КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Once upon a December (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Глава 1, в которой троица мошенников придумывает план, а принц решает, что с него хватит ==========


- Ребята, это бомба! – влетевший в комнату Дэмерон с размаху шлепнул на стол какой-то листок да еще и прихлопнул его ладонью от души, чтобы наверняка привлечь к себе внимание, создавая в небольшом помещении большой шум.

Рей, однако, даже не шелохнулась, лежа на старом продавленном диване, девушка с преувеличенным вниманием разглядывала потолок, покрытый сеточкой трещин, хороводом неровностей и островками ямок с волнистыми, будто кружевными краями, засаленными и желтоватыми. Все в этой каморке в старом особняке дышало упадком и разрухой. Старый скрипящий паркет, исцарапанный и ветхий, свисающие клочьями обои и облупившийся потолок. Рассохшиеся оконные рамы не спасали от сквозняков, заставляя Рей периодически вздрагивать от холода, а двери пронзительно скрипели. А еще был старый диван, на котором лежала Рей, ощущая, как особо твердая пружина впивается ей в поясницу. Впрочем, из упрямства или от лени, позы девушка не меняла.

- Ого! – послышался голос Финна, - да это стопроцентный верняк! Рей!

Девушка не отреагировала. Пятно на потолке было похоже на чашку с блюдцем из старинного сервиза королевской семьи Набу. У Рей была такая чашка, найденная на барахолке пару месяцев назад. У чашки была сколота ручка и немного выщерблен край, но все равно девушка эту чашку нежно любила.

- Ну Реееей! – в голос занудили парни, - Реееей! Ты только взгляни!

Девушка раздраженно фыркнула и рывком села на диване, издавшем возмущенный и надсадный не то скрип, не то стон.

Не отстанут ведь!

- Что еще? – резко спросила.

- Взгляни! – Дэмерон протянул ей газетный лист, мокрый и воняющий типографской краской, оставившей на руках Рей черные следы.

- Это что? – изогнула бровь девушка, брезгливо держа листок двумя пальцами, придирчиво разглядывая не бумагу, но свои почерневшие пальцы.

- Читай же! – Финн в нетерпении переступал с ноги на ногу.

Рей картинно вздохнула и начала читать. По мере чтения, брови ее все больше ползли вверх. И дело было даже не в том, что в объявлении говорилось, что престарелая королева Падме Наберри, находящаяся сейчас в Альдераане, ищет своего пропавшего внука – наследного принца Бенджамина и предлагает тому, кто найдет молодого человека, вознаграждение, а в том, что это взбудоражило По. А Рей слишком хорошо и давно знала Дэмерона. Поэтому она отложила газетный лист, скрестила руки на груди и решительно выдала:

- Нет! Даже не думай!

- Да ты что, Рей! – Дэмерон с размаху сел на диван, издавший жалобный визг, - ты только представь, какие это перспективы! Подумай! Десять миллионов кредитов! Какие деньжищи! Больше никаких старых сластолюбцев, за которых ты фиктивно выходишь замуж, никаких проданных чужих особняков, никаких афер с драгоценностями, снабженцами и архитектурными проектами, никаких больше фальшивых денег и чеков! Никакой мелочевки! Десять миллионов и спокойная жизнь в Озерном крае на собственной вилле!

- Нет, я сказала. Это же невозможно провернуть! – уперлась Рей.

- Ты всегда так говоришь! – фыркнул По и глянул на Финна, ища поддержки.

- Ну отчего же невозможно? – Финн аккуратно присел с другой стороны от девушки, диван протестующе крякнул, - смотри, находим парня подходящего возраста…

- …обучаем манерам, - подхватил По.

- …наводим лоск, - произнес Финн.

- …рассказываем о королевской семье, - продолжил Дэмерон.

- …отвозим его к бабуле в Альдеру, - сказал Финн.

- Вуаля! – хлопнул в ладоши По, - счастливое воссоединение родственников. Парень счастлив, бабуля рыдает, - парень картинно смахнул несуществующую слезу, - мы получаем миллион, делим его на троих. Все счастливы!

- Почему на троих? – удивился Финн.

- А зачем парню наши деньги! Ему бабуля, сколько захочет, миллионов выдаст!

- И то верно, - почесал в затылке Финн.

- Ну Реееей! – снова заныл По, тормоша девушку. Она вяло отбивалась, - это же наш шанс! Ты же была вхожа во дворец…

- Я была служанкой на кухне! – оборвала парня Рей, - и было мне шесть лет. Шесть, По!

- И у тебя есть некая вещица, - хмыкнул Дэмерон, многозначительно глядя на девушку.

- Чудная вещица, - ласково произнес Финн.

- Великолепная вещица, - пел Дэмерон, - залог нашего успеха.

Парни переглянулись между собой и произнесли хором:

- Шкатулка!

Рей обреченно застонала, ей вторил диван. Да, в их совместном пути бывало всякое.

Однажды в Сокорро Рей пришла в ювелирный магазин и сказала владельцу, что она супруга одного известного в Сокорро психиатра, а он так любит дорогую жену, что хочет сделать ей подарок к годовщине свадьбы. Рей мило улыбалась, глупо щебетала и была так убедительна, что у ювелира не возникло никаких подозрений. Выбрав драгоценности на баснословную сумму, Рей попросила владельца магазина лично доставить драгоценности на дом, чтобы ее дражайший супруг заплатил. После этого девушка отправилась к психиатру, где представилась несчастной женой слабого разумом мужа, который, с ее слов, постоянно твердил о каких-то драгоценностях. Рей плакала и умоляла психиатра ей помочь. Доктор согласился посмотреть пациента, в назначенный час ювелир явился в дом медика, где его на пороге встретила улыбающаяся Рей, забравшая коробку с драгоценностями и попросившая пройти в кабинет супруга за оплатой. Ювелир, который ни о чем не подозревал, стал требовать деньги, повел себя агрессивно, и в итоге оказался в психиатрической клинике. Рей к тому времени была уже далеко от Сокорро, от души хохоча над простофилей-ювелиром.(1)

Дэмерон в свою очередь как-то раз в Корусанте втерся в доверие к семье богатого аристократа. Афера заняла несколько месяцев, но оно того стоило. Доверчивый аристократ вместе с семьей уехал из города, оставив ключи Дэмерону, чтобы тот приглядывал за прислугой в отсутствие хозяина. Добрый друг По недолго думая, продал особняк аристократа какому-то заезжему иностранцу, взял денежки и исчез из города. Шум поднялся невообразимый, но Дэмерона и след простыл.(2)

Финн строил финансовые пирамиды, выманивал у доверчивых граждан деньги, продавая векселя, заказанные за бесценок в ближайшей типографии. Молодой человек обещал баснословные проценты. И даже выплачивал их первым клиентам, чтобы создать себе репутацию, а потом исчезал, оставив вкладчиков ни с чем.(3)

Да, бывало всякое. Они втирались в доверие к простофилям, выманивали деньги у богачей, собирали средства на несуществующие благотворительные акции, выдавали себя за чиновников и аристократов, - справедливости ради стоит сказать, что Дэмерон действительно происходил из герцогского рода, - подделывали деньги и музейные ценности. Смешно сказать, что сделанная ими почти на коленке якобы золотая тиара рода Наберри была продана музею Тида за баснословную сумму и выставлялась в главном зале около полугода, прежде чем была замечена подделка.

В последнее время, впрочем, троица была на мели. Люди стали менее доверчивы, а лица Финна, Рей и По более узнаваемы.

Да, в словах Дэмерона был резон – последняя грандиозная авантюра, а потом свобода! Да, десять миллионов – сумма нешуточная, но подделать человека – не то же самое, что подделать вещь.

Что Рей и озвучила.

- И никакая шкатулка нам не поможет! – девушка поерзала на диване, очередная пружина впилась ей в ягодицу, заставив шепотом выругаться.

- Ты в нас не веришь, - картинно возвел глаза к небу По.

- Не веришь, - вторил ему Финн.

И Рей, как всегда, повелась, ощущая иррациональную вину, зная, что парни вовсе так не думают.

- Неправда! Я всегда…

- Тогда поверь и сейчас? – Дэмерон приподнял бровь, лукаво глядя на девушку, - последняя авантюра, ммм? Давай, дорогая, ты же лучшая!

- Мы лучшие! – вставил свои пять кредитов Финн, в свою очередь тоже состроив умоляющую моську.

- Ааа! – зарычала девушка, - рафтар вас сожри! Но если у нас не получится, мы больше никогда…

- Получится! – радостно заявил Финн, ослепительно улыбаясь.

- Даже не сомневайся! Это же стопроцентный верняк! – вторил другу По.

***

Бен любовно огладил рукой выструганную столешницу и приладил ее на место. Круглый обеденный стол радовал глаз. Соло гордо улыбнулся, как и всякий раз, когда ему удавалось сделать красивую вещь, которая прослужит долгие годы, радуя какую-нибудь семью.

Бен тихонько вздохнул, как и всякий раз, когда думал о семье, ведь своей у него не было. Он был один, воспитывался в приюте и даже не помнил своей жизни до одиннадцати лет, когда оказался в приюте. Не помнил кто он и откуда, даже имени своего настоящего не знал. Его назвали Беном, потому что, когда его нашли, слоняющегося по Тиду без цели, у него был медальон на цепочке, где было написано: Бен. Его ли был это медальон из желтого металла, так подозрительно напоминающего золото, или чужой, мужчина не знал до сих пор. А фамилию Соло – ему дали в приюте, как и половине приютских детей. Соло значит один, Соло значит одинокий.

Он вырос в приюте под Тидом, откуда его буквально выгнали, едва парню исполнилось восемнадцать, затем отправился в город, где устроился в столярную мастерскую мистера Сноука. Не то чтобы хозяин мастерской был радушным или добрым человеком, скорее уж придирчивым и желчным, но работы для восемнадцатилетнего сироты в Тиде на тот момент было немного, а мистер Сноук научил Бена всему, что знал сам. Бен был ему благодарен. В конце концов, где бы он был сейчас, если бы не мистер Сноук? Погиб бы от голода под ближайшим мостом или, может быть, ступил бы на путь незаконной деятельности.

Бен покачал головой: нет, он никогда бы не смог стать преступником, убивать или красть, обманывать людей.

И все эти годы Бен искал свою семью, отчего-то уверенный, что уж в Тиде он сумеет узнать, кто он и откуда. Но пока не узнал ничего, хотя прошло уже семь лет с тех пор, как Соло приехал в город. Быть может, его родные и вовсе были не отсюда? И почему же они не искали его? А, может быть, они погибли? Или же он стал им не нужен? Но так не бывает! Вот до одиннадцати лет нужен, а потом не нужен. Нет! Так быть не должно. Бен верил, что оставить его родных вынудили чрезвычайные обстоятельства, только так и никак иначе. Ведь именно четырнадцать лет назад произошла революция в королевстве Набу, когда правящая династия была свергнута и к власти пришли республиканские силы. Возможно, его родители пострадали в те страшные годы? Бен не знал, продолжал отчаянно искать. И чувствовал себя не на своем месте.

Ему нравилась его работа, нравилось, что его руки создают что-то новое, красивое, долговечное. Но иногда казалось, что он не отсюда, что здесь ему не место, что все вокруг чужое. Будто бы тесно становилось в собственном теле, в собственной голове. В такие минуты он бросал все и уходил из дома, с работы, получая потом суровый выговор от мистера Сноука, часами Бен бродил по Тиду, вглядываясь в окна домов, в трещины зданий, словно бы надеясь, что вспомнит, поймет, откуда он, кто же он. Или, быть может, надеясь, что его окликнут, позовут. Но этого так и не произошло до сих пор. Бен запрещал себе терять надежду, хотя это было так сложно и тяжело. Мужчина тяжело вздохнул. Сделанный стол уже не казался ему таким красивым. Соло мрачно глядел на изделие, мысленно называя его не иначе как грубым куском дерева.

- Кхм, мальчик мой, - раздался над ухом скрипучий голос, - снова витаешь в облаках?

- Простите, мистер Сноук, - тихо произнес Бен, - я…

- Ни слова больше! – фыркнул хозяин мастерской, - это, - презрительный жест в сторону стола, - никуда не годится. Грубо, топорно, просто постыдно!

Бен почувствовал, как заалели уши. Он бросил быстрый взгляд на начальника, который стоял, скривив губы, в глазах его полыхало удовлетворение от того, что задел Бена. Соло иногда казалось, что мистеру Сноуку доставляет удовольствие мучить своих работников. Мужчина быстро отвел взгляд, посмотрел на стол. Да, не лучшая его работа, но говорить, что это грубо и топорно – ужасно несправедливо!

- От тебя не ожидал, - скрипучий голос мистера Сноука ввинчивался в мозг, презрительные интонации заставляли вздрагивать, - ты снова думаешь о своей семье, и это мешает тебе продуктивно работать! Подумай: ты до сих пор не нашел их, а они не искали тебя. Ты не нужен им, мой дорогой Бен, а я дал тебе все!

Бен невольно ссутулился, стараясь показаться меньше, чем он есть. Мысленно проклял тот день и час, когда рассказал Сноуку о себе, о том, что ищет семью. И теперь начальник не забывал при каждом удобном случае напомнить Бену о том, что он никому не нужен.

- Ужасно! Ужасно! – причитал Сноук, а потом со всего размаху пнул ножку стола.

Изделие подпрыгнуло, издав грохот, привлекая внимание других рабочих мастерской.

У Бена теперь покраснело и лицо, оттого, что все смотрят на него, такого большого и неуклюжего, запоровшего работу, с которой справился бы и стажер.

- Переделать! – рявкнул мистер Сноук и, развернувшись, пошел к выходу.

- Не буду, - слова слетели с языка прежде, чем Бен успел их остановить.

Обычно он не спорил, покорно слушал замечания, даже если они были откровенными придирками, граничащими с издевкой. Но не сегодня, когда тоска вновь сжала его сердце в когтистых лапах, замораживая все чувства, кроме ощущения ненужности, ощущения неправильности происходящего. Словно Бен был лишним в самой ткани мироздания, неаккуратная заплатка на блестящем полотне, инородное тело, без прошлого, без будущего. Даже без собственной памяти! Снова Бену стало тесно в своем теле, и он распрямился, развернув плечи, хмуро посмотрел на начальника под ошарашенными и испуганными взглядами работников.

- Что ты сказал? – обманчиво мягко произнес Сноук, развернувшись к Соло, - повтори.

- Я не буду ничего исправлять, - четко и по слогам произнес Бен, ощутив вдруг странную легкость, - стол сработан хорошо.

- Да ты, - зашипел Сноук, - ты! Щенок! Я дал тебе все! Научил всему! Ты обязан мне! Ты должен мне!

- И свой долг я отдал своей работой, - спокойно произнес Бен, чувствуя, как бешено колотится сердце в груди, как все тело вибрирует и поет, словно натянутая струна, - я более вам ничем не обязан, мистер Сноук.

В цехе повисла тишина, Сноук открывал и закрывал рот, лицо его побагровело. Работники застыли, боясь лишний раз громко вздохнуть.

- Как ты смеешь! – взвизгнул, наконец, начальник, судорожными движениями пытаясь расстегнуть воротничок, скрюченные пальцы скребли ткань. Задыхаясь, Сноук изо всех сил рванул ткань, золотистая пуговица заскакала по полу, насмешливо поблескивая в лучах солнца, - вон! – заорал мужчина.

А Бен вдруг широко улыбнулся. Да, наверное, именно этого мига он ждал так долго. Именно этого хотел и желал. Он еще не знал, куда ему идти и где он должен быть, но точно знал: не здесь. И это было правильно. Впервые за семь лет, идя под ошеломленными взглядами рабочих к выходу, Бен Соло был по-настоящему счастлив.

Комментарий к Глава 1, в которой троица мошенников придумывает план, а принц решает, что с него хватит

(1) Данная история действительно имела место быть в конце 19 века в Российской Империи, а провернула аферу Софья Блювштейн по прозвищу Сонька Золотая Ручка

(2) Здесь вдохновением послужила история о Викторе Люстиге, продавшем Эйфелеву башню, и о корнете Николае Савине, продавшем американцу Зимний дворец

(3) Ну о финансовых пирамидах можно говорить долго. Примеров множество.

(4) Пара ссылок, которые послужили вдохновением:

https://ria.ru/20180104/1511908341.html

https://fishki.net/1534367-21-samyj-izobretatelnyj-moshennik-i-samye-grandioznye-afery.html?sign=370502472309897%2C119667056784914


========== Глава 2, в которой происходит судьбоносная встреча ==========


Бен долго и бесцельно бродил по Тиду, кружил по знакомым улицам, которые за эти годы исходил вдоль и поперек, шел мимо знакомых зданий, вновь и вновь вглядываясь в окна, как и всегда. Теперь он был свободен, вдыхал полной грудью холодный зимний воздух, улыбался безумно и шел вперед.

Оказавшись на вокзале, совсем не удивился. Быть может, это тот самый выход? Ему нужно уехать из Тида, перестать ждать. Пора начать новую жизнь где-нибудь подальше отсюда. Прошло столько лет. Его семья не будет его искать, это очевидно. Быть может, они погибли, быть может, он им не нужен. Это теперь не имело смысла. Он свободен, волен выбрать любое направление, волен даже не быть Беном Соло.

Бен машинально коснулся рукой груди, где под слоями одежды был спрятан медальон, который, как он выяснил, был из чистого золота. Чудо, что в приюте, никто не понимал истинной ценности этой вещи, иначе его бы не просто дразнили, что он носит украшение, как девчонка, а вполне и убить могли за дорогую вещь. Бен и так был изгоем в приюте. Он был тихим ребенком, предпочитавшим книги компании сверстников, и, наверное, в этом было все дело. Он был чужим там, впрочем, ничего нового. Его задирали и даже били, пока он не научился давать сдачи. А научиться пришлось очень скоро. Не все было плохо, были и приятели, которые относились к Соло если не тепло, то хотя бы не агрессивно. И жизнь в приюте в какой-то момент стала даже сносной. А на медальоне было выгравировано его имя и, как сказал пожилой ювелир, которому Бен показал вещь, чтобы продать, герб Альдераана.

- Дорогая вещь, - сказал ювелир, - скорее всего сделанная на заказ. Я хорошо заплачу.

Но Бен уже передумал. Быть может, он и хотел оставить прошлое позади, но это прошлое включало Тид и приют, мастерскую и Сноука, но не его настоящее прошлое, только ту подделку, которой он жил последние годы.

- Альдераан, - прошептал Бен, глядя на здание вокзала.

Ему нужен билет до Альдеры – столицы государства, а там…Что же, Бену не впервой искать, ждать и тешить себя надеждами.

Мужчина решительно зашагал к кассе, почти с детским восторгом оглядываясь по сторонам. Здание вокзала принадлежало эпохе правящей династии Скайуокеров, построенное в середине прошлого века при короле Энакине, поражало своим размахом и помпезностью, белыми колоннами с золотым узором, мраморными полами и огромной хрустальной люстрой, сиявшей огнями. Чудо, что здание уцелело в революцию, пережило годы разрухи и все равно сияло, словно всем бедам назло.

- Один билет до Альдеры, - Бен решительно сунул свой нос в небольшое окошечко.

- Виза на выезд! – рявкнула неопрятного вида полная женщина, уставившись на Бена густо подведенными глазами.

Мужчина часто-часто заморгал. Виза…Об этом он как-то не подумал.

- Нет визы, нет выезда! – отрезала женщина и махнула рукой, показывая, чтобы Бен не задерживал очередь.

Соло отошел от окна, озадаченно обвел взглядом вокзал. Получить визу было не так-то легко, всех, кто выезжал, тщательно проверяли, но даже после проверок выпускали далеко не всех. Бен поджал губы. Процесс получения визы может затянуться на многие месяцы, а мужчина отчаянно не хотел ждать. Что же делать.

- Найди Рей Нииму, - вдруг произнес чей-то голос рядом.

От неожиданности Бен неловко дернулся, ударился затылком о колонну и рассерженно зашипел от боли. С недоумением посмотрел на стоящую перед ним невысокую старушку с такими огромными очками, что за ними не то, что половины, всего лица не было видно.

- Простите?

- Нужна виза, найди Рей! Она в старом особняке с колоннами у площади республики. Но, - старушка огляделась по сторонам, прижала палец к губам, - тссс. Я тебе ничего не говорила.

Ошеломленный Бен растерянно кивнул. Смотрел вслед невысокой фигурке. Кто такая эта Рей? И как она может помочь с визой? Это было странно и нелепо. Идти куда-то к незнакомому человеку, чтобы получить визу. Явно незаконным путем, ведь чиновники не сидят в старых особняках и их не рекомендуют странные пожилые женщины на вокзалах. Ввязываться в незаконное предприятие Бен не хотел. К тому же не факт, что эта таинственная Рей поможет ему. Но…Ждать Соло тоже не хотел.

Он задумчивым взглядом обвел зал, разглядывая спешащих людей, впитывая в себя запахи дальней дороги, в которых железо и мазут смешались с запахом тревоги и предвкушения. А! К криффу! Будь что будет! Соло решительно зашагал к выходу.

***

- Надоело! – рявкнула Рей, резко поднимаясь, отпихивая от себя стол, пиная колченогий стул, который с грохотом упал.

Очередной претендент на роль Бенджамина Скайуокера, наследного принца королевства Набу, замер на сцене, задрожал, словно перепуганный кролик, глядя на разъяренную девушку.

- Рей, ну что ты, - успокаивающе коснулся руки девушки Финн, - это всего лишь…

- Это всего лишь провал! – рыкнула девушка, отдергивая руку, - все они недостаточно хороши!

Она сверлила злым взглядом перепуганного парня, которого кинулся успокаивать По, приобнял за плечи, выводя из небольшого зала, который троица арендовала на последние деньги.

Вспомнив об этом, Рей застонала.

- Последние деньги! Последние, Финн! И на что? На сборище глупых, жеманных, трусливых, толстых, тонких, высоких, низких безграмотных мужиков?! О! Лучше бы я свалила в какую-нибудь дыру, вроде Джакку!

- Но Рей, мы только начали, - осторожно произнес Финн, заранее зная, что его спокойная интонация только сильнее взбесит девушку.

Уже были куплены билеты в Альдеру, добыты поддельные документы и собраны вещи. Троица была готова сорваться в путь, воплощая свой безумный план в жизнь. Рей даже поверила в то, что у них получится, что и эту невероятную авантюру им удастся провернуть. Дело оставалось за малым. Найти кандидата на роль принца. И вот тут ожидаемо возникли проблемы.

- Три дня! Три дня, Финн! Нет, я больше в этом не участвую!

Рей круто развернулась и пошла прочь.

- Бесится? – спросил подошедший Дэмерон.

- Бывает, - пожал плечами Финн.

Рей быстро шла по темным улицам Тида, зябко кутаясь в тонкое пальто. Она ненавидела холод, терпеть не могла зиму. Всегда бежала от этого времени года, путешествуя, когда были деньги. Но теперь их нет. Может, снова окрутить богатенького хмыря? Получить его денежки и свалить на тропические курорты Такоданы. Это была привычная схема. Рей и сама не понимала, что ее так злит, только сжала в кармане заветную шкатулку, вспоминая ту страшную ночь, когда озверевшая толпа напала на дворец королевской семьи, вспоминая уже немолодую, но такую царственно красивую королеву-мать Падме Амидалу и ее одиннадцатилетнего внука – принца Бенджамина. Она была по-детски в него влюблена, высокого и темноглазого, со смешными торчащими ушами. А теперь что она делает? Пытается вылепить подделку! Рей зажмурилась, покачала головой и со всего маху налетела на темную фигуру, поскользнулась и непременно бы упала, не поддержки ее большая и горячая рука.

- Смотри, куда прешь! – рявкнула девушка, впрочем, понимая, что виновата сама, это она не смотрела по сторонам, а вот молодой мужчина напротив нее, наоборот, стоял. Возле их временного пристанища.

Во рту мгновенно пересохло. Полицейский? Их нашли? Что будут вменять на этот раз? Где же ребята? Рей завертела головой по сторонам, выглядывая в темноте Дэмерона и Финна, лихорадочно размышляя о том, как подать ребятам знак, чтобы они уходили, и как уйти самой.

- Ты Рей? – спросила темная фигура глубоким голосом.

Девушка нервно выдохнула. Это еще что за фокусы? Шпики обычно не спрашивают таких вещей. Они точно знают, кого они ловят и за что. Этот же…Рей чуть прищурилась, разглядывая незнакомца. Высокий, крепко сложенный, волнистые волосы, на которых в тусклом свете фонаря поблескивали снежинки, россыпь родинок на бледном лице, полные губы и темные глаза, в которых застыл вопрос пополам с неуверенностью. Нет, полицейские так не смотрят, уж это Рей знала наверняка.

- Кхм, - откашлялась девушка, вынимая свою руку из горячей ладони, - зависит от того, кто спрашивает.

- Мне нужна Рей, - произнес мужчина, - мне нужна виза, чтобы попасть Альдераан. Кое-кто сказал, что ты можешь с этим помочь.

Рей склонила голову на бок.

- Кхм, - снова хмыкнула, уже откровеннее разглядывая незнакомца, - кто сказал?

В нем что-то было, что-то, что притягивало ее взгляд. Быть может размах плеч, который не могло скрыть пальто, или блеск темных глаз, или эти волосы, на которых блестел снег. Что-то.

- Ну, - замялся мужчина, - она просила не говорить.

- Она?

Рей все еще разглядывала мужчину, взгляд ее лениво скользил вниз и вверх. Крифф! Какой же он высокий! Тихо падал снег, все усиливаясь, свет фонаря создавал неясные тени на лице незнакомца, а Рей все вглядывалась в него, не в силах поймать ускользающую мысль.

- Что ты так смотришь? – раздраженно спросил мужчина, - ты можешь помочь?

- Я, - Рей не успела договорить, сзади послышался окрик.

- Рей! - запыхавшийся Финн оказался рядом, исподлобья посмотрел на мужчину, - с кем это ты…

- Тсс! – оборвала парня Рей.

- Но…- запротестовал друг.

- Ого! – подоспевший Дэмерон разглядывал мужчину, не менее беззастенчиво.

- Ого, - согласилась Рей, вглядываясь в ошарашенное лицо незнакомца.

- Простите? – хмуро спросил мужчина, чуть подаваясь назад.

- А как тебя зовут? – Рей начала обходить мужчину, желая рассмотреть со всех сторон.

Он резко повернулся, пытаясь уследить за девушкой.

- Бен.

- Бенджамин, - пропела Рей.

- Бен, - поправил ее мужчина, - просто Бен.

- Бен, - согласилась девушка, удовлетворившись увиденным, и снова встала перед мужчиной, - а зачем тебе в Альдераан?

- Ну, - Бен явно смутился, - там моя семья. Возможно.

Повисла пауза.

- Возможно? – удивился Финн.

- Ну, - Бен опустил взгляд, сцепил перед собой руки, - я не уверен. Я, - он тяжело сглотнул, - я не помню своей семьи.

- Отчего же ты решил, что она в Альдераане? – поинтересовался По, переглянувшись с Рей, в глазах которой вспыхнули огоньки.

- У меня есть медальон, на нем изображен герб Альдераана, а я совсем не помню себя до одиннадцати лет и…Крифф! К чему эти вопросы? – он яростно тряхнул волосами.

А Рей уже улыбалась во весь рот, она многозначительно посмотрела на ребят, Финн передернул плечами, Дэмерон согласно кивнул. Да. Этот Бенджамин…Бен им подходил. По возрасту и внешности, а еще ничего не помнил о своем детстве, был чистым листом. И, кажется, был достаточно наивен, чтобы использовать его для своих целей. Отличная кандидатура для мошенников: потерянный и доверчивый.

- Видишь ли, Бен, - мягко произнес По, - мы тоже отправляемся в Альдераан, в столицу королевства…

- И у нас есть четыре визы на выезд, - подхватил Финн.

- Но, - продолжила Рей, - четвертая виза для очень важного человека.

- Я заплачу, - вскинул голову Бен, глаза его светились безумной надеждой, - вдвое больше, чем этот человек, - выдохнул он с жаром.

- Нет, - покачала головой Рей, - так не пойдет.

- Это очень важный человек, - произнес Дэмерон.

- Принц Бенджамин, - продолжил Финн.

- Ты, наверное, слышал, что его разыскивает королева Падме? – вскинул бровь По.

- А мы, - произнес Финн, - решили, что должны вернуть внука бабушке.

- Поспособствовать воссоединению семьи, - кивнул Дэмерон, состроив возвышенное лицо, - такая благородная миссия, и мы не можем просто так отдать визу на выезд тебе.

- Конечно, если ты не потерянный принц, - сладко улыбнулась Рей.

Бен решительно скрестил руки на груди, глянул исподлобья.

- Потерянный принц – сказка. Даже если он жив, прошло много лет. Невозможно будет со всей достоверностью подтвердить личность человека.

Дэмерон поджал губы в притворном возмущении, Рей едва спрятала улыбку. Кажется, По вознамерился дожать Бена. Что и говорить, этот случайный знакомец был наилучшей кандидатурой на роль принца, хоть и отличался, похоже, ослиным упрямством.

- Ты сам ищешь семью, - попенял По, - нельзя быть таким недоверчивым!

- Впрочем, - вмешалась Рей, - нам пора, - она подхватила парней под руки, - мы очень спешим. Нам надо помочь королеве.

Девушка ловко обогнула Бена и не спеша двинулась ко входу в особняк.

- Рей, ты чего! – зашипел Финн, - он уже был у нас в руках.

Ниима хмыкнула, ощущая уже знакомый азарт, предвкушение хорошей аферы, острыми иголочками прошедшийся по коже кураж. То самое, что толкало ее на авантюры. Ну кроме прибыли, конечно. И красивых вещей. И баснословно дорогих драгоценностей.

- Не спеши, мой друг. Подожди. Давай пойдем чуть медленнее.

Порой надо играть на противоречиях. Только дай людям понять, что они не нужны, не стоят и ломанного кредита, как в них просыпается чувство оскорбленного достоинства, желание доказать окружающим и себе, что они чего-то да стоят.

- Три, - пропела Рей, - два…

- Рей! – раздался позади крик.

Девушка насмешливо фыркнула.

- Ты великолепна! - восхищенно произнес Финн, а По счастливо заулыбался.

Рей сделала еще пару шагов, прежде чем остановиться, нарочито медленно высвободила руки и повернулась.

- Да-да? Ты что-то хотел? – заломила бровь, глядя на спешащего к ней мужчину.

- Ну, - он с независимым видом сунул руки в карманы, - я же не помню, кто я, верно?

Рей скрестила руки на груди, ожидая продолжения.

- И я могу оказаться, кем угодно, - он почти захлебывался словами.

- Продолжай, - благосклонно кивнула девушка.

- И даже, - он нервно сглотнул, - могу оказаться потерянным принцем и…

Договорить ему не дали, Дэмерон решительно шагнул, вперед оттесняя Рей, подхватил ошарашенного Бена под руку.

- Ты не пожалеешь, друг! – улыбка По осветила зимний вечер.


========== Глава 3, в которой просыпается прошлое ==========


Откинувшись на спинку дивана, Рей наблюдала, как По что-то вдохновенно рассказывает Бену. До девушки долетали слова: «Скайуокеры», «династия», «ее величество королева», «великое дело» и «ваше высочество». Последнее заставляло Бена восхитительно морщиться.

Кажется, Дэмерон решил всерьез взяться за их нового знакомого. Впрочем, это было как раз то, что нужно. В их деле допустить прокола никак нельзя. От этого зависит их очень обеспеченное будущее.

Вот жестом фокусника По откуда-то достал старый дагерротип, на котором была изображена королевская чета Скайуокеров и их десятилетний сын. Бен с явным интересом рассматривал изображенных людей, а Рей с явным интересом рассматривала мужчину.

Она хорошо помнила лицо мальчика, изображенного на дагерротипе, впрочем, если бы последнего не было, годы не могли стереть из памяти Ниимы лица принца Бена. И Рей в который раз за последний час подумала о том, как ей повезло столкнуться с Беном. Ведь если бы принц Бенджамин не пропал без вести и вырос, то выглядел бы он примерно так, как Бен Соло.

- Эй, Веснушка! – подошедший Финн со всего маху плюхнулся на диван, щелкнул пальцами у Рей перед носом, - все нормально? Ты уже полчаса пялишься на него, не отрываясь. Нравится, да?

Друг лукаво покосился на Рей, заставив ту порозоветь.

- Ничего подобного! – огрызнулась девушка, наконец, отводя взгляд от Бена и Дэмерона.

- Ясно, - хихикнул Финн, отчего Рей покраснела еще больше. И разозлилась на себя и друга. А Финн продолжал, - да ладно тебе, подруга, отличный экземпляр, согласен! Этот рост и размах плеч, темные выразительные глаза, пухлые губы, роскошные волосы, этот флер тайны – он ничего не помнит о себе. Настоящий романтический принц! То, что нравится девушкам!

- Финн! – угрожающе протянула Рей, - немедленно прекрати!

Друг покосился на нее и захихикал сильнее.

- Ты похожа на помидор, Веснушка!

Рей и сама чувствовала, как полыхают щеки. Право слово, ощущала себя наивной девчонкой, не знала, куда девать себя от смущения. Так глупо! Она ведь действительно пялилась на этого Бена Соло, крифф бы его побрал! Девушка поджала губы, глядя на веселящегося Финна.

- Эй, народ! – окликнул их По, приближаясь, за ним тенью следовал Бен, - о чем секретничаете? Я, например, - Дэмерон напустил на себя излюбленный многозначительный вид, - рассказывал его высочеству, что когда-то этот особняк, ныне, к сожалению, находящийся в прискорбном упадке, принадлежал его дяде – Великому герцогу – Люку Скайуокеру, который…

- Отказался от трона в пользу своей сестры – королевы Леи, - вдруг тихо продолжил за Дэмерона Бен.

Повисла тишина, завывал ветер, просачиваясь сквозь щели в рамах, за окном мела поземка, снегопад успел превратиться в настоящую метель.

- О, ваше высочество! – первым подал голос Финн, - вы уже что-то вспоминаете. Наверное, это все этот дом!

Рей скептически изогнула бровь в ответ на такую неприкрытую лесть. О том, что Люк Скайуокер отказался от трона в пользу своей сестры, было известно каждому школьнику в Набу. Девушка едва сдержалась, чтобы не фыркнуть.

- Рей, с тобой все в порядке? – посмотрел на девушку Дэмерон, - ты такая красная.

Финн издал смешок.

- Жарко, - процедила девушка, награждая друга свирепым взглядом.

Дэмерон посмотрел удивленно.

- Ты же обычно всегда…

- Мерзну, - перебила Рей, - я знаю. А сейчас мне жарко! И хватит об этом.

Девушка решительно поднялась, стараясь не смотреть на Бена.

- Нам пора отдыхать. Наш поезд отходит завтра рано утром.

- Мы едем на поезде? – спросил Бен.

- Да, ваше высочество, - кивнула Рей, - мы едем на поезде до самой Альдеры. Вскоре вы увидитесь со своей бабушкой.

***

Ему никак не удавалось уснуть. Было ли дело в насыщенном дне, в тех странных событиях, что произошли сегодня? Или, быть может, в том, что оказался в чужом ему месте? Или в крайне неудобной, тесной для него кушетке, на которой он спал? Или же в этой девушке, Рей, в ее карих с прозеленью глазах, что смотрели на него пристально, словно бы их симпатичная обладательница не доверяла ему?

Да что там! Он и сам себе не доверял! Он и вдруг наследный принц Набу? Бред какой-то!

Бен столько лет мечтал о том, как найдет свою семью и даже в подробностях представлял эту встречу. Но никак не мог предположить, что он окажется принцем. Да верил ли он в это? По Дэмерон был убедителен, он вдохновенно рассказывал о королевской семье, он показал ему старый дагерротип. И что-то словно бы сдвинулось в сознании Бена, словно приоткрылась тайная дверца, пропуская в темную комнату лучик света. На мгновение перед внутренним взором мелькнули странные образы, похожие на смутные воспоминания, которые иногда беспокоили его во снах. Но было ли это правдой? Или отчаянным желанием поверить в то, что ему говорили? Бену не нужны были сокровища, титулы, богатства и земли, он лишь хотел обрести семью. И вдруг действительно его семья – это королева Падме Амидала Наберри?

Бен сел на кушетке, вгляделся во тьму, в соседней комнате спали Дэмерон и Финн, на диване неподалеку лежала Рей. Соло задержал на девушке свой взгляд, она спала, свернувшись клубочком, уткнувшись носом в подушку. В ней было что-то трогательное, беззащитное, столь резко контрастировавшее с ее цепким взглядом или грубоватым поведением. Бен отвел взгляд, вдруг смутившись.

Не желая доискиваться до причин своего смятения, мужчина встал, его передернуло от холодного воздуха комнаты. Он прошел к камину, поворошил угли, бросил пару поленьев и вдруг, повинуясь безотчетному порыву, накинул на Рей плед, отчего-то решив, что девушка замерзла. А потом, словно боясь, что она проснется и застанет его на месте почти преступления, вышел из комнаты, аккуратно притворив дверь.

Особняк пребывал в упадке: надрывно скрипел когда-то блестящий и крепкий паркет, грозя провалиться под весом мужчины, шелковые обои свисали, ободранные чьей-то варварской рукой или же просто отстав от стены из-за сырости и холодного воздуха, деревянные панели рассохлись, а мутные стекла, кое-где битые, обрамляли растрескавшиеся рамы. Бен посмотрел наверх, словно желая охватить картину упадка полностью, и увидел потолок, некогда белый, а теперь с подозрительными желтыми пятнами облупившейся от времени штукатурки. Здесь еще оставалось удивительно много старых вещей, покрытых пылью и паутиной. Даже странно, что особняк еще никто не разворовал окончательно. Сколько Бен жил в Тиде, особняк Люка Скайуокера стоял закрытый и заброшенный – идеальное место для воришек.

Бен шел по коридорам, странное ощущение родства с этим местом не отпускало его, словно бы он был уже в этом месте когда-то, бывал здесь в своих снах. И знал, что за следующим поворотом окажется…Бен резко выдохнул. Огромная бальная зала.

Соло замер, не в силах поверить своим глазам: окна от пола до потолка, едва пропускали лунный свет, стены с колоннами и старинный паркет, узор на котором Бен знал. Мужчина попятился, почти в ужасе. Он знал этот узор! Много раз повторял его на деревянных изделиях, видел во сне, помнил его…откуда-то. Это было почти жутко, дрожь пробежала по телу, Соло сделал еще шаг назад, упираясь бедрами в небольшой комод, предметы на котором опасно закачались, загремели, заставив мужчину резко обернуться.

Он вгляделся в свое отражение в пыльном зеркале: слишком бледное лицо и выдающийся нос, Бен знал, что под длинными волосами скрываются большие уши, которых он так стеснялся в детстве. Ничего особенного. Он принц? Горькая складка у рта отразилась в зеркале, а потом за спиной мелькнула тень, заставив Бена вздрогнуть всем телом.

- Решил сбежать?

Сердце колотилось, как безумное, отдаваясь молоточками в ушах, заставляя голову кружиться. Бен сделал глубокий вдох, потом медленно выдохнул и обернулся, встречаясь взглядом с карими с прозеленью глазами. Рей стояла напротив, выставив упрямый подбородок вперед, глядела с недоверчивым прищуром и куталась в тот самый плед, которым Соло укрыл ее.

- Нет, - пожал плечами Бен, отводя взгляд от злополучного пледа, один вид которого заставил уши заалеть. И Соло порадовался, что они скрыты волосами, - просто не спится. Здесь все, - он прервался, не зная, как сказать, как объяснить то, что он чувствует. Да и нужно ли это делать? – непривычное, - наконец, подобрал он слово, - не могу спать на новом месте, - признался Бен.

Рей задумчиво пожевала губу, чуть склонив голову, откровенно разглядывала мужчину, заставляя того неловко переступать с ноги на ногу.

- Не совсем новое, - вдруг произнесла девушка, - ты, возможно, не помнишь, но твой дядя был твоим главным воспитателем. Ты много времени проводил в этом особняке.

Слышать о себе то, что сам не помнишь, - приняв за аксиому то, что он действительно тот, за кого решил себя выдать, - было странно, но Бен посмотрел на Рей с надеждой.

- Правда?

- Правда, - ответила Рей, а потом взяла его за руку, - пойдем.

Ее ладошка была прохладной и сухой, и Бен едва удержался, чтобы не погладить нежную кожу. А Рей уверенно тащила его куда-то.

Ни он, ни она не заметили, как зеркало позади них полыхнуло потусторонним красным светом, на мгновение освещая пространство вокруг, и померкло, будто бы снова погрузившись в сон.

- Что это?

Они оказались в просторной комнате, навевавшей мысли о физических упражнениях.

- Герцог Люк был непревзойденным фехтовальщиком, - произнесла Рей, - он учил фехтованию и своего племянника, тебя.

Бен прошел в середину зала, остановился в задумчивости, потом уверенно двинулся в угол комнаты, где находились стойки с оружием. Несколько шпаг сохранились, хотя и покрылись кое-где ржавчиной. Бен вытащил одну из них, взмахнул пару раз на пробу, сделал выпад, пытаясь прислушаться к себе, к необычным ощущениям всесильности и вседозволенности, которые иногда дает оружие людям. Что-то было в этом, в ощущении стали в его руке, в тяжести шпаги, что-то смутно знакомое, хотя, - Бен был уверен в этом! - он никогда не держал в руках оружия.

- Ты хорошо смотришься, - улыбнулась Рей.

И Бен вновь встретился с оценивающим взглядом ее каре-зеленых глаз, в которых теперь еще скользила легкая насмешка. Соло резким движением отправил шпагу обратно на стойку, отчего-то больше разозлившись, чем смутившись. И что он себе вообразил?

- Нам пора отдыхать, - сухо произнес мужчина, проходя мимо удивленно смотрящей ему вслед девушки.


========== Интерлюдия ==========


Здесь было темно настолько, что ничего не было видно на расстоянии вытянутой руки. И он вытягивал бледную руку, глядел на тонкую кожу кисти, чтобы только увериться, что он еще не ослеп. Здесь было настолько тихо, что, казалось, будто ты оглох, но он не решался произнести ни звука.

Это место было безвременьем, чистилищем для проклятых душ или же просто местом вне всего. Лишь алые сполохи иногда нарушали спокойствие, пронзая пространство, освещая на мгновение все вокруг. И тогда становилось ясно, что он идет по бесприютной равнине, каменистой и безжизненной. И тогда по губам мужчины скользила удовлетворенная ухмылка: он был на верном пути.

Он мог бы сказать, что чувствует нечто, когда петлял по коридорам огромной пещеры, рискуя заблудиться, когда лишь все те же алые сполохи вели его к нужному месту, но это было не так. Он не чувствовал ничего, его вели лишь вера в собственные силы да болезненное честолюбие.

В голове все еще звучал голос отца, рассказывающего старые сказки, больше похожие на его ночные кошмары. Сказки о могуществе и власти, сказки о магической Силе и колдуне по имени Шив Палпатин. Он так долго искал его, сам себе иногда казался сумасшедшим, он медлил и опасался, но больше медлить было нельзя.

Говорили, что принц Бенджамин жив, говорили, что вскоре он будет в Альдере и любящая бабушка обнимет его. И тогда ему самому не видать могущества и власти, как собственных ушей. Он не был знаком с принцем Бенджамином, но уже его ненавидел.

Последний поворот и…

- Кто ты? – рядом с ним в каменный пол ударила алая молния.

Он отпрыгнул, ошеломленный, испуганный, разозленный.

- Я не повторяю дважды, - фигура, укутанная в темный плащ с глубоким капюшоном, подошла ближе.

Он осознал, что все вокруг залито мертвенным синеватым светом, потому что он отчетливо видел Шива Палпатина, каждую морщинку на бледном лице, бескровные тонкие губы и худые пальцы, что схватили его за подбородок с неожиданной для хрупкого тела силой.

- Хакс! – выпалил он, - меня зовут Армитаж Хакс, и я пришел сказать вам, что принц Бенджамин жив.

Мгновением позже пещеры сотряслись до основания, с губ Палпатина сорвался вопль бешенства, он так резко отпустил Хакса, что его голова мотнулась из стороны в сторону.

- Жив, - зашипел колдун, - жив-жив-жив. Он закружил по пещере, оскальзываясь на острых камнях, - так вот почему…!

Он вдруг резко метнулся к Хаксу.

- А ты, должно быть, отчаянно смел, раз решился преподнести мне такую новость! Или же, - он с кривой и жуткой усмешкой оглядел мужчину с ног до головы, - отчаянно честолюбив. Чего ты хочешь?

Хакс нервно сглотнул, невольно провел языком по пересохшим губам.

- Служить вам, - выдавил хрипло.

- О, и получить обещанную награду, разумеется, - почти ласково произнес Палпатин.

- Мой отец – Брендол Хакс, он много говорил о вас и…

- Беззастенчивый ублюдок, - жутко расхохотался колдун, - да, ты подойдешь, - он посмотрел в глаза мужчине, - подойдешь, - зашипел ласково.

Пещеру озарили алые сполохи.


========== Глава 4, в которой выясняется, что путешествие поездом далеко не самая безопасная поездка. ==========


Вагон-ресторан был неплох, просторный, отделанный в темно-зеленых и серебристых тонах, с кипенно-белыми салфетками на темных столешницах, со сверкающими приборами и услужливыми расторопными официантами. Рей, конечно, видела и получше, но все же он был предпочтительнее, чем их четырехместное купе.

Девушка долго буравила недовольным взглядом Финна, который виновато заглядывал ей в глаза, и По, который, конечно, ничуть не смутился. Но достать парни смогли только четырехместное, не самое дорогое купе. Поворчав, Рей собрала минимум вещей, уверенная, что путешествие не продлится долго. У нее вышел кратковременный спор с Беном о том, какую полку занимать. Но в итоге Рей отвоевала себе единственную оставшуюся нижнюю, - она боялась высоты, даже такой небольшой, как в вагоне поезда. С ворчанием наследный принц полез наверх, и, конечно, полка поезда оказалась для него мала, он вертелся и крутился, шепотом ругаясь себе под нос, а Рей хихикала в подушку.

Кстати, о наследных принцах. Да, вагон-ресторан был бы неплох, если бы не сидящий напротив нее Бенджамин Скайуокер. Рей прищурилась, вновь готовая к атаке. И какого криффа она заказала именно рыбу? Никогда ведь ее особенно не любила!

- Итак, ваше высочество, - девушка старалась говорить максимально нейтральным тоном, хотя видит Сила, как же ей хотелось воткнуть вилку для рыбы ему в глаз! – еще раз. Перед нами целая рыба, а значит, мы начинаем с того, что отделяем хвост и плавники. Вот так, - Рей ловко проделала озвученные действия, - затем…

- Затем надрезаем вдоль хребта и брюха, - перебил ее принц, - потом отделяем кожу по направлению от хвоста и…

- От головной части, - мягко поправила Рей.

- От хвоста, - упрямо произнес Бен, ловко справляясь с поставленной задачей.

- Но я говорила, - почти беспомощно произнесла Рей, чувствуя, что сдерживаться ей становится все труднее.

- Я помню, что ты говорила, - тряхнул головой Бен, отправляя в рот кусочек рыбы, - но ты не права!

Рей возмущенно засопела, глядя на мужчину, с аппетитом поедающего рыбу. Самой ей кусок не лез в горло. И причиной был этот невыносимый человек, что сидел напротив. Он спорил со всем, что она говорила, он поправлял ее, словно бы знал об этикете больше, чем она. И самое раздражающее: он ловко и непринужденно справлялся с поставленными задачами, словно действительно был рожден особой королевской крови. И Рей бы радоваться этому факту, их обман удастся на славу. Но в своем раздражении она не могла.

- Откуда тебе знать! – завелась девушка, - ты должен слушать, что я говорю, если хочешь предстать перед бабушкой достойным молодым человеком, а не…

- Я знаю, - он словно бы не слышал ее, перевернул рыбу на тарелке и снял кожу. По направлению от хвоста, - не знаю, откуда, читал, может быть, где-то, но я совершенно уверен…

- И абсолютно неправ! – она все же повысила голос, да еще и выронила вилку из руки, привлекая к ним внимание других пассажиров.

В руке оставался нож для рыбы, плоский и недостаточно острый, но и его хватит, чтобы…Дверь вагона-ресторана открылась, и в помещение ввалились По и Финн.

- Ну наконец-то, - процедила Рей, резко поднимаясь и швыряя салфетку на стол.

- Что случилось, Веснушка? – Финн с улыбкой приобнял девушку, кивнул Бену.

- Я ухожу! – Рей задыхалась от ярости, а вот Бен был абсолютно спокоен, - он абсолютно меня не слушает. Я не буду работать в таких условиях!

- Эй-эй, - Дэмерон поднял руки ладонями вверх, - тебе просто надо отдохнуть, мы сами закончим.

- И славно! – бросила Рей.

- Чудесно! – подал голос Бен, отвечая ей в тон.

Пару секунд они буравили друг друга взглядом, а потом с хриплым стоном Рей развернулась на каблуках и буквально вылетела из вагона-ресторана.

- Невыносимый, самоуверенный, отвратительный! – бормотала Рей себе под нос, сжимая кулаки и закусывая губы, - что он вообще о себе возомнил? Криффов принц!

Девушка яростно рванула дверь купе, едва не упала от толчка тронувшегося поезда, влетела внутрь и начала яростно копаться в сумке, собираясь приготовить себе пижаму. Ей на мгновение показалось, что за окном мелькнула красная вспышка, но это, наверное, так преломился свет фонарей на станции, от которой только что отъехал поезд. В коридоре вдруг послышались голоса, а потом дверь плавно отъехала в сторону. Рей круто развернулась, намереваясь сказать что-то злое, да так и застыла. На пороге стояла женщина с двумя детьми, один из которых тут же влетел в купе.

- Ух ты! Мама! Можно мне будет лечь на верхнюю полку?

Рей лихорадочно соображала, а пока стояла в растерянности, не совсем понимая, что происходит, за спиной женщины показался проводник.

- Кто вы? – наконец, отмерла женщина и тут же пошла в наступление, - это наше купе! – она оглянулась на проводника, который вглядывался в билеты семейства так, словно отыскал там смысл жизни.

Рей тут же подобралась, подхватила свою сумку, улыбнулась тепло.

- О, простите! Должно быть, я ошиблась. Суета поездки, знаете ли! – она легкомысленно хихикнула и, быстро протиснувшись мимо женщины, вышла в коридор.

Поспешила к вагону-ресторану, на все корки мысленно ругая По и Финна.

- Девушка! – послышался позади окрик проводника, - постойте!

Рей лишь ускорила шаг. С парнями она столкнулась уже на выходе из вагона, сунула сумку растерянному Дэмерону, очаровательно улыбнулась Бену, который вопросительно вздернул бровь, и увлекла парней прочь.

- Идемте же скорее.

По и Финн поняли ее с полуслова, и без лишних вопросов последовали за ней. Бен застыл на месте, скрестив руки на груди.

- Что-то не так? – спросил.

Рей остановилась на мгновение и тяжело вздохнула, закатила глаза, а потом обернулась к застывшему позади Соло.

- Все в порядке, ваше высочество, - пропела нежно, - просто мы нашли для вас более подходящее вашему статусу купе. Идемте же.

Они быстро миновали пару вагонов, потом вагон-ресторан и, наконец, остановились в почтовом вагоне. Здесь было холодно, пыльно и тихо.

- Не уверен, что это подходит статусу принца, - задумчиво протянул Бен, не то издеваясь, не то говоря серьезно.

Но Рей его уже не слушала, разъяренной фурией она налетела на парней.

- Вы что сделали? Вы сказали, что украли эти билеты!

Финн опустил взгляд, нервно сжал руки.

- Понимаешь, Веснушка…

- Понимаю, что вы где-то накосячили! И самое главное: мне не сказали! – яростный ее шепот едва ли остался неслышим для Бена, но девушке было наплевать.

- Да, - не стал отпираться Дэмерон, понимая, что это бесполезно, - не украли, а подделали, но Рей…

Девушка обреченно застонала, отошла прочь, не став слушать дальнейшие оправдания. Ум ее лихорадочно работал, пытаясь придумать выход из сложившейся ситуации. В небольшом окошке под крышей вагона снова что-то зловеще вспыхнуло красным. А в следующий миг поезд сотряс страшный удар. Рей отлетела куда-то вбок, прямо на Бена, который ловко подхватил ее.

- Отпусти меня сейчас же! – рявкнула девушка.

На лице Соло не дрогнул ни один мускул, когда он разжал руки, выполняя требование. Не удержавшись на ногах, Рей упала прямо на задницу, с губ ее слетел протестующий вопль боли. Она во все глаза смотрела на стоящего над ней с невозмутимым видом Бена.

- Ах ты…- она начала подниматься, - да ты просто…!

- Ты сама сказала тебя отпустить, - пожал плечами мужчина.

Рей шагнула к нему, яростно глядя снизу вверх, решительно сжимая кулаки. Поезд снова дернулся, красные сполохи в окошках взрывались все чаще.

- Потом поругаетесь, Веснушка! – раздался окрик сзади, - смотри!

Рей обернулась да так и застыла с открытым ртом. Одну из дверей вагона снесло начисто, жалкие обломки металла и дерева полыхали огнем странного потустороннего красного оттенка, совсем как сполохи, что Рей видела в окне, поезд удалялся, а их вагон, замерев на мгновение, вдруг покатился назад, под уклон, все более набирая скорость. Размышлять о том, что это за огонь такой и что все же произошло, времени явно не было.

- Ерунда, - вдруг беспечно заявил Дэмерон, - мы не сможем катиться под уклон постоянно, это же не горка, когда-нибудь да остановимся.

Рей растерянно заморгала.

- Я не был бы так уверен, - раздался спокойный голос Бена.

Слишком спокойный. Рей посмотрела в сторону принца и едва удержалась от ругательства. Соло открыл противоположную дверь. Да, они катились под уклон. Прямо в пропасть, туда, где проходили старые железнодорожные пути, не демонтированные до конца, туда, где находился старый железнодорожный мост, разрушенный еще в революцию и до сих пор не отремонтированный.

Дэмерон витиевато выругался, а жар все нарастал, огонь уже добрался до середины вагона, сухие деревянные ящики вспыхивали моментально, словно их облили чем-то горючим. Времени у них почти не оставалось, вагон, вместо того, чтобы замедлить ход, только набирал скорость, его мотало из стороны в сторону. В какой-то момент он опасно накренился, плохо закрепленный ящик полетел прямо на Финна, парень едва успел отскочить.

- Прыгать! – решительно заявил Финн, - мы должны прыгать!

- Да ты с ума сошел?! – закричала Рей.

- Хочешь остаться тут, Веснушка?

- Прыгать на железнодорожные пути – это чистое самоубийство! – отпарировала девушка.

- И не надо, - послышался спокойный голос принца.

Он откуда-то раздобыл пожарный топор и нанес решительный удар по боковой стене вагона, еще один и еще. По сунул растерявшейся Рей в руки ее сумку, быстро огляделся, подмечая, где находится пожарный инвентарь и, схватив второй топор, кинулся Бену на помощь. Раздался треск, прорубленный проем ощетинился острыми краями досок, ворвавшийся внутрь холодный ветер заставил пламя вспыхнуть сильнее. В образовавшуюся дыру было видно, с какой стремительной скоростью проносятся за окном редкие деревья.

- Мы погибнем! – Рей невольно попятилась.

- Мы погибнем, если не прыгнем, Веснушка! – Финн схватил ее руку и потащил к проему, преодолевая слабое сопротивление совершенно растерявшейся девушки.

- Дамы вперед, - ухмыльнулся уголком губ Бен.

- Нет! – выкрикнула Рей.

А потом ощутила сильный толчок в спину. Она вылетела в холодное пространство, коротко взвизгнув, едва успела сгруппироваться и полетела вниз по склону. Где-то потерялась ее сумка, которую она все это время сжимала в руке, Рей больно ударилась боком о какой-то камень, коротко всхлипнув от вспышки боли, за воротник блузки набился снег, заставляя задрожать, девушка попыталась хоть за что-то зацепиться, отбив пальцы о стылую землю. А потом вдруг все закончилось.

Она лежала на спине, глядя в темное небо, судорожно дыша. Грохот взрыва заставил ее шарахнуться в сторону, в полной уверенности, что ее сейчас зацепит. Но нет, алое зарево пожара, было где-то далеко. А на его фоне в снегу шевелились три фигуры, пытаясь встать. «Живы!» Рей почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Девушка поднялась, быстро отерла щеки и, потирая тут же замерзшие ладони, чувствуя, как ледяной струйкой стекает к пояснице набившийся за воротник снег, на дрожащих ногах побрела к парням. Дэмерон безостановочно ругался, Бен тяжело дышал, а Финн кинулся к ней и крепко обнял.

- Веснушка! Жива! – быстро ощупал девушку на предмет повреждений.

- И даже невредима, - проворчала Рей, - не надейся.

Она выпуталась из объятий друга.

- Ваше высочество, - произнесла Рей, - вы нас всех спасли. Спасибо.

Бен коротко кивнул.

- А я? – завопил Дэмерон, - а я? Я тоже потрясающе смотрелся с топором! - сверкнула ослепительная улыбка.

- И ты, По, - невольно засмеялась Рей.

А через секунду хохотали уже все четверо.

***

- Жив! – заорал Палпатин, - крифф!

Хакс попятился, пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица, но в светло-зеленых глазах мелькнуло что-то похожее на страх и презрение. Он немного не так представлял себе всемогущего колдуна, которым восхищался его отец. Армитаж думал, что Шив Палпатин будет чуть…сдержаннее, что ли. Но годы заточения в этих холодных пещерах кого угодно могли свести с ума, конечно. Впрочем, в глазах Хакса это колдуна нисколько не оправдывало. И раз уж он здесь, то пойдет до конца. Он получит и силу, и власть, и богатство. Жаль только не признание отца, который давно мертв. Но это уже и почти неважно по прошествии лет.

- Жив! – продолжал бесноваться колдун, мечась по пещере.

- Но это лишь одна попытка, и…- попытался возразить Хакс.

Молниеносным движением Палпатин выбросил костлявую руку вперед, скрючив пальцы, и Армитаж захрипел, хватаясь за горло, которое душила невидимая рука.

- Не смей даже рот раскрывать, пока я не прикажу, ты понял меня? Понял?!

Армитаж кивнул, чувствуя, что еще немного, и он потеряет сознание от нехватки воздуха. Палпатин расслабил пальцы, и Хакс упал на колени, кашляя и хрипя, едва сглатывая вязкую слюну.

- Ты не понимаешь, не понимаешь, - шипел Палпатин, - я заперт здесь, потому что Бенджамин Соло жив! Он жив, а я превратился в развалину, чья душа не может освободиться! Я жив и не жив! Это не смерть! Не жизнь! Это вечные муки!

Палпатин навис над мужчиной.

- И я обреку на них тебя, если будешь мне перечить! – зашипел колдун, а потом вдруг ласково улыбнулся, - но если сумеешь выполнить мой приказ, то получишь награду. Ведь ты этого хотел?

Хакс отчаянно закивал.

- Отлично, - фыркнул Палпатин, - собирайся. Ты собственноручно убьешь принца!

Комментарий к Глава 4, в которой выясняется, что путешествие поездом далеко не самая безопасная поездка.

Автор не силен в этикете. Это к слову о том, как правильно есть рыбу. Тематические сайты дают информацию и про от хвоста и про от головы. А кто-то вообще не пишет, с какой стороны снимать кожу. Так что, может статься, что правы и несносный принц, и раздраженная мошенница)


========== Глава 5, в которой появляется доверие ==========


Впереди, за жиденькой лесополосой, простиралась равнина, укрытая белым снегом и освещенная лишь светом луны. Где-то вдалеке мелькали огоньки, едва уловимо тянуло гарью. И было тихо. Было даже красиво. Если забыть, как она замерзла. Рей обняла себя за плечи и поежилась.

- Ну-ка, - Бен легко придержал ее за руку, принуждая остановиться, - надевай.

Он стянул с себя свитер и протянул ей.

- Нет, - покачала головой девушка, - ты замерзнешь.

- А ты уже замерзла, - парировал Бен.

- Но, - начала Рей, чувствуя странную потребность спорить с принцем даже в такой ситуации.

- Хватит спорить! – отрезал Соло, а потом стремительным движением натянул на Рей свитер.

Девушку окутало запахом мокрой шерсти, пота и гари, и еще чего-то неуловимого, но приятного, как будто бы родного. Свитер доходил ей до середины бедра, а рукава свисали. Рей посмотрела на них растеряно, но уже в следующую секунду Бен ловко закатал их и на секунду задержал руки Рей в своих, на удивление теплых, несмотря на зимний холод.

- Спасибо, - растерянно прошептала девушка.

Бен едва заметно усмехнулся уголком губ, Рей смотрела в темные глаза, не в силах отвести взгляд, и тонула, тонула, тонула в ласковой тьме.

- Эй! – раздался окрик По, - сюда! Мы кое-что нашли.

Наваждение исчезло. Рей поспешно отвернулась, чувствуя, как заалели щеки. Крифф! Неожиданное смущение, непонятная неловкость, бешено стучащее сердце. И этот свитер, Рей украдкой понюхала воротник, вбирая запах, от которого неожиданно теплело на сердце.

Находкой оказалась небольшая хижина, вероятно, чей-то охотничий домик. Он был совсем небольшим: крохотная прихожая и одна комната, но здесь были крепкие стены, целые окна и даже печка рядом с которой лежало немного дров. Рей была готова расплакаться от облегчения. Больше всего на свете она ненавидела холод!

В приюте, где она выросла, всегда было холодно, а воспитателям было наплевать, мерзнут ли их подопечные. Рей была уверена, что если бы кто-то замерз насмерть или простудился настолько, чтобы потом умереть, их воспитатели только бы порадовались этому факту, ведь можно было бы забрать себе те жалкие крохи денег, что государство выделяло на содержание каждого воспитанника. Рей поморщилась и бросила быстрый взгляд на Бена. Интересно: приют, где вырос принц, был таким же ужасным, как и ее?

Финн быстро и ловко развел огонь, и вскоре небольшое помещение нагрелось достаточно, чтобы Рей стало жарко. С легким сожалением она сняла свитер, украдкой погладила ткань и аккуратно повесила поближе к огню, сама уселась неподалеку в углу небольшой скамьи, подобрав под себя ноги. Девушка, прищурившись, смотрела на суетящихся парней. А потом ей в руки ткнулась горячая жестяная кружка, над которой вился пар.

- Не бог весть что, - смущенно пожал плечами Бен, - всего лишь кипяток, но этого хватит, чтобы согреться. В приюте, где я вырос, мы часто воровали кипяток на кухне. В комнатах всегда было холодно.

От благодарности у Рей на глаза навернулись слезы. Честное слово: давным-давно о ней никто так не заботился, даже По и Финн. И этот кипяток в кружке был дороже любого самого элитного чая. Ниима отчаянно заморгала, пытаясь скрыть слезы, которые невольно навернулись на глаза.

- Спасибо, - выдавила из себя хрипло.

Бен поспешно отвернулся, видимо, не желая ее смущать.

- Что дальше? – громко спросил принц.

- Доберемся до Такоданы, - Дэмерон поворошил угли в печке, подбросил еще дров, - купим билеты на пароход. И доберемся до Альдеры морем. Это будет даже быстрее, чем на поезде.

- Хоть и дороже, - вставил Финн, - но у нас есть сумка Рей, - парень улыбнулся, - Веснушка как всегда предусмотрительна.

Рей слабо улыбнулась. Да, среди ее вещей были и деньги, но их не хватит на четыре билета на пароход. Их едва ли хватит, чтобы оплатить ночлег в Такодане, только если совсем уж гнусную дыру рядом с портом.

Ниима поморщилась, вспоминая портовый город, ей он не нравился никогда. Слишком шумно, грязно и суетно. Слишком много проходимцев самого разного пошиба.

- Денег нам не хватит, - покачала головой девушка.

Повисло молчание, трещали дрова в камине, едва слышно свистел ветер за окном, кружка в руках исходила паром, и у Рей слипались глаза от усталости. Она готова была уснуть на этой самой жесткой скамье. Ей – им всем – был необходим отдых.

- И что же мы будем делать? – вырвал Нииму из полудремы резкий вопрос Бена.

Рей приоткрыла глаза, посмотрела на принца долгим взглядом. Соло хмуро смотрел на нее в ответ.

- Найдем деньги, - пожала плечами Рей, отпивая горячую воду.

Право слово, Такодана или нет, но Рей Ниима никогда не пасовала перед трудностями. Как будто они в первый раз на мели! Они справятся. В голове уже вертелись две более или менее приемлемые схемы незаконного отъема средств у граждан. Просто сначала им нужно немного отдохнуть, а потом все наладится.

- И каким образом? – допытывался Бен.

- А это, ваше высочество, уже совершенно не ваше дело, - отрезала девушка.

***

- Нет! Ты скажешь мне: куда вы идете! – Бен схватил Рей за руку, девушка зашипела, словно разъяренная кошка, вырываясь.

- Я уже объяснила: добывать деньги!

- Как? Почему я не могу пойти с вами?

- Потому что ты остаешься тут вместе с По, - ответила Рей.

- Рей, - принц сделал к ней шаг и с неудовольствием отметил, как девушка отскочила прочь.

Наверное, это его и отрезвило. Бен поджал губы, останавливаясь. Его раздражало ее недоверие, он не хотел иметь ничего общего с незаконной деятельностью. Он – крифф его раздери! – всегда чтил закон! И ждал этого от других. Но у компании, с которой Бен связался, явно были другие жизненные принципы. И Соло это раздражало сейчас. Когда Финн и Рей, пошушукавшись с Дэмероном, поспешно собрались, чтобы уйти. Бену все это не понравилось. Он понимал, что отступать было поздно, он здесь, в этой точке времени и пространства, он сам ввязался в эту авантюру. Он ведь тоже обманщик! Никто не говорил ему, что Бен Соло и есть потерянный принц Бенджамин. Так отчего он теперь устраивает сцены?

Соло мрачно посмотрел на захлопнувшуюся за Рей и Финном дверь номера. На двери была трещина. Бен поморщился. Дешевая гостиница на окраине Такоданы, в непосредственной близости к порту, все, что им удалось найти за те деньги, что были в сумке Рей. Здесь ошивались сомнительные личности, а еда была настолько отвратительна, что сам ее вид отбивал аппетит. Куда уж там до восхитительной рыбы, которую они ели в поезде! Которую он, видите ли, ел неправильно! Почему-то это воспоминание заставило Бена заскрежетать зубами в новом приступе раздражения.

- Ты совершенно зря ей не доверяешь, - раздался позади спокойный голос.

Соло подпрыгнул от неожиданности, а потом развернулся и вызывающим жестом скрестил руки на груди, смерил По взглядом исподлобья.

- Рей знает, что делает, - Дэмерон отлип от стены и подошел к принцу, - из нас троих она, быть может, вообще единственная, кто точно осознает все риски и просчитывает все наперед, - мужчина задорно усмехнулся.

- Неужели? – скептически процедил Бен.

- Конечно, - невозмутимо кивнул Дэмерон, а потом вздохнул, - Бен, ты пошел с нами, доверился нам, согласился на невероятную авантюру. Быть может, ты принц, быть может, нет. Но ты можешь им стать, стать чем-то большим, чем ты есть сейчас. Но для этого – увы! – надо приложить усилия. Мы все – и Рей в первую очередь – поможем тебе, но много зависит и от тебя. Не стоит разбрасываться своим потенциалом на бессмысленные споры с Рей.

- Предлагаешь слушаться ее во всем? – резко спросил Соло, впрочем, уже без прежней агрессии.

- Предлагаю начать с себя, - пожал плечами По.

Они немного помолчали.

- Знаешь, - задумчиво произнес Дэмерон, - мои родители были знатного рода, близки к королеве Лее. Я родился с золотой ложкой во рту, не случись революции, мне бы вовсе не пришлось прилагать никаких усилий в жизни. Но случилось то, что случилось. И мне пришлось пробиваться наверх. Правда, большей частью моя жизнь напоминает крутые горки в парке аттракционов. Сейчас я явно на дне, - мужчина обвел грязную комнату таким выразительным взглядом, что Бен невольно хмыкнул.

- Но все изменится, - кивнул сам себе По, - я верю в это. И ты, Бен, должен стать принцем Бенджамином. Принц ты или нет. Ты все равно должен приложить усилия. В конце концов, ты же должен выглядеть хорошо в глазах ее величества королевы Падме.

Соло своенравно тряхнул головой, откинул со лба упавшую прядь волос. В словах Дэмерона был резон. Что-то мешало согласиться с По до конца, наверное, врожденная привычка спорить, собственный категоричный и взрывной характер.

- Характер у тебя не сахар, - тем временем, словно бы прочитав его мысли, произнес По, - говорят, такой был у твоего деда – короля Энакина. Но то, что он был безупречным джентльменом, тоже все говорят.

- Предлагаешь мне равняться на моего деда? – спросил Бен.

- Предлагаю тебе вылепить себя самого. Уникального и неповторимого принца, - улыбнулся Дэмерон.

Соло тяжело вздохнул. Да, крифф подери все на свете! Да, Дэмерон был прав. Он должен предстать перед королевой в самом безупречном виде. И если это значит, в том числе, перестать спорить с Рей, что же, Бен был готов.

- Хорошо, - кивнул Соло, - хорошо. Возьмемся за мое обучение немедленно!

***

Эту дыру язык не поворачивался назвать гостиницей. Впрочем, она была под стать Такодане. Отвратительный, грязный, воняющий город. Горы мусора в порту, крики, шум, толпы потных, грязных людей, хаос, бардак. Все то, что Хакс ненавидел.

В своем безупречно отглаженном черном костюме и сияющих чистотой начищенных туфлях Армитаж был чужеродным элементом здесь. Поначалу он даже боялся, что на него будут коситься. Но в портовом районе Такоданы кого только ни было, и Хакс, хоть и выделялся, не привлекал излишнего внимания, местные слишком были заняты своими делами. Он мог бы одеться менее приметно, но это противоречило самой его натуре.

Небрежность во внешнем виде? Пятно на одежде? Грязь на туфлях? Увольте! То, что было вбито в него суровым отцом еще в детстве, превратилось сначала в привычку, а потом стало самой сутью его натуры. Впрочем, когда ему на ногу в очередной раз наступили, а брюки были забрызганы грязью, его уверенность в правильности наряда пошатнулась.

Но хуже всего была гостиница, в которой остановился принц Бенджамин со спутниками. Хакс навел справки о троице. Могущество и магическое всезнание Палпатина были, конечно, хороши, но у Армитажа были и свои информаторы. Рей Ниима, По Дэмерон и Финн Джексон. Известные мошенники и аферисты. Да, с плохой компанией связался принц. Хотя Армитажу не все ли равно? Его задача – устранить принца как досадную помеху к его величию и могуществу. Всего лишь человеческая жизнь – и жизнь самого Хакса изменится.

Наверное, он мог пойти по другому пути, если бы не революция, уничтожившая все привилегии его семьи, вынудившая его отца бежать, скрываться, бросить их с матерью выживать на холодных улицах Тида, где начищенные туфли и отглаженные костюмы не имели никакой цены, где приходилось каждый день выгрызать себе право жить.

Хакс невольно прикрыл глаза, вспоминая тот ужас нищеты, в котором они с матерью оказались. Тогда гостиница, вроде этой, показалась бы им дворцом.

А потом, через пару лет, отец внезапно вернулся. Одетый с иголочки, с присущей ему жесткой уверенностью знавший, что его примут обратно. Мягкая и терпеливая Марта Хакс приняла мужа обратно. Армитаж отца ненавидел и боялся, и поэтому подчинялся ему во всем. Надеясь, что однажды, когда вырастет, отомстит отцу за те годы нищеты и страха, отголоски которых до сих пор являлись ему в самых страшных кошмарах. Но невольно поддался влиянию отца и сейчас даже не понимал, насколько похож на Брендола Хакса. Ведь пошел же он к Палпатину, ведь готов же он был убить человека ради призрачных обещаний. Хотел пойти по легкому пути, вернуть обратно то, что у него отобрала революция, вернуть себе богатство и положение в обществе. Ценой жизни другого человека.

Хакс невольно сглотнул. Он выучился в военной академии, куда определил его отец, хоть и ворчал постоянно, что при Скайуокерах академия переживала своей расцвет, а сейчас похожа на сборище жалких клоунов.

Хакс умел обращаться с оружием. Его табельный пистолет лежал сейчас в сумке. Но Армитаж никогда и никого не убивал. Он не был на войне, не участвовал в боевых действиях. Он был первым на курсе по стрельбе, но никогда не целился в живую мишень. А сейчас должен был убить человека, пусть и того, кого совершенно не знал.

Отец всегда говорил, что оборвать чужую жизнь легко. И Армитаж верил ему, вслед за Брендолом повторял это, заставляя мать качать головой да горько улыбаться. Но готов ли он сделать это сейчас?

Хакс нервно сжимал ручку сумки, когда заселялся в гостиницу, нервно расхаживал по комнате. Он спустился в зал к ужину и долго разглядывал принца и его компанию, прячась за угловым столиком в тени. Девушка что-то терпеливо объясняла Бенджамину, а он кивал, потом так же внимательно слушал Дэмерона и о чем-то расспрашивал Джексона. Разум Хакса метался в сомнениях. Ему бы думать о том, как застать принца одного, совершить то, зачем он здесь, выполнить задание Палпатина да исчезнуть, затеряться в порту, но Армитаж думал лишь о том, где найти в себе силы оборвать чужую жизнь.

Он в красках представлял, как убьет Бенджамина Скайуокера, но почему-то эта картина вызывала в нем только чувство тошноты, от которой кружилась голова. Он представлял бледный труп, металлический запах крови, пряный запах пороха и грохот выстрела. Представлял, как принц упадет на грязный пол и, может быть, его девушка – эта Рей – закричит в ужасе, завизжит, привлекая внимание, и Хаксу придется пристрелить и ее. Он не хотел этого. Он не мог этого сделать. И от этого мрачнел еще больше, слыша в голове голос отца, словно Брендол Хакс был рядом, голос, который говорил ему, какой же Армитаж слабак.

Но когда следующим утром Хакс узнал, что принц и его мошенники отправились на пароход, отплывающий в Альдеру, то испытал почти облегчение. А потом на него накатил ужас, и Хакс почти бегом кинулся в порт, надеясь, что сумеет найти место на пароходе.


========== Глава 6, в которой чуть было не происходит беда ==========


Легкий морской ветер растрепал ей волосы, но Рей лишь улыбнулась. Она смотрела вдаль, туда, где вечернее небо сливалось с морем. Было красиво. Морской воздух было приятно вдыхать, а осознание того, что близится конец их пути, наполняло душу необычайным спокойствием и легкой грустью.

Что же, она должна отпустить Бена. Как бы прозрачно ни намекал Финн, как бы она сама была не в состоянии скрыть свою симпатию к Соло. Он оставался принцем, у них оставалась цель. И в итоге Рей оставалась одна. Но при деньгах. Не самый плохой расклад. И что с того, что щемит сердце, что от глухой тоски перехватывает горло, а на глаза наворачиваются слезы? Она никогда не была сентиментальной, иначе не выжила бы в этом жестоком мире. И сейчас не самый подходящий момент для возвращения чувств.

- Грустишь, Веснушка? – Финн встал рядом.

Рей быстрым движением смахнула слезы, невольно навернувшиеся на глаза.

- Ничуть нет, - ответила беспечно.

Друг посмотрел на нее долгим взглядом и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но его перебил оказавшийся рядом По. Он хозяйски обнял Рей за плечи.

- Рей, есть дело, - заявил серьезно, но в глазах при этом горел нахальный огонек.

- Мне не понравится? – Ниима вопросительно вскинула бровь.

- Тебе не понравится, - вздохнул Финн.

- Цыц! – шикнул на него Дэмерон, - не настраивай ее раньше времени.

- Против чего? – поинтересовалась Рей, подозрительно щурясь.

- Мы многому научили принца, - вкрадчиво начал По.

- Он вообще способный малый, - поддакнул Финн.

- Но… - протянул По

- Есть еще кое-что…- продолжил Финн.

- И для этого нужна ты…

- Только ты…

- Танцы! – выпалил Дэмерон.

Рей секунду смотрела на По, приоткрыв рот, а потом решительно выпуталась из объятий мужчины и скрестила руки на груди вызывающим жестом.

- Нет!

- Рей, это всего лишь танец, - мягко произнес Финн.

- Нет! – она и сама не знала, что заставляло ее протестовать.

Но вот она только думала о том, что должна отпустить Бена, что она циничная и беспринципная, а теперь сама мысль о том, чтобы быть к Соло так близко в танце, чувствовать тепло его рук, видеть его серьезный взгляд вызывает жгучее смущение и резкий протест.

- Ну не танцевать же ему со мной, - резонно заявил Дэмерон и ухмыльнулся, - хотя…, - протянул почти мечтательно.

- По! – в один голос закричали Финн и Рей.

- А что? – подмигнул Дэмерон.

Финн закатил глаза.

- В общем вот, - По сунул Рей в руки какой-то сверток, - платье. Иди и переодевайся.

- И когда ты только успел, - пробормотала Рей, сжимая в руках плотную бумагу.

- Я вообще талантливый! – подмигнул ей Дэмерон.

- Сам себя не похвалишь, так никто не похвалит, да, По? – ехидно спросила Ниима.

- Ну ты же меня не хвалишь! – принял вид оскорбленного достоинства Дэмерон и прижал руку к груди, - и этим, между прочим, разбиваешь мне сердце!

- Балабол! – припечатала Рей и направилась в сторону каюты.

- Если тебя утешит, он тоже сопротивлялся! – крикнул ей вслед Дэмерон.

Рей не нужно было уточнять, кто.

Что же, она носила платья и роскошнее, но Дэмерон все же проявил вкус. Зная По, Рей могла бы ожидать кричащего и яркого платья кокетки, но скромное бледно-голубое платье чуть ниже колен подошло бы юной девушке, которая впервые пошла на танцы, дочери скромного рабочего. Оно было по-своему красивым. Рей провела рукой по юбке и невольно улыбнулась, сделала пару шагов по каюте в туфлях на низком каблуке, закружилась, закручивая подол вокруг ног, а потом поднялась на палубу. И ахнула, увидев Бена в темных брюках с острыми стрелками и белоснежной рубашке с расстегнутым воротом. В горле пересохло, а ладони вспотели. На задний план отодвинулась палуба, сам пароход, море и небо. И грустный взгляд Финна и насмешливое ожидание в глазах По. Был только Бен Соло, принц Бенджамин, на которого Рей смотрела, не отрываясь и даже не замечая румянца на собственных щеках. Она прошла к Бену в полном молчании. Соло смотрел на нее ошарашено, словно видел впервые, в темных глазах тлела нежность, от которой сердце Рей сжалось.

- Ты, - тихо произнес Бен, - прекрасно выглядишь.

- Спасибо, - ответила Рей, помолчала немного, - начнем?

- Я никогда не танцевал, - растеряно произнес принц.

- Я…- Рей пожала плечами, - это было давно.

Они снова застыли друг напротив друга. Так хотелось бы оказаться здесь с ним только вдвоем! Разговаривать, улыбаться, касаться друг друга. Может быть…поцеловать? Взгляд Бена опустился на губы Рей, словно он читал ее мысли. Нет! Крифф раздери все на свете! Нет! Она не должна. Она не может. Она просто не имеет права!

- Так, - хлопнул в ладоши Дэмерон, разрушая напряжение, возникшее между ними, словно оборвал невидимую нить, что натянулась, вибрировала, посылая волны дрожи по всему телу девушки, - это просто. Как я объяснял. Ты, Бен, берешь ее за руку и обнимаешь за талию, - рука Бена робко коснулась Рей, Ниима невольно вздрогнула, - ты, Рей, делаешь шаг к нему. Да расслабься ты! Ничего страшного не происходит!

Может, не происходит. Может, уже произошло. И когда Бен, сбиваясь с шага, под счет Дэмерона повел Рей в танце, она только уверилась в мысли, что произошло. Когда и как? Почему и зачем? Это были важные вопросы. Но она подумает над ними позже. А, может быть, никогда.

Здесь и сейчас был морской ветер, легкое покачивание палубы, счет По, перестук ее каблуков. И мужчина напротив, чьи прикосновения посылали горячие волны по всему ее телу, мужчина, которому она доверилась и позволила вести себя, пусть и в танце. Следовать за ним оказалось просто и легко. Словно так и должно было быть.

Раз, два, три. И ее глаза сияют. Раз, два, три. Во взгляде Бена разгорается нечто новое, незнакомое, почти запретное, почти на грани. Раз, два, три. Она хотела бы быть еще ближе, и словно откликнувшись на ее невыраженные желания, Бен прижимает ее к себе.

- Ты быстро учишься, - ей нужно что-то ему сказать, разрушить магию момента, пока не стало слишком, слишком поздно.

- Это все ты, - тихо ответил Бен, закружив ее.

Поздно. Слишком поздно. Ей теперь жить с этим. Но как ей это сделать? Рей не знала.

***

Он должен ее отпустить. Он ведь принц, и они не могут быть вместе. Бен покосился на мирно спящую на соседней койке девушку. Ресницы трепетали во сне, на лбу пролегла морщинка, словно Рей снился плохой сон. Бену захотелось прилечь рядом, обнять и успокоить, прогнать все кошмары. Соло тяжело вздохнул. Глупость какая! Что-то странное происходит с ним. Он никогда никого не любил. Он даже не знал, как это – любовь! Были женщины, сейчас Бен даже не помнил ни имен, ни лиц. А Рей он запомнит, в этом Бен был уверен. От этой мысли сжималось сердце. Через день они прибудут в Альдеру, он встретится со своей бабушкой, останется с ней, обретет себя, станет вновь наследным принцем Бенджамином, по-настоящему, на самом деле. И не будет в его жизни перепалок с Рей, тихих разговоров, неловких танцев, ее смеха, ее взгляда, ее редких, словно бы вынужденных касаний. Не будет и его собственной нежности. Не будет…любви? Соло нахмурился, сжал руки в кулаки. Он должен прекратить сейчас же! Немедленно, пока не стало слишком поздно. Но поворачиваясь на бок, чтобы улечься удобнее, понимал, что уже поздно. Поздно.

Ему снилась его семья. Он не помнил их лиц, он не помнил ничего о себе до одиннадцати лет, но то, что красивая невысокая и хрупкая женщина – его мама, королева Лея, знал совершенно точно. Она улыбалась ему, чуть щурилась и протягивала руку.

- Идем же, Бен.

Сердце забилось быстрее, в груди поселился детский восторг, ощущение защищенности, которая бывает только в детстве.

- Мама! – он взял ее за руку, ее маленькая ладошка утонула в его ладони, сжал пальцы, ощущая нежность кожи, его окутал запах маминых любимых духов.

- Идем же, Бенни, папа нас ждет.

Восторг поднялся до заоблачных высот. Отец! Он увидит отца. Наконец-то! Спустя столько лет он будет со своей семьей. И никогда-никогда больше не будет одинок. Бен улыбался, покорно шел за матерью, почти бежал. Они шли через цветущую долину, волосы трепал легкий ветерок, вокруг было много ярких цветов, пахнущих так, что кружилась голова. Это было так чудесно! Они подошли к обрыву, через который вел подвесной мост, хрупкий на вид, он раскачивался в воздухе.

- Эй, сынок! – кто-то закричал ему с противоположной стороны.

С все возрастающим восторгом Бен увидел отца, его кривоватую усмешку, его нахальный блеск в глазах.

- Иди сюда, малыш!

Бен хотел было возмутиться, что он уже не малыш, но горло сдавил спазм. В этом обращении было столько любви к нему, к Бену Соло, что он не посмел оборвать отца. Мама ступила на мост, который раскачивался под ее шагами, и быстро оказалась на противоположной стороне.

- Давай же, Бенни! – родители стояли, обнявшись, махали ему, - иди к нам!

Бен внезапно нахмурился. Мост раскачивался над пропастью, он вовсе не казался надежной конструкцией для мужчины его комплекции. Бен посмотрел по сторонам: быть может, есть обходной путь. Но расщелина простиралась в обе стороны до самого горизонта, и только с помощью моста можно было попасть на ту сторону. Бен поставил ногу на хрупкую дощечку, которая громко скрипнула под его весом, мост закачался, Бен подался назад.

- Давай же, малыш, не трусь! – кричал отец.

- Иди к нам! – кричала мама.

Он же хочет быть с ними, верно? Бен счастливо улыбнулся, отчаянно тряхнул волосами. Так разве какой-то мост будет преградой? Соло уверенно поставил ногу на доску.

***

Рей разбудили алые всполохи. Крайне недовольная, девушка села на постели, щурясь от яркого света. В стекло барабанил дождь, вспышки алых молний слепили. Что за крифф! Такой грозы не бывает! И если это гроза, то где же гром? Девушка недовольно скривила губы, автоматически бросила взгляд на койку напротив и замерла: Бена не было.

- Бен? – неуверенно произнесла Ниима, огляделась, словно бы Соло мог спрятаться в крохотной каюте.

Всполохи становились все ярче, освещая каюту жутким красным светом. Что-то было не так. Заныло сердце, по коже побежали мурашки, словно бы перед опасностью. Рей привыкла полагаться на свое чутье. И сейчас оно ей говорило: Бен в опасности. Девушка не знала, откуда взялось это чувство, странное и, быть может, глупое. Быть может, Соло просто вышел куда-то, быть может, ему не спится. Но нет, Рей была уверена: дело совсем не в этом. Что-то было не так. Рей вскочила и бросилась вон из каюты, пробежала по коридорам, ее словно вела невидимая нить, мерцающая в темноте сигнальными огнями опасности. Рей выскочила на палубу, под проливной дождь. Тонкая пижама тут же прилипла к телу, глаза слепили алые вспышки, по лицу стекали капли дождя.

- Бен! – изо всех сил закричала Рей, отчаянно озираясь, пытаясь найти Соло.

И ахнула, в ужасе уставившись на мужчину, стоявшего на борту парохода. Соло стоял с закрытыми глазами и готовился сделать шаг в бездну.

- Нет! Бен! – голос сорвался на визг.

Соло не слышал ее, не мог слышать. А ей не вытащить его. Ей не успеть. Никак не успеть. Расширившимися глазами Рей смотрела на мужчину, не в силах сдвинуться с места.

- Веснушка? Что ты здесь…

Финн выругался, увидев Бена, а в следующий миг бросился к нему. Рей понеслась за другом, оскальзываясь на мокрой палубе, понимая, что скорее помешает, чем поможет, но бежала вперед. Она не могла оставить Бена. Нет!

- Бен! – крикнула снова, заставляя Соло медлить, искренне веря, что ее крик, ее отчаянное желание остановить мужчину, спасет его, не даст совершить роковой шаг за борт.

Мгновение спустя Финн стащил упирающегося Бена с борта, а крепкая пощечина заставила открыть глаза.

- Что…- Бен удивленно озирался.

- Бен, - Рей шагнула к мужчине, - Бен, - она крепко обняла его.

В ответ за ее спиной сомкнулись теплые руки, Рей посмотрела на Соло и увидела, что по лицу его текут слезы. Рей всхлипнула сама, и расплакалась от сочувствия, от невыразимого облегчения, от страха, что никак ее не отпускал.

- Ну и напугал ты нас, ваше высочество, - пробурчал Финн.

- Мне снились родители, - невпопад ответил Бен, заставив Рей расплакаться еще сильнее, - я шел к ним.

- Ты чуть не погиб, - срывающимся голосом прошептала Рей.

Алые вспышки постепенно утихали.

***

Хакс стоял под навесом и наблюдал, как Рей обнимает принца, судорожно вцепившись в рубашку на его спине. Он был уверен, что девушка плачет. Сам он, кажется, тоже был готов расплакаться.

Он следил за всей компанией уже пару дней, не зная, как ему подобраться к принцу. И вот этой ночью не иначе провидение в лице магии Палпатина отправило его дождливой ночью на палубу парохода. Ему всего лишь надо было подтолкнуть принца, окруженного алыми сполохами, всего лишь одно легкое движение, и Скайуокер полетел бы в море, а Хакс, сойдя в Альдере, отправился бы к Палпатину за обещанной наградой. Теперь он явно награды не получит. Если не хуже.

Хакс прислушался к себе: наравне с досадой в нем зрело нечто еще, и Армитаж прекрасно знал название этого чувства – страх. Ему было страшно. Он снова не смог выполнить требование Палпатина, так глупо промедлил, когда ему поднесли выполнение задания на блюдечке с голубой каемочкой. И даже великая Сила не знает, какое наказание придумает для Армитажа колдун. Прав был его отец: Армитаж – слабак. Что стоило всего лишь столкнуть принца? Никто бы даже не заподозрил, что это убийство. Идеальное преступление – несчастный случай. Глупый пассажир вышел погулять в шторм на палубу и свалился за борт, и концы в воду – во всех смыслах.

Хакс бросил раздраженный взгляд на компанию. Принц что-то говорил заплаканной Нииме, та кивала в ответ, а потом снова обнимала мужчину. Финн стоял чуть поодаль и хмурился, глядя на сладкую парочку, вот его взгляд заскользил по палубе, а потом уткнулся прямо в Армитажа. Пару мгновений они смотрели в глаза друг другу. Хакс старательно не отводил взгляда и вообще делал вид, что он только что вышел прогуляться, покурить. Впервые в жизни мужчина пожалел, что не курит, - отличное бы вышло прикрытие. У него оставалось совсем мало шансов, стоит только принцу встретиться с бабушкой, доказать, что он тот, за кого себя выдает, и тогда Хаксу будет еще сложнее до него добраться. Наверняка у королевы профессиональная и тренированная охрана, которая будет охранять и принца. Вот крифф! Это же надо так облажаться! В это мгновение Хакс почти ненавидел себя.

Обнимаясь, принц и Рей, наконец, пошли прочь от злополучного борта, Финн шел позади. Вот он снова посмотрел на Армитажа, и Хакс подался назад, так, чтобы темнота скрывала его лицо. Ему еще предстоит следить за всей этой компанией, выжидая удобного момента, так что светиться ему лишний раз ни к чему. Вот только удобных моментов в будущем оставалось все меньше.


========== Глава 7, в которой открывается неожиданное обстоятельство ==========


- Зори, Зори, Зори! – пританцовывал По, мечтательно улыбаясь при этом.

- И кто эта Зори? – приподняв бровь, спросил Бен, крепче сжимая руку Рей.

Девушка ответила ему легким пожатием, от которого мгновенно стало тепло, несмотря на прохладную погоду в пригороде Альдеры.

- О Зори Блисс! – одну руку По прижал к сердцу, другую отвел в сторону, чуть запрокинул голову, - рыжеволосая богиня! Само совершенство! Нимфа! Королева моей души!

Рей захихикала, глядя на паясничающего Дэмерона.

- Она статс-дама королевы Падме, - ответил за Дэмерона Финн.

- И самая прекрасная женщина на свете, - встрял неугомонный По.

- Но зачем нам идти к ней? – недоумевал Бен.

- Без ее одобрения ее величество никого не принимает, - ответил Финн.

Соло резко остановился.

- Вы не говорили, что я должен буду получить одобрение еще и некой статс-дамы, - в голосе его зазвенело что-то очень похожее на страх.

- Тшш, - Рей заглянула мужчине в глаза, и он сразу расслабился, - у тебя все получится.

Невозможно было сопротивляться, когда Рей смотрела так: с гордостью, с нежностью, с уверенностью. Она верила в него. И Бен был намерен доказать, что это не зря.

- Ты же наследный принц, - тем временем продолжала Рей, пока они шли к дому Зори, - тебе нужно будет просто побеседовать с Зори, и она тут же устроит тебе встречу с ее величеством. Проще простого.

Насчет проще простого Бен был не уверен.

- И без этого никак не обойтись? – проворчал Соло.

Рей хмыкнула.

- Хватит ворчать! – Дэмерон схватил его за руку и буквально потащил к особняку, оставив Рей и Финна позади.

По заколотил в дверь, как сумасшедший, где-то вдалеке раздался тонкий лай собачки, а потом на пороге возникла перепуганная горничная.

- Добрый день, мадемуазель, - По широко улыбнулся, - доложите мадам Блисс, что…

Договорить Дэмерон не успел, послышался стук каблучков, горничная была ловко отстранена в сторону, а на пороге возникла обворожительная молодая женщина в строгом темно-зеленом платье, подчеркивающем великолепную фигуру.

- По Дэмерон, - протянула девушка, в глазах ее настороженность мешалась с радостью, оценивающий взгляд прошелся по Дэмерону с головы до ног, - какого криффа?

- Зори, милая, восхитительная, неподражаемая Зори! – Дэмерон схватил руку девушки и приник в долгом поцелуе, - ты выглядишь великолепно!

- Спасибо, конечно, - скривила губы Блисс, вырывая руку, - но не надейся, что пущу тебя в дом. В прошлый раз ты вскружил голову моей экономке, а я лишилась коллекционной монеты, выпущенной к восшествию на престол короля Энакина.

- Ну, милая, - развел руками Дэмерон, - за нее хорошо платили. А что до твоей экономки, то я с ней не спал, нет. И вообще, кроме тебя…

- Помолчи! – девушка довольно улыбнулась, но взгляд ее уже обратился в сторону Бена, с ошарашенным видом созерцающего всю эту сцену, - а кто этот молчаливый интересный молодой человек? – Блисс кокетливо стрельнула глазами.

Бен почувствовал, как заалели уши.

- О, - понизил голос Дэмерон, - этот молодой человек покажется тебе еще интереснее, когда я скажу, что это…- По выдержал драматическую паузу, - наследный принц Бенджамин.

Улыбка Блисс тут же увяла, взгляд стал строгим.

- Ты же не думаешь, Дэмерон, что я поверю тебе на слово, - холодно произнесла Зори.

- Проверь его, - беспечно отозвался По.

Зори еще раз окинула Бена взглядом, в котором уже не было прежнего кокетства, лишь строгий расчет, желание проникнуть к нему в голову, в душу.

- Идемте, - отрывисто бросила Блисс.

***

Рей нервничала даже больше, чем Бен, который хоть и сбивался иногда в своих ответах, но держался молодцом. С каждым новым вопросом Блисс Рей вздрагивала, с каждым новым ответом Бена теплел взгляд Зори. Дэмерон улыбался во все тридцать два, сидел рядом с Зори, закинув руку на спинку дивана позади девушки, Финн уютно устроился в кресле, а Рей отошла к камину. В кармане ее была шкатулка, которую девушка машинально вертела, поглаживала и терла. Это успокаивало. Она нервничала. Такой авантюры у них еще не было. Подделать человека. Можно сказать: вершина их сомнительной карьеры. Ниима грустно усмехнулась.

- Что же, - Зори очаровательно улыбнулась, а Дэмерон не преминул словно невзначай коснуться плеча Блисс, - вы верно ответили на все вопросы, ваше высочество. Но есть еще кое-что, - улыбка стала нежнее, но в серых глазах царил лед, цепкий и настороженный, - ночь вашего спасения, ночь переворота.

Ноготь Рей неаккуратно царапнул по шкатулке, пол закачался под ногами. Это был конец. Провал. Никто не знал, что произошло в ночь переворота. Принц Бенджамин знал, но Соло не он, а это значит, что их песенка спета. Невозможно ответить на этот вопрос правильно. Невозможно. Воздух с трудом входил в легкие, с трудом выталкивался обратно. Рей смотрела на Бена, бледного и сосредоточенного. Мужчина глядел куда-то прямо перед собой, куда-то в пространство. Лихорадочно пытался придумать ответ? Вот сейчас он заговорит, и …

Принц заговорил. И пол под ногами Рей уже не просто закачался, там разверзлась бездна, в которую девушка упала, даже не успев зацепиться за скользкий край их лжи, без надежды выбраться обратно.

- Я мало, что помню, - тихий голос Соло невольно заставлял прислушиваться, - и это, должно быть, прозвучит глупо, - мужчина тряхнул волосами, усмехнулся, - там была девочка. Служанка, возможно. Мы с бабушкой не могли уйти по коридору, там были вооруженные люди. А девочка открыла…проход в стене, ход для слуг, наверное. Она вывела нас, спасла нас.

Повисла тишина. Расширившимися глазами Рей смотрела на Бена Соло. Голова девушки закружилась, комната поплыла перед глазами, шкатулка оттягивала карман. Это было невозможно. Во имя Силы! Неужели среди сотен тысяч молодых людей они нашли того единственного! Ей нужно уйти. Сейчас. Сейчас же!

Пробормотав какие-то нелепые извинения, Рей выбежала из дома, слетела с крыльца, пробежала пару метров и остановилась у какого-то дерева, вцепившись в ствол, только чтобы не упасть. Великая Сила! Как же так…Сердце бешено колотилось, воздуха не хватало, перед глазами запрыгали черные точки. Если она сейчас в обморок свалится, вот это будет номер.

- Веснушка? – она и не заметила, как к ней подошел Финн, - все в порядке? Выглядишь…не очень.

Рей молчала, блуждающим взглядом глядя на друга.

- Мы…справились, Веснушка. Правда, Зори говорит, что королева не принимает больше никаких кандидатов в наследные принцы, но она так уверена в нашем Бене, что приглашает нас в оперу в эту пятницу, где будет королева.

- Будет королева, - прошептала Рей отрешенно.

- Да что с тобой? – хватил ее за плечи Финн, заглянул в глаза, - мы справились, Рей! Мы сделали идеального принца!

Рей горько усмехнулась. Ей бы молчать, ничего не говорить. Но она не могла. Потребность выплеснуть наружу то, что ее мучило, рассказать тайну, которую она не могла хранить в себе, перевешивала осторожность и привычку молчать.

- Я была той девочкой, Финн, - выпалила Рей.

Друг недоуменно посмотрел на нее, нахмурившись.

- Что?

- Та девочка, Финн, - повторила Рей, - та девочка, что спасла королеву и принца, открыв проход в стене. Служанка в замке. Служанка на кухне. Никто не знал о проходе в стене, кроме меня, королевы и…принца.

Рот Финна приоткрылся, он дико посмотрел на девушку и отпустил ее, сделал пару шагов туда-сюда, взъерошил волосы.

- Получается, что Бен, - прошептал, бросил быстрый взгляд в сторону дома, где на крыльцо вышли Дэмерон и Бен, где По целовал руки Зори.

- Настоящий принц Бенджамин, - устало произнесла Рей, прислонившись спиной к дереву.

- А вы…а ты…

- А мне следует сдать его на руки бабушке и исчезнуть из его жизни! – жестко отрезала Рей.

***

Рей сидела за столом в ресторане в новеньком серебристом платье и с легкой грустью смотрела, как Бен аккуратно кружит в танце Зори, которая и настояла на ужине. Она вытащила их гулять по Альдере, оплатила одежду и ресторан. И как бы ни возмущался По этими тратами, ведь он хотел выглядеть представительно в глазах своей давней любовницы, возместить их Дэмерон не мог никак, они по-прежнему были на мели. Пока что.

Наверное поэтому По только и болтал о десяти миллионах кредитов, которые они получат, когда представят принца королеве Падме. Рей друга почти не слушала. Она смотрела только на Бена. Неоправданное чувство ревности тонкой иголкой кололо сердце, хотя Рей знала, что отстраненная вежливость Бена не таила в себе ничего, что кокетливые взгляды Зори были лишь привычкой и возможностью подразнить По, который дразнился тоже только для вида. Это была игра, старая, привычная. Все знали ее правила. Но что-то неуловимо изменилось. Изменения эти Рей не нравились. У нее вдруг появилось сердце там, где раньше была пустота. Это было так некстати.

Отстраненно девушка подумала, что Бен пока еще не научился уверенно танцевать, что ему нужно набраться опыта. И этот опыт у него, несомненно, будет. Сколько приемов, ужинов и балов придется посетить принцу, когда о нем во всеуслышание объявит королева! Многие захотят видеть его у себя. И Рей, возможно, даже узнает об этом из утренних газет. Или же не будет читать никакие газеты.

Дэмерон рассуждал о том, что он будет делать, когда получит деньги. Рей старалась его не слушать, хотя, наверное, было бы разумно подумать об этом.

- Рей, - непривычно хмурый Финн наклонился к девушке, и она нехотя повернулась к другу, приготовившись выслушать поучительную тираду, что она не права в том, что так пристально смотрит на принца, - посмотри-ка туда.

Это было что-то новенькое. Рей перевела свой взгляд туда, куда указывал Финн. За дальним столиком сидел худой рыжий мужчина, он так же пристально, как и Рей, разглядывал принца. А рядом с мужчиной сидел и вовсе интересный персонаж: старик в темном балахоне. Как его вообще в таком наряде пустили в дорогой ресторан, оставалось загадкой. Старик что-то шептал, его скрюченные пальцы мелко подрагивали.

На миг Рей показалось, что глаза старика полыхнули алым, девушка невольно подалась назад. Что-то было не так. Как тогда на пароходе взвыли инстинкты, сигнализируя об опасности.

- Этот рыжий был на пароходе, - вполголоса произнес Финн, - в ту ночь, когда Бен чуть не упал за борт, он наблюдал за ним, за нами. Рей, я почти уверен, что он за нами следит.

- За нами или за принцем? – вполголоса уточнила Рей.

Финн понимающе кивнул. Они еще оставались аферистами, мошенниками. И сколь бы они ни играли в благородство, как бы ни забылись, они могли быть арестованы в любой момент, ведь денег откупиться у них пока нет. А рыжий вполне подходил на роль шпика, который следит за ними, выжидая удобного момента для ареста.

- В том и дело, Веснушка, он следил за принцем. И сейчас, если ты обратишь внимание, он и его спутник следят за Беном.

Рей посмотрела на танцпол, где Бен изящно поклонился раскрасневшейся Зори, поцеловал ее руку и повел к столику.

Бен, милый Бен. Могли ли быть у него враги? Или кто-то узнал о том, что он наследный принц? Но кто и зачем? Убрать его? Или же, наоборот, набиться в друзья? Неожиданное осложнение. Непонятное. В любом случае Рей пугал даже не рыжий, затянутый в темный костюм тип. Ее пугал его спутник. В нем было что-то…потустороннее, жуткое, словно кошмары из детства. Монстры под кроватью. Только сейчас от них уже не спрятаться под одеялом.

- Что это вы такие грустные? – спросила Зори, - не нравится место?

- Что ты, милая, - начал Дэмерон.

- Да! – выпалила Рей, заслужив осуждающий взгляд от По, - слишком…шумно. Народу много. Может быть, просто прогуляемся? Такая хорошая погода, ночная Альдера…

- Да, идемте, - подхватил ее слова Финн, - Зори, покажешь нам свои любимые места.

Блисс широко улыбнулась.

- Ну тогда держитесь! – она подхватила Дэмерона под руку, - гулять будем всю ночь!

***

Он вообще не понимал, как их пустили в ресторан такого уровня. Но магия Палпатина оказалась сильнее, ему кланялись, как дорогому гостю, спеша обслужить их столик. Еще больше Армитаж не понимал, зачем он еще колдуну. И как тот решился выбраться из своего заточения. Но выбрался, чтобы самостоятельно уничтожить ненавистного принца, заявив между делом, что Хакс ему еще нужен.

Что же, быть может, с присутствием колдуна дело пойдет на лад быстрее, хотя от одного взгляда на Палпатина Армитажу становилось не по себе. То, что казалось естественным там, в пещерах, здесь было извращенно чужеродным. Особенно магия, которой Палпатин пользовался направо и налево, но почему-то никто этого не замечал. Кроме самого Армтажа, который знал, куда смотреть, и кроме слишком уж наблюдательной мисс Ниимы. В ресторане девушка напряженно смотрела на них с колдуном, словно действительно что-то видела, словно бы пыталась помешать. И судя по раздраженному шипению колдуна, так и было. Но как? Каким образом? Ни она, ни принц, который, как ни в чем не бывало, танцевал с очаровательной рыжеволосой девушкой, не поддавались магии Палпатина, как бы тот ни старался. И колдун лишь бессильно ругался себе под нос, что-то бормоча о том, как ему что-то мешает и как он ослаб.

Да, дело на лад идти явно не хотело. А сам Хакс еще и нервничал каждое мгновение, проведенное в ресторане, полагая, что их могут выгнать в любую минуту. Мужчина облегченно вздохнул, когда компания принца засобиралась куда-то, а он и Палпатин последовали за ними. Точнее последовал Хакс, которому колдун велел проследить за принцем, а сам исчез куда-то.

В беспечной компании самым настороженным оказался Финн Джексон. С того самого момента, как он заметил Хакса в ресторане, его напряженные плечи не расслабились ни на миг.

Хакс старался держаться в тени, когда шумная и веселая компания миновала центральную площадь, прошла по широкому проспекту, остановилась купить кофе и сладости у уличного торговца, а потом нырнула в темный парк. Армитаж только головой покачал: не самое умное решение. Близилась середина ночи, и если не колдун, то наследного принца могли подстерегать и вполне земные опасности. В который раз поражаясь беспечности и глупости этих людей Хакс последовал дальше. На мгновение в переплетении аллей и тропинок потерял объект своей слежки из виду, растерялся, а в следующее мгновение мощный удар в челюсть заставил его пошатнуться, а потом еще один и вовсе сшиб с ног.

- Какого криффа ты следишь за нами? – Финн занес ногу, чтобы пнуть распростертого на земле Армитажа, и тот едва успел перекатиться, уворачиваясь.

- Я не слежу! – выкрикнул, - я просто…

- Я видел тебя на корабле, - Джексон наступал на Хакса, пока тот мог лишь отползать, - я видел тебя в ресторане. Кто ты, крифф раздери? Что тебе от нас надо?

Сарлакк сожри внимательность этого типа! Хаксу нужно было срочно придумать оправдание. Какое угодно: глупое или не очень. Главное, чтобы у него было время подняться и сбежать. И ни в коем случае, конечно, не рассказывать про Палпатина.

- Совпадение! Всего лишь совпадение! Да, мы плыли на одном пароходе, но он единственный шел в Альдеру на этой неделе. И нет ничего странного в том, что мы оказались в одном ресторане, потому что это самый знаменитый ресторан столицы! А парк…я тут живу неподалеку и решил сократить путь! Я не слежу за вами, клянусь!

Финн замер, руки его по-прежнему были сжаты в кулаки, ноздри воинственно раздувались. Но, кажется, он если и не поверил, то задумался. И этого промедления Армитажу хватило, чтобы вскочить на ноги. Из носа лилась кровь, он безуспешно пытался остановить ее платком.

- Что за странный тип был с тобой в ресторане? – отрывисто спросил Финн.

- Это не тип! – принял вид оскорбленного достоинства Армитаж, хотя меньше всего он хотел защищать Палпатина сейчас, когда лицо было разбито, и голова раскалывалась от пульсирующей боли, - это мой дедушка! – как наяву он услышал дребезжащий старческий смех, - он странный, но, - помедлил Хакс, - очень богатый. Неприлично богатый. Его знают во всей Альдере. Он эксцентричен, но за его деньги ему прощают все, как ты понимаешь.

- Он следил за нашим Беном, - процедил Финн.

- Нет, - отмахнулся Армитаж, - за его партнершей. Старый крифф любит рыженьких.

Кровь, наконец, удалось остановить, Финн, кажется, больше не собирался нападать. И если и не поверил, то поводов для того, чтобы бросить в лицо Хаксу какие-либо еще обвинения, у Джексона не было. Самое время мирно разойтись.

- Ну, - пожал плечами Армитаж, - если ты больше не будешь нападать на беззащитного парня в ночи парка, то я пойду. И даже не буду обращаться в полицию.

Финн все еще сверлил его мрачным взглядом.

- Финн! – раздались вдалеке голоса, - где ты?

Джексон обернулся, и этого мгновение Хаксу хватило, чтобы нырнуть в кусты и со всех ног припустить прочь.


========== Глава 8, в которой все проясняется ==========


Бен нервничал так, как еще никогда в своей жизни. Он расхаживал перед зданием Альдераанского оперного театра туда-сюда, не в силах стоять на месте. Сегодня он увидит ее, свою – свою? – бабушку, заговорит с ней. Сегодня все, наконец, прояснится. Осознание этого будоражило, заставляя сердце стучать где-то в районе горла.

Фрак был тесным и неудобным, белая бабочка душила, хотелось сорвать ее. Вообще хотелось резких движений, но все, что он мог себе позволить: метаться перед зданием Оперы, словно тигр в клетке, да нервным движением проводить по волосам.

По был весел и расслаблен, он был уверен в успехе предприятия, о чем не уставал напоминать, болтая больше обычного. Финн оставался спокоен, его задумчивый взгляд то и дело останавливался на Бене. Соло вот уже несколько раз порывался спросить Джексона, в чем дело, потому что тлело в этом спокойном взгляде что-то новое. Не враждебное, а будто бы заинтересованное, словно Финн узнал что-то и теперь не знает, как подступиться к этой информации: использовать, спросить, оставить все, как есть?

А потом раздался веселый женский смех, Бен обернулся и замер, хватая ртом воздух. Рей и Зори, к которой тут же поспешил Дэмерон, вышли из дорогого автомобиля. А Бен только и мог стоять, с раскрытым ртом глядя на Нииму. Она была…прекрасна в струящемся бежевом платье, со сложной прической и макияжем. Девушка куталась в дорогие меха и улыбалась, сияя улыбкой, затмевавшей блеск драгоценностей. От нее невозможно было отвести взгляд. Да Бен и не хотел. Опомнившись, он почти бегом ринулся к девушке, протянул ей руку, завороженный ее красотой, не в силах вымолвить ни слова. И только, когда маленькая ручка, затянутая в перчатку оказалась в его руке, когда он чуть сжал ее, убеждаясь, что эта прекрасная девушка не сон, не видение, не фата-моргана, что она здесь, что она с ним, Бен отмер.

- Ты потрясающе выглядишь, - выдохнул Соло.

- Спасибо, - лукаво улыбнулась девушка, - идем?

Зори и Дэмерон шли впереди, Блисс раскланивалась, казалось с половиной театра, а потом исчезла, сказав, что во время спектакля должна быть рядом с королевой. Пока они рассаживались, Бен вертел головой из стороны в сторону, пытаясь найти взглядом королеву, а оказавшись в мягком кресле, понял, что это будет невероятно трудно: сидеть спокойно. Рей тем временем извлекла из сумочки бинокль, что-то подкрутила и протянула его Бену.

- Вон там, - произнесла тихо, - напротив.

Бен вырвал бинокль из рук девушки и с жадностью стал всматриваться в ложу напротив. Сначала он нашел зеленое пятно платья Зори, потом скользнул взглядом правее и замер.

Королева была уже не молода, но не растеряла ни потрясающей красоты, которую в свое время воспевали поэты по всей стране, ни царственной осанки, ни проницательного взгляда карих глаз. В ее облике чудилось что-то знакомое, родное, близкое. Но Бен, отнюдь, не был уверен, что лишь чудилось. Что если он видит только то, что хочет видеть? Выдает желаемое за действительное? Оказаться внуком королевы! Многие позавидовали бы ему. Большинство сказало, что это удобнее, чем быть внуком нищей крестьянки. И Бен не смог бы убедить этих людей в том, что сердце его сейчас бешено колотится потому, что, возможно, совсем рядом сидит единственный родной ему человек, который, быть может, прояснит его прошлое, объяснит ему, кто он такой. И неважно, кем она была. Не будь она королевой, Бен все равно любил бы ее.

Его не интересовала опера, пение и музыка доносились, словно сквозь вату, Бен не следил за сюжетом. Да что уж там! Он и вовсе не смотрел на сцену, прикипев взглядом к ложе напротив, подмечая малейшие детали в облике королевы Падме. И не мог насмотреться.

Соло стиснул руки с такой силой, что стало почти больно. И едва ли заметил бы это, если бы на его кисти не опустилась прохладная рука.

- Все будет хорошо, - одними губами произнесла Рей, в ее глазах было уже знакомое ободрение, участие, вера в него.

И Бен расслабился. Да, все будет хорошо.

***

Все эти дни, с самого начала их невероятного приключения Бен был образцом спокойствия, но не сегодня. Его нервозность передалась и Рей, которая пообещала себе, что не поддастся чужим эмоциям. Сегодня она будет образцом спокойствия для него. Ведь Бен заслуживал всего самого лучшего, потерянный принц, - настоящий принц! – заслуживал обрести семью.

Злая приютская девочка внутри Рей едко сказала, что очень удобно, когда твои потерянные родственники, королева, пусть и в эмиграции. Рей в грубой форме велела ей заткнуться.

Бен должен быть счастлив.

После того, как окончился спектакль, они прошли к отдельному кабинету королевы.

- Я представлю тебя, - Рей ослепительно улыбнулась, - и только потом ты войдешь. Так будет правильно, хорошо?

Бен судорожно кивнул.

Рей вошла в комнату.

- Ваше величество, - присела в реверансе, - прошу вас принять его высочество наследного принца Бенджамина Скайуокера!

Минутная заминка, во время которой Рей перевела взгляд на Зори, та едва заметно кивнула девушке. Но вот королева, до этого стоявшая спиной, обернулась, и сердце Рей ушло в пятки. Одного взгляда Падме Наберри хватило, чтобы Рей поняла: что-то не так.

- Нет, - холодно сказала королева, - я больше не принимаю никаких кандидатов в мои внуки!

Рей глубоко вздохнула, не намеренная сдаваться.

- Прошу вас, ваше величество, одно лишь исключение. Я совершенно уверена, что этот молодой человек…

- Вы уверены? – резко перебила ее королева, сузив глаза, - вы?

Рей отшатнулась, в голове взвыли сирены опасности, крича все громче, чтобы она бежала. Ниима не успела.

- Мисс Ниима, верно? Известная мошенница, аферистка, разыскиваемая в нескольких странах! Я не знаю, как вы одурачили этого юношу, что внушили ему, как использовали, чтобы получить мои деньги, - только они, очевидно, имеют для вас ценность в этом мире! - но он не Бенджамин! Мой внук мертв! А теперь – уходите!

Рей сделала шаг к королеве, намереваясь спорить, Падме кивнула охранникам у дверей. И к Рей тут же устремились две молчаливые тени, аккуратно взяли за локти.

- Мисс, вам следует уйти.

- Нет! – Рей попыталась вырваться, - он настоящий! Он тот, кого вы ищете! Он…

Ее тащили к двери, а она упиралась, кричала в равнодушную спину королевы, в лицо Зори, полное ужаса.

Ее вытолкнули из кабинета с такой силой, что она влетела прямо в Бена, который автоматически поддержал ее, но стоило Рей поднять голову и взглянуть в глаза Соло, как тот ее отпустил. Ниима едва удержалась на ногах.

- Бен, - прошептала растеряно, чувствуя, как по спине ползет колючий холод, заставляя дрожать, - Бен, - девушка сделала шаг к Соло, но он отшатнулся с выражением крайней брезгливости на лице.

В его темных глазах было столько презрения, что Рей застыла, подобно ледяной статуе, чувствуя, как ее сердце остановилось на мгновение.

- Значит, использовала? – тихо и яростно произнес Бен.

- Бен, - прошептала Рей, - ты не понимаешь…

- Я все понимаю! – процедил Соло, окинув Рей с ног до головы ледяным взглядом, так сильно напомнившем ей вдруг королеву, - понимаю, что сам виноват! Я с самого начала знал, кто вы. Единственное чего я не знал, что я для тебя только средство обогащения!

- Это не так! – Рей кинулась к нему, - нет, Бен! Ты не знаешь, ты не понимаешь, ты…- она схватила его за руку.

Соло с силой оттолкнул ее, заставив поскользнуться, удариться спиной о перила, едва не слетев вниз. В глазах Бена не было ни страха, ни сожаления, лишь пустота.

- Не желаю ничего слушать, - процедил он, - оставь меня в покое!

***

- Я должна это сделать! – твердо произнесла Рей.

Когда утихли слезы, когда ее отпустила истерика, и мозг перестал воспроизводить с маниакальной точностью презрительный взгляд Бена, Ниима поняла, что должна действовать. Поэтому она стояла тут, в подворотне рядом с Оперным театром, одетая в мужскую одежду, спрятав волосы и лицо под кепкой с широким козырьком.

- Ради Бена, - продолжила Рей.

- Ты слишком много делаешь ради него, - вздохнул По, растерявший в этот миг всю свою привычную браваду.

- Он принц, По, - мягко произнесла девушка.

- Да-да, - рассеянно ответил Дэмерон, - мы знаем, что принц, для всего мира принц, но наедине мы можем…

- Нет, - покачал головой Финн, глядя в глаза другу, - ты не понимаешь.

- Он принц, - с нажимом произнесла Рей.

Дэмерон переводил растерянный взгляд с Рей на Финна, с губ По сорвался нервный смешок.

- Не хотите же вы сказать, что…

- Именно это мы и хотим сказать, - кивнул Финн.

И По захлопнул рот так резко, что лязгнули челюсти.

- С ума сойти, - выдохнул мужчина.

- Именно поэтому я должна попытаться, - с нажимом произнесла Рей.

Парни переглянулись, а потом, не сговариваясь, обняли Нииму.

- Будь осторожна, Веснушка, - Финн легко коснулся губами ее волос.

Когда фигуры парней исчезли за поворотом, Рей сосредоточила свое внимание на главном входе театра, где вскоре должна была показаться королева, которая всегда уходила последней, дабы избежать нежелательного для монаршей особы общения.

Вот ко входу подъехала машина. Рей быстро огляделась: в этот поздний час улица была пустынна. Бегом Ниима пересекла небольшую площадь перед театром, резко рванула на себя дверцу автомобиля, мелькнуло перед глазами удивленное лицо водителя, которого секундой позже Рей вырубила точным ударом, показанным когда-то Дэмероном. Аккуратно придержала тяжелое тело, почти бережно укладывая его на асфальт рядом с машиной, молясь всем богам, чтобы королева не вздумала смотреть куда-то кроме салона. Рей устроилась за рулем, сгорбившись, пряча лицо за кепкой. Королева вышла из театра минутой позже, сердечно распрощалась с Зори, села в машину. Ниима резко стартовала, набирая скорость.

- Джаспер, - недовольно произнесла королева, - чуть медленнее.

- Я не Джаспер! – бросила Рей, срывая кепку.

Глаза женщины расширились в изумлении, рот гневно искривился.

- Да что вы себе позволяете! Как вы смеете! Немедленно остановите машину! Немедленно! – топнула ногой королева.

- Нет! – бросила в ответ Рей, - только после того, как вы поговорите с Беном!

- Да я, - задохнулась от возмущения королева, - я засужу вас! Я посажу вас! У вас будет срок за похищение! Вам понятно?! Вы до конца своих дней не выйдете из тюрьмы!

- Плевать! – рявкнула Рей, закладывая лихой вираж, - плевать!

Они резко затормозили возле отеля.

- Выходите! – резко скомандовала Ниима.

- И не подумаю! – презрительно фыркнула королева.

Зарычав, Рей вылетела из машины, от души хлопнула дверью, вымещая свои злость, отчаяние и усталость, и распахнула дверь заднего сидения.

- Ваше величество, - произнесла уже мягче, но с нажимом, - один разговор, прошу вас. Вы ничего не теряете, а приобрести можете многое. Он ваш внук.

- Вы не можете знать наверняка, - парировала Падме.

- Боюсь, что могу, - вдохнула Рей, присела на корточки и протянула королеве шкатулку, - узнаете эту вещь?

В мгновение ока все краски слетели с лица королевы, взгляд не отрывался от шкатулки, посеревшие губы что-то растерянно шептали.

- Откуда? – севшим голосом произнесла королева, - откуда у вас…эта…вещь?

- Всего один разговор, - Рей теперь едва сдерживала слезы, она мягко отпустила шкатулку на колени королевы.

***

Бен никогда не чувствовал себя таким…использованным, опустошенным и злым. Он был в ярости. Обида накрыла его с головой, подобно горной лавине, не давая нормально дышать, заставляя сжимать кулаки до боли, заставляя голову кружиться от неконтролируемой злости.

Соло едва помнил, как добрался до отеля, взбежал по лестнице, не в силах ждать лифт, и от души хлопнул дверью, рискуя ее сломать. Он обзывал себя наивным идиотом. На что он вообще надеялся? На то, что аферистка, - преступница! – способна испытывать хоть какие-то чувства, кроме корысти? Она обманула его! Использовала его! Он был лишь средством для достижения ее меркантильных целей! А он – наивный дурак! – верил в то, что Рей способна… Способна на что? Видеть что-то, кроме денег? Способна видеть его? Ведь ему это было так нужно! Он привязался к Рей, он восхищался ею, он готов был идти за ней и шел! Идиот!

Бен зарычал, схватил дорожную сумку и быстро стал кидать туда вещи. Он уедет! Немедленно! Куда, зачем, что будет там делать, это он решит потом. А сейчас ему нужно сбежать из этого гнилого, подлого города, который разрушил его мечты, отобрал у него надежду. И никогда-никогда больше не видеть лживую, подлую предательницу по имени Рей Ниима!

Раздавшийся стук в дверь заставил Бена подпрыгнуть от неожиданности. В глазах потемнело. Как она смеет приходить к нему после всего? Как она вообще отважилась?!

- Уходи, Рей! – крикнул он, даже не обернувшись к двери.

И услышал, как отворилась створка.

- Я сказал: пошла вон! – заорал Бен, разворачиваясь.

И замер. Вся кровь бросилась ему в лицо, мужчина стал пунцовым, взгляд скользил по фигуре королевы, а в голове вдруг стало пусто, остались лишь чувство невероятного стыда и отчаянной неловкости.

- Ваше Величество! – поклонился торопливо, - простите меня! Я думал…

- Я знаю, что вы думали, - холодно оборвала его королева, закрывая дверь.

Она посмотрела на мужчину долгим взглядом, пристальным и пронизывающим. Бену стало не по себе. И снова, как в театре, мелькнули перед глазами смутные образы, подобно дымке, капризному туману, чувство узнавания. И тепла.

- Что же, - задумчиво произнесла Падме, - есть определенное сходство, - она кивнула самой себе, - есть. Но, увы, этого недостаточно.

- Недостаточно для чего? – более резко, чем планировал, спросил Бен.

- Для того чтобы признать вас моим внуком.

Повисла тишина, королева откровенно разглядывала застывшего перед ней мужчину, Соло нервным жестом взъерошил волосы.

- Кто вы, Бен? – спросила вдруг королева.

И этот простой вопрос на мгновение поставил Соло в тупик. Прежде, чем он успел подумать, слова сорвались с губ:

- Я не знаю.

Королева вопросительно выгнула бровь.

- Я не знаю, я ничего не помню о себе до одиннадцати лет, - Бен запнулся, - и я думал…думал, - он тяжело вздохнул, - вы сможете мне поведать, кто я.

Падме грустно улыбнулась.

- Милый мальчик, я так стара. Я пережила столь многое. И самое ужасное: потерю тех, кого любила, потерю своей семьи. За эти годы я видела множество моих внуков, - женщина тихонько рассмеялась, бросила на Бена лукавый взгляд, - вы хороший актер. Гораздо лучший, чем все, кого я видела до этого. Но этого тоже недостаточно.

- Я не актер, - резко ответил Бен, - и я с вами не играю.

Он раздраженно нахмурился, а потом вытащил из-под рубашки медальон, снял с шеи и протянул королеве.

- Вот! Это было у меня, сколько я себя помню. Я совсем недавно узнал, что это баснословно дорогая вещь. И узнал, что здесь выгравирован герб Альдераана, поэтому я здесь. Я хочу найти свою семью.

Падме осторожно приблизилась, долго разглядывала медальон, потом бросила на Бена быстрый взгляд, в котором больше не было ни уверенности, ни мягкой насмешки. А потом вытащила из кармана плаща шкатулку. Бен вздрогнул, что-то вдруг резко изменилось, окружающее пространство сместилось, картинки прошлого замелькали перед глазами, как в калейдоскопе.

Как во сне, Соло аккуратно забрал у королевы шкатулку и медальон, и вставил диск в замок, повернул один раз по часовой стрелке, два раза против, и снова по часовой. В шкатулке что-то щелкнуло, она открылась, раздалась незнакомая мелодия.

- Колыбельная, - хрипло прошептал Бен, - твоя колыбельная. Та, что пела дедушке его мама в Татуине. Ты заказала шкатулку специально для меня, потому что даже в одиннадцать я отказывался засыпать без этой мелодии. И мама сердилась. А ты так часто уезжала в Альдеру и…

Ошеломленный, изумленный Бен осекся, поднял взгляд на королеву. В глазах Падме стояли слезы.

- Бенджамин! – она обняла его, прижалась к груди, - мой внук!

Перед его глазами все расплылось от слез, шкатулка покатилась по полу, Бен дрожащими руками обнял бабушку.


========== Глава 9, в которой не все получают то, что хотят ==========


- Ты точно хочешь уехать, Рей? – Дэмерон в новеньком костюме критически оглядел себя в зеркале, последний раз сделал попытку пригладить непослушные кудри, махнул рукой и повернулся к девушке.

- Конечно, - вздохнула Ниима, - что мне тут делать?

Вообще в Альдере было чем заняться. Хоть бы и снова охмурять наивных богатеев. От одной мысли об этом Рей передергивало, но она прекрасно понимала, что не умеет в этой жизни больше ничего, а значит, очень скоро ей придется поступиться так внезапно возникшими принципами, уболтать некстати проснувшуюся совесть и снова вернуться к тому, что умеет лучше всего: к незаконному отъему средств у граждан. Но не здесь, не в Альдере, хотя столица богатой страны сулила многое. Только вот здесь был так непростительно рядом невыносимый принц Бенджамин Скайуокер, и от этого ныло вдруг оттаявшее сердце.

Иногда Рей злилась на Бена, точнее пыталась злиться, заставляла себя, чтобы перестать думать о мужчине. И не могла. Не могла забыть ни голоса, ни прикосновений, ни редких улыбок, ни серьезного взгляда темных глаз. Ругала себя и его на все корки, и все равно снова и снова думала о Соло. Быть может, если она уедет, станет легче?

Финн уехал пару дней назад, получил деньги от королевы и сказал, что хочет посмотреть мир. Рей плакала навзрыд, провожая друга на поезд.

Дэмерон с удовольствием остался при небольшом дворе королевы, получив назад свой титул, не отказался от положенного за принца вознаграждения. И теперь всерьез думал, как предложить Зори выйти за него замуж. Рей лишь головой качала, - не верилось ей, что балагур По способен остепениться.

Сама Рей, как могла, оттягивала встречу с королевой. Едва ли Рей надеялась на награду, скорее была готова выйти из дома ее величества в наручниках. В конце концов, Ниима похитила особу королевской крови. Но дольше медлить было нельзя, это становилось просто неприличным. И сегодня Рей все же пришла в особняк Наберри. Но перед аудиенцией зашла к Дэмерону, чтобы попрощаться.

- Ох, Веснушка, - покачал головой По и крепко обнял девушку, - мне будет тебя не хватать.

- Мне тоже, По, - тихо ответила Рей, на миг прижавшись к мужчине.

- Береги себя, ладно? – еще никогда Рей не видела Дэмерона таким серьезным.

Может статься, она ошиблась, и друга с Зори ждет счастливая и спокойная семейная жизнь.

***

- Ваше Величество, - Рей присела в реверансе, склонив голову.

Кроме них с королевой, в кабинете не было никого. Это, конечно, не исключало того, что на выходе Рей все же будут ждать крепкие молодцы, которые проводят ее в тюрьму. Но пока они были с королевой вдвоем, тихо тикали часы на каминной полке, едва слышно шумел за окнами оживленный проспект. Падме Наберри смотрела на Рей внимательно и задумчиво, что-то в королеве неуловимо напомнило Рей Бена. Внимательный взгляд, выражение лица, эта сосредоточенность, возможно. Девушка точно не знала, но сердце болезненно сжалось.

- Я рада, что вы все же нашли время прийти, Рей, - королева тепло улыбнулась.

Контраст с надменной особой, требующей остановить машину, был разителен. Рей склонила голову. Она не была рада находиться тут.

- Я хотела выразить вам свою искреннюю и глубокую благодарность, - Наберри прижала руку к груди, - за то, что вы нашли моего внука. За то, что, по его словам, оберегали его.

Сердце стукнуло раз, другой, громко, звонко. Бен говорил о…ней?

- И примите заслуженную награду, - королева ненавязчивым движением подтолкнула к краю стола небольшой сундучок.

Рей проследила за движением ее величества. Глупо было отрицать: деньги были Нииме очень нужны. Ее скромных средств, остатков тех денег, что они добыли с Финном в Такодане, едва хватит на поезд в один конец. Что делать дальше, Рей не знала. А с этими деньгами у нее было бы будущее, была бы крыша над головой, еда на столе, теплая одежда, - ведь Рей так не любила холод! Эти деньги были не роскошью, сейчас они были для Рей залогом выживания и безопасности. Но взять их от бабушки Бена? После того, как эти двое обрели друг друга? После того, как Рей, наверное, впервые в жизни совершила настоящее доброе дело! И она хотела совершить его бескорыстно, от всего своего влюбленного сердца. Нет! Рей не могла принять вознаграждение. Это перечеркнуло бы все, что они сделали, растоптало бы светлые воспоминания, отравило бы ее искренние чувства.

- Я принимаю вашу благодарность, ваше величество, - медленно произнесла Рей, - но деньги мне не нужны.

Королева удивленно вскинула брови, взгляд ее стал пронзительным и острым, словно она хотела пробраться Рей в голову в своем желании понять мотивы девушки. Инстинктивно Ниима отступила на шаг. Пауза затягивалась.

- Могу ли я идти, ваше величество? – решилась нарушить тишину девушка.

Королева вздрогнула, словно очнувшись от каких-то своих размышлений, и кивнула. Рей еще раз присела в реверансе и вышла за дверь.

И не иначе это была месть от судьбы за все то зло, что она невольно кому-либо когда-либо причинила, потому что по лестнице поднимался Бен. Первым порывом Рей было спрятаться в коридоре, да хоть бы и за неведомым огромным растением, что тут росло. Бен бы ее и не заметил. Наверное.

Ниима замерла, всерьез рассматривая такой вариант, промедлила, и Бен увидел ее. Он споткнулся, застыл на мгновение, зрачки его расширились, с губ сорвался вздох. Рей нервно сглотнула и напустила на себя самый безразличный вид, какой только смогла. Руки дрожали, вспотевшие ладошки хотелось вытереть о юбку, девушка стала медленно спускаться, стараясь не пялиться на принца, одетого в великолепный, явно сшитый на заказ, костюм. Следовало бы просто пройти мимо, только поздоровавшись, и не сказать ни слова больше. Следовало бы молча уйти, едва кивнув, они ведь совсем чужие друг другу! Следовало бы…

- Здравствуй, Бен, - произнесла Рей, - отлично выглядишь.

- Здравствуй, Рей, - растеряно ответил мужчина, сверля ее взглядом, от которого сердце заходилось в неровном ритме, грозя остановиться совсем, - ты тоже.

- Надеюсь, у тебя все хорошо, - растянула губы в дежурной улыбке Нииме.

- Вполне, - холодно ответил Бен, - надеюсь, ты получила свою награду.

Девушка вздрогнула, улыбка стала еще более неживой, словно нарисованной на бледном лице. Ей следовало бы оправдаться, ей следовало бы сказать ему, что она не взяла деньги, что все это стало вдруг не ради денег. Ей следовало бы…

- Разумеется, - в тон мужчине ответила Рей, глядя высокомерно, с удовольствием отмечая, как что-то захлопывается в его глазах, оставляя лишь пустоту.

- Очень рад, - сухо произнес Бен.

Они замолчали, глядя друг на друга. И стояли бы так еще, играя в гляделки, но тишину между ними вдруг разорвал старческий голос.

- Юная леди, в разговоре с принцем, стоит называть его ваше высочество и…

- Не надо, Трипио, - взмахнул рукой Бен, - не стоит.

- Нет, - вскинула подбородок Рей, насмешливо глядя на принца, - он совершенно прав, - девушка присела в реверансе, - я прошу прощения за отсутствие манер, ваше высочество!

***

Рей долго бродила по улицам Альдеры, не замечая ни домов вокруг, ни людей. Лишь когда зажглись вечерние фонари, она вышла к железнодорожному вокзалу, пересекла пустую в этот поздний час площадь перед зданием, задумчиво уставилась на табло с отправлением поездов, расположенное снаружи. Она могла отправиться в Такодану, вернуться в Тид, махнуть даже в Джакку или Татуин. Главное: сейчас уехать. И не вспоминать ни презрительный тон, ни пустой взгляд принца Бенджамина.

Подавив всхлип, Рей отошла в сторону, чтобы пересчитать оставшиеся деньги. Сбоку мелькнула какая-то тень, девушке показалось, что она заметила рыжие волосы и бледное лицо, но не обратила на это внимание, поглощенная своими мыслями и финансовыми изысканиями. А потом на голову ей обрушился удар, короткая вспышка боли заставила вскрикнуть, и наступила темнота. ***

Встреча с Рей совершенно выбила Бена из колеи. Он почти не вспоминал о ней эти несколько дней. Ему было чем заняться.

Он много времени проводил с бабушкой, впервые за много лет наслаждаясь теплом вновь обретенного дома. В прошлом становилось все меньше пробелов, и это радовало мужчину настолько, что он ощущал себя вновь маленьким мальчиком. А бабушка, как и все бабушки, несмотря на его возраст, несмотря на то, что теперь он был на голову выше нее, опекала, оберегала и даже была иногда чрезмерно навязчива. Но Бен не жаловался. Он обрел семью, дом, свое прошлое. Он нашел себя настоящего, цельного. И в этом было величайшее счастье. Так легко было не вспоминать о Рей Нииме, хотя он должен был быть ей благодарен. И хмурый взгляд По Дэмерона, оставшегося при дворе, властно напоминал Бену об этом, но принц отмахивался от голоса совести. А еще больше – от голоса сердца, который кричал ему о Рей. Принц мог бы отмахиваться и дальше, если бы не встретил девушку сегодня.

И вот уже несколько часов не мог перестать думать о Нииме. Он вспоминал ее улыбку, смех, веснушки на ее лице, губы, которые хотелось поцеловать, прикосновения нежных рук, мелодичный голос. Это было наваждением, и силы воли не хватало, чтобы избавиться от него. Не получалось злиться на Рей. Глупо было искать хоть какие-то чувства в мошеннице, которая получила свою награду, но не выглядела довольной. Неужели получила меньше, чем рассчитывала? Или дело в другом? Ну, конечно, нет! Просто таким, как она, всегда мало.

Бен стиснул зубы, мрачно глядя на себя в зеркало, выпрямился, напоминая себе, что он принц, что он не должен думать о всяких девицах. Тем более сегодня, когда ему предстоит тяжелый вечер, прием, на котором бабушка официально представит его свету.

Бен привычным движением провел рукой по волосам, сбивая прическу, уложенную парикмахером. Принц нервничал. Как примет его свет, как сложится его жизнь в этом мире, которому Бен принадлежит по праву рождения, но который совершенно для него непривычен, в котором он пока не умеет жить? Бен глубоко вздохнул, выдохнул, снова провел рукой по волосам и вышел из комнаты, направляясь к бальной зале.

Бабушка уже ожидала его, восхитительно красивая, непередаваемо очаровательная, словно фея-волшебница из его детских воспоминаний.

- Бенджамин, - бабушка потянулась к нему, заставив склониться, провела рукой по щеке, поцеловала в лоб.

Его каждый раз поражало, как она смотрела на него: как будто Бен был самым главным сокровищем в ее жизни, с лаской, щемящей нежностью, затаенной гордостью, сожалением о потерянных годах. Принц нервно сглотнул.

- Бабушка, ты восхитительно выглядишь.

Падме улыбнулась.

- Ты льстец, мой мальчик. Уверена, что сегодня на балу будет много красавиц, которые затмят мой образ.

- Твой образ не затмит никто, - просто ответил Бен и посмотрел в сторону залы, где уже кружились редкие пары.

Страх разгорелся в нем с новой силой, и сомнения вновь начали подтачивать решимость.

Королева внимательно посмотрела на внука.

- Волнуешься?

- Конечно, - пожал плечами Бен, не видя смысла скрывать. Да и вряд ли бы ему удалось что-то скрыть от проницательной Падме.

- Бен, - королева серьезно посмотрела ему в глаза, - ты принц по праву рождения. И это – твой мир, ты родился в нем, но ты должен сам решить: хочешь ли ты жить в нем. Больше всего на свете я хочу видеть тебя счастливым, а не следующим глупым условностям. Поверь: твой дед, которым ты так восхищаешься, никогда бы этого не одобрил, - бабушка грустно улыбнулась, - я хочу, чтобы ты знал: что бы ты ни выбрал, Бен, я всегда буду тебя любить, я приму любой твой выбор. Я буду знать, что где бы ты ни был, ты будешь счастлив. Счастлив ли ты здесь, Бен?

Повисла тишина. Неровно стукнуло сердце, музыка вальса, нежная и плавная, похожая на колыбельную, дарила чувство безопасности.

- Конечно! – пылко воскликнул мужчина, - конечно, бабушка! Я нашел тебя, я хочу быть здесь, с тобой рядом!

- Со мной ли? – лукаво посмотрела на внука Падме.

Бен смутился, почувствовал, как краснеют кончики ушей, как жар приливает к щекам. Мужчина отвернулся, задумчиво уставился на танцующие пары. На мгновение ему показалось, что там мелькнула тонкая фигурка в светло-голубом платье. Бен моргнул, и наваждение исчезло.

- Она не взяла деньги, Бен, - тихо произнесла бабушка.

И прежде, чем смысл сказанного дошел до принца, Падме уже вышла в бальную залу. А Бен так и остался стоять с открытым ртом, глядя, как королева раскланивается с гостями.

Не взяла деньги. Но зачем же тогда…она же сказала…она же…

Бен крепко зажмурился, ощущая себя последним подлецом. Он думал о Рей так плохо, обвинял в корысти и жадности, а она все это время…она…

Сердце застучало гулко, громко, радостно. Принц сделал решительный шаг вперед. Где ему теперь ее искать? Он должен найти ее! Непременно! Сейчас же!

- Ваше высочество! – позвал его кто-то.

Принц обернулся. У двери, ведущей в сад, стоял худощавый рыжеволосый мужчина. Бену он показался смутно знакомым, он точно видел его где-то. Быть может, на корабле? Или в Альдере? В ресторане? В опере? Бен нахмурился, силясь вспомнить.

- Вам нужно проследовать со мной, - неприятно усмехнулся тип, заставляя Бена напрячься.

- Простите? – холодно произнес Скайуокер.

Усмешка типа стала еще шире, он разжал руку, на ладони лежала простая серебряная сережка в виде ромашки. Бен побледнел, это была сережка Рей. Не запомнить ее было невозможно, она была удивительно простая, не вычурная и не дорогая, совсем не вязавшаяся с тем образом девушки, который Бен с удивительным упорством в последние дни пытался нарисовать у себя в голове.

- Если, конечно, хотите увидеть мисс Нииму живой, - продолжил рыжий.

Бен непроизвольно сжал кулаки, сделал шаг вперед, глаза его опасно сверкнули. Рыжий подался назад.

- Спокойнее, ваше высочество, без меня вам ее не найти!

Принц остановился, бросил взгляд назад, бабушка на него не глядела, беседуя с гостями.

- Вы должны пойти один. Никаких разговоров, ни с кем, - произнес незнакомец, проследив за его взглядом.

Это было глупо и безрассудно, он особа королевской крови и не должен подвергать себя неоправданному риску. Но Рей в опасности!

Этот тип следил за ними от самой Такоданы, теперь Бен это вспомнил, уж слишком приметной была внешность рыжего. Он что-то задумал, очевидно, против Бена. Но бросить Рей?! Это было немыслимо, не после того, что Бен узнал. Да и кого он обманывает: даже, если бы был уверен, что Ниима – корыстная аферистка и только, все равно бросился бы ей на помощь. Осознав это, принц больше не колебался.

- Я иду с вами, - процедил Бен.


========== Глава 10, в которой любовь побеждает ==========


Рей очнулась с ужасной головной болью, пульсирующей где-то в затылке так остро, что каждое неосторожное движение боль эту лишь усиливало. Перед глазами все расплывалось, а когда девушке, наконец, удалось сфокусировать взгляд, то накатила тошнота, и Рей едва удалось удержать в желудке свой скромный завтрак.

Она была в старом парке, одна часть которого выходила на заброшенный участок набережной, вторая терялась где-то во тьме деревьев, за которыми вот уже которое десятилетие никто не ухаживал. Ниима попробовала пошевелиться, и не смогла, опустила голову, борясь с дурнотой, и поняла, что привязана к дереву, под которым и сидит на жесткой земле. Девушка пошевелила руками, пытаясь понять, как крепко ее связали. По всему выходило, что не очень: тот, кто вязал узлы, явно нечасто этим занимался, а, может быть, и никогда. А это значило, что у нее есть шанс выбраться отсюда. Вопрос только в том, кто ее притащил сюда и зачем? Пока Рей нащупывала слабое место в узле и аккуратно пыталась высвободить руки, в поле ее зрения показалась фигура в темном плаще. На мгновение Ниима замерла, по спине пополз холодок, отвратительной змейкой, колкими мурашками, посылающими по всему телу парализующие искры страха. Это был тот странный старик из ресторана, что наблюдал за Беном! Выходит, что не зря они с Финном тогда насторожились. Старик и его спутник – где это он, кстати? – следили за ними!

- Здравствуй, Рей, - старик откинул капюшон, явив взгляду девушки бледное до серости лицо с запавшими щеками, тонкой линией бесцветных губ и неожиданно яркими глазами, в которых – девушка могла поклясться в этом! – вспыхивали красноватые огоньки. Страх постепенно перерастал в ужас. Что-то ненастоящее, потустороннее было во всей этой сцене: заброшенный парк, в котором не слышно было ни пения птиц, ни шороха зверей, где деревья стояли словно мертвые, не качая ветвями, даже плеск реки не был слышен. И этот жуткий старик.

- Кто вы? – дрожащим голосом спросила девушка, стараясь, как можно незаметнее шевелить кистями и пальцами в своей попытке освободить руки.

- Меня зовут Шив Палпатин, - улыбнулся, а получилось, что жутко оскалился старик, - приятно познакомиться!

Шив Палпатин. Рей нахмурилась. Это имя она когда-то слышала, давным-давно. Еще когда была маленькой девочкой во дворце. Что-то жутко неприятное было связано с этим именем, что-то, относящееся еще ко времени правления короля Энакина.

- Вы были во дворце! – выпалила Рей, толком не осознавая, что говорит.

Старик оскалился еще шире.

- Верно, девочка. Какой ум, - покачал он головой, сверля Рей взглядом, - какой талант! Какая Сила! Жаль, что все это пропадет с твоей смертью.

Рей побледнела, неловко дернула рукой, привлекая к ней внимание Палпатина.

- Что вам нужно? – почти выкрикнула, чтобы только отвлечь старика.

Криффа с два она умрет сегодня и здесь! Вот уж нет. Она убежит от него. Надо только лишь руки освободить! А уж это она – не раз попадавшая в такие переделки – умела.

- Не ты, не ты, - покачал головой Шив, - видишь ли, мне нужен последний из рода Скайуокеров. Прямой потомок короля Энакина. Этого ничтожества, что предал меня после того, как я научил его всему, что знал сам! Мы должны были править вместе! Но Энакин не хотел делиться властью. Ему, видите ли, не нравились мои методы. И тогда, - Палпатин зло рассмеялся, - я наслал проклятие на весь его род! Они должны были умереть! Мучительно и быстро. Но этот маленький ублюдок – Бен Скайуокер – уцелел, - старик склонился к Рей, обдавая ее смрадным дыханием, - благодаря тебе, девочка. И проклятие рикошетом ударило по мне! За одно это следовало бы тебя убить! Но пока ты мне нужна.

- Зачем? – обреченно прошептала Рей, уже заранее зная ответ.

- Он придет спасать тебя, этот юный влюбленный идеалист. И тогда я убью его.

Рей вздрогнула, неловко чиркнула ногтем по толстой веревке, обламывая его. Но разве какой-то ноготь имел значение сейчас, когда жизнь Бена была в опасности! В одно мгновение ее страх усилился вдвое. Теперь Рей боялась не только за себя.

- Ты просчитался, - девушка старалась, чтобы голос ее не дрожал, - его высочество не придет за мной. Я ничего для него не значу, - вышло горько, настолько, что Рей наяву ощущала эту горечь на языке, словно съела что-то ядовитое, отравляющее все ее существование.

Палпатин посмотрел на девушку почти весело.

- А вот тут ты очень ошибаешься, девочка.

И в это же мгновение послышались шаги. Бен в сопровождении того бледного рыжего мужчины из ресторана, встрепанный, обеспокоенный, бледный настолько, что едва ли казался живым человеком, беспокойным взглядом обшаривал лес. Вот мужчина увидел ее, и на лице его появилось выражение такого облегчения, что сердце Рей невольно пропустило удар.

- Бен, - прошептала девушка обреченно.

Она была рада видеть его, рада понимать, что да, она ошибалась. То, что было написано сейчас на таком выразительном лице Бена, едва ли можно было счесть за безразличие. Но в то же время он здесь подвергался опасности из-за нее! Из-за ее невнимательности и глупости.

- Рей! – Бен кинулся к девушке, и тут же прямо ему под ноги ударила алая молния.

- Стоять! – рявкнул Палпатин.

Бен настороженно замер, только сейчас увидев закутанную в темный плащ фигуру.

- Шив Палпатин, - прошипел Бен, сжав кулаки и бесстрашно делая шаг вперед, его лицо исказилось от ярости, глаза опасно сузились.

- Шив Палпатин! – передразнил его старик, - да, это я! А ты маленький, чудом выживший щенок, но ничего! Эта ночь все расставит по своим местам.

Следующая молния ударила бы в Бена, если бы он не успел вовремя увернуться. В руках рыжего сверкнул пистолет, видимо, он решил помочь Палпатину.

Для Рей время будто замедлилось. Она не знала, как, но знала одно: убить Бена она не позволит. Веревка под ее руками, наконец, поддалась, стряхивая на ходу обрывки, почему-то обугленные по краям, - но думать об этом не было времени, - Рей бросилась к рыжему с твердым намерением как следует ему врезать. Голова полыхнула болью, закружилась, девушку на мгновение повело в сторону, алая вспышка полыхнула перед глазами, но Рей уже вцепилась в рыжего, сбивая с ног, громыхнул выстрел, пуля ушла куда-то в пустоту, девушка точно это знала.

- Ах ты дрянь! – удар коленом пришелся в живот, заставив Рей охнуть, дыхание перехватило, она ударила кулаком вслепую, судя по вскрику рыжего, куда-то попала. Он скинул разъяренную Рей с себя, Ниима отлетела в сторону, взгляд ее уперся в блестящий корпус пистолета, который она и подхватила с удивительной быстротой и вскочила на ноги. Где-то за спиной у нее кричал Бен, мерзко хохотал Палпатин. Рей выстрелила под ноги поднявшемуся рыжему.

- Не подходи!

Она не могла убить человека! Нет-нет! Она не раз преступала закон, она мошенница, аферистка, преступница, но не убийца. И судя по взгляду рыжего, он это понимал. Плохо! Снова раздался вскрик Бена, инстинктивно Рей обернулась. И с новой вспышкой молнии выстрелила в Палпатина. Не убийца, говорите? Возможно, защищая себя, Ниима бы и не стала убийцей, но сейчас она защищала любимого человека, что упал на одно колено, прижимая руку к груди. Рей выстрелила еще раз, и еще. Но старик только продолжал жутко смеяться. Рей застыла в ужасе, полуобернулась к рыжему, потрясение на лице которого было отражением его собственного. Бен тем временем с трудом поднялся на ноги.

- Рей, - произнес отчетливо, серьезно и даже как-то задумчиво, - уходи.

- Криффа с два! – рыкнула Ниима, отбрасывая ненужный пистолет, - нет уж!

И встала плечом к плечу с принцем, нащупала его руку, он ответил на ее робкое пожатие с неожиданной силой.

- Великолепно! – упивался своим триумфом Палпатин, - умрете вместе!

Он снова ударил в них молнией, но что-то вдруг случилось. Их будто накрыло прозрачным куполом, который гасил красноватые всполохи. Вокруг поднялся ветер, скорее переросший в настоящий ураган, он ломал ветки деревьев, по брусчатке старой набережной пробежала трещина, раздался вскрик рыжего, в них с Беном летели листья и комья земли. Что-то громыхнуло с такой силой, что Рей оглохла на мгновение, а за этим последовала вспышка еще одна, и еще, и еще. Девушка посмотрела на напряженного Бена, который до боли сжал ее руку. У Ниимы кружилась голова, сознание то уплывало куда-то, то вновь возвращалось, но девушка знала: она должна стоять. По телу растеклась слабость. «Не падать», - твердила себе Рей, - «нет, нет, нет!» Она знала, что выстоит, даже если это будет стоить ей жизни. Осознание этого четко оформилось в голове. Она выстоит. Она спасет Бена. Он ведь стоит целой жизни, ее не такой уж и ценной, если признаться. Да, Бенджамин Скайуокер, ее вредный принц, того, определенно стоит! И уже уплывая в вязкую, холодную, одинокую тьму, Рей нашла в себе силы улыбнуться Бену, в глазах которого ярость вдруг сменилась острым и ярким ужасом.

***

Они стояли под куполом, в вихре ярко-голубого и алого света. И в памяти Бена шевелилось что-то, какие-то далекие рассказы о Силе и магии. Шептались, что не только Палпатин - темный маг владел тайными знаниями, но и дед Бена – Энакин Скайуокер. А если владел его дед, то и он сможет. Он чувствовал в себе эту загадочную Силу, только не знал, как ее направить. Бен понимал, что их защита не вечна, он чувствовал, как Рей постепенно теряет сознание, девушка побледнела так, словно уже была мертва. Она и умирала. Нет, нет, нет! Этого Бен никак не мог позволить сейчас. Только после того, как он ее отругает, что попала в передрягу, а потом обнимет, а потом обязательно, непременно поцелует. Купол вокруг них становился все тоньше, прозрачнее. Медлить больше было нельзя. Действуя на инстинктах, отрешившись от голоса разума, Бен сбросил купол и одновременно остановил очередную молнию Палпатина, заставив того, наконец, замолчать. Старик больше не смеялся, он с ужасом смотрел в глаза принца, в которых ярость отражалась алыми сполохами. Мужчина криво усмехнулся и ударил в ответ. Электрический разряд окутал алым сиянием фигуру в темном плаще.

- Это за Рей! – рявкнул Бен, выпуская руку девушки, позволяя Нииме упасть на холодную землю – об этом он подумает позже. Ударил снова, завывания урагана стали громче, Палпатин закричал, - это – за мою семью!

Принц наступал на старика, который корчился на земле, не в силах больше подняться, он вскинул руку, словно пытаясь защититься от Скайуокера или умоляя о милосердии.

- А это – за меня! – выкрикнул Бен, с рук его сорвались две молнии, с треском, коротким визгом, подобно двум смертоносным змеям достигли скорчившейся фигуры, испепеляя ее на месте.

И тут же все стихло. Бен стоял, оглушенный, в невозможной, нереальной тишине и тяжело дышал, не в силах осознать то, что тут только что произошло. Он с изумлением посмотрел на свои пальцы, с которых только что срывались алые молнии. Это было невероятно, странно, безумно. Так не бывает в нормальном мире, реальном мире. Принц устало провел рукой по лбу, стирая капельки пота, ощущая слабость, на грани обморока, обернулся и охнул, в мгновение ока оказался возле хрупкой фигурки девушки, ничком лежащей на земле.

- Рей, - шептал лихорадочно, осознавая, что девушка не дышит, попытался нащупать пульс и не смог, - нет, нет, нет. Только не ты, только не так!

Как мог, бережно и аккуратно, Бен поднял безвольное тело девушки, обнял, прижимая к себе. Он ведь так хотел ее обнять, но теперь эти объятия были больше похоже на злую насмешку судьбы.

- Рей, - шептал, - пожалуйста, - укачивал на руках, как ребенка, - я прошу тебя, только не умирай. Что же мне сделать?

В отчаянии он посмотрел по сторонам, словно здесь был кто-то, кто мог ему помочь. Да если бы и был! Кто может оживлять мертвых? И все же снова что-то крутилось в голове: сказки бабушки Падме и странные обмолвки дяди Люка, опасения отца и ласковые наставления матери, серьезные речи его деда. Он мог бы…наверное, мог бы.

Бен крепче прижал к себе Рей, закрыл глаза, вспоминал все хорошее, что было между ними, все те яркие и теплые моменты: их смех, их споры, их танец на палубе парохода и даже злосчастную рыбу. Он пытался поделиться с девушкой своей нежностью и своей болью, показать ей всю глубину отчаяния и тоски, когда понял, что она лишь использовала его, и свою радость, когда узнал, как жестоко ошибся. Он пытался поделиться своей любовью.

- Рей, Рей, Рей, - шептал ее имя, - ты только не умирай, Рей, пожалуйста. Ты так нужна мне. Я же так тебя люблю.

Он скорее почувствовал все теми же инстинктами, чем осознал, что она дышит. А когда открыл глаза, то натолкнулся на внимательный взгляд карих глаз, в которых вспыхивали золотистые искры лукавства. И неожиданно смутился, засуетился, попытался аккуратно отстраниться. Но Рей была бы не Рей, если бы позволила ему это сделать.

- Даже не думайте, ваше высочество! – пальцы девушки заскользили по его лицу, глаза сияли ярче, звезд, - любишь, значит? – она упивалась, наслаждалась этим моментом, заставляя Бена смущаться и одновременно любоваться Рей. Его Рей.

- Люблю! – отчаянно тряхнув головой, произнес мужчина. В конце концов, он чуть было не потерял ее. И если она даже сейчас начнет смеяться над ним или упрекать его, или сердиться, то это такие мелочи.

Но Рей вдруг посерьезнела, в глазах больше не было насмешки.

- И я тебя люблю, - выдохнула, прежде чем поцеловать его.

Мир вокруг замер, застыл, словно затаил дыхание, давая двум влюбленным передышку и надежду на мир и счастье.

***

Одинокая мужская фигура, стараясь не смотреть в сторону молодых людей, подобрала свой пистолет, повертела в руках, а потом, размахнувшись, кинула его в воду. Армитаж Хакс махнул рукой, словно бы открещиваясь от всего, что произошло тут, и поспешил прочь, прихрамывая. Он пообещал себе, что больше никогда не свяжется ни с единым магом.


Вместо эпилога

Дорогая бабушка! Ты сказала однажды, что где бы я ни был и что бы ни выбрал, я всегда буду твоим внуком, и я надеюсь, что ты не сердишься. Мы ведь только нашли с тобой друг друга, а я снова вдали от тебя. Но ты права: мое место не во дворце среди придворных, я не могу прятаться за красивым фасадом в мире, где, кроме блеска драгоценностей, есть еще столько всего удивительного. Я и Рей решили, что мы должны непременно все это удивительное увидеть сами, познать красоту этого мира и безграничную любовь, что нас связывает. Мы уезжаем, перед нами целый мир, который нам только предстоит завоевать.


Твой любящий внук, Бен.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики