Ну что ты такая злая, милая, - протянул пьяно.

Блондинка вылетела прочь, охрана, матерясь и награждая пинками и тумаками ребят из Канджи Клаба, выставила их из ложи. Хлопнула дверь, Рей и Кайло остались вдвоем, в комнате повисла тишина.

- Ты совсем охерел? – тихо процедила Рей, - ты что творишь?

- Прошу заметить, что это больше не твой клуб, милая, - насмешливо произнес Кайло, - он, собственно и не был твоим. Клуб мой. И я могу творить здесь все, что захочу.

От негодования Рей пошла красными пятнами.

- Идиот! Это гребаный Канджи Клаб, а ты позволяешь им вести себя подобным образом на твоей территории! Совсем с ума сошел? Они не твои друзья, не союзники! Никогда ими не будут, Кайло! Их нельзя подпускать к себе так близко!

- Не понимаю, почему тебя это волнует, - фыркнул Рен.

- Меня волнуют мои люди, которых ты и твои дружки довели до истерики! – выплюнула Рей.

- Они больше не твои люди, не забывайся, милая, - пьяно хохотнул Кайло, - они теперь все принадлежат мне.

- Принадлежат они сами себе! Они не вещи! – разозлилась Рей.

- Так вот, в чем дело, - протянул Рен, глаза его опасно сверкнули, он сел прямо, а Рей чуть подалась назад, - тебя заедает эта мысль, верно, милая? Ведь все, что было у тебя, было дано тебе мной, принадлежало мне. – Кайло поднялся, - твое образование, твоя работа, твой клуб, даже эти шмотки, что на тебе сейчас, и все те брюлики, что ты носила.

Рей дернула за дверную ручку, намереваясь уйти, резким движением Кайло ударил по двери, захлопывая ту с таким грохотом, что Рей подпрыгнула от неожиданности, вжалась спиной в дерево. Рен навис над женщиной, обдавая запахом алкоголя, сигарет и, Рей могла поклясться, удушливым запахом кокаина.

- Я ничего и никогда у тебя не просила, - процедила Рей, бесстрашно глядя в темные глаза, на дне которых полыхала злоба.

- Конечно, милая, конечно, - пробормотал Рен, склоняясь все ниже к ней, - но и не отказывалась. Никогда не отказывалась.

- Ты попрекаешь меня этим?! – вскинулась женщина, - подарками и деньгами?! Да как ты смеешь! Ты паршивый мафиози! Кем ты вообще себя возомнил! Ты не всесилен! И я не твоя вещь! Не твоя собственность!

В ответ Рен резко дернул женщину на себя.

- Пусти меня! – заорала Рей, - немедленно пусти!

Кайло больно сжал запястья Рей, она безуспешно пыталась вывернуться.

- Отпусти! Мне больно!

Рен резко швырнул ее на диван, Рей вскинула, ударившись локтем о столик, оцарапала руку об осколки, попыталась подняться, но не успела, - Кайло навалился сверху, грубо рванул лиф платья, послышался треск ткани. Рей извивалась под Кайло, пытаясь освободиться, какое-то время они молча боролись.

- Отпусти меня! Кайло! – Рей задыхалась, ужас пополз по позвоночнику, заставляя женщину дрожать.

- Ну уж нет, милая, - зло процедил Рен, грубо раздвигая ей ноги, - ты лишила меня развлечения на ночь, придется заплатить.

- Не надо, - прошептала Рей, - пожалуйста, Кайло!

- Пожалуйста, Кайло, - передразнил ее Рен – теперь пожалуйста?!

- Не надо! – по щекам потекли слезы.

Звякнула пряжка ремня, послышался треск разрываемого белья, а потом пришла боль, когда Рен грубо вошел в нее, Рей закричала от ужаса и унижения. Его пальцы оставляли синяки на коже, поцелуи были похожи на укусы.

- Ты моя! Моя! – хрипло шептал Рен, грубо подаваясь бедрами вперед, срывая с губ женщины болезненные вскрики, - ты это должна запомнить навсегда!

Потолок вертелся перед глазами Рей, и она их закрыла, не желая видеть ни Кайло, ни это место. Если бы только она могла не чувствовать, если бы могла оказаться где-то вне своего тела, которое сейчас безжалостно терзал Рен! Толчки его были все грубее, беспорядочнее, наконец, с хриплым стоном он кончил, изливаясь глубоко в Рей, рыча что-то неразборчивое. Он перекатился на диван рядом с Рей. Почувствовав, что ее отпустили, женщина открыла глаза, медленно поднялась, чувствуя, как саднит между ног, как липкая сперма стекает по внутренней стороне бедер. Трясущимися руками Рей попыталась стянуть порванный лиф платья. Молча нащупала слетевшую с ноги туфлю, втиснула в нее ногу и так же молча вышла за дверь.

В ее кабинете – бывшем кабинете, - был личный туалет. С ужасом Рей глядела на себя в зеркало: синяки на шее, засосы и следы от зубов Рена, порванное и смятое платье, растрепанные волосы. Помада размазалась, тушь потекла, обводя ее глаза черными кругами. Но хуже всего был взгляд: больной и потухший. Рей коротко вздохнула, рыдания сдавили горло, но слез не было. Дрожь сотрясала все тело, голова кружилась, и мир качался перед глазами. Рей оперлась руками на раковину, ее вырвало желчью. Прополоскав рот, женщина кое-как привела себя в порядок. Она смыла косметику, лишь попыталась замазать тональником кровоподтеки и ссадины, стерла с бедер, на которых отчетливо проступали синяки, сперму. Волосы собрала в тугой пучок. Надела пиджак, застегнула на все пуговицы, чтобы скрыть порванное платье. Медленно, чувствуя боль во всем теле и вздрагивая от каждого шороха, спустилась вниз, окунулась в шум и грохот клуба. Яркий свет бил по глазам. Хотелось плакать. Рей прошла к барной стойке и столкнулась с Кайдел.

- О! Рей! Ты вернулась! Томми сказал: ты пошла разговаривать с Кайло! Спасибо тебе огромное, он просто сам не свой в последнее время и…, - блондинка, наконец, посмотрела на Рей внимательнее и осеклась, побледнела, - Рей?

Женщина спокойно смотрела в глаза Кайдел.

- Рей, - пораженно прошептала Кайди, наконец, заметив и синяки на запястьях, и неаккуратные пятна тонального крема, и потухший взгляд, - боже, Рей. Что произошло?

Не ответив, Рей повернулась к Томми, который смотрел напряженно и виновато.

- Я все уладила, Томми, - хрипло произнесла Рей, - надеюсь, что подобного больше не повторится.

- Донна Рей, - потерянно прошептал бармен.

Рей растянула губы в улыбке, только глаза ее совсем не улыбались.

- Рей! – выкрикнула Кайди, схватила женщину за руку, привлекая внимание.

- Нет! – паника в голосе Рей удивила ее саму, но терпеть чьи-то прикосновения было сейчас просто немыслимо, - не трогай меня! Ни ты! Ни он! Никто! – Рей задыхалась.

В карих глазах Кайдел мелькнул настоящий ужас.

- Что он сделал? – прошептала блондинка, - Рей, господи…что он натворил?

- Это неважно, - бесцветным голосом ответила Рей, - неважно.


========== 7. ==========


сейчас

По умер за два дня до ее выписки из больницы. Рей не плакала, когда доктор Соул сообщил ей об этом. Ей казалось, что она вообще разучилась плакать. Ей будет отчаянно не хватать Дэмерона. Он был весь этот год рядом. Возможно, у них даже получилось бы что-то более серьезное, чем секс. Как же так получилось, что именно По связался не с теми людьми в этом насквозь прогнившем городе! Перешел дорогу именно Рену. В этом была злая ирония.

Отчаяние и безысходность затопили Рей с головой. Словно бы с По ушла единственная для нее возможность начать новую жизнь, оставить прошлое в прошлом. Рей так хотела уничтожить все то, что было до. До этого момента, до ее развода, до По Дэмерна. А Кайло снова, пусть и невольно, лишил ее этого. Вновь смешал все карты, грубо ворвался в ее жизнь, которую Рей только-только упорядочила. Лишил ее друга. Спазм сдавил горло, хотелось плакать, но слез не было. И от этого было только тяжелее на душе. Невозможность выплеснуть свое горе заставляла сердце биться в замедленном ритме, словно оно хотело остановиться.

Собираясь привезенные Кайдел вещи, Рей размышляла о том, чтобы уехать. Быть может, ей стоит начать новую жизнь вдали от Корусанта? У нее достаточно денег, чтобы исчезнуть, затеряться! Даже сменить имя! И ее никто никогда не достанет! Наверное. Глупые мечты.

Рей тяжело вздохнула, кинула последний взгляд на пустую палату, где провела неделю, и вышла.

- Ой, сеньора Ниима! – к ней кинулась медсестра, - а вам снова прислали цветы!

Рей устало усмехнулась. Всю неделю Кайло слал ей роскошные букеты цветов, корзины с фруктами, шоколадом и деликатесами. Но сам не показывался. С него бы сталось. Рей была почти благодарна ему за такую деликатность, совершенно Кайло не свойственную. Все подарки Ниима отдавала медсестрам и врачам.

Бросив быстрый взгляд на букет белых лилий, Рей отмахнулась.

- Оставьте себе.

Медсестра покраснела, переглянулась со своей подругой. Рей знала, о чем шептались медсестры и санитарки. О том, как ей повезло, что такой видный мужчина, сеньор Рен, видимо, любит ее до безумия. Шептались о том, что она поступает глупо, не желая ни видеть его, ни принимать от него подарки.

От доктора Соула Рей знала, что Кайло каждый день справляется о ее здоровье.

- Если вы хотите, сеньора Ниима, мы не станем разглашать информацию о вас сеньору Рену, - пожал плечами Соул, - в конце концов, есть закон о врачебной тайне. А вы дееспособны. И вольны сами распоряжаться тем, кому предоставлять сведения о вашем здоровье.

Рей отмахнулась. Кайло все равно узнает. Надавит на главного врача, если потребуется, и у Соула будут неприятности. И пусть это задевало ее гордость, но за последний год она пострадала достаточно, чтобы уже не реагировать на такие мелочи. Единственное, что могла Рей, так это отдавать подарки Рена другим.

Выйдя из больницы, Рей замерла на мгновение, чуть поежилась под августовским ветром, в котором уже чувствовалось скорое дыхание осени. Мысленно поблагодарила предусмотрительную Кайдел, которая принесла ей свитер, в который Ниима и куталась сейчас, щурясь на солнце. Нацепила темные очки, покачалась с пятки на носок, раздумывая о том, прогуляться ли ей или вызвать такси. Рядом с крыльцом притормозил черный внедорожник. Рей едва улыбнулась краешком губ и села в машину.

- Привет, Фаз.

Блондинка кивнула ей в знак приветствия и резко стартовала с места. Очень скоро Ниима поняла, что они едут не домой.

- Фазма? – вопросительно посмотрела Рей на подругу.

- Мне надо поговорить с тобой, - произнесла женщина, - без лишних ушей. Возможно, люди Кайло следят за мной или тобой. Он, конечно, объяснит это заботой о твоей безопасности, быть может, так и есть. Но мне нужно место, где к нам никто не подберется незамеченным.

Рей подобралась на сидении.

- Уверена, что машина не прослушивается?

Фазма энергично кивнула, закладывая лихой вираж.

Они выехали за город и помчались по трассе. Рей смотрела на пробегающие за окном поля, на залитый солнцем пейзаж, ей было почти радостно, что они уехали из города. Создавалась иллюзия, что навсегда. Ниима все больше утверждалась в мысли о том, что это единственный выход – покинуть Корусант. Придумать себе другую жизнь. И осуществить тот сценарий, который она сама для себя напишет. Напишет новую себя. Станет кем-то другим.

Фазма остановила машину возле городского кладбища, взяла с заднего сиденья корзину цветов и вышла. Рей мгновение смотрела на массивные ворота, прежде, чем вылезти из машины.

Могила По была вся завалена цветами и венками. Закусив губу, Рей смотрела на скромную надпись на надгробии: имя и годы жизни. И больше ничего, никакой эпитафии, никаких лишних слов. На кладбище царила тишина, лишь ветер шуршал в верхушках деревьев, от могилы тянуло запахом земли и цветов. На многие километры вокруг не было никого живого, кроме них с Фазмой. Подруга поставила корзину рядом с остальными цветами. Некоторое время они молчали.

- Я подумала, что ты захочешь приехать, - тихо произнесла Фазма.

- Все верно, - глухо ответила Рей и нехорошо усмехнулась, - и это отличное место, чтобы поговорить без свидетелей.

Блондинка бросила на Нииму быстрый взгляд, а потом сняла очки. Рей постаралась удержать лицо. Она никогда не видела уверенную Фазму такой потерянной и уставшей. Казалось, что та не спала несколько дней и постарела на несколько лет. Рей снова посмотрела на могилу.

- Знаешь, - тихо произнесла Фазма, - он был лучше нас всех, - женщина судорожно вздохнула. – Мы вместе росли. Его отец был известный адвокат, он водил тесную дружбу с Ханом Соло, Люком Скайуокером, с Брендолом Хаксом, с моим отцом. Он вытаскивал из тюрьмы тех мафиози, которых приговаривали к смертной казни, помогал проворачивать незаконные сделки и прикрывал такие махинации, которые нам и не снились. По, - Фазма покачала головой, - он был другим. Для него были созданы все условия, Кэс Дэмерон хотел передать сыну все свои контакты и связи. Но По отказался. Точнее сначала он попробовал, но понял, что это не для него. Он покинул отца и стал специализироваться на семейных делах. Он был лучшим. Поэтому я порекомендовала его тебе. Кроме того я доверяла По, я знала, что он никогда не предаст меня. Не сдаст полиции и другим кланам. Знала, что всегда поддержит. Он был против того, чтобы я примкнула к Рену. Но ты знаешь, что, когда погибла моя семья, когда фамилия Джиамарези осталась только у меня, выбора особого не было. И пусть Дэмерон поддерживал меня, как мог, мне этого было недостаточно. Мне нужно было отомстить и двигаться дальше. Все это дал мне Рен. И я была предана ему, готова идти за ним в огонь и воду, убивала ради него и поддерживала любое начинание. Но теперь, - Фазма перевела дух, нервно сглотнула, - он уничтожил самого дорогого мне человека. И я не знаю, как быть дальше.

Рей закусила губу, сердце ее колотилось, разболелась сломанная рука, в свитере вдруг стало невыносимо жарко. Хотелось пить, по вискам стекал пот. Яркое солнце освещало кладбище, придавая скорбному пейзажу почти веселый вид. И от этого было тошно.

- Я знаю, чего ты хочешь, - разлепила пересохшие губы Рей, - ты снова хочешь мести, Фазма Джиамарези. И ты думаешь, что могу тебе это дать.

- Мы уничтожим Рена изнутри, - горячечно зашептала Фазма, - тебе стоит только выразить желание, и он примет тебя обратно. Кайло простит тебе все, он будет счастлив и беспечен. И тогда мы нанесем удар. За все, что тебе пришлось пережить по его вине, за смерть По.

Рей усмехнулась.

- Не говори мне, что ты хочешь отомстить за мои обиды, Фаз. Неужели Кайло так обижал тебя все эти годы, что только из-за смерти По ты готова пойти против?

Фазма раздраженно мотнула головой.

- Не обижал. Но убив По, когда я просила, умоляла его, валялась в ногах, чтобы он сохранил Дэмерону жизнь, Кайло приобрел в моем лице врага.

- А, - понимающе протянула Рей, - Кайло унизил тебя. Это я понимаю.

- Думаешь дело только в этом? – запальчиво произнесла Фазма, - в моем унижении?

- Нет, - покачала головой Рей, - я так не думаю.

Женщина уставилась вдаль. Могилы тянулись ровными рядами. Столько разных людей: честных и не очень, счастливых и несчастных, старых и молодых, мужчин и женщин. Каждый из них прожил жизнь достойную или нет. Каждый делал выбор. Рей невесело улыбнулась. Еще час назад она готова была бежать из Корусанта, не оглядываясь. Но теперь словно сама судьба толкала ее в спину, предлагая идти по другому пути.

Рен в судьбу верил. Он говорил, что Рей была предначертана ему, говорил, что, несмотря ни на что, они все равно будут вместе. И верил в это. Поэтому был так упорен, поэтому никак не мог отпустить Рей. Да, она могла бы вернуться к нему. Представив это на миг, Рей тяжело задышала, и сердце сладко сжалось в предвкушении. Она могла бы вернуться, лгать или нет. Могла бы сдать Фазму Кайло, и тем самым в его глазах вновь бы вознеслась на пьедестал, с которого он сам же ее и столкнул. Они могли бы вновь идти рука об руку дальше. И Рей даже была бы счастлива. Наверное.

- Нет, Фазма, - произнесла Рей, - нет. Я не вернусь к Кайло.

- Ты отказываешь мне! – в отчаянии произнесла Фазма, - Рей! Я прошу твоей помощи, а ты отказываешь мне!

- Есть другой путь, - не обратила внимания на слова подруги Ниима.

Фазма пару раз озадачено моргнула, посмотрела на Рей с подозрением.

- Ты еще скажи, что честный, - фыркнула, - ты слишком много общалась с идеалистом По Дэмероном.

- Не так много, как хотелось бы, - вздохнула Рей, - и нет, по честному пути идти я не умею.

Фазма вопросительно вскинула бровь.

- Я помогу тебе, Фаз. Ты будешь моим агентом в стане врага. Ты будешь предана только мне. И о тебе буду знать только я. Тебе придется лгать, изворачиваться и подставляться. И если ты предашь меня, Фазма Джиамарези, я тебя убью.

Фазма вздрогнула, в ее глазах мелькнул страх. Таких слов от Рей она не ожидала.

- Если ты согласна, то мы заключаем договор прямо сейчас. Я помогу тебе, а ты – мне. И вместе мы приобретем власть. А с нею, если ты захочешь, то уничтожишь Рена. Меня его благополучие не волнует уже давно.

- Я согласна! – поспешно произнесла Фазма, - согласна!

- Ты даже не знаешь, на что, - мрачно усмехнулась Рей, - где твои осмотрительность и осторожность, Фаз? А если я прямо сейчас пойду к Рену и все ему расскажу?

Джиамарези вздрогнула, посмотрела на Рей долгим задумчивым взглядом.

- Я в это не верю, - ответила тихо.

Рей словно под дых ударили, воздуха не хватало, Ниима судорожно вдохнула, чувствуя, как закружилась голова. Такое доверие налагало обязательства, к которым Рей не была готова. Да, они с Фаз дружили, несмотря на ревность Рей, несмотря на ее подозрения относительно Фаз и Кайло, но никогда Рей не просила такого доверия.

- Ну и дура, - буркнула Ниима.

Руки ее тряслись, когда она доставала телефон, но голос был тверд, когда говорила с Палпатином.


восемь лет назад

Разговор с друзьями прошел ужасно. И сейчас, обедая в подсобке в магазине Маз, Рей пребывала в подавленном состоянии.

Финн орал на нее, как безумный, совершенно не стеснялся в выражениях, называл ее подстилкой и требовал порвать с Реном всяческие отношения, упрекал в том, что она приняла помощь от врага и повела себя просто недостойно, хотя могла бы попросить о помощи его, Финна. Все слова Рей о том, что Кайло оказался рядом совершенно случайно, что она не просила помощи, а Финну много раз рассказывала об отношении к ней Ункара и приставаниях Рона, ни к чему не привели. Рей была кругом виновата, хотя сама вины за собой не чувствовала. И извиняться, как того потребовал Финн, не собиралась. Как не собиралась и прекращать общение с Кайло, как не собиралась клясться в верности Лее Органа, оправдывать ее или Рена.

- Так ты теперь с ним? – в лоб спросил Финн.

Рей не знала, что ответить другу. Кайло был для нее…кем? Ниима попыталась понять, разобраться в собственных чувствах, и не смогла. Все развивалось так стремительно и запутано, что у Рей опускались руки. Было желание просто отпустить ситуацию, поплыть по течению, а потом посмотреть, что из этого выйдет. Девушка никогда так не поступала, но, быть может, стоило попробовать? Одно Рей знала точно: ее жизнь меняется. К лучшему или худшему, пока сложно сказать.

- Не твое дело! – ощетинилась Рей, - от тебя помощи я не видела! А Кайло мне помог!

- Перестань его так называть! – заорал Финн.

- Но это его имя! – насмешливо парировала Ниима.

И посмотрела на притихшую Роуз, которая смотрела на развернувшуюся перед ней ссору почти с ужасом.

- Финн, - под пристальным взглядом Рей осмелилась вступить Тико, - не стоит быть таким…категоричным. Рей ведь не работает на донну Органу. И не обязана дружить только с теми, кто нравится нам. Мы совсем не знаем этого Кайло Рена, но он помог Рей и…

- Мы знаем достаточно! – отрезал Финн, - он отцеубийца. И вполне вероятно приложил руку к исчезновению собственного дяди. Разве можно ждать чего-то хорошего от того, кто предал свою семью?!

Рей почувствовала, как похолодели руки и ноги. То, что говорил Финн, был верно. Пусть Кайло помог ей, пока не причинил никакого зла, пусть ее безумно, иррационально и глупо, до дрожи в коленях тянуло к нему, но он действительно был убийцей, главой одного из мафиозных кланов Корусанта. Связываться с ним было глупо. С одной стороны. С другой стороны, поддерживать Финна Рей тоже не собиралась.

- Ты тоже не святой! – зашипела Рей, - ты развозишь наркоту, мечтаешь о собственной точке сбыта. Здесь твоя совесть молчит?!

- Я никого не убивал! – рявкнул Финн.

- Пока что! – зло бросила Рей.

- Ты не должна его защищать! – закричал друг, - ты его совсем не знаешь!

Рей поджала губы. Теперь она корила себя за глупость, за то, что надеялась на понимание друзей. Как можно было быть такой идиоткой!

- Мне кажется, Финн, что тебя я тоже совсем не знаю, - тихо произнесла Рей.

И, развернувшись под шокированным взглядом Роуз, Ниима ушла.

А теперь все прокручивала и прокручивала в голове вчерашний разговор. Ей стоило бы быть мудрее и мягче. Не доводить до ссоры. Но она оказалась совершенно не готова к той агрессии, что на нее выплеснул Финн. И тут же кинулась защищать себя и Кайло. Все с той же агрессией. Но ведь Финн и Роуз ее друзья с самого детства, они всегда поддерживали друг друга. Рей не хватало их поддержки уже сейчас. Им необходимо помириться. Но еще более необходимо ей написать Кайло. Рей покосилась на телефон, что лежал рядом.

Как подростки, они переписывались всю ночь, за которую Кайло все предлагал приехать за ней, ведь она обещала вернуться. Рей отвечала, что это опасно и что ей завтра на работу. Но она приедет после. Руки ее дрожали, когда она набирала текст сообщений, на лице сияла глупая улыбка. И то, что с ней происходило, было так похоже на влюбленность: эта эйфория, это предвкушение, сладкая дрожь по всему телу, подъем настроения и мурашки по коже от тихого звука пришедшего сообщения. Боже! Какой глупой и счастливой она была, засыпая с рассветом, чтобы через несколько часов подняться на работу. В каком возбуждении собиралась, летая по квартире, напевая и улыбаясь. Она увидит Кайло вечером! Ей хотелось его увидеть, ей хотелось его почувствовать.

А потом Ниима пришла на работу и наткнулась на мрачный взгляд Пейдж, которая поздоровалась с Рей сквозь зубы. Девушка поняла, что Роуз все рассказала сестре. И тут же вспомнила о вчерашней ссоре. От хорошего настроения не осталось и следа. Работала Рей автоматически, стараясь лишний раз с Пейдж не пересекаться даже взглядом.

- И что происходит, деточка? – Маз поймала ее, когда Рей пошла на перерыв.

Ниима отвела взгляд. Да, хозяйка магазина всегда была к ней добра. Маз была строгой и требовательной, но вместе с тем понимающей. Рей не хотелось ни лгать ей, ни объяснять, что произошло. Но сплетни быстро разносятся по округе.

- Не связано ли это с малышом Беном Солом? – проницательно спросила Маз.

- С кем? – удивилась Рей.

Пожилая женщина хмыкнула.

- При рождении Кайло Рену дали имя Бенджамин Соло. Очаровательный был малыш. Вырос стеснительным, застенчивым и очень несчастным. Все хотел доказать отцу и матери, что он их достоин. А они все доказывали ему, что нет, - Маз вздохнула, - будь осторожна, деточка.

Ошеломленная Рей ушла в подсобку. Стеснительный и застенчивый?! Каким угодно можно было назвать Кайло Рена, но не таким. Что же произошло, что он отвернулся от своей семьи? Если Рей спросит его прямо, ответил ли он ей? Какую правду расскажет ей Кайло?

Без аппетита Ниима поковырялась в салате. Пятнадцать минут ее перерыва истекали, а она так и не поела и не пришла ни к какому решению относительно Финна и Роуз. Ей хотелось помириться и сохранить дружбу, но не отказываться от Кайло. Казалось, что это невозможно. Делать выбор Рей не хотела. Глупо, в конце концов, отказываться от друзей ради человека, которого едва знаешь! И в то же время несправедливо, что ее друзья требуют от нее не общаться с Реном, даже не пытаться узнать этого человека! А Рей хочет его узнать! Такое с ней, наверное, впервые. И от этого только слаще предвкушение чего-то восхитительного, что ее ждет. Рей против воли улыбнулась, покосилась на молчащий с самого утра телефон, открыла мессенджер, намереваясь перечитать их ночную переписку.

- Бен Соло, - пробормотала Рей и хихикнула.

Это имя подходило и не подходило ему. Так странно. Как у человека может быть два имени? И что же такого случилось, что Бен Соло даже от имени своего отказался?

Из зала донеслись какие-то крики, потом разговор на повышенных тонах. Рей засунула телефон в карман и вскочила. В магазине Маз такого никогда не случалось. Сюда заходили богатые люди, крики были недопустимы. Неужели кто-то настолько недоволен обслуживанием? Рей поспешила в зал.

Трое парней угрожающего вида, одним из которых был Финн, нависли над Маз, решительно скрестившей руки на груди. В стороне еще один парень держал Пейдж, которая сжимала в руке телефон.

- Я никогда и никому не платила, молодой человек! – холодно произнесла Маз, - у меня была договоренность еще с доном Ханом Соло. И Такодана не входит в сферу влияния донны Органы. Так что вы ошиблись!

Финн зло ухмыльнулся.

- Так было раньше! Но теперь донна Органа просит выплат. Пока всего лишь просит. Взамен мы будем защищать вас.

- Мне не нужна защита, юноша! – презрительно процедила Маз, смерив Финна насмешливым взглядом.

- Ах так! – Финн замахнулся на Канату.

- Финн! – выбежала вперед Рей, - Финн! Ты что!

- О! – протянул один из парней, наступая на Рей. Его Рей пару раз видела в Джакку, - кто это тут у нас? Подстилка Рена.

Рей вздрогнула всем телом, кровь бросилась ей в лицо, девушка попятилась, уткнулась спиной в прилавок, рука ее судорожно дернулась, скользя по столешнице в поисках хоть чего-то, что можно было бы использовать в качестве оружия. Парень зло ухмылялся, поигрывая дубинкой. Рей нащупала терминал для оплаты, не отрывая взгляда от противника, обхватила рукой, намереваясь отбиваться.

- Стой, Стиви! – вдруг произнес Финн, Стиви удивленно оглянулся на парня, - она того не стоит, - сплюнул на пол Финн. Потом повернулся к Маз, резко встряхнул женщину, - мы вернемся завтра. И лучше бы тебе хорошо подумать о том, что ты делаешь! – он развернулся и вышел из магазина.

- Еще увидимся, шлюшка! - подмигнул Рей Стиви и вышел вслед за Финном и остальными.

Рей рвано выдохнула, посмотрела на Канату, которая застыла посреди торгового зала, сжимая и разжимая кулаки.

Звякнул колокольчик на двери, в магазин вошла одна из постоянных покупательниц.

- О! Сеньора Каната! Только вы можете мне помочь! – с излишним драматизмом начала дама.

- Мы закрыты, - хрипло произнесла Маз.

- Но, - начала было протестовать женщина.

- Закрыты! – Каната буквально вытолкала даму за дверь, повесила на двери табличку «закрыто» и заперла магазин.

Повернулась к застывшим девушкам.

- Я позвоню в полицию, сеньора Каната! – тонким голосом произнесла Пейдж, ее лицо побледнело, но взгляд был полон решимости.

- Не говори ерунды, Тико! – прикрикнула на нее Маз и посмотрела на Рей. Она пару секунд пристально разглядывала девушку, потом быстро кивнула, словно самой себе, - звони Рену.

Ахнула Пейдж, а Рей, наконец, выпустила из онемевших пальцев терминал, и вытащила телефон.

***

Кайло приехал в магазин вечером после закрытия, когда Рей и Маз остались вдвоем, отправив домой недовольную решением Канаты Пейдж. Сердце Рей радостно подпрыгнуло и забилось быстрее, стоило только девушке встретиться взглядом с Реном. Его темные глаза смотрели ласково, он собственническим жестом притянул Рей к себе, поцеловал в висок, заставив Нииму смущенно уставиться в пол.

- Привет, - выдохнул.

- Привет, - робко ответила Ниима.

- Маз, - кивнул Рен подошедшей Канате.

- Здравствуй, Бен, - кивнула Маз, заставив Кайло поморщиться, - поговорим, - она сделала приглашающий жест в сторону своего крохотного кабинета.

Кайло потянул Рей за собой.

- Наедине, - остановила Рена Маз.

- Нет, - покачал головой мужчина, - Рей останется.

Маз недовольно поджала губы.

- Кайло, - робко произнесла Рей, - не стоит. Я могу подождать здесь.

- Я сказал: ты остаешься, - Кайло крепче прижал Рей к себе.

Маз фыркнула и прошла в кабинет, села в большое кресло, почти утонув в нем. Кайло сел напротив, Рей устроилась на подлокотнике. Рука Рена обвила ее талию, пальцы лениво скользили по ребрам Рей, посылая мурашки по всему телу. Прерывать его Рей не спешила, и, хоть понимала, что не время и не место, вся отдалась этой нехитрой ласке.

- Удивительно, что ты сама позвала меня, Маз, - начал Кайло, после некоторого молчания.

Каната побарабанила пальцами по столу, уставившись с окно, выходившее в небольшой переулок за магазином.

- Не думай, Бен, что это решение далось мне легко или что я счастлива, принимая его. Но Лея не оставила мне выбора. Я могла бы платить ей, но мне претит, что она нарушила наши договоренности. Мой магазин, как и эта улицы, всегда были неприкасаемы. А теперь Органа посылает ко мне своих головорезов, которые разговаривают со мной в грубой форме. Не приходит сама, не предлагает переговоры. Она забыла о том, что я сделала для Хана. Он был мне благодарен. И при нем такого бы никогда не случилось. Лея очень быстро забыла, из какой задницы я помогла выбраться семье Соло. Я не собираюсь это так оставлять, поэтому, - Маз глубоко вздохнула, - я предлагаю Такодану тебе. Это всегда была ничья территория. Теперь она может стать частью твоих владений. Мы будем платить тебе, а взамен потребуем защиты.

Кайло пристально посмотрел на Маз, потом медленно кивнул.

- Справедливо. Я соглашусь, но с одним лишь небольшим условием.

Маз застыла, пальцы ее перестали нервно барабанить по столу.

- Каким? – она напряженно посмотрела на Рена поверх своих очков.

Кайло хмыкнул.

- Я не буду брать плату лично с тебя, но ты возьмешь Рей в партнеры.

- Что? – ахнула девушка, неловко дергаясь, почти падая с подлокотника. Рен удержал ее в последний момент. – Кайло!

Теперь настала очередь Канаты ухмыляться, она перевела взгляд с Кайло на Рей, заставив девушку отчаянно покраснеть.

- Идет, - Маз протянула Рену руку.

- Сеньора Каната! – возмутилась Рей, - зачем? Не надо! Я не согласна. Это совершенно лишнее. Я никогда не…

- Хватит, деточка, - строго прервала ее Маз, пожимая руку Кайло, - слишком много слов.

***

- Это было совершенно лишнее, - Рей полулежала на Кайло у него в квартире, Рен рассеянно гладил живот девушки, бездумно пялясь в телевизор, где шел какой-то вечерний сериал.

- Слишком много слов, - повторил слова Маз Кайло и поцеловал Рей в макушку, - неужели ты думаешь, что Маз взяла бы тебя в долю, если бы ей это претило или ты была бы столь безнадежна, что угробила бы ее бизнес? Не глупи, Рей! Маз не дура. Она расчетливая старая сука. Она торговалась бы до последнего, если бы ее что-то не устраивало.

- Зачем ты поставил Маз такое условие? – не отставала Рей.

- Потому что могу, - девушка почувствовала, как Рен пожал плечами, - потому что я так хочу. Этого достаточно?

Рей перевернулась на живот и уперлась подбородком в грудь Кайло.

- Ты всегда получаешь то, что хочешь? – спросила.

Кайло скосил на Нииму глаза, которые в полумраке комнаты казались черными.

- Всегда, - произнес хриплым низким голосом, заставляя Рей вздрагивать и краснеть.

- Я совсем ничего о тебе не знаю, - тихо произнесла Рей.

- Попробуй спросить, - Кайло откинул голову на подушку, уставился в потолок, - я отвечу.

- На все-на все?

- На все, - твердо ответил Кайло, - но не просто так. Я ведь тоже ничего о тебе не знаю.

- О! – засмеялась Рей, садясь на диване, скрестив ноги, уперев руки в колени и подперев ими подбородок, она любовалась лежащим мужчиной, - со мной все просто. Меня зовут Рей Ниима и мне девятнадцать, - Рей шутливо потрясла руку Кайло, - приятно познакомиться. Я всю жизнь провела в Джакку. Мой отец умер, случайно попав в какую-то криминальную разборку, когда мне было пять. Мама после его смерти очень горевала и, хоть любила меня, но явно меньше, чем отца, - Рей поджала губы, помотала головой, - она…стала много пить и подсела на наркоту. И, - девушка судорожно вздохнула, - продала меня за дозу. Меня нашла тетка, двоюродная сестра матери, забрала к себе. Она не была милой или ласковой, но никогда не ругала меня просто так и уж тем более не била меня. Мы едва сводили концы с концами, но жили дружно. Тетя умерла два года назад. Мне пришлось бросить школу и пойти работать. Я…мечтаю накопить денег и пойти учиться. Мне нравятся цифры и математика. Я бы хотела связать с этим свою жизнь.

Рей посмотрела на Кайло и улыбнулась. Он вдруг резко сел и сграбастал ее в охапку, обнял так крепко, что Рей задохнулась от восторга, уткнулась ему в плечо, вдыхая аромат одеколона и легкий запах пота. Задрожала от необъяснимой нежности.

- Не могу поверить, что кто-то мог бросить тебя ради чертовой наркоты, - пробормотал Рен.

- Ну, - тихонько вдохнула Рей, - так бывает. Это зависимость, Кайло. Она толкает людей на страшные поступки. Тем более, тетя говорила, что мама очень горевала.

- Это не оправдание, - Кайло шумно вдохнул, чуть отстранился, заглянул Рей в глаза, - я тебя никогда не брошу.

Девушка робко улыбнулась, чмокнула Рена в нос.

- Твоя очередь! Почему Маз называла тебя Беном?

Кайло помрачнел, выпустил Рей из объятий, отстранился. Ниима нервно заправила за ухо прядь волос.

- Если ты не хочешь говорить, ты не обязан, - произнесла тихо.

- Я обещал тебе ответить, - пожал плечами Кайло, помолчал немного, - так меня назвали родители Хан Соло и Лея Органа. Бенджамин Соло. Но я сменил имя, потому что не хотел и не хочу иметь со своей семьей ничего общего.

- Почему? – шепотом спросила Рей.

- Они предали меня, - ответил Кайло, стараясь не встречаться с Рей взглядом, - я был для своих родителей сплошным разочарованием, недостаточно твердый, решительный. Шлялся по клубам, прожигал жизнь и швырял родительскими деньгами. Мой дядя – Люк Скайуокер предложил матери дать мне настоящее дело, мол, тогда у меня не останется путей к отступлению, и мне придется повзрослеть. Я и Люк отправились в Кореллию к тамошним наркоторговцам, чтобы договориться о поставках спайса в Корусант. Люк бросил меня, подставил, выставил все в таком свете, будто я хочу обмануть торговцев, а сам свалил в закат. Они схватили меня, пытали, оставили этот шрам. - Кайло указал на лицо, - мне помог выбраться Хакс, он договорился с торговцами, сказал, что ручается за меня. Черт его знает, почему мне поверил. Наверное, хотел, чтобы я был ему обязан. Армитаж – та еще хитрая тварь. Он предложил вести дела только мне, не впутывая в эту мою семью. Я согласился, выбора особого у меня не было. Наладил поставки чистой наркоты, взял в долю Хакса. Но когда вернулся домой, ни мать, ни отец не оценили то, что мне удалось сделать. Отец орал, что я их предал, мать обвиняла в том, что дядя исчез где-то в Кореллии. Я попытался уладить конфликт, хотел большей самостоятельности, предлагал отцу войти со мной в долю, хоть это и противоречило договору с Хаксом. И искренне недоумевал, ведь меня послали научиться самостоятельности. А когда это случилось, оказалось, что родителям это не нужно. Я решил, что дальше я сам. Мать ставила мне палки в колеса, посылала своих людей вернуть меня в семью мирными и не очень способами. Потом пришел отец. Требовал вернуться. И я…- Кайло посмотрел прямо на Рей, - убил его.

Ниима вскрикнула, прижав ладонь ко рту. Не отрываясь, смотрела на мужчину перед собой. Значит, все правда. Если до этого девушка еще как-то надеялась, что все те слова, что говорил ей Финн, он говорит от злости и ревности, то теперь сомнений не осталось. Да, Кайло убил своего отца. И, видимо, действительно приложил руку к исчезновению дяди в Кореллии. И сейчас рассказал об этом честно и неприкрыто. Рей с ужасом осознала вдруг, что это ничего не меняет в ее отношении к Рену. Более того она понимала его мотивы. Наверное, он не мог поступить иначе. Наверное.

- Ты вольна уйти, - медленно произнес Кайло, сверля девушку мрачным взглядом.

Рей отрицательно покачала головой.

- Не хочу! – девушка помолчала немного, - но…

- Но? - глазах Рена застыло напряженное ожидание.

- У тебя был отец, - тихо произнесла Рей, отведя взгляд, она рассеянно теребила подол футболки, - отец, который любил тебя и…

- И предал меня! – резко бросил Рен.

Рей вздрогнула от его слов.

- Но ты уверен, что дядя и отец действовали заодно? – девушка бросила на Кайло быстрый взгляд, в ответ тот пожал плечами.

- Скорее всего нет. Но изменить ничего было нельзя. Либо я, либо Хан Соло. Это война, Рей.

- Но они твоя семья! – против воли повысила голос Ниима.

Одинокая, потерянная, все свое детство она мечтала о том, чтобы случилось чудо, чтобы смерть ее родителей была чудовищной ошибкой. Мечтала не быть одна. А Кайло был человеком, добровольно отказавшимся от семьи. Это было выше понимания Ниимы.

- Нет, Рей, - покачал головой Рен, - больше нет.

Между ним повисла тишина, звенящая своей пустотой, вибрирующая от откровенности, которую на Рей обрушил Кайло. И Рей это ценила, но это и пугало больше всего. Словно бы они стали связаны. Ниима прерывисто вздохнула.

- Тебя это пугает? – тихо спросил Кайло.

- Нет! – вскинула голову Рей, глядя прямо в темные глаза.

- И что дальше? – с любопытством склонил голову на бок Рен.

- Дальше? – растеряно произнесла Рей, на мгновение замерла, а потом решилась, улыбнулась, - дальше, - решительно тряхнула головой, - я тебя поцелую.

Глаза Кайло расширились, он шумно выдохнул через нос. Рей хихикнула и подалась вперед, с твердым намерением осуществить свою угрозу. Не успела. В дверь резко позвонили, заставив Нииму подпрыгнуть на кровати.

- Ты кого-то ждешь?

- Видимо, - поморщился Кайло, направляясь в прихожую.

Рей последовала за ним.

- Рен, мы в полном дерьме! – залетевший Хакс выглядел раздраженным.

- Привет, Кайло, - Кайдел чмокнула брата в щеку.

- И что произошло? – скрестил руки на груди Кайло, вопросительно приподняв бровь.

Хакс фыркнул недовольно, его взгляд остановился на Рей. Лицо Армитажа приобрело брезгливое выражение, словно он разглядел таракана на идеально вымытой кухне, губы мужчины скривились в недовольной усмешке, в светло-зеленых глазах застыло тщательно выверенное недоумение.

- Она что здесь делает? – процедил Армитаж.

- Она здесь со мной, - спокойно ответил Кайло, упрямо выдвинув подбородок вперед.

Какое-то время мужчины буравили друг друга недовольными взглядами.

- Ты совсем ебанулся, Рен! Тащишь сюда…всякое, – бросил Хакс, проходя на кухню, намеренно задевая Рей плечом.

Девушка отпрянула так резко, что ударилась бедром о стену, зашипела недовольно. Кайло последовал за Хаксом, нежно провел по спине Рей ладонью, закатил глаза и улыбнулся краем губ. Ниима осталась стоять в коридоре, растеряно глядя вслед, не зная, что ей делать дальше.

- Не обращай внимания, - шепнула Кайдел, улыбаясь, - хорошо, что ты здесь.

Рей неуверенно улыбнулась в ответ.

- Арми просто не доверяет никому и настороженно относится к новым людям, - продолжила блондинка, - идем! – она взяла Рей за руку и прошла вместе с ней на кухню.

Кайдел вытащила из шкафа турку и принялась варить кофе. Рей наблюдала за девушкой заворожено. Движения Органы были уверенные и неспешные, видно было, что она знает, где и что находится в этой кухне, - Кайдел здесь бывала неоднократно. И это почему-то задело Нииму. Что за чушь лезет ей в голову!

Армитаж продолжал сверлить Рей недовольным взглядом.

- Что ты устроил в Такодане? – прошипел Хакс, - какого хрена?

- Почему нет, - пожал плечами Кайло, - Такодана всегда была ничьей, а теперь станет нашей. Да, этот квартал никогда не делили, но Органа начала первой. Я всего лишь ответил.

- Как будто это имеет какое-то значение: кто начал первый! – фыркнул Армитаж, - мы не в песочнице, Рен!

От рыжего волнами исходило недовольство, плотное и почти осязаемое, он бросал на Рей недовольные взгляды, видимо, догадываясь, что она замешана в истории с Такоданой. Ниима поежилась, ей хотелось бежать отсюда, настолько лишней она себя здесь чувствовала. Но девушка застыла у стены, не зная, куда деть себя, рассеянным взглядом следила за Кайдел, стараясь игнорировать яростные взгляды Хакса и выглядеть непринужденной. Получалось плохо, нервный румянец залил щеки, руки подрагивали.

- Вот именно. И пока у нас есть фора, - Кайло оглянулся на сестру, - есть ведь?

- Есть, - кивнула Кайдел, - мать пока ничего не знает.

- Пока есть фора, - продолжил Рен, - мы успеем подготовиться. И прибрать эти территории к рукам.

Армитаж смотрел мрачно.

- Мы не можем сейчас размениваться на Такодану. Мы едва справляемся с тем, что у нас есть, а долбанная Лея Органа ставит нам палки в колеса! А ты еще ввязался в это! Даже не посоветовавшись!

- Так тебя это задевает? – хмыкнул Кайло, - что я тебя не спросил?

Армитаж набрал полную грудь воздуха, но сказать ничего не успел.

- Арми, - Кайдел, ослепительно улыбнувшись, подала ему чашку кофе, - без сливок с ложкой сахара, все, как ты любишь.

Надменное и злое выражение лица Хакса тут же смягчилось, он посмотрел на Кайдел с благодарностью. Быстрым движением погладил руку девушки, принимая у нее чашку с кофе.

- Братец, - Органа ничуть не смутилась под пристальным взглядом Кайло, - твой кофе, черный, без сахара и сливок.

- Спасибо, - ухмыльнулся Рен, продолжая буравить взглядом Армитажа.

- Рей, - подала голос Кайдел, - какой кофе любишь ты?

Ниима пожала плечами.

- Не знаю, - смутилась, - любой.

- Кхм, - озадачено протянула Кайдел, - мы это выясним.

Она подмигнула растерявшейся Рей.

год назад

Прошло несколько дней. Боль притупилась, синяки побледнели, а ссадины почти исчезли. Воспоминания о той ночи поблекли, словно подернулись дымкой. И перед мысленным взором Рей вставали нечеткие образы, смутные ощущения, будто она смотрела со стороны сквозь мутное стекло. Она запретила себе вспоминать, гнала все лишние мысли прочь. Рей велела себе жить дальше.

Но через два дня - очередное слушание в суде. И чем ближе был этот день, тем чаще были приступы паники. Встретиться с Кайло лицом к лицу после того, что произошло, было немыслимо. Рей боялась, что не сумеет этого выдержать. Иногда её посещали мысли о том, как же так случилось, как они могли дойти до такого? Ответа женщина не находила и поэтому отодвигала мысли прочь.

Накануне слушания пришли По и Фазма. Подруга молча обняла её, Рей на объятия не ответила. По был более эмоционален.

- Почему вы не засвидетельствовали факт насилия, Рей! Мы могли бы использовать это в суде! - с жаром произнёс адвокат, - он сотворил ужасную вещь! Он должен быть наказан!

При слове “насилие” Рей вздрогнула. Стиснула руки, лежащие на коленях. Она уставилась в окно, там жаркое солнце дарило легкомысленное летнее настроение жителям Корусанта. Когда-то Рей верила, что в солнечный день и живётся легче. Больше она так не думала. Легче ей, несмотря на тёплую солнечную погоду, не становилось. Было холодно, Рей зябко куталась в безразмерный кардиган.

- Я не хочу это афишировать, сеньор Дэмерон, - лёд в её голосе мог выстудить всю квартиру, - если бы хотела, то уже поставила бы вас в известность.

В глазах адвоката мелькнуло недовольство, но тут же померкло, сменившись жалостью. Рей не хотела, чтобы её жалели.

- И если это все, сеньор Дэмерон… - все так же холодно продолжила Рей.

По намёк понял. И вскоре ушёл, Фазма осталась.

- Рей, - тихо произнесла подруга, глядя на женщину все с той же проклятой жалостью, которая была Нииме ненавистна!

- Я не хочу об этом говорить, - медленно произнесла Рей.

Фазма рассеянно помешивала свой латте с мёдом.

- Я думала, Кай, его убьёт, - не поднимая глаз произнесла Фазма, - она так орала.

- Фаз, - устало прошептала Рей, - пожалуйста…

- Пожалуйста! - вскочила Фазма, едва не смахнув со стола кружку с кофе, - пожалуйста?! Дэмерон прав: этот ублюдок должен ответить! Заплатить за то, что сделал! На коленях просить у тебя прощения!

Рей посмотрела равнодушно. Её не трогало возмущение Фазмы, её сочувствие не грело, а жалость вызывала желание бежать без оглядки.

- Мне не нужны его извинения, Фаз, - равнодушно произнесла Рей. - Мне ничего от него не нужно.

***

В день слушания чуть похолодало. Небо затянули серенькие облака, то и дело принимался накрапывать дождик. Пыль на тротуарах и дорогах Корусанта немного улеглась, зелень вновь ззасияла яркими сочными красками, словно поздней весной.

Они так ни к чему и не пришли. Адвокаты Кайло наступали, Дэмерон держал оборону. Рен сидел странно притихший, а Рей смотрела в одну точку, предоставив своему адвокату полную свободу действий. И где-то на задворках сознания билась простая мысль: как хорошо, что

похолодало, и Рей смогла надеть блузку с длинным рукавом и высоким воротником, скрывавшую синяки и ссадины.

Они вышли с По на улицу, Рей подняла глаза к пасмурному небу.

- Мы все равно победим! - адвокат был воодушевлен.

Рей не стала уточнять, в чем причина его приподнятого настроения. Она, наверное, должна была бы знать, если бы не витала мыслями далеко все время слушания.

Внезапное прикосновение к руке заставило Рей вздрогнуть.

- Нам надо поговорить, - безапелляционным тоном заявил появившийся словно из ниоткуда Рен. Рей отшатнулась от него, как от прокаженного. Выражение неконтролируемого ужаса появилось на её лице. Кайло помрачнел.

- Не смей её трогать! - рявкнул Дэмерон, вставая между Рей и Кайло.

- Или что? - окидывая адвоката презрительным взглядом, процедил Рен.

- Я добьюсь судебного запрета для тебя приближаться к ней более, чем на пятьдесят метров, - пригрозил адвокат.

- Попробуй, - равнодушно пожал плечами Кайло и нехорошо улыбнулся, - но пока этого запрета нет, отойди и дай мне поговорить с моей женой.

- Или позовёшь своих головорезов? - фыркнул По.

- Сам справлюсь! - Кайло шагнул вперёд, сжимая кулаки.

Этого Рей допустить уже не могла. Призвав на помощь все свое самообладание, женщина шагнула к Рену.

- Хватит, - её рука, легшая на его предплечье, дрожала, - хватит. Мы поговорим.

- Рей! - почти обиженно воскликнул По, - вы не обязаны!

- Хватит, По, - устало произнесла женщина, - это просто разговор. Спасибо вам. Созвонимся. Дэмерон нехотя кивнул, буравя Рей взглядом исподлобья.

Рей аккуратно взяла Кайло под руку.

- Машина припаркована за углом, - хрипло произнёс Рен, пытаясь поймать взгляд жены.

- Нет, - отрицательно покачала головой Рей, - прогуляемся.

Они дошли до Центрального Парка и медленно пошли по дорожкам. Мимо проходили парочки, смеющиеся компании, на спортивных площадках болтали и хвастались спортивными успехами подростки, занимались серьёзные дяди. С горок с визгом скатывались дети, и возились в песочницах малыши. Для Рей все это было где-то далеко, снова за пеленой тумана, за разводом грязи на мутном стекле. Между ними повисла тишина. Рей нечего было сказать, а Кайло молчал. Наконец, они нашли свободную лавочку, присели. Женщина скользила взглядом по верхушкам деревьев, дальше - к пасмурному небу, вниз - к газонам и клумбам. И снова - вверх. И так - по кругу.

- Рей, прости меня, - произнёс Кайло, когда женщина уже и забыла о том, что он рядом.

И так как Рей молчала, Кайло продолжил:

- Прости, я был пьян и…

- И под наркотой, - продолжила за него Рей.

Кайло судорожно сглотнул.

- И под наркотой. Рей, пожалуйста. Я знаю, что сделал тебе больно, но…

- Но даже представить себе не можешь, насколько, - вдруг улыбнулась Рей, улыбка далась ей легко и непринуждённо.

- Рей, - голос его скрывался, - пожалуйста, прости. Я не…

- Хотел! - Рей резко повернулась к Рену, заставив того вздрогнуть, посмотрела в глаза. А потом прикоснусь ладонью к его щеке, Кайло жадно подался навстречу прикосновению, прикрыл глаза, - хотел, - продолжила Рей, - ты хотел этого, Кайло. Хотел унизить, растоптать, причинить боль. Женщина ласково провела большим пальцем по скуле, Рен прерывисто вздохнул. Потерянный, несчастный, он, казалось, не знал, куда себя деть.

- Что же с нами стало, мой милый, - тихо проговорила Рей, в глазах её стояли слезы, - ведь я так тебя любила.

Рен вздрогнул, распахнул глаза, накрыл своей рукой её руку.

- Больше не любишь? - спросил напряжённо.

Рей резко убрала руку, быстрым движением отерла слезы с лица. Поднялась, поджала губы.

- Извинения приняты, - произнесла спокойно, - мне пора.

- Ты не ответила на вопрос, - тоже поднялся Кайло, засунул руки в карманы брюк, словно боялся, что не удержится, потянется к Рей.

- Мне пора, - вновь повторила женщина.

И пошла прочь.


========== 8. ==========


Комментарий к 8.

Не уверена, что нужно предупреждение, в конце концов, все метки вынесены в шапку, но все же хочу напомнить. Рей - не невинный цветочек, не лапочка. Она семь лет вертелась в бизнесе мафии. И хоть она пыталась пожить честной жизнью, не вышло у нее почти сразу. То, что она сделала, это жестокость, безжалостность, преступление, но необходимость. И выбор есть всегда, свой Рей сделала, решив стать наследницей деда. И если готовы, то приятного чтения)

сейчас

Закинув ногу на ногу, покачивая ступней в изящной лодочке на тонком каблуке, Рей нежно улыбалась владельцу “Арсеналов Мерр-Сонн” Ричарду Блейму и Карен Марч - директору “БласТех Индастриз”. Пока улыбалась.

Поставки оружия для Палпатина сорвались, и дед рвал и метал, грозил скорой расправой. “Сонн-Блас” - совместная корпорация двух оружейных гигантов, занимающаяся исключительно нелегальным производством и поставками оружия, крупнейшая на чёрном рынке, сорвала поставки и не собиралась за это извиняться. А затем и вовсе задрала цену до небес. Рей подозревала, что все это произошло с чьей - то подачи. Кто-то копал под Палпатина. Глава “Сонн-Блас” встретиться с Таркином отказался. Шив пошёл на принцип и заявил, что сам он разговаривать ни с кем не будет. И Рей взяла дело в свои руки. Дед отнёсся к этому благосклонно. - Мне нужен результат, Рей, - глядя на женщину своими тусклыми глазами, произнёс Палпатин, - мне неважно, как ты этого добьёшься. Дай мне результат, Рей.

Ниима не стала добиваться встречи с главой “Сонн-Блас”. В конце концов, он был лишь номинальным лицом. Ей нужно было поговорить с теми, кто действительно что-то решает. А это был владелец “Арсеналов” - Блейм, уже немолодой мужчина, хитрый и ловкий лис, под которого копали конкуренты и поливали грязью газеты. Но он всегда выходил сухим из воды. И это была Карен, которая управляла “БласТех” последние пять лет после смерти владельца – Хьюго Вуда. Его дети не захотели сами заниматься делом, им важна была лишь прибыль, которую Карен им и давала. Сколько при этом получила она сама, оставалось лишь гадать. Эффектная акула оружейного бизнеса, Марч смотрела на Рей с толикой насмешки и превосходства, прекрасно понимая, что якобы ошибки в документации по “Старкиллеру”, присланной в “Эрсо Инк”, это лишь предлог поговорить. Ошибок не было. И Рей рассыпалась в извинениях, но отпускать гостей не спешила, а они не спешили уходить. Нииме оставалось лишь гадать, в курсе ли они, что блудная внучка вернулась в лоно семьи. Палпатин пока не спешил афишировать это, за что Рей была ему даже благодарна, хоть и понимала, что Шив делает это не от родственной любви. Он хочет посмотреть на нее в деле, понять, не ошибся ли он, может ли он ей доверять, может ли передать свою империю.

- Что же, - произнесла Рей, - все вопросы по документации мы выяснили, и я еще раз прошу мне извинить мою ошибку, - женщина помолчала, - и еще раз хочу напомнить, как важно и необходимо соблюдать порядок не только в документах, но и порядок в обязательствах. Во всех обязательствах.

В кабинете повисла тишина. Улыбка на лице Марч застыла, как приклеенная.

- Не понимаю, о чем вы, - медленно произнес Блейм, - «Арсеналы Мерр-Сонн» всегда и при любых обстоятельствах выполняют свои обязательства.

- А вы сами, сеньор Блейм? – прищурилась Ниима, - обязательства перед партнерами и друзьями, перед…своей супругой.

Ричард вздрогнул, лицо его не выражало ничего, но в глазах вспыхнула искра паники.

- Не понимаю, при чем тут Мэй, - холодно ответил мужчина.

- О! Как же не при чем, когда она владеет контрольным пакетом акций вашей компании?

Мужчина снов вздрогнул. Рей ухмыльнулась. Эту информацию тщательно скрывали, не иначе, чтобы потешить репутацию альфа-самца-Ричарда-Блейма. И Рей отдавала должное Мэй Блейм, которая ушла в тень, оставаясь супругу верной поддержкой и опорой. Очень ревнивой поддержкой и опорой.

Рей кинула на стол конверт с фотографиями Блейма и эффектной брюнетки в разных ракурсах и недвусмысленных позах. Ниима заплатила большие деньги детективу, но потрясенное выражение лица Блейма того стоило.

- Чего вы хотите, Рей? – резко спросила Марч.

- А вы, Карен, - Ниима не спешила отвечать на вопрос, - ваши обязательства перед семьей Вуд? Благодаря беспечности детей покойного сеньора Хьюго, вы постепенно прибрали к рукам большую часть его бизнеса, но это только до тех пор, пока они не прижали вас к ногтю.

- Это бездоказательные инсинуации, - на лице Марч не дрогнул ни единый мускул, и Рей не могла не восхититься выдержкой этой женщины.

- Уверены? – Рей прямо посмотрела на Марч.

На самом деле, она блефовала. То, что она сейчас говорила Карен, было лишь сплетнями, домыслами и выводами. Ниима била наугад, надеясь, что ей удастся если не запугать Карен Марч, то посеять в ее душе сомнения относительного того, как много Рей известно.

- Я еще раз вас спрошу, Рей, - продолжила Карен, - чего вы хотите?

- Всего лишь, чтобы соблюдались договоренности. «Сонн-Блас» поступила очень некрасиво. Это нужно исправить, - почти беспечно произнесла Рей.

- Вот и разговаривайте с представителями «Сонн-Блас», - фыркнул Блейм, переглянувшись с Карен, - мы-то здесь при чем!

- Не пудрите мне мозги, Блейм! – прошипела Рей, резко подавшись вперед, - я не собираюсь разговаривать с шестерками! Сколько бы вы ни получили денег или обещаний, вы просчитались и ошиблись, считая, что можете поступать с заказчиками вроде Шива Палпатина так, как вам вздумается. В конце концов, - Ниима насмешливо фыркнула, - оружейные склады чудесно горят.

- Вы нам угрожаете? – тихо спросил Ричард.

- Что вы! – изобразила испуг Рей, - ни в коем случае! Это всего лишь предположения: что склады хорошо горят, что ваша супруга ревнива, а репортерам интересна ваша личная жизнь, что ваши наниматели, Карен, все же дети своего отца и не любят обмана. Это всего лишь напоминание о том, как важно быть честными и держаться своего слова в этом насквозь прогнившем мире. Я вообще за честность и справедливость, - ослепительно улыбнулась Рей.

Карен и Ричард снова переглянулись. Рей смотрела на картину позади них: неплохая репродукция Ренуара была преподнесена ей в качестве подарка к вступлению в должность Касианом и Джин. Картина Рей нравилась.

- Мы вас услышали, Рей, - наконец, подала голос Марч, - мы возобновим поставки для сеньора…

- Тссс! – прервала ее Ниима, - даже не знаю, о чем вы, Карен, - Рей заговорщицки подмигнула, - просто поговорите с теми, кого вы так неосмотрительно обидели. И не забудьте извиниться. А теперь, - Ниима демонстративно посмотрела на часы, - прошу меня извинить, у меня через пять минут следующая встреча.

- Конечно, - кивнула Марч и поднялась.

Блейм потянулся к конверту на столе. Рей ему не препятствовала. Не думает же он, что это единственные копии компромата.

Уже у дверей Ричард обернулся, рука его изо всех сил сжимала конверт.

- Мы, я надеюсь, тоже можем рассчитывать на вашу честность, Рей? – спросил Блейм.

- Будет зависеть от вашей, - пожала плечами Ниима.

С Фазмой Рей встретилась в небольшом ресторанчике в деловой части Корусанта. В обеденный перерыв здесь было много народу, в помещении стоял гул. Фаз уже ждала ее, заняв столик у окна, перед женщиной стояла чашка с кофе, от которого исходил запах меда. Джиамарези была верна себе.

- Это Рен? – сходу спросила Рей, падая на стул и швыряя на соседний сумку.

- Нет, - покачала головой Фазма.

- Может, Хакс? – нервно спросила Рей.

- За спиной у Кайло? – приподняла бровь блондинка, - не говори ерунды.

- Тогда кто? – Ниима рассеянно поковырялась в мясе, которое ей принесли, съела пару кусочков и отодвинула тарелку. – Кому понадобилось оружие настолько срочно, что его увели из-под носа Палпатина? И кто настолько хитер и силен, чтобы запугать «Сонн-Блас» до того, что они сорвали многолетнюю поставку?

- Я понимаю, к чему ты ведешь, - кивнула Фазма, - такую наглость может себе позволить только Рен. Но он же и понимает, что Император ответит на это. И ответ будет суров. Нет, Рей, в планы Кайло война сейчас не входит. Но вот, что я тебе скажу, - продолжила женщина, подаваясь вперед, - позавчера кто-то перехватил крупный груз из Кореллии. И мы до сих пор не знаем, кто. Более того груз очень скоро всплыл в центре Корусанта, но разбавленный. Да не на треть, как делаем мы, а вполовину.

- Это не Шив, – тут же ответила Рей, - центр - его территория, но это не он.

- А теперь подумай, Рей, кто-то пытается нас стравить, быть может?

Ниима пожевала губу. Война между кланами была бы сейчас очень нежелательна.

- Или кто-то просто хочет войти в дело, - предположила Рей, - третья сила.

- Кто? – скептически произнесла Фазма, - достаточно силен был только Кримсон Дон, но его остатки после смерти старой суки Киры еще лет пять назад растащили между собой Рен и Император. И они так и не восстановились.

- Кто-то новый, - медленно проговорила Рей и посмотрела на Фазму.

Подруга застыла. Кто-то новый, настолько дерзкий, что не побоялся облапошить Императора и Рена, двух самых влиятельных людей Корусанта, кто-то настолько отчаянный и хитрый, что пытается столкнуть две эти силы, чтобы под шумок проворачивать свои дела.

- Может, все же Хакс, - с тоской протянула Рей. Все же старый и предсказуемый враг был куда как лучше, чем новый и неведомый.

- Нет, Рей, - покачала головой Фазма, пристально посмотрела на Нииму, потом тяжело вздохнула, словно решаясь, - ему сейчас не до того.

- Не до того? – фыркнула Рей, склонив голову на бок, - что же такого случилось, что ему не до клана?

Лицо Фазмы приобрело странно опасливое выражение, она накрыла руку Рей своей.

- Рей, послушай, Кайдел все хотела тебе рассказать, но боится твоей реакции.

- Что? – изумилась Ниима, - не понимаю, о чем ты.

- Рей, они с Хаксом ждут ребенка.

Руку Ниима тут же убрала. Показалось, что она упала в ледяную воду с высокого обрыва, воздух вышибло из легких, Рей задохнулась. Разум приказывал ей собраться, он же твердил, что ее личная трагедия не повод так реагировать на радостные новости. Но сердце заколотилось так быстро, что помещение поплыло перед глазами. Ребенок, которого у нее самой так и не случилось.

- Она совершенно зря боится, - ровным голосом выдохнула Рей, - я очень за нее рада.

Это была неправда. Но собственное горе не повод злиться на подругу или в чем-то ее обвинять.

- Я напишу ей, - Рей попыталась улыбнуться, - правда, Фаз, вы все совершенно напрасно думаете, что я буду кидаться на людей. Тем более на Кай.

Фазма так же фальшиво улыбнулась Рей в ответ.

Через два часа ей позвонил Таркин.

- Дон Палпатин просит передать его благодарность, - сухо произнес Ууилхафф, как обычно не утруждая себя приветствием, - и приглашает вас на ужин.

Рей поморщилась, в ее планы вовсе не входило сегодня ехать к Шиву, но никто не оставлял ей выбора. Не стоило обольщаться вежливым приглашением, это была настойчивая просьба, приказ, который Рей обязана выполнить. Женщина устроилась поудобнее в кресле, глядя на строчки документа, которые разбегались перед глазами, настолько все ее мысли были заняты состоявшимся разговором с Блеймом и Марч.

- Передайте, что я буду к десяти, - Рей сбросила вызов.

В конце концов, Таркину она хамила, когда еще была замужем за Реном, а теперь, когда она потенциальная наследница Шива, то сам бог велел.

В кабинет заглянула Зори, чтобы передать документы от Касиана. Девушка выглядела бледной, покрасневшие глаза были обведены черными кругами.

- Зори? – остановила девушку Рей, когда та собралась уходить.

- Да, сеньора Ниима? Вам еще что-то нужно? – она прятала глаза и нервно сжимала руки.

- Что-то случилось? – спросила Рей.

- Нет-нет, - поспешно произнесла Блисс, - все хорошо.

Рей пожевала губу.

- Я сегодня задержусь, а ты можешь уйти пораньше, - произнесла Ниима, - реши свои проблемы.

Зори вздрогнула. Рей тяжело вздохнула. Ей нужна была секретарь, которая думает о работе, а не совершает мелкие, но все же досадные ошибки, как Блисс в последнее время.

- Спасибо, сеньора Ниима, - тихо ответила девушка.

- Ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью, - Рей пристально посмотрела на Блисс, которая снова вздрогнула.

***

Особняк деда встретил Рей темнотой и тишиной, единственным окном, горящим в доме, была столовая, где уже был накрыт ужин на троих. Рей сквозь зубы приветствовала Таркина, который сухо кивнул ей.

- Моя дорогая девочка! – Шив приблизился к ней, звук колес его инвалидного кресла, едва скребущих по дорогому паркету, заставил Рей невольно вздрогнуть, - я так рад тебя видеть! Ты показала хороший результат.

- Спасибо, - сдержанно ответила Ниима, неловко переступив с ноги на ногу, думая лишь о том, как снять неудобные туфли. Быть может, ей удастся переодеться к ужину, найти в той жуткой комнате наверху более удобную обувь?

Палпатин хитро посмотрел на нее, словно прочел ее мысли.

- Прошу к столу, нам о многом надо поговорить.

Рей попыталась удержать лицо, твердым шагом прошла к столу, - показывать свои слабости пусть и таком мелком вопросе, как уставшие ноги, было никак нельзя. Женщина замерла в нерешительности. Место – во главе стола, явно для Палпатина, но где сесть ей? Таркин решительно устремился к столу, но был остановлен одним лишь взглядом Императора. Палпатин медлил, потом его тонкие губы раздвинула довольная усмешка, он наслаждался спектаклем, который разворачивался у него на глазах.

- Рей, - он указал на место справа от себя.

Ниима выдохнула сквозь стиснутые зубы, присела на мягкий стул. Таркин, севший напротив женщины, смотрел с ненавистью. Рей поняла, что заняла его место. Она быстро отвела взгляд. Верный соратник ее отца либо станет и ее верным другом, либо опаснейшим врагом. Дружить с Уилхаффом Рей не хотела, но и наживать в его лице врага было опрометчиво. Шив сделал вид, что не заметил ни взглядов Таркина, ни повисшей за столом напряженной тишины. Какое-то время все молча ели, хотя Рей кусок в горло не лез. Она ждала слов деда.

- Итак, моя дорогая девочка, - наконец, соизволил заговорить Шив, - ты справилась с поставленной задачей. Поставки налажены, извинения принесены, и даже цена в этот раз меньше. Но остается нераскрытый вопрос. Знаешь, какой?

Рей нервно сглотнула под испытующим взглядом Императора.

- Кто? – произнесла тихо, - кто посмел.

- Верно, - кивнул Шив, - и это предстоит выяснить тебе. То есть мы с Уилхаффом уже обо всем позаботились, верно?

Таркин сдержанно кивнул, продолжая жевать восхитительную рыбу.

- Ты, Рей, лишь завершишь начатое. Это совсем просто. – Шив кивнул Таркину, - Уилхафф тебя проводит.

Ниима непонимающе посмотрела на деда, потом на поднявшегося Таркина. В столовой повисла зловещая тишина, и у Рей побежали мурашки по коже. Инстинкт вопил ей, чтобы бежала, спасалась. Поднявшись, Рей сделала шаг и неловко оступилась, подворачивая ногу. От падения ее удержала рука Таркина, ладонь его была теплой и неприятно сухой. Секунду Рей смотрела в равнодушные глаза правой руки ее деда, а потом, восстановив равновесие, резко выдернула руку. Не соизволив поблагодарить, вопросительно изогнула бровь. Таркин сухо кивнул, делая ей знак следовать за ним. Взгляд Императора уперся женщине в спину, Рей невольно повела плечами, словно желая сбросить его.

Машина Таркина, неприметный седан, моргнула фарами. Уилхафф любезно распахнул перед Рей переднюю дверь. Поколебавшись, Ниима все же полезла внутрь, от души надеясь, что ее не убивать везут. Перспектива остаться наедине с Таркином в замкнутом пространстве не прельщала.

- Куда мы едем? – спросила Рей, когда они вырулили с подъездной дорожки.

- Заброшенный склад к северу от города.

Ниима закусила губу. Ничем законным тут и не пахло, а заброшенные склады, заводы и развалины отлично подходят для разборок. Дед уже нашел того, кто попытался перехватить его оружие? И теперь хочет, чтобы Уилхафф на глазах у Рей показательно с ним расправился?

Нииму передернуло. Она слишком хорошо помнила, как это бывало. Хоть и нечасто ей доводилось видеть подобные картины жестокости, Кайло обычно старался не приносить их в дом, а ее ограждал от этого, насколько было в его силах. Но и Рен был не всесилен. Реальность упорно влияла на их жизнь, превращая ее в кошмар наяву. А теперь она сама, как Рен, а значит, должна терпеть. Но ее уже заранее затошнило. Хотя, может быть, там у Таркина какие-то информаторы? Рей покосилась на равнодушного мужчину, который вел автомобиль уверенно и неспешно. Нет, глупым надеждам не место в ее жизни.

По дороге они не сказали друг другу ни слова, Рей лишь кусала губы, стараясь не думать о том, что ее ждет. У склада Ниима заметила еще пару машин, но людей возле них не было. Таркин включил свет в салоне, какое-то время сидел молча, глядя перед собой, словно решаясь на что-то. А потом достал из бардачка пистолет и протянул его Рей. Женщина отшатнулась, в ужасе посмотрела на по-прежнему невозмутимого Таркина.

- Возьмите, сеньора Рей.

- Зачем? – хрипло спросила Ниима, - мне здесь угрожает опасность?

Уилхафф не ответил, продолжая протягивать оружие. Рей протянула руку, пальцы ее замерли в миллиметре от пистолета, и Таркин буквально всунул его в ладонь женщине.

- Пользоваться, надеюсь, умеете.

Рей машинально кивнула.

- Идемте, - Таркин вышел из машины, Рей последовала за ним, крепко сжимая в потеющей руке тяжелый пистолет.

Она не чувствовала никакой уверенности от того, что в ее руках оружие, о которой пишут в книгах. Ничего подобного! Лишь страх и неловкость. Сердце колотилось где-то в районе горла, мешая дышать.

Они вошли в просторный ангар. И чем ближе подходили к небольшой группе людей, тем сильнее Рей хотелось сбежать. В центре, привязанный к стулу, избитый и окровавленный, сидел человек, в котором Ниима с ужасом узнала главу «Сонн-Блас» - Вигго Андерсена, его окружали люди деда. Кто-то болтал, кто-то посмеивался, кто-то оттирал кровь с рук и любовно полировал кастет. Рей замутило. При их приближении все разговоры стихли, мужчины настороженно поглядывали на нее и почтительно – на Таркина. Рей не могла оторвать взгляд от Вигго, от красавца–блондина с ослепительной улыбкой, с которым она нередко встречалась на приемах, не осталось и следа: заплывшие глаза, разбитые губы, выбитые зубы и, кажется, сломанная рука, на штанах темнело пятно, резкий запах мочи смешивался с металлическим запахом крови. Он хныкал и перебирал ногами, словно бы пытался встать. Рей затрясло, тошнотворный сладковатый запах пропитал все вокруг и, казалось, ее саму – тоже, мгновенно въелся в одежду, забрался под кожу. От этого запаха ей не отмыться вовек! У Ниимы закружилась голова, женщина невольно притормозила. Вигго поднял на нее измученные глаза и зарыдал.

- Сеньора Ниима! Пожалуйста! Я не знал, сеньора Ниима!

Мужчины молчали.

- Чего ты не знал? – почти ласково спросил Уилхафф, - что это оружие для дона Палпатина?

- Он предложил много! – всхлипывал Вигго, - он предложил сотрудничество и большой процент от сделки. Прошу вас! Я ошибся! Очень ошибся! Но я больше никогда! – он некрасиво икнул, - прошу вас, сеньор Таркин! Сеньора Ниима, скажите им! Я всегда выполняю обязательства!

Рей стояла, оцепенев, в ужасе глядела на мужчину, который умолял и плакал, по лицу его бежали слезы, смешиваясь с кровью, затекали в разбитый рот. Андерсон сучил ногами, он подался вперед, тело его подрагивало. Рей старалась реже дышать, ей казалось, что она сейчас упадет в обморок. В глазах на мгновение потемнело.

- Кто? – словно со стороны Ниима услышала свой тихий голос.

- Лэндо Калриссиан, - выкрикнул Вигго, - я сказал! Я уже сказал! Прошу отпустите меня! Никто не узнает! Я никому ничего не скажу!

- Калриссиан давно мертв, - автоматически ответила Рей.

- Знаю! – истерически выкрикнул мужчина, - но он так назвался. Молодой, чернокожий и кудрявый! Он так сказал! Клянусь, это правда!

Рей в растерянности огляделась, словно здесь были ответы на ее вопросы.

- Откуда он?

- Не знаю!

- Врешь, - зачем-то бросила Рей. Она хотела покончить со всем этим, как можно скорее, и несговорчивость Вигго вызвала легкое раздражение.

- Из Сокорро! – тут же поправился Вигго, - прошу вас, сеньора Ниима, я больше ничего не знаю!

Рей закусила губу.

- Заканчивайте, сеньора Ниима, - негромко произнес Таркин.

- Нет! – закричал Андерсен, - не надо! Прошу вас! Подумайте о моей семье, у меня трое детей!

Рей вздрогнула, бросила быстрый взгляд на Таркина, тот едва заметно кивнул. Они наверняка и без Рей уже узнали все, что нужно. Шив сказал, что она должна лишь закончить начатое.

В ушах тоненько зазвенело, пистолет в руке показался вдруг нестерпимо тяжелым. Рей обвела взглядом стоящих людей. И вдруг поняла, что это не просто наемники или шестерки ее деда, это скорее всего приближенные к нему. Руки Императора. Женщина сглотнула, перед глазами ее прыгали черные точки, сердце грохотало где-то в ушах, металлический привкус во рту раздражал рецепторы, заставляя удушливую тошноту накатывать волнами, посылая по телу жар. Ободранные стены ангара, люди Палпатина, смотрящие на нее пристально, приглушенные рыдания Вигго, равнодушная фигура Таркина, - все смешалось в причудливый калейдоскоп образов, кружащих вокруг нее. Уши заложило. Реальность схлопнулась до тяжести пистолета в ее руке, настолько нестерпимой, что хотелось завыть от отчаяния, подобно раненому зверю.

- Твою семью не тронут, - тихо произнесла Рей, глядя в налитые кровью, красные и опухшие глаза Вигго.

А потом выстрелила.


восемь лет назад

- Что ты сделал? - Рей посмотрела удивлённо. Кайло вздохнул, потом опустился перед ней на корточки, взял её руки в свои, заглянул в глаза.

- Рей, милая, - вздохнул, - телефон - это опасно. По нему тебя могут отследить полиция или мои враги. А, значит, могут отследить и меня. Это одно из простых правил, менять телефон и симку хотя бы раз в неделю. Поэтому дорогие навороченный гаджеты не имеют смысла. Хочешь дорогих вещей - все, что угодно, но не телефон. Поэтому твой телефон я сломал и выбросил. У тебя будет другой.

Ниима прерывисто вздохнула. Всё это было ново и странно для неё.

- Хорошо, - кивнула, - я поняла.

Кайло кивнул в ответ, поднялся, не выпуская её рук и поднимая за собой Рей.

- Заберёшь только документы и самые необходимые вещи, - инструктировал Рен, - потом поедешь ко мне домой. Сюда тебе нельзя, могут отследить. К Маз будет возить кто-то из Рыцарей. И забирать обратно. Когда все это закончится, я смогу покинуть эту квартиру.

- А я смогу вернуться домой, - в ответ произнесла Рей, - я поняла.

Кайло посмотрел на неё странно, но ничего не сказал, притянул к себе, целуя.

Рей не стала спрашивать его, когда и чем все закончится. Она смутно подозревала, чем грозит война с Леей Органой, но вникать в детали не хотела. Да её никто и не спешил посвящать. Молчаливый парень, назвавшийся Кардо, любезно открыл перед ней дверь, Рей нырнула в салон, вдыхая запах кожи и совсем легкий аромат одеколона Кайло. По дороге Кардо заинтересованно поглядывал на девушку в зеркало заднего вида, заставляя ту краснеть и смущаться, досадовать на Рена, помешанного на ее безопасности. Что он такого наговорил своему человеку? Глядя в окно на проносящиеся пейзажи Корусанта – не то, чтобы Кардо соблюдал скоростной режим, - Рей размышляла о том, как круто изменилась ее жизнь в последнее время. В ней появился какой-то совершенно новый уровень опасности. И в ней появился Кайло – несомненная причина этой опасности. Рей вспомнила, как Рен поцеловал ее на прощанье, рука невольно дернулась к губам, коснулась их кончиками пальцев. Словно это все было не с Ниимой. От одного этого почти невинного воспоминания мурашки бежали по коже, а предвкушение того, что непременно будет, заставляло время от времени сладко вздрагивать. Рей не знала названия этому чувству, что огненным шаром поселилось глубоко в груди, заставляя совершать безрассудные поступки, но знала, что ни за что не хочет, чтобы это чувство проходило.

Они притормозили у ее дома.

- Мне пойти с вами, сеньорита Рей? – Кардо напряженно смотрел перед собой на кривляющихся подростков.

- Не стоит, - произнесла Рей, с опаской покосилась на свой дом, - я ненадолго.

- Уверены? – он поймал ее взгляд в зеркале заднего вида.

Ниима вдруг осознала, что парень едва ли старше нее, и почувствовала к нему необъяснимую симпатию, а еще благодарность за его беспокойство, пусть оно и приказ Рена.

- Уверена, - кивнула Рей и вышла под палящее солнце.

Соседи покосились на нее недобро, кто-то презрительно сплюнул, кто-то недовольно цыкнул, заулюлюкали мальчишки, и вода с балкона совершенно случайно пролилась рядом, забрызгав.

- Прости, Рей! – насмешливо крикнула соседка, потрясая лейкой, - цветы!

Рей не стала отвечать, почти бегом преодолев расстояние от машины до крыльца, девушка влетела в подъезд, промчалась по лестнице и, влетев в квартиру, от души хлопнула дверью, создавая для себя иллюзию безопасности. Быстро покидав в старую спортивную сумку вещи и документы, Рей замерла на мгновение, оглядывая квартиру, то ли прощаясь, то ли раздумывая, что еще взять с собой.

Звонок в дверь заставил Нииму подпрыгнуть, видимо, Кардо устал ждать.

- Уже иду!

Ворвавшаяся в квартиру Роуз, толкнула Рей, заставляя отступить на шаг, а потом быстро закрыла дверь на замок, звякнула цепочка.

- Ты с ума сошла? – налетела на девушку Тико, - тебе нельзя здесь показываться!

Рей смотрела ошарашено.

- После того, что произошло у Маз, Финн рвет и мечет. Донна Органа в ярости, что Такодана уплыла у нее из-под носа.

Рей нервно сглотнула, а потом твердо произнесла.

- Донне Органе следовало быть чуть вежливее и не посылать своих головорезов к сеньоре Канате.

- Ай! – отмахнулась Роуз, - это не нашего ума дело! Но тебе в Джакку не очень рады. Все соседи уже знают, что ты спуталась с Реном. Финн, знаешь, не стеснялся в выражениях. Рей, - Тико сжала руки девушки в своих, - тебе надо исчезнуть хотя бы на время, пока все это не утихнет.

- Я и так собиралась уезжать, - ответила Рей.

- Лучше бы ты не показывалась вообще, - нервно мотнула головой Роуз, - мальчишки уже побежали предупредить Финна, а машина, на которой ты приехала, слишком уж заметна. Идем скорее, - Роуз буквально потащила Рей к выходу.

Они бегом спустились по лестнице. И вылетели из подъезда как раз в тот момент, когда из-за угла показались Финн и его друзья. Рей застыла, встретившись взглядом с другом. Взгляд этот не сулил ей ничего хорошего.

- Уезжай! – Роуз толкнула Рей к машине, - я постараюсь их задержать.

Ниима хотела поблагодарить, обнять, но времени не было. Коротко кивнув, она нырнула в салон.

- Уезжаем, Кардо, - бросила хриплым голосом, глядя, как маленькая фигурка ее подруги бежит наперерез парням, как Финн замахивается на Тико, и выражение его лица яростное и злое, - скорее!

***

Дом Рена скрывался за высоким забором, ощетинившимся видеокамерами, в дорогом коттеджном поселке на севере Корусанта, почти за городом. Сам дом – двухэтажный, затерялся в глубине участка, скрытый за массивными зелеными деревьями. Ухоженный газон и обилие ярких цветов, аромат которых стал сильнее к вечеру, плывя над участком, заставили Рей невольно улыбнуться. Хоть она и переживала за Роуз и все порывалась написать ей. Вежливо и тактично Кардо, заметивший ее порыв, сказал, что пока этого делать нельзя. Рей его послушалась. Она пока не совсем понимала правил игры, в которую ввязалась, поэтому предпочитала обойтись без самодеятельности. Хоть это было и непросто. Вот уже много лет она сама принимала решения, полагаться на кого-то для Рей было в новинку.

В доме их встречала высокая, эффектная блондинка, та самая, с которой флиртовал Рен в клубе. От неожиданности Рей притормозила. Идущий за ней Кардо чуть не влетел ей в спину. Блондинка в небрежной позе сидела на диване и курила, просматривая что-то в планшете. Красивая, одетая с иголочки, броско накрашенная и подстриженная, очевидно, в хорошем салоне, она одним своим видом заставляла Рей нервничать, чувствовать себя замарашкой, оборванкой. Мусорщицей.

- О! Ну наконец-то! – женщина отложила планшет и поднялась, она поглядывала на Рей с долей интереса, скользя по девушке оценивающим взглядом, - я Фазма, а ты, должно быть, Рей, новое увлечение нашего босса.

Ниима неуверенно кивнула. Слова про новое увлечение заставили поморщиться, сердце неприятно укололо ядовитой иглой ревности. И хоть ревновать к прошлому Кайло было глупо, но, отнюдь, не глупо было ревновать к Фазме. Так ведь? Рей во все глаза смотрела на женщину, которая была и красивее, и увереннее ее. А еще вспоминала ту сцену в клубе. Черт!

- Кайло попросил тебя встретить и все здесь показать, раз уж он сам пока не может, - Фазма взглянула поверх головы Рей, - Кардо, оставь пока сумку сеньоры Рей здесь, и можешь быть свободен. Спасибо.

Рей обернулась к парню, он коротко кивнул ей.

- Я заеду за вами завтра в семь, сеньора Рей, отвезу вас на работу.

- Спасибо, Кардо, - улыбнулась девушка, Кардо едва заметно приподнял уголок губ в ответ.

Рей какое-то время смотрела парню вслед, потом развернулась к Фазме.

- Идем, - блондинка схватила ее за руку, - даже не знаю, что тебе тут показывать. Ты вполне можешь обойти весь дом сама, раз уж Кайло хочет, чтобы ты жила тут. Ну вот тут у нас кухня, повар приходит два-три раза в неделю, в зависимости от договоренности. Убирает человек из клининговой фирмы раз в неделю. На всякие мероприятия, впрочем, их немного, Кайло предпочитает не проводить их дома, нанимается дополнительная прислуга. В остальное время дом пуст, не считая всяких баб, который Кайло периодически сюда таскает. Но они особо не задерживаются. Надеюсь, что вся эта чушь с покушениями на него скоро закончится, и тогда он вернется сюда, а тебе будет не так одиноко. Можешь занять любую комнату, которая тебе понравится. Да хоть бы и спальню Кайло, он не давал никаких указаний на этой счет. А вот и она, - Фазма распахнула одну из дверей.

Рей оглядела небольшую комнату с широкой кроватью, парой прикроватных тумбочек, встроенным в стену шкафом, полками с книгами, письменным столом и уютным креслом в углу со столиком, на котором лежала книга. Нерешительно Рей ступила на мягкий ковер, желая снять кроссовки и ощутить кожей мягкость длинного ворса. Комната была выдержала в серых тонах, но не производила угнетающего впечатления. А еще здесь был запах, Рей поглубже втянула воздух, ощущая одеколон Рена, представляя, что он тут. Наверное, она и, правда, займет эту комнату. Ведь если не было особых указаний, значит, Кайло на нее не рассердится. Ниима вытащила телефон и глупо улыбнулась, увлеченно печатая сообщение Рену о том, что она будет спать в его постели. Одна. Пусть мучается.


год назад

- Рей! – голос Дэмерона в трубке срывался, - вы уже видели утренние газеты?! Рей, прочтите немедленно!

Он сбросил звонок. Рей удивленно посмотрела на телефон, недоумевая, что же привело ее адвоката в такое возбуждение. И что ей до газет? Она не особенно их читала.

Женщина не спеша оделась, спустилась на улицу, купила в кофейне на углу раф с кленовым сиропом, дошла до лотка с газетами и застыла. С передовиц нескольких крупных изданий на нее смотрело собственное лицо, а еще лицо Рена.

Рей купила все газеты, дошла до набережной и уселась на лавочку, несмотря на пронизывающий ветер. Сентябрь в этом году выдался ясным, но холодным. Ледяной ветер гнал по набережной желтые шуршащие листья, нес сырость с реки, заставляя Рей в ее тонком плаще морщиться и вздрагивать.

Непослушными пальцами женщина листала газеты. Какой-то ушлый репортер решил осветить их с Реном развод. Здесь были их совместные фотографии, сделанные несколько лет назад, а еще фото у зала суда, сделанные явно издалека, немного смазанные и нечеткие, но они все равно были на них узнаваемы. Здесь было фото загородного дома Рена и фото «Внешнего кольца», из которого выходила Рей той памятной ночью, вся растрепанная. Подпись к фото гласила, что сеньора Рей Рен заливает свое горе и совсем не контролирует себя. Да, пожалуй, ее можно было принять за пьяную. И лучше уж так, чем правда! Большая статья рассказывала о криминальном доне Кайло Рене, о его незаконном бизнесе, о судимости и сроке в тюрьме Корусанта четыре года назад. Рассказывалось о самой Рей как о безжалостной сеньоре Рен, под стать своему мужу, о клубе, где проворачивался оборот наркотиков и где собирались криминальные авторитеты. Первое не было правдой никогда, свой клуб от бизнеса Рена Рей ограждала, как могла. И в тот единственный вечер, когда Хакс и его люди посмели нарушить этот запрет, Рей устроила грандиозный скандал, в который раз поругавшись с верным другом и соратником мужа. Зато наркоты во «Внешнем кольце» больше не было. Встречи были, да. Но то, что описывал журналист, было недоказуемо. Вообще многое, из того, что он описывал, было недоказуемо. Припоминалось прошлое и Рей, и Кайло. Ей припомнили происхождение, жизнь в Джакку и родство с Палпатином, а Кайло напомнили о том, что он хладнокровно убрал свою мать, захватив ее районы. Автор статьи был удивительно хорошо осведомлен, пусть и не мог предоставить доказательства, достаточные для заведения уголовного дела.

Кто он такой? Откуда взялся? И кто слил ему информацию?

Рей смяла в руках газету, ощущая, как та приятно сжимается в ее руках, швырнула в урну, туда же отправился стаканчик с недопитым кофе. Настроение резко пропало. Пару минут Рей смотрела на реку, размышляя о том, что делать дальше. Никто не должен был следить за их бракоразводным процессом, Рей совершенно не нужно было столь пристальное внимание. Хватит того, что последние месяцы она живет в невероятном напряжении, ощущая себя слабой и никчемной. И уже начинает сомневаться, удастся ли ей победить Кайло. Быть может, проще все бросить и вернуться?

Женщина вздрогнула. Это было бы так просто! И сразу огромная ноша упала бы с ее плеч, Рен бы вновь заботился о ней, а она покорно следовала бы за ним. Верная опора, поддержка, надежный тыл для дона Кайло Рена. Рей резко выдохнула сквозь стиснутые зубы. Нет. Она справится. Должна. Ведь это то, чего она хочет! Стать свободной. Но позвонить Рену все же придется. Недавно он, по старой привычке, не иначе, прислал ей новый номер телефона. Она не меняла симку все это время. И это было упоительно. Такая мелочь, а она не переставала радовать Нииму. Замерзшими пальцами, жалея о том, что не надела перчатки, Рей набрала номер. Рен не отвечал долго. Наверное, на каком-нибудь совещании.

- Рей? – голос звучал глухо и удивленно.

- Ты газеты видел? – спросила сразу, не размениваясь на приветствия.

- Пообедаешь со мной? – вместо ответа спросил Кайло.

Рей прерывисто вздохнула, чувствуя, как по коже побежали мурашки от такого простого вопроса. Та ночь в клубе и тот разговор в Центральном парке были так далеко от нее сейчас, и можно было уже почти без боли смотреть на все эти события, словно со стороны.

- «Таштор» в Такодане, час дня, - произнесла Рей.

Заодно и к Маз зайдет, она давно у нее не была.

***

Не то чтобы это было любимое место Рей, но здесь были отдельные кабинки, а им с Реном, как оказалось, лишний раз светиться было не с руки. Кайло при ее появлении вскочил, галантно отодвинул стул. Рей не стала возражать. Удивительно, но она почти не нервничала в его присутствии, словно рана в ее сердце затянулась, а обида, которую Кайло ей нанес, забылась. Хотя это, конечно, было не так.

- Уже сделал заказ? – поинтересовалась Рей.

Расположившийся напротив Рен, кивнул.

- Позволил себе сделать заказ и для тебя.

Рей передернула плечами и не думая возражать, скорее всего Кайло не ошибся с выбором блюд. В конце концов, он слишком хорошо ее знает.

- Итак, - начала женщина после того, как им принесли заказ, - мы оказались в дерьмовой ситуации.

- Мы бы в ней не оказались, если бы ты не решила судиться, - фыркнул Кайло, разделывая стейк.

- Я бы не судилась, если бы ты дал мне развод! – парировала Рей, принимаясь за пасту с морепродуктами.

- Этого не будет никогда, - лишь звонкий звук ножа, проехавшегося по тарелке, выдал раздражение Кайло, выражение его лица оставалось совершенно спокойным.

- Через две недели очередное заседание, - проигнорировала его слова Рей, - нам ведь не нужно, чтобы нас встретили вспышками фотокамер до и после, верно? Этот писака слишком хорошо осведомлен. Кто-то сливает ему информацию. Кто-то из своих.

- Быть может, твой Дэмерон? – зло бросил Кайло.

- Мой Дэмерон, - скривилась Рей, заставив Рена вздрогнуть и отложить приборы, - не знает и сотой доли моего прошлого и того, что происходило во «Внешнем кольце». Так что это кто-то из твоих людей. Ты кого-то обидел или обделил. Думаю, этот журналист заплатил неплохие деньги за такую информацию. Кто он такой, кстати?

- Бен Эйт – это псевдоним. Я поручил Армитажу разобраться с этим делом.

- Уверен, что это не Арми сливает информацию? – поинтересовалась Рей.

- Арми я доверяю больше, чем тебе, - пожал плечами Рен, - ведь даже ты меня предала.

- Сказала бы, что никогда не клялась тебе в верности, - хохотнула Рей, стараясь не показывать, насколько ее задели слова мужчины, - да только это не так.

- Вот именно! – припечатал Кайло, - алтарь, цветы, клятвы.

- Ты настоял на пышной свадьбе, - передернула плечами Рей, - тебе было не по статусу тихое бракосочетание для самых близких. Ты должен был обрядить мусорщицу в наряды от известных кутюрье и похвастаться. Показать, что никто из ниоткуда теперь твоя жена, под твоей защитой.

- Ты никогда не была никем, - тихо произнес Рен, - только не для меня.

Рей уставилась в тарелку. Его тихий проникновенный голос, этот пристальный взгляд лишали ее воли. Вот теперь напряжение в комнате возникло и мгновенно возросло многократно, заставив женщину замереть, как перед лицом опасности, хотя больше всего хотелось закрыть глаза и окунуться в это напряжение, позволить ему нести себя, подобно волнам на море. Рей вспомнила, как впервые увидела море, как смеялся над ее детским восторгом Рен. Как же давно это было. Все теперь по-другому. И она теперь другая. И такого детского восторга она больше не способна испытать.

- Рей, - Кайло накрыл ее руку своей.

Женщина вздрогнула, перевернула ладонь, сжимая руку Кайло. Мужчина удивленно моргнул, дыхание его сбилось.

- Я могу быть уверена, что ты все решишь? – спросила, наблюдая, как большим пальцем Кайло поглаживает ее запястье.

- Конечно, милая, - тихо ответил Рен, - ты всегда можешь на меня положиться.


========== 9. ==========


сейчас

- Зори, - негромко окликнула секретаря Ниима, - задержись.

Блисс замерла, а потом медленно повернулась, на ее бледном лице застыло равнодушное выражение, только в глазах полыхала тревога, которую девушка тщательно старалась скрыть.

- Сядь, - Рей указала на кресло перед собой.

Зори сделала пару шагов, сухо стукнули о паркет каблуки начищенных туфель, скрипнула кожа кресла, в которое опустилась секретарь. Застыв в напряженной позе на краешке стула, неестественно выпрямив спину, Блисс смотрела куда угодно, только не на начальницу.

- Я вроде бы просила тебя решить свои проблемы, - холодность тона Рей заставила Блисс вздрогнуть.

- Сеньора Ниима, я, - начала было Блисс, но была прервана движением руки.

Откинувшись в кресле, сцепив руки в замок на животе, Рей некоторое время сверлила девушку пристальным взглядом.

- Но судя по составленным документам и ошибкам в моем расписании, за которые мне пришлось извиняться перед уважаемыми людьми, чье время я потратила напрасно, как и свое, проблемы свои ты так и не решила.

По щекам Зори медленно расползался румянец стыда, девушка нервно сглотнула, глаза ее забегали, она теребила заусенец на большом пальце.

- Этого больше не повторится, сеньора Ниима, - пробормотала Зори.

Рей, чуть склонив голову, задумчиво изучала сидящую напротив Блисс. Понимала, что стыд и гордость не дают девушке сказать, в чем же дело. А, может быть, Ниима действительно ничем не может помочь? Что волнует девушек в возрасте Зори, которая была едва ли на пару лет младше самой Рей? Скорее всего дела сердечные. А как тут поможешь? Только добрым словом да хорошим ужином. Но, надо сказать, что не все утешаются едой и душевными разговорами. Некоторым необходимо держать все в себе. Быть может, это случай Блисс?

- Что случилось, Зори? – терпеливо спросила Рей, решив прямо задать вопрос. Ее не смутила бы сейчас даже ответная агрессивная реакция. В конце концов, с Блисс они подругами не были. И лезть к ней в душу было не очень-то вежливо. Но Рей нужна была компетентная работница, а проблемы девушки явно сказывались на качестве ее работы. Ниима и «Эрсо Инк» могли потерять деньги из-за ошибок Блисс, а этого не хотелось никому. Джин уже тактично намекнула на то, что неплохо бы сделать Зори выговор, пока неофициальный. Выговаривать, не разобравшись, Рей не хотела.

Зори покраснела еще больше, наконец, оторвала злополучный заусенец и уставилась на свой палец так, словно видела его впервые. Поза ее стала еще более напряженной, она кусала губы, потом резко заправила за ухо выбившуюся из прически прядь волос и еле слышно произнесла:

- Я проигралась, - и чуть громче, надтреснутым голосом, - должна большую сумму денег.

И хоть, казалось, покраснеть еще больше невозможно, Блисс это удалось. Лицо девушки стало пунцовым, по шее пошли красные пятна, руки беспокойно двигались на коленях, в глазах стояли слезы. Она выглядела донельзя смущенной и несчастной, застыв в своей напряженной позе, словно статуя, которой талантливый каменщик навсегда придал формы, изменить которые может только время.

Рей вскинула брови. Честно говоря, она почти поверила в дела сердечные, а тут такое. Но именно это было как раз ближе Нииме. Здесь она, наверное, могла бы помочь.

- Казино? Скачки? Игровые автоматы? Не дай Бог, наперстки на улице? – сухо и по-деловому уточнила Ниима, заставив Блисс вздрогнуть.

- Покер, - Зори вскинула на Рей покрасневшие глаза, и тут же снова уставилась на свои руки.

Рей побарабанила пальцами по столу.

- Где?

Блисс прерывисто вздохнула.

- Один…подпольный клуб в Татуине.

Ниима поморщилась. Татуин – территория Рена. Это было плохо для нее. И не особенно меняло что-то для Зори. Только Рей, если она хочет помочь, будет сделать это довольно трудно.

- Много? – Рей заставила говорить себя спокойно и по-деловому.

Озвученная сумма заставила Нииму присвистнуть, а Блисс еще ниже опустить голову.

- Они играли честно? – уточнила Ниима.

Зори молчала, только нервически дернулась ее рука на коленях.

- Зори?

- Я не знаю! – выкрикнула девушка, - зачем вы это спрашиваете? Что вам?

Ее глаза зло сверкнули, по щеке скатилась слеза, которую Блисс отерла резким жестом. Рей стало жалко девчонку, ее, скорее всего, облапошили мастера своего дела, а она и не заметила по наивности своей.

- Помочь тебе хочу, - не повела и бровью на этот выпад Рей, - но для этого мне нужно знать детали. Я могла бы дать тебе денег, но ты же их не возьмешь, верно? – Блисс отрывисто кивнула, - да и отдавать их каким-то мудакам, с которыми ты по неразумности своей связалась и которые наверняка, почуяв добычу, найдут еще множество уловок, чтобы и дальше тянуть из тебя деньги, я не хочу. Поэтому я дам возможность тебе отыграться. Но при условии, - Рей подалась вперед, внимательно посмотрела на секретаря, - что ты больше никогда и на пушечный выстрел не приблизишься ни к каким игорным заведениям. Устраивают тебя такие условия?

- Сеньора Ниима, - ошеломленно прошептала Блисс, в глазах ее вспыхнула безумная надежда, столь яркая и ослепительная в своей силе, что Рей прикрыла глаза.

- Я так полагаю, ты согласна, - Рей потянулась к телефону, отыскивая знакомый номер.

Но все же, почему блядский Татуин?

***

Сидящий напротив сгорбленный мужчина с потрепанной куртке явно с чужого плеча вызывал привычное чувство брезгливости у Рей. Зори смотрела с опаской. Чуть косящий левый глаз ДиДжея то и дело останавливался на девушке, светясь сальным блеском, нервный тик заставлял Зори, которая и так была на нервах, вздрагивать.

- Эттто, ккконечно, не мое дело, дддонна, - произнес ДиДжей, - но ттты не ббоишься соваться в Татуин? Ты бббольше не королева тех мммест.

- Ты совершенно прав, Джей, - холодно произнесла Рей, - это не твое дело. Берешься?

- Нннну, - пожал плечами мужчина, - дддело выгодное. Ты платишь хорошо, да и выигрыш весь мне. И девочка, - он снова послал вздрогнувшей Зори сальный взгляд, - хороша.

- Получай свои деньги и не особенно пялься на девочку, - фыркнула Рей, швыряя через стол конверт мужчине.

- Ааа, - ДиДжей подмигнул Нииме, - себе ее пппприсмотрела?

Распахнутые в ужасе глаза Блисс остановились на Рей, Ниима поджала губы.

- Следи за языком, Джей.

Мужчина ловко пересчитал деньги в конверте и протянул с легким недовольством:

- Здддесь только половина, дддонна.

- Конечно! – фыркнула Рей, - за дуру меня держишь? Чтобы ты, не сделав дело, свалил в закат, получив полную плату?

- Обббижаешь, - возмущение и печаль в голосе взломщика, шулера и мошенника ДиДжея были почти натуральными, как и взгляд полный неподдельной скорби и оскорбленных чувств, что он послал Нииме.

Рей хмыкнула. Она давно знала ДиДжея, знала, что доверять ему ни в коем случае нельзя. Даже ее очень выгодное предложение не гарантия того, что мужчина не побежит к Рену рассказывать, что его бывшая жена, пусть и косвенно, полезла на его территорию. Или же просто исчезнет из Корусанта на неопределенный срок, прихватив деньги.

- И никакого насилия, - подалась вперед Рей, ловя взгляд взломщика, - ты понял меня? Играете и уходите. Никакой самодеятельности, Джей! Это ясно?

- Я вообще пппппонятливый, - хмыкнул ДиДжей.

- Вот и молодец, - откинулась в кресле Рей, - можешь идти.

ДиДжей поднялся, шутливо поклонился Нииме, подмигнул смутившейся Блисс и вышел.

Рей скривила губы, глядя на закрывшуюся дверь. Было большое желание проветрить кабинет и устроить генеральную уборку, а все поверхности, которых касался ДиДжей, протереть антисептиком.

- Не верь ни единому его слову, - Рей посмотрела на притихшую Блисс, - не откровенничай с ним. И вообще не веди лишних разговоров. Придерживайся плана. ДиДжей известен в узких кругах. Скорее всего, его не знают те, с кем ты играла. Но даже если он и будет знаком кому-то, никому и в голову не придет связать вас. Не афишируйте свое знакомство, даже когда отыграетесь. Уходите быстро и без лишнего шума. И, Зори, ни при каких обстоятельствах не упоминайте меня, иначе у меня могут быть большие неприятности.

В кабинете повисла тишина. Зори, хоть и выглядела увереннее, чем утром, снова поникла.

- Вы так добры ко мне, сеньора Ниима. Вы могли бы и не делать этого.

- Могла бы, - передернула плечами Рей.

Но ей нравилась Блисс. Рей хотелось помочь девушке, которая по глупости навлекла на себя серьезные неприятности, которые могли стоить ей жизни. Никто не должен погибать из-за денег. Ниима могла помочь, и она делала это, надеясь лишь, что Рен не узнает о ее выходке. В конце концов, мало ли выигрышей и проигрышей честных и не очень происходит в Татуине. Рен может и внимания не обратить на такие мелочи. У него, в конце концов, сейчас есть проблемы посерьезнее.

Рей помассировала виски, стараясь прогнать головную боль. И у нее тоже есть проблемы посерьезнее.

- Иди, Зори.

- У вас ведь тоже какие-то проблемы, сеньора Ниима? – робко спросила Блисс.

Проницательности, как и смелости, девушке было не занимать.

- Иди, Зори, - повторила Рей, - мои проблемы тебя не касаются.

Девушка намек поняла, кивнула и вышла из кабинета.

Оставшись одна, Рей поднялась на ноги, подошла к окну, прислонилась лбом к холодному стеклу. Внизу загорался вечерними огнями Корусант, осень властно вступала в свои права: листва пожухла, утратила свою свежесть, все больше появлялось желтых, багряных, коричневых листьев на деревьях, распустились поздние цветы в окружении пожухлой травы, яркими пятнами расцвечивая клумбы, ночами стало холоднее, день стал короче, а солнце хоть и светило ярко, но уже не грело.

Рей передернуло, по коже побежали мурашки. Скоро станет совсем холодно. Холод Ниима не любила. Руки ее замерзли, но голова была горячей. Быть может, она заболела? Рей крепко зажмурилась. Или слишком устала? Так много навалилось в последнее время: «Старкиллер» отнимал все ее силы, а дед часто требовал к себе.

Рей боялась идти домой, боялась спать. Ей снился заброшенный склад к северу от города, в ее снах было много крови, запаха оружейной смазки и ржавчины, в ее снах были крики и дрожь в коленях, и бешено колотящееся сердце. В ее снах была смерть.

Таркин тогда ничего ей не сказал, он молча забрал у нее пистолет и увел ее прочь, в то время, как люди деда деловито убирали последствия допроса. Палпатин не похвалил ее, никак не прокомментировал то, что случилось. Лицо его оставалось равнодушным, он лишь вежливо предложил ей остаться ночевать в его доме. Рей осталась. В ту ночь ей не снились никакие сны, она проснулась странно отдохнувшей и свежей, словно и не было этой поездки в ночи, словно это не она убила человека. Произошедшее казалось сном, нелепым и абсурдным. Кошмары пришли позже, выматывая, пугая, лишая сил. Что делать с этим Рей не знала. Не к психологу же ей идти, в конце концов.

Кроме того проблема оставалась нерешенной. Таинственная третья сила, которая затаилась на время, никак не проявляя себя. И это нервировало еще больше. Лучше бы удар был нанесен, тогда на него можно было бы реагировать, ответить или намеренно пропустить. Но удара больше не было. Ищейки Палпатина рыли землю, находили крохи информации, но таинственный лже-Калриссиан как сквозь землю провалился.

Нужно было ехать в Сокорро. Но кто даст ей отпуск здесь? Она могла бы, наверное, поработать неделю удаленно, соврав про семейные дела. И это создало бы дополнительные трудности.

Рей отлипла от окна. Ей нужно ехать домой, быть может, выпить, чтобы уснуть. Подумать о том, как устроить поездку в Сокорро. И как не привлекать к себе там лишнего внимания. Голова болела нестерпимо, перед глазами прыгали черные точки. Рей оперлась руками на стол, пережидая приступ дурноты.

Еще и Зори, в проблемы которой Ниима ввязалась. Не зря ли? Но девчонку было жалко, не то чтобы несвойственное Рей чувство, но добро ради добра не входило в список того, что Рей обычно делала. А что она получит, помогая Блисс? Благодарность? Несомненно. Наверное, преданность. Впрочем, что уж теперь сомневаться. Процесс запущен, ДиДжей получил свои деньги и выполнит обещанное, в конце концов, в своем деле он лучший. Рей тяжело вздохнула, взяла сумочку, проверила, убрала ли она все документы. И вышла из кабинета, аккуратно погасив свет.

восемь лет назад

Тренькнул телефон, оповещая о входящем сообщении. Рей с готовностью оторвала голову от бухгалтерской книги. Доходы и расходы в ней никак не сходились, и у Рей уже голова пухла от стройных столбиков и рядов цифр. Ниима была готова сдаться и пойти к Маз, которая и усадила ее разбираться с доходами и расходами магазина, сама отправившись на встречу с поставщиками. Поначалу все выходило неплохо, ровно до десятой страницы, где статьи никак не сходились. Цифры рябили перед глазами и, - Рей могла поклясться! – смотрели на девушку насмешливо.


Рен: я тоже


Утром Рей отправила Кайло сообщение о том, что скучает. Ответ пришел только к вечеру. Что же в последнее время Кайло мог и вовсе не выйти на связь.

Пребывая в вынужденной изоляции, потому что Кардо явно запретили говорить с ней на тему того, что происходит в Джакку и Татуине, Рей скучала, томилась. И чувствовала себя не иначе принцессой в замке, которую сторожит дракон. Правда, милый Кардо на дракона совсем не походил, Рей принцессой тоже не была. А вот ее верный рыцарь как раз и был тем драконом, который ревниво ограждал свое сокровище от внешнего мира и информации. Быть тепличным цветком Рей категорически отказывалась. Но об этом она поговорит с Реном потом, при личной встрече.

Рей улыбнулась, широко и глупо, глядя на экран телефона, глаза ее мерцали в полумраке кабинета Маз. Девушка тяжело вздохнула, прижала ладони к мгновенно вспыхнувшим щекам. Два слова от Кайло, а она уже словно в лихорадке. Так хотелось увидеться, обнять, поцеловать, позволить большее. Рей подумала об их последней встрече. Черт знает, чем все бы закончилось, если бы не пришли Хакс и Кайдел. Рей глупо и мечтательно улыбалась, рассеянно поглаживая страницу бухгалтерской книги.

Распахнувшаяся резко дверь заставила Нииму подпрыгнуть, а разъяренный вид Маз живо стер с лица Рей глупую улыбку, она отодвинула телефон подальше, быстро поставив его на беззвучный режим. Маз ожгла девушку яростным взглядом, чеканя шаг, прошествовала к кофейнику, гремела банками и чашкам с такой яростью, что Рей невольно втягивала голову в плечи, но спрашивать ни о чем не решалась. Судя по всему, встреча с поставщиками прошла не так, как хотелось бы Канате. Девушка снова уткнулась в ряды цифр, найдя, наконец, злополучную ошибку в вычислениях. Минут через десять выпив две чашки кофе и налив себе третью, Маз, наконец, немного успокоилась.

- Как дела? - спросила.

Рей подняла голову от книги и невольно улыбнулась, Каната хмыкнула в ответ.

- Это так увлекательно! Мне, правда, не хватает знаний, но я читаю и…

- Тебе нужно учиться, - перебила ее Каната, - но не теоретическая математика. Что-то более полезное: экономика, финансы, бухгалтерия.

Рей попыталась сохранить улыбку на губах. Это была ее мечта, пока не осуществимая.

- Ты еще можешь успеть в последнюю волну поступления в Государственный Университет Корусанта на экономический факультет.

- Я коплю деньги на оплату учебы, сеньора Каната, - серьезно произнесла Рей, - но в этом году мне не хватит. Возможно, в следующем.

- О Господи! – закатила глаза Маз, - попроси денег у Рена и дело с концом! Пока вы вместе, не упускай шанс воспользоваться его деньгами! Он не обеднеет, а твой талант не пропадет!

Улыбка Рей померкла, она вновь уставилась на ровные ряды цифр, только чтобы не встречаться взглядом с Маз. Ей не хотелось обсуждать это. Ни при каких обстоятельствах Рей не собиралась брать у Рена деньги, это было неправильно и низко. Хватит и того, что она сейчас живет в его доме, а Кардо чуть ли не каждый день таскает ей сумки, набитые дорогой едой, которую Рей и не пробовала в своей жизни никогда. И до сих пор чувствовала себя неловко. Если она еще и попросит Кайло оплатить ее учебу, то совсем сгорит со стыда. Одна эта мысль заставляла девушку мучительно краснеть. Она со всем справится сама! Рей своенравно тряхнула головой.

- Не будь дурой! – проворчала Маз, поднимаясь, - я знаю, что ты самостоятельная и гордая, но у тебя есть шанс, глупо им не воспользоваться.

Рей мрачно молчала, не собираясь отвечать.

Каната тяжело вздохнула.

- Ладно, заканчивай. Скоро шесть, и за тобой приедут.

Рей коротко кивнула, не желая спорить с Маз. Каната вышла, а Ниима резко захлопнула бухгалтерскую книгу, вымещая на ней свою злость. Быстро собралась и выбежала из кабинета.

Кардо уже ждал ее в машине перед магазином. Скользнув внутрь, Рей устроилась на кожаном сидении, поймала в зеркале заднего вида взгляд парня и широко улыбнулась.

- Как дела? Как поживает Гуффи?

- Лучше всех! – ухмыльнулся Кардо, - погрыз мои ботинки.

Рей звонко рассмеялась. Гуффи был щенком джек-рассел-терьера. Кардо завел его совсем недавно. Фотографии забавного и живого щенка Рей рассматривала с неизменным энтузиазмом, а слушая о проделках, звонко хохотала. Они вообще удивительно быстро нашли общий язык с Кардо. Рей частенько заставляла его оставаться с ней на ужин. Ей было одиноко в большом доме, не хватало живого общения, было совершенно нечем заняться. Вырванная из привычной среды, Рей мучилась, не зная, куда себя деть, как себя вести. Кардо поначалу относившийся к Рей с неизменным почтением, пытался соблюдать субординацию. Но Ниим живо разрушила стену между ними, неловко пошутила, увидела на заставке телефона фото Гуффи и мгновенно пристала с расспросами. В детстве она очень хотела собаку, но понимала, что в их крохотной квартирке животному будет тяжело. Да и тетя была категорически против лишнего рта в их маленькой семье. Быть может, в будущем у Ниимы все же получится завести щенка, но сейчас она была счастлива и разговорам о Гуффи. Она полюбила его на расстоянии, словно это был ее питомец.

В доме Кардо выгрузил пакеты с продуктами.

- Опять куча всего! – всплеснула руками Рей, - останешься на ужин? Мне в жизни не съесть все это одной.

Но сегодня Кардо отрицательно покачал головой.

- Не могу, Рей. Сегодня – нет.

Улыбка Рей тут же померкла, она постаралась удержать лицо и не слишком показывать, как она расстроена. Аппетит пропал.

После ухода Кардо, Рей, не глядя, сгрузила продукты в огромный холодильник. Обычно она рассматривала яркие коробки и пакеты, нюхала, пробовала на вкус, устраивала целый ритуал, но не сегодня.

Ниима чувствовала себя в клетке. Как долго это будет продолжаться? Она одна, заперта в этом огромном доме, а Кайло все реже выходит на связь. Она мается от безделья, ее не спасают даже новые обязанности у Маз. Если бы она только могла пойти учиться! Рей с тоской оглядела кухню, набитую навороченной техникой. Ей нужно чем-то заняться, быть может, приготовить ужин. Но готовить только для себя одной, Рей не хотела. И снова она подумала об учебе, о том, что могло бы ее отвлечь, что могло дать ей ощущение собственной нужности самой себе. Слова Маз не шли у нее из головы. Глупо не воспользоваться возможностью, и Кайло, скорее всего, не отказал бы ей. Но одна мысль о том, чтобы попросить у него денег, заставляла Рей мучительно краснеть, внутренне сжиматься. Это было так стыдно! Она не нищенка какая-нибудь! Она жила как-то до этого, проживет и дальше. И пусть любая другая на ее месте не испытывала бы подобных угрызений совести, но Рей так не могла. Все внутри восставало против подобного.

Тряхнув головой, Ниима вышла из кухни, поднялась в библиотеку, упала в кресло и открыла страничку Государственного Университета Корусанта, вкладку экономического факультета. Она знала все, что здесь написано, почти наизусть. Грезила долгими вечерами дома, представляя, как собирает необходимые документы, читает вопросы для экзамена. И радуется, что поступила. Ее мечты были так реальны, захватывающи, что Рей действительно радовалась самой перспективе, верила, что однажды это непременно случится. И ей не будет жалко денег, которые она отдаст за обучение. Ведь тогда Рей Ниима станет чем-то большим, чем мусорщицей из Джакку.

Рей закусила губу, палец нажал на кнопку «скачать» напротив документа со списком вопросов. Ниима заворожено глядела, как ползет голубая полоска, оповещающая о скачивании документа.

Внизу громко хлопнула входная дверь, и Рей чуть не выронила телефон из рук, застыла прислушиваясь. Кто мог прийти сюда? Кто-то из прислуги Рена? Но вряд ли в девятом часу вечера. Рей бесшумно поднялась, двинулась к двери, напряженно прислушиваясь, не желая выдавать свое присутствие.

- Я не знаю, что делать, Фазма! – раздался высокий голос Кайдел Органы, - это катастрофа!

Пауза.

- Да, Кайло в курсе.

Снова пауза, видимо, Кайдел разговаривала по телефону и слушала ответ своей собеседницы.

- Я у брата, приезжай! Мне нужен совет, - стук каблучков, - о! Она здесь? Ну и хорошо. Да, я ей доверяю, потому что доверяет Кайло.

Рей прислонилась плечом к двери, приложив к дереву ухо, вздрогнула, осознав, что речь идет о ней. И мучительно покраснела, чувствуя себя неловко от того, что подслушивает.

- Да брось, Фаз! – фыркнула Органа, - Кайло никогда не думал членом. И нет, этот случай не исключение. Я жду тебя здесь. Нужно решить, что делать дальше.

Все стихло. Рей закусила губу, раздумывая, что делать, а потом спустилась вниз.

- Привет! – Кайдел махнула Рей рукой и снова откинула голову на спинку дивана, на котором полулежала.

Выглядела сеньорита Органа откровенно плохо, бледная с темными кругами под глазами и припухшими от слез веками, не накрашенная, она казалась совсем девчонкой, на голове беспорядок, из одежды простые джинсы и футболка, кеды, словно Кайдел собиралась в спешке. Рей присела в кресло напротив.

- Здравствуйте.

Кайдел приоткрыла один глаз.

- Мы же вроде договорились на «ты».

- Прости, - тихо произнесла Рей.

Кайдел махнула рукой, мол, что за чушь. Гостиная погрузилась в неловкое молчание, Рей не знала, уйти ей или остаться. Но и сидеть просто так, пялясь на Кайдел, которая словно бы задремала, было попросту глупо. Задачу ей облегчила сама сеньорита Органа.

- Пойдем, - она вдруг бодро поднялась, протянула Рей руку.

- Куда? – растерялась Ниима.

- На кухню. Готовить кофе. Скоро приедет Фазма, и я все расскажу.

Рей покорно проследовала за девушкой на кухню, где та загремела посудой, ловко извлекая на свет большую медную турку.

- Вы…- острый взгляд темных глаз заставил Рей осечься и исправиться, - ты. Ты уверена, что хочешь рассказывать мне? Я могу оставить вас с Фазмой одних.

Кайдел замерла на мгновение, на лице ее промелькнуло выражение отчаяния.

- Хочу, - голос ее чуть дрожал, - ты из Джакку. Быть может, именно ты подскажешь мне, что делать дальше. Я в полной жопе, Рей. Я так сглупила! И подвела Кайло, - блондинка всхлипнула, слезы капнули на конфорку, раздалось шипение. Органа запрокинула голову, пережидая момент слабости. Рей отвернулась к окну, не желая быть свидетельницей этому, понимая, что Кайдел может ей этого не простить. Превращать во врага сестру Кайло из-за такой мелочи, Рей не хотела. Все время до приезда Фазмы девушки провели в молчании. По кухне плыл запах кофе. И, наверное, им было, о чем поговорить. Но Кайдел явно была погружена в свои невеселые мысли, а Рей отчего-то встревожилась. Дурное предчувствие холодной змеей свернулось в области груди, царапая острыми ядовитыми клыками, заставляя нервничать, барабанить пальцами по столу, заправлять за уши выбившиеся волоски, крутиться на высоком стуле. И стараться не встречаться с Кайдел взглядом. Мягкое шуршание автомобильных шин по подъездной дорожке Рей встретила почти с восторгом, встрепенулась и Кайдел. А через пару минут в кухню уверенным шагом вошла Фазма, чеканя шаг, стуча тонкими каблуками по паркету, женщина затормозила на пороге, губы ее искривила усмешка.

- И что за скорбное собрание, - щелкнула зажигалка, потянуло сухим сигаретным дымом, - идемте в гостиную, там сидеть удобнее. Кай, захвати кофе. И мед.

Рей посмотрела на Органу, та, приоткрыв рот, глядела вслед Фазме, а потом засуетилась, составляя на поднос чашки с кофе, мед, сахар и сливки. Блондинка поспешила в гостиную, Рей последовала за ней. Фазма как раз закуривала вторую сигарету.

- Рассказывай, - велела она Кайдел, - я, честно говоря, мало что поняла из твоих сумбурных рыданий.

Кайдел длинно выдохнула, лицо ее помрачнело, в глазах вспыхнула паника.

- Кайло велел мне постепенно переманить на его сторону людей матери. Я успешно вела переговоры с владельцами точек по переработке и продаже наркотиков и с некоторыми поставщиками. Многие были согласны на условия Кайло. И хоть это грозило серьезными проблемами и войной, но они были готовы рискнуть. А сегодня я узнала…меня предупредили, - Кайдел умолкла, нервно стиснула чашку с кофе, посмотрела на нее почти с отвращением и поставила обратно на поднос, - один из тех, с кем я вела переговоры, предупредил мать. И я…сбежала.

В гостиной повисла тишина. Лицо Фазмы ничего не выражало, она докурила сигарету, но потушила окурок в пепельнице с такой силой, что было ясно: ее равнодушие напускное. Рей сидела, замерев, боясь даже представить себе, какими неприятности грозит случившееся Кайдел и Кайло.

- То есть, - Фазма глубоко вдохнула, длинно выдохнула, - ты не знаешь, как отреагировала Лея? Не знаешь, как наказаны люди, что согласились перейти на сторону Кайло?

- Нет, - коротко ответила бледная Кайдел.

Фазма выругалась.

- Ты отлично подставила их всех! – не стала миндальничать Джиамарези.

Кайдел всхлипнула.

- Хватит рыдать! – рявкнула Фазма, - этим ты точно проблем не решишь.

В ответ Органа всхлипнула еще громче, прижала ладони к лицу.

Рей закусила губу. Ей было жалко Кайдел, но в словах Фазмы была, пусть жестокая, но правда. Кайдел всех подставила. И Рена тоже.

- Быть может, донна Лея знает не обо всех, - робко произнесла Рей.

Голубые глаза Фазмы уставились на девушку раздраженно, Кайдел отняла руки от лица.

- Тот человек, который тебя сдал, - продолжила Рей, ежась под нелюбезным взглядом Фазмы, - он знает обо всех, кого ты склонила на сторону Кайло?

- Нет, - с заминкой произнесла Кайдел.

- Но это не значит, что о них не знает Лея! – откликнулась Фазма, - не значит, что теперь она не начнет копать, пытаясь понять, кто среди ее людей - предатели! И это отбрасывает нас назад. Как ты могла быть такой неосторожной, Кай?!

- Как я могла знать?! – выкрикнула в ответ Кайдел, - я не умею читать чужие мысли!

- Верно! Но иногда все же следует быть осторожнее и хитрее! Кайло доверился тебе, а теперь мы в состоянии открытой войны и информационной изоляции! Ты поставляла сведения изнутри, а что теперь?!

Органа разрыдалась. Наблюдавшая эту сцену Рей чувствовала себя неловко. А еще ей было страшно. И где-то на периферии билась мысль о том, что теперь она еще долго не увидит Кайло. Ниима закусила губу.

- Возможно, - тихо произнесла Рей, - я могла бы немного помочь. Попытаться.

И снова острый взгляд Фазмы уперся в нее, заставляя Рей нервничать и в волнении сжимать чашку с кофе в руках. Пытаясь скрыть смущение и страх, Ниима отпила горький напиток.

- Интересно, как это? – приподняла бровь Фазма, игнорируя плачущую Кайдел и уж тем более не собираясь ее утешать, только послала в ее сторону раздраженный взгляд, да снова посмотрела на Рей.

- Моя подруга – Роуз – горничная в доме донны Органы, - произнесла Рей, - я могла бы попытаться узнать у нее, что происходит там.

Фазма заинтересованно подалась вперед.

- Так, может, твоя подруга согласится поставлять нам сведения? Мы могли бы предложить выгодные условия.

- Исключено, - покачала головой Рей, - она боготворит донну Органу. Да и парень Роуз работает на нее, если он узнает, что Роуз передает сведения Кайло Рену, ей не жить. Но хотя бы один раз она, возможно, расскажет, что творится в доме.

Фазма скривилась.

- Не бог весть что, но хотя бы так.

Рей пожала плечами, ее раздражала самоуверенность Фазмы, граничащая с жестокостью жесткость.

- Я не навязываюсь, - холодно произнесла Рей, прямо встречая насмешливый взгляд голубых глаз.

- Не кипятись, Рей, - хмыкнула Фазма, - я согласна. Это лучше, чем ничего. Но…- Джиамарези колебалась, - это может быть опасно. Кайло запретит тебе.

Рей поджала губы. Пусть она немногое понимает из того, что творится сейчас вокруг нее, но уже много лет она живет самостоятельно и сама за себя отвечает, принимает решения сама. Она не маленький ребенок и не тепличный цветок. Не принцесса в замке дракона. Черта с два!

- Он не может мне ничего запрещать, - процедила Рей.

год назад

Остановив машину рядом с домом Рена, Рей выходить не спешила. Она почти со страхом смотрела на дом, где провела столько счастливых лет, который вместе с тем был свидетелем стольких скандалов и слез. Эти стены слышали и счастливый смех и крики ненависти, пропитались ее страхом и ее болью. Идти туда было тяжело. А еще глупо. Но Рен сказал, что либо они встречаются на его территории, либо она не узнает, кто сливал информацию газетам. Ублюдок. Рей высказала ему все, что она думает о нем, вызвав лишь сухой смешок. И можно было плюнуть, в конце концов, Рен нашел виновного, скорее всего уже расправился с ним, а это значит, что до поры до времени газеты если и будут что-то писать, то только домыслы, в которых не будет столько опасной и для Рей, и для Кайло правды об их жизни. Но Рей хотела знать, кто это был. И потому приехала. Хотелось верить, что только поэтому. А не из-за того, что подспудно отчаянно и нелепо хотела увидеть Кайло. Это было совсем некстати. Но страх сейчас мешался с предвкушением, от которого потели ладони, оставляя на коже руля влажный след. Ей хотелось увидеть Рена, и женщина ненавидела себя за это.

Она медлила, глядя на дом, малодушно оттягивала момент, хотя уже опаздывала, пусть и всего на пять минут. Наконец, глубоко вздохнув, приказав себе собраться, Рей вышла из машины, хлопнула дверью излишне громко и поморщилась от своей неаккуратности, с головой выдававшей ее волнение. Пройдя мимо охраны, которая ей коротко кивнула, Рей поднялась на второй этаж. У кабинета Рена дежурил Кардо, женщина невольно заулыбалась.

- Привет! – она весело помахала рукой, словно вновь была беспечной и отчаянной Рей Ниимой, словно и не было этих семи лет, превративших ее в жену дона, хладнокровно выслушивающую отчет об убранных конкурентах и считающей прибыль с продажи наркотиков.

- Донна! – глаза Кардо засветились радостью, - так приятно видеть себя здесь!

Рей подалась вперед, обнимая мужчину, отстранилась.

- И я рада тебя видеть. Как дела? Как Гуффи?

- Все так же шкодит! – рассмеялся Кардо, - без тебя плохо, донна.

- Ай, брось! – махнула рукой Рей, отводя взгляд.

- Плохо, - твердо произнес мужчина, - с тобой все было…упорядоченнее, спокойнее. И он, - Кардо мотнул головой в сторону кабинета, - был уравновешеннее.

Рей поджала губы, продолжать этот разговор ей не хотелось. Как и не хотелось быть гарантом чьей-то уравновешенности. Характер Кайло – это только его проблемы.

- Могу войти? – спросила Рей.

- У него посетитель…- Кардо запнулся, - …ница. Но тебе назначено, потому заходи.

Рей дернула дверь, размышляя, что это еще за посетительница, с которой Рен забыл о встрече с ней. Или не забыл, а оставил намеренно. Вздумал заставить ее ревновать?

Рей вошла в кабинет и не думая перед этим постучать, в конце концов, время назначенное для встречи вышло еще десять минут назад, а значит, если Рен забыл об этом, то сам виноват.

При ее появлении, Базин резко отшатнулась от Кайло, на лице ее застыло томное и вместе с тем хитрое выражение. Она посмотрела на вошедшую Рей с видом победительницы, демонстративно вскинула подбородок, скрестив руки на груди. А Рей постаралась придать своему лицу как можно более равнодушное выражение, с досадой осознавая, что провокация Рена удалась. Эта мальчишеская выходка заставила сердце неприятно сжаться, острое чувство собственничества взвыло, заставляя в ярости сжать и разжать кулак, призывая себя успокоиться и умерить собственную ничем не обоснованную ревность. Рей скользнула по Нетал равнодушным взглядом и посмотрела на Кайло, в темных глазах которого мерцали предвкушение и ожидание, он уже готов был наслаждаться спектаклем. Черта с два! Она ему такого удовольствия не доставит.

- Я пришла поговорить, - Рей демонстративно посмотрела на часы на запястье, едва ли видя цифры, настолько произошедшее разозлило и расстроило.

- Да-да, - Кайло сделал вид, что был страшно занят, - заработались. Сеньорита Нетал, может идти.

Базин хмыкнула, проходя мимо Рей, пристально и насмешливо посмотрела на нее, едва не задела плечом. Но не посмела. Рей смотрела прямо перед собой.

Дверь кабинета захлопнулась, погружая помещение в тишину. Рей старалась дышать ровно, ей, определенно, нужно было успокоиться. А еще, определенно, нужно было заканчивать со всем этим. Уехать отсюда, как можно, скорее.

- Присядешь, быть может? – спросил Кайло.

- Предпочту постоять, - процедила Рей, - кто?

- Кофе? Чай? Чего-нибудь покрепче? – продолжал разыгрывать радушного хозяина Рен, - ты так напряжена, милая.

- Заканчивай этот фарс, Рен! – резко бросила Рей, - я пришла сюда с вполне конкретной целью, но, знаешь, даже она не стоит того, чтобы терпеть твою рожу. Кто?

- Какая ты грубиянка! – показательно вздохнул Рен, а потом позвонил кому-то.

Не прошло и пары секунд, как в кабинет заглянул Кардо.

- Звали, шеф?

- Зайди, - приглашающее махнул рукой Рен.

Рей вскинула бровь и мысленно чертыхнулась. Знала бы, что информация известна Кардо, то едва ли пошла бы к Рену, узнала бы все еще на подступах к кабинету и ушла бы. Но теперь придется терпеть.

- Ты хотела знать, кто сливал информацию газетчикам, милая, - Рен нехорошо улыбнулся, - он перед тобой, - протянутая рука Кайло указала на Кардо.

Рей вздрогнула, моргнула пару раз, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

- Ты издеваешься? – прошипела, подозрительно глядя на Рена, готовая к бою, к ругани и крикам.

- Едва ли, - отрезал Кайло.

И Рей показалось, что стены вокруг нее рушатся, погребая под своими обломками все, во что она верила. Погребая саму ее веру в людей.

- Кардо? – прошептала Рей, глядя на друга, - это же…

Неправда? Ложь? Очередная провокация? Лицо Кардо оставалось непроницаемым, он молчал, стиснув зубы, не отрицая и не подтверждая слова Кайло.

- Но зачем?

- Зачем? – произнес Рен, привлекая к себе внимание, - отомстить мне. Видишь ли, наш рыцарь решил, что я смертельно обидел его даму сердца, а значит, должен понести наказание. Не знаю, на что он надеялся, на скандал или на то, что мной заинтересуется полиция. Как будто в первый раз, - хохотнул Рен, - или, быть может, испугаются мои партнеры, что и о них правда всплывет в газетах, но наш рыцарь нанял какого-то писаку, который сразу же сдал его, стоило Хаксу на него надавить. И все ради тебя, милая.

Рей ожгла Кайло яростным взглядом. Его издевки были невыносимы, его намеки оскорбительны. Ярость зудела под кожей, вынуждая гордо вскинуть подбородок, на языке вертелись десятки злых фраз. Рен достал из ящика стола пистолет, на лице мужчины появилось то самое хладнокровное выражение, что пугало Рей до чертиков, то самое непримиримое в своей решимости. И все слова вылетели из головы Рей, тело среагировало быстрее разума, женщина дернулась вперед и в сторону, закрывая собой Кардо.

- Нет! – вскрик вышел неконтролируемо громким, отразился от стен, упал между нею и Кайло.

- Отойди, Рей, - процедил Рен.

- Нет! – упрямо повторила женщина.

- Я сказал тебе отойти, - Кайло вышел из-за стола, пистолет в его руке смотрелся устрашающе.

- А я сказала: нет! – процедила в ответ Рей, чувствуя, как ее тошнит от страха, она повернулась к Кардо, - зачем? Господи, зачем?

- Я знаю, Рей, - кивнул ей мужчина, - знаю, что это было глупо. Но я должен был хоть что-то сделать, я хотел это сделать для тебя. Потому что это ты. Потому что я люблю тебя с самой нашей первой встречи. Потому что ты была лучом света во всем этом мраке, пока он, - Кардо дернул подбородком в сторону Рена, - не погасил твой свет, не надругался над тобой. Прости меня, - Кайрдо осторожно коснулся ее щеки самыми кончиками пальцев, - я зря все это затеял. Эти статьи в газетах ударили и по тебе. Но я должен был, пусть это и оказалось мелко и глупо.

Рей зажмурилась, чувствуя, как в уголках глаз вскипают злые слезы. Предавшего однажды опасно оставлять за спиной. Рей знала это, но это же Кардо! Кардо, который шутил и рассказывал ей о Гуффи, поддерживал ее и ужинал вместе с ней, всегда был рядом, не требуя ничего взамен. Действительно верный рыцарь у ног своей дамы. Она не может отдать его Рену. Не может!

Резкий толчок сбил ее с ног, отшвыривая в сторону, Рей оступилась и упала, неловко заваливаясь на бок. А в следующий миг Рен прижал пистолет к животу Кардо и выстрелил, тело мужчины грузно осело на пол, он задохнулся от мучительной боли, ловя ртом воздух, следующий выстрел в голову прозвучал оглушительным грохотом, заставив Рей взвизгнуть, инстинктивно зажать уши руками. Ее худший кошмар повторялся, Рен снова убивал ее друзей. И она снова ничего не могла поделать. По щекам текли слезы, в ужасе женщина смотрела, на равнодушного Кайло.

- Вставай, Рей, - бросил Кайло, убирая пистолет обратно в стол.

Женщина не пошевелилась, все тело оцепенело, не желая слушаться хозяйку.

- Вставай! – повысил голос Рен, - хватит разыгрывать трагедию.

- Ненавижу тебя, - зачем-то произнесла Рей, заставив Рена поморщиться.

- Ты хотела, чтобы я все решил, я выполнил твое пожелание.

Рей молчала.

- Предавшего единожды нельзя оставлять за спиной, - озвучил ее мысли Кайло, заставив Рей, наконец, подняться, настолько ее задели его слова – ее собственные мысли, сказанные равнодушным тоном убийцы.

- Я тоже тебя предала! – прошипела Рей, намеренно провоцируя, не зная толком, чего хочет добиться этим.

- Ты – иное дело. Ты – исключение, - пожал плечами Кайло, звоня кому-то.

- Неужели?! С чего бы это?!

- Ты – моя жена.

- Я сделаю все, чтобы это, как можно скорее стало не так, - выплюнула Рей.

- Я тебе не позволю, - спокойствию Кайло можно было лишь позавидовать.

Она нападала на него, а он не реагировал, уверенный в своих словах и действиях. Такой беспомощной Рей, наверное, не чувствовала себя никогда. Будь проклят тот день, когда она впервые ступила на порог этого дома!


========== 10. ==========


сейчас

Настойчивая трель телефона вырвала Рей из мутной и удушливой дымки сна. Расфокусированный взгляд молодой женщины какое-то время растеряно блуждал по комнате, пытаясь отыскать источник звука. Тошнота подкатывала к горлу, заставляя дышать глубоко в отчаянной попытке подавить рвотные позывы, перед глазами все еще стояло окровавленное лицо Андерсена, а удушливый и едкий запах крови ощущался, как наяву.

Рей глубоко вздохнула, пытаясь унять дрожь во всем теле, напоминая себе, что то был всего лишь очередной кошмар, не желающий выпускать ее из цепких пут того, что люди называют совестью. Телефон все звонил, заставляя в ярости скрежетать зубами. Впрочем, Рей была даже благодарна тому человеку, что позвонил ей в два часа ночи, вырвав ее из плена дурного сна, отголоски которого все еще отзывались болезненной ломотой в липком от пота теле. Наконец, осознав, что надо бы ответить, Ниима протянула руку к тумбочке, беря в руки несчастный гаджет, разрывающийся «Пляской смерти» Сен-Санса. И замерла, увидев телефон звонившего. Первым порывов было сбросить звонок, выключить телефон. Рей смотрела на экран телефона, где высветилось имя Зори Блисс, и молилась, чтобы звонок прекратился. Телефон продолжал трезвонить, музыка взмывала к потолку, разгоняясь, как разгонялось дыхание Рей, ему вторило бешено стучащее сердце. Если Зори звонит в два часа ночи, то их план провалился, а это значит, что Нииму ждут большие неприятности. Очень большие неприятности. Закусив губу, Рей ткнула пальцем в зеленую кнопку и поднесла телефон к уху.

- Сеньора Ниима! – зарыдала Блисс в трубку, - ДиДжей сдал вас, бросил меня, я…я тут совсем одна. И они хотят, чтобы вы приехали.

Уточнять, кто именно они, Рей не стала. Ее бросило в холод, потом в жар, в ушах нарастал гул, руки и ноги онемели. Это была катастрофа. Где-то на периферии крутилась мысль, что зря она доверилась ДиДжею, что зря не предложила больше. И тут же смутная похвала самой себе, что не выплатила шулеру всю сумму сразу. Хотя, может быть, следовало это сделать, тогда бы его не перекупили. А то, что хозяева притона, явно предложили ДиДжею больше, чем Рей, стало сразу понятно. Только деньги могли мотивировать мужчину переметнуться от одного заказчика к другому, он ведь всегда был вольной птицей, не работал ни на кого, кроме себя, и обещать ему что-то, кроме денег, было бесполезно. Рей стиснула зубы. Дура! Зачем она так подставилась? Что ей за дело до бед секретарши? Уволила бы ее, и дело с концом!

- Где ты? – спросила абсолютно спокойно, призывая себя контролировать голос, не давая прорваться наружу даже малейшим ноткам паники.

Блисс назвала адрес.

- Я скоро буду.

Рей положила телефон на кровать нарочито аккуратно, боясь не сдержаться и швырнуть его в стену. Она и сейчас могла никуда не ехать. Блисс скорее всего бы убили. Но самой Нииме что с того? Ничего. Да только от проблем и разборок с Реном ее это не спасет. А если она приедет, и попробует договориться, тогда Кайло, возможно, не узнает о ее выходке. Зачем она только полезла на его территорию, пусть и косвенно? Зачем?! А если узнает Палпатин? Рей похолодела, замерла на полпути к шкафу с одеждой. Ведь Рей Ниима не сама по себе, и ее вмешательство можно расценить как вмешательство одного клана в дела другого. Господи! Она просто идиотка! Быстро одевшись, Рей выскочила из квартиры, сбежала по ступенькам, буквально ворвалась в подземный паркинг.

В машине успокаивающе пахло ее же собственными духами, Рей нетерпеливо ждала, пока машина прогреется, размышляя, за сколько по пустым ночным дорогам она доберется до Татуина, если будет гнать, как ненормальная. Это отвлекало от мыслей о собственной глупости и опрометчивости, не позволяло досаде и постыдному страху завладеть всем существом, мешая рационально мыслить. Глупо было злиться на себя, этим делу не поможешь. И обвинять тоже было глупо, но надо же хоть как-то выплеснуть свои эмоции. А вина ее и только ее, сама себя загнала в ловушку. И ради чего? Сейчас Ниима остро жалела, хотя что сделано, то сделано. И сосредоточиться сейчас следовало на том, как попытаться исправить ситуацию, а не прокручивать в своей голове диалоги на тему, что было бы, если бы. В истории нет сослагательного наклонения, а в эту историю Рей загнала себя сама. Дура! Рей изо всех сил долбанула по рулю в лучших традициях ее эмоционально неуравновешенно бывшего мужа. Машину дернуло в сторону, и Рей вцепилась обеими руками в руль, только вот не хватало еще разбиться, влетев в какое-нибудь ограждение на дороге. Эта мысль разом заставила успокоиться. Что сделано, то сделано, еще раз напомнила самой себе, и ей остается только придумывать пути отхода, да надеяться на удачу.

Выруливая к многоэтажке на окраине Татуина, Рей была почти спокойна. В конце концов, пусть она больше не хозяйка этих мест, но как разговаривать с подобными элементами, она хорошо знает. Главное, не показывать им ни страха, ни слабости, иначе разорвут.

Нацепив на лицо маску равнодушия с легким оттенком превосходства и брезгливости, Рей спустилась в полуподвальное помещение, едва-едва освещенное парой тусклых ламп, болтавшихся на не внушающих доверия проводах. Здесь воняло сигаретным дымом, дешевым алкоголем и немытыми телами, а еще плыл сладковатый дурман травки. Неужели Блисс не могла выбрать место поприличнее? И как не побоялась вообще сюда пойти? Рей поморщилась, наткнувшись взглядом на испуганную и заплаканную Зори, которая, увидев начальницу, инстинктивно рванулась к ней, и была удержана широкой мужской рукой, что грубо дернула девушку назад.

- Отпустите девчонку, - негромко произнесла Рей, чувствуя, как за спиной у нее оказываются неясные тени, что и ее готовы сейчас схватить. Не оборачиваться, не вздрагивать, не позволять себе лишнего движения! Как жаль, что за все эти годы она так и не обзавелась хоть каким-нибудь оружием! Если выберется из этой переделки, непременно приобретет себе пистолет для таких вот случаев. Впрочем, что значит «если»? Когда! Погибать в затхлом притоне на окраине Татуина Рей была никак не настроена.

- Сеньора Ниима! – выруливший откуда-то неопрятного вида мужчина, недобро оскалился, зажатая между его губ сигарета едва тлела, - добро пожаловать!

Рей стиснула зубы, посылая Блисс убийственный взгляд, от которого девушка еще сильнее разрыдалась.

- Да заткните ее уже кто-нибудь! – рявкнул мужчина, - надоела!

Зори больно ткнули в ребра, Блисс испуганно дернулась и затихла, с губ ее продолжали срываться всхлипывания, но теперь едва слышные.

Рей поморщилась, потом посмотрела в глаза мужчине. Вблизи он оказался моложе. Высокий, со светлыми волосами и поразительно яркими голубыми глазами, он кого-то неуловимо напоминал, только Рей никак не могла понять, кого же. Задвинув эту мысль подальше до поры до времени, Ниима медленно произнесла:

- Вы знаете мое имя, а я ваше – нет.

- Джейсен, - представился ее собеседник, - можно Джей.

Рей передернула плечами.

- И чего вы хотите, Джейсен? – спросила подчеркнуто вежливо.

- Нехорошо получается, сеньора Ниима, - мужчина ее словно бы и не слышал, - вы оплачиваете услуги шулера, влезаете на чужую территорию.

- Вы сами шулера! – выкрикнула Блисс, - вы использовали крапленые карты!

- А тебя никто не заставлял играть! – злобно бросил ей Джейсен, и Зори снова получила болезненный удар в бок.

Рей была с ним согласна. Никто не заставлял Блисс играть, как и ее саму никто не заставлял ввязываться в это.

- Что еще за территория? – вскинула брови Ниима, прикидываясь дурой.

Джейсен гулко хохотнул.

- Не надо, не надо, сеньора Ниима. Я знаю, кто вы такая, кем были в прошлом и кем являетесь в настоящем. Боюсь, что ни дон Рен, ни дон Палпатин по головке вас не погладят за такое самоуправство. Вы слишком значительная фигура, донна Рей, чтобы совершать столь опрометчивые поступки. А вы этого не учли.

Рей стиснула зубы, взглянула на мужчину по-новому. Сначала ей показалось, что он просто хозяин притона, шулер и мошенник, но при все при этом, он был еще и умен. Получил информацию о Рей, видимо, от ДиДжея – Рей поставила себе мысленную заметку разобраться с шулером, потому что подставлять вот так Рей Нииму не смеет никто! – и теперь собирался воспользоваться полученной информацией, вот только каким образом? Рей склонила голову на бок, окидывая мужчину пристальным взглядом, глядя по-новому, с долей заинтересованности.

- Чего вы хотите? – снова повторила вопрос.

Повисла пауза, теперь Джейсен разглядывал ее с интересом, оценивая и присматриваясь, голубые глаза сверкали в полутьме.

- Работать на вас, - ответил коротко.

Рей уставилась на него в изумлении, совершенно диким взглядом, едва подавляя в себе неестественное и неуместное желание дико расхохотаться.

- Это шутка такая? – позволила себе скептически изогнутую бровь.

- Едва ли, - спокойно ответил Джейсен, в глазах которого теперь появилось напряжение.

Рей скривила губы прошла к столу, на котором в беспорядке валялись карты, стояли открытые бутылки пива, а пепельница источала смрад. Ниима брезгливо поворошила карты, чтобы выиграть время. Все это напоминало красиво расставленную ловушку ее дражайшего бывшего мужа. Только зачем? Ни одной идеи в голове. Рей скривилась, присела на край стола, рассеянно повертела в руках взятую наугад карту: шестерка пик – дорога дальняя. Главное, чтобы в Сокорро, а не на тот свет.

- Какая мне выгода? – поинтересовалась Рей, отрывая взгляд от карты.

Джейсен смотрел, насупившись, исподлобья.

- Я не расскажу дону Рену, что вы влезли на его территорию. И не будет столкновения между ним и доном Палпатином.

Рей дернула уголком губ. Этот человек не только много знал, но и умел сложить два и два. И использовать случай, а иначе, как случаем эту ситуацию не назовешь, в своих интересах. Полезный элемент. И опасный.

- Но вы же понимаете, что перейдя под мое начало, фактически переходите под начало дона Палпатина, находясь на территории Рена.

- Нет, донна Рей, я перехожу под ваше начало, - парировал Джейсен.

- Почему? – прямо посмотрела на мужчину Рей, откладывая карту.

Мужчина открыл было рот, чтобы ответить, но Ниима прервала его взмахом руки.

- Подумайте прежде, чем отвечать. Мне не нужны красивые сказки. Мне нужна честность.

Повисла тишина, только едва слышно всхлипывала Блисс, а Рей старалась контролировать сбившееся дыхание. Наконец, Джейсен отмер.

- А вы знаете, донна, что эта, - пренебрежительный взмах руки в сторону Зори, - вас предала?

Рей дернулась, но промолчала, лишь вопросительно посмотрела на мужчину, стараясь не очень показывать свою заинтересованность.

- Хотела вас подставить, - так же мирно продолжил Джейсен, - ее нашел человек вашего деда, Уилхафф Таркин. Милейший Таркин всегда был правой рукой Шива Палпатина и, хоть ненамного младше дона, всегда считал, что он будет его наследником. А теперь появились вы. То есть появились-то вы давно, но только теперь Шив намерен сделать вас наследницей своей империи. О, глядя на вас, я думаю, что Император не прогадает, но это никак не входит в планы Таркина. И он привлек Зори. На самом деле старик бил наугад, думая, что, может быть, узнает от вашей секретарши что-то компрометирующее вас, а вышло еще чудеснее. Зори очень хотела вам отомстить. И фактически заманила сюда. Пойди все иначе, будь на моем месте кто-то другой, и оказалось бы, что Палпатин вашими руками влез на территорию Рена, - не миновать войны. А вам не сносить головы в любом случае. Вы были бы виноваты перед обеими сторонами: и перед Императором, и перед доном Реном. Но девочке не повезло, тут оказался я.

Рей молча смотрела на мужчину, бросила быстрый взгляд на Зори, лицо которой стало смертельно бледным, что было заметно даже в тусклом свете ламп.

- За что? – хрипло спросила Рей.

- Некто По Дэмерон, - ответил Джейсен, - девчонка считает, что вы и дон Рен виноваты в его смерти. А она много лет была с Дэмероном в самых близких отношениях.

Рей нервно глотнула, перед глазами на миг все поплыло, стены качнулись, увлекая за собой Рей, и женщина едва устояла на ногах. Как долго еще ее будут преследовать действия Рена?

- Это правда? – Рей посмотрела на Блисс.

Зори больше не всхлипывала и больше не строила из себя жертву. Твою же мать! Как только Рей вообще могла повестись на ее слова?! Так себя подставить! Зори молчала. Не начала оправдываться, не была возмущена, не продолжила рыдать. Она молча посмотрела на Рей, потом криво усмехнулась и презрительно сплюнула на пол. Ниима на мгновение прикрыла глаза.

- Откуда вы все это узнали?

- Она очень болтлива, когда волнуется, - хмыкнул Джейсен, - а за игрой она волнуется почти всегда.

- Я могла и не кинуться ее спасать, - медленно произнесла Рей, - что тогда?

- Тогда они пошли бы с другого конца. Поскольку Таркин немало платил ей за сведения о вас, донна, они предполагали подставить вас на работе. Вы знаете, что Таркин сотрудничает с «Верфями Куата»? А это главный конкурент «Эрсо Инк». И проект «Старкиллер» - как кость в горле для «Верфей». Им важно сорвать этот заказ. И Таркин пообещал Онаре Куат, что они непременно это сделают. Так что девочка еще и шпионила для Уилхаффа в надежде подставить вас.

Рей стиснула зубы. Она могла не верить Джейсену, но молчание Блисс было красноречивее всех ее слов. И если верить мужчине, который не так прост, как показалось на первый взгляд, то Рей сейчас в полной жопе.

- Подозреваю, что она не единственный шпион в рядах «Эрсо Инк», потому что с Таркином малышку Блисс свел небезызвестный вам Прайд, который очень обиделся на Касиана Андора за то, что тот взял вас на его место. А у Прайда было немало людей в «Эрсо Инк».

Ниима молчала. Эта головная боль была еще одной наряду с тем, что есть таинственный лже-Калриссиан, который хочет стравить Императора и Рена. А теперь она сама чуть не поспособствовала этому. Наивная дура! Увидела девицу в беде и кинулась помогать. Голова шла кругом от вываленной на нее информации.

- А это все вы откуда знаете? – спросила Рей.

- Слухами земля полнится, - уклончиво ответил Джейсен, глядя на Рей серьезно, - поспрашивал тут, поинтересовался там.

Это был не ответ. Не тот, которого хотела Рей. Но заставить Джейсена говорить она точно не сможет. По крайней мере не сейчас.

- Допустим, - осторожно кивнула Ниима, чуть прищурившись, - все это, безусловно, очень увлекательно, но не ответ на вопрос: почему вы хотите работать на меня?

- Хочу быть первым после главной, - ответил мужчина, заставив Рей хмыкнуть.

- Амбиции, - протянула Ниима.

Что же. Это ей было понятно.

- А ваши парни, - Рей обвела рукой комнату, - не побегут вас сдавать Рену?

- Я в них уверен, - отрезал Джейсен, - они со мной. Они мои люди.

- Нет, - отрицательно помотала головой Рей, - нет, Джейсен. Если вы хотите быть первым после меня, то эти люди работают также на меня, подчиняются мне. И вы здесь не при чем.

Послышались возмущенные шепотки, кто-то презрительно сплюнул на пол, раздался чей-то издевательский смешок.

- Ну-ка заткнулись! – рявкнул мужчина, посмотрел на Рей пристально, - конечно, они будут подчиняться вам, донна.

- Ну-ну, - скептически скривилась Ниима, побарабанила пальцами по столу, наконец, отлипла от него. Посмотрела на мужчину долгим и пристальным взглядом. Он что-то скрывал. А, может быть, нет. Преподнес ей важную информацию на блюдечке с голубой каемочкой, а взамен потребовал только смутные перспективы да невнятные цели. Верил, похоже, что она действительно сможет стать наследницей своего деда. Чтоб Палпатину провалиться на месте за его внезапную болтливость! Он не объявлял Рей наследницей официально, но слухи уже поползли. Рей поджала губы. В прошлом – Рен, сейчас - Палпатин, который хочет стравить их с Таркином и посмотреть, что из этого получится. И сам Уилхафф, который копает под нее по всем фронтам, а она и уши развесила и рот раскрыла, не замечая этого. Еще и думала с ним подружиться. Вот это потрясающая наивность! Глупость безмерная!

- Хорошо, - Рей протянула Джейсену руку, - по рукам!

Он посмотрел недоверчиво, а потом энергично пожал ее руку. Не прощаясь, Рей направилась к выходу.

- Донна, - негромко окликнул ее Джейсен, - что делать с девчонкой?

Рей притормозила, со свистом втянула воздух. Решение было одно. И голосом Рена в голове: предавшего единожды нельзя оставлять за спиной. А здесь дело не только в предательстве, здесь дело в том, что Блисс знает слишком много, Блисс связана со слишком многими. Блисс, понимает она это сама или нет, человек Таркина. Предавшего единожды нельзя оставлять за спиной.

Нельзя. Нельзя. Нельзя.

Господи! Вытравить бы эти слова из своей памяти, перечеркнуть, начать заново. Забыть этот голос, что говорил о любви, а потом о смерти.

Предавшего единожды…

Она на его территории. И словно бы вновь стала ему близка. Проклятый Рен и его жестокий мир. Предавшего…

Рей стиснула зубы, хотелось кричать и биться головой о стену. Но только не озвучивать то, о чем думала. Не отдавать приказ. Но выбора нет, если она хочет не просто выживать, а жить долго и счастливо.

- Убейте, - бросила равнодушно и поднялась по лестнице.

Ночной воздух Татуина после затхлого подвала показался Рей сладким, как никогда. Его даже не портили запахи помойки и химические запахи работающих заводов, где в ночные смены трудились нелегальные рабочие, которым можно было платить много меньше.

Рей добрела до своей машины, истерически начала рыться в бардачке, где скопилось множество всякой дряни. Ниима безжалостно выбрасывала все прямо на землю рядом с машиной. Наконец, нашла пачку сигарет и затянулась, закашлялась, но затянулась снова. Она не курила – сколько? – года четыре, наверное, может, больше. Кайло не любил. И она курила время от времени, тайком от мужа, пытаясь хоть как-то расслабиться, отвлечься, позволить химическим процессам заменить ей отдых. Твою же мать! Твою мать! Пнула колесо машины и глубоко затянулась снова. Какого же хера?! Почему вокруг одни неприятности? И одни предатели? И все навалилось на нее одну. Она должна выяснить, кто такой этот лже-Калриссиан, и найти способ прекратить его попытки подмять под себя Корусант и стравить Рена и Палпатина. А теперь еще и должна найти шпионов в рядах «Эрсо Инк», предупредить Касиана и Джин. Но без доказательств, без проверенных сведений к ним соваться нечего. И как все это провернуть?! И почему она? Одна. Да Господи блядь Боже! Рей почти зарычала, глубоко, до темноты в глазах, затягиваясь сигаретой.

- Донна? – негромко окликнул ее Джейсен, - не стоит так переживать.

- Я не переживаю, - огрызнулась Рей, глубоко вздохнула и спросила деловито, - у тебя есть доказательства шпионажа Таркина и Прайда? Имена их людей в «Эрсо Инк»?

- Нет, - покачал головой мужчина.

- Тогда найди мне их, - Рей шагнула ближе, - найди мне их всех и найди мне доказательства их вины. Рой землю, Джей. Считай это залогом нашего с тобой успеха, ты понял меня? Понял?

Вместо ответа мужчина протянул ей своей телефон.

- Вбей свой номер, донна, как только что-то будет, я сразу же позвоню.

Кинув окурок на землю, с остервенением затоптав его, Рей вбила свой номер.

- Я жду результата.

Джейсен коротко кивнул.


восемь лет назад

Сидя в уголке в небольшом кафе в Джакку, Рей потягивала самый дешевый кофе и в который раз просматривала распечатки с вопросами для поступления в Университет. Вопросы, которые знала, девушка помечала галочкой, и таких набралось чуть меньше половины. Это Рей с одной стороны радовало, с другой – огорчало. Ведь если еще немного почитать, то у нее действительно есть шанс поступить. Она ведь не глупая! Быть может, ей попытаться просто так? И если она поступит, то точно будет уверенна, что у нее получится на следующий год. Рей закусила губу, сморгнула пару раз, перевела взгляд на часы.

Роуз задерживалась уже на двадцать минут, заставляя Рей беспокоиться и нервничать. Ниима покосилась на яркое меню, висевшее над кассой, и грустно вздохнула, когда желудок недовольно заворчал. Кофе перед ней источал какой-то землистый аромат и явно был не лучшего качества. По крайней мере, тот, что привозил ей Кардо, был в разы вкуснее. Но сидеть просто так здесь не разрешалось, а этот эспрессо был самым дешевым в меню, - денег у Рей было немного, и тратить их на такие мелочи как кофе девушка вообще не планировала. Из динамиков лилась какая-то попсовая музыка, заставляющая Рей время от времени морщиться. В нетерпении она вскидывала голову всякий раз, когда звякал колокольчик на двери, - вдруг это Роуз? Но подруга, которая согласилась на встречу не то, чтобы с охотой, не спешила. Быть может, что-то случилось? По телефону голос у Роуз был напряженный. И Рей гадала, что же происходит в жизни Тико? Спросить Пейдж Рей так и не решилась, старшая сестра Роуз едва теперь здоровалась с Рей при встрече, кидала на Нииму злобные взгляды и не упускала возможности поддеть девушку. Маз настаивала на том, что Рей теперь ее помощница и старшая продавщица в магазине, а значит, должна отдавать Пейдж распоряжения. На деле же Ниима пугалась, смущалась и никак не могла даже попросить Пейдж что-то сделать, предпочитая справляться со всем сама. Маз сердилась, Пейдж довольно ухмылялась, Ниима смущалась и расстраивалась. И старалась лишний раз в зал не выходить, проводя все время за документами у Маз в подсобке, уговаривая старомодную Канату приобрести хоть захудалый компьютер, а не мучиться с бумажными документами. Маз ворчала, говорила, что не доверяет железякам и идти на поводу у Рей не спешила. Девушка не теряла надежды – однажды у нее все равно получится уговорить несгибаемую Маз.

Вновь звякнул колокольчик, Рей привычно вскинула голову, да так и застыла. К ней спешила Роуз, а на лице ее всеми цветами радуги расцвели кровоподтеки: левый глаз заплыл, на правой скуле желтел старый синяк, на виске была ссадина, а губы распухли.

- Роузи, - пораженно прошептала Рей, когда подруга уселась напротив, нервно огляделась, словно боялась, что ее здесь кто-то увидит.

- Отлично выглядишь, Рей! – кивнула ей Роуз, в глазах ее сверкнуло что-то похожее на злость ее старшей сестры, заставив Нииму невольно податься назад.

Роуз скользнула взглядом по распечаткам на столе, криво усмехнулась.

- Собираешься поступать в этом году?

Рей потрясенно смотрела на подругу, в голове все никак не желала складываться картина.

- Кто…? – едва слышно произнесла Рей, - почему? Но…Роуз…Как так вышло? Финн уже разобрался с этими людьми?

- Вряд ли Финн может разобраться с самим собой, - хохотнула Тико.

Рей похолодела, перед глазами на мгновение все выцвело до белого, раскаленного цвета мгновенно затопившей девушку ярости.

- Что? – придушенно прошипела Ниима, сжав руку в кулак, - что?!

- Ему не очень-то понравилось, что я помогла тебе уйти тогда, - тихо ответила Роуз, отрезвляя своими ловами Рей.

Ярость схлынула, оставляя едкое чувство вины. Ведь Рей совсем не думала, как ее побег отразится на подруге, не думала о ней, пока в спокойствии и довольстве жила в доме Рена, приезжая на работу на роскошной машине под охраной, совсем не предполагала, что Финн может слететь с катушек, даже мысли не допускала, что причинит боль Роуз, которую парень любил до безумия. Но вот она сидит здесь, ее подруга, избитая, и выглядит испуганной и напряженной. А Рей еще и собирается развести Роуз на информацию о донне Органе, снова подставляя Тико. Теперь Рей не знала, что ей делать, и как себя вести.

Пока ехала сюда, прокрутила в голове десятки вариантов беседы, и ни в одном ей не удавалось узнать что-нибудь хоть немного ценное. Ведь Рей не шпионка и не мастер диалога, она не умеет вести тонкие речи, расставляя паутину слов так, чтобы муха непременно в ней запуталась. Да и не хотела Рей быть пауком! Теперь еще больше, чем когда ехала сюда. Она невероятно сглупила, полагая, что сможет помочь Фазме и Кайдел и не подставить при этом Роуз. Она уже это сделала своим побегом из Джакку. Господи! Да как же так?!

- Ты пялиться на меня пришла или поговорить? – вырвала Рей из размышлений Тико, она смотрела на Нииму слегка насмешливо, даже с жалостью.

- Я скучаю! – выпалила Рей.

Роуз прищурилась, но ничего не сказала: то ли не поверила, то ли слова Рей не имели никакой цены. Нииме стало горько и обидно. В конце концов, они с Роуз росли вместе, с самого детства вместе. А теперь вдруг их дороги так резко разошлись. Рей не хотела, чтобы так случилось. Она хотела и дружбу сохранить, и быть с Кайло. А оказалось, как в долбаной мелодраме, что она влюбилась во врага. С какого момента ее жизнь пошла не по той тропе, что Рей планировала? И, быть может, она совершает чудовищную ошибку, выбирая сторону Рена? Что ей до него? Она его совсем не знает. А вот Роузи родная и близкая, почти сестра.

- Ты любишь его? – вдруг спросила Роуз.

Рей непонимающе моргнула, озадаченно посмотрела на серьезную подругу, не совсем понимая суть вопроса, а когда поняла, то жарко покраснела.

- Я…не знаю, - пробормотала, схватив чашку с кофе, уставилась на черную жидкость, которая, остыв, подернулась какой-то вызывающей тошноту белесой дымкой.

- Но если ты не уверена, зачем ты с ним? – рассудительно спросила Роуз, - из-за денег?

- Нет! – подскочила на своем стуле Рей, послав подруге гневный взгляд, - вовсе нет!

Тико побарабанила пальцами по столу.

- Тогда я совсем перестала тебя понимать, Рей. Тебе хорошо известна его репутация, известно, кто он. Но ты очертя голову кидаешься в немыслимые авантюры, ради мужчины, которого знаешь едва ли месяц. И при этом ты даже не знаешь, влюблена ли ты. Это…странно.

Рей закусила губу, понимая, что подруга кругом права. Но ничего поделать с собой Ниима не могла, ее иррационально и глупо тянуло к Рену, от одной мысли о нем тепло разливалось в груди, ей хотелось видеть его, слышать его, разговаривать с ним, вдыхать запах, касаться. Быть рядом. Это было сильнее Рей Ниимы.

- Наверное, - едва выдавила из себя Рей.

Некоторое время они сидели молча, Роуз все барабанила пальцами по столу, Рей покачивала чашку из стороны в сторону, наблюдая, как кофе оставляет разводы на белом стекле.

- А…как работа? – запинаясь, произнесла Ниима, - донна Органа тебя не обижает?

Роуз передернула плечами.

- Оказалось, что поддерживать в порядке дом, в котором целый штат слуг, вовсе не так уж сложно. Во всяком случае, гораздо легче, чем работать официанткой у Платта, - на лице Тико появилось подобие улыбки, - и платит донна Органа достойно. Я практически с ней и не общаюсь.

- Это, наверное, и хорошо, - попыталась улыбнуться Рей, - учитывая, - глубоко вздохнула, - кто она такая.

Ниима бросила быстрый взгляд на подругу и снова уткнулась взглядом в кофе, но недостаточно быстро, чтобы не заметить гневно сверкнувшие глаза подруги. Они помолчали немного, все очевиднее становилось, что разговор не клеится, а уж о том, чтобы выведать хоть что-то не могло быть и речи. Рей вздохнула. Глупостью было считать, что у нее получится. Она абсолютно бесполезна.

- Рей, - Роуз вдруг легко коснулась ее руки, - в конце концов, ведь все это не имеет значения, правда?

Рей удивленно посмотрела на подругу, чуть нахмурилась, не понимая, к чему та ведет.

- Рей, - Тико улыбнулась, - мы с тобой знаем друг друга с детства, мы вместе росли, выживали в Джакку. Мы друзья, верно? И я хочу сказать, что твой выбор, он только твой. Для меня не имеет значения, в кого ты влюбилась…

- Я не влюблена в него! – запротестовала Ниима, чувствуя, как предательский жар заливает лицо.

- Ха! – сверкнула глазами Роуз, посмотрела чуть насмешливо и снисходительно, - тогда зачем ты остаешься с ним? И открыто выступила против Финна? Он ведь тоже твой друг.

- Был им, - автоматически поправила Рей, заставив Роуз помрачнеть.

- Но был ведь, - возразила Роуз, - неважно. Я твой друг. Я останусь твоим другом, несмотря ни на что. Я принимаю твой выбор. Но ты должна понять, что и у меня есть свой.

- Я твоему выбору не препятствовала, - озадачено посмотрела на Роуз Ниима, - хотя теперь твои отношения с Финном для меня под большим вопросом.

- Не надо! - резко мотнула головой Роуз, - Финн…ошибся. Не сдержался. Этого больше не повторится, - Тико немного помолчала, затрясла головой, - неважно. Помни просто, что я все равно тебя люблю, - она поднялась.

Рей снизу вверх смотрела на решительную подругу, которая в волнении сцепила перед собой руки. Тревога вдруг захватила Рей, подобно приливной волне, поднимаясь все выше, вызывая легкое головокружение и тошноту от резкого запаха дешевого кофе.

- Роуз…- протянула Рей.

Договорить она не успела, открылась дверь кафе, в него царственной походкой вошла донна Органа в окружении нескольких охранников. Ниима подскочила, задев стол бедром, кофе расплескалось по столешнице, растеклось уродливой лужицей, капли падали на пол, пока девушка отчаянно оглядывалась, - бежать было некуда. Бледный хозяин кафе за стойкой усиленно делал вид, что его не существует, немногочисленные посетители, предпочли в спешке покинуть свои места. Рей стояла, беспомощно опустив руки. Лея остановилась в паре шагов от Ниимы, чуть прищурившись, окинула девушку тяжелым взглядом.

- Сядь.

Рей упрямо поджала губы, сжала кулаки, готовясь кусаться, брыкаться и драться, хоть и понимала, что это глупо, бросила быстрый взгляд на Роуз, которая стояла, опустив глаза в пол. Какая же Рей дура! Она-то думала, что будет пауком, а оказалось, что всего лишь глупая муха, которую заманили в паутину.

- Я всего лишь хочу поговорить, - мягче произнесла Органа, - тебе не причинят вреда, даю слово. По крайней мере, - слегка улыбнулась Лея, - не сегодня.

Рей стиснула зубы и села за стол, конечно вляпавшись подошвой кед в кофе. Органа присела напротив, коротко кивнула Тико.

- Можешь идти, Роуз. Спасибо.

Рей метнула на подругу яростный и одновременно умоляющий взгляд: не уходи! Не бросай меня! Роуз попыталась улыбнуться, но быстро отвела взгляд и поспешила прочь. Звякнул колокольчик на двери, и все стихло. Хозяин кафе убрался куда-то на кухню. Повисла зловещая тишина, Рей старалась смотреть куда угодно, только не долбаную хозяйку долбаного Джакку и гребаного Татуина. Мысли пребывали в хаосе. Как она умудрилась так вляпаться? А Роуз! Ай да Роуз! Ай хороша!

Рей нервно сцепила руки в замок, вдруг осознав, что на Тико она совсем не злится. Остался только страх. Как ей выбраться отсюда? Ниима не очень верила Органе. Поговорить с Рей? О чем? Но и убивать ее смысла нет. Рей Ниима – никто, мелкая сошка, незначительная фигура на доске. Не стоит обольщаться, она вряд ли кому-то интересна, кроме Кайло. И вряд ли значима. Стоп.

Рей подняла глаза на Органу. Лея разглядывала ее с интересом. В ее карих глазах что-то плавилось и перетекало, вспыхивали огоньки настороженности, перемешиваясь со всполохами зачатков дружелюбия. Рей подумала о том, что Кайдел ужасно похожа на свою мать, да и в Рене есть черты Леи. От мыслей о том, как Рей глупо попалась, защемило сердце. Что если это осложнит жизнь Кайло? Этого Ниима хотела меньше всего.

- Удивительно, что мой сын связался с девушкой из Джакку, - уголки губ Леи едва заметно приподнялись.

- Мы не в близких отношениях, - поспешно выдала Рей.

Брови Органы приподнялись в неверии, Ниима мысленно выругалась. Ну и дура же она! Мысленно надавав себе оплеух, Рей исподлобья посмотрела на Лею.

- Я хочу, чтобы ты устроила мне встречу с Беном, - произнесла Органа.

Рей посмотрела недоуменно.

- Отчего вы решили, что я могу это сделать?

- Ты можешь передать ему послание, - не ответила на вопрос Лея, - и тебя он послушает.

- Вы совершенно зря полагаете, - начала Рей.

Лея прервала ее взмахом руки.

- Скажи ему, что я хочу договориться. Война не выгодна ни ему, ни мне. Погибнут люди, сорвутся поставки и сделки, а это означает потерю денег. Это ему не нужно. И мне не нужно. Скажи ему, что я готова пойти на уступки, разумные уступки. Иначе, - Лея чуть подалась вперед, глаза ее опасно сверкнули, напоминая глаза Кайло. Рей вздрогнула, невольно вжимаясь в спинку стула, - иначе это будет война до смерти.

Лея достала из сумочки блокнот, быстро написала цифры и положила перед Рей листок.

- Когда будет готов, пусть позвонит мне. Но, - Лея поднялась, - пусть не слишком тянет, мое терпение не безгранично. И, - она посмотрела на Рей почти с жалостью, - тебе, девочка, еще не поздно уйти.

Рей дерзко вскинула голову, прищурилась, вдруг вспомнив все то, что говорил ей Кайло. Его мать хотела убить его, не желая делиться властью. Злость затопила Рей с головой, презрение вырвалось наружу судорожным вздохом.

- Это не ваше дело, донна Органа, - процедила Рей.

Лея усмехнулась, и вышла из кафе. Звякнул проклятый колокольчик, Рей длинно выдохнула, расцепила руки, заметив, как дрожат пальцы. Краешек листочка намок, кофе оставил коричневое пятно. Рей сгребла бумажку, почти сминая ее, засунув в карман джинс, вздохнула пару раз глубоко, чувствуя, как ее постепенно отпускает напряжение. Черт! Вот черт!

Рей набрала номер Фазмы, но блондинка ей не ответила. Номер Кайдел оказался занят. А Рен был вне зоны доступа. Ладно. Ей пора идти, может быть, немного прогуляться, чтобы проветрить голову и принять решение. Наверное, правда стоит рассказать все Кайло, а уж он примет решение, стоит ли ему встречаться с матерью. Все инстинкты Рей вопили, что это ловушка. Она скажет Рену, чтобы он этого не делал. Сомнительно, что мужчина ее послушается, но вдруг у Ниимы все же получится его убедить. Он не должен идти ни на какую встречу!

Короткий разговор с Леей оставил неприятный осадок, чувство грязи, от которой не отмыться. Оно теперь будет сопровождать ее всегда? Рей передернуло. Она взялась за ручку двери, которая вдруг резко распахнулась, отбрасывая ее к прилавку, Рей больно ударилась локтем и уже собралась резко высказаться, подняла взгляд. Слова застыли в горле.

- Ну здравствуй, Рей, - ей улыбался щербатой улыбкой Рон, а за его спиной маячили Финн и еще один громила, что приходил к Маз.

- Привет, шлюшка! – жизнерадостно заявил он.

Рей почувствовала, как земля уходит из-под ног.


год назад

Клуб на севере Корусанта сверкал неоновыми огнями и переливался вспышками света, громкая музыка была слышна и на улице, толпа народа стояла на входе: ярко накрашенные девушки в коротких и блестящих платьях, парни с шальным взглядом и расширенными зрачками. Запах табака и сладкий запах травки плыл над толпой, перемешиваясь с нотками дорогих духов и элитного одеколона. Гомон и шум, смех и расстроенные вскрики тех, кого не пустили.

Рей ждать была не намерена, уверенно пройдя в начало очереди, она сунула охраннику крупную купюру, очаровательно улыбнулась в ответ на возмущенные выкрики и прошла внутрь, даже не повернув головы в сторону тех, кто выкрикивал ей вслед слова, далекие от понятий об этикете. Внутри грохотала музыка, под которую на танцполе двигались разгоряченные тела, вспышки огней слепили. Рей направилась прямиком к бару, заняла один из высоких стульев и заказала себе виски.

Закинув ногу на ногу, развернулась к танцполу, пожирая взглядом устройство клуба, сделала первый глоток. Виски обжег горло, прокатился теплой волной по пищеводу, упал в желудок, туманя голову, заставляя ту приятно кружиться.

Желание напиться преследовало Рей всю неделю после встречи с Кайло. Кошмары не давали спать, а мысли все время возвращались к той полной жестокости сцене в кабинете Рена. Да, Кардо был виноват, но все в Рей восставало против его смерти. Это же был Кардо! Ее верный друг на протяжении семи лет, он охранял ее и слушал, возил на машине, рассказывал о Гуффи, смеша ее. Что же теперь будет с маленьким джек-рассел-терьером? Рей закусила губу, смаргивая непрошеные слезы, сделала еще глоток. Как она могла быть такой слепой? Как могла не заметить тех чувств, что испытывал к ней Кардо? Ах, замечала ли она вообще хоть кого-нибудь, кроме Кайло, на протяжении всех этих лет? И разве она не виновата в гибели ее верного друга? Женщина залпом допила виски, заказала еще. Ей нужно было в клуб, хотя напиться она могла и дома. Но потребность оказаться в привычной обстановке, окунуться с головой в оглушающую музыку, атмосферу вседозволенности и раскрепощенности, отсутствия обязательств, возможности жить одним мгновением, здесь и сейчас.

Рей нужно было забыться, и она выбрала место, что было максимально удалено от «Внешнего кольца», не напоминало его совсем, но в то же время дарило ощущение того, что Рей на своем месте. Так легко было вновь вообразить себя всесильной хозяйкой лучшего клуба Джакку и Корусанта. Автоматически Рей подмечала планировку и интерьер, подсознательно оценивала работу бармена и вкус виски, машинально следила, внимательна ли охрана, отмечая малейшие изменения в настроении толпы на танцполе. Еще порция виски, - и огни перед глазами приятно закружились. К ней попытался подкатить какой-то парень, которого Рей, натренированная годами, ловко отшила. Нога ее, обутая в туфлю на высоком каблуке, покачивалась в такт незамысловатой музыке. Рей никогда не танцевала. Она была хозяйкой, попивая свой виски – обычно не больше одной порции – чуть в стороне, она следила за тем, чтобы во «Внешнем кольце» был порядок, она не могла пойти танцевать. Да и не особенно хотела, если честно.

Удивительно, как быстро она вжилась в роль хозяйки, сеньоры Рей Рен, которую почтительно называли донной. Она с головой окунулась в реорганизацию «Внешнего кольца», днями пропадала в клубе, когда его ремонтировали, уволила весь старый персонал и набрала новый. Начала почти с нуля, искренне увлеклась этим проектом, была невероятно горда, когда клуб стал приносить стабильный доход. Она была в своей стихии среди ярких огней и оглушительной музыки. Ее детище, на которое Рей взирала с гордостью матери, выпестовавшей единственного, горячо любимого и, несомненно, талантливого ребенка. Теперь клуб в чужих руках, пусть это и надежные руки Фазмы.

Рей выпила еще, желая, наконец, отпустить себя, забыться на сегодняшний вечер, напиться до беспамятства и танцевать, пока не упадет, чтобы только в ее снах больше не было мертвого Кардо, чтобы отчаяние не погребало ее под собой, заставляя просыпаться с криком и не спать до утра, пытаясь унять неровный стук сердца. Чтобы не думать днем и ночью, в ее ли силах было что-то изменить, предотвратить. Могла ли она повлиять на Кайло? Липкий страх мешался с отчаянным, болезненным желанием вновь увидеть Рена. Он мог убить и ее, но не сделал этого. Почему? Она могла бы остаться тогда, она могла быть хоть сейчас поехать к нему. Больная! Ненормальная! Ее тянуло к убийце, к жестокому и расчетливому главе мафиозного клана, для которого человеческая жизнь не стоила ничего. Рей скучала, отчаянно скучала. И ненавидела себя за это.

Выпив еще, Рей соскочила с табурета, едва успела схватиться за спинку, чтобы не упасть, стены приятно вращались перед глазами, заставляя улыбаться. Тело было гибким и легким, женщина тряхнула волосами, голова закружилась еще больше, все мысли наконец-то исчезли. Рей ступила на танцпол, тела двигались в одном им известном ритме, вскидывая руки, топая ногами. И женщина отпустила себя, двигаясь вместе со всеми, ощущая, как ее тело живет своей жизнью, как оно плывет в плотном потоке, ловя ритм музыки, выкидывая остатки мысли и чувств из головы. Есть только музыка, яркие огни, пол, что опасно качается под ногами, приятный туман перед глазами. Это было то, что ей нужно, это было блаженное забытье.

Как она оказалась в этой подворотне, Рей совершенно не помнила. Мужские руки скользили по ее телу, влажные губы целовали шею, наверное, оставляя засосы. Рей было все равно. Ее случайный партнер был высоким и красивый брюнетом, чьи карие глаза мерцали в темноте, дыхание хрипло срывалось, пока пальцы сминали юбку ее короткого платья. Рей откинула голову, глядя в ночное небо, подсвеченное огнями, на нем не различить звезд, и лишь Луна поглядывала на женщину осуждающе. На заднем плане грохотала музыка, в паре метров по улице проносились с ревом машины, где-то слышался пьяный смех. С резким звуком разбилась бутылка, приводя Рей в чувство, послышался отборный мат и веселый смех. Ее случайный партнер – высокий и красивый брюнет, так похожий на Рена. Как только до Рей это дошло. Она резко оттолкнула мужчину, подняла глаза, встречаясь с озадаченным взглядом, замутненным алкоголем и наркотиками. Рей стало до тошноты противно, так, что она сделала пару шагов в сторону, и ее вырвало. Позади раздался вскрик отвращения ее спутника, но женщине было все равно. Ей хотелось смыть с себя чужие прикосновения, содрать кожу, а мысли в голове вытравить кислотой! Только бы не думать о том, что даже в пьяном угаре она выбрала в случайные партнеры человека, напоминающего Кайло.

Быстрым шагом Рей направилась к припаркованной неподалеку машине. Садиться в таком состоянии за руль было плохой идеей. Рей резко стартовала с места. Если ее поймают полицейские за вождением в пьяном виде – это меньшая беда. Худшее – в ней самой, в ее мыслях и чувствах, в которых царит полный раздрай, и пока Рей не приведет себя в порядок, ей не победить Рена. Женщина бесцельно кружила по улицам города, и, в конце концов, оказалась в коттеджном поселке на окраине Корусанта.

Знакомый дом спал, мирный и тихий в ночи, казался самым лучшим на свете местом, островком спокойствия, тишины, надежно оберегаемым от жестокости внешнего мира. Со стоном Рей уткнулась головой в руки, лежащие на руле. Она могла бы войти сейчас в этот дом, и Рен, возможно, даже позволил бы ей остаться. Он поцеловал был ее и…Рей попыталась прервать поток воспоминаний о счастливых днях и страстных ночах, забыть голос и редкий смех Кайло, не вспоминать его улыбку и ласковый взгляд, что был обращен на нее. В голове кружили смутные образы о теплых руках и горячих губах, в низу живота тянуло почти болезненно, и Рей жалела, что оттолкнула парня в подворотне. Надо было дать телу разрядку, позволить себе расслабиться не только морально, но и физически. Она ведь за этим шла в клуб! Расслабиться. А сделала только хуже.

Рей ненавидела себя за слабость, за глупость, за остатки чувств к Кайло, которые не вытравить ничем.

Она подняла голову, снова глядя на темные окна, нервно облизнула губы. Искушение пойти туда было так велико, что Рей в отчаянии изо всех сил вцепилась в руль, словно ее кто-то уже тащил из машины, заставляя войти в дом Рена. В их дом! Который Рей обставляла с любовью, в котором затеяла ремонт, изменив все по своему вкусу, избавляя просторные комнаты от всего лишнего и ненужного. Она убирала вычурную мебель и позолоту, тяжелые портьеры отправились в утиль, уступая место легкого тюлю и практичным жалюзи. Больше света, больше пространства! Кайдел только за голову хваталась, Кайло загадочно ухмылялся, но молчал. А Рей так отчаянно желала, чтобы они были счастливы вместе с Кайло. И они были счастливы какое-то время! Не все было плохо! Было бы ложью так утверждать, были светлые мгновения, и их было немало. И сейчас Рей вспоминала их.

Ей бы остановиться, запретить себе вспоминать, но остановить себя женщина была уже не в силах. Это же так просто. Всего с десяток шагов, и она могла бы оказаться в таких родных и надежных объятиях, уткнуться лбом в грудь, вдохнуть знакомый запах одеколона. И никогда больше никуда не бежать. Ни за что не бороться. Это было бы проще. Рей всхлипнула от жалости к себе, завела машину и плавно тронулась с места.


========== 11. ==========


сейчас

Комиссар Ведж Антиллес был уже немолод, проницательный взгляд его светлых глаз хотел вывернуть Рей наизнанку. Ниима сидела в обманчиво расслабленной позе, сложив руки на коленях, всем своим видом демонстрируя спокойствие, которого не было и в помине.

- Так вы, сеньора Рен…

- Ниима, - автоматически поправила Рей, ловя едва заметную усмешку комиссара.

Он знал, кто она такая, кем была и кем является сейчас. Они уже пересекались в прошлом, и Рей знала, что за обманчивой мягкостью фраз скрываются твердая воля и незаурядный ум. А еще ненависть к мафии, взращенная годами попыток посадить влиятельных глав мафиозных кланов, очистить Корусант от этой заразы. Ведж был хитер и умен, он редко клеймил преступников со страниц газет, неприметный, скрытный, скользкий, он мог бы стать идеальным преступником, если бы не выбрал иную стезю. Он был опасен, потому что его моральные устои и принципы были гибки, ловко подстраиваясь под обстоятельства. Его целью было бороться с мафией в Корусанте. И ради этого семь лет назад он пошел на сделку с этой самой мафией, выбрав тогда меньшее зло в лице Кайло Рена, он поймал рыбу покрупнее, а теперь пожинал плоды своих действий. Иногда Рей казалось, что ее комиссар Антиллес ненавидит лично, но скорее всего это были лишь ее иллюзии, такая идеальная машина как Ведж Антиллес не могла позволить себе испытывать чувства.

- Сеньора Ниима, - покорно склонил голову мужчина, словно бы извиняясь за досадную оплошность. Он, конечно, знал об ее разводе с Реном и, конечно, помнил, кто ее дед. Проклятая ищейка!

- Так вы утверждаете, - продолжил комиссар после небольшой паузы, - что с вечера пятницы не видели сеньориту Блисс?

- Нет, - коротко ответила Рей и снова застыла на стуле.

Ведж продолжал смотреть.

- Но она звонила вам в два часа ночи в субботу, - произнес Антиллес.

Ниима молчала. Вопрос не был задан, а комментировать очевидное женщина не собиралась. Этому ее научил, как ни странно, Армитаж. Наверное, не хотел, чтобы из-за ее наивности пострадал клан. Не комментируй фразы допрашивающих тебя полицейских, на вопросы отвечай коротко, придерживайся принципа: «каков вопрос, таков ответ», никаких оценочных суждений, никаких лишних слов.

- И звонок длился сорок секунд, - продолжал комиссар.

Рей упорно молчала, глядя в стену за плечом Веджа, брезгливо разглядывая трещину, пересекшую старую, кое-где облупившуюся и не очень чистую серую краску.

- О чем вы говорили? – наконец, задал вопрос Антиллес.

- Ни о чем, - коротко ответила Рей.

Комиссар нахмурился.

- Это фигура речи такая?

- Нет.

- Тогда, будьте добры, поясните, - он был сама вежливость, однако, в светлых глазах, мелькнуло едва заметное раздражение.

Мелькнуло и пропало, словно облачко набежало на солнце в яркий летний день.

- Помехи связи, - пожала плечами Рей, - ничего не было слышно. Звонок был, но разговора не было.

Ведж кивнул, словно бы удовлетворился ответом молодой женщины, откинулся на спинку стула, задумчиво побарабанил пальцами по столу.

- Вы знаете, что сеньориту Блисс убили той же ночью в притоне на окраине Татуина?

- Да, - ответила Рей.

- У нее была страсть к азартным играм?

- Я не знаю.

- У нее были долги?

- Я не знаю.

- Она обращалась к вам за помощью?

Рей вскинула бровь, наконец, перевела взгляд на Веджа, который разглядывал ее с интересом лаборанта, впервые собиравшегося препарировать лягушку.

- Поясните, комиссар, - вежливо попросила Рей, - помощью какого рода?

- Помочь ей разобраться с долгами, - откликнулся Ведж, - просила ли деньги взаймы? Или, быть может, просила задействовать ваши…связи?

- Денег не просила, - тряхнула головой Рей, - а насчет связей, - Ниима позволила себе мимолетную улыбку, - не понимаю, о чем вы.

Антиллес на мгновение стиснул зубы, подавляя вновь возникшее раздражение. Рей смотрела на него с самым невинным видом, чуть шире, чем было необходимо, распахнув глаза, доверчиво и слегка наивно.

- Консьерж в вашем подъезде утверждает, что в начале третьего в ночь с пятницы на субботу, ваша машина выехала из паркинга, то же подтверждают и камеры наблюдения, - наконец, отмер Антиллес, прервав игру в гляделки первым, - куда вы направились, сеньора Ниима?

Рей замерла на мгновение, мысленно обозвала себя неосмотрительной дурой. Но настоящего страха не чувствовала. Доказать Ведж вряд ли что-то сможет. Свидетели смерти Зори - теперь люди Рей Ниимы, и они не скажут ничего. Да и никто в Татуине не станет сотрудничать с полицией. На что надеется комиссар совершенно непонятно, он же прекрасно знает нравы окраинных районов Корусанта, куда даже днем полиции лучше не заходить, если хотят вернуться вечером домой к семьям. Но старый борец за справедливость был упорен, это Рей знала тоже. И он, похоже, пытался копать под нее.

- Каталась по городу, - беспечно ответила Рей.

- Почему ночью?

- Не спалось.

- И ехали вы в направлении Татуина, - прокомментировал Ведж, выдержал паузу.

Рей отвечать не собиралась, хотя очень хотелось, но нет. Наставления Хакса, злобные, агрессивные, полные презрения надежно засели в подкорке, на уровне инстинкта сдерживая слова, готовые сорваться с языка.

- А затем, - продолжил комиссар, - вы поехали на работу. Ночью.

Рей поджала губы. Антиллес, похоже, крепко за нее взялся. Рей тогда действительно поехала на работу, переворошила рабочий стол Блисс. Она боялась, что не найдет ни одной зацепки, указывающей на вину Зори, ведь тогда получится, что она отдала приказ об убийстве невинного человека. Но доказательства нашлись, пара счетов: переведенные для Блисс деньги через подставные фирмы, принадлежащие ее деду. Неужели Таркин действительно решил рыть яму внучке Императора?

- Зачем? – поинтересовался Ведж.

Рей посмотрела на комиссара так, словно только что вспомнила о его присутствии, так женщина погрузилась в свои мысли.

- Люблю свою работу, - сухо ответила Рей, - если не получается спать, то можно и заняться чем-то полезным.

- Какое похвальное рвение, - задумчиво произнес мужчина.

Рей посмотрела на комиссара равнодушно, потом демонстративно перевела взгляд на свои часы. Антиллес тоже посмотрел на ее запястье, в глазах его снова мелькнуло раздражение, наверняка, высчитывал, сколько стоят ее часы из белого золота и серебра с циферблатом, инкрустированным мелкими бриллиантами. Подарок Кайло к окончанию Университета. Ему всегда нравилось дарить ей дорогие вещи, подчеркивающие ее статус.

- Если это все, комиссар, - начала Рей.

- Подпишите! – с очевидным раздражением перебил ее Антиллес, подталкивая к ней бумагу с протоколом.

Ниима внимательно прочитала все, что было записано с ее слов.

- Слишком много смертей вокруг вас, сеньора Ниима, за последнее время. Дэмерон, Андерсен, теперь вот и Блисс.

Рука Рей, державшая ручку, дрогнула, оставив неаккуратную кляксу на тонкой бумаге. Рей замерла на мгновение, а потом размашисто вывела подпись, стараясь не обращать внимания на пятно чернил, режущее глаз.

- До свиданья, комиссар, - поднялась женщина, стараясь не смотреть в глаза Веджу.

- Вам это не сойдет с рук, сеньора Ниима, - подался вперед комиссар.

- До свиданья, - твердо повторила Рей и вышла из кабинета.

Ее руки дрожали от напряжения, хотелось закричать или расплакаться. Все, что себе позволила Рей, это почти бегом миновать коридоры Главного полицейского управлении Корусанта.

Она вылетела из серого здания, что нависало над рекой, давило на город своей массой, заставляя ежиться от холода даже в самый теплый день. По коже пробежали мурашки. Рука дернулась к сумочке, намереваясь достать сигареты, остановилась на полпути. Рей глубоко вздохнула и мысленно досчитала до десяти. Черта с два! Антиллес ничего не докажет. Невозможно связать смерть Андерсена и Блисс между собой и тем более связать это с Ниимой.

Рей посмотрела на свои руки, казалось, что они в грязи, в крови! Хотя Блисс она не убивала лично, только лишь отдала приказ. Рей потерла висок. Черт! Неужели Антиллес действительно копает под нее? Или хочет через нее добраться до Палпатина? Может быть, зацепить и Рена?

Поджав губы, Рей зашагала к своей машине.

***

Рей привычным движением швырнула на тумбочку в коридоре ключи, они прогрохотали по столешнице, создавая шум, который саму же женщину и заставил поморщиться, но только так можно было выплеснуть накопившееся раздражение. Как себя ни убеждала Рей, но чем дольше думала о разговоре с комиссаром, тем неуютнее ей становилось. Ниима скинула туфли, сделала шаг в глубь квартиры и замерла. Здесь кто-то был.

Паника стиснула горло ледяной рукой, вызывая легкое головокружение и тошноту, биение сердца вопреки здравому смыслу замедлилось, голова закружилась от недостатка кислорода, и Рей резко выдохнула, поняв, что невольно задержала дыхание. По спине пробежали мурашки, заставляя передернуть плечами, волоски на коже встали дыбом, Ниима стиснула зубы, невольно оглядываясь в поисках того, что может сойти за оружие. Сделала еще один осторожный шаг по направлению к гостиной, ругая себя на все корки за эту глупость. Ей следовало развернуться и бежать, но она упорно следовала вперед. В мозгу сигнальными огнями вспыхивала опасность, заставляя нервно сжимать и разжимать в кулаки враз заледеневшие ладони. Рей резко вывернула из-за угла, обозревая гостиную. И напряжение схлынуло, сменившись злостью.

- Какого хера, Рен?! – Рей обессилено прислонилась к косяку, чувствуя, как дрожат колени, ненавидя себя за иррациональное чувство облегчения и безопасности.

Ее бывший муж сидел, удобно устроившись в кресле, что-то печатая в телефоне. Он вытянул длинные ноги, располагаясь почти в расслабленной позе, пиджак был небрежно повешен на спинку кресла, галстук ослаблен, а рукава белой рубашки закатаны до локтя, обнажая руки. На мгновение Рей почти залюбовалась им, но только на мгновение. Он вломился в ее дом! Появилось желание затянуть ему обратно галстук! Да так, чтобы перекрыть дыхание.

- Какого хера ты вломился в мой дом? – прошипела Рей, сузив глаза, - как вообще сюда попал?!

- И тебе доброго вечера, милая, - Рен, наконец, отлип от телефона, демонстративно прокрутил в пальцах отмычки, заставив Рей задохнуться от ярости и возмущения, - выпьем кофе?

- Да ты…- начала Рей.

- Нет? – изогнул бровь Кайло, - печально. Неужели в Полицейском управлении стали закупать нормальный кофе?

Рей охнула, невольно отступая назад.

- Тебе лучше знать! – сорвалось с языка.

Кайло тихо рассмеялся.

- Ты следил за мной? – пошла Рей в наступление, лихорадочно раздумывая о том, что Рен – сейчас ожидаемое, но совсем не нужное ей осложнение. Неужели он знает, что она была в Татуине? От этой мысли на висках выступил пот, Рей нервно сглотнула, стараясь не выдать своего напряжения. Но Кайло уже смотрел на нее слишком внимательно, он всегда видел ее насквозь, а она никогда не умела скрывать свои чувства перед ним. Вот черт!

- Много чести, - поморщился Рен, но выражение его лица никак не вязалось с пристальным взглядом темных глаз, - просто везде свои люди. И они сообщили мне о том, что тебя вызвал Антиллес. Мне это показалось интересным.

- Настолько, - Рей вызывающим жестом скрестила руки на груди, воинственно выставила вперед подбородок, - что ты примчался ко мне?

- Убийство твоего секретаря произошло в Татуине, смею напомнить, на моей территории, - понизил голос Рен.

- Можешь не напоминать, - голос Рей взлетел слишком высоко, выдавая ее нервозность, - об этом я буду помнить всегда.

Мысли ее лихорадочно метались, пытаясь найти другую тему, перевести разговор в другое русло, но страх мешал рационально мыслить, найти выход из ситуации, что опасно подошла к краю.

- Рей, - Кайло неспешно поднялся, заставив женщину вздрогнуть, - Рей, - он медленно подошел почти вплотную, глядя в глаза, заставляя задрожать, - ты ничего не хочешь рассказать мне, милая?

Когда он успел оказаться так близко?! Нависнуть над ней, окутать своим ароматом, дать ощутить тепло своего тела. Сердце застучало где-то в висках, отбивая безумную чечетку из страха и волнения, так подозрительно похожего на желание. И если бы руки Ниимы не были сцеплены на груди, они бы уже наверняка скользили по плечам Кайло, притягивая его ближе. Острая необходимость обнять его была почти болезненна. Во рту пересохло, Рей нервно сглотнула, едва удержав себя, чтобы не облизать губы, не привлекать лишнего внимания, не позволить себе ни одного лишнего действия. Женщина замерла перед опасностью в лице Рена или себя самой, у которой голова кружилась от неожиданной и такой внезапно желанной близости мужчины, которого она, наверное, всегда будет любить. Наивная дура!

- Нет, - хрипло произнесла Рей, - не понимаю, о чем ты вообще.

Кайло протянул вперед руку, очертил пальцем воздух рядом с ее лицом, повторяя контур, но не касаясь, выдохнул шумно, едва заметно усмехнулся уголком губ.

- Очень жаль, - произнес тихо, - я мог бы помочь тебе.

- Мне не нужна помощь, - ответила Рей поспешно, - она нужна лишь тем, кто в чем-то виноват, я же…

- Ты же теперь под защитой деда, - перебил Кайло, отходят от женщины, давая ей возможность вздохнуть полной грудью.

С мыслей вдруг спала пелена, запах одеколона стал глуше, давая Рей возможность ясно мыслить, теперь, когда близость Рена не была столь очевидной.

- При чем тут Палпатин? – спросила холодно.

- Не разыгрывай спектакль! – процедил Кайло, - всем известно, что он объявил тебя своей наследницей!

В его голосе было столько горечи и злобы, разочарования и презрения, что у Рей перехватило дыхание. И вместе с тем всколыхнулась обида, словно бы ей было все еще важно мнение Кайло о ней, словно бы она сама собой была разочарована только потому, что в ней разочаровался Рен.

- Быть может, развод со мной был его условием, чтобы ты получила все его состояние и все его…связи? – выплюнул Рен.

Рей гордо вскинула голову, чувствуя, как горят щеки от неожиданного чувства стыда.

- Нет! Развод с тобой был логичным завершением невыносимого брака с паршивым главой мафиозного клана! – бросила Рей зло.

- Или необходимым условием для удовлетворения твоих амбиций! – отбил подачу Рен.

Рей на секунду опешила от такой ярости, от той горечи, что звучала в голосе Кайло, от обиды, что исказила его черты. Но вместе с тем Ниима поняла, что устала. Весь прошедший год был выяснением отношений, он истощил ее морально и физически. Больше Рей участвовать в этом не будет!

- Это не твое дело! – рассерженной кошкой зашипела Ниима, - хватит! Ты никто мне! Убирайся нахрен из моего дома! И больше даже не смей приближаться ко мне!

С каждым ее словом Рен подходил все ближе, словно издеваясь, делал крошечный шаг по направлению к ней, заслоняя ей тусклый вечерний свет, льющийся из окна, заполняя собой пространство вокруг нее. От его злой усмешки Рей передернуло, перед глазами все на мгновение потемнело. Ей было страшно. Ниима хорошо знала, на что способен Рен в злобе и гневе. А она его, безусловно, разозлила сейчас. Резкой вспышкой перед глазами встали воспоминания годичной давности во «Внешнем кольце», о жестокости Рена. Рей затошнило, она покачнулась, хватаясь за косяк, смертельно побледнев, желая только оказаться, как можно, дальше отсюда. Резкий звонок телефона заставил женщину подпрыгнуть, а Рена замереть. Он вдруг словно очнулся, сморгнул, посмотрел на Рей почти с ужасом. Машинально Ниима нажала кнопку принятия вызова.

Высокий голос Джин Эрсо частил, пропитанный тревогой. Рей стала бледной до серости. Звонок давно окончился, а Ниима все стояла, держа телефон возле уха, глядя прямо перед собой. Потом зло выругалась.

- Рей?

Ниима вздрогнула. На какое-то время она почти забыла, что не одна здесь.

- Кто-то проник на завод на окраине, - больше яда в голос, - Джакку. Оборудование разбито, похоже, украдены чертежи по «Старкиллеру» и финансовый план. Да твою мать! – Рей топнула ногой, потом прикрыла глаза, с силой сжала виски, - блядь! Блядь! Блядь!

- Тихо, - спокойный голос заставил Рей распахнуть глаза.

Рен был собран и невозмутим.

- Я все решу. В конце концов, - больше яда в голос, - Джакку – моя территория.

Он двинулся к выходу.

- Я еду с тобой! – поспешила за ним Рей.

Кайло притормозил на мгновение, повернул голову в сторону, Рей могла поклясться, что на его губах мелькнула усмешка. Он коротко кивнул, давая свое согласие.

восемь лет назад

- Финн, - зачем-то вырвалось у нее, пока Рей в страхе отступала назад.

Бывший друг презрительно сплюнул на пол.

- Думала убежать, Рей? – Рон ухмылялся почти безумно своим щербатым ртом, - сейчас тебя никто не защитит.

На мгновение вся троица замерла, Рей кинула взгляд по сторонам, пытаясь определить пути побега. Ясно же, что ей с ними не справиться, значит, надо бежать. Это она умела очень хорошо. Но бежать было некуда. И помощи ждать тоже неоткуда. На кухне и в подсобных помещениях было тихо. Редкие прохожие за окном благоразумно обходили кафе стороной. Сердце колотилось в груди, пальцы рук похолодели, Рей сжимала и разжимала кулаки, намереваясь отбиваться до последнего. Рон резко подался вперед, хватая Рей за руку, взвизгнув девушка попыталась вырваться, вызвав веселый гогот третьего парня, закричала, когда когти Рона впились ей в кожу, изо всех сил пнула его по коленке. И в ответ получила крепкую затрещину.

- Ах ты сука!

Он сгреб ее в охапку, прижимая к себе, затрещала ее кофта, Рей визжала, брыкалась и отбивалась, чувствуя, что уже теряет силы. Снова удар, ее толкнули к стойке, Рей больно ударилась спиной, бедрами и локтями. Именно резкая боль в локтях на мгновение привела ее в чувство.

- Ты сейчас за все ответишь, - Рон гнусно ухмыльнулся, явно настроенный мучить свою жертву до конца.

А потом вдруг раздался звук выстрела, разбитое стекло сверкающим дождем осыпалось на пол, а незнакомый ей парень повалился на пол, визжа от боли в простреленной ноге.

Рей в шоке подняла взгляд, в кафе влетели Кардо и еще один незнакомый мужчина.

- Рей! – Кардо протянул девушке руку.

Рон было рванулся к Нииме, намереваясь снова схватить ее, но тут же оказался под прицелом второго мужчины.

- Стой на месте, - пробасил он. Жесткое выражение его лица не оставляло сомнений, - он выстрелит.

Словно во сне Рей двинулась вперед, а в следующий миг, Финн с молниеносной скоростью кинулся к девушке, перехватывая ее за талию и приставляя к ее горлу нож с такой силой, что потекла кровь. Контраст холодного лезвия и обжигающе горячей крови заставил Рей вскрикнуть и невольно дернуться.

- Заткнись! – зашипел на нее Финн.

- Отпустил бы ты донну, парень, - тихо произнес человек Рена, - или я убью твоего дружка.

- Убивай! – выплюнул Финн, - он мне не друг. И Рей я не отпущу!

- Как скажешь.

Раздался выстрел, с губ Рей снова слетел вскрик, Рон упал на пол без единого звука. В кафе повисла зловещая тишина.

- Дон Рен шкуру с тебя спустит, если ты причинишь вред его женщине, - угрожающе произнес Кардо.

- Плевать! – процедил Финн, - она предательница, с такими один разговор!

- И кого же она предала? – спутник Кардо явно забавлялся, но цепкий взгляд его то и дело останавливался на шее Рей, к которой был прижат нож.

- Джакку, - выплюнул Финн, - своих друзей.

- Хороши друзья, которые угрожают ножом, - откликнулся мужчина.

Рей стояла замерев, боясь лишний раз глубоко вздохнуть, ладонь Финна давила на живот с такой силой, что дышать действительно становилось трудно. Кровь присохла к шее отвратительной теплой коркой, заставляя морщиться от чувства брезгливости, моментами иррационально вытеснявшего чувство страха за свою жизнь. Хаотичные мысли в голове перескакивали с одного на другое. Краем глаза Рей заметила, как Кардо смещается чуть вправо, пока его спутник болтает с Финном. Рей закрыла глаза, боясь, что одним неосторожным взглядом выдаст Кардо.

- Отпустил бы ты донну, парень, - тем временем миролюбиво продолжал мужчина, - раз уж ты называешь ее своим другом. С друзьями так не поступают.

- Вот именно! – бросил Финн и вдруг резко потряс Рей, заставив ее распахнуть глаза, - верно, Рей? Не поступают же?

Секунду Рей смотрела прямо перед собой, прежде, чем разлепить пересохшие губы.

- Не поступают, Финн. Конечно, ты прав, - произнесла тихо девушка.

А в следующий миг снова раздался выстрел, отвлекая Финна. Рей резко дернула головой назад, ударяя парня в нос. Послышался отборный мат. Еще один выстрел, выполненный с мастерской точностью. По руке заоравшего Финна побежала кровь, нож выпал, а Кардо, оказавшийся рядом, резко дернул Рей на себя, заключая в объятия, крепко обнимая.

- Ты в порядке? – обеспокоенно спросил парень.

Рей едва сумела кивнуть.

- Пора уходить! – бросил спутник Кардо.

Они втроем выбежали на улицу, запрыгнули в черную машину.

Фазма резко стартовала с места. Какое-то время ехали молча. Блондинка гнала с невероятной скоростью, нарушая все правила дорожного движения. Только через несколько кварталов, Джиамарези сбросила скорость, резко затормозив на красный сигнал светофора, а не проскочив. Она скосила взгляд на Рей, которая сидела, вцепившись в сиденье, ее колотило мелкой дрожью.

- М-да, жалкое зрелище, - прокомментировала Фазма.

Рей медленно повернула к ней голову, чувствуя, как саднит шея.

- Как ты меня нашла? – хрипло спросила Рей.

- Ты думаешь, я отпустила бы тебя одну? – фыркнула Фазма, мягко трогаясь с места, - я не настолько наивна. А вдруг ты бы сдала нас всех Лее.

Рей почувствовала, как злые слезы брызнули из глаз, она вскинула голову в вызывающем жесте.

- Никто не даст гарантии, что я этого не сделала! – процедила Рей, - ты не знаешь, о чем я говорила с донной Органой.

- Не знаю, - легко согласилась Фазма, - и гарантий мне никто не даст. Но теперь я спасла твою шкуру, и ты мне должна.

- Эта шкура пострадала из-за тебя же, - парировала Рей, - так что ничего я тебе не должна.

- Ты сама предложила поехать в Джакку, - отбила подачу Фазма, - тебя никто не заставлял и даже не просил.

Рей стиснула зубы, чтобы не выругаться. Досада и желание задеть, спровоцировать бродили в крови, заставляя скрипеть зубами и впиваться ногтями в мягкую кожу сидений. Сука белобрысая! Она была права: Рей даже никто не просил. Сама предложила. Дура набитая!

- Девочки, хватит, - раздался вдруг с заднего сидения голос, - донна – молодец, Фаз. Она хорошо держалась.

- Никто и не оспаривает это, Траджен! – фыркнула Джиамарези, - лучше дай ей выпить. Я знаю, у тебя есть.

В ответ послышалось хмыканье.

- Возьми-ка, донна.

Рей оглянулась, в руки ей ткнулась фляжка.

- Спасибо, - прошептала Рей, сделала глоток и закашлялась, на глазах выступили слезы.

Фазма захихикала, ей вторил бас Траджена, даже Кардо улыбнулся.

- Ну и пойло, - выдала Рей, невольно тоже улыбаясь, возвращая Траджену фляжку.

- Обращайся, донна, - подмигнул ей мужчина.

Они подъехали к дому Рена.

- Готовься, - со зловещей улыбкой произнесла Фазма, в ее глазах прыгали чертики, - сейчас он будет орать.

Рей охнула. Кайло здесь?! А она в таком виде! Эта мысль вызвала нервную улыбку. О чем она только думает?! Какой вид?! Ее только что чуть не убили.

- Можно подумать, ты его боишься, - фыркнул Траджен.

- Я? – презрительно изогнула бровь Джиамарези, - нет. А вот Рей…

- И я не боюсь! – зло бросила Ниима и выскочила из машины.

- Это все твое пойло, - послышалось ей вслед.

- Все для тебя, Фаз, - хохотнул Траджен.

Едва войдя в дом, Рей услышала обиженный голос Кайдел.

- Хватит на меня орать! Арми, скажи ему!

- Не скажу, - ледяным спокойствием Хакса можно было бы, наверное, заморозить весь дом от крыши до основания, - потому что он прав. Вам никто не давал права решать подобные вопросы. Другое дело, что беспокоится он в большей степени за свою мусорщицу, а не за наши дела.

- Не называй ее так! – прорычал Кайло.

Ниима глубоко вздохнула и вошла в гостиную. Картина была живописной: перевернутый журнальный столик, заплаканная Кайдел, застывшая посреди комнаты и нервно сжимающая руки, Хакс, сидящий в кресле, небрежно закинув ногу на ногу, и Кайло, при одном взгляде на которого Рей поняла: злится. Вот его взгляд остановился на ней, Рен замер на мгновение, а потом в два шага пересек гостиную, пальцы его метнулись к ее шее.

- Это что? – процедил Рен, задевая рану, заставляя Рей охнуть от боли и отшатнуться, чтобы избежать прикосновения.

- Ничего страшного, - ровным голосом произнесла Ниима, глядя в глаза Рену, - ничего страшного не случилось.

Темные глаза сузились, внимательно изучая лицо девушки, то и дело возвращаясь к ране. Рей отчаянно захотелось прикрыть шею руками. Ноздри Кайло раздувались, он явно собирался что-то сказать, быть может, начать отчитывать уже ее, быть может, действительно собирался орать, как и обещала Фазма. Рей не дала ему этого сделать, она быстро вытащила из заднего кармана джинс помятый листочек с телефонным номером.

- Донна Органа предлагает встретиться для мирных переговоров, - произнесла Рей, - когда ты будешь готов.

Брови Кайло взметнулись вверх, он недоверчиво посмотрел на Рей, потом оглянулся на Хакса, на губах которого блуждала тонкая усмешка.

- А это? – Рен со свистом втянул воздух, указывая на шею Рей.

- Небольшое осложнение, - твердо произнесла Ниима, - не имеющее к Органе никакого отношения. Это не она.

- Покрываешь ее, мусорщица? – послышался насмешливый голос Хакса, - надеешься на мир во всем мире?

- Нет, - ей бы съязвить в ответ, но Рей решила не провоцировать Хакса и Рена заодно. Ей было необходимо успокоить последнего, а не раздувать конфликт. Поэтому Рей ограничилась кратким, односложным ответом, удостоившись пристального взгляда Кайло, который не верил ей, но и уличить ее во лжи не мог.

Мужчина отошел в глубь комнаты, заставляя Рей нервно выдохнуть от осознания того, что буря миновала.

***

Уже ближе к ночи, когда уехали Армитаж и Кайдел, когда Фазма перестала спорить с Кайло, а почти военный совет, состоящий из Рена, Хакса, Кардо и Траджена пришел к решению, пока не встречаться с Леей Органой, Рей и Кайло остались вдвоем. И для Ниимы это было волнительно. Она наша Кайло в библиотеке, он сидел в кресле, читая какие-то документы. Рей робко замерла в дверях.

- Не помешаю?

- Нет, - Рен отложил документы и посмотрел на девушку.

В полумраке комнаты нельзя было наверняка разгадать выражение его лица. В горле пересохло, но призвав на помощь всю свою смелость, Рей вошла и закрыла за собой дверь, сделала небольшой шаг вперед.

- Ты все еще сердишься? – спросила тихо.

- Я не сержусь.

Рей сделала еще пару шагов, остановившись прямо перед креслом, мгновение смотрела на Кайло сверху внизу, а потом опустилась к нему на колени. Его руки тут же сомкнулись у нее на талии.

- Я просто…переживал за тебя, - Кайло уткнулся носом ей в шею, щекоча дыханием, заставляя нервно выдохнуть, а потом прижаться к широкой груди мужчины.

- Ничего страшного не случилось, - вновь твердо произнесла Рей, словно убеждала ребенка, что в темноте его спальни не прячутся чудовища.

- Давай договоримся, Рей, что подобные решения ты больше не принимаешь в одиночку, - в его голосе мелькнули стальные нотки, заставившие Рей невольно вздрогнуть, а Кайло прижать ее к себе крепче.

- Это будет непросто, - тихо ответила девушка, - я всегда принимала решения одна.

- Но теперь ты больше не одна! – с жаром воскликнул Рен.

Рей склонилась ниже, помедлила немного, а потом поцеловала Кайло, он ответил на поцелуй, срывая с губ Ниимы стон, очертил губами линию челюсти, поцеловал за ухом, а потом очень аккуратно коснулся губами следа от ножа на шее.

- Ты останешься? – спросила Рей.

- Да, - выдохнул Кайло куда-то в район ее ключиц, - у нас теперь временное перемирие с Леей, а значит, я могу остаться.

Рей провела пальцами по его голове, путаясь в волосах, заставила поднять голову.

- Я очень этому рада, - прошептала, снова целуя, чуть приподнялась, перекидывая ногу, оседлав мужчину, - очень рада, - руки ее скользнули под футболку, касаясь горячей кожи живота, скользя к пряжке ремня, с твердым намерением расстегнуть ее.

Рен подхватил ее под бедра, резко поднимаясь, заставив охнуть, в панике уцепиться за широкие плечи.

- Здесь неудобно, - Кайло чуть прикусил мочку уха, заставив Рей вздрогнуть, и понес ее в спальню.

год назад

Дождь за окном и не думал прекращаться, оставляя на стекле уродливые потеки, порой налетал порыв ветра, заставляя стекла дребезжать, а Рей ежиться в своем красивом, но тонком джемпере. И каждый раз ее нервное передергивание плечами не ускользало от взгляда Рена. Женщина старалась на него не смотреть.

Дэмерон и адвокаты Кайло обсуждали что-то в сотый раз, якобы какую-то ошибку в документах, поданных Рей. Дэмерон доказывал, что это не ошибка, адвокаты Рена шли в наступление. Ничего нового, привычная за эти месяцы рутина.

Серые тучи за окном нависали над Корусантом, словно желали раздавить город. И Рей не стала бы им препятствовать. На нее накатили апатия и усталость, нервы не выдерживали, нарушился сон, пропал аппетит, за последний месяц Рей похудела на семь килограмм, и теперь ее любимый джемпер висел на ней, как на вешалке. Ее доктор прописал ей успокоительные, просил хорошо питаться. Что же теперь Рей, по крайней мере, спокойно спала, но есть больше не стала. Ее преследовал страх, который невозможно было вытравить ничем. Она боялась Рена, боялась, что ей не удастся добиться развода, она боялась саму себя, потому что еще немного, - и она готова будет сдаться, бросить все к чертям и вернуться к Кайло. И что будет тогда, невозможно даже предугадать. Наверное, ее жизнь превратится в еще больший ад, чем есть теперь. Ведь Рен никогда не забудет ей попытку сбежать, будет изо дня в день припоминать, тыкать носом. И даже ад не знает, до какой степени жестокости он сможет дойти в своих действиях.

Рей закусила губу и снова передернула плечами. Ее неудержимо клонило в сон. Была ли виновата в этом погода или же холод, быть может, уставший организм, наконец-то, сдался, Рей не знала. Но она чувствовала себя совсем больной. Быть может, действительно где-то простудилась? Подхватила вирус? Машинально Рей коснулась лба, провела рукой, в попытке понять, не начинается ли у нее жар. В сравнении с ледяными пальцами кожа лба была обжигающе горячей, но было ли это достоверно? Рей поморщилась, невольно взглянула на Рена, обнаружив вдруг, что он пристально смотрит на нее. Хотела бы вскинуть подбородок в вызывающем жесте, но вдруг поняла, что устала.

Нет сил бороться, нет сил идти до конца. Как близко она подошла к краю, сейчас, даже сильнее, чем в ту памятную ночь, когда приехала к дому Рена, Рей была готова пойти на уступки, бросить все, плюнуть, и отступиться.

Женщина стиснула зубы, уверяя себя, что это лишь момент слабости, и он пройдет. Сомнения – это нормальное явление, но они не повод оступаться от намеченной цели. Да, путь к ней оказался тяжел. Но никто и не обещал, что будет легко. Да и сама Рей не ждала, что будет просто. Только в самом начале еще надеялась, что Рен даст ей развод. Но как только дело дошло до суда, как только она привлекла посторонних к решению этого вопроса, Кайло начал чинить ей препятствия. Он пообещал, что не отпустит ее просто так, он делал все, чтобы сдержать свое обещание. Но Рей, хоть и боялась, все равно продолжала идти против Рена. И пойдет дальше. Не позволит мимолетной слабости одержать верх!

Женщина стиснула руки, лежащие на коленях, но даже это вышло как-то вяло, послала Рену уничижительный взгляд, на который мужчина не отреагировал, продолжая разглядывать жену хмуро и сосредоточенно. От него, конечно, вряд ли укрылся ее откровенно больной вид. Но жалость Рей была не нужна, как и забота Кайло. К черту!

- Стоп, - тихий и низкий голос Рена ворвался в ожесточенный спор адвокатов.

Дэмерон возмущено фыркнул, уставившись на Рена, явно намереваясь сказать что-то уничижительное или резкое.

- Рей, - Кайло все еще пристально смотрел на жену.

Женщина сжалась под его взглядом, в глазах ее мелькнул страх, который она тут же постаралась замаскировать равнодушием. Она снова зябко повела плечами.

- Я слушаю, - собственный отстраненный голос показался ей чужим.

Тишина в кабинете давила на уши, настолько резко она отличалась от тех споров, почти государственного размаха, что звучали тут еще полминуты назад. Тишина была для ее расшатанных нервов хуже крика, в ней была угроза, которую Рей не могла осознать, но могла почувствовать. За окном завывал ветер, швыряя в стекла дождевые капли, барабанящие по окну с силой и яростью, угрожая, в полумраке комнаты таились тени, заставляя Рей снова и снова передергивать плечами, но уже не от холода, а от желания сбросить этот иррациональный страх, который ощущался почти физически.

- Я дам тебе развод, - произнес Рен, заставив Дэмерона вскинуть брови, а Рей посмотреть подозрительно.

Его слова словно бы не дошли до женщины сразу, она никак не отреагировала, ни словом, ни движением, продолжая тупо смотреть на Рена, словно бы не до конца осознавая то, что он сказал. Или не веря ему. Что это вдруг? Что за очередные игры? Ловушка? Или просто желание свести Рей с ума? Иногда женщине казалось, что именно этого и хочет Рен – лишить ее рассудка. В иные дни можно было с уверенностью утверждать, что он добьется своего.

- Условия? – Рей произнесла это прежде, чем поняла, что за слова сорвались с ее губ.

Кайло улыбнулся, только в глазах его тлели огоньки совсем не веселья. Он что-то задумал, и Рей вовсе не была уверена, что хочет знать, что именно. Ей вряд ли это понравится. Рен не протестовал, но и не спешил отвечать на вопрос жены. А это значило, что условия, конечно же, были. И слабая, такая неуместная, жалкая и попросту смешная, искра надежды, вдруг вспыхнувшая в сердце Рей, угасла. Остались настороженность и страх, напряженное ожидание того, что сейчас скажет Кайло. Ожидание жертвы, что прячется от своего мучителя, но слышит его шаги все ближе, чувствует его смрадное дыхание. И сердце сжимается от ужаса и тоски.

- Ты останешься управляющей во «Внешнем кольце».

Рей дернулась, словно бы он ее ударил, шумно втянула воздух, чувствуя, как сердце колотится быстро-быстро, болезненно. Она едва подавила в себе желание рассмеяться зло и горько. О да, Кайло, определенно, хотел свести ее с ума. Он так хорошо знал ее, что ему не составило бы это труда, если бы Рей так отчаянно не сопротивлялась в ответ. Изощренная месть, тонкая пытка, игра на ее нервах, манипуляция ее чувствами. Истерика накатывала удушливой волной, и Рей тонула, едва справляясь с подкатывающей к горлу тошнотой. Вот же бессердечный ублюдок! Хотела бы Рей сейчас разозлиться, но не могла. Кайло хорошо знал, куда бить и как бить. Он довел ее до точки, когда Рей наиболее слаба и уязвима, а теперь ударил.

Когда Рей затевала бракоразводный процесс, когда сказала Дэмерону, что ей не нужно имущество Кайло, она осознавала, что и «Внешнее кольцо» останется Рену. Он был владельцем клуба, хоть и управляла там всем Рей, а сам Кайло никогда не лез в ее дела. Это было детище только Рей, ее бизнес-план, ее грандиозный проект, в который она вложила столько сил и столько чувств, что-то глубоко личное. Место, где она начинала с самых низов, терпела унижения Платта и Рона, а потом вдруг оказалась хозяйкой. Рен никогда не оказывал ей в деньгах, не препятствовал и предоставлял возможность самой набивать себе шишки, когда она ошибалась. Он молчал и поддерживал Рей словом или делом, давал советы, но только, когда женщина просила. Повел себя удивительно чутко, без присущей ему манеры контролировать все вокруг.

Это был клуб Рей, но по документам его владельцем значился Кайло. И «Внешнее кольцо» очень быстро стало объектом манипуляций и упреков, в тот самый миг, как Рен понял, сколь же много клуб значит для его жены. И сейчас он снова пустил в ход эту карту, надеясь разыграть ее, понимая, как Рей скучает.

Рей захотелось рассмеяться, или расплакаться, или закричать. А, может быть, все вместе. Это была невыносимая изощренная пытка, а ее палач сейчас смотрел с надеждой. Рей сморгнула пару раз, опасаясь, что, быть может, это неверные сумеречные тени пасмурного дня играют с ней злую шутку, заставляя видеть то, чего нет. Но в глазах Кайло тлела надежда, столь сильная, что у Рей заныло сердце. Он тоже скучал, отчаянно и надрывно, находясь там же, на грани пропасти, где и Рей, только вот отныне по другую сторону. Она могла бы сейчас согласиться, могла бы вновь быть полновластной хозяйкой своего клуба. И стать при этом свободной женщиной. Но только это была бы лишь иллюзия, Рен никогда бы не дал ей отныне свободы. То, что было бы прописано на бумаге, не работало бы на деле. И снова все по кругу. Она снова была бы зависима от Кайло. Он снова был бы слишком близко. Он и его мафия. Все бы знали, кому именно принадлежит «Внешнее кольцо», как это знают все сейчас. И, возможно, плевать, пусть его. Но – нет. Рей больше не шагнет в эту ловушку, напоминающую по жестокости и эффективности медвежьи капканы. Нет.

- Нет, - холодно произнесла Рей.

Надежда в глазах Кайло, вспыхнув в последний раз, погасла, сменившись непроницаемым выражением. У Рей заныло сердце. Как долго еще будет продолжаться это противостояние? Как долго она еще выдержит? Перед глазами на мгновение все потемнело, ветер ударил в окна с новой силой, заставляя вздрогнуть и поежиться уже ставшим привычным движением.

- Как знаешь, - процедил Рен.

Рей поднялась, произнесла устало:

- Идемте, По.

Она первой вышла из кабинета, изо всех сил стараясь не смотреть на Рена, присутствие которого, как и всегда ощущала всей кожей.


========== 12. ==========


сейчас

- Сменил машину? – Рей вскинула бровь, чуть склонила голову на бок, разглядывая Мерседес-Брабус, насыщенно – кобальтового цвета, машинально прикидывая, сколько он стоит. По всему выходило, что баснословно дорого.

Кайло передернул плечами, не спеша комментировать очевидное, галантно открыл перед Рей дверь. Женщина хмыкнула, на мгновение помедлила, а потом все же скользнула в салон, пахнущий дорогой кожей и одеколоном Кайло. Вдохнула запах глубоко, до головокружения, чувствуя его на губах. И вдруг улыбнулась безумно, на мгновение отпустила себя, позволив себе плыть в этом запахе, теряясь на мгновение, всей кожей ощущая присутствие Рена, устроившегося на водительском сидении. Словно бы и не было этого года, развода и бесконечных скандалов «до». Словно бы даже эту машину они выбирали вместе. Рей бы такую выбрала, Кайло она подходила. Подавшись вперед, Ниима машинально поправила криво висящий видеорегистратор. Как всегда.

- Машина новая, косяки старые, - проворчала женщина.

Кайло едва слышно фыркнул, плавно трогаясь с места.

Какое-то время они ехали молча, Рей, удобно устроившись на сидении, откинула голову на подголовник, пристально разглядывая проносящиеся за окном пейзажи вечернего Корусанта с его высотками и ровными строгими магистралями, опутывающими город, подобно сети вен.

- Есть идеи, кто это может быть? – Кайло нарушил молчание первым.

Ниима тяжело вздохнула. Идеи у нее были, но делиться с Реном она не спешила, потому что тогда пришлось бы рассказывать и все остальное. О Блисс и Татуине, о Джейсене, о том, что Таркин копает под нее.

Рей нервным движением потерла висок. По всему выходило, что нападение на завод было выгодно именно Уилхаффу и Онаре Куат, которая никогда не гнушалась играть подло и нечестно, а теперь при поддержке Таркина и вовсе осмелела. «Старкиллер» - наполовину государственный проект. И срывать его чревато огромными проблемами. При условии, что вину Онары кто-то докажет. А если нет, если «Эрсо Инк» не успеет выполнить заказ в срок, то «Верфи Куата» перехватят заказ себе. При этом уже имея наработки и твердую платформу, чтобы закончить проект, получив деньги и привилегии. Мотивы Онары были понятны. Мотивы Таркина, впрочем, тоже. Он желал устранить Рей, чтобы даже духу ее не было в доме Палпатина, чтобы тот отказался от неудачливой внучки, замешанной Бог знает, в чем! Если ее посадят в тюрьму за финансовые махинации, будет вообще идеально. Никто не станет ее вытаскивать. А даже если и да, драгоценное время в борьбе за власть Рей упустит, как упустит и возможность вести дела, вникнуть в разветвленную мафиозную сеть Императора, чтобы стать его достойной наследницей. Более того, Палпатин лишится денег, которые вложил в «Старкиллер», а терять деньги Император очень не любил. И виновата в этом косвенно тоже будет Рей. Ниима даже представить боялась, какие финансовые отчеты попали в руки к ее недругам и что можно было с ними сделать при должном умении и, несомненно, таланте. Самое печальное было в том, что Рей оказалась пешкой в игре между «Эрсо Инк» и «Верфями». На ее месте мог быть другой финансовый директор, деньги вложил не только Палпатин, а Таркин всего лишь преследовал свои цели мимоходом, играя на удачно сложившихся обстоятельствах.

Рей тяжело вздохнула, на лбу пролегла вертикальная складка. Ей надо успокоиться хотя бы сейчас. Не строить теорий, не питать иллюзий. Посмотреть, что именно произошло на заводе, а потом уже делать выводы, на основании которых она сможет выстроить свои дальнейшие действия.

- Нет, - коротко ответила Рей.

Кайло бросил на нее быстрый взгляд и снова уставился на дорогу. Зазвонивший телефон Рена вырвал Рей из тягостных раздумий и противоестественной тишины, что царила в салоне.

- Да, Кайдел, - ответил мужчина, долго вслушивался в то, что говорит сестра, - нет. Кай, нет! Армитаж нужен мне сейчас больше, чем тебе. Все очень серьезно, Кай! – он снова долго слушал, потом произнес с видимым раздражением, - прекрати манипулировать мной и аргументировать все своей беременностью! Кайдел! Вот черт! – Рен зло выругался, когда его сестра сбросила вызов.

Рей тонко усмехнулась.

- Гормоны принуждают Кайдел вести себя неадекватно?

Рен покосился на женщину, улыбнулся краешком губ.

- Ты была не в пример сознательнее, - вырвалось в него.

- У меня выбора не было, - машинально ответила Рей и тут же осеклась.

Знакомая боль сжала внутренности, заставив задохнуться, охнуть невольно, машинально поднося руку к груди. Столько неразрешенных вопросов между ними, столько взаимных обид, столько боли. Но эта сильнее всех. Была, есть и будет. Сейчас, по прошествии времени, Рей была даже рада. Страшно подумать до каких манипуляций опустился бы Кайло, будь у них ребенок. Если бы он отобрал его у Рей, она сошла бы с ума. Если бы у них был ребенок, может быть, она никогда бы и не решилась на развод. Так что все к лучшему. Обжегшись, Ниима тогда сделала все, чтобы больше не забеременеть. Когда Рен узнал, ярости его не было предела, но Рей на тот момент уже было почти все равно. Но больно было до сих пор.

Рен до побелевших костяшек сжал руль, закладывая лихой вираж на оживленном проспекте, вслед ему понеслись раздраженные гудки и визг шин. Ему тоже было больно. Но внезапно это больше не радовало Рей. Да и должно ли было? Поджав губы, женщина снова уставилась в окно, напоминая себе, что Кайдел ей все равно следует позвонить, что она ведет себя попросту некрасиво по отношению к подруге. Рей медленно вдохнула и так же медленно выдохнула, заставляя себя успокоиться, заставляя отступить застарелую боль.

Уже совсем стемнело, когда они приехали на завод. Ворота были распахнуты настежь, и они беспрепятственно заехали на территорию. В тусклом свете фонарей небольшое здание выглядело вполне презентабельно, насколько это вообще возможно в Джакку.

- Сеньора Рей, - к ней поспешил Андор, - я рад, что вы приехали. Пожалуй, вы единственная, кто сможет точно сказать, какие документы украдены.

- То, что касается, финансовых вопросов, - поправила Рей, - вопросы проектирования деталей…

- Я знаю, - перебил Касиан, - этим займутся специалисты другого отдела. Но вы знаете, что именно финансировалось здесь. Это тоже важно, - он развернулся к Кайло, - сеньор Рен, хорошо, что вы приехали. В конце концов, две трети завода принадлежат вам, вы знаете здесь все лучше, чем остальные.

Рей постаралась не вздрогнуть. Так вот в чем дело! Это его завод! Тогда, быть может, дело вовсе не в Рей? Может быть, кто-то хотел добраться до Кайло?

- А кто совладелец? – машинально спросила Рей.

- Хакс, - коротко ответил Рен.

- А, - протянула в ответ Ниима, а потом поспешила внутрь.

Сломанное оборудование, разбитые стекла, везде пыль, стекло и бетонное крошево. Рей аккуратно переступала через груды мусора, почти с сожалением обозревая разбитый цех.

- Камеры наблюдения? – тем временем позади нее спросил Рен.

- Мои люди сейчас работают с этим, - кивнул Андор, - что-то уничтожено, но часть, возможно, удастся восстановить.

- Полиция? – уточнил Кайло.

Повисла пауза.

- Не думаю, что это хорошая идея, - медленно ответил Касиан.

Рей кожей почувствовала усмешку Кайло, но оборачиваться не стала. Она замерла на мгновение, оглядываясь в поисках помещений для администрации. Касиан подозвал одного из своих людей, велев проводить Нииму в кабинет директора. А сам увел куда-то Рена.

Рей поднялась по стальной лестнице, противно клацая каблуками и сама морщась от резкого звука, который в тишине разрушенного завода звучал чужеродно и неправильно. Ей бы очень хотелось, если честно, узнать, что найдут Рен и Андор на записях камер. Она надеялась узнать об этом.

Кабинет директора был в полном беспорядке. Открытые шкафы, вывернутые на пол ящики стола, опрокинутые стулья и вскрытый сейф. Рей на мгновение замерла, вздохнув. В глубине души она надеялась, что хотя бы сейф не вскрыт. Скорее всего именно там хранились разработки по «Старкиллеру» и финансовые документы. Человек Андора спросил, нужна ли его помощь, и, получив отрицательный ответ, оставил Рей одну. Женщина прошла в центр кабинета, размышляя, с чего ей начать. И имеет ли смысл вообще начинать. Что тут искать, если все уже вынесено. Копии документов хранились в «Эрсо Инк», но уникальные разработки проекта «Старкиллер» теперь в руках конкурентов. Это была катастрофа. А еще все счета, сметы, бухгалтерские выписки. Вся финансовая часть вопроса была почти законной. Но подделать, слить в прессу, сыграть на той финансовой части, что была, скажем так, серой при должном умении вполне возможно.

Рей потерла висок, опустилась в директорское кресло и задумалась. Точный перечень документов она сможет предоставить только, когда окажется в офисе. Конечно, можно хоть сейчас залезть на электронную почту, что-то Рей пересылала так, но большей частью это все же была курьерская доставка и личные встречи. Так что это сейчас не имеет смысла. А вот, что действительно важно, кто за этим стоит. И если взять за аксиому, что это Таркин и Онара Куат, то как это доказать? Конечно, Джейсен обещал Рей, что займется этим, но вот уже пару дней от ее неожиданного нового знакомого нет никаких вестей. Ниима забарабанила пальцами по столу. Таркин очень рискует, часть денег, вложенных в «Старкиллер», это деньги Палпатина. Император будет в ярости, узнав, что потерял весьма внушительную сумму. А если узнает, благодаря кому это случилось, расправа будет быстрой, показательной и жестокой. Вот только все дело в том, если он узнает. А если Таркину удастся переиграть Рей, то расправа будет уже над ней самой. Или, если очень повезет, Шив просто не сочтет ее достойной передать ей свое дело.

Ниима откинулась на спинку кресла, прикрыла глаза. Все это бездоказательные догадки. И пока они таковы, Рей не знает, что ей делать дальше.

Резко распахнувшаяся дверь заставила женщину подпрыгнуть в кресле и распахнуть глаза. В кабинет уверенным шагом вошла Фазма, замерла на мгновение, с грохотом закрыла за собой дверь, окинула помещение брезгливым взглядом, подарила такой же Рей, вопросительно изогнув бровь.

- Это так ты изучаешь, что пропало? – хмыкнула блондинка.

- Что ты здесь делаешь? – удивилась Рей.

Фазма фыркнула.

- Кай не отпустила Хакса, он попросил меня помочь Рену. Заодно притащила Митаку, у которого какие-то внезапные важные выводы. Он умный малый, а? Несмотря на то, что Рен шпыняет его почем зря. Попомни мое слово, Дофельд еще поднимется выше, чем мы думаем. Тебя все ждут, чтобы устроить почти военный совет. Нашла что-нибудь тут?

Рей поморщилась.

- Нет тут ничего. Все вынесено. Что конкретно, я смогу сказать, только оказавшись в офисе. Приблизительный список, думаю, мало кого интересует.

Фазма понимающе кивнула и уселась напротив Рей.

- Мы же идти собирались, - вопросительно посмотрела на подругу женщина.

- Не спеши, пара слов, - тихо ответила Фазма, огляделась, словно боялась, что их кто-то может услышать.

Рей напряженно посмотрела на Джиамарези, инстинкты вопили, что ей сейчас очень не понравится то, что скажет блондинка, что это будет очередным осложнением, которые накапливались, как снежный ком, грозя погрести Рей под собой.

- Фаз?

- Рен знает про Татуин и Блисс, - выпалила Фазма.

Под ногами разверзлась бездна, в которую Рей стремительно падала. Она еще отчаянно цеплялась за стенки пропасти, в которую летела, обдирая кожу, ломая ногти и срывая голос от крика, но падала на дно. Голова закружилась, Рей зажмурилась на мгновение, заставив себя дышать ровно. Сердце бухало где-то в ушах, ледяными ладонями Ниима сжимала подлокотники кресла изо всех сил, стараясь не закричать от страха, не рассмеяться нервно. И понимала, что знала это, поняла в тот самый миг, как увидела Кайло у себя дома.

«Я мог бы тебе помочь».

Сволочь лицемерная!

- Что именно он знает? – хрипло спросила Рей.

- Что Блисс играла в притоне, что Ди-Джей собирался обыграть ловкачей, что там промышляли, с твоей подачи, что ты примчалась посреди ночи выручать девушку. Рей, он ищет Джейсена и думает, что вы с ним заодно.

- За какое одно не знает? – деловито спросила Ниима.

К ней вдруг вернулась способность рационально мыслить. Пока Рен не предпринял никаких попыток угрожать ей или шантажировать с целью получения какой-либо выгоды. Все, что он сделал, это заявился к ней в дом. То, что ищет Джейсена, конечно, плохо. Тот все же нужен сейчас Рей. Тем более никто не даст гарантии, что оказавшись в руках Кайло, он не расколется, рассказав все. Но пока Кайло выжидает, у Рей есть время, и она использует его с пользой.

- Нет, - коротко ответила Фазма.

- Откуда он узнал?

- Ди-Джей.

- Вот же скользкий ублюдок, - процедила Рей.

Джиамарези посмотрела исподлобья.

- Ты не то, чтобы испугана.

- Я испугана, Фаз, - кивнула Рей, поднимаясь, - но пока Рен не предпримет активных действий, я буду делать вид, что ничего не произошло. А Джейсена мы спрячем. Впрочем, он и сам выглядит достаточно ловким, чтобы не попасться, - Ниима задумалась, потом спросила, - ты знаешь его? Ему можно доверять?

- Знаю. Нельзя, - Джиамарези была поразительно коротка в своих ответах сегодня, - но сыграть на его честолюбии можно.

- Вот и славно, - кивнула Ниима, такой ответ ее вполне устраивал и совпадал с собственными выводами, - а теперь идем. Нас, наверное, уже все заждались.

***

Все собрались внизу, в бывшей столовой, наименее пострадавшем помещении. Рей и Фазма действительно были последними из немногих собравшихся. Касиан о чем-то тихо переговаривался с начальником службы безопасности «Эрсо Инк» - Со Геррерой, которого Рей изредка видела в центральном офисе, но ни разу еще не общалась лично, он внезапно кивнул ей в сухом приветствии, заставив Рей неосознанно напрячься. Знал ли он всю ее подноготную? Наверняка «Эрсо Инк» проверяла своих сотрудников по всем направлениям. Рей перевела взгляд на Рена и склонившуюся к нему Базину. Ниима едва сдержалась, чтобы не закатить глаза. Эту-то зачем сюда притащили?! Базина ухмылялась, глядя в глаза Рей, и последняя решила не здороваться. Лишь презрительно улыбнулась Кайло, который насмешливо дернул уголком губ, глядя Рей в глаза. К счастью чувство брезгливости сейчас побеждало чувство неуместной ревности, иначе Ниима вполне могла бы опуститься до прямых оскорблений и нелицеприятных комментариев в адрес Нетал. Зато Митака был, кажется, искренне рад ее видеть. При ее появлении Дофельд вскочил, едва не уронив какие-то папки, что прижимал к груди.

- Донна Рей! – он улыбался, протягивая ей руку.

Недоуменно вскинул брови Андор, услышав такое обращение, Геррера закашлялся, а Фаз закатила глаза, заставив Митаку отчаянно покраснеть. Рей широко улыбнулась, пожимая руку парню.

- Рада тебя видеть, Дофельд.

- Что же, - Касиан едва слышно хлопнул в ладоши, привлекая внимание, - раз все в сборе, то можем начинать. Итак, к сожалению, мы потерпели большие убытки. На заводе было уникальное оборудование, которого нет больше в Корусанте, на его восстановление понадобятся месяцы. Чертежи, договоры с партнерами, документы по закупкам, финансовые сметы, - украдены. Сеньора Ниима, удалось что-то найти?

Рей отрицательно покачала головой, глядя на уставшего и расстроенного Андора.

- Ничего. Все вынесено. Сейф вскрыт. Копии документов есть в офисе, к утру я предоставлю вам список того, что находилось здесь, и копии документов. Но теперь они в руках тех, кто побывал здесь. Или уже в руках тех, кто стоит за этим.

- И это второй вопрос: кто заказчик, - подхватил Андор, - сеньор Геррера?

- Записи с камер видеонаблюдения сохранились скудные. Мы видим начало нападения группы лиц в масках, которые дождались конца рабочего дня. Возможно, они проникли на территорию завода до того, как она была закрыта.

- Исключено, - перебил Кайло, - на заводе пропускная система.

- Верно, - кивнул Геррера, - и если предположить, что она идеальна, тогда следующий вывод напрашивается сам собой: это кто-то из рабочих. Или сами участвовали в нападении, или пропустили преступников. На заводе трудится более трехсот человек, чтобы хотя бы допросить их понадобится время. И, - Со бросил взгляд на Андора, - мне бы хотелось сделать это силами моих людей, не привлекая никого извне. И уж тем более не привлекая полицию.

Касиан замер на мгновение, покачиваясь с пятки на носок, словно раздумывая, потом отрывисто кивнул.

- Таким образом, мы знаем, что кто-то нанял людей, чтобы они напали на завод сеньора Рена. Учитывая, - Со помялся, задумчиво глядя на Кайло, - род вашей деятельности, сеньор Рен, возникает вопрос: кто мог бы быть достаточно…смел или отчаян, чтобы пойти на такое.

Рей почти восхитилась построением фразы, какой красивый, вежливый эвфемизм: ваш род деятельности. Но восхищение тут же исчезло вместе с ответом Рена.

- Учитывая род моей деятельности, - Кайло усмехнулся, - это должен быть кто-то, кто знает, как проворачиваются подобные дела. И если исключить моих людей, достаточно смел в этом городе только, - быстрый взгляд в сторону Рей, - Шив Палпатин.

- Нет! – от избытка чувств сидевшая до этого Рей, вскочила, вызвав недоуменные взгляды присутствующих, - не вмешивай сюда деда.

И замолкла в ужасе от себя самой, от того, что все-таки сдалась, предала саму себя, впервые за все эти годы назвала Палпатина своим дедом, признавая родство, признавая себя частью проклятого рода.

- Нет, - повторила уже ровнее, взяв себя в руки, - сеньору Палпатину не выгодны подобные нападения. Он вложился в «Старкиллер» наравне с вами, сеньор Рен. И он потеряет в деньгах. Более того его партнеры, которые вложили деньги, с подачи сеньора Палпатина, теперь перестанут ему доверять, раз он не в состоянии защитить свои активы. Это скажется на его репутации, а значит, на его делах. Что опять же приведет к потере денег.

- Допустим, - дернул плечом Кайло, - но что если это кто-то, кто хочет подставить его?

Рен сверлил Рей пристальным взглядом, словно наизнанку вывернуть хотел. Похолодев, Ниима поняла, что он подозревает ее. Думает, что она решила сместить деда. Но это не так. Зачем ей это, если, подождав, она и так все получит? Закусив щеку изнутри, Рей старалась принять равнодушный вид.

- Или это кто-то третий! – Фазма пришла ей на помощь, за что Ниима была бесконечно благодарна подруге, - это тоже не исключено.

Рен скривился.

- Или кто-то третий, - было видно, что в эту версию он не очень-то верит.

А у Рей вдруг перехватил дыхание от внезапной догадки, которая пронзила воздух вокруг, подобно выстрелу, заставив женщину едва слышно охнуть. Что если, на самом деле, Таркин копает не под нее? Что если он хочет устранить Палпатина? Сейчас. И захватить власть. Сейчас. Это было невероятно, но не невозможно. Таркин и Палпатин вместе с самого основания криминальной империи Шива. Уилхафф знает все, вхож во все сферы жизни Императора, он контролирует эти сферы. Он всегда рядом, всегда в тени. Но у истоков они стояли вдвоем, только потом Палпатин стал во главе. Что если Таркин решил взять реванш? Спустя десятилетия? Но тогда должна быть веская причина, повод. Рей прикрыла глаза. Уилхаффу не составит труда захватить власть, отодвинув ее в сторону со смертью Императора. Не все люди Палпатина признают Рей в качестве его наследницы. Одни толком не знают ее, а другие знают как бывшую жену Кайло Рена – главного конкурента и для многих врага. Если Шив умрет внезапно, то Уилхафф быстро отодвинет Рей в сторону. Но с чего она вдруг взялась рассуждать о смерти деда? Он, конечно, не полностью здоров, но вполне еще крепок. Прочь эти мысли! Но Рей теперь понимала, что снова и снова будет возвращаться к этим рассуждениям. А пока надо успокоиться и послушать, что же говорит Митака.

- То, что оборудование, единственное в своем роде, не совсем верно, - торопясь и глотая окончания, говорил парень, - в Корусанте, возможно. Но подобные станки есть еще в Сокорро. Мы могли бы купить оборудование там, да, оно будет не новое, но пока мы восстановим завод, пока под заказ нам сделают новые станки, пройдет очень много времени. А простой чреват убытками, невыполненный в срок заказ – штрафами. Вот, - он раскрыл папку, вытаскивая кипу листов, - я все посчитал, это обойдется нам…

Но Рей уже его не слушала, хотя вот сейчас ей как финансовому директору как раз следовало бы это сделать. В ушах подобно набатному колоколу звучало одно: Сокорро. Снова Сокорро.

восемь лет назад

- Что это? – Кайло отстранился, глядя куда-то Рей за спину.

Девушка сначала посмотрела недоуменно, а потом покраснела. Черт! Она так спешила встретить Рена, что не убрала документы из Университета, которые изучала до этого со странной смесью радости, гордости и тоски.

- Это, - замялась Рей, - ничего особенного, - и снова потянулась за поцелуем.

Рен остановил ее.

- Неужели? Я вижу эмблему Корусантского Университета.

Рей замялась на мгновение.

- Да, но…

Кайло отстранился, обошел застывшую Рей, зашуршал бумагами. Ниима обреченно прикрыла глаза, потом повернулась к мужчине. Она не хотела ему говорить.

- Ты поступила на экономический факультет? - поднял на Рей глаза Кайло.

Девушка закусила губу, нервно заправила за уши прядь волос. Зачем подтверждать очевидное? Рей молчала.

- Почему не сказала? – мирно спросил Кайло, - это хорошая новость.

- Это, - замялась Рей, - это неважно.

Рен вопросительно вскинул брови. Рей тяжело вздохнула, отводя взгляд. Поступила или нет, какая разница? Да, доказала себе, что может, что она совсем не глупая. И – о боже! – как ей хотелось учиться. Она мечтала о том, как будет ходить на лекции и семинары, слушать преподавателей, общаться с сокурсниками, как будет сдавать зачеты и экзамены. Это было бы потрясающе – узнавать новое! Учиться! Но что ей все эти мечты, если ей не оплатить учебу в этом году.

- Почему? – спросил Рен, подходя ближе.

Рей молчала, стискивала руки, не зная, что ответить, как сформулировать.

- Рей, - мягко произнес Кайло, - почему?

Это было попросту глупо! Она жила в его доме, за его счет. Она ездила на работу на его машине в сопровождении Кардо, который подчинялся Кайло. С подачи Рена Кайдел затащила Рей в салон красоты, где они провели несколько часов, а потом еще и по магазинам пошли. И оплачивал все это Кайло. При этом Ниима не чувствовала себя униженной. Не чувствовала, что висит на шее у Рена. Но попросить денег на учебу Рей отчего-то не могла.

- Рей, - Кайло мягко взял ее за подбородок, вынуждая посмотреть на него.

В глазах его был вопрос, на лице – чистое недоумение. Рей внезапно разозлилась, мотнула головой, вырываясь.

- Потому что у меня нет денег! – бросила зло.

Брови Кайло взлетели вверх.

- И только-то?

- И только-то! – отрезала девушка, чувствуя себя глупо.

А Кайло вдруг мягко рассмеялся, снова взглянул на бумаги.

- Я все оплачу.

Рот Ниимы приоткрылся, она недоверчиво посмотрела на Рена, а потом стиснула зубы, чувствуя, что отчаянно покраснела.

- Нет.

- Да, - пожал плечами Кайло, складывая бумаги и убирая в карман джинс.

- Нет! – Рей рванулась вперед, с твердым намерением бумаги эти отобрать, и оказалась прижата к мужчине, - ты не можешь, Кайло, - задушено пробормотала ему в рубашку, - это огромная сумма.

- Ну не огромная, - произнес Рен у нее над головой, - и ты стоишь этого вложения, - он мягко отстранил от себя Рей, - ты будешь учиться, - произнес серьезно, а потом ухмыльнулся, - выучу себе личного финансового директора. Не думай, что я так уж бескорыстен!

***

Торопливо стуча каблуками закрытых туфель, на ходу читая смс-сообщение от Кайдел, Рей вихрем влетела в магазин Маз. Стоявшая у стеллажей с перчатками Пейдж поджала губы. Подняв глаза от экрана телефона, Ниима какое-то время сверлила старшую Тико взглядом.

- Доброе утро, - наконец, сдержанно произнесла Рей, - Маз сегодня не будет. Работаем вдвоем.

Тико скривилась. За прошедшие недели стало только хуже, но и Рей стала увереннее в себе, хотя по-прежнему предпочитала игнорировать все нападки Пейдж, не отвечая и никак не реагируя.

- Тогда я иду домой, - с гаденькой улыбкой произнесла Пейдж, а в ответ на вопросительно взлетевшие брови Ниимы добавила, - беру больничный.

И вот теперь настала очередь Рей улыбаться. Она честно пыталась по-хорошему, она пыталась вернуть себе расположение Пейдж, пыталась не вступать с ней в конфликты, не обращать внимания, спускала прямые оскорбления, ожидая, что все как-то само собой утихнет. Но Пейдж и не думала останавливаться, разгоняясь все больше, отказываясь тормозить. Наверное, Ниима зря не оборвала все выпады Тико еще в самом начале. Рассуждать об этом теперь было бесполезно. Но терпение Рей лопнуло. Она не спеша убрала телефон в сумочку и уставилась на Пейдж с нечитаемым выражением лица.

- Конечно, Пейдж, - произнесла Рей ровным тоном, - ты можешь взять больничный. Официальный. Мы с Маз ждем больничный лист со всеми печатями, когда ты выздоровеешь. В противном случае, - Рей позволила себе легкую улыбку, - ты будешь уволена.

Повисла тишина. Потрясенная Пейдж с недоверием смотрела на Нииму. Рей хорошо знала, что у Пейдж не было медицинской страховки, покрывающей даже элементарные расходы. Обычно Маз отпускала Тико и Рей, если им случалось заболеть, под честное слово. Она не выплачивала зарплату, но и не увольняла за прогулы. Рей и Пейдж старались не болеть, ведь ни одна не хотела лишиться денег. Теперь же Рей решила сыграть на этом знании. Она подумала о том, что Кайло, советовавший ей поставить Пейдж на место, был прав. А еще он говорил, что о своих людях Рей должна знать максимальное количество информации: об их детях, женах и собаках, о том, что они едят на ужин и в каком парке гуляют по выходным с семьей, в каких банках у них вклады и какие финансовые трудности они испытывают.

- Поверь, - говорил Рен, - это никогда не бывает лишним.

И в наступившей сейчас тишине Рей четко осознавала, что Кайло прав. И хоть Пейдж не была ее человеком, но она была ее работницей.

- Хорошо, - коротко кивнула Пейдж, вызвав вопросительный взгляд Ниимы. Неужели рискнет уволиться? Или все же оформила себе страховку? Или из принципа потратит деньги на фальшивую? – я остаюсь, - продолжила девушка.

Рей едва сдержала торжествующую улыбку. Она сухо кивнула Тико и прошла в каморку Маз. Быстро сняла верхнюю одежду, поправила перед зеркалом строгий пучок и все же переобулась в удобную обувь. Что бы там ни говорила Кайдел о том, что в дорогих туфлях даже на высоком каблуке удобно, Рей с этим утверждением была в корне не согласна. Завибрировал телефон, наигрывая простенькую мелодию, и Рей уже привычным движением сбросила входящий звонок от Роуз. И невольно вздохнула.

С той самой встречи в кафе в Джакку Роуз пыталась с ней связаться, но Рей на звонки не отвечала, а многочисленные сообщения удаляла, не читая. Младшая Тико даже попыталась с ней встретиться рядом с Университетом во время установочной сессии, но Рей очень быстро нырнула в машину к Кардо, а потом для нее началось заочное обучение и работа в магазине. Сюда Роуз пока что еще не приходила, хотя вполне могла бы и появиться тут под предлогом визита к сестре. Но Маз всегда была крайне строга к тому, чтобы в рабочее время кто-то из друзей или родственников приходил к Рей или Пейдж, поэтому появляться здесь Роуз не рисковала, чтобы не создавать сестре ненужные сложности. Поправив аккуратно убранный пучок волос, Рей вышла в зал. И застыла, не в силах поверить своим глазам.

В магазин в сопровождении двоих охранников вошла Лея Органа. Рей стиснула зубы, лихорадочно размышляя о том, что делать дальше. Такодана теперь территория Кайло, но ведь с Леей у них сейчас перемирие, и никто не запрещает никому свободно передвигаться по городу с частной целью. Но ведь Органа обидела Маз, послав к ней своих людей. Это тоже никак нельзя было забывать. Знала ли Лея, что сегодня Канаты не будет, или это чистой воды совпадение, Рей предпочитала не задумываться. А вот, над чем действительно следовало поразмыслить, с какой целью здесь Органа. Если только для того, чтобы купить новое платье, это было бы хорошо. Но сомнительно.

- Доброе утро, сеньора Органа, - поприветствовала Рей, подходя ближе, внимательно разглядывая Лею, та ответила дружелюбной улыбкой.

- Доброе утро, Рей, отлично выглядите, - кивнула ей Лея.

Стараниями Кайдел Рей, одетая в светло-серый брючный костюм, действительно выглядела отлично. С опаской покосившись на охранников позади Органы, Рей сохранила на губах вежливую и отстраненную улыбку.

- Спасибо, - и тут же спросила, решив, что пора заканчивать этот обмен любезностями, - ищете что-то определенное?

- Пожалуй, - кивнула Лея, - платье для деловой встречи.

- Тогда прошу сюда, - под внимательным взглядом Пейдж Рей повела Органу к стойке с платьями.

Перебирая дорогую ткань, Лея искоса поглядывала на Рей, словно оценивала, заставляя девушку нервничать.

- Вам следует позвонить Роуз, - вдруг произнесла Лея, - она скучает.

- Вас настолько интересуют чувства вашей горничной? – изобразила удивление Рей, внутренне напрягаясь, гадая, к чему этот разговор.

- Роуз – хорошая девушка, - проигнорировала выпад Лея, - исполнительная работница. Она не виновата в том, что произошло в Джакку. Она не могла отказать мне в моей скромной просьбе, - мягко улыбнулась Лея, - и пригласила вас. Я обещала ей, что вам не причинят вреда. И прошу заметить, что я ее не обманула. Мы всего лишь с вами мило побеседовали. То, что произошло дальше, досадное недоразумение.

- Разумеется, - пожала плечами Рей и, посмотрев на Лею в упор, спросила, - чего вы ходите, донна Органа?

- Вы передали мои слова Бену? – живо откликнулась Органа.

Рей коротко кивнула, перебирая вешалки с дорогими нарядами, но едва ли видя их. Присутствие Леи и напрягало, и нет. Вдруг мелькнула мысль, что в другой жизни и при других обстоятельствах, Рей могла бы работать на эту женщину. В ней было очарование. Ниима понимала, почему люди идут за Леей Органой, как шли за ее отцом. В ней была несгибаемая воля лидера, которая подчиняла себе всех вокруг. Рей невольно восхищалась Леей, хотя так и не могла понять, как можно было пожертвовать собственным сыном, ради того, чтобы удержать власть.

- И что же он? – жадно вглядываясь в лицо девушки, спросила Лея.

Рей вздрогнула, погрузившись в свои размышления, она почти забыла о присутствии Органы рядом.

- Ну, насколько я знаю, пока он не вышел с вами на связь, - обтекаемо произнесла Ниима.

Органа пару секунду смотрела озадачено, а потом хмыкнула.

- Сдается мне, Рей, вы знаете гораздо больше, чем хотите показать.

Рей сочла за благо не отвечать, лишь пальцы ее вцепились в бежевый хлопок платья, сминая его. Ох, была бы здесь Маз, живо настучала бы нерадивой работнице по голове за такое обращение с дорогим нарядом.

- Я хотела бы увидеть его, - неожиданно произнесла Лея, в глазах ее мелькнуло что-то подозрительно похожее на печаль, - моего сына.

- Вы сами от него отказались, - машинально парировала Рей, бросила быстрый взгляд на Лею и отвернулась, - вы…хотели убить его.

Лея передернула плечами, не собираясь отрицать очевидное.

- Он должен был стать мужчиной в Кореллии.

- Но он мог не выжить! – с жаром большим, чем следовало, воскликнула Рей, - он…

- Он вернулся, - прервала ее Лея, - но глупостью с моей стороны было считать, что я по-прежнему смогу контролировать его, - с легким оттенком горечи в голосе закончила Органа.

- За что боролись, - мстительно процедила Ниима.

- Верно, - кивнула Лея, пристально разглядывая девушку, и Рей было не по себе от этого взгляда, - даже удивительно, что Бен выбрал в спутницы жизни девушку из ненавидимого им Джакку, с которым он хотел порвать все связи.

- Это совершенно не ваше дело! – вспыхнула Рей.

- И это верно, - со вздохом кивнула Органа, - Рей. Я попрошу еще кое о чем.

Ниима вопросительно вскинула брови, готовясь дать резкий отрицательный ответ, но Лея не дала ей сказать, удержав от слов, готовых сорваться с языка, небрежно вскинутой рукой.

- Передай Кайдел, что я не сержусь на нее. И понимаю. Я сама пошла против воли отца, выбрав Хана Соло. Она же влюблена в этого рыжего Хакса, - Лея брезгливо поморщилась, - и я понимаю ее выбор. Скажи, что если она захочет увидеться, то мы всегда можем встретиться на нейтральной территории. Пусть она не думает, что это ловушка, что в моих словах какой-то подвох. Мне больно…не видеть ее. Я потеряла и сына, и дочь. Но, может быть, все еще потеряно не до конца.

Рей пристально посмотрела на Органу. В сердце против воли поселилась жалость, сочувствие к этой женщине, которая так боялась за свою власть, что исключила из своей жизни всех, кто был ей дорог, кто мог стать поддержкой и опорой. И теперь Лея осталась одна, и это одиночество давило на нее, быть может, не давало спать по ночам. Рей хорошо знала, что такое одиночество. Да, все в ней восставало против Леи, которая сама привела себя в эту точку времени и пространства, где она совершенно одна. Рей не могла понять, как можно исключить из своей жизни близких. Сирота, потерявшая родителей, Ниима злилась на Органу за ее жестокость, за то, что оттолкнула собственных детей, свою семью. Но в то же время Рей стало ее жалко. Перед ней стояла уже немолодая женщина, которой не на кого было опереться, некому пожаловаться и некому доверять.

- Хорошо, - пересохшими губами тихо произнесла Рей, - я передам ваши слова Кайдел, - на глаза вдруг навернулись слезы, Ниима резко отвернулась к платьям, - а теперь давайте продолжим выбирать.

год назад

Жилой комплекс в Татуине был построен лет пять назад. Рей помнила, что его строительство на какое-то время замораживали, когда строительная компания, собрав деньги с клиентов, просто исчезла в неизвестном направлении. Контракт на застройку тогда перехватил Рен, обогнав конкурентов. Получил выгодный заказ, оплату от города, преференции от муниципальных властей и славу почти героя. И только самые близкие знали, что совладельцем первой компании, которая обманула людей, был опять же Кайло. Рей почти с восторгом тогда разбиралась в финансовых хитросплетениях мошеннических схем мужа. Моральная сторона вопроса ее волновала, но слабо. Она была влюблена, очарована и восхищена. Тем более что люди, в конце концов, ведь получили свое жилье. И дополнительных денег с них никто не потребовал. Кайло платили муниципальные власти. В накладе никто не остался. Да, дольщикам пришлось подождать дольше обещанного срока, но они же дождались. Так убеждала себя Рей тогда.

А сейчас она смотрела на комплекс, чьи очертания были размыты за пеленой ледяного октябрьского дождя, с грустью. Здесь жил Кардо. Иронично, что он купил квартиру именно здесь. Хотя вроде бы уже после того, как стройка была завершена. Кардо даже не был в курсе махинаций Рена.

Рей вышла из машины, поежилась, когда ледяные струи дождя ударили по лицу, запутались в волосах, мгновенно делая прическу тяжелой, попали за воротник, заставив зашипеть от мгновенно пробравшего все тело холода. Корусант осенью – просто невыносимое место. В такую погоду не хочется выходить из дома, а дома не хочется вылезать из-под одеяла, настолько сыро, холодно и промозгло в это время, когда центральное отопление еще не включили, а стены дома уже растратили все накопленное за лето тепло. У Кайло в доме был свой генератор, и Рей каждую осень беззастенчиво выкручивала регуляторы на максимум, заставляя Рена ворчать и спорить. Но Рей позиций своих не сдавала. Ей холодно и точка.

Воспоминания о дражайшем супруге были совсем некстати. Рей поморщилась, быстро накинула на голову капюшон и, втянув голову в плечи, поспешила к дому.

Еще только поднимаясь по лестнице, Рей услышала радостный лай. А когда позвонила в двер,ь лай взмыл выше, сменяясь поскуливанием, отчетливые звуки проехавшихся по дереву когтей, заставили Рей улыбнуться.

- И кто там у нас, а, Гуффи? – послышался мягкий голос сеньоры Калонии, - кажется, я знаю, кто.

Звонкий лай был ей ответом. Дверь распахнулась, и Гуффи кинулся под ноги Рей, лая так звонко, что звенело в ушах, бешено вилял хвостом, рискуя лишиться его, царапал брюки, точно оставляя зацепки, но женщине было все равно.

- Привет, - она присела на корточки невольно улыбаясь, - привет, мой хороший мальчик.

Песик заскулил, подаваясь навстречу треплющей его руке, упал на спину, подставляя живот. Рассмеявшись, Рей почесала его, потом поднялась. Гуффи возмущенно фыркнул и снова стал прыгать, требуя внимания.

- Гуффи! – строго прикрикнула Хартер, - ну-ка в дом!

Песик фыркнул и влетел в квартиру.

- Проходи, Рей, - приветливо улыбнулась пожилая женщина.

Рей вошла в квартиру. Здесь было тепло и уютно пахло какой-то выпечкой. Сеньора Калония поставила перед женщиной пушистые тапочки.

- Проходи на кухню. Надеюсь, ты не откажешься от пирога с яблоками.

- Я, - растерялась Рей, - я ненадолго. Я привезла деньги. И я хотела спросить, могли бы вы…еще недолго присмотреть за Гуффи?

Калония бросила на женщину пристальный взгляд.

- Проходи, Рей, - повторила женщина, - и за чашкой чая мы все обсудим.

Рей стянула с плеч мокрое пальто, переобулась и прошла на кухню, где сеньора Калония уже заварила ароматный чай в большой кружке, поставила перед Рей тарелку с цветочным узором, на которую ловко положила кусок пирога. Рей замерла в дверях. Неужели сеньора Калония больше не сможет присматривать за Гуффи? Тогда Рей придется подыскивать ему новых хозяев. Забрать песика к себе Рей не могла, она готова была навещать его, давать деньги на его содержание, но ухаживать за собакой, уделять ей время, постоянно пропадая в суде, а впоследствии на работе, Рей не сможет. Гуффи будет грустить, хандрить и, в конце концов, заболеет. Нет. Этого Рей допустить не могла. Тем более что, возможно, она даже не останется в Корусанте. Перед ней – неизвестность, и брать на себя ответственность за кого-то, кроме себя, Рей сейчас не может.

- Садись же! – скомандовала Хартер.

Рей аккуратно присела на стул.

- Сахар? Мед?

- Нет, - пробормотала Рей, уставившись в чашку, пытаясь улыбнуться, - спасибо.

Сеньора Калония присела напротив, отпила чай, поверх чашки внимательно посмотрела на Рей, потом со вздохом поставила чашку на стол.

- Рей, - голос ее был уставшим, - Кардо ведь не вернется, да?

Молодая женщина отвела взгляд, в горле предательски запершило, Рей нервно сглотнула, зачем-то поправила итак идеальный пучок волос, взяла лежащую рядом вилку, хотела отломить кусочек пирога, но просто положила вилку на место.

- Знаешь, - мягко произнесла сеньора Калония, - я много лет была доктором в больнице Татуина. Я повидала множество мальчиков, парней и мужчин с огнестрельными и ножевыми ранениями, с тяжелой сочетанной травмой, с черепно-мозговой травмой, с переломанными руками и ногами – результат всех этих уличных разборок. Многие из них умирали, - Хартер немного помолчала, потом вздохнула, - Кардо был отличным соседом, но вряд ли…законопослушным гражданином. Я права?

Не в силах издать хотя бы звук, Рей кивнула. А в голове стучало проклятое «был». Чертов глагол в прошедшем времени! Был, и больше его нет. Рей часто-часто задышала, стараясь не расплакаться. Лежавший до этого чуть поодаль, Гуффи поднялся поскуливая, робко виляя хвостом, ткнулся мокрым носом в ее ногу, оставляя след. Рей опустила руку, машинально потрепала песика за ухом.

- Все хорошо, мой милый, - пробормотала, - все хорошо.

Калония покачала головой, наблюдая эту сцену.

- Я оставлю его у себя. Тем более что и внучка очень к Гуффи привыкла.

- Поймите! – Рей, наконец, решилась посмотреть на Хартер, - я не могу оставить его у себя. Я собираюсь много работать. А, может быть, уехать. Я еще не знаю. И…

- Рей, - вскинула ладонь Калония, - нет нужды оправдываться передо мной. И давать на Гуффи деньги тоже нет нужды.

- Нет! – воскликнула Рей, - пожалуйста. Позвольте мне помочь. Позвольте хоть иногда видеть его.

- Я не запрещаю тебе, - ее собеседница, коснулась руки Рей, заставив ту вздрогнуть, - ты можешь приходить в гости к Гуффи. И, если хочешь, приносить вкусняшки. Он любит сушеное легкое, ты же знаешь.

Рей кивнула и, не выдержав, всхлипнула, поднесла руку ко рту, пытаясь сдержать подступающие рыдания.

- Ты любила его? – спросила Калония.

Рей была не в силах кивнуть. Как друга, как брата, союзника, человека, который всегда ее поддерживал. Но Хартер сейчас вкладывала в свой вопрос совершенно иной смысл.

- Все сложно, - тихо произнесла Рей и усмехнулась этой фразе, что звучала глупо, но как нельзя лучше передавала сложившуюся ситуацию.

Но Калония понимающе кивнула.

- Что бы ни было в прошлом, мне жаль, что так сложилось, - сказала Хартер.

Рей едва подавила рвущийся наружу всхлип, ей вторил тихий скулеж Гуффи. Он тоже очень скучал по хозяину.


========== 13. ==========


сейчас

После обеда, который для Рей так и не состоялся, она поняла, что выжата, как лимон. День, начавшийся вчера утром, никак не желал заканчиваться. В какой-то момент открылось второе дыхание, сна не было ни в одном глазу, просто навалилась усталость, приправленная апатией. Кожа была липкая, а костюм несвежим. Хотелось в душ, хотелось курить, хотелось просто упасть на диван в кабинете и закрыть глаза. Цифры и расчеты прыгали перед глазами.

За ночь и утро Рей успела подготовить копии финансовых документов, выписки со счетов и чеки об оплате, составить финансовый план на случай, если удастся купить оборудование в Сокорро и если не удастся, и смету, во сколько им обойдется восстановление завода и заказ нового оборудования, а еще, какие убытки они потерпят за время вынужденного простоя и сколько им придется заплатить, если не успеют ввести «Старкиллер» в эксплуатацию в срок. Суммы получились колоссальные. Даже Рей, которая оперировала финансовыми счетами Рена и «Первого Ордена» и вроде бы была привычна к большим суммам, стало не по себе.

Касиан где-то пропадал с Гереррой, Джин носилась по кабинетам «Эрсо Инк», занятая не меньше самой Рей, и Ниима даже не была уверена, что с ее отчетами кто-то ознакомился. А еще надо было все-таки решить вопрос с секретарем, но на это уже не оставалось никаких сил.

Рей села на диван, чувствуя себя, как во времена своего студенчества, когда готовясь к сессии, она спала всего три-четыре часа в сутки, почти не ела и литрами пила кофе. Кофе Рей видеть уже не могла. Наверное, ей бы помогли какие-нибудь стимуляторы, но женщина семь лет жила бок о бок с наркотиками, повидала, как они действуют на человека, заставляя его распадаться на части, забывать себя и предавать себя. И никогда не верила в глупости, вроде той, что можно попробовать один раз и больше ни-ни.

Ниима скинула осточертевшие за сутки туфли, пошевелила пальцами, а потом все же прилегла на диван, прикрыв глаза. Темнота обрушилась на нее, подобно лавине в горах, утягивая в бездонную пропасть сна без сновидений, приносящего облегчение уставшему телу и измученному разуму. Но даже там, в темноте, кружили обрывки каких-то фраз и мыслей, там были Таркин и Рен, Палпатин и Фазма. И какая-то очень важная мысль, за которую измотанная вконец Рей никак не могла ухватиться. А мысль была нужной, быть может, самой важной среди всего этого.

Ее разбудил легкий скрип двери, Рей мгновенно подскочила на диване, тело само выпрямилось, еще толком не проснувшийся разум машинально зафиксировал время на наручных часах – по всему выходило, что спала она не более получаса, - ноги слепо шарили по полу в поисках туфель, а так и не проснувшаяся до конца Ниима никак не могла сообразить, где она и что происходит. Взгляд ее почти с раздражением уставился на бесцеремонного посетителя, который даже не удосужился постучать.

- Кайло? Какого…

- Принес тебе кофе, - в одной руке у Рена действительно были два картонных стаканчика из кофейни за углом, а в другой - бумажный пакет, от которого исходил аромат выпечки.

Ногой закрыв дверь, не обращая внимания на раздраженный взгляд женщины, Кайло прошел в кабинет, поставил кофе и пакет на журнальный столик, заваленный бумагами. Пару секунд постоял, глядя на сощурившуюся Рей сверху вниз, а потом опустился рядом.

Выглядел Рен немногим лучше: еще бледнее, чем обычно, черты лица заострились, под глазами залегли глубокие тени. Рей помедлила немного, а потом взяла мужчину под руку, подалась вперед, закрывая глаза, упираясь лбом в плечо, вдыхая знакомый запах, чувствуя умиротворение, тепло разлившееся в груди, родное и правильное, необходимое сейчас. Ниима почувствовала, как мужчина легко коснулся губами ее волос, и едва заметно вздрогнула.

- Тебя отвезти домой? – тихо спросил Рен.

- Нет, - помотала головой Рей, не отрываясь от плеча, стиснув руку мужчины еще сильнее, - у меня еще собеседование с новым секретарем.

- Рей, - прошептал Кайло, - Рей, - снова коснулся губами волос, - зачем ты ездила в Татуин?

Ниима вздрогнула, замерла, на мгновение машинально задержав дыхание, чувствуя, как от тепла не осталось и следа, вместо него по телу разливался мертвенный холод. Но отодвигаться Рей не спешила, еще цепляясь за мгновения ускользающего единения, иллюзию примирения, остатки столь необходимой поддержки, понимания, которое их связывало когда-то.

- Выясняй сам, - глухо ответила женщина.

- Когда я выясню, тебя не сможет защитить и Шив.

- Я сама способна за себя постоять, - вздохнула Рей, наконец, отрываясь от плеча, собираясь отодвинуться.

Кайло удержал ее руку, накрыв теплой ладонью.

- Рей, - серьезно посмотрел в глаза, - ты понимаешь, с чем играешь?

- Не думала, что это игра! – фыркнула Ниима, не спеша отнимать руку.

Пару секунд они смотрели друг другу в глаза, потом Кайло все же ее отпустил, поднялся, взял со столика стаканчик с кофе, отпил.

- Хорошо подумай, кому можешь доверять, Рей, - произнес мирным тоном.

- Спасибо за предупреждение, - кивнула Рей, - тебе пора.

Кайло хмыкнул и вышел из кабинета, аккуратно притворив за собой дверь.

Ниима откинулась на спинку дивана, потом со вздохом нацепила ненавистные туфли, с трудом поднялась, подхватила стаканчик с кофе и отошла к окну. Отпила горький напиток, теплой волной он прокатился по пищеводу, упал в пустой желудок, вызывая неприятное жжение. Рей поморщилась и отпила еще глоток. В голове медленно, но верно, прояснялось.

Стук в дверь Рей встретила уже окончательно проснувшейся и почти бодрой.

- Войдите, - твердым голосом произнесла Ниима, усаживаясь за стол.

В кабинет вошла девушка.

- Здравствуйте, я на собеседование, - она улыбнулась уверенно и открыто.

Склонив голову на бок, Рей разглядывала кандидатку: высокая и стройная блондинка с приятными чертами лица, коротко обрезанные волосы обрамляли узкое лицо с яркими голубыми глазами. Что-то было в ней смутно знакомое, но что именно Рей понять не могла, и это доставляло дискомфорт. Ниима поморщилась, отгоняя ненужную сейчас мысль.

- Присаживайтесь.

Девушка села напротив, протянула Рей папку со своим резюме. А потом, чуть подавшись вперед, шепнула.

- Привет от Джейсена, - и глядя на ошарашенное лицо Ниимы, улыбнулась еще шире.

- О, - протянула Рей, откладывая папку и откидываясь в кресле.

- Меня зовут Джейна Ларс, - продолжала улыбаться блондинка, - я его сестра.

Так вот оно что! Вот что показалось знакомым. Джейсен и Джейна были очень похожи. И эти глаза, необычного, яркого, поразительного голубого оттенка. Рей была уверена, что раньше уже у кого-то видела такие. Но где? У кого? Когда? Не вспомнить сейчас.

- Джей решил, что выяснить, кто сливает информацию Таркину, будет проще изнутри. А тебе так удачно нужен секретарь. Ты не думай, донна, у меня хорошие рекомендации.

- Настоящие? – хмыкнула Рей, решив не обращать внимания на фамильярный тон девушки, которая была едва ли намного младше самой Ниимы.

Джейна широко ухмыльнулась в ответ.

- Это и неважно, - произнесла Рей, отодвигая папку в сторону, - если ты будешь хорошо справляться со своими обязанностями…

- Я буду, - с готовностью отозвалась Ларс.

- И найдешь человека Таркина в «Эрсо Инк», - продолжила Рей.

- Или людей, - сказала Джейна, пристально глядя на Нииму.

- Или людей, - задумчиво произнесла Рей, возвращая Джейне ее внимательный взгляд.

А ведь это действительно могло быть так. Сливать информацию Уилхаффу мог не один человек. Рей машинально помассировала висок, задумавшись. Странно, что эта мысль раньше не пришла ей в голову. Это было бы очень плохо. Но, к сожалению, весьма вероятно. Вот черт!

- В любом случае, ты принята. Приступаешь с завтрашнего дня, оформишься по ходу пьесы, задним числом. Сейчас некогда ждать. С отделом кадров я договорюсь. Завтра с утра я жду тебя на рабочем месте в восемь утра. И первым твоим заданием будет найти и купить мне ближайшие билеты в Сокорро.

- А обратно? - деловито спросила Джейна.

- А обратно будет зависеть от того, что я найду там, - ответила Рей.

- Отправляешься одна, донна? Это может быть опасно.

- Переживаешь за меня? - хмыкнула Рей.

- Ты залог нашего с Джейсеном благосостояния, - беззастенчиво откровенно ответила Ларс, заставив Рей невесело хохотнуть.

- Не волнуйся, - фыркнула Ниима, разглядывая девушку, размышляя о том, может ли она доверять ей и ее брату. Давать себе однозначный ответ на этот сложный вопрос Рей не спешила, - я умею за себя постоять.

Стук в дверь отвлек от разговора. Не успела Рей ответить, как в кабинет заглянул Андор.

- Вы еще здесь, Рей! Очень хорошо. Я ознакомился с документами, - Касиан вошел и только потом увидел Джейну, осекся, - о. Вы заняты.

Он оценивающе посмотрел на девушку, которая поднялась и мило улыбнулась. А Касиан вдруг смутился, что не укрылось от Ниимы.

- Сеньор Андор, Джейна Ларс – мой новый секретарь. Джейна, это сеньор Касиан Андор – генеральный директор «Эрсо Инк». Сеньор Андор, с завтрашнего дня Джейна приступает к своим обязанностям.

Джейна сделала шаг вперед, еще не совсем вторгаясь в личное пространство Касиана, но уже переходя некую черту, в глазах Андора появился заинтересованный блеск.

- Очень приятно познакомиться с вами, сеньор Андор, - мягко произнесла девушка, подавая Касиану руку, которую тот энергично пожал, задержав в своей дольше обычного.

Рей поджала губы. Эта сцена ей не понравилась. Касиан явно заинтересовался ее секретарем. И пусть это было вовсе не дело Рей, но ей нравилась Джин. И будь Ниима сейчас на месте сеньоры Андор, то уже бы ревновала, хотя пока не было никаких оснований.

- Сеньор Андор, вы прочитали мои документы, - вернула разговор в деловое русло Ниима.

- Ах, да! – Касиан, наконец, отлип от довольно улыбающейся Джейны, - я принес вам копии с пометками, которые необходимо учесть. И все исправить.

Рей едва подавила усталый стон. Именно на этих словах захотелось выйти в окно, едва Ниима представила объем работы.

- Конечно, сеньор Андор, - женщина позволила себе сдержанную улыбку, но вырвала папку из рук начальника нервным движением.

Если она собирается, как можно скорее поехать в Сокорро, то ей не придется спать этой ночь. А значит, снова литры кофе и никакого отдыха. Что же, отоспится она, видимо, только в поезде.


восемь лет назад

- Поверить не могу, что мы это делаем! – Рей покачала головой.

- Ой, ну брось, Рей! – Кайдел своенравно тряхнула светлыми локонами.

- Если Кайло узнает, - снова завела ту же песню Ниима.

- Не узнает, - уверенно перебила ее Кайдел.

Рей нахмурилась, мрачно посмотрела на особняк Органы. Одно дело встречаться на нейтральной территории, другое дело прийти сюда. Может быть, Кайло и не узнает. Может быть, он уже знает о тайных встречах своей сестры с матерью.

Рей покосилась на счастливую Кайдел и тяжело вздохнула. Она не могла злиться на девушку, потому что сама передала ей предложение Леи встретиться, на которое Кайдел отреагировала слезами и уверениями, что хочет этого не меньше, чем мать. И попросила Рей пойти с ней. Ниима отнекивалась и упиралась, но напористая Кайдел в пух и прах разнесла все ее аргументы против. Если Лея и была против невольной свидетельницы ее встречи с дочерью, то вида не подала. А Рей внезапно для себя наслаждалась этой и всеми последующими встречами, ей нравилось смотреть на взаимодействие Леи и Кайдел, эти понятные только двоим улыбки, легкие прикосновения, мимолетные касания, объятия. Мать и дочь были похожи внешне и в поведении, мимикой и интонациями, с которыми произносили отдельные фразы. Они даже смеялись одинаково, улыбаясь широко и чуть запрокинув голову. Как при такой схожести, при всей своей ненависти к матери Кайло не возненавидел сестру, для Рей оставалось загадкой. Она ловила жалкие крохи тепла между матерью и дочерью, которого у самой Рей никогда не было. И от этого было грустно и светло на душе. Ниима не могла отказать Кайдел в сопровождении. Более того она попала под очарование Леи Органы, и это было совсем некстати. Все сложнее становилось смотреть в глаза Кайло и не рассказать о том, где они бывают с его сестрой, с кем встречаются. Благо, что Рен не требовал от Рей отчета. Или в этом отчете не было никакой нужды, потому что он и так знал, что происходит.

- Тем более, - произнесла Кайдел, - у нас же перемирие! А она наша мама!

Перемирие или нет, но приходить в дом Леи было не лучшей идеей. И Рей проклинала себя сейчас за безволие. Она едва удержала себя от того, чтобы сказать, что именно родственные узы и являются проблемой в семье Органа-Соло, но не стала. Кайди выглядела такой счастливой и беспечной, на время этих встреч девушка отпускала груз забот, снова становилась маленькой девочкой, о которой заботится мама, защищая от всех невзгод внешнего мира. Интересно, как много Армитаж рассказывает Кайдел? Потому что, судя по обмолвкам Рена, перемирие было вопросом временным, Кайло готовился к решительным и, отнюдь, не мирным действиям. И Хакс не мог не участвовать в далеко идущей интриге. В курсе ли Кайдел? И если да, то, может быть, она ловит последние мгновения мирных встреч с матерью? Или же не в курсе и в своем неведении просто не считает чем-то опасным эти встречи.

Рей покачала головой. Кайдел – сестра Рена, ее он простит в любом случае. А вот что ждет саму Нииму, когда Кайло узнает? Или он уже знает? Чувствуя, что в своих рассуждениях она приходит к одному и тому же вопросу, бегает, как пони по кругу на манеже в цирке, Ниима выбросила все мысли прочь из головы. В конце концов, она согласилась прийти сюда, теперь уже не пойти на попятную. Да и не хочется, если уже быть честной с самой собой. Хочется поболтать с Леей, переброситься парой шуток, рассказать об учебе.

Донна Органа всегда была очень внимательна к Рей, почти так же, как к своей дочери. Только вопросы о Кайло Рей избегала всеми возможными способами, зато Кай щедро делилась информацией о брате. И пусть это были личные моменты, которые вряд ли возможно использовать в борьбе за сферы влияния, Нииме становилось не по себе. Рассказывать о Кайло Рей не хотела. Это было что-то слишком личное, а еще опасное. Запретная территория. Девушке казалось, что даже эти крохи информации Лея сумеет обернуть себе на пользу. При всей своей внезапной симпатии к Органе, Рей никогда не забывала, что эта женщина хотела убить собственного сына в борьбе за власть.

Дверь им открыла Роуз. Видеть ее было так неожиданно, что Рей замерла на пороге, не решаясь войти внутрь. Нет, она не забыла о том, что Тико работает на Лею, не забыла и о просьбе Леи не судить подругу строго. Но вот она смотрит в знакомые раскосые глаза подруги и ощущает болезненную пустоту в душе, щемящую неловкость и отчаянное желание сбежать или сделать вид, что они не знакомы.

- Чего ты там застряла? – Кайдел за руку втащила Рей в дом, - где донна Органа? – спросила.

- Донна Органа ожидает вас в кабинете, - тихо ответила Роуз.

Кайдел почти бегом устремилась к лестнице, Рей за ней не пошла. Она стояла в тишине, стараясь не встречаться с Роуз взглядом, не зная, что сказать и как сказать.

- Я, - Роуз облегчила ей задачу, начав первой, - я…прости меня, Рей!

В ее голосе было столько вины, болезненного надрыва, словно она подошла к той грани, за которой уже нет ничего, и уже больше не страшно, ведь в пустоте и самой тебя нет.

- Я не знала, Рей! И Финн…Рон…они. Я не ожидала! Мне так жаль, Рей! Прости меня! Я не хотела. Но донна Органа его наказала. Рей, я …

На глаза Ниимы навернулись слезы, не в силах больше слушать это, девушка шагнула вперед, заключая подругу в крепкие объятия. Роуз всхлипнула, ее дрожащие руки обняли Рей в ответ.

- Прости, - шептала Роуз, - прости меня. Мне так тебя не хватает.

- Мне тоже, - тихо ответила Рей, смаргивая слезы, шмыгая носом, - так плохо без тебя, Роззи.

Она назвала ее детским именем, заставив рассмеяться тихонько, и сама засмеялась вслед за Тико.

- Ох! Что же это я! – Роуз быстро выпуталась из объятий, - мне надо приглядеть на кухне. Донна Органа попросила приготовить нечто особенное для особенных гостей. Иди. Наверх, вторая дверь налево.

Рей кивнула с улыбкой, еще раз крепко обняла подругу и поднялась по лестнице, провела рукой по гладким перилам, ощущая прохладу камня. Ей не очень нравилась обстановка дома Леи, слишком вычурно и кричаще, но, наверное, так было положено – демонстрировать свое богатство и власть, чтобы никто и на миг не забывал об этом.

Поднявшись на второй этаж, Рей помедлила. Налево или направо? Она так была рада примирению с Роуз, что слова подруги тут же выветрились из головы, уступая место эмоциям, радости, что заполнила собой не только сердце, но и разум. Вот черт! Налево или направо? Рей повернула направо и толкнула вторую дверь. И замерла, поняв, что это вовсе не кабинет, а комната и, судя по немного затхлому запаху, давно нежилая, но все еще несущая в себе отпечаток хозяина. Рей медленно вошла, хотя должна была бы закрыть дверь и уйти, поняв, что ошиблась.

Комната Кайло была светлой и просторной, вычурной, как и все в этом доме. Здесь все осталось нетронутым, словно хозяин вышел ненадолго и вот-вот вернется. Не было пыли да и запах помещения, где давно не живут, был едва уловим. Наверное, Лея велела убирать, но попросила оставить все, как есть. Даже небрежно брошенную на стул черную футболку. Что-то было в этом жуткое, неестественное. Рей тяжело сглотнула, чувствуя безотчетный страх. И упрямо прошла вперед, ноги утопали в мягком ковре. На стенах были развешены фотографии Кайло и Кайдел, Леи и мужчины, в котором Рей угадала Хана Соло, у него была мальчишеская, заразительная улыбка. Кайло унаследовал ее. Строгий мужчина, сурового вида смотрел с фото чуть высокомерно, обнимая молодую Лею, наверное, это был Люк Скайуокер. А еще фото красивой женщины с жемчугом в волосах, которая заворожено смотрела на склонившегося к ней светловолосого мужчину. Дедушка и бабушка? Еще какая-то родня?

Рей шагнула ближе, желая рассмотреть фото подробнее, бедра ее ткнулись в стол, заставив поморщиться от боли, девушка опустила глаза и ахнула. Вся столешница была завалена рисунками, в основном карандашными набросками: пейзажи, портреты, натюрморты, какие-то фантасмагорические сюжеты и апокалипсические виды. Зажмурившись, Рей помотала головой, открыла глаза. Но рисунки никуда не исчезли. Невозможно было поверить, что все это сделано рукой Кайло.

Рей наугад взяла листок бумаги. Это оказался портрет Леи, гораздо моложе, чем сейчас, но вполне узнаваемая, принцесса Татуина и Джакку стояла вполоборота у окна, с легкой улыбкой глядя на улицу, завораживающе красивая и невероятно счастливая, она ждала кого-то. Быть может, Хана? Кайло удалось передать ожидание, нетерпение, любовь и нежность на ее лице, а еще благородство осанки и тонкую величественную красоту матери. Так он видел ее, любящий сын, боготворящий свою мать. Господи! Это было так лично, почти интимно, что у Рей заалели щеки. Рисунок дрожал в ее руке.

- Бен всегда был талантливым мальчиком.

Рей подпрыгнула, оборачиваясь. Густо покраснела, исподлобья глядя на Лею.

- Простите, - пролепетала Ниима, - я ошиблась дверью. И…

Органа взмахом руки прервала ее. Она выглядела грустной и уставшей, осунувшейся. Взгляд ее был прикован к рисунку в руках Рей, и во взгляде этом было полно непроглядной тоски.

- Лея, зачем? – вырвалось у Рей, сердце защемило от острой жалости, смешанной с недоумением. Ниима задохнулась, чувствуя, как сердце колотится где-то в области горла, свободная рука ее дернулась к шее да так и застыла.

- Как думаешь, он когда-нибудь простит меня? – не ответила на вопрос Органа.

- Нет, - Рей не раздумывала с ответом, это был один-единственный возможный ответ.

Лея грустно улыбнулась.

- А я его давно простила.

Рей вздрогнула от этого признания, она не знала, куда деть глаза, лишь бы не смотреть на Лею, ощущая жалость и неловкость. Ниима торопливо продолжила свою мысль:

- Кайдел уверена, что это лишь вопрос времени: примирение Кайло и ваше, но это невозможно. Быть может, никогда не был возможным.

- Ты умная девочка, Рей, - произнесла женщина, - будет жаль, если мой сын подомнет тебя под себя.

Рей отрицательно покачала головой.

- Этого не случится.

Органа серьезно кивнула.

- Идем, нас ждет обед.

Рей вышла вслед за Леей, рисунок Ниима забрала с собой.

***

Полумрак кабинета действовал умиротворяюще, Рей неумолимо клонило в сон. Свернувшись клубочком в большом кресле, которое она специально выбрала для кабинета Кайло и для себя, Рей прищурившись глядела на работающего Рена. Горела только настольная лампа, освещая бледное лицо мужчины, сосредоточенно что-то проглядывающего в бумагах, делающего пометки, ставящего размашистую подпись. Рей восхищалась его почерком, а теперь вспоминала скромный вензель «Б» на рисунке, красивые каллиграфичные завитушки. Рисунок лежал в столе в ее комнате. Наверное, неразумно было забирать его, но Ниима ничего не могла с собой поделать. Лея ей не препятствовала. Она вообще весь день была грустной, стараясь замаскировать свою печаль бессмысленным трепом с Кайдел, которая тоже делала вид, что все хорошо. Но стоило им покинуть дом Органы, Кай тут же погрустнела. Рей же была не в силах расспрашивать подругу ни о чем. Ей стоило бы обсудить, что им делать дальше, - встречи с Леей становились все опаснее, - но Рей молчала. Домой она вернулась к вечеру, Кайло не стал спрашивать ее ни о чем, молчаливо позволил сидеть в кабинете.

Рей нравились эти тихие вечера, она старалась не мешать Рену, это было необходимым условием, лишь купила удобное кресло, в котором уютно устраивалась. Она читала или делала домашние задания, писала контрольные, а иногда – вот, как сейчас, - просто наблюдала за Кайло. Дрейфовала между сном и явью, наслаждаясь полумраком и тишиной, едва слышным шуршанием бумаг. Порой Кайло спрашивал ее совета, и тогда удивленная таким доверием Рей волновалась невероятно, краснела, голос ее дрожал, но всегда сосредоточенно обдумывала вопрос, давая ответ по мере ее возможностей и сил. Частенько ее советы помогали, и Кайло одобрительно кивал. Исподволь и незаметно он посвящал ее в дела, что вел. От этого было страшно и волнительно. Где-то далеко тихий голос совести твердил Рей, что Кайло не просто занимается бизнесом, что он преступник, глава мафиозного клана, но Ниима отмахивалась от этого голоска. Она выросла в Джакку, там выбор был невелик. Ей удалось вырваться, пойти дальше и выше, так почему нет? Если следовать моральным принципам, не выживешь. Это девушка усвоила давно и прочно. А теперь она была влюблена, и оправдывала в своем избраннике все. Постепенно узнавая Рена ближе, она влюблялась все сильнее, и спроси ее Роуз сейчас о чувствах к Рену, Ниима ответила бы, не задумавшись ни на секунду: да, я люблю его. Ее порой пугала его жестокость, но она ни разу еще не была направлена на Рей, ей нравилось идти против его бескомпромиссности, раз за разом доказывая, что ей он приказывать не может. Рен хмыкал и действовал уговорами, подкупом, шел на уступки, если уступала она. Рей училась утишать вспышки его гнева, спокойным ли тоном, ответным ли криком или молчанием. Ей удавалось то, что не удавалось никому, даже Армитажу. Порой ей казалось, что за это Хакс ненавидит ее еще больше, за власть, которую она вдруг обрела над Реном. Армитаж никогда не стеснялся в выражениях, не уставая напоминать Рей, что она никто, мусорщица со свалки, оборванка с помойки, и гнев Кайло Хакса никогда не останавливал. И если Рей поначалу пыталась если не подружиться с Хаксом, то хотя бы вести себя нейтрально, то теперь она ушла в глухую оборону, не нападая сама, но никогда не спуская злые выпады рыжего.

Ей нравилось смотреть на Кайло, подмечая малейшие изменения в выражении его лица, поджатые губы, которые хотелось поцеловать, складку на лбу, которую хотелось разгладить, размять напряженные плечи, стиснуть в руке пальцы, которые сминали бумагу. Рей нравилось в Кайло все. И это пугало. Критическое мышление покидало ее, стоило только бросить взгляд на любимого мужчину.

- Кайло, - шепотом позвала Рей, когда Рен откинулся в кресле, прикрыв глаза, давая себе минутный отдых.

Ниима знала, что это нарушение правил – не мешать, но не могла сдержаться. Вопреки всему, Рен не стал обрывать девушку, прося тишины, напоминая о том, чтобы она не отвлекала его.

- Да?

- Почему ты перестал рисовать?

Повисла тишина, прерываемая лишь гулом ветра за окном. Рен медленно выпрямился в кресле, пристально посмотрел на Рей, его лицо не выражало ничего.

- Откуда ты…

Рей похолодела. Взять бы слова свои обратно, но уже поздно. Так глупо попасться! По спине пробежала дрожь, Ниима поерзала в кресле, чувствуя вдруг, как затекло тело, какой чувствительной стала кожа, страх цепкими лапами прошелся по телу, сжал сердце. Дура! Господи, какая она дура! Пока мысли лихорадочно метались в попытке придумать ответ на так и не заданный вопрос, Рен вдруг едва заметно улыбнулся.

- Кайди растрепала, я понял.

Рей замерла, а потом длинно выдохнула, чувствуя облегчение. Да, конечно. Кайди. Все верно. Прикрыться подругой было отличным вариантом.

- Так почему? – решилась продолжить разговор Рей.

- Ненужная функция. Отвлекает от других дел, - сухо ответил Рен, демонстративно уставился в бумаги, давая понять, что разговор окончен.

Рей сглотнула, в который раз мысленно обозвав себя дурой за то, что задала вопрос. Она все так же пристально разглядывала мужчину, пытаясь понять, почему. И ей начинало казаться, что она дошла до сути. Кайло просто хотел уничтожить Бена Соло. Любые мелочи, что были в его прошлом, которые мешали идти дальше. И невинное хобби казалось ему таким. Рей была в корне не согласна. Но ее мнения никто, разумеется, не спрашивал.

Она, кажется, задремала всего на мгновение, а проснулась, когда Кайло аккуратно поднял ее на руки. Рей инстинктивно обхватила его за шею руками, прижимаясь к груди, потянулась вверх, мазнула сухими губами по подбородку.

- Шшш, - тихо произнес Рен над ухом, - спи. И поцеловал в лоб.

- А меня нарисуешь? - пробормотала Рей в полусне, чувствуя тепло, вдыхая терпкий запах одеколона, чувствуя, как мир вокруг качается, словно она плывет куда-то. Перед глазами все кружили карандашные наброски в доме Леи. Рей хотела оказаться среди них, прикоснуться к одинокому мальчишке Бену Соло, утешить его, сказать, что рисовать – это вовсе не глупо.

- Конечно, Рей, - прошептал Кайло, аккуратно опуская ее на кровать, целуя за ухом, убирая со лба волосы, и снова целуя – на этот раз в губы, - тебя нарисую.

***

Утром Рей всегда включала телевизор на кухне. Завтрак она предпочитала проводить в одиночестве, сама готовя себе нехитрую еду. Тихонько напевая, она засунула пару кусочков хлеба в тостер, достала из холодильника сыр, потянула носом в ожидании аромата кофе. Кофеварка, сияя металлическими боками, забулькала. Тренькнул тостер, принося с этим звуком запах поджаренного хлеба. Соорудив себе бутерброды Рей уселась за стол, шутливо отсалютовала диктору утренних новостей чашкой с кофе да так и застыла. В кадре появился знакомый дом, сад с розами. Дрожащими руками, так и не отпив кофе, Рей поставила чашку на тренькнувшее блюдце. Перед глазами на мгновение все поплыло, непослушными руками Рей сделала звук громче.

-Арест известной в криминальных кругах сеньоры Органы инициировал инспектор Ведж Антиллес, который, по его словам, получил неопровержимые доказательства криминальных махинаций сеньоры Органы из надежного источника. От подробных комментариев инспектор Антиллес пока воздерживается, однако уже сейчас понятно, что…

- Она неплохо смотрится в кадре, даже в таком положении.

Рей подпрыгнула на стуле, с трудом оторвала взгляд от Леи в наручниках и повернулась к Рену. Кайло стоял, небрежно облокотившись одним плечом на косяк, в руках у него была чашка с кофе, из которой он невозмутимо отпил глоток. Мужчина не выглядел удивленным или радостным, скорее на его лице было удовлетворение, как от хорошо проделанной работы. Быть может, так оно и было? Прищур его темных глаз не сулил Рей ничего хорошего. В горле мгновенно пересохло. Взгляд Ниимы панически перескакивал с экрана телевизора на Кайло, и обратно. Сердце колотилось где-то в области горла, грохотало в ушах, по всему телу пошла противная испарина. Аппетит, отсутствием которого Рей никогда не страдала, пропал.

- Ты, - хрипло прокаркала Рей, - ты…- и вдруг выпалила, - а Кайдел знает?

Рен хмыкнул, отпил еще глоток кофе.

- Ну, - он демонстративно посмотрел на часы на своем запястье, - думаю, как раз в этот самый момент она устраивает какую-нибудь истерику Армитажу. Но это преходяще.

- Кайло, - прошептала Рей, - что ты сделал?

В два огромных шага Рен преодолел разделявшее их расстояние, швырнул чашку в мойку, остатки кофе уродливыми потеками расплескались по металлическим стенкам, создавая почти красивый в своей хаотичности узор.

Рен аккуратно взял Рей за подбородок, развернул лицо к себе, заставив посмотреть в глаза.

- Жалеешь ее, Рей?

- Нет, - пискнула Ниима, - но…ты пошел на сделку с полицией?!

- А это уже не твое дело! – он резко отпустил девушку, - главное, что теперь мы с Хаксом можем беспрепятственно действовать.

Рей отвернулась к телевизору, где уже показывали другой сюжет. Она и сама не могла бы сказать, что ее так задело. Арест Леи? То, как это воспримет Кайдел? Или сделка Кайло с полицией? С этим…Веджем Антиллесом. Никто и никогда в Джакку не сотрудничал с полицией, не сдавал им своих, что бы они ни совершили. И то, что Рен пошел на это, нарушил неписаные законы их мира, говорило о степени его ненависти к матери, о степени его отчаяния и решимости. Ему было плевать, как это воспримут остальные. Рен был уверен, что при любом раскладе за ним пойдут люди, даже несмотря на такое вопиющее нарушение всех негласных правил криминальных окраин Корусанта. Рей стало не по себе. Она сама недавно говорила Лее, что перемирие – вопрос временный. Но и не думала, что Кайло уже давно все для себя решил. И пока она и Кайдел играли в семью с донной Органой, Рен готовил удар. Рей посмотрела на кофе и бутерброды с отвращением.

Дрожащими руками схватила телефон и набрала номер Кайдел.


год назад

Рей давно сюда не заходила, но ни улочка, ни магазинчик не изменились. Только чуть поблекла вывеска, да появились новые магазины и кафе. Зная крутой нрав Маз, она ее и взашей выгнать может за такое долгое отсутствие, но Рей все же решила попытать счастья. Ей захотелось увидеть Канату.

Рей толкнула стеклянную дверь, слушая знакомый перелив колокольчика, словно оказалась в прошлом. Вот она, Рей Ниима, молодая девчонка, которая впервые пришла сюда попытать счастья и получить работу. Рей помнила свой восторг и свою робость, когда впервые оказалась здесь, среди красивых и дорогих нарядов. Помнила, как на нее смотрела Пейдж Тико, тогда работавшая в магазине уже почти год, с жалостью и легким превосходством. Рей помнила, как заикалась и бледнела, беседуя с Маз. Сейчас Рей понимала, что, скорее всего, Каната просто пожалела оборванку, какой тогда была Рей Ниима, дала ей шанс. Сама Рей такого поступка не совершила бы, не поставила бы под удар свой бизнес. Никогда.

Надо же, какой безжалостной она стала за эти годы рядом с Реном. Такой Рей себе не нравилась, но меняться теперь уже точно было поздно.

Внутри все осталось почти так же. Чуть обновился ремонт, изменилась расстановка стоек. Да за прилавком стояли две незнакомые Рей девушки. Профессионально улыбнувшись, одна из них поспешила к посетительнице.

- Добрый день, сеньора. Ищете что-то определенное?

Сколько таких улыбок дарила сама Рей, сколько раз произносила вот эту же саму фразу. Она невольно улыбнулась, ностальгия нахлынула приятными образами и воспоминаниями.

- Нет, - покачала Рей, - я бы хотела увидеть сеньору Канату. Она на месте?

- Да, - растерялась девушка, - но сеньора Каната не предупреждала о посетительнице.

- Передайте ей, пожалуйста, что пришла Рей, - мягко произнесла женщина, - меня она примет.

Девушка помялась мгновение, быстрым взглядом оглядела Рей с головы до ног, оценивая и дорогой брючный костюм, и ботинки из натуральной кожи, неброские, но дорогие драгоценности из белого золота, тусклый блеск натуральных камней. Наверное, это и помогло ей принять решение.

- Да, конечно, - пробормотала девушка и поспешила в подсобку.

Рей осталась посреди магазина, огляделась лениво. Покупать новые вещи не было сейчас никакого желания. Рей помнила, как поначалу, получив деньги и возможности, подстрекаемая Кайдел, она скупала все, что ей нравилось. Потом этот зуд, неконтролируемое желание получить то, чего всю жизнь была лишена, пошли на спад. И Рей остановилась. Сократила гардероб до базовых вещей, а новые платья и костюмы приобретала только для каких-то особых случаев, да когда старую вещь уже невозможно было носить.

- Рей, - голос Канаты вырвал женщину из размышлений, - приятно тебя видеть, девочка моя!

Маз спешила к ней навстречу, и Рей с грустью отметила, что женщина постарела. Еще оставались строгий блеск глаз за огромными очками, знакомо поджатые губы и резкие властные движения, но лицо Маз избороздили новые морщины, она вся стала как будто меньше, и легкая дрожь руки, поправлявшей прическу, была отчетливо заметна.

- Маз, - Рей сделала шаг навстречу и крепко обняла Канату, - я тоже очень рада тебя видеть.

- Идем! – Маз потянула Рей в подсобку.

Здесь тоже практически ничего не изменилось, только гудел новенький компьютер. Маз Каната все же сдалась на милость технологиям. Рей хмыкнула, присаживаясь на шаткий стул, с благодарностью принимая чашку с кофе.

- Слышала о твоем разводе, - произнесла Маз, глядя на Рей поверх чашки, - читала в газетах. Смелый поступок, Рей. Не думаю, что Кайло так просто отпустил тебя.

- Он и не отпустил, - Рей рассеянно покрутила чашку в руках.

- Быть может, тебе следует обратиться за помощью? – Каната посмотрела проницательно, заставив Рей недоуменно изогнуть бровь.

О какой помощи говорит Маз?

- У меня есть адвокат, - осторожно произнесла Рей.

Каната лишь глаза закатила.

- Деточка, адвокат – это, конечно, замечательно, но нужен кто-то, кто не побоится противостоять Рену.

Рей напряглась, непроизвольно выпрямила спину, поставив ноги вместе, словно готова была вскочить и бежать, отражать неведомую опасность. Она по-прежнему не понимала, к чему клонит Маз.

- Твой дед, - коротко бросила Каната, заставив Рей вздрогнуть настолько сильно, что неосторожным движением руки она чуть не смахнула со стола чашку с кофе. Отшатнулась, внезапно испугавшись своей же реакции, и задышала часто-часто, призывая себя успокоиться. Дед? От Палпатина не было слышно ничего уже очень давно. Он словно бы забыл о нерадивой внучке, никак не желающей признавать свое родство с ним, о строптивице, которая отрицала свои корни. Он мог бы помочь ей, подкупил бы судью, нанял не одного, а целый штат адвокатов, развернул бы военные действия против Рена. Но что потребовал бы взамен? Рей не хотела даже представлять себе, какой оказалась бы цена. В любом случае она не готова ее платить. Не готова идти на поклон к Шиву, которого даже в мыслях своих не хотела называть дедом.

- А вообще, - Маз склонила голову на бок, взгляд за толстыми стеклами очков был полон жалости, - тебе, похоже, лучше уехать на время и отдохнуть от всего этого. Ты же никогда не была такой нервной, Рей! Он угрожает тебе?

- Кайло? – тупо уточнила Рей.

- Нет, сосед по лестничной клетке! – всплеснула руками Маз.

- Смотря что считать угрозой, - криво усмехнулась Рей, отпив кофе, - он…скажем так, не хочет меня отпускать. А я, - женщина прерывисто вздохнула, - у меня, кажется, больше нет сил с ним бороться. Что бы я ни делала, он всегда на полшага, на шаг впереди, он парирует все мои аргументы, он предлагает немыслимые варианты, но никак не желает отпускать меня. Это…

- Любовь, - понимающе кивнула Каната, заставив Рей вздрогнуть.

- Одержимость и собственничество. Он просто не может понять, как из его рук может уплыть то, что ему принадлежит! – отрезала Рей, - не более того. И я это в нем ненавижу!

Каната грустно улыбнулась, разглядывая сидящую перед ней женщину, которая вцепилась в чашку с кофе, как в спасательный круг посреди бушующего моря.

- Ты все еще любишь его, - тихо произнесла Маз, вызвав у Рей судорожный вздох и горькую улыбку.

Отрицать очевидное было глупо. В этом вопросе Рей никогда себе не лгала. Ее рвали на части собственные противоречия. Могла ли она подумать семь лет назад, что будет страстно любить и так же отчаянно ненавидеть Кайло Рена. Могла ли поверить, что захочет вытравить из своего сердца это невероятное, потрясающее чувство, действительно похожее на одержимость. Она ведь долго прощала ему слишком многое, наплевав на критическое мышление, послав подальше разум и наступив на горло собственной гордости.

- И, возможно, буду любить всегда, - тихо ответила Рей, - это…словно болезнь, раковая опухоль, которая оплела сердце, проникла в головной мозг, подчинила себе разум. Извращенное чувство привычки, привязанности, потребности в другом человеке. Безумие, Маз. Это так напоминает безумие. Но я больше не могу быть рядом, я больше не могу бояться, что в мой дом однажды придут, не могу смотреть на жестокость, участвовать в бесконечных махинациях, обмане, манипуляциях. Я больше не могу жить по этим законам, - Рей поднесла чашку к губам, но так и не отпила ни глотка, дрожащим руками поставила чашку обратно. – И я не знаю, что мне сделать, чтобы это все закончилось. Мне кажется, что я дошла до точки.

Теплая рука Канаты накрыла кисть Рей, легонько сжала.

- Тебе нужно уехать на время. Бракоразводный процесс – дело небыстрое. И не все твои дни состоят из судебных заседаний да переговоров с адвокатами. Неделя ничего не изменит, Рей. Тебе нужен отдых где-нибудь в санатории неподалеку от Набу. Озера, водопады, поля и холмы. Сейчас октябрь, там не сезон, будет очень мало людей. И уже тем более никаких романтических парочек или визжащих детей. Только ты и тишина. Ты сможешь отдохнуть, подумать и придумать, что делать дальше. Что скажешь?

Это было заманчиво. Уехать из грязного Корусанта, отключить телефон. Не слушать стратегии Дэмерона, упреки Кайдел и даже поддержку Фазмы. Не встретиться даже случайно с Кайло. Только она и тишина. Да, в этом был смысл.

Рей слабо улыбнулась.

- Спасибо, Маз.

- Всегда пожалуйста, моя девочка! – фыркнула старушка.


========== 14. ==========


сейчас

За окном проплывали равнодушные осенние пейзажи, навевавшие невыразимую тоску и вызывающие глухое раздражение. В убогой дыре Сокорро, примечательной только производством оружия да уникальным заводом по выпуску оборудования для производства все того же оружия, не было аэропорта, поэтому Рей пришлось добираться поездом. Четырнадцать часов в железной коробке, несущейся через поля со скоростью семьдесят пять миль в час, четырнадцать часов вынужденного бездействия. И если поначалу Рей собиралась это время спать, что было бы целесообразно и правильно, то в итоге сидела, уставившись в окно, снова пила кофе, от вкуса и запаха которого мутная волна тошноты поднималась к горлу, заставляя нервно сглатывать, безотчетным движением терла висок и думала, думала, думала.

Накануне поездки она имела разговор с дедом, при котором, к сожалению, присутствовал Таркин. И то ли в свете последних событий ей просто казалось то, чего нет, то ли это действительно было так, но Уилхафф посматривал на Рей пристально, с гадкой усмешкой на губах, пока женщина слушала разглагольствования деда на тему важности этой поездки, неуместные пока похвалы. И, наконец, крохи необходимой информации о Калриссиане и Сокорро.

Лэндо Калриссиан был фигурой почти выдающейся. Уроженец все того же Сокорро, в молодости Калриссиан промышлял контрабандой на пару с Ханом Соло, считался его другом и почти братом. Но постепенно дороги их разошлись. Соло связался со Скайуокерами и наркотиками, постепенно расширяя сферы влияния в Корусанте, в этом деле Лэндо места не было, хотя, как поговаривали, он этого хотел. Но Лея и Люк не собирались брать никого в долю. Одно дело Хан – законный супруг принцессы Татуина, совсем другое – чужой человек. Лэндо, обладавший легким характером, воспринял отказ философски. Он уехал в Сокорро, где уверенно вошел на черный рынок оружия, перекупая и торгуя, крышуя официальное производство, осуществляя поставки в Корусант для Палпатина. Постепенно сферы его влияния расширялись и достигли соседнего городка – Беспина, такой же безнадежной дыры, как и Сокорро, примечательной месторождениями природного газа, которые на тот момент только разрабатывались. Калриссиан купил несколько газовых скважин и вошел в этот бизнес. И все бы ничего, но тут внезапно столкнулись интересы Лэндо и семьи Скайуокер-Соло. Люк тоже начал разработку месторождений, Калриссиан и Скайуокеры стали конкурентами. Борьба быстро перестала быть честной. Каждый хотел получить кусок пожирнее и, как можно, быстрее. Обе стороны не гнушались ничем: подкуп, шантаж, угрозы, саботаж на производстве. Когда Люк увел из компании Лэндо Иссана Лена – ученого с мировым именем, крупнейшего специалиста по разработке газовых месторождений и хранению газа с его уникальными технологиями, Калриссиан не выдержал и обратился к Джаббе Тиуре на тот момент ведущего войну с Леей, Люком и Ханом за контроль наркотрафика в Татуине. В обмен Лэндо пообещал Джаббе часть своего бизнеса по контрабанде оружия. И это не устраивало уже Палпатина. Тиуре был совершеннейшим отморозком, подсевшим на собственный товар. С таким нельзя было договориться, такому нельзя было верить. Тем не менее, он имел вес в криминальном мире Корусанта, был опасным для Палпатина противником. И Шив сделал ставку на меньшее для него зло. На тот момент было выгодно поддержать Скайуокеров и Соло, что Император и сделал. В один прекрасный день Лэндо Калриссиан просто исчез. Месторождения в Беспине отошли Люку, Лея и Хан при поддержке Палпатина расправились с Тиуре, получили его бизнес и полный контроль над Татуином. Палпатин стал полновластным хозяином контрабанды оружия, поставив в Сокорро своего человека, подмяв под себя этот город. Все остались в выигрыше.

- Ты его убил? – прямо спросила Рей, руки ее чуть подрагивали, то ли от недостатка сна, то ли от свалившейся на голову информации, которую дед выдал ей с пугающей откровенностью и мечтательной улыбкой старого человека, которому приятно вспомнить былые лихие деньки. Вот только былые деньки Императоры были полны крови.

Из своего угла хмыкнул Таркин, заставив Рей вздрогнуть.

- Скажем так, сеньора Ниима, бетон – хороший строительный материал.

Рей бросила на Уилхаффа быстрый взгляд и поджала губы, чувствуя накатывающую тошноту.

- Ну хорошо, - кивнула женщина, - про Лэндо я поняла. Но что дальше? Твои люди в Сокорро не способны разобраться? – она прямо посмотрела на деда, который нахмурился в ответ на ее неприкрытую дерзость, а потом холодно улыбнулся.

- Вот и проконтролируешь их работу, девочка моя. Тебя встретит Кронал Перек – мой человек в Сокорро.

Рей поморщилась. Ей бы хотелось осмотреться самой для начала, а под надзором человека Палпатина вряд ли будет возможно сделать это свободно. Тем более что этот Перек будет докладывать о каждом ее шаге Императору.

- Твоя рука в Сокорро, - нашла в себе силы для улыбки Рей.

- Конечно, моя девочка, конечно, - в глазах Шива не было и намека на тепло.

Теперь, глядя на однообразный пейзаж за окном, где бесконечные серые поля иногда сменялись редкой лесополосой, Рей кляла себя за невнимательность и забывчивость. В конце концов, как она могла упустить из виду газовые разработки в Беспине, которые считались «белой» частью бизнеса Кайло, доставшись ему после смерти Леи. Она ведь просматривала старые бумаги, там владельцем значился Люк Скайуокер, и даже имя Иссана Лена сейчас вспоминалось. И черновики договоров о сотрудничестве компаний Люка и Лэндо там были. Но почему этого так и не случилось? Из-за Лена? Или было что-то еще? Рей казалось, что она собирает паззл, а деталей не хватает. Вот вроде бы полная картина, многолетняя конкуренция и вражда, но что-то было еще. Они с Палпатином что-то упускают. Кто мог рискнуть покуситься на бизнес Императора прямо у него под носом, кто мог быть достаточно дерзким, чтобы перехватить товар Рена? И почему назвался Калриссианом? Старым именем, канувшим в небытие. Кто сейчас вообще помнит о Лэндо? Голова шла кругом, а мысли разбегались в стороны, не желая искать недостающую деталь паззла.

Рей откинулась на мягкую спинку сидения, пару раз ударилась затылком о подголовник, словно это могло ей помочь. Руки неприятно подрагивали от усталости, веки смыкались сами собой. Скинув туфли, Ниима позволила себе сползти на сидении, прикрыв глаза, уплывая в царство Морфея.

Кронал Перек производил впечатление отталкивающее. Рей с какой-то внутренней дрожью разглядывала высокого, болезненного худого лысого мужчину, чьи запавшие глаза смотрели бесстрастно и равнодушно, выражение лица было пустым, лишь тонкие губы едва заметно были поджаты. Считает ее маленькой дедушкиной внучкой, решившей поиграть во взрослые игры? Рей в любом случае не собиралась никому и ничего доказывать. Кронал – лишь инструмент, который ей следует использовать здесь с наибольшей эффективностью. И как можно скорее вернуться в Корусант.

Перек сухо поприветствовал Нииму и, молча развернувшись, пошел к машине. Видимо, это был знак следовать за ним. Ниима помедлила немного и пошла вперед, Перек не взял ее сумку, не спросил, как она добралась, не помог поставить сумку в багажник и не открыл перед ней дверь. Всем своим видом мужчина демонстрировал, насколько Рей здесь лишняя. Неужели Палпатин действительно передал своим людям здесь, что его внучка приедет проверить их работу, провоцируя их на бунт? Или столь нелюбезное поведение – норма для Кронала Перека? Едва Рей села в машину, как Перек резко стартовал с места, руки его сжались на руле сильнее необходимого, выдавая раздражение, причину которого Рей безуспешно силилась понять.

- Я отвезу вас в гостиницу, - скрежещущий голос Кронала был под стать его хозяину, - а потом мы поедем на завод.

Ниима поджала губы, разглядывая за окном облупившиеся дома, неровно подстриженные деревья в редких скверах и тусклые вывески на фасадах, морщась, когда машина влетала в очередную выбоину на дороге. Похоже, все средства для благоустройства города были благополучно разворованы администрацией Сокорро.

- Нет, - спокойно произнесла Ниима, - сначала мы едем на завод. Мне необходимо, как можно, скорее договориться о поставках оборудования.

Это было официальной причиной ее поездки в Сокорро – переговоры с руководством завода по производству оборудования для завода в Джакку. Андор просил ее поспешить, выбить наиболее выгодные условия. А Рен с гадкой усмешкой заявил, что его деньги снова в ее руках. Шив же был доволен, что нашлось достойное прикрытие для ее поездки в Сокорро, чтобы ни у кого постороннего и мысли не возникло, что внучка Императора что-то вынюхивает, пусть и на его территории.

- Как скажете, - сухо кивнул Перек, резко перестраиваясь через две полосы, чтобы свернуть налево. Машину еще раз хорошо тряхнуло, под колеса попали какие-то камни. Деньги на дороги тоже, видимо, были разворованы.

Рей тяжело вздохнула. Кажется, придется вытягивать информацию клещами, никто и ничего не расскажет ей просто так. Не этого она ожидала.

- Сеньор Перек, мне бы хотелось знать, что удалось выяснить о срыве поставок оружия для дона Палпатина.

- Я обо всем доложил дону Палпатину лично, - наждаком проехался по ее ушам голос Кронала. И будь она проклята, если в тоне мужчины не было издевательских ноток!

- А теперь расскажите мне, - процедила Рей.

- Сеньора Ниима, - неприятно растягивая слова, произнес ее собеседник, - если дон Палпатин не посчитал нужным дать вам имеющуюся у него информацию, значит, знать ее вы не должны.

- Дон Палпатин сам направил меня сюда выяснить, кто посмел его оскорбить и покуситься на его бизнес, - женщина изо всех сил старалась быть спокойной.

- Выясняйте, - равнодушно пожал плечами Кронал, затормозив у завода так резко, что Ниима невольно дернулась вперед. Ремень безопасности неприятно врезался в грудь, дыхание на мгновение перехватило.

- Послушайте, - возмущенно произнесла Рей, - мы же с вами заодно! Почему бы вам не поделиться со мной информацией? Так мы быстрее и эффективнее решим проблему!

- Нет! – Перек развернулся к Нииме так резко, что она вздрогнула, вжавшись в спинку кресла, невольно стараясь отодвинуться от мужчины, чьи глубоко посаженные глаза блеснули злобой, - это вы послушайте, сеньора Ниима! Мы с вами не заодно. Вы, наверное, вообразили себя донной, наследницей Императора, самой Императрицей. Так вот, это место еще надо заслужить!

Кронал вышел из машины, давая понять, что разговор окончен. Рей ошарашено уставилась перед собой, чувствуя, как от ярости перехватило дыхание, кровь прилила к щекам. Женщина открывала и закрывала рот, силясь дать какой-то ответ, парировать, но на ум ничего не приходило. Раздраженно рыкнув, Рей выбралась из машины, изо всех сил шарахнув дверью. Гордо вскинув голову, прошествовала, чеканя шаг, мимо Перека, застывшего мрачной фигурой.

Кипя от негодования, Рей неслась к корпусу, на котором огромными буквами было написано: «администрация», старая и потрепанная вывеска не сменялась, наверное, со времен Старой Республики. Женщина поморщилась. Она не пробыла в Сокорро и пары и часов, а уже всеми фибрами души ненавидела этот городишко. Руки чесались от желания достать телефон и позвонить Палпатину, пожаловаться на Перека. Но скорее всего Шив только бы отчитал ее, велел немедля возвращаться, раз уж она не в состоянии справиться. И точно не занял бы ее сторону.

Не видя ничего перед собой, она пролетела мимо редких проходящих работников и уже на подступах к зданию влетела в какого-то мужчину. Зло вскинула голову, намереваясь отчитать незадачливого работника.

- Простите, сеньора, - худощавый темнокожий мужчина, старательно отводил взгляд, часть его лица была скрыта под защитным респиратором, - мне следовало быть осторожнее. Простите.

- Ничего, - пробормотала Ниима, ушибленное плечо неприятно ныло, - ничего.

Она поспешила прочь. Уже на пороге здания администрации женщина оглянулась, мужчина смотрел ей вслед. Раздраженно тряхнув головой, Рей вошла внутрь и, не утруждая себя ни приветствиями, ни объяснениями прошла прямо в кабинет директора завода.

***

Переговоры прошли успешно, Рей торговалась и выбивала условия, почти охрипла от ожесточенного спора, а щеки сводило от фальшивой улыбки, но Ниима сумела договориться о поставках части старого оборудования в Корусант и производстве нового в рекордно короткое время. Это давало хоть какое-то преимущество, появилась призрачная надежда выполнить государственный заказ в срок. И если бы не чертова контрабанда оружия, то уже сегодня вечером Рей могла бы отправиться обратно в Корусант. Но теперь ей нужно остаться здесь и выяснить, кто же все-таки виноват в срыве поставок, кто посмел покуситься на бизнес деда. Может быть, кто-то изнутри. Мстительная и мелочная часть Рей хотела, чтобы это оказался Кронал Перек, но женщина понимала, что скорее всего этот пес беззаветно предан своему хозяину, иначе его бы так не раздражала сама Рей, в которой он, похоже, видит угрозу власти Палпатина.

Выйдя на улицу, Ниима поежилась от холодного воздуха, медленно побрела по территории завода. Смеркалось, редкие припозднившиеся работники спешили домой. Рей показалось вдруг, что за ней кто-то наблюдает. Остановилась, огляделась нервно, поежилась от налетевшего порыва ледяного ветра. Но нет, вокруг не было никого. Впрочем, возле завода не было и машины Кронала. Рей нервно расхохоталась. Там ведь все ее вещи! И как ей добираться теперь до гостиницы? Вот ведь лысый ублюдок!

Зло улыбаясь, Ниима вытащила из сумочки сигарету, закурила, выпустила едкий дым через нос. Чувство чужого взгляда не проходило, заставляя ежиться и нервно поводить плечами. А у нее ведь даже нет телефона Перека. Нет, она может позвонить Таркину или Шиву и узнать номер, но это значит рассказать, что верный пес бросил наследницу Императора. А она позволила это сделать. Рей покачала головой. Она давненько не бывала в таком идиотском положении: в чужом городе, на заводской окраине, где наверняка проблемы с транспортом, - да и когда она в последний раз вообще ездила общественным транспортом?! - вечером, который скоро перетечет в ночь, без вещей. Но хоть с деньгами и телефоном, и на том спасибо. Впрочем, стоит ли считать это благом сейчас – тоже большой вопрос. Рей нервно огляделась, но вокруг не было никого. Абсолютно пустая улица, по одну сторону которой тянулся заводской забор, а по другую – пустырь, заросший жесткой травой и заваленный мусором. И никакого признака остановки общественного транспорта. Чудно. Просто великолепно. Куда идти и что делать дальше, Рей не имела ни малейшего понятия. Но решила, что надо решать проблемы насущные. А сейчас самой главной - было добраться до гостиницы. А уж там, приняв душ, поужинав, она решит, что ей делать дальше.

Она не спеша побрела вперед, надеясь, что, быть может, все-таки наткнется на остановку. На ходу пыталась выйти в Интернет, чтобы отыскать номер такси в Сокорро. Но сегодня явно был не ее вечер, не ее день, не ее поездка. Сеть ловила едва-едва, страница поиска никак не хотела грузиться, и Рей, перебрав все известные ей ругательства, закурила вторую сигарету, чтобы хоть на что-то отвлечься. Порывы ветра становились все яростнее, пару раз принимался идти ледяной дождь, заставляя ежиться и плотнее кутаться в тонкое пальто, проклиная себя за рассеянность, ведь могла бы и посмотреть прогноз погоды и запастись теплыми вещами. Рей Ниима ненавидела мерзнуть. Периодически ей слышались какие-то шорохи и резкие посторонние звуки, которые можно было бы списать на человеческое присутствие, а не проделки злого ветра Сокорро. Но каждый раз нервно оборачиваясь, обводя напряженным взглядом пустую улицу, Рей не видела никого. Она повернула куда-то и уперлась в тупик. Застонав, Ниима резко тряхнула головой, огляделась в поисках адреса на доме. Ветхая табличка едва держалась на заборе, грозя свалиться Рей на голову. Встав рядом, Ниима твердо решила, что подождет, пока заработает сеть, и вызовет такси. Бродить по темной городской окраине не было больше ни малейшего желания. Она уткнулась в телефон, периодически вздрагивая от холода, и едва заметила тень, которая упала на яркий экран. Недоуменная и раздраженная, Ниима подняла голову. Где-то на периферии сознания недоумение сменялось страхом. А затем на голову обрушился удар, расцвечивая все вокруг яркой вспышкой боли. И наступила темнота.

***

От головной боли Рей тошнило, по телу, покрытому испариной, пробегала едва уловимая дрожь, заставляя замереть, лишь бы удержать в себе скудный завтрак. Ниима дышала коротко, стараясь игнорировать стойкие запахи свалки, мочи и почему-то металла. Вокруг слышались приглушенные голоса, тонувшие в пространстве явно большого помещения, эхом отдававшиеся от стен, когда даже приглушенный шепот превращается в отчетливый звук. И от этого звука в глубине ее мозга зарождалась острая и резкая боль, которая рассекала голову подобно лезвию, причиняя нестерпимую муку. Рей попыталась открыть глаза, яркий свет ламп ударил по сетчатке, заставляя зажмуриться, на обратной стороне век плавали разноцветные круги, усиливая тошноту, заставляя потерять координацию. Рей снова коротко задышала, пытаясь прислушаться к ощущениям своего тела, рецепторы откликались неохотно, словно проводящие пути передачи нервного импульса отшибло начисто. Но постепенно картина вырисовывалась. И достаточно мрачная.

Она сидела, похоже, на стуле, руки связаны за спиной веревкой, которая уже натерла запястья, онемевшие пальцы едва двигались, ноги тоже были связаны между собой, ступни упирались в гладкий пол, на виске, судя по пульсирующему влажному чувству боли, рана, вокруг кто-то тихо переговаривается, но понять, сколько человек, нельзя, пальто с нее снято и в деловом костюме прохладно и неуютно, в помещении гулял легкий ветерок, заставляя Нииму вздрагивать. Ну что же. Ее не убили и не ограбили. А значит, она, кажется, попала туда, куда хотела, правда, не тем способом, которым хотела. Она боялась? Безусловно. Но и дальше притворяться, что она без сознания, смысла не было. Итак. На счет «три». Раз. Два.

Рей открыла глаза. Она – в огромном захламленном ангаре, взгляд зацепился за бетонный пол и дыру в потолке, через которую задувал ветер и хлестал дождь, яркий свет ламп неприятно бил по глазам, заставляя щуриться и морщиться от новой вспышки боли в голове, от которой на мгновение все поплыло перед глазами. Зажмурившись, Рей едва подавила желание помотать головой, приводя в порядок искажающуюся реальность, еще понимая, что это скорее всего приведет к новой вспышке боли.

- О! Сеньора Ниима! Ну наконец-то! – ворвался в воспаленное сознание мужской голос, - а я уже думал, что перестарался.

Рей посмотрела на мужчину перед собой. Высокий, темнокожий и темноглазый с ослепительной улыбкой.

- Кто вы? – собственный хриплый голос заставил дернуться удивленно.

- Лэндо Калриссиан, к вашим услугам, - шутливо поклонился ее собеседник.

- Лэндо Калриссин давно мертв, - машинально ответила Рей, примечая еще троих человек, которые держались чуть поодаль, один любовно полировал нож.

- Хм, - протянул мужчина, в глазах его мелькнуло что-то жесткое, злобное, подобно яркой вспышке молнии. Вдали прогрохотал гром. – Требуется небольшое уточнение, сеньора. Лэндо Калриссиан-младший.

Рей резко втянула воздух. И все встало на свои места. Недостающий кусочек паззла. Ее мимолетная мысль, которая была отринута, как вещь второстепенной важности. У Калриссиана была семья, у него был сын. И он сейчас стоит перед ней.

- Что вам нужно? – Рей разглядывала бы Лэндо-младшего с большим интересом, если бы у нее так не болела голова, раскалывая реальность на отдельные кусочки.

- Бизнес твоего деда, - ответил Лэндо настолько будничным тоном, что Рей неловко дернулась, удивленно глядя на мужчину, - он отобрал все у моей семьи, будет справедливо это вернуть, не находишь? А еще, - он вдруг резко склонился к ней, - отобрать у него его драгоценную внучку, как он отобрал у меня отца!

Рей охнула, подаваясь назад, пытаясь вжаться в спинку стула, движимая инстинктивным желанием исчезнуть, раствориться, сбежать. Кровная месть? Вот этого она никак не ожидала. В оцепенении она смотрела в глаза Лэндо, потом скользнула ему за спину, где один из его людей все еще чистил нож. Ей стало нехорошо. Нехорошо еще и потому, что Калриссиан просчитался: Шив и старой монеты не даст за Рей Нииму, какие бы планы по передаче ей своей империи он ни лелеял, потому что империя стоит гораздо дороже, чем его внучка, так знатно подставившаяся. Да что там подставившаяся, радостно прыгнувшая прямо в расставленный капкан.

- Вряд ли тебе удастся забрать бизнес Императора, - голос дрожал, как его ни контролируй. Она не чертова героиня чертова боевика! Она боится боли и смерти! Боится этих людей.

- В обмен на тебя, удастся, - парировал Калриссиан, - и ты прямо сейчас позвонишь деду и будешь очень убедительно рыдать в трубку, чтобы мне удалось.

- Нет! – выпалила Рей, прежде чем успела подумать. И прикусила язык. Но было уже поздно. Глаза Калриссина снова блеснули опасным огнем, он резко отошел от нее и так же резко кивнул своим людям. Рей снова вжалась в спинку стула, пытаясь просочиться сквозь упрямо сцепленные молекулы. А потом женщину резко вздернули на ноги, она извивалась и пыталась кричать, пока не получила удар по лицу, заставивший зубы лязгнуть, распарывая изнутри щеку. Рот наполнился горячей кровью, непроизвольно Рей сглотнула, а потом ее вырвало, и еще раз уже от запаха собственной рвоты, и снова от страха, когда ей на шею накинули толстую петлю, и поставили на стул. Веревка тянулась к толстой балке у Рей над головой, а ее ноги едва доставали до стула, так, что приходилось стоять на носочках. Рей дернулась, и петля тут же впилась в шею, ноги едва не соскользнули со стула. Ниима замерла, чувствуя, как ужас затапливает ее с головой.

- Ну что же, сеньора Ниима, - усмехнулся Лэндо, прокручивая в руке ее телефон, ткнул пальцами в экран, - пароль?

Сосредоточенная только на том, чтобы не упасть, Рей не сразу поняла, что от нее хотят. Один из людей Калриссиана пнул стул, тот опасно зашатался, заставив Рей придушенно пискнуть.

- Пароль!

- Девятнадцать, одиннадцать, восемьдесят три, - прохрипела Рей, чувствуя, как при каждом ее слове веревка на шее все больнее впивается в кожу.

Лэндо ловко набрал пароль, а потом и номер Шива, включил громкую связь. По ангару поплыли тягучие звуки гудков, отдаваясь в голове Рей болью, томительное ожидание свернулось холодной змеей в области груди, расползаясь по телу отвратительным онемением. А человек Лэндо с насмешливым видом периодически легко ударял по ножке стула, посылая по нему несильную, но отчетливую вибрацию, заставляя Рей каждый раз задерживать дыхание, как будто это поможет, если она будет болтаться в петле.

- Рей? – голос Шива был недовольным и лишь саму малость удивленным.

Сердце провалилось в пятки, поразительно, но сейчас Ниима боялась деда не меньше, чем людей в ангаре. Иррациональное чувство ученицы, провинившейся перед учителем. Если она вернется в Корусант живой, Палпатин спустит с нее шкуру в фигуральном смысле, а может быть, и не в фигуральном. Тело покрылось противной испариной, слова замерли на языке, отдавая металлической горечью. Рей медлила.

- Рей? – теперь в голосе появилось едва заметное напряжение.

Лэндо посмотрел на Рей красноречиво, подходя ближе.

- Шив, - едва слышно прохрипела Рей, и уже чуть громче, - Шив.

Калриссиан бросил на Нииму недовольный взгляд, его человек снова ударил по стулу, а потом Лэндо насмешливо проговорил в трубку.

- Доброй ночи, Император. Твоя внучка у нас. И у нее есть все шансы окончить свою жизнь, задохнувшись, если мы не договоримся об условиях обмена.

Повисло тягостное молчание, а потом из динамика раздался холодный голос.

- Не думаю в таком случае, что она стоит того, чтобы называться моей внучкой.

Связь прервалась. Секундное оцепенение сменилось истерическим смешком, а потом Рей расхохоталась в голос, не удержав равновесие, опустилась на стопу, веревка немедленно врезалась в шею, перекрывая кислород, заставляя захрипеть, глупый смех оборвался, Ниима снова приподнялась на носочки, чувствуя, как икроножные мышцы дрожат от напряжения, и пальцы ног сводит судорогой. И снова женщина захихикала истерично и мелко. На растерянное лицо Лэндо было приятно смотреть. Он такого поворота не ожидал, а Рей вдруг поняла, что она-то как раз не удивлена.

- Ах ты мразь! – заорал Калриссиан, вышибая стул у нее из-под ног.

А в следующий миг пространство ангара прорезали звуки выстрелов, драки и разбитых остатков стекол. Где-то что-то ломалось с треском, слышались какие-то крики. Рей отчаянно хрипела, дергаясь в петле, пытаясь высвободиться, гаснущим сознанием понимания, что ей это не удастся. Как глупо! Глупо и унизительно умереть вот так! Перед глазами запрыгали черные точки, поглощая последние остатки мыслей и чувств. А потом все резко закончилось. Она упала на холодный пол, больно ударяясь коленями. Холодный блеск стали, и к рукам стала приливать кровь, вызывая почти болезненные мурашки в кистях.

- Донна, донна! Ты как? В порядке?

- Ни черта, - прокаркала Рей, поднимая взгляд на Джейсена, глядя в обеспокоенные поразительные голубые глаза. Где же она все-таки их видела раньше?

Руки мужчины ловко освободили ее от петли, разрезали веревку на ногах. Ларс бережно поднял женщину на ноги, ловко придерживая за плечи. Ниима дышала часто и глубоко, пока все вокруг не стало болезненно ярким и четким от избытка кислорода, горло болело, голова кружилась, растрескавшиеся губы неприятно саднили. Рей растирала запястья, на которых была содрана кожа, маниакальным движением, не в силах остановиться, пока руки Джейсена не накрыли ее, останавливая.

- Как ты здесь оказался? – Рей, наконец, задала вопрос.

- Ну, - Джейсен улыбнулся почти застенчиво, - следил за тобой. Думал: понадобится моя помощь. И не ошибся, - он подмигнул женщине нахально, вызвав у нее слабую улыбку на губах.

Рей огляделась. Люди Джейсена, те самые, что были в Татуине, обыскивали трупы, Лэндо глядел в потолок помутневшим взором. Рей стало нехорошо, она прикрыла глаза, чувствуя, как ее повело куда-то в сторону.

- Эй, эй, донна! – Джейсен аккуратно придержал женщину, - тихо-тихо. Не время для обмороков.

И, определенно, он был прав. Ей надо собраться, но навалившаяся усталость и пережитый ужас сделали свое: тело превратилось в безвольное желе, а мысли никак не желали собраться в кучу, испуганными птицами разлетаясь по уголкам меркнущего сознания. Рей позволила себе с полминуты постоять, не двигаясь, опираясь на Ларса.

- Выведи меня отсюда, - хрипло произнесла Рей.

Поддерживаемая Джейсеном, Ниима вышла на улицу. В лицо ударил ледяной дождь, заставляя, наконец, распахнуть упрямо закрывающиеся глаза.

- Где ты остановилась, донна? – спросил мужчина.

- Пока нигде, - покачала головой Рей.

Секунду Джей раздумывал.

- Идем, - он повел ее к машине, - я отвезу тебя в гостиницу.

***

Рей хотела бы остаться в душе навечно, словно горячая вода и мочалка, которой женщина себя так ожесточенно терла, могли смыть унижение и ужас сегодняшнего дня. Рей тихо скулила, размазывая по лицу слезы, слюни и кровь, шипя, когда касалась раны на голове, сжимала пальцы в кулаки изо всех сил. И лишь надеялась, что в номере, где ее ждал Джей, не слышно приглушенных рыданий.

Все время, пока Джейсен вез ее в своей машине, насквозь пропитавшейся запахом табака, Рей стискивала зубы и терпела, призывая на помощь остатки силы воли, только чтобы не разрыдаться. Она старалась не думать о том, что произошло, не анализировать, хотя отвлечься от боли в горле, которое поминутно хотелось прочистить, было почти невозможно.

Ларс привез ее в дешевую гостиницу, рядом с вывеской которой гордо сияли четыре звезды, но едва ли сервис дотягивал даже до двух. Это было сейчас неважно. Здесь была кровать, почти чистый номер и душ, куда Рей первым делом и сбежала. И только тут дала волю эмоциям.

Наконец, укутавшись в белый гостиничный халат, откинув за спину мокрые волосы, обработав просроченной перекисью, найденной в шкафчике, рану на голове, Рей вышла из ванной.

Джейсен развалился в кресле, в зубах у него торчала сигарета, в номере было накурено. Разозлившись вдруг, Рей молниеносным движением выдернула сигарету изо рта мужчины, ожесточенно затушила в пепельнице и распахнула окно. Холодный сырой воздух ворвался в номер, разгоняя дым. Джейсен только вздохнул.

- Значит так, - собственный хриплый голос заставлял Рей морщиться, горло болело, словно во время болезни. Женщина оперлась руками на подоконник, вглядываясь в неприютную ночную тьму Сокорро, разбавляемую редкими огнями фонарей, - ты остаешься в Сокорро. Твоя задача теперь подмять под себя людей Калриссиана и людей Палпатина. Ты должен убрать Кронала Перека, потому что он единственный знает, что я была тут. Больше никто не должен связать тебя и меня до поры до времени. И никто не должен доложить Палпатину о том, что здесь произошло и что произойдет. Сокорро – твой, Джей.

- Отсылаешь меня подальше от себя, донна? – Джей вдруг оказался позади нее, до нее донесся запах сигарет, заставляя закашляться.

- Пока ты нужнее здесь. Как только ты будешь уверен, что Сокорро лоялен мне, вернешься в Корусант.

- А ты? – спросил мужчина, - что будешь делать ты, донна?

Рей нехорошо усмехнулась. Злость постепенно вытесняла страх, на смену злости приходил холодный расчет, ногти проскрежетали по подоконнику, едва заметно царапая дешевый пластик. Рей выпрямилась, с грохотом захлопнула окно. В отражении стекла дрожал силуэт Джейсена. Ниима могла поклясться, что он улыбается.

- А я буду играть против собственного деда.

Рей, наконец, обернулась. Ларс действительно улыбался, разглядывая Нииму со странной смесью восхищения и гордости.

- А ты, - Рей ткнула пальцем в грудь мужчины, - больше никогда не смей следить за мной.

Ларс фыркнул.

- Я думал, ты будешь мне благодарна, донна. Я спас твою жизнь.

- Я благодарна, - кивнула Рей, - а ты получил награду.

Джейсен широко улыбнулся, взгляд его скользнул по Нииме, очерчивая изгибы тела, скрытые халатом.

- Возможно, донна. И теперь уже благодарен я. Мне сопроводить тебя завтра к поезду?

- Да, - кивнула Рей, отворачиваясь, давая понять, что разговор окончен.

- Тогда до завтра, донна, - тихо хлопнула дверь, оставляя Рей одну в тишине номера.


восемь лет назад

Женщина в отражении зеркала была невероятно красива, опасной и манящей красотой. Только карие глаза смотрели мрачно. Рей не могла заставить себя спуститься вниз. Поразительно: еще полчаса назад она утешала рыдающую Кайдел, уговаривала, настаивала, приводила аргументы. И, наконец, сумела заставить подругу привести себя в порядок и спуститься вниз, к гостям. А теперь не могла взять в руки уже себя.

Еще свежи были воспоминания о том, как Кай рыдала, умоляя Кайло вызволить Лею из тюрьмы, как кричала на невозмутимого внешне Хакса, по лицу которого с каждым новым обвинением пробегала нервическая судорога, да глаза темнели, стоило ему встретиться взглядом с Ниимой, словно это она была виновата в том, как Кайдел восприняла арест матери. Рен был непреклонен, разозлившись, он велел Армитажу увести Кайдел прочь, но блондинка вырвалась из объятий жениха и гордо ушла сама, Рей последовала за ней. Наверное, это было то немногое, что она могла сделать для Кайло – поговорить с его сестрой. Пусть Ниима и не одобряла того, что сделал Рен.

А потом Кайло объявил о празднике, грандиозном приеме в честь его победы. И у Кай случилась новая истерика, идти на праздник она категорически отказывалась, проклиная брата и не стесняясь в выражениях. И снова Рей выступила в роли миротворца.

Теперь Кайдел внизу, среди разряженных гостей, которые начали съезжаться еще час назад, наверняка с гордо поднятой головой, безупречным макияжем, скрывающим следы слез, и светской улыбкой на губах. А Рей, которой давно следовало спуститься, сидит здесь. Ниима знала, что выглядит потрясающе в алом платье, подчеркивающем ее стройную фигуру. Но душа не лежала к празднику. В отражении зеркала девушка видела очертания чужой, вычурной комнаты: позолота, мрамор и мебель, стилизованная под старину, ноги в тесных туфлях утопали в мягком ворсе ковра. Наверное, устроить праздник в доме Леи Органы, конфискованном властями и в рекордно короткие сроки выкупленном Реном, было стратегически верно. Но потрясающе жестоко и бездушно. В груди поселилось саднящее чувство тяжести, от которого опускались руки. Рей сидела на пуфике, не в силах заставить себя подняться, предательская слабость придавила ее, опустилась на плечи каменной плитой. Девушке казалось, что она сейчас сама разрыдается от бессилия.

В дверь постучали требовательно и коротко, а потом распахнули тяжелую створку, не заботясь об ответе Рей. Кайло, возникший на пороге, смотрел не менее мрачно, чем сама Ниима. У Рей невольно перехватило дыхание, так красив был Кайло в темном костюме и белой рубашке с распахнутым воротом. Он медленно приблизился к Рей, окутывая своим запахом, заставляя тело дрожать, покрыться кожу мурашками от одного его присутствия.

- Тебя все заждались, - мягкий тон никак не вязался с суровым взглядом, который Рей поймала в зеркале.

- Меня? – удивилась Рей.

Кайло мягко улыбнулся, оставил поцелуй на обнаженном плече.

- У меня есть для тебя подарок, - он поставил на столик перед Рей плоский футляр.

Девушка закусила губу, подняла на Рена вопросительный взгляд, потом робко прикоснулась к темному бархату, погладила кончиками пальцев и открыла. Охнув, она рассматривала серьги и колье из красных камней.

- Кайло, - прошептала ошеломленно.

- Рубины и белое золото, - Кайло склонился к Рей, ловким движением вынул из ее ушей серьги и так же ловко надел рубиновые. Тяжесть драгоценных камней оттянула уши. Рей заворожено смотрела в зеркало, пока Кайло надевал ей на шею ожерелье.

- Как красиво, - потрясенно прошептала Рей, тихонько тронув сережку в ухе. Покачиваясь, камень переливался красными отблесками, отражая свет, играя безупречными гранями. Ниима даже представить боялась, сколько стоит все это великолепие.

Кайло в зеркале удовлетворенно улыбнулся.

- Ты заслуживаешь носить самые красивые вещи. Самые дорогие. Тем более теперь, в новом статусе.

Рей посмотрела озадаченно. Теперь в темных глазах Рена промелькнуло беспокойство.

- Прости?

Он снова склонился к девушке, скользнул губами по шее.

- Дождаться не могу, когда они всей уйдут, и мы останемся вдвоем.

Рей тихонько вздохнула, повернула голову, ловя губы мужчины. От поцелуя по спине пробежали мурашки, заставляя вздрогнуть. Хотелось обнять Рена, сминая на его плечах этот чертов пиджак. И Рей едва остановилась. Сделать это было нельзя. Их ждут.

- Так что за статус? - наконец, оторвавшись от Кайло спросила Рей, глядя в темные глаза, ласково поглаживая щеку.

Рен шумно вздохнул, потом взял Рей за руку.

- Моей невесты.

Ниима замерла, голова закружилась, в горле мгновенно пересохло.

- Что? – переспросила Рей.

Вместо ответа, Кайло присел на корточки, оказываясь с Рей на одном уровне, и вытащил из кармана небольшую коробочку, открыл ее. На темной подкладке сверкнул бриллиант. Взяв ее безвольную руку, Рен надел кольцо на палец. Рей не противилась, только тупо смотрела на камень квадратной формы с острыми гранями. Откуда-то Ниима знала, что эта огранка называется «принцесса». Вот так просто. Ее никто не спросил. Рей не могла бы сказать, что этот жест был ей противен. Скорее это было неожиданно. Их отношения развивались, но Ниима не знала, кто она для Кайло. Он говорил, что любит ее, она была представлена всем его людям в качестве его женщины. И этого было достаточно. Девушка никогда не думала о том, чтобы узаконить их отношения. Мафиозные короли не женятся на мусорщицах. Такие, как она, в лучшем случае постоянные любовницы с содержанием. И Рей скорее ждала, что скоро их отношения закончатся. Но вряд ли думала, что станет сеньорой Рен. Девушка подняла взгляд на Кайло. Он смотрел пристально, как будто бы с затаенным страхом. Но и спрашивать Рей ни о чем не спешил, просто поставил перед фактом. Рей нервно сглотнула. Она не испытывала радости, только страх и растерянность. Быть может, благодарность. Но это ли следует испытывать влюбленной девушке, когда любимый человек делает ей предложение руки и сердца? Кольцо холодило кожу пальца, ощущаясь непривычно и странно.

- Нам пора идти, - Кайло легко поднялся, протянул Рей руку, которую она проигнорировала, поднявшись сама.

Она знала, что сейчас все испортит, но промолчать не могла.

- Мне не нравится происходящее, - тихо произнесла Рей, смело глядя в глаза Рена, который тут же поджал губы.

- Что именно? – процедил Кайло.

- То, как ты поступил с Леей. И то, что мы в ее доме. И этот праздник. Это совершенно лишнее, Кайло! – с жаром произнесла Рей, - так нельзя! Это неправильно! И…

- И это не твое дело, - резко оборвал ее Кайло.

- Я не хочу туда идти, - упрямо произнесла Рей.

Рен вдруг резко стиснул ее плечи, впиваясь пальцами в нежную кожу, заставив ахнуть не столько от боли, сколько от неожиданности.

- Ты пойдешь туда, - прошипел Рен, - и будешь улыбаться. Потому что ты моя невеста и потому что мы сегодня празднуем победу. Мою победу.

Он отпустил Рей так резко, что она пошатнулась и едва не упала.

- Не задерживайся, - бросил Рен уже у двери, - ты поняла?

Рей молчала,

- Я не слышу ответа, - тихим угрожающим тоном произнес Рен.

- Я поняла, - ответила Рей.

Кайло вышел, оставив Рей дрожать и хватать ртом воздух в тщетной попытке отдышаться, кусать губы от ошеломляющего чувства страха и отвращения. Колени подгибались, а руки пришлось стиснуть, только чтобы остановить их неконтролируемую дрожь. Рей бросила взгляд в зеркало, отразившее панику в ее глазах, раскрасневшиеся щеки и кое-где неровно лежащую помаду на губах. Пару раз глубоко вздохнув, девушка поправила помаду, уговаривая себя успокоиться. С отвращением посмотрела на кольцо на пальце, снова глубоко задышала, сдерживая глупые слезы обиды. Потом заставила себя гордо поднять подбородок и вышла из комнаты.

***

С высоты лестницы было хорошо видно всех гостей в доме, Рей замерла на мгновение на верхней ступеньке, слушая тихий гул голосов, редкий смех, звон бокалов и приглушенную музыку. Взгляд выхватил измученную Кайдел в золотистом платье, которая цеплялась за руку Хакса с таким отчаянием, словно была готова упасть прямо на глазах у изумленных гостей. Ослепительная Фазма игриво улыбалась Рену, о чем-то переговариваясь с пожилой супружеской парой, которая не была знакома Рей. Ниима поджала губы, ей не нравилось, как Фазма льнет к Рену, как улыбается, хохочет, запрокидывая голову, открывая шею, на которой красовалось дорогое бриллиантовое колье. Рей стиснула зубы, непроизвольно сжала руку в кулак, покосилась на кольцо на пальце. Рен станет ее мужем и…И что? Официальный статус еще никого не уберег от измены. Отчаянно тряхнув головой, продолжая смотреть на Кайло, Рей стала медленно спускаться. Словно почувствовав ее взгляд, Рен обернулся, застыл на мгновение, темные глаза его полыхнули огнем восхищения. Кайло что-то сказал Фазме и поспешил к Рей. Галантно подал ей руку, помогая спуститься с лестницы.

- Я так и не сказал тебе, как ты ослепительна сегодня, - тихо произнес Рен, и Рей не могла не улыбнуться в ответ.

- Спасибо, - девушка взяла Кайло под руку.

- Идем, я познакомлю тебя кое с кем.

Ловко лавируя между гостями, раскланиваясь на каждом шагу, улыбаясь, перекидываясь незначительными пустяками, они подошли к высокому мужчине, который прислонившись к вычурной колонне, с бесстрастным выражением лица разглядывал толпу гостей.

- Сеньор Таркин, позвольте представить вам мою невесту – Рей, - произнес Кайло, - Рей, это сеньор Уилхафф Таркин, наш союзник.

Рей протянула руку, над которой Таркин склонился в вежливом и старомодном поклоне, обдавая кожу прохладным дыханием, но не касаясь губами.

- Приятно познакомиться, - медленно произнес Таркин.

Рей откровенно разглядывала мужчину, подмечая резкость черт и цепкий взгляд, от которого становилось не по себе. Его безупречная осанка подошла бы военному. Может быть, он им и был? В конце концов, связался же Кайло с Антиллесом, с полицейским, так почему бы военному не оказаться союзником мафии, как ими оказывались политики, чиновники, честные и не очень бизнесмены. Союзник было расплывчатым понятием. Рей не знала, что ей сказать, а Таркин смотрел на нее оценивающе. Да и Кайло не спешил разрывать неловкую паузу. В тот момент, когда Рей, собравшись с силами, вымученно улыбнулась и уже была готова начать светский разговор о какой-нибудь ерунде, вспоминая уроки Кайдел, которая была виртуозом в таких речах, к ним подошла Фазма.

- Кайло, - блондинка увлекла Рена за собой, - на пару слов. Рей, потрясающе выглядишь, - она напоследок подмигнула разом помрачневшей Нииме.

Пока, сжав зубы, Рей смотрела вслед удалявшейся парочке, наблюдая за тем, как Фазма что-то торопливо говорит Кайло на ухо, Таркин подхватил с подноса пробегавшего мимо официанта два бокала шампанского, один протянул Рей. Девушка машинально приняла бокал, но пить не стала, грея напиток в руке.

- Так, говорите, откуда вы, Рей? – в вопросе Таркина сквозил тщательно контролируемый интерес.

- Я не говорила, - медленно произнесла Ниима, поворачиваясь к собеседнику, смерив его задумчивым взглядом, - Джакку.

Мужчина едва заметно вздрогнул, вгляделся в лицо Рей пристальнее.

- Джакку, - протянул Таркин, чуть прищурившись, - вне компетенции моего дона.

Рей вскинула брови.

- Вы, должно быть, слышали о доне Палпатине? – продолжил Уилхафф.

Рей вздрогнула. С того разговора Армитажа и Кайло, который произошел во «Внешнем кольце» имя Палпатина не раз, и не два звучало в стенах их с Кайло дома. Ожесточенные споры о том, стоит ли принимать помощь всесильного Императора, к которому обращались все кланы, который считался негласным главой и советчиком, контролировал центр Корусанта и торговлю оружием на черном рынке. Теперь можно не гадать, принял ли Кайло помощь Палпатина. То, что здесь находится человек Императора, говорит об утвердительном ответе. Рей не могла бы сказать, почему, но ей было от этого не по себе. Инстинкты вопили, что это ошибка, и Рей никак не могла заглушить этот голос не-разума, который давил на нее, лишал душевного равновесия, заставляя нервно стискивать ножку бокала, грозя переломить пополам хрупкое стекло.

- Кто же не слышал о нем, - медленно произнесла Рей, гадая, к чему этот разговор.

- И слышали, наверное, что у дона Палпатина нет наследников. Единственный сын – увы! – пошел против отца. Молодость и благородство, - холодно улыбнулся Таркин, - идеалы и честность. Такая ошибка.

Рей все же отпила шампанского, недоумевая, к чему этот разговор. Ей не была интересна семейная драма Императора.

- Ваши родители, должны быть, так же не понимают вас. Вечный конфликт отцов и детей, - продолжал Таркин, заставляя Рей еще более напрячься.

- Мои родители погибли, когда я была совсем маленькой, - сухо произнесла Рей.

В глазах Таркина блеснула остро отточенная сталь, что-то похожее на удовлетворение, почти торжество. Рей невольно подалась назад, страх пробежался по коже прохладной волной, заставляя девушку передернуть плечами.

- Простите меня, сеньорита Рей, - склонил голову Таркин, - мне очень жаль. Не хотел вас задеть.

Но Рей была уверена: хотел. Но зачем? Почему? Девушка глубоко вздохнула, выдавила из себя очередную протокольную улыбку.

- Прошу меня извинить, мне стоит поздороваться с другими гостями, - тихо произнесла Ниима, дождалась вежливого кивка.

И поспешила прочь. Взгляд Таркина упирался в спину, заставляя нервничать и поводить плечами. Разговор оставил неприятный осадок и предчувствие беды.


год назад

Набу был дорогим курортом для избранных. Когда-то здесь отдыхала аристократия. Здесь еще помнили легендарную герцогиню Падме, поместье которой находилось неподалеку. А Рей помнила великолепный особняк, больше напоминавший замок, в котором они с Кайло были один раз по ее настоянию. Но большей частью дом в Варыкино стоял пустующим, Кайло не любил поместье. И Рей отдыхать там тоже не могла без него. А вот в Набу они ездили едва ли не каждое лето. Здесь заключались сделки, завязывались деловые отношения, появлялись и исчезали сплетни. Опутанный сетью интриг дорогой курорт едва ли был полноценным отдыхом. Только лишь для детей, которые беззаботно плескались в чистой воде озера, носились по пляжу, сопровождаемые суровыми окриками нянек и гувернанток, под ленивым взглядом их родителей, неспешно фланирующих по набережной, отделанной красноватым гранитом, да сидящих в летних кафе под трепещущими над столиками зонтами от солнца.

Впрочем, сейчас не было ни детей, ни гувернанток, а кафе стояли закрытыми, открытые террасы блестели от недавнего дождя, расцвеченные пятнами ярких осенних листьев.

Кутаясь в пальто, Рей медленно брела по берегу озера, резкие порывы влажного ветра путали волосы, своенравно выдергивая прядки из собранной в пучок прически, заставляя щуриться и недовольно морщиться.

Хозяин гостиницы, в которой они всегда останавливались с Кайло, встретил Нииму радушно, хоть и называл по-прежнему сеньорой Рен. А она и не могла требовать иного, пока она еще действительно сеньора Рен. Рей старалась не морщиться, когда слышала это обращение, пыталась быть по-прежнему любезной, оставляла щедрые чаевые. Много гуляла, глядя в даль, сидела на лавочках на гранитной набережной, а в дождь долго стояла у окна в номере, глядя на потоки воды на стекле, глядя как волнуется свинцовая гладь озера, неся пенные шапки волн к берегу, ударяя в землю с яростью и неистовством. Выл ветер, шумели ветви деревьев, сбрасывая последние листья, что золотисто-багровым вихрем кружились в воздухе, опадая на мокрую землю. Рей пыталась не думать о том, что происходит в Корусанте и ее жизни. Застыла где-то между, на середине пути, не готовая двигаться дальше. Приехать сюда было хорошим решением. Ей нужна была эта передышка.

Рей написала Дэмерону, что уезжает, но не сказала, куда и не обозначила сроков своего возвращения. Настырный адвокат пытался дозвониться, завалил ее кучей сообщений, Рей не отвечала на звонки и не читала смс. По прислал голосовое сообщение, которое поздней ночью, лежа без сна в кровати, женщина все же прослушала. Дэмерон долго возмущался, эмоционально восклицал, говорил о безответственности Рей и несвоевременности ее поездки, призывал вернуться, сбивался на то, что понимает ее, и снова-снова-снова говорил, как Рей не права.

Быть может, По и был прав, и ее отсутствие отбросит их назад в бракоразводном процессе, даст Рену преимущество и форы. Но, оказавшись в тишине и покое в полупустой гостинице в Набу, Рей не понимала, как она могла так долго выдерживать жизнь в Корусанте, бешеный ритм и постоянное напряжение нервов. Да, она поступила безответственно, устроив себе передышку на середине пути, который казался бесконечным. Но ей был необходим отдых. Для Рей это было жизненно важно.

Ожидая завтрак в пустом ресторане гостиницы, Рей рассеянно размешивала сахар в кофе и глядела в окно, где из-за туч пробилось тусклое осеннее солнце. Погрузившись в свои невеселые размышления, она не сразу заметила подошедшего официанта, чье деликатное покашливание заставило ее поднять голову.

- Сеньора Рен, - он поставил перед ней на стол тарелку с яичницей и беконом, тостами с малиновым джемом, а потом, быстро оглядевшись по сторонам, вполголоса произнес, - сеньора Рен, здесь ваш супруг.

Рей посмотрела растеряно, не сразу осознав то, что произнес официант.

- Спасибо, - машинально ответила она, ответом ей была понимающая улыбка.

И только глядя вслед удаляющемуся официанту, сжимая в потеющей ладони вилку, женщина поняла, что именно ей сказали. Паника, подобно волне в шторм, ударила, заставляя захлебываться собственным страхом. Биение сердца за считанные секунды разогналось до сотни ударов в минуту, дыхание перехватило. Стискивая несчастный столовый прибор так, словно он был ее оружием, ее спасением от окружающего мира, Рей растеряно оглядывалась по сторонам, не понимая, как такое могло произойти. Во имя всего святого, за что?! И почему.

Пока мысли, скованные страхом, вяло ворочались в голове, а сама Рей пыталась очистить свой разум от переполнявших ее эмоций в тщетной попытке заставить себя найти хоть какое-то решение, послышались голоса, оживленно переговаривающиеся. В ресторан вошел Кайло, под руку которого держала Базина Нетал. Рей со свистом втянула воздух, вилка выпала из ослабевших пальцев, глухо стукнувшись о белоснежную скатерть. Оцепенение пополам с брезгливостью и острой вспышкой ревности заставили замереть на мгновение.

Рей начала поспешно подниматься. Она сейчас уйдет, и Кайло ее не заметит, не успеет. Он ведь никак не ожидает увидеть ее здесь, не ради нее же он приехал в Набу. Хотя это странно привозить сюда свою любовницу в мертвый сезон. Вряд ли Нетал в восторге, ведь здесь не покрасоваться сейчас, не показать, какого мужика она отхватила, не похвастаться новыми нарядами и дорогими подарками. Да здесь банально холодно и пасмурно в это время года!

Рей бросила в сторону усевшейся за дальний столик парочки опасливый взгляд: Базина болтала без умолку, а Кайло…смотрел на Рей. Он ее увидел. Темные глаза не выражали ничего и вместе с тем гипнотизировали Рей, заставляя замереть на месте в приступе паники, вновь накрывшей с головой. Резко тряхнув волосами, дробно стуча каблуками по мраморному полу, Рей вылетела из ресторана почти в ужасе, не зная, что ей делать дальше. Как бы то ни было, оставаться здесь дальше не было никакого желания.

Вежливый администратор, выслушав ее торопливую речь, тут же посмотрел ближайшие рейсы в Корусант. Увы, ближайший вылет был только завтра вечером. А это означало, что больше суток Рей должна будет провести под одной крышей с Кайло. Успокаивая себя, Рей несколько раз повторила себе, что гостиница большая, и она до завтрашнего вечера и не столкнется больше с Реном. Боже! Но почему он, черт его подери, притащил Базину именно сюда! Именно сейчас! Глухо застонав, Рей уселась прямо на пол возле наполовину собранного чемодана. Как ей дожить до завтрашнего вечера? Все спокойствие, тщательно выпестованное за эти дни, полетело псу под хвост, разлетевшись на части от одного лишь взгляда Рена. Рей глубоко вздохнула, призывая себя собраться. Ей нужно сложить вещи и нужно взять себя в руки. Механическая работа, не требующая больших умственных усилий, всегда успокаивала Рей. Женщина машинально складывала вещи, пытаясь не думать о близости Кайло. И не думать о том, что он приволок сюда Нетал. Из всех возможных женщин он выбрал в любовницы именно эту! Рей презрительно скривила губы. Быть может, самой Рей назло. И если она сейчас скажет, что ей все равно, то солжет.

Чемодан был собран, билеты доставлены прямо в номер. И оказалось, что заняться совершенно нечем. Решившись и чувствуя себя почти шпионом на вражеской территории, быстрым шагом Рей пробралась к выходу из гостиницы и устремилась на пустынную набережную, надеясь лишь, что в такой холод, несмотря на ярко сияющее солнце, Базина вряд ли вылезет из номера и Рену не позволит.

Она пошла вдоль набережной, изредка касаясь гранита руками, ощущая под ладонью шершавую, прохладную поверхность. И, наконец, остановилась подальше от гостиницы, глядя вдаль, вдыхая влажный и холодный воздух, будто бы прощаясь с этим местом. Надо же, Рей никогда не думала, что в осеннем Набу будет такое очарование, умиротворение. Она по-новому стала смотреть на когда-то ненавистный курорт.

- Не думал, что увижу тебя здесь, - раздавший за спиной голос даже не заставил ее вздрогнуть.

- Врешь, - обернулась Рей, искоса глядя на Кайло, а потом снова уставилась на озеро.

- Вру, - признал Рен, обнимая и притягивая к себе, руки его устроились на ее талии, а подбородок на плече.

Рей было тепло в его объятиях и спокойно впервые за последнее время, так уютно и мирно, как бывало в самом начале их брака. И верилось, что Кайло защитит ее от всех бед. Кто же знал, что самой главной бедой для нее окажется сам Рен.

- Зачем притащил с собой Базину? – спросила Рей.

- Ревнуешь? – насмешка в его голосе была теплой и нежной.

- Нет, - дернула плечом Рей, Кайло прижал ее к себе еще крепче.

- Врешь, - хмыкнул Кайло.

Рей сочла за благо промолчать, не уверенная, что голос ее не дрогнет действительно от ревности, которую женщина вопреки всему испытывала.

- Я беспокоился о тебе, - помолчав, тихо произнес Рен, - никто не знал, где ты. На телефонные звонки и сообщения ты бы мне не ответила. И я поехал к твоему адвокату.

- Что? – охнула Рей, разворачиваясь в его руках, глядя на Кайло. Дыхание перехватило от неожиданной ласки в его взгляде, от легкой улыбки на его губах.

- Не переживай, - закатил глаза Кайло, - я всего лишь поговорил с ним.

Рей поджала губы, тяжело вздохнув.

- Он действительно хороший адвокат, Рей, - задумчиво произнес Кайло, - жаль только, что не на моей стороне.

Рей вздрогнула, набрала полную грудь воздуха.

- Если ты только посмеешь, - начала обвинительным тоном.

- Шшш, милая, - Рен положил руку ей на затылок, притягивая голову к себе.

Рей закрыла глаза, утыкаясь лбом в жесткую ткань пальто, до боли в легких, до головокружения вдыхая запах одеколона, шерстяной ткани и осенней свежести.

Здесь и сейчас можно было вообразить себя Рей Рен пятилетней давности, например, которая безоглядно и почти слепо была влюблена в собственного мужа, с оптимизмом смотрела вперед и верила, что так будет всегда.

- Я люблю тебя, - тихо произнес Кайло, - ты же знаешь это? Ммм, Рей?

Женщина отстранилась, грустно улыбнулась.

- Всегда буду любить, - продолжил Кайло.

- Не давай обещаний, которые не сможешь выполнить, Кайло, - покачала головой Рей, выпутываясь из объятий мужчины, а он и не держал, - все заканчивается.

Рен хмыкнул, глядя исподлобья, Рей еще раз грустно улыбнулась. И пошла прочь.


========== 15. ==========


Сейчас

Офис встретил Рей привычной суетой, букетом цветов в приемной и сияющей Джейной в бледно-голубом офисном платье. Вскинув брови, Рей с секунду разглядывала вазу с белыми розами, хмыкнула и махнула головой девушке.

- В кабинет.

С широкой улыбкой Ларс поспешила за начальницей, неся с собой папку с документами.

- От кого цветы? – поправляя волосы перед зеркалом, спросила Рей.

- От сеньора Андора, - беспечно ответила Ларс, заставив Рей замереть.

Ниима разглядывала невинно улыбающуюся девушку в отражении зеркала и хмурилась.

- Джейна, он женат. И он…

- Не мой непосредственный начальник, - парировала Ларс, а потом открыто ухмыльнулась, - жаль, что вы не собираете сплетни в этом офисе, сеньора Ниима. Иногда не помешает хорошая порция слухов. Ваш сеньор Андор, которого вы, похоже, очень уважаете, далеко не такой примерный семьянин, каким кажется. О его интрижках знает вся компания.

Рей поджала губы. Да, она тоже слышала эти слухи. Но, честно говоря, не придавала им большого значения. И стоило признать потому, что была необъективна. Ниима симпатизировала Касиану и Джин, ей не хотелось думать, что в этой семье обманывают друг друга. Со стороны они казались идеальной парой. Но, видимо, слухи об интрижках Касиана были созданы не на пустом месте. И букет цветов в ее приемной, выставленный на всеобщее обозрение без лишней скромности, а возможно, из тонкого расчета Джейны, был тому доказательством. И это вовсе не ее дело, но Рей была неприятна эта ситуация. Запретить Джейне крутить роман с Андором она, конечно, не может. Но хотя бы может попросить так не демонстрировать эти отношения.

- Пожалуйста, унеси цветы домой, - попросила Ниима, усаживаясь за стол и указывая Джейне на стул напротив себя.

Секретарь склонила голову в знаке того, что поняла и выполнит.

Подписывая, наверное, десятый по счету документ, Рей ворчала.

- Меня не было три дня, а ощущение, что три года.

Хмыкнув, Джейна подсунула очередной листок на подпись.

- Это еще что, донна. Погоди, пока узнаешь, главные новости.

Рей изо всех сил сжала ручку, неаккуратно проехалась по листку, размазав чернила, поморщилась, глядя на подпись. И подняла глаза на Джейну, которая расположилась напротив. На лице блондинки застыло хитрое и немного торжествующее выражение, яркие голубые глаза сверкали почти победно.

- А уже есть новости? – осторожно поинтересовалась Рей, сцепив перед собой руки.

Джейна аккуратно убрала все подписанные документы в папку, отложила ее и внимательно посмотрела на Рей.

- Кое-что есть, донна, - блондинка тут же посерьезнела, - кроме интрижек сеньора Андора, - она едва заметно усмехнулась, а потом положила на стол перед Рей пухлый конверт.

- Что это? – Рей не спешила прикасаться к конверту из простой коричневой бумаги.

В голубых глазах мелькнул интерес, Джейна чуть прищурилась.

- Касиан уверен, что жена ему тоже изменяет. Но я думаю, что она встречалась с этим человеком только в деловых целях. Их объединяет вовсе не любовь и не секс.

- С каким человеком? – рука Рей дернулась к конверту и замерла.

Она была уверена, что ей очень не понравится то, что она увидит. Где-то в подкорке инстинкты вопили, заходясь истерическом приступе, и мигали сигнальные огни опасности.

Джейна молча кивнула на конверт.

Рей повертела конверт в руках и вскрыла. Внутри оказались с десяток фотографий, запечатлевших Джин Андор и Кайло. В кафе, ресторанах и на улице, в машине и на парковке, перед входом в здание «Эрсо Инк» и офис «Первого Ордена». Рей шумно втянула воздух, с болезненным интересом пристально разглядывала хорошо выполненные фотографии. Постаралась подавить болезненную ревность, охватившую ее от одного вида этих фото. Нет, нет и нет. Даже если бы это были доказательства интимных отношений между Джин и Кайло, Рей не имеет никакого права ревновать. Но, Джейна была права: это вовсе не встречи любовников. Скорее это напоминало встречу партнеров. Ниима вертела снимки, вглядываясь в детали, закусив губу. Что они обсуждают за спинами партнеров? Почему наедине?

- Ты хорошо заплатила тому, кто сделал снимки? – наконец, отложила изображения Рей, - за молчание.

Джейна отрывисто кивнула.

- Что-нибудь еще выяснить удалось?

- Их связывает какое-то общее дело, как думаешь, донна? – спросила Ларс.

- Значит, нет, - побарабанила пальцами по столу Рей и уставилась в окно.

Джин и Кайло. Что еще за новое осложнение?

- Касиан считает, что между ними интрижка, - продолжила Джейна, - но он неправ.

- Неправ, - эхом откликнулась Рей, снова бросила быстрый взгляд на снимки, потом посмотрела на Джейну напротив, - где вы встречаетесь с Касианом?

- В отелях, - ответила Джейна.

- Ты должна попасть к нему домой, найти что-то. Хоть какую-то зацепку.

Джейна задумчиво закусила губу, словно прикидывая варианты.

- Это может занять время, донна, - произнесла Ларс.

- Пусть так, - отмахнулась Рей, - иди работай.

Как только за Джейной закрылась дверь, Рей снова забарабанила пальцами по столу, отбивая ритм, она старалась упорядочить мысли, кружившие в голове.

Вариантов было немного. Либо Джин и Кайло ведут какую-то свою игру. Либо они действительно любовники. При этой мысли Рей болезненно поморщилась. Либо Джин действует от имени Касиана, но тогда бы он не считал, что у нее роман с Кайло. И если она действует от имени Касиана, то во имя чего? А если…Рей вздрогнула. Что если предатель, который подрывает работу по «Старкиллеру», это Джин Андор? Рей затрясла головой. «Эрсо Инк» - детище Галена Эрсо. Зачем Джин рушить работу компании своего отца? Ерунда какая-то. Ниима закусила губу. Что-то не сходилось. Слишком мало данных для решения задачи. Рей бросила раздраженный взгляд на фотографии, потом сгребла их в одну кучу и швырнула в ящик стола.

***

Когда Рей приехала в дом деда, стоял глубокий вечер. Но она специально заехала домой переодеться в блузку с открытым воротом. След от веревки еще не поблек, наоборот, пошел неровными пятнами: фиолетовыми и красными, неровной полосой пересекал кожу шеи. На работу Рей надела тонкий свитер с высоким воротником, но сейчас ей нужно было продемонстрировать то, что произошло в Сокорро, поэтому шея была открыта, как и руки, где на запястьях еще не зажила натертая веревкой кожа. В свитере было и теплее, и практичнее, чем в шелковой блузке, но глядела на себя в зеркало Рей с мстительным удовлетворением. Она выглядела безупречно, и только следы на коже портили весь вид.

Дверь ей открыла экономка деда.

- Сеньора Рей! – она сердечно улыбнулась женщине, - так приятно вас видеть! Вы же останетесь на ужин? – приняла у Ниимы пальто.

И, увидев следы на шее и руках Рей, осеклась. Глаза ее стали, как два блюдца, хотя, несомненно, за годы службы Шиву эта женщина повидала и не такое, пальто выпало из рук.

С невозмутимым видом Рей поправила прическу, глядя на себя в зеркало в прихожей и одновременно наблюдая за перепуганной экономкой.

- Где сеньор Палпатин? – сухо спросила Рей, оставшись довольна своим внешним видом.

- В кабинете, - пролепетала женщина, все еще во все глаза глядя на Рей и не делая попыток поднять упавшее пальто, которое Рей аккуратно обошла, направившись в кабинет.

- Но сеньора Рей, - экономка побежала за ней, - он занят! Вам нельзя!

Ниима остановилась, круто развернулась, в полумраке коридора глаза ее яростно блеснули, заставив женщину попятиться.

- Оставайтесь здесь, - по-прежнему спокойно произнесла Рей, - нет нужды бежать за мной. Я все равно войду в кабинет. И сделаю это сейчас.

Оставив ошарашенную экономку позади, Рей подошла к двери кабинета, помедлила секунду, а потом вошла без стука.

Ленивым взглядом Рей скользнула по присутствующим лицам. Гилад Пеллеон при ее появлении подскочил в кресле, его лицо с неаккуратно топорщившимися усами выражало крайнюю степень возмущения и откровенную неприязнь, которая была взаимна. Уильям Траун в неизменном костюме строгого покроя, больше напоминавшем военный мундир, посмотрел равнодушно, лицо его не выражало ничего, он только быстро переглянулся с замершей в угловом кресле Натаси Даалой – единственной женщиной здесь. Натаси откровенно ухмыльнулась, откинулась в кресле, закинув ногу на ногу, видимо, предвкушая хороший спектакль. Замерший возле стола Таркин имел вид откровенной ошеломленный, словно призрака увидел, лицо его посерело, рука, державшая какую-то папку, дрожала. Уилхафф быстро переглянулся с Переком, который при появлении Рей резко выпрямился на небольшом диванчике у окна. Рей послала ему улыбку, больше напоминавшую оскал бультерьера, а потом прошла к столу, за которым сидел хмурый дед. Он смотрел на Рей бесстрастно, лишь едва заметно дернулось веко при ее приближении, он разглядывал след на ее шее, ссадины на запястьях. Губы Палпатина сжались в тонкую линию неодобрения. Но Рей было плевать.

- Мне нужно с тобой поговорить, - Рей решила не размениваться на любезности вроде приветствия и вопросов о здоровье.

- Во-первых, здравствуй, Рей, - чопорно произнес Палпатин, - во-вторых,…

- Наедине, - перебила Ниима, - и прямо сейчас.

- Юная сеньора, - начал своим скрипучим голос Гилад, - вы прерываете нас.

- Я заметила, сеньор Пеллеон, - не оборачиваясь, глядя только на Шива, произнесла Рей, - и мне плевать.

Хмыкнула Натаси, возмущенно охнул Пеллеон, Таркин практически швырнул папку на стол.

- Вы забываетесь, сеньора Ниима, - процедил Уилхафф.

Рей его проигнорировала.

- Шив? – она наблюдала за дедом пристально, пытаясь понять его реакцию. Но лицо Императора было бесстрастным. Он едва сдерживал бешенство, что было заметно по его пальцам стиснувшим подлокотники кресла, по едва заметному трепету крыльев носа и поджатым губам. Но было ли это бешенство оттого, что Рей откровенно бросила ему вызов перед его людьми? Помешала обсуждению важных дел? Или же он вовсе больше не надеялся увидеть внучку, а теперь она появилась здесь живая и почти невредимая? Замешан ли он в том, что Рей попалась в руки Лэндо? А Ниима, напряженно размышлявшая всю обратную дорогу до Корусанта, начинала подозревать, что Кронал, в глазах которого сейчас застыла настороженность, не просто так бросил ее на заводе в Сокорро. Замешан ли в этом Таркин? Рей была намерена выяснить это здесь и сейчас. Мотив убрать ее был у Таркина, но не у Палпатина. Она подставилась, попав в руки к Лэндо, показала себя безрассудной и глупой, еще и это могло злить Шива. Игра в гляделки продлилась недолго.

- Совещание окончено, - сухо бросил Палпатин.

- Но Шив! – запротестовал Пеллеон.

- Я не ясно выразился, Гилад? – одним взглядом Императора можно было заморозить всю комнату, в голосе ледяной стужей клубилась ярость, направленная сейчас на того, кто посмел ему перечить.

Первым из кабинета быстрым шагом вышел Перек. Ворча и препираясь с откровенно веселящейся Даалой, Гилад вышел из кабинета, за ними последовал невозмутимый Траун, аккуратно притворивший за собой дверь. Рей изящно опустилась в кресло, закинула ногу на ногу и выразительно посмотрела на Таркина.

- Уилхафф останется, - отрезал Шив.

Рей поджала губы. Вот уж кто точно не был желанным свидетелем, так это Таркин, но выбора у Ниимы, определенно, не было. Заходить дальше в своей дерзости было опасно: разговор вообще мог не состояться. Рей посмотрела в глаза деду.

- Какого черта ты меня кинул, Шив? – процедила.

- Ты действительно хочешь знать именно это? – приподнял брови Палпатин.

- И какого черта твой человек оставил меня одну, хотя должен был сопровождать? – она и хотела бы говорить спокойно, но непроизвольно повысила голос.

Таркин, севший на диван у окна, отчетливо хмыкнул. Рей стоило огромных трудов не развернуться к нему и не смерить уничижительным взглядом. Она решила игнорировать верного соратника Палпатина.

- Кронал имел четкие указания, - равнодушно произнес Шив, - и он выполнил их в точности.

Рей задохнулась словами, что были готовы сорваться с губ. Она ошарашено смотрела на деда.

- Ты должна была выйти на человека, который посмел меня ограбить, сама. И если ты подставилась, то и виновата тоже сама. Ты не справилась, - отрезал Шив.

Рей стиснула зубы. Она могла бы сейчас сказать, что справилась, что Лэндо Калриссиан больше не побеспокоит Палпатина, но это значило бы рассказать о Джейсене, дать понять, что теперь Сокорро принадлежит самой Рей, что теперь там во главе ее человек. Рей внимательно посмотрела на Палпатина, силясь понять, знает ли он об этом.

- И поэтому ты решил от меня избавиться! – прошипела Рей, решив сыграть роль оскорбленной в лучших чувствах внучки.

Оскорблена она действительно была, но не то, чтобы ее задели действия Шива. Она никогда не питала иллюзий на его счет. И пусть он, возможно, хотел передать ей свою империю, но и дура во главе ее ему была не нужна.

- Нет, - пожал плечами Шив, - но дать каким-то ублюдкам выйти на меня – это просчет с твоей стороны. Как и вот это, - он кивнул на след от веревки у Рей на шее. – Придя сюда демонстративно, ты поступила отнюдь не мудро, моя дорогая девочка. Эта демонстрация - откровенное презрение к людям, которыми ты в будущем будешь управлять, ни к чему тебе.

- Ими я управлять не буду! – выпалила Рей.

- Отчего же? – склонил голову на бок Шив, его, кажется, веселила показанная горячность Рей, - наберешь новых? А куда денешь старых?

Он издевался, надеясь вывести Рей из душевного равновесия.

- Бетон, - хмыкнула Рей, - очень хороший строительный материал, дедушка, - последнее слово она выделила особенно, вызвав на губах Палпатина ответную ухмылку.

- Рей, - он чуть подался вперед, - ты должна уяснить: я не прощаю ошибок и просчетов. Ты моя внучка, наследница моей империи, ты должна быть безупречна. Ты поняла меня, моя девочка?

Рей склонила голову в жесте ложного почтения.

- И эти люди, которых ты уже заранее закатала в бетон, являются проверенными годами людьми. Эффективными каждый в своем деле.

- Даже Кронал Перек? – сверкнула глазами Рей.

- Потребуешь его голову? – в голосе Палпатина появились шипящие нотки, он пристально посмотрел на Рей, на губах его играла тонкая улыбка змия-искусителя.

- Да, - кивнула Рей, - хочу его голову. Мной же ты пожертвовал не колеблясь, пожертвуй теперь им.

В кабинете повисла тишина, нарушавшаяся лишь шумными вздохами Таркина. Рей подозревала, что Уилхафф был бы не прочь задушить наглую выскочку сейчас, закончить то, что не завершили в Сокорро.

А Шив внезапно улыбнулся еще шире, глаза его светились почти гордостью, быстрым змеиным движением дед кончиком языка облизал губы, заставив Рей вздрогнуть от отвращения.

- У меня есть, чем заплатить тебе, - вкрадчиво произнес Палпатин, - кое-чем более це