КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

За гранью этого мира (fb2)


Настройки текста:



Кэтрин Рид За гранью этого мира

Глава 1


Я уже три дня сидела дома безвылазно! А все благодаря подвернутой на тренировке лодыжке. Поначалу травма казалась пустяковой, но к вечеру нога отекла, боль стала нестерпимой. В нашей медицинской части мне наложили тугую повязку и предписали всю неделю до отлета провести дома.

Мои коллеги вовсю готовились к полету. И все было по прежнему: до обеда Алиса и Рей измывались над ними на полигоне, после тренировки ученые отправлялись в свою вотчину и отводили душу в лаборатории.

В этот раз доктор Браун доверил мне провести в экспедиции несколько важных экспериментов, и я ответственно готовилась к ним: искала подходящие методики, подбирала реактивы, методы исследования. И если бы не эта несвоевременная травма, у меня было бы более интересное время препровождения, чем лежание на диване в гостиной в обнимку с планшетом.

Дома было теперь тихо. Элизабет усиленными темпами готовилась к повторной миссии на Цереру. Элис после возращения Алекса преобразилась, к ней как будто вернулась жизнь. Теперь они отправились в долгое путешествие по торговому пути, который соединял длинной цепью множество звездных систем. Да и Рей приходил домой ближе к ночи. У них тоже сейчас кипела работа: надо было проверить по нескольку раз все оборудование, оружие, подготовить дипломатическую часть миссии. Еще бы, ведь до старта оставалась всего лишь неделя! Кроме того, уже была назначена точная дата встречи с официальными представителями нордовского совета.

Чтобы как-то скрасить свое одиночество, я изучала историю нордов. Их эволюционный путь был намного короче человеческого. Если переход от австралопитека, нашего предшественника, до человека разумного занял у нашего вида примерно девять миллионов лет, то у них этот путь был в пять раз короче. Эти существа в некоторых областях знаний были смекалистее нас. Они быстро открыли основные законы физики. И не только открыли, но и смогли их использовать во всех сферах своей жизни: научились строить любые наисложнейшие архитектурные конструкции за несколько часов; сделали возможным путешествие между звезд, таким образом, дав толчок для развития и обмена опытом множеству разумных видов вселенной. Были у нордов и свои пробелы в знаниях. Ну, для начала, кроме физики и математики, их вообще ничего не интересовало, поэтому, когда их настигла эпидемия лихорадки, они могли просто вымереть как вид. К счастью, люди вовремя нашли вакцину от, казалось бы, неизлечимого недуга. После этого между Землей и планетой Горар, истоком нордовской цивилизации, наладилось постоянное сотрудничество, выгодное для обеих сторон. Они поставляли нам технические новшества, мы им предоставляли медицинскую помощь. На их планетах уже несколько десятилетий работали наши медицинские и фармацевтические центры, помогающие нордам справиться со всевозможными заболеваниями. Однако были у них и другие союзники, керсаны, многочисленная раса воинствующих существ, которые просто мечтали о господстве во вселенной. Все их существование было посвящено изготовлению оружия, захвату новых планет и использованию населявших их видов в качестве рабов. Нордам, в принципе, не была свойственна агрессия. На их планете не было войн, и они не стремились установить над кем-либо превосходство. Однако справедливо решив, что Горар и другие их периферийные планеты не могут оставаться без защиты, они стали покупать у керсанов оружие. Кроме того, керсаны поставляли нордам сравнительно дешевое топливо для кораблей и еще множество полезных ископаемых, добываемых с помощью рабов на многочисленных шахтах колонизированных планет. Человеческая же раса не могла противодействовать этому союзу. Хоть и много наших колоний было разорено керсанами, без нордовских технологий мы бы не обошлись. Да, все цивилизации в этой Вселенной искали выгоду для себя, и за большой политикой терялись судьбы отдельных сущностей, в том числе и людей, сгинувших безвозвратно в рабстве.

Мои размышления на эту тему прервал стук в дверь. Я посмотрела на часы, висевшие над камином, гадая: «Семь часов. Кто бы это мог быть?» Я потихоньку встала и, стараясь как можно слабее наступать на больную ногу, похромала к двери. Пока я шла каких-то пять метров от дивана до холла звонок не унимался.

– Да иду, иду! – крикнула я, чтобы прекратить противную трель.

Открыв дверь, я увидела Алису. Она стояла в обнимку с двумя бумажными пакетами из пиццерии.

– Привет! – воскликнула я, радуясь появлению подруги. – Хорошо, что ты пришла, заходи быстрее, там так холодно!

– Я уж думала, ты вообще до двери не дойдешь! Решила тебя немного растормошить. Даю руку на отсечение, ты сидишь целыми днями, упершись в планшет, и строго следуешь предписанию докторов, – сказала она, вешая свое пальто на вешалку.

–Угу, – согласилась я, ковыляя за Алисой на кухню, – что в пакетах?

Алиса улыбнулась, посмотрев на меня заговорщицким взглядом.

– В пакетах горячая итальянская пицца и еще куча всякой вкуснятины! Иди, пока подбери нам хороший фильм, а я приготовлю чай. Устроим девичник!

– Отличная идея! – поддержала я Алису и «поползла» в сторону гостиной.

Не успела я преодолеть и половину пути, как опять раздался звонок в дверь, и мне пришлось снова идти ее открывать. На этот раз у входа стоял Ронни. Одетый в теплую куртку и шапку, со спортивной сумкой наперевес, он держал в каждой руке по бутылке итальянского белого вина.

– Привет! Вот подумал, что тебе будет скучно, решил зайти.

Из кухни выглянула Алиса, недовольно пробурчав:

– Тебе что, на работе делать нечего? Йен каждый день раньше полуночи не возвращается, а ты слоняешься без дела.

– Ничего я не слоняюсь! – обиделся Ронни. – У меня тоже работы столько, что в пору раскладушку прямо в лаборатории ставить! Просто мне захотелось навестить Джиллиан.

– Проходи, Ронни, – как можно мягче сказала я своему чувствительному другу. – У нас есть итальянская пицца, а теперь и итальянское вино. Неплохое сочетание!

Ронни отправился на кухню и, получив от Алисы руководство к действию, начал перетаскивать в гостиную все необходимое для праздного времени препровождения. Пока гости занимались сервировкой стола, я пыталась найти какой-нибудь недавно появившийся в прокате фильм. Стараясь всем угодить, я поочередно советовалась то с Ронни, то с Алисой. В конце концов, выбор пал на комедию, и я оплатила сеанс.

Через четверть часа свет везде был погашен, все уютно расположились на большом зеленом диване. Я откинулась на подушки с чашкой сладкого чая и смотрела, как два незадачливых полицейских проворачивают свои нелепые аферы. Ронни с аппетитом поглощал пиццу. Похоже, у парня даже на то, чтобы спокойно поесть времени не хватало. Алиса с присущей ей кошачьей грацией растянулась на диване. Фильм ей нравился, так как на ее лице периодически возникала легкая улыбка. К своему удивлению, через полчаса глаза мои сами собой закрылись. Сквозь дрему я слышала смех Ронни, его оживленный разговор с Алисой. У ребят было хорошее настроение.

И тут что-то пошло не так! Я почувствовала резкий неожиданный рывок, полет, и вот я уже лежу на полу между диваном и журнальным столиком. Кто-то навалился на меня сверху. Тут же я услышала непонятный звук, похожий на свист, и звон стекла. Комнату сначала озарила вспышка, а потом стало темно. Широко раскрыв глаза от боли в ноге и удивления, я молча ловила ртом воздух.

– Черт, Алиса, что происходит? – прошептал совсем рядом Ронни.

– Сама не знаю! – послышался тихий напряженный голос Алисы у меня над головой. – Похоже, это был одиночный выстрел.

Она осторожно отодвинулась от меня в сторону и замерла.

– Посторонних шумов нет, – чуть слышно сказала она.– Вы, сидите тут, а я проверю дом.

Девушка осторожно отползла в сторону и исчезла в темноте.

– Джиллиан, ты как? – поинтересовался Ронни.

– В норме,– ответила я и, привалившись спиной к дивану, постаралась выровнять дыхание.

Прошло около десяти минут. Алиса не возвращалась. Я стала прислушиваться: дом как будто вымер. Только пронизывающий осенний ветер перебирал в поле пожухлую траву и раскачивал в саду ветви деревьев. Звук был настолько отчетливым, что я сразу заподозрила, в комнате было разбито окно.

– Что-то долго ее нет, предлагаю идти в разведку.

– Поддерживаю, – согласился Ронни.

Я встала на четвереньки и поползла в сторону холла. По полу непривычно шел холодок. Наконец холл, а там, через полукруглое окно, находящееся над входной дверью, пробивается свет от лампы, освещающей крыльцо. Сильные порывы осеннего ветра колыхали светильник, и от этого по стенам холла ходили неровные блики. В памяти всплыл тот вечер, когда перед полетом на Цереру на нас напали наемники Цубера. Поежившись от плохого предчувствия, я продолжила свой путь, следуя за Ронни, который уже успел меня обогнать.

За кухонной стойкой что-то светилось неярким, приглушенным светом, который при нашем появлении погас.

– Алиса? – как можно тише позвала я.

Из-за кухонного островка послышался голос подруги:

– Тут я!

Мы присоединились к ней, прислонившись к ящикам стойки.

– В доме посторонних нет! Я связалась с нашими ребятами, они скоро будут, – ввела она нас в курс дела. – Надо прочесать окрестности дома. Возможно, что этот инцидент связан с Цубером. У него было много прихлебал, и после его казни все они точат на нас зуб. Нам надо быть начеку.

– Впервые я с тобой полностью согласен, – ответил Ронни, сидевший справа от меня. – Честное слово, я терпеть не могу рукопашную, а Джиллиан сегодня не лучший спринтер.

Неожиданно со стороны гостиной послышался хруст стекла! Мы как по команде повернулись на звук и замерли. Кто-то осторожно крался в нашу сторону, идя по стеклу от разбитого окна. Мое сердце по старой привычке пустилось в галоп. Я осторожно сжала запястье Алисы, желая, чтобы она не покидала нашего укрытия. Однако у девушки были свои планы. Она медленно протянула руку к столешнице и нащупала на ней большой кухонный нож, которым ранее была нарезана пицца. Когда шаги визитера отозвались легким шуршанием по кафелю холла, Алиса уже стояла на одном колене лицом к противнику. Ее напряженная поза говорила о том, что она готова без колебания применить свое оружие и броситься в молниеносную атаку. Шаги стихли, человек остановился около входа в кухню.

Внезапно помещение озарил яркий свет! От этого я невольно зажмурила глаза, успев увидеть, как Алиса метнула нож.

– Так ведь и убить можно! – насмешливо произнес до боли знакомый голос, улетучивший все мои тревоги. Я схватилась за стойку и потихоньку поднялась. Рей стоял у входа с бластером в одной руке и ножом в другой. Он покрутил нож на ладони, оценивая по привычке эффективность оружия.

– Алиса, у него плохая балансировка. Если бы ты в меня кастрюлей запустила и то, толку было бы больше.

Алиса усмехнулась в ответ.

– Ты же знаешь, что я могла убить тебя даже этим тесаком. Между прочим, я целилась прямо в сердце. Тебе повезло, ты его поймал!

– Согласен, – произнес он, смотря на мое бледнеющее лицо и понимая, что эта непринужденная беседа может доконать меня. Он положил нож на кухонную стойку.

– Джиллиан, ты как, милая?

– Кажется нор-нормально! – выдавила я, всматриваясь в его совершенно спокойное лицо и пытаясь прийти в себя от того факта, что пару минут назад он был на волоске от смерти.

– Кстати, скоро наши ребята прибудут, – предупредила Алиса, – я решила подстраховаться.

– И правильно сделала! – согласился Рей. – Около дома я обнаружил следы как минимум пяти человек. Надо прочесать местность, выяснить, откуда они пришли.

Вдруг послышался стук в дверь, от которого я непроизвольно вздрогнула. Рей прижал меня к себе, и я уткнулась лицом в его грудь.

– Вот и кавалерия! – обрадовалась Алиса и ушла открывать. Рей поднял меня одной рукой вверх, последовав за Алисой.

– Ронни поскорее разоружайся и присоединяйся к нам. Надо осмотреть комнату и все обсудить.

Через плечо Рея я увидела, что Ронни замер посреди кухни в недоумении и растерянности. Он был расстроен тем, что нашей более или менее спокойной жизни, судя по всему, пришел конец. В правой руке он сжимал обычную столовую вилку. После слов Рея он как будто очнулся и, бросив с раздражением столовый прибор на столешницу, побрел за нами. Алиса впустила Ноа в дом. Он был полностью экипирован для ночной охоты. Я помахала ему рукой, и он улыбнулся в ответ, кивнув головой в знак приветствия. С некоторых пор мы часто играли с ним в нарды. Он считал, что я единственный достойный соперник, ну или точнее единственный кто согласился тратить на это время.

– Что у нас тут? – спросил он, входя в гостиную.

– Сейчас посмотрим, – ответила Алиса и включила свет.

Одно из двух окон в комнате было разбито, его осколки лежали ровным слоем на ковре. Подушки на диване разбросаны в разные стороны. Но самую интересную деталь содержал в себе телевизор, он был буквально пригвождён к стене длинной желтой стрелой! Удивительно, как Алиса почувствовала опасность, ведь эта стрела могла бы с легкостью пробить голову любого из нас.

Алиса подошла к стреле и, немного напрягшись, сумела вытащить ее из стены. Пара минут ушло у нее на то, чтобы освободить орудие преступления от остатков телевизора. Рей тем временем посадил меня на диван и налил два бокала вина. Один он протянул мне, а другой Ронни. Ронни осушил залпом бокал и наклонился над столом, внимательно рассматривая стрелу. К нему вернулись самообладание и присущая ученым любознательность.

– Тсс,– присвистнул Ноа, – такого я еще не видел!

– Здесь поработала группа как минимум из пяти человек. Наследили они хорошо, но ближе ста метров к дому не подходили, – пояснил Рей. – Необходимо отследить путь их следования. Такую стрелу невозможно запустить из обычного арбалета, использовалось более мощное приспособление с лазерным прицелом. Надо искать челнок, вернее место его стоянки. Попробуем отследить его перемещение по навигационным данным из центра.

– Разве это возможно? – спросил Ронни.

– Возможно, – усмехнулся Ноа, ухватившись за эту идею, – если только на нем стоит датчик слежения. Лет двадцать назад такие противоугонные датчики ставили на все челноки, но потом толстосумы стали возмущаться тем, что их передвижения могут отследить, и датчиков с тех пор на машинах нет.

– В любом случае счастья попытать стоит. Ноа, сколько с тобой бойцов?

– Пятеро, они уже прочесывают местность. Два челнока и два пилота. Командование отдало приказ: все, кто участвует в миссии, должны перебраться на базу сегодня же. Один челнок заберет Рея и Джиллиан, другой с Ронни и Алисой отправится за их личными вещами. Остальные участники экспедиции уже пакуют сумки и готовятся к переезду.

От этой новости все внутри меня похолодело. Я ужасно расстроилась, так как рассчитывала провести оставшееся время с Реем. Конечно, он практически целыми днями был на работе, но вечера были наши! Вдали от суеты в нашем теплом уютном доме мы могли насладиться радостями простой семейной жизни. Я вся поникла. Алисе, судя по тому, что она скрестила руки на груди и недовольно поморщилась, эта идея тоже не понравилась. Гнетущую тишину нарушил Ронни:

– Ну что же, во всем надо видеть свои плюсы. Теперь не нужно кататься с работы домой и обратно.

– Ладно, проехали. Приказы не обсуждаются, – закрыла тему Алиса. – Ронни, что ты можешь сказать о стреле?

Ронни сел на диван рядом со мной и аккуратно взял стрелу с журнального столика.

– Пока немногое. Есть только один интересный факт, стрела сделана из желтого дерева кнухту, что само по себе удивительно, ведь им не торгуют на рынках. Можно сказать, увидеть предмет, изготовленный из такого необычного материала – это очень большая редкость!

– Подробнее, Ронни, почему это настолько редкий материал? – уточнила Алиса.

– Видите ли, дерево кнухту растет на планете нордов Горар.

– Подожди, ты ничего не путаешь? – перебила его Алиса, присев на подлокотник дивана. – Насколько я помню, на планете Горар вообще нет деревьев! Там скалы, океан и снега, а летом у них только трава растет.

– А вот тут надо уточнить! – стал разъяснять Ронни, углубившись в свою любимую научную тематику. – Не растет на поверхности, где правят холод, снег, ледяные ветра! А вот под землей жизнь нашла свое пристанище и в зимний период. Горячие источники и озера согревают разветвленную сеть пещер планеты. Там и зародилась первая жизнь! Все многолетние растения этой планеты, обитающие под землей, имеют существенное отличие от привычной для нас флоры: они не имеют листвы! Вгрызаясь в своды пещер, они по внешнему виду напоминают плети винограда в зимнюю пору. И все они имеют желтый цвет, так как содержат много серы. Для них сера – один из основных элементов необходимых для жизни. Ее можно сравнить с кислородом, который так необходим всему живому на Земле. Так вот, у этого дерева кнухту есть несколько замечательных свойств. Во-первых, оно очень прочное. Голыми руками или ножом эту стрелу не надломить, но если это все же произойдет, то она вспыхнет! И только норды обладают знанием того, как обработать кнухту так, чтобы оно не воспламенялось до тех пор, пока им это не понадобится.

– Так что, нас сжечь хотели? – поинтересовалась я у Ронни. На что тот лишь пожал плечами.

Рей тем временем взял стрелу у Ронни и внимательно осмотрел ее наконечник и перья. Каждый раз перед посещением планеты он старался как можно тщательнее изучить не только местные природные условия, но и историю населяющих ее разумных существ. Рей считал, что это дает возможность понять их истинную сущность, выработать манеру поведения в рамках общества. Его знания не раз помогли сопровождаемым им группам исследователей избежать многих неприятных ситуаций и ошибок.

– Не сжечь, скорее предупредить. Такой вывод я делаю, оглядываясь на историю нордов. Норды не воинствующий народ. Их планета имеет всего один материк, и его большая часть покрыта горными хребтами. На этой планете довольно теплое лето, короткие осенние и весенние периоды и очень суровая зима. В давние времена предки нордов, приспосабливаясь к суровым внешним условиям, стали использовать подземные пещеры в качестве жилищ. Там их цивилизация делала первые шаги к разумной жизни. Сначала они стаями охотились на высокогорных обитателей. В этом им помогали острые зазубрины на конечностях, напоминающие альпинистские кошки. После наступила эпоха возделывания почвы и одомашнивания некоторых животных. Они начали обрабатывать и засеивать злаковыми растениями небольшую часть суши, простирающуюся от океана до гор. Потом они расширили свои угодья, научились делать в горах искусственные плато, которые спускались ярусами от середины склона до самого подножья гор. В те времена основная задача племен заключалась в сохранении урожая и домашнего скота. Так вот, из-за отсутствия дорог, связывающих поселения, у них была разработана своеобразная система оповещения. Весь континент был условно поделен на сто частей, и все они были соединены цепью маяков. Маяк представлял собой высокий столб, сделанный из спрессованных растений, а под ним был сложен костер. Обычно, чтобы переслать послание на соседний маяк, норды использовали стрелы, изготовленные из дерева кнухту. На стрелу наносились символы племен отправителя, получателя и само послание. Служитель маяка делал выстрел из мощного арбалета в нужную сторону, к соседнему маяку, а оттуда сообщение передавалось дальше. Но были и экстренные послания, которые предупреждали о грозящей опасности. Эти стрелы не содержали никаких печатей и надписей. На их концах были перья с различной окраской, и было сделано так, что они при попадании в столб сами по себе разламывались. Стрела порождала вспышку, от которой на маяке загорался костер. Пламя всегда окрашивалось в цвет перьев на стреле. Синий цвет пламени символизировал стихию, фиолетовый – болезнь, зеленый – гибель урожая, красный – вулканическую активность, желтый – нападение хищников. Наша стрела имеет желтое оперение, мы должны сделать определенные выводы и быть, прежде всего, на чеку среди чужаков. Я думаю эта стрела скорее ритуал, чем просто послание.

Ноа поспешил уточнить:

– На планете нордов, как мне известно, самой безлопастной планете во вселенной, мы должны быть начеку?

– Возможно, но есть и другой вариант. Нам хотят подстроить ловушку, и потом во всем обвинить нордов, подкрепив свои доводы вот этой самой стрелой.

Ронни махнул рукой.

– Да норды и мухи не обидят! Кто в это вообще поверит?

– А вот это не факт! – возразила Алиса. – Закупают же они оружие у керсанов, значит, готовы к защите своих интересов и территорий любыми способами. Может, им тоже есть, что скрывать в этом деле с пропажей ученых.

– В любом случае тот, кто сделал этот выстрел сегодня, обязательно проявит себя в дальнейшем, – задумчиво произнес Рей. – Ноа, пусть стрелу прогонят через анализатор ДНК. Конечно, маловероятно, что кроме наших следов там найдут хоть еще что-то.

В это время в комнату вошел Джек. Он доложил результаты изысканий группы:

– Стоянка была у озера. Там за холмом прожекторы челнока не видны из деревни. Навигационные данные отправлены в центр, будем ждать результатов. Кстати, нам надо спешить. Алиса, Ронни вылетаем через десять минут. Рей, Джиллиан, вам на сборы час. К полуночи все должны быть на базе.

– Хорошо. Мы будем готовы, – ответил Рей, помогая мне встать с дивана.

Рей поднял меня наверх в нашу комнату и посадил на кровать. Он зажег торшер, вытащил из шкафа большую черную сумку, и мы приступили к сбору вещей. В этот раз, кроме стандартного набора личных вещей и одежды, я попросила положить несколько теплых свитеров и походные ботинки. Закончив сборы, Рей предложил мне сменить повязку на ноге. Пристав на колено, он снял сползшие бинты, положил мазь на больной участок и осторожно забинтовал ногу.

– Готово! – произнес он, подняв на меня взгляд. Я смотрела в его глаза и больше всего на свете хотела, чтобы мы сейчас остались здесь, дома.

Рей сел рядом и осторожно переместил меня к себе на колени. Я прислонилась к его груди, вслушиваясь в глухие удары сердца. Он обнял меня, крепко прижав к себе, потерся об мою макушку колючей щекой. Закрыв глаза, я наслаждалась минутой покоя и близости необходимой мне как глоток живительного воздуха.

– Прости, я знаю, ты хотела побыть дома до отлета, – услышала я в полумраке его низкий и в тоже время мягкий голос. Я осторожно провела ладонью по его щеке.

– Рей, мы ведь справимся с этим делом?

Рей немного отклонился, взял мое лицо в ладони и посмотрел в глаза.

– Джиллиан, ты умная, смелая, решительная. Мы со всем справимся! – уверенно произнес он.

Я улыбнулась, после чего прижалась к его губам в нежном поцелуе. Сейчас я чувствовала себя обворованной! Кто-то ворвался в мою жизнь и украл у меня время. Время, которое я могла провести с Реем. «Теперь меня ждет только койка в общаге, кропотливая работа в лаборатории и еще бог весть что! Но сейчас, сейчас он рядом», – думала я, чувствуя как Рей осторожно опрокидывает меня на кровать. Моя футболка была в мгновение ока сброшена. Я почувствовала, как шершавые теплые ладони мягко скользят по моему телу, и оно отзывается на эти прикосновения, стремясь навстречу теплым сильным рукам. Так же как и я, он спешил, жадно целуя меня и лаская, полностью отдавшись страсти. Желая большего и совсем забыв о времени, я проскользнула рукой по его груди и прессу к джинсам. Рей отстранившись, подождал, пока я справлюсь с застежкой, и тут же опять приник ко мне.

– Рей, мы готовы к вылету, ждем вас у челнока, – сквозь дурман услышала я голос Ноа с лестницы.

– Я убью этого стрелка! – тихо прошипел Рей и уже громко ответил. – Будем через десять минут.

Он посмотрел на меня сверху потемневшими от страсти глазами. Его дыхание было тяжелым, сбившимся, а лицо отражало разочарование и досаду.

– Черт! – в сердцах выругался он, глядя на мои губы. – Не думал, что скажу это сегодня вечером, я помогу тебе одеться!

Я сказала, где найти теплые вещи, куртку и ботинки, в которых было комфортно моей больной ноге. Быстро переодевшись, я осторожно встала.

– Идем!

Рей, уже готовый к выходу, перебросил сумку через плечо и привычным движением поднял меня вверх. Мы вышли из дома, направившись в сторону поля. Там в ста метрах от калитки нас ждал челнок, разрезающий осеннюю мглу холодным белым светом, исходящим из кабины. Перед входом Рей поставил меня на землю. Ребята в кабине шумно обсуждали бейсбольный матч. Ноа, несмотря на достаточно тесное пространство внутри кабины, даже пытался изобразить необычную подачу игрока. Заметив нас, он скинул свою сумку под сидение.

– О, Джиллиан, садись рядом со мной! – весело гаркнул он, постукивая ладонью по соседнему сидению. Я села около Ноа, а Рей прошел вперед и занял место рядом с пилотом. Вдруг между спинок кресел просунулась голова Джека.

– Слушай, это тебе не поможет! Джиллиан, конечно, чрезвычайно везучая, но то, что она села рядом, не принесет тебе удачи в нашем пари.

– Что за пари? – поинтересовалась я у главных затейников всех споров в нашей команде. Джек моментально все выложил:

– Короче, у него есть теория, что все, кто находится рядом с тобой, получают часть твоего везения. Вот мы и поспорили на то, что сегодня его любимая баскетбольная команда выиграет, если ты, конечно, будешь смотреть игру с нами.

– Боюсь, везение сегодня меня покинуло, – разочаровано произнесла я.

– Вот и проверим! Ждем тебя в баре в час ночи.

Я глубоко вздохнула, размышляя об очередном неожиданном повороте судьбы, а челнок, тем временем, уносил нас все дальше от дома, от нашего теплого уютного дома, в котором вместе со счастливыми воспоминаниями как будто осталась часть моей души.


Глава 2

Неделя до нашего отлета прошла быстро и далась мне легко. Почти все дни я проводила в лаборатории, стараясь наверстать упущенное за время проведенное дома. Вечером мои друзья тоже не давали мне скучать. Ноа, Джек и Алиса старались приобщить меня к спорту. После того, как любимая баскетбольная команда Ноа все-таки выиграла игру, он решил проверить свою теорию относительно моей везучести и в случае бейсбола. Каждый вечер он заходил за мной, и мы отправлялись в местный бар, где к тому времени собиралась уже целая толпа болельщиков.

Перед отлётом совет окончательно утвердил состав экипажа миссии. В этот раз в экспедицию отправились тринадцать человек, и потому нашу команду за глаза прозвали «чертовой дюжиной Рея». Доктор Браун, Йен, Ронни и я составляли научную часть группы. С Реем в команде военных были Алиса, Ноа и Джек. Джейн, летавшая с нами в качестве капитана на Цереру, решила поработать с Реем и в этот раз. Ее коллегами были два надежных и опытных пилота. Доктор Белинский имел статус бортового врача. Высокий худой мужчина пятидесяти лет не вызывал симпатии при общении, но благодаря прекрасным рекомендациям и большому опыту совет большинством голосов высказался за его кандидатуру. Солу, формально занимающему должность стажера-исследователя, позволили составить свою программу научных изысканий.

В этот раз нам выделили сравнительно небольшой корабль с красивым именем «Фрея». Он был оснащен всем необходимым исследовательским оборудованием, имел хороший оборонительный комплекс вооружения. За счет своих небольших размеров он затрачивал меньше энергетических ресурсов, чем большие корабли. Это было немаловажно с учетом того, что нам придется часто пользоваться сетью гипертуннелей.

На корабле был уже знакомый мне симулятор для отработки боевых действий. Как только мы отправились в полет, и доктор Белинский подтвердил мое выздоровление, Ноа и Джек с особым рвением взялись за мою подготовку, уделяя ей не менее трех часов в день. Я вымоталась до предела, но стоически терпела повышенную нагрузку, так как знала, что парни мне не желают зла. К сожалению, в силу моего нового статуса Рей не мог быть моим личным наставником. Совет решил, что он на тренировках может относиться ко мне более снисходительно, чем к остальным. С ним я виделась только во время обеда. Обычно мы разговаривали о текущих делах, избегая личных тем. Таковы были правила. В этой миссии на нашей одежде были установлены небольшие, величиной с пуговицу, камеры. Они фиксировали все наши действия и разговоры. Таким образом совет отреагировал на то, что мы, никому не говоря, немного покопались в базе данных нордов. Теперь, чтобы мы не задумали, скрыть это было невозможно. И, тем не менее, я чувствовала поддержку Рея. Перед остальными я хорохорилась, говорила, что тренировки мне даются не так уж тяжело. А что я могла еще сказать? Ведь именно от успехов на этих тренировках зачастую зависела жизнь всей команды. Рей все понимал без слов. Каждый раз за обедом я сидела, понурившись от усталости, понимая, что с этими тренировкам у меня никак не складывается, а он спокойно рассудительно говорил: «Давай попробуем разобраться с этим вместе». И я, припоминая все детали, рассказывала ему об ошибках, допущенных при прохождении программ симулятора. Мы разбирали каждую ситуацию отдельно. Тренируясь со мной перед миссией на Цереру, он понял, что сила и ловкость не относятся к моим сильным качествам. Мои физические данные не позволяли мне победить в рукопашном бою или стрелять на бегу, уклоняясь от встречного огня врага. Рей предложил мне изменить стратегию. Теперь моя первоначальная задача заключалась в том, чтобы найти укрытие, а потом, быстро все просчитав, разобраться с противником. Траекторию луча бластера я рассчитывала всегда идеально и стреляла в целом очень даже неплохо. Сначала, конечно, парни удивлялись, почему я, вместо того чтобы вступить в рукопашную, стремительно удирала в ближайшие кусты. Однако дальнейшие мои действия заставили их посмотреть на ситуацию под другим углом. Из-за укрытия я могла уничтожить целую группу нападающих, просто прицельно стреляя, или устроив маленькое бедствие в виде лавины, камнепада. С тех пор тренировки строились с учетом моих способностей, и дело быстро пошло в гору.

А вот в лаборатории все шло размеренно, можно сказать, там я отдыхала телом и душой. Ронни был безмерно рад, стрелу после экспертизы отдали ученым. Однако единственное, что эксперты смогли обнаружить с помощью микроскопа так это нанесенные на древке на языке нордов семь цифр. Как и ожидалось, на стреле не было следов ДНК чужаков.

В тот день, когда мы вышли из гипертуннеля около Горар, я, как обычно, вернулась в лабораторию после тренировки и обеда. Ронни аккуратно упаковывал стрелу в специальный, жесткий чехол.

– Как прошла тренировка? – спросил он, затягивания ремни, фиксирующие стрелу.

– Сегодня есть небольшой прогресс. Процент моих провалов снизился до тридцати, – похвасталась я своими успехами. – Джейн уже выходила на связь с центром?

– Да, выходила. Пришла информация по расследованию.

– Что там? – с нескрываемым интересом спросила я, приступив к подготовке реактивов, которые мы планировали взять на Горар.

– Нашли владельца этого челнока. Только вот вряд ли это поможет. Оказывается, он просто сдал его в аренду неизвестному мужчине. Естественно, документы, которые незнакомец по закону должен был предоставить владельцу транспортного средства, оказались поддельными. Да и сам челнок чист. Никаких зацепок! Теперь только норды могут пролить свет на происхождение этого артефакта.

Ронни отложил чехол со стрелой и подошел к рабочему столу, где я готовила реактивы.

– Давай-ка еще раз продумаем список реактивов, которые надо взять с собой.

– Прекрасное занятие, чтобы убить несколько часов до посадки. Норды уже дали разрешение на исследование пород в прибрежных пещерах?

– Да, мы давно хотели туда попасть, но сначала решим вопрос со стрелой. Доктор Браун выяснил, кто может установить историческую ценность и происхождение артефакта. Как раз в городе Хор, где мы совершим посадку, есть большой историко-зоологический музей, там работает некий Зоа Рор. Он отлично разбирается в истории Горар. Вот ему-то мы сегодня и нанесем визит.

Через несколько часов, когда в Хоре наступило раннее утро, Джейн запросила разрешение на посадку, и мы вошли в один из самых больших портов планеты. Насколько хватало глаз, поверхность планеты покрывали заснеженные горы. Каждая из них была намного выше Эвереста. На разных высотах из гор выходили огромные платформы, принимающие корабли со всей вселенной. После того как Джейн мягко посадила «Фрею» на нижнюю платформу, где атмосфера была не сильно разряжена, мы начали собираться. Я проверила вещи в рюкзаке, одела два свитера, теплую уличную одежду и обувь, специально разработанную для местного климата. Когда мы собрались у выхода, мне было уже, мягко говоря, жарковато.

– Готовы? – спросил Рей, надевая перчатки.

– Да, – ответил за всех Джек, – открывай холодильник!

Рей открыл дверь. В шлюз корабля тут же ворвался резкий ледяной ветер и обжег лицо морозом. Ресницы заиндевели, а изо рта пошел пар. Когда мы вышли на улицу, я посмотрела на наручный коммуникатор: термометр показывал минус сорок пять градусов по Цельсию!

Возле шлюза, перекрывающего вход в гору, нас ожидал представитель нордов. Конечно, я сто раз видела их на фотографиях и в видеозаписях, однако первая встреча все же меня чрезвычайно поразила. Перед нами стояло существо в два раза выше рослого мужчины! Нижняя часть его туловища напоминала тело собаки. Все, что располагалось выше бедер, было ближе к человеческой анатомии. Тело норда покрывала густая белая шерсть. На ногах и руках существа были длинные когти. Непередаваемые эмоции вызывало и лицо местного жителя: широкий нос, высокий лоб и мощные челюсти хищника – такое лицо вызывало желание броситься наутек, если бы не умный, доброжелательный взгляд голубых глаз. На мое удивление, в такой лютый мороз норд одел только накидку с капюшоном, защищавшую его шерсть от мокрого снега.

– Приветствую вас на Горар! – низким голосом сказал он на нашем языке. Рей был впереди, и норд первым протянул ему руку.

– Здравствуй, Рей, – оскалился норд, изобразив подобие улыбки. – Давно тебя не видел, дружище! Как поживаешь?

Рей ответил норду как старому другу:

– Ничего Вааз, все как обычно. Мотаюсь со своими ребятами из одного края Вселенной в другой. На этот раз у нас несколько другая цель.

– Да, да, слышал, пропавшие ученые. Ну, пойдем быстрее внутрь, сегодня прохладно.

Он подошел к огромному шлюзу, и двери перед нами раздвинулись. За дверями шлюза показался длинный ярко освещенный полукруглый коридор. Он был высечен прямо в скале! После того как шлюз за нами закрылся, стало намного теплее, всего минус пять градусов. Рей снял со стены доску, по форме и размеру напоминающую скейтборд, с креплениями для ног, но без колес. Остальные последовали его примеру.

– Что это? – спросила я шепотом у Ронни, не желая показаться невежей.

– А, это доска для перемещений. Здесь приходится преодолевать довольно большие расстояния, поэтому некоторым существам, вроде людей, приходится ускоряться с помощью этой доски. Я покажу, как она работает.

Ронни расположил доску параллельно полу, и та осталась парить в воздухе на расстоянии сантиметров двадцати от поверхности. Он встал на нее, после чего металлические держатели автоматически защелкнулись, надежно зафиксировав его ноги.

– Все просто! Доска реагирует на изменение давления на определенные ее участки. Вот смотри, сейчас я переведу вес на левую ногу, и она начнет движение вперед.

Ронни плавно подал корпус вперед и двинулся по коридору. Через пять метров он перенес вес на другую ногу, и доска остановилась, он вернулся ко мне.

– Короче, ничего сложного! К ней все достаточно быстро приспосабливаются.

В ответ я только кивнула и, взяв доску, аккуратно встала на нее. Она немного просела под моим весом, а потом опять поднялась.

Вааз ожидал, когда мы закончим экипироваться.

– Если вы готовы, двигаемся дальше. Встреча с представителями совета состоится через два часа. Вам надо успеть оставить свои вещи в гостинице.

Он повернулся в сторону тоннеля, встал на передние конечности и рванул с ошеломительной скоростью вперед. Все последовали за ним. Я перевела вес на переднюю часть доски и тоже начала движение. Через несколько метров стало ясно, что не все так просто, как кажется на первый взгляд. На очередном повороте туннеля я не смогла правильно распределить нагрузку и вписалась в стену. Сол, которому это тоже было в новинку, чуть не налетел на меня.

– Джиллиан, осторожнее! – крикнул он и, ударившись об стену, закрутился волчком посреди тоннеля.

Ноа молча схватил Сола за рукав куртки и потащил его следом за собой, набирая скорость. Рей, в свою очередь, крепко обнял меня одной рукой за талию.

– Повторяй за мной, – сказал он, резко переместив вес на передний край доски, и та послушно рванула вперед, набирая обороты. Теперь при каждом повороте я ощущала, как Рей переносит вес на пятки или носки, слегка отклонив корпус то вправо, то влево. Вскоре я решила, что уверенно держу баланс, и попросила его отпустить меня. Это было просто здорово, ощущать эту скорость, драйв, прохладный ветер, бьющий в лицо! Но не успела я насладиться полетом, как вдруг тоннель закончился. Группа резко остановилась, и я с размаху врезалась в Джека, чуть не опрокинув его.

– Извини, – сказала я, потирая плечо. Подняв глаза, я тут же забыла обо всем от всепоглощающего изумления.

Передо мной открывалась огромная пещера! Ее площадь могла вместить как минимум несколько небоскребов. Стены и здания от пола до самой вершины обвивали желтые толстые ветви растений, создавая впечатляющий рельеф. Но больше всего поражали дома! Для каждого строения была сделана отдельная ниша, и от основной пещеры внутреннее помещение отделяло только стекло. В свете нависающих мощных ламп стеклянные фасады переливались множеством оттенков зеленого цвета, они напоминали витражи готического собора. Огромные колонны укрепляли своды пещеры, и почти каждый столп опоясывала винтовая лестница. По ней можно было попасть на небольшие овальные платформы. Они парили возле колонн и напоминали древесные грибы, облепившие гигантское дерево. На этих платформах располагались кафе, зоны отдыха, торговые точки.

На площади перед нами двигались тысячи существ со всей вселенной, создавая неимоверный шум. Разнообразие видов было так велико, что я даже не могла припомнить названия некоторых из них. Одни, так же как и мы, перемещались на досках, за другими растянулись тягачи, груженные разнообразными товарами. Все эти существа прибыли на Горар как на одну из ведущих площадок для переговоров и торговли. Только здесь они могли чувствовать себя в полной безопасности, так как норды запретили кому-либо устраивать кровопролитие на их планете.

Норд, встав на ноги, покосился в мою сторону.

– В твоей команде появились новички. Не слишком ли рискованно для такого сложного дела? – обратился он к Рею.

– Да, их ты еще не знаешь. Это Сол и Джиллиан, в их активе только одна довольно сложная экспедиция. Несмотря на неопытность, они все же заслужили наше доверие.

Норд еще раз внимательно посмотрел на нас.

– Рей, я зарезервировал вам комнаты, как обычно, в «Красных столпах». Увидимся через час у входа в гостиницу.

– Спасибо, друг, – произнес Рей, прежде чем норд смешался с толпой.

Рей стал медленно пробираться вперед, и мы последовали за ним, стараясь держаться как можно ближе друг к другу. На другой стороне площади был проход в другую, не менее крупную пещеру. Здания здесь переливались уже не зеленым, а красным цветом. Тут и находились «Красные столпы». Действительно, гостиница, сравнительно небольшое здание, была облицована красным камнем и стеклом. Такое архитектурное решение, по-видимому, и отражалось в ее названии. На первом этаже располагалась местная забегаловка. В нее вел широкий арочный вход, открывающий практически всю внутреннюю часть помещения. Похоже, мои товарищи уже не раз здесь бывали. Рей, Алиса, Йен и все остальные стали уверенно проталкиваться через посетителей к барной стойке. За ней стоял очень колоритный полноватый мужчина. Лицо его украшали тонкие усики, а маленькие черные глазки бегали из одного угла заведения в другой.

– Как жизнь, Франсуа? – громко спросил Рей.

Франсуа, заметив нас, широко расставил руки и, стараясь перекричать многочисленных посетителей, прохрипел прокуренным голосом:

– Рей, как же давно ты не заглядывал в наши края!

Мои товарищи начали шумно здороваться с французом, а Рей тем временем выложил из рюкзака небольшой сверток.

– Как и обещал, земной табак.

Хозяин убрал табак в карман и навалился на стойку.

– Пусть твои ребята размещаются, а мы пока с тобой потолкуем. Ребят, жду вас через полчаса! – обратился он к нам, широко улыбаясь. – Сытный завтрак будет вам обеспечен. Алиса, красавица моя, твой любимый кофе, как всегда будет с натуральными сливками.

Рей проводил нас до лифта и передал мне свой рюкзак.

– Джиллиан, Сол, там вас ждет кое-что интересное. Алиса и Йен помогут разобраться вам с этой технологией. Я думаю, вам это понравится!

Я, Сол, Алиса и Йен поднялись на лифте примерно до середины здания. Когда двери лифта открылись, перед нами предстал небольшой холл. В его торцевой части находилась только одна дверь. Около нее висел небольшой белый прибор. Я вышла из лифта, Алиса последовала за мной, а Йен и Сол поднялись выше.

– Я объясню, как это работает, – сказала Алиса, сняв с прибора нечто напоминающее ободок. – Все это здание состоит из нанороботов, которые могут принимать всевозможные формы и структуры. Эта технология далека от твоей любимой химии. Если ты посмотришь через микроскоп на любой предмет в своем номере, то увидишь, что он состоит из одинаковых мельчайших частичек – это и есть нанороботы. Создавая определенные микроскопические структуры, они воссоздают видимые макроскопические свойства объекта, такие как блеск металла, хрупкость стекла, цвет, форма. Сейчас там, за дверью, ничего нет, кроме бесформенной массы, и тебе предстоит самой создать интерьер этой комнаты.

– Каким образом я это сделаю?

– Все просто, сейчас я закреплю на тебе вот этот сканер, он считает представленную тобой картину и воплотит идею в реальность за считанные секунды. Кстати, еду лучше в образ не добавлять. Сама понимаешь, яблоки из нанороботов будут несъедобными.

Алиса зафиксировала на моей голове странное приспособление.

– Я ведь не могу четко представить все мелкие детали знакомого мне интерьера, что тогда делать?

– Ничего, компьютер все недостающие детали дорисует сам. Ему важен только общий образ, взятый из твоего сознания.

– А что чаще всего делают?

– Чаще всего воссоздают интерьер, соответствующий домашней обстановке. Некоторые заказывают что-нибудь из модных каталогов по дизайну. Ну что, ты готова?

Я еще раз подумала о месте, в которое хотела бы вернуться, и кивнула головой.

– Включаю, – сказала Алиса.

Через минуту коробочка на стене пискнула, девушка сняла с меня ободок.

– Твоя комната готова, можешь заходить!

Я приложила палец к замку, и тот, считав отпечаток, открыл дверь. Я включила свет. Удивительно, но обстановка внутри практически полностью соответствовала тому, что я когда-то видела: белые обои, мебель, большая кровать посреди комнаты, на ней серое покрывало. Рядом с окном стол и два кресла. Да, это было то самое место из моих воспоминаний – номер в гостинице, который мы сняли после вечеринки в кафе. Я была довольна! Хоть комната и была безликой, серой, мне она возвращала дорогие воспоминания.

Алиса хмыкнула.

– Первый раз вижу, чтобы заказывали обычный гостиничный номер, но, видимо, у каждого свой вкус.

– Все достаточно просто и удобно, – равнодушно прокомментировала я свой выбор, скрывая истинные мотивы.

– Ладно, я пошла к себе. Встретимся внизу.

– Хорошо.

Я решила помочь своему организму справиться с разницей во времени, ведь у нас был уже вечер, а здесь время только приближалось к полудню. Я наскоро приняла душ, легче оделась. После этого уже пришлось спешить. К тому времени как я спустилась вниз, вся команда уже расположилась за большим овальным столом. Не было только Рея. Ноа жестом показал на место рядом с собой.

– Где Рей? – спросила я, балдея от запаха только что сваренного кофе.

– Можно сказать, что он в разведке. Кто-то уже месяц ждет нас здесь, в Хоре. Франсуа говорит, что каждую неделю к нему заходили разные люди, и все они интересовались, не остановился ли здесь Рей.

– Кто-то слил информацию?

– Угу, нам опять придется искать крота, – ответил Ноа так, как будто это было обычным делом.

Со вздохом я принялась за тост и сыр. И тут мое внимание привлек доктор Белинский. Он услышал мой с Ноа разговор и явно потерял аппетит. Заметив у входа Рея, он торопливо отставил свой кофе и поспешил к нему навстречу. За шумом посетителей я не могла расслышать, о чем они говорят. Доктор что-то минут пять объяснял Рею, после чего Рей кивнул головой. Белинский покинул кафе, и, как мне показалось, он был в панике!

Рей подошел к нам и сел рядом с Йеном, напротив меня.

– Что удалось выяснить? – спросил Ноа.

– Немногое. Нас ищут уже месяц. Сначала искали наугад, заходя во все забегаловки, отели и торговые точки. Потом они раз в три дня появлялись в отелях и в местах, где мы обычно закупаем необходимые для экспедиций вещи. Расспрашивали не только обо мне, но и об остальных людях из группы, – Рей, помедлил, прежде чем продолжить. – Джиллиан их тоже интересовала.

– Ладно, по-видимому, мы скоро с ними познакомимся, – заключил Ноа. – Думаю, нам надо подготовиться к этой встрече.

Рей, глядя в глаза Ноа, лишь кивнул.

– Рей, а куда пошел доктор Белинский? Я думала, он захочет с нами посетить музей, – спросила я, как бы, между прочим, стараясь не выдавать своей тревоги.

– Он вспомнил, что хотел купить здесь порошок из местных древесных червей. Это большая редкость, поэтому ему нужно потратить некоторое время на поиски.

Тут у входа появился Вааз. Он слегка нагнулся, проходя под аркой над входом в заведение, и начал пробиваться через посетителей кафе, которые в массе своей были людьми. Кафе было известно своей земной кухней, поэтому другие представители вселенной редко заходили в это заведение. Кое-как добравшись до нашего стола, проклиная низкие потолки и тесноту, он сел сразу на два стула и залпом выпил кофе.

– Еда здесь отвратная, но кофе просто отличный. Рей, кто с тобой пойдет? – спросил Вааз, сразу переходя к делу.

– Доктор Браун, Джейн и Джек.

– Хорошо, я вас провожу, времени почти не осталось.

Норд встал со стульев и, уронив один из них, направился к выходу.

Прежде чем уйти, Рей предостерег Ноа, который среди нас оставался главным:

– Ноа, будьте осторожны. На рожон не лезьте. Связи с вами у меня не будет, так что старайтесь избегать опасных ситуаций.

Конечно, кроме меня пока еще никто не знал, что Рей в любой момент может связаться с Солом, но так было нужно. Даже если кто-то воспользуется тем, что наша группа разделилась, и нападет на нас, Рей всегда будет в курсе событий, сможет настичь врага внезапно. Если группе Рея понадобится помощь, у нас также будет преимущество.

– Хорошо, Рей, мы будем на чеку.

Доктор Браун, Джейн, Вааз и Джек уже ждали Рея у входа, и он поспешил к ним. Я смотрела ему вслед, мне почему-то захотелось вот именно сейчас сорваться с места, прижаться к его широкой спине и сказать: «Ты уж тоже будь там осторожен», – но я лишь бессильно сжимала ладони.

Когда Ноа положил мне руку на плечо, я вздрогнула.

– Пойдем Джиллиан, все будет хорошо, – уверенно произнес он.

Я посмотрела на него и тихо поблагодарила так, чтобы мог слышать только он:

– Спасибо.

Ноа, Сол, Алиса, Ронни и я отправились в музей. Он находился довольно далеко от того места, где мы остановились. Нам пришлось преодолеть около пяти километров по извилистым тоннелям, прежде чем мы оказались перед его входом. Заведение занимало отдельную искусственно созданную пещеру. Зайдя внутрь, мы сразу попали в огромный зал. У входа стоял местный служитель. Он очень внимательно наблюдал за посетителями.

– Добрый день, не могли бы вы подсказать, где мы можем найти Зоа Рора? – вежливо спросил Йен.

Норд на время отвлекся от своей работы, посмотрев на нас сверху, и, фыркая, проворчал:

– Подсказать могу, только все равно вы его не найдете. Он в запасниках, а там черт ногу сломит!

– Нам надо обсудить с ним очень важный вопрос. У нас есть один артефакт, который нуждается в его экспертной оценке.

Норд тяжело вздохнул:

– Ладно, пойдёмте, замучили меня его посетители и их артефакты.

Он махнул рукой, и откуда-то со стороны появился еще один смотритель. Норды поговорили о чем-то на своем языке, и смотритель, оставив свой пост, повел нас через зал.

Я оглядывалась по сторонам, удивляясь разнообразию животного мира на планете с таким суровым климатом. В зале было множество чучел птиц, которые отличались своими размерами и окрасом. Все они имели плотное оперение и толстую подпушку. Были существа, похожие на наших больших кошек. Только в отличие от наших, земных, они имели более густую и длинную шерсть. Рядом стояли животные на очень длинных ногах. Из середины их туловища росла длинная шея, которая заканчивалась широкой зубастой пастью. Существа имели массивный костный нарост на той части, которую можно было бы считать головой. Я остановилась, чтобы лучше рассмотреть этих пятиметровых исполинов.

– Кто это? – спросила я, задерживая нашу группу.

– Это укгор, он обитает в прибрежных районах, питается рыбой, – с удовольствием ответил норд.

– А зачем ему этот нарост на голове?

– Ну, ясно зачем, у нас ведь океан покрыт почти круглый год льдом, вот он этим наростом лед и пробивает. Стоит на своих длинных ногах, как на подпорках, и бъет по льду этим наростом, пока не раскроет большую полынью. Ну а потом дело за малым, рыбы у нас много.

– Он, наверное, все мозги себе отбил? – задумчиво произнес Ронни.

– Отнюдь, – ответил норд, продолжив свой путь, – они у него совсем в другом месте.

– И где же?

– Конечно же, в заднице, – коротко ответил норд, со сдержанностью реагируя на наш дружный гогот.

Следующий зал занимали черви и пауки всевозможных форм и размеров. Посреди зала, растянувшись на всю его ширину, был установлен экспонат огромного червя. Длина его составляла около десяти метров, а ширина примерно половину от метра. Он был белым, и с обеих его сторон росли жвала, похожие на бур. Норд, заметив заинтересованность, решил повысить уровень наших знаний:

– Это зууский червь. Он обитает по всему континенту. Имеет специальные буры на каждом конце туловища. Ими он делает ходы в скальных породах, пропуская измельченные камни через себя.

Дальше норд не задерживался, и, быстро миновав ряд коридоров и хранилищ, мы, наконец, оказались у большой металлической двери.

– Здесь я вас оставлю, – сказал смотритель, – не хочу слушать его нытье. Удачи.

Мы зашли в небольшую комнату без окон, которая вся была завалена чучелами, банками для экспонатов, книгами, рабочими инструментами. На столе, посреди запыленных чучел местных птиц, стояла грязная посуда и бутылка какого-то дымящегося зелья. Норд, сгорбившись, сидел на массивном стуле и ковырялся пинцетом в чучеле непонятного существа, отдаленно напоминающем кошку. Он то и дело чесался и фыркал.

Алиса осторожно толкнула Йена в бок, шепотом сказав:

– По-моему, по части бардака он даже меня переплюнул.

– Йен, ты уверен, что этот блохастик и есть Зоа Рор? – следом спросил Ронни. После вопроса Ронни, норд, чешущий в этот момент свою ногу, замер. Йен привычным движением поправил круглые очки и громко обозначил наше присутствие:

– Здравствуйте, вы Зоа Рор?

Норд повернул к нам свое мохнатое лицо.

– Да, это я, – сказал он гулким низким голосом. – Что вам надо?

– У нас есть одна вещь, – начал издалека Ронни. – Мы хотели, чтобы вы на нее взглянули.

– Если вы хотите, чтобы я оценил очередной липовый антиквариат, то ступайте прочь! – с раздражением бросил он, обратно поворачиваясь к своей работе. – И кстати, я не блохастый! Просто у меня аллергия на эту драную кошку.

Ронни покраснел, по-видимому, только сейчас припомнив, что у нордов отличный слух. Йен решил сказать все напрямую:

– Этот предмет – стрела, сделанная из кнухту.

Норд опять повернулся к нам, и на сей раз в его голубых глазах был неподдельный интерес.

– Так чего же вы стоите у входа! С этого и надо было начинать!

Мы пробрались к столу, а Зоа Рор тем временем сгреб все вещи со стола в один угол. Сбросив мохнатой лапой сор, он включил еще одну лампу над столешницей.

– Выкладывай, – сказал он. Ронни расстегнул чехол и аккуратно положил стрелу на стол. Зоа Рор склонился над древком и начал внимательно его изучать, нацепив на глаза какой-то прибор. Йен в это время рассказал о том, как она у нас появилась:

– Эту стрелу кто-то запустил в дом одного моего коллеги. С учетом того, что предметы, изготовленные из такой древесины, редки и имеют ритуальное значение для нордов, удивительно, как она оказалась на Земле. Всего о ней нам известно два факта. Во-первых, мы знаем, что цвет ее оперения предупреждает о нападении хищников, второе – на ее древке нанесено семь цифр на вашем языке.

Зоа Рор протяжно вздохнул, смотря задумчиво перед собой.

– Вот что я вам расскажу, – начал он, и мы все обратились в слух, – эту стрелу я уже видел. Пять лет назад в Хор с Земли прибыла группа историков. Они предложили устроить выставку некоторых экспонатов из нашего музея на Земле. Взамен они привезли свои экспонаты. Главным среди них был профессор Марк Зелинский. Мы очень тогда подружились с этим седовласым стариком. Так вот, когда он уже стоял около корабля на стартовой платформе, я вручил ему эту стрелу со словами: «Я доверяю ее исключительно тебе, мой дорогой друг, ибо таких стрел осталось только три, и она имеет огромную ценность для нашего народа».

Ноа сразу пробил по базе данных досье на Марка Зелинского. Он показал нам фотографию бородатого старичка с добрым лицом

– Пропал вместе с командой из пяти человек, грузом и кораблем по пути следования на планету Горар. Цель их полета – возвращение экспонатов в музей планеты Горар, – коротко резюмировал досье Ноа, и затем он задал вопрос, который возник, как мне казалось, у всех нас: – Вы отследили путь похищенного корабля по сети гипертуннелей?

– Отследили. Сначала корабль сделал несколько скачков к планетам, где можно продать что-то нелегально, например, краденные или запрещенные вещи, рабов. Там мы нашли многое из утерянных ценностей, но, признаться честно, людей не искали. В последний раз корабль вышел из гипертуннеля около системы двух планет. Они относятся к Земному типу и вращаются вокруг общего центра тяжести, не загораживая друг друга от света звезды. Обе планеты имеют флору и фауну, но жизненных форм с развитым интеллектом там нет. Тихий угол, в котором похитители разобрали корабль на части. На орбите мы нашли только горстку металлолома. Стрела была потеряна.

Рассказ Зоа Рора соответствовал тому, что мы знали о принципах работы группы Цубера.

– А что это за цифры на древке?

– У-у-у,– протянул Норд, – это просто идентификационный номер экспоната музея, вот и все.

– Да, – задумчиво произнес Йен, – теперь мы знаем, откуда взялась эта стрела. Осталось выяснить причину ее появления и личность отправителя. К сожалению, сейчас это сделать невозможно. Спасибо, что ответили на наши вопросы.

Норд решил нас по-своему отблагодарить:

– Не за что! Если вам это интересно, я могу вас отвести в место, где, возможно, растут кнухту. Сейчас эти деревья встречаются крайне редко. Всего можно насчитать около пятидесяти экземпляров. Но тут, недалеко, в десяти километрах отсюда, есть ходы в нижние пещеры. Они расположены близко к огненным рекам, в которых течет горячая жижа. Хоть местные растения и берут воду и питательные вещества из подземных горячих источников, вода из огненных рек слишком горяча даже для них. Но все же я смею надеяться, что в подобных местах еще есть вероятность встретить этих исполинов. Местные власти не хотят делать туннели, которые позволят исследовать нижние пещеры в том районе. Они считают цели сомнительными, а затраты слишком большими. Машины использовать невозможно, сигнал не проходит. А вот по длинным узким ходам, которые прорыли зууские черви, некоторые из вас пролезть могут. Можете взять там образцы пород, воды. И если вы обнаружите кнухту, это будет еще одним плюсом в пользу строительства тоннеля.

Было видно, что глаза Йена загорелись от азарта, и он решил повысить ставки:

– Хорошо, мы пойдем с вами, но с одним условием. Если мы найдем кнухту, вы позволите нам забрать с собой несколько его саженцев и расскажите секреты обработки.

Норд фыркнул:

– При хороших результатах нашей вылазки я могу только пообещать, что внесу эти вопросы в повестку дня совета. Все же, это достояние всего нашего народа. Я не вправе решать.

Ноа интересовал другой аспект этого предприятия:

– Есть еще один вопрос. Что нас ждет по ту сторону хода? Есть какие-нибудь опасные хищники?

– Нет, – затряс головой норд. – Нет, не думаю. Ходы слишком близки к главным тоннелям. Если бы хищники были в нижних пещерах, то по ходам зуусов они и в верхние тоннели проникли бы. Эта ситуация отслеживается специальными службами. Пока никаких хищников там не замечали.

– Хорошо, – поспешил согласиться Йен, – мы согласны. Сегодня мы можем сделать первую вылазку и наметить план исследований.

Норд поднялся со своего массивного табурета и снял рабочий фартук.

– Можно и сегодня. Нам нужен плот. Арендуем его в лавке моего друга, идемте.

Мы вышли из музея, встали на доски и последовали за Зоа Рором через тоннели. Сначала мы шли по довольно узким путям, вдоль которых тянулись магазинчики и забегаловки. Свернув в один из закоулков, мы попали в лавку со снаряжением. Там Зоа Рор громко позвал хозяина лавки:

– Монк! Монк, это я, Зоа.

Где-то в дальнем углу что-то загремело, и из подсобного помещения вышел еще один норд. Тот был в жилете, сотканном из кожаных лоскутов. Карманы жилета были туго набиты всякими странными предметами.

– У-у-у, Зоа, зачем на этот раз пожаловал?

– Нужен крепкий плот, который выдержит меня и еще пятерых людей.

Монк посмотрел на нас, по-видимому, прикидывая размер плота. Он взял лестницу и полез наверх к полке, забитой какими-то тряпками.

– Сейчас достану. Говори, еще что нужно.

– Давай крепкий трос, каски с фонариками для людей. У нас сегодня намечена небольшая спелеологическая вылазка.

Монк сложил все в большую коробку и оскалился в неестественной для нас улыбке.

– Платит музей?

– Конечно, – ответил Зоа Рор, так же улыбаясь в ответ.

Наш путь все дальше отходил от центральных тоннелей. Теперь тягачи с товарами попадались все реже и реже, а торговые точки совсем исчезли. В конце концов, мы оказались в пещере с низким сводом. Большая ее часть была затоплена.

– Ну что, вот и прибыли. Сейчас будем перебираться на ту сторону озера, – сказал норд, снимая со своей спины плот.

Мы взялись за края плота и потянули их в разные стороны. Самое удивительное, что материал плота был не плотнее плащевой ткани. Я покосилась на норда, который практически упирался головой в потолок пещеры, а потом на когти на его ногах. «Далеко ли мы уплывем на этом надувном матрасе?» – задала я сама себе вопрос, на который тут же получила ответ. Ноа повернул ручку клапана, и плот тут же набрал в себя воздух, а затем на его поверхности появились серые чешуйки. Я нагнулась и пощупала поверхность. Было такое ощущение, что она покрыта металлом, очень прочным, легким металлом.

– Прикольно, да? – сказал Ронни, заметивший мое удивление.

– Да уж, а чем грести будем? – задала я логичный вопрос.

Норд достал из рюкзака четыре полоски высотой с себя. Он резко взмахнул одной из них, и она превратилась в палку. Ту же операцию он проделал и с другими полосками.

– Вот этим! – пробасил он, кидая мне в руки очень легкий шест. – Справишься, мелкая?

– Справлюсь, – резко ответила я.

Мы спустили плот в серую дурно пахнущую жижу и равномерно распределились по его поверхности. Норд расположился посередине плота. Я опустила шест и почувствовала, как он проходит через плотный слой отложений на дне озера. Ноа впереди поднял свой шест, я поспешила сделать то же самое. Однако, как нарочно, палка завязла, и я чуть не слетела с плота в озеро. Норд с раздражением схватил мой шест, вырвал его из жижи и швырнул Ронни.

– Совсем хилая.

– У каждого свои недостатки, – обиженно пробормотала я, уступая место Ронни.

Путь через озеро занял у нас полчаса. Можно было и быстрее добраться, но свод пещеры в середине водоема был до того низок, что норд там с трудом протиснулся даже лежа. На другой стороне озера берег оказался более узким, буквально пару метров шириной, а дальше – невысокая отвесная стена и сразу свод. Из стены на нас глядели черные дыры, проделанные червями.

– Ну и в какую дыру нам лезть? Их тут не меньше десяти, некоторые, наверное, уже завалены, – поинтересовался Ронни.

– Зажигалка есть?

Йен, покопавшись в рюкзаке, достал зажигалку и передал ее норду. Зоа Рор обошел все ходы. Он выбрал тот, у которого пламя, сдуваемое порывом более теплого воздуха, резко отклонилось в нашу сторону. Ход был настолько узким, что туда могли проснуться только я или Алиса.

– Какова длина этого хода? – спросил Йен, светя в черноту фонарем.

– Около двухсот метров вниз. Тут он узкий, а дальше еще больше сужается. Из вас, – он окинул взглядом нашу группу, – пройдут только двое!

Повисла молчаливая пауза, которую нарушила Алиса:

– Ронни, положи мне в рюкзак все необходимое, включая контейнеры для сбора образцов и запасную лебедку. Посмотрим, что там!

– Ты уверена? – спросил Йен, глядя Алисе в глаза.

– Да, – спокойно ответила Алиса.

Ноа и Ронни начали готовить доску к спуску. Они сняли с нее крепления для ног и с одной стороны закрепили трос. Выставив уровень на минимальную высоту в два сантиметра, Ноа отменил функцию движения. На этой доске Алиса должна была спуститься вниз. Со второй доской были проделаны те же самые действия, после чего Ронни привязал к ней рюкзак и прицепил ее к основной доске.

– Вниз пойдешь лицом вперед. Имей в виду, сигнал от коммуникатора через такую толщу породы не пройдет. Ждем твоего возвращения через час. Если потребуется экстренная эвакуация, дергай трос два раза, – инструктировал Ноа Алису.

– Угу, ладно, я пошла, – сказала Алиса, надевая каску и включая фонарик. Без колебаний она легла на доску, перегнулась через край хода, вытянула руки вперед и нырнула. Девушка не спеша проталкивала доску руками, и вскоре ее очертания исчезли во тьме. Я нервно потирала замерзшие руки. Йен был молчалив и сосредоточен, наблюдая за тем, как Ноа потихоньку травит вниз веревку.

– Она уже должна быть у выхода, – сказал Ноа.

Неожиданно, веревку кто-то дернул, да так сильно, что Ноа со всего размаху влетел в стену.

– Тащи ее обратно! – крикнул Йен, и уже сам взялся помогать. Но было уже поздно! Веревка пошла легко, и нетрудно было догадаться, что на другом ее конце Алисы нет. Уже через пару минут Ноа вытащил конец троса, он был разодран в клочья. Я еле сдержала крик, а Йен подбежав к краю колодца отчаянно закричал:

– Алиса! Алиса!

Ему ответило только эхо. Он запустил руки в свои волосы, сжав пальцы так, что костяшки на них побелели.

– Ноа, собирай меня, я иду за ней! – сказал он, с мольбой в глазах смотря на Ноа.

Ноа повернулся к Зоа Рору, гневно крикнув:

– Что это было? Что? Ты говорил в этих местах никаких хищников нет!

– Нет, но ведь пещеры связаны ходами, и Зууские черви постоянно роют новые. Возможно, хищник проник через какой-то новый ход.

Ноа протяжно вдохнул воздух, пытаясь успокоить нервы.

– Йен, ты не пройдешь через колодец. Надо идти обратно за Реем. Мы придумаем что-нибудь другое.

Йен прислонился к скале, не находя себе места. А я, я уже знала, что надо делать! Я положила ладонь на руку Ноа и дождалась, когда он обратит на меня внимание.

– Ноа, за Алисой пойду я.

Ноа, как загипнотизированный, с минуту смотрел на меня.

– Да ты шутишь! Как я могу отпустить тебя туда одну? – буквально проорал он.

Внутри меня всю трясло от ужаса. Я посмотрела на Сола. Только он мог сейчас моментально передать все Рею, но тогда нам придется ждать как минимум несколько часов до начала спасательной операции. Рей не позволит мне пойти туда. Сол вытер капли пота со лба и кивнул в знак молчаливого согласия.

– У нас нет выбора! Рей на переговорах, пока он доберется сюда, пройдет слишком много времени. Я спущусь вниз, если нужно, окажу Алисе первую помощь, и мы спокойно дождемся начала спасательной операции. Ноа, пожалуйста, ну пожалуйста! – взмолилась я, смотря ему в глаза.

– Боже, – раздраженным голосом взвыл он, – дай мне с тобой сил! Джиллиан, там, по ту сторону этой чертовой дыры, тебя подстерегает смертельная опасность!

– Ты прекрасно тренировал меня на симуляторе! Я справлюсь! Я отлично стреляю, – продолжала я уговаривать Ноа.

– Отлично? Ты же знаешь, что если встретишься лицом к лицу с врагом, удача отвернется от тебя. Там нет укрытия, путь один!

– Но у нас нет выбора! – закричала я в ответ.

Он опустил голову и положил руки на затылок.

– Черт, ну хорошо! – уже спокойно произнес он. – Надо что-то придумать, чтобы снизить твой риск.


Глава 3


– Насчет хищников я могу вам подсказать кое-что, – уже не так бойко и уверенно заговорил Зоа Рор. – Большую часть времени они привыкли проводить в темноте, поэтому можно их на время ослепить ярким светом.

– Неоновые палочки подойдут? – спросил Ронни, доставая из своего рюкзака с десяток палочек.

– Вполне.

– Уже лучше! – произнес довольно Ноа. – Теперь есть хоть какой-то план.

Ноа и Ронни начали готовить меня к спуску. На сей раз в рюкзак они положили неоновые палочки, медикаменты, воду, несколько питательных батончиков. Я наблюдала за ними с напущенным спокойствием. Внутри же меня всю трясло от ужаса. Я почувствовала, как мои руки сами по себе начали дрожать, и быстро спрятала их за спину. Сол, смотревший на меня в упор, подошел ко мне и обнял за плечи. Он поцеловал мой висок и прошептал на ухо:

– Как только ты уйдешь, я сообщу Рею.

Я молча кивнула. Мужчины закончили приготовления. Ноа подошел ко мне, надел каску и включил фонарик.

– Так, спускаться будешь, как и Алиса, вниз головой. Дойдешь до выхода не высовывайся, сначала выкинь неновую палку. Потом достанешь бластер и осторожно выйдешь. Там ориентируйся по обстановке. Если все нормально, дернешь один раз, если тебя необходимо срочно поднять – два раза, поняла?

– Да, поняла, – коротко ответила я, и подошла к дыре.

Я смотрела в черноту, и мои ночные кошмары оживали. После возвращения с Цереры по ночам мне изредка снились те черные змеи. Они нападали на меня и Рея, шинели, пытались разорвать на части, утащить во тьму. Сейчас эти воспоминания вернули меня в прошлое. Мне с трудом удавалось сдержать дрожь, которая периодически проходила волнами по телу. Голос Йена вывел меня из панического состояния, заставил сосредоточиться:

– Джиллиан, мы можем дождаться начала спасательной операции. Рей именно так бы и сделал.

Я посмотрела ему в глаза. Там было столько отчаяния. Сейчас я, как никто другой, понимала Йена.

– Нет, – только и смогла выдавить я, и, закрыв глаза, перевела дыхание, – Ноа, подсади меня.

Ноа легко поднял меня, и я, опершись животом на доску, перевалилась через край дыры. Ход был идеальной круглой формы. Я стала перебирать руками, проталкивая вперед себя и рюкзак, следующий за мной на другой доске. Первые сто метров шли вниз под довольно острым углом, потом спуск стал более пологим. Под руками теперь попадались небольшие камни, и с каждым метром их становилось все больше и больше. Воздух стал более густым, горячим. Похоже, выход был совсем близок, и за счет завала тоннель все больше сужался. Почти у самого выхода я замерла и прислушалась. Снаружи доносился только звук текущей воды. С трудом просунув руку к своему поясу, я открепила от него неоновую палку. Надломленная в нескольких местах, она ярко осветила ход зеленым светом. Да, вот он выход! В ярком неоновом свете его было хорошо видно. Я продвинулась еще немного, расталкивая одной рукой камни. Наконец мне удалось выкинуть из прохода неоновую палочку, и она глухо ударилась о камень. Поверхность была совсем близко. Я осторожно высунула голову и посмотрела по сторонам. Никого не было, можно выбираться наружу. Опустив ноги на ровную площадку, я встала в полный рост и осмотрелась. Прямо передо мной, внизу, по широкому глубокому руслу протекала река. Вода в ней по консистенции напоминала черную вязкую жижу. Вдоль реки тянулась довольно широкая тропа, и, похоже, ей часто пользовались. Итак, мне надо было сначала найти Алису, а потом дать знак наверх. Я сняла с доски рюкзак и надела его на спину. Теперь необходимо было осмотреть тропу. Конечно, можно было позвать ее, но привлекать к себе внимание не хотелось. Возможно, хищник уже ушел, но не далеко. Вдруг я услышала легкое перекатывание камней позади себя. И этот звук заставил меня медленно повернуться. На меня смотрели два огромных фиолетовых глаза. Огромная черная кошка величиной со слона наступала на меня, ее зрачки сузились от яркого света. Я отступила несколько шагов назад. Она тоже немного продвинулась в моем направлении и, оказавшись напротив хода, из которого я только что вышла, прижалась к грунту. Она готовилась к прыжку! Выхода не было, с одной стороны от меня была скала, с другой – бурная река. Бежать бессмысленно. Я осторожно потянулась за бластером, думая лишь о том, сумею ли я попасть в нее, прежде чем меня настигнет смерть. Победить такое существо одиночным выстрелом было невозможно, два – я сделать не успею.

Вдруг откуда-то с другой стороны реки из черноты сверкнула яркая вспышка, потом еще одна, и еще. Это были выстрелы из бластера. Красные лучи прорезали темноту и ударялись в породу над хищником. Сверху на животное обрушилась груда камней, которые на время его оглушили. В это же время сбоку, со стороны реки, прозвучал глухой звук: «Швиик». Я резко обернулась на него. С другого берега на тросе летела Алиса, она с гибкостью акробата преодолела реку и мягко приземлилась возле меня.

– Обхвати меня, – коротко приказала она. Я сразу поняла ее задумку и, крепко обхватив ее плечи, приготовилась к прыжку.

– Прыгаем, сейчас! – крикнула она.

Мы со всей мочи оттолкнулись от берега. Полет был стремительным. С моим участием наше приземление оказалось менее удачным, чем у Алисы в сольном исполнении. Мы упали и кубарем прокатились по острым камням. Алиса вскочила, стараясь как можно быстрее оценить окружающую обстановку. А кошка тем временем уже выбралась из-под груды камней, она металась из стороны в сторону по обрыву реки. Слишком далеко, не допрыгнуть. Злобно прошипев напоследок, она скрылась в темноте.

– Какого черта ты здесь делаешь? – проревела Алиса, ставя меня рывком на ноги.

Я, испугавшись такой бурной реакции своей подруги, лишь пропищала в ответ:

– Тебя спасаю.

– Кто приказал? Ведь не Рей?

– Так я сама вызвалась! Никто меня не посылал. Рей пока еще не знает о произошедшем, – оправдывалась я. – Мы там все за тебя переживали, а уж когда Ноа вытащил погрызенную веревку, не знали что и думать. Йен был в отчаянии.

После этих слов Алиса немного смягчилась:

– Ладно, делать теперь нечего. Ход завален, обратным путем мы не пройдем. Нам придется искать другой выход, – сказала она, садясь на ближайший камень.

Я села рядом и, вытирая рукавом пыль с лица, лишь согласилась:

– Ага.

– Давай свой рюкзак, посмотрим, что там есть.

Я сняла рюкзак и передала его Алисе.

– Энергетические батончики, вода, аптечка, неоновые палочки. Неплохо, но лебедки явно не хватает. Та, которая была у меня, теперь навсегда останется в своде.

– Отрежем хотя бы часть от нее. Думаю, она нам пригодится. На сколько времени нам хватит пищи и воды?

– Ну, сегодня мы уже ели, значит, примерно три дня мы всего лишь сможем поддерживать свои силы. Вопрос в том, куда нам двигаться дальше? Есть два пути. Первый проходит вдоль реки, но идя по нему, мы можем попасть под обвал. Второй – вот этот ход, – Алиса показала рукой на черную дыру в пяти метрах над нами, – Я уже его осмотрела. Он шириной метра три, уходит вглубь.

– Я бы вдоль реки пошла, – сказала я, всматриваясь с беспокойством в черную пасть прохода.

– Вдоль реки много хищников. Как-то не хочется больше встречаться с подобной шипящей тварью, – поморщилась Алиса.

– Зато у нас есть шанс выбраться наружу.

Я подошла к обрыву и, встав на колени, стала осматривать русло реки. Оно было достаточно глубоким. За долгое время вода выточила себе в скале небольшой каньон, по самому дну которого бурно ревел грязный поток жижи. Посмотрев на обрывистый берег, я поняла, что совсем недавно уровень воды был выше. Большая его часть из-за осевших влажных отложений была темно серой, остальная поверхность имела более светлый оттенок. Это наводило на ряд вопросов. Я повернулась к Алисе, которая, встав на камень, отрезала ножом веревку.

– Похоже, эта река совсем недавно была более полноводной. Посмотри на ту сторону. Вдоль реки идет четкая линия, разделяющая сухие породы и влажные отложения.

– Это сейчас важно?

Я только повела плечами.

– Важно то, куда вся эта вода исчезла так внезапно. Судя по количеству воды, проходившему через русло, поток идет с вершин гор. По-видимому, там есть термальные источники, которые растапливают большое количество снега.

– Как ты думаешь, если мы поднимемся выше по руслу реки, у нас будет шанс выбраться наружу?

– По крайней мере, шансов выбраться будет больше. Если мы пойдем по этому проходу, он может завести нас в разветвленную сеть ходов, и там мы совсем потеряемся. Нам нужен ориентир.

– Хорошо, – вздохнула Алиса,– по этой стороне вдоль реки тянется совсем узкая тропа. Будем надеяться, что такие большие животные не рискнут идти по ней.

Алиса подошла ко мне и обвязала мою талию веревкой. Другой конец уже был закреплен на ней.

– Страховка, на тот случай, если берег обвалится под одной из нас.

Алиса пошла вперед не торопясь. Иногда она говорила мне, как лучше пройти тот или иной участок пути, так как в некоторых местах грунт под нашими ногами проваливался вниз. Попадались и большие булыжники преграждающие путь. Тогда она залезала на них первая и подтягивала меня за руки. Через три часа мы окончательно выбились из сил. Алиса выбрала в качестве привала небольшой ровный участок тропы. На нем невозможно было даже лечь поперек, только вдоль. Она села, устало прислонившись к стене. Я скинула рюкзак и расположилась рядом.

– Придется дежурить по очереди. Спим по два часа, дальше четыре часа ходу, и опять привал. Ты первая спи.

– Хорошо, – согласилась я, тут же задав вопрос, который интересовал в данный момент меня больше всего. – Поймаешь меня, если я завалюсь вперед? Что-то не хочется мне сегодня купаться.

Алиса усмехнулась и обхватила меня двумя руками за талию.

– Облокачивайся на меня, я не дам тебе упасть.

Я так и сделала и, лишь закрыв глаза, сразу увидела лицо Рея. Сердце мое болезненно сжалось в комок, в голове крутились одни и те же мысли: «Как он там? Наверное, они сейчас с ног сбились, ведь доски завалило камнями. Я так и не успела подать им знак». В слух я произнесла:

– Алиса, похоже, я сама загнала нас в эту западню. Не поспеши я, ты бы вернулась назад через тот же ход. Они там, наверное, с ума сходят.

Алиса сидела некоторое время молча, а потом спокойно сказала:

– Нет, назад по тому же ходу я не вернулась бы. Когда эта кошка напала на меня, я еле успела удрать. Она сорвала все доски и рюкзак в реку. Пришлось срочно эвакуироваться на другой берег. С той стороны реки я слышала, как она рычит, поджидая меня. Однако увидеть ее было невозможно, и, следовательно, я не могла прицельно стрелять. Я выбрала выжидательную тактику. Рано или поздно она бы покинула свой наблюдательный пост. Но даже если бы мне удалось попасть в этот ход, подняться без троса по нему невозможно. Ты правильно поступила, просто я расстроилась, что теперь и ты попала в эту заварушку. Сейчас мы должны думать о том, как выжить и выбраться отсюда целыми и невредимыми.

Я задремала, как мне показалось, буквально на пару минут и вдруг почувствовала, что Алиса меня толкает.

– Просыпайся, Джиллиан.

Я зевнула и включила фонарик на каске.

– Все, проснулась!

Алиса положила голову на мои колени, и я протянула ей руку в качестве страховки. Она крепко сжала ее и провалилась в сон. Потянулись мои два часа. Я постаралась более детально изучить окружающую обстановку. Противоположную сторону реки было не видно, значит до нее достаточно далеко. Подняв взгляд вверх, я не увидела ничего кроме высокой отвесной стены. Прошло полчаса, меня опять стало клонить ко сну. Голова сама собой падала на грудь. Вдруг я услышала, как сверху посыпались мелкие камешки. Они россыпью ударились в пяти метрах от нас. Я резко повернулась на звук. Опять воцарилась тишина, нарушаемая только шумом текущей реки.

– Алиса, – шепотом позвала я, поворачиваясь к спящей девушке. Алиса приподняла голову с моих колен, осторожно встала и стала вглядываться во тьму. Прищурив глаза, она достала бластер и сделала мне знак, чтобы я надела рюкзак и зашла за ее спину. Девушка направила бластер на тропу в ту сторону, откуда мы пришли. Тут из темноты послышалось: «Шшш…», – и сверху опять посыпались камни. На мое удивление, Алиса совершенно не принимала во внимание того, что опасность может прийти сверху. Она ждала кого-то со стороны тропы. Девушка повернула голову в мою сторону и прислушалась.

– Мы окружены, – тихо сказала она. – Их трое или четверо. Готовься, отступать некуда!

Только она успела меня предупредить, как свет налобного фонарика выхватил из темноты огромную кошачью морду. Она блеснула фиолетовыми глазами и опять исчезла. И опять сверху посыпалось еще больше камней. Через минуту появились они, четыре хищника, несущие смерть. Удивительно, что на такой узкой тропе, они чувствовали себя так уверенно. Я стояла, прижавшись спиной к спине Алисы, и напряженно всматривалась в темноту, которая мешала мне прицелиться. Лишь иногда я различала мелькающий силуэт кошки. Ситуация складывалась не в нашу пользу. И опять сверху донесся «швиииик», а за ним уже оглушающий «бух» – это огромный камень скатился по склону в реку. Я подняла взгляд и увидела, как из стены над нами вылезла голова огромного червя. Он вывалился из дыры и, скользя по наклонной поверхности, пополз вниз. Существо это было крайне неуклюжим и медлительным. «Похоже, это будет основное блюдо, а мы так, десерт», – подумала я, наблюдая, как червь спускается вниз. Он как раз должен был проползти между мной и кошкой, и вдруг хищник, вместо того чтобы напасть на него, стал отходить. Я услышала кошачье шипение со всех сторон. Червь поравнялся со мной и шлепнулся своей тушей на тропу. Боже, как от него воняло! Меня чуть не вывернуло от этого запаха. И тут я поняла, в этом и есть наше спасение!

– Алиса! – сказала я, убирая бластер. – Тебе это не понравится, но других вариантов у нас нет.

Я подбежала к червю и, стараясь не дышать, стала собирать с его кожи слизь. Я втирала ее в свою одежду, лицо, волосы, руки. Повернувшись к Алисе, я увидела ее лицо, оно было перекошено от отвращения. Она была в ужасе!

– Только не это! – прошипела она, яростно замотав головой.

– Давай же, пока он не уполз надо успеть. Я зашла за ее спину и подтолкнула к червю, который продолжал свой путь к реке. Алиса дрожащими руками дотронулась до червя и подавила рвотный рефлекс. Чтобы помочь подруге, я стала втирать слизь. Вскоре ее длинные черные волосы, забранные в высокий хвост, превратились в грязную, слизкую сосульку. Теперь от нас обеих просто невообразимо несло тухлятиной, дерьмом, и еще бог весть чем. Червяк, наконец, спустился к реке. Теперь тропа перед нами была открыта.

– Я много чего в жизни повидала, но это самое противное, что мне довелось делать, – отплевываясь от слизи, сказала Алиса.

Мы снова услышали шипение кошек. На сей раз, они не рискнули подойти близко.

– Все же нам придется уйти с тропы. На ней мы постоянно будем натыкаться на этих кошек. Если они нас не сожрут, то покалечат точно, – произнесла девушка, оглядываясь по сторонам.

Трудно было с этим не согласиться. Этот червь не просто так полз к реке. Он должен был увлажнить свои кожные покровы, иначе слизь на нем высохнет, защита ослабнет. Уже сейчас я ощущала, как влага с моей кожи испаряется, и в некоторых местах слизь превратилась в тонкую пленку. Через пару часов мы опять станем добычей.

– Да, – согласилась я, – нам придется найти другой путь.

Мы шли около часа по тропе, прежде чем нашли подходящий широкий тоннель. Похоже, это были древние зууские ходы. Черви выбирали более мягкие породы и рыли в них эти дыры. Некоторые из них располагались настолько близко друг к другу, что со временем перемычка между ходами разрушилась, и в скале получился один большой тоннель. Эти ходы стали первыми подземными магистралями, которые соединили древние города Горара.

В тоннеле было неимоверно жарко. Я посмотрела на показания датчика температуры, встроенного в наручный коммуникатор – тридцать градусов по Цельсию. Я сняла свитер и куртку и запихала их в рюкзак. Алиса обвязала свою куртку вокруг талии. Даже в футболках нам было тошно, пот тек с нас ручьем, а это грозило обезвоживанием. С собой у нас была лишь одна фляжка на литр воды. Если мы не выберемся отсюда в течение трех дней, то просто погибнем.

Мы решили выбирать тоннели с небольшим наклоном вверх, надеясь на то, что это рано или поздно выведет нас на вершину. Идя по темным ходам, мы то и дело натыкались на зууских червей. Именно их присутствие в тоннелях значительно снижало вероятность встречи с кошками. Хищники старались избегать эту вонь и жару.

Время работало против нас. Мы шли уже двое суток, силы наши были на исходе. Теперь мы все чаще останавливались на привал, чтобы смочить губы и изредка подпитать свои силы последним питательным батончиком. Ориентира никакого не было, просто нескончаемые ходы. Мы выбирали те, которые были шире. Воздух в них был спертым, удушливым. Было неимоверно жарко.

В очередной раз, выбившись из сил, мы сели посреди россыпи мелких камней на развилке между двух ходов. Алиса безвольно повесила голову между колен.

– Черт, это бесполезно! Мы безнадежно заблудились в этом лабиринте, – обреченно произнесла она.

Это было сравни лотереи. Мы могли получить куш – найти выход отсюда на поверхность, но больше шансов было проиграть и сгинуть в подземелье навсегда. Нам надо было повысить наши шансы на успех. Но как это сделать? Я вытерла пот со лба и чисто механически посмотрела на наручный коммуникатор. Он показывал тридцать градусов. Стало немного прохладнее, чем в предыдущем тоннеле. И тут меня осенила мысль! Я с размаху треснула себя по лбу ладонью.

– Столько времени потеряли! – воскликнула я, вскакивая с места.

– Джиллиан, ты чего? – спросила с беспокойством в голосе Алиса.

– Сейчас, подожди, я проверю свою теорию.

Я зашла в один из двух тоннелей, представших перед нами. Пройдя по нему около ста метров, я проверила показания датчика – двадцать девять и три десятых градуса. Отлично, теперь другой тоннель. Он был более удобным для нас, там не было завалов. По нему бы мы и пошли, но в глубине его температура так и осталась стоять на отметке тридцати градусов. Естественно, такую разницу в температурных показателях мы не могли почувствовать физически, ее можно было зафиксировать только инструментально, с помощью датчика температуры.

Вернувшись к Алисе, я села рядом с ней.

– Больше мы не будем выбирать путь наугад. У нас появилась стратегия! – я стала объяснять суть моей теории. – На каждой развилке мы будем выбирать тот тоннель, температура в котором будет иметь меньшее значение. Чем ниже температура, тем ближе к поверхности мы находимся. Конечно, чтобы выбрать нужный ход нам придется затрачивать время, но теперь этот выбор будет обоснован.

Алиса посмотрела на меня с недоверием.

– Думаешь, сработает?

Я лишь пожала плечами.

– На то она и теория. Теперь ее надо доказать и превратить в научный факт.

Показания термометра стали нашим компасом. Каждый раз, находясь на развилке, мы выбирали оптимальный путь. И через четыре часа изнурительного путешествия по подземному лабиринту температура снизилась до семнадцати градусов.

Подходя к очередной развилке из четырех тоннелей, мы остановились, и обе сразу почувствовали, что из одного хода шел сильный поток холодного воздуха. На сей раз выбор был очевиден. Ход был довольно коротким, уже через метров двести впереди черным пятном обозначился выход. Мы вышли на широкую площадку. Наши шаги отозвались гулким эхом, похоже, это была большая пещера. Алиса достала из моего рюкзака неоновую палочку и, надломив ее в нескольких местах, осветила окружающее пространство. Свод возвышался в метрах ста над нами, а до соседней, отвесной стены было не менее двухсот метров. То, что мы увидели посреди пещеры, поразило еще больше – три огромных дерева своими толстыми кручеными стволами упирались в свод, и оттуда их ветви плетями свешивались почти до самого низа. Они были такими же желтыми, как та стрела, которая недавно оказалась у нас в руках.

Алиса тоже была поражена этим зрелищем. И тут она сказала то, что было просто очевидно:

– Смотри сколько ветвей лежит под деревьями, и ни одна из них, сломавшись, не стала причиной возгорания.

И это было действительно так: пол пещеры был буквально устлан ветками. Я пробралась к ближайшему дереву и приложила руки к коре, решив исследовать ее текстуру. Удивительно! Сначала я не поверила своим ощущениям, но факт оставался фактом. Дерево было теплым! Теплее чем, мои ладони.

– Алиса, – крикнула я, обернувшись, – дерево теплое!

– Что? – переспросила Алиса, не поверив своим ушам.

– Дерево теплое!

Алиса, выбравшая для перекура огромный валун, вскочила и в момент оказалась рядом со мной. Она дотронулась до ствола.

– Действительно оно теплое.

– Дай-ка мне нож, – сказала я, уже чувствуя разгадку секрета кнухту.

– Нет, ножом ты его не возьмешь, – уверенно возразила Алиса, но нож все-таки протянула.

Я выбрала ветку толщиной с палец и, замахнувшись, лезвием рубанула по ней. Та с легкостью отщепилась и отлетела в сторону. Было ощущение, что я рублю обычное земное дерево.

– Черт, как это возможно? – спросила Алиса.

– Сейчас выясним.

Я подобрала небольшую сухую ветку, и мы пошли обратно в тоннель, из которого вышли. Отойдя от пещеры метров на десять, я положила ветвь на камень.

– Стрельни по ней из бластера, – предложила я Алисе, отходя подальше.

Алиса достала оружие, прицелилась и выстрелила. По тому, как в тусклом свете фонаря вспыхнул яркий белый свет, я поняла, что она попала в цель с первого раза.

– Вот оно как! Значит, они обрабатывают его в первые часы после того, как срезают ветвь. Как только проходит какое-то время, древесина приобретает два необычных свойства: исключительную прочность и способность к самовоспламенению при повреждении ее поверхности.

– Секрет кнухту открыт, – констатировала Алиса.

– Не совсем, нам надо определить его внутреннюю структуру, разобраться в причинах, обусловливающих такие необычные свойства этого дерева. Для этого нам нужен живой образец.

– Ага, – согласилась Алиса, – нам еще самим надо остаться живыми. Давай-ка сделаем привал, а то я уже с ног валюсь.

Мы вернулись к деревьям и устроились около одной из отвесных стен.

– Ты первая спи, – сказала я Алисе. – Все равно мне сейчас не заснуть.

Алиса положила голову на рюкзак и, разбросав руки, закрыла глаза.

Чтобы скоротать время, я решила обойти пещеру. Перебираясь по камням и валунам, я отмечала расположение ходов. В некоторых местах из-под камней текли небольшие мутные ручейки. Эх, жалко, что у меня с собой не было контейнеров для взятия образцов. Можно было бы собрать на анализ грунт и воду. Проходя мимо одного из тоннелей, я услышала шум. Он был приглушенным, но спутать с чем-то другим его было невозможно – это был шум бурного потока воды. Я заметила про себя расположение тоннеля с тем, чтобы после пробуждения Алисы проверить его. Остальное время я посвятила поиску хорошего отростка кнухту. У этих растений не было плодов, они распространялись с помощью корней, которые, пролезая через трещины в скале, стремились к источникам воды и питательных веществ. Пришлось потратить не меньше часа, прежде чем удалось найти и выкопать небольшой саженец с крепкой корневой системой. Я сняла с себя свитер, намочила его в ручье и аккуратно обернула им корни. Пора было будить Алису.

– Подъем! – сказала я, потрепав девушку за плечо. Алиса медленно открыла глаза и, сев, выгнула спину.

– Дурацкие камни, мне кажется, у меня на спине уже живого места не осталось.

– Пока ты спала, я обошла пещеру, есть один интересный тоннель, его надо проверить. Из него слышен шум воды.

– Может, поспишь сперва?

– Нет, давай сначала посмотрим что там, а потом я передохну.

Я повела ее к тоннелю. Войдя в него, мы сразу ощутили, что воздух в нем был влажным и горячим. Через метров пятьдесят ход сделал небольшой поворот, и мы увидели выход. Из него шел свет! Я побежала, чтобы поскорее увидеть то, что мы так долго искали – наше спасение, выход! Добежав до конца, я остановилась как вкопанная. Так и есть! В огромную расщелину с высоты ста метров вниз срывался водопад. Вода, бурля, падала в большое озеро, раскинувшееся перед нами. Судя по клубящемуся пару, вода была очень горячая. Я посмотрела вверх, оценивая путь до поверхности. Он был чрезвычайно сложен. Стена была практически отвесной, а дальше над пещерой нависал козырек. Он проходил ободом вокруг пещеры, и это было самое большое препятствие на пути к свободе. И даже если мы выберемся наружу, ждать там нас никто не будет. Пройдет еще немало времени, прежде чем наши биометрические датчики засекут. К тому времени мы уже погибнем от холода.

– Уровень воды поднимается, – произнесла обеспокоенно Алиса, – причем очень быстро. Похоже, этот водопад и есть начало той подземной реки.

– Рано или поздно вся эта вода обрушится на Хор, нам надо выбираться отсюда.

Алиса подняла голову и задумчиво посмотрела вверх.

– Я пойду первой, ты будешь следовать за мной. Даже если ты сорвешься, я тебя удержу. Козырек проходить буду одна, потом подтяну тебя на тросе. Как тебе такой план?

– План хорош, но мы его улучшим.

– Как же мы это сделаем? – спросила Алиса. – Я не вижу другого пути.

– Да, путь один, но нам надо подать сигнал и сделать это до наступления темноты. Думаю, имеет смысл разжечь костер, дым от него поднимется вверх. Это и будет сигналом для остальных.

– Хорошая идея, вот только если мы разведем его здесь, на этом месте, весь дым затянет в тоннель.

– Давай тогда соберем плот и пустим его по озеру. Сколько-то да он продержится на воде.

Алиса покачала головой, прикидывая осуществимость этой идей:

– Ну что же, давай попробуем.

Мы решили собирать плот из толстых свежесрубленных ветвей кнухту. Надо было положить три слоя толстых веток и соединить их между собой тонкими длинными прутьями. Поверх плота соорудить костер вперемешку из свежих и сухих веток.

Собирали мы всю эту конструкцию прямо в тоннеле. Алиса рубила толстые ветви, которые с легкостью брал нордовский нож, а я относила их к озеру. После того, как весь материал был перенесен к озеру, мы приступили к сбору плота. Алиса сноровисто обвязала прутьями длинные ровные ветви и крепко стянула их между собой. Ветки для костра тоже пришлось крепить к плоту, иначе они попросту бы свалились. Они были разными по толщине. Самые тонкие, из сухого кнухту, выполняли функцию запала, ветви потолще, из свежей древесины, должны были дать дым. Вскоре мы соорудили довольно прочную конструкцию, которую надо было спустить на воду. Мы выбрали две крепких палки и подсунули их под плот. Теперь необходимо было столкнуть его в воду, не опрокинув. Права на ошибку у нас не было. Вода прибывала с каждой минутой. Еще три часа назад уровень ее был метров на пять ниже тоннеля, а сейчас жижа плескалась на расстоянии не больше двух метров от нас. Если плот перевернется, никто не узнает, что мы здесь.

– Готова? – спросила Алиса, вытирая пот со лба.

– Готова!

Мы плавно подняли один край плота, сделав упор на палки. Это было неимоверно тяжело. Встав на одно колено, каждая из нас сначала подтянула палку на плечо, а потом мы одновременно встали, и плот под своей тяжестью съехал вниз. Раздался громкий шлепок по воде, снизу полетели огненные брызги. Мы отскочили от края, а потом подбежали обратно. Плот качался на воде. Костер немного покосился, но все же устоял. Все было в порядке.

– Юхуу, – крикнула Алиса, – мы сделали это!

Я засмеялась, устало облокотившись на стену. Мне казалось, что я сейчас просто упаду от усталости. Алиса оттолкнула плот палкой, и он поплыл к середине озера. Ее точное попадание из бластера в сухую ветвь кнухту зажгло костер ярким желтым пламенем. С каждой минутой пламя разгоралось. Вот оно уже перекинулось на свежую древесину, и от костра пошел густой желтый дым. Он поднимался вверх в расщелину. Это был наш знак. Наша надежда на спасение!

Алиса села на камни, а я прилегла рядом, положив голову ей на ногу. Наблюдая за костром, я задумалась.

– Как ты думаешь, они увидят дым? – спросила я Алису, не отрывая взгляда от пламени.

– Конечно, увидят! – уверенно ответила Алиса. Она погладила меня по голове, – Все будет хорошо. Сейчас мы можем немного передохнуть.

Мои глаза сами по себе закрылись, усталость дала о себе знать, сковав мои мышцы бессилием. Не знаю, сколько я проспала, мне казалось, что прошло не больше минуты. Алиса подергала меня за плечо:

– Джиллиан, просыпайся, нам пора двигаться дальше.

Я разлепила заспанные глаза, и мои взор сразу упал на звездное небо. Звезды были очень яркими, почти как у нас на Земле в погожую морозную зимнюю ночь. Я поднялась и стала разминать затекшие мышцы. За время моего сна вода поднялась почти до тоннеля.

Алиса тем временем готовила нас к подъему. Она опять обвязала мою талию веревкой и, привязав второй ее конец к себе, дала последние инструкции:

– Рюкзак я освободила от лишних вещей, теперь там только саженец кнухту. Его понесешь ты. Мне он будет мешать при проходе козырька. Будь осторожна, не спеши, выбирай надежную опору. Все поняла?

– Да, – ответила я, сосредоточившись на предстоящем подъеме.

– Ну, с богом!

Алиса начала подъем, она медленно продвигалась вверх. Я осторожно выбирала уступы, предварительно проверяя их на прочность. Подъем давался тяжело, стена была отвесной, а права на ошибку не было, ведь сорвись одна из нас, и мы обе сваримся в кипящей жиже. Я была еще тем скалолазом, поэтому Алиса иногда подсказывала мне, где поставить ногу или за что схватиться. Прошло два часа от начала нашего восхождения, сил практически не было, а впереди виднелся самый опасный участок – скала, нависающая над нами козырьком. Алиса должна была пройти ее одна, а потом подтянуть меня за веревку наверх. Дальше мы могли немного передохнуть и проделать оставшийся путь по более пологому краю расщелины. Девушка остановилась перед основанием козырька и подождала, пока я поравняюсь с ней.

– Сейчас переходи на мое место. Видишь этот уступ? – показала она на мощный камень, торчащий острием вверх. – Обхватишь его руками. Тебе предстоит пробыть здесь не менее получаса, прежде чем я преодолею козырек.

– Хорошо, давай.

Алиса стала подниматься выше, а я обхватила камень и сцепила руки замком. Иногда я поднимала голову, чтобы посмотреть, как у нее продвигаются дела. Все ее тело было в напряжении. Под нависающей частью скалы она держалась на одних руках. Я видела, как под майкой перекатываются мышцы на ее животе, на лице выступают капельки пота. Ей было очень тяжело, но пока все шло хорошо.

Вдруг откуда-то снизу послышалось знакомое мне шарканье. Я опустила взгляд вниз и увидела, что за нами следом лезет кошка. Видимо, она тоже спасалась от затопления. Я сглотнула, мы были в западне. Конечно, от нас так несло зуускими червями, что она вряд ли захочет напасть, однако она могла просто скинуть нас как препятствие.

– Алиса! – крикнула я, что было сил.– Там кошка. Она идет снизу.

Алиса на мгновение опустила взгляд вниз и, оценив обстановку, без промедления продолжила свой путь. Я же с замиранием сердца наблюдала за хищником. Слава богу, почувствовав смрадный запах, он решил пройти от нас немного левее. Кошка поднималась все выше и выше и, преодолев отвес, исчезла из моего поля зрения. Я выдохнула. Алиса была уже на самом краю каменного языка, ей оставалось только подтянуться. И вдруг она замерла! Над нашими головами послышалось утробное урчание. Кошка была прямо над Алисой! Она встала над самым краем обрыва и стала с шумом втягивать в себя воздух. Затем я услышала, как она пару раз фыркнула. И тут порода под ее тяжестью с грохотом обрушилась! Хищник отпрыгнул в сторону. Большой осколок скалы, на котором висела Алиса, полетел вниз. Передо мной все это проходило как в замедленной съемке. Куча камней и Алиса пролетели мимо меня. Все, что было ниже моего пояса, тоже обвалилось большим пластом, и мои ноги остались висеть в воздухе. В моем мозгу пронеслась молниеносная мысль: «Держись!» Я как можно крепче обхватила камень и через секунду почувствовала рывок. Веревка врезалась в мое тело, принося боль. Я судорожно задышала, зажмурив глаза. Теперь спасения не было, Алиса висела внизу, ей не за что было зацепиться. Все было кончено! Я не могла поднять нас двоих и продержаться долго тоже была не в состоянии. Я сосредоточила все свое внимание на дыхании, пытаясь превозмочь нагрузку и боль. Взглянув вниз, я увидела, как Алиса осторожно достала из-за пояса нож. Сначала я не поняла, как он нам поможет, а потом новая мысль пронзила мое сознание, доводя до отчаяния. Она не нас хотела спасать, она хотела спасти меня. Я опять скосила взгляд и встретилась с ней глазами. В ее сознании не было страха, моя подруга без колебания была готова отдать свою жизнь. Она хотела обрезать веревку! И тут я разозлилась!

Мой голос разнесся по пещере звериным рыком:

– Если ты это сделаешь, я уйду за тобой. Твоя жертва будет напрасна!

Я посмотрела ей в глаза, и она медленно убрала нож обратно, лишь губами сказав:

– Дура.

В этот момент через рев водопада я услышала новый звук, и его невозможно было спутать с чем-либо другим. Я услышала звук подлетающего челнока. Наши старания не были напрасны! Сверху подул ледяной ветер, в расщелину влетел небольшой челнок. Он завис над нами, и из его кабины выпрыгнул Рей, он качнулся на тросе и сразу поймал Алису! Она крепко уцепилась за его плечи. Натяжения троса ослабло, но я все еще висела на скале.

– Джиллиан, – крикнул Рей, заглушая рев машины, – разожми руки!

Я послушно выполнила команду, веревка врезалась в мое тело под другим углом. Я схватилась за нее руками и подняла голову. Челнок поднимал нас вверх. Теперь, когда мы вышли из расщелины, погрузившись в темноту ночи, я почувствовала нестерпимый холод. Машина относила нас в безопасное место. Рей и Алиса уже были в кабине, через минуту и я достигла края борта. Рей схватил меня за футболку и втащил внутрь. Из кабины высунулась голова Джейн.

– Идем на базу, закрывайте дверь.

Рей ножом обрезал трос, стягивающий мою талию, и снял рюкзак.

– Цела? – спросил он, приподняв футболку, чтобы осмотреть мои повреждения.

– Да, да, все нормально, – ответила я, ежась от боли, саднящей в том месте, где была веревка.

Быстро удостоверившись, что, кроме синяков и ссадин, других повреждений нет, Рей посадил меня к себе на колени и накрыл с головой курткой. Я прижалась к его груди, подобрав ноги, чтобы как можно быстрее согреться. Наконец, все это закончилось! Мое тело начало отогреваться, захотелось спать, а этого ни в коем случае нельзя было делать. Надо было предупредить нордов об опасности.

– Йен, мы их забрали, все нормально, – услышала я голос Рея над собой.

Я высунула голову из своего убежища. Алиса сидела напротив. Вся чумазая, растрепанная, закутанная в куртку, она прислонилась к плечу Ноа и закрыла глаза.

– Как ты, малышка? – спросил у нее Ноа.

Алиса устало вздохнула, прежде чем ответить:

– Еще раз назовешь меня малышкой, и я тебя огрею.

Ноа засмеялся и, приобняв ее, поцеловал в макушку, на что Алиса прибавила глухим голосом:

– А теперь вообще убью.

Я подняла голову и встретилась взглядом с Реем. Он нахмурился, сосредоточенно всматриваясь в мое лицо, потом провел кончиками пальцев по скуле, и я прикрыла глаза, стараясь сосредоточиться на этом ощущении.

– Рей, – услышала я голос Алисы, который вернул меня в реальность, – Хор в опасности. Мы обнаружили огромное озеро. От русла горной реки его отделяет только завал, и он не продержится долго. Если вода его пробьёт, город и его окрестности моментально затопит. Будет много погибших. Мы должны предупредить нордов. Надо передать им видеозаписи наших перемещений.

Рей внимательно выслушал Алису и сразу связался с Йеном.

– Йен, ты должен найти Вааза. Мы прибудем через полчаса, у нас чрезвычайное положение. Хор в любую минуту может затопить.

Вскоре мы были на одной из платформ Хора. На площадке перед шлюзом нас встречала вся наша команда и два норда, Зоа Рор и Вааз. Йен подбежал к челноку. Он сразу подхватил Алису на руки. Мы поспешили укрыться в горе.

Доктор Браун снял свою куртку и накинул ее на мои ноги.

– Джиллиан, как ты? – обеспокоенно спросил он.

– Нормально, – поспешила я успокоить своего шефа, – жить буду. Кстати, в рюкзаке для вас есть кое-что интересное.

– Отлично, отлично. Главное, чтобы ты и Алиса сейчас поправлялись. Мы займемся этим позже.

– Лучше сейчас, доктор. Там есть небольшой отросток кнухту. Его нужно поместить в благоприятные условия.

Доктор несказанно обрадовался такому приобретению и тут же послал Ронни за рюкзаком. Джек поднес к нашим вживленным чипам сканер и скопировал информацию с камер наблюдения, закрепленных на нашей одежде.

– Рей, ты должен пойти с нами, наши челноки не пройдут через тот провал. Нам необходима помощь, – пробасил Вааз, с надеждой смотря на Рея.

– Ладно, мы поможем вам. Однако у меня есть два условия: первое – вы передадите нам всю интересующую информацию, второе – впредь, в случае пропажи людей или имущества, данные по перемещению кораблей, необходимые для их поиска, будут предоставляться правительству Земли без каких-либо условий или платы. Я знаю, что ранее мы не достигли договоренности по этим вопросам, но теперь ситуация изменилась. Это мое окончательное предложение, – сказал Рей голосом, не терпящем возражений.

– Я только могу сообщить это совету. У меня связаны руки! – уже не так бойко сказал норд.

– Так сделай это быстро, иначе Хор затопит! И подготовьте официальные документы за подписью всех сторон, без этого мы работать не будем.

Норд сорвался с места, поспешив к коммуникатору, висящему на стене у входа.

Работа была еще далеко не завершена! Рею предстояло потрудиться.

– Джек, ты пойдёшь со мной, – раздавал приказы Рей, – Джейн, готовь со своей командой «Фрею», завтра мы улетаем с Горар.

Вааз вернулся с хорошими новостями:

– Совет согласен на твои условия.

– Вот и отлично, – ответил Рей,– поспешим исправить ситуацию. Боюсь, эвакуировать Хор уже поздно, мы не успеем это сделать. Надо отвести поток.

Я сползла с рук Рея и, пошатнувшись, оперлась на Ноа.

– Джиллиан, я вернусь только через несколько часов. Отдохни и следуй рекомендациям доктора, – сухо сказал Рей.

Я не обиделась на стальные нотки в его голосе. Сейчас он отвечал за всех нас. Он был командиром, который должен был продуктивно решать задачи.

– Хорошо, я дождусь тебя.

Рей и Джек поспешили обратно к челноку. А Ноа, поддерживающий меня все это время, предложил двигаться к гостинице.

Йен закрепил на ногах Алисы доску и, поддерживая ее за талию, полетел вперед. Ноа хотел последовать их примеру, но Зоа Рор остановил его:

– Девчонку понесу я, сажай ее ко мне на спину.

Брови Ноа поползли вверх от удивления.

– С чего такая любезность?

– Больно уж она слабенькая, даже на ногах не устоит. Ты с ней медленно пойдешь, а я донесу в два счета.

Ноа закинул меня на спину норда. Я прижалась к нему животом и грудью, крепко ухватившись за длинную и на удивление мягкую шерсть.

– Держись! – пробасил норд и рванул вперед. Скорость была невероятной. Лампы, прикрепленные на стене тоннеля, мелькали перед моими глазами, а ветер бил в лицо. И вот, через минуту мы уже оказались на площади, норду пришлось снизить скорость. Он ловко обгонял тягачи, лавировал в толпе, и не успела я опомниться, как мы уже оказались у «Красных столпов». Только здесь я села в полный рост. Норд зашел в кафе, и посетители, застывшие от удивления от столь необычной картины, стали сами перед нами расходиться. Франсуа, как всегда дежуривший за стойкой, вынул изо рта трубку и закашлялся. Я кивнула ему в знак приветствия, когда Зоа Рор проходил мимо барной стойки к лифту.

– Приехали, – пробасил норд. Я осторожно сползла с его спины на пол и прислонилась к стене.

– Спасибо за помощь, – произнесла я, после того как Зоа Рор выпрямился. Норд оскалился.

– Ты хоть и мелкая, но духом сильная, а я уважаю таких людей. Будешь моим другом? – спросил норд, протягивая мне свою огромную ладонь.

– Для меня это будет честью.

Мы распрощались. Я поднялась в свою комнату. Там я сбросила пропыленные, грязные вещи и первым делом приняла теплый душ. Горячая вода сняла напряжение и взбодрила меня. Я закуталась в махровый халат, который после заезда постояльца приносила обслуга гостиницы. Спать, несмотря на усталость, совсем не хотелось. Я упала на серое покрывало, раскинув руки в стороны, и уперлась взглядом в потолок. Все мои мысли сейчас были там, с Реем. Тут в комнату кто-то постучал. Не в силах подняться с кровати, я крикнула:

– Входите! Дверь открыта.

В номер вошел доктор Белинский, в руках его был массивный медицинский саквояж. Я тут же села, внутренне собравшись.

– Джиллиан, как вы? – спросил он, подходя к кровати.

– Ничего, нормально, все в порядке.

Он поставил саквояж на кровать.

– И все же я должен осмотреть вас.

– Хорошо, – согласилась я.

Следующие полчаса Белинский занимался моими ссадинами и синяками. На мое удивление, он оказался довольно деликатным врачом. Проведя диагностику внутренних органов и расспросив о том, как я получила повреждения, он очень осторожно обработал мои раны. Иногда он приговаривал: «Ай-яй-яй, вот тут совсем не хорошо, большой синяк будет».

– Сейчас вам нужно уделить внимание правильному питанию, восстановить силы. Я скажу Франсуа, какое меню лучше составить. Завтра опять зайду.

– Спасибо, – поблагодарила я доктора, провожая его до двери.– Кстати, вам удалось найти порошок из древесных червей?

Доктор напрягся, он нервно сглотнул и не сразу ответил:

– К сожалению, нет, это достаточно редкая вещь.

После этого он быстро вышел из комнаты. Я прислонилась к стене и скрестила руки. «Вот враль! Не искал он ничего. Не удивлюсь, если он и есть крот», – подумала я, возвращаясь к кровати. Расчесав свои спутавшиеся рыжие волосы и надев чистую одежду и обувь, я решила спуститься вниз, перекусить. Я открыла дверь и увидела Йена, он выходил из лифта. Теперь он снова выглядел уверенным в себе человеком, счастливым человеком. Я искренне порадовалась за моего друга. Йен зачесал свои от природы кудрявые белые волосы в хвост. Сейчас на нем были одеты темно серые корги и черный свитер, они отлично подчеркивали его стройность и вместе с тем мужественность. Иногда мне казалось, что он вырос в необычной семье. В его поведении чувствовалась аристократическая сдержанность, он был всегда исключительно вежлив в общении с людьми и чрезвычайно аккуратен в работе.

– Решила перекусить? – спросил он, подходя ко мне.

– Ага, я готова съесть слона. Как там Алиса?

– Сейчас намного лучше. Она уже внизу.

– Йен, я хочу тебя спросить, – я помедлила, прежде чем продолжить.

Мне необходимо было подготовиться к встрече с Реем. Он наверняка переживал и сетовал на то, что я ослушалась его приказа. Стопроцентно, меня ждала долгая лекция о правилах субординации и подчинения в команде от командира и выговор от земного руководства. Теперь мне не терпелось понять, что меня ждет на добавку.

– Что произошло после того, как ход завалило?

Йен внимательно посмотрел на меня.

– Я думаю, тебя, прежде всего, интересует Рей? В отличие от всех нас, он, как командир, не имеет права на панику. Поэтому, прежде всего, он выработал план действий. Все ходы к вам были завалены, прокладка тоннеля в том месте невозможна. Слишком мягкая порода, она бы просто рухнула на машину, завалив ее. Потому единственным шансом для нас стали расщелины в скалах. Там вы могли выбраться наружу. В радиусе тридцати километров от места пропажи мы проводили круглосуточное патрулирование дронами. С каждым часом шансов найти вас становилось все меньше. Но мы оба не желали верить в то, что с вами случилось что-то плохое. Поэтому все это время, практически не тратя времени на сон и еду, мы занимались поисками.

Я поежилась от холода и Йен сразу это заметил:

– Сейчас возьмем у кого-нибудь куртку. Ты сразу согреешься.

– Знаешь, я так сильно промерзла, болтаясь на веревке под челноком. Мне кажется, что холод идет у меня изнутри. Спасибо за заботу.

– Это я должен тебя благодарить. Ты спасла Алису, а значит и меня.

Чтобы скрыть свое смущение, я смело взяла Йена под руку и направилась к лифту.

– Я думаю, мы спасали друг друга. Я бы без нее точно пропала. Ты же знаешь, везде, где дело касается физической подготовки, я такая недотепа.

Мы спустились вниз. Вся наша команда, за исключением группы пилотирования, уже собралась за большим столом. Единственным посетителем, который выделялся среди нашего общества, был Зоа Рор. Он сидел, заняв почти целый диван, и с удовольствием жевал толстых жареных червей. Ронни с ним о чем-то спорил, а доктор Браун едва успевал соглашаться то с одним, то с другим спорщиком. Алиса заняла кресло. Закутанная в куртку Йена, она смотрела на них с равнодушным видом. Ноа и Джек с большим аппетитом уплетали все подряд, а доктор Белинский давал указание Франсуа по поводу нашего меню.

– Иди сюда, Джиллиан! – громко позвал меня Ноа. Он всегда занимал мне место возле себя. Я направилась к нему, но как только начала огибать стол, Зоа Рор поднял меня вверх и посадил рядом с собой, прижимая к своему пушистому боку.

– Мелкая со мной сядет, – пробасил он, – во-первых, со мной ей будет теплее, а во-вторых, я хотя бы накормлю ее сегодня как следует. Может, подрастет.

– Не подрастет уже, – возразил Ронни, устало подперев щеку.

– Ну, хотя бы немного в весе прибавит.

Франсуа лично принес мне бульон с гренками. С детства я не очень любила супы, поэтому сразу начала коситься на изобилие так называемой вредной пищи на общем столе. Зоа Рор проследил линию моего взгляда.

– Сегодня придётся, есть то, что доктор прописал, – строго сказал он, беря в руку ложку.

Я постаралась увернуться от ложки, с раздражением бросив:

– Может, я все же сама поем?

Норд улыбнулся своей зверской улыбкой, показав ряд здоровых клыков. От этого зрелища рот мой сам по себе открылся, и, не заметив, как это произошло, я уже послушно ела суп из его рук.

– Ну-ка давай-ка, за ма-а-а-му, – говорил он, растягивая слова, – за па-а-а-пу.

Ноа закрыл ладонями лицо и угорал по-тихому. Джек смеялся взахлеб. Алиса аккуратно ела свою порцию и смотрела на это как на представление. А доктор Белинский лишь одобрительно кивнул головой. Через час я уже смирилась с ролью домашнего зверька. Ну да, я сидела рядом с этим мохнатым чудовищем, которое постоянно подкладывало мне в тарелку еду со словами: «Кушай, это полезно, это вкусно. Я знаю, ты хочешь этой курочки, все ее любят, даже я». Хорошо хоть есть, он мне все же позволил самой.

Самым большим моим желанием сейчас было смыться отсюда в свой номер, однако совесть не позволяла. Вся команда переживала за нас, поэтому они заказали у Франсуа крепкий ужин. Поев, я и Алиса немного ожили. И ей богу, сейчас я ей по-хорошему завидовала. Она сидела, прижавшись спиной к Йену, и его взгляд был устремлен только на нее. Хорошо, что Алиса сама решила рассказать обо всех наших приключениях. У меня же в голове вертелась только одна мысль: «Как там Рей и Джек, справились ли они?»

Через три часа они появились. Оба были грязные и уставшие.

Джек устало рухнул на стул.

– Все, – сказал он, вытирая лицо салфеткой, – мы отвели воду. Нордам пришлось прорыть еще один тоннель, он вывел поток поверх горы.

Рей подошел к Зоа Рору, я протянула ему руки и, наконец, покинула своего мохнатого друга.

– Успели вовремя, – сказал Рей, садясь на диван. – Завал уже начал разрушаться.

Я прижалась к его боку, и он, заметив, что я легко одета, накинул свою куртку сверху.

– Кстати, как вам удалось избавиться от кошек?

– Ох, поверь, тебе это точно не понравилось бы, – ответила Алиса и продолжила рассказ о том, как на нас напали хищники и о вонючих зууских червях.

Мы пробыли в кафе еще около получаса. Было видно, что Рей устал. Под его глазами залегли темные круги. Он сидел, откинувшись на диван, и молча слушал Алису. Больше всех мне сейчас хотелось оказаться с ним наедине. Под курткой, там, где мои действия не могли увидеть даже камеры, я провела кончиками пальцев по его груди и ниже, к прессу. Когда моя рука поднялась наверх и снова начала свой путь, я почувствовала, как его мышцы под моими пальцами окаменели, Рей задержал дыхание, и я замерла на полпути. Медленно подняв свой взгляд, я встретилась с его потемневшим взором. Рей поднялся с дивана и подал мне руку.

– Советую вам отдохнуть, как следует. Завтра общий сбор будет здесь в десять. Мы покидаем Горар, – предупредил он всех, прежде чем мы пошли к лифту.

Рей слегка приобнял меня. Из-за спины я услышала, как Зоа Рор тихо спрашивает:

– Они встречаются?

– Да нет, что ты! – ответил Ронни в своем покосе.– Они женаты!

– Как так вышло, она же совсем еще мелкая? – удивился Зоа Рор, вызывая мое негодование за это прозвище.

– Да запросто, для нашей Джиллиан все возможно, – произнес Ронни, закусывая вино хорошим куском мяса. – Он расписался с ней под прицелом бластера.

После этой реплики грянул дружный хохот нашей компании. Думаю, что дальше Ронни со смаком рассказывал, как это случилось.

Когда мы поднялись наверх к моему номеру, я знала, что нам придется расстаться у двери. Мы увидимся завтра, таковы были правила. Я остановилась у входа в номер и повернулась к Рею, надеясь хотя бы на поцелуй. То, что я увидела, повергло меня в шок. Рей спокойно стаскивал с себя футболку, а свитер и куртка уже валялись на полу. На всех них были встроены камеры, которые активизировались при контакте с кожей владельца.

– Что ты делаешь? – спросила я шепотом, от удивления захлопав глазами.

– Оставляю свидетелей за дверью! – совершенно спокойно ответил он, принимаясь за мою одежду. Он поднял меня на руки и зашел в номер.

Лампы осветили комнату, Рей на время замер. От уголков его глаз лучиками разбежались морщинки.

– Мне нравится твой выбор. Он дает шанс реализовать упущенные возможности,– произнес он тоном, в котором слышалось мальчишеское озорство.

Рей направился в ванную. Мы быстро избавились от остатков одежды и через мгновение уже стояли под душем. Теплые струи согревали нас. Рей заключил меня в свои объятья, его руки медленно бродили по моему телу, аккуратно обходя ссадины и болезненные участки. Он как будто хотел всего лишь почувствовать, что я здесь с ним рядом. Я встала на носочки и обвила его шею руками.

– Рей, все хорошо, я здесь, – тихо прошептала я, смотря в его нахмуренное лицо.

Я провела кончиками пальцев по его губам, побуждая к поцелую, и он тут же откликнулся на мою просьбу. Поцелуй был мягким, неторопливым, но ровно до тех пор, пока я не прикоснулась к его языку, робко разжигая страсть. Я чувствовала себя обласканной, любимой, необходимой ему как воздух.

Когда страсть ушла, усталость с новой силой навалилась на меня. Рей уложил меня в кровать, лег рядом и закутал в теплое одеяло. В комнате, как и везде в отеле, было прохладно. Я тесно прижалась к моему любимому мужчине и еще хотела спросить, как проходили переговоры с нордами, но мои глаза сами собой закрылись. Сквозь сон я ощущала его мягкие объятья, теплую шершавую ладонь, осторожно гладящую мою спину. Мое дыхание теперь было равномерным, на сердце было спокойно. Его не щемило от переживаний, оно не неслось галопом от всепоглощающей страсти. Все мои волнения и страхи ушли. Покой, иногда он тоже необходим, как тихий островок посреди бушующего опасного океана.


Глава 4


В дверь постучали. Рей высвободил руку из-под моей головы.

– Завтрак принесли, – предупредил он и, бодро спрыгнув с кровати, быстро натянул штаны.

Я потянулась, максимально прогнув спину. «Наконец-то, выспалась на мягкой теплой кровати. Жизнь снова прекрасна!» – подумала я, слыша, как Рей перекинулся с кем-то парой слов и закрыл дверь. В одной руке он нес аккуратно сервированный поднос с завтраком, в другой – объемный пакет.

– Чистая форма, – сказал он, бросив пакет на кровать.

Поднос Рей поставил на столик, стоявший у окна, и сел в кресло. Я буквально выпорхнула из-под одеяла. Завернувшись в простынь, я устроилась в кресле напротив Рея. Чувствовалось, что над нашим меню потрудился доктор Белинский: овсяная каша, йогурт и булочки – завтрак школьника. Я решила убрать салфетки с подноса, и неожиданно из них на стол выпал шоколад, явно тайная доработка Франсуа.

– Как себя чувствуешь? – спросил Рей.

– Отлично! – улыбаясь, словно солнышко, промурлыкала я. – И я такая голодная, что даже этим не наемся.

– Сейчас посмотрим, малоежка, – смеясь одними лишь глазами, произнес он.

Одетый в армейские брюки, с обнаженным торсом, он выглядел просто великолепно. Я собственнически окинула его взглядом, и он, заметив это, слегка улыбнулся.

– Знаешь, ты так великолепно сложен, что мне даже как-то стыдно за то, что я такая хилая. Когда мы были в подземелье, Алиса буквально тащила меня по всем этим отвесным скалам. Вот бы и мне быть такой спортивной, ловкой, тогда бы я больше тебе соответствовала, – заключила я, отпивая небольшой глоток горячего кофе.

Рей, похоже, был не согласен с моими умозаключениями.

– Откуда такие мысли, дорогая? Хорошо, что ты такая, какая есть: гладенькая, мягонькая, нежная. Ты мне очень даже соответствуешь!

Эти слова смутили меня. Все мое лицо тут же покраснело до кончиков волос. Рей обогнул столик, поднял меня на руки и посадил к себе на колени.

– Ну же хватит стесняться, это очевидно!

– Может быть, это и так, – зардевшись еще больше, сказала я, – но я не привыкла, что мне говорят об этом, и еще к некоторым другим вещам.

Я низко опустила голову, чтобы спутавшиеся после сна волосы скрыли мое смущение. Рей осторожно убрал рыжие пряди назад и приподнял мое лицо.

– Если бы у меня была возможность, я говорил бы тебе об этом каждый день, – тихо произнес он, осторожно гладя мое лицо и целуя переносицу. – Я бы целовал твой упрямый носик с веснушками и с удовольствием делал некоторые другие вещи, к которым ты еще не привыкла. Джиллиан, ты прекрасна!

Я исподлобья посмотрела на Рея и решила все свести в шутку.

– Еще пару фраз, я спрячусь под одеялом, и к десяти ты меня оттуда даже пряником не выманишь, – строго отчеканила я, едва сдерживая улыбку.

После моих слов Рей рассмеялся, а я крепко прижалась к нему всем телом.

– Я тебя люблю-люблю! – воскликнула я, по-детски выражая свою любовь.

– Я тоже тебя люблю, моя девочка.

Он крепко обнял меня, и от этого я лишь счастливо выдохнула. Однако неприятного разговора было не избежать. Уже через минуту я поняла это. Рей отстранил меня, теперь взгляд его стальных, серых глаз был серьезен.

– Джиллиан, ты должна пообещать мне кое-что.

– Что? – спросила я, поерзав на его коленях.

– Ты не будешь больше предпринимать рискованных действий, не посоветовавшись со мной, хорошо?

Кажется, лекция отменялась, это был просто выговор за мое самовольство. Естественно, ведь я приняла решение, которое не было в моей компетенции. Я полезла в пещеру вслед за Алисой. Обычно за такое отчитывали на летучке и лишали части премиальных. Последнего мне не миновать. Совет, изучив записи с камер видеонаблюдений, точно накажет меня материально. Как любой провинившийся человек, я хотела сначала пуститься в оправдания, но потом здравый смысл все-таки возобладал. К чему препираться, если Рей прав.

– Хорошо, – тихо ответила я, потупив взгляд.

Рей погладил меня по щеке и поцеловал в губы.

– Надо собираться, – произнес он, разжимая крепкое кольцо рук.

Я, чуть не заплакав, обреченно согласилась:

– Угу.

Сегодня мы улетали с Горар, холодной планеты дружелюбных нордов. Для меня это была первая цивилизация, которую я видела вне Земли, и впечатления о ней оставили яркий след в моих воспоминаниях.

Мы спустились вниз, в кафе, ровно к десяти. Когда двери лифта открылись, первым, кого я увидела, был Ноа. Он сидел за столом, который обычно занимала наша команда, в компании крупного широкоплечего мужчины. Тот оживленно что-то рассказывал. Несмотря на дружелюбные тона в голосе незнакомца, Ноа был начеку. Другим посетителям кафе могло показаться, что он совершенно расслаблен, но я сразу заметила, мой коллега, иногда прищуриваясь, бросает взгляд на двух людей, сидящих поблизости. Ноа оценивал противника, и Рей сразу это понял. Он придержал меня за плечо и головой кивнул в сторону свободного столика, стоящего в укромном месте у стены. Я села за него, официант тут же подал кофе. Рей тем временем тихо подошел к Ноа и незнакомцу. Мужчина, почувствовав его присутствие, резко обернулся. Его почти черные глаза сузились в щелочки.

– Рей, здорово! – воскликнул мужчина. – Вот мы и встретились! Не узнаешь старого друга?

– Узнаю, – спокойно ответил Рей. – Здравствуй, Пол.

Пол покачал головой в разные стороны.

– Как же ты изменился. Помнится, когда я тебя видел последний раз, ты был высоким угловатым мальчишкой. Но теперь я вижу, что тебя недаром сделали командиром этой миссии, – при этих словах Пол по-дружески похлопал Рея по плечу.

Мужчина на вид был ровесником Рея. Он имел смуглую кожу, крупные резкие черты лица. Черные волосы, зачесанные назад, открывали низкий лоб.

– Что привело тебя к нам? – напрямую спросил Рей, отбросив сантименты.

– Ох, долгая это история! – протяжно сказал Пол. – На голодный желудок и рассказывать не хочется. Давай посидим спокойно, вспомним пару историй из прошлой непростой жизни.

Пол бросил взгляд в мою сторону, и я внутренне поежилась от этого.

Несмотря на общительность и улыбчивость, Пол вызывал у меня негативное впечатление. Он был похож на человека, который за чрезмерным поддельным дружелюбием пытается спрятать свое истинное лицо и мотивы. Он обошел Рея и подошел ко мне.

– Если не ошибаюсь, ты малышка Джиллиан? – фамильярно спросил он, присаживаясь рядом со мной на соседний стул.

– Да, это я.

– Та самая юная особа, которая напрямую приложила руку к поимке Цубера! Вот это да! Я, конечно, знал, что ты совсем юная, но не думал, что ты, э-э-э, такая мелкая. Как же ты изловила такого опасного преступника? – спросил он, все больше пододвигаясь ко мне. Рей и Ноа сели напротив нас.

– Это секретная информация, я не могу ее разглашать, – ответила я, смотря в глаза Полу.

– Очень интересно! – задумчиво произнес Пол и громко продолжил. – Ну, ничего не поделаешь, придется довольствоваться слухами. А их, поверь, ходит бесконечное множество.

Он поднял вверх брови и игриво проговорил:

– Может, познакомимся поближе и обсудим какие из них правда, а какие вымысел?

Во время этого разговора в зал вошли члены нашей команды. Сол прошел к барной стойке, а остальные заняли места за нашим привычным столом. Пол бросил на них взгляд и продолжил допытываться:

– Ну же девочка не ломайся.

Он все ближе и ближе придвигался ко мне. Это раздражало, я отодвигалась до тех пор, пока не наткнулась на стену позади себя.

– Отодвиньтесь от меня! – агрессивно бросила я, зная, что он лишь хочет спровоцировать меня.

– А то что? – спросил Пол, улыбаясь так, как будто он флиртовал.

– А то я сделаю вам больно, – громко ответила я, мысленно выбирая столовый прибор в качестве орудия защиты. Пол посмотрел на меня как на букашку.

– Ну что же, интересно на это будет посмотреть.

Рука Пола скользила по темной столешнице ко мне. И я, подавив желание втиснуться в стену, схватила вилку, намереваясь наказать подлеца. Меня опередил Рей, который наблюдал за всем происходящим, казалось бы, с равнодушным видом. Реакция его была молниеносной, я даже моргнуть не успела. Сильный удар по столу заставил практически всех подпрыгнуть на своих местах. Рука Пола оказалась пригвождена нордовским ножом к столу. Лезвие прошло через куртку совсем рядом с его рукой, оно сделало неглубокий длинный порез на запястье Пола, на коже выступила кровь. Сила удара была настолько большой, что нож полностью вошел в стол. Вокруг воцарилась тишина. Серые глаза поблескивали холодным металлом. Пол весь напрягся, на его лбу выступил пот. Он сделал своим товарищам знак, чтобы они сидели по местам.

– Это было предупреждение, в следующий раз его не будет, – не повышая тона, леденящем душу голосом произнес Рей. В его поведении ничего не изменилось, он был все так же спокоен и сосредоточен, однако все окружающие поняли, что в следующий раз будет действительно так, как он сказал.

Пол медленно кивнул, глядя Рею в глаза. Другого ответа быть не могло. Рей с легкостью вытащил нож, а Пол поспешил отодвинуть свой стул к противоположному краю стола и больше в мою сторону даже не смотрел.

– Теперь поговорим о деле, – сказал Рей.

– Ну что же, дело такое: мы знаем, что вы ищите ученых, похищенных Цубером. Конечно, вы наверняка уже знаете всю информацию о перемещениях его кораблей. И все же мне есть, что вам предложить. Я могу ускорить ваши поиски.

– Как именно? – проявил заинтересованность Рей.

Пол скрестил руки на груди.

– У нас есть информация не только о пути его следования, но и о планетах, куда эти ученые были заброшены. Сам знаешь, врата нередко действуют в единственном числе на несколько звезд. Вокруг многих вращаются планеты. Представь, сколько миров тебе придется посетить, прежде чем ты найдешь всех пропавших.

– Откуда у тебя эти данные? – коротко спросил Рей.

– Я какое-то время работал на Цубера, разбирал похищенные им корабли на части. Когда решил уйти, он мне не заплатил. Вот я и прихватил эту информацию в качестве платы. Он людей керсанам продавал, сразу доставлял в место их содержания.

– Что ты хочешь за эту информацию? – спросил Рей.

– Я хочу на Землю. Надоело мне мотаться по просторам нашей вселенной, хочется сытой спокойной жизни. Я вам информацию, вы гражданство для меня и моих ребят.

– Чем докажешь, что информация актуальна.

Пол взял чашку с остывшим кофе и выпил ее залпом.

– Сделаем один прыжок вместе. Тут совсем недалеко как раз есть одна такая база керсанов. Тихий уголок, планета на задворках вселенной. По моим данным там работают трое ученых.

Рей как будто задумался над таким выгодным предложением. Мы все молча ожидали его решения. Один только Сол совершенно не интересовался темой разговора. Он сидел за барной стойкой и тихо разговаривал с Франсуа. Через минуту я увидела, что он, не допив кофе, направился к выходу.

– Планета будет другой, – наконец произнес Рей. Пол сузил глаза.

– Хорошо, пусть будет другой, я подберу что-нибудь поблизости.

– Нет, ты не понял. Я сам назову тебе планету, на которую мы полетим. Ее мы должны посетить обязательно. За это время я могу сообщить о твоем предложении совету корпорации и правительству Земли. Вопросы о гражданстве решаются на самых верхних уровнях власти. Его получают редкие представители колоний, достойные люди. Передай данные о себе и своих людях моему пилоту.

Пол, видимо, не ожидал такого ответа.

– Что за планета? – поинтересовался он.

– Данные по местоположению на борту «Фреи», сообщу перед вылетом. Сколько с тобой людей?

– Нас четверо. Мы на своей маленькой посудине.

– Хорошо, пусть будет так. По графику мы проходим гиперврата в полдень по местному времени. Будь готов. Посмотрим, как мы сработаемся, потом уже будем договариваться дальше.

Пол, довольный результатами переговоров, кивнул головой.

– Значит, нам надо подготовиться к полудню.

Пол поднялся с кресла и, окинув всех нас взглядом, направился к выходу. Его люди поспешили за ним. Как только они вышли за дверь, Рей произнес:

– Алиса, действуй.

Алиса вскочила со своего места и принялась прощупывать пространство под столом. А Йен включил свой планшет, молча что-то анализируя на нем.

– Я только один нашла, – отчиталась она, выуживая из-под стола крошечный приборчик.

– Йен?

– За столом, где сидели его люди, есть еще два. Остальное чисто.

Алиса подошла к соседнему столику и, присев, отыскала еще два жучка. Все свои находки она положила на пол и раздавила ногой.

– Готово, – произнесла довольно она.

– Спасибо, – поблагодарил Рей.

Мы пересели за наш стол. Все смотрели на Рея, ожидая дальнейших распоряжений.

– Итак, наш враг, наконец, проявил себя, – сказал он.

– Может, сразу его арестуем? – предложила Алиса.

– Нет, будем действовать по-другому. С ним всего три человека, а должно быть намного больше. Он готовит нам ловушку. Скорее всего, штурм нашего корабля планировалось осуществить сразу после выхода из гиперврат у выбранной им планеты. И судя по тому, что он так уверен в себе, там нас ждет боевой корабль и до зубов вооруженные наемники.

– Да уж, для нас это, безусловно, проигрышный вариант, – сказал доктор Браун. – Рей, норды нам помогут?

– Нет, для того чтобы договориться с нордами придется потратить немало времени. Тянуть нельзя, наша атака должна быть внезапной.

– Внезапностью тут не обойдешься, у них будет превосходящая огневая мощь и численный перевес, – констатировал факты Джек. Рей кивнул в ответ.

– Совершенно верно. Наша цель – система двух планет, последняя точка базирования корабля Марка Зелинского. К ней мы и сделаем прыжок. Где-то за час до прыжка нам придется сообщить Полу новые координаты. Он должен согласовать прыжок с нордами. Вот за это время он и попытается передать информацию через врата основной своей группе. Необходимо этому помешать, подавить их сигнал. Этим займется Джейн. В то же время она отсюда передаст на Землю всю полученную информацию и запросит поддержку военных. Изо всех точек вселенной путь через гипертоннель занимает всегда один и тот же отрезок времени, неделю. Исключение составляет радиосигнал, проходящий практически мгновенно. По моим расчетам, группа захвата с Земли прибудет к двойной планетной системе позже нас примерно на пять суток. Пол тоже не упустит свой шанс. Стоит только нам спуститься на поверхность одной из планет, его ребята сразу передадут всю полученную информацию их основной группировке. Но уже будет поздно, наша штурмовая группа прибудет раньше, и отморозков будет ждать большой сюрприз.

– Думаешь, он как-то связан с Цубером? – спросил Йен, поправив привычным движением свои круглые очки.

– Почти наверняка, – согласился Рей. – Цубер за многие годы создал мощную группировку. Она не могла просто так прекратить свое существование в одночасье. Есть кто-то, кто продолжил его дело, хотя уже и в не таком масштабе. Теперь на нас объявили охоту. Этого следовало ожидать. Именно поэтому Пола так заинтересовала Джиллиан. Она инициатор поимки Цубера, их главная цель.

От такой новости я нервно сглотнула. Алиса, сидевшая рядом, сжала мою руку.

– Джиллиан, не бойся, мы не дадим тебя в обиду, все будет хорошо, – произнесла она уверенным голосом.

– Угу, – уныло произнесла я. Я только сейчас поняла, о чем Рей предупреждал Пола.

За столом воцарилась тишина. Нам всем не очень нравился такой поворот событий. Никто из нас не мог сказать с уверенностью, что нам удастся изъять информацию о местоположении ученых с компьютеров Пола, но то, что банду необходимо нейтрализовать, было очевидно. Оставаясь на свободе, они еще много дел натворят. Доктор Браун с легкостью разрядил обстановку.

– Ну же ребята, давайте, как следует, позавтракаем! – сказал он. – У нас осталось совсем мало времени.

Франсуа приказал своим работникам накрывать на стол. Перед нами появилось все необходимое для плотного завтрака. Я решила обойтись лишь крепким чаем и лимонным пирожным. Мужчины же с удовольствием принялись за еду. Это был наш последний завтрак у Франсуа. К сожалению, пища на борту корабля не была столь разнообразна и изыскана. Наверное, это имеет в виду Ронни, когда жалуется на меню корпорации.

Я достала свой планшет и решила скоротать время, изучая досье людей. Итак, руководителем группы был Марк Зелинский. Седовласый мужчина с короткой бородкой в очках, он имел округлое лицо и добродушную наружность. Всю свою жизнь он работал в музее научным сотрудником. В его копилке было более ста выставок, посвященных внеземным цивилизациям. Практически за всеми экспонатами для выставок он отправлялся сам. Естественно, с таким послужным списком он был одним из наиболее ценных сотрудников музея. Я открыла следующий файл. С фотографии на меня смотрела совсем юная девушка. Ее густые золотистые волосы были заделаны в пучок, и из-под прядей торчали маленькие оттопыренные ушки. Лицо было в форме сердечка, черты лица правильные, а огромные голубые глаза просто светились от счастья. Я вздохнула, сетуя на несправедливость судьбы. Представляю, с каким настроем она собиралась в этот полет. Она считала себя избранной! Судя по информации в досье, она, обойдя множество ровесников, выиграла конкурс и получила грант на поездку. Ее ждало много интересного впереди: первый полет, множество впечатлений, наконец, Хор, поражающий своим величием, знакомство с нордами. Лили была внучкой Марка. Он воспитывал ее практически с рождения. У матери Лили была другая фамилия, и я сделала предположение, что женщина создала другую семью. Лили была моей ровесницей. Она отправилась в путешествие совсем юной особой.

Ронни, смотря на экран через мое плечо, с досадой произнес:

– О чем думал этот старый хрыч? Малышку нельзя было брать в это опасное путешествие.

Трудно было не согласиться с Ронни, но что не сделаешь, когда твое чадо так стремиться к заветной цели. Что мог сказать ей дедушка, когда она сообщила ему, что получила грант, и теперь они вместе могут совершить свое первое совместное путешествие. Это была ее заветная мечта. Так же, как и она, я в детстве мечтала отправиться в новые миры вместе с Элизабет. Наверное, именно это заставило меня так усердно учиться. И все же это был рок! Если хотите судьба, которая заводит нас по своим запутанным тропинкам в такие места, где мы и не думали оказаться в начале своего пути.

Я вздохнула и продолжила листать файлы. Джон Лесли, сорок два года, военный, охранял груз. На Земле остались жена и двое детей. Люка Готье, тридцать пять лет, холост, военный, готовился к сдаче нормативов для поступления в корпорацию. Шон Долтон, пятьдесят пять лет, военный, дома осталась взрослая дочь. Заканчивал карьеру военного, готовился к выходу на пенсию. Грегори Шин, сорок два года, пилот первой категории.

Я закрыла глаза и провела ладонями по лицу. «Господи, что нас ждет впереди? Живы ли эти люди? Сможем ли мы их найти?» – эти вопросы возникали сами собой в моей голове, лица людей прочно засели в памяти. Надо было отвлечься. Когда до цели еще так далеко, постоянная мысль о конечном результате просто сводит с ума.

Я вышла из стола и взвалила свой рюкзак на плечи.

– Рей, я хочу зайти к Зоа Рору в музей, попрощаться. Я быстро, отпустишь?

Рей кивнул.

– Хорошо, иди, через час будь у стартового комплекса.

Я поблагодарила Франсуа за заботу и вышла из кафе. Через треть часа я уже стояла у двери в каморку Зоа Рора. Постучав, я услышала его низкий гулкий голос:

– Заходи, девочка.

Как и в первый раз, он сидел, склонившись над своей кошкой, с увеличительным прибором на лбу.

– Привет! – произнесла я, удивляясь грусти в голосе. – Вот, зашла попрощаться.

Я протянула Зоа Рору руку, и он взял ее в свою теплую ладонь.

– Если тебе когда-нибудь понадобится моя помощь, то рассчитывай на меня. И еще, не лезь вперед всех туда, где опасно, хорошо?

– Хорошо, – коротко ответила я, задрав вверх голову.

– Вот возьми это. Знал, что ты зайдешь, заранее подготовился.

Зоа Рор протянул мне небольшой сверток, размером с ладонь.

– Это нордовская накидка, она очень легкая и теплая, согреет в самых суровых условиях. Закрепи ее на своей куртке ближе к воротнику. Когда будет необходимо, просто стукни по ней ладонью три раза.

– Спасибо!

– Ну, а теперь иди. Я не люблю расставаться, это всегда тяжело. Прощай!

– До свидания, Зоа! – произнесла я и пошла к выходу.

Хор я пролетала размеренно, не спеша, напоследок вглядываясь в архитектуру пещер, маленькие лавчонки, раскиданные то тут, то там вдоль тоннелей. Теперь полет давался мне легко. В тоннеле перед стартовым комплексом я набрала максимальную скорость и круто затормозила в конце.

– Уже освоилась? – спросил Джек, вешая доску на стену. – Вижу, сейчас ты хорошо держишь равновесие.

– Ага, – весело ответила я и, не удержавшись, похвасталась, – я теперь любого обгоню!

Глаза Джека загорелись азартом.

– Ну, посмотрим. Летим наперегонки по тоннелю туда и обратно?

– Хорошо, – с радостью согласилась я, предвкушая удовольствие от полета.

Джек опять встал на доску, мы выровнялись по одной линии и на счет три рванули вперед. Сначала Джек держал первенство, но на первой же дуге тоннеля я его обогнала. Навстречу нам попалась часть нашей группы: Алиса, Йен, Ноа и доктор Белинский. Они размеренно летели к выходу. Доктор был в хорошем настроении и что-то рассказывал Йену, активно жестикулируя руками, на лице его была улыбка. Я юркнула между доктором и стеной и обернулась назад. Джек в это время чуть не сшиб Алису. Я услышала, как она вдогонку ругает нас. Когда показался выход из тоннеля в Хор, я была первой. Резко развернувшись, я рванула обратно. Лампы мелькали передо мной, практически сливаясь в однородную световую линию. Я на несколько секунд закрыла глаза, ощущая, как порывы встречного прохладного ветра бьют в лицо. Медленно приподняв веки, я неожиданно потеряла равновесие. Доска подо мной стала метаться то в одну, то в другую сторону. Свет от ламп плясал зигзагами, голова кружилась. «Сейчас, врежусь!» – закричало мое сознание. Я вся внутренне сжалась, выставляя вперед руки, и вдруг круговерть закончилась! Крепкие мужские руки обхватили меня, я снова поймала баланс.

Я подняла взгляд, это был Рей. Он мельком взглянул на меня.

– Хулиганка! – сказал он строго. Но меня было не провести, его глаза смеялись. Он тоже любил скорость и драйв, поэтому оставшуюся часть тоннеля мы преодолели, выжимая максимум возможностей из досок. Джек финишировал буквально на пару секунд позже нас.

– Ты проиграла, – безапелляционно заявил он.

– Согласна, – ответила я, нисколько не сожалея, – но в следующий раз я тебя точно обставлю.

– Уши бы вам обоим надрать! – проворчала Алиса.

– Ты просто не любишь риск, Алиса, – парировал Джек.

– Не риск, а пустое бахвальство и бестолковые споры! – огрызнулась в ответ девушка. – Джиллиан могла разбиться, ты же знаешь, что она не очень ловкая.

Тут Алиса была права, я слишком самонадеянна, и пока мне просто везло.

Во время полета к планетам мы занимались исследованием отростка кнухту. Наконец-то, мы могли изучить живой срез растения. Профессор Браун разрешил нам отрезать лишь одну небольшую веточку, ведь мы должны были сохранить это ценное растение в целости и сохранности до прилета на Землю.

Природа в очередной раз поразила нас своей изобретательностью. Каждая клетка растения была связана между собой серными мостиками. При гибели кнухту и его высыхании эти мостики разрушались, на их месте возникали другие связи, превращающие ткани дерева в некоторое подобие прочного полимера. А вот высвободившаяся сера оставалась в свободном состоянии. Повреждение внешнего полимерного слоя приводило к локальному выбросу энергии, сера от этого вспыхивала, уничтожая все вокруг.

Растение поддерживало постоянную температуру, около тридцати восьми градусов по Цельсию – это была его защита от древесных червей и болезней. Именно поэтому кнухту вырастали до таких размеров и так долго жили.

Эти открытия так сильно вдохновляли, что Ронни, Йена и меня практически невозможно было вытащить из лаборатории. Доктор Браун как человек, повидавший в своей жизни много необычного, относился ко всему этому более спокойно. Он старался напомнить нам, что есть, спать и отдыхать тоже необходимо.

После выхода «Фреи» из гипертоннеля прошли еще сутки, прежде чем Рей объявил сбор в зале управления. В этом отсеке было широкое смотровое окно, и мы могли беспрепятственно оценить ситуацию. Когда я вошла в зал, все уже были в сборе. Рей стоял, скрестив руки, и обсуждал с Джейн некоторые моменты маневрирования. Я приблизилась вплотную к окну и стала рассматривать окружающее корабль пространство: снаружи разноцветными сверкающими шарами в темноте космоса вращались две планеты и звезда, похожая на Солнце.

– Итак, все в сборе, начнем! – произнес Рей, встав посреди зала. – Джейн, обобщи нам информацию по системе.

Джейн, сидевшая за панелью управления, открыла файл.

– Планеты величиной с Землю вращаются вокруг общего центра тяжести. То, что они не загораживают друг другу свет звезды, позволило развиться флоре и фауне на обеих планетах. Согласно полученным данным, одна планета делает полный оборот вокруг своей оси за двадцать три часа, вторая – за двадцать пять. Их оси вращения перпендикулярны орбитам, поэтому на обеих планетах есть и ночь и день. Одна из них практически полностью покрыта зеленью, исключением являются замерзшие шапки полюсов. На ней нет морей и океанов, только озера и реки. Шар планеты опоясывает извилистая желтая линия. Каньон это или что-то другое, еще предстоит выяснить. Другая планета не менее загадочна, она имеет области двух цветов – темно-зеленые и серые. Кое-где на ней обозначаются горы, и по ней тоже проходит изогнутая полоса, только она темно-синяя. Условия на обеих планетах подходят для существования людей. В целом, это все.

– Спасибо, Джейн, – поблагодарил Рей.

– Куда отправимся? – спросил Ронни, приблизившись к смотровому окну.

– На зеленую, – ответил Рей и сразу пояснил свой выбор. – Джейн отправила пять спутников. Они сделали несколько оборотов вокруг обеих планет. Только на одной планете мы нашли следы жизнедеятельности людей. Джейн, дай карту.

Свет на время погас, и перед нами посреди комнаты возникла голограмма планеты. На ее поверхности красным цветом было обозначено местонахождение объекта.

– Приблизи немного, – попросил Рей. Джейн с помощью планшета справилась с задачей. Теперь голограмма показывала вид сверху на небольшой участок поверхности, поляну, на которой стояло два строения: одно, длинное узкое, второе, квадратное с покатой, дырявой крышей. Складывалось такое впечатление, что все там было давно заброшено.

– Как бы это не выглядело, это единственная зацепка, – сказал Рей, намекнув на заброшенность местности.

– Есть ли смысл спускаться? – задал очевидный вопрос Йен, склонившись над картинкой.

– Конечно, есть! – воскликнул доктор Белинский. – Там все еще могут быть люди. Кто же им поможет кроме нас?

Рей внимательно посмотрел на доктора Белинского, и тот сразу стушевался.

– Ну что же, нам все равно ждать еще три дня прихода группы захвата. Имеет смысл спуститься. Заберем с собой Пола, пусть его молодчики справляются без него. Тем более что первой под прицел спецгруппы попадет их посудина. После нашему флоту придется уйти в тень планет. Все должно выглядеть так, как будто рядом с портом есть только группа Пола и наш корабль. Когда основные силы противника прибудут на место и отойдут от гиперврат на достаточное расстояние, наша группа захвата окажет им теплый прием.

– Когда спускаемся, и кто пойдет? – спросил доктор Браун.

– Челнок у нас небольшой, поэтому большая часть команды останется на борту «Фреи». Со мной пойдут Ронни, Йен, Джек, Джиллиан и Пол.

– Я тоже хотел бы пойти! – пискнул доктор Белинский. – Вдруг кому-нибудь из найденных людей понадобится помощь.

Рей прищурился и взглянул на доктора. Прошло добрых пять минут, прежде чем Рей ответил:

– К сожалению, доктор, мы не можем вас взять с собой. Оказать первую помощь может любой из нас. Если кому-то понадобится более серьезное медицинское вмешательство, то мы отправим пациента и сопровождающего на челноке к вам на «Фрею».

Доктор так расстроился, что весь поник и лишь кивнул в знак согласия. Его реакция была непропорциональна. Это сразу бросалось в глаза.

– Всем, кого я назвал, быть готовыми через час. Доктор Белинский мне надо с вами поговорить перед отлетом, пройдите в столовую.

– Хор-рошо, – запинаясь, ответил доктор.

Сборы не заняли много времени. Вылазка должна быть короткой, два-три дня. Я собрала пайки с едой, личные вещи, контейнеры для сбора образцов. Некоторое оборудование для исследований должны были взять Ронни и Йен.

У шлюза, который соединял корабль и челнок, нас провожал доктор Браун и Алиса.

– Так ребятушки, – последний раз инструктировал нас доктор Браун, – собираем растения, готовим препараты, исследуем только самые интересные образцы. Все остальное доделаем на «Фрее». Времени в обрез.

Доктор Браун начал последнюю проверку оборудования, осматривая бокс Ронни. Алиса тем временем подошла ко мне и поправила воротник на моем жилете.

– Твоя задача – не лезть в пещеры, дыры и тому подобные ловушки, – говорила она, смотря мне в глаза. – Сначала думай, потом действуй, поняла?

– Да, но я никуда не лезу, все выходит само собой, случайно, – попыталась оправдаться я.

– Ты поняла меня или нет?

– Поняла, поняла, буду осторожна, – поспешила ответить я, чтобы вконец не взбесить Алису.

Девушка подошла к Йену, на мгновение взяла его за руку и посмотрела ему в глаза. Он кивнул ей, пора было расставаться. Мы заняли свои места в челноке. Джек уже готовил его к старту.

– Забираем Пола, он уже готов, – сказал Рей, садясь на место второго пилота. Шлюз закрылся, и челнок оттолкнулся от тела корабля.

Корабль Пола был небольшим, старым, сейчас таких моделей уже не встретишь.

– «Ястреб», это челнок, – сказал Джек в наушник. – Запрашиваю телеметрию. Стыковка через двадцать минут.

Джек снизил скорость челнока, и через некоторое время я почувствовала глухой удар. Воздух наполнил пространство между шлюзами, ручка повернулась, и в проходе появился Пол.

– Привет, куда отправляемся? – спросил он, наклонившись к Джеку.

– На зеленую планету, там есть исследовательская база керсанов. Хоть она и заброшена, вероятность встретить людей все же есть.

Пол сел в кресло напротив меня и, заметив, что я на него смотрю, улыбнулся. Улыбка эта была недоброй, больше напоминала оскал. Я отвела взгляд, старалась больше не смотреть в его сторону.

Спуск проходил спокойно, нас не трясло. Джек вошел в плотные слои атмосферы.

– Сядем на поляне перед базой, – сказал он, сверяясь с данными.

Когда низкие облака окутали нас плотной белой пеленой, до поверхности оставалось совсем немного. Вдруг перед самым носом челнока неожиданно появилось что-то черное. Что бы то ни было, оно намного превосходило по размерам наш аппарат. Столкновения было не избежать, раздался звук сильного глухого удара о корпус, и челнок закрутило вокруг продольной оси.

– Вот черт! – воскликнул Джек. – Ребята держитесь, попытаюсь выровнять!

Нас болтало из стороны в сторону, поверхность приближалась с ошеломительной скоростью. Рей и Джек действовали без промедления, выполняя необходимые в таких случаях действия. Наконец, болтанка прекратилась. Джек резко снизил скорость перед самой поверхностью, и мы сели на небольшую поляну.

– Так, есть хорошая новость и две плохих, – сказал Джек, вытирая пот со лба. – Хорошая новость заключается в том, что мы сели. Ну а плохие – это то, что двигатель сдох, да и сели мы на двадцать километров дальше цели. Придется пешочком пройтись.

Ронни, сидевший рядом со мной, взвизгнул, закрыв ладонью рот:

– Дверь открой! Джек, скорее!

– Вот только не здесь! – заспешил Джек.

Шлюз открылся, и Ронни опрометью вылетел наружу. Парень рухнул на колени, его вывернуло. После этого он сел прямо на землю, пытаясь отдышаться.

– Ронни, ты как? – спросила я, торопясь достать флягу с водой.

Ронни вытер капли пота с бледного лица и взял флягу.

– Ничего, жить буду.

– Да, – протянул Пол, ухмыльнувшись, – хиленький парень.

– Да иди ты к черту! – только и успел вымолвить Ронни, прежде чем опять согнуться в три погибели от приступа тошноты.

Рей присел на корточки рядом с Ронни, чтобы включить его нейтрализатор насекомых. Мы тут же опомнились и тоже активировали свои приборы. Случай на Церере еще был свеж в нашей памяти.

– Передохни, Ронни. У нас еще есть время, – сочувственно произнес Рей, после чего он поднялся и коротко раздал всем задания: – Джек, давай выясним, какие элементы необходимы нам для починки двигателя. Может эти детали есть здесь, на базе. Йен, Джиллиан, осмотритесь. Выясните, чего нам надо опасаться в местных условиях. Пол, выгружай все из челнока. Через час отправляемся в путь. Сейчас утро, до вечера мы должны добраться до базы.

Все без промедления взялись за работу. Я и Йен, вооружившись бластерами, отправились к лесу. Подойдя к кромке поляны, мы застыли в нерешительности. Деревья имели толстые стволы, из которых в разные стороны с одного уровня практически от корня горизонтально земле, выходили прямыми лучами ветви. Они напоминали спицы зонта, которые вывернуло сильным ветром в обратную сторону. Из ветвей торчали прутья, они тесно переплетались между собой. Создавалось впечатление, что перед нами выстроился непроходимый заслон. Я подняла взгляд выше, на высоте метров пяти от первой развилки ветвей, была вторая, за ней третья и так далее. Из-за прутьев, листьев и мха все это напоминало какой-то дьявольский клубок, в который нам еще предстояло влезть.

Йен, осмотревшись, лишь пожал плечами.

– Бластером такие заросли не возьмешь. При постоянной работе его аккумулятор быстро садится. Надо по старинке, тесаком.

– Да, – согласилась я, – зато крупных хищников в этих лесах мы точно не встретим.

Йен вернулся к челноку за тесаком, а я присела на корточки, чтобы рассмотреть лесную подстилку. Как и все вокруг, она была покрыта мхом и толстым слоем листьев. Я решила не тратить время попусту и взять несколько образцов мха и почвы. Достав контейнер, я привстала на одно колено и дотронулась до земли. Она колыхнулась! Я нажала посильнее на мох, и моя рука ушла вниз по запястье в холодную вязкую жижу, похожую на гель.

– Ничего себе! – пробормотала я, рассматривая прозрачную субстанцию на моей руке.

– Йен, захвати с собой микроскоп, тут что-то очень необычное под ногами, – проговорила я в наушник.

Я достала приборные стекла и стала готовить микропрепараты. Это заняло немного времени. Когда я услышала шаги Йена за спиной, все было уже готово для исследований.

– Что у нас тут? – спросил Йен, присаживаясь на корточки и ставя рядом небольшой ящик с портативным микроскопом.

– Под мхом не почва, а какая-то вязкая жижа.

Йен потрогал субстанцию на ощупь.

– Выясни, что это, а я немного углублюсь в лес.

– Хорошо.

Установка прибора на специальную подставку, нивелирующую неровности поверхности, заняла у меня четверть часа. Йен тем временем выбрал один из поваленных стволов, чтобы пройти по нему, и начал прорубать дорогу тесаком. Работа эта была нелегкой. Он нашел длинную палку и воткнул ее в мох под ногами. Палка ушла на добрых два метра вниз, но так и не достигла дна. Йен выдернул ее и продолжил прорубать путь дальше. Через некоторое время он повторил свои действия, и результат оказался тот же – повсюду было глубокое болото.

Я настроила прибор и поместила препарат на предметное стекло. Глаза мои сами по себе расширились от удивления: на стеклышке в ярком кружке буквально кишели тысячи амеб. Концентрация их была просто невообразимой.

Йен вернулся назад.

– Прошел на сто метров глубже, везде одно и то же, глубокое болото, наполненное жижей. У тебя что?

– Амебы.

– Амебы? – переспросил Йен и, наклонившись вниз, взглянул на препарат. – Ну да, амебы. Здорово! Если вся планета покрыта этой субстанцией, то перед нами некоторое подобие амебного океана.

Мы еще некоторое время побродили по окрестностям, собирая образцы, вслушиваясь в трескотню местных птиц, и вскоре вернулись обратно к челноку. Рей и Джек сидели на ящиках, вытирая промасленные руки. Ронни уже пришел в себя и активно помогал Полу собирать наше снаряжение.

– Что у вас? – спросил Рей.

– Пробираться придется через лес. Будет трудно, все в прутьях, мхе, листьях. Под ногами болото кишащее амебами. Можно сказать, все как обычно.

Рей кивнул и крикнул так, чтобы мужчины с другой стороны челнока его услышали:

– Ронни, вы готовы?

– Готовы! – послышался из-за челнока громкий голос Ронни.

К полудню мы с трудом начали пробиваться через заросли. Рей шел впереди и широкими размашистыми движениями вырубал тесаком прутья. Путь был сложен тем, что мы не могли идти по суши. Нам приходилось перебираться по полусгнившим упавшим ветвям, торчащим корягам. Они лежали в разнобой, поэтому наша траектория не была кратчайшей. Иногда нам попадались сухие участки, небольшие островки, возвышающиеся над топью. Через несколько часов мы выбрались на поляну и остановились на привал. Это было хорошо! Мой рюкзак буквально распирало от контейнеров с собранными образцами. Необходимо было приготовить микропрепараты и уменьшить нагрузку. Джек и Ронни развернули полевую лабораторию. А Рей осматривал окрестную территорию. Он постоянно всматривался в листву на верхушках деревьев, как будто пытаясь рассмотреть местных обитателей. Это было бесполезно, весь лес был просто нашпигован живностью. Со всех сторон слышались звуки, издаваемые невидимыми нами существами. Все они были настолько мелкими и так искусно прятались в листве, что рассмотреть их было просто невозможно.

Добрых три часа у нас ушло на то, чтобы сделать препараты из собранных образцов. Мы работали все трое одновременно не покладая рук. В конце концов, я выбралась из палатки, стянула с себя перчатки, защитные очки и присела передохнуть на корягу.

– Рей, можно сворачиваться, на сегодня мы закончили, – устало сказала я.

Рей помог Ронни и Йену собрать палатку и приборы, в то время как я была уже не в состоянии что-либо делать от усталости и просто наблюдала за ними. Когда все рюкзаки были собраны, мне все же пришлось взять себя в руки, чтобы продолжить путь. Вдруг Рей резко повернулся, как будто привлеченный каким-то необычным звуком. Некоторое время он прислушивался, опять вглядываясь в листву.

– Выходи! – неожиданно для всех крикнул он так, что с ближайшего дерева взмыла вверх стайка небольших птиц. – Мы тебя не обидим. Мы прилетели, чтобы помочь тебе!

Все замерли. Вокруг не было слышно ни единого шороха! Природа вымерла. Так прошло минут пять. Вдруг откуда-то сверху, с самой вершины одного из деревьев, послышался треск ветвей. Кто-то спускался вниз. Сначала были видны только очертания хрупкой фигурки. Она быстро пролезала через прутья и с ловкостью обезьяны прыгала с одной толстой ветки на другую! Вскоре я могла рассмотреть – это была девушка, немного повыше меня, тоненькая, как тростиночка, вся в лохмотьях, чумазая. Оказавшись на нижней ветке в трех метрах над нами, она остановилась. Судя по торчащим в разные стороны ушкам, это была Лили. Она смотрела на нас крайне недружелюбно. Придерживаясь руками за ствол, она громким звонким голосом произнесла:

– Меня не надо спасать, убирайтесь отсюда восвояси!

Такого ответа никто из нас не ожидал. Ронни хотел было что-то сказать, но Рей остановил его рукой.

– Лили, где остальные члены экипажа?

Девушка опустила взгляд, видимо, для нее этот вопрос был больной темой.

– Четверых продали на невольничьем рынке. Меня с дедушкой забросили сюда. Они его убили, – надрывным горестным голосом произнесла она, опустив голову, – застрелили как старую ненужную собаку, когда он уже не мог работать в полную силу. Я смогла сбежать.

Девушка отвела взгляд, пытаясь сдержать слезы.

– Я сочувствую твоему горю, – произнес Рей. – Тебе пришлось очень тяжело. Может, ты отведешь нас на базу, где вы проводили исследования? Нам нужны детали для челнока, мы сломались.

Девушка колебалась несколько минут, но потом все-таки согласилась:

– Ладно, я помогу, но с вами не полечу. Я больше не хочу жить среди людей, пусть мой путь окончится здесь.

– Хорошо, будь по-твоему, – совершенно спокойно согласился Рей.

Девушка села на ветку и, обхватив ствол руками, стала осторожно спускаться вниз. Ее падение было внезапным. Рей рванул вперед и, балансируя уже на краю топи, едва успел протянуть руки, чтобы поймать девушку. От падения шапка сползла ей на глаза, она непринужденным движением поправила ее. Рей поставил Лили на ноги.

– Ты как?

– Спасибо, я еще не очень хорошо слезаю по стволам. Надо что-то придумать, мох под руками крошится.

Тут на Лили налетел Ронни.

– Ты что с ума сошла? Никаких больше лазаний по деревьям! – кричал он в гневе. – Ты могла просто убиться! К черту, Рей, ее надо вязать и забирать с этой планеты.

Лили шмыгнула носом и вытерла его рукавом, прежде чем ответить в той же тональности Ронни:

– Ты кто такой? Я сама распоряжаюсь своей жизнью! И я падала так уже раз сто.

– Мартышка, и уши у тебя как у мартышки, – съязвил Ронни, оттопырив при этом себе уши. – Совсем на человека перестала быть похожей, скоро хвост вырастет.

После слов Ронни, Лили была в бешенстве. Она сузила глаза, сжала кулаки и шумно втягивала в себя воздух.

– Вспомнила я тебя! Ты у нас практику вел, так себе преподаватель, одни околонаучные идеи. Удивительно, как тебя к полетам допустили.

Они, казалось, были готовы задушить друг друга. Ронни, как и все мы, переживал за Лили. И конечно, некоторым из нас его идея показалась здравой. Ее нельзя было здесь оставлять, но силу применять тоже было ни к чему. Девушка слишком много времени провела в одиночестве. Она уже свыклась с мыслью, что останется здесь навсегда, приняла все как есть. И тут явились мы, люди, на которых она надеялась когда-то. Это произошло слишком поздно, значительно позднее того момента, когда в ее сознании произошел перелом. Похоже, наше появление вызвало у нее шок, и в данный момент с ней лучше во всем соглашаться. Мы должны были помочь ей выбраться отсюда не столько физически, сколько эмоционально.

Рей вернул Лили и Ронни в колею нормального общения.

– Думаю, нам лучше поторопиться. До темноты надо добраться до базы, – напомнил он совершенно спокойным голосом и, забросив рюкзак на плечи, начал прорубать тропу.

Лили широко раскрытыми глазами смотрела на Ронни и дрожала. Ронни тяжело вздохнул, взял свой рюкзак и подошел к девушке. Он достал из него куртку и накинул ее на плечи Лили.

– Одевай, – не терпящим возражений голосом сказал он и снова начал рыться в рюкзаке.

Лили засунула руки в рукава, которые ей пришлось несколько раз подвернуть, и стянула постоянно сползающую шапку. По ее спине рассыпались золотым водопадом густые длинные волосы. Ушки спрятались за ширмой из волос, и теперь всех больше на себя обращали огромные голубые глаза на чумазом личике.

Ронни тем временем достал из рюкзака носовой платок и намочил его водой. Он с невозмутимым видом стал стирать грязь с лица Лили.

– Зачем это надо? – возмутилась Лили. – Здесь на меня никто не смотрит!

Ронни покачал головой и прицыкнул:

– Ай-яй-яй-яй, девушка даже на необитаемой планете должна оставаться девушкой. Не стоит прятать красоту за слоем грязи.

Когда лицо Лили стало чистым, Ронни положил носовой платок в карман и пошел вслед за Реем. Лили стояла в замешательстве. Она потрогала кончиками пальцев свое лицо так, как будто только сейчас поняла, что теперь она не одна, что на нее кто-то смотрит, кто-то проявляет заботу. Трудно представить, что творилось в душе девушки, ведь жизнь в обществе осталось для нее в прошлом. Она пошла следом за мной.

– Как тебя зовут? – спросила она, догоняя меня.

– Джиллиан, – ответила я, оборачиваясь на ходу к собеседнице.

– Давно работаешь в корпорации?

– Не очень, это моя вторая миссия. До этого я работала в земной лаборатории.

– Круто! – восхищенно произнесла Лили. – Наверное, ты очень продвинутая, если тебя в таком возрасте взяли в миссию.

– Вовсе нет, – краснея, произнесла я, – сюда я попала, можно сказать, случайно.

– Только не говори, что командующий миссией твой родственник.

– В некотором роде, ты угадала. Рей, тот который заметил тебя, – мой муж.

– Повезло тебе. Кажется, он неплохой человек.

Мы шли некоторое время молча, пока Лили опять не начала свои расспросы.

– Расскажи обо всех понемногу, – попросила она.

– Рей главный среди нас, еще он руководит группой военных. Джек, он идет сейчас в хвосте, в его группе. Он обожает все, что связано со спортом, и любит поспорить. Алису и Ноа ты пока еще не знаешь, они тоже из группы военных.

– Кто у вас главный по научной части?

– Доктор Браун, он сейчас на корабле. Йен, Ронни и я собираем образцы для исследований.

– А этот громоздкий мужчина, кто он? – спросила Лили, кивая в сторону Пола.

– Это Пол, его мы встретили на Горар. В обмен на земное гражданство он даст нам информацию о планетах, на которых содержатся пленные ученые корпорации.

Лили обернулась и посмотрела на Пола, который шел в десяти метрах позади нас. Она как будто пыталась вспомнить, видела ли она его раньше.

– Откуда он взял эту информацию? – продолжила расспросы Лили.

– Говорит, что когда-то работал на Цубера – грабителя и работорговца. Разбирал его корабли. Цубер ему не заплатил, вот он и стащил у него эту информацию

– Я знаю Цубера, – напряженно сказала Лили. – Он решал нашу судьбу. Всего за минуту решил.

– Его поймали и казнили. Мы летали на Горар, чтобы по цепочке его перемещений по гипертоннелям выяснить, куда он мог доставить похищенных ученых. Обычно он продавал их керсанам и сразу оставлял на месте их постоянного пребывания. Мы ищем тихие планеты, на которых могут содержаться эти ученые. Есть люди, которые пропали очень давно, и, к сожалению, поиск пропавших корпорация развернула только сейчас, после того как дело Цубера вызвало общественный резонанс.

– Чертовы бюрократы, – разозлилась Лили. – Хорошо, что я больше не столкнусь с подобным лицемерием.

Больше Лили не задавала вопросов, вновь возникший интерес к людскому обществу погас. Иногда она говорила Рею, где лучше пройти, чтобы сократить путь. И благодаря ей через два часа мы вышли на широкую поляну, усеянную цветами всевозможных красок. На противоположной стороне стояло круглое строение, напоминающее опрокинутую на бок бочку. У бочки по бокам и спереди были небольшие квадратные окна, дверь была с торца. Поблизости я увидела ангар. Все строения находились в плачевном состоянии. Лили смело пошла через поляну к бочке.

– Здесь была наша база. В бочке находится лаборатория и жилой отсек. В ангаре мы хранили те растения, из которых нам удалось выделить полезные для керсанов вещества.

– Как тебе удалось сбежать от них? – спросил Ронни, поравнявшись с Лили.

– Завтра покажу! – загадочно ответила Лили. – У моего побега был только один минус – я не могла ничего взять с собой, даже одежду или одеяла.

– Почему? – поинтересовался Джек.

– Изначально мы не планировали бежать. Дедушка был совсем слабым, он не вынес бы жизни в джунглях. Кроме того, на нас были установлены датчики местоположения. Для их извлечения необходимо было провести оперативное вмешательство. Здесь условий для этого нет. Ничего в нашей жизни не менялось три года, пока не наступил тот день. Я, как обычно, отправилась на сбор растений. Надо было отработать двойную норму, за себя и за дедушку. В тот день керсаны не должны были прилететь. Я не спеша возвращалась по той же тропе, по которой мы сегодня сюда пришли. Тут с поляны послышался жуткий скрипучий разговор керсанов. Я легла на живот и подползла к зарослям папоротника. Дедушка стоял на коленях, – продолжала Лили, еле сдерживая слезы, – и смотрел умоляюще на этих чудовищ. Один из керсанов поднял руку и направил на него бластер. Керсан спросил его, почему он не работает. Дедушка ответил, что немного приболел. Выстрел мелькнул передо мной яркой красной вспышкой во тьме. Дедушка упал, а керсан сделал в него еще несколько выстрелов. Потом керсан поднял тело дедушки за шиворот и бросил его в топь. Я опрометью побежала обратно в лес. Бежала до тех пор, пока не выбилась из сил. Они не кинулись за мной в погоню, рассчитывая на то, что я сама вернусь из опасных джунглей, – периодически шмыгая носом, продолжала свой рассказ Лили. – Тогда я решила, что самым лучшим будет вообще не возвращаться на базу. Так они могли подумать, что я погибла, и оставить меня в покое.

– А как же твой биометрический датчик? Они могли отследить тебя по нему? – уточнил Рей. Лили пожала плечами.

– Он и сейчас зашит во мне. Конечно, они искали меня, наверняка, сканировали планету. Только меня тут уже не было, я улетела Инь.

– Куда, куда? – вклинился в разговор Джек.

– Так как здесь я единственный разумный обитатель, то решила дать названия планетам этой двойной системы. Это Янь, а та планета – Инь.

– У тебя есть челнок? – обрадовался Джек.

– Неа, челнока нет. У меня другой транспорт, завтра покажу, – сказала Лили. – Кстати, почему первыми вы решили спасать нас?

Рей вздохнул, этого вопроса он, по-видимому, ждал давно. Разговор предстоял не из легких.

– Про Цубера тебе уже Джиллиан рассказала. Корпорация составила список сотрудников, которых Цубер мог похитить. И я сразу скажу, ваших фамилий там не было. К тебе нас привел случай, а точнее, нордовская стрела из дерева кнухту.

– Та самая стрела, которую Зоа Рор вручил моему дедушке? – встрепенулась Лили.

– Именно, за неделю до старта с Земли эта стрела пронзила телевизор в моей гостиной. Это было послание, нам надо было найти отправителя, то есть вашу группу.

– Но мы ничего не отправляли! – воскликнула Лили. – Стрела осталась в музее. Я тогда спросила у дедушки, почему он ее не взял, а он ответил, что она пока останется на Земле.

– В музее все наоборот думали, что стрела отправлена обратно на Горар. На самом деле, она ждала своего часа.

– И где же она тогда была все это время? – поинтересовался Пол.

– У племянника профессора, – Рей сделал паузу, – доктора Белинского!

Все разом загомонили, а Рей тем временем продолжил:

– Тогда нападения на корабли с ценными грузами участились, и профессор решил, что самый ценный экспонат должен остаться на Земле до более спокойных времен. Стрелу он оставил доктору Белинскому. Когда профессор исчез, Белинский обивал пороги министерств, но никто так и не пошел ему навстречу. Никто не стал искать команду, тем более что норды сами взялись искать свои ценности. Когда с Хора пришла новость о том, что корабль был захвачен и разобран на части у системы двух планет, страховая компания лишь выплатила музею компенсацию за него. И вот время для стрелы настало. Доктор узнал о начале спасательной миссии. Уже наученный горьким опытом, он не стал обращаться к чиновникам, а послал весточку непосредственным участникам экспедиции. Расчет был верен, стрела привела нас к Зоа Рору, а потом сюда на Янь.

– Так вот почему ты выбрал эту планету! – воскликнул Пол. – А я удивлялся, ведь на ней не было пропавших ученых из списка корпорации.

– Именно, и профессор Белинский делал все, чтобы мы добрались сюда. Когда доктор узнал, что кто-то разыскивает нас, он забронировал несколько номеров на наши имена в разных гостиницах по всему Хору. Он боялся, что Пол спутает его планы, мы отправимся не к Инь и Янь, а к другим планетам.

– Хитрец, – протянул Пол, – мы действительно еле нашли вас. Можно сказать, это была удача. Я периодически посылал людей на разведку. И вот один пришел с новостью, что вы поселились в «Зеленой лагуне». Я уж было обрадовался, а тут подоспел второй разведчик. По его информации вы забронировали номера в «Лиане». Он снял номера в пяти гостиницах и отдал за них приличную сумму.

– Я его ни разу в жизни не видела, – тихо сказала Лили. – Где он сейчас?

– Прости Лили, я приказал ему оставаться на корабле. Он так старался вас найти. Если бы тут никого не было в живых, это могло стать для него ударом. Скоро он узнает, что его старания не были напрасны.

Лили задумалась:

– Удивительно, человек, который меня никогда не знал, да и с дедушкой, как я понимаю, он общался редко, потратил столько усилий на наши поиски. Мои более близкие родственники не проявили такого рвения, – погрустнела Лили, видимо вспоминая о своей матери.

– Лили, доктор Белинский имеет высокие моральные ценности, он очень хороший человек, правильный человек. Я думаю, вы вправе считать его своей семьей. Все это время вас ждали на Земле, надеялись на ваше возвращение.

Лили на некоторое время задумалась над словами Рея.

– Рей, спасибо вам. В некоторой степени вы изменили мое суждение о нынешнем положении вещей. И все же, я останусь здесь, мой путь определен уже давно.

Рей кивнул в знак согласия. Он не рассчитывал на столь быстрые, кардинальные изменения в сознании девушки.

После ужина все занялись своими делами. Рей наладил себе гамак около входа в бочку и разжег костер. Ронни занялся ремонтом электрогенератора. Йен и Джек решили осмотреть поляну и ее окрестности, а я с Лили остались в бочке, чтобы разгрести центральную часть помещения для ночевки.

Наступила ночь, на улице стало довольно прохладно. Ронни так и не удалось наладить генератор, поэтому Рей отдал свой спальный мешок Лили, а сам отправился ночевать на гамак. Мы легли глубокой ночью. Джек устроился ближе к двери, охраняя вход. Остальные распределились по полу. Я отвернулась к стене и вскоре задремала. Сон мой был поверхностный, вскоре я услышала бессвязные слова Лили, она что-то невнятно бормотала во сне. Посреди ночи нас переполошил громкий звериный крик. Мы все вскочили, осматриваясь по сторонам. Джек включил фонарик, просматривая помещение, опасности не было. Это Лили, загнанная в угол своими ночными кошмарами, кричала во сне. Девушка сидела посреди комнаты в своем спальном мешке и плакала навзрыд, вытирая лицо от слез рукавами. Ронни выбрался из спального мешка и подошел к Лили. Она снизу посмотрела на него и совсем уж несчастным голосом произнесла:

– Это бывает. Я, пожалуй, на улицу пойду, посплю там.

Она начала выбираться из своего мешка, но Ронни не позволил ей это сделать. Он поднял ее на руки и пошел к противоположной от меня стене. Сев на свое спальное место, он устроил девушку у себя на коленях, положил ее голову себе на плечо и крепко обхватил руками.

– Спи, Лили, – ласково сказал Ронни. – Тебя больше никто не обидит.

Лили положила ладошку под голову и закрыла глаза. Теперь она спала спокойно, лишь иногда всхлипывая. Через полчаса в комнате воцарилась тишина, я осторожно выбралась из спального мешка и, перешагнув через Джека, выбралась наружу. На улице было зябко. От соседней планеты был виден только полумесяц, бледной широкой полосой разрывающий небо на две части – темную и яркую, пестрящую звездами. Вся эта поистине фантастическая картина, сопровождалась пением птиц в лесу. Рей лежал в гамаке, закинув руки за голову. Он опустил одну ногу на землю и ею раскачивал гамак в разные стороны. Костер освещал только одну его сторону, делая черты лица более резкими.

– Джиллиан? – спросил он сонно, приподняв голову. – Не спится, малышка?

– Угу, – ответила я, подойдя к костру и всматриваясь в его желтое горячее пламя. Он протянул мне руку.

– Иди ко мне.

Я села на край гамака и осторожно легла ему грудь. Рей распахнул свою куртку, накрыв полами мою спину. Через минуту глаза мои сами собой закрылись. Это был тяжелый день.

Проснувшись утром, я обнаружила, что лежу в гамаке накрытая курткой Рея. Джек сидел у костра, разогревал наши пайки.

– Привет! – сонно произнесла я, осматриваясь по сторонам. – Где Рей?

– В ангаре с Полом, чинят генератор.

Я потянулась и аккуратно слезла с гамака. Тут дверь бочки резко распахнулась, из нее вылетела Лили. Она вся раскраснелась и была чем-то очень недовольна.

– Доброе утро, – дружелюбно сказала я. Лили тут же смутилась и опустила низко голову.

– Доброе утро, – пробурчала она под нос, проходя мимо меня. Девушка пересекла поляну и исчезла в лесу.

– Что с ней? – задала я вслух сама себе вопрос.

Джек, помешивая кофе, посмотрел в ту сторону, куда ушла Лили.

– Даю руку на отсечение, тут дело без Ронни не обошлось.

Догадка Джека подтвердилась. Ронни вышел из бочки, потирая ладонью покрасневшую щеку. Вид у него был несчастный, волосы взъерошены, он посмотрел задумчиво в сторону исчезнувшей в зарослях Лили.

– Что, Ронни, огреб? – посмеиваясь, произнес Джек.

Ронни отнял руку от щеки и зло посмотрел на Джека.

– Иди к черту, Джек! – возмутился он от такого замечания и, в один прыжок преодолев ступеньки, отправился скорым шагом за девушкой.

Мы некоторое время сидели молча, пока Джек не вспомнил свою любимую тему.

– Спорим, они будут вместе меньше чем за неделю?

– Месяца через два, не меньше, – ответила я, подбрасывая в костер дрова.

Через час, когда мы все сидели около костра за завтраком, обсуждая планы на день, вернулись Ронни и Лили. Ронни нес в руках розовый цветок, величиной с лошадиную голову. По форме он был чем-то похож на ананас.

– Что это? – спросил Йен, одевая очки, чтобы лучше рассмотреть растение.

Ронни бросил цветок рядом с костром и присел на корточки рядом.

– Это угощение для моего друга. И не вздумайте пробовать, для нас оно ядовито, – предупредила нас Лили.

– Завела домашнюю зверюшку, значит? – спросил Джек.

– Типа того! – Лили взглянула на часы. – Через два часа пойдем к нему.

Лили с удовольствием позавтракала и пообедала за один присест. Я даже позавидовала ее аппетиту, которого у меня в последнее время совсем не было.

– Предлагаю выдвигаться. Идти примерно час, – сказала Лили, – берите только необходимое. Джиллиан, положи в свой рюкзак больше контейнеров для образцов.

Лили повела нас только одной ведомой ее дорогой. Рей шел все так же впереди, вырубая прутья, Лили следовала за ним, указывая направление. Вдруг лес неожиданно закончился. Перед нами раскинулось пустынное пространство, покрытое высокими барханами. Вообще, этот переход из лесистой местности в пустынную был очень странным. Лили попросила Ронни оставить цветок в пятидесяти метрах от кромки леса на песке.

– Встаньте подальше от меня, он может вас задеть, – сказала она, не уточняя, о ком идет речь.

Вокруг стояла тишина. Девушка с помощью пальцев громко свистнула:

– Фи-и-и-и-ть! – и потом еще громче и протяжнее. – Фи-и-и-и-и-и-ть!

Вокруг ничего не изменилось.

– Сейчас, он немного капуша, – предупредила девушка.

После этих слов послышался звук, похожий на шуршание огромных крыльев. Песок на ближайшем бархане поднялся вихрем, заставляя нас прикрыть глаза руками. Когда я убрала руку от лица, ветра не было, песчинки немного осели. Лили осталась на прежнем месте, а позади нее стояло огромное чудовище, оно было величиной с десятиэтажное здание. Его голова напоминала голову грифа, из нее торчали вниз две кожных складки. Крылья были перепончатыми, как у летучей мыши, а из сустава, который разделял крыло пополам, торчали два длинных острых костных нароста. Существо по очереди вытаскивало эти длинные шилоподобные наросты из песка, переминаясь с крыла на крыло. Мы стояли в изумлении, готовые броситься наутек в ближайшие кусты. И если бы не совершенно безмятежное поведение Лили, так бы оно и было.

Лили постучала рукой по костному наросту чудовища, ласково произнеся:

– Познакомьтесь, это Пушок. Пушок, это люди, они тебя не обидят.

Пушок начал водить головой, величиной с челнок, из стороны в стороны, крутя длинной шеей и присматриваясь к нам.

– Как ты его приручила? – поинтересовался Йен, сохраняя поистине хладнокровное спокойствие.

– Я долгое время наблюдала за ними и поняла, что их поведение и умственные способности такие же, как у обычной земной дворняги. Я выбрала его и стала прикармливать любимым лакомством – плодами розового дерева. Каждый день я приходила сюда и вырабатывала необходимые для нашего общения условные рефлексы. Сначала он не подпускал меня, но уже через месяц мы подружились. Он перенес меня на Инь.

– Как? – только спросил Ронни, по-видимому, уже устав удивляться всему происходящему.

– Вы с орбиты видели на Янь широкую изогнутую песчаную полосу, а на Инь синюю водную? – задала она вопрос, на который ответ не требовался. – Планеты связаны. Существует атмосферный коридор, он шириной около десяти километров, и в нем дует очень сильный ветер. Через час Инь окажется ровно над нами, коридор по песчаному пути переместится сюда. Днем отсюда идет восходящий поток, ночью наоборот нисходящий. Эти существа летают между планетами, и ветряные потоки помогают им поднять их тяжелые тела. Джиллиан, не хочешь прокатиться на межпланетном экспрессе? Это безопасно, правда, я часто это делаю.

– Почему именно я?

– Мы примерно одинаково весим, раньше приходилось крепить балласт, чтобы Пушок мог сохранять равновесие в потоке.

– Рей? – обратилась я к нашему командиру. – Я буду осторожна, обещаю.

Ронни как с цепи сорвался:

– Вы тут все с ума, что ли, сошли? Рей, она вчера чуть с дерева не хлопнулась, помнишь?

– У меня есть система страховки, – спокойно ответила на это Лили.

– А если этот Пушок их сожрет? – продолжал негодовать Ронни. – Даже прирученная дворняга может укусить.

– Ронни, – уже разозлилась Лили,– он кроме амеб и растений ничего другого не ест.

Рей спокойно слушал спорщиков, взглядом оценивая Пушка.

– Йен, твое мнение?

Йен поморщился.

– Конечно, эта махина их поднимет и перенесет. Сомнение вызывает лишь страховка.

– Ну что же, давайте попробуем, – решил Рей. – Лили покажи свою страховку.

Лили порылась около папоротника и достала оттуда веревку.

– Пошли, – позвала она нас к животному.

Я опасливо подошла к Пушку. Он опустил низко голову и приблизил ко мне свой черный глаз. Я попятилась и, запутавшись в ногах, села на пятую точку.

– Да не бойся ты! – сказала с чувством Лили. – Он просто хочет познакомиться. Иди сюда, погладь его.

Лили помогла мне встать и подтащила к огромной голове.

– Погладь его, – настойчиво повторила она.

Я робко прикоснулась к Пушку и почувствовала под рукой мягкое оперение.

Сейчас, гладя на этого гиганта, я уже не ощущала такого страха. Пушок, удовлетворив свое любопытство, опять поднял голову и переместил свои наросты на крыльях в другое место, подняв небольшую тучу пыли.

– Идем теперь к его ногам, – сказала Лили, пробираясь по песку к хвосту животного.

Подойдя к вороху перьев, каждое из которых было величиной с мою руку, Лили стала разгребать их в сторону. Наконец, она протиснулась к одной из ног Пушка.

– Я закреплю тебя первой. Иди сюда, – сказала она, протягивая мне руку. – Итак, когда Пушок поднимается, он прячет свои ноги под перья и располагает их параллельно туловищу. Тебя я привяжу с задней стороны ноги, таким образом, ты окажешься зажатой между ногой и туловищем Пушка. Два важных момента. Из-за того, что ты окажешься в окружении перьев, сногсшибательных видов во время полета не будет. Кроме того, перья окружат тебя герметичным коконом, они не позволят тебе переохладиться или погибнуть из-за перепада давления.

Лили попросила меня встать около ноги. Подождав, пока я проберусь через перья, она взяла мои руки, чтобы показать, как надо ими обхватить ногу. Девушка начала крепко обвязывать меня веревкой. В конце концов, у нее получилось довольно сложное на вид крепление, которое Рей, после проверки, безоговорочно одобрил.

– Ну, я пошла закрепляться. Перелет длится час, вернемся сегодня ночью.

Лили пошла к другой ноге, а Ронни поспешил за ней.

– Лили, будь благоразумна, – уговаривал он девушку, – не надо этого делать.

Лили совершенно не обращала внимания на увещевания моего друга. Она залезла под перья и быстро сама себя закрепила.

– Через пятнадцать минут здесь будет жутко ветрено, – громко предупредила она. – Советую отойти как минимум на двадцать метров вглубь леса.

– Будь осторожна, – строго сказал Рей, глядя мне в глаза.

– Как обычно, – ответила я, улыбнувшись иронии.

Ребята отправились в сторону леса, а мы стали ждать. Вскоре подул легкий ветерок, он все больше и больше усиливался. Казалось, достаточно было одного порыва, чтобы сдуть нас с места. Из-за бархана показался гигантский смерч, он поднимал высоко вверх песок, на глазах меняя рельеф местности. Неожиданно я почувствовала рывок, потом меня резко подняло вверх, и наступила кромешная темнота. Животом и грудью я лежала на ноге Пушка, в то время как моя спина была втиснута в теплый пух. Перья сложились и превратились в непроницаемый панцирь. Я слышала, как снаружи завывает ветер, чувствовала изменения траектории полета, иногда меня бросало из стороны в сторону, однако в целом перелет был очень комфортным. Где-то на середине пути я почувствовала невесомость, потом пошел резкий спуск вниз. Наконец, жесткий удар, Пушок встал на ноги. Через несколько минут ветер улегся, и я услышала шуршание – это Лили раздвигала перья, чтобы пробраться ко мне. Она развязала веревки и буквально выдернула меня из перьев.

– Спасибо, что воспользовались нашими авиалиниями, – шутливо произнесла она и уже серьезно добавила. – Сейчас будь осторожна.


Глава 5


Лили выдернула меня из перьев птицы. Я осмотрелась вокруг. Все было в густом тумане, под ногами покатая, серая поверхность. Ни деревьев, ни травы, ни воды, ничего не было на этой серой земле.

Пушок опустил вниз голову, измазанную розовым соком, и Лили ласково потрепала его по мягкому пуху.

– Хороший мальчик! – похвалила она своего любимца. – Лети!

Птица сорвалась с места, взмыв вверх, и практически сразу пропала из виду.

– Мы в горах? – спросила я, опустившись на одно колено, и трогая каменистую поверхность.

– Не совсем, – покачала головой девушка, – пойдем наверх.

Мы начали восхождение. И уж если это была гора, то очень странная. Она была ровной покатой, без камней и ущелий. Иногда нам попадались глубокие, узкие воронки с потрескавшейся поверхностью – это были следы от косных наростов больших птиц. Наконец, мы достигли вершины. К тому времени легкий ветерок развеял туман. Я осмотрелась, и тут стало ясно, то, что я приняла ранее за гору, было огромной сферой, и вокруг нее было полно других подобных сфер. Все они были разного размера: от огромных как та, на которой мы стояли, до маленьких, величиной с ноготь. Те, которые были не больше метра в диаметре, парили в воздухе, соединяясь с остальными тонкими серыми нитями. И посреди этих шарообразных образований проходила широкая водная полоса. Она словно река разделяла поле серых шаров на две части.

– Что это? – зачарованно осматриваясь вокруг, спросила я.

– Ну, я не знаю к какому классу животных или растений отнести эти шары. Могу только обобщить свои наблюдения. Для начала покажу, что у них внутри, – предложила Лили.

– Отлично.

Лили взяла меня под локоть и провела через вершину шара на другой его край. Там в серой поверхности зияла черная дыра.

– Загляни внутрь.

Я достала из своего рюкзака фонарь, легла на живот и подползла к неровному краю. Внутри шара я заметила желтую, толщиной до метра, пористую органическую структуру, напоминающую губку и более тонкий, десяти сантиметровый, внешний слой серого цвета. Остальной объем был попросту пуст.

– Этот экземпляр уже отмер.

Я отползла от края и стала доставать из рюкзака контейнеры для образцов. Лили продолжила:

– Эти шары своего рода колония губок. Половина шара погружена в океан, она фильтрует воду, получая из нее питательные вещества. Верхняя часть, по-видимому, аккумулирует энергию солнца.

– Зачем нужны эти нити?

– Каждый шар прикреплен несколькими канатоподобными корнями ко дну. Океан тут глубокий, и из него иногда появляются маленькие парящие шарики, они привязаны к колонии несколькими тонкими нитями. Мне кажется, так они получают питание от своих старших собратьев.

Я подтянула один из висящих шаров к себе. Он был размером с футбольный мяч. На ощупь его поверхность напоминала фольгу.

– Осторожно, он может вспыхнуть, – предупредила меня Лили.

– Почему они парят?

– Я пробовала поджечь такой шар, произошел взрыв. Скорее всего, он наполнен водородом. Когда шар покидает воду, он питается за счет корней и получает энергию от света звезды. С годами он становится больше, тяжелее, внутри его нарастает толстая пористая структура, и, в конце концов, он касается водной глади. К тому времени в нем уже практически нет водорода. По крайней мере, когда птицы повреждают кору своими костными наростами, спонтанного воспламенения не происходит.

Я отпустила шар, и он воспарил вверх.

– А из животного мира кто здесь обитает?

– В основном это обитатели моря. Рыба здесь не крупная, не больше ладони, она лавирует между корней шаров. Еще есть морские змеи, моллюски и насекомые. Я заметила несколько видов птиц. Все они питаются рыбой, за исключением Пушка и его сородичей, которые имеют несколько иной образ жизни. Они выбирают старые шары и разбивают их вершину своими наростами. В получившейся чаше эти огромные птицы делают гнезда, выводят потомство. Кстати, хочешь посмотреть, где я живу?

– Конечно, у нас еще полно времени. Только мне надо взять образцы тканей этого шара и других, не таких крупных. Важно не только определить их структуру и состав, но и изменение биологических и химических параметров в зависимости от возраста экземпляра.

Лили кивнула головой.

– Я помогу.

Мы взялись за работу. Лили молотком отщепила несколько частиц губки и серой коры, а я поместила все в контейнеры и нанесла маркировку. Потом мы спустились вниз. Я заметила, что огромных шаров было не так много. Размер большинства экземпляров не превышал двадцати метров в диаметре. Весь день мы собирали образцы. Вода, почва, биологический материал, все аккуратно упаковывалось в контейнеры, систематизировалось, укладывалось в рюкзак.

– Придется нам все это разбить на две части. В полете Пушку очень важно соблюдать баланс. Пойдем домой, – предложила Лили, когда светило практически ушло за горизонт.

Лили привела меня к своему дому. Это был разрушенный на четверть шар. Уцелевшая часть сферы закрывала только половину неба. Недостающую часть Лили завесила сетью, сплетенной из корней тех же самых шаров. В эту сеть она вплела прутья, собранные на амебном болоте. В центре чашеобразного пола располагался очаг. Он состоял из нескольких больших камней и черепков, отколотых от внешнего слоя шара. На возвышенности в губке была выдолблена небольшая ровная горизонтальная площадка, она служила девушке кроватью. Подстилка на ложе была выстлана сухой травой. Между двух шестов Лили натянула веревку, на ней сушилась выпотрошенная мелкая рыба.

Лили взяла несколько губчатых осколков и бросила их в очаг. Она подожгла их обычной зажигалкой и, когда огонь разгорелся, поставила на горячие камни большой полукруглый черепок.

– Сейчас я тебя накормлю местными деликатесами. Подожди, я проверю сети.

Она оставила меня около костра и вернулась минут через пятнадцать, полностью загруженная разной снедью. В шаре с узким круглым отверстием плескалась вода, плоская рыба билась в сетке. Несколько видов корней и трав Лили держала под мышкой. «Похоже на ужин у нас будет суп»,– подумала я, наблюдая, как девушка скинула свою добычу на пол. Лили быстро справилась с заправкой супа. Во время приготовления блюда она рассказывала об ингредиентах для своего кулинарного шедевра.

– Вот этот корень по вкусу напоминает наш земной картофель. Однако он требует специальной обработки. Если его не вымочить в соленой воде сутки, он кислит. Я его так и назвала «кислая картошка». Рыба «плоскач» по вкусу напоминает говядину, она хорошо ловится сетью, которую я делаю из тонких длинных корней. Эти серые корни одного из многолетних растений, его можно есть в сыром виде. Они довольно вкусны, чем-то напоминают по вкусу грибы и зелень.

– Где пресную воду берешь?

– Собираю конденсат, стекающий с шаров вниз. У меня налажена целая система из сосудов и желобков.

Лили кинула мне сумку-сетку, сделанную из тех же самых корней.

– Переложи половину контейнеров из своего рюкзака в эту сумку.

Я открыла свой, набитый доверху, рюкзак и осторожно начала перекладывать образцы в сетку.

Через час Лили наливала в черепки, пахнущий пряными травами, ароматный суп. Ложек не было, вместо них девушка предложила мне воспользоваться палочками из толстых прутьев.

– Приятного аппетита!

– Спасибо. Приятного аппетита!

Суп был великолепен. Я сразу вспомнила Элис и ее страсть к кулинарии. Вдруг Лили отложила черепок, сняла ботинок и с размаху шлепнула им по полу.

– Как же мне надоели эти тараканы! – фыркнула она. – В этих пористых стенах они устраивают целые колонии.

Она уничтожила еще несколько экземпляров и, вздохнув, принялась готовить травяной чай.

– Лили, ты неплохо здесь устроилась и все же, почему ты не хочешь возвращаться на Землю?

Лили сидела на корточках у очага, копаясь в углях палкой, и задумчиво смотрела на огонь.

– Что мне там делать? – наконец произнесла она, подперев голову рукой. – Мне кажется, та, прошлая жизнь так далеко. Я уже не впишусь в рамки общества. На Земле свои джунгли, в них живут по своим правилам. Надо мной все будут потешаться. «Мартышка вышла из леса, что вы от нее хотите!» – вот, что будут говорить люди.

Я задумалась над словами Лили. Скорее всего, именно так и будут говорить некоторые недалекие члены нашего общества.

– Я могу рассказать тебе одну историю, – продумывая каждое слово, начала говорить я. – Когда я готовилась к своему первому полету на полигоне для тренировок, мое дебютное прохождение полосы препятствий закончилось тем, что я осталась без штанов. Хорошо хоть нижнее белье целым осталось. От макушки головы до пояса я была полностью покрыта грязью, в то время как ноги были абсолютно белыми. Ну и представь себе мои глаза, выглядывающие из-под густого слоя коричневой жижи. В таком виде мне пришлось идти от полигона до раздевалки мимо корпусов, административных зданий, шеренг военных. Вот уж тогда надо мной потешались все кому не лень. Многие подкалывали, говорили не очень приятные вещи. Я расстраивалась по этому поводу первые пять минут, а потом попросту забила. Моя тетка и ее команда пропали на другой, ранее неизученной планете. Мы готовились к спасательной миссии. Вопросов было больше, чем ответов. Да, на первой тренировке я показала себя не самым лучшим образом, стала посмешищем, но разве это не ерунда по сравнению с тем, что могло случиться с пропавшими людьми на Церере. Тогда я сосредоточилась на выполнении более важной задачи, то есть принялась еще усерднее готовиться к спасательной миссии. Может тебе стоит взглянуть на эту ситуацию с другой стороны?

– Например? – заинтересованно спросила Лили.

– Ну, например, как насчет того, чтобы немного сломать систему. Твое появление на Земле вызовет определенный общественный резонанс. Так почему бы не использовать это? В твоих силах помочь людям, оказавшимся в беде, в рабстве, но не попавшим в список корпорации. Именно твое появление выведет вопрос о работорговле на более глобальный уровень. Лили у тебя уже есть друзья. Рей, я, Ронни, доктор Белинский, вся наша команда поддержит тебя. В Земных джунглях ты уже будешь не одна.

– Все это так сложно, – произнесла задумчиво Лили. – Ты нашла тетку?

– Угу, и Элизабет, и антивселенную, и Цубера в придачу.

– Что? Антивселенную?

– Ага, хочешь, я тебе расскажу?

– Еще бы!

Я рассказала Лили о Церере, о выжженных кругах и встрече с Солом. О том, что в антивселенной его вид поражен страшной смертельной болезнью.

– Значит, им там тоже не сладко, – заключила Лили. – В чем специфика этого заболевания?

– Оно поражает только женщин, причем инфекция распространяется с поразительной скоростью. Начинается как простуда, а заканчивается полиорганной недостаточностью.

– Почему так избирательно?

– Мужчин бы она тоже поражала, однако в их кровь с рождения вводятся нанороботы, они распознают опасность и устраняют ее. А вот женщинам нанороботов вводят только при угрозе жизни. Перед ними стоит страшный выбор: либо они погибают от болезни, либо больше никогда не могут иметь детей. Наномашины воспринимают зиготу, эмбрион или зародыш, как инородное тело, ведь их ДНК не совпадает с ДНК матери, которую они защищают. Машины устраняют угрозу, убивая жизнь. Сейчас цивилизации Сола грозит вымирание. Уже более семидесяти процентов женщин детородного возраста вынуждены были ввести в свой организм наномашины.

– Засада, иначе не скажешь.

– Угу. Наши ученые перелопатили все известные лекарственные средства, однако ни одно из них на этих бактерий не действует.

– Вот это бактерии! На тараканов похожи, они тоже мне тут житья не дают. И ничем из не возьмешь! – разозлилась Лили, прибив одного из рыжих. – Вот чего мне тут не хватает, так это отравы. Знаешь, есть такое классное средство, от которого сначала заражаются и гибнут единицы, а потом вся колония.

– Знаю. Только даже это тебе здесь не поможет. Не вытравишь же ты всю планету!

– Это точно, – Лили прихлопнула еще двоих. Шлепок отозвался эхом в моей голове, я задумалась. Еще шлепок, еще один и щелчок! Озарение!

– Это гениально! – пробормотала я.

– Что гениально?

– Мы их заразим! – практически прошептала я.

– Кого? Тараканов?

– Нет, – загадочно сообщила я, – нанороботов!

– Как же ты это сделаешь?

– Нанороботы, они же общаются между собой, так? – рассуждала я. – Когда один из них сталкивается с угрозой, он передает эту информацию другому, колония начинает действовать сообща. Они обмениваются программами, передают друг другу алгоритм действий.

– Чем это поможет?

– Мы поместим к «обычным» нанороботам «зараженного». В нем будет зашита программа самоуничтожения – вирус, которым он заразит всех нанороботов организма.

– Да, отлично, зачем это нужно?

– Вот послушай, заболела женщина, в нее введут нанороботов, те убьют бактерии, излечат организм от болезни. Останется сделать только одно – заразить и отключить наномашины! Но не все так просто, как кажется на первый взгляд. Основная проблема в том, что имеющиеся в организме наномашины сами настраивают себя на код ДНК индивидуума. После введения в организм, они полностью автономны и внешнему перепрограммированию не поддаются. Если ввести свежую партию нанороботов с программой самоуничтожения, они просто не успеют настроиться на ДНК, их тут же уничтожат те наномашины, которые уже есть в организме. Значит, мы должны выделить только один экземпляр из крови, настроить его на самоуничтожение и вернуть обратно в колонию.

– Может это и сработает. Нужен образец и хороший программист.

– Все есть, – подмигнула я, – надо всего лишь поработать.

Оставшееся время до отлета мы обсуждали нюансы этой теории. Потом Лили повела меня обратно на тот большой шар, который служил Пушку посадочной площадкой. Ночью туман был еще гуще. Нити, опутывающие сетями шары, светились тусклым зеленоватым светом. С такой элиминацией идти было легко. На вершине шара Лили, как обычно, громко свистнула. Пушок появился внезапно, его большие крылья создавали вихревые потоки, которые практически сбивали с ног.

Лили что-то прошептала Пушку, похлопывая по его голове.

– После приземления, мои тебе совет, сразу не сходи на землю. Вихрь унесет с моря много воды и песка. Вода прольется коротким, но очень сильным ливнем, а вся эта вода уйдет в амебное болото.

–Хорошо, поняла.

Пушок несся обратно. Однако в этот раз все было несколько иначе. Мне показалось, что снаружи гремит гром. Когда он приземлился, раскатистый звук стал более отчетливым, потом прошел ливень. Он был очень коротким и длился не больше пяти минут. Стоило мне встать на песок, как мои ноги оказались по колени в воде. Вода стекала в сторону леса. Как и советовала Лили, я подождала несколько минут около Пушка, пока вся вода не сошла с бархана вниз, а потом развязала себя и выбралась из сырых перьев. В темноте я увидела свет фонаря.

– Джиллиан, Лили? – услышала я голос Рея.

– Мы здесь! – крикнула я в ответ.

К нам приближались две фигуры. Это были Ронни и Рей.

– Неужели нельзя было предупредить, что вихрь приносит воду? – рассердился Ронни, стряхивая руками с головы капли влаги.

– Не сердись, Ронни, Лили просто забыла это сделать, – попыталась я смягчить ситуацию, оценивая плачевный вид промокших до нитки мужчин.

– Ничего я не забыла! – сказала Лили, вздернув голову. – Просто кому-то не мешало немного остудиться. Простите Рей, к вам это отношения не имеет.

Она вручила Ронни тяжелую сетку с образцами, а тот от возмущения лишь ловил ртом воздух.

– Так ты нарочно это сделала?! – в конце концов, воскликнул он.

– Ага! – нараспев произнесла Лили и, сцепив руки замком за спиной, отправилась легкой походкой к лесу.

Ронни припустил вслед за ней.

– Лили, ты все-таки редкостная пакостница!

– Да, – коротко ответила Лили.

– Ну, я тогда тоже что-нибудь придумаю, какой-нибудь сюрприз.

– Попробуй!

Рей взял мой рюкзак и, обернувшись в сторону Лили и Ронни, лишь вздохнул.

– Пойдем, – сказал он, – с этими двумя мы точно не соскучимся.

Когда мы добрались до лагеря, Рей и Ронни сразу переоделись. Я сменила брюки и поставила сушиться ботинки ближе к костру. Ужинать я отказалась и, предвкушая бессонную ночь, заварила себе кофе покрепче. Пока мужчины ели, я рассказывала им о том, что видела на Инь, планете шаров. Йену не терпелось заняться образцами, поэтому ел он очень быстро.

– Ронни, после ужина разбираем образцы, – бодро сказал он, выбрасывая грязную посуду в пакет.

Пол, пока его не загрузили работой, поспешил в бочку. Когда свет в ней погас, я положила руку на запястье Рея. Рей вопросительно посмотрел на меня.

– Мне нужна твоя кровь.

Рей даже жевать перестал.

– Зачем?

– Есть идея, будем экспериментировать. Йен и твои мозги мне тоже нужны.

– Рей, поздравляю, твоя жена живодерка, – хмыкнул Джек.

– А ты Джек, спать пойдешь!

– Что? – возмутился Джек. – Я тоже хочу экспериментировать с мозгами и кровью!

– Джек, в бочку, следи за Полом, – отдал короткий приказ Рей.

– Иду, – без возражений ответил Джек. Он взял спальный мешок и пошел в бочку.

Закончив с ужином, мы отправились в амбар. Внутри помещение было разделено на две части. Нижний этаж был завален всякими болванками, инструментами. В дальнем углу работал генератор. Мужчины за время нашего отсутствия починили его. Поднявшись по крутой лестнице, можно было попасть на второй этаж, накрывающий только половину помещения. Там висели веревки для просушки трав.

– Йен, проверяй, – сказал Рей, когда мы зашли в амбар.

Йен включил свой планшет. Прошло минут пять, прежде чем он выдал:

– Три наверху, пять внизу, шесть снаружи по периметру здания. Обложил со всех сторон.

Мы разбрелись по амбару, выуживания из укромных мест жучков, которых наставил Пол. Когда с этим было покончено, я начала готовиться к эксперименту.

– Йен, готовь электронный микроскоп, сегодня работаем с наночастицами. Ронни, возьми у Рея кровь из вены. Рей, свяжись с Солом, нам нужно его участие. Пришло время раскрыть карты!

Работа закипела, я одела халат, включила свой компьютер, развернула на полу пленку и разложила на ней инструменты. Быстро подготовив все для эксперимента, мои товарищи с нетерпение ждали объяснений.

– Рей, связь с Солом есть?

– Да.

– Итак, начнем. Первый вопрос к Солу. Можем ли мы перепрограммировать нанороботов?

Рей на некоторое время задумался.

– Не всех, возможно, только одного из них, и то, если он будет неподвижен. Тогда его код удастся изменить.

Ронни и Йен смотрели на Рея в недоумении, не понимая, что происходит.

– Отлично.

– Ронни, у нас есть матрица, на которой возможна такая фиксация?

– Есть, но где мы возьмем образец?

– Не беспокойся, в крови Рея нанороботов полно.

Все одновременно посмотрели на Рея.

– Вот так поворот! – воскликнул Ронни. – Откуда они у тебя?

– Там на Церере, – объяснил Рей,– когда на нас напали змеи, у меня были травмы несовместимые с жизнью. Если бы Сол не ввел в мою кровь нанороботов, мне бы пришел конец. Регенерацию поврежденных тканей они проводят за несколько минут, защищают от вирусов, бактерий. Кроме того, я могу общаться с Солом на значительных расстояниях и имею доступ к ментальной библиотеке его цивилизации.

– Черт, я тоже хочу нанороботов, – обиженно пробормотал Ронни.

– Не спеши, Ронни. Я думаю, человечеству надо еще сто раз подумать, прежде чем идти на этот шаг. По сути, мы внедрим в свой организм чужеродную технологию. А что если она начнет контролировать наш организм, даст сбой или изменит наше сознание так, как это нужно представителям антивселенной. Все человечество окажется под ударом. Сол, без обид.

– Рей прав, Ронни. Это палка о двух концах, – заключил Йен.

– Ну, хорошо, – согласился Ронни. – Что мы хотим сделать сейчас?

– Наш эксперимент будет состоять из трех стадий. Сначала мы нанесем кровь Рея на неорганическую матрицу, таким образом, фиксируя каждого наноробота в своей соте. Затем запрограммируем наномашины на самоуничтожение. И на последней, третьей стадии, мы разрушим стенки матрицы реактивом.

– Ты хочешь к «обычным» нанороботам подсадить запрограммированных на самоуничтожение? – перебил меня Ронни.

– Да, – кивнула я в знак согласия, – смысл в том, чтобы сначала ввести в организм больного нанороботов, которые справятся с болезнью, а потом разом отключить все наномашины, распространив в колонии вирусную программу самоуничтожения. Мне кажется, это отличный способ, который позволит нам справиться с болезнью и избавить здоровых женщин от нанороботов, восстановить популяцию.

– Хорошо, давайте попробуем, – решительно кивнул головой Йен.

Не менее часа ушло у Йена на то, чтобы создать подходящую программу. Он советовался через Рея с Солом. В конце концов, им удалось создать довольно сложный код. Согласно ему действие программы начиналось через пять минут после ее активации. За это время мы должны были успеть разрушить стенки матрицы и смешать «здоровых» и «зараженных» нанороботов.

Пришло время действовать. Мы все сделали по плану и, наконец, Йен капнул на предметное стекло свежую кровь Рея, в нее добавил приготовленный препарат. Мы по очереди смотрели в микроскоп. Нанороботы, маленькие серые частички, непрерывно сталкивались между собой, шевеля жгутиками, двигались дальше. Потом пошло лавинообразное отключение наномашин, через десять минут в образце не было ни одного действующего наноробота.

– У-у-у, сработало, – задумчиво произнес Йен.

– Вот и отлично! – сказала я, зевнув в кулак. – Рей, что по этому поводу думает Сол?

– Сол уже передал полученную схему своим ученым, они будут проводить клинические испытания в ближайшие сутки.

– Так быстро?

– Да, говорит, что медлить нельзя. Передает свои извинения Джеку. Он и Ноа нашли его заначку вермута и решили отпраздновать твое открытие.

– Угу, – зевнула я еще раз.

Йен и Ронни начали убирать препараты, инструменты и приборы в коробки. Я села на пол, скрестила ноги и подперла голову руками. Глаза сами собой закрывались, я задремала.

– Джиллиан, Джиллиан, пойдем отдыхать, – настойчиво повторял Рей, потряхивая меня за плечо.

– Да, сейчас иду.

Мы вышли на поле, и я задрала голову, всматриваясь в звездное небо. Я так соскучилась по дому, по простым земным радостям. Хотелось пройтись по магазинам, посидеть в уличном кафе, надеть красивое платье. Зажмурившись, я потерла лицо ладонями. «Черт, еще расплакаться не хватало из-за отсутствия платьев», – подумала я, и в тот же миг в мыслях возник образ дома, нашей комнаты, библиотеки. На душе стало так тоскливо.

В этот вечер дежурил Джек, его отправили на гамак. Все остальные разместились в бочке. Ронни лег в своем углу и отвернулся к стене. Лили потопталась на месте, взяла спальный мешок и пошла к Ронни. Она устроилась рядом с ним, прошептав строгим голосом:

– Только попробуй чего выкинуть!

Ронни повернулся к ней лицом и заверил:

– Да ни в жизнь!

Рей кинул свою куртку на пол и лег на нее.

– Иди сюда, – позвал он меня.

Я сняла ботинки и легла чуть-чуть поодаль от него, наполовину закрыв молнию на своем спальном мешке. Йен читал книгу на планшете, прислонившись стене. Его лицо освещалось светом экрана. Пол спал на ящиках, он выбрал место потеплее. Через некоторое время в комнате наступила тишина, нарушаемая иногда храпом Пола. Лили во сне прижалась к Ронни, уцепившись за его футболку пальчиками. Он совершенно не возражал против этого. Оба безмятежно спали, оставив свою вражду на завтра. Тусклый свет от соседней планеты проникал через окно и скользил по пыльному полу, выстилая голубой ковер. Рей спал. Его грудь поднималась вверх и тут же опускалась вниз, вторя глубокому спокойному дыханию. Я прислушалась к стрекотне птиц за окном. Некоторые звуки, издаваемые местными пернатыми, были похожи на голоса совы, синицы, голубя, другие напоминали скрежет по металлу. Я протянула руку к ладони Рея и принялась чертить пальчиком линии его судьбы. Его пальцы дернулись, и он, взяв мою руку, поднял ее вверх. Я перевернулась на бок, встретившись с его нахмуренным взглядом.

– Прости, разбудила, – шепотом сказала я.

– Я не спал.

Он взял мою руку и, задумавшись о чем-то, медленно перебирал на ней пальцы.

– О чем ты сейчас думаешь? – спросила я, смотря в его спокойные серые глаза.

– Просчитываю новую траекторию челнока. Нам еще предстоит возвращение назад, на «Фрею». Мы нашли некоторые детали для двигателя, но на полную мощность он работать не будет.

Я слегка разомлела от его непринужденной ласки, и мои глаза сами собой стали закрываться.

– Спи, завтра будет тяжелый день.

Он поцеловал мою ладошку и положил ее на грудь, согревая своей большой теплой рукой.

На следующее утро все поднимались с трудом, надеясь на то, что кофе взбодрит нас после практически бессонной ночи. Последними были Ронни и Лили.

– Иди, буди их, – сказал Джек, помешивая кофе. – Кофе готов.

Я пошла к бочке и, открыв дверь, заметила, что Ронни уже не спит. Он лежал, упершись взглядом в потолок и о чем-то глубоко задумался. Лили устроилась на его руке, как на подушке, положив руку на его грудь.

– Ронни, идем завтракать. Поднимай Лили, – тихо сказала я.

Ронни приподнялся на локте и, нисколько не смущаясь, поцеловал Лили в щеку.

– Подъем соня, пора завтракать.

– Да, да, через пол часика, – сонно пробурчала Лили, вонзив в футболку Ронни свои коготки.

Я отрицательно закачала головой, показывая, что времени нет.

Ронни вздохнул и, осторожно отодвинув волосы Лили назад, поцеловал ее оттопыренное ушко, а потом губы. В комнате раздался звук звонкой пощечины. Я подпрыгнула на месте от неожиданности и захлопала глазами. Лили вскочила, она была в ярости, а Ронни уже сидел на полу и потирал свою покрасневшую щеку.

– Ты! Ты! Ты, да как ты смеешь! – обиженно сказала она, натягивая ботинки.

– Да я не нарочно, оно само собой так выходит, – виновато оправдывался Ронни.

Лили обернулась и увидела меня. Я глупо улыбнулась и, пожав плечами, лучше, чем «С добрым утром!», ничего сказать не придумала. Ситуация была неловкой. Лили поджала губку, из ее глаз потекли слезы. Она ринулась к выходу.

– Никогда тебя не прощу! – бросила она напоследок своему обидчику.

Ронни опрометью выскочил из бочки. На бегу надевая ботинки, он бросился следом за девушкой. В открытую дверь, я видела, как Лили быстро идет через поле в сторону леса. Следом спешил Ронни.

– Лили, ну прости меня, – уговаривал Ронни Лили.

– Нет.

– Ну не буду я больше трогать твои уши, вот честное слово.

– Замолчи, – прошипела она.

Когда они скрылись из виду, я вышла из бочки и встала у двери, прислонившись головой к холодной металлической поверхности. Джек, спрятав лицо в ладони, смеялся. Его плечи ходили ходуном и, когда он убрал руки, лицо было красным, а на глазах выступили слезы.

Пол, посмеиваясь, заметил:

– Рей, тебе бы следовало приструнить своего коллегу. Как бы девчонка опять не дала деру в свои леса. Уж там ее точно не найдешь.

– Дадим им возможность самим во всем разобраться, – спокойно ответил Рей. – Ронни не обидит девушку.

Рей протянул мне чашку кофе и бутерброд с сыром.

Я немного расстроилась из-за утреннего происшествия, поэтому есть мне совсем не хотелось.

– Только кофе, – произнесла я поникшим голосом.

– Джиллиан, надо поесть. День длинный, – настоял Рей.

– Хорошо.

Я сняла с бутерброда сыр, и, достав из пакетика немного копченой рыбы, положила ее сверху на масло. Вот теперь все было так, как хотелось. Сладкий кофе, бутерброд с соленой рыбой и долька шоколада. Я ела не спеша, закусывая кофе бутербродом и шоколадом по очереди.

– Как ты это ешь? – спросил Пол, уставившись на меня.

– Нормально, это очень даже вкусно.

Пол с деловым видом начал делать такой же бутерброд, как у меня. С видом гурмана он отпил кофе, откусил бутерброд и сверху бросил кусок шоколада. Джек даже замер, всматриваясь в буреющее лицо Пола, а тот вскочил и понесся в ближайшие кусты. Оттуда донеслись не очень приятные звуки. Вернувшись, он выбросил бутерброд в костер, а кофе выплеснул на землю.

– Ну, блин! – раздраженно бросил Пол, прежде чем отправиться в сторону амбара.

– Сегодня нам нужно отнести некоторые найденные детали к челноку. Они достаточно тяжелые, – сказал Рей. – Йен, пойдешь со мной. Найди Ронни, пусть немного прогуляется, остынет. Полу тоже тут делать нечего.

– Угу, – откликнулся Йен.

– Джиллиан, ты, Лили и Джек останетесь здесь.

Мне, конечно, тоже хотелось поучаствовать в этом походе, но приказы командира не обсуждаются.

– Хорошо,– поникшим голосом произнесла я, доедая свой завтрак.

– Кстати, еще надо изучить то, что ты принесла вчера. Пока нас нет, займитесь с Лили этим, – напомнил о необходимой работе Йен.

– Хорошо, пойду, займусь образцами. Я выбросила пакетики из-под пищи в мусорный пакет и пошла сторону амбара. Рядом появился Джек.

– Я с тобой. Знаешь, после такого завтрака, я бы тоже тебя не взял в длительный поход. Ты только по кустам бы и шныряла.

– Джек! – раздраженно протянула я.

– Что?

– Лучше молчи.

– Ладно.

Джек шел, весело насвистывая песню. Похоже, у него сегодня было прекрасное настроение.

В амбаре на полу валялись детали, мужчины выбрали те из них, которые пригодятся им для ремонта двигателя. Пол ковырялся в них.

– Надо отнести эти болванки к челноку, – уже серьезно произнес Джек. – Выбирай, что понесешь и пакуй. Идем сегодня.

Пол выбрал одну из довольно больших деталей. Он и Джек вынесли ее из амбара. Я в это время поднялась по лестнице на второй этаж. Там на полу лежали еще не разобранные сумки с образцами. Я села на пол, взяла лабораторный планшет и стала систематизировать образцы, занося номера с кратким описанием материала в электронный журнал. Хлопнула дверь. Это был Ронни. Он подошел к куче деталей, почесал затылок и, надев рабочие перчатки, взялся за одну из болванок. Из нее брызнуло черное масло.

– Ах ты, зараза! – брезгливо произнес он, положив деталь на пол. Сняв замасленную футболку и закинув ее в дальний угол, он опять наклонился, чтобы поднять болванку. Я продолжила работу. Дверь опять скрипнула, я даже не обратила на это внимание, ведь Ронни должен был как раз выходить.

– Рей сказал, что через два дня вы улетаете, – неожиданно услышала я голос Лили.

– Да, это так, – сказал Ронни, вытирая руки от смазки.

Лили вся поникла. Ронни потянул Лили за руку и привлек ее к себе. Девушка не сопротивлялась, она положила ладошки на грудь Ронни и захлопала ресницами.

– Лили, сдавайся уже! Там, на Земле, тебя ждет другая жизнь. Здесь ты погибнешь! – произнес Ронни, аккуратно убирая длинные волосы девушки назад.

Лили еще больше погрустнела от этих слов.

– Люди оставили нас здесь, им не интересна была наша судьба. Все, что меня ждет на Земле, это иллюзия. Только доктор Белинский пытался что-то сделать для нас. Остальным было все равно. Ронни, как же ты не понимаешь! – с жаром продолжила Лили. – До того дня, когда убили моего дедушку, я верила в людей, ждала их появления. А теперь? Теперь я их боюсь.

– Хорошо, – сказал уверенно Ронни, – тогда я останусь с тобой.

– Зачем тебе здесь оставаться? – распахнув широко глаза, спросила Лили.

– Ну, это неплохая идея. Мы колонизируем эту планету.

– Вдвоем? Колонизируем? – засмеялась девушка, стукнув ладошками по груди Ронни.

– Почему же вдвоем! Я надеюсь как минимум еще на троих ушастиков, – прикинул Ронни.

Лили даже рот открыла от такого поворота событий:

– Хорошая шутка, Ронни, ты и про уши не забыл.

Ронни смотрел Лили в глаза, его голос звучал твердо и вместе с тем чувственно:

– Лили, то, что я сейчас сказал, не шутка. Если ты не сможешь преодолеть те барьеры, которые возводила внутри себя все это время, я останусь с тобой.

Лили задумалась:

– Ты думаешь, что настолько мне нравишься?

– Это экспериментально доказано! Ты от меня без ума! – ответил уверенно Ронни.

Лили покачала головой:

– Ты слишком самоуверенный Ронни, но я подумаю над твоими словами.

Лили опустила взгляд, привстала на носочки и осторожно прикоснулась к его губам, потом она крепко обхватила Ронни, уткнувшись в его шею.

– Только обещай! Обещай, что не исчезнешь из моей жизни, как дедушка, в один момент! – громким срывающимся голосом сказала она.

– Обещаю, – тихо ответил Ронни.

Лили постепенно приходила в себя, развернувшись, она побрела к выходу. Теперь у девушки была надежда на спасение. И спасали ее не мы, а Ронни. Только он давал ей надежду на лучшую долю, чем она выбрала сама себе.

Я сидела на дощатом полу, положив голову на колени. Ронни поднялся на второй этаж. Посмотрев на меня, он облокотился на стену.

– У меня совсем мало времени, – сказал он, отведя взгляд в сторону. Все это время он знал, что я нахожусь здесь. – Она такая нежная и ранимая. Больше всего я боюсь сломать ее, причинить боль, потерять навсегда, но приходится действовать быстро, согласно нынешним обстоятельствам. Ты уж извини, что ставлю тебя в неловкое положение.

– Ничего, Ронни, все образуется. Рей все видит, он дождется того момента, когда девушка будет готова покинуть эту планету. Она не останется здесь в одиночестве. Вернее, мы не оставим вас здесь.

Ронни кивнул и спустился вниз. Подхватив детали для челнока, он вышел из амбара.

Болванки были упакованы к обеду, они торчали из рюкзаков и на вид были неприподъемными. Все собрались у костра для последнего инструктажа. Рей подхватил рюкзак и взвалил его на плечи. Ронни немного покачался под тяжестью своего груза. Пол и Йен тоже были нагружены под завязку.

– Мы вернемся завтра. Сегодня потратим время на починку двигателя. Ваша задача заключается в том, чтобы упаковать собранные образцы и приборы. Надеюсь, что завтра нам не надо будет пробираться через это болото, мы прилетим сюда на челноке. Вопросы есть?

– Нет,– чуть ли не хором ответили мы.

Мужчины пошли через поляну в сторону леса. Рей шел последним. Когда я видела его удаляющийся силуэт и знала, что мы не увидимся какое то время, в мое сердце закрадывалась тревога. И всякий раз я ее подавляла, цепляясь взглядом за его широкую спину. Когда мужчины были уже на дальнем краю поляны, я вызвала Рея через коммуникатор.

– Рей? – сказала я в наушник

– Да, Джиллиан.

Я помедлила, прежде чем произнести то, что услышат все.

– Я люблю тебя, будь осторожен.

Рей резко остановился и развернулся, посмотрев в мою сторону. Мое сердце на мгновение замерло и продолжило дальше отбивать свой неспешный ритм. В наушнике я услышала его низкий голос:

– Да, до завтра.

Я тяжело вздохнула, наблюдая за тем, как группа исчезла в лесу. И всё-таки на этот раз я отпускала его с легкой душой.

Вдруг на мои плечи легла тяжелая рука, я вздрогнула.

– Уф, какая жаркая сцена. Рею повезло. Я завидую!

– Джек!

– Что?

– Руку убери!

– Угу.

Я повернулась и пошла к амбару. Лили последовала за мной. Она была молчалива. Я старалась не донимать ее разговорами, девушке было о чем подумать. Мы молча приступили к работе, отправив Джека в бочку. Лили отщепляла от пористой субстанции частички, а я готовила препараты для анализов. Образцов было очень много, прошло не меньше трех часов, а мы разобрали и поверхностно изучили только половину из них.

– Послушай, мне кажется, или я слышу, как Джек зовет нас.

Я подняла голову от окуляра микроскопа и прислушалась.

– Лили, Джиллиан, бегите!

Мы, побросав все, бросились вниз. Джек бежал от бочки в сторону амбара.

– Бегите! В лес! – крикнул он, не сбавляя хода.

Не разбираясь в ситуации, мы кинулись в кусты за амбаром. Джек быстро нас догнал. Послышался оглушающий рев, и потом произошел взрыв. Черный истребитель пронесся над нами, закрыв на мгновение дневной свет. Взрывной волной нас подбросило. Джека перевернуло вверх ногами, и он ударился о дерево. Лили кубарем покатилась в густые заросли, а я плашмя упала в ворох листьев.

– Все целы? – простонал Джек, сползая вниз по стволу.

– Я цела, – ответила Лили, выползая на четвереньках из кустов.

– Я тоже.

– Ну, девочки, бежим дальше, нам придется забраться в непроходимую глушь. Керсаны решили проверить свои владения.

Лили остановилась как вкопанная.

– Я никуда не пойду!

Джек поморщился.

– Девочка, сейчас не время ломаться, они уже делают второй заход.

– Ты не понимаешь? Я мишень, на мне маячок! Вы должны убраться отсюда, сейчас же! – прокричала бледная Лили. Девушка была до ужаса напугана.

– Джек, думай! Думай! – взревела я, готовая трясти его за грудки.

Джек провел ладонью по голове.

– Мы устроили Полу и его команде магнитную бурю на Горар. Я могу это повторить, только здесь мощности прибора не хватит на охват большой территории. Они будут нас прекрасно видеть с дальних рубежей. И только при подлете к цели прибор будет глушить их приборы обнаружения, они на время ослепнут.

– Ничего, этого хватит, чтобы добраться до Пушка. А там, пока керсаны поймут, что к чему, мы уже что-нибудь придумаем. Где прибор?

– В бочке.

– Бежим!

Мы рванули обратно. Джек бежал быстрее нас. Он залетел в бочку и уже через пару минут выскочил с небольшим серым ящиком, шмыгнув в лес. Мы подоспели следом. Как раз в этот момент керсаны взорвали бочку.

Я влетела плечом в дерево и едва успела увернуться от рухнувшей сверху ветки. Лили повезло меньше. Она попала в густые заросли прутьев, один из которых, сломавшись, с легкостью ножа прорезал ее кожу. Вдоль ее руки тянулся длинный порез. Она зажмурилась, застонав от боли, и сползла вниз по стволу. Я кинулась к ней, а Джек поспешил отстроить прибор.

– Рана неглубокая, ты как?

– Ничего, жить буду.

– Готово, работает! – сказал Джек, смотря на свой наручный коммуникатор. – Пушок полетит через час. Лили, веди короткой дорогой.

Лили понеслась по корягам и стволам с ошеломительной скоростью. Она залезла на третий уровень ветвей, они были не такими широкими, как нижние, но и прутья на них были совсем низкими и тонкими, больше напоминали осеннюю загрубевшую траву. Она ловко прыгала с одной ветви на другую, совершенно не боясь упасть. Я и Джек старались держаться рядом, иногда помогая друг другу сохранить баланс. Когда мимо нас проносился истребитель, мы прижимались к стволам, укрываясь за верхушками деревьев. Ударов с воздуха больше не было. Прибор, который на своей спине нес Джек, успешно справлялся со своей задачей.

Наконец, показалась широкая песчаная полоса.

– Вихрь придет через десять минут, – сказала Лили, взглянув на светило. – Самое время валить.

– Я с тобой. Буду балластом.

– Хорошо, – согласилась Лили. – Джек, оставайся у кромки леса.

Я и Лили выбежали на открытый песчаный участок. Девушка, не мешкая, свистнула, и из-за бархана появилась птица. Пушок был напуган. Он низко опустил свою огромную голову, прижимая ее к Лили.

– Не бойся малыш, скоро мы отсюда улетим. Все будет хорошо.

И тут опять послышался свист, истребитель появился раньше, чем мы рассчитывали. Он пронесся мимо нас, не снижаясь, как будто пилот нас даже не заметил, и тут же взмыл вверх, уходя в верхний эшелон. Мы наблюдали за странным маневром машины, как вдруг со стороны леса появились еще два серых истребителя. Они пронеслись мимо нас, оглушая и посверкивая в лучах света. Это были наши! Они рванули вверх, преследуя удирающих керсанов.

– Лили, Лили! – крикнула я, обняв девушку. – Это наши, все закончилось!

Как же я ошибалась! Из леса выбежал Пол, он несся к нам так, как будто за ним гналась смерть. Через пару минут появился и Джек, он тоже бежал к нам, и выражение его лица вовсе не было радостным.

– Пол, что случилось? – обеспокоенно спросила я. Пол рывком оттолкнул Лили так, что она покатилась по песку.

–Ах ты, гад, убью! – зверски прорычал Джек издалека.

– Пора убираться! Ты со мной пойдешь. Я с тобой еще не закончил, – прошипел Пол. Он схватил меня за шиворот и рванул со всей силы, подтащив к ногам Пушка. Я старалась отбиться, но его хватка была слишком крепкой. Краем глаза я увидела, как из леса появились Рей, Йен и Ронни, они бежали в нашу сторону. Йен остановился и, достав бластер, взял Пола на мушку. Пол притянул меня к себе, использую в качестве щита, он встал на ногу Пушка и, навалившись на меня всем телом, выстрелил вверх.

– Пошел!

Пушок, перепугавшись, взмыл вверх с ошеломительной скоростью. Я стояла на его пальце, обхватив ногу. Ветер бил в лицо, внизу песчаная полоса стала похожа на толстую змею, ползущую по зеленой траве.

Неожиданно я услышала крики Джека:

– Джиллиан! Джиллиан!

Я стала оглядываться, крутя головой то в одну, то в другую сторону. Пол делал то же самое.

– Джиллиан!

Тут я увидела его. Он болтался на хвостовых перьях, прогибая их вниз. В моей душе все похолодело.

– Джек,– стараясь перекричать ветер, завизжала я. – Джек, держись!

Скосив взгляд, я увидела, что Пол достал бластер и прицелился в Джека.

– Нет! – закричала я и, отцепившись от ноги, ударила Пола локтем в солнечное сплетение. Мы полетели вниз, а Пушок рванул вверх, сбросив Джека. Пол все же выстрелил в Джека, но от порывов ветра рука его ходила из стороны в сторону. Луч бластера, отразившись от перьев Пушка, попал ему же в бедро.

Я летела вниз, восходящий поток бил в лицо, заставляя прищурить глаза. Сердце бешено стучало в груди, чувствуя неминуемую гибель, мысли сковал ужас. Джек был сбоку в двадцати метрах от меня. Полу повезло всех больше, он потерял сознание Я нашла темную фигуру Рея на светлой полосе песка. Он стоял на коленях, смотрел вверх, схватившись обеими руками за голову. Лили уткнулась лицом в грудь Ронни, она не в силах была смотреть на это. Я закрыла глаза. Еще мгновение, и все будет кончено. Вдруг пространство вокруг озарилось ярким светом, он проникал через веки, ослепляя, а потом наступила темнота и невесомость. Это было всего мгновение, за которым последовал оглушающий взрыв. Я потеряла сознание, так и не поняв, что происходит.


Глава 6


Сквозь дрему я слышала, как волны мягко накатывают на берег. Пахло соленой водой, песок и волосы прилипли к лицу. Жарко. Я убрала пряди назад и открыла глаза. Лежа на боку я видела широкую песчаную прибрежную полосу, прекрасную голубую морскую даль. Впереди сахарной головой высилась гора, вся покрытая зеленью.

– Кра, кра, чив! – закричал кто-то в лесу позади меня, и тут же послышался протяжный громкий ответ: – Чиииааав!

«Рай! – подумала я и, перевернувшись с боку на спину, посмотрела в безоблачное знойное небо. – Хорошо».

– У-у-у-у…, – прохрипел рядом низкий мужской голос.

Я привстала на локтях, осматриваясь по сторонам. Джек лежал в десяти метрах от меня. Он встал на четвереньки и покрутил головой, разминая шею, потом лег на бок и перевернулся на спину.

– Знаешь, – сказал он, смотря в небо, – по-моему, я слишком стар для такого.

Я тихо рассмеялась.

– Может, мы уже в раю, а ты рассуждаешь о старости!

– Кстати, где это кошачье мудло? Надеюсь, он сдох, иначе мне придется его пристрелить.

Он начал осматриваться по сторонам и вдруг, вскочив, кинулся в сторону кромки леса.

– Ах ты, гад! – взревел он. – Не уйдешь!

Меня аж подбросило, я побежала следом за Джеком. Пол пытался отползти на четвереньках в сторону леса, волоча за собой окровавленную поврежденную ногу. Джек подбежал к нему и со всего размаху пнул в живот. Мужчина лишь слабо застонал, упав на спину. Джек тем временем встал на колени и ударил его по лицу кулаком.

– Джек! – истерично закричала я. – Джек, не надо!

Я наскочила на Джека и обхватила его сзади, стараясь зафиксировать его руки.

– Не мешай! – рявкнул он, оттолкнув меня в сторону. Он достал бластер и прижал дуло к голове Пола. И тут я пустила в ход единственный способ убеждения доступный мне в данный момент. Я заревела как белуга!

– Ну, Джек, ну пожалуйста, не надо. Пусть суд решает его участь! – умоляла я, вися на его руке.

– Какая, к черту, разница! Его все равно казнят!

– Джек, это просто хладнокровное убийство! Джек, так нельзя!

По лицу Джека я видела, что он готов застрелить мужчину в любую минуту.

– Джек, – прошептала я, заглядывая в его глаза.

– Чертовы бабы! Тебе надо, вот и разбирайся с ним сама! – в запале крикнул он, стряхнув меня с руки, словно букашку.

Джек убрал оружие и, резко встав, пошел в сторону горы. Я сидела возле Пола и смотрела растерянно на Джека. Когда он исчез в джунглях, я поняла, что некоторое время не увижу его.

– Дура! Какая ж я все-таки дура! – зло сказала я сама себе, стукнув кулаком по песку. Я глубоко вздохнула, закрыла глаза и постаралась расслабиться. «Так, все, соберись тряпка! Тебе же не впервой! Начни с первоочередных, насущных вопросов», – приказала я сама себе.

Для начала надо было осмотреть Пола. Хоть вся моя сущность не желала иметь с ним что-либо общее, выбора не было. Я разрезала ножом ткань на брюках мужчины. Рана на его ноге была глубокой, из нее до сих пор сочилась кровь. Я вытащила из-под спины Пола рюкзак и стала рыться в содержимом. Изначально он был доверху набит болванками для двигателя. Похоже, Пол сбросил их где-то в пути, поэтому, кроме аптечки, тесака для вырубки прутьев и фляги с водой, в нем ничего не было. «Хорошо, хоть аптечку не выбросил», – подумала я, вытаскивая небольшую коробку с медицинскими принадлежностями.

Я тщательно продезинфицировала его рану и наложила аккуратный шов, по сути, пришив часть мышцы обратно к ноге. Несколько инъекций в руку, положенных в таких случаях, должны были помочь ему справиться с жаром и болью, предотвратить заражение крови. Теперь предстояло сделать самое неприятное. Так как подобные больные не могут встать на ноги и сходить по нужде, мне пришлось стащить с него брюки. Под больную ногу и нижнюю часть туловища, я положила несколько крупных листьев лопушистого растения, чтобы скрыть наготу мужчины, набросила на него куртку.

Теперь надо было собрать дрова для костра, найти еду и воду. Пока Пол был без сознания, я не могла отойти от него далеко. Я стала ходить вдоль джунглей и собирать мелкие сухие палки, рассуждая о том, что все-таки с нами произошло. Вернувшись к тому месту, где мы очнулись, я обнаружила большой круглый обод остекленевшего песка. Создавалось такое ощущение, что песок сначала расплавился, а потом брызгами разлетелся по сторонам. «Сопоставим факты, – рассуждала я. – Взрыв, скорее всего, произошел во время переноса из нашей вселенной в антивселенную. В пользу этого факта говорит наличие остекленевшего песка на месте нашего появления. Да и картина события схожа с наблюдаемой физикой при переносе. Вероятно, на этой планете нет разумных форм жизни, так как перемещения происходят именно на такие планеты. Ну да это ерунда! Главный вопрос в том, когда за нами прилетят».

Мои размышления прервали громкие крики сверху:

– Чиииав, чиав!

Я подняла голову, пытаясь рассмотреть в густой листве близрастущего дерева источник громких звуков.

– Чиииав! – повторил кто-то совсем рядом.

Вдруг сверху на меня свалилось что-то мохнатое. Я упала и откинула существо размером с кошку в бок.

– Чиав! – недовольно крикнуло на меня животное, напоминающее мохнатого осьминога. Оно встало на восемь длинных ножек, равномерно распределенных вокруг массивной головы, и, оскалив набитый острыми зубами рот, запрыгнуло обратно на дерево. Осьминог схватил щупальцем фиолетовый плод, напоминающий по форме баклажан, и впился в него ртом. Послышалось громкое чавканье.

Я так и осталась сидеть на песке, неожиданно рассмеявшись.

– Ха-ха-ха, волосатый осьминог с баклажанами, ха-ха-ха, – смеялась я взахлеб, пока не почувствовала чувствительный удар по голове. Рядом валялся фиолетовый плод. Я подняла голову, высматривая своего обидчика. Мохнатое чудовище смотрело на меня черными глазками, утопающими в шерсти.

– Ха-ха-ха, волосатый осьминог с баклажанами, – повторило оно с той же интонацией мои слова. Напоследок крикнув свое победоносное «чиииав», животное скрылось в джунглях. Я взяла плод и осторожно надкусила его. Под плотной кожурой скрывалась сочная зеленая мякоть. Косточки были очень мелкими, не больше, чем у киви. Только сейчас я поняла, насколько хочу есть. Я с жадностью ела, выплевывая жесткую кожуру на песок. «Ладно, еду, считай, нашла, теперь надо искать пресную воду», – про себя рассуждала я.

Дерево, по которому прыгал осьминог, было очень высоким, с широким стволом и разлапистыми ветвями. Забраться на самую вершину по толстым частым ветвям для меня ничего не стоило. Уже через несколько минут я была на самой вершине и могла рассмотреть близлежащую окрестность. С одной стороны от меня расстилался зеленый ковер леса, с другой посверкивала на солнце голубая гладь океана. Берег был песчаным, однако ближе к «Сахарной голове» его обрамляли крупные валуны. Волны мягко накатывали на серые камни, окутывая их белой пеной. Я присмотрелась к горе. Она была очень высокой и крутой. Немного подальше от берега около подножья горы я увидела затуманенную область. Облако тумана было локальным, оно низко стелилось над лесом. С большой уверенностью я могла утверждать, что там со скал срывается водопад. Решив, что нужно сделать разведывательный поход в джунгли, я спустилась вниз. Но сначала необходимо обезопасить Пола. Если сейчас на него нападет хищник, он не сможет оказать сопротивление.

Я вернулась к костру, смочила губы своего пациента водой, взяла тесак и стала рубить длинную ровную поросль молодых деревьев – это был основной материал для строительства небольшого убежища. Вьюн, толстыми гибкими плетями обвивающий деревья, тоже оказался подходящим строительным материалом, как и плоские толстые листья необычного растения. У меня ушел почти весь день на то, чтобы собрать все необходимое для строительства. Проспав ночь как убитая, с восходом солнца я начала свою работу сызнова. В качестве площадки для постройки убежища я выбрала ровное место в поросли молодых деревьев. Были и другие места, получше. Под кронами больших деревьев зарослей кустов было меньше, однако после того как на Янь меня чуть не придавала ветка, я решила, что рисковать пожалуй не стоит.

На месте будущей постройки я выкопала глубокую узкую канавку в виде квадрата. И это было непросто, так как корни деревьев мешали мне работать, приходилось вырубать их тесаком. Периметр канавы был небольшой, всего три на три метра. В каждый угол моего фундамента я установила самые толстые стволы, пространство между ними заполнила более мелкими. Все палки я скрепила накрепко вьюном, так как это делала Алиса при изготовлении плота, стены закопала в землю. Крыша у меня получилась слегка покатой, невысокой и состояла из тех же стволов, что и стены. На ней сверху были разложены большие плоские листья, их пришлось закрепить вьюном. На всю постройку у меня ушло трое суток. Волоком перетащив Пола в убежище, я, наконец, могла немного передохнуть. Поздний вечер, в костре потрескивали палки, все вокруг было спокойно. Я уже привыкла к громким «чиав» осьминогов и стрекотне насекомых и птиц, населяющих джунгли. Завтра мне предстояла вылазка.

– Джиллиан! – прохрипел Пол. – Джиллиан!

Я поднялась и вошла в хижину. Там было темно.

– Воды?

– Нет, – тяжело произнес мужчина, – посиди тут, мне плохо. Я должен тебе кое-что рассказать, а потом ты сама решишь, как поступать.

Я села рядом, оставив дверь открытой так, чтобы свет от костра хоть немного проникал внутрь.

– Мы жили на Зевсе.

– Что? – переспросила я, не поняв, о чем идет речь.

– Моя родная планета называлась Зевс. Я жил в небольшом городке. Кстати, Рей жил с матерью и отцом в соседнем доме. У них была совсем небольшая ферма. Его отец занимался только ей, мать была хорошим ботаником. Они всегда жили скромно. Моя же семья была более обеспеченной. Отец входил в совет города, у него было несколько ферм. И все же, несмотря на классовое различие, мы отлично с ним ладили. Любимое место – гараж. Там мы отвлекались от всего мирского и конструировали небольшие модельные самолеты, корабли, машины. Это было прекрасное время! А потом настали тяжелые времена. Он, наверное, рассказывал тебе об этом.

– Да, я знаю, что ценное растение, которое было источником дохода большей части населения, исчезло из-за болезни.

Пол кивнул и продолжил свой рассказ:

– Отца Рея продали в рабство. Мы сумели откупиться, отдав половину своих ферм. Мои родители знали, что этим все не закончится. Они решили покинуть Зевс. Отец купил небольшой челнок, на котором мы должны были улететь в другую колонию. Он решил испытать его, но не справился с управлением и погиб,– Пол тяжело вздохнул. – Все-таки он был обычным фермером. Мать решила распродать оставшееся имущество. На полученные средства она купила целый мешок ценного исчезающего растения. Он был в буквальном смысле на вес золота. Цубер предложил доставить нас в другую процветающую колонию за половину имеющегося у нас ценного сырья. Только вот когда мы оказались на корабле, нас бросили за решетку и жестоко избили. Когда я очнулся, матери рядом не было. Она исчезла навсегда. Я боялся о ней спросить. Три года я не видел ни света, ни людей. Спал на полу, ел только скудную пищу, терпел постоянные побои. Потом наступило другое время. Меня вылечили, стали хорошо одевать, кормить, нанимали лучших репетиторов для обучения. Я везде следовал за Цубером, улавливая все тонкости его дела. Я понял, что он готовит меня в качестве наследника. И меня это вполне устраивало. Все было на мази, уже пришло время, когда он должен был отдать бразды правления своей империи мне. Это должно было произойти на официальном сборе таких же дельцов как он. Но за месяц до этого мероприятия, ты все испортила. Я не успел занять его место. Меня не признали. Это был крах империи Цубера, империи, годами наводящей ужас на все колонии вселенной! Мне пришлось начать все с нуля. Я набрал людей, собрал приличный флот. Остальное, остальное уже не важно, – уныло закончил он.

– Зачем ты все мне это рассказываешь?

– Мне кажется, я не переживу эту ночь. На душе тяжело. Если ты когда-нибудь встретишь мою мать, то передай ей, я очень сожалею, что не нашел ее, а ведь у меня была такая возможность. И еще, покажи ей, где находится моя могила. Это моя последняя просьба.

– Хорошо, пусть будет так, – коротко ответила я. Я ввела в вену Пола очередную комбинированную инъекцию. «Всего осталось двадцать ампул. Хватит ли этого? – размышляла я. – В любом случае эта ночь будет для него решающей».

Я вздохнула и вышла из хижины. Бросив под голову свою жилетку, я легла на песок. На улице было жарко, несмотря на то, что солнце давно скрылось за горизонтом. Я закинула руку за голову, и тут мое сердце кольнуло: «Рей, где он? Что сейчас делает? Только всевышний знает, как я по нему скучаю». Я достала кулон и открыла его, смотря на маленький засушенный цветок незабудки в окружении нескольких еще более мелких зеленых листочков. Сначала цветок был покрыт скотчем, но потом Рей залил его стеклом, придал стеклу огранку и отшлифовал. Теперь цветок сиял, словно хрусталь на свету.

– Ничего, все будет хорошо. Мы ведь никогда надолго не расставались, правда? – подбодрила я сама себя. Я сжала кулон в кулаке и закрыла глаза, провалившись в сон.

Что-то шлепнулось рядом со мной, и я подскочила, обнаружив на песке пару больших плоских рыб. На небе уже высоко поднялось солнце, которое от меня загораживал Джек!

– Это, конечно, отличается от твоих вкусов. Кофе и шоколада я не добыл, но что-то отдаленно похожее на селедку поймал.

Я улыбнулась во все тридцать два зуба.

– Как тебе это удалось? – спросила я, принимаясь сооружать из сухих веток новый костер.

– Не поверишь, обычной заостренной палкой. Они прячутся на мелководье, сливаясь по цвету со скалистым дном. Самое сложное это заметить их, а поймать труда не составляет. Они медлительные как черепахи.

– Они не ядовиты?

– Ну, не знаю. Может, дадим попробовать Полу?

– Джек!

– Да шучу я, мать Тереза. Я их уже ел, жив, как видишь.

Пока Джек готовил еду, я проверила Пола. Как ни странно, сильного жара у него уже не было. Да и нога выглядела намного лучше. Я смазала рану мазью и опять сделала инъекцию. Пол проснулся от укола. Посмотрел на меня затуманенными глазами.

– Есть будешь? – спросила я.

На вопрос последовал утвердительный кивок. Я принесла ему мелко нарезанные кусочки фиолетовых плодов и измельченную рыбу. Поставила рядом фляжку с водой.

– Сам справишься?

Опять утвердительный кивок. Я вытащила из-под него прелые листья, подсунула новые.

– Так, мы сделаем вылазку в джунгли, часа три нас не будет. Дверь я закрою и придавлю камнем, чтобы на тебя никто не напал. Ты понял меня?

Кивок головы. «Значит, понял», – заключила я. Джек ожидал меня снаружи.

– Идем, я три дня по этому острову ошивался, тут есть на что посмотреть. Проведу тебе обзорную экскурсию.

Мы начали пробираться вглубь леса по одной из множества троп.

– Нам повезло, крупных хищников я здесь не встречал. Зато тут полно парнокопытных. Это они протоптали все эти тропы. Я сделал ловушки для отлова дичи, сейчас мы их проверим.

– Этот остров большой?

– Не очень, имеет несколько вытянутую форму. Продольная часть в длину сорок километров, поперечная – примерно двадцать.

Джек продолжил рассказ о своих приключениях, а я между тем осматривалась по сторонам. В кустах то тут, то там юркали мелкие парнокопытные, по деревьям прыгали осьминоги, их «чиаав» четко выделялось среди какофонии, создаваемой всем многообразием местных обитателей. С одной из ветвей свисал огромный ком из листьев, мха, мелких палочек. На пути к этому муравейнику строем спешили маленькие жучки, они ловко соединяли клейким раствором собранный строительный материал. Иногда рядом пробегали непонятные создания, похожие на помесь краба и паука. Джек предупредил меня, что они ведут себя агрессивно, если их преследовать. По-видимому, он уже пробовал охотиться на них. Деревья, как и на берегу, были очень высокими, толстыми, с частыми ветвями и густой листвой. По стволам вился вьюн. Он поднимался ввысь, цепляясь за кору и ветви, а потом гибкими плетями падал вниз до самой земли. Среди общего шума я стала различать шум воды.

– Джек, я видела туман возле горы, там водопад?

– Да, еще какой водопад! Скоро мы будем там.

Мы все ближе подходили к «Сахарной голове». И вот посреди деревьев я увидела проблески солнечных лучей. Они желтым кружевом обрамляли окраину густого леса. И от этого темная листва деревьев как будто сияла изнутри, переливаясь яркими зелеными красками. Мы вышли к узкому песчаному берегу быстротекущей реки. Буквально два-три метра от края воды, и из-под песка выглядывали корни деревьев. Узкий водопад срывался с высоты сорока метров. Его шум оглушал, перебивая звуки леса. Брызги высоко поднимались вверх, и от этого над водой густым облаком стоял пар.

– Это еще не все! – прокричал Джек.

Он повел меня вдоль реки, которая с каждым метром становилась шире. Я заметила впереди обрыв – еще одна ступень! Под ногами песок сменился камнями, мы подошли к обрыву. И вот оно великолепие природы: водопад широким сверкающим серебряным полотном занавешивал темно-серые камни! До основания водопада было не больше десяти метров. Река за ним была широкой, а течение спокойным.

– Там подальше есть еще один, но он совсем низкий.

– Откуда столько воды?

– Большая часть острова покрыта высокими холмами. Эта гора расположена на рубеже, разделяющем нагорную и подгорную части острова. Вода скапливается на холмах. Кстати, вчера я забрался на эту гору. Другой ее край сливается со следующим холмом. И еще я заметил вдалеке за морем землю. Остров это или континент не понятно.

– Ты хорошо здесь осмотрелся.

– Это точно. Идем, покажу, где я ночевал. Это мечта всех мальчишек!

Мы опять нырнули в лес, чтобы по пологому склону спуститься ниже второй ступени. Там Джек подошел к одному из деревьев. Оно росло у самой кромки воды.

– Смотри наверх, видишь расщелину?

Я присмотрелась. И действительно, на высоте семи метров над землей в листве вьюна зияла черная дыра.

– Хочешь подняться? – с задором спросил Джек.

– Высоковато, – засомневалась я, оценивая целесообразность пустого риска.

– Вот трусиха, ладно, пошли дальше.

Мы еще некоторое время ходили по острову, оценивая съедобность различных плодов и трав. Джек нашел в своих ловушках несколько животных, похожих на грызунов. Он отпустил их, поэтому вечером мы ужинали все той же рыбой.

Дни потянулись один за другим. Прошел месяц, с тех пор как мы попали на эту землю. Каждое утро я просыпалась в надежде, что сегодня за нами прилетит челнок, но его все не было. Я уходила в лес за пресной водой и хворостом, по пути изучая местную флору и фауну, а Джек шел на рыбалку к камням. Для этого дела он соорудил небольшой плот и сделал себе несколько удобных гарпунов.

Пол поправлялся, но очень медленно. Его рана хорошо затягивалась, жара уже не было, однако я заметила, что он шевелит только правыми ногой и рукой, левая сторона тела не слушалась его. За все это время он не проронил ни слова. Джек даже обрадовался этому. Если бы Пола не парализовало, то его пришлось бы держать связанным, следить за ним круглые сутки, а так, куда он денется!

Все изменилось в одно утро. Я, как обычно, отправилась к водопаду, чтобы налить фляги с водой, Джек ушел на плоту к скалам. Когда я вернулась, то сразу пошла к Полу. И тут меня ждал сюрприз. Хижина была пуста! Одежда Пола пропала. Я попятилась назад, испуганно оглядываясь по сторонам. Потом быстро откопала из песка бластер Джека. Хорошо, что он решил его спрятать.

– Черт! Черт! Вот же идиоты! – бормотала я. Пол все это время притворялся немощным, а на самом деле набирался сил.

Я бежала вдоль берега к «Сахарной голове». Когда я оказалась на серых валунах, то могла рассмотреть, что Пол уже приближается к плоту. Он греб медленно, осторожно. Иногда, когда Джек, увлеченный охотой, поворачивался в его сторону, он надолго нырял. Я стала кричать и размахивать руками, пытаясь привлечь внимание Джека, однако шум моря и крики прибрежных птиц заглушали мой зов.

– Джек! Дже-е-ек! Обернись!

Пол оперся на край плота руками, поднялся из воды.

– Джек, Джек, ну же, обернись!

Джек занес копье над водой, чтобы пронзить рыбу, и в этот момент Пол нанес удар! Джек выронил копье и вскрикнул. Убийца вынул нож из плеча Джека, чтобы на сей раз нанести смертельную рану. Джек медленно повернулся, кренясь на один бок. Его выражение отражало боль и удивление.

– Джек! – надрывным голосом прокричала я. – Джек, прыгай!

И он прыгнул. В этом было наше спасение. Я выставила вперед бластер и настроила его на дальнее расстояние. Прицелившись, я выстрелила в своего врага. Луч ударил в плот, и от него полетели щепки. Пол медленно повернулся. На его лице застыла страшная маска безумия. Вероятность того, что я попаду в цель с такого расстояния, была минимальна. Я тренировалась стрелять только в близко расположенные мишени. Пол этого не знал. Боковым зрением я видела, как Джек медленно греб к берегу. «Только бы добрался», – мелькнуло у меня в голове. Прошло не меньше четверти часа, прежде чем Джек выбрался на берег. Рана обильно кровоточила. Я попятилась назад. У нас осталось совсем мало времени, чтобы сбежать. Находясь у кромки леса, я развернулась.

– Джек, держись. Тебе надо собраться с силами.

Мы бежали, практически не замечая, как ветви кустарников бьют по лицу и телу, оставляя небольшие порезы. В конце концов, Джек совсем обессилел. Его дыхание стало сбивчивым, глаза сами собой закрывались. От паники в моей голове было пусто, просто пусто, хотелось упасть, сил не было. У нас был только один шанс, мы должны были обхитрить врага, спрятаться и все хорошо обдумать.

– Соберись, соберись, соберись же! – яростно прошептала я сама себе. – Что лучше всех скрывает следы? Что?

– Пить, – прохрипел Джек, привалившись к дереву, – пить хочется.

– Правильно! Нам поможет вода!

Я бросилась к водопаду, волоча практически на себе Джека. Это был наш единственный шанс.

– Джек, Джек! – крикнула я, заставив мужчину обратить на себя внимание. – Джек, сейчас будем прыгать, задержи дыхание.

– Что? – оживился Джек, с удивлением смотря перед собой. Высота была очень приличной, до бурлящей реки внизу, навскидку, было около десяти метров. Если неудачно прыгнуть, костей не соберешь. Я толкнула его с обрыва, и он, едва успев сгруппироваться, через мгновение оказался в воде. Я вытянулась в струну и прыгнула вниз. В моих ушах засвистел ветер, он перебивал шум бешено стучащего сердца. Потом произошел резкий, обжигающий тело удар, и я полностью ушла под воду. Воздух из моих легких вышел мгновенно, это заставило меня интенсивно работать руками и ногами. Я вынырнула и начала отплевываться, осматриваясь по сторонам. Джек был рядом, он стонал от боли и еле держался на воде. Надо было спешить, если он потеряет сознание, все будет потеряно. Я начала грести к дереву с огромной расщелиной, туда, где ночевал Джек. Джек грести сам не мог. Он лежал спине, обхватив мою руку, и старался работать ногами. Несколько раз нас чуть не сносило к следующей, третей ступени водопада, но, все же, цепляясь за коряги и водоросли, качающиеся в бурном потоке воды, нам удалось добраться до цели. Теперь путь один – наверх. Я выбрала толстую ветку вьюна, проверила ее на прочность и обвязала талию Джека. Мой друг был почти без сознания. Я со всей силы ударила его ладонью по щеке. Джек от удивления раскрыл глаза и ошеломленно на меня посмотрел.

– Ты чего дерешься, проказница! Вот я все Рею расскажу, – расплывчатым голосом проворчал Джек, пригрозив мне пальцем. Даже находясь в таком плачевном состоянии, он пытался шутить.

– Джек, это последний рывок, соберись. Нам надо подняться наверх.

Джек поднял качающуюся голову.

– Я пойду первой, потом тебя подниму. Только ты уж помогай, ладно?

– Ладно.

Я начала подниматься наверх. Внизу веток не было, поэтому пришлось цепляться за вьюн. Эта задача для меня была сложна, так как руки у меня всегда были слабыми. Кое-как добравшись до первой ветки, я еле отдышалась. Дальше было немного проще, несколько крупных веток облегчили подъем. Наконец, мне удалось зацепиться за край расщелины. Я подтянулась, упираясь ногами в шершавый ствол, и пролезла внутрь темной дыры. Внутри было достаточно просторно. По крайней мере, можно было выпрямиться в половину роста и лечь на пол. Вся поверхность дупла была покрыта сухим мхом. От него шел специфический запах. Я выглянула наружу. Джек стоял у ствола, упираясь в него обеими руками.

– Джек, начали!

Джек выбрал крепкую плеть и начал карабкаться вверх, а я в это время, ногам упираясь в край расщелины, тащила за другой конец вьюна. Когда Джек срывался, вся тяжесть его тела была на мне. Под конец восхождения он практически не мог двигаться. Сжав зубы, я со всей силы потянула его вверх. Наконец, в расщелине появилась его рука. Я бросила ветвь и, схватив моего друга за руку, подтянула его. Джек потерял сознание, а я, дрожа от напряжения, была не в состоянии пошевелить даже пальцем. И все же, действовать нужно было без промедления. Я закрыла вход плетями вьюна и начала сдирать руками мох, закрывая им расщелину. В конце концов, осталось небольшое окошко величиной с ладонь. Остальной мох я покидала на пол, аккуратно разместив на нем Джека. Мокрые вещи пришлось с него срезать ножом. Хорошо, что на моем жилете была нордовская накидка. Я стукнула по ней три раза, и сверток раскрылся, словно хлопушка. Высвободившаяся тонкая материя была очень приятной на ощупь, я накрыла ей Джека в надежде, что это поможет ему. Рана на вид была не очень серьезной, крови уже не было. Я села, поджав ноги, в небольшом углублении и положила голову на колени. Так было немного теплее. Погрузившись в пучину тьмы, я сбежала от осознания произошедшего.

Пошел дождь, он разбудил меня, заставил вытянуть руку наружу, и она сразу намокла. Я жадно слизала холодные капли с руки, выставила ладонь и теперь набрала уже чуть больше дождевой воды. Вода оживила меня. Я пила пригоршню за пригоршней, а потом набрала воду в ладонь и, приподняв голову Джека, смочила его губы. Он облизал их, и я осторожно влила ему в рот небольшую порцию воды. У меня ушло около часа только на то, чтобы напоить Джека. После этого мне надо было отдохнуть. Руки сильно ломило при каждом движении, они стали похожи на тонкие безжизненные плети. Но хуже всего было то, что в душе моей поселилось отчаяние. Мне казалось, что мы навечно останемся на этом острове, будем жить в этой норе, в страхе, холоде, одиночестве. Хотелось кричать, плакать. Я склонила голову между коленей и попыталась отдышаться, подавить тревожное состояние, давящее на меня словно бетонная плита. Теперь я с полной ясностью понимала ошибки своего прошлого. Надо было лучше наблюдать за Полом. Он просто копил силы для внезапной атаки. Как же я могла не заметить! Но прошлое, оно на то и прошлое, что его не вернешь. Надо как-то жить дальше, исходить из того что есть, сражаться до самого конца, пока сил не останется даже на то, чтобы дышать. Требовалось решение основной задачи – надо было как-то добывать еду. «Остров небольшой, – размышляла я над сложившейся ситуацией, – Пол быстро меня обнаружит, если я буду по нему постоянно ошиваться. Он опытнее меня и сильнее. Значит, я и Джек должны отправиться к другой земле, которую он видел с холма, а до этого момента вести себя тише воды ниже травы».

Я осторожно встала на четвереньки и высунула голову наружу. Рассвет. Джунгли заволокло густым туманом. Самое время пойти на разведку. Я убрала мох из расщелины на пол и осторожно выбралась. Спуск был непростым. Когда я коснулась песка, то вся дрожала. Я прошла пару сотен метров по песчаному берегу, причем так, чтобы вода смыла мои следы, скрывая путь в наше тайное место. В джунглях я сорвала большой лист и собрала в него крупные фиолетовые плоды. Когда их набралось достаточно, пришлось все это поднять наверх. Теперь следующая ходка. Я осторожно повернула Джека на бок и вытащила из-под него прелый мох. Завернув его в листья, я спустилась вниз. Опять по берегу, в джунгли. Я забралась подальше в глушь, выбросила мох и надрала с деревьев свежий. Снова наверх, а там Джек, мечущийся от боли и жара.

– Ничего Джек, не пропадем, – тихо говорила я, подсовывая под него сухой мох и листья. – Ты уж только держись.

Когда я закончила заниматься Джеком, солнце было уже высоко. Я опять закрыла мхом расщелину в дереве и села в углу. В течение дня я несколько раз клала в рот Джека небольшие кусочки плодов. И, славу богу, он ел их. Сама я съела один плод и тут же почувствовала приступ тошноты. Сказались последствия пережитого шока.

Потянулись дни. Они были похожи один на другой. Прошел месяц. С каждым днем становилось все холоднее. Я выходила только утром, прячась в промозглом тумане, собирала еду на день, воду и сухой мох. Джек потихоньку поправлялся, рана затягивалась. Он был чрезвычайно слаб, даже говорить не мог. Одно радовало, с каждым днем он ел все больше и больше. Мне тоже было не очень хорошо. Тошнота так и не отступала, поэтому я позволяла себе есть только на рассвете. Если меня тошнило, то это происходило снаружи. Из-за постоянного недоедания я стала худеть. Мои силы подпитывала только мысль о том, что Джек вскоре окрепнет, и мы сможем покинуть остров.

Вернувшись с очередной утренней вылазки, я заметила, что Джеку стало хуже. Рана покраснела, его плечо подрагивало. К полудню у него поднялась очень высокая температура, он метался из стороны в сторону. Выхода не было, я должна достать лекарство.

– Держись Джек, я скоро вернусь, – сказала я спокойным голосом, прежде чем спуститься вниз. Я стала пробираться через джунгли к хижине, идя в обход крупных троп. Когда до берега оставалось около ста метров, я легла на землю и осторожно поползла в сторону зарослей высокой травы, которые практически вплотную подходили к хижине. Около хижины никого не было, однако судя по тому, что от кострища шел дымок, Пол был недалеко. Прошло около двух часов, прежде чем створка хижины открылась. Пол закинул руки за голову, посмотрел на море и опять вернулся в хижину. Я вся внутренне сжалась, осознавая всю опасность происходящего. Однако пути назад не было!

Мужчина достал гарпун и потрусил в сторону моря, к плоту. Оттолкнув плот от берега, он отправился в сторону скал. Все в моей душе ликовало, вот он мой шанс! Пол был уже достаточно далеко, когда я, не поднимая головы, поползла к хижине. Потихоньку открыв дверь, я проникла внутрь. Посреди помещения из сухой травы и мха Пол соорудил себе кровать. В дальнем углу лежали рюкзак и куртки. Я осмотрела их, но спасительных инъекций там не было. Потом мне пришлось обшарить кровать и песок под ногами. Никакого результата. Вдруг дверь в хижину открылась. Я резко обернулась. На пороге стоял Пол. Его кривая ухмылка на поросшем густой бородой лице говорила сама за себя. Я задержала дыхание. Теперь я отвечала не только за себя, мне нужно было отбиться, сбежать, что угодно. Уговоры были бесполезны. Пол рванул вперед, и я воспользовалась единственным доступным средством защиты. Я зачерпнула пригоршню песка и кинула его в глаза противника. Пол закрыл глаза руками и застыл на месте. Этого мгновения мне хватило, чтобы со всего размаху ударить его ногой в пах. Мужчина взвыл, упал на землю. Наступило время делать ноги, я рванула вперед, попытавшись перепрыгнуть через Пола. Еще немного и свобода. Резкий рывок за шиворот помешал мне сбежать. Я упала на спину, перед глазами все расплылось, мне пришлось зажмуриться. Пол схватил меня за руку и рывком швырнул на кровать.

– Попалась, чертовка! Теперь тебе не уйти!

Он ударил меня наотмашь по лицу, и моя голова отлетела в сторону. Я сжалась клубком, защищая живот.

– Сейчас я выбью из тебя всю эту благодетельную дурь! – рявкнул он, срывая с себя грязную футболку. Его глаза были злыми. Он хотел меня убить, но прежде принести в мою душу смятение, измучить. Я сделала последнее, что было в моих силах, я закричала:

– Рей!

Закричала так, что заложило уши. Последовал следующий, почти оглушающий удар.

– Ре-е-ей!

Я зарыдала от отчаяния, желая лишь быстрой смерти.

– Ре-е-ей!

И тут дверь в хижину пролетела мимо Пола и врезалась в противоположную от входа стену. Пол отскочил в сторону. Рей стоял в лучах заходящего солнца. Хоть его лицо и было в тени, все же я видела, что он зол как никогда.

– Стой! Давай договоримся! – крикнул Пол.

Ответ Рея походил больше на звериный рык, чем на человеческий голос:

– Нет!

Мне почему-то стало страшно, а в голове промелькнула простая и очевидная в данных обстоятельствах мысль: «Он его убьет». Пол, чувствуя неминуемую гибель, выхватил нож и рванул обратно ко мне, он все-таки решил довести дело до конца. Но не успел он сделать и шаг, как нордовский нож пронзил его голову, войдя в череп по самую рукоять. Тот самый нож, которым Рей пригвоздил его руку к столу. Бездыханное тело подалось вперед и рухнуло у моих ног.

К моему удивлению, в этот момент задняя стена лачуги разлетелась в щепки, снаружи появились огромные мохнатые лапы. Они схватили тело Пола за ногу и выволокли его из остатков убежища.

– Пойду, закопаю где-нибудь этот мусор, – угрюмо проговорил Зоа Рор, волоча тело по песку.

Эта картина – трехметровый гигант, в лучах красного заходящего солнца, мертвец и дорога крови, тянущаяся по песку следом за ним, – вызвала во мне ужас. Я попятилась к стене, чувствуя, как дрожь проходит волнами по моему телу, а потом вдруг наступило полное бессилие.

– Джек, – прошептала я, прежде чем проскользнуть по стене на пол и потерять сознание.

Легкий ветерок перебирал мои волосы, и они щекотали нос. Я потерла его ладонью, чихнула. «Надо лучше затыкать мхом дыру. Ночью будет холодно»,– подумала я, прежде чем осознать, что не сижу, как обычно сжавшись в уголке. Воздух был холодным, но мне было очень тепло. Я медленно открыла глаза, боясь спугнуть столь желанные для меня ощущения. Серые глаза смотрели на меня настороженно.

– Привет, – произнесла я и опять чихнула.

– Джиллиан! – выдохнул Рей, прижимая меня к груди, к бешено стучащему ликующему сердцу.

Я с упоением вглядывалась в его лицо, серые глаза. Это был мой Рей, все тот же, но немного другой. Волосы подернуло сединой, теперь они поблескивали в свете луны серебром, глаза были глубокие, уставшие. Рей поцеловал мою ладонь, а потом очень осторожно губы. Поцелуй отозвался легкой болью, и я поняла, что у меня разбита губа, челюсть справа неимоверно ломило, один глаз плохо видел. Я потрогала рукой распухшую щеку и поморщилась от боли.

– Лучше не трогай, доктор уже нанес мазь, она уменьшит боль и воспаление.

– Джек! – вскрикнула я, с ужасом понимая, что может быть уже слишком поздно.

– Все в порядке, мы нашли его по биометрическому датчику.

Я осмотрелась по сторонам. Мы лежали в гамаке, Рей устроил меня на себе, сверху укрыв пушистым теплым одеялом. На мне уже не было моих разодранных грязных вещей. Взамен их, меня окутывала футболка Рея. Вдруг меня пронзила мысль, которая не давала мне покоя все это время, я прижала ладони к животу. Рей заметил мое беспокойство. Он положил ладонь поверх моих обеих рук.

– Все в порядке? – спросил он, вглядываясь в мое лицо. Я не успела ответить. Рядом послышалось деликатное покашливание. Это был Йен.

– Там Зоа ужин приготовил, да и доктор уже беспокоится. Он хочет проверить Джиллиан.

– Спасибо, Йен, сейчас идем.

Рей осторожно поставил меня на ноги, обернул одеялом и поднял вверх. Теперь я видела вдали костер. Возле него суетилась здоровая фигура Зоа. Ветер подул в нашу сторону, и до меня долетел запах жареной курятины.

– Есть хочется, – невольно вырвалось у меня. Рей рассмеялся.

– Это хорошо, это очень хорошо.

Он понес меня к костру. Зоа завидев нас, выпрямился во весь рост.

– Джиллиан, девочка моя, наконец, ты очнулась, – обрадовался он. – Рей, садись сюда, будешь ее кормить. Ребенок совсем отощал.

Вокруг костра собрались только дорогие сердцу люди. Они шумно встретили меня. Лили сидела между ног Ронни, облокотившись на него спиной. И от меня не укрылся тот факт, что мужчина, не боясь получить оплеуху, по-хозяйски обнял девушку за талию. Алиса положила голову на плечо Йена. Она наслаждалась этой минутой покоя, рядом со своим любимым человеком. Ноа крутил во рту соломинку, а доктор Белинский деловито доставал из своего саквояжа тонометр, шприцы для инъекций и еще какие-то тюбики. Джек лежал на раскладной кровати, одетый теплыми одеялами и даже побритый. Его дыхание было ровным, первый раз за все это время он смотрел на меня ясными глазами.

– Зоа, как ты тут оказался?

– Рей решил вернуться на Горар. Он попросил нордов стать третьей стороной в переговорах с керсанами. Они считают людей существами второго сорта и на прямые переговоры с вами не пойдут. Ну а я, узнав, что ты снова влипла, напросился в попутчики.

– Зоа, спасибо, я это очень ценю, – искренне поблагодарила я своего друга. Я не удержалась и попросила Рея поднести меня к Джеку. По привычке прижав ладонь к его лбу, я проверила температуру Джека, жара не было.

– Джек, как ты?

Джек усмехнулся.

– Здоров как бык, а вот тебя, сестренка, опять потрепало.

– Есть немного. Как твое плечо?

Глаза моего друга озорно блеснули.

– Спорим, мое плечо заживет быстрее, чем твоя щека и глаз?

– Все так плохо? – я резко обернулась. – Алиса, у тебя есть зеркало.

Алиса поморщилась, но зеркало все же дала. Эту картину можно было назвать «Тихий ужас»! Мое лицо было худым, бледным. С одной стороны распухла щека, она была темно-синего цвета, с другой стороны практически заплыл глаз, губа разбита. Волосы свалялись в один сплошной комок, они свисали с моей головы грязными клочьями. Зеркальце выпало из моих рук, я опустила взгляд, почему-то было стыдно.

– Блин, Джек, кто тебя за язык тянул? – раздраженно фыркнула Алиса, подбирая зеркало. Я закуталась в одеяло с головой, и Рей крепко прижал меня к себе, как будто пытаясь защитить от всех на свете, даже от самой себя.

– К черту! – разозлилась Алиса. – Лили, нужны ножницы, расческа, полотенце. Зоа, за тобой теплая вода.

Лили вскочила и стала рыться в рюкзаке Ронни. Алиса тем временем достала свои запасные брюки и футболку.

– Рей, неси ее в палатку.

Рей послушно отнес меня в палатку и посадил на раскладушку. Алиса включила яркий свет.

– А теперь иди, погуляй, – бесцеремонно приказала она своему командиру. Он с сомнением посмотрел на Алису, но после того как я смело кивнула, отправился обратно к костру.

– Ну-ка, вылезай из своей норы! – услышала я сердитый голос Алисы. – Будем приводить тебя в чувства. Хватит сопли разводить.

Мои волосы летели клочьями в разные стороны. Алиса трудилась не менее получаса, прежде чем ей удалось состричь наросшие култыки. Теперь мои некогда длинные волосы были длинной не больше пяти сантиметров. Вымытые теплой водой, они быстро высохли и завились крупными кудрями. Лили аккуратно уложила их расческой. Потом девушки помогли мне смыть грязь и одеть чистую одежду Алисы. Все было мне немного велико, особенно по росту. Я заправила футболку в брюки и затянула ремень.

– При данных обстоятельствах, мы сделали все, что могли.

Я чувствовала себя намного лучше.

– Спасибо, – поблагодарила я девушек, обняв каждую из них.

– Не за что, мастер «возьми и обкорнай» всегда к вашим услугам, – улыбнулась Алиса. Я посмотрелась в зеркало. Новый образ побитого дворового мальчишки мне подходил куда больше.

– Сейчас Рея позову.

Я дернула Алису за рукав.

– Алиса, позови доктора Белинского.

– Тебе плохо? – с беспокойством в голосе спросила Алиса.

– Нет, все нормально, просто сегодня мне потребуется более серьезное обезболивание.

Когда в палатку зашел доктор, я была вся на взводе.

– Ну что же, давайте сделаем укол, – произнес он, открывая свой саквояж.

Я положила ему руку на запястье.

– Не нужно, у меня к вам другой разговор.

Доктор растерялся, а я, вздохнув, озвучила то, что беспокоило меня все время, проведенное на этом острове:

– Мне кажется, я ношу ребенка.

– Что? – выпучив глаза, переспросил доктор.

– По некоторым причинам, кроме очевидных, я могу утверждать, что ношу ребенка. Сейчас по моим подсчетам идет третий месяц. Тошнота у меня почти прошла, хотя повышенная утомляемость и изменения во вкусе остались.

Доктор прочистил горло:

– Кхх, кхх, хорошо, давайте все проверим.

Он вышел из палатки и вернулся через некоторое время с небольшим ящиком.

– Сделаем УЗИ, в полевых условиях он даст нам самую точную информацию.

Через четверть часа я уже точно знала, что малыш со мной и с ним все в полном порядке. Доктор довольно произнес:

– Это отличная новость. Однако теперь вам придется забыть о прыжках с высоты, ползаниям по пещерам и других приключениях. Только на Землю, только домой!

– Само собой! – довольно отозвалась я.

– До возвращения вы будете находиться под моим наблюдением. Я составлю ваше меню, и нам придется пересмотреть стратегию лечения. Вам надо набирать вес, восполнять недостаток витаминов, короче работы полно.

– Да, я поняла, – серьезно ответила я.

– Вы будете строго следовать моим указаниям!

– Да!

Доктор улыбнулся.

– Джиллиан, все будет хорошо!

– Доктор, только пока не говорите Рею. Я хочу сама ему об этом сообщить.

– Не затягивайте, вам надо поскорее вернуться на Землю.

– Не затяну. Стоит нам вернуться в наш мир, эта запись с вашей камеры уйдет в совет. Тайна станет явью. Я даже не знаю, что ждет Рея после того, как это все всплывет наружу. Думаю, это несколько неординарная ситуация.

– Ха, вот уж Рею точно на совет будет глубоко плевать, а вам не стоит даже думать об этом.

Когда мы вышли из палатки, я была вполне довольна жизнью.

– Привет, братишка! – сказал Джек, приподнявшись на локте.

– Доктор, дайте ему снотворное, – попросила Алиса.

– Обязательно, – заверил на полном серьезе доктор Белинский, – только после того, как он поест.

Рей опять обернул вокруг меня одеяло и осторожно подхватил на руки. Он сел возле костра, устроив меня между своих ног. Зоа положил в тарелку из большого чана, висящего над костром, всего понемногу.

– Чтоб все съела, иначе сам буду запихивать.

Я с жадностью принялась за еду. Не знаю, повлияло ли на мой вкус отсутствие земной еды или постоянная тошнота, теперь постепенно отступающая, но все, что приготовил Зоа, показалось мне очень вкусным. Ела я медленно, разминая пищу вилкой. Наконец, насытившись, я отдала пустую тарелку Зоа.

– Спасибо, было очень вкусно.

– Поправляйся.

– Что было после того как Сол перенес нас в антивселенную? Почему вас так долго не было? – спросила я, терзаемая любопытством. Ронни, любитель забавных историй, решил первым посвятить меня и Джека в происходящее:

– Ну, ты помнишь этот полет. Мы тогда тоже не поняли, что случилось. Вы втроем летели вниз, пока все это происходило Рей был в каком-то странном состоянии: глаза открыты, он бормотал что-то непонятное, на зов не откликался. Потом произошел взрыв, вы пропали, а Рей потерял сознание. Только через три дня он пришел в себя. За это время Сол нам кое-что объяснил. По информации, которая пришла из антивселенной, вы были перенесены на одну из планет его мира. Всего существует около тысячи планет, на которые возможен такой перенос и все они пригодны для жизни. Однако никто не знал, на какую планету угодили вы, так как этот перенос не был с кем-либо согласован из представителей антивселенной. Кто-то влез в мозги главы старейшин, украв коды активации, грубо взломал все системы, потратил энергию десяти звезд, осуществив несанкционированный перенос, и все это меньше, чем за минуту. Догадайся, кто постарался?

– Рей, – уверено ответила я и, обернувшись, спросила его: – Как тебе это удалось?

Рей пожал плечами.

– Я изменил систему под себя. Язык Сола я изучал уже давно, каждый день, понемногу осваивая его. В моей голове сначала возникали отдельные файлы. В них я пытался найти то, что помогло бы мне понять их язык и культуру. Однако зачастую на определенный запрос приходило не то, что нужно. В конце концов, я попробовал изменить систему под себя, и у меня это получилось. Всю библиотеку я визуализировал и представил в виде пустой комнаты с рядами шкафов и полок для книг. Сначала я сам размещал файлы по книжным полкам. На одних полках у меня лежали книги по истории, на других лингвистическая литература, на третьих все, что связано с физикой, и так далее. Позже система сама приспособилась ко мне, она стала разделять книги по категориям и подкатегориям. С тех пор, когда я работал с ментальной системой, то всегда видел ее перед собой так же как вас сейчас. Когда вы летели вниз, мне пришлось полностью погрузиться в нее всем своим сознанием. Медлить было нельзя, времени на запросы и согласования не было. Здесь мне помог все тот же прием визуализации. Сознание каждого жителя антивселенной я представил в виде закрытой двери. И за каждой дверью были те же самые полки с книгами. В книгах содержались знания, накопленные индивидуумом. Система сама нашла для меня вход в сознание главы старейшин. Ну а дальше я просто выломал эту дверь и присвоил коды активации. Все было очень просто с одной стороны и одновременно сложно. Скажу вам, что система переноса у них защищена не хуже, чем у нас система пуска ядерных ракет. И чтобы ее активировать, мне пришлось залезть в мозги не одного античеловека. Стратегия сработала, однако место назначения я упустил. Мое сознание перестало справляться с нагрузкой, и система меня вышибла.

– На планете Сола все были в панике. Они думали, на них напал неведомый им враг, – хмыкнул Йен. – И даже после того, как выяснилось, что все это было сделано ради спасения людей, и атаки не было, они не перестали бояться Рея. Ведь он может залезть в мозги каждого из них и сломать их системы без особого труда.

– После такого на какое-либо сотрудничество вряд ли можно рассчитывать, – заключил Ронни.

– Это точно, но Джиллиан они искали с особым рвением. Ведь она, по сути, спасла их вид от вымирания. Ее стратегия помогла излечить всех обитателей планеты Сола. Теперь их люди не боятся выходить на улицы. Так что пусть не жалуются! – возмутилась Алиса.

– А Керсаны, что они делали у Инь и Янь?

– Керсаны собирают порабощенных ученых. Теперь нам нет смысла мотаться по всей вселенной. Правительство Земли сейчас решает, что предпринять в данной ситуации. Думают они уже давно, и хотя норды уже дали свое согласие на участие в переговорах, я ни на что хорошее не рассчитываю, – произнесла резко Лили. – Но ничего, после возвращения на Землю, я устрою им сладкую жизнь.

После ужина все разбрелись по своим делам. Доктор Белинский наладил для меня раскладушку. Джек сопротивлялся, как мог, но доктор все-таки вколол ему снотворное. Мужчина забылся крепким сном.

Мне хотелось побыть с Реем. Он устроил меня на кровати, а сам сел рядом.

– Джиллиан, – сказал он, взяв мою ладонь в свою руку, – мне кажется, тебя что-то волнует, но почему-то ты не хочешь говорить об этом, я прав?

Лгать, глядя Рею в глаза, было чрезвычайно сложно. Если он узнает, что я в положении, он завтра же отправит меня на Землю. А мне хотелось хоть еще немного побыть с ним.

– Я пока не готова об этом говорить. Может чуть позже, пожалуйста.

– Хорошо, подождем до тех пор, пока ты не будешь готова.

– Спасибо.

Я решила сменить тему. Еще один вопрос был не решен.

– Рей, ты знал, что Пол после отлета с Зевса попал на корабль Цубера?

– Нет, не знал.

– Рей, мать Пола исчезла, а мальчика он оставил себе в качестве прислужника. Пол сказал, что после исчезновения его матери, он ни разу не спрашивал об ее участи у Цубера. До того он его боялся. Цубер мучил мальчика, пытаясь его сломать. В конце концов, у него это получилось, Пол полностью подчинился его воли. И вскоре Цубер решил сделать его наследником своей империи. Рей, я не оправдываю его, ведь у многих людей, которых он загубил, жизнь и судьба была ничуть не лучше. Но тогда, под влиянием момента, я пообещала ему, что если он умрет, я скажу его матери, где находится его могила.

– Трудно отказать в просьбе умирающему человеку. Я думаю, его последняя просьба выполнима, при условии, что она еще жива.

– Спасибо. Кстати, вы поймали его людей.

– Да, они явились следом за керсанами. Он сколотил достаточно большую группу: четыре хорошо оснащенных военных корабля, правда старых моделей и сотня наемников. Нашей группе захвата пришлось попотеть, но они справились.

Я потянулась, после сытного ужина меня тянуло в сон.

– Пока я засыпаю, посиди со мною, ладно?

– Я буду рядом.

Он осторожно гладили мои волосы, и от этого внутри меня разлилось тепло, на душе стало спокойно. Я уже дремала, когда Рей поднял мою руку и прижал ее ладонью к колючей щеке.

– Джиллиан, после всего, что с тобой произошло, я боюсь. Боюсь до ужаса, – тихо прошептал он. – Я должен защитить тебя.

Мое сердце болезненно сжалось от этих слов. Рей боялся все это время и никому не говорил об этом. Первый раз я услышала от него слова, отражающие его человеческую уязвимость. Для всех Рей был хорошим командиром, хорошим другом, он казался непобедимым. Но все-таки он был обычным человеком, моим мужем, и эту его ранимую сторону души знала только я. И, о боже, как же мне хотелось кинуться сейчас к нему, прилипнуть всем телом, сказать, что я люблю его, отчаянно желаю всем своим существом. До чего мне надоели эти инструкции, правила, вездесущая слежка, камеры. Я заставила себя успокоиться. Всему свое время, сейчас нам всем надо отдохнуть от пройденных испытаний.

Через неделю мы готовы были выть от скуки на луну. Вся наша команда занялась обычной рутинной работой, а я и Джек целыми днями пролеживали в постели. Доктор отходил от нас не более чем на минуту, а потом опять сидел рядом, кимаря в тени. Когда, наконец, доктор сообщил Джеку, что, в принципе, он может потихоньку вставать, тот выпрыгнул из кровати и понесся по пляжу быстрее ветра.

– Я свободен! Я свободен! – кричал он, радуясь своей первой пробежке после длительной болезни.

Он наскочил на Ноа, и тот выронил какой-то ящик.

– Я тебя сейчас обратно уложу одной левой, – прокричал Ноа, бросившись в погоню.

– Ага, попробуй! – услышала я издалека.

Из леса с рюкзаком на плечах вышла Алиса, она придирчиво посмотрела в сторону мужчин.

– Кони, – пробурчала она, взяв пустые ящики для образцов.

Доктор раскрыл рот, удивляясь прыти пациента, а я смеялась и постанывала одновременно от боли в щеке, безмерно радуясь за моего жизнерадостного друга.

Как-то проснувшись поутру, я посмотрела на горизонт и не увидела моря. Вместо него над прибрежной полосой песка качалась огромная, поблескивающая серым металлом, капля. Я подскочила и, испугавшись, попятилась назад, отталкиваясь руками и ногами от кровати. Рей спал рядом на песке. Он быстро подскочил ко мне и подхватил в тот момент, когда я уже практически упала с койки.

– Джиллиан! Джиллиан, не бойся. Это Сол. Он заберет нас отсюда.

И действительно, Сол сидел на пляже в белом походном костюме и перебирал песок между пальцев. Рей вернул меня на кровать, а сам пошел к Солу.

– Собирай своих ребят, главный вызывает, – сказал Сол, приподнимаясь с песка.

– Зачем?

– Хочет взглянуть на Джиллиан и отблагодарить.

– Понятно, надеюсь, это не займет много времени. У меня есть незаконченные дела в моем мире, да и Джиллиан меня беспокоит.

– Что с ней? – обеспокоенно спросил Сол, а потом резко повернулся, посмотрев на меня и удивленно вскинув брови.

Рей пошел в сторону Ноа, который в эту ночь был на дежурстве.

– Сегодня отбываем, собирай вещи.

– Отлично.

Сол тем временем присел на край моей кровати.

– Джиллиан, перед главным тебе придется стоять на ногах, выдержишь?

– Вполне, у меня, в принципе, все нормально, только макияж немного подвел.

Сол тяжело вздохнул и посмотрел мне в глаза.

– Запомни, когда главный будет спрашивать о даре, ты должна подумать обо всей своей вселенной. Этот дар должен быть ей в пользу, а не во вред.

– Хорошо, спасибо за совет, – поблагодарила я Сола, даже не представляя, что можно попросить.

Все утро ребята собирали ящики с образцами и вещи, соорудив посреди пляжа приличную кучу. Ронни до последнего собирал образцы. Он вылетел из леса галопом, кому-то грозя кулаком позади себя, и в ответ получил увесистый удар «баклажаном» по голове.

– Волосатый осьминог с баклажанами, чиааав, ха-ха-ха, – раздался из леса знакомый громкий крик. Я захохотала, уткнувшись в подушку. Ронни, почесав ушибленное место, задумчиво отметил:

– Надо же, разговаривает, только мозги у него все равно набекрень.

Когда все было готово к отправлению, Рей взял меня на руки, а я между тем осматривала необычный корабль, пытаясь найти дверь, шлюз, ну или что-то похожее на вход в серой капле. Ничего не было. Она была цельной.

– Джиллиан, что бы сейчас не происходило, не бойся, – произнес Рей, смотря мне в глаза.

– Хорошо!


Глава 7


Серая капля пришла в движение. Она плавно подлетела к нам и, оказавшись ровно над нашими головами, стала быстро опускаться вниз. Когда до макушки Рея оставалось несколько сантиметров, я жалобно пискнула, сжавшись в комок:

– Рей!

– Все нормально, закрой глаза.

Так я и сделала. Зажмурив глаза, я вжалась в Рея. Прошло не более минуты, я услышала его спокойный голос:

– Джиллиан, мы уже внутри.

Я распахнула глаза, с интересом осматриваясь по сторонам.

– Как?

– Просто! Для «своих» обшивка прозрачна, мы прошли сквозь нее, как и наш груз, – пояснил Сол.

– Трусишка, ты все пропустила! – подколол меня Джек.

И правда, сейчас бы я ни за что глаза не закрыла. Полусферическая комната была такого же серого цвета, как и сама капля. В ней не было ничего напоминающего пульт управления, окон, шлюзов.

– Сол, где все? Где пульт управления, приборы, шлюзы?

– Здесь! – произнес Сол, показывая на свою голову. – Сейчас я подниму кресла.

Серебряные кресла на изящных высоких ножках плавно поднялись, проходя сквозь пол, так же как привидения проходят сквозь стены в фильмах.

– Располагайтесь, – предложил он.

– Слушай, а как вы летаете на этой посудине? Капля не очень подходящая форма с точки зрения аэродинамики, – поинтересовался Джек, скребя пальцем серую стену.

Потолок неожиданно буквально стек перед нами вниз, и от него отделился небольшой шар. Он стал плавно менять форму: от шара к кубу, от куба к капле, и так далее, пока не принял форму напоминающую семечку подсолнуха.

– На этом макете вы можете видеть, что форма корабля может видоизменяться в зависимости от моих требований. Смотровое окно мне тоже не нужно, я и так все прекрасно вижу, но для вас я сейчас его сделаю.

Маленький кораблик семечка опять превратился в шар и слился со стеной. С одной стороны комнаты серые стены раздвинулись. Мы увидели джунгли и прибрежную полосу. Джек осторожно постучал по стеклу.

– Прочное?

– Еще бы! – ответил Сол.

– Хорошо, – продолжил Джек, – а оружие? Какое у тебя на борту вооружение?

– В вашем понимании никакого, но все-таки кое-что есть!

Сол развернул корабль, теперь перед нами просматривалась «Сахарная голова». Он плавно провел рукой в воздухе, и огромная скала разверзлась, как будто повторяя за ним его легкое непринужденное движение. Булыжники разлетелись в разные стороны. Верхушка горы сползла вниз, всколыхнув море. Джек открыл рот от удивления.

– Ты чем пальнул? Я ничего не видел!

– Да ничем, корабль просто заменил часть материи антиматерией, она аннигилировала, произошел взрыв. Все просто.

Ронни погрустнел.

– Ладно, достаточно, я уже чувствую себя аборигеном, попавшим в цивилизацию. Как далеко отсюда твоя планета?

Сол покачал головой в разные стороны, прикидывая расстояние навскидку.

– Около трехсот тысяч световых лет.

– Долго лететь? – поинтересовалась я, наблюдая, как планета удаляется от нас. Сейчас она была похожа на зелено – синюю дыню.

– Секунды полторы. Заскочим ко мне домой, а дальше на собрание старейшин. Нас ждут через два часа.

Я изумленно посмотрела на Сола.

– Так быстро! Как устроены ваши гиперврата?

Сол лишь вскинул плечи.

– Да они, собственно говоря, нам и не нужны, мы уже на месте.

Только сейчас я заметила, что панорама перед нами изменилась. Теперь это была уже не зеленая планета, а полностью серый с розоватым отливом шар. Мы начали спуск. Вот впереди показались высокие шириной с целое здание столбы. На них, словно капли на стебле высокого растения, висели корабли. «Наверное, это порт», – подумала я, осматривая техногенный пейзаж. Корабль Сола приблизился к одному из таких стеблей и буквально приклеился к нему.

– Вот мы и дома! – радостно сообщил Сол.

Мы переглянулись, ожидая дальнейших действий.

– Сейчас сделаю что-нибудь перекусить, а вы пока можете принять душ и сменить одежду.

Мы опять переглянулись.

– Сол, этот корабль и есть твой дом? – задал вопрос Рей.

– Ну да.

– Прости, может я не понял, но ты что живешь внутри этой полусферы? – видимо, не веря своим ушам, переспросил Ронни.

Сол щелкнул пальцами, и все стало меняться. Комната стала кубической, появились коридоры, лестница, другие комнаты, стены обрели фактуру и цвет. Выросли большие панорамные окна. Из стен и пола появились мебель, утварь.

– Как видите, у меня вполне сносный трехуровневый дом.

Молчание нарушил Джек. Встав в позу ценителя искусства в галерее, он высокомерно наигранным тоном сказал:

– Неплохая хата, но обойчики я всё-таки повеселее поклеил бы, а то у вас как-то тут серовато.

Сол лишь хмыкнул в ответ:

– Это уж точно!

– И потолки надо повыше сделать, – пробасил Зоа. Все это время он вынужден был пригибаться. Норд отодвинул диван к стене и сел прямо на пол посреди гостиной.

Мы разошлись по дому. Джек и Рей пошли на кухню за Солом.

– Трудно управлять кораблем? – не унимался Джек.

– Достаточно.

– А двумя сразу можешь?

– Хм, это как читать две книги одновременно, то есть невозможно.

– Джиллиан! – крикнул Сол из кухни. – Открой дверь в конце коридора. Там ты найдешь одежду подходящего размера, ванная комната на втором этаже в спальне.

Я прошла по короткому коридору, ведущему вглубь жилища. Открыв совершенно обычную на вид дверь, я обнаружила за ней пустую маленькую комнату без окон. Стены помещения были белыми, также как потолок и пол. В ближнем ко мне углу стояла вешалка, на ней висело белое длинное платье из легкой ткани, оно было совсем простое, слегка приталенное. Под вешалкой пристроились белые туфли без каблука.

«Отлично, – подумала я, осматривая платье, – ноги все в синяках и ссадинах, поэтому прикрыть их не помешает». Забрав вещи, я отправилась к выходу. Я закрыла дверь и, развернувшись, налетела на Сола.

– Все подходит?

– Да, идеально, спасибо!

Сол отошел в сторону и пропустил меня, а сам меж тем открыл ту же самую дверь в пустую гардеробную. Я обернулась и увидела, что он снимает с вешалки мужской костюм. «Ладно, к чему тут удивляться! – махнула я рукой. – Это просто пустой гардероб, в котором всегда найдется что надеть». Я поднялась по лестнице на второй этаж, нашла спальню и ванную комнату. Наконец-то, первый раз за долгое время у меня появилась возможность принять душ. Я провела целый час в ванной и все это время думала о даре, совершенно не представляя, что это должно быть. После душа я быстро расчесала короткие волосы, надела платье и туфли. Посмотрев в зеркало, я заметила, что грудь стала немного полнее, но это в моем положении было не удивительно. Все бы ничего, если бы не черные синяки на лице. Я вышла из ванной комнаты. На кровати сидел Рей.

– Все уже готовы?

– Они нас ждут.

Он потянул меня за руку, но я не позволила ему обнять себя.

– Боюсь, платье помять, лицо и так уже помято.

– Болит?

– Сейчас намного меньше. Отек уже спал.

– Мне кажется, ты как-то изменилась? – задумчиво произнес Рей, скользя по моей фигуре взглядом. Я отрицательно покачала головой.

– Нет, но лицо, и правда, пока мало узнаваемо. Пойдем?

– Пойдем.

Все собрались внизу, в гостиной. Ребята уже успели перекусить и теперь живо обсуждали предстоящий план действий.

– После переноса нам придется каким-то образом выбираться. Джейн, доктор Браун и остальные члены экипажа, наверное, уже вернулись на Землю, – рассуждал Ронни, сидя на диване возле окна.

– Ничего, главное связаться с кем-нибудь из наших, – успокаивал всех Йен. – С этим проблем не будет. Проблема в другом. Хватит ли нам провизии до того момента пока нас не заберут? Ведь не известно еще, что это будет за планета, а запасов еды и воды у нас не так много.

– Да уж, тем более, что эта трехметровая тушка ест за десятерых, – Джек явно намекал на Зоа, который в это время уплетал огромный кусок отбивной. Тот сразу огрызнулся, показав ряд острых клыков. Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, я подошла к Зоа и положила руку на его плечо.

– Зоа прекрасный охотник, он поможет нам с добычей пропитания и воды, – уверенно заявила я.

Зоа посмотрел на меня своими прекрасными голубыми глазами, и его огромные мохнатые лапы потянулись ко мне.

– Не трогать! – гаркнул доктор Белинский так, что все в комнате чуть ли не подпрыгнули. Руки Зоа остановились на полпути.

– Почему? – обиженно пробасил он. – Так хочется!

– Перехочется, – сухо отрезал доктор.

Рей взял меня за руку и притянул к себе.

– Зоа, Джиллиан все еще не оправилась. Она не готова к твоим крепким дружеским объятиям, – спокойно ответил Рей.

Наконец Сол попросил уделить ему внимание:

– Итак, нам пора! К старейшинам на корабле лететь нельзя, воспользуемся гиперпортом. Следуйте за мной.

Сол пошел в сторону гардеробной, открыл дверь. Комната была уже пуста, там не было ни вешалки, ни одежды. Он пригласил всех внутрь, закрыл дверь и тут же открыл.

– Прибыли.

Джек очередной раз удивился, как и все мы.

– Что ж у вас все ни как у людей! – чуть ли не захныкав возмутился он.

– У нас все нормально, это вы немного отстали.

Мы вышли из комнаты на просторную высокую набережную. Позади нас был океан странного серо-голубого цвета, вода в нем была сродни зеркалу. Ее серая гладь идеально отражала белые облака в розоватом небе. С другой стороны был разбит сад. Все деревья и кустарники в нем имели серые стволы и ветви. Листья, слегка зеленоватые, пропускали свет словно стекло. От набережной в сад спускалась широкая лестница.

– Где мы? – задал вопрос Рей.

– Это центр нашей жизни на планете. Здесь старейшины принимают самые важные решения для нашего народа. У нас нет правительства как такового. Все вопросы решаются путем всеобщего голосования через сеть. Старейшины определяют, какие вопросы выносить на голосование в первую очередь. К ним же обращаются с судебными спорами, коих в нашем мире немного.

– Теперь поспешим! Ваша задача – просто отвечать на вопросы, которые вам тут зададут, так что сильно не напрягайтесь.

Мы спустились вниз по лестнице, и пошли по дороге. Я смотрела по сторонам. В саду не было ни птиц, ни насекомых, даже ветра не было. Серая планета, загадочная природа, поражающая своей нереальной красотой. Здесь все было настолько рационально, правильно, идеально, что хотелось внести в этот мир яркий мазок, некий акцент, притягивающий к себе взгляд. Вскоре мы оказались на широкой площади, и подошли к группе мужчин и женщин, сидящих полукругом на стульях с высокими спинками. На каждой спинке стула, сверху, серебром был нанесен свой неповторимый символ. Всего их было тринадцать. И прямо за старейшинами высоко в небе висели тринадцать больших капель. Эти корабли были в несколько раз больше корабля Сола.

Наша группа остановилась. Рей, Ронни, Йен и Джек встали впереди, остальные за ними. Седовласый старец, сидевший в центре, плавно опустил голову в знак приветствия.

– Кто среди вас главный? – произнес он громким сильным голосом.

– Я главный, мое имя Рей.

Старец недовольно прищурился.

– Так это ты взломал наши системы переноса?

– Да, это я, – спокойно ответил Рей.

– Это был очень недальновидный поступок.

Рей лишь пожал плечами. Старец посмотрел на Алису.

– Вы Джиллиан?

Алиса покачала головой.

– Нет.

Он перевел взгляд на Лили, а та тихо произнесла мне на ухо:

– Иди.

Я вышла из-за спины Рея и выпрямилась, высоко подняв голову.

– Это я!

Старец поморщился.

– Великие небеса, кто ж вас так?

– Один не очень приятный человек! Мы с ним не сошлись взглядами на жизнь, – размыто ответила я, не вдаваясь в подробности. Старец провел рукой по своей бороде, задумчиво произнеся:

– Какая ж ты, э-э-э, мелкая.

Я прищурилась, негативно реагируя на это замечание, и он тут же поправился:

– То есть молодая! Джиллиан, я попрошу ответить вас на несколько важных вопросов.

– Хорошо.

– Сколько вам лет?

– Двадцать три.

– Скажите, о чем вы думали, перед тем как совершили свое открытие? Что вас к нему подтолкнуло? – задала вопрос очень миловидная пожилая женщина.

Я стала вспоминать последовательность событий:

– На это открытие меня подтолкнула мысль о тараканах!

– О тараканах? – переспросила женщина, поморщившись.

– Да, я и Лили, – я кивнула в сторону девушки, – рассуждали о способах их уничтожения. Один из них натолкнул меня на это открытие.

– Ну, хорошо, а сразу после своего поистине великого открытия, о чем вы думали?

Я вздохнула и опустила глаза, пробурчав под нос:

– О красивых платьях.

Сзади послышался сдавленный смешок Джека.

И я тут же пояснила свои слова, сама удивляясь печали в голосе:

– Я скучала по дому!

Женщина медлила, видимо решая, задавать ли мне еще какие-либо вопросы.

– Хорошо, ваши слова будут занесены в исторические файлы нашей библиотеки, – резюмировала она, плавно подняв и опустив руку.

Седовласый старец встал и торжественно произнес:

– Джиллиан, от всего нашего народа я благодарю вас за спасение нашей цивилизации. Ваше открытие спасло наш вид от вымирания, ваше имя будет отныне почитаться среди нас. В качестве награды вы можете выбрать то, что считаете необходимым для себя и своего мира.

Старец слегка поклонился и сел.

– Спасибо, – поблагодарила я и, еще раз соотнеся все за и против, озвучила свою просьбу. – Ваши корабли, они бы нам очень пригодились для освобождения людей и других угнетенных существ из рабства керсанов. Сейчас это наша основная проблема.

– Хорошо, вы можете взять столько кораблей, сколько сможете увести сами, – со снисходительной улыбкой произнес старейшина, смотря в глаза Рею. «Иными словами, нам дадут только один корабль», – расстроилась я, почувствовав себя проигравшей.

– Нам это вполне подходит! – вдруг услышала я громкий ответ Рея.

Я посмотрела на довольные лица главного советника и Рея и заметила, что седовласый старец как-то вдруг перестал быть веселым. Улыбка сползла с его лица, а тусклые глаза с напряжением вглядывались в пространство за нами. Я обернулась. Позади в ровную шеренгу выстроились все тринадцать кораблей членов совета. Они изменили форму, каждый теперь имел свою. Один напоминал шар, другой куб, третий призму. Потом они принялись, словно карусель, ходить по кругу, и каждый при этом менял свое обличие.

Сол стукнул себя по лбу и потер его ладонью.

– Идиоты, – прочитала я по его губам, – не с тем связались.

– Ну что же, пусть будет так! – медленно произнес старейшина. – Мы перенесем вас и корабли на Цереру в ближайшие несколько часов. Желаю вам удачи!

Мы поднялись по лестнице и опять попали на широкую набережную. Одна из фигур превратилась в каплю. Подлетев к нам, она стала опускаться. На сей раз я не закрыла глаза. Передо мной серой пеленой прошла материя. Это ощущалось как мягкое погружение в воду, а потом меня что-то подтолкнуло вверх, и я оказалась в полусферической комнате.

– Прикольно, кажется, мы забрали самые крутые корабли их планеты, – воодушевился Джек, наблюдая за тем, как остальные корабли следуют за нами ровной шеренгой.

– Вы даже не представляете, насколько они круты! – с огоньком в глазах произнес Сол. – Всегда мечтал полетать на одном из них. Рей, как ты управляешься со всеми кораблями за раз?

– Очень просто! Для тебя один корабль – это одна книга. Я же смотрю на их управление как на игру. Они все передо мной, на одном экране. Я могу задать команду как одному кораблю, так и всей группе.

– Метод визуализации?

– Совершенно верно!

Мы вернулись к дому Сола. Удивительно, но для этого нам было необходимо пролететь ни больше, ни меньше, чем пол планеты. Там Рей забрал вещи и образцы, которые все еще находились у Сола.

– Пора прощаться! – сказал Сол. – Не смотря на то, что ваша вселенная во многих технологических вопросах отстает от нашего мира, все же она удивляет своим многообразием, а люди поражают нетрадиционным взглядом на привычные для нас вещи. Нам есть чему поучиться друг у друга. Не знаю, увижу ли я вас еще, но уж точно никогда не забуду!

Перемещение из антивселенной в наш мир запланировано было провести с планеты, практически полностью покрытой пустынями. Когда-то на ней, как и на Земле, изобиловала растительность и жизнь, однако изменения в климате стерли с нее зеленые краски, оставив на желтом полотне песка лишь изредка встречающиеся лоскутки оазисов.

Мы стояли под палящим солнцем, над нами висели тринадцать огромных сверкающих махин. До переноса я успела переодеться в свою обычную одежду и закрепить на ней нейтрализатор насекомых.

– Все готовы? – громко спросил Рей. – Не забудьте активировать нейтрализатор.

– Ох, терпеть я этого не могу! – проворчал Джек. – Ну, давай!

Мне стало очень страшно, я нервно сжимала кулаки, на лбу выступил пот, дыхание от страха перехватило. Пришлось отвернуться ото всех, чтобы скрыть свое состояние.

– Рей, Джиллиан! – услышала я голос Лили.

Я почувствовала, как на мои плечи мягко легли теплые руки. Рей развернул меня к себе, и я отвела взгляд. Сейчас я ненавидела себя за трусость.

– Джиллиан, – он сделал паузу, дождавшись пока я подниму взгляд, – все будет хорошо. Ты мне веришь?

– Да!

Я прижалась к нему, зажмурив глаза и тихо прошептав:

– Рей, мне страшно.

– Джиллиан, – позвал он меня, – смотри сейчас только на меня. Сделай вдох и медленно выдыхай.

Я смотрела Рею в глаза и повторяла за ним.

– Еще раз, только мне в глаза. Сейчас сначала произойдет вспышка, ты почувствуешь на мгновение невесомость, потом будет громкий хлопок, готова?

– Да!

– Поехали!

Яркая вспышка заставила меня зажмуриться, я прижалась к Рею. Состояние невесомости длилось всего лишь мгновение, а потом произошел очень громкий хлопок. Я вцепилась в куртку Рея. Тишина, запах гари.

– Джиллиан, все закончилось.

Я открыла один глаз, проводя разведку окружающей обстановки. Первым в поле зрения попал Джек. Он стряхивал с себя сажу, которая летела сверху словно снег. Вокруг веером лежали обгоревшие поваленные стволы деревьев.

– На ногах устоишь? – спросил Рей.

– Конечно, я почти не испугалась, – заверила я, с трудом заставив себя отцепиться от его куртки.

– Почти не считается, – сказал Джек. – Я вот чуть не обоссался.

– Ха, точно, у тебя ж штаны сырые! – воскликнул Ноа. Джек начал осматривать свои армейские брюки, согнувшись в комичной позе. А потом, резко подняв голову, дал Ноа подзатыльник. Ноа в долгу не остался, сделав подсечку, от чего Джек с размаху сел на черную от сажи землю. Это могло продолжаться бесконечно! Парни любили поспорить, а еще больше подраться, что не мешало им вместе выпивать и пускаться во все тяжкие.

– Прекратить ребячество! – приказал Рей, и мужчины тут же утихомирились. – Заскочим к «нашим» на пару часов.

– Отлично! Давайте быстрее отсюда уберемся, а то у меня вся шерсть провоняла! – предложил Зоа, тряся головой в разные стороны. Алиса, стоявшая рядом с ним, отскочила в сторону с проворностью кошки.

– Не тряси на меня своих блох!

– Да нет у меня блох!

– Раз нет, значит будут! Тут этих мелких тварей полно! – обрадовал Ронни Зоа. Зоа постучал по маленькой коробочке, закрепленной у него на жилете.

– Ничего, с этой штукой я не пропаду!

Когда мы оказались в корабле, Рей связался с базой на Церере. Дежурные уже засекли взрыв, который разнес лес на щепки в радиусе двадцати километров, и тринадцать крупных объектов. И конечно, они уже ждали гостей, однако не думали, что это может быть наша группа.

На базе ничего не изменилось. Посреди зарослей стояли три крестообразных блока. С высоты мы заметили небольшую группу людей, ожидающих наше приземление на краю поселения. Наше прохождение через стену корабля, мягко говоря, всех удивило. Коренастый мужчина среднего роста по очереди пожал нам руку.

– Добро пожаловать!

Он хотел еще что-то добавить, но его перебил сухощавый низкий коллега в белом халате:

– Извините, можно мы исследуем ваш корабль. Уж больно он необычный!

– Да, конечно, проходите внутрь, я сделал обшивку прозрачной.

Ученые сразу бросились к кораблю. Сначала они обошли его, потрогали на ощупь материал, все еще не решаясь пройти обшивку. Мое внимание от этого забавного зрелища отвлекла Элизабет. Она только что вернулась с полевых работ. Сбросив рюкзак у одной из опор жилого модуля, она кинулась ко мне.

– Джиллиан, как ты тут оказалась? – спросила она, обняв меня и мягко похлопав по спине.

– Мы перенеслись на Цереру из антивселенной. Смотри, какие у нас корабли! – восторженно воскликнула я. Элизабет даже не взглянула в сторону капли, она смотрела только на мои черно-желтые синяки.

– Черт возьми, откуда это? – возмутилась она, повертев мою голову в разные стороны. Я улыбнулась и лишь пожала плечами.

– Так, досталось немного! Доктор Белинский говорит, что скоро все заживет.

Элизабет тяжело вздохнула.

– Что с тобой поделаешь! Ты прямо магнит для неприятностей.

– Да? А вот Джек говорит, что я страшно везучая.

Рей подошел к нам и поздоровался с Элизабет. Совершенно не беспокоясь о внимании посторонних, он одной рукой приобнял меня и, крепко прижав к своему боку, погладил плечо.

– Джиллиан, передохни немного, мне надо поговорить с командующим миссии, – и тут же обратился к Элизабет: – Присмотришь за ней? Не оставляй ее одну даже на минуту, хорошо?

– Да, конечно, не беспокойся. Она в надежных руках.

Я высоко подняла голову и встретилась с ним взглядом. Рей искренне улыбнулся, что было для него редкостью, ибо почти все его улыбки относились к разряду «кровожадный оскал», и подмигнул мне. От этого я еще больше растерялась. Когда он скрылся в центральном блоке, у меня промелькнула мысль: «Неужели догадался! Не может быть! Это просто из-за того, что я струсила при переносе».

Элизабет взяла меня за руку и потянула в сторону леса.

– Пойдем, я тебе кое-что покажу. У нас тут такое! Мы наловили около тридцати экземпляров «водорослей». Они сейчас в спячке, но к вечеру тут будет отменное шоу.

Посреди поля в высоких прозрачных цилиндрических контейнерах, наполненных морской водой, безжизненно плавали практически прозрачные нити. Они отходили от общих массивных центров, которые лежали на дне сосудов. Я остановилась, яростно закачав головой.

– Не, не пойду, я тут постою, а то мало ли что.

Элизабет обернулась.

– Что с тобой? Послушай, мы сделали замечательное открытие. Эти животные создали целую сеть для общения между собой. Для ловли птиц они применяют стайный метод охоты. Неужели не хочешь посмотреть на них поближе?

– Не хочу, – уверенно ответила я. Элизабет растерялась.

– Хорошо, пойдем тогда в мою комнату?

– Да! Да, там безопасно!

Элизабет проводила меня в свой отсек, а сама ушла наполнять термос кипятком. Я осмотрелась. Все было как обычно: книги и листочки с записями покрывали почти весь столик, на верхней койке свалены сумки с вещами. Кровать не застелена, я пошарила в ней и нашла под одеялом вездесущие очки Элизабет. Я сбросила обувь и прилегла на ее кровать.

– А вот и я! – бодро сказала Элизабет, отрыв дверь и боком пройдя в комнату. В руках у нее было несколько разогретых пайков с едой, термос и чашки. – Сейчас устроим пир! Я выбрала самые вкусные блюда в нашей столовой.

Я безучастно кивнула головой. Сейчас меня ничто не радовало. Элизабет села рядом, погладила меня по голове.

– Ну что с тобой случилось? Ты сама не своя.

– Элизабет, я беременна, – ровным тоном сообщила я.

Тетя замерла на мгновение, а потом крепко обняла меня.

– По-моему, это отличная новость! – с радостью в голосе произнесла она.

– Да! – тут же согласилась я. – Однако теперь я не смогу быть рядом с Реем. Раньше я могла броситься в пещеру, обмазаться всякой дрянью, прыгать как обезьяна по деревьям, летать между планетами на ногах птицы. Теперь я боюсь буквально всего, что хоть отчасти может навредить малышу. Мне нужно поскорее вернуться на Землю.

– Рей знает о твоем положении?

Я покачала головой.

– Нет, пока нет. Я должна как можно быстрее все ему рассказать. И тогда он отправит меня домой. Элизабет, я даже не представляю, как буду жить без него, но и рисковать ребенком не могу.

Мои глаза наполнили непрошеные слезы.

– Все будет хорошо, я уверена, он не оставит тебя. Расскажи ему все как можно быстрее!

– Хорошо.

– Ну а теперь давай попьем чаю. Элис мне всегда собирает отличный травяной чай.

С Элизабет час пролетел незаметно. Она отвлекла меня от грустных мыслей, рассказав в подробностях всю свою научную программу. Низкий мужской голос, сделавший по громкой связи объявление, вернул меня в реальность:

– Всем собраться у корабля.

Я побледнела и, закрыв глаза, перевела дыхание. Теплые ладони Элизабет сжали мои дрожащие руки.

– Джиллиан, расскажи ему сегодня же.

– Да, хорошо, это надо сделать! – жестко произнесла я как будто сама себе, отдавая приказ.

На широкой поляне у корабля было много людей. Многие из них оглядывались на Зоа, который, скрестив руки, о чем-то оживленно и крайне заинтересованно беседовал с командующим миссии.

– Джиллиан, иди сюда! – позвал меня Зоа. – Послушай, я решил остаться на Церере с командой Элизабет и Стива. Хочу поймать и мумифицировать несколько птиц и змей из пещер. Раз выпала такая возможность, надо пополнить музей экспонатами. Справишься без меня?

– Ага! Обещаю больше не влипать.

Зоа протянул мохнатые лапы и поднял меня высоко вверх. Элизабет буквально запрыгала вокруг гиганта.

– Боже мой, да опусти ты ее на землю, – испуганно воскликнула она.

– Элизабет, это же Зоа! Он меня точно не уронит, – попыталась я успокоить тетю, которая, похоже, собиралась вырвать из ноги Зоа клок шерсти.

– Будь хорошей девочкой, постарайся прожить хоть день без приключений, хорошо?

–Угу, – ответила я, кивая головой.

Я обняла своего друга, и он мягко похлопал меня по спине.

– Рей, сними ее оттуда! – крикнула Элизабет Рею, который в этот момент выходил из главного корпуса с тремя военными.

– Зоа, нам пора улетать.

Зоа опустил меня вниз и пожал Рею руку. Элизабет с облегчением выдохнула.

– Все в сборе, – предупредил Джек Рея.

– Отлично, готовьтесь к посадке на корабль, – коротко скомандовал Рей. Я последний раз обнялась с Элизабет и пошла в сторону корабля. Когда наши корабли поднялись высоко над планетой, Рей, сидевший в кресле, закрыл глаза, сосредоточившись на переносе корабля в другую точку вселенной.

– Пришло время заявить о себе!

– Догоним корабль керсанов с заложниками? – спросил Ноа, развалившись в кресле. – За это время они, наверное, многих забрали.

– Нет, гоняться мы ни за кем не будем. Мы нанесем визит вежливости. Отправимся к их главной планете Прокс.

Вид из смотрового окна на секунду смазался, и перед нами засверкала огромная голубая звезда. Наш корабль быстро приближался к планете в два раза большей, чем Земля. Ее темная сторона сияла красными огнями городов. На орбите планеты маневрировали несколько больших военных крейсеров. Они посверкивали своими обшивками, отливая голубым светом.

Мы молча смотрели на экран. Было жутко оказаться рядом с такой огневой мощью.

– Начнем, – напряженно произнес Рей.

Потолок стек вниз в виде серебряного шара, начал менять форму и цвет. Перед нами появилась стрекочущая черная морда керсана.

– Ваши корабли будут уничтожены через пять секунд, – сказала морда, парящая в центре помещения.

Рей спокойно кивнул и, растягивая слова, ответил:

– Ну, попробуй!

Лучи от пушек крейсера полетели в нашу сторону, красными линиями разрезая черноту космоса. Некоторые ударяли прямо в смотровое окно и тут же стекали назад. Если бы на месте этого корабля здесь была «Фрея», ее защитное поле отразило бы лишь два-три удара из мощной пушки, а потом всем нам пришел конец.

– Лучи не отражаются, они обтекают корабль! – с изумлением воскликнул Йен.

– Именно!

Из ангаров крейсера начали вылетать небольшие истребители.

– Они решили сменить подход. Рей, мы справимся? – запаниковал Ронни.

– Безусловно!

Небольшие черные машины неслись на нас с бешеной скоростью, однако практически достигнув корабля, идя на таран, они разлетались на куски. Все попытки хоть как-то навредить нашим кораблям с треском проваливались.

– Поиграли, и хватит, теперь поговорим серьезно, – Рей нахмурился, сосредоточенно оценивая обстановку. Он провел рукой, как будто разрушая невидимую преграду, и мы увидели, что огромный крейсер, исходящим изнутри огнем, разрывает на две части.

Через минуту в центе комнаты из шара опять сформировалась черная голова.

– Что вам надо? – раздраженно спросил керсан.

– Вы должны освободить всех рабов, независимо от их видовой принадлежности, и позволить им беспрепятственно покинуть вашу территорию.

Керсан возмутился:

– Это невозможно! Наши шахты встанут!

– Ничего, вместо живой силы, вы можете купить у нордов машины для разработки месторождений.

Керсан помедлил, прежде чем ответить:

– Нам надо подумать.

– Даю вам пять минут.

– Что? Такие вопросы не решаются за пять минут!

– Да? Тогда я сейчас вам помогу.

Рей низко опустил голову. Его холодный взгляд исподлобья не предвещал ничего хорошего.

– Ба-бах, – произнес он, выдыхая воздух. Вокруг планеты вспыхнули тысячи огоньков! При этом на лице Рея появился кривой злой оскал, глаза потемнели.

– Что это? – спросила я, не понимая, что происходит.

– Это их спутники и верфи для строительства кораблей, а точнее, теперь это просто горстка хлама, – резко ответил он.

Насекомоподобное существо завертело головой, а его черные глаза стали периодически закрываться белыми пленками.

– Время идет, на очереди ваша планета!

Керсан исчез с экрана.

– Ты видел, видел, – радостно заголосил Джек, теребя Ноа за плечо. – Я думал, он в обморок хлобыстнётся.

Мои товарищи с восторгом начали обсуждать реакцию керсанов. Я же наблюдала за Реем. Он закрыл глаза и был при этом крайне сосредоточен, находясь в виртуальной проекции окружающего пространства. Иногда он хмурился и только губами беззвучно произносил какие-то слова.

Время прошло быстро, перед нами появилась черная морда:

– Мы согласны.

– Отлично, по моим данным на вашей планете находится тысяча двести людей и более восьмидесяти тысяч представителей других видов. Как вы понимаете, я с точностью могу определить нахождение каждого из них. В ближайшее время за ними придут корабли, если вы окажете хоть малейшее сопротивление визитерам, ваша планета будет уничтожена. То же самое касается других ваших колониальных планет. До прихода кораблей все заложники должны содержаться в приемлемых условиях. На этом все.

Голова превратилась в шар и слилась с общей массой. Рей устало закрыл глаза, потер лицо ладонями.

– Что дальше? – задал вопрос доктор Белинский.

– Теперь домой!

– Домой? – чуть ли не хором воскликнули мы.

– Да, миссия завершена! Я оставлю один корабль у этой планеты, остальные будут отслеживать ситуацию на планетах-колониях.

– Они автономны?

– В некотором роде да. Ими я могу управлять из любой точки вселенной.

Рей закрыл глаза и нахмурился. Перед нами появился зелено-голубой шар, кое-где прикрытый белыми облаками. Земля – наш дом! Она приближалась с невероятной скоростью.

– Сначала зайдем на базу, – предупредил Рей.

В комнате появилось испуганное лицо дежурного. Странно было наблюдать перед собой парящую голову человека, даже как-то жутковато.

– Это Рей. Сообщаю вам, что моя группа возвращается на базу. Миссия выполнена. Тринадцать кораблей на ваших радарах наши. Прошу разрешить посадку у тренировочного полигона.

– Посадку разрешаю, – взволнованно произнес молодой человек.

Нас встречала вся база. Когда мы прошли через обшивку корабля, я, наверное, впервые осознала, как много людей работает в этом тренировочном центре. Первым к нам подошел Грег Родсон, старый вояка, испытавший на себе не одну огневую точку. Он похлопал Рея по плечу, крепко пожав ему руку.

– С возвращением, командир.

– Спасибо. Грег, необходимо немедленно собрать совет. Некоторые вопросы не терпят отлагательства.

– Хорошо, хорошо. Это займет время. До начала обсуждения нам надо набросать вопросы, которые мы вынесем на рассмотрение.

– Пойдем в твой кабинет. Подожди только минуту, я сделаю объявление.

Рей запрыгнул на один из тренировочных снарядов и, возвышаясь над толпой, громко огласил новость:

– Все люди, порабощенные керсанами, – он сделал паузу и буквально выкрикнул последнее слово, – свободны!

Толпа взревела! А Рей, обведя взглядом людей, кивнул головой и спрыгнул вниз. Он ушел с генералом, ему еще предстояло выдержать заседание совета. Остальные отправились в раздевалку. Там нам выдали нашу гражданскую одежду и разрешили расходиться по домам. Алиса и Йен решили добираться домой на ММТ. Ронни и Лили отмечали возвращение домой вместе с доктором Белинским. Он все еще надеялся, что Лили будет жить у него, хотя и так было понятно, Ронни теперь никому ее не отдаст. Ноа и Джек давно уже ушли праздновать победу со своими друзьями. Я осталась в пустой раздевалке дожидаться Рея. Это были три часа покоя и непривычной тишины. В корпусе почти никого не было. Личный состав отпустили в город. Я лежала на скамейке и смотрела на потолок и изредка моргающую лампу. Рей появился в половине одиннадцатого вечера. Он нисколько не удивился тому, что я осталась его дожидаться.

– Привет, – произнес он уставшим голосом, слегка улыбнувшись.

– Привет, – ответила я.

Рей присел рядом на лавочку и положил голову мне на колени. Впервые за все это время он позволил себе хоть немного расслабиться.

– Что решил совет? – спросила я, перебирая волосы на его виске.

– Совет решил, что корабли после освобождения людей будут спрятаны в надежном месте вдали от Земли и нашей галактики. Пока эта технология не изучена, как следует, ее использование сродни тому, что ребенку дать заряженный пистолет. Все миссии на ближайшее время отменяются, корабли будут направлены на эвакуацию людей. Да и на Земле будет проведена серьезная подготовка к приему пострадавших.

– Наверное, это правильное решение?

– Безусловно. Пойдем домой?

– Ага.

Двенадцать кораблей после разгрузки покинули планету. Последний из них доставил нас в Эверли. Рей не стал близко подводить корабль к поселению, чтобы не напугать местных жителей. Мы спустились на землю ближе к станции магнитопланов.

В эту ночь было новолуние, звезды рассыпались по небу, очерчивая знакомые созвездия. Поля занесло снегом, ветра не было, стоял легкий морозец. Серебряная капля опять приняла форму корабля и рванула вверх. Я подняла голову, наблюдая, как корабль, отразив лучи солнца, последний раз сверкнул над нами яркой звездой.

– Прогуляемся? – предложил Рей.

– Да.

Мы пошли в сторону поселения. Там несколько фонарей освещали одну единственную улицу. И так как было уже поздно, свет горел не во всех домах. Я остановила Рея, ухватившись за край его куртки. Когда Рей развернулся ко мне, обхватила руками и уткнулась в его куртку лицом.

– Что такое, малышка? Захотелось пожалеться?

– Угу, – приглушенно ответила я, – Рей, я хотела кое-что тебе сказать.

Рей слегка склонил голову. Я опустила взгляд, собралась с мыслями, а потом опять посмотрела в его глаза.

– У нас будет малыш, срок через шесть месяцев, – произнесла я.

Рей улыбнулся, осторожно погладив мое лицо. Его глаза как будто озарились светом.

– Наконец-то, созналась! – тихо произнес он. Я стукнула ладошками по его груди.

– Когда ты догадался? Я все тщательно скрывала!

– На Янь! – пояснил он.– Ты стала быстрее обычного уставать, изменились твои вкусовые предпочтения, они стали странными, кроме того ты стала более чувствительной. Если ты спала рядом, то всегда льнула ко мне, стараясь приласкаться. Тогда у меня закрались первые подозрения. А потом в антивселенной моя некогда бесшабашная женушка вдруг стала пугливой как мышонок. Во время опасности, сама того не осознавая, ты всегда прятала нашего малыша, загораживая его руками или прижимаясь ко мне.

– Да, похоже, удивить тебя мне не удалось.

Рей расстегнул свою куртку и притянул меня к себе, укрыв ее полами.

– Конечно, удалось! Джиллиан, если я тебя поцелую, тебе будет очень больно?

Я засмеялась.

– Совсем не больно.

Я чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Наконец, мы были одни, он находился так близко, один только его запах сводил меня с ума. Рей наклонился и мягко прикоснулся к моим губам. Поцелуй был осторожным, как и его объятья. Меня это совсем не устраивало. Я просунула ладони под его свитер, дотронулась до пресса, принялась очерчивать пальцами линии, твердеющих от моих прикосновений, мышц. Ощущения были потрясающими! Мое сердце неслось галопом, дыхание сбилось. Поцелуй стал неудержимым. Рей крепко прижал мои плечи к себе. Я еще больше подстегнула его страсть, подсунув кончики пальцев под ремень и пройдя ими от спины к пряжке. Из горла Рея вырвался низкий звук, похожий на рычание, его наступление стало яростным. Одной рукой он подхватил меня, прижав мои бедра к своим, другой поддерживал спину и затылок. Его язык глубоко ритмично врывался в рот, заставляя меня испытывать неимоверное желание. Не было возможности даже пошевелиться, тело само собой льнуло к нему. Я полностью подчинилась его силе и желанию. Моя голова пошла кругом, а из горла вырвался слабый стон. Я застучала кулачком по спине Рея. Он оторвался от моих губ и, тяжело дыша, как загипнотизированный смотрел в глаза.

– У меня, – слабым голосом прошептала я, – у меня голова закружилась.

Рей на мгновение прикрыл глаза и перевел дыхание. Он перехватил меня так, чтобы я лежала на его руках, после чего мне пришлось закрыть глаза, так как звездное небо над моей головой кружилось и плясало из стороны в сторону.

– Прости, я немного погорячился,– низким голосом произнес он.

– Ничего, следующей зимой я отыграюсь и уж точно завалю тебя в каком-нибудь сугробе!

Рей хмыкнул.

– Буду ждать с нетерпением! Пойдем домой? Я тебя донесу.

–Неа, – покачала я головой в разные стороны, опять притягивая его к себе, – еще хочу!

Рей слегка улыбнулся в ответ на требование, а потом нахмурился и мягко прикоснулся к губам.

Гудок машины и низкий мужской голос вернули нас в реальность. Это был Алекс.

– Ребят, вокруг вас уже снег плавится!

Рей с неохотой оторвался от меня.

– Привет, откуда так поздно возвращаешься?

– Груз пришел, надо было проконтролировать разгрузку.

– Сядешь на переднее сиденье? Там меньше укачивает, – предложил Рей, направившись к машине.

Я кивнула в ответ, спеша восстановить сбившееся дыхание.

– Привет! – смущенно пролепетала я, оказавшись рядом с Алексом. Алекс поцеловал меня в щеку, проведя холодной ладонью по синякам.

– Скажи мне имя подлеца, и я отправлю его в ад! – серьезно произнес он.

– Не стоит беспокоиться, он уже там.

– Ну, тогда проехали. Кстати, мы вас раньше лета не ждали. Хотя по телеку уже несколько часов трещат, что керсаны освобождают всех рабов. Что случилось?

– Да ничего особенного, разве что у вас скоро будет внук, – спокойно ответил Рей.

Машина резко остановилась.

– Что? Внук?

– Ага.

Когда мы подъехали к дому, Алекс бегом метнулся от машины к крыльцу и, распахнув входную дверь, стал звать Элис.

– Элис! Элис!

Женщина вышла из гостиной с книгой.

– Боже, что случилось? Чего шумишь?

Алекс схватил жену в охапку и начал ее кружить. Элис зажмурилась.

– Да что случилось-то?

Вместо ответа он крепко поцеловал ее и, уже полностью потерявшей ориентацию во времени и пространстве женщине, сообщил главную новость:

– У нас будет внук!

Брови Элис поползли вверх.

– Что? Откуда такая новость?

Мы вошли в дом.

– Привет, мам, мы вернулись.

Элис пару раз хлопнула глазами, а потом начала вырываться из объятий мужа, но он не спешил ее отпускать, явно наслаждаясь моментом.

– Спокойнее дорогая, я ж уронить могу.

– Знаю я тебя! Ты старый пройдоха! – строго сказала она, вздернув нос, и по привычке поцеловала Алекса в щеку. Тот довольно хмыкнул и, наконец, плавно опустил ее на пол.

– Ничего себе новости!

Она подошла к нам, крепко обняла сначала меня, а потом Рея.

– Откуда синяки на лице?

– Попала под горячую руку.

– Ясно, все как обычно, идем, расскажешь. Жалко с Элизабет невозможно связаться.

– Она уже знает. Мы с ней виделись три часа назад.

– Она на Земле?

– Нет, на Церере.

Элис опять захлопала ресницами, так, как могла делать только она.

– Думаю, рассказ будет длинным. Есть будешь?

– Ага.

Дверь захлопнулась, наконец-то, мы вернулись домой!

Корабли справились с задачей по эвакуации за два месяца. Людей было очень много, поэтому правительству пришлось построить целый город.

Алиса и Йен расторгли контракт с корпорацией. Они оба нашли более спокойную земную работу, и вскоре их судьба сделала очередной поворот – у них появилось двое прекрасных малышей.

Лили часто мелькала по телевизору, она яростно сражалась за судьбу вернувшихся людей. Ронни шел с ней рука об руку, принимая на себя удары судьбы наравне со своей избранницей. В конце концов, правительству Земли пришлось создать отдельную организацию, которая занималась адаптацией пострадавших. Лили стояла в ее главе, и люди ей безгранично доверяли.

Зоа раз в полгода прилетал на Землю. Он и Элис быстро нашли общий язык. Они целыми днями проводили время на кухне или в саду, и нашли еще тысячу способов приготовления курятины. Элис даже не смущало то, что после отъезда нашего пушистого друга, она счищала с мебели и ковролина не меньше мешка пуха и шерсти.


Эпилог


По дороге, серой линией разделяющей цветущее поле, бежала рыжеволосая малышка. Его шаги были неуверенными. Иногда она останавливалась, чтобы своими сверкающими серыми глазками посмотреть на то, как колышутся колокольчики или на вспорхнувшую из зарослей бабочку капустницу. За девчушкой шла молодая женщина. Она внимательно смотрела на дочь, готовая в любой момент поймать еще неловкого человечка. Вдруг малышка бросила сорванный цветок и, потеряв ко всему интерес, побежала вперед, потянув вверх маленькие пухлые ручки. Навстречу ей спешил крепкий высокий мужчина в армейской форме с сумкой наперевес. Он подхватил девочку и высоко поднял ее. От этого она звонко рассмеялся. Отец посадил ее на руку, и та гордо выпрямилась, с интересом осматривая окрестности. Женщина привычным движением взяла мужчину под руку. Он слегка наклонился для того, чтобы она, привстав на носочки, поцеловала его в щеку. Они не спеша пошли в сторону деревни, о чем-то негромко переговариваясь между собой. И все было как прежде: поле, ветер, несущий низкие облака над горизонтом, цветы, дома вдалеке.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики