КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Мадагаскар. Веселая история (fb2)


Настройки текста:



Льюис Гиков - Мадагаскар. Веселая история

Литературно-художественное издание

Льюис Гиков


МАДАГАСКАР

Веселая история


Издатель Н. Ушакова

Оформление обложки Л. Григорян

Технический редактор В. Ерофеев

Верстка С. Чорненький

Корректор О. Водовозова

Глава первая

Светало.

Гигантский огненный шар поднимался по небосклону, пронзая облака золотисто- алыми лучами и заливая зеленую листву ярким утренним светом.

Вдруг над землей, словно Тарзан, пронеслась зебра на длинной лиане. Приземлившись на поляну, по краям которой росли тропические растения, она пустилась вскачь по направлению к глубокому ущелью, над которым ровным строем парили десятки пингвинов.

Оказавшись на краю обрыва, зебра не медлила ни минуты. Оттолкнувшись, она растянулась в прыжке, изящно загребая воздух ногами.

Но едва коснувшись земли передними копытами, она кубарем полетела вниз.

В нужный момент на помощь пришли четыре пингвина. Подставив спины под ее копыта и хлопая своими маленькими крылышками, они перенесли зебру на другую сторону обрыва.

Галантно кивнув пингвинам в знак благодарности, зебра продолжила свой путь через джунгли.

Огромный лев осторожно вышел из кустов. Сверкнув глазами, он пустился в погоню за зеброй.

Достигнув берега озера, в котором отражалось сияющее оранжевое солнце, зебра беззаботно тряхнула головой и посмотрела вдаль.

С каждым прыжком лев был все ближе и ближе...

«Какой чудесный день, – подумала зебра. – И все хорошее только начинается». Ведь она – самое грациозное, самое быстроногое и самое умное животное в джунглях. Не было ничего, с чем бы она не справилась. Она бы нашла выход из любой ситуации. И никакой хищник не смог бы...

– Сюрприз!

– Аааааааа!

Зебра, которую, или, точнее, которого звали Марти, свалилась с «бегущей» дорожки, увидев могучего льва, стоящего на задних лапах.

– Алекс! – Марти поднялся и тряхнул головой. – Меня чуть кондратий не хватил.

Он взглянул на картину, нарисованную на стене Нью-Йоркского зоопарка, прямо напротив его загона. На картине были изображены африканские джунгли.

– Оставь меня в покое хотя бы на то время, пока я бегаю, – сказал он, осматривая свои ноги, чтобы убедиться, что с ними все в порядке. – Я, словно стремительная газель, как раз мчался по джунглям моей родной страны...

– Вот как! Прости, что испортил твою тренировку, Марти. – Алекс вовсе не выглядел виноватым. – Я просто хотел первым поздравить тебя с днем рождения.

Марти расплылся в улыбке:

– Ну спасибо, приятель.

– И еще... – Алекс разинул пасть, обнажив ряды острых как бритва зубов. – У меня что-то в зубах застряло. Я весь измучался. Не поможешь?

Марти кивнул и заглянул в львиную пасть:

– Ты пришел по адресу, дружище. Доктор Марти – профессионал в своем деле.

Он повращал головой:

– Уфф, ничего не видно.

– Посмотри слева, – посоветовал Алекс.

– Ааа! – Марти резко выдернул голову из пасти Алекса. – Ты разве не знаешь, что нельзя разговаривать с набитым ртом?

– Прости.

– Ладно, прощаю. Открой рот пошире...

Алекс снова разинул пасть, и Марти просунул в нее свою голову.

– Ага! Здесь что-то есть! – он вытащил... красиво упакованный подарок. – Как эта штуковина оказалась у тебя во рту?! Не удивительно, что ты весь измучался...

– С днем рождения! – завопил Алекс.

– Ой... спасибо, дружище! – Марти смутился от неожиданности и неуклюже попытался открыть подарок.

– Дай сюда, – Алекс выхватил у Марти упаковку и в клочья порвал ее клыками. Взору зебры предстал изумительный стеклянный шарик, внутри которого красовалась миниатюра Нью-Йорка с фигуркой Алекса посередине. В основании шарика сияла надпись: «Городской зоопарк».

– Таких еще даже в магазинах нет, – произнес Алекс с гордостью. – Вот, посмотри на это!

Он встряхнул шарик, и маленькие снежинки поднялись со дна и стали медленно падать на львиную фигурку.

– Ну надо же, – сказал Марти. – Снег идет.

– Подумать только! – Алекс снова потряс шарик и улыбнулся. – Тебе десять лет. Целое десятилетие. Двузначное число! Один – ноль!

Марти кивнул. Он выглядел не слишком счастливым.

– Тебе не нравится мой подарок? – нахмурился Алекс.

– Нет, нет, он замечательный.

Алекс расстроенно вздохнул:

– Нужно было подарить тебе часы с моим изображением. Они пользуются большим спросом...

Марти забрал у Алекса сувенир и двинулся по направлению к груде календариков, кофейных чашек, мячиков для гольфа и других вещей с изображением льва. Это были подарки, которые он получил от Алекса в прошлые дни рождения.

Он поставил шарик на самый верх.

– Подарок действительно замечательный. Просто прошел еще один год, а в моей жизни так ничего и не изменилось. Я как прежде постою здесь, потом побегу вон туда и пощиплю травы, и снова вернусь сюда...

Алекс понимающе кивнул головой.

– Может, мне стоит выучиться на юриста, – предположил Марти.

– Советую перестать делать все по заведенному порядку. – Алекс задумался. – Отбрось старую схему. Тебе нужна свежая струя! Когда выйдешь на публику, придумай новые трюки. Импровизируй! Бац! Бац! Бац!

– Ты действительно так считаешь? – недоверчиво произнес Марти.

– Да! Делай что-нибудь совершенно новое! Я это по себе знаю!

– Новое? Хм... Ну хорошо, попробую...

Бом! Бом! Бом! – пробили часы, висящие над входом в зоопарк.

– Сейчас придут люди, Марти! Как я люблю людей! Время веселиться! ...Увидимся позже!

И Алекс одним прыжком перемахнул через заграждение. Он приземлился прямо на спину бегемотихи Глории, туловище которой почти целиком находилось под водой.

– Пора, Глория! Поднимайся! Зоопарк уже открылся!

Уши Глории, торчащие из воды, пошевелились. Затем она медленно начала всплывать, и на поверхности бассейна показалась ее массивная голова. Она широко зевнула.

– Какой сегодня день недели?

– Пятница! – пропел Алекс. – Пойдем! Нас ждут дети! Нужно их удивить!

– Ну что ж, значит надо подниматься и идти... – пробормотала Глория и снова погрузилась в воду. Чуть позже она издала громкий храп, и на поверхности появилось множество пузырьков.

Алекс пожал плечами. Он перепрыгнул через ограду и оказался у вольера с жирафом.

– Мелман, Мелман, Мелман, Мелман, Мелман, Мелман, – промурлыкал он. – Проснись и пой! Настало еще одно чудесное утро! Нам пора!

Жираф Мелман выглядел крайне несчастным. Его копыта были обуты в бумажные коробочки, а на шее красовался противоблошиный ошейник. Чихнув, жираф прокряхтел:

– Я собираюсь сообщить о невыходе на работу по причине болезни.

– А что с тобой?

– Я... я нашел еще одно коричневое пятно у себя на плече. Вот здесь. Видишь? – Мелман изогнул свою длинную шею.

– Мелман, у тебя пятна по всему телу. Ты же жираф!

Бом! Бом! Бом! Смолкли последние удары часов над входом, и ворота открылись. Толпы людей направились в зоопарк, а мусорные баки стали постепенно наполняться недоеденными бубликами, недопитым кофе и непрочитанными утренними газетами.

Просунув лапу через решетку обезьянника, шимпанзе Мэйсон вытащил из находящегося поблизости мусорного бака бублик, стаканчик кофе и помятые страницы газеты, на которых сообщалось об основных спортивных событиях прошедшего дня.

– Фил, мерзкая обезьяна, проснись! – Шлепнув второго шимпанзе свернутой в трубочку газетой, Мэйсон протянул ему кофе.

Фил бросил на него зловещий взгляд и отхлебнул кофе из стакана.

А в своем загоне Марти готовился к очередному дню в зоопарке.

«Я придумаю что-нибудь совершенно новое, что до меня еще никому в голову не приходило, – уверял он себя. – Что-нибудь свеженькое! Свежайшее! Только-только с грядки!»

Он набрал в рот воды и, звучно прополоскав горло, выплюнул ее.

Позади огромной искусственной скалы Алекс делал разминку, в то время как по громкоговорителю объявляли его выход. Для Алекса это были самые приятные минуты за весь день. Люди уже стояли в три ряда перед заграждением.

– Я – суперзвезда, – бормотал он себе под нос, расхаживая взад и вперед, чтобы разогреть мышцы. – Правой, левой, правой, левой...

Он потянулся и хлестнул хвостом по бокам.

«Леди и джентльмены, дети всех возрастов, – прохрипел громкоговоритель. – Городской зоопарк с гордостью представляет вам короля Нью-Йорка... льва Алекса!»

– Мой выход! – радостно воскликнул Алекс. Он припал к земле, затем в один прыжок оказался на вершине скалы и принял величественную позу.

Потоки воздуха из вентилятора обдували его гриву, трещали фейерверки. Толпа аплодировала. Кругом мелькали вспышки фотокамер.

Алекс улыбался и позировал. Что может быть лучше?

А вокруг загона с зеброй собирались люди. Марти сделал глубокий вдох и изобразил некое подобие улыбки.

– Все сюда! Шоу начинается! – кричал он, расхаживая взад и вперед, вскидывая голову. Толпа охала и ахала.

– Посмотрите на зебру в деле! – орал Марти.

Подойдя к кормушке, он набрал полный рот воды, затем поднял голову и обрызгал толпу. Детишки захихикали и завизжали, а взрослые схватились за носовые платки и стали нервно вытирать костюмы.

Поблизости в бассейне кружилась Глория, и люди открыв рот наблюдали за ней.

В вольере жирафа три ветеринара склонились над блаженно закрывшим глаза Мелманом.

А пингвины, под мудрым руководством Шкипера, ходили вразвалочку и махали публике. Шкипер наизусть знал ежедневную программу зоопарка и всем сердцем ее ненавидел. Он намеревался при первой же возможности сбежать в Антарктику.

– Улыбаемся и машем, парни! Улыбаемся и машем, – скомандовал он своим войскам. – Мы покинем это местечко, как только тоннель будет вырыт!

Затем, обращаясь к своему лейтенанту, Шкипер рявкнул:

– Ковальски! Доложи обстановку!

– Нам осталось всего пять сотен метров до главной канализационной трубы!

– А плохие новости? – Шкипер, прищурившись, посмотрел на Ковальски.

Тот поднял над головой пластиковую ложку.

– Мы сломали последнюю лопату.

– Ясно. Рико!

Другой пингвин отделился от группы и отдал честь Шкиперу.

– Ты отвечаешь за мусор. Нам нужны лопаты. И палочки от фруктового мороженого, чтобы укрепить тоннель. Я не допущу, чтобы он снова обрушился.

– Да, сэр! – Рико снова отдал честь и нырнул в бассейн.

– А мне что делать, Шкипер?

Шкипер покосился на милого и приветливого пингвина.

– От тебя требуется только быть милым и приветливым, Прапор. Сегодня мы выберемся из этой дыры.

В своем загоне Марти издавал неприличные звуки подмышками.

Пятилетние дети засунули руки себе под мышки и пытались ему подражать.

– Вот так! – подбадривал их Марти. – Такого в «Мире животных» не увидишь!

Взрослые со вздохами оттаскивали своих детей от ограды.

– Представление окончено! Спасибо, что пришли! Надеюсь, вам понравилось! Я буду здесь всю неделю! – кричал Марти им вслед. – На самом деле, я буду здесь до конца жизни, 365 дней в году, включая Рождество, Хануку и Хеллоуин!

Когда последние зрители скрылись из виду, Марти уселся в углу своего загона и заглянул в чашку с изображением Алекса, которую он использовал для сбора денег. Она была пуста. Он швырнул ее в сторону.

Вдруг из-под земли высунулась белая пластиковая ложка. Через минуту отверстие стало шире, и из него показались четыре головы.

– Ты! Парнокопытное! – гаркнул Шкипер. – Шпрехен зи инглиш?

Марти почесал затылок.

– Я шпрехаю.

– На каком мы континенте?

– Это Манхеттен.

Физиономия Шкипера вытянулась.

– Тысяча чертей! – заорал он. – Мы все еще в Нью-Йорке! Уходим! В укрытие!

Все четверо нырнули в отверстие.

– Подождите! Эй, ты, во фраке! – Марти вскочил и подбежал к ним.

Пингвины замерли.

– Вы что задумали, ребята?

– Мы копаем тоннель в Антарктику! – взволнованно произнес один из пингвинов.

– В Ан-чего-тику?

Шкипер жестом подозвал Марти.

– Ты умеешь хранить секреты, мой монохромный друг?

Марти кивнул.

– Ты когда-нибудь видел, чтобы пингвины свободно разгуливали по Нью-Йорку? Конечно, не видел! Это неестественно! Мы здесь чужие! Все это – часть какого-то грандиозного заговора!

Удостоверившись, что поблизости никого нет, Шкипер продолжил:

– Мы направляемся в открытые просторы Антарктики. На лоно природы!

Марти вытаращил глаза.

– Обалдеть! А где это? Расскажите мне, где...

Но пингвины уже исчезли под землей.

Марти снова сел, потрясенный. Он посмотрел на картину напротив его загона. Зеленая трава манила его к себе, словно чудесная мелодия, звучащая где-то вдали.

Он всегда думал, что изображение на картине – всего лишь выдумка, что в действительности дикой природы не существует.

Может, он ошибался?

Глава вторая

День близился к концу, и Алекс готовился к своему последнему появлению перед публикой.

Он стоял за скалой, собираясь с силами перед своим выходом, а люди, замерев в предвкушении, толпились у заграждения.

Громкоговоритель металлическим голосом проскрежетал: «Последнее представление дня... Король Нью-Йорка... лев Алекс!»

Алекс взметнулся на скалу и, разинув пасть, издал громоподобный рык.

Толпа пришла в неописуемый восторг. Вспыхнули прожектора. Затрещали фейерверки. Взрослые заплакали. Дети завизжали. Люди всех возрастов стали забрасывать Алекса цветами.

Часы пробили пять.

Лев выдержанно поклонился:

– Спасибо! Большое вам спасибо! Вы – самые лучшие! Теперь все спокойно расходимся по домам!

Публика угомонилась. Гуськом продвигаясь к выходам, люди начали покидать зоопарк.

– Время ужинать! – облизнулся Алекс.

Когда принесли ужин, он, Марти, Глория и Мелман расположились в смежных углах своих загонов.

На ужин Алекс обычно получал первосортную грудинку с тоненькими жировыми прослойками. Работники зоопарка расчесывали и сушили феном шикарную гриву льва, который лежал на парапете и с наслаждением вгрызался в мясо.

– Ммм, как вкусно, – причмокивал он.

Марти принесли вкуснейшую сочную траву, красиво разложенную на блюде под конусообразной серебряной крышкой.

Глория лениво пожевывала свежие фрукты, а служитель зоопарка делал ей восстановительный массаж.

– Вот это жизнь, – ворковала она.

Мелман, из которого в разные стороны торчали терапевтические иглы, проглотил свою норму в сорок витаминных таблеток.

– О, я на седьмом небе...

Несколько подарков в красивой упаковке были сложены в углу загона Марти. Он принялся открывать один из них.

– Оооо, у Марти день рожденья! – пропела Глория. – Что тебе подарили? Что? Что? Что?

Марти наконец разорвал упаковочную бумагу и открыл коробочку.

– А, градусник. Спасибо, он мне очень нравится, Мелман.

– Ладно, Глория, тащи торт, – скомандовал Алекс. – Мелман, давай!

Жираф начал изо всех сил дуть в свистульку, пытаясь создать праздничное настроение.

– С днем рожденья тебя!
С днем рожденья тебя!
Ты похож на обезьяну...
Пахнешь дурно, как она!

Услышав последние слова песенки, шимпанзе Фил, который сидел в обезьяннике, нахмурился, озабоченно понюхал свою подмышку и заснул.

Глория принесла праздничный торт. Из него торчали разноцветные свечи. В самом центре красовалась большая свеча в форме цифры 10.

Марти засмущался:

– Ой, ребята, мне прямо неловко как-то. К чему все это беспокойство?

– О чем ты? Мы всю неделю трудились над этим тортом! – Алекс гордо тряхнул гривой.

– Загадывай желание, пупсик, – потребовала Глория.

Подумав с минуту, Марти закрыл глаза и задул свечи.

Затем он откусил от торта громадный кусок. Глазурь и взбитые сливки размазались по его физиономии.

– Что ты загадал? – поинтересовался Алекс.

Жуя, зебра отрицательно покачала головой:

– Ну нетушки! Не могу сказать.

Алекс изобразил умоляющую мину:

– Да ладно тебе, скажи.

– Нет, сэр! – фыркнул Марти. – Нельзя, иначе быть беде.

Мелман склонил голову и интеллигентно слизнул с торта глазурь.

– Это просто суеверие, – сказал жираф и вдруг резко замер. – А ведь я суеверен, – добавил он обеспокоенно.

– А знаешь, быть суеверным – это не к добру, – невинным голосом произнес Алекс, покосившись на Мелмана. Жираф заморгал глазами.

Марти продолжал мяться.

– Вы хотите, чтобы случилось что-нибудь плохое? Тогда расскажу. Но если вам не нужны неприятности, я лучше буду держать рот на замке.

– Ради Бога, Марти, может, ты просто скажешь нам, и все? – Глория посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц. – Что в этом такого плохого?

Марти сделал глубокий вздох:

– Я хочу на волю.

– На волю? – Алекс разразился смехом. Он так громко хохотал, что в конце концов свалился с парапета.

Мелман, подавился своей праздничной свистулькой.

– Я же говорил, что быть беде, – Марти пожал плечами.

Алекс взобрался обратно на парапет.

– На волю? Ты спятил? Это же нелепо!

– И негигиенично, – поддакнул Мелман.

Марти упрямо вытянул шею:

– Значит, пингвинам можно, а мне нельзя?

– Пингвины – психи, – отрезал Алекс.

– Да бросьте! Было бы так здорово! Только вообразите, вернуться на природу, к своим корням. Чистый воздух, бескрайние просторы...

– Я слышала, просторы есть в штате Коннектикут, – вмешалась Глория.

– Коннектикут? – Марти резко остановился. – А как попасть в Коннектикут?

– Нужно дойти до Большого Центрального вокзала, а затем сесть на поезд, идущий на север, – нудным голосом справочной произнес Мелман.

– Значит, можно сесть на поезд...

– Марти, перестань, – Алекс тряхнул гривой. – Что такого есть в Коннектикуте, чего нет у нас?

– Энцефалитные клещи, – буркнул жираф.

– Спасибо, Мелман. Редко, но метко.

Нахмурившись, Марти начал бить копытом.

– Нет, нет, правда. Я просто...

Алекс повертел остатками своего мясного деликатеса у зебры перед носом:

– Такого на дикой природе не найдешь. Это... высококачественный... продукт.

Он бережно положил грудинку обратно на тарелку.

– Ты никогда не задумывался о том, что в жизни есть что-то более ценное, чем грудинка? – с вызовом спросил Марти.

Лев с нежностью посмотрел на мясо.

– Он не хотел тебя обидеть, маленькая моя. Нет, нет, нет. – Взяв грудинку в лапы, он протянул ее Марти. – Извинись перед ней.

Тот сделал вид, что ничего не заметил.

– Разве вас не беспокоит то, что вы ничего не знаете о жизни за пределами зоопарка?

Переглянувшись, Алекс, Глория и Мелман дружно покачали головами.

– Марти?.. – Алекс вдруг пристально посмотрел на зебру.

Марти с надеждой повернулся к другу. Вот было бы здорово, если бы Алекс одобрил его идею...

– ...У тебя вся морда в креме.

Печально вздохнув, Марти облизал губы.

– Спасибо, ребята. Спасибо за праздник. Все было замечательно. Правда.

Опустив голову, Марти поплелся к своей «бегущей» дорожке. Минуту спустя он уже бежал по ней рысью.

Друзья следили за ним взглядом.

– И что на него нашло? – воскликнул Мелман.

– Может, тебе стоит с ним поговорить, Алекс, – предложила Глория. – Иди приободри его немного.

– Но я же подарил ему шарик со снегом, – надулся Алекс, обсасывая косточку. – Разве этого недостаточно?

– Алекс... – Глория закатила глаза.

Мелман зевнул.

– Ну что ж, поздно уже. Пойду-ка я спа-хррр...

Неожиданно жираф громко захрапел, и его голова свесилась набок.

Глория двинулась к бассейну, выразительно посмотрев на Алекса.

– Поговори с ним, – произнесла бегемотиха одними губами.

Повернувшись к бегущему Марти, она крикнула:

– Спокойной ночи, Марти, и еще раз с днем рожденья!

– И тебе спокойной ночи, Гло, – ответил Марти, бросая взгляд через плечо. – Спасибо за все.

Массивное туловище гиппопотама бултыхнулось в воду, подняв целый фонтан брызг. Алекс как раз вовремя успел раскрыть зонтик.

Глория снова оглянулась на Алекса, стрельнув глазами. Тот скорчил гримасу в ответ. Тогда она погрузилась под воду.

Алекс вздохнул. Глория не отстанет, пока своего не добьется.

Он взглянул на своего друга, который, мечтательно глядя на нарисованную на стене картину, отсчитывал километр за километром.

– Еще один чудесный день, – Алекс попытался завязать беседу. – Нас кормят, за нами ухаживают, к нам приходят фанаты. Говорю тебе – лучше просто быть не может.

Он вытянулся на парапете и посмотрел в небо.

– О, а ведь может! Смотри, звезда на небе зажглась!

Марти поднял голову. Над Нью-Йорком сияла одна единственная звездочка.

– Такой звезды на воле не увидишь, – отметил Алекс.

– Это вертолет, – буркнул Марти в ответ.

Алекс снова посмотрел вверх. Издавая рокочущий звук, звезда улетела прочь.

– Марти, дружище, послушай. У всех бывают дни, когда кажется, что где-то еще трава зеленее, но послушай... что вообще в траве хорошего? Трава сегодня есть, завтра ее нет. Другое дело бетон. На бетон можно положиться... да...

Марти остановился и сошел с дорожки.

– Ладно тебе, – начал он. – Почему ты так уверен, что нет на свете места лучше этого? Почему ты не допускаешь возможности, что...

Алекс решительно покачал головой, не дав другу закончить фразу.

Марти подошел к нему поближе.

– Дай мне хотя бы шанс. Один маленький, ничтожный шансик. Один на миллион. Иголку в стоге сена... – он обхватил голову Алекса и силой заставил его кивнуть.

– Угу. Да, – согласился Алекс. – Теперь отпусти меня.

Марти улыбнулся. Но стоило только ему отойти от Алекса, как тот снова отрицательно покачал головой.

Огорченный, Марти огляделся вокруг. Его загон, конечно, был очень мил и уютен... но клетка есть клетка, не имеет значения, с какой стороны смотреть.

– Только подумай, – обратился он к Алексу. – Мне десять лет. Полжизни уже за плечами, а я даже не знаю, какой я – черный в белую полоску или белый в черную. Я не знаю, кто я... Я ведь даже не имею представления, что такое по-настоящему быть зеброй.

– Марти. Ты думаешь, в другом месте тебе будет легче понять, кто ты? Я скажу тебе, кто ты. Ты – мой лучший друг. Собираешься бросить меня и всех остальных?

Подумав с минуту, зебра радостно кивнула.

– Да, ты прав. Пошли со мной!

– Ты о чем? – нахмурился Алекс. – С тобой куда?

– На волю! Давай! Ты и я! Вместе! Прямо по Пятой авеню до Большого Центрального вокзала. Сядем на поезд и поедем на север... К утру вернемся! Никто даже не узнает об этом!

– Ты шутишь, да? – Алекс в отчаянии уставился на друга.

У Марти защемило сердце.

– Да, я шучу, – протянул он. – Конечно, шучу. Где уж нам на поездах ездить.

Лев вздохнул с облегчением.

– Никогда больше так не шути! Не заставляй меня нервничать...

Марти кивнул:

– Ладно, завалюсь-ка я спать.

– Я тоже, – отозвался Алекс. – Утром надо быть в голосе. Ну, ты же знаешь, завтра для пенсионеров вход со скидкой. Придется рычать во всю глотку.

Глава третья

– Алекс! Алекс!

Алекс перевернулся во сне на другой бок. Ему снилась вырезка. Чудесная, сочная вырезка с тонкой жировой прослойкой по краям. Он глотал слюнки и посасывал палец.

– Алекс!!!

Алекс снова перевернулся с боку на бок.

– Ну что еще? – простонал лев, приоткрыв один глаз.

В паре сантиметров от своего носа он увидел озабоченную физиономию Мелмана. Жираф выглядел крайне расстроенным.

– Дело в том, – затараторил он, – ну ты ведь знаешь, что я просыпаюсь каждые два часа? Ну вот, я встал и случайно заглянул к Марти в загон, чего я обычно не делаю, почему не знаю, но в этот раз, в этот раз я заглянул и...

Алекс открыл второй глаз.

– Говори же, Мелман! Что случилось?

– Марти! – взвизгнул жираф. – Он исчез!

Алекс вытаращил глаза.

– Исчез? Как это исчез?

Минутой позже Алекс, Мелман и Глория глазели на крошечное отверстие в земле, которое проделали пингвины в загоне Марти.

– Интересно, сколько же он копал? – Мелман воткнул голову в отверстие. – Марти! Марти!

У Глории задергались ушки:

– Отверстие слишком маленькое. Он не смог бы пролезть в него.

Алекс тем временем ворошил солому, которая служила Марти кроватью.

– Марти? Марти? Ты где, приятель?

– Ничего не понимаю. Куда он мог пойти? – недоумевала Глория.

Алекс резко повернулся.

– Коннектикут!

У Глории округлились глаза:

– Не может быть!

– Еще как может.

– О нет! – Шея ошарашенного жирафа молниеносно завязалась узлом. – Что нам делать? Нужно вызвать кого-нибудь!

Алекс рванулся к телефонной будке, которая находилась поблизости.

Он начал лихорадочно набирать номер, затем вдруг бросил трубку.

– Минуточку, – медленно произнес он. – Мы не можем звонить людям. Они разозлятся и переведут Марти в другое место. Нельзя кусать руку, из которой ешь!

– Верно, – согласилась Глория.

– Марти потерял рассудок, – Алекс в смятении начал ходить кругами. – Мы должны остановить его, пока он не совершил самую большую ошибку в своей жизни! Он, наверно, заплутал где-то, замерз, растерялся... Бедняжка!

Мелман лихорадочно закивал.

– Но что мы можем сделать? – протянул он.

Алекс резко остановился. Сильный и величественный лев размышлял. Шли минуты. Вдруг его осенило.

– Мы пойдем искать его!


В семнадцати кварталах к югу от зоопарка по улице бодрой рысью шел Марти. Его копыта звонко постукивали по тротуару. Никогда в жизни ему еще не было так весело.

Минуя здание ООН, он с любопытством глазел на разноцветные флаги разных государств, развевающиеся на ветру.

Он скакал и скакал, озираясь по сторонам и оставив позади статую гиганта Атласа, держащего мир на своих плечах. Вскоре перед ним возникла ледяная гладь катка.

Марти прищурился. Что это за белая штуковина?

Он спустился вниз по лесенке и понюхал лед. Затем лизнул его.

Холодное! Это было что-то холодное... прямо как мороженое.

Марти ступил на лед одним копытом, затем вторым, третьим и, наконец, четвертым. Он начал скользить на льду. Здорово! Вскоре он уже вовсю катался по кругу, вращаясь и делая сальто. Йе-хуу! Эта штука просто потрясающая! Она...

Уух, какая же она твердая! У Марти разъехались ноги, и он рухнул на лед, продолжая вращаться.

«Мне определенно нужно больше практики», – подумал он.


Тем временем Алекс, Мелман и Глория, полные решимости найти друга, выбирались из зоопарка.

Обвив лапами шею жирафа, Алекс болтался в воздухе прямо над высокой кирпичной стеной зоопарка. Затем он разжал лапы и, перемахнув через стену, изящно приземлился на траву.

Свобода!

– А мне как выбраться? – голова Мелмана торчала над стеной.

Глория исподлобья посмотрела на кирпичную стену более чем в полметра толщиной.

– Легко, – рявкнула она и с грохотом проломилась через нее.

Все-таки у гиппопотамов определенно есть свои преимущества.

– Мелман, – бросила она через плечо. – За мной!

Мелман колебался.

– Я подумал, может, кому-то стоит остаться здесь на тот случай, если Марти вернется...

– Ну уж нет, – Глория была неумолима. – Это особая миссия, Мелман. Мы все должны идти!

Алекс почесал макушку:

– Как быстрее всего добраться до Большого Центрального вокзала?

– Вам нужно пойти по Медисон-авеню, – услужливым голосом произнес Мелман.

– Мелман? – Глория топнула ногой, подняв громадный столб пыли.

– Хорошо, хорошо! – жираф аккуратно переступил через обломки стены. – Нам... Нам нужно пойти по Медисон-авеню!

– Как насчет Парк-авеню? – спросил Алекс, когда они вышли из Центрального парка.

– Нет, Парк-авеню идет в двух направлениях, – с авторитетным видом заявил Мелман. – Мы можем не успеть...


Через пятнадцать минут троица была уже в метро, на безлюдной платформе.

– Я же говорил, что нужно идти по Парк-авеню, – Алекс обратился к Глории. – Ты уверена, что это кратчайший путь к Большому Центральному вокзалу?

– Не знаю, – Глория пожала плечами. – Так Мелман сказал...

Из мужского туалета показалась голова жирафа.

– Эй, ребята, – радостно воскликнул он. – Тут такие маленькие раковины, где можно умыться и все в таком роде...

Алекс бросил на жирафа свирепый взгляд:

– Мы не на экскурсии, Мелман! Это срочная миссия! Мы ищем нашего друга, чтобы не дать ему загубить свою жизнь! Ну, где же поезд?

Мелман вытянул длинную шею над рельсами и заглянул в зияющую бездну тоннеля.

Раздался грохот стремительно приближающегося поезда.

– А вот он, – сказал жираф, вовремя успев отдернув голову.

Глория и Алекс были поглощены разговором.

– Что Марти тебе сказал? – выпытывала Глория. – Я же просила тебя с ним поговорить!

– Да говорил я, говорил! – огрызался Алекс в ответ. – Он такой: «Пойдем вместе». А я ему: «Ты что, спятил?» А он мне: «Мне уже десять стукнуло»... и он, это, черный в белую полоску...

Поезд остановился. Алекс, Глория и Мелман вошли в открывшиеся двери. При виде зверей пассажиры с криком выбежали из вагона.


В то время как друзья ехали по направлению к центру города, Марти посреди площади Таймс-сквер разговаривал с полицейским конем.

Вокруг мерцали красные, золотые и сине- зеленые огни щитов, которые рекламировали все, начиная с фильмов и телешоу и заканчивая зубной пастой и гелем для волос.

– Тебе надо пойти в обратном направлении по Сорок второй западной улице, – терпеливо объяснял конь.

Да, да, угу, – кивал Марти.

Это слева, сразу вон за тем правительственным зданием, – продолжал конь. – Если упрешься в дом с вывеской «Крайслер», значит, прошел мимо.

– Ясно, большое спасибо, офицер, – Марти, не долго думая, начал переходить дорогу. Автомобили с визгом тормозили.

– Эй, ты! – конь гаркнул ему вдогонку. – Дождись зеленого!

– Простите, сэр, – Марти отскочил обратно на край тротуара. Он нажал кнопку перехода на светофоре, и красный свет сменился зеленым. Тогда он пересек шоссе и двинулся дальше.

– Вот урод, – пробормотал конь.

Потрясенный офицер, сидящий на нем, говорил по рации.

– Не понял, – проскрежетала рация. – Ты только что сказал «зебра»?

– Так точно, зебра. Прямо передо мной. Застрелить?

– Ответ отрицательный, – крякнула рация.

– В таком случае мне необходимо подкрепление, – сказал офицер, провожая взглядом вихляющую заднюю часть Марти, который прогулочным шагом шел по Сорок второй улице.

Глава четвертая

Поезд номер шесть мчался по рельсам. Один-единственный оставшийся в вагоне пассажир испуганно прятался за своей газетой, а Алекс, Глория и Мелман читали заголовки на последней странице.

– Вот черт, «Никс» снова проиграли, – простонал Алекс.

Но бедный пассажир увидел лишь его зубы. «Может, это просто клоун в костюме», – подумал он, дрожа от страха. Хотя запах у него был определенно как у настоящего льва...

– Что поделаешь, – Мелман пожал плечами. – «Никс» уже бог знает сколько не выигрывали чемпионат. С восьмидесятых, если не ошибаюсь?

Испуганный человечек протянул Алексу бумажник. Может, тогда ему удастся уйти невредимым.

Алекс заглянул в бумажник.

– Симпатичные дети, – сказал он человеку.

Но человечек услышал лишь рык. От страха у него зуб на зуб не попадал.

Глория бросила взгляд на фотографию в бумажнике и закатила глаза.

– И вот этих ты называешь симпатичными?

Алекс вернул бумажник владельцу.

– А что я, по-твоему, должен был сказать? – прошептал он. – Я же не хотел его обидеть...

Голос из громкоговорителя протянул: «Большоооой Центраааааальный ваааааак-заааал!»

Алекс нахмурился.

– Он сказал «Большой Центральный вокзал» или «Больной сильно вонял»?

– Приехали!

Лев разжал двери вагона, не оставив им ни единого шанса открыться автоматически. Человек с газетой упал в обморок.

Алекс и Глория выскочили на платформу. Проходя мимо парня, играющего на барабанах, Алекс кинул ему пару монет.

Мелман выходил из вагона задом. Пока он осторожно пятился, двери сомкнулись на его шее.

– Айййй-ай-ай-ай-ай! – завопил он, пытаясь высвободить шею. Поезд тронулся.

В тот самый момент, когда поезд нырнул в тоннель, ему, наконец, удалось выдернуть голову из вагона. Шатаясь и спотыкаясь, жираф нечаянно налетел на барабаны. (Барабанщик не особенно расстроился – он как раз решил завязать с музыкой и пойти работать банкиром на Уолл-стрит, куда давно уже звал его отец.)

Мелман заковылял следом за Алексом и Глорией. Его передние ноги все еще были запакованы в бумажные коробочки, а задние намертво застряли в барабанах.

– Эй, подождите меня! – крикнул он.

Алекс уже поднимался вверх по эскалатору, расталкивая пассажиров.

– В сторону! – вопил он. – У нас тут чрезвычайная ситуация!

Пытаясь убежать, люди сбивали друг друга с ног.

Алекс запрыгнул на поручень и побежал по нему наверх. Люди с криками кинулись к выходу.

– Эй, без паники, – добавил он.– Ситуация не настолько чрезвычайная!

Стоящая у схода с эскалатора миниатюрная старушка отступила на шаг и с размаху огрела Алекса сумкой по голове.

– Ай, тетя! – взвизгнул Алекс. – Ай-ай- ай! Будьте добры...

Бабуля вытащила из сумочки баллончик со слезоточивым газом и брызнула Алексу в морду:

– Как тебе это нравится?

У Алекса начали слезиться глаза, он отчаянно тер их лапами.

– Апчхи! Тетенька, да что с вами? Возьмите себя в руки!

В ответ она еще раз треснула льва сумкой:

– Плохой котенок!

Глория протиснулась на эскалатор. Мелман лихорадочно карабкался вверх по параллельному эскалатору, идущему вниз. Задачка была не из легких, учитывая то, что его ноги были закованы в дребезжащие барабаны.

Друзья были уже не далеко от Большого Центрального вокзала, по мраморному полу которого звонко цокали копыта зебры.

Задрав голову, Марти разглядывал великолепный потолок, на синем фоне которого были нарисованы сияющие звезды. В такое позднее время огромный зал практически пустовал. Стук копыт отражался эхом в тишине.

Редкие пассажиры открыв рот глазели на зебру.

Марти был впечатлен.

– И правда ведь Большой... и Центральный!

Он подошел к окошечку билетной кассы и посмотрел на расписание поездов.

– Елки-палки! Опоздал на экспресс. Похоже, придется ехать со всеми остановками...

– Я нашел его! Это он! – с пронзительным воплем на Марти налетел Алекс, и, поскользнувшись на мраморном полу вокзала, оба рухнули.

– Он нашел его! Нашел!!! – голосила Глория, вразвалочку подбегая к ним.

Мелман услышал ее крик как раз тогда, когда добрался до верха эскалатора. В смятении он запнулся о последнюю ступеньку и полетел по скользкому полу. Как теннисный мячик он отскакивал от стенки к стенке, а потом юркнул к огромным часам, стоящим на крыше справочной будки в центре зала.

Пронзительно визжа, жираф врубился головой прямо в часы, сорвав их с подставки. Пытаясь сбросить тикающий механизм, он вслепую заковылял по залу, мотая головой и натыкаясь на стены.

– Все нормально, я в полном порядке, – крикнул он.

– Мелман? – удивился Марти.

– Марти? – отозвался Мелман. Он пошел на голос друга, который доносился откуда-то слева. – Марти? Это ты?

Марти посмотрел на Алекса, Глорию и Мелмана:

– Ребят, а что это вы тут делаете? – он был явно озадачен.

– Мы отведем тебя домой! – пояснил жираф.

– Как я рад, что мы нашли тебя! – воскликнул Алекс.

– Мы так переживали, – добавила Глория.

Алекс обнял Марти, крепко прижав его к своей груди.

– Ну перестань. Посмотри, со мной все в порядке! – запротестовал Марти.

Алекс неохотно отстранился от него.

– С тобой все в порядке? С ним все в порядке, – лев пришел в бешенство. Он взглянул на Глорию. – У Марти все в порядке. Приятно это слышать, мне ведь было интересно узнать...

Он снова повернулся к зебре и заорал:

– Да как ты мог так с нами поступить? Я думал, мы друзья!

Марти нервно сглотнул слюну.

– Не делай из мухи слона! Я бы к утру вернулся... – пролепетал он.

Алекс схватил Марти и встряхнул его несколько раз.

– Никогда... не... делай... так... больше. Ты хоть понимаешь, что нам пришлось пережить из-за тебя?

В отдалении завыли полицейские сирены. Мелман, наклонив голову-часы, прислушался:

– Время поджимает!

Алекс только теперь заметил, что жираф выглядел несколько необычно.

– Ты сломал часы! – ужаснулся он.

– Дай-ка мне... – Глория ухватилась за часы, потянула... и в этот самый миг орда полицейских в полной амуниции наводнила зал. На головах у них были шлемы, в руках – щиты и дубинки.

Неподалеку от газетного киоска, прикрывшись газетой, сидели пингвины. За многие месяцы кроме хода, ведущего в загон Марти, они вырыли еще четыре. Один из них и вывел их прямо на вокзал.

Когда Шкипер увидел полицию, он опустил газету и поднял ласты. Остальные пингвины последовали его примеру.

– Ну все, нас кто-то сдал, – буркнул Шкипер. – Здесь представители закона. Ведите себя как обычно. Мило и приветливо, парни, мило и приветливо.

Но полицейских не интересовала кучка пингвинов. Им предстояло поймать более крупную рыбу – или, точнее говоря, млекопитающих.

Плотными рядами они двинулись по направлению к Алексу, Марти, Глории и Мелману и окружили их.

– Копы, – присвистнул Марти. Затем он повернулся к толпе людей в синей форме, которые нервно прятались за щитами.

– Добрый вечер, господа, – начал он.

Алекс грубо оттолкнул Марти в сторону:

– Я сам с этим разберусь. А вы просто оставайтесь на своих местах. И помалкивайте. Тссс!

Он сделал шаг вперед. Полицейские в шоке уставились на него. Не каждый же день видишь льва на Большом Центральном вокзале.

– Эй, как дела? – начал Алекс, пытаясь разрядить обстановку. – Знаете что? Все в порядке. У нас были просто небольшие проблемки... личного характера. Мой друг... – он жестом указал на Марти, – мой друг слегка не в себе. С приветом. Малость чокнулся. С кем не бывает? А все этот город...

Марти ощетинился.

– Эй. Не называй меня чокнутым!

– Тссс! Помолчи! Я разберусь с этим! – Алекс сверкнул глазами.

Он снова повернулся и увидел перед собой дрожащего сотрудника санитарной службы. Тот держал в руках ружье, стреляющее дротиками.

В этот момент, растолкав полицейских, уже знакомая Алексу бойкая старушонка подскочила к нему и еще раз с явным удовольствием огрела сумкой.

– Да! Я его сделала! – она была ужасно горда собой.

От толпы полицейских отделилась пара самых храбрых. Схватив бабулю, они оттащили ее в сторону.

– Оооо, пожалели бы парня, – простонал Алекс, корчась от боли. – Мы просто хотим отвести моего друга домой, – продолжил он мягким тоном, – и никогда больше не вспоминать о случившемся. Понимаете? Мы не сделаем ничего дурного...

Он сделал шаг вперед. Полицейские дружно попятились.

Алекс нахмурился.

– Эй. Спокойно. Я Алекс. Лев Алекс! Из зоопарка, помните?

Полицейские отступили еще на шаг.

Алекс повернулся к Марти:

– Что с ними? Почему они так себя ведут?

Сотрудник санитарной службы прицелился и выстрелил. Дротик со снотворным вонзился Алексу в ляжку.

Лев зашатался как пьяный, пытаясь сохранить равновесие.

– Ого, – сказал он, медленно опускаясь на колени. – Мне так х... хорошо...

Затем все погрузилось во тьму.

Глава пятая

-А-лекс! А-лекс! А-лекс!

Алекс открыл глаза. Он лежал в большом деревянном ящике у входа в зоопарк.

Столпившиеся вокруг люди наперебой выкрикивали его имя. Фоторепортеры устроили настоящую свалку, пытаясь занять лучшую позицию. Их камеры поочередно фокусировались то на толпе, то на ящике со львом.

Одна из журналисток, стоящая поблизости, говорила в микрофон:

«Случившееся сегодня ночью на Большом Центральном вокзале лишний раз подтверждает то, что годами пытались доказать защитники прав животных. Животные не могут оставаться в неволе. Теперь они будут отправлены в их естественную среду обитания, где обретут желанную свободу».

Алекс застонал. У него раскалывалась голова.

– Помогите... – начал он.

– Он проснулся! Проснулся! – раздались взволнованные голоса.

В Алекса одновременно воткнулось около двадцати пяти дротиков со снотворным.

И все опять погрузилось во мрак.


Когда Алекс очнулся, его все еще окружала непроглядная тьма.

– Ооо, моя голова, – простонал он, протирая глаза лапами.

Пошатываясь, он поднялся на ноги. Но не сделав и двух шагов, уперся во что-то.

Ощупью передвигаясь в темноте, он обнаружил вокруг себя четыре стены... и запаниковал.

– Ааа! Ящик! Ящик! Я в ящике! Меня везут в другой зоопарк! Но они не могут этого сделать! Они просто не могут перевести меня... Только не меня, не Алекса!

Испуганный, он царапал когтями деревянные стенки ящика.

– Я не могу дышать! Не могу дышать! Темнота сгущается... Не могу дышать! Стены давят на меня!

Алекс обхватил себя лапами и начал кататься по полу.

– Так одиноко. Мне так одиноко, – хныкал он.

Вдруг еще одна пара глаз появилась во мраке.

– Алекс? Ты здесь?

Это был голос Марти.

– Марти? – заорал Алекс.

– Да. Говори со мной, приятель!

Алекс почувствовал, как на него накатилась волна облегчения:

– Марти! Ты здесь!

– Что происходит? Ты в порядке?

Алекс глубоко вздохнул:

– Да, в порядке. Но мне все это совсем не нравится, Марти.

– Алекс? Марти? Это вы? – донесся голос из ящика откуда-то снизу.

– Глория! Ты тоже здесь?

– Глория? Как я люблю твой голос! – воскликнул Марти.

Глория осмотрелась.

– Что происходит?

– Мы в ящиках, – проинформировал ее Алекс.

– Боже правый!

– Сон определенно утомляет меня, – вздохнул четвертый голос где-то слева от нее.

– Это Мелман? – воскликнул Марти.

– Мелман! – Алекс был вне себя от радости.

– Мелман, ты в порядке? – спросила Глория.

– Да. Нет. Хорошо, – Мелман потянулся. – Я частенько засыпаю в барокамере.

– Мелман, ты не в барокамере, – сказал Алекс.

– На рентгене? – с надеждой в голосе отозвался Мелман.

– Нет, не на рентгене. Нас переводят. В другой зоопарк!

Мелман вытаращил глаза.

– Переводят? – он аж задохнулся от возмущения. – О нет! Нет, нет! Меня нельзя переводить. Я записан к доктору Голдбергу на пять часов. Мне нужно выполнять все предписания. Другой зоопарк не сможет оплатить мое лечение! И я не собираюсь ложиться в больницу...

Голос Мелмана перешел в сдавленный писк.

– Мелман! Успокойся, Мелман! – закричала Глория.

– Не принимай все так близко к сердцу, – добавил Марти с уверенностью, которой он совсем не чувствовал. – У нас все будет хорошо. Все будет в шоколаде!

– В шоколаде?! – взъярился Алекс. – Да из-за тебя мы по уши вляпались!

У зебры сузились глаза:

– Из-за меня? Что-то я не понимаю, в чем тут моя вина...

– Ты шутишь, да, Марти? – голос Глории был ледяным.

Алекс заскрежетал зубами:

– Ты! Ты разозлил людей! Ты укусил руку, из которой мы ели! «Я не знаю, кто я! Я не знаю, кто я! Чтобы найти себя, мне нужно попасть на волю!» О, ради Бога!

– Я ведь не просил вас идти за мной, – защищался Марти.

– А ведь он прав, – поддакнул жираф.

– ЧТО? – Алекс был вне себя.

Мелман пожал плечами:

– Я говорил, что нам нужно остаться в зоопарке, но вы, ребята...

– Мелман, лучше молчи. Не кто иной, как ты, подал ему эту бредовую идею!

– Алекс, – строго сказала Глория. – Пожалуйста, не впутывай сюда Мелмана.

– Спасибо, Глория, – жираф воспрял духом. – Да, Алекс, это не по моей вине нас переводят...

– Заткнись, Мелман, – в свою очередь не выдержала Глория. – Меня укачивает. Никого больше не тошнит?

– Меня тошнит, – отозвался жираф с готовностью.

– Тебя всегда тошнит, – съязвил Алекс.


На том же пароходе – да, да, именно на пароходе, – где находились Алекс, Марти, Глория и Мелман, которых, как и многих других животных, везли на волю, пингвин Ковальски просунул голову между прутьями решетки и осмотрелся.

– Доложи обстановку! – рявкнул голос у него за спиной.

Ковальски уставился на табличку, которая висела на клетке.

– Это старый код, Шкипер. Не могу разобрать.

Тот в свою очередь просунул голову между прутьями и огляделся вокруг.

В клетке над ними тараторили обезьяны.

– Эй, приматы! – крикнул Шкипер. – Читать умеете?

Шимпанзе Мэйсон покачал головой.

– Я нет. Фил умеет. Его зоолог языку жестов научил. Фил? Подойди сюда, мерзкая обезьяна!

Фил высунул голову из клетки. Посмотрев на надпись, он начал жестикулировать.

Мэйсон выступал в роли переводчика.

– Ммм? Да. Кения. Природный заповедник. Африка.

– Африка? – нахмурился Шкипер. – Пингвинов в Африку? Не пройдет! Рико!

Голова Рико показалась между прутьями решетки. Он выплюнул изо рта канцелярскую скрепку и с видом знатока начал ковыряться в замке.

Через пять секунд пингвины были на свободе.

На капитанском мостике в кресле сидел капитан корабля и через наушники слушал Боба Марли. Внезапно за его спиной нарисовался пингвин и как заправский каратист ударил его ластом по шее.

Капитан уронил голову на грудь.

Банда пингвинов была у руля.


– Я был звездой в самом великом городе на Земле! – скулил Алекс. – Королем! Меня любили мои люди! А ты все разрушил!

Он всем своим весом навалился на ту стенку, которая соприкасалась с ящиком Марти. От сотрясения зебра откатилась назад.

– Мальчики! Мальчики, послушайте. Давайте вести себя цивилизованно... – Глория пыталась вмешаться.

– Тебя любили люди? – парировал Марти. – Если тебя и любили, то только потому, что они не знали, какой ты на самом деле!

Он с разбега приложился плечом о стенку, так что ящик Алекса покачнулся.

– Ребята? Прекратите сейчас же, оба! – строгим тоном сказала Глория. – Не вынуждайте меня подняться. Я вам обоим устрою!

Но ни зебра, ни лев ее не слышали.

ТРАХ! Алекс налетел на стенку.

БАЦ! Ответил Марти.

– Я думал, что знаю, какой ты на самом деле,– злорадствовал Алекс. – Но я подумал... Твои черные и белые полоски! Они взаимоисключают друг друга. Ты НИЧТО!

ТРАХ!

БАЦ!

Веревки, которыми ящики были привязаны к палубе, начали трещать...

– Остановитесь! – завопил жираф. – Хватит! Хватит!

– Это бесполезно, Мелман... – вздохнула Глория.

ТРАХ!

БАЦ!

Веревки порвались, и ящик с зеброй кубарем полетел по корабельной палубе.


На капитанском мостике один из пингвинов наугад тыкал в кнопки на клавиатуре бортового компьютера. На мониторе светилась надпись «ОТКАЗАНО В ДОСТУПЕ».

– Доложи обстановку! – потребовал Шкипер.

Прапор расстроенно покачал головой.

– Ничего хорошего, Шкипер. Я не знаю пароль.

– Мне не нужны оправдания! – рявкнул тот. – Мне нужны результаты!

Он повернулся к Рико.

– Навигация?

Рико жестом показал на огромную карту. Это была карта Африканского побережья. Нынешнее местонахождение судна было отмечено – в проливе Мозамбик, на небольшом расстоянии от острова Мадагаскар.

Конечно, Рико, который не умел читать карту, это ни о чем не говорило. И даже если бы он мог прочитать, ни о проливе Мозамбик, ни об острове Мадагаскар он никогда раньше не слышал.

Вдруг Прапор радостно воскликнул:

– Я сделал это! Я получил доступ!

Надпись на мониторе теперь гласила: «Доступ разрешен. Загрузка...».

Шкипер одобрительно кивнул.

– Теперь положим эту консервную банку на обратный курс, – решительно сказал он и посмотрел на свой экипаж. – Ты... ты... и ты.

Три пингвина запрыгнули на штурвал и крутанули его.

Корабль резко начал поворачивать направо.

Три ящика, в которых были Алекс, Мелман и Глория, освободились от веревок и загромыхали через всю палубу.

Один за другим они наскакивали на ящик Марти, который стоя на краю палубы. Шлеп... шлеп... ШЛЕП!

Последней была очередь Глории. И когда ящик с гиппопотамом весом в две тонны налетел на остальные, цепь, которой были связаны все ящики, оборвалась.

Все четыре ящика бултыхнулись в океан.

Глава шестая

Корабль уплыл, оставляя за собой четыре ящика, качающиеся на волнах.

Алекс посмотрел в маленькое вентиляционное отверстие, проделанное в стенке. Он увидел корабль, исчезающий за горизонтом.

– Ребята? – он попытался отыскать друзей взглядом. Но бескрайние просторы океана – по крайней мере та их часть, которая была видна через крошечное отверстие, была пуста.

– О нет! Марти? Глория? Мелман?

– Алекс! – донесся до него отчаянный голос Марти.

– Марти! – отозвался Алекс.

– Алекс!

– Марти!

– Держись! Убубубуубу...

– Марти?

Вода просачивалась сквозь щели в ящик с зеброй. Четыре трещины ей удалось заткнуть копытами, а к пятой зебра приложила язык. На секунду оторвав язык от стенки, Марти крикнул:

– Одну минутку! Сейчас я немного занят...

Он снова припал языком к отверстию.

Алекс запаниковал.

– Марти! Нет, подожди! Вернись! Марти!

Но Марти не отвечал. Он всецело сосредоточился на том, как остановить воду, постепенно заполняющую ящик.

– Не уходи, Марти, – задыхаясь, прошептал Алекс. – Не уходи!

Он посмотрел в отверстие.

Перед ним простирался необозримый голубой океан.

Марти исчез.


Алексу казалось, что прошло несколько дней, как он скитался по волнам океана.

Большую часть времени он смотрел в вентиляционное отверстие, тщетно надеясь увидеть кого-нибудь из своих друзей.

Алекс как раз на минутку вздремнул, когда его ящик вдруг несколько раз перевернулся, обо что-то ударился и замер.

– А? – льву снился аппетитный кусок говядины с косточкой.

Ящик развалился. Открыв глаза, Алекс увидел, что волны вынесли его на изумительный песчаный пляж.

Песка у него был полон рот. Отплевавшись, лев лихорадочно вытер язык лапой.

Затем он медленно поднял глаза... и закричал.

– Ааааааааа!

Перед ним стеной возвышался густой тропический лес.

Сердце Алекса бешено забилось. Он был один... на дикой природе!

Он окинул взглядом песчаную полосу пляжа.

– Марти! Мелман! Глория! Эй, кто-нибудь! Алло? Марти? Мелман? Глория? Аааа! – Алекс в отчаянии помчался по пляжу, выискивая взглядом друзей.

Прошло семь часов, а он все еще искал. Его роскошная грива спуталась и потускнела от соленой воды. Грязный, изголодавшийся и помятый, заплетающимся языком он бормотал себе под нос:

– Марти, Мелман, Глория, Глория, Мелман, Марти, Гелман, Марти, Глорми, Глорми, Мелман...

В конце концов он без сил рухнул на песок и почти уже лишился чувств, когда вдруг услышал голос:

– На помощь! Ооу! Эй... Ааоу! Вытащите меня из этой штуковины! Кто-нибудь? Вытащите меня! Эй, кто-нибудь!

Алекс приподнял голову. Это был... Мелман?

С трудом поднявшись, Алекс двинулся в ту сторону, откуда доносился голос. Лев запрыгнул на камни... и внизу, на прибрежной полосе, увидел продолговатый ящик, из которого торчали четыре длинные ноги. Быстро перебирая ногами, ящик носился взад и вперед.

– Мелман! – Алекс рванулся к ящику. – Мелман! Остановись!

Ящик упал. Алекс оторвал его верхнюю стенку и схватил Мелмана за рога.

– Сейчас я тебя вытащу, приятель! – он потянул на себя.

– Ау-ау-ау-ау-ау-ау-ау-ау-ау! – завизжал Мелман. – Рога! Не оторви рога!

Алекс потянул еще немного, но это не сработало. В попытке отыскать какое-нибудь подсобное средство, он огляделся.

Чуть поодаль от них лежало бревно.

– Подожди немного, Мелман! Никуда не уходи!

– Что ты собираешься делать? – забеспокоился жираф.

– Я вышибу тебя из этого ящика! Расслабься!

– Алекс? – Мелман вывернул шею, пытаясь увидеть, что тот делает.

Алекс направлялся к нему, волоча за собой бревно.

– Просто закрой глаза и помолись, – весело сказал он. – Больно не будет.

Мелман начал паниковать.

– Алекс, что ты делаешь? Подожди! Подожди! Стой! Нет, пожалуйста, остановись! Не надо вышибать меня этой штукой! Стой!..

Он отчаянно завращал глазами, когда Алекс поднял полено над головой и начал разбег.

– Эй, смотри, Глория! Эй, подожди, подожди, вон Глория! – завопил Мелман. Конечно, там не было никакой Глории. Он просто не знал, как остановить этого ненормального льва, который собирался выбить его из ящика гигантским бревном...

В этот самый момент волны вынесли на берег внушительных размеров ящик с пометкой «Гиппопотам».

Алекс обернулся на шум, и бревно застыло в нескольких сантиметрах от Мелмана.

Мелман округлил глаза.

– Ой, и правда Глория, – выдохнул он и потерял сознание.

– Глория!

Алекс бросил бревно и подскочил к огромному ящику.

– Глория? Ты там?

Глория всем своим весом налетела на стенку, к которой прильнул Алекс, и вышибла ее. Взмыв в воздух, лев со всего размаху грохнулся на ящик Мелмана, и тот развалился.

Глория вылезла из обломков:

– Алекс!

– Глория! – отозвался Алекс.

– Алекс? Глория? – простонал жираф.

– Йехууу!

Друзья обернулись.

Два дельфина мчались по направлению к берегу, рассекая волны. Они несли на своих спинах зебру.

– Так, сюда. Теперь направо. Нет, нет – по-вашему налево! Вот так, хорошо...

Дельфины осторожно высадили Марти на берег в нескольких сотнях метров от Алекса.

– Извините, парни, – сказала зебра, – у меня сейчас денег при себе нет. Я с вами потом расплачусь.

Марти повернулся к друзьям.

Алекс просиял.

– Марти! – он помчался к другу.

– Алекс! – Марти побежал навстречу Алексу.

Но радостное выражение на львиной морде неожиданно превратилось в злобный оскал.

– Марти! Я УБЬЮ тебя! – зарычал Алекс, ускоряясь.

Марти резко затормозил, развернулся и поскакал в противоположном направлении.

– От меня не убежишь! – голос Алекса понизился еще на октаву. Он гонял зебру по всему пляжу.

– Эй, остановись! – Марти начал задыхаться. – Уфф! Подожди секундочку. Успокойся! Я должен тебе что-то сказать. Успокойся.

Как раз в тот момент, когда лев настиг зебру, к ним подбежали Глория и Мелман. Они набросились на Алекса, а тот в свою очередь на Марти, и все четверо повалились на песок.

Мелман внезапно обнял Марти.

– Марти! – зарыдал он. – Как я рад, что ты тоже здесь!

– Посмотрите только! – добавила Глория, шмыгнув носом. – Мы здесь все вместе, целые и невредимые.

– Да-да, – поддакнул жираф. – Эмм... а здесь – это где?

Все четверо медленно оглянулись, и их взгляд уперся в высоченную стену лесных зарослей, переливающихся в лучах утреннего солнца.

Мелман моргнул.

– Сан-Диего.

– Сан-Диего? – Глория недоверчиво посмотрела на жирафа.

– Белые песчаные пляжи. Искусная имитация естественной природы. Открытые загоны. Говорю же вам, наверняка это зоопарк Сан-Диего. Вдобавок ко всему прочему искусственные камни, – Мелман тактично постучал по камню копытом. –- Ухты! Как настоящий!

– Сан-Диего? – простонал Алекс. – Что может быть хуже?

– Ну я не знаю, – сказал Марти, – но по- моему, местечко просто первый класс! Я бы здесь завис...

Алекс повернулся к Марти.

– Я убью тебя! – истерично завопил он. – Я задушу тебя, сожгу и закопаю, потом снова откопаю, клонирую и убью всех твоих клонов!

Марти попятился.

– Постой, постой! Не принимай это так близко к сердцу, Алекс! Спокойно! Не выходи из себя. Двадцатисекундный тайм-аут!

– ПЕРЕСТАНЬТЕ! – Грузное туловище Глории втиснулось между Алексом и Марти.

Она крепко схватила Алекса за плечи и авторитетным тоном произнесла:

– Мы просто найдем людей, зарегистрируемся и все уладим.

Алекс покачал головой.

– О да, конечно, все просто здорово. Сан-Диего! Теперь мне придется соперничать с их звездой – дельфином Шаму. Ох уж эта его самодовольная улыбочка! Я не смогу затмить его! Я пропал! Я погиб! Конец карьере! – Он повернулся к Марти. – И все это по твоей вине, Марти. Ты загубил мне жизнь!

У Марти округлились глаза:

– Да брось, Алекс. Ты думаешь, я знал, что так получится? Хочешь, чтобы я попросил прощения? Ты этого хочешь? Ладно. Прос...

– Тссс.

Алекс навострил уши. Он поднял лапу.

– Он на меня цыкнул! – Марти был глубоко уязвлен.

Глория вздохнула.

– Послушай, Марти. Ты должен проявить больше понимания...

Тсссс!

На этот раз Алекс махнул лапой на Глорию.

Глория насупилась.

– Не цыкай на меня!

– Тихо! Вы слышите это? – прошептал Алекс.

Друзья подняли головы и прислушались.

Откуда-то из джунглей до них доносились слабые отголоски... не может быть! Музыка?

Через пару минут они уже вовсю пробирались через дебри.

– Теперь слышу! – радостно воскликнул Марти.

– Где музыка, там и люди, – пропыхтела Глория.

– Пойдем прямо к директору, – решил Алекс.

– Тротуар бы здесь не помешал, – Мелман провалился одной ногой в яму. – Ай!

– Да, захолустье редкостное, – поддакнула Глория.

Лев закатил глаза:

– Им нужно было назвать это место не «зоопарк Сан-Диего», а «зоопарк Сан-Убого». Сначала они говорят: «Это чудесное место, где нет решеток, где животные гуляют на воле». А потом ты видишь, что у тебя в волосах цветы, и все вокруг обнимаются...

Мелман зацепился шеей за лиану.

– Ой-ой-ой-ой-ой!

– Даже не знаю, – Марти отогнул ветку, чтобы остальные прошли. – Мне это местечко нравится! Сюда, ребята. Сюда!

Музыка становилась все громче и громче. Отвлекшись, Марти нечаянно отпустил ветку. Она отскочила назад, со всего размаху треснув Алекса по морде. Лев отлетел в сторону, больно ударившись о камень. В довершение ко всему ему в лапу вонзилась колючка.

– Ааа! – прыгая на трех лапах, Алекс влетел в гигантскую паучью сеть.

– Ааак! Иииик! – он судорожно пытался стряхнуть клейкую паутину со своей гривы. Когда наконец Алексу это удалось, он врезался в дерево, а потом запнулся о лежащее на земле бревно и упал.

Дерево со скрипом рухнуло на него.

Марти, Мелман и Глория не видели этого. Они были далеко впереди, держа курс на источник музыки – громадный баобаб с искривленными ветвями и стволом, который высился над джунглями, словно некий монумент.

– Ну что ж, давайте произведем на людей хорошее впечатление. Все приветливо улыбаемся, – сказала Глория, остановившись. Она скептически посмотрела на Мелмана. – Это все, на что ты способен?

– Я не улыбаюсь, – хрюкнул Мелман. – У меня газы.

– Ну ладно, и так сойдет, – Глория вздохнула. Она раздвинула плотную завесу листвы, отделявшую их от поляны. Друзья осторожно заглянули в образовавшийся просвет.

Огромные тени извивались на фоне зеленой листвы, лиан и ярких тропических цветов, росших по краю поляны. Но отнюдь не люди отбрасывали их, а множество маленьких мышеподобных лемуров, танцевавших под музыку джангл.

У Глории аж челюсть отвисла.

– Это не люди! Это животные!

– Калифорнийские животные, – крайне неодобрительно произнес Мелман.

– Ух ты, – выдохнул Марти. – Это похоже на... вечеринку!

Один из лемуров – определенно самый главный – выпрыгнул на середину поляны и принялся петь и двигаться в такт музыке.

– Что это за зоопарк такой? – Глория чуть не задохнулась от возмущения.

– Я только что стал свидетелем двадцати шести вопиющих нарушений санитарных норм, – недовольно фыркнул Мелман. – Нет... двадцати семи!

А Марти восхищенно глазел на лемуров.

– Мне начинает нравиться Сан-Диего, – сказал он, слегка покачиваясь из стороны в сторону в такт музыке. – Это что-то свеженькое, – он вильнул хвостом. – Полный улет! Пошли зажжем!

Он вышел было на поляну, но Глория вовремя втащила его обратно.

– Минуточку, – сказала она. – А где Алекс?

Все трое огляделись. Алекса нигде не было.

– Где он, не знаю, – Марти пожал плечами. – Одно знаю точно: он может пропустить обалденную вечеринку!

Внезапно музыка смолкла.

– Фоссы! Фоссы нападают! Спасайтесь бегством! – завопил главный лемур.

Четверо грозных фоссов – хищных животных около сорока пяти фунтов весом, внешне напоминающих обыкновенных гиен, – выскочили на поляну, держа в лапах вилки и ножи.

Лемуры кинулись в кусты.

Алекс наконец догнал друзей.

– Фууу, ну и гадость. – Он смахнул остатки паутины с носа. – Спасибо, что подождали, ребята...

Раздвинув листву, он выглянул на поляну.

На ней не было никого, кроме четверки фоссов, которые переворачивали и подбрасывали в салатнице крошечного лемура по имени Морт.

Морт определенно был обедом.

Алекс подошел к фоссам поближе:

– Эй, эмм, мы только что прибыли из Нью-Йорка и ищем хозяина этого зоопарка. Мы несколько часов просидели на том пляже, и никто не затруднился явиться. Я не знаю, как... эмм... не знаю, как вас тут обычно дела ведутся, но очевидно здесь есть какое-то начальство, и это было бы здорово, так что если бы вы объяснили нам, как пройти к офисам, мы просто бы...

Огромный волосатый паук появился у Алекса на плече.

– Ну-с, здравствуйте, – вежливо сказал паук.

Алекс терпеть не мог паутину, но это не шло ни в какое сравнение с тем, как сильно он ненавидел пауков.

– АААААААААААААА!

Он словно обезумел. Подпрыгивая на полтора метра от земли, он вертелся и извивался, рычал и огрызался.

Фоссы оторвали взгляд от своего потенциального обеда. Они были в ужасе. Никогда раньше им не доводилось увидеть что-то подобное бешеному льву, и это зрелище было кошмарным.

Они уронили Морта в салатницу, а салатницу на землю, и смылись в джунгли.

Прячущийся в кустах у края поляны король лемуров вытаращил глаза от удивления.

– Ты это видел, Морис? – шепнул он своему телохранителю.

– Да, король Джулиан, – кивнул Морис. – Фоссы испугались его!

Тем временем Глория схватила первую попавшуюся палку и принялась колошматить ею по Алексу и по земле вокруг него, пытаясь прикончить беднягу паука (который, как он сказал своей жене и трем тысячам детей за ужином в тот же вечер, все еще дрожа от пережитого шока, всего лишь хотел показаться дружелюбным!).

– Давай, Глория! Покажи класс! Вот так! Врежь ему! – в один голос кричали Марти и Мелман. Войдя в раж, Глория колотила Алекса палкой.

– Вот так! – вторил им паук, отойдя на безопасное расстояние. – Врежь ему!

Затем он скрылся в высокой траве.

Из своего укрытия лемуры наблюдали за взбесившимися гигантскими животными.

– Король Джулиан! – крикнул маленький Морт, задыхаясь. – Кто они? Кто они такие?

Задумчиво пощипывая бородку, которой у него не было, король Джулиан сосредоточенно размышлял.

– Это пришельцы, – наконец решил он. – Дикие пришельцы из дикого будущего.

– Они пришли убить нас и забрать у нас драгоценные металлы! – буркнул Морис.

Морт упал в обморок.

Король Джулиан посмотрел на маленького лемура, без чувств лежащего у его ног.

– Вставай, Морт, – прошипел он. – Не валяйся у ног короля, ладно? Мы в кустах. Мы прячемся. Тсс. Всем заткнуться, включая меня. Тссс. – Король нахмурился. – Что это был за звук?

Морис уставился на него.

– А, это снова я, – понимающе кивнул Джулиан.

Глория все еще избивала Алекса посреди поляны.

– Хватит! – завопил Алекс. – Довольно!

Тогда она отшвырнула палку в сторону и помогла Алексу подняться.

– Он все еще на мне? – лев чуть не свернул себе шею, пытаясь разглядеть, есть ли что-нибудь у него на спине. – Фу, какая мерзость...

Мелман внимательно осмотрел Алекса.

– Она его, похоже, убила, – вздохнул он.

Глория кивнула:

– Все в порядке. Его нет.

Морт в ужасе смотрел на Алекса из кустов.

– Это дикари! – пискнул он. – Сегодня вечером мы все умрем!

И он свалился прямо на ноги королю Джулиану.

Король Джулиан пристально посмотрел на него.

– Ноги! Я же говорил... Я говорил тебе... Я всем говорил... мои ноги! – Король окинул взглядом своих подданных. – Я говорил ему или не говорил?

Морт снова вскочил как ни в чем не бывало.

Король Джулиан почесал макушку.

– Стоп!

Все лемуры застыли на месте.

– У меня есть план.

– Правда? – искренне удивился Морис.

Король Джулиан сверху вниз посмотрел на Мориса.

– Я придумал хитрое испытание. Сейчас мы выясним, действительно ли это дикие убийцы.

Он широко улыбнулся бедняжке Морту, отвел ногу назад и пинком вышиб маленького лемура из кустов.

– Если они съедят Морта, наши подозрения подтвердятся, – пояснил мудрый король.

В ответ Морис лишь закатил глаза.

Морт приземлился прямо в ноги четверке друзей.

Они уставились на малюсенького лемура.

– Эй, приветик! – Марти сделал шаг вперед.

– Я сам с этим разберусь, – Алекс оттолкнул зебру в сторону. – Алекс разберется. А Марти просто помолчит.

Он наклонился и вкрадчивым голосом сказал Морту:

– Привееееееееееееееееет.

Увидев острые львиные клыки, Морт залился слезами.

– Ох, Алекс. Что ты наделал! – нахмурился Мелман.

Алекс покраснел.

– Шшшш, – попробовал он успокоить лемура. – Нет, нет, нет, перестань. Все хорошо. Я просто глупый лев. Вот черт...

Морт зарыдал еще громче.

Марти, Глория и Мелман кинулись его успокаивать.

– Бедный малыш! – заворковала Глория. – Этот большой нехороший лев испугал тебя?

Морт быстро-быстро закивал.

– Испугал, да? – Глория была сама нежность. – Плохой дядька. Ну, иди ко мне. Мамочка возьмет тебя на ручки.

Она подняла Морта и бережно обняла его. Маленький лемур замурлыкал от удовольствия.

Мелман с брезгливым видом заглянул Глории через плечо.

– Они все милые, если держать их на расстоянии.

Глория пощекотала Морта, и тот захихикал.

– Ути-пути, посмотрите только! – улыбнулась она. – Разве ты не милашка? Ну просто булочка к кофе.

Из кустов в полном неверии выглядывал король Джулиан.

– Да это же просто божие одуванчики!

– Ну не знаю, – Морис не мог оторвать взгляда от Алекса. – Вон тот с безумной прической все же кажется мне подозрительным.

– Ерунда, Морис, – авторитетным тоном произнес Джулиан. Он повернулся к своим подданным. – Пошли! Давайте все выйдем и познакомимся с нашими одуванчиками!

Изо всех кустов, растущих на краю поляны, послышались возгласы одобрения. Затем сотни крошечных лемуров ринулись к Алексу, Марти, Глории и Мелману и окружили их.

Морис запрыгнул на ближайший камень и откашлялся.

– Представляю вам его королевское величество, нашего прославленного короля Джулиана Тринадцатого, самопровозглашенного повелителя лемуров. Все поприветствуем его. Ура.

Лемуры устроили овацию.

Джулиан с важным видом вышел из своего убежища.

– А он стильный, – сказал Марти с тенью зависти в голосе.

– Кто это? – прошептал Алекс. – Гвинейская свинья?

– Я думаю, это белка, – предположил Мелман.

Король Джулиан запрыгнул на плечи какого- то лемура, который в свою очередь запрыгнул на плечи третьего, а тот вскарабкался на плечи четвертого. Когда король оказался на уровне глаз зебры, он заговорил.

– Добро пожаловать, гигантские одуванчики, – царственным тоном произнес он. – Можете греться в лучах моей славы.

– Определенно белка, – кивнул Алекс.

– Мы необычайно признательны вам за то, что вы прогнали фоссов, – продолжил король.

– Что-сс? – не расслышала Глория.

– Фоссов, – пояснил Джулиан. – Они постоянно беспокоят нас, вторгаясь в наши владения, портят наши праздники и отрывают конечности...

– Ясно, – перебил его Алекс. – Послушайте, мы просто хотели бы узнать, где тут люди, поэтому если вас не затруднит...

Морис уставился на льва:

– Боже мой! Какие у вас большие зубы!

Король Джулиан цыкнул на него:

– Постыдись, Морис! Теперь ты видишь, что оскорбил урода? – он снова повернулся к Алексу. – Его грубость не останется безнаказанной. Но для начала вы должны сказать мне... кто же вы такие?

Алекс сделал шаг вперед.

– Я – Алекс. Тот самый Алекс. А это... это Глория, Марти и Мелман.

Король Джулиан кивнул.

– И откуда же вы, гиганты?

– Мы из Нью-Йорка.

– Ага. Все поприветствуем нью-йоркских гигантов!

Лемуры начали скакать вокруг них, издавая радостные возгласы.

– Кто они? – буркнул Алекс, нахмурившись. – Неудачный эксперимент ученых- генетиков? Ошибка природы? Ладно, слушайте, давайте просто спросим у этих мутантов, где тут люди.

– У нас, мутантов, люди, разумеется, есть, – отозвался король Джулиан.

– Правда? – обрадовался Мелман.

– Ну что же, прекрасно, – Алекс воспрял духом. – И где они?

– Один из них вон там, наверху. Не правда ли, они просто очаровательные? Хотя и не очень живучие...

Все задрали головы. Высоко на дереве висел человеческий скелет, зацепившись за ветку парашютом.

Алекс содрогнулся.

– Есть у вас тут какие-нибудь живые люди? – спросил он сдавленным голосом.

Король Джулиан пожал плечами.

– О нет. Только мертвые.

– Если бы здесь было много живых людей, эти места не назывались бы дикими, верно? – заметил Морис.

Широкая улыбка расползлась по физиономии Марти.

– Дикими? – выдохнул он.

У Алекса екнуло сердце.

– Вот здесь поподробней. Вы хотите сказать, это там, где «в лачуге жить, листком подтираться»?

Король Джулиан улыбнулся и кивнул.

Глория закатила глаза.

– Ой-вей, – простонала она.

– Ой-вей, – эхом отозвался король Джулиан.

– Ой-вей! – хором воскликнули лемуры, прыгая вокруг. – Ой-вей!

Алекс посмотрел на ораву скачущих лемуров.

– Можно мне отойти на минутку? – обратился он к королю.

– Ну разумеется! Ой-вей!

Глава седьмая

Истерически плача, Алекс нетвердой походкой вышел на пляж.

– На помощь! – крикнул он в бескрайнюю синюю даль океана. – Паааамаааагиииииииитеееее!

Затем он бултыхнулся в воду.

На песок, с трудом продравшись через джунгли, выбежала Глория.

– Что ты делаешь? – она кинулась к Алексу и крепко схватила его за горло.

– Отпусти меня! – взвизгнул тот. – Я поплыву в Нью-Йорк! Знаю, что шансы на успех ничтожны... но я должен попытаться!

– Ты же не умеешь плавать!

– Я же говорю, шансы ничтожны...

На пляж выскочил Мелман. Вокруг его головы были клубком намотаны лианы. Их длинные концы волочились за жирафом по песку.

– Аааа, – вопил он. – Природа! Она повсюду! Снимите это с меня! Я ничего не вижу. Ничего не вижу!

Глория наступила на лианы, когда жираф проносился мимо нее, и растения сорвались с его головы.

Мелман резко затормозил и посмотрел вокруг.

– Я вижу, вижу!.. Но лучше бы я не видел!

И он воткнул голову в песок.

Наконец из джунглей, пританцовывая, вышел Марти.

– Мы на вооооле! – пропел он. – Мы на вооооооле!

– Ладно, – вздохнула Глория, усилив хватку на горле Алекса, – здесь просто какая-то ошибочка вышла, только и всего.

Мелман выдернул голову и выплюнул песок изо рта.

– Да. Колоссальная ошибочка, я бы сказал!

– Спокойно, Мелман! – Глория сверкнула глазами. – Расслабься! Я уверена, что люди не намеренно выбросили нас здесь. Как только они поймут, что произошло, они сразу начнут нас искать. Верно?

Алекс судорожно ловил ртом воздух.

– Глория? – прохрипел он.

– Готова поспорить, что они уже на пути сюда, – как ни в чем не бывало продолжала Глория.

– Думаешь? – Мелман с тоской посмотрел вдаль.

За многие мили от них в открытом море Шкипер слушал бортовое радио. Звучала музыка рэгги. Он сделал погромче.

– Что ж, мальчики, – обратился он к взволнованному экипажу корабля. – Мы направляемся в Антарктику! Кажется, на завтрак у нас будут холодные как лед суши!

– Дай пять! – сказал Ковальски Прапору. Пингвины ударили по ластам.

Шкипер сделал знак Рико.

Тот откупорил бутылку шампанского.


А в это время Мелман писал на песке завещание. За его спиной зияло глубокое отверстие продолговатой формы.

«Я, Мелман Менкович, будучи в здравом уме и нездравом теле, завещаю равные части своего имущества вам троим...»

Огромная волна накатила на берег, смыв часть завещания.

Увидев углубление в песке, Марти аж подскочил.

– Ого! Сортир! – восхищенно сказал он. – Нужник!

– Это не сортир, – фыркнул Алекс. – Это могила. Ты свел Мелмана в могилу! Ты доволен?

– Ой, да ладно вам, – Марти пожал плечами. – Это еще не конец. Это только начало! А может быть, и лучшее из того, что с нами случалось!

У Алекса грива встала дыбом.

– Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Это не самое лучшее из того, что случалось с нами! Ты рассказал нам о том, что загадал в свой день рожденья, и навлек на всех нас беду!

– Да-да, – поддакнул Мелман. – Зачем ты вообще рассказал нам свое желание? Не нужно было этого делать.

– Минуточку! – запротестовал Марти. – Вы сами меня заставили сказать! Кроме того, напротив, нам очень даже повезло! Здесь нет ни оград, ни расписаний. Место чудесное! Боже мой, да мы же рождены, чтобы жить здесь!

Алекс не слушал его. Он сосредоточенно чертил на песке линию, отделяющую Марти от той части пляжа, где находились остальные.

– Надоело! – он указал на линию. – Вот твоя сторона, Марти, а вот наша. Твоя сторона – дурная сторона, где ты можешь скакать и прыгать, как конек-горбунок, и целыми днями делать все, что душа пожелает, и... – он не мог подобрать нужные слова. – А это хорошая сторона для тех, кто любит Нью-Йорк и хочет вернуться домой.

– Брось, Алекс... – Марти покачал головой, пытаясь пересечь линию.

Алекс преградил ему путь.

– Нет! Назад! Отойди назад! Отойди на свою сторону!

Ушки Глории затрепетали.

– Знаете что? – сказала она. – Так нельзя. Мы должны держаться вместе. Сейчас не время тыкать пальцами. Даже если во всем виноват он, – она тыкнула пальцем в Марти.

– Ага, ты туда же, Глория? – фыркнул тот. – Ладно. Вы на своей стороне, я на своей. Если понадоблюсь, ищите меня здесь, на моей прикольной стороне. Где я прекрасно провожу время. Яба-даба-ду!

Он развернулся и, весело напевая, поскакал по песку.

– Твоя сторона вовсе не прикольная! Это наша прикольная! – заорал Алекс ему вдогонку. – Здесь мы отлично проведем время, пытаясь выжить, пока нас не найдут! Обожаю эту сторону! Эта сторона – отпад! Та сторона – отстой!

Мелман провожал Марти взглядом.

– Итак. Теперь что мы будем делать?

– Не волнуйся, – Алекс исподлобья смотрел на изогнутый хвост удаляющейся зебры. – У меня есть план...


– Это яд, – с видом знатока сообщил Мелман Глории. – А это... и это тоже. Яд... яд... яд.

Глория, которая в поисках чего-нибудь съедобного бродила по самому краю джунглей, подобрала камень и швырнула его в жирафа.

– А это камень, – подсказал Мелман.

Алекс тем временем искал щепки, доски и пальмовые ветки для конструкции, которую он возводил на берегу. Задрав голову, лев посмотрел на свое творение. Грандиозно.

– Интересно, какая у Марти будет физиономия, когда он это увидит, – пробормотал он, взглянув на другую половину пляжа.

Марти отдыхал в построенном им очаровательном бунгало, попивая что-то из скорлупы кокосового ореха. Он самодовольно улыбался.


Через несколько часов Алекс забрался на самый верх своего сооружения. Оставались последние штрихи. Внизу на песке Мелман вяло тер две досочки друг о друга, пытаясь высечь искру.

– Та-дам! – с гордостью пропел Алекс. – Готов поспорить, что эту крошку заметят с любого спасательного судна за миллион миль отсюда...

Глория восхищенно смотрела на сооружение – девятиметровое подобие статуи Свободы в тропическом стиле.

– Когда наступит подходящий момент, – раздался сверху голос Алекса, – мы зажжем этот факел свободы. Вспыхнет гигантский пожар, который заметят с корабля, и тогда этот кошмарный сон закончится. Мы будем спасены! Ну, что вы об этом думаете? Неплохо, правда?

Он взглянул на Мелмана.

– Как обстоят дела с нашим сигнальным огнем, Мелман?

– Хорошо, – жираф поднял глаза. – Идиот, – добавил он себе под нос.

– Я все слышал, – крикнул лев.

– Какая разница. Я в любом случае умру.

– Если ты в любом случае умрешь, – сухо заметил Алекс, – мог бы и самовоспламениться. Тогда у нас хотя бы огонь будет.

На другой стороне пляжа Марти поджаривал манго... на костре, на потрескивающем пламени.

– Почему бы нам просто не одолжить огоньку у Марти? – захныкал Мелман.

– У него огонь «дикий», – фыркнул Алекс. – Мы же не станем подносить «дикий» огонь к статуе Свободы. Три, Мелман!

Мелман затрясся на нервной почве.

– Тру... Я не могу... Я не могу этого сделать! – взвизгнул он, в отчаянии опустив доски на песок.

Они ударились друг о друга и вспыхнули. Потрясенный жираф уставился на пламя.

– Я высек огонь! – торжествовал он. – Я высек огонь. Я, Мелман Менкович, высек огонь!

Тут до него дошло, что он все еще держит полыхающие доски.

– Аааа! – заголосил он. – Огонь! Огонь!

Он вскочил как ошпаренный и шарахнулся в сторону.

– Мелман! – крикнула Глория. – Остановись!

Она бросила в него пригоршню песка, пытаясь потушить пламя. Песок попал Мелману прямо в глаза. Ослепленный и обезумевший от страха жираф помчался по пляжу. Он налетел прямо на построенную Алексом статую... и случайно поджег ее.

Алекс все еще был наверху.

– Нет, только не сейчас! – завопил он. – Я еще не вижу корабля!

Языки пламени, лижущие доски у подножия фигуры, стремительно перекидывались выше.

– Прыгай, Алекс! – скомандовала Глория. – Не бойся! Кошки всегда приземляются на лапы!

Алекс прыгнул. И впечатался прямо мордой в песок.

– Вот те на! И какой после этого из тебя кот?! – Глория разочарованно покачала головой.

Мелману наконец удалось потушить огонь. Алекс в отчаянии смотрел на свое пылающее творение.

– Ты маньяк, – простонал он, опускаясь на колени. – Ты сжег ее! Чтоб ты провалился!

Жираф с тоской взглянул на сторону Марти, где тот танцевал хулу.

– Теперь-то мы можем пойти на прикольную сторону? – спросил он.

Алекс посмотрел на другую половину пляжа. Марти, похоже, рассказывал анекдоты. Глория и Мелман громко смеялись.

Он снова отвернулся.

Марти обратил на это внимание. Оставив Мелмана и Глорию, он медленно приблизился к линии на песке.

Алекс сделал вид, что не замечает его.

– Эй, Ал! – начал Марти. – Там Мелман и Глория. На прикольной стороне осталось место еще для одного...

Алекс опустил глаза.

– Нет, спасибо.

– Алекс, – Марти вздохнул, – я здесь, на воле, словно сбылась моя мечта. Послушай. Люди обязательно нас спасут. А пока... попробуй посмотреть на все другими глазами и, возможно... ты отлично проведешь время!

Алекс покачал головой.

– Марти, я устал. Я голоден. Я просто хочу домой.

Марти снова вздохнул.

– Алекс? Почему речь всегда только о том, чего хочешь ты?

Он развернулся и пошел прочь. Алекс опустился на песок. Он не пойдет на другую сторону – неважно, что говорит Марти или кто-либо другой.

Он останется на этой стороне и дождется помощи – даже если на это потребуется целая вечность.


Не прошло и пары часов, как Алекс переполз на другую сторону. Мелман и Глория были с Марти, что-то попивали из кокосовой скорлупы и разыгрывали шарады.

Алекс постучал в дверь, которая одиноко стояла посередине пляжа. Марти еще не успел построить стены.

– Кто там? – отозвался Марти.

– Пиццу заказывали? – нашелся гость. – А ты как думаешь, кто?

Марти подошел к двери и посмотрел в глазок.

– Чем могу помочь? – произнес он ледяным тоном.

– Можно мне на прикольную сторону?

Марти слегка приоткрыл дверь.

Извините, не расслышал?

– Можно... мне... на... прикольную... сторону? – сказал Алекс с расстановкой.

Марти распахнул дверь.

– Ну конечно, Алекс! Добро пожаловать!

Алекс вытер ноги о половик и вошел в «дверь». Бунгало оказалось роскошным. В нем было углубление для костра, кондиционер, фонтанчик и бар с напитками.

– Алекс! – Глория помахала ему. Она отдыхала на круглой кровати из песка. Недалеко от нее в песочном кресле сидел Мелман.

– Мой дом – твой дом, – выразительно сказал Марти по-испански.

Алекс огляделся вокруг.

– Впечатляет, – неохотно признал он.

– Держи! – Марти вручил Алексу кокос. – Угощайся! За счет заведения!

Алекс отхлебнул.

– Фууу! – он начал отплевываться. – Это же морская вода!

– Тебе и не полагается это пить, – засмеялся Марти. – Это пока водопровод не провели... Эй, да вы все, кажется, голодные. Как насчет натуральных продуктов?

В вечернем полумраке загорелись три пары глаз.

– У тебя есть еда? – удивилась Глория.

– Специальное блюдо, которое есть только на прикольной стороне, уже почти готово! – сообщил Марти. – Морские водоросли на палочке!

Через пять минут Алекс, Мелман и Глория принялись жевать зеленые, скользкие, слипшиеся водоросли, намотанные на... палочки.

– Они чистые? – поинтересовался Мелман. – Мне что-то не верится, что их мыли...

– Мелман, – сказала Глория. – Они из океана. Их все время мыли!

– Да? – Жираф с сомнением посмотрел на водоросли.

Марти отщипнул кусочек.

– Лимончик бы определенно не помешал, – признал он.

Алекс повернулся к другу.

– Я тут подумал... Люди нас обязательно спасут, верно? А пока... наверное, нам стоит посмотреть на все другими глазами. Кто знает? Возможно, мы отлично проведем время.

Марти сверкнул глазами.

– Итак, – продолжил Алекс. – В этом заведении есть кабельное телевидение?

– Нет, но зацени вот это.

Зебра опустила рычаг, и потолок раздвинулся. На фоне черного неба мерцали миллиарды звезд.

– Вот это да, – Глория была потрясена. – Посмотрите только.

– Это свойственно дикой природе, – вздохнул Алекс. – Ни в чем нет меры.

Сияющая звезда пролетела по небосклону.

– И все, кроме того, бракованное, – сказал Мелман.

Марти посмотрел на них с укором:

– Это же падающая звезда! Скорей! Загадывайте желание!

– Я бы хотел большой... сочный... шницель, – вздохнул Алекс.

– Странно, что не судно со спасателями, – язвительно заметил Марти.

– Ооооооо, черт...


А в главном штабе лемуров – которым им служил пассажирский самолет с надписью на боку «Мадагаскар-Тур» – Морис призывал присутствующих на собрании соблюдать порядок.

Лемуры носились по фюзеляжу, взволнованно тараторя. Стоя рядом со скелетом пилота, Морис пытался привлечь к себе внимание публики.

– Тссс, все, – он размахивал руками. – Успокойтесь! Все по местам. Да, все, пожалуйста! Ты, сойди с его хвоста. Сядь. Кто-нибудь, разнимите вон тех двоих, пожалуйста. Все тссс. Давайте начнем, ладно? Так-то лучше.

Морис повернулся к королю Джулиану, который сидел в кресле второго пилота.

– Теперь разрешите представить вам его королевское величество, прославленного бла-бла-бла и так далее и тому подобное, ура, поехали.

Лемуры устроили овацию.

Король Джулиан откашлялся.

Все лемуры как по команде притихли.

– Итак, – начал король Джулиан, – нас всех заинтересовали наши гости, нью- йоркские гиганты.

Один из лемуров поднял руку.

– Да, Вилли?

– Мне они нравятся, – заявил Вилли.

Несколько лемуров одобрительно закивали.

– Мне они нравятся, мне они нравятся, мне они раньше всех понравились! – маленький Морт подпрыгивал на месте. – Я их увидел, и они мне сразу понравились! Они мне понравились еще до того, как я их увидел!

– Да, да, – согласился король Джулиан. – Нам всем они нравятся.

– Да по сравнению с тем, насколько они мне нравятся, вы все их просто ненавидите... – возразил Морт.

– Заткнись, Морт. Ты действуешь мне на нервы, – сказал король Джулиан. Морт притих. Джулиан помолчал с минуту. – Извини, я должен держать себя в руках, – пробормотал он. Затем вдруг распрямился и задрал нос. – Нет, не должен. Я король. Я могу делать все, что хочу.

Он снова повернулся к лемурам.

– Итак. Насколько мы помним, на нас всегда нападали и нас всегда пожирали ужасные фоссы.

– Фоссы! Фоссы! Фоссы! – завизжали лемуры в панике.

– Фоссы идут! – истошно завопил один особенно нервный лемур и выпрыгнул из окна самолета.

– Пожалуйста, – король Джулиан сделал знак Морису. Морис встал.

– Тссс! Тихо! – сказал он командным тоном. – Перестаньте. В настоящий момент нападения не происходит!

Лемуры снова угомонились.

– Как бы то ни было, – продолжил король Джулиан, жестом приказав Морису сесть, – мы все видели, как фоссы убегали от мистера Алекса, верно? Поэтому мой гениальный план таков: мы подружимся с гигантами из Нью- Йорка и будем держать их поблизости. И тогда, под защитой мистера Алекса, мы будем в безопасности и нам никогда больше не придется бояться ужасных фоссов!

– Это я придумал, – гордо добавил он. – Да, я. Я это придумал.

Лемуры одобрительно закивали. План был действительно хорош.

Морис снова встал.

– Нет, нет, нет, – нахмурился он. – Подождите. Никому не пришло в голову, почему фоссы так испугались мистера Алекса? Может, нам тоже следует его бояться? Может быть, мистер Алекс еще страшнее, чем фоссы.

Беспокойный ропот пробежал по рядам.

– Говорю вам, у меня от этого парня мурашки по телу, – продолжил Морис.

Король Джулиан фыркнул.

– Морис, ты не поднял руку. Следовательно, твой комментарий будет вычеркнут из протокола.

Хамелеон Масикоро, который вел протокол совещания, послушно стер комментарий Мориса.

– У кого еще мурашки? – строго спросил король Джулиан, окидывая взглядом аудиторию. – Молчите? Хорошо. Тогда заткнитесь. Когда гиганты проснутся, мы постараемся сделать так, чтобы они проснулись в раю.

– Все посмейтесь, пожалуйста, – добавил он.

Все лемуры засмеялись.

– Я король. Король говорит стоп! – король Джулиан любил эту игру.

Лемуры прекратили смеяться.

– Король говорит смеяться!

Лемуры снова засмеялись.

– Стоп!

Лемуры перестали... все кроме Морта, который смеялся так сильно, что начал икать.

– Я не говорил «король говорит»! – ликовал король Джулиан. – Вы все проиграли! Теперь давайте готовить сюрприз нью-йоркским гигантам!

Глава восьмая

Наступила полночь. Алексу снилось мясо.

С неба падали сотни аппетитных вырезок из филейной части. Одна из них приземлилась прямо ему на пузо.

Алекс взял ее в лапы, нежно обнял и лизнул.

– Алекс? – сказала вырезка.

Он открыл глаза. Его язык находился как раз на филейной части зебры.

Друзья в недоумении уставились на него.

– Ты что делаешь? – Марти потребовал объяснения.

– Эмм... просто считаю твои полоски, – быстро среагировал Алекс. – Двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять, тридцать. Хммм. Тридцать черных и лишь двадцать девять белых. Похоже, ты все-таки черный в белую полоску. Дилемма разрешена. Спокойной ночи!

Алекс лег, повернулся на другой бок и притворился спящим.

Через несколько минут Мелман, Глория и Марти тоже улеглись.

Но что-то изменилось... и никто не мог уснуть.

Наверху, с гигантского дерева, король Джулиан, Морис и около тысячи других лемуров наблюдали за тем, как Алекс и его друзья лежат рядом в неловком молчании.

– Вот видишь, Морис? – прошептал король Джулиан. – Мистер Алекс вылизывал своего друга. Совершенно очевидно, это нежный и ласковый зверь. Как от него мурашки могут по телу бегать? Только взгляни, какой он мягкий и пушистый.

– Не думаю, что он его вылизывал, Джулиан, – нахмурился Морис, по мне, это выглядело так, словно он его пробовал на вкус.

Король Джулиан надулся. Затем он снова переключил свое внимание на гигантских животных на пляже.

– Можешь думать, что хочешь. Мне все равно. Вскоре мы приведем в исполнение мой гениальный план. Все, что нам нужно, это дождаться, пока они глубоко заснут.

Король Джулиан не прождал и трех секунд.

– Ну сколько еще ждать?! – нетерпеливо сказал он.

Морис вздохнул.

И так лемуры сидели и ждали, а теплый ветерок гнал легкие облака по звездному небу.

В Антарктике звезд видно не было. Завывал ледяной ветер, не переставала снежная буря, а кучка пингвинов в замешательстве смотрела на холодный край, откуда они были родом.

– Та еще дыра! – заметил Прапор.

Шкипер кивнул.

Единственное, что им оставалось...


Когда Алекс открыл глаза, он увидел лемура у себя на груди.

– Проснитесь, мистер Алекс! – это был король Джулиан. Он озадаченно покосился на льва. – Вы сосете палец?

– Аааааа! – Алекс вскочил как ошпаренный.

Марти, Мелман и Глория хлопали глазами. Спросонья они ничего не могли понять.

– Где мы? – завопил Алекс. – Какого черта здесь происходит?

– Где пляж? – добавил Мелман в панике. – Кто построил лес?

– Тихо, – веселым голосом сказал король Джулиан. – Не волнуйтесь. Пока вы спали, мы просто перенесли вас в наш маленький райский уголок. Так что добро пожаловать в рай!

Четверо друзей огляделись. Они были уже вовсе не в бунгало Марти, а посреди джунглей, у живописного прудика. Светило утреннее солнце. Ветви растущих поблизости деревьев гнулись под тяжестью ярких экзотических фруктов. Нежный ветерок шелестел листьями пальм.

Да... и правда рай.

Вокруг них суетились лемуры, до краев наполняя спелыми фруктами корзины и деревянные блюда.

Марти посмотрел вокруг. Открывающийся перед ним вид был прямо как...

– Как на картине в зоопарке! – он откусил огромный кусок манго. – Мммм. Ням-ням!

– Кто-то нашел, что искал, – улыбнулся Алекс.

Марти кивнул и с хрустом потянулся.

– Эй! Как насчет пробежки? – предложил он. – Давай разгоним кровь. Вздохнем полной грудью. Ты со мной?

– Неет, – Алекс покачал головой. – Я не думаю, что я...

Вдруг он весь подобрался. А затем с криком «ВПЕРЕД!» оттолкнул Марти в сторону и помчался по траве.

Смеясь, Марти пустился вдогонку.

– Хочешь грубой игры?

Он сделал рывок и нагнал друга.

– Эй! Я тебя сделал! – Марти опрокинул Алекса на землю.

– Не так быстро! – Алекс вскочил и, в свою очередь повалив Марти, помчался дальше.

Марти побежал за ним. Вскоре он без труда обошел льва.

Алекс тяжело дышал.

– Ладно, Марти, – сказал он, хватая воздух ртом. – Ты победил. Я все!

Марти оглянулся на бегу.

– Ну давай же, Алекс! – позвал он. – Мы рождены бегать на воле. Ты должен выпустить на свободу своего внутреннего льва!

И тут Алекс почувствовал, что у него будто открылось второе дыхание. Он побежал быстрей... и еще быстрей. Он набирал темп. Это было потрясающе!

Перед собой он видел силуэт Марти, скачущего через поляну. Он сфокусировал взгляд на зебре. Затем еще ускорился.

Поравнявшись с зеброй, он набросился на нее, заорав:

– Сюрприз!

Друзья полетели кувырком и в конечном счете врезались в дерево. Переспелые фрукты посыпались им на головы.

– Я победил! – Алекс издал радостный вопль. – Кота не перегнать! Кот слишком быстр! О да!

Марти поднялся и тряхнул гривой.

– Да, но бег, вообще говоря, не контактный вид спорта, – обиженным тоном сказал он.

Алекс проигнорировал его слова.

– Йе-хуу! – ликовал он. – Как же хорошо! Я снова чувствую себя королем!

Марти улыбнулся.

– Теперь ты водишь!

Алекс ухватился за свисающую с дерева лиану.

– Дадим себе волю! – крикнул он.


– Аааааааааааа!

Вопль Тарзана разнесся над джунглями. Алекс и Марти, держась за лианы, влетели на «райскую» поляну. Они приземлились в самом центре празднества.

– Уффффф! – Алекс тяжело дышал. – Боже, я чувствую себя... не знаю... заново рожденным! Будто батарейку заменил или что-то вроде того.

Мимо них гурьбой пробежали несколько лемуров, неся огромные блюда, на которых горкой лежали свежайшие фрукты.

Глория нежилась у водопада, попивая кокосовый коктейль. Лемуры делали ей маникюр и терли спинку.

– Марти, Марти, Марти, – ворковала она. – Как ты говорил, пупсик, просто класс!

Около двух десятков лемуров делали Мелману лечебный массаж сиацу, семеня по всей длине его шеи.

– Я просто на седьмом небе! – удовлетворенно вздыхал жираф.

Марти улыбнулся.

– Да, друзья! Отдохнем на дикой природе! – Он взял какой-то экзотический фрукт и надкусил его. – Посмотрите только! Это же шведский стол! Все включено!

Танцевальная музыка звучала вдали. Алекс подошел к фруктам и понюхал их.

– Мммм, какой аппетитный запах...

Марти навострил уши.

– Диско! Пойдем зажгем, Алекс!

Он пошел туда, откуда доносилась зажигательная мелодия. Алекс последовал за ним, втягивая носом воздух.

«Это пахнет почти как... грудинка!» – подумал он.

– Марти, грудинка! – воскликнул Алекс. – Грудинка, парень! О да! Пахнет грудинкой!

– Грудинкой? – улыбнулся Марти. – Чудно! Я же говорил, что все будет!

Кучка лемуров вытащила Марти на танцплощадку.

– Грудинка? Что это такое? – Алекс увидел короля Джулиана. Лемур, задрав голову, смотрел на него. – Объясни мне, и я прикажу своим подчиненным приготовить это для тебя.

– Грудинка? – задумался Алекс. – Ну... она такая красноватая снаружи, и влажная, и твердая, и ее трудно разжевать... Она сочная-сочная... Ее жуешь и жуешь...

У него потекли слюнки.

– Да, верно, – к ним, пританцовывая, подошел Марти. – Люди делают ее специально для Алекса. Они его любят. На самом деле, в Нью-Йорке моего дружище Алекса называют королем!

– Королем? – У Джулиана вытянулась физиономия.

– Да. Вам просто необходимо увидеть его представление! Давай, Алекс. Почему бы тебе не показать им свой номер?

Алекс покачал головой.

– Нет, я не смогу... – Он задумался. Почему бы ему действительно не исполнить свой номер? В конце концов, ему нужно быть в форме к тому моменту, когда их спасут...

– Ладно!

Пять минут спустя Марти трубил в гигантскую морскую раковину.

– Итак, начинаем! – крикнул он, заглянув за огромный пальмовый лист.

– Ты готов, Алекс? – прошептал он несколько театрально.

– Ты готов? Ты готов? – передразнил его Алекс, распушив гриву. Он чувствовал себя великолепно. – Пора начинать представление, Марти! – Он разогревал голосовые связки и сухожилия. – Аррррр. Прравой, левой, пррравой, левой, пррравой, левой...

У льва как-то странно горели глаза и поблескивали зубы. Марти внезапно начал нервничать.

– Ну что ж, – пролепетал он. – Тогда начнем, да?

Он повернулся к аудитории.

– Леди и джентльмены, приматы всех возрастов... дикая природа с гордостью представляет вам короля... льва Алекса!

Заиграл оркестрик. Алекс, как обычно, начал себя настраивать. Но звуки, вырывавшиеся из его горла, больше напоминали рык.

Он откашлялся.

– Суперзвезда! Я – суперзвезда! – сказал он себе и, запрыгнув на высокую скалу, принял позу.

– Король перед вами! – гордо крикнул Марти.

Лемуры зааплодировали. Грива льва развевалась на ветру, благодаря нескольким добровольцам, которые размахивали гигантскими пальмовыми листами. Другие выдували яркие цветочные лепестки из бамбуковых палочек. Лепестки взлетали в воздух, словно фейерверк.

– Король? – хмыкнул король Джулиан. – Где же его корона? Не вижу короны. Вот у меня есть корона... И большая. Посмотрите на нее. – Он закатил глаза. – Она на мне?

Алекс играл мышцами перед публикой.

– Теперь рык, старина! – крикнул Марти. – Давай рык!

Лев разинул пасть и впервые в жизни издал настоящий львиный рык... рык дикого льва.

Лемуры зааплодировали еще громче.

Слегка ошарашенный, Алекс улыбнулся.

Марти пришел в восторг:

– Раньше я от тебя такого не слышал! Да! Дай себе волю, парень!

Он повернулся к лемурам:

– Запустим волну!

По ряду лемуров прошла волна.

Челюсти Алекса медленно разомкнулись.

Он видел не лемуров. Перед ним было целое море грудинок, запустивших для него волну, – больших, жирных, сочных грудинок! И самой большой, самой жирной и самой сочной из них был...

– Уоооооооаааааааа!

Алекс моргнул.

Марти вывернул шею и в ужасе уставился на льва:

– Извините, вы меня за зад укусили.

– Ничего подобного! – пробубнил Алекс, не разжимая зубов.

– Да, укусили! – закричал Марти, вырываясь.

Потрясенный, Алекс сел. У него округлились глаза.

– Нет, не укусил! Или укусил?

Марти повернулся к Глории и Мелману.

– Вы это видели? Он только что укусил меня за задницу! – Затем он снова обратился к Алексу. – Что, черт возьми, с тобой творится? С чего это ты меня кусаешь?

Морис дружески похлопал зебру по боку.

– Это потому, что ты для него обед, – объяснил он.

От удивления Алекс, Марти, Мелман и Глория аж рты разинули.

– Что, простите? – воскликнула Глория.

– Конец вечеринке, Джулиан, – сказал рассудительный Морис. – Твой гениальный план провалился.

Алекс недоумевающе посмотрел на него:

– О чем ты?

– Ваш друг, – начал Морис, жестом указав на Алекса, – первоклассная машина для охоты и пожирания пищи. Позвольте вам это продемонстрировать.

Морис зашел к Алексу за спину и потянул его за хвост. Алекс разом вскочил на четыре лапы и припал к земле. Морис начал демонстрацию.

– Низкая подвеска, покрышки, приспособленные под любые погодные условия, предназначены для ожесточенной погони за добычей, – Морис пнул переднюю лапу Алекса.

– Ай! – отозвался тот.

Морис приподнял лапу льва и надавил на подушечки пальцев. Обнажились когти.

– Когти! – продолжил он. – Сделаны из твердого рогового вещества. Ими можно без труда разорвать добычу, как перезрелый плод манго. Теперь давайте заглянем под капот...

Морис воткнул пальцы Алексу в нос. Львиная пасть распахнулась, как багажник автомобиля.

– Зубы! Передний ряд: клыки. Ими можно рвать ткани. Задний ряд: коренные зубы для перемалывания пищи.

Морис поглубже залез в рот ко льву и вытащил оттуда... стеклянный шарик со снегом.

– Что здесь делает эта штука?

– С днем рожденья, Глория, – промямлил Алекс.

Морис захлопнул львиную пасть.

– Это еще не все, – воскликнул он. – Грива! Усовершенствованная система навигации!

– Ай-ай! – завизжал Алекс. – Не дергай!

– Уши! – Морис гаркнул льву прямо в ухо. – Могут расслышать звук капающей за сотни метров от него крови!

– Ааааа! – Алекс подпрыгнул на пол метра от земли. – Слишком громко! Слишком громко!

– Глаза! – Морис был невозмутим. – Адаптированы для ночного видения. – Он ткнул Алексу пальцем в глаз.

– Ааааай! – протестовал лев.

Морис снова зашел сзади и резко дернул Алекса за хвост.

– Хвост! Для устойчивости!

– Эй! – разозлился Алекс. – Не трогай хвост!

– Вот все его орудия! – подвел Морис итоги. – Спроектированы непосредственно природой.

– Орудия? – Марти почесал макушку. – Но для чего?

– Для выслеживания и преследования, и для того, чтобы затем порвать на части не заслуживающее сожаления мясо, – с грустью в голосе пояснил король Джулиан.

– Чем ты и являешься, – прибавил Морис.

– Я?! – Марти аж задохнулся от удивления.

– Пошли отсюда, – Глория покачала головой.

– Ты, кстати, тоже, – закивал Морис. – И этот ваш Мелман.

– Мы все – мясо! – мрачно произнес король Джулиан. – Все, кто мясо, поднимите руки.

Все без исключения лемуры подняли руки.

– Я – мясо! Я – мясо! – радостно воскликнул Морт. – Я, я, я!

Алекс в ужасе отвернулся. Постепенно ему становился ясен смысл сказанного.

– Этот мистер Алекс – как фоссы, – продолжил король Джулиан, – дикий зверь, который не может устоять перед искушением охотиться на слабых, милых и беззащитных. Как нехорошо!

– Да, – сказал Морис. – Мы называем это глубоко несправедливой взаимосвязью всего живого в природе.

Алекс уставился на окруживших его животных. Они все сейчас казались ему грудинками – все без исключения. Даже Марти... его лучший друг... его верный товарищ... был грудинкой!

Доброжелательный Морис обратился к Марти:

– Мистер Алекс принадлежит к тому виду животных, которые живут в части острова фосс.

– Пользуясь властью, которой облек меня закон джунглей, бла-бла-бла... – Король тыкнул в Алекса пальцем. – Приказываю тебе исчезнуть! – скомандовал он.

Глория выступила вперед.

– Минуточку, – твердо произнесла она. – Мы же не будем просто стоять здесь, позволив Алексу уйти.

– Разумеется нет! – уверил ее король Джулиан. – Мы спрячемся в кустах.

Марти уставился на Алекса.

– Да ладно тебе, – умоляющим тоном произнес он. – Я что, кажусь тебе мясом?

Алекс пристально посмотрел на Марти – на парня, с которым он рос, того, с кем он был вместе почти всю свою сознательную жизнь.

Он видел перед собой гигантскую грудинку.

– Да, – сказал он хрипло.

– Вот видите? – Марти повернулся к королю Джулиану. – Я же вам говорил, что не кажусь ему...

Он осекся.

– Подожди-подожди, – бедняга занервничал. – Что ты сказал?

Алекс облизнулся.

– О да! – он припал к земле, дико вращая глазами.

– Он звереет! – завопил Морт.

– Спасайтесь бегством!– взвизгнул король Джулиан.

Лемуры начали пятиться, а Алекс бросился на зебру.

– Марти, беги! – закричала Глория.

Друзья развернулись и побежали прочь. Алекс рванулся за ними. Своей целью он выбрал грудинку, которой, к несчастью, был Марти. Стремительно сокращая отрыв, лев был уже в нескольких десятках сантиметров от зебры. Он разомкнул челюсти и...

ХРЯСЬ. Кокос упал прямо ему на голову.

Алекс рухнул на землю.

Над ним на дереве сидели Джулиан и Морис. Король одобрительно кивнул.

– В яблочко. Отличный бросок, – сказал он Морису.

Алекс медленно сел и нащупал шишку на голове. Подняв глаза, он увидел, как спасающаяся бегством грудинка превратилась в его лучшего друга, его верного товарища – Марти.

– Марти! – простонал Алекс. – Что со мной? Что я наделал?

Он впился когтями себе в череп.

– Аааай-ай-ай! – он отдернул лапы от головы. Когти втянулись с характерным щелчком.

– Это правда, – прошептал Алекс. – Я монстр. Мне нужно убраться отсюда!

Он поднялся и с печальным видом побрел в джунгли.

Глава девятая

Глория, Мелман и Марти устало плелись по направлению к пляжу. Куда бы Марти ни бросил взгляд, везде разыгрывалась вечная драма хищника и жертвы. Венерина мухоловка – цветущее растение – сомкнула лепестки-челюсти на беззащитной мухе. Маленькую мышку, пробегающую через подлесок, проглотила змея, которую в свою очередь сожрал упавший с неба камнем ястреб.

В этом месте львы и зебры не могли быть друзьями.

– Это совсем не то, чего я ожидал от дикой природы, – пожаловался Марти, – я заблуждался... насчет всего. Моя мечта о воле была просто глупой фантазией. Из-за меня все рухнуло. Если бы я только мог повернуть время вспять...

Оглушительный трубный звук прервал мрачные мысли зебры.

– Глория! – Мелман был явно шокирован. – Что ты ела на обед?

– Это не я, – Глория навострила уши. – Это... пароход. – Она замерла. – Пароход!!!

– Пароход! Пароход вернулся за нами! – Марти пустился вскачь. – Скорей, ребята! Мы должны подать им знак!

В ту самую минуту, когда запыхавшиеся Марти, Мелман и Глория выбежали наконец на пляж, пароход проплывал мимо острова.

– Вон он! – завопил Марти.

– Сюда! – друзья начали лихорадочно махать пароходу. – На помощь! На поооомоощь!

Глория и Марти вскарабкались на Мелмана.

– Подними-ка меня, Мелман! – скомандовала Глория. – Подними меня повыше! – Она внимательно всматривалась в горизонт, выискивая судно. Увидев его, она снова стала делать знаки. – Сюда! Сюда! Стой спокойно, Мелман...

Жираф нетвердо стоял на ногах. Пытаясь удержать равновесие, он покачнулся, и Глория с Марти свалились с его шеи на песок.

– Аааааааааа!

Отплевываясь и хмурясь, Глория поднялась.

– Смотрите! – Она вытянула шею. – Он поворачивает! Он возвращается! Возвращается!

– Да! Сюда! Давай, приятель! – заорал Мелман.

– Мы едем домой! – ликовала Глория.

– Да, да, да!

Марти бросил взгляд в сторону джунглей.

– Минутку! А как же Алекс? Мы не можем просто бросить его здесь. Вы машите пароходу, а я пойду приведу его.

– Эй, задержись-ка! – Глория в шоке уставилась на Марти. – Тебе нельзя туда возвращаться. Он тебя, черт возьми, снова за зад укусит!

– Да брось, я знаю Алекса! – настаивал Марти. – Он услышит, что мы спасены, и придет в себя.

Глория наклонила свою массивную голову.

– Сейчас не время для геройства, Марти. Давайте хорошенько подумаем.

Мелман начал сосредоточенно размышлять.

– Может, люди смогут нам помочь, – наконец сказал он.

– Мелман прав. Люди придумают, что делать! Давай, нужно делать знаки этому пароходу! Сю... – Глория застыла в замешательстве. – ...да?

Пароход шел на всех парах, стремительно приближаясь к берегу.

Друзья вовремя отскочили в сторону – пароход, оглушительно сигналя, вылетел на берег и, пропахав днищем песок, остановился.

Выброшенный с палубы якорь глухо упал на пляж.

Вниз по якорной цепи один за другим соскользнули пингвины.

Шкипер осмотрелся. Великолепный песчаный пляж, прозрачная голубая вода, шелестящие листьями пальмы...

– А вот это уже лучше! Больше похоже на правду!

Глория вытаращила глаза.

– Вы? – выдохнула она. – Где люди?

Шкипер покосился на нее:

– Вас двоих я знаю. А где ненормальный лев и наш монохромный друг?

Глория и Мелман повернулись было к Марти. Но рядом с ними никого не было.

Он исчез.

– Где Марти? – заволновался жираф.

– Он пошел за Алексом! – воскликнула Глория. – Его убьют!

– Если не хуже, – простонал Мелман.

– Что может быть хуже?!

– О, вы будете удивлены, сеньорита, – галантно сказал Шкипер. – Что ж, мальчики. Наш монохромный друг в опасности. Похоже, для нас есть работенка...

Он повернулся к Прапору, который тут же вооружился цветным карандашом и блокнотиком.

– Судовой журнал. – Шкипер начал диктовать. – Десант на вражескую территорию. Ковальски! Мы должны покорить сердца аборигенов. Рико! Нам понадобится специальное тактическое оборудование. Это чрезвычайно опасное задание. Прапор вряд ли останется в живых...

Прапор поперхнулся и нечаянно сломал грифель карандаша.


А в той части острова, где обитали фоссы, Марти пробирался через джунгли по следам Алекса.

Он не замечал горящие глаза хищников, которые следили за каждым его шагом.

– Алекс! – звал он. – Алекс! Выходи, Алекс! Пароход вернулся! Мы можем ехать домой!

Внезапно сверкнула молния, и тишину разорвали раскаты грома. Марти обеспокоенно поднял глаза и посмотрел в зловещее небо.

Глава десятая

Алекс беспокойно дремал в клетке, которую он сам для себя и соорудил – она состояла из заостренных деревянных кольев, рва и крошечной хижины. Картину дополняла высокая скала. Это очень походило на его дом в Нью-Йорке.

Снова сверкнула молния. Алексу снились вспышки прожекторов. Он моргнул. Его окружала орущая людская толпа. «Алекс! Алекс! Алекс!» – скандировали люди.

Блаженно улыбаясь, Алекс потянулся.

Толпа исчезла.

– Алекс? Алекс?

Это был всего лишь Марти.

Заморгав, лев вскочил:

– Марти?

Марти сделал глубокий вдох. Затем он протиснулся сквозь деревянные колья, которые служили Алексу защитой от него самого, и двинулся к другу.

Лев пятился, пока не уперся задом в скалу.

– Прекрати дурью маяться, Алекс. – Марти нервно глотнул. – Угадай, что случилось? Пароход вернулся за нами!

Алекс покачал головой:

– Уходи, Марти.

– Но мы можем поехать домой! Ты ведь хотел этого с того самого момента, как мы здесь оказались!

– Хотя бы раз в жизни посмотри правде в глаза, – Алекс оскалился. – Нью-Йорк был ложью. Все это было просто шоу. Шоу, ради которого публика собиралась по пять раз в день, но все же шоу.

Марти смотрел на него, не отрывая глаз.

– Но, Алекс...

Он подошел ближе.

Алекс поднял лапу перед собой. С устрашающим щелчком выдвинулись когти.

– Видишь, что происходит? – простонал он. – Это мне не подвластно. И ты тоже это чувствуешь. Серьезно, посмотри на свои ноги.

Марти посмотрел. Ноги тряслись от страха, а коленки стучали друг о друга.

– Ты хочешь убежать от меня, а я хочу погнаться за тобой, – продолжил Алекс. – Вопрос только во времени...

Он повернулся мордой к скале.

– Держись от меня подальше, Марти, – прошептал он. – Все изменилось. Я – монстр.

Алекс шмыгнул носом и поплелся в свое самодельное убежище.

Марти сделал пару шагов по направлению к хижине.

– Алекс! Ты – не монстр. Я скажу тебе, кто ты. Ты – замечательный друг, о котором другие могут только мечтать.

Ни звука ему в ответ не донеслось из хижины. Лишь из зарослей неподалеку слышались смутные шорохи.

Это были фоссы, со всех сторон подкрадывающиеся к зебре.

Марти ничего не подозревал. Все его внимание было сосредоточено на Алексе.

Он присел на ближайший камень.

– Что ж, прекрасно, – громко сказал он. – Если ты остаешься, тогда и я остаюсь. Мне совершенно все равно, где жить, пока мы соседи.

Голодные фоссы окружили терпеливую зебру.

Марти наконец их заметил.

– Эй, Алекс? Ты не мог бы выйти на минутку? Алекс?! Эй, Алекс? Не поможешь? Алекс? АААААААА!

Одним прыжком перескочив через хищников, Марти побежал со всех ног. Фоссы зарычали и погнались за ним.

Алекс выглянул из своего убежища.

Марти нигде не было.

Но откуда-то издалека до него донесся исступленный крик друга.

– Алекс! На ПОООМООООЩЬ!


Марти галопом мчался по джунглям, фоссы не отставали. «Я должен найти выход!» – лихорадочно думал он, пробегая по огромному каньону, полному известняковых образований. Он тяжело дышал, его копыта неровно стучали по каменистой поверхности. Фоссы вприпрыжку бежали за ним, легко держась в темпе зебры.

– Помогите! Кто-нибудь! На помощь! Кто-нибудь!

Один из хищников легким прыжком выскочил перед Марти, преграждая ему путь. Измотанная зебра резко затормозила и закружилась волчком.

Голодные хищники были повсюду. Марти был окружен.

Фоссы начали сжимать кольцо.

– Вы же не станете сейчас меня есть, – затараторил Марти. – Я болен бешенством. Да! Я бешеный! Берегитесь! Один раз укусите и сойдете с ума...

Не долго думая, фоссы набросились на него. Марти исчез под грудой кишащих тел...

Леденящий кровь вопль отвлек внимание хищников от их жертвы.

Марти поднял глаза. Прямо на него летел Мелман, уцепившись за лиану и болтая кривыми ногами.

Он выхватил Марти из кучи застывших от удивления фоссов.

– Я держу его! Я держу его! – жираф был не на шутку взволнован.

– Каков план? – поинтересовался Марти.

– Бежать! – крикнула Глория.

Армия фоссов рванула по направлению к ним.

– Фосса кушать! Фосса убивать! Фосса кушать. Фосса убивать! – скандировали они.

– Фосса кушать! Фосса убивать! Фосса кушать. Фосса убивать!

Как раз в тот момент, когда хищники уже были готовы наброситься на троицу, перед ними неожиданно появился Шкипер с сигнальным пистолетом.

– Фоссы, стоять! – скомандовал Шкипер.

Фоссы застыли как вкопанные.

Направив дуло пистолета вверх, Шкипер спустил курок. Сигнальная ракета взмыла высоко в небо и взорвалась, озаряя джунгли.

Фоссы стояли, словно в оцепенении, задрав головы.

– Фосса оооооох. Фосса ааааааах! – восхищенно повторяли они.

В другой части острова король Джулиан и Морис увидели вспышку.

– Смотри, Морис! – взволнованно сказал король Джулиан. – Сигнал!

Пока фоссы наблюдали, на месте действия появились остальные пингвины. Они принесли с парохода рулевое колесо, целый ряд других приспособлений и Морта.

За считанные мгновения они смастерили ловушку. Фоссы в замешательстве хлопали глазами.

Морт служил... приманкой. Ковальски положил маленького лемура на тарелку, полил его взбитыми сливками и украсил вишенкой.

– Съешьте меня! – застенчиво сказал Морт.

У фоссов потекли слюнки. Они радостно бросились к Морту. В этот момент... пингвины начали вращать рулевое колесо. Натыкаясь на него, фоссы отлетали в разные стороны.

Но хищников становилось все больше. Они стекались отовсюду.

Вдруг над ними раздался громкий треск. Через мгновение над верхушками деревьев показался старый самолет «Мадагаскар-Тур», который пилотировали Морис и король Джулиан.

Король говорил по громкой связи.

– Внимание. В связи с непродолжительностью полета, напитки разносить не будут.

Лемуры, сидящие группкой в заднем ряду и держащие в лапах дыни и кокосы, разочарованно простонали.

– Приготовить бомбы! – скомандовал король Джулиан.

Морис спикировал, и лемуры устроили огневой залп. Из окон самолета на фоссов вывалились кокосы и дыни и многих нокаутировали.

Чихая, самолет описал круг в воздухе и приготовился к следующему заходу.

На земле шел страшный бой. Глория с размаху била хищников головой, а Мелман копытами. Марти вертелся на месте и отчаянно пинался.

Но когда нью-йоркские гиганты и команда пингвинов были уже близки к победе, к драке присоединилась еще целая орда голодных хищников.

– Их слишком много! – Глория, задыхаясь, раскидывала фоссов налево и направо. Трое запрыгнули ей на спину.

Вдруг воздух сотряс оглушительный рев.

Одним прыжком на поляну выскочил Алекс.

Марти вытянул шею. Дико сверкая глазами, лев скалился и рычал.

– Алекс? – сказал Марти.

И в ответ услышал рычание.

«Ого», – подумал он.

Алекс медленно наступал на фоссов:

– Алекс кушать! Алекс убивать! Моя добыча!

Выпустив когти, он набросился на одного из фоссов. Ей-богу, кровожадный зверь.

– Алекс кушать! Алекс убивать! – прогремел он.

Фоссы попятились.

Марти смотрел на приближающегося Алекса, оцепенев от ужаса. Потом он закрыл глаза. Если ему конец...

– Псс, Марти, – шепнул Алекс, – это шоу.

Марти приоткрыл один глаз. Алекс улыбнулся:

– Спасибо, что не бросил меня. Ты настоящий друг.

– Думаю на моем месте ты поступил бы также! – лучезарно улыбнулся Марти.

Из зарослей за спиной Алекса выскакивали новые и новые фоссы.

– Мы выберемся отсюда, – прошептал Алекс. – Просто подыграйте мне. Как я сказал... это всего лишь шоу!

Он схватил зебру и перекинул ее через плечо.

– Мое! Мое! Моя добыча! Все мое!

Марти громко простонал:

– О нет, не ешьте меня, мистер лев! Я слишком молод, чтобы умирать!

– Молчать! – свирепо заткнул его Алекс.

Он подмигнул Глории и Мелману. Обрадовавшись, что все это было понарошку, они тут же стали помогать.

– О нет! Это царь зверей! Он уничтожит всех нас! – захныкала Глория.

Алекс продолжал пятиться.

– Бойтесь меня... – он старался, чтобы голос звучал по-царски. – Царь зверей... Ай! – Марти нанес ему особенно болезненный удар. – Эй, полегче! – прошептал он зебре. Снова повернувшись к фоссам, он продолжил: – Непостижимая свирепость...

– Отпусти меня! Отпусти меня! На помощь! – вопил Марти.

– Сопротивление бесполезно! Нет предела моей жестокости!

– Кто-нибудь, вызовите полицию! – Марти орал что есть сил. – На помощь! Отпусти меня! Отпусти!

С минуту ошарашенные фоссы постояли в нерешительности. Потом они вспомнили о своем голоде и угрожающе зарычали.

Алекс не растерялся.

Он издал невероятный РЫК! Фоссы отползли назад, и еще немного назад, пока не оказались на самом краю поляны.

Там они остановились, ежась от страха.

– Да! – ликовал Марти.

Алекс расхаживал взад и вперед, сверкая глазами.

– Сопротивление бесполезно. Это моя территория. И чтобы я никогда больше вас здесь не видел!

Алекс снова зарычал. Поджав хвосты, фоссы побежали прочь.

– Ты – настоящий кот! – воскликнул Марти.

Четверо друзей заключили друг друга в объятия.

Король Джулиан, Морис и остальные лемуры уцепились за парашют и выпрыгнули из самолета. Самолет спикировал в джунгли, а парашют с лемурами плавно опустился на землю.

Из джунглей высыпали другие лемуры, окружив Алекса и издавая возгласы радости.

– Новый король джунглей! – с гордостью объявил Марти. – Лев Алекс!

Алекс скромно кивнул. Его сердце было переполнено чувствами. Впервые народ устроил ему овацию за то, кем он по-настоящему был и что он сделал. Это было нечто совершенно особенное, нечто потрясающее.

Неподалеку на куче лежавших в беспамятстве фоссов возвышалась фигурка Шкипера.

– Засим объявляю это место Новой Антарктикой! – сказал он. – Рико?

Рико вытащил резинку и стрельнул ею по хвосту одного из фоссов.

Хвост, к которому был прикреплен белый флаг, занял вертикальное положение. Пингвины позировали на куче фоссов, а Прапор фотографировал их.

– Вот психи, – Алекс покачал головой.


Несколько часов спустя все расселись вокруг длинного банкетного стола на пляже, рядом с бунгало Марти. Во главе стола на бамбуковом троне восседал Алекс.

– Рико! Приготовить тунца! – приказал Шкипер.

Алекс разинул пасть, и Шкипер при помощи пары палочек для еды зашвырнул в нее кусочек рыбы:

– Никогда не встречал котенка, который бы рыбку не любил.

Алекс медленно начал жевать. Все в нетерпении уставились на него.

– И? – спросил Марти.

– Ну-у? – прибавила Глория.

– Неплохо, правда? – с надеждой в голосе произнес Мелман.

– Скажи нам! Скажи! Это становится невыносимым! – скомандовал король Джулиан.

Улыбка расползлась по львиной физиономии.

– Грудинка – это, конечно, хорошо. Но суши еще лучше!

Все радостно завопили.

– Рико! Еще рыбки для психа! – гаркнул Шкипер.

В нескольких метрах от них Рико готовил суши. Разделочный нож мелькал в воздухе. Вскоре огромное блюдо суши было готово. Он поставил его перед довольным Алексом.

Марти поднял кокосовый бокал.

– Тост! – сказал он. Все сидящие за столом тоже подняли свои бокалы.

– Иногда он бывает занозой в заднице, – начал Марти. – Поверьте, я-то знаю.

Он бросил взгляд на заднюю часть своего тела, на которой красовался большой бинт. Все засмеялись.

– Но этот кот, – продолжил Марти, – чье сердце больше, чем его желудок, доказал мне, что он, вне всяких сомнений, прекрасный друг. – Марти кивнул Алексу. – За Алекса, – торжественно произнес он.

– За Алекса! – оглушительно проревела толпа.

Все отхлебнули из бокалов и дружно плюнули.

В них по-прежнему была налита соленая океанская вода.

Король Джулиан влез на стол и постучал ложкой по своему бокалу.

– Да, да, – сказал он. – Я должен сделать объявление. Поэтому все заткнитесь! Пожалуйста. Спасибо. Хорошенько пошевелив мозгами, я пришел к выводу, что король не король без короны. Поэтому я передаю Алексу свою корону. Маленький сувенир на память о Мадагаскаре.

Король Джулиан снял корону и возложил ее на голову Алекса. Все лемуры зааплодировали.

– Мада-кто-скар? – спросил Марти.

– Мада-что-скар? – эхом отозвался Мелман.

– Мадагаскар? – Глория подняла брови.

– А где вы думаете, вы находитесь, большое дитя? – посюсюкал король Джулиан. – Сан-Диего?

– Нет, не могу, – смутился Алекс, снимая корону. – Очень мило с вашей стороны, но я не могу это принять.

– Да бери! У меня еще больше есть. – король Джулиан вынул корону усложненной конструкции, которая была в три раза больше старой. – Она с кисточками.

Позже четверо друзей махали с палубы корабля толпящимся на пляже лемурам.

– Мне все равно, куда ехать, главное, чтобы мы были вместе, – сказал Алекс Марти.

На берегу пингвины подняли головы со своих пляжных полотенец. Прапор посмотрел на Шкипера:

– Может, нам все-таки стоит сказать им, что топливо кончилось?

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Иллюстрации



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке