КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Дотла (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== 1. ==========


Кондиционер в машине не справлялся, а необычная для начала сентября жара, накрывшая город, не спадала даже к вечеру. Очертания Сан-Диего дрожали в душном мареве, запахи, просачивающиеся даже в закрытую машину, были просто нестерпимы. Кондиционер ее старенькой лянчи не справлялся.

Откинувшись на спинку водительского сиденья, Рей с отвращением посмотрела на следы потных ладоней на руле. Сил не осталось даже, чтобы ругаться. Жара вымотала ее физически и морально. Блузка прилипла к спине, хлопковая ткань насквозь пропиталась потом. Девушка прокляла редактора издательства, где она работала переводчиком за его консерватизм, на работу нужно было приходить непременно одетой по-деловому в любую погоду. Все на свете девушка отдала бы сейчас за возможность снять с себя ненавистную блузку. Узкие брюки плотно облепили бедра, ноги в туфлях невыносимо ныли. Рей возвела глаза к потолку машины, отметив, как потемнела и засалилась со временем обивка. Да когда уже эта пробка сдвинется с места! Зарычав от злости, девушка шибанула по рулю, звук сигнала разнесся над машинами, взвизгнул в душном мареве сентябрьского вечера и затих. Ему вторили такие же раздраженные водители. Что толку гудеть. Пробка не сдвинется с места, палящее солнце никуда не денется, а кондиционер в ее машине сам себя не починит.

Впрочем, не далее, как неделю назад, когда в Сан-Диего прочно установилась дневная температура выше девяносто пяти градусов (1), не то, чтобы очень типичная даже для сентября, Рей имела неосторожность узнать, сколько ей будет стоить ремонт кондиционера. Что же. Дешевле купить новую машину. Но у нее таких денег нет.

Девушка вздохнула, нервно покосилась на телефон, лежащий на соседнем сиденье. По будет чертовски недоволен ее опозданием, а в том, что она опоздает, Рей нисколько не сомневалась. Знала ведь, что встанет в вечернюю пробку, зачем согласилась приехать в El queso именно к этому времени? Впрочем, кто бы позволил ей выбирать. По хотел, чтобы она приехала именно к семи, и ему было плевать, что добраться от издательства до пятьдесят четвертой улицы за час, она никак не успеет, а рабочий день у нее заканчивался в шесть. Иногда она По Дэмерона почти ненавидела. Не то, чтобы ей вообще хотелось ехать сегодня в кафе, но По настаивал, обещал познакомить ее со своим новым партнером, который непременно поможет ему войти в настоящее дело. В какое именно дело Рей так и не добилась. Она была вообще не уверена, что хочет знать. Там, где она выросла, под настоящим делом подразумевался криминал. Тот самый, о котором мечтал ее отчим, разбирая угнанные тачки в автомастерской, перебивая номера на пару с Ханом Соло.

Рей почувствовала, как заныли виски, девушку затошнило. Дэмерон все пытался расширить бизнес, но беда была в том, что ее парень был вовсе не бизнесмен, хотя мнил себя именно им. А его сумасшедшая мамаша ему в этом заблуждении всячески потакала. Вспомнив приторно вежливую и надменную миссис Дэмерон, Рей поморщилась. Уж миссис Дэмерон точно знала, что оборванка из Лемон Гров вовсе не пара ее сыночку. Не то, чтобы они сами жили на берегу океана, но уж точно не на границе с Мексикой.

Раздраженно покачав головой, Рей включила радио, хотя обычно предпочитала ездить в тишине.

…аномальная жара, накрывшая Сан-Диего на прошлой неделе, не собирается сдавать свои позиции.

О да. А то это не очевидно! Рей раздраженно покосилась на панель, едва подавив желание стукнуть по ней кулаком. Усталость нарастала, по вискам стекал пот, в зеркало заднего вида на нее смотрело красное лицо с темными кругами под глазами. Лучше бы уж она ехала домой закачивать перевод той испанской книги, которую заказало издательство две недели назад, а Рей катастрофически не успевала, понимая, что, скорее всего, провалит все сроки. А это было бы так нежелательно. Ей нужна эта работа, действительно нужна. В конце концов, ее отчим и мамочка скорее удавятся, чем дадут ей денег не то, что на бизнес, как По, а вообще даже на булавки. Про деда и вспоминать не стоило, хотя у него как раз хватило бы денег не то, что на булавки, но и на настоящее дело.

Рей фыркнула, родители сошлись в очередной раз, после очередного загула ее матери, которую любовник моложе ее на десять лет, очередная шпана из их района, возомнившая себя большим гангстером, вышвырнул на улицу. Мать поплакала и приползла к отчиму на коленях. Тот в свою очередь наставил Глэдис Платт синяков и принял обратно в дом. Сколько себя помнила Рей, эта ситуация повторялась из раза в раз с завидной периодичностью.

Медленно и нехотя машины все же двинулись вперед, девушка почти с облегчением вцепилась в руль и снова покосилась на телефон. Даже странно, что По еще не трезвонит, как полоумный, выясняя, где она и будет ли вовремя. Он утверждал, что это безумно важная встреча и безумно важный партнер. Зачем, правда, ей с ним знакомиться Рей совершенно не понимала, но, пожав плечами, согласилась. По настоятельно просил ее не опаздывать, нервничая больше обычного, а глаза его при этом бегали из стороны в сторону, что еще больше уверило Рей в мысли, что что-то здесь нечисто.

Припарковалась она едва-едва, втиснув лянчу между угрожающего вида ржавым пикапом, выглядевшим так, что девушка мгновенно перестала мысленно сетовать на то, что у нее старая машина, и каким-то потрепанным жизнью фордом, покосившись в сторону границы, близость которой уже накладывала отпечаток на вид улицы, где то и дело попадались дома, давным-давно требующие ремонта, а их обитатели поглядывали на Рей не очень-то дружелюбно. Фыркнув, демонстративно громко хлопнув дверью лянчи и заперев ее, рассержено стуча каблуками, ощущая, как жара придавливает ее к асфальту, Рей злобно посмотрела в ответ. Это, как с бродячими собаками, отводить взгляда нельзя – мигом вцепятся в глотку. Этот просто жизненный принцип женщина усвоила еще лет в шесть. В Лемон Гров взрослеть приходилось рано.

Толкнув дверь кафе, Рей оказалась в полутемном зале, на нее дохнуло свежестью кондиционера, разгоряченная потная кожа мгновенно покрылась мурашками, но женщина прикрыла глаза от удовольствия. Наконец-то!

- Мы закрыты! – услышала Рей злой голос и фыркнула себе под нос.

- Ваш фирменный сырный кофе! – громко возвестила на весь зал девушка и прошла к стойке.

- А, - тут же растянулся в улыбке Финн, - это ты, Рей.

- Привет, - хмыкнула девушка, - где По?

С лица баристы вдруг слетела приветливая улыбка, он как-то странно дернулся и нервно покосилась в сторону подсобки. Рей приподняла брови.

- Он, - глаза Финна забегали, он нервно теребил в руках полотенце, - просил подождать тебя, когда ты придешь, - выдавил из себя парень.

Рей смерила его скептическим взглядом. Финн ей нравился, хороший и милый парень, у него была такая же милая девушка, которая ждала от него ребенка, поэтому парень работал не только в El Queso, а вообще брался за любую подработку. У него были золотые руки, ночами подрабатывал на мебельной фабрике, по выходным чинил что-то по заявкам, а по будням работал в кафе. Рей хотела бы уговорить его пойти учиться, у парня был светлый ум, но женщина понимала, что это вряд ли возможно. У Финна не было достаточно денег и времени на учебу. А скоро у него появится малыш, который потребует еще больше средств.

Рей и хотела бы нажать на Финна, узнать, в чем дело, но вместо этого, пока парень готовил кофе, притащила себе высокий стул и уселась прямо за стойку.

- Как дела у тебя? – спросила, переводя тему, - как Роуз?

Парень оживился, лицо его вновь осветила улыбка.

- Стала пухлая и круглая, говорит, что я ее такой любить не буду. Но это глупости! Как же я могу ее не любить! А еще она передавала вам привет. И спросила, когда же вы переведете книгу того испанского писателя, которого она любит. Она так ждет ее! Прямо ночами не спит.

- Скоро, - кивнула Рей, хотя внутри все сжалось. Скоро точно не получится, и это очень-очень плохо. Срыв всех сроков и потеря работы вновь замаячили на горизонте. Рей пригубила кофе. Обжигающе горячий, сладкий в контрасте с чуть солоноватой сырной крошкой, он был бесподобен. Вот уж кто мог бы открыть свое дело и не прогореть, вдруг подумалось девушке. У Финна был настоящий талант. Нигде в городе Рей не пробовала такой вкусный кофе, как в El Queso. И это вовсе не стараниями ее парня. Это все Финн, которого По взял на работу, как он считал, из милости, и всячески это подчеркивал из раза в раз. Рей же считала, что уйди Финн, и El Queso, дела в котором шли все хуже с каждым днем, загнется окончательно. По видеть этого упорно не хотел.

- Ну а у тебя как дела, Рей? – весело спросил парень.

Он вообще был оптимистичным молодым человеком, что было странно, учитывая то, что вырос он все в том же Лемон Гров, где провела детство и юность сама Рей, а уж она-то знала, что родной район к оптимизму вовсе не располагает.

- Все хорошо, - широко улыбнулась Рей.

Хотя улыбаться совсем не хотелось, как не хотелось встречаться сейчас с По. Может, он все же так к ней и не выйдет? Девушка тряхнула головой. Да что с ней такое сегодня. Ей хорошо рядом с По, но сегодня она то и дело возвращается мысленно к одним лишь его недостаткам. Это все жара и усталость, а еще конец недели. Девушка прикрыла глаза. Зря она так нервничала в пробке. Можно было и не спешить, лавируя между машинами так, что рисковала попасть в аварию. По вон не очень спешит быть сегодня пунктуальным. Рей тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли. Послышался звук открывающейся двери.

- Рей, дорогая! Ты, наконец-то, приехала!

Ей не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что По успел вмазаться. По тягучим интонациям, чуть заплетающемуся языку, по этим развязным ноткам в голосе, девушка могла и по телефону определить, что ее парень принял дозу. Удивляло лишь то, что он решил это сделать во время встречи с потенциальным партнером. И это еще опуская то, что она «наконец-то, приехала»! Между прочим, это она после тяжелого рабочего дня, когда только и хочется, что поехать домой и скинуть надоевшие за день туфли, ждет его уже добрых полчаса.

Рей бросила хмурый взгляд на мгновенно притихшего Финна и соскочила со стула, стукнули об пол каблуки. Рей постаралась придать своему лицу равнодушное выражение, но улыбнуться так и не смогла. Развернулась, встречаясь взглядом с По. Даже в полумраке кафе было заметно, как расширенны его зрачки, как неестественно лихорадочно блестят глаза. На лбу мужчины выступила испарина, под носом едва заметно белел след от кокаина. Девушка стиснула зубы. Она ненавидела его в этот момент лютой ненавистью, граничащей с едва контролируемым приступом ярости.

- Милая, - протянул По, он направился к ней, обнял за талию, окутывая жаром тела, запахом его одеколона, чересчур навязчивым, легким запахом пота и, - она могла поклясться! – запахом кокаина.

Ей захотелось отодвинуться.

- Я хочу познакомить тебя с моим партнером и другом, - продолжал По, - эй, Кайло! Вот она – моя Рей.

А у Рей язык прилип к небу, колени подогнулись, и девушка едва устояла на ногах. Глядя в насмешливые темные глаза, отмечая новые морщинки вокруг глаз и складку у рта, шрам, пересекающий правую щеку, от угла глаза и пропадающий где-то за воротом рубашки, скользя взглядом по мощным плечам, затянутым в рубашку с коротким рукавом, по татуировкам на предплечьях мужчины, Рей лихорадочно считала, сколько же прошло лет. И никак не выходило, что двенадцать. А Бена Соло посадили на двенадцать лет! И почему Кайло? Какой еще к черту Кайло? Ей захотелось заскулить от ужаса, что опутал ее липкой паутиной, заставляя вдыхать воздух маленькими порциями, судорожно цепляться за Дэмерона, стараясь не упасть. Всего шесть лет прошло. Всего шесть, - стучало молоточками в мозгу. Половина срока. Голова кружилась. Это же невозможно! Просто невозможно! Он стал старше, он стал опаснее, а насмешка в глазах никуда не делась, только стала жестче, холоднее, злее. Может быть, ей кажется. Может быть, ей снится. Подавив глупое желание ущипнуть себя, чтобы проснуться, Рей собрала всю свою волю в кулак.

- Приятно познакомиться, - голос звучал глухо, она протянула руку, которая заметно дрожала.

Едва заметная ухмылка в уголках полных губ, вкус которых она до сих пор помнила. О! Женщина была уверена, что Бен выдаст сейчас что-нибудь вроде: неужели ты меня не узнала, но он лишь пожал ее руку.

- И мне.

Прикосновение его горячей руки обожгло ее, и Рей отдернула ладонь с излишней поспешностью.

- Это Кайло, - тем временем говорил как будто ничего и не заметивший Дэмерон, - мы с Кайло будем ворочать большими делами и большими деньгами.

Большие дела и большие деньги с человеком, которого шесть лет назад посадили за контрабанду наркотиков, ничем хорошим обернуться не могли. Рей изо всех сил стиснула зубы, желая оказаться как можно дальше отсюда.

- Это надо отметить, - тем временем продолжал По, - Финн, - прикрикнул мужчина, - неси шампанское!

- Быть может, тебе уже хватит на сегодня, - Рей с силой сжала руку мужчины, глядя на По и отрицательно качая головой.

- Я сказал: шампанское! – рявкнул Дэмерон, вырывая руку, - ты вздумала мне перечить?

В таком состоянии он был опасен, неуправляем, обидчив и гневлив. Рей вздохнула. В который раз спросила себя: какого черта она все это терпит?

- Я сама принесу, - произнесла спокойно, чтобы только не разжигать очередной скандал, - а Финна мы отпустим домой, к его семье. Рабочий день его на сегодня окончен, не так ли?

- Его рабочий день окончится, когда я скажу! – побагровел Дэмерон.

- По, милый, - Рей положила ладонь на грудь мужчины, - я все сделаю сама, а Финна ждет дома семья. Мы же не будем отнимать у жены мужа, а у ребенка отца, верно, дорогой?

По нахмурился, краем глаза Рей видела, как насмешливо смотрит на них Бен, и ненавидела себя в эту минуту. Ненавидела свою уступчивость и слабость, ненавидела то, как жалко она выглядит, уговаривая По, в котором говорил кокаин.

- Милая-милая семья, - ухмыльнулся Дэмерон, - крошка Рози, которую обрюхатил наш Финн. Раздулась, поди, как шарик, а? – мужчина подмигнул Финну.

Парень застыл, стиснув зубы, только глаза его потемнели от унижения и гнева, но он молчал, не решаясь ничего сказать начальнику, который в порыве гнева мог его уволить.

- Ладно уж! – Дэмерон махнул рукой, - иди!

Финн выскользнул из-за стойки, одними губами сказал Рей «спасибо», девушка едва заметно улыбнулась в ответ.

- А ты – за шампанским! – По игриво шлепнул ее по заднице, Рей стиснула зубы и поспешила прочь, чувствуя, как взгляд Бена прожигает в ее спине дырки.

Когда за ней захлопнула дверь кладовой, женщина замерла, прислонившись лопатками к прохладному дереву. Боже! Это просто кошмар какой-то! Она прижала ладони к пылающим от гнева и стыда щекам. Иногда поведение Дэмерона было просто невыносимым. И девушка сама не понимала, зачем все это терпит. Спустя несколько минут, она все же отлипла от двери, остановилась у шкафа, пробежала взглядом ряды бутылок, вытащила бутылку брюта. Дверь позади нее распахнулась, а потом закрылась.

- Я уже иду, По! – произнесла Рей устало.

И замерла, когда ее окутало древесным запахом одеколона, что-то пряное и вместе с тем холодное, острое, как сталь, оточенное, словно клинок, вовсе не похожее на то, чем пользовался ее парень. Рей вдохнула полной грудью, чувствуя, как закружилась голова, замерла, в горле пересохло, кровь застучала в висках, сердце сорвалось в пляс, отбивая чечетку.

- Жалкое зрелище, принцесса, - мягко произнес Бен у нее за спиной.

Рей круто развернулась, прижимая к себе бутылку шампанского, словно преграду между собой и мужчиной, словно щит. Темные глаза смотрели насмешливо и с жалостью. И последнее было более всего ненавистно для Рей.

- Не твое дело! – процедила женщина, делая попытку обойти парня.

Тот уперся руками в стеллаж по обе стороны от головы Рей, отрезая женщине путь к отступлению.

- Я мог бы тебя убить, - тихо произнес Соло, склонившись к девушке, - после того, что ты сделала, я имею на это полное право, не так ли, принцесса?

По спине пробежали мурашки. Он был тысячу раз прав. По законам того места, где они выросли, она совершила худшее, что только могла. Рей знала, что Бен имеет полное право убить ее, более того: он в состоянии сделать это, у него хватит и смелости и сил. Нервно сглотнув, девушка зло вскинула голову, встречаясь взглядом с темными глазами.

- Так вперед! Ты можешь сделать это прямо сейчас!

Бен склонился еще ниже, почти касаясь ее губ своими, Рей чувствовала его дыхание, запах его одеколона, жар его тела. У нее кружилась голова. Невыносимая тишина в подсобке прерывалась только ее громким и взволнованным дыханием.

- Нет? – процедила девушка, - тогда дай мне пройти!

Она изо всех сил толкнула парня ладонью в грудь, от неожиданности он отшатнулся. Рей прошла к двери и, уже взявшись за ручку, злобно бросила.

- И не смей называть меня принцессой, Кайло!

Она запнулась, произнося его новое имя, недоумевая, зачем было менять его вообще.

- Стоять! – рявкнул в ответ парень.

Рей замерла, мгновенно растеряв всю свою браваду, по коже побежали мурашки от страха. А Бен приближался нарочито медленно, чеканя каждый шаг. Девушка хотела обернуться, чтобы знать, когда будет момент защищаться, но так и не сделала этого. Бен замер позади, а потом аккуратно положил ей руки на плечи, сжал сильно, заставляя захлебнуться болезненным вдохом. Он уткнулся в ее волосы, вдыхая запах, заставляя Рей застыть, по спине пробежал холодок, потом склонился ниже.

- Я не убью тебя, - прошептал на ухо, - все эти годы в тюрьме я мечтал об этом, но не теперь.

Рей так и подмывало спросить ехидно, что же изменилось, но она молчала, в волнении сжимая бутылку с шампанским.

- Теперь я решил, что это будет слишком просто, - он тихонько рассмеялся, заставив Рей дернуться от этого зловещего смеха, - я уничтожу тебя, ты поняла меня? – он спросил почти ласково и, дождавшись ответного кивка, продолжил все тем же тихим голосом, - я уничтожу все, что тебе дорого. Спалю твой чертов мир дотла!

Рей почувствовала, как земля уходит из-под ног, девушка зажмурилась до черных точек перед глазами.

- А теперь, нацепи улыбку, и иди к своему золотому мальчику, принцесса, - хрипло произнес Бен, - и не забывай голову держать высоко, иначе корона может и упасть.

Он подтолкнул ее, от неожиданности Рей чуть не упала, неловко ударилась рукой о дверной косяк и зашипела. Но остановиться не посмела, вылетела из кладовой так, словно за ней демоны гнались. Впрочем, так почти и было.

По встретил появление шампанского с восторгом. Рей как раз закончила разливать напиток по бокалам, когда появился Бен, распространяя запах одеколона и сигарет. Рей протянула ему бокал, принимая его, мужчина коснулся пальцев девушки своими. Она вздрогнула, с вызовом посмотрела в его глаза, и отдернула руку.

- За новые начинания и новых друзей! – торжественно возвестил Дэмерон.

Рей едва пригубила напиток, и это не осталось незамеченным.

- До дна, дорогая! – произнес По, - ты же не хочешь, чтобы наше дело провалилось.

Девушка и бровью не повела, демонстративно отставила бокал, сверля парня взглядом.

- Что за дело, кстати?

Дэмерон нахмурился, взял ее бокал и протянул женщине.

- Не забивай свою хорошенькую головку, - улыбнулся напряженно, в глазах его мелькнуло недовольство, - выпей-ка лучше!

Рей скрестила руки на груди, поджала губы.

- Мне еще машину вести, - и снова спросила, - что за дело, По?

Мгновение, - и бокал полетел в стену, разбился с оглушительным звоном.

- Тебе обязательно портить все своим занудством?! – заорал Дэмерон, нависая над ней, - как всегда!

Женщина упрямо выдвинула подбородок, глядя прямо в глаза парню, а потом резко развернулась и двинулась к выходу.

- Куда ты пошла?! – понесся ей вслед крик, - вернись немедленно! Рей!

Девушка невольно ускорила шаг, открыла дверь машины, когда По налетел на нее темной тенью, злобным призраком. Схватил больно за руку, резко развернул к себе и толкнул так, что девушка налетела на дверь машины, больно ударяясь бедрами и спиной. По навис над Рей тяжело дыша, она смотрела широко раскрытыми от страха глазами, видела мельчайшие изъяны на коже мужчины, капли пота стекающие по его виску, приоткрытые пересохшие губы, расширенные зрачки и след от кокаина под носом. Девушка замерла, как кролик перед удавом, не в силах пошевелиться от ужаса, ожидая удара, вспомнив невольно свою мать, которая так часто становилась жертвой жестокости и пьянства отчима. Никогда еще По не вел себя подобным образом, никогда не обижал ее. Но алкоголь и наркотики заставляют человека забыть лучшую часть себя, вытаскивая на поверхность зверя.

- Пусти! – отчаянная смелость, граничащая с безумием, - не смей меня трогать!

Она резко толкнула мужчину в грудь, заставив его пошатнуться, замереть на мгновение, которого хватило Рей, чтобы юркнуть в машину и заблокировать замок. Тут же на крышу обрушился удар кулака.

- Открой дверь, Рей! Немедленно! – зарычал Дэмерон.

Трясущимися руками с третьей попытки Рей завела машину и резко стартовала с места под визг шин и рев мотора. Она неслась по улицам Сан-Диего на скорости, явно превышавшей дозволенную, но это было неважно сейчас. Периодически поглядывала в зеркало заднего вида, боясь, что Дэмерон поедет за ней, будет гнаться до самого дома, но его машины позади не было.

Припарковав машину, как попало, уже представляя, что с утра ей будет очень непросто выезжать, Рей почти бегом помчалась домой, оступаясь, пошатываясь на каблуках, едва не падая, задыхаясь пыльным воздухом. Ключи несколько раз падали, ослабевшие вдруг пальцы никак не могли удержать связку. С грохотом Рей захлопнула дверь, сразу послышался отборный мат соседей-алкоголиков снизу, но женщине было все равно. Она прислонилась спиной к двери, тяжело дыша, швырнула ключи на тумбочку, принялась расстегивать блузку, в которой стало слишком тесно и жарко. Маленькие гладкие пуговки никак не поддавались. В ярости женщина вырвала одну с кусочком ткани, секунду тупо смотрела на белый кусочек хлопка, а потом вдруг разом успокоилась.

Пройдя на кухню, вытащила из шкафа початую бутылку виски, секунду смотрела на зеленоватое стекло, налила, любуясь желтовато-янтарным цветом Jameson’a, а потом залпом выпила, хотя это было почти богохульством по отношению к выдержанному ирландскому напитку. Рей постояла пару секунд, прислушиваясь к себе, налила еще, отыскала в холодильнике завалявшуюся упаковку сыра, вскрыла ее, понюхала с подозрением и решила, что сойдет. Она выпила еще и, прихватив бутылку, стакан и сыр, переместилась в единственную комнату. Наконец скинула ненавистные туфли, с ногами забралась на диван и набрала номер Гвендолин Фазмы.

На заднем плане грохотала музыка, когда подруга ей ответила. Наверное, Фаз была в «Полуночи».

- Погоди минутку! – крикнула подруга в трубку, а потом послышался мат, кажется, Гвен распекала нерадивых грузчиков. Раздался стук тонких каблучков, музыка стала тише, едва слышный скрип открываемой двери, щелчок замка, тяжелый вздох.

- Как дела? – спросила Фаз нормальным голосом.

- Бен вышел! – сходу выпалила Рей.

В трубке повисла тишина. Наверное, Рей следовало бы уточнить, какой именно Бен, но Фаз не спрашивала. Страх цепкой лапой сдавил сердце Рей, она отпила еще виски.

- А, - послышался равнодушный голос подруги.

- А?! – завопила в трубку Рей и закашлялась, подавившись очередной порцией виски, а потом вдруг поняла. Осознание упало на нее, как ушат ледяной воды, - ты знала?! – почти заорала она в трубку, - ты, мать твою, знала?! Фаз?!

- Слушай, Рей, - начала подруга.

- Нет! – закричала девушка, - это ты послушай! Он же убьет меня! Он же…

- Он все равно однажды бы вышел, - спокойно перебила ее Гвен.

- Да! Но у меня должно было быть в запасе еще шесть лет! Шесть, Гвен! Как он вообще вышел, - пробормотала Рей.

- А как выходят, - Рей прямо видела, как подруга пожимает острыми плечами, - взятки и хорошие адвокаты.

- Боже, - выдохнула девушка и налила себе еще виски.

- Ты что, там пьешь? – с подозрением спросила Фазма.

- И это не чай! – буркнула Рей в ответ, расстегнула пуговицу на брюках, устроилась полулежа, - как давно?

- Около недели назад.

Девушка выругалась, сделала глоток, а потом, закинув ноги на спинку дивана, свесилась головой вниз. Комната перевернулась, поплыла перед глазами.

- Он меня убьет, - произнесла женщина, - он мне уже угрожал. И это только начало.

- Он тебя не убьет, - уверенно произнесла Фаз.

- И с чего ты взяла? – вздохнула Рей, потрясла головой, комната завертелась, женщина довольно и пьяно ухмыльнулась.

- Ну, - протянула подруга, - он всегда неровно к тебе дышал.

- Да твою мать, Фаз! – завопила Рей, резко садясь, желудок метнулся к горлу, девушка нервно сглотнула, - если бы я хотела слушать эту чушь про любовь-морковь, я бы позвонила Кайдел! – и спросила нормальным голосом, - что мне делать?

- Зачем он приезжал? И как вообще тебя нашел? – деловито спросила подруга.

- У него какие-то дела с По, - ответила Рей, вливая в себя очередную порцию виски.

Повисло молчание.

- Какие дела? – мгновенно напряглась Фазма.

Рей пьяно хохотнула.

- Какие могут быть дела с бывшим – хотя бывших не бывает! – наркодельцом? Я не знаю, Фаз! По не говорит, но судя по его радости, ничего хорошего там нет! Что мне делать? – повторила Рей.

- Прежде всего: успокоиться.

- О, - протянула девушка, - я спокойна.

- В конце концов, - продолжила Фазма, - если он захочет тебя убить, то вряд ли ты сможешь это предотвратить.

Повисла пауза, Рей со свистом втянула воздух, а потом завопила:

- Что?! Да ты, мать твою, рехнулась совсем?!

В трубке послышалось хмыканье.

- Ты издеваешься, - протянула Рей растеряно.

- Ты зациклилась сейчас не на том, - произнесла Фаз, - ты лучше подумай, что за дела у Дэмерона с Беном. Контрабанда? Продажа? Поставки? И знал ли Бен, когда связывался с По, что ты его девушка?

- Как будто последнее важно, - пробурчала Рей.

- Важно, - твердо сказала Гвендолин, - важно, потому что, возможно, твой По – лишь способ добраться до тебя.

Рей застыла, вспомнив злые слова, что сказал ей Бен в подсобке кафе. Он хочет не убить ее, но уничтожить, спалить ее жизнь дотла. Девушка нервно потрясла головой.

- В любом случае, - продолжила Гвен, - пока расслабься, подруга. Лучше попробуй узнать, что за дела крутит Дэмерон с Беном. Твой парень достаточно дурак, чтобы вляпаться по самые гланды. А я не хочу, чтобы ты вляпалась вместе с ним.

Фазма была права, тысячу раз права. Рей растеряно вертела в руках бокал, пить больше не хотелось. Теперь она даже жалела о своем порыве и о своей слабости. Позвонить Гвен было отличной идеей, но не напиваться перед рабочим днем. Рей поморщилась, уже представляя, как завтра ее будет мутить.

- Ты придешь завтра? – вклинился в ее размышления голос подруги, - завтра вторая пятница.

Вторая и четвертая пятница месяца были священны. Во вторую и четвертую пятницы Рей, Гвендолин и Кайдел собирались в «Полуночи».

- Конечно, - кивнула Рей, забыв, что подруга ее не видит.

- Тогда до завтра, подруга. А сейчас ложись спать, и ни о чем не думай.

- Да, - рассеянно ответила Рей, - до завтра.

Она нажала кнопку, прерывая звонок, и тупо уставилась на экран телефона, где на заставке стоял нейтральный пейзаж каких-то гор и озера. Ни о чем не думать. Легче сказать, чем сделать. Что связывало ее с Беном Соло? Слишком много. Рей покосилась на бутылку виски, в которой оставалась едва ли треть. Вдруг вспомнился шепот: я мог бы убить тебя прямо сейчас. А еще жар тела и запах одеколона, горький настолько, что в горле запершило, вязкая слюна собралась на языке, и Рей нервно сглотнула, пытаясь прогнать воспоминания о запахе и вкусе. Воспоминания о парне, который смотрел на девушку с нежностью и восторгом, обожанием в темных глазах. Обожанием, которое сменилось растерянностью, а потом и ненавистью, когда он понял, что она его сдала копам. А потом еще и свидетельствовала против него в суде. Боже!

Рей вскочила, пошатнулась неловко, принялась нервно мерить шагами небольшую комнату. Как давно это было, но отчего же у нее мурашки до сих пор от этого воспоминания. Никто и никогда не смотрел на нее так, не заставлял ее дрожать от эмоций и чувств, столь ярких, что их след в своей душе Рей ощущала и сейчас. Множество ее привязанностей, парни, ни один из которых не задерживался больше, чем на полгода, никто и никогда не смотрел на нее так, никто и никогда не вызывал такой отклик в душе. Да По Дэмерон. С Дэмероном все было не так, с По все было просто, обыденно и спокойно, настолько, что иногда сводило зубы от тоски. Фазма терпеть не могла ее парня, открыто насмехалась над ним, грубила, так что неприязнь была взаимной. О сколько слов выслушала Рей о своей грубиянке-подружке! Кайдел была более деликатна, мягкая по своей природе, она лишь дипломатично говорила, что, по ее мнению, По не совсем подходит Рей, но если она с ним счастлива, то это не ее – Кайдел – дело. А кто подходит? Бен Соло?!

«Он всегда к тебе неровно дышал». Это не так называется. Но прошло шесть лет, шесть чертовых лет, во время которых она и не думала о нем. Ложь! Наглая, низкая настолько, что сама себе противна. Конечно, думала о парне, которого предала, о любви, которую растоптала, бросила к ногам тех, кто так этого и не оценил. Девушка горько усмехнулась. Поверни время вспять, и она снова поступила бы точно так же. У нее была веская причина так сделать, поступить именно так. Кто же виноват, что ее выбор в итоге не привел ни к чему хорошему. Но это все в прошлом, которое так нежданно ворвалось в ее жизнь в виде Бена Соло, носящего теперь новое необычное имя и шрам на лице. Господи! Что произошло с ним за шесть лет тюрьмы?

Рей зажмурилась так сильно, что перед глазами запрыгали черные точки, накатила тошнота, заставившая девушку опуститься на диван. Страх прилипал к коже, словно чертова блузка. Дома было душно, ночной прохлады словно и не бывало никогда в Сан-Диего. Что же это за сентябрь такой в этом году?

Мучительный спазм скрутил желудок. Права была Гвен: ей не стоило пить, конечно. Ей стоило собраться с мыслями и подумать, как разобраться в то, что за дела такие у По с Беном…с Кайло. Кайло. Такое необычное имя, которое удивительно шло этому новому человеку с жесткой складкой у рта. Ее ведь не было шесть лет назад, Рей точно помнила, что не было. А татуировки были уже тогда.

Рей закатала рукав своей рубашки, уставилась на компас на своем предплечье, который так раздражал По. Как скоро Дэмерон заметит, что у его нового друга точно такое же тату. Рей горько усмехнулась.

Всегда буду верен тебе, Рей, как стрелка компаса верна северу.

Бен иногда говорил так красиво, словно не вырос, как и она, в одном из самых неблагополучных районов Сан-Диего. Может быть, ей свести татуировку? Пусть больно, пусть останется шрам, она потом набьет новую, перечеркнет старую жизнь, откроет новую страницу. Почему же она, глупая, не сделала этого раньше! Ну почему?! Рей пристально смотрела на картинку на руке, казалось, что стрелка компаса дрожит, насмехаясь над девушкой и ее надеждами. Ничего она не сделает! Просто не сможет, покуда она такая безвольная и слабая.

Внезапный звонок телефона вырвал Рей из задумчивости, девушка вздрогнула, быстро одернула рукав рубашки, словно звонивший мог увидеть ее. На экране высветилось имя Киры, сейчас сестра была последним человеком на земле, с которым Рей хотела бы разговаривать.

Впрочем, они уже очень давно не виделись. И уж тем более они крайне редко звонили друг другу. Общей повинностью было навещать родителей раз в два-три месяца, чаще и не хотелось, потому что выслушивать фальшивые причитания матери о том, как она скучает, да упреки отчима о том, что со своим доходом дочери могли бы помогать родителям интенсивнее. И все сводилось к тому, что денег, которые дед давал родителям за то, что забрал к себе внучек, отцу было мало. Вот только у Рей не было никакого сверхбольшого дохода. Впрочем, об этом отцу было знать вовсе не обязательно. Раз и навсегда установленная сумма, за которую родители продали Киру и Рей деду, выплачивалась ежемесячно. Конечно, отчим ныл об инфляции, говорил, что дочери могли бы добавить из своего кармана, но ни Рей, ни ее сестра на это не велись. Кира потому что не знала жалости и любви к родителям, Рей потому что была глубоко на них обижена, а еще обе понимали, что деньги пойдут на выпивку и бесконечные гулянки в их доме. Спонсировать алкогольный угар своих родителей Рей не намеревалась.

- Да, - Рей поднесла трубку к уху. Как бы ей ни не хотелось отвечать, но подлая мысль червяком точила мозг: а что, если что-то случилось. Ведь Кира никогда не звонила просто так.

- Привет, сестренка! – голос сестры звучал весело, - как дела?

- Серьезно? – насмешливо отозвалась Рей. Она не готова была сегодня и сейчас играть в понимающую старшую сестру. Хватит с нее! Она и так пожертвовала слишком многим, не задумываясь тогда о последствиях, результаты чего и пожинает теперь, - ты позвонила узнать, как у меня дела?

- Ну ты же моя любимая старшая сестра, - рассмеялась Кира.

- Я твоя единственная сестра, - устало отпарировала Рей, - не трать мое время попусту, Кира. Что случилось?

- Дедушка устраивает прием в субботу по случаю первого миллионного тиража газеты, очень хочет видеть тебя, - ответила девушка.

Рей прикрыла глаза. С дедом она встречалась редко. После того, как поняла, что Шив Палпатин в обмен на опеку и достойную жизнь будет контролировать каждый их с Кирой шаг, после того, как поняла, что свободы в его доме в Ла Хойя ей не будет, после того, как ушла, хлопнув дверью. Во время редких встреч, дед встречал ее неизменно с улыбкой, всегда был ласков, но в его серых глазах всегда были настороженность и жестокая насмешка над тем, как Рей справляется сама. Рей всегда была вежлива: она поздравляла деда на Рождество и День Благодарения, не забывала о его дне рождения, и даже получала подарки на свой, но крайне редко появлялась на устраиваемых дедом приемах, да и он также редко приглашал ее. Выход миллионного тиража The San Diego Time, владельцем и бессменным редактором которой был дед, видимо, относился к тем редким случаям, когда Шив Палпатин хотел видеть непокорную старшую внучку в своем доме. Не иначе, чтобы продемонстрировать всему городу, какая у него крепкая семья.

- Нет, - не раздумывая, ответила Рей, - я не хочу.

- Да брось, Рей, - занудила сестра, - будет весело.

- Сомневаюсь, - процедила девушка, представив скучный банкет, напыщенных и высокомерных партнеров и союзников деда, и не менее напыщенных их жен и любовниц.

- Твоего По он уже пригласил, - безмятежно произнесла Кира, заставив Рей вздрогнуть, с шумом втянуть носом воздух.

- Что? – холодно спросила девушка.

- Ну он же весьма благосклонен к нему, ты же помнишь, - хихикнула сестра, - впрочем, скорее благосклонен к его родителям. Кто они там?

Рей тяжело вздохнула. Кес Дэмерон был крупным банкиром, его жена – миссис Шара Дэмерон в юности была стюардессой в Pan Am, где, как говорили, и подцепила в бизнес-классе будущего мужа. И после свадьбы не работала ни дня, устраивая светские рауты, иногда от скуки занимаясь благотворительностью да делая вид, что воспитывает сына. Судя по той безобразной сцене, которую устроил По сегодня, воспитала она его плохо.

- Кира, - почти умоляюще произнесла Рей, - я не хочу.

- Ты часть нашей семьи, - неожиданно жесткий тон сестры напомнил Рей деда, - ты носишь фамилию Палпатин, и смею напомнить тебе, что она открыла тебе в свое время двери, в которые ты до сих пор бы стучалась, сбивая руки в кровь, если бы была все еще Рей Платт. Будь немного благодарнее! Дедушка не просит ни о чем невозможном – всего лишь один вечер, где ты будешь улыбаться и делать вид, что трепетно и нежно любишь его.

Оторопев от этой отповеди, в которой слышались жесткие и властные нотки ее деда, которые никогда не были присущи самой Кире, Рей молчала.

- А иначе? – прошептала тихо, размышляя только над тем, что же деду нужно от нее и почему он не позвонил сам.

- А иначе, - выдохнула Кира, - а иначе…, - она, казалось, не могла договорить.

Что же, ее сестра, какой бы легкомысленной она ни была, никогда не была жестокой или решительной, как Шив Палпатин, как сама Рей. Наверное, поэтому дед был так обижен на Рей, ведь от него ушла наиболее ценная внучка, как признавал он сам. И от этого цинизма до сих пор брала оторопь, и тошнота мутной волной подкатывала к горлу.

- А иначе дедушка примет меры, - тихо закончила за сестру Рей.

- Рей, пожалуйста, - отозвалась Кира, - ты же знаешь его. Он может быть очень жесток. Ради меня.

Уж кто-кто, а Рей это знала слишком хорошо. Нет, Шив Палпатин и пальцем никогда не тронул своих внучек, у него были другие методы воспитания.

- Ради тебя, - эхом отозвалась Рей, вызвал у сестры вздох облегчения.

Не в силах больше продолжать этот разговор, Рей нажала кнопку сброса.

Через пару минут пришло письмо на электронную почту с вложенным приглашением на светский раут, устраиваемый редактором The San Diego Time Шивом Палпатином. Рей разглядывала яркое приглашение с индивидуальным номером, переливающееся на экране. Ей, может, его распечатать на стареньком черно-белом принтере? Фыркнув от неожиданной мысли, Рей со вздохом закрыла окно браузера.

Конечно, приглашение было пустой формальностью, ее бы пустили в дом деда без всякого приглашения и в любое время. В конце концов, она была Рей Палпатин, старшей внучкой влиятельного Шива Палпатина, его потенциальной наследницей, как кричали желтые таблоиды Сан-Диего, пытаясь узнать хоть немного больше о таинственной Рей Палпатин, которая в отличие от младшей сестры не появлялась на страницах модных журналов, не строила блестящую карьеру журналистки, обучаясь в Калифорнийском университете Сан-Диего, не появлялась на закрытых показах последних коллекций Дерека Лама или Кельвина Кляйна. Рей иногда так и подмывало спросить деда, сколько же он платит владельцам других газет, чтобы они не печатали о Рей ту немногую информацию, что удавалось узнать, или где он нашел людей, которые всем желающим поинтересоваться жизнью его старшей внучки намекали о том, что делать этого не следует. Но, конечно, Рей не спрашивала. Она была бы рада и сменить фамилию, но когда ушла из дома деда, этого не сделала, а теперь по прошествии трех лет делать это было уже попросту глупо.

Кем она вновь станет? Рей Платт? Эта фамилия прочно ассоциировалась с Лемон Гров, ночными работами в автомастерской отчима, пьяными выходками матери, которую, не скрываясь, соседи в глаза называли шлюхой; потому что, когда женщина зарабатывала своим телом, это в Лемон Гров понимали и принимали, ведь нужно было кормить детей, а зачастую еще и непутевого мужа. Но когда женщина изменяла мужу, потому что не могла держать себя в узде, это в их районе порицалось. Такой была Глэдис Платт. Сколько вытерпели Рей с сестрой за это на улицах и в школе, и вспоминать не хотелось. Доставалось не только от одноклассников, но и от учителей. Сколько же было ругательств, издевательств и несправедливых оценок! Большая часть учительниц жила в Лемон Гров. С некоторыми из их мужей Глэдис спала. А расплачивались за это Рей и Кира, вот такая вот арифметика жизни.

Ну и кто же она тогда? Рей Дэмерон? Девушка фыркнула. Еще чего не хватало. Замуж за По она не собиралась ни в коем случае, тут его родители могли бы не волноваться. Хотя иногда Рей задумывалась, чем же она так не угодила Кесу и Шаре, в конце концов, она была Палпатин, хоть и отказалась от наследия деда. Наверное, этим и не угодила. Сама по себе Рей не имела никакой цены.

Кстати о цене, следовало подумать о вещах более прозаичных: ее наряд на прием. Достаточно дорогого платья у Рей не было, как не было и свободных денег на его покупку. Рей прикусила ноготь, раздумывая. Конечно, велико было желание вообще заявиться в джинсах на мероприятие, в пригласительном на которое стояла пометка Black Tie, но это было неуместное подростковое бунтарство, которое Рей давным-давно благополучно прошла. А значит, стоило либо вытаскивать из глубин шкафа старое вечернее платье в пол, единственное, которое у нее было, и молиться, чтобы она не поправилась и не похудела за тот год, когда в последний раз его надевала. Или же занять денег, например, у Гвендолин, и приобрести себе что-то новое и, по возможности, не очень дорогое. Тратить деньги на наряд, который она потом не наденет еще очень долго, Рей совсем не хотелось.

Рей тяжело вздохнула и написала Фазме смс. В конце концов, она благоразумная старшая сестра. Она Рей Палпатин, которая умеет держать лицо и улыбаться на светских мероприятиях, целуя деда в щеку почти с искренней нежностью.

___________________________________________

1. 95 градусов по Фаренгейту = 35 градусов по Цельсию


========== 2. ==========


Комментарий к 2.

Визуал: https://a.radikal.ru/a29/2010/87/359acbbef9e8.jpg

Когда Фазма полушутливо заявила, что отправится с Рей, дабы проследить, как Палпатин использует ее вложения, Рей только порадовалась. Шопинг не был ее любимым делом, было в нем нечто раздражающее. Рей никогда не везло с покупкой нарядов. Если нравился цвет, то не фасон, если фасон был хорош, то не подходил размер, если устраивало все, то не устраивала цена. И, быть может, это было общей бедой, но терпения на то, чтобы искать подходящие и цвет, и фасон, и размер, и цену, у Рей не было никогда. Ей не доставляла удовольствия и бесконечная примерка нарядов, прикосновение к коже чужой ткани, которая еще не легла по твоей фигуре, не пропиталась твоим запахом, не стала частью тебя, вызывало почти физические страдания. Рей была очень чувствительным кинестетиком. И именно это ее сейчас заставляла делать Фаз. Бесконечно мерить.

На улице немного тянуло прохладой от реки неподалеку, но внутри торгового центра, было невыносимо душно и невыносимо много людей, охочих до распродаж, которые проводились то тут, то там, привлекая к себе толпы людей, которые и вовсе пришли сюда за другим товаром, но увидев низкую цену, бежали к ней.

Рей поджимала губы и ворчала каждый раз, когда Фазма говорила: «нет, не то!» И с каждым категоричным восклицанием подруги, девушка становилась все мрачнее. Ей это уже порядком надоело. Ей не нужен был этот прием, а необходимость терпеть бесконечную примерку нарядов из-за категоричного условия ее деда, и вовсе не создавала необходимый для выбора платья настрой. К концу второго часа Рей понимала, что озверела и устала. И на все восклицания неутомимой Гвендолин отвечала сухим и коротким, недовольным и мрачным: «угу».

- Ладно, - наконец, сжалилась блондинка, - еще раз зеленое, и мы остановимся.

Рей, приготовившаяся спорить, засияла радостной улыбкой.

- Обещаешь, что мы выберем что-то из этого, - она указала на ворох вещей на кушетке, - и, наконец, уйдем отсюда?

Фазма насмешливо фыркнула, пробормотала что-то о том, что всегда забывает, что Рей, отнюдь, не Кайдел, обожающая шататься по магазинам, и уверила подругу, что от слова своего не отказывается. Рей только что не взвизгнула радостно от облегчения. И снова облачилась в зеленое платье в пол с открытыми плечами и не очень пышной юбкой.

- Его, - коротко произнесла Фазма.

Рей посмотрела на себя в зеркало, она была бы и рада признать, что платье красивое, и сама Рей в нем хороша, тем более, что это так и было, но вот беда – встрепанный вид, красное от духоты лицо и кое-где размазавшая подводка образ портили, поэтому Рей лишь покорно вздохнула. Это зеленое, так это зеленое, хороший вариант, ей даже нравится. Наверное.

Наконец, они расположились в каком-то уличном кафе под навесом, налетел порыв прохладного ветра со стороны Тихуаны, и Рей блаженно улыбнувшись, заказала себе кортадо со сгущенным молоком. И весело смотрела на уплетающую обед Фазму, сама Рей из-за жары не могла заставить себя съесть ни кусочка. Или не из-за жары.

В голове до сих пор, где-то там, на краю сознания, все маячила мысль о том, что Бен вышел из тюрьмы. И мысль эта будоражила, отнюдь, не радостью. Девушка со вздохом перемешала кофе, пристально разглядывая напиток, словно хотела там увидеть ответ на вопрос: что же ей делать, если Бен действительно захочет отомстить? А, может быть, ей этого хочется? Чтобы, наконец, перестало давить мучительное чувство вины, из-за которого она даже спустя шесть лет не могла спокойно спать по ночам. Может быть, ей стоит получить по заслугам? И тогда она успокоится. Перестанет корить себя, изводить, размышлять правильно ли поступила. Перестанет мучиться совестью, которая съедала заживо, мерзко хихикая. Может, ей всего этого хочется? Стать, наконец, жертвой, а не виновной? Рей поджала губы, хмуро уставилась в чашку с кофе.

- Слушай, Рей, - вдруг произнесла Фазма, - мы никогда не спрашивали, но почему ты от деда ушла?

Рей удивленно вскинула голову. Да, когда она ушла от деда и приползла к Фазме, у которой на тот момент уже была своя небольшая квартирка в Лемон Гров, подруги были удивительно деликатны. Фаз выделила ей диван на кухне, скрипучий, старый и продавленный, а Кайдел подарила пижаму, но они никогда ни о чем ее не спрашивали.

- Он хотел меня замуж выдать, - пожала плечами Рей.

- Чего? – хмыкнула Гвендолин.

- Да, - кивнула девушка, - прямо династический брак, с владельцем какого-то издательства, которое дед хотел себе. Издательство он, кстати, все равно потом получил, разорив их, но сначала хотел сделать все, скажем так, мирным путем. Я на тот момент уже задолбалась, если честно, что он контролирует всю мою жизнь. Едва переломила его недовольство тем, что не стала учиться на журфаке. Но вроде лингвистика его по итогу тоже устроила, хотя я и выслушивала постоянно о бесполезности своей профессии. Ну а потом зашла речь о замужестве. И я не выдержала.

Говорить о том, что дед постоянно напоминал ей о том, что она подлая предательница, ловкая манипуляторша и о каких чувствах она говорит, если эти самые чувства она охотно предала, ради денег и лучшей жизни, Рей не стала. До сих пор было неприятно об этом вспоминать.

Зазвонил телефон, Рей бегло глянула на экран и сбросила звонок, поморщившись при этом, что не укрылось от взгляда внимательной Фазмы.

- Ты же его даже не любишь, - покачала головой подруга, - зачем терпишь?

Рей промолчала. Зато она любила Бена. Боже! Как же она его любила, до боли в сердце, до дрожи в коленках, до этих долбанных пресловутых бабочек в животе, до мурашек и искусанных губ. А потом эту любовь предала. Предала Бена Соло. Нет уж. Не надо ей больше никого любить, она только несчастья людям приносит своей любовью.

- С По не всегда было плохо, - пожала плечами Рей.

Дэмерон названивал все утро, видимо, хотел извиниться за вчерашнее, но Рей, испуганная появлением Бена в ее жизни, разозленная необходимостью идти на прием к деду и расстроенная тем, что придется тратить деньги и время на платье, не отвечала.

- Даже хорошо, - продолжила Палпатин, - он раздолбай, конечно, но с ним легко. Не надо думать и заморачиваться.

И чувствовать тоже не надо, но об этом Рей умолчала, снова нахмурившись. Ведь в последнее время, когда ее парень увлекся наркотиками, стало совсем не легко. Рей понимала, откуда эта тяга к забытью. У него не складывалось в бизнесе, в нем не было деловой хватки отца, а По так хотел, чтобы Кес Дэмерон им гордился. Мать давила на него, чтобы он расстался с Рей, а Дэмерон, кажется, был искренне влюблен. И срывался на той, что была рядом. Как долго еще Рей позволит ему срываться, она не знала. Девушка привязалась к Дэмерону, и, как ни странно, не хотела прерывать эти отношения, полагая, что По перебесится, перестанет употреблять наркотики, много пить, наладит работу кафе. Но вот теперь нежданно-негаданно появился Бен Соло, новая переменная в уравнении, которое составила Рей. И это меняло конечный результат. И наверняка не в лучшую сторону.

- Но пока я не хочу с ним разговаривать, - призналась Рей, - хотя я должна узнать, что у него за дела с…- девушка запнулась на мгновение и продолжила, - он сменил имя, ты знаешь?

Не было нужды уточнять, кто он. Все и так было ясно. В серых глазах Фазмы мелькнула жалость.

- Знаю, - вздохнула Фазма, - Кайло Рен, - и вдруг смутилась. – Рей, послушай, есть кое-что, что ты должна знать.

Рей напряглась, пристально посмотрела на подругу.

- Например, откуда ты знаешь его новое имя? – произнесла медленно.

Гвен отвела взгляд. И Рей вдруг поняла, догадка заставила ее похолодеть, а потом вздрогнуть от злости. Палпатин аккуратно отодвинула от себя чашку подальше. Нет, она никогда не била посуду, но сейчас была очень зла, не хотелось неловко взмахнуть руками, потому Рей сцепила пальцы в замок и сложила кисти на коленях.

- Ты виделась с ним?

Не глядя на подругу, Гвен кивнула.

- Когда? – сухо спросила Рей.

- Неделю назад, - нехотя ответила Фазма.

Рей выдохнула сквозь стиснутые зубы, чувствуя, как по коже побежали злые и колкие мурашки, на всякий случай девушка отодвинула чашку с кортадо еще дальше, бросила на подругу мрачный взгляд.

- Слушай, Рей, - зачастила Фаз, что с ней случалось нечасто, - ты же знаешь, что Красавчика замели, и «Полночь» осталась без постоянного дилера, а Кайло вышел на Хакса, предложил хороший товар. Арми не стал отказываться.

Рей смотрела на подругу с открытым ртом. Да это же было, блядь, просто невозможно!

Да, она знала, что Красавчика замели. Смазливый блондин с пухлыми губами и картинно падающей на лоб прядью волос был любим в Лемон Гров. Он был сутенером и дилером. Девочки любили его за то, что никогда не был жесток, охотно поставлял им дурь со скидкой, а в клуб Хакса рекой текли кокаин, экстази и марихуана хорошего качества. Да, Рей знала, что на прошлой неделе Красавчика взяли. Но она и подумать не могла, что Хакс так скоро найдет нового дилера. И кого! Девушка прикрыла глаза, пытаясь успокоиться.

- Он что, - холодно спросила, - теперь будет появляться в «Полуночи»?

Фазма виновато вздохнула. Нет, это было просто невозможно. Цирк какой-то! Блядский, сука, цирк! Вот только ей совсем не смешно.

«Полночь» всегда была любимым местом Рей, местом безопасным, там, где ей всегда были рады, вне зависимости от времени суток. Клуб Хакса, которым твердой рукой управляла Фазма, не был идеалом, но был почти вторым домом для Рей, а теперь что же? Ей идти домой и бояться столкнуться там с Беном?

- Прости, подруга, - тихо произнесла Гвен, - ничего личного…

- Только бизнес, - открыла глаза Рей, - я все понимаю, - она внимательно посмотрела на Фазму и скривила губы, - и убери уже эту жалость со своего лица! Я справлюсь!

Рей легко поднялась, бросила на стол деньги.

- Идем.

- Куда? – растеряно спросила Фаз.

- В «Полночь», конечно, - пожала плечами Рей, - сегодня же вторая пятница. А вторая и четвертая пятница священны, помнишь? – слабо улыбнулась Палпатин.

Нет уж! Черта с два она будет прятаться!

***

Попивая уже третью свою «Маргариту», Рей мрачным взглядом сверлила мужчину и женщину у барной стойки, что, не скрываясь, обнимались на глазах у всего клуба. На них бросали заинтересованные и многозначительные взгляды, но это было бы полбеды. Гораздо хуже, что скоро взгляды станут бросать на Кай, приторно и притворно жалостливые, а потом точно найдется доброжелатель, который обязательно раскроет Кайдел глаза. Как будто и без посторонних любителей вмешиваться в чужую жизнь Кай не знала обо всех интрижках Армитажа. Но еще ни одна интрижка не была такой затяжной, как с Пейдж Тико. И еще ни с одной девкой Арми не обнимался на глазах у других.

- Ты скоро прожжешь в них дыру своим взглядом, - подошедшая Фазма притащила на подносе еще коктейлей.

Рей залпом допила «Маргариту» и схватила еще одну.

- Да я борюсь с желанием оттаскать эту шлюху за волосы на глазах у всего клуба, - мрачно процедила Рей.

- По-моему, тебе хватит, - хмыкнула Фазма, - если ты склонна к чему-то тебе совершенно не свойственному, то ты уже пьяна.

Рей и так знала, что пьяна. Немного шумело в голове, мир приобрел яркие и четкие краски, а вот звуки наоборот стали будто бы глуше. Да, это был верный признак опьянения. Но хватит ли ей на сегодня? Рей знала, почему пьет. Знала, что боится столкнуться здесь с Беном, хоть и отчаянно это отрицала, храбрилась и тему Кайло Рена больше не поднимала. Но она была пьяна и очень зла, в первую очередь на себя за свой страх. И за свой стыд. Вот оно, да. Рей было очень стыдно посмотреть Бену в глаза. Стыдно за свое предательство. А теперь, когда внутренние барьеры пали под воздействием алкоголя, еще и за ту отвратительную сцену в El Queso.

- Нет, ну как он может? – Рей круто развернулась к устроившейся рядом на диванчике подруге, - да, Арми был верен Кайдел едва ли пару месяцев после свадьбы. Да, она слишком его любит и закрывает глаза на все его шалости. А он, я знаю, тоже любит ее и никогда не бросит. Но раньше он хотя бы не выставлял своих любовниц напоказ! Все в Лемон Гров знали, кого конкретно сейчас трахает Армитаж Хакс, но, прости меня, никто не был этому свидетелем!

Рей снова мрачно посмотрела на парочку. Пейдж запрокинув голову, смеялась, Хакс скользил губами по подставленной шее.

- Ну все, - произнесла Рей, отставляя бокал, - с меня хватит!

Девушка начала подниматься.

- Сиди, - Фаз резко дернула ее за руку, - я сама. А ты отвлеки Кайдел.

Фазма не спеша, протискиваясь сквозь танцующие тела, отправилась к бару, а Рей постаралась максимально невинно улыбнуться подлетевшей к столику Кай. Подруга выглядела потрясающе в светло-голубом платье с широкой юбкой.

- Как дела? – Кайдел склонилась, обдавая ее запахом сладких духов, сахарная вата и шоколад.

Рей обожала этот запах, и подругу свою обожала. И от этого еще сильнее злилась на Кайдел, такую хрупкую, милую и нежную, домашнюю. По-женски мудрую. Рей на ее месте давно бы ушла от Хакса, как бы его ни любила.

- Лучше не бывает, - отсалютовала Рей бокалом, - я же здесь. И ты здесь.

- А где Фаз? – Кайдел закрутила головой по сторонам.

- Разбирается с поставкой какого-то алкоголя, - Рей буквально под нос сунула Кайдел ее любимую «Пина коладу», такую же сладкую, как духи девушки, - давай выпьем за встречу.

В ответ Кай вдруг смущенно улыбнулась, заправила за ухо выбившийся из сложной прически локон, бокал взяла, но поставила на стол, не спеша пить.

- Кайди? – Рей чуть подалась вперед, - что-то не так?

В ответ Кай посмотрела на нее сияющим взглядом карих глаз, мерцавших в ярких вспышках светомузыки.

- Я не буду, - произнесла девушка серьезно.

И если бы не счастье в ее глазах, то Рей испугалась бы, надумав себе всего. Но она слишком давно знала свою подругу и сразу сложила два и два.

- Кайди, - Рей подалась назад, прижимая руки к губам.

- Два месяца, - гордо возвестила Кайдел, - готовься стать крестной.

Рей почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.

- О Кай! – он вскочила, чуть пошатываясь, а потом склонилась к подруге, крепко обнимая, - это такая чудесная новость!

Новость была восхитительной. Уж Рей-то знала, как ее подруга хочет детей, словно бы без них их с Хаксом семья была неполноценной, ненастоящей. За шесть лет брака Кайдел проходила стадии от надежды к отчаянию и обратно. Она и Хакс были здоровы, но ребенок никак не получался. У Рей мелькнула мысль о том, что если бы Хакс чаще трахал жену, а не левых баб, то, может быть, она увидела бы это выражение безмерного счастья на лице подруги гораздо раньше.

- О! – к ним подошла Гвен, - ты уже рассказала.

- Почему мне ты не рассказала! – Рей обвиняюще ткнула в подругу пальцем, а сама посмотрела ей за спину.

Армитажа и Пейдж возле барной стойки уже не было.

- Я хотела сама! – широко улыбнулась Кайдел, - ты же не откажешься от моего предложения? Я серьезно, Рей, я хочу, чтобы ты была крестной этому ребенку.

Рей почувствовала, как на глаза навернулись слезы, она смахнула их быстрым движением. Это все чертова «Маргарита».

- Конечно, Кайди, - она тепло сжала руку подруги, - я была бы очень этому рада.

- Что же! – Фазма подняла свой стакан с виски, - за нового члена нашей дружной компании!

- Ура! – в голос выкрикнула Рей, а Кайдел счастливо расхохоталась, салютуя подругам яблочным соком.

Только сейчас Рей заметила, что он был на подносе, который принесла Фазма.

- Очень надеюсь, что это будет девочка, - жуя какую-то гренку произнесла Фаз.

Рей хмыкнула.

- Арми вообще очень хочет сына, - потупилась Кайдел.

- Пффф, - фыркнула Гвен, - кого вообще волнует мнение Арми.

Рей захихикала, отпивая коктейль. Взгляд Кайдел стал строгим и даже каким-то печальным, но читать им лекцию о том, что муж – глава в семье, и его мнение – это главное, не стала. За долгие годы дружбы Кайдел знала, что ни Рей, ни Гвен с ее мнением не согласятся.

- А что это вы такое купили? – Кайдел кивнула на пакет из магазина.

- Платье для Рей, - пропела Фазма, - она идет на прием ее деда по случаю…чего там случилось?

- Миллионный тираж его газеты, - вздохнула Рей. Улыбка, вызванная хорошей новостью от Кайдел, тут же погасла, когда девушка вспомнила о том, что ей предстоит уже завтра.

И там напиться не получится. И отсидеться в уголке тоже. Дед протащит ее по всему дому, представит всем гостям и обязательно сделает фото для выпуска газеты.

- Ты не хочешь идти? – чуткая Кайдел даже не совсем вопрос задавала.

- Не будем об этом говорить, ладно? – Рей передернула плечами.

Девушка отвела взгляд, посмотрела на танцующих людей, заскользила взглядом по барной стойке, потом к выходу из клуба и вздрогнула всем телом.

- Какого хера? – процедила сквозь зубы, а затем резко поднялась.

- Рей? – удивленно посмотрела на нее Кай.

- Я сейчас, - бросила девушка и нетвердой походкой направилась к По, который озирался, стоя возле двери.

Он был здесь чужим, на его дорогую одежду и позолоченный Ролекс на запястье уже засматривались. Дэмерон мог бы сойти за своего в дорогущем клубе, где обретались такие же мажоры, но не здесь на окраине Лемон Гров, где публика была на порядок беднее, а еще на порядок отчаяннее. Четвертая «Маргарита» была лишней, но сейчас идя к своему парню, Рей хотела бы выпить еще. И еще. И какого вообще черта?

Именно этот вопрос Рей и задала Дэмерону, едва оказалась прямо перед ним.

- Какого черта, По? Что ты здесь делаешь?

Парень внимательно посмотрел на Рей, окинул взглядом рваные джинсы и босоножки на тонком каблуке вызывающего красного цвета, ее черный топ, задержался на серебряном кулоне в виде алжирского узелка, наконец, посмотрел в глаза.

- Ты не отвечала на мои звонки, - произнес тихо, а потом поморщился, - мы можем поговорить не…здесь?

Он презрительным взглядом обвел клуб, разозлив Рей. Ах, это место недостаточно хорошее для замечательного По Дэмерона! Злость и обида, круто замешанные на алкоголе, заставили Рей стиснуть зубы, чтобы только не послать парня далеко и надолго.

- Выйдем на улицу, - кивнула Рей, сдерживаясь, и, как ей казалось, уверенно зашагала к выходу, цокая каблуками.

На улице было людно и шумно: главный вход «Полуночи» смотрел на оживленную Массачусетс-Авеню. Миновав толпу, что рвалась в клуб, Рей прошла дальше по улице, чувствуя, как вечерний воздух холодит потную кожу. Она и не замечала, как душно было в клубе, пока не вышла оттуда. Наконец, остановилась возле какого-то фонаря, прислонилась к нему чуть покачиваясь.

- Так чего ты хотел?

Дэмерон смотрел внимательно, Рей видела, как потемнел его взгляд, как потяжелело дыхание.

- Вообще хотел извиниться, - процедил По.

На извинение походило мало. Походило скорее на претензию, но Рей решила проигнорировать. В конце концов, сегодня такой хороший вечер. Кайдел беременна, Рей с подругами в любимом клубе, а в крови бурлит «Маргарита», так что еще надо? Парень, стоящий напротив, в эту картинку не вписывался. Вообще. Совсем. Как и его позолоченный Ролекс, привлекающий ненужные взгляды.

- Извинения приняты, - кивнула Рей, не желая ни усугублять конфликт, ни продолжать разговор, - и если у тебя все, то я пойду.

Девушка сделала шаг по направлению к «Полуночи».

- Значит, вот куда ты сбегаешь два раза в месяц, - задумчиво произнес Дэмерон, заставляя Рей остановиться и ощетиниться, как кошка, которая увидела собаку.

- Я не сбегаю, - процедила Рей, - я прихожу к своим друзьям!

- Тебе давно следовало бы позабыть дорогу в эту дыру, - неожиданно произнес Дэмерон, - я знаю, что ты выросла здесь, но…

- Но это не твое дело, По! А тебе следовало бы бросить употреблять наркотики, но я же молчу об этом!

Дэмерон нахмурился. Ну вот, она сказала это. Взаимные упреки и выяснение отношений со своим парнем не входили в планы на этот пятничный вечер, но кажется все ее планы летели нахуй. Да какого ж хера?! Хотелось прокричать этот вопрос в пространство шумной улицы, Рей запрокинула голову, разглядывая подсвеченное фонарями ночное небо, потом перевела взгляд на мрачного Дэмерона.

- Ты скатываешься все ниже, По! – раз уж начала, теперь глупо было останавливаться.

- А ты не поднимаешься, продолжая появляться на этой помойке! – парировал Дэмерон.

Рей поджала губы, скрипнула зубами. Да, она сама иногда ненавидела Лемон Гров, ненавидела нищету и отчаяние, что здесь царили, ненавидела ту кричащую и безвкусную роскошь, которая здесь появлялась, стоило только кому-то из местных разбогатеть, но это был ее дом, все еще.

- Я на этой помойке выросла, - процедила девушка, - но даже на этой помойке не очень-то любят скатившихся наркоманов!

Скатившимся По не был, да и в Лемон Гров всем было плевать пьешь ты, нюхаешь или колешься, это Рей сказала просто так, чтобы Дэмерона позлить.

- Считаешь меня таким? – парень сделал шаг по направлению к Рей, глаза его нехорошо блеснули, он уж вскинул руки, чтобы больно схватить девушку за плечи и, вероятно, хорошенько встряхнуть.

- Только попробуй меня коснуться! – выплюнула Рей, не двигаясь с места, - как вчера не получится! Даже не думай! Перед новым дружком захотел покрасоваться? Власть свою над женщиной показать?! Ни черта подобного! Больше у тебя этот номер не прокатит!

Ее несло куда-то не туда, на примирение и прощение эти слова были совсем не похожи. Вообще не были похожи хоть на что-то нужное и стоящее, но алкоголь кипел в крови, его подстегивал страх потенциальной встречи с Беном Соло, злость на Армитажа и испорченный вечер пятницы. А ведь вторая и четвертая пятницы вечера священны! Ее трясло, во взгляде По растерянность мешалась с обидой, вспыхивая искрой злости.

- Знаешь, что, богатенький мальчик с Ролексом, катись-ка ты нахер отсюда! – бросила Рей, - конечно, - девушка желчно улыбнулась, - если твоя пафосная тачка еще на месте.

И выплюнув это, гордо вскинув голову, Рей поспешила обратно в клуб, размышляя о том, что если тачку Дэмерона еще никто не угнал, она бы с удовольствием провела бы по блестящему боку его спортивной Ауди чем-нибудь достаточно острым, оставляя след.

Разозленная, Рей неслась, не разбирая дороги, на мгновение остановилась, переводя дух, и в этот момент в нос ударил запах одеколона с древесными нотами, а потом на талию легла тяжелая рука, заставляя нервно вздрогнуть.

- А ты всегда от него убегаешь, ммм, принцесса? – тихо произнес на ухо низкий голос, - это у вас ролевые игры такие?

- Не твое дело, Соло! – рыкнула Рей, пытаясь вывернуться, но вместо этого оказалась затянута в какой-то мрачный переулок.

- Осмелела со вчерашнего дня, - Бен склонился над ней, прижимая к себе, большой палец его руки выводил на ее спине круги, заставляя кожу покрыться мурашками от такой незамысловатой ласки.

Они не виделись шесть лет, она его предала, он бесконечно зол на нее. Но вот сейчас в этой подворотне, где воняло мочой и мусором, где вдалеке что-то громыхало и скрежетало, Рей была готова прижаться к мужчине сильнее, ощутить жар его тела, лужицей растечься в его руках. Бен был неправ: она все еще боялась, но страх мешался с каким-то диким желанием, которое всегда накрывало ее в его присутствии. Это не изменилось за шесть лет. Боже! Это же настоящее безумие!

- Ну ты же сказал, что не убьешь меня! Чего же мне тогда бояться! - нахально заявила Рей, заставляя Бена расхохотаться.

- Какая наглая принцесса, - он склонил голову на бок, в уголках губ его замерла улыбка, - но в воспитании твоем мистер Палпатин все-таки не преуспел: устраивать скандал прямо посреди улицы, фу! Какие дурные у тебя манеры!

- Хочешь меня воспитать? – она все-таки подалась ближе, заставляя взгляд Бена метнуться к ее губам.

А потом Соло так резко отпустил ее, что Рей едва устояла на ногах.

- Нет уж, спасибо, - сухо произнес мужчина.

И Рей почувствовала, как кровь прилила к щекам. Она ощущала стыд за то, что начала вешаться на парня, а еще унижение, оттого, что он оттолкнул ее, показав, что совершенно не заинтересован в одной небезызвестной принцессе. Прижав руки к пылающим щекам, Рей, не отрываясь, смотрела на Бена, который чертыхаясь щелкал зажигалкой в попытке закурить.

- Ну раз ты не собираешься меня ни убивать, ни воспитывать, - нервно улыбнулась Рей, - то хотя бы расскажи, что за дела у тебя с По.

Бен, наконец, особенно яростно прокрутил колесико, высекая искру, затянулся и выдохнул дым прямо в лицо Рей, заставив девушку закашляться.

- Конечно, толкать наркотики, принцесса, - произнес будничным тоном, - нам удачно подвернулась «Полночь», скоро, думаю, расширимся. Ты, думаешь, как твой парень сегодня тут оказался? Тачка у него, правда, слишком приметная, но мы что-нибудь с этим сделаем.

Рей почувствовала, как земля закачалась под ногами, голова закружилась от того, что произнес Бен, но еще больше от будничности его тона. И оказалось, что получить честный ответ на свои подозрения, это так страшно.

- Ах ты, ублюдок! – девушка рванулась вперед, размахнулась, намереваясь ударить мужчину.

Бен остановил ее руку, сжал запястье до боли.

- Нет-нет, принцесса, - прошипел, - я не твой парень. И далеко не тот влюбленный в тебя дурачок, у тебя не получится вымещать на мне свою злость.

- Пусти! – дернула рукой Рей, было больно. Наверняка, останутся синяки.

Вместо этого Бен вдруг опустил ее руку, разворачивая к себе внутренней стороной предплечья, взгляд его уперся в татуировку. Мужчина со свистом втянул в себя воздух.

- Почему не свела? – спросил уже спокойным тоном.

- Шрам останется, - процедила Рей, и все-таки выдернула руку, которую Бен уже и не держал.

Девушка потерла запястье.

- Ты должен прекратить! – откуда у нее только силы взялись, - отстань от По!

- Я к нему и не приставал, - хохотнул Соло, а потом нехорошо прищурился, - и я тебе ничего не должен, Рей. А твой парень – взрослый человек, и он вполне понимает, во что ввязывается.

- Он?! – Рей едва подавила в себе желание расхохотаться, - золотой мальчик, выросший в Ла Хойя? Понимает?!

- Значит, ему придется понять, - пожал плечами Бен, - я же понял, какая ты подлая сука, Рей Палпатин.

Рей отшатнулась от мужчины, испуганная злобой в его взгляде. Еще несколько минут назад он ее обнимал, и, она была уверена, намеревался поцеловать, а теперь, кажется, готов убить прямо здесь, столько ненависти было в его взгляде, устремленном на девушку.

- Так что иллюзии надо развенчивать. Твой золотой мальчик из Ла Хойя очень хорошо знаком с наркотиками, как и все подобные ему. И даже считает, что сможет не только, - Бен скривился, - употреблять, а стать наркобароном, как Эскобар, не меньше. Это, конечно, вряд ли, но подставлять я его не собираюсь, если ты этого боишься.

Бен внимательно посмотрел на тяжело дышащую девушку.

- Или, что же, снова сдашь меня копам?

Рей побледнела. Бен ударил ее быстро и безжалостно, ловко и просто, словно мимоходом, будничным тоном задал свой вопрос, не переставая улыбаться уголками губ. С интересом теперь наблюдал, как Рей загнанно дышит, как она хватается за стену, чтобы только не упасть от накатившей волны омерзения к самой себе, что грозила сбить с ног.

- Я, конечно, понимаю, что ты привыкла быть мамочкой при своем золотом мальчике, - мирным тоном продолжил Бен, - но он уже взрослый вроде бы: либо выплывет, либо нет. Ты только посоветуй ему употреблять поменьше.

Рей чуть было не сказала, что уже посоветовала, но с губ не слетело ни звука.

- И не переживай так, принцесса. Возвращайся к подругам, к своей любимой «Маргарите», иди, - он потрепал девушку по щеке, заставив ту отшатнуться.

В глазах Бена мелькнуло непонятное выражение, а потом он быстрым шагом вышел из переулка, направился куда-то вниз по Массачусетс-Авеню.

Рей еще немного постояла в переулке, стараясь дышать неглубоко, стараясь успокоиться. Массачусетс-Авеню сияла вдалеке огнями, а Рей была одна в темноте и смраде, словно бы не в силах выйти туда на свет, к людям.

Я же понял, какая ты подлая сука, Рей Палпатин.

На глаза навернулись слезы, Рей неаккуратно стерла их, зная, что размажется подводка и тушь, но это ее не остановило.

Подлая сука. Подлая предательница.

Рей всхлипнула, ее затрясло. Плакать в вонючей подворотне на окраине Лемон Гров, разве может быть зрелище более жалкое? Но остановиться девушка была не в силах. Больно сжималось сердце, каждый следующий всхлип обрывался судорожным вздохом, словно в попытке остановиться, успокоиться, прекратить. И все начиналось по новой.

Подлая сука. Подлая предательница.

Так глупо было верить, что Бен ее простит, забудет то, что было. Рей понимала, что ей было даже не страшно, дело было не в том, что Бен мог убить ее, отомстить, а в том, что он так ее и не простил. И не простит никогда.

Наконец, выплакавшись, неаккуратно вытерев лицо ладонями, Рей направилась обратно в клуб.

- Мы уж начали волноваться, - упрекнула Кайдел, увидела лицо Рей и замолчала, - Рей? Он тебя обидел? Ударил? Вот, возьми! – она протянула подруге платок, надушенный все теми же сладкими духами. Как там они называются? La Vie Est Belle. Точно. Сахарная вата и шоколад, а еще немного фруктов. Жизнь прекрасна. Прекрасна, черт подери!

- Бен вышел, Кай, - тихо произнесла Рей, принимая платок и аккуратно вытирая глаза, оставляя на белоснежной ткани черные разводы.

За столиком повисла тишина. Фазма залпом допила виски.

- Ты узнала, что у них за дела с твоим По? – спросила.

- Постойте! – Кайдел переводила ошарашенный взгляд с одной подруги на другую, - постойте! Бен…Соло?

- А какой еще! – горько усмехнулась Рей, - и у него дела с По. Торговля наркотиками.

- То, что Бен торгует ими в «Полуночи» вовсе не значит, что его дела с По касаются именно сбыта наркоты, - возразила Фазма.

- Нет, Фаз, - устало произнесла Рей, повертела в руках бокал с «Маргаритой» и отставила его, - он сам мне сказал, что торговля.

- По?

- Бен.

Имя упало, подобно камню, разрушая этот вечер окончательно. Рей отрешенным взглядом скользила по толпе в клубе, твердя себе, что жизнь прекрасна, прекрасна, прекрасна. La vie est belle.

- Не уверена, что твой По сможет заниматься наркотиками, - осторожно произнесла Кайдел, - прости, но мне кажется, что у него не хватит твердости.

- И ума, - проворчала Фазма, заслужив укоризненный взгляд от миссис Хакс.

Рей тяжело вздохнула. Она поговорила с Беном и, ожидаемо, он пусть и мягко, но послал ее подальше со всеми ее требованиями. Возможно, стоило бы поговорить с Дэмероном. И помириться уже, в конце концов. А то они только ругаются в последнее время. Наверное, ей нужно поехать на прием к деду с парнем вместе. Этим она протянет ветвь мира По, а дед будет доволен ею, и не станет отыгрываться на Кире. А заодно по дороге Рей поговорит с Дэмероном, убедит его отказаться от сотрудничества с Беном, постарается объяснить золотому мальчику правила жизни помойки. Приняв решение, Рей успокоилась. Да, ей еще было грустно, на душе было муторно и противно. Слова Бена, такие равнодушные до сих пор ввинчивались в мозг раскаленной кочергой, заставляя морщиться, но план, созревший в голове, отвлек девушку в достаточной мере. Да, это всегда было ее спасением: трезвый расчет, холодный разум. Он всегда стоял выше чувств. Рей всегда поступала с опорой на голову, не на сердце. Поступит так и сейчас. Переступив через собственную гордость, извинится перед По, помирится с ним и уговорит не вести никаких дел с Кайло Реном. Девушка была уверена, что Дэмерон ее послушает.

- Моего ума хватит на двоих, - вздохнула Рей, - я должна убедить По не связываться с Беном.

- По-моему ты должна послать его нахер и бежать, как можно дальше, - проворчала Гвен, недовольно качая головой.

- Фаз! – укоризненно сверкнула глазами Кайдел.

- Что? – вскинулась Фазма и повернулась к Рей, - попомни мое слово: этот идиот пойдет ко дну и потянет тебя за собой.

- Не потянет, - твердо произнесла Рей, - он идиот, но бросить я его не могу. В конце концов, Фаз, он же ни черта не понимает, во что ввязался! И с кем он связался!

- Он, что, маленький мальчик? – фыркнула Гвендолин.

Рей только вздохнула. Иногда ей так и казалось, что да, По – маленький мальчик, которого с самого детства и до сих пор оберегали от всех бед внешнего мира.

- Я должна хотя бы попытаться, - с нажимом ответила Рей.

- И правда, Фаз, - мягко произнесла Кай, - пусть поговорят. Все-таки Рей любит По, нехорошо если она его бросит на произвол судьбы. Он ведь действительно не вырос, как мы, среди торговли наркотой в том числе, не видел, к чему приводит не только употребление, но и торговля.

- Любит? – перебила Фазма, - кто кого любит? – подруга казалась озадаченной.

Теперь настал черед Кайдел удивляться.

- Ну…

- Хватит! – легонько пристукнула рукой по столу Рей, - хватит обсуждать меня так, как будто меня тут нет!

Девушка пару раз глубоко вздохнула.

- Нет, Кай, По я не люблю. И нет, Фаз, я его не брошу. Я попробую его отговорить, а если он не согласится, - Рей осеклась. Она была почти уверена, что ей удастся убедить Дэмерона в своей правоте, - там и подумаем, что делать дальше, - неловко закончила Палпатин.

Фазма, приподняв бровь, скептически посмотрела на Рей. Кайдел тихонько вздохнула. Кажется, слова Рей о том, что она не любит своего парня, ей не понравились. Но что же поделать. Разум всегда управлял чувствами Рей. И по-другому не могло и быть.

***

Когда Рей вышла из клуба, яркое солнце только-только поднялось над Сан-Диего, пригревая приятно, а не стремясь сжечь все вокруг дотла. Утром субботы полупустая Массачусетс-Авеню являла собой зрелище почти приятное. Было как-то удивительно тихо, Рей прикрыла глаза, чуть запрокинула голову, наслаждаясь теплом лучей солнца на своей коже. В голове было гулко и пусто, мир немного вертелся, и в темноте прикрытых век вспыхивали яркие пятна, - это было приятно.

- Подвезти тебя? – раздался над ухом голос Фазмы.

- Ты еще пьяна, - хмыкнула Рей, открывая глаза, - какое подвезти?

Фазма смешно надула губы, весь ее вид говорил, что машину она может вести в любом состоянии. И это, конечно, было правдой. Водителем Гвендолин Фазма была виртуозным, куда как более хорошим, чем Рей, а ее финансовое состояние позволяло оплатить штрафы, которыми она – управляющая «Полуночи», где собирались и копы в том числе, - отделается за вождение в пьяном виде.

- Прогуляюсь, - дернула плечом Палпатин, - а потом сяду на автобус.

- Давай я дам тебе денег на такси, - Фаз порой бывала поразительно чуткой. Да и знали они друг друга с детства, что уж тут строить из себе невесть что. Но Рей только головой покачала.

- Не надо, Фаз.

- Эй, гордая принцесса! – взъерошила Гвен волосы девушки, - меня это совсем не обременит!

Рей поджала губы. Принцесса без королевства и наследства. Без короны, над которой порой любил подшучивать Бен.

Бен. Бен. Бен.

Рей горько улыбнулась. Так глупо. За последние сутки она думает о Бене Соло больше, чем за последние шесть лет. Ведь долгие годы, мучимая стыдом и горечью от своего поступка, она запрещала себе думать о Бене. А теперь вдруг он ворвался в ее жизнь, оказался так преступно, невыносимо близко, что даже сами мысли о нем вызывали мурашки на коже. Рей передернуло.

- Ты чего? – внимательно посмотрела на нее подруга.

- Ничего, - выдавила из себя улыбку Рей, - пойду я домой, Фаз. Вечером меня ждет гораздо менее приятное развлечение, чем вчера.

Махнув рукой на прощанье, Рей пошла по улице, щурясь на утреннее солнце, вдыхая полной грудью теплый воздух, еще ощущая привкус алкоголя на языке. Ноги устали от каблуков, но это была такая блаженная усталость от бессонной ночи, проведенной не за работой, такая легкая и приятная. Рей здоровалась с редкими знакомыми, что попадались на улице и ей, надо же, даже улыбались.

Странно, как все переменилось, когда они с Кирой уехали жить к деду. Если раньше их считали дочками шлюхи, недалеко ушедшими от матери, то теперь относились благосклонно за то, что они обеспечивают родителей, хотя самим родителям было все мало. И все даже как-то забыли, что Рей свидетельствовала против Бена Соло в суде, ведь здесь философски относились к тюремному сроку. Посидит, станет мужчиной, выйдет. Это была норма жизни.

Внезапно вдалеке мелькнул знакомый силуэт, темные волосы, раскосые глаза, Рей нехорошо прищурилась, ускоряя шаг. Алкоголь еще был в крови, а Фазма так и не дала ей вчера разобраться по-своему. Почти срываясь на бег, что было не очень-то удобно на высоких каблуках, Рей догнала Пейдж Тико, схватила руку, заставив девушку вскрикнуть и невольно притормозить.

- Тихо, - прошипела Рей, - идешь и улыбаешься.

- Что? – завопила Тико, - да что ты себе позволяешь?

- Тихо, я сказала! – сжала руку Палпатин, впиваясь ногтями в кожу девушки, - иначе я разукрашу твое красивое личико так, что Армитаж никогда больше в твою сторону не посмотрит. Не дергайся, я всего лишь хочу поговорить.

- О чем? – почти нормальным голосом спросила Пейдж.

- О твоем поведении, - сладко улыбнулась Рей.

Со стороны могло показаться, что две закадычные подружки возвращаются с вечеринки.

- О том, что ты должна вести себя прилично, и на публике своих горячих чувств к Армитажу не демонстрировать. Все и так знают, что ты его подружка на этот месяц, а, может, на эту неделю, этого с тебя довольно. Я не хочу, чтобы Кайдел видела вас. Нет нужды демонстрировать вашу связь с Арми. Ты же знаешь, что он трахает все, что движется, но женат он на Кайдел уже шесть лет, и разводиться они не будут. Наслаждайся этим романом, клянчи у него деньги, непременно получи подарок после разрыва. Не бойся, подарок будет хорош, Арми вообще не жадный. Но при условии, что ты будешь вести себя прилично, ты поняла, Пейдж? А то как бы беды не нажить.

Тико поджала губы, отвела взгляд.

- Я люблю его, Рей, - тихо произнесла девушка.

Палпатин насмешливо фыркнула.

- Тебе что, пять лет? Любишь. Так разлюби! Он женат, и я не хочу, чтобы моя подруга страдала больше, чем уже есть. Мы договорились? – Рей снова изо всех сил сжала руку девушки.

- Договорились, - едва слышно ответила Пейдж.

- Вот и умница, - Рей отпустила Тико и, не прощаясь, скользнула в проезжающий мимо автобус.

Вот только не заметила той лютой ненависти, с которой Пейдж посмотрела ей вслед.


========== 3. ==========


Комментарий к 3.

Визуал: https://ibb.co/MGCVHMy

https://ibb.co/jVgs2s2

Десять лет назад

Рей сидела в парке под большим деревом, дававшим достаточно тени, чтобы ее не испепелило еще жаркое сентябрьское солнце, колени девушка прижала к груди, обхватив руками, и спрятала лицо, закрыв глаза. Там, в темноте, была иллюзия безопасности, можно было представить, что ничего не случилось.

Она всегда уходила в парк, когда надо было сбежать от всех или просто подумать, или расслабиться и забыть, кто ты и откуда. Парк был ее прибежищем, островком зелени и безопасности. Ее уютным мирком, словно бы он весь принадлежал только ей.

- Так и знал, что найду тебя здесь, - от этого голоса в груди всегда разливалось тепло, такое приятное и нежное, совсем не похожее на злое и колючее полуденное солнце Сан-Диего.

Хотелось посмотреть в темные глаза, хотелось обнять, провести рукой по волосам, вдохнуть знакомый и родной запах, но Рей не пошевелилась. Бен будет очень злиться. А ей не хотелось, чтобы он злился. На сегодня злости более чем достаточно.

- Рей, я знаю, что произошло.

Девушка тяжело вздохнула и, наконец, подняла голову. На лице ее синими и багровыми цветами горели кровоподтеки, губа была разбита, и чудо, что нос уцелел.

- Снова защищала Киру? – скорее это был не вопрос – мрачная констатация.

Девушка уныло кивнула. Кто же виноват, что их мать – шлюха, а одноклассникам нужен лишь повод, чтобы начать кого-то третировать. И кто же виноват, что Кира – слабенькая и доверчивая, а Рей – ее старшая сестра, и она должна ее защищать. Вот и сегодня кинулась в драку, чтобы не побили ее сестру. Сестру не побили, а вот Рей досталось крепко, так, что дышать больно из-за ушибленных ребер.

- А ты снова прогулял школу? – спросила, улыбнувшись через силу, чтобы только отвлечь Бена, чтобы не мелькал в его глазах этот опасный огонек, который означал только одно: обидчикам Рей не жить.

Бен лишь махнул рукой, опустился рядом, максимально бережно притянул девушку к себе, Рей устроила голову на его плече, прикрыла глаза.

- Ну? Кто?

Наивная, зря она думала, что Бена можно отвлечь, когда речь идет о ней.

- Ты же знаешь, что я не скажу.

- Ты же знаешь, что я все равно узнаю, - парировал парень.

- Бен, - Рей отстранилась, коснулась рукой лица парня, и он прильнул к ладони, прикрывая глаза, на лице его появилось выражение почти блаженства, - не надо.

Послышался тяжелый вздох, означающий, что мучить Рей вопросами Соло больше не будет, но все узнает сам. А Рей так не хотелось, чтобы у Бена были неприятности с местной полицией, которая и так слишком пристально следила за семьей Соло, где отец перегонял украденные автомобили, перебивая номера в гараже на пару с ее отчимом, а сын уже не раз бывал в участке за драки и мелкие кражи. Но таков был Лемон Гров, и такова была их жизнь. Драка в школе? Ничего нового. Сущая мелочь. Ерунда. Завтра на все вопросы учителей, часть из которых была свидетелями драки и стыдливо отводила глаза или злорадно улыбалась, считая, что отродью Глэдис Платт досталось по заслугам, Рей ответит, что упала с лестницы. Глупая, банальная ложь, - тоже ничего нового.

- Очень больно?

- Терпимо, - Рей провела пальцем по скуле Бена, и снова попыталась улыбнуться, подалась вперед, легко прикоснулась разбитыми губами к губам парня и невольно зашипела от боли.

- Рей, - тихо позвал Соло, - может, к врачу?

- Ну какой врач, Бен, - вздохнула Рей, - какой врач не вызовет полицию? Начнется разбирательство. И мне достанется еще больше. А самое главное: еще больше достанется Кире.

Бен скривился. До Киры ему не было никакого дела. Более того он считал, что ее сестре следует научиться защищать себя, а не полагаться во всем на Рей, но он промолчал, видимо, не желая добивать Рей еще и скандалом с ним самим. И за это девушка была ему благодарна.

- Мороженое? – предложил парень, - крем-брюле?

- Бен, ты лучший! – она подскочила, почти не поморщившись от боли.

Соло хмыкнул, поднялся вслед за девушкой, обнял, поцеловал куда-то в шею, заставив вздрогнуть от тучи мурашек, что пробежали по телу.

- Ну ты чего, - захихикала Рей, пытаясь отстраниться, - на нас же смотрят.

- Плевать, пусть смотрят! – выдохнул парень и снова поцеловал в шею, на этот раз прильнул губами дольше, пробежался пальцами по ушибленным ребрам, на грани щекотки и невольной боли.

Рей зажмурилась, чувствуя, как жар ползет по спине куда-то в область затылка, делая голову тяжелой.

- Бен, - выдохнула, - Бен.

Соло оторвался от нее, коснулся губами волос.

- Я так тебя люблю, Рей.

***

Они жили в домах напротив. Ее отчим работал в автомастерской с Ханом Соло. Они ходили в одну школу сначала начальную, потом среднюю. Они играли вместе среди ночи в гараже, когда Хан и Ункар занимались угнанными тачками. И именно Хан Соло учил Рей водить. Ее мать дружбы Рей с Беном не одобряла и лет с одиннадцати девочка слушала, как мать визжит, заявляя, что однажды Бен Соло обрюхатит ее милую, невинную Рей. А дружба со временем переросла в любовь. В свои шестнадцать Рей если и знала что-то точно, так это то, что любит Бена Соло. Любит со всем пылом юной девушки, которая зачитывалась романами Джейн Остин и сестер Бронте и верила в большую любовь, как в «Ромео и Джульетте». И если бы с Беном вдруг что-то случилось, то Рей, не колеблясь, умерла бы за него. Если бы ей, конечно, позволили ее мать и сестра. Глэдис Платт считала, что в свои шестнадцать Рей могла бы неплохо заработать, продав, например, себя, а не трахаться за бесплатно с Беном Соло. Но тут на защиту девушки внезапно стал Ункар, с помощью кулаков объяснив Глэдис Платт, что она не права. Вообще отчим старался не замечать девочек, словно они были предметом интерьера, и если они не шумели, не просили денег и вообще не доставляли неприятностей, то Ункар мирился с их присутствием и даже иногда давал доллар-другой на карманные расходы. Он всегда говорил Глэдис, что воспитывать ее дочерей он не собирается. И если был где-то девочками недоволен, то высказывал это Глэдис, иногда с применением кулаков, не стесняясь в выражениях. А уж Глэдис потом не стеснялась в выражениях с девочками. Рей очень быстро научилась скрывать свои шалости, не плакать, если ее били, а еще приносить с утра похмельному Ункару пиво, за что отчим был ей даже благодарен. И даже по-своему любил. К двенадцати Рей научилась использовать это. Если мать обижала ее или Киру, Рей, прихватив сестру, уходила из дома, бросив напоследок, как бы между прочим, что мать гуляет с очередным любовником, и весь район об этом судачит. И в этом случае главное было не вернуться домой раньше, чем следовало, чтобы не попасть под тяжелую руку Ункара, а потом под не менее тяжелую руку матери. В такие дни они с Кирой частенько отсиживались в доме Соло. Бен всегда был ей рад, хоть и недолюбливал Киру, а мистер Хан кормил вкусной домашней едой. Он прекрасно готовил, в отличие от ее матери. И все порывался научить Рей и Киру, хотя ни одна, ни вторая особого таланта в кулинарии не выказывали. Надо сказать, что Рей доставалось чаще, чем Кире, потому что Рей подставлялась сама. Она считала, что должна защищать и опекать младшую сестру. Ведь Рей старше на целый год, да и вообще она сильнее и хитрее. А еще рассудительнее порывистой и эмоциональной Киры, легкомысленной хохотушки, которая, несмотря на всеобщую неприязнь, оставалась открытой людям и никому и никогда в своей дружбе не отказывала, если таковой искали. У Киры было множество приятелей, ни один из которых, конечно, не стал бы ее защищать, а поддавшись влиянию толпы, первым бы бросил в нее камень.

Сама Рей дружила с тихой Кайдел Конникс, чья мать работала учительницей в школе, и которая из-за этого была изгоем таким же, как и Рей, а ее отец воспитывал девочку в беспрекословном послушании и таскал по воскресеньям на службу в баптистскую церковь, из-за чего Кай была еще и объектом насмешек. Прозвище «монашка» прилипло к ней намертво.

А еще у Рей была Гвендолин Фазма, отец которой пару месяцев назад был убит в пьяной драке. Мачеха с Гвен церемониться не стала и просто выгнала на улицу. Фаз подрабатывала на заправке, жила то у приятелей, то обреталась в каких-то притонах, в школу ходила через раз, но не теряла надежды вырваться из нищеты. Рей всегда помогала Фазме на занятиях, таскала из дома ей еду и делилась карманными деньгами. Фаз клялась, что никогда этого не забудет. Будь Фазма сегодня в школе, она бы ни за что не осталась стоять в стороне, и тогда бы Рей побили, конечно, меньше, хотя все равно досталось бы.

Но сейчас, на ходу поедая мороженное да прерываясь на сладкие поцелуи с Беном Соло, Рей не боялась ничего. На них, конечно, бросали косые взгляды, но стоило им увидеть мрачное выражение лица Бена, как они тут же начинали фальшиво улыбаться. У Соло была в их районе определенная репутация, его гнева боялись, как и его крепких кулаков, пусть ему и было всего восемнадцать. Но слава не просто местного хулигана, а молодого бандита, немного преувеличенная, играла Бену на руку. И Рей, когда она была рядом с ним, хотя и не спасало, когда Рей была одна.

- Видел Гвен вчера, - произнес Бен, оторвавшись от Рей, облизывая сладкие губы и улыбаясь нахально.

Они целовались прямо на глазах у отца Кайдел, который строго качал головой и неодобрительно поджимал губы. Рей знала, что Бен нарочно дразнит мистера Конникса, строгое церковное воспитание которого никогда бы не позволило такого прилюдного проявления чувств.

- Как она?

Рей с подругой не встречалась уже около недели. И, честно говоря, начинала переживать.

- Ты же знаешь Хакса?- вместо ответа спросил Бен.

- Который Армитаж? Пересекались пару раз. Он все-таки учится не в такой дыре, как мы. И здесь появляется нечасто. А что?

- Он уговорил отца взять Гвен посудомойкой в их кафе на углу Оссейдж и Кантон-драйв. И даже предоставил какую-то кладовку для жилья позади кафе.

Рей широко улыбнулась, подпрыгнула, хлопнув в ладоши.

- Это же прекрасно, Бен! Это же просто замечательно для Фаз! Надо написать ей сообщение с поздравлениями, - Рей полезла в рюкзак за своим стареньким телефоном, долго копалась, пытаясь отыскать аппарат.

Наконец, извлекла его с победным кличем и отправила подруге смс.

Безумно рада за тебя! Это надо отметить! Гуляем на твою первую зарплату!

Это, конечно, была шутка. Никогда бы она не стала устраивать праздник на деньги Фаз, которая и так едва-едва сводила концы с концами.

- Такая хорошая новость, Бен. Почему она сразу нам с Кай не написала, - сокрушалась Рей.

- Наверное, боялась сглазить, хотела для начала поработать хотя бы пару недель, - пожал плечами Бен.

- А ты все взял и выболтал! – Рей щелкнула парня по носу, - и как не стыдно.

Соло пожал плечами, пытаясь демонстрировать раскаяние, но широкая ухмылка полностью отрицала чистоту намерений парня.

И Рей снова потянулась поцеловать его, так очаровательна была его ухмылка. Зазвонивший телефон прервал ее порыв. Рей покосилась на экран, изо всех сил надеясь, что звонит Гвен, чтобы ответить на смс, но нет, это была мать. Девушка закусила губу, взвешивая все «за» и «против». Наверняка матери уже доложили о драке, или даже Кира проболталась. Ничего хорошего сейчас Рей точно не услышит, но если не возьмет трубку, то придя домой, нарвется на еще больший скандал, получит не только за драку, но еще и за пропущенный звонок. Девушка тяжело вздохнула и, ловко увернувшись от руки Бена, который хотел выхватить телефон, - с него сталось бы и вовсе выкинуть несчастный аппарат, - приняла вызов.

- Ты где шляешься, маленькая дрянь?! – голос Глэдис был таким громким, что Рей невольно отодвинула телефон от уха, - устроила в школе драку и где-то прячешься? А! Я знаю, ты снова с этим никчемным неудачником Соло, маленькая шлюха! Немедленно иди домой! У нас с отцом есть, что тебе сказать! Ты слышишь? Слышишь меня?!

- Я слышу, мама, - тяжело вздохнула Рей.

Не стала напоминать лишний раз, что Ункар им с Кирой не отец, что их отец погиб в автокатастрофе, когда Кире было всего два года, а самой Рей три. И девочки совсем его не помнили. С немногочисленных фотографий на них смотрело чужое лицо, в котором Рей с удивлением находила свои черты.

- Немедленно тащи свою задницу домой! – кричала мать в трубку.

- Конечно, мама, - покорно ответила Рей.

Поток оскорблений, подстегнутый ее покорностью, только увеличился. Настроение, поднятое Беном, было снова испорчено. Рей подняла глаза на парня и нервно сглотнула, его лицо исказила чистая ярость, он стиснул зубы, а потом молниеносным движением выбросил вперед руку, выхватывая у Рей телефон, и нажал на кнопку отбоя с такой силой, что, кажется, вдавил ее в корпус телефона безвозвратно.

- Ну вот, - грустно произнесла Рей, - теперь она будет и вовсе бешеной, когда я приду домой, - девушка аккуратно высвободила из побелевших пальцев Бена свой телефон, - я же просила тебя никогда не вмешиваться в мои разговоры с матерью.

- Я и не вмешиваюсь! – тут же вспыхнул Соло, - если бы я вмешивался, она бы уже успела в больнице полежать!

- Не надо так говорить, Бен, - сверкнула глазами Рей, - она все-таки моя мать! И орать тоже не надо! – добавила еще строже.

И Соло как-то сразу поник, привлек девушку к себе.

- Ну прости, малыш, она просто выводит меня из себя.

Рей пожала плечами.

- В конце концов, всего два года, Бен. Я закончу школу, а потом перед нами будет открыт весь мир, если только ты закончишь ее через год тоже!

Парень в ответ только глаза закатил. Разговоры о пользе образования они вели уже не раз, и не два. Рей хотела поступить в колледж, изучать языки, а потом поехать увидеть весь мир, наивно веря, что к тому времени непременно все в ее жизни наладится, и у них с Беном будет достаточно денег для путешествия. Бен вообще хотел бросить последний год обучения школе, в автомобилях он и так разбирался, с удовольствием помогал отцу в автосервисе и продолжать учиться не собирался. Рей настаивала, Бен отшучивался или злился. И не было у них единого видения будущего, единственное, в чем они не сомневались: будущее это непременно будет общим.

- Я тут подумал, - Бен смутился, даже щеки немного порозовели, - вообще, знаешь, малыш. Места в доме полно, да и старик мой не против. Я закончу школу через год…

- Все-таки закончишь! – победоносно воскликнула Рей.

- Если ты так этого хочешь, - с самым серьезным видом произнес Соло, - но дело-то даже не в этом! Не перебивай меня! Я подумал…ну ты могла бы переехать ко мне.

Рей запнулась на следующем шаге, резко останавливаясь, развернулась к Бену, посмотрела на него широко открытыми глазами.

- Что я могла бы?

- Послушай, - торопливо заговорил Бен, - я уже все продумал. Я буду работать с отцом в автосервисе, и помогать твоему отчиму и ему сама знаешь, с чем. А еще у меня есть некоторые мысли по поводу заработка. У меня такие планы, Рей! – он стиснул ее в объятиях, заставив вскрикнуть от боли. И тут же отпустил, шепча виноватое «прости», - такие планы! Ты не пожалеешь, малыш!

- Что за планы? – подозрительно щурясь, спросила девушка.

Глаза Бена забегали, он взял Рей за руку и потащил дальше, вниз по улице, периодически здороваясь с соседями. Отвечать парень не спешил. И Рей начала подозревать, что планы не совсем законны. И это ей не очень-то нравилось.

- Бен, если ты из-за меня ввяжешься во что-то, - начала девушка.

- Дело не в тебе! – резко перебил Бен, взъерошил волосы, - просто нельзя так жить.

- Вот именно, - в тон ему ответила Рей, - надо вырваться отсюда! А для этого нам нужно образование! А ты школу прогуливаешь!

- И далась тебе эта школа, - досадливо поморщился парень.

Рей поджала губы, этот разговор повторялся из раза в раз, с поразительной периодичностью и однообразной точностью, приводя то к взаимным уступкам, то к ссоре. Но сегодня ругаться Рей была не в силах.

Они остановились возле дома Рей, девушка пару раз глубоко вздохнула, расставаться с Беном не хотелось, а уж идти домой и подавно.

- Может, не пойдешь? – тихо спросил Бен.

Рей грустно улыбнулась, приподнялась на цыпочки, взъерошила волосы парня.

- И как ты себе это представляешь?

- Так и представляю, - проворчал Бен, - я уже сказал, как это представляю.

Рей поцеловала парня в губы, а потом в щеку и еще раз в губы.

- Я подумаю, Бен.

А потом, напоследок сжав его руку, скользнула в дом.

И была встречена крепкой пощечиной от матери.

- Явилась!

Слезы невольно выступили на глазах, но Рей стиснула зубы. Однажды дав себе зарок не плакать, когда ее бьют, Рей всегда свое обещание выполняла. Глэдис больно ухватила дочь за подбородок, резко вздернула ее голову вверх, запрокидывая так, что у Рей хрустнули шейные позвонки.

- Какого хрена ты меня позоришь перед соседями?

Рей могла бы возразить, могла бы сказать, что это как раз мать позорит своего мужа и своих дочерей, могла бы начать спорить, кричать, но лишь поморщилась от боли, запаха алкоголя, немытого тела и дешевых духов, что исходил от матери.

- Прости, мама, - послушно произнесла девушка.

- Марш к себе! – Глэдис резко отпустила Рей, заставив ее покачнуться, - и не показывайся мне на глаза!

Рей не нужно было повторять дважды. Прижимая к плечу сумку, радуясь, что еще легко отделалась, девушка побежала в комнату, которую делила с Кирой. Сестра тут же подскочила из-за стола, где что-то старательно писала в тетради.

- Ой, Рей! – Кира подбежала к сестре, обняла осторожно, стараясь не причинить боли. Рей вцепилась в девушку изо всех сил, дыша рвано через рот, стараясь не сорваться на плач, но все-таки не выдержала, расплакалась от боли и обиды.

- Очень больно, Рей? Очень больно? – без конца спрашивала Кира и шептала, - прости меня, прости, сестренка. Спасибо тебе, - она аккуратно поглаживала сестру по спине.

Рей всхлипывала и давилась рыданиями, слезы попадали в ранки на лице и немилосердно щипали. Нужно было пойти и умыться, но это значило бы, что нужно выйти из своей комнаты, чтобы попасть в ванную, а значит был риск попасться на глаза матери или Ункару. Рей отстранилась от сестры, вытерла лицо тыльной стороной кисти, подышала через рот.

- Все нормально, Кира, - вздохнула.

Аптечка тоже была на кухне, а лицо и тело болели все сильнее. Что же, придется потерпеть.

- У меня тут кое-что есть, - вдруг, хитро улыбаясь, заявила сестра.

Рей недоуменно посмотрела на нее. А Кира скользнула к их общей кровати, пошарила рукой под матрасом и извлекла из-под него пакетик с белым порошком. Рей почувствовала, как закружилась голова.

- Это что? – спросила тупо, хотя уже знала ответ, хотя хитрое выражение глаз сестры уже говорило само за себя.

- Кокаин, - произнесла сестра с какой-то нездоровой гордостью.

- Да ты с ума сошла! – ахнула Рей, - вообще поехала! Откуда он у тебя?!

- Тшш, - поморщилась Кира, - не кричи. Хочешь? Он облегчает боль, - она протянула сестре пакет.

- Нет! – Рей ударила сестру по руке, - нет! И ты уберешь немедленно из нашей комнаты эту гадость! Кира! Ты хоть знаешь, что бывает за хранение наркоты? Ты сама употребляешь? – Рей схватила сестру за плечи, затрясла изо всех сил, - сама?

- Больно! – Кира вырвалась из рук сестры, отскочила прочь, прижала пакетик с кокаином к груди, как величайшую драгоценность, - и нет, я не употребляю. Я, по-твоему, похожа на дуру? Просто попросили подержать у себя какое-то время.

Ахнув, Рей прижала руки к щекам.

- Ты сумасшедшая! С чем ты связалась?! Зачем, Кира?!

Не говоря уже о том, что подержать у себя вовсе не значит дать понюхать старшей сестре, пусть и с какими-то извращенными благими намерениями.

- Мне дали денег! Мне надоело зависеть от этих, - сестра мотнула головой в сторону двери, имея ввиду отчима и мать.

- Найди работу!

- Как ты, листовочки на улице раздавать? Или, может, как твоя Гвен, посуду мыть?

- Но не наркота же! – заорала Рей, не выдержав.

Она защищала ее, дралась за нее, делилась с ней деньгами, утешала, помогала со школьными заданиями. А Кира собралась держать у себя наркоту?!

- Значит так, - Рей говорила холодно и твердо, - чтобы это был первый и последний раз. Ты не будешь ни держать, ни продавать наркоту. Ты поняла меня?

Кира поджала губы.

- Это же опасно! Ты загремишь в тюрьму. Или тебя убьют. Или еще что! Кира, так нельзя, пойми ты!

Сестра тяжело задышала, она явно не была согласна с Рей.

- Кира, обещай мне, - настаивала Рей, - обещай.

- Хорошо, - нехотя произнесла девушка, снова пряча пакетик под матрас.

- Чтобы завтра же этой гадости здесь не было! – велела Рей.

- Ты говоришь, как наша мать, - скривилась Кира.

Рей поморщилась в ответ на такое заявление. Меньше всего она хотела бы быть похожей на Глэдис. Невольно девушка посмотрела на фотографию отца, что стояла у них на столе. Высокий и красивый с карими глазами, как у Рей, Шон Палпатин едва заметно улыбался. Каким он был, что женился на Глэдис? Любил ли он ее? А их? Рей отца не знала, и именно поэтому ничто не мешало ей придумать себе образ благородного, честного и смелого человека, который нежно любил жену и дочерей.

Кира проследила за взглядом сестры.

- Он бы так себя не вел, правда? – спросила тихо.

Это была их общая иллюзия верить в то, что покойный отец был самым лучшим человеком на свете, который поддерживал бы их во всем, понимал их, защищал бы их.

- Да, - так же тихо ответила Рей, кидая сумку в угол, проходя к кровати, доставая из тумбочки потрепанный томик Джейн Остин.

«Доводы рассудка» украл из школьной библиотеки для нее Бен. Рей даже пыталась заставить парня прочесть книгу, но он так этого и не сделал. Сама же Рей могла перечитывать роман бесконечно и с любого места. Она открыла томик наугад, ближе к концу и прочитала: «Он никого, кроме нее, не любил. Он никогда и не надеялся заменить ее другою. Он не встречал женщины, ей равной. Да, в этом он принужден был признаться: он был верен ей невольно, нет, против воли; он хотел забыть ее, он верил, что ее забыл. Он казался себе равнодушным, а он бесился; он знать не желал ее необыкновенных качеств, ибо жестоко от них пострадал. Образ ее неизгладимо запечатлелся в душе его, как само совершенство, чистейший образец стойкости и нежности; но он принужден был признаться, что лишь в Апперкроссе узнал он ей настоящую цену, что лишь в Лайме начал он понимать самого себя. В Лайме получил он не один важный урок…»

Рей счастливо вздохнула, книги всегда ее успокаивали.

***

Сидя на столешнице на кухне в доме Соло, Рей болтала ногами и потягивала молочный коктейль через трубочку. Она хитро посматривала на Бена, который, конечно, все ее взгляды видел и нервно сглатывал, стоило девушке вытянуть губы и втянуть в себя коктейль, но пока держался.

- Так ты подумала? – спросил он, наконец, отложив учебник с упражнениями по испанскому, который ему никак не давался.

- Ммм, - Рей снова втянула в себя коктейль с характерным звуком, означающим, что напиток заканчивался, - над чем? Над твоим заданием по испанскому? – невинно приподняла она брови.

- Нахер твой испанский! – Бен отодвинул стул так резко, что тот проехался по полу с пронзительным скрипом.

В мгновение ока парень оказался рядом с Рей, выхватил стакан, швырнул куда-то за спину, а руки поставил по обе стороны от бедер девушки, склонился так низко, что носом касался ее носа.

- Технически вот конкретно сейчас он твой, - хмыкнула Рей, бесстрашно встречая темный от желания взгляд.

Чего ей, в конце концов, было бояться, она сама его провоцировала и сама его хотела. Вместо ответа Бен поцеловал ее шею, раз, другой, спустился к ключице в вырезе футболки, шумно вздохнул, провел языком, Рей отклонилась назад, прогибаясь в пояснице, подставляясь под его губы.

- Так что? – тихо спросил Бен, горячее дыхание прошлось по коже, Бен поднялся поцелуями по шее, прихватил мочку уха зубами, поцеловал за ухом, потом в угол челюсти, - насчет моего предложения подумала?

Господи! Да как будто она вообще могла хоть о чем-то думать, когда он ее целовал! Мысли разбежались в разные стороны, даже не помахав на прощанье, только хихикнули глупо, вторя глупой и счастливой улыбке самой Рей, которая развела колени, обхватывая ногами бедра парня, чуть подалась вперед, проезжаясь промежностью по внушительной выпуклости на его джинсах.

- Над каким предложением? – Рей повернула голову вбок, сглотнула, наткнувшись на совершенно голодный взгляд, от которого по спине побежали мурашки предвкушения.

- Жить здесь, - хрипло ответил Бен.

В ответ Рей поцеловала парня, зарылась пальцами в волосы, другой рукой потянулась к ремню джинс, ловко расстегивая его, высвободила уже твердый член, провела рукой вверх, вниз, и снова. Парень застонал ей в рот.

- Рей, - пробормотал, оторвавшись от девушки, приподнял ее за бедра, помогая стащить шортики вместе с бельем, плавно подался вперед, насаживая девушку на себя.

Рей всхлипнула, подаваясь вперед, встречая его следующий толчок. И еще один, и еще. Она цеплялась за его плечи, целовала беспорядочно куда-то в шею, прихватывая губами кожу, наверняка оставляя следы. Но было так хорошо. До дрожи, до разноцветных пятен под сомкнутыми веками. Было невероятно хорошо быть здесь, в его жарких объятиях, чувствовать скольжение твердой плоти, балансировать на грани, оттягивая момент высшего наслаждения, который зародился где-то внизу живота, пульсирующей точкой нарастал все сильнее, заставляя Рей хрипло вскрикивать, вторя глухим стонам Бена. Она финишировала первой, расслабленно повисла на Бене, чувствуя, как он пульсировал в ней, дыша часто.

- Я согласна, - Рей поглаживала парня по спине, забравшись руками под футболку,- я согласна жить здесь, - Рей коснулась уголка его губ губами, ловя довольную и счастливую улыбку.


========== 4. ==========


Комментарий к 4.

Виузал: https://ibb.co/BCwHJ8p

https://ibb.co/VN1gWkz

https://ibb.co/0qL2PcG

По согласился поехать с ней подозрительно быстро. В голосе его не было ни обиды, ни злости. И Рей подозревала, что все дело в ее деде. Скорее всего Дэмерон с подачи своей матери хотел понравиться Шиву Палпатину. И собирался действовать через Рей. И совершенно зря. Она точно не была тем рычагом, надавив на который, По смог бы подружиться с мистером Палпатином. Глядя на свое мрачное отражение в зеркале, Рей думала только о том, что ей хочется поехать на своей лянче, старой и побитой жизнью. Вот это был бы номер: вылезти из этой машины под вспышки фотокамер. Какая сплетня для газет и журналов Сан-Диего! Какой был бы шикарный кадр: старшая внучка мистера Палпатина приехала на светский прием на старой, раздолбанной машине. Только эта нелепая, бунтарская мысль и поднимала Рей настроение в этот вечер.

Дэмерон позвонил ей ровно в шесть. Рей отчетливо представила, как они соберут все вечерние пробки, добираясь с окраины Сан-Диего до Ла Хойя, и поморщилась, а потом решила, что оно и к лучшему, она точно успеет поговорить с По, который иногда гонял по улицам города, словно безумный, собирая штрафы.

Дэмерон встретил ее букетом цветов. Рей улыбнулась белым лилиям, которые ей всегда дарил По. Она их ненавидела, а Дэмерон отчего-то считал, что любила.

- Привет, - парень нежно коснулся уголка губ, - ты замечательно выглядишь сегодня.

- Спасибо, - Рей шагнула к машине и замерла.

Вместо столь любимой По серебристой спортивной Ауди с открытым верхом, перед ней красовался вполне себе приземленный седан средней ценовой категории.

- По? – Рей вопросительно приподняла бровь и продолжила осторожно, - а где твоя машина?

Парень разом помрачнел, бросил на Рей почти гневный взгляд и, едва сдерживая себя, о чем говорила резкость движений, открыл переднюю дверь, приглашая Рей сесть в машину.

- Осталась в Лемон Гров, - бросил, захлопывая с силой дверь.

Рей закусила губу, не зная, смеяться ей или печалиться. Спортивный серебристый зверь ей нравился, и ощущение скорости и мощи тоже, как бы она ни ворчала порой и не вскрикивала иной раз от страха от невероятных маневров По, произведенных на огромной скорости. Машину было жалко, ее наверняка уже разобрали до последнего винтика, продать скорее всего не решились, слишком уж приметной она была. С другой стороны, По хорошенько проучили. Может быть, даже Бен.

Рей нахмурилась. Ну Бен-то откуда опять в ее мыслях? Девушка тяжело вздохнула, перегнулась через сидение, положила цветы назад и пристегнулась, расправляя юбку.

Когда машина плавно тронулась с места, Рей повернулась к Дэмерону.

- Как твои дела с Кайло? – решила не ждать и не ходить вокруг да около.

В конце концов, ее вопрос, в общем, пока несет даже невинный смысл. Почему бы любящей девушке не поинтересоваться делами своего парня. Делами, которые так важны для него.

- Замечательно, - заулыбался По, - все идет так, как мы задумали. Скоро у нас с тобой будет столько денег, что мы не будем знать, куда их потратить! Нужно уладить еще кое-какие нюансы, встретиться с парой людей. А потом…

- Но ведь это наркотики, По, - тихо произнесла Рей, перебивая парня.

Дэмерон изо всех сил сжал руль, губы его превратились в тонкую линию, он зло тряхнул головой.

- Откуда ты узнала?

- В Лемон Гров слухи расходятся быстро. А твой партнер оттуда. И он сидел за продажу наркотиков.

- Ты была с ним знакома? – криво усмехнулся По.

Рей отвернулась, уставившись на дорогу. Глупо было так подставляться, если не хотела, чтобы По заподозрил ее в знакомстве с Кайло Реном.

- Брось, Рей, - вздохнул Дэмерон, - я же не дурак и не слепой. Да между вами воздух трещал в тот вечер в El queso. Незнакомые люди так себя не ведут.

Рей вздрогнула. А она-то думала, что она первоклассная лгунья, которая умеет в совершенстве владеть своими чувствами. Пожалуй, так оно и было, когда дело не касалось Бена.

- Ревновать глупо, - произнесла Рей.

- Правда? – покосился на нее Дэмерон.

- Правда! – отрезала Рей, - но мы сейчас не об этом. А о том, что…

- О том, что жить на границе с Мексикой и не воспользоваться легким заработком – глупо, - подхватил По.

- Опасным заработком, По! – воскликнула Рей, - вы попадетесь в итоге! Все попадаются, и Кайло просто подставит тебя! Виноватым выйдешь ты, ты сядешь, По!

- Будешь навещать меня в тюрьме, - хохотнул По.

- Это не смешно, знаешь, - укоризненно покачала головой девушка.

- Рей, - произнес По, закладывая лихой вираж, презрительно хмыкая на сигналы других машин, - ты слишком серьезна. Все устроено наилучшим образом. Все продумано: места закупки, каналы поставки и точки сбыта. Да одно из мест сбыта – это твоя любимая «Полночь», этот отвратительный притон! Ты должна быть рада!

- Да чему?! – разозлилась Рей, - чему?! Кому и что ты хочешь доказать, По? Ты ведь даже не сможешь рассказать родителям, на чем заработал деньги!

- Я скажу, что это успешный бизнес, с них достаточно, - процедил парень.

- Если он будет успешным, - желчно произнесла Рей.

- Ты прямо в меня не веришь совсем, - покачал головой Дэмерон, - это обидно. А я верю, что сумею выбиться наверх.

- По, - тихо произнесла Рей, - ты уже наверху. Ну зачем именно этот способ?

- Затем, что я устал ждать! Устал, что отец дает деньги, а потом попрекает меня этим. Обойдусь! – он помолчал немного и нехотя признался, - я поругался с отцом, сказал, что мне его деньги не нужны, а он сказал, что больше и не даст. Все, что у меня осталось, я вложил в поставку наркотиков.

Рей охнула и прижала ладони к щекам. На языке вертелись непечатные слова, хотелось сказать Дэмерону, какой он идиот. Нашел, как ему казалось, легкий способ заработка. Да лучше бы продолжал играть в родительского сына, чем проявил такую самостоятельность!

- Послушай, мы не собираемся вечно торчать в Лемон Гров, - По скривился, произнося название района, - мы хотим сотрудничать с большими людьми. Ты слышала об Эндрю Сноуке?

Рей вздрогнула, показалось, что ее окатили ледяной водой. Мир вдруг завертелся перед глазами.

- Да вы с ума сошли! – вырвалось у девушки, - совсем головой поехали! Оба! Он же сейчас в аппарате мэра!

- А еще он контролирует поставки из Колумбии через Тихуану и дальше по всей стране и даже за океан.

Рей сцепила руки на коленях, пальцы мелко подрагивали.

- Мне казалось, что сейчас мексиканские картели отказались от поставок из Южной Америки, марихуану дешевле выращивать на месте, - зачем-то отрешенно произнесла Рей, поймала удивленный взгляд По.

- Верно, но кокаин и героин в Колумбии более высокого качества, - ответил Дэмерон.

- Боже, - прошептала девушка, закрыв глаза.

Что они обсуждают! Как вообще могут это обсуждать?! Все повторяется, словно в дурном сне. Только шесть лет назад она с этим мирилась, сейчас же не намерена! Слышала ли она о Сноуке?! Да господи, блядь, боже! Шесть лет назад Сноук точно так же контролировал наркотрафик по каналу Тихуана-Сан-Диего, только вот в аппарате мэра не сидел. Смешно было сейчас смотреть на него, с экрана телевизора заявляющего о борьбе с оборотом наркотиков, поддерживающего политику мэра и президента по отношению к наркокартелям, ратующего за сотрудничество с правительством Мексики в искоренении этой заразы, как он презрительно называл наркотики. И тогда, шесть лет, назад Бен работал на Сноука. Он что же, решил наступить на те же грабли сейчас? Рей почувствовала, что ей стало дурно. Да, это было логично, правильно, работать на самого влиятельного человека в наркобизнесе Сан-Диего, но также это было неимоверно опасно! Сноук не щадил своих подчиненных, он с легкостью подставлял их, переступал через тех, кто стал не нужен. В работе на него была лишь иллюзия безопасности. Он легко разменивал своих шестерок. А чтобы пробиться в короли понадобится много времени, а еще хитрость и ум, сила и упорство, которых у По точно не было. Он хотел всего и сразу. И почему-то считал, что у Сноука их кто-то ждет. Ждет, конечно. Кто же не будет ждать глупых пешек.

- Он страшный и опасный человек, По, - тихо произнесла Рей, не открывая глаз.

- И мы сумеем стать для него незаменимыми, - в голосе Дэмерона слышалась улыбка, - поверь, у нас есть, что ему предложить. Надо только к нему подобраться поближе. Именно за этим я и принял приглашение твоего деда, на приеме будет мистер Сноук, я надеюсь с ним поговорить.

Рей надеялась, что к Сноуку По и на пушечный выстрел не подпустят, но вслух говорить об этом, конечно же, не стала.

***

Дом деда сиял огнями, шумел классической музыкой и гулом голосов, переливался блеском драгоценностей и дорогих нарядов. Рей мгновенно почувствовала себя лишней на этом празднике жизни. Сделала пару глубоких вдохов и медленных выдохов, ожидая, пока По откроет ей дверь машины, а потом, гордо подняв голову и нацепив на лицо едва заметную улыбку, подала парню руку. Ее тут же ослепили вспышки фотокамер, а Дэмерон не преминул обнять ее за талию крепче и широко улыбнулся. Что же, его мама будет довольна, увидев завтра сына на обложках таблоидов. Рей участвовать в этом фарсе не собиралась, поэтому вывернулась из объятий парня и зашагала по широкой дорожке, ведущей к крыльцу. Особняк, так и не ставший ей настоящим домом, выглядел по-королевски, Шив Палпатин любил роскошь, не переступая, однако, ту грань, где она становится безвкусицей. Здесь витал аромат больших денег, как говорила Кира. Рей замерла на мгновение, размышляя, как бы ей найти деда, но вот он уже сам спешил ей навстречу.

- Рей, милая моя девочка, - дед выглядел потрясающе элегантно в своем черном костюме и очках, которые наверняка стоили как полугодовая зарплата Рей.

Этих очков у Шива Палпатина была целая коллекция.

- Здравствуй, дедушка, - Рей покорно подалась вперед, позволив обнять себя, погладить по спине, сквозь тонкую ткань платья ощущая, какие у деда холодные руки.

Склонившись для поцелуя, дед едва заметно произнес девушке на ухо:

- В следующий раз, когда соберешься ко мне в гости, напомни мне дать тебе денег, чтобы ты не позорила меня дешевой безвкусицей нарядов.

Рей вздрогнула. Что же, дед всегда отлично умел напомнить, за что конкретно она так не любила этот стильный дом. Девушка отстранилась, на ее лице не дрогнул ни один мускул, на губах по-прежнему застыла легкая улыбка, а в глазах – нежное выражение, приличествующее любящей внучке. В свое время Шив Палпатин вышколил их с Кирой безупречно. Нежно сжав руки девушки, Шив обернулся к По.

- Мистер Дэмерон, рад приветствовать вас здесь, - он крепко пожал парню руку, - крайне любезно с вашей стороны сопроводить Рей на наш скромный прием.

Рей едва сдержалась, чтобы не фыркнуть. Скромный прием, как же! Что за дешевое позерство, не достойное ее деда!

- Мне тоже очень приятно находиться здесь, мистер Палпатин, - ослепительно улыбнулся По.

- Вы могли бы вместе с Рей заезжать чаще, - дед покосился на девушку, которая с равнодушным видом застыла, скользя взглядом по разряженным гостям, по свежему ремонту дома, по дорогим портьерам и коллекции картин авангардистов: несколько полотен Рихтера и Кандинского, неплохая реплика «Апофеоза доллара» Дали, которую Рей ненавидела. А вот и что-то новое.

Рей прищурилась. По стилю было похоже на полотна Принса, которого девушка считала слишком уж незаслуженно разрекламированным. Надо будет уточнить у Киры. В конце концов, это она любит эти ужасные полотна, которые Рей просто не понимает. Вдруг чьи-то прохладные ладошки накрыли глаза Рей, пахнуло ароматом дорогих духов, над ухом раздалось задорное хихиканье:

- Угадай, кто?

- Вуди, ты ли это? – усмехнулась Рей.

Ладошки исчезли, Кира обошла сестру и крепко обняла.

- Так рада тебя видеть! – девушка отстранилась, - отвратительно выглядишь.

Рей только вздохнула.

- Дедушка мне уже сказал, можешь не трудиться.

- А и плевать! – махнула рукой Кира.

Она была великолепна в черном шелковом платье, в дорогих бриллиантовых серьгах, накрашенная наверняка лучшими визажистами. Сестра взяла Рей под руку, прильнула.

- Здорово, что ты все же выбралась, - произнесла Кира, хватая с подноса бокал с шампанским и протягивая его Рей.

- Будто бы у меня был выбор, - пробурчала Рей, делая крохотный глоток, стараясь не замечать взглядов, устремленных на них.

- Опоздала, правда, - лукаво произнесла сестра, - пропустила речь деда! А она была великолепной.

- Ну, - пожала плечами Рей, - посмотрю в записи.

Кира звонко расхохоталась, запрокинув голову, шутливо толкнула сестру в бок. Обе знали, что ни за что Рей этого делать не будет.

Кира была, безусловно, центральной фигурой этого вечера, хозяйкой этого дома, королевой этого приема. Первая среди равных. Что же, она, как никто другой, заслужила эту роль, скользя сейчас по залу, раскланиваясь со знакомыми, останавливаясь рядом с группками беседующих людей, делая аккуратные замечания официантам, подхватывая со стола пирожное. И изо всех сил вцепившись в руку Рей. У каждого в этом мире должен быть свой якорь, а иначе и погибнуть можно в бурном море жизни. Рей всегда была таковым для сестры.

- У деда новые полотна? – поинтересовалась Рей.

- Ой, да! – оживилась Кира, - представляешь, отхватил два полотна Принса за какие-то копейки, ей-богу! Одна из серии «Без названия», ну та, на которой пустая магистраль. Это моя любимая, знаешь. Есть в ней что-то меланхоличное, неизбежное, пустота и свобода, - девушка зажмурилась от удовольствия, - и одна карикатура восьмидесятых годов. Когда деду их привезли, я прыгала от восторга, как маленькая девочка.

Рей любовалась сестрой, ее непосредственностью, ее красотой, ее светло-зелеными слишком ярко блестевшими глазами. Кажется, кто-то сегодня баловался не только чрезмерным количеством шампанского. Рей только вздохнула. Она не могла осуждать Киру, не сегодня, когда сестра была так счастлива, ощущая себя на своем месте. Не сегодня, когда сама Рей была здесь, рядом, когда ей, наверное, не напомнят, как и всегда, что она бросила, ушла, не оглянувшись. Что же. Одного она предала. Другую бросила. Третьего обманывает, говоря, что любит, имитируя оргазм, заставляет поверить, что ей с ним хорошо. А ведь ей никак. Ни хорошо, ни плохо. Никак.

- Мисс Рей, мисс Кира, - бессменный помощник их деда вот уже на протяжении десятилетий мистер Уилхафф Таркин учтиво склонил лысеющую голову, - прошу прощения, что прерываю вашу беседу, но мистер Палпатин хочет вас видеть.

Девушки переглянулись, блеск в глазах Киры стал совсем лихорадочным, а Рей нахмурилась, стараясь не поморщиться. Наверняка какой-то официоз. Дед был любителем официоза, этикета, правил приличия. Игры в хорошую семью на публику. Пробираясь сквозь толпу за мистером Таркином, Рей прижимала к себе руку сестры и гадала, что на этот раз: небольшое интервью газете, разглагольствующей о семейных ценностях? Дружное фото на память? Знакомство с кем-то влиятельным и очень нужным для бизнеса?

- О, вот и мои девочки! – Палпатин протянул руку к девушкам, приобнял прильнувшую к нему Киру, которая руку Рей, однако, так и не отпустила, - мистер Сноук, позвольте представить вам моих внучек, мою гордость. Рей и Кира.

Рей, стиснув зубы, кивнула, демонстрируя все ту же слегка отрешенную, холодную светскую улыбку, в которой не было и капли тепла. Кира же, сверкая яркой улыбкой, протянула руку.

- Очень приятно познакомиться с вами, мистер Сноук!

- Взаимно, мисс, - Сноук легко сжал руку Киры, а потом склонился в церемонном поклоне, легко касаясь тыльной стороны кисти девушки.

Рей нахмурилась. Она хорошо знала свою сестру и знала, что не в правилах Киры вести себя подобным образом с мужчинами, улыбаться так соблазнительно, сверкать глазами, бросая кокетливые взгляды. Рей бросила быстрый взгляд на деда, который чуть нахмурился, выдавая свое недовольство, но решил смолчать.

- Кира недавно окончила журналистский факультет, достойная продолжательница моего дела.

- Что же, юная мисс, должно быть, уже получила место в вашем штате, - улыбнулся Сноук, отпуская руку девушки.

- На данный момент стажировка, - коротко ответил Палпатин, - пока не докажет, что достойна работы в моем издании.

Кира потупилась, на лицо ее набежала тень, девушка упрямо поджала губы.

- А вы, мисс Рей, - Сноук посмотрел на нее внимательно, слишком пристально, - тоже продолжательница дела деда?

- Нет, - пожала плечами Рей, - я переводчик.

Постаралась отвести взгляд, повернуться так, чтобы он ее не разглядывал. Они сталкивались в прошлом лишь раз. Оставалось лишь надеяться, что мистер Сноук не запомнил ее тогда, не сопоставил эту Рей Палпатин с оборванкой из Лемон Гров.

- Белая ворона в семье, - рассмеялся Палпатин, - но от этого не менее любимая.

Если бы. Рей посмотрела на деда, он откровенно наслаждался тем, что испытывал ее терпение. Но девушка не собиралась реагировать. Она всегда помнила, что дед никогда не наказывал за плохое поведение. Ее не наказывал. А вот Кире всегда доставалось знатно. И Рей очень быстро усвоила этот урок. А сейчас напоминала себе, что это всего лишь один вечер, а потом она уберется из этого дома туда, где цепкие руки деда ее не достанут.

- И какие же языки вы знаете? – заинтересовался Сноук.

- Испанский, французский, немного арабский, - коротко ответила Рей.

- Мне в штат как раз нужен переводчик, - доверительно произнес Сноук, - не хотите попробовать? Достойная зарплата, соцпакет, путешествия по миру.

- Благодарю, но нет, - Рей растянула губы в дежурной улыбке, а сама смотрела за спину Сноука, напряженно глядя на Дэмерона, которого под руку подхватила его мать, а рядом вышагивал отец. И вся троица приближалась к ним. Знакомство, которое так претило Рей, вот-вот должно было состояться.

- Кес Дэмерон! – Сноук улыбнулся Кесу, как старому знакомому, - приятно вас видеть здесь.

- Взаимно, - кивнул Кес, пожимая руку Сноуку, - Эндрю, позвольте представить вам моего сына, По.

Рей прикрыла глаза, глядя, как По светится от счастья, пожимая руку Сноука с поспешностью, которая выглядела почти комичной. Но не в глазах Рей, которая понимала, что теперь, когда По официально представлен, ничто ему не помешает продолжать знакомство со Сноуком.

- Рей, милочка, - скрипучим голосом обратилась к девушке миссис Дэмерон, - вам нехорошо?

И Рей ухватилась за эти слова, как за спасительную соломинку.

- Душно, - ответила девушка, - прошу меня извинить, я выйду на свежий воздух.

- Возможно, По мог бы тебя проводить? – Кес Дэмерон всегда относился к ней спокойнее, чем его супруга.

- Нет-нет, - пробормотала Рей, понимая, что даже если она утащит По отсюда сейчас, неизбежное уже состоялось. А ей, как никогда, захотелось побыть одной, - беседуйте. Я скоро вернусь.

Уходя, она услышала звонкий голос сестры.

- Мистер Сноук, расскажите же нам о планах мэра по борьбе с контрабандой наркотиков.

Рей нахмурилась, такие вопросы были для Киры еще более несвойственны, чем нарочито кокетливое поведение с мужчинами.

Девушка вышла через заднюю дверь на пляж, скинула туфли, оставляя их на пороге, медленно побрела, утопая ступнями в прохладном песке. Впереди шумел океан, темный, грозный. Волны набегали на берег, смещая песчинки, заставляя их шуршать умиротворяюще. Рей запрокинула голову, разглядывая ясное небо, усыпанное звездами, порыв ветра прошелся по коже, лаская, словно прикосновение любимого человека. Рей закрыла глаза, осев на песок, уперлась руками позади себя, а потом и вовсе улеглась. Плевать на то, что может запачкать платье, плевать, что помнутся уложенные волосы. К черту! Просто слушать шум океана, вдыхать запах, пахнущий солью и свободой, ощущать спиной чуть влажный и прохладный песок. Рей зачерпнула горсть песка, пропустила сквозь пальцы. И еще раз. И еще. Так приятно и успокаивающе.

- Все в порядке?

Рей резко открыла глаза, глядя на сестру снизу вверх. Надо же, она не услышала, как та подошла. Несколько секунд Рей разглядывала Киру, а потом спросила:

- И с каких это пор тебя интересует политика правительства в отношении наркоторговли?

Кира поджала губы, отвела взгляд, уставившись куда-то в темноту, а Рей села на песке, сместилась на одно бедро, упираясь рукой.

- Кира?

Сестра не отвечала, лишь передернула плечами, словно ей стало зябко.

- Зачем ты пыталась кокетничать со Сноуком? – продолжила спрашивать Рей.

- Только пыталась? – хмыкнула сестра, - поверь: мне это удалось. Старик совершенно очарован!

Рей посмотрела на сестру обескуражено. Кира не была охотницей на богатых мужчин. С ее деньгами и положением в обществе ей это было и не нужно. Так в чем дело?

- И зачем тебе это? – прямо спросила Рей.

Кира покачала головой, сжала руки в кулаки, покачалась с пятки на носок. Молчание затягивалось.

- Это дедушка? – Рей похолодела от внезапной догадки и резко поднялась, легонько встряхнула сестру за плечи, - он хочет, чтобы ты…

- Нет, Рей! – мотнула головой Кира и вдруг прищурилась зло, - это все ты!

- Что? – отшатнулась Рей, расширившимися глазами смотрела на сестру, в уголках глаз которой вскипали слезы, - я не понимаю.

- Он сказал, что я могу быть принята в штат его газеты, если принесу ему сенсационный материал. Он сказал, что если этого не будет, я лишь подчеркну этим, какая я никчемная, сказал, что лучше бы ушла я. Я не та внучка, Рей! – выкрикнула сестра, по щекам ее покатились слезы.

- Господи, - прошептала Рей, обнимая Киру, которая расплакалась в ее объятиях, - ты не права, Кира. Кирочка, сестренка, ты самая лучшая, талантливая, умная. Ты та внучка, ты всегда как раз была той.

- Нет, - пробормотала сестра, не вырываясь, но и не делая попытки обнять в ответ, - нет. Я не та. Ты всегда была сильнее, умнее, у тебя есть характер. Поэтому он тебя любит, хоть ты и ушла. А меня нет!

- Это не так, - пробормотала Рей, перед которой вырисовывалась теперь вся картина, - он просто манипулирует тобой в очередной раз. А потом назовет это мотивацией и скажет, что без этого ты не стала бы той, кто ты есть. Это ведь не в первый раз. Это его ловушка, расставленные силки. Ты не должна попадаться в них! Кира, соблазнять Сноука чтобы что? Вывести на чистую воду? Посадить его? Мы же обе знаем, кто он на самом деле, откуда он и какие дела ведет. Кира, это опасно. Он страшный человек.

- И пусть! – сестра все-таки вырвалась из ее объятий, глаза ее бегали из стороны в сторону, руки она сжимала изо всех сил, сцепив пальцы, - пусть! Плевать!

- Кира, - вздохнула Рей, - ну подумай тогда о том, как далеко ты готова зайти. Готова стать его любовницей? А если это не принесет плодов?

- То есть, если принесет, то уже и можно спать с ним, да? – зло бросила сестра.

- Я совсем не это хотела сказать, - досадливо поморщилась Рей.

Сестра только дернула плечом, а потом вдруг, хмыкнув, направилась к океану, потрогала воду пальцами ноги.

- Искупаемся? – мотнула головой, глаза ее блестели в лунном свете.

Рей призвала на помощь все свое самообладание.

- Купальника нет, а нас ждут гости.

- Они уже разъезжаются, - фыркнула Кира, - нас никто не хватится. И раньше отсутствие купальника тебе не мешало. Давай! – девушка стащила платье через голову, оставшись в одних стрингах.

- Кира, под чем ты? – резко спросила Рей, - одно шампанское так не играет в крови!

- А тебе не плевать? – прошипела сестра, скидывая белье, и вошла в воду.

Рей тихо выругалась, глядя, как Кира ныряет. Плавала сестра отлично, но это же не повод пьяной купаться в ночном океане. Остановить, впрочем, ее Рей уже была не в силах.

- Эй! Давай ко мне! – крикнула Кира, махнув рукой и расхохотавшись.

Рей повернулась и пошла в дом.

- Ты что, бросаешь меня? – понесся вслед возмущенный вопль.

- Иду тебе за полотенцем! – бросила Рей, не оборачиваясь, поднялась по ступеням крыльца, уже взялась за дверную ручку, вспомнила, что без обуви. И снова выругалась, пришлось вернуться. Девушка долго отряхивала песок со ступней, потом вытрясала туфли. Но все равно, когда надела их, почувствовала песчинки, которые неприятно липли к коже. Да чтоб тебя! Девушка прошла в кладовую, достала большое полотенце и вернулась на пляж. Кира уже вылезла из воды, и стояла растерянная, такая несчастная, что вся злость на нее мгновенно испарилась. Рей молча протянула сестре полотенце, Кира завернулась в него.

- Рей, я хочу, чтобы ты поняла, - произнесла сестра тихо, старательно отводя взгляд, - это мой шанс доказать ему, что я чего-то да стою. Прошу, не мешай мне.

Рей только вздохнула.

- Идем в дом, Кира. Уже утро скоро, пора отдыхать, - она подхватила платье и трусики, обняла сестру за плечи и повела в дом.

***

К тому моменту, как они дошли до комнаты сестры, Кира откровенно повисла на плече Рей, глаза ее слипались. Рей помогла сестре забраться в постель, заботливо укрыла одеялом, постояла немного, глядя, как мирно сопит девушка, и тяжело вздохнула. Огляделась, приметила на туалетном столике небрежно брошенную трубку для курения и пару белых кристалликов, оставшихся, видимо, случайно. Конечно, Рей была права: только от шампанского так не накрывает. Но крэк?! Хренов крэк?! Да Кира просто с ума сошла! Рей скрипнула зубами, а потом, резко выдвинув ящик стола, с грохотом швырнула трубку туда, со всей силы задвинула ящик обратно. Сестра даже не проснулась.

Оперевшись на столик ладонями, Рей загнанно дышала. Сука. Сука! Да какого хера?! Ее чистая сестра! Невинная девочка! Рей зажмурилась. Очевидно, что пора перестать тешить себя иллюзиями. Уж если кто и был невинным в этой семье, то это сама Рей.

Девушка зло усмехнулась, она сама не употребляла наркотики. Был один-единственный раз, и это был фентанил. В тот день, когда прошло последнее судебное заседание по делу Бена Соло, где Рей свидетельствовала против парня, а сама все пыталась поймать его взгляд. Но Бен на нее так и не посмотрел. Тогда наркотик ей дал Кардо, желая, наверное, чтобы девушка сдохла, просто перестав дышать, где-нибудь в грязной подворотне Лемон Гров. Но она не сдохла. Чистая случайность: не смогла ввести фентанил по вене - вколола в мышцу. Она до сих пор помнит это чувство расслабленного головокружения, когда потолок вертелся перед глазами, а ее саму уносило в теплый мир сна, где с ней был Бен. Так что Рей не умерла, а вот проснулась в луже крови. Смешно, даже не знала, что беременна. Они с Беном всегда были осторожны, но, видимо, где-то ее пероральные контрацептивы дали сбой. А она и внимания не обратила на нарушение цикла, бесконечно нервничала тогда, похудела на восемь килограммов. И не придала значения сбою во всегда четко работающем организме. Впрочем, и хорошо, что потеряла ребенка, потому что дед скорее всего утопил бы его, как котенка, в том самом океане, где сегодня купалась Кира. Правда, врачи сказали, что в дальнейшем у нее могут быть проблемы с репродуктивной функцией. Но Рей было плевать. Иметь детей она не собиралась. Наркотики же ненавидела всей душой. И вот теперь ее сестра была в ряду потребителей. Рей криво усмехнулась, бросила последний взгляд на мирно спавшую Киру, вышла из комнаты, аккуратно притворив за собой дверь.

И нос к носу столкнулась с дедом.

- Останешься ночевать? – спросил Шив Палпатин.

Рей замерла на мгновение, остаться в этом доме ночевать значило, что она будто бы снова во власти деда. Во сне человек беззащитен, уязвим. Спать следует только там, где ты чувствуешь себя в безопасности. В доме деда Рей себя в безопасности не чувствовала, поэтому и не оставалась никогда на ночь.

- Я велел подготовить твою комнату, - безмятежно произнес дед, направляясь в сторону кабинета, как бы приглашая Рей следовать за ним, - время позднее, а ты, очевидно, устала.

Рей не припоминала, чтобы деда хоть раз волновала ее усталость, поэтому не верила его словам и сейчас.

Она прошла за мужчиной в кабинет. Здесь ей всегда нравилось, было тихо и уютно, пахло кожей и книгами, а в зимние месяцы даже зажигался камин. Рей села в кресло за стол напротив деда, машинально глянула в правый угол, где висел Нольде – «Натюрморт из масок», и тут же отвела взгляд, поморщившись. Рей любила этот кабинет, но не эту картину.

- Она по-прежнему тебе не нравится, - проследил за ее взглядом дед, слегка улыбнулся.

- Слишком тревожно для меня, - передернула плечами Рей, - ты же знаешь.

- По-прежнему привержена своим импрессионистам? – выгнул бровь дед, доставая из стола бутылку виски и два стакана.

- Импрессионистам и виски, - усмехнулась Рей, едва пригубив обжигающий напиток, - всегда хотела спросить: это оригинал или удачная реплика?

Дед в ответ только загадочно улыбнулся, не собираясь отвечать.

- Твой Дэмерон неплох, - вдруг произнес Палпатин, - стоит признать, что твой вкус в отношении мужчин стал лучше.

Рей вздрогнула, чуть сильнее сжала стакан с виски. Ясно, как дважды два, что дед имел в виду Бена, говоря про улучшение вкуса.

- И чем же он так хорош? – выгнула бровь девушка.

- У него хорошая семья, - ответил мужчина, - и пусть он сам из себя ничего не представляет, но это даже и к лучшему: ты сможешь вылепить из него все, что пожелаешь.

- Как будто я собираюсь что-то из него лепить! – фыркнула Рей.

- И зря, - отрезал дед, вызвал у Рей нервную улыбку, - такой муж подходит такой девушке, как ты. Он будет любить тебя, а ты не будешь любить его. Ты сильнее его, сможешь поступать по-своему, но что еще важнее: он будет поступать по-твоему.

- По-моему, - прищурилась Рей, - это у тебя какая-то навязчивая идея: удачно выдать меня замуж. Впрочем, По не предлагал мне брак, знаешь ли.

- Это можно устроить, - оживился дед, - одно твое слово, и я все улажу.

Девушка только глаза закатила.

- Ты ведешь себя, как карикатурный дед, знаешь об этом? – хмыкнула Рей, - только и разговору о замужестве внучки!

Шив Палпатин рассмеялся.

- Мне тебя не хватает, Рей, - произнес вдруг, глядя на стакан с виски, поболтал его из стороны сторону, - я становлюсь сентиментальным, но это действительно так: я скучаю.

- И поэтому ты шантажируешь меня благополучием Киры, чтобы я появилась здесь. А ее шантажируешь, сравнивая нас, чтобы она принесла тебе в зубах сенсационную статью. Да возьми ты ее просто в штат газеты! Она всему научится со временем, зачем же так?

Рей произнесла эти слова на одном дыхании и по тому, как нехорошо блеснули глаза деда, поняла, что он недоволен сменой темы.

- За тем, - сухо произнес мужчина, - что она моя внучка, она не должна быть рядовым сотрудником, которого взяли на работу за родственные связи. Она должна быть лучшей.

Снова здорово! Вот это было оно: Рей и Кира должны были быть лучшими сообразно всем представлениям их деда. И любой шаг в сторону жестоко карался. Рей передернула плечами, нахмурившись, перед глазами вновь стала курительная трубка в комнате сестры. Долбаный крэк! С ума сойти можно до чего довел дедушка ее сестру. Острое чувство вины, как и всегда, заставило прерывисто вздохнуть, ведь Рей ушла устраивать свою жизнь, оставляя Киру, как она считала, в благополучии и богатстве. Как будто не знала, что скрывается за этим фасадом!

- И от предложения Эндрю ты отказалась совершенно зря, - покачал головой дед, - это место в любом случае лучше, чем твое заштатное издательство.

- Оно не заштатное, - вздохнула Рей, неприятно пораженная тем фактом, что дед называет Сноука вот так запросто по имени, - это, между прочим, филиал Рэндом Хаус. (1)

Дед только рукой махнул. Так было всегда: он всегда ее критиковал во время редких встреч. Ничего не менялось, только вот сказал, что скучает. Но едва ли поставит это чувство выше привычки манипулировать.

- Подумай, Рей, - с нажимом произнес Палпатин, - от таких предложений не отказываются. Одно лишь твое слово, и я…

- Все решишь, - перебила Рей, а потом вдруг искренне и нежно улыбнулась, - я знаю, дедушка.

Искренне улыбаться было легко, будучи на расстоянии. Рей очень хорошо поняла, что принцип «чем дальше, тем любимее», в отношении их с дедом работает на сто процентов. Им никак не ужиться было вместе. И за эти годы Рей только каждый раз убеждалась, что поступила правильно, отправившись в самостоятельное плавание. Девушка зевнула, подавляя желание закрыть глаза. Глубокая ночь, истерика Киры, тепло кабинета и алкоголь сделали свое дело: Рей неудержимо клонило в сон.

- Оставайся, - ворвался в ее дрему голос деда, и Рей открыла глаза. Мужчина глядел пристально, с какой-то даже нежностью, - тебе здесь ничего не грозит, слово Шива Палпатина.

Рей покачала головой, усмехаясь. Так часто дед нарушал это слово, глупо было верить. Но и ехать домой не хотелось, тем более, что на такси она потратит последние деньги, которые придется взять из неприкосновенного запаса на черный день. Так что почему бы и не остаться, а завтра уехать с первым общественным транспортом. Рей расслабленно потянулась, потом поднялась, обошла стол, склонилась и чмокнула деда в щеку.

- Я остаюсь, - и добавила строгим тоном, - но только до утра.

- Конечно-конечно, - засмеялся Шив, - никто не будет держать тебя здесь против твой воли. За кого ты меня принимаешь?

«За Шива Палпатина», - вертелось на языке. Против воли ее тоже когда-то удерживали.

- Спокойной ночи, дедушка, - Рей направилась к двери.

- Спокойной ночи, моя девочка.


___________________________________________________________________

1. Одно из крупнейших издательств США


========== 5. ==========


Комментарий к 5.

Визуал: https://ibb.co/rFz0RJn

https://ibb.co/T8TjGY5

https://ibb.co/44spd62

Отложив работу, Рей разглядывала фотографии на первой странице газеты и досадливо морщилась. Они с По выглядели хорошо, и у нее даже получилось улыбаться в меру счастливо, в меру вежливо. Красиво, в общем. И платье, пусть и дешевое, по меркам ее деда, сидело неплохо. Но наличие самого фото с подписью о наследнице Шива Палпатина и единственном сыне Кеса Дэмерона с огромным вопросительным знаком после словосочетания «долгожданный союз», Рей не радовало. Девушка досадливо потерла переносицу. Отличное начало понедельника, черт подери.

Воскресное утро в доме деда прошло на удивление мирно, даже по-семейному. Кира была рада, увидев Рей утром в столовой, щебетала непрестанно, улыбаясь счастливо. Дед шутил и болезненных тем не касался, намазывал Рей тосты и протягивал с лукавой улыбкой. Ей подали ее любимый кортадо. Комнату заливал солнечный свет, кондиционеры работали умеренно. И в какой-то момент Рей поймала себе на мысли, что растягивает этот завтрак, настолько она соскучилась по сестре, по таким вот редким счастливым моментам, что иногда бывали в прошлом. Впрочем, Рей слишком пристально поглядывала на сестру, когда Кира отворачивалась, девушка никак не могла забыть о крэке в ее комнате. Портить это утро разговорами о наркотиках не хотелось, но поговорить будет нужно. Рей не собиралась смотреть, как ее сестра губит себя.

Но выходные закончились, а рабочая неделя принесла с собой фото в газете, недовольство начальства и звонок помощника мистера Сноука – Дофельда Митаки. Он очень вежливо предложил Рей встречу с мистером Сноуком, чтобы обсудить ее возможную работу у него в команде. Рей отказалась в самых вежливых и осторожных выражениях. Молчание на другом конце провода было весьма красноречивым.

- Знаете, мисс Палпатин, - тихо произнес Митака, - мистер Сноук очень редко кого-то просит дважды. И всегда получает то, что хочет. До свидания.

Слова Митаки никак не шли у Рей из головы, отравляя ей утреннюю поездку на работу. Девушка никак не могла понять повышенного интереса Сноука к своей персоне. Он ведь даже не знает, какой она работник, не знает ее уровня владения языком, он ничего о ней не знает, кроме того, что она внучка Шива Палпатина. Ерунда какая-то! Но именно от этой ерунды становилось не по себе. А теперь еще это фото в газете.

Рей снова посмотрела на свое напечатанное лицо. Да, хотя бы играть она умела безупречно, улыбаться, делать хорошую мину при плохой игре. Вот за это деду можно было сказать спасибо. Полезное качество для жизни. Девушка скользнула взглядом дальше: а вот и фото ее сестры со Сноуком. Помощник мэра улыбается открыто, ее сестра сияет задорной улыбкой, и рука мужчины лежит на тонкой талии девушки слишком уж вольно, готовая соскользнуть ниже при любом удобном случае. Или самой Рей так кажется? И Кира готова позволить это? Рей нахмурилась. Они ведь так и не выяснили с Кирой, как далеко та готова зайти в своем желании принести деду сенсационную статью.

Рей стиснула зубы. Если с ее сестрой что-то случится, она этого деду не спустит. Хватит! Ей больше не двадцать. Она стала старше и мудрее.

Со смешанными чувствами Рей отложила газету в сторону, уставилась в экран компьютера, где прыгали буквы, помедлила немного и принялась за перевод, который она должна была сегодня положить на стол начальнику. И который не успеет сделать даже до завтра, срывая все сроки, нарываясь на штраф и возможное увольнение. Да, ей следовало не сидеть с подружками в клубе и ходить на прием к деду, а работать. Она и работала все воскресенье, когда приехала домой. Но все равно не успевала. И ее начальник уже намекнул ей на увольнение. Может, в газете стоило рассматривать не фотографии, которые ее только расстроили, а колонку с вакансиями? Рей фыркнула и вернулась к переводу.

***

Звонок в обед от Кайдел стал громом среди ясного неба Сан-Диего. Рей подавилась салатом, который и без того больше гоняла по тарелке, чем ела, когда раздался резкий звонок ее телефона, мелодия вдруг показалась такой тревожной. Причин не было, но шестое чувство говорило Рей, что звонящая среди рабочего дня понедельника Кайдел – это не к добру. Малодушно Рей помедлила, занеся палец над экраном, а потом все же приняла звонок.

- Кай?

В ответ послышались сдавленные рыдания, от которых оборвалось сердце.

- Кайдел?

- Рей, Рей, - плакала в трубку подруга.

- Что случилось? – закричала Рей, заставив обернуться на нее посетителей кафе.

Плевать! На все плевать! Рей резко отодвинулась от стола, готовая бежать на помощь подруге.

- Рей, она…и он…а я, - снова раздались рыдания, от которых стала нарастать паника.

- Кайдел, - Палпатин старалась говорить мягко, но твердо, голос немного дрожал, хотя Рей и старалась его контролировать, - что случилось? Чем я могу помочь?

- Приезжай, - всхлипывала Кай, - я знаю, что ты на работе, но пожалуйста, Рей. Мне не вынести этого одной.

Холодок пробежался по коже, Рей передернуло.

- Кайди, что-то с ребенком? – решилась все же спросить девушка.

- Нет, - почти нормальным голосом ответила подруга и снова расплакалась так горько, что у Рей сжалось сердце.

У Рей впереди еще была половина рабочего дня, у нее не был закончен перевод, и над ней маячила угроза увольнения, потери квартиры, за аренду которой она не сможет заплатить, но слушать рыдания подруги Рей была не в силах.

- Я приеду, - твердо пообещала Палпатин, поднимаясь из-за стола.

Попросит коллег прикрыть ее перед начальником, перевод закончит ночью дома. Да и, в конце концов, Кайдел стоила любой работы. Если что, найдет новую!

Верная лянча дожидалась у издательства, нагревшись на жарком солнце до невообразимой температуры, заставив Рей открыть дверь и какое-то время подождать на улице, потому что в салон сесть было невозможно. Наконец, заведя машину, Рей выехала с парковки, включила радио.

- Помощник мэра мистер Сноук анонсировал новую стратегию борьбы с контрабандой наркотиков на границе с Мексикой, - бодро вещала ведущая.

Рей закатила глаза и резко крутанула ручку, переключая станции. Слишком много имени Сноук в ее жизни за последние сорок восемь часов. Сладкий голос Ланы дель Рей наполнил салон.

Boy, look at you looking at me

I know you don’t understand

You could be a bad motherfucker

But that don’t make you a man

Now you’re just another one of my problems

Because you got out of hand

We won’t survive, we’re sinking into the sand (1)

Рей поморщилась, строчки вдруг живо напомнили о Бене. Она и не вспоминала о нем эти дни, словно его и не было никогда в ее жизни. И не было угрозы в его словах.

- Теперь ты просто одна из моих проблем, ведь ты вышел из-под контроля, - тихо пропела Рей.

Но она никогда не контролировала Бена Соло. Она любила его, он же ее боготворил, им было хорошо вместе. Но контролировать его Рей и не думала. А вот сейчас бы не помешал этот контроль. Сказать ему, чтобы отстал от По, чтобы оставил свои угрозы, чтобы, наконец, просто поговорил с ней. Рей вздрогнула, придя к этой мысли. Ей хотелось с ним поговорить, хотелось объясниться. Извиниться? Девушка закусила губу. Какие к черту извинения? Он не примет никаких извинений. Бен Соло бы принял, он вообще прощал ей любые ее выходки. Но Кайло Рен…этого человека со шрамом на лице она не знала. И, тем не менее, не могла перестать думать о нем. Словно где-то там, в глубине души этого нового человека еще жил ее Бен Соло. Безумие. Не стоило вообще пускать в свою жизнь эту новую переменную. Но как будто ее кто-то спрашивал.

Рей фыркнула невесело, поворачивая на Лемон Гров, машинально отмечая, как сразу дорога стала хуже. Лянчу пару раз хорошенько тряхнуло, машина заворчала, а Рей подумала о том, что скоро будет, наверное, передвигаться на общественном транспорте, бесконечно чинить лянчу не выйдет, а новую машину ей не купить никогда.

В доме Хаксов Рей всегда нравилось. Здесь все было выверено до мелочей, все было идеально. Здесь не было места старым вещам, некрасивым занавескам и потрескавшейся краске на стенах. Здесь царила чистота, здесь был порядок, и всегда вкусно пахло свежей выпечкой и духами Кайдел. Сахарная вата и шоколад, ваниль, корица, запах теста. Запах дома, уюта, который Кай создавала с маниакальной тщательностью, граничащей с фанатизмом. Но не сейчас. Сейчас здесь была открытая дверь, которая качалась на ветру, разбитая ваза в коридоре, а цветы – белые розы, которые обожала Кай и которые Хакс дарил ей в огромных количествах, даже спустя шесть лет брака, валялись разбросанными по полу, по дорогому паркету растеклась уродливая лужа, на которой Рей поскользнулась и чуть не упала. Аккуратно ступая, девушка прошла дальше.

- Кай?

- Я здесь! – крикнула подруга, а потом послышался надрывный всхлип.

Рей ускорила шаг, вошла в гостиную и невольно охнула. Здесь были сорваны занавески, они валялись на полу и выглядели так, словно по ним потоптались, журнальный столик, оказался перевернут, а столешница пошла уродливыми трещинами, разбит был телевизор, стены и мебель искромсаны ножом, вазы разбиты и перевернуты, на залитом водой полу валялись осколки, и плыл по комнате запах роз. Среди всего этого на диване, чинно сложив на коленях руки, сидела Кай, лицо подруги опухло от слез.

- Кайди! – Рей кинулась к подруге, обняла, и Кайдел разрыдалась, заливая плечом рубашку Рей, - что случилось, милая? Что такое?

- Пейдж Тико приходила ко мне, - всхлипнула Кай, - приходила. Она беременна, Рей! Беременна! Я предложила ей деньги на аборт, а она сказала, что не нужен ей аборт, что ей нужен Арми. И что она будет бороться за него, отобьет его у меня! Отберет! – последнее слово потонуло в рыданиях.

Рей почувствовала, как задрожали руки от ярости и злобы.

- Сука! – выдохнула Рей, крепче обнимая подругу, - я ее придушу своими руками! – Рей оглядела беспорядок, - это она сделала?

- Нет, - покачала головой Кай, - это я, - произнесла глухо.

Рей замерла. Чтобы ее тихая, нежная подруга, которая так ценила домашний уют, разнесла собственную гостиную, в которой лично выверяла каждую деталь, в которую сама сшила изумительные шторы, этого Палпатин не могла представить и в самом страшном сне. От ирреальности происходящего закружилась голова.

- Прости меня, - тем временем лепетала Кайдел, - я сорвала тебя с работы, у тебя будут неприятности, и…

- Плевать! – жестко оборвала ее Рей, - не думай об этом.

Девушка поднялась, стиснув зубы, сжав руки в кулаки, останавливая себя, чтобы прямо сейчас не бежать в дом Тико и не сделать то, что обещала – разукрасить милое личико красотки Пейдж.

- Давай я сделаю тебе чай, - предложила Рей и, не дожидаясь ответа подруги, направилась на кухню.

Кухня у Кай была произведением искусства: невероятное сочетание красоты и функциональности, набитая техникой и посудой, самыми разными формами для выпечки и чашками всех размеров и расцветок, салфетками, которые Кай вышивала сама, создавая уют для своего бесценного Арми. На Хакса Рей злилась не меньше, чем не Пейдж. Он должен был оградить беременную жену от скандалов со всякими истеричками! Должен был сразу указать Пейдж на ее место. Господи! Да должен был помнить о контрацепции! Рей скрежетала зубами, пока готовила ромашковый чай с мятой для подруги и для себя, потому что ей тоже надо успокоиться. Она своей злобой ни в коем случае не должна ранить Кай. Ей и так хватило сегодня. Странно, что Тико отказалась от денег. В конце концов, в ее чистую и бескорыстную любовь к Арми, о которой она вещала, Рей не верила ни на миг. Чушь и ерунда. А ребенок – средство шантажа. И если на него не поведется Арми, то всегда можно сделать невыносимой жизнь Кайдел, тем самым добираясь до ее супруга. То, что случилось сегодня, лишь начало.

Принеся поднос с чаем в гостиную, Рей поставила его прямо на пол, опустилась на колени рядом с Кай и подала ей чашку. Подруга слабо улыбнулась. У Рей сжалось сердце, захотелось погладить подругу по голове, поцеловать в лоб, как ребенка, утешить, сказать, что разберется. Кай пить чай не спешила, с отрешенным видом грела чашку в руках.

- Давай же, Кайди, один глоточек, - Рей посмотрела умоляюще, - вместе со мной. Давай?

Она отпила чай, словно подавая пример. Кайдел тоже сделала глоток. В молчании они пили чай. Рей было больно смотреть на подругу, невольно она задумалась о том, а не угрозы ли ее Пейдж Тико привели к тому, что та пришла в этот дом, позволила себе давить на Кай.

- Армитаж в курсе? – спустя полчашки решилась спросить Рей.

- Я ему не говорила, - покачала головой Кайдел, глубоко вздохнула, - но за Пейдж отвечать не могу.

И в этом была вся Кайдел. Даже сейчас там, где Рей назвала бы Тико словом погрубее и покрепче, ее подруга обошлась просто именем.

- И как объяснишь то, что здесь произошло? – Рей красноречивым взглядом обвела комнату.

- Ну, - покраснела Кай и замолчала, отпила еще чай.

- Кайдел, тебе не кажется, что ты должна поговорить с Арми об этом?

Кайдел отвела взгляд. Рей стиснула зубы. Ей бы хотелось сейчас быть безапелляционной, как Фаз, кричать и топать ногами, угрожать, что сама пойдет к Армитажу и не просто скажет ему о том, что произошло, а выскажет. Выскажет все, что она думает и о его неверности, и о его любовницах, и обо всей этой ситуации, но Рей молчала. Это ранило бы Кайдел. Да и лезть в чужую семью она не имела никакого права. Кай всегда была деликатна по отношению к самой Рей, она не заслужила такого обращения еще и со стороны подруги.

- Он тогда точно уйдет от меня, - вновь разрыдалась Кайдел, - он бросит меня и уйдет к ней! У нее есть ребенок, она лучше меня, раскованнее и красивее, и…- слова потонули в плаче.

- Тихо, тихо, Кайдел, - Рей села рядом на диван, крепко обняла подругу, - тихо, тихо, - она укачивала Кайдел, как маленького ребенка, - все будет хорошо, все наладится. Ты должна подумать о малыше, о том, что столько всего нужно сделать к его рождению. А теперь еще и гостиную ремонтировать, - говорила отвлеченную чушь, а сама ни секунды в нее не верила, - у тебя все получится, Кайди. Все будет хорошо. Хорошо.

Рей стискивала зубы, кипя от злости. Как вообще Армитаж мог даже посмотреть в сторону этой шлюхи Пейдж после нежной и ранимой Кай?! Какого хера не оградил жену от последствий своих интрижек!

- Ты злишься на него, - тихо произнесла Кай.

- Нет, что ты, - солгала Рей, - я злюсь на эту дрянь!

Хотя, честно говоря, готова была полезть драться и с Армитажем, как в дни своей юности, когда кулаками защищала сестру. Кай снова надрывно всхлипнула. Ее надо было как-то отвлечь.

- Ну раз ты пока не знаешь, будешь ли ты говорить с Хаксом, - хоть Рей и считала, что придется все равно, - давай мы хотя бы порядок тут наведем.

Девушка поднялась, еще раз оглядела разгромленную гостиную.

- Стены, конечно, не перекрасим, но хоть мусор уберем. А шторы ты новые сошьешь, да, Кай?

Подруга снова заплакала, но попыталась улыбнуться.

- Сошью, - она поднялась и крепко обняла Рей, - спасибо тебе.

- Да вот еще! – фыркнула Рей, - было за что!

К тому времени, когда в коридоре хлопнула дверь, оповещая о том, что пришел Хакс, гостиная приобрела более или менее приличный вид, хотя испорченные стены, мебель и окна без штор еще придется объяснять. Кайдел успокоилась, хотя глаза ее все равно оставались опухшими, а губы кривились в попытке сдержать иногда накатывающие на нее рыдания.

- Не помню, чтобы нанимал тебя в качестве прислуги, - хмыкнул Хакс, увидев Рей, которая застыла со щеткой в руке, но не потому что смутилась видом пришедшего Армитажа, а потому что увидела того, кто пришел вместе с ним.

И вот насмешливый взгляд темных глаз как раз проехался катком по напряженным нервам. Рей раздраженно передернула плечами.

- Немного помогла Кай, - ответила сухо, отворачиваясь от Кайло.

- С ней все в порядке? – тут же встревожился Хакс.

Рей поджала губы. Если бы она не знала Армитажа много лет, она бы подумала, что он лицемерит, но в этом был весь Армитаж: он искренне любил жену и искренне, но мимолетно увлекался другими женщинами. И тревожился сейчас тоже искренне. Но только именно сейчас это бесило, потому что Арми сделал больно ее подруге. И виноват он был не меньше, а, по мнению Рей, даже больше, чем Пейдж. Хотелось бросить ему это в лицо, устроить безобразную сцену, защитить Кайдел. Но сделает этим Рей только хуже, еще и с Кайдел скорее всего переругается, настолько та любила своего мужа.

Тем временем Хакс прошел в гостиную, и оттуда донесся его голос.

- Что здесь, мать вашу произошло? Кайдел?

Подруга в ответ пролепетала что-то неубедительно. Рей, нахмурившись, смотрела в сторону гостиной, размышляя, идти туда или подождать, пока Кайдел ее позовет, если будет нужно. Рей покачала головой и, не желая быть пусть и невольной свидетельницей разговора Кайдел с мужем, вышла на улицу.

Девушка вдохнула пыльный воздух Лемон Гров, прошла туда-сюда по дорожке перед домом. Два шага вперед, два назад, два шага вперед, развернулась и едва не столкнулась с Кайло. Инстинктивно Рей отшатнулась назад, во все глаза глядя на мужчину. Повисла напряженная тишина. Во рту у Рей мгновенно пересохло, она в растерянности сжала руки в кулаки, застыв на дорожке, не в силах оторвать взгляд от лица Кайло, лихорадочно размышляя, что надо бы что-то сказать, простое приветствие, некую банальность о погоде, о доме, о Лемон Гров, но слова не шли с языка. Рей словно бы оцепенела.

- Жалко Кайдел, - вдруг протянул Рен, заставив Рей нахмуриться, - она всегда была ранимая, да еще и так любит Хакса. Пейдж, конечно, поступила, как настоящая сука, - по губам мужчины скользнула ухмылка.

Секунда, другая, вдох, выдох, удар сердца, отбивающего быстрый ритм. До Рей словно бы не сразу дошли слова Кайло, а когда дошли, девушка ахнула.

- Откуда ты…? Что ты…? – свой жалкий лепет Рей ненавидела в эту минуту, но никак не могла сформулировать окончательную мысль, настолько дикой и нереальной она была, - это ты! – выдохнула.

Мужчина перед ней хмыкнул.

- Ну обрюхатил Пейдж не я.

- Но ты подговорил ее! – выкрикнула Рей и осеклась, нервно посмотрела на дом, опасаясь, как бы Кайди не услышала ее.

- Вот-вот, принцесса, - протянул Рен, - потише.

- Да как ты посмел! – злобно прошипела Рей, - как ты мог! Зачем?! При чем тут Кай! Она же ни в чем не виновата! Это…подло!

Она растеряно смотрела на мужчину перед собой, грудь тяжело вздымалась, в растерянности Рей запустила руку в волосы, взлохматив их.

- Зачем? – повторила с тоской.

- Что же делать, - развел руками мужчина, - не повезло твоей Кай, не умеет она выбирать друзей.

И этими словами вышиб воздух у Рей из легких, словно ударил. Девушка попыталась сделать вдох, другой, пыльный воздух не давал нужного притока кислорода к голове, перед глазами на мгновение потемнело. Рей согнулась пополам, чтобы только не упасть в обморок. А когда выпрямилась, Кайло смотрел на нее с равнодушным интересом, так смотрит ученый на лабораторную крысу, наблюдая, побежит она направо или налево в лабиринте.

- Это из-за меня, - пораженно прошептала Рей, а потом сузила глаза, - а если я сейчас расскажу это Хаксу, а, Кайло?! – она выплюнула его новое имя, как ругательство.

Мужчина пожал плечами, неспешно вытащил из кармана пачку сигарет, закурил. Рей смотрела на него во все глаза. Бен Соло толкал наркоту, но не употреблял сам, не курил и почти не пил алкоголь. Этот же человек затянулся небрежным жестом, выпустил дым, заставив Рей закашляться.

- Он тебе не поверит, - сказал спокойно.

- Тогда я пойду к Пейдж, она подтвердит мои слова! – бросила Рей.

Рен шагнул ближе к ней, бесцеремонно вторгаясь в ее личное пространство. Зыбкое равновесие ее самообладания полетело к чертям, заставив Рей отпрянуть. Ее снова окутал запал его одеколона, этот ледяной запах, острый, как кромка льда, прозрачный, холодный. Раньше между ними всегда бы жар, обжигающий, согревающий, заставляющий ее дрожать от предвкушения и тепла. Но сейчас Рей дрожала от холода. На термометре было восемьдесят шесть(2) градусов, а ее кожа покрылась мурашками.

- Только приблизься к Пейдж, принцесса, - процедил Рен, - и поверь: ты пожалеешь.

- Что?! – ее голос сорвался на визг.

Но Рен уже отошел, не считая нужным ответить. Растерянная, ошеломленная, Рей стояла посреди подъездной дорожки, опустив руки, не зная, куда ей идти, словно вдруг потерялась. Ярость и злость, растерянность и страх вились вокруг причудливой спиралью, сжимая ее грудь, не давая нормально дышать. Кайло подговорил Пейдж? Да еще и защищает эту шлюху?! Какого черта он ее защищает?! Рей стиснула зубы. Это злило неимоверно, его угрозы ей, Рей, из-за чертовой Пейдж Тико. А еще была вина: ведь Кайди пострадала из-за Рей, и если подруга узнает об этом…Что если Кайло расскажет об этом Кайдел? Рей бросила загнанный взгляд на Рена. Оставалось лишь надеяться, что он не станет этого делать, не желая ругаться с Хаксом и потерять точку сбыта. Ведь Арми за свою жену уничтожит любого.

Зазвонивший телефон вывел Рей из оцепенения, Рен, курящий возле крыльца, бросил на девушку заинтересованный взгляд, Рей ответила ему хмурым выражением лица. И отвернулась, отвечая на вызов.

- Рей, детка, - радостный голос По ворвался в ухо, заставляя мир вокруг все же потеплеть, Рей даже невольно улыбнулась, - я заеду за тобой после работы. Родители приглашают нас на ужин.

Настроение тут же упало.

- Ужин? – растеряно пробормотала девушка.

И чуть было не ляпнула: «с чего бы это?» Миссис Дэмерон ясно дала понять, что не хочет видеть ее в своем доме. А теперь речь идет об ужине.

- Да, мама настаивала.

- Миссис Шара?

- Ну да, - уже раздраженно откликнулся По, - что-то не так?

Не так? Да все было не так! Начиная с того, что общаться с родителями, а особенно с матерью По, Рей совершенно не хотела, опуская то, что это все выглядит подозрительно, и заканчивая тем, что ей нужно закончить перевод!

- По, - тихо произнесла Рей, - я…

- Только не говори, что не можешь! – повысил голос парень, - ты обидишь родителей. И меня!

- Но По, - попыталась объясниться Рей, - я не могу. Мне нужно закончить перевод, я не успеваю, а если я не успею, то…

- А чем ты занималась весь день на работе, а, Рей? Почему так каждый раз, когда я о чем-то тебя прошу! Ты опоздала на встречу с Кайло! Ты сбежала от общения с мистером Сноуком, не думай, что я не заметил, а теперь я всего лишь прошу проявить уважение к моим родителям! Но ты вечно занята! Для своих подружек ты находишь время!

Рей, которая уже было собралась сказать, что она у Кай, которой срочно понадобилась помощь, и поэтому перевод не был закончен на работе, прикусила язык. Это явно не то, что следовало бы знать По.

- По, пожалуйста, - тихо произнесла девушка, - я не хочу с тобой ругаться, просто…я не могу сегодня. Это так неожиданно. Я благодарна твоим родителям, но…

- Плевать мне на твою благодарность! – рявкнул Дэмерон и бросил трубку.

Рей, закусив губу, смотрела на экран телефона. Да что ж за день сегодня такой. Палпатин прикрыла глаза, подышала глубоко. Нет, на ужин она не пойдет. И нет, не станет мешать Арми и Кайдел. Она поедет домой, к работе и своему старенькому дивану, к своим соседям-алкоголикам и собственному алкоголизму в виде бутылки Jameson’а. И не будет думать о мужчине за своей спиной, взгляд которого ощущала на коже злыми морозными иголочками. Рей убрала телефон в карман и направилась к машине.

Однако лянча заводиться не пожелала. Мотор надрывно хрипнул, со следующим поворотом ключа взвизгнул, потом снова захрипел, пытаясь заработать, а потом и вовсе перестал издавать хоть какие-то звуки. Рей готова была плакать от бессилия.

Девушка вылетела из машины, изо всех сил хлопнула дверью, а потом еще и кулаком ударила по крыше, вымещая свою злость. Ну это уже перебор, честное слово! Сплошные неприятности не желали ее отпускать. Рей сложила руки на горячей крыше лянчи и опустила на них голову, закрыв глаза. Припекало солнце, перед зажмуренными глазами плыли зеленые и фиолетовые круги. Господи, еще и без машины осталась! Рей не питала иллюзий, лянча просто отжила свой срок. Ее теперь только в утиль. А ей что делать? Нет, ну это невозможно просто, честное слово!

Кто-то невесомо коснулся ее спины.

- Давай подвезу тебя, - произнес Кайло, заставив девушку подпрыгнуть от неожиданности. Она резко развернулась, мгновенно сжавшись от того, что парень стоял так близко к ней, снова нарушая ее границы.

- Спасибо, - процедила Рей, - доберусь общественным транспортом.

- Рей, - вздохнул Рен, - ну не дури. Ты же знаешь, как плохо ходит общественный транспорт в Лемон Гров.

- Пешком дойду, - вызверилась Рей, понимая, что ведет себя, конечно, глупо.

- Пойдем, - мужчина словно и не заметил ее грубости, легонько коснулся поясницы кончиками пальцев, заставив задержать дыхание, чтобы только не дать странному, глупому томлению, что уже поползло вверх по позвоночнику, захватить еще и ее голову.

Рей дернулась вперед, только чтобы избежать прикосновений его пальцев.

- Пришли, - Рен щелкнул брелком.

Угольно-черная спортивная Ауди с открытым верхом приветственно мигнула фарами. Рей открыла рот от изумления, а потом вдруг рассмеялась.

- Да ну, Бен, ты серьезно?

Рей назвала мужчину прежним именем, и он вздрогнул, глаза его сузились, но он ничего не сказал. А Рей смотрела на Ауди, она узнала бы эту машину, перекрашенную в любой цвет.

- Не понимаю, о чем ты, - невозмутимо ответил парень, его глаза смеялись.

- Уверена, что и номера там другие теперь, да? – поддразнивала Рей, вдруг развеселившись.

И поймала на себе взгляд, полный откровенного любования. Парень галантно открыл перед ней дверь.

- Брось, принцесса, - произнес, устраиваясь на водительском сидении, - не поверю, что ты никогда не хотела проучить своего золотого мальчика.

Рей захихикала, как девчонка, даже пассажирское кресло было подогнано все еще под нее.

- Адрес? – палец Рена замер рядом с экраном навигатора.

Улыбка Рей померкла. Называть свой адрес Рей не хотела, неприятно было бы осознавать, что Кайло знает, где она живет. Рей колебалась, пауза затягивалась, девушка почти с ужасом смотрела на навигатор.

- Принцесса? – приподнял бровь Рен.

И Рей приняла единственно верное в этой ситуации решение, губы сами произнесли адрес, заставив и вторую бровь Рена взлететь вверх.

- Работаешь не на самой оплачиваемой должности, ездишь на разбитой лянче и живешь в Ла Хойя?

- Это адрес родителей По, - тихо ответила Рей, отворачиваясь, - они пригласили нас на ужин.

В салоне на мгновение повисла тишина, напряжение медленно нарастало и вырвалось наружу в резком старте машины, визге дорогих шин, взметнувшейся пыли Лемон Гров.

***

Бен гнал. Впрочем, ездить на этой машине медленно было бы преступлением, а Соло всегда водил так: быстро, стремительно, плавно. Ему шла спортивная Ауди. Рей смотрела в окно, стараясь игнорировать затянувшееся молчание и возникшее напряжение, в котором было то ли больше неловкости незнакомцев, то ли молчания между бывшими.

Девушка грустно улыбнулась, вспоминая, как Бен вот так же быстро гонял на старом отцовском Форде Фалькон, мистер Хан только за голову хватался, но всегда едва заметно улыбался, отчитывая сына. Старший Соло безумного гордился Беном. А Рей гордилась вместе с ним. И любила. Господи! Как же она его любила! Как они любили друг друга!

Счастливые, юные, они старались не замечать грязь, что их окружала. И одного поцелуя Бена было всегда достаточно, чтобы Рей позабыла все свои тревоги, ну или отодвинула их на второй план, чтобы отпустила себя, и все доводы рассудка показались вдруг незначительными и не имеющими цены. Вот бы сейчас так! Но это невозможно. Впрочем, - Рей покосилась на мужчину, - они же не пробовали. От этой мысли щеки порозовели. О чем она только, мать ее, думает! Бен нарушил молчание первым, слишком резко входя в очередной поворот.

- По знает, что между нами…было?

Секундная заминка, незначительная, почти незаметная, а сердце Рей заколотилось так, что было готово выпрыгнуть из груди.

А что между нами, Бен? Скажи мне! Что между нами, кроме холода, от которого леденеет не тело, но душа? Скажи, потому что сама я никогда не разберусь! Ты ненавидишь меня, а я…я помню влюбленного юношу, что воровал для девушки книжки из школьной библиотеки, но я совсем не знаю тебя, Кайло Рен, к которому меня так непреодолимо тянет.

Рей нервно сглотнула. Вопрос был задан, и, очевидно, что мужчина ждал ответ.

- Знает, что мы были знакомы, - выдавила из себя Рей, преувеличенно пристально разглядывая свои руки, сложенные на коленях.

- И только-то? – в голосе Бена скользнуло разочарование.

- Предлагаешь рассказать ему во всех подробностях? – фыркнула Рей.

- Особенно ту часть, где ты выступаешь в суде.

Рей вздрогнула, закусила губу, стараясь унять слишком частое дыхание.

- Ты была так красива, принцесса, - тихо продолжил Бен, - все равно так красива. Я старался не смотреть на тебя, но все равно смотрел, пытался поймать твой взгляд, понять…почему.

Рей замерла, застыла, боясь неосторожным движением выдать, как он ее задел этими словами. Вернул в те недели судебного процесса, в ту вязкую, ледяную грязь, в которую она погружалась, барахталась, стараясь выплыть, обеспечить себе и сестре лучшее будущее за счет человека, которого любила.

Как бы Рей хотела сказать, что обстоятельства ее вынудили! Или что она преследовала какие-нибудь благородные цели! Но все было не так. Обстоятельства можно было проигнорировать, если бы она следовала зову своего сердца, если бы шла на поводу у души, а не разума. Если бы она выбрала Бена Соло. Но этого не случилось. И уж тем более не шло никакой речи о благородных целях. Вполне себе меркантильный интерес.

- И откуда По знает? – продолжил Бен, словно бы сжалился над девушкой или же пожалел о своих словах, потому что руки на руле сжались сильнее, выдавая волнение.

- Сказал, что между нами, - Рей глубоко вздохнула, - только что искры не летали.

Бен хмыкнул.

- Вот уж не думал.

- И я не думала, - с тоской откликнулась Рей.

- Это было бы нежелательным осложнением наших жизней, верно? – охрипшим вдруг голосом произнес Бен.

- Конечно, - равнодушно ответила девушка.

Мужчина бросил на нее быстрый взгляд и снова уставился на дорогу. Рей вновь отвернулась к окну, стараясь сдержать невольные слезы, что то и дело набегали на глаза. Не далее как час назад она злилась невероятно на этого человека, была в ярости от того, как он поступил с Кайдел, боялась его следующего шага, а вот теперь ее накрыла с головой какая-то тоска, от которой хочется завыть. Это было невыносимо. Ей не вынести таких эмоциональных качелей!

Машина мягко затормозила возле особняка Дэмеронов, Рей посмотрела на дом почти с ненавистью.

- Спасибо, - поблагодарила отстраненно, отстегивая ремень безопасности.

- Постой, Рей.

Рей повернулась к мужчине. Он секунду смотрел ей в глаза, а потом легонько коснулся ее подбородка, заставив поднять его вверх.

- Вот так, принцесса. Корона, ты же помнишь.

- Ну да, - скривила губы в злой усмешке Рей, - корона.

И выскользнула из машины.

Она так и вошла в дом Дэмеронов: высоко держа голову.

- Детка! – По устремился к ней почти бегом, - ты все же пришла.

Рей выдавила из себя улыбку. Парень прижал ее к себе, обнял, провел руками вдоль позвоночника, посылая успокаивающие импульсы по всему телу, Рей невольно прижалась сильнее и прикрыла глаза. Она ожидала едкой обиды или нового витка скандала, но никак не теплый прием. И это было неожиданно и приятно.

- Так здорово, что выбралась, - Дэмерон легко поцеловал ее в губы и улыбнулся лукаво, когда Рей потянулась следом, молчаливо прося еще поцелуй, - машину поставила в гараж?

Девушка замерла, смутилась.

- Я…на такси, лянча сломалась.

- Ничего! – если По и заметил ее смущение, то промолчал, списав, наверное, на плохое настроение от поломки машины, - починим!

- Вряд ли там еще хоть что-то подлежит починке, - фыркнула Рей, прижавшись к парню, который обнял ее за талию и повел в столовую.

- Тогда куплю тебе новую, - По улыбался, явно чем-то довольный.

Хотелось даже верить, что только ее присутствием.

- Мам, распорядись поставить еще один прибор, - крикнул Дэмерон, - Рей приехала!

- О, ты все-таки выбралась, - миссис Дэмерон поднялась навстречу, - так мило.

Она улыбалась искренне, но в глазах застыло знакомое выражение неприязни на грани с отвращением. Рей только тихонько вздохнула, По в ответ крепче прижал ее к себе. Нет, ей никогда не добиться хотя бы нейтрального отношения к себе миссис Дэмерон, которая считала и будет считать, что Рей недостойна ее драгоценного единственного сына.

- По, отпусти уже девушку, это становится неприличным, - хохотнула миссис Шара.

- Не вижу тут ничего неприличного, - в столовую вошел мистер Дэмерон, - здравствуй, Рей. Приятно тебя видеть, - он улыбался.

И вот ему Рей широко улыбнулась в ответ. От мистера Кеса девушка никогда не чувствовала ни угрозы, ни неприязни, только приятное равнодушие с ноткой как будто заинтересованности.

- Ну, - потер руки мистер Дэмерон, - прошу к столу.

- У нас сегодня рыба, - ослепительно улыбнулась миссис Дэмерон.

Рыбу Рей ненавидела. Она бросила быстрый взгляд на По, тот едва заметно передернул плечами. Рей нахмурилась. Если уж так хотел видеть ее за ужином, мог бы и побеспокоиться о том, чтобы ей было комфортно хотя бы в плане еды! Впрочем, сердиться на парня не было смысла. Он наверняка сделал это не со зла. Это же По, он не думает о таких мелочах. Поэтому Рей вновь навесила на лицо дружелюбную улыбку и села напротив По.

- Как поживает мистер Палпатин? – вежливо поинтересовался Кес, - он устроил грандиозный прием.

- Ах, - не дала ответить Рей миссис Шара, - это было великолепно. У твоего деда действительно есть вкус во всем. Прием был великолепен, продуман до мелочей! Право, стоит даже поучиться!

- Насколько знаю, большая часть великолепия – заслуга моей сестры, - не преминула похвалить Киру девушка, - спасибо, мистер Дэмерон, у дедушки все хорошо, насколько я знаю. Мы, как вы, наверное, знаете, не живем в одном доме. Но когда я уезжала в воскресенье, то все было прекрасно. Он доволен был приемом и очень благодарен всем присутствовавшим.

- Да-да, - вновь вступила миссис Дэмерон, - По говорил, что ты живешь где-то…в городе.

- Да, довольно далеко от Ла Хойя, - почти мстительно объявила Рей, посмотрев на смутившегося По.

- Ох уж это стремление молодых к самостоятельности, - добродушно усмехнулся мистер Дэмерон, - не могу осуждать. Но и похвалить тоже не могу. Молодая девушка, одна, в неблагополучном районе при возможности воспользоваться деньгами и связями семьи для лучшей жизни, - не самый разумный ход в жизни.

- Возможно, - Рей передернула плечами.

И едва не ляпнула: мне от него ничего не надо, но вовремя сдержалась, снова бросив взгляд на По, как бы призывая его вмешаться и увести разговор в другое русло. И парень вмешался, но совсем не так, как предполагала Рей.

- Да, папа, ты прав, - улыбнулся По, - но когда мы с Рей будем жить вместе, уже неважно будет, воспользовалась ли она деньгами мистера Палпатина или нет.

За столом повисла тишина. Мистер Кес смотрел на сына недоуменно, миссис Шара побледнела от злости, сжав вилку в руке с такой силой, что, казалось, сейчас переломит хрупкий металл. А Рей почувствовала, что надвигается нечто ужасное. По выражению лица парня, по тому, как он отчаянно тряхнул головой и что-то пробормотал себе под нос, Рей поняла, что По решился на что-то. И по взгляду его темных глаз, в которых смешивались отчаяние пополам с решимостью, поняла, что ей это не понравится. Рей стояла на краю пропасти и глядела в самую ее глубину, а земля уже тряслась у нее под ногами, подталкивая к бездне.

- Рей, - парень поднялся из-за стола, подошел к девушке и вдруг опустился перед ней на одно колено, достал из кармана белую бархатную коробочку, - выходи за меня.

Девушка охнула. Вилка, которую так сильно сжимала миссис Дэмерон, выпала у нее из пальцев.

- По…милый…что ты…- залепетала мать парня.

- Помолчи, Шара, - вдруг властным тоном бросил мистер Дэмерон, - позволь сыну сделать хоть один по-настоящему мужской поступок в жизни.

По дернулся и покраснел. Рей бросила быстрый взгляд на потенциального свекра. Кес Дэмерон смотрел на сына с интересом и легким пренебрежением во взгляде, чуть склонив голову, скептически искривив губы. И Рей вдруг с поразительной ясностью осознала, что в этой семье стоит бояться, отнюдь, не высокомерную миссис Шару, а с виду добродушного мистера Кеса. Рей вновь перевела взгляд на парня, он смотрел на нее с мольбой и нежностью, от которой обрывалось сердце, потому что саму Рей опутал липкий страх. Она в ужасе покачала головой и одно короткое слово сорвалось с губ, прежде, чем девушка успела обдумать последствия, прежде, чем поняла, что следовало бы быть деликатнее.

- Нет.

Рей вскочила, почти отталкивая парня, неловко замершего, пробормотала какие-то извинения и выскочила на улицу.

- Рей! Постой! – По выбежал из дома вслед за ней.

Девушка остановилась, но повернуться так и не решилась. Все это походило на дурной сон, какой-то фарс. Это не могло происходить с ней, черт подери!

- Зачем ты это сделал? – выдавила из себя Рей, - зачем так, По? Господи, - она спрятала лицо в ладонях, - миссис Шара теперь меня окончательно возненавидит.

- Это вряд ли, - По аккуратно отнял ее руки от лица, пытаясь поймать взгляд, который Палпатин старательно отводила, - она не обрадуется, когда ты станешь моей женой.

Он говорил «когда», он был уверен, что Рей согласится однажды. А Рей была уверена, что никогда этого не сделает. Она не станет миссис По Дэмерон.

- Почему мы говорим о моей матери, - вздохнул По, - Рей, почему ты…не согласилась? Убежала. Даже на кольцо не глянула. А оно очень красивое, розовый жемчуг и золото, будет так красиво смотреться на твоей изящной руке. Я очень долго его выбирал. Рей, я понимаю, что это неожиданно, но ведь нам не обязательно жениться завтра, через месяц или даже через год. Ты просто…будешь моей невестой. И я буду знать, что однажды ты станешь моей женой. Рей Дэмерон, послушай, как красиво звучит!

По мнению Рей, звучало ужасно. В страшном сне она представить не могла, что По решится на такой шаг. Он не казался достаточно серьезным для этого, и чувства их не были так глубоки, чтобы связать себя на всю жизнь друг с другом.

- А сделал я это на глазах у родителей, чтобы сразу им показать, что ты важнее всего на свете для меня, Рей. Я ведь люблю тебя.

Девушка застыла, замерла, не в силах ни пошевелиться, ни оттолкнуть По, ни сказать хоть слово. Язык онемел, а тело не слушалось. По убрал руки, сделал шаг назад.

- Знаешь, - произнес медленно, - обычно после таких слов говорят признание в ответ.

Рей молчала. Она не будет ему лгать! Она не виновата, в конце концов, что не любит его! Да, ей хорошо с По, уютно, весело и приятно, он легок в общении, он нежен и заботлив. В этот момент Рей предпочла забыть о ссорах последнего месяца, о наркотиках и неудачном бизнесе. Все это было неважно, ей было хорошо с По. Но это не значит, что она должна его любить, черт подери!

- Рей, в чем дело? – прямо спросил парень, помялся немного, - в ком дело?

Девушка вздрогнула. Вопрос достиг цели, ударил точно в центр мишени, не давая шансов к отступлению, потому что Рей уже выдала себя: своей дрожью и испуганным, затравленным взглядом, который бросила на парня.

- А, - тихо протянул По, - все дело в нем, да? В Кайло?

Рей задержала дыхание, а потом медленно выдохнула.

- Так расскажи мне, детка, что же между вами…было?

Рей захотелось истерично рассмеяться. Снова этот вопрос, выбивающий почву у нее из-под ног, снова с этой блядской почти незаметной, такой незначительной и самой важной паузой. Снова! Снова! Она не выдержит. Она сломается. Это же просто невыносимо!

- Я любила его! – с вызовом произнесла Рей.

«И я его предала». Девушка улыбнулась горько. «Вот видишь, Бен, - мысленно обратилась к Соло, - ты же хотел, чтобы я все рассказала По, я и рассказываю. Видишь, какая я послушная».

- И любишь до сих пор? – требовательно спросил По.

- Нет!

Потому что того мальчика больше нет. Нет Бена Соло.

По выдохнул шумно, постоял немного, а потом притянул Рей к себе, обнимая.

- Детка, прости, если ошарашил и сделал все не так.

Рей вместо ответа поцеловала парня в шею.

- И за рыбу прости.

Палпатин смешно фыркнула и снова поцеловала загорелую кожу.

- Я не буду на тебя давить. Но обещай подумать. Обещаешь?

Дэмерон отстранил девушку от себя, и Рей торопливо кивнула, стремясь вернуться в теплые объятия.

- Ну хорошо, - он снова ее обнял, - я буду ждать столько, сколько потребуется. И жемчуг тоже будет тебя ждать.

________________________________________

1. Lana Del Rey - High by the Beach:

Малыш, ловлю на себе твой взгляд.

Знаю, ты не понимаешь:

Ты можешь быть настоящим подонком,

Но это не делает тебя мужчиной.

Теперь ты просто одна из моих проблем,

Ведь ты вышел из-под контроля.

Нам не выжить, мы увязли в зыбучих песках.


2. 86 градусов по Фаренгейту = 30 градусов по Цельсию


========== 6. ==========


Комментарий к 6.

Визуал: https://ibb.co/xqMcZtX

https://ibb.co/1qVbHHb

Десять лет назад

Яркое солнце заставило Рей сощуриться, и поэтому она не сразу заметила на парковке высокую фигуру Викрула, прислонившегося к своему байку. Рей парень никогда не нравился, он был самым старшим из друзей Бена, которых тот в шутку называл рыцарями, он был грубоват, от него веяло какой-то жутью и опасностью, Викрул путался с настоящими бандитами, что держали в страхе Лемон Гров и промышляли грабежами, угонами, наркотиками, крышевали проституток и запугивали мелкий бизнес. Рей считала, что Викрул на Бена плохо влияет. Видеть этого амбала на парковке школы было странно.

Рядом с ним замер Кардо, любовно касаясь пальцами своей Веспы, на которой красовалась уродливая царапина, заставившая Рей автоматически поморщиться. Здороваться с друзьями Бена Рей не хотела, хотя к Кардо не испытывала такой неприязни, как к Викрулу. Можно сказать, он был ей даже отчасти симпатичен.

- Эй, малявка! – зычно крикнул Викрул, заметив Рей, которая изо всех сил старалась смешаться с толпой учеников и сделать вид, что она не видит парней, - иди-ка сюда!

Девушка притормозила на мгновение, раздумывая подчиниться или нет, но на них уже поглядывали с интересом и страхом, а еще со злорадством. Рей не хотелось устраивать сцен, да и обижать Бена, который узнает, что она даже не поздоровалась с его друзьями, девушке не хотелось. А еще было любопытство: что эти двое все же делают здесь?

- Привет, - она поправила лямку рюкзака, так и норовившую сползти с плеча, - что вы тут делаете?

- Привет, Рей, - улыбнулся Кардо, он вообще всегда был щедр на улыбки.

- Поехали, малявка, - Викрул улыбаться не спешил, - Бен просил кое-куда тебя отвезти.

И Рей мгновенно насторожилась, нащупала в кармане молчавший со вчерашнего вечера телефон. Смутная тревога, которая крепко вцепилась в девушку еще с утра, когда она не обнаружила в сообщениях привычного пожелания доброго утра, а самого Бена дома, оформилась во вполне осязаемое волнение. Никогда в эфире не было такого длительного молчания, Рей собиралась позвонить Бену после занятий, но не успела.

- Я никуда с тобой не поеду, - покачала головой девушка, делая шаг назад.

Викрул возвел глаза к небу, пробормотав что-то о тупых малолетних шлюшках, от которых одни проблемы, и о том, что в няньки он вообще-то не нанимался. Рей посмотрела на парня мрачно, вспомнилось ее всегдашнее удивление от того, что Викрул – Викрул! – признавал в Бене лидера. А если Бен – лидер, ничего эти двое ей не сделают, хоть Кардо и шагнул рефлекторно за ней, заставив отступить еще на полшага.

- Рей, - мягко произнес парень, - Бен просил тебя…

- Почему он сам об этом мне не сказал? – перебила Рей, решительно скрестив руки на груди, глядя на вдруг смутившихся парней, которые быстро переглянулись, - я жду ответа!

- Вот вечно вы, бабы, так! – сплюнул Викрул, - почему нельзя молча выполнить, а?

- И не подумаю! – дернула бровью девушка, - что происходит? Где Бен? – и добавила уже тише, - он не отвечает на мои звонки. И его не было дома.

Парни снова переглянулись.

- Понимаешь, Рей, - осторожно начал Кардо и замолчал, - он…

- Да замели его! – рявкнул Викрул, - хорош нюни разводить! И чтобы ты глупостей не наделала, просил привезти тебя в участок, повидаться с ним!

Рей охнула, во все глаза глядя на парней, не до конца осознав то, что ей сказали.

- Куда отвезти? – спросила сипло, - зачем? – осеклась, - почему? – повысила голос, - за что? Что…

- Слишком много вопросов, малявка, - проворчал Викрул.

- Он подрался, - вздохнул Кардо, видимо, поняв, что безопаснее ответить, - серьезно покалечил пару парней.

- Из-за тебя! – припечатал Викрул, несмотря на неодобрительный взгляд друга.

Рей со свистом втянула в себя воздух, проклятая лямка все же соскользнула, рюкзак ухнул вниз, повисая в сгибе локтя, но девушка едва ли это заметила.

- Почему…- пролепетала и ахнула, зажимая рот ладонью, чтобы только позорно не заскулить от ужаса, рюкзак больно ударил по бедру.

Конечно из-за нее! Ее обидчиков ведь тоже не было сегодня в школе. Она выдохнула, зная, что хотя бы сегодня может не беспокоиться за сестру. Но какой ценой! Господи! Как же она не уследила? Расслабилась, ведь прошло несколько недель с той драки, пожелтели синяки и зажили царапины. И Бен казался расслабленным и спокойным. Но ей ли было не знать, что ради нее он готов на все, что Бен Соло никогда не прощает обиды, не забывает ничего. Боже! Это же она виновата во всем! Ей следовало лучше спрятаться от него, а не идти в любимый парк, ей следовало убедительно соврать, а не рассказывать, ей следовало бы все отрицать, даже если бы он припер ее к стенке! А теперь Бена отправят в тюрьму! Из-за нее!

- Ой, ну только не реви, а! – в глазах Викрула мелькнуло странное выражение, - давай уже, не тяни время! Садись! – он посторонился, а потом чертыхнулся, извлек откуда-то шлем и, почти смущаясь, протянул девушке, - возьми.

Рей стояла, не в силах пошевелиться, на глаза все же навернулись слезы.

- Рей, - Кардо мягко взял ее безвольную руку, так же мягко потянул к себе, взял другой рукой шлем Викрула, - ничего страшного пока не произошло.

- Но как же…- залепетала Рей, - почему же…и почему он сам…

- Чтобы ты не понеслась сломя голову к нему, ты не должна быть в этом замешана, - мягко произнес Кардо, надевая ей шлем на голову, который тут же закрыл большую часть обзора, - давай, Рей, - он поправил ее рюкзак, аккуратно надев ей на плечи обе лямки, и деликатно подтолкнул к байку Викрула, - сама с ним поговоришь.

Рей покорно двинулась вперед, покорно взобралась на байк.

- Держись, малявка! – хмыкнул Викрул и резко стартовал.

Когда она влетела в участок, на нее недоуменно посмотрели дежурные. К счастью Рей и слова не дали сказать, Кардо просто положил ей руку на плечо, призывая молчать, а Викрул о чем-то пошептался с молодым лейтенантом. Лейтенант отнекивался, Викрул басил и гудел, слов Рей не различала, лишь, прищурившись, увидела, как в карман полицейского перекочевала едва слышно хрустнувшая бумажка, потом Викрул оглянулся на нее, вздохнул, снова закатил глаза и добавил еще денег.

Рей привели в небольшую комнатку без окон со столом и двумя стульями. Здесь было холодно, несмотря на жаркий день, что царил снаружи, голо и неприютно, а еще отвратительно пахло каким-то химическим средством. Рей кинула рюкзак на стул и стала расхаживать по комнате, обняв себя руками, не в силах сидеть на месте. Она нервничала, периодически порывалась плакать, утирала слезы, убеждая себя, что Бен не должен видеть ее такой, переживала: а вдруг Викрул дал недостаточно денег? А вдруг ей не позволят увидеть Бена? И от этих мыслей снова ударялась в слезы. Наконец, дверь распахнулась, Бена втолкнули внутрь.

- У вас пятнадцать минут, Соло! – рявкнул полицейский, потом послал девушке сальный взгляд, - и не вздумайте тут трахаться!

Дверь с грохотом захлопнулась, Бен показал вслед средний палец, а потом повернулся к Рей. Парень был бледен, губы разбиты, под глазом – синяк, на шее несколько пятен, словно бы его душили, костяшки пальцев сбиты, и когда Бен двинулся к Рей, девушка заметила, что он бережет правый бок. Но уже через секунду, не сдержавшись, она повисла у парня не шее, осыпая лицо поцелуями. Бен невольно охнул от боли, но не дал шарахнувшейся прочь Рей отстраниться, обняв крепко обеими руками.

- Бен, Бен, - шептала девушка, осторожно целуя разбитые губы, - больно? Очень? Бен, зачем. Господи, Бен. Бен…

- Тише, малыш, тише, - Бен прижал ее голову к своей груди, коснулся губами волос, - все будет хорошо.

- Не будет, - всхлипнула Рей, - не делай из меня дуру! Тебя посадят!

- Посадят, - согласился Бен, - зато эти мудаки никогда больше и пальцем к тебе не прикоснутся!

- Я этого не стою! – выкрикнула Рей.

Соло резко отстранил девушку от себя, встряхнул, крепко держа за плечи.

- Никогда так не говори, Рей! Ты стоишь гораздо большего, ты поняла меня?

В ответ девушка расплакалась.

- Не плачь, Рей, не надо. Это не надолго, обещаю. Ты же будешь приезжать ко мне на свидания, да? Будешь?

Рей кивнула, протяжно всхлипнув.

- Ну вот и умница. Будешь снова склонять свои испанские глаголы, будешь читать Джейн Остин и цитировать сонеты Шеспира. Будешь же, малыш? Как там? Чтобы любовь была нам дорога, пусть океаном будет час разлуки…

- Пусть двое, выходя на берега, - продолжила Рей, - один к другому простирают руки. Пусть зимней стужей будет этот час, чтобы весна теплей пригрела нас! (1) – девушка снова всхлипнула, - я буду ждать тебя, Бен, - прошептала Рей, - обязательно буду ждать!

- Я знаю, - Соло поцеловал ее в лоб, - я попросил Кардо присмотреть за тобой.

- Не надо за мной присматривать! – ощетинилась Рей, - я сама могу за собой присмотреть!

- Будешь возмущаться, я еще и Викрула попрошу, - пригрозил Бен, прекрасно знающий, что девушка терпеть не может его друга, - ну, правда, Рей. Если тебе что-то вдруг понадобится, ты всегда можешь обратиться к Кардо, он поможет. Ладно, малыш?

- Ладно, - нехотя произнесла девушка, не желая расстраивать Бена еще больше.

- Вот и хорошо, - парень крепко поцеловал ее в губы.

До того момента, как отворилась дверь, они стояли молча обнявшись, Бен чуть покачивался, словно убаюкивал Рей. Девушка закрыла глаза, прижавшись к его груди, иногда приподнимала голову и целовала синяки на его шее, а потом снова утыкалась в грудь. Она знала: время разлуки будет для нее невыносимо.

***

Чтобы быть на судебном заседании, Рей прогуляла школу, попросив Киру прикрыть ее перед Глэдис. Сестра обещала. Она вообще была очень притихшая последнее время, или же Рей, погруженная в собственные проблемы, не замечала чего-то. В любом случае Кира поддерживала сестру разговорами, слушала и сочувствовала. А большего Рей сейчас было и не надо.

Бену дали восемь месяцев. Рей старалась не плакать, а Соло нахально ухмыльнулся ей перед тем, как его увели из зала суда в наручниках.

Выйдя на улицу, Рей застыла в растерянности, ощущая себя не на своем месте, словно впервые оказалась здесь, не зная, куда ей идти да и зачем. Она уже ужасно скучала.

- Рей, малышка, пойдем, - мистер Соло обнял ее за плечи.

Он держался молодцом, ходил к сыну на свидания, нанял адвоката и поддерживал Бена во всем. Рей могла только радоваться тому, как же Бену повезло с отцом. Ее родители кинули бы ее, не задумываясь, окажись девушка в подобной ситуации.

Рей покорно позволила себя увести, привычно устроилась на сидении Форда, на мгновение представляя, что это Бен на водительском сидении, что это его руки, которыми ей так нравилось любоваться, лежат на руле, что это он везет ее домой. Тем более что водил Бен так же, как его отец. С той лишь разницей, что мистер Хан не гонял, как сумасшедший. Они доехали до дома, Рей на мгновение замешкалась, отцепляя ремень безопасности, а мистер Соло уже открыл ей дверь, подал руку, совсем, как Бен. Рей закусила губу, чтобы не расплакаться. Восемь месяцев – это, черт подери, гребаная вечность!

- Зайдешь? – спросил Хан, ласково глядя на девушку.

Рей невольно покосилась на свой дом.

- Я поговорю с Глэдис, - понятливо кивнул мистер Соло, - обещаю, что она не будет тебя ругать.

Рей скривилась. Мать, погруженная в отношения с новым любовником и скандалы с Ункаром по этому поводу, даже не заметит ее отсутствия. Киру она просила прикрыть ее на всякий случай, почти уверенная, что сестре не придется этого делать и подставлять себя. Поэтому сейчас Рей привычно направилась к дому Соло.

Она устроилась за столом, пока мистер Соло готовил сэндвичи и кофе. Взгляд ее скользил по кухне и наткнулся на фотографию миссис Соло. Она была очень красива, с ослепительной улыбкой и глазами, которые передала Бену, в белом платье и со странной прической в виде двух рогаликов на висках. Рей невольно улыбнулась, находя в чертах миссис Леи любимые черты Бена.

- Держи, - Хан поставил перед Рей большую чашку с кофе, в центр стола водрузил блюдо с сэндвичами и подвинул ближе к девушке сахарницу.

- Спасибо, - пробормотала Рей, отводя взгляд от фотографии, рассеянно насыпала в чашку сахар, задумчиво помешала, слушая, как стучит металл о стекло, а потом вздохнула, - мне так жаль, мистер Соло, это все моя вина.

- Чего? – хмыкнул Хан, - не говори ерунды, малышка! Мой сын сам принял решение, сам его осуществил. Я, знаешь, был чуть старше, когда подстрелил ребят, которые хотели вернуть мою Лею домой.

Рей подняла на мужчину изумленный взгляд, глаза Хана смеялись, а губы растягивались в знакомой ухмылке, от которой заныло сердце.

- Что? – выдохнула девушка.

- Ну да, мистер Скайуокер был большим человеком, богачом. И ему не очень-то понравилось, что его любимая дочь выбрала оборванца, вроде меня, и Лемон Гров. Он прислал крепких парней забрать ее, ну а я не стал терпеть и схватился за ружье. Что тут скажешь, - мистер Соло пожал плечами, - год и три месяца тюремного заключения за причинение телесных повреждений и незаконное хранение оружия. Когда посадили, Бенни было три месяца, а когда вернулся уже полтора года. И он меня не узнал. Представляешь, заплакал от страха, увидев родного отца. Но потом все наладилось. И я не жалел о том, что сделал, как и Лея, - Хан немного помолчал, - свою женщину надо защищать, малышка. Любыми доступными способами. Бен все сделал правильно. Не умно, глупо, но правильно. Что ж поделать, такие мы Соло. Свое в обиду не даем никому. Ешь! – мужчина пододвинул к Рей тарелку с сэндвичами.

Девушка взяла один и принялась медленно жевать, ей нужно было обсудить еще кое-что, раз уж она оказалась здесь, но она никак не знала, с чего начать, как спросить. Смущалась и тянула время, непривычно аккуратно отпивая кофе маленькими глотками.

- Мистер Соло, а, - все же решилась, доев сэндвич, - Бен…- она окончательно смутилась, - он предложил…

- Тебе пожить здесь, - кивнул Хан и хитро прищурился, - молодая семья, знаешь, должна жить отдельно, конечно, но пока у вас такой возможности нет, то, что уж там, живите тут. Места полно.

Рей замерла. Молодая семья. Семья. Она никогда не думала о них с Беном так. Они были вместе, этого было пока довольно. Они собирались жить в одном доме. Но семья. Семья…как…муж и жена? Она мечтала о том, как они окончат школу, как поступят в колледж и увидят мир, но что если Бен уже все решил для себя и для нее, для них? Решил по-другому.

- Станешь миссис Соло, - тем временем продолжил Хан, как ни в чем не бывало, заставив Рей покраснеть, - звучит красиво – Рей Соло, - подмигнул вконец смутившейся девушке.

Быть женой Бена? Жена. Звучит так странно, по-взрослому. Ну какая из нее жена?

- Мне всего…

- Шестнадцать, я помню, - кивнул Хан и вдруг посерьезнел, чуть подался вперед, - к слову об этом, малышка. Вы любите друг друга, и я все понимаю. Но тебе шестнадцать, а ему восемнадцать. Будьте…осторожны, - мужчина многозначительно посмотрел на девушку.

Рей охнула и быстро-быстро закивала, понимая, что мистер Соло прав. Не хватало еще, чтобы Бена привлекли к ответственности за совращение несовершеннолетней. Она вдруг подумала, сколь неосмотрительно они себя вели, демонстрируя свои отношения всем и каждому в Лемон Гров. Пусть это был неблагополучный район, но ревнителей нравственности и закона, как например, мистер Конникс, тут хватало. Сколько же глупостей они уже успели наделать! Ну ничего, когда Бен выйдет, они будут осмотрительнее.

- Спасибо, - тихо выдохнула Рей, - спасибо вам, мистер Соло, я не знаю, как вас благодарить.

- Ерунда, - махнул рукой Хан, - ешь! – он подтолкнул сэндвичи еще ближе к девушке.

Рей потянулась к тарелке и замерла, когда в дверь забарабанили, так сильно, что девушка подпрыгнула от неожиданности. Она вопросительно посмотрела на Хана, мистер Соло нахмурился и поспешил к двери. Через мгновение на кухню вихрем влетела Кира.

- Ой, Рей! Скорее! Пойдем домой, пожалуйста! Там Ункар…он ее убьет, - выдохнула сестра, молитвенно сложив руки на груди.

Больше слов не надо было говорить. Дома был очередной скандал между отчимом и матерью, во время которых Ункар был скор на физическую расправу. И Глэдис не раз уже лежала в больнице с синяками да тупыми травмами, даже пару раз с переломанными костями. Допустить этого было нельзя, хоть бы и с материальной точки зрения, - лишних денег в их доме в последнее время не водилось. А как же лечиться, не сунув в карман докторам да медсестрам пару купюр? Никак. Да и если мать будет лежать в больнице, то лишится даже своей непостоянной работы в магазинчике на углу, где она мыла полы. А если решит болеть дома, то покоя Рей и Кире не будет вовсе, Глэдис их замучает своими капризами, доведет даже Ункара, и он будет пить и плакаться Рей, как это уже бывало, обещая, что больше никогда и пальцем не тронет неверную жену. Свои пьяные обещания отчим, разумеется, никогда не выполнял.

Поэтому едва услышав Киру, Рей проворно соскочила со стула, подхватила свой рюкзак, на бегу клюнула мистера Соло в щеку.

- Спасибо, мистер Соло!

- Может, мне пойти с тобой? – придержал девушку за локоть мужчина.

- Нет, - мотнула головой Рей, - не надо! Мы справимся.

Они вылетели с Кирой на крыльцо и бегом пересекли улицу.

- Как ты узнала, где я? – спросила Рей сестру.

- Увидела вас в окно, - ответила Кира, - как прошло?

- Восемь месяцев, - отрывисто ответила Рей, дергая дверь дома на себя и уже в прихожей слыша пьяный голос отчима и визг матери.

После тишины и тепла дома Соло это было почти невыносимо. Они вбежали в гостиную в тот момент, когда Ункар в очередной раз собирался ударить Глэдис, у которой уже было разбито все лицо.

- Нет! – Рей повисла на руке отчима, - Ункар! Хватит!

- А! Явилась, малолетняя шлюха! – зарычал отчим, но замер, глядя мутным взглядом в лицо девушки.

Всхлипывала и материлась мать, вокруг валялись осколки от журнального столика. Столик было жаль, он Рей очень нравился. Ункар дышал в лицо Рей перегаром. И когда только успел так нализаться? Когда девушка уходила утром, отчим был трезв и даже пожелал ей хорошего дня.

- Ункар, - тише повторила Рей, - не надо. Она получила свое.

- Свое?! – завизжала вдруг мать, - ах ты дрянь неблагодарная! Свое получила ты! Твоего ублюдка Соло посадили! И поделом ему!

Рей дернулась от обиды, горький комок подступил к горлу, девушка стиснула зубы, но по щекам уже побежали слезы. Она выпустила руку отчима, отступая. Рей глядела на мать с ее разбитым лицом, на отчима с мутным, пьяным взглядом, на разбитый столик и гостиную, которая давно требовала ремонта.

- А знаешь, что, Ункар, - произнесла вдруг равнодушно, - делай с ней, что хочешь. Хоть убей, мне и дела нет! Идем, Кира, - и, схватив сестру за руку, под крики матери и довольный хохот Ункара потащила Киру в комнату.

Дверь заперла на щеколду и изо всех сил со злобным рыком швырнула рюкзак в угол. Из гостиной вновь послышались крики и звуки ударов, что-то с грохотом ударилось об пол, потом раздался вопль матери и рык отчима, сопровождаемые звоном стекла.

- Какого черта, Кира?! Почему же она такая…дрянь!

Отец с фотографии смотрел укоризненно, и Рей в сердцах опустила рамку стеклом вниз, от души ударив ею о стол.

- Эй! – прикрикнула Кира, - тише!

Она подняла рамку, возвращая в прежнее положение, в углу образовалась трещина на стекле.

- Ну вот, - расстроилась сестра, - ты ее разбила.

- Куплю новую! – бросила Рей, плюхаясь на кровать.

Кира аккуратно присела рядом, взяла сестру за руку.

- Ну?

- Восемь месяцев, - мрачно повторила Рей, глядя в сторону.

- Видеться разрешат?

- Разрешат, - вздохнула Рей, - два раза в месяц.

- Итого: шестнадцать свиданий, - посчитала Кира.

- Так мало, - тоскливо произнесла Рей, укладываясь на кровать.

Сестра примостилась рядом и крепко обняла.

- Зато потом вы не расстанетесь никогда, верно?

Рей слабо улыбнулась. Хотелось бы в это верить. Они не расстанутся никогда. И, может быть, она действительно станет миссис Рей Соло. Ведь мистер Хан прав: звучит действительно красиво.

***

Шел дождь, и Рей ежилась в тонкой курточке, которая не очень-то спасала от влаги, промокая, стоило девушке чуть подольше задержаться на улице, маленький капюшон открывал часть головы, и волосы уже были мокрые, капли стекали по лицу, оставляя неприятное чувство. Тем не менее, после школы Рей пошла в парк, потому что идти домой не хотелось.

В такую погоду в парке было пустынно, девушка медленно брела по дорожке, наслаждаясь тишиной, вздрагивая от очередного порыва ветра, грустила, ведь скоро Рождество, а она проведет его без Бена. Мать и Ункар позовут своих друзей или вовсе не будут праздновать, а им с Кирой в любом случае останется только запереться в своей комнате да жалеть друг друга. И никакого тебе ожидания чуда. Только не в этом году.

Девушка свернула на аллею и вздрогнула уже от неожиданности, когда едва не столкнулась с Викрулом.

- Хэй, малявка! – парень широко улыбнулся, - иди-ка сюда! Дело есть.

Он попытался схватить ее за руку, но девушка ловко увернулась, отпрыгнув назад, и мрачно уставилась на Викрула. Подошедший Траджен дружелюбно кивнул Рей.

- Привет, Рей.

- Привет, - настороженно ответила девушка, - что за дело? – перевела взгляд на Викрула.

- Вот, - парень выудил откуда-то коробку конфет, - пойдешь к Бену на свидание на следующей неделе, передашь ему это.

Рей с опаской покосилась на коробку, не спеша брать ее в руки.

- Там ведь не конфеты, - произнесла утвердительно, сощурив глаза.

- Малявка, - вздохнул Викрул, - я крайне рад, что ты такая понятливая, но не надо озвучивать вслух.

Но Рей уже завелась, задохнулась от подобной наглости, а еще от липкого страха.

- Совсем охренел, Вик? – процедила зло, - я не буду передавать Бену в тюрьму наркоту! Коробку проверят! У него будут неприятности, у меня будут неприятности!

- Рей, - прогудел Траджен, - не проверят. Эту коробку не проверят.

- Все схвачено, - подхватил Викрул.

Рей переводила растерянный взгляд с одного на другого. Хотелось просто развернуться и уйти, хотелось при встрече закатить Бену скандал. Хотелось закричать: ты обещал! Вот только ничего он ей не обещал. У него были планы, и Рей он посвящать в них не спешил. До этого самого момента.

- Мне плевать, - рассерженной кошкой зашипела Рей, мотнув головой так, что с мокрых волос во все стороны полетели брызги, - я не хочу быть в этом замешанной! Я не хочу, чтобы Бен был в этом замешан!

Парни переглянулись, лоб Траджена прорезала вертикальная складка, Викрул поджал губы, глаза его опасно сверкнули, он схватил Рей за руку, больно сжав.

- Ты, кажется, не поняла, малявка: это не просьба! Бен должен получить эту партию. И ты не вызовешь подозрений, ты и так таскаешься к нему два раза в месяц и передаешь посылки.

- Пусти, - Рей попыталась вырвать руку, - пусти немедленно! Я пожалуюсь Бену, он тебе руки нахер оторвет!

Но Викрул в ответ только сжал пальцы сильнее.

- Рей, - он вдруг назвал ее по имени, и у девушки мороз побежал по коже, - ты не понимаешь, кажется, всей серьезности ситуации. Эти «конфеты» ждут. И если не дождутся, то Бену не поздоровится. Ты сделаешь это не ради меня, не ради Траджена, ты сделаешь это ради Бена.

От ужаса у Рей перехватило дыхание, голова закружилась, усилившийся дождь застилал глаза, заставляя часто моргать. Господи! Во что же Бен ввязался? С кем он связался? Зачем? Девушка стиснула зубы, чтобы только не закричать от боли в руке, от отчаяния и от мрака, который внезапно стал сгущаться вокруг. Как же ей не хватало Бена! Его силы, его уверенности, оптимизма, веры в будущее. Их совместное будущее! Рей совершенно растерялась, только инстинктивно по-прежнему пыталась вывернуть руку из хватки Викрула, да с ужасом смотрела на коробку, которую он держал в руках.

- Рей, ты всего лишь передашь посылку и положишь в нее коробку, не более того. И забудешь о том, что здесь было, - спокойно произнес Траджен, а потом покосился на Викрула, поморщился и прикрикнул грубо, - да отпусти ты ее уже!

Викрул разжал пальцы, Рей прижала руку к себе. Парни смотрели на нее не мигая, сама девушка прижимала руку к груди и стискивала зубы, ярость в ней боролись с отчаянием, злость на Бена с тоской по нему. Она ведь даже не сможет высказать ему все, что она думает об этой ситуации, потому что нельзя и слова лишнего сказать на свидании. Это какой-то кошмар! Когда их жизни успели превратиться в этот кошмар?

- Первый и последний раз, - тихо произнесла Рей, - потом сами разбирайтесь со своими…конфетами.

- Вот так бы сразу, малявка, - Викрул добродушно ухмыльнулся.

Рей схватила коробку, держа ее кончиками пальцев, неаккуратно запихала в рюкзак.

- Давай-ка мы тебя проводим, малявка, - друг предложил Викрул, - а то ходят тут всякие…конфеты предлагают.

Они переглянулись с Традженом и захохотали. Рей только глаза закатила в ответ.

Они передали ее с рук на руки сестре, все шутили и улыбались, а Кира, одетая в домашние шорты и растянутую футболку, кокетливо закатывала глаза, переглядываясь с Викрулом, вызывая недовольство Рей. И Глэдис, которая с недовольным лицом выглянула из кухни, но увидев мрачную фигуру Викрула, побледнела и скрылась, загремела демонстративно посудой в мойке, заставляя Рей поморщиться.

- Спасибо, что проводили, - Рей решила, что пора эти переглядывания прекращать. Общество друзей Бена было ей неприятно. И не то чтобы она чувствовала себя с ними в безопасности. Конфеты оттягивали ей рюкзак. Рей хотела, чтобы скорее наступил день свидания с Беном, и не хотела этого.

Бен, Бен, зачем же ты во все это ввязался?

Липкий страх за парня заставлял ее дрожать, на коже выступил пот.

- Обращайся, - подмигнул Викрул, задержал еще раз взгляд на Кире.

И они, наконец, ушли. Рей почувствовала, что ее трясет, перед глазами внезапно все поплыло.

- Эй, Рей, - Кира помогла девушке снять куртку.

Пальцы вдруг перестали гнуться, руки стали неловкими.

- Сестренка, ты чего? – Кира просительно заглянула в глаза, а потом протянула руку, касаясь щеки, нахмурилась скользнула ко лбу, - да у тебя температура. Ну-ка, - она обняла сестру, повела в комнату.

- Что тут у вас? – Глэдис все же высунулась из кухни, - и ужинать не будете?

- Мам, Рей, кажется, заболела.

- Я не, - начала было девушка и вдруг отчаянно раскашлялась.

- Ну-ка, ну-ка, - Глэдис поспешила к дочери, приложила руку ко лбу, заставив непривычную к таким жестам от матери Рей неловко дернуться в инстинктивном защитном жесте.

- В постель, - коротко скомандовала Глэдис.

Вскоре Рей, укутанная в одеяло, пила горячий бульон, на тумбочке валялись непонятно откуда добытые Кирой мятные леденцы. Ну хоть не кокаин и на том спасибо. И Рей бы улыбнулась сама своей шутке, но лишь опасливо покосилась на рюкзак. Ей надо выздороветь до свидания с Беном, иначе, если она не передаст «конфеты», у парня будут проблемы. Голова кружилась в прямом и переносном смысле.

- А они тебя провожают, потому что Бен им так сказал? – вдруг спросила Кира, пристально разглядывающая себя в зеркало.

- Нет, по доброте душевной,- съязвила Рей и шмыгнула носом, снова отпила бульон, поморщилась, ощущая, как начинает болеть горло.

- Злая ты и нелюбезная, - притворно обиженно вздохнула сестра, а потом плюхнулась рядом с Рей на кровать, - давай, - протянула руку ладонью вверх.

Рей вздрогнула, на мгновение показалось, что сестра знает о коробке в ее рюкзаке, что вот сейчас она скажет, что Рей осуждала ее, отругала за кокаин под матрасом, а сама приволокла в дом накроту. Но нет…нет! Быть этого не могло! Девушка снова покосилась на рюкзак.

- Эй, Рей, ты чего? – глаза сестры светились беспокойством, - книгу, говорю, твою любимую давай. Ты будешь засыпать, а я тебе почитаю.

Рей нервно выдохнула, отставила бульон и достала из тумбочки томик.

- Какую главу тебе прочитать? – Кира устроилась под боком сестру, положив голову той на плечо.

- Любую, - Рей закрыла глаза, чувствуя, как проваливается в сон.

Голос сестры доносился, словно сквозь толщу воды: «Она понимала его. Он ей не простил, но он не мог и оставаться бесчувственным. Осуждая ее за прошедшее, лелея глубокую и незаслуженную обиду, вполне равнодушный к Энн и начав уже тянуться сердцем к другой, он, однако, не мог безучастно смотреть на ее неудобства. То был отзвук минувших дней; порыв чистого, хотя и неосознанного дружества; доказательство нежного и отзывчивого сердца, которое ей доставило столько радости и боли вместе, что она не могла бы сказать, что пересиливало…»

***

- Бен! – Рей коснулась стекла, представляя, что под ладонью не равнодушная холодная поверхность, но лицо любимого человека.

Бен похудел, был небрит и растрепан, под глазами залегли тени, но не выглядел изможденным. Его лицо озарила улыбка, в глазах зажглись привычные счастливые огоньки. Рей, которая нервничала всю дорогу до тюрьмы, неся в руках проклятую посылку, нервничала, когда передавала ее служащим, нервничала, когда шла в комнату для свиданий, немного расслабилась. Ее все еще колотило мелкой дрожью и все еще казалось, что сейчас войдет полицейский, и ее потащат на допрос или еще куда похуже, бросят сразу в тюрьму, например. Но пока ничего не происходило, зато напротив сидел любимый человек, перед улыбкой которого даже температура отступала.

- Как ты, малыш?

- Скучаю, - вздохнула Рей, - очень сильно скучаю. Скоро Рождество. Без тебя, - девушка поморщилась и шмыгнула носом, подняла на парня совершенно больной взгляд, - мистер Хан предлагает встретить Рождество с ним, но я даже не знаю, будет ли это уместно, - пожала плечами девушка.

- Отец очень тебя любит, как и я, - ответил Бен, тоже касаясь стекла.

Это было самым невыносимым: видеть друг друга, слышать, но не иметь возможности прикоснуться. До тюремного заключения Бена, Рей и не осознавала, как часто они касались друг друга. Всегда. Подсознательно, невольно, или намеренно. А вот сейчас были разделены тонким, но крепким стеклом, холодным, твердым, острым. На Рей временами накатывало отчаяние, ей казалось, что она никогда не дождется окончания срока Бена.

- Я не могу подарить тебе подарок в этом году, малыш, - тем временем говорил Бен, - но, как только выйду, ты получишь все, что захочешь.

Рей посмотрела недоуменно. Какие к черту подарки! Не нужны ей были эти подарки. Подарки. Девушка нахмурилась, закусив губу. Кажется, она могла бы поговорить о том, о чем так хотела, но не знала, как.

- Кстати, о подарках, - осторожно начала Рей, быстро огляделась по сторонам, на других посетителей, на надзирателя, стоявшего у стены и уткнувшегося в телефон. Никто не обращал на них с Беном внимания. Рей подалась вперед, крепче сжимая трубку переговорного устройства.

- Подарках? – Бен насторожился, глядя на решительное выражение лица девушки, он слишком хорошо ее знал и всегда мог уловить малейшую эмоцию на ее лице.

- Викрул передал тебе подарок. Сладкий и вкусный, он же знает, какой ты сладкоежка, - тихо произнесла Рей, легкомысленно улыбнувшись, но глаза при этом оставались серьезными.

Сладкое Бен терпеть не мог, изредка мог съесть немного шоколада, никогда не пил кофе с сахаром, а на любимое Рей кортадо со сгущенным молоком смотрел почти с ужасом. Как и сейчас он смотрел на девушку.

- Викрул что сделал? – тихо спросил Бен, - он что…передал сладкое через…тебя?

Рей робко кивнула, Бен сильнее сжал трубку, сделал глубокий вдох и медленный выдох, успокаиваясь.

- Малыш, я хочу, чтобы ты поняла, - осторожно начал Бен.

- Поняла, что твой дружок проштрафился? – иронично произнесла Рей, ощущая вдруг безбашенную злость, - что я не должна была знать о…сладком?

- Рей…- Бен смотрел растеряно.

За три месяца Бена в тюрьме они не поругались ни разу. Рей не упрекала парня в том, что он сделал, он хоть иногда и отпускал комментарии о том, что пока он за решеткой, девушка найдет себе кого получше, но сводил эти слова к шутке, которая лишь выдавала его страх, приправленный ревностью. Но они не ругались, ведь тратить драгоценные минуты редких свиданий на скандал было последним делом. Но сегодня, кажется, они нарушат негласное правило.

- Я не хочу больше передавать подарки от твоих друзей! – выплюнула Рей.

- Ты и не будешь, - мрачно произнес Бен, - Викрул больше не будет тебя втягивать в это.

- Я не хочу, чтобы ты принимал эти подарки! – огромных усилий стоило Рей не повышать голос, не орать. Девушка склонялась все ближе к стеклу, сверля лицо парня яростным взглядом, а Бен старательно не смотрел ей в глаза.

- Рей, я не могу, так это не делается, - твердо ответил Бен и все же взглянул ей в глаза.

И от этого жесткого и бескомпромиссного взгляда темных глаз по спине девушке побежали мурашки, стало холодно, она невольно отшатнулась от стекла, глядела на парня и не узнавала его.

- Пойми одно, малыш, теперь назад пути нет. Но я обещаю, что ты больше не будешь передавать такие подарки. Вик был неправ, я поговорю с ним.

- Ты поговоришь с ним, - пораженно произнесла девушка, - ты серьезно? Бен! Дело не в передаче, не в том, что Вик попросил меня, дело в тебе, в том, что ты получаешь такие подарки! Мы же договорились, Бен, мы же…

- Мы ни о чем не договаривались, малыш, - жестко перебил Рей парень, - даже не начинай!

- Не начинать?! – она все же повысила голос, заслужив пару недовольных взглядов других посетителей, снова с опаской оглянулась на полицейского за спиной, но он был погружен в созерцание экрана телефона, - не начинать?! – яростно зашептала Рей, - ты топишь себя, гробишь свою и нашу жизнь, а мне не начинать?!

- Я сделаю нашу жизнь лучше, - уверенно произнес Бен, - я обещаю.

- Не нужны мне такие обещания! – бросила в ответ девушка, - и знаешь, что, если я еще раз узнаю о подарках, ты меня больше не увидишь! – она все же решилась на шантаж.

Бен дернулся и побледнел, поджал губы, прямо посмотрел на девушку, которая вдруг начала осознавать, что перегнула. А потом Соло нехорошо улыбнулся

- Ну так ты больше и не узнаешь, малыш, - произнес совсем невесело, заставив Рей задохнуться от возмущения и злости.

- Вот как? – медленно произнесла девушка, - будешь мне врать?

Бен молчал.

- Что же, - холодно проронила Рей, - у тебя есть время до окончания срока подумать, что ты выберешь: меня или…подарки.

Она повесила трубку, бросила последний взгляд на Бена, который смотрел растеряно и обижено и вышла из комнаты.

И уже за воротами тюрьмы позволила себе расплакаться навзрыд, размазывая по лицу дешевую тушь и блеск для губ. Рей всхлипывала и тряслась, судорожно вздыхала, задерживала дыхание, чтобы перестать плакать, но снова срывалась на плач, переходящий в рыдание, на крик, что едва удавалось сдержать. Она же бросила его вот сейчас. Бросила своего Бена! Она не увидит его до июня! Чертову проклятую вечность! Ну почему, почему, почему он связался с наркотиками?! Зачем?! Все же можно было сделать по-другому! А он еще и прикрывает эту гадость заботой о ней! Нет никакой заботы, есть его тщеславие и желание легких денег! Он готов подставляться и рисковать, а она? А как же она?! Она что же, всегда будет ждать его по эту сторону холодного стекла?! Нет. Это невозможно, так нельзя, это неправильно, черт подери! Она снова зарыдала навзрыд, рядом затормозила машина, из окна высунулся Кардо.

- Рей?

- О господи! – закричала девушка, топая ногой, поднимая тучи брызг из лужи, что попалась на пути, - ты-то здесь откуда?! Какого хрена? Кто еще?! Вик? Траджен?! Кто из вашего долбанного рыцарского братства?! Это он тебя попросил?! – она ткнула пальцем в сторону тюрьмы, - да? Нахер! Пошли вы все нахер!

Девушка резко развернулась и зашагала прочь к остановке автобуса. Машина резко стартовала и перегородила девушке дорогу.

- Да ты издеваешься! – зашипела вышедшему Кардо Рей, - что в слове «нахер» тебе не понятно, а?!

- Рей, - Кардо поднял руки, развернув ладони к девушке, - успокойся, ладно? Да, я действительно здесь, потому что сегодня день свиданий, и Кайло просил присмотреть за тобой. И я решил, что могу тебя подвезти. Смотри, дождь собирается, ветер холодный, а ты недавно переболела. Рей, - он подошел ближе к насупившейся и все еще плачущей девушке, - садись. Мы поедем домой. И поговорим. Просто поболтаем по-дружески.

На голову упала первая капля дождя, а особенно злой порыв сырого ветра заставил закашляться.

- Давай, - Кардо приобнял ее за плечи, подталкивая к автомобилю, - садись.

Рей скользнула в машину, села и отрешенно уставилась в окно. Истерика постепенно стихала, оставляя после себя опустошение, горечь и стыд.

- Вы поругались? – спросил Кардо, когда они выехали на шоссе, ведущее к городу.

- Да, - ответила Рей.

- Из-за, - Кардо замешкался, прибавил тепла в машине.

- Наркоты, которую передал Викрул! – зло выплюнула Рей, - из-за того, что Бен не хочет перестать, пока не поздно!

- Но уже поздно, Рей, - мягко произнес парень, заставив девушку похолодеть от этих слов.

- Но…

- Рей, ты, кажется, не совсем понимаешь, что связавшись с наркобизнесом нельзя перестать. Бен уже знает слишком много, чтобы его просто так отпустили. Мистер Сноук не делает подобных ошибок.

- Мистер…Сноук? – пробормотала Рей, - кто это?

Кардо помолчал, а потом ответил нехотя:

- Очень влиятельный человек. Он не отпустит Бена просто так. Никого из нас не отпустит.

Рей часто-часто задышала, чтобы только не разрыдаться от безнадежности этих слов, от страха, что сковал все тело, от стыда за злые слова, что сказала Бену. И оттого, что упрямо и эгоистично все равно не собиралась сдавать свои позиции. Она или наркотики. Бену придется выбирать, хочет он того или нет! И ей плевать на всех этих влиятельных людей!

- Бен ведь делает это и ради тебя тоже, - продолжил тем временем парень, - он очень тебя любит.

- Нет! – яростно сверкнула глазами девушка, - не надо говорить, что это ради меня! Это прежде всего он делает для себя! Потому что это легко и просто! Потому что он считает, что станет богатым и не отдаст взамен ничего! Но это далеко не так! Опасностей на этом пути гораздо больше, чем выгоды! И я не хочу иметь с этой гадостью ничего общего! Нет!

- Готова бросить его?

Рей закусила губу. Не готова. Не готова. Не готова! Черт! Она же любит его так сильно, так невыносимо остро, что задыхается вдали от него. Она так соскучилась по его улыбкам, по его голосу, по его сильным рукам. Но он гробит свою жизнь! Он гробит их будущее!

- Да! – хотела сказать уверено, а получилось надтреснуто и жалобно.

И слезы снова потекли по щекам.

Кардо лишь вздохнул в ответ. Остаток пути они проделали в молчании.

- Спасибо, что подвез, - тихо произнесла девушка, с ненавистью глядя на отчий дом.

- Всегда пожалуйста, - пожал плечами Кардо, - Рей, я прошу тебя только об одном: не принимай поспешных решений.

Девушка бросила на парня быстрый взгляд и стремительно выскочила из машины.

__________________________________________________________

1. Рей и Бен вспоминают 56 сонет У.Шекспира. Автор цитирует в переводе С.Я. Маршака


========== 7. ==========


Комментарий к 7.

Визуал: https://ibb.co/frGNbMP

https://ibb.co/JB9JcDp


Наверное, здесь уместно предупредить, что мораль Рей в этой главе может вызвать ряд вопросов. Я ее не оправдываю, но в принципе могу понять ее жесткость, доходящую до жестокости. Помним, где Рей выросла и что видела перед глазами все детство и юность. Приятного прочтения)

Рабочий день перевалил за вторую половину, когда это случилось. Подобно приливной волне между сотрудниками пробежал шепоток, наконец, достигая Рей, которая думала о чем угодно, только не о переводах.

Позавчера в обеденный перерыв она долго разговаривала с Фазмой. Подруга называла их с Кайдел кубинскими партизанками времен Че Гевары, спрашивала, почему они не рассказали ей, и сказала, что сама съездила к Пейдж.

- И что? – поинтересовалась Рей, уже по интонации Фаз понимала, что ничего.

- Ничего, - процедила подруга, - эта сучка при поддержке своей сестры пела мне, как она любит Армитажа и их ребенка.

- Чушь, - мгновенно отреагировала Рей, - ты же понимаешь, что чушь. Она хочет вытянуть из Хакса, как можно, больше денег, когда родится ребенок. На что только она рассчитывает, мне совершенно непонятно. Это же не первый ублюдок, рожденный в Лемон Гров, Хакс и не посмотрит в его сторону.

- А вот тут ты не совсем права, - вздохнула Гвен, - Хакс вырос все же в чуть более благополучном, чем мы квартале.

- Ой, только не говори мне, что это повлияло на его мировоззрение! – воскликнула Рей.

- Тем не менее, это так, - отозвалась подруга, - ему, конечно, плевать на Тико, но ребенок…

- Да у него скоро будет свой! – не выдержала Рей и повысила голос, - свой, Фаз! Да Кайдел с ума сойдет просто, если Хакс будет разрываться между их ребенком и этим ублюдком. Она же каждый день мне звонит, знаешь?

- Знаю, - вздохнула Фазма, - я тоже приезжаю к ней каждый день.

Подруга помолчала, а потом продолжила.

- Надо что-то решать.

- Предложить ей денег, - отрезала Рей, - за то, что не просто бросит Хакса, но и избавится от ребенка. И накинуть еще сверху, чтобы даже близко не подходила к Арми и его семье.

- Отказывается, - ответила Фаз.

- Угрожать, - в тон ей бросила Палпатин и продолжила, - Фаз, ты же наверняка знаешь нужных людей. Пусть поговорят с Пейдж, хорошенько объяснят сучке, что так не делается, что ее жизнь особенно много не стоит, и если она хочет эту жизнь сохранить, то должна быть покладистой.

- Я попробую, - ответила подруга, - не знаю, что из этого получится, но я попробую.

Два дня от Фазмы не было никаких новостей, Кайдел все так же звонила и тихо плакала в трубку, а Рей не знала, чем еще помочь подруге.

И вот теперь, оторвавшись от экрана компьютера, Рей с удивлением увидела двух полицейских. Они шли через офис, вызывая шепот, напоминающий угрожающее шипение змеи, шуршание сбрасываемой чешуйчатой кожи. Рей передернула плечами, не совсем понимая, что могло понадобиться полиции в офисе издательства. Наконец, они остановились рядом с ее столом, заставив девушку замереть. Краем глаза она видела любопытные лица коллег, слышала, как они шепчутся о чем-то, с удивлением уловила среди шепота свое имя.

- Мисс Рей Палпатин? – поинтересовался один из полицейских.

- Да, - кивнула девушка, - это я.

- Сержант Мюррей, - он продемонстрировал жетон, - вы арестованы по подозрению в нанесении тяжких телесных повреждений мисс Пейдж Тико.

Рей заморгала, недоверчиво уставившись на мужчину, подумала на мгновение, что ослышалась, что ей кажется, но полицейский был предельно серьезен, демонстрируя ей ордер на арест, в котором черным по белому было написано о том, что Рей Палпатин подлежит аресту.

- Но, - пробормотала Рей, поднимаясь – это, должно быть…

Договорить ей не дали.

- Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права? – перебил ее второй полицейский.

Ошеломленная, совершенно дезориентированная Рей могла лишь кивнуть, покорно подставляя руки, на которых тут же защелкнулись наручники. Шепот коллег превратился в оглушающий гул, хотелось заткнуть уши, зажмуриться и поверить в то, что это какой-то дурной сон. А потом проснуться в своей квартире с бешено колотящимся сердцем. Но это была реальность, где Рей Палпатин под любопытными взглядами коллег, закованная в наручники шла к выходу из издательства. Отчего-то в голове билась мысль о том, что работу она точно теперь потеряла. Какая работа! Она потеряет скоро свободу. Но она же, черт подери, и пальцем не трогала Пейдж! Что еще за новые фокусы этой сучки? Ей нужно позвонить, совершенно точно нужно позвонить. Но кому?

Дэмерона она отмела сразу: По удар хватит, когда он узнает, что девушка попала под стражу, того и гляди отзовет свое предложение руки и сердца. Но не это главное, главное то, что тратить драгоценный звонок на Дэмерона Рей не собиралась, парень будет абсолютно бесполезен. Нет, в этом случае По ей не помощник.

Если она позвонит Кире, то уже через час в участке будет дед со свитой из адвокатов, и, возможно, Рей даже выпустят под залог, но как она потом расплачиваться будет с дедушкой, не хочется и думать. Нет, сестра тоже не помощница в этом деле.

Оставались Кайдел и Фазма, но шокировать и без того нервную в последнее врем Кай, Рей не собиралась, а значит, ей нужен звонок Фаз, которая обладает достаточно устойчивой психикой, связями и деньгами, которые позволят Рей получить не государственного, абсолютно бесполезного, адвоката, а нормального защитника. И Фазме денежный долг девушка сможет отдавать постепенно и по частям, не говоря уже о том, что подруга никогда ей не напомнит о том, что Рей должна.

- Я могу позвонить? – спросила Рей, сев в полицейскую машину, больше из вежливости, не желая настраивать против себя служителей порядка. Свои права она знала.

- У вас будет право на три телефонных звонка , - кивнул сержант Мюррей, - как только мы окажемся в участке.

Рей кивнула, показав, что понимает. И замолчала, отвернувшись к окну, за которым проплывали солнечные улицы Сан-Диего, вне которых она уже была. Словно бы больше не принадлежала тому миру в окне, враз став чужой. Ей все еще казалось, что это какой-то дурной сон, что вот-вот она проснется. В голове крутилось слово ошибка. Но слишком уж все совпало: ее угрозы Тико тем субботним утром, разговор Пейдж и Кайдел, ее собственный разговор с Фазмой по поводу того, как решить ситуацию, и Кайло, который…Стоп. Рей похолодела. Злой шепот, как наяву, вдруг ворвался в уши: я спалю твой чертов мир дотла. Могло ли это быть ходом Рена? Было ли это его изощренной местью – посадить ее в тюрьму, чтобы она на своей шкуре прочувствовала, каково это? Да нет. Рей помотала головой, отгоняя эти мысли. Даже если так, то это как-то мелковато для Кайло. В конце концов, за побои ей много не дадут. Или дадут? Что там сказали полицейские? Тяжкие телесные повреждения? Насколько тяжкие? Она помнила, как Бена посадили на восемь месяцев, но как сравнивать два случая, которые могут оказаться совершенно разными? Вот же черт. И что ей теперь делать?

В участке у нее отобрали личные вещи, и дали стационарный телефон. Рей с трудом вспомнила номер мобильного Фазмы, начала набирать, сбилась, повторила снова. Пальцы слушались с трудом, атмосфера полицейского участка давила на девушку, заставляя руки трястись. Рей никогда не думала, что ее так просто выбить из колеи, считала себя человеком с крепкой нервной системой. Но, кажется, ошиблась. Слушая равнодушные гудки, Рей едва не шептала: пожалуйста, ну, Фаз! Ответь! Фазма так и не ответила, Рей положила трубку и с мгновение стояла, глядя в стену. А потом повернулась к полицейским.

- Я закончила, - произнесла тихо.

Ее отвели в камеру, железная дверь закрылась с тяжелым лязгом, заставив девушку вздрогнуть. Она замерла на пороге, в растерянности оглядывая небольшое помещение, где три койки пустовали, а на самой дальней сидели две девицы легкого поведения: одна постарше гладила другую помоложе по голове и что-то тихо говорила ей. На шум двери девицы повернули головы в сторону Рей, которая могла разглядеть, что та, что постарше уже лет сорока и первые морщины избороздили ее лицо, а вторая – совсем юная, быть может, моложе самой Рей. Проститутки были ярко накрашены и вызывающе одеты.

- Привет, милочка, - улыбнулась старшая, демонстрируя выбитый зуб, - проходи, не стесняйся.

Рей сделала робкий шаг вперед и снова замерла, оглядываясь настороженно.

- Не бойся, - продолжала старшая, - я Бетти, а это – Лиззи

Молодая махнула рукой и тоже улыбнулась.

- Привет, за что ты здесь?

Рей передернула плечами. Сказать, что ни за что, что это все большая ошибка, что скоро она отсюда выйдет…сколько таких речей слышали эти мрачные ободранные стены? Не стоило сотрясать воздух. Но ведь она действительно ничего не сделала! А они не живут в дурной антиутопии будущего, где наказывают только за мысль и желание. Будь воля Рей, она бы вообще убила упрямую сучку Пейдж Тико, только бы больше не плакала Кайдел! Но не убила же! А за мысли не сажают в тюрьму!

- Не хочешь, не говори, - произнесла Бетти, понимающе кивая, - хочешь сигаретку? – она дружелюбно протянула Рей пачку.

Палпатин никогда не курила, но отказываться не стала, вдруг засмущавшись этого искреннего жеста, посчитала, сколько невежливо будет отклонить предложение. Поэтому, все же подойдя ближе, приняла и сигарету, и предложенную зажигалку, закурила неловко, ощущая противную горечь во рту, сглотнула вязкую слюну, вдохнула дым, поперхнулась на мгновение так, что перехватило дыхание, стала хватать ртом воздух и снова затянулась до головокружения.

- Садись, - Бетти похлопала рукой рядом с собой.

Рей опустилась на койку, ощущая, как пружины впились в зад, поморщилась.

- Меня Рей зовут, - произнесла хрипло.

- Это ж вроде мужское имя, - хихикнула Лиззи.

- Пишется по-другому, - мирно ответила Палпатин и снова затянулась сигаретой, начиная понимать, что в этой забаве находят другие.

Некстати вспомнила, что и Бен теперь курит. И все же, он или нет организовал ее арест? Подставил ее. Потому что ее явно кто-то подставил, может, и сама Пейдж. Побили ее люди Фазмы, а сучка решила использовать это на пользу себе и во вред Рей. И такое тоже могло быть. Вопрос только теперь в том, как самой Рей выпутываться из этой ситуации.

Ночью она практически не спала. Каким-то немыслимым образом, несмотря на то, что на улице было шестьдесят шесть градусов, в камере было холодно и как будто бы сыро, а еще гулко и вода, капающая из неисправного крана, громко ударялась о раковину, заставляя ту дребезжать. Бетти и Лиззи сладко посапывали, а Рей крутилась на узкой койке, слушала скрип пружин, терзала тонкое одеяло, вглядываясь во тьму, слушая чужеродные и пугающие звуки полицейского участка. Завтра ее поведут на допрос. И что же ей говорить? Правду? Всю и до конца? В том числе и ту, где она угрожала Пейдж Тико, где обсуждала с Фазмой, как лучше напугать девчонку? Или этого говорить нельзя? Да, Рей выросла в Лемон Гров, но она всегда была по ту сторону стекла. Это Бен сидел в тюрьме, это Бен знает, как нужно общаться с полицейскими и вести себя на допросе. Она же всегда старалась держаться, как можно, дальше от криминала. И вот все равно оказалась здесь. Какая злая ирония.

Под утро Рей все же забылась тяжелым сном, в котором мелькали образы заплаканной Кайдел и ее разрушенной гостиной, печальный Хакс и улыбчивый По с его кольцом, где сияла ослепительным розовым светом жемчужина, а еще злой Кайло, который обнимал ее, улыбаясь улыбкой Бена Соло, теплой и понимающей. Проснулась девушка от грохота двери.

- Палпатин, на выход! – рявкнул полицейский.

Рей села на кровати, схватившись за голову, которая нещадно болела, а еще ломило все тело, во рту прочно поселился горький привкус дешевых сигарет.

- Тебе дважды повторять надо? – послышался злобный вопль.

И Рей кое-как встала на ноги, пошатываясь побрела к двери, покорно подставила руки для наручников, которые уже знакомо щелкнули. От этого пробежал холодок по спине, Рей так быстро привыкла к тюремным звукам, что, пожалуй, на следующую ночь станет и спать крепко в этом гадюшнике. Все тело ощущалось грязным, одежда была мятой, а на голове наверняка творилось черт, знает что, Рей попыталась пригладить волосы скованными руками, но была остановлена грубым окриком. Ну нельзя, так нельзя.

Ее втолкнули в допросную – безликую комнату без окон, Рей села на указанный стул и замерла в ожидании. Руки неприятно саднило от холодного металла, хотелось пить, есть и в туалет. Тишина комнаты давила на нее. И это вчера ей казалось, что она исключена из окружающего мира? О нет! Вчера она еще была полноценным кусочком в общем паззле мироздания, а вот теперь ощущала себя пустым местом. Темные стены словно сдвигались, на мгновение Рей ощутила приступ неконтролируемой паники, хотя клаустрофобией никогда не страдала. Палпатин задышала часто-часто, стараясь успокоить себя. Она, черт подери, ни в чем не виновата! Вот только, к сожалению, ее слов недостаточно, как недостаточно и ее невиновности. Снова раздался лязг двери. Право слово, этот звук будет являться ей в страшных снах!

В допросную вошел пожилой мужчина, окинул Рей внимательным взглядом и сел напротив, на стол перед собой положил тонкую папку.

- Здравствуйте, мисс Палпатин, - он слегка улыбнулся, - я майор Калуан Иматт.

- Здравствуйте, - настороженно ответила Рей, - а где…

- Ваш адвокат? – почти отечески улыбнулся майор.

Рей кивнула.

- Вы встретитесь с ним в суде, через семьдесят два часа, когда судья будет выносить вердикт о вашем дальнейшем пребывании в наших гостеприимных стенах.

Рей нервно сглотнула. Ситуация становилась еще страшнее, чем она себе представляла.

- Итак, мисс Палпатин, - продолжал улыбаться Иматт, - начнем. С самого простого. Знакомы ли вы с мисс Пейдж Тико?

- Да, - кивнула Рей.

- Давно?

Рей передернула плечами, пытаясь подсчитать.

- Около двадцати лет.

- Так много? – делано удивился мужчина.

- Росли в одном районе, - ответила девушка, - ходили в одну школу.

- В одном районе, - пробормотал Калуан, - Лемон Гров, верно? – в голосе его появилось легкое отвращение.

- Верно, - Рей постаралась не выдать мгновенно охватившее ее раздражение.

- Когда в последний раз вы видели мисс Тико?

- Десятого сентября, в прошлую субботу, - ответила Рей.

- Вы знали о ее связи с мистером Армитажем Хаксом?

- Знала.

- Миссис Хакс – ваша подруга, верно?

- Верно.

Рей подтверждала то, что Иматт и так, очевидно, знал, но все равно спрашивал, записывая.

- Мисс Пейдж не первая любовница мистера Хакса?

- Да, - кивнула Рей.

- Но именно она вызвала вашу ничем не обоснованную агрессию, приведшую к трагедии.

- Я не, - начала было девушка.

- Не отпирайтесь! – вдруг рявкнул Иматт и вынул два листа, - вот это – заявление мисс Тико о том, что вы жестоко избили ее, пользуясь ее плохим самочувствием в связи с беременностью. А это – заключение врача, в котором говорится, что именно нанесенные травмы привели к прерыванию беременности и тяжелому состоянию мисс Тико, которая сейчас находится в больнице в Хиллкресте.

- Не самое дешевое место, - зачем-то пробормотала Рей, изучая документы и к своему стыду ощущая странное злорадное облегчение от того, что ребенка Пейдж больше нет. Ей не было жаль девушку, не жаль нерожденное дитя, она лишь думала о том, что сучке больше нечем шантажировать Хакса, что теперь Кайдел может спокойно продолжать закрывать глаза на интрижки мужа. Она чудовище, Рей знала это, но не могла найти в себе даже капли сочувствия к Тико.

- А это – свидетельство сестры мисс Пейдж – миссис Роуз Джонсон – о том, как вы, мисс Рей, ворвались в ее квартиру и совершили противоправные действия.

Иматт улыбался довольно, глядя, как Рей растеряно рассматривает документы, которые говорили: она виновна. Но ведь это не так! Это неправда! Не могло быть никакого свидетельства, никакого абсолютно! Она ни в чем не виновата. Пальцем не трогала Пейдж. Как же так. Как так получилось? Кто так удачно ее подставил?

Рей загнанно дышала, по вискам стекали капли пота, воздуха отчаянно не хватало, хотелось рвануть пуговицы на блузке, что сжимала грудь. Черт подери, когда она успела так вляпаться?!

- Так что, мисс Палпатин, вам не отпереться, - почти ласково продолжил Калуан Иматт, - давайте-ка мы быстро подпишем чистосердечное признание, и ваш срок существенно уменьшится. Сотрудничество со следствием – благое дело.

Рей молчала, не поднимая взгляда от бумаг, глядя на них так пристально, словно одним взглядом собиралась заставить их исчезнуть. В висках стучали молоточки бешено разогнавшегося пульса, а в голове было пусто, ни одной идеи, как ей быть и что делать. Одно Рей знала точно: все ее существо сопротивлялось признанию.

- Мисс Палпатин, - продолжал Иматт, - не следует упрямиться. Все улики указывают на вас и…

Договорить Иматт не успел, за дверью послышался какой-то шум, ожесточенный спор, а потом дверь распахнулась так резко, словно ее открыли пинком. В кабинет вошла седовласая дама в строгом брючном костюме. И Рей с облегчением, граничащим с паникой, узнала адвоката дедушки – мисс Натаси Даалу. Подумать, почему она здесь, как дедушка узнал о том, что у Рей неприятности, не было времени. Натаси же сразу пошла в наступление.

- Мистер Иматт, - холодно улыбнулась Натаси, - подать ли мне иск о том, что вы допрашивали мою клиентку без присутствия адвоката? О, я уверена, что судья оценит этот ваш проступок. И давайте-ка заранее обозначим: что бы мы мисс Палпатин, - Даала послала теплую улыбку растерявшейся девушке, а потом снова перевела взгляд на майора, и улыбка тут же превратилась в холодный оскал, - тут ни говорила и даже вдруг подписала, все это не имеет никакой цены для следствия. Вот, - она вытащила какие-то документы, - постановление судьи о домашнем аресте мисс Палпатин в доме ее деда, сумма залога обозначена здесь же. Поэтому, с вашего позволения, я прерываю этот противозаконный допрос, увожу мисс Палпатин и жду официального приглашения для дачи показаний. Но, - Натаси подняла вверх указательный палец, - только в моем присутствии, - она круто развернулась к Рей, - мисс Палпатин, идемте!

И не дожидаясь, пока медленно соображающая, ошарашенная Рей, вернет себе контроль над своим телом, неловко поднимаясь со стула, пока с нее снимут наручники, вылетела из допросной, оставляя за собой аромат дорогих духов. На побледневшего Иматта было приятно смотреть. Но Рей некогда было наслаждаться потерянным видом растерявшегося майора, она поспешила вслед за адвокатом деда. Словно бы проснувшийся мозг уже пытался просчитать, что ей будет стоить освобождение, ведь дед никогда и ничего не делал бесплатно.

- Натаси, - Рей удалось догнать адвоката уже на выходе из участка.

- Вещи получила? – отрывисто спросила Даала.

- Да, - кивнула Рей, рассматривая на экране мобильника семь пропущенных от Фазмы, четыре от Кайдел и один от По.

- Чудно, идем.

- Натаси, - снова начала Рей.

- Помолчи, - властно приказала женщина, - все разговоры не здесь, - и добавила уже тише, - и не со мной.

Рей лишь обреченно вздохнула, увидев у входа в участок припаркованный черный Кадиллак деда. Натаси послала девушке сочувственный взгляд.

- Держись, - хмыкнула и, закурив, пошла к своей машине.

Кадиллак приветственно мигнул фарами, Рей покорно скользнула в прохладу салона. Дед, изучавший газету, даже не повернул головы в ее сторону, лишь стукнул в перегородку, и машина тронулась с места. Рей постаралась подавить тяжелый вздох, недовольство деда разлилось в воздухе, забираясь под кожу, заставляя девушку вздрогнуть.

- Изучаешь продукцию конкурентов? – попыталась неловко пошутить девушка.

- Смотри, - дед протянул ей газету.

Рей взглянула на обложку и похолодела. Там было ее фото, ее растерянную и жалкую в наручниках выводили из офиса издательства, кричащий заголовок говорил об аресте Рей Палпатин. Девушка нервно сглотнула, ощутив, как пересохло во рту.

- Тебе повезло, милая, что твой дедушка не последний человек в этом городе, - обманчиво мирно произнес Шив, - это, - он брезгливо ткнул пальцем в бумагу, сминая ее, - никогда не увидит свет.

- Спасибо, - прошептала Рей.

- Думаешь это ради тебя, никчемная девчонка?! – повысил голос Палпатин, - кто под тебя копает? Кому ты перешла дорогу в своем гадюшнике?!

- Я уже давно не живу в Лемон Гров, - зачем-то попыталась оправдаться Рей, хотя знала, что никаких оправданий дед слушать не станет.

- Но постоянно там крутишься! – рявкнул дедушка, - ты не стоишь ни цента, что я в тебя вложил! И ты себе не представляешь, чего стоило не пустить это в печать! Чего стоило вытащить тебя из тюрьмы!

- Я все отдам, - каждое слово давалось с трудом. Рей комкала злосчастную газету в руке, чувствуя себя снова той Рей шестилетней давности, которой дед всегда был недоволен.

Шив Палпатин зло рассмеялся.

- Дело не в деньгах, девочка моя! Да и у тебя таких денег никогда не будет!

Он резко схватил ее за подбородок, больно запрокинул голову, заставив посмотреть в глаза. Рей застыла от серого свинцового холода, которым обдал ее взгляд деда.

- Значит так, ты слушаешь меня и делаешь, как я скажу, а иначе вернешься за решетку, поняла меня?

Рей сумела только кивнуть. Дед отпустил ее подбородок, побарабанил пальцем по колену.

- Я решу вопрос с девчонкой, но ты ведешь себя, как послушная и любящая внучка. Ты принимаешь предложение мистера Сноука, переезжаешь в нормальный район города, ты не ездишь попусту в Лемон Гров и выходишь замуж за По Дэмерона, ты не компрометируешь меня ни словом, ни делом, ни даже взглядом! А иначе ты отправишься за решетку на столь долгий срок, который и не предполагает этот жалкий следователишка – Калуан Иматт. Ты меня поняла?

Рей застыла, замерла, желая превратиться в статую, исчезнуть, раствориться в прохладе салона, стать газетной страницей, которую разорвут на части, все равно ее уже рвали. Условия деда втаптывали в грязь все ее планы и мечты, превращали всю ее так тщательно выстраиваемую последние четыре с половиной года жизнь в пыль, которая развеялась под жарким солнцем Сан-Диего.

- Дедушка, - обреченно прошептала Рей.

- Не желаю ничего слушать, кроме твоего согласия, - процедил Палпатин, вбивая последний гвоздь в крышку ее гроба, потому что это, черт подери, будет не жизнь! – ты опозорила меня, - шипел рассерженной гремучей змеей Палпатин, - я не собираюсь больше вытаскивать тебя из тюрьмы или откуда еще похуже. Не позволю, чтобы ты позорила мою фамилию! Ты выполнишь все условия, иначе прощайся со своей свободой! Все. Не желаю ничего слушать. Мы едем молча!

- Я еще не дала своего согласия, - зачем-то прошептала Рей.

На мгновение повисло молчание.

- Серьезно, Рей? – дед аж подскочил на сидении, - готова вернуться в тюрьму? Окончательно загубить свою жизнь? Правда? – мужчина нехорошо улыбнулся.

Рей стиснула зубы. Кого она обманывает? Деда? Себя? Иногда Рей ненавидела себя за то, что не могла быть гордой до конца, той особенной, болезненной гордостью, которая не видит границ и не принимает никаких рамок, которая идет напролом, сметая прочь все на своем пути, руша собственную жизнь. Рушить свою жизнь Рей не хотела, и она очень хорошо умела приспосабливаться. И дед это прекрасно знал, поэтому даже не воспринял всерьез ее выпад.

- Вот и умница, - почти ласково произнес Палпатин в ответ на ее молчание, - сейчас мы едем домой, ты приводишь себя в порядок, вечером приходит Кира. Я бы сказал, что ей не обязательно знать о том, что происходит, но ты ведь все равно расскажешь. Да впрочем, это и неважно, а потом, моя девочка, мы подыскиваем тебе квартиру. А хочешь, так можешь остаться у меня. Нет? – покосился на молчавшую Рей мужчина, - ну хорошо, нет так нет. Квартира, работа. И можешь начинать планировать идеальную свадьбу, это так волнительно и приятно для любой девушки, - Палпатин сощурился довольно.

Рей захотелось его ударить, Рей захотелось завизжать от бессилия, устроить отвратительный бесполезный скандал. Но вместо этого девушка отвернулась к окну, в которое уставилась с мрачной злобой, граничащей с обреченностью.

Как только они подъехали к дому, Рей, не дожидаясь деда, выскочила из машины и почти бегом кинулась к дому. Ей жизненно необходимо было сейчас остаться одной. Не подумать, что делать дальше, но хотя бы осознать, что уже произошло. Она бегом миновала холл, едва выдавила улыбку радушно улыбнувшейся экономке – миссис Бенико, взлетела по лестнице и буквально ворвалась в свою комнату. Остановилась посреди, а потом истерически рассмеялась. Дед, конечно, знал, что она согласится на его условия, - все здесь было приготовлено к ее приезду. Да и нет у нее теперь выбора до постановления суда, - она заперта в этом проклятом доме! С рычанием девушка схватила лежащий на кровати халат и отправилась в душ. Ей нужно было смыть с себя запахи тюрьмы, осознать, что она на воле. Господи. Ей хватило меньше суток, чтобы тюрьма оставила в ее душе след. Как же Бен пережил целых шесть лет?! Рей скользнула под теплые струи воды. Почему она снова думает о Бене? Его нет! Больше нет! Девушка ударила кулаком в стену, и еще раз, и еще. Слезы все же потекли по щекам. Она уже задыхается в этом доме. Говорить, что это хуже тюрьмы, - глупо. Здесь прекрасные, комфортные условия. Если она пожелает, здесь выполнят любой ее каприз, стоит лишь сказать. Но меньше всего Рей хотелось выказывать капризы или пожелания. Ей хотелось оказаться в своей дешевой квартирке с соседями-алкоголиками. И никогда больше не видеть этот роскошный дом в Ла Хойя. Девушка горько разрыдалась, давая выход накопившемуся за последние дни напряжению. Где-то ее жизнь свернула не туда. Возможно, даже в тот день, когда она согласилась обменять свободу Бена на свободу для Киры, на деньги и роскошь. И это мучает ее вот уже шесть лет!

От обеда Рей отказалась, одевшись, ушла на берег океана, где сидела под жарким сентябрьским солнцем, слушая шуршание волн, накатывающих не берег. Ей, конечно, придется выполнить условия деда. Как он разберется с Пейдж, Рей мало интересовало. Пусть хоть убьет Тико – наплевать! А вот что делать ей? Как жить дальше не своей жизнью? Рей зажмурилась, закусила губу, чтобы только не закричать. Сжала в руках песок, пропуская сквозь пальцы. И еще раз, и снова. Это всегда ее успокаивало. Она справится. Она выполнит все условия деда, а дальше будет играть по-своему. Она не сдастся. Что-нибудь обязательно придумает! Ведь должен же быть, черт подери, какой-то выход! Девушка рвано задышала, чтобы только не расплакаться. Нет. Не в этом доме, который, как ей иногда казалось, словно энергетический вампир питался их с Кирой слезами, расцветая, становясь все роскошнее, даря здоровье и молодость своему хозяину. Рей нужно отвлечься. Срочно! Девушка набрала Фазму.

- Где ты была?! – ворвался в ухо возмущенный голос подруги.

- Меня арестовали, - тихо ответила Рей.

Ответом ей было молчание.

- Ты шутишь? – наконец, напряженно ответила подруга.

- Какие уж тут шутки, - вздохнула Рей, уткнувшись взглядом в землю, снова стала перебирать песок, глядя, как песчинки переливаются на солнце, - якобы я избила Пейдж, а она потеряла ребенка. Тико заявила на меня, а ее сестрица дала свидетельские показания. Это твои люди обработали девчонку? – прямо спросила Палпатин.

- Нет, - последовал незамедлительный ответ, - я только начала, скажем так, переговоры по решению проблемы, - Фаз помолчала, - ты в тюрьме?

- А похоже? – хмыкнула Рей, откидываясь на спину и щурясь на яркое голубое небо с ослепительно сияющим солнцем.

- Не похоже, - растеряно ответила Гвендолин.

- Я в доме деда, - просто произнесла Рей, закрыла глаза и все рассказала подруге.

Фазма долго молчала. И Рей, слушая лишь дыхание подруги в трубку телефона, едва не уснула. Все же почти бессонная ночь в камере давала о себе знать.

- Кто тогда? – наконец, выдала Фаз.

Рей с трудом разомкнула веки, сощурилась на солнце, поморгала несколько раз и поднялась, побрела вдоль кромки воды, с наслаждением ощущая, как теплые волны касаются босых ног.

- О чем ты? – спросила, настраиваясь на деловой лад.

Рей всегда нравилось критическое мышление подруги. Ее проницательность.

- Если не я натравила людей на Пейдж, то кто? Кто-то, кто хотел подставить тебя, это очевидно. Кто-то, кто либо дал Тико достаточно денег, чтобы она снесла побои и заявила на тебя, либо угрожал. И кто-то, кто доложил твоему деду. Кто-то, кто был в сговоре с ним. Кому это выгодно, Рей?

Палпатин нахмурилась. Да, было бы нелишним выяснить, кто ее подставил. И был ли он вообще в сговоре с дедом. Может быть, просто сообщил Шиву Палпатину задним числом? Потому что ярость деда была неподдельной, искренней, насколько вообще может быть искренним этот человек. Да, Рей хотела выяснить, кто. Но очень боялась, что именем окажется Кайло Рен. Ведь он обещал уничтожить весь ее мир. И уже загнал в ловушку отчаяния, заставляя жить не своей жизнью. Если только это он. Но если не Кайло, то кто? Врагов у Рей не было. На мгновение девушка подумала о Сноуке, который очень хотел, чтобы она работала на него. Но вряд ли Рей Палпатин стоит таких затрат, такой сложной схемы. Дед мог и сам до такого додуматься, но это было не совсем в его стиле – слишком грубо. Шив Палпатин предпочитал более тонкие манипуляции. И он, в конце концов, всегда мог шантажировать ее Кирой, этот способ был безотказным. Оставался лишь Кайло. Бен. Рей закусила губу. Если это так, то девушка начинала по-настоящему бояться этого человека. Жестокость и хитрость, подлость и беспринципность. Бен Соло никогда не был таким! Но Бена Соло больше нет, верно?

- Я не знаю, - просто ответила Рей, понимая, что подруга ждет от нее хоть какого-нибудь ответа, - я не такая уж значительная фигура на доске жизни. Я просто…

- Просто? – хмыкнула Фаз, заставив Рей осечься.

Да. О каком просто она ведет речь. Просто потенциальная наследница империи деда. Правда, с него станется ни цента не оставить внучкам, тем более, что они обе недостаточно хороши для него. Одна – слишком строптивая, вторая – слишком бесхарактерная. Рей стиснула зубы. Неужели, все-таки дед подстроил все это?

- Не просто, - вздохнула Рей, понимая, что теперь будет долго строить предположения о том, кто же подставил ее и с какой целью.

Она уже желала, чтобы это был Кайло, тогда девушка по крайне мере бы знала, кто и за что. А так чувствовала себя уязвимой.

- Вот именно, - тихо произнесла Фаз, - когда тебя освободят из-под ареста?

- Адвокаты деда работают над этим, - ответила Рей, улыбнулась, вспомнив несгибаемую Натаси Даалу. Вот уж кто сделал себя сам, женщина в суровом мире мужчин, она руководила всей адвокатской командой деда в его газете, на которую едва ли не ежедневно подавались иски в суд. Никому и никогда не давала спуску, железная леди, куда там Маргарет Тэтчер.

- Не придешь на следующую встречу? – грустно спросила Фазма.

- Объяснишь все Кай? – не стала давать очевидный ответ Рей, - потом, не сейчас. Сейчас… пусть наслаждается решением проблемы. В конце концов, Кайдел заслужила счастье.

- Да, конечно, - задумчиво ответила Гвен и попрощалась.

Рей на мгновение замерла, вглядываясь в океанскую даль и пошла назад, иногда вскидывая стопы, разбрызгивая воду и любуясь каплями, сияющими на солнце.

Рей как раз заканчивала переодеваться к ужину, когда в ее комнату без стука влетела сестра, как всегда ослепительно красивая, сияющая и радостная.

- Ты здесь! – она обняла Рей со спины, устроила подбородок у нее на плече, - дедушка сказал, что ты какое-то время поживешь у нас. А еще что ты теперь будешь работать на Эндрю, знаешь…

- Эндрю? – Рей бесцеремонно перебила сестру, не совсем сначала поняв, о ком идет речь, а потом резко развернулась, вырываясь из объятий.

Видимо, взгляд ее был столь красноречив, что сестра попятилась от неожиданности.

- Эндрю? – вскинула брови Рей, - ты, блядь, серьезно, Кира?!

Глаза сестры забегали, она стала нервно накручивать на палец прядь волос, как это делала в далеком детстве, когда волновалась или пугалась.

- Ну, - Кира покачалась с пятки на носок, - слушай, - выставила вперед руку в оградительном жесте, - слушай, я…ну…

- Хватит мямлить! – рявкнула Рей, снова разворачиваясь к зеркалу и надевая серьги. С жемчугом. И почувствовала, как ее затошнило. Господи. Как же они все ей надоели! Кира с ее играми в шпионку и любовницу, По с его играми в мафиози и жениха, дед с его играми в идеальную семью и Кайло-Бен с его играми в месть и манипуляции. Впрочем, этот как раз не играет, и это самое жуткое.

Рей нервным движением сняла серьги, швырнула их в шкатулку и решила, что не будет надевать украшения вообще.

- Все пока не так плохо, - тихо произнесла Кира, - я играю роль его спутницы, он мил и любезен, предупредителен. Он не позволяет себе лишнего, - поспешно продолжила девушка, увидев в зеркале красноречивый взгляд сестры.

- Пока не позволяет, - процедила Рей, - ну да мы же решили, что ты готова пойти до конца, верно, сестренка? А крэк вы будете курить вместе?

Сестра побледнела и сделала еще пару шагов назад.

- Откуда ты узнала? – выдохнула потрясенно, а потом сжала руки в кулаки, - ты рылась в моих вещах?! Шпионила за мной?!

- И рыться не пришлось! – рявкнула Рей, разворачиваясь, наступая на девушку, - убирать надо свои игрушки, под замок! Какого хрена, Кира?! Крэк?! Ты совсем с катушек слетела?! Ты сдохнешь, не дожив до следующего дня рождения!

- Не сдохну! – ощерилась сестра, - и это не твое дело! Я уже взрослая! Я сама знаю, как мне поступать! И в твоей защите не нуждаюсь!

Рей стиснула зубы, процедила, смерив сестру презрительным взглядом:

- Взрослая? Ты? Вот как? Не нуждаешься? – и вдруг выкрикнула, - где же ты такая взрослая была шесть лет назад?! Почему тогда ты во мне нуждалась, а?!

- Тебя никто не просил! – заорала Кира в ответ.

- Нет? – прошипела Рей, подходя все ближе, - нет? Не ты ли рыдала, что дед тебя не примет? Не ты ли просила сделать хоть что-нибудь, что-то придумать? Нет? Это была не ты Кира?!

- Так и знала, - процедила сестра, - что ты все-таки однажды меня этим попрекнешь. Что же, ты держалась шесть лет, молодец, - язвительно произнесла сестра, ее глаза вспыхнули нехорошим блеском, - что такое? Милый Бен Соло вышел из тюрьмы и не бросился в твои объятия?

Рей вздрогнула, дико посмотрела на сестру.

- Откуда ты…

- Он работает со Сноуком, - небрежно передернула плечами Кира.

Рей застыла, часто-часто задышала, чувствуя, что мир завертелся перед глазами от свалившейся информации. Работает со Сноуком. И она ведь тоже должна будет…Господи! Какова вероятность столкнуться? Видеться каждый день?

- Ты не знала? – с притворной жалостью спросила Кира и цокнула языком, - ай-ай, вот так новость, да? – а потом коварно улыбнулась, - знаешь, он стал хорош. Гораздо лучше, чем был до тюрьмы, так…возмужал, даже шрам его не портит.

Рей стало не по себе от этих слов. А самое смешное, глупое и невероятное, что в душе вспыхнула ревность, иссушающая и злобная. Рей исподлобья посмотрела на сестру, готовая рявкнуть, чтоб она и думать не смела об ее Бене Соло. Но осеклась. Это было…глупо. Нет никакого Бена Соло, нет у нее самой никаких прав на этого нового человека. Она и сама больше далеко не та Рей Платт. Нет уже никакой Рей Платт. Давным-давно есть Рей Палпатин. А она не должна позволять себе никаких эмоций наподобие ревности человека, который ей не принадлежит. Рей сделала вдох, другой.

Кира смотрела победно, она прекрасно видела, какой эффект произвели на Рей ее слова, как ударили, попали точно в цель, и сестра была довольна. Что ж, глупо было ждать благородства от Киры, глупо было ждать благородства от себя самой. И, в конце концов, она ведь и не нужна Кайло, даже если бы сама захотела.

Рей вдруг стало очень холодно. Странная, невероятная мысль приводила ее к вопросу: а она хочет быть с этим новым человеком, которого совсем не знает? Который вполне может сыграть в любовь с ней, чтобы больнее ударить, отомстить, унизить, растоптать, ведь он так этого хочет.

Рей тяжело задышала, ненавидя себя за слабость, которую выказывает перед сестрой.

- Идем, - произнесла глухо, обходя девушку, - дедушка не любит, когда мы опаздываем к ужину.


========== 8. ==========


Комментарий к 8.

Визуал: https://ibb.co/0hkvQQW

https://ibb.co/NNsWBR9

Центр управления Сан-Диего в испанском колониальном стиле, где располагался аппарат мэра, выглядел потрясающе на фоне ярко-голубого неба. Неугомонные туристы позировали на фоне светлого здания рядом со статуей Хранителя воды. Рей глубоко вдохнула теплый воздух, напоенный ароматом близкого океана. Если бы не ее официальный костюм и предстоящая встреча, пребыванием здесь даже можно было насладиться. Но – увы! – в отличие от беззаботных туристов, на которых девушка покосилась с завистью, она здесь не для отдыха.

Рей покрепче сжала ремешок сумки, закусила губу. Девушке не хотелось тут быть, но вчера дедушка пригласил на ужин миссис Даалу, которая продемонстрировала собравшимся документы, удостоверяющие то, что с Рей сняты все обвинения, равно, как и наложенный домашний арест. Как дед этого добился, Рей предпочитала не думать. Какая разница? Он выполнил свою часть сделки, настала очередь Рей выполнять свою. По, которого дед едва ли не каждый день приглашал на ужин, был в восторге, он кинулся обнимать Рей под насмешливым взглядом ее деда, а сама девушка неловко отвечала на объятия, стиснув зубы, чтобы только не закричать от тоски. Буквально через пару часов Рей позвонил Дофельд Митака, вновь безупречно вежливый, он осведомился, удобно ли будет мисс Палпатин подъехать завтра к десяти часам утра для обсуждения условий ее работы в команде мистера Сноука. Рей было неудобно в принципе обсуждать свою работу на Сноука, но дед выбора ей не дал, поэтому девушка, конечно, согласилась.

Она плохо спала, с ужасом представляя себе, что ей придется вот так каждый день ездить на нелюбимую работу, рискуя столкнуться с Беном. Слова Киры никак не шли из головы. Каким образом Бен теперь работает на Сноука? Официально? Не официально? Ясно, что не политическую карьеру Соло строит рядом с помощником мэра. Но часто показывается в его обществе, раз Кира с ним встречалась? Страх мешался с мучительной ревностью. Могла ли ее сестра обратить внимание на Бена как на…мужчину? Это не укладывалось в голове и лишало Рей сна и покоя.

Сестра после того скандала вела себя как ни в чем не бывало и если и выказывала удивление некоторой холодностью Рей, то умеренное. Рей наблюдала за Кирой со смешанными чувствами, ее перепады настроения беспокоили девушку. Было ли это следствием пагубной привычки или же следствием обычного легкомыслия Киры, Рей не знала, и от этого становилось не по себе. Как бы там ни было, замечаний Рей сестре больше не делала, в жизнь ее лезть не пыталась и лишь поглядывала пристально иногда. Между ними установился зыбкий и какой-то болезненный мир без прежнего доверия и прежней любви. Это угнетало и расстраивало.

Рей понимала, что сознательно медлит, застыв под жарким солнцем, ощущая на лице влажный ветер со стороны океана. Она должна идти, собрать волю в кулак и пережить эти мгновения. Рей старалась убедить себя, что это не навсегда. Это просто не может быть навсегда! Она что-нибудь придумает.

Расправив плечи, девушка вошла в здание, представилась на стойке охраны, прошла нехитрый досмотр и была допущена в офис мистера Сноука.

- Мисс Рей! Вы немного раньше, - указал ей Дофельд Митака, - придется пару минут подождать.

- Конечно, - покорно кивнула Рей, уверенная, что она-то пришла вовремя, но таким образом ей тактично указывают ее место. Возможно, это было следствием ее предыдущих отказов.

И снова Рей задумалась над тем, зачем она Эндрю Сноуку. Она ведь никто, всего лишь переводчик. Ее работа будет заключаться…в чем? Перевод текстов? Синхронный перевод? В последнем она была несильна. Если так, то придется подтянуть знания, полученные еще в колледже. Рей растеряно провела рукой по лбу, напряженно размышляя, чувствуя, как потихоньку растет градус ее волнения. Наверное, она для этого еще здесь: чтобы дойти до нужного состояния? Но нужного для чего? Девушка передернула плечами. Или же она просто накручивает себя, выдумывает то, чего нет. И это было бы так, если бы Рей забыла о том, кто такой Сноук, помимо того, что помощник мэра.

Да любая девушка на ее месте прыгала бы от счастья. С образованием Рей, не самым престижным, получить должность, пусть и небольшую в аппарате помощника мэра. И платят здесь наверняка достойно. И можно построить хорошую карьеру. Но Рей все это было не нужно. Злая ирония: она, быть может, заняла чье-то место, о котором кто-то грезил, к которому стремился, для которого работал день и ночь, а она получила все просто так. И была совсем не рада.

Чтобы отвлечься, Рей стала разглядывать приемную Сноука: минималистичный стиль, дорогая мебель, несколько цветов в больших горшках, кулер с водой, кофемашина, стол Митаки, заваленный горой бумаг, поминутно разрывающийся телефон. В другое время девушка улыбнулась бы сочувственно взмыленному виду парня, но не сегодня. Сегодня она была слишком напугана и занята своими переживаниями. Наконец, спустя полчаса ожидания, ее пригласили в кабинет Сноука.

- Мисс Рей! – помощник мэра поднялся из-за стола, вышел к девушке с поспешностью, на лице его сияла широкая улыбка, - приятно вас видеть здесь! – он крепко пожал девушке руку, сжав чуть сильнее положенного.

- Взаимно, мистер Сноук, - выдавила из себя улыбку Палпатин, пожимая руку в ответ.

Дедушка рукопожатием был бы недоволен, он всегда говорил, что по этому нехитрому жесту всегда можно составить первое мнение о собеседнике и понять, нужен ли он тебе в качестве потенциального партнера или нет. Себя бы Рей после такого рукопожатия в партнеры не взяла и на работу тоже. Девушка едва подавила грустную усмешку. Ее возьмут в любом случае, даже если она прямо сейчас в лицо нагрубит Сноуку или бросит ему в лицо обвинение в контрабанде наркотиков. Вопрос только в том: почему? Рей не понимала, и от этого становилось не по себе.

- Обойдемся без церемоний! – взмахнул руками Сноук, - можете называть меня по имени. В конце концов, мы с вашим дедом давние и хорошие знакомые, - мужчина не выпустил ее руки из своей, провел к креслу, помог сесть, - а ваша сестра, - он чуть склонился к ней.

- Я не моя сестра, - сухо перебила Рей, аккуратно высвобождая руку.

Повисла тишина, Сноук вдруг усмехнулся, прищурился.

- Верно, - произнес задумчиво, оценивающе разглядывая Рей, - вы совсем не она.

Он постоял немного, засунув руки в карманы брюк, а потом снова широко улыбнулся.

- Ну не будем терять время! – обошел стол, уселся напротив, - кофе? Чай? – помедлил и хитро прищурился, - кортадо?

Рей вздрогнула. Право слово, если бы он предложил ей кокаин, она и то испугалась бы меньше. Но откуда же…Девушка глубоко вздохнула. Все это напоминало какую-то игру, правил которой она не знала.

- Кортадо, - кивнула Рей, призвав на помощь все свое самообладание.

- Разумеется, - кивнул Сноук и набрал приемную, - Дофельд, будьте добры капучино для меня и кортадо для мисс Палпатин.

Признаться, Рей даже прикасаться боялась к чашке, которую принес Дофельд, казалось, что она отравлена. Хотя причин убивать ее не было. Впрочем, причин брать ее на работу не было тоже. Словно прочитав ее мысли, Сноук попытался пошутить.

- Он не отравлен, мисс Рей.

Рей едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть всем телом, лишь задрожали руки, на губах снова появилась вымученная улыбка. Девушка все же отпила глоток, привычная сладость на языке не принесла радости.

- Итак, мисс Рей, - произнес Сноук, - в круг ваших обязанностей в основном будет входить перевод документов. У нас много партнеров, в том числе и в близкой нам Мексике, как не трудно догадаться. Они присылают нам бумаги, мы отсылаем им ответы. В ваши задачи входит лишь перевод, иногда редактура, может потребоваться обзор зарубежной литературы по какому-либо интересующему нас вопросу. Иногда может понадобиться сопровождение меня или кого-то из моей команды на встречу с зарубежными партнерами здесь, в Сан-Диего, а также по всей стране и за границу. И тогда от вас потребуется синхронный перевод. Впрочем, об этом пока рано говорить. Это, - Сноук усмехнулся, - привилегия. Мистер Ормиз Аполин – ваш непосредственный начальник, определит подходите вы для этой задачи или нет. Впрочем, - мужчина улыбнулся почти отечески, - я думаю, что подходите. Мистер Палпатин не из тех, кто будет хвалить кого-то только потому, что состоит в родственных с ним связях.

Рей посмотрела на Сноука удивленно. Дед что сделал? Хвалил ее? Да быть того не может! Девушка попыталась спрятать свое смущение за очередным глотком кортадо.

- Удивлены? – рассмеялся помощник мэра, - зря. Шив действительно вами гордится.

На языке вертелся закономерный вопрос: а Кирой? Но задавать его Рей не стала. Она хотела и не хотела знать. Она прислушивалась к своим ощущениям. Любая другая нормальная внучка на ее месте порадовалась бы, что такой человек, как ее дед, гордится ею. Рей ощущала что-то близкое к страху. Некстати мелькнула мысль, что нужно, как можно, скорее найти себе квартиру, потому что находиться в доме деда становилось с каждым днем все сложнее. Не покидало ощущение, что за каждым ее шагом следят, оценивают, разбирают по винтику. От этого голова шла кругом.

- Сейчас вместе с Дофельдом отправитесь к мистеру Аполину, подпишете контракт, оформитесь на работу. Завтра пятница, поэтому я дам вам денек форы, - Сноук почти отечески улыбнулся, - но с понедельника приступаете к своим обязанностям.

Мужчина снова набрал приемную, давая указания своему помощнику. Рей поднялась, прижимая к себе сумку в каком-то инстинктивном жесте защиты, словно жесткий кожаный ремешок был ее якорем, позволял держаться за реальность и не утонуть. Девушка уже была у двери, когда Сноук окликнул ее.

- И, Рей, - он посмотрел ей прямо в глаза, от добродушной улыбки не осталось и следа.

Рей вдруг стало очень холодно. Хотя, может быть, все дело было в том, что она стояла прямо под работающим кондиционером.

- Я требую от своих сотрудников максимальной исполнительности.

Рей хотела было сказать, что это и так понятно, но она лишь кивнула, ожидая продолжения.

- И никаких личных контактов на работе.

Если бы девушка уже не держалась за ручку двери, то непременно бы упала. В висках вдруг запульсировала боль, Рей побледнела, попыталась сглотнуть, но во рту пересохло. Сладость кортадо на языке вызывала тошноту. Рей была уверена, что Сноук ведет речь о Бене. От этого кружилась голова. Что он помнит из событий шестилетней давности? Что он знает об отношениях Рей Платт и Бена Соло? Рей глубоко вздохнула. Он сказал, что дед ей гордится. Девушка выпрямила плечи, расслабила хватку на ручке двери и сдержанно улыбнулась.

- Разумеется, мистер Сноук, - произнесла холодно.

Мужчина хмыкнул.

- Идите.

- До свидания, мистер Сноук.

Рей вышла. Она была уверена, что еще не раз столкнется с Эндрю Сноуком, ведь игра, которую затеял этот человек, только началась.

Ормиз Аполин девушке не понравился, в нем было что-то нервное, истеричное. Он то и дело потирал указательный палец о большой, издавая шелестящий звук, который уже через десять минут общения с ним, Рей ненавидела всей душой. Она почти не вчитывалась в свои функциональные обязанности, лишь пробежала глазами набор стандартных слов, не глядя подписала соглашение о неразглашении всего того, что будет переводить, скользнула взглядом по сумме зарплаты. Да, деньги Сноук платил своей команде более чем достойные. Она вполне сможет снять приличную квартиру где-нибудь на севере города в новых районах. Правда, придется хотя бы арендовать машину, потому что добираться до работы на общественном транспорте будет тяжело.

Когда Рей вышла из здания администрации, уже перевалило за полдень. Девушка отправилась в парк на набережной, подставляя лицо солнцу, щурясь и стараясь ни о чем не думать. Получалось плохо. Ей было страшно. Ей не нравился Сноук, не нравился Аполин, от Митаки веяло какой-то жутью. И перспектива работать с текстами, очень далеко стоящими от художественной литературы, угнетала. Это не была работа мечты, и лишь хорошая оплата и возможность в скором времени уехать от деда, примиряли с реальностью, в которой яркое солнце сияло с голубого неба, создавая иллюзию рая на земле, но Рей хмурилась, медленно бредя по дорожкам парка, отводя взгляд от целующихся парочек, уворачиваясь от бегающих детей и провожая взглядами пожилые пары. Чувство неправильности происходящего вгоняло в глухую тоску, выворачивая наизнанку. И сколько бы Рей ни убеждала себя, что она будет лишь переводить тексты, что ее знаний и умений не хватит для синхронного перевода, а значит, контактировать со Сноуком непосредственно она не будет, что-то все равно тревожило. Но девушка никак не могла оформить в четкую мысль все свои тревоги, вгоняя себя в тоску еще больше. Она погуляла в парке около часа, предаваясь какой-то меланхолии. А потом решила, что ей нужно отвлечься.

- Фаз? – набрала она подругу, - поехали со мной выбирать квартиру.

***

- Ура! Наше золотко свалило от злобного деда! – Фазма высоко подняла бокал с коктейлем и задорно чокнулась со стаканом Кайдел.

- Еще не свалило, - буркнула Рей, попивая традиционную «Маргариту».

- Такая квартира, - закатила глаза Фаз, проигнорировав реплику подруги, - закачаешься, Кай! Маловата, правда, но ей одной – сойдет.

- Я очень рада, - Кайдел тепло сжала руки Рей, - я знаю, как для тебя это важно.

Палпатин улыбнулась и поспешила отвести взгляд. Пятничный вечер в «Полуночи» был в самом разгаре, Гвендолин болтала и смеялась, Кайдел тихо отвечала, а Рей пыталась расслабиться, что получалось из рук вон плохо.

Ей было стыдно смотреть Кайдел в глаза. Было ощущение, что она лжет подруге, что она вообще не имеет права находиться рядом с ней, ведь из-за нее Кай поругалась с Хаксом, разнесла собственную гостиную и могла бы вообще от переживаний потерять ребенка. Этого бы миссис Хакс не пережила.

На самом деле, все было не так уж и плохо. Кай с гордостью рассказывала сейчас, как отремонтировала гостиную, кухню впридачу и начала переделывать одну из комнат в доме под детскую. Кайди смеялась и приговаривала, что давно пора было затеять ремонт. Притихший после скандала с женой и истории с Пейдж Армитаж помогал супруге во всем и даже пока не завел новую любовницу. И Кайдел, и ее подруги понимали, что это ненадолго, но пока Кайдел наслаждалась этим фактом. А Рей была искренне рада за нее. Если бы только еще не это гнетущее чувство вины. Девушка вздохнула тяжело.

- Я тут, кстати, подумала, - отвлекла от грустный мыслей Фазма, - почему бы тебе не попытаться поговорить с Рози? Ее муж работает ведь на твоего По. Ты можешь попросить, чтобы он устроил вам встречу.

- Не уверена, что Финн подпустит меня к своей жене, - покачала головой Рей, вспомнив свой недавний визит в El Queso. Обычно дружелюбный Финн разговаривал в этот раз сквозь зубы и почти опустился до прямых оскорблений. Он верил, что именно Рей избила Пейдж, да еще и нанесла непоправимый моральный вред ее сестре, которая стала этому свидетельницей.

- Да пусть хоть сам присутствует при разговоре, может, поймет, что его обожаемая женушка – лживая сука! – фыркнула Фазма.

- Фаз! – укоризненно произнесла Кайдел, - мы не знаем, какие причины сподвигнули ее солгать. Быть может, это были очень уважительные причины.

- Да плевать! – бросила Гвен, - эти причины ударили по Рей!

- Но ведь она вышла из тюрьмы, - возразила Кай, - всем понятно, что это глупые обвинения, кто бы мог в это поверить.

За столом на мгновение повисло молчание. Фазма посмотрела на миссис Хакс с жалостью, Рей отвела взгляд.

- Ты такая наивная, золотко, - Гвен потрепала надувшуюся Кайдел по щеке, - Рей?

- Можешь рассказать, - глухо произнесла Палпатин, махнув рукой, но так и не повернулась к подругам.

Пока Фазма объясняла Кайдел условия для свободы Рей, сама девушка скользила взглядом по толпе в клубе. «Полночь» всегда была ее убежищем, здесь не было места проблемам внешнего мира, а если они были, то за обсуждениями с подругами, становилось легче. Нет, проблемы не решались по щелчку пальцев, но после разговоров с Фазмой и Кайдел становилось проще, выплеснув все, что на душе, посмеявшись или поплакав, Рей шла по жизни дальше. Но вдруг что-то неуловимо изменилось. И расслабиться до конца не получалось.

Рей поднесла бокал к губам, но так и не отпила, заметив развеселую компанию, которая направлялась прямо к ним. В панике Рей оглянулась на подруг. Видимо, вид ее был столь красноречив, что Фазма прекратила свой разговор с Кайдел.

- Рей? Что такое?

Ответить девушка не успела.

- Рей, детка! – Дэмерон бесцеремонно поднял ее со стула, прижал к себе, облапав задницу, чмокнул куда-то в основание шеи.

По был уже прилично пьян и, конечно, не только пьян. Но Рей поразило не его присутствие. Она во все глаза смотрела на Кайло, глаза которого мерцали темным в полумраке клуба, на строгого и какого-то собранного Кардо, который глядел на Рей все с тем же отвращением, что и шесть лет назад, на Хакса, который тут же скользнул к жене, целуя ту в макушку. Но главное, Рей смотрела на Викрула, а он привычно жестоко ухмылялся.

- Малявка! – он раскрыл ей объятия, в которые Рей шагать не спешила. Викрул окинул девушку с ног до головы оценивающим взглядом, - вот так встреча! Какая же ты стала!

- Какая? – процедила Рей, высокомерно вскинув подбородок.

Но взгляд ее был полон страха, он метался межу Викрулом и Кайло. Мозг никак не мог переварить новую информацию в виде Викрула в компании Рена. Какого черта? Как, после того, что произошло шесть лет назад, Кайло может подпускать к себе Вика? Вопрос в ее глазах, видимо, горел столь ярко, что Рен удивленно вскинул брови в ответ. Рей похолодела, догадавшись. Он не знает. Он, черт подери, не знает о том, что именно Вик шесть лет назад…

Рей охнула, закусила губу. Ее затрясло, дыхание перехватило. Ни шум клуба, ни язвительные реплики Фазмы и робкие попытки Кайдел разрядить напряженную атмосферу, ни шумное дыхание По и его поцелуи в щеку, в угол губ, в шею, ни откровенно злобный взгляд Кардо и насмешливый Викрула больше не имели значения. Рей было страшно. Не за себя, за Рена. Как же так! Проницательный, умный, как он мог не знать? Как мог подпустить Викрула снова к себе? Позволить ему вновь стать своим другом после того, что произошло тогда? Но он же не знал, - снова и снова твердила себе Рей, - он не знал, не знает теперь. Девушка часто-часто задышала, грудь ее вздымалась, а голова кружилась. Находиться здесь вдруг стало почти невыносимо.

Рей почти не отрываясь смотрела на Кайло, а он смотрел в ответ, выражение лица его было не читаемо, но во взгляде застыл немой вопрос. И Рей, черт подери, должна дать на него ответ! Она должна его предупредить! Пусть он даже не поверит, но зерно сомнения и осторожности Рей может заронить в его душу. Аккуратно, с мягкой улыбкой, Рей выпуталась из объятий По, легко поцеловала парня в губы, пробормотала какую-то успокаивающую чушь. Парни устраивались за столиком. Рей наклонилась к Гвен.

- Фаз, дай ключ от своего кабинета. И сделай так, чтобы Бен туда пришел.

- Рей! – пораженно воскликнула услышавшая Кайдел, она смотрела на подругу с упреком.

Фазма предостерегающе вскинула руку, внимательно взглянула на Палпатин.

- Ты же не трахаться там с ним собралась, верно я понимаю? – спросила вполголоса.

- Господи, Фаз! – рассерженной змеей зашипела Рей, - не говори ерунды! Мне нужно поговорить с ним в тишине и без посторонних ушей.

Рей протянула раскрытую ладонь, в которую Фазма, поколебавшись, вложила ключ. Сжав кулак, чувствуя, как металл нагревается в руке, Рей снова повернулась к Дэмерону.

- Милый, я скоро вернусь.

- Куда это ты собралась? – плюхнувшийся на стул По, притянул Рей на колени.

- Я скоро приду, - повторила Рей на ухо парню, поцеловала его в щеку и ловко соскочила с колен.

Стремительным шагом двинулась в сторону кабинета подруги. Оставалось надеяться, что Фазма сумеет отправить Рена к ней, а тот не станет слишком уж упираться.

В кабинете Фаз было относительно тихо, музыка клуба отодвинулась на задний план. Рей включила настольную лампу, оставляя полумрак, открыла окно, чтобы впустить свежий воздух, но в комнату ворвался шум улицы, мешавший думать, раздражающий. И Рей захлопнула створку. Глядя на свое отражение в дребезжащем стекле, девушка почти в отчаянии кусала губы. Все это походило на оживающий кошмар. Словно она бежала в лабиринте, и за каждым поворотом ее ждала ловушка, все более изощренная и жестокая. А в самом центре…Полно! Да разве доберется она до центра?

Рей покачала головой, отгоняя назойливые воспоминания, которые цепкими лапами схватили за сердце.

Всего лишь показания, малявка. И заметь, тебе даже не придется лгать. Все, что ты расскажешь, будет правдой. Бен продавал наркоту? Продавал. Покупал? Да. Был посредником? Безусловно. Это все правда.

Черт! Нет, ну не сейчас! Девушка сжала руки в кулаки. Она должна успокоиться, а не погружаться все глубже в те события шестилетней давности, что привели к катастрофе. Она не должна вспоминать, возможно, самую большую ошибку в своей чертовой жизни!

Зачем же так кричать? Я предлагаю тебе честный обмен. Не думала же ты, что я просто так тебе помогу? Я ничего тебе не должен. Ни тебе, ни Кире.

Конечно, блядь. Конечно, не должен! Это были жестокие и злые слова, но они были правдой. И у нее…ах, как просто было бы сказать, что не было выбора! Но он был. Шесть лет она лгала самой себе, убеждала себя в том, что поступила верно, но в итоге так и не смогла убедить.

Поверь, так ему даже дадут меньше. Ну посидит пару лет. Выйдет. Уже не в первый раз. А ты снова будешь самоотверженно бегать к нему в тюрьму. А потом вы снова будете вместе. Малявка, он ведь даже ничего не узнает.

Как она могла повестись тогда на эти речи? Как могла поверить в маленький срок, в свою анонимность? Дура! Наивная идиотка! И кому она поверила! Викрулу! Самому отвратительному из всех друзей Бена. Тому, кто никогда ей не нравился, кого всегда боялась. И не зря, черт подери!

Рей начала нервно расхаживать по кабинету, слушая, как стучат каблуки, напряженно вслушиваясь в малейшие звуки в коридоре. Почему же Бен медлит? Нет, наверное, правильно, что он выжидает время. Это все и так выглядит подозрительно и гнусно в глазах окружающих. Хорошо еще, что Дэмерон достаточно пьян, иначе ей бы не избежать более пристальных вопросов слишком уж заботливого в последнее время парня. Но в целом ситуация складывается двусмысленная, и упрек в глазах Кайдел тому подтверждение. И нет, Рей не скажет, что ей наплевать. Это неправда и это не так. Но все это неважно, потому что она должна хотя бы попытаться предупредить Бена. Искупить свою вину перед ним, хотя бы немного. Она не вернет ему шесть потерянных лет, но она может помочь ему больше не терять годы. Рей глубоко вздохнула. Да, это будет достойный поступок. О других мотивах для предстоящего разговора Рей старалась не думать. Это было бы слишком тяжело, слишком много для одного вечера. Довольно того, что нервы ее и так на пределе из-за беспокойства за Рена. Какого черта он так вляпался снова! Она чувствовала не только беспокойство или желание помочь, но и злость на неосторожного Бена, который все так же не умел выбирать друзей.

За всеми этими размышлениями Рей пропустила момент, когда раздались шаги в коридоре, а потом дверь аккуратно открылась, впуская парня.

Палпатин вздрогнула, кожа мгновенно покрылась мурашками. Аккуратный щелчок закрывшейся двери прозвучал в ее ушах оглушительным грохотом. Рей застыла, во все глаза глядя на мужчину, не зная, куда деть руки, которые сцепила перед собой в замок, не зная, куда деть себя саму.

- Однако, - ухмыльнулся Рен, в глазах его сверкнул огонек интереса, - какая интимная обстановка.

Рей почувствовала, что краснеет. Она ведь совсем не это имела в виду, когда оставила лишь свет лампы, просто автоматически включила именно ее, в подкорке отпечаталось, что Фазма не любит верхний свет, а это ведь был ее кабинет. Но реплика Рена снова подчеркнула всю двусмысленность ситуации. Высокомерно вскинув подбородок, Рей решила для себя, что ему ее не смутить. Не в этот раз.

- Нужно поговорить, - решительно заявила девушка.

Кайло ухмыльнулся, глядя на девушку, сел, развалившись в кресло, щелкнул зажигалкой, закуривая.

- Это кабинет Гвен?

Рей кивнула.

- Миленько, - прокомментировал мужчина, оглядевшись, и снова посмотрел на замершую перед ним Рей, - говори, раз уж позвала.

Рей нервно сцепила руки перед собой, прошлась по комнате, не зная, как и с чего начать. Любой вариант звучал глупо и неловко, а ей надо было, чтобы Кайло выслушал ее. Девушка нервничала, и пристальный взгляд темных глаз, следивших за каждым ее шагом, вовсе не придавал уверенности или спокойствия.

- Рей, остановись, - вдруг мягко произнес Кайло, - сядь.

От его мягкого, какого-то понимающего тона стало совсем тяжело, но Рей покорно остановилась, бросила на мужчину загнанный взгляд. Мурашки бежали по коже, болезненное удовольствие от его присутствия смешивалось с неловкостью, страхом и стыдом за то, что сделала, за саму эту двусмысленную ситуацию.

- В чем дело, Рей? – спросил Рен, - что случилось? Раз уж ты позвала меня, - его губы вдруг искривила горькая усмешка, - под носом у своего жениха…

- Что? – изумилась девушка, - откуда ты…

- О, - снова зло ухмыльнулся мужчина, - По так расстроился, что ты ему отказала, - его голос просто сочился ядом, - я сказал ему, что ты не любишь жемчуг. Да еще и розовый.

- Ты с ума сошел? – возмутилась Рей, - кто тебе позволил? Зачем? Да какого черта! Ты… ты просто…

Она не знала, что сказать, возмущение заставляло сжимать и разжимать кулаки. Рена хотелось ударить.

Кайло затушил сигарету прямо об стол, легко поднялся и в два шага оказался рядом с девушкой, нависая, глубоко вдохнул, сощурился довольно.

- Он ведь ничего о тебе не знает, верно? – произнес тихо, глядя прямо в глаза, - ни то, что ты не любишь рыбу и любишь этот твой отвратительный приторный кортадо, не знает, что ты не любишь жемчуг, не знает, что твой любимый цвет зеленый, не знает, какая твоя любимая книга и что ты беспокойно спишь по ночам, что мерзнешь во сне, даже в самую жару, не знает…что предпочитаешь в постели.

Рей дрожала от его слов, от его близости, от запаха одеколона и сигарет, алкоголя кружилась голова, в груди все сжалось, онемели кончики пальцев. Так хотелось коснуться Кайло, обнять его, притянуть ближе. Безумие накатывало волнами, как океан на песчаный берег, заставляя замереть на месте, Рей боялась сделать неосторожное, опрометчивое движение.

- Ты создала для него образ себя, - продолжал шептать Кайло, - притворяешься каждый день. Играешь роль. Оргазм тоже имитируешь? – насмешливо спросил Рен.

Девушка отшатнулась.

- Хватит, - бросила хрипло, - это не твое дело. Все это…

- Не мое дело, - понимающе кивнул Кайло, внимательно наблюдая за Рей, - это ты верно подметила, принцесса.

- Прекрати меня так называть, - холодно произнесла Рей.

Кайло лишь передернул плечами.

- Так о чем ты хотела со мной поговорить?

Он выбил ее из равновесия, расшатал и так звенящие от напряжения нервы, а теперь, как ни в чем не бывало, спрашивал, перейдя на деловой тон. То, как легко он менял свое настроение, линию поведения, само направление разговора, обескураживало. Так мог делать человек, которому все равно, легко играть роль, тасуя свои и чужие чувства, словно колоду карт, жонглируя словами.

Рей нужно было успокоиться, она так быстро переключаться не могла. Тело все еще дрожало от невольной близости мужчины, хотелось подойти ближе, сократить даже то расстояние, что было сейчас между ними. Нет-нет, нельзя. Так нельзя.

Рей сделала шаг назад, с трудом, с усилием, она была словно привязана к Кайло, нити, что вибрировали между ними, натягивались и рвались с оглушительным звоном, стоящим в ушах. Наконец, Рей отошла на достаточное расстояние, открыла окно, желая выветрить из кабинета запах сигарет, чертов запах одеколона, холодный и резкий, зная уже, что он будет ей мерещиться, даже когда она приедет домой.

- Викрул, - глухо произнесла Рей, - зачем он здесь?

- Серьезно? – фыркнул Кайло, - ты снова будешь мне говорить, как он плох?

Рей закусила губу. Не раз и не два она говорила Бену, как плох его друг, как она боится, как не доверяет. Хотелось подначить мужчину, сказать: ну и кто был прав? Произнести сакраментальное: я же говорила! Но не время, не место. Да и она едва ли может говорить подобные слова.

- Хорошо, - Рей прикрыла глаза и сжала переносицу двумя пальцами, - дело не в том, что он плох или хорош. Мне вообще плевать, хорош или нет.

- Разумеется, - ядовито вставил Рен.

- Не перебивай, пожалуйста, - взмахнула рукой Рей и сжала пальцы в кулак, глубоко вздохнула, как перед прыжком в воду. Очень холодную воду, - шесть лет назад именно Викрул попросил меня свидетельствовать против тебя.

Повисла тишина, Рей все еще стояла прикрыв глаза, не решаясь ни посмотреть на мужчину, ни сказать еще хоть что-то. Воздух в комнате сгустился до терпкой вязкости, с трудом проникая в легкие, с трудом выталкиваясь обратно. Рей словно плыла в пространстве, не ощущая вокруг ничего, чудовищным усилием еще удерживаясь на ногах, с трудом определяя то, что чувствует. Слишком много эмоций и чувств для одного вечера, слишком много для одного человека.

- Попросил? – наконец, хрипло переспросил Рен.

Рей вздрогнула. Да, слово было неудачное. Это была не просьба. Это был…шантаж? Тоже нет. Условие? Да, наверное. Условие для выгодного обмена.

- А ты вот так запросто и согласилась? – в какой момент Кайло оказался так близко, Рей не заметила, словно бы он умел мгновенно перемещаться в пространстве.

Склонился прямо к уху, заставляя жар бежать по венам, заставляя судорожно вздохнуть, открыть глаза, глядя на их отражение в темном стекле. Словно сам демон с горящими глазами стоял позади нее. Он требовал ответа. И Рей не знала, что ему сказать.

- Ну я же свидетельствовала против тебя, - тихо произнесла Рей, - значит, согласилась.

- На просьбу Викрула? – демон приподнял бровь, - Викрула? Ты?

Он вдруг резко схватил ее за плечи и развернул к себе, заставив запрокинуть голову и смотреть в глаза. Его взгляд блуждал по лицу девушки, выискивая ответы, пытаясь проникнуть в ее мысли.

- Ты за идиота меня держишь? Возможно, я не знаю тебя нынешнюю, но я прекрасно помню тебя прошлую. Ты никогда бы просто так не согласилась на просьбу не только Викрула, кого бы то ни было! Почему ты согласилась? – он резко встряхнул девушку, - отвечай, Рей! Что такого пообещал тебе Вик? Ну?!

Его глаза горели огнем, в них застыло требовательное и злое выражение. Рей замерла, не в силах пошевелиться. Да и хотела ли она этого! Жар его рук, близость тела сводили с ума. Ей хотелось запечатлеть этот момент, запомнить. Так близко к ней Кайло еще не был. И это волновало, заставляло кружиться голову, заставляло быстрее колотиться сердце в приятном лихорадочном ритме. Заставляло на мгновение представить себе, что это объятия Бена Соло для Рей Платт.

- Какая разница? – свой сухой, отстраненный тон Рей услышала словно бы со стороны, - я просто хотела предупредить тебя, чтобы ты был осторожен. Шесть лет назад Викрул был замешан в твоем аресте, а значит, может быть опасен сейчас.

- Ты тоже была замешана, - прошипел мужчина, резко отпуская ее, напоследок до боли сжав плечи, - мне и с тобой быть осторожным?

Рей передернула плечами.

- Я бы себе не доверяла. Но прошу иметь в виду, что я лишь свидетельствовала, никаких игр с тобой я не вела.

Запрокинув голову, Кайло тихонько рассмеялся. И Рей невольно залюбовалась им, на секунду вдруг представив, что этот смех искренний. Но вот Рен снова взглянул на нее, повеяло холодом снова между ними - ледяная стена.

- Считаешь, что это тебя оправдывает? – спросил.

- Нет, - внезапно пересохшими губами прошептала Рей.

И отвела взгляд. Ее не оправдало бы ничто. Но едва ли даже Кайло ненавидел ее сильнее, чем она сама себя. Чувство вины разъедало изнутри, все светлые воспоминания подернулись горькой дымкой, все новые – имели привкус пепла на губах. Эмоции, чувства, новые впечатления и вполовину не были такими яркими, какими были с Беном. Возможно, ей стоило тогда вколоть себе наркотик в вену и прекратить все это.

- Хватит, Рей, - вдруг резко произнес Кайло.

Девушка удивленно посмотрела на него, мужчина отошел, нервным движением взлохматил волосы.

- Хватит изображать вину и раскаяние в надежде, что я пожалею тебя.

У Рей приоткрылся рот, мгновенное возмущение и ядовитая обида, заставили подобраться, прищуриться. Он ей не верил. И это было, конечно, оправдано, но от этого не становилось менее обидно.

- Я не изображаю, - пробормотала девушка, усмехнулась, - и не надеюсь.

Хотя – боже! – она же врет сейчас. Снова врет. Она надеется, что он простит ее, она верит, что это возможно, она желает…его. Рей задрожала. Пальцы сжались, словно пытаясь дотянуться до мужчины, притянуть его к себе, ближе, невозможно близко, чтобы, как раньше, чтобы вместе, чтобы навсегда, как мечтали когда-то. Где теперь те мечты? Растоптаны, разбиты ею самой.

Повисшая тишина была неловкой. Рен снова курил, Рей застыла у окна, инстинктивно обняв себя руками, словно пытаясь защититься от холода, что разлился между ними. И одновременно ей не хотелось уходить. Хотелось остаться здесь, с Реном или без, уже было не так важно. Одна мысль о том, чтобы вернуться вниз, играть роль веселой подруги и любящей девушки была невыносима. От этого тошнило, честно говоря. Тошнило от себя самой. В голове все еще звучали слова Кайло: «Он ведь ничего о тебе не знает». Может, и хорошо, что не знает? Вот стоящий перед ней мужчина, не смотрящий даже в ее сторону, знал о ней слишком много. И что хорошего вышло?

- Ладно, - неловко передернула плечами Рей, - мне пора.

Она направилась к двери.

- Постой, - вдруг мягко произнес Кайло, - раз уж мы здесь. Есть кое-что, что хотел бы обсудить уже я.

Он улыбнулся, и его злая улыбка, которая не коснулась глаз, Рей совсем не понравилась. Захотелось бросить ему грубость в лицо, отказаться разговаривать. Но, словно кролик, загипнотизированный удавом, Рей смотрела в темные глаза, а потом медленно опустилась в кресло. Она была уверена, что ей совершенно не понравится то, что скажет этот человек. Теперь уже Рен, казалось, не знал, с чего начать разговор. Или как раз знал, но нагнетал напряжение, градус которого нарастал в кабинете. Рей уже и не рада была, что оказалась здесь наедине с Кайло. В конце концов, пусть бы сам разбирался с Викрулом! Ну ей-то что! Захотелось вдруг поиграть в благородство! О совести вспомнила, дура наивная! Думать о том, что переживает за Кайло, боится за него, Рей не хотела. Это означало бы, что он ей небезразличен. А окончательно признать этот факт было бы равнозначно катастрофе.

Рей сидела неестественно прямо, сцепив руки в замок и положив на колени, как примерная ученица на уроке, словно ожидала вопроса, ответ на который не знала.

- Мне нужно, чтобы ты снимала копии со всех документов, которые будешь переводить для Сноука, и передавала их мне, - наконец, произнес Кайло.

Рей недоверчиво уставилась на парня. Он…что сейчас попросил? Девушка часто-часто заморгала.

- Ты…- начала и осеклась, не в силах осознать вообще, что он сказал. Может, она ослышалась? Может, он пошутил? Но нет, Кайло смотрел серьезно и пристально.

- Ты издеваешься? – спросила прямо, - или сошел с ума? Это такой способ подставить меня? Ну так он и вполовину не так изящен как то, что ты провернул с Кайдел. Придумай что-то другое, потому что это я делать не буду.

Кайло медленно подошел к ней, секунду смотрел сверху вниз, потом опустился на корточки и взял ее руки в свои.

- Ты не поняла, малыш, это не просьба, - произнес ласково.

Рей резко втянула воздух, в ушах зазвенело, и мир на миг перевернулся с ног на голову. Он так давно не называл ее этим прозвищем. С тех самых пор, как оказалось, что ее дед – один из самых влиятельных людей Сан-Диего, Бен называл ее принцессой, сначала ласково, чуть насмешливо, дразня, потом зло, во время ссор. Но это тягучее «малыш», эта ласка в голосе, так резко контрастирующая с жестким выражением глаз, были настоящей пыткой сейчас.

- И чем же меня шантажировать будешь ты? – вырвалось у девушки.

Кайло едва заметно вздрогнул, он посмотрел внимательно, потом легко улыбнулся. Протянул руку, собираясь коснуться лица, но Рей резко дернулась назад, избегая прикосновения. Мужчина нахмурился, потом поднялся, спрятал руки в карманы, прошелся по кабинету. Рей сидела в кресле не шевелясь, следя взглядом за фигурой мужчины, ощущая внутри странную пустоту.

- Как насчет Фазмы? – склонил голову на бок Рен, - допустим, она сама не замешана в обороте наркотиков в «Полуночи», но вполне может пойти в тюрьму как соучастница. Хакс сядет по статье торговли наркотиками. Кайдел сойдет с ума от горя, она ведь не ты, она Армитажа очень любит. «Полночь», - Кайло с деловитым видом огляделся, - оставлю, пожалуй, себе. Хорошее здесь место, мне нравится.

- И ты сдашь их всех? – пораженно спросила Рей, стараясь не обращать внимания на злые слова о любви, - вот так просто?

Нет, это не могло быть правдой. Дурной сон, какой-то непрекращающийся кошмар. Рей даже захотелось ущипнуть себя украдкой, чтобы уже проснуться, наконец!

- Я? – изумился Рен, - ни в коем случае. Я не могу так подставляться. Но доказательства их дел с наркотиками лягут на стол в соответствующих правоохранительных органах.

Рей прикрыла глаза, покачала головой, на лице ее застыла настоящая мука.

- Ну-ну, принцесса, - произнес Кайло насмешливо, - не стоит так переживать. Ничего этого не случится, если ты будешь послушной.

Девушка часто-часто задышала, закружилась голова, Рей судорожно вцепилась в подлокотники кресла.

- А если меня поймают? Если Сноук узнает о том, что я делаю? – открыла глаза, глядя прямо на мужчину.

- Так сделай так, чтобы этого не произошло, - пожал плечами Рен, неспешно закурил, - ты же умная девочка, у тебя получится.

- Но если я попадусь, то…

- То можешь рассчитывать только на себя, - жестко произнес мужчина, - упомяни меня, - и твои дорогие друзья пойдут в тюрьму.

Рей задрожала, воздуха вдруг стало отчаянно не хватать, едкий дым от сигареты заставлял глаза слезиться. Палпатин надеялась, что только он, потому что когда слезы потекли по щекам, ей оставалось только быстро отереть их ладонью и не смотреть на мужчину, потому что плакать при нем было невыносимо унизительно. Такой жалкой и беспомощной она не чувствовала себя уже давно. Да почему же все вокруг считают своим долгом использовать ее? Манипулировать ею? Шантажировать? Как так оказалось, что она вдруг всем кругом должна, черт подери?!

- Зачем тебе это? - вдруг спросила Рей, - хочешь посадить Сноука и занять его место?

- Не твое дело, - резко бросил Рен.

Девушка покачала головой.

- Послушай, Кайло, - произнесла мягко, - мне не дадут никаких важных документов. Неужели ты думаешь, что через офис помощника мэра будут проходить какие-то нелегальные бумаги?

- Я думаю, что ты своей исполнительностью и безупречным знанием иностранных языков очень быстро заработаешь себе репутацию надежного и талантливого сотрудника, что Сноук начнет доверять тебе, а ты, как хорошая девочка, будешь не только копии с бумажек снимать, но и рассказывать мне о встречах, которые проводит Сноук.

- При условии, если на них не будешь присутствовать ты сам, - насмешливо парировала Рей.

- Разумеется, - ничуть не смутился Рен.

- Тебе нужны все бумажки? – откуда-то взялся этот деловитый тон, словно они условия контракта обсуждали. Возможно, это было единственным способом не сойти с ума от того, что происходило здесь сейчас.

- Все до единой. И не вздумай что-то утаить, - холодно произнес Кайло.

- Хватит. Мне. Угрожать! – процедила Рей, поднимаясь, сжимая кулаки.

Кайло усмехнулся, сделал пару нарочито медленных шагов к девушке.

- Грозная, смелая Рей. Или что?

И она не выдержала. Весь это разговор, как и предыдущий день, как предыдущая неделя, когда она была заперта в доме деда, как и предыдущие шесть лет, наполненные отчаянием и чувством вины, все это вырвалось наружу. Подлетев к мужчине, Рей размахнулась и влепила пощечину. Голова Кайло дернулась, на бледной щеке проступал алый след, Рей снова ударила, не давая ему среагировать, добавляя к алому багровый оттенок. Третий раз не успела завершить начатое, Рен перехватил ее руку. На удивление держал крепко, но не грубо, смотрел почти с жалостью.

- Перестань, Рей, - произнес мягко, - это ведь ничем тебе не поможет.

- Зато мне будет приятно! – прорычала Палпатин, тяжело дыша, глубоко вдыхая ледяной запах одеколона.

Проклятый острый, холодный запах, от которого упоительно кружилась голова. Они стояли друг напротив друга, не близкие, но и не до конца чужие. Прикосновение Рена жгло руку.

- Отпусти меня, - с трудом проговорила Рей.

- Не будешь больше драться? – приподнял бровь Рен.

- Отпусти меня, - тише произнесла Палпатин, - я не буду.

Давление пальцев исчезло, Рей развернулась и пошла к двери. С нее хватит. Она уже пожалела, что затеяла разговор, который привел к тому, что она вновь оказалась в ловушке какого-то сомнительного долга, исполнять который совсем не хотелось.

- Рей, - остановил ее окрик Кайло.

- Ну что еще? – устало спросила Рей, даже не обернувшись.

Ответ прозвучал откровенной издевкой.

- Будь осторожна.


========== 9. ==========


Комментарий к 9.

Визуал: https://ibb.co/4RhPJms

Десять лет назад

Она, конечно, не думала, что будет так тяжело. В тот дождливый день в начале октября, кипя от негодования, злости, обиды и полностью уверенная в своей правоте, Рей решила, что ни за что к Бену больше на свидание не пойдет. В конце концов, он должен прочувствовать, как он не прав. И ее отсутствие станет для него мотивацией.

Затосковала она почти сразу, на следующий же день, когда отчетливо осознала, что Бена через две недели не увидит. Ходила мрачная, огрызалась на сестру, не разговаривала с матерью и больше не пыталась смягчить Ункара. Девушка решила, что пусть весь мир разбирается сам со своими проблемами. Постепенно ярость улеглась, градус раздражения снизился, а вот тоска осталась.

Она отчаянно тосковала по Бену Соло, периодически срывалась на слезы, пыталась отвлечься на учебу, в сотый раз перечитывалась «Доводы рассудка», хотя отдельные куски могла цитировать наизусть.

Вот как сейчас, ходила из угла в угол с книгой, бережно держа в руках потрепанный томик и шептала: «Меж собой они не разговаривали, сообщаясь не более, чем требовала простая учтивость. Прежде столь дорогие друг другу! И теперь друг для друга никто! А ведь было же время, когда из наполнявших теперь залу в Апперкроссе гостей им двоим труднее всех было бы друг с другом наговориться. Исключая, быть может, адмирала и миссис Крофт, совершенно счастливых и дружных (другого такого исключения Энн не допускала и среди женатых пар), не было здесь двух сердец столь же открытых, вкусов столь же общих, чувств столь же согласных и столь же ненаглядных двух лиц. И вот они чужие; нет, хуже еще, чем чужие, ибо им сойтись не суждено. Это отчужденье навеки».

Рей замерла посреди комнаты, изо всех сил вцепившись в книгу. Они теперь с Беном друг другу никто? Да нет же, нет! Этого просто не может быть! Она же любит его, он любит ее. Рей твердо верила, что любви все по силам преодолеть. А тем более такой любви, как у них с Беном. Это же исключительная любовь! Любовь навсегда! И все же снова слезы потекли по щекам. Она не видела его целый месяц, а он не передал ни единой весточки, хотя мог бы через отца или даже через своих друзей. Наверняка они навещали его в тюрьме. Нужно же им было поговорить о…конфетах. Как только Рей вспомнила о наркотиках, то злость вспыхнула с новой силой, что, впрочем, не мешало продолжать горько плакать. Такой ее и застала Кира.

Сестра в последнее время была расслаблена, выглядела довольной жизнью и счастливой. Рей подозревала, что у Киры кто-то появился, но пока не давила, выяснить не пыталась. Если сестра захочет, сама расскажет о своем парне, если же нет, то, наверное, он того не стоит.

- Над чем рыдаем? – с легкой улыбкой вопросила Кира, многозначительно посмотрела на книгу в руках сестры, - перечитываешь в сотый раз и снова плачешь? Да ну брось, сестренка! У них же там все хорошо в конце, да? Правильно я помню?

Кира прошла в глубь комнаты, швырнула на пол свой рюкзак, потянулась, раскинув руки и приподнявшись на носочках, а потом плюхнулась на кровать.

- Ну? – приподняла бровь, - Рей?

- Бен, - только и смогла выдавить из себя девушка и снова расплакалась.

Кира посмотрела пристально, потом тяжело вздохнула.

- Слушай, я не знаю, из-за чего вы там поругались, но я вижу, как ты мучаешься. Так, может, стоит помириться?

- Он должен изменить свое мнение! – упрямо произнесла Рей, всхлипнув протяжно.

- Какое мнение, Рей? – склонила голову на бок Кира, но так и не получила от сестры ответа, - может, ну я не знаю, - она пожала плечами, - слушай. Я не большой советчик, и поверить не могу, что говорю это именно я, а не ты, может, вам надо попробовать найти компромисс? Черт, да ты ведь сама не своя последний месяц. Ты любишь этого ушастого и…

- Не называй его так! – ощетинилась Рей.

- И срываешься на мне, - надула губы Кира, - а я вот вообще не виновата в вашей ссоре.

Конечно, она была права. И в этот самый миг Рей стало стыдно, в том числе и за ту безобразную сцену, что она устроила в тюрьме. Нет, она по-прежнему не одобряла то, с чем связался Бен. И Кира – внезапно мудрая и понимающая Кира – говорила правильно о компромиссе, но какой тут возможен компромисс, Рей представляла себе смутно. Она так боялась за Бена. Он может снова сесть в тюрьму, его могу покалечить, убить. Это жизнь словно на лезвии бритвы, шаг влево или вправо, - и ты упадешь. И Рей уже видела эту глубокую пропасть. Но ведь он делает это ради нее в том числе. Кто же виноват, что в Лемон Гров не там много путей честного заработка. Поняв, что совсем запуталась, Рей еще крепче сжала книгу и замотала головой.

- Да встреться ты с ним уже! – чуть повысила голос сестра, - ну право слово! Не могу видеть, как ты страдаешь на ровном месте.

- Не на ровном месте, - сочла своим долгом поспорить Рей, но слезы вытерла и книгу судорожно сжимать перестала.

- Ладно, - кивнула словно бы самой себе, - хорошо.

Через две недели, когда она пришла в тюрьму на свидание, ей сказали, что заключенный Соло видеть ее не хочет. Растерянная, ошеломленная, Рей стояла рядом с тюрьмой, вспоминая сальные и насмешливые взгляды надзирателей. Она сначала подумала, что это шутка, потом решила, что, наверное, должна дать денег, чтобы ее пустили, какую-то взятку. Сейчас Рей почти ненавидела себя за лепет, растерянность и снова слезы, потому что это именно Бен отказался от свидания с ней. Это было жестоко. Она совсем ему не нужна? Снова вспылили в голове строчки из Джейн Остин. Неужели все? Они теперь чужие друг другу? Рей сцепила пальцы в замок, сжала руки изо всех сил, заставила себя сделать шаг прочь. Но ведь это нечестно, так нечестно, - твердила себе Рей. Когда она ставила Бену условие, она вовсе не предполагала, что он выберет не ее. Обняв себя руками, девушка медленно брела к остановке автобуса. Ветер швырнул ей в лицо пригоршню пыли, словно насмехаясь, Рей склонила голову ниже, слезы застилали глаза. Уверенная в своей правоте, в том, что Бен, конечно же, выберет ее, выполнит ее условие, ее каприз, Рей и не предполагала, что может быть иначе. А Бен, быть может, и не мучился совсем, как мучилась она, не скучал, не тосковал. Он, может, и вовсе был только рад их разрыву. Ведь это разрыв, верно? Окончательный и бесповоротный.

Вечером, сидя в каморке Фазмы позади кафе, на продавленном диване, который кто-то выкинул, а они с Фаз притащили ей, отмыли, кое-где зашили, а Кай принесла хоть и потрепанный, но чистый плед, Рей снова и снова вытирала слезы. Кайдел обнимала подругу, положив голову ей на плечо, иногда робко приподнималась и, заглядывая в глаза, спрашивала, не хочет ли Рей снова попробовать встретиться с Беном. Но снова пережить унижение, когда Бен откажется ее видеть? А он откажется, Рей была в этом уверена! Одна эта мысль заставляла снова плакать. Она ему больше не нужна. Сидящая напротив на стуле Гвен только качала головой.

- Мудак твой Бен Соло, - не выдержав, фыркнула Фазма.

- Фаз! – укоризненно прошептала Кайдел и снова повернулась к вздрогнувшей Рей, - не плачь, золотко. Все образуется. Вы помиритесь. Ну хорошо, ты не хочешь идти к нему в этом месяце, сходи перед Рождеством, передай подарок, протяни…

- Оливковую ветвь мира, - расхохоталась Фазма, - да-да, как голубь принес ветвь Ною…- Фазма осеклась, поймав рассерженный взгляд Кайдел, вздохнула, - прости, Кай. Я помню, как религиозна твоя семья.

Кайдел поджала губы, наградила подругу еще одним предостерегающим взглядом и снова уложила голову к Рей на плечо.

- Ну хорошо, - продолжила Гвендолин, - не мудак, но свет клином на нем не сошелся, Рей. Послушай, он так-то не подарок, характер взрывной, вечные неприятности в школе, а ты сама говорила, как тебя это расстраивает, его игры с законом, которые тебе не нравятся. Может, ну его к черту, а? Может, вот этот шанс от судьбы остановиться сейчас, пока не поздно, пока ты не увязла в нем окончательно?

Но проблема была в том, что увязла. Увязла давным-давно. И никто, кроме Бена Соло, ей был не нужен, никто в целом свете не мог сравниться с ним.

- Нет, Фаз, - тихо ответила Рей, - никакой это не знак. Просто я дура, которая оттолкнула его.

- А он и рад оттолкнуться! – резко ответила Фазма, - вот так запросто. Значит, не шибко ты ему была нужна!

- Это неправда! – дернулась Рей, - я нужна! Была…

И снова всхлипнула.

- Фаз, ты просто сама тактичность, - вздохнула Кайдел.

- Я пытаюсь доказать ей, что разрыв с Соло не конец света, и парней вокруг полным-полно. А Рей у нас девочка красивая, умная и заслуживает самого лучшего. Поступит в свой колледж, поклонники в очередь выстроятся. Кстати, что там с колледжем? Я знаю, что ты тему изучала. Что выбрала?

Это был хороший способ отвлечь ее, и Рей была Фазме благодарна. В конце концов, да, на Бене Соло свет клином, может, и сошелся все равно, но есть множество других дел, требующих ее участия.

- Ну, - шмыгнула носом Рей, - Мирамар или Меса, пределом мечтаний, конечно, был бы Национальный университет, но это вряд ли. Там большой конкурс на стипендию.

- И ты даже не попробуешь?

- Попробую, конечно! – сверкнула глазами Рей, - это вообще мой единственный шанс вырваться отсюда. Ох, если бы вы знали, как же мне надоели вечные перепалки Ункара и матери, - Рей покачала головой.

- Мы знаем, золотко, - откликнулась Кайдел, - всего год остался, потерпи. А Кира с тобой поедет?

- Кира, - Рей глубоко вздохнула, - ну Кире еще год учиться. И она…переживает, что я уеду, - смутилась девушка, поймав внимательный взгляд от Гвендолин.

«Переживает» было не совсем подходящим словом. Скорее сестра обижалась, говорила, что Рей ее бросает, а потом с надеждой говорила, что, может, Рей еще не удастся поступить сразу, в своем эгоизме не замечая, как задевает сестру этими словами. Но если она не поступит – Рей твердо для себя это решила, - она ни за что не останется в доме матери. Она найдет работу и съедет, куда угодно, хоть бы и в такую же каморку, как у Фазмы. Рей определила для себя срок – только год, который понадобится, чтобы закончить школу, а потом ноги ее не будет в отчем доме, что бы ни случилось.

Домой возвращалась поздно и одна. Кайдел, краснея и смущаясь, ушла парой часов раньше, провожаемая сыном мистера Брендола Хакса – рыжим Армитажем. Рей смотрела вслед парочке удивленно. Вот уж не ожидала от застенчивого до высокомерия Арми симпатии к ее подруге. А уж тем более не ожидала, что строгое воспитание Кайдел позволит ей встречаться с парнем любым вообще. О чем подумает мистер Конникс, если не дай Бог увидит свою дочь в обществе парня, думать не хотелось. Поставит коленями на крупную соль в углу и заставит молиться часами, это точно. Рей надеялась, что у Кайди хватит благоразумия не попасться на глаза отцу.

Ее саму Фазма приглашала остаться ночевать. На ее узком диване с трудом, конечно, они бы разместились на ночь вдвоем. Но Рей не могла остаться, рискуя нарваться на недовольство матери, которая и так устроит ей нагоняй за позднее возвращение. Не то чтобы Глэдис так уж волновалась о безопасности дочери, скорее в очередной раз хотела показать свою власть в их доме или же сорвать злость.

Поэтому распрощавшись с подругой, Рей побрела домой. Улицы были пустынны, редкие прохожие спешили прочь, стараясь друг на друга не смотреть, - никогда не знаешь, кто будет опасен, где-то вдалеке гремела музыка, проезжали редкие машины, то тут, то там не горели фонари. Рей старалась идти бодрым шагом, не срываться на бег, чтобы не привлекать излишнего внимания, но и не медлить. Все же прогулка по ночному Лемон Гров не была безопасной авантюрой, в чем Рей и убедилась, когда до дома оставался квартал. Дорогу ей заступили три тени.

- Рей! – она узнала своего одноклассника – Джима, - привет! Как дела?

Девушка попятилась, смерив парня недоверчивым взглядом.

- Здорово встретить тебя! – продолжал улыбаться Джим, глаза которого горели лихорадочным блеском то ли алкоголя, то ли наркотиков.

Один из его приятелей двинулся за спину девушки, второй оказался слева, зажимая ее между собой и стеной дома. Рей застыла.

- И тебе добрый вечер, Джим, - постаралась говорить спокойно, прикидывая, сможет ли она обогнуть парня и сбежать.

- Слушай, тут неподалеку вечеринка, пошли с нами, а? – Джим потянулся, намереваясь схватить девушку, которая ловко увернулась.

- Нет, спасибо, - вежливо ответила Рей, мысленно ругая себя на все корки за безрассудство, - мне нужно быть дома. И так задержалась.

- Да брось, Рей, - голос за ее спиной принадлежал парню из параллельного класса – Алекс? Алек? Она не помнила, - будет весело!

- Нет, - процедила Рей, двинулась вперед и чуть в сторону, намереваясь проскочить между парнями и бежать, но была остановлена грубыми руками.

- А я говорю – да! – ухмыльнулся третий.

Рей запаниковала, попыталась дернуться, вырваться, проехалась ногтями по чьей-то руке и получила крепкую затрещину.

- Ах ты, сука!

Ее грубо встряхнули, Рей лягалась и брыкалась, пытаясь вырваться. И вдруг все прекратилось. Девушка осознала, что стоит, прижавшись лопатками с кирпичной стене многоквартирного дома, а Джим, над которым застыл Траджен, валятся на асфальте и зажимает разбитый нос рукой, его дружок скулит, зажимая пах, а парень из параллели валяется на земле, методично избиваемый Кардо.

- Да ты, - начал парень, распрямляясь, с ненавистью глядя на Траджена, - ты хоть знаешь, кто мой отец?

- Мне похеру, - процедил Траджен, в руках у него сверкнул пистолет, парень попятился, - свалили нахуй отсюда! И только попробуйте снова приблизиться к девчонке! – он полуобернулся, - Кардо, заканчивай. Пусть валят.

Кардо последний раз пнул парня и не спеша подошел к другу. Застывшая Рей почти с ужасом смотрела на эту картину, не зная, то ли благодарить ей друзей Бена, то ли возмущаться.

Когда троица, матерясь и стеная, скрылась за поворотом, Кардо шагнул ближе к Рей.

- Все в порядке?

Девушка медленно кивнула, не глядя на парня, все смотрела на блестящий пистолет в руке Траджена. Друг Бена хмыкнул, проследив ее взгляд, и спрятал пистолет за поясом джинс.

- Пошли, Рей, мы проводим тебя домой.

Какое-то время шли молча. Когда уже подходили к дому, Рей не выдержала.

- Вы что же, следили за мной?

- Нет, Рей, - искренне улыбнулся Кардо, - мы просто рядом оказались.

Девушка смерила его недоверчивым взглядом. Конечно, ей хотелось возмутиться, заявить, что не надо за ней присматривать, и она способна сама за себя постоять. Но вообще оказалось, что не способна. И хоть Рей не нравилось быть должной и не нравилось, что друзья Бена следят за ней, но они спасли ее от этих мудаков, а значит, стоило быть хоть чуточку благодарной. Воинственно вскинутый подбородок девушки опустился.

- Спасибо, - пробормотала она неловко.

- Да не за что, - пожал плечами Траджен.

- Не гуляй больше так поздно одна, лады? – заглянул в глаза Кардо.

Рей оставалось только кивнуть.

***

В конце мая, когда закончились занятия, отвлечься было не на что, стало совсем невыносимо. Иногда Рей сама не понимала, как она пережила эти месяцы без Бена. Сначала мрачнела день ото дня, потеряла интерес к окружающему миру, автоматически ела, спала, ходила в школу, выполняла домашние задания, помогала сестре, решала домашние проблемы, мирила мать и отчима.

А потом вдруг словно очнулась, просто одним январским днем встала, долго глядела на солнце за окном, на дом напротив, думала, думала, думала и, стиснув зубы, решила, что будет жить дальше. Набрала себе дополнительных занятий, факультативы по испанскому и французскому, по истории и культуре Испании, начала читать де Вегу в оригинале, едва продираясь через стихотворный испанский семнадцатого века, но это помогало занять голову и не думать о том, что своим дурным характером все испортила, потеряла из-за своей гордости единственного человека, которого любила. И любит до сих пор.

В последний учебный день в школе царил дух свободы и отчасти хаоса, одноклассники наперебой делились планами на лето, Рей молча пряталась за учебником по испанскому. Теперь, когда у нее не будет занятий, ей стоит придумать их себе. Девушка уже отмечала учебные заведения, куда могла бы поступить. И так как родители никогда не дадут ей денег на колледж, ей стоит рассматривать только те места, где она может получить стипендию. И готовиться усиленно, чтобы блестяще сдать выпускные экзамены. А еще она нашла подработку на лето в магазинчике на заправке. Оставалось надеяться, что за обыденными жизненными мелочами скучать ей не придется

Выйдя из школы, Рей остановилась на мгновение почти в растерянности, занятия закончились так рано, идти домой совсем не хотелось. Мать опять лишилась работы, сидела дома и злилась на весь свет, а Ункар перебирал очередную машину вместе с мистером Соло. Видеть его Рей была не в силах. Ее так и подмывало спросить, когда же выйдет Бен, но она молчала, лишь здоровалась и убегала к себе. Во взгляде мистера Хана не было осуждения или злости, но понимание и грусть, тлевшие в глубине его глаз, были почти невыносимы. И Рей избегала всяческого общения.

Что ж, яркое солнце припекало жарко, в рюкзаке была новая книга – на этот раз Томас Харди, впереди было целое лето, которое она посвятит работе и занятиям, а значит, сейчас отправится в любимый парк.

Девушка кивнула себе, сделала пару шагов, скользя равнодушным взглядом по толпе учеников, весело гомонящих и предвкушающих каникулы, и вдруг увидела его.

Бен Соло, стоял, прислонившись к отцовской машине, и смотрел прямо на Рей. Девушка застыла, замерла, заморгала часто-часто. В последнее время, когда занятий становилось все меньше в преддверии отдыха, она все чаще думала о Бене Соло, так, может быть, сейчас ей мерещится? Этого же не может быть. Он же…в тюрьме? Рей начала шептать, считая месяцы, которые тянулись невыносимо долго и вдруг закончились. Она смешно загибала пальцы, сбивалась и снова начинала счет. Да, Бен уже должен был выйти. Но что он делает здесь? Они же вроде как расстались. Или нет?

Сердце совершило немыслимый кульбит, дыхание перехватило, Рей кусала губы, идя навстречу парню, который, не двигаясь, стоял возле машины. На лбу у Бена пролегла хмурая складка, которую так хотелось стереть ласковым прикосновением, губы, которые не терпелось поцеловать, были поджаты. Черт! Ведь она может его коснуться сейчас! После всех месяцев, когда они были разделены холодным стеклом, а потом гордостью и взаимной неуступчивостью, она может, наконец, его коснуться! Ощутить тепло кожи, поцеловать, обнять, прижать к себе! От осознания этого упоительно кружилась голова. Рей все ускоряла шаг и в итоге сорвалась на бег. На мгновение забыла о ссоре, об условиях, о том, что не виделись столько времени. Забыла о том, что они больше вроде как и не вместе. И о том, что она ему не нужна. Об обиде, унижении и страхе. Обо всем на свете забыла, только увидев Бена, осознав, что он не сон, не плод ее больного, истерзанного воображения. Он – реален. И он здесь. И впереди у них целое лето! И когда уже готова была кинуться к нему в объятия, раскрыла руки, Бен эти самые руки перехватил, останавливая девушку на полпути, не позволяя ни коснуться, ни тем более обнять.

- Поговорим, Рей?

Девушка растеряно захлопала ресницами. В его прикосновении не было ни нежности, ни страсти, а во взгляде не горело былой любви. По телу разлился мертвенный холод, руки, отпущенные Беном, повисли безвольными плетьми. Рей отвела взгляд, закусила губу, чувствуя, что сейчас расплачется снова, опять зальет своими слезами все вокруг.

- Садись! – Бен резко распахнул перед ней дверцу машины и, когда Рей скользнула внутрь, захлопнул ту с такой силой, что задребезжало стекло.

Фалькон сорвался с места, взвизгнув шинами, набирая скорость едва ли соответствующую рамкам закона. В салоне разлился мертвенный холод, тишина давила на уши, злость Бена прижимала Рей к сиденью, заставляла кусать губы, кожа зудела от ярости парня, что пропитывала все вокруг, ледяной волной накатывала на девушку, заставляя нервы звенеть от напряжения. Мимо стремительно проносились улицы Лемон Гров, и Рей не выдержала.

- Бен, пожалуйста, сбавь скорость, - решилась все же подать голос, говорила тихо, чтобы еще больше не разозлить.

В ответ Соло только сильнее вдавил педаль газа в пол.

- Бен, - коснулась руки, самыми кончиками пальцев, - пожалуйста, - повторила с нажимом.

Стрелка спидометра поползла вниз, постепенно опускаясь до разрешенных тридцати пяти миль в час.

- Довольна? – процедил Бен, дергая рукой, чтобы сбросить ее пальцы.

- Спасибо, - выдохнула девушка.

Пальцы жгло. Это было поразительно: прикоснуться к нему после восьми месяцев разлуки. Всего лишь прикосновение пальцев к запястью, а у нее уже закружилась голова, сердце в груди застучало быстрее, на щеках вспыхнул румянец. Хотелось большего, соприкоснуться обнаженной кожей, поцеловать, обхватить ногами бедра и…Рей судорожно вздохнула, сжимая руку в кулак, страх куда-то делся, на мгновение девушка забылась, представила, что они просто встретились, наконец, что ей можно и касаться, и целовать, и ласкать, представила, что они едут…а куда, кстати, они едут?

Это был все еще Лемон Гров, но они, определенно, удалялись от дома Соло. Рей бросила вопросительный взгляд на хмурого Бена, но спросить так и не решилась, опасаясь разозлить еще больше. Какое там ласкать и целовать! Ей вряд ли было можно даже касаться его самыми кончиками пальцев.

Наконец, они подъехали к многоквартирному дому на окраине района, Рей вылезла первой, огляделась с любопытством, поймала на себе такие же любопытные взгляды играющих прямо посреди дороги детей и робко улыбнулась. Маленькая девочка в ответ растянула в щербатой улыбке губы и даже помахала ей рукой.

- Идем! – буркнул Бен.

Улыбка Рей померкла, она махнула напоследок девчушке и поспешила за парнем. Они поднялись на предпоследний этаж, Бен открыл потрепанную дверь с цифрой сто пятьдесят восемь и махнул рукой пропуская Рей вперед. Девушка вошла и с любопытством огляделась.

Небольшая квартира состояла из крохотного коридорчика, который вел в единственную комнату, совмещенную с кухней. Здесь все было не новое, но чистое и крепкое, Рей робко двинулась вперед, с интересом оглядывая большой диван и пару кресел, крохотный столик и старенький телевизор, шкафчики в кухне ужасного коричневого цвета, небольшой стол, несколько стульев, в приоткрытое окно задувал легкий ветерок, колыхая старые жалюзи. Ярким пятном смотрелся букет фиолетовых и желтых ирисов в старой вазе из мутного от времени стекла со сколотым краем.

Рей подошла к вазе, провела пальцами по нежным лепесткам, вдохнула запах.

- Нравится? – раздался позади голос Бена.

Непонятно было, к чему конкретно парень задал этот вопрос. Нравится – что? Район? Квартира? Цветы? Рей помолчала немного, поглаживая лепестки, а потом, не поворачиваясь, все же решилась задать ответный вопрос.

- Чья это квартира?

- Моя, - последовал незамедлительный ответ.

Девушка круто развернулась, скрестила руки на груди.

- В тюрьме теперь можно заработать на квартиру? – вскинула подбородок.

- Если знать, как, - передернул плечами Бен, не глядя на нее.

И Рей вдруг подумала, что лучше бы она не знала, как. Честно слово: лучше бы она делала вид, что она дура, ни о чем даже не догадывается, и никакого бы конфликта между ней и Беном тогда бы не было. Она бы ходила к нему в тюрьму, передавала бы конфеты и спокойно бы ждала окончания его срока. Прав был Фицджеральд, когда писал, что в «нашей жизни для женщины самое лучшее быть хорошенькой дурочкой». Рей, может, и была хорошенькой, вон Фазма даже сказала, что красивой, но не дурочкой. И сейчас очень пожалела об этом, потому что разрывалась на части, желая плюнуть на все, обнять Бена, извиниться и снова просто быть вместе и желая докопаться до правды, чтобы потом с этой правдой как-то жить, как именно Рей представляла с трудом.

- Почему ты не приходила? – спросил Бен, видимо, решив не продолжать разговор о деньгах.

Рей подняла на Соло возмущенный взгляд.

- Ты сказал, что не хочешь меня видеть!

- Но ты даже не попыталась снова, - тихо ответил Бен, заставив ее почувствовать себя виноватой.

- Я, - растеряно пробормотала Рей, обвела взглядом квартиру, стараясь только не смотреть на парня, темной фигурой застывшего у двери, - я просто…- а потом вскинулась, пойдя в наступление, - если ты так хотел меня видеть, ты мог попросить кого угодно из своих друзей или мистера Хана передать мне, что…

- Ну давай еще отца или моих друзей втянем в наши отношения и в наши ссоры! – раздраженно перебил ее Бен, - знаешь, хватило того, что я, как дурак, спрашивал у них о тебе! Получая, кстати, ответы о том, что вот ты обо мне и не спрашивала, Рей!

И ей стало еще гаже. Не спрашивала их и не пришла сама. Трусливая и гордая. И вот к чему это гремучее сочетание привело. Рей почувствовала себя сейчас очень-очень несчастной, вот прям настолько, что едва сдерживала слезы. И вдруг решилась. Ну какая ей разница уже. Она выскажется, а потом уйдет. В конце концов, в ее любимых книгах герои всегда раздражали Рей тем, что не могли нормально поговорить и искренне объяснить, что у них на душе.

- Я думала, что тебе не нужна, - тихо произнесла девушка, глядя куда-то в пол, - я решила, что мы больше не вместе.

Повисла тишина, с улицы доносились крики играющих детей, позвякивали жалюзи, одуряющее пахли ирисы.

- Я каждый день думал о тебе в тюрьме, - зло произнес Бен, - каждый гребаный день! А ты решила, что мы больше не вместе?! – он повысил голос.

- Это ты так решил! – крикнула в ответ Рей, все же посмотрев на парня.

- И когда я так решил, а? Почему я не знаю о собственном решении? – скрестил руки на груди Бен.

- Когда сказал, что не хочешь меня видеть, - упрямо повторила девушка.

Бен только глаза в ответ закатил.

- То есть тебе можно мне ультиматумы ставить, а мне проявить гордость никак нельзя, так, Рей? Ты удивишься, но она тоже у меня есть. А еще я умею принимать решения, которые тебя не касаются, и ты в них лезть не должна.

От его жесткого тона, от того, как зло сверкнули его глаза, Рей вздрогнула.

- Но они меня касаются, Бен. Когда тебя в очередной раз посадят, они снова меня коснуться.

- Не посадят, - легкомысленно мотнул головой Соло, - и если мои решения тебя коснутся, то только хорошей стороной. Посмотри, - он обвел рукой квартиру, - эта квартира – последствие моих решений. И твои любимые ирисы на столе, между прочим, тоже. И если ты захочешь, то будешь тут хозяйкой, можешь переделать здесь все по своему вкусу, все, что захочешь, можешь сделать.

- Бен, - растеряно прошептала девушка, осознавая, что для нее это действительно великий дар, место, которое может стать ее домом, может стать их домом, где никогда не будет скандалов и жестокости, и алкоголя, льющегося рекой. Это будет дом семьи Соло, любящей семьи.

- Ты не хочешь? – исподлобья посмотрела на нее парень.

- Хочу! – поспешно ответила Рей, - но я никогда не смогу забыть, на какие деньги это все куплено.

Но, кажется, Бен услышал только ее «хочу». Он широко улыбнулся и медленно двинулся вперед.

- Рей, - сделал осторожный шаг, - Рей, Рей, Рей, - ему словно доставляло удовольствие произносить ее имя, - малыш, не думай об этом. Не думай, - он навис над нею, - представь, что, - обнял за талию, притягивая к себе, очертил пальцем скулу, спустился к линии челюсти, прошелся по губам, - да все, что угодно представь. Пусть будет бизнес в автосервисе, - склонился, целуя, - автомойка, - еще один нежный поцелуй, заставляющий мир вокруг кружиться, - представь, что я получил наследство от родственников матери, - поцелуй в шею, которую Рей радостно подставила, понимая, что не в силах противостоять. Выгнулась покорно, притягивая парня ближе, зарываясь рукой в волосы, а второй сжимая твердое плечо, - все, что угодно представь, лишь бы мы были вместе.

Он снова поцеловал ее в губы, от былой нежности и следа не осталось, агрессивно исследовал ее рот языком, прикусывал губы, бормотал что-то неразборчивое, пока Рей тянула его за волосы, ногтями впивалась в плечи и едва ли не падала от слабости в ногах.

- Я так соскучилась! – выпалила, едва только Бен оторвался от нее, - я хотела прийти, - посмотрела в шальные глаза, - честно. Правда. Я очень хотела. Но я так боялась, боялась…я думала…, - лепетала неразборчиво, пока он снова целовал шею и плечи, скользил губами по ключицам, - я решила…

Думать и говорить становилось совершенно невозможно.

- Бен! – попыталась отстранить от себя парня, - да выслушай же меня!

- Не хочу! – он вдруг подхватил ее на руки, - и не стану! Все, что ни скажешь, все глупости, - заявил, делая два шага к дивану, - все, что меня сейчас интересует, достаточно ли этот диван хорош, - произнес, нависая над девушкой.

Рей сдалась.

***

- Куда мы идем? – Рей держала Бена за руку, поминутно они останавливались и целовались, а потом шли дальше. Все обещания мистеру Хану об осторожности были забыты. Невозможно было быть осторожной и сдержанной, когда Бен наконец-то был рядом, сжимал ее руку так крепко, целовал так пылко и обнимал так сильно.

Ярко светило летнее солнце, заставляя щуриться и улыбаться. От улыбок уже болели щеки. Рей была по-настоящему счастлива. Она решила на время отложить все разговоры о наркотиках и тюрьме. Девушка решила, что все равно добьется своего, но со временем, постепенно, исподволь. А сейчас позволила себе ни о чем плохом не думать.

- Ребята решили устроить вечеринку по поводу окончания моего срока, - Бен снова притормозил, чмокнул Рей в уголок губ, - мы и так уже опаздываем.

Конечно, они опаздывали, потому что проверили не только, насколько хорош диван, но еще и кресло, и стол, и даже тумбочка в коридоре. Все тело ныло, а на шее красовался засос, который Рей не знала, как прикрыть. Бен только хохотал в ответ на ее возмущение.

- Ну и пусть все видят, что ты моя!

- Я и так твоя, - успокаивающе ответила девушка, - вовсе незачем это демонстрировать…так.

- Викрул снял какой-то бар, говорит, будет весело.

Рей притормозила.

- Викрул?

- Я помню, помню, - Бен обнял ее за плечи, - что он тебе не нравится, но он все еще мой друг, поэтому постарайся быть…любезной?

Рей недовольно поджала губы, Бен вздохнул, взлохматил волосы.

- Ну хорошо, - кивнул сам себе, - постарайся хотя бы не грубить ему. Ну вообще с ним не разговаривай. Мы же обойдемся в этом случае без ультиматумов, да, малыш?

Девушка только вздохнула. Еще долго ей будет аукаться тот разговор в тюрьме. Ей стало стыдно. Вот как теперь Бен о ней думает, и не без основания. Поэтому она лишь коротко кивнула и поспешила прижаться к парню покрепче. Она постарается быть любезной с Викрулом. Изо всех сил постарается.

Бар находился в закоулках Лемон Гров, зажатый между двумя многоквартирными домами, выглядел скорее, как притон с покосившейся от времени дверью и наполовину не горевшей вывеской, носил звучное и странное название «Кантина», что бы это ни значило. Когда они вошли внутрь, их встретил приветственный гул голосов. Они явились последними.

- Ну наконец-то! – прогудел Траджен, - мы уж думали вы потерялись по дороге.

- Скорее где-то в постели, - заржал Ушар, глядя прямо на шею Рей.

Девушка дернулась, покраснела и теснее прижалась к Бену, показавшему средний палец другу.

- Проходите скорее! – подал голос Кардо, - что налить? Бен? Пиво? Что покрепче? Рей?

Рей растеряно передернула плечами, улыбалась неловко, пытаясь показать, как ей весело, хотя весело почему-то не было. Было чувство растерянности, какой-то грусти из-за повода, по которому они собрались, неловкость, - в компании друзей Бена она бывала редко. Да и в барах тоже никогда не была. А зная пагубное влияние алкоголя не понаслышке, не очень-то хотела и пить. Но все же из вежливости пригубила красноватое пиво, которое поставил перед ней Кардо, подмигнув задорно, и даже оценила сладкий черешневый вкус, было не противно по крайне мере.

- А где Вик? – громко спросил Бен.

- Здесь мы! Здесь! – вышел откуда-то Вик, обнимая за талию…Киру.

Рей едва не подавилась пивом, глядя на сестру, которую прижимал к себе Викрул, ошарашено глядела во все глаза на чуть смущенную, но довольную девушку, и чувствовала, как волна ярости грозит смыть ее с безопасного берега, ломая весь мирный настрой.

- Малявка! Привет! – Вик отпустил все же Киру, кинулся к Рей с таким видом, словно она была самым дорогим гостем тут, словно именно в ее честь сегодняшний праздник. Он обнял ее, заставив охнуть.

- Эй, полегче! – полушутливо ткнул кулаком в бок Викрула Бен, в глазах его тлела едва заметная яростная ревность.

- Ты что, Бенни! – Вик отпрянул назад, шутливо поднял руки вверх раскрытыми ладонями, словно сдавался, - не подумай чего! Малявка мне как сестра! Она ж теперь в курсе всех дел, а?

Он гадко рассмеялся, взгляд его пристальный и серьезный, скользил по Рей, словно Викрул оценивал, насколько Рей можно доверять, будет ли она молчать, будет ли вести себя благоразумно.

- Да, - вынужденно улыбнулась Рей, - мы с Викрулом большие друзья, - она кинула злой взгляд на сестру, которая мгновенно съежилась, - почти семья теперь!

- Воооот! – загудел Викрул, - вот это дело! Выпьем, малявка! – у него в руках откуда-то появилась стопка с текилой, - за мир в семье! – он чокнулся с Рей так сильно, что расплескал текилу, выматерился, вызвав взрыв смеха.

Рей выскользнула из объятий Бена, улыбнулась в ответ на его вопросительный взгляд, проходя мимо сестры, потянула ее за руку, сделала большие глаза. Кира покорно встала, следуя за Рей.

Они вышли на улицу.

- Ты с ума сошла! – тут же налетела на Киру Рей, - ты что, теперь с Викрулом?

Сестра посмотрела исподлобья.

- Он старше тебя на пять лет! Кира! Тебе еще нет восемнадцати! – Рей стиснула руки.

- И что? – вскинула подбородок сестра, - Бен старше тебя на два года, и тебе тоже еще нет восемнадцати!

Рей только руками всплеснула.

- Он бандит! Он…

- Твой Бен только что вышел из тюрьмы, смею напомнить! – бросила сестра.

- Да причем тут Бен! – топнула ногой Рей, - какого черта, Кира! Он использует тебя, он выбросит тебя, он…

- Я люблю его, - тихо произнесла сестра, выбивая у Рей почву из-под ног.

Она стояла, не в силах поверить в то, что услышала. Готова была бежать в бар, с кулаками броситься на Викрула, требовать, чтобы он отстал от ее сестры, чтобы даже приближаться к ней не смел. И понимала, что ничего она поделать не сможет. Она может только на Киру давить, но упрямый огонек в глазах сестры слишком напоминал собственный. Рей прекрасно знала этот блеск в глазах, означавший, что сестра приняла решение и не отступит теперь.

- Кира, прекрати, - досадливо поморщилась, - тебе всего шестнадцать.

- Когда тебе было шестнадцать, ты уже два года встречалась с Беном! – бросила Кира, - почему мне нельзя?

- Да хватит! – заорала Рей, пугая прохожих, - я не ты, а Бен не Викрул! Ты должна прекратить! – она схватила сестру за плечи, - ты должна…

- Не трогай меня! – Кира вырвалась, отскочила назад, - ничего я тебе не должна! Что ты злая опять, а?! Вышел уже твой Бен! Вышел! Хватит срываться на мне! Надоело!

Расширившимися глазами Рей смотрела на сестру, не в силах поверить, что перед ней ее любимая Кира, она ее не узнавала.

- Что тут происходит? – ленивый голос Викрула вклинился между ними, заставив Рей вздрогнуть, круто развернуться к парню.

Она была готова высказать все, что она думает. Но не успела. Между ними скользнула Кира, взяла Викрула за руку.

- Ничего, сладкий, - улыбнулась, - просто у кого-то восьмимесячный недотрах. Идем,- она увела ухмыляющегося парня внутрь, даже не оглянувшись на сестру.

Рей осталась стоять на улице с приоткрытым от изумления ртом, дрожа от злости, глядя вслед удаляющейся сестре, что прильнула всем телом к парню.

Девушка так и осталась на улице, возвращаться внутрь, откуда доносились взрывы смеха, гул голосов, звон стаканов, не хотелось. Рей размышляла, как уйти. Достала телефон, чтобы написать Бену, что плохо себя чувствует, но не успела, - в дверях показалась массивная фигура Соло. Он радостно улыбался, вот его взгляд остановился на ней, и парень тут же нахмурился. Рей вымученно улыбнулась, не желая портить парню праздник.

- Малыш? Ты чего тут одна? Тебя уже все потеряли там.

Ей бы хотелось зло сказать, что никто ее не терял, даже родная сестра, что неправда это все, но не смогла. В конце концов, Бен только вышел, в конце концов, его друзья действительно хотели порадовать его, устроить праздник, и ей никак нельзя все портить. Ради Бена она согласна потерпеть.

- Показалось, что телефон звонит, - девушка взмахнула аппаратом, как бы показывая, что вот он, вот, она не врет, - ты же знаешь, мама…

- Ничего не хочу слышать о твоей матери, - Бен протянул руку, - идем.

Рей ничего не оставалось, как вложить свою руку в его и последовать внутрь.


========== 10. ==========


Комментарий к 10.

Визуал: https://ibb.co/nkY6vGY

https://ibb.co/Tbs4L80

Восемь лет назад

Вообще Рей представляла себе это, как в сопливом подростковом кино: вот они сидят в соседних креслах, держась за руки, смеются и целуются, а вот уже на их руках красуется черно-белый рисунок. На деле же их развели по разным кабинетам тату-салона, где играла приятная легкая музыка? и пахло антисептиком.

- В первый раз делаете татуировку? – спросила миловидная девушка с розовыми волосами и пирсингом в носу, ее руки были увиты диковинными цветами, которыми Рей залюбовалась.

- Да, - кивнула Рей.

Идея сделать парную татуировку пришла спонтанно, просто вдруг появилась в ее голове, и Рей пристала к Бену, которого и уговаривать не пришлось. Он пришел в восторг, это стало бы еще одним символом их любви на века. Они долго спорили, выбирали рисунок, который подошел бы обоим. И, наконец, остановились на компасе. В тату-салоне долго обсуждали эскиз, отвергая один вариант за другим, спорили и не соглашались, но в итоге все же выбрали один из вариантов. В тот день, когда у нее закончилось последнее в ее жизни занятие в школе, они пошли в тату-салон.

Рей уложила руку на небольшой столик, поерзала, устраиваясь в кресле, стараясь сдержать нервную дрожь, - все же ей рассказывали, что татуировка – это больно. Но спросить об этом мастера прямо Рей постеснялась.

- Я сейчас прикоснусь к вам иголкой, - произнесла девушка, - просто поставлю точку, чтобы вы понимали, какими будут ощущения.

Рей кивнула, постаралась расслабить руку, хотя сама внутренне напряглась. Под жужжание машинки ее руки коснулась иголка. Рей едва не передернула плечами от облегчения: странно, немного неприятно, но не больно.

- Готовы?

- Да, - уверенно кивнула Рей.

И в следующий час поняла, что все же ошиблась. Мимолетный укол не шел ни в какое сравнение с болезненными ощущениями, которые испытывала девушка, когда мастер рисовала длинные линии или штриховала рисунок.

- Как ощущения? – поинтересовалась мастер, и поскольку Рей замешкалась с ответом, продолжила, - все описывают по-разному: кто-то говорит, что похоже на лезвие ножа, кто-то описывает жжение, кому-то и не больно совсем. Но вам больно, я вижу, постарайтесь меньше напрягать руку.

Рей, в который раз невольно задержавшая дыхание, постаралась расслабить предплечье, она думала о том, что был бы здесь Бен, ей все-таки было бы легче. Где там сопливые фильмы? Бену-то, наверное, и не больно вовсе. Рей не знала наверняка, но уже позавидовала парню.

- Ощущение, как будто к тебе прикасается игла, - хмыкнула Рей, - как на самом деле и есть.

Ее мастер заливисто рассмеялась. Рей невольно улыбнулась в ответ, и следующие полтора часа они болтали о том, о сем. О татуировках, нелепых эскизах клиентов, смешных случаях в салоне. На рисунок Рей посмотрела только, когда он был закончен. И тут ее тоже не ждало ничего общего с тем, что показывали в кино: воспаленная, красная кожа, вспухшая вокруг линий, безусловно, красивого рисунка, но оценить всю красоту сейчас не было никакой возможности.

- Сделаем сейчас вашу первую перевязку, - мастер внимательно наблюдала за девушкой.

- Так…необычно, - вырвалось у Рей, бросила быстрый взгляд на девушку, - мне нравится, правда! Это очень красиво. Но так странно осознавать, что это на всю жизнь.

- И даже дольше, - с самым серьезным лицом произнесла мастер.

Рей дико посмотрела на нее, а потом расхохоталась.

- И даже дольше, - произнесла задумчиво.

На века и даже дольше, как и их с Беном любовь.

Они вышли на улицу, держась за руки. Рей улыбалась Бену, щурилась на ярком солнце. Руку, конечно, тянуло ноющей болью, поэтому Рей старалась лишний раз не шевелить предплечьем.

- Когда ты перевезешь свои вещи к нам? – спросил Бен, пока она ела заслуженное мороженое, крем-брюле в рожке.

- Как будто там еще есть, что перевозить, - фыркнула Рей.

За прошедший год ее вещи каким-то парадоксальным образом постепенно перекочевали в квартиру Бена. Их квартиру, в которую Рей время от времени что-нибудь покупала, то новые тарелки с цветочным орнаментом, то рулонные шторы, взамен жалюзи, то теплый плед на диван, даже фиалку сорта Джорджия. Бен фыркал, закатывал глаза и постоянно говорил, что Рей должна, как можно, скорее переехать, иначе ее Джорджия не выживет с ним одним. Она банально засохнет, потому что он забудет ее полить, нежные листья покроются пылью, она зачахнет от тоски и скуки. Тогда, смеясь, Рей спросила, он о фиалке говорит или о себе. В ответ Бен ее поцеловал. Но девушка была непреклонна: никакого переезда до окончания школы. В идеале, она бы вообще хотела дождаться ответов из колледжей, куда послала документы. Но здесь уже Бен встал в позу: это слишком долго. И Рей пошла на компромисс, указав адресом для корреспонденции квартиру Бена. Их квартиру.

Они смотрели какой-то не особенно запоминающийся фильм, часы показывали одиннадцать вечера. Рей лежала, привалившись спиной к груди Бена, а парень бездумно поглаживал ее живот под футболкой. Кожу от его прикосновений сладко стягивало. Как только Бен, задумавшись, останавливал движение кисти, Рей недовольно ерзала, движение возобновлялось вновь.

- Ты ведь останешься сегодня? – спросил парень.

Рей покосилась на часы, которые показывали двенадцатый час ночи. Конечно, она собиралась остаться. Едва ли это вообще требовало обсуждения, но раз уж он спросил…

- Даже не знаю, - протянула Рей задумчиво, рука на живот замерла, а потом скользнула чуть ниже.

Девушка почувствовала, как горячие иголочки, подобные тем, что вывели сегодня прекрасный рисунок на ее руке, пробежались по коже живота, оседая тягучей тяжестью внизу.

- Правда? – хмыкнул Бен, оставив влажный поцелуй на шее, скользнул пальцами еще ниже, под резинку шорт и трусиков, остановился, поглаживая кожу лобка.

- Уже так поздно, - она все еще играла роль примерной девочки, зная, как это заводит и одновременно выводит Бена из себя.

Пальцы Бена скользнули еще ниже, коснулись клитора, чуть надавливая, заставляя Рей, раскинуть ноги шире. Круговое движение, легкое, почти невесомое, и снова надавливание, срывающее с губ едва слышный стон, влажный поцелуй в шею, в щеку.

- Мне надо, - выдохнула Рей, подаваясь бедрами навстречу, чтобы только эти пальцы не прекращали восхитительного давления, чтобы неосторожно скользнули ниже, погружаясь во влажную мягкость, - мне надо, - она извернулась, встречая голодный взгляд темных глаз, - уже надо быть дома, - выдохнула со стоном, целуя Бена в губы, ощущая, как медленно и восхитительно его пальцы движутся в ней.

- Ты уже дома, - пробормотал Бен, ускоряя движения, позволяя Рей дрожать и рассыпаться на части.

- Дома, - шептал Бен, опрокинув ее спиной на подушки дивана, которые Рей купила на какой-то распродаже, - дома, - шептал, толкаясь в нее, шипя сквозь зубы, целуя шею, едва прикусывая кожу, - со мной.

Он двигался медленно, нежно, Рей подавалась навстречу каждому толчку, скользила руками по спине, цеплялась за плечи, путалась руками в волосах.

- С тобой, - стонала в ответ, не в силах контролировать выгибающееся от наслаждения тело, - дома, с тобой.

***

- Чем плохи старые стулья? – спросил Бен, покорно следуя за уверенно идущей вперед Рей.

- Тем, что они мне не нравятся, - отрезала девушка, внимательно разглядывая кухонную мебель в торговом центре.

- Чем плохи, ну…не знаю, вот эти! – ткнул пальцем Бен в стол и стулья темного цвета.

Рей приподняла бровь, смерила скептическим взглядом сначала стулья, потом Бена. Она подозревала, что он ткнул просто наугад. На лице Соло была написана настоящая мука, он выглядел растерянным и почти испуганным. И кто бы мог подумать! Подавив в себе неуместное ехидство и желание поиздеваться над парнем, Рей ответила максимально нейтральным тоном:

- Они не подходят к цвету стен, кухонных шкафов и штор.

У Бена приоткрылся рот.

- Да ты издеваешься, да? Мы второй час тут ходим и ничего до сих пор не нашли!

Рей остановилась на мгновение, покачала головой, потом кивнула сама себе.

- Да, ты прав, - произнесла девушка, глядя, как в глазах парня загорается огонек надежды, - здесь мы ничего толком и не найдем. Поедем в другое место.

И, оставив приоткрывшего от изумления и отчаяния рот Бена Соло позади, Рей поспешила к выходу.

***

- У меня никогда не получится! – почти расплакалась от обиды Рей, когда машина в очередной раз заглохла под ее неумелым управлением.

Бен только вздохнул. Это была его идея научить Рей водить. Девушка ухватилась за нее с восторгом, перелопатила кучу какой-то технической литературы, в которой ничего не поняла, зубрила правила дорожного движения, слушала все наставления Бена. И откровенно лажала, когда доходило до дела. Хотела всего и сразу, отчаянно боялась, даже на пустынной улице и нервничала от присутствия Соло, хотя парень даже не смотрел на нее, когда Рей была за рулем. Но все равно Рей смущалась, тряслась и даже педали путала.

- Рей, - обнял ее Бен, - ну чего ты боишься? Пустынная широкая улица, три часа ночи. Ты никого не убьешь, не покалечишь, не разобьешь машину. Ты же помнишь всю последовательность действий, все делаешь правильно. Так в чем дело?

- В тебе, - вырвалось у девушки.

Она тут же почувствовала, как напряглись руки парня, он задышал чаще. В салоне повисло неловкое молчание. А если что Рей не любила больше ссор, так это неловкое молчание между ними.

- Во мне? – неуверенно переспросил Соло.

- В тебе, - вздохнула Рей, насупившись и отодвинувшись.

- Ты боишься…меня? – в голосе Бена сквозила обида.

- Да не боюсь! – фыркнула Рей и поцеловала парня в щеку, - но ты так хорошо водишь, а я ничего не умею. И у меня не получится. И я такая глупая, что не могу справиться с какой-то железякой! – она в сердцах хлопнула ладонью по рулю.

Рядом послышалась смешок.

- И всего-то? Ты просто меня стесняешься?

- Себя, - буркнула Рей, покраснев, - того, что я такая неумеха.

Бен фыркнул, взял руки девушки в свои, поцеловал ладони, посмотрел твердо в глаза.

- Рей, все получится. Просто нужно немного больше тренировок. И ты будешь ездить на чистых рефлексах, даже не думая, я тебе обещаю, - он аккуратно уложил ее руки на руль, - давай еще раз. Медленно и плавно.

***

Рей обвела последним взглядом их с Кирой комнату. Если ей и было что-то жалко оставлять здесь, то это фотографию отца. Он смотрел со снимка чуть грустно, ласково и немного осуждающе. Наверное, потому что приехала Рей специально днем, когда Ункар возился в гараже, мать была на работе, а Кира где-то гуляла. Наверное, опять с Викрулом. Одна эта мысль взывала неконтролируемый приступ злости, если честно. Рей одернула себя: ее это не касается. В конце концов, Кира – самостоятельный, почти взрослый человек, она имеет право строить свою жизнь так, как хочет. Рей ей не указ. Указывать им мог бы отец, но он мертв, а еще мать, но ей и дела нет до дочерей до тех пор, пока не захочется сорвать на них свою злость. Рей вдруг улыбнулась. Никто теперь не будет срываться на нее. Никто не будет орать, диктовать свои правила, следить за каждым ее шагом. Да, она уходит, как воровка, чтобы избежать скандала, которого все равно не избежит. Но это будет потом, позже. И она теперь всегда сможет сбежать домой, в их с Беном дом. К Бену в их дом. Их дом.

Рей закусила губу, чтобы только не закричать от счастья, сжала ручку сумки, чтобы не начать размахивать руками, неловко переступила с ноги на ногу, заставляя себя сдержаться и не пуститься в пляс прямо тут. Она будет счастлива!

Стук входной двери вернул с небес на землю, беззастенчиво ткнув Рей носом в ее беспечность. Следовало давно уйти, а не стоять здесь и не предаваться глупым мечтам. Впрочем, в следующее мгновение Рей расслабилась, без труда узнав шаги Киры. Сестра ворвалась в комнату и замерла, увидев Рей с сумкой. Аккуратно притворила дверь и встала, прислонившись к ней спиной.

- Уходишь, - констатировала Кира.

- Ухожу, - пожала плечами Рей, отводя взгляд.

Она не знала, что сказать и как себя вести.

- Насовсем, - продолжила сестра.

Рей молчала, не в силах комментировать очевидное.

- Могла бы хоть мне сказать, когда. Эти, - Кира мотнула головой в сторону гостиной, - конечно, не должны знать до самого последнего момента. Но я! Ведь это я остаюсь здесь! В этом аду! И это я огребу за твое решение. Об этом ты подумала?

Рей не подумала. Она знала, конечно, что так будет. Ункар и мать будут срываться на Кире, она будет слушать гадости о ней, Рей, она теперь будет принимать на себя всю полноту злости отчима и матери, все то, что раньше они делили на двоих, и становилось легче. Конечно, Рей не думала об этом. И теперь чувство вины постепенно затапливало с головой.

- Кира, - растеряно пробормотала Рей, не зная оправдываться ли ей. Может быть, извиниться. Попытаться объяснить? Девушка совершенно растерялась.

- Иди уже, - буркнула Кира, делая шаг в сторону, - к нему. Ты же выбрала его!

Это было совсем уж нелепым обвинением.

- Кира, - мягко произнесла Рей, - это все равно бы случилось однажды. Мы не могли бы ведь всегда жить вместе. Тем более здесь.

- Да! – повысила голос сестра, - но ты могла бы подождать еще хотя бы год, пока я не закончу школу!

Да, наверное, Рей могла бы. Но она была так счастлива с Беном. Она согласилась жить с ним, еще когда даже не было у него этой квартиры. Она была готова прийти в чужой дом, лишь бы не жить в доме своих родителей. Рей сбегала, оставляла сестру наедине со всеми ужасами. Но ведь она никуда не исчезала из ее жизни! Она будет по-прежнему рядом. Рей разрывалась между чувством вины и протестом, идущим из самой глубины ее влюбленного сердца, между желанием быть рядом с любимым человеком. Быть рядом каждый день.

Рей не знала, что ответить на обвинение сестры. Сумка в руке вдруг стала невыносимо тяжелой, тянула Рей к земле. Девушка бросила взгляд на руку, словно бы не понимала, откуда взялась эта тяжесть, и наткнулась взглядом на компас. Стрелка его указывала не путь к северу, стрелка его указывала путь к Бену. Рей поджала губы.

- Кира, - произнесла твердо, - я люблю тебя, но и Бена я тоже люблю. Это два разных чувства, которые вообще нельзя между собой сравнивать. И ты должна понять, что уходя сейчас, я тебя не предаю. Я строю свою жизнь, но это не значит, что в ней не будет места тебе. Ну же, сестренка!

Рей подошла к замершей у стены Кире и крепко ее обняла, в ответ сестра вцепилась в нее так сильно, что стало больно.

- Я буду скучать, - всхлипнула Кира.

- Я же не на другой конец страны уезжаю, - тихонько засмеялась Рей, - мы будем видеться чаще, чем тебе захочется.

***

Рей приготовила праздничный ужин: запекла макароны с сыром в духовке и даже затеяла яблочный пирог, вспоминая добрым словом мистера Хана и его уроки кулинарии для них с Кирой. Рей не была уверена, что у нее хорошо получится с первого раза, выпечка никогда не была ее сильной стороной, как и кулинария в целом, но девушка старалась. На столе дожидалась своего часа бутылка красного вина. Едва услышав звук открывающейся двери, Рей вылетела в коридор, застыла, заведя руки на спину, с хитрой улыбкой поглядывая на Бена, который повел носом, втягивая запахи еды.

- Пахнет вкусно, - улыбнулся девушке, прошел в комнату, Рей следовала за ним попятам.

Бен посмотрел на накрытый стол, скользнул взглядом по бутылке вина.

- У нас праздник, малыш?

Рей улыбнулась шире, она вся сияла, едва сдерживалась, чтобы не начать орать от счастья и не начать скакать по квартире, подобно дикому индейцу.

- Мирамар, - произнесла она по слогам, следя за выражением лица парня, - Мирамар, Бен!

Сначала Соло посмотрел непонимающе, потом в глазах мелькнуло что-то, выражение лица изменилось, он широко улыбнулся, и Рей, завизжав, кинулась к парню. Он подхватил ее на руки, закружил по комнате.

- Поступила! Поступила! Ура! – хохотала Рей, пока Бен оставлял беспорядочные поцелуи на ее лице, шее, плечах, - я поступила!

- Как будто кто-то, кроме тебя, сомневался, - фыркнул Бен, любуясь девушкой.

- Так что – да, - произнесла Рей, не размыкая объятий, - у нас сегодня праздник!

***

В сентябре Рей пошла учиться, работу на заправке, однако, не бросила, беря вечерние и ночные смены. Бен был недоволен, он упирал на то, что сам будет работать больше, чтобы только девушка полностью посвятила себя учебе, дому и ему. Рей, поморщившаяся при упоминании его работы, но проглотившая все едкие и злые слова, готовые сорваться с языка, была непреклонна. Она не будет полностью сидеть на его шее и точка. Бен только головой качал, порывался скандалить, упирал на небезопасность ночных смен. И тут уже Рей не выдержала, напомнив ему о небезопасности торговли наркотиками и работы с угнанными тачками. Они поругались. Оказалось, что ругаться, находясь в одном доме очень тяжело. Просто невероятно тяжело, не имея возможности даже разойтись по разным комнатам, когда комната в твоем доме всего одна. Бен валялся на диване, демонстративно выкрутив громкость телевизора, Рей сидела за кухонным столом, пытаясь вникнуть в смысл переводимого текста. Громкий звук ей мешал, она вздыхала, зло шуршала страницами учебника, зажимала уши, но все равно не могла полностью сосредоточиться. Тем более что все ее мысли занимала ссора с Беном, его злость, казалось, можно почувствовать на расстоянии, она обволакивала Рей, заставляя чутко реагировать на каждое, даже невинное, движение парня, дергаться и кусать губы. Да что ж такое-то!

Не выдержав, Рей захлопнула учебник, кинула его в сумку и направилась к двери. Ей нужно уйти куда-нибудь, неважно, куда. Они оба остынут, отвлекутся, Рей закончит перевод, а потом можно будет поговорить спокойнее, без вот этой эскалации конфликта, взаимных упреков и невысказанных ранее обид.

- Куда ты собралась? – зло выплюнул Бен, соизволив, наконец, сделать звук тише.

Рей только плечами передернула и вышла из дома, аккуратно притворив дверь, стараясь не обращать внимания на яростный крик, что понесся ей вслед.

Девушка бегом преодолела лестницу, выбежала на улицу и пошла вперед, удаляясь от дома. Осознала вдруг, что все лето делала вид, что все нормально. Три месяца играла в нормальность. Она старалась не замечать поздних приходов Бена и неожиданных отлучек, тратила его деньги, давя в себе любые мысли о том, откуда они, привечала его друзей у них дома, даже этого мерзкого Викрула. Рей старалась быть терпеливой и понимающей. Говорила себе, что раз уж в тот день, год назад, позволила себе остаться с Беном, приходила в его квартиру, решила, что это их дом, то теперь упрекать парня, бессмысленно. Непонятно только, на что так наивно надеялась? Наверное, на то, что Бен сам осознает, во что ввязался, но Бен был всем доволен. И Рей позволила ему продолжать. Дура! А теперь было слишком поздно.

Рей зажмурилась на мгновение. Не может же она теперь бросить его? Не может же требовать от него перестать? Раньше надо было это делать. Надо было быть тверже, упорнее, непреклоннее. Но она так боялась потерять Бена, что вся ее твердость летела к черту.

Фазма, к которой Рей пришла, милостиво позволила ей остаться у нее. Блондинка теперь стояла на кассе в кафе Хакса, помогала с закупками товара для кафе, нанимала персонал. Они с Армитажем строили какие-то совершенно невероятные планы по расширению бизнеса. И теперь Фаз могла позволить себе пусть небольшую, еще меньшую, чем у них с Беном, но свою квартирку, которую снимала на последнем этаже многоквартирного дома на окраине Лемон Гров. Фазма была довольна жизнью и собой, подумывала о том, чтобы пойти учиться на финансово-экономический или на управление персоналом, а, может, и в какую-нибудь бизнес-школу.

- Ты знаешь, Арми подумывает открыть клуб, - произнесла подруга, отвлекая Рей от занятий.

- Клуб? – удивилась девушка.

- Да, - кивнула Фаз, - кафе приносит достаточный доход, и мы решили, что если продать его, то можно запросто вложиться и в ночной клуб.

Рей кивнула задумчиво. Она мало что понимала в этом, и никогда бы не смогла строить бизнес сама, но ей нравилось видеть, как увлечена Фазма, слушать ее планы о будущем. В конце концов, они всегда делились планами друг с другом, такие разные, всегда друг друга во всем поддерживали.

- Ну вот что, - Фаз беспечно улыбнулась Рей, хотя взгляд ее оставался пристальным и сочувствующим, - я дам тебе запасной ключ от квартиры. Ты сможешь приходить сюда, когда захочешь.

- Фаз, - пробормотала Рей, - это лишнее.

- Ничего не лишнее. Я понимаю, как вы с Соло любите друг друга, но иногда надо друг от друга отдыхать. Правда, вы слишком часто вместе. А так у тебя будет место, куда пойти.

Рей вовсе не считала, что им с Беном надо отдыхать друг от друга. Она не чувствовала себя уставшей от любимого, но, может быть, в словах подруги и было здравое зерно.

- А вообще, ты не права, - продолжала Гвен, - ты согласилась быть с ним, зная о том, что он нарушает закон, упрекать его теперь в этом ты не можешь. Ты либо не упрекаешь его, либо расстаешься с ним.

Рей вздрогнула всем телом, ручка выпала у нее из рук. Расставаться с Беном она ни в коем случае не собиралась. Нет и нет! Что еще за глупости. Но сколько еще она сможет сдерживать себя? Терпеть? Девушка закусила губу, глянула на текст, где прыгали испанские слова. Да, да, да, в словах Фазмы был резон. Ее рассудительная и циничная подруга была во всем права.

- Рей, - блондинка легко поднялась, обняла девушку, прижав ее голову к своему животу, - слушай, ну ты уже выбрала Соло. Он идиот ушастый, конечно, который не заслуживает такой хорошей девочки, как ты, но вроде как он тебя любит. Ты любишь его. Ну и будь с ним счастлива. Заметут его в очередной раз в тюрьму, ну будешь к нему опять ездить. Постарайся только не слишком подставляться сама, потому что это криминал, ты выросла в Лемон Гров, ты знаешь, как это может быть опасно, как скоры на расправу местные.

Рей тяжело сглотнула.

- Спасибо, - пробормотала Рей, - спасибо, Фаз. Я побуду у тебя еще немного, можно? Закончу перевод.

- Да сколько угодно, - фыркнула подруга, - сделать тебе кофе?

Рей благодарно кивнула.

Девушка вернулась домой только к ночи. Бен мирно спал, улегшись на животе поперек дивана, под какое-то глупое вечернее шоу. Рей выключила телевизор, села на пол рядом с диваном, залюбовалась лицом парня. Не выдержала и тихонько провела кончиками пальцев по бровям, вискам, скулам, обвела контур губ. Бен нахмурился во сне, но так и не проснулся. Рей села, прислонившись спиной к дивану, тяжело вздохнула. Что же им теперь делать? Не могут же они постоянно ругаться.

- Бен, - прошептала Рей.

- Малыш? Ты вернулась? – он подвинулся ближе к краю дивана, свесился, мазнул губами по ее щеке, рука легла ей на шею, большой палец поглаживал кожу, - где была?

- У Фазмы, - тихо ответила девушка, откидывая голову назад, наслаждаясь прикосновением, чувствуя, как теплое дыхание парня шевелит волосы.

- Что сказала Гвен? Бросить меня? – совершенно обыденным тоном спросил Бен.

Рей вздрогнула всем телом. Бен тут же отнял руку, перекатился на бок, Рей повернула голову, оказавшись лицом к лицу с парнем. Он смотрел пристально, жадно, хмурился сонно, но цепкий взгляд был полон тревоги.

- Да нет, - мягко произнесла Рей, прислонилась своим лбом к его, прикрыла глаза, - сказала, что если уж я остаюсь с тобой, то должна постараться принять то, что происходит.

- А ты остаешься? – напряженно спросил Бен.

Девушка только усмехнулась.

- Ты действительно идиот, Бен Соло. Как же я могу уйти? Я же так сильно тебя люблю.

***

Пока Рей нарезала кубиками картофель для салата, мистер Соло растапливал в кастрюльке мед и коньяк для свиного окорока. По кухне плыл ароматы имбиря, корицы, яблок. В углу комнаты сияла огнями рождественская елка. И вообще вся квартирка сияла. Рей улыбалась и тихонько подпевала Элвису Пресли.

- Well you be a real good little girl

Santa Claus is back in town (1)

Где же ее Санта-Клаус? Рей бросила обеспокоенный взгляд на часы, - Бен задерживался уже на полчаса. Он ушел куда-то с самого утра, в окно Рей видела Кардо и Ушара, значит, по делам. А это в свою очередь значит, что Рей будет волноваться. Она и волновалась, то больше, то меньше, когда пришел мистер Хан, чтобы помочь ей с праздничным ужином. Отец Бена болтал без остановки, рассказывал байки, смеялся и всячески Рей отвлекал. Увлеченная разговором с отцом Бена, атмосферой праздника, девушка позволила себе расслабиться. В конце концов, что же может случиться плохого? Сегодня Рождество, сегодня априори будет все хорошо. Просто ее любимый - бандит, а не клерк в офисе, у него ненормированный рабочий день. Это была какая-то злая шутка, от собственный мыслей Рей нервно улыбнулась, нож соскользнул, и девушка едва успела убрать палец. Она застыла, пристально глядя на нетронутую кожу, словно все еще ждала, что сейчас потечет кровь, но крови не было. И не будет же? Рей рвано вздохнула, снова бросила взгляд на часы, стрелка едва сдвинулась. Где же ее Санта?

- Рей, малышка? Поранилась? – обеспокоенный голос Хана ворвался в ее невеселые мысли, немного ослабляя кольцо тревоги, что сдавило грудь.

- Нет, нет, - поспешила уверить мужчину Рей.

- Как там твоя семья? Была у них? – спросил Хан.

Рей поморщилась. Мать все еще попрекала ее периодически, что она сбежала из отчего дома, хотя и не скрывала своего облегчения от того, что старшая дочь больше не сидит у нее на шее. Но попрекать ее чем-то надо было. Поэтому, конечно, еще летом сначала был грандиозный скандал по поводу ее черной неблагодарности, требования немедленно вернуться домой. Потом мать поостыла, Рей иногда появлялась дома, скорее ради Киры, чем ради матери и Ункара. И вчера тоже пришла, все же Рождество – семейный праздник, как бы там ни было. Был даже ужин, Рей подарила скромные подарки, отчим был настроен благодушно, мать шутила грубо и пошло, но в целом по меркам ее семьи – это был почти удавшийся праздник.

- Была, - ответила Рей, передернув плечами, - обошлось почти без упреков.

- Тяжело пережила сестра твой уход, а? – чуть сощурился старший Соло.

Мистер Хан всегда был проницателен и наблюдателен.

- Тяжело, - не стала скрывать Рей, - но пройдет всего год, - начала она и поправилась, - уже даже меньше года, и Кира сама уйдет от них. Так что…- Рей снова передернула плечами.

Мелькнула мысль о том, что только бы не к Викрулу ушла любимая сестра, но это Рей уже никак не сможет предотвратить, что, конечно, девушку беспокоило.

- Ты поступила совершенно правильно, малышка, - улыбнулся Хан, обмазывая окорок соусом, - знаешь, ты молодец, у вас так уютно здесь.

- Спасибо, - чуть покраснев, заулыбалась Рей, ей всегда было приятно, когда их с Беном дом хвалили.

- Ты так похожа на мою Лею, - вдруг грустно произнес Хан, - ты бы ей понравилась.

- Какая она была? – спросила Рей, - расскажите мне.

- Ну, - пожал плечами мужчина, задумался на мгновение, улыбнулся слегка, - она была настоящей принцессой. Ее отец – мистер Скайуокер был совладельцем судостроительного завода, ворочал миллиардами. Лея получила, конечно, воспитание достойное королевской особы, но при этом в ней никогда не было ни капли высокомерия. Она же полюбила меня, раздолбая из Лемон Гров. И никогда не попрекнула меня, как бы тяжело нам ни было. Она умела создавать уют, прямо как ты. Поначалу, конечно, тяжеловато ей было вести хозяйство, за нее ведь все слуги делали, но она научилась. Она очень хотела научиться. И матерью она была отличной! Мы были очень счастливы, пока…

Хан замолчал, Рей сочувственно вздохнула. Она знала, что мама Бена умерла от острого лейкоза, когда мальчику было всего три, и мистер Хан так и не женился повторно, даже попыток не делал, и ни одну из своих женщин не приводил в дом.

- Она была очень образованная, о таких вещах порой говорила, о которых я и не слыхал, - продолжил Хан, - отец готовил ее к дипломатической карьере, международные отношения, что-то такое. Университет она, конечно, не закончила. Мы не могли оплатить ее учебу, но она ни капли не жалела. А ты вот что, - вдруг посуровел мужчина, - ты учебу не бросай. Я не смог дать своей Лее все, чего хотел, но Бен для тебя, малышка, все сделает! Если что, и я помогу. Поняла?

Рей почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы благодарности, она подошла и крепко обняла Соло.

- Мистер Хан, спасибо, - пробормотала растроганно.

- Бен - оболтус, конечно, тот еще, - фыркнул Хан, обнимая девушку в ответ, - но он тебя очень любит. Он тебя превыше всего ставит.

Рей снова всхлипнула и быстро вытерла слезы, вдруг засмущавшись, отстранилась.

- Где там яблоки, - пробормотала, - нам еще пирог готовить.

Хан добродушно ухмыльнулся.

- Он еще не сделал тебе предложение? - спросил мужчина, смутив Рей еще больше.

Девушка порозовела.

- Нет, но это и неважно, мистер Хан.

- Сделает, погоди немного, и станешь миссис Соло, - хмыкнул Хан, вогнав Рей в краску еще больше.

Элвис пел о черном кадиллаке, Рей готова была быть самой лучшей девочкой на свете, лишь бы ее Санта приехал поскорее.

Послышавшийся шум на лестнице, заставил Рей замереть со стеклянной формой для пирога в руках. Руки и ноги вдруг похолодели, голова закружилась, сердце бухало в груди. Что-то было не так. Инстинкты вопили, захлебываясь от дурного предчувствия, ведь Бен должен был приехать еще час назад. А потом кто-то отчаянно забарабанил в дверь, заставив Рей подпрыгнуть, но с места она так и не сдвинулась. Нахмурившийся Хан прошел к двери, помедлил немного и распахнул ее.

В квартиру ввалились Кардо и Ушар, поддерживающие бледного до серости Бена, зажимавшего руками бок, на темно-сером свитере расплывалось пятно. Мир завертелся перед глазами, резкие окрики, какие-то слова, объяснения, - Рей не слышала ничего, только шум в ушах. Руки ее ослабели, форма полетела на пол, разбиваясь с оглушительным звоном, осколки, тесто и начинка разлетелись по всей кухне.

- Пап, уведи ее, - прохрипел Бен.

И это было первое, что смогла, наконец, различить Рей. Жгучая обида перевесила страх. Рей быстро достала из шкафа аптечку и решительно оттеснила парней, уложивших Бена на диван. Она приподняла свитер, пропитавшийся кровью.

- Я сказал: уведите ее, - прорычал Бен, перехватывая руки девушки.

Рей замерла, оглядывая ножевое ранение, начинавшееся на ребрах, уходящее на живот и чуть на спину. Девушка старалась не думать о том, что однажды это должно было случиться и о том, что однажды это повторится, поэтому давным-давно завела аптечку, в тайной надежде, что никогда не придется ею воспользоваться. Да, Рей чувствовала, что сегодня должна была пролиться кровь, но право слово, лучше бы это был ее палец. Девушка не знала, как глубока рана, задеты ли внутренние органы, но сидеть сложа руки была не намерена.

- Ушар, Кардо, найдите врача, - произнесла вполголоса.

Парни переглянулись растеряно.

- Мне плевать, как вы это сделаете, - четко, почти по слогам, произнесла девушка, внутренне сжимаясь от ужаса, что они врача не найдут, а Бен, конечно, откажется ехать в больницу, - и плевать, сколько это будет стоить. Найдите. Бену. Врача!

Ушар подорвался с места, хлопнула дверь. Рей перевела взгляд на Бена, он тяжело и загнанно дышал. Девушка хотела бы дать ему обезболивающее, но откуда-то знала, что нельзя есть и пить, если предстоит операция. А вдруг задеты внутренние органы все же и им придется ехать в больницу, как бы Бен ни сопротивлялся? Рей очень боялась навредить.

- Бен, - произнесла тихо, - отпусти меня, пожалуйста. Я просто обработаю рану.

Парень смотрел лихорадочно блестевшими глазами, но руки не отпускал.

- Бен, - повторила Рей, - пожалуйста.

Она не должна паниковать, но если он сейчас ее не отпустит, она сорвется в истерику, которая и так уже подступает, цепкими лапами сжимая горло. Пальцы медленно разжались, Рей украдкой выдохнула. Она снова посмотрела на рану, стиснула зубы, хотя от металлического запаха крови, что уже почти остановилась, ее тошнило. Рей смочила ватный тампон в перекиси и осторожно провела по ране. Зашипела кровь, алые хлопья падали на диван, пачкая плед, Бен застонал от боли, выгнулся невольно, инстинктивно пытаясь избежать прикосновений. Рей провела по ране еще раз, и еще. В ужасе смотрела на зияющие края, которые, наверное, надо было сшивать. Но вот уж это она в жизни не сможет провернуть! И если Ушар не найдет Бену врача, они поедут в больницу. Девушка быстро переглянулась с Ханом и Кардо, которые застыли молча, глядя то на Бена, то на нее.

- Я, - пробормотала Рей, растерявшись, - мне…- она зажмурилась на мгновение, осознавая, что ей никогда в жизни еще не было так страшно, - нам нужен врач или мы поедем больницу, - произнесла чуть дрожащим голосом.

- Никаких больниц, - просипел Бен.

На эту вполне ожидаемую реплику, Рей предпочла не отвечать. Не до споров сейчас. Кровь уже почти не бежала, чуть сочилась в уголках раны. Рей уже подумывала о том, чтобы перевязать рану, как есть, но вот послышался топот на лестнице. В квартиру сначала влетел запыхавшийся Ушар, а потом вошла немолодая женщина.

- Хартер! – пожал ей руку Хан.

- Привет, Хан. Ну и во что ввязался твой непутевый сын? – доктор мягко, но решительно оттеснила Рей, - отойди-ка, детка. Дай я посмотрю.

Рей с готовностью вскочила, чуть пошатнулась. Ее успел подхватить Кардо, Рей не сопротивлялась, ноги ее не держали. Друг Бена усадил девушку на стул, принес ей стакан воды. Рей благодарно кивнула, залпом выпивая воду. Она смотрела в сторону Бена и доктора, которая качала головой, делала какие-то странные манипуляции, в смысл которых Рей и хотела бы вникнуть, но не могла. Она прикрыла глаза, чтобы только не видеть это все. На это у нее не было уже никаких сил.

Когда доктор закончила зашивать рану, проинструктировала Рей о перевязках и обезболивающем, сказала, что придет через десять дней снять швы, а Бен уснул, Рей поднялась и стала убирать осколки формы для пирога. Ушар и Кардо, неловко потоптавшись, ушли. Хан молча сидел рядом с сыном. Рей яростно швыряла осколки и кусочки загубленного пирога в мусорное ведро, чувствуя, как злость и паника, так тщательно сдерживаемые до этого, наконец, растекаются по венам, заставляя держаться, не скатиться в истерику. В какой-то момент она неаккуратно схватила осколок и порезалась, кровь побежала по руке, каплями усеяла пол, на который девушка села и разрыдалась, перепугав Хана.

- Рей! Малышка! – он подскочил к девушке, а она все плакала, выставив вперед руку.

Рыдала от скопившегося за день напряжения. Ведь знала же – знала! – что однажды все будет плохо. Плохо!

Теперь уже мистер Соло обрабатывал руку Рей, он усадил девушку на стул, говоря что-то успокаивающее, налил ей вина, к которому она так и не притронулась, все пыталась успокоиться, глотая слезы.

- Мистер Хан, - попросила, - останьтесь на ночь у нас. Мне так…страшно.

- Конечно, малышка, конечно, - кивнул старший Соло.

Ей не спалось, она старалась не сильно вертеться на диване, чтобы не потревожить мирно сопевшего Бена. Хан устроился прямо на полу, он тоже крепко спал. И только Рей смотрела на мерцавшую огоньками елку, не в силах уснуть, слишком много мыслей переполняли голову, слишком много чувств сдавливали грудь, мешая дышать. Наконец, не выдержав, девушка поднялась.

Она подошла к окну, оглядела пустынную улицу, пробежалась взглядом по дому напротив, где мерцали рождественские огоньки, попыталась улыбнуться, и не смогла. Не расплакаться бы!

- Рей? – послышался хриплый ото сна голос Бена.

Девушка не откликнулась, продолжая смотреть в окно. Едва слышно скрипнул диван, Бен подошел к Рей, обнял со спины, устроив подбородок у нее на плече, прижал к себе, окутывая своим теплом. Только сейчас Рей поняла, как же она замерзла. Объятия Бена заставили тепло разлиться по телу, прогоняя холод и страх.

- Тебе нельзя вставать сегодня, - тихо произнесла Рей, эгоистично отчаянно желая, чтобы Бен не послушался ее и остался сейчас с ней. Ей было так холодно без него!

- Плевать, - ожидаемо пробормотал Бен, оставляя на щеке смазанный поцелуй. Он вздохнул, - ты злишься?

- Нет.

Она действительно не злилась. Появились какая-то покорность судьбе и обреченность, грусть и страх, но это не была злость.

- Прости меня, - прошептал Бен, - я испортил весь праздник. Этого больше не повторится.

Рей невольно улыбнулась. Он говорил, как маленький мальчик, который совершил проступок, говорил, что больше не будет. Вот только они больше не дети, и игры у них тоже, отнюдь, не детские.

- Ты не можешь этого гарантировать, Бен, - ответила девушка, - ты не можешь гарантировать, что однажды я тебя не потеряю.

Она почувствовала, как парень вздрогнул, развернулась в его объятиях, обняла аккуратно, стараясь не потревожить рану.

- А я не знаю, что со мной будет без тебя. Бен, - уткнулась ему в грудь, - пожалуйста, будь осторожнее. Я не переживу, если тебя потеряю!

Она изо всех сил старалась не плакать.

- Шшш, - пробормотал Бен, укачивая ее в руках, - малыш. Ты меня не потеряешь.

Рей проглотила слова о том, что и это он обещать не может. Жизнь на лезвии бритвы. Шаг вправо, шаг влево, - и ты упадешь в пропасть, в бездну. Сегодня Рей заглянула туда, и ей стало по-настоящему жутко.

- Я приготовил тебе подарок, - тем временем говорил Бен, видимо, желая отвлечь ее, - и еще, - он глубоко вздохнул, отстранил от себя девушку, посмотрел в глаза, - ты знаешь, я…я приготовил кольцо. И не поверишь, но потерял его в этой дурацкой драке. Но я куплю новое, ты только, - он замялся.

Рей посмотрела непонимающе, удивленно. У парня был растерянный и смущенный вид, волосы растрепаны, лицо помятое, в глазах мерцали, отражаясь, огоньки рождественской елки. Нежность сжала сердце, Рей провела рукой по его волосам, по щеке, положила руку на грудь.

- Какое кольцо, Бен? – она искренне не понимала, что он хочет сказать.

А парень вдруг опустился перед ней на колени, Рей ахнула.

- Выходи за меня, Рей, - произнес, - я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Я обещаю, что буду заботиться о тебе, что я дам тебе все. Все, что захочешь. Любые возможности, любые деньги. Ты никогда не будешь ни в чем нуждаться.

Девушка сглотнула, горячие пальцы вцепились ей в талию, причиняя легкую боль, Бен был сильно взволнован, смотрел с надеждой и затаенным страхом.

- И кольцо, обязательно кольцо, - говорил тихо, - какое пожелаешь.

- Кольцо с бриллиантом, - пробормотала Рей растеряно, - большущим-пребольшущим.(2)

Бен посмотрел недоверчиво, а Рей вдруг захихикала вполголоса, покосилась на спящего мистера Хана, радуясь, что у него такой крепкий сон. Девушка опустилась на пол рядом с Беном, обняла его, притянув голову к своему плечу, зарылась пальцами в волосы.

- Я люблю тебя, Бен Соло, - произнесла, - я выйду за тебя замуж, и не нужно мне никакое кольцо.

_____________________________________________________

1. Весьма игривая рождественская песня Элвиса Пресли - “Santa Claus Is Back In Town”

Перевод: https://www.amalgama-lab.com/songs/e/elvis_presley/santa_claus_is_back_in_town.html

Сама песня: https://www.youtube.com/watch?v=Ae7CtryWCkc

2. Рей вспоминает и почти цитирует фразу Скарлетт О’Хара из «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл. «- О — о.., кольцо с бриллиантом.., только, пожалуйста, Ретт, купите с большущим-пребольшущим»


========== 11 ==========


Комментарий к 11

Визуал: https://ibb.co/6t3B1TG

https://ibb.co/QFWtzSh

https://ibb.co/ynBtg0V

В коридоре было темно, и Рей замерла на мгновение в растерянности. Сердце ее колотилось, грудь тяжело вздымалась. Она так же сильно ненавидела в эту минуту Кайло Рена, как когда-то любила Бена Соло. Но это был один и тот же человек, от чего голова кружилась.

Рей прислонилась лбом к двери кабинета Фазмы. Как он мог быть таким жестоким? Как у него хватало духу? Сама Рей никогда бы, ни за что бы не смогла причинить ему вред! Ну да. Девушка зло усмехнулась. Она ведь уже это сделала шесть лет назад. Лимит исчерпан, теперь очередь Бена Соло. Хорошо же! Она даст ему все необходимые документы Сноука, и они наконец-то будут квиты.

На лестнице послышались торопливые шаги, в коридоре показалась Кайдел.

- О! Рей! Тебе уже лучше, золотко?

Рей удивленно посмотрела на подругу, двинулась на встречу.

- Кай?

Блондинка ловко обняла Рей за талию.

- Я так рада, мы уж было подумали, что что-то серьезное! – легкомысленно вещала Кайдел и легонько сжала руку, которой обнимала подругу, сделала большие глаза.

В коридоре появился По, и Рей похолодела. Что было бы, если бы он застал ее с Кайло!

- Спасибо, - одними губами произнесла Рей, Кай в ответ нахмурилась. Ей, конечно, было не нраву прикрывать сейчас подругу, которая, по ее мнению, вела себя, как ее неверный муж, но она это сделала. В этом была вся Кайдел Хакс.

- Рей, детка! Тебе нездоровится? – Дэмерон притянул ее в свои объятия.

- Поедем домой? – произнесла Рей, - пожалуйста?

Парень колебался, ему явно не хотелось уходить, ведь веселье, судя по его разгоряченному виду, было в самом разгаре.

- Конечно! – кивнул По, крепче прижимая к себе девушку, уводя ее из клуба.

Рей быстро написала смс Фаз, попрощавшись, а потом и Кайдел с благодарностью, на что подруга прислала грустный смайлик. Если бы можно было прислать осуждающий, Кайди, наверное, бы это сделала. Самой Рей тоже было стыдно. Так глупо, она ведь ничего не сделала. Но хотела бы! Да, она хотела Кайло Рена, и прикосновение его рук до сих пор огнем горели на коже. Как низко! Как глупо!

Они приехали на квартиру к Дэмерону, и Рей поморщилась, решив, что зря не уточнила, куда именно домой ей хочется поехать. А По словно нарочно обнимал крепко, целовал страстно, уже в прихожей начал стаскивать с нее одежду, не замечая, что девушка не отвечает на его ласки и прикосновения. Рей чувствовала себя странно, будто наблюдала за собой со стороны.

Это не ее, а какую-то другую девушку, ласкает Дэмерон, увлекает на кровать, бережно опуская на белоснежные простыни. Это не она отвечает на поцелуи, но старается не смотреть в глаза, не она подается навстречу толчкам парня, мечтая только о том, чтобы все это скорее закончилось. Рей смотрела на себя критически. И понимала, что если бы не условие ее деда, она бы уже сегодня рассталась с По Дэмероном. Но вместо этого, Рей делала вид, что всем довольна, что она получает наслаждение, что она… «Играешь роль», - как наяву снова услышала Рей, невольно вскрикнув, По бормотал что-то нежное и пошлое. «Не знает, что предпочитаешь в постели». Рей замотала головой, желая избавиться от насмешливого, злого голоса, прижала к себе Дэмерона крепче, резко подалась навстречу, впиваясь когтями в спину мужчины. Он пах совсем не так, он двигался не так и ощущался совершенно не так. Но вина в этом была только Рей Палпатин. «Оргазм тоже имитируешь?»

- Дааа, - жарко выдохнула Рей, сжимаясь на По, чувствуя его разрядку, - даааа.

- Рей, - прошептал Дэмерон, опускаясь рядом, притягивая девушку к себе, он целовал ее беспорядочно, нежно, - Рей, если все дело в кольце, - Кайло сказал, что ты не любишь жемчуг, - то я…

Рей вздрогнула, резко села на кровати, сбрасывая руки По.

- Кайло ошибся, - процедила и поднялась, - я иду в душ.

Она почти бегом кинулась в сторону ванной. Рей долго стояла под горячими струями воды, не то желая утопиться, не то выплакаться на годы вперед, не то смыть с себя прикосновения и Кайло, и По. Рей чувствовала себя мерзко, неправильно, не на своем месте. Как же так вышло, что она оказалась в данной точке пространства в данное время? Как же так получилось? Где же она свернула в своей жизни не туда? Рей знала, где. Теперь была точно уверена в этом, но что толку мыслить абстрактными категориями, когда надо действовать. Только Рей не знала, как. Она еще немного постояла в душе, пытаясь собраться с мыслями. А когда вернулась в комнату, По сладко сопел на кровати. Рей с минуту постояла, глядя на парня. Она хорошо к нему относилась, как бы там ни было, какое-то время была с ним счастлива. И, пожалуй, могла бы быть счастлива и дальше, не появись Кайло Рен. Но теперь все изменилось, усложнившись в разы. И Рей была противна самой себе за свою ложь. Так больше продолжаться не могло.

Палпатин быстро оделась и тихонько вышла из квартиры, на ходу набирая номер для вызова такси. Нет, она не останется ночевать у По, и нет, она не выйдет за него замуж. С нее хватит! И если она так нужна мистеру Сноуку, - знать бы еще для чего! – то пусть он поспособствует тому, чтобы ее дражайший дед не закрыл его сотрудницу в тюрьме. В конце концов, они, наверное, хорошие знакомые, быть может, давние. Рей замерла, неловко зажав телефон в руке. Что-то было в этом, в давнем знакомстве ее деда и Сноука, что-то беспокоящее. Мысль мелькнула и пропала прежде, чем успела оформиться в нечто цельное. Рей передернуло. Она пообещала себе еще подумать об этом, быть может, осторожно поговорить с дедом. Главное для Рей, не касаться темы По Дэмерона и ее замужества. Чем дольше она сможет водить деда за нос, хоть это и чревато последствиями, тем лучше. А она пока выиграет себе время. Знать бы еще для чего.

***

- Как ты могла, Рей! – мать промокала платочком совершенно сухие, густо подведенные глаза, - такой позор! Я не могла смотреть людям в глаза! Покалечить Пейдж Тико, да так, что она потеряла малютку. Такое горе! Такое горе!

Рей, стиснув зубы, молчала, лишь переглядывалась с Кирой, да делала вид, что пьет дешевый чай. При том количестве денег, что давал дед, вполне можно было организовать свою жизнь более достойно, можно было заняться домом и покупать качественные продукты, можно было не выглядеть дешевой, старой, потасканной шлюхой, но все здесь, в этом доме в Лемон Гров было так же, как и в школьные годы Рей: невыносимо убого, дышало той неопрятной нищетой, которая могла быть только там, где деньги пропивают, швыряя в пламя алкогольного угара. Ункар был все так же пьян, вещей у матери, правда, стало больше: неаккуратных, кричащих тряпок, от которых Кира, поджимая губы, старательно отводила взгляд.

- Мам, хватит! – Кира, которая пыталась изо всех сил отвертеться от этой поездки, упрашивая Рей поехать одну, была сегодня недовольна больше обычного.

- Как же хватит, милая! – мать картинно вздохнула, ткнула в бок Ункара, - скажи хоть что-нибудь!

- Побила, значит, она того заслужила. Старшая Тико всегда той еще шлюхой была! – сплюнул отчим, - нечего, стало быть, чужого мужика уводить! И хватит ныть, Глэдис! Ты вот что, Кира, - он посмотрел на девушку, - ты нам скажи, что это за…

- Ой-ой! – перебила его Глэдис, глаза ее опасно, масленно засверкали, - тааааакой представительный мужчина. Мистер Сноук, мне кажется, я видела его как-то даже в Лемон Гров, - она кокетливо поправила вытравленные светлой краской волосы.

- Ерунды-то не говори, - буркнул Ункар, - чего такому человеку в наших краях делать.

- Так что? У вас все серьезно? – допытывалась мать.

Кира бросила отчаянный взгляд на сестру, Рей поджала губы. Весь этот треп, игра в счастливую семью, с которой они должны поддерживать отношения. А зачем, черт подери? Родителям от них нужны только деньги, они сами никогда родителям нужны не были, только если в качестве девочек для битья. Смешно, но иной раз Ункар был человечнее матери, в нем порой было больше терпения и понимания, чем в Глэдис. Права была Кира, когда хотела порвать все отношения с матерью и отчимом еще тогда, шесть лет назад. Рей прямо видела жадность в глазах матери и отчима, словно в старых мультиках, знак доллара, вместо зрачка, и звук кассового аппарата зазвенел в воздухе. Можно было бы улыбнуться этой ассоциации, но только было совсем не смешно. Было противно, муторно на душе, тяжело. Рей затошнило от этого дома, от приторно-сладкого запаха духов матери, от духа перегара, исходящего от отчима. Хотелось бежать отсюда со всех ног.

- Мам, - процедила сквозь зубы Рей, - давай не будем об этом говорить.

- А тебя никто и не спрашивает! – ощетинилась мать, - ты вообще позор семьи! Сначала связалась с мальчишкой этим, Соло, который в тюрьму загремел и чуть тебя за собой не утянул, потом…

- Это неправда! – выкрикнула Рей, вздрогнув всем телом при упоминании Бена, - неправда! Он бы никогда…

- Аааа! А свидетельствовала ты просто так против него? Ясное дело: себя выгораживала! А строила из себя такую благородную! – завелась мать, - книжки все читала, о любви говорила! Тьфу! Где она твоя любовь теперь! Нет ее! И не было!

Каждое слово матери отдавалось дрожью в теле, словно гвозди вколачивались в крышку ее гроба. Бам! И стало трудно дышать. Клац! И потемнело в глазах! Бам! Бам! В висок ввинчивался ядовитый, визгливый голос матери, проезжался по натянутым нервам, отдавался застарелой болью в сердце. Бам! Бам! Бам! Безжалостные удары, наносимые от глупости, черствости, равнодушия.

- Хватит! – вдруг прервал поток ругани звонкий голос Киры.

И Рей словно очнулась, она сидела, вжавшись в спинку кресла, стиснув руки, лежащие на коленях, в замок, дрожала всем телом, смертельно побледнев. И не могла сказать ни слова, была снова, как и много лет назад, беззащитна перед жестокостью этой женщины, что называла себя их матерью.

- Хватит! – повторила Кира, резко поднимаясь, хватая Рей за безвольную руку, - мы уходим!

- Ну и пошли вон отсюда! Богатенькие выскочки! – несся вслед им голос матери.

Они выскочили на улицу, держась за руки. Матерясь вполголоса, Кира заводила машину.

- Ни за что к ним больше не поеду! – бормотала сестра, - как ты меня ни проси.

Они выехали на улицу, разгоняя мальчишек игравших на проезжей части в футбол.

Рей все еще дрожала, кусала губы в тщетной попытке успокоиться.

- Не слушай ее, - произнесла Кира, - не вздумай в голову брать то, что она говорила! Рей, - сестра съехала на обочину, повернулась к девушке, - посмотри на меня!

Рей подняла на Киру тяжелый взгляд.

- Я знаю, - мягкой произнесла Кира, - как тяжело тебе дался тот судебный процесс. Я знаю, - девушка глубоко вздохнула, - я знаю, как ты его любила.

Рей вздрогнула всем телом, задышала часто, пытаясь не заплакать. Она вдруг знала, что скажет ей сейчас сестра. В этот момент они были близки, словно близнецы, что иногда могут читать мысли друг друга, без труда угадывая чувства. Рей знала. И мысленно взмолилась: нет! Пожалуйста, нет! Не говори этого! Не надо! Но Кира ее не слышала, Кира в своем всегдашнем эгоизме была глуха к мысленным мольбам сестры.

- Ты спасла меня тогда, - произнесла Кира, - только мы с тобой знаем, почему ты свидетельствовала против Бена. Только ты и я. И я всегда, - слышишь? – всегда буду тебе за это благодарна. Если бы ты этого не сделала тогда, черт его знает, где бы я теперь была.

И Рей натурально взвыла мысленно. Куда как проще было считать сестру неблагодарной тварью и корить себя за ошибку в прошлом, говорить себе, что поступила тогда глупо и неправильно. Но как говорить себе это теперь, когда Кира напомнила о том, почему Рей это сделала? И почему она продолжает защищать сестру и сейчас, когда вроде бы Кира вовсе не нуждается в ее защите. Рей молчала, ей нечего было сказать сестре. Ее слова, такие правильные, нужные, утешающие сделали только хуже, вновь разрывая Рей на части. Рей молчала, Кира отвернулась.

- Куда тебя отвезти? – деловито спросила сестра.

Рей закусила губу, решение пришло мгновенное. Вероятно, неправильное и опрометчивое, но отступать девушка была не намерена.

- К Пейдж Тико.

Кира бросила на Рей быстрый взгляд.

- Могу я узнать зачем? – спросила настороженно.

- Поболтать хочу, - процедила Рей, - о том, о сем.

Они подъехали к дому Тико буквально через пару минут, у Рей даже времени не было, как следует, обдумать то, что она собиралась делать. Ладно, значит, будет импровизация, в которой, к слову, Рей никогда не была сильна.

- Спасибо, Кира, - Рей ткнулась сухими губами в щеку сестры, - спасибо, что подвезла. И…за то, что сказала, - тоже спасибо. Для меня это очень важно.

Не дожидаясь ответа сестры, Рей выскочила из машины и поспешила к дому Пейдж, взлетела на невысокое крыльцо, забарабанила в дверь. Послышались тяжелые шаги, дверь открыла Роуз. Увидев Рей, девушка побледнела, чуть подалась назад. Рей решительно отодвинула ее и вошла внутрь.

- Привет, Рози, хочу поболтать с Пейдж, - бросила Рей, устремляясь вперед, не слушая протестующий вопль девушки.

- Что здесь, - на шум вышла Пейдж и осеклась, увидев Рей, глаза ее расширились, она нервно сглотнула.

Рей критическим взглядом оглядела Пейдж. Лицо в синяках, над правой бровью – шов, правая рука – в гипсе, правая нога вся в синяках и ссадинах, на левую голень наложен эластический бинт.

- Ты что здесь делаешь? – пошла в наступление Пейдж.

- Пришла узнать о твоем самочувствии! – рявкнула Рей.

- Да ты, - опешила от такой наглости старшая Тико, - да я…да тебе нельзя тут находиться!

- С чего бы, - нехорошо усмехнулась Рей, наступая на девушку, которая попятилась с выражением страха на лице, - ты же отозвала свое заявление, судебного запрета не приближаться к тебе нет.

Она приперла ее к стенке.

- Может, мне, правда, тебя побить, а? Ну чтобы ты не болтала попусту!

- Рей, - Пейдж сжимала и разжимала в кулак левую руку, - слушай, Рей, я…ну так получилось.

- Ты охренела?! – заорала Палпатин, ударив кулаком в стену рядом с головой Пейдж, заставив Тико взвизгнуть от неожиданности, - так получилось?!

- Рей! Отойди от нее или я вызову полицию! – раздался позади испуганный голос Роуз.

Рей отпрянула от Пейдж, медленно обернулась, глядя на Роуз с телефоном в руке.

- Не надо, - произнесла, подняв руки с развернутыми ладонями, - не надо, полиции. Я просто хочу знать правду.

Пару мгновений они с Роуз смотрели друг другу в глаза, а потом младшая сестра Пейдж удивила Палпатин до глубины души. Она отшвырнула от себя телефон, несчастный аппарат улетел, удачно приземлившись на диван, всхлипнула, сердито отерла слезы ладонью и заявила:

- Все. Я так больше не могу. Я все тебе сейчас расскажу.

- Не вздумай, Рози! – выкрикнула Пейдж.

- А вот и вздумаю! – парировала Роуз, - так нельзя! Мы поступили подло!

- Роуз, - угрожающе протянула Пейдж.

Но Роуз только отмахнулась от сестры.

- Пейдж упала, - произнесла она, глядя Рей в глаза, - свалилась с лестницы и очень сильно покалечилась. Страховки у нее нет, сама понимаешь, - она пожала плечами, - ну вот. Болела дома, Хакс сюда таскался, приносил то денег, то продукты. Но было все хуже и хуже. А потом появился он.

- Он? – недоуменно спросила Рей.

- Хлыщ лощеный, - подала голос Пейдж, отлипнув от стены, прошла в середину комнаты, взяла пачку сигарет со стола и закурила, - такой весь из себя. Волосы зачесаны, костюмчик, ботиночки начищены, часы дорогущие на запястье. Не из наших краев, сразу видно.

- Он пришел в El Queso, - продолжила Роуз, - он…Рей, ты должна понять. Он угрожал Финну и мне, ребенку, - она обняла живот, - он сказал, что нужно свидетельствовать против тебя. А он оплатит лечение Пейдж, а нас с Финном тогда не тронет.

- Мы согласились, - произнесла Пейдж, выпуская дым, - выбора особо не было, как ты понимаешь. И ты уж прости, но мы с тобой не семья и не друзья. Да и ты вела себя, как последняя сука, когда мне угрожала.

- И ты решила отомстить, - хмыкнула Рей.

Пейдж передернула плечами.

- Больница, анализы, обследования. Врачи сказали, что ребенок мертв, пришлось его извлекать. Вызвали роды. Хлыщ только доволен был. Потеря, - Пейдж криво усмехнулась, - ребенка только усугубляла твои обвинения.

Рей пару раз глубоко вздохнула, сигаретный дым заставил ее закашляться. Роуз неодобрительно посмотрела на сестру, а потом открыла окно, впуская свежий воздух.

- Почему забрала заявление? – спросила Рей.

- Пришли твои адвокаты, предложили денег. Много денег. Я согласилась.

Рей стиснула зубы. Ну хоть люди деда обошлись без угроз.

- Хлыща не побоялась? Вдруг он был бы недоволен.

Пейдж дернулась, глубоко затянулась и грубо ответила:

- Я свою часть сделки выполнила! Заявление на тебя написала, Рози свидетельницей пошла. Про то, что забирать обратно заяву нельзя, речи не было! Все шито-крыто! Так ему и передай!

Рей только вздохнула. А потом пристально взглянула на Пейдж.

- Я его знаю?

- А то же, - сверкнула улыбкой Пейдж и протянула Рей газету, что валялась на столике, ткнула пальцем в фото, - он.

Рей осторожно взяла газету, вся внутренне сжавшись. Это была фотография с приема, устроенного дедом. Вот дедушка осторожно обнимает за плечи ее, рядом застыла Кира, у нее на талии рука Эндрю Сноука, а за правым плечом его замер Митака, на которого сейчас и указывала Пейдж.

Рей отшатнулась, побледнев. В ушах вдруг зазвенело, мир завертелся перед глазами. Нет, нет, нет. Этого не может быть! Словно на нее упала бетонная плита, придавив, не давая нормально дышать. Рей хватала ртом воздух, вздрагивая всем телом, пытаясь дышать. Просто, черт подери, дышать! Рей сделала шаг назад, мелькнула мысль, что лучше бы она не знала. Не знала!

- Рей? – Роуз обеспокоенно вгляделась в лицо девушки, - все нормально?

Ни черта не было нормально! Ей нужно было уйти из этого дома, подумать где-то в тишине и покое. Принять свалившуюся на нее информацию, понять, что с ней делать дальше. Но Рей была не в состоянии пошевелиться, только сжимала и разжимала кулаки, словно собиралась ударить, напасть. Но на кого? Не на сестер же Тико, одна из которых сейчас смотрела с сочувствием, а вторая дымила, делая вид, что ей все равно. Рей развернулась на каблуках и, пошатываясь, словно пьяная, пошла к выходу.

- Эй, Рей! – окликнула ее Пейдж, - так ты передашь хлыщу, чтоб не трогал меня? Я уж не знаю, что вы там не поделили, но ты уж передай, а? – в голосе ее были страх и мольба.

- Передам, - непослушными губами прошептала Рей, не совсем осознавая, что она говорит и кому.

Она вышла на улицу и зажмурилась на мгновение от яркого солнца, от резкости очертаний домов, от сочности красок. Там, в доме Тико, мир ее на мгновение выцвел, а теперь вдруг раздражал все рецепторы. Засигналила машина, привлекая внимание Рей. Девушка удивленно уставилась на красный Ягуар сестры.

- Что ты здесь делаешь? Почему не уехала? – спросила Рей, буквально падая на сиденье.

Сестра резко стартовала с места.

- Хотела тебя дождаться, убедиться, что все в порядке, - Кира бросила быстрый взгляд на сестру, - и не зря, судя по всему. Что она тебе сказала?

Рей снова затрясло. Ей было страшно, перед глазами все стояло то фото в газете. Она и Кира, дедушка, Митака и Сноук. Ведь дело совсем не в Дофельде! Он и шагу бы не ступил без указаний своего патрона. А значит, подставить Рей вознамерился Сноук. Но зачем?! Зачем, черт подери все на свете?! Голова шла кругом, натурально кружилась так, что Рей вынуждена была прикрыть глаза, откинуть голову на спинку кресла, иначе от прыгающей перед глазами картинки ее начинало тошнить.

- Эй, эй, сестренка! Ну-ка!

Она и не заметила, как Кира съехала на обочину, остановилась на какой-то тихой улочке. Открыв глаза, Рей с удивлением обнаружила, что они уже не в Лемон Гров, словно она в какой-то момент потеряла сознание. Ругаясь сквозь зубы, Кира рылась в бардачке, а потом на колени Рей упала плоская фляжка. Рей посмотрела на вещицу растеряно, подняла взгляд на сестру.

- Я не хочу, - пробормотала.

- А, по-моему, тебе очень надо, - Кира отвинтила крышку, - давай! Глоточек!

Дрожащей рукой Рей взяла фляжку, принюхалась, в нос ударил запах алкоголя и полыни, задержав дыхание, Рей сделала глоток. Во рту словно развели пожар, с трудом проглотив, Рей задышала через рот, ощущая, как полынный огненный шар прокатился по пищеводу, ударил в желудок и тут же в голову.

- Блядь, Кира! Ты возишь с собой абсент? – хриплым голосом спросила Рей.

- Очевидно! – фыркнула сестра, забирая фляжку и возвращая ее на место.

- Господи, - стало невыносимо жарко, Рей помахала на себя руками, потянулась к системе климат-контроля, делая холоднее. Да так, что через какое-то время сама начала стучать зубами.

Кира нервно барабанила пальцами по рулю.

- Что она тебе сказала? – повторила свой вопрос.

Рей мрачно посмотрела на сестру. Как же ей не хотелось говорить! Словно пока она не скажет этих слов, то они не станут правдой. Но они уже правда. Они уже свершились. Она зачем-то нужна Сноуку и от этого было чертовски страшно.

Рей рассказала все, что услышала от сестер Тико. Примерно на середине ее рассказа Кира перестала барабанить пальцами, она закусила губу, нахмурилась, глядя в одну точку.

- Зачем ты Эндрю? – спросила резко, когда Рей закончила.

Рей только вздохнула, качая головой.

- Если бы я знала, - она с силой сдавила виски, зажмурилась до черных точек перед глазами, - я не знаю, не знаю, Кира! Моя ценность в какой бы то ни было сфере стремится не то что к нулю, она в минусе! Мы не встречались никогда до этого! Я…- Рей вдруг осеклась, открыла глаза, выпрямившись, невидящим взглядом смотрела прямо перед собой.

- Никогда? – медленно спросила Кира, верно уловив настроение сестры, - но ведь вся наркота в Лемон Гров шесть лет назад шла через Сноука, а значит…шла через Бена.

Рей нервно сглотнула, кажется, ей нужен еще глоток абсента.

- Был один раз, - произнесла тихо, - один-единственный раз. Но это было мельком, Бен всегда старался, чтобы я ни во что не впутывалась.

- Он-то, может, и старался, - вздохнула Кира, - но неужели ты думаешь, что Сноук не знал, с кем спит его подчиненный?

Рей так не думала. Конечно, старик знал. Не просто знал, скорее всего, выяснил всю ее подноготную. В голову только не сумел к ней залезть, не мог предугадать, что Рей сдаст своего любимого.

- Контролировать Бена через тебя, - задумчиво произнесла Кира, - шантажировать его тобой. Да, в этом есть смысл.

- В этом был бы смысл, если бы я еще хоть что-то значила для Кайло Рена! – хохотнула Рей, - а так, получается, слишком много затрат для схемы, которая не будет работать.

Кира странно покосилась на сестру, но ничего не сказала.

- Мне страшно, - призналась Рей, обняв себя руками, - мне чертовски страшно, Кира!

Сестра обняла сестру, притягивая к себе на плечо, погладила по голове. Впервые в жизни Рей признавалась сестре в своих страхах, впервые в жизни это Кира утешала ее, а не наоборот.

- И дедушка, - произнесла Рей то, что ее беспокоило, - он же узнал откуда-то, что меня арестовали. А что если они со Сноуком заодно, - Рей приподнялась, - как давно они знают друг друга? Они…партнеры? Конкуренты?

Кира закусила губу.

- Думаешь: наш дед тоже связан с наркотрафиком?

- Не хочу так думать, - тихо произнесла Рей.

Они помолчали немного.

- Слушай, - вдруг оживилась сестра, - но если они партнеры, быть может, есть какие-то заметки, статьи, какая-то хроника. Я подниму газеты, поищу любые упоминания Сноука, деда и наркоты в Лемон Гров за последние шесть лет. Что-то должно быть! Любая зацепка!

- Особенно наркота в Лемон Гров! – фыркнула Рей, - каждый день на передовице!

Кира рассмеялась.

- Тут ты, конечно, права. Но идея-то имеет право на существование! – в зеленых глазах вспыхнул азарт, подобный охотничьему. Сестра раскраснелась, вся дышала энергией и действием. Тогда как сама Рей побледнела и будто бы стремилась к угасанию.

- Имеет право, - произнесла тихо, стараясь не думать, насколько все это может быть опасно.

- Я поговорю с Эндрю, - тем временем кивнула самой себе Кира, - осторожно попробую узнать, как давно он знает деда. В конце концов, в этом вопросе ведь нет ничего странного. А ты возьмешь на себя дедушку с аналогичным разговором. Приедешь на ужин, он будет только рад, - Кира вдруг печально вздохнула, - он всегда тебе рад. В отличие от меня, - она поморщилась, а потом продолжила, - ты назови мне только день, я оставлю вас вдвоем, тогда он будет откровеннее.

Рей поморщилась. Ехать к деду в гости совершенно не хотелось. А еще было страшно узнать то, что изменит ее жизнь. Хотя куда уж страшнее!

- А что если дед и Сноук оба замешаны в наркобизнесе? – произнесла Рей, - что если твой гениальный план преподнести деду голову Сноука на блюде обернется тем, что голова эта слишком для деда ценна? Что мы будем тогда делать, Кира?

Сестра вздрогнула, светло-зеленые глаза потемнели, в них мелькнуло отражение страха самой Рей.

- Ты для меня в любом случае важнее деда, - тихо ответила Кира, - и если Сноук пытается добраться до тебя, мне неважно, замешан ли в этом дед. Мне важно, чтобы ты была в безопасности.

Такой свою сестру Рей еще не видела. Самостоятельной, решительной, способной постоять не только за себя, но и за тех, кто ей дорог.

- Спасибо, - прошептала Рей, чувствуя, как разливается по телу тепло, как вновь в ровном ритме бьется сердце, как постепенно отступает, прячется страх, а паника сменяется жаждой действия. Что ж, ужин с дедушкой так ужин с дедушкой.

***

Чтобы вывести деда на откровенный разговор, его надо было задобрить. И Рей решила прибегнуть к старому, как мир, способу: путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Это было даже странно, приехать в дом деда после обеда, взяв часть работы на дом, слезно отпросившись у недовольного Аполина, чтобы попросить миссис Бенико приготовить любимые блюда деда. Экономка спорить не стала, более того, она, кажется, была растрогана таким проявлением, как она считала, заботы со стороны любящей внучки.

В который раз Рей стало противно от себя самой, она ведь не из любви к деду приехала сюда, не из любви к нему хлопотала, вовсе нет. Это был тонкий и циничный расчет. Что же, Шив Палпатин сам ее так обучил, и ученицей Рей была благодарной. Засунув подальше рефлексию, мысленно добавив этот ужин еще одним пунктом к воображаемому списку своих грехов, Рей отправилась в свою комнату работать, обзор информационных сводок Мексики по борьбе с наркотиками за последний год сам себя не сделает.

И внезапно Рей увлеклась и прониклась уважением к мексиканским властям, ведь их борьба казалась почти безнадежной, не так просто прервать поток контрабанды, который насчитывает более ста лет. Все начиналось с нелегальных поставок алкоголя во времена «сухого закона» в двадцатых годах, а теперь превратилось в поставки кокаина, амфетамина, героина преимущественно из Боливии, Колумбии и Перу, и это не считая того, что производит сама Мексика, ведь только площадь выращивания опиумного мака в этой стране составляла более тридцати гектар. Мексика – важное связующее звено в системе мирового наркотрафика, отлаженные связи, подкупленные чиновники и силовики, побороть эту систему казалось невозможным. От силовых методов, милитаризации страны, убийств правительство Мексики постепенно переходило в фазу «холодной войны» с наркокартелями, упорно не желая сдавать свои позиции, как не желали сдавать свои позиции и их противники.

Рей только головой качала, делая выписки, невольно зло улыбалась, думая о том, для кого она составляет обзор. Для человека, который прикрывается своей властью и громкими словами, а сам контролирует тот самый наркотрафик их Мексики в США. И сколько таких сноуков по обе стороны границы? Нет им числа. И как только уходит один, на его месте тут же возникает другой. Многоголовая гидра, способная к регенерации, ведь наркотики – такая питательная среда.

Рей спустилась на кухню через несколько часов, когда от долго сидения перед компьютером стали прыгать черные точки перед глазами и онемела спина. Спустилась в глубокой задумчивости от полученной информации, в голове еще прыгали спряжения испанских глаголов. Она помотала головой, устроилась за столом, перед ней тут же оказался стакан апельсинового сока.

- Gracias!(1) – пробормотала Рей, глядя на яркую жидкость.

Миссис Бенико разулыбалась.

- De nada! (2)

Рей невольно улыбнулась в ответ.

- Так редко у нас бываете, - миссис Бенико хлопотала вместе с поварихой, - а этот дом словно умирает.

Рей демонстративно оглядела новенькую кухню, заполненную по последнему слову техники.

- Ай, - отмахнулась экономка, - душа, мисс Рей! Души нет у дома! Вы ушли, и душа ушла.

Девушка удивленно заморгала, вот уж такой поворот событий было сложно себе представить. Она только и делала, как ей казалось, что бежала из этого дома, не желая принимать ни правил, ни ограничений, не желая принимать сам этот дом.

- У вас есть мисс Кира, - произнесла примирительно.

- Есть, - на добродушном лице экономки мелькнуло вдруг суровое выражение.

А Рей невольно задумалась о том, что не стоит недооценивать слуг: они видят и слышат гораздо больше, чем самонадеянно думают хозяева.

- Но это все не то! – экономка яростно нарезала сельдерей, качая головой, - no, no, no!(3)

Рей стало совсем грустно. Поразительно: ведь Кира только и делала, что стремилась стать душой этого дома, настоящей хозяйкой, которой это место было лишено в течение многих лет, она делала все, чтобы заслужить одобрение деда. Она училась, она работала над собой, иногда на пределе сил, ее сестра могла быть очень упорной, когда хотела. И прошедший прием показал, чего добилась Кира. Рей не могла забыть ее образ уверенной в себе хозяйки, он невероятно ей шел. Но вот перед ней стоит миссис Бенико и говорит, что все это не то. И Рей вдруг получает то, что совершенно ей не нужно. Ирония жизни, так часто бывает, кто-то получает просто так то, что другой желает столь страстно. Девушка залпом допила ледяной сок, закашлялась, заслужила неодобрительный взгляд экономки.

- И куда вы так спешите! Заболеете еще!

- Не заболею, - улыбнулась Рей, взглянула на часы, - пойду переоденусь к ужину.

Рей слышала, как подъехала машина деда, как он вошел в дом, она волновалась. Глядя на себя в зеркало, отметила лихорадочный блеск глаз, постаралась не кусать губы. Девушка глубоко вздохнула, поправила волосы, пробормотала себе что-то о том, что у нее все получится, и спустилась вниз.

- Рей, - дед обнял ее, - решила составить старику компанию!

- Едва ли ты старик, дедушка, - рассмеялась Рей.

- Твоя сестра предупредила, что ее не будет к ужину, ну хорошо хоть ты решила меня навестить. Иногда в этом доме чересчур пусто.

«А кто в этом виноват?» - вертелось у Рей на языке, но она лишь вежливо улыбнулась.

Она села рядом с дедом, не желая сидеть напротив за огромным столом, Шив пожал ее руку, оценив жест. Какое-то время они ели молча, хотя кусок не лез Рей в горло.

- Как новая работа? – спросил дед.

Рей передернула плечами.

- Не так плохо, как ожидалось.

Ей не хотелось лгать в том, что ей все нравится, но и сказать, что все плохо, язык не поворачивался. Ведь, как ни крути, а она увлеклась обзором сегодня, ей будут хорошо платить, что дало возможность снять квартиру в приличном районе города, и Сноук, несмотря на свои завуалированные угрозы, был безупречно вежлив при каждой встрече.

- Сработалась с Эндрю?

- Я пока не работаю непосредственно с мистером Сноуком, - ответила Рей, поковыряв мясо в тарелке, отпила вина.

- Это вопрос времени, - счел нужным утешить ее дед, как будто бы она была расстроена, - ты ведь талантлива, моя девочка.

- Возможно, - натянуто улыбнулась Рей, побарабанила пальцами по столу, привлекая внимание деда к руке.

В его серых глазах что-то вспыхнуло, огонек недовольства.

- Я по-прежнему не вижу на твоей руке кольца.

Пальцы замерли в воздухе, дыхание перехватило. Рей бросила на деда быстрый взгляд, загнанно задышала. От этой фразы девушку пробрала дрожь. Намеренно он ее сказал? Помнил ли он все так же ярко, как помнила она? Или это просто констатация факта, призванная напомнить об обязательствах, а формулировка случайна?

- Дедушка, я, - пробормотала Рей, ненавидя себя за то, как жалко она звучит, - мне…

- По медлит? – вскинул бровь Палпатин.

- Нет, - она отложила вилку, которую сжимала в руке, - нет. Я ему отказала.

Мужчина замер, прищурился, сверкнули стекла очков в ярком освещении, когда он их снял. Без очков дед вдруг показался старше, чем есть на самом деле, каким-то уязвимым, словно оказался без брони.

- Мне казалось, что это было до нашей с тобой договоренности, - голос деда понизился до угрожающих ноток, заставив Рей чуть податься назад и упрямо поджать губы.

Она хотела мирного ужина, планировала деда задобрить, но одним неосторожным движением разозлила. И, кажется, все планы летят псу под хвост.

- И чем же ты будешь меня шантажировать? – выпалила Рей, не выдержав, - Пейдж забрала заявление! Достаточно того, что я работаю там, где хочешь ты, живу там, где тебе угодно!

- Нет, не достаточно! – бросил в ответ дед, сверля девушку недовольным взглядом, - мне нужен твой брак с По Дэмероном, и он состоится!

- Черта с два! – крикнула Рей.

- Не смей ругаться в моем присутствии! – возмутился дед.

- Не смей заставлять меня выходить замуж за того, за кого я не хочу!

Пару секунд они упрямо смотрели в глаза друг другу, подавшись вперед, а потом дед устало откинулся на спинку стула, прикрыл глаза, сжал переносицу. Рей с удивлением разглядывала это проявление слабости, подобного дед никогда себе не позволял в ее присутствии. Он выглядел старым и уставшим. Молчание затягивалось, заставляло Рей ерзать на стуле, чувствуя себя с каждой минутой все более неуютно.

- Объясни мне, - наконец, не выдержала девушка, - просто объясни мне, почему брак с Дэмероном?

- Почему нет? – тут же откликнулся дед, выпрямляясь, устремляя на Рей яростный взгляд.

- Потому что я не хочу! – парировала Рей, - хватит того, что я работаю на нелюбимой работе!

- Здесь ты виновата сама! – выпалил дед, - это ты подставилась!

- Что? – растерялась Рей, - прости?

Дед яростным движением отодвинул от себя тарелку с едой, ослабил галстук.

- Наверняка в своей дыре, в этом Лемон Гров! Я не знаю, зачем ты Сноуку, но…- Палпатин вдруг осекся, глядя в изумленное лицо внучки, побледнел, словно сказал лишнее.

Но слова были брошены, и Рей уже начала их анализировать.

- Ты меня сдал ему, - тихо произнесла Рей.

- Он потребовал тебя, - произнес дед уже спокойнее, взял бокал с вином и отпил аккуратный глоток, уставился на темно-красную жидкость.

- И ты меня сдал! – повысила голос Рей, - как ты мог?!

- А что ты сделала такого, что он хочет держать тебя поближе к себе, под присмотром?!

- Я не знаю, - растеряно произнесла Рей, - я не…знаю.

Мысли ее лихорадочно метались, вопросы без ответа не способствовали ясному мышлению.

- Ему, - произнес дед с нажимом, - я не мог отказать.

- Да почему?! – всплеснула руками Рей, едва не снеся бутылку с вином со стола, - почему?!

- Ты хоть знаешь, кто он такой?! – зло спросил дед, пристально глядя в глаза девушке, - а. Конечно, знаешь.

- Вопрос в том, откуда знаешь об этом ты? – парировала девушка.

Палпатин внезапно отвел взгляд, бесцельно крутил бокал в руках. Рей похолодела, в наступившей вдруг оглушительной тишине был слышен легкий гул кондиционера и шум океана.

- Дедушка, - прошептала севшим голосом.

- Мы не будем это озвучивать! – отрезал Палпатин, - нет и нет! Я должен ему! И мне нужны деньги Кеса Дэмерона, и поэтому…

- Ну так возьми у него кредит! – заорала Рей, вскакивая так резко, что задела бокал с вином. Красная жидкость мгновенно впиталась в белую скатерть, напоминая кровь. Рей затошнило, яростно передернув плечами, она продолжила, - делай, что хочешь, но не надо разменивать меня! Мы не в Средневековье каком-нибудь, черт подери!

- Считай это условием кредита от будущего свекра, - процедил Палпатин.

- Я не выйду замуж за По! – отрезала Рей, стала нервно расхаживать по столовой, время от времени бросая на деда яростные взгляды, - и ты ничем меня больше не запугаешь! Хватит!

Палпатин поставил бокал на стол, сцепил перед собой руки, посмотрел на девушку внимательно.

- Все дело опять в нем, да?

Рей застыла, по спине пробежал неприятный холодок.

- В этом мальчишке, Бене Соло, - задумчиво продолжал дед, - Кайло Рене. Красивое имя, звучное, ему идет. Снова дело в нем, верно? Как и шесть лет назад.

Рей молчала, боясь сказать хоть слово, только дышала неглубоко и часто, отчего начинала кружиться голова.

- Бен Соло отправился в тюрьму, - так же задумчиво продолжил дед, - а имя Кайло Рен, - Палпатин передернул плечами, - знаешь, очень красиво будет смотреться на надгробной плите.

Сердце оборвалось, замерло, в глазах потемнело, к горлу подступила тошнота, Рей коротко, потрясенно выдохнула.

- Так это был ты? – прошептала пораженно, глядя в холодные серые глаза деда, - шесть лет назад ты…

- Нет, моя дорогая, - фыркнул Палпатин, - это была ты. Ты сдала его копам. Ты свидетельствовала против него в суде. Я никогда не говорил тебе, но был приятно поражен твоими практичностью, цинизмом, холодным расчетом. Настоящая внучка своего деда. Поэтому, моя девочка, ты будешь вновь моей внучкой, гордо носящей фамилию Палпатин. Можешь даже не менять ее после замужества, я разрешаю! – издевательским тоном закончил дед.

Рей замерла посреди комнаты, стиснув руки изо всех сил, кусала губы, не зная, что ответить. Голова шла кругом, слишком многое вдруг открылось. Даже смешно стало: она выяснила ведь в итоге, что хотела, даже больше. Но совсем не так она планировала этот ужин.

- Ты не, - начала Рей и осеклась.

Дед смотрел внимательно, ждал ее дальнейших слов, как будет ждать дальнейших действий. И она чуть было не ошиблась сейчас. Это ведь игра. Грязный шантаж и манипуляции. Что там только что было сказано об истинной внучке своего деда? Что бы она ни чувствовала, как бы ни боялась сейчас за Кайло, не следовало повторять свои же ошибки. Быть может, нужно поставить сейчас себя прежде всего? Или хотя бы сделать вид.

- Не понимаю, с чего ты решил, что для меня что-то значит Кайло Рен, - холодно произнесла Рей, - хочешь убить его? Убивай, - дернула плечом и добавила мстительно, глядя в изменившееся лицо деда, - а за По я замуж не выйду. И вообще с ним расстанусь. А вы с мистером Кесом, если хотите, можете жениться друг на друге, законы штата Калифорния этого не запрещают.

И пока дед подбирал достойный ответ, Рей направилась прочь из столовой.

- Доброй ночи, дедушка! – произнесла уже у двери.

___________________________________________________________

1. Спасибо!(исп.)

2. Не за что! (исп.)

3. Нет, нет, нет! (исп.)


========== 12. ==========


Комментарий к 12.

Визуал: https://ibb.co/f92qqQN

https://ibb.co/qWQHkHR

https://ibb.co/g30K6Ds

https://ibb.co/p2bff6H

Оказавшись в своей комнате, Рей почувствовала, что ее трясет. Она снова подставила Бена?! Если с ним что-то случится, если вдруг дедушка исполнит свою угрозу, если только…О Господи! Рей закусила костяшку пальца, чтобы только не закричать, не завыть от страха и бессилия. Ей нужно было успокоиться, Рей нервно расхаживала по комнате. Где, черт подери, Кира?! Она обещала приехать после ужина, Рей нужно было поговорить сейчас с сестрой, ей нужно было выговориться. Все ее опасения вдруг подтвердились. И Рей поняла, что воистину многие знания – многие печали, потому что одно дело – предполагать, другое – знать наверняка. Ведь когда ты только предполагаешь у тебя есть надежда, сейчас ее нет. Ей хотелось бы сейчас мыслить трезво, но никак не получалось. Она боялась за себя, за Кайло, теперь и за Киру. Недоумевала, что могло понадобиться от нее самой Сноуку. Снова и снова говорила себе, что пусть он и знал, кто девушка Бена Соло, но не так уж много она сама знала. Недостаточно, чтобы, например, Сноука привлечь к ответственности. Тем более теперь, когда он в штате мэра города! Так зачем же держать ее при себе теперь? И дед ее сдал. Просто и легко. Конечно, поставил свои деньги, свой бизнес, свои деловые связи со Сноуком выше родственных чувств. Да любил ли он их с Кирой хоть когда-нибудь?! Хоть капельку?!

Рей оглядела дорого обставленную комнату, денег дед не жалел никогда: обстановка, одежда, драгоценности, лучшее образование. И вот теперь пришло время платить по счетам. Рей невесело рассмеялась, а она ведь с самого начала говорила Кире, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И они – две глупые мыши – попались. Да так, что остались лежать с перебитыми лапами, не в силах сбежать от кота.

Итак, ее дед замешан в контрабанде наркотиков, в каких-то мутных делах с Кесом Дэмероном и аресте Бена Соло. Да неужели это все из-за нее? Да, Рей готова была признать, что Бен мешал, но не настолько же, чтобы посадить его в тюрьму на двенадцать лет!

Рей потерла висок, голова начинала болеть нещадно. Девушка совсем запуталась, а теперь еще и боялась за Кайло. Что она будет делать, если он погибнет? Из-за нее! Но жертвовать своей жизнью в очередной раз ради кого-то Рей была не готова. У нее не было на это душевных сил. Она их все растратила шесть лет назад и теперь мучается. А если Кайло умрет, разве она не будет мучиться из-за этого, до конца жизни спрашивая себя: из-за нее ли он умер или это простая случайность, совпадение?

Рей все-таки взвыла, некрасиво, ненатурально, с яростью и болью. Невыносимо! Нет. Хватит с нее! Кайло Рен – большой мальчик, способен сам о себе позаботиться.

И где, в конце концов, Кира? Рей набрала номер сестры, та не отвечала. Вот черт! Ей нужно с кем-то поговорить, рассказать то, что узнала. Яснее стало лишь немного, никакой конкретики, но зато подтверждение подозрений. Она – разменная монета. Она – пешка в игре Сноука. Незавидные роли. Унизительные, можно сказать, если бы дело было только в унижении. Ладно, ей нужно успокоиться, спуститься вниз, выпить зеленый чай, привести нервы в порядок. Ей нужно дождаться Киру, собрать всю информацию, а потом уже анализировать. Возможно, следует рассказать Фазме, ей не помешает критический взгляд со стороны, который не будет окрашен эмоциями. Да, так она и поступит.

От принятого решения стало немного легче. Рей переоделась в джинсы и футболку, разворошила укладку на голове, смыла макияж, даже подмигнула своему отражению в зеркале, правда, вышло как-то невесело. И отправилась вниз пить чай и ждать Киру.

Сестра, однако, не появилась ни в одиннадцать вечера, ни даже в полночь. Телефон ее не отвечал, а потом и вовсе оказался вне зоны доступа. Рей призывала себя не волноваться: в конце концов, Кира взрослая девушка – пошла гулять с подругами, осталась со Сноуком, да мало ли причин. Следовало бы лечь спать, но сон, конечно, никак не шел. И Рей привычно отправилась гулять на берег океана, пытаясь успокоить мысли и чувства, которые словно взбесились, решив напомнить ей о себе с интенсивностью почти болезненной. Да за последние недели она чувствовала больше, чем за последние шесть лет.

Шум волн немного успокоил, Рей глубоко вдыхала влажный морской воздух, периодически пытаясь дозвониться Кире, ворчала себе под нос, ругая сестру на все корки. И уже почти успокоилась окончательно, когда резкая трель телефона вывела ее из состояния созерцательной задумчивости. Номер был незнакомым, все страхи, опасения, подозрения вспыхнули с новой силой, заставив медлить перед тем, как нажать кнопку приема вызова.

- Да?

- Принцесса.

Рей чуть не выронила телефон из рук.

- Кайло? – пробормотала растеряно, - откуда…- осеклась.

Это было совершенно неважно, откуда у него ее номер телефона, важнее то, зачем он позвонил, когда на часах половина второго ночи.

- Пожалуй, я мог бы пустить все на самотек, - пробормотал мужчина, - но…

И тоже осекся. Как будто ему было трудно говорить с ней после того разговора в клубе. Ей вот было трудно, она не знала, какие слова подобрать, как себя вести. И это только телефонный разговор. Рей тяжело сглотнула.

- Что случилось?

- Тебе лучше приехать и забрать сестру, - произнес Кайло, вгоняя ее в ступор.

- Что? – ахнула Рей, но Кайло молчал в трубку, нервно взъерошив волосы, Рей продолжила, - куда?

Он назвал адрес и прервал вызов. Рей растеряно смотрела на темный экран телефона, где отражалось ее размытое воображение. Страх мешался со злостью. Какого черта Кира делает в Эль Кахон?!

Добираясь до одного из самых неблагополучных районов города на дедовом Мерседесе, Рей тряслась от страха от тех взглядов, которыми ее провожали обитатели района, и ругала на все корки деда, у которого не было более скромной машины, и Киру, которая отправилась, черт знает, куда. Да зачем?! Господи! Место обитания банд, наркоторговцев, проституток, воров, убийц и мелкого хулиганья! Место, куда лучше и днем не соваться, а сейчас глубокая ночь! У Рей тряслись руки, и она с трудом входила в повороты. Она выскажет Кире все, что думает о ее безрассудстве!

Фигуру Кайло, освещенную тусклым светом единственного фонаря, Рей заметила издалека. Парень стоял, опираясь на капот машины, курил и мирно беседовал с каким-то мексиканцем с бандитской рожей. Рей припарковала машину, вышла, поморщилась от запаха свалки, покосилась на притон, адрес которого и назвал ей Рен. Что здесь делала Кира?! Голова шла кругом. Мексиканец осклабился, когда девушка подошла ближе, облизнулся.

- Привет, крошка!

Рей проигнорировала его.

- Кайло?

Тот не обратил на нее внимания, кивнул мексиканцу.

- Все в силе.

- С тобой приятно иметь дело, Рен, - мексиканец еще раз скользнул по фигуре Рей сальным взглядом и пошел прочь насвистывая.

Рен глубоко затянулся, кивнул в сторону своей машины:

- Там.

Рей распахнула заднюю дверь, чтобы увидеть, как ее сестра, скрючившись и пуская слюни на сиденье, спит. В ушах у Рей тоненько зазвенело. Она, наконец, сложила два и два. Эль Кахон, притон и трубка для крэка, зажатая в кулаке сестры. Рей аккуратно притворила дверь, оперлась на нее и закрыла глаза руками. Страшно подумать, что было бы с сестрой, если бы тут не оказалось Кайло. Боже! Вытаскивать сестру из наркоманских притонов Рей была ни в коем случае не готова! Что с ней успели сделать тут?! И почему здесь? Да неужели нет более приличных мест в этом городе, элитных притонов, где продают элитную, чистую наркоту, без примесей? У Киры же есть деньги! Рей истерически хохотнула. Вот она уже и рассуждает о том, какая наркота для ее сестры лучше. Это что же: не можешь предотвратить, расслабься и получай удовольствие?! Она так окончательно свихнется! И Кайло. Здесь был Кайло, который видел, в каком состоянии ее сестра. Удивительно, что у него осталось хоть какое-то благородство, он не прошел мимо, не бросил ее здесь. Но наверняка вдоволь насладился зрелищем. Он ведь никогда Киру особенно не любил. А теперь и саму Рей ткнул носом в то, что ее сестра – наркоманка. Докатиться до притонов в Эль Кахоне! Невероятно. Рей выдохнула сквозь стиснутые зубы, отняла руки от лица, выпрямилась, чтобы замереть от того, как близко оказался Кайло, откровенно ее разглядывая.

- Ну что? – устало произнесла Рей, - доволен? – она вдруг разозлилась жутко, - надеюсь, что да! Еще один удар по мне – сестра-наркоманка! Впрочем, ты всегда говорил, что из Киры ни черта не выйдет! Надеюсь, ты удовлетворен тем, что твои предсказания сбылись и что я в очередной раз унижена!

- Рей, - пробормотал Кайло даже как-то растеряно, - я…

- Ничего не хочу слушать. Нет, - махнула рукой девушка, - я тебе должна быть благодарна. Да. Спасибо! – ее «спасибо» вышло злым и нервным. Она пошарила по карманам, вытащила флэшку, - здесь копии переводов для Сноука, что попали ко мне за прошедшую неделю. И последний обзор по борьбе с наркотиками в Мексике. Не знаю, нужен ли он тебе, но почитай для общего развития – информация интересная.

Рей буквально впечатала руку с флэшкой в грудь мужчины, а он вдруг накрыл ее кисть своей, заставив задрожать, дыхание сбилось, в груди поселилось ноющее чувство. Рей посмотрела Кайло в глаза, не в силах различить их выражение, только опасный блеск, от которого стало страшно. Да он же играет с ней, как кошка с мышкой! Играет на остатках былых чувств, которые не заметил бы только слепой, а Кайло слепым не был, и он очень хорошо ее знал! С трудом Рей выдернула руку.

- Помоги, пожалуйста, перенести ее в машину, - произнесла сухо. В конце концов, и у нее есть гордость!

Кайло помог, глядя на голые ноги сестры, на грязные ступни, Рей не знала, начинать ей рыдать прямо сейчас или просто надавать сестре пощечин, чтобы привести в чувство. В равной степени хотелось и того и другого.

- Проводить тебя? – тихо спросил Кайло.

- Сама справлюсь! – зло бросила Рей, открыла дверь водительского сиденья и вдруг замерла, вспомнив сегодняшний разговор с дедом, холодок пробежал по спине, Рей глубоко вздохнула пару раз, потом развернулась к Кайло, который все еще стоял за спиной. Его взгляд был устремлен на девушку.

- Бен, - пробормотала Палпатин, заставив парня едва заметно вздрогнуть, - будь, пожалуйста, осторожен тоже.

Рен удивленно вскинул бровь, хотел что-то спросить, но Рей уже нырнула в машину, рука сорвалась, дверь резко захлопнулась, заставив Палпатин недовольно поморщиться. Она резко стартовала. И всю дорогу до Ла Хойя видела позади черную Ауди.

Подъехав к дому, Рей еще некоторое время сидела в машине, пытаясь прийти в себя, вдруг только сейчас до конца осознав, что произошло. А еще ей нужно было как-то перенести сестру в ее комнату, что было все же за пределами ее физических возможностей, она, в конце концов, тоже хрупкая женщина. Вот черт! Не просить же мирно спящего деда. Только представив его лицо, Рей фыркнула от смеха. И оставлять Киру в машине не вариант. Хотя ей бы пошло на пользу проснуться без вещей, босиком в машине! Пусть бы еще подумала, где она! Может, испугалась бы. Нет, это было все нереально, какой-то дурной сон. От всего этого самой хотелось хотя бы напиться до беспамятства!

Рей вышла из машины, замерла, размышляя. На первом этаже вспыхнул свет, девушка попятилась к машине. Ну вот и все. Сейчас выйдет дед, и еще одного скандала Рей точно не выдержит. Но это оказалась миссис Бенико.

- Мисс Рей? – экономка сонно щурилась, - что-то случилось?

Рей закусила губу, потом открыла дверь машины.

- Миссис Бенико, помогите мне.

Женщина изменилась в лице, скользнула взглядом по Кире, нахмурилась и неодобрительно покачала головой.

- Mierda!(1)

Рей только усмехнулась грустно. В ее голове сразу же всплыла парочка более грубых испанских ругательств, которые без сомнения заслужила ее сестра. Вдвоем с экономкой они перетащили Киру на диван в гостиной, миссис Бенико принесла плед и небрежно укрыла девушку, а потом скрылась в кухне. Рей постояла некоторое время, глядя на сестру, поправила плед, вытащила из руки проклятую трубку, повертела, а потом, преодолевая желание со всей дури швырнуть в стену, аккуратно положила рядом на подушку. Девушка прошла на кухню, где миссис Бенико готовила какао, что-то неодобрительно ворча себе под нос.

- Миссис Бенико, - Рей уселась за стол, благодарно кивнула, когда экономка поставила перед ней чашку, - я попрошу вас сохранить этот эпизод в тайне.

Экономка поджала губы.

- Вы думаете, что мистер Палпатин не в курсе?

Рей застыла с чашкой в руке.

- Думаете: он знает? – спросила Рей.

- Подозревает так уж точно, - отрезала миссис Бенико, посмотрела на Рей с жалостью, - но об этом эпизоде я никому и ничего не расскажу, обещаю.

Она покачала головой, погладила Рей по голове, и девушка, которая даже от матери никогда не видела такой ласки, едва сдержала слезы.

- Спасибо, - прошептала Рей.

Экономка удалилась, все еще бормоча себе под нос да качая головой. А Рей просидела на кухне до рассвета.

***

Едва солнце поднялось над океаном, Рей, весь остаток ночи напряженно размышлявшая о том, что происходит с ее сестрой, пошла в гостиную. Она присела на диван, долго задумчиво смотрела в лицо сестры, а потом аккуратно тронула ту за плечо:

- Кира, - позвала ласково.

Девушка заворочалась, нахмурилась недовольно.

- Кира, сестренка, - Рей потрясла ее за плечо.

Сестра едва слышно застонала и открыла глаза.

- Черт, - пробормотала, снова закрыла глаза, полежала пару секунд, потом посмотрела на Рей, - Рей?

Рей только головой покачала.

- Вставай, не нужно дедушке видеть тебя здесь в таком виде.

- В каком виде? – недоуменно спросила Кира, откинула плед, быстро оглядывая свое помятое платье, грязные ноги. А потом жарко покраснела, - как я…черт! – она потерла лицо, - ничего не помню.

- Кира, - Рей погладила сестру по голове, - с этим надо заканчивать.

- Что произошло? – проигнорировала ее реплику сестра.

Рей поджала губы, стараясь сдержаться, не затевать скандала, от которого будет только хуже.

- Я забирала тебя вчера из Эль Кахона.

Сестра изменилась в лице.

- И я не знаю, что произошло там с тобой. И это просто чудо какое-то, что там оказался Кайло! Боже! – Рей прикрыла глаза, глубоко вздохнула, потом снова посмотрела на растерянную сестру.

- Кайло? А он-то что там делал? – удивилась Кира.

Рей едва не рассмеялась.

- Важнее, что ты там делала! Кира, - Рей сжала руки сестры, - послушай. Это ненормально. Однажды тебя убьют где-то в подворотне или ты умрешь от передоза. Кира, сестренка, тебе нужно лечение.

- Я не больна! – тут же вскинулась сестра, вырвала руки, решительным жестом скрестила их на груди, - даже не убеждай меня! Это…это просто…- она повела рукой в воздухе, - мне это надо! Мне просто надо собрать материал, доказать дедушке, что я чего-то стою, а потом…

- Никакого потом может не быть! – резче, чем планировала, бросила Рей, - и никакой материал дедушка в печать не пропустит! Они со Сноуком в одной лодке!

Кира часто-часто заморгала, уставилась на Рей недоверчиво.

- Так что все твои игры в шпионку не имеют никакого будущего. Заканчивай их, заканчивай свои отношения со Сноуком и ложись в клинику!

- Нет! – упрямо выпятила подбородок сестра, - и не надо указывать мне, что делать! Значит, я отнесу материал в другую газету! И дедушка поймет, что потерял.

- Из тюрьмы ему будет очень неудобно оценивать то, что он потерял, - парировала Рей.

- Но я же не под дедушку копаю, - возразила Кира.

- А Сноук не будет топить остальных, чтобы срок себе скосить? Боже! Кира! – Рей все-таки не выдержала, вскочила, нервно прошлась по комнате, - ты как будто не в Лемон Гров выросла! Ну что за наивность!

- А ты все у нас знаешь и понимаешь! – Кира тоже подскочила с дивана, - не лезь в мои дела! Я закончу материал, а потом…

- А потом ты ляжешь в клинику, - твердо произнесла Рей.

- Я не больна! – выкрикнула сестра.

Они замерли на мгновение, глядя в глаза друг другу.

- О чем спор, девочки? – в гостиной показался дедушка.

Цепким взглядом он оглядел Киру с головы до ног, задержался на ее грязных ступнях, нахмурился, посмотрел на Рей, наверняка отметив ее уставший вид и круги под глазами после бессонной ночи.

- Ни о чем! – фыркнула Кира, - доброе утро, дедушка! Побегу в душ.

На ходу чмокнув деда в щеку, Кира помчалась по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.

- Ни о чем, - процедила Рей, к которой дед обратил вопросительный взгляд, - мне пора собираться на работу.

Рей пошла к лестнице, притормозила, вернулась, подняла упавшую на пол трубку для крэка, повертела в руках, усмехнулась зло. И швырнула трубку деду, который едва успел поймать ее.

- Информация к размышлению! – бросила Рей и вышла из гостиной.

***

- Вот так, Фаз, - Рей устало откинулась в кресле, - честно слово, я уже просто хочу оказаться от всего этого подальше. Сбежать даже не на другой конец страны, на другой конец света!

- Идея мне нравится, - одобрительно кивнула Фазма, внимательно глядя на подругу, - ты паршиво выглядишь.

- Я не спала больше суток, - пробормотала Рей, потирая лоб, - спасибо сестре!

- Может, хватит, Рей, а? – произнесла Фаз, - она твоя сестра, я понимаю. Ты любишь ее, ты беспокоишься о ней, переживаешь. Но, Рей, она взрослый человек, хватит ее опекать.

- Она катится в пропасть, - поджала губы Рей, - и если не умрет от передозировки, то ее убьет Сноук, когда узнает, что она под него копает!

- Ну это ее дело. Это ее выбор. Ты не можешь без конца трястись над ней, как курица-наседка. Кира никогда дурой не была. Она, знаешь ли, расчетливее тебя будет. И если она не в состоянии защитить себя, остановиться вовремя с наркотой и не попасться Сноуку, то, прости меня, это ее проблемы. Ты не можешь их вечно решать за нее. Ты уже сделала это однажды, и к чему это привело? Рей, - подруга тяжело вздохнула, - я видела, как ты смотрела на него.

Палпатин вздрогнула, побледнела, медленно вдохнула и так же медленно выдохнула. Не было нужды уточнять, о ком идет речь. И так все было понятно. Фазма смотрела с жалостью.

- Ты любишь его по-прежнему, но, Рей, ты должна понимать, что он использует это твое чувство против тебя. Он и так играет на твоих слабостях, на твоем чувстве ответственности, на твоей готовности пожертвовать собой, ради других, - глаза Фаз опасно потемнели, - ты совершенно зря согласилась передавать ему документы Сноука. Тебе нужно было поговорить со мной. Пусть этот ублюдок не думает, что нас с Арми можно так легко подставить! Ха! – фыркнула Гвен, - у нас тоже есть связи и нас тоже есть, кому прикрыть. Так что можешь смело посылать его к черту, мы сумеем за себя постоять!

- У вас будут неприятности, - тихо произнесла Рей, не собираясь спорить с подругой, отрицать очевидное, отнекиваться. В конце концов, она же не подросток, чтобы смущаться своих чувств, нежеланных, ненужных, мучительных и попросту опасных.

- Будут, - кивнула Фазма, - но Кайло совершенно напрасно думает, что если неприятности будут у нас, то их не будет у него. Так что, - подруга посмотрела на Рей с нежностью, - милая моя, самоотверженная Рей, не бери на себя слишком много, так и сломаться недолго. Я хочу, чтобы ты подумала о себе.

Рей всхлипнула, отерла навернувшиеся слезы.

- Нуууу, - протянула Фазма, поднялась, подошла к Рей и обняла.

Рей, прижавшись к подруге, разрыдалась.

- Мне страшно, Фаз, мне чертовски страшно. Я не понимаю, зачем я Сноуку, он же может сделать со мной все, что угодно. Да мое тело даже не найдут!

- Хотел бы убить, уже бы убил, - произнесла Фазма, поглаживая Рей по голове, - здесь что-то другое. И это что-то другое тянется корнями туда, шесть лет назад. Попробуй узнать у Кайло?

- Как будто он мне скажет правду, - буркнула Рей, отстраняясь, вытирая слезы, - как будто он вообще мне что-то скажет, кроме очередной гадости.

- Тогда дави на деда, - произнесла Фаз, - манипулируй им. Сделай вид, что тебе все известно. Или спрашивай По, вряд ли, конечно, он будет полезен, но, может быть, он знает, какие дела ведут твой дед и его отец. Напросись, в конце концов, в гости к потенциальному свекру, расспроси его. Ты говорила, что он благосклонен к тебе, может, где-то и проколется в разговоре. Если ты будешь знать, откуда тебе грозит опасность, сможешь ее предотвратить.

- Знаешь, мысль сбежать на другой конец света стала еще привлекательнее, - попыталась пошутить Рей, - и имя сменить, и внешность.

Фазма хмыкнула, а Рей снова помрачнела.

- Я хотела сказать По, что мы расстаемся, - тихо произнесла девушка, - я больше так не могу. Не могу ему врать. И терпеть его тоже больше не хочу.

- Решение правильное, - одобрительно кивнула Фаз, - но несвоевременное.

Подруга помолчала немного.

- Я всегда говорила, что тебе следует бросить его. Мне По никогда не нравился, ты знаешь. Но сначала узнай у него все, что он способен тебе сказать, а потом и бросай его с чистой душой.

Рей закусила губу.

- Это подло, - пробормотала растеряно.

- Мне кажется, что я сейчас слышу Кайдел! – фыркнула Фазма, - ты вроде бы никогда не страдала ложным благородством. Может быть, и подло. Но ты должна выяснить, что произошло шесть лет назад, почему Бен отправился в тюрьму, за что ты до сих пор себя простить не можешь! И так и быть, Викрула я возьму на себя. Он-то наверняка знает все.

Рей вздрогнула, почувствовала, как кожа покрылась мурашками, волоски на руках стали дыбом.

- Фаз, не надо. Не приближайся к нему даже. Он опасный человек. Он…

- Ты, кажется, меня недооцениваешь, подруга! – фыркнула Фазма, помолчала немного, - так. Все. Прекращай рыдать, начинай действовать. Иди к По. А мне надо работать.

- Гвен, - повторила Рей, вставая, напряженная, как струна, она прямо смотрела на подругу, - не приближайся к Викрулу.

Фазма только отмахнулась.

***

Рей приехала к По без предупреждения, в конце концов, он сам дал ей ключи от квартиры, и разрешил появляться в любое время. Окна его горели ярким светом, уверив, что парень дома. Рей немного посидела в машине. Она забрала дедов Мерседес без спроса. Дедушка не обеднеет, а ей не придется искать машину в аренду. Гневных звонков не последовало, из чего Рей заключила, что дед или еще не заметил пропажу машины, или же махнул рукой. Удобство и безопасность машины Рей оценила еще во время ночной поездки по Эль Кахону, и сегодня весь день наслаждалась Мерседесом.

Поднявшись на этаж, первое, что услышала Рей громкую музыку. Девушка нахмурилась. Это был тихий, благополучный район, здесь не позволяли себя подобных выходок: чтобы развеселый хип-хоп на такой громкости лился из колонок. Удивительно, что еще полицию никто не вызвал, ведь вечер плавно перетекал в ночь. Рей открыла дверь своим ключом и опешила, осознав, что музыка несется из квартиры По, но не только музыка, слышался визгливый женский смех, мужские голоса, тянуло сладковатым запахом травки, сигаретным дымом, терпким запахом алкоголя. По решил закатить вечеринку?

Рей почувствовала себя неловко и глупо. Ей, конечно, следовало сначала позвонить, а потом уже заявляться в чужой дом. Но она никак не предполагала, что По решит расслабиться среди рабочей недели! Впрочем, у него всегда был скользящий график, даже когда он занимался El Queso, а теперь он вообще решил, что можно не придерживаться и вовсе никакого графика.

Снова послышался громкий смех, голоса приближались, Рей промедлила всего секунду, а в коридор вылетел Викрул вместе с какой-то ярко накрашенной блондинкой в одной юбке. Рей пошла красными пятнами, скользнула взглядом по красивой груди девушки, по ее лицу, размалеванному слишком сильно.

- Ой! – хихикнула девица, - это кто, Вик?

Викрул расхохотался, он был явно пьян.

- Это Рей! Эй, По! Пришла твоя Рей!

Казалось, его не удивило ее присутствие здесь, а вот Рей пребывала в состоянии шока и пока соображала, как ей переставить ноги, чтобы уйти отсюда, как появился Дэмерон.

- Детка! - он взял ее руку, поцеловал ладонь, запястье, предплечье, и это было бы даже мило, если бы это не было пьяной вечеринкой с девицами легкого поведения в квартире ее все еще парня и вроде как даже жениха.

Рей захотелось истерически рассмеяться. Вот ей что сейчас делать? Строить из себя оскорбленную невинность? Закатить скандал и выставить всех гостей из дома? Но это даже не ее дом! Черт, как не вовремя все! Она ведь лишь хотела поговорить. По тем временем тащил ее куда-то в глубь квартиры, несмотря на активное сопротивление Рей.

- По! Пожалуйста! – она все же вырвала руку, замерла на пороге гостиной, - я всего лишь хотела поговорить. Но…

- Говори! – пьяным голосом воскликнул По.

- В другой раз, - процедила Рей, кинув взгляд в сторону гостиной, и застыла от открывшегося зрелища.

Полная комната какого-то народу, валящиеся на полу бутылки, сигаретный дым, рассыпанный на столе кокаин. И Кайло, обнаженный по пояс, целующий какую-то девицу с задранной юбкой, сидящую у него на коленях. Мир завертелся перед глазами, сузился до этой развратной картины, музыка била по ушам. Рей шарахнулась назад, ударилась рукой о косяк, зашипела, и, оттолкнув По, бегом кинулась к выходу. Если Дэмерон и кричал ей что-то вслед, то из-за громкой музыки Рей не слышала. Она выбежала на лестницу, изо всех сил хлопнув дверью.

- Деточка, мы сейчас вызовем полицию! – какая-то старушка, трясясь от негодования, стояла напротив, сжимая в руках телефон, - это совершенно недопустимый уровень шума.

Рей посмотрела на нее дико, пробормотала:

- Да-да, конечно, - и побежала по лестнице вниз.

Девушка вылетела на улицу и тут же нырнула в машину, заперлась изнутри и вся сжалась. Зачем она только поехала сюда! Зачем не предупредила! Ей бы стоило только услышать пьяный голос Дэмерона, музыку на заднем плане, чтобы не приезжать, ведь чего бы она добилась от него в таком состоянии. А она…Картинка все еще стола перед глазами: дым сигарет, Кайло, девушка на его коленях.

- Дура! – рявкнула сама себе Рей, ударила ладонью по рулю. И еще раз. И еще, - идиотка!

Снова удар. Сжала руки в кулаки, тяжело дыша.

- Жалкая идиотка, - прошептала, не в силах справиться со своей ревностью.

Она ведь должна ревновать сейчас своего парня, правда? Только ей дела нет до По, она чувствует лишь легкое раздражение, ведь ей действительно важно было поговорить с Дэмероном насчет его отца, а По как всегда спутал ей все карты. Но не это задевает больше всего, а задевает Кайло, который…

Рей зажмурилась, затрясла головой отчаянно, желая забыть то, что увидела. Господи! Он же ничего ей не должен. Он ей никто. Они чужие друг другу совершенно! Но отчего же так больно! Так чертовски невыносимо больно! Ну неужели она думала, что молодой здоровый мужчина может обойтись без определенных потребностей? Или, быть может, надеялась, что он ей верность хранит?

Рей хрипло рассмеялась. Сколько у нее самой за эти годы было парней в тщетной попытке забыть Бена Соло! Она пыталась вытравить его из своей памяти, из своего сердца, из своего тела. И не смогла. Ни черта у нее не получилось. Вот и сидит сейчас в чертовом Мерседесе, а слезы текут по щекам, и ей никак их не остановить.

Шмыгнув носом, сердито вытерев слезы, Рей поехала в сторону дома. Она старалась не гнать, но нога так и вжималась в педаль газа, потом девушка одергивала себя и вновь возвращала разрешенную скорость, хотя хотелось мчаться. Вот только куда? От себя не сбежишь. От своего глупого сердца не сбежишь. Безумие. Концентрированное ядовитое безумие по имени Кайло Рен. Звонок телефона вывел Рей из состояния задумчивости. Девушка с опаской покосилась на экран, ожидая, что это По, но звонил дедушка. Он-то что от нее хочет?! Какие очередные условия ей поставит?

- Алло?

- Рей, девочка моя, - произнес Шив, - ты помнишь, какой день через неделю?

Рей быстро перебрала все дни рождения в голове, отметила, что до Рождества еще далеко и недоуменно передернула плечами, как будто дед мог ее видеть.

- И какой же? – смиренно спросила.

- Четвертый четверг ноября.

Рей поморщилась. Никогда она не любила один из главных национальных праздников.

- И поскольку это семейный праздник, праздник единения и мира, то я приглашаю тебя на ужин. Будет Эндрю и Дэмероны. Ты непременно должна присоединиться, - дед говорил, как ни в чем не бывало, но вот в его голосе появились и угрожающие нотки, - и мы, конечно, забудем о том, маленьком недопонимании, что возникло между нами вчера.

- Едва ли это было недопонимание, дедушка, - холодно произнесла Рей, изо всех сил стиснув руль, чтобы только не начать орать, выплевывая самые гнусные выражения, что были в ходу в Лемон Гров, - но я буду.

Она вдруг приняла решение: все пауки соберутся за одним столом. Великолепно. Вот и посмотрим, кто здесь жертва. Рей вскинула голову, ловя в зеркале заднего вида своей совершенно больной взгляд. Она жертвой быть точно больше не согласна.

- Жду к семи, моя дорогая, - ласково произнес Палпатин и добавил, - приятной поездки. Мерседес – хороший выбор.

Рей сбросила вызов и стиснула зубы. Она их всех выведет на чистую воду. Они этот День Благодарения в страшных снах видеть будут. Телефон зазвонил снова, но входящий звонок от По Рей сбросила, говорить с ним сейчас не было никаких сил.

Палпатин зло ухмыльнулась. Ну что же. Все что ни делается, все к лучшему. В конце концов, теперь у нее есть отличный повод порвать с По. Да так, чтобы еще и не чувствовать себя кругом виноватой.

***

День клонился к вечеру, когда По прислал тревожное сообщение, что ему срочно нужно ее видеть. В целом, наверное, Рей нервничала совершенно зря, потому что в этом был весь По с его взбалмошными ультиматумами, ему даже в голову не приходило поинтересоваться ее планами. Вот написал, как сейчас, что это якобы дело жизни и смерти, и даже не спросил, а готова ли она видеть его. Рей поморщилась, но написала согласие. В конце концов, она сама хотела с ним поговорить еще вчера.

Воспоминания о вечеринке в квартире Дэмерона Рей усиленно гнала от себя весь день, но то и дело застывала перед экраном компьютера, пытаясь переключить мысли на что-то другое, и никак не могла. Аполин попросил ее занести перевод лично в приемную мистера Сноука и получить какое-то новое, очень важное задание. Интересно, это какое?

Пока через ее руки не проходило ничего интересного, все легальное, предельно деловое. Что в этих документах могло понадобиться Кайло, Рей не знала, но продолжала копировать для него документы на флэшку и оставлять в установленных местах, адреса которых он присылал ей смс-ками. Флэшку забирали люди на улице и в кафе, в парках, скверах, торговых центрах, каждый раз новый человек и новое место.

Рей вошла в приемную, где Митака, как всегда почти скрытый за горой документов, что-то тихо объяснял высокому человеку в деловом костюме, Рей поморщилась, не желая ждать. И вдруг замерла, потому что почувствовала запах, знакомый холодный аромат одеколона. И застыла не в силах поверить, что этот человек, стоящий к ней спиной, это Кайло. Поразительно, но она даже не узнала его. И вдруг поняла, что никогда и не видела его в деловых костюмах. Он здесь?! В офисе Сноука?! Закружилась голова, и Рей пришлось схватиться рукой за стену, чтобы не упасть.

- Мисс Палпатин? – обратил на нее внимание Митака, - все хорошо?

Рен обернулся, глядя на Рей нечитаемым взглядом. А у нее перед глазами вновь встала вчерашняя картина: полуобнаженный Кайло и девица на его коленях, сигаретный дым и вульгарный хип-хоп. Невольно девушка покраснела, перевела взгляд на Митаку.

- Душно, - произнесла тихо, - я…мистер Аполин просил зайти лично.

- Ах, да-да-да! Секундочку, - Митака стал рыться на столе, чертыхаясь и перекладывая документы, - да где же оно.

Кайло откровенно разглядывал Рей, а она, напротив, старалась не смотреть ему в глаза.

- А! Вот. Нашел! – он протянул Рей папку.

И девушке пришлось все же приблизиться, Кайло не сдвинулся с места, заставляя Рей сжаться, кожа покрылась мурашками, пол качался под ногами, в груди появилось тянущее чувство. Нарочито аккуратно Палпатин положила свои распечатки на стол Митаке, только этим и отвлекая Рена от разглядывания ее самой, он невольно скользнул взглядом по бумагам, которые Дофельд проворно убрал.

- Что это? – спросила Рей, принимая папку.

- Программа встречи мистера Сноука с заместителем главы Национальной Гвардии Мексики. Вы вместе с нами летите в Тихуану.

Рей растеряно заморгала.

- Мексика?

- Знаете, какую-то другую Тихуану? – позволил себе легкую улыбку Митака.

- Нет, - покачала головой Рей, прижимая к себе папку, - простите. Я что-то…- она провела рукой по лбу, близость Кайло заставляла нервничать все больше, незримой плитой давила на плечи, вышибая из головы все мысли. Рей лишь твердила себе держать лицо.

- Тогда можете идти, - кивнул ей помощник Сноука.

Рей кивнула, собираясь уйти, и остановилась невольно, когда из кабинета Сноука выпорхнула Кира. Глаза сестры подозрительно блестели, на губах блуждала улыбка, она была раскрасневшаяся и немного встрепанная, но в целом выглядела довольной.

- Кайло! – она направилась прямо к Рену, отвлекая его внимание на себя, - так хорошо, что я встретила вас здесь!

Она подошла близко, вторгаясь в личное пространство мужчины настолько, что это было почти неприличным. И Рей бы уйти тихо, незаметно, не привлекая излишнего внимания, но она застыла не в силах пошевелиться, в висках стучали молоточки головой боли.

- Я хотела поблагодарить, - Кира положила руку на грудь мужчины, многозначительно заглянула в глаза, произнесла тихо, - за Эль Кахон.

Рен склонился чуть ниже, Кира подалась к нему. А Рей застыла в ужасе, головная боль стала нестерпимой. Открывшаяся ее взору картина была столь двусмысленной, что становилось неловко. Но вот Кира на мгновение отвела взгляд от лица Кайло и увидела Рей. Сестра тут же подалась назад, побледнев, игривая улыбка слетела с ее губ, только глаза все еще блестели подозрительно ярко, словно бы Кира уже успела чем-то вмазаться.

- Рей, - пробормотала девушка растеряно, и глупое сердце Рей разлетелось на куски.

Пробормотав что-то Митаке, прижимая к груди папку с документами, как щит, Рей развернулась на каблуках и вылетела из приемной, промчалась по коридорам и забежала в кабинет, который делила еще с тремя сотрудниками, к счастью в это время он уже был пуст. Девушка швырнула папку на стол и застыла, вцепившись пальцами в столешницу, перед глазами все плыло. Это было даже больнее, чем вчера, это было так жестоко со стороны сестры. И больше всего добил ее испуганный и растерянный вид. Ну а Рей просто дура! Она же отчаянно ревнует Кайло! Ревнует человека, который ей не принадлежит! Девушка со стоном зажмурилась, затрясла головой, провоцируя новую вспышку боли. Раздавшийся деликатный стук в дверь заставил Рей вздрогнуть, подобраться и через силу развернуться, оперевшись бедрами на стол.

- Рей? – в кабинет заглянул Кайло.

- Уйди! – вырвалось у Рей.

Она не могла его видеть. Только не сейчас! Не после вчерашнего, не после сегодняшнего. Ей показалось, что она вновь чувствует сигаретный дым, слышит музыку, все это смешивалось с образом руки ее сестры на груди мужчины, с ее игривой улыбкой. Рей сжала руки в кулаки и резко выдохнула, призывая себя успокоиться. Тщетно. Тщетно, потому что Кайло подошел совсем близко, не оставляя ей даже возможности бегства.

- Что случилось, принцесса? – спросил почти нежно, пытаясь поймать взгляд.

- Все хорошо, - нервно дернула плечами Рей, попыталась скрестить руки на груди, отгородиться, но Кайло руки ее мягко перехватил, а затем резким движением впечатал ее кисти в стол, прижимая своими, заставляя невольно зашипеть от боли. Кайло склонялся все ниже, в последний момент Рей успела повернуть голову в сторону. Кайло поцеловал ее в висок да так и застыл.

- Моя жестокая принцесса, - пробормотал, - поверишь ли ты, что я скучаю?

Это было слишком. Что там было про разлетевшееся на куски сердце? Да от него сейчас вообще остались одни окровавленные лохмотья.

Ты любишь его по-прежнему, но, Рей, ты должна понимать, что он использует это твое чувство против тебя.

Фазма была права! И Рей сейчас дрожала от отвращения и удовольствия, потому что Кайло был так преступно близко, все ее рецепторы взбесились, крича от счастья, и Рей никак не удавалось взять себя в руки.

- Нет! – вырвалось у нее.

Кайло вздохнул.

- Нет нужды воздействовать на меня еще и …так, - произнесла Рей, все еще не глядя на мужчину, - я все равно буду отдавать тебе документы, хоть Фазма и сказала мне, что я дура и зря иду у тебя на поводу!

- Рассказала Фаз? – Кайло продолжал ее удерживать, - хочешь сорвать мое сотрудничество с «Полуночью»? – в его голосе проскользнула угроза.

- Мне просто был нужен совет, - тихо ответила Рей, - а Фазма…

- А Фазма всегда давала тебе хорошие советы, - продолжил Рен, - я помню. Согласиться на условия Викрула шесть лет назад тоже она посоветовала?

Рей вздрогнула и все же посмотрела на мужчину, невольно скользнула взглядом к губам, жарко покраснела и посмотрела в глаза, где вспыхивали искры раздражения и еще чего-то, подозрительно похожего на желание, если бы только речь не шла о Кайло Рене.

- Нет, - твердо произнесла девушка, - никто не знал. Это было только мое решение.

- Рей, Рей, - покачал головой мужчина, - что же он тебе такого пообещал?

- А, - понимающе кивнула девушка, - так хочешь знать, что опустился до, - Рей выразительно посмотрела на себя и на него, а потом, извернувшись, все же освободила руки, скрестив их на груди, высокомерно вскинула подбородок, - ну так и спроси у своего друга! – последнее слово она выплюнула со всем возможным презрением.

А потом скользнула в сторону, обходя мужчину, схватила со стола папку и уже дошла до двери, когда Рен спросил спокойно:

- Подвезти тебя?

Не выдержав, Рей послала его в самых отборных выражениях Лемон Гров. Закрывая за собой дверь, девушка слышала тихий смех.

***

Когда По примчался к ней домой, он был бледен, под красными глазами залегли тени, помятая рубашка была застегнута криво, а джинсы оказались кое-где порваны. Дэмерон расхаживал по ее комнатке, служащей одновременно и гостиной, и спальней и нервно теребил пуговицу на манжете. Рей сидела с ногами в кресле, косилась в сторону компьютера, где был открыт документ с программой предстоящей встречи Сноука. Ехать в Мексику Рей не хотела, но кто же ее спрашивал, поэтому и изучала сейчас весьма насыщенную программу трехдневного визита, включающую, помимо деловых встреч, еще и званый ужин, устраиваемый принимающей стороной. Мысли текли вяло с ноткой недовольства, крутились почему-то в основном вокруг того, что придется взять одежду для этого ужина, а Рей надеялась обойтись минимумом багажа, а теперь придется везти неудобное платье, на которое пришлось потратиться, и не менее неудобные туфли, от которых уже через пять минут будут ныть ноги. Придется улыбаться, болтать о ерунде. Вот уж радость. Избежать этого, разумеется, было никак нельзя.

Глядя на нервничающего Дэмерона, Рей гадала, что же его заставило примчаться аж к ней домой на другой конец города. Вспомнил что-то из наркотического угара прошлого вечера, который наверняка перетек в ночь? Рей поморщилась. Ей не хотелось об этом говорить и вспоминать. Но в голове уже играл лихой хип-хоп, а перед глазами…Черт! Рей невольно качнула головой, отгоняя воспоминания о Рене.

Дэмерон, наверное, приехал извиняться, картинно падать на колени, умолять и хватать за руки. Дать ему это сделать Рей не хотела. Ей хотелось закончить все побыстрее, объявить, что они больше вовсе не пара. И ужин в доме деда этого тоже не изменит. Там им нужно будет вдвоем поставить в известность всех присутствующих, что никакого брака не будет.

- По, слушай…- начала, когда ей надоел вид нервничающего парня.

- Рей, мне нужна твоя помощь! – выпалил По одновременно с ней, - детка, - он все же бухнулся рядом с ней на пол, обхватил ее ноги руками, - я так облажался.

Рей похолодела. Подспудно, с тех самых пор, как она встретила Кайло Рена в El Queso и узнала, что у них с Дэмероном какие-то дела, Рей ждала этих слов. И хоть Кайло обещал не подставлять ее парня, но кто ж этому поверит? Или же все вышло, как говорила Фазма: По вполне способен подставить сам себя. Кажется, она не хотела знать, в чем дело. Это ее не должно коснуться! Она, черт подери, расстаться с ним хочет, и едва ли может ему помочь вообще хоть чем-то! Более того, она не хочет помогать! Нет!

- По, что случилось? – спросила все же из вежливости, пытаясь говорить тоном максимально спокойным и отстраненным.

- Я, - он снова начал теребить пуговицу на манжете, не глядя в глаза девушке. Парень колебался.

Рей глубоко вздохнула. Право слово, ее терпение не бесконечное!

- Что случилось? – повторила более резко, - говори прямо!

- Я просрал крупную партию героина, - выпалил По.

Рей замерла, почувствовала, как похолодели руки, а ногам, за которые все еще цеплялся По, стало, наоборот, очень жарко.

- Так, - произнесла нехорошим тоном, - я не хочу…

Договорить По ей не дал.

- Я должен был передать ее вчера, но мы, - он вдруг смутился, бросил быстрый взгляд на Рей, - мы…

- Я знаю о вашем…- Рей замолчала, подбирая слово, - но я еще раз повторяю, я не хочу ничего…

- И я несколько потерял связь с реальностью, - перебил Дэмерон, словно не слышал ее, - а потом оказалось, что героина нет. И все! Рей! Черт! Что делать?

Рей, наконец, сбросила руки По, поднялась, одарив так и оставшегося на полу парня брезгливым взглядом, и отошла подальше, поджав губы.

- А почему ты спрашиваешь меня? – процедила, - впутываешь меня в то, - она демонстративно нахмурилась, словно вспоминая, - чем не следует забивать мою хорошенькую головку? Проси Кайло, - на имени Рена голос сорвался на предательский писк, - помочь тебе. Спрашивай своих новых друзей, кто из них или девиц, что вы позвали, мог утащить наркоту. При чем тут я? Ищи наркоту. Ищи деньги. Проси у отца, продай El Queso. По, при чем тут я?

- Рей, - пробормотал По, - они знают о тебе.

Рей застыла, по спине пробежал холодок, нервно облизнула пересохшие губы. Она выросла в Лемон Гров, она видела, как бандитские разборки выкашивали целые семьи, быть связанным с криминалом всегда было очень опасно.

- Что, прости? – Рей очень старалась контролировать свой голос, чтобы не заорать сейчас от злости и страха.

- Они знают, что ты моя девушка, моя невеста, они угрожали тебе.

Страх превратился в панику, злость захлестнула головой, Рей круто развернулась к парню, который стоял рядом с креслом.

- Ну так я не твоя девушка! – выкрикнула, - и больше не твоя невеста!

Дэмерон побледнел, глаза его округлились.

- Я хотела тебе сказать, что между нами все кончено, но ты был слишком занят! – ядовитый тон, приправленный отравляющей ревностью, но не По Дэмерона, и в этом была какая-то нездоровая ирония, - кончено, По! – повторила Рей, - нет! – она выставила вперед руку, заставляя парня, который собирался что-то сказать, умолкнуть, - не возражай! Мне все это надоело. Криминал, наркотики, гулянки. Нет и нет. Мы больше не можем быть вместе.

Она лгала. Гнусно, подло и трусливо. Дело ведь было не только и не столько в криминале, наркотиках и гулянках. Дело было в ней самой, которая вдруг осознала, что не угасшие чувства той юной Рей Платт все еще разгораются с новой силой, грозя смести все на своем пути, грозя сжечь ее саму. До основания. Дотла.

- И я не хочу быть замешанной в разборках, которые начнутся из-за твоей глупости! Боже! По! Да ты понятия не имеешь, что с тобой могут сделать за то, что ты проебал дурь!

- Ты ведь не за меня боишься, - процедил По, глаза его зло сверкнули.

- Верно, - вскинула голову Рей, не собираясь отпираться, - я боюсь за себя! Решай проблему, я не хочу подставляться из-за тебя!

- Так помоги мне ее решить! – заорал По, делая шаг к Рей, заставляя девушку попятиться, - дай мне денег! Упроси Рена! Это ведь его контакты! Вы же в таких близких отношениях с Кайло!

- Что? – голос Рей упал, вся кровь бросилась в лицо, блестящими, словно она сама вмазалась, глазами девушка смотрела на Дэмерона, - что, прости?

- А разве нет?! – заорал Дэмерон, подскочив ближе, схватив за плечи, сжав пальцы так, что заставил Рей зашипеть, - разве не из-за него мы расстаемся?!

Впервые в жизни в присутствии По Рей стало страшно. Он всегда был переменной величиной в ее жизни, ей было с ним хорошо и легко, даже ссоры были какими-то несерьезными. Рей строила отношения с По так, что могла уйти в любой момент. До того самого мига, как он сделал ей предложение, а дед стал настаивать на этом браке. Вот здесь что-то в ее идеальной линии поведения полетело в бездну. Вот здесь вся легкость их отношений куда-то делась. И теперь По, нежный, милый, легкомысленный По требовал от нее ответа, грубо тряся за плечи. Все встало с ног на голову. Рей поразилась силе отчаяния, что сейчас полыхала в карих глазах парня. Но еще больше поразилась силе своего страха, словно бы Дэмерон – ее законный муж, и он застал ее с Кайло в постели. Это были нелепые мысли, но от этого легче не становилось. Она должна была оправдываться сейчас, должна была уверить парня, что дело вовсе не в Кайло, должна была…Или не должна?

- Отпусти меня, - холодно произнесла Рей.

Дэмерон уставился на девушку так, словно впервые увидел, но трясти ее перестал и руки убрал.

- Мы расстаемся, - тихо и четко, с расстановкой произнесла Рей, - уж постарайся решить свои проблемы. И будь так добр, в качестве последней любезности, не впутывай меня!

Секунду По смотрел на нее, а потом резко схватил за руки, дергая на себя.

- А какую последнюю любезность окажешь мне ты, Рей, а?! Может, прощальный секс? Или ты способна кончить только со своим Кайло?!

- Пусти меня! – закричала Рей, отбиваясь, - пусти!

По крепко держал ее, не отпуская, не двигаясь с места. Рей изворачивалась, в какой-то момент вырвала руку и ударила по лицу, разбивая парню губу, вырвала вторую руку, пользуясь замешательством парня, отскочила назад, тяжело дыша. Вспомнив вдруг все ее драки в школе. В глазах Дэмерона застыло сожаление.

- Рей, - пробормотал он, даже не пытаясь вытереть кровь, - прости, я…

- Уходи, По! – задыхаясь, произнесла девушка, - уходи немедленно! Я надеюсь, что ты все решишь благополучно, но уходи сейчас же!

Бросив на нее последний взгляд, полный тоски, По вышел. Рей стояла, сжав кулаки, готовая вновь отражать нападение, и расслабилась только, когда за Дэмероном закрылась дверь. Девушка опустилась прямо на пол, ощущая, как дрожь сотрясает все тело. Это было уже слишком. Не так она представляла себе расставание с По. А еще из головы никак не шли его слова о том, что те, кому он должен, знают ее как невесту По Дэмерона. Это было совсем некстати. Это было опасно. Рей покачала головой. Она не желала По ничего плохого, искренне надеялась, что он решит вопрос с дурью, не поставит по удар ни себя, ни ее.

Вздохнув, Рей сделала себе кофе, постояла немного глядя в окно, неприятный осадок после разговора с Дэмероном, его обвинения, его злые слова заставляли морщиться, чувствуя себя неуютно. А еще не в безопасности в собственной квартире, куда запросто могу нагрянуть кредиторы Дэмерона. Это были лишние мысли, они заставляли чувствовать себя уязвимой, во власти страха, который мешал мыслить. А ей нужна была ясная голова. Рей прикрыла глаза, глубоко вздохнула и взялась за работу, надеясь отвлечься.

_____________________________________________________________

1. Дерьмо! (исп.)


========== 13. ==========


Комментарий к 13.

Визуал: https://ibb.co/QDVjKJB

Восемь лет назад

- Ты не могла бы приехать сегодня к пяти? – голос сестры в телефонной трубке был непривычно тихим и каким-то растерянным.

Рей поморщилась. Она вообще не собиралась сегодня к родителям, она предвкушала тихий вечер с Беном, хороший фильм, вкусный ужин в конце тяжелой недели, но никак не один из тех визитов вежливости в отчий дом, что становились все реже.

- Это срочно? – попыталась сопротивляться Рей и, тут же, устыдившись собственной черствости, спросила, - что-то случилось?

- Да, - ответила Кира.

- Что? – легкая тревога мурашками пробежалась по коже.

- Слушай, это, - Кира внезапно замялась, - Рей, это все так странно. Короче, это не телефонный разговор. Просто приезжай, пожалуйста.

Рей нахмурилась, для сестры несвойственно было нагнетать тайну, она всегда четко, со свойственной ей прямотой говорила, чего хочет. А тут вдруг юлила, и это заставляло Рей тревожиться.

- Ну хорошо, - произнесла девушка, - но ненадолго.

- Спасибо, - тихо произнесла сестра, - до встречи.

А это было уже вообще из рук вон. Ни тебе упреков, что редко приезжает, не ревности к Бену и жизни с ним. Это тихое «спасибо» было по-настоящему страшно. Написав Бену сообщение о том, что задержится, ожидаемо, не получив быстрый ответ, Рей поспешила к автобусной остановке.

Конечно, к пяти она не успела, но сестра телефон не обрывала, из чего Рей заключила, что ее опоздание не критично.

Она подошла к дому родителей да так и застыла с открытым ртом, уставившись на припаркованный рядом с домом Кадиллак, потрясающий, черный, с затененными стеклами задних сидений, блестящий зверь, за рулем которого скучал молодой парень в строгом деловом костюме, который стоил, наверное, как их с Беном квартира. Это было какое-то странное видение, сродни галлюцинации, Рей часто-часто заморгала, ожидая, что Кадиллак сейчас исчезнет, ведь что такая тачка делает в Лемон Гров? Да еще и рядом с их домом!

- Ой, Рей! Ты видала? – ее подергал за руку соседский мальчишка и, не дождавшись ответа, умчался к друзьям, которые кружили вокруг машины, то приближаясь, то с хихиканьем отбегая подальше, кто-то даже рискнул прикоснуться к блестящему боку, а потом с визгом побежал к друзьям. Водитель оставался невозмутим.

Рей обошла Кадиллак, направилась к дому, на пороге обернулась еще раз, - машина невольно притягивала взгляд, и вошла в дом, открыв дверь своим ключом. Она пошла на голоса, что доносились из гостиной, и остановилась на пороге, во все глаза глядя на необычного гостя, что сидел в продавленном кресле, такой чужеродный на фоне убогой обстановки их дома. Уже немолодой, но подтянутый мужчина, в джинсах, футболке и пиджаке, в туфлях, начищенных так, что они блестели на солнце, ни единой пылинки на обуви, как у человека, который не привык ходить пешком, серые глаза за стеклами очков, рассматривали Рей пристально, оценивающе, скользнули по ее фигуре вверх и вниз, губы растянулись в легкой, вежливой улыбке.

- Добрый вечер, - растеряно произнесла Рей, переводя взгляд на остальных.

Кира сидела напротив мужчины на диване, сложив руки на коленях, как примерная девочка, мать и Ункар расположились на стульях, у Глэдис на губах играла льстивая улыбка, отчим хмурился, качал головой и бормотал себе что-то под нос. В гостиной повисло напряжение, причины которого Рей не понимала, и от этого было сильно не по себе.

- А вот и она! – мать поднялась девушке навстречу, - наша дорогая Рей!

Она подошла, раскрыв объятия, крепко обняла дочь, заставив ту вздрогнуть от непривычной ласки, мать чмокнула девушку в щеку, оставив след от помады и, ненатурально смеясь, стала стирать его.

- Наша гордость, наша умница!

Рей стояла, совершенно ошалев, не делая попытки ни отстраниться, ни обнять в ответ.

- Что же ты, милая, проходи, это все еще твой дом. Хоть ты и так редко к нам приходишь в последнее время, - сокрушенно покачала головой мать.

Она играла на публику, устраивала один из тех спектаклей, которые так любила. Рей прошла в комнату и села рядом с Кирой, бросила на сестру вопросительный взгляд, но та смотрела только на их необычного гостя.

- Рей, позволь представить тебе – мистер Шив Палпатин, ваш с Кирой дедушка.

Слова повисли в воздухе, Рей продолжила сидеть неподвижно, сначала даже не осознав, что сказала мать, а когда поняла, резко развернулась к Глэдис.

- Что?

Улыбка матери увяла, в глазах появился знакомый огонек недовольства, но Рей сейчас не было до этого никакого дела, она пыталась понять, как относится к неожиданной новости, к неожиданному знакомству. Мать поджала губы, желая рявкнуть на нерадивую дочь, но сорваться в присутствии гостя, которому явно хотела понравиться, она не смела.

- Отец вашего отца, моего дорогого Шона, - мать печально вздохнула.

Рей стиснула зубы. Как же она ненавидела эту игру на публику, эти фальшивые вздохи. И она вообще-то не должна никому нравиться, поэтому Рей, бросив снова взгляд на непривычно молчаливую сестру, встретилась взглядом с гостем.

- И что же вы хотите, мистер Палпатин?

- Видишь ли, Рей, - произнес мужчина, а девушка отметила, что у него приятный голос, - я уже немолод, одинок, и мне бы хотелось, чтобы рядом со мной в конце моей жизни были родные мне люди. Шон ушел из дома давно, по велению, - взгляд Палпатина скользнул по Глэдис, в нем мелькнула едва заметная брезгливость, но тут же пропала. И Рей невольно восхитилась его умением держать себя в руках, - сердца, я могу это понять. Мы несколько лет не общались, потом он погиб, а я и знать не хотел о том, что он оставил после себя.

Рей вздрогнула от этого «что», мужчина сразу обозначил их с Кирой статус, это было неприятно.

- Но прошли годы, и я понял, что по-прежнему одинок, и старые ссоры и обиды не должны стоять между мной и родными мне людьми, между мной и вами, потому что вы с Кирой единственные родные мне люди.

Рей вскинула бровь, поджала губы.

- Это все, конечно, замечательно, - произнесла сухо и не очень дружелюбно, отмахиваясь от сестры, которая предупреждающе сжала ее руку, - но я так и не услышала ответа на свой вопрос: что вы хотите?

- Рей! – злобно воскликнула мать, но тут же замолчала, стоило Палпатину вскинуть руку.

Он, казалось, не злился, смотрел на Рей с интересом, чуть склонив голову, на губах его все так же играла легкая улыбка.

- Я очень богатый человек, моя девочка, - вкрадчиво произнес Палпатин, - мне принадлежит газета The San Diego Time и еще кое-что по мелочи. И все это может стать вашим, твоим и Киры, - он скользнул взглядом по ее сестре, - потому что вы моя кровь. Я хочу дать вам то, чего вы были лишены здесь, - он обвел взглядом гостиную, тут уж не скрывая своего пренебрежения, намеренно выказывая его, - дом, образование, деньги на всякие побрякушки, это даже и упоминать не стоит.

- А что взамен? – тут же спросила Рей, нисколько не веря в доброту постороннего и чужого по факту человека.

- Ты моя внучка, Рей, разве тут может быть торг? – он вскинул брови обиженно, заставляя Рей устыдиться. Быть может, она действительно несправедлива к этому человеку? Она же его совсем не знает, но даже не дает ему шанса! Так тоже нельзя.

Рей передернула плечами.

- Будете жить в моем доме, - продолжал тем временем мужчина, - пойдете учиться в престижный университет.

Рей глубоко вздохнула.

- Что же, это все весьма актуально для Киры, если она захочет, но…

- Но не для тебя? – мягко произнес Палпатин, - могу я поинтересоваться почему?

- Ну, - отчего-то смутилась Рей, - я уже учусь в колледже, который мне нравится, а насчет того, чтобы жить с вами…

- Она уже живет отдельно! – мать все-таки не удержалась, - с этим мальчишкой, с этим бандитом…с этим…

- Он мой жених! – выкрикнула Рей, не в силах слушать, как мать в очередной раз оскорбляет Бена.

На мгновение воцарилась тишина. Палпатин поджал губы, но потом снова расслабился.

- Прости меня, конечно, моя девочка, но я не вижу на твоей руке кольца.

Рей сжала левую руку в кулак. Да, кольца не было. И Рей не настаивала, более того, возражала, когда Бен собирался потратить деньги на бесполезную, по мнению девушки, вещь. Лучше они купят что-то в дом, съездят отдохнуть за город или даже в соседний штат, а побрякушка значения не имеет. Рей смеялась и говорила, что ее вполне устроит сразу обручальное. Впрочем, дату свадьбы они так еще и не назначили, все было как-то не до того.

- Это неважно, - резко ответила Рей, - у меня есть дом, есть жених и есть колледж. Я не против, - она все же смягчилась, - общения с вами, мистер Палпатин, но жить в вашем доме я не буду. Кира же…

- Кира поступит так, как я скажу, - перебила мать, а Кира испуганно вздрогнула.

Рей посмотрела на сестру, которая забилась в угол дивана, не принимая участия в дискуссии.

- А чего хочет сама Кира, ты спросить не хочешь? – разозлилась Рей.

- Она в отличие от тебя не собирается прозябать здесь, - процедила мать, - она со всем согласна, верно, милая?

Кира быстро закивала, переводя взгляд с матери на деда и обратно.

- Ну это ваше дело, - пожала плечами Рей, решив для себя, что с сестрой она потом поговорит наедине.

- Возможно, - мягко произнес Палпатин, - и ты изменишь свое решение, Рей. Я приглашаю вас обеих на ужин завтра, как вы на это смотрите?

Рей колебалась, и мужчина заметил это.

- Не отказывай мне, моя девочка, - попросил, - всего лишь ужин. Я хочу узнать вас получше.

Рей снова стало стыдно. Этот человек был мягок, добр, кажется, действительно, хотел общения. Он, похоже, очень одинок. А она ведет себя недостойно.

- Хорошо, - кивнула Рей.

- Будем очень рады, - наконец, подала голос Кира.

Шив улыбнулся и поднялся.

- Тогда жду вас завтра в шесть. Я пришлю за вами машину сюда. До встречи, мои дорогие.

Он направился к двери, Глэдис побежала за ним. Они о чем-то тихо переговорили в коридоре, но Рей, как ни напрягала слух, не смогла разобрать, о чем. Она посмотрела на хмурого Ункара, который смотрел на них с Кирой с долей скепсиса, словно сомневался, что они могут быть внучками такого богатого человека.

Услышав шаги матери, Рей поднялась ей навстречу, зная наперед, что сейчас будет, но увернуться от пощечины все же не успела. Щека взорвалась жгучей болью, Рей невольно вскрикнула, отшатнувшись.

- Ах ты, маленькая дрянь! – заорала Глэдис, - я прибью тебя, если ты посмеешь срывать мои планы!

Рей сжала руки в кулаки, с ненавистью глядя на мать.

- Какие еще планы?!

- Вы будете общаться с дедом, ты поняла меня? – кричала мать.

- И кто же меня заставит? – передернула плечами Рей, - может быть, ты?!

- Я получу свои деньги! – кричала женщина, - и ты мне не помешаешь!

Рей отшатнулась, широко раскрыла глаза, чувствуя, как по спине стекают капли пота.

- Какие еще деньги? – спросила срывающимся голосом, дыша прерывисто, - ты ничего не сможешь сделать, - неуверенно произнесла, - не можешь нас заставить. Я совершеннолетняя! – запальчиво бросила Рей и осеклась.

Мать рассмеялась хриплым и злым смехом, с издевкой протянула руку, намереваясь погладить сидящую Киру по голове, девушка увернулась, вскакивая, становясь рядом с Рей.

- Ты – да, а Кира - нет. Я продам опекунство над ней Палпатину, и ты не сумеешь мне помешать.

- Ты не сумеешь собрать все бумаги! – бросила Рей, впрочем, не слишком уверенно. Она ничего не знала об этом, но предполагала, что бюрократическая машина государства не так проста.

- Деньги, Рей, решают все, - сверкнула глазами мать.

Рей затошнило от отвращения, схватив сестру за руку, она потащила ее прочь из дома. Вслед ей несся мелкий и злобный смех Глэдис.

Они шагали по улице, держась за руки, Рей дышала тяжело, изо всех сил стискивая руку сестры, словно боясь, что Киру отберут у нее прямо сейчас. От цинизма матери, от ее неприкрытой готовности продать своих дочерей, Рей трясло. Они остановились на каком-то перекрестке, Рей блуждала взглядом по улице, не зная, что делать дальше. В голове все еще звучало мелкое хихиканье матери, Рей сжимала руку сестры все сильнее.

- Рей, - Кира мягко потянула кисть на себя, - Рей, мне больно.

И девушка словно очнулась, мгновенно отпустила сестру, посмотрела виновато.

- Прости, - пробормотала, кусая губы, все еще не двигаясь с места.

Кира взяла сестру под руку и потянула по направлению к ее любимому парку.

- Может быть, все не так плохо? – произнесла Кира робко, - может быть, он будет нас любить?

- Не будь такой наивной, Кира! – тут же отреагировала Рей, - ему что-то от нас надо!

Кира мягко рассмеялась.

- Да брось, Рей, что такому человеку, как он, может быть нужно от таких, как мы? У него же все есть!

- Вот именно! – отозвалась Рей, - у него есть все, зачем ему еще и мы?

- Ну, - протянула сестра, - мы его внучки. Он сам сказал, что одинок.

- Да, - ядовито протянула Рей, - поэтому он не стремился с нами общаться до этого.

Кира помолчала, потом прижалась к сестре крепче.

- Ты обижаешься, верно?

Рей бросила на сестру быстрый взгляд.

- Обижаешься, что он не нашел нас раньше?

- Скорее не искал! – буркнула Рей.

- Не искал, - согласилась Кира, - а мы ведь могли жить где-нибудь в Ла Хойя, ты бы училась сейчас в Калифорнийском университете, каталась бы на таком же роскошном кадиллаке.

- И никогда бы не знала всего этого, – тихо отозвалась Рей, - нет, Кира, я все равно ему не верю. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

- Но он наш дед, родной человек.

- Мама тоже наш родной человек, - севшим голосом произнесла Рей, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, как все еще ноет щека от пощечины, - она готова продать нас.

Кира вздохнула, какое-то время они молча шли по дрожкам парка, Рей пыталась успокоиться, прижимаясь к сестре, ища у нее поддержки и защиты. Кроме Бена, никого больше не было родного и близкого у Рей, только Кира. И девушка сомневалась, что так внезапно появившийся дед вдруг станет ей близким человеком. Она ему не доверяла. И дело было не в том, что Шив Палпатин был незнакомцем для нее, это было какое-то инстинктивное опасение, все внутри сопротивлялось этому неожиданному знакомству. Это было так глупо, нелепо, ничем не обоснованно. Наверное, она просто устала. Наверное, живя в Лемон Гров, вообще не будешь очень-то доверять людям.

- Давай хотя попробуем, - подала голос Кира, - съездим к нему завтра, посмотрим, как он живет, пообщаемся. Давай дадим ему шанс. Пожалуйста, Рей.

Рей нахмурилась, она понимала, что ведет себя просто глупо. Может быть, это единственный шанс для Киры вырваться отсюда, сбежать от этих людей, которые просто недостойны называться родителями.

- Ладно, - кивнула Рей, - хорошо.

Сестра кинулась ее обнимать, сияя улыбкой.

***

Когда Рей вернулась домой, Бена еще не было. Девушка только вздохнула. Она уже давно не ждала его возвращения по вечерам.

Поначалу она не ложилась спать без него, но Бен мог вернуться и под утро, а ей нужно было рано вставать в колледж или на работу, поэтому ждать его Рей перестала. Порой уже даже не просыпалась, когда он приходил и падал рядом. Но всегда волновалась, зная, какие опасности могут подстерегать его на улицах Лемон Гров.

Только сегодня Бен был ей необходим, нужен, как воздух. Ей нужно было кому-то рассказать о том, что произошло, поделиться неожиданным родством и своими опасениями по этому поводу, ей нужна была поддержка, хотелось совета. Но за окном уже давно стемнело, а Бена все не было.

Рей сделала себе кофе и открыла новенький ноутбук, который Бен подарил ей недавно, ввела в поисковой строке: Шив Палпатин. Информации было много: официальной и не очень. Рей зашла на страницу The San Diego Time, она видела газету на прилавках магазинов, но никогда не покупала прессу и внимания особого на нее не обращала, а тут вдруг стала читать все новости подряд. Открыла страницу о руководстве газеты, ровные строчки складывались в сухую информацию: родился в обычной семье, учился, пришел в газету, стал акционером, а потом и единоличным владельцем, владел долями в других газетах, журналах, издательствах. Человек, который сделал себя сам. Скупые слова о единственном трагически погибшем сыне. И, конечно, ни слова о них с Кирой, ни уж тем более о Глэдис. Рей стала искать дальше: упоминания о светских раутах, благотворительных мероприятиях, концертах, балах, где появлялся мистер Палпатин. Пара скандальных статей о судебных исках по отношению к газете. Сплетни о личной жизни и фотографии деда с красивыми женщинами. Были фото его дома в Ла Хойя, конечно, в Ла Хойя, тут Кира угадала, красивое здание в испанском колониальном стиле на берегу океана. Невольно на мгновение Рей задумалась, каково это жить в таком доме. Невероятно, должно быть! Заметка о покупке на аукционе Сотбис картины Нольдё, а потом долгие и пространные рассуждения и предположения о размере состояния мистера Палпатина, которые сводились к цифрам от десятков до сотен миллионов долларов, из чего Рей заключила, что точно не знал никто. Рей нашла архив старых газет и вдруг зачиталась статьями деда. Он писал о политике в основном, и хоть некоторые из его статей носили явно заказной характер в пользу того или иного государственного лица, но стиль его статей заворожил Рей, мистер Палпатин виртуозно владел словом. Рей открыла фотографию деда с какого-то очередного светского раута: строгий костюм, дорогие очки, легкая улыбка и проникновенный взгляд серых глаз. Рей смотрела на этого человека, ища в его чертах свои собственные, и – не находила. Но все смотрела-смотрела-смотрела, пока не зарябило в глазах, словно фотография могла открыть ей мысли этого человека, объяснить его мотивы. Так и сидела, пока не заворочался в замке ключ, Рей бросила быстрый взгляд на часы: два часа ночи. Ну это, можно сказать, даже рано сегодня!

- Малыш? – Бен прошел к ней, склонился, обнимая, устраивая подбородок у нее на плече, - почему не спишь? – он перевел взгляд на экран компьютера, - это кто?

- Мой дед, - произнесла Рей отрешенно.

Руки, обнимающие ее, напряглись, Бен шумно выдохнул.

- Что?

- Представляешь? – Рей развернулась, аккуратно высвобождаясь из объятий, - мой дед – Шив Палпатин, владелец The San Diego Time, миллионер.

Бен выпрямился, взъерошил волосы.

- Ничего не понимаю. Объяснишь?

Пока Рей объясняла, Бен готовил себе кофе и бутерброды, один из которых девушка бессовестно украла из его тарелки.

- С ума сойти, малыш, - пробормотал Бен, - сказка про Золушку, - он покачал головой.

- Он очень влиятельный человек. Его даже называют королем прессы в Сан-Диего.

Бен ухмыльнулся.

- А ты, стало быть, теперь принцесса? – он отставил чашку с кофе, подошел к Рей, поднял ее со стула, поцеловал в уголок губ, - моя принцесса.

- Да ну, Бен! – поцеловала парня в ответ, - какая я принцесса!

- Самая невероятная, - произнес Бен, целуя висок, - самая красивая, - поцелуй в щеку, - самая умная, талантливая и восхитительная, - он замер, уткнувшись ей в шею.

Рей рассеянно поглаживала его голову, пропускала между пальцами густые волосы, прижималась крепко, чувствуя странную тревогу, словно бы предвестник того, что еще только должно произойти, - что-то ужасное.

- Он же не отберет тебя у меня? – Бен выпрямился, притянул к себе Рей ближе, - нет?

- Бен, - растеряно произнесла девушка, - что за ерунда? Да, мать намерена продать ему опекунство на Киру, но я-то совершеннолетняя, меня им не достать! Ты что? Бен? – Рей робко улыбнулась, с тревогой заглянула парню в глаза, - что-то случилось? Ты такой напряженный сегодня.

Бен пожал плечами, отвел взгляд. И Рей уверила в мысли, что что-то действительно случилось.

- Бен?

- Ты ведь можешь сама захотеть! – он не хотел говорить о себе, - ты можешь сама пожелать. Ты только подумай: богатство, престижный Университет, роскошный дом, дорогие тачки, вон сама говоришь про Кадиллак, шмотки, драгоценности, отдых на лучших курортах мира.

- Бен, - Рей погладила его по щеке, - ты зачем мне это сейчас говоришь? Ты хочешь меня спровоцировать? Словно бы я выбираю!

- Хочешь сказать, что у тебя выбора нет? – зло прищурился парень.

Рей только вздохнула, обняла, устроив голову на груди Бена, чувствуя, как безумно колотится его сердце, заходясь в страхе.

- Нет, ты не понял меня совсем. Я здесь, потому что давным-давно я выбрала тебя, я хочу быть здесь. Меня не интересуют богатства мистера Палпатина, я счастлива здесь, в нашем доме с тобой. Черт! – она отстранилась, посмотрела на Бена, - почему я должна это говорить, когда это и так понятно! Почему ты во мне сомневаешься?

Бен молча смотрел на нее, жадно, страстно, со смесью тоски и нежности на лице, разглядывал так, словно не видел много лет или же только-только узнал.

- Бен?

- Я люблю тебя! – он порывисто притянул ее к себе, вновь устраивая ее голову на своей груди, утыкаясь подбородком в макушку, - так люблю тебя. Я не могу тебя потерять. А этот твой дед…

- Ну хватит о нем! – девушка потянулась вверх, оставляя смазанный поцелуй на подбородке, - он не изменит между нами ничего!

***

Пока Кира восхищалась присланным за ними Шевроле приятного серебристого цвета, Рей оценив небрежную роскошь салона, прохладу сидений из натуральной кожи, мельком подумала лишь о том, что водить такую машину совсем не то же, что старенький Форд, да и перестала об этом думать. Ее мысли занимал ночной разговор с Беном.

Она понимала, почему ее парень волнуется, видела страх в его глазах, но ее обижало отсутствие доверия к ней, не нравились его провокации. Неужели он так легко поверил в то, что она готова идти за деньгами? Разве она недостаточно сильно его любит? Какая роскошь сможет заменить ей Бена Соло? Да ничто и никто в целом мире не заменит его! И без него ее жизнь будет пустой и тусклой. Быть может, Рей где-то неправильно себя повела? Она ведь говорила ему, как счастлива с ним, вложила душу в их дом, с удовольствием занималась им. Так в чем же дело? Рей нервно кусала губы, глядя в окно. Ей по-прежнему не нравилась эта затея с ужином, с этим знакомством поближе. Приподнятого настроения Киры Рей не разделяла.

Машина мягко притормозила, и девушки вышли из прохлады салона под жаркое солнце.

- Вау! Вот это да! – восторженно воскликнула Кира, увидев дом, - ты это видишь, Рей?! – тормошила девушка сестру, - ты видишь?

Рей видела. Вживую дом оказался, конечно, еще более потрясающим, чем на картинке. С экрана компьютера на нее смотрело чужое здание, безликое, далекое. А теперь дом был рядом, красивый, строгий, в так любимом Рей испанском колониальном стиле. Она может быть здесь гостьей или…хозяйкой? Девушка тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли.

Кира схватила сестру за руку и потащила внутрь. На пороге их встретила женщина в строгом брючном костюме.

- Добрый вечер, - кивнула церемонно, - меня зовут миссис Бенико, я экономка в доме мистера Палпатина. Мисс Кира, - она склонила голову, глядя на Киру, - мисс Рей, - посмотрела на Рей.

Рей с интересом разглядывала черты смуглого лица.

- Buenas noches, senora Beniko! (1) – произнесла Рей, пытаясь подтвердить свою догадку.

- О! – разулыбалась экономка, - sabe espanol, senorita? (2)

- Un poquito,(3) - улыбнулась в ответ Рей.

Миссис Бенико проводила их в столовую, Рей только по сторонам вертела головой, отмечая высокие потолки и панорамные окна, выходящие на океан, дорогой паркет, светлые стены с картинами на них, картины Рей не понравились. А вот Кира надолго застыла возле одной из них, разглядывая, то так, то эдак наклоняя голову, словно пытаясь понять, что там изображено. Понять было сложновато, если честно. Рей подобное искусство никогда не любила, но судя по восхищенному взгляду сестры, той нравилось.

- «Апофеоз доллара», Сальвадор Дали, - раздался позади них голос, - всего лишь реплика, к сожалению. Оригинал хранится в Каталонии.

Девушки вздрогнули одновременно, так тихо подошел к ним дед.

- Такая необычная! – восторженно произнесла Кира.

- Я рад, что тебе нравится, моя дорогая, - мягко улыбнулся дед и посмотрел на настороженную Рей, - но явно не нравится тебе, Рей.

- Не мое, - передернула плечами девушка.

Дед улыбнулся чуть шире.

- Идемте, уже накрыт стол.

Если чего Рей и боялась, так это ужина, на самом деле, а увидев сервированный стол с кучей приборов, совсем стушевалась. Бросив украдкой взгляд на Киру, Рей поняла, что ту одолевают такие же мысли. Этикету их никто не обучал, конечно. Самой изучать его Рей и в голову прийти не могло. Зачем? Ей не быть на приеме у испанского короля, девушка предпочитала практичные, вкусные и сытные блюда, которые не надо было бы есть с кучей приборов и по особому порядку. И уж, конечно, она не различала все эти вилки-ножи для рыбы или мяса. Или чего еще там. А на столе исходила соблазнительным ароматом именно рыба.

- Что же вы? Проходите, - дед обернулся на застывших девушек, - не стоит стесняться.

Рей села по правую руку от деда, а Кира по левую. Стол был накрыт с одного края, окинув его взглядом, Рей задумалась: а сколько же гостей он мог бы вместить. Кира тем временем принялась за рыбу, Рей отпила прохладного вина. Ей было не по себе в присутствии деда, который поглядывал на девушек хитро. У Рей вдруг мелькнула мысль, что он сравнивает их, оценивает. Тряхнув головой, девушка принялась вяло ковыряться в тарелке, аппетит куда-то пропал.

- Итак, расскажите-ка мне о себе, - произнес Палпатин, - Кира, куда бы ты хотела пойти учиться? Быть может, журналистика?

- Ой, - откладывая вилку, произнесла девушка, - это было бы замечательно! Это очень интересная область!

Рей хмуро разглядывала воодушевленную сестру, которая еще вчера не знала, чего хочет, а сегодня вдруг решила стать журналисткой. Нет, тактика, конечно, была правильной, если Кира хотела понравиться деду, а она хотела.

- Что такое, Рей? – повернулся к ней дед, - не нравится рыба?

- Предпочитаю мясо, - сухо произнесла девушка.

- Как жаль, - задумчиво протянул Палпатин, глядя девушке в глаза, - ну ничего. Вы же еще приедете ко мне, в следующий раз будет мясо.

Рей выдавила из себя улыбку, только бы не расстраивать сестру, которая смотрела на нее укоризненно.

- Ну а ты, Рей? – переключил свое внимание дед, - ты не хотела бы стать журналисткой?

- Мне нравится лингвистика, - пожала плечами девушка, - вполне комфортно на моем месте.

- Что за колледж, если не секрет?

- Мирамар.

Палпатин поморщился.

- Не лучшее место для внучки Шива Палпатина.

- Ну ваша внучка я всего лишь сутки, - возразила Рей, - а Мирамар – хорошее место.

- Но, например, Университет Калифорнии был бы лучше, не так ли?

- Может быть, но…- начала Рей.

- Я оплачу тебе учебу, - произнес мужчина, глядя ей в глаза, - если захочешь.

- Спасибо, но нет, - твердо произнесла Рей, - лучше позаботьтесь о Кире, - добавила тихо.

Взгляд деда за стеклами очков опасно блеснул, стал острым, проникновенным.

- Настоящая заботливая старшая сестра, - задумчиво протянул Палпатин.

Рей стало не по себе, словно она совершила какую-то фатальную ошибку. Не выдержав этот взгляд, девушка уткнулась взглядом в тарелку, рассеянно слушая, как дед и Кира обсуждают достоинства и недостатки высших учебных заведений Сан-Диего и системы образования в США в целом.

От раздумий ее отвлек вопрос Киры:

- Ну, Рей, ты идешь?

- Что? – подняла голову девушка, - простите, задумалась.

- Я хотел бы показать вам дом, - улыбнулся Палпатин, поднимаясь, протягивая Рей руку.

Ей ничего не оставалось, как руку принять. Девушка вздрогнула, ощутив холод его ладони, он словно пробежал по ее сосудом с током крови, заморозив нервно стучащее сердце.

Дом, которым так восторгалась Кира, забрасывая деда вопросами, был действительно красив той ненавязчивой роскошью на грани помпезности, но все же без нее. Больше всего Рей, конечно, заинтересовала библиотека.

Едва увидев полки, уходящие ввысь, девушка выдохнула восторженно и искренне на этот раз, устремилась тут же к ним, оставив Киру и деда позади, благоговейно провела пальцем по корешкам книг, наугад вытащила одну. Потрясающе выполненное издание пьес Шекспира, с золотым тиснением и обложкой, вышитой шелковыми нитями.

Рей открыла книгу и прочла:

- Жаба кликнула. – Сейчас!

Зло станет правдой, правда – злом.

Взовьемся в воздухе гнилом. (4)

Ахнув, Рей быстро захлопнула книгу, уставилась на обложку, уже не замечая ее невероятную красоту. Что-то было зловещее в том, что она открыла именно «Макбета», сердце стучало, отдаваясь грохотом в ушах.

- Надвигается беда, - прошептала Рей.

Все страхи, волнения, дурные предчувствия, что терзали со вчерашнего вечера, всколыхнулись с новой силой, заставляя холодеть руки.

- Нравится книга?

Рей подпрыгнула, осознав, что Палпатин подошел к ней близко, а она и не заметила.

- Да, - ответила Рей, пытаясь держать себя в руках, машинально погладила обложку, - очень красивая. Я…люблю Шекспира.

- Ты можешь взять ее, - мягко произнес мужчина, - только, чур, вернуть!

- Нет-нет, - Рей поспешно поставила книгу на место. Она ни за что не прикоснется к ней больше, - не нужно.

- Пойдемте гулять на пляж! – позвала Кира.

Палпатин подставил Рей локоть, за который девушка ухватилась с благодарностью, ноги ее не держали.

Отчего она сегодня такая нервная? Что не так? Рей покачала головой, пытаясь разобраться в себе, и не могла. Не было объективных причин так нервничать. Их не могло быть! Что же не так? Богатый и красивый, светлый дом, любезность, почти ласка деда, его искренний интерес, и Кира вон, похоже, нашла с ним общий язык.

Так что, что, что же не так?

Они вышли на пляж, и Кира с визгом понеслась к океану. Палпатин смотрел ей вслед задумчиво, Рей невольно улыбнулась непосредственности сестры.

- Не сердитесь на нее, мистер Палпатин, - произнесла, - ей всего семнадцать. Она еще так молода.

- Ты тоже, - оторвался от наблюдения за Кирой мужчина и посмотрел на Рей.

Рей пожала плечами.

- В Лемон Гров взрослеют рано.

- Верно, - кивнул мужчина и продолжил, - ты так похожа на своего отца, внешне и характером. В Кире, - он снова посмотрел на девушку, которая забегала в воду, поднимая тучи брызг, - больше от Глэдис, к сожалению.

- Это не делает ее хуже, - напряженно произнесла Рей.

Палпатин молчал, глядя на Киру, потом перевел взгляд на Рей, растянул губы в улыбке, что не коснулась его глаз.

- Конечно, нет.

Они снова замолчали. Рей не знала, о чем говорить. Наверное, будет вежливо расспросить деда хотя бы о его газете. Но задать вопрос не успела.

- Ну а твой парень?

Рей вздрогнула. Меньше всего ей хотелось обсуждать с дедом Бена.

- Он тоже учится?

- Работает, - коротко ответила девушка.

- Кем?

«Наркокурьером, наркодилером», - чуть было не ляпнула Рей, живо представив, как вытянется лицо деда.

- В автомастерской, - произнесла, - он механик

- Вот как, - задумчиво протянул мужчина, - что же. Ну хоть не бандит.

И Рей вздрогнула повторно, покосилась на деда: знает? От мысли о том, что дед соберет информацию о Бене, стало дурно.

- И все же, Рей, - произнес Папатин, - языки – это прекрасно. Но почему бы не журналистика? Ты стала бы со временем моей правой рукой, - голос его чуть понизился до искушающих ноток, - в тебе есть и амбиции, и честолюбие, и характер, я вижу это. Ты могла бы стать во главе моей империи.

Рей почувствовала, что кожу закололо иголочками, на мгновение вдруг увидела себя той, кем хотел видеть ее дед: железной леди во главе его газеты, безжалостной и беспринципной. И отчего-то стало тошно.

- При всем уважении, мистер Палпатин…

- Брось! – хмыкнул ее дед, - никакого уважения у тебя ко мне нет.

- Вы ошибаетесь, - твердо произнесла Рей, глядя прямо в глаза мужчины, - я искала вчера информацию о вас, - брови Палпатина взметнулись вверх, а Рей продолжила, - удивлены?

- Удивлен, - на губах деда появилась легкая улыбка, - но не тем, что искала, а тем, что откровенно говоришь об этом.

- Что же тут такого, - пожала плечами Рей, - я искала информацию, и я восхищена тем, что вы добились всего сами. Мне понравились ваши статьи, хоть я и совершенно не разбираюсь в политике. Но моя жизнь – это моя жизнь, мой выбор, мой путь. Я не хочу, чтобы вы на меня давили.

Палпатин все еще улыбался, задумчиво глядя на Рей, но улыбка стала напряженной, неискренней.

- Да, - задумчиво протянул он, - я не ошибся. В тебе есть многое и от меня.

***

В тот день они не остались ночевать, как и в последующие визиты. Иногда Кира приезжала к деду одна, сестра выглядела счастливой и всем довольной. Рей понемногу расслабилась. Подготовка документов на опекунство шла полным ходом, и Рей размышляла о том, что, возможно, это не такой уж плохой вариант для ее сестры, быть может, Кира действительно будет счастлива этом роскошном доме.

Сидя в один из вечеров на песке, Рей задумчиво разглядывала темнеющее небо, шум волн успокаивал, расслаблял, заставлял блаженно щуриться, наблюдая за бредущей по берегу сестрой.

- Смотри, что я нашла! – Кира плюхнулась рядом, почти заваливаясь на сестру и кидая ей на колени белую ракушку.

Рей повертела в руках хрупкую вещь, разглядывая едва заметные коричневатые прожилки.

- Красиво, - улыбнулась, отдавая находку сестре.

- Останешься? – Кира привалилась к плечу девушки, просительно заглянула в глаза.

- Мне нужно домой. Бен будет волноваться.

- Скорее будет недоволен! – фыркнула сестра.

Рей отвела взгляд. Бен ревновал, ему не нравились эти поездки к деду, он комментировал их желчно каждый раз, позволял себе выпады в сторону мистера Палпатины и Киры. Рей, как могла, гасила эти скандалы, хотя в последнее время это становилось делать все сложнее.

- Он все равно вернется под утро, - продолжала сестра, - скажешь, что рано уехала на учебу, делов-то!

Врать парню Рей не хотела. Это же был ее Бен, ее любимый, ее – всё. Она не хотела между ними лжи. И не сразу до нее дошло, что сказала сестра.

- Прости? – она удивленно посмотрела на Киру, - откуда ты знаешь?

Кира в ответ только глаза закатила, всем своим видом демонстрируя разочарование глупостью сестры.

- Вик, - ответила коротко, глядя на сестру искоса, ожидая реакции.

Рей помрачнела. Она больше не читала Кире нотаций, но продолжающиеся отношения ее сестры и Викрула девушке не нравились.

- Кира, - произнесла мягко, - ты же понимаешь, что Викрулу не будет места в этом доме.

В ответ сестра наивно распахнула свои светло-зеленые глаза, становясь на глазах еще моложе.

- Почему? Он одобряет общение с дедом, ему нравится, что я скоро буду богата.

«Еще бы ему не нравилось!» - чуть не ляпнула Рей, но вовремя прикусила язык.

- И он мог бы, - Кира замялась, - ну…бросить все…это.

Рей поджала губы, глядя на сестру неверящим взглядом, в который раз поражаясь ее наивности. В голове вспыли слова Кардо, сказанные так давно, о том, что от Сноука просто так не уйти, что он не отпустит.

Девушку затошнило, едкая желчь подтупила к горлу, Рей с трудом сглотнула, перевела взгляд на океан, потемневший, бурный. В тишине позднего вечера шум волн, казалось, стал еще сильнее, в небе загорались первые звезды.

- Кира, Кира, - прошептала девушка, обнимая сестру, - моя наивная сестренка.

Кира в ответ только фыркнула, укладывая голову Рей на плечо, поглаживая пальцами ракушку, которую все еще сжимала в руках.

***

На следующий день, вернувшись вечером домой, Рей застала там Бена.

- Ты дома! – обрадовано поспешила навстречу, желая обнять, и остановилась, налетев на полный злобы взгляд.

Плотно сжав губы, Бен буравил ее отнюдь нелюбезным взглядом исподлобья. Рей замерла, лихорадочно пытаясь понять, в чем дело.

- Бен? – спросила осторожно, неловко переминаясь с ноги на ногу.

- Милая вещица, - презрительно кивнул на медальон на ее груди Бен.

Рей вцепилась в цепочку. Медальон подарила Кира, купив на деньги, что дед давал, как он говорил, на булавки. Ничего особенного – серебро и эмаль, а внутри две фотографии: самой Киры и их совместная. Медальон Рей очень понравился.

- Где ты вчера была? – скрестив руки на груди, зло спросил Бен.

Рей похолодела, а парня уже несло дальше.

- Я пришел домой раньше, но тебя не было! И всю ночь не было! А теперь ты заявляешься домой, как ни в чем не бывало! Да еще и с украшением на шее!

Вся кровь бросилась Рей в лицо, когда она осознала, как все это выглядит. И хотя она хотела возразить, что если волновался, то мог бы и позвонить, узнать, где она, но почему-то начала оправдываться.

- Бен, - произнесла робко, - это совсем не то, о чем ты думаешь.

- А о чем я думаю? – навис над ней Соло.

На мгновение ей показалось, что он ее сейчас ударит, так зло он смотрел, так сжимал кулаки. Перед глазами вдруг вспыхнули разноцветные пятна, в которых кружили сцены из ее дома, где Ункар бил мать. Рей отшатнулась, взглянула на парня испуганно.

- Я была у деда, - пролепетала.

- Он теперь уже – дед, - процедил Бен, делая шаг к девушке, а Рей снова подалась назад, не в силах совладать с собой.

- Потому что он – мой дед, - произнесла твердо, - и подарок этот – от Киры. Если мне не веришь, спроси у нее.

Бен стиснул зубы.

- И как часто ты теперь будешь ночевать у деда? Может быть, жить туда переедешь?! Конечно, ведь это Ла Хойя! А Лемон Гров неподходящее место для принцессы! И как там во дворцах?! Жениха родовитого тебе дед уже подобрал?!

Рей затрясло от обиды. Ни разу за все эти недели она не давала повода усомниться в себе, ни словом, ни жестом, ни взглядом. А последние слова Бена и вовсе были попросту абсурдны.

- Хватит! – выкрикнула девушка, - ты ведешь себя глупо!

- Ах, ну конечно, где уж нам, плебеям…

И Рей не выдержала, замахнувшись влепила Бену хлесткую пощечину. Парень замолк, в квартире повисла тишина, прерываемая только тяжелым дыханием Рей.

- Хватит, - твердо повторила девушка, - я не хочу все это слушать.

- Вот как, - нехорошо прищурившись, протянул Бен.

- Ты выдумал себе что-то, - продолжила Рей, - ты не доверяешь мне, ты обвиняешь меня, черт знает, в чем. Я не дала ни малейшего повода считать меня богатенькой внучкой богатенького деда! Я не беру его денег, не собираюсь жить в его доме, я всего лишь езжу общаться с ним и со своей сестрой. Прости, но я не могу посвятить все свое время только тебе! Я ни в чем тебя не упрекаю! Твои претензии необоснованны.

Рей передернула плечами, Бен не говорил ни слова, смотрел хмуро, разглядывал девушку так, словно увидел впервые.

- Я пойду прогуляюсь, - тихо произнесла Рей, - а ты, пожалуйста, задумайся о том, что ты делаешь и что говоришь.

Она пошла к двери, притормозила на секунду.

- Я люблю тебя, Бен.

Рей бродила по улицам до позднего вечера, позвонила Кайдел и битый час слушала дифирамбы Армитажу Хаксу. Впрочем, сейчас Рей готова была слушать хоть проповеди, только бы отвлечься.

Она все думала о том, что, может быть, зря вот так ушла, может быть, стоило остаться, поговорить. Но ведь ее силы тоже не безграничны, их почти не осталось, как и терпения.

Когда Рей вернулась домой, Бен стоял у окна, задумчиво глядя на улицу.

- Не стоит гулять так поздно одной, принцесса, - мягко произнес Соло.

- Мог бы тогда и встретить меня! – огрызнулась Рей.

Парень обернулся, смерил Рей долгим взглядом, от которого девушка вся внутренне сжалась, ожидая новой вспышки, но ее не последовало, Бен просто молча отвернулся к окну.

Вздохнув, Рей отправилась в душ, долго мокла под горячими струями, пока кожа не стала красной, потом яростно растерлась полотенцем, долго изучала свое лицо в зеркале. Выходить не хотелось, но не может же она провести ночь здесь. Натянув пижаму, Рей все же вышла в гостиную, скользнула под одеяло, повернувшись спиной к лежащему Бену. Всего миг, и ее обняла горячая рука, Бен прижался носом к ее шее, засопел не то сердито, не то виновато. Рей прикрыла глаза, сглотнула колючий комок в горле.

- Бен, пожалуйста, - произнесла тихо, - возьми уже себя в руки. Моей выдержки не хватит на нас двоих. Я не могу так больше. Я не хочу так больше.

- Прости, - прошептал парень, - я необоснованно ревную, ты права. И я не доверяю этому твоему деду.

Рей подумала, что и она тоже, но озвучивать это вслух не стала, чтобы не провоцировать Бена лишний раз.

- Я люблю тебя, - произнесла, словно эти слова могли стать их щитом от беды, что уже дышала им в затылок.

- Я люблю тебя, моя принцесса, - отозвался Бен.

_________________________________________________________

1. Добрый вечер, сеньора Бенико! (исп.)

2. Знаете испанский, сеньорита? (исп.)

3. Немного. (исп.)

4. У. Шекспир, «Макбет», действие первое, явление первое, перевод М. Лозинского


========== 14. ==========


Комментарий к 14.

Визуал: https://ibb.co/PxmydKs

https://ibb.co/Cn3qWTr

- Мистер Сноук весьма доволен вашим обзором, - Аполин расхаживал перед Рей, которая сидела в его кабинете, смиренно положив руки на колени, как примерная ученица.

Ее непосредственный начальник любил находиться в движении, словно не мог усидеть на одном месте. И Рей это раздражало, но она молчала, старалась не морщиться. Тем более что ее вроде как позвали похвалить.

- И от вашей поездки в Тихуану он будет ждать того же профессионализма. Вы должны понимать, Рей, что это немного другой уровень работы. Насколько у вас хорошо с последовательным переводом?

Рей пожала плечами.

- Давно не было практики. Да и в прошлом не так часто занималась подобным. На прошлой работе я работала только с текстами.

Аполин закатил глаза так, словно она была вчерашней студенткой и словно бы она не предупреждала об этом, устраиваясь на работу. Впрочем, Сноук хотел держать ее рядом, на виду и под присмотром, поэтому даже если бы она вообще не знала ни одного испанского слова, ее бы взяли, да хоть бы и кофе готовить. Или кортадо.

Рей все же поморщилась. Она бы сочла неприязнь Аполина личной, если бы от его характера не страдали все сотрудники, он был недоволен всем и всеми, поэтому выражение его лица не стоило принимать на свой счет. Удивительно, что вообще решил похвалить.

Рей вспомнила, как в колледже преподаватель читал текст на испанском, а они должны были повторять за ним слово в слово, просто повторять с небольшим отставанием. Она продержалась тогда минут пять, не больше, и то благодаря тому, что время от времени болтала на испанском с миссис Бенико. С французским было еще хуже, тогда она сбилась через минуту. Казалось бы, совсем простое упражнение, но когда доходит до дела, то оказывается, что это не так. Устный перевод – сложная вещь, и он никогда не входил в число любимых Рей. Но выбора-то у нее сейчас нет. Работа есть работа.

- Поэтому, чтобы не ударить в грязь лицом в Тихуане, вы сегодня отправляетесь на деловой ужин с мистером Митакой и мистером Реном с бизнес-партнерами мистера Сноука. Они из штата Синалоа, из какого-то глухого угла, плохо владеют английским, - поморщился мистер Аполин, - вместе с мистером Сноуком занимаются перевозками между США и Мексикой. Во избежание недоразумений решено взять вас в качестве переводчика, чтобы не возникло недопонимания.

Аполин болтал что-то еще, но Рей выцепила из его речи два слова: Рен и Синалоа. И ей мгновенно стало не по себе. Весь вечер рядом с Кайло?! Кожа на руках покрылась мурашками, девушку передернуло. Это будет та еще пытка, и это при условии, что Рен не начнет ее провоцировать. А если начнет? Ей нужно будет сосредоточиться на переводе, а не отвлекаться на Кайло.

Рей пару раз глубоко вздохнула. Она справится, в конце концов, последовательный перевод не синхронный. Так что нет, о Кайло она думать не будет, пусть и от одного его имени начинает бешено колотиться сердце: от страха или возбуждения, сложно понять. Быть может, даже от болезненной радости – просто видеть его.

Мысленно обругав себя идиоткой, Рей попыталась сосредоточиться на втором произнесенном слове – Синалоа. Случайно ли партнеры Сноука из штата, где хозяйничает самый крупный наркокартель Мексики? И о каких перевозках пойдет речь? И с чего бы вдруг такое доверие к ней со стороны Сноука? Не боится ли он, что она пойдет и сдаст его полиции? Да не просто полиции, а Управлению по борьбе с наркотиками? Стало резко не по себе. Либо Сноук действительно ей доверяет, но с чего бы? Либо, наоборот, уверен, что она будет молчать, а значит, таким образом, становится почти соучастницей, покрывая преступление, а значит, уже точно потом никуда не пойдет, опасаясь за себя. А еще за сестру, которая так опрометчиво ввязалась в отношения со Сноуком. Или же Рей просто выдумала себе все это, и перевозки между Мексикой и США совершенно законны.

Девушка тяжело вздохнула, глядя на распыляющегося Аполина, вещающего что-то о важности сегодняшнего ужина, о доверии и оказанной чести. Рей покосилась на часы, скоро время обеда, а Кира попросила с ней встретиться. Рей не знала, какими глазами будет смотреть на сестру после сцены в приемной Сноука, но во встрече отказывать не стала. В конце концов, сестра упирала на то, что выяснила кое-что важное по их общему делу.

Наконец, Аполин закончил речь, сказал, что она свободна от сегодняшних обязанностей, чтобы подготовиться к ужину, продиктовал ей адрес ресторана, и отпустил.

Почти бегом Рей вылетела на улицу, где ее уже ждала сестра.

- Пообедаем? – весело спросила Кира, чмокнув сестру в щеку.

- Лучше пройдемся, - произнесла Рей, - так нас будет сложнее…услышать. Если только, - вздохнула, - каких-нибудь подслушивающих устройств нет прямо сейчас в твоей или моей сумке.

Кира широко раскрыла глаза.

- Ты думаешь: нас могут прослушивать? Кто? Эндрю? Кайло?

При упоминании имени Рена Рей вздрогнула. Закусив губу, смотрела на спокойную сестру, понимая, что та сцена в приемной Сноука была болезненной лишь для нее самой. Кира едва ли могла понять, как больно было Рей видеть это, ведь между ней и Кайло нет ничего. Но упрямое, глупое сердце все равно кричало: мое! Хотя ее Кайло Рен, Бен Соло не был уже давным-давно, долгие шесть лет.

- Я уже ничего не думаю, - отрезала Рей, - идем.

Они купили кофе и медленно побрели по набережной. С океана дул пронизывающий ветер, Рей плотнее укуталась в кардиган, отпила горячий кофе.

- Итак? Что ты хотела мне рассказать?

- Я кое-что нарыла, - глаза сестры возбужденно блестели, - восемь лет назад Эндрю основал транспортную компанию под названием «Старкиллер», занимающуюся перевозкой бытовой техники через границу. Об этом было несколько заметок в паре экономических журналов, которые освещали бизнес мистера Сноука, - сестра переплела свои пальцы с пальцами сестры, - а потом одна из машин попалась на перевозке наркоты. Я думаю, что она была одна их многих. Просто какой-то дотошный полицейский увидел отходящую верхнюю панель стиральной машины и решил, что непременно надо посмотреть, что там внутри. А там оказалась пара кило дури. Стали проверять остальную технику, и смотри-ка – нашли то же самое. Потом начали трясти все машины компании, в каждой третьей была наркота. Скандал был невероятный, дело грозило чуть ли не пожизненным тюремным сроком. Сноук, конечно, открещивался, как мог, нанял армию адвокатов. Но помимо расследования, началась еще и травля в газетах. Еще бы – такой крупный бизнесмен, с безупречной до этого репутацией, вылезший из самых низов, человек, сделавший себя сам и бла-бла-бла, - и вдруг такое! Лакомый кусок для журналистов, что профессиональных изданий, что желтых листков. Сноука пытались привлечь к уголовной ответственности, сделки срывались, партнеры разрывали контракты, и только лишь San Diego Time молчала, а потом вдруг волна критики в прессе прекратилась. Резко, одномоментно. То есть вот я смотрю газеты, скажем, третьего декабря – в каждой хоть маленькая, но заметка по делу Эндрю Сноука, а потом четвертого декабря – ни строчки. То есть словно кто-то просто либо денег дал, либо приказал молчать.

- Либо и то, и другое, - прокомментировала Рей.

- Именно, - кивнула сестра и продолжила, - а еще через какое-то время дедушка – лично! – написал огромную статью с опровержением всех обвинений по отношению к мистеру Сноуку. Все обвинения с мистера Сноука и его грузовой компании были сняты. Впрочем, вскоре она перестала существовать. И было это шесть лет назад, - Кира чуть покачивала руку Рей.

- Шесть лет назад, - прошептала Рей, задумчиво вертя в руках стаканчик с кофе.

- Да, сестричка, - кивнула Кира, - ты помнишь, в чем конкретно обвиняли Бена?

- Ты думаешь, - произнесла Рей, - что это Бен попался на перевозках? Но он никогда не перегонял машины в Мексику.

- Он не перегонял, но курировал. Он ведь был достаточно близок к Сноуку шесть лет назад.

- Подожди, - Рей мягко высвободила руку, а сестра смешно надула губы на этот жест, - постой. Но почему мы вдруг ведем речь о Бене? И откуда ты все это знаешь?

Кира глубоко вздохнула.

- Один мой информатор, - она смотрела в сторону океана, - дал мне в руки копии дела Бена Соло.

Рей запнулась, едва не упала и резко остановилась, чувствуя, как кружится голова.

- Кира, - пробормотала севшим голосом, но она не осуждала сестру, нет, ей просто нужно было уцепиться за что-то, чтобы только не упасть в ту бездну отчаяния шестилетней давности, и имя сестры вдруг стало якорем.

Кира резко повернулась, посмотрела на побледневшее до серости лицо сестры и вновь взяла ее за руку, уверенно сжимая ладонь.

- Он курировал перевозки «Старкиллера», - произнесла твердо, - отвечал за эти поставки. И стал обвиняемым, а потом и подсудимым. Но я сказать тебе хотела не это, не это главное. Твои показания, Рей, - сестра глубоко вздохнула, посмотрела в глаза, - твои показания не решили дело, не добавили и не убавили ему срок. Его все равно бы посадили. Ты могла и не свидетельствовать – итог был бы один.

Мир потемнел перед глазами, стало невыносимо душно, Рей стянула с себя кардиган, чувствуя, как прохладный осенний воздух холодит кожу. Пусть так, лучше замерзнуть, чем упасть в обморок. А к обмороку она была близка.

- Я не могла, - прошептала пересохшими губами, - я должна была…

- Я знаю, что ты должна была, - мягко произнесла Кира, - мы обе помним, что это все было сделано ради меня.

- Но зачем, - почти простонала Рей, чувствуя, подступающие слезы, - зачем это нужно было Викрулу?

- Он хотел убрать Бена, - поморщилась Кира, - он всегда хотел занять его место рядом со Сноуком.

- Но он и так занял бы его, если мои показания ничего не решили! – почти выкрикнула Рей, заставив нескольких прохожих оглянуться на них.

- Тише, - прошептала Кира, - тише, сестричка. Значит, дело было не в Бене, дело было в тебе.

- Во мне? – тупо спросила Рей.

- Дед, - коротко ответила Кира.

Рей смотрела недоуменно, не в силах собрать свои мысли в кучу, Кира вздохнула.

- Ну смотри: дед и Сноук были связаны уже тогда, я уверена в этом, потому что только дед – чертов император всей прессы этого города, - мог отдать приказ всей прессе заткнуться шесть лет назад, он вполне мог попросить Сноука сделать так, чтобы Бен не просто сел, ведь Сноук мог отмазать своего близкого подчиненного, а чтобы никогда не виделся больше с тобой. Ты ведь бегала бы к нему в тюрьму, ты бы ждала его, ты бы не переехала к деду, не бросила свой любимый колледж, перейдя в другой, ты была бы по-прежнему самостоятельной. А деда это всегда так восхищало и раздражало одновременно. Ему импонирует твоя самостоятельность, но только пока она идет в том русле, какое нужно ему. Значит, нужно было сделать так, чтобы Бен не желал тебя видеть, чтобы ты сама не смела показаться ему на глаза. Викрулу, например, сказали, что если сможет это устроить, то станет на место Бена, ну он и расстарался.

- Но ты! – выкрикнула Рей, - ты же не беременела нарочно!

Кира снова поморщилась.

- Нет, это была удобная случайность. Не было бы ее, придумали бы что-то другое.

Рей вдруг подумала, что другое что-то могло и не сыграть. Отчаянно зачесались руки ударить сестру. Девушка пару раз глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, залпом допила кофе, изо всех сил сжала стаканчик в руке, плотный картон никак не хотел сминаться, с едва слышным рыком, девушка швырнула его в ближайшую урну.

- Господи, почему я оказалась внучкой Шива Палпатина! – истерически рассмеялась Рей.

Кира аккуратно тронула сестру за руку, девушка резко ее отдернула.

- Злишься на меня, - понимающе произнесла сестра.

- Нет! – резко бросила Рей, стиснула зубы, а потом, стараясь говорить ровно, произнесла, - это все занимательно, и доказывает то, что наш дед связан со Сноуком, да он и сам это подтвердил. Но. Каким образом это поможет нам сделать то, что хочешь ты? Как нам нарыть доказательства виновности помощника, мать его, мэра?

Вместо ответа Кира вытащила из сумки какой-то небольшой пластиковый квадратик и протянула его Рей.

- Это что? – настороженно спросила Рей, не спеша принимать протянутое.

- Диктофон, - беспечно ответила Кира, - ты же идешь сегодня на ужин с представителями компании «Астро», они правопреемники остатков «Старкиллера», хоть об этом и знает ограниченный круг лиц. Посмотрим, что ты сможешь узнать сегодня.

- Ты с ума совсем сошла?! – зашипела Рей, нервно оглядываясь, - мы в шпионов играть будем?!

- Почему же в шпионов, - пожала плечами Кира, - в нормальных, не очень честных журналистов.

Рей только руками всплеснула в ответ на это.

- С чего ты вообще взяла, что при мне будут обсуждать что-то незаконное? Это официальный ужин партнеров по бизнесу.

- Ага, - ехидно протянула Кира, - в которых участвует твой Рен.

- Он не мой, - автоматически ответила Рей.

Кира опустила диктофон в карман кардигана сестры.

- Там одна кнопка – для остановки записи. Активируется он сам, я запрограммировала начало записи на шесть часов, на время, когда назначен ужин. И…

- Откуда ты все это знаешь? – перебила сестру Рей.

- Ну, - беспечно пожала плечами Кира, - мужчины становятся так болтливы в постели после хорошего секса.

Рей прикрыла глаза, покачала головой, но сумела смолчать. В конце концов, это не ее дело, ее сестра взрослая и самостоятельная женщина, которая вправе добиваться своих целей теми способами, которые считает верными.

- Положи в карман и забудь о нем, - произнесла Кира, - это очень просто. Все остальное – на мне. Никто же не будет тебя обыскивать на входе в ресторан. Просто не позволяй своему Рену лапать тебя.

- Он не мой, - устало повторила Рей.

Кира посмотрела на сестру с жалостью.

***

Рей выбрала бежевое платье с широкой юбкой, оно не очень подходило для делового ужина, но зато в нем были потайные карманы, умело скрытые за складками юбки, куда можно было положить диктофон.

Девушка долго вертела в руках неприметный черный квадратик. Затея казалась Рей сомнительной, во-первых, поразмышляв, она уверилась в том, что не стал бы Сноук отсылать ее на переговоры о перевозке наркотиков, не настолько он ей доверяет, а если это проверка, то не стал бы он так рисковать; во-вторых, даже если у нее будут какие-то записи, доказывающие причастность компании Сноука к перевозке наркоты, то что дальше? Где в этом городе, где любая газета трепещет перед всесильным императором всея прессы Сан-Диего Палпатином, можно опубликовать материалы, разоблачающие преступную деятельность помощника мэра? Тем более Сноук и сам в состоянии заткнуть прессу, он более не просто бизнесмен из Лемон Гров, он в аппарате мэра, это совершенно другой уровень. Да, дед мог бы помочь им, ухватился бы за сенсационный материал, если бы Кире удалось такой нарыть, но Палпатин был в одной связке со Сноуком. Так к чему все это? Рей поверить не могла, что согласилась на эту авантюру. Словно бы она подросток какой, словно бы она снова идет на поводу у сестры.

Вздохнув, Рей спрятала диктофон в карман, застегнула тонкую молнию, раздраженно передернула плечами, посмотрела на себя в зеркало. Да, ей было важно, как она будет выглядеть этим вечером, ведь в ресторане будет Кайло. Какую должность он занимает при Сноуке? Советник по наркотикам?

Девушка криво улыбнулась собственной плоской шутке. Было совершенно не смешно. Было волнительно. Хотелось верить, что Бен Соло действительно скучает по своей принцессе. Как наяву, Рей увидела неодобрительно качающую головой Фазму да Кайдел, смотрящую на нее с жалостью. Ведь в эти слова не поверила бы даже наивная Кайдел.

- Какая же ты дура, Рей Палпатин, - сказала своему отражению Рей.

Сигнал о пришедшем смс-сообщении вырвал Рей из размышлений, подъехало такси, пора было идти.

Вечерний Сан-Диего, сиял начавшими загораться огнями, в приоткрытое окно задувал пронизывающий сырой ноябрьский ветер, стремительно холодало. Рей смотрела в окно на привычный городской пейзаж, слушала сигналы машин, вдыхала запах сырости, соли и выхлопных газов. Пройдет День Благодарения, и страна начнет активно готовиться к Рождеству, которое Рей ненавидела с тех пор, как Бен пришел домой раненым двадцать чевертого декабря. Девушка всегда ждала в этот день какой-то беды, подвоха, пинка от судьбы, поэтому максимум, что позволяла себе - это бокал вина или кружку глинтвейна, и ложилась пораньше спать, только бы Сочельник скорее минул, оставляя легкую горечь, которая быстро забывалась в повседневной рутине.

Ресторан в стиле ранчо находился в Ла Хойя и выглядел довольно просто. Рей была даже удивлена, она полагала, что будет выбрано или совсем неприметное или очень уж пафосное место. Но нет, все выглядело обычно: ряд столиков из светлого дерева, кожаные диванчики, отделка деревом да ряд белых стульев у небольшой барной стойки. Улыбчивая хостес провела ее к дальнему столику, который выгодно располагался в небольшой нише, частично скрытый от остального зала, за которым сидели Митака и Рен, вполголоса о чем-то переговариваясь.

- О! Мисс Палпатин! – Митака поднялся ей навстречу, отодвинул стул между ним и Реном, - прекрасно выглядите.

- Спасибо, - постаралась выдавить равнодушную улыбку Рей, стараясь не глядеть на Кайло, чей взгляд ощущала на себе, покрываясь мурашками.

Она села за стол, рассеянно уставившись на бокал для вина, не зная, куда себя деть.

- Мисс Палпатин, - произнес Митака, обратив на себя ее внимание, - мне бы хотелось еще раз подчеркнуть, насколько важны эти переговоры. Наши партнеры, - он замялся, - своеобразные люди, ни один, даже малейший, нюанс из их речи не должен быть упущен, поэтому вы здесь, поскольку ваше прекрасное владение испанским отметил мистер Аполин. Если вы будете в чем-то сомневаться, вам следует сказать это прямо. И, - взгляд Дофельда вдруг изменился, стал жестким, заставив Рей невольно податься назад. Некстати вспомнилось, что именно этот человек угрожал Роуз Тико, он провернул сделку с Пейдж. За его обманчиво мягкой внешностью скрывался опасный зверь, - помните, мисс Рей, что ничего из того, что вы здесь услышите, не должно покинуть этих стен. С вас никто не будет брать подписку о неразглашении, - он улыбнулся, но глаза оставались холодными, - но мистер Сноук умеет решать проблемы болтливости своих сотрудников. Не так ли, мистер Рен? – неожиданно обратился к молчавшему до сих пор Кайло Митака.

Рей бросила быстрый взгляд на Кайло, он кивнул с равнодушным видом. Девушка похолодела. Так вот какую роль выполняет Кайло при Сноуке? Решает проблемы? Не только наркотики, но и убийства? Ей стало нехорошо, она схватилась за стакан с водой и залпом выпила почти половину.

- Не стоит так нервничать, Рей, - мягко произнес Кайло, - ничего не случится, если ты выполнишь все условия.

Почему я?! – хотелось заорать ей, - неужели у Сноука в команде нет больше компетентных переводчиков? Почему, черт подери, я?!

Рей смолчала, даже не удосужилась кивнуть.

У Митаки зазвонил телефон, и он, извинившись, вышел. За столом воцарилось гнетущее молчание.

- Рей, - вполголоса произнес Кайло, - я очень прошу тебя: прислушайся к тому, что говорит Дофельд. Ни слова никому об этой встрече, иначе мне придется принять меры.

Он произнес это спокойным и будничным тоном, Рей, вертевшая в руках салфетку, разозлилась. Отшвырнув кусок ткани, она всем телом повернулась к Рену, натыкаясь на равнодушный взгляд.

- Серьезно, Кайло?! – зашипела, - ты теперь не только перевозки наркоты курируешь, ты еще и…убиваешь для него?!

Выражение лица мужчины было нечитаемо, он смотрел словно сквозь Рей, от этого ее затрясло еще больше.

- Поверить не могу! – Рей уже не могла остановиться, - тебя выпустили досрочно! Тебе дали второй шанс! - мужчина едва заметно вздрогнул, взгляд его стал внимательнее, словно бы он думал, что за словами Рей что-то скрывается, а ее несло дальше, - и на что ты его тратишь?! Мстишь мне – хорошо, это понятно, я заслужила! Но работать на этого, этого…человека! Черт подери, Кайло! Как ты можешь! Снова! Вместе с По! Это ты виноват в том, что он сорвал поставку дури?

Кайло молчал, внимательно разглядывая Рей, его взгляд скользил по ее лицу, возвращаясь к глазам, в которых он что-то пытался отыскать для себя.

- Отвечай мне! – она повысила все-таки голос, Рен нахмурился.

- Твоему По стоит быть внимательнее, - процедил, сминая в руках все ту же злополучную салфетку, и Рей поняла, что Рен едва держится, что он в ярости от ее слов. Осознание этого принесло удовлетворение, смешанное с горечью, - так сильно это напоминало их ссоры в юности, - быть может, эта история научит его хоть чему-то, и он поймет, что мы не в песочнице тут играем.

- Ты обещал, - тихо произнесла Рей, уставившись на его руки, - ты обещал, что ты его не подставишь.

Рен только плечами пожал.

- А что касается работы на Сноука, - нехорошо улыбнулся, - ты тоже на него работаешь, принцесса.

- У меня не было выбора, - тихо ответила девушка, отводя взгляд.

- Выбор есть всегда! – жестко отрезал Кайло.

- О! – снова завелась Рей, - значит, Сноук – это твой выбор?!

- Рей, - тихо произнес Кайло, разжимая руки и откладывая салфетку, - просто будь благоразумной.

К столику подошел Митака в сопровождении двух мексиканцев, которые выглядели не как бизнесмены, но как мафиози: шикарные костюмы, золотые цепи и перстни, нарочито дружелюбные взгляды, обшаривающие все вокруг с цепкостью людей, которые уже продумывают план побега.

Рей постаралась взять себя в руки, хотя перепалка с Кайло выбила ее из колеи, заставив дрожать от страха и отвращения, от злости вперемешку с чувством вины, что накрывало ее, стоило только увидеть мужчину. Как долго еще она будет пытаться искупить свое предательство перед человеком, которому это искупление не нужно, который только и ждет, когда она оступится, чтобы можно было подтолкнуть ее в спину? Наверняка и слова о благоразумии – это часть какого-то плана, ну или просто тонкая издевка. Рей всей кожей ощущала присутствие Кайло, хоть и не смотрела в его сторону больше, это был ледяной холод, который заставлял девушку непроизвольно ежиться, в попытке хоть немного согреться. Но тепло в ближайшее время ей точно не светит.

Она попыталась сосредоточиться на переговорах, в конце концов, она здесь на работе. Когда прошли традиционные приветствия, улыбки, комплименты, изучение меню, в которое Рей ткнула, не глядя, заказывая какой-то салат с рукколой, да выбор вина, заговорили собственно о деле.

Рей приноровилась быстро, добрым словом вспоминая миссис Бенико и их долгие разговоры на испанском. С мистером Энрике и мистером Хосе Рей болтала так ловко, словно бы прожила всю свою жизнь в Синалоа, что не преминули отметить партнеры мистера Сноука. Но как обнаружила Рей, Митака тоже неплохо владел языком, да и Кайло со времен школы подтянул знание разговорного испанского. Рей не совсем понимала свою роль сегодняшним вечером. Зачем она тут, если эти двое вполне способны изъясниться с мексиканцами? Девушка нахмурилась. Что-то было не так, что-то не сходилось.

Мексиканцы были с виду добродушны, обсуждали условия транспортировки товара по-деловому, словно речь не шла о наркоте. Они употребляли слово la mercancia, которое могло обозначать любой товар на свете. В итоге разговор звучал абсолютно невинно, если бы в какой-то момент Кайло не ляпнул прямо о поставках героина. Мексиканцы скривились, Хосе разразился потоком ругательств, которые Рей перевела с самой милой улыбкой, глядя в глаза стиснувшему зубы Кайло. Рен начал злиться, демонстрируя взрывной характер, хотя это он не уследил за языком. Энрике чуть откинул полу дорогого пиджака, демонстрируя присутствующим пистолет, Рен сделал то же самое. Рей стало дурно. Вот только перестрелки этим вечером ей не хватало для полного счастья.

- Господа, господа, - залепетал побледневший Митака, - небольшое недоразумение, которое, я надеюсь, не помешает нашему дальнейшему сотрудничеству.

Но мексиканцы закусили удила, перебивая друг друга, они в какой-то момент стали говорить столь неразборчиво, что Рей едва ли могла разобрать их речь, не говоря уже о Митаке и Рене. Глубоко вздохнув, девушка решила взять дело в свои руки. Она же не хочет тут устроить бойню, верно? Улыбнувшись, она попросила гостей успокоиться и еще раз повторить то, что они хотят сказать, легкомысленно тряхнула головой, заявив, что не совсем их понимает, а если уж она их не понимает, то никакого продолжения переговоров дальше и быть не может.

- Мы ведь не хотим никакого недопонимания между нами, верно? – щебетала Рей, - мистер Сноук был бы так опечален фактом срыва сделки.

Наконец, мексиканцы успокоились, и речь их стала более или менее понятной.

- Они хотят в два раза больший задаток в качестве гарантий, - произнесла Рей, хмурясь.

- Не может быть и речи! - возмущенно воскликнул Митака.

Они начали увлеченно торговаться. Рей внимательно посмотрела на хмурого Рена, который чуть было не сорвал сделку. Случайно ли? По спине стекал пот, несмотря на то, что в ресторане было довольно прохладно. Липкий страх, который охватил Рей при виде оружия, все еще не отпускал. А теперь она еще и гадала, какую игру ведет Кайло. К чему неосторожные слова? Чего добивался Рен? Или действительно ляпнул от усталости, самонадеянности, невнимательности? Верилось с трудом.

Девушка покачала головой, вновь поворачиваясь к партнерам Сноука, концентрируя свое внимание на их разговоре с Дофельдом. Мексиканцы настаивали, Дофельд держал оборону, когда не мог подобрать слово, оборачивался к Рей, хмурясь. Девушка подсказывала ему, и торги продолжались дальше.

Наконец, они сошлись на сумме задатка, обговорили время и место передачи денег. Энрике и Хосе снова повеселели, хоть и бросали на Кайло недружелюбные взгляды, а рука Энрике так и тянулась к пистолету. Но вечер закончился на дружеской ноте. Сердечно распрощавшись с мексиканцами, которые вновь трещали без умолку, говоря Рей комплименты, отмечая ее прекрасное знание языка и даже звали в гости в Кульякан. Девушка натянуто улыбалась, благодарила, мечтая о том, чтобы скорее уже закончилась эта встреча, оставившая после себя осадок в виде страха и какого-то смутного чувства тревоги. Они так и стояли втроем у дверей ресторана, пока черный джип мексиканцев не скрылся за поворотом.

Но стоило только машине завернуть за угол, как Митака набросился на Рена.

- Будьте так добры, мистер Рен следить за своим языком впредь! Ваше особое положение при мистере Сноуке не дает вам права…

- Заткнись! – процедил Рен, делая к Дофельду шаг, нависая над ним, заставляя опешившую Рей податься назад, - ты понятия не имеешь о моем положении при мистере Сноуке и о моих правах!

- Мистер Сноук узнает обо всем! – взвизгнул Дофельд, - обо всем!

- Валяй, - равнодушно бросил Кайло, пристально глядя на мужчину, - болтай, если жизнь не мила.

- Вы угрожаете мне?! – задохнулся помощник Сноука.

- Нет. Пока, - равнодушно произнес Рен.

- Из-за вас мы могли потерять кучу денег! – не сдавался Митака.

- Благодаря мне, вы заработаете кучу денег, - ответил Рен, - потому что я и мои ребята обеспечат безопасность транспортировки партии героина.

- Хватит произносить вслух! – окончательно вышел из себя Дофельд, - товар! Говорите «товар»!

- Конечно, - странно усмехнулся Рен и покосился на застывшую Рей, - товар.

Митака закатил глаза, повернулся к Рей.

- Мисс Палпатин, спасибо, вы справились замечательно. Я доведу это до сведения мистера Сноука.

- Спасибо, - сухо произнесла Рей.

- И напоминаю о том, что…

- Я умею держать язык за зубами, мистер Митака, - перебила девушка, не в силах снова слушать слова, похожие на угрозы.

- Чудно, - произнес Митака, бросил на Рена неприязненный взгляд и поспешил к подъехавшему такси.

Рей проводила машину задумчивым взглядом, сунула руку в карман, выключая диктофон.

- Идиот, - процедил Рен.

Рей вздрогнула, осознав, что мужчина все еще здесь, и поспешно застегнула молнию на кармане.

- Поехали поедим нормально? – вдруг предложил Рен.

Рей удивленно приподняла бровь, глядя вопросительно.

- Да брось, принцесса! Ты почти не ела, ковырялась в этой траве, - мужчина смешно поморщился, - поехали. Хороший бургер, а?

- Буррито, - откликнулась Рей и широко улыбнулась, поймав в ответ искреннюю улыбку.

- Годится, - Рен щелкнул брелком.

Припаркованная рядом с рестораном Ауди приветственно пискнула, мигнув огнями.

- Куда поедем? – спросила Рей, устраиваясь на сидении.

- Помнишь то местечко рядом с…- Рен вдруг осекся.

Рей застыла, дыхание перехватило. Конечно, она помнила. Она помнила все: каждую мелочь их совместной жизни, и тем более небольшую мексиканскую забегаловку в паре кварталов от их дома.

- Рядом с квартирой в Лемон Гров, - произнесла отстраненно, стараясь не сорваться в истерику, - хороший выбор.

Рен завел машину, резко стартовал с места.

Ничем не примечательное кафе, где готовили лучшие, по мнению Рей, буррито в Лемон Гров, находилось все на том же месте. Там было все так же шумно и людно, накурено и не очень-то чисто. И, несмотря на то, что они с Реном в его дорогом костюме и ее платье были тут больше не к месту, Рей невольно улыбалась. Словно бы и не было этих шести мучительных лет, словно все, как прежде. И, осмелев, Рей протянула руку, переплетая свои пальцы с пальцами Кайло, а он вдруг сжал ее ладонь, возвращая ей ее шальную счастливую улыбку.

Они заказали буррито и пиво, и отошли к столику рядом с окном.

- Надо же, - огляделась Рей, - здесь ничего не изменилось.

- Если только мы с тобой, - задумчиво произнес Кайло.

Рей бросила на мужчину быстрый взгляд, а потом уткнулась в свой бокал, вдыхая терпкий алкогольный запах. Она была счастлива и несчастна одновременно, пытаясь забыть эти шесть лет хоть на короткий миг, словно погрузиться в счастливый сон, где они с Беном добились всего, как она и мечтала, а теперь вот решили зайти сюда, чтобы вспомнить, где начинали свой путь.

Но теперь-то Рей понимала, что ни в одной из вселенных не могло случиться то, о чем она так наивно грезила. Если бы он его не предала, он все равно бы сел в тюрьму рано или поздно, а ее учеба никогда не принесла бы достаточный для такого костюма и такого платья доход. Рей нервно улыбнулась, откусила от своего буррито и застонала.

- Божественно!

- Или ты просто голодна, - хмыкнул Кайло, посмотрев на нее враз потемневшими глазами.

- Ешь! – фыркнула Рей, - и не порти мне момент.

Они молча ели, бросая друг на друга взгляды украдкой, словно стеснительные подростки. Кайло быстро расправился со своей порцией и теперь, медленно попивая пиво, глядел на Рей, а она смотрела в окно, делая вид, что не замечает его взгляда, делая вид, что страшно увлечена пейзажем, состоящим из обшарпанных домов да ям на дорогах.

- Неужели ты, наконец, научилась есть аккуратно, - поддразнил ее мужчина.

- А то! – фыркнула девушка.

И словно в насмешку по рукам потек соус из разорвавшейся лепешки.

- Вот черт! – пробормотала Рей, пытаясь вытереть руку единственной салфеткой, а потом, даже не задумавшись, облизала пальцы.

Кайло с шумом втянул воздух, Рей застыла, медленно подняла взгляд на застывшего Рена, который, не отрываясь, скользив взглядом по ее пальцам, губам, пока, наконец, не посмотрел в глаза. Воздух между ними загустел, шум кафе отодвинулся на задний план. Рей стало трудно дышать, грудь сдавило, закружилась голова.

Девушка резко оторвала пальцы от губ.

- Мне надо выйти! – пробормотала и выбежала из кафе.

Она стояла, запрокинув голову, глядя на темное небо, пытаясь различить звезды, чье сияние не было видно из-за света фонарей, дышала глубоко, стараясь успокоиться. Даже ругать себя не было сил, только щеки пылали от смущения.

Дурная была идея – поехать сюда. Какого черта она согласилась? Зачем Рен предложил?

Позади стукнула дверь, до Рей донесся запах одеколона, который она глубоко вдохнула, упиваясь ледяным запахом, царапающим горло. На плечи легли горячие руки, Рей замерла, лишь медленно опустила голову, уставилась прямо перед собой.

- Рей, - тихо произнес Кайло.

Сердце забилось быстро-быстро, разгоняя кровь по телу, тугая спираль скрутилась в низу живота, заставляя кусать губы, в тщетной попытке выровнять сбившееся дыхание.

- Нам, - неловко пробормотала Рей, - мне…пора домой. Уже…

Она не успела договорить, Кайло развернул ее к себе лицом, мягко приподнял голову, заставляя смотреть в глаза, что полыхали темным огнем, пугающим и манящим, разрывающим Рей на части. Рен жадно вглядывался в ее лицо, аккуратно удерживая за подбородок, второй рукой сжимая плечо, сминая тонкую ткань кардигана.

- Не могу больше, - вдруг произнес хрипло, - просто больше не могу.

Он склонился, замирая в миллиметре от ее губ, давая шанс, требуя выбора. Рей была не в силах отступить, она не хотела отступать. Пробежала рукой по волосам, по лицу, словно вспоминая, нежно коснулась шрама.

- Бен, - выдохнула.

Мужчина подался вперед, целуя ее.

Это было невероятно, щемящая нежность, от которой перехватывало дыхание, тоска, сжимавшая грудь. Рука Бена соскользнула с плеча на спину, прижимая Рей к себе, пальцы второй нежно поглаживали щеку. Рей обняла Бена за шею. Ее губы, язык следовали за его в упоении, она вспомнила вкус этих губ – да разве она вообще могла когда-либо забыть его! – как и свое упоение поцелуями с Беном Соло, когда сердце разгонялось до сотен ударов в минуту, когда кровь ударяла в голову, туманя сознание, когда перед зажмуренными глазами вспыхивали искры, когда пламя горело в груди, а тело становилось легким и невесомым. Рей была счастлива, готова взлететь в ночное небо, как воздушный шарик, парить над городом. А Бен все крепче прижимал к себе, словно боялся, что она вырвется из его объятий, оттолкнет, отступит назад. Да разве она могла бы? Да разве она хотела?

- Бен, Бен, - шептала между поцелуями и снова подавалась навстречу, не желая останавливаться, не в силах прекратить, забыв свои опасения, страхи, отринув гордость и плюнув на голос разума, упивалась этими нежными поцелуями, греясь в руках любимого мужчины.

И холод между ними вдруг стал обжигающе горячим, и запах одеколона больше не был сигналом опасности.

Рей, уткнувшись лбом в лоб Бена, наконец, впервые за последние месяцы дышала полной грудью, дышала в унисон с мужчиной, что был ее любовью. Пальцы Бена почти невесомо поглаживали ее щеку, а Рей стояла, вцепившись в Соло, понимая, что должна отпустить и не в силах сделать этого. Было так хорошо, спокойно и безопасно. Было так правильно. Наконец-то все было правильно!

Звонок телефона вырвал их в реальность. Аппарат звенел и звенел, нарушая тишину между ними.

- Ответь, - тихо произнесла Рей.

Продолжая удерживать девушку, не отрывая от нее взгляда, Рен принял вызов и поднес трубку к уху. С каждой секундой он мрачнел на глазах, а Рей с каждой секундой трезвела. И вместо спокойствия, на нее накатил ужас от свершенного. Нельзя! Им никак было нельзя! Ей было нельзя! Она не могла ему верить! Он, черт подери, ее ненавидит, он использует ее! Он…Он смотрит на нее сейчас так, словно она глоток воды для заблудившегося в пустыне, словно она его последняя надежда, словно она все для него в этом мире. Так смотрел Бен Соло на Рей Платт. Но их давным-давно больше нет.

Рей рванулась назад, разрывая объятия.

- Буду через час, - сухо произнес Рен в трубку.

И выругался, глядя в экран телефона.

- Сноук, - счел нужным пояснить.

- Митака уже все растрепал, - понимающе произнесла Рей.

- Сука! – выругался Кайло, посмотрел на Рей и усмехнулся, а она внезапно покраснела, как девчонка.

- Мне пора, - произнесла, чтобы только прервать неловкую паузу.

- Я отвезу.

Рей бросила на Кайло затравленный взгляд.

- Не стоит. Я вызову такси.

Усмешка Рена померкла, сменившись равнодушным выражением. И снова этот холод между ними, ледяная стена, которая надвигалась на Рей, заставляя ее дрожать, бояться, бежать прочь от этого мужчины.

- Как знаешь, - холодно процедил Кайло и, развернувшись, пошел к своей машине, не оглядываясь.

Рей думала, что заплачет, но слез не было. Она словно оцепенела, только усмехнулась зло и, вызвав такси, написала Кире, чтобы та ехала к ней.

В ее квартире горел свет, а сестра уютно расположилась в кресле.

- Где взяла ключи? – приподняла бровь Рей, посмотрев на сестру, которая пила кофе и просматривала что-то на телефоне.

- Попросила у консьержа запасные, - мило улыбнулась Кира.

- И он вот так просто тебе их дал? – удивилась Рей.

- Ну я могу быть очаровательной, - подмигнула сестра.

Рей только головой покачала и кинула сестре на колени диктофон.

- Держи.

- Будешь кофе? – спросила сестра, словно это не она была здесь гостей.

- Нет, - резко ответила Рей, проходя на кухню и доставая из шкафа бутылку.

- Там есть что интересное? – крикнула из комнаты сестра.

Рей не ответила, наливая себе виски. Позади послышался стук каблучков сестры.

- Ого!

Рей только плечами передернула, отпивая золотисто-желтый напиток, удовлетворенно кивнула, сделала еще глоток и налила в стакан почти до самого верха, отчаянно желая начать пить прямо из бутылки.

- Что случилось? – тихо спросила Кира, внимательно глядя на сестру, и продолжила, - у тебя помада размазалась, - она показала на уголок своих губ, - вот тут.

Рей зло усмехнулась, чувствуя, как алкоголь ударил в голову, отпила.

- Помада, блядь, - выругалась, допивая стакан и наливая себе еще, несмотря на то, что ее затошнило.

- Рей? – Кира сделала шаг к сестре.

Рей потерла губы, размазывая помаду окончательно, пытаясь стереть поцелуй, от воспоминаний о котором до сих пор начинало колотиться сердце, она терла и терла губы, перемежая это движение с глотками виски, от которого все сильнее кружилась голова, а очертания предметов вокруг размывались.

- Сестренка, - Кира попыталась обнять, но Рей отшатнулась от нее.

- Ты получила диктофон?

- Рей, - растерялась Кира.

- Теперь иди, - отрезала девушка.

- Рей, ты что, - поразилась сестра, - я же…

- Уйди, - выдохнула Рей, - просто уйди. Хоть раз в жизни, Кира, оставь меня в покое! – выкрикнула и снова начала ожесточенно тереть губы.

- Хорошо, - прошептала Кира, - поговорим завтра.

Рей рассеянно вертела в руках стакан с виски, пока не услышала, как закрылась дверь в прихожей, а потом швырнула стакан в стену. Удовлетворенно выдохнула, глядя на осколки, равнодушно развернулась и достала из шкафа новый.


========== 15. ==========


Комментарий к 15.

Визуал: https://ibb.co/cJK2LNy

Той ночью, распивая виски, сидя прямо на холодном полу кухни, Рей пыталась понять, как вообще оказалась в этой точке времени и пространства. Губы горели огнем, а в ушах все еще стоял горячечный шепот Бена.

Не могу больше.

Рей стало грустно. Ее Бен загнал себя в собственную ловушку, идя по пути мести, не учел того, что остатки былой любви еще теплятся где-то в его сердце, словно угли под пеплом, дышат жаром, и нужен только достаточный приток воздуха, чтобы разжечь пламя. Пламя, что спалит их обоих дотла. Если только это не расчетливая игра, но так притворяться не может никто. Это попросту невозможно. Рей хотела бы в это верить.

Отирая слезы, нервно усмехалась, думая о том, как же ее разобрало-то с единственного поцелуя. Впрочем, она слишком хотела Бену верить. А с другой стороны, ведь этот поцелуй ничего не менял, и даже если Бен по-прежнему любит ее, его гордость и обида никогда не позволят ему отступиться от того пути мести, что он избрал. Ведь гордость и собственные амбиции он всегда ставил выше всех чувств к Рей, едва ли это изменилось за шесть лет.

Впервые Рей задумалась о том, что ни он, ни она никогда не были готовы пожертвовать чем-то ради друг друга. И это невольно наводило на мысль: а была ли любовь настоящей и была ли она, в принципе.

Понимая, что сейчас додумается вообще до черт знает чего, ведь уж в чем, а в их чувствах друг к другу, Рей никогда не сомневалась, девушка тяжело поднялась и прошла в комнату.

В тумбочке, у дальней стенки лежала книга. Рей вытащила потрепанный томик, который не открывала вот уже шесть лет. Слезы полились, капая на обложку, размывая название: «Доводы рассудка», книга из школьной библиотеки. Потом Бен мог подарить ей новое, красивое издание, но Рей сказала: «нет». Драгоценнее этой книги не было ничего. Она открыла наугад и, расхаживая по комнате, принялась читать, поливая тонкие страницы пьяными слезами. «Он не простил Энн Эллиот. Она обошлась с ним дурно, предала его и разочаровала; хуже — она выказала такую слабость характера, какой он, со своим честным и открытым нравом, не мог извинить. Она бросила его в угоду другим. Она чересчур покорно поддалась доводам рассудка. А уж это малодушие. Он был предан ей всей душою и не встречал потом женщины, какую мог бы поставить с нею рядом; но кроме простого любопытства, ничто не подстрекало в нем желания вновь ее увидеть. Власть ее над ним кончилась совершенно».

Власть, власть, власть.

Где и чья начиналась и заканчивалась? Едва ли Рей задумывалась о своей власти над Беном Соло, но сейчас хотела бы ее иметь, чтобы потребовать прекратить эту игру, прекратить мучить ее. Рей закрыла книгу, погладила обложку, всхлипнула и вновь убрала в тумбочку, давая себе зарок больше к ней не прикасаться, слишком уж много воспоминаний она вызывала, слишком уж было больно.

***

Зайдя к сестре перед ужином, Рей усмехнулась: Кира тоже выбрала белое платье, летящее и воздушное, подчеркивающее ее юность.

- Отлично выглядишь! – сестра приветственно взмахнула помадой, а потом уверенно накрасила губы.

Но Рей все равно заметила, как немного дрожали руки сестры. В комнате стоял легкий химический запах, отдающий дурманящими нотками наркотика. Глаза сестры в отражении блестели ярко, зрачок был расширен.

- Кира, - обессилено прошептала Рей.

Сестра развернулась и танцующей походкой подошла к девушке.

- Немного, - хихикнула, - для храбрости! Просто, чтобы пережить сегодняшний вечер. И зачем дед собрал таких гостей.

- Все надеется на объявление даты свадьбы, - пожала плечами Рей, открывая окно, чтобы хоть немного проветрить комнату, хотя ей казалось, что запах крэка въелся в стены и мебель.

- Судя по тому, что кольца на твоей руке так и нет, свадьба не состоится, - фыркнула Кира.

Рей снова пожала плечами.

- Зря ты, - девушка подошла к Рей, обняла ее за плечи, - Дэмерон был бы удобным мужем.

- Сомневаюсь, - процедила Рей, мрачно глядя в окно, вспомнив свою последнюю встречу с По.

- Рей, - Кира вдруг посерьезнела, вытянула перед сестрой руку, на ладони у нее лежала неприметная серая флэшка, - хочу, чтобы это было у тебя.

Рей посмотрела на флэшку с подозрением.

- Что это?

- Копия записи вашего ужина с ребятами из Синалоа, материалы по делу Бена и по делу Сноука. Рей, это гарантия…

- Это гарантия больших неприятностей! – перебила Рей, но флэшку все ж