КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Идеальная улыбка [Блейк Пирс ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



БЛЕЙК ПИРС
ИДЕАЛЬНАЯ УЛЫБКА (Джесси Хант - Книга 4)


ПРОЛОГ

Когда Габриель вернулась в свой двухкомнатный арендованный дом в Студио-Сити, было уже почти пять часов после полудня. Большую часть дня она провела на пляже с парнем, с которым встречалась. Было весело: её приятель снял пляжный домик в «Annenberg Beach House» в Санта-Монике, где они смогли в полной мере насладиться едой и напитками для взрослых.

Но сейчас она чувствовала, что изрядно подгорела на солнце, к тому же обилие съеденной еды вызывало у неё чувство дискомфорта. Она знала, что не может позволить себе проводить слишком много дней в подобном режиме, если хочет сохранить своё тело в такой форме, которая заставляет других парней прилагать усилия, чтобы не выдать, как пристально они её разглядывают, когда она плавной походкой проходит мимо них.

Открывая стеклянную входную дверь, девушка любовалась своим отражением. Возможно, она чувствовала себя немного отёкшей, но выглядела при этом просто потрясающе. Неутихающий океанский бриз поработал над укладкой её тёмных длинных волос. Её сильно загоревшая от чрезмерного пребывания на солнце кожа причиняла болезненные ощущения, и тем не менее она была настолько красивой, что просто светилась. В босоножках на платформе рост девушки составлял чуть больше 180 сантиметров.

Когда Габриель вошла внутрь, она сразу же услышала, что её подруга и соседка по комнате Клэр очень эмоционально вела с кем-то телефонный разговор. Девушка предприняла символическую попытку не прислушиваться к содержанию этого разговора, прежде чем любопытство взяло над ней верх.

- Мы больше не можем встречаться, - Габриель услышала слова Клэр и последовавшую за ними паузу, во время которой её собеседник, вероятно, выражал свою неизбежную негативную реакцию на них. После нескольких секунд тишины девушка продолжила.

- Мы просто не подходим друг другу, - твёрдым, но слегка извиняющимся тоном спокойно ответила Клэр. – Для нас обоих будет лучше просто жить дальше.

Габриель улыбнулась. Она довольно хорошо владела искусством таких прощальных звонков. Но Клэр в этом вообще не было равных. Ей всегда удавалось легко отшить парня, убедив его в том, что причиной их разрыва была её неуверенность, а не тот факт, что у неё на горизонте нарисовался кто-то поперспективнее.

Но, похоже, в этот раз процесс оказался немного сложнее. Даже на расстоянии нескольких комнат был слышен голос «будущего бывшего» парня Клэр в трубке телефона. После его гневной тирады, во время которой её соседка по комнате просто молчала, Клэр наконец ответила тихим, но твёрдым голосом.

- Мне жаль, что ты испытываешь такие чувства, - произнесла она. – Но этого следовало ожидать. Ты знал, что существует такая вероятность с самого первого дня, как мы стали встречаться. Я всегда была честна с тобой. Таково моё решение. Чем быстрее ты его примешь, тем легче тебе будет это пережить. Прощай.

Убедившись, что звонок окончен, Габриель заглянула в комнату Клэр.

- Всё нормально? – спросила она. – Со стороны это прозвучало немного грубо.

- Что ж, таковы издержки, - уставшим голосом ответила Клэр. – Ты ведь знаешь это так же хорошо, как и я, Габи. Бывает так, что некоторые люди немного… привязываются.

- Это звучало так, будто он балансирует на грани между привязанностью и преследованием. Хочешь, поговорим об этом?

- Не очень, - призналась Клэр. – В семь за мной заедет парень. И у меня есть всего пара часов, чтобы собраться. Лучше займусь этим.

- У меня такая же история, - сказала Габриель. – Мне не следовало назначать два свидания в один день. Я очень устала после поездки на пляж. А мне ещё тусить по клубам до двух часов ночи. Завтра у меня просто отвалятся ноги.

- Какая же тяжёлая у нас жизнь, - сказала Клэр с кривой ухмылкой.

Габи улыбнулась в ответ. Больше всего её подруга нравилась ей именно такой: игривой и способной к самоиронии. Было достаточно тяжело испытывать к ней чувство зависти, хоть Клэр была просто великолепна – хрупкая, светловолосая, пышногрудая, поцелованная солнцем богиня Южной Калифорнии. Она представляла собой самую настоящую взрывную смесь в крохотной коробочке со своим ростом чуть выше 150 сантиметров и весом в 45 килограммов. Но настоящее её обаяние проявлялось тогда, когда она ослабляла свою бдительность. И только нескольким парням удалось увидеть её с этой стороны.

- Послушай, - сказала Габриель. - Как насчёт того, чтобы завтра сделать перерыв – только ты, я, пара коктейлей и что-нибудь стоящее по телеку?

- Звучит круто, - ответила Клэр. – Мне бы не помешало немного притормозить. В последние дни кругом сплошное напряжение. Мне хотелось бы, чтобы люди могли проще относиться к жизни, понимаешь?

- Понимаю. Так что объявляю завтрашний день официальным днём снятия напряжения Габи и Клэр. Договорились?

- Договорились, - согласилась Клэр. – По крайней мере, до шести вечера. У меня ужин.

Габи окинула подругу недоверчивым взглядом, но не смогла долго сохранять строгое выражение лица, и они обе рассмеялись.

ГЛАВА 1

Вот уже примерно четвёртый раз за последний час голову Джесси Хант посетила одна и та же мысль.

«Как же я ненавижу это место».

Под «этим местом» подразумевалась конспиративная квартира, выделенная по программе защиты свидетелей. Несмотря на то, что она презирала пребывание в безопасном типовом доме, вокруг которого всегда было полно представителей Службы Федеральных Маршалов, она не могла не согласиться, что такая необходимость действительно была. В конце концов, ещё не прошло и двух недель с тех пор, когда ей удалось избежать нападения своего отца-серийного убийцы Ксандера Турмана, который преследовал её в течение нескольких месяцев.

А спустя всего пару дней после этого её самый восторженный почитатель – ещё один убийца по имени Болтон Крачфилд сбежал из тюремной психиатрической больницы вместе с четырьмя другими опасными преступниками. Двоих удалось задержать. Но помимо Крачфилда двое других всё ещё были на свободе.

Так что Джесси была не в том положении, чтобы спорить, когда её начальник в полицейском управлении Лос-Анжелеса Рой Декер отдал ей приказ соблюдать все необходимые инструкции, с которыми её знакомили маршалы из программы защиты свидетелей до тех пор, пока ситуация не будет разрешена. А это означало, по сути, необходимость жить под домашним арестом, пока она была в вынужденном отпуске за свой счёт в качестве криминального психолога.

Формально, до судебного разбирательства она даже не считалась свидетелем. Но из-за непосредственной угрозы её жизни, работе в правоохранительных органах и связей как с полицейским управлением Лос-Анжелеса, так и с ФБР, в её случае было сделано исключение.

Она была в ловушке до тех пор, пока её отец и Крачфилд не будут пойманы или убиты. Она целыми днями следила за обновлением новостей по их делам в интернете, прерываясь лишь на регулярные тренировки в зале и занятия по самообороне, которые она проводила, практически доводя себя до исступления, но всё это мало помогало хоть немного смягчить её безумный напор.

Десятинедельная программа обучения, которую она недавно прошла в Академии ФБР в Квантико, штат Вирджиния, обеспечила её эффективными боевыми навыками и методами профилирования. Но она не научила девушку тому, как справиться с удручающей скукой, вызванной необходимостью круглосуточно оставаться в четырёх стенах.

Сам дом был безукоризненно хорош, он располагался в тихом жилом квартале Палмс – округе Вест-Сайда в Лос-Анжелесе. Она проводила утра подходящей к концу весны, попивая кофе и наблюдая за тем, как родители ведут своих детей в начальную школу, расположенную в нескольких кварталах отсюда.

Дом находился прямо в конце тупика, что позволяло обеспечить его охрану и безопасность. Но это также означало, что большую часть времени из окон практически не за чем было наблюдать. Обычно, где-то к середине утра она выходила на улицу, чтобы поплавать в бассейне, накрытом широким брезентовым навесом, теоретически предназначенным для создания тени, но фактически служащим для укрытия от любопытных взглядов соседей.

Теперь, когда Кэт ушла, всё стало намного хуже. В течение нескольких дней её подруге также было разрешено оставаться в этом доме - отчасти потому, что власти опасались, что Болтон Крачфилд может начать преследовать и её тоже. В конце концов, Кэт Джентри была начальником службы безопасности в отделении психиатрической клиники государственной больницы в Норуолке, из которой сбежал Крачфилд и другие заключённые. Существовали опасения, что у некоторых из них возникнет желание отомстить ей.

Но когда Кэт упомянула о том, что была бы не против совершить длительную поездку в Европу, чтобы привести свои мысли в порядок, маршалы ухватились за эту идею, как за способ держать её вне поля зрения и снизить расходы на обеспечение безопасности. Джесси до сих пор вспоминала их разговор, состоявшийся несколько дней тому назад.

- А тебе не кажется, что это просто некий способ убежать от собственных проблем? – спросила Джесси, понимая, что этот вопрос, скорее всего, заставит её подругу занять оборонительную позицию.

Кэт с недоумением посмотрела на неё. Ещё даже до того, как её подруга ответила, Джеси уже знала, что совершила ошибку. В конце концов, Кэтрин Джентри была бывшим морским пехотинцем со следами от шрапнельного ранения на лице, полученными в результате взрыва самодельного взрывного устройства. Она управляла работой изолятора, в котором удерживались некоторые из наихудших членов общества, пока лейтенант, которому она доверяла больше всех – Эрни Кортез – не предал её, предоставив заключённым возможность сбежать. Эта женщина была тем ещё крепким орешком, и Джесси это знала.

- Думаю, у меня есть право проводить личное время так, как мне хочется, - ответила Кэт, особо не стремясь обороняться. – Если бы я знала, что маршалы разрешат поехать и тебе, я бы предложила взять тебя с собой.

- Я бы с удовольствием, поверь мне, - ответила Джесси, испытав облегчение от того, что её подруга не стала от неё защищаться. – Но правда заключается в том, что пока не поймают моего отца и Крачфилда, я не смогу спокойно спать, независимо от того, на каком континенте буду находиться. Как только мы придумаем план по поимке этих парней, я буду только за. Но чтобы моя жизнь хоть немного наладилась, мне нужно покончить с этим.

- Не похоже, чтобы у них в работе был хоть какой-то план, - с оттенком сухой иронии отметила Кэт.

- А его и нет, - согласилась Джесси. – И не думай, что у меня насчёт этого есть какие-то иллюзии. Меня радует только то, что я знаю, что мой отец слишком сильно ранен, чтобы так скоро возобновить своё преследование. Когда я видела его в последний раз, он выпрыгивал из окна четвёртого этажа, до этого получив ранение в живот, плечо и голову. Так что, на какое-то время он выведен из строя.

- Но это не касается Болтона Крачфилда, - напомнила ей Кэт. – Он полностью здоров и полон рвения. И в его распоряжении есть… некоторые ресурсы.

Кэт не стала уточнять, что именно она имела в виду, но этого и не требовалось. Они обе знали, что это значило. В дополнение к двум беглецам, которые могли ему помогать, у него также был Эрни – бывший заместитель Кэт в службе безопасности больницы.

Пока Кэт присутствовала на похоронах приёмных родителей Джесси, Эрни – образец физической силы ростом выше 180 сантиметров и весом около 110 килограммов, убил нескольких сотрудников службы безопасности больницы, а затем освободил Крачфилда и других. И только спустя несколько дней сотрудники ФБР смогли раскрыть факты, которые никогда раньше не всплывали при проверке его личных данных, которую осуществляла Кэт, когда нанимала его на работу.

Когда Эрни было одиннадцать лет, он целый год провёл в юношеской психиатрической лечебнице после того, как нанёс отвёрткой несколько ударов в живот другому ребёнку. К счастью для него, тот мальчик выжил.

Эрни отбыл свой срок без происшествий. После освобождения они с семьёй переехали и больше у него не было проблем с законом. Его юношеская судимость была засекречена, когда ему исполнилось восемнадцать лет.

Поскольку больше ничего необычного в его личном деле не было, то всё, что там оставалось – это безукоризненное резюме из армии США, за которым последовала работа на частную охранную компанию и затем в качестве надзирателя в тюрьме строгого режима в Колорадо.

Если бы у Кэт был доступ к записям его психиатров из исправительного центра для несовершеннолетних, она бы узнала, что медицинский персонал видел в нём социопата, обладающего поразительной способностью контролировать ситуацию и скрывать свои насильственные пристрастия.

Заключительная строка его документов об освобождении гласила: «По мнению этого доктора, обследуемое лицо Кортез представляет угрозу для общества. Ему удалось научиться скрывать свои желания, но, вполне вероятно, что в скором времени, или в будущем те же проблемы с психикой, которые привели его к заключению в данном учреждении, проявятся вновь. К сожалению, наша текущая система не учитывает такую возможность, и предполагает немедленное освобождение этого юноши. Последующее лечение, хоть и не является обязательным, настоятельно рекомендуется».

Дальнейшего лечения так и не произошло. Когда Эрни стал работать охранником в психиатрической лечебнице и начал взаимодействовать с Болтоном Крачфилдом, который, в свою очередь, был первоклассным манипулятором, он попал под его влияние. Но он никогда не выдавал свои секреты, продолжая исправно исполнять рабочие обязанности и поддерживать позитивное общение со своими коллегами, которых он, в конечном итоге, лишил жизни.

Кэт винила себя в смертях всех этих людей, несмотря на то, что она никак не могла предвидеть подобный исход. Джесси несколько раз пыталась смягчить чувство вины своей подруги, но ничего не получалось.

- Я психиатр-криминалист, который обучен распознавать такие вещи, как склонности к социопатии, - говорила она. – Я общалась с ним более десятка раз, и он ни разу не вызвал у меня подозрений. И я не понимаю, как ты могла бы уличить его в этом.

 - Это не имеет значения, - настаивала Кэт. – Я отвечала за безопасность своих сотрудников и за то, чтобы заключённые содержались под стражей. Я облажалась на обоих фронтах. И заслуживаю осуждения.

Этот разговор состоялся три дня назад. Сейчас Кэт была уже где-то во Франции и не знала, что Служба Маршалов обратилась с просьбой к Интерполу приставить к ней офицера под прикрытием, чтобы тот следил за ней для её собственной безопасности. А Джесси, в свою очередь, вынуждена лежать здесь на пластиковых шезлонгах для бассейна в двух шагах от шоссе. Ей даже не с кем было поговорить, она практически никогда не могла полностью уединиться и переключить мысли, чтобы не думать о плохом. В моменты обострения жалости к себе она чувствовала, что снова впадает в состояние жертвы.

Когда она направилась в дом, чтобы взять что-то перекусить, то потянула на себя ширму, которую один из маршалов купил ей на днях. Ему не дали подробных инструкций, поэтому то, что она не совсем подходила, было не его виной. Но Джесси не могла сдержать своё разочарование от того, что эта штука едва доходила до её бёдер, но всё равно каким-то образом оставалась слишком громоздкой. С её ростом около 177 сантиметров ей нужно было что-то вдвое длиннее и в два раза шире. Девушка собрала свои каштановые волосы длиной до плеч в хвостик и постаралась не выдать раздражённый взгляд своих зелёных глаз, когда заходила внутрь.

Войдя в дом, она увидела, что маршал, который стоял у раздвижной двери, слегка повернул голову. Было очевидно, что он слушал какое-то сообщение в своём наушнике. Его тело непроизвольно напряглось от того, что ему говорили. Ещё до того, как войти на кухню, Джесси знала, что что-то произошло.

Он ничего ей не сказал, поэтому она продолжила свой путь, делая вид, что ничего не замечает. Не будучи уверенной в том, касалось ли полученное маршалом сообщение проникновения в её дом, она искала что-нибудь, чтобы иметь возможность защитить себя на случай, если Крачфилду удастся разыскать её. В столовой у входа на кухню на столике стоял стеклянный снежный шар с макетом Сан-Франциско внутри размером с небольшую дыню.

Пока в её голове мимолётно мелькнула мысль о том, откуда в Сан-Франциско возьмётся снег, девушка схватила статуэтку и завела её за спину. Затем она вошла на кухню, перенеся вес на носочки, её тело было готово действовать, а взгляд перемещался взад-вперёд в поисках малейшей угрозы. В дальнем конце кухни открылась дверь.

ГЛАВА 2

Пока Джесси ждала, чтобы узнать, кто это был, она осознала, что затаила дыхание и ей пришлось заставить себя медленно и тихо выдохнуть.

Человеком, который ничего не подозревая, поспешно вошёл в комнату, был Фрэнк Коркоран. Курирующий федеральный маршал по её делу, Коркоран как всегда имел крайне деловой вид. У него был чётко очерченный квадратный подбородок, на нём был тёмно-синий костюм с белой рубашкой и идеально завязанным чёрным галстуком. По краям его идеально постриженных усов и кое-где среди его чёрных коротко подстриженных волос начали появляться первые вкрапления седины.

- Присаживайтесь, мисс Хант, - без тени обыденности сказал он. – Нам надо поговорить. И можете поставить обратно снежный шар. Обещаю, он Вам не понадобится.

Поставив статуэтку на кухонный стол, демонстративно отказываясь спросить, откуда он узнал об этом, Джесси села, задаваясь вопросом, какие ещё свежие неприятности он собирался ей поведать. Ксандер Турман уже лишил жизни её приёмных родителей. Он чуть не убил двух полицейских, пытаясь добраться до неё в её собственной квартире. Побег Болтона Крачфилда из психиатрической клиники с применением насилия привёл к гибели шести охранников. Может быть, кто-то из беглецов нашёл Кэт в Европе? Или начал преследовать её друга и бывшего напарника – детектива департамента полиции Лос-Анжелеса Райана Эрнандеса, от которого она не получала вестей вот уже несколько дней? Она готовилась услышать свои самые худшие предположения.

- У меня есть для Вас новости, - сказал Коркоран, когда понял, что Джесси не собирается самостоятельно расспрашивать его.

- Я слушаю.

- Я разговаривал с Вашим капитаном, - сказал он, вынимая клочок бумаги и читая с него. – Он передаёт Вам наилучшие пожелания от всего участка. Он также упомянул, что они расследуют каждую зацепку и надеются, что Вам не придётся долго сидеть без дела взаперти.

По наполненному скептицизмом тону Коркорана и его слегка приподнятым бровям Джесси сделала вывод, что он не разделяет взгляд капитана Декера на сложившуюся ситуацию.

- Я так полагаю, что Ваше мнение не настолько оптимистично?

- Именно этого касается следующая информация, - произнёс он, фактически избежав прямого ответа на её вопрос. – Нам не посчастливилось найти мистера Крачфилда. При том, что два беглеца были схвачены, как Вам известно, ещё двое находятся на свободе, не говоря уже о мистере Кортезе.

- Сообщили ли пойманные беглые преступники какую-либо полезную информацию со времени нашего последнего разговора?

- К сожалению, нет, - признал он. – Оба до сих пор твердят одно и то же о том, что сразу же после побега все они пошли каждый своим путём. Никто из них даже не знал, что происходит до тех пор, пока их не освободили из камер.

- Значит, вероятнее всего, всё это спланировали Крачфилд и Кортез?

- Именно так мы и думаем, - сказал Коркоран. – Но, несмотря на это, мы ведём постоянные массовые поиски всех беглецов. В дополнение к полицейскому департаменту Лос-Анжелеса в них вовлечено ведомство шерифа, патрульная служба Калифорнии, Центральное бюро расследований, ФБР и, конечно же, Служба Маршалов США.

- Я заметила, что Вы сказали, что ведёте поиски беглецов, - сказала она. – А как обстоят дела с Ксандером Турманом?

- А что с ним?

- Что ж, он вообще-то тоже является серийным убийцей. Он пытался убить меня и двоих сотрудников полицейского департамента Лос-Анжелеса и на данный момент находится на свободе. Сколько ваших людей участвуют в его поисках?

Коркоран посмотрел на неё так, будто был искренне удивлён, что ему нужно хоть как-то комментировать её последние слова.

- Основываясь на Вашем описании характера полученных им ранений, мы расцениваем его как менее непосредственную угрозу. К тому же, Вы получили статус участника программы защиты свидетелей, что заставляет нас меньше беспокоиться о нём в целом. Кроме того, сейчас у нас в приоритете поимка нескольких сбежавших заключённых психиатрической лечебницы, а не одного человека, о котором никто даже не знает.

- Вы имеете в виду тот факт, что вашими поисками движет интерес СМИ и политический подтекст этого дела, - акцентировала внимание Джесси.

- В какой-то степени можно описать их и таким образом.

Джесси оценила его честность. И для человека, находящегося на его должности, подобное использование имеющихся ресурсов было весьма оправдано. Девушка решила пока что отпустить эту ситуацию.

- Есть какие-то возможные зацепки? – с ноткой сомнения в голосе спросила Джесси.

- Мы планируем сосредоточить наши основные силы вокруг персоны мистера Кортеза. Мы считаем, что именно он тщательно разработал план побега. Наши сотрудники проверяют выписки из его банковских счетов, покупки по кредитным картам и данные GPS за несколько недель до осуществления побега. На данный момент мы не обнаружили никакой полезной информации, кроме данных о покупке билетов на самолёт.

- А вы и не найдёте, - пробормотала Джесси.

- Почему Вы так говорите?

- Кортез будет держаться поближе к Крачфилду. А я могу дать Вам гарантию того, что Болтон Крачфилд не собирается никуда уезжать.

- Почему Вы в этом так уверены? – спросил Коркоран.

- Потому что он ещё не закончил со мной.


* * *

В ту ночь Джесси не могла уснуть. Она на протяжении нескольких часов ворочалась в постели, а затем встала с кровати и направилась на кухню, чтобы наполнить пустой стакан водой.

Когда она шла из спальни по коридору, устланному ковровым покрытием, то сразу же почувствовала, что что-то было не так. Обычно кто-то из маршалов находился на посту в кресле, стоящем на том месте, где коридор переходил в гостиную, но сейчас его там не было. Джесси пришла в голову мысль вернуться в свою комнату и взять пистолет, но потом она вспомнила, что у неё его сейчас нет. Её оружие «было на сохранении» у представителей Службы Маршалов до дальнейших распоряжений.

Вместо этого девушка прижалась спиной к стене коридора, не обращая внимания на то, как быстро начало биться её сердце, когда она на цыпочках приближалась к пустому креслу. Когда она подошла ближе, то в проникающих из окна лучах лунного света она увидела тёмное влажное пятно на кремовом ковре. Обилие брызг говорило о том, что это не было следом случайно пролитого вина. Она также заметила, как этот след постепенно удалялся из виду.

Джесси заглянула за угол и увидела, что маршал лежал на спине у дальней стены, куда его, вероятнее всего, переместили. У него было перерезано горло от уха до уха. На полу рядом с ним лежало его служебное оружие.

От внезапно нахлынувшей тревоги Джесси почувствовала невероятно сильный прилив адреналина, который вызвал покалывание в её пальцах. Напомнив себе о необходимости оставаться сосредоточенной, она опустилась на колени и обвела взглядом комнату, тем временем давая своему телу немного времени, чтобы успокоиться. На это ушло меньше времени, чем она предполагала.

В поле её зрения не было никого, так что она вскочила на ноги и схватила пистолет. Посмотрев вниз, она заметила дорожку из кровавых следов, которые удалялись от тела маршала по направлению к примыкающей столовой. Оставаясь в согнутом положении в укрытии за диваном, она понемногу подобралась к месту, откуда можно было хорошо рассмотреть комнату.

Там на полу лежало тело ещё одного маршала. Он лежал лицом вниз в быстро расплывающейся луже крови, изливающейся из его шеи и образующей небольшое озерцо вокруг его лица и туловища.

Джесси постаралась не задерживать взгляд на этой картине, и направила его по следам кровавых отпечатков, которые шли от этой комнаты к застеклённой террасе, ведущей к бассейну на заднем дворе. Раздвижная дверь была открыта и лёгкий ветерок развевал висящие внутри занавески, поднимая их вверх и при этом делая похожими на низко расположенные облака.

Она проверила комнату. Там было пусто, поэтому она подошла к раздвижной двери и выглянула на улицу. Там она увидела тело, одетое в костюм, которое лежало лицом вниз, погружённое в воду, быстро приобретающую розово-красный оттенок. Именно тогда она услышала, как кто-то откашлялся позади неё.

Она обернулась, одновременно сняв пистолет с предохранителя. Прямо напротив неё в дальней части комнаты стояли Болтон Крачфилд и её отец, Ксандер Турман, который выглядел на удивление хорошо, принимая во внимание тот факт, что всего несколько недель назад он получил ранения в живот и плечо, к тому же, вероятнее всего, и перелом черепа, после чего он выпрыгнул из окна четвёртого этажа. В руках у обоих мужчин были длинные охотничьи ножи.

Её отец улыбнулся и губами проартикулировал слово «Пчёлка» - так он ласково называл её в детстве. Джесси подняла пистолет и приготовилась сделать выстрел. Как только её палец практически начал уже нажимать на курок, заговорил Крачфилд.

- Я обещал, что мы ещё увидимся, мисс Джесси, - сказал он, сохраняя такое же самообладание, как и во время того, когда он говорил с ней сквозь толстый стеклянный барьер своей камеры.

Недели, проведённые на свободе, не ожесточили его. При росте чуть выше 170 сантиметров и весе около 70 килограммов внешне он выглядел даже менее физически грозным, чем сама Джесси. Его пухлое лицо делало его на десять лет моложе его тридцати пяти, а каштановые волосы, разделённые ровным пробором, напоминали ей мальчишек из математического кружка средней школы. И только его стальные карие глаза намекали на то, на что он был действительно способен.

- Похоже, Вы попали в плохую компанию, - сказала она предательски дрожащим голосом, кивая на своего отца.

- Вот это мне и нравится в Вас, мисс Джесси, - с восхищением сказал Крачфилд. – Вы никогда не опускаете рук, даже находясь в безнадёжной ситуации.

- Возможно, Вам следует пересмотреть своё мнение, - заметила Джесси. – Вы оба пришли на перестрелку с ножами.

- Какой ты озорник, - с восхищением заметил Крачфилд, почтительно глядя на Турмана.

Её отец кивнул, по-прежнему не произнося ни слова. Затем оба мужчины вновь сконцентрировали всё своё внимание на ней. И вдруг с их лиц одновременно пропали улыбки.

- Время пришло, мисс Джесси, - произнёс Крачфилд, и оба мужчины одновременно направились в её сторону.

Сначала она сделала три выстрела в грудь своего отца, а затем перевела внимание на Крачфилда. Без тени сомнения она начинила его туловище тремя пулями. Воздух наполнился едким дымом и в комнате раздавалось эхо от её выстрелов.

Но никто из мужчин не остановился и даже не замедлил ход. Как такое возможно? Даже если на них были надеты бронежилеты, они должны были по меньшей мере пошатнуться.

В её пистолете больше не осталось патронов, но девушка всё равно нажимала на курок, не зная, что ещё можно сделать. Когда эти двое приблизились к ней с высоко поднятыми в руках ножами, она отбросила пистолет и заняла оборонительную позицию, полностью отдавая себе отчёт в том, насколько бесполезным было это действие. Потом она почувствовала сильные и резкие ножевые удары.


* * *

Жадно хватая ртом воздух, Джесси рывком села в своей кровати. Она была насквозь мокрой от пота и тяжело дышала. Осмотревшись по сторонам, девушка увидела, что была в комнате одна. Ставни на окнах, защищающие их от проникновения извне, были по-прежнему закрыты. Ручку входной двери её спальни всё ещё подпирал стул в качестве дополнительной меры предосторожности. Часы показывали 01:39.

Раздался тихий стук в дверь.

- С Вами там всё в порядке, мисс Хант? – спросил один из маршалов. – Я слышал какой-то шум.

- Мне просто приснился кошмар, - отозвалась она, не видя причины придумывать какое-то другое объяснение тому, что он, скорее всего, уже понял и сам.

- Хорошо. Дайте знать, если Вам что-то понадобится.

- Спасибо, - сказала она, слушая знакомый скрип половиц под ковром, когда он уходил.

Она опустила ноги на пол и какое-то время просто тихо сидела, позволяя своему сердцебиению вернуться к ритму, хоть отдаленно похожему на нормальный. Затем она встала и направилась в ванную комнату. Ей нужно было принять душ и сменить влажные простыни.

Когда она пересекала комнату, то не могла пройти мимо одного окна, на котором были слегка приоткрыты жалюзи, пропускающие внутрь немного света. Она могла поклясться, что видела чей-то силуэт в тени деревьев, растущих за бассейном. Даже уверив себя, что это мог быть ствол дерева или кто-то из маршалов, она всё равно чувствовала себя не в своей тарелке.

Где-то там на свободе разгуливало двое серийных убийц. И оба они искали её. Нельзя было игнорировать тот факт, что даже в полностью защищённом конспиративном доме со всей его охраной, она оставалась для них лёгкой добычей.


* * *

Габриель и Картер - её парень на одну ночь - вернулись домой около двух часов ночи. Оба они были немного пьяны, и ей пришлось снова напомнить ему говорить тише, чтобы не разбудить Клэр.

Они неуклюже пробирались по коридору, прежде чем добрались до её спальни, где слились в страстном поцелуе. Затем Габи отошла назад и одарила его своей фирменной улыбкой, всем видом демонстрируя посыл «иди сюда скорее». Он улыбнулся в ответ, хоть и не слишком охотно. Ей это понравилось. Мужчина был старше неё – ему было уже за сорок – и он мог контролировать свои желания лучше некоторых молодых студентов, с которыми она периодически встречалась.

Он был хорош собой и в какой-то степени напоминал ей некоторых друзей её отца, тех, кто украдкой пялился на неё, думая, что она этого не замечает. Он ждал, пока она снова его поцелует. Когда девушка решила не торопиться и немного подразнить его, чтобы посмотреть на его реакцию, он наконец-то заговорил.

- Прикольно здесь у тебя, - с насмешкой в голосе прошептал он.

«Если всё пойдёт, как надо, ты некоторое время будешь иметь возможность помогать мне оплачивать этот дом».

Ей удалось сохранить эту мысль при себе и ответить менее меркантильно:

- Спасибо. Здесь есть одна вещь, которую я особенно хочу тебе показать.

Кивком головы она указала на кровать.

- Ты предлагаешь мне проверить её на прочность? Думаю, это будет очень увлекательная часть экскурсии по твоему дому.

- Почему бы тебе пока не устроиться там поудобнее? Я быстро приму душ, приведу себя в порядок и присоединюсь к тебе.

Картер улыбнулся в знак согласия и подошёл к кровати. Пока он снимал обувь и начал расстёгивать рубашку, Габи направилась в ванную, которую они делили совместно с подругой. Она включила свет и, прежде чем закрыть за собою дверь, одарила мужчину соблазнительным взглядом.

Как только она оказалась внутри, то сразу подошла прямо к зеркалу. Прежде чем поправить макияж, она хотела проверить зубы. Беглым взглядом она осмотрела, не застряло ли между ними ничего. Она быстро прополоскала рот и уже готовилась ещё ярче выделить веки, когда заметила руку, свисающую с края ванны, стоящей позади неё.

Она с удивлением обернулась. Обычно в такое время Клэр не принимала ванну. Как правило, она валилась с ног сразу же, как только заходила домой, иногда даже не переодеваясь. Если она лежала в ванне при выключенном свете, это означало, что она, по всей видимости, абсолютно выбилась из сил.

Габи на носочках подошла к ванне, надеясь, что ей придётся иметь дело только с отрубившейся соседкой по квартире, а не с заблёванной ванной. Но как только она заглянула через край, то увидела, что дела обстояли намного хуже.

На Клэр была та же мини-юбка, в которой она выходила сегодня вечером. Она лежала в ванне лицом вверх с широко раскрытыми стеклянными глазами, залитыми кровью. Всё её лицо также было запятнано кровью, которая густым слоем растеклась по её волосам. Кровь была повсюду, и, похоже, она в основном струилась из её горла, которое было искромсано множественными глубокими колотыми ранами.

Габи уставилась на подругу и осознала, что кричит только тогда, когда рядом с ней появился Картер, встряхнул её за плечи и спросил, что случилось. Один взгляд на ванну прояснил для него ситуацию. В шоковом состоянии он отпрянул назад, а затем достал из кармана телефон.

- Выходи отсюда, - сказал он ей, схватив за руку и увлекая прочь от царящего перед ней ужаса. – Сядь на кровать. Я звоню в службу спасения.

Она перестала кричать и была благодарна ему за данные ей инструкции. Нетвёрдой походкой она добрела до кровати, села и уставилась в пол, хоть на самом деле ничего не видела перед глазами. На заднем фоне она слышала его голос, который казался ей отдалённым и каким-то дребезжащим.

- Я хочу сообщить об убийстве. У нас тут мёртвая женщина в ванной. Похоже, её зарезали.

Габи со всей силы зажмурила глаза, но это не помогло. Образ беспомощной и обмякшей Клэр, лежащей в ванне всего в нескольких шагах от неё, глубоко врезался в её сознание.

ГЛАВА 3

Этот маршал вёл себя, как настоящий ушлёпок. Всё, чего хотела Джесси – это просто немного пробежаться. Но он продолжал использовать фразу «это не рекомендуется», которая в действительности означала «это запрещено». Он указал на беговую дорожку в углу гостиной, как будто это могло удовлетворить все её потребности.

- Но мне нужно хоть немного свежего воздуха, - сказала она, отдавая себе отчёт в том, что ещё немного и может разрыдаться.

Маршал, которого она знала, как Мёрфа, был не самым болтливым парнем в мире, что не могло не расстраивать девушку, поскольку он был главным агентом, обеспечивающим её безопасность. Это был подтянутый парень невысокого роста со светло-каштановыми волосами, которые выглядели так, будто он стриг их каждую неделю, и казалось, он был бы вполне довольным, если бы ему вообще не приходилось разговаривать. Как будто подтверждая эту мысль, парень лишь кивнул ей в ответ, указывая на задний двор. Джесси пыталась вспомнить, был ли он среди маршалов, убитых в её ночном кошмаре, отчасти желая этого.

Правда заключалась в том, что Джесси была нужна не просто пробежка на свежем воздухе. Она хотела снова посетить местные больницы, чтобы узнать не поступал ли к ним кто-то, кто подходил бы под описание её отца после того, как её упрятали на конспиративной квартире. Её бывший напарник, детектив Райан Эрнандес должен был держать её в курсе событий. Но, поскольку в последнее время она не могла ни с кем связаться, включая и его тоже, она понятия не имела, преуспел ли он в этом деле.

Джесси была почти уверена, что маршал знал её истинные намерения, но от этого она раздражалась не меньше. Она просто сходила с ума, запертая в этом доме. И хоть девушка и знала, что её держат здесь для её же собственной защиты, она достигла предела своего терпения, особенно после вчерашнего кошмарного сна. Джесси решила, что так дальше продолжаться не может. И у неё был только один способ что-то изменить.

- Я хочу видеть капитана Декера, - твёрдо заявила она.

Маршал, по-видимому, не особо хотел реагировать на этот запрос, надеясь, что сможет игнорировать эту просьбу, как и все другие. Но, конечно же, ему бы это не удалось. Джесси не могла заставить их разрешить ей прогуляться или пройтись до продуктового магазина. Однако, если она обращалась с официальной просьбой о встрече со своим руководителем, и это было возможно организовать, они обязаны были это сделать.

Бросив сердитый взгляд, маршал медленно поднял руку и проговорил в устройство связи, расположенное на его запястье.

- Сойка просит разрешения на встречу. Жду дальнейших распоряжений.

Пока Джесси ждала ответа, она молчала, предпочитая не комментировать совсем непривлекательное кодовое имя, которое ей, очевидно, было присвоено.


* * *

Спустя полтора часа она уже сидела в небольшой комнате переговоров в тихом уголке центрального полицейского участка в центре Лос-Анжелеса, ожидая, пока к ней присоединится капитан Декер. Маршал по имени Мёрф, сопроводивший её в это место из дома, стоял в задней части комнаты, очевидно, всё ещё явно раздражённый необходимостью здесь находиться.

Добраться до места, известного как Центральный участок, было довольно непросто. После получения от Коркорана официального разрешения на встречу, нужно было собрать команду и выбрать маршрут. Многие детали были заранее спланированы, однако было необходимо выбрать и утвердить окончательный вариант.

Джесси было дано указание надеть парик и кепку, закрывающую глаза. Затем выехала машина, за рулём которой находился маршал Туми, а Мёрф сидел на пассажирском сидении. На некотором расстоянии от неё следовала вторая машина, внутри которой было ещё два агента. Два дополнительно выделенных агента остались в доме, чтобы поддерживать его безопасность.

Несмотря на то, что была только середина утра и дорожное движение было сравнительно свободным, учитывая все изменения, утверждённые на последних минутах и пересмотр маршрута движения, дорога заняла сорок пять минут. Прибыв в пункт назначения, машина заехала в гараж и им пришлось оставаться внутри до тех пор, пока она не прошла официальный досмотр двумя полицейскими с форме, которые понятия не имели, зачем они это делают, а просто соблюдали «приказы свыше».

Только после этого Джесси смогла зайти через боковой вход, всё ещё будучи в парике, кепке и дутой куртке, застёгнутой до самого воротника, чтобы скрыть размер девушки и спрятать шею, которая могла выдать её пол. Её останавливали в нескольких местах, пока коридоры не стали достаточно свободными, чтобы она могла безопасно по ним пройти.

Когда она наконец добралась до комнаты переговоров, к ней присоединился Мёрф, а Туми остался дежурить у двери. Так как Туми был ростом выше 190 сантиметров и весил точно около 100 килограммов, его голова была начисто выбрита, и он практически никогда не расставался со своим вечно хмурым выражением лица, Джесси сомневалась, что кто-нибудь попытается зайти в помещение без его разрешения. Один из оставшихся маршалов ждал на улице у входа из гаража в само здание, а четвёртый медленно объезжал здание на машине, высматривая всё, что могло показаться подозрительным.

Джесси подавила в себе чувство вины от того, что именно она была причиной всех этих действий. Она отдавала себе отчёт в том, что только что потратила несколько тысяч долларов налогоплательщиков на то, что на первый взгляд казалось лишь её капризом. Но на самом деле всё было гораздо серьёзнее. Если бы ей удалось убедить капитана Декера в целесообразности своего плана, цена этой короткой поездки окупилась бы сотни раз. Но для начала ей нужно правильно донести ему свои мысли.

- Знаете, - тихо сказал Мёрф из своего угла, заговорив в первый раз с того самого момента, как они вошли в комнату. – На самом деле мы пытаемся обеспечить Вашу безопасность. И Вам нет необходимости всё время противостоять и бороться с нами.

- Я не пытаюсь бороться с вами, - настойчиво сказала она. – Я пытаюсь помочь. И вопреки мнению Вашего начальства, в моих силах с этим справиться.

- Что Вы имеете в виду? – спросил он, когда открылась дверь и в комнату вошёл капитан Декер.

- Сейчас Вы всё узнаете, - пообещала Джесси.

Капитан Рой Декер пристально посмотрел на Джесси, он выглядел измотанным и раздражённым. Декеру ещё не было шестидесяти, но выглядел он гораздо старше. Он занимал должность начальника Центрального участка, был высоким и щуплым, а от полного облысения его отделяло наличие всего нескольких прядей волос. Его лицо было испещрено морщинами, образовавшимися за годы крайне напряжённой работы. Острый нос и пронзительный взгляд делали его похожим на хищную птицу, высматривающую добычу.

- Вы в порядке, капитан? – спросила Джесси. – Вы выглядите так, будто Вам пришлось бежать, чтобы попасть сюда.

- Когда слышишь, что профайлер твоего отдела, которая должна, по идее, скрываться, согласно правилам программы защиты свидетелей, находится прямо в коридоре твоего офиса, приходится слегка ускорять шаг. А теперь потрудитесь рассказать мне, что такого важного произошло, что я был вынужден прибыть в эту забытую Богом часть участка, где в воздухе больше асбеста, чем кислорода.

Краем глаза Джесси заметила, как Мёрф неловко переминался с ноги на ногу, и улыбнулась про себя. Он ещё не знал, что у Декера был дар использовать в речи громкие высказывания.

- Конечно же, сэр, я сейчас всё рассказу. Но прежде чем я это сделаю, могу я задать вопрос, как обстоят дела с поисками… да, в принципе, всех?

Декер тяжело вздохнул. На секунду показалось, что он так и не ответит. Но, в конце концов, он сел на стул напротив неё и заговорил.

- Не очень, на самом деле, - признался он. – Вам известно, что в первый же день мы поймали одного беглеца клиники – Джексона. Другого – Гимбэла – нам удалось арестовать спустя пару дней после побега. Но с тех пор, несмотря на десятки вызывающих доверие зацепок, мы не достигли успехов в поимке остальных двух парней, не говоря уже о Крачфилде и Кортезе.

- По Вашему мнению они все действуют заодно? – спросила Джесси, уже зная, что представители Службы Маршалов не разделяли такого мнения.

- Нет. Мы видели записи с камер наблюдения, где Стокс и Де-ла-Роза замечены возле больницы сразу после побега, и каждый из них действовал сам по себе. На записях мы не обнаружили следов Крачфилда и Кортеза, но, согласно рабочей версии расследования этого дела, они всё ещё вместе.

- Хмм, - произнесла Джесси. – Жаль, что у Вас нет такого сотрудника, который был знаком с обоими этими индивидами и мог бы предположить их возможную дальнейшую линию поведения.

Намеренно выбранный саркастический тон так и изливался из её уст. Декер не моргнул и глазом.

- Если бы этот сотрудник не был мишенью всех мужчин, с которыми она была знакома, мы могли бы использовать её знания во благо расследования, - ответил он.

 Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга, и никто из них не был намерен сдавать свои позиции. Джесси, наконец, смягчилась, решив, что для неё неразумно отталкивать от себя человека, чьё разрешение ей было необходимо.

- А что по поводу Ксандера Турмана? Есть какие-то успехи?

- Нет. Он полностью исчез из поля зрения.

- Даже учитывая все полученные им ранения?

- Мы проверяем все больницы, центры неотложной помощи и бесплатные клиники. Мы также разослали предупреждения даже ветеринарам. Но ничего не удалось выяснить.

- Тогда это означает одно их двух, - заключила Джесси. – Либо у него есть доступ к кому-то с медицинским образованием, либо кто-то из сотрудников перечисленных Вами учреждений врёт, так как, возможно, ему угрожают. Он никак не мог справиться с полученными травмами без посторонней помощи. Это нереально.

- Я в курсе, мисс Хант. Но на данный момент это вся информация, которая у нас есть.

- А что, если бы у Вас было больше данных? – спросила она.

- Что Вы имеете в виду? – уточнил Декер.

- Я знаю его образ действий так же, как и Крачфилда. Преступления, которые могут показаться большинству детективов ничем не примечательными, могут иметь некоторые характерные признаки, которые я могла бы соотнести с одним из наших парней. Если бы у меня была возможность просмотреть материалы свежих дел и изучить наиболее перспективные зацепки, возможно, нам бы улыбнулась удача.

Из глубины комнаты раздался голос Мёрфа:

- Это кажется неразумным.

Джесси была рада слышать это. Ничто так не раздражало Декера, как ничего не понимающие представители других отделов, вставляющие свои пять копеек. То, что её начальник посчитает, что маршал лезет не в своё дело, будет ей только на руку. Джесси сидела тихо, наблюдая за тем, как её босс нахмурился, позволяя событиям развиваться самим собой.

- Что конкретно Вы задумали? – спросил её Декер сквозь стиснутые зубы.

Джесси не стала ждать, пока он передумает.

- Я могу просмотреть дела о вооружённых нападениях и убийствах за последние несколько недель, чтобы отследить, нет ли в них совпадений по отличительным чертам действий одного из наших убийц. Если какое-то дело выявит подобные совпадения, я могла бы помочь в расследовании и поиске наиболее перспективных зацепок.

Декер сидел молча, вероятнее всего, обдумывая это предложение. Мёрф же, напротив, не стал молчать:

- Вы не можете серьёзно рассматривать это предложение после всех усилий, которые Служба Маршалов предприняла с целью обеспечения её безопасности на конспиративной квартире.

«Пожалуйста, продолжай спорить. Ты сам себе копаешь могилу», - подумала Джесси.

Декер, казалось, вёл внутреннюю борьбу с самим собой. Было ясно, что несмотря на его отношение к Мёрфу, он чувствовал, что слова этого маршала имели смысл. Но ей также было понятно, что на её начальника влияла и другая мысль, которую Джесси не могла отследить.

- Вот что я скажу, - наконец произнёс он. – Как я уже упоминал, у нас много потенциальных зацепок, возможно, даже слишком много. Просто попытаться отфильтровать их и отсеять ненужные – это уже довольно сложная задача. Мы привлекли к расследованию ведомство шерифа и другие соседние полицейские участки. Даже местное ФБР выделило нам нескольких агентов по делам, которые они считают важными. А сейчас мы занимаемся такой ерундой. Не похоже, чтобы все остальные преступники ушли в отпуск только потому, что у нас на свободе гуляет ещё пять психов. Два дня назад мы столкнулись с преступными действиями одной банды. Кто-то оставляет иглы для подкожных инъекций на местных игровых площадках. Ваш старый приятель детектив Эрнандес занимается тройным убийством, которое привело его сегодня в каньон Топанга. И, кстати, у нас идёт вторая неделя массовой вспышки кори.

- Что Вы говорите, капитан? – спросил Мёрф. Впервые ей показалось, что она почувствовала в его голосе готовность смириться с обстоятельствами.

Декер наконец раскрыл секрет, который он хранил до этого момента.

- На самом деле есть одно дело, которое поступило сегодня ночью, и в расследовании которого, я думаю, Вы могли бы помочь, Хант. Это произошло в Студио-Сити, поэтому его ведёт участок Северного Голливуда. Но к этому делу проявило интерес ФБР и поручило своему агенту разобраться в нём. Я подумываю о том, чтобы поставить Вас в качестве его напарника.

- А что за дело? – спросила Джесси, пытаясь сохранить ровный темп голоса несмотря на растущее внутри волнение.

- Убийство ударами ножа – довольно изуверское. Ни мотива, ни подозреваемых пока не выявлено. Но оба Ваших парня большие поклонники ножей, не так ли?

- Так и есть, - согласилась она.

- Возможно, эти дела абсолютно не связаны между собой, - признал он. – Но это первое нападение, которое пришло мне на ум и которое может соответствовать профилю.

- Так Вы приняли решение разрешить ей участвовать в этом расследовании? – спросил Мёрф, хоть уже и знал, каким будет ответ.

- Что ж, я полагаю, что с агентом ФБР в качестве напарника и несколькими федеральными маршалами, присматривающими за ней, она должна быть в безопасности. Или я ошибаюсь?

- Капитан Декер, - нейтральным голосом ответил Мёрф, - согласно общей точке зрения Службы, ни один из субъектов, находящихся под охраной, не может гарантировано быть в полной безопасности. И по моему собственному мнению, разрешать ей принимать участие в расследовании убийства, которое, возможно, было совершено одним из тех самых людей, от которых мы пытаемся её защитить, было бы в высшей степени небезопасно.

- Однако, - вмешалась Джесси, наконец готовая предъявить козырь, который держала в рукаве, - это на самом деле ненамного хуже, чем бездействовать. Я нахожусь под охраной на протяжении уже почти двух недель. Но никто не сумел раздобыть никакой дополнительной информации о мужчинах, преследующих меня, и тем самым повлиять на развитие событий. На это тратятся деньги из городского бюджета, привлекаются сотрудники департамента управления полиции Лос-Анжелеса, тратятся резервы Службы Маршалов, которые и так ограничены, и всему этому не видно конца и края. Принимая во внимание то, как развиваются события, мне действительно, возможно, потребуется сменить личность… уже во второй раз в моей жизни!

- Мы видим это по-другому, - начал было говорить Мёрф.

- Пожалуйста, маршал, позвольте мне закончить, - сказала она, и на этот раз в её голосе не было ни малейшего следа злобы или дерзости. – Этому надо положить конец. Каждую ночь мне снятся кошмары, что люди, которые меня охраняют, мертвы. Я подпрыгиваю от каждого неожиданного звука и вздрагиваю, замечая внезапное движение. В этом доме я чувствую себя пленницей, несмотря на то, что не сделала ничего плохого. Я не хочу так жить. Я, скорее, хотела бы попытаться поймать этих парней и умереть, чем провести остаток дней в постоянном страхе. Я обладаю достаточными навыками и владею необходимой информацией для того, чтобы найти обоих мужчин, причинивших мне вред. Позвольте мне воспользоваться этим. Это не просто моя неразумная прихоть.

Декер и Мёрф обменялись взглядами. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем маршал заговорил.

- Я могу решить вопрос с Коркораном, - произнёс он уже гораздо более мягким голосом, прежде чем добавить, - если Вы согласитесь на определённые условия.

- Какие условия? – спросила Джесси, хоть в тот момент была готова согласиться на всё, что угодно.

- За Вами всегда будет следовать охрана, и Вы не будете предпринимать никаких попыток скрыться от нас. Вы будете продолжать ночевать на конспиративной квартире. Вы соглашаетесь на все меры предосторожности во время Вашего расследования, даже на те, которые можете посчитать чрезмерными. Вы соглашаетесь с мнением маршалов по поводу Ваших действий во время расследования, не важно, насколько излишне осторожными Вы их сочтёте. Если мы скажем уходить - Вы уйдёте, не задавая лишних вопросов. Вы согласны с этими условиями, мисс Хант?

- Я согласна, - без колебаний сказала она, и было неважно, планировала ли она следовать этим предписаниям или нет.

- В таком случае, после получения разрешения моего начальника, Вы можете приступать к новому делу.

Джесси посмотрела на Декера, который, казалось, изо всех сил пытался сдержать усмешку.

- Не хотели бы Вы познакомиться с Вашим новым временным напарником? – спросил он.

ГЛАВА 4

Джесси не была впечатлена.

Временно прикомандированный к участку для расследования дела по убийству с нанесением ножевых ранений агент ФБР выглядел как старый запасной бейсболист, которого выставили на поле, поскольку все игроки основного состава получили травмы. Когда она подходила к нему, чтобы познакомиться, Джесси заметила, что у парня, которому на вид было где-то около сорока лет, было довольно внушительное брюшко, как для агента ФБР.

Кроме того, его волосы - непривычно длинные и растрёпанные, были уже почти полностью седыми. Его обветренное лицо и солёный запах, исходящий от его тела, указывали на то, что он проводил больше времени, занимаясь сёрфингом, чем участием в практических операциях. Воротник его пиджака был изрядно изношен, а галстук просто свободно болтался на шее. И несмотря на то, что было только утро, он уже успел поставить достаточное количество пятен от еды на своих широких брюках.

- Джек Долан, - представился он, протягивая руку, когда подошла Джесси и больше ничего не сказал в качестве приветствия.

- Джесси Хант, - сказала она, стараясь не содрогнуться от силы его рукопожатия.

- Ах, да. Пресловутый профайлер, она же дочь серийного убийцы, она же заклинательница психопатов, которая прячется от мужчин, которые рыщут в ночи.

- Именно так и написано на моей визитной карточке, - язвительно ответила Джесси, не в восторге от излишней самонадеянности, которую этот парень ей сразу же продемонстрировал.

- Агент Долан, - вмешался в разговор Декер, прерывая этот обмен колкостями, - поскольку дело об убийстве в Студио-Сити имеет ряд возможных совпадений с методами действий Ксандера Турмана и Болтона Крачфилда, мы приняли решение, что мисс Хант должна к Вам присоединиться, чтобы оценить вероятность причастия к нему одного из них.

Долан посмотрел на Декера, затем на Джесси, и, наконец, на Мёрфа.

- Итак, - сказал он, явно смутившись. – Теперь я должен с ней нянчиться? Или назовём это работой в паре?

Джесси открыла рот, не зная точно, что собирается сказать, кроме как выругаться. Но до того, как она успела сказать хотя бы слово, в разговор вступил Декер.

- Считайте её своим напарником на время расследования этого дела. А я полагаю, что прикрывать напарника входит в Ваши обязанности, агент Долан. Так что, нет никакой разницы.

Долан держал язык за зубами. Краем глаза Джесси увидела, как Мёрф сдерживает ухмылку. Она развернулась к Декеру.

- Могу я поговорить с Вами наедине? – спросила она.

Он кивнул, и они приготовились выйти в коридор.

- Подождите, - сказал Мёрф. – Мы с агентом выйдем на улицу. А вы можете поговорить здесь. Чем меньше людей вас увидит, тем лучше.

После того как они ушли, Джесси с яростным блеском в глазах повернулась к Декеру.

- Это какое-то наказание? Поэтому Вы ставите меня в пару к этому парню? Вы не можете просто снять Эрнандеса с дела, над которым он работает, и поставить меня в одну команду с ним?

- Детектив Эрнандес сейчас недоступен, - кратко ответил он. – Мы не «снимаем» детективов с дел о тройном убийстве только для того, чтобы удовлетворить прихоти других сотрудников. Так что, Вам не стоит ждать, что он объявится в ближайшее время. А если это произойдёт, это будет значить, что он не выполняет свою работу. Кроме того, Долан более чем подходящая кандидатура для расследования этого дела. Это именно тот агент, которого нам предоставило Бюро. Так что, постарайтесь найти способ сработаться с ним. В противном случае Вы можете вернуться на конспиративную квартиру. Это Вам решать, Хант.


* * *

Дорога до Студио-Сити была особенно некомфортной.

Долан явно был не рад тому факту, что ему приходилось ехать на заднем сидении седана, за рулём которого был федеральный маршал. Мёрф и Туми тоже были не в восторге от того, что им пришлось выполнять роль водителей двух ворчливых детективов. А Джесси вообще всё раздражало.

Несмотря на то, что сказал Декер, она действительно чувствовала себя в этой машине будто среди трёх нянек, и ещё двоих в машине, следующей за ними. Её «напарник», видимо, считал её участие в этом деле чисто символическим. А маршалы, очевидно, были возмущены тем, что им приходилось выступать в роли высококвалифицированных лакеев. К тому времени, когда они добрались до места преступления, все уже были на взводе.

Туми без труда нашёл нужное место. Это был очаровательный одноэтажный дом в испанском стиле, который был опечатан жёлтой лентой и вокруг которого было припарковано полдюжины полицейских машин. Там также было два фургона телевизионщиков. Туми проехал мимо всех них и припарковался на полквартала ниже – в месте, где их никто не увидит.

- Как будем действовать? – спросил он остальных. – Мы не можем допустить, чтобы кто-нибудь увидел, как Хант входит в этот дом. Если это дело рук Турмана или Крачфилда, они будут пристально следить за тем, не появилась ли она здесь. А даже, если они и не имеют к этому никакого отношения, мы бы не хотели, чтобы её лицо всплыло в новостях.

Джесси какое-то время подождала, чтобы посмотреть, предложит ли кто-нибудь из присутствующих очевидное решение. Когда никто этого не сделал, она заговорила:

- Поверните назад, - проинструктировала она. – Там нет подъездной дороги. А это означает, что со стороны переулка можно заехать прямо в гараж. У телевизионщиков нет туда доступа, и они в любом случае не смогут развернуть там свои широкие фургоны. Таким образом, у нас будет возможность войти внутрь, не попадаясь в объектив ни одной из камер.

Похоже, ни у кого не было никаких возражений, поэтому Туми снова завёл машину и сделал так, как сказала Джесси. Он передал информацию по радиосвязи другим маршалам, сообщая их план и порекомендовал им остаться на главной улице.

Вне всяких сомнений, узкий заезд из переулка был заблокирован патрульными машинами с обеих сторон. Они остановили свою машину и вышли. Мёрф и Долан предъявили свои значки ближайшему офицеру, пропустившему их, не проверяя удостоверения ни у Туми, ни у Джесси, которые не хотели никому раскрывать её личность, даже сотруднику полиции.

Они прошли через задние ворота и поднялись по ступенькам крыльца до входа, где уже другой полицейский попросил предъявить удостоверения личности. Он не хотел никого пропускать, не проверив каждое из них. Но Долан наклонился и прошептал ему что-то, чего Джесси не расслышала, затем полицейский кивнул и отступил, пропуская их вперёд.

Когда они зашли в дом, Джесси попыталась заглушить воспоминания об утренних конфликтах и сосредоточиться на своём окружении. Сейчас она расследовала преступление и жертва, кем бы она ни была, заслуживала её полного внимания.

Задняя дверь вела на кухню, которая оказалась достаточно современной, хорошо оснащённой последними приборами и приспособлениями. По правде говоря, тут всё выглядело настолько нетронутым, что она сделала предположение, что в течение последних шести месяцев здесь был сделан ремонт. Что-то здесь напомнило ей новоиспечённые кварталы McMansion, заселённые всеми этими богатенькими парочками из Ориндж-Каунти, где она тоже успела недолго пожить до того, как узнала, что её теперь уже бывший муж, Кайл Восс, был жестоким социопатом.

- Кто здесь живёт, - произнесла она, не адресуя этот вопрос никому конкретно.

Молодо выглядящий светловолосый полицейский в форме, который стоял в углу, услышал её и подошёл.

- Я думал, детективы уже закончили свою работу, - сказал он.

- Им на помощь пришло ФБР, - первым выступил Долан, показывая свой значок и рассматривая бейдж с именем парня. – Что Вы можете сказать нам, офицер Мартин?

- Да, сэр, - ответил Мартин. – Этот дом снимали две женщины. Габриель Канту и Клэр Стэнтон. Жертвой стала Стэнтон. Ей было двадцать три года. Её тело было обнаружено сегодня рано утром Канту и её приятелем.

- Где сейчас Канту? – спросила Джесси.

- На квартире у своего приятеля, - ответил офицер Мартин. – Он живёт прямо за холмом на Малхолланд Драйв. У неё нет никого из родственников в городе, так что он разрешил ей остаться у него, пока она не придёт в себя. Очевидно, ей будет явно некомфортно возвращаться сюда в ближайшее время.

- Где нашли тело Стэнтон? – спросил Долан.

- В ванной, - сказал Мартин. – Я покажу вам.

Пока он проводил их по коридору, Джесси заметила, что маршалы Мёрф и Туми держались на расстоянии. Они, казалось, не были заинтересованы деталями этого дела, а, скорее, наблюдали за остальными здесь присутствующими людьми: полицейскими, экспертами-криминалистами, работающими на месте преступления. Даже в здании, полном представителей правоохранительных органов, каждый человек считался потенциальной угрозой для охраняемого ими человека – в данном случае, для неё.

Она задалась вопросом, чем занимались Габриель и Клэр, что могли позволить себе арендовать такое жильё в свои двадцать с небольшим лет. Она предположила, что они могли работать в одной из респектабельных юридических фирм.

Но весь её предыдущий опыт, полученный на этой работе, говорил ей, что, вероятнее всего, они были моделями или содержанками. Также они могли быть актрисами. И хотя это был стереотип, но тот факт, что они жили в долине Сан-Фернандо, увеличивал вероятность того, что они были связаны с индустрией развлечений для взрослых.

В гостиной стоял телевизор с большим экраном и колонками объемного звучания, также там были кожаные диваны и бар. Когда они направились по коридору к спальням, Джесси заметила, что ей особо не о чем здесь говорить. Тут было несколько игрушек и предметов технического оснащения, но не было ничего, что бы свидетельствовало о том, что жители этого дома вкладывали в него долгосрочные инвестиции.

Когда они подошли к первой спальне, офицер Мартин остановился.

- Это была комната Клэр Стэнтон, - сказал он. – Ванная совмещена со спальней другой девушки. Именно так та её и обнаружила. Тело Стэнтон лежало прямо в ванне.

- Криминалисты там уже закончили? – спросила Джесси. – Ничего, если мы войдём?

- Да, проходите. Тело уже увезли. Я могу попросить, чтобы Вам прислали фото, если хотите.

- Я была бы Вам очень благодарна, - сказала Джесси, входя в ванную комнату.

Несмотря на то, что тело уже увезли, следы резни были налицо. В то время как остальная часть комнаты выглядела нетронутой, сама ванна, на старый манер отдельно стоящая в центре комнаты, была залита кровью, большая часть которой образовала вязкую тёмную лужу рядом со сливом.

Пока Джесси изучала место преступления, криминалисты прислали фотографии ей на телефон. Она открыла их, пока Долан, получивший такое же сообщение, делал то же самое.

На первом крупном плане было видно тело Клэр Стэнтон, лежащее лицом вверх, с вытянутой рукой, свисающей с края ванны. Её глаза были открыты, а из ран на шее струилась кровь, заливая грудь и большую часть лица.

Даже несмотря на это, Джесси могла сказать, что девушка была красивой, более того, она была гораздо красивее сотни других девушек, толпами приезжающих покорять Голливуд. Она была хрупкой блондинкой со стройными загорелыми ногами и выглядела как капитан группы поддержки престижного университета.

На следующих фотографиях были изображены крупные планы её шеи и нанесённые ранения. Трудно было с уверенностью утверждать, но при первом взгляде на эти раны можно было сказать, что их края были слишком неровными и грубыми как для ран, нанесённых большинством типов ножей. Если бы Джесси пришлось высказывать свои предположения, она бы сказала, что это похоже на повреждения, полученные отвёрткой или…

- Ключи, - сказал Долан.

- Что? – спросил офицер Мартин, стоящий в углу комнаты.

- Эти раны на её шее – они выглядят так, будто кто-то прокалывал её длинными ключами. У криминалистов были какие-то догадки?

- Меня не было рядом, когда они оценивали место преступления, агент, - признался он.

- Думаю, ты прав, - сказала Джесси. – Следы проколов выглядят так, будто удары были нанесены под разным углом и имеют разную глубину, почти как в случае, если бы нападавший сжимал в руке связку ключей и одновременно вонзал их все в шею девушки.

- Не знал, что тебя учили анализировать место преступления, - сказал Долан, скептически подняв глаза.

- А меня этому и не учили. Но я хорошо натренировалась видеть то, что находится прямо передо мной, - парировала она. – А также, у меня есть некоторый опыт, связанный с нападениями с ножом. А что ещё более важно, так это то, что я хорошо разбираюсь в психологии поведения. И основываясь на предварительных сведениях, я бы сказала, что мы, скорее всего, имеем дело с преступлением на почве ревности, а не с заранее спланированным нападением.

- Почему ты так думаешь? – спросил Долан, не вступая в спор.

- Трудно представить, что если бы кто-то планировал заранее совершить убийство, то он выбрал бы именно ключи в качестве оружия и метода нападения. Это слишком неаккуратно и не совсем оправдано с точки зрения эффективности. Больше похоже на импровизацию.

- Преступление на почве ревности? – насмешливо повторил Долан.

- Это клише, но да - так и есть.

- Это не очень-то подтверждает мысль о причастности к этому делу Крачфилда или Турмана, - заметил он. – Насколько я понимаю, они оба довольно педантичные ребята.

- Я согласна, что этот факт уменьшает такую вероятность.

- Когда поступил звонок? – спросил Долан, переводя внимание на офицера Мартина.

- Чуть позже двух часов ночи. Канту со своим приятелем возвращались после ночного свидания. Она зашла в ванную и обнаружила там свою соседку по комнате. Её парень, по имени Картер Харрингтон, позвонил в службу спасения.

Долан со скучным видом ещё несколько секунд потратил на то, чтобы обойти ванную комнату.

- Думаю, что мы узнали здесь всё, что могли в настоящий момент, - сказал он, оборачиваясь к Джесси. – Что ты скажешь о том, чтобы навестить Габриель Канту и посмотреть, сможет ли она хоть немного помочь нам разобраться в этом деле?

Джесси кивнула. Она чувствовала, как он торопится продвинуться дальше в расследовании этого дела. Если оно не было связано ни с одним из их знаменитых серийных убийц, он явно хотел установить это как можно скорее, чтобы иметь возможность бросить это дело, и её вместе с ним.

Несмотря на то, что подобное поведение не казалось ей нормальной реакцией агента, Джесси навряд ли могла его в этом винить. Он охотился за серийными маньяками, и ему некогда было заниматься жертвами убийства, совершённого в результате нанесения неуклюжих ножевых ранений. И хотя Джесси не хотела этого признавать, она разделяла его мнение.

ГЛАВА 5

Чем бы ни зарабатывал себе на жизнь парень Габриель – Картер Харрингтон, его работа хорошо оплачивалась. Отчёт, который Джесси читала по пути, гласил, что он был «рыночным инвестором», а такая формулировка может подразумевать под собой всё, что угодно. Его охраняемый особняк на Брайар Саммит Драйв, совсем недалеко от Манхолланд Драйв представлял собой трёхэтажное здание с видом одновременно на долину Сан-Фернандо и западную часть Лос-Анжелеса. Когда они подъехали, машина с Джесси, Доланом, Мёрфом и Туми медленно проследовала вдоль длинной подъездной дороги к парковочной площадке перед самим домом. Остальные маршалы остались ждать в своём автомобиле за пределами усадьбы.

Картер Харрингтон вышел, чтобы их встретить. На вид ему было за сорок, в волосах уже была проседь, и он имел достаточно подтянутое телосложение, что говорило о том, что у этого мужчины было достаточно времени для тренировок в спортзале. Харрингтон был одет в рубашку-поло, тёмные брюки и сандалии. Он улыбался, но его красные мутные глаза выдавали, что он не спал всю ночь.

- Картер Харрингтон, - представился он, протягивая руку сначала Джесси, а затем и Долану. – Жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах.

- Конечно, - сказала Джесси. – Меня зовут Джесси Хант, я из департамента полиции Лос-Анжелеса, а это Джек Долан из ФБР. Спасибо, что так быстро согласились побеседовать с нами.

- Из ФБР? – переспросил Харрингтон, явно удивившись. – А как насчёт детективов, с которыми я разговаривал в доме?

- О, они по-прежнему являются основной группой по расследованию этого дела, - не раздумывая сказал Долан. – Но мы бы хотели рассмотреть его в нескольких юрисдикциях. Это довольно распространённая практика.

Харрингтона, похоже, устроил такой ответ, хотя, по мнению Джесси, он был абсолютно бессмысленным, и именно поэтому, скорее всего, Долан так и сказал.

- А где мисс Канту? – спросила она.

- А, да, - сказал он, как будто вспомнив, по какой причине они вообще встретились. – Габи в комнате, смотрит телевизор. Она приняла антидепрессанты, чтобы успокоить нервы, но уснуть ей не удалось. Вы пришли как раз вовремя. Она ещё не спит, но уже немного успокоилась.

- Отлично, - сказал Долан. – Может быть, пока мы идём к ней, Вы расскажите нам свою версию развития событий.

- Конечно, - согласился Харрингтон, прежде чем заметил, что за ними последовал только Мёрф, а Туми остался возле машины.

-  А что там случилось с Вашим другом? – спросил он.

- О, он здесь для моральной поддержки, - с самым серьёзным видом сказал Долан. – Не обращайте внимания ни на него, ни на второго парня. Расследованием занимаемся мы с Хант.

- Хорошо, - сказал Харрингтон, ведя их в дом и не вникая в подробности, хоть он и был явно озадачен всей этой ситуацией.

- Итак, - сказала Джесси, пытаясь перейти ближе к делу. – Что Вы делали в доме жертвы прошлой ночью?

- А, да. Это, - сказал он, внезапно почувствовав себя некомфортно, пока шёл перед ними по вымощенному деревом коридору. – Той ночью я был с Габи. Это было наше первое свидание, и мы ходили потанцевать в нескольких клубах. После этого она пригласила меня к себе, и я, конечно же, согласился. Я… устраивался в её комнате, пока она на минуту вышла в ванную. Вдруг я услышал, как она кричит и вбежал. Я обнаружил там то, что впоследствии обнаружили и Ваши коллеги. В ванной лежало тело её соседки по дому. Я сразу же вызвал службу спасения. Мы вышли в гостиную и оставались там до тех пор, пока не приехала помощь.

- Вы никогда не встречали Клэр раньше? – спросил Долан.

Харрингтон остановился у входа в большую комнату, в которой, по мнению Джесси, должна была находиться Габриель. Она слышала на заднем фоне звук работающего телевизора.

- Нет. Я даже не знал, что у Габи есть соседка по комнате. Как я уже сказал, это было наше первое свидание. До этого мы только переписывались и разговаривали по телефону.

- А как Вы познакомились с Габи? – спросила Джесси, стараясь звучать как можно более непринуждённо.

- На сайте знакомств, - просто ответил он.

«А Ваша жена в курсе?», - подумала девушка про себя.

Джесси очень хотелось задать этот вопрос вслух, но она решила пока приберечь его на потом. След от кольца на безымянном пальце предполагал, что он либо совсем недавно развёлся, либо снял его по такому случаю.

- Может Вы предупредите её о нашем приходе? – спросил Долан. – Мы не хотим напугать её вот так вот сразу же заявившись.

- Конечно, - сказал Харрингтон, провожая их в просторную комнату со сводчатым потолком и стеклянными окнами от пола до потолка.

- Габи, - сказал он твёрдым, но нежным голосом. – Тут несколько ребят пришли поговорить с тобой.

Женщина, лежащая на тахте, подняла голову. Хоть она и выглядела измотанной, и глаза её были красными, поскольку, как могла предположить Джесси, она несколько часов подряд проплакала, она всё ещё выглядела просто сногсшибательно. Габриель обладала более экзотической и знойной внешностью, чем типичный американский типаж Клэр, у девушки были длинные тёмные волосы, ниспадающие на плечи. Когда она приподнялась, Джесси заметила, что у неё было такое сладострастное тело, что кто-то вроде Картера Харрингтона мог запросто ради него спрятать своё обручальное кольцо.

- Кто эти люди? – спросила она полунапуганным, полудерзким тоном.

- Габи, меня зовут Джесси, -  взяв на себя инициативу, мягко ответила Хант. – А это Джек. Мы работаем в команде, расследующей вчерашнее происшествие. Мы в курсе, что ты уже отвечала на некоторые вопросы наших коллег, но мы бы хотели тоже уточнить кое-что. Как ты думаешь, ты готова к этому?

- Думаю, да, - неохотно ответила Габи.

- Спасибо, - сказала Джесси, затем она подошла ближе и села на ближайший к тахте диван. – Мы постараемся не задерживать тебя надолго. Я понимаю, что ты, должно быть, едва держишься на ногах.

Габи кивнула, а затем посмотрела в угол комнаты.

- Кто это? – спросила она, указывая на федерального маршала, который расположился между входом в комнату и коридором, который они только что миновали.

- Это Мёрф, - сказала Джесси. – Он не особенно разговорчив. Но очень умён. Мёрф будет слушать по большей части. Вопросы задавать будем мы с Джеком. Почему бы тебе тоже не присесть, Джек?

Она устремила на Долана свой лучший взгляд в стиле «сядь уже – ты её пугаешь». Он, похоже, понял намёк и последовал её совету.

- Итак, давай начнём вот с чего, Габи, - начала Джесси. – Ты не знаешь, не угрожал ли кто-нибудь Клэр в последнее время? Может, кто-то из бывших  или коллег по работе, с которыми она была в ссоре?

Какое-то время Габи сидела молча, пытаясь вспомнить.

- Не то чтобы я могла вспомнить об этом, - наконец произнесла она. – Она была милашкой. На неё вообще тяжело было злиться.

- Неужели, - настаивала Джесси. – Такой симпатичной девушке, как она, наверняка постоянно приходилось иметь дело с необходимостью разбивать мечты некоторых своих почитателей.

- Может быть. Думаю, да. Но она была мастером лёгкого разрыва отношений. Вот буквально вчера я слышала, как она по телефону объясняла кому-то, что они больше не могут встречаться. И делала это она действительно очень мягко.

- Что ж, тогда недавно она всё-таки вступала с кем-то в конфликт? – заметил Долан.

- О, я думаю, да, - сказала Габи, и, казалось, она только сейчас поняла, что тот звонок соответствовал описанию, о котором ранее говорила Джесси.

- А с кем она говорила? – быстро спросила Джесси, не желая допустить того, чтобы атмосфера их общения приобрела обвинительные тона.

- Я не знаю. Голос на обратном конце трубки был достаточно громким. Но я была в другой комнате. Я не хотела, чтобы Клэр знала, что я слушаю её разговор. А разве вы, ребята, не можете отследить подобные вещи?

- Конечно, мы можем, Габи, - спокойном голосом сказала Джесси. – Что ещё ты можешь рассказать нам о вчерашней ночи?

- Я уже говорила остальным детективам про свидание, которое у неё было той ночью. Обычно все подробности она хранила у себя в телефоне.

- Возможно ли, что она пригласила домой парня, с которым ходила на свидание, как ты Картера? – спросила Джесси.

- Сомневаюсь, - сказала Габи, поудобнее располагаясь на тахте. Было похоже, что она вот-вот совсем раскиснет.

- Почему? – спросила Джесси.

- Она предпочитала не водить парней в наш дом. Когда она была… расположена к продолжению вечера, то обычно сама ездила к ним. Ей не нравилось, когда люди знали, где именно она живёт. Знаете, у неё был некоторый неприятный опыт, связанный с этим.

- Вообще-то, - слегка раздражённо произнёс Долан, - мы не знаем. Но это похоже именно на то, что мы ищем. Можете назвать нам какие-то имена?

- Никто не приходит в голову, - сказала Габи, не осознавая тот факт, что она уже неоднократно сама себе противоречила. – Я правда не следила за её парнями, по крайней мере, пока она не упоминала одно и то же имя несколько раз. Я считала, что раз это было не настолько важно для неё самой, то мне тем более не стоит забивать этим свою память.

У Джесси возникло такое чувство, будто у этих двух девушек было так много свиданий, что отслеживать имена всех парней было не такой уж и простой задачей. Она посмотрела на Картера Харрингтона, который неловко переминался с ноги на ногу, как будто разговор принимал тот оборот, которого он хотел бы избежать. Пока Джесси обдумывала, когда начать переходить к этой самой части их разговора, Долан заговорил первым.

- Мисс Канту, - сказал он, отбросив всякие попытки смягчить тон, - совершенно очевидно, что Вы нам чего-то не договариваете. Не знаю, в курсе ли Вы, но дача ложных показаний федеральному агенту является преступлением.

У Джесси сжалось сердце. Девушка уже и так была в нестабильном эмоциональном состоянии и угрожать ей казалось контрпродуктивным.

- Но я не вру… - начала было настаивать Габи.

Долан прервал её:

- Даже Ваше утверждение о том, что Вы не лжёте, может быть трактовано, как ложь, - заметил он. – Совершенно очевидно, что с Вашими с Клэр свиданиями что-то не так, и Вы предпочитаете не распространяться на этот счёт. Я понимаю. Вы хотите избежать каких-то обвинений. Но вот в чём дело, мы всё равно всё выясним. Вопрос заключается только в том, насколько быстро это произойдёт и окажите ли Вы нам в этом содействие. Если это произойдёт раньше и с Вашей помощью, мы сможем, в свою очередь, также оказать Вам услугу. А если позже и без Вашего участия, наша линия поведения может быть очень жёсткой.

 Габи выглядела напуганной. Джесси попыталась немного смягчить ситуацию, не посягая при этом на авторитет Долана. Она решила не играть в доброго полицейского, а, скорее, просто быть чуть менее злым.

- Габи, твоя помощь сейчас либо поможет нам поймать того, кто сделал это с Клэр, либо нет. Каждая секунда, которую мы проводим в неведении, это ещё одна секунда, когда её убийце удаётся скрывать свою причастность и заметать следы. Ты ведь не хочешь брать на себя такую ответственность, правда ведь?

Девушка покачала головой.

- А также, полагаю, Вы не хотите, чтобы Вам предъявили обвинения в препятствовании федеральному расследованию, - с усилием добавил Долан.

- Нет, - прошептала Габи.

- Тогда давайте всё выясним, - настаивал он.

- Мы не нарушали никаких законов, - жалобно настаивала она. – Мы просто… встречались со многими парнями. По большей части старшими по возрасту, иногда с женатыми.

- Вы оказывали услуги эскорта? – спросил Долан, отказываясь подбирать слова.

- Нет, - категорично возразила она. – Мы просто разрешали им покупать нам разные вещи. Время от времени нам удаётся сорвать джек-пот и один из них становится… Вы когда-нибудь слышали такое понятие как «папик»?

- Да, - сказал Долан, на этот раз сохранив снисходительный тон своего голоса.

- Что ж, именно к этому мы и стремились, - произнесла она, прежде чем развернуться к Харрингтону и добавить, - без обид.

- Поверь мне, - сказала Джесси, - ничего из этого его не шокирует. Он знал, на что подписывается. Продолжай.

- Итак, когда кто-то из нас находил папика, он обычно соглашался нам помогать оплачивать жильё и другие расходы. Иногда это длилось несколько недель. А иногда и несколько месяцев. Мы обычно быстро меняли парней. Но иногда это перерастало во что-то более серьёзное. Тогда одна из нас на какое-то время могла стать своего рода «профессиональной любовницей». В конце концов, когда нам уже становилось скучно, мы прекращали эти отношения. А скучно нам становилось почти всегда. Иногда отношения заканчивали мужчины, обычно, когда думали, что их жёны могут разоблачить их.

- А как об этом могли узнать их жёны? – спросила Джесси, предчувствуя, каким будет ответ. – И помни, что агент Долан сказал о лжесвидетельстве ФБР.

- Мы с Клэр могли сказать парню, что его жене стоит знать правду. Обычно это их отпугивало. Иногда они давали нам за молчание ещё немного денег.

- Это называется вымогательством, - заметил Долан.

- Что это? – спросила Габи, демонстрируя свою невежественность.

- Вы не хотели поддерживать с ними отношения? – быстро спросила Джесси, объяснив девушке суть, не желая снова спровоцировать возникновение второстепенных вопросов. – Может вы с Клэр действительно думали, что эти мужчины могут развестись с жёнами ради вас?

- Вы смеётесь? – спросила Габи, и её вопрос прозвучал практически оскорблённым тоном. – Мне двадцать три года. Я ещё не готова заводить семью. А так я имею возможность пользоваться всеми привилегиями, при этом веселиться, и не находиться ни на чьей привязи. Весь смысл этого в том, чтобы иметь возможность развлекаться, не прикладывая к этому слишком много усилий. Я имею в виду, что, может быть, и заведу семью, когда стану старше, ближе к двадцать шести или около того. Но прямо сейчас я хочу просто хорошо проводить время.

В комнате повисло долгое молчание. Казалось, никто не знал, как отреагировать на этот поток голой правды. У Джесси не укладывалось в голове, что, по мнению Габи, возраст, близкий к тридцати, уже считался немолодым.

- Как вы находили этих ребят? – ей наконец удалось спросить.

- Есть один сайт. Он называется «Взгляд любви». Он помогает богатым мужчинам постарше встречаться с дружественно настроенными молоденькими девушками. То, что происходит потом – это уже дело каждого.

- Потом на этом сайте ты создаешь свой профиль? – давила на неё Джесси.

- Да, так мужчины и находят девушек того типажа, который их интересует. И это позволяет сайту проверять безопасность этих мужчин.

Джесси и Долан посмотрели на Харрингтона, который отошёл в угол комнаты и смотрел в одно из огромных окон, выходящих на Санта-Монику.

- Вы тоже проходили через подобную проверку? – спросил его Долан.

Харрингтон развернулся, глубоко вздохнул и снова к ним присоединился.

- Да, - признался он.

- Вам не доставлял беспокойство тот факт, что у этого сайта была информация о Вас, как о их клиенте? – хотела знать Джесси.

- Я услышал о нём от друга, который порекомендовал мне его. Он знает человека, который управляет этим сайтом, так что они несут за это какую-то ответственность. К тому же, там достаточно ограниченное количество участников. Пятнадцать или двадцать клиентов и чуть меньше сотни девушек. Так что, все заинтересованы в том, чтобы держать всё в тайне.

- Нам нужно будет имя администратора, - сказала ему Джесси.

Харрингтон, казалось, побледнел.

- Но, как уже сказала Габи, - возмутился он, - в этом нет ничего противозаконного. Это всего лишь действительно эксклюзивная служба знакомств.

- Мы не преследуем цели закрыть этот сайт, - уверила его Джесси, хоть это и было заманчивым предложением. – Нам просто нужен будет доступ к профилю Клэр и истории её свиданий.

- Вы будете упоминать, что получили эту информацию от меня? – жалобным тоном спросил он.

- Только если нам придётся, - сказал Долан, проявив, по мнению Джесси, более снисходительное отношение к этому мужчине, чем к Габи.

- Не волнуйтесь, - язвительно добавила она. – Вам удастся сохранить это в секрете от Вашей жены, по крайней мере, до суда.

- Что? – спросил он, не на шутку ужаснувшись.

- Мистер Харрингтон, - сказала она, отдавая отчёт, что получает от своих слов большее удовлетворение, чем, возможно, следовало бы, - когда мы поймаем этого парня, ему придётся предстать перед судом. И Вы будете вынуждены давать показания на открытом судебном заседании. Так что, Вам будет лучше подумать, как Вы будете представлять личность Вашей знакомой с сайта мисс Харрингтон. Может быть, Вам следует позвонить ей самому до того, как она вернётся из той длительной поездки, в которой она находится на данный момент - той самой, благодаря которой Вы имели возможность щегольнуть перед Габриель. Желаю Вам удачи.

ГЛАВА 6

Джесси была ошеломлена.

- Ты можешь повторить это? – не веря своим ушам, попросила она.

- Ты услышала меня, - сказал Долан, когда они вышли на дорогу возле особняка Харрингтона. – Сейчас, когда с этим делом всё понятно, я намерен вернуться в участок.

- Но с этим делом не всё понятно, - напомнила ему Джесси. – Где-то на свободе бродит убийца с окровавленными ключами.

- Это меня не касается, - небрежно ответил Долан. – Для меня это дело закрыто в плане причастности к нему Крачфилда и Турмана. Ясно, что, кто бы ни совершил это убийство, это явно не был ни один из них. А поскольку я охочусь на этих двоих, для меня это дело уже стало историей. Кроме того, детективы из Северного Голливуда смогут прекрасно справиться с ним сами. Они могут просто получить имена с сайта знакомств и выяснить, у кого из них нет алиби. Могу поспорить, что это может решиться в течение двенадцати часов и без нашей помощи.

Джесси знала, что он прав. Первоначально участвующие в этом деле детективы, с которыми она ещё даже не познакомилась, скорее всего, были более чем способны самостоятельно раскрыть это дело. И в нём, похоже, не было никакой связи ни с одним из серийных убийц, которые её интересовали. Поэтому ей будет трудно оправдать необходимость своего участия в поимке этого убийцы.

Но ей бы очень этого хотелось. И не все причины для этого были такими уж альтруистичными. Одной из причин было желание получить острые ощущения от преследования убийцы. В течение вот уже стольких дней она находилась в заточении в своём конспиративном доме, и ей так хотелось снова испытать эти чувства. И сейчас, когда она вновь ощутила вкус охоты, ей было не так просто отключить сработавший инстинкт.

Она также знала, что если капитан Декер согласится с Доланом в том, что это дело никак не связано ни с одним из их серийных убийц, её пресловутое знание конфиденциальной информации и навыки работы в криминалистике утратят свою значимость. Ей позволили заниматься этим делом прежде всего потому, что она могла сформировать свой собственный портрет убийцы. И если этого уже не требовалось, то и оставаться ей здесь больше не было никаких причин. А это, вероятнее всего, означает, что её отошлют обратно в этот скучный дом в Палмс и ей снова придётся проводить бесконечно изнурительные часы у бассейна. Всё, что могло бы предотвратить такой исход, заслуживало внимания.

И, наконец, не беря во внимание её собственную ситуацию, была ведь ещё и девушка. Она видела лицо Клэр – такое молодое и красивое, застывшее в маске страха. Она видела эти ужасные отверстия, которые превратили её шею в кровавое месиво. Тот факт, что она не стала жертвой серийного убийцы, не означал, что Клэр Стэнтон не имеет права на правосудие. И, если Джесси могла хоть как-то помочь в этом – она была просто обязана это сделать. Она не могла просто пройти мимо этого дела только лишь потому, что оно не подходило её профилю. Поэтому она соврала.

- Мы ещё не знаем, было ли это делом рук Крачфилда или Турмана, - наконец произнесла она, заставив удивлённо развернуться даже Мёрфа и Туми.

- О чём ты говоришь? – недоверчиво спросил Долан. – В этом убийстве нет ни одного намёка на деятельность ни одного из них.

- Ни одного очевидного намёка, - сказала она тоном, полным впечатляющей убедительности. – Но оба эти мужчины умны. Они знают, что применение их стандартных методов оставило бы неоспоримые улики против них. Использовать ключ в качестве орудия убийства могло позволить каждому из них удовлетворить свою потребность убивать, не раскрывая при этом свою причастность. На самом деле, это был бы умный ход, чтобы устранить подозрения, которые, похоже, как раз тебя сейчас и одолевают.

Долан смотрел на неё взглядом, полным недоумения, досады, в то же время с лёгким намёком на восхищение.

- Ты действительно пытаешься внушить мне мысль, что Турман или Крачфилд, пока находятся в розыске, при этом один из них, будучи крайне тяжело раненным, будут тратить время на то, чтобы съездить в долину Сан-Фернандо и убить какую-то случайную девчонку-любительницу вечеринок оружием, которое никто из них ранее не использовал?

Джесси вежливо улыбнулась его выступлению, зная, что это только ещё больше его разозлит.

- Я ничего не пытаюсь Вам внушить, агент Долан. Если мне и нужно кому-то что-то внушать – так это моему капитану. На самом деле я буду очень рада, если ты бросишь это дело, и я продолжу его расследование самостоятельно. Как ты, наверняка, успел заметить, на свободе разгуливают два опасных убийцы, и я во что бы то ни стало намерена приложить все усилия к их поискам. А ты поступай, как хочешь.

- А ты та ещё штучка, - сказал Долан.

Джесси мило улыбнулась, открывая дверцу машины и садясь внутрь.

- Мне это уже говорили.


* * *

Потребовалось не так уж и много времени, чтобы уверенность Джесси в себе надломилась.

Когда они вернулись в участок, и она ждала своего разговора с капитаном Декером, там что-то происходило. Никто ничего не говорил, но она чувствовала атмосферу всеобщего напряжения.

Ей было интересно, не появилась ли какая-нибудь более существенная зацепка по делу одного из серийных убийц, что сделало бы её и так ненадёжный аргумент в пользу того, чтобы остаться в расследовании убийства Стэнтон, ещё более неубедительным. Если дела именно так и обстояли, то запасного плана у неё не было. Что бы ни происходило, это было что-то значительное. Её провели в ту же комнату переговоров, где они с Мёрфом прождали целых двадцать совершенно бесполезных минут. Долан куда-то исчез.

- Вы не в курсе, что здесь происходит? - спросила она Мёрфа.

Он посмотрел на неё так, будто был доволен тем, что она чувствовала себя немного некомфортно.

- Откуда мне знать? – спросил он. – Я торчу здесь с Вами.

- Но у Вас есть этот наушник, - заметила она. – Я уверена, что посредством него Вы получаете новости.

- Ничем не могу помочь, - ответил он, по-видимому, наслаждаясь пребыванием в более выгодном положении после того, как несколько часов прослужил элитным личным водителем. Прежде чем она смогла ответить, открылась дверь, и в комнату вошли Декер и Долан.

- Мы кое в чём продвинулись, - сразу переходя к делу, сообщил капитан.

Джесси могла сразу сказать, что, какие бы ни были новости, они не предвещали ничего хорошего. И без того морщинистое лицо Декера выглядело ещё более помятым и, похоже, он старался избегать зрительного контакта. Каким-то образом она знала, что новости были связаны именно с ней. Декер, казалось, всё никак не мог решиться продолжить. Стоящий позади него Долан был ещё более немногословным, чем обычно.

- Продолжайте, капитан, - сказала она, собираясь с духом. – Я справлюсь.

- Мы нашли Эрни Кортеза.

Это должно быть прекрасной новостью. Эрни был сотрудником службы безопасности психиатрической клиники для преступников, затем убил свои коллег и помог Болтону Крачфилду совершить побег. И если они обнаружили этого человека, то, возможно, у них наконец-то появилась зацепка, которая может помочь определить местонахождение Крачфилда. Но судя по поведению обоих мужчин, ей рано было радоваться.

- Я чувствую, что это ещё не все новости, - сказала она.

- Он мёртв, - вздохнул Декер.

- Сердечный приступ? – скептически спросила Джесси, пытаясь сохранить контроль, вопреки нарастающей внутри неё панике.

 Долан вышел вперёд.

- Его тело было найдено в мусорном баке в шести кварталах отсюда. От грудины до таза у него был вспорот живот. Кишки лежали рядом с мусорным баком. В таком виде его нашли.

Джесси откинулась на спинку стула, пытаясь переварить полученную информацию. Крачфилд втайне обрабатывал Эрни годами, завлекая на свою сторону. И его тактика сработала настолько хорошо, что Эрни охотно лишил жизни полдюжины своих коллег, пытаясь угодить серийному убийце. А теперь Крачфилд так жестоко и бесцеремонно избавился от него самого.

«Но почему? Возможно, Эрни разочаровал его или разозлил каким-то образом? Или пошёл против своего хозяина?»

Но она знала, что основной причиной было не это. Если бы так и было, то он не оставил бы тело так близко к тому месту, где, как он знал, работала Джесси. Это было посланием именно для неё.

- Чего Вы не договариваете? Что именно Вы не решаетесь мне рассказать?

Двое мужчин переглянулись между собой. В углу комнаты сидел Мёрф, внимательно разглядывая свои туфли.

- Он оставил записку, - наконец произнёс Декер. – Она была сложена небольшим квадратом и помещена в пластиковый пакет, который был пригвождён к углу рта Кортеза. Записка адресована Вам.

- Ну, это понятно, - сказала Джесси голосом, полным, скорее, смирения, чем удивления. – Вы принесли её с собой?

- Она сейчас находится у криминалистов. Но мы сфотографировали её.

- Можно мне взглянуть? – спросила Джесси.

Декер кивнул и открыл изображение на телефоне, затем передав его девушке. Она сразу же узнала почерк Крачфилда и поняла, что не знает, как это расценивать. Записка была короче и прямолинейнее, чем она ожидала, и содержала лишь небольшое количество витиеватых оборотов, которые он обычно использовал. Она гласила:


«Мисс Джесси,

Надеюсь, Вы получите моё послание. Прошу прощения за метод его доставки. Я знаю, Эрни Вам нравился, хоть и подозреваю, что за последнее время Ваше отношение к нему могло немного измениться. Я подумал, что Вы захотите знать, что недавно у меня была встреча с Вашим отцом. Он был… обеспокоен тем, что на мою преданность ему могло повлиять то время, которое мы провели с Вами вместе. Какое обвинение! Но он уже оставил это в прошлом. Я с нетерпением жду того времени, когда он оправится от полученных ран и снова попытается воссоединиться с Вами. Ждите его совсем скоро. Это будет просто убийственная встреча. И пусть победу одержит сильнейший из Турманов!

С уважением,

Болтон».


Джесси подняла голову и увидела, что все трое присутствующих в комнате мужчин пристально наблюдали за ней, ожидая её реакции. Она знала, что если выдаст хоть малейший намёк на своё беспокойство по этому поводу, то это только усилит их общее намерение немедленно вернуть её в конспиративный дом. Поэтому она подавила свою тревогу.

- Если бы он не был жестоким убийцей, я бы сказала, что у него есть будущее в написании текстов для «Hallmark». Он действительно умеет подбирать слова, вы так не считаете?

- Нет ничего плохого в том, что Вам может быть страшно, - ответил Декер, игнорируя её браваду. – Я сам обеспокоен этой ситуацией.

- Мне не страшно, - настаивала Джесси, не уверенная в том, насколько убедительно звучали её слова. – Если кто-то и понимает, как действуют эти парни – так это именно я. Двое серийных убийц, одним из которых является мой собственный отец, сосредоточили своё внимание на мне. Если бы я позволила, чтобы это повлияло на меня, то к настоящему моменту уже лежала бы в кровати, свернувшись калачиком. На самом деле, я считаю, что это к лучшему.

- В каком смысле, - вмешался в разговор Долан.

«Да, Джесси, в каком смысле?»

- Во-первых, Эрни уже вне игры. А это значит, что на одного психа стало меньше. Во-вторых, я думаю, что Крачфилд помогает мне в некой своей странной манере. Он пытается предупредить меня, что мой отец практически готов нанести мне ещё один визит.

- Я не могу с уверенностью сказать, на чьей стороне он находится в этом бою, - возразил Декер.

- Я не говорю, что он принял чью-то сторону, - сказала Джесси. – Я думаю, что он просто хочет, чтобы противостояние было честным. И считает, что сообщая мне о том, что Ксандер Турман практически восстановил свои силы охотника и убийцы, сможет сделать нашу войну более справедливой.

Долан с сомневающимся выражением лица вышел вперёд.

- Откуда тебе знать, что он не пытается манипулировать тобой, чтобы ослабить бдительность ложным чувством безопасности и сделать тебя слабее таким образом?

Джесси практически фыркнула, выражая свой скептицизм:

- В каком же это мире разрезание человека на части, выбрасывание его внутренностей в переулок и приколачивание гвоздём записки ко рту трупа может дать мне чувство безопасности? Я прекрасно понимаю, с кем имею дело.

- Я тоже, - вмешался Декер. – Именно поэтому сейчас, когда мы убедились, что убийство в Долине не связано с ними, я отсылаю Вас обратно в конспиративный дом.

Сердце Джесси сжалось. Это было то, чего она и боялась. Но даже секунда не успела пройти, как девушка ответила.

- Ни за что, - резко произнесла она. – Теперь, когда я знаю, что игра в ожидание дальнейшего развития событий закончилась, я не допущу ни одного чёртового шанса вернуться в какой-то там дом в Палмс и ждать, пока на меня нападут.

Эти слова взбудоражили Мёрфа.

- Вы так сказали, как будто они просто ждут момента, когда смогут ворваться в это место, - сказал он. – Никто из этих мужчин понятия не имеет об этом доме. Именно поэтому тело было выброшено возле участка. Это единственное место, которое Крачфилд может связать с Вами, и именно поэтому Служба была против того, чтобы Вы сюда приезжали. И, принимая во внимание последние события, мы планируем доставить Вас обратно в дом и держать там, пока ситуация не разрешится.

Джесси чувствовала, как вся энергия этой комнаты работает против неё. Если что-то не поменяется в ближайшие секунды, она проиграет это сражение. И вдруг ей была протянута рука помощи из наименее вероятного источника, который она могла бы только себе представить.

- Или мы можем попробовать ещё кое-что.

Все посмотрели на говорящего. Это был Долан.

ГЛАВА 7

От удивления Джесси открыла рот.

Она видела, что капитан Декер сделал то же самое. Этот нахальный агент ФБР буквально недавно жаждал расстаться с ней навсегда. И такая внезапная перемена его позиции вызывала настоящий шок.

- Простите, что Вы сказали? – переспросил Мёрф, в свою очередь такой же поражённый происходящим.

- На самом деле я и сам не верю, что собираюсь это сказать, но выслушайте меня, - сказал Долан. – Возможно, лучший способ обезопасить мисс Хант – это держать её в постоянном движении.

- О чём Вы говорите? – спросил Декер, пытаясь умерить своё нежелание даже слышать эту идею.

- Послушайте, Хант всё равно будет возвращаться в тот дом каждую ночь. Но сейчас, когда мы знаем, что дело Стэнтон не имеет ничего общего ни с Крачфилдом, ни с Турманом, возможно, нам стоит взять его. Расследование каждой зацепки и опрос свидетелей позволят нам постоянно перемещать её в непредвиденные места в разное время. Её местонахождение будет практически невозможно отследить. И всё это время рядом с ней будет агент ФБР и небольшая армия федеральных маршалов.

Декера и Мёрфа это, похоже, не убедило, но каждый из них молчал. Долан воспользовался воцарившейся тишиной, не унимая своего напора.

- Послушайте, капитан, - продолжил он. – Я уверен, что Вы полностью доверяете каждому сотруднику своего участка. Маршал Мёрф, я знаю, что и Вы тоже. Но если Эрни Кортез оказался не тем человеком, за которого себя выдавал, это может произойти и с кем-то другим в любой из служб. Но когда мы будем постоянно пребывать в движении, и сами не будем знать, куда направимся дальше, сообщнику маньяка будет достаточно непросто доносить информацию Крачфилду или Турману. А это может облегчить нашу задачу.

- Так и есть, - поддержала эту идею Джесси. – И после целого дня постоянного движения я вернусь в свой конспиративный дом, более уверенная в собственной безопасности и с чувством того, что этот день я прожила не напрасно.

- И никто не сможет даже предположить, когда именно это произойдёт, - продолжил Долан. – Когда мы вечером будем разъезжаться, даже я не буду знать её местонахождение. Полагаю, Вы и сами не знаете, где находится её дом, кроме того, что это где-то в Палмс, капитан?

Декер покачал головой. После этого Долан повернулся к Джесси.

 - Кстати, - саркастически добавил он, - возможно стоит держать в секрете местонахождение этого дома и не сообщать о нём тому, кому не стоит о нём знать. Просто в качестве меры предосторожности.

Джесси почувствовала желание ударить его прямо в нос, но сумела сдержать его. В конце концов, именно благодаря ему она могла избежать повторного заключения в тюрьму своего конспиративного дома уже в течение следующего часа.

- Благодарю Вас, агент, - слащавым тоном сказала она, прежде чем повернуться к капитану Декеру. – Так что Вы об этом думаете?

Декер, в свою очередь, посмотрел на Мёрфа, которого правильнее было бы называть маршалом Мёрфом.

- Я всё ещё против, - сказал он, хоть и не так категорично, как она ожидала. – Это против правил и это ставит нашу подопечную под угрозу ненужного риска.

И тем не менее, она заметила, что он не отверг эту идею официально. Возможно, он просто не имел достаточно полномочий для того, чтобы отклонить предложение её непосредственного начальника.

Задумавшись, Декер наклонился вперёд, а его руки при этом лежали на столе. Все молчали. Наконец, по прошествии как минимум двадцати секунд, он поднял голову.


* * *

Они сделали временный офис из комнаты переговоров.

Туда поставили телефоны, чтобы они могли осуществлять звонки. Каждому был выдан ноутбук во временное пользование. Мёрф только что неохотно занёс третий стул, сообщая этим, что они не намерены оставлять их в покое в ближайшее время. А бедного Туми оставили сидеть в машине в гараже.

Третьему маршалу, невысокому мужчине чуть старше сорока по фамилии Коллика с рельефным телом марафонца было поручено сидеть в зале ожидания и присматриваться ко всем посетителям. Четвёртым членом команды обеспечения её безопасности был высокий короткостриженый блондин с накачанным торсом по фамилии Эмерсон, ему было доверено патрулировать квартал, время от времени останавливая машину. Изредка они с Колликой менялись местами.

В то короткое время, пока устанавливалось их оборудование, Джесси попросила Долана выйти с ней в коридор наедине. Но Мёрф остановил их, сказав, что он сам может выйти на улицу. Как только за ним закрылась дверь, Джесси задала мучавший её вопрос.

- Почему ты меня поддержал?

- А ты разве не рада этому? – спросил он. – Я думал, что ты обрадуешься моему поступку. Тебя отделяли считанные секунды от того, чтобы вернуться в конспиративный дом.

- Я очень рада, - сказала она, отметив про себя, что ему опять удалось избежать прямого ответа на вопрос. – Но мне хотелось бы знать причину. Несколько часов тому назад ты был готов покончить с этим делом, а за одно и с моей компанией. К этому моменту ты был бы уже в своём офисе. Я очень-то сомневаюсь, чтобы ты так отстаивал эту идею только из-за своего глубокого уважения ко мне. Так в чём же причина?

- Её не так уж и сложно разгадать, - настаивал он на своём, пожимая плечами. – Я серьёзно говорил насчёт того, что постоянное передвижение может помочь сохранить твою безопасность. И ты, казалось, прониклась сочувствием к той девушке. Я подумал, что ты заслуживаешь шанс добиться для неё справедливости. Должна ли быть какая-то дополнительная причина, кроме этих?

- Да, потому что я не думаю, чтобы ты стал бы париться по таким вещам. К тому же, даже если это и правда, тебе совсем не обязательно торчать здесь. Чёрт, ты отжал это дело у детективов участка Северного Голливуда, хоть оно вряд ли заслуживает внимания ФБР.

- Возможно тебя удивит то, что меня волнуют подобные вещи, - сказал он искренне обиженным тоном. – Я должен признать, что пребывание здесь, в Центральном участке, возможно, сможет приблизить меня к развитию событий в поиске этих серийных убийц. Но мне также не нравится, когда убивают молоденьких девушек. У меня нет причин, по которым я не мог бы сотрудничать с тобой в расследовании этого убийства и одновременно наблюдать за всем здесь происходящим в оба глаза.

Джесси по-прежнему не купилась на это объяснение. Но в данный момент она не была намерена давить на него слишком сильно. В конце концов, она была занята делом, могла передвигаться, а не оставаться взаперти в том доме. Вместо того, чтобы быть всего лишь потенциальной жертвой, она сама была в режиме преследователя. А так ей нравилось намного больше.

Когда всё было установлено, они приступили к работе. Долан проверил записи телефонных разговоров Клэр, пока Джесси пыталась получить доступ к личному аккаунту девушки на сайте знакомств. Но она столкнулась с сопротивлением.

- Мы высоко ценим неприкосновенность частной жизни наших клиентов, - сказала по телефону женщина с британским акцентом, услышав ситуацию.

- Даже, когда дело доходит до убийства? – недоверчиво спросила Джесси.

- Независимо от ситуации, - ответила женщина с отталкивающе холодной интонацией.

Джесси взглянула в свои записи и нашла фамилию человека, управляющего этим сайтом, о котором рассказал им Картер Харрингтон.

- Позвольте мне поговорить с Кейн Сандерс, - сказала она.

- Я могу передать ей Ваше сообщение, поскольку Кейн на данный момент недоступна.

Джесси почувствовала, что кровь в её венах стала пульсировать немного быстрее. Отвечая, она изо всех сил старалась сохранить спокойный темп речи.

- Кейн следует знать, что сотрудники полицейского департамента Лос-Анжелеса не любят, когда их водят за нос, и что в ближайшее время ими может быть получен ордер на обыск офисов сайта «Взгляд любви», если Вы не затрудните себя быть более уступчивой.

- А Вам следует знать, - ответила женщина тем же отвратительным тоном, что и раньше, - что у Кейн есть команда юристов, которая быстро разберётся с любым ордером. Также Вам следует знать, что подобные угрозы не украшают Ваше поведение.

Внезапно Джесси заметила, что над ней стоит Долан.

- Можно мне? – спросил он, показывая на телефон.

Девушка кивнула.

- Мэм, - медленно произнёс он, - это агент Долан из ФБР. Как Вас зовут?

- Меня зовут Дариан, - сказала женщина уже менее уверенным голосом, чем раньше.

- Вы уверены в этом, мэм? - спросил Долан. – Потому что, как Вы можете знать или не знать, ложь федеральному агенту является преступлением.

- Да как Вы смеете утверждать, что…

- Не тратьте моё время, - совершенно невозмутимо прервал её Долан. – Думаю, мы оба знаем, что Кейн более чем доступна. Так что хватит заниматься ерундой.

После долгой паузы Дариан ответила.

- Подождите минутку, пожалуйста.

Спустя пятнадцать секунд фоновой музыки на линии появился другой женский голос.

- Кейн Сандерс у телефона. Чем могу быть полезна?

Джесси посмотрела на Долана, тот улыбался. Она догадалась, что он, должно быть, всё это время был в курсе. Кейн это и была Дариан только без этого ужасного акцента.

- Привет, Кейн! – ответил он, не упоминая о том, что знал. – Спасибо, что уделили нам время. Дело вот в чём. Я уверен, что Дариан уже сообщила Вам, что я являюсь агентом ФБР. Мы с напарницей расследуем убийство молодой женщины, которая пользовалась услугами Вашего сайта. И сегодня Вы предоставите нам доступ ко всей необходимой нам информации.

- Но почему, чёрт возьми, я должна это делать? – спросила она.

- Потому что в противном случае, я и несколько репортёров из моих любимых местных новостных изданий прибудем по Вашему адресу и организуем пресс-конференцию, на которой будут детально описаны все отвратительные подробности работы сайта «Взгляд любви». Мы успеем как раз до шестичасовых новостей. Или, если хотите, Вы можете предоставить нам необходимую информацию, и я могу посодействовать тому, чтобы пресс-конференцию перенесли. Как Вы предпочитаете поступить, Дариан, то есть, я хотел сказать, Кейн?

Дальше последовало несколько секунд тишины. Когда Кейн начала говорить, её голос звучал немного сломлено.

- У Вас есть, чем записать? – спросила она.

- Да, конечно, - с ликованием ответил Долан.

- Вот данные входа в её аккаунт.

- Не-а, - ответил он. – Мне нужен доступ на правах администратора.

- Но это раскроет настоящие имена наших клиентов, - запротестовала она.

- Я не преследую цель закрыть Ваш сайт, Кейн, - заверил он её тоном, близким к сочувствию. – Насколько я понимаю, Ваш бизнес, хоть и является достаточно предосудительным, всё же действует в рамках закона. Я не собираюсь никого арестовывать за то, что он пользовался услугами этого сайта, только лишь за убийство Клэр Стэнтон.

- Вы можете дать мне слово? – взмолилась Кейн.

- Конечно, - ответил Долан. – Это мало чего стоит. Но если Вам так будет спокойнее, у Вас есть моё честное слово.

Кейн продиктовала необходимую информацию, Джесси её записала, а Долан вышел из комнаты переговоров в коридор, откуда его смех был не так слышен.

ГЛАВА 8

Этот сайт был настоящей находкой.

Он содержал кучу непристойных откровений о пристрастиях своих клиентов, имена многих из которых Джесси узнала. Среди них был известный адвокат по уголовным делам, несколько генеральных директоров крупных компаний, знаменитый политик местного масштаба и несколько крупных фигур голливудской индустрии кино, включая некоторых членов руководства, пару режиссёров и одну чрезвычайно известную кинозвезду. Согласно данным сайта, за последние два года Клэр была связана почти с десятком из них.

На самом деле этот сайт был очень умно организован. Практически всё общение после первоначальной регистрации проходило посредством соответствующих приложений. Таким образом, обмен сообщениями осуществлялся на одной скрытой интернет-площадке, в чём, несомненно, и были заинтересованы эти высокопоставленные мужчины. Даже в части переписки клиенты и их потенциальные партнёрши были обозначены цифрами, таким образом, имена сохранялись в секрете. Всё было организовано без рисков, что особенно впечатляло. По крайней мере, до тех пор, пока за дело не взялся один настырный агент ФБР.

Наибольший интерес у Джесси вызвала переписка девушки с пользователем #401B22, которым оказался член городского муниципального совета Милтон Джеребко. Это было два дня назад.

В этой переписке Клэр – пользователь 62W3 – открыто пригрозила придать их отношения огласке. Причина такого поведения с её стороны была не ясна. Но оно спровоцировало бурную реакцию Джеребко. После череды эмоциональных сообщений в его последнем говорилось: «Сделай это - и я прикончу тебя». Похоже, это стоило бы проверить.

Запросив информацию в офисе Джеребко и узнав, что в тот день он работал из дома, их группа, или Четыре Мушкетёра, как называл их Долан, загрузилась в седан Службы Маршалов. Поездка до дома Джеребко, который был расположен на холмах над Западным Голливудом, заняла больше получаса, что позволило Долану рассказать Джесси о том, что он выяснил из записей телефонных разговоров Клэр, а это было… немного.

- Она всё время писала сообщения и практически никогда не звонила по телефону, - заметил он. – А те звонки, которые она осуществляла, были связаны, в основном, с услугами розничной торговли. Она почти никогда ни с кем не разговаривала.

- Современная молодёжь, - сказала Джесси, пытаясь как можно лучше изобразить голос старого человека.

- Есть несколько входящих и исходящих звонков на таксофоны за последние несколько недель, - продолжил он, делая вид, что не слышит Джесси. – Это кажется странным для такой современной девушки.

- Каждый раз на один и тот же телефон-автомат? – внезапно заинтересовавшись, спросила Джесси.

- Нет. Каждый звонок был сделан в разное место. Но все эти автоматы находятся в одном районе, по эту сторону холмов, вдоль коридора, ведущего от Голливуда до Беверли-Хиллз.

- Это как раз та территория, по которой нашему дружелюбному члену городского совета удобно перемещаться, - заметила Джесси.

- Верно, - согласился Долан. – Но кажется странным, что они выбрали такой способ связи, когда уже и так тесно общались через приложение.

- Возможно, они пришли к соглашению относительно финансовых вопросов, и ему понадобился дополнительный уровень безопасности переговоров, - предположила Джесси.

- Или это может быть что-то, абсолютно не связанное с этим сайтом, - ответил Долан. – Может быть, Клэр покупала наркотики у дилера, который предпочитал всё время перемещаться.

- Итак, твоя теория заключается в том, что ни с того ни с сего Клэр вдруг стала наркоманкой и координировала доставку наркотиков по телефону-автомату.

- Зависимость может возникнуть внезапно, - отстаивал свою точку зрения Долан.

Джесси была скептически настроена, но не хотела спорить об этом.

- Думаю, что предварительный токсикологический отчёт после вскрытия сможет пролить на это свет, - сказала она. – Его должны прислать сегодня чуть позже.

Тут Джесси услышала тихое ворчание Мёрфа с переднего сидения. Долан тоже отчётливо его слышал.

- У Вас есть мысли по этому поводу, маршал Мёрф? – спросил он.

- Это не в моей компетенции, - ответил тот.

- И всё же, определённые мысли на этот счёт у Вас имеются. Мне хотелось бы их услышать.

Некоторое время Мёрф сидел не двигаясь, по-видимому, размышляя, стоит ли вмешиваться. Джесси видела, что ему прям не терпелось сделать это. Спустя секунду он так и поступил.

- Я, конечно, не детектив, но сомневаюсь, что она была наркоманкой. Ни на одной фотографии в её комнате, даже на тех, которые были сделаны во время затянувшихся вечеринок, не было видно, чтобы у неё был затуманенный взгляд, или что она потеряла над собой контроль. В рамке на стене висело несколько наград за участие в беге на выносливость, а также на комоде лежал нагрудный номер, оставшийся от участия в городском марафоне Лос-Анжелеса. Он состоялся всего несколько недель назад. Трудно представить, что она внезапно подсела на наркотики и одновременно тренировалась, чтобы пробежать 42-х километровый марафон. Думаю, конечно, что всё возможно. Но она не показалась мне склонной к наркотической зависимости.

Долан и Джесси молча сидели на заднем сидении, размышляя над словами Мёрфа. Джесси мысленно отчитывала себя за то, что не обратила внимание на все принадлежности в доме, связанные с занятием бегом. Для неё это было напоминанием, что ей ещё многому предстоит научиться в своей работе.

Подъехать к дому Джеребко оказалось целым приключением. Дороги, ведущие к Голливудским холмам, были достаточно узкими, и с обеих их сторон были припаркованы машины. Довольно часто одновременно мог проехать только один автомобиль. И они двигались, отчаянно пытаясь втиснуться и проследовать по петлям дорожного серпантина, от которых Джесси едва не стошнило, когда они уже подъезжали к дому.

- Это место кажется довольно необычным для государственного служащего, - заметил Долан.

Трёхэтажный дом, занимающий полквартала, был окружён трёхметровой каменной стеной. Джесси провела предварительный анализ биографии семьи этого человека и уже знала, что данное имущество не было приобретено на зарплату члена муниципального совета.

- Вообще-то, этот дом купила его жена, - сказала она. – Гейл Мартиндейл-Джеребко является потомком богатого семейства Мартиндейлов, которое изначально разбогатело во время Калифорнийской золотой лихорадки в 1849 году. Большая часть их клана до сих пор живёт в Сан-Франциско. Но во время учёбы в Стэнфорде Гейл влюбилась во вздорного молодого студента-активиста по имени Милтон Джеребко. Когда он переехал в Южную Калифорнию, она последовала за ним.

- Женщина подобного происхождения могла связаться с политическим активистом? – недоверчиво спросил Долан.

- Когда дело касается любви, Долан, ничего нельзя утверждать наверняка. Также, я думаю, что она увидела в нём потенциал, - ответила Джесси. – И, как оказалось впоследствии, у неё были на это веские причины. Милтон, в конце концов, занялся политикой после того, как завоевал популярность в местном сообществе за свою активную поддержку здравоохранения среди бездомной молодёжи гомосексуальной ориентации. Шесть лет назад он выиграл в гонке за место в городском совете и, по слухам, рассматривал возможность баллотироваться на пост мэра Западного Голливуда, а может быть, даже самого Лос-Анжелеса. После того, как он был избран в совет, Гейл взяла на себя руководство их фондом здравоохранения. Согласно выпускам новостей, она известна как неутомимый сборщик средств на своё детище. Ни один из них никогда не привлекался.

- А что с их семьёй? – хотел знать Долан.

- У них двое детей, которые учатся в старшей школе: дочь заканчивает выпускной класс и сын, который скоро перейдёт на второй курс. Единственной их неприятностью с законом было то, что дочь случайно задела чужую машину во время прохождения экзамена на получение прав.

Они казались идеальной парой, что, несомненно, вызывало у Джесси определённые подозрения. Пока она мысленно перебирала все факты, которые знала о семье Джеребко, все четверо вышли из машины и направились к главным воротам, оставляя на улице второю машину Службы Маршалов. Долан уже собирался позвонить в дверной звонок, когда из динамика раздался голос:

- Добрый день! Пожалуйста, назовите причину вашего прихода, - произнёс резкий мужской голос.

- По крайней мере мы знаем, что это точно не Дариан, - пробормотала Джесси себе под нос.

Отвечая, Долану пришлось сдержать улыбку.

- Я специальный агент ФБР Джек Долан, - сказал он. – Нам нужно поговорить с членом городского совета - мистером Джеребко.

- Могу ли я увидеть Ваше удостоверение личности, агент? – попросил голос. – Пожалуйста, поднесите его к камере, которая находится слева от Вас.

Долан сделал так, как его попросили. Спустя мгновение голос продолжил:

- По какому поводу Вы прибыли?

- По вопросу, который мы хотели бы обсудить исключительно с советником. Я прошу открыть нам ворота прямо сейчас.

Затем последовала ещё одна пауза, по прошествии которой раздался звонок. Ворота начали медленно открываться.

- Пожалуйста, проследуйте к главному входу, который Вы найдёте в конце подъездной дороги, - продолжил инструктаж голос. – Вас встретят у дверей.

Именно так они и сделали, пройдя возвышенную мощённую булыжником дорожку, которая вела к внушительного вида входной двери. Пока они шли, Джесси наклонилась к Мёрфу.

- Знаете, сейчас, когда я вернулась к своим служебным обязанностям, я думаю, что было бы целесообразно вернуть мне моё оружие. Я чувствую себя немного не в своей тарелке без него.

Мёрф выглядел несколько обеспокоенным, прежде чем ответить.

- Оно находится в конспиративном доме. Нужно отвезти его в участок. Как думаете, Вы справитесь с допросом этой пары средних лет без его помощи? Или мне стоит вызвать подкрепление?

Джесси планировала так же остроумно ответить на этот сарказм Мёрфа, но ей ничего не приходило в голову, когда вдруг открылась входная дверь. Девушка была слегка удивлена, когда не увидела у двери пожилого мужчину в костюме дворецкого. Вместо этого их встретил парень двадцати с небольшим лет в брюках и рубашке на пуговицах.

- Здравствуйте! Меня зовут Элиас, я управляющий домом семьи Джеребко. Вы все из ФБР? – спросил он, пытаясь скрыть свою явную обеспокоенность.

- Мужчины из Службы Маршалов, а девушка из департамента полиции Лос-Анжелеса, - сказал Долан. – Это дело нескольких юрисдикций.

- Мне нужно увидеть удостоверение личности каждого, - настаивал Элиас.

Мёрф и Туми достали свои и протянули их прямо Элиасу в лицо. Джесси уже собиралась показать и своё, когда Мёрф схватил её за руку и опустил её вниз.

- Этого будет достаточно, - с раздражением произнёс он. – Дело не терпит отлагательств. Мы можем предоставить Вам наши документы позже, если хотите. Но прямо сейчас нам нужно поговорить с советником.

- Но она… - начал было Элиас, указывая на Джесси кивком головы.

- И никуда не уходите, - добавил Долан, прервав его. – Чуть позже у нас к Вам тоже могут возникнуть вопросы.

Элиас сдал позиции и жестом велел им следовать за ним. Пока они шли по огромному фойе и богато обставленному коридору, Джесси сначала взглянула на Мёрфа, а затем на Долана. От её внимания не ускользнул тот факт, что эти двое сделали всё возможное, чтобы Элиас так и не увидел её удостоверения личности, и, следовательно, не узнал её имени. Было очевидно, что каждый из них серьёзно относился к сохранению тайны её местонахождения, насколько это было возможным.

Прошло достаточно много времени, пока они добрались до задней части дома, где их ждали члены семьи Джеребко. Когда вся группа вошла в комнату, они оба встали. Несмотря на свой возраст в сорок с небольшим, Милтон Джеребко выглядел совсем не так, как представляла его себе Джесси. Его нельзя было назвать очень красивым. Но свои данные он использовал по максимуму.

Джеребко был высоким мускулистым мужчиной с загорелым лицом и идеально уложенными слегка редеющими тёмными волосами. Рядом с ним на подлокотнике дивана небрежно лежал пиджак. Советник был одет в тёмно-синие брюки и ярко-розовую классическую рубашку, поверх которой был нетуго повязан галстук небесно-голубого цвета. Представляясь, он широко улыбался и излучал уверенность, сначала протягивая руку Джесси, а затем уже всем остальным.

- Меня зовут Милт, - произнёс он раскатистым голосом. – А это моя жена Гейл.

Гейл, в свою очередь, тоже обменялась рукопожатиями со всеми прибывшими. В своём возрасте за сорок она выглядела так же безупречно, как и её муж. Статная блондинка с фигурой, которая свидетельствовала о долгих часах упорных тренировок в спортзале, вполне могла бы сойти за мать Клэр. Джесси заставила себя прогнать эту малоприятную мысль из головы.

- Чем мы обязаны чести посещения нас практически всем правоохранительным сообществом Лос-Анжелеса? – спросил Джеребко, когда они завершили все рукопожатия.

- Что ж, советник, - начал Долан, - было бы лучше, если бы мы могли обсудить это с Вами наедине.

Джесси обратила внимание, что её напарник использовал в обращении официальную должность этого мужчины, а не просто его имя, и это было лёгким намёком на то, что ставки в этом деле были намного выше, чем обычно для публичного должностного лица. Но, похоже, это не обеспокоило Джеребко – по крайней мере, на данный момент.

- Всё, что вам нужно обсудить со мной, вы можете излагать в присутствии моей жены, - уверенно сказал он.

Джесси подозревала, что вскоре он пожалеет о том, что так опрометчиво и самонадеянно произнёс эту фразу.

- Хорошо, - сказала она, решив проверить свою теорию. – Мы здесь по поводу Клэр Стэнтон.

- Ну разумеется, - выжидающе произнёс он. – У меня было предчувствие, что вы здесь именно по этой причине. Скольких ещё людей она пыталась шантажировать?

- Простите? -  переспросила Джесси, искренне удивившись.

- Я могу предположить, что вы проводите какое-то расследование её попыток шантажировать людей. Не может быть, чтобы её целью был только я.

Джесси уставилась на него, ошеломлённо утратив дар речи. Долан вмешался в разговор, чтобы заполнить воцарившееся молчание.

- То есть Вы признаёте, что у Вас были отношения с мисс Стэнтон?

- Я бы не назвал это отношениями. Но, да – мы встречались. Это было до тех пор, пока она не попыталась заставить меня заплатить ей за молчание.

Джесси посмотрела на Гейл Джеребко, напряжённое выражение лица которой было чем-то средним между улыбкой и гримасой. Было очевидно, что ей это не очень-то нравилось.

- Вы были в курсе этих отношений? – спросила её Джесси.

- Я узнала о них недавно, - кратко ответила женщина. – После того, как эта девушка предприняла попытку шантажировать Милта, он предпочёл во всём мне сознаться, а не уступить её требованиям.

- И как Вы на это отреагировали? – не смогла удержаться от вопроса Джесси, несмотря на то, что он был не вполне профессиональным.

- Не могу сказать, что последние дни были самыми счастливыми в моей жизни. Сначала я узнала, что мой муж был мне неверен. Затем, что его любовница пытается шантажировать его. Но он поступил правильно. Если бы он заплатил ей – это только ухудшило бы положение. А так, её угрозы абсолютно бесполезны.

- А как насчёт избирателей? – возразила Джесси. – Даже если Вы простите мужу эту провинность, они могут этого и не сделать.

- Мой электорат очень понимающий, - сказал Джеребко, легко переключаясь в режим политика. – Местное сообщество довольно снисходительное. Я могу сказать по личному опыту, что до тех пор, пока ты работаешь ради людей, они не слишком вовлекаются в подробности твоей личной жизни. Я даже подумывал над идеей проведения пресс-конференции, чтобы лично всё придать огласке. И теперь, когда, похоже, в дело вступили правоохранительные органы, я ещё более уверен, что должен это сделать. Это будет тяжело для Гейл и детей, которые не имеют к этому никакого отношения, но это будет правильным решением. Сколько времени у меня есть? Её уже арестовали?

- Нет, не арестовали, - безэмоционально произнёс Долан.

- Почему нет? – спросил Джеребко.

- Потому что её убили.

ГЛАВА 9

Джесси знала, что так и будет.

По тому, как Долан к этому подводил, она могла заранее догадаться, что он собирался обрушить на них этот факт. Ей было интересно, делал ли он это специально, чтобы она могла подготовиться к наблюдению за реакцией этой пары на только что оглашённую новость. Если это так и было, то это сработало. Когда слова слетели с его губ, её глаза были сфокусированы на чете Джеребко.

Они оба выглядели совершенно ошеломлёнными. Но здесь было и что-то ещё. В случае с Милтоном, Джесси почти сразу увидела, что шестерёнки в его голове очень быстро закрутились, когда он осознал тот факт, что он почти наверняка был подозреваемым. Удивление Гейл казалось было смешано с чем-то близким к удовлетворению, возможно, от того факта, что женщины, перевернувшей её жизнь с ног на голову, больше не было в живых. Реакции обоих этих людей были нелицеприятными. Но ни одна из них не указывала на присутствие чувства вины.

- Но как? – в конце концов удалось спросить Милтону.

- По очевидным причинам на данный момент мы не можем раскрывать подробности по этому делу, - сказал Долан. – Но нам потребуется опросить вас обоих относительно вашего местонахождения прошлой ночью.

- Вы считаете, что мы имеем к этому отношение? – спросила Гейл, выгнувшись в дугу.

- Это может быть вполне вероятно, - сказал Долан. – Особенно в свете того, что вы нам рассказали… и о чём не рассказали.

- И как мы должны понимать Ваши слова? – фыркнул Милтон, и его шарм тут же развеялся в воздухе.

- Что ж, советник, Вы забыли упомянуть свои угрозы в адрес мисс Стэнтон, которые отсылали ей на сайте знакомств.

- На сайте знакомств? – недоумённо переспросила Гейл. – Ты познакомился с этой женщиной на сайте знакомств?

В одно мгновение выражение лица Милтона из самодовольного стало сконфуженным.

- Ого, похоже вам двоим всё ещё есть, что обсудить, - сказал Долан, мысленно посмеиваясь, прежде чем вернуться к серьёзному тону. – А тем временем, не удосужитесь ли Вы объяснять свою угрозу, сэр?

- Какую угрозу?

- Угрозу «прикончить её», если она вынесет на люди Ваш опрометчивый поступок.

- О, Господи, - тяжело вздохнул Джеребко. – Это не то, на что похоже. Я имел в виду прикончить её в финансовом плане. Мои адвокаты собирались засудить её – вменить ей клевету, мошенничество и всё, что они смогли бы ещё придумать. Я никогда никому бы не причинил физического вреда.

- У Вас есть хоть какое-то доказательство того, что Ваша угроза была направлена на юридическую, а не физическую расправу с этой девушкой? – спросила Джесси.

- В тот же день, когда она прислала мне сообщение, я поговорил со своими адвокатами. Я могу попросить их отказаться от сохранения адвокатской тайны, если это поможет доказать мои слова.

- Одно не исключает другого, - сказал Долан.

- Чего?

- Быть потенциально способным угрожать ей законной расправой не исключает возможности преследовать её физически, - сказал он.

- О, Боже мой, - произнёс Джеребко, действительно разволновавшись не на шутку.

- Где Вы были прошлой ночью, мистер Джеребко? – спросила Джесси, в надежде на этот раз получить более честный ответ – теперь, когда он был уже не таким собранным.

- Я был в Сан-Диего. Я вернулся только сегодня утром.

- Нам нужно будет это проверить, - сказала Джесси, а затем развернулась к Гейл. – А где были Вы, мэм?

- Я была здесь, - ответила она, всё ещё будучи ошеломлённой таким внезапным поворотом событий. – Я играла с детьми в настольные игры, а затем пошла спать.

- Вы играли с детьми в настольные игры? – спросил Мёрф, впервые заговорив. Долан бросил на него раздражённый взгляд.

- Ну да, ответила она. «Счастливый случай», «Монополия». У нас есть вечера «без гаджетов», когда мы просто общаемся друг с другом – без телефонов, телевизора – только живое личное общение.

- А Ваши дети могут это подтвердить? – спросила Джесси, желая разрушить ореол гуманности подозреваемых и заставить их защищаться.

- Если это будет нужно, - ответила Гейл. – Я бы предпочла оградить их от этого, если такое возможно. Может быть, вместо этого Вы могли бы проверить данные GPS на моём телефоне? Но если Вы настаиваете, тогда, да – они могут подтвердить моё местонахождение.

- А что насчёт Вас, советник? – спросил Долан, снова переводя своё внимание на Милтона. – Кто в Сан-Диего может подтвердить Ваше алиби?

- Не знаю, - неуверенно сказал Джеребко. – Я поехал туда во второй половине дня на конференцию. Но после этого я видел не так уж много людей.

- Возможно, это могли бы сделать в отеле, в котором Вы останавливались? Может быть, администратор у стойки регистрации, который помогал Вам заселиться?

- Там было довольно людно, - неубедительно ответил он. – Сомневаюсь, что он меня запомнил.

- Хорошо, - продолжал давить Долан. – Тогда просто скажите нам название отеля, и мы проверим сами.

- Не могу вот так сразу вспомнить, - ответил Джеребко. – Но позже найду вам эту информацию.

- У Вас не осталось чека, советник? – скептически спросил Долан.

Джеребко бросил на агента сердитый взгляд.

- Почему Вы всё время называете меня «советником», будто это какое-то ругательное слово? – спросил он.

- Я просто пытаюсь докопаться до сути, сэр, - спокойно сказал Долан.

Но Джесси знала, что, конечно же, это было не так. Как она и подозревала, он использовал это обращение, чтобы напомнить Джеребко, что он пользуется доверием общественности и что, в какой-то степени, большей или меньшей, Милтон подорвал его. Её напарник знал, что может надавить на этого парня и, скорее всего, заставить его совершить какую-то ошибку. И эта тактика, похоже, наконец-то начинала приносить свои плоды.

- Думаю, вам пора уходить, - сказал Джеребко тоном, частично восстановившим его авторитет.

- Думаю, Вам пора проследовать за нами, - спокойно ответил Долан, снова быстро подрывая его влияние. – Вы можете сделать это как уважаемое государственное официальное лицо, добровольно спокойно проследовав за нами в участок, чтобы оказать содействие в проведении расследования. Или мы можем сделать это более официально. Я могу зачитать Вам права и взять под стражу. Можете потребовать адвоката. Конечно же, представители средств массовой информации каким-то образом узнают об этом, и могут застать нас именно в тот момент, когда мы будем заводить Вас через парадную дверь полицейского участка. Такой исход был бы достаточно неблагоприятным. Выбор за Вами, мистер Джеребко.

Мужчина стоял на месте, взвешивая своё решение. Пока он это делал, Долан сказал одну вещь, которая искренне удивила Джесси.

- Позволю себе дать Вам небольшой совет, - спокойно произнёс он. -  Если то, что Вы пытаетесь скрыть, представляет собой нечто меньшее, чем убийство, Вам лучше сознаться по собственной инициативе. Чем бы это ни было, мы, скорее всего, сможем это выяснить. Если же Вы убили ту девушку, Вы также можете позволить мне арестовать Вас и позвонить своему адвокату, как только мы прибудем в участок.

Джеребко посмотрел на него с самым скорбным выражением лица, которое Джесси видела в последнее время. Затем, практически шёпотом, он ответил.

- Могу ли я сначала сходить в ванную? – жалобно попросил мужчина.


* * *

Сориентироваться в участке было довольно сложно.

Пока Долан провёл Джеребко в комнату переговоров для добровольной неофициальной дачи показаний без цели пока что его задерживать, Мёрф убедился, что территория свободна, чтобы Джесси могла пройти по коридорам незамеченной никем, кто мог бы разболтать факт её присутствия здесь.

Она получила разрешение выдвигаться. Пока Джесси быстрым шагом шла в комнату для переговоров, она не могла избавиться от общего чувства, что даже здесь она была в опасности. В конце концов, Центральный участок был единственным местом, в котором Крачфилд и её отец могли бы попытаться её найти.

Она сомневалась, чтобы кто-то из них смог проникнуть внутрь помещения – местные меры предосторожности были впечатляющими ещё даже до того, как она попала под защиту Службы Маршалов. Но даже со всеми мерами предосторожности, которые предпринимали маршалы, для каждого из ищущих её маньяков достаточно было одного их промаха, чтобы узнать, что она здесь и начать следить за ней.

Фрэнк Коркоран – агент, курирующей операцией по её защите, заверил её, что вокруг участка было установлено несколько уровней защиты, о которых ей намеренно не сообщали. Он объяснил, что, в противном случае, она может каким-то образом, непреднамеренно раскрыть схему их защиты одним лишь взглядом или неуместно произнесённым словом. Она сочла это предположение практически оскорбительным, но держала язык за зубами, приняв решение не вступать в конфликт.

Какая-то её часть интересовалась, не могли ли маршалы намеренно подвергать её риску, использовать в качестве приманки для привлечения обоих серийных убийц. Но, с другой стороны, ей пришлось также признать, что это именно она с самого начала настаивала на том, чтобы приехать в участок, а не они.

Когда она наконец-то вошла в комнату переговоров, с находящимся прямо за ней Мёрфом, Джеребко в одиночестве сидел на раскладном металлическом стуле за небольшим столом в центре комнаты. Долан стоял в углу, копаясь в своём телефоне. Она сделала долгий глубокий вдох и прогнала из головы мысли о всех убийцах, кроме того, который лишил жизни Клэр Стэнтон.

- Рад, что ты смогла к нам присоединиться, - сказал Долан, когда она вошла внутрь. – Я уже стал переживать, не потерялась ли ты.

Она промолчала, не желая давать Джеребко даже намёка на то, что между представителями правоохранительных органов, которые сейчас будут допрашивать его по этому делу, существует неприязнь. Вместо этого она села на стул напротив Джеребко и принялась пристально смотреть на него. Его же взгляд был направлен повсюду, но только не на неё.

- Мистер Джеребко, - наконец произнесла она, взяв на себя инициативу, пока это не сделал кто-то другой. – Я не детектив. Я профайлер. И, согласно моему профилю, Вы не были с нами откровенным, когда рассказывали о своей поездке в Сан-Диего. Но, по правде говоря, то же самое сказал бы даже воспитатель детского сада. Ваши попытки придумать себе алиби вызовут подозрения даже у трёхлетнего ребёнка. Так что теперь, когда здесь только мы, и рядом нет Вашей разочарованной жены, почему бы Вам не сэкономить всем нам какое-то время и не рассказать, как всё обстоит на самом деле.

Она бросила взгляд на Долана, который сейчас стоял позади советника. Он ничего не сказал, но его полуулыбка говорила о том, что он одобряет её тактику. И, как выяснилось, не зря. Через несколько секунд он сдался с потрохами.

- Вчера я всё-таки был в Сан-Диего, - подчеркнул он перед тем, как признаться, - но не останавливался там на ночь.

- А где же Вы провели ночь? – спросила она, сдерживая в голосе любую свою оценку его поведения.

- Я оплатил номер, но уехал и вернулся в Лос-Анжелес, чтобы встретиться кое с кем.

- Кто это был? – спросила Джесси, стараясь сохранять терпение, пока вытаскивала из него подробности.

- У меня было очередное свидание с другой девушкой с того сайта.

- Вы не переживали о том, что это опять может доставить Вам дополнительные угрозы шантажа?

- Немного. Но, по правде говоря, мне было… одиноко. С Клэр было покончено, и, как Вы можете себе представить, Гейл была не в самом романтическом настроении. Так что я назначил свидание.

- Нам понадобится её имя, - сказала Джесси.

- Конечно, - согласился он. – Я могу назвать Вам её настоящее имя, её имя пользователя на сайте, всё, что Вам понадобится. Я провёл ночь у неё дома, где, кстати, она не пыталась вымогать из меня деньги.

- Как здорово, что Вам удалось найти человека, который смог оценить Вас по достоинству, сэр, - сказала Джесси, не в силах сдержать сарказм.

- Нам нужно будет, чтобы Вы побыли здесь до тех пор, пока мы проверим эту информацию, - быстро сказал Долан, на этот раз заняв редкую для себя позицию миротворца.

- Сколько потребуется, - жалобно сказал Джеребко.

Они оставили Милтона в комнате переговоров с офицером, отвечающим за его охрану, и втроём - Джесси, Долан и Мёрф – перебрались в подсобное помещение, которое было единственным ближайшим местом, где не было постоянного движения проходящих мимо людей, чтобы поговорить. Первым заговорил Мёрф.

- Мисс Хант, Вам поступил звонок. В обычной ситуации я бы не стал докладывать Вам о нём. Но, поскольку позвонили на стационарный коммутатор, и Ваш капитан санкционировал его, я готов позволить Вам ответить на него, при условии, что Вы ничего не расскажите о своих передвижениях.

- Хорошо, - сказала Джесси, и её любопытство взяло верх над опасениями. – Кто звонит?

- Детектив Райан Эрнандес.

Несмотря на все предпринятые ею усилия не выдать своей реакции, Джесси почувствовала, как у неё покраснели щёки.

ГЛАВА 10

- А. Хорошо, - сказала Джесси, пытаясь казаться невозмутимой. – Где мне можно ответить на звонок?

- Ты можешь сделать это здесь, - сказал Долан, явно заметив её внезапно порозовевшее лицо, но не сказав об этом ни слова. – А я тем временем проверю алиби Джеребко. И также проверю данные телефона его жены. Найди меня, когда закончишь.

Она кивнула. Мёрф говорил по телефону.

- Соединяй, - произнёс он в трубку и протянул её Джесси. – Только не долго, хорошо? Даже в безопасных условиях это всё равно риск.

- Спасибо, - сказала она, беря трубку в руки.

- Я буду прямо за дверью, - напомнил он ей.

Когда он закрыл за собой дверь, она поднесла трубку к уху.

- Привет, - нерешительно произнесла девушка.

- Джесси, - раздался знакомый голос Райана Эрнандеса - её друга и временного напарника, а сейчас ещё и парня, упоминание имени которого невольно заставило её покраснеть. – Как твои дела?

- Потихоньку, - ответила она, радуюсь, что её голос остался под контролем, в отличие от кожи. – Ну, знаешь, раскрываю дела, пытаюсь избежать серийных убийц и тому подобное.

- Просто обычный для тебя офисный день, правда? – игриво спросил он.

- Иногда я думаю, что именно так и есть.

- Что ж, мне очень жаль, что в последнее время я редко выходил на связь. Я знаю, что обещал сообщать тебе новости из больниц, куда твой отец-псих мог обратиться за получением помощи.

- Ничего страшного, - сказала она, хоть это и было не так. – Капитан держал меня в курсе. Кроме того, он сказал мне, что ты помогаешь с делом о тройном убийстве в каньоне Топанга, так что я знала, что ты занят.

- Ты думаешь, я не контактировал с тобой из-за этого? – спросил он, слегка обиженно. – Это совсем не так. Я бы не позволил каким-то нескольким убийствам помешать мне связаться с тобой.

- А что тогда? – спросила она, удивлённая его прямотой.

- Мне запретил Декер. Он сказал, что общение любого рода может поставить под угрозу твою безопасность. Также он сказал, что до тех пор, пока Крачфилд и Турман находятся на свободе, он хочет, чтобы ты полностью исчезла из поля зрения.

Джесси не могла не почувствовать облегчение, услышав эти слова. Несмотря на то, что она знала, насколько это смешно, какая-то инстинктивная её часть начала задаваться вопросом, не мог ли он просто забыть о ней. В то же время, она мгновенно почувствовала злость по отношению к капитану Декеру за то, что он это сделал, и при этом ей даже ничего не сказал. Когда всё уляжется, она планировала обсудить с ним этот вопрос.

- Тогда почему ты звонишь сейчас?

- Я услышал об убийстве Эрни Кортеза и послании Крачфилда, - ответил он. – И вообразил, в каком состоянии ты, должно быть, находишься. Тогда я подумал: «К чёрту!». Затем позвонил Декеру и потребовал связаться с тобой. Я сказал ему, что брошу своё расследование, если он не разрешит мне этого сделать.

- Представляю, как ему это понравилось, - сказала Джесси, не решаясь сказать намного больше.

- Да, он пригрозил уволить меня, и повесил трубку. Но спустя пять минут он перезвонил и сказал, что может соединить меня с тобой, если я позвоню на основной номер и попрошу к телефону маршала Мёрфа. Кто это такой?

- Это один из членов команды по обеспечению моей безопасности, - объяснила она. – Вообще-то, я не думаю, что должна с тобой об этом даже говорить.

- Верно. Всё, что мне нужно знать, я уже понял. Итак, как ты себя чувствуешь на самом деле?

Джесси была в порядке до того, как услышала эти последние слова. На самом деле. Внезапно у неё открылся поток эмоций, и она почувствовала, как у неё в горле зарождается рыдание. В последний момент она перекрыла его кашлем.

- Бывало и получше, - сказала она голосом, который находился на эмоциональной грани, но сумела взять его под контроль и держаться ровно. – Довольно трудно справиться со всем этим без отсутствия особой поддержки. После побега заключённых из психиатрической клиники Кэт отправилась на поиски себя в Европу. Из соображений безопасности у меня нет возможности встречаться со своим психологом. Мне не разрешили общаться с тобой. И до сегодняшнего дня я почти всё время сидела взаперти в конспиративном доме. Маршалы отлично выполняют свою работу. Но они абсолютно не похожи на разговорчивую Кэт. К тому же, я не могу нормально выспаться, по большей части потому, что нахожусь в постоянном страхе, что один из двух серийных убийц может меня найти.

- Звучит, как супер весёлое времяпровождение, - ответил Райан с притворным энтузиазмом, прежде чем вернуть голосу его привычный тон. – Джесси, мне и правда очень жаль. Это звучит чудовищно.

- Спасибо, - сказала она.

Далее последовала долгая пауза, которая уже начинала становиться неловкой, когда Джесси нарушила молчание.

- А как у тебя дела? – спросила она как бы в общем, хотя её в частности интересовало состояние его брака. Он недавно упоминал, что они с женой развелись.

- Моя жизнь… перевернулась вверх дном. Я расскажу тебе, когда мы поговорим при встрече. К тому же, было бы странно жаловаться тебе на то, что происходит у меня, когда ты находишься под таким давлением обстоятельств.

- По крайней мере, мне не скучно, - сказала Джесси, позволяя ему пока что сорваться с крючка.

- Да уж. Надеюсь, вскоре обоих этих парней поймают, и ты сможешь снова жить своей привычной жизнью: не выходить на улицу по ночам, смотреть скучные передачи по телеку и плохо питаться.

- Я бы с удовольствием, - сказала она, посмеиваясь.

В дверь легонько постучали. Джесси знала, что это значило.

- Эй, мне тут говорят закругляться. Но больше так надолго не пропадай, ладно? Я не хочу, чтобы ты лишился работы или что-то в таком духе, но мне было бы приятно услышать от тебя весточку время от времени.

- Я посмотрю, что смогу сделать, при условии, если это никак не отразится на моей пенсии, - шутливо добавил он. – Ты того не стоишь.

- Как мило, - сказала она, положив трубку до того, как он снова стал серьёзным.

Она открыла дверь и отдала Мёрфу телефон.

- А теперь давайте сменим Ваше местонахождение, - сказал он, не комментируя ничего из того, что он мог слышать или не слышать.

Они вернулись в комнату переговоров, которая теперь была пуста. Джесси захватила с собой горсть картофельных чипсов и просмотрела список других парней Клэр с сайта «Взгляд любви».

Среди них было двое, которые заинтересовали её больше других. Один из них был кинозвездой. Другой – руководителем технической компании. Оба встречались с девушкой последние три месяца, а значит возможный разрыв их отношений был недавним и потенциально более грубым.

Она решила сначала позвонить актёру, исходя из предположения, что обеспечить себе разговор с ним может оказаться сложнее, чем с руководителем компании.

Джетт Коллисон был самой настоящей кинозвездой. Согласно данным его странички в Википедии, ему было всего двадцать шесть лет. Но он уже успел сняться в главных ролях нескольких блокбастеров. Его амплуа включали в себя роли персонажей простоватого склада, обладающих своим особым незамысловатым шармом, будучи необычайно симпатичными и очаровательными главными героями романтических комедий. Он был похож на молодого Хью Гранта. Её приёмная мать, Дженис, любила фильмы 1990-х с участием Хью Гранта и по многу раз их пересматривала. Джесси подумала, что, будь она ещё жива, Коллисон ей, наверное, тоже бы понравился.

Джесси набрала указанный номер, и ей ответил задорный женский голос:

- Телефон Джетта. Это Матильда. Чем могу быть полезна?

- Привет, Матильда. Я звоню из полиции Лос-Анжелеса. Могу ли я поговорить с Джеттом?

- Это какой-то розыгрыш? – спросила Матильда. – Марни, это ты? Я знаю, что это ты.

- Это не Марни, - сказала Джесси своим самым профессиональным тоном. – Моя фамилия Хант. Я работаю в полицейском департаменте Лос-Анжелеса. Мы расследуем дело о шантаже и считаем, что мистер Коллисон мог стать потенциальной жертвой. Мы бы хотели поговорить с ним как можно скорее. Не могла бы ты нас соединить, пожалуйста?

Она ждала, пока Матильда попросит больше доказательств того, что Джесси является той, за кого себя выдаёт. Но вместо этого девушка сразу же сдалась.

- Мне очень жаль, - сдержано сказала Матильда. – В данный момент Джетт находится на съёмках. Согласно его расписанию, он почти беспрерывно будет задействован сегодня до одиннадцати вечера. Если я его выдерну, это может стоить ему сотни тысяч долларов, а мне, возможно, рабочего места. Есть ли у Вас возможность поговорить с ним завтра? Он будет свободен целый день.

Джесси уже собиралась наброситься на Матильду, когда посмотрела на часы. Было уже больше пяти вечера, а ей ещё нужно было связаться с директором технической компании и посмотреть, что выяснил Долан касательно алиби Джеребко. В любом случае было маловероятно, что она сможет сегодня поговорить с Коллисоном. Поэтому она решила дать ей поблажку.

- Вот что мне от тебя нужно, Матильда, - сказала она всё ещё твёрдым голосом, но уже не с таким напором. – Найди своего босса и поговори с ним наедине. Скажи ему, что полиция Лос-Анджелеса обеспокоена тем, что он может подвергнуться шантажу, связанному с деятельностью сайта под названием «Взгляд любви». Когда он это услышит, то поймёт, о чём речь. Попроси его ответить мне на этот номер и указать место, где мы могли бы завтра первым делом обсудить этот вопрос. Сейчас 16:53. Если я не получу от него сообщение до 19:00, мы с моим напарником приедем на съёмочную площадку и сопроводим его в участок, чтобы поговорить, и нам будет всё равно, что он на съёмках. Мы поняли друг друга?

- Да, мэм, - сказала Матильда.

- Хорошего вечера, - произнесла в ответ Джесси, прежде чем положить трубку.

- Похоже, Вам это понравилось чуть больше, чем нужно с профессиональной точки зрения, - сказал Мёрф, не поднимая на Джесси глаз.

 - Что… разве Вы теперь раздаёте бесплатные комментарии? – спросила Джесси, наполовину раздражённая, наполовину удивлённая. – Вы почти часами можете не проронить ни одного слова, а потом резко критикуете мои методы проведения следственных действий?

- Это просто моё наблюдение.

Прежде чем она смогла ответить, открылась дверь, и в комнату вошёл Долан. Он выглядел расстроенным.

- Какие-то проблемы? – спросила она.

- Последняя девушка Джеребко подтвердила его алиби, - разочарованно сказал он. – И данные GPS его телефона тоже. Мы проверяем камеры наблюдения, расположенные неподалёку от её дома, но, похоже, удача может нам и не улыбнуться.

- А как насчёт Гейл?

- То же самое. Я не говорил с её детьми. Но данные её телефона показывают, что она была именно там, где сказала – у себя дома. Ваши техники даже установили, что она купила фильм на Amazon где-то около 23:45. Однако, это не может полностью признать её невиновной. Судмедэксперт определил время смерти девушки между полуночью и двумя часами ночи. Но ничего из того, что я нашёл, и близко не намекает на то, что жена советника является ангелом отмщения. Кроме того, она показалась мне довольно практичной женщиной. Она знает, что подобный скандал не сможет уничтожить репутацию её мужа. Чёрт, он может даже вызвать к нему ещё больший интерес со стороны избирателей. В любом случае, я думаю, что с Джеребко мы зашли в тупик.

- Вот блин.

- Ага. Так что я отпустил Милтона, по крайней мере, пока что. К тому же, ситуация усугубляется. Предварительный токсикологический отчёт показал, что в крови жертвы не было следов наркотиков. Пока нет официальных данных, но, похоже, в крови Клэр было всего лишь немного алкоголя. Вот и всё.

- И как это усугубляет ситуацию? – спросила Джесси.

- Теперь местный маршал начнёт думать, что ему стоит подать заявку на разрешение работать в ФБР.

- Я доволен тем, что оказался прав, - спокойно сказал Мёрф, каким-то образом сумев сдержать улыбку.

-  Какой же Вы святой, - сказал Долан, которого, казалось, больше беспокоил тот факт, что Мёрф оказался прав, чем то, что Клэр не была наркоманкой, и что алиби их главных подозреваемых подтвердилось.

- Возможно, я могу поднять тебе настроение, - вставая, сказала Джесси в надежде избежать участия в назревающей битве тестостеронов, которую она ощущала всем нутром.

- И как же ты можешь это сделать? – спросил он, неохотно переводя своё внимание на неё, пока она собирала вещи и направлялась к двери комнаты переговоров.

- У меня есть ещё пара подозреваемых, которых нам нужно проверить. Один из них – руководитель крупной технической компании. Думаю, мы можем сделать ему сюрприз в его офисе, если выедем прямо сейчас.

- Звучит многообещающе, - сказал Долан. – А кто второй?

- Этого нам придётся отложить до завтра. К тому же, я не хочу, чтобы у тебя закружилась голова от счастья, так как он – настоящая кинозвезда. Так что, прихвати с собой свой альбом для автографов, Долан.

Она увидела, как он уже открыл рот, чтобы быстро ответить ей. Но, прежде чем ему удалось это сделать, она успела выйти из комнаты, оставляя его наедине с закрытой дверью.

ГЛАВА 11

Они едва успели.

Даже с включёнными сиренами поездка от Центрального участка до офиса Гюнтера Страуда, расположенного менее чем в шестнадцати километрах, заняла почти двадцать минут по городским пробкам Лос-Анджелеса в час пик.

Джесси предположила, что руководитель крупной компании будет ещё на работе к тому времени, когда они прибудут – к 17:36. Но когда открылась дверь лифта на тридцать седьмом этаже, там стоял Страуд с портфелем в руках, готовый уйти домой. За его спиной была полнейшая тишина, если не считать одинокого администратора, стоящего за главным столом.

Это был мужчина среднего роста, возрастом чуть больше тридцати пяти, он носил очки, у него были жёсткие вьющиеся каштановые волосы и бледная кожа, которая наводила на мысль, что он нечасто покидал свой офис. Он выглядел рассеянным и даже не заметил, что прямо перед ним стояло четверо человек, пока не заговорил Долан.

- ФБР, полиция Лос-Анджелеса и Служба Маршалов, мистер Страуд, - представился он, заставив директора слегка подпрыгнуть. – Вы не могли бы уделить нам минутку Вашего времени?

На долю секунды глаза мужчины широко раскрылись, прежде чем он снова сгруппировался.

- Что случилось? – спросил он.

Джесси услышала в его голосе нотки какого-то акцента, хоть и не смогла точно определить, какого именно – может быть, южно-африканского? Какого бы происхождения он ни был, было ясно, что Страуд находился здесь уже очень долгое время.

- Это вопрос деликатного характера, - сказала Джесси. – Почему бы нам не пройти в Ваш кабинет?

- Я уже собирался уезжать домой, - запротестовал Страуд. – Скажите, в чём дело.

Джесси знала, что такая реакция не пройдёт с Доланом, и была права.

- Хорошо, мистер Страуд, - начал он, и в его голосе прозвучала ранее отсутствующая резкость. – Речь идёт об одном клубе, членом которого Вы являетесь, и который подбирает пары богатым мужчинам старшего возраста с хорошим сексуальным аппетитом, находя им молоденьких девушек, которые в обычной жизни не обратили бы на них никакого внимания.

Страуд непроизвольно посмотрел на администратора, прежде чем развернуться.

- Давайте пройдём в мой кабинет, - прошипел он себе под нос.

Пока они шли вслед за ним, лицо Долана расплылось в самой широкой улыбке, которую Джесси когда-либо видела у него. Она оценила его колкость, но задалась вопросом, насколько она будет эффективной для получения нужных им ответов. Теперь Страуд перейдёт в режим обороны до конца их беседы.

Когда они подошли к его кабинету, Туми занял позицию прямо у входа. Как только за ними закрылась дверь, Мёрф сделал то же самое внутри. Страуд повернулся к ним лицом и заговорил первым, прежде чем кто-либо из них успел задать ему свои вопросы.

- Я очень занятой человек. Мне сложно найти время, чтобы знакомиться с женщинами. Поэтому я зарегистрировался на этом сайте. Это не запрещено законом. Это просто способ знакомить людей друг с другом. Я не плачу своим девушкам за секс. И ничего не обещаю. И я не знаю, что плохого я сделал.

- Вы женаты, мистер Страуд? – спросила Джесси, уже зная ответ.

Казалось, он опешил, но ненадолго.

- Моя жена работает в нашем офисе в Лондоне. Мы с ней редко видимся. Поэтому мы понимающе относимся к нашим семейным отношениям. Она знает, что я… встречаюсь с другими девушками.

- Интересно, кто же отправил её на работу в лондонский офис? – не унимался Долан, наслаждаясь усилением своего образа «быка в посудной лавке».

- Это решение было обоюдным, - резким тоном ответил Страуд.

- Вы знакомы с женщиной по имени Клэр Стэнтон? – спросила Джесси, пытаясь вернуть общение в необходимое русло.

 Он не предпринял никаких усилий скрыть факт их знакомства, поскольку его лицо расплылось в приятной улыбке при мысли об этой девушке.

- Да, конечно. Мы с Клэр встречались несколько месяцев тому назад. Она классная девчонка.

- А почему вы расстались? – спросила Джесси.

- Клэр сказала, что встретила парня, к которому у неё возникли сильные чувства, и что она не считает правильным продолжать встречаться со мной.

- Она не назвала его имени?

- Нет, - усмехнулся Страуд. – Это было не в её стиле. Она была очень осмотрительной.

- Так Вы поверили, что она действительно встретила другого мужчину? – спросил Долан, немного удивившись.

- Мне было всё равно. Встретила ли она кого-то ещё или врала, было ясно, что она больше не хочет меня видеть. Поэтому я принял этот факт и пошёл дальше. В Лос-Анджелесе много красивых девушек.

- Где Вы были прошлой ночью? – быстро спросила Джесси, надеясь, что поток несвязанных между собой вопросов может сбить его с толку.

Казалось, на мгновение он озадачился этим вопросом, но затем уверенно ответил:

- Я был здесь.

- В офисе? – спросила она.

- Да, у нас была обнаружена ошибка в программном обеспечении после последнего обновления, и мы все приложили усилия, чтобы устранить эту проблему. Я всю ночь не спал, работая вместе с технической командой.

- И за всю ночь Вы не отлучались отсюда ни по какому поводу? – продолжал давить Долан.

- Нет. Около четырёх утра я на несколько часов прилёг вздремнуть на своём диване, но всё это время я был здесь. Именно поэтому мне не терпелось уйти прямо сейчас – чтобы наконец-то нормально поспать.

- Кто может подтвердить Ваше местонахождение прошлой ночью? – спросил его Долан.

Страуд посмотрел на него так, будто тот шутил.

- Ни много ни мало около десяти инженеров-программистов, руководители наших отделов маркетинга и связей с общественностью, наш главный юрисконсульт и мой личный помощник. Ах, да - здесь был ещё разносчик пиццы.

Джесси подумала, что она практически слышит, как из этой комнаты вытекает энергия.

- Нам понадобятся имена всех этих ребят, - сказала она, хоть и сама искренне сомневалась в этом. – И мы сверим Ваши данные с данными службы безопасности этого здания, чтобы иметь возможность просмотреть записи с камер наблюдения, сделанные прошлой ночью.

- Без проблем, - сказал Страуд, чувствуя, что давление на него с их стороны снижается. – Мой помощник ведёт подробные записи. В любом случае, к чему всё это?

- Спасибо за уделённое время, мистер Страуд, - ответила Джесси, игнорируя его вопрос и вручая ему визитную карточку отдела расследований Центрального полицейского участка. – Пожалуйста, попросите Вашего помощника отправить записи на этот номер. И не уезжайте из города, не связавшись сначала с нами.

Она ушла, не сказав больше ни слова. Не было причин сообщать ему о смерти Клэр, если только это не могло послужить их целям. А, по крайней мере, на данный момент это никак не могло им помочь.

Пока они спускались вниз на лифте, несколько секунд все молчали.

- Что ж, - наконец пробормотал Мёрф, - это было крайне неудовлетворительно.

Джесси и Долан оба сердито посмотрели на него. Прежде чем кто-то из них смог ответить, у неё зазвонил телефон, и она перевела своё внимание на него.

- А как насчёт вот этого? – произнесла она, немного повеселев. – Это сообщение от Матильды, помощницы Джетта Коллисона. Он будет рад пообщаться с нами в своём пляжном домике в Малибу завтра в девять утра. Адрес указан.

- Почему бы нам просто не пойти туда и не допросить его прямо сейчас?

Джесси в изумлении посмотрела на Долана, не проронив ни слова. Наконец, ответил Мёрф.

- Вы действительно из этого города? – недоверчиво спросил он. – Как Вы думаете, что произойдёт, если агент ФБР, профайлер полиции Лос-Анджелеса и двое федеральных маршалов покажутся на съёмочной площадке и потребуют разговора с известным актёром? Насколько долго, по Вашему мнению, эта ситуация будет оставаться в тайне? А какое влияние это окажет на степень безопасности Хант, учитывая тот факт, что все фотографии, которые к тому моменту будут сняты на мобильные телефоны, в течении пары минут после нашего приезда попадут на сайт TMZ?

- Он что, и вправду такая важная персона? – спросил Долан, удивившись непривычно резким ответом Мёрфа.

- Он известная личность, - заверил его Мёрф. – И если мы появимся на съёмочной площадке и начнём бравировать своим авторитетом, мы тоже довольно быстро получим известность. И это не очень хорошая идея, принимая во внимание тот факт, что мы изо всех сил стараемся оставаться в тени. Может, нам лучше просто поехать в его пляжный домик завтра с утра на нашей машине без опознавательных знаков и поговорить с ним без всей съёмочной группы. Как Вы думаете, агент Долан?

Джесси никогда не видела Мёрфа таким раздражённым. Было очевидно, что Долан тоже.

- Хорошо, - сказал он, немного надув губы. – В любом случае, уже почти шесть вечера, и я не знаю, чем бы мне ещё заняться. Я имею в виду, что мы уже закончили работу на сегодня. И я был бы не прочь пропустить стаканчик-другой.

- Мы можем подбросить Вас, куда скажите, - сказал Мёрф, - но нам нужно доставить Хант в конспиративный дом. На дежурство скоро заступит ночная смена.

- Вы, ребята, могли бы составить мне компанию, - уговаривал их Долан. – Да бросьте, Вы можете просветить меня, как на самом деле работает киноиндустрия.

- Мне бы хотелось выпить, - сказала Джесси. Всё, что могло бы отсрочить её попадание в эту устланную коврами тюрьму, казалось ей привлекательным, даже если это означало выпить с таким занудой, как Долан.

- Это невозможно, - констатируя факт, сказал Мёрф.

- Ну же, - сказал Долан. – Вы и вправду думаете, что ей будет угрожать опасность в баре, выбранном наугад? За последний час мы петляли туда-сюда по пробкам, за нами следовала вторая машина, обеспечивающая ей безопасность. Если бы нас преследовали, то вы, ребята, точно бы это заметили. Вы даже можете выбрать бар самостоятельно, маршал Мёрф. Таким образом, Вы будете уверены в том, что ни Крачфилд, ни Турман не смогут предвидеть наше следующее местонахождение. Что скажите, Мёрф? Не будьте таким занудой.

Джесси не стала участвовать в этом обсуждении, будучи полностью уверенной в том, что это пустая трата времени. Вместо этого она откинулась на спинку сидения, решив насладиться тем, что осталось от её сегодняшнего свободного времени, даже если это была всего лишь езда в автомобиле. Она закрыла глаза и попыталась провести мини-медитацию, сосредоточившись на своём дыхании и на том, как медленно поднимается и опускается её грудная клетка.

Её внимание отвлёк звук голоса Мёрфа, который говорил в коммуникатор.

- Внимание всем командам. Возвращение на базу будет отложено на некоторое время. Предстоит внеплановая остановка. Время не определено. Подробности последуют позже. Следуйте за машиной и будьте начеку.

Джесси открыла глаза, не зная, правильно ли она всё расслышала.

«Неужели я действительно еду в бар?»

ГЛАВА 12

Она-таки ехала. Но не сразу. Сначала в бар под названием «Повеселимся вчетвером у Боба» заскочил Мёрф, чтобы проверить местную обстановку, пока Туми объезжал квартал с Джесси и Доланом на заднем сидении. Этот бар был расположен в довольно странной центральной части города. Он находился на оживлённой торговой улице, но через два квартала на запад деловая часть района резко обрывалась и начинался жилой массив.

Внезапно на улицах появились лежачие полицейские и дорожные знаки «Осторожно, дети». Район, расположенный на окраине Вест-Адамс представлял собой многогранное сочетание домов в коттеджном стиле и помпезных особняков, которые выглядели так, будто были построены ещё до Второй мировой войны.

Но прежде чем Джесси смогла по-настоящему оценить их величие, Туми объехал эту часть района и направился обратно к оживлённому кварталу со всеми его магазинами, ресторанами и барами. Когда они снова подъехали ко входу в бар Боба, с ними заговорил Туми. Слышать его голос было такой редкостью, что она уже почти забыла, как он звучит.

- Как только я остановлюсь, немедленно выходите, - проинструктировал их он. – Мёрф ждёт вас у двери. Проходите сразу внутрь здания. Соблюдайте все предписания, не задумываясь. Это понятно?

- Понятно, - сказала Джесси.

- Эта ночь может стать лучшей в моей жизни, - легкомысленно добавил Долан, кивнув в знак согласия.

Машина остановилась, и они вышли, быстро направившись к двери, которую Мёрф держал открытой. Он провёл их через людный зал в заднюю комнату, подальше от других посетителей.

Когда они вошли внутрь, Джесси поняла, почему Мёрф согласился выполнить эту просьбу. Это был полицейский бар, а в одном из его залов почти всегда отдыхали исключительно сотрудники правоохранительных органов. Она узнала нескольких детективов из близлежащих участков, а также некоторых офицеров в форме, которые не были в данный момент при исполнении своих служебных обязанностей. Там были и другие, которых она не знала лично, но могла поручиться, что они работали в правоохранительных органах, исходя из их общего поведения. Она могла предположить, что из дюжины людей, находящихся в комнате, все, кроме одного, тем или иным образом относились к полиции. А тот один оставшийся был барменом.

Мёрф подвёл их к двум свободным стульям, стоящим в конце небольшой барной стойки. Как только они разместились, она услышала, как он сказал в коммуникатор:

- Сойка и Голубь на месте. Туми, дай мне знать, когда устроишься в главном зале. Коллика, пока будь на позиции у входа в здание и периодически обходи его сзади. Эмерсон, продолжай следить за кварталом из машины. Если заметите что-либо необычное – сразу же сообщите мне.

Когда он закончил, к нему наклонился Долан.

- Моё кодовое имя Голубь? – игриво спросил он. – Это похоже на оскорбление, Вы так не думаете? Голубь – это просто крыса с крыльями.

Мёрф только пожал плечами, пока его взгляд перемещался по комнате, следя за всем вокруг.

- Не жалуйся, - сказала Джесси. – Это всё равно лучше, чем Сойка. Они специально выбирают отсылки к литературным произведениям, чтобы обидеть меня.

- По крайней мере, к тебе они проявили творческий подход, - сказал Долан, прежде чем добавить. – И всё-таки, какие произведения они имели в виду?

Джесси посмотрела на него, поражённая его невежеством.

- Да ты, похоже, абсолютный профан в современной массовой культуре, Долан, - сказала она.

- Вы оба теряете время, - спокойно заметил Мёрф. – Я даю вам максимум полчаса на пребывание здесь. Так что вам лучше заказать те напитки, которые вы так желали. И, Сойка, Вы расплачиваетесь только наличными, это ясно? Никаких кредитных карт. Никаких имён. Даже здесь.

Она кивнула и помахала бармену.

- Виски «Гленливет» - чистый, пожалуйста, - сказала она, а затем развернулась к Долану. – А ты что будешь, Голубь?

- Спасибо, - сказал он, прежде чем повернуться к бармену. – Я выпью бокал вашего самого дешёвого бурбона, бармен. Двойной, пожалуйста.

Пока они ждали свой заказ, Джесси получила текстовое сообщение от капитана Декера. Взглянув на него, она показала его Долану. Там было написано: «Всё ещё никаких зацепок по БК и КТ. В больницах – глухо. Криминалисты до сих пор изучают труп Кортеза, но пока по нему ничего нет. Не падайте духом. Мы их найдём».

- Может тебе тоже заказать двойной? – спросил Долан, прочитав это сообщение.

- Не искушай меня, - сказала она, когда им принесли напитки.

Она сделала длинный медленный глоток, позволяя сладкой тёплой жидкости обжечь себе горло. После этого она снова переключила внимание на своего временного напарника.

- Итак, теперь, когда в баре только мы с тобой, как насчёт того, чтобы рассказать мне настоящую причину, по которой ты передумал сегодня утром и поддержал идею о том, чтобы я продолжила расследование по делу Стэнтон?

- Что ты имеешь в виду? – спросил он, прежде чем выпить залпом свою стопку и подготовить ещё одну.

Она посмотрела на него своим лучшим взглядом в стиле: «Ты, должно быть, издеваешься надо мной?»

- Я имею в виду то, что сначала ты был готов всё бросить и уйти, потому что это расследование не имеет никакой связи ни с Крачфилдом, ни с Турманом. Было похоже, что мне неизбежно придётся вернуться в этот богом забытый конспиративный дом. А потом ты делаешь поворот на сто восемьдесят градусов и выступаешь за то, чтобы я продолжила расследование с твоей помощью. В чём дело?

- Я подумал, что ты заслуживаешь этого шанса, - неубедительно ответил он.

Она принялась пристально пронзать его взглядом.

 - Ну ладно, - сказал он в конце концов. – Я назову тебе настоящую причину. Но она может тебя вывести из себя.

- Итак, что там ещё? Выкладывай.

- Я подумал, что чем больше мы с тобой будем появляться на людях, расследуя дело, тем более вероятно, что мы наткнёмся на одного из этих парней. А этого точно не произойдёт, если ты постоянно будешь находиться взаперти в своём конспиративном доме.

- Получается, по сути, ты хотел использовать меня в качестве приманки, чтобы привлечь внимание двух серийных убийц, - сказала она.

- Ну, я бы так не сказал, - произнёс он перед тем, как выпить вторую стопку бурбона, которую только что поставили перед ним. – Хорошо, думаю, я бы именно так и сказал.

- И именно поэтому ты хотел сегодня поехать на съёмочную площадку? Ты надеялся, что я попаду в чей-нибудь кадр и, таким образом, на мой след может напасть либо Крачфилд, либо мой отец?

- Это не было моим конкретным намерением. Но когда я услышал, что это может произойти, меня это не расстроило, - признался он, прежде чем развернуться и посмотреть ей прямо в глаза. – Слушай, я не верю, что нам удастся поймать этих парней с помощью стандартной техники расследования. Мы должны их выманить, зацепить чем-то, и надеяться, что они могут допустить ошибку. И лучший способ сделать это – заставить их выйти из укрытия и начать преследовать тебя. Именно тогда они станут наиболее уязвимыми.

Подоспела его третья стопка, которую Долан сразу же выпил залпом, пока Джесси сделала глоток из своего бокала.

- Думаю, мне нужно поблагодарить тебя за честность, - сказала она. Она подозревала, что это может быть причиной его поведения, но не рассчитывала, что он может честно в этом признаться. Уже только за это он заслуживал доверия.

- Обо мне можно много чего рассказать, но только не то, что я лжец, - сначала сказал он, а затем, мгновение спустя, исправился. – На самом деле это не так. Я лгун, однако, не патологический. Такое происходит только, когда того требует ситуация.

- Чувак, да ты ещё тот угрюмый сукин сын, - выразила своё восхищение она. – Как ты дошёл до такого?

Он посмотрел на неё и поднял бровь. Она подумала, что каким-то образом могла обидеть его, и решила не развивать тему. Но потом он ответил.

- Четыре года назад мои жена и сын погибли, потому что их сбил скрывающийся с места преступления грабитель банка, - безэмоционально сказал он. – Парень пытался сбежать и со всего маху въехал прямо в них. А сам остался без единой царапины. С тех пор я всегда в плохом настроении.

Ошеломлённая Джесси поперхнулась своим напитком. Чтобы прийти в себя ей потребовались добрые секунд двадцать.

- Господи, - наконец удалось ей прохрипеть. – Я не знала. Мне очень жаль.

- Поверь, если и существует кто-то, кто не обязан проявлять ко мне сочувствие в отношении семейных трагедий, так это ты. Когда тебе было шесть лет, у тебя на глазах твой отец убил мать. А тебя оставил умирать в промёрзшем доме рядом с её телом. Твой муж оказался социопатом, который пытался повесить на тебя убийство, а затем совершил попытку убить тебя, когда ты обо всём догадалась. Потом появился твой давно потерянный отец, нашёл и лишил жизни твоих приёмных родителей. Я удивлён, что ты не стала ещё угрюмее, чем я.

- Да, я тоже, - тихо согласилась Джесси.

Вдруг у неё пропало желание допивать свой виски. В её голове возникли образы приёмных родителей - Брюса и Джанин Хант. Она пыталась не думать об их последних днях, о том, как их обоих нашли мёртвыми в своей квартире в кондоминиуме для пожилых людей. Она старалась вспоминать их более молодыми, когда они учили её печь печенье с шоколадной крошкой и кататься на лыжах с учебной горки в Нью-Мексико. Но те другие - жестокие воспоминания постоянно их вытесняли.

- Мне нужно в туалет, - пробормотала она, вставая со стула.

Мёрф привстал, чтобы проследовать за ней, но она подняла руку.

- Можно мне хоть минутку побыть наедине? – коротко спросила она. – Я никуда не денусь. Просто поговорите тут со своим приятелем. Я скоро вернусь.

Мёрф остановился, хоть и не был в восторге от этой идеи. Джесси было всё равно. Ей нужно было провести несколько минут наедине, чтобы собраться с мыслями и, похоже, женский туалет в полицейском баре был единственным местом, где она могла это сделать.

Она прошла в заднюю часть бара и открыла дверь в дамскую комнату. К счастью, там никого не было. Несмотря на то, что ей не нужно было пользоваться туалетом, она зашла в кабинку и села, позволив, чтобы боль её последних утрат вылилась в нескольких коротких всхлипываниях, а затем, понемногу рассеялась.

Ей бы хотелось побыть там подольше наедине со своими мыслями. Но она услышала, что в комнату вошёл ещё кто-то и захлопнул за собой дверь соседней кабинки. И последнее, что ей нужно было – так это, чтобы какая-то незнакомая ей женщина слышала, как она плачет. Поэтому Джесси вышла и подошла к раковине, чтобы помыть руки и умыться.

Она посмотрела на себя в зеркало. Этот день оставил на ней свои следы. Она и так недосыпала и находилась в постоянном стрессе. Но моральное истощение от расследования, казалось, ещё больше отразилось на состоянии её кожи. И только зелёные глаза, которые в последнее время стали такими тусклыми, сейчас выглядели получше. Может быть, в них отражался азарт того, что она занималась расследованием дела. А возможно, они просто блестели после её непродолжительного плача. По какой бы причине это ни произошло, но они излучали энергию, которой в последние дни не было в её взгляде.

Она услышала, как женщина в соседней кабинке спустила воду, и быстро промокнула края глаз, чтобы та ничего не заметила. Из кабинки вышла неуклюжая женщина, одетая в уродливый брючный костюм с неприглядной завивкой волос. Она выглядела так, как будто уже пропустила несколько лишних рюмок. Немного покачиваясь, женщина подошла к раковине и опёрлась на неё, чтобы не упасть.

- С Вами всё в порядке? – спросила Джесси, довольная тем, тем женщина была не в состоянии заметить чужие личные проблемы.

- Всё хорошо, спасибо, - устало сказала женщина. – Просто тяжёлый день. Скорее всего, я просто переборщила со снятием стресса.

Джесси слегка усмехнулась.

- Поверьте мне, я Вас понимаю, - сказала она, наклоняясь к зеркалу, чтобы убедиться, что от её слёз у неё не потекла тушь.

- Спасибо, что не осудили, - сказала женщина, оглядываясь и слегка улыбаясь, поправляя причёску перед зеркалом. – Каждый из нас несёт бремя, не понятное другим, правда ведь?

Джесси кивнула в знак согласия. Она выбрасывала использованную бумажную салфетку в мусор, когда у неё по спине буквально пробежали мурашки. Что-то в полуулыбке этой женщины вызвало запоздалую вспышку её воспоминания, что-то вроде стойкого ощущения дежавю. Эта улыбка была ей знакома.

И только когда эта женщина полезла в сумочку, Джесси смогла определить, откуда она знала эту улыбку. Это была улыбка, которую она видела так много раз через стекло тюремной камеры в психиатрической клинике. И принадлежала она Болтону Крачфилду.

ГЛАВА 13

Джесси не успела отреагировать.

Прежде чем она смогла пошевелиться или даже заговорить, Крачфилд толкнул её на стену и вытащил из сумочки небольшой нож. Он поднёс его к её сонной артерии, плотно прижав кончик к её коже. Они оба смотрели вперёд, не сводя друг с друга глаз в отражении зеркала в уборной.

- Я ведь самое тяжёлое Ваше бремя, не так ли, мисс Джесси? – мягко сказал он ей на ухо своим до боли знакомым луизианским протяжным голосом.

Прямо в разгар нарастающей с бешеной скоростью паники, Джесси винила себя за то, что не узнала его сразу. Парик с химической завивкой был откровенно ужасным. А брючный костюм выглядел так, будто он отрыл его в комиссионном магазине, продающем женские вещи 80-х годов. А вблизи можно было отчётливо увидеть волосы на его руках, хоть он и побрился, загримировался и накрасил ресницы.

Она была такой вежливой, не желая осуждать этот явно пьяный, старомодный пережиток прошлого столетия, что упустила из виду очевидные знаки опасности. Пока Джесси молча смотрела на Крачфилда, она позволила раздражению взять верх над её чувствами. Оно было гораздо лучше страха.

Он равнодушно смотрел на неё, пристально разглядывал, ожидая её реакции. Девушка знала, что то, что она сейчас скажет или сделает может определить будет ли она жить или нет.

Это был первый раз её общения с Крачфилдом, когда их не разделяла тюремная решётка. Несмотря на то, что физическая ситуация их общения изменилась, Джесси подумала, что его содержание вряд ли должно поменяться. Она пыталась успокоить свои мысли, держать под контролем страх, вырывающийся из каждой её клеточки, и напомнить себе, почему Крачфилд помогал ей в расследовании прошлых дел, почему он наслаждался её визитами, почему он даже предупредил, что отец будет преследовать её: всё это потому, что она ему нравилась.

«А чем я ему нравлюсь?

Тем, что не пасую перед ним. Тем, что не веду себя, как беспомощная жертва. Тем, что я общаюсь с ним на равных. Тем, что, несмотря на всё, что я перенесла, я чертовски крута».

И тут она поняла, что именно должна делать. Несмотря на то, что в её горло впивалась холодная сталь ножа, Джесси почувствовала, что её телу удалось расслабиться. Она перестала сопротивляться Крачфилду, перестала пытаться вырваться и позволила ему ещё крепче себя сжать. Она медленно сделала длинный, протяжный вдох и глубоко выдохнула.

- Не льстите себе, мистер Крачфилд, - сказала она более твёрдым тоном, чем даже предполагала. – Я бы не назвала Вас монстром, хоть на принца Вы тоже не тянете.

Крачфилд невольно ухмыльнулся, чуть ослабив хватку.

- Даже в подобных обстоятельствах Вы не теряете чувства юмора, - сказал он с некой долей почтения. – Я скучал по Вашей компании, мисс Джесси. Вы не перестаёте меня удивлять.

Джесси сделала ещё один вдох, на этот раз будучи абсолютно уверенной в том, что он не собирается выпотрошить её, как Эрни Кортеза, по крайней мере, не в ближайшие несколько секунд.

- Вы тоже, мистер Крачфилд, - мягко ответила она. – Не знала, что у Вас настолько старомодный вкус. Может, Вы после нашей встречи собираетесь посетить костюмированную вечеринку в стиле фильма «Деловая девушка?»

При упоминании этого фильма Крачфилд расплылся в широкой улыбке.

- О, я что, источаю чувственность Мелани Гриффит?

- Скорее Джоан Кьюсак, - заметила она.

- Достаточно близко, - сказал он, изображая испорченное настроение. – Хоть мне несказанно нравится болтать с Вами о старых фильмах, в нашем распоряжении не так уж и много времени, так что перейду сразу к делу. Могу поспорить, что Ваш друг-маршал уже начал немного нервничать и решает, сколько ещё времени должно пройти, прежде чем он ворвётся в дамскую комнату.

- Да, он достаточно бесцеремонный, - согласилась Джесси, пытаясь поддерживать разговор, чтобы он не решил внезапно нанести удар ножом.

- Надеюсь, мы ещё встретимся, мисс Джесси, - сказал он, снова возвращая голосу серьёзный тон. – Но прежде чем это случится, Вам ещё нужно пережить эту ночь. И чтобы проснуться завтра утром целой и невредимой, Вам необходимо будет последовать моему совету. Не возвращайтесь сегодня домой. Иногда безопасная конспиративная квартира – не такая уж безопасная, как кажется.

Глаза Джесси невольно расширились.

- Стойте, Вы хотите сказать, что мой отец…

- Мне не хочется этого делать, мисс Джесси, - сказал он, перебивая её. – Но для того, чтобы мы снова встретились, мне нужно сейчас уйти. А чтобы мне никто не помешал это сделать, мне нужно вывести Вас из строя…

Прежде чем успеть спросить, что это значит, Джесси почувствовала, как оказавшаяся на её затылке ладонь Крачфилда толкнула её лбом прямо в зеркало. Последнее, что она видела, было отражение её собственного лица, к которому она слишком быстро приближалась. Затем последовала вспышка агонии, за которой наступила чернота.


* * *

Когда она пришла в себя, то обнаружила, что лежит на полу дамской комнаты. Над ней стоял Мёрф с пистолетом наготове. Джесси слышала его голос, но не могла разобрать, что именно он говорит. После нескольких секунд в её голове всё стало проясняться, и она смогла его понять.

- … это я, Хант. С Вами всё в порядке? Вы слышите меня?

- Угу, - сумела простонать она.

Секундой позже Долан тоже был в дамской комнате. Он оценил ситуацию и тоже достал пистолет. Мёрф мельком взглянул на него.

- Побудьте с ней, - распорядился он. – Мне нужно обезопасить комнату.

Если он этого до сих пор не сделал, это значит, что он только что вошёл. Ей было интересно, как долго она находилась без сознания. Долан опустился на колени рядом с ней и рассматривал её голову. Джесси знала, что у неё из раны идёт кровь, потому что чувствовала, как по щеке стекает жидкость, едва не затекая ей в правый глаз.

Она сосредоточила своё внимание на Мёрфе, который открыл ногой обе кабинки, а затем посмотрел на маленькое открытое окно вдоль дальней стены. Он подошёл к нему сбоку, осторожно выглянул в него, а затем быстро отошёл и принялся что-то говорить в свой коммуникатор.

- Внимание, группа сопровождения. Нападавший несколько минут назад находился в здании, на данный момент он где-то в этом районе. Вероятнее всего, он сбежал через окно дамской комнаты. Подозреваемый может до сих пор находиться в переулке или на прилегающей улице. Туми и Коллика, обойдите здание с противоположных сторон и встретьтесь позади него. Эмерсон – продолжай патрулировать квартал и жди дальнейших инструкций. Объявляю состояние повышенной готовности.

- Женщина… - пробормотала Джесси.

- Что? – спросил Долан, наклоняясь ближе.

- Крачфилд… переодет в женщину.

Долан посмотрел на Мёрфа.

- Хант говорит, что это был Крачфилд, и что он одет, как женщина, по крайней мере, был.

Мёрф кивнул и передал информацию в свой коммуникатор.

- Имейте в виду, подозреваемый Б.К. Он может быть переодет в женщину. Мне нужны отчёты от каждой группы каждые тридцать секунд, - сказал он, а затем развернулся к Джесси и Долану. – Как она?

- Да, как она? – повторила Джесси.

- Небольшой разрез над правым виском, - сказал Долан. – Может, даже не нужно накладывать швы. Достаточно будет обыкновенного пластыря. Он мог поступить намного хуже.

- На самом деле он не пытался мне навредить. Он хотел предостеречь меня.

- От чего? – спросил Долан.

- Он говорил о конспиративном доме. Сказал, что там небезопасно.

Казалось, что на мгновение Мёрф изрядно упал духом, пока его внимание снова не вернулось к голосу в наушнике. После прослушивания полученной информации он выглядел ещё более подавленным.

- Все группы отчитались, - сказал он им. – Они ничего не нашли. Он ушёл.

ГЛАВА 14

Они приняли решение, что Джесси следует провести эту ночь в участке.

При любых других обстоятельствах она бы запротестовала, но, учитывая сложившуюся ситуацию, девушка просто не могла позволить себе этого. К тому же, у неё всё равно не было идеи получше. Конечно, когда было сказано «в участке», она не предполагала, что они имели в виду койку в пустой камере.

- Меня что, наказывают? – спросила она капитана Декера.

- Нет, - ответил он, когда они шли по пустому коридору в помещение для арестов. – На самом деле, это максимально безопасное для Вас место, по крайней мере, на ближайшее время. Эта камера изолирована от других, так что мы можем держать Ваше присутствие в тайне от большинства людей. Здесь безопасно, и она находится под круглосуточной охраной. Сегодня дежурят двое моих самых доверенных сотрудников полиции. Долан собирается спать на второй кровати в камере. И через двадцать минут здесь будет четыре новых федеральных маршала, чтобы сменить группу Мёрфа на ночь. Надёжнее места просто невозможно придумать, кроме, разве что, аварийного бункера.

- Ну, не наказание, так не наказание, - сказала она скорее, чтобы разрядить обстановку, чем накалить её. Прежде чем капитан успел продолжить, она развернулась к Мёрфу. – С ребятами на конспиративной квартире всё в порядке?

- Пока что всё хорошо, - ответил он. – Мы увеличили численный состав групп в надежде, что Ваш отец проявит себя, но все они, в основном, находятся вне непосредственной зоны действия. Также мы используем дополнительное наблюдение, включая дроны. На самом деле, мы хотим приманить его. У нас даже есть женщина-маршал, переодетая в Вашу одежду и с волосами, собранными в хвост, как у Вас. Она вооружена до зубов, так что, даже если ему удастся пробраться внутрь, его ждёт сюрприз.

- Расслабьтесь, Мёрф, - посоветовала Джесси. – Ксандер Турман обладает изощрённым умом, он терпелив и просто гениален. Недооценка его способностей обычно приводит людей к смерти.

- У нас всё под контролем, мисс Хант, - твёрдо уверил он её.

- Как скажете, - произнесла она, а затем снова обратила своё внимание на Декера. – Кстати, можно мне ещё таблетку «Ибупрофена» или это противоречит тюремным правилам? У меня до сих пор ужасно болит голова.

- Врач сказала, что Вам можно будет выпить ещё две в одиннадцать вечера, но не раньше.

-  А она не подумала, что у меня может быть сотрясение мозга? – скептически напомнила Джесси. – Как Вам такой вариант?

- Вы слышали то же, что и я, - ответил Декер. – Она думает, что удар был достаточно сильным, чтобы оглушить Вас, но до сотрясения мозга дело не дошло; словно он довёл технику удара до совершенства.

- Крачфилд усовершенствовал много техник, - согласилась Джесси, - включая возможность каким-то невероятным образом разыскать меня в этом баре. У кого-нибудь есть мысли по поводу того, как это могло произойти?

Мёрф вышел вперёд и заговорил. Его голос звучал почти механически.

- По нашему мнению, он установил место для наблюдения в области вокруг Центрального участка, зная, что рано или поздно Вы здесь окажетесь в любом случае. Наши ребята провели обыски по соседним с участком зданиям и нашли место слежки в незанятой квартире напротив входа в гараж. Там была пустая коробка из-под пиццы и несколько пустых бутылок из-под газировки. На них были его отпечатки. Мы думаем, он выжидал и наблюдал оттуда весь день. Скорее всего, он заметил, что наша машина несколько раз сюда въезжала и выезжала в течение дня. Это нетипичная марка и модель автомобиля для полиции Лос-Анджелеса, что было грубой ошибкой с нашей стороны. Мы подозреваем, что он видел, как мы уезжали и проследовал за нами до бара.

- Есть какие-то идеи насчёт того, как избежать подобного в будущем? – спросила она, пытаясь не звучать слишком обвинительно.

- Мы организовали работу таким образом, что ответственные за Вашу безопасность сотрудники полиции будут посменно осматривать местность. И на тот случай, если он задумает установить ещё одно место слежки, которое нам не удастся вычислить, для любых других дальнейших перемещений мы планируем использовать полицейские машины без опознавательных знаков, чтобы он не смог опознать нашу машину среди других.

- Это могло бы решить одну проблему, - заметил Долан. – Но это не объясняет того факта, как ему удалось бесследно исчезнуть из бара в оживлённом городском квартале.

- В том переулке нет камер, - заметил Декер, - но они есть на обеих прилежащих к нему улицах. Члены наших групп не видели, чтобы кто-нибудь покидал это место в одежде, которую Вы описали, и не видели никого, похожего на Крачфилда.

- Возможно, в переулке у него была заготовлена другая одежда, - сказала Джесси, - или под брючным костюмом было надето что-то ещё. Или у него мог бы…

Она замолчала, не решаясь озвучить ещё одну свою теорию.

- Что? – спросил Декер.

- Зная его, можно предположить, что он использовал всю свою изобретательность – он мог поднять крышку люка и сбежать через канализационный коллектор. Сомневаюсь, что он бы побрезговал такими вещами.

- Мы не проверяли канализацию, - признался Декер.

- Он должен был действовать очень быстро, пока туда не добрались мои парни, - сказал Мёрф. – Даже если он планировал это заранее, то так скоро скрыться всё равно было бы довольно сложно.

- Мы не знаем, сколько у него было времени, - напомнила ему Джесси. – Я могла быть без сознания в течение нескольких секунд или минут.

- Это были секунды, - уверенно сказал Мёрф.

- Почему Вы в этом так уверены?

- Потому что испарина от Вашего дыхания в том месте, где он прижал Вас к зеркалу, не успела рассеяться, когда я вошёл. А к тому времени, когда через пятнадцать секунд подоспел Долан, она уже исчезла. Так что, с того момента, когда он ударил Вас головой о зеркало, и пока я не зашёл в комнату, прошло едва больше нескольких мгновений. Мы разминулись практически на долю секунды. У него было меньше тридцати секунд, чтобы добраться от окна до ближайшего люка, открыть его, влезть внутрь и закрыть за собой, прежде чем Туми и Коллика добрались бы до него. А это довольно трудно сделать в такие сжатые временные сроки.

- Но, скорее всего, именно так и произошло, - сказал Долан, снимая ботинки, затем устроился на койке и потянулся. – Кому-то нужно проверить, не бросил ли он там свою одежду. Может быть, появятся зацепки, которые помогут вычислить, где он скрывается.

- Ты что, действительно собираешься прямо сейчас завалиться спать? – с удивлением спросила Джесси.

- Не-а, - ответил он. – Сначала я собираюсь укрыться этим колючим одеялом. И только потом завалиться спать.

Джесси развернулась ко всем остальным, все они выглядели одинаково изумлёнными. Первым отошёл Мёрф.

- Это не такая уж и плохая идея, - сказал он. – Устраивайтесь поудобнее. Кто-нибудь принесёт Вам «Ибупрофен». И чем раньше у Вас получится уснуть, тем эффективнее Вы сможете завтра работать. Конечно, при условии, если Вы захотите куда-то выходить отсюда.

Джесси бросила на него косой взгляд. Она уже собиралась выдать язвительный ответ, когда звук громкого храпа с койки Долана эхом разнёсся по камере.

- А не мог бы кто-нибудь раздобыть мне ещё и беруши? – спросила она.


* * *

Джесси так и не смогла нормально поспать.

Отчасти из-за храпа Долана. Но она подозревала, что у неё будут проблемы со сном, даже если бы он не шумел. Тысяча мыслей, сменяющих друг друга в её голове, были более серьёзным препятствием. По правде говоря, присутствие Долана с ней в камере, даже несмотря на шум, скорее успокаивало её, чем мешало. Но говорить об этом она ему не собиралась.

Около пяти часов утра она бросила попытки уснуть и встала, чтобы принять душ, переодеться в сменную одежду, которую ей привезли маршалы ночной смены из конспиративного дома, и раздобыть немного кофе. Когда спустя час она вернулась назад с чашкой кофе для Долана, девушка увидела, что её временный напарник спит, свернувшись калачиком. Его храп сменился мягким присвистывающим сопением.

Ей захотелось позволить ему поспать подольше. Но им ещё нужно было проверить, как обстояли дела с поисками Крачфилда и Турмана и поинтересоваться, не нашли ли эксперты ничего нового по Клэр Стэнтон. И всё это нужно было сделать до того, как они отправятся в Малибу на встречу с Джеттом Коллисоном.

Поэтому с большим удовольствием, чем следовало бы, она с усилием пнула койку Долана. Он громко фыркнул и перевернулся, едва успев вовремя остановиться, чтобы не упасть на пол.

- Что за… - пробормотал он.

- Проснись и пой, Двойной Бурбон, - произнесла Джесси как можно более раздражающим тоном, какой только смогла изобразить.

В ответ Долан лишь накрыл лицо одеялом и показал ей средний палец.

- О, непристойные жесты пальцами от такого сдержанного агента ФБР, - поддразнивала она своего временного напарника.

- Не такой уж я и сдержанный, - пробормотал он из-под одеяла.

- Я принесла тебе кофе, Солнышко, - весело прощебетала она. – А затем нам нужно уже приступать к работе.

- Ты что, смеёшься? – простонал он. – Может, через несколько часов, не раньше.

- Через пару часов мы уже должны быть на полпути к Малибу, чтобы допросить кинозвезду, - напомнила ему она. – А до этого мы должны просмотреть ночные отчёты по Клэр и нашей парочке убийц. Время летит быстро.

- Не хочешь сегодня устроить себе выходной после всего, что случилось вчера ночью? – спросил он.

- Я понимаю, что мы не очень давно знакомы, Долан. Но я слегка шокирована тем, что ты задашь мне этот вопрос. Ты что, всё ещё пьян?

- Эй, я же просто забочусь о тебе. Не надо быть такой злой, - сказал он всё ещё из-под одеяла. – Могу я хотя бы сначала сходить в туалет?

- Ещё бы, Двойной Бурбон, - сказала она. – Я буду ждать тебя в комнате переговоров.

К тому времени, когда он присоединился к Джесси через полчаса с булкой в одной руке и огромной чашкой кофе в другой, она уже прочла отчёт криминалистов о вскрытии Клэр Стэнтон, который не показал ничего нового. Они придерживались того же мнения, что вероятным орудием убийства были ключи. Но её горло было настолько изувечено, что было невозможно определить, как именно они выглядели, какой были формы и времени выпуска. Кроме того, пролившаяся кровь смыла область кожи вокруг ран, поэтому оставшихся в ней бактерий не хватило, чтобы получить больше информации по этим ключам. Таким образом, после отчёта криминалистов они вернулись на свою исходную позицию.

Она бросила папку Долану, пока тот усаживался за стол и уже собирался открыть ночные отчёты по поискам Крачфилда и Турмана, когда к ним в комнату вошёл Декер.

- У меня есть кое-какие новости, - сказал он, но тон его голоса не предполагал, что они должны слишком обнадёживаться.

- Надеюсь, хорошие, - саркастически сказал Долан.

Декер продолжил, игнорируя этот комментарий.

- Наши сотрудники вернулись и проверили люк и канализационный коллектор возле бара. Разумеется, на крышке были отпечатки Крачфилда. Одежду, о которой говорила Хант мы нашли примерно в десяти метрах вглубь туннеля, погружённую в сточную воду. Поэтому не было никакой возможности получить оттуда какие-то улики. Мы проверили отпечатки пальцев на каждой крышке люка следующей четверти мили и нашли один люк, ведущий в переулок возле станции метро. Записи с камер наблюдения зафиксировали, как он входит на станцию, а затем проходит в уборную. Но видеозаписи того, как он выходил оттуда не было. Мы отправили туда наших людей и нашли в кладовке в ванной подсобного рабочего без сознания. Он был без одежды.

- Странно, - с набитым ртом сказал Долан.

- По крайней мере, он жив, - с облегчением заметила Джесси.

- Это хорошие новости, - согласился Декер. – Но на данный момент это единственные хорошие новости, которые у нас есть. Когда мы просмотрели видеозапись того, как из уборной выходит подсобный рабочий, мы опознали в нём Крачфилда. Но он присоединился к группе других рабочих в комнате отдыха для сотрудников. Когда на место прибыли наши люди, они обнаружили, что в этой комнате был чёрный ход, который не фиксировали камеры наблюдения. Так он и скрылся.

- Вы думаете, он заранее отключил камеры? – спросила Джесси.

- Нет. Они перестали работать за неделю до того, как он сбежал из психиатрической лечебницы. Ему просто повезло.

Повисла короткая пауза, которая была прервана тем, что в комнату вошёл Мёрф и похлопал по плечу главного маршала ночной смены охраны. Тот вышел и Мёрф молча занял его место. Его глаза были немного опухшими, но в остальном он выглядел нормально.

Джесси уже собиралась сострить насчёт него, но её опередил Долан.

- Есть какие-то следы Турмана?

- Ничего, - ответил Декер. – Он полностью исчез с радаров. Я думаю, что его ранения вывели его из строя на более долгий срок, чем мы предполагали.

Он собирался продолжить, когда в комнате переговоров зазвонил телефон. Он снял трубку и стал слушать. С каждой новой секундой его лицо становилось всё более бледным. Когда он повесил трубку, то посмотрел прямо на Джесси.

- Возможно, я поторопился с выводами, - сказал он эмоциональным тоном.

- Что Вы имеете в виду? – спросила она.

- Мужчина, подходящий под описание Турмана, сегодня утром напал на детектива, нанеся ему множественные удары ножом.

- На кого? – спросил Долан.

Ещё до того, как Декер заговорил, Джесси уже знала ответ.

- На Райана Эрнандеса.

ГЛАВА 15

Джесси почувствовала, как у неё сжалось сердце.

- Он жив, - продолжил Декер до того, как к ней вернулся дар речи. – Его сейчас оперируют. Врачи уверены, что он выкарабкается.

- Турмана поймали? – тут же спросил Долан.

- Нет. Команда искала улики в лесистой местности в каньоне Топанга. Было темно. Эрнандесу удалось уклониться после первых же ударов. Он даже успел сделать выстрел. Это было удачей, поскольку сразу же привлекло внимание остальных членов группы. К тому времени, когда они подоспели, он был уже почти без сознания.

- Куда его ранили? – спросила Джесси ровным голосом, не выдавая ни малейшего намёка на то, что её забота об Эрнандесе выходила за рамки профессиональных отношений.

- Один удар пришёлся в область живота с левой стороны чуть ниже рёбер и несколько - в левое предплечье. Похоже, он пытался блокировать удары рукой.

- Как он считает, он ранил Турмана, когда стрелял? – хотелось знать Долану, который, по-видимому, не особо интересовался состоянием здоровья Эрнандеса.

- На данный момент я не владею этой информацией, - сказал Декер. – Если Эрнандес в него и попал, то, очевидно, что он не нанёс ему смертельное ранение, потому что тела нигде не нашли. Всё, что сказал Эрнандес до того, как отключиться, было то, что нападавший похож на Турмана.

- Насколько тяжелые у него ранения? – спросила Джесси, снова отметив про себя, что её голос звучал поразительно ровно.

- Один порез на предплечье дошёл до кости, но врачи дают хорошие прогнозы касательно него. Ни одна крупная артерия не была задета, и они наложили тугую повязку. Их тревожит рана на животе. Они беспокоятся, что нож мог зайти слишком глубоко и задеть почку. Он, должно быть, потерял много крови, прежде чем его смогли доставить в больницу. Каньон находится на отдалённом расстоянии и к нему не так-то просто добраться. Пришлось использовать вертолёт.

Каждый из них задумался о масштабе произошедшей ситуации и на несколько секунд в комнате повисла пауза.

- Где он? - наконец спросила Джесси. – Я хочу увидеть его.

- Нет, - твёрдо сказал Мёрф, стоящий в углу комнаты.

- Это не просьба, - ответила Джесси. – Я работала с Райаном Эрнандесом. Он для меня не просто коллега по работе. Он – мой друг. К тому же, на него напал мой отец именно из-за меня. Я еду в больницу.

- Нет, - невозмутимо повторил Мёрф.

Джесси уже направилась к двери, когда Долан бережно взял её за руку.

- Подожди секунду, прежде чем уйти, - сказал он неожиданно мягким голосом. – Просто подумай об этом ещё немного.

- О чём подумать?

- Ты действительно думаешь, что Эрнандесу удалось отбиться от твоего отца? Я знаю, что он хороший детектив. Но опытный убийца застал его врасплох в темноте. Разве похоже на то, что Эрнандес выжил благодаря своим навыкам или всё-таки по какой-то другой причине?

- О чём Вы говорите? – спросил капитан Декер, не особо понимая логику Долана.

Но Джесси как раз-таки понимала. Несмотря на свой гнев и тревогу, она была в состоянии сложить факты один к одному. Долан был прав. Если Турман настолько близко подобрался к Эрнандесу, что смог ударить его ножом в живот, то он мог бы нанести ему удар в грудь, голову или перерезать глотку. Райан остался в живых, потому что её отец и не собирался его убивать.

«Но зачем он сохранил ему жизнь?»

В ту же секунду, когда она задала себе этот вопрос, на ум ей сразу же пришёл очевидный ответ. Было ясно, что Долан тоже чётко его знал, потому что смотрел на неё выжидающе. Она произнесла вслух то, что они оба понимали.

- Турман не убил Райана, потому что хотел, чтобы его доставили в больницу. Скорее всего, он проследил за вертолётом с земли, чтобы посмотреть, куда именно его увезли. Он знает, что я буду чувствовать вину за травмы, полученные Эрнандесом, и захочу проведать его. Он не мог найти меня никаким другим способом, поэтому изобрёл свой. Он ждёт меня в больнице.

Долан кивнул в знак согласия.

- И именно поэтому тебе категорически нельзя туда ехать, - сказал он.

- Но нам можно, - решительно заметил Декер. – Мы можем отправить в больницу полицейских на его поиски. На самом деле, это может быть нашим шансом взять ситуацию под контроль.

- Или, - предложил Мёрф из угла, - можно действовать не так явно и сделать то, что мы делали прошлой ночью. Найти женщину, похожую на Хант и отправить её в палату к Эрнандесу. Предоставить ему фору. А затем, если он появится, взять его.

- Но этот метод у Вас вчера не очень-то сработал, - возразил Декер.

- Разве Вы бросаете рыбалку и уходите домой, когда рыба не клюёт после первой же наживки? – спросил Мёрф. – Или Вы меняете приманку, бросаете удочку в воду и настраиваетесь на долгую ловлю?

Декер, скорее всего, был рыбаком, потому что он кивнул, понимая аналогию.

- Будем настраиваться, - сказал он, прежде чем повернуться к Джесси. – А Вы держитесь подальше от этой больницы. И Вам повезло, что я не запираю Вас в этой камере до тех пор, пока всё это не закончится.

- Капитан, Вы действительно думаете, что для меня есть хоть одно безопасное место, пока всё это не закончится? Лучший способ обезопасить меня – это поймать тех людей, которые хотят причинить мне вред.

- Вам легко говорить, - резко парировал Декер. – Если Вы погибните, комиссар собственноручно снесёт мне голову с плеч.

- Как насчёт поездки в далёкий Малибу? – предложил Долан, ясно ощущая, что этот спор может плохо кончиться и быстро продолжил. – Я не могу придумать лучшего способа переключить твои мысли, кроме как допросить настоящую кинозвезду. Ты в деле?

- Я в деле, - ответила Джесси, следуя его примеру.

Кроме того, это действительно подходило как нельзя лучше, чтобы отвлечь мысли.


* * *

Пока Туми ехал за рулём по шоссе вдоль тихоокеанского побережья, а Санта-Моника уступала место Малибу, они проезжали множество красивых домов. Но после сорока пяти минут езды вдоль океана, они подъехали к дому в абсолютно другом стиле.

Джесси пыталась скрыть свой восторг.

Несмотря на свою тревогу о Райане, она не могла не поразиться тому, что видела.

Ей приходилось бывать в очень красивых домах. Она даже жила в одном какое-то время до того, как узнала, что её муж был убийцей-социопатом. Но ничего подобного этому она никогда раньше не видела.

Расположенный в отдалении от остальных домов, которые, как правило, находятся всего в нескольких метрах друг от друга, этот дом находился на закрытой территории и был возведён на скале, надменно возвышающейся над водной гладью. Это и был дом Джетта Коллисона.

Трёхэтажный особняк в испанском стиле был ограждён искусно спроектированной каменной стеной в три с половиной метра, и выглядел так, будто был доставлен сюда прямо из Испании. Казалось, что ворота были сделаны из толстого массива дерева, но на самом деле они были выполнены из металла, изысканно покрашенного в несколько оттенков коричневого. Вдали, насколько хватало глаз, простирался Тихий океан.

Они припарковали машину перед воротами. Как только Мёрф вышел из машины, по внутренней связи раздался уже знакомый Джесси голос помощницы Джетта Коллисона Матильды.

- Добрый день, Вы с Хантой? – спросила она. Джесси осознала, что не представилась девушке по имени. Скорее всего, она подумала, что её имя «Ханта». Но это было к лучшему, поскольку уменьшало вероятность того, что её узнают.

- Да, - сказал Мёрф, похоже, подумав то же самое. – Мы все – часть одной команды.

- Не могли бы Вы поднести к камере своё удостоверение личности? – вежливо попросила она.

Мёрф достал его и уже собирался развернуть на странице с фотографией, когда ворота открылись. Вероятно, Матильде было достаточно просто увидеть кожаную обложку этого документа. Мёрф пожал плечами и посмотрел на Туми, который как раз вернулся и сел на пассажирское сидение.

- А она дерзкая, - побормотал Туми себе под нос.

Они подъехали по каменной дорожке к главному входу в дом. Как только они прибыли, им навстречу вышла Матильда. Она выглядела не так, как её представляла себе Джесси, судя по голосу. Девушка была низкого роста и плотного телосложения, она носила очки, а на голове у неё была густая копна тёмных вьющихся волос; единственным намёком на то, что это был тот же человек, с которым Джесси говорила по телефону, было то, что она всё время словно рвалась вперёд, как будто не могла контролировать собственную энергию. По возрасту она была не старше двадцати трёх лет.

- Она больше похожа на нервного библиотекаря, чем на профессионала в сфере развлечений, - сказал Долан.

- А как по твоему должен выглядеть профессионал в сфере развлечений, агент Долан? – резко спросила Джесси, не обращая внимания на своё собственное предположение на этот счёт.

Он посмотрел на неё, слегка опешив, но ничего не сказал. Джесси вышла из машины, пытаясь избавиться от чувства недовольства самой собой. Несмотря на её опыт и подготовку, она всё же неоднократно совершала одну и ту же оплошность, делая поспешные выводы до того, как у неё появлялись хоть какие-то подтверждающие их основания. Только тот факт, что Долан делал то же самое, не мог её оправдать даже в собственных глазах. Ей следует поступать, как профайлер и делать выводы, основываясь только на конкретных фактах, а не относиться к людям предвзято, согласно тому, как они выглядят или звучат по телефону.

«Мне нужно над этим поработать».

Выйдя из машины, она натянула дежурную улыбку и подошла, чтобы обменяться рукопожатиями.

- Привет, Матильда, - сказала она своим самым тёплым голосом. – Я Хант.

- Приятно познакомиться, - сказала Матильда, энергично сжимая её руку. – Жаль, что нам не удалось этого сделать вчера. Но эти проклятые студии не особо хотят лишаться миллионов долларов в час, верно?

- Конечно, - сказала Джесси, потому что не смогла придумать более подходящий ответ.

- Привет, ребята, - помахав рукой, произнесла Матильда, когда увидела, что из машины выходят ещё трое мужчин. – Я и не думала, что вас будет настолько много. И охладила только один «Perrier».

- Ничего страшного, - сухо сказал Долан. – Я всё равно предпочитаю воду из-под крана.

- На вкус и цвет, - с энтузиазмом сказала Матильда, прежде чем развернуться к Мёрфу и Долану. – А вам, джентльмены?

Мёрф покачал головой. Туми не ответил вообще.

- Они и так в порядке, - быстро сказала Джесси. – Почему бы нам не пройти внутрь? Думаю, мистер Туми должен остаться здесь снаружи. Он у нас немного страдает клаустрофобией.

- Дом действительно очень большой, мистер Туми, - обнадёжила его Матильда. – Вы уверены, что не хотите пройти вместе с нами?

Туми слегка кивнул. Матильда пожала плечами и пригласила остальных следовать за ней в дом, пока Туми занимал позицию у входной двери с обзором подъездной дороги.

- Джетт только что проснулся, - сообщила Матильда, ведя их по коридору, вымощенному кварцитовой плиткой. – Съемки закончились только после полуночи, а домой он вернулся уже после часу. Так что он всё ещё отдыхает.

- Мы постараемся быть с ним помягче, - пообещал Долан.

- У меня такое чувство, будто Вы слегка подтруниваете надо мной, - игриво сказала Матильда, хотя её улыбка казалась при этом немного натянутой.

- Всего чуточку, - ответил Долан, когда они завернули за угол и неожиданно оказались в огромной комнате.

Её длина составляла добрых сорок пять метров. По всему периметру были установлены окна от пола до потолка, открывающие вид на Тихий океан. Та часть комнаты, в которой они находились, была похожа на нечто среднее между баром в стиле ретро и аркадой, вдоль стен стояли стеллажи со старыми видеоиграми, а в центральной части располагались столы для настольного тенниса, биллиарда, настольного футбола и аэрохоккея. В дальнем конце комнаты у боковой стены стоял огромный экран, размером почти как в кинотеатре. Вокруг него полукругом стояло несколько диванов и мягких кресел.

- Джетт, - позвала Матильда, и её голос эхом раздался по комнате. – Твои гости уже прибыли.

Из-за одного из диванов показалась голова, и прилагающаяся к ней рука помахала им в знак приветствия. Когда они поздоровались, он поднялся и подошёл, чтобы познакомиться.

Джетт Коллисон выглядел практически так же, как в фильмах, в которых он снимался, и которые сделали его знаменитостью. Он был высокого роста – где-то под метр девяносто. Несмотря на то, что на первый взгляд он казался слегка щупловатым, Джесси заметила, что слишком обтягивающая футболка выдавала его бицепсы, а также обнажала нижнюю половину его чётко очерченного пресса.

Его каштановые волосы были растрёпаны и местами торчали вверх, он носил очки в тонкой металлической оправе, которые подчёркивали его ярко-голубые глаза. Подходя ближе, он одарил их своей фирменной кривой усмешкой. Джетт немного смахивал на беззащитного оленёнка в своих свободных спортивных трениках. Его босые ноги шлёпали по кафельному полу.

Когда он подошёл ближе, Джесси поймала себя на мысли, что практически невольно очарована его вульгарными пижонскими манерами. Она напомнила себе, что этот парень зарабатывал себе на жизнь, используя производимое им впечатление, и что не следует попадать под власть его обаяния. В конце концов, менее тридцать шести часов назад именно этот человек мог нанести множественные ранения ключами Клэр Стэнтон прямо в горло.

При его приближении Джесси заметила, что, несмотря на обаятельную улыбку и неординарную внешность, глаза Джетта выдают некоторую настороженность. Он знал, что ему предстоит далеко не увеселительная беседа. Она сконцентрировала внимание на этом его беспокойстве, надеясь использовать его в свою пользу.

- Ребята, - для вступления сказала Матильда, - это Джетт Коллисон. Джетт, это… о, Боже, я только что поняла, что не спросила ваших имён, кроме Хант.

- Джек Долан, - представился агент ФБР, обмениваясь рукопожатием с Коллисоном, не уточняя, из какого он подразделения.

- Мёрф, - с расстояния нескольких метров отозвался федеральный маршал, не прилагая никаких усилий, чтобы пожать актёру руку.

- Приятно познакомиться со всеми вами, - сказал Коллисон мягким и нерешительным голосом. – Извините, я ещё не успел привести себя в порядок с утра. Я не ранняя пташка.

- Ничего страшного, сказала Джесси, широко улыбаясь в надежде, что она сможет смягчить его беспокойство тем, что создаст в его голове образ скорее поклонницы, чем детектива. Возможно, он станет более откровенным, если не будет видеть в ней серьёзную угрозу. – Где мы можем поговорить?

- На диване будет нормально? – неуверенно спросил он.

- Конечно, - ответила она. – Показывайте дорогу, мистер Коллисон.

- Хорошо. Но только, если Вы будете называть меня Джетт, - сказал он, как и предполагала Джесси.

- Договорились, Джетт, - сказала она, демонстрируя свою самую широкую улыбку.

Когда все они расселись по разным диванам, Джетт откинулся назад.

- Так в чём же дело-то? – спросил он, пытаясь не выдавать эмоций, но это у него не совсем получалось.

- Что ж, - начала Джесси, - полагаю, Матильда сказала Вам о Вашей связи с определённым сайтом знакомств, верно?

- Да, мэм, - сказал он так, будто ждал, когда ударит гром.

- Что Вы можете нам рассказать о своём участии в этой организации? – мягко спросила она.

- Хм, ну, это вроде службы знакомств. Этот сайт помогает парням встречаться с девушками, чтобы, например, ходить на свидания и тому подобное.

Джесси было интересно, были ли его прерывистые ответы следствием того нервного состояния, в котором он сейчас находился, или он всегда был таким. Если дела обстояли, как в последнем варианте, то авторы его фильмов заслуживали большого уважения.

- И Вы пользовались этой службой? – давила она.

- Да, я имею в виду, несколько раз бывало. Я познакомился с несколькими классными девчонками благодаря ему. Мне сложно заводить знакомства в обычной жизни. А так намного… проще.

- Вы состоите с кем-нибудь в серьёзных отношениях? – спросила она.

- Ну, с этим вопросом немного сложнее. Он не войдёт в протокол?

- Мы же не репортёры, Джетт, - сказал Долан, и его голос принял отцовский тон. – Мы представители правоохранительных органов. Так что у нас всё должно войти в протокол.

- И тем не менее, - вмешалась Джесси, - если что-то из того, что Вы нам расскажете, не будет иметь непосредственного отношения к нашему делу, нам не обязательно указывать в своём отчёте эту информацию.

- Хм, - колебался Джетт.

Джесси видела, что ему нужен небольшой толчок.

- Эй, Матильда, - обратилась она к девушке, которая стояла в стороне от всей группы, немного покачиваясь взад и вперёд. – Думаю, я хотела бы выпить «Perrier». А Джеку принесите его воду из-под… ну, в смысле, негазированную воду.

- Без проблем, Хант, - сказала Матильда более дружелюбным тоном, чем это предполагало её выражение лица. Девушка вышла, несмотря на то, что явно хотела остаться. Когда она покинула пределы слышимости, Джесси продолжила.

- Послушайте, Джетт. Очевидно, что мы в курсе того, что Вы пользовались услугами этого сайта, в противном случае, нас бы здесь не было. Мы также знаем, что этот сайт сводит богатых мужчин с девушками, которые открыты для всех видов отношений, даже самых недолговременных. Мы здесь не для того, чтобы обвинять Вас в использовании услуг проституток, если Вы беспокоитесь об этом. Нам просто нужна кое-какая информация, хорошо?

- Круто, хорошо, - сказал Джетт, запуская пальцы в волосы, тем самым ещё больше взъерошивая их. – Я просто… Ладно, вот в чём дело. Знаете, мой публицист познакомил меня с той актрисой. Это помогает создать хороший образ для прессы, мне есть кого взять с собой на премьеры и тому подобное. Ну, и она крутая и всё такое. Но на самом деле мы не настоящая пара. Это скорее для показухи. А мне по-прежнему хочется романтики и всего такого. Поэтому друг мне порекомендовал этот сайт и сказал, что там всё конфиденциально. Я попробовал, и мне понравилось. Я мог ходить на свидания с девушкой… или обычно проводить с ней время у себя дома и не волноваться о том, что про это пронюхают папарацци.

- Почему Вы в этом так уверены? – спросила Джесси.

- Что ж, думаю, я не могу быть полностью уверенным в этом. Но мой друг сказал, что у этой компании никогда не было никаких проблем. Большинство этих девушек не ходят на обычную работу. Их работа – ходить на свидания. Парни оплачивают им еду, тусовки, а иногда и многое другое, как, например, аренду жилья и прочее. Так что, если ты девчонка, которая хочет повеселиться, вкусно поесть и выпить за счёт какого-то богатого чувака и не беспокоиться об оплате счетов, это вполне неплохой вариант. Зачем тебе рисковать, болтая об этом, правильно?

- И Вы чувствовали себя в безопасности только на основании этого факта? – продолжил Долан.

- Да, и на основании того, что все мои свидания подтвердили, что это правда. Ни одна девушка никогда не пыталась шантажировать меня каким-нибудь видео или вымогать из меня деньги, возможно потому, что я давал им их и без необходимости просить. Я оплачивал съёмное жильё, билеты на самолёт, чтобы девушки могли слетать домой на Рождество. Однажды я даже купил девушке щенка. У меня нет проблем с деньгами. Они делали их счастливыми. А чем счастливее моя подружка, тем лучше мы можем провести время вместе. Я не утверждаю, что это самые романтические отношения в мире. Но они устраивают всех участников.

Именно в такой момент, как этот, Джесси радовалась, что им удалось сохранить в секрете имя Клэр и не упоминать его в новостях. Официально это было сделано потому, что сначала нужно было уведомить ближайших родственников. Но настоящей причиной тому было то, что таким образом они могли наблюдать за искренней реакцией потенциальных подозреваемых.

Помня об этом факте, она без предварительного предупреждения задала вопрос, к которому подводила.

- А с Клэр Стэнтон это тоже работало?

ГЛАВА 16

Последовала долгая пауза и было видно, как расширились глаза Джетта.

Когда он начал отвечать, его голос дрогнул, и он зашёлся сухим кашлем так, что ему потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя. Джесси не могла сказать, была ли эта реакция искренней или просто профессиональным приёмом.

Он выпил залпом глоток воды из стакана, стоящего на кофейном столике и вытер рот.

- Думаю, да, - наконец произнёс он. – И похоже, она была довольна такой договорённостью.

- Как долго вы с ней встречались? – спросила Джесси.

- На самом деле, какое-то время мы-таки встречались, - ответил он. – И это было дольше, чем с остальными девушками. Как только мы начали встречаться, я даже перестал назначать свидания другим девушкам.

- Почему же? – спросил Долан.

- Потому что она мне нравилась, - просто ответил Джетт. – Она была крутая. Я имею в виду, она очень горячая штучка. Но помимо этого она ещё и весёлая и довольно простая. Нам с ней было не обязательно каждый раз заказывать бутылку дорогого шампанского в VIP-зале какого-нибудь клуба. Она была рада зависнуть и здесь, посмотреть кино и съесть порцию попкорна.

- Но Вы прекратили эти отношения? – перешла к делу Джесси.

- Да. У меня были напряжённые съёмки. Я не мог уделять ей столько времени, сколько она того хотела. Понимаете, ей нужно было больше стабильности в финансовом плане. Так что, мы вроде разошлись, по крайней мере, на данный момент. Может быть, мы снова замутим, когда этот фильм доснимут. А что, у Клэр какие-то проблемы? Она что-то натворила?

- Ничего такого, - заверил его Долан, очевидно решив поддержать метод допроса Джесси, предполагающий использование пряника вместо кнута. – Мы просто осуществляем очередную проверку. Эй, могу я задать Вам несколько вопросов по поводу Вашего расписания за последние несколько дней?

- Да, конечно, - ответил Джетт. – Но нам, возможно, понадобится помощь Матильды, если Вам нужны точные данные. Всем этим занимается она.

- Отлично, - сказал Долан. – Начнём с Вас, а она потом поможет заполнить пробелы, хорошо?

- Без проблем, - согласился Джетт.

- Эй, Джетт, - вмешалась в их разговор Джесси, почувствовав, что настал идеальный момент для того, чтобы проверить правильность возникших у неё подозрений, от которых она никак не могла избавиться. – Пока Джек разбирается с Вами по этим вопросам, можно мне воспользоваться Вашей ванной комнатой?

- Конечно, это вон туда, - сказал он, указывая на коридор, возле огромного телевизионного экрана.

Она пошла в том направлении, пока Долан продолжал задавать Джетту вопросы. Мёрф сделал движение, чтобы пойти следом за ней, но она едва заметно покачала головой. Он выглядел раздражённым, но остался на месте.

Скрывшись из поля зрения, Джесси заметно ускорила шаг. Что-то в реакции Джетта на её вопрос о том, как закончились их отношения с Клэр, не было искренним. И она подозревала, что сможет узнать больше об истинном положении дел, скорее исследовав место, в котором он живёт, чем слушая то, что он говорит. А это означало, что нужно найти его спальню.

«Но как мне это сделать в таком огромном доме?»

Проходя по коридору, она подошла к лестнице с ковровым покрытием, которое выглядело изрядно потрёпанным, будто по нему ходило множество людей. Можно было начать свои поиски прямо отсюда. Она взбежала вверх по лестнице, за раз переступая сразу две ступеньки, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что, как только вернётся Матильда с водой, её отсутствие станет заметным.

Как только Джесси поднялась на второй этаж, она рассмотрела ковровое покрытие поближе и проследовала в ту часть дома, где отпечатки обуви были заметнее. Они определённо вели к двери в конце длинного коридора. Она была слегка приоткрыта. Джесси быстро обдумала, будет ли соответствовать законным основаниям, если она войдёт туда, и не предъявят ли ей обвинения во взломе с проникновением.

Через полсекунды она решила побеспокоиться об этом позже и открыла дверь. Это явно была спальня Джетта, о чём свидетельствовали афиши разных фильмов, в которых он участвовал, включая такие как «Жених», «Фермерский рынок» и «Жених-2».

В конце этой огромной комнаты располагалась кровать размера king-size, а с балкона открывался вид на пляж и океан. По центру стояла беговая дорожка, эллиптический тренажёр, практически целый домашний спортзал. На другой стене висел экран размером в три раза меньше, чем в гостиной.

Она обошла всю комнату, рассматривая столик рядом с его кроватью, на котором лежал сценарий, коробка с салфетками и фотография пожилой пары, которые, по мнению Джесси, должны были быть его родителями. Больше в этой комнате не было никаких примечательных личных вещей. На панели беговой дорожки лежал выпуск «Entertainment Weekly», открытый на странице с рецензией на его последний фильм «Второй пилот». Он получил четвёрку с минусом.

Она переместилась в ванную. Эта комната была больше многих спален. Там она обнаружила ещё больше разбросанных сценариев и развлекательных журналов, но по-прежнему, никаких личных вещей не нашла. Внутри располагался самый обычный душ и парная, если не брать во внимание сам факт наличия там парной вообще.

Джесси включила свет в гардеробной и осмотрелась по сторонам. Она была огромной. Кроме единственной секции с костюмами и смокингами, почти вся одежда была повседневной. Там висело бесчисленное количество футболок и пар джинсов.

Она уже собиралась выключить свет и поспешить обратно в гостиную, когда вдруг взглянула в дальний угол гардеробной, где висела верхняя одежда Джетта. Её внимание привлекло то, что несколько вещей находились как бы отдельно от остальных.

Рядом с костюмами и смокингами там была ветровка, кожаная куртка, плащ и лыжная парка. Но в самом дальнем углу в линию висело три громоздких пальто, образуя собой ширму и загораживая то, что находилось за ними.

«Зачем ему целых три пальто, если он живёт в Южной Калифорнии? И почему они висят именно там? Здесь более чем достаточно места, чтобы поместить их рядом с остальной верхней одеждой».

Она подошла ближе, чтобы проверить. Как только она приблизилась к ним, то сразу же что-то заметила. Там был какой-то сквозняк.

На Джесси были свободные брюки и балетки с носками до щиколотки. И прямо над линией носка на неприкрытом участке кожи она почувствовала дуновение лёгкого ветерка. А когда она остановилась, и встала прямо перед пальто, отвороты её брюк слегка раздулись от ветра.

Она отодвинула пальто в сторону и посмотрела на стену за ними. Сразу стало понятно, что за ней что-то было. Слабые лучики света проглядывали сквозь едва заметную щель между секциями в стене. Джесси постучала по участку рядом с щелью. Там была пустота. Она прощупывала дальше, пока не обнаружила небольшую выемку в стене и немного надавила на неё. Та поддалась, и панель в стене распахнулась, открывая за собою комнату.

Джесси глубоко вздохнула и вошла внутрь, оглядываясь по сторонам. На первый взгляд в комнате не было ничего подозрительного, она была похожа на специально оборудованное убежище, только без дополнительных мер безопасности. В углу стояла двуспальная кровать. У задней стены стояло кресло и небольшой письменный стол, на котором лежал блокнот на спирали. Джесси подошла и пролистала его. Он содержал в себе написанные от руки рассказы, заметки и стихи – ничего ужасного или обидного. Комната и вправду была похожа на временное убежище, в котором можно было бы укрыться в случае, если в дом ворвётся сумасшедший фанат.

Разочарованная Джесси села в кресло. Она поняла, что питала необоснованные надежды, что эта комната сможет предоставить ей очевидные доказательства вины Коллисона. Это был бы не первый случай, когда убийца после преступления оставлял себе некоторые трофеи, желая сохранить тайные воспоминания о цели своей одержимости. На самом деле, такие случаи происходили довольно часто. Но, по-видимому, Джетт Коллисон был всего лишь актёром двадцати с небольшим лет, которому нравились свободные отношения с горячими девушками, и он просто не хотел стать жертвой фаната-психопата.

Джесси поставила локти себе на ноги, и, закрыв глаза, подпёрла голову руками, пытаясь придумать, что дальше делать с этим расследованием. Коллисон был их последним серьёзным подозреваемым. Если с ним ничего не получится, они будут вынуждены вернуться к просмотру старых сообщений с сайта знакомств и попыткам проследить связь с убийцей посредством изучения сомнительных переписок. Такая перспектива не особенно её привлекала, но другого варианта у них не было.

Она снова открыла глаза, полная решимости начать расследование с чистого листа. Не каждое дело раскрывалось благодаря блестящей вспышке проницательности детектива. На самом деле, гораздо чаще успех приносило стандартное кропотливое исследование фактов.

Она уже собиралась встать и спуститься вниз, когда заметила небольшой пластиковый ящик, стоящий под двуспальной кроватью в другом конце комнаты. Она подошла и опустилась на колени, чтобы его вытащить. Внутри что-то было, но поскольку ящик не был прозрачным, то было сложно рассмотреть, что конкретно. Сверху была крышка, которая закрывала его, подобно кухонным контейнерам марки «Tupperware», но Джесси смогла её открыть.

Внутри лежал небольшой фотоальбом. Она открыла его и разинула рот. Каждая фотография там была с изображением Клэр Стэнтон. Было видно, что только на некоторых из них девушка намеренно позировала перед камерой, остальные же были сняты тайком. Некоторые запечатлели её голой, спящей в кровати.

Она отложила альбом и посмотрела на два других предмета, лежащих в ящике. Одним из них был еще один контейнер с крышкой, на этот раз поменьше размером и круглой формы. Джесси открыла его. Внутри него лежало что-то вроде среза человеческих волос. Они были того же светлого оттенка, который был и у волос Клэр.

Последним предметом в ящике был пакет на застёжке. Джесси не стала его открывать, потому что его содержимое было ей хорошо видно. Там лежал кусок какой-то рваной белой ткани, возможно, оторванный от шарфа или платка. С одной стороны этой ткани виднелось красное пятно. Было трудно определить, что именно это было: помада или, возможно, это была кровь.

Она наклонилась, чтобы рассмотреть поближе, когда услышала, как справа от неё скрипнул паркет. Прежде чем она успела среагировать, к ней обратились громким голосом:

- Какого чёрта Вы здесь делаете?

ГЛАВА 17

Это была Матильда.

Она стояла у входа в комнату, сердито нахмурившись и густо покраснев. Казалось, что всё её тело просто трясётся от ярости. Джесси бегло взглянула на её руки и, к своему облегчению, увидела, что они были пусты.

- Я искала туалет, - вставая, сказала Джесси тоном, который, как ей казалось, должен был немного успокоить девушку, и тем не менее, будучи готовой к любым резким движениям.

- Здесь? – спросила Матильда, при этом выглядя так, будто всё ещё была готова броситься в атаку.

- Я немного заблудилась, - объяснила Джесси. – Вы знали о существовании этой комнаты?

- Нет. Но, может быть, это потому, что я не шныряю по дому своего босса, поскольку это неприемлемо.

- Как я уже сказала, - повторила Джесси нарочито небрежным тоном, - я немного заблудилась. Как Вам известно, Матильда, дом просто огромный.

- Вам следует убраться отсюда!

- Как скажете, - согласилась Джесси. – Давайте назад пойдём вместе, чтобы я снова не заблудилась.

- Думаю, Вы в состоянии добраться туда самостоятельно. Я закрою эту комнату.

- Я считаю, что мы должны поступить по-другому, - коротко сказала Джесси.

- В каком смысле?

- Мы спустимся вниз вместе, - объявила Джесси, поставив ноги на ширину плеч и сжав пальцы, на случай, если придётся ими воспользоваться в отражении атаки противника.

Матильда казалась одновременно растерянной и, в то же время, разъярённой.

- Вы не имеете права отдавать мне распоряжения…

- Боюсь, что имею, - оборвала её Джесси. – Я работаю на полицию Лос-Анджелеса, а эта комната является местом, в котором могут содержаться улики по делу, которое мы расследуем. Так что я не могу оставить Вас здесь одну. Мы спустимся вниз вместе. И мы можем сделать это следующим образом: Вы пойдёте впереди меня, гостеприимно показывая мне дорогу. Или же я могу надеть на Вас наручники и доставить туда силой. Выбор за Вами, Матильда.

На секунду показалось, что Матильда уже готова была вступить в драку с Джесси. Но прежде чем она успела отреагировать, за её спиной раздался чей-то голос.

- Здесь всё в порядке? – спросил Мёрф, обойдя Матильду. Он говорил обычным голосом, но Джесси видела, что он был напряжён.

- Эта женщина проникла в частное пространство моего босса, - пожаловалась Матильда.

Мёрф понимающе кивнул.

- Да, я понимаю, она бывает слегка навязчивой, - успокаивающе сказал он. – Почему бы нам всем не спуститься вниз и не поговорить об этом там.

Матильда по-прежнему сердито смотрела на Джесси. Но через несколько мгновений она, похоже, восстановила контроль над своими эмоциями. Она одарила девушку последним резким взглядом, затем развернулась вокруг себя и пробормотала:

- Следуйте за мной.

Спустившись вниз, Джесси направилась прямиком к Коллисону, который сидел на диване, непринуждённо болтая с Доланом. Она приблизилась к нему и остановилась в нескольких сантиметрах от его лица.

- Встаньте, - приказала она.

- Что за… - начал было он со смущённым видом.

- Или Вы сейчас же встанете сами, или мне придётся поднять Вас силой, - распорядилась она сквозь стиснутые зубы.

- Я бы сделал то, что она говорит, - сказал Долан слегка увеселительным тоном.

Мёрфу, напротив, было совсем не до шуток. Хоть он не вышел вперёд и не сказал ни слова, его правая рука заняла позицию над кобурой пистолета, а тело напряглось, готовясь к возможной необходимости действовать.

Коллисон поднялся. Джесси схватила его руку и завела за спину, доставая наручники и одним плавным движением защелкивая их на его запястьях.

- Что происходит? – спросил Коллисон. – Что я сделал?

Матильда вышла вперёд.

- Она нашла какую-то комнату за Вашей гардеробной и просто слетела с катушек.

- Да, Джетт, - согласилась Джесси. – Я слетела с катушек. Можешь догадаться, почему?

Лицо Коллисона стало ярко-красным.

- Я могу всё объяснить, - пробормотал он. – Это не то, чем кажется. Я имею в виду, что это как раз то. Но не в ужасном смысле слова.

- Чувак, у тебя в пластиковом контейнере волосы Клэр Стэнтон, - напомнила ему Джесси. – Что может быть ещё ужаснее этого?

Она вытолкнула его в коридор, затем развернулась и позвала Долана.

- Не выпускай его шестёрку из виду. И позвони в полицию Малибу. Пусть они пришлют сюда своих криминалистов. Там кусок ткани с возможными следами крови.

Не дожидаясь ответа, она развернулась и продолжила «сопровождать» Коллисона прочь из собственного же дома.


* * *

Джесси ждала, когда ей позвонят.

Они возвращались в Центральный участок. За ними ехал чёрно-белый автомобиль полиции Малибу, на заднем сидении которого сидел Коллисон. Их криминалисты работали над его секретной комнатой. Когда они отъезжали, Матильда крикнула Джетту, чтобы он ничего не говорил. Судя по всему, в дополнение к её навыкам доставки воды «Perrier», она была ещё и юристом-любителем.

У Джесси был час, чтобы прийти в себя и успокоиться, и теперь ей казалось, что она, возможно, слишком остро отреагировала на ситуацию, и позволила эмоциям взять верх. Часть её негодования вполне объяснимо была направлена против парня, который, возможно, убил молодую девушку. Но даже в тот момент, когда, выходя из дома, она толкала его перед собой, в глубине души она чётко отдавала себе отчёт в том, что здесь также имела место направленная не по адресу ярость от того, что из-за неё пострадал Райан.

Джесси ничего не могла для него сделать. Но она могла сделать это. Однако, проблема состояла в том, что, выйдя из дома, и взяв Коллисона под стражу, она утратила элемент неожиданности. Она могла бы попросить Мёрфа удерживать Матильду в стороне, а сама засыпать Коллисона вопросами о ящике с сувенирами, который она нашла и на тот момент пока ему не сказала об этом. Но теперь такой возможности у неё не было, и он уже будет настороже.

Они были на полпути к участку, когда Долан наконец заговорил.

- Знаешь, - сказал он, глядя прямо перед собой, - а ты не так уж и отличаешься от своего отца.

Она повернулась к нему лицом, не будучи уверенной, что правильно его расслышала.

- Что, чёрт возьми, ты хочешь этим сказать? – спросила она.

- Это не насмешка с моей стороны. Это просто наблюдение. Вас обоих не остановить в достижении ваших целей. В твоём случае цель – это убийца Клэр Стэнтон. В его – ты. Сначала вы оба используете более скрытые методы для достижения этих целей, пока не решите, что тактика прямого наступления более эффективна. И вы оба плохо справляетесь с контролем собственных эмоций. В твоём случае это проявляется опрометчивым арестом кинозвезды. А в его – убийством людей. Ну, ты поняла мою мысль.

Она пристально смотрела на него в течение секунд пяти, прежде чем ответить.

- Нет, я не поняла твою мысль. Я настойчиво преследую убийцу и в этом ничем не отличаюсь от тебя или любого другого детектива. А Ксандер Турман мучает и убивает людей ради забавы. Я бы сказала, что это существенная разница, агент Долан.

- Что ж, это было явно не самое лучшее сравнение, - признал он. – Я просто говорю, что вижу, насколько вы связаны. У вас обоих довольно агрессивный подход к работе, хоть его метод и… менее прогрессивный, что ли.

- Клянусь Богом, если бы я была уверена, что меня не арестуют, я бы вмазала тебе прямо сейчас.

- Видишь, это как раз то, что я говорю о твоём самоконтроле, - сказал он, расплываясь в игривой улыбке.

Джесси выглянула из окна. Она знала, что он подтрунивает над ней, чтобы немного смягчить обстановку и поднять настроение после пережитого напряжения. Но она чувствовала, что на самом деле Долан действительно придерживался того мнения, которое озвучил, по крайней мере, в какой-то степени. А поскольку его комментарий затронул её наихудший страх о самой себе, он уколол её гораздо сильнее, чем она предполагала.

Джесси закрыла глаза и прочитала про себя знакомую мантру:

«Я совсем не такая, как мой отец».

ГЛАВА 18

Джетт Коллисон не воспользовался советом Матильды.

После того, как ему зачитали его права, он согласился побеседовать с Джесси и Доланом без присутствия своего адвоката. Когда он устроился в кресле в маленькой комнате переговоров, было ясно, что он думает, что сможет расположить их к себе.

- Давайте сначала о главном, - сказал Долан, начиная допрос так, чтобы Джесси не могла сразу наброситься на Коллисона. – Так что там произошло, Джетт?

- Хорошо, - ответил Коллисон, поправляя очки. – Как я уже пытался вам сказать ранее, всё не насколько ужасно, каким кажется.

- А кажется это и впрямь ужасным, - сказал Долан.

- Вы можете спросить Клэр. Возможно, я оставил себе несколько вещей на память о времени, которое мы провели вместе. Но я никогда не причинял ей вреда и не делал ничего плохого. Я не какой-то там преследователь.

- А кто же Вы тогда? – продолжил Долан.

- Как я уже сказал, мне она и вправду очень нравилась. Я прекратил свидания с другими девушками. Я планировал бросить ту актрису, с которой даже не встречался. Все близкие мне люди говорили, что я совершаю ошибку. Матильда утверждала, что я сошёл с ума. Но мне не было никакого дела до их мнения. Так что, на прошлой неделе я купил кольцо и сделал предложение.

- Вы попросили Клэр выйти за Вас замуж? – недоверчиво спросила Джесси. – И что она ответила?

- Она отказала мне. Сказала, что не планирует заводить семью и что после её отказа было бы странно, если бы мы продолжили общаться, поэтому она бросила меня.

- И что Вы при этом почувствовали? - спросила Джесси.

- Мне было действительно очень больно, - признался он. – Я имею в виду, что мне следовало бы догадаться, что серьёзные отношения её не интересуют. В конце концов, все парни, которые общаются при помощи этого сайта, богаты и влиятельны. Если бы ей хотелось выйти замуж, выбор у неё был предостаточный. Но в глубине души я надеялся, что ко мне у неё совсем другое отношение. Я молод. И я подумал, что тот факт, что я популярен, тоже может сыграть какую-то роль в мою пользу. Но ей не было до этого никакого дела.

- Итак, что Вы сделали, когда она отшила Вас? – спросил Долан.

- Я использовал это в своём искусстве, приятель, - сосредоточено ответил он. – Я излил всю свою душевную боль в последней роли. Думаю, у меня действительно есть реальный шанс попасть в некоторые номинации этого фильма.

- Как он называется? – спросил Долан.

- «Программист». Он о парне-ботанике, который работает служащим в одной интернет-компании и покоряет сердце дочери генерального директора.

- Да он, похоже, победитель по жизни, - сказала Джесси, стараясь, чтобы её комментарий не звучал слишком саркастически. – Но, неужели Вы пытаетесь нам сказать, что её отказ никак не отразился на Вас? Вы вот так просто продолжили жить дальше? И прежде, чем ответить, помните, что присутствующий здесь мистер Долан – действующий агент ФБР. Ложь, сказанная ему, является федеральным преступлением. Так что, хорошо обдумайте свой ответ.

Джетт, похоже, именно этим и был занят, осторожно взвешивая каждое последующее своё слово.

- Слушайте, я не говорю, что прекрасно пережил эту ситуацию – очевидно, что нет. Вы же сами видели, что у меня в коробке до сих пор лежат её волосы. Там ещё есть и альбом с её фотографиями, хоть я готов поспорить, что в мире есть много людей, которые хранят фото своих бывших.

- Включая обнажённые фото, которые были сняты без её ведома и теперь лежат в Вашей секретной комнате? – поинтересовалась Джесси.

- Согласен, эта часть истории выглядит не очень хорошо. Но в то время я не мог ясно соображать. В эмоциональном плане у меня творился полный хаос. Я уверен, что Вы найдёте у меня дома и другие вещи. Могу Вам сейчас признаться, что до меня дошла информация о том, что она стала встречаться с руководителем студии, на которую я работал, и тогда я сказал им, что буду с ними сотрудничать только в том случае, если они его уволят. Ну, я не горжусь своим поступком. Но на преследования это точно не тянет.

- Вообще-то, как раз-таки тянет, - возразила Джесси.

- А что, Клэр выдвинула мне обвинения в чём-то? Она пожаловалась на меня? Потому что я не думаю, что она вообще знает об этом.

- Вы считаете, что на преследования не тянет даже шарф со следами её крови? – спросил Долан, намеренно игнорируя вопрос Коллисона.

- Крови? – повторил ошеломлённый Коллисон. – Это не кровь. Это помада. Она измазала ею свой шарф и сказала, что он испорчен, поэтому она его выбросила. И я сохранил его кусочек, да. Но на нём нет крови.

Джесси и Долан посмотрели друг на друга. Вскоре это его утверждение будет либо подтверждено, либо опровергнуто. Но с каждой прошедшей секундой Коллисон выглядел всё менее вероятным подозреваемым.

- Почему Вы думаете, что это была кровь? – спросил он, повышая голос. – С ней что-то случилось?

Джесси чувствовала, что он ускользает от них и постаралась задать последний интересовавший её вопрос перед тем, как это не произошло окончательно.

- Джетт, - твёрдо сказала она, - Вы сказали, что Матильда считала безумием с Вашей стороны сделать предложение Клэр. Вам не показалось, что она расстроилась по этому поводу?

- Не знаю, - ответил Джетт, выглядя всё более взволнованным. – На самом деле я не очень-то слежу за настроением своей помощницы. Вы не ответили на мой вопрос – с Клэр что-то случилось?

Они больше не могли оттягивать время и, к тому же, Джесси было интересно посмотреть реакцию Джетта на информацию, которую он, теоретически, пока ещё не знал. Она взглянула на Долана, который слегка кивнул, как бы давая ей добро.

- Она мертва, Джетт, - ровным тоном голоса сказала она. – Её убили.

- Что? Нет!

Он нахмурил лоб, будто ему только что задали тяжёлую задачу по математике, которую он не мог решить. Он смотрел то на Джесси, то на Долана, который кивнул в знак подтверждения слов своей коллеги. Затем снова посмотрел на Джесси, словно надеясь, что она возьмёт свои слова обратно.

- Вы не шутите? – жалобно спросил он.

- Мы не шутим, - заверила его Джесси, по-прежнему не будучи полностью уверенной в том, говорит ли он правду или лжёт. К чёрту «Программиста». Лучшей его ролью была бы эта речь, если бы он сейчас и вправду притворялся удивлённым.

- Когда?

- Позавчера вечером, - сказала она. – Именно поэтому агент Долан спросил Вас, где Вы были в то время. И из его записей я заметила, что Вы не дали определённого ответа на этот вопрос.

- Вы считаете, что это сделал я? – спросил Коллисон, широко раскрыв глаза.

- Мы пытаемся исключить Вас из круга подозреваемых, Джетт, - поддерживая его, сказала Джесси. – Но это тяжело сделать, когда, согласно записям, которые я читаю, Вы упомянули, что две ночи назад забыли свой телефон в студии и поехали домой на попутке, потому что у Вас сломалась машина.

- Но так и было. Обычно со студии мне всегда выделяют водителя. Но к тому времени, когда я понял, что забыл там свой телефон, его уже не было. А я нечасто езжу за рулём, поэтому не знал, что на моей машине разрядился аккумулятор.

- Но, видите ли, в чём заключается проблема, Джетт, - спокойно продолжила она. – Мы не можем отследить Ваше местонахождение с помощью Вашего автомобиля, потому что Вы не поехали на нём. Вы не воспользовались услугами никакого транспортного сервиса, так что мы и таким способом не сможем отследить его.

- Как, по-вашему, я мог туда позвонить без телефона? – прервал её он.

- Но Вы даже не остановили такси, что имело смысл. Вы ехали домой из Малибу на попутке?

- Я всё время так делал ещё до того, как стал знаменитым. И такси до меня добиралось бы вечность.

- Но что означает, что никто не может подтвердить Ваше алиби? Почему Вы не попросили Матильду заехать за Вами? Я уверена, что она бы с удовольствием сделала это.

- У неё был выходной. Она живёт в Калвер-Сити. Я не хотел докучать ей и просить её проделать весь путь до Малибу, чтобы потом привезти меня в Голливуд. На это у неё ушло бы несколько часов.

- Очень заботливо с Вашей стороны, - сказала Джесси. – Итак, подведём итог. Мы не можем воспользоваться данными Вашего телефона, чтобы проверить Ваше местоположение, потому что Вы оставили его на работе. Мы не можем отследить Вашу машину, потому что Вы на ней не ездили. Вы воспользовались транспортным средством, которое нельзя проверить, чтобы вернуться и забрать свой телефон. Это означает, что Вы были вне пределов досягаемости около двух часов, включая временной отрезок, в течение которого была убита Клэр.

- Это просто ужасное совпадение, - настаивал он.

- Возможно, - сказала она.

- Это правда. Вы можете проверить камеры видеонаблюдения?

- Что? Вы имеете в виду все камеры наблюдения, которые городские службы устанавливают на разных безлюдных участках тихоокеанского побережья? Это невозможно, Джетт.

Похоже, он собирался ответить, но остановился. Парень был в растерянности. Но это уже не имело значения, потому что именно в этот момент в комнату заглянул Декер.

- Можно поговорить с вами двумя, - спросил он Джесси и Долана.

- Конечно, - ответила она, а затем добавила, обращаясь к Коллисону, - оставайтесь на месте.

- Куда я могу деться? – простонал он.

Джесси едва сдержала усмешку, подходя к двери. Она не знала, был ли виновен этот парень, но получала удовольствие, мучая его. Когда они с Доланом и Мёрфом вышли в коридор, по выражению лица Декера было понятно, что ей нужно стать серьёзнее.

- Что случилось? – спросила она.

- Пришли предварительные заключения экспертизы по найденному в квартире Коллисона шарфу. Красные следы – это отпечатки губной помады. Вы должны отпустить Коллисона.

ГЛАВА 19

Джесси не удивилась.

Каждая новая порция информации всё больше убеждала её, что этот актёр был не их парнем. И несмотря на то, что пару минут назад она давила на него за абсолютное отсутствие алиби, она просто не могла заставить себя поверить в то, что именно он и был их преступником.

К её удивлению, Декер придерживался другого мнения.

- Как только он выйдет отсюда, мы собираемся проследить за ним, - сказал он с резкостью в голосе. – Мы не имеем права удерживать его в участке за отсутствием доказательств против него. Но в случае, если он сделает ошибку, когда выйдет отсюда, мы будем тут как тут.

- Вы действительно считаете, что он может быть нашим убийцей? – спросила Джесси, поражённая его уверенностью.

- Хант, возможно, я и не профайлер. Но у парня был тайник с вещами девушки, которой он недавно сделал предложение, и которая ему отказала. К тому же, у него нет алиби на время её смерти. Я имею в виду, он в прямом смысле не может предоставить ни единого доказательства своего местонахождения. Этому парню не должно ничего сойти с рук только потому, что от его улыбки у людей дрожат колени. Известность не даёт право совершать преступления.

- А иногда складывается ощущение, что так и есть, - сухо сказал Долан.

Декеру пришлось сделать глубокий вдох, чтобы сохранить самообладание и не отреагировать на колкий комментарий агента ФБР.

- Послушайте, наше руководство не хочет, чтобы дело дошло до суда, в случае, если парень ни в чём не виноват. И, по правде говоря, я был бы просто счастлив как можно дольше избегать повышенного внимания прессы к этому делу. Это будет в интересах следствия. И это будет в интересах Хант. Как только в прессу просочится информация о том, что Джетт Коллисон был арестован, как Вы думаете, сколько времени пройдёт, прежде чем её имя тоже всплывёт? А это нам нужно меньше всего.

- Я согласен с капитаном по этому вопросу, - тихо добавил Мёрф.

Декер, казалось, был счастлив получить поддержку.

- Если этот парень виновен, он будет наказан, и не важно, кто он, - сказал капитан. – Давайте его отпустим. Но не будем прекращать слежку. От повторного ареста нас отделяет всего ещё одно доказательство. Если мы его снова возьмём, я хочу, чтобы на этот раз всё было безукоризненно.

- Да, сэр, - сказала Джесси, когда он выходил.

Она повернулась к Долану, который стоял с таким же скептическим видом, как и её выводы.

- Я разделяю мнение, что каждый человек заслуживает справедливости в равной степени, - обратилась она к нему, когда капитан оказался вне пределов зоны слышимости. – Но вопрос заключается в том, действительно ли мы думаем, что он виноват в этом преступлении?

Долан тяжело вздохнул.

- Я не знаю, Хант. Исходя из фактов можно сказать, что все доказательства против этого парня, согласно тому, что сейчас сказал капитан. Но моё чутьё говорит мне, что он ошибается.

- Моё тоже, - согласилась Джесси, прежде чем добавить, - конечно, иногда оно выходит мне боком. Поэтому я стараюсь меньше полагаться на интуицию и больше на доказательства.

Мёрф, как обычно стоящий молча рядом с ними, внезапно оживился. Он развернулся и что-то сказал в свой коммуникатор. Долан этого не заметил и продолжил разговор с Джесси.

- Я не знаю. По моему опыту, для таких, как мы, доказательства вторичны. Мы раскрываем дела благодаря нашей способности разбираться в людях. Я знаю, что это противоречит всему, чему учат при профессиональной подготовке. Но я считаю, что так оно и есть. Когда дело доходит до выбора между доказательствами и чутьём, я всегда выберу то, что мне подсказывает моя чуйка.

Мёрф помахал Джесси рукой, чтобы привлечь её внимание.

- Вам звонят, - сказал он. – Это от детектива Эрнандеса. Я могу Вас соединить через свой телефон. Можете принять звонок в комнате напротив.

Джесси посмотрела на Долана.

- Ты не возражаешь? – спросила она.

- Конечно, нет, - ответил он. – Я прослежу, чтобы Коллисона отпустили и посмотрю, как именно Декер планирует организовать за ним слежку.

- Хорошо, - согласилась она. – Когда я приду обратно, думаю, нам нужно будет вернуться к поиску улик. Мы не можем преследовать этого парня более настойчиво, не имея на руках ничего конкретного, чтобы связать его с этим убийством. Поэтому нам придётся ещё раз изучить переписку Клэр с другими пользователями сайта, чтобы проверить, не упустили ли мы чего-нибудь.

- Звучит весело.

- Это то, что подсказывает мне моя чуйка, - сказала она.

- Эрнандес на линии, - прервал их Мёрф, вручая ей телефонную трубку.

Джесси взяла её, зашла в небольшую подсобную комнатушку, которая уже успела стать её вторым офисом, и притворилась, что не замечает бабочек, которые начали порхать у неё в животе в ожидании разговора с Райаном.

Ей успешно удалось прогнать из головы мысли о Райане во время допроса Коллисона. Но сейчас, когда он пришёл в сознание и был готов поговорить с ней, весь её вихрь эмоций снова всколыхнулся. Она поднесла трубку к уху и начала говорить.

- Мне нельзя тебя оставить и на секунду, - сказала она, изображая гнев.

- И не говори, - ответил он слабым отстранённым голосом.

- Как ты себя чувствуешь? – спросила она, не в состоянии больше поддерживать череду шуток.

- Просто великолепно, - хрипло ответил он. – Врачи говорят, что сегодня меня переведут в Центральную больницу. Она находится в паре километров от участка, так что, таким образом им будет проще обеспечить мою безопасность.

- Хорошо, что сказал, - ответила она. – Так будет проще тебя навещать. Но это не отвечает мне на вопрос о том, как ты себя чувствуешь.

- Уже получше, - признался он. – И доктор говорит, что через пару минут я получу новую дозу обезболивающих, так что я обеспечен всем необходимым, и это не может не радовать.

- Звучит так, будто тебе уже надо было бы их принять, а не через пару минут.

- Я хотел сначала поговорить с тобой, пока нахожусь в ясном уме, - убедительно сказал он.

- Я это ценю. Так вот, пока ты в ясном уме, может быть, ты скажешь мне правду насчёт своего самочувствия, вместо того, чтобы постоянно уклоняться от ответа на мой вопрос.

На другом конце трубки наступило молчание. На мгновение Джесси показалось, что он раздумывает, стоит ли рассказывать ей правду. Но затем она услышала, как тяжело он сделал вдох и поняла, что её бывший напарник просто пытается отдышаться.

- Со мной всё будет хорошо, - наконец сказал он. – Мне зашили руку вдоль и поперёк. Нож не задел ничего жизненно важного. К тому же, стреляю я другой рукой, так что ничего страшного. Какое-то время врачи переживали за удар в живот. Но он тоже не затронул жизненно важных органов. В основном, только жирок.

- У тебя на животе нет никакого жирка, - заметила Джесси.

- Я стараюсь быть самокритичным, - прохрипел он. – В любом случае, врачи говорят, что мне невероятно повезло; что я смогу вернуться к работе уже через месяц, а через два мне снова можно будет участвовать в расследованиях.

- Это здорово, - сказала Джесси. – Но почему мне кажется, что ты не считаешь, что получил такие быстро восстанавливающиеся ранения только лишь от того, что тебе просто повезло.

- Думаю, мы оба знаем ответ на этот вопрос, Джесси.

- Потому что так захотел мой отец, - смиренно сказала она.

- Да, потому что именно этого он и хотел, - подтвердил Райан.

- Тебе не удалось «отразить его нападения», как сказал Декер?

- Хотел бы я так сказать. Но он застиг меня врасплох. Первый порез был нанесён им ещё до того, как я успел понять, что он там был. Второй я получил, скорее по своей вине, невпопад размахивая руками, чем он намеренно его нанёс. Прежде чем я успел сообразить, что произошло, я уже лежал на земле.

- А выстрел? – спросила она. – Ты не попал в него?

- Я даже в него не стрелял. К тому времени, как мне удалось достать оружие, он уже скрылся. Я выстрелил в воздух, чтобы позвать на помощь, потому что не смог закричать.

- Что ж, его маленький план не сработал, - сказала Джесси, пытаясь подбодрить его. – Мы поняли, что он использовал тебя, чтобы добраться до меня, рассчитывая, что я появлюсь в больнице, чтобы он сумел меня там настигнуть. Мне жаль. Я бы обязательно навестила тебя. Но все сошлись во мнении, что это было бы ошибкой.

- Ничего страшного, - сказал он таким тихим голосом, что ей пришлось сконцентрироваться, чтобы расслышать его слова. – Ты поступила правильно. Но он оставил меня в живых не только по этой причине.

- Что ты имеешь в виду?

Далее последовало долгое молчание, и ей пришлось повторить свой вопрос.

- Что ты хочешь сказать тем, что это не единственная причина, Райан?

- Что? – туманно сказал он. – О, извини, думаю, доктор ввёл мне обезболивающее, ничего не сказав. У меня всё… плывёт перед глазами. Так что ты там спросила?

- Почему Ксандер Турман оставил тебя в живых?

- Он хотел, чтобы я передал тебе прощение. То есть… я имею в виду… сообщение.

- Какое сообщение, Райан?

- Он хотел, чтобы я тебе сказал следующее: «Ты ошибаешься. Ищи дальше».

- О чём это? Это и всё, что он сказал?

Но Райан уже ей не ответил. Вместо слов она услышала лишь длинный, медленный хриплый вздох. Он заснул.

ГЛАВА 20

Джесси решила никому не рассказывать об этом сообщении.

До тех пор, пока она сама не разберётся, что бы это могло означать, не было никакого смысла пугать этим всех остальных.

Когда она вернулась в комнату переговоров, Коллисона там уже не было, а Долан изучал старые переписки с сайта «Взгляд любви». Как только она вошла, он поднял на неё глаза.

- Всё в порядке? – спросил он.

- Ага, - ответила она. – Он идёт на поправку и сможет полностью восстановиться уже через несколько месяцев.

- Хочешь об этом поговорить? – спросил Долан.

- Не особо, - честно ответила она.

- Хорошо, потому что нам нужно решительно ускориться по этому делу, - сказал он. – Если мы оба не особо верим, что Коллисон – наш убийца, несмотря на все свидетельствующие против него факты, тогда нам нужно поднапрячься и поискать более вероятных подозреваемых.

- Именно об этом я как раз и думала перед тем, как обнаружить тот ящик под кроватью в доме Коллисона. Я просто очень не хотела признавать тот факт, что нам снова придётся перелопатить все переписки Клэр, чтобы проверить, не пропустили ли мы чего-нибудь. И когда я нашла ту штуку, то подумала, что мои молитвы были услышаны. А потом, когда Матильда меня поймала на горячем, я подумала, что мне придётся помолиться ещё – настолько она меня напугала.

- О да, она реально какая-то стрёмная, - согласился он.

Джесси села рядом с ним, позволяя одной мысли проникнуть на несколько секунд в её мозг.

- Как ты думаешь, насколько она стрёмая? – наконец спросила она.

- Что – ты думаешь, это могла быть она? – спросил Долан.

- Я просто говорю, - начала она, - что, вполне очевидно, что она влюблена в Джетта Коллисона. Ей должно было не понравиться, когда он начал серьёзно воспринимать отношения с Клэр, а тем более – когда он сделал ей предложение.

- Но ведь Клэр ему отказала, так что она больше не могла представлять угрозы.

- Теоретически, - согласилась Джесси. – Но Джетт по-прежнему сох по Клэр, осмелюсь даже сказать, был одержим этой девушкой. Если кто-то и знал о его тайнике в секретной комнате, так это была Матильда. Если она его обнаружила, то это никак не могло добавить радости в её жизнь. Откуда нам знать, что это не она убила Клэр в порыве ревности? Откуда нам знать, что это не она подставила Джетта с телефоном той ночью, или с аккумулятором его машины – чтобы лишить его алиби? Она наказывает его за то, что ему понравилась другая девушка, подставляя его и выставляя виновным в убийстве этой самой девушки. Затем, в последний момент, появляется она и спасает его, заслуживая тем самым его бесконечную благодарность.

- Но как она могла бы это сделать? – поинтересовался Долан.

- Я не знаю. Может быть, она нашла записи с какой-нибудь камеры наблюдения, которая его зафиксировала и могла бы подтвердить его алиби?

- Разве это не наша работа?

- Да. Но если она знает, как можно подставить его, то и точно знает, где найти спасительную видеозапись. А разве мы знаем, есть ли алиби у неё самой? Где она была две ночи тому назад?

Мёрф, стоящий в углу комнаты, намеренно привлёк к себе внимание, откашлявшись. Джесси взглянула на него. Было очевидно, что он хотел что-то сказать.

- Да, - сказал она.

- Когда Вы были наверху того особняка, вторгаясь в личное пространство Коллисона, а Долан допрашивал парня, Матильда вернулась, принеся для Вас воду и разыскивая Вас. Я знал, что Вы не замышляете ничего хорошего, поэтому постарался остановить её. В ходе своей попытки задержать её, я стал расспрашивать Матильду о жизни и обо всём таком прочем. Она упомянула, что участвовала в пьесе на Роллинг-Хилс. Выступление состоялось две ночи назад. Оно началось в девять вечера и длилось до двух часов ночи.

Джесси на минутку замолчала, пропуская эту информацию через себя.

- Кто-нибудь проверил это алиби? – наконец спросила она.

- Думаю, Туми упоминал о нём в разговоре с Вашим капитаном, когда вы двое допрашивали Коллисона. Он попросил кого-то проверить его.

- Роллинг-Хилс находится довольно далеко от Студио-Сити, - кротко сказал Долан. – Шансы на то, что она могла попасть туда после выступления на сцене ничтожно малы.

- Да, это легко просчитать, - кратко сказала Джесси, прежде чем снова развернуться к Мёрфу. – Почему мне кажется, что Вы уже проверили эту информацию?

- Я посмотрел в интернете, есть ли какие-то записи её выступления.

- И? – с надеждой спросила Джесси.

- Несколько человек записали его для YouTube. Не знаю, зачем. Выступление было не из лучших. А Матильда… лучше справляется со своей дневной работой.

- И как долго ещё Вы собирались позволить мне продолжать в том же духе, излагая абсолютно ошибочные теории?

- Ещё немного, - сказал Мёрф. – Эти теории не были такими уж ужасными. И мне было даже интересно.

Джесси откинулась на спинку стула, слишком опустошённая, чтобы высказать ему своё недовольство по этому поводу. И снова она позволила своим инстинктам взять верх, даже не проверив, подтверждены ли они фактами. Несмотря на то, что Долан выступал за «интуитивный метод», в последнее время он, похоже, не очень ей помогал.

Она решила провести следующие несколько часов, сосредоточившись только на тех зацепках, которые были подкреплены достоверными фактами, даже если это будет означать, что ей придётся для этого просмотреть десятки тупых переписок сексуально озабоченных стариканов с молодыми девушками, которые пользовались их деньгами.

Именно так она и сделала. В оставшуюся часть дня она просмотрела сотни сообщений, в поисках чего-то хоть мало-мальски подходящего, чтобы за это можно было бы зацепиться. Но всё, что она читала, было в рамках стандартных переписок подобного характера. Хотя, по правде говоря, это было не совсем так. Некоторые сообщения носили откровенно сексуальный характер. Некоторые были развратными. Некоторые – жестокими. Но ни одно сообщение, отправленное Клэр или полученное ею не содержало в себе никаких угроз и даже не носило слишком личный характер. Слово, которое могло бы лучше всего охарактеризовать содержание переписок этой девушки было – «деловые».

Пока Джесси изучала их, она не могла перестать снова и снова возвращаться мыслями к сообщению своего отца, которое передал ей Райан: «Ты ошибаешься. Ищи дальше».

«Что бы это могло означать? И зачем он это сказал?»

Она знала, что ей следует сосредоточиться скорее на второй части сообщения. В конце концов, первая была просто наживкой, целью которой было просто привлечь её внимание. Но всё же именно она заинтриговала девушку больше всего.

Имел ли он в виду, что она ошибается в расследовании этого дела? Если это так, то откуда он вообще мог знать, что она взялась за него? Неужели он каким-то образом следил за ней? Удалось ли ему, несмотря на все усилия маршалов, следить за её передвижениями, как это уже делал Крачфилд?

Тут ей в голову пришла одна мысль. Она зашла на сайт полиции Лос-Анджелеса и изучала его, пока не добралась до страницы блока отслеживания новостей для представителей средств массовой информации, где освещались обновлённые данные по всем делам. Она ввела запрос, а затем снова погрузилась в свои раздумья.

Если предположить, что Ксандер каким-то образом узнал об этом деле, тогда откуда ему было знать, что она была неправа в своих выводах, если у него не было доступа к уликам? Ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать. Она напомнила себе, что Ксандер Турман никогда не опирался на улики. Подобно агенту Долану, он предпочитал им интуицию. В своих действиях он использовал инстинкты и знания человеческой природы.

К сожалению, эти действия обычно предполагали убийство людей. Но они также показывали его умение понимать тот факт, насколько люди могут поставить себя в уязвимое положение, что ещё больше упростит их убийство. Это был нездоровый, искажённый вариант того, что делал профайлер, поскольку он включал в себя тот же базовый набор навыков.

Оставив в стороне неудобное для себя осознание того факта, что она не так уж и отличалась от отца в своём подходе к «работе», она постаралась сфокусироваться на том, что именно в этом расследовании заставило Ксандера думать, что она делает неправильные выводы.

Он не знал никаких подробностей жизни Клэр, так что его комментарий не мог быть вызван этим. Всё, что он мог знать – это общедоступные данные – что привлекательная молодая девушка-тусовщица была зарезана, и что, судя по комментариям некоторых её друзей и фотографиям в социальных сетях, она встречалась с несколькими богатыми мужчинами, старше себя по возрасту.

И тут её осенило. Ксандеру и не нужно было ничего знать о Клэр. Ему просто нужно было понять, как работает разум её убийцы. А в этом-то уж он был экспертом. Но, с другой стороны, она ведь тоже.

«Так что же могло послужить мотивом этого преступника? Какое именно неверное предположение я делаю?»

Во-первых, все вероятные подозреваемые были богатыми мужчинами, которые пытались сохранять эти отношения в секрете.

«Хотя, так уж ли они пытались это делать?»

Теперь, когда она задумалась над этим, то поняла, что дела обстояли совсем по-другому. Все трое подозреваемых, которых она допрашивала, были богатыми, влиятельными мужчинами. Но никому из них не могло по-настоящему навредить, если бы их связь с Клэр стала достоянием общественности.

Милтон Джеребко рассказал своей жене Гейл о связи с Клэр ещё до того, как девушка была убита. К тому же, он, похоже, не особенно беспокоился о том, что этот факт станет известен его потенциальным избирателям. Именно поэтому схема Клэр с шантажом не сработала в его случае.

У Гюнтера Страуда с женой были свободные отношения, они даже жили в разных странах. Мысль о том, что ему может досаждать, если его связь с молоденькой красоткой перестанет быть скрытой, казалась абсурдной.

Даже Джетт Коллисон со своей фальшивой девушкой-актрисой не скрывал Клэр от самых близких ему людей. И сделав ей предложение, он должен был знать, что, если она согласится, то откроется правда о том, как именно они познакомились. Было очевидно, что он не особенно беспокоился об этом. Кроме того, он казался искренне расстроенным, узнав о её смерти. А он был не таким уж великим актёром, чтобы так хорошо сыграть свою боль.

Правда заключалась в том, что ни у кого из этих подозреваемых не было причины убивать девушку. Близкие им люди либо уже знали о Клэр, либо эта новость не сильно бы их шокировала. Никто из этих парней не считал, что возможный скандал вокруг их персоны от раскрытия связи с Клэр стоил того, чтобы рисковать и убивать её.

Так что, либо убийцей был кто-то, кого они ещё не нашли, и кто боялся бы разоблачения, либо же у этого убийства был совсем другой мотив. А поскольку Джесси просмотрела все сообщения от каждого мужчины на этом сайте, она знала, что никаких вероятных подозреваемых «опасающихся разоблачения», у них не осталось.

Осталась только теория альтернативных мотивов. И Джесси была абсолютно уверена, что знала, каким был этот самый мотив: страсть, превратившаяся в ярость. Она уже высказывала предположение о том, что использование ключей в качестве орудия убийства предполагает, что оно было непреднамеренным. Если бы убийца планировал его заранее, он бы использовал более эффективное оружие, которое не оставило бы столько грязи. Решение убить девушку было принято мгновенно, не думая о последствиях. Это преступление было порождено страстью, а не страхом.

Впервые за несколько часов Джесси почувствовала, что встала на правильный путь.

«Сосредоточься на страсти, так ты сможешь найти убийцу».

ГЛАВА 21

Так кто же мог воспылать подобной страстью?

Джесси снова подумала о Матильде, которая явно втрескалась в Джетта и могла позволить своей ревности выйти из-под контроля. Но даже она наверняка взяла бы с собой более подходящее оружие для нападения. Кроме того, у неё было неопровержимое алиби.

Джесси начала перебирать подозреваемых, которых рассматривала ранее, чтобы посмотреть на них через новую призму страсти, а не страха. Именно в этот момент на её ноутбук пришло уведомление по электронной почте. Оно касалось недавно введённого ею запроса на сайте полиции Лос-Анджелеса. Сообщение содержало в себе всего одну строку:

«По введённому запросу найдено одно совпадение».

К письму прилагалось видео. Она открыла его. Сразу же запустилось новостное сообщение местного канала. Оно было датировано вчерашним днём и в нём подробно рассказывалось о печальной гибели молодой девушки, снимавшей дом в Студио-Сити. Пока воспроизводились кадры с места происшествия, закадровый голос сообщил, что полиция не даёт комментариев по этому делу, однако, её соседка по комнате подтвердила, что девушку зарезали до смерти.

Незадолго до того, как репортёр, снимавший этот выпуск, закончил свою речь, был показан небольшой видеоряд, на котором было видно, как несколько детективов ходили по дому. Из-за яркого света из окна было трудно рассмотреть детали. Тогда они приблизили камеру, чтобы получить лучший обзор. Однако различить лица было по-прежнему трудно. Но было чётко видно, что одним из детективов была высокая брюнетка, волосы которой были собраны в хвост. Для кого-то, кто уже знал, как она выглядит, было понятно, что это была Джесси Хант. Стало ясно, что Ксандер Турман именно так её и опознал.

Имея эту информацию и адрес дома, для него не составило труда изучить личность жертвы, найти сайт «Взгляд любви», нанять кого-то или заставить взломать его, и прочитать те же сообщения, которые прочитала и она, в конечном итоге делая свой собственный вывод о личности убийцы.

«Если бы он был на стороне добра, мы действительно могли бы использовать его умения».

Чёрный юмор о том, что её отец мог бы стать хорошим профайлером, заставил Джесси слегка улыбнуться, прежде чем она снова стала серьёзной. На основании этой новой информации она могла предположить, что её отец не просто бросался словами, а на самом деле знал, кто убил Клэр. Так что теперь она могла поверить сообщению, которые он передал Райану: «Ты ошибаешься. Ищи дальше».

Это давало ей ответ на её первый вопрос: «Что бы это могло означать?»

Конечно же, её второй вопрос: «Зачем он это сказал?» всё ещё висел над ней, подобно грозовому облаку, готовому излиться ливнем. Но пока что она предпочла оставить его без внимания.

Вооружившись более уверенным взглядом на ситуацию, она вернулась к своим подозреваемым, пытаясь найти кого-то, чьим мотивом могла бы быть страсть. Но по-прежнему ничего не могла найти. Что ж, на самом деле, не совсем уж ничего. Она действительно заметила нечто странное, что ранее упускала из виду.

В одной из переписок Клэр с Милтоном Джеребко спустя несколько недель после того, как они уже явно начали встречаться, он попросил адрес её электронной почты. Она сообщила его ему в своём следующем письме. Других упоминаний об этом в последующих сообщениях не было обнаружено, хотя переписка продолжалась ещё на протяжении нескольких недель, пока не началась вся эта история с шантажом.

Зачем спрашивать электронный адрес, а затем продолжать переписку на сайте? В этом не было никакого смысла.

- Эй, - сказала она, посмотрев на Долана и обращаясь к нему впервые за время, которое ей показалось несколькими часами.

- Что? – ответил он, при этом его собственные глаза, казалось, слегка помутнели от постоянного чтения.

- Мы уже проверяли электронную почту Клэр?

- Не знал, что люди её возраста ещё пользуются электронной почтой, - ответил он полушутя.

Она не обратила внимания на этот выпад и продолжила.

- В одном из сообщений Джеребко просит её дать ему электронный адрес, и она так и делает. Но они продолжают переписку посредством сайта. Я бы подумала, что тогда они перешли бы исключительно на общение по электронке. Но они так не сделали, как будто ничего не изменилось.

Долан пролистал несколько бумаг, пока не нашёл то, что искал. Он взял в руки лист бумаги.

- Похоже, ваш технический отдел получил от провайдера пароль её почты и отправил нам. Но все были настолько заняты, что, кажется, сообщения ещё никто не просмотрел. А почему ты спрашиваешь?

- Мне интересно, общались ли они вообще вне этого сайта.

- Ну, тогда держи, - сказал он, вставая и вручая ей страницу. – А я пойду стряхну с лилии росу, если ты понимаешь, о чём я.

- Не имею ни малейшего представления, Долан, - нахмурившись ответила она. – Ты говоришь загадками.

- Я говорю, что пойду в туалет помочиться, - сказал он тоном, который предполагал чрезвычайную гордость собой самим. Ему удалось как раз выйти за дверь до того, как в него приземлилась бы ручка, которую Джесси в него бросила.

Снова сосредоточившись, она ввела пароль электронного адреса Клэр и открыла её почтовый ящик. Она пролистала список входящих сообщений до той даты, когда Джеребко попросил у Клэр её электронку, и стала искать все сообщения, которые могли бы быть с этим связаны. Одно сообщение с темой «Re: Взгляд любви», казалось, соответствовало всем требованиям. Она открыла и прочитала текст этого письма.

И девушке потребовалось сделать изрядное физическое усилие, чтобы её челюсть не отвисла от увиденного.

Краем глаза она посмотрела на Мёрфа. Он не обращал на неё внимания, просматривая свой телефон в углу комнаты. Она открыла следующее сообщение в переписке и чуть не ахнула. Каждое последующее письмо вызывало у неё небольшой внутренний толчок, который требовал от неё значительных усилий, чтобы сохранить его в тайне.

Дойдя до последнего письма, Джесси откинулась на спинку стула. В её голове был неудержимый поток мыслей. То, что она видела, было довольно провокационно и потенциально могло переломить ход событий. Но пока что она сидела тихо, пытаясь не подать виду, и понимая, что, если она расскажет об этом Долану, то он захочет продолжить расследование в стиле «G-man fashion»: жёстко и быстро.

Но, если инстинкты Джесси не подводили её, такой способ не сработал бы. Чтобы добраться до истины в этом деле, нужно действовать более тонко – Долан не был способен на подобного рода манипуляции. А вот она, как раз-таки, была.

Единственная проблема заключалась в том, что если она появится с агентом ФБР и федеральными маршалами всей толпой, то добраться до правды никак не получится. Ей нужно действовать самостоятельно, чтобы создать у своей добычи чувство ложной безопасности, заставить субъект думать, что она там для того, чтобы помочь ему, а не поймать в сети.

А для этого ей требовалось выбраться из участка и оторваться от мужчин, которые были призваны защищать её. Она не могла появиться с толпой федералов. Ей нужно было выглядеть так, чтобы вызывать доверие. Это означало, что ей нужно было выглядеть уязвимой. И единственным способом казаться уязвимой – это, в какой-то степени, по-настоящему такой быть.

- Эй, Мёрф, - сказала она, заставив маршала неохотно оторвать взгляд от экрана телефона. – Мне нужно стряхнуть росу с лилии. Я сейчас вернусь.

Он даже не улыбнулся, когда она встала и вышла. Девушка обернулась, чтобы убедиться, что он не смотрел ей вслед. Он не смотрел. Также она заметила, что её табельное оружие лежало на столе рядом с ноутбуком и на секунду задумалась о том, что нужно за ним вернуться. Но это точно бы привлекло внимание Мёрфа и вызвало бы у него подозрения. Вместо этого, она поспешила вперёд по коридору, не желая наткнуться по дороге на Долана.

К тому времени, когда агент ФБР и федеральный маршал начали что-то подозревать, она уже запросила ведомственный автомобиль. А когда они начали её искать, она уже была на пути к Западным Голливудским холмам, направляясь к дому Милтона Джеребко.

ГЛАВА 22

Джесси знала, что у неё мало времени.

Пока она ехала по извилистым холмам, она производила в уме вычисления. Мёрфу хватит минут пяти, чтобы заподозрить неладное; пройдёт ещё две-три, пока он начнёт действовать и искать её. После этого ещё около двух, пока он поймёт, что её действительно нигде нет. Так что, скажем, у неё есть фора минут в десять, прежде чем он начнёт активные поиски.

Сначала он проверит сигнал её телефона. Она отключила функцию передачи геоданных и вообще выключила его. Но это была только временная мера. Они смогут вычислить её местоположение по GPS, как только активируют систему. А зная его, это займёт не больше пяти минут.

Они некоторое время будут в замешательстве, когда поймут, что сигнал её телефона идёт из комнаты переговоров. Но это будет лишь их временная неудача. Довольно быстро они узнают о её заявке на получение служебной машины. Когда это произойдёт, они смогут отследить её местонахождение, используя сигнальный маяк, которым оснащены все машины полицейского департамента Лос-Анджелеса. Весь этот процесс займёт дополнительные пять мнут.

И она была уверена, что как только Мёрф увидит направление её движения, то догадается о пункте её назначения и отправит за ней кого-то из местного управления полиции. Так что, в лучшем случае, суммарно у неё было двадцать минут форы, а реально - даже около пятнадцати. Этого было не так уж и много, чтобы осуществить то, что она задумала.

Когда она оказалась на месте, ворота были открыты, что, казалось, противоречило наличию высоких каменных стен, но облегчило ей задачу. Она проехала по подъездной дорожке к дому Джеребко, припарковала машину и пробежала последние несколько метров, приблизившись к крыльцу их парадного входа. Джесси уже собиралась позвонить в дверь, когда заметила какое-то движение слева от себя в тени дерева во дворе.

Она развернулась в этом направлении и потянулась за пистолетом. Но его не было на месте. Она вспомнила, что ей пришлось оставить его на столе в комнате переговоров. Фигура, прятавшаяся в тени дерева, вышла на свет фонаря на крыльце.

Это был Крачфилд.

- Приветствую Вас, мисс Джесси, - лениво сказал он, как будто ему было абсолютно всё равно.

Джесси не знала, как отреагировать. К испытываемому ею страху его присутствия добавилось удивление тому, как ему удалось узнать, куда она едет и добраться туда первым.

«Всё это теперь не имело никакого значения».

Джесси понимала, что без своего оружия у неё нет явного преимущества. Но на самом деле, она была выше его и находилась в лучшей физической форме. Однако, как она узнала накануне вечером в дамской комнате бара, он был поразительно силён. К тому же, она не знала, был ли он вооружён. Его правую руку можно было хорошо разглядеть рядом с корпусом, а вот левую он держал за спиной.

У неё был с собой запасной пистолет, который она носила в кобуре, скрытой на щиколотке. Но добраться к нему было не так быстро и просто. Пока она протянет руку, достанет его из кобуры, вытащит и направит на него, он, скорее всего, уже успеет выстрелить в неё, физически атаковать или скрыться из виду. Ей нужно было придумать другой выход.

- Две встречи за две ночи, - произнесла она, стараясь перенять его вальяжный тон. – Если Вы не будете осторожным, люди могут подумать, что Вы пытаетесь оказывать мне знаки внимания, мистер Крачфилд.

- Я бы никогда не позволил себе быть настолько самонадеянным, мисс Джесси, - ответил он, широко улыбнувшись, при этом его пальцы слегка подёргивались, как у стрелка, ожидающего дуэли.

- Вы здесь для того, чтобы закончить начатое? – спросила она, пытаясь казаться заинтересованной, в то время, как на самом деле предпринимала отчаянные попытки придумать, как одержать над ним верх. Она не забыла, что несмотря на его неторопливую манеру поведения и южный акцент, Болтон Крачфилд был жестоким серийным убийцей.

- Вы оскорбляете мои чувства, мисс Джесси, - сказал он, обиженно вытягивая губы. – Всё, что я сделал прошлой ночью – это предупредил вас о неминуемой угрозе Вашей безопасности.

- Угрозе, которая так и не воплотилась в жизнь, - парировала она.

- Возможно, именно из-за моего предупреждения, - возразил он.

- Но Вы не только предупредили меня, - напомнила ему она. – Вы также ударили меня головой о зеркало так, что я потеряла сознание. Или про эту часть Вы уже забыли?

- Мне пришлось быстро выбираться оттуда. Ваш маршал Мёрф уже изрядно нервничал.

- И всё же, это было не очень по-джентельменски.

- Ваша правда, - признал он.

Джесси пыталась сосредоточиться, просчитывая различные варианты. Похоже, их было не так уж и много. Она снова подумала о пистолете на щиколотке. И снова убедилась, что на том расстоянии, на котором они находятся друг от друга, он либо убежит, либо атакует её ещё до того, как она сможет добраться до оружия.

А между тем, время шло. Каждая секунда, когда она подшучивала над ним, забирала её драгоценное время, чтобы допросить подозреваемого в убийстве до прибытия полицейских. Крачфилд снова улыбнулся, как будто понимая её дилемму.

- Я вижу, что Вы колеблетесь, мисс Джесси. Вот это замес, не правда ли?

Задетая за живое его поддразниванием, она решила перейти непосредственно к делу.

- Что Вам нужно, Крачфилд? Если Вы здесь не для того, чтобы убить меня, у Вас должна быть другая причина. Пожалуйста, просто озвучьте её, а в случае, если Вы не можете этого сделать сейчас, то в данный момент я немного занята.

На его лице по-прежнему оставалась улыбка, но глаза лишились блеска и стали холодными.

- Умеете же Вы испортить вечеринку, мисс Джесси. К тому же, с Вашей стороны это очень неблагодарно, поскольку я здесь, чтобы снова помочь Вам.

- Тогда помогите мне, Болтон, - кратко ответила она, называя его по имени, чтобы подчеркнуть смысл своих слов. – Я уже устала от этих игр.

На мгновение он посмотрел вниз, как будто немного утратил над собой контроль и пытался снова восстановить его. Когда он поднял глаза, его привычная маска была уже на месте.

- Ваш резкий тон мешает мне продолжать выступать в роли Вашего ангела-хранителя. И эти непрекращающиеся полувзгляды на щиколотку выбивают меня из колеи. У меня есть для Вас важная информация, мисс Джесси. Но я могу с Вами ею поделиться только в том случае, если Вы заверите меня, что не будете пытаться дотянуться до пистолета, спрятанного в Вашей туфле. Можете ли Вы дать мне такую гарантию?

- А как насчёт того, что я Вам гарантирую, что, как только я вытащу пистолет и арестую Вас, то Вам придётся выдать мне эту Вашу информацию уже в участке?

Крачфилд улыбнулся ей так, будто она была маленьким ребёнком, который требовал, чтобы ему купили мороженое.

- Думаю, мы оба знаем, - сказал он раздражающе спокойным тоном, - что это был бы наименее вероятный исход нашего общения. Попытка сделать это подвергнет Вас физическому риску. Даже если у Вас и получится достать пистолет, то мы оба прекрасно отдаём себе отчёт в том, что на самом деле Вы хотите не этого. Если меня арестуют, я ничего не скажу. А то, что я знаю, могло бы быть очень полезным для Вас при следующей встрече с отцом, намерения которого в отношении Вас далеко не такие доброжелательные, как мои. Выбор за Вами, мисс Джесси.

Он был прав. Она могла сделать движение, чтобы попытаться достать оружие. Но все её чувства подсказывали ей, что это кончится очень плохо. Она могла тянуть время и продолжать болтать с ним, пока не приедет подкрепление, и они не схватят его. Но он был не настолько глуп, чтобы оставаться здесь так долго. И даже если бы он так поступил, это бы сорвало всю работу, которую она уже успела проделать, чтобы добраться сюда и допросить Джеребко до того, как в это вмешается полиция. И, наконец, даже если бы Крачфилд позволил себя арестовать, она подозревала, что он не блефует насчёт важной для неё информации. В таком случае, он ни слова не скажет о её отце просто назло ей.

Итак, когда дело дошло до выбора, оказалось, что его вообще нет.

- Даю Вам своё слово, - неохотно сказала она. – Я не достану пистолет, если Вы не будете вести себя агрессивно. А теперь говорите, что Вам известно.

Он уже собрался ответить ей, когда Джесси услышала голос по другую сторону двери и посмотрела в том направлении.

- Кто там? – спросила Гейл Джеребко. Наверное, она услышала, как они разговаривали.

Джесси снова посмотрела на Крачфилда. Очень медленно, с широкой ухмылкой на лице, он поднёс указательный палец и очертил им маленький кружок с правой стороны своего лба.

- Кто там? – повторила свой вопрос Гейл.

- Это Джесси Хант. Мне нужно поговорить с Вашим мужем.

В ожидании ответа они с беглым серийным убийцей молча смотрели друг на друга.

- Подождите минутку, - сказала Гейл. Джесси слышала, как она открывает замки.

Секундой позже дверь открылась, и Джесси увидела Гейл Мартиндейл-Джеребко, одетую в нечто похожее на шёлковое кимоно.

- Пожалуйста, входите, - сказала она, и её голос прозвучал на удивление приятно.

Джесси оглянулась налево. Но там сейчас было только дерево. Крачфилд исчез.

ГЛАВА 23

- Что всё это значит? – сердито спросил Милтон Джеребко.

Гейл только что провела Джесси в гостиную, но у девушки никак не выходило из головы то, что только произошло на улице. У неё не было времени проанализировать, что именно мог означать жест Крачфилда, поскольку на неё сразу же обрушился Джеребко. Он настолько был в ярости, что у него даже покраснело лицо.

- Путь девушка хотя бы сядет, - раскритиковала его Гейл, жестом предлагая Джесси сесть на диван.

После встречи с Крачфилдом она не просто выглядела потрясённой. Она на самом деле такой и была.

«Используй это, Джесси. Надень маску, которая понадобится тебе в этой игре. А с тем, что случилось, разберёшься потом. Прямо сейчас ты должна выполнить свою работу».

Она хотела выглядеть безобидной и не представляющей угрозы, и решила направить свою временную растерянность на благо решения текущей задачи.

- У меня просто возникло ещё несколько вопросов, - кротко сказала она, усаживаясь на диван, который показала ей Гейл.

- Из-за Вас и Ваших приятелей из полиции Лос-Анджелеса весь мой мир рухнул! – прокричал Джеребко.

- Что Вы имеете в виду, сэр? – спросила Джесси, слегка сгруппировавшись. – Я думала, что Вы уже сообщили жене о связи на стороне, а Ваши избиратели с пониманием отнеслись бы к этой ситуации.

Джеребко на секунду остановился, и было понятно, что такого ответа он не ожидал.

- Да, но, оказывается, что восстановить брак после признания своей неверности становится вдвойне труднее, когда репортёры постоянно копаются в каждой детали этого инцидента. И хотя мои избиратели понимают, что политики тоже имеют право на ошибку, они не любят, когда им постоянно об этом твердят. А потом, есть ещё и дети.

- Да, - согласилась Гейл, - это было очень нелегко для детей.

Джесси перевела своё внимание на неё, пытаясь выглядеть спокойной, а не так, будто у неё было всего от пяти до десяти минут на то, чтобы доказать свою теорию.

- А как насчёт Вас, мисс Джеребко? Должно быть, это нелегко пытаться сдерживаться, справляясь с унижением, вызванным неспособностью Вашего мужа контролировать свои желания, пришедшие с кризисом среднего возраста.

- Эй! - возмутился Джеребко.

- Вы справляетесь с этим намного лучше, чем это удалось мне, - продолжила Джесси, полностью игнорируя Милтона, и обратив всё своё внимание исключительно на Гейл. – Знаете, когда мне стало известно, что у моего мужа роман на стороне, всё, что я могла сделать – это просто постараться сразу же не прибить его любовницу. Правда, в конечном итоге, он сам это сделал, и попытался подставить меня в её убийстве. Так что… это совсем другая ситуация. И тем не менее, я Вам сочувствую.

- Благодарю Вас, - осторожно ответила Гейл.

- Я имею в виду, что трудно смириться с ущемлённым чувством собственного достоинства, - сказала Джесси, нагнетая обстановку. – Я не хочу проецировать на Вас свою ситуацию. Но в обоих случаях речь идёт о нарциссических мужчинах, которые думают, что имеют право делать всё, что им заблагорассудится. Ваш муж верит, что может получить снисхождение в глазах своих избирателей. Он также верит, что ему удастся сохранить брак с Вами и иметь связь с какой-нибудь молоденькой девушкой для удовлетворения своих сексуальных фантазий. Он считает, что Вы и Ваши дети просто должны смириться с последствиями его проступка без всяких последствий.

- Какого чёрта…? – попытался вмешаться Милтон, но Джесси продолжила свою речь, как ни в чём не бывало.

- Готова поспорить, что он даже не задумывался над тем, что Вы чувствуете, - сказала она. – Что Вы можете испытывать чувство стыда из-за того, что Ваш собственный муж так ужасно с Вами поступил. Что Вы можете злиться на эту молодую девушку, которая разрушила Вашу, на первый взгляд, счастливую жизнь. И самое главное – Вы, должно быть, испытываете постоянное разочарование, зная, что Ваша жизнь не такая счастливая, какой кажется со стороны.

- Я не совсем понимаю, что именно Вы имеете в виду, -  сказала Гейл, хотя её глаза говорили об обратном.

- О, да бросьте, Гейл. Раз уж мы выкладываем все карты на стол, давайте будем честны друг перед другом. Милтон ведь не единственный, кто заслуживает, чтобы в его жизни присутствовала страсть, верно? Вы тоже имеете право снова испытать это чувство. А если он не может Вам его дать, готова поспорить, что какая-то часть Вас задумалась о том, что, возможно, Вам следовало бы развестись с его жалкой задницей и найти кого-то, кто сможет по-настоящему оценить все усилия, которые Вы прилагаете, чтобы выглядеть так замечательно, как Вы это делаете для Вашего мужа. Не говорите, что подобная мысль никогда не приходила Вам в голову.

Гейл молчала, крепко сжав челюсти.

- Гейл, - возмущённо произнёс Милтон. – Скажи этой женщине, что её намёки оскорбительны.

Джесси не обратила на него никакого внимания и посмотрела в глаза Гейл. В них она увидела боль и обиду, решив, что сейчас настояло самое время, чтобы перейти к главной части.

- Вы могли бы развестись с этим жалким подобием мужчины, Гейл, - мягко сказала она, переходя практически на шёпот. – Но Вы решили поступить иначе, правда ведь?

- Простите? – сказала Гейл, распрямив ноги, а затем снова их перекрестив так, что кимоно, в которое она была одета, слегка раскрылось.

- Я имею в виду, что, когда Вы столкнулись с Клэр, Вы, вероятно, подумали, что можете даже убить её. Но Вы не рассчитывали, что всё зайдёт настолько далеко, верно?

От удивления у Гейл отвисла челюсть. Милтон выглядел совершенно сбитым с толку.

- О чём Вы говорите? – спросил он.

- О, а разве Гейл Вам не сказала? – произнесла Джесси, изображая удивление.

- Не сказала мне что?

- Что она узнала о Вашем романе за несколько недель до того, как Вы признались ей в этом.

Милтон уставился на Гейл, которая только и смогла сделать, что сглотнуть. Джесси продолжала давить.

- Вам следует стараться быть более аккуратным с удалением интернет-истории, Милтон. Этот сайт попался Гейл прямо на глаза, когда она однажды позаимствовала Ваш ноутбук. Вы можете представить себе её шок, когда она увидела то, как Вы проводите своё свободное время.

- Это правда? – спросил он у своей жены.

- Вы и вправду считаете, что имеете право задавать подобные вопросы своей жене? – отругала его Джесси, а затем снова развернулась в сторону Гейл. – Вы были готовы разорвать её на куски, когда, притворившись своим мужем отправили ей то письмо о просьбе встретиться. Но потом, когда Вы увиделись с ней лично, она оказалась совсем не такой, как Вы предполагали, верно?

Гейл не ответила и даже не кивнула. Однако, она не остановила Джесси, что убедило девушку, что психологический портрет, который она на лету составила об этой женщине, был не так уж и далёк от истины. Поэтому она продолжила.

- Ваш изначальный план сошёл на нет, когда Вы поговорили с ней, разве не так, Гейл? В ней Вы увидели то, от чего терял голову Ваш муж – потому что Вы сделали то же самое. Вы отправились на эту встречу с плохими намерениями, но, каким-то образом, в ходе Вашего разговора, влюбились в неё. Я права, Гейл?

Гейл слегка кивнула.

- Всё в порядке, - заверила её Джесси. – Это не преступление. Кто мог знать, что любовница Вашего мужа заполнит эмоциональные и физические пробелы Вашей жизни? Каким-то образом, Вы, в конечном итоге, изменили собственному мужу с его же любовницей. Это явилось своего рода возмездием.

Милтон раскрыл рот. Гейл взглянула на него, в её взгляде читалась смесь вины и гордости.

- Ты не заслуживал её, - пробормотала она.

- Не заслуживал, - согласилась Джесси, не желая утратить контроль над ситуацией. – А Вы – да. Вы были намного сообразительнее него в том, как скрывать свои свидания, разве не так? После того, как Вы с ней начали встречаться, Вы прекратили любое общение в интернете. Вы звонили ей не со своего мобильного, а с телефонов-автоматов, каждый раз используя новый аппарат. Вы были осторожны. Эти отношения стали для Вас важными, и Вы не хотели, чтобы о них кто-то узнал из-за неосмотрительности, подобной тому, как это произошло с Милтоном.

- Это было на какое-то время, - сказала Гейл сквозь стиснутые зубы. – Я собиралась бросить его – пусть бы помучался.

- И ему бы пришлось, - заметила Джесси. – Я проверила. Вы заключили брачный договор. Разве в нём не говорится, что он ничего не получит в случае, если Ваш брак распадётся по причине супружеской неверности? Если бы Клэр сохраняла в секрете отношения с вами двоими, Вы бы могли оставить его ни с чем, а затем просто остаться с ней? Разве это не было бы мило?

- Было бы, - согласилась Гейл, и при мысли об этом её взгляд смягчился.

- Но что-то пошло не так, правда? – сказала Джесси, возвращаясь к настоящему моменту времени. Она прекрасно понимала, что время проходит очень быстро. В любой момент звук приближающихся сирен может всё оборвать как раз на самом интересном месте.

Гейл снова кивнула, не произнеся ни слова.

- Дайте я угадаю. Вы признались ей в любви. Но она отстранилась, сказав, что серьёзные отношения ей не нужны. Она была молода и одинока и хотела, чтобы так и было. Она не любила Вас.

- Она выразилась более дипломатично, - сказала Гейл, снова скрещивая ноги, на этот раз сделав это быстрее. Шёлк её кимоно прошуршал, подобно змее, ползущей по высокой траве. – Но, когда дошло до дела, то да – она меня бросила.

- Как Вы почувствовали себя после этого? – спросила Джесси своим самым успокаивающим голосом.

- Очевидно, что не очень хорошо.

- Я думаю, это очень мягко сказано, не правда ли, Гейл? Вы не могли просто отпустить эту ситуацию. И снова начали писать ей электронные письма, несмотря на то, что они могли рассекретить Вашу тайну. Я прочла их все. Вы умоляли её вернуться, предложили устроить всё так, чтобы ей больше никогда не пришлось снова работать. Но она даже не ответила Вам, правда?

Ледяного взгляда Гейл было достаточно в качестве ответа на этот вопрос. Джесси продолжала давить, зная, что находится уже на финишной прямой.

- А потом она стала шантажировать Милтона. Но Вы знали, что это было, в основном, ориентировано на Вас, а не на него. Вы знали, что это был её негласный способ намекнуть, что ему лучше заплатить, иначе Ваши секреты тоже раскроются. Всё выглядело так, словно шантаж Вашего мужа причинил бы Вам больше вреда, чем ему.

- Всё не выглядело так, - поправила её Гейл. – Всё было так на самом деле.

- Итак, Вы пришли к ней домой ещё раз, при этом Вы чувствовали обиду, злость, чувствовали, будто она предала Вас, но надеялись, что у Вас получится заставить её пересмотреть своё решение. Не только по поводу шантажа, но также и по поводу Ваших с ней отношений. Но ей не было интересно говорить ни о том, ни о другом. Возможно, в этот раз она была не настолько дипломатичной. Она, вероятно, не имела ни малейшего представления о том, на что способна обиженная женщина сорока с лишним лет, находящаяся в отличной спортивной форме и доведённая до предела. Она недооценила Вас, не так ли, Гейл? Она прогнала Вас. И это было уже слишком. Тогда Вы схватили единственный предмет, который был у Вас в тот момент и который мог выразить весь испытываемый Вами гнев – Ваши ключи.

Гейл по-прежнему молчала и смотрела на Джесси. Девушка, в свою очередь, изучала выражение лица женщины и была удивлена, подумав, что словом, лучше всего подходящим, чтобы описать его была… «благодарность». Она заключалась в том, что Гейл Мартиндейл-Джеребко была признательна за то, что хоть кто-то наконец-то понял её.

- Вы вонзили их ей в горло, правда ведь, Гейл? – сказала Джесси, подводя её к тому, что, как она уже знала, хотела сама женщина. – Вы дали ей понять, что не намерены больше позволять игнорировать себя. Каково это было?

Она замолчала, ожидая ответ Гейл. Обмякший и ошеломлённый Милтон сидел рядом с женой. Наконец Гейл произнесла:

- Я почувствовала себя свободной, возможно, впервые в жизни.

ГЛАВА 24

- Гейл, закрой рот! – прокричал Милтон, внезапно выйдя из оцепенения. – Она пытается довести тебя до признания. Не говори больше ни слова.

- Слишком поздно, Милтон, - неспешно сказала Гейл. – Очевидно, она уже и так всё знает. У неё есть электронные письма. Она проверит все места, в которых я была. Нет смысла претворяться.

- Но знать что-то и суметь это доказать – это разные вещи, - возразил он. – Не облегчай ей задачу. Мы наймём тебе хорошего адвоката. Надежда всё ещё есть.

Гейл развернулась к нему практически с жалобным видом.

- Надежда на что – на наш брак? Ты его уже разрушил. Нашим детям уже стыдно за то, что ты их отец. Тебе нужно ещё больше материала для их сессий с психологом? И что из того, что она знает? Это того стоило, даже если только, чтобы уничтожить тебя, эгоистичный ублюдок.

Милтон смотрел на неё с непостижимым ужасом в глазах. Через секунду он моргнул и встал с места.

- Мне нужно выпить, - сказал он и поплёлся на кухню.

Джесси посмотрела, что он ушёл и снова обратилась к его жене.

- Гейл, Вы поступили правильно, всё объяснив, - сказала она. – Недавно у меня было дело, в котором преступницей оказалась женщина, похожая на Вас. Я поняла, что она была виновной, и попросила её признаться. Это было преступление на почве страсти и у неё были маленькие дети. Если бы она сказала всё, как есть, она могла бы рассчитывать на снисхождение суда. Но она не была на это способна.

- А что она сделала? – спросила Гейл.

- Она напала на меня с ножом. В отличие от её первого преступления, это уже было умышленным. И вместо десяти лет тюремного заключения она получила пожизненное наказание. Я знаю, что это непросто. Но честность может сократить срок заключения на целые годы.

- Меня это даже не волнует. Я просто хочу, чтобы Милтон страдал, - вскипела она.

- Через несколько месяцев Вы можете изменить своё мнение, - сказала Джесси. Ей показалось, что вдали она услышала звук сирен, которых так боялась. Сейчас этот звук показался ей обнадёживающим.

- Что ты делаешь, Милтон? – внезапно крикнула Гейл.

Джесси повернулась и увидела, что в комнату вошёл Милтон Джеребко с клюшкой для гольфа в руках. Он держал её, словно биту.

- Думаешь, ты можешь уничтожить меня? – завопил он, при этом его глаза расширились и наполнились яростью. – Это я уничтожу тебя!

Джесси вскочила, преградив ему путь к жене, которая громко закричала.

- Вы не хотите делать этого, Милтон, - решительно сказала Джесси, поднимая руки вверх, подобно знаку, призывающему остановиться. – Вы вели себя по-свински. Но до сих пор Вы ещё не совершили ни одного преступления. Если Вы сейчас опустите клюшку, мы сможем с этого момента начать всё сначала. Но если этого не произойдёт, я не смогу Вам помочь.

- Вам плевать на меня, - прошипел он. – Вы заботитесь только о том, чтобы раскрыть дело. Вы похожи на любого охотника, который любит только охоту. Вы преследовали свою добычу. И сейчас, когда Вы её схватили, Вам плевать на последствия. Вас не волнуют жизни, которые при этом будут разрушены.

Его слова нашли отклик где-то в тёмных уголках разума Джесси. Но она отбросила их в сторону. Сейчас было не самое подходящее время для самоанализа.

- Ваша жизнь ещё не разрушена, Милтон, - напомнила она ему. – Я знаю, что в данный момент Вам так кажется. Но Вы можете начать с чистого листа. На это потребуется время, но это можно сделать. Но только не в том случае, если Вы будете продолжать держать в руках это оружие. Слышите эти сирены, которые становятся всё громче? Как Вы думаете, что произойдёт, когда сюда ворвётся полиция и обнаружит Вас в таком состоянии? Им придётся стрелять в Вас, Милтон. Мать Ваших детей посадят в тюрьму. Думаю, этого уже вполне достаточно. Вы хотите, чтобы им пришлось ещё и отца своего навещать на кладбище? Хотя бы один раз в жизни подумайте о ком-то другом, кроме себя. Сделайте всё правильно ради них. Бросьте эту проклятую клюшку.

Сирены были уже слышны прямо возле дома. Джесси была уверена, что, если даже Джеребко решится на агрессивный выпад, она сможет его нейтрализовать. Для своего возраста он выглядел довольно сильным, но он не вёл себя как человек, привыкший к такого рода ситуациям.

И тем не менее, её опасение о том, что ситуация может принять ещё худший оборот, было по-прежнему сильным. Мёрф почти наверняка сообщил департаменту полиции Западного Голливуда, что её безопасность превыше всего. Если они увидят мужчину с клюшкой для гольфа в руках на расстоянии метра от неё, они вполне могут сначала выстрелить, а потом уже задавать вопросы.

Милтон Джеребко выглядел по-настоящему растерянным. Его взгляд утратил уверенность, но руки всё ещё крепко сжимали клюшку в руках.

- У нас не так много времени, - умоляла его Джесси. – Бросьте её.

Из-за её спины раздался голос Гейл.

- Милт, брось клюшку. Можешь меня ненавидеть, сколько тебе угодно. Но не наказывай наших детей. Ты им нужен. Положи её.

Раздался внезапный стук в дверь.

- Полиция – откройте дверь!

- Милтон, - твёрдо сказала Джесси. – У Вас есть около десяти секунд, чтобы бросить оружие и встать на колени, подняв руки вверх. Если Вы этого не сделаете, полицейские выстрелят в Вас. Это я могу Вам гарантировать.

- Милт, пожалуйста! – взмолилась Гейл.

- Немедленно отройте дверь, иначе нам придётся сломать её! – раздался крик по ту сторону входной двери.

Джеребко, казалось, вышел из того безумного состояния, в котором находился. Он посмотрел на свои руки, а затем на Джесси и Гейл.

- Давайте, - распорядилась Джесси.

Милтон выронил клюшку.

- Отлично, - сказала она. – А теперь встаньте на колени и руки заведите за голову.

Он сделал так, как ему было сказано как раз в тот момент, когда входная дверь была выбита, о чём их оповестил звук, который эхом разнёсся по всему дому.

- Вы тоже, Гейл, - проинструктировала Джесси. – Поторопитесь.

Гейл опустилась на колени.

Джесси кивнула в знак одобрения, а затем прокричала настолько громко, насколько смогла.

- Мы здесь. Подозреваемые сдаются. Они без оружия!

Затем она развернулась к двери в гостиную и тоже завела руки за голову в качестве меры предосторожности. Спустя секунду в комнату ворвалось четверо полицейских в форме с оружием наготове.

- Я криминальный психолог департамента полиции Лос-Анджелеса Джесси Хант, - объявила она всем. – Оба подозреваемых сдаются, они стали на колени. Никто из них не вооружён.

- Предъявите удостоверение личности! – потребовал ближайший к ней полицейский.

- Уже достаю, - сказала она, медленно убирая правую руку в задний карман.

Как только она вытащила бумажник и собиралась показать своё удостоверение личности, в комнату вошли Мёрф и Туми. Он не достал свой пистолет, но держал руку на кобуре. Спустя мгновение вслед на ними вошёл Долан.

- Этого не потребуется, - безэмоционально сказал Мёрф. – Она по-настоящему является той, кем себя называет. Не потрудитесь ли Вы ввести нас в курс дела, мисс Хант?

- Конечно, - сказала она, делая вид, что её не удивляет отсутствие гнева в его голосе. – Это Гейл Мартиндейл-Джеребко. Она только что призналась в убийстве Клэр Стэнтон. Это Милтон Джеребко. Его вина заключается в том, что он… козёл. Будем ли мы сегодня предъявлять ему какие-то другие обвинения, Гейл?

Гейл посмотрела на неё, а затем на Милтона, который, казалось, беззвучно плакал внутри себя.

- Нет, - неторопливо сказала Гейл. – Не будем.

Джесси кивнула, подошла и выбила клюшку из пределов досягаемости Милтона.

- Ну тогда хорошо, - сказала она. – Думаю, вы можете взять её под стражу. Она направится в Центральный участок. Мистер Джеребко, Вам нужно будет тоже поехать в участок, но на другой машине.

- Мисс Хант, могу ли я поговорить с Вами? – сказал Мёрф своим профессиональным тоном, за которым никто бы не заметил ничего необычного. Но Джесси знала, что он был на взводе.

- Конечно, - ответила она, направляясь на кухню вслед за ним. За ними последовали Туми и Долан.

- Рад видеть, что с Вами всё хорошо, - сказал Мёрф, когда они вчетвером остались в комнате одни. – Но, как Вы можете себе представить, я слегка разочарован тем, что перед своим отъездом Вы не пообщались ни с одним представителем Службы Маршалов.

Джесси смотрела на него, не зная, как ей вести себя, исходя из его реакции. Она думала, что к этому времени он уже наверняка будет кричать на неё.

- Простите? – произнесла она скорее с вопросительной, чем с утвердительной интонацией.

Её замешательство вызвало у Долана усмешку.

- По дороге сюда он был не настолько спокойным, - сказал он, заговорив впервые после своего прибытия в дом. – Я даже и не знал, что маршалам позволительно разговаривать так, как делал это он.

Мёрф впился в него взглядом, но ничего не сказал.

- Послушайте, - сказала Джесси, зная, что в любом случае, потребуется хоть как-то объясниться. – Я знаю, что мне не следовало вот так вот уезжать. Но как только я поняла, что нашим убийцей была Гейл, я придумала способ, как заставить её сознаться. Но я знала, что она никогда бы этого не сделала, если бы вы все были рядом. Мне нужно было воззвать к её чувству обиды и брошенности. И мне бы никогда не удалось довести её до признания, будь вы все в этой комнате.

- Мы могли бы подождать тебя на улице, - неубедительно сказал Долан.

Джесси повела бровью.

- Да уж, - небрежно сказала она, - как будто вы бы согласились отпустить меня на беседу с подозреваемой в убийстве женщиной только потому, что я бы вас вежливо об этом попросила. И федеральные маршалы ни за что бы не согласились ждать в другом месте, пока бы я допрашивала человека, который недавно нанёс колотые удары девушке в горло при помощи ключей.

- Насколько я понял, - тихо сказал Мёрф, - похоже, Вы воспользовались небольшой помощью со стороны мистера Джеребко. Могу предположить, что клюшка, которая лежала у его ног, была предназначена не для отработки удара по мячу.

- У меня было всё под контролем, - ответила Джесси, не особо желая обсуждать этот конкретный эпизод.

- Безусловно, - сказал он.

Джесси не могла понять, искренен он или нет.

- Так у нас всё в порядке? – спросила она.

- Я бы так не сказал, - медленно произнёс он. – Но если Вы пообещаете мне, что больше никогда не сделаете ничего подобного, мы можем оставить этот инцидент в прошлом. Вас по-прежнему ищут двое серийный убийц.

Она кивнула, не произнеся ни слова, решив, что сейчас не самый подходящий момент для того, чтобы упомянуть факт того, что Болтон Крачфилд ждал её у входа в дом.

Полицейские вывели Гейл из дома и усадили на заднее сидение машины. Джесси и остальные последовали за ними. Впереди она увидела автомобиль без опознавательных знаков, на котором сюда приехала.

- Не переживай по этому поводу, - сказал Долан, читая её мысли. – Декер уже послал кого-то забрать машину. Он ни за что не позволит тебе поехать обратно самой за рулём. Назад ты отправишься в машине маршалов, сидя со мной на заднем сидении.

Все вышли, чтобы распределиться по машинам. Открыв дверь, Джесси оглянулась в том направлении, где раньше видела Крачфилда. Последние проблески сумеречного света почти растворились в небе, и дерево, рядом с которым он стоял, было едва заметным.

Его ветви тихо покачивались в такт дуновению вечернего ветра, и на секунду ей показалось, что она увидела какое-то движение. Она подумала, что это был человеческий силуэт. Но на самом деле, это была всего лишь тень от облака, движущегося по небу в лунном свете.

«Неужели так теперь и будет всю мою жизнь – неужели я буду вздрагивать при виде каждой тени?»

Она действительно боялась, что это может быть правдой.

ГЛАВА 25

- Прости меня.

Джесси развернулась к Долану, не будучи уверенной, что правильно услышала слова, слетевшие с его уст.

- Что-что? – спросила она, уставившись на него. – За что простить?

- За то, что я сказал до этого – будто ты такая же, как твой отец. Я не хотел тебя обидеть.

- Я думала, ты даже уже и не помнишь, что сказал такое, Двойной Бурбон, - сказала она, пытаясь разрядить обстановку.

- Я тогда опьянел не так быстро, как обычно, - сказал он. – Так что моя голова была довольно ясной.

- Не парься, - ответила она, а затем, после долгой паузы, добавила. – Ты разговаривал с кем-то о том, что произошло, я имею в виду, о твоей семье?

- Я разговаривал со многими людьми, Хант. На этом настаивало Бюро. За последние несколько лет у меня было больше психологов, чем пар обуви.

- Это понятно, - сказала она. – Я не хочу лезть не в своё дело. Но, думаю, у меня есть некоторый опыт в этой области. В возрасте шести лет меня привязали к стулу и заставили смотреть, как мой собственный отец убивает мою мать, затем мне, ещё будучи ребенком, пришлось изменить личность, мой муж пытался убить меня, а после моих приёмных родителей убил мой биологический отец, так вот – я считаю себя вправе озвучить это: «Тебе нужна помощь, приятель». Ты просто утопаешь в цинизме. И никакое количество бурбона не поможет это смыть.

Она думала, что он скажет ей заниматься своими делами. Но он этого не сделал.

- Что ты предлагаешь? – спросил он в непривычно тихой для себя манере.

- Я практически регулярно посещаю сеансы одного человека. Её зовут доктор Дженис Леммон. Она не просто психолог. Она специалист по поведенческой терапии. К тому же, когда-то она работала консультантом в полиции Лос-Анджелеса. Эта женщина знает своё дело и никогда не занимается ерундой. Мне было бы сложнее процентов на сорок, если бы не встречи с ней. Я могу дать тебе её номер.

- Я подумаю над этим, - сказал он.

- И всё же, я дам тебе его. Ты можешь ей позвонить, а можешь и не делать этого. По крайней мере, если вдруг он тебе понадобится – то он у тебя будет.

- Спасибо, Хант. Ты не настолько ужасна, как я думал о тебе раньше.

- Хотела бы я сказать то же самое, - улыбаясь, сказала Джесси.


* * *

Несмотря на все приложенные усилия, Джесси не могла заглушить в своей голове некоторые слова.

«Вы похожи на любого охотника, который любит только охоту, - сказал ей Милтон Джеребко. - Вы преследовали свою добычу. И сейчас, когда Вы её схватили, Вам плевать на последствия. Вас не волнуют жизни, которые при этом будут разрушены».

И хоть агент Долан попытался взять обратно свои слова о её схожести с отцом, воспоминания об этом его комментарии всё равно остались.

«Сначала вы оба используете более скрытые методы для достижения целей, пока не решите, что тактика прямого наступления более эффективна. И вы оба плохо справляетесь с контролем собственных эмоций».

Больше не было смысла этого отрицать. Теперь Джесси могла видеть истинное положение вещей. Они оба были правы. Она унаследовала неослабевающую любовь отца к охоте. И она будет использовать любой метод, каким бы обманчивым или сомнительным он ни был с моральной точки зрения, чтобы получить желаемый результат.

И был важен именно тот факт, что она использовала этот инстинкт во благо, а не во зло. Он был очень важен. Но пристрастие к беспощадному преследованию, несмотря на последствия, она, казалось, никак не могла отключить. По правде говоря, она и не хотела этого делать.

Какой должен быть толчок, чтобы этот её инстинкт обратился в тёмную сторону? Как бы ей удалось себя контролировать, если бы она оказалась в более неоднозначной ситуации, чем просто поимка плохого парня? Что, если она решит направить свою безжалостность против своих обидчиков, а не только против системы? Она не могла отрицать, что испытывала желание сделать это. До сих пор ей удавалось держать это под контролем, строго придерживаясь соблюдения личного кодекса. Но, подвергнувшись испытаниям, личный кодекс может и измениться. Могла ли она быть уверенной, что с ней такого не произойдёт?

Они уже как раз подъезжали к участку, когда пришло сообщение, которое оторвало её от своих мыслей. Джесси с Доланом получили его одновременно. Сообщение было от Декера.

«Возле больницы Эрнандеса было найдено тело. По предварительным данным всё указывает на Ксандера Турмана. Я придерживаюсь того же мнения».

Джесси невольно ахнула, прежде чем напомнить себе, что не стоит спешить с выводами.

- Что случилось? – спросил Мёрф, сидящий на переднем сидении, чувствуя, что есть какие-то новости.

- Они думают, что нашли тело моего отца, - спокойно сказала она.

- Где?

- В больнице, - ответила девушка. – Мне нужно, чтобы Вы отвезли меня туда.

Мёрф покачал головой.

- Только, когда мы удостоверимся, что это правда. Это может быть очередной уловкой.

- Может быть. Именно поэтому мне нужно туда поехать. Если кто-то и сможет опознать тело, так это я. К тому же, я буду вместе с Вами и Вашими парнями. Или Вы хотите сказать, что, даже имея все ресурсы, которыми Вы располагаете, Вы не сможете защитить меня в таком заведомо безопасном учреждении, как больница?

- Мы не можем быть уверенными, что там безопасно, - возразил он.

- Мы узнаем, безопасно это или нет только тогда, когда я смогу опознать тело, - продолжала настаивать Джесси.

Мёрф ничего не ответил. Туми обернулся назад с водительского кресла. Они почти уже въехали в гараж полицейского участка. И он так чётко и не понял, следует ли ему заезжать внутрь.

- Вы, ребята, можете ехать дальше, - вызвался Долан. – Я могу поговорить с Гейл Джеребко и получить от неё официальное признание вины. В случае чего – я позвоню.

Мёрф ещё немного посмотрел вдаль, а затем едва заметно кивнул Туми. Когда они подъехали к тротуару возле участка, он произнёс в свой коммуникатор:

- Планы изменились. Следующая остановка – Центральная больница. КТ может быть мёртв. Наша подопечная попытается опознать труп. Следуйте за нами, оставайтесь начеку.

Долан уже собирался выйти из машины, когда Джесси похлопала его по плечу и полезла в свой карман.

- Что это? – спросил он, смотря на маленькое записывающее устройство в её руках.

- Это признание Гейл Джеребко. Мне пришлось оставить мобильный телефон в комнате переговоров, поэтому мне понадобилось что-то другое на случай, если она начнёт говорить. Может, тебе стоит сначала послушать его, прежде чем допрашивать её, чтобы она не попыталась обмануть тебя.

- А она знает, что у тебя есть эта запись? – спросил Долан.

- Пока нет, - ответила Джесси. – Я хотела дать ей шанс рассказать правду по доброй воле. Но если у неё всё же появятся сомнения, возможно, потребуется предъявить ей эту запись.

Долан улыбнулся, как это делает ребёнок, открывая подарки рождественским утром.

- Ты полна сюрпризов, да? – спросил он.

Она не ответила. Но, как только машина отъехала, девушка позволила себе слегка улыбнуться.

ГЛАВА 26

Группа маршалов взяла на себя инициативу.

Пока Туми объезжал квартал, Коллика и Эмерсон припарковались и следили за больницей, согласовывая свои действия с полицией, которая уже была на месте происшествия, прежде чем подтвердить возможность их машине припарковаться рядом. Они заехали на паркинг для персонала, а затем быстро направились к лестнице. На этот раз Туми стоял прямо возле Джесси, а Мёрф шёл впереди.

Когда они оказались на первом этаже, один из сотрудников полиции провёл их в отделённую лентой часть больничного двора. Там на тротуаре рядом с клумбой лежало нечто, что, по мнению Джесси, должно было быть трупом. От него во все стороны была разбрызгана кровь. Рядом были разостланы и другие простыни поменьше. Они тоже накрывали места, из-под которых виднелись следы крови.

- Это он? – спросил Мёрф полицейского.

- Так считают в управлении, - ответил молодой человек.

- Считают? – спросила Джесси.

- Трудно сказать точно, - ответил полицейский со слегка зеленоватым цветом лица. – Он вроде… весь изрублен.

- Что? – спросила Джесси.

- Вам следует поговорить с управлением, - сказал он. – Они смогут лучше объяснить.

Они все втроём подошли к следователю, которую узнала Джесси.

- Что здесь произошло, Тейлор? – спросила она миниатюрную афроамериканку, пропуская всю вступительную болтовню. – Я слышала, что опознать личность трупа оказалось довольно проблематично.

- Можно и так сказать, - сказала она, указывая на верхние этажи здания. – Похоже, наш приятель пытался проникнуть внутрь больницы через систему вентиляции. Он был на крыше и по верёвке спустился к вентиляционному отверстию на семнадцатом этаже. Но потом всё пошло наперекосяк.

- Что это означает? – спросил Мёрф.

- Всего в нескольких десятках сантиметров от вентиляционного хода находится большой циркуляционный вентилятор. Похоже, ему удалось каким-то образом заблокировать его, чтобы лопасти перестали вращаться. Но, должно быть, что-то пошло не так. Похоже, он как раз пытался проскользнуть под ними, когда предмет, блокирующий движение вентилятора, сдвинулся с места. Его разрезало на части, которые просто вылетели через вентиляционное отверстие. Поэтому там разбросаны эти… куски.

Джесси уставилась на простыни, разостланные по всему двору. Ей было видно всего восемь таких простыней. Было ли это именно тем количеством частей, на которые разрубило её отца?

Она глазела на них, ожидая неизбежной эмоциональной реакции, которая возникла бы у любого нормального человека при виде своего мёртвого родителя, разрубленного на части, разбросанные по земле. Но она ничего не почувствовала – уж точно не грусть. И даже не облегчение.

- Откуда Вы знаете, что это Турман, если он весь изрублен? – спросил Мёрф.

- Мы нашли при нём удостоверение личности. Оно было сделано на одно из его фальшивых имён.

- Это как понимать? – недоверчиво спросила Джесси. - Вы используете в качестве подтверждения удостоверения личности поддельные водительские права?

- Ну конечно же нет, - сказала Тейлор, стараясь держать при себе своё раздражение, потому что не хотела показывать его человеку, задающему вопрос. – Я не хотела вдаваться в подробности. Но если Вы действительно хотите знать, мы нашли на земле пару пальцев и сопоставили отпечатки. Они принадлежали ему.

- А что по поводу лица? – спросил Мёрф. – Вы пробовали использовать программу распознавания лиц?

- Мы обнаружили кадры с видеозаписи камер наблюдения, установленных на крыше. На них был зафиксирован человек, спускающийся вниз по верёвке. Нам удалось получить чёткий кадр того момента, когда он спустился. Программа показала, что изображение этого человека на девяносто восемь процентов соответствует Турману. Совпадение могло бы быть даже больше, учитывая, что все имеющиеся у нас фото Турмана уже изрядно устарели.

- А на лице трупа Вы пробовали эту программу? – спросил Мёрф, кивая в сторону разбросанных частей тела.

- Мы пытались, но результата не было. От лица осталось не так много, чтобы это стало возможным, - сказала Тейлор, затем добавила, обращаясь к Джесси. – Мне жаль.

- Не обязательно выражать мне соболезнования. Мне плевать на него, - уверила её Джесси, всё больше убеждаясь в том, что это действительно было правдой. – Но мне нужно самой всё увидеть. Может быть, я смогу определить какие-то детали, которые не смогла распознать система.

- Мисс Хант, - нерешительно сказала Тейлор, - я говорю без преувеличений, что там практически нечего распознавать.

Джесси смотрела на неё холодным взглядом на протяжении нескольких секунд, прежде чем ответить.

- Когда он привязал меня к стулу, закрепил мою голову так, чтобы я не могла ею пошевелить, и так, чтобы верёвки впивались в мою плоть, у меня не было другого выбора, кроме как изучать его черты в течение продолжительного времени. Если от него хоть что-то осталось, я смогу его узнать.

Тейлор опустила голову, будучи не в силах смотреть Джесси в глаза. Затем она подвела девушку к простыне, которая закрывала то, что было похоже на голову. Она откинула простыню, обнажая груду мяса, которую едва можно было отнести к человеческой части тела.

Следователь оказалась права. От лица не осталось ничего, что можно было бы сопоставить с её отцом. Только короткие волосы, расплющенный кадык, и густая щетина, залитая кровью говорили, что эта голова принадлежала мужчине.

 - Прости, Тейлор, - пробормотала Джесси. – Мне не стоило сомневаться в твоих словах.

- Ничего страшного. Я понимаю. Иногда нужно самой посмотреть, чтобы убедиться наверняка.

- Сколько времени потребуется, чтобы сделать анализ ДНК? Мне нужно окончательное подтверждение как можно скорее.

- Сейчас мы делаем анализ крови и через пару часов у нас уже будут предварительные данные, - ответила Тейлор. – Как Вы можете себе представить, здесь сейчас все суетятся, поэтому окончательный отчёт должен быть у нас завтра к этому же времени.

- Можешь попросить своего начальника, чтобы мне сообщили, когда будут готовы обе версии отчёта?

- Конечно.

Капля дождя упала на предплечье Джесси, и она подняла голову. Из-за многочисленных низко висящих облаков луну уже не было видно.

- Луше закончить работу на месте преступления как можно скорее, - заметила она. – Похоже, через несколько минут здесь будет больше, чем пара капель с неба.

- Мы работаем над этим, - сказала Тейлор.

Джесси развернулась к Мёрфу, который стоял со скептическим видом.

- Всё ещё не верится? – спросила она.

- Дело не в этом, - сказал он. – Выглядит вполне убедительно. Но моя работа заключается в том, чтобы не верить ничему до того, как я не получу подтверждение в виде неоспоримых фактов.

- Вы стучитесь в открытую дверь, - сказала она. – Я знаю этого человека лучше, чем кто-либо другой. У него больше жизней, чем у кота. Поэтому я не склонна полностью верить этой информации до тех пор, пока не получу официальное подтверждение. Будь моя воля, я бы, не дожидаясь отчётов, сшила куски тела между собой и таким способом получила бы подтверждение того, что он мёртв.

- Я бы на Вашем месте не очень-то на это рассчитывал, - сказал Мёрф, тоном, который Джесси интерпретировала, как попытку пошутить.

- Может и нет, - согласилась она, мрачно улыбнувшись. – Думаю, что, когда ты всю жизнь боишься того, что за тобой придёт Бага-Яга, то не так-то просто понять, что она больше не представляет угрозы. Будто это его последний больной способ достать меня – заставить сомневаться, что его больше нет, даже если его разорвало на мелкие кусочки.

- Сожгите его, - сказал Туми.

- Что? – переспросила Джесси, одинаково удивившись тому факту, что этот парень заговорил вообще, и тому, что именно он сказал.

- Кремируйте его. Посмотрите, как сгорят его кости. Так в Средневековье поступали с жертвами чумы, чтобы уничтожить все следы инфекции. Сожгите психологическую заразу, наблюдая за тем, как он превратится в пепел.

- Ого, Туми, - восхитилась она. – Да Вы по-настоящему тёмная личность.

- Вам следует затусить с ним на Хэллоуин, - сказал Мёрф невозмутимым тоном. – Он прикольный.

- Не сомневаюсь.

- Одно хорошо, - заметил Мёрф. – Если это окажется правдой, то получится, что теперь за Вами охотится только один парень. А это значит, что угрозы со стороны серийных убийц уже на пятьдесят процентов меньше.

- А Вы действительно из тех, кто считает, что стакан наполовину полон, правда? – спросила Джесси.

- Я стараюсь замечать хорошее там, где это возможно.

- Что ж, это достаточно справедливо, - сказала она, а затем неловко перешла к другому вопросу, который её волновал. – Поскольку мы уже находимся здесь, не будете ли Вы против, если я проведаю Эрнандеса? У меня не было возможности навестить его с начала этой истории с ножевыми ранениями.

На секунду ей показалось, что Мёрф собрался возразить, но потом передумал.

- Я скажу, чтобы Коллика и Эмерсон проверили этаж. Тогда мы сможем подняться.

Пока он сообщал новую информацию в свой коммуникатор, Джесси оглянулась на устланный частями тела больничный двор. Какая-то часть её ощущала свою вину за то, что при виде этого зрелища у неё не возникало чувства потери.

Но это была только маленькая часть.


* * *

- Кто Вы?

Детектив Райан Эрнандес изображал недоумение со своей больничной койки.

- Очень смешно, - сказала Джесси, входя в комнату. Мёрф и Туми любезно согласились подождать снаружи.

- Хотя, Вы напоминаете мне девушку, с которой я время от времени работал вместе, - продолжил он, сохраняя впечатляюще серьёзное лицо. – Но я не видел её уже целую вечность, так что Вы не можете быть ею.

Джесси не ответила, она решила проверить, нужно ли ей будет терпеть и другие проявления сарказма с его стороны. Она заслуживала этого. Даже если навестить его было довольно рискованно, её терзало сожаление о том, что она этого не сделала.

Она осмотрела его. У него были те же коротко остриженные тёмные волосы и карие глаза тёплого оттенка, которые она так хорошо знала. Но на лице у него появилась щетина, которую она почти никогда не видела. И в больничной одежде даже его мускулистое тело ростом 180 сантиметров и весом около 90 килограмм выглядело болезненным. Его кожа приобрела непривычно желтоватый оттенок, и её бывший напарник выглядел измученным.

- Не могу поверить, что ты позволил старику взять над собой верх, - сказала она, решив, что выражение искреннего беспокойства его состоянием было не тем, что от неё требовалось в данный момент.

- Судя по тому, что я слышал, сейчас я бы с ним легко справился, - ответил Эрнандес перед тем, как почувствовал, что этот комментарий может быть за гранью дозволенного. – Я хотел сказать, хм, я имел в виду, что… знаешь, что? Я сейчас на сильных медикаментах, так что тебе придётся сделать на это скидку.

- Скидка сделана, - сказала она, подходя и садясь рядом с ним. Его шутка прорвала плотину сдержанности внутри неё, и она решила не скрывать больше своей обеспокоенности. – Правда, Райан, как твои дела?

Казалось, Эрнандес готовился снова пошутить, но затем остановил сам себя.

- Ты действительно хочешь это услышать? – спросил он.

Джесси кивнула.

- Ладно, не из лучших, - признался он. – Даже с медикаментами мне всё время больно, когда я… знаешь, делаю вдох. У меня такое чувство, будто моя рука всё время в огне. И я, похоже, не могу уснуть дольше, чем на пару часов за раз. Так что – вот такой отстой. К тому же, рушится моя личная жизнь.

- Как это? – спросила Джесси, сдерживая себя, чтобы не вдаваться в подробности.

- Ну, Шелли даже не зашла. Думаю, что если вы с женой больше не живёте вместе, и она даже не навестила тебя в больнице после того, как тебя ранили ножом, пора забить последний гвоздь в гроб вашей семьи и развестись официально. Вскоре я стану разведённым тридцатилетним мужчиной – прям как всегда и хотел.

- Мне очень жаль, Райан.

- Ничего страшного, - неубедительно сказал он. – Я подумал, что у меня настала белая полоса, когда хорошенькая женщина вошла ненадолго в мою палату. Но оказалось, что она была просто твоим двойником, чтобы выманить сюда твоего отца. Как только они нашли его труп, даже она бросила меня.

- Жаль, - сказала Джесси. – Она могла бы быть «той самой».

- У меня есть пара месяцев физиотерапии, чтобы постараться отвлечься от этого.

- Ты должен верить в лучшее, парень, - сказала она, решив, что пора уже прервать этот праздник жалости. – Как только ты встанешь на ноги и начнёшь действовать, я могу порекомендовать тебе замечательный сайт знакомств. Там горячие цыпочки знакомятся с состоятельными, влиятельными мужчинами… о, стой, не бери в голову. Это ведь к тебе не относится, разве не так?

Он начал смеяться, но его смех быстро превратился в стон боли. Когда он наконец отошёл, то стал говорить медленнее, чем до этого.

- По слухам, девушки там знакомятся не только с богатыми мужчинами. Влиятельные женщины там тоже принимают участие.

- Да, - сказала она, - но вероятность успеха в этом случае существенно ниже. Не думаю, что в ближайшее время они будут рекламировать эту сторону своего бизнеса.

- Серьёзно, Джесси. Поздравляю. Раскрыть убийство, находясь под охраной федеральных маршалов из-за преследований двух серийных убийц? Вот это настоящий материал на все пять звёзд.

- Спасибо, - сказала она, не сумев придумать ничего более умного в ответ.

Райан продолжил череду саркастических наблюдений.

- Также я слышал, что тем самым тебе удалось спасти карьеру посредственного актёришки, который почти наверняка загремел бы в тюрьму.

- На самом деле он не такой уж и плохой актёр, - сказала Джесси. – После того, как я встретилась с ним, могу сказать, что доказательством его таланта выступает тот шарм, который он демонстрирует на экране. Потому что в реальной жизни он не настолько обаятельный.

- Так это значит, что ты стала ярой фанаткой «Жениха»? – поддразнивал он её.

- Мне больше нравится продолжение, - сказала она, не в силах сдержать улыбку. – Знаешь, он сейчас работает над новым фильмом под названием «Программист». По его мнению, благодаря этому фильму он будет несколько раз номинирован на получение премии.

Далее последовала длинная пауза, и, казалось, что Райан собирался спросить её о чём-то. Но, прежде чем он успел это сделать, раздался стук в дверь. Это был Мёрф.

- Извините, что прерываю, - сказал он, - но агент Долан прислал сотрудника полиции с Вашим телефоном и попросил набрать его, когда у Вас будет такая возможность.

- Всё в порядке? – спросила Джесси.

- Понятия не имею. Это было всё сообщение.

- Хорошо, спасибо. Уже иду, - сказала она, а затем развернулась к Райану. – Думаю, на сегодня пора прощаться. Но завтра я снова к тебе заскочу.

- А ты уверена, что твой телохранитель разрешит тебе вернуться?

- Меня не сможет удержать и целый табун диких лошадей, - подмигнув ему, сказала она.

Затем Джесси вышла за дверь и пошла вниз по коридору, пока Райан не заметил, что её лицо приобрело ярко-красный оттенок.

ГЛАВА 27

- Она во всём созналась.

Джесси слушала по громкой связи на своём телефоне, как Долан сообщал ей новости о признании Гейл Джеребко.

- Тебе не пришлось использовать запись? – спросила она.

- Не-а. Она даже вручила мне ключи, которыми сделала это.

- С ней был её адвокат?

- Я едва успел зачитать ей права, прежде чем она всё мне выложила. Она раскрыла все детали. Единственное, о чём она всё время спрашивала, это было то, поможет ли ей чистосердечное признание выйти в положенное время, чтобы увидеть, как женятся её дети.

- А что, кто-то из её детей собирается жениться в скором времени? – удивлённо спросила Джесси.

- Когда-нибудь, я думаю, - сказал Долан. – Но прямо сейчас они всего лишь подростки. Я сказал ей, что не могу ничего обещать, кроме того, что поговорю с прокурором.

- Похоже, ты не собираешься этого делать, - заметила Джесси.

- Будет лучше, если ты доведёшь это дело до конца, Хант.

- Почему?

- Потому что я не уверен, насколько убедительным могу быть. Она убила девушку, нанеся ей удары ключами в горло. Мне всё равно, есть ли у неё дети. Правосудие должно восторжествовать.

Джесси не стала возражать, хотя факт того, что она использовала возможность получения смягчения наказания, сделав чистосердечное признание, позволял ей выиграть немного времени. Долан, очевидно, не ждал ответа от Джесси, потому что перешёл на другую тему.

- В любом случае, хватит об этом. Мы поймали убийцу.

- Я поймала убийцу, - исправила его она.

- Как скажешь, - ничуть не смутившись, продолжил он. – Убийца был пойман. Твой отец не объявится в ближайшее время. И, судя по тому спасительному совету, который тебе вчера вечером в баре дал Крачфилд, перед тем, как вырубить, он более заинтересован в том, чтобы стать твоим лучшим другом, чем причинить тебе вред. Я бы сказал, за это можно выпить по стаканчику или по пять. Как насчёт того, чтобы встретиться позже? Если хочешь, можешь даже взять с собой этого угрюмого засранца Мёрфа.

- Ты на громкой связи, Долан. А Мёрф со мной в комнате.

- Я знаю, - неубедительно сказал Долан после короткой паузы. – Думаешь, я не догадался?

- Добрый день, агент! – сказал Мёрф, очевидно, не тронутый этой колкостью.

- Здравствуйте, маршал! – ответил Долан. – Вы в деле?

- Агент Долан, - сказал Мёрф, - несмотря на Вашу уверенность в том, что Болтон Крачфилд не представляет опасности и что Ксандер Турман мёртв, я не могу быть полностью уверенным ни в одном из этих утверждений. А до тех пор, по моему мнению, не совсем целесообразно уходить в запой.

- Я понимаю, к чему Вы клоните, маршал. Но думаю, что праздничный тост не причинит нам никакого вреда. После этого все вы можете вернуться в своё убежище, а я останусь здесь. Мы можем поехать в тот же бар, что и в прошлый раз. Только теперь можно расставить людей по всему периметру, может даже, расставить их на крышке каждого канализационного люка. Вы можете обыскивать всех, кто будет входить в двери. Учитывая тот факт, что туда заходят только копы, проблем быть не должно. Что скажите?

Джесси посмотрела на маршала. То ли под влиянием усталости от долгого дня, то ли от эмоций, полученных после раскрытого дела, или же из-за смерти её отца, но предложение Долана показалось ей весьма заманчивым. На мгновение показалось, что маршал вот-вот уступит. Но затем его лицо ожесточилось и Джесси уже понимала, что этого не произойдёт.

- Выглядит не очень хорошо, - сказала она в трубку. – У него абсолютно лишённый чувства юмора вид, Долан.

- Мне жаль, агент, - сказал Мёрф, подтверждая её догадки. – У нас и так сегодня было достаточно проблем, как для одного дня. Возможно, в следующий раз.

На другом конце провода наступило такое долгое молчание, что Джесси уже было решила, что он повесил трубку.

- Вы, Мёрф, - наконец произнёс Долан, - тот, кого знающие люди называют полным отстоем. И по этой причине за Вас я пить не буду. Нет уж, сэр!

- Мне нужно найти способ со всем этим разобраться, - пробормотал Мёрф.

- Как хотите, - продолжил Долан, не слыша его или не обращая внимания на его слова, - я опрокину один стаканчик в твою часть, Джесси Хант. Ты хороший человек.

- Я польщена, - сказала она, не будучи уверенной, что Долан уже не начал это делать.

- Правильно, так и должно быть, - сказал он.

Спустя секунду связь оборвалась.

- Думаю, Вы затронули его чувства, - сказала Мёрфу Джесси, но шутила она только наполовину.

- Думаю, Вы правы, - согласился Мёрф.

Телефон Джесси завибрировал.

- Может быть, это он снова пытается, - сказала она, открывая сообщение.

Слова, появившиеся на экране, вызвали прилив адреналина, пронзивший всё тело Джесси.

- Это от него? – спросил Мёрф.

- Нет. Это из управления. Они проверили ДНК образцов крови с больничного двора. Это кровь моего отца.


* * *

Джесси не могла контролировать мысли, роящиеся в её голове.

Сидя с Туми и Мёрфом на заднем сидении машины Службы Маршалов, она почти не видела зданий, мимо которых они проезжали. Брызги, капающие с неба во дворе больницы, превратились в полноценный дождь. Но она едва ли осознала это, когда он стал барабанить по крыше их седана.

Её отец на самом деле был мёртв. Каким-то образом она всегда была уверена, что, если он и умрёт, то это произойдёт от её руки. На самом деле, на это она и рассчитывала. В результате, к чувству облегчения, которое она в конце концов позволила себе испытать по случаю его смерти, добавилось странное ощущение, что у неё есть незаконченное дело.

Как будто он каким-то образом отнял у неё катарсис, на который она так надеялась, умерев такой позорной смертью. Ирония всей ситуации заключалась в том, что, как только она поняла, что никогда не сможет отомстить ему, то осознала, как сильно всё это время она этого ждала.

- Хорошо, - сказал Мёрф, выводя её из трансового состояния, - можете написать Долану. Скажите, что мы встречаемся только, чтобы выпить одну рюмочку, и потом сразу же уедем оттуда.

Джесси потребовалось несколько секунд, чтобы вникнуть в смысл его слов.

- Почему Вы передумали? – спросила она.

- Смерть Турмана немного упрощает вещи. Думаю, мы сможем защитить Вас в течение короткого времени пребывания в баре, если будем остерегаться угрозы лишь одного человека. И, по правде говоря, Вы выглядите так, будто Вам действительно не мешало бы выпить.

Джесси секунду размышляла об этом, а затем решила, что ей надоело всё время думать.

- Я собираюсь довериться Вашему суждению по этому поводу, - сказала она, доставая свой телефон и набирая сообщение Долану о встрече в том же баре «у Боба».

Пока Джесси ждала ответа, она слышала, как Мёрф передавал в свой коммутатор изменившийся план действий группе следования. Он также запросил, чтобы к бару прислали подкрепление со стороны полиции Лос-Анджелеса.

- И всё это ради того, чтобы я смогла выпить? – спросила она, когда маршал закончил.

- Всё это ради того, чтобы я не лишился работы, пока Вы будете выпивать, - исправил он её.

Бар находился недалеко, но, учитывая пробки и мокрые от дождя улицы, чтобы доехать туда потребовалось бы минут десять. Когда они приехали, там уже было несколько машин, припаркованных в два ряда у входа. Это был настоящий сумасшедший дом.

- Может, нам стоит припарковаться в жилом квартале? – предложила Джесси. – Там должно быть не так людно, и это всего в нескольких кварталах ходьбы.

- Мы не можем этого сделать, - ответил он. – Слишком рискованно ходить пешком. Нам нужно иметь быстрый доступ к автомобилю в случае возникновения необходимости. Кроме того, я не хочу промокнуть.

Джесси не могла поспорить с последним пунктом. Мёрф заговорил в коммуникатор.

- Группа следования, мы поездим здесь вокруг, пока вы всё проверите. Коллика, как только ты припаркуешься, займи позицию у главного входа. Эмерсон, ты берёшь на себя чёрный ход. Вы можете проводить нас через вход со стороны переулка. Туми будет патрулировать вокруг здания, пока мы будем внутри.

Пока они ездили кругами в ожидании подтверждения от группы следования, Джесси снова написала Долану сообщение, чтобы уведомить его о том, что они уже собираются входить внутрь. Его ответ был лаконичным.

«Буду в десять. Закажи мне двойной бурбон».

- Хорошо, мы выдвигаемся, - сказал Мёрф, привлекая внимание Джесси. – Туми, подкинь нас поближе к двери со стороны переулка, а затем продолжай движение. Эмерсон, подготовься открыть дверь сзади. Коллика, займи позицию у задней двери. Проверяй удостоверение личности у всех, кто захочет войти. Можешь воспользоваться служебным положением в случае, если кто-то будет против. Вы готовы, Хант?

- Я ещё никогда в жизни не прикладывала столько усилий, чтобы выпить, даже во время свиданий.

- Вы готовы? – повторил он свой вопрос, не теряя времени.

- Готова, - сказала она, сделав такое же серьёзное лицо, как и у него. Мёрф кивнул в ответ.

- Мы готовы, - сказал он, выходя и открывая для Джесси заднюю дверь. – Туми, продолжай объезжать квартал, Эмерсон, можешь открывать нам дверь прямо сейчас.

Туми подождал, пока не увидел, как закрылась дверь бара с заднего входа, затем снова поехал по переулку к главной улице. Эмерсон держал дверь открытой, пока Джесси с Мёрфом подбегали к ней, стараясь не промокнуть и не поскользнуться на скользком асфальте.

Эмерсон нелепо улыбнулся, что предполагало его радость от того, что ему не пришлось выходить под дождь. Он был здоровяком ростом под метр девяносто с настолько короткой стрижкой в стиле милитари, что можно было едва различить его светлые волосы. Но в этот момент, с глупой ухмылкой на лице, он выглядел не столько закоренелым профессиональном, работающим в правоохранительных органах, сколько подростком, у которого кружилась голова от собственного счастья.

В переулке внезапно раздался громкий хлопок. Лицо Эмерсона окаменело. Долю секунды спустя из небольшого отверстия, образовавшегося у него на лбу, потекла струйка крови. У него на губах всё ещё была улыбка, когда он падал спиной к бару. Дверь, которую Эмерсон держал открытой, захлопнулась.

Джесси уставилась на то место, где он только что молча стоял. Она испытала внезапный приступ тошноты, возникающий в панической ситуации, и ей даже показалось, что её вырвет. Девушке захотелось нагнуться, но её колени, казалось, застыли на месте.

- Пригнитесь, - закричал Мёрф, толкая её на землю.

Спустившись на колени, Джесси оказалась в луже холодной воды, которая быстро пропитала её брюки. Используя этот поток освещающей холодной жидкости, чтобы вернуться в текущий момент, она обернулась, пытаясь найти источник выстрела. Прежде чем она смогла хоть что-то различить, перед ней оказался Мёрф, закрыв её своим телом от последующих выстрелов. Он нацелил своё оружие в сторону переулка. Джесси повернулась к двери бара, и попыталась её открыть, что не принесло успеха.

- Она заперта, - сказала девушка.

Мёрф заговорил в свой коммуникатор на удивление спокойным голосом.

-  Только что был произведён выстрел. Убит человек. Повторяю – Эмерсон убит. Мы в переулке. Дверь в бар с чёрного хода закрыта. Нам нужна помощь, – затем, всё ещё глядя по направлению выстрела, он обратился к Джесси. – Давайте попытаемся зайти с центрального входа. Оставайтесь впереди меня. Всем подразделениям, мы постараемся вернуться к главному входу в бар через переулок. Ждите нас там.

- Я возле восточной стороны бара в другом переулке, - поспешно сообщил Туми. – Мне нужна минута, чтобы туда добраться.

- Я подхожу к чёрному ходу прямо сейчас, - добавил Коллика.

- Не заходи через ту дверь, Коллика, - приказал Мёрф. – Стрелок следит за этим входом. Возвращайся к главному входу.

Когда они вдвоём с Мёрфом принялись бежать, позади них раздался визг колёс. Джесси оглянулась через плечо. Небольшой автомобиль с выключенными фарами нёсся прямо на них. Учитывая дождь и темноту, она не смогла рассмотреть водителя.

Кем бы он ни был, он двигался прямо в их сторону. Было ясно, что они не смогут перебраться на тротуар, прежде чем их собьют. Взгляд Джесси перемещался то влево, то вправо в поисках любого проёма или укромного уголка, где можно было бы спрятаться. Она видела, как Мёрф делал то же самое.

Будучи на шаг впереди неё, он подошёл к ближайшей двери, закрытой на замок и выстрелил по нему. Затем распахнул дверь, схватил Джесси, и буквально швырнул её в подъезд. Когда она упала на пол, то посмотрела в переулок как раз в тот момент, когда он сделал шаг в её сторону.

Затем Мёрф исчез из её поля зрения, поскольку его сбила машина. Она услышала звук столкновения автомобиля с телом маршала, а затем, спустя несколько секунд, ещё один такой звук, когда он упал на землю. Этот звук был тише, чем она ожидала, будто его тело преодолело большое расстояние.

Потом она услышала визг шин, когда автомобиль резко затормозил. Джесси увидела, как загорелись задние фары, позволяя рассмотреть пассажирское сидение. Стекло опустилось, и она увидела, как на неё смотрит водитель с волчьей улыбкой на лице.

- Привет, Пчёлка! – сказал её отец.

ГЛАВА 28

На короткое мгновение Джесси показалось, что всё это ей снится.

Ей столько раз снились кошмары о том, что её отец появляется из ниоткуда, чтобы причинить вред людям, помогающим ей, что она не была полностью уверена, что на этот раз всё произошло по-настоящему.

И только тогда, когда он вышел из машины и захлопнул за собой дверь, мозг вернул девушку к реальности. Переулок был настоящим. Дождь был настоящим. Автомобиль, который только что сбил Мёрфа, был настоящим. И её отец – серийный убийца, в смерти которого она была уверена всего пару минут назад, тоже был настоящим.

Он выглядел почти так же, как и тогда, когда она видела его в последний раз, когда он устроил ей засаду в её же квартире всего несколько недель назад. Его тело по-прежнему было худощавым и долговязым, хотя он казался более сгорбленным, чем раньше. Даже в полумраке переулка можно было заметить, что его тёмные волосы с видимыми вкраплениями седины стали длиннее. Но его зелёные глаза, такого же оттенка, как и её, не утратили своего маниакального блеска.

Не обращая внимания на боль в бедре от удара, полученного при падании на землю, она вскочила на ноги и потянулась за маленьким пистолетом, находящимся в кобуре у неё на лодыжке. Она испытывала такой прилив адреналина, что от этого у неё слегка подрагивали пальцы.

Даже когда ей удалось их успокоить, у девушки возникли проблемы с тем, чтобы достать пистолет из кобуры и понять, почему это у неё не получалось. Кобура зацепилась за отворот её брюк. Джесси пришлось разорвать брюки, чтобы вытащить пистолет, затем она нацелила его в переулок. Её отца уже там не было.

Она попятилась назад, направив оружие на машину. Девушка почувствовала, насколько переволновалась, и мысленно приказала себе замедлить дыхание. Это могло бы помочь ей сделать более точный выстрел, и что не менее важно, не потерять сознание. Когда она выдохнула, то услышала раздавшийся голос.

- Твой приятель-маршал выглядит не очень хорошо, Пчёлка. Одна из его ног согнута не в ту сторону. Это довольно мерзко. Я думаю, что скоро мне придётся избавить его от страданий. Я скоро вернусь.

Она услышала шаги, устремившиеся в направлении Мёрфа и крикнула в пустоту.

- Если ты пойдёшь за ним, я уйду. К тому времени, как ты вернёшься, я уже буду далеко. Так что можешь попробовать вывести из игры какого-то левого парня, который тебе абсолютно не важен. Или же, ты можешь прийти за мной. Но сделать и то, и другое тебе не удастся.

Тут она услышала, как шаги остановились. Пока он принимал решение, она оглянулась, чтобы увидеть, сможет ли она действительно уйти. Картина, которую она видела, встревожила её. На мгновение ей показалось, что на неё смотрят десятки неподвижных фигур.

Спустя секунду она поняла, что находится на каком-то складе, наполненном чем-то вроде сотен манекенов. Некоторые были целыми, а другие лежали на полу, разобранные на части. Она поспешила укрыться в глубине этого склада, чтобы не стать лёгкой добычей, если он вдруг в скором времени войдёт сюда.

- Я так полагаю, что это наше прощание, - закричала она, надеясь вынудить отца вернуться за ней.

- С тобой не поторгуешься, - услышала она его приближающийся голос. – Учитывая тот факт, что приятели твоего маршала в любую минуту прибудут сюда, ты меня убедила. Я иду за тобой, моя малышка.

Она подумывала укрыться за манекеном и выстрелить в тот момент, когда он появится в поле зрения. Но затем она выбросила эту идею из головы. У него тоже был пистолет. Это столкновение закончилось бы не в её пользу. Умным ходом было бы найти отсюда выход, вернуться в бар и вызвать подмогу.

Она смотрела по сторонам, отчаянно пытаясь найти указатели выхода. В дальнем конце склада девушка увидела один такой знак, подсвеченный зелёным светом и пошла в том направлении. Оглядываясь назад, она видела, что её отца всё ещё не было заметно в дверях.

- Последний твой шанс, - громко прокричала она, чтобы её слова были слышны сквозь шум дождя. – Лучше тебе прийти сейчас или весь этот твой тяжёлый труд окажется напрасным, Ксандер.

Она едва закончила фразу, когда раздались выстрелы. Он выстрелил три раза, входя на территорию склада. Она поспешила обратно к выходу, пробираясь сквозь манекены так, чтобы ему было сложно прицелиться, если даже он её обнаружит.

- Знаешь, Пчёлка, - крикнул он, - называть своих родителей по имени неуважительно. Я могу принять «папа», «отец», или, как предпочитаю лично я - «па». Но «Ксандер»? Это грубо. Я думал, что воспитал тебя значительно лучше.

Джесси пыталась двигаться как можно тише, прокладывая себе дорогу к выходу. То, что она слышала звук его голоса и шагов, давало ей представление о его местонахождении, что немного её успокаивало. По крайней мере, она знала, что он больше не интересовался Мёрфом. Кроме того, Джесси считала, что лучше уж пусть он насмехается над ней, тогда она хотя бы будет знать, где он находится.

Она была всего в нескольких шагах от выхода, когда у неё зазвонил телефон. На секунду всё её тело замерло. Затем, как можно быстрее, она спряталась за большим манекеном, достала телефон из кармана и выключила звук. Определитель номера показал, что это был Долан, который, по всей видимости, до сих пор не знал, что произошло.

- Ты была так близка к тому, чтобы выбраться отсюда, - сказал Ксандер, и его шаги всё быстрее стали двигаться в её направлении. – Но сейчас я знаю, где ты. Свет от этого знака «Выход» должен красиво подсветить твоё тело, когда я выстрелю в тебя, пока ты будешь пытаться уйти.

Джесси оглянулась в поисках другого выхода. Но не увидела ни одного. Он был прав. Если она попытается сбежать через этот выход, он сможет выстрелить в неё без каких-либо проблем. Учитывая то, что он только что сделал с Эмерсоном, ей не хотелось давать ему ещё один шанс.

Она подсчитала, что ему до неё оставалось около двадцати секунд. Единственным её преимуществом было то, что когда он к ней приблизится, она будет окружена тридцатью-сорока манекенами, которых легко можно будет спутать с её силуэтом. И Джесси решила усложнить ему задачу.

Осторожно положив пистолет на картонную коробку, она сняла куртку, обнажив кремовый топ, в который была одета. Он был не такого белого цвета, как манекены. И этот факт мог помочь ей немного слиться с окружающим фоном.

Она снова взяла пистолет и заняла позицию между двумя манекенами – одним мужским и одним женским. Пространство между ними было достаточно широким, чтобы она имела возможность прицелиться.

Шаги прекратились, она знала, что её отец близко, хоть и не видела его. Пока она выжидала, то старалась дышать как можно тише, и ей было слышно его дыхание – громкое и хрипящее. В её голове с опозданием промелькнула одна мысль.

Когда Ксандер несколькими мгновениями ранее бежал, его шаги были неровными, как если бы он не мог полностью опираться на одну ногу. Этот факт и его затруднённое дыхание напомнили ей кое-что, о чём она уже забыла в ужасе текущей ситуации. Он был ранен.

Прошло всего несколько недель с тех пор, как его ранили в живот и плечо, как он получил удар дубинкой по голове и был вынужден выпрыгнуть из окна её квартиры. Тридцатилетнему детективу Райану Эрнандесу, находящемуся в отличной физической форме, требуется два месяца, чтобы полностью оправиться от двух ножевых ранений. Насколько же слабым и уставшим должен чувствовать себя мужчина старше пятидесяти, получивший гораздо более серьёзные травмы? Осознание этого факта наполнило её надеждой и другим, гораздо менее ожидаемым чувством – уверенностью.

«Если мне удастся выбить пистолет из его рук, я получу преимущество. Но как это сделать?»

Она посмотрела по сторонам, и её взгляд упал на две не скреплённые между собой части манекена. Одной из них была голова, а другой – часть руки от плеча до кончика пальцев. Она уловила лишь саму суть появившейся у неё идеи. При нормальных обстоятельствах ей нужно было бы некоторое время, чтобы попытаться спрогнозировать, как будут развиваться события. Но в сложившейся нестандартной ситуации у неё не было времени продумать все детали. План либо сработает, либо нет. И Джесси собиралась выяснить это прямо сейчас.

Сунув пистолет в передний карман, она схватила обе части манекена. На цыпочках она прошла немного вперёд до тех пор, пока не заметила силуэт Ксандера. Он ходил взад-вперёд то по направлению к ней, то в другую сторону склада, не будучи уверенным, в какой части здания она прячется.

Она уже собиралась швырнуть части манекена, когда помещение склада сотряслось от внезапного взрыва, заставив дрожать стены и разбрасывая манекены по сторонам. Когда шум стих, он прокричал ей.

- Ты, наверное, беспокоишься, что это был за шум. Не волнуйся, Пчёлка. Это просто взорвалась моя машина. Сработал таймер. Это должно ненадолго отвлечь твоих приятелей из правоохранительных органов. Таким образом, у нас будет возможность пообщаться подольше. Звучит круто, правда?

 Он всё ещё вертелся туда-сюда, всеми силами пытаясь хоть немного разглядеть её. Несмотря на своё тревожное состояние, Джесси старалась сохранять спокойствие, ожидая, пока не утихнет эхо от звука взрыва машины, и пока его внимание не переключится на что-то другое.

Тогда у неё появился шанс. Когда он ненадолго развернулся в другую сторону, она бросила в воздух голову манекена так высоко, чтобы он не смог увидеть её саму. Голова пролетела перед ним примерно в шести метрах, с громким звуком упав на пол.

Он развернулся по направлению звука, наводя оружие в ту сторону, но не делая выстрел. Джесси продвинулась вперёд на несколько шагов, затем свободной рукой толкнула манекен, стоявший ближе к её отцу. Он приземлился с глухим стуком, заставив один из манекенов в полный рост отскочить назад, столкнувшись с множеством других, будто это были кегли в форме людей, которые одновременно разлетелись по сторонам.

Использовав образовавшуюся какофонию звуков как прикрытие своих действий, она вытащила пистолет и бросилась к нему. Сначала растерявшись, Ксандер быстро сориентировался. Должно быть, он почувствовал, что падение манекена было отвлекающим манёвром, потому что быстро развернулся и направил пистолет в направлении Джесси.

Она выстрелила в него на бегу, понимая, что с многочисленными манекенами между ними она вряд ли попадет в него. Это даже не было её основной целью. Она надеялась, что он попытается спрятаться или увернуться, а может, ему достаточно лишь вздрогнуть, чтобы она смогла приблизиться к нему на расстояние выстрела.

Это частично сработало. Он немного отступил. Придя в себя, он лишь через пару секунд поднял руку с пистолетом. Больше не пытаясь прятаться, Джесси рванулась к отцу, сбивая по дороге как можно больше манекенов, чтобы дезориентировать его. Она была всего в нескольких шагах от него, когда тот ринулся ей навстречу.

Когда Ксандер наставил на девушку свой пистолет, свободной левой рукой она поставила между ними последний оставшийся манекен, а правой сделала решительный выстрел. В этот момент перед ней разорвался торс манекена, разлетевшись повсюду облаком пыли.

А затем она набросилась на него, яростно вцепившись в его тело со всей возможной силой. Когда она упала на него сверху, пистолет выпал из её рук, и она услышала, как воздух выходит у него из груди. Перевернувшись, она увидела, что руки её отца пусты, и услышала, как его пистолет скользит куда-то за пределы поля зрения.

Поднявшись на ноги, она встала перед ним. Он перевернулся на живот и встал на четвереньки как раз вовремя, чтобы она ударила его ногой прямо в грудь. Он опрокинулся на спину, его длинные волосы закрыли лоб и часть глаз. Ксандер дико бился в море рук и ног манекенов, которые лежали на земле вокруг него.

Она шагнула к нему, желая воспользоваться его уязвимым положением, но вместе с тем, всё ещё опасаясь, что у него где-то может быть припрятано ещё какое-то оружие. Для Ксандера Турмана оказаться без ножа – всё равно, что обычным людям – без одежды. Ей было трудно поверить, что у него его не было.

- Пожалуйста, подожди, - простонал он, когда она подошла. – Я просто хочу поговорить. Это всё, чего я когда-либо хотел.

Она колебалась всего полсекунды, обдумывая его комментарий, и сразу же отбросив его. В конце концов, она могла бы оказаться на месте того взорвавшегося манекена, в который он выстрелил минутой ранее. Но Турман успел воспользоваться этим временем, со всей силы ударив её ногой манекена, которую держал в руке, о чём Джесси даже не догадывалась.

Он попал по её левому колену, и нога Джесси не выдержала. Девушка упала на пол прямо перед ним. Тогда он повернул ногу другой стороной и ударил пяткой ей в висок. Ошеломлённая ударом, она перевернулась на бок.

Она слышала, как он поднимается на ноги, и попыталась сделать то же самое. Но когда она встала, её ноги сильно задрожали, и она снова не смогла на них удержаться. Джесси упала на колени и почувствовала прилив боли, когда ударилась о бетонный пол коленными чашечками. Она подняла голову и увидела, что Ксандер стоял на ногах, по-прежнему сжимая в руке ногу манекена. Он запрокинул её за голову, подобно бейсбольной бите, и сделал шаг в её строну.

ГЛАВА 29

Раненная и сбитая с толку, Джесси Хант пристально смотрела на своего отца, приближающегося к ней.

Её память вернула её в прошлое на много лет назад, когда она думала, что убежала от него. Тогда её звали Джессика Турман. Ей было шесть лет, она сидела, привязанная к деревянному стулу с приклеенными веками и широко раскрытыми глазами в отдалённой заснеженной хижине в Озарке. Перед ней находилась её мать, её руки были привязаны к потолочной деревянной балке.

Её отец заставил Джессику смотреть, как он с помощью своего охотничьего ножа выпотрошил её маму. Потом он вышел из комнаты, оставив свою дочь сидеть там, не моргая, и смотреть, как жизнь медленно покидала тело её матери, как оно вскоре обмякло, а руки безжизненно болтались над головой.

В какой-то момент Джессике удалось сбежать, выбежав босиком в заснеженный лес. Девочка долго бежала. В конце концов у неё онемели ноги. Но она не остановилась, стараясь быть быстрее тяжёлых шагов, которые слышала не так далеко от себя.

Наконец, она достигла края обрыва, нагнулась и увидела бурлящую реку в пятнадцати метрах внизу. Даже тогда она понимала, что спрыгнуть с обрыва было бы самоубийством. Но оно казалось более привлекательным своей возможной альтернативе.

И всё же настал момент, когда её отец протянул к ней руку, чтобы оттащить назад, и тогда она поняла, что не может прыгнуть, что вообще не может двигаться. Поэтому он потащил её обратно по снегу, снова привязал к стулу и оставил в той хижине рядом с телом её мертвой матери. От верной смерти девочку спасли охотники, проходящие мимо три дня спустя.

Она так и не смогла забыть этого. Но сейчас рядом не было охотников, чтобы спасти её. Когда её отец приблизился к ней, она знала, что больше некому защитить её от монстра, который мучил её как в жизни, так и в ночных кошмарах. Здесь была только она.

Тогда она встала на ноги.

Не обращая внимания на боль в ноге, она заставила себя подняться одним быстрым целенаправленным движением. Когда отец подошёл к ней, она стояла прямо, её кулаки были сжаты, тело было напряжено и готово действовать, Джесси смотрела прямо ему в глаза. Он остановился, его собственные глаза выдавали его неуверенность.

- Давай! – закричала она.

Но он ничего не сделал. Вместо того, чтобы продолжить идти вперёд, Ксандер Турман бросил в неё ногу манекена, развернулся и побежал к выходу, слегка волоча правую ногу.

На мгновение Джесси застыла на месте, не понимая, что только что произошло. Затем она шагнула вперёд, чтобы погнаться вслед за ним.

Ей пришлось немедленно остановиться. У неё болела нога, но проблема заключалась не в этом. Она всё ещё чувствовала головокружение от удара по голове. Девушка слегка наклонилась, пытаясь остановить вращение комнаты. Расстроившись, она беспомощно наблюдала за тем, как её отец распахнул дверь и исчез из виду.

Она дала себе пять секунд, чтобы прийти в себя, сделав несколько глубоких вдохов и надеясь, что её голова прояснится. Это помогло. Она ещё не полностью обрела над собой контроль, но больше не боялась, что упадёт, если попытается идти.

Джесси сделала один шаг. Её нога сохранила устойчивость. Затем она сделала ещё один. Колено болело, но она смогла перенести на него вес. Она сделала третий шаг. А затем, убедившись, что может оставаться в вертикальном положении, девушка устремилась к двери в поисках своего отца, который желал её смерти.


* * *

Она настигала его.

Выйдя со склада, девушка на короткое время подумала, что потеряла его из виду. Но затем заметила хромающий силуэт метрах в пятидесяти впереди себя. Он направлялся из торговой части города к прилегающему жилому району.

На бегу Джесси вытащила свой телефон и, стараясь не выронить его из рук под проливным дождём, набрала Долана, используя автонабор. Звонок был переведён на автоответчик.

- Долан, - задыхаясь прокричала она. – Я преследую Турмана. Он сбил Мёрфа на машине и выследил меня на складе. Мне удалось обезоружить его, но он сбежал. На данный момент он движется на запад по 25-й улице по направлению к жилому кварталу Вест-Адамс. Я отключила звук, но ты можешь отследить моё местонахождение.

Когда она попыталась засунуть телефон обратно в карман, он-таки выскользнул у неё из рук. Трубка упала на скользкий асфальт, оказавшись в итоге в сточной канаве, где её понесло потоком воды.

Казалось, что дальше всё происходило, как в замедленной съёмке. Джесси наблюдала, как быстро движущийся поток воды нёс её телефон к канализационному стоку. Осознав, что она не сможет вовремя подхватить его, девушка прыгнула вперёд, чтобы всё же попытаться это сделать. Но, как только она подпрыгнула, её левая нога подогнулась, и она тут же упала на асфальт, ударившись рёбрами и услышав при этом хриплый выдох. Теперь она могла лишь беспомощно лежать под дождём и наблюдать, как её телефон исчезал из поля зрения.

Когда ей удалось встать на колени и начать ползти, она попыталась нащупать телефон рукой, в надежде, что он застрял в канализационной решётке, но в глубине души зная, что этого не случилось. Ничего не обнаружив, она подняла глаза и увидела, что даже несмотря на свою явно выраженную хромоту, отец теперь опережал её почти на целую сотню метров.

«Плюнь на телефон. Вставай. Догони его».

Она заставила себя подняться на ноги, делая вид, что не замечает, как пульсирует её колено и разрываются от боли рёбра. Когда девушка снова ускорила темп, она увидела Ксандера за углом 2-й авеню. Тогда она стала двигаться ещё быстрее, чтобы не потерять его из виду.

Добравшись до перекрёстка, Джесси всё ещё видела его. Даже небыстрым шагом она преодолела приличное расстояние. Он оглянулся на дочь, по-видимому, решив, что схватка прямо посреди городской улицы была бы для него в конечном итоге проигрышным вариантом, а затем устремился по тротуару к одному из роскошных особняков, расположенных в этом районе.

Когда Джесси поспешила, чтобы догнать его, она увидела, как он подошёл к двери и схватился за дверную ручку. Она так хотела, чтобы дверь не открылась. Но она открылась. Турман обернулся в её сторону, злобно усмехнулся и вошёл внутрь.

К тому времени, когда она почти минуту спустя подбежала к этому дому, Джесси уже знала, что лишилась своего преимущества. Ксандер мог стоять прямо за дверью, поджидая её с каминной кочергой или разделочным ножом в руках. Но, по крайней мере, он был в ловушке. Долан получит её сообщение и всего через несколько минут эта улица будет кишеть полицейскими. Всё, что ей нужно было сделать, это сидеть здесь и указать им на дом, когда они прибудут.

А потом она услышала крик.

ГЛАВА 30

Джесси взбежала вверх по ступенькам.

Она не могла ждать снаружи, бездействуя. Это был не просто крик напуганного человека. Это был крик непрекращающейся боли. Затем ещё один крик пронзил ночной воздух. И ей нужно было положить этому конец.

Даже когда она забралась вверх по лестнице и увидела, что входная дверь была приоткрыта, она отдавала себе отчёт в том, что он ею манипулирует, и что она делает именно то, чего хотел от неё Турман. И всё же Джесси не могла запретить себе сделать этого. Она не могла просто стоять на улице и ждать подкрепления. К тому времени жертва её отца уже может быть мертва.

Но то, что она должна была войти внутрь, не означало, что ей нужно быть при этом предсказуемой в своих действиях. Она устремилась к двери, протягивая руки, чтобы открыть её, а затем в последний момент согнула шею на бок, как её учили на курсах в школе подготовки ФБР. Затем Джесси в кувырке преодолела порог, попав таким образом внутрь, после чего, используя инерцию, встала на ноги и быстро развернулась в поисках любой непосредственной угрозы. Но в прихожей никого не было.

Потом она услышала ещё один крик. Он раздавался откуда-то из центральной части дома. Девушка устремилась вперёд к ближайшему коридору, и, когда она подошла ко входу в большую комнату прямо перед собой, то использовала то же движение, чтобы «вкатиться» в неё, а не просто войти, сохраняя вертикальное положение тела.

Когда она вскочила на ноги, то тут же обернулась, чтобы оценить обстановку на предмет возможной угрозы. От того, что она увидела, у неё в буквальном смысле отвисла челюсть. Через огромную гостиную перед потрескивающим камином была девушка. Она сидела на стуле, её руки были привязаны к подлокотникам, а ноги – к ножкам стула. Веки были зафиксированы в таком положении, чтобы её глаза всё время были открытыми.

Но во рту у неё был кляп. А это означало, что кричала не она. Казалось, что крики исходили от женщины, которая находилась прямо напротив девушки, и чьи руки были привязаны тросом к потолочной балке, свисая над её головой. Джесси заметила, что из средней части её живота на пол текла ровная струйка крови. Рядом с этой женщиной безвольно болталось тело мужчины, у его ног была огромная лужа крови. Похоже, он был мёртв.

Джесси посмотрела по сторонам в поисках следов Турмана. Он почти наверняка был где-то рядом, что подтверждал недавний крик. Но так сразу его не было видно. Хоть у неё и не было другого выбора, кроме как двигаться вперёд, Джесси почувствовала, что в этой ситуации что-то было не так. Как её отцу удалось так быстро подготовить эту тщательно продуманную сцену?

Её взгляд упал на кочергу, стоящую справа от камина. Осторожно передвигаясь, она пошла к ней, надеясь получить любое оружие, которое даст ей возможность слегка уравнять шансы. Проходя мимо дивана, она заглянула за него, чтобы проверить, не скрывался ли там её отец. Никаких его следов там не было.

Она продолжила движение к камину, миновав тело висящего мужчины и стонущей от боли женщины слева от него. Джесси хотела помочь, но отказалась даже взглянуть на них. Любое отвлечение внимания могло дать Турману, где бы тот ни скрывался, шанс действовать.

Она обошла диван и была в нескольких метрах от каминной кочерги, когда разрешила себе мельком взглянуть на девушку, сидевшую в пределах её досягаемости. Находясь теперь ближе к ней, Джесси поняла, что это, скорее, была молодая женщина. На вид она была уже значительно старше подросткового возраста.

Несмотря на все свои усилия не делать этого, Джесси всё же посмотрела девушке в глаза. Они были широко раскрытыми и в них читался весь ужас этой ситуации. Но, помимо этого, в них было и нечто большее. В них было намерение. Похоже, она пыталась показать что-то Джесси, которая её пристально изучала.

Глаза девушки находились в движении, то и дело перемещаясь от места справа от Джесси, а затем снова возвращаясь к ней. Джесси посмотрела направо, ожидая увидеть притаившегося там Турмана. Но вместо этого она увидела лишь пару ботинок. А сразу за ними виднелись ноги человека, лежащего на полу лицом вниз.

«Ещё один труп, прямо как мужчина, висящий прямо за ней

И тут её осенило. Глаза девушки не метались между трупом, лежащим на полу и Джесси. Они метались между телом на полу и висящим мужчиной сзади неё.

Она развернулась и посмотрела ему в лицо, зная, что было уже слишком поздно. Она была права. Мужчина сзади неё больше не болтался подвешенным к потолку с руками за головой. Одна из его рук – та, которая получила огнестрельное ранение в плечо некоторое время назад, висела вдоль корпуса. Но другая его рука, в которой был зажат подсвечник, и которую он уже занёс над её головой, работала отлично.

И эта самая рука плавным и быстрым движением нанесла удар подсвечником по черепу Джесси спустя всего долю секунды после того, как девушка успела узнать в этом мужчине своего отца.

ГЛАВА 31

Джесси была почти уверена, что она не умерла, хоть какая-то её часть хотела бы, чтобы это так и было.

Пока она медленно приходила в сознание, её тело начало дрожать. Ей трудно было понять, откуда именно исходит боль, настолько много было её источников. Пока она ждала, когда у неё перестанет двоится в глазах, она мысленно оценивала полученные травмы.

Её голова беспрестанно пульсировала в месте удара подсвечником. Рёбра болели после того, как она бросилась на асфальт, пытаясь поймать свой телефон. Бедро болело от приземления на пол, когда Мёрф толкнул её прочь от надвигавшейся на них машины. Она чувствовала, как опухло её колено, подобно воздушному шарику, из которого нужно было выпустить немного воздуха.

Оставались ещё руки. Насколько она могла припомнить, они были невредимыми. Так почему они тогда так болели?

Когда её зрение постепенно вернулось в норму, она осознала причину. Они были привязаны к потолочной балке с помощью тросов, прямо как у женщины, которая к этому моменту уже явно была мертва.

Джесси быстро закрыла глаза, стараясь не позволить этому зрелищу засесть в её голове. Она ещё не до конца пришла в себя, чтобы по-настоящему испугаться. Но она знала, что скоро это чувство полностью охватит её. И тот факт, что она находится в нескольких метрах от мёртвой женщины в той же позе, что и она, не поможет ей справиться с этим чувством.

Где-то перед собой она услышала какое-то движение и решила, что это был Турман, поскольку все остальные в комнате были либо мертвы, либо связаны. Она старалась не шевелиться, надеясь, что чем дольше ей удастся заставить его думать, что она всё ещё без сознания, тем больше у неё будет времени, чтобы придумать план.

Основываясь на том факте, что её руки ещё не совсем занемели, и всё ещё болели, она пришла к выводу, что была без сознания не дольше нескольких минут. Несмотря на дискомфорт, она всё же предпочитала пока не показывать, что сознание вернулось к ней. Как только её руки окончательно занемеют, они станут практически бесполезными – она не сможет ими взять ничего, что помогло бы ей сбежать. Ей нужно было найти выход как можно скорее, пока её тело не утратило способность функционировать, и до того, как её отец не приступил к неминуемой резне.

- Я знаю, что ты пришла в себя, Пчёлка, - мягким голосом произнёс Турман, находясь по звуку на расстоянии нескольких метров от неё. – Твоё дыхание изменилось, когда ты проснулась.

Так как теперь её хитрость была бесполезной, Джесси позволила себе сглотнуть. Это вызвало приступ сухого кашля, поскольку у неё пересохло в горле. Из-за дрожи во всём теле каждая её рана болела всё сильнее.

- Обычно я такого не делаю, - сказал Ксандер, и его голос стал ещё ближе. – Но поскольку мы с тобой родственники, я разрешу тебе немного попить.

Внезапно её голова была запрокинута, и в горло хлынула струя воды. Она чуть не подавилась, но всё же смогла немного глотнуть. Её зрение стало достаточно чётким, чтобы она смогла рассмотреть мужчину, который стоял прямо напротив неё. Он улыбался.

- Конечно, у каждого благословения, которое мы получаем в жизни есть своя цена, - продолжил он, вытаскивая длинный разделочный нож, уже залитый кровью, и как бы ненароком замахнулся им в области её живота, сделав боковой надрез. – Настал твой черёд.

Она ахнула от этой новой неожиданной боли. Джесси знала, что порез был не слишком глубоким, но от этого боль была не меньше. Казалось, что кто-то прижимал горячую сковороду к левой стороне её живота. Несмотря на это, она не стала кричать. Вместо этого девушка сделала глубокий вдох, а затем попыталась выдохнуть всю свою боль вместе с углекислым газом.

- Должна сказать, - тихо сказала Джесси, когда была уверена, что способна произнести предложение, не заплакав, - я думала, что дни наших встреч подошли к концу. Я уже была готова оплакивать тебя.

Джесси ждала ответа своего отца, отчаянно надеясь, что его тщеславие хотя бы на некоторое время возьмёт верх над жаждой мести. Если бы ей удалось спровоцировать его на разговор о том, как ему удалось выжить, заставив всех убедиться в собственной смерти, она могла бы отсрочить исполнение любого ужасного плана, который он приготовил для неё.

- А вы все на это повелись, - сказал он, заглатывая наживку. – Я подумал, что если кто и догадается о моей маленькой уловке, так это будешь ты, Пчёлка. Но, как всегда, моя собственная дочь разочаровала меня.

Он сделал ещё один небрежный взмах ножом, на этот раз задев её правое бедро. Ткань на её брюках была плотнее, чем на блузке, поэтому разрез не был таким глубоким. Но ей по-прежнему потребовались колоссальные усилия, чтобы молчать и лишить его удовольствия видеть её страдания.

Она постаралась сосредоточить своё внимание на чём-то другом, кроме его кривой ухмылки. Посмотрев вниз, девушка заметила, что у него была перебинтована левая рука, в которой он не держал нож. В частности, его средний палец и мизинец были плотно обёрнуты марлей. Она кивком указала на них.

- Думаю, это объясняет то, как криминалисты нашли твои пальцы на месте происшествия.

Он гордо улыбнулся.

- Мне нужно было, чтобы всё выглядело правдоподобно, - сказал он. – Иногда это требует некоторых личных жертв.

- Но дело ведь не только в пальцах, Ксандер, - напомнила она ему сквозь стиснутые зубы. – Они нашли твою ДНК в следах крови на больничном дворе. Думаю, будет сумасшествием предполагать, что те куски плоти тоже принадлежали тебе.

- Конечно, для неопытного глаза всё выглядело вполне убедительно, - признал он. – Но, всё, что мне потребовалось, чтобы скрыть правду – это немного творческого мышления.

- Не смеши меня, па, - саркастически сказала она. – Ты сам знаешь, что хочешь рассказать мне, как тебе это удалось. И я действительно единственный человек, который может это оценить по-настоящему. Так что, давай, выкладывай.

Она взглянула на девушку, привязанную к стулу напротив, на лице которой было выражение недоумения, когда эта сумасшедшая женщина начала провоцировать человека с ножом. Джесси улыбнулась про себя. По крайней мере это означало, что она хорошо справлялась со своей задачей.

- Давай договоримся, - заговорщицким тоном сказал Турман. – Я расскажу тебе, как сделал это, если ты пообещаешь сохранить это в секрете. О, подожди, что я говорю? Скоро ты будешь всё на свете держать в секрете.

Он тихонько усмехнулся своей шутке, а затем продолжил.

- Так что, думаю, я могу с тобой поделиться. В конце концов, правду говорят: «Не ленись – поделись», верно ведь, Пчёлка?

- Как скажешь.

- Нет, - прорычал он. – Я хочу, чтобы именно ты так сказала.

Джесси тяжело сглотнула.

- «Не ленись – поделись», - тихо сказала она.

- Хорошая работа, малышка, - радостно сказал он. – Итак, вот что самое замечательное в больницах – они принимают к себе людей без сознания. Так что, если тебе удастся найти бездомного с таким же размером одежды, возрастом и похожей внешностью и отравить его рядом с больницей, в которую ты бы хотел проникнуть чуть позже, они его примут. Затем, всё, что тебе нужно будет сделать – это пробраться в больницу до обхода службы безопасности, забрать бомжа без сознания, отнести его в малоиспользуемое подвальное помещение, где у тебя будет необходимое количество времени, чтобы сделать полное переливание крови. А если ты накапливал и хранил свою кровь в холодильнике этой самой больницы на протяжении нескольких недель, весь процесс будет не таким уж и сложным. Аппарат, при помощи которого можно это сделать, достаточно мобилен и всё такое. Современные технологии – это просто чудо, Пчёлка.

- Звучит довольно замысловато, -  саркастически сказала Джесси, зная, что её отец оценил бы её неохотное упоминание того факта, насколько сложно было организовать весь этот процесс.

- Да, пришлось изрядно подготовиться, - согласился он. – Потом всё, что тебе нужно сделать – это одеть этого человека в свою одежду с поддельным удостоверением личности, поднести его к промышленному вентилятору рядом с вентиляционным отверстием, выходящим во двор и подтолкнуть его прямо туда. Его порубит на куски, и они вылетят, как конфеты из пиньяты.

Он ненадолго сделал паузу, будто ожидая аплодисментов. Но никакой реакции не последовало, и он продолжил.

- И если ты всё устроишь заранее, спустив верёвку к этому вентиляционному отверстию, которая позже попадёт на записи камеры видеонаблюдения, то тебе удастся снова получить удовольствие от ещё одного подтверждения факта своей фальшивой смерти. - Тело, изрубленное на части и похожее на меня? – Есть. – Моё поддельное удостоверение личности, найденное на трупе? – Есть. – Запись с камеры наблюдения о том, как я вхожу в помещение? – Есть. – Моя настоящая ДНК в следах крови, разбрызганной по всему месту происшествия? – Есть. Шах и мат.

- Это довольно умно, - хрипло прошептала Джесси. – Но как ты нашёл меня в баре?

Задавая этот вопрос, она раскачивалась взад-вперёд, будто испытывая ужасный дискомфорт. На самом деле так и было, но она так делала и по другой причине. Она пыталась уберечь свои руки от полной потери чувствительности. Заставить старого доброго папочку описывать свои подвиги было удачным способом продлить себе жизнь. Но если ей никак не удастся найти способ помешать ему пустить в ход его нож, то все её уловки по оттягиванию времени будут напрасными.

Похоже, её отец не слишком-то обратил внимание на эти её движения. На самом деле, казалось, что ему приносит несказанное удовольствие зрелище того, как кровь из ран его дочери стремительно сратекается по полу, будто рисует кистью незаконченную картину Джексона Поллока.

- Это тоже не составило особого труда, - сказал он. – У меня была встреча с нашим общим знакомым Болтоном Крачфилдом после его побега из больницы. Он помог мне прийти в себя и залечить несколько бо-бо, которые я получил в ходе нашей последней встречи. Но я подозревал, что его верность мне может быть поставлена под угрозу. Раньше он был таким преданным молодым человеком, стремящимся учиться, радостно и без вопросов выполнял любые мои приказы. Но потом он встретил тебя и, казалось, немного размяк. Его привязанность к тебе сказалась на его позиции. И, когда он узнал, что я собираюсь разобраться с тобой раз и навсегда, он воспринял эту затею… без энтузиазма.

- Какой предатель, - саркастически ответила Джесси.

- Так и есть, - согласился Турман. – К счастью, я скормил ему историю о том, что узнал местонахождение твоей конспиративной квартиры, что, как я признаю, было уловкой. Я также нацепил на него жучок. Он не ожидал, что такой старый тип воспользуется такой новомодной технологией. Вот так я и проследовал за ним до бара. Так я узнал, что он предупредил тебя о моём возможном нападении. Так я узнал, что ты почти наверняка вернёшься в тот же бар, чтобы отпраздновать мою «кончину». На случай, если тебе интересно, позволь заверить тебя, что, как только я закончу с тобой, я нанесу визит мистеру Крачфилду, чтобы выразить ему свои чувства по поводу его предательства.

Джесси проигнорировала угрозы в сторону Крачфилда. Его безопасность не возглавляла список её приоритетов. Его возглавляло желание задержать отца настолько, чтобы снова почувствовать контроль над своим телом.

Она видела, как девушка, привязанная к стулу, тоже пытается воспользоваться этой задержкой. Каждый раз, когда Турман поворачивался к ней спиной, ей удавалось ещё немного продвинуть вперёд кляп, постепенно освобождаясь от него. По ранкам на её опухших побелевших губах Джесси могла сделать вывод, что она пыталась это сделать уже в течение нескольких часов. Похоже, она была уже близка к тому, чтобы полностью его выплюнуть, хоть это вряд ли бы сильно помогло ей.

 - Но ты не мог знать, когда именно мы подъедем к бару, - заметила Джесси, снова привлекая его внимание к себе. – Как ты успел так быстро связать людей, которые здесь живут?

 - Людей, которые здесь живут? – повторил он с удивлением. – Эти ребята здесь не живут, Пчёлка. Владельцы этого дома на недельку уехали из города. Я привёл сюда этих прекрасных граждан из другого района.

Среди всей этой крови и безумия текущей ситуации этот факт вызвал у Джесси дополнительное недоумение.

- Но почему именно они? Это ведь невинные люди.

Ксандер засмеялся.

- Не бывает по-настоящему невинных людей. Ты должна была уже это понять, Пчёлка. Кроме того, будет очень весело наблюдать, как эта девушка смотрит за тем, как ты умираешь. Я займу место в первом ряду. И, несмотря на все твои попытки оттянуть время, у меня его будет достаточно, чтобы вовремя уйти. Твоему другу из ФБР и его прихвостням придётся обойти каждый дом в поисках тебя. К тому времени, пока они доберутся сюда, ты уже будешь мертва, а я уже буду далеко.

- Зачем ты делаешь это? – с искренним удивлением спросила Джесси.

- О, ты действительно хочешь это знать? – с восхищением спросил он. – Я уже практически хочу оставить тебя в живых, чтобы ты могла узнать ошеломительную развязку. Я хотел бы видеть твоё выражение лица, когда ты откроешь правду. К сожалению, ты являешься частью этой развязки, так что это невозможно. Разве это не иронично? В любом случае, довольно болтовни. Время выпотрошить доченьку.

После этого он замолчал и направился к ней.

ГЛАВА 32

Джесси не была готова.

Её руки всё ещё были непослушными и мягкими, как у тряпичной куклы. Когда Ксандер подошёл ближе, она увидела, что он чуть ли не подпрыгивал от восторга. Его некогда короткие волосы теперь падали на лоб, качаясь вверх и вниз.

Когда он подошёл, девушка заметила нечто, чего раньше не видела из-за излишней эмоциональности. Под его ниспадающими волосами, с правой стороны лба был наклеен небольшой пластырь телесного цвета.

Ей показалось, что он находился в том же самом месте, которое ранее этим вечером Болтон Крачфилд обозначил у себя на лбу, когда стоял у дерева возле дома Джеребко. Она сомневалась, что это было простое совпадение. Пытался ли Крачфилд этим сообщить ей что-то? Если его верность теперь принадлежала ей, как подозревал Турман, то ответ на этот вопрос почти наверняка будет положительным.

Крачфилд был именно тем человеком, который помог Турману оправиться от его многочисленных ран после побега из квартиры Джесси. Одним из полученных им ранений был удар дубинкой в висок. Джесси тогда сильно приложилась и попала как раз в то место, где сейчас был наклеен пластырь. Может быть, рана была гораздо серьёзнее, чем это казалось на первый взгляд? Похоже, именно так и думал Крачфилд.

Прежде чем Джесси разобралась, что ей делать с этой информацией, Турман набросился на неё, проведя ножом по правой стороне её тела. Она попыталась увернуться и почувствовала, как лезвие ножа надрезало её спину под правым плечом, рассекая плоть.

Она услышала крик, будучи полностью уверенной, что это был её собственный. Ей потребовалась секунда, чтобы понять, что это девушке, привязанной к стулу, удалось наконец-то избавиться от кляпа во рту. Турман тоже не ожидал этого и, искренне удивлённый, развернулся к ней. Затем он подошёл, взял кляп и вставил его обратно, а потом снова перевёл внимание на Джесси.

Короткая отсрочка дала Джесси время, чтобы придумать план. Он был простым и нелепым, и навряд ли сработал бы. Но это всё, что у неё было.

Девушка подождала, пока её отец снова устремится в её сторону, стараясь вообще не двигаться, пока он не подойдёт достаточно близко, чтобы она могла отклониться назад. Затем, собрав в кулак все оставшиеся силы, при помощи связанных запястий она натянула верёвки троса и воспользовавшись силой инерции, подняла ноги высоко в воздухе. Потом она выпрямила их одним быстрым резким движением.

Пяткой своей правой туфли она нанесла чёткий удар в то место, где на лбу у Турмана был приклеен пластырь. Джесси показалось, что она услышала треск, когда тот отшатнулся, взвыв от боли. Он наклонился, пытаясь одной рукой остановить поток внезапно хлынувшей крови, а другой всё ещё сжимая нож.

Когда он снова поднял глаза на дочь, вся правая сторона его лица была залита кровью, затекавшей прямо в глаз. Он небрежно вытер его, приближаясь к ней и продолжая при этом громко стонать. Когда отец подступал у ней, его и без того неустойчивая, шаркающая походка стала ещё более неуклюжей, а взгляд его моргающих глаз выдавал смесь боли и смятения.

Девушка, сидящая позади него, внезапно откинулась назад на стуле, к которому была привязана, а затем резко подалась вперёд вместе со стулом. Она упала прямо на спину Ксандера, заставляя его потерять равновесие. Он споткнулся и упал на пол, приземлившись прямо на колени перед Джесси.

Он был явно сбит с толку, но не настолько, чтобы не смог поднять над головой нож, его расфокусированный взгляд был направлен на дочь, которая находилась прямо перед ним.

Когда он так сделал, Джесси снова подскочила, не обращая внимания на щелчок, который услышала, и который, скорее всего, указывал на то, что она сломала левое запястье. Ксандер качнулся вниз, лезвием ножа рассекая внешний край левой голени Джесси, и в этот момент она обхватила ногами его шею.

Положив ноги ему на плечи, Джесси изо всех сил сжала колени, зажав между ними голову отца. Прежде чем он успел понять, что произошло, она сделала это ещё раз, а затем и в третий раз. Каждый раз при этом она слышала приятный её слуху звук, когда крепкие кости её коленей сжимались на висках отца.

Это не помешало ему в очередной раз замахнуться на неё ножом. Он старался попасть по коленям дочери, которые были источником его боли. Но, поскольку Джесси всё время ими двигала, он смог попасть лишь несколько раз. В конце концов, один удар наобум пришёлся в цель, и нож глубоко вошёл в её правое бедро.

Несмотря на жгучую боль, Джесси не прекратила двигать ногами туда-сюда. Она делала это с такой силой, что ей удалось заставить Ксандера выпустить из рук рукоять ножа. Девушка наблюдала почти со стороны, как её колени продолжали сдавливать череп отца, а разделочный нож подрагивал, вогнанный в её плоть.

Ксандер теперь казался растерянным, его взгляд был расфокусирован, а дыхание затруднено. Он слегка наклонился вперёд, удерживаясь в вертикальном положении по большей части благодаря ногам Джесси. Сейчас, когда его шея находилась прямо между её бёдрами, она сжала их, используя при этом всю оставшуюся силу, чтобы надавить на его трахею и выжать из него всё до последней капли кислорода.

Казалось, это сработало, поскольку его глаза расширились, и он отчаянно пытался глотнуть хоть немного воздуха. Она продолжала сжимать ноги, несмотря на то, что ей казалось, что трос, которым она была привязана, просто может оторвать её запястья от рук.

Глаза Ксандера закрылись, и он всем своим весом упал на Джесси. Она развела ноги в стороны, позволяя ему упасть лицом на пол. Сделав это, она сильно ударилась ногами о пол, издавая звук, будто туда упали тяжёлые гантели. Но зная, что усталость и беспрестанная физическая боль вскоре одолеют её, она не позволила себе ни секунды, чтобы прийти в себя.

Уперев в пол левую ногу с опухшим коленом, она подняла высоко вверх правую – ту, из которой всё ещё торчал разделочный нож. Затем она сильно ударила ею в затылок Ксандера, вдавливая его лицо в пол.

Затем она услышала глухой, едва различимый стон. Этот звук только взбесил Джесси, и она снова подняла ногу, ещё раз нанеся удар в то же место. Когда она сделала это в третий раз, то увидела, что от силы удара нож выскользнул из её бедра и упал на пол рядом с девушкой, всё еще привязанной к стулу.

Джесси снова перевела своё внимание на отца и сфокусировалась на кровавом пятне у него на затылке, которое выглядело почти как знак, которым на карте отмечают места со спрятанными сокровищами. Она снова подняла ногу, зная, что сил у неё оставалось только на этот один последний удар. Собрав воедино все возможные резервы своего тела, она сделала толчок ногой. Ей удалось сильно ударить его пяткой, и девушка услышала отвратительный треск, который сейчас был приятен её слуху, когда череп её отца наконец был размозжён.

ГЛАВА 33

Она закончила.

У неё не было сил даже, чтобы убрать ногу с затылка Ксандера, тело Джесси обмякло, она не понимала, и даже не задавалась вопросом, были ли её руки всё ещё соединены с остальным телом. Её дыхание было медленным и тяжёлым. Ей было слышно, как кровь из разных мест её тела капает и разбрызгивается по полу. Её взгляд медленно блуждал по комнате, пока она пыталась не потерять сознание.

В конце концов он остановился на девушке, привязанной к стулу и в данный момент лежащей на полу. Она пыталась дотянуться до ножа, который упал недалеко от неё. Когда девушка двигалась, то единственным звуком в комнате, помимо непрерывно капающих капель крови Джесси, был скрип деревянного стула при каждом её движении. Она пододвигалась ближе до тех пор, пока ей не удалось схватить нож правой рукой и наклонить лезвие ближе к своим запястьям. Затем она начала медленно разрезать скотч, которым были связаны её руки.

Это был довольно долгий процесс, и нож врезался ей в запястье так же часто, как и в скотч. Джесси слышала её приглушённые крики сквозь кляп во рту каждый раз, когда та по неосторожности сильно ранила себя. В конце концов, ей удалось перерезать достаточно скотча для того, чтобы вытащить руку. Она перешла к левому запястью, которое сейчас можно было развязать намного быстрее, так как теперь у неё была возможность полностью использовать правую руку. После этого она вынула кляп и посмотрела на Джесси.

- Всё будет хорошо, Пчёлка, - успокаивающе сказала она.

Джесси усмехнулась, несмотря на боль. Конечно, девушка и понятия не имела, как её звали на самом деле. Она слышала только, как Ксандер называл её Пчёлкой. Поэтому она тоже так её назвала.

Девушка интерпретировала этот смех, как знак того, что Джесси теряет рассудок, что, в принципе, было не так уж и далеко от истины. Как можно быстрее девушка освободила ноги и с большим усилием поднялась. Она подошла к Джесси, осторожно избегая контакта с телом мужчины, который мучил и убил её семью. Несмотря на то, что из его головы обильной струёй текла кровь, она всё равно предпочитала держаться от него подальше.

Когда она приблизилась к Джесси, то приобняла её, чтобы поддержать её вес, пока перерезала верёвку, связывающую её левую руку. Джесси соскользнула и девушке пришлось поменять позу, чтобы удержать её. Затем она перерезала вторую верёвку и Джесси упала ей прямо в руки.

Девушка была готова к этому, и ей удалось подхватить Джесси, прежде чем осторожно опустить её на пол. Джесси улыбнулась девушке с обеспокоенным взглядом на лице.

Учитывая все обстоятельства, та выглядела на удивление спокойной, будучи свободной от скотча и кляпа. Без маски страха, искажавшей её лицо, Джесси на вид дала бы ей лет семнадцать. Её песочно-русые волосы длиною до плеч прилипли к шее. Взгляд её зелёных глаз, опухших и красных от слёз, выражал осознанность.

- Меня зовут Джесси, - пробормотала профайлер, не будучи уверенной в том, что слова, которые она пыталась сформулировать, на самом деле были связными.

- Привет, Джесси, - сказала девушка, подтверждая, что это так. – Я Ханна. Я слышу снаружи сирены. Я пойду за помощью. Я скоро вернусь.

Джесси кивнула, пока девушка, пошатываясь направилась к выходу. После того, как она вышла, Джесси удалось перевернуться с бока на спину. Она посмотрела на тело другой женщины, вероятно, матери Ханны, которое всё ещё безжизненно болталось над ней. Где-то за диваном лежало тело отца девушки.

Повернув голову влево, Джесси посмотрела на Ксандера Турмана. Его голова была повёрнута на бок, так что она могла хорошо рассмотреть его лицо. Оно было залито кровью, так как рана на лбу всё ещё сочилась. Его глаза были открыты, хотя левый был настолько залит кровью, что она не могла полностью его видеть.

Но правый был почти чистым. И лёжа на полу в ожидании прибытия помощи, Джесси пристально смотрела в зелёный глаз человека, который пытался убить её – её собственного отца. Теряя сознание, она не могла не признать, что это было действительно так, будто она смотрелась в зеркало.

ГЛАВА 34

Джесси было холодно.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это было от того, что она была одета в тонкую больничную рубаху, и она не была укрыта, а в комнате было прохладно, и из кислородной маски, прилегающей к её потрескавшимся пересохшим губам, струился холодный воздух.

Ей безумно захотелось попросить одеяло или хотя бы кубик льда, чтобы смочить губы. Но ни её губы, ни её тело не реагировали на сигналы её мозга. Наконец, спустя, как ей показалось, целую вечность, ей удалось сделать хотя бы то, на что она была способна на данный момент – она застонала.

Она не могла открыть глаза, но слышала поблизости шарканье ног. Затем к ней успокаивающим тоном обратился незнакомый голос, вероятно, одной из медсестёр.

- Мисс Хант, Вы находитесь в Центральной больнице в центре Лос-Анджелеса. Меня зовут Джоани, я Ваша медсестра. Вы подверглись нападению и получили несколько серьёзных ранений. Но, что Вам важно знать, так это то, что с Вами всё будет в порядке. Последние несколько часов Вы провели в операционной. Как только Ваше состояние стабилизируется, мы переведём Вас из отделения интенсивной терапии в палату. Один из Ваших коллег позже расскажет Вам, что произошло. Но сейчас Вам нужен покой.

- Ах, - сумела простонать Джесси.

- Если Вы хотите попросить кубик льда, нам нужно немного с этим повременить до тех пор, пока доктор даст на это добро. Я знаю, что Вам некомфортно. Я смажу Вам губы вазелином, это должно немного помочь. Я также накрою Вас на случай, если Вам холодно. У Вас мурашки по коже. Если Вы этого не хотите, дайте знак. Если Вы не издадите никакого звука, я сделаю вывод, что Вы не против.

Джесси молчала. Вскоре она почувствовала, что ей становится теплее, что, как она предполагала, означало, что её укрыли одеялом, хоть она и не ощущала его на своём теле. Она почувствовала, что ей на губы нанесли вазелин, немного облегчив этим её состояние.

Она подумала о том, что нужно было бы поблагодарить женщину, но где-то между этой мыслью и словами, которые она собиралась произнести, она погрузилась в сон.


* * *

На этот раз, проснувшись, Джесси уже могла открыть глаза.

Когда она осмотрела комнату, то сразу поняла, что её уже перевели из отделения интенсивной терапии в обычную палату. Во-первых, здесь было гораздо тише. Вместо десятка звуковых сигналов и людских голосов она только изредка слышала, как работал какой-то больничный аппарат.

Свет был выключен, а шторы задёрнуты. Но яркое солнце, пробивающееся по краям, говорило ей, что сейчас была середина дня.

«Интересно, какого дня».

Она посмотрела на два маленьких неудобных стула, стоящих в углу комнаты. Оба были заняты спящими людьми. Одним из них был тихонько храпящий агент Долан. На другом стуле сидела Кэт Джентри. Если она была здесь, это означало, что она вернулась из Европы, что предполагало, что Джесси отсутствовала уже довольно долгое время.

Краем глаза она заметила какое-то движение. В палату вошёл доктор. Должно быть, он заметил, что она очнулась. Увидев спящих Кэт и Долана, он тихонько закрыл дверь и беззвучно подошёл к ней. Со своим детским выражением лица и косматыми каштановыми волосами, он выглядел слишком молодым для врача, хотя Джесси подозревала, что на самом деле он был даже старше неё.

- Привет, - прошептал он, подойдя ближе. – Я доктор Риггс. А Вы, должно быть, Джесси.

Она кивнула, не понимая, насколько уверенно прозвучит её голос после такого долгого молчания.

- Я уверен, что у Вас много вопросов, - сказал он. – Я не могу ответить на все. Но я могу рассказать Вам, как Ваши дела обстоят с медицинской точки зрения. Как Вы считаете, Вы готовы к этому?

Она снова кивнула.

- Хорошо. Если говорить вкратце, то тяжёлых повреждений у Вас нет, хотя какое-то время Вы будете вынуждены передвигаться достаточно медленно. Чтобы справиться с Вашим ножевым ранением с правой стороны спины, нам пришлось наложить тридцать семь швов. Некоторое время у Вас будет ограничена подвижность в этой области, и потребуется интенсивная физиотерапия. Рана на правом бедре оказалась особенно травматичной и потребует времени для окончательного заживления. И, конечно, у Вас появилось множество новых шрамов. Учитывая тот факт, что Вы получили ножевые ранения и порезы более двух десятков раз и потеряли много крови, я бы сказал, что Вы неплохо справились со всем этим. А ещё у Вас сломано ребро, трещина в кости на левом запястье, растяжение связки на правом и сотрясение мозга с довольно большим узлом на голове. Можете себе представить, что если это только короткая версия, то изложение полной займёт вполне приличное время. Но мы можем отложить это на потом.

Джесси потребовалось какое-то время, чтобы переварить полученную информацию. Учитывая тот факт, что, теряя сознание в том доме, она и не рассчитывала на то, что снова придёт в себя, она посчитала, что ей повезло.

- Мёрф? – хриплым голосом удалось ей произнести, приготовившись услышать ответ.

Доктор Риггс выглядел озадаченным.

- Я не вполне понял, что Вы имеете в виду, - сказал он.

- Она спрашивает о состоянии маршала Мёрфа, - сонным голосом произнёс Долан, не открывая глаз.

- А, да, Патрик Мёрф, маршал, который был сбит автомобилем. На данный момент он находится в другой операционной. Обе его ноги были сломаны при столкновении, а затем он сломал ключицу, когда приземлился на асфальт. В конечном итоге он должен полностью поправиться, но на это уйдёт некоторое время – до шести месяцев.

Джесси кивнула. Могло быть и намного хуже. Ей пришло в голову, что до этого момента она даже не знала имени человека, который рисковал жизнью ради неё. То же самое касалось и другого человека, которому пришлось пожертвовать своей.

- А как насчёт Эмерсона? – спросила она, заранее зная ответ.

Доктор выглядел так, будто его поставили в тупик, что было вполне резонно. Он владел лишь информацией, которая касалась пациентов, требующих лечения, а не тех людей, которых доставили в больницу уже мёртвыми. Открыв к этому моменту глаза, Долан выпрямился на стуле. Он покачал головой.

- Похороны состоятся в эти выходные, - тихо сказал он. – Если ты не сможешь присутствовать, я могу набрать тебя по FaceTime.

- Боюсь, что она не сможет, - сказал доктор Риггс, понимая характер ситуации.

Джесси кивнула и задала другой вопрос:

- А девушка… Ханна?

Риггс явно понимал, о ком шла речь.

- Ханна Дорси отделалась небольшими травмами. У неё осталось множество синяков. Её правое запястье было изрядно порезано. Но она сказала, что сделала это сама, когда перерезала скотч. В дальнейшем её проблемы могут быть скорее психологического характера, поскольку ни одному из её родителей не удалось выжить.

- Я расскажу тебе обо всём позже, - сказал Долан тоном, предполагающим, что их разговор будет сугубо личным. Рядом с ним зашевелилась Кэт, лениво открыв глаза.

- Извини, что пришлось тебя разбудить, принцесса, - хрипло сказала Джесси.

Кэт широко раскрыла глаза, затем вскочила со стула и устремилась к кровати.

- Тише, - предупредил её доктор Риггс.

Кэт перестала обнимать её, но по-прежнему широко улыбалась.

- Мне нельзя тебя оставить одну и на секунду, правда? – спросила она.

- Видимо, нет, - согласилась Джесси.

- Я оставлю вас всех ненадолго, - вмешался доктор Риггс. – Мы сможем детально обсудить Ваш случай немного позже. А пока что Вы должны выполнять одно правило: соблюдать покой.

- Да, сэр, - сказала Джесси с твёрдым намерением следовать этому правилу.

Как только он вышел, Джесси перевела своё внимание на Кэт.

- Когда ты вернулась?

- Около шести часов назад. Твой парень Эрнандес позвонил мне. Я сообщила агенту Интерпола, который был не в курсе того, что я знаю, что он следит за мной, что он снимается с задания, и села на ближайший рейс домой. Я подумала, что тебе может на некоторое время понадобиться соседка по комнате - она же сиделка, пока тебе не станет лучше. Ты всё ещё числишься в программе защиты свидетелей?

- Не знаю. Я как бы не в курсе, - сказала она, разворачиваясь к Долану. – Числюсь?

- Технически, да, - сказал он. – Коркоран говорит, что пока Крачфилд на свободе, ты в опасности.

Джесси раздумывала, насколько откровенной можно быть и решила, что скрывать больше нечего.

- Да, кстати, об этом. Я раньше не упоминала, но Крачфилд ждал меня у дома Джеребко, когда я туда приехала, чтобы допросить их. Он мог бы напасть на меня, что было бы уже второй его возможностью убить меня за столько дней. Но вместо этого он показал мне, где на лбу у Турмана находится самое физически уязвимое место. Это было уже после того, как он предупредил меня о том, что Турман может прийти за мной в конспиративный дом.

Долан от удивления открыл рот. Джесси подождала, пока он придёт в себя, прежде чем продолжить.

- Возможно, Болтон Крачфилд ещё не закончил свою игру со мной. Думаю, он считает себя котом, а меня – клубком шерсти, с которым любит развлекаться. Но я абсолютно уверена, что он не желает мне смерти.

- Готова ли ты рискнуть своей жизнью, будучи уверенной в этом? – скептически спросил Долан.

- Я готова сделать всё, чтобы вернуться к своей обычной жизни. Я не могу каждую секунду оглядываться через плечо. Я хочу покончить с этим. И после смерти своего отца, я наконец-то смогу это сделать.

Ни Долан, ни Кэт никак не прокомментировали её слова. Вдруг Джесси почувствовала себя менее уверенно.

- Он ведь умер, не так ли?

Казалось, Долан понял, что его молчание вызвало у неё неожиданное беспокойство.

- Да, - быстро заверил он её. – Он абсолютно точно мёртв. Кстати, у Декера к тебе на этот счёт есть пара вопросов.

- Что ты имеешь в виду?

- Дело в том, что он не просто мёртв: у него раздроблена трахея, вскрыт череп, и мозги прямо вытекли наружу. Некоторые считают, что ты применила… излишнюю силу.

- Излишнюю силу? – дрожащим от ярости голосом повторила Джесси. – Я была связана и меня медленно резали на куски. Я получила секундное преимущество и тут же воспользовалась им. Мне нужно было убедиться, что он больше не представлял опасности. Или мне нужно было просто ударить его по яйцам и надеяться на лучшее?

- Спокойно, Хант, - мягко сказал Долан. – Я не допрашиваю тебя. Думаю, Декер тоже. Просто некоторые бюрократы посмотрели на характер его травм и выразили свою обеспокоенность. Они не особенно вдавались в подробности всей ситуации.

- Так у меня проблемы?

- Нет. Я очень сомневаюсь, что у гражданского лица, сотрудничающего с полицией в качестве профайлера, которая в одиночку уничтожила серийного убийцу, находившегося на свободе в течение двух десятилетий, и которая в настоящее время госпитализирована, могут быть по этому поводу какие-то серьёзные проблемы. Но, возможно, тебе придётся провести пару сеансов с психоаналитиком, чтобы обсудить своих внутренних демонов; ну, знаешь, тех, которые заставили тебя расколоть папину голову, словно дыню.

- Тебе бы ещё говорить о внутренних демонах, - заметила она.

- Вообще-то, Хант, если кто и может о них говорить, так это я, - сказал он. – Ты видела, как я справляюсь с тем, что произошло с моей семьёй. Думаю, мы оба согласны, что это не самый здоровый способ пережить травму прошлого. И это приводит к одиночеству. Есть причина, по которой я работаю по шестнадцать часов в день. Мне незачем идти домой. И я бы не хотел, чтобы с тобой случилось то же самое, Хант; чтобы ты стала одинокой и озлобленной на пару с двойным бурбоном, как единственным утешением от боли.

Джесси не знала, как на это ответить. Она видела, что Кэт тоже было неловко, когда нахальный агент ФБР вдруг стал настолько искренним. В конечном итоге решив, что сейчас не время концертировать внимание на том, как она будет переживать смерть отца, она подумала, что лучше всего будет полностью сменить тему.

- О, да. Может быть, тебе стоит работать меньше шестнадцати часов в день, потому что ты ошибаешься. Я не одолела Турмана в одиночку. Если бы не та девушка - Ханна, я сейчас была бы уже мертва. Она действительно среагировала именно тогда, когда это было важно.

Долан улыбнулся, тоже радуясь тому, что момент его откровений подошёл к концу.

- Кстати, об этой девушке – именно об этом я и хотел рассказать тебе после того, как уйдёт доктор. Мы узнали о ней немного больше.

- Да, - вспомнила Джесси. – Турман сказал, что её семья не жила в том доме – он привёл их туда абсолютно из другого района. Нам уже известно, о чём идёт речь?

Долан нерешительно взглянул на Кэт.

- Я могу говорить всё, как есть, в присутствии твоей подруги? – спросил он.

- Без сомнений, - заверила его Джесси. – Она входит в круг моих доверенных лиц.

- Я польщена, - с ухмылкой сказала Кэт, покраснев от комплимента в свою сторону.

- Хорошо, - продолжил Долан. – Мы почти уверены, что знаем причину, по которой твой отец специально привёл их всех в тот дом. Как ты уже знаешь, весь сценарий он спланировал заранее: убить родителей и заставить Ханну наблюдать за всем происходящим.

- Верно, так он и сказал.

- Да, - сказал Долан, медленнее и осторожнее выбирая слова. – Мы считаем, что он повторял цикл.

- Какой цикл? - спросила Джесси. – Заставить привязанную к стулу девочку, смотреть, как на её глазах убивают людей?

- Не просто людей, Хант. Мы опросили Ханну. Судя по всему, Дорси усыновили её, когда она была ещё младенцем. Следуя своей интуиции, я попросил врачей сделать ей анализ крови. И её кровь совпала.

- Совпала с чем? – спросила Джесси, и от предчувствия ответа у неё внутри всё сжалось.

- С кровью двух людей: с кровью её отца – Ксандера Турмана, и с твоей, Джесси. Ханна – твоя сводная сестра.



Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34