КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Необыкновенные охотники на привидений против зеленого тумана (fb2)


Настройки текста:



Пек Лепрекон - Необыкновенные охотники на привидений против зеленого тумана

Литературно-художественный альманах


Peck Leprechaun

The Incredible Ghostbusters

Against The Green Fog



Пек Лепрекон


НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ОХОТНИКИ НА ПРИВИДЕНИЙ

ПРОТИВ ЗЕЛЕНОГО ТУМАНА


Что может быть увлекательней охоты на привидения?

Берешь эктоплазменное ружье, ловушку и вперед!

Острые ощущения гарантированы!


Правда дело это новое и небезопасное. Поэтому новичкам лучше воспользоваться услугами опытных наставников. «Необычайные охотники на привидений» – Игон, Питер, Рэй и Уинстон – приглашают вас присоединиться к ним, а привидения, призраки, кошмарики и самые настоящие ужасы отыщутся сами.


Охота на привидения продолжается!!!

Дорогу осилит идущий.

Глава 1 ТУМАН В НЬЮ-ЙОРКЕ

Джанин недостаточно уверенно чувствовала себя за рулем и при ясной погоде. Но сегодня, когда город был укрыт, словно одеялом, густым белым туманом, девушка просто растерялась. Она ехала на работу медленно, то и дело нажимая на тормоз, переводя дыхание синхронно с двигателем автомобиля.

Джанин намеренно выбирала менее оживленные улицы. Она тысячу раз проклинала себя за нерасторопность, из-за которой пришлось воспользоваться машиной: вчера зачиталась допоздна и – конечно же! – проспала, а утром долго выбирала, что по такой погоде надеть.

Выйди она из дому чуть раньше – можно было бы оставить автомобиль для других, более погожих дней и воспользоваться подземкой или автобусом. Или попробовать поймать такси, на что в таком тумане потребовалось бы определенное время.

Но Джанин не хотела опаздывать. Как она сможет приучать парней к порядку, если сама проявляет расхлябанность? И что скажет Игон?..

Джанин, стиснув зубы, упрямо ехала вперед по узким улочкам. «И откуда такие переулки взялись в этом городе-монстре? – подумала девушка. – Нью- Йорк – большое яблоко, в котором маленькие черви, оказывается, прогрызли множество норок...»

Неожиданно девушка заблудилась. Туман не позволял читать названия улиц, а зрительная память Джанин ограничивалась способностью запоминать цены товаров на прилавках магазинов.

Джанин остановила автомобиль недалеко от какого-то перекрестка.

– Господи, можно подумать, здесь не Новый свет, а Старый! – жалобно воскликнула девушка, обращаясь к самой себе и ударяя ладошками по рулевому колесу. – Где я, в конце концов, – в Лондоне или Нью- Йорке?

Она была вынуждена выйти из машины. Название улицы на табличке, которая неожиданно выплыла из тумана, однозначно сообщило, что Джанин находится в Соединенных Штатах: улица называлась «Цветной» (англичане не так пишут слово «цвет» – это известно каждому школьнику). Более того, офис охотников за привидениями располагался в квартале от места, где Джанин потеряла ориентацию! Девушка даже присвистнула. Если бы не туман> она давно увидела бы пожарную каланчу офиса и сориентировалась бы по ней.

Припарковав машину перед входом, Джанин посмотрела вверх и проворчала:

– Я была бы счастлива, если бы кто-то из ребят догадался зажечь свет в спальне! – Джанин покрутила головой и закончила: – Получился бы неплохой маяк!

Спальня ловцов нечисти располагалась как раз на самом верху каланчи.

Отыскивая ключ в сумочке, девушка рассуждала:

– Для меня и таких, как я, свет в тумане был бы явным спасением. Можно было бы обслуживать горожан, а через некоторое время заявить мэру, чтобы он нам снизил налоги... За общественно полезную деятельность!

Туман был таким густым, что Джанин едва отыскала замочную скважину.

Изнутри послышалось:

– Тру-лю-лю! Ват-ват-ват...

«Лизун!» – поняла Джанин.

Так и оказалось. Едва девушка зашла в помещение и поспешно захлопнула дверь (чтобы пакостный туман не попал внутрь), зеленый дружок бросился к ней со своими липкими объятиями.

– Лизун! – громко охнула Джанин. – Отстань, можно подумать, ты меня не видел сто лет! А ведь мы расстались только вчера!

Девушка отпихнула обеими руками не в меру ласковое привидение. Лизун обиженно заворчал и повис в двух шагах от секретарши.

– Спиритическая турбулентность! Эктоплазматическая липучка! – обзывала Лизуна Джанин, вытирая перед зеркалом лицо. – Из-за тебя приходится носить дюжину носовых платков и каждый вечер устраивать большую стирку...

Джанин повернулась и увидела, как зеленый слизняк в отчаянии стал повторять движения ее рук.

– Ты думаешь, я поверю, что тоже тебя обслюнявила? – ехидно спросила Джанин. – Ты ошибаешься, мой дорогой! – девушка притопнула. – Больше досталось мне от тебя, а не тебе от меня!

Лизун скорчил рожу. Джанин усмехнулась и добавила, глядя прямо в желтоватые огромные глаза собеседника:

– И не рассчитывай, что каждое утро я буду преподносить тебе пирожное.

– Ка-а-а?.. – заверещал Лизун.

Его вид выражал крайнее изумление.

– Да-да! – кивнула Джанин. – Вчера я сделала крупную ошибку. Пошла у тебя на поводу, а тебя надо воспитывать, как ребенка...

Джанин в последнее время ощущала сильнейшее желание кого-то воспитывать: парней, Лизуна... Всех подряд!

– Вот так-то! – сказала девушка, садясь за рабочий стол. – И не строй из себя обиженного...

Она закинула ногу за ногу. Лизун прищурился и, выбрав цель, моментально спикировал на колено девушки, обтянутое тонким чулком.

– Лизун, ты невыносим! – простонала Джанин. – Не подумай, что я хочу с тобой ссориться! – она решительно сбросила Лизуна.

Слизняк сделал вид, что упал на пол и больно ушибся.

– Снова ты фокусничаешь, – сказала Джанин, наблюдая, как зеленый клоун потирает бок.

Зазвонил телефон.

Лизун нахмурил то, что заменяло ему брови, и уставился на аппарат. Джанин подняла трубку.

– Алло? – сказала она, моментально собравшись.

Работа девушки заключалась в том, чтобы сидеть на телефоне даже в то время, когда охотники за привидениями спят. Если поступал срочный вызов, она нажимала на кнопку, и парни, придерживаясь за шест, скользили из круглого проема в потолке.

В следующую секунду девушка расцвела:

– Тетя Огнезия! – Джанин улыбнулась в трубку. – Я не слышала вас тысячу лет...

Звонила Огнезия Харрисон, сестра матери.

– Как вы живете? – тараторила девушка. – Как поживает ваш муж, как его здоровье?

Супруг тети Огнезии, мистер Карл Харрисон, был владельцем и директором фабрики по производству сыра, которая находилась в городке Брекфост.

– Спасибо, племяшка, – отозвалась тетя Огнезия. – Мистер Харрисон здоров, чего и тебе желаю. Знаешь, он недавно изобрел и запатентовал новый сорт сыра, который назвал сыром «Харрисон»! Мы жутко разбогатели, переехали в новый дом...

– Поздравляю! – вставила Джанин.

– Спасибо, – отозвалась миссис Харрисон, – но я звоню вот по какому поводу...

– Милая тетя Огнезия! – перебила девушка. – Пожалейте, не выговаривайте мне за то, что давно не приезжала к вам. Вы живете так далеко – полторы сотни миль от Нью-Йорка!

– Не так это далеко, – начала тетя.

– А у нас в последнее время так много работы! – отчаянно воскликнула Джанин. – Словно лавина, все звонки и звонки, мы работаем без выходных... – Джанин остановилась, чтобы набрать в грудь воздуха.

Миссис Харрисон терпеливо дождалась паузы.

– Джанин, – сказала жена владельца сыроваренной фабрики. – Ты все такая же болтушка, как и раньше. – Из трубки послышался вздох. – Что же, это говорит о том, что у тебя все хорошо. Но я звоню по делу...

– Вот как, тетя? – Джанин вскинула брови.

– Да, милочка, дай же мне сказать, – взмолилась миссис Харрисон. – Дело в том, что у нас в городе в последнее время творятся совершенно необъяснимые вещи... Странные, я бы сказала! Как раз для той фирмы, где ты сейчас работаешь!

– Тетя, вы знаете, где я работаю? – воскликнула девушка.

– Да, я прочитала в газетах!

– Но мы ловим привидения, тетя!

– Я подозреваю, что у нас в городке не обошлось без вмешательства потусторонних сил... – сказала миссис Харрисон.

Рука Джанин сама потянулась к карандашу.

– Понимаешь, Джанин, весь Брекфост по ночам тонет в тумане, – проговорила тетя со значением.

«Туман», – записала Джанин и посмотрела в окно.

– Но, тетя! – перебила девушка. – У нас тоже туман, он мне страшно надоел, но мы с ним не можем ничего поделать! Ведь мы занимаемся привидениями, мы не наладчики хорошей погоды... – Джанин посмотрела на Лизуна, который вытянул губы трубочкой и усиленно кивал.

– Я слушала вчера по телевизору прогноз, – сказала тетя. – Все правильно, синоптики обещали туман над Нью-Йорком. Так что у вас все нормально...

Джанин вздохнула.

– Но наша городская радиостанция сообщила, что никаких условий для тумана в Брекфосте нет и быть не может! – продолжала миссис Харрисон. – Понимаешь, ведущая назвала это... – тетя на секунду запнулась, – «явлением, близким к феноменальному»! Этот туман особенный, он густой и желтоватый, словно сыр, на котором помешался мой муж... Он возникает по вечерам и пропадает утром. Но это не все! Понимаешь, пропали три человека. У нас городок небольшой, тихий. Эта пропажа стала настоящим событием. Все буквально с ног сбились, так искали, но никого не обнаружили.

Джанин записала: «Пропали трое».

– Тетя, это уже серьезно! – сказала девушка. – Но это дело полиции, а не ловцов привидений!

– Джанин, мы сейчас живем в особняке... Так вот, у меня по ночам воет собака, а два утра подряд на окне кухни я нахожу большое пятно...

– Пятно?! – вскричала девушка, одновременно записывая это слово на бумаге. – Вы сказали – «пятно»?

– Именно! Это какая-то слизь! Я замаялась, вытирая ее... Вытерла! Но на второе утро пятно появилось снова.

– И вы снова вымыли окно?

– Да, – ответила миссис Харрисон. – Но сегодня утром слизистое пятно появилось в третий раз, и я решила, что дело явно нечистое, и позвонила тебе. К тому же, вчера по радио передали о пропаже троих горожан. Все трое – уважаемые люди, они не могли просто так уйти из дому...

– Тетя! – перебила Джанин, нажимая кнопку звонка. – Вы догадались не стирать пятно?

– Нет, – растерянно ответила миссис Харрисон. – Ты же знаешь, я не выношу грязи...

– Тетя! – простонала Джанин.

Лизун сделал большие глаза и посмотрел на отверстие в потолке.

Оттуда послышался шум. Один за другим, словно кокосы с пальмы, посыпались бравые охотники за привидениями: Рэйман Стэнс с озабоченной помятой физиономией, Игон Спенглер, придерживая одной рукой очки на носу, Питер Вейтман со всклокоченными волосами...

– Что?! Джанин, что случилось? – закричал нетерпеливый Питер, как только его ноги коснулись пола.

На него тут же приземлился Уинстон Замаяна.

– Черт! – рявкнул Вейтман. – Не мог подождать?

Уинстон поднялся и стряхнул с комбинезона невидимую пыль. Джанин сделала парням знак, чтобы они не шумели.

Но Уинстон уже оправдывался:

– Я выждал нужные три секунды. Но шест оказался скользким...

– Тетя, подождите, не вешайте трубку! – закричала Джанин. – Или ладно, я вам перезвоню – у нас тут совещание по вашему делу... Что, у вас новый номер?

Девушка быстро нацарапала цифры, которые ей продиктовала миссис Харрисон, и положила трубку на рычаг.

Питер и Уинстон уже наступали на Лизуна:

– Что, опять играл ночью в пожарников? Эктоплазма несчастная!

«Несчастная эктоплазма» стремительно отступила к стене. Питер протянул руку с растопыренной ладонью:

– Вот кого я сейчас посажу в пустой холодильник!!!

Лизун издал верещащий звук, развернулся и с чавканьем пропал в стене. После него осталось зеленоватое пятно.

– Если бы ты сказал: «в заполненный», он бы не отказался! – деловито бросил Рэйман.

Питер повернулся с Стэнсу:

– Я знаю, как наказывать этого прохвоста... Тем более, что наш холодильник пуст, я вчера перед сном проверял.

– Парни, перестаньте! – закричал Игон. – Джанин нас срочно вызвала...

Все посмотрели на девушку.

– Да, ребята, я вас вызвала! – с иронией сказала секретарша. – Но, прошу прощения, бежать никуда не надо. Надо обсудить...

– Черт, мне едва кости не переломали, – Питер потер ушибленный бок. – Джанин, тебе надо придумать, как сигнализировать в неэкстренных случаях...

– Да, я попрошу Игона провести к вам второй звонок, – отозвалась девушка. – Не такой громкий...

Она посмотрела на пятно, которое осталось после Лизуна.

– Ладно, извини, Уинстон, – Питер хлопнул Замаяну по плечу. – Я накричал на тебя зря...

Уинстон поморщился.

– Ерунда! – пробормотал он.

– Так что случилось, Джанин? – обратился к девушке Игон.

После вопроса Спенглера Джанин бросила быстрый взгляд на зеркало. Оставшись довольной собой, показала на зеленоватое пятно на стене:

– Вот, ребята, чем нам придется заниматься!

Игон поднял брови.

– Не понимаю, – он покрутил головой, – ты предлагаешь заняться воспитанием этого нахала?

– Воспитанием этого нахала надо было заниматься раньше, – ответила Джанин. – Как и воспитанием всех нас. Еще в детстве...

– Какое детство у привидения? – Питер хмыкнул.

– Пит! – укоризненно покачала головой девушка. – Ты только посмотри на себя. Ведь, ты не причесан!

Вейтман, которому нравилась секретарша, смутился и быстро пригладил ладонью непослушные вихры.

– Но, Джанин, ты несправедлива! – сказал он. – Мы ведь только что с постели...

– А ты посмотри на Уинстона! – не сдавалась девушка. – Он выглядит так, словно не ложился. Не то, что вы – помятые, заспанные...

Замаяна гордо расправил плечи.

– Все смотрите на меня! – он ткнул себя большим пальцем в грудь.

Джанин вышла из-за стола и расправила несколько складок на комбинезоне Игона.

– Господи, Игон, – пробормотала девушка. – Хоть ты следи за собой.

Спенглер покраснел и отвел глаза.

При всеобщем молчании Джанин вернулась за стол. Потом Рэй негромко кашлянул.

– Так что насчет пятна? – спросил он.

Джанин протянула листок со своими записями Иго- ну. Тот прочел вслух:

– «Туман... Пропали трое... Пятно...» – Спенглер оторвался от бумаги и недоуменно посмотрел в окно, потом – на Джанин. – Ты хочешь сказать, что это все – работа Лизуна? Он нагнал туману на Нью-Йорк и похитил троих законопослушных граждан?

– Бред какой-то, – забормотал Питер. – Мне сегодня снилось: открываю я холодильник, а оттуда...

– Ребята, Игон! – девушка протестующе подняла руки. – Вы меня не так поняли. Естественно, нахальства Лизуна хватает только на то, чтобы подчистить наши запасы продовольствия. Здесь дело сложнее!

Спенглер принял серьезный вид.

– Так, – он опустился на стул. – Выкладывай.

– Звонила моя тетя, Огнезия Харрисон, – принялась рассказывать девушка. – Она живет в городке Брекфост – полторы сотни миль отсюда... Так вот, на город по ночам стал опускаться туман. У нее воет собака, и на окне в кухне три раза подряд по утрам появлялось пятно... И... – Джанин замолчала.

– И в Брекфосте ленивый шериф, – закончил за секретаршу Рэйман.

– Поэтому твоя тетя, Джанин, звонит нам и просит разобраться с мальчишками, которые решили забросать их дом тухлыми яйцами! – подхватил Уинстон.

Девушка зажмурилась.

– И мне это все не нравится! – воскликнула она, перекрывая смешки парней.

Игон один остался серьезным.

– Вот как? – спросил он. – А что за пятно?

Джанин пожала плечами.

– Не знаю, – сказала она. – Тетя аккуратно мыла окно каждый раз.

Раздался хлопок. Это Игон от досады стукнул кулаком правой руки по раскрытой ладони левой.

– Эх, жаль! – воскликнул он. – Как жаль, что твоя тетя, Джанин, – такая аккуратистка!

– Я дала ей понять, что она поспешила! – девушка надула губки.

– Игон, ты думаешь, там будет работа для нас? – спросил Замаяна.

Спенглер нахмурился.

– Было бы неплохо направить на это пятно датчик психокинетических показаний, – пробормотал он. – И посмотреть, что он нам покажет...

Джанин сказала:

– Если пятно появится еще раз, ты сможешь это сделать, Игон.

– Да? – Игон повеселел. – Действительно, парни, как вы относитесь к тому, что мы некоторое время поработаем на периферии?

– Давно я не путешествовал по глубинке! – заявил Рэйман и глянул в окно. – Надоел мне этот туман.

– Не волнуйся, Рэй, нас зовут туда, где туман еще гуще! – бросил Питер.

Стэнс свирепо посмотрел на Вейтмана.

– Но ведь в дороге туман нас не будет донимать? – спросил он и повернулся к девушке: – Джанин, сколько, ты сказала, миль до этого Брекфоста?

Секретарша глянула в потолок.

– Примерно сто пятьдесят...

– Отлично! – кивнул Рэйман. – Значит, к вечеру будем на месте. И даже не надо спешить. Питер, подумай, полторы сотни миль чистого воздуха!

– А потом хорошая работа, – поддержал приятеля Уинстон, – пара бессонных ночей – и мы сможем поставить большую галочку в нашем послужном списке!

Питер вздохнул.

– А деньги? – спросил он. – Нам надо работать, а не путешествовать по периферии...

– Брось, Пит! – Рэйман махнул рукой. – Не в деньгах счастье...

– А в их количестве, – вставил с философским видом Уинстон.

– Не в деньгах счастье, а во времени, когда ты их можешь потратить! – упрямо закончил Рэйман. – Пит! Сколько нам отвалили за то, что мы очистили футбольный стадион от призраков проигравших команд?

Вейтман принялся шевелить губами – он подсчитывал.

– Пит, не будь занудой, – поморщился Стэнс. – Дирекция стадиона нам отвалила порядочно. Если помнишь, после этого было несколько мелких дел, на которых ты особенно не перетруждался.

Питер был вынужден кивнуть.

– Да, перетруждались розетки, когда мы перезаряжали аккумуляторы наших протонных ускорителей, – сказал Игон. – Я хорошо помню эту заварушку на стадионе...

– Еще бы, она принесла нам настоящую славу! – Замаяна по-кошачьи зажмурился.

– Итак, решено, – Игон поднял с колена листок с писаниной Джанин. – Едем! Джанин, ты записала телефон?

– Да, я сказала, что перезвоню тете и сообщу о нашем решении, – отозвалась девушка.

Спенглер протянул бумагу секретарше.

– Звони, – сказал он. – Знаешь, что надо сказать?

Джанин улыбнулась:

– Чтобы она подготовила пять спальных мест!

Питер заерзал.

– Почему? – спросил он с недоумением. – Разве мы остановимся не в гостинице?

Девушка снисходительно посмотрела на Вейтмана.

– Пит, ты не знаешь мою тетю, – заявила она. – Тетя Огнезия настолько же гостеприимна, насколько и аккуратна! Она просто обидится, если вы, мои друзья и коллеги, остановитесь в гостинице.

Вейтман подавил вздох.

– Представляю, что значит аккуратность в сочетании с гостеприимством! – воскликнул он. – Я имею в виду, для гостей!

Джанин фыркнула.

– Звони, Джанин, – снова кивнул Игон. – Попроси ее не вытирать окон до нашего приезда. Более того, пусть не делает уборки в доме, хорошо?

Девушка улыбнулась:

– Тете Огнезии придется сделать над собой громадное усилие.

– Значит, едем впятером? – спросил Рэйман.

Раздался возмущенный писк. Джанин подпрыгнула на стуле, потому что из-под ее ног вылетел покрасневший от гнева Лизун.

Нахал снова проник в комнату через пол. Он тихо сидел под столом и подслушивал разговор.

– Вот-вот-вот... Бур-р-р! У-у-у!!! Я! Я! – Лизун пыжился и метался перед лицами ухмыляющихся охотников за привидениями.

Девушка оправилась от испуга. Эктоплазматический товарищ охотников выглядел так забавно, что секретарша против воли улыбнулась.

– Извини, малыш, – сказал наконец Игон. – Мы забыли о тебе...

– Придется нам его взять! – изрек Рэйман. – Пит, если ты потерпишь...

Вейтман вздохнул:

– Придется постараться ради вас.

– Мы отправляемся вшестером, – подвел итог Игон. – Звони, Джанин.

Девушка кивнула и сняла трубку.

Глава 2 ПОЛТОРЫ СОТНИ МИЛЬ ЧИСТОГО ВОЗДУХА

Двенадцатирядная автострада бежала навстречу. Роскошные современные лимузины то и дело обгоняли автомобиль ловцов нечисти и уносились вдаль. Они были похожи на привидения, успешно ускользающие от преследователей.

Я потерял свою крошку
Безвозвратно,
Безвозвратно.
Не вернется ко мне моя крошка
Обратно, обратно...

– хрипел динамик радиоприемника.

Игон Спенглер сидел за рулем "ЭКТО-1" Мотор старенького автомобиля натужно ревел, но не мог заглушить завываний знаменитого исполнителя блюзов.

Джанин занимала сиденье рядом с водителем. Уинстон, Питер и Рэйман примостились сзади.

– Джанин, пожалуйста, сделай потише, – попросил Рэйман Стэнс. – Просто голова раскалывается...

Девушка кивнула и протянула руку, но ее остановил голос Вейтмана:

– Джанин, прошу тебя, не делай этого!

– Что? – Рэйман возмущенно толкнул соседа. – Тебе нравится этот кошачий концерт?

– Просто замечательная песня! – Питер восхищенно покрутил головой. – Ты, Рэй, хоть знаешь, кто исполняет?

– Нет, – ответил Стэнс.

– Эх, ты! – протянул Вейтман. – Это же Томми Фанк! Его хит «Я потерял свою крошку» держит первое место третью неделю подряд...

– Томми Фанк? – Рэйман только и сделал, что фыркнул. – Никогда не слышал.

Питер покосился на него:

– А голова у тебя раскалывается, потому что ты переживаешь! Потому что слова – гениальны.

Вейтман принялся прихлопывать по коленям в такт блюзу.

Ну и уходи, ну и уходи!

Проживу один, проживу один...

– надрывался тем временем Томми Фанк.

– Господи, какая глубина! – не выдержал Рэйман. – Сколько мастерства! Эй ты, Питер, ты хоть знаешь, что от настоящего искусства разрывается сердце, а не голова?

– Мальчики, не ссорьтесь! – попросила Джанин. – Если хотите, я найду другую станцию...

Она покрутила ручку настройки. Через секунду салон автомашины заполнила мелодия кантри.

– Уважаешь банджо? – с ехидцей спросил соседа Рэйман.

Питер не уловил иронии.

– Да, – кивнул он. – Особенно губную гармошку...

Тут куплет песни кончился. В проигрыше послышались звуки губной гармошки.

– Ребята, я расплываюсь, – сообщил Питер и умильно зажмурился. – Это конец...

– Парни, не пора ли пообедать? – спросил Игон, не отрывая взгляда от дороги.

– Пора! – заявил Уинстон. – Если бы ты, Игон, смотрел на меня, ты бы увидел, что я давно держу руку на животе...

– Отлично! – Игон немного сбросил скорость. – Я поинтересовался, поскольку только что видел знак. Через две мили будет пиццерия...

– Обожаю пиццу, – вздохнул Питер. – Знаешь, Рэй, был бы я сыт, меня не рассердило бы твое отношение к Томми Фанку...

Через пять минут Игон свернул с автострады и подкатил к аккуратному бунгало посреди степи. Перед входом стояли несколько автомобилей. Яркий рекламный плакат, раза в два выше самого дома, сообщал, что «Здесь утомленные дорогой и проголодавшиеся путешественники могут отведать лучшей в мире пиццы».

– То, что нам нужно! – заметил Вейтман, покидая вслед за остальными "ЭКТО-1".

Путники зашли в полупустой зал и уселись за один столик. Питеру пришлось поставить дополнительный стул.

На охотников за привидениями стали оглядываться: всех заинтересовал Лизун, в целях конспирации паривший у самой земли.

Посетители пиццерии думали, что видят редкой породы зеленую собачонку.

Игон легонько хлопнул Лизуна.

– Малыш, извини, но тебе придется посидеть под столом, – тихо сказал он. – Обещаю, мы обязательно закажем порцию для тебя...

– Просто официант может испугаться, – добавил Рэйман.

Лизун недовольно заворчал и показал два пальца.

– Что? – Игон ошеломленно улыбнулся. – Ты, нахал такой, хочешь две порции?

Лизун закивал.

– Пойдем навстречу? – Игон окинул вопросительным взглядом приятелей.

– Игон, мы можем себе это позволить» – сказала Джанин. – К тому же я могу отдать Лизуну половину своей порции.

За секунду до того, как подошел официант, привидение торкнуло под стол. Джанин почувствовала, как ее ноги коснулось что-то мокрое, но стерпела.

Игон сделал заказ:

– Шесть порций с колбасой, одну с рыбой! Джанин, я правильно помню твои вкусы?

Девушка с улыбкой кивнула:

– Правильно, милый...

Официант стал записывать.

– Минуточку! – Рэйман поднял руку. – Извините, пожалуйста. Кроме мясной и рыбной – какие еще пиццы есть у вас? – он вопросительно смотрел на долговязого официанта.

Тот захлопал глазами:

– Могу предложить грибную...

Рэйман отрицательно покачал головой:

– Нет, не пойдет. А еще?

– Да сколько угодно! – воскликнул официант – Например, с сыром... Могу предложить вкусный и новый сорт. Он называется «Харрисон»!

– Сыр «Харрисон»?

– Ой, правда? – Джанин захлопала в ладоши. – У вас есть этот сыр?

– Да, мисс, а что вас удивило? – официант поднял белесые брови.

– Ничего, – успокоила его девушка. – Тогда мне тоже с сыром.

– И шесть бутылок пепси! – добавил Игон.

Официант отошел.

– Интересно, как здесь Лизун выпьет пепси, – вскользь заметил Питер.

– Ребята, это сыр моего дяди! – сообщила Джанин. – Тетя Огнезия говорила, этот сорт им принес большие деньги. И это очень вкусно.

– Подъезжаем к владениям графа Харрисона! – пошутил Уинстон.

– Рэй! – позвал Игон.

Стэнс задумался.

– Рэй! – повторил Спенглер громче.

На этот раз крепыш услышал.

– Что? – отозвался он.

– Почему вдруг ты отказался от пиццы с колбасой?

Не только Игон, но и все остальные посмотрели на Рэя. Даже Лизун высунулся из-под стола.

Стэнс вздохнул и принялся объяснять:

– Сегодня ночью я во сне видел маму, которая мне сказала: не ешь мяса, сынок, потому что из мяса состоишь ты сам...

– Пожалуй, еще немного жирка, – едва слышно бросил Питер.

Рэйман не обратил на ехидное замечание приятеля никакого внимания.

– Ты не можешь есть себе подобных, сказала мне мама, – продолжал Стэнс. – Понимаете, друзья, у меня была давняя мечта – выращивать овец ради шерсти, а не ради баранины, – он смущенно замолчал.

– Короче, ты резко решил стать вегетарианцем? – поинтересовался Питер.

Рэйман кивнул:

– Да! Не знаю, правда, надолго ли меня хватит, но попытаюсь.

Джанин пошевелилась:

– А почему тогда ты отказался от грибов?

– А вы что, не читали? – Стэнс обвел присутствующих взглядом, не забыв и Лизуна.

Все, в том числе и Лизун, показали жестами: они не понимают, что Рэйман имеет в виду.

– Ведь писали в газетах, что ученые перестали считать грибы растениями.

– Ну и что? – спросил Питер.

– Теперь это вроде как нечто промежуточное между растениями и животными, – вздохнул Стэнс.

– Ну и что? – повторил вопрос Питер. – Это ничего не доказывает, кроме того, что грибы можно есть!

– Нет, парень! – Рэйман сжал крепкий кулак. – Если уж отказаться от употребления животных, то на полную катушку. До конца!

Кулак ударил по столу. Лизун задрожал.

– Но ведь грибы – не животные! – растерянно возразил Вейтман.

– Я боюсь, скоро найдется какой-нибудь умник, который установит, что грибы нужно относить именно к животным! – спокойно проговорил Рэйман.

– Ну ты даешь! – покрутил головой Питер. – Таких философствований я от тебя не ожидал...

Официант на огромном подносе принес заказ.

– Спасибо, – сказал Игон после того, как пицца и бутылки с пепси были расставлены. – У вас, мистер, неплохая закусочная.

Официант просиял.

– Я передам вашу благодарность хозяину пиццерии, господа, – сказал он и добавил, словно решившись: – Скажите, не вас ли это показывали по телевизору недавно? Там в передаче речь шла о стадионе и нечисти, которая развелась на трибунах...

Охотники за привидениями один за другим расправили плечи.

– Нас! – без. ложной скромности заявил Питер. – Именно нас! Это наша работа!

– О, как это восхитительно! – официант просиял – Господа, в таком случае, я не возьму с вас ни цента.

– Но как же? – запротестовала Джанин. – Мы должны заплатить...

– Оставьте, пожалуйста, автографы! – официант положил на стол блокнотик и шариковую ручку. – Это для нашего заведения будет лучшей рекламой!

– Только и всего? – спросил Питер и расписался.

– Я забыл вам сказать, – заговорил официант. – Хозяин распорядился всех знаменитых людей обслуживать бесплатно. Так что для вас мы не делаем исключения...

– И у всех вы берете автографы? – спросила Джанин.

– А как же! – воскликнул долговязый официант. – Должны же мы заботиться о престиже. Я только и успеваю менять блокноты...

Послышался визг, и прямо сквозь дерево на столе возник Лизун. Первым делом он слизнул обе причитающиеся на его долю пиццы, опрокинул бутылку и втянул в себя до остатка пенистую сладкую лужицу.

– О-па-па! – Питер ударил по столу. – Кого это я сегодня посажу в пустой холодильник?

Лизун не обратил на замечание Вейтмана никакого внимания. Он сжал зеленоватыми мягкими пальцами ручку и вывел на блокноте: «Ли...». После этого величественным жестом бросил ручку на стол и, прижмурив один глаз, посмотрел другим на официанта.

– Боже, что это? – спросил тот, ошарашенный.

Игон засмеялся.

– Полноправный сотрудник нашей фирмы, – сказал он. – Лизун, отдай ручку и полезай под стол! Не то распугаешь всех посетителей!

* * *

– Укачивает! – пожаловался Рэйман через четверть часа после того, как охотники за привидениями снова отправились в дорогу. – И почему мы не полетели самолетом?

– А как мы могли полететь самолетом? – повернулся к соседу Питер.

Рэйман пожал плечами.

– Могли, если задумали кутить, – заметил он.

– Я не о том, – Питер махнул рукой. – Даже если бы тебя отправили самолетом, все равно кому-то пришлось бы гнать старушку «ЭКТО». Правильно, Игон?

– Совершенно верно! – сказал Спенглер. – Ведь нам понадобится наше оборудование. Бластеры и ловушки, а кроме того, я погрузил на машину средний приемник-хранилище, если вы успели заметить.

– Да? – Рэйман был удивлен. – Так называется тот ящик, что над нами? – он ткнул указательным пальцем вверх, хотя Игон смотрел на дорогу.

– Рэй, Пит, Уин, – сказал Игон тем голосом, который всегда так хорошо возвращал друзей с небес на землю. – Нам пора подумать о том, как действовать.

– А что тут думать? – воскликнул Питер, рассчитывая не столько на реакцию Игона, сколько на Джанин. – Мы приезжаем к тетушке Магнезии...

– Огнезии, Питер! – укоризненно поправила Джанин.

– ...К тетушке Огнезии, – кивнул Вейтман. – Ты, Игон, тыкаешь усиками датчика в пятно на окне, потом мы устраиваем засаду... – Питер разошелся. Его глаза сверкали, голос звенел. – И ровно в полночь по местному времени замечаем этакого страшилу в крапинку, который крадет пышки тетушки Оказии...

– Огнезии, Питер! – возмущенно воскликнула Джанин. – Честное слово, Питер, если не перестанешь дурачиться, я стану звать тебя – доктор Вьетнам!

Все рассмеялись, а Питер прикусил язык.

– Извини, Джанин! – сказал он. – Так вот, мы подкарауливаем того типа, который у старой доброй тети Огнезии, – он старательно проговорил имя по складам, – повадился чистить холодильник, потом достаем пушки и – раз! – Вейтман махнул рукой и заехал Уинстону в ухо.

– Осторожней! – воскликнул Замаяна.

– Извини, – кивнул несчастный Питер. – Подставляем ловушку – и все! Едем домой...

– Да-а-а, – протянул Рэйман.

– И это знаменитый доктор Питер Вейтман! – сокрушенно покачал головой Игон.

Девушка надула губки.

– И вовсе тетя Огнезия не старая, – обиженно пробормотала она.

– Зато добрая! – нашелся Питер. – Уж в этом я уверен на все сто!

– Питер, я боюсь, все гораздо сложнее, – сказал трезвым голосом Игон. – Взять хотя бы туман. Налицо проявление недостаточно сфокусированного нетерминального фантазма, парообразного сгустка...

– Спиритическая турбулентность! – неожиданно вставила Джанин, вспомнив, как сегодня утром обозвала Лизуна.

И тут же ей стало страшно – девушка испугалась, что попала пальцем в небо.

Но Игон посмотрел на соседку с гордостью и проговорил:

– Совершенно верно, Джанин! Спиритическая турбулентность, молодец. Точнее – один из видов. Если окажется, что туман желтоватый...

– Ой! – девушка зажала ладонью рот и округлила глаза. – А ведь тетя Огнезия говорила, что туман желтоватый...

– Что? – встревоженно воскликнул Игон. – Неужели? И ты молчала?

Джанин прошептала:

– Я просто забыла, клянусь...

– В таком случае, парни, мы правильно поступили, что захватили с собой средний накопитель, – сказал Спенглер. – Наших обычных переносных ловушек может не хватить. Шутка ли – туман укрывает весь город!

Указатель на дороге сообщил путешественникам, что до Брекфоста осталось десять миль.

– Джанин, – повернулся на секунду к соседке Игон. – Если не трудно, расскажи об этом городке, где живут твои родственники.

– А ты никогда не был в Брекфосте, Игон? – поинтересовалась девушка. – А вы, мальчики? – она обернулась назад.

Спенглер и «мальчики» синхронно закрутили головами.

– Что вы! – искренне изумилась Джанин. – Это просто чудо! Красивый спокойный городок. Около двухсот тысяч жителей, не больше. Там чуть ли ни каждый каждого знает. Моя тетя переехала в новый дом. Они давно его присматривали и вот наконец купили. Как я понимаю, дом тети недалеко от городка – особняк. Муж – директор фабрики, которая производит сыр. Тот самый, который мы ели, Рэй! – Стэнс согласно кивнул. – Половина городка работает на этой фабрике, вторая половина катается на скейтах.

– На скейтах? – Питер оживился. – А почему?

Джанин засмеялась.

– Потому что там много детей, Питер! – пояснила она. – Еще в Брекфосте есть университет. Есть река.

Питер решил пошутить. Он толкнул Рэя:

– Будешь ловить рыбку!

– Это еще зачем?

– Ну ты же стал вегетарианцем, – Питер нервно хихикнул.

– Господи, доктор Вейтман, что с вами? – Рэйман с опаской посмотрел на соседа. – Я же говорил, что даже от грибов намерен отказаться! Какая же рыба?

Питер заметил, как на губах полуобернувшейся Джанин промелькнула ироничная улыбка. Совершенно уничтоженный, он замолчал.

– В одном ты, Питер, прав, – после паузы сказал Игон. – Надо хорошенько исследовать это слизистое пятно на окне тети Огнезии. А потом внимательно перечитать справочник паранормальных явлений Спейда...

Вейтман вздохнул. Сегодня не его день, это ясно. Но все-таки он высказал стоящую идею...

Глава 3 РОДСТВЕННИКИ ДЖАНИН

Старушка "ЭКТО-1" въехала во двор солидного и аккуратного особняка, утопающего в зелени сада.

Навстречу от крыльца шла благообразного вида пожилая женщина.

– Тетя Огнезия! – Джанин мгновенно узнала хозяйку особняка и помахала ей рукой. – Игон, тормози!

– Удивительно, как ты все-таки смогла завезти нас сюда, если не была здесь ни разу, – сказал Спенглер.

Он нажал на педаль тормоза, автомобиль несколько раз чихнул мотором и замер.

– Меня привело сюда сердце! – заявила в ответ девушка.

Джанин вылетела из салона и бросилась навстречу спешащей тете.

– Тетя Огнезия!

– Джанин!

– Тетушка Маркизия, – моментально обозвал родственницу секретарши Питер.

Рэйман усмехнулся и показал большой палец: тетя Джанин по внешнему виду как нельзя лучше гармонировала с прозвищем, придуманным только что неуемным Питером.

Усмехнулся и Уинстон.

– А почему твои друзья не выходят? – услышал Игон сквозь приспущенное окно.

– Мальчики! – Джанин растерялась. – О Господи! Игон, Питер, Рэй, Уинстон! Как вам не стыдно?

– Нам стыдно? – спросил у приятелей Питер. – Конечно, нам стыдно. Но если мы выйдем, и она увидит Лизуна, – нам станет еще более стыдно. А ей станет страшно...

– И тем не менее, мы сделаем это, Питер! – сказал Игон и первым покинул машину.

– Тетя Огнезия, извините, миссис Харрисон – Игон Спенглер! – Джанин изобразила светскую церемонию.

Остальные охотники за привидениями по одному приближались и знакомились с родственницей секретарши.

– Питер Вейтман.

– Миссис Огнезия Харрисон.

– Уинстон Замаяна!

– Миссис Огнезия Харрисон!

– Рэйман Стэнс.

– Миссис Огнезия Харрисон...

Наконец формальности были соблюдены. Тетушка раскланялась со всеми, как она посчитала, вновь прибывшими, пригласила гостей отведать чашку чаю на террасе.

Однако едва ловцы привидений и женщины повернулись к автомобилю спиной, раздался свист рассекаемого воздуха и возмущенное лопотание.

Тетя Огнезия растерянно оглянулась на шум и вскрикнула от ужаса.

Прямо перед ней висело страшное зеленое привидение и таращило глупые желтые глаза.

– О Господи, тетя! – раздался голос Джанин. – Да ведь это Лизун! Тетя, не бойтесь, это наш друг, его зовут Лизун...

Миссис Харрисон затравленно посмотрела на племянницу.

– А ты не придумываешь, милочка? – недоверчиво спросила она.

– Тетя... – Джанин произнесла это как можно более укоризненно.

– Ну, хорошо, хорошо! – миссис Харрисон как будто оправилась от нерешительности.

Пожилая женщина уперла руки в бока и посмотрела на Лизуна.

– Ну, молодой человек? Так и будем висеть? – голос хозяйки особняка звучал так, словно она выговаривала гостю за невычищенные ботинки. – Может быть, следует представиться? Или вы хотите, чтобы первой это сделала дама?

Джанин прыснула со смеху, ее поддержали Рэйман, Питер и Уинстон. Только Игон остался невозмутимым.

Лизун обиженно засопел.

– Ма-а-а... Ми-и-и... – затянул он.

– Ну, Лизун, не тяни! – воскликнул Игон. – Ты порочишь честь нашей фирмы.

– Ли! Ли! Ли! – заверещало привидение.

– Отлично! – похвалил Лизуна Игон. – Ты становишься воспитанным мальчиком.

– А теперь – исчезни! – попросил Питер тихо.

Лизун послушно испарился. Точнее, провалился сквозь землю.

Хозяйка и гости прошли на террасу и уселись в плетеные кресла. Тетя Огнезия налила всем чаю.

– А как поживает мистер Харрисон? – светским тоном спросил Питер для начала разговора.

– Муж сейчас на работе, – отозвалась хозяйка. – Знаете, доктор Вейтман, у него сейчас запарка.

– Гм... – ответил Питер. – Гм...

Он хотел, чтобы это у него вышло многозначительно. Но, встретившись взглядом с Рэем, поперхнулся.

– Что такое? – тетя Огнезия хлопнула Питера по спине так, что тот едва не свалился с кресла.

– Ох! – простонал Вейтман. – Спасибо, миссис Харрисон...

На несколько минут установилась тишина. Было только слышно, как Питер дует на горячий чай.

Потом Вейтман не утерпел:

– А какова погода нынче, а?

Хозяйка особняка широко распахнула глаза.

– Погода? – растерянно проговорила она. – Вы говорите, погода?

Неожиданно из ее глаз полились слезы.

– А вы знаете, что пропавших уже четверо! – запричитала тетушка Огнезия.

– Как? – выдохнул Питер.

– Как? – повторила Джанин.

– А вот так! – тетя Огнезия развела руками. – Пропал профессор Йорген Шмидль из университета. Причем средь бела дня.

«Средь бела дня? – подумал Питер. – Между тем, уже вечер близится...»

Солнце опускалось к горизонту. Закат окрасил мир в малиновый цвет.

Игон откашлялся и начал:

– Миссис Харрисон, полагаю, нам не стоит терять времени. Ведь вы отлично знаете, зачем мы здесь.

– Да, – кивнула миссис Харрисон.

Игон встал.

– Благодарю за чай, но теперь прошу показать мне окно, на котором появилось пятно слизи, – серьезно сказал он. – И поскорее.

Миссис Харрисон ответила:

– Но пятна нет. Окно чистое!

– Очень жаль, – сухо отозвался Спенглер. – И все-таки покажите!

Питер, Рэйман, Уинстон и Джанин остались на террасе.

Скоро вернулись Игон и миссис Харрисон. На немой вопрос в глазах друзей Спенглер развел руками.

– Нет пятна! – сказал он. – И даже следов.

– Так будет утром, – попробовала вставить хозяйка дома.

Удивительно, но тон ее был виноватым.

Питер посмотрел на пожилую женщину, словно в глазу у него был монокль:

– Вот завтра и начнем расследование...

– Хорошо, – сказала миссис Харрисон. – А теперь позвольте мне уложить вас спать. В доме много места, хватит на всех...

...Туман появился вечером, после того, как стемнело. Игон заметил его через окно. Желтоватые хлопья медленно плыли над землей, переливаясь в призрачных лучах луны.

Зрелище имело такой жуткий вид, что Спенглер невольно передернул плечами.

В довершение ко всему внезапно завыл пес миссис Харрисон. Хозяйка заохала, стала копаться на кухне, потом вышла во двор.

Игон Спенглер вспомнил, что нужно использовать момент, и спустился вниз.

На веранде было пусто. Игон достал из кармана эктоплазматический датчик и, почти не дыша, развернул его усиками в сторону тумана.

На плечо опустилась чья-то рука. Одновременно раздался негромкий странный звук:

– А-а-а...

Игон вздрогнул и обернулся.

– Идиот, – сказал он, заметив зевающего во весь рот Питера. – Ты что здесь делаешь?

– Не спится, – объяснил Питер. – Что показывает прибор?

Игон пожал плечами:

– Умеренные показания...

Помолчали. Питер собрался было уходить к себе спать, но тут тишину ночи разорвали шаги, хрустящие по песку.

– Тс-с-с... – шепнул Игон. – Слышишь?

– Еще бы! – Питер округлил глаза. – Это он?

– Кто?

– Ну тот, в крапинку?

– О ком ты говоришь? – прошептал Игон.

– Да о том, кто оставляет слизь на окне миссис Харрисон.

Спенглер внимательно посмотрел на Питера и заметил страх на его лице.

– Черт, где наши ловушки? – прошептал Вейтман. – Там... – он показал рукой.

Игон обернулся. В тумане возник чей-то силуэт.

В следующую минуту раздался бас:

– Огнезия! Огнезия! Кто это стоит у нас на веранде?

Миссис Харрисон выглянула из тумана.

– Карл, дорогой, это же те ребята, которых я пригласила из Нью-Йорка. Это охотники за привидениями, они работают с нашей Джанин...

Питер глубоко вздохнул.

– Добрый вечер, мистер Харрисон, – с извинением произнес он.

Владелец и директор фабрики по производству сыра вернулся домой с работы.

– Я доктор Вейтман, но вы можете звать меня просто Питером.

– Очень приятно! – мистер Карл Харрисон протянул руку и пожал ладонь Вейтмана.

– Это мой друг и коллега Игон Спенглер, – кивнул на соседа Питер.

Сырный фабрикант повторил:

– Очень приятно! – и пожал руку Иго ну.

Спенглер улыбнулся.

– Огнезия, но почему наши гости стоят на веранде? Уже ночь и...

Хозяйка бросилась объяснять:

– Карл, я разместила их, все в порядке...

Игон поспешил на выручку женщине.

– Дело в том, мистер Харрисон, что мы измеряли энергетическое излучение тумана. Того самого, из-за которого приехали сюда, – Игон показал хозяину виллы эктоплазменный счетчик.

– Как интересно! – сказал фабрикант. – И что он показал?

– Да-да, доктор Спенглер, что показал ваш прибор? – присоединилась к мужу миссис Харрисон. – Особенно интересно это узнать сегодня, потому что сейчас такой туман, какого не было эти несколько дней.

– Вот как? – Игон поднял брови.

– Да, – подтвердила Огнезия. – Раньше туман был каким-то не таким...

– Решительно не таким, – добавил мистер Харрисон. – Так что же показали ваши хитроумные приборы, доктор Спенглер?

Питер решил опередить Игона с ответом:

– Этот туман, без сомнения, на ваш город напустили не синоптики...

Шутка вышла неуклюжей, никто даже не улыбнулся. Но Питер упрямо продолжал:

– Причина появления тумана лежит в области паранормальных явлений. Теперь нам это известно доподлинно... Правда, Игон?

Спенглер кивнул.

– Правда! – сказал он. – Но подробнее мы сможем об этом рассказать не сейчас, нужно некоторое время и некоторые исследования.

– Во всяком случае, нужно подождать появления пятна на окне вашей кухни, – сказал Питер.

– Этот... паранормальный туман представляет опасность для людей? – в голосе мистера Харрисона прозвучала некоторая тревога.

– Нет, – ответил Игон. – Показания измерителя так малы, что ясно: для человека туман неопасен. Надо разобраться, что его вызывает.

– Или кто! – добавил Питер.

Мистер Харрисон был восхищен.

– Сразу видно, что мы имеем дело с профессионалами! – он повернулся к жене.

Та кивнула.

– Огнезия, дорогая, а почему не слышно нашего Тома? – мистер Харрисон пояснил друзьям: – Это кличка нашей собаки.

– Мне пришлось дать Тому снотворное, – вздохнула тетушка Огнезия. – В противном случае таблетки пришлось бы принимать нам. А у нас гости!

– Ты хорошо сделала, Огнезия, – одобрил мистер Харрисон.

– Бедный Том, – вздохнул Питер.

– Молодые люди, я приглашаю вас составить мне компанию, – сказал хозяин виллы. – Извините, было много работы, я смог вернуться только сейчас. И только сейчас буду ужинать... Может быть, вы уже проголодались?

Питер негромко, со значением хмыкнул. Игон сразу понял приятеля:

– У нас есть вечно голодный друг... – хозяин особняка изобразил недоумение, и Спенглер поспешно добавил: – Однако, я думаю, он сейчас спит. – Игон, конечно же, имел в виду Лизуна. – Большое спасибо, мистер Харрисон, мы просто посидим рядом с вами.

Они прошли в столовую. Гости расположились на диванчике, мистер Харрисон сел за стол. Тетушка Огнезия внесла на подносе ужин и поставила перед супругом.

– Извините, мистер Харрисон, как дела у вас на фабрике? – спросил для поддержания разговора через некоторое время Питер.

Хозяин виллы оторвался от еды.

– Мы только что запустили новую линию, – с гордостью сообщил он. – Еще вчера сыр «Харрисон» выпускался, так сказать, в опытном порядке, на старом оборудовании. Но теперь, на новой линии, производительность и, самое главное, качество, возрастут неизмеримо! – мистер Харрисон поднял вверх указательный палец. – Вот, кстати, я принес образец... – он полез во внутренний карман пиджака и вытащил прозрачный полиэтиленовый пакетик. – Мы подготовили партию образцов для одной выставки в Филадельфии, – мистер Харрисон повысил голос и стал говорить с гордостью: – Уверяю вас, молодые люди, вы еще услышите о нашем городке! О нем будут говорить во всех уголках земного шара, и все благодаря этому гениальному изобретению моей жены...

– Скажешь тоже! – послышалось из кухни.

Мистер Харрисон усмехнулся.

– За что люблю мою Огнезию, так это за скромность! – негромко сказал он. – Да-да, молодые люди, за этим сыром – великое будущее!

Последнюю фразу фабрикант, севший на любимого конька, буквально прокричал. Палец его при этом указывал на полиэтиленовый пакет, лежащий на столе.

Питер подумал, что мистер Харрисон говорит таким тоном на производственном совещании сотрудников управления своего предприятия.

Скрипнула дверь. Питер и Игон оглянулись. Посмотрел в ту сторону и хозяин особняка.

Появился заспанный Рэйман.

– Привет! – удивленно воскликнул Питер.

– Привет, – бросил Рэйман. – Что это ты, Питер, так кричишь? Уже утро?

– Да нет! – Питер посмотрел на часы. – Одиннадцать вечера. Детям пора спать.

В следующую минуту он покраснел и мигнул Рэю.

– Что? – не понял Стэнс.

– Извините, ради Бога, – мистер Харрисон поднялся из-за стола. – Это я разбудил вас, молодой человек. Виноват, со мной вечно что-то происходит, когда дело касается моей любимой работы...

– Рэй, это мистер Карл Харрисон, – сказал Питер. – Мистер Харрисон, это наш коллега, Рэйман Стэнс. Он совсем не злой, и к тому же, большой любитель сыра!

– Правда? – хозяин просиял.

Рэй метнул зверский взгляд на Питера, но ответил утвердительно:

– Да, с некоторых пор я обожаю сыр...

– В таком случае, мистер Стэнс, позвольте преподнести вам этот скромный подарок, – мистер Харрисон взял пакетик с фирменным сыром и протянул Рэю. – И не отказывайтесь, не то я обижусь.

– Спасибо! – пробормотал ошеломленный Рэйман.

Он был вынужден принять подарок и спрятать в карман.

– Если у вас выпадет свободная минутка, мистер Стэнс, я охотно покажу вам мою фабрику, – продолжал сыроед. – И даже презентую несколько упаковок сыра «Харрисон». Это просто объеденье!

– Благодарю вас, мистер Харрисон, – стал раскланиваться Рэй. – Но мне, право, неудобно. Да и времени, видимо, не будет, ведь мы приехали работать...

– А я не даю вам спать! – всплеснул руками хозяин особняка. – Еще раз прошу меня простить. Время позднее, не буду больше вам мешать. Отдыхайте.

Ни слова больше не говоря, мистер Харрисон взял поднос и унес его на кухню.

Друзья остались одни.

– А где Уинстон? – спросил Рэй.

– Спит, – бросил Питер.

– А вы?

– Что – мы? – не понял Игон.

– Чем вы занимаетесь? – поинтересовался Стэнс. – Я так понял, работа начнется утром, да и то, в том только случае, если появится знаменитое пятно...

– Мы замеряли показания датчика на туман, – с важностью пояснил Питер.

Рэйман посмотрел на Игона:

– И каков результат?

– Умеренные показания, туман паранормален, но сам по себе для людей опасности не представляет, – лениво проговорил Спенглер. – Остальное увидим утром. Потом походим по городу, осмотримся...

Рэйман нахмурился.

– А как же с пропавшими людьми? – спросил он. – Что мы сможем сделать?

Игон пожал плечами.

– Для начала нужно будет поговорить с местным шерифом, – сказал он. – Я не могу сказать, что это произошло из-за тумана.

– Правильно, может иметь место простое совпадение! – добавил Питер.

Игон поднялся.

– Ладно! – сказал он. – Вы как хотите, а я пошел спать.

– Мы с тобой, – усмехнулся Питер. – Кстати, вы не видели Лизуна?

Рэйман и Игон осмотрелись.

– Что его нет в гостиной, я и сам заметил, – ехидно проговорил Вейтман. – Но мне непонятно, как мог Лизун не отреагировать на то, что кто-то будет есть в радиусе ста ярдов.

– Да он просто спит! – предположил Рэйман.

– Нет, погоди, – Игон посмотрел на Стэнса серьезно. – Боюсь, что Питер заметил правильно. Лизуна нет в доме...

Друзья обменялись тревожными взглядами. Потом Вейтман махнул рукой.

– Ну что мы сможем, в самом деле? – сказал он. – Объявить розыск? Позвонить в полицию? Боюсь, ребята, нам ничего не остается, как только подождать утра. Если он не объявится, поднимем тревогу...

Рэйман и Игон подумали и согласно кивнули. Стэнс проговорил:

– Ну, спокойной ночи! – и ушел к себе.

Перед тем, как разойтись по спальням, Вейтман и Спенглер еще раз глянули в окно.

Огни вечернего города едва пробивались сквозь густой туман.

– Питер, я успокоил мистера Харрисона и его жену, – взволнованно произнес Игон. – Я сказал, что туман никак не воздействует на человека...

– Что? – Питер похолодел. – Ты в этом уверен?

Игон вздохнул:

– Я так сказал, чтобы не поднимать паники, и еще потому, что у меня нет фактов. Но есть соображения...

– И что они говорят, твои соображения?

Спенглер виновато посмотрел на товарища.

– То, что туман может воздействовать не на людей...

– Как это? А на кого он может воздействовать?

Игон молча пошел к своей двери. Питер догнал его и положил руку на плечо.

– Ты не ответил, – напомнил он.

Игон остановился и посмотрел Питеру в глаза.

– И не отвечу, – проговорил Спенглер тихо. – Пока не отвечу... Но в городе могут твориться самые невероятные вещи! Туман дает слабые показания, но его столько! Ты только подумай – откуда это все взялось?

Вейтман показал кивком головы, что не имеет понятия.

– Нормальный ход вещей в этом городке нарушился, – прошептал Спенглер. – И туман – первый признак этого. Но что за ним стоит? Какие силы? Быть может, эти силы дремлют до поры до времени, а потом проявят себя? Вот что я хотел бы знать!

Он с досадой ударил кулаком по ладони:

– Ив это время мы вынуждены бездействовать!

Питер пожал плечами:

– Может, ты и прав, Игон, в том, что за этим туманом, кроется что-то страшное. Но ты прав также и в том, что мы не можем ничего сделать до того, как проведем дополнительные исследования. А знаешь, что отсюда вытекает?

– Что? – встрепенулся Игон.

– Что нам можно спокойно завалиться спать! До этих самых исследований!

Спенглер задумчиво усмехнулся.

* * *

Игон был прав, Лизун во время его разговора с Вейтманом находился далеко от виллы.

Маленький друг охотников за привидениями решил предпринять собственное расследование. Чувства лучше всех приборов помогли привидению установить паранормальную природу загадочного тумана.

Как только на Лизуна перестали обращать внимание, он вылетел из дома и решительно направился к городу, который уже утопал в тумане.

Лизун решил установить источник этих желтоватых хлопьев, заполнивших Брекфост. Самодеятельный следопыт метался по городу в поисках более высокой концентрации вещества, столь похожего на туман.

Лизуну существенно помогало то, что он мог проникать сквозь стены. Он буквально прошивал насквозь дома, не теряя времени на их облет по улицам.

Полночи ушло на поиски, но все они оказались напрасными. Источник тумана установить никак не удавалось.

В конце концов Лизун решил не размениваться на мелочи и поднялся высоко вверх, чтобы окинуть город одним взглядом.

И оттуда он заметил источник!

Желтоватые в свете луны хлопья медленно наплывали на Брекфост с северной окраины. Лизун оглянулся: особняк Харрисонов располагался на юго-восточной окраине, он стоял почти на самой границе туманной области.

Лизун опустился ниже и поплыл на север.

Источником тумана служило какое-то белое пятно, именно оттуда расплывались бесшумным расширяющимся потоком густые волны.

Внезапно возникшее чувство сильной опасности помешало Лизуну спуститься еще ниже и рассмотреть все, как следует.

Отбросив сожаления, зеленый следопыт решил, что увиденного уже достаточно. Он отведет друзей на это место, а там Игон достанет один из своих приборчиков и во всем разберется.

Теперь же нужно было просто выспаться. И маленький разведчик, поздравив себя с успешным выполнением добровольно поставленной задачи, поспешил восвояси.

Глава 4 ВСЕ ПРОТУХЛО

Утром туман рассеялся.

Джанин проснулась первой. В окно из-за желтых листьев пробивался несмелый лучик осеннего солнца.

Джанин сладко потянулась, подумав, как хорошо жить в маленьком, тихом городишке, в котором нет этой сумасшедшей спешки Нью-Йорка. Уютно было лежать в теплой постели и рассматривать мелкие цветочки на потолке, оклеенном ситцеподобными обоями, но Джанин не могла себе позволить долго нежиться.

Подумать только, как она могла забыть! Ведь сегодня она впервые проснулась под одной крышей с Иго- ном! Этот факт и сам по себе был достаточно знаменательным и волнующим, но самое главное – она должна успеть привести себя в порядок до того, как проснутся остальные! «А эти ленивцы определенно дрыхнут», – подумала девушка.

Джанин быстро вскочила, с ходу попав босыми ногами в пушистые тапочки, выданные любимой племяннице тетей.

Сделать зарядку, маску для лица из персиков, предусмотрительно захваченных вечером на кухне, привести в порядок прическу, наложить косметику и, конечно же, протереть очки – весь этот утренний ритуал обычно занимал у Джанин не меньше часа, ну а сейчас, в обстановке, так сказать, приближенной к боевой, она справилась за сорок семь минут и двенадцать секунд.

На тринадцатой секунде сорок восьмой минуты Джанин глянула в зеркало на свое отражение. Увиденное ее полностью удовлетворило. Девушка решила, что свежий воздух придал ее внешности особенный шарм. Довольная собой, она хотела уже идти будить парней, как вдруг услышала взволнованный возглас Игона:

– Есть!..

– Что у тебя есть, Игон, дорогой? – проворковала Джанин, выходя в гостиную пленительной походкой манекенщицы на подиуме.

Игона там не оказалось. Джанин увидела его на кухне и направилась туда.

Спенглер повернулся к девушке:

– Следы!

– Какие? – Джанин нахмурилась.

– Следы слизи на окнах, как и говорила твоя тетушка! – пояснил Игон.

Девушка с достоинством выдержала паузу.

– Неужели ты до сих пор полагал, что она это придумала? – осведомилась она, подходя к окну и брезгливо разглядывая через свои элегантные очки студенистые следы на запертом наглухо окне.

Во всем доме раздавались тревожные голоса, хлопали двери – это выбегали из своих комнат встревоженные возгласом Игона охотники.

Вслед за гостями появилась хозяйка виллы.

Тетушка Огнезия всплеснула руками, увидев следы прошедшей ночи, и стала причитать взволнованным голосом, потрясая головой в папильотках:

– Да что же это такое делается! Да когда же это кончится! Да сколько же можно мыть эти проклятые окна! Поймала бы я того, кто делает это безобразие, ему бы ох как не поздоровилось!

Охотники за привидениями переглянулись, и в их глазах мелькнула одна и та же мысль: как хорошо, что они в этом ничуть не виноваты!

Лизун, разбуженный криком тетушки, забился под большое кресло, боясь, чтобы гнев Огнезии не пал на него, поскольку из всех приезжих он был самым слизистым.

– Что это значит, Игон? – озабочено выразил общий вопрос Уинстон.

– Да, Игон, я вижу, что все это тебя... радует? – недоуменно добавила Джанин.

– Конечно, Джанин. Теперь мы можем сделать достоверные измерения. Рэй, ну-ка, принеси сюда из моей спальни измеритель эктоплазменного излучения! Он остался на тумбочке.

У Стэнса на языке вертелся вопрос: «А почему бы тебе самому не сбегать, старина?» Но, заметив крайнюю озабоченность коллеги, Стэнс кивнул. Он решил не тревожить раздумий Игона.

Пока Рэйман бегал за прибором, все молча рассматривали слизь, а Питер даже взял ее на палец и понюхал. Очевидно, результат ему не понравился, потому что он, оглянувшись, незаметно достал из кармана носовой платок и стал тщательно вытирать испачканный палец.

Игон что-то бормотал себе под нос, его лицо то озарялось улыбкой, то снова хмурилось.

Тетушка не стала дожидаться результатов измерения и, вздыхая, пошла на кухню заниматься завтраком.

Когда вернулся Рэйман и был включен измеритель, Игон почти сразу удовлетворенно сообщил:

– Так я и думал.

– Ну, что там еще? – спросила Джанин, позевывая.

– Что ты там думал, умник несчастный? – не выдержал Питер.

Игон оглянулся:

– Смотрите сами, показания довольно высокие!

Девушка стояла ближе всех, Игон сунул датчик почти ей под нос. Джанин вздохнула и уставилась на прибор, разглядывая не убедительные показания индикатора, а свое отражение в стеклышке над шкалой.

«Кажется, Игон так и не заметил, что я сегодня особенно хорошо выгляжу. Сдается мне, я зря старалась и перевела два таких аппетитных персика!» Еще раз вздохнув, Джанин поправила прическу и сказала вслух:

– Да, это очаровательно! Это, в самом деле, просто прекрасно!

После этих слов, странных для остальных, Джанин повернулась и решительно удалилась на кухню, сохраняя прежнюю походку манекенщицы.

Игон, Рэйман, Уинстон и Питер проводили ее долгими взглядами.

– Так, о чем это я?.. – озадаченно пробормотал Игон. – Ах, да! Теперь мы точно знаем, что все, что происходит в этом городе, – по нашей части. – Он потер лоб. – Итак, после завтрака – за работу, парни!

Стол был накрыт, и все нетерпеливо ждали появления самого главного компонента – традиционной яичницы с беконом. И только Рэйман был безучастен к ожидаемому другими блюду: он с ослиным упрямством хранил верность избранному кредо, то есть вегетарианству.

Лизун, занявший место за столом наравне со всеми, проявлял особое нетерпение. Игон весьма строго посмотрел на него:

– Малыш, перестань пыхтеть!

Лизун округлил глаза и зажал обеими руками рот. Страшным усилием воли он сдержал нетерпение и затих.

Питеру снова вздумалось пошутить:

– Рэй, если бы ты был нормальным вегетарианцем, ты все-таки позволил бы себе побаловаться рыбкой. Это ведь можно было оправдать хотя бы тем, что рыба гораздо глупее коров, рыбу не так жалко есть!

Стэнс поднял брови:

– Встречаются некоторые, кто даже глупее рыбы! Но я их не ем.

Питер сделал вид, что не понял довольно прозрачного намека.

Когда наконец появились тетушка Огнезия и Джанин с подносами, уставленными порционными сковородочками, нетерпение достигло предела.

Сковородки были накрыты матовыми колпаками- крышками, чтобы не остывало содержимое.

– Джанин, милая, ты не забыла, что я не ем мяса? – спросил Рэйман.

Девушка глянула на тетю и улыбнулась.

– Нашему любимому Рэю мы приготовили блюдо в его вкусе! – сказала Джанин. – Ешь, Рэйман, тебе просто необходимо поправляться!

При этих словах Питер ощутил явное желание стать вегетарианцем.

– А ты сама, племяшка, почему не садишься за стол? – поинтересовалась хозяйка.

– Не хочется, тетя, – ответила Джанин.

– Дело в том, миссис Харрисон, – сказал Питер, – что наша Джанин относится к тем, кто предпочитает на завтрак жевательную резинку. Для фигуры!

Девушка легонько стукнула Вейтмана по затылку. Питер ойкнул и втянул голову в плечи.

Тем временем кушанья были розданы. Джанин поставила перед Стэнсом чуть большую сковородку. Рэйман не стал терять времени даром.

Он снял крышку и потянул носом.

– Прекрасно! – сказал он. – Большое спасибо! Жареные артишоки – как раз то, что мне нужно! – Рэйман принялся орудовать вилкой.

Питер издал легкий стон.

В предвкушении отличного высококалорийного завтрака парни почти одновременно подняли крышки и...

– Ф-ф-у-у! – с чувством произнес Вейтман.

– О, Господи! – вторил приятелю Игон.

Уинстон заохал.

– Боже мой, мальчики, что это? – не сдержалась Джанин.

Им пришлось отвернуться от стола и даже позажимать носы. Со сковородок доносился сильный запах тухлых яиц и гнилого мяса.

Миссис Харрисон побледнела.

– Боже мой, что же это такое? – воскликнула она. – Только что все было в порядке...

– Только что – это когда?

Тетушка Огнезия посмотрела на задавшего вопрос Игона.

– Вчера вечером я нарезала бекон, – с недоумением принялась объяснять тетя Огнезия. – И сунула в холодильник, полагая, что утром сэкономлю время...

– Если честно, завтраком занималась я, – призналась Джанин. – Тетя Огнезия готовила для Рэя, а я – для вас... При этом, каюсь, думала о другом...

Игон кивнул.

– Все ясно! – сказал он. – Картина так и стоит у меня перед глазами. Ты разложила мясо по холодным сковородкам, разбила над сковородками по яйцу, накрыла крышками и поставила, на плиту. Так?

Джанин с унылым видом кивнула.

– Включила плиту и ровно через шесть минут – выключила! – уверенно продолжал Игон. – Я снова угадал?

– Точно, – ответила Джанин. – Но ведь я не могла испортить яйца и мясо за шесть минут?

Игон вздохнул.

– Мы тебя и не обвиняем, – сказал он. – Правда, ребята?

Питер и Уинстон закивали. Рэйман уплетал завтрак за обе щеки и только ухмылялся.

Лизун несколько раз пискнул.

– Что, Лизунчик? – повернулся к нему Питер.

Привидение пребывало в крайнем нетерпении. Неожиданно зеленый разбойник сорвался с места и молниеносно пролетел над сковородками.

Раздалось один за другим несколько чавкающих звуков, и вот-уже Лизун снова сидел на прежнем месте, а сковородки сияли чистотой.

Питер оторопело посмотрел на приятелей.

– Оказывается, наш малыш зверски проголодался, – сказал он.

– Все, Лизун, не лезь ко мне с поцелуями, – безапелляционно заявила Джанин. – Подумать только, ты сожрал такую гадость!

– Интересно, почему он так накинулся на гнилое мясо? – спросил Рэйман.

– Что-то здесь определенно не так, – покрутил головой Замаяна.

Виновник разговоров имел самый довольный вид. Он блаженно зажмурился и растянул губы в усмешке.

Джанин вздохнула:

– Ладно, ребята, ведь у тети есть еще запасы...

Молодая гостья и хозяйка особняка прошли на кухню, и почти тотчас же оттуда раздался изумленный крик.

Даже Рэйман оторвался от завтрака. Игон, Уинстон и Питер вскочили со своих мест и бросились вслед за женщинами, решив, что тем грозит серьезная опасность.

На пороге кухни охотники за привидениями столкнулись друг с другом и замерли.

– Что такое? – спросил Питер.

Над головами парней в кухню величественно проплыл Лизун и повис недалеко от порога.

Джанин прижимала ладони к щекам. Холодильник был открыт, тетя Огнезия сидела перед ним на корточках и яростно разгребала продукты.

– Джанин, что случилось? – повторил вопрос Питер.

– Джанин, почему ты кричала? – добавил Игон.

Миссис Харрисон доставала из верхней камеры куски мяса и по очереди подносила их к носу, после чего выбрасывала на пол, где росла довольно большая куча.

Услышав голос Игона, девушка вздрогнула и повернулась к парням.

– Мальчики, это что-то ужасное! – сказала секретарша. – Все, понимаете, все протухло или сгнило!

Питер помотал головой.

– Что, весь холодильник? – спросил он.

– Весь холодильник, – подтвердила миссис Харрисон. – Не могу понять, что случилось. Еще вчера все было в порядке.

Игон кашлянул.

– Миссис Харрисон, вспомните, пожалуйста, чем эта ночь отличалась от предыдущих...

Хозяйка виллы посмотрела на Спенглера:

– Простите меня, но, кроме того, что появились вы, – ничем!

Игон смутился, но ненадолго.

– Хорошо! – кивнул он. – Вы так в этом уверены? Вспомните все подробно!

Миссис Харрисон со стоном поднялась на ноги и кивнула Джанин:

– Спасибо, племяшка! Все, можешь закрыть дверцу холодильника.

Джанин послушно исполнила просьбу.

Тетушка Огнезия принесла помойное ведро и стала перекладывать туда испорченное мясо.

Неожиданно она остановилась и посмотрела на Игона:

– Ой, я совсем забыла! Я же оставила на ночь открытой форточку.

– Ага! – весело сказал Питер. – Форточку!

– Хорошо, миссис Харрисон, – Игон улыбнулся. – Мы обязательно подумаем, могла ли форточка послужить причиной порчи мяса.

– Ребята, не волнуйтесь, – сказала Джанин. – Мы вас накормим, только потерпите еще немного.

– И правда, молодые люди, – поддержала племянницу тетя. – Возвращайтесь за стол. Мы – быстро...

Парни послушно уселись на прежние места.

– Интересно, что обо всем этом скажет мистер Харрисон, – как бы размышляя вслух, проговорил Питер.

Рэйман удивленно уставился на него.

– Что с тобой, Рэй? – спросил Вейтман. – Что ты увидел?

– Послушай, тебе не кажется странным, что мистер Харрисон не выходил утром?

– Он вчера вернулся? – спросил Уинстон.

Все закивали.

– Вернулся, – подтвердил Питер, – ты спал, мы не стали тебя будить. Мы с ним имели, так сказать, продолжительный и весьма занимательный разговор.

– Но он пришел поздно? Может быть, он еще спит? – предположил Уинстон.

Рэйман посмотрел на него.

–- Что-то непохоже, чтобы мистер Харрисон спал по утрам! – сказал Игон. – У него сейчас такая запарка на работе. Какую-то новую линию запускают.

– Эх ты, темнота! – с укором проговорил Вейтман. – Все забыл! Не запускают, а только вчера запустили.

– Ну, в таком случае все просто... – начал Рэйман, но не договорил.

Из кухни показались Джанин и миссис Харрисон. В их руках снова были подносы.

– Дубль два? – мрачно пошутил Питер.

– Если желаешь, называй это так, – спокойно откликнулась Джанин.

– Миссис Харрисон, – неожиданно проговорил Игон, – можно узнать, где ваш супруг?

Хозяйка всплеснула руками.

– А ведь действительно – нет его! И где он может быть? – она резко повернулась и пошла к спальне мужа. – Карл! Карл!

– Они что, спят порознь? – недоуменно спросил Уинстон.

Джанин кивнула.

– Ох уж эти старые люди! – с иронией произнес Питер. – Хорошо, что по ночам не холодно...

Рэйман посмотрел на него:

– Ты это к чему?

– Они бы замерзли в гордом одиночестве!

– Питер, перестань, – строго сказала Джанин. – Мало того, что это не смешно, это просто невежливо!

Вейтман вздохнул и скорчил покаянную улыбку, показывая видом, что больше так не будет.

– Что на этот раз на сковородках? – спросил Уинстон, боясь даже коснуться подноса, оставленного тетей Огнезией на столе. – Мне не по себе!

Игон помотал головой:

– Мне тоже! Как-то страшно снимать крышечки...

– А ты не бойся, Игон, дорогой! – сказала Джанин. – На этот раз все будет хорошо. Потому что в доме не осталось ни кусочка свежего мяса!

– Ни кусочка? – повторил пораженный Питер.

Джанин развела руками.

Парни вздохнули, а Рэйман ехидно прищурился.

В это время вернулась миссис Харрисон.

– Ничего не понимаю, – сказала она. – Карла уже нет... Не могу поверить, но, видимо, это так.

– ...Как? – подал голос Питер.

– Он ушел на работу, – сказала женщина. – Но он не позавтракал, бедный...

– Не стоит волноваться, – произнес Игон. – Ведь он нам говорил, что у него мало времени.

– Да, на фабрике только что смонтирована новая линия по производству сыра «Харрисон»! – выкрикнул Питер.

Единственными, кто об этом не знал, были Джанин и Замаяна, но они не проявили к словам Вейтмана абсолютно никакого интереса.

– Питер, помолчи и возьми в правую руку вилку! – перебила Вейтмана девушка.

Парень вздрогнул:

– Почему в правую? В левую!

– Потому что нож тебе не понадобится. На сковородке – жареная картошка на постном масле.

– Без мяса? – растерянно спросил Питер.

Ответом был упрек:

– У тебя короткая память!

Парни наконец приступили к еде. Пришлось всем стать вегетарианцами, как Рэйман.

Глава 5 ЗНАКОМСТВО С ДЖОННИ

Питер затянул последний ремень ранца с протонным ускорителем и посмотрел на друзей.

– Ну как, вы готовы? – спросил он.

– Да! – отозвался Рэйман.

Охотники за привидениями привели себя в полную боевую готовность, то есть нацепили всю свою грозную амуницию. Протонные ускорители торчали из-за спин. Эктоплазменные ловушки болтались у поясов. Бластеры находились там, где им и следовало находиться, то есть за правым плечом.

Тетушка Огнезия всплеснула руками:

– Боже мой, Джанин, я и не предполагала, что у вас все так серьезно!

Девушка важно блеснула стеклами очков.

– То ли еще будет! – загадочно обронила она. – Видели бы вы их в деле!

Лизун поморщился. Хотя ему ничего не угрожало, при виде снаряжения охотников за привидениями он до сих пор чувствовал некоторый страх.

С особенным неприятием Лизун смотрел на эктоплазменные ловушки. Никак не хотел бы он оказаться там!

– Джанин, мы отправимся на разведку, – сказал Игон. – Ты останешься здесь, хорошо?

– А нельзя ли поехать с вами? – обиженно надулась секретарша.

Игон ответил:

– Нет. Мы даже не возьмем старушку-"ЭКТО" Первый раз отправимся в город пешком.

– Так больше увидим! – пояснил Питер.

– У меня к тебе еще одна просьба, Джанин, – проговорил Спенглер. – Присмотришь за Лизуном...

Раздался возмущенный визг.

– Да, Лизун, ты тоже останешься здесь! – тоном, не допускающим возражений, проговорил Игон. – Неизвестно, как к тебе отнесутся жители города...

– Мы не хотим рисковать тобой, Лизунчик, – словно оправдываясь, сказал Уинстон. – Мы тебе все расскажем и даже принесем большую конфету...

Упоминание о лакомстве никак не подействовало на Лизуна. Он был оскорблен до глубины души. Более того, он был просто уничтожен. Половину ночи и все утро Лизун представлял себе, как с друзьями отправится на работу и сразу поведет их к источнику тумана...

Но этот тон, этот глупый приказ! Игон, а вместе с ним и остальные низко пали в глазах ночного героя.

Он отвернулся, решив, что если люди такие умные, пусть сами ищут то, что он нашел всего за несколько часов. Они придут вечером домой, и он, Лизун, только рассмеется неудаче, постигшей самоуверенных гордецов!

Лизун нимало не сомневался в том, что поход охотников закончится неудачно. Разве люди смогут обшарить весь город? Разве они умеют проникать сквозь стены? Они же будут обходить дома по улицам!

– Ты обиделся, Лизун, и совершенно напрасно, – сказал Рэйман. – Пойми, в Нью-Йорке мы бы тебя взяли с собой...

– Но тут обстановка неясная, – добавил Питер. – Нас знают только по газетам и телерепортажам...

– Поэтому лучше не рисковать! – закончил Замаяна. – Пока, Лизун, увидимся вечером!

Охотники помахали Джанин и тетушке Огнезии и, еще раз попробовав, правда, безуспешно, помириться с Лизуном, отправились к городу.

– Мы же сюда ехали как на отдых! – воскликнул Питер, когда охотники удалились от особняка на порядочное расстояние.

– Тебе что-то не нравится? – спросил Рэйман. – Можно узнать, что?

Питер вместо ответа потряс ранцем.

– Понятно, – кивнул Рэйман. – Ты созрел для того, чтобы поменять профессию...

Вейтман округлил глаза.

– Ты что? – воскликнул он. – Как тебе только в голову могло прийти такое?

– А о чем же ты говоришь?

– Только о том, что в отпуске не хочется работать! – ответил Питер.

– Что же, мысль выражена до предела просто и доступно! – подключился к разговору Замаяна. – Не знаю человека, которому нравилось бы возвращаться из отпуска!

– Друзья, наша идея насчет отпуска полетела кверху тормашками сразу после того, как мы исследовали пятно на кухонном окне! – сказал Игон. – Не стройте иллюзий, положение серьезное.

Питер вздохнул.

– Что ж ты раньше не сказал! – пробормотал он с обидой в голосе.

– Мне казалось, для вас это очевидно! – ответил Спенглер.

Шоссе привело друзей на окраину города.

– Смотрите! – внезапно закричал Питер.

– Что? – Рэйман схватился за бластер.

– Да не трогай ты излучатель, – Питер поморщился. – Нет никакой опасности, просто там катаются на скейтах... – его рука указывала на небольшую компанию подростков у одного из домов.

– Блюзы, комиксы, скейт! – Игон помотал головой. – Питер, ты последователен! Еще я могу сказать, что тебе наверняка нравится жевательная резинка...

– Как и многое другое! – бросил Вейтман.

Когда охотники за привидениями приблизились к дому, их окружила пестрая компания. Помимо воли друзья замедлили шаг, а Питер остановился.

– Привет! – сказал он и поднял руку.

– Ух ты, дяденька, а что это у тебя за спиной? – веснушчатый паренек показал на протонный ускоритель.

Питер повернулся к подростку в профиль и выпятил грудь, словно Арнольд Шварценеггер на плакате в полной амуниции крутого наемника.

– Питер, не отставай! – крикнул Игон.

Вейтман помахал в ответ и спросил у паренька:

– Ты что, телевизор не смотришь?

– Смотрю, – кивнул тот. – А что?

– Да ничего...

У Питера пропала охота строить из себя Арнольда Шварценеггера.

– Ладно, пока! – бросил Вейтман и поспешил за приятелями.

Услышав топот за спиной, он оглянулся.

Веснушчатый подросток бежал за Питером, придерживая роликовую доску под мышкой.

– Ты чего? – поинтересовался Вейтман на ходу.

– Хочу узнать, что это у тебя за спиной! – повторил мальчишка.

– Школьный ранец! – сострил Питер.

Паренек обиделся.

– Думаешь, такой умный? – протянул он. – Не думай! Есть и другие, не глупее!

Паренек подпрыгивал, стараясь успеть за широким шагом взрослого. Питеру казалось, веснушки на носу мальчишки прыгают сами по себе.

– Тебя как звать, такого конопатого? – спросил он у паренька.

Мальчик потер нос.

– Джонни, – бросил он.

– Хорошо, – кивнул Вейтман, – а я Питер, будем знакомы!

Он остановился и протянул пареньку широкую ладонь. Джонни важно пожал ее.

– Слушай, Питер, дай подержать твою пушку! – без обиняков попросил паренек.

– Может, еще и ранец дать поносить? – осведомился Вейтман и снова пустился вдогонку за уходившими вдаль приятелями.

Джонни опять увязался за ним.

– Питер, я же сказал, не думай, что ты один такой умный! Я потому попросил у тебя подержать твою штуковину за плечом, что она мне напоминает бластер!

Услышав последнее слово, Вейтман изумился.

– А это и есть бластер, – сказал он. – Как ты догадался?

– Я же смотрю телевизор! – весело напомнил мальчишка. – А из фильмов больше всего люблю фантастику.

– Вот она – современная молодежь, – пробормотал Питер словно самому себе. – Вовсю смотрит фильмы...

– Фильмы – что! – воскликнул Джонни. – Если честно, я больше люблю читать.

– А вот это уже интересно, – покрутил головой Питер. – Ты не похож на своих друзей, верно?

Паренек его заинтересовал. Питер посмотрел на Игона, Рэя и Уинстона, которые шли в двадцати шагах впереди, и пошел с той же скоростью, что и они, стараясь не догнать и не отстать.

– Верно, – вздохнул Джонни. – Как ты только, Питер, это понял?

– Как не понять, если ты читаешь книжки, когда все переключились на видео и телек!

Джонни сопел рядом. Питер внезапно остановился и снял бластер.

– Держи, только осторожно! – Вейтман протянул излучатель юному спутнику.

У того загорелись глаза. Джонни поставил скейт на асфальт, потом очень осторожно взял из рук Питера прибор.

– Тяжелый! – отметил паренек.

– Да, Джонни, это не игрушка, – Питер вздохнул, припомнив, как недавно проклинал тяжесть оборудования, что приходилось таскать на себе. – Это серьезная вещь, потому тяжелая.

Из-за проводов, соединяющих бластер и протонный ускоритель, Джонни, стоял совсем рядом. Неожиданно для себя Вейтман протянул руку и потрепал паренька по щеке.

– Давай, – сказал он. – Мне нужно спешить.

Джонни снова увязался за Питером. Мальчик чувствовал, что ему нужно еще многое спросить у этого героя, словно сошедшего со страниц фантастического романа.

– Питер, знаешь, почему я больше люблю читать книги? – спросил подросток.

– Почему?

– Когда читаешь, все представляешь по-своему, – стал объяснять Джонни. – У тебя в голове как будто снимается собственное кино. А когда идешь в кинотеатр или покупаешь видеокассету – это за тебя кто-то другой представил! Понимаешь?

– И часто бывает так, что тебя это не устраивает? – спросил Вейтман.

Мальчишка улыбнулся.

– Ты попал в самую точку, – признался он. – Какого черта, думаю я тогда, мне смотреть эти фильмы, если я представляю все красочней, лучше? Правильно?

Питер усмехнулся.

– Знаешь, Джонни, у нас с тобой много общего, – сказал он. – Твои друзья – в глубоком детстве, а ты уже взрослый. По своим мыслям.

– А у тебя тоже так? – Джонни принял серьезный вид. – Как у меня?

– Наоборот! – вздохнул Питер.

– Как это?

– У меня друзья – взрослые, но они твердят, что я не вырос из детства...

Юный спутник не нашелся, что ответить на такое признание.

Несколько шагов они молчали.

– Слушай, Питер, а как действует эта твоя штука? – не вытерпел Джонни. – Этот бластер? И вообще, кто ты сам такой?

– Я охотник за привидениями, – пояснил Вейтман. – Мы с ребятами из Нью-Йорка.

– За привидениями? – восхищенно протянул паренек. – Ну и ну! И как ты их ловишь?

– Очень просто, – сказал Вейтман. – При помощи этого самого школьного ранца у меня за спиной. Он по-настоящему называется протонным ускорителем...

– Класс! – оценил звучное название Джонни.

– Ускоритель посылает разряд на излучатель, то есть на бластер, – продолжал Вейтман. – Мы его называем просто пушкой. Так вот, эта пушка стреляет такими лучами, похожими на молнии. Лучи парализуют эктоплазму, из которой состоит привидение, и затягивают его в ловушку.

– А где ловушка? – спросил Джонни.

– Вот она, у пояса, – Питер показал.

Паренек изумился:

– Почему такая маленькая?

– Это походная, так сказать. У нас в фирме есть большая, основной приемник. А это – промежуточный.

– Класс! – повторил Джонни. – Слушай, Питер, а что вы делаете в нашем городке?

«Этого вопроса я и боялся! – подумал Вейтман. – Зачем поднимать панику среди населения?» – и решил отделаться общими словами.

Он повернулся к Джонни:

– Понимаешь, парень, нам надо хорошенько обследовать ваш городишко. Не думай, что у вас появилось что-то такое, чего нет в других городах. Это... так сказать, национальная программа профилактических мероприятий!

Питер сам поразился, до чего красиво прозвучало.

– Национальная программа профилактических мероприятий, – озадаченно повторил Джонни. – Питер, а можно мне попробовать стрельнуть?

Взрослый спутник покачал головой:

– Не стоит.

Они приблизились к центру города. Питер увидел, что Игон, Рэйман и Уинстон остановились у двери какого-то бара.

– Джонни, давай продолжим наш разговор в следующий раз! – попросил Питер. – Мне пора работать.

Подросток понимающе кивнул.

– Еще увидимся, Питер! – сказал Джонни.

Вейтман вскинул брови:

– Ты в этом так уверен?

– Да, я еще выклянчу у тебя разрешение пострелять из твоей пушки! – сказал Джонни.

Подросток уронил роликовую доску на асфальт и наступил на нее ногой. Потом оттолкнулся и покатил в обратном направлении.

Питер с завистью посмотрел ему вслед и направился к друзьям.

Глава 6 РАЗВЕДКА БОЕМ

Рэйман и Уинстон встретили Питера ехидными улыбками.

– Мы решили не мешать тебе, – сообщил Рэйман.

– Не мешать? – недоуменно повторил Питер. – Чем вы могли помешать?

Замаяна хмыкнул:

– Ты выпрашивал у парня его скейт? Покататься?

– Дураки, – Питер едва сдержался, чтобы не заплакать. – Понимали бы чего...

– Питер, нам нужно зайти в этот бар, – трезвым, рассудительным голосом проговорил Игон. – Мы должны осторожно расспросить обо всем, что кому-нибудь могло показаться подозрительным.

– Понятно, – кивнул Вейтман. – Вы ждали меня? Пойдемте.

Охотники зашли в помещение.

Рыжий усатый бармен смахивал со стойки последних осенних мух. Бар был пуст, если не считать какого-то доходягу за столиком у окна. Перед доходягой стояла наполовину опорожненная бутылка с пивом.

Питеру показалось, что одинокий посетитель бара просто спал.

– Поговорим с хозяином бара? – спросил Рэйман.

– Очень умный вопрос, – поддел Уинстон. – Особенно если учесть, что больше говорить не с кем.

Едва появились новые посетители, толстый бармен принял грозный вид. Снаряжение четырех парней ему сразу не понравилось, однако он решил пока не подавать виду.

Бармен пребывал в плохом настроении. Жители города не жаловали его заведение с утра. Рыжий хозяин бара подумывал о том, чтобы закрыть заведение до вечера. Как некстати появилась эта четверка!

«Если они не закажут ничего серьезного, – решил бармен, – я просто выгоню их на улицу».

У хозяина бара была репутация драчуна и забияки. Естественно, парни об этом знали.

Между тем охотники за привидениями приблизились к стойке.

– Что будем брать? – спросил бармен.

– Тебя как зовут, приятель? – задал встречный вопрос Рэйман.

От неожиданности бармен ответил с соблюдением правил вежливости:

– Мэл, – ответ прозвучал хрипло. Бармен откашлялся и уточнил: – Можете меня называть Толстым Мэлом или Мэлом-барменом. Как нравится. Меня все так или эдак зовут... Есть еще и Нил-бармен, его заведение в четырех кварталах отсюда. – Хозяин бара торопливо добавил: – Лучше не ходите к нему, он пиво разбавляет.

– Отлично, Мэл! – Рэйман повеселел и перегнулся через стойку: – Послушай, ты не замечал здесь ничего подозрительного в последнее время?

Вид у Стэнса при этом был самым таинственным.

– Чего? – протянул Мэл. – Чего?

Рэйман выпрямился.

– Так, – сказал он. – Будем считать – так выметайтесь, я сейчас закрываю до вечера.

– У вас есть что-нибудь мясное? – неожиданно осведомился Игон.

– Есть, – несколько оживился бармен. – Могу предложить неплохой ростбиф.

– Отлично, – сказал Игон.

Питер с недоумением покосился на Спенглера.

– Ребята, Игон собирается устроить нам второй завтрак сразу после первого! – воскликнул он. – Видимо, он задумал такое, что требует питания впрок...

Рэйман поморщился.

– Мясное... – повторил он с отвращением.

– Да, Рэй, Игон забыл о тебе, – не унимался Питер. – Игон, почему бы тебе не заказать для Рэя какой-нибудь салатик?

– Сколько ростбифов будете брать? – спросил бармен. – Четыре?

Он уже повернулся, чтобы удалиться на кухню, нимало не сомневаясь в утвердительном ответе.

Однако Спенглер неожиданно заявил:

– Один!

– Что? – не понял Мэл-бармен. Один ростбиф на четверых?

– Что он задумал? – пробормотал под нос Питер.

Он вопросительно посмотрел на Рэя, Рэй – на Уинстона. Замаяна вперил взгляд в Игона, который совершенно невозмутимо повторил:

– Один ростбиф на четверых.

Бармен растерянно кивнул, но не сошел с места.

– А мне, пожалуй, хочется выпить! – сказал Рэйман.

– Пиво, виски? – быстро прореагировал на денежную тему Толстый Мэл.

Рэйман посмотрел на Питера и Уинстона.

– Пепси мы брали вчера, – припомнил он. – Значит, сегодня будет кока! Четыре бутылки кока-колы! – Рэйман показал четыре пальца.

Мэл скрылся на кухне.

Трое друзей пронзили взглядами Игона. Даже доходяга за столиком у окна поднял голову и посмотрел на Спенглера слезящимися глазками.

– Не пойму я твоей задумки, Игон, – признался Рэйман.

– Ну что же, – Питер пожал плечами. – Если ему вздумалось угостить нас всех – имею в виду тех из нас, кто употребляет мясо! – последовал взгляд на Рэя, – одним ростбифом, то... надо запастись ножом и тремя тарелками!

Доходяга за столиком откровенно ухмылялся, слушая рассуждения Вейтмана.

– Присядем? – Питер кивнул на столик у стойки. – Хоть снимем эти тяжести... – он показал большим пальцем за спину.

– Я полагаю, нам нет нужды занимать столик, – произнес Питер. – Мы останемся у стойки.

Доходяга допил пиво и направился к четверым друзьям. В его руке была пустая бутылка, которую он хотел вернуть бармену.

– Будем з-з-знакомы, меня з-з-зовут Свинка Чарли! – язык доходяги заплетался.

Свинка Чарли обнажил щербатые зубы и протянул Питеру руку, забыв, что сжимает бутылку.

Вейтман с недоумением уставился на пивную бутылку.

– Прошу п-п-прощения, – пробормотал Свинка Чарли. – Одну минуту...

Он сосредоточенно водрузил бутылку на стойку, причем этот процесс занял не одну, а по меньшей мере четыре минуты. Ровно столько, сколько понадобилось Мэлу-бармену, чтобы принести ростбиф.

– Чарли! – проревел Мэл. – Держи этих мерзавцев!

– Что такое? – не понял доходяга.

– У меня все мясо протухло! – закричал Мэл. – Сдается мне, это их рук дело! – Толстый Мэл указал ростбифом на Рэя.

Только сейчас Питер почувствовал ужасный запах гнили от мяса.

– Негодяи, это вы виноваты! – орал Мэл, весь красный от гнева. – А ты чего ухмыляешься?

Вопрос был обращен к Игону, который, и правда, улыбался своим мыслям.

– До объясни толком, Мэл! – закричал Свинка Чарли. – Чего ты хочешь? – когда пьяница повысил голос, его язык перестал заплетаться.

– Это их рук дело! – прорычал бармен. – Негодяи, обвешались приборами... Наверняка только что проводили какие-то свои, – Мэл скривил губы, – опыты! Вы мне за все заплатите!

– Мэл, прошу прощения, ты ошибаешься! – воскликнул Рэйман. – Мы еще не включили ничего сегодня! – Стэнс обвел друзей взглядом в поисках поддержки.

– Ax, сегодня? – Мэл взревел, как раненый бык. – Значит, это результат ваших вчерашних или там каких еще забав!

Он с грохотом опустил тарелку с ростбифом на стойку. Тарелка от удара разбилась, кусок мяса подпрыгнул и отлетел в сторону.

– Мэл, Мэл, Мэл! – Питер поднял руки. – Прошу тебя, успокойся! Давай во всем разберемся, ты нам все расскажешь...

– Да что рассказывать? – кричал, едва не плача, бармен. – Яс вечера заготовил несколько десятков полуфабрикатов этого несчастного ростбифа! Сейчас глянул – они все тухлые! Все, как один!

– Вот как? – Питер вспомнил, как протухли яйца и бекон в доме миссис Харрисон.

– Ребята, что-то непонятное творится! – взволнованно сказал Рэйман. – Чем дальше, тем хуже!

«Видимо, он подумал о том же, что и я!» – решил Вейтман.

В наступившей тишине вдруг прозвучал радостный голос Игона:

– Напротив, все прекрасно! Все проясняется с каждым шагом!

Спенглер достал из кармана пластиковый пакет и быстро сунул туда гнилой ростбиф.

Увиденное и, особенно, довольная физиономия Игона взбесили Мэла.

– Свинка Чарли! – вновь заорал он. – Держи дверь!!! Я сейчас им врежу!

Охотники поняли, что пришло время спасаться бегством. Питер повернулся первым и налетел на доходягу.

– Ох, извините! – воскликнул Вейтман. – Я не хотел...

Он подхватил сбитого с ног Свинку Чарли и аккуратно положил на пол, после чего поспешил за протонными ускорителями, трясущимися на спинах приятелей.

Друзья бежали к спасительной двери.

Хозяин бара перепрыгнул через стойку и бросился вдогонку, но споткнулся о доходягу, тщетно пытавшегося встать на ноги.

Толстый Мэл с проклятиями растянулся во весь рост. В этот момент охотники за привидениями один за другим уже выбежали из бара.

Сзади раздавалось:

– Мерзавцы! Сволочи!!! Я вам этого не забуду!

* * *

На улице Питер осмотрел приятелей.

– Никто не пострадал? – первым делом поинтересовался он.

Рэйман и Уинстон отрицательно покрутили головами.

– Господи, странный городок! – воскликнул Питер. – Сюрприз за сюрпризом.

Они стали удаляться от опасного места.

– Что будем делать дальше? – уныло спросил Замаяна.

Убегая, он больно задел бедром угол столика и теперь потирал ушибленное место.

– Что, производственная травма? – пошутил Рэйман. – А говоришь, что не пострадал!

– Предлагаю из негостеприимного Брекфоста вернуться в гостеприимный особняк миссис Харрисон, – сказал Питер, который вдруг заскучал по Джанин.

Игон откашлялся.

– А я полагаю, нам надо продолжить поход по городу, – неожиданно заявил он.

– Господи, Игон! – воскликнул Питер. – Когда я упомянул сюрпризы, я забыл сказать, что они исходят от тебя! Что ты задумал?

Вместо ответа Игон достал пакет с гнилым ростбифом и протянул Рэю:

– Подержи!

Стэнс осторожно взял пакет двумя пальцами за край и вытянул руку.

– Это что, новый род пытки? – поинтересовался он. – Мало того, что меня заставляют держать кусок трупа, так еще и гнилой кусок!

– Рэй, – укоризненно покачал головой Игон, – еще пару дней назад ты с удовольствием уплетал котлеты. Потерпи для науки.

– Я не уплетал тухлых котлет! – упрямо возразил Стэнс.

Питер насторожился:

– О какой науке ты говоришь, Игон?

– О науке, которая является по совместительству нашей работой, – пояснил Спенглер и достал измеритель эктоплазменных показаний.

Едва усики-антенны были направлены в сторону неудавшегося «второго завтрака», как зажегся красный огонек индикатора, показывающего сильное излучение.

Прибор издал тонкий писк.

– Да... – только и смогли сказать Рэйман и Уинстон.

– Даже пищит! – пробормотал Питер. – Ну и ну! – он повернулся к Спенглеру. – Игон, неужели ты сам до этого додумался?

Игон с иронией бросил:

– Сам, потому что ты все время болтал о пустяках. А ведь мог и подсказать!

– Да, – Питер сокрушенно покачал головой. – Такая слава прошла мимо меня...

Рэйман хлопнул себя по бедру.

– Как жаль, что мы не сняли показания с бекона и яиц миссис Харрисон! – воскликнул он.

– А зачем? – Игон посмотрел на него. – Я и так уверен, что мы увидели бы то же самое.

Вейтман вздохнул.

– Ты прав, Игон, – сказал он. – Этот городок только с виду тихий...

– Нам надо продолжать поход! – мотнул головой Спенглер.

– Слизь, тухлое мясо, туман, – принялся загибать пальцы Замаяна. – Где-то рядом бродят ребята, которые так и просятся к нам в ловушки!

– Ну, с такими мы быстро расправимся! – Питер изобразил, как он стреляет из бластера и бросает ловушку: – Вжик – и все!

Игон нахмурился:

– Не забывайте, ребята, картина дополняется пропажей четверых людей. Это серьезно!

– И один из пропавших – профессор университета, и к тому же – немец, – задумчиво бросил Вейтман.

Рэйман покосился на него.

– Что ты имеешь против немцев? – настороженно осведомился он.

– Ничего, так же как и против выходцев из Шотландии, – ответил он. – А ты?

Рэйман пристально посмотрел Питеру в глаза.

– И я – ничего, – Стэнс вздохнул. – Я просто так спросил.

* * *

Через четыре квартала друзья увидели второй бар.

– Зайдем? – весело предложил Вейтман. – Если не ошибаюсь, нас встретит Нил-бармен, который скажет, что закрывается. Только ты, Игон, не будешь просить у него ростбиф, договорились?

– Боишься, что настреляют? – улыбнулся Спенглер. – Хорошо, я не буду вести себя так. Только и ты, Рэй, не разыгрывай из себя агента ЦРУ...

– Идет, – крикнул Стэнс. – Будем действовать по обстоятельствам, но осторожно.

Замаяна взялся за ручку двери.

– Парни, все-таки мы на отдыхе! – улыбнулся он. – У нас сегодня выходит замечательный поход по барам!

– В которых не удается выпить не то что пива – даже кока-колы, – мрачно пошутил Рэйман. – Вы как хотите, а я сразу ее закажу.

Питер хлопнул Уинстона и Рэя по плечам.

– Ваши пустые разглагольствования на пороге бара свидетельствуют о том, что вы трусите! – он широко, от уха до уха, улыбнулся. – Боитесь!

Уинстон возмутился:

– Кто боится? Я?!

– А сам-то? – бросил Стэнс.

– И я тоже, – нимало не смущаясь, кивнул Питер. – Но я превозмогаю страх!

Он решительно оттолкнул мешкающего Уинстона и первым шагнул на порог.

...Против ожидаемого, бар был полон.

Питер присвистнул и обернулся на шедшего за ним Рэя:

– Вот уж не думал, что в Брекфосте окажется столько любителей разбавленного пива!

Стэнс кивнул и добавил:

– Да еще в самой середине дня! Фантастика какая- то!

Чтобы пробиться к стойке, друзьям пришлось дважды просить каких-то парней в рабочей одежде посторониться. Их пропускали без возражений, но долго смотрели вслед на странные приборы в ранцах.

Питер расслышал среди общего гама приглушенный разговор за ближайшим столиком:

– Господи, кого это еще принесло?

– Не иначе как санитарная команда.

– Правильно, Бил. Прикроют лавочку... Как пить дать, прикроют!

– Бедный Нил! Этот мерзавец и драчун Мэл тогда обойдет его по всем статьям!

– Точно, Билли... Будем тогда хлебать водопроводную тухлятину, заправленную в бутылки...

Разговор перекинулся за соседние столики, и скоро весь зал смотрел на новых посетителей с плохо скрываемой неприязнью.

– Вот как обстоят дела с Мэлом и Нилом! – прошептал Питер на ухо Рэю. – Мэл просто решил подорвать бизнес конкуренту, потому нам на него наговаривал...

– Лезешь со всякой ерундой! – отмахнулся Стэнс.

Игон уже о чем-то вполголоса беседовал с Нилом- барменом.

Нила с Малом связывали только схожесть имен и кряжистость фигур. В остальном приветливый и улыбчивый Нил-бармен разительно отличался от хмурого Мэла.

К тому же Нил был лыс. Питеру при взгляде на бармена почему-то вспомнилось колено Мэла.

Вейтман прислушался.

– Говоришь, собаки воют по ночам? – спрашивал Игон.

– Точно! – ответил Нил-бармен. Причем каждая шавка! Каждая бездомная псина устраивает такой концерт, какого никогда не было в нашем городе!

– И куда только смотрит наша мэрия? – добавил парень в клетчатой ковбойке, который сидел за стойкой. – Ребята, если вы из санитарной команды, наведите порядок с собаками. Житья от них нет! Вот кого надо выложить, а не заявляться с инспекцией в хорошую пивную!

– Мы не санитарная команда, – попробовал возразить Игон.

Парень в ковбойке прищурился: мол, не заливай, знаем, кто вы такие...

– Но мы сможем сделать так, что собаки перестанут выть по ночам! – вставил Питер.

– Во! – парень кивнул. – Я как раз о том же...

– Ты не понял, – сказал Вейтман, – мы не будем ловить собак. Мы устраним причину...

– Причина в том, что собак развелось слишком много, – авторитетно заявил Нил-бармен. – Вы уж, ребята, постарайтесь, освободите наш городок...

– Даром, что ли, обвешались таким оборудованием? – парень в ковбойке ткнул пальцем в протонный ускоритель Питера. – Это что, так сейчас ловят шавок?

Питер посмотрел на Рэя. Тот пожал плечами, как бы говоря: что с них взять!

– Четыре коки! – сделал давно желанный заказ Рэйман.

Нил поставил перед охотниками откупоренные бутылки. Друзья выдержали паузу. После этого Игон поманил пальцем Нила-бармена.

– Послушай, я проголодался, – сказал Спенглер. – Не найдется у тебя чего-нибудь мясного?

Он отпрянул – так лысый хозяин бара изменился в лице.

– Мяса? Вы хотите мяса? – в голосе Нила звучал настоящий испуг.

– Да, – растерянно кивнул Спенглер.

– Но почему, господа? Могу предложить вам тысячу различных закусок растительного происхождения, – Нил обвел рукой прилавок за спиной.

– Слышишь, Рэй, – оживился Питер. – Здесь настоящее раздолье для тебя!

Охотники за привидениями только сейчас заметили, что среди закусок напрочь отсутствуют мясные блюда.

– Нет, так дело не пойдет, – сказал Питер. – Нил, дорогой, не вешай нам лапшу на уши. Говоришь, совсем нет мяса?

– Нет! – бармен беспомощно прижал руки к груди.

– А это что? – Питер ухмыльнулся и ткнул пальцем в раскрытое меню, которое валялось на стойке. – Здесь стоит сегодняшнее число и полно мясных блюд! Или мне не верить глазам?

Хозяин бара промычал что-то невразумительное. Парень в клетчатой ковбойке оторвался от своего бокала и настороженно прищурился.

Питер безжалостно стал читать вслух:

– Котлеты, сосиски, ветчина, ростбиф... Слышите, ребята, – ростбиф! Нил, голубчик, да у тебя на сегодня был приготовлен солидный выбор! Что случилось? Поставщики подвели? Повар не вышел на работу?

Палец Питера указал на пустые места на полках с закусками:

– Или случилось кое-что иное?

– Что? – одними губами прошептал Нил.

– Например, все твое мясо за ночь протухло! – воскликнул Питер, сверля бармена глазами из-под низко опущенных бровей. – Признавайся, все так и было?

Хозяин бара усиленно закрутил головой.

– Нет-нет, – забормотал он, – уверяю вас, вы ошибаетесь...

Игон дернул Вейтмана за рукав.

– Замолчи! – сказал Спенглер тихо и вытащил эктоплазменный датчик. – Понимаешь, Нил, нам нужна хоть одна твоя сосиска! Вынеси, мы только снимем показания со шкалы этого приборчика...

Желая сгладить впечатление от яркой обвинительной речи Питера, Игон добился обратного результата. Он лишь испортил все дело.

Как только парень в клетчатой ковбойке увидел «приборчик», он округлил глаза и закричал:

– Ребята! Все ясно, это самая настоящая санитарная команда! Они решили обвинить нашего Нила в торговле тухлыми сосисками!

Мгновенно в баре установилась мертвая тишина. Охотники за привидениями подавленно молчали. Питер размышлял над очередной речью, которая должна была, по его задумке, показать посетителям бара их заблуждение.

Они же играли скулами и сжимали кулаки.

В этот момент полной тишины скрипнула входная дверь. Охотники, как по команде, повернули головы.

На пороге стоял давний знакомый – тот самый доходяга, которого они видели в баре у Мэла.

– Нил, привет! – закричал Свинка Чарли. – Вот, наконец, я и до тебя добрался!

Он взмахнул рукой.

– А что это вы молчите? – полюбопытствовал Свинка Чарли.

Парень в клетчатой ковбойке ткнул Питера пальцем в грудь.

– Нам не нравятся эти незнакомцы, Чарли! – сказал он. – Они пришли черт знает откуда и решили закрыть заведение Нила.

– Осторожней, нахал, – заметил Питер.

Свинка Чарли сузил глаза. Он не забыл, как Вейтман толкнул его, и решил отомстить.

– Ха! – заорал доходяга. – Старые знакомые! А вы знаете, что они натворили в баре у Мэла?

Парень в ковбойке отрицательно покачал головой. Из толпы послышались голоса:

– Нет... Не знаем!

– Не знаем, – отрывисто бросил парень в ковбойке. – Рассказывай.

Свинка Чарли приблизился и начал:

– Они избили меня и Мэла. Они сделали так, что все мясные блюда Мэла протухли...

– Ложь! – вне себя от внезапно нахлынувшей ярости закричал Питер.

– Тихо, – одернул приятеля белый как мел Рэйман. – Что ты им докажешь?

– Молчи, Пит, они все пьяные, – поддержал с другой стороны Уинстон.

Рассудительный Игон попытался погасить страсти:

– Парни, я считаю, нам надо разобраться...

Его слова потонули в шуме:

– Чего с ними разбираться? Выгнать взашей! Поколотить мерзавцев, чтобы знали!

Разгоряченные пивом посетители теснее сомкнули ряды вокруг притихших охотников.

– Ребята, не обижайтесь, – сказал парень в ковбойке. – Но если мы вас не проучим, вы закроете бар Нила-бармена. И мы будем вынуждены ходить к Мэлу.

– Правильно! – одобрительно заревела толпа. – Проучить их! Поколотить!

Свинка Чарли не выдержал и налетел на Питера с кулаками.

– Ты! – орал он. – Чего толкаешься?

Вейтман был выше Чарли, руки его были, соответственно, длиннее. Питер оперся о грудь Свинки вытянутой рукой и таким образом сдерживал нападавшего на этом расстоянии. Свинка Чарли вовсе махал кулаком, но достать до Питера не мог.

Чтобы над ним не смеялись, он неудачу компенсировал истошными криками:

– Подонки! Опыты ставили! Мясо сгнило!!! Мерзавцы!

– Перестань, – пока еще ласково уговаривал Свинку Питер. – Ведь я могу отпустить руку. Упадешь!

Небритый Свинка Чарли не обращал на проникновенные слова Вейтмана внимания. Изо рта Свинки вешним потоком текла ругань.

Тогда Питер резко убрал руку и одновременно отошел в сторону.

Свинка Чарли, потеряв опору, стал падать на пол. При этом он продолжал махать руками, напоминая собой пикирующий двухмоторный самолет.

Раздался грохот: это несчастный Чарли так и не успел выйти из пике.

– Кретин!!! – истошно орал пьяница. – Идиот!!!

Слушатели только ухмылялись.

Тогда Свинка Чарли сделал запасной ход. Этот способ его еще никогда не подводил.

– Наших бьют! – завизжал он.

Накачанные пивом посетители заведения Нила- бармена встрепенулись и пришли в движение, особенно те зеваки из задних рядов, кто не особенно-то разобрался в происходящем у стойки.

На охотников за привидениями накинулись. Началась серьезная потасовка.

Друзья сражались как львы, но им очень мешали протонные ускорители. К тому же, нападавших было в несколько раз больше.

В конце концов их просто выбросили на улицу.

– Больше сюда не заходите! – сказал на прощанье парень в ковбойке. – Мы люди суровые, шутить и повторить несколько раз не любим. И не будем! Если хотите совета, я дам его – уезжайте вообще из города! Уматывайте прямиком туда, откуда приехали! Санитарной службе нечего у нас делать – вам, таким негодяям, мы не отдадим даже наших бездомных собак!

Охотники за привидениями переминались с ноги на ногу. Они были сильно потрепаны в сражении. Своим видом они напоминали пленных южан периода Гражданской войны.

Парень в ковбойке закрыл дверь бара. На прощанье в окне мелькнул его сжатый кулак, после чего парень скрылся в глубине зала.

Незадачливые следопыты переглянулись.

– Час от часу не легче! – застонал Питер. – Теперь нам испортили комбинезоны.

– Подвалила работенку Джанин! – вздохнул Рэйман и высыпал горсть оторванных пуговиц в целый карман.

– Зато приборы целы! – Игон осмотрел датчик эктопоказаний и как будто даже повеселел.

– Слушайте, парни, они просто очумели с этими собаками, – вспомнил Питер. – Собаки, говорят, воют!

– И миссис Харрисон жаловалась на своего пса, – припомнил Замаяна. – Кстати, почему мы не слышали его ночного концерта?

– Тетя Огнезия дала ему на ночь снотворное, – пояснил Игон.

– Но почему воют собаки? – спросил Питер.

Он огляделся вокруг и подошел к Замаяне:

– Так, Уинстон, быстро говори мне, отчего могут выть собаки?

Замаяна отмахнулся.

– Отстань, не до тебя! – Уинстон прикладывал на место кусок оторванной штанины.

– Питер, это элементарно! – сказал Игон. – Собак тревожит то же, что и нас. Они чувствуют скопление паранормальной энергии.

– Тумана достаточно, чтобы они всполошились! – понял Питер.

– А также тех, кто шастают в этом тумане! – добавил Спенглер.

– Ну что, теперь-то мы возвращаемся? – спросил Вейтман.

– Теперь – да! – кивнул Игон. – Обмозгуем хорошенько все услышанное.

– Выдвинем пару версий, примем самую вероятную и снова начнем действовать! – добавил Рэйман.

– Правильно, Рэй! – сказал Игон. – Тем более, что нам надо действовать по ночам. Когда образуется туман. Мы попробуем обнаружить его причину.

Они двинулись по городской улице, которая вела на окраину. Шли в полном молчании.

– Одно я понял, – уже за городом произнес Питер. – В этом Брекфосте не смотрят телевизора и не читают газет... И не любят футбол!

– Почему ты так решил? – Рэйман посмотрел на него.

– Иначе они узнали бы нас! – ответил Вейтман.

Глава 7 КАК ВАЖНО УМЕТЬ ТАНЦЕВАТЬ РЭП

Джанин при виде бесславно вернувшейся компании всплеснула руками:

– Господи, мальчики, да что с вами произошло?

Парни молча сняли протонные ускорители и сложили их в углу помещения.

Тетушка Огнезия выглянула из кухни и запричитала.

Лизун злорадно ухмыльнулся. Его ожидания полностью оправдались. Жизнь жестко проучила гордецов, которые не взяли его с собой.

– Ничего страшного, Джанин, – весело отозвался Питер. – Просто мы шли... Гвозди торчали... Мы спешили, а они торчали и...

Его приятели загадочно заулыбались, но девушка не стала поддерживать веселья.

– Могли бы вести себя серьезно! – сказала с укором она. – Всему виной твои, Питер, шуточки! Видимо, ты пошутил, кто-то не выдержал и...

– Нет, Джанин, ты ошибаешься, – перебил секретаршу Вейтман. – Пусть я сказал неправду, но и ты тоже не права. Все было не так.

– А как?

Этот вопрос задала миссис Харрисон, которая вошла в гостиную из кухни.

– Очень просто, миссис Харрисон, – произнес Спенглер. – Нас приняли за санитарную команду, которая вздумала проверить состояние пивного бара...

– Как мы ни старались, мы их не переубедили! – жалобно проговорил Рэйман.

Огнезия повернулась к нему.

– Ничего не удалось сделать, потому что нас не слушали! – сказала Замаяна.

Хозяйка виллы посмотрела на Уинстона.

– И вас вышвырнули вон? – догадалась она.

– Да, миссис Харрисон, – сказал Питер. – Вы совершенно правы.

Джанин решительно подошел к Игону и взяла его двумя пальцами за рукав.

– Игон, снимай быстро комбинезон! – приказала она. – И вы, ребята, раздевайтесь, снимайте комбинезоны. Мне придется их зашивать... Господи, сколько работы!

– Мы справимся, Джанин, – сказала Огнезия. – Я тебе помогу.

Игон просиял.

– Джанин, ты чудо! – сказал он. – Ведь мы тебя только что хотели попросить об этом. И вам большое спасибо, миссис Харрисон.

– Я была бы не я, если бы не знала, что вы сделаете в следующую минуту, – отшутилась девушка. – Я всегда морально готова лечить ваши раны. Когда вы отправляетесь на задание, у меня возникает чувство, что я вас провожаю на войну... – Джанин мельком глянула на Игона, комбинезон которого пострадал более остальных, и подавила вздох. – А моя тетушка всегда была чудом, – сказала девушка, улыбнулась и звонко чмокнула тетю в щеку.

Питер взялся руками за ремень и в нерешительности остановился.

– Как? – растерянно спросил он. – Снимать? Прямо здесь снимать?

Джанин фыркнула.

– Ну, если не хочешь здесь, можешь снять в соседней комнате! – сказала девушка.

– А что мы наденем? – спросил Игон.

Миссис Харрисон принесла целый ворох старой одежды.

– Вот, посмотрите, – сказала она. – Это все носил мой муж, когда был моложе и стройнее.

Одежда полетела на диван.

– Налетай! – закричал Питер и бросился к куче.

Остальные присоединились.

– Смотри ты, уже тогда носили джинсы! – удивленно отметил Рэйман, вытаскивая пару приглянувшихся ему штанов. – Правда, покрой немного другой, но это ничего!

– Ты прав, Рэйман, – блеснул зубами Замаяна. – Джинсы – вещь такая. Чем старше – тем более модные! Потому что потертые.

Вскоре куча принесенной одежды была разделена на четыре части, точнее – на четыре охапки, которые охотники за привидениями бережно прижали к себе.

– Мы сейчас! – сказал Питер, после чего парни разошлись по спальням.

Женщины остались одни в гостиной, если не считать Лизуна. Джанин спросила у хозяйки дома:

– Тетя, у вас есть иголки и нитки?

– Твои друзья пострадали так сильно, что иголкой не обойтись, – ответила Огнезия Харрисон. – Здесь нужна швейная машинка.

– Она у вас есть?

– Она в той комнате! – хозяйка указала пальцем на одну из дверей. – На столике с колесиками. Ее можно прикатить сюда.

Джанин покачала головой:

– Дайте все-таки иголку с ниткой. Я видела, что у Рэя вырваны все пуговицы, да и у Игона их мало осталось. Я буду действовать иголкой.

Тетя подала ей коробку с принадлежностями для шитья.

– А я все-таки прикачу швейную машинку, – сказала миссис Харрисон и удалилась.

Джанин принялась продевать нитку в игольное ушко. В это время Лизун тихо засвистел. Девушка подняла голову и заметила, как Лизун опустился вниз и приник к замочной скважине в двери спальни Питера Вейтмана.

– О-о-о... – протянул Лизун и посмотрел на Джанин.

Увидев, что девушка смотрит на него, зеленый бесстыдник нахально ей подмигнул, а потом кивнул в сторону комнаты Питера.

– Что? – Джанин покраснела и закричала: – Да как ты смеешь?

Лизун издал звук, похожий на хихиканье.

– Ву-у... Ву-у... – на манер паровоза прогудел он.

– Ты еще и кривляешься? – вскипела девушка.

Она пошарила глазами по комнате в поисках чего-нибудь тяжелого, но не обнаружила ничего, кроме персика в вазе на столе.

Разъяренная Джанин схватила персик и метнула его в привидение.

– На, наглец, получай...

Лизун сделал удивленную физиономию, когда заметил, как в него чем-то бросили. Персик он поймал ртом на лету, как хорошо вышколенная собака.

Потом поклонился Джанин, как бы благодаря за вкусное угощение.

– Нет, это выше моих сил, – простонала девушка. – Этот наглец еще и за мной подглядывает, когда я переодеваюсь...

Лизун отрицательно покачал головой. Он никогда не подглядывал за Джанин, если девушка переодевалась. Но бывали в жизни минуты, когда Джанин приходилось оставаться наедине с холодильником. Например, когда парни отправлялись на задание.

И вот тогда Лизун подглядывал, как Джанин лезет в холодильник и грызет припасенные на вечер пирожные или другие сладости.

Но не было никакой надежды объяснить все эти тонкости девушке, у которой уже слезы стали капать из глаз.

Джанин подняла голову. Скрипели колесики, тетя Огнезия толкала перед собой швейную машинку, которую хотела предложить для ремонта комбинезонов гостей.

– Получай, – сказала тетя. – А я пойду поработаю во дворе...

Она вышла.

Хлопнула дверь, и Джанин заметила переодетого Питера Вейтмана.

– О-ля-ля! – воскликнул парень. – Джанин, как я тебе нравлюсь?

Девушка посмотрела на Питера и прыснула со смеху.

– Полный отвал! – она показала большой палец.

Питер гордо прошелся по комнате.

– Да, Джанин, я рад, что тебе понравилось, – сказал он. – Я чувствую себя на лет двадцать моложе...

– Питер, – рассмеялась секретарша, – ты тогда не мог это все надеть, потому что был ребенком...

В гостиную вышли Игон, Рэйман и Уинстон. Они вынесли комбинезоны и положили их на диван, рядом с Джанин. Потом сделали несколько шагов назад и замерли.

Девушка хохотала, придерживая рукой прыгающие на носу очки.

– Джанин, что с тобой такое? – спросил Игон.

Друзья в недоумении переглянулись.

– Ой, не могу! – каталась по дивану девушка. – Ой, умру! – она показывала на парней пальцем, а другую ладонь прижимала к животу. – Ребята, это просто потрясающе!

– И все-таки я не понимаю, что могло вызвать у тебя такой бурный смех, Джанин! – сказал Игон совершенно серьезным голосом.

Глядя на него, секретарша успокоилась.

– Ох, ребята, вы мне напомнили очень крутую тусовку хиппи, – сказала Джанин. – Вы не виноваты, что так получилось, но выглядит это смешно. Ну, просто, как индейцы на тропе войны!

Питер посмотрел на друзей. Да, вид у его товарищей был что надо. Особенно выделялся Уинстон. В довершение к немыслимо потертым джинсам и куртке, которая была ему немного велика, голову Замаяны венчала бейсбольная кепка.

Уинстон нервно посматривал по сторонам и то и дело поправлял кепку, трогая козырек.

Питер захохотал.

– Уинстон, дорогой, это носят не так! – воскликнул он. – Смотри!

Он подскочил к Замаяне и повернул кепку на сто восемьдесят градусов – то есть козырьком назад.

– Да? – Уинстон задержал на Питере долгий взгляд. – Ты уверен?

– Конечно! – Питер изобразил недоумение.

Замаяна попробовал наклонять голову в разные стороны.

– Нет, все равно не поймаю! – сказал он. – Так же неудобно! Шея назад не гнется, и невозможно посмотреть вверх!

– А зачем тебе смотреть вверх? – перешел в наступление Питер.

– А кому нужно, чтобы козырек был сзади? – вопросом на вопрос ответил Уинстон.

Джанин притопнула ножкой.

– Хватит! – воскликнула она. – Вы что, с ума посходили – орать по такому глупому поводу? У меня уже голова болит.

– Она права, парни, – подал голос Игон. – Давайте сядем и спокойно обсудим ситуацию.

Он показал на стол, за которым приятели завтракали. Питер, Уинстон и Рэйман согласно кивнули и заняли места.

Игон уселся во главе стола. Он посмотрел на секретаршу, которая не думала уходить с дивана.

– Я посижу здесь, – как ни в чем не бывало, сказала Джанин. – Зашью, что можно зашить вручную. Потом перейду за машинку.

– Хорошо, – Игон повернулся к коллегам. – Как же мы поступим дальше, парни?

Питер заерзал.

– Надо, пожалуй, подождать, пока Джанин отремонтирует наши комбинезоны.

– Это еще зачем? – спросил Рэйман.

Вейтман замялся.

– Ну... Мне лямки протонного ускорителя натрут плечи, – он наконец придумал, что сказать.

– А мне сдается, Питер, что ты, как бы это помягче выразиться, не очень хочешь снова идти в город, где можно встретить разные темные личности, вроде Мэла-бармена или того парня в клетчатой ковбойке! – сказал Уинстон. – Короче говоря, боишься!

– Кто боится? – повернулся к Замаяне Питер. – Неужели я?

– Ты!

– Я?

– А то кто же?

Питер насупился:

– А ну, повтори...

– И повторю.

– Повтори, повтори!

– И повторю, –упрямо проговорил Уинстон.

– Так чего же не повторяешь?

Игон хлопнул рукой по столу.

– Ребята, что вы, как петухи или подростки! Питер высказался за то, чтобы нам подождать окончания ремонта комбинезонов. Хорошо. Кто следующий?

Рэйман прочистил горло.

– Я не согласен с Питером, – сказал он. – Нам незачем ждать комбинезонов. Они нам просто не нужны. Питер, конечно, не трус. Он не боится выйти в город после угроз, которых мы не слышали.

Вейтман с благодарностью посмотрел на Стэнса и выпятил грудь, размышляя о том, смотрит ли сейчас в его сторону Джанин.

– Я предлагаю выйти в город под вечер, – продолжал Рэйман. – Что касается угроз Мэла или тех, кто намылил нам шеи, то... – рука Рэя сама потянулась к шее и потерла ее. – Они нас просто не узнают, если мы будем не в комбинезонах, а...

– В чем же мы будем? – насмешливо спросил Питер.

– В том, что на нас сейчас, – невозмутимо ответил Рэйман. – Если мы дополним наши костюмы темными очками, нас никто не узнает.

– Гениально, Рэй! – воскликнул Игон. – Мы попросту сольемся с толпами подростков, которые заполняют улицы с наступлением темноты...

Стэнс кивнул:

– Да, Игон, я как раз об этом подумал. Мы должны отправиться под вечер и по другой причине. Вечером появится туман, и мы сможем поискать по городу место его повышенной концентрации...

Рэйман даже представить себе не мог, что повторяет сейчас ход рассуждений Лизуна.

– Ты просто молодец, Рэй, – оценил Игон. – Мы именно так и сделаем! Только...

Он замялся.

– Что тебя смутило? – спросил Стэнс.

– Нам необходимо несколько пар очков! – сказал Спенглер.

– Так в чем проблема? – воскликнула Джанин с дивана. – Игону очков не надо, у него свои. Опустит чуб на лоб пониже – и хватит. А трое очков мы попросим у миссис Харрисон.

И девушка громко позвала:

– Тетя Огнезия! Тетя Огнезия!

– Что? – через некоторое время отозвалась та.

– Тетя Огнезия, у вас найдутся черные очки от солнца? – спросила Джанин.

– Вздумалось позагорать? – с иронией поинтересовалась миссис Харрисон.

– Да нет же, ребятам надо для работы.

– Сейчас поищу, – сказала Огнезия.

И в самом деле, через несколько минут на столе перед парнями появились солнцезащитные очки. Их фасон мог сойти за самый современный и модный, хотя очкам было лет по сорок.

– Отлично, большое спасибо, миссис Харрисон, – сказал Питер. – Вы так добры.

– Не стоит, – улыбнулась женщина.

– Миссис Харрисон, – бросился в атаку Рэйман, – может быть, у вас есть лишние головные уборы? Шляпы вашего супруга?

Женщина хохотнула:

– Вам мало одежды Карла, вы еще и его шляпу хотите нацепить, молодой человек?

– А почему бы и нет? – не растерялся Рэйман.

– Хорошо, ребята, – кивнула хозяйка дома. – Не похвалит меня Карл за это, но... Тем более, что его нет!

Рэйман, Игон и Питер прошли за женщиной в переднюю.

Бейсбольная кепка нашлась только одна. Питер забрал ее себе. Игон остался без головного убора, а Рэю досталась старая фетровая шляпа с неровными полями.

Парни вернулись в гостиную и надели головные уборы и темные очки.

Джанин невольно захохотала. Если Уинстон и Питер в бейсбольных кепках козырьками назад напоминали ординарных рэпперов-хип-хоперов, то Рэйман Стэнс, в джинсовой куртке, фетровой шляпе и свитере в красную и зеленую полосы, был на сто процентов Фредди Крюгером.

– Это просто прекрасно! – хохотала девушка. – Вас никто не узнает... Ой, не могу!

Игон растерянно оглядел себя в зеркало. Он никак не изменил свою внешность.

– А как же я? – спросил он. – Нет никакой желания быть узнанным...

Джанин серьезно посмотрела на предмет своих давних симпатий.

– Игон, – сказала она, – не расстраивайся. Если хочешь, я повяжу твою голову своей красной косынкой, – и девушка прибавила тихо: – Ты будешь самым красивым...

Спенглер беспомощно смотрел на Джанин, пока та повязывала косынку вокруг его головы.

Джанин закончила и отступила несколько назад, чтобы полюбоваться результатами своего труда.

Она прыснула в кулачок:

– Игон, ты похож на пирата.

Спенглер покраснел.

– Но на себя ты не похож, –торопливо добавила девушка. – А это, насколько я понимаю, самое главное.

Игон успокоился – Джанин была права.

– И вообще, вы – как на маскараде, – сказала девушка. – Я бы на вас сразу обратила внимание.

– Но ведь ты просто нас давно знаешь! – сказал Питер. – А те, в городе, – нет.

– Жаль, что у меня есть работа, – сказала девушка. – Вы возьмете с собой бластеры и ловушки?

Игон помотал головой:

– Нет.

– А кстати, – Джанин повысила голос, – почему бы не распаковать большую ловушку, что мы привезли на нашей "ЭКТО", и не попробовать засосать в нее весь туман?

Питер хмыкнул.

– Чем засосать? Пылесосом? Или поставить несколько вентиляторов побольше?

– Нет, Джанин, – сказал Игон. – Твоя идея не пройдет. На весь туман не хватит даже той ловушки, что у нас осталась в Нью-Йорке.

– Тумана слишком много, – подытожил Уинстон.

* * *

Понятно, что обед был также вегетарианским. Потом охотники за привидениями отдыхали. Ближе к вечеру засобирались в город.

Джанин к этому времени закончила два комбинезона – Игона и Рэя.

– Если хочешь, Рэй, можешь отказаться от этого страшноватого образа Фредди Крюгера, – сказала девушка. – Да и ты, Игон, не будешь выглядеть пиратом. В принципе, ваши комбинезоны надо было еще постирать, но... И так сойдет. Надевайте!

Игон и Рэйман переглянулись и отрицательно покачали головами.

– Нет, Джанин, – сказал Стэнс, – ведь это маскировка.

Из дома вышли, когда бордовый диск солнца едва касался нижним краем далеких гор. Лизун было увязался за охотниками, но Игон приказал ему возвращаться:

– Не обижайся, малыш, но с нами нельзя. Пойми и вернись. Мы тебе все расскажем...

На окраине города Питер весело заметил:

– Вот это другое дело!

– Что ты имеешь в виду? – не понял Рэйман.

– Другое дело – ходить без протонного ускорителя за спиной, – пояснил Вейтман.

– Лентяй, – незлобиво обозвал приятеля Рэйман.

Питер оглянулся вокруг. Он ожидал встретить ту компанию мальчишек, к которой принадлежал его недавний знакомый Джонни. Но никого не было.

– Ищешь своего конопатого приятеля? – спросил проницательный Уинстон.

– Угадал, – бросил Питер.

– Я вспоминаю, что в моем городке все подростки с наступлением темноты направлялись в центр. Там было что-то типа общего ежевечернего сборища...

– Хочешь сказать, что Джонни где-то дальше? – спросил Питер.

– Кто это – Джонни? – встрял в разговор Рэйман.

– Тот парень, с которым Питер познакомился утром, – пояснил Уинстон.

– А-а-а, тот жадина, который не дал тебе прокатиться на роликовой доске?

Вейтман остановился и прошипел:

– Рэй, иногда ты становишься просто невыносимым.

– Просто, – с любопытством глядя на покрасневшего от гнева Питера промолвил Стэнс.

Потом Рэйман обратился к Игону:

– Куда, полагаешь, нам надо пойти?

Игон на минуту задумался.

– Я слышал, вы только что рассуждали о вечерних тусовках молодежи, – скучным голосом сказал он. – Так вот, я думаю, нам надо связаться с местными ребятами. Никто не знает город лучше их.

– Ты прав, тысяча чертей! – закричал Рэйман.

– Тем более, у нас подобающий вид! – бросил Питер.

– Где же мы их будем искать, этих бандитов? – спросил Стэнс.

Вопрос был адресован Замаяне.

– Для начала отправимся по уже знакомым местам в центре города, – ответил Уинстон.

Когда проходили мимо бара Толстого Мэла, они, не сговариваясь, ускорили шаг и постарались не смотреть в ту сторону.

Однако Питер все же скосил глаза, потому что его разобрало жгучее любопытство.

Он заметил, что посетителей у Мэла стало явно больше. И неожиданно на пороге заведения возник сам хозяин. Он проводил подозрительным взглядом странно одетых парней, но ничего не сказал.

И все-таки, только бар Толстого Мэла остался за углом, Питер вздохнул с облегчением. Он удивился, услышав три точно таких же вздоха.

Проходить мимо бара Толстого Мэла не было ни для кого удовольствием...

– Погодите вздыхать, парни, – улыбнулся Питер. – Впереди еще заведение Нила!

Но возле бара Нила их никто не заметил.

– Может, зайдем, пропустим по стаканчику? – совсем осмелел Питер.

Ему никто не ответил, только Рэйман скорчил недовольную гримасу.

...Охотники за привидениями вышли на довольно широкую площадь, заполненную толпами разноцветной молодежи. Тут и там гремела музыка, слышались взрывы смеха.

В одном месте парни заметили длинноволосого гитариста, который сидел на земле прямо посреди толпы. Музыкант скрестил ноги и что-то наигрывал на дешевенькой гитаре, закрыв глаза и проявляя полную безучастность ко всему, что делалось вокруг него.

Перед музыкантом лежал раскрытый гитарный футляр. Питер полез в карман и бросил парню несколько долларов.

Игон, шедший впереди, остановился и оглянулся на приятелей.

– Немного не по себе, – сказал он, улыбнувшись. – Джанин была права. Это все выглядит, как маскарад. Трудно поверить, что эти подростки воспринимают все всерьез и ходят так каждый день.

Рэйман и Уинстон согласно кивнули.

– Что будем делать? – поинтересовался Питер.

Игон сдавленно рассмеялся.

– Нет, все-таки я был смелее, – сказал он. – Я думал просто спросить у первого встречного о тумане... Но тут встречных столько...

– Не думаю, чтобы эта публика вообще замечала присутствие тумана, – сказал Рэйман.

Питер посмотрел на часы.

– Еще рано для тумана, – сказал он. – Надо подождать. И тогда увидите, заметит ли его эта публика...

– Пит, нам надо попробовать найти твоего знакомого, – сказал Игон. – Его имя Джонни?

Вейтман кивнул:

– Да, Джонни.

– Смотри по сторонам, Питер, – попросил Рэйман. – Ты его помнишь лучше всех нас, вместе взятых.

До Питера дошло:

– Его надо искать среди скейтистов!

– Как это? – не поняли Уинстон и Рэйман.

Питер рассмеялся.

– Очень просто, – сказал он. – Не заметили, что здесь как бы клубы по интересам?

Рэйман и Уинстон отрицательно покрутили головами, а Игон протянул:

– Нет...

– Ну так вот, – с уверенностью продолжил Питер. – Там – рэпперы, тут – металлисты, там – панки, тут – скейтисты... И так далее. Джонни надо искать среди тех, кто катается на скейтах, вот и все...

– Эй, парни, а что вы тут делаете? – внезапно раздалось над ухом у Питера.

Вейтман оглянулся.

– Мы... – напряженно пробормотал он. – Мы... Это...

К охотникам за привидениями подошли несколько... нет, не привидений. Несколько весьма крутого вида юнцов, в кожаных куртках с заклепками.

Их предводитель держал на локте двухкассетный магнитофон. На ногах паренька были кроссовки фирмы «Риббок». Юнцы с любопытством рассматривали незнакомцев, впервые появившихся на их территории.

– Интересно, интересно, – сказал парень в «риббоках», обернувшись к своим друзьям, стал рассказывать так, чтобы слышали и Питер с приятелями: – Перед самым моим выходом вернулся брат из пивной Нила. Так вот, он говорил о четырех парнях, которые неизвестно откуда появились в городе. Те субъекты были увешаны какими-то приборами и походили на инопланетян.

– Ух ты! – стали восторгаться спутники паренька. – Не может быть!

– Те четверо всех убедили, что они – санитарная команда. Тогда их выгнали взашей, чтобы они не ставили каких-то идиотских опытов, после которых все мясо протухло. Во всем городе!

– Так что было с незнакомцами? – спросил кто-то из компании юнцов.

– Да говорю тебе, надавали им по мордасам, – повторил парень в кроссовках. – вот как дело-то закончилось, – сказал обладатель кроссовок «Риббок» и посмотрел на Питера: – Брат мне описывал внешность этих парней.

Ноги Питера стали словно ватные, ладони мгновенно вспотели.

– И что? – не своим голосом промямлил он.

Парень в кроссовках пожал плечами.

– Ничего, – сказал он. – Только вы зверски напоминаете их. Хоть и одеты по-нашему...

Питер задрожал, но Рэйман пришел другу на выручку:

– Мы – не они! – деловито пояснил он. – А они – не мы.

– Простое совпадение! – быстро дополнил Уинстон. – Простое совпадение...

– А кто вы такие? – поинтересовался юнец.

Питер посмотрел на магнитофон парня и выдал:

– Мы... мы из тех, кто очень уважает рэп. Знаешь, что такое настоящий рэп? – Питер сжал кулак и тряхнул им перед носом незнакомца. – Это сила!

Обладатель магнитофона расцвел.

– А я как раз и танцую рэп. Я набираю людей в группу, будем пробиваться наверх. Хотите посмотреть?

Питер беспомощно оглянулся на приятелей. Он считал, что разговор с парнем затянулся. С минуты на минуту стемнеет, потом все затянет туман...

– Давай не здесь, – уточнил он. – Народу много, мешать будут.

– А где? – забеспокоился Рэйман.

– А вот выйдем на пустую улицу, – сказал парень с магнитофоном. – Это ненадолго, потом вернемся.

Игон тревожно посмотрел на Питера, Питер – на Рэя. Вперед выступил Уинстон.

– Ладно, – сказал он. – Давай посмотрим твое мастерство.

Парень в кроссовках «Риббок» решил, что Уинстон среди новых знакомых – самый крутой танцор, раз именно он сказал последнее слово.

Охотники за привидениями и небольшая компания исполнителей рэпа покинула площадь. Пока они проходили по каким-то дворам, парень с магнитофоном рассказывал Питеру:

– Я так считаю: в последнее время развелось много всякой шушеры. Что мы слушаем по радио или по телевизору? Вернее, что нас заставляют слушать? Всякую дребедень.

– А ну-ка, ну-ка, – Питер сделал вид, что заинтересовался.

– Так вот, я и подумал, – продолжал любитель рэпа. – Чем сидеть дома и ругать этих дебилов, что засели на радио и телевидении, надо начать действовать самому. Надо только выйти на крутую орбиту. Но и это можно сделать. Надо только подобрать толковых ребят.

Он остановился и осмотрелся. Охотники и рэпперы вышли на широкий тротуар почти пустынной улицы.

Парень в кроссовках «Риббок» поставил магнитофон на асфальт.

– Ну, смотрите, – сказал он. – Только после меня – вы!

Не дав ответить Питеру, он включил магнитофон и принялся танцевать.

Любитель рэпа танцевал классно. Даже Питер, с его безразличным отношением ко всяким танцам, оценил это.

Парню только немного вредила некоторая скованность, которая, как посчитал Питер, должна была пропасть, когда он наберется опыта.

Танцор все время выкрикивал какие-то рифмованные строки типа заклинаний или скаутских строевых речевок. Наконец, парень нагнулся, выключил магнитофон и поклонился Питеру. Его приятели захлопали.

– Теперь – кто-то из вас, парни! – сказал любитель танцев.

Питер переглянулся с друзьями. «Черт побери, – подумал он. – Вот влипли так влипли...»

Никто из охотников не двинулся с места. Тогда юнец сказал вторично:

– Парни, я же предупреждал, вам придется танцевать. Я говорил очень серьезно, я не свистел! – он принялся объяснять: – Я набираю группу для завоевания большой сцены и большой славы, – парень переходил на повышенные обороты. – А также – больших денег, черт побери! И если какой-то хлюпик в моем районе умеет классно танцевать, но не хочет мне этого показать – он сделает хуже только себе. Это говорю вам я, а меня здесь каждый знает и не даст соврать! – парень обернулся к своей компании, которая свистом и криками высказала одобрение сказанному.

Охотники за привидениями стояли ни живы ни мертвы.

Рэйман наклонился к Вейтману.

– Слушай, Питер, – возбужденно заговорил он. – Надо что-то ответить. Лучше всего – станцевать, хоть как. Иначе этот юнец всем расскажет, что мы не те, за кого себя выдаем.

Питер думал недолго. Он подтолкнул стоящего рядом Замаяну.

– Тебе придется постоять за честь мундира! – шепнул Вейтман.

– Почему? – стал упрямиться Уинстон.

– Потому что ты... – Питер едва не сказал «негр», но вовремя сдержал себя, – африканец, у тебя рэп сидит в крови...

Уинстон встряхнулся.

– Ну, хорошо! – твердо сказал он. – Постою за честь мундира. Хотя... Какой у рэпперов мундир?

– Самый что ни на есть настоящий! – успокоил приятеля Питер.

– Очки, кроссовки, бейсбольная кепка... – перебив, стал дополнять Рэйман.

– А бейсбольная кепка козырьком назад лично мне напоминает адмиральскую фуражку, – добавил Питер. – Иди, Уин, и покажи этим самозванцам, что такое настоящий рэп! У тебя получится!

– А что петь-то? – схватился за соломинку Замаяна. – Не знаю ни одной песни.

– Да все что угодно! – закричал юнец в кроссовках «Риббок». – Покажи класс!

Он нажал на кнопку и крутанул ручку громкости. Магнитофон выдал полную мощность.

– Давай, Уин, не то они от нас не отстанут! – снова толкнул приятеля Питер. – А нам еще работать. Не забывай кричать «Хэй!» и подпрыгивать!

Замаяна нерешительно вышел в круг. Немного потоптался и растерянно начал:

Шалтай-Болтай сидел на стене,
Шалтай-Болтай свалился во сне...

Постепенно он вошел в раж. Местные любители рэпа заулыбались и принялись бить в ладоши.

– Вот это я понимаю! – восхищенно крутил головой обладатель кроссовок «Риббок». – Это настоящий рэп! Давай, парень!!! – юнец прищелкивал пальцами.

– Да, – похлопал юнца по плечу Питер. – Так танцуют в столице рэпа – Нью-Йорке! Не то что у вас, в провинции!

– Да ну? – не поверил тот.

– Вот тебе и «да ну»! – передразнил Питер. – Слушай, что я тебе скажу. Ты видишь перед собой короля рэпа! Не забудь взять автограф!

Замаяна ошалело таращил глаза и истошно орал на полную силу легких:

Вся королевская конница, хэй!
Вся королевская – хэй-хэй! – рать!
Ол райт!! !

Промасленную джинсовую куртку мистера Харрисона Уинстон расстегнул и приспустил с плеч так, чтобы ладони стали наполовину прикрыты рукавами. «Король рэпа» вовсю махал руками, тыкал в зрителей скрюченными указательными пальцами.

Даже Питер и Рэйман, благословившие Уинстона на этот «подвиг», не ожидали от приятеля такой высокопрофессиональной рэпперской подготовки, ужимок и прыжков.

– Хэй, ю-у-у! Вся королевская рать!!! – разносилось над городом.

Редкие вечерние прохожие останавливались и заглядывали через спины охотников за привидениями и местных любителей рэпа. Некоторые крутили пальцем у виска и поспешно уходили, но большинство оставалось поглазеть на бесплатное представление.

Скоро собралась порядочная толпа.

Уинстон выдыхался:

Не могу Шалтая, хэй!
Не могу Болтая, хэй-хэй!
Шалтая-Болтая,
Болтая-Шалтая-Болтая...
Тр-р-р-Бум-Ба!

Язык Уинстона выделывал немыслимые коленца. Питер подумал, что если бы в языке была кость, то Замаяна давно заработал бы себе перелом.

«Король рэпа» вполне успешно перекрикивал магнитофон:

Хэй, ю-у-у-у!
Поднять!!!

В заключение песенки о странном персонаже из детской сказки Льюиса Кэрролла Уинстон прошелся вприсядку...

Внезапно кончилась кассета. Щелкнув, сработал автостоп. Одновременно с магнитофоном замер Замаяна.

– Представление окончено, – пробормотал он и посмотрел на Питера. – Честь мундира за...

Последние слова потонули в грохоте аплодисментов. Замаяна даже растерялся.

К танцору из толпы зевак протолкался маленький лысый человечек. Он деловито схватил Уинстона под локоть и затараторил:

– Любой контракт, молодой человек, любой контракт! На самых выгодных условиях!

Уинстон вырывался, но толстый незнакомец пристал, словно липучка.

– Я местный открыватель талантов! – скороговоркой сыпал толстяк. – Юноша, у вас талант, я хочу быть вашим менеджером! Я согласен заключить контракт на любых приемлемых для вас условиях.

Уинстон не пришел в себя после танца. Он даже не мог отдышаться – напоминал рыбу, вытащенную из воды на берег – так же беззвучно открывал рот...

– Я отвезу вас в Нью-Йорк! – заливался настырный незнакомец. – Что вы скажете насчет пары клипов для Эн-Ти-Ви? Вы разбогатеете!

Уинстон бросил на приятелей полный отчаяния взгляд. Питер понял: парня нужно срочно спасать.

Вейтман кивнул Рэю, после чего они с двух сторон подскочили к открывателю талантов.

– Извините, но этот молодой человек не может подписать никакого контракта с вами! – твердо сказал Питер на ухо толстяку.

– Почему? – изумился тот. – Я знаком с самым Диком Джейсоном!..

– Сожалею, но мистер Замаяна только что подписал контракт со мной, – сказал Питер. – Да, да! Я полностью представляю интересы мистера Замаяны! Вот мой компаньон, – Вейтман показал поникшему менеджеру Рэя. – Это мистер Стэнс, он подтвердит мои слова!

– Да, – степенно кивнул Рэйман. – У мистера Дика Джейсона ничего не получится, ему придется поискать другого кандидата на клипы Эн-Ти-Ви!

– Но кого?! – взволновался открыватель талантов. – Умоляю, господа, может быть, у вас в обойме есть кто-то, кого вы можете уступить мне? Плачу любые деньги! – толстяк с готовностью полез за бумажником.

Питер положил ладонь на руку менеджеру.

– Не надо денег, – сказал он и, поискав глазами, добавил: – Вот этот молодой человек подойдет для вас! – Питер кивнул на обладателя кроссовок «Риббок».

Рэйман понял задуманное. Он схватил в охапку парня в кроссовках.

– Только не упирайся, – шепнул он. – Судьба дает тебе верный шанс!

Парень и не думал упираться. Рэйман потащил его, как теленка на привязи.

Тем временем антрепренер спрашивал у Питера:

– А этот молодой человек, которого вы мне рекомендуете, умеет танцевать рэп?

Питер прищурился:

– А вы, мистер, не были с самого начала?

– Нет, – вздохнул толстяк. – К сожалению, я подошел, когда танцевал мистер Замаяна...

Рэйман привел юношу в «Риббоках».

– Вот тот талант, который вам нужен, – сказал Стэнс. – Вы не пожалеете, господин антрепренер!

– И самое главное, – добавил Рэйман, – мы вам его уступаем совершенно бесплатно!

* * *

Пока друзья были заняты знакомством открывателя талантов и владельца магнитофона, Игон внимательно разглядывал толпу. Внезапно он повеселел: среди подростков Спенглер заметил того самого веснушчатого паренька, с которым охотники так хотели встретиться.

Джонни был все с той же доской на роликах. Игон подошел к нему:

– Привет, Джонни, как дела?

Подросток поднял глаза:

– А ты откуда меня знаешь?

Спенглер улыбнулся:

– Видимо, ты меня не узнал, парень. Если бы я был с протонным ускорителем за спиной, ты бы вспомнил...

Джонни хлопнул себя ладонью по лбу.

– Господи, ну конечно! – палец подростка ткнул Игону в грудь. – Ты ведь приятель Питера, верно?

Игон кивнул.

– А Питер где? – спросил мальчик.

Спенглер показал на переодетого Вейтмана.

– Это он? – Джонни не скрыл изумления. – Ни за что бы не догадался!

Игон принял серьезный вид:

– Джонни, послушай... Откровенно говоря, мы искали тебя!

– Неужели? – подросток поднял брови. – У вас проблемы?

– Представь себе, – кивнул Спенглер.

– Какие?

– Сейчас все расскажу, – Игон на минуту задумался, стоит ли посвящать мальчишку в подробности, но потом мысленно махнул рукой – Джонни хотя еще и не взрослый, но уже и не ребенок, он не должен подвести. – Ты замечал, что на ваш город по вечерам опускается туман?

– Еще бы! – ответил подросток, и глаза его загорелись.

– Так вот, – продолжал Игон, – с этим туманом – не все чисто.

– И вы приехали, чтобы установить его причину? – догадался Джонни.

Спенглер кивнул:

– Именно!

– Так чего же вы у меня сразу не спросили? – огорошил взрослого собеседника мальчик. – Я бы вам сразу и сказал, откуда этот дым плывет на город.

Брови Игона поползли вверх.

– Как? – изумился он. – Откуда ты знаешь?

Джонни ухмыльнулся:

– У меня есть один приятель, его зовут Фрэнк. Он сейчас дома, но не в этом дело. Так вот, он начинал ужасно кашлять, едва появлялся этот, как его называли остальные, туман. А мне и Фрэнку сразу показалось, что это не туман! У него был какой-то дурацкий запах... – мальчишка сделал паузу.

Рэйман в это время подвел к толстому человечку парня в кроссовках «Риббок».

– И что дальше? – пожал тот плечами. – Просто сразу так получилось, что мы обнаружили: туман – это вовсе никакой и не туман. Это действительно что- то вроде дыма. И идет он на город из одного места...

– Стой, Джонни! – перебил паренька Игон. – Стой, не продолжай, сейчас я позову коллег. И твоего приятеля Питера тоже. Тебе все равно придется повторять рассказ еще раз, если ты сейчас мне станешь рассказывать.

Джонни с пониманием кивнул.

Игон подошел к Питеру, Уинстону и Рэю и проговорил:

– Парни, вам не кажется, что пора оставить юного танцора с его менеджером наедине? – Игон посмотрел на открывателя талантов: – Вы не против, мистер?

Толстяк улыбнулся:

– Конечно, нет. Спасибо вам, ребята! – и пожал по очереди руки охотникам за привидениями.

После этого четверка подошла к утреннему знакомому Питера.

– Джонни! – радостно воскликнул Вейтман. – А мы тебя ищем...

– Меня нашел твой друг, Питер, – улыбнулся подросток. – Как, кстати, его зовут?

– Знакомься, Джонни, – спохватился Вейтман и представил коллег: – Это Игон Спенглер, это – Рэй Стэнс, это – Уинстон Замаяна.

– Джонни знает, откуда берется туман, – нетерпеливо сообщил Игон.

– Ну? – хором воскликнули остальные. – Расскажи, откуда?

Подросток повторил историю о приятеле, который кашлял от тумана.

– Игон, ты был прав, когда сказал, что туман может воздействовать на людей, – заметил Питер. – Надо поскорее с ним разобраться.

– Я как раз остановился на том, как мы с Фрэнком обнаружили это место, – сказал мальчишка. – Питер, Игон! Всего за одно нажатие кнопки я покажу вам источник тумана!

– Какой кнопки? – не понял Игон.

– Кнопки на бластере, – пояснил подросток. – Я хочу, чтобы Питер дал мне стрельнуть.

Вейтман застонал.

– Джонни, ты нахал! – сказал он. – И сейчас не время торговаться...

– Да у нас и бластеров нет! – развел руками Рэйман. – И нет времени...

– Да, Джонни, – Игон положил руку подростку на плечо. – Если дело дойдет до выстрелов, Питер даст тебе стрельнуть...

Он выразительно посмотрел на коллегу. Вейтману ничего не оставалось, как согласно кивнуть:

– А теперь, Джонни, рассказывай.

Мальчик просиял. Он только что добился согласия на то, о чем долго будет рассказывать своим приятелям, вызывая страшную зависть...

– Все очень просто, – сказал подросток. – В городе когда-то был стадион. Там проводились матчи по футболу, но потом стадион пришел в запустение. Никто не хотел браться за его ремонт, и там устроили городскую свалку...

– Где эта свалка? – нетерпеливо перебил рассказчика Рэйман.

– На северной окраине Брекфоста, – ответил Джонни.

Игон спросил:

– Надо позвать твоего приятеля, чтобы он показал?

– Не надо! – покачал головой Джонни. – Мы там были вместе с Фрэнком, я сам все покажу вам.

– Пойдем? – Питер изображал страшное нетерпение.

– Сейчас? – Джонни посмотрел на своих новых знакомых с сомнением.

– А чего откладывать? – Питер рубанул рукой воздух. – Показывай дорогу!

Джонни хитро оглядел приятелей и сказал:

– Ну что же, пойдем... – и он уверенно повел охотников за привидениями по ночным улицам.

Глава 8 ЛЕТАЮЩЕЕ ПОСТЕЛЬНОЕ БЕЛЬЕ

Через пару кварталов друзья увидели первые хлопья наплывающего на город тумана.

– Ага, – пробормотал Спенглер. – Мы идем в правильном направлении.

– Ты ошибаешься, Игон, если думаешь, что я пудрю вам мозги! – заметил Джонни. – Все без обмана! Только и вы без обмана...

– Я дам тебе стрельнуть, – подтвердил Вейтман. – А также позволю бросить эктоплазменную ловушку, если уж на то пошло...

Этим вечером туман был не таким, как вчера. Он стлался низко над землей, друзья брели по колено в желтоватых хлопьях.

Потом туман начал сгущаться, он захватывал все большую территорию. Через несколько сотен шагов приятели нырнули в него с головой.

– Джонни, не спеши! – попросил Игон. – Иначе мы потеряем тебя!

– Хорошо, – отозвался подросток. – Можно взяться за руки.

На окраине города, куда завел охотников за привидениями Джонни, фонарей не было. Друзьям действительно пришлось взяться за руки, чтобы не потеряться.

Юного проводника ничего не останавливало. Он уверенно шел вперед, ориентируясь ему одному известным способом.

Джонни свернул с улицы, пересек пустырь, миновал какие-то развалины, перепрыгнул через канаву...

Туман светился под луной. Здесь, за городом, он оказался не таким густым.

– Ветер, – заметил Игон. – Все дело в ветре...

– Что? – не понял шедший рядом Питер.

– Все дело в ветре, говорю, – повторил Спенглер. – Он немного разгоняет туман.

– А-а-а...

Джонни, возглавлявший процессию, неожиданно остановился. Перед ним была металлическая сетка.

– Ограда стадиона, – пояснил подросток. – Левее есть въезд для автомобилей.

– Пойдем туда? – предложил Питер.

Джонни посмотрел на Вейтмана снисходительно.

– Вот еще! – воскликнул мальчика. – Стану я унижаться для того, чтобы искать проход в каком-то несчастном ограждении...

Он перебросил скейт через сетку, потом быстро вскарабкался вверх, просовывая носки кроссовок в ячейки, и спрыгнул на чахлую траву.

– Так поступают настоящие мужчины! – заметил Джонни, лихо сплевывая на землю.

– Настоящий мужчина! – повторил Питер, весело глядя на Рэя.

Стэнс вздохнул.

– Давно я не играл в индейцев! – сказал Рэйман, с трудом преодолевая преграду.

Питер, Игон и Уинстон последовали за Джонни и Рэем.

Когда все пятеро оказались на той стороне, Джонни придирчиво осмотрел спутников.

– Что, – не выдержал Питер, – мы сдали экзамен на звание настоящих мужчин?

Джонни ухмыльнулся.

– Пошли дальше, – сказал он и, не дожидаясь ответа, двинулся вперед.

То, что когда-то было игровым полем, сейчас представляло собой котлован, в который самосвалы высыпали горы мусора. Исследователи остановились у его края и посмотрели вниз. Котлован напомнил озеро, в котором вместо воды находился туман.

– Джонни, ты заслужил, чтобы я тебе позволил не один раз стрельнуть из бластера, – сказал Питер. – Ты привел нас куда надо.

Подросток хитро посмотрел на Вейтмана.

– Поймать тебя на слове или не надо? – осведомился он.

– Не надо, – рассмеялся Питер. – Я и так дам тебе пострелять. А еще я оставлю тебе автограф. После всего.

– Это настоящее озеро, парни! – вдруг воскликнул Замаяна.

Рэйман покосился на него.

– Это мы как-то и сами заметили, – сказал он.

– Сейчас нам надо будет нырнуть в него, – промолвил Джонни. – Давайте за мной...

Юный проводник сбежал по откосу вниз, пропав в тумане. Охотники услышали его голос:

– Давайте сюда! Не бойтесь, ноги не поломаете!

Парни спустились. Проводник повел их дальше, огибая, одну за другой, кучи всевозможного мусора.

– Ну и воняет здесь! – отметил Питер, зажимая нос.

– Не курорт, – согласился Рэйман.

– Если не хотите ловить носами запахи, дышите ртом, – посоветовал бывалый Джонни.

Питер внял совету и открыл рот. Дышать сразу стало легче, вонь почти пропала.

– Нет, вы как хотите, а я предпочитаю нюхать, – заявил Уинстон.

– Это почему? – спросил Рэйман.

– Не могу, – помотал головой Замаяна. – Если я дышу ртом, запаха нет. Но я продолжаю осознавать, что вся эта нечисть попадает в мои легкие, пусть даже и минуя нос. Если дышать носом, в нем хоть что-то задерживается.

– Ровно столько, на сколько сильна вонь! – пошутил Питер.

Джонни остановился.

– Что такое? – Питер налетел на подростка. – Что-то случилось?

– Ничего! – паренек покачал головой. – Просто мы пришли. Смотрите туда! – он поднял руку.

Охотники глянули в сторону, куда указал подросток. В желтоватом тумане можно было разглядеть белый прямоугольник величиной с рост человека.

– Дьявольское место... – прошептал Питер, втянув голову в плечи.

– Адская машина? – тихо спросил Рэйман. – Машина по производству тумана?

– Списание оборудования газовой камеры? – в тон приятелям предположил Уинстон. – Оно по какой-то причине продолжает работать?

Джонни выслушал все рассуждения, потом рассмеялся.

– Мы с Фрэнком видели это место при дневном свете, – сказал он и добавил снисходительно: – Да это простой холодильник. Неисправный, и его кто-то выбросил.

Питер посмотрел на юного знакомого долгим взглядом.

– Я бы не сказал, что этот холодильник неисправен, – пробормотал он. – Судя по всему, он продолжает работать, хотя и своеобразно...

– Игон, достань-ка счетчик, – напомнил Рэйман. – Надеюсь, ты взял его с собой?

Спенглер достал измеритель эктопоказаний. Как только прибор был включен и направлен в сторону холодильника, охотники услышали хорошо знакомый писк.

– Да-а-а... – протянул Игон. – Думаю, здесь все должно просто кишеть привидениями...

– Черт, куда мы попали, – вздохнул Питер. – Где наши пушки? Где ловушки?

Игон помотал головой:

– Простыми ловушками здесь не обойтись. Уровень излучения очень высок...

– Что? – Джонни подскочил к Игону и Питеру. – Вы сказали – привидения? Высший класс!!!

Подросток даже подпрыгнул от восторга. Питер посмотрел на него снисходительно.

– Джонни, это не предмет для радости, – сказал он. – Игры в индейцев закончились. Это серьезно, малыш. Это наша работа...

Рассерженный словами Питера, а еще больше своей несдержанностью, Джонни поник головой.

– Не расстраивайся, – Питер шутливо толкнул его в бок. – Мы еще постреляем...

Паренек криво улыбнулся.

– Джонни, что вы еще там видели? – спросил Игон, кивая в сторону белого прямоугольника.

– Холодильник днем был закрыт, – сказал Джонни. – А сейчас, по-моему, – он присмотрелся, – открыт, хотя и совсем чуть-чуть...

Питер, Рэйман и Уинстон одновременно вздрогнули. Только Игон остался невозмутимым.

– Не нравится мне все это, – сказал Вейтман. – Хуже всего, что мы не вооружены.

– Так и ждешь, что эти приятели появятся и затащат нас к себе в холодильник, – сказал Рэйман.

– Что? – посмотрел на Стэнса Питер. – Ты полагаешь, внутри кто-то есть?

– Без сомнения! – кивнул Рэйман. – И этот кто- то напустил целый город туману...

Игон спрятал прибор.

– Как вы думаете, парни, – спросил он, – машина здесь пройдет?

– Хочешь подъехать сюда на старушке "ЭКТО"? – сообразил Питер.

Игон кивнул.

– Машина пройдет, – подал голос Джонни. – Сюда же въезжают самосвалы. А у вас легковой автомобиль.

– Пожалуй, что легковой, – ответил Вейтман, решив не уточнять, что их лимузин переделан из катафалка.

– Тогда он пройдет, – уверенно кивнул Джонни. – Я покажу дорогу, как сюда доехать...

– Хорошо, – сказал Игон. – А теперь надо домой...

– Что? – возглас Джонни был полон разочарования. – Вы не хотите подобраться к холодильнику вплотную и посмотреть, кто там сидит?

Питер, Рэйман и Уинстон переглянулись.

– Откровенно говоря, не хочется, – за всех признался Питер.

Подросток хмыкнул.

Ничего не следует делать поспешно, Джонни, – пришел на выручку Игон. – Мы должны обдумать каждый шаг. Надо возвращаться...

Он, а следом и остальные охотники уже сделали несколько шагов в обратном направлении, когда до них донесся голос отставшего Джонни:

– А все-таки я хочу вам показать, кто сидит в холодильнике!

– Да как ты нам это покажешь? – бросил Питер. – Парень, не строй из себя ковбоя. Там наверняка полно привидений. Их вытащить смогут только наши излучатели.

Охотники остановились и посмотрели на подростка, ожидая его ответа.

Джонни воскликнул:

– Не смеши меня, Питер! А это их не вытащит, ваши привидения?

С этими словами мальчишка нагнулся, схватил из-под ног булыжник и запустил им в холодильник.

Раздался глухой удар, а затем скрип открываемой двери. Охотники, а вместе с ними Джонни, как по команде, присели на корточки и уставились в одну сторону.

Из открытого настежь холодильника в полной тишине выпархивали, вместе с новыми клубами тумана, какие-то белые образования, похожие на простыни, летающие по воздуху.

Они разлетелись во все стороны, и их было много... Очень много...

– Ну и ну, – не удержался от возбужденного шепота Питер. – Кто-то, оказывается, набил холодильник постельным бельем... Это же простыни! Пододеяльники!

– А теперь вытягивает их на веревочке и снизу поддувает вентилятором, чтобы простыни не падали на землю, – ехидно добавил Рэйман. – Нет, Питер, это наши друзья. Те самые, которые называются привидениями! У них только вид такой – словно постельное белье, развешанное на невидимой веревочке. И кто-то из этих «простыней» посещал дом миссис Харрисон...

Рэйман замолк, и Питер услышал бормотание Игона: – Не понимаю...

– Игон, все в порядке? – забеспокоился Вейтман.

«Если сам Игон чего-то не понимает – это ли не причина для настоящей тревоги?» – молнией пронеслось у него в голове.

– Все в порядке, – отозвался Спенглер. – Если не считать, что эти привидения я вижу в первый раз. Надо будет дома хорошенько полистать справочник Спейда... Хотя, боюсь, нам придется написать небольшую брошюрку в дополнение к труду уважаемого ученого...

Из холодильника тем временем вылетали все новые и новые партии «постельного белья». Несколько пододеяльников пролетели над притихшими исследователями.

Охотники и Джонни сидели, не шелохнувшись.

– Всем ожидать, когда они успокоятся! – прошептал Игон. – Не то, действительно, окажемся в холодильнике, или еще где-то, куда они уже затащили четверых...

Питер, Уинстон и Рэйман ничего не ответили. Они в мыслях согласились с догадкой Игона: конечно, это привидения, никто другой, повинны в исчезновении людей.

В томительном ожидании прошло пять долгих минут. Игон все время смотрел на холодильник. Потом вздохнул и поднялся на ноги.

– Все, пошли, – скомандовал он. – Только быстро и тихо...

Исследователи отступили.

Когда ограда стадиона-свалки осталась за спиной, Питер поморщился:

– Твари полетели на ночную охоту... Что собираешься делать, Игон?

Спенглер вздохнул:

– Думать, Питер. Думать, думать и еще раз думать. Нажать кнопку, как ты понимаешь, может и Джонни... Но я должен знать определенно, какую кнопку нажимать.


В городе охотники простились со своим юным проводником, договорившись о встрече завтра. Подросток поспешил к себе домой, парни – на виллу Харрисона.

Когда они вернулись в особняк, там все уже спали. Питер при свете луны посмотрел на часы: и неудивительно, что их не дождались, – была четверть второго ночи!

Игон походил некоторое время вокруг дома и с удовлетворением отметил, что задраена каждая щелочка: форточки закрыты, дверь заперта.

Потом вернулся на крыльцо и отпер дверь ключом, который перед выходом ему вручила миссис Харрисон.

В прихожую вылетел сонный Лизун. Опередив на секунду его восторженное бормотание, Питер приложил палец к губам:

– Тихо, Лизунчик, тихо. Обо всем услышишь завтра, а теперь надо спать.

– Да, Лизун, нам сейчас больше повезло, чем утром, – добавил Игон. – Но Питер прав: нельзя будить хозяев и Джанин...

Лизун что-то буркнул и, повесив руки, как плети, поплыл в гостиную досматривать прерванный сон.

Охотники за привидениями прошли за ним. Когда Игон включил свет, парни увидели четыре «отремонтированных» комбинезона, которые Джанин перед сном аккуратно разложила на диване.

– Молодец, Джанин, – шепотом заметил Игон.

– Она заслужила, чтобы ее оклад был повыше, – добавил Питер.

– Ничего не имею против, – прошептал Рэйман и посмотрел на Уинстона.

Тот согласно кивнул.

Тихо, стараясь никого не разбудить, охотники разобрали одежду и разошлись по спальням.

Глава 9 ИСЧЕЗНОВЕНИЕ МИСТЕРА ХАРРИСОНА

Утром Питер вышел из спальни в радостном предвкушении того, как сейчас расскажет Джанин о результатах вечернего похода.

Но, против ожидания, Джанин не стала расспрашивать. Питер застал девушку на кухне всю в слезах.

– Что случилось? – только и спросил Вейтман.

Следом зашли Игон, Рэйман и Уинстон.

– Пропал мистер Харрисон! – сказала девушка.

Питер помотал головой.

– Ничего не понимаю! – воскликнул он. – Как – пропал?

– Когда? – спросил Рэйман.

– Вчера же! – пояснила Джанин сквозь слезы.

– Он же вчера ушел на работу, – бросил Игон.

Джанин отрицательно покрутила головой.

– Нет, его там не было, – сказала она. – Мы с тетей Огнезией думали, что это так, что он на работе. И тетя вечером позвонила на фабрику, узнать, когда дядя думает вернуться...

Рыдания прервали ее рассказ.

– Что же было дальше, Джанин? – осторожно поинтересовался Игон.

Девушка подняла мокрое от слез лицо.

– Трубку поднял управляющий, – сказал она. – И он сказал тете...

Вошла миссис Харрисон. Она была бледной и тоже заплаканной.

– Управляющий мне сказал, что Карл не появлялся на работе! – воскликнула женщина. – Это просто ужас какой-то!

– Да... – протянул Рэйман.

– Ужас какой-то, – вторил ему Питер.

Игон потянулся к радиоприемнику и включил его.

– Что вы делаете, мистер Спенглер? – спросила хозяйка дома.

Игон ответил:

– Хочу поймать местную радиостанцию и послушать новости...

Миссис Харрисон посмотрела на настенные часы:

– Сейчас как раз должны быть новости по городскому радио...

Она помогла Игону настроить приемник на нужную волну, и помещение заполнил взволнованный голос радиожурналистки:

– Говорит Шейла О'Нил. Последние известия: город четвертую ночь подряд был окутан непонятным туманом. Я звонила в бюро погоды, но, как оказалось, синоптики бессильны объяснить этот феномен...

– Правильно, – сказал Питер. – Потому что этот туман не относится к феноменам погоды. Это феноменальное явление другого рода...

На него зашикали. Питер затих и стал слушать сообщение Шейлы О'Нил дальше.

– А теперь еще менее утешительное известие, – продолжала радиожурналистка. – Четверых пропавших граждан нашего города найти не удалось. Более того, за прошедшие сутки, как нам сообщили, пропало еще восемь человек... – голос ведущей дрожал. – Среди них – уважаемый всеми почетный гражданин нашего города, владелец фабрики по производству сыра мистер Карл Харрисон...

Тетушка Огнезия зарыдала при этих словах.

– У нас в студии – шериф Брекфоста мистер Престон Мак-Гоп, – сообщила Шейла О'Нил. – Передаю микрофон ему, пожалуйста, мистер Мак-Гоп...

Послышалось астматическое дыхание шерифа, и простуженный голос произнес:

– Доброе утро, леди и джентльмены... – Мак-Гоп неловко кашлянул. – Извините, мне следует поправиться, потому что, я знаю, утро, по крайней мере, для одиннадцати добропорядочных семей, не является добрым. Да, дела обстоят именно так, как вы сказали, уважаемая мисс О'Нил. Мы до сих пор не смогли обнаружить следов четырех граждан, а к ним прибавилось еще восемь человек... – говоривший замолчал.

– Плохо искали, – проворчал Питер. – Надо было заглянуть в холодильник...

Миссис Харрисон и Джанин, которые не поняли его слов, и охотники, которые поняли, с гневом посмотрели на него. Питеру снова пришлось умолкнуть.

– От имени полицейского управления города я даю слово всем гражданам, что мы приложим все усилия, чтобы найти пропавших, – сказал шериф, – а также мы обещаем установить причину непонятных явлений, которые творятся в городе последнее время...

– Что, мистер Мак-Гоп, еще что-то случилось? – влезла с вопросом радиожурналистка.

– К сожалению, мисс О'Нил, – шериф вздохнул. – Мало нам тумана и пропавших людей, так еще вчера на протяжении всего дня у меня в кабинете раздавались звонки. Жители города жаловались, что с их продуктами произошли странные вещи...

– Городу угрожает голод? – насторожилась радиожурналистка.

– В определенном смысле – да! – ответил шериф. – Дело в том, что все мясные запасы почти одновременно пришли в полную негодность. Город лишился мяса!

На этот раз не сдержалась Джанин.

– Вот это да! – воскликнула она. – Выходит, мы не одни такие?..

– Но, мистер Мак-Гоп, как это могло произойти? – спросила Шейла О'Нил.

– Этот же вопрос задаю себе и я, – ответил шериф. – Понимаете, это просто фантастика! После очередного звонка я открыл баночку мясных консервов, которую держал в ящике стола, и... – Мак-Гоп запнулся. – Понимаете, в первый момент все было нормально, и я не уловил никакого запаха. Но содержимое консервной банки испортилось прямо на глазах! Через пару минут мне пришлось зажать нос!

– Испортилось? – взволнованно переспросила ведущая радиопрограммы.

– Да, попросту говоря, протухло! – воскликнул шериф. – Протухло за две минуты!

– Как будто команда протухнуть поступила именно в тот момент, когда вы открыли банку, – Шейла О'Нил, как профессиональная журналистка, попыталась внести в речь шерифа художественный элемент. – Все это мне знакомо, мистер Мак-Гоп. Вчера я была вынуждена питаться исключительно вегетарианскими блюдами...

– Само по себе это не может быть предосудительным, – заметил шериф. – Пусть воинствующие вегетарианцы не забрасывают вашу радиостанцию гневными письмами о том, как я выступил против них... Нет! Но вы только представьте, дорогие радиослушатели, ведь есть люди, которым нечего есть, кроме мясных консервов.

Питер подумал, что он себе таких людей представить не может.

– Над такими людьми нависла угроза настоящего голода! – нагнетал тем временем страсти мистер Мак-Гоп. – И мы будем сражаться против этого... хулиганства.

– Как, мистер Мак-Гоп? – удивилась радиожурналистка. – Вы это уже можете назвать определенно? Хулиганской выходкой?

Охотники за привидениями насторожились.

– Да, – уверенно ответил шериф. – Дело в том, что у меня есть сведения, что в баре некоего Мэла, а позднее и в других общественных местах, были замечены весьма подозрительного вида молодые люди...

– Это он о нас! – растерянно бросил Питер.

Остальные переглянулись и придвинулись ближе к радиоприемнику.

– Эти неизвестные угрожали бармену, известному как Толстый Мэл, – продолжал шериф. – Их выгнали из бара. Есть подозрение, что продукты испортились из-за тех опытов, которые решили провести в нашем городе эти молодые люди...

– Но что это могут быть за опыты, мистер Мак-Гоп? – спросила Шейла О'Нил. – Неужели кто-то может решиться на проведение таких однозначно опасных опытов? Кто мог дать приказ о превращении целого города в полигон?

– Эти обстоятельства сейчас выясняются, – ответил гость радиопрограммы. – Должен сказать, что я поставил этот вопрос перед мэром города. Наш уважаемый мэр обещал разобраться, если надо – позвонить в Вашингтон и...

Питер протянул руку и решительно выключил радио.

– Ты что, очумел? – набросился на него Рэйман. – Давай дослушаем!

– Нечего слушать! – закричал Вейтман. – Едем сейчас же на радио! Нас оговаривают перед всем городом, нам надо спасать репутацию...

Игон молча включил радиоприемник.

– Приступим к спасению репутации через несколько минут, – сказал он при этом. – А сейчас послушаем до конца. Он еще не сказал главного.

– А что – главное? – спросил Питер, но Игон сделал ему рукой знак молчать.

– В порче продуктов подозреваются четверо молодых людей, которые за спинами носят непонятные приборы, – говорил шериф. – И у меня мало сомнений в том, что они же причастны к исчезновению профессора Шмидля, мистера Карла Харрисона и всех остальных. Прошу вас, если вы заметите описанных мной людей, сразу же позвоните мне. Телефон полицейского управления...

На этот раз Игон сам выключил приемник. Несколько минут все сидели словно оглушенные.

– Нас разыскивают и, без сомнения, арестуют! – сказал Питер. – Как только найдут...

– Помолчи, Питер, дай сообразить, – попросил Рэй.

Вейтман посмотрел на Джанин, и в жилах его закипела кровь.

Он поднялся и стукнул ладонью по столу.

– Я считаю, что нечего соображать! – заявил он. – Мы будем соображать, а в это время к нам придут полицейские. Нас засадят в кутузку, а в это время пропадет Бог знает еще сколько людей!

Рэйман поднял на приятеля глаза.

– А чем это не выход? – спокойно спросил Стэнс. – Мы будем сидеть за решеткой, в это время в городе ничего не изменится. Люди будут все так же пропадать. И все поймут, что мы невиновны.

– Рэй, ты только послушай, что ты говоришь! – ужаснулась Джанин.

Стэнс посмотрел на девушку, потом перевел взгляд на поникшую хозяйку виллы.

– Простите, – пробормотал он. – Это была шутка, и право же, неудачная.

Игон решительно поднялся.

– Питер прав, – сказал он. – Нам нельзя ждать. Думать будем одновременно с действиями.

Рэйман спросил;

– Что ты предлагаешь?

– Поедем сейчас же в полицию и поговорим с этим самым Мак-Гопом! – махнул рукой Спенглер. – Серьезно поговорим. В конце концов, о нас знают везде. Это просто какое-то недоразумение, что мы попали в сонный городишко...

– Игон, из таких сонных городков на восемьдесят процентов состоит Америка! – вздохнула Джанин. – Не любишь ты нашу страну...

Спенглер что-то хотел возразить, но осекся. Он вовремя понял, что его слова не будут приятны для несчастной миссис Харрисон.

– Тетушка Огнезия, ну хоть вы-то верите, что мы не виноваты в пропаже вашего мужа? – в отчаянии воскликнул Уинстон.

Миссис Харрисон ответила тихо:

– Я – верю. Но, – женщина подняла палец. – надо, чтобы поверили и остальные.

– Миссис Харрисон! – заорал Питер. – Вы должны поехать с нами!!!

– Гениально! – оценил Рэйман. – Миссис Харрисон, вы поедете на переднем сиденье нашего шикарного лимузина. Вам этот шериф поверит.

– Хорошо, – женщина медленно кивнула. – Я согласна вам помочь.

– Выходит, Джанин, тебе опять надо остаться дома, – развел руками Вейтман. – Как и Лизуну. Джанин не будет места в машине, а Лизуна горожанам лучше не показывать...

– Не то нас обвинят в том, что из тухлого мяса мы делаем таких, как Лизун! – неуклюже пошутил Замаяна. – Прости, Лизунчик, это глупо, но таков уровень мышления этого мистера Мак-Гопа...

Нет, Лизуну решительно не везло в этом городе! Малыш только жалобно вздохнул.

Глава 10 ШЕРИФ, МЭР И ПРОФЕССОР ГЕРМАН ШМИДЛЬ

В полицейском управлении, если не считать дежурного у входа и самого шерифа, никого не было.

Мистер Престон Мак-Гоп после участия в радиопередаче Шейлы О'Нил явился на службу и провел короткое совещание, во время которого обрисовал задачи предстоящей работы. Его непродолжительная речь сводилась к следующему: рассуждать не имеет смысла, потому что и так все ясно. Нужно поймать четырех субъектов, подозреваемых в порче мясных продуктов. Словесный портрет прилагается.

– Наши цели ясны, задачи определены, – заканчивая, сказал шериф. – За работу, господа!

Назначив наряд на дневное патрулирование, мистер Мак-Гоп развернул кресло на девяносто градусов и включил персональный компьютер на столе, стоящем к его рабочему столу под прямым углом.

Электронного помощника шериф распорядился поставить у себя в кабинете недавно и с тех пор души в нем не чаял. Компьютер действительно был незаменимым помощником в многотрудной деятельности врага номер один местных бандитов и головорезов.

Он позволял мистеру Мак-Гопу почувствовать настоящую уверенность в себе. Дело в том, что магнитная память машины содержала отличную коллекцию игр на всевозможные полицейские темы.

За играми шериф Брекфоста обычно и проводил свой рабочий день. С утра до вечера он гонялся за страшными бандитами, сменяя автомобиль последней марки на суперсовременный мотоцикл, мотоцикл – на самолет, самолет – на космический корабль.

Мистер Мак-Гоп, вернее, тот компьютерный персонаж, с которым шериф отождествлял себя во время игры, в совершенстве владел приемами дзюдо и карате, искусно махал шпагой и мечом, а пистолет успевал вытащить всегда на долю секунды раньше своего противника.

Надо ли говорить о том, как шериф городка Брекфост любил свою работу?

...Дежурный раскрыл рот от изумления, когда из странноватого автомобиля, затормозившего у входа в полицейское управление, вылезли те четверо, внешности которых только что ему так подробно описали.

Но с подозреваемыми была супруга пропавшего мистера Карла Харрисона! Только поэтому дежурный не схватился сразу за свое оружие. Вместо этого он быстро позвонил шерифу в кабинет.

– Слушаю, – недовольным тоном сказал мистер Мак-Гоп. – Что у вас?

Из-за звонка дежурного шериф был вынужден поставить компьютер на паузу.

– Шеф, тут такое... – заикаясь, пробормотал дежурный. – Боюсь, нам с вами придется арестовать четырех человек. Они прямо тут, у входа, направляются ко мне...

– И для этого тебе нужен я? – вспылил мистер Мак-Гоп. – Ты что, забыл дома свое оружие? Смотри, чтобы я тебя не уволил. Ты меня из-за пустяков отрываешь от важной работы! – шериф смотрел на экран монитора, где рука очередного бандита застыла на полпути к кобуре.

– Шеф, с ними миссис Харрисон! – прокричал растерянный дежурный.

В это время Питер сказал ему в окошко:

– Будьте добры, пропустите нас. Мы к мистеру Престону Мак-Гопу...

– Как? – донеслось из трубки. – Супруга пропавшего мистера Карла Харрисона?

Тетушка Огнезия проговорила:

– Полисмен, не задерживайте нас, у нас так мало времени...

– Да, шеф! – пролепетал сбитый с толку дежурный. – Они к вам! И миссис Харрисон – тоже!

– Ничего не понимаю, – признался шериф. – Они что, не представляют опасности?

– Как будто нет! – сказал дежурный, придирчиво осмотрев охотников за привидениями.

– Миссис Харрисон у них в заложницах?

– Как будто нет! – проговорил дежурный.

– Ладно, тогда пропусти их, – распорядился Престон Мак-Гоп.

Он положил трубку и тяжело вздохнул. Игра была прервана на самом интересном месте.

...Через минуту из коридора донесся стук шагов. Секундой позже постучали в дверь.

– Войдите! – воскликнул мистер Мак-Гоп, торопливо протягивая руку к выключателю компьютера.

Экран погас мгновенно. Когда Питер, Игон, Рэйман, Уинстон и Огнезия Харрисон вошли в кабинет, перед, ними сидел шериф, погруженный в бумаги.

Никто не успел заметить, чем на самом деле занимался мистер Мак-Гоп в рабочее время.

«Надо будет запирать дверь на ключ!» – подумал шериф и поднял голову.

– Мы рады видеть вас, мистер Мак-Гоп! – с дипломатической приветливостью произнесла миссис Огнезия Харрисон. – Здравствуйте!

– А мы – не очень! – сплеча рубанул Питер. – Но все равно, здравствуйте.

– Что? – шериф изобразил не то удивление, не то недовольство. – Что вы себе позволяете, молодой человек? Не забывайте, мы вас разыскиваем...

– А мы разыскиваем вас! – воскликнула миссис Харрисон.

– Вы хотите пожаловаться на этих четверых? – спросил шериф, указывая на охотников за привидениями.

Женщина парировала:

– Если можно так выразиться, мистер Мак-Гоп, я пришла сюда пожаловаться на вас!

Шериф застыл с открытым ртом.

– Что вы себе позволили, мистер Мак-Гоп? – про-должала Огнезия Харрисон гневным голосом.

У Мак-Гопа пересохло в горле. Вызвать недовольство супруги директора сырной фабрики – это было по-настоящему страшно...

– Когда? – спросил шериф тонким голоском.

– Во время радиопередачи, мистер Мак-Гоп! – ответила женщина.

– А что я такого сказал?

Питер усмехнулся. Он внезапно зауважал тетушку Огнезию: шериф сидел перед ней, как провинившийся школьник перед учительницей.

«Еще немного, и она прикажет ему встать!» – подумал Вейтман.

Естественно, до такого миссис Харрисон не дошла. Она была просто посетительницей, хоть и разгневанной. Она не являлась начальником мистера Престона Мак-Гопа.

– Вы позволили себе бездоказательно оговорить этих милейших молодых людей, которые явились к нам...

Шериф поднял руку.

– Вот-вот, миссис Харрисон! – перебил он женщину. – Вы лучше у них поинтересуйтесь, ради каких опытов они к нам явились?

Тетушка Огнезия набрала в грудь воздуха.

– Они явились в наш город по моему приглашению, мистер Мак-Гоп! – холодно заявила миссис Харрисон. – Эти господа работают в фирме, которая спасает наш мир от привидений и всякой подобной нечисти.

Шериф слушал с растерянным видом.

– Я их пригласила, потому что с ними работает моя горячо любимая племянница, – продолжала миссис Харрисон. – Насколько я понимаю, они приехали сюда, чтобы помочь нашему – и вашему, шериф! – городу совершенно безвозмездно! Но вместо благодарности жителей они получают одну моральную травму за другой!

– И не только моральную, – бросил Рэйман, вспомнив вчерашнюю потасовку в баре у Нила.

– Что? – мистер Мак-Гоп посмотрел на Стэнса. – Вы утверждаете, что вас кто-то избил?

– Нет, – Рэйман быстро покрутил головой. – Это я так, к слову.

Ему не хотелось обвинять все мужское население Брекфоста.

– Рэйман, прошу вас, молчите, говорить буду я, – сказала тетя Огнезия. – Итак, мистер Мак-Гоп, я считаю, что вправе потребовать от вас извинений!

– Извинений? – шериф поднял брови. – Хорошо, извините, миссис Харрисон. Извините за то, что мы до сих пор не нашли вашего мужа. Мы ищем его, поверьте...

– Вы должны попросить прощения не у меня, а у этих молодых людей, – твердо произнесла тетя Огнезия. – И не здесь – в кабинете, где нас никто не слышит. Вы это должны сделать по радио!

– По радио? – растерянно повторил шериф.

– Именно! – женщина тряхнула головой. – Лучше всего, если это будет передача мисс О'Нил.

Миссис Харрисон замолчала. Молчали и охотники – ждали, что ответит шериф.

– Так, – сказал мистер Мак-Гоп после нескольких минут раздумий. – Я глубоко уважаю вас, миссис Харрисон. Я верю вашим словам.

Питер вздохнул с облегчением.

– Я верю, что они непричастны к исчезновению вашего супруга и остальных, – продолжал шериф. – Но мне кажется подозрительным, что они решили бороться с туманом. Эта борьба могла дать побочный результат, миссис Харрисон. И этим результатом могло быть то, что все мясные запасы Брекфоста в одночасье исчезли...

– Мистер Мак-Гоп! – не выдержал Игон. – Прошу вас, миссис Харрисон, дайте мне сказать, – добавил Спенглер, заметив, как тетя Огнезия открыла рот. – Вы не правы, мистер Мак-Гоп, когда говорите, что все мясные запасы в городе пропали. Если в городе есть неоткрытые консервы, то мясо в них целое. Консервы просто не надо трогать до того момента, пока мы не покончим с туманом.

– А что прикажете делать до того? – перебил молодого человека шериф. – Перейти на траву, как коровы?

– В этом нет ничего плохого, – подал голос Рэйман. – Мне, например, нравится быть вегетарианцем.

– А мне – нет! – шериф выразительно посмотрел на Стэнса. – И потом, молодой человек...

– Меня зовут Игон Спенглер, мистер Мак-Гоп, – подсказал Игон.

Шериф кивнул.

– И потом, мистер Спенглер, как вы можете бороться с туманом? Это же каприз погоды!

– Ну, не могу! – воскликнул Питер, мужественно молчавший до этой минуты. – Какая погода, мистер Мак-Гоп? Ваш город просто кишит привидениями, а вы этого не замечаете! Именно привидения являются причиной тумана, мы сами это видели. И наиболее вероятно, что эти привидения вызвали массовую порчу мясных продуктов!

Питер замолк, потому что его прервал раскатистый хохот шерифа.

– Привидения? – переспросил мистер Мак- Гоп. – Вы говорите, что сами не виноваты, и все готовы свалить на привидения? Это же нереально!

Игон нахмурился.

– Привидения реальны, мистер Мак-Гоп! – сказал он. – Наука далеко продвинулась за последнее время. И у меня есть доказательства реальности существования эктоплазменных образований.

Питер подумал, что Игон вспомнит о Лизуне. Но Спенглер сказал другое:

– Привидения регистрируются приборами. Одни из них у меня с собой.

Игон вытащил из кармана счетчик эктопоказаний, но шериф замахал руками.

– Уберите его сейчас же! – завопил он. Не хватало, чтоб от ваших непонятных приборов испортилась растительная пища!

– Шериф, ваша необразованность... – пробормотал взбешенный Игон. – У меня просто нет слов!

– Я закончил полицейскую академию! – взвизгнул Мак-Гоп.

– Знаем, – насмешливо бросил Питер. – Видели в кино...

Мак-Гоп побагровел.

– Парни, мистер Мак-Гоп, не надо ссориться, – сказал до этого момента молчавший Замаяна. – Мы не будем настаивать на извинениях, так и быть.

– Но это повредит престижу нашей фирмы! – воскликнул Питер.

Уинстон выразительно посмотрел на него.

– Я хочу предложить мистеру Мак-Гопу объединить усилия, – сказал Замаяна. – Если мы одолеем эти привидения, то престиж нашей фирмы неизмеримо вырастет!

Шериф рассмеялся:

– Моя работа заключается в том, молодые люди, чтобы ловить преступников. Реальных, а не вымышленных! А вы мне предлагаете гоняться за привидениями! Играть в детские игры!

Мистер Мак-Гоп невольно покосился на компьютер.

– Вы совершенно напрасно так говорите, мистер Мак-Гоп, вы не представляете, что может происходить в нашей реальности...

– Погоди, Игон, не горячись! – Уинстон поднял руку. – Если я правильно понял вас, господин шериф, вы самостоятельно хотите найти похищенных и тех, кто это сделал?

– Конечно, молодой человек! – шериф кивнул. – Я предпочитаю подходить к задаче профессионально.

– Но мы профессионалы... – начал Игон.

Мистер Мак-Гоп вторично посмотрел на компьютер. «Эх, включить бы его да показать этим выскочкам, как выглядит работа настоящего профессионала!» – подумал он.

Естественно, включать компьютер шериф не стал, а лишь лениво произнес:

– Господа, мы зря теряем время...

– Мистер Мак-Гоп! – воскликнул Питер. – Если бы вы знали, как вы ошибаетесь! Мы можем вам помочь...

– Я все сделаю один! – отрезал шериф.

– Мистер Мак-Гоп, одной рукой узелок не завяжешь! – веско произнес Игон.

Мак-Гоп поднял брови:

– Но можно узелки заменить на «молнии», а «молнии» застегнешь одной рукой!

– Но не одним пальцем, а двумя, шериф! – сказал Питер.

– И все-таки я справлюсь без вас, – пошел на принцип шериф.

– Мистер Мак-Гоп, уверяю вас, вы ошибаетесь, – сказал всегда рассудительный Игон. – И если вы не верите нам, как профессионалам, мы готовы обсудить этот вопрос с вашим начальством...

– Вы хотите обратиться к мэру? – понял шериф. – Милости прошу! Более того, я с радостью схожу к мэру города вместе с вами!

Охотники задумались.

– А где мэрия? – спросил Питер у миссис Огнезии.

– Да напротив! – женщина указала на окно.

Питер Вейтман махнул рукой.

– Хорошо, – сказал он. – Мистер Мак-Гоп, ведите нас к мэру.

– Мы уверены, он нас поймет! – поддержал друга Игон.

– Прекрасно, – загорелся шериф. – Сейчас же идем к мэру. Только я вынужден позвонить ему и предупредить о незапланированном визите.

– Конечно, звоните, мистер Мак-Гоп, – кивнул Игон. – Звоните. Пусть у мэра будет несколько минут, чтобы подумать, что ответить нам.

* * *

Удивительно, насколько мэр Брекфоста напоминал Мэла-бармена: тот же взгляд из-под низко опущенных бровей, та же кряжистость и упитанность фигуры. Питер даже подумал: «Уж не отправляется ли пешком господин мэр приторговывать разбавленным пивом?»

Но безупречный костюм мэра и, главное, его величественные манеры не оставляли сомнения в обманчивости первого впечатления.

Питер посмотрел на товарищей и понял, что у всех пронеслись одинаковые мысли.

– Итак, я слушаю вас, мистер Мак-Гоп! – сказал мэр после того, как посетители расселись.

– Участники этой делегации посетили меня и заявили, что наш тихий городок буквально наполнен всякими призраками и тому подобным, – сказал, криво усмехаясь, шериф. – Самое неожиданное, господин мэр, что миссис Харрисон не против таких заявлений...

– Я целиком «за»! – не смущаясь, подтвердила тетушка Огнезия.

– Миссис Харрисон! – с укором произнес шериф. – Вы все-таки попали под воздействие этих непонятных молодых людей, их приборов...

– Ах, оставьте, господин шериф! – воскликнула Огнезия. – Моя Джанин давно работает с доктором Спенглером и Вейтманом...

– А также – Стэнсом и Замаяной! – добавил, лучезарно улыбаясь, Питер. – И поверьте, если бы вы читали центральную прессу, вы бы относились к нам иначе...

– Полюбуйтесь, господин мэр! – воскликнул Мак- Гоп. – Этот выскочка говорит, что мы здесь не читаем газет и не смотрим телевидения!

– Успокойтесь, мистер Мак-Гоп, – мягко сказал мэр. – Вы откуда?

Вопрос был адресован Питеру. Вейтман гордо расправил плечи и ответил:

– Из Нью-Йорка!

– Каждый самозванец, каждый шарлатан говорит, что он из Нью-Йорка! – вставил шериф. – Это такой громадный город! Очень удобно сказать, что вы оттуда.

– Мистер Мак-Гоп, но мы действительно оттуда, – с расстановкой проговорил Спенглер. – Господин мэр, может быть, вы помните нашумевшую историю с призраками проигравших футбольных команд?

Мэр округлил глаза:

– Так это были вы?

– Мы! – Питер ударил себя кулаком в грудь. – Я.

Мэр все больше изумлялся:

– Вы – те самые? Вы – знаменитые охотники за привидениями?

– Совершенно верно, – кивнул Игон.

Несколько секунд в кабинете мэра висела тишина. Потом мэр нерешительно кашлянул и произнес в сторону мистера Мак-Гопа:

– Если это правда, нам надо верить тому, что они говорят.

– Господин мэр! – почти закричал шериф. – Как можно верить тому, что написано в газетах? Газеты врут!

– Но не врут люди! – ответил мэр. – Джентльмены, вы у нас давно?

– Мы приехали позавчера вечером, – ответил за всех Питер.

– Где вы остановились? – поинтересовался мэр. – Вам полагается самая лучшая гостиница...

– Молодые люди остановились у меня, – сказала миссис Харрисон. – И я горда тем, что дала им ночлег. Правда, у нас вышла небольшая промашка с питанием... – Миссис Харрисон на момент превратилась из официальной дамы в хорошо знакомую тетушку Огнезию, домохозяйку. – Но это, в конце концов, не моя вина... – домохозяйка снова превратилась в миссис Харрисон, супругу уважаемого в городе фабриканта.

– Это беда всего Брекфоста! – сказал Игон.

– Ладно, молодые люди, – сказал мэр. – Теперь прошу рассказать – только кратко! – о результатах ваших наблюдений!

Слово взял Питер.

– Самое неожиданное – то, что во всех бедах полиция додумалась обвинить нас! – Вейтман начал с самого насущного. – А это все не так, господин мэр, это далеко не так... В вашем городе есть мусорная свалка.

– Очень интересно! – сказал мэр. – Что же, у нас действительно есть свалка?

Шериф кивнул:

– Это частное владение, господин мэр.

– Так, – сказал мэр. – Продолжайте, мистер Вейтман... Я правильно запомнил ваше имя?

– Да, – ответил Питер и стал рассказывать: – Мы обнаружили, что источник находится на этой свалке! Вчера ночью...

– Что? – воскликнул Мак-Гоп. – Вы проникли ночью на частную территорию?

– Господин шериф, прошу вас не мешать! – распорядился мэр.

Питер продолжил:

– Мы обнаружили, что источник газовых образований, которые все, даже синоптики, принимают за туман, находится внутри, как это ни странно звучит, кем-то выброшенного холодильника...

– Как это вам удалось рассмотреть ночью? – не выдержал Мак-Гоп. – В тумане?

– Господин шериф! – остановил Престона мэр.

– Это, если угодно, был уже не холодильник, а что- то вроде контейнера с эктоплазмой! Более того, – Питер повысил голос, – и тут я подхожу к самой странной и главной части рассказа. Мы неосторожно потревожили этот контейнер, – Питер не стал уточнять, что холодильник был «потревожен» булыжником Джонни. – И мы увидели, как из холодильника стали вылетать сфокусированные паранормальные образования... – Питер не преминул возможности воспользоваться специальной терминологией – ему хотелось показать шерифу, что они настоящие профессионалы.

– Сфокусированные... что? – беспомощно попытался повторить мэр.

– Проще говоря – привидения! – сказал Игон. – Питер, рассказывай нормально, не паясничай. Не забывай, что присутствующие люди некомпетентны в нашей области... – сам того не желая, Игон еще больнее, чем Питер, уколол мистера Мак-Гопа.

– Значит, вы видели привидения, – кивнул мэр. – Что же дальше?

– На что они были похожи? – поинтересовалась миссис Харрисон.

– На летающие по воздуху белые простыни, – ответил Питер.

– В справочнике Спейда о таких не упоминается! Вот в чем загвоздка, господин мэр! – добавил Игон.

– Справочник Спейда, справочник Спейда, – повторил мэр. – Это какая-то ваша книжка?

– Самая основная книжка! – подтвердил Игон. – Хотя есть еще несколько периодических изданий – журналов, специализирующихся в нашей области.

– У нас есть основания полагать, что привидения, замеченные нами на свалке, являются причиной как порчи мяса, так и пропажи людей, – сказал Питер. – И конечно тумана. Ведь все это появилось в вашем городе приблизительно в одно время.

– Вы все так думаете? – спросил мэр.

– Да! – одновременно ответили Рэйман и Уинстон.

– И я согласна с молодыми людьми, – добавила миссис Харрисон.

– Но у вас есть эти... – мэр сделал в воздухе неопределенный жест рукой. – Чем вы укрощаете привидения...

– У нас есть протонные ускорители и ловушки- приемники, – кивнул Игон.

– Воспользуйтесь ими, – сказал мэр. – Верните городу чистый воздух, господа!

Фраза прозвучала, словно мэр сказал ее на предвыборном собрании.

– Вчера мы по независящим от нас причинам были без приборов, – сказал Питер. – Но сегодня мы пойдем туда снова и попробуем разобраться...

Мэр откинулся на спинку кресла и посмотрел на шерифа.

– По-моему, эти молодые люди все стройно излагают, – сказал он и прищурился.

– Я не верю им, – ответил шериф. – Я не верю в существование привидений.

– Мистер Мак-Гоп, откуда вас выкопали? – стал горячиться Рэйман. – Кажется, на Земле уже не осталось людей, кто не верит в привидения...

– Есть такие люди! – запальчиво воскликнул шериф.

Рэйман недоверчиво усмехнулся:

– Кто же?

– Я! – шериф гордо ткнул себя пальцем в грудь.

– Вы в единственном числе! – уверенно заявил Рэйман, как будто пригвоздил оппонента за его неверие к позорному столбу.

– Это мы еще посмотрим, – упрямо повторил шериф. – Ни один мой подчиненный не поверит привидения, пока я над ними начальник...

Рэйман только фыркнул.

– Хорошо, молодые люди, – мэр хлопнул ладонями по столу. – С вами очень интересно беседовать, но, к сожалению, у меня мало времени. Что вы хотели? Зачем пришли ко мне?

Питер ответил:

– Мы пришли, собственно говоря, не к вам, а к мистеру Мак-Гопу...

– Почему? – спросил мэр.

– В утренней радиопередаче мистер Мак-Гоп допустил серьезные обвинения в наш адрес, – сказал Игон. – Мы предложили ему сотрудничество. Но мистер Мак-Гоп отказался.

– Вы хотите, чтобы я ему приказал? – понял мэр.

Спенглер переглянулся с приятелями. У охотников одновременно мелькнула одна и та же мысль: а так ли важно им это сотрудничество? Разве много толку будет в совместной работе с таким ослом, как шериф Мак-Гоп?

– Знаете, господин мэр, – сказал Игон, – не надо ничего приказывать. Попросите только мистера Мак-Гопа, чтобы не мешал нам.

– А разве шериф будет вам мешать? – спросил мэр.

Мак-Гоп вытаращил глаза. Ему показалось, что мэр рассержен его поведением.

– Я не буду мешать, господин мэр! – заверил Мак-Гоп. – Давайте так: я буду искать реальных людей. Тех, которые пропали! А эта молодежь пусть занимается своими привидениями!

Мэр встал, что означало окончание аудиенции.

– Что ж, господа, желаю вам успеха. Если вы не шарлатаны и действительно спасаете наш город от темных сил... Я открою одну тайну, которую знает только моя жена, – мэр усмехнулся. – Я очень люблю мясо! И потому от души желаю вам остановить эти безобразия с его порчей... Так вот, если вы спасете наш бедный, ни в чем не повинный Брекфост от темных сил, мы... У нас в городской казне есть некоторые накопления. Небогатые, но... Словом, вы понимаете, о чем я говорю!

– Да, мы понимаем! – Питер улыбнулся. – Вы говорите о возможной награде!

Охотники за привидениями повеселели.

– До свидания, господа! – сказал мэр. – Заходите снова!

Охотники распрощались с мэром.

По пути от здания мэрии до полицейского управления не было сказано ни слова.

Миссис Харрисон и охотники за привидениями сели в свой лимузин, а мистер Мак-Гоп поднялся по ступенькам ко входу в управление.

– Господин шериф! – Питер опустил окно автомобиля.

– Что? – Мак-Гоп обернулся.

– Если я как-нибудь забреду к вам, вы позволите мне поиграть на вашем компьютере?

Игон в это время дал газ, и Вейтман не услышал ответа.

Долго еще не мог понять Питер, почему Престон Мак-Гоп так густо покраснел после его безобидного вопроса.

* * *

Через минуту после того, как за посетителями закрылась дверь, мэр Брекфоста набрал номер одной из кафедр городского университета. Он звонил своему давнему знакомому, профессору Герману Шмидлю – брату пропавшего Йоргена Шмидля.

Оба брата являлись профессорами университета, мэр по праву гордился знакомством с ними. Пропавший Йорген был специалистом в области европейской литературы, а его брат Герман занимался проблемами биологии и медицины.

Мэр знал, что Герман Шмидль увлекается книгами и научными публикациями о пришельцах из космоса, паранормальных явлениях и тому подобных малоизученных вещах. Было мэру известно и то, что Герман Шмидль являлся автором нескольких статей по вопросам устойчивости эктоплазменных образований.

Мэр решил проконсультироваться со своим давним приятелем относительно того, что услышал от охотников за привидениями.

– Послушай, Герман, – сказал мэр. – Только что у меня в кабинете были четверо молодых людей, которые утверждали, что являются охотниками за привидениями.

– Фее сейшас фсялись лофить прифидений! – отозвался профессор Герман Шмидль (он говорил с ужасным немецким акцентом – недавно приехал из Германии). – Это ошень мотно – ловить прифидений...

– Эти парни, Герман, сказали, что нашумевшее дело в Нью-Йорке – помнишь, речь шла о призраках проигравших команд на стадионе? – их работа. Я с ними согласился, ведь что-то такое читал. Только было это давно, и я не помню точно, кто тех призраков вылавливал...

– Мошет пыть, и они, – сказал Шмидль. – Присраки на статионе – там рапоталь шетыре шеловека... А што ты еше усналь?

– Они сказали, что пользуются справочником какого-то Спейда! – только и припомнил мэр.

– Как? – вскричал профессор Шмидль. – Токта я скашу, што это, ошень фосмошно шарлатаны! Ошень фосмошно, шарлатаны!

– Но почему? – удивился мэр.

– Потому што польсуются спрафошником Спейта, – ответил профессор. – Этот опасный шарлатан Спейт – мой тафний конкурент, его система протифорешит моей...

– Вот как? – озадаченно пробормотал мэр. – Говоришь, что они могут быть шарлатанами?!

– Ошень могут! Ошень могут! – несколько раз повторил профессор Герман Шмидль.

Мэр поблагодарил приятеля и повесил трубку. Несколько минут мэр молча расхаживал по кабинету и думал. Потом решительно позвонил шерифу.

– Мистер Мак-Гоп, – сказал мэр. – Я изменяю решение относительно этих так называемых «охотников за привидениями!»

– Что я слышу, господин мэр? – ответил шериф. – Значит, начальство иногда тоже ошибается?

Мэр с притворством вздохнул в трубку. Он подумал: «Все-таки признание ошибок должно пойти на пользу. Все будут видеть, что я такой же человек, как и они. Это, без сомнения, прибавит мне голосов на предстоящих выборах! Я не буду скрывать ошибок!»

– Да, я ошибался! – заявил мэр. – Дело в том, что я проконсультировался со знающими людьми... Они сказали, что ловцы привидений могут оказаться никакими вовсе и не ловцами...

– Как посоветуете поступить, господин мэр? – спросил шериф.

Мэр подумал, что должность обязывает его быть человеком, который должен служить для других образцом взвешенного и трезвого отношения к делу.

Если бы знал Питер с друзьями, что их спасла такая мысль мэра!

– Я никак не посоветую поступить, господин шериф! – сказал мэр и тут же поправился, уточнив: – То есть посоветую пока не поступать никак, понимаете, пока! Вы – представитель закона, и надо подождать, пока закон будет нарушен. Именно тогда вы выступите в роли его карающей руки. Надо подождать конкретных действий со стороны этих молодых людей. Вот тогда мы их и остановим. Понимаете меня?

– Я вас понимаю, господин мэр, – после паузы ответил мистер Мак-Гоп. – Я вас отлично понимаю.

– Я удовлетворен, что работаю с вами, господин шериф, – сказал мэр и повесил трубку.

«В конце концов, если у этих парней что-то неожиданно получится, я перейду на их сторону, – решил мэр. – Хорошо, что я не отдал этому ослу Мак-Гопу конкретного приказания...»

Мэр остался очень доволен собой.

Глава 11 «ЛОВИСЬ РЫБКА МАЛЕНЬКАЯ, ПОТОМУ ЧТО БОЛЬШАЯ НЕ ВЛЕЗАЕТ В ВЕДРО!»

Парни пребывали в приподнятом настроении после того, как мэр им поверил. Игон даже не спешил покинуть город, показавшийся вдруг таким приветливым. Лимузин «ЭКТО» медленно полз по Брекфосту, удивляя прохожих своим экзотическим видом.

Миссис Харрисон разделяла настроение молодых друзей своей племянницы. Женщина помнила о пропаже мужа, но – странное дело! – она верила, что эти веселые молодые люди его обязательно найдут.

Питеру в голову пришла мысль о возможности немедленной атаки на «простыни» – ведь он с друзьями находился в «ЭКТО», под рукой было все их оборудование.

Вейтман высказал свои мысли вслух. Как ни странно, по-настоящему загорелась идеей Питера только миссис Харрисон.

– Нужно сперва хорошо подготовиться, – сказал осторожный Игон.

– К тому же, мы не сможем туда проехать на «ЭКТО» без Джонни! – добавил Рэйман.

– А я просто есть хочу! – сказал Уинстон.

При этих словах все вспомнили, что забыли даже позавтракать.

Но Питер не отступал от идеи:

– Мы отвезем миссис Харрисон домой, но сами там оставаться не будем...

– С чего вы решили, молодые люди, что я хочу домой? – огорчилась тетушка Огнезия.

– Миссис Харрисон – вы чудо! – возликовал Питер. – А поесть мы можем в городе!

Друзья стали колебаться. Идея Вейтмана понемногу их заразила, хотя и встречные доводы были сильны.

– Ты захотел поесть в городе? – спросил Рэйман. – Забыл, как нам вчера намяли бока?

– А ты сам забыл, что в городе бывают не только пивные? – парировал Питер. К тому же с нами – дама! – Вейтман посмотрел на миссис Харрисон. – Тетушка Огнезия, вы что бы нам посоветовали?

Женщина задумалась.

– Мясо есть все равно нельзя... Придумала! – Огнезия Харрисон просияла. – Предлагаю пойти в кондитерскую! Мы выпьем чаю и объединимся сладостями!

– А что, – неожиданно заговорил Рэйман, – это прекрасная идея!

– И главное, такая неожиданная! – мрачно усмехнулся Игон.

– А ты зря иронизируешь, – серьезно сказал Уинстон. – Вспомни, как быстро человек наедается тортом или пирожными...

– Пирожными нельзя наесться! – заявил Игон. – Я в этом убежден.

Питер не выдержал:

– Ха! Он убежден! Спроси у Лизуна!

Игон бросил:

– Ты когда-нибудь видел, чтобы Лизун наелся?

Что и говорить, довод был силен. Питер только почесал в затылке.

Положение спас Рэйман. Он рассмеялся и сказал:

– Ладно, Игон, перестань. Никто Лизуну никогда и не давал досыта наедаться пирожными.

– Что касается меня, я готов попробовать, – сказал Уинстон. – Это интересней, чем жевать салатики.

– Только предупреждаю, – миссис Харрисон посмотрела на часы, – завтрака не получится, сейчас уже время обеда!

– Значит, придется за один раз съесть и завтрак, и обед! – вздохнул Рэйман. – Бедный мой живот...

Внезапно на дороге возник голосующий Джонни.

– Ха! – воскликнул Питер. – А что вы, приятели, на это скажете?

– Ничего себе! – покрутил головой Рэйман. – Похоже, все сегодня за то, чтобы мы как следует заправились в кондитерской и потом посетили стадион.

– Свалку! – весело поправил Питер.

– Пусть лучше будет стадион, – не сдался Рэйман. – У нас солидный опыт работы на стадионе.

– Сейчас появится солидный опыт работы в кондитерской, – сказал Игон, притормаживая.

Питер открыл дверцу, когда машина еще не остановилась.

– Привет, Джонни! – весело крикнул он. – Хочешь прокатиться с нами до ближайшей кондитерской? А потом постреляем из бластера, как я тебе и обещал!

* * *

Обед оказался не таким легким, как его себе представлял Питер. Только мальчишка умял все, что для него заказали, – потому что лакомился на дармовщину, да к тому же, не вырос из детства, и миссис Харрисон – потому что заказала себе не так много (у нее, как у всякой женщины, был определенный опыт в делах поглощения сладостей).

– Предлагаю не торопиться, – сказал Питер Игону после того, как охотники вышли из кондитерской. – Чем ближе к вечеру попадем на свалку, тем лучше...

– Почему ты так думаешь, Пит? – спросил Рэйман.

Вейтман пожал плечами.

– «Простыни» ведь просыпаются ночью, – ответил он.

– А это ты с чего взял?

– С того, что туман возникает ночью.

– Питер, Рэй прав! – сказал Спенглер. – Привидения можно встретить и днем. В справочнике Спейда так и написано...

– Ты совсем недавно говорил, что о «простынях» в справочнике Спейда не написано ни слова! – поддел приятеля Вейтман.

– Как бы там ни было, мы сейчас поедем на стадион, – сказал Игон. – Ты ведь этого хотел, Пит?

– Я? – Питер изобразил недоумение. – Что-то такого не припомню. Сейчас охотнее всего я бы поспал, – он сладко зевнул.

Из кондитерской показался Джонни. Его подталкивала миссис Харрисон.

– Пойми, Джонни, мне не жалко пирожных, – говорила тетушка Огнезия. – Меня беспокоит твое здоровье...

Подросток вяло слушал нравоучения. Вид при этом у Джонни был сонный.

– Он решил доесть то, что осталось после вас, Питер, Рэй и Уин! – пояснила миссис Харрисон. – Ну, не самоубийца ли он?

Мальчишка погладил себя по животу.

Игон подавил улыбку.

– А ну, разбойник, показывай нам дорогу на свалку! – весело крикнул он. – Ребята, потеснитесь там сзади. Надо, чтобы Джонни сел, ведь мы без него – никуда...

Все залезли в машину и покатили, следуя указаниям сразу ставшего серьезным Джонни.

Через полчаса «ЭКТО» подкатил к проволочному ограждению стадиона-свалки.

– Интересно, – заметил Питер, – шериф говорил, что свалка является частным владением. Между тем не видно даже предупредительного щита!

– Джонни! – обернулся на секунду Игон. – Не знаешь, кто владелец свалки?

– Нет, – паренек помотал головой. – Понятия не имею, на нее никто никогда не предъявлял прав.

– Вот увидите, парни, – сказал Рэйман. – После того, как мы выловим тут десяток-другой привидений, хозяин сразу объявится!

Юный проводник показал, как проехать на территорию стадиона. При дневном свете и при отсутствии тумана у охотников впервые появилась нормальная возможность рассмотреть местность, окружающую свалку.

Дело в том, что бывший стадион имел трибуну только с южной стороны, поскольку он с самого начала не проектировался для большого количества народа. Да и весь Брекфост не набрал бы много футбольных болельщиков.

Как раньше заметили парни, футбольное поле было разрыто под котлован свалки. Отвал возвышался горами на беговых дорожках и первых рядах трибуны.

За трибуной был город, а с противоположной стороны Питер увидел горы. Они неожиданно близко подходили отсюда к стадиону и, следовательно, к Брекфосту.

– Ух ты, – отметил Вейтман, – оказывается, горы рядом! Люблю горы.

– Внимание! – воскликнул Игон. – Неизвестно, что нас тут ждет. Приготовиться, подъезжаем!

Лимузин по колее, наезженной самосвалами, спустился на дно котлована.

– К чему приготовиться, Игон, если ты не знаешь, что нас ждет? – попробовал сострить Вейтман.

– К неожиданностям! – отрезал Спенглер. – Причем к любым!

Питер хотел сказать в ответ что-то ужасно смешное и ехидное, но глянул вперед... да так и остался с раскрытым ртом.

– Ничего себе! – выдохнул Рэйман.

Игон резко затормозил, потом дал задний ход. Из-под колес вылетела туча пыли, которая на несколько секунд скрыла от глаз сидящих в салоне странную картину.

– Ничего себе, – повторил Рэйман. – Мы чуть было не вляпались с брызгами...

Пыль рассеялась, и ошеломленные охотники, а также миссис Харрисон и Джонни увидели то, что заставило Игона затормозить.

Прямо из пустого места рядом с холодильником вылетели одна за другой на большой скорости «простыни».

– Они возникают из ничего, – прошептал Питер. – Такого просто не может быть, это нарушение всех законов...

Уинстон вздохнул.

– Мы живем в мире беззакония, брат, – его рука легла на плечо Питеру. – Привыкай...

– Команда из холодильника почувствовала, что им требуется пополнение? – вопрос Питера никому конкретно не был адресован.

Привидения возникали совершенно бесшумно. Казалось, они не замечали появившихся наблюдателей, а если и замечали, то не обращали на них никакого внимания. Процесс, так сказать, шел своим порядком.

«Простыни» были похожи на бегунов, которые до финишной ленточки оставались невидимыми и только после пересечения ее являлись взору зрителей. Бегуны, вернее, «летуны», замедляли движение, описывали кривую и прятались в холодильнике.

Дверца холодильника то и дело открывалась и закрывалась. При этом она легонько поскрипывала.

– Вот куда нужно вызвать бригаду телевизионщиков! – возбужденно прошептал Рэйман. – Сенсация будет обеспечена... В город хлынут толпы туристов...

– Игон, мы переловим их по одному! – воскликнул Питер.

Джонни оправился от изумления и спросил:

– Это и есть привидения?

– Да, – кивнул в ответ Уинстон. – Это они, судя по всему, напустили в город туману.

– Питер, дай пострелять! – сообразил подросток.

– Погоди, погоди, – только и смог ответить Вейтман. – Твое от тебя не уйдет...

Игон опустил окно и высунул зажатый в кулак датчик эктопоказаний.

– Черт побери, парни, – сказал он. – Емкостей наших ловушек не хватит, чтобы засосать хотя бы одну такую «простыню»!

– Что делать? – спросил Питер. – Мы бессильны?

– Судя по всему, туман над городом сегодня будет еще гуще! – мрачно заметил Уинстон. – И кто знает, что еще испортится и сколько людей пропадут этой ночью...

«Процесс» тем временем продолжался. И не было похоже, что он думает заканчиваться.

Игон спрятал датчик.

– Самое время вспомнить о среднем приемнике- хранилище, – сказал Стэнс. – Зря, что ли, мы его взяли с собой?

– Я тоже об этом подумал, Рэй, – кивнул Игон. – Именно так мы и поступим. Попробуем поймать хотя бы одного представителя этих «простыней»...

– Но для чего? – спросила миссис Харрисон. – Ведь остальные останутся.

– Мы изучим повадки привидения, – пояснил Игон свою задумку. – А потом решим, как быть с остальным «постельным бельем».

– Неужели нельзя поймать всех? – с недоверием поинтересовалась тетушка Огнезия.

Игон вздохнул и повернулся к ней.

– К сожалению, наши возможности ограниченны, уважаемая миссис Харрисон, – виноватым тоном сказал он. – Конечно, я могу построить большой приемник-ловушку.

– Как тот, что остался у нас в офисе? – подсказал Питер.

– Да, – кивнул Игон. – Но на это уйдет время. Кроме того, потребуются деньги, и немалые. Ни времени, ни денег у нас нет.

– А сколько понадобится денег? – спросила миссис Харрисон.

– Тетушка Огнезия! – с укором воскликнул Питер. – Не в деньгах причина! Для нас главное – время! Вы ведь помните, что от наших действий зависит жизнь пропавших людей! – он ударил себя по колену. – Знать бы, где эти твари их держат!

– Это что же получается? – спросил Стэнс. – Кто-то говорит: «Ловись рыбка большая и маленькая», а мы...

– А мы сейчас попробуем поймать только маленькую, – кивнул Уинстон.

– Ловись рыбка маленькая, потому что большая не влезает в ведро! Так, что ли? – Рэйман покрутил головой.

– Совершенно верно! – Спенглер подмигнул в зеркало заднего вида.

– Значит, Игон, ты задумал поймать «языка», – принялся вслух рассуждать Питер. – А как ты намерен поговорить с ним?

– Попробую сконструировать прибор! – пожал плечами Спенглер. – Значит так, парни. Действовать будем следующим образом. Кто-то должен подогнать машину как можно ближе к тому месту, откуда вылетают эти приятели. Остальные просто направят лучи на «простыню» – и она попадет в ловушку. Кто же сядет за руль?

Питер и Джонни переглянулись.

– За руль сяду я! – сказал Питер. – А бластер отдам Джонни, как и обещал!

– Ура! – закричал подросток. – Питер, ты молодец!

Спенглер обернулся и придирчиво посмотрел на мальчишку.

– Действительно, нет другого выхода, Игон, – сказал Рэйман. – Не даст же Питер свою пушку миссис Харрисон.

– Упаси Господи! – замахала руками женщина. – Я стрелять не буду, я просто боюсь. Лучше я постою в сторонке и посмотрю, как это у вас выйдет.

– Ты хоть толком все объясни ему, Питер, – усмехнулся Спенглер.

Джонни просиял. Сейчас произойдет то, о чем иной мальчишка может только мечтать!

Пассажиры вышли из машины. Охотники разобрали протонные ускорители. С помощью Питера Джонни натянул на себя его «боевой» комплект. Ремни пришлось затянуть до предела, но прибор все равно висел у Джонни пониже спины. Это паренька ничуть не огорчило.

Вейтман показал подростку заветную кнопку:

– Нажимать будешь здесь.

Джонни положил на кнопку палец.

– Убери палец, осел! – закричал Питер. – Не то включишь прибор сейчас!!!

Мальчишка покраснел и проворно отдернул руку. Излучатель едва не грохнулся на землю, Питер успел его подхватить. Секунду Вейтман смотрел на Джонни уничтожающим взглядом, потом процедил сквозь зубы:

– Прицелишься и нажмешь, когда Игон даст команду... Смотри у меня! Шварценеггер!

Рэйман, Уинстон и Игон уже полностью подготовились к атаке.

– Придется ставить излучатели на полную мощность, – вздохнул Спенглер. – Энергии у нас хватит лишь на один выстрел.

– Ты понял? – спросил Питер у подростка. – Не промажь!

Мальчишка засопел и сжал рукоять бластера.

– Не бойся, Питер, – важно ответил он. – Не промажу, это же не рогатка...

Вейтман повернул регулятор мощности до упора и снял бластер с предохранителя.

– Все, теперь – готово! – объявил он и сел за руль. – Давай, Игон, командуй!

– А чего командовать? – отозвался Игон. – Мы пойдем вперед, как только приблизимся на расстояние выстрела – заводи мотор и жди. Да, вот еще! – Игон подошел к машине, покопался и опустил Питеру в окно провод, на конце которого была укреплена кнопка.

– Ключик от ловушки? – с пониманием осведомился Вейтман.

– Нажмешь здесь! – сказал Игон точно так, как только что Питер говорил Джонни.

Спенглер оглянулся на Рэя, Уинстона и Джонни:

– Пошли, парни!

Они двинулись вперед.

Миссис Харрисон отошла от автомобиля на несколько шагов и, приставив руку ко лбу, стала смотреть на место предстоящего, как она думала, сражения.

«Простыни» вылетали из ничего в прежнем темпе. Дверца холодильника поскрипывала.

Питер положил левую руку на руль, а правой сжал ключ в замке зажигания. Он внезапно ощутил, как его ладони вспотели. «Черт!» – выругался Вейтман и вытер ладони о штаны.

Четверка с излучателями разделилась на две пары. «Они оставляют мне пространство для проезда», – понял Питер.

Очередной «пододеяльник» возник в воздухе и скрылся в холодильнике. «Их там не менее сотни! – с удивлением подумал Вейтман. – И как они там помещаются? Ни в одну тумбочку не засунешь столько постельного белья, как ни складывай... – Питер усмехнулся. – Странные эти привидения, нет у них ни глаз, ни мозгов. Ловим их тут в открытую, можно сказать, голыми руками, а они себе в ус не дуют... Усов у них тоже нет...»

Игон поднял руку. Питер в то же мгновение завел «ЭКТО», и он рванул с места. Питер затормозил между Рэем и Уинстоном с одной стороны, Игоном и Джонни – с другой. «Стрелки» остановились, обернулись к лимузину и взяли бластеры на изготовку. Питер успел краем глаза отметить, что и юный «охотник» не подкачал.

Пальцы Вейтмана нащупали кнопку ловушки. В этот момент возникло новое привидение.

– Нажимай, Питер! – крикнул Игон. – Давай! – эта команда предназначалась для Джонни.

Четыре луча пронзили «пододеяльник». Джонни во все глаза наблюдал, как привидение резко замерло в воздухе, словно наскочило на невидимую стену, засветилось странным сиянием, завибрировало и стало опускаться в ловушку. Секунда – и «пододеяльник» скрылся между створок ловушки.

– Отпусти кнопку, осел! – закричал Рэйман как оглашенный.

Питер захлопнул ловушку. Рэйман помотал головой.

– Извини, приятель, – смущенно сказал он. – Совсем забыл, что ты его не видел...

– А теперь – ходу! – скомандовал Игон.

Питер дал задний ход, стрелки вприпрыжку понеслись за машиной.

Оказавшись на прежнем месте, Вейтман выключил мотор и вылез наружу.

– Ну как? – спросил он у приближающихся приятелей.

Рэйман остановился напротив Питера.

– Тебе не пришло в голову подвезти нас? – спросил он, тяжело переводя дыхание.

– А оно-то!.. – кричал радостный Джонни. – А я ему – р-р-раз!..

Игон улыбался.

– Снимай ускоритель, герой! – сказал он, погладив мальчугана по голове. – Не то еще раз стрельнешь от возбуждения...

Подошла миссис Харрисон.

– Ну, молодые люди, должна признаться, это впечатляет, – промолвила она. – Я жутко переволновалась за вас...

– Зря, тетушка Огнезия, – улыбнулся Игон.

– Мы за вас больше волновались, – вставил Уинстон.

Джонни, присев на корточки, опустил на песок протонный ускоритель.

– И это все? – спросил подросток, освобождаясь от ремней. – Клевая у вас работенка!

– Первый экзамен ты сдал, парень, – весело воскликнул Питер. – Как подрастешь, приезжай к нам в Нью-Йорк! Мы возьмем тебя в ученики. Рэй, черкни ему адресок...

Глава 12 ГОСТИ ИЗ ИЗМЕРЕНИЯ «КСЮ»

На окраине города лимузин охотников за привидениями неожиданно был остановлен полицейской машиной. Возле нее стоял тот самый полицейский, который еще недавно занимал пост дежурного в управлении.

– А, старые знакомые! – протянул полицейский.

– А вы откуда тут? – искренне удивился Игон. – Вы же дежурили...

Полицейский посмотрел на часы.

– Я работаю в две смены, – пояснил он. – До обеда дежурил, а после обеда – выехал на патрулирование... – полицейский прищурился: – А вы, случайно, не со стороны стадиона едете?

Игон хотел ответить утвердительно, но Питер, сидящий сзади у окна, быстро опустил стекло и опередил Спенглера на долю секунды:

– Честно говоря, сержант, вам должно быть все равно, откуда мы едем. Правил мы не нарушили?

– Нет!

– Так почему вы нас задерживаете? – это спросила миссис Харрисон, которая вышла из «ЭКТО» с другой стороны. – Я могу пожаловаться на вас шерифу.

Полицейский кашлянул.

– Извините, миссис Харрисон! – он взял под козырек. – У меня как раз последний приказ шерифа – взять под особое наблюдение частные владения, к которым относится стадион...

Охотники поняли: что-то изменилось за то время, пока они обедали и находились на свалке. На стадион им удалось проехать беспрепятственно. Они были там, а шериф Мак-Гоп распорядился поставить этот пост. Замешкайся они еще немного, их бы туда не пропустили.

Питер толкнул Игона в спину:

– Что-то изменилось?

– Это я понял, – ответил Спенглер. – Я только не понимаю, что задумал шериф?

– Поедем к мэру? – предложил Рэйман. – Выясним обстоятельства?

– Да ну их! – возразил Замаяна. – У нас есть более важная работа: надо наладить контакт с привидением.

Все при этих словах посмотрели вверх.

– Сержант, у вас есть еще к нам вопросы? – поинтересовался Спенглер.

– Нет, – полицейский пожал плечами. – Можете ехать.

– Спасибо, сержант, – спокойно кивнул Игон. – Садитесь, миссис Харрисон!

Тетушка Огнезия заняла свое место, и машина поехала дальше.

– Господи, у нас же в салоне на одного больше! – внезапно охнула женщина. – И как этого сержант не заметил?

Питер ухмыльнулся.

– Растяпа этот сержант! – громко заявил он. – У нас в машине есть еще один пассажир! – он щелкнул пальцем по крыше салона.

...Полицейский в это время говорил с Престоном Мак-Гопом по рации:

– Да, шеф, это были они... Да, и миссис Харрисон с ними... Они явно ехали со стадиона, но я не мог их задержать. Понимаете, они нас просто опередили! Я не успел доехать до свалки. Если бы я их засек на самом стадионе, были бы все основания для их задержания за самовольное вторжение на частную территорию, а так...

Ответная реплика не подняла сержанту настроения.

– Хорошо, шеф, – проговорил в рацию полицейский. – Слушаюсь! Продолжаю вести наблюдение...

Сержант выключил рацию и прищурился. Распоряжения шерифа были недвусмысленны: для того, чтобы «охотников за привидениями» задержать, их надо взять с поличным. И сделать это в тот момент, когда с ними не будет супруги сырного фабриканта.

Ни шериф, ни сержант не сомневались, что парни еще раз предпримут попытку проехать на свалку. Вот тогда они их и накроют.

* * *

Остаток дня и весь вечер Игон конструировал прибор-переводчик. Остальные коллеги и единомышленники пребывали в бездействии.

Приемник-ловушку сняли с машины и водрузили на пару табуретов посреди двора. Питер предлагал занести контейнер в дом, но миссис Харрисон, испугавшись последствий, не позволила.

Питер несколько раз выходил во двор к контейнеру-ловушке, где сидело привидение, и ласково скреб пальцем шершавую поверхность.

– Привидение, – задушевно обращался к призраку Питер, – а, привидение, ты чего там делаешь? А ну, отвечай, куда твои друзья засунули мистера Харрисона?

Джанин не нравились вопросы Питера. Она просила его замолчать, понимая, что каждый такой вопрос лишний раз расстраивает тетю Огнезию.

Джонни, с нетерпением ожидавший начала общения с пойманной «простыней», был вконец разочарован. Он рассчитывал, что охотники сразу примутся за допрос с пристрастием, но Игон удалился к себе в комнату, остальные делали вид (так казалось мальчугану), что им все равно, когда Спенглер будет готов.

– Если тебя так интересуют привидения, Джонни, можешь поиграть с Лизуном! – предлагала Джанин.

Но у хмурого Лизуна не было ни малейшего желания играть с Джонни: старая обида на вероломных друзей давала о себе знать. Да и мальчишка испытывал интерес только к собственной добыче.

Вечером паренек понял, что придется уйти домой. Нечего и говорить, как ему было досадно.

Перед уходом Джонни все успокаивали его, утверждали, что без него ничего не начнут.

– Как мы сможем что-то сделать без такого бравого стрелка? – улыбался Рэйман. – Мы без тебя не поймали бы этого приятеля, не думаю, что без тебя мы сможем с ним заговорить...

В конце концов подросток бросил:

– Не рассчитывайте, что от меня отделались. Я завтра приду, вот увидите.

– Приходи, – улыбнулся Вейтман.

– Я не нуждаюсь в твоем приглашении! – надулся мальчик. – Сам приду!

Питер покачал головой:

– Парень, держи-ка себя в руках. Не вымещай своего настроения на том, кто дал тебе на свой страх и риск, пострелять.

– Приходи, Джонни, мы будем рады тебе! – сказала Джанин и чмокнула мальчугана в щечку.

– Принеси Лизуну пирожное, – посоветовал Питер. – Вы просто обязаны подружиться, ведь у вас столько общего!

– Что же у нас общего? – насторожился мальчуган.

Питер ответил под смех окружающих:

– Одинаково любите сладости!

Джонни ушел перед тем, как стемнело. Его буквально вытолкали за дверь, потому что скоро должен был появиться туман. Рэйман пошел провожать мальчугана.

Питер еще несколько раз выходил во двор. Стемнело, появился туман, который уже не казался страшным. Вейтман верил, что у Игона получится задуманное.

Вернулся Рэйман.

– Отвел?

– Отвел! – кивнул Стэнс. – Всю дорогу пересказывал ему истории, которые происходили с нами раньше. И не только с нами...

Питер вздохнул. На часах была половина одиннадцатого, а из комнаты Игона доносилось тихое насвистывание и позвякивание каких-то деталей.

Наконец все пошли спать, поняв, что Спенглер сегодня не успеет все закончить. Перед сном Уинстон и Питер втащили все-таки контейнер-ловушку в переднюю, на что миссис Харрисон согласилась скрепя сердце.

...Утром Питер проснулся от звеневшего в гостиной голоса Джонни:

– Ах ты, наглец! Я принес тебе и себе по пирожному, ты сожрал свое, а теперь хочешь и моим закусить? Нахал! Где твоя совесть?

Вейтман улыбнулся, поняв, что Джонни сражается с Лизуном.

– У него никогда не было совести, Джонни! – сказал Питер, входя в гостиную.

Вейтман увидел, что все уже встали и даже позавтракали. Уинстон, Рэйман, Джанин и миссис Харрисон сидели на диване и сверлили глазами дверь в комнату Игона.

Питер вопросительно посмотрел на Рэя.

– Кажется, он и не ложился! – сообщил ему шепотом Стэнс.

Джонни стоял посреди комнаты. Он держал в руке пирожное и уворачивался от Лизуна, который так и так стремился это пирожное ухватить.

– И не думай, и не надейся! – назидательно говорил подросток. – Ты свое съел! Я тебе так скажу: надо воспитывать силу воли!

Лизун предпринял отчаянный бросок, но Джонни успел отдернуть руку.

– Ах, так? – завопил он. – Я хотел его съесть, но теперь нарочно не съем! Буду показывать пирожное тебе, чтобы ты держал себя в руках! И смотрел одновременно, как это умею делать я! Отойди от меня! Брысь!

Обиженный Лизун отлетел от Джонни и сделал вид, что ему все равно. Но Питер заметил, что зеленый малыш изредка поглядывает на пирожное в руке подростка.

Джонни достал прозрачный полиэтиленовый пакет и положил пирожное туда. Потом засунул пакет в карман своей просторной осенней куртки.

Питер почувствовал голод и попросил миссис Харрисон накормить его. Тетя Огнезия встрепенулась и пригласила Вейтмана на кухню.

…Когда Питер закончил утреннюю трапезу, насвистывание в запертой комнате прекратилось. Щелкнул замок, и вышел бледный, но довольный Игон.

– Как, уже утро? – удивился он. – Ничего себе, просидел всю ночь...

– Ты сделал прибор? – поинтересовалась Джанин.

– Да! – Игон выставил вперед руку, которую до того держал за спиной. – Вот он, первый в своем роде прибор-переводчик, который должен помочь им побеседовать с привидением...

Появился из кухни Питер.

– А как он работает? – спросил Рэйман.

– На батарейках, – пояснил Игон. – Я вставил туда преобразователь колебаний... – начал он объяснять и уточнил: – Но, к сожалению, у меня не было под рукой усилителя, придется воспользоваться только линейным выходом...

Игон достал из кармана наушник на проводе.

– В передатчик вставлен портативный микрофон, – заметил Спенглер, присоединяя наушник к прибору. – Именно таким образом я смогу общаться с тем, кого мы поймали... – Он осмотрел присутствующих, как это делает гид на экскурсии и обратился к ним: – А теперь пройдемте к контейнеру...

Все встали и вышли в прихожую. Джонни бежал вприпрыжку, над ним летел Лизун.

– Вытащим-ка ее на свежий воздух, – сказал Игон, и Рэйман с Уинстоном вынесли ловушку из особняка.

Все встали вокруг контейнера полукольцом и приготовились наблюдать за действиями Игона.

Спенглер важно поднял переводчик в руках, продемонстрировал устройство зрителям, после чего медленно повернулся к контейнеру, направил на него прибор и нажал кнопку.

Все затаили дыхание. Минуту стояла тишина, нарушаемая только пением птиц. Потом послышался тяжелый вздох Игона.

– Ничего не могу понять, – пробормотал он.

– Что? – ехидно усмехнулся Рэйман. – В расчеты вкралась досадная ошибка?

– Игон, а может быть, там и нет никакого привидения? – предположил Питер.

Спенглер пожал плечами.

– Сейчас проверим! – он достал датчик эктоизлучений. – Нет, все в порядке. Привидение там... Почему же переводчик не работает?

Все приуныли.

Вдруг Питер оглушительно расхохотался.

– С ума сошел! – отшатнулся от него Рэйман.

Уинстон философски заметил:

– Не выдержал больших напряжений последних дней...

Вейтман весело посмотрел на приятелей, еще веселей – на Джанин, и обратился к Спенглеру:

– Игон, даже если ты сконструировал гениальный прибор, у твоего переводчика есть один недостаток...

– Какой? – Спенглер поднял голову.

– Этот недостаток присущ любому прибору-переводчику, независимо от его конструкции и модификации, – неспешно продолжал Питер.

– Да о чем ты говоришь, господи! – не выдержав, воскликнул Игон. – Выкладывай, что хочешь сказать, а нечего сказать – молчи!

Питер снисходительно посмотрел на приятеля:

– Ты такой умный, Игон, а не знаешь, что прибор не будет работать, если тот, чью речь он должен переводить, молчит!

Игон ошеломленно вытаращил глаза.

– Молчит? – повторил он.

– Ну да, молчит! – восторженно завопил Питер. – Ты сначала заставь привидение что-то сказать! !!

Все оживились.

– Ну и представление ты устроил, приятель, – покачал головой Рэйман. – У меня даже дух захватило.

– Надо же вам показать, что и я что-то соображаю, – отозвался Питер. – А то мне уже надоело, как вы меня постоянно сажаете в лужу.

– Остолоп! – только и ответил Рэйман.

– Заставить говорить привидение просто! – сказал между тем Игон. – Это не труднее, чем разговаривать с любым человеком. Надо только правильно выбрать тему для разговора...

– И что же ты предлагаешь? – ехидно поинтересовался Питер.

– Вспомни, что больше всего волнует, например, Лизуна! – сказал ему Игон.

– Еда? – недоуменно протянул Питер.

– Еда! – кивнул Спенглер. – Я придумал! Сейчас мы попробуем что-то ему предложить и посмотрим, как наш пленник себя поведет...

– И что же ему предложить? – осведомился Уинстон. – Я просто не представляю!

– Пойдем по пути наибольшей вероятности, – сказал Игон. – Что Лизуна больше всего прельщает?

– Сладости! – хором ответили охотники и Джанин.

– Джонни! – Спенглер посмотрел на мальчугана. –Я слышал из спальни, вы с Лизуном делили пирожное. Ты не против, если оно послужит для науки, а также для спасения твоего города?

Джонни принял важный вид и протянул Игону пакет, который вынул из кармана.

– Здесь у меня в контейнере предусмотрена маленькая шлюзовая камера, – принялся объяснять Игон, засовывая руку в пакет. – Можно что-то передать внутрь без опаски, что тот, кто там сидит, вылетит наружу... – Спенглер достал пирожное и свободной рукой открыл дверцу шлюзовой камеры. – Это делается так...

Раздался восторженный визг и почти сразу вслед за ним – громкий чавкающий звук.

Игон приготовился сунуть пирожное в отверстие, но Лизун коршуном налетел на его руку и в мгновение ока слизнул предмет недавнего спора с Джонни.

– Лизу-у-ун! – простонал Игон.

– Ты! Слизняк с пропеллером! – взревел Питер.

Остальных происшествие, как видно, не возмутило.

– Ну, Питер, ты загнул, – спокойно заметил Рэйман. – Слизняк – это точно, но откуда у него пропеллер?

Рэйман подмигнул Лизуну, словно говоря ему: «Ну, правда, парень, пропеллер имеет к тебе весьма отдаленное отношение?»

Зеленое привидение в ответ скорчило рожицу и посмотрело вверх. Лизун был страшно горд тем, что все- таки «переспорил» самоуверенного мальчишку, который только-только познакомился с охотниками, а уже вздумал воспитывать его, бывалого сотрудника фирмы.

Рэйман вздохнул.

– Итак, у нас не осталось, чем заинтересовать привидение, – сказал он. – Разве что попробуем это... Понимаете, мы ограничивали его движение целый вечер и всю ночь. Может, наш «пододеяльник» желает размять кости?

– У него их нет! – пробасил Уинстон.

– И все равно, давайте предложим нашему привидению полетать! После того, как оно нам все расскажет.

– Рэй, ты хочешь выпустить его? – насторожился Игон.

– Да, – Стэнс кивнул. – Ты же, Игон, сам говорил, что надо искать какие-то другие методы. Всех ведь не переловишь, так зачем держать в плену одно несчастное привидение...

– К тому же молчаливое привидение, – согласно кивнул Питер. – Как и наш Лизун в последнее время – все сам по себе и сам по себе!

Он посмотрел на «слизняка с пропеллером». Лизун в ответ показал язык.

– Все-таки до этого безногого красавчика доходит, о чем мы говорим, – заметил Стэнс. – Он только делает вид, что не понимает. Когда ему выгодно не понимать.

– Я бы назвал Лизуна «реактивным слизняком»! – Уинстон решил поддержать философствования Рэя. – А правда, парни, как это наш Лизун летает?

Его вопрос был обращен к Игону, что-то сосредоточенно обдумывающему, Питер и Рэйман также уставились на Спенглера.

– А? – откликнулся Игон, заметивший на себе пересекшиеся, словно лучи бластеров, взгляды компаньонов. – Вы о чем-то меня спросили?

– Совершенно верно, – кивнул Питер. – Просим тебя рассказать, где у Лизуна моторчик...

– Моторчик? – повторил слегка ошарашенный Игон.

– Как он летает? – лениво пояснил Рэйман. – Питер не может понять, как правильно обзывать Лизуна.

Игон внезапно захохотал.

– Привидения – это невесомые существа, – пояснил Игон. – Если точнее, то даже не существа, а «полусущества». Некоторые плотны настолько, что чувствуют ветер. Они пользуются...

Замаяна заерзал:

– Ты хочешь сказать, что Лизуна ветер относит, как дирижабль?

– Нет, но... – начал Спенглер.

– А остальные? – хрипло перебил Питер. – Остальные призраки?

Игон посмотрел на него поверх очков.

– Зависит от класса, – небрежно бросил Игон. – Остальные пользуются гравитационным, эктоплазменным и некоторыми другими полями, – он принялся пояснять. – Дело в том, что полей очень много...

– Сколько? – снова вмешался Питер.

Он получил еще один взгляд Игона поверх очков. На этот раз откровенно снисходительный.

– Хочешь точную цифру? – тон Игона был насмешливым.

– Если возможно, – спокойно проговорил Питер.

– Сколько звезд на небе? Сколько капель в море? – Спенглер стал безжалостно засыпать коллегу вопросами. – Их нельзя сосчитать. В природе нет ничего единичного. И даже ничего ограниченного.

– Всего – много? – начал понимать Питер.

– Точно! – кивнул Спенглер. – Нас окружают сплошные бесчисленные множества.

– Но мы, например, знаем, что есть электрическое поле, магнитное, гравитационное...

– А также биологическое, психокинетическое, поля напряжений и деформаций в телах... – Игон улыбнулся. – Все дело в том, сколько мы можем насчитать этих полей. Это не значит, что число полей ограниченно. Просто мы ощущаем не все. Люди пока знают мало...

– Так каким же полем пользуется Лизун? – спросил Питер, уверенный, что поставил умника Игона в тупик. – И каким полем пользуется это «постельное белье»? – Вейтман показал на контейнер.

– Лизун пользуется полем, которое распространяют вокруг себя сладкие предметы и вообще еда! – уверенно заявил Рэйман. – Перестань умничать, Питер, это тема не для одной докторской диссертации. На такой вопрос не ответишь в двух словах!

– Совершенно верно! – кивнул Игон. – И ничем, как мне кажется, вы нашего пленника не заинтересуете, кроме как едой. Ведь это так просто: любому привидению нужно пополнять запасы энергии. Важно знать, что для него служит источником энергии...

– Но ты-то этого не знаешь? – уточнил Питер.

– Не только я, – парировал Игон. – Спейд тоже не знает – я читал его книжку ночью... Мы определим это опытным путем!

– Как же ты намерен продолжить опыт? – хитро спросил Питер.

– Как? – Игон улыбнулся. – Очень просто! Дело в том, что я давно думаю, почему вдруг испортилось мясо? Мне кажется, запах гнилого мяса привлекает привидения...

– О-го-го! – перебил Рэйман. – Ты только что думал привлечь нашего пленника пирожным, и вдруг – такой прыжок в сторону!

– Мне помог Лизун, – сказал Спенглер. – Он так накинулся на пирожное, что я засомневался в привлекательности сладостей для летающего «постельного белья». Эти привидения не такие, как остальные! Мы столкнулись с чем-то неизведанным, что даже не описано в справочнике Спейда... С чем-то противоположным...

– Наука идет вперед! – глубокомысленно изрек Уинстон.

– Точно! – Игон ткнул в Замаяну пальцем, словно рэппер. – И я подумал, привидение должно заинтересоваться тухлым мясом!

Питер скептически посмотрел на коллегу.

– А где ты его возьмешь? Это самое тухлое мясо? – Вейтман посмотрел на тетю Огнезию.

– Прошу прощения, молодые люди, но я выбросила все, что испортилось! – развела руками хозяйка виллы. – Я не предполагала, что вам эта тухлятина может понадобиться для опытов...

– И не надо! – воскликнул Игон. – Мы забыли, парни, как я в баре Мэла спрятал испорченный ростбиф? – с этими словами Спенглер полез в карман и достал пакетик с мясом. – Вот он, миленький! – он поднял пакет в руке и продемонстрировал зрителям. – Зелененький, аппетитненький!

Джанин закрыла руками уши.

– Игон, прекрати! – закричала она. – мне сейчас станет плохо, это же такая гадость!

– Извини, Джанин! – глаза Спенглера блестели под очками. – Это для тебя – гадость, а нашему пленнику это должно понравиться!

Игон быстро поднес пакет к отверстию шлюзовой камеры и вытолкнул туда его содержимое. После этого закрыл крышку и нажал на кнопку.

– А ну-ка, послушаем! – сказал он. – Интересно, как привидение воспримет такой подарок?

Все затихли. И – о чудо! – в тишине послышался звук, похожий на продолжительный вздох.

– Действует! – не выдержал Питер.

– Тихо! – рявкнул на него Рэйман.

Питер затих и стал слушать звуки, издаваемые, без сомнения, субъектом, сидящим в контейнере.

Игон снова настроил переводчик и приладил к уху наушник. Потом приставил переводчик к самому боку ловушки.

– Ну что? – спросил Питер.

Игон сперва поднял руку, призывая замолчать. Но в следующую секунду лицо его расплылось в восторженной улыбке.

– Действует! – шепотом воскликнул Спенглер. – Чтоб мне провалиться на месте – действует!

Питер на всякий случай посмотрел под ноги Игону. Земля прочно держала Спенглера на своей тверди.

– Видимо, сейчас «пододеяльник» произносит благодарственную речь! – пошутил Рэйман.

Однако после нескольких вздохов обитатель контейнера затих, что не мешало Спенглеру удовлетворенно улыбаться.

Внезапно Игон наклонился к микрофону и что-то тихо сказал. Потом прижал пальцем наушник и изобразил на лице высшую грань восторга.

– Что ты слышишь, Игон? – спросил Джонни, дрожа от нетерпения.

Спенглер сердито замахал рукой. Рэйман дал мальчишке подзатыльник.

Джонни завыл.

Не дослушав ответ привидения, Игон посмотрел на зрителей.

– Парни, обмен информацией весьма активен! – сообщил он. – Миссис Харрисон, Джанин, Джонни, Лизун! Извините, но я попрошу моих коллег отвести вас в дом. Мой собеседник говорит очень тихо...

Все, за исключением подростка, согласно закивали. Рэйман схватил Джонни в охапку и понес к двери. Мальчишка истошно вопил и дрыгал в воздухе ногами.

– Джанин, миссис Харрисон, – сказал Питер, – посмотрите за мальчиком. Дайте ему чаю с пирогом.

Женщины ушли.

– Идите и вы, парни, – сказал Игон. – Мне мешает ваше дыхание! А кроме того, женщинам и Джонни не будет так обидно... Лизун, а тебе удалиться надо было в первую очередь! Не виси у меня над головой!

– Ишь ты, какой стал! – недовольно воскликнул Питер, но подчинился просьбе друга.

Парни зашли в дом. Лизун отлетел от Игона, потом вернулся. Потом снова отлетел и снова вернулся. Он явно разрывался на части, не понимая, чего в нем больше – уважения к Игону или любопытства?

В конце концов уважение победило. Лизун поджал губы и залетел в дом через форточку.

...Видимо, привидению многое хотелось сообщить собеседнику, потому что Игона долго не было.

Питер успел просмотреть все газеты и даже включил на несколько секунд радиоприемник. Передавали легкую музыку, и Питер выключил радио.

Только через час появился Игон. Лицо его было озадаченным.

– Аудиенция длилась ровно семьдесят четыре минуты! – объявил Рэйман. – Высокие стороны обменялись мнениями, после чего одна из сторон удалилась домой, оставив другую в зале заседаний... Короче, что ты узнал, Игон?

Спенглер поднял обе руки.

– Не надо вопросов! – сказал он, словно на пресс- конференции. – То есть все вопросы вы зададите потом. Сперва давайте я все расскажу.

– Валяй! – Питер сел на стул. – А мы послушаем.

– Значит так! – глаза Игона сияли, как два маленьких фонарика. Очки усиливали сияние до прожекторного. – Самое первое и самое сногсшибательное... Эти «простыни» – не совсем привидения!

– Как так? – не выдержал Стэнс.

– Рэй, Игон же просил – вопросы потом! – назидательно проговорил Замаяна.

– Для ясности будем называть их привидениями, – продолжал Спенглер. – Так вот, эти образования действительно состоят из эктоплазмы, они весьма схожи с обычными привидениями, однако... В общем, относитесь к тому, что я сейчас скажу, как хотите, но эти «простыни» залетели к нам из другого измерения!

Игон сделал паузу, наблюдая, какое впечатление произвели эго слова.

Коллеги одновременно почесали затылки. Питер показал жестами, что хочет что-то спросить.

– Ладно, Питер, спрашивай, – разрешил Игон. – Вижу, что я поторопился, попросив оставить вопросы на потом.

Питер улыбнулся как школьник, которому дали возможность ответить хорошо выученный урок.

– Я знаю четыре измерения, Игон! – сказал Вейтман. – Длина, ширина, высота. Еще время. Из какого же принесло «простыни»?

– Из пятого, Питер, – Игон вздохнул. – Лучше называть это измерение не пятым, а... Ну, скажем, так. Длину, ширину, высоту обозначают соответственно буквами «икс», «игрек» и «зет», а время принято обозначать буквой «тэ». А для измерения, откуда родом наши гости, придется ввести новую букву алфавита. Двадцать седьмую по счету...

– Разве в нашем алфавите двадцать шесть букв? – с недоумением воскликнул Джонни.

– А сколько? – рассмеялась Джанин.

– Я читал книги, у нас такой богатый язык, – Джонни заволновался. – Неужели двадцати шести букв хватает для всех слов?

– А какой у нас язык? – быстро спросил Питер.

– Как – какой? – Джонни посмотрел на Вейтмана, как на маленького.

– Ясное дело!

– И все-таки – какой? – к Питеру подключился Рэйман.

– Мы живем в Америке, – степенно рассудил мальчик. – Значит, язык у нас американский.

– Английский, Джонни, английский! – укоризненно покачал головой Игон. – У нас в стране английский язык. В нем двадцать шесть букв.

– Эх ты, темнота! – Питер отвесил мальчишке подзатыльник.

Джонни огрызнулся:

– Сам темнота!

– Ладно, Джонни, пусть я темнота, – величественно согласился Питер. – Продолжай, Игон. Что ты там говорил насчет букв и измерений?

Спенглер сказал:

– Любая буква с чем-то связана... Этому измерению, поскольку оно совершенно новое, надо придумать такое же новое обозначение. Этакую букву «ксю»...

– Измерение «ксю»! – воскликнул Питер. – Честное слово, мне это нравится! А? – Питер легонько толкнул Джонни, стремясь помириться.

– Ничего, – шмыгнув носом, оценил тот. – Звучит круто!

– И как же эти привидения из измерения «ксю» попали в наш мир? – спросила Джанин.

– Так, рассказываю все по порядку, как я и услышал, – Игон сжал кулаки и принялся отгибать пальцы. – Первое, – Спенглер оттопырил большой палец. – Кто-то выбросил на свалку переполненный мясом холодильник...

– Ничего себе! – Питер вытаращил глаза. – Прямо с мясом?

– Прямо с мясом! – кивнул Игон. – Второе! – он отогнул указательный палец. – Холодильник попал в место, где сопряжение параллельных миров было особенно тонким... Вы же знаете, что наш мир – только один из бесчисленного множества похожих и непохожих друг на друга параллельных миров... Иногда попадаются тонкие места.

– Редко, но случается! – сказал Питер с видом бывалого путешественника по параллельным мирам.

– Все дело в том, что «простыни» тонко реагируют на запахи! – пояснил Игон. – Мясо стало портиться и пробило большую брешь. Мы бы ее даже не заметили, но эктоплазменных жителей того мира стало буквально засасывать в наше измерение! Этот холодильник притягивает «простыни», как магнит железные опилки!

– Дырка образовалась в людном месте? – поинтересовался Рэйман и махнул рукой. – Ну, ты понимаешь, что я хочу сказать...

– Понимаю, – кивнул Игон. – Вообразите, что творилось бы, если бы на углу Бродвея и Пятой авеню кто-то выкопал большую волчью яму...

– В нее свалилась бы половина Нью-Йорка! – засмеялся Вейтман.

– Примерно то же случилось в измерении «ксю», – сказал Спенглер. – Так вот, «простыни» прячутся в холодильнике, где ужимаются в несколько раз.

– Да, их там порядочно! – пискнул Джонни.

– Поехали дальше! – средний палец Игона составил компанию указательному и большому. – То, что все называют туманом, – результат дыхания «простыней». Оно же и воздействует на мясо, яйца и тому подобное!

Миссис Харрисон ахнула.

– Теперь понятно! – воскликнула она. – Я просто забыла закрыть форточку ночью, когда у меня испортились продукты!

Игон посмотрел на хозяйку дома.

– Боюсь, запертая на ночь форточка не спасла бы ваши продукты, – сказал он. – Вопрос времени – мясо испортилось бы позднее! Частички так называемого «тумана» безумно активизируют процесс разложения...

– Но почему? – спросила тетя Огнезия.

– Наш пленник долго мне что-то рассказывал, – ответил Игон. – Я понял не все, но что ухватил – объясню... «Простыни» питаются запахами. Точнее, черпают из них энергию для жизнедеятельности. И запах тухлого мяса для них – особое лакомство. Даже нечто, похожее на наркотик, если запах очень концентрирован. Ну, как шоколад для Джанин!

Девушка фыркнула и покраснела.

– Дыхание «простыней», слава Богу, не воздействует на живые организмы, то есть на нас с вами, леди и джентльмены, – продолжал Спенглер. – Но на мертвые организмы – а наши мясные продукты являются ничем иным, как кусками убитых животных, простите за откровенность...

– Да здравствует вегетарианство с его девизом: «Я никого не ем!» – вскричал Рэйман.

– Короче говоря, дыхание «простыней» вызывает обильное образование пищи для них, то есть тухлого запаха! – объяснил Игон. – Это, так сказать, замкнутый процесс, который обычен для измерения «ксю»!

– Господи, страх-то какой! – запричитала миссис Харрисон. – Мистер Спенглер, а вам не сказал ваш пленник, что произошло с моим мужем?

– Да, Игон, почему пропали люди? – спросила Джанин. – Это ведь самое главное, что надо было узнать!

– Они похитили людей для вполне определенной цели, – сказал Игон и поморщился: – Нет, жизням похищенных ничего не угрожает!

– Но мой муж просто-напросто голоден! – воскликнула миссис Харрисон. – Я места себе не нахожу, он такой злой, когда хочет есть! Это сколько часов он уже не ел? – она принялась шевелить губами, подсчитывая. – Ой, ну очень много!

– Миссис Харрисон, наш «пододеяльник» мне сообщил, что они обнаружили интересное явление. Дыхание привидений, то есть туман, воздействует на человека так, что у того пропадает аппетит. Вашему мужу голод не грозит. Пока не грозит, – на всякий случай уточнил Игон.

– Он вернется более стройным! – осторожно пошутил Питер.

Тетушка Огнезия приложила ладони к щекам и ничего не ответила.

– Привидения обнаружили, что дыхание людей, то есть нас с вами, обладает одним замечательным для них, гостей из измерения «ксю», свойством, – продолжал Игон. – Если концентрация углекислого газа поднимется до определенного уровня, образуется так называемый обратный переход, по которому привидения рассчитывают вернуться в свое измерение. Пропавших людей просто собирают в одно место, чтобы они надышали, сколько надо для обратного перехода. Углекислого газа недостаточно, поэтому похищают все новых людей...

– Но, Игон! – Питер просто не мог молчать. – Ведь люди просто задохнутся!

Спенглер вздохнул.

– Я говорил об этом моему собеседнику, но он не понял. Дело в том, что привидения образуют туман только для того, чтобы получить некоторое количество запаха, которым питаются. Они думают, что у людей все обстоит таким же образом, и не больше!

Все ошеломленно замолчали.

– Нам надо спешить, – сказал Питер. – Еще не знаю, как мы поступим, но надо спешить. Ведь под угрозой жизнь людей... Кстати, где они?

– В какой-то пещере недалеко от стадиона, – ответил Игон. – Там их держат в плену! Пещера в горах, там густой туман: несколько «простыней» охраняют вход и пускают туман. К пещере ведет узкая тропа по обрыву, можно сорваться. Поэтому похищенных невозможно освободить простым путем. Усилия полиции будут бессильны!

– Как быть? – Рэйман кусал губы. – Игон, а привидения не могут воспользоваться тем же самым переходом, который открылся возле холодильника с тухлым мясом?

– Нет, переход работает в одном направлении, – помотал головой Спенглер.

– Как же быть? – повторил Рэйман.

– Здесь я не буду оригинальным, – сказал Игон. – Надо думать.

– Ты, действительно, неоригинален, – с издевкой сказал Питер. – Как можно думать, когда надо действовать!

– Я предпочитаю подумать, прежде чем что-то делать! – жестко ответил Спенглер. – Тогда я буду знать наверняка, как поступить, и наверстаю упущенное на размышление время!

Джанин с надеждой посмотрела на оратора.

– Игон, но какая-то идея у тебя есть уже сейчас? – спросила она.

– Есть, – кивнул Спенглер. – Идея простая. Она основана на том, что привидения, как я понял, боятся, они просто в панике. – Игон повысил голос: – В том, что мясо протухло, они, пожалуй, не виноваты! Они не знали, что так подействуют на пищу жителей нашего измерения! И людей они похищали только для того, чтобы эти люди помогли им вернуться обратно.

– До меня, кажется, доходит! – проговорила Джанин. – Выходит, с ними не нужно сражаться?

– Они нуждаются в нашей помощи! – подтвердил Спенглер.

– Таким, как Престон Мак-Гоп, этого не объяснишь! – сказал Уинстон.

– Престон Мак-Гоп до сих пор не верит в привидения, – ответил Питер. – И потому он не опасен.

– Я так не думаю! – возразил Рэйман. – От него можно ждать всяких неожиданностей.

– Во всяком случае, нам лучше действовать быстро! – подытожил Уинстон. – А тебе, Игон, нужно быстро думать.

– А я уже придумал! – неожиданно заявил Спенглер. – Для того, чтобы вернуть привидения в их мир, мне нужны отвертка, паяльник и кусок того сыра, который Рэю подарил мистер Карл!

– Тебе нужен фирменный сыр мистера Харрисона? – удивленно переспросил Стэнс. – Сыр «Харрисон»?

– Совершенно верно!

Рэйман сбегал в спальню и принес пластиковый пакет с выставочным образцом.

– Держи! – Рэйман протянул запечатанный пакет.

– Только не распаковывай его здесь, Игон! – воскликнул Питер. – Не то меня затянет в измерение «ксю»!

Глава 13 СЫР КАК СРЕДСТВО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

За ночь пропало еще одиннадцать человек.

Эту безрадостную весть сообщила Шейла О'Нил в своей утренней радиопередаче.

Игону Спенглеру пришлось не спать вторую ночь. Друзья всерьез начали беспокоиться за его здоровье, но хорошо знакомое насвистывание свидетельствовало, что с коллегой все в порядке.

– Если он свистит, значит, он весел, – сказал Питер. – А если он весел, значит, здоров!

Лизун тоже не спал всю ночь. Он решил еще раз слетать в город и пообщаться с привидениями на свой лад.

Домой он вернулся наутро. Результат предпринятой Лизуном встречи оказался неудачным, та как гости из измерения «ксю» упорно отмалчивались, не желая давать ему интервью.

Неудачным было и возвращение. Все двери, окна, форточки в доме были заперты, и Лизуну пришлось проникнуть в дом через стену и оставить улику в виде зеленого пятна.

Это моментально заметил Питер.

– Выходит, ты где-то шлялся всю ночь? – спросил Вейтман с угрозой в голосе. – А потом на нас посыплются обвинения?

Лизун развел «руками» мол, виноват, ничего не скажешь... Больше не буду, мол..;

– Ну-ка, расскажи, где ты был? – вопрос прозвучал со зловещим спокойствием.

Зеленоватый нахал сосредоточился и начал:

– Тр-р-р-р! Бур-бур-бур. Ма-а-а... – Лизун скорчил рожу.

– Отлично, – кивнул Питер. – Вот, ребята, что я люблю в этом парне – так это доходчивость и простоту изложения! – Вейтман подошел к Лизуну и рявкнул: – А ну, говори толком, летучая мармеладина! Что делал ночью в городе?

Вейтман попытался дать несознательному Лизуну подзатыльник, но рука с чавканьем прошла сквозь зеленоватую массу. Питер только скрипнул зубами.

– Ты не отбил ладонь? – участливо поинтересовался Рэйман.

Питер хмуро покосился на приятеля, потом понюхал руку.

– Тухлым не пахнет! – внезапно объявил Вейтман и обвел друзей восторженным взглядом.

– Как я рад, – ответил Рэйман. – Вы просто не представляете, ребята!

– Подумать только, что бы случилось, если бы наш Лизун начал гнить! – поддержал шутку Замаяна.

– Гнить и тухнуть, – уточнил Питер.

Джанин покачала головой.

– Отставьте веселье, ребята, – сказала девушка. – Вы мешаете Игону работать.

Лизун завис над Питером.

Вейтман посмотрел на безногое образование, парящее под потолком, потом направил на него указательный палец, изображая пистолет, и издал губами звук откупориваемой бутылки.

– Не виси надо мной, – сказал Питер. – Раздражаешь...

– Забудь ты о нем, – посоветовал Рэйман.

Вейтман с неприязнью посмотрел на Лизуна, который демонстративно отвернулся в другую сторону.

– Боюсь, капнет! – объяснил свою неприязнь Питер.

– Что может капнуть? – Джанин сделала ударение на слове «что».

– То, после чего мое тело начнет гнить, – бросил Вейтман и снова замахал руками на Лизуна, отгоняя его, словно большую муху. – Кыш! Кыш! Брысь!

– Да что ты к нему пристал? – возмутился Рэйман.

– Он всю ночь летал по городу, – ответил Питер. – Просто купался в тумане. Нырял, не выныривая!

Лизун остался невозмутимым, словно английский лорд.

– Питер, ты непоследователен, – рассудительно сказал Замаяна. – Если ты боишься начать гнить заживо, тебе нужно было удержаться от подзатыльника Лизуну.

Питер ошарашенно уставился на свою руку. Рэйман и Уинстон переглянулись и одновременно рассмеялись.

– Ладно, Лизун, можешь не рассказывать. В наказание будешь сидеть дома весь день! – постановил Питер. – Чтобы знал в следующий раз, где можно, а где нельзя гулять.

...Когда Игон появился в гостиной, его красные, воспаленные глаза сияли торжеством.

Игон сказал:

– Есть! Готово! – и выставил руку из-за спины, точно так же, как вчера утром. – Кому-то надо проникнуть в измерение «ксю» и запустить вот этот приборчик...

– Ты, Игон, похож на фокусника или на Санта- Клауса! – без улыбки заметил Питер. – Каждый раз достаешь новые подарки.

– А как действует твой очередной гениальный прибор, Игон? – спросила Джанин.

– Очень просто, – ответил Спенглер. – И действует почти так же, как все приборы, которые я собирал до сих пор. Он действует при помощи включения кнопки!

Все с интересом посмотрели на кнопку.

– Ну-ка, включи! – бросил Питер.

– Пожалуйста! – сказал Игон и придавил пальцем. – Не бойтесь, в нашем мире ничего не разрушится...

Гостиную довольно быстро заполнил сильнейший запах сыра.

Все, кроме Рэя, который сразу же стал дышать полной грудью, зажимали носы. Лизун от страха забился под кресло, где привык находить укрытие. Даже миссис Харрисон не выдержала и бросилась открывать форточки.

– Выключи, Игон! – взмолилась Джанин. – Это невыносимо!

Спенглер послушно выключил прибор.

– Там кусок сыра, – пояснил он. – Я облучаю его, и прибор во много раз увеличивает этот запах! Я убежден, что это подействует!

– Гениально! – второй раз отметила девушка.

– Сыр как средство передвижения, – Питер покрутил головой. – Игон, а как ты понял, что сыр поможет?

Спенглер задумался.

– Ну, если честно, – промямлил он, – в использовании сыра нет ничего гениального. Мне просто нужно было что-то, что дает сильный запах, –‘Игон улыбнулся. – Сыр «Харрисон» оказался кстати!

– Но кому-то из нас придется перенести этот сырный прибор в измерение «ксю»? – настороженно поинтересовался Вейтман.

Спенглер как-то странно посмотрел на него.

– Питер, – сказал он решительно, – я вижу, ты полон энергии! Не хочешь ли принять эту весьма ответственную миссию на себя?

– Что? – Питер вытаращил глаза. – Но у меня не получится...

– Получится! – начал Игон, но его перебили.

– А где вход в тот мир? – спросил Джонни.

Несмотря на все уговоры и даже угрозы, мальчуган остался ночевать в особняке миссис Харрисон. Правда, он вечером позвонил домой и в общих чертах объяснил родителям, где остается ночевать. Как только домашние Джонни услышали, что их сын познакомился с супругой владельца сырной фабрики, разрешение на ночлег вне дома было предоставлено.

– Джонни, ты забыл? – Рэйман усмехнулся. – Вход там же, где выход! Где-то в паре шагов от холодильника. И какой мерзавец выбросил его?

– Да, если бы не было этого холодильника, не было бы у нас забот! – вздохнула Джанин.

– Питер, я обратился к тебе не просто так, – вспомнил Игон. – Дело в способе, каким возможно проникнуть в измерение «ксю». Прибор перенесет человека из нашего мира на большой скорости... Но только одного человека и ненадолго!

– Слушай, Игон, а нельзя вооружить каждый «пододеяльник» таким прибором, и пусть спокойненько отправляются в это свое измерение! – стал рассуждать Вейтман. – Зачем туда лезть человеку?

– Питер, ты невнимательно слушал, – терпеливо проговорил Спенглер. – Прибор настроен только на человека. Эктоплазму он не транспортирует! Эктоплазму «высосет» из нашего измерения не прибор, а запах сыра! Задача прибора – перенести человека туда и назад, а также усилить запах. Все понял?

– Мудрено сказано! – Питер поскреб нос. – Но я понял. Только ты не договорил, почему именно я?

– И ты что-то сказал о скорости! – напомнил Уинстон.

– О скорости? – переспросил Игон, глядя на Замаяну. – Надо разогнаться и нажать кнопку... Мне помогло то, что «простыни», как вы видели, вылетают на большой скорости, – сказал Игон. – Они вылетают, а наш посланец должен влететь в проход! У меня не ладилось с прибором, но потом я подумал, что он должен работать на большой скорости, и все сразу стало на свои места.

– Но почему я? – завопил Питер. – Я против!

– Ты интересовался скейтом, – усмехнулся Игон. – Я вспомнил, что доска на роликах есть у Джонни...

Мальчишка соскочил с места и стал размахивать руками.

– Игон, а давай я быстренько сгоняю туда и назад! – закричал он. – У меня это отлично получится! Дай быстрей приборчик!

– Даже и не думай! – сурово сдвинув брови, оборвал его Спенглер. – Это не детское дело – гонять по параллельным мирам!

– Дали пострелять – и хватит! – поддержал приятеля Рэйман.

– Есть еще один момент, – сказал, внезапно смутившись, Игон. – Вы будете удивлены, но так надо, поверьте! – голос Игона внезапно задрожал. – Дело в том, что мы должны будем направить лучи на человека, чтобы он проник в измерение «ксю»...

– Нет, это просто непостижимо, – Питер не знал, что и думать. – Вы будете стрелять в меня?

– Не бойся, Питер, – сказал Спенглер. – Мы поставим бластеры на минимальную мощность. Это, так сказать, маленький завершающий толчок, для страховки! Лучи бластера подтолкнут тебя в тот мир!

– Отлично сказано! – с иронией воскликнул Питер. – Ваши бластеры действительно подтолкнут меня в «тот мир»!

– Питер, не бойся, – Игон поморщился. – Ну как тебя убедить? Это будет слабый толчок, ты ничего и не почувствуешь!

– Вот-вот! – не унимался Вейтман. – Именно – я ничего не почувствую! Это же расстрел!!! Что я вам такого сделал?

– Вот так, – сказал Игон. – При помощи простой доски на колесиках... – он развел руками. – Ну, если Питер против, что же... Тогда попробую я!

– Молодец! – воскликнула Джанин и захлопала в ладоши. – Ты просто герой, Игон! А ты, Питер, мог бы и потерпеть! По-моему, это будет не больнее, чем на секунду сунуть пальцы в розетку...

Все покосились на девушку. Ее поведение покоробило Питера, ему было и страшно и обидно одновременно.

– Джанин, что ты такое говоришь! – с укором произнес Питер. – Ты когда-нибудь совала пальцы в розетку?

– Не совала и не собираюсь! – ответила девушка. – Но ты мог бы потерпеть, трус несчастный!

Такое обвинение явилось последней каплей. Питер решился.

– Парни, я согласен! – заявил он уверенно. Как еще он мог показать, что является не меньшим героем, чем Игон? – Я согласен на путешествие в измерение «ксю». А ты, Игон, если вздумаешь кататься на скейте, разобьешь очки!

Игон вздохнул. Он считал, что на Питера все-таки можно положиться. Даже несмотря на его весьма неуравновешенный характер.

– Эй, послушайте, а как я попаду обратно? – догадался спросить через минуту Вейтман.

– Сразу же вылетишь обратно. Как только нажмешь кнопку, – успокоил друга Игон. – Запах вместе с прибором останется, а ты вылетишь!

– Это точно? – засомневался Питер.

– Это наука! – Игон не допускал сомнений.

– А вдруг мне там так понравится, что и нажимать кнопку не захочется? – спросил Вейтман.

Джанин посмотрела на него так, что Питер пожалел о только что сказанных словах.

– Тебе там не понравится, –- возразил Спенглер и добавил хитро: – По моим расчетам...

– Я там что, задохнусь? – совсем растерялся Вейтман.

– Нет, – Игон покачал головой. – Другое. Запах.

– Что – запах? – Питер хотел все знать до конца. – Запах сыра?

– Нет, тухлого мяса! – сказал Игон. – Вернее, очень похожий на него. Это запах того мира, Питер, мне об этом сказал пришелец. По моим расчетам, ты там пробудешь несколько минут, независимо от твоего желания.

– Желание, нежелание! – Питер вздохнул. – Что в наше время зависит от моего желания? Кто о нем спрашивает? Ладно, хватит рассуждать, поехали на стадион!

* * *

Лимузин "ЭКТО-1" был готов к поездке, контейнер-ловушка водружена на его крышу.

– Я останусь дома, – сказала миссис Харрисон. – У меня нет больше нервов, чтобы смотреть на то, как вы работаете, молодые люди...

– Лизун, не забывай, ты тоже останешься дома! – сказал Питер. – Лизун, где ты?

– Он под креслом, – ответил Рэйман. – Это его любимое место. Пусть там и сидит...

Они вышли во двор.

– Игон, за руль сяду я, – сказал Питер. – Ты не спал две ночи...

– Нет, Питер, за руль сяду я! – воскликнул Рэйман. – И не думай мне возражать!

– Но почему? – спросил Питер, которому хотелось посидеть рядом с Джанин.

– Тебе надо морально готовиться к переходу в другой мир! – отрезал Рэйман.

– Правильно, Питер, полезай на заднее сиденье, – кивнул Уинстон. – Рэй толще тебя, пусть он сядет за руль!

Питеру пришлось подчиниться.

Джанин села впереди, парни и Джонни – сзади.

– Господи, я вспомнил! – воскликнул вдруг Вейтман. – Там же полицейский пост!

– Ну и что? – Рэйман обернулся и посмотрел на Питера.

– Как – ну и что? Разве не понятно, что нас не намерены пропускать?

– Питер, что значит какой-то полицейский пост по сравнению с предстоящей задачей? – укоризненно бросил Уинстон. – Давай не будем обращать внимания на подобные мелочи. И потом, я уверен – победителя не судят!

– Для этого еще надо победить, – возразил Питер.

Игон не участвовал в этой перебранке. Он заснул, едва залез в салон.

Рэйман тронул автомобиль и медленно выехал на шоссе.

– А на эти мелочи надо обращать внимание? – вдруг воскликнул Джонни, указывая на машину с мигалкой, которая ехала навстречу и собиралась тормозить.

– Что это? – удивился Рэйман, немного сбросив скорость. – Полицейская машина...

– Это не просто полицейская машина, Рэй! – крикнул мальчуган. – Это машина шерифа Мак-Гопа!

– Черт побери, – пробормотал Рэйман. – Шериф во что бы то ни стало хочет нас остановить, он зажег красную мигалку... Что делать?

– Ты обязан подчиниться, Рэй, – сказала встревоженная Джанин.

– Подчиняюсь, – ответил Стэнс и затормозил.

– Что, уже приехали? – Игон проснулся от резкого толчка.

– Приехали, только не туда! – с досадой прошипел Уинстон.

Автомобиль шерифа сделал крутой разворот перед носом лимузина охотников и остановился у обочины парой ярдов дальше.

– Не надо выходить из машины, Рэй, – сказал Питер. – Пусть шериф сам подойдет к нам, если мы ему так нужны.

Дверца машины с мигалкой открылась, и вылез сам Престон Мак-Гоп. Он важно прошествовал к лимузину охотников.

Рэйман опустил стекло.

– Добрый день, уважаемый мистер Мак-Гоп! – приветливо произнес он. – Вы желаете проверить мое водительское удостоверение?

Мак-Гоп не ответил. Вместо этого он придвинулся и долгим взглядом осмотрел салон «ЭКТО». Питер встретил взгляд шерифа и весело подмигнул.

То, что увидел в это время впереди Рэйман, заставило его на минуту забыть о том, что рядом с «ЭКТО» стоит глава полицейской власти Брекфоста.

Из машины шерифа вышли Мэл-бармен, Нил-бармен и парень в клетчатой ковбойке...

– Мне не нужны ваши права, господин водитель, – слова шерифа донеслись до Рэя, как сквозь сон. – Похоже, и вам они не нужны, потому что вы грубо нарушаете правила. У вас в салоне сидят шесть человек вместо...

Стэнс резко дал газ и не услышал, вместо чего сидят в салоне шесть человек.

Престон Мак-Гоп остался на обочине шоссе глотать выхлопные газы.

– Рэйман, ты с ума сошел! – прошипела Джанин. – Останови сейчас же!

– Что может понимать женщина? – возбужденно затараторил Джонни. – Это ж – класс! Это ж – как в фильме!! Полицейский – р-р-раз, а Рэй – о-па-па, по газам... И вжик! И тю-тю!

– Джонни, – покрутил головой Питер. – Тебе не только букв английского алфавита мало. Тебе мало и слов.

– Спокойно, друзья, – неожиданно подал голос Стэнс. – Джанин, ты не была тогда с нами? А-а-а, вспомнил – ты зашивала комбинезоны! Так вот, я не хочу, чтобы тебе пришлось их ремонтировать еще раз.

– Джанин, Рэйман правду говорит, – бросил Питер. – Этот шериф просто нашел повод нас остановить. Зачем он захватил с собой обоих барменов?

– Так это были бармены, с которыми у вас тогда возникли проблемы? – поняла девушка.

– Проблемы с нами были у Мэла! – уточнил Питер. – А у нас были проблемы с Нилом! Но этот Мак-Гоп... – Вейтман вздрогнул. – Не хватало, чтобы нам пришлось из-за решетки еще раз выслушивать его рассуждения о невозможности существования привидений...

– Питер, помолчал бы уж! – воскликнула девушка. – Тебе-то что? Улизнешь в измерение «ксю» и все! А нам отдувайся... Теперь точно посадят...

– Никого этот осел со звездой шерифа не посадит, – махнул рукой Уинстон. – Ты зря беспокоишь- ся1 Джанин.

– Теперь-то мы его оставили с носом! – весело закричал Питер. – Какие мы...

Однако Вейтмана перебил еще более веселый крик.

– Ура! – вопил Джонни. – За нами погоня!

Глава 14 В ИГРУ ВСТУПАЕТ КАПИТАН ВЛИПЛИ

Как же оба бармена и парень в клетчатой ковбойке оказались в машине шерифа Престона Мак-Гопа? Как сам шериф решился поехать к дому миссис Харрисон явно с целью немедленного задержания охотников?

Начать объяснение надо с парня в клетчатой ковбойке. Парень в ковбойке был на самом деле никаким и не парнем, а переодетым агентом ФБР капитаном Персивалем Влипли, который выполнял в городке Брекфост секретное задание по проверке состояния стадиона, который только был замаскирован под стадион и свалку, а на самом деле был сверхсекретнейшим космодромом.

Таинственным собственником частной территории космодрома было само ФБР, а действовало оно через подставное лицо, каковым являлся сам капитан Персиваль Влипли.

Высокие столичные чины (не ниже полковника!) разработали Национальную стратегическую программу обороны с использованием орбитальных космических средств. Развитие самих орбитальных средств в этой программе стояло одиннадцатым пунктом, а первые десять относились к предварительной подготовке наземных взлетных и посадочных площадок, другими словами – космодромов.

Взлет космических кораблей должны были обеспечить специально оборудованные стартовые комплексы на Аляске. Посадку космический корабль (следуя терминологии Национальной стратегической программы – Орбитальный Оборонный Объект, или ООО) мог осуществить на любое ровное место площадью не менее двухсот акров.

Понятно, что высокие чины заинтересовались: а где можно разместить посадочные космодромы? К тому же упор делался на их большое количество – из-за необходимости широкого выбора мест для срочной посадки ООО.

Было решено особое внимание уделить старым стадионам, расположенным в глубинке страны и не окупавшим себя. Таких стадионов в Штатах, по данным ФБР, было немало. Примерно за четыре года до описываемых событий Управление, отвечающее за выполнение Национальной программы, дало задание ФБР через подставных лиц выкупить у местных муниципальных служб прогоревшие спортивные объекты.

Начальство ФБР не стало ломать голову и дало соответствующие задания своим сотрудникам – средства на финансирование Национальной программы космической обороны отпускались солидные.

Стадионам было найдено новое применение. До непосредственного осуществления одиннадцатого пункта – запуска ООО на орбиту предполагалось стадионы замаскировать.

Капитан Персиваль Влипли отвечал за секретный объект в городке Брекфост. Ему пришлось поселиться в этом городке, найти скромную работу и поменять внешность. Капитан прозябал в Брекфосте все четыре года. Единственным утешением для него служила большая зарплата на основном месте работы, то есть в ФБР.

Прозябал капитан только в переносном смысле. Он был человеком закаленным, заботился о здоровье. Для себя Персиваль выбрал образ ковбоя, точнее, парня, которому нравится щеголять в ковбойских шмотках. Парень в потертых джинсах и клетчатой рубашке – что могло быть более обыденным для американской глубинки?

Персиваль ходил в одной рубашке до глубокой осени, не подозревая, что именно из-за такого наряда заметен в толпе, как шишка на ровном месте.

Впрочем, горожане не выказывали удивления. В Брекфосте привыкли и не к такому...

Как-то Персиваль Влипли показал свое удостоверение мэру и «посоветовал» ему устроить на стадионе свалку. Капитан был в восторге от собственной идеи – свалка явилась лучшей маскировкой и, к тому же, надежной страховкой от возможных посягательств общественности на возобновление использования стадиона по прямому назначению.

Когда в городе появились охотники за привидениями, капитан Персиваль Влипли насторожился. Он нанес еще один визит мэру города и буквально запаниковал, когда мэр рассказал, что, так называемые, охотники решили ловить привидения на стадионе.

Агент ФБР и мэр Брекфоста встретились вечером. В тот момент, когда Игон Спенглер завершил пересказ друзьям своего разговора с гостем из измерения «ксю», мэр закончил изложение агенту ФБР своей беседы с охотниками. Мэр поведал Персивалю и о своем разговоре с профессором Германом Шмидлем, передал капитану свое и профессора подозрение, что охотники являются самозванцами.

Персиваль вскипел. Ему пришло в голову, что его самоотверженная четырехлетняя работа находится под угрозой срыва. Он принял упоминаемых мэром «охотников» за агентов одного весьма необъятного и столь же непонятного в своих закулисных внешнеполитических действиях государства, которое до недавнего времени воспринималось в Вашингтоне как враждебное.

Неужели это государство стало проявлять интерес к секретной Национальной программе? Неужели оно разослало своих агентов для сбора разведданных на местах и начало с его, капитана Влипли, участка? Как на эти сомнительные события посмотрят высокие чины?

Если до Вашингтона дойдут сведения о неблагополучном состоянии дел в Брекфосте, то один звонок в ФБР – и не видать капитану чина майора! А ведь повышения капитан Влипли ожидал не в будущем году и даже не в будущем месяце, а со дня на день.

Персиваль Влипли решил действовать без промедления.

– Господин мэр, – сказал капитан, – это вопрос государственной важности! Этих так называемых «охотников» нужно задержать под любым предлогом. Во всяком случае, нельзя допустить их появления на стадионе...

– Капитан, – ответил мэр, – я не могу собственноручно помочь вам в задержании того, кого вы подозреваете в шпионской деятельности. Могу вам посоветовать обратиться к мистеру Мак-Гопу, шерифу.

Они стали звонить шерифу на работу, потом домой. На работе никто трубку не поднимал, дома сказали, что мистер Мак-Гоп еще не приходил с работы.

– Попробуйте подождать до завтра, – сказала Персивалю жена шерифа. – И раньше такое бывало, что муж задерживается. Сами понимаете, что значит работать в полиции...

Капитан проклял весь свет, но был вынужден отложить встречу с шерифом до завтра.

Откуда ему было знать, что мистер Престон Мак- Гоп заперся у себя в кабинете, опустил шторы, отключил телефон и с головой ушел в поимку компьютерных бандитов?

Утром капитан Влипли явился к шерифу на службу. Мистер Мак-Гоп полюбовался на удостоверение сотрудника ФБР, а после этого посетитель кратко обрисовал ему свое видение сложившейся ситуации.

В принципе, шерифа обрадовало, что у него появился союзник, который разделяет, хотя и по своим причинам, неприязнь к охотникам за привидениями.

Но мистер Мак-Гоп решил действовать осторожно и наверняка. Он сказал:

– Я уважаю фирму, которую вы представляете, капитан Влипли. Но также я уважаю закон. Как можно задержать этих четверых? Против них у меня ничего нет.

– Зато есть у меня! – мотнул головой капитан. – Эти четверо устроили настоящие погромы в двух пивных барах нашего города...

– Это уже кое-что! – поднял брови шериф. – Как предлагаете поступить?

– Я не предлагаю, – счел нужным уточнить капитан. – Я советую! – он произнес по складам: – Советуют понимаете? Сотрудники таких учреждений, как то, где я работаю, могут лишь дать совет...

– Так посоветуйте же, черт возьми! – нетерпеливо вскричал Мак-Гоп.

– Мы берем вашу машину, берем обоих барменов и едем задерживать этих негодяев... Где, кстати, они живут?

– За городом, в особняке миссис Харрисон... – начал пояснять шериф.

– Это вдова владельца сырной фабрики?

Мистер Мак-Гоп замахал руками:

– Как можно капитан?! Мистер Карл Харрисон пропал без вести, у нас нет сведений о его смерти...

– Хорошо! – с досадой кивнул капитан Влипли, не любивший, когда его поправляли. – Не будем откладывать, едем сейчас же...

– Как вы считаете, мистер Влипли, – спросил шериф, когда они с капитаном мчались по улицам Брекфоста по направлению к бару Толстого Мэла, – не следует ли нам заехать на радио и пригласить мисс Шейлу О'Нил?

– Зачем? – хмуро поинтересовался капитан.

– Пусть она осветит в своей радиопередаче наши действия! Мы скажем ей сделать особый упор на то, что задерживаются четыре хулигана...

– Радио, телевидение, газеты – это не для меня! – заявил капитан Влипли. – Моя работа тихая, всякая ее реклама запрещена.

– Хорошо, – сказал Мак-Гоп. – Все-таки это не телевидение, где вы можете случайно попасть в кадр. Это радио, и репортаж с места события пойдет в записи. Интервью буду давать я. О вас не будет сказано ни слова, а если на пленке окажется ваше дыхание, это место будет вырезано. Обещаю! Я лично прослежу за этим...

– В таком случае, не имею ничего против, шериф, – согласился капитан. – Но помните, у вас будут неприятности, если кто-то, кроме вас и мэра, узнает, кто я такой на самом деле!

– Ладно, мистер Влипли, этот вариант подходит и мне, – ответил шериф.

Вот каким образом оказались в автомобиле шерифа Мак-Гопа оба бармена и капитан Влипли в клетчатой ковбойской рубашке. Мисс Шейлу О'Нил, которая сидела в салоне на заднем сиденье и из машины не выходила, охотники за привидениями не заметили.

* * *

Итак, Джонни с радостью констатировал, что за ними следует погоня.

– Ты чему радуешься, малыш? – спросил Игон. – Разве это так весело, когда тебя хотят поймать?

– Конечно! – убежденно воскликнул мальчуган. – Это как в фильме...

Питер оглянулся назад. Автомобиль шерифа набрал скорость и стал медленно настигать их.

– Сейчас включит мигалку и сирену! – захлебывался от восторга Джонни. – Вы не представляете, парни, как я рад, что я с вами познакомился!

– Остается спросить, рады ли твои родители? – заметил Питер. – Рэй, прибавь-ка газку!

Стэнс выжал педаль до отказа. Мотор натужно взревел, и лимузин рванул вперед так, что пассажиров и водителя прижало к спинкам сидений.

– Вот это я понимаю... – восторженно шептал подросток.

– А почему, собственно, ты решил улизнуть, Рэй? – подал голос Замаяна. – Так ли страшен шериф?

– Страшен не шериф, – ответил Стэнс, не отрывая взгляда от дороги. – Страшны те, кто с ними. Никакого желания нет выяснять отношения с барменами... – он посмотрел в зеркало заднего вида и удовлетворенно улыбнулся: автомобиль с преследователями отстал.

Но в следующую минуту брови Рэя опустились к переносице.

– Радуйся, Джонни, – бросил он. – Все, как ты хотел: он включил мигалку...

Охотники услышали вой полицейской сирены.

– Ну вот, теперь весь город увидит, что за нами гонится шериф, – спокойно заметил Питер.

– Зато какая реклама! – отозвался Уинстон.

Рэйман увидел в зеркале, что машина Мак-Гопа снова стала догонять их лимузин.

– Черт, я не могу развить большую скорость! – пожаловался он.

– И не надо, – сказал Игон и посмотрел через плечо Джанин на спидометр. – Ты и так, кажется, превысил допустимую...

– Ой, Рэй, как тебе попадет! – засмеялся Питер.

– Да, я нарушил правила и к тому же оставил с носом представителя закона, – кивнул Стэнс.

– Не это страшно, Рэй, – сказал Уинстон. – Страшно другое – ты поступил невежливо. Человек тебе начал что-то говорить, а ты уехал, не дослушал...

Стэнс хмыкнул:

– Мак-Гоп хотел сказать, что в салоне вместо пяти человек – шесть! Я понимаю, почему вы ведете разговоры о том, что не следовало уезжать...

– Почему? – хором спросили Питер и Уинстон.

– Потому что в таких случаях отдувается водитель, пассажирам ничего не грозит... Так что сидите и молчите, вам должно быть понятно, почему я пустился наутек.

Автомобиль подпрыгивал на ухабах. Вейтман прислушался к звуку двигателя и вдруг сказал:

– Игон, ты когда последний раз продувал жиклеры?

– Что? – Спенглер встрепенулся: – Ты о чем? Ты хоть знаешь, что это такое?

– Знаю! – уверенно сказал Питер. – Мне что-то не нравится звук двигателя. Рэй, не боишься, что он сейчас заглохнет?

– Черт побери, Питер! – рассвирепел Стэнс. – Не отвлекай меня во время движения! Не видишь, что ли? Мы подъезжаем к городу!!!

– Нам не придется ехать через город! – неожиданно проговорил Джонни.

– Что? Повтори, что ты сказал? – накинулся на него Питер.

– Нам не придется ехать через город, – повторил подросток. – Есть дорога, ведущая в объезд, кольцевая! – мальчишка принялся с возбуждением тараторить: – Мы ее ведь пересечем, правда? Но сворачивать сразу не надо... Мы оставим шерифа с носом, если проедем на улицу, где я живу, свернем во двор, потом вернемся на шоссе и обогнем город по кольцевой!

– Ничего не выйдет, Джонни! – Рэйман покрутил головой. – Шериф знает, что мы едем на стадион...

– Откуда он знает? – закричал подросток.

– Рэй, Джонни прав, – быстро проговорил Игон. – Даже если Мак-Гоп знает, что нам нужен стадион, он подумает, что мы поедем через город. Он долго будет искать нас там, а мы выиграем время.

– Рэй, слушай Джонни, – поддержал Игона Питер. – И не рассуждай, не то нас догонят. Крути баранку!

Расстояние между преследователями и беглецами медленно, но неумолимо сокращалось. Лимузин на большой скорости миновал кольцевую дорогу, помчался по улице, где жил юный друг охотников и, резко сбросив скорость, свернул во двор.

– Я там живу! – Джонни показал пальцем.

– Господи, Джонни, мы обязательно зайдем к тебе на чай, только не сейчас! – воскликнула Джанин.

Лимузин «ЭКТО» скрылся за углом здания. За секунду до этого Питер оглянулся и заметил, как машина шерифа промчалась по улице мимо въезда.

– Все! – Питер вздохнул. – Мы оторвались от них! Рэй, можно расслабиться!

– И даже продуть жиклеры! – сострил Уинстон.

Стэнс нервно хмыкнул:

– Нет, ребята, жиклеры продует Питер. После того, как выберемся из этой заварушки. Джонни, почему молчишь? Говори, куда ехать!

Подросток ожил.

– Прямо, Рэй! – сказал он. – Так... Теперь направо... Снова прямо!

Автомобиль проехал под аркой и вернулся на улицу.

– Поворачивай к выезду из города! – скомандовал Джонни, когда Рэйман выполнил это, сказал: – Отлично, теперь жми до перекрестка!

Питер оглянулся назад.

– Красота, погони нет! – воскликнул он. – Они нас – скоростью, а мы их – доскональным знанием особенностей местной территории!

Все с облегчением вздохнули.

...Радость по поводу удачного отрыва от погони оказалась преждевременной. Когда лимузин подъехал к перекрестку с дорогой, ведущей на стадион, все заметили, как со стороны города по этой дороге несется машина шерифа.

– О, Рэй, миленький! – Джанин прижала ладони к лицу. – Давай быстрее!

И опять Питер пожалел, что не он сидит за рулем...

Тормоза и шины взвизгнули на повороте, и автомобиль охотников выехал на финишную прямую.

...Шерифу пришлось притормозить на перекрестке и пропустить невесть откуда взявшийся грузовик, в результате чего расстояние между беглецами и преследователями немного увеличилось.

– Черт возьми, вот мерзавец! – обругал в сердцах мистер Мак-Гоп ни в чем не повинного водителя грузовика.

– Не волнуйтесь, шериф, я запомнил номер! – неожиданно бросил капитан Влипли. – Он у нас будет знать, как мешать властям...

Сидящие сзади бармены переглянулись, но не произнесли ни слова. Нил ничего не понимал, ему не понравилась эта игра в индейцев. Но против шерифа не попрешь, и Нил был вынужден терпеть. Мала разбирала злость. Но не на Мак-Гопа, а на охотников, которым вдруг вздумалось убежать. Куда убежишь от полиции?

К тому же, Мэл пребывал в отвратительном настроении. Во рту было сухо, язык имел привкус жести. Болела голова – еще бродил давешний хмель: Мэл вчера после продуктивного рабочего дня позволил себе небольшое возлияние – бутылочки на две-три, и отнюдь не пива!

Шериф застал его в ту минуту, когда Мэл собирался опохмелиться. Пришлось оставить лечение на потом...

Мисс О'Нил улыбалась. Она обдумывала детали предстоящего репортажа. Судя по всему, он обещал быть сногсшибательным.

...Недалеко от того места, где в сетчатой ограде вокруг стадиона был проезд для самосвалов, стояла патрульная полицейская машина.

Патрульным был тот самый сержант, который когда-то пропускал охотников и миссис Харрисон к шерифу, а потом встретил их на пути от стадиона.

Сержант хорошо выспался за ночь, хотя спать на посту, естественно, было запрещено. Но именно поэтому сержант предпочитал заниматься патрулированием один, и именно поэтому его хватало для работы в две смены.

Полицейский вылез из машины и потянулся. Неожиданно он вытаращил глаза: такого нахальства от охотников за привидениями он не ожидал!

Решить проникнуть среди бела дня на стадион, территория которого является частным владением!

Сержант бросился к рации, но в этот момент заметил, что автомобиль шефа следует за лимузином вконец обнаглевших охотников.

У полицейского мелькнула мысль: судьба предоставляет ему возможность проявить себя в глазах начальства! Он перекроет дорогу охотникам, в одиночку задержит их и отрапортует подъехавшему шефу!

Прибавка к жалованью – это самое малое, чего заслуживает такой расторопный полицейский!

Сержант в одно мгновение оказался за рулем, завел двигатель. Он рванул автомобиль с места, но колеса, осевшие за ночь в мягкий песок, завертелись на месте.

– Черт побери, надо же было этому случиться именно сейчас! – выругался сержант и дал задний ход.

Машина начала понемногу выбираться на твердое место.

Однако время было упущено. Лимузин охотников промчался мимо патрульной машины. Полицейский выругался во второй раз. Особенно его взбесило то, что какой-то мальчишка на заднем сиденье показал ему язык.

Питер хлопнул Джонни по затылку.

– А ну, сядь! Зачем напрасно дразнить представителя власти?


Автомобиль шерифа приближался к патрульной полицейской машине.

Сержант решил все-таки принять участие в преследовании. Не удалось перекрыть дорогу беглецам – значит, надо, опередив шефа, догнать их. Впереди стадион, они едут туда, оттуда нет другого выезда. Значит, там их и накроют, охотники по своей воле направляются в ловушку.

Для сержанта речь шла уже не о повышении жалованья. «Сохранить бы теперешнее на прежнем уровне!» – в смятении думал полицейский.

Он утопил педаль газа. Машина выехала на дорогу, но развернуться не успела.

Раздался пронзительный вой сирены. Сержант повернул перекошенное от ужаса лицо и заметил, как прямо на него мчится автомобиль шерифа.

Мак-Гоп, увидев перед собой неожиданное препятствие, резко ударил по тормозам. Автомобиль заскользил по дороге, стал разворачиваться... Полностью сбросить скорость он не успел.

– Дьявол! – выругался шериф.

– Объезжай! Объезжай! – наседал на водителя капитан Влипли.

Ошеломленный Мак-Гоп не понимал его слов и продолжал давить на педаль тормоза.

Оба бармена закричали, журналистка пронзительно завизжала. Перед их глазами стремительно росло заднее крыло полицейской патрульной машины...

Глава 15 ВИЗИТ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР

Трибуна скрыла от охотников происшедшее. Только Питеру, который открыл окно, показалось, будто он услышал удар, сопровождавшийся звоном разбитого стекла.

Рэйман сбросил скорость.

– Не понимаю, почему, но за нами не гонятся! – пробормотал Вейтман.

– Этого не может быть, – недоверчиво замотал головой Рэйман.

– Наверное, они решили, что не имеют права въезжать на территорию частного владения! – неуклюже пошутил Питер.

Рэйман съехал на дно котлована.

Обстановка на стадионе изменилась. Холодильник лежал там же, но привидений, вылетающих из измерения «ксю», видно не было.

– Вот тебе на! – воскликнул Питер. – Игон, может быть, нам и не надо ничего делать? Дырка-то закрылась!

– Она не могла закрыться, Питер, – ответил Спенглер. – Скорее всего, улица, по которой ходят в своем измерении «простыни», в это время пуста!

– Но даже если сюда не проникнет ни одно привидение, мы должны помочь вернуться остальным в свой мир! – добавил Рэйман, притормаживая.

– Господи, но как я попаду в эту дыру? – вскричал Питер.

– Как-нибудь попадешь! – быстро ответил Уинстон. – Если не получится с первого раза, попробуешь еще. Жаль, что мало времени...

– Ребята, разбираем пушки! – закричал, выскакивая из машины, Игон.

Пассажиры покинули автомобиль.

– Боже мой, – буркнул Рэйман. – Если бы мне кто-то, кроме Игона, сказал, что придется из бластера палить в друга...

Охотники кинулись к багажному отделению.

– Вот это да! – внезапно сказал Уинстон.

Он заметил, что в узкое пространство между задней стенкой багажника и протонными ускорителями забился насмерть перепуганный Лизун.

– А ты, наглец, как здесь оказался? – заорал на привидение Вейтман. – Кому было сказано сидеть дома?

– Перестань, Питер, – вступилась за Лизуна Джанин. – Как он мог оставаться дома, когда мы отправились на такое важное дело?

– Питер, дай мне свой бластер! – подлез под руку Джонни. – Меняемся: тебе доска на роликах, мне – твоя пушка!

– И правда, – Питер хлопнул ладонью по лбу. – У меня же сейчас другая задача! Давай скейт... – Питер выхватил доску у Джонни.

Паренек без помощи Питера нацепил на спину ранец с протонным ускорителем. Вейтман оглянулся: Игон, Рэйман и Уинстон стояли и смотрели на него. Джанин затягивала ремни на Уинстоне.

– Давай, Питер! – сказал Игон. – Главное, не бойся! Ты ничего не заметишь!

– Хотелось бы верить, – мрачно усмехнулся Вейтман. – Но, кажется, я не боюсь! – поспешно прибавил он, бросив быстрый взгляд на девушку.

Правда, бледное лицо Вейтмана говорило об обратном...

Доска на роликах упала на землю.

– Не асфальт, но проехать можно! – сказал Питер и поставил ногу на поверхность доски.

Игон протянул другу прибор перехода в иное измерение.

– Значит, нажать эту кнопку? – Вейтман явно тянул время.

– Умоляю тебя, Питер, давай быстрее! – торопил его Рэйман. – Шериф сейчас придет!

– Ой! – с нервным смехом воскликнул Вейтман. – Его я боюсь больше, чем ваших выстрелов.

– Давай, Питер! – сказал Джонни. – Посмотри, я поставил регулятор на минимум.

Подросток продемонстрировал ему бластер. Питер согласно кивнул.

Лизун, зависший вверху, издал жалобный стон.

– Ладно, – сказал Вейтман и помахал Лизуну. – Где наша не пропадала? И-и-йе-э-эх!!!

Отталкиваясь ногой от земли, словно ехал на самокате, Вейтман покатил по направлению к тому месту, где ожидалось наличие перехода в измерение «ксю».

– Только бы не упал, – бормотал Джонни трясущимися губами. – Только бы не упал...

Скейт постепенно набирал скорость. Через несколько ярдов Питер оттолкнулся в последний раз и стал на доску обеими ногами.

Скейт покатился под небольшой уклон. Питер чуть присел. Прибор он держал на вытянутых перед собой руках. В его ушах засвистел ветер.

– Питер, держи равновесие! – закричал Джонни. – Дорога неровная!!!

– Парни, приготовить бластеры! – деревянным голосом скомандовал Игон.

Джонни нервно выдернул из-за плеча излучатель.

– Стрелять по моей команде... – добавил он.

Джонни кивнул и прицелился. Направили на Питера излучатели и остальные охотники.

– Сейчас... – бормотал Спенглер. – Секунду... Сейчас...

Он волновался сильнее всех, хотя никому об этом и не говорил.

Внезапно охотники услышали резкий возглас Питера.

В одном ярде от предполагаемого места контакта с параллельным миром скейт налетел на камешек и замер.

Из груди мальчугана вырвался вопль ужаса.

Питер полетел головой вперед. Все вскрикнули, громче всех – Джанин...

– Огонь! – скомандовал Игон.

Бластеры зашипели и выбросили четыре едва заметных луча. Лучи пересеклись на Вейтмане, когда он был еще в воздухе...

«Все к черту! – подумал в эту секунду Спенглер, проклиная свою затею. – Питер сломает шею, да еще и мы серьезно обожжем его!»

Но Питер... исчез.

* * *

Стоя на роликовой доске, Питер думал, что просто обязан захватить несколько сувениров на обратном пути – на память об измерении «ксю»!

Он был готов думать о какой угодно чепухе, лишь бы не бояться. Ведь сейчас он должен был почувствовать себя в роли привидения в лучах бластеров.

«Рок-певец на сцене во время исполнения любовной баллады... Ночной вражеский бомбардировщик времен Второй мировой войны... – образы мелькали один за другим. – Микроб гриппа в кабинете физиотерапии... Футбольная команда на вечернем матче... Всех пронзают лучи...»

Потом, когда ветер засвистел в ушах, Питер успел подумать, что нет смысла ничего тащить из измерения «ксю» – все равно никто не поверит! «Ну разве только для себя!» – решил молодой человек.

Доска налетела на камень. Питер коротко вскрикнул и услышал ответные крики друзей.

Его ноги потеряли опору. Чисто автоматически, потому что долго настраивался это сделать, Питер нажал кнопку...

Окружающий мир пропал.

Вместо него появился другой мир. Питер ожидал, что грохнется на землю, но его движение замедлило какое-то другое препятствие.

Оно показалось бы Питеру похожим на воду, если бы не было совершенно сухим.

Вейтман огляделся.

– Это и есть хваленое измерение «ксю»? – разочарованно выкрикнул он.

С таким же успехом можно было осматриваться с закрытыми глазами. Измерение «ксю» было полно тумана.

Моментом позже к Вейтману вернулось обоняние, и он быстро зажал нос.

Игон был прав. Измерение «ксю» оказалось довольно мерзким местечком: ничего не видно – такая страшная вонь!

Питер посмотрел под ноги. Вопреки ожиданию, он ничего не увидел и там. Он просто не мог понять, на чем стоит, поскольку никакой тверди и не было.

Под ногами был тот же туман. Вернее, не под ногами, а вокруг них. Ведь Питер не видел из-за густой пелены даже собственных колен.

Вейтман, одной рукой продолжая зажимать нос, а из другой не выпуская прибор, попробовал нагнуться, чтобы рассмотреть, на чем же он, собственно говоря, стоит.

Безрезультатно! Получалось, он даже не стоит, а висит...

«Словно Господь на небе, когда мира не было!» – ошарашенно подумал Питер.

– Мне здесь делать нечего! – сказал он себе. – Сувениров нет. Нет даже камешков на дорогах! И дорог нет... Я могу взять с собой единственный сувенир – туман, который я вдохну на этой стороне, а выдохну на той. Но что такое туман? – Беседа с самим собой понравилась одинокому путешественнику, и он повысил голос. – Так, зачем я сюда попал?! Ага, чтобы вернуть в родное облако ангелочков, которые неосторожно выпорхнули у нас. Как я могу это сделать?! Вспомнил, нужно нажать кнопку!!!

Он поднес прибор к самым глазам, взяв его обеими руками. Освобожденный нос уловил едва слышный запах сыра «Харрисон».

«Господи, как приятно! – неожиданно подумал Питер. – Лучше этот запаха нет ничего на свете! Похоже, по возвращении я стану большим любителем сыра! – палец нащупал кнопку. – Так, вот она, кнопочка, и мне надо ее нажать. Ну что же, нажмем?»

Питер нажал.

* * *

Слава Богу, в автомобильной аварии пострадали только автомобили. Люди отделались моральными травмами.

Престон Мак-Гоп пулей вылетел из машины и набросился на нерадивого полицейского, который – совершенно белый, с трясущимися руками, – показался из своей:

– Негодяй! Под арест!.. Под суд!.. – шериф захлебывался и не мог завершить ни одной фразы.

Полицейский смотрел, как шеф прыгает перед ним, размахивает руками и притопывает ногами.

– Я хотел как лучше, – только и сказал сержант в свое оправдание.

Из автомобиля Мак-Гопа вылез переодетый капитан Персиваль Влипли.

Он деревянной походкой приблизился к шерифу и сержанту и ткнул последнему пальцем в грудь:

– Полисмен, вы за это дорого заплатите. Только что из-за вашего разгильдяйства вы упустили весьма опасных типов. Они подозреваются в шпионаже в пользу иностранного государства. Шериф, почему вы держите у себя таких остолопов? – палец переодетого капитана дятлом стучал по широкой груди провинившегося.

Мак-Гоп прекратил «танец» и нахмурил брови. Но ответить капитану не успел.

– Шеф, – плаксиво заговорил сержант, – я еще понимаю, когда распекаете меня вы! – на слове «вы» было сделано ударение. – Ведь мы с вами полицейские, и вы мой начальник. Но что себе позволяет этот линялый ковбой? Почему он оскорбляет меня?

Влипли побагровел.

– Я не ковбой! – взорвался он и сунул под нос ошарашенному полицейскому удостоверение. – Я офицер, извольте обращаться ко мне подобающим образом! Соблюдайте субординацию... Я капитан Персиваль Влипли, Федеральное бюро расследований!

В гневе капитан потерял над собой контроль и перешел на крик. Он не обратил внимания на радиожурналистку мисс Шейлу О'Нил, которая вышла из машины шерифа и, навострив ушки, принялась строчить в своем блокнотике...

Потом девушка вытащила диктофон, включила его и поднесла к губам. При этом она стала медленно приближаться к троице мужчин у патрульной машины.

«...где встретила капитана Персиваля Влипли, – внезапно услышал сотрудник ФБР над ухом. – Мой первый вопрос капитану: что вы делаете у нас в городе?» – ослепительная девичья улыбка ответила хмурому взгляду фальшивого ковбоя.

– Шериф, уберите от меня эту сумасшедшую! – закричал капитан прямо в протянутый диктофон. – Я же говорил вам, что мне не нужна реклама!!! – он замахал удостоверением перед журналисткой.

Девушка проследила взглядом за движением маленького документа.

– Дорогие радиослушатели, – произнесла она в микрофон. – Я вижу перед собой удостоверение капитана Персиваля Влипли, сотрудника ФБР. Я беру у него интервью...

– Шериф!!! – истошно завопил капитан.

– Мисс О'Нил, отойдите, пожалуйста, от капитана Влипли, – растерянно пролепетал Мак-Гоп.

Девушка моментально повернула диктофон в его сторону. Мак-Гоп отшатнулся.

Секундой позже он с ужасом осознал, что только что подтвердил фамилию и звание агента спецслужбы.

Персиваль позеленел от ярости и сжал зубы. У него на языке вертелось многое, что заслужила в свой адрес эта не в меру прыткая радиожурналистка.

Мисс О'Нил между тем улыбалась.

– Капитан Влипли, – отчетливо, чтобы каждое слово записи можно было потом разобрать, произнесла она. – Не волнуйтесь, пожалуйста. Господин шериф, видимо, вам говорил, что он проконтролирует перед эфиром ваше интервью? Не волнуйтесь, повторяю. Не обращайте внимания на его слова... Мистер Мак-Гоп несколько раз предпринимал попытки цензуры моих передач, но я этого никогда не допускала и не допущу! – девушка метнула очаровательный взгляд в сторону поникшего агента. – Каждое ваше слово, капитан Влипли, достойно того, чтобы выйти в эфир! Не надо переживать, жители нашего города услышат все, что вы им скажете, без каких бы там ни было купюр!

Казалось, взгляд капитана мог испепелить. Престон Мак-Гоп чувствовал, что настала самая худшая минута в его жизни. Он пригласил радиожурналистку для того, чтобы хоть немного поднять свой авторитет. При этом он искренне надеялся, что мисс О'Нил просто не обратит внимания на молчаливого человека в ковбойской рубашке, примет его за обычного свидетеля, вроде двух барменов.

Чтобы уговорить капитана, шериф допустил маленькую ложь... И вот теперь расплачивался.

Хотя и Персиваль Влипли был хорош! Ведь это он, Влипли, не сдержался и первым раскрыл свое должностное инкогнито.

И капитан, и шериф с ненавистью взирали на диктофон в руке Шейлы О’Нил. Этот маленький прибор был устрашающим оружием против их гнева. И они были вынуждены молчать, потому что диктофон ловил каждое слово.

– Что же вы, джентльмены? – очередной раз улыбнулась девушка. – Неужели вам нечего сказать?

В это время в салоне автомобиля шерифа Толстый Мэл обратился к своему соседу и конкуренту:

– Нил! Кости-то целы?

– А? – Нил оторвался от созерцания сцены, которая разыгрывалась у патрульной полицейской машины. – Кости, говоришь? Целы, а твои?

– Мои тоже! – Мэл удовлетворенно вздохнул. – Чего это они там?

– Кто их знает? – ответил вопросом на вопрос Нил и замолк.

– Нил, – снова послышался голос Мэла. – Я так понимаю, что не наше это дело – совать нос в их дела! А ты как считаешь?

– Так же!

Мэл потянулся.

– Даже вылезать не хочется, – сказал он.

Потом на Мэла напала сентиментальность.

– Слушай, Нил, а чего это мы с тобой ссоримся? – спросил толстяк.

– Мы не ссоримся, – ответил Нил, – у нас конкуренция...

– А ну ее к черту, эту конкуренцию! – вдруг воскликнул Мэл. – В Брекфосте сколько жителей? Две сотни? А мужиков сколько?

– Половина, – бросил Нил.

– Вот, половина, – кивнул Мэл. – Неужели тебе не хватит пятидесяти тысяч на свой бар?

– Думаю, хватит, – спокойно отозвался Нил. – Вполне...

– Ну, разбавляю я иногда пиво, не без этого, – признался Мэл. – А кто не разбавляет?

– Я не разбавляю! – заявил Нил. – Потому ко мне все и бегут. А ты сам вредишь своему бизнесу...

– Ну, и я не буду, – сказал толстяк. – Черт, башка трещит...

– Перебрал вчера?

– Было дело... А эти черти оторвали меня от пива... Так неначатая банка и осталась на столе...

Нил полез во внутренний карман просторной куртки.

– На! – он протянул соседу стограммовую банку пива. – Полечись...

– Нил, отец родной!!! – Мэл даже вспотел от восторга. – Откуда?..

– Ношу с собой, – отозвался Нил. – Как образец того, чем торгую...

Пока бармены вели свою неспешную беседу, шериф Мак-Гоп и капитан Влипли гипнотизировали взглядами друг друга, Шейлу О'Нил, а также несчастного патрульного сержанта, совсем сбитого с толку.

Радиожурналистка несколько раз повторяла вопросы, пробовала начать разговор с того, другого... Все усилия были тщетны – шериф и парень в ковбойской рубашке словно воды в рот набрали.

Эта заминка и дала возможность охотникам за привидениями запустить Питера в измерение «ксю».

...Сержант нерешительно кашлянул. Этот звук прервал затянувшуюся паузу.

Шериф неприязненно посмотрел на подчиненного.

– Сержант, вы хотите дать интервью? – быстро промолвил Мак-Гоп. – Вы уже заслужили понижение в окладе и звании. Одно ваше слово, которое прозвучит в радиопередаче, – и можете считать себя уволенным!

– Шериф, вы говорите странные вещи! – воскликнула Шейла О'Нил. – Что это значит?

Внезапно раздался щелчок: сработал автостоп диктофона. Влипли и Мак-Гоп одновременно вздохнули.

– Шеф, я хотел напомнить, что мы должны поймать этих охотников за привидениями! – жалобно проговорил сержант, которому хотелось хоть как-то реабилитировать себя в глазах начальства.

– Погодите, сержант, я поменяю сторону! – всполошилась радиожурналистка, проклиная себя за то, что вставила в диктофон кассету, на три четвертых заполненную предыдущими материалами. – Одну секунду! – мисс О'Нил заторопилась, вытаскивая кассету. Кассета как на зло застряла. – А вы, шериф, не говорили мне, что эти ваши хулиганы – охотники за привидениями! Стыдно!

Сотрудник ФБР вздрогнул:

– Шериф, у нас секунда, чтобы оторваться от этой вашей радионахалки! Мы должны их арестовать!

Влипли и Мак-Гоп сорвались с места и побежали в сторону стадиона. Сержант припустил следом, Шейла О'Нил осталась сражаться с диктофоном.

– Ну ладно! – она с презрением прищурилась в сторону беглецов. – Я вас все равно достану! С этим стадионом и специалистами по поимке привидений, которых решили ни за что ни про что арестовать, явно что-то нечисто, и я распутаю это дело!

Девушка посмотрела в салон патрульной машины и заметила рацию.

– Отлично – отметила Шейла О'Нил. – Оказывается, есть выход на городскую телефонную сеть...

Радиожурналистка забралась в машину и быстро набрала телефон мэра.

– Прошу вас, господин мэр, как можно быстрее приехать на стадион, – сказала она, как только абонент снял трубку. – Да, прошу не откладывать... Если и можно что-то отложить в данной ситуации, это все другие дела! Шериф задумал что-то противозаконное, судя по всему. С ним агент ФБР по фамилии Влипли. Да, капитан Персиваль Влипли! – девушка перешла на крик: – Господин мэр, вы просто обязаны быть здесь! Я уже не прошу, я требую!!! Вы же знаете, что значит для города моя радиостанция! Я подниму всю общественность! – голос Шейлы дрожал.

Мэр проклял все на свете, и начал он с того момента, когда познакомился с капитаном Влипли.

– Выезжаю, – бросил он и положил трубку.

Девушка вылезла из машины с чувством исполненного долга.

– Отлично, сейчас во всем разберемся, – прошептала она. – Для полного счастья надо вынуть эту проклятую кассету...

...Толстый бармен сделал последний глоток и оторвался от пивной банки.

– Красота! – крикнул он. – А где это все?

У патрульной машины он увидел только Шейлу О'Нил.

– Побежали на стадион, – равнодушно отозвался Нил.

Головная боль Мэла унялась, и ему захотелось действовать.

– Так чего мы сидим? – воскликнул толстяк. – Пойдем посмотрим?

– Пойдем...

Бармены выбрались из автомобиля.

– Мисс О'Нил, почему вы остались? – спросил Мэл, когда они поравнялись с девушкой.

Та махнула рукой.

– Небольшая производственная заминка! – она улыбнулась. – Я вас догоню...

* * *

На дне котлована после исчезновения Питера происходило следующее.

Игон оглядывался вокруг. Все так же светило солнце, дул слабый ветерок. Все так же мозолил глаза холодильник. Дверца была закрыта.

– Где Питер? – спросила Джанин.

– Как где? – Игон посмотрел на девушку. – Судя по всему, – там, где ему и положено находиться. В измерении «ксю»!

– Но он уже должен был нажать эту самую кнопку! – с тревогой в голосе воскликнула Джанин и огляделась. – Почему ничего не меняется?

– Игон, ты ошибся? – подошел Рэйман. – Скажи честно, когда мы снова увидим Питера?

Спенглер потер лоб.

– Я не мог ошибиться, парни, – пробормотал он. – Все просто, как транзистор...

– Только не надо рассуждений, – попросил Рэйман. – Скажи просто – когда вернется Питер?

– Сразу после того, как нажмет кнопку! – воскликнул в отчаянии Игон. – Откуда я знаю, почему он этого не делает?

– Может быть, потому что мы поджарили ему зад? – невесело пошутил Уинстон.

– Нет, парни, бластеры никак не воздействовали на него, – замахал руками Игон. – Потерпите хоть минуту...

Минута показалась вечностью. (Питер в это время искал, на что опираются его ноги, а журналистка обнаружила, что кассета застряла в диктофоне.)

– Все, больше не могу терпеть! – заявила Джанин. – Игон, сейчас же говори, как вернуть Питера!!!

Спенглер опешил: девушка двинулась на него с кулаками.

– Ой, смотрите, смотрите! – внезапно заорал Джонни.

Дверца холодильника заскрипела и распахнулась настежь. Повалил густой туман, следом за туманом стали чередой вылетать привидения.

– Господи, оглянитесь! – продолжал кричать мальчик. – Сколько их!

Все стали озираться.

Картина была жутковатой. Не только из холодильника, но и из других мест свалки, от трибуны, со стороны гор – отовсюду стали появляться белые «простыни», бесшумно проноситься над головами наблюдателей и исчезать в том месте, которое несколько минут назад поглотило Питера.

У всех захватило дух.

Игон опомнился и с торжеством в голосе закричал:

– Получилось! Он нажал кнопку! Парни! Джанин! Питер нажал кнопку!

Лизун издал верещащий звук – его ощутимо потянуло в измерение «ксю». Чтобы не упустить перепуганного маленького друга, Джанин, подпрыгнув, схватила его и изо всех сил прижала к себе.

– Никому не отдам! – прошипела девушка. – Не бойся, не дрожи...

Она постаралась представить, что прижимает большую мармеладину или кусок мороженого. «Помадка... Тянучка! – твердила про себя Джанин. – И совсем это не противно, можно потерпеть...»

Игон ожидал увидеть Питера сразу. Но Питер появился только после того, как поток «простыней» пропал.

Он вылез мокрый.

– Уф! – сказал Питер и окинул друзей взглядом, невольно задержав глаза на Джанин, которая продолжала обнимать Лизуна. – Только что я прошел сквозь тысячу Лизунов. Они меня полностью обслюнявили. – Вейтман усмехнулся. – Лишь Джанин может меня понять.

...Как только Питер на той стороне нажал кнопку, ему в нос шибанул такой концентрированный запах сыра, что у него помутилось в голове и защекотало в носу. Он вылетел бы назад в одну секунду – в полном соответствии со словами Игона, – но его задержал поток «простыней», как вода задерживает или даже смывает муравья, ползущего по внутренней поверхности умывальника.

Прибор с сыром остался на той стороне...

Рэйман посмотрел на девушку.

– Редкостное зрелище – Джанин в обнимку с Лизуном! – воскликнул он. – Уин, где наш фотоаппарат?

Замаяна улыбнулся. Никакого фотоаппарата они с собой не брали.

Девушка показала насмешникам язык и выпустила Лизуна.

– Вы зубоскалите, а я, между прочим, только что спасла нашего малыша...

Эта фраза у нее получилась чисто по-женски: сказался инстинкт будущей матери.

– Молодец, Джанин! – сказал Игон. – И молодец, Питер! Вы отлично поработали!

Питер и Джанин встретились взглядами и неожиданно покраснели.

– Ма... Ма... Бор-бор-бор! – завел свою песню Лизун.

Девушке показалось, что он снова захотел пообниматься.

– Лизун, надо иметь чувство меры! – Джанин, протестуя, протянула руки ладонями вперед. – У меня и так ощущение, что к лицу прилип лопнувший пузырь жевательной резинки. Мальчики, у кого есть носовой платок? Мой остался в доме миссис Харрисон...

Рэйман протянул девушке носовой платок, Джанин тщательно вытерла лицо.

– Ты напоминаешь мне твою тетю, – заметил Питер. – Знаешь чем? Аккуратностью.

– Что делать, – девушка притворно вздохнула, – ведь мы родственники... – она повысила голос: – И, между прочим, я горжусь этим!

– Успокойся, Джанин, – сказал Игон. – Мы все гордимся знакомством с твоей тетей и с тобой.

Секретарша расцвела.

– А я горжусь вами! – не осталась она в долгу.

В это время их ушей достиг далекий крик:

– Всем оставаться на местах!!!

– Что? – встрепенулся Питер. – Кому оставаться на местах? Нам?

– Все, парни, – сказал Рэйман. – Кажется, приехали. Это шериф. Узнаю его оперный баритон...

Хотя голос Мак-Гопа скорее напоминал фальцет, никто, включая самого Стэнса, не улыбнулся шутке.

По крутому склону на дно котлована скатились шериф и парень в клетчатой ковбойке. Чуть позже появился сержант.

– Странная компания у мистера Мак-Гопа, – заметил Питер. – Я еще понимаю, сержант. Но этот парень? Я бы ожидал увидеть Нила с Мэлом.

– Что голубчики, накрыли мы вас?! – закричал парень в клетчатой ковбойке. – Я капитан Персиваль Влипли, Федеральное бюро расследований!

Питер присвистнул и оглянулся. Остальные были удивлены не меньше.

Мак-Гоп, тяжело дыша, прибежал следом и замер за спиной капитана.

– Капитан Персиваль Влипли, – медленно повторил Рэйман. – Звучит внушительно. Прямо, как в фильме!

– Можно взглянуть на ваше удостоверение, капитан? – осведомился Игон.

Вместо удостоверения в руке Влипли неожиданно оказался пистолет.

– Только без фокусов! – закричал агент ФБР. – Стреляю без промаха!

Питер изумленно посмотрел на капитана, не соображая, откуда сотрудник спецслужбы вытащил оружие: на Влипли были джинсы в обтяжку и рубашка. «На то он и сотрудник спецслужбы!» – решил Вейтман.

Другого объяснения при всем желании найти не удалось.

– Отличное удостоверение, молодые люди, – ухмыльнулся Мак-Гоп. – Ему можно верить!

Подоспел сержант. Капитан оглянулся на звук его шагов и отвел пистолет.

Рэйман, Уинстон, Игон и Джонни, воспользовавшись заминкой, молниеносно взяли бластеры на изготовку.

Когда капитан оглянулся, на него смотрели четыре пушки.

– Сержант, возьмите-ка этих голубчиков на мушку! – распорядился шериф.

Полицейский полез в кобуру, но его остановил голос Питера:

– На вашем месте, сержант, я бы не шевелился. Не то придется поджарить и вас вместе с капитаном Влипли...

Рука полицейского замерла на полпути к кобуре. Он с недоумением посмотрел на Мак-Гопа.

Охотники и Джонни демонстративно поставили регуляторы в режим максимальной мощности.

– Мистер Влипли, подумайте, что значит ваш пистолет против наших четырех пушек? Даже если вы успеете один раз выстрелить... – Питер покрутил головой и усмехнулся.

Вид непонятного оружия в руках подлежащих к за-держанию подействовал на капитана отрезвляюще. Растерянная улыбка тронула его губы.

– Но закон на моей стороне, – пробормотал он. – Ваша песенка спета, господа шпионы...

Охотники за привидениями ахнули. Джанин неожиданно расхохоталась.

– Мы – шпионы?! – девушка сделала шаг вперед и лучезарно улыбнулась капитану. – Посмотрите на меня внимательно. Какая я шпионка?

– Вы шпионите в пользу иностранного государства! – упрямо мотнув головой, проговорил Влипли. – Вы проникли на этот стадион, чтобы что-то сделать с ним. Например, заминировать...

Теперь расхохотался Питер.

– Зачем нам минировать старую свалку? – спросил он. – Мы прибыли в ваш город, чтобы избавить его от привидений, и мы это уже сделали!

– Вот для чего мы здесь, капитан! – добавил Игон.

– Капитан, прошу отметить, что они снова завели песенку о привидениях! – вмешался шериф. – Сколько же можно, молодые люди? Вашим рассказам все равно нельзя верить!

– Жаль, шериф, вы немного опоздали, – сказал Питер. – Если бы вы оказались здесь хотя бы на пару минут пораньше, вы бы застали незабываемую картину! – Вейтман вздохнул. – Здесь все кишело привидениями!

– Но, тем не менее, – теперь это пустые слова! – не сдавался Мак-Гоп. – Вы хотите сказать, ими все кишело? Но здесь никого нет! – шериф победно осмотрелся вокруг. – Где привидения? Где?

В это время на краю котлована возникла пошатывающаяся фигура.

Шериф вздрогнул и побледнел.

– Не пугайтесь, это же Мэл-бармен! – успокоил Мак-Гопа Питер. – А вот и Нил!

Рядом с первой появилась вторая фигура. К шерифу вернулось самообладание.

– Капитан, позвать этих обормотов сюда? – спросил Мак-Гоп.

– Не нужно! – процедил Влипли. – От них толку как от козла молока...

Мэл и Нил наблюдали за происходящим издали. Они предпочли не спускаться в котлован.

– Если вы, мистер Мак-Гоп, хотите полюбоваться на привидение, – заговорил Игон, – то можете посмотреть на Лизуна. Эй, Лизунчик!

Лизун вылетел из-за «ЭКТО», куда спрятался от испуга.

Шериф и капитан уставились на новое явление.

– Вы хотите сказать, что эта зеленая птичка – привидение? – нервно усмехнувшись, спросил Мак- Гоп.

– У этой птички нет крыльев, – ответил Игон. – Капитан, предупреждаю, держите себя в руках! Не приведи Господь, выстрелите! – Игон скосил глаза на бластер.

Влипли сглотнул.

– Вы утверждаете, что не шпионы, – хрипло проговорил он. – Допустим, это так. Но вы угрожаете оружием офицеру спецслужбы при исполнении им служебных обязанностей!

– Позвольте, капитан, – не выдержал Питер. – Мы никак не можем вас убить! Бластеры – не оружие. Все, что мы сможем, – это при помощи наших излучателей посадить вас с шерифом в ловушку...

Рэйман расхохотался.

– Вот где мистер Мак-Гоп до конца поверит в существование привидений! – воскликнул он. – Ведь он может составить компанию «пододеяльнику», который у нас там сидит!

Лизун в это время подлетел к старушке «ЭКТО» и усиленно стал показывать на ловушку.

...На краю котлована Нил толкнул Мэла локтем:

– Смотри, кто это? – Нил имел в виду Лизуна, но Мэл смотрел в другую сторону.

Лизун поймал на себе пристальный взгляд бармена и опустился пониже. Между ним и барменами оказался лимузин охотников, Нил и Мэл потеряли малыша из виду.

Нил растерянно заметил Мэлу:

– Видишь, ты был прав! Тухлое мясо – дело рук этих парней. Откуда у них зеленое привидение?

Мэл пьяно покосился на Нила:

– Я уже передумал. Почему ты считаешь, что это привидение? Подумаешь, у парня зеленый цвет. Может, он просто болен, а ты наезжаешь на него...

– Дурак! – оборвал его Нил. – Ты часто и много пьешь, потому тебе и привычны зеленые парни. Посмотрел бы ты внимательнее: этот зеленый вертолет, что бесшумно зависал над машиной, был наполовину прозрачным. Вот оно как!

– Но ведь сейчас его нет? – спросил Мэл. – Он пропал?

– Да, – прошептал Нил. – Спрятался...

Мэл насмешливо прищурился, не расслышав последнего слова.

– Так кто из нас пьян, парень? Кому мерещатся полупрозрачные-зеленые человечки?

Глава 16 ОСВОБОЖДЕНИЕ ПЛЕННИКОВ

– Господи, мы совсем забыли о нашем пленнике! – Питер хлопнул себя по лбу. – Его же надо выпустить!

– Кого выпустить? – насторожился капитан. – Не вздумайте никого выпускать...

– Ладно, мистер Влипли! – оборвал его Питер. – Спектакль пора заканчивать. Суньте, пожалуйста, ваш пистолет в то место, откуда его достали... – Питер секунду боролся с искушением посмотреть, где агенты ФБР держат оружие. – Или нет, лучше бросьте его на землю...

– И не подумаю! – заявил капитан.

– Советую подчиниться, мистер Влипли! – Игон нахмурил брови. – Иначе мы, как пить дать, посадим вас и шерифа в ловушку к привидению...

– Капитан, бросьте пистолет, – прошептал шериф. – Они нам ничего не сделают, смотрите, сюда идут Шейла О'Нил и мэр!

...Мэр примчался, побив все мыслимые рекорды скорости. Как только он оказался возле столкнувшихся полицейских автомобилей, радиожурналистка повела его на стадион.

Теперь они, огибая кучи мусора, спешили к компании, стоящей у холодильника.

Капитан сжал зубы и швырнул оружие на песок.

– Так-то лучше! – сказал Игон. – Ладно, ребята! – он повысил голос. – Все-таки не время разбираться. Надо выпустить нашего «языка». Кто знает, работает ли еще мой прибор на той стороне, хватит ли запаха сыра, чтобы наш пленник вернулся в измерение «ксю»?

– Он очень помог нам, – кивнул Рэйман и продолжил: – Жаль...

Его весело перебил Питер:

– Или «она»!

– Или «оно»! – Вейтман решил поправить приятеля.

– Жаль, что мы не сможем его отблагодарить, – закончил Рэйман, – и не сможем узнать, какого «оно» пола...

Капитан Влипли переводил взгляд с одного охотника на другого. Без пистолета он чувствовал себя неуверенно, к тому же, ничего не понимал в происходящем.

– Приветствую всех! – сказал в это время мэр.

Они уже подошли. Капитан с ненавистью уставился на Шейлу О'Нил, в руке которой опять увидел диктофон.

Влипли сделал шаг вперед и попытался ногой закопать пистолет, пока его не увидела радиожурналистка.

– Господин шериф, не объясните ли мне, что здесь происходит? – спросил тем временем мэр.

Шериф подавленно молчал. Вместо него заговорил Питер:

– Мистер Мак-Гоп и мистер Влипли задумали нас задержать, в то время как мы освободили ваш город от тех, кто напускал на него туман. Это были привидения, их было много. Это они похитили мистера Харрисона, профессора Шмидля и остальных.

– Так что же, они вам помешали? – мэр нахмурился.

– Нет, – спокойно ответил Питер. – Я же сказал: они не успели. Мы уже освободили Брекфост. Тумана больше не будет. Но теперь надо отпустить последнего...

– Господа! – громко произнес Рэйман. – Посмотрите, пожалуйста, внимательно. Пусть это послужит вам доказательством того, что привидения действительно существуют. Питер, давай!

Вейтман подошел к лимузину.

– Вообще-то Лизун – лучшее доказательство, но... – он поискал глазами маленького приятеля, но не нашел.

(Лизун сидел в багажнике, послав подальше этих непонятливых людей с их непонятными проблемами.)

– Итак, мы хотели отблагодарить нашего пленника, – сказал Вейтман. – Я думаю, что лучшей благодарностью для этого летучего «постельного белья» будет возможность вернуться в постельку! – Питер открыл ловушку.

«Пододеяльник» в одно мгновение выпорхнул наружу и устремился туда, где только что пропали все его сородичи.

Присутствующие – конечно, кроме охотников, Джанин и Джонни, – изумленно ахнули.

Еще через секунду последний представитель измерения «ксю» покинул планету Земля.

– Счастливого пути! – помахал рукой пустому месту Питер.

– Они же не видят тебя! – сказал Рэйман. – Если бы и видели – не поняли бы...

– Ну и что? – Вейтман посмотрел на Стэнса, словно взрослый на ребенка. – В любом случае нужно оставаться вежливым!

Капитан подошел к Питеру и наклонился к его уху:

– И все-таки вам придется ответить за то, что вы устроили на секретном военном объекте! – при этом Влипли выделил слово «что».

– Вы говорите о свалке? – Питер удивленно вскинул брови. – Ах да, я и забыл – это же частные владения! Однако... – последовала небольшая пауза, – неужели владелец не простит нам вторжение на его территорию, если это вторжение спасло город?

– Я – владелец этой территории! – вытаращив глаза, прошептал капитан. – У меня секретное спецзадание, оно связано с Национальной оборонной программой! Вы не имели права появляться здесь...

Его свистящий шепот достиг ушей и Шейлы О'Нил. Мэр поморщился, как от кислого, а у журналистки сработал профессиональный рефлекс – она включила диктофон.

– Мистер Влипли, будьте добры повторить ваши слова относительно предназначения стадиона! – попросила девушка.

И снова капитан растерянно замолк, хотя собирался многое высказать Питеру.

– Интересно, интересно, – бормотала девушка. – Все окутано строжайшей тайной... Господин мэр, вы в курсе?

Мэр ответил:

– Мисс О'Нил, не настаивайте, я и так слишком часто выступаю по городскому радио...

– Черт побери! – воскликнул Питер. – Игон, что ты говорил о пещере, в которую привидения посадили похищенных?

– Она где-то недалеко, – быстро проговорил Спенглер. – Я думаю, настало время заняться поисками...

Журналистка просияла.

– В горах есть только одна пещера, – сказала она. – И я вас сейчас туда отведу. Мы с отцом когда- то лазали по окрестным горам, и он показывал мне пещеру. Он у меня в молодости был альпинистом!

– Ведите нас скорее, мисс О'Нил! – вздрогнул Питер. Он вспомнил тетушку Огнезию и добавил довольно непонятную для непосвященных фразу: – Ведите, а то мистер Харрисон проголодался!

* * *

Пещера была завалена герметично, так что охотникам пришлось поработать.

Питер бросал выразительные взгляды на стоящих позади шерифа и капитана, но те делали вид, что не понимают.

Мэр, видимо, рассудив, что это принесет ему дополнительные голоса на предстоящих выборах, принял участие в разборке завала. Его помощь была своеобразной. Она заключалась в том, что мэр давал советы.

– Давай-давай! – кричал он, прыгая возле работающих в поте лица Питера и Уинстона.

Они перетаскивали очередной камень.

– Давай-давай! – мэр показывал жестами, как Игону сподручней было бы обхватить обломок скалы.

– Интересно, как это «простыни» завалили вход? – подумал вслух Питер, морщась от шумной и бесполезной активности мэра.

– Они освобождали его и снова заваливали каждый раз, когда в пещеру поступала очередная партия похищенных! – уточнил Уинстон. – Что и говорить, «ксю» – это таинственное измерение!

Наконец, последний камень был оттянут в сторону, вход в пещеру – свободен.

Питер первым шагнул в проем.

– Ну, что? – спросил Игон. – Что видишь?

– Ничего! – ответил Питер и не соврал.

– А люди? – заволновался Рэйман. – Где люди? Их что, там нет?

– Здесь просто темно, – донеслось из пещеры.

– Парни, давайте попробуем включить бластеры на минимуме, – сообразил Игон. – Заряда почти не осталось, но для освещения пещеры хватит.

Он взял протонный ускоритель, который прислонил к скале перед началом работ по расчистке завала. Излучатель Спенглер направил в потолок. Нажал кнопку.

– Ура! – закричал Питер. – Они все здесь!

Остальные нетерпеливо заглянули в пещеру.

У дальней ее стены вповалку лежало более десятка тел.

– Господи! – Джанин округлила глаза. – Неужели они мертвы?

– Какой ужас! – побледнела радиожурналистка.

Игон решительно шагнул в пещеру:

– Питер, посмотри, это же мистер Харрисон!

– Бедная тетя Огнезия! – запричитала Джанин.

В это время Питер наклонился к лицу владельца фабрики по производству сыра.

– Ха! – воскликнул Вейтман. – Все в порядке!

– Что в порядке? – не поняла Джанин.

– Судя по дыханию, они просто спят! – ответил Питер.

Он осмотрел остальные тела.

– Да они посапывают, как младенцы! – закричал Вейтман. – Эй, леди и джентльмены! Пора вставать, время пришло!

Спящие заворочались.

– Отлично, отлично! – Питер прохаживался у ног лежащих, хлопая в ладоши при каждом шаге. – Быстро, быстро! Активней, активней, не лениться!

Вейтман напоминал тренера по аэробике.

Сырный фабрикант сел и протер глаза.

– Уф-ф-ф! – вздохнул он и потянулся. – А где это, собственно говоря, я нахожусь?

Питер тронул его за плечо:

– Поднимайтесь, мистер Харрисон, скоро время обеда!

– Ничего не понимаю! – ответил фабрикант. – Мистер Вейтман?

– Да, это я, – Питер просиял оттого, что его узнали. – Игон объяснит вам и другим, что здесь такое произошло!

Вздохнув с облегчением, он вышел на солнечный свет.


...Было много радости, восклицаний, расспросов, изумленных лиц. Игону пришлось давать настоящую пресс-конференцию, подробно рассказывая похищенным, кто их усыпил и перенес в пещеру.

Потом все пошли к стадиону, потому что каждому хотелось взглянуть на холодильник, ставший первопричиной нашествия привидений на Брекфост.

Мэр кусал губы. Все обступили холодильник и охотников за привидениями, а он оказался в стороне. Игон продолжал рассказ. Среди его слушателей было немало влиятельных горожан, и мэр рассудил, что просто обязан заявить о своем участии в избавлении города от нашествия призраков.

Но как он мог заявить об участии, если участия никакого и не было?

Из этого затруднительного положения мэр нашел только один выход... Он протиснулся сквозь толпу и величественно произнес, стараясь смотреть на охотников сверху вниз:

– Молодые люди, вы помните наш разговор?

Питер сделал недоуменное лицо:

– Мы с вами о многом говорили, господин мэр. Среди сказанного вами было и такое, о чем лучше не вспоминать...

– Ни слова больше, молодой человек! – в отчаянии замахал руками мэр. – Я хочу вам напомнить о моих словах относительно награды за успешную поимку привидений...

– Но мы их не поймали, мы помогли им вернуться в их мир, – возразил Игон.

Толпа зашумела.

– Это не имеет значения! – перекрикивая шум, сказал мэр. – Ведь вы спасли город? Тумана больше не будет? Мясо больше не будет портиться?

– Не будет! – подтвердили хором четверо героев.

– Мое предложение о награде остается в силе! – заявил мэр.

Вот чем он мог проявить свое участие!

Все зааплодировали. Мэр картинно раскланялся.

– Господин мэр, если выражаться точнее, ваше предложение только вступает в силу! – поправил Уинстон с галантной улыбкой.

– Совершенно верно! – мэру ничего не оставалось, как улыбнуться еще шире.

К Игону подошел пожилой мужчина в потертом костюме.

– Мой фамилий Шмидль! – сообщил мужчина с ужасным акцентом. – Шмидль, профессор литературы. Я не фериль ф прифитений, и мой прат тоше не фериль. Отнако... – профессор Йорген Шмидль широко улыбнулся и поднял вверх указательный палец. – Я толшен исменяйт сфой мнений! Я скашу прату, што и он толшен исменяйт сфой мнений! Он сейшас ше фосьмет этот холотильник на экспертиза...

– Только умоляю, бережней, профессор! – подала голос радиожурналистка. – Этот холодильник мы покажем по телевидению, мы выставим его в музее, мы пригласим в наш город туристов...

Неожиданно рядом с Шейлой О'Нил возник Толстый Мэл.

– Какой холодильник, мисс О’Нил? – заревел он. – Этот холодильник?

На белую дверцу легла волосатая лапа с пальцами- сосисками.

– Запрещаю прикасаться! – закричал Мэл. – Не трожьте, это мой холодильник! Да, это я его выбросил, но это по-прежнему – моя собственность! Если очень желаете – тогда могу продать...

– Так вот откуда все ваши беды! – закричал Питер. – Негодяй!..

– Мистер Мак-Гоп! – девушка обратилась к шерифу. – Пожалуйста, объясните бармену его права....

Шериф кашлянул. Ему ничего не оставалось, как поддержать радиожурналистку. Тем более, что диктофон, зажатый в руке девушки, по-прежнему работал.

– Мэл, холодильник был твоим до того момента, пока ты его не выбросил!

– Да как... – побагровел толстяк. – Да что же...

– Помолчи уж, Мэл! – шериф поморщился. – Не то придется засадить тебя на пару деньков в кутузку. – Мак-Гоп неожиданно усмехнулся и добавил: – За то, мерзавец этакий, что разбавляешь пиво!

Мэл поник и отошел назад. Все захохотали.

Питер встретился взглядом с симпатичной радио- журналисткой и сделал ей знак рукой.

Девушка поняла, что Питер что-то хочет ей сказать. Когда они отошли в сторонку, Вейтман произнес:

– Мисс О'Нил, я надеюсь на вас.

– Что такое? – девушка кокетливо улыбнулась.

«Она почти такая же красивая, как и Джанин», – пришло в голову Питеру.

К ним подошли Уинстон, Игон и Рэйман. Питер уточнил:

– Мы на вас надеемся, мисс О'Нил. Вы работаете на радио. Вы можете помочь нам. Вы можете подробно рассказать о том, что произошло в городе в эти Дни.

– Да, я корреспондент местной радиостанции, – бойко ответила девушка. – Кстати, я по совместительству и владелец этой станции – я ее просто-напросто купила! Я обязательно передам репортаж о том, что именно привело наш город к такому бедствию. И пожалуй, возьмусь за то, чтобы вернуть городу стадион. Национальная сверхсекретная программа – дело серьезное, но, как мне кажется, она вполне может обойтись и без нашего стадиона. Зачем жителям нашего городка слышать, как кто-то бряцает оружием? Лучше играть в футбол.

– Абсолютно правильные мысли, мисс О'Нил, – бросил Игон.

Девушка хитро посмотрела на охотников:

– Еще мне кажется, что я кое-что забыла!

– Вот как? – Питер поднял брови. – Что же?

– Я забыла взять у вас интервью! – воскликнула журналистка. – Ведь вы и ваши друзья – основные виновники всего происшедшего...

– Мисс О'Нил! – застонал Питер. – Прошу вас, не надо употреблять слово «виновники». Не то я подумаю, что передо мной шериф...

– От такого слова страдает престиж вашей фирмы! – добавил Рэйман.

Журналистка весело рассмеялась.

– Хорошо, – она кивнула. – Тогда вы для меня – просто знаменитые охотники за привидениями! От такого определения престиж не пострадает?

– Только вырастет! – признался Питер. – Хотя... – он запнулся. – Выходит, мы знамениты только в Нью-Йорке! В вашем городе, судя по последним событиям, о нас и нашей профессии даже не подозревали...

– Но ведь теперь о вас узнают, – улыбнулась радиожурналистка. – Это я вам обещаю!

Рэйман решил взять бразды правления в свои руки.

– Так это ваш голосок, мисс, мы слышали из приемника каждое утро? – оживился Стэнс. – Будьте любезны, мисс, интервью лучше всех даю я...

Он решительно отстранил приятелей.

– Нет, это уже наглость! – заявил Уинстон и хлопнул Рэя по спине. – Братец, зачем ты обманываешь девушку? Интервью лучше всех получаются у меня...

Питер кашлянул.

– Парни, если вы не против, я предлагаю компромисс. Мы все дадим интервью, но пусть рассказ начнет Джонни! – и Вейтман подтолкнул вперед смущенного паренька.

* * *

Над Нью-Йорком висел туман.

– Чего-то я проголодался! – объявил Питер и полез в холодильник.

– Мы все проголодались после этого путешествия! – поправил его Уинстон.

– Уин, – укоризненно протянула Джанин, – ты хочешь сказать, что тетя Огнезия вас плохо кормила?

– Нет, кормила она хорошо, – уточнил Уинстон. – Только мяса-то мы не ели... А так хотелось иногда почувствовать вкус котлет!

– Отлично, съем-ка я котлетку! – воскликнул Питер. – Уин, ты подал хорошую идею!

Вейтман вытащил из холодильника котлету и вдруг сморщил нос. Глаза его округлились.

– Что такое? – насторожился Рэйман.

– Что с тобой, Питер? – забеспокоился Игон.

– То-то-то? – пробулькал Лизун.

– Как?.. – вопросом на вопрос ответил Питер. – Она тухлая. Как?..

Ему никто не ответил.

– А за окном туман! – зловещим шепотом произнес Питер.

Замаяна издал шумный вздох. Он подошел к Вейтману и покровительственно похлопал его по плечу:

– Это моя котлета, извини, – сказал Уинстон. – Перед отъездом в Брекфост я сунул ее в холодильник, а до того она месяц лежала на подоконнике... А что касается тумана в Нью-Йорке – его вполне могут объяснить синоптики.

Иллюстрации

КАК ПОЙМАТЬ ПРИВИДЕНИЯ, ЗАТАИВШИЕСЯ В КНИГЕ

Как увидеть Третье измерение?


Увидеть его можно самыми разными способами. Самое главное – научиться расфокусировать взгляд.

Это позволит вашим глазам и вашему разуму проникнуть в мир иллюзии.


Простейший способ увидеть на картинке объемный образ.


Посмотрите на свое отражение на сверкающей обложке этой книги. Тогда изображение станет неясным, расплывчатым, а это как раз то, что нужно. Если картинка останется четкой, вам не удастся увидеть третье измерение.

Сосредоточившись на собственном отражении, просто расслабьтесь. Возможно, на это понадобится несколько минут, но, уверяем вас, не стоит жалеть времени. Вы почувствуете вскоре, что что-то происходит, и вы увидите образ.

Вы обнаружите, что после того, как вы впервые увидите образ Третьего измерения, с каждым разом вам будет легче повторить это.


Способ 2:


Посмотрите на картинку, не сосредотачиваясь ни на чем конкретном. Нечто вроде бессмысленного взора. Немного позже вы почувствуете, что что-то происходит. Картинка начнет изменяться. Когда это случится, просто расслабьтесь и продолжайте смотреть. Глаза сами выполнят свое дело, если вы будете терпеливы. Когда образ является впервые, обычно это только часть целого. Продолжайте вглядываться и все остальное непременно появится.


Способ 3:


Поднесите картинку вплотную к глазам. Картинка станет совершенно неясной. Пусть ваши глаза немного привыкнуть к этому. Потом, не меняя взгляда, медленно отодвиньте картинку на расстояние вытянутой руки. Картинка должна оставаться расплывчатой. Если этого не произойдет, повторите снова. После нескольких попыток, вам станет легче.

Существует много способов «извлечения» образа Третьего измерения из картинки, но все они основаны на рассредоточении взгляда и неясности изображения. Если с первой попытки у вас ничего не получится, не расстраивайтесь. Так происходит со многими людьми. Постарайтесь только не перетрудить с непривычки глаз. Попробуйте еще раз на следующий день.


Способ 4


Он называется «взгляд насквозь». Вам нужно сосредоточиться на точке за картинкой сквозь нее. Когда вы сделаете это, картинка станет расплывчатой, и вы увидите образ. Как и во всех предыдущих способах, просто расслабьтесь. Если у вас получится, то вы овладеете, возможно самым быстрым способом извлечения образа из картинки.


Картинки нарисованы таким образом, чтобы смотреть их «насквозь» или крест-накрест. После того, как вы привыкнете в «взгляду насквозь», попробуйте научится смотреть крест-накрест, потому что именно этот способ позволит вам рассмотреть картинку во всех подробностях.


Оглавление

  • Литературно-художественный альманах
  • Глава 1 ТУМАН В НЬЮ-ЙОРКЕ
  • Глава 2 ПОЛТОРЫ СОТНИ МИЛЬ ЧИСТОГО ВОЗДУХА
  • Глава 3 РОДСТВЕННИКИ ДЖАНИН
  • Глава 4 ВСЕ ПРОТУХЛО
  • Глава 5 ЗНАКОМСТВО С ДЖОННИ
  • Глава 6 РАЗВЕДКА БОЕМ
  • Глава 7 КАК ВАЖНО УМЕТЬ ТАНЦЕВАТЬ РЭП
  • Глава 8 ЛЕТАЮЩЕЕ ПОСТЕЛЬНОЕ БЕЛЬЕ
  • Глава 9 ИСЧЕЗНОВЕНИЕ МИСТЕРА ХАРРИСОНА
  • Глава 10 ШЕРИФ, МЭР И ПРОФЕССОР ГЕРМАН ШМИДЛЬ
  • Глава 11 «ЛОВИСЬ РЫБКА МАЛЕНЬКАЯ, ПОТОМУ ЧТО БОЛЬШАЯ НЕ ВЛЕЗАЕТ В ВЕДРО!»
  • Глава 12 ГОСТИ ИЗ ИЗМЕРЕНИЯ «КСЮ»
  • Глава 13 СЫР КАК СРЕДСТВО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ
  • Глава 14 В ИГРУ ВСТУПАЕТ КАПИТАН ВЛИПЛИ
  • Глава 15 ВИЗИТ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР
  • Глава 16 ОСВОБОЖДЕНИЕ ПЛЕННИКОВ
  • Иллюстрации
  • КАК ПОЙМАТЬ ПРИВИДЕНИЯ, ЗАТАИВШИЕСЯ В КНИГЕ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке