«Первый». Том 8. Часть 3 (СИ) (fb2)


Настройки текста:



«Первый». Том 8. Часть 3

Глава 1

В автобусе я опять задремал, мы заранее договаривались с Гюль, что ребята при таких поездках не будут останавливаться на сон в отелях. Автобус большой, мест свободных полно и можно более менее удобно устроиться и поспать, зато лишних следов такая поездка не оставит.

Меня грубо растолкали.

— Антон?

— Беда. Тамара пропала

— Черт. Как?

— Они с Надей на заправке отошли размять ноги. Ночь вокруг, мы все спали. Дежурные Виктор и Вадим занималась процессом заправки. Вадим заплатил и что-то по мелочи там покупал, а Виктор стоял у автобуса. Смотрел, чтобы с ним нечего не произошло, ты знаешь, так положено.

— Да. Дальше.

— Со слов Нади, они отошли вдоль шоссе довольно далеко и уже хотели вернуться, рядом тормознула машина. Выскочили двое. Негры.

— Афроамериканцы. С волками жить — по-волчьи выть.

— Принято. Один схватил Тамару, у нее с физикой не очень, а парень крепкий, от второго Надя отбилась, но выглядит плохо. Шрам на лбу будет и синяки не скоро пройдут. На заправке музыка громко играла и наши парни ничего не услышали.

Машина с нападавшими и Тамарой рванула вперед по шоссе. Сейчас мы пытаемся их догнать, но здесь мы уже несколько перекрестков проехали. Прошло минут десять, точно не засекли Что делать?

— Вернемся на заправку. Только останови автобус, не доезжая метров сто. Так, чтобы нас с заправки было не видно и не слышно.

Он ушел вперед по салону.


Черт, Чтобы это значило? Провокации спецслужб? Попытка втянуть нас в криминал, навесить срок и уже потом договариваться?

Антон давал команду Вадиму, который сейчас сидел за рулем, а я задумался, сидя на своем месте.

— Так что же это? Или нам не повезло и это банальный криминал? Обдолбались парни и потянуло их на приключения?

Вадим выключил освещение в салоне и свет фар. В темноте мы развернулись и ехали на предельной скорости еще минут пять в обратном направлении. Потом автобус остановился. К этому моменту уже проснулись все и тихо обсуждали ситуацию.

— Антон. Сейчас без разговоров и рассуждений. Я говорю, вы все делаете. Я выйду, разверните автобус, по возможности не оставляя следов на асфальте и ждите меня.

— Но…

— Нет. Ждите.

Я вышел и побежал к заправке. Она видна была хорошо, свет рекламы и фонарей освещал все вокруг нее метров на двадцать. Подбежав ближе, я перешел на шаг и максимально тихо подошел к зданию с тыльной стороны. Спасибо, Прокл, за науку — ходить бесшумно я могу в обоих мирах. Судя по всему, видеокамер с этой стороны здания нет, да и темнее намного, но на всякий случай, я низко опустил голову.

Музыки, о которой говорил Антон, слышно не было. Вообще было очень тихо. Уроки Терры не прошли даром и я подобрался к двери черного хода незаметно. Дверь оказалась запертой. Я приложил к ней ухо — ничего. Эту же процедуру я проделал со всеми окнами на заднем дворе заправки. У последнего окна я услышал внутри чей-то голос. Говорил только один человек,

Что позволило предположить, что это беседа по телефону. Окно было забрано решеткой, но створки рамы приоткрыты. Ночь теплая, но ветерок северный и слегка освежает, в такую погоду подышать свежим воздухом это удовольствие:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— СТАН –

Раздался звук падающего на пол телефона. Его хозяин или сидел или лежал в полной темноте, скорее всего в кресле. Звука падения тела не последовало. Решетку я вырвал одним движением. Звук резкий громкий, но короткий. Внутри я нашел предполагаемого хозяина заправки. Он сидел в удобном кресле в темноте, сигара выпала из его руки, как и телефон, но менее шумно и сейчас светилась тлея на полу. Я поднял телефон и молча поднес его к уху:

— Рей. Чертов алкаш. Что у тебя там? Бутылку разбил? Отвечай, дебил. Там никто из того автобуса больше не появлялся? Точно? Отстань, Гарри, я пытаюсь с Реем говорить. Этот придурок опять нажрался сразу после дела. Молчит. Заснул опять за бутылкой. Зачем мы этого труса привлекли? Ведь каждый раз едва не обделается с перепугу и пьет до потери сознания. Туда же наши копы должны приехать и показания снять. Эй. Рей. Проснись сволочь.

Рей молчал, я — тоже. Наконец на том конце связь прервали.

Рея я взял с собой, аккуратно протолкнув тело через окно. Само окно прикрыл, решетку поставил на место. Получилось хорошо, если не присматриваться, то можно сказать, что так оно и было.

Места вокруг пустынные и я, отойдя на пару сотен метров, выбрал дерево, к которому и привязал пациента:

— ОТМЕНА –

Привязанный к тополю Рей дернулся и очнулся В темноте при переменчивом из-за быстро движущихся облаков, свете луны он видеть хорошо меня не мог, но очнувшись и заметив рядом мою фигуру испуганно всхлипнул и без всяких побуждений с моей стороны начал говорить:

— Я не хотел, я не виноват. Меня заставили. Это маньяки, им убить человека или муху одно и то же. Не убивайте. Обещайте, что не убьете, и я все расскажу. Это маньяки. Они тут у нас появились год назад и склад покойного Вильямса купили. Мне они сразу не понравились. Сатанисты. Чистой воды сатанисты. Видел я как-то раз их обряды. Жуть.

Я их боюсь до дрожи. Гарри Смит самый из них жуткий — у него глаза такие, что от одного взгляда инфаркт можно получить. Он среди них главный. Они там, на складе над девчонками издеваются по-всякому. Извращенцы, а потом в жертву приносят. Их там всего человек сорок на обряд собирается. Все с оружием. Вы ведь меня не убьете? Я несчастный запуганный бизнесмен.

Эта заправка моя в нашей семье уже шестьдесят лет. Дед еще своими руками делал. Я всю жизнь честно работал, а тут такое. Они меня силой на один из обрядов затащили. Я не хотел. Что они с той бродяжкой сделали, я даже вспоминать боюсь. Дрожь пробирает.

Спать с тех пор без виски не могу. Да и то…. Я уверен, что им сам сатана помогает. Как иначе? Ведь давно должны были их раскрыть. Но нет. Ко мне даже ни разу полиция не заглянула. Только Гарри с братом, но они тоже куплены. Про сатану они говорят, как я про соседа, с которым вчера на рыбалке был. Будто он их друг и покровитель. Рехнулись совсем и потому ещё страшнее и опаснее.

— Где склад? — я ему поверил. Или почти. Время терять нельзя и я допрос ускорил. Допрос это громко сказано. Скорее это исповедь, почти добровольная. Морально я был готов резать мужика на ленты, но не пришлось.

Меня слегка потряхивает. Достали пиндосы. Нашу милую симпатичную девчонку, какие-то американцы сейчас…. Из показаний свидетеля я выяснил, что база у этих сатанистов или кто они там, находится на полуострове. Своего рода коса вытянутая вглубь болота.

— Дорога туда только одна и на ней у них установлено много датчиков и камер. О своей безопасности они позаботились серьезно. Есть и наблюдатели. Обычно их двое и они следят за тем участком дороги, который проходит через наиболее узкое место косы. Там, где в обе стороны от дороги до болота метра три, не больше. Мимо не пройдешь.

Нож в руке, которым я пугал бизнесмена, едва не сломался. Что-то там треснуло в ручке.

Мужик стал совсем белым, кода я с размаху вонзил его в дерево около его головы. Вошел по ручку, вынимать его этот алкаш будет долго и веревки разрежет не сразу, освободил я ему только левую руку. Пообещал найти его в случае обмана и побежал в указанном им направлении.

Болото на юге штатов это не чета нашим. Не такое глубокое и вода теплая если не сказать горячая. Света иногда такую делает, когда мы с ней в ванной… Нет, сейчас я это вспоминать не буду. А если бы она на месте Тамары?

Решил выдвигаться напрямую через трясину, на дороге остаться незамеченным не получится. Можно попробовать сжечь магией всю электронику, они меня тогда не увидят, но тревога возникнет, а это опасно для пленницы, да и след такой потом уже не скрыть. Тамару же могут в панике просто в болото бросить, на всякий случай.

Тут должно быть полно аллигаторов или крокодилов, я, если честно, их не различаю. В старом фильме про Айболита примерно такое же болото, только песенка та веселая и запоминающаяся в голове сейчас не звучит. Но иду я действительно в обход и это не очень-то приятно, хотя и не так уж и далеко.

Справа уловил движение, еще один, этот покрупнее. Минуту назад более мелкий аллигатор попытался меня то ли напугать, то ли съесть. Я его даже станить не стал — резерв маны нужно беречь до последнего. Я просто бросился ему навстречу, должно быть, к такому поведению жертвы они здесь не привыкли и этот конкретный любитель человечинки попытался удрать.

Зря, плаваю я быстрее, силы у меня на порядок больше, я ловкий и очень злой. Как их нужно убивать я не знаю, но припомнились частые визиты в Петергоф к фонтанам. Самсон, раздирающий пасть льву Что-то у него там хрустнуло и могучий зверь повис в руках, как тряпка.

Даже неловко — избиение младенцев. Но тут мне они сразу показали, кто в болоте хозяин. Пока я сожалел о невинно убиенном животном и оборачивался в сторону новой угрозы мне в левую икру вцепились челюсти другого, менее невинного.

До сих пор я думал, не знаю почему, что крокодилы группами не охотятся. Может быть это и так, но в этом месте их уже приучили питаться таким образом и этот уже более крупный трехметровый экземпляр попытался пообедать в неурочное время. Преодолевая боль в ноге:

— ОБЕЗБОЛИВАНИЕ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

я разжал сцепившиеся на ноге челюсти. Выдернув аллигатора из воды и держа его за пасть двумя руками, я с разворота все его массой приложил того, который приближался с правой стороны. Потом их обоих уже оглушенных добил тем же способом. Хочется рвать и метать.

Я рвал и метал, и для того, чтобы снять напряжение, и с прагматичной целью. Время терять мне нельзя, пробиваться через прячущихся в мутной воде монстров можно долго, проще их всех собрать в одном месте. На шум, а главное, на запах крови они должны собраться здесь. Пусть перекусят по-быстрому. Основное блюдо дня для них я еще не приготовил, но за этим дело не станет.

— ОБЕЗБОЛИВАНИЕ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Терпеть боль меня приучил вампир, да и не так это трудно, когда знаешь, что сам себя вылечишь в любой момент. Боль пугает, главным образом тем, что сообщает о критически опасных для жизни повреждениях. Это просто сигнал от тела мозгу: «Эй, ты там, наверху. Если ты что-нибудь не придумаешь, то нам обоим хана. И очень скоро»

Главное в такой ситуации не дергаться и быстро устранить угрозу, это не всегда и не у всех получается. У меня получилось. Рана затянулась прямо на глазах и я продолжил путь. По дороге попались еще штук пять, но эти на меня внимания не обратили.

Скорее всего, они спешили по запаху крови на пир, где первым, но не главным блюдом этой ночи были их трое менее удачливые сородичей. До нужного места добрался быстрее, чем предполагал, при этом само собой решился вопрос с маскировкой. Все эти приключения привели к тому, что я весь с ног до всех остальных конечностей покрылся тиной, илом и какой-то травой или водорослями.

Ботанику я никогда в школе всерьез не воспринимал и не жалею. Пока, во всяком случае. Склад или ангар на полуострове выглядел совсем не так, как я это себе представил из откровений Рея. Я предполагал большой старый сарай или что-то этом роде, но на самом деле это оказалось современное складское помещение целиком собранное из металлоконструкций, смонтированное на бетонной площадке.


Это было не единственным упущением Рея и моим. Подходя со стороны болота полного хищников, я уверенно рассчитывал на эффект неожиданности. Зря. Какое-то неосознанное чутье заставило резко пригнуться и прыгнуть вперед и влево. Свист пули возле правого уха и отставший от пули звук выстрела винтовки с глушителем.


— СТАН –


Теперь уже бегом, то есть быстрым шагом по заиленному дну к берегу. Стрелка я обнаружил за углом склада, тут стоял столик и стул. Вероятно, он здесь сидел на дежурстве, когда услышал звуки на болоте и решил проверить. Уоки-токи у него в отключенном состоянии и в нагрудном кармане куртки военного образца. Мысленно я восстановил его действия в последние пару минут жизни.

Сидел и читал бумажную книгу. Стивен Кинг. Услышал странный звук, заложил книгу закладкой и встал посмотреть. Докладывать не стал, иначе рация была бы включена и не лежала бы в застегнутом кармане. Увидел странную фигуру и сразу выстрелил. То что винтовка с глушителем, это не случайно. Они тут скрывают истинное положение дел и шуметь им нельзя.

Значит все пока в пределах допустимого. Но на будущее мне все же нужно повысить квалификацию. Курсы молодого бойца под руководством опытного инструктора. Лучше ветерана ГРУ. Хотя я бы все равно шел к цели напрямую. Невзирая. Мой прокол. Что там сейчас испытывает Тамара из-за того, что я заснул, жива ли еще?

Глава 2

Запретив себе думать на отвлеченные темы, я осмотрелся и обошел все вокруг. Тихо.

Огромные ворота способные пропустить крупный грузовик и дверь рядом. Больше ни окон, ни дверей, только решетки вентиляции. Снаружи людей я больше не обнаружил и решил, что все остальные уже внутри и обряд уже близок к началу или около того.

Приложив ухо к металлу стены, я услышал заунывные звуки. Мужские голоса тянули однообразную унылую ноту. К дверям подходить не стал Там все должно быть закрыто, да и камеры наблюдения могут быть. Зашел с тыльной стороны склада. Голая стена и ни одного отверстия. Я признаться, надеялся хотя бы на крошечное окошко. С этой стороны звуки были уже не слышны.

Или там уже молчат, или в этой части склада есть хозяйственные помещения. Нужно пробовать пройти здесь, времени на разведку и разработку планов нет. Если уже идет обряд, то у Тамары осталось мало времени. Как сделать это бесшумно или не очень шумно?

Металл тонкий, порвать его просто, я и толстый уже рвать могу. Пробовал — получилось. Сейчас это не подходит. Звук в ночи над водной поверхностью будет за версту слышен. Для Тамары это быстрая смерть. Тогда что? Попробую поднять все здание. Подошел к углу склада, за нижнюю двутавровую балку потянул вверх.

Без рывков, медленно добавляя усилие. Первая попытка не удалась, должно быть, фундамент местами соединен с корпусом здания. Всё хуже, чем предполагал.… Было бы время и инструменты, но их нет и я рискнул, дернул вверх на пределе возможного. Поддалось. Больно.


— ОБЕЗБОЛИВАНИЕ —

— ИСЦЕЛЕНИЕ —


Теперь все проще, опустил все обратно, подтащил валун, маленький пудов на пять, только чтобы на него опереть угол здания.

Второй раз уже проще, я знаю, что все получится и все получилось, поднял. Ногой подтолкнул камень и опустил вес на него, он сразу стал скрипеть и выскальзывать под весом здания, но я быстро протиснулся вовнутрь. Опять приподнял склад и вытолкнул камень. Потом всё в исходное положение. Шум все же был, хоть и не большой, в любом случае нужно спешить. Звук заунывного пения стал опять слышен. В помещении темно, но я это узнал еще тогда, когда поднял угол склада.

— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ –

Комната оказалась крошечной Полки с пакетами и банками, швабры, и выходная дверь. Не заперто, оно и понятно, это не сейф с бриллиантами. Коридор в его конце, дверь в главное помещение склада, эта уже стеклянная.

— ОТМЕНА —

Здесь опять темно, но так видно, что происходит на складе.

Полсотни мужчин в черных плащах с капюшонами. Огромные с полметра высотой толстенные черные зажженные свечи в руках у всех. Все стоят вокруг того, что мне из-за них не видно. Верю, что Тамара еще жива, что мне остается?

Бывает такое состояние, что уже на всё наплевать, все остальные соображения мозг не воспринимает, остается перед глазами только одна цель. Смерть. Только это ждало этих уродов.

Это эмоции, но и логика где-то в подсознании возразить не могла. Своих нужно спасать, а оставлять отморозков из числа тех, кто сделает все возможное, что бы живые свидетели их увлечений стали мертвыми — просто подписать самому себе приговор. Да и всем своим — тоже.

Вдруг что-то изменилось. Я застыл. Изменений вовне я ожидал и был готов ко многому, но меняться стало что-то во мне. Такого в моей жизни ещё не было, что и вызвало шок и ступор. Не было со мной такого в реале. А вот в игре было.

Примерно то же самое я впервые чувствовал тогда, когда Рош и Сенека при мне открыли портал в Хаос и неконтролируемый выброс маны заполнил тоннель. Одновременно и ужас надвигающейся смерти и удовлетворение. Только позже я предположил причину того, что именно тогда вызвало некое подобие удовольствия — вероятно это было заполнение моего резерва маны.

Сейчас чувства один в один совпадают с теми. Вывод пока только один. Эти отморозки смогли найти артефакты или сильных магов и с помощью обрядов открыли портал или в хаос или в другой мир. Если кто-то из этих сатанистов входил когда-либо в игру, а это весьма вероятно, ведь одна очередь в центр глубокого погружения в Гаване о многом говорит. Все граждане этой страны, кому это напрямую не запрещено сейчас стремятся попробовать Терру. Любой игрок, контактируя долго с искином, сообщает о себе многое, да почти всё.

А значит, Искин мог узнать об этих сатанистах и тех способах, которыми они открывают портал в хаос или даже дорогу в другой мир. Многое сейчас в игре становится яснее. Всё в этом мире взаимосвязано. Похоже, что не только в этом….

Разумно было подождать и посмотреть, что будет дальше, но мысли о трезвом расчете и новых знаниях мелькнули и ушли на задний план. Своих русские не бросают. Я не бросаю. Дверь в главное помещение склада удалось открыть без шума.

Но даже если бы он был, то внимания на него не обратили бы. Люди или нелюди стояли плотной группой и заунывно тянули странное подобие мелодии. Что-то почти монотонное, на низких частотах Мороз по коже. Не знаю почему, но влияет.

У стен склада обнаружились стеллажи с трубами. Выбрал одну сотку, длинной метра четыре. Пол пыльный, но это бесшумно двигаться не мешает, и я подошел ближе. За счет своего роста я увидел в промежутке между головами, стоящих ко мне спиной людей, на полу пятиконечную звезду обозначенную сотней таких же черных свеч, которые были установлены и зажжены по ее периметру.

В центре лежала она. Тамара. Обнаженная и окровавленная, со следами явного многократного насилия. Рядом с ней у изголовья стоял невысокий меньше метра черный обелиск конической формы. Именно из вершины обелиска шел выброс энергии. С виду нечто вроде привычного для порталов Терры марева портала.

— Дьявольщина, а это ещё что такое? — произнес я в полный голос.

Все присутствующие повернулись ко мне. Черт. Не удержался. ОСТРОВ — это его влияние. Иногда самоконтроль ослабляется. Как же не кстати….

Но важнее сейчас было то, что в колеблющемся мареве портала стали проступать всё более отчетливые черты. Определенно это голова. Одновременно я почувствовал, что эта голова поворачивается, смотрит на меня и сразу тянет энергию из меня. Моя сила помогала этому существу проникнуть в наш мир.

Стали видны его черты. Нечто расплывчатое в мареве портала, но очень похожее на те фрески в старых готических соборах, где изображали чертей, демонов и прочую нечисть. Воистину. Стоит помянуть черта ….

Ну и рожа. Омерзительно, но, похоже это только для меня. Все адепты, сначала застыли от изумления. Оно было явно видно на всех лицах, но причиной его стало не моё внезапное появление.

Все эти сатанисты или кто они там на самом деле, развернулись к черному обелиску и восторженно взвыли. Должно быть, до сих пор им не удавалось обеспечить такой полный контакт с этим монстром. Получается, что это я им помог?

Но меня благодарить не стали. Просто забыли. С воплями радости они все бросились на колени, а затем пали ниц. Монстр тем временем увидел перед собой жертву, и от него в её сторону потянулась воронка или спираль чего-то нематериального. Так выглядит человеческое жертвоприношение?

Я такого не переношу, нельзя с женщинами так. Что может сделать труба из обычной черной стали, если ее раскрутить над головой и этим вертолетом пройтись по головам, по черным капюшонам, по плащам? Этого не ждали, звук, который производила труба поглощался громким пением, которое затихая постепенно продолжалось до конца.

Он наступил быстро. Зря я так, наверное, нужно было дать им возможность все понять и почувствовать. Не удержался, дал себе волю. Пение, как ни странно, продолжилось даже тогда, когда большая часть голов уже разлетелась на мелкие фракции.

В обрядах такого рода я не разбираюсь, быть может, они что-то принимают, курят или в свечах этих черных что-то добавлено. Или они сами себя по какой-нибудь древней методике вгоняют в подобие транса?

Заунывный звук, который еще долго потом звучал у меня в ушах, это гудение не прерывалось все те несколько десятков секунд, которые мне понадобились, чтобы забрызгать все стены, пол и даже потолок. Выплеснулось что-то из меня, не ожидал такого сам от себя. Обрывки плащей, которые одеты были на голое тело, обрывки и ошметки того, что было под плащами.

— Спасибо. Я сыт. Долг я заплачу.

Я похолодел. На чистом русском языке монстр обратился прямо ко мне. Я обернулся и посмотрел ему в глаза. Он что-то в моих увидел и на лице его появилось удивление. Сам я вряд ли выглядел менее удивленным. Вот так резко и неожиданно я получил неопровержимое подтверждения тех самых диких версий, которые возникали у меня на ОСТРОВЕ.

Если ХАОС реален, если реален тот мир, куда меня послала Гея, если там обитают такие монстры, для которых нужны и привычны такие человеческие жертвоприношения, то это угроза уже не только мне, даже не только Америке. Это может стать катастрофой для всей планеты. Всего нашего мира. Этого монстра отпускать нельзя.

Пока я думал, а мысли проносились со скоростью света, демон на глазах менялся. К нему по-прежнему тянулись жгуты какой-то темной энергии от тел его мертвых приверженцев или их кусков. Или мне казалось, что эта энергия темная? Демон быстро менялся, превращаясь из расплывчатого колеблющегося изображения вроде голографии в нечто казавшееся вполне реальным, материальным и всё более опасным. Да и портал выглядел все более устойчивым.

Мрак. Это по моей вине может открыться путь на Землю ордам этих монстров? Если этот демон так похож на изображения со старинных картин, гобеленов и витражей, то он или его родичи могли бывать здесь и раньше. Вряд ли они в этом, сейчас уже весьма вероятном случае, оставили по себе на Земле хорошую память.


Вступать в бой с сильным магом мне, практически нубу и новичку в этой профессии глупо. Ведь он смог пробиться сюда из другого мира в одиночку и установить контакт с местными. Он знает английский, что объяснимо, и русский, а это уже ни в какие ворота.

Это мощный враг. Но он предлагает дружбу, награды. Чем там ещё дьявол в средние века прельщал колеблющихся вроде Фауста?

Пока я думал, он становился все более реальным, более материальным. Энергия жизни или смерти его явно питала и давала сил. ВОПЛОЩЕНИЕ. Эта мысль сразу утвердилась у меня в сознании. Из бледного полупрозрачного видения он превратился в почти осязаемую фигуру.

Черный плащ с капюшоном в каких-то грязных пятнах придал ему окончательной достоверности. Он уже здесь. Я присутствую именно при этом. Но могу ли я это допустить? Имею ли право? Не по законам, таких, конечно, нет, а по правде, по сути, по душе?

Что совершит он теперь здесь воплоти, если даже бледной тенью себя самого теперешнего смог организовать весь этот кошмар и, скорее всего, далеко не один раз. Здесь погибли десятки, а то и сотни девушек. А что если через медленно укрепляющийся и стабилизирующийся портал сюда придут его родственники и им для воплощения понадобятся уже не единицы, а тысячи, а то и миллиарды жизней? Человеческих жизней.

— Ты сомневаешься? Это признак ума. Мне нужен умный ученик, который знает этот мир, так сильно изменившийся с тех пор, как наши миры резко удалились друг от друга. То, что ты наделён природной силой мне уже ясно, но знаний и умений у тебя нет совсем. Я тебя научу. Подарю могущество, о котором ты даже не мечтал. Все твои мечты сбудутся за пару дней.

Глава 3

Ты будешь править этим миром, ты сделаешь с ним всё, что захочешь. Ты будешь жить вечно и власть твоя на Земле будет безмерна. Все обитатели Земли будут твоими рабами. Все золото и ценности ты сможешь собрать в своих сокровищницах. Все красивейшие женщины будут выполнять любые твои прихоти.

— ВСЁ ЭТО ЛЁД –

Интуитивно я выбрал то, что по моему мнению должно быть неожиданным для демона ада. В подсознании этот демон ассоциировался с горячим миром, где пламя и жарятся грешники.

Он только рассмеялся:

— Спасибо. Это ново, но глупо. Я только стал сильнее и воплощение идет быстрее. Подумай ещё раз. Ты мне подходишь, даже больше, чем можно было ожидать в этом самом отсталом из миров. Все твои попытки нападать на меня безумны по своей сути. Я маг с опытом тринадцати столетий постоянных упражнений.

Что сможешь ты? Сколько ты жил? Три десятка лет? А сколько из них ты посвятил изучению магии? Год? Пять? Тебе самому не смешно? Не делай больше глупостей, иначе разочаруешь меня, а это вредно. Что тебя так беспокоит, вынуждая ставить на кон свою жизнь?

Все твои родственники, близкие и друзья будут в безопасности. Ты сможешь устроить их жизнь так, что они тебе ноги целовать будут каждый день. Или это ваш так называемый патриотизм? Тебе важна судьба твоей дикой промерзлой Московии?

Я же дарю тебе весь мир. Со своей родиной ты сможешь делать всё, что заблагорассудится. Устрой им ад или рай. Мне всё равно. Мне и братьям хватит того, что останется. Людей для нас было достаточно даже тогда в прежние хорошие для нас времена, а нынешних семи миллиардов с устойчивой тенденцией к размножению хватит даже для всех нас, для всего моего мира. И это навсегда.

Что тебе за дело до остальных людишек? Кто из них сделал что-нибудь хорошее для тебя или для тех, кого ты любишь?

Я стоял и мысленно перебирал варианты. Пока он самодовольно красуясь передо мной, произносил свой монолог, я искал выход. Сделка с дьяволом? Принести в жертву миллиарды людей, пусть даже американцев…. Но делать то что? Самое редкое и почти самое сильное мое заклинание его даже не пощекотало.

Ещё одна попытка атаковать и он меня прихлопнет как муху. Я склонился перед ним в пояс.

— А да пошло оно всё. Прости, Света!

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

Я потянул энергию на себя, как часто это делал в реале, заполняя резервы от электросетей. При этом трубу, которую всё еще держал в руках вонзил ему в шею.

Энергия хлынула ударом. Я едва смог удержать трубу и не потерять концентрацию. Сила зримо текла по трубе, но и от ближайших электрических приборов тоже. Почему-то искры и небольшие молнии били от осветительных приборов и из розеток сначала в демона и уже от него текли ко мне.

Мне показалось, что именно они его изумили и даже парализовали. Судя по всему, с земными современными технологиями он знаком мало или не знаком вообще. Уже через секунду мне было достаточно энергии, через две, я был уже переполнен, но продолжал тянуть.

Это был мой единственный шанс. Сказать демон ничего не мог. Непонимание в его глазах сменилось яростью и ненавистью. Он не упал, не попытался что-то сделать руками. Он просто стоял и таял. Если до сих пор это было ВОПЛОЩЕНИЕ, то сейчас — РАЗВОПЛОЩЕНИЕ. Процесс пошел в обратном направлении.

На глазах у меня он становился всё прозрачнее и слабее. Энергии я вобрал столько, что стало больно. Руки уже отказывались держать трубу, которая стала основным источником боли. Ощущение такое, будто кожа и мышцы рук прогорели до кости. Запах горелой человеческой плоти противен всегда, но когда речь идет о своей плоти, это другое. Сильнее воздействует.

Тут уже из сознания всё остальное исчезает. Остается боль и запах. Тошнота подкатила и меня вырвало, даже в пещере у вампира не было так больно. Страх того, что не получится восстановить руки, если они сгорят совсем, едва не заставил выронить трубу. Но что-то во мне заставило выстоять до конца.

В последний миг он что-то смог сделать, почти прозрачная фигура демона в мгновенье ока исчезла, но узкая черная молния мелькнула к порталу и тот схлопнулся.

Все. Победа.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ВОССТАНОВЛЕНИЕ—

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

— ОМОЛОЖЕНИЕ —

Труба выпала из рук, которые на глазах за пару минут восстановились полностью. Так быстро заживление не происходило никогда, а с учетом того, что таких серьёзных повреждений я ещё никогда не получал, то и вовсе…. Я резко вырос, как маг. Не так, как в игре, где тебе достается почти все, что имел поверженный враг, но кардинальный рост своей мощи я ощущаю просто физически. Я могу. Толком ещё даже не знаю что именно, но на порядок больше, чем раньше.

Ярость медленно схлынула и я почти пожалел о том, что сделал. Главным образом потому, что самому пришлось наводить порядок на складе. Самому, без уборщиц и техники. Лопата, швабры, тележка.

Тамара была жива и в сознании, но пока не ясно, насколько она отдает себе отчет в происходящем. Что ей сказать я не знаю. Надеюсь, что жуткое зрелище смерти этих подонков как-то ей помогло. Она села на полу и молча смотрела вокруг.

Смотреть ей в глаза мне трудно, это я послал ее в Штаты, я спал, когда ее запихивали в чужую тачку. Что тут скажешь? Я убирал мусор. Оставлять подобное значит привлечь к событию внимание всего мира. Такое ни одна самая захудалая газетенка в Зимбабве не пропустит.

Искать будут всех участников и свидетелей. Всегда. Еще можно было бы надеяться на пожар, но здесь гореть нечему. Процентов на девяносто вокруг металл. Даже не окрашенный. Кроме металла почти ничего больше нет. Часа два я возил в болото прикорм для аллигаторов.

Их не меньше сотни собралось постепенно у того места, где я все это вываливал в вонючую воду. Нажрались твари на год вперед. Мне еще и пол пришлось мыть, стены. До потолка не дотянулся, но оказалось, что здесь есть вода.

Насос из болота через фильтры прокачивал болотное месиво, на выходе получалось более менее приличное и почти прозрачное нечто. Чистой водой это не назвать, но пол, стены и потолок я облил из пожарного гидранта не жалея пахучей жидкости.

— На меня полей. — Крепкие на Руси женщины, не стесняясь наготы, Тамара встала с пола и подошла ко мне.

— Уверена? Я бы не стал, вода из болота и очистка у неё чисто номинальная, пол мыть еще можно, а на открытые раны лучше не надо. Один запах убить может

— Это не моя кровь, это ты набрызгал. Спасибо, я больше всего хотела умыться их кровью и их ею умыть. Я этого не забуду.

— А если бы могла забыть вообще все, что сегодня было?

— Ты и такое можешь? Или это ты меня так выводишь из состояния стресса? Нет. Забывать не хочу, Такое пережить никому не пожелаешь, но я это пережила. Заживет. А то, как ты эту мразь в фарш превращал, это воспоминание мне бальзамом будет.

Я видела, как они перед смертью выходили из транса и страх в их глазах. Особенно предводитель их. Он прямо передо мной стоял. Сука. Он все понял, даже дернулся удрать. Но от тебя ведь никто не уходит. Башка его, морда ухоженная, усики эти, прическа за штуку баксов. Все это лопнуло. Миг и кровавые брызги. В самом деле. Спасибо тебе. Это было лучшее лекарство.

— Ты же понимаешь, что у тебя шок? У тебя могут быть последствия. Видения, ложные воспоминания и всё в этом роде. Но знай, я тебя в эту страну отправил, за мной долг. Молчи, ничего не говори. Все у тебя в жизни будет хорошо. Я не про деньги, вещи, должности. Это пустяки. У тебя будет главное. Здоровье, семья, дети. Гарантирую.

— Тебе не поверить трудно, поверить еще труднее, но я постараюсь.

— Лады. Вещи твои где?

— Не знаю, но думаю, что в болоте, куда и я сама должна была отправиться. Но в шмотки этих добропорядочных американцев я не оденусь.

— А где они? Вещи и одежда сатанистов? Их бы лучше сжечь и пепел в озеро. Следы нужно все устранить. Ты не знаешь, где у них машины остались? Я их поблизости не видел.

— Не видела. Та, на которой меня привезли, стоит на дороге у шлагбаума. Там еще двое сторожат. Те, которые меня на дороге схватили. Можно я их сама?

— Уверена? Ты ведь этого никогда не делала и не хотела делать. Стоит ли из-за этих ублюдков менять свои убеждения? Ты не убийца, это сейчас в тебе нечто темное все остальное затмевает. Захочешь ли ты потом об этом дочери рассказать?

Уж лучше я, к тому же, времени не так много, нужно все прибрать и следов не оставить. Шум может быть на весь мир, если это в СМИ попадет, а нам этого допускать никак нельзя. Пока мы в Штатах — точно. Давай ты сходи, там в конце коридора кладовка, я там халат видел и комбинезон. Должно быть, при прежнем владельце склада мистере Вильямсе здесь обычный уборщик работал.

— Ты-то откуда знаешь, кто тут владельцем был?

— Спросил.

— Ну да, не ответить тебе нельзя. А как ты вообще меня нашел?

— Так же.

— Что? В смысле тоже спросил? Но кого?

— Ты у нас умница, сама должна догадаться. Вариантов на самом деле не так много. Ладно, ты одна побудешь? Сможешь? Мне минут на двадцать нужно выйти.

— Иди. Я выживу.

— Умойся и оденься.

Как оказалось, все члены секты приезжали сюда всегда на автобусе, которым их привозили на этот болотный полуостров от ближайшего частного аэропорта. Люди были все не бедные, их исчезновение вызовет массу слухов и расследоваться будет серьезно.

Можно было и без допроса догадаться, бедным людям такие развлечения, как правило, в голову не приходят. Это у элит частенько крышу сносит. Слишком скучна становится обеспеченная жизнь, когда все уже есть и придумать что-то новое трудно.

Эти придумали. Надо было все же их живьем аллигаторам бросать, как изначально планировал. Хотя бы тех, кто были во главе и зачинщиков. По рассказам последних членов секты автобус за адептами сатаны может приехать по телефонному звонку ближе к полудню.

До тех пор здесь появляться никто не должен. Но с полудня пойдет отсчет времени, через сутки максимум их всех спохватятся и начнут искать. Самолеты частные, автобус этот. След явный, богатых ищут успешнее, чем бедных. Автобус нашей группы может стать заметным, если плотно проверят все записи с видео-регистраторов.


Аллигаторов я накормил на год вперед, два последних отморозка были уже десертом, который прежнего ажиотажа не вызвал. Тела теперь найти будет трудно а через несколько суток — невозможно.

С помощью пожарного гидранта смыл последние следы крови и прочего. Но полностью с гарантией это сделать невозможно. Мельчайшие частицы удалять сложно и очень долго. Серьёзная экспертиза сразу выявит следы. Мой маленький шанс только в том, что в ближайшее время никто не поднимет тревогу.

После того, как все тела сатанистов попали в желудки аллигаторов, а те скрылись под ряской болота, я еще раз обошел все места на этом полуострове, где побывал этой ночью. Стер все отпечатки пальцев и другие следы своего присутствия.

Глава 4

Все это время насос работал уже только для того, чтобы максимально промыть трубы местной ливневки и канализации, выведенные все в то же болото. Найденную одежду жечь не стал. Копоти будет много, а её смывать трудно. Выбросил в болото с другой стороны полуострова, там хищников не было и я без проблем на сотню метров зашел в воду и там придавил вещи взятыми с собой камнями. Вдруг повезет и полиция ничего не обнаружит? Хотя бы пару недель.

Тамара порывалась идти сама, но я отнес её на руках. Для меня сейчас это пустяки, особенно с учетом того, что шёл уже не через трясину, а по заасфальтированной дороге.

По пути она то ли заснула, то ли потеряла сознание и я её подлечил. Тело теперь здорово, а вот дух….. Но здесь уж я пока сделать ничего не смогу.

Уже почти у заправки положил её на землю и на пять минут оставил одну. Проверил хозяина заправочной станции. Пришлось освободить. Сам тот не справился. Заодно убедил его в том, что о сатанистах лучше молчать и в том, что он их больше не увидит. Странно, но он поверил сразу. Наверно я стал другим настолько, что это видят даже посторонние. Непререкаемо убедителен.

В автобусе никто не спал, освещения не было, все молчали. Но это была густая, напряженная тишина. Тамару я уложил на ее кресло, Надя его сразу привела в откинутое состояние.

До своего места я шел в той же тишине. Сел и расслабился. Кажется все. Это мне так везет на приключения или в этой стране все не так уж благополучно, как об этом пишут в Нью-Йорк Таймс?

— Антон, поехали. Но очень осторожно и незаметно. До полудня автобус нужно сменить. Подумай о вариантах. Мне нужно отдохнуть.

Проснулся я от странного ощущения. Дурной сон. Глаза, которые на меня настойчиво смотрят. Только глаза и всё. Жуть. Пустота, а из неё глаза. Две штуки. Причем чем-то знакомые, если вообще можно сказать, что только по ним одним можно идентифицировать знакомого. Глаза должны быть на лице. А тут такой сон. Причем я знаю, что это сон, но не просыпаюсь. Надо попробовать встать.

Встать я не встал, но проснулся. Ё!!! Опять эти глаза. Не сразу спросонья дошло, что это Валентина заняла свою коронную позицию на кресле передо мной и с расстояния в полметра смотрит настойчиво на меня. Это что? Она меня так вежливо будит? Или мои новые способности дают о себе знать? Как я её глаза во сне увидел?

— Привет. Что-то срочное?

— Нет. Да. Не знаю.

— Спасибо. Теперь мне всё ясно.

— Антоша через сеть наш автобус какому-то барыге в Монтгомери загнал, а у другого купил другой, но похуже. Едем менять шило на мыло. Не знаешь, почему в штатах столько французских названий? Орлеан, Монтгомери и все такое.

— Выйдешь замуж, всегда держи под рукой корвалол. Иначе раннее вдовство тебе обеспечено.

— Ладно — легко согласилась она. Не знаю, дошел ли до неё намек на то, что проснувшегося мужика сначала нужно накормить, а уже потом дебильными вопросами доставать:

— Ясно. Южные штаты первоначально принадлежали Франции и Испании. Калифорния русской была, хоть и не долго. Часть названий оттуда, из тех времен. Про Монтгомери не уверен, был такой генерал в Англии. Что тут еще произошло? Не просто же так ты меня взглядом буравила и будила?

— Тамара не разговаривает. С Витей и Вадиком. Вообще. Будто их нет.

— А Антон где?

— Спит. Велел разбудить за двадцать километров. Будить?

— А сколько до Монтгомери?

— Час.

— Мне выпить нужно. Хотя бы чаю. А то твоя логика…. Пусть спит Антон. Ночь у всех трудная была.

— А что там было? Мне ничего никто не рассказал.

— Не расстраивайся. От тебя не уйдешь. Ты тут до всех докопаешься.

— Доброе утро — подошла и села рядом Тамара — Можно?

— Конечно, как ты?

— У меня крыша съехала. Медленно.

— И у меня — Валя сразу вставила своё слово.

— Валя, давай ты потом о себе. Договорились? Тамара. Подробнее. — С памятью проблемы. И вообще. Меня нужно в дурдом и срочно.

— Глупости, всё у тебя нормально. Давай конкретнее, что тебя беспокоит?

— Мне аппендицит в десять лет удалили. Шрам пропал. А я помню даже тетю Глашу. Нянечка там была добрая в больнице. Операция была, мама передачи приносила. А шрама нет. И в родне у нас психов не было. Я первая.

— Ага. Она мне показывала для проверки. Нет. Как не было. А ещё кроме этого ночью, когда ты её искал, электроника барахлила и свет мигал на индикаторах. Мы тут гадали, что там у вас. А что там было то? Молчат все. Партизаны. Мы же команда. Не хорошо.

Вот поэтому я всегда всё стараюсь решать сам и в одиночестве. И что делать?

— Так. То, что шрам пропал это хорошо и даже очень. Редко, но такое бывает. Стресс, крайние обстоятельства. Предельная концентрация всех сил организма. Это уже у нескольких игроков было, правда, во время пребывания в капсуле. У тебя могло произойти с задержкой.

— Задержка это плохо.

— Валя, иди ка ты.

— Куда?

— Туда. Приведи Виктора или Вадима, если не спят

— Можно привести козла на водопой, но козлом он от этого быть не перестанет.

— Тамара. За что ты их так? Ребята делали всё правильно. Валя. Иди. Заодно чаю или кофе.

Вместе с пластиковым стаканчиком и бутербродом, а заодно и всеми членами группы, кроме водителя и Антона она вернулась почти сразу же. Я пригубил и сразу стало легче. Надо было вчера поесть перед сном. Я вообще ел что-нибудь с праздника в поселке рыбаков? Вроде нет, но не помню. ОСТРОВ.

— Вот. Принесла. Ешь. Пей. И расскажи уже хоть что-нибудь.

— Ладно. Похоже, что без этого не обойтись. Ночью на заправке Надя и Тамара вышли пройтись. Ушли немного дальше, чем стоило. Громкая музыка на заправке помешала Виктору и Вадиму услышать крики, когда на девочек напали два негра. Вины на наших ребятах нет, они действовали по инструкции и иначе не могли.

— Я же тебе говорила.

— Да. Я только сейчас вспомнила, что музыка гремела. Странно, как теперь кажется. Ведь ночь была. Мих, ты поэтому меня так быстро нашел?

— Да.

— А негры эти где? В этих болотах спрятаться как два пальца. Не найдешь.

— Да, Вадим. Их не найдут. Никогда. Аллигаторов там сотни.

— Простите меня, мальчики. Это нервное. Сама виновата, а свалить хотела на вас.

Все вокруг облегченно вздохнули и расслабились. Конфликт в небольшой группе всегда беспокоит всех, особенно, если люди заняты чем-то важным.

— Ну вот и хорошо. Разобрались. На будущее приказываю все обиды и подозрения обсуждать по возможности сразу. Из-за пустяка и недопонимания могут быть серьёзные проблемы. В случившемся никто не виноват. Ответственность на командире, то есть на мне. О наказании виновного я подумаю потом.

Сейчас готовимся к пересадке. Наследили мы в тех болотах серьёзно и могут быть проблемы. Нужно тщательно и дотошно устранить все следы нашего здесь пребывания. Отпечатки пальцев в первую очередь. Антона разбудим через полчаса. За дело, а мне подумать нужно.

Я и в самом деле сел думать о том, как можно логически соотнести то, что меня Гея послала в нижний мир и то, что в реале я в него почти заглянул. Случайность исключается, но тогда как?

Мог бы некто организовать захват Тамары на дороге или заранее о нем узнать? Пожалуй, да. Ведь у сторонников оккультных теорий все обряды обычно привязаны к заранее известным датам. Пятница тринадцатого, три шестерки часов, месяцев или дней с некоей даты. День рождения или смерти какого-нибудь Дракулы, да мало ли…

— Я уже всё. Стерла. Могу запах удалить. Духи в Орлеане купила. Дерьмо, не жалко.

— Валя? Уверена? Слушай, вопрос есть. Кто из вас в Гаване в игру входил?

— Все. Как иначе? Перс пылью покрыться может. Дела у всех. Я даже специально из Нью-Йорка летала. У нас пати собрали. Без меня никак. И Васька лидер клана, поручил патент купить на капитана в Дальнем. Всё на мне. Без меня никак.

Черт. О Василии я помнил и ради него ускорил свой приезд сюда и уже здесь забыл о нём. Напрочь. ОСТРОВ. Но это уже всерьёз беспокоит. Эдак я сам к себе доверие потеряю.

— Это наш Василий в игре у тебя лидером клана?

— Нет. Ты что? Внуковский Васька безответственный, хоть и гений в плане интернета. Ворюга. Забрал мою карту и свалил в Лас-Вегас. Обещал отдать. Это он в придорожном кабаке в карты проигрался и поехал отыгрываться. Придурок больной на голову. Гении все такие. Я его Гюль заложила. Нефиг. Оставил без денег. Дегенерат.


Голод. Никогда не был настолько голодным. И где эта Валентина? Обещала поскрести по сусекам. Ну, наконец-то.

— Фиг. Больше ничего не нашла. Ну, ты проглот. Все запасы под чистую. Даже надькины леденцы. Антоше сказать, чтобы тормознулся? Он проснулся. Можно по ходу обобрать супермаркет, я посмотрела карту их сейчас уже много перед городом будет. А ты тонну в присест съесть сможешь?

Подошел Антон, лицо помятое, явно перенервничал и не выспался:

— Мих, тут уже в паре минут нечто вроде свалки старых авто. Там я автобус купил. Рухлядь, но по фото выглядит неплохо. На наш нисколько не походит. Предлагаю там и перебраться. Ты как?

— Нет. Ты один. Всех нас высади где-нибудь лучше в тихом месте, если найдешь. Свидетелей нашей пересадки быть не должно.

— Черт. Это я с недосыпа. Сделаю. Недалеко здесь ЛЭП, судя по карте. Полоса отчуждения и что-то вроде перелеска. Я поищу съезд.

— Жареную корову ему ещё купи. Лучше две. Слышала я, что мужики после драки голодные бывают. Теперь видела. Охренеть. У нас шаром покати. А завтракал пока только Мих.

С автобана мы съехали через пару минут и уже вскоре разминались в зелёной зоне. Не сказать, чтобы уж очень комфортно. ЛЭП, судя по высоте опор, одна из мощнейших — не менее пары гигаватт. Гудение слышно уже издали. Само по себе оно не мешает и не особенно вредно для организма, но все наши постарались держаться от неё как можно дальше.

Меня же к ней тянуло, как магнитом. Голод. Но другой. Или они уже у меня взаимосвязаны? ПЕРЕТОК уже стал автоматическим? Самопроизвольным?

— Валентина, ты тут присмотри, а я пройдусь.

— Правильно. На природе лучше облегчаться. Мальчики направо, девочки налево или наоборот.

— Валька, блин. Это как? Ребята, вы идите на ту сторону проселка.

Глава 5

Я уже внимания на всю эту суету не обращал и как сомнамбула шел ведомый не разумом, а голодом. Жаждой энергии. С большим трудом удержался от того, чтобы не забраться на ближайшую опору ЛЭП. Прошелся метров двести и выбрал место, которое с дороги видно не было. Вот она — моя прелесть. Опора. Ещё труднее было отказаться и не пытаться приблизиться вплотную к проводам. Гудение и ток, текущий по проводам, чувствуются уже физически. Тянет.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

Это как оргазм. Ну, почти. Я завис с закрытыми от наслаждения глазами. Ни мыслей, ни страхов, ничего. Нирвана.

Очнулся рывком. В сознание проник звук клаксона. Это сколько я тут заряжался? Время засечь забыл, когда же это кончится?

Антон пригнал автобус. Догадаться было бы не сложно, проблема в том, что это была не догадка и даже не уверенность. Знание. Каким-то образом я узнал, что он вернулся. Ну я монстр. Ощущения такие, будто я могу, как на Льдистой, устроить здесь катаклизм в масштабах штата Алабама. Спрыгнул на землю с высоты метра в три и не ушибся.

Для разрядки и чтобы ребята не ждали, пробежался. Давно не бегал, а зря. Получил удовольствие, но мало. Уж очень быстро прибежал.

Ждали только меня и автобус сразу тронулся в путь. Я выбрал примерно то же самое место. Хоть их здесь раза в полтора меньше, но всё равно в салоне достаточно свободно. Тут же над креслом передо мною образовалась знакомая физиономия:

— Там девчонка лет десяти прибежала. Прокричала, что видела супермена и человека молнию. В него от проводов молнии били, а он в воздухе висел. Просила дать смартфон для записи, её сел. Мы не дали. Материться американцы не умеют. Она домой побежала.

— Книги нужно читать, а не комиксы.

— А мне нравится. Есть будешь? Тонны там не было, но то, что было — Антон по ходу купил. Я забилась на сотню червонцев, что ты один всё съешь. Не подведи, а то должен будешь.

— Угомонись.

Антон подошел и сел рядом. Валя свалила по-быстрому. Боится почему-то Антона.

— Всё прошло нормально?

— Более-менее. На пару кусков меня нагрели, но так даже лучше. Меньше слухов. Куда дальше?

— С Василием ты пытался связаться?

— Постоянно. Он в сети, но не отвечает. Завис где-нибудь у рулетки. Где его искать?

— Набери в Твери Карла Ивановича. Пусть он Васю определит.

— Думаешь? Вообще-то Вася покруче его будет.

— Сапожник без сапог. К тому же есть теория, что каждый преступник подсознательно хочет, чтобы его поймали. Да и азарт мозг туманит. Набери.

Антон ушел к своему креслу возле водителя, я занялся перекусом. Валя уже подсуетилась и азартно наблюдала за процессом. Никакого воспитания. Заставил и её присоединиться. Хорошо получилось, но уже без того зверского, затмевающего разум аппетита.

Сразу захотелось спать. Это что? Я теперь так и буду, как новорожденный, или есть, или спать? Что ещё младенцы делают? А когда я в последний раз в туалете был?

Ну, ОСТРОВ! Орган, который не используется постоянно, со временем атрофируется. Чтобы успокоиться я нашел в сети запись репортажа о рыбалке на Льдистой. Диалоги рыбаков, пойманных Кикиморой, пролили бальзам на душу. Велика сила слова русского.

Что ещё забыл? Поесть — поел, но уже без того неудержимого, сосущего под ложечкой. Корову не корову, а индейку съел.

— Класс. Начинаю понимать, почему девки любят мужей кормить. Я бы эту птичку месяц мучила. В Питере такие как ты ещё есть? Может мне переехать?

Наконец Валю позвала Тамара и я вздохнул с облегчением. Хорошего понемногу — хорошо, а помногу — плохо. Зато я окончательно сыт и опять навалилась дремота. Не дамся. И я уставился в окно.

Тем временем вся женская половина группы собралась в задней части автобуса и что-то там они активно обсуждали. Антон вернулся и подсел рядом:

— Наконец-то. С Валей бывает трудно. Иногда сомневаюсь в её необходимости. Семнадцать языков это круто, но мы до сих пор проблем в этом плане не имели.

— Достает? Могу понять. Но она необходимый пятый элемент. Душа группы. Открытый человек, добрая и чуткая. Непосредственность может утомлять, особенно её руководителя, но для остальных она отдушина. Всем сопереживает, всех поддерживает, всем помогает.

Любопытна и вникает во все мелочи, особенно в том, что касается личной жизни каждого. Сглаживает ссоры, мирит, уговаривает, цементирует и сплачивает всех воедино. Ты ведь не раз замечал, что в ситуации на грани спора она может что-нибудь отмочить или сказать и уже всем смешно, а кризис позади.

— Было. Так это ты настоял, чтобы она была с нами? Гюль вечно темнит.

— Тяжела ты шапка Мономаха. Гюль тоже не просто. Что там Карл Иванович?

— Нашел на раз. Вася с катушек слетел и не шифруется совсем.

— Похоже на то. У него так только от безделья бывает. Ты не забыл его нагружать по его профилю?

— Был грех. Уж очень всё на этот раз быстро и просто получалось, самое легкое задание за последние годы. А тут одно за другим. Тамара. Даже не знаю, что ей сказать. Ей ведь досталось?

— Да. Хуже была бы только смерть.

— Черт. Не справляюсь я с группой. Рано мне.

— Справляешься. Случайности возможны, а такое предвидеть было нельзя.

— В людях я не разбираюсь. Меня Гюль подсобным послала на ту операцию в Воркуту. Прикинь. Я, когда флешку Великому Семочкину тогда передавал, думал очередной клиент. Ворюга и взятки берет. Уверен ведь был. По всему выходило. И лицо и манеры суетливые, страх в глазах. Руки даже дрожали. Типичный случай, таких у меня сотни были. Он мне руку протянул и пожал, я даже тогда руки брезгливо вытер. Мне это теперь каждую ночь в кошмарах снится.

А ведь что оказалось? Это мы просто помогали великому человеку. Борец. Глыба. Человечище. У меня бы не то, что руки дрожали, если бы духу хватило в одиночку изнутри против всей системы выступить. Ведь он один сделал в тысячи раз больше, чем все мы, внуки, вместе взятые. Главное — дал всему народу надежду на то, что победить коррупцию можно. Нужно только в него поверить и за ним пойти.

То, что я Дмитрию Гавриловичу помог, хоть толком и не знаю чем, это со мной до смерти будет. Не зря жизнь прожил. Слушай, а скажи, что мы тогда сделали? Для меня это важно. Очень.

— Мда. Сложный случай. Тебе ведь приходилось давать слово в том, что доверенная тебе чужая тайна, разглашена не будет никогда?

— Постоянно. Гюль ты знаешь, у неё это пунктик. Но хоть намекни.

— Не хило. Мальчики, это что? Мы самому Дмитрию Гавриловичу помогали? Абзац. Я могила. Никому не расскажу. Девочки, что я узнала. Сядьте, а то упадете.

— Вот зараза. Ведь подкралась как незаметно. А на занятиях скрытность всегда проваливает. Терпения не хватает. Черт. Начинаю понимать твою молчаливость. Пойду, скажу ей….

— Сиди. Поздно. Бесполезно. ЦРУ из нашей Вали секреты клещами не вытащит, но своим, тем кому доверяет, она расскажет всё. Это её мировоззрение. Не изменишь. Думай, как это использовать.

— Командовать сложнее, чем я думал. Так ты скажешь хоть что-нибудь, пока там, в хвосте, всё псу под хвост….

— Там сейчас растет твой имидж. Не дай бог, что-то случится, тогда твой авторитет может спасти группу от провала, а то и жизни всех ребят. Бывает жизненно важно, если приказы выполняются мгновенно, без обдумывания и споров. Ладно. Слушай. Без той флешки ничего бы не получилось. Ты ведь видел тогда в Воркуте красных из самых близких Прохорова?

— Блин. Видел и много. Что же это? Олигархи пронюхали о планах Дмитрия Гавриловича и хотели помешать? Так мы его охраняли? Не зря я жизнь прожил. Спасибо. По гроб обязан. Не заржавеет.


––—––—––—–––

— Джим? Как ты?

— Великолепно. Спасибо. И врачи оптимизм излучают и сам чувствую себя прекрасно..

— Рад за тебя. Ты нужен стране и миру, а небольшие издержки неизбежны.

— Тот парень из этой, как там её? Наркоз до сих пор не выветрился. Ты о нем?

— Украина. Да. Странно, но он не выдержал. Тело уже отправили на родину. Семье мы поможем с похоронами и прочим.

— Мда. Правильно. Нужно помочь его родственникам. Побеспокойся о том, чтобы всем желающим из них гринкарты оформили. Думаю, этого будет достаточно.

— Даже щедро. Я к тебе с новостями.

— Об Алой и об инциденте в Алжире?

— Скорее наоборот. Оттуда пока ничего. ФБР проводят постоянно по нашей просьбе штатный поиск по названию Терра. Среди огромного вороха данных их внимание привлек один материал. Отчет полиции Майами. Они проводили операцию по наркотикам и брали крупную группировку. Были потери, не все пошло по плану.

— Я уже слышал.

— Да, шуму было много, ведь есть убитые. Но среди всего этого хаоса ФБР заинтересовались странным делом. Тут я буду многословен. Дело важное. При осмотре зданий и складов рядом с тем местом, где базировались наркодельцы, полиция обнаружила нечто необычное.

После звонка дверь открыл человек, поразивший полицейских. Почти голый гигант за два метра ростом с мускулатурой, о которой даже Шварцнегер в молодости мечтать не мог. Мощь подавляющая. Вымазан он был в чем-то, что они первоначально приняли за кровь. Оказалось краска. Художник расписывал склад по заказу владельца.

— Не так уж и странно. Это могло бы удивить полицейских, но что до этого ФБР, тем более нам?.

— Подыгрываешь мне? Продолжаю. Склад они осмотрели, ничего там не было. Это объяснимо, раз владелец хотел его расписать с непонятной целью. Странность номер один. Зачем тратиться на роспись склада, где проводить любые мероприятия запрещено?

Но это еще ладно, бывают чудаки. Второе — Что там было нарисовано. Это уже удивительнее, Портал. Портал похожий на те, что в изобилии используются в этой русской игре. Собственно это упоминание о Терре и привлекло внимание программы бюро. Иначе все это было бы похоронено в архивах.

Терра для США сейчас проблема, стоящая по важности на первом месте. Третье — Фамилию этого художника толком вспомнить не мог никто из участников рейда. Все сошлись во мнении, что это нечто восточное и мусульманское. Странность небольшая, но это уже третья. Человек с явно европейской внешностью с такими именем и фамилией, что ни выговорить и не повторить. Как будто специально.

— Или не как будто.

— Вот именно. Эти странности ФБР особенно не заинтересовали, но мы за ними присматриваем и это дело в свете наших текущих операций в России для нас очень интересно. Я послал туда сотню человек, чтобы уж на этот раз ничего не ускользнуло от нас.

Странности продолжались. При проверке выяснилось, что ни один из вариантов имени художника, которые выдвинули полицейские, при проверке на предмет наличия гражданства США, гринкарты, факта пересечения границы и прочего совпадений не дал. Тут можно допустить, что при таких обстоятельствах возможна ошибка, но это уже четыре.

Был составлен фоторобот, хоть это получилось хорошо. Запомнили они его, с их же слов на всю жизнь. Хочешь посмотреть?

— Обязательно.

— Я знал, привлек лучших художников в этой сфере и совместными усилиями получилось вот это.

— Фигура и в самом деле поражает, но главное глаза. Умные, внимательные. Ты уверен в качестве?

— Почти. Все же это сделано по памяти. Но это полицейские, какая никакая подготовка у них имеется, да и времени у них, чтобы забыть художника не было.

— Да, на такого не обратить внимания нельзя. Все женщины, что встретятся на его пути, запомнят это навсегда.

— Согласен и тут странность номер пять. Никто во всем Майами его не видел.

Глава 6

— Поразительно. А машина?

— Машин возле склада не было, это странность уже шестая, и мы проверили всех таксистов. Сначала поиск не дал ничего. К складу и от него в то день и в ближайшие дни никто не ездил. Но я распорядился проверить еще раз, при этом уже с фотороботом и, не привязываясь к конкретному месту. Нашли двоих. Они его опознали однозначно. Колоритная внешность. Один вез его от Южного автовокзала к вокзалу железнодорожному, второй — обратно.

— Тут место для странности номер семь.

— Верно. Ни одна камера наблюдения, а их возле вокзалов больше чем мух, зафиксировать его присутствия не смогла. Персонал его не видел. Ни один водитель или пассажир автобусов на него не обратил внимания. Это на такого — то. Вывод — на автовокзале или рядом он оставил свою машину.

— Скорее всего, где-то рядом или, возможно, хоть и маловероятно, что его кто-то подвез.

— Да, но …. Зачем ему, если принимаются такие меры безопасности, связываться с другими людьми? Задача простая, приехал в город, посетил склад, нарисовал портал. Хоть убей меня и всех спецов в аналитическом отделе, но зачем он этот портал нарисовал? Зачем сам? Прости, это эмоции.

— Ничего, у меня такие же. Дальше.

— Дальше ничего. Исчез. Нигде в США человек, хотя бы отдаленно похожий на него пока не появлялся. Сколько материалов мы обработали, заставили работать ФБР и все службы, включая полицию штатов. Ничего!!! Ни в аэропортах, ни в магазинах, границ не пересекал. Странность, уже забыл какой номер.

— Судя по твоим реакциям, их еще немало.

— В точку. Береговая охрана в ночь накануне встречи на складе в районе юго-восточнее Ки Уэст перехватила катер, который никем не управлялся. Шел он на полной скорости и уже на выходе из наших территориальных вод. Пришлось потопить, это они неаккуратно, Расстроились, что погоня не дала ничего.

— Или чтобы не писать массу отчетов.

— Там расследование ничего не дало. Катер был уже пустой, что странно. Обычно те, кто везут грузы или пассажиров, стараются спасти ценное средство заработка. Странно.

Мы, естественно, предположили, что это он, но проверка опять не дала ничего. Камеры наблюдения на том шоссе есть. Все машины по номерам проверили. Водителей рейсовых автобусов опросили. Аэропорты просто перевернули вверх дном. Ноль. Опять странно, но тут возможно, что это не он.

— Он. Это я чувствую, объяснить не смогу, но уверен. У многих русских с Кубой что-то связано на личном уровне. Что именно, толком не знаю, но.… В общем, проверь еще раз и вообще все. Даю зацепку. Если он катер покинул срочно и неожиданно для себя, то мог нуждаться в одежде. На его размеры что-то купить не просто. Время покупки известно, это между временем обнаружения катера и временем встречи на складе. Не так и много. Начните с магазинов вдоль дороги из пункта А в пункт Б.

— Сделаем, такого в любом магазине заметят и на камерах он точно будет.

— Нет, это тоже проверьте, но главное — одежда. Помощники у него могут быть. Вспомни историю с детьми Алой. Вряд ли это связано, но сходство есть.

— Хорошо. Выполним. Но на закуску самая большая странность. Угадаешь?

— Нет, дам тебе возможность меня удивить.

— Спасибо. Береговая охрана обнаружила ночью южнее Форт Закари Тейлор нечто странное. Приборы зафиксировали некое событие, там пока точных выводов нет, но по предварительным данным похоже, что чуть ли не в наших территориальных водах несколько раз всплывала русская подводная лодка.

— А вот это уже большой минус. Если подтвердится, то все твои версии рухнут. Тот, кто нас интересует, с правительством своей страны не связан. Олигархов он должен ненавидеть, как тех конкретных, которые виновны в смерти его друзей, а его самого лишили всего и ограбили, так и всех остальных. Друг от друга они там мало чем отличаются.

— Один мой молодой, но перспективный агент, некто Альфред Гумболд, выдвинул по этому поводу версию. На базе того, что в Сирии исчезла одна из групп «Белых касок» он сделал предположение, что русские их либо поймали, либо перекупили, либо взяли под контроль другими средствами и теперь подводной лодкой переправили к нам. Те устроят у нас акцию, русские их подставят полиции и дело получит огласку. Выглядеть мы будем кисло и все наши враги эту тему лет десять мусолить будут.

— Фантазия богатая у этого Альфреда, что само по себе может и пригодиться, а вот идея уж очень притянута за уши. Ладно, ты извини, но у меня процедуры. Заходи на днях, когда новые данные получишь. Хочется верить, что выживший основатель сам приехал к нам. Разбираться с Прохоровым.

Такое считаю возможным. Поэтому нужно поднять всех, вплоть до скаутов. Везде на всех дорогах должны быть наши глаза и уши. Такого человека спутать с кем-то сложно. С опознанием справится любой. Фоторобот размножь. Передай полиции, в СМИ. Везде. Вокруг нынешней резиденции Прохорова сплошное кольцо. Армию привлеки и флот. Всех, кто будет нужен. У русских пословица есть: «На ловца и зверь бежит». Пусть нам повезет. Всё иди и сестру заодно позови.

––—––—––—

Заснул опять на этот раз среди бела дня. Надеюсь, что этот процесс перестройки и усвоения новых возможностей ускорится и это перестанет мешать делу. Разбудила меня не Валентина, а странная тревога. Мной овладело беспокойство, охота к перемене мест. Причем ещё во сне овладело — без спросу и объяснения причин.

Я открыл глаза и осмотрелся. Снаружи шел дождь. Да что там дождь — ливень. Стена воды за окнами позволяла видеть только дорогу вблизи и размытые очертания пейзажей за её пределами. Из-за этого и в автобусе было сумрачно, что только усилило тревожное чувство.

Все почему-то приникли к окнам, хоть разглядеть там что-то кроме воды было сложно. Смысла в этом нет, но и меня это тоже затянуло. Обычно смотреть на дождь из теплого сухого помещения нравится всем. Успокаивает. Должно быть, это сказывается опыт предков.

Причиной голода в прежние времена чаще всего была засуха, к тому же и во время войн, дожди для русских были подспорьем. Дороги из направлений превращались в ловушки для целых армий. А может быть это отголосок ещё более давних времен, когда выглядывая из пещеры, наши предки радовались дождю, так как опасные хищники в это время охотой занимаются редко.

Сейчас же дождь лично меня не успокоил. Тревога только нарастала, а причину её понять было невозможно. Это странно, ведь обычно я знаю причину своего плохого настроения. Совсем недавно мы беседовали с Антоном, решили ехать в Лас-Вегас за Василием и он пошел на своё место рядом с водителем составлять новый маршрут.

Я был спокоен в тот момент, ничего беды не предвещало и дремота сморила меня. Так что же произошло? Почему ощущения такие же, как были зимой в лесу на похоронах Толика. Здесь в меня никто не стреляет, но…. Будто, кто-то уже прицелился и готов нажать на курок. Я привстал с кресла и внимательно осмотрел всех ребят.

Это заметили. Они один за другим, увидев меня или реагируя на поведение остальных, поворачивались ко мне лицом. Видимо скрыть беспокойство, граничащее с паникой, мне не удалось, и они все встали и подошли поближе. Антон последним. Да что ж такое-то? Что им сказать? Я сел обратно и осмотрелся. Ребята, молча переглядываясь с нарастающим удивлением, собрались вокруг.

— Смартфоны у всех есть?

На меня посмотрели, как на идиота или, как минимум, с недоумением.

— Срочное задание. Влезьте во все местные сети. Особенно в те, которыми пользуются автомобилисты. Нужно узнать ситуацию вблизи нас. Особенно на дорогах здесь, на трассе перед нами и вообще в ближайших штатах. Антон, загляни в СМИ по этой же теме. Валя, ты тоже. Вадим, на тебе радиосвязь. Это твой профиль. Перехваты полицейских частот и то, чем пользуются дальнобойщики.

Валентина, оттеснив остальных, оперативно плюхнулась на соседнее кресло, опередив Антона, уже в процессе достала телефон и пальцы её замелькали так, что в глазах зарябило. Родилась она с ним в руке что ли? Картинки на её айфоне замелькали и слились, как она успевает прочесть хоть что-то уму непостижимо. Остальные последовали её примеру и сев на ближайшие кресла, достали свои телефоны. Антон — чрез проход от меня. Любопытно, но и ожидаемо, что у всех гаджеты совершенно одинаковые. Следствие покупки оптом со скидкой.

Меня это наблюдение отвлекло на мгновенье, но после того, как я раздал задания, стало легче. Что ещё можно сделать пока не ясно. Хотя….

— Антон, останови автобус, а ещё лучше съехать куда-нибудь с трассы.

Он только молча кивнул и, продолжая читать что-то на телефоне, пошел в начало салона. Через пару минут мы съехали с хайвэя и мне почему-то стало ещё легче. Появилась уверенность, что это было сделано правильно и неизвестная угроза ослабела.

А интересный я объект для размышлений и экспериментов. Что это со мной? ОСТРОВ меня меняет или это уже бой с демоном сказывается? Или съел чего-нибудь? А съел я немало и организм почему-то усвоил все сто процентов еды и воды. Не нормально — это мягко сказано.

— Мама дорогая. Смотри!

Валя сунула мне под нос смартфон.

— У тебя линзы? Как ты такой мелкий шрифт разбираешь? Да не меняй под меня, просто расскажи, что нашла.

— Непруха. По всей стране ищут каких-то террористов. Народ считает, что ИГИЛ, но пока не подтверждается. Везде на дорогах полно полиции, а севернее Нью-Йорка даже армию видели. Мать моя. Это же там, где мы базу строили. Или что мы там такое делали? Это что? Нас? Что-то мне не хорошо, а в этом древнем гробу на колесах сортира нет. Песец. Это мех такой.

Вернулся Антон:

— Ты же спал. Я видел. Как тебе удалось об этом узнать?

— Чуйка переходящая в интуицию. Что ты нашел?

— Сети ломятся от информации. Перекрыты все центральные дороги так, чтобы объехать было невозможно. Странно то, что это касается только северного и северо-восточного направления. На юг или запад можно ехать свободно. Такого раньше не было никогда, во всяком случае, с тех пор, когда герои Марка Твена бежали до Канадской границы….

Его прервал Вадим:

— Сразу перехватил беседу двух мужиков. Их тут недалеко от нас, чуть южнее на развязке тормознули. Они парой две фуры в Чикаго ведут. Обоим полиция предъявила фото голого мужика, измазанного краской или кровью. Спросили, не было ли контактов. Оба ржут, как кони. Разговор ведут по радио интенсивный. Они не по этому делу. При девочках переводить не возьмусь, но смешно. Надо записать куда-нибудь.

После этого доклады посыпались валом. Я старался слушать внимательно, но главное уже стало ясно. Дальше ехать нельзя. Меня ли ищут, или нет, всех ли нас — пока не узнать, но рисковать сейчас я не буду. Фраза о голом мужике напомнила о сцене на складе в Майами. Прокол?

По логике вещей доклад тех полицейских заинтересовать кого-либо не мог. Вероятнее, что ищут другого мужика, но проверять это на себе не хочется. Да и тревога у меня не просто так возникла. Всё это неспроста. Нужно подстраховаться и затаиться до времени, но спрятать автобус невозможно.

Не исключено, что вероятность такой попытки предполагаемых террористов власти предусмотрели. Могут обратиться к гражданам за помощью с целью обнаружения всего странного и необычного. Рейсовый автобус, пробирающийся по окружающим дорогу полям между фермерскими угодьями — это странно.

Если остановиться и ждать, то тоже заметят. Хорошо ещё, что льёт, как из ведра. Вертолеты и спутники бесполезны.

Без меня ребятам будет проехать проще, но тоже без гарантии. Группа не совсем обычная и в условиях, когда идет чрезвычайный поиск, внимание к ним тоже будет повышенное. Как минимум запомнят. А могут и задержать для более тщательной проверки. Документы в порядке, но случай не ординарный и могут быть проблемы.

Бросить автобус? Тоже плохо. Найдут за пару дней и уже будут искать серьёзнее. Выйдут на ту свалку машин южнее Монтгомери и на прежний автобус. Обмен хорошего автобуса на плохой себе в убыток точно привлечет внимание. Антон там мог попасть в поле зрения камер наблюдения.

— Антон, что думаешь?

Глава 7

— Понять всё не могу, как ты узнал? Спал ведь. Я три раза проходил.

— Точно спал — обвиняющим тоном заложила меня Валя.

— Помолчи ты. Мих, я думаю, что нужно прорываться.

— Рехнулся? Я стрелять в полицию не нанималась. У них тут электрический стул.

— О чём ты? Помолчи и не встревай. Всё серьезно может быть.

— Фигня, если сдаться, максимум выдворят и виз лишат на сто лет. Мы ни одного закона не нарушили. Вообще. За стройкой смотрели и на автобусе катались. Ладно, не зыркай так. Молчу уже.

— Я думаю, что нужно всех высадить здесь, а я проведу автобус через КПП. Пустые они вообще не проверяют, судя по твитам. С высокой вероятностью — проеду без проблем. Заодно на фотку полюбуюсь, если уж её всем водилам показывают. Что-то мне подсказывает, что это будет интересно. Попрошу на память, может, дадут.

— Не дают, я проверяла. Иначе уже в сетях было бы. Да и по ТВ. Да молчу я. Разве не видно? А мы как? Пешком под дождем? В обход? Это сколько км? Холодно, блин, и сыро. И водки нету. А может развернемся и обратно? Музыку опять послушаем. Ведь понравилось всем.

— Глупая. В окно посмотри. Это федеральная трасса 65 и на встречку не выехать даже при желании.

— Ерунда. Там просто трава, раньше бетонный заборчик был, а сейчас трава.

— Автобус увязнет. Да и заметят нас, ведь движение напряженное. Законопослушные американцы сразу настучат в полицию о таком необычном маневре рейсового автобуса с пассажирами.

— Свинство.

В этом месте в разговор вступила молчавшая до этого Тамара:

— Можно пешком пару километров вернуться обратно вдоль дороги. Там городок был, название мелькнуло, что-то минеральное но я не присматривалась. Там должна быть остановка рейсового автобуса. Девочки могут на нем через полицейский кордон проехать.

Это показалось мне интересным:

— Мы это обсудим, а ты пока найди на карте этот городок и посмотри расписание. Ребята, те, у кого идей нет, займитесь уборкой. На всякий случай следы убрать нужно. Валя, что у нас с плащами и зонтиками?

— Ноль. Нафига они? Автобус всегда рядом, да и не планировали мы огородами перебежки делать. Это вообще первый дождь, который я тут вижу.

— А обувь?

— Мих, это мой прокол. Да не встревай ты, Валя. У парней в основном легкие кросы или просто шлепанцы. Мы же во Флориду ехали. По лесам и болотам ходить не планировали.

— И не будем. Вы что, хотите, чтобы я там утонула?

— Ясно, Валя. Пакеты пластиковые есть?

— Да. Надя купила красивые. Там такие котики на лужайке играют ….

— Ясно. Про котиков ты потом расскажешь. Сколько пакетов всего?

— Много. Мы и сувениры покупали, чтобы на туристов больше походить. Это всё он велел.

— Много это два или сто?

— А я откуда знаю? Я вам дура мешки считать?

— Нет, ты умница и милая до невероятности. Иди мешки подсчитай, но только те, которые по размеру можно надеть будет.

— Ой. Клево получится. Нужно чтобы котики спереди были. Три дырки, две — для рук и для головы.

— Вот, вот. Самое место для котиков. На головы что-нибудь тоже придумайте. Пять минут тебе на это.

После этой моей фразы исчезли из поля зрения все девочки. Я только моргнуть успел. В задней части автобуса уже шел спор на тему выкройки, фасона и на каком месте должны оказаться ушки….

— Антон, скотч есть?

— Не знаю. Вадим, сходи, поищи. Где-то должен быть ящик с инструментами.

Тот ушел и почти сразу вернулся:

— Есть. Пароизоляционная клейкая лента. На кой ляд она в автобусе — тайна, покрытая мраком. Но сгодится.

Односторонний скотч по сути. Один рулон, ширина пятьдесят миллиметров. Двести метров.

— Сойдет. Теплее будет. Попробуй на себе. Поверх тапок на ноги надень мешок, забери у девочек подходящий. Поверх всего потом скотчем обмотай. Нужна обувь по погоде. На случай, если ночь придется провести под дождем на улице в попытках обойти кордоны.

Озадачив всех, я откинулся в кресле и озадачил себя самого. Вопрос Антона не праздный. В самом деле, интересно, как я узнал об этой угрозе? Даже чисто гипотетически. Телепатия? Но это чтение мыслей конкретного, знакомого человека.

В принципе её можно объяснить даже с научной точки зрения. Ведь мозг и происходящие в нем процессы с электромагнетизмом связаны напрямую. В некотором смысле человека можно представить себе, как радиостанцию и, соответственно, теоретически его сигналы можно уловить и расшифровать.

Но знакомых у меня среди тех, кто устроил этот беспрецедентный бардак на всю Америку, нет. Разве что Питер Майкл Твен. Но он должен быть в Москве или в Питере. Далеко. Капсулы у него где-то там, судя по всему. Хотя, мог он и в Лас-Вегас выбраться.

О деньгах и контактах с теми, кто их ему предоставил, он в последние дни очень беспокоится. Мог заодно по дороге заехать к родне и получить информацию об этой облаве. Если он решил, что всё это может помешать его планам в игре, то разволновался и …. Что и? Я во время сна подсознательно уловил мысли Майкла Твена?

Гипотеза довольно дохлая. Всё притянуто за уши и построено на домыслах. Но что ещё? Мог я получить от демона, перед его бегством способность узнавать будущее? Или погружаться в пресловутое биополе Земли? Анализировать его и вычленять угрозы для себя и своих?

Мда. Тоже вилами на воде. Так что же это? Вопрос первостепенной важности. Можно ли этим моим новым умением уверенно пользоваться в дальнейшем? Какая ещё мысль интересная мелькает, но не ухватить …

— Смотри, клево? По-моему — секси. Хоть и бомж в мешках из полиэтилена, а круто. Правда?

Валентина предстала предо мной совсем иной. Как они там умудрились из простого дешевого пластика сделать нечто эдакое ни один мужик не поймет, но действительно секси. Где-то надрез, где-то прореха, где-то веревочка привязана и за нее глаз невольно цепляется. А при движении там колышется нечто….

— Молодцы вы девочки. Могли бы агентство своё открыть.

— Да. Мы такие. Пока ты тут мечтал — мы уже готовы. И ребята. Только на тебя мешков не хватило. Таких мешков не бывает. А так всё готово и можно выходить. Скажи Антоша.

— Да, Мих. Мы всё протерли здесь и прибрали. Все готовы.

— Хорошо. Тогда мы выходим, а ты возвращайся на дорогу и выдвигайся.

— Могу вести прямую трансляцию о том, что будет происходить на КПП. Думаю, так многие сейчас поступают и даже перехват никого не удивит.

— Ладно. Но без комментариев, особенно на русском. Это, кстати, всех касается. На русском языке ничего не писать и ни с кем, кроме членов нашей группы, в контакты не вступать. Тогда всё. Все на выход. Удачи тебе, Антон.

Мы пожали руки и коротко посмотрели в глаза друг другу.


Огни автобуса все провожали взглядами до тех пор, пока их было видно. Не так и долго. Дождь, похоже, стал ещё сильнее. Или это так кажется от того, что я теперь снаружи, а не внутри сухого, теплого автобуса.

— Ты как? Замерз уже? Почти голый и уже мокрый, как мышь.

— С меня, как с гуся. Слушайте все. Сейчас гуськом все идете за мной. Второй — Вадим, замыкает — Виктор. Не разговариваем, не теряем впереди идущего.

И я сделал шаг. Не в телепорт, к сожалению. Вот бы и здесь…. Но. Темень беспросветная. Мало того, что дождь усилился, так ещё и вечереет. Скоро совсем стемнеет. Идти не просто, но спешить некуда. Карты Гугл вкупе с фотографиями со спутников нам в помощь. Навигатор тоже не лишний. В общем, все не так уж и сложно.

— Ну вот. Добрались. Под этим кленом можно отдохнуть. Потом девочек я отведу на остановку автобуса.

— А почему здесь? Сотню метров назад гуще крона у дуба была.

— Зато здесь великолепный вид на дождь. Садись, все сели и отдыхаем. Ноги проверьте в первую очередь.

Окончание моей речи не услышал я сам. Сверкнула молния и громыхнуло так, что с дерева труха посыпалась и то и другое почти одновременно. То есть прямо над нами. Все невольно бросились ближе к стволу. А что делать мне? Что если это я притягиваю молнии?

Ведь опять наслаждение от хлынувшей энергии захлестнуло так, что я с большим трудом его скрыл от ребят. Но им рядом со мной быть точно нельзя. То есть мне рядом с ними. Дождавшись когда слух восстановился, я внес коррективы:

— Отдохните, а я разведку проведу. Выберу дорогу получше.

— Рехнулся? Молнией шарахнет. Эта сейчас где-то рядом бабахнула. Не ходи. Пожалуйста. Мне страшно.

— Валя, соберись. Это просто гроза. В одно место дважды не ударяет.

Я и сам в это верил, но до того момента, когда вспышка просто ослепила, а грохот заставил всех в панике прижаться к стволу. Пора мне. Может и права была та девчонка, которая меня за человека-молнию приняла. Какое-то родство с этой стихией я ощущаю всем телом.

Вышел под дождь и побежал в сторону от клена, под которым ребята, вжимаясь в дерево, провожали меня трагичными взглядами, как смертника. Лица бледные, глаза огромные особенно у Вали. План был за счет быстроты бега забежать за группу кустов, чтобы никто из них меня не видел, в том случае, если молния всё же меня застигнет.

Самого удара я в этот момент совсем не опасался. Не знаю почему. Возможно, убедившись в том, что у меня появилась или развилась способность предвидения опасности, которая сейчас никак о себе не заявляла, или от того, что совсем недавно на опоре ЛЭП я был очень близко к проводам высокого напряжения и без вреда для себя заполнял от них резервы, или по какой-то иной причине, но страха я не испытал совсем. Не за себя. Со мной ничего не случится.

Молния ударила именно в этот момент. Экстаз, тут же сменившийся страшной болью. Кто-то закричал. Я? Вряд ли. Когда вернулась способность соображать, я понял, что лежу лицом вниз. В Луже грязи. Так кричать сложно.


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –


Вроде бы я цел, но вопли всё ещё звучат в ушах. Черт. Это женские. Неужели и их всё же зацепило? Я рванулся обратно. Реанимация эффективна, если с ней не затягивать. Добежал одним духом.

Все с виду целы, только глаза у всех круглые, особенно у Вали, Наверняка, всё видели. Что делать?

— Валя, ты кричала? Я испугался, что в вас молния попала. Она совсем рядом с этим деревом ударила. Вы в норме? Валя? Не молчи. Вадим? Тамара? Да что с вами?

Любопытство страшная сила и оно дало Валентине сил оторвать себя от дерева и подойти. Она недоверчиво потыкала меня указательным пальцем правой руки: Потом ещё и ещё.

— Вроде живой. Теплый. Ужас.

— И что больше тебя расстроило? То, что живой, или то, что теплый? Да хватит меня тыкать. Начинай выкать.

— Ты же красный стал. Я видела. Все видели. И упал. Я думала песец. Это мех такой. Казалось это длиться и длиться, и длиться и….

— Ключевое слово казалось. Дождь, преломления, отражения света в потоках воды и всё такое. Приди в себя. А то я тебя шлепну.

— Давай, а ты женат?

— Теперь ясно, как тебя можно быстрее всего в чувство привести. Да, я женат.

— А я её знаю?

Глава 8

— Да. Ну что? Все пришли в себя? Валя, не пугай меня так больше и вообще старайся быть незаметной и не такой громкой. Тамара, что ты узнала насчет расписания?

— Автобус в Сентревилл минут через сорок. Сорок две. По дороге до остановки дошли бы минут за пятнадцать — двадцать. Сейчас не знаю.

— Ладно, отдыхайте, а я быстро осмотрю участок поблизости.

И я сбежал самым постыдным образом. Надо было остаться и поговорить со всеми, внести ясность развеять их сомнения. Это было бы разумно, но меня так удивило и даже поразило возникшее между нами отчуждение, что я предпочел сбежать и разобраться с этим для начала в одиночестве.

Из зеленой полосы вдоль дороги я выбрался быстро и оказался на краю кукурузного поля. Вдоль него на юг шла дорога, пригодная только для сельхозтехники. Сейчас во время дождя — точно. Дальше побежал уже уверенно на предельной скорости и даже появилась возможность подумать.

Чувство тревоги, так донимавшее в автобусе, уснуло, но впечатление от выражения лиц ребят, которые я увидел после удара молнии, было всё ещё очень сильным. Чужой. Как в том фильме с таким же названием. ЧУЖОЙ. Только что они все были такие же как я, и я был СВОЙ. Но вдруг всё изменилось. Непонимание, страх, сомнения. Всё это видно было в их глазах.

Я сам в себе не уверен, так что уж о них говорить. Теперь я лучше понимаю героев того фильма, когда они ощущали ЧУЖОГО в себе и пытались это скрыть, остаться своими среди друзей до последнего. Нечто подобное ощущаю сейчас и я. Мне нужно время, чтобы освоиться с новым положением и придумать план на дальнейшее будущее.

Но его нет. Добежал до населенного пункта я быстро и увидел первые огни фонарей и освещенных изнутри окон. Как он кстати называется? Достал свой телефон. Хорошо, что я один. Нет, он с виду целый, но запах такой, что можно уже и не включать.

Я включил и выключил раз пять. Не знаю зачем. Закопал его. Скажу всем, что потерял, упав в грязь, и не нашел потом. Обратно вернулся уже спокойнее и быстрее. Второй раз — уже проще.

По пути назад немного успокоился. Возможно, я перенервничал и слишком резко на всё прореагировал. Можно понять, не каждый день в меня молния попадает. Первый раз и надеюсь — последний. Или? То, что у меня паника возникла, это понятно, но ведь и сил должно было прибавиться и, возможно, теперь откроются новые способности.

В реале это происходит совсем не так, как в игре. Сходство есть, но нет тех таких уже привычных точных, выраженных в числах, рангах, уровнях, данных. Всё на интуиции и ощущениях. А очень хотелось бы сравнить себя с другим магом.

Насколько я сейчас приблизился по уровню к Верочке? Как это можно узнать? Надо подумать. Только тут обратил внимание на то, что в процессе бега по почти бездорожью в условиях ограниченной видимости и по лужам, ни разу не наступил ни на что и ног не повредил.

Это очень хорошо и очень непонятно. Надо бы серию опытов поставить, но сейчас не до того. Ждут меня!

Под клёном застал всех за громким спором. Слышно их было издали и поэтому подслушал я невольно:

— Тамара, я ему тоже благодарна, что он тебя спас в тех болотах. Но я же сама видела и ты, и все.

— Да, я туда смотрела, боялась, что в него молния попадет. Как сглазила. Мне тоже что-то странное показалось, но я просто ослепла на время. Это же молния. Что можно рассмотреть? Мы все лишились зрения. А ты еще и разума. Кто может выжить, если в него молния ударит? Как тело человека может стать красным? Скорее это тебе привиделось. Сказано же тебе, что молния между нами и им в землю врезалась.

— Не наезжай на меня. Он не только тебе нравится. Но я же ходила туда и на земле ничего не увидела. Пятно должно было быть. Черное. Хоть трава бы выгорела или хоть пожелтела. Ты же про следы молний и фильгурит этот сама только что гуглила. Это как? Там рядом ни луж, ни ям. Это как?

— Девочки, вы бы потише. Мне вас найти на голоса было проще, но мы вообще-то прячемся. Дорогу более-менее приличную я разведал. Пошли. Автобус ждать не будет.

— Мих? Ты всё слышал? Свинство. Ты как? Не обиделся?

— С чего бы? Если вам что-то непонятно и подозрительно, то выяснить это вы просто обязаны. Это вопрос общей безопасности. Но сейчас пойдемте. Время поджимает.

— Ладно, а может все вместе в рейсовый сядем?

— Не стоит. Группа из четырех девушек это одно, а смешанная компания в одиннадцать человек — многовато. Ты читала в сети, что ищут группу террористов. В общественном сознании это, как правило, молодые парни, иностранцы и инородцы. Рисковать не будем. Антон на связь не выходил? Я где-то своего телефона лишился. Упасть по такой погоде просто, особенно вам. Под ноги смотрите. Нормальной дороги не будет долго.

— Еще и это. Всяко лыко в строку. Это я о молнии. Он ведь сгореть мог. От молнии — телефон. Девчонка ещё та с суперменом….

— Назначаю тебя старшим следователем по делу о необъяснимых природных явлениях. Так что Антон?

— В пробке. Испанский у него отвратный. Там у КПП миллиард машин завис. Материться они не умеют. Одни факи все сети загадили. Он замерил среднюю скорость стояния. Часа два пред кордоном торчать будет. Не меньше. Ты точно не ангел?

— С тобой я скоро психом стану. Или напьюсь в хлам. Пошли уже. Богохульница.

— А в глаз? Но ладно. Пошли девочки. Дима, Вадик, как страшный следователь поручаю обследовать молнию и составить протокол. Проверю. Пошли уже, чего ждем? Холодно блин. Почти всем. Один тут почти голый под дождем и хоть бы хны. Что такое «хны», кстати?

В походе с девочками через лесок, поле и ливень самым трудным было заставить их молчать. Особенно Валентину. Та просто физически страдала от того, что нельзя бесконечно задавать одни и те же вопросы, на одну и ту же тему. Зато дошли быстро.

— Ну вот и всё. Пришли. Валя, ты старшая. Старайтесь там вести себя как все. Русский язык исключается. Постарайтесь быть внимательными на КПП и запомнить всё. Насколько серьёзно ведут поиски полицейские, есть ли среди них представители спецслужб, о чем говорят между собой. Как реагируют на это другие пассажиры. В общем, всё, но сами не встревайте и вопросов не задавайте.

Если вас, паче чаяния, задержат, то возмущайтесь, но не очень. На вас у них ничего нет, в Штатах вы законно и максимум вас просто вышлют и то вряд ли. Поводов для судебного разбирательства нет.

— Визу больше не дадут. Ну и фиг с ними. Ну, мы пошли. Девочки, гуськом вперед, а я за вами в голове колонны.

Издали я проследил за ними, то, что автобус пришел точно по расписанию, не удивило, но задело за живое. Когда у нас так будет? Автобус ушел, а я вернулся к остальным.

С мужиками и проще и сложнее. Эмоции в себе, но куда важнее понимать происходящее. Умом, в отличие от лучшей половины человечества. Логика доминирует и подозрений в том, что я ангел, у них не возникло.

Мы под кленом, который от дождя уже почти не спасал, обсудили маршрут. Место КПП нам сообщил Антон. Других препятствий он с дороги не увидел и поэтому мы проложили маршрут к месту встречи с нашим автобусом в паре километров севернее. Большей частью по зеленой зоне вдоль дороги, но пару раз нужно было пересечь съезды от хайвея и пару раз пройти под ним в трубах, по которым текли небольшие ручейки, вероятно притоки реки Кусы.

Карта Гугла и навигаторы у всех упростили задачу до элементарной. Я шел впереди, остальные с отставанием метров в двести. Пол пути прошли без проблем, пару раз я останавливался и дожидался остальных. Мы уточняли маршрут, но скорее для проформы. Но ближе к месту проверки на дороге у меня опять появилось то странное тревожное чувство. Я экстренно вернулся на сотню метров назад. Тревога пропала. Дождавшись ребят я их остановил на отдых, а сам ещё три раза проверил. Туда — обратно. Тревога появлялась и пропадала. Это уже не предположения или ощущения. Это факт, проверенный и надежный.

Настроение улучшилось на порядок. Это же способность. Достоверная и испытанная. Я теперь всегда заранее узнаю об опасности. Это супер. Пока не ясен механизм такого узнавания, но это я обдумаю. Серия экспериментов и вот он золотой ключик. С чего бы начать? Можно в первую очередь будет узнать, есть ли материалы, которые блокируют у меня эту способность. Скажем, заземленный металлический ящик. Если снаружи его будет ощущение тревоги, а внутри — нет, то вывод прост. Способность носит электромагнитный характер. Жаль, что здесь ящиков не наблюдается.

Обдумывая всё это, я повел ребят в обход. Пришлось идти через кукурузное поле метров двести. То ещё удовольствие, но ново и интересно. Раньше я такое только в кино видел. Зеленая стена высотой метра в три. Початки ещё мелкие, но листья довольно жесткие. Ребятам за мной идти было проще, но тоже не сахар. Вымотались они быстро и по выходе обратно в зеленую зону, мы отдыхали целый час.

Дальше проблем уже не было, если не считать решетки из стального прута диаметром миллиметров пятнадцать. Они перегораживали вход в те самые трубы, пропускавшие воду ручьев под основной магистралью. Их я просто выломал, благо в такой дождь шум на дороге вряд ли кто услышал. Окна в такую погоду гарантированно закрывают все, а многие ещё и музыку включают.

Антон через полчаса сообщил, что проехал без проблем, после него о том же, но более длинно и эмоционально сообщила Валя. По ходу она внесла дополнения в наш первоначальный план. Она или они, не поймешь, решили, что автобус у них лучше, билеты оплачены до конца и вообще. Они едут в Сенревилл, может, дождя там нет и тепло.

До автобуса мы дошли уже спокойно и дальше ехали в сугубо мужской компании. В самом деле — прохладно. Обогрев в автобусе не работал. Антон как-то странно на меня посмотрел, когда его все расспрашивали о том, кого ищут полицейские, но сказал, что по предъявленному ему фотороботу никого не опознал.

Я оставил его за старшего и занялся самым трудным делом. Заснул. Но не просто так, а с прицелом на то, что в таком состоянии я работаю. Работа уникальная и трудная — ищу неприятности и сам себя о них предупреждаю. Чем дальше, тем выше я ценю эту способность. Если её развить, то в результате можно вообще больше никогда не ошибаться. Всегда покупать только выигрышный лотерейный билет.


––—––—–––

КАТОРГА.


Шерлок бежал во весь дух. Бежал уже долго и быстро. Работа рудокопа приучила к физическим нагрузкам, да и по Гаване пройтись или даже пробежаться иногда было в удовольствие. Машин на окраинах пока ещё мало, что продлевает жизнь столичным жителям.

На бегу каторжный сыщик проклинал свой географический идиотизм. Годы игры приучили использовать карту постоянно и интуитивно. При любом случае он всегда на всякий случай с ней сверялся.

Здесь на каторге это только мешало. Информация на карте менялась, причем с разной периодичностью и узнать заранее момент перемены не удалось никому. А старались многие.

Сейчас же он бежал к точке номер два.

Получив данные о месте и времени появления арабов, он сразу связался с Серым Котом. Повезло. В условленном месте, где они договорились оставлять друг для друга записки или метки он решил остаться сам и ждать до предела.

Через четыре часа сидения во мраке он уже было собрался менять план, но подошел Кот. В тему он въехал сразу и они уже вдвоем, забыв на время о необходимости добывать, а главное сдавать руду, занялись поиском того места, куда порталом из Столицы на каторгу перебросили Шерлока и где должны были появиться исламисты.

Привычка полагаться на карту тогда в первый день серьёзно его подвела, подвела и сегодня. Найти место они не смогли ни по одиночке, ни вдвоем. Пришлось Шерлоку опрашивать всех зэков, до которых он смог добраться. Тут популярность его вечерних выступлений с байками об Афанасии и об их приключениях оказалась кстати, и по рассказам своих слушателей ему удалось составить примерную схему расположения портала.

Тех, кто мог бы точно указать место, к сожалению поблизости не оказалось. Среди дня почти все на добыче золота. Из-за этого пришлось выделить пять мест, на которые указали дежурившие в бараке заключенные и рассказали, как туда добраться. Не особенно надежно. Три раза направо, потом два налево, там яма, потом еще два налево…. Подобные воспоминания достоверными признать было невозможно. Но ничего другого не было.

— Надо было раньше, по свежим следам, но ведь не до того было.

Шерлок уже запыхался и вспотел, когда свернув очередной раз услышал вдали голоса. Совсем не громкие, но отчетливые. Успел.

Он замер и прислонился к стене. Нужно было выждать, отдышаться, попытаться что-то услышать и понять. Стараясь дышать бесшумно, он слушал и пытался перевести услышанное. То, что беседа ведется на арабском, он понял сразу.

Глава 9

Свободное время в реале он последнее время посвятил целиком изучению этого совершенно нового для себя языка. Добиться существенного прогресса в этом радикально отличающемся от русского языке трудно и за пару лет. Их у Шерлока не было и он, сознавая это, учил только основные речевые обороты.

«Ас-саляму алейкум, ваалейкум Ассалам варахматуллахи, маа саляма» и ещё десятка три расхожих выражений. Больше ничего запомнить не успел, но надеялся на авось — ибо русский и по сути, и по паспорту. Сейчас главным желанием было попросить арабов говорить помедленнее. Но фразы приветствия он в их беседе всё же точно не уловил. Да и вообще разговор шел слишком спокойно и не было ощущения того, что только что встретились люди, давно друг друга не видевшие.

Но через пару минут, беседующие замолчали и раздался странный звук. Гудение портала — предположил сыщик и обрадовался. Успел. Значит, гости на каторгу пришли только что. Он превратился в слух. Или очень этого захотел. Понять суть беседы всё же не получилось. Только приветствия и русское слово каторга.

Дальше он слушал, понимая всё меньше. Главным образом знакомые слова вроде Ташкент, Стамбул, Лондон, барак и почему-то бардак. Хотя это-то как раз понятно. Где и когда на Руси без него обходились? Видно и арабы заразились или напоролись.

Поняв, что ничего не понимает, он бросил попытки вникнуть в суть беседы и вслушивался только в интонации. Потом по записям скринов можно будет перевести спокойно, в домашней обстановке. Здесь лучше слушать эмоции и пытаться угадать, когда они пойдут на свою секретную базу.

Слово барак в этом плане было значимым, но поверить в то, что они придут в его свой почти ставший домом барак или в любой другой было трудно. Возможно, речь идет об осведомителях, живущих там.

Шерлок азартно улыбнулся. Это было почти как в прежние времена. Слежка за разными отморозками, осторожное преследование, главный момент удачи, которую нужно мгновенно хватать за хвост или за что придется.

Тут он, уже в который раз, с гордостью и ощущением причастности к историческим для всего мира событиям припомнил историю салона Тети Сони и то, как он сам выронил из рук и разбил хрустальную рюмку, увидев на экране телевизора клиента, которого так долго не знал, как и прищучить. Не просто увидел, а в репортаже с приема в его честь у королевы Великобритании.

Как раз десять клялся и божился жене в том, что это точно он, как она поверила только потом, после того, как он рассказал ей в игре под клятвой всеми богами, что сдал мерзавца Апулею, как после этого поймал подслушивающую их Лизку…. Счастливое было время…. Шерлок отвлекся от слежки и предавался воспоминаниям ….

В этот момент ему на рот легла рука. Крик он удержал ценой будущего инфаркта.

— Проникся?

Это был даже не шепот, а так, ветерок чужую мысль принёс. Не доверяя своему голосу после такого стресса, он только закивал. Но мысленно построил целый небоскреб из очень коротких слов. Ну котяра….

— Я свои точки быстро проверил и пришел помочь.

Матерился сыщик только мысленно, но с большим облегчением. Такая помощь была очень кстати. Очень. Вдвоем с таким игроком, который больше, чем на сотню уровней выше, а главное — настоящий игрок. Без дураков. Таких единицы и уважают их все.

Что говорить, даже на каторге Серого Кота никто с кайлом в руках не видел. А если бы и…, то не поверил бы глазам. С такой поддержкой дело точно выгорит.

— Понимаешь, что-нибудь?

Тот же шелест возле уха. Не доверяя голосу, он только помотал головой, поскольку рука Кота всё еще зажимала рот, то он этот сигнал принял и понял. Хотя, скорее всего, ночное зрение прокачано по максимуму.

— Скрины не забыл?

Тот же жест.

— Стой и не отсвечивай. Шарики проглотить не забудь. Будешь, нужен — позову. Но вряд ли. Лохи и нубы.

Чувствовать себя чемоданом без ручки — не самое приятное из того, что прежде испытывал Шерлок в своей жизни, но сейчас было не до того. От мысли, что за его ошибку жизнями заплатят дети, женщины, старики. Да все. Тут не до честолюбия и амбиций. Оставалось только покивать.

— А шарики и в самом деле давно не глотал. Лоханулся от перевозбуждения. Самое важное в жизни дело. Не мудрено.

Утешил он себя. Эти мысли отвлекли и он с опозданием заметил, что и вновь прибывшие каторжане, и Серый Кот уже исчезли. И что делать? Бесцельно стоять столбом? Он сел. Легче не стало. Но обдумав варианты, он решил, что это единственная возможность принести пользу.

От нечего делать стал подбивать семейную бухгалтерию. Доходы резко упали, клиенты его могут начать забывать, что будет, если не получится выбраться на свободу? Десять лет — псу под хвост. Всё начинать сначала. Мрак!

Одна надежда на Апулея, но даже теоретически трудно себе представить, что он что-то сможет сделать. Но, с другой стороны — в клан принял, а там не пропадешь. По сути, я сейчас выполняю задание клана. Должны компенсировать, хоть и сам ошибся.

Да и хватает пока денег. Жить в Гаване не дорого. Аренда жилья самая серьёзная статья в графе расходы. Дары моря на Кубе ожидаемо в разы дешевле, чем в России и всё свежее.

— Пошли.

Шерлок сделал вид, что ждал и был готов, но сам понял, что не получилось. Кота так просто не обмануть. Специально же подкрался и на ухо….

— Веди. Что там было?

— Ты Карася знаешь?

— Да. Нормальный и веселый парень Общительный. Любопытный. Мне нравится. Стоп. Он с ними? Не верю. Какой облом. Так в людях я еще не ошибался. Ты уверен? Карась с террористами? Детей резать? Ну никак не вяжется.

— Лох ты в борьбе с террором. Почитал бы что-нибудь. Они часто людей или нанимают, или обманом привлекают в организации с виду совсем далекие от их истинных целей. Но Карасю теперь веры нет.

— Я всё ещё не верю. Несколько раз случайно мимо его делянки проходил. Мужик всегда за работой. Стучит без перерыва. Их там, на той делянке трое. Кеша ещё с ним в группе и Сапер.

— Я так и подумал, что он там не один. А ведь никто раньше внимания не обратил на то, что там круглые сутки ведется работа. Спать им приходится не в бараке в теплом уютном ящике, а на полу в забое. Сейчас только понял, что не просто так это. По сути, они там не золото добывали, а выбили пещеру и так хитро её охраняют. Жила у них бедная, красть там нечего, а группа из трех человек может отбиваться серьёзно. Поэтому к ним никто и не совался, ведь хлопотно и навар небольшой.

— Абзац. Это что же получается? Под самым моим носом гнездо этих уродов, а я ни сном, ни духом?

— О чем и речь. Я тоже киксанул.

— На бильярде играешь? Русский?

— Снукер. Семнадцать официальных сенчури на чемпионате Москвы. Лихо ты за слова цепляешься.

— Не первый год в бизнесе. Что делать будем? Если они там круглосуточно руду бьют, то как в узком штреке можно незаметно мимо пройти? Там даже человек паук по потолку не пролезет, а нам нужно скрытно подобраться и скрины бесед сделать.

— В том и трудность. В начале узкого прохода работает один, дальше отдыхает другой. Ночью по очереди только один из них ночует в бараке. Подойти и отвлечь — глупо. Сразу после прихода арабов это вызовет подозрения. Они или затаятся, или и вовсе в другой дальний барак переберутся. Запасной аэродром должен быть. А могут и вовсе все следы подчистить и из игры выйти. Терра для них лишь средство. Кто бы стал специально играть не в Столице, а на каторге?

— Да, но тогда сейчас там уже может начаться то, ради чего они сюда так настойчиво и сложно добирались. Совещание, может быть даже принятие решения об основной атаке. Проникнуть нужно, но как? Завалить Карася и его подельников?

Шум будет. Да и они могут к этому оказаться готовы. Завал штрека может быть подготовлен и стоит там где-нибудь опору выбить, и мы с тобой по уровню сольём, но это ладно, хуже то, что они это время используют и смогут устранить улики, а главное удрать. У них таких мест может быть много возле разных бараков. Хитрые сволочи.

— Верно, но ты учти и то, что под завалом мы можем обездвиженные сутки проваляться, прежде, чем загнемся окончательно. Ещё хуже будет, если они нас и откопают. Зафиксируют, чтобы пошевелиться не мог и будут подлечивать постоянно.

Пытать и лечить. Я о таком слышал. Тут выход только один. Выход. Но при входе ты опять там, а стирать перса нам каторжным нельзя. Это потеря Терры. Для меня это похуже смерти. Так и пролежим в камере пыток. А каждый день, с не сданной нормой руды — два к сроку.

— И мне страшно, Кот. Но выхода ведь нет. Мы с тобой теперь любую новость о любом теракте в мире будем на свой счет принимать. Могли предотвратить и не сделали. Слушай, а у меня идея.

— На это я и рассчитывал. Давай, не тяни. Время идет. Не было бы поздно.

— Тогда беги и будь готов. Мысль у меня ещё сырая, я её по дороге додумаю. Если сработает, то ты уходящего Карася заметишь. Остальные двое там или спят или отдыхают.

— Класс. Над лежачими или даже сидячими я проберусь. Опыт есть. Медленно, но надежно. Тогда побежали.

Кота вдруг стало видно. Не отчетливо, скорее тень, но видно. И хоть бежал он совсем бесшумно, следовать за ним у Шерлока получилось без проблем. Добрались до нужной развилки места минут за двадцать.

Здесь уже нужно было тихо. Место работы группы Карася знали оба и каждый свернул в свою сторону.

Серый Кот исчез, а Шерлок, оставшись в одиночестве и добравшись до нужного по окончательно созревшему по дороге плану, места и только здесь понял, что выполнить обещанное будет не так просто. Мясо уже поджаренное у него есть с собой. Купил, на случай, если затянется процесс поиска.

Есть и трут, который любой каторжанин с собой носит всегда. Не тяжело, а кто знает, что может пригодиться? Но дров он с собой не взял. Это вообще редкость, да и бегать по тоннелям с большим и неудобным грузом трудно. Пришлось выкручиваться.

Отрезал свои волосы почти все, потом с ручки запасного ножа настрогал стружки. Нарезал полосок ткани с куртки, но со спины. Аккуратно свернул полоски в жгуты, чтобы не сгорели быстро и сложил это все в костерок.

Немного жирка тех же крыс и раздув трут он запалил костерок. Поджарить на таком что-либо съедобное невозможно, но для запаха сойдет.

Осторожно подкладывая кусочки мяса размером с ноготь поверх костерка, который был мал настолько, что его ладонью прикрыть можно было без труда, он прикрывал его ладонями. Одновременно напряженно прислушиваясь к ожидаемым шагам в тоннеле.

Запах костра и горелого мяса поплыл в нужном направлении. С этим фактором подземной жизни сыщик освоился уже давно. Дополнительный способ ориентироваться в тоннелях. Сильных ветров здесь, естественно не было, но малая тяга была постоянно и направление её не менялось.

Костер и надежды почти догорели, когда вдали послышались неуклюжие, но знакомые шаги Карася. Топал тот всегда шумно и поэтому узнавали его в темноте обитатели их барака все и всегда.

Выждав момент, когда до него осталось метров десять, он задул костерок, наступил на него ногой и прокричал в темноту:

— Эй. Кто это? Что крадешься? Ты кто?

— Голос знакомый. Шерлок? Это ты?

— Карась?

— А то. Ты же знаешь. У меня здесь рядом забой нашей группы. Пришел узнать, что здесь. Запах уж больно аппетитный.

— Пожрать на халяву ты горазд. Но опоздал. Я уже наскоро поел — уж очень захотелось. Был кусочек крыски, но сплыл.

— Зараза. Я так слюной захлебнусь. А больше нет?

— Нет. Да тебе и не по карману. Жила у вас троих самая бедная во всем бараке. Как вы только умудряетесь норму сдавать?

— Трудно, это да. Зато не грабили нас ни разу, и ходить не так далеко, как тебе в твой штрек. Да и его ты получил на халяву. Связи. Блат. И так везде. Даже в игре, даже на каторге. Никуда не денешься. Черт, заболтался я с тобой. Будет мне…. То есть работа не ждет и норму нужно набрать. Всё бывай. Увидимся в бараке.

Карась со скорбной миной, видной даже в том скудном подобии освещения, которое давали шарики, побежал обратно. Шерлок же, наоборот был доволен. Похоже, вечно голодный Карась подвоха не заметил, а значит, у Серого Кота был шанс. Карась о том, что оставил пост не расскажет никому. Все должно получиться.

— Черт. А как помочь Коту обратно выйти? Два раза один и тот же трюк не сработает. С другой стороны, он мужик тёртый и, в отличии от меня, забыть об отходе не мог. Для вора это главное.

Глава 10

Быстрым шагом он вернулся на место встречи и тайника для переписки. Сел и стал ждать. Занятие не самое интересное, но не такое уж трудное.

Тем временем Серый Кот, дождавшись того момента, когда Карась прекратил бить руду и, шумно нюхая воздух, протопал мимо него, решительно двинулся вперед. Одобрительно хмыкнув и таким образом высоко оценив удачную задумку сыщика, он быстро вошел в штрек. Тут с удивлением Кот обнаружил на полу куски золотой руды. Оголодал видно мужик, главное бросил.

Пройдя место добычи, он углубился в темноту, почти сразу же натолкнулся на резкий поворот вправо. Ещё шагов через двадцать нашел два тела. В полной темноте два компаньона Карася то ли спали, то ли отдыхали. Уровни у обоих были не выше полста и Кот решил, что обойти их будет просто. Без особых умений. Тихий шаг и невидимость, которая в такой темноте была не так уж и нужна. На время отдыха шарики мало кто принимает.

Дорого и бесполезно. Осторожно ступая, очень медленно он прошел буквально над обоими, слушая мир вокруг и, главным образом, дыхание двух человек. Еще метров через пятнадцать извилистого коридора он добрался до цели. Над уровнем пола сантиметрах в десяти было отверстие. Только-только пролезть на четвереньках. Оттуда лился неяркий свет, слышны были разговоры, но самым неприятным было то, что один из находящихся внутри пещеры людей был занят тем, что закладывал проем входа крупными камнями.

— Осторожные. Серьёзный противник.

Кот подобрал с пола мелкий камень размером с ноготь, лег на пол, прицелился и бросил его в пещеру. Навык сработал и он попал туда, куда целился. Камешек ударился о метал керосиновой лампы, стоящей неподалеку на полу.

— В пещере стало тихо. Разговор прервался, а тот, кому было поручено завалить вход, встал и подошел к лампе. Взял её в руки и стал тщательно рассматривать. Кот этого ждал и молнией скользнул у него за спиной.

Всё. Задача входа решена. Лучший вор Терры довольно усмехнулся. Это оказалось проще, чем можно было надеяться. Он выбрал место в самом темном углу пещеры и осмотрелся. В этот момент раздалась резкая команда и тот, кого кот мысленно уже окрестил Привратником, вернулся ко входу и быстро завалил его камнями.

Видя такую осторожность и предусмотрительность, Кот на ощупь обследовал стену у себя за спиной, выбрал нужные впадины и трещины, после чего стал медленно и бесшумно подниматься по стене. Потолок был не высоким не более двух метров.

Пришлось занять место в углу, где смыкались две стены и потолок. Точнее свод пещеры. Благо, что вырубали её не заботясь о дизайне, оставив при этом достаточно выбоин, трещин и выступов. Долго в такой позиции находиться не смог бы ни один нормальный человек. Кот нормальным не был. Он был лучшим. Первым. Даже единственным.

Ещё раз проверив оплату скринов по максимуму он замер, превратившись в зрение и слух.

В противоположном углу пещеры пять человек сидели, но не полу или кошме, как ожидал Кот, а на ящиках. Обычных спальных ящиках, которых много было в бараках, а иногда и в дальних складах, принадлежавших особенно богатым и большим группам.

Арабы некоторое время молчали, ожидая, когда стихнет шум от работы Привратника, после чего переглянулись и тот, кого незамеченный ими наблюдатель сразу для удобства назвал Первым, начал беседу. Начал он её с того, что в грубые, высеченные из гранита пиалы разлил некий напиток. Чай или кофе здесь каторжные пьют часто, но во сне. Кот решил, что это просто вода и таким образом арабы пытаются соблюсти привычные ритуалы или процедуры и войти в привычный ритм важного разговора.

Разлив неизвестный Коту напиток, Первый начал разговор в спокойной, уверенной манере хозяина и его с почтением слушали все остальные.

— Где-то я его видел, но давно. Странно по сути. Арабов знакомых у меня нет и не было никогда. Тогда откуда? Телевидение? Вроде нет. Старый араб. Кого я вообще из арабов знаю? Да никого. Террористы только изредка на экранах мелькают. Ё …., на Бен Ладена похож. Состарившийся двойник. Похож. Даже очень.

Кот едва не потерял концентрацию и не рухнул с потолка вниз.

——–——–—-—

Сон и плохая память могут стать бичом и нанести серьёзный вред. Можно ведь составить план, записать его на некоем носителе и потом забыть где именно записал. Или хуже того — потерять носитель или забыть его где-нибудь с вероятностью того, что он попадет в руки врагов.

Или друзей, что иногда может быть даже хуже. Пух, к примеру, сразу бросится помогать в меру своего понимания, Наташа или вот Валентина — тоже удивить могут. О Лизке даже думать не хочу. Никакая магия в этом случае от инфаркта не спасет.

Опять я сплю и опять вижу глаза. Вновь их два на пустом фоне. Но сейчас я точно знаю, кому они принадлежат. Как он это делает? На этот раз вертикальные зрачки сомнений не оставляют. Да если бы таковые и были, то зловещий шепот в голове….

— Ты думаешь, что победил? Зря. Признаю, что странная сила, доступная тебе, застала меня врасплох. Но больше ты удивить меня не сможешь. Времени для этого я тебе не дам. Нанесу из тени удар. Неожиданный, мощный, смертельный. Но не сразу. Сначала ты потеряешь всех своих близких, родных, ты лишишься всего. Золота, владений, власти. Ты будешь нищим, одиноким, страдающим и несчастным. Ты будешь молить о смерти и только тогда я тебе её подарю. Ты умрешь на развалинах своей жизни и на руинах погибшего по твоей вине мира. Теперь Земле пощады не будет.

Проснулся рывком в холодном поту при попытке взять его за горло. Молодец, это маг мага и за горло? Причем, за невидимое горло. Логично!!! Разве что сон может служить оправданием такой глупости. Но это что было? Демон меня будет теперь по ночам во сне доставать? Или это только здесь, в штатах? Сможет ли он до России дотянуться, до родного Питера?

Всё же ему удалось мне серьёзно подгадить. Да что там лукавить, пытаясь успокоить самого себя. Я в ужасе. А что если и в самом деле он сможет как-то навредить Светлане? Наташке? Да всем моим? Найду и порву. Слово. Нигде не скроется. Больше я никого не потеряю. Ярость нахлынула и захлестнула. Это объяснимо, но бесполезно. Нужно успокоиться и всё обдумать. Враг опасен, это очевидно.

С другой стороны. Мог бы, так уже бы сделал. Сама краткость контакта и даже торопливость речи говорят о том, что сил такой контакт забирает много и их ему даже на это не хватает. До моего появления на том болоте он был тенью тени.

Не знаю, что там он давал сатанистам. Возможно, что ничего. Им, весьма вероятно, было достаточно того, что перед ними явился дьявол во плоти, они наслаждались своей уникальностью, питались надеждами, что им будет подарено бессмертие, вечное здоровье. Наконец, золото, о котором демон упоминал так часто.

Ведь если тщательно всё вспомнить и проанализировать его слова, то возможности его на данный момент крайне малы. Жаль я тогда не допросил тщательно сатанистов. Надо было хотя бы пару из них об этом демоне подробно расспросить, даже не смотря на дефицит времени и необходимость срочно помочь Тамаре.

Впрочем, теперь это тоже можно сделать. Нет, не оживляя покойников или вызывая их духов, что пока представляется бредом. Хотя некроманты в игре…. Но нет. Пока нет. Просто не могу себе представить, что я поднимаю мертвых и использую их для своих целей. Даже в игре, не говоря уж о реале.

Есть ведь другой путь. Обычный. Можно выждать, узнать из сводок новостей информацию о пропавших в тот день людях, о тех, чьи самолеты дожидались их там на частном аэродроме вблизи от того полуострова на болоте. Можно будет наведаться в их дома и там поискать архивы.

Быть может, у них есть где-нибудь в Вашингтоне нечто вроде партии, фирмы или клуба, где они встречаются в те дни, когда обряды и жертвоприношения не производят, а там и архив, и очень может быть, что и видео с записями сцен обрядов есть для своих и для привлечения новых членов. А это, кстати, идея. Такое место просто должно быть. Для поддержания существования секты нужен некий центр.

Место встреч, обсуждений, подготовки акций. По логике вещей такой клуб должен быть где-то относительно недалеко от мест проживания адептов веры. В СМИ я без труда найду эти данные. Можно даже не искать информацию самому, а нанять детектива, журналиста, полицейского…. Да кого угодно или даже всех разом. Можно сказать, что я ищу родственника, должника, клиента…. Но на это времени потребуется, да и хлопотно.

А не поручить ли это Тамаре? Дело безопасное, даже скучное, но у неё есть стимул. Это ей даже поможет справиться с воспоминаниями и избавиться от кошмаров. Будет искать тех, кто за её беду отвечает. Точнее ответит.

Имеется ещё один вариант, а что если сеансы явления демона связаны с календарем, что если есть дни, когда ему проще пробиться сквозь Хаос, когда Земля находится в наиболее благоприятном для этого положении? Это, если подтвердится, может помочь и в игре. Такой график облегчит проход со ВТОРОГО ОСТРОВА в нижний мир. Вот бы там поймать этого гаденыша и будучи во всей силе, с полными резервами….

А не увлекся ли я? Если всё ещё опасаюсь, что он мне здесь на родной Земле навредит, то, должен задать себе вопрос, а что он сможет сделать со мной в своем мире? Вероятно ведь, что он там сильнейший маг, а то и вовсе всеобщий владыка. Князь Тьмы!

Но если воевать с ним там опаснее, то не заманить ли его сюда, подготовив ловушку. С помощью тех же самых сатанистов, должны же они быть ещё где-то. Пусть эти покамест выжившие сектанты найдут новое место для призыва сатаны, всё подготовят.

И вот я — тут, как тут. Жертвы для жертвоприношения я им и из них самих обеспечу. Хорошо бы придумать, как их всех в одном месте собрать. Что бы уж наверняка. Всех одним ударом, и демона сюда завлечь воплоти. После чего развоплотить окончательно и бесповоротно.

Надо только тщательно всё обдумать. Дураком демон не выглядит, может и в самом деле придумать что-нибудь эдакое. Не мальчик, если ему верить. Полторы тысячи лет опыта. Не шутки. Может и родню привести и даже армию.

Предположений можно выдвинуть десятки, а то и сотни. Но вывод пока только один. Первой задачей становится попытка пробиться с ОСТРОВОВ в нижний мир, второй — сбор информации о сатанистах, их архивах, дневниках и прочем. Узнать все, что они о демоне знают. Сейчас начать придется с пункта два. В игру я войду не скоро.

Итак:

Вернуться на болото в одиночку заманчиво, можно узнать, кто нанимал самолеты или кому они принадлежат. Да много чего можно узнать, но уж очень опасно. Тогда что?

Контактов в полиции штатов или в ФБР у меня нет. А у кого есть? Через Михалыча выйти на Петра Петровича? Бред. Так подставляться перед ФСБ не менее опасно, чем перед ЦРУ или демоном. Ну и противники у меня. Тогда только Твен. Образцом честности и порядочности его даже родной отец не назовет, но он сейчас в игре сделал очень крупные ставки и серьёзно подставился.

Без меня у него ничего не получится и меня он не кинет. По крайней мере, до того момента, когда получит землю и поселок на берегу Южного океана. Вывод — можно думать об этом варианте. Войти в игру в штатах для встречи с ним не получится. Лишний раз пересекать границу не хочется. Времени много уйдет, да и опасно.

Тот фоторобот, что показали Антону сам по себе аргумент убойный, если верить выражению его глаз, с которым он на меня после того случая смотрит. Любые контакты с властями здесь неприемлемы для меня. И как мне выйти на Майкла, не подставляясь? А не послать ли мне гонца? Лучше девочку, лучше в компании с американкой или с целой компанией молодежи. Лучше студенты. В Гавану сейчас таких тысячи летают.

Да и вообще операцию с Прохоровым придется отложить. Права Валя, вероятность того, что ловят конкретно меня или нас всех выше приемлемой. Срочности в этом нет и можно на пару месяцев всё перенести.

Немного жаль, ведь почти всё готово, и свербит мыслишка о том, что ловить меня было бы для ЦРУ разумнее после акции. Окружить один небольшой район вблизи резиденции ПАПы проще и эффективнее. Зачем он им живой? А вот ловить на него, как на червячка, дело перспективное.

В свете этого рассуждения им было бы неразумно сейчас препятствовать мне в попытках добраться до беглого олигарха. Проще поймать на месте преступления. Может быть ищут всё же не меня? Или меня, но по тому делу в Майами. Может быть им свидетель нужен? Хотя вряд ли. По такому пустяку не стали бы всю страну перекрывать.

Глава 11

Ладно, это потом. А внуков надо выводить из этой игры. Пусть по одному постепенно возвращаются домой разными путями и по самым оживленным маршрутам. Лондон, Париж, Гавана, Мехико.

Вывод:

Мне нужно время для сбора информации о враге рода человеческого, для исследования своих новых способностей и их прокачки, для подготовки нового плана. Обдумав всё это, я открыл глаза.

Автобус мчался с приличной скоростью, большинство пассажиров спали. Дождь за окном уже не производил впечатления потопа. Заснул я почти сразу, как только после прогулки сел на свое привычное место, и будить меня для процедуры поиска девочек и их погрузки не стали. О том, что они все уже здесь догадаться не сложно. Валя нахально уселась рядом и дремала. Стоило мне пошевелиться и она чутко проснулась. У женщин это врожденное. К детям встают при малейшем писке.

— Попался.

— К твоей логике привыкнуть невозможно. Как вы вчетвером добрались?

— Тепло. Полицейский по автобусу прошел, о чем-то перетер с водилой и все дела. Три араба были с нами, так на них даже не посмотрел, что странно.

— Да. Похоже, что это охота полиции ведется не на террористов. Ты не знаешь, у кого из наших девочек есть подруги среди местных.

— Индейцев?

— Желательно англосаксов.

— У меня. Возьми меня. В универе у нас Рейчел Бэрроу по обмену год училась. Мы дружили. Она до сих пор ради меня и практики в русском зависает в Одноклассниках. Могу написать.

— А ещё у кого?

— Ни у кого. Я одна такая.

— А если подумать?

— Это вредно. А что тебе надо? О, Антоша проснулся.

— Я не спал. Так. Прикорнул. Что у вас за шум?

— Это секрет.

— Мих?

— Думаю, что пора обсудить эвакуацию. Слишком сложно проходит вся эта акция. Корабли береговой охраны, причем сразу два, в Майами неспокойно было, случай с Тамарой — это и вовсе странно, теперь полицейская облава. Многовато. Я предлагаю найти Васю и возвращаться домой. Как минимум покинуть штаты. Твоё мнение?

— Тебе виднее. Если в тех работах, что мы делали южнее Хартфорда, срочности нет, то лучше перестраховаться. В самом деле, тревожно. Только я должен быть уверен, что ты не спроваживаешь нас, чтобы закончить всё в одиночку.

— Честное слово. Ту работу я решил отложить. Приеду в другой раз.

— Тогда я за. Почти все наши хотели бы по окончании на Кубу вернуться. Понравилось там — красиво, тепло, море и Терра доступна. Что думаешь?

— В Гаване пожить?

— Да, можно прямо в центре глубокого погружения, если отдельный люкс взять. А временами можно в тот домик выбираться. Место уж больно хорошее. Тихо, океан, рыбалка. Катер новый купим, может ведь опять когда-нибудь пригодиться. Тамаре лучше с друзьями в такой обстановке побыть. Оттает потихоньку.

— Она согласна? Тогда я двумя руками за. У тебя ещё деньги остались?

— Мы все ради неё решили скинуться из своих. Дело святое. Досталось ей. Молчит подолгу. Раньше за ней такого не водилось.

— Вот только не нужно за меня решать и за моей спиной обсуждать.

Тамара появилась, подойдя со спины из задней части автобуса

— Спасибо за заботу. Я это ценю. Правда. Но Мих, дай мне слово, что без меня и без нас ты не останешься здесь и не будешь тех уродов искать. Я почему-то уверена, что ты решил всю секту накрыть. Их ведь может быть много, даже, скорее всего, не всех ты там положил и крокодилам скормил. Я это всё постоянно прокручиваю в голове и уверена, что в секте состоит народу больше в разы, чем те полсотни мерзавцев.

— Ты же знаешь, что это была случайность и мы не для этого сюда приехали. Наоборот. Это меня тревожит, людей, если тех отморозков можно так называть, там пропало много и все они далеко не бедняки. Искать их уже начали и делать это будут силами всей страны.

Это точно попадет в СМИ и шуму будет много. Зачем мне кого-то разыскивать с риском для свободы и даже жизни? Ведь журналисты здесь на самом деле четвертая власть. Это вам тут, а не там. Они и без меня всё возможное раскопают. Останется только в газетах прочитать.

— Прочитать и?

— Если всплывет вся правда, то ничего делать не нужно будет. Скандал такой будет, что тюрьмой адепты этой секты не отделаются. Смертную казнь специально для них ввели бы, если бы она здесь с основания Штатов не была основой правосудия.

— Часто у них отсрочку дают. На годы может растянуться.

— Это ещё хуже. Сидеть в камере смертника, знать, что смерть неминуема и ждать её постоянно. Уж лучше сразу. Ты не находишь?

— Не думала. Может быть. Но ты точно без меня их искать не будешь? Поклянись.

— Без тебя не буду. А с тобой буду. Ты ведь через сеть сможешь собрать о них информации больше, чем кто-либо. По ходу, вспомнишь мелкие детали, особенности. Быть может символику секты, знаки, татуировки. Слова они могли обронить важные во время обряда, имена или партийные клички. Как раз подходящие данные для поиска в сети. По сути, ты о них знаешь больше, чем кто-либо извне. Тебе и карты в руки. Все внуки тебе помогут, не только из этой группы. При нужде Гюль привлечет сотни людей. Вот обдумай это всё и возглавь процесс.

— Спасибо. Век помнить буду. А на Кубу с нами полетишь?

— Хотелось бы, но я хотел к одному старому приятелю заскочить. Он иммигрировал лет шесть назад, надеюсь его сюрпризом в Бисмарке застать. Это западнее Великих озер. В Китае дела ещё есть. Как-нибудь в другой раз, а вы все обязательно слетайте. Там отдых может быть очень интересным. Я в соседнем рыбацком поселке на свадьбе был. Музыка, танцы, песни. Отдохнул душой. Кубинцы народ открытый, гостеприимный иногда кажется, что у них вся жизнь сплошной праздник. Потому и живут подолгу.

— А в самой Гаване что интересного?

— Столица. Много чего. У меня там знакомый водитель такси, зовут Пабло. Хороший парень и покажет все в лучшем виде. Главная достопримечательность Кубы с их точки зрения — это очередь в офис Терры. Американцы часами стоят, а кубинцы без очереди.

В Боэрос сходи, симпатичный зоопарк, хотя мне было интереснее то, как там себя кубинцы ведут. Детишки и всё в этом роде. Русских там сейчас довольно много, я в гостях побывал у одной семьи. Довольны Гаваной и даже думают там обосноваться надолго. Можно найти в сети таких наших, постоянно живущих на Кубе и пообщаться на предмет проведения досуга.

— Антону там, в порту бока намяли.

— Что? Серьезно? Антон?

— Пустяк. Пьяные бразильцы с сухогруза, название забыл. Я разобрался.

— Ну да. По тебе неделю видно было.

— Значит, в порт не ходите, да и что там делать? Если будут проблемы с местными, то я там с офицером ГУР познакомился. Это аналог нашего ГРУ. Практически филиал. По мелочи может помочь.

— Мих, А ты сколько времени там жил?

— Часов шесть. Сразу после школы впервые один раз там побывал. Туризм. Отель у моря. Названия уже не помню.

— За шесть часов ты вошел в игру, оттянулся на свадьбе, зоопарк, гости, Пабло. Это как?

— Повезло. И вам повезет. Езжайте, впрочем, можно пока с решением не торопиться. До Лас-Вегаса ещё далеко.

— Мих, я решил на всякий случай автобус ещё раз поменять. Ты как?

— Тебе решать, а я за. Лишней осторожность не бывает почти никогда.

— Хорошо. Да вот ещё что. Было только что сообщение в СМИ, суть его — операция по поиску преступников закончилась. ФБР задержали их где-то возле Вашингтона. Подробности не разглашаются в интересах следствия.

Говоря это, Антон смотрел на меня по-особенному. Пристально. Что-то он из показанного ему полицейским фоторобота извлек. Или мне кажется? С другой стороны, чувства тревоги нет, так зачем тревожиться? Стоп. Опять. Едва вспомнив об осторожности, я как накликал. Тревога резко скакнула вверх. Ужас. Надвигается нечто непонятное, но крайне опасное.

— Антон. Тормози. Быстро.

Что в нем хорошо, так это то, что быстро ориентируется при смене обстановки. Потому и лидер группы. Он только глянул мне в глаза и убежал в сторону водителя. Кто там сейчас рулил, я не рассмотрел.

— Вадим, тормози! Экстренно. Сели все. Держитесь.

Что я и сделал, пытаясь одновременно удержать встающую Валентину. Приспичило ей посмотреть.

— Сиди, глупая. Тормозим же.

Я, как и все, смотрел на дорогу перед нами, пытаясь понять, что на этот раз меня напугало. Увидел. Прямо на глазах высокая сосна, стоявшая довольно далеко от дороги накренилась и быстро упала.

Должно быть, дождь подмыл корни или ещё что-то. Крона дерева до асфальта не достала, но, тойота, шедшая в правом ряду, резко затормозила и свернула влево. Должно быть женщина за рулем или подросток. Поток машин был довольно плотным и остальным среагировать и перестроиться не удалось. Скорость у всех была за сто, и на влажном асфальте началось светопреставление.

Визг тормозов, клаксоны, мощный гудок грузовика звуки ударов, скрежет металла, крики людей. В довершение всего дальнобой с контейнером врезался в эту кучу, хоть и пытался затормозить. Пара легковушек от удара воспламенились….

Никогда ничего подобного в живую не видел. Благо, что Вадим уже снизил скорость и смог сманеврировать. Прижавшись вправо и обдирая корпус о стальной поребрик, он проехал мимо завала и остановился. Все мы были в шоке, только Антон достал стандартную коробку с медикаментами первой помощи и скомандовал:

— Открой.

Вадим, хоть и потрясенный увиденным, среагировал и дверь открылась. Это привело в чувство остальных. Благо никто из нас от резкого торможения, не пострадал. Я встал. Ещё не ясно, что делать и как выкручиваться, но не помочь людям, возможно умирающим нельзя. Антон, уже выходивший задержался и посмотрел на меня. Остальные тоже ждали моего решения.

— Нам лучше уехать и не попадать в сводки новостей. Но. Вы всё видите. Голосуем. Кто за то, чтобы помочь, поднимите руку. Ясно. Тогда выходим. По возможности учтите, что видерегистраторы могут работать даже в поврежденных машинах. Солнечные очки, бейсболки и дождь помогут нам, но будьте внимательны. Выходим по одному. Антон распредели ребят группами по трое. Я займусь минивэном.

Не знаю, чтобы я решил, если бы прямо из окна автобуса не видел детскую окровавленную ладошку, пытающуюся разбить стекло боковой дверцы машины. Должно быть дверь заклинило. Внутри было нечего не видно.

Салон заполнялся дымом. Дальше всё как в тумане. За рулем машины сидела женщина средних лет, скорее всего — мать. Спасать её было поздно. Почему она не пристегнулась? Справа от неё место пустовало и я выбил стекло ударом ноги. Дверь заклинило, но я её вырвал с жутким скрежетом.

Трое детей на задних сиденьях. Судя по одежде — девочки. Год, пять, десять. Примерно, я пока в таких вопросах не очень разбираюсь. Старшая и пыталась открыть окно. Кровь на руках у нее была своя. Из живота торчал стеклянный осколок.

На полу пакет и такие же осколки. Быть может, рассматривала купленную матерью вазу или ещё что-то. Возможно, мать потому и отстегнула ремень, чтобы забрать у нее это. Ребенок явно в шоке. Огромные глаза смотрят в душу. Не отвертеться, вытащил стекло. Ужас какой — стали вываливаться внутренности. Прижал рукой пытаясь стянуть края:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ -

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Глава 12

На младших — тоже. Ремни помогают в ограниченном диапазоне и при резком торможении у всех могут быть внутренние повреждения. У средней отстегнуть его не получилось. Просто вырвал. Валя уже стояла у свободного дверного проёма, и ей я передал всех по очереди.

Нужно спешить. Запах гари и бензина. Взрыв могу не пережить и я сам. Последнее — тело женщины. Полыхнуло, когда мы уже отошли метров на пять. Хорошо, что бак не взорвался. Должно быть, треснул и все вытекло в щели багажника или бензин кончался и женщина собиралась заправиться где-то неподалеку.

Пока я возился, ребята помогли выйти пассажирам семи других машин и отвели их ближе к нашему автобусу. Некоторые сели без сил прямо на асфальт. Ещё пятеро потерпевших смогли выйти сами. Травмы есть, но не критические. Остался только грузовик с контейнером. Он перевернулся на левый бок и почти полностью перегородил шоссе. Это было просто. Я забрался на кабину и открыл правую дверь без проблем. Водитель был без сознания, но жив.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Изнутри выбил лобовое стекло и вытащил его наружу. Мужик уже приходил в себя и пытался что-то делать руками. Похоже, что он всё ещё крутит баранку, пытаясь спасти машину, себя и остальных. Надеюсь, что так. Подошел Антон:

— Вроде всё. Полиция должна быть уже на подходе и скорая тоже. Я выглянул, там позади контейнера за сотню машин скопилось. Они уже точно вызвали подмогу. Пора уезжать.

— Боженька, оживи мою маму. Она хорошая, ты же всё можешь.

Девочка напомнила нам о необходимости говорить на английском. Она в доказательство своей правоты указывала красным от крови пальчиком на свой живот, разорванное стеклом, окровавленное платье и отсутствие раны и даже шрама на коже.

— Малышка. Я не доктор. Слышишь звук сирены? Уже едет скорая помощь и они сделают для вас всё возможное. Позаботься пока о младших сестрах. Ты им очень нужна. Они напуганы хотят видеть знакомые лица. Скоро всё будет хорошо.

— Мих. Время. Сейчас подойдут любопытные с телефонами с той стороны контейнера —

Антон тоже перешел на язык аборигенов. Неожиданно взорвался бензобак на машине с другой от нас стороны завала. Никто не пострадал, но испугались все.

— Валя, Тамара, Вадим, на случай новых взрывов отведите детей и всех остальных на другую сторону контейнера. Он их защитит. Остальные — в автобус.

Через две минуты мы уже ехали на максимально разрешенной скорости. Мимо по встречной пролетели машины полиции и скорой. Садился я последним и после того, как сел на своё место, вокруг собрались все, кроме Вадима, сидевшего за рулем.

То, что Валентина уселась рядом не удивило уже никого. Она сразу достала телефон и уткнулась в него. Что вернуло меня к суровой действительности:

— Антон, нужно в сетях и в СМИ контролировать информацию, которая уже, наверное, хлынула.

Это задача для всех. Нужно выбрать момент, когда станет вероятным поиск нас.

— За что? Мы же только помогли —

Валя на секунду подняла голову и сразу вернулась к путешествию по сайтам и сетям.

— Мы свидетели, которых нужно допросить и которые почему-то скрылись с места происшествия. Так что свидетели мы необычные. К тому же оказали первую помощь, а за это лет десять получить можно. Подадут в суд, за причиненный ущерб и неквалифицированную медицинскую помощь, это здесь общепринято.

— Ага. Свидетели, которые вырывают двери из машин с мясом. А девочка, которая с изумлением смотрела то на свой живот, то на тебя. Платье всё в крови и разрез на нем. А рану я не нашла. Специально посмотрела. Все слышали, как она тебя богом назвала.

— Валя. Ребенок в шоке. В таком состоянии люди говорят и делают странные вещи.

— Да знаю я, ой, смотри, у неё ушлые журналюги уже интервью берут. Кровопийцы.

Она сделала погромче и сунула телефон мне под нос:

— Он мне обещал, что маму врачи вылечат. Он меня вылечил и обещал. Где мама?

В этот момент полицейский и врач оттеснили и оператора, и журналиста. Картинка пропала, но голосок ребенка звучал еще долго. Это только у меня в ушах? Или это совесть? Мог ли я попробовать реанимировать её мать?

Довольно давно читал откровения одного шамана вуду. Он был уверен, что его лечение, направленное на раненого — лечит, а на мертвого — превращает его в зомби.

Валя извернулась, встала коленями на свое сиденье, нахально потрогала рукой мою спину между лопатками. Крылья ангела ищет? Надо будет с ней поговорить. Вроде не религиозна, судя по анкете Гюль.


Автобус мы сменили. Радикально. Нашли свалку, где, судя по отзывам в сети, бросить металлолом можно без особых хлопот. Занимался этим Антон, а мы все ждали в очередном лесочке. Погода наладилась и стало опять тепло, отдых, поэтому получился комфортным. Об отсутствии в этом месте ЛЭП, я, как это свойственно наркоманам, жалел с испугавшей меня самого силой. В самом деле, ведь таким образом запросто можно нажить зависимость.

Опасности вокруг нас и на ближайшую перспективу своим новым умением я не чувствовал и мы все разбрелись в разные стороны. Только Валя с Тамарой шли за мной. Первая, чтобы не пропустить момент, когда я расправлю белые крылья и взлечу, вторая, чтобы не дать подруге окончательно свихнуться. Так я решил, во всяком случае.

Антон решил заменить автобус на автодом. Довольно солидный по размерам, на семью в шесть человек. Не новый, даже подержанный, но в приличном с виду состоянии. Внес налом залог с условием, что в случае, если покупка не понравится, то деньги можно будет вернуть. Так было быстрее всего без лишних формальностей оформить соглашение и получить нужный нам транспорт.

Разместились там мы все. Сначала было тесновато, да и незаконно. Превышать число пассажиров чревато штрафами. Но по дороге на запад, а потом и на север в Лас-Вегас мы по двое, по трое высаживали ребят в городах с крупными аэропортами. Оклахома-Сити, Альбукерке, Финикс. Так, чтобы можно было улететь прямым рейсом в Гавану. Таких рейсов последний год стало на несколько порядков больше. Перед посадкой все отзвонились. В результате до цели все они добрались почти одновременно.

В Лас-Вегас приехали уже вчетвером. Антон, Валя, Тамара и я. Храм разврата, азарта и бокса встретил нас морем огней. Место на стоянке для машин такого типа нашли просто, хоть и не близко к центру империи наслаждений.

Но такси в Америке, да и почти везде, кроме верховьев Амазонки, уже давно не проблема. Вопрос в деньгах, а это не вопрос. Не для меня. Да, заелся, но ведь, правда. К тому же мы отель решили не брать, чтобы не регистрироваться. Солидная экономия — цены на всё посреди пустыни ещё те.

Васю Карл Иванович вычислил без проблем. Седина бобра не портит. Не так много у меня знакомых, которые настаивают, чтобы к ним обращались по имени отчеству. Надо, кстати, ещё одного проведать. Может быть, даже придется.

Беглый игроман скрываться даже и не думал. Космополитен. В десять лучших этот отель входит всегда. Валя мне купила в секондхенде нечто, что с её точки зрения внимания не привлечет. В глазах зарябило от обилия стразов и чего-то показавшегося мне светоотражателями. Бусы обрадовали бы целое племя гиксосов.

Шляпа ковбоя могла бы служить долгие годы гнездом целой семье страусов. Очки моргали по поводу и без оного. Дичь, но пустили меня в казино без слов, мы набрали жетонов и пошли искать Васю.

Меня почему-то привлек автомат у входа. Яркая фиговина, всего за доллар можно выиграть чуть не миллион. Вероятность стать английской королевой выше, даже у меня, но это не мешает бедным людям материально помогать богатым. Не знаю, сколько у этого заведения владельцев, но в том, что все они не бедняки я уверен.

Но что-то меня зацепило. Не тревога, а как бы что-то противоположное. Стало интересно и я поставил эксперимент. Отошел и стало не то, чтобы хуже, но …. Трудно выразить словами. Надежда? Предвкушение? Удача?

Смесь всего этого. Не знаю точно. Для достоверности опыт нуждается в многократном повторении. Ну, это просто. Стоило вернуться, и рука сама потянулась за долларом. Не нашла. Наличные у меня вообще бывают редко. Пришлось обналичить. С каждой монеткой ощущение сильнее, а попытка удалиться от сверкающего ящика, вызывает всё более сильное сожаление. Жаль, что в числах не выразить. Но я попробовал отходить на различные расстояния. Не помогло.

— Ты так Васю подманиваешь? Я его нигде не нашла. Зачем ты столько народу собрал?

Я осмотрелся. И в самом деле, человек десять на меня таращились с интересом. Но стоило нам с Валей отойти в сторону, как все разошлись. Пошли искать других придурков, благо их здесь не мало. Да все, кроме персонала и владельцев.

Я оглянулся на автомат.

Эх. Еще бы сотню монет. А главное, они у меня есть. Нечто вроде большого стакана колы мне выдали при покупке жетонов и монет. Почему-то появилась уверенность, что сотни монет хватило бы. Но Валя меня всё же утащила. Объяснив это просто:

— Ты к себе всё притягиваешь. В основном — неприятности. Как раз нужное для Васьки. Мы вдвоем и в самом деле быстро нашли его, азартно бросающего кости на стол. Не свои — игральные. Я сразу придумал, какими должны быть сами кости, и каким стол, чтобы владельцы не разорились. Схема не сложная…. Впрочем, они и без меня справились

— Хватай его.

— О. Валя. Привет. Денег одолжи. Я сейчас выиграю. Точно. У меня чуйка. Вот-вот и всё. Не может же столько не везти.

— Мих дай ему…

— Жетонов?

— В лоб. Дебил. Ты всю мою карту обнулил?

— Могла бы и заблокировать, а так это просто приглашение. Я же отдам. Ты же меня знаешь.

— Мих. Скажи ему. Пока я не сделала что-нибудь.

— Тот самый? Привет. Будешь говорить, что здесь у них всё схвачено, что шансов нет?

— Давай так. Ты ведь честный парень, по своему, но честный. Давай пари. Ты сейчас пойдешь ко входу и бросишь там в ящик для идиотов сто монет. Если выиграешь и поймешь, что это лохотрон, то навсегда завяжешь играть. А если….

— Идет. Давай.

— Мих, ты что делаешь? У него же руки трясутся.

Но Василий уже исчез. Валя смотрела на меня со смесью надежды и недоверия. Если бы мог, я бы сделал то же самое. Как-то это спонтанно получилось. Для меня очень необычно. Перемены во мне всё очевиднее.

— Пошли за ним. Пропадет ведь опять.

— Подожди, я кости никогда не бросал. Своего рода жребий. Жребий брошен.

Три костяшки покатились по столу. Шесть, Один. И третья встала на ребро, оперевшись на вторую.

— Как человека тебя прошу, хотя и сомневаюсь. Сделать хоть раз что-то по-человечески. Хотя бы попробуй. Вдруг понравится? Твою мать.

Последнее замечание было реакцией Тамары на салют с музыкой у входной двери. Толпа хлынула на сенсационное зрелище, причем быстро. Сказывает опыт коренных обитателей. На всем, связанном с рекламой американцы съели собаку. И не только.

Вася стоял в центре событий, точнее он им был. Радости его лицо не выражало. Зато сам он выражался. Получив доказательство того, что здесь всё подстроено и выигрывают только те, кому положено он переживал крушение своего мировоззрения.

Ему жали руку разные официальные и не очень люди, поздравляли, кто искренне, а кто, как все.

Толстый негр в хорошем костюме вручил ему два чека. Один размером с самого этого негра, на фоне которого все и фотографировались на память. Второй — обычный, хотя сейчас уже редко пишут такие числа на бумаге. Две красотки, одетые в две нитки с тремя кисточками каждая, поцеловали его на камеру с двух сторон и обе что-то прошептали ему на ухо. Скорее всего — название своих номеров в этом отеле. Возможно, одного и того же.

Вася искренне подтверждал службе безопасности казино то, что он не мошенник. Материл всех подряд, благо, что его не понимали. Валя записывала это всё на смартфон для истории и для баек в кругу внуков.

Я держался в стороне, чтобы не попасть в рекламные и прочие ролики. Наконец Валя покрепче ухватилась за новорожденного миллионера и, отбиваясь от всех прочих, потащила его на выход:

— Козел. Бери лимон и плыви. Буду тебя доить.

Администратор, которому, наконец-то привели переводчика, слушал его со слегка обалделым видом. Понять можно. Я сам на родном языке Валю понимаю через раз.

Антону и Тамаре об успехе поисков я сообщил по телефону и они быстро догнали нас у выхода. Там счастливчика ждало не такси, а новенький кадиллак, который изнутри сверкал позолотой. Предполагаемую пару влюблённых проводили, осыпая конфетти, и Валя с Васей укатили в светлое будущее.

Мы с Тамарой и Антоном уже на обычном такси поехали в домик на колесах дожидаться их там. Ждали недолго и занялись проверкой информации в сетях, по всем актуальным темам.

Тамара нашла репортаж с местного телевидения. Васю вычислили как русского, что немудрено и изумленно комментировали собственные репортажи на тему: «Ох уж эти русские». Понять или хотя бы объяснить, почему такое плохое настроение выказывал человек, только что выигравший миллион долларов они смогли только тем, что ему кто-то в ходе процесса выдачи выигрыша сообщил сумму, которую нужно будет выплатить в виде налогов. Потом уже шел разговор об этих самых налогах. Больная тема, для всех американцев.

Глава 13

Антону повезло больше:

— Мих, уже шум поднялся. Нью-Йорк Таймс пишет о пропаже в болоте южной Алабамы двух сенаторов республиканцев, семи членов Конгресса, бывшего губернатора Айовы и ещё четырех десятков членов одного закрытого клуба в

Лос-Анджелесе. Их самолеты и экипажи не дождались владельцев и заявили в полицию.

Пока выдвинута версия незаконной охоты в заказнике и несчастный случай. Из-за ливня могло повредиться электронное оборудование и они пошли не туда. Заблудились и попали в пасти аллигаторов. Их самолеты и машины найдены на частном аэродроме некоего Родрика Адэна.

— Ну вот, Тамара, а ты собиралась на это тратить силы. Теперь нам достаточно следить за всеми, кто будет занят расследованием этого дела. Таких людей будут искать и полиция и ФБР и частные агентства. Журналисты будут рыть и сразу всё публиковать.

— Ты хочешь меня спровадить?

— Да и не делай такое лицо. Ты в этом деле и потерпевшая, и свидетель, и подозреваемая. Задержание — как минимум. Я не уверен, что все следы там, на болоте мне удалось скрыть. Поэтому тебе лучше вести это дело издали. Куба — в самый раз. При нужде вернуться можно быстро и без хлопот, зато там тебя не достанут и. в случае чего, ты легко улетишь или уплывешь домой.

То есть там ты будешь в резерве вместе со всей группой. Отдых на пляже можно совместить с поиском в сети новых данных. Имена, адреса, места работы всех, кто состоит в секте. Это задача для всех, а ты будешь координировать процесс.

— Я не могу руководить другими. С собой-то справиться не могу.

— Не можешь — не делай. Речь не о руководстве, а о координации. Просто ты будешь центром, твоя задача в том, чтобы одно дело не дублировали сразу несколько человек. А стресс и его последствия для твоего случая нормальны. Потребуется время, что бы это пережить и восстановиться.

— Я хочу рассказать. Всем вам. Вы должны знать, насколько я свихнулась.

— Подруга, я тебе сколько раз уже говорила, что нужно выговориться, вылить всё это и освободиться. Не держи в себе. Я готова помочь. Расскажи мне наедине, а там посмотрим.

— Я хочу поделиться со всеми вами. Мих?

— Групповая терапия? В психоанализе такой метод лечения есть и считается эффективным. Но я не специалист. Ладно. Давай рискнем. Вылить и освободиться мне кажется правильным.

— Тогда слушайте, но не перебивайте. Трудно об этом. Знаете, я всё помню, как в тумане. Иногда детали возникают, потом забываются и потом опять. И так бесконечно. Они ведь при мне не скрывали, что меня аллигаторам скормят и часто о демоне говорили и потом, после всего …. стали его вызывать.

— Это делают все сатанисты. Я за пару дней о различных сектах кое-что почитал. Это вполне нормально и ты можешь в своем рассудке не сомневаться.

— Спасибо, Антон, но я видела и то, как он на самом деле появился. Дьявол.

— Бедняжечка, я тебе так сочувствую, ведь я могла быть на твоем месте. Это пройдет.

— Он заговорил, хоть и не выглядел материальным. Нечто колыхалось над черным алтарем, или что у них там.

— Ужас. Слуховые галлюцинации. Ты уверена?

— Это могла быть голограмма и звукозапись. Даже, скорее всего. Так многие делают для усиления эффекта. Большинство членов секты могли и не знать. Там лазеров не было?

— Не хило. Это всё с тобой было из-за того, что я свалил от вас в казино развлекаться? Бедолага. Прости. Я тебе свой выигрыш отдам. Простишь?

— Что он сказал и на каком языке?

— Мих, твой вопрос самый интересный. Есть над чем подумать. Он говорил на английском языке.

— Бред. Глюки всегда на родном. Я читала. Свойство сознания и ещё мура какая-то. А что конкретно сказал? Извини, но интересно же.

— Сказал, что только что зарожденная жизнь — лучшая жертва и даст ему больше силы.

— Охренеть. Тебя что эти отморозки ….. Ё…. А я в казино Валькины деньги спускал. Какое дерьмо. Я дерьмо. И не отмоешься.

— Ужас какой. Этот монстр детьми питается? Господи, прости меня грешную. Там серой не пахло?

— Не знаю. Я серу в жизни не нюхала.

— А спички?

— Не было у нас в доме спичек никогда. Зачем они?

— Чиркать, я так любимое парео прожгла. Выбросила. Свинство. А дальше что было?

— Сначала я решила, что меня уже убивают….

— Я сейчас расплачусь. Сволочи.

— Кровь вдруг залила меня всю. С ног до головы. Я и видела-то всё мутно. Мне показалось, что вертолет упал и всех лопастями рвет на части. Они разлетались на куски и умирали мгновенно. Так хорошо стало.

Я решила, что умру не одна. Потом глаза протерла. Держать меня уже было не кому. Мих с длинной стальной трубой в руках крутился вокруг меня и за минуту живых там не стало. Только мы вдвоем. Втроем. Демон всё еще смотрел на меня. Такой голод в глазах. Он что-то шептал, на незнакомом языке и мне показалось, что он из меня душу тянет. Мороз по коже. Я отключилась на мгновенье. Потом забыла это всё, а сейчас вспомнила. Ну как, нормальная я?

Говорила она обо всём этом без истерики, даже спокойно и рассудительно. Мрачно, но так, что у меня самого опять вся картина возникла перед глазами. Судя по лицам Вали, Антона и Василия, они прониклись и в правдивости слов Тамары не сомневались. Жуткая сцена стояла перед глазами уже не только у меня. Сейчас это не ко времени, но пока она опять не забыла:

— Тамара, язык его в этот момент из какой языковой группы был? На что похож? Латынь? Древнегреческий?

— Мих, от твоих вопросов мне страшнее, чем от её ответов.

— Я с внуками полмира объездила и в инязе училась хорошо. Ничего подобного я не слышала никогда. Часть тех звуков дьявола человеческое горло произнести вообще не сможет. Нет такого языка на Земле.

— Да ну вас, напугали. Я сейчас.

Валя опять разрядила обстановку, на этот раз тем, что убежала в туалет. Звукоизоляция в таком домике на колесах не самое сильное его качество. Ещё в дороге туда-сюда, а на тихой стоянке… Антон включил на телефоне звук погромче и мы прослушали очередной выпуск новостей, потом сидели и думали. Молчаливо мы согласились, разговор без Вали не продолжать. Всё равно заставит всё ей повторить. Она появилась минут через пять. Это ещё что такое?

— Валя, ты не выпила часом?

— Нет. Я ртом выпила. Это ты меня довел.

— Допустим, мне интереснее узнать, откуда у тебя спиртное?

— От магазина. Он мне за деньги подарил. Дебил. Купила, чтобы не замерзнуть ещё раз. Шкалик бренди. Там глоток всего. Нельзя?

— Можно. Даже нужно. Сейчас всем бы на пользу было. Ладно, выпить мы найдем где. Давайте этот разговор пока закончим и пообещаем друг другу, что за пределы этой группы информация Тамары не уйдет. Будем собирать новые данные и пытаться их анализировать. То, что сейчас кажется мистикой, со временем может получить совсем другое объяснение.

Тамара, тебе, в самом деле, лучше полететь на Кубу, прямо сейчас. Есть рейс из здешнего аэропорта через два часа. Вася, ты с ней. На тебе её охрана и моральная поддержка. Там вас встретят все наши. У них всё в порядке, впрочем, вы все уже в курсе. Валя и Антон поедут со мной.

Ребята молча кивнули, а я занялся вызовом такси. Машина появились через три минуты и у нас не было толком времени, чтобы попрощаться. Может быть так и лучше. Последние события, а особенно этот разговор нас сблизили. Мы ещё не друзья, но уже не просто группа единомышленников. Нет, скорее, все-таки друзья. Тамару из виду я не выпущу. Этот долг на мне пожизненно.

Прощались мы, пожимая руки, но она бросилась мне на шею и сразу убежала в ожидающее такси.

Мы остались втроем. Как те негритята, которых становилось всё меньше. Не такая уж и веселая аналогия. Я опять почувствовал наваливающуюся лавиной сонливость:

— Антон, смотри за Валей, когда ребята взлетят, веди автобус на юг. В Калифорнию. Валя, на тебе связь с нашими на Кубе.

— Я уже. Тома тоже на связи была, пока не улетела. Она всех наших уже озадачила и темы поиска каждому выдала. Все ок.

— Ладно. Мне поспать нужно.

— Кто тебе мешает. Спи. Слушай….

— Это трудно делать одновременно.

— Фигня. Ты много спишь.

— И? Это вопрос? Я здоров, если ты про это. Думать — это тоже работа, чтобы не говорил один мой знакомый сантехник. Я работал, я устал…. Твоя вахта. Разбуди если что.

— Зачем? Ты сам просыпаешься. Как датчик не знаю чего.

— Всё. Разбирайся сама. Меня нет.

Я лег и уснул моментально.


Лос — Анджелес — город контрастов. Здесь, наверное, и самые дорогие участки земли на планете и самые дешевые. По плану мне предстоит побывать и в тех и в других. Для начала нужно кое-что купить. Но не в Малибу, Беверли Хилз, или Пасадене, хотя Светлане здесь могло бы и понравиться, да и не так дорого, а за скорее в районе Комптон или Скидроу. Там всё дешевле, но в виде бесплатного бонуса легко получить пулю. Иногда просто так. Без бонуса. Ночью там вообще лучше не появляться, что полиция и делает.

Василий Ефимович мне знаком с юности. Именно он меня по молодости лет привлек в команду, по угону машин самых разных. Не брезговали даже старыми ладами, но постепенно перешли только на элитные и дорогие.

Меня вытащила из всего этого Наташка. Век ей буду благодарен. Если повезет, то и дольше. А Василий Ефимович вдруг тогда что-то для себя решил и с тремя самыми продвинутыми мужиками эмигрировал в штаты. Меня звал, но я отказался. Все эти годы контактов не было, но сейчас он мне нужен и я его нашел. В сети найти можно всё, если знаешь, как и есть ресурсы. Для скорости процесса привлек Валю, о чем сразу пожалел.

— Пойду и всё. Ты мне должен, а я такого не видела и больше не увижу. Только в кино, но там лажа. Я похудела на два килограмма — вообще-то поправилась на один, но в прошлый раз я ела такие же печенюшки, и прибавила три килограмма. Так что я в плюсе.

Без женщин жить нельзя, но с ними иногда так трудно…. Вот кто мне объяснит, чтобы это значило?

Ладно про кино, но печенюшки-то причем? Худеть она в притоне собралась? От переживаний? Спрашивать не буду. Себе дороже. Взять её на встречу что ли? Вдруг поумнеет? Вряд ли конечно, но вдруг? К тому же помогла с поиском.

Бар «Челленджер» местечко ещё то, даже для этих мест. Пойманный у Волмарта таксист обрадовался парочке выгодных клиентов, но резко поскучнел, услышав адрес. Взял пятерку сверху но высадил всё же в паре кварталов не доезжая до места, ждать отказался наотрез, уехал пулей.

По дороге к бару из темноты вышли трое, Валя вжалась в меня, пытаясь сделать вид, что её здесь нет, а это маленькая и незаметная часть меня. Лица у негров в темноте рассмотреть сложно, но подойдя ко мне ближе, они что-то для себя поняли и передумали. И правильно.

Что интересно, так это реакция моей новой способности. Страха и угрозы я не почувствовал. Должно быть, у ребят были только ножи или другая причина, но мимо них я прошел спокойно и даже не обернулся. Хотя Валя сделала это за меня раз двадцать. А ведь она права. И в самом деле, похудеет здесь за один вечер килограмм на пять.

Бар я бы не узнал, если бы заранее не уточнил место. В самом деле, кому нужны вывески? Те, кому надо, и так знают. Колокольчик. Ну куда без него. Руку после касания дверной ручки очень захотелось вытереть, а лучше помыть, но я удержался. Бармен смотрел на нас, как опытный мясник на вырезку. Как будто пытался понять, какой кусочек по сочнее.

— Класс. Никогда так не боялась.

Валя едва не тряслась, и прижималась так, что я стал опасаться самопроизвольного обучения в реале заклинанию СЛИЯНИЕ. Я его у Афанасия перенял и на него ещё много надежд. Но не сейчас же.

Два десятка столиков не пустовали, но завсегдатаи на нас внимания не обратили. Только пара взглядов.

— Валил бы ты отсюда, а девочку лучше оставить.

Бармен меня не удивил, чего-то в этом роде я и ожидал в таком месте. Чувство тревоги молчит, а значит это так. Треп. Но до времени, что дальше будет, пока не знает никто.

— Привет. У меня дело. Василий Ефимович здесь?

Это был спорный момент. Мой бывший наставник имел по жизни несколько правил. Он и сам их исполнял и следил, чтобы другие не нарушали. Ножом он всегда владел мастерски, я одно время думал, что это врожденное.

Глава 14

Да и сейчас не уверен. Убеждать он мог всех, даже меня, хотя по молодости я частенько ерепенился. Одним из основных пунктиков Василия Ефимовича было уважение. Ты или его уважаешь или нет. В смысле тебя нет. Все, кого я знал из его окружения, его уважали. Остальных я не застал.

Одной из форм выражения такого уважение было непременное обращение по имени отчеству. Не кликуха, прозвище, или, не дай вам бог, погоняло. Василий Ефимович. И только так. С уважением и к нему, и к его отцу. Одной из причин, по которым я сюда пришел, был интерес к тому, как с этой задачей справляются аборигены. Не так просто англоязычным произносить русские имена полностью правильно и с выражением, а иначе никак, если жить хочется.

То, что вопрос бармен понял, было видно по глазам, а вот появившееся чувство опасности проснулось и скакнуло вверх с завидной энергией, что удивило. Должно быть, заматерел здесь мой учитель по профилю угона. Пушистым он не был никогда, но судя по лицу бармена и наступившей в баре тишине, авторитета он здесь добрал серьезно. В глубине зала даже щелкнул курок, или что-то подобное. Шутка? Тест?

Бармен позвонил по проводному телефону и кивнул мне на дверь в углу.

— Валь, не хочешь тут одна посидеть и подождать? Проникнуться атмосферой, сбросить вес?

— Весь? Иди ты. Но со мной.

Поиздевавшись. Не все же ей! Я открыл нам путь в неизвестность. Только Света ко мне прижималась сильнее. Как она там?

В помещении довольно убогом и неприхотливом хозяин сидел за обычным деревянным столом. Оба были не первой свежести. Так сразу и не скажешь, кто из них старше. В руках обычный для него нож. Тот самый. Не знаю, как он его в штаты провез. На этом лезвии столько всякого, что я бы не рискнул.

Если бы у ножей в реале была аура, то этот бы напоминал новогоднюю елку в Кремле. Вряд ли на ней больше зажжённых огоньков, чем у этого инструмента — погашенных.

Возраст собеседника определить я не мог никогда, сейчас это не изменилось. Это потому, что сам Василий Ефимович не изменился. Как говориться ни на йоту. Узнал он меня не сразу. Я бы на его месте и сам себя не узнал. Мы с Валей вошли и сели. Два стула стояли у стола так, будто гости всегда приходят по двое.

Видя перед собой явно не молодого человека, одетого скромно, но аккуратно. Неприметно. Худеющая толстушка немного успокоилась, хотя нож в руках хозяина её слегка завораживал и смущал. К тому, что так встречают гостей, она явно не привыкла:

— Здрасьте. Темновато тут. Пару килограмм точно в минус. Сыру хочется.

— Мих? Ты? Точно? Только он мог это ко мне привести и надеяться увести.

— Что за хрень? Это кто тут это…

— Добрый вечер, Василий Ефимович. Давненько не виделись.

— Передумал?

— Нет, у меня своё дело.

— Крупняк?

— Да.

— Долю?

— Нет, но неожиданно здесь проблема возникла. Нужна сумка с крестом.

Василий Ефимович, как это ни странно, или наоборот не странно совсем, был очень религиозен, хотя в церковь не ходил никогда. Крестик он всегда клал в сумки всех ребят, идущих на дело. У меня тогда была своя личная с привычным, проверенным набором инструментов, как механических, так и электронных. Нечто в этом роде мне сейчас и нужно.

— Что за дело?

Собеседник мой был человек строгих правил, я уже упоминал. Главным для него было досконально знать, о чем идет речь и быть уверенным в том, что последствия всех его действий всегда просчитаны и предсказуемы, а главное — соответствуют его личному представлению о справедливости.

Многому я у него тогда научился. Кроме одного. Ложь он нутром чувствовал всегда, хотя только у своих, у тех, кого сам подбирал. То есть подбирал тех, кого понимал и был уверен, что читает их в любой ситуации. Возможно, именно поэтому на зоне был только раз и в очень молодые годы. Лгать ему — нарываться на нож. Да я и не собирался:

— Между нами. Есть в штатах секта. Отмороженные на всю голову сатанисты. Ловят девушек помоложе, насилуют и приносят в жертву сатане. Они уверены, что едва зачатая жизнь самая ценная для дьявола, в ней больше силы и жизни. Из моей группы одну поймали. Чисто случайно на дороге. Их я нашел. Но секта оказалась больше, чем можно было ожидать.

— Плохие люди. Наказать нужно. Не об их пропаже во всех газетах?

— Это проблема?

— Власть имущие. Не докажешь в суде на этом уровне ничего. Сам чистоту наводить будешь?

— Да.

— Помочь надо?

— Пока нет. Спасибо. Дальше видно будет.

— За сумку должен будешь. Не деньгами. Поможешь при случае. Ты вон какой стал. Заматерел и быстро. Не по годам. Царь.

— Фигня. Бог круче.

— Молчи, ребенок.

— Недооцениваешь, Василий Ефимович. Это она в одиночку тебя по скудным данным из моей памяти вычислила и через сети нашла.

— Сам ведь тебя учил, что внешность часто обманывает. Старею. Не думал, что такой поиск возможен. Сольёшь?

— Чего это? Это моё. Не дамся.

— Без проблем.

— Тогда так.

Он встал и подошел к стеллажу с книгами, взял с полки простой сотовый телефон. Моторола ещё, что само по себе ….

— Держи. Позвоню, когда готово будет. Скажешь, где заберёшь сумку. Или СМС — гонец доставит. А сейчас иди. Ты тут таким появлением шороху навел. Нужно волны погасить. Потом адресок сетевой пришли, раз уж пересеклись черти где, то это судьба. Увидимся ещё не иначе.

Мы пожали друг другу руки, Валя побоялась, покосилась на нож и помахала ладошкой как-то уж совсем по-детски, чем вызвала у старика улыбку. Мне такого добиться не удалось ни разу. Да и вообще впервые вижу. В самом деле стареет или это наша Валя — уникум? Второе на правду похоже больше.

— Пойдем, торт купим. Худышек не любят. Внучке об этом расскажу. Он в Афгане воевал!

— Да. В первый год той войны. Это ты из сети узнала?

— Татушки у моего дяди Коли. Ух ты, а это как?

Такси мы изумленно поймали буквально на выходе из бара. Впечатлило. Нет. Не стареют душой ветераны.

В центре города мы погуляли возле резиденции губернатора. Другое дело. И совсем даже не страшно. Вале даже скучно стало. Мне — тоже. Хвоста за нами я не определил. Василий Ефимович не стал бы, но он в этом городе живет не один. Как и везде у него мало друзей и много врагов. Одни уходят, другие приходят, но общее число обычно меняется не сильно. Расслабляться у меня повода нет.

Сменив ещё пару таксистов и вволю нагулявшись по ночному Лос-Анджелесу мы вернулись на стоянку нашего авто. Дом, милый дом. Вообще-то отстой, если быть честным. Но спартанская обстановка компенсируется полным невниманием со стороны властей.

Удирать на таком транспорте от полиции не придет в голову даже Вале. Хотя…. Нет, и спрашивать не буду. Автодом используют, как правило, люди семейные и не богатые. Работяги на отдыхе. Экономное путешествие по всему континенту, даже двум. Чуть ли не от Берингова пролива можно добраться своим ходом почти до Огненной земли. Это как через всю Россию, если бы у нас дороги были, а не то, что ими называется в отчетах губернаторов перед Москвой.

Для меня в нашем доме главное то, что такие транспортные средства реже проверяют, они мобильны и можно почти нормально в любой точке континента выспаться. Что я и делал всю дорогу до Калифорнии. Это в игре уровни мага повышаются быстро. В реале все сложнее. Магия это возможности разума, мозга, а изменения в нем без проблем проходить не могут. Дети малые, у которых мозг растет и разум прогрессирует быстрее всего, спят чуть ли не постоянно. Потом это проходит, что дает надежду на то, что и у меня всё нормализуется на новом уровне.

То, что я лег спать в Лас-Вегасе, а проснулся в Лос-Анджелесе, стало причиной временной моей глухоты. Валя высказала мне так много всего, по поводу того, что ей пришлось половину пути сидеть за рулем, а она этого терпеть не может, что я отключил слух. Буквально. Моргать умеем мы все, но это глазами.

Краткая на две десятых секунды слепота привычна и даже необходима. Моргать ушами пока никто не научился и слава богу. Но я как-то незаметно для себя, пожелав не слышать бесконечных вариаций на одну и ту же тему, вдруг понял, что стало тихо.

Рот она открывала по прежнему интенсивно, не менее энергично она тыкала в меня пальцем, но не слышал я ничего. Сбылась мечта всех счастливых мужей пока только локально.

Глухота по заказу прошла сама собой, как только Валя переключилась с меня на интернет. Мой долгий сон никак на процессе поиска внуками следов секты сатанистов не сказался, а она его от моего имени координировала.

Тамара уже на Кубе вместе со всеми ребятами нашла в Лос-Анджелесе одного адвоката, клиентами которого были как минимум десять человек, из числа не вернувшихся с той черной мессы. На него ушлые ребята собрали плотное досье.


Альберт Дроу к известности не стремился. То есть стремился, но только в молодости, после окончания Калифорнийского университета, когда он первое время был крайне активен, бывал везде, куда пускали, рассылал резюме туда, где был почтовый адрес, пытался поговорить со всеми, кому не удалось от этого увернуться.

Вел себя как настоящий американский юрист. Был на виду, старался изо всех сил и вдруг пропал. Нашел, решили с некоторым облегчением его немногочисленные родственники и многочисленные знакомые, и не ошиблись.

Общественная организация по защите прав женщин с необычным названием «Защита прав женщин Калифорнии» отличалась от тысяч подобных организаций на удивление большим числом членов мужского пола. Главой её юридического отдела и стал Альберт.

Возможно, что помогла ему в этом не удача, а некая неординарная выдумка. Он оформил в банке крупный кредит перестроил дом, доставшийся в наследство от отца и купил представительский кадиллак. Замысел был в том, чтобы не арендовать офис, а вести переговоры в своей машине достаточно удобной, просторной и представительной.

Делать это можно достаточно скрытно, вдали от посторонних глаз и одновременно где-нибудь на природе, в лесу или на побережье. В рекламе он уверял потенциальных клиентов, не стремящихся к чрезмерной известности в том, что машину не покидает никогда и поэтому подложить в нее что-либо невозможно.

В доказательство приводились фотографии его дома, где через стеклянные стены гараж, находившийся в центре здания, был виден хозяину всегда. То есть, доступа к машине не было ни у кого. Что исключало вероятность установки следящего или подслушивающего оборудования.

Такая предусмотрительность, параноидальное отношение к безопасности клиентов, оригинальность и стремление к необычному и не традиционному произвели впечатление на защитников женских прав и после испытательного срока Альберт получил такую желанную высокооплачиваемую и не пыльную работу.

И пропал. Он не выступал в судах, не вел переговоров с другими адвокатами, не являлся в полицию, чтобы оказать юридическую помощь клиенту. Его клиенты в такие ситуации не попадали. С семьёй в гости к друзьям и родственникам он тоже не выбирался, так как не имел ни тех, ни других, ни третьих.

Одинокий холостяк в доме с огромными окнами внутри с видом на гараж и без окон наружу. Все ставни были сплошными и постоянно закрытыми. Мечта интроверта. Выйти и войти в дом можно было только через дверь гаража и делал это Альберт только уже сидя в машине.

В Америке, да и не только там, очень важно привлечь к себе внимание в самом начале карьеры. Запомниться и произвести впечатление. Стеклянный гараж в центре дома!!! Куда уж больше? Это ему удалось и жизнью молодой адвокат был доволен. А передо мной встала сложная задача проникновения в его машину.

От первоначального плана проникнуть в офис борцов пришлось отказаться. Вокруг него постоянно вилось уже столько журналистов, полиции и просто любопытных, что даже проходить мимо без риска попасть в видеосюжет или в полицейские хроники стало невозможно.

А вот адвокат показался мне более легкой мишенью. Проникнуть в его дом ночью, когда он спит на первый взгляд проще, но мой не такой маленький опыт участия в операциях по угону машин, научил меня тому, что у каждого дела есть своя специфика.

Глава 15

Это дети считают, что угон состоит в том, чтобы открыть дверь, завести движок и уехать. На самом деле это работа для слаженной группы профессионалов. Сбор информации, составление плана, группа отвлечения внимания, группа экстренной эвакуации, группа сопровождения. Это не говоря о проблемах при реализации.

Опыта взлома квартир и домов у меня нет, но в том, что это дело не менее сложное, я не сомневаюсь. Вывод прост. Лучше начать с машины. Узнать максимум возможного и уже после этого браться за дом адвоката или сразу за офис секты. Это решение и привело меня к Василию Ефимовичу.

Простой сотовый телефон почившей в бозе Моторолы уже почти антиквариат, лет через двадцать будет стоить в разы дороже, чем при изготовлении. С его помощью я послал СМС Василию Ефимовичу с номером и кодом ячейки в камере хранения фитнес клуба «Аякс» единственного места, где адвокат сатанистов оставлял свою машину без своего присмотра, но под прицелом пяти камер наблюдения и каждый раз просил парковщика клуба присматривать за ней особо.

На чаевые не скупился и подойти к машине было бы трудно, но у меня есть секретное оружие. Валя. На пару с Антоном они арендовали ярко красный порш и купили абонемент в этот храм спорта и здорового образа жизни.

Клуб был старым и престижным имел три бассейна, два десятка залов с тренажерами и прочим, но не имел особо ценного имущества. Не того, что мог бы вынести серьёзный вор и не сожалеть при этом о напрасно потраченном времени. Поэтому охрана Аякса была довольно скромной и блокировать на время сигнал с видеокамер стоянки автомобилей большого труда для меня не составило. Оператор видит замороженную картинку, что в такое время среди дня его не очень удивляет.

Валя устроила цирк у входа привлекая к себе общее внимание, а я подошел к машине адвоката.

Облом. Открыть, открою, но сделать это незаметно не получится. Там охранных систем два десятка. К тому же новые, с которыми я прежде не встречался. Угнать можно, но это заставит всех моих врагов насторожиться. Да и найти эту елку сверкающую сотнями огоньков, будет полиции проще простого.

Был план просверлить отверстие в днище под сиденьем и через него вставить жучок, но сейчас и это отпало. Слишком опасно. Просто на магните прикрепил датчик. На трое суток хватит заряда и я буду знать обо всех перемещениях адвоката дьявола.

Сейчас все члены секты должны нервничать и чаще вступать в контакты между собой и со всеми работниками офиса организации. С адвокатом не в первую очередь, но в том числе. Вряд ли они будут появляться там, где их ждут толпы журналистов. Узнаю хотя бы то, где находится их неформальный или резервный центр.

Через час мы втроем собрались дома. Дома? Я в настоящем доме — в своей квартире, оставшийся от родителей не был уже лет ….. Да даже не вспомнить сразу, как долго. Дом для меня на этот раз старый пропахший антисептиками сарай на колесах.

— Мих, смотри, что я надыбала. Квартиры тех перцев, что Тамара вычислила, кто-то выносит. Семь квартир люкс в центре и три виллы уже.

— Да, Мих, я тоже заметил. Это не ты?

— Ладно бы Валя, но ты Антон!!!

— Я причем? Это наезд? Свинство, я тут стараюсь, не выспалась ни разу. Фигня какая.

— Не кипятись, без тебя у меня ничего бы не вышло совершенно точно и было бы не так весело. Я только намекаю вам обоим на то, что мы почти не расставались больше трех суток, с самого Лас-Вегаса. Но мысль посетить квартиры верная, если бы не очень вероятное внимание к ним полиции, то можно было бы и заглянуть. Хорошо, что это сделали без нас.

— Теперь, после этой статьи в Лос-Анджелес Таймс это уже было бы самоубийством, но если не ты, то кто? Может быть это тот авторитет, к которому вы ходили позавчера?

— Предатель.

— Валя! Проболталась? Никому — значит никому.

— А с кем мне общаться? Ты дрыхнешь часами, стоит тебе сесть или лечь. Рехнуться.

— Мих, ты же её знаешь, так что по делу?

— Василий Ефимович в принципе мог соблазниться. Я ему, кое-что сообщил, так как неплохо его знаю — информацию властям он не сливал никогда. Но послать своих ребят к сатанистам он мог. Ситуация для него и приемлемая, и выгодная. Чисто по-человечески наказать нужно врагов рода человеческого. Люди это состоятельные и есть чем в домах покойников поживиться. Не последний аргумент и то, что знание об их тайнах может послужить гарантией того, что даже в случае задержания к ворам претензий со стороны владельцев или их родственников не будет. Стоит только намекнуть на сатану и заявление из полиции будет отозвано.

— Ты не для того ли ему это все сообщил, чтобы они своими силами протестировали оборону врага? Их связи с властями?

— Это возможный побочный эффект, но мне и в самом деле нужна та сумка, которую ты из Аякса забрал.

— Классный клуб, кстати, такой массажный мини бассейн. Супер. Струи со всех сторон. Лежишь голая, а тебе массаж. И так, и эдак. Оргазм словить можно. Я одну японку видела — та точно. Класс. Можно нам туда еще сходить? Антоша на бокс с тамошним тренером запал, а я понежусь.

— Даже нужно. Раз оплачен абонемент, нужно подозрений и сомнений не вызывать. Я не исключаю, что в ближайшее время здесь будут серьёзно искать всё странное и необычное.

— Тебе виднее, но это вряд ли. Это же курорт мировой, тут психи со всей планеты. Один Голливуд чего стоит. Кто там обычный или нормальный? Уверен, что под эту статью половина гостей города попадет.

— Жуть. А что ты такое затеял, если потом всю Калифорнию полицейские перетряхнут? Можно я с тобой?

— Нет. Вам двоим скоро нужно будет уехать. Проверите, как там, в Гаване, в игру войдете, отдохнете, потом видно будет.

— Это мы ещё посмотрим, а ты сейчас спать завалишься? До утра? Мы тогда после фитнеса погоняем вдоль океана. Малибу. Красный порш последней модели. Селфи, девочки обзавидуются.

— Займитесь. Образ прожигателей жизни будет кстати. Ночной клуб, танцы. Только сюда на стоянку для машин представителей среднего класса на порше лучше больше не приезжать. Разрыв шаблона. Такси лучше берите.

Они уехали, а я и в самом деле лег спать. Тянет неудержимо. Скорее бы это кончилось.


Проснувшись, нашел записку от Антона: «Мих, в клубе в моей ячейке обнаружил флешку. Смотреть не стал. Разбирайся сам. Мы катаемся, Валя роется в сетях. Вернемся ближе к ночи. Звони, если понадобимся». Хотел было открыть файлы от Василия Ефимовича, но захлестнуло чувство голода такой силы, что с болью сравнивать впору. Съел всё, что нашел, не так и мало. Антон предусмотрителен и надежен. Заказал ещё еды с доставкой и занялся посланием бывшего патрона:

— Мих, мальчик. Только сейчас понял, что ты меня умышленно навел на интересные тебе объекты. Растешь. Вырос даже. Но я предъявлять ничего не буду. Хорошо получилось. Мне, кроме всего прочего несколько жестких дисков принесли, данные скопированы, а носители сгорели. Ничего интересного, разве что адрес один удалось установить. Вилла, где часто встречались интересные тебе люди. Я бы не стал туда соваться и тебе не советую. Соседний дом Клинтонам принадлежит. Родня Билла, но и он сам там иногда бывает. Охрана соответствующая.

––—––—–

— Как дела Джим? Врачи полны оптимизма. Все лучшее у тебя здесь есть.

— Нет. Лучшее мне не доступно. Для меня сейчас всё острее стоит вопрос о Терре. Это уже не только в плане защиты интересов моей страны. Это личное.

Старость подкралась и эти последние события, операция, снижение возможностей работать и жить нормально. Всё это требует радикальных мер. По всем данным, Терра помогает продлить нормальную жизнь.

В капсуле ещё никто не умер. Что делает вопрос о переносе игры в нашу страну для меня личным. Вопросом жизни или смерти для меня лично. Даже года врачи уверенно мне дать не могут, а войти в неё с моим багажом знаний до тех пор, пока Терра в русской юрисдикции, недопустимо и для меня и для Америки.

— Я понимаю, Джим. Мы делаем всё максимально быстро, и будем делать ещё быстрее. Нас сейчас серьёзно отвлекла ситуация с единовременной пропажей полусотни человек. В основном заметные, влиятельные люди и, очевидно, их прислуга. Это дело ФБР, но с того случая в Майами я всё странное беру на карандаш. А странного здесь очень много. Похоже, что все они собирались в помещении одного склада на крошечном полуострове посреди болота. Это уже вся страна знает. Журналисты….

Кроме аллигаторов там ничего нет. Зачем они туда постоянно ездили непонятно, возможно, нелегальная охота. Я на этот странный случай обратил внимание только потому, что он по времени почти совпал с теми, что мы расследовали в Майами.

Кроме того, наш странный президент тоже собрал всех представителей силовых структур и предложил всем высказаться на эту тему, да и в конгрессе создана комиссия по этому поводу. Одновременное исчезновение стольких американцев взволновало всю страну, а то, что среди них были фигуры весьма заметные в обеих партиях, привлекло ещё большее внимание.

— Это интересно и важно прояснить, но я не вижу связи с нашим основным делом. Это важно нам здесь, но какое дело до этого хоть кому-нибудь из русских? Тем более тому, кто является нашей основной целью?

Пошли туда молодежь для повышения квалификации. Пусть опробуют новейшее оборудование.

Ты говорил, что уже готовы аппараты поиска любой электроники затопленной на не большой глубине. Это как раз подходит. Судя по тому, что ты отложил эту тему и не спешишь к ней возвращаться, можно сделать вывод, что план перехвата охотника на Прохорова результата не дал? Тоже Трамп?

— Да. Жалобы граждан. СМИ обвинили его в самодурстве и некомпетентности. На этот раз без всяких оснований. Он об этой операции даже не знал.

— Что и взбесило его больше всего?

— Верно. Сам он любит всех провоцировать, но это не тот случай. Но резиденцию Прохорова мы окружили плотно. Если с ним что-то произойдёт, никто не расстроится. Даже наоборот. Толку от него пока немного, но как наживка он идеален. Планируем брать на выходе, чтобы были улики для приговора к смертной казни. Ловушка готова и может сработать.

— Будем надеяться.


––—––—––—


— Антоша, пошли на доске поплаваем.

— Сёрф? Ты умеешь? В анкете этого нет.

— Да, попробовать можно. Смотрится здорово. Снимешь меня на свой?

— Валь, утонешь ведь, если не пробовала никогда. Волна большая. Смотри, сколько профи собралось. По ним видно, что тёртые. А зрители и новички предпочитают с берега любоваться и комментировать. Зачем мы вообще сюда пришли?

— А что ещё делать? Миха спящего караулить? И что тут уметь? Встал на доску в позе горного орла и катись себе вниз по волне. Не утону. А даже если, вон сколько спасателей. Познакомлюсь. Методика такая есть, чтобы парней клеить. Он тебя спасает и не может потом расстаться, так как ты живое свидетельство его героизма. Он тебя всем показывает, включая родных, сто раз всем пересказывает, как тебя спас. Гордится. И т. д. Идиот, в общем.

— Интересно. В самом деле — похоже на правду. Есть такой метод? Или ты это сейчас придумала? А идиот тебе зачем?

— Пригодится в хозяйстве. Кроме того этих ребят, если познакомиться можно расспросить о том доме, который Мих считает базой сатанистов.

— Ты откуда знаешь? Раньше меня открыла ячейку в Аяксе?

— Кодировать нужно инфу. Да и не было там ничего такого.

— Миху сама потом расскажешь и не делай так больше. Я за последние дни многое понял. Руководить и планировать на таком уровне трудно. Приходится учитывать многие переменные. Важно знать, кто какой информацией обладает.

— Глупый ты. Мих меня просчитал на сто лет. Что я не удержусь и загляну в любую дыру он точно знает.

— И на старуху, проруха. Так ты хочешь расспросить всех здесь о базе секты?

— Вон она. Солидный особнячок.

— Где? В первой линии?

— В третьей, но там холм и выше второго этажа отсюда видно. Видишь черепица красная?

— С эркером?

— Блин. Заучка. Достали оба.

— Это вроде балкона остекленного, но посолиднее.

— Так оно же и есть. Это из немецкого должно быть. Ладно, я тонуть пошла, а ты готовь реанимацию. Типа рот в рот.

Глава 16

Валя и в самом деле скинула с себя платье, став на порядок соблазнительнее и направилась к одному из самых молодых парней с доской. Уговорить его ей труда не составило и уже вдвоем они отправились к линии прибоя.

Не на шутку взволнованный Антон так же разделся надел очки для плавания, приобретенные в Аяксе, и пошел следом. На всякий случай, в самом деле вспоминая правила первой помощи утопленнику. Проходя мимо спасателя на вышке сказал ему пару слов и показал пальцем на Валю уже с доской в руках идущую в воду. Так, на всякий случай. В чем, чем, а в стремлении к самоубийству Валю заподозрить не смог бы никто. На редкость светлое, весёлое и жизнелюбивое создание.

На её сальто он смотрел, раскрыв рот. Должно быть от того, что сделать его на не особенно высокой волне сложно, вокруг раздались одобрительные выкрики и даже аплодисменты. Валя еще минут двадцать оттягивалась, красуясь перед ним и всеми. Вышла уже королевой и вокруг неё образовалась компания завсегдатаев. Публика была разноязыкая, а то, что она говорила с каждым на родном языке, сделало общение ещё более раскованным.

Подошедшего Антона она всем сразу же представила:

— Моя подруга Антония, она пол поменяла совсем недавно. Ровно месяц. Предлагаю эту дату отметить. Антоша, закажи нам с доставкой вина, пива и ещё там чего-нибудь

Проглотив комок в горле, несколько подходящих случаю слов и самолюбие, ставший центром всеобщего внимания, лидер группы внуков быстро нашел в сети подходящие сервисы, и через двадцать минут началась пляжная вечеринка с вином закусками и танцами под приличного качества музыку. Пара официантов разливали напитки и предлагали закуски всем желающим, которых постепенно стало раза в три больше.

Говорили все вразнобой, обо всём и ни о чем. Веселая болтовня молодых, спортивных, малознакомых людей под вино на пляже. Но кое-что заинтересовало Антона:

— Чарли, сегодня пятница тринадцатое?

— Вроде вторник, число не помню.

— А год помнишь? Будешь столько курить эту дрянь, забудешь даже свое имя.

— И что? Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть нет. Ты мне зачем? Напомнишь при нужде.

— Я и напомнил. Ты Чарли Шварц.

— Молодец, а пятница тут при чем?

— В доме на холме опять праздник. Огни горят, а это у них чаще всего в такие даты.

— Да? Мне вставать и разворачиваться лень. Рейчел, ты тоже видишь?

— Вижу, хотя всё слегка уже плывет и двоится. Свет в окнах есть, как тогда, год назад, когда мы туда всей тусовкой ломанулись. Покурили хорошо из твоего запаса, вот и двинулись. Эти подонки нас в полицию сдали. Вторжение в частную собственность.

Это из-за Монти. Здоровяк прорвался туда вовнутрь. Не в себе был от той дряни. Морды охране начистил сгоряча, потом нес пургу о черных свечах, черном огне и черных масках. А утром вспомнить ничего не мог.

— А я где был? Не помню этого вообще.

— Ты был основным и прорвался дальше всех. Монти отсюда тебя нес на себе, а потом как таран использовал, и бросил вперед ногами. Дальше я уже не видела.


–——-–—––—


Михалыч решил было не возвращаться в свой кабинет. Каждодневный визит в лазарет клана, где можно было в живую подойти к каждому инвалиду, подбодрить, спросить о нуждах. Это уже давно невозможно было сделать даже за целый день. Реконструкция и расширение госпиталя не прекращалось никогда и число коек росло быстро, но человек по двадцать, тридцать он посещал перед уходом домой всегда. Правило такое. Но позвонили с проходной и пришлось вернуться.

— Ольга Юрьевна, добрый день.

— Здравствуйте, Михалыч? Это ничего, что я так к вам обращаюсь? Дело в том, что во всех доступных источниках о вас упоминают только так.

— Вы уже третья Ольга за сегодня, которая меня так сильно удивляет. Жена Оля решила поэтессой стать, ученицу мага Роша Олю видел совсем недавно и никогда не забуду, и вот ваш визит с учетом несовместимости ведомств в которых мы с вами служили ….

— Я все ещё министр просвещения. Но с тем, что мы все не работаем, а служим Родине, согласна. Я постараюсь быть лаконичной по-военному. Сразу к делу. Мне поручено в течении месяца дать предварительный анализ предложения о переводе всех учебных заведений страны в игру «Терра». Первый шок уже прошел, но его последствия будут сказываться на мне ещё долго.

Для меня это был сильнейший стресс. Ни о чем подобном я никогда не задумывалась и даже близких по теме версий и предложений не читала. Сама я не играла никогда. Есть запрет, вы знаете, но даже если бы его не было, то мне бы это и в голову не пришло.

Внуки мои, конечно, с ума сходят, но идти на поводу у детей не только не разумно, но и преступно. Прежде всего в их отношении, но и о стране подумать нужно.

— Понятно. Я предлагаю сделать для начала один экспериментальный класс. Три-пять учеников, скажем, лет двенадцати. Учитель будет заниматься только ими и давать программу всех предметов, которые им положено пройти в соответствии с программой.

— Интересно, но не перспективно. Зачем нам такой опыт? Где мы потом найдем столько учителей? А главное, сколько это будет стоить?

— Даром. Учителей у нас будет неограниченное количество, причем самых наилучших, собирающих в себе все лучшие черты, опыт и знания самых известных педагогов и всей мировой педагогики. Их работу выборочно через прямую трансляцию из игры смогут контролировать и корректировать живые, реальные учителя и чиновники министерства. И не только они. При необходимости можно будет допускать к этой информации родителей и родственников.

А какая при этом будет экономия на зданиях школ! На ремонтах, уборке и прочем. А сами здания и земля под ними? Это же можно продать и пополнить бюджет министерства. А сколько бездарных, плохо подготовленных, безразличных к детям учителей можно будет освободить….

— Но физкультура?

— Это святое. Я бы и военную подготовку, хотя бы начальную, добавил. Спортивные площадки и залы будут нужны, но это крохи, по сравнению с остальными вашими текущими расходами. Подумайте, ведь не нужно ни охраны, ни уборщиц, ни гардеробщиц. Только учителя, лучшие из лучших, которые просто из своего дома смогут контролировать процесс. А для личного контакта смогут или в игру входить или в реале группы детей водить по музеям или на прогулки.

— Вы, Михалыч, так горячо об этом, с таким напором и чувством. Невольно хочется согласиться.

— Так соглашайтесь.

— Не могу. Весь мой опыт, вся история педагогики, все накопленные человечеством знания. Всё протестует.

— Если честно, то я вас понимаю. Сам через это прошел. Первые посещения Терры до сих пор вспоминаю. Шок, а я через три войны прошел. Но мы с вами призваны историей решать сейчас — получит ли Россия шанс резко улучшить образование и радикально обогнать наших вероятных противников в самом главном. В знаниях. В развитии талантов наших детей. В конце концов, в самом будущем страны. Её месте в истории.

— Михалыч, возможно неосознанно, но вы оказываете давление. Хочется встать по стойке смирно и взять под козырек. Начинаю понимать, что такое настоящий генерал. Не кабинетный. Но впечатляет. Главным образом ваша убежденность в своей правоте.

Перспектива снизить расходы на три четверти тоже крайне заманчива. Крайне. Можно было бы столько средств выделить на науку и подготовку хороших настоящих учителей, а не …. Но ведь любое новое дело в ходе реализации обнаружит свои недостатки, о которых заранее, скорее всего, узнать невозможно. Тот же искусственный разум. Что это? Ведь никто не знает. Это тревожно и неопределенно.

— И вы совершенно правы. Недостатки будут и мы их обнаружим, а после обнаружения ….

— Возьмем в кольцо, артподготовка и полное уничтожение?

— Почему нет? А учеников для первого эксперимента я уже нашел. Внуки мои рвутся. Их друзья — тоже, но главное, что и родители вдохновились. Мне даже взятки предлагали.

Все родители хотят дать своим детям шанс вырваться вперед и стать лидерами. Я уже дома к телефону не подхожу. Оля на себя берет, но и она устала. На одних слухах уже ажиотаж. Джин уже выпущен из бутылки.

Слухи пошли, а они в России быстрее света. Теперь уже речь не о разрешении. Народ уже ждет и уверен. Теперь мы можем только разрешить или запретить и этим разочаровать.

— Побольше бы нам таких генералов. Войн бы не было. Даже не знаю, что возразить. Пять минут назад целый перечень был. Теперь уж и не вспомню. От вас такой заряд энергии, что хочется прямо сейчас начать эксперимент и даже самой в нем поучаствовать.

— Было бы идеально. Даже на министерском посту можно краем глаза посматривать на монитор, контролировать, направлять, вносить свежую струю и на ходу снимать негатив. А если это фрагментами в СМИ давать, то популярность министерству просвещения гарантирована на всю страну. Да что там. На весь мир.

— Я честолюбива, но не настолько. Значит попробуем начать с ваших внуков? Это приемлемо и не должно встретить серьёзного сопротивления. А там видно будет. А как это начинать на практике?

— Не думаю, что это будет сложно. Официальной запрос от имени государства в компанию «Терра». Они уже разработают сценарии для новых яслей и процедуру регистрации для детей и несовершеннолетних. Искин внесет своё и можно будет пробовать. Не исключаю, что это за неделю можно сделать.

— А финансы? Во сколько это обойдется министерству, где взять деньги для начала работ прямо сейчас? Даже на будущий финансовый год сложно выделить ресурсы. Не хватает на самое главное. Даже на пожарную безопасность детей в школах просто необходимо выделять на порядок больше денег.

— Позвоните любому губернатору или мэру крупного города, у которого выборы на носу. Спросите, сколько миллионов он готов выделить за то, чтобы это начинание осуществилось в его городе или регионе.

Да и для Иванова и Порошенко эта инициатива тоже выгодна. Возможно, что более чем кому-либо. Сколько у нас в стране школьников? Это же миллионы новых проданных или сданных в аренду капсул. А стоимость трафика? Причем сети для игроков Терры уже готовы и в наладке или доводке не нуждаются. Да они вам ещё и

приплатят пол сотни миллиардов рублей. Помяните мое слово.

Есть и ещё один плюс. Оценки. Сейчас это слабый стимул для детей, а вот в игре, где оценки смогут повышать уровни и ранги, давать умения и прочие игровые моменты. Если увязать знания ботаники, к примеру, с возможностью изготавливать после яслей дорогие эликсиры. Знания физики можно привязать к магии. Отличник в термодинамике — сильный маг огня. В гидродинамике — маг воды. Грамотность — маг свитков. Да наши российские дети все учебники за месяц наизусть выучат. Сами, без контроля и напоминаний. Это мне только сейчас в голову пришло. Не так я и стар. Хорошая на первый взгляд идея.

— Пятьдесят миллиардов? Вы меня убедили. Завтра же. Нет, сегодня отдам нужные распоряжения. Спасибо за беседу. Не могли бы вы выступить у меня в министерстве в ближайшее удобное для вас время?

— Время. Это у меня самый дефицитный товар, но для такого дела выделю день, но точное время нам лучше согласовать позже. Люди мы с вами занятые и бросить все дела с бухты барахты не можем. Но это уже вторично. Если процесс начался, то остановить его не сможет уже никто. Это как с Семочкиным.

— И не напоминайте. Столько шуму поднялось. Я немного злорадствую, но лица многих моих знакомых очень поскучнели и даже осунулись с того знаменательного дня. Но не буду вас больше задерживать. Спасибо ещё раз и до свидания. Грядут перемены.


––—––—––—

Глава 17

Получив от Антона подробную свежую информацию я обрадовался тому, что не проспал этот удачный момент. То, что он мне позвонил уже сказало мне о том, что там у них не всё в порядке, потом стало ясно, что Валя учудила вечеринку на пляже за мой счет и трезвыми их с Антоном назвать уже нельзя. Опасаясь, что слов по сотовой будет недостаточно, я продублировал текст письменно:

«Антон, Валя. Больше не пейте. Важное задание. Постарайтесь подогреть народ, закажите еще вина или что-то более крепкое. Виски или водка. Без закуски. Заодно подбросьте в народ идею сходить к дому напротив еще раз.

Просто так, чтобы напомнить о прошлом. Пошуметь, сделать надпись на заборе, это скорее русское, но пьяным идея может понравиться. Я скоро подъеду. Меня не ждите и сами на чужую частную собственность ни ногой. Как только тусовка доберется до дома на холме, уходите сразу. На машину и в аэропорт. Дальше вы знаете»

На такси до пляжа я добрался быстро и застал процесс в разгаре. Люди веселились от души, что легко делается за чужой счет. Танцевали, пели и главное — пили. Сам решил не подходить, могут запомнить, хоть и вряд ли, а вот бесчисленные селфи останутся в веках.

Это если сюда демон с армией не вторгнется. Если миры расходились, то могут и сойтись, да и этот конкретный представитель вида, уж очень активен. Судя по всему, он уверен, что там ему плохо, а здесь будет хорошо. НЕ БУДЕТ!

Убедившись, что процесс идет в нужном направлении я отправился на разведку. Найти было просто. Дом с приличного размера садом, но не особняк и уж точно не дворец. Второй раз не взглянешь. Ничего особенно примечательного. Постройки примерно шестидесятых.

Можно предположить, что очередной быстро разбогатевший спекулянт старался попасть в высшее общество Лос-Анджелеса и заказал солидный дом, без чудачеств и вывертов современной архитектуры. Три этажа с подвалом и мансардой, эркер на парадном фасаде.

В плане, что необычно, квадрат со стороной метров в двадцать. Не так много — четыреста квадратных метров, но если умножить на пять по сути этажей, то для одной семьи даже с избытком.

Рассмотрел я это всё сначала с дороги, проехав на такси мимо, потом с забора, возле которого изнутри рос каштан, явно старый и высотой не ниже крыши дома. Камер наблюдения, в отличии зоны у ворот здесь не было и я рискнул. Шумная тусовка уже приближалась со стороны пляжа и по идее всё внимание должно быть сосредоточено на ней.

Забор высотой метров пять. Мне не допрыгнуть, но нужно посмотреть до какой высоты я смогу достать с разбега. К своему удивлению допрыгнул с первого раза и ухватился за стену. Напоролся на битое стекло и колючую проволоку, сильно поранился, но терпеть приходилось и не такое:

— ИСЦЕЛЕНИЕ —

Больше времени ушло на то, чтобы стереть следы крови со стены, со стекол и проволоки. Тем временем пьяная компания добралась до ворот. Кто-то даже вежливо постучал камнем по домофону. Из парадной двери вышли двое охранников. С виду обычные, накаченные ребята в униформе и с оружием. Пистолеты они доставать не стали, ограничились демонстрацией и словесной интервенцией.

Один особо не трезвый доброхот, решил угостить их русской водкой и перебросил полную бутылку через решетку ворот. Трезвым бы не попал, а так — попал и удачно. Для меня, во всяком случае. Бутылка не пострадала, должно быть в самом деле наша, у нас прочнее делают, зная нравы наших потребителей. Зато пострадал охранник номер два.

Номер один уже увлеченно увещевал нетрезвых серферов и угрожал иском в суде, когда услышал звук падения бутылки, а потом и своего товарища. Беден английский язык. Но всё, что на родном языке подходящего случаю знал, охранник высказал. За минуту уложился. Не умеют люди жить.

После этого он что-то сообщил по рации и взяв приятеля под мышки потащил его к дверям. Оттуда уже вышли еще трое. Издали они все близнецы. Своего они наскоро перевязали и понесли в дом. Очевидно, ждут полицию и скорую помощь.

Наши, видя бегство врага, осмелели и массово полезли через решетку ворот. Получилось не у всех. Большая часть свалилась обратно и образовала веселую кучу-малу. Но пятеро преодолели барьер. Хоть и пьяные в хлам, но спортсмены, как никак.

Деревьев такого же размера, как мое, поблизости было много, но все они вдоль забора. Сад внутри состоял в основном из фонтана перед парадным входом, клумб и кустов в английском стиле. Все ровно и аккуратно подстрижено, дорожки выложенные плиткой. Всё цветёт и пахнет, но скрытно даже в сумерках пробраться невозможно.

Помогли те ребята, которые уже активно и весело стучали во входную дверь и требовали выслушать их манифест или даже принять декларацию. Последнее у местных фишка со времен Томаса Джефферсона. Хлебом не корми.

Видимые мне камеры развернулись в их сторону и я рискнул. Для маскировки одел костюм Зорро, купленный за гроши в лавке приколов по дороге. Черные, как ночь плащ, маска и шляпа. Всё из дешевой синтетики и топорно сшитое. Сделано в Китае. Невидимости пока нет, но тихий шаг действует и в реале. Почти. Дом я обогнул справа. Лучше бы зайти с тыльной стороны, но там, судя по имеющимся скудным данным, поместье семейства Клинтонов. Другой уровень охраны.

На крышу забрался быстро по водостоку и замер. В средней части дома крыши не было. Что-то вроде большого окна в небо. Астрономы, блин. Хотя зачем ценителям красоты звездного неба окно или проём в крыше размером пять на пять? Или это необходимо для ритуалов? Восход кровавой луны, Марс выходит из-за Венеры. Астроном я никакой. Астронавт — тоже. Пока. Есть еще возможность того, что крыша выдвижная, хотя пока подтверждений этому не видно. А ведь собирался посмотреть фотографии Гугл этого дома со спутника. Забыл, что обидно и когда-нибудь может быть и больно.

Подозрительно так же то, что добрался я до гнезда организации, которая возможно веками скрывалась от посторонних глаз, уж очень просто. Осталось всего-то спрыгнуть вниз. До пола метра четыре, но это не критично для меня. В крайнем случае, подлечусь. Пол ровный, хоть с виду и выложен мраморными плитами. Черного опять же цвета, что уже начинает раздражать. Даже отсюда видна выгравированная на полу пятиконечная звезда. Можно спрыгнуть.

Чем я рискую? Сдерживаться я не планирую, хороших добрых людей здесь не найти. Могу без проблем уложить временно или на постоянно не малое число врагов одновременно. А вот сатанисты по логике вещей меня сразу атаковать не должны. С их точки зрения я один из компании придурков с пляжа. О том, что я сюда залез, могут знать мои предполагаемые товарищи у ворот и в случае пропажи одного из своих поднимут шум.

То есть, при маловероятном задержании меня хозяева должны просто вывести к остальным или сдать полиции.

Вывод обнадеживает — пулю в лоб я получить не должен. А вот у меня таких сдержек и противовесов нет. Попытку принесения ими в жертву Тамары я не забуду никогда. До сих пор стараюсь подробностей не вспоминать, чтобы ярость опять не захлестнула. На мысленный вопрос к своей новой способности предвидеть неприятности на тему вероятности разбиться о пол внизу ответа не получил. Чувство опасности преследовало меня с момента пересечения стены, чего следовало ожидать, но куда деваться? Иду на вы.

Была не была и я прыгнул вниз, группируясь в полете с тем, чтобы сразу перекатиться и самортизировать первый удар. В результате я неожиданно для себя сделал сальто, а пол подо мной просто провалился ещё до того, как я его коснулся. Звезда на полу распалась на сектора и они провались вниз, прижавшись фрагментами к стенам.

Моя предусмотрительность сыграла против меня, к полу третьего этажа я летел головой вниз. Удар такой силы при падении почти с восьми метров нанесет несовместимые с жизнью повреждения. Хуже того, я сразу потеряю сознание и быстро подлечить меня будет некому. В панике я сделал, что мог.

Просто вытянул руки вперед, то есть вниз в расчете на то, что любое их повреждение смогу вылечить. Это не помогло. Не понадобилось. Такая же звезда на полу так же раскрылась и я полетел дальше.

— Земля, я Восток, полет нормальный.

Что только не мелькает в голове перед смертью. Скорость возросла в полном соответствии с формулой Ньютона. На девять и восемь десятых за каждую секунду. Сейчас это не теория. Почему-то успел вспомнить Пуха, поймавшего ребенка в подобной ситуации. Пуха здесь нет, да и не помогло бы это. При моей-то массе. Успел посмотреть вверх. Лучи звезд смыкались после моего пролета почти сразу же, но что это меняет?

Вспомнились занятия в бассейне и немногочисленные прыжки с вышки. Войти в воду без всплеска я не мог никогда, а вот скоординировать падение и не плюхнуться всем телом, а войти «рыбкой» или ногами вниз — без проблем. Вряд ли меня внизу ждет бассейн с девочками или без девочек. Но ударюсь о дно этого колодца я ногами, а это оставляет шансы.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ОБЕЗБОЛИВАНИЕ –


Подвал оказался двухэтажным и я провалился ещё глубже, чем опасался. Зато упал я на что-то мягкое. Звук ломающихся костей едва не вызвал панику, но боли я всё же не почувствовал. Пока действует заклинание нужно успеть. Вручную ощупывая себя, я выявил переломы только шести костей. Стопы спас человек, точнее тело, лежавшее на полу подвала. Очевидно, я здесь не первый пролетарий. Открытые переломы на обеих малых и обеих больших берцовых и закрытые на бедренных. Ими я жертвовал сознательно, стараясь за их счет сохранить голову в первую очередь, но и остальной скелет. Шансов было не много, но труп очень помог.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ОБЕЗБОЛИВАНИЕ -


Нож в сумке у меня есть и пришлось самому себе делать операцию. Причем в темноте. Выдавать себя возможным наблюдателям глупо. Странное ощущение, резать самого себя и ничего не чувствовать. Соединить кости в прежнее положение сложно в темноте на ощупь, но я лицо заинтересованное в успехе операции и сделал всё тщательно. Трижды все проверил:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ -


Второй раз уже нервное. Шок. Хоть и не болевой. Зажило всё — любая собака позавидует. Неожиданно гукнул телефон. Его номер только у Антона. Отвечать не стал, хозяева должны записывать звук. Знать о том, что я выжил им не нужно. Сигнал прекратился уже скоро, но это не успокоило.

Могут испугаться за меня, решат, что я вляпался, что недалеко от истины и попытаются выручить. Вслепую набрал текст и отправил, благо все звуковое сопровождение всех операций на телефоне отключено ещё Антоном. Он это для всех в группе делает в обязательном порядке:

— Занят. Не пиши. Действуй по плану. Удачи.

Слегка успокоившись по поводу Вали и Антона, я решил затаиться до времени. Тело предыдущего любителя острых ощущений уже холодное, но трупного запаха нет. Значит он здесь не так давно. Возможно даже, что это человек Василия Ефимовича. Раз за ним не пришли до сих пор, то, может статься, что и меня до времени тревожить не будут. Будет время все обдумать и составить план.

Скрежет засова и звук ключа поворачиваемого в давно не смазанном замке — как ножом по сердцу. Почему именно сейчас? Что за день такой? Впрочем, жив, так зачем пенять на судьбу и невезение? Могло быть и хуже и подтверждения далеко искать не нужно. Рядом лежит.

Лег, затаился за телом менее удачливого предшественника. Дверь в мою темницу открылась с впечатляющим, рвущим душу звуком. Вошли двое в черном. Странно не это, а то, что у них в руках керосиновая лампа. Это уже с образом никак не стыкуется. Ещё больше удивили голоса, явно старческие:

— От этих звуков меня каждый раз скулы сводит.

— Ты же знаешь, что это дополнительная защита. Звуки отсюда разносятся по всему дому.

— Мне от этого не легче. Зачем я вообще согласился спускаться? Что я трупов не видел? Это дело самого Магистра. Если ещё живы, то нужно их посвятить Повелителю.

— Магистр занят с полицией, а дело Старейшины замещать его при необходимости.

— А само слово Старейшина не вызывает понимания того, что на сто двадцать первом году жизни не просто спускаться по лестнице пешком? А мне ещё и подниматься потом. Что за ночь? Лет двадцать никто через Око Тьмы не падал, а тут сразу двое. Да ещё электричество отключилось почему-то.

— Это же хорошо. Хоть и не по обряду, но жертва будет кстати. Часа через два Око будет направлено на вход в мир Повелителя. Вдруг опять получится установить с ним контакт?

— Надеюсь, без этого мне осталось совсем недолго в Старейшинах ходить. На болота в Алабаму мне уже не доехать. Стар. Да и то, что лучшая часть ордена там без вести пропала, не вдохновляет на подвиги.

Глава 18

— Магистр молчит, но я думаю, что эти два гостя неспроста именно сейчас к нам явились. А если учесть то, что воры ограбили дома уже девятерых из пропавших там в Алабаме, то становится тревожно. Не бывает таких совпадений. Это звенья одной цепи и мне кажется, что ничего хорошего из этого не последует.

— Ордену семь веков и за это время было столько разного, что нынешнее кажется пустяком. К тому же то, что сначала кажется катастрофой, потом может стать праздником. Вспомни две мировых войны.

— Как? Это ты обе пережил и богатые дары приносил Повелителю, Я в твоих книгах об этом на днях читал.

— Это правильно. Нужно читать именно книги. Не компьютеры эти. Манускрипт сам по себе вызывает нужный настрой. Перелистывая страницы, которые большей частью заполняли наши предки века назад, получаешь от них не только знания, но и частичку силы. В рукописях в разы больше нужного, чем в этих ваших копиях. Как там? Си, ди?

— Что? Да нет, это уже прошлое. Отсканированы все книги библиотеки ордена и перенесены на разные носители. Долговечнее прочих сейчас считается технология блюрей. Диски на случай повреждения книг можно хранить чуть ли не вечно.

— Как-то ты легкомысленно произносишь слово вечность, а ведь Повелитель нам её твердо пообещал. Вечная жизнь. Он явно последние десятилетия становится сильнее и вскоре сможет выполнить обещанное.

— Тебя я понимаю, смерть страшна и умирать никто не хочет. У меня резерв оставшихся мне лет жизни больше и, возможно, поэтому меньше оптимизма. Точной даты своего прихода он не называет.

— От нас самих многое зависит. Я давно говорю, что нужно приносить больше жертв и здесь и на всех жертвенниках ордена.

— Здесь всё опаснее. Те два трупа, до которых мы, может быть, только к утру доберемся, если ты не начнешь двигаться энергичнее, мою мысль подтверждают убедительно.

— Посмотрю я на тебя лет через сорок. Это если повезет. Сейчас мне постоять нужно, иначе тебе точно придется на руках меня нести.

— Не надейся, даже при желании, а его нет, я бы не смог. Сам виноват, ты же был против принятия в ближний круг новых членов.

— Магистр совсем мальчишку предлагал в последний раз. Это нарушение устоев. В книгах четко прописано…..

— Я же их читал, но вот сейчас нам кто-нибудь моложе семидесяти был бы очень кстати.

— Традиции и правила. Это основы. По ним, кстати, Ключнику положено ключи вынимать и двери за собой запирать каждый раз.

— Память подводит. Нужно мне будет опять в Гавану выбраться на недельку. От той русской игры в прошлый раз мне намного лучше стало. Особенно память улучшилась.

— Я возражать опять буду. Магистр должен понять, что основы из книг это квинтэссенция тех указаний, что за века довел до нас Повелитель. Мы должны им следовать и точно знать, что происходит и в чем мы принимаем участие. А что такое этот искин не знает никто. Ты мог невольно выдать наши тайны неизвестно кому.

— Возражаешь ты потому, что сам туда выбраться не можешь. От книг отлучаться тебе запрещено самим Повелителем. Иначе от порции здоровья ты бы не отказался ни за что.

К этому моменту я уже пришел в себя. Не полностью, но достаточно для того, чтобы начать трезво мыслить. И это мои враги? Враги человечества? Кучка стариков, которые на пару этажей вниз спускаются с трудом? Эти маразматики едва не отправили меня на тот свет? Хотя здесь, если быть объективным, я всё сам. Прыгать с крыши чужого дома они меня не заставляли.

Но от признания этого факта только обиднее становится. С другой стороны, а чего я ожидал? Молодых продление жизни, конечно, интересует, но абстрактно, в отдаленной перспективе. Лет через сто. Здесь и сейчас нам нужны семья, успех, удача, деньги.

Если демон оказался сильнее именно в вопросе продления жизни, а это сейчас кажется очевидным, то для него проще привлечь на свою сторону людей близких к смерти. К тому же у старцев, как правило, в конце жизни в руках сосредоточены уже и имущество, и власть и те же деньги, но уже близко маячит смерть, они уже привыкли терять сверстников и постоянно пребывают в страхе ждут той же участи для себя.

Среди таких людей проще найти тех, кто предаст всё и всех, чтобы только самому выжить, Жить очень хочется всем. Сейчас я это понимаю, как никогда отчетливо. Только что сам за край заглянул и мысленно со всеми попрощался. Но понять мотивы и простить преступления — это далеко не одно и тоже.

Наказание они заслужили, но делать то что? Этих двоих одной соплей перешибить можно. И можно, и нужно, и справедливо. Вот только нужно подойти к двум крайне старым людям и сломать им шеи. Это даже не казнь, а я просто не знаю что.

Стоп, это я отвлекся и упустил важный момент. Они сказали, что отключилась электроэнергия. Это часто бывает в Васюках, изредка в Питере, но в Лос-Анджелесе? В доме рядом с особняком Клинтонов? Причем примерно в то время, когда я в панике, не контролируя себя, потянул энергию отовсюду на ПЕРЕТОК, ИСЦЕЛЕНИЕ и ОБЕЗБОЛИВАНИЕ!

Совпадение? Или я ненароком устроил в Калифорнии второй Павловск? Похоже на правду или? Ведь только что звонил Антон и я ему СМС послал. Вопросов больше, чем ответов. Но у меня сейчас хотя бы есть те, кого спросить можно:

— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ –

Стало светлее, чем днем, что и предполагалось, а вот то, что оба старца упали замертво вывело из равновесия. Да что здесь такое творится? Ясно кем творится, это я, но что именно я натворил? Поговорить ведь хотел, по-людски, прежде чем иначе. Вопросы ехидные придумал и вот!

И кто отвечать будет? На вопросы, а не за трупы. Это, кстати проверить нужно. Может обморок или притворяются. Встал, подошел, проверил. Может это они со страха или от неожиданности? Возраст опять же. Не вскрытие же проводить.

Есть и ещё одна версия. Само это заклинание я приобрел ещё в яслях. Его можно трактовать в двух смыслах и как борьбу с темнотой, но и как борьбу с ТЬМОЙ. Со злом, с мраком, с дьяволом. А именно последнему эти двое и поклонялись всю жизнь. Если последнее подтвердится, то мне в прокачку заклинания света нужно ещё основательнее вложиться.

Для начала убедиться в своей правоте. Обыскав тела и забрав ключи, я напоследок осмотрел место падения. Ничего интересного. Разве что на полу все того же черного цвета был изображен глаз размером с метр. Один, зато очень натурально исполненный. Скорее всего, инкрустация, но качество выше всех похвал. Ощущение того, что оно живое и смотрит реально до мурашек.

Должно быть это то око, которое упоминали Старейшина и Ключник. Око Тьмы. А не средство ли это для открытия портала в мир иной? На память надежда слабая, нужно будет записать дату, время и место, с которого вертикально вверх можно будет увидеть тот сектор космоса, где проще всего открывать портал в мир демона.

Бумаги под рукой нет, электронику может и вырубить, если буду пробиваться с боем. Надо не забыть и потом записать. Не забыть записать, что нужно не забыть, так как память плохая. Логично.

Скрип и скрежет у меня получились куда энергичнее, чем у ныне покойного Ключника. Вверх вела спиральная стальная лестница. Довольно узкая и пришлось протискиваться.

— Простите, вы не подскажете, как мне пройти в библиотеку?


У Старейшины я одолжил черный балахон с капюшоном. Не сказать, что мне впору, покойник по любому параметру был раза в полтора меньше меня как минимум. Но всё же больше подходил к местным условиям, чем плащ Зорро.

Маску, правда, оставил. Хоть и не должны по логике вещей работать средства видеонаблюдения, но почему бы и нет? С фонарем в руках я шел по темному коридору второго этажа в поисках хоть чего-нибудь или кого-нибудь. Дверей десятки, открывать все подряд долго, да и для начала нужно общий план дома составить. Сюрпризов мне на сегодня уже достаточно.

Вышедший из-за угла старичок от такого вопроса слегка ошалел, но от неожиданности встречи с незнакомцем не удержался и рефлекторно рукой показал в обратном направлении туда, откуда я только что пришел. Вежливость — это наше всё, сейчас — это моё оружие, нужную информацию я получил быстро.

Взяв его за горло, чтобы избавить от возможности издавать звуки, я вместе с ним дошел до нужной двери. Ключи и глазомер у меня есть, по прорези замка подобрать нужный из связки было просто и с третьей попытки я проник в святая святых.

Книг было много. Шесть совершенно одинаковых фолиантов. Много потому, что большие. Поднять я мог бы любую, даже все шесть одновременно, но это не показатель. Мало ли что я поднять могу. Список длинный. А вот вынести их отсюда было бы весьма затруднительно. Метр триста в высоту, ноль семь в ширину и толщиной в полметра. Все закрыты и лежат каждая на своем столе. Столы стоят всё в той же пентаграмме со звездой. Пять на её концах и одна посередине.

У самого входа обнаружился крюк в стене, подходящий для одежды. Туда я и повесил балахон своего проводника с ним внутри. Не до церемоний. Времени уже прошло много, а до главной цели я ещё не добрался. Адепт Сатаны уже многое понял и не возражал, а я столкнулся с дилеммой. С какой из книг начать?

Перебрав варианты и версии — выбрал ближайшую. Так проще и быстрее, что становится всё актуальнее.

Дверь в библиотеке была только одна, а окон не было вовсе. Света от лампы явно недостаточно


— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ -


Черт. Опять забыл. Старик на вешалке поник, но совесть не проснулась. Он заслужил, а я не хотел. Оправдание в стиле Лизки, но, по сути, верно.

Книга, в самом деле, впечатлила. Древний кожаный твердый переплет с окантовкой серебром по краям. Тиснение с символами типичными для сатанистов. Открывая такое, испытываешь невольный трепет. Книге сотни лет и там содержатся знания. Да там Тьма, но знания — это всегда свет. Зло в их применении, оно в тех, кто применяет их во зло.

Не с того я начал, как оказалось. Книга содержала текст на латыни о том, кто был Магистром в 1542 году, кто был Старейшиной, Ключником, Привратником, Стольником, Палачом, Рукой, Перстом Указующим, Кинжалом, Голосом, Псом, Охотником, Мастером. Подробно записана была процедура их выборов, количество поданных голосов за и против, упоминались другие кандидаты и их печальная судьба.

Сначала это было интересно, но потом я стал уставать от однообразия. Дальше следовали бытовые подробности о покупке в Сен-Клу лошадей для ордена. Тут только до меня дошло, что в то время сатанисты обитать в Лос-Анджелесе не могли, ввиду его отсутствия.

С латынью я дружу, но не очень. Понимать с пятого на десятое интересно в том плане, что нужно домысливать непонятное и при этом тренируется сообразительность. Но всё остальное пока уж очень не в тему. Даже скучновато.

Вдруг на самом скучном месте загорелась люстра под потолком. Заметил я это случайно. Изменились тени от соседних столов. Отвлекшись, я неожиданно для себя понял, что книга затягивает. Буквально не оторваться, хотя и скука смертная. А ведь мне давно пора заканчивать здесь с делами и быстро уносить ноги. Сколько времени прошло? Если телефон не соврал, то я читал эту муру три часа без отрыва. Прав был Старейшина, в книгах магия есть. Может быть даже во всех, но в этой точно.

А если это магия, то её нужно освоить и на Лизке применить. Да и на всех школьниках страны. Ибо нефиг. Я в свое время намучился, настало их время.

Слегка легкомысленное настроение и даже эйфорию, вполне объяснимую везением и счастливым избавлением от смерти, нарушило именно это обстоятельство. Подключили свет, а значит, здесь и сейчас могут включиться системы безопасности, наблюдения и записи.

Проверил я это просто. В противоположном от двери углу на маленьком столике лежал ноутбук, к которому был подключен принтер. Там же стоял сканер и в контейнере лежали диски блю рей. Все это в подключенном состоянии и работает.

Проверку начал с дисков. Всего пять штук, но текстов на них можно записать больше, чем я смогу прочитать за всю жизнь. В несколько раз. Хотя…. Всё так быстро во мне и вокруг меня меняется, что будущее предсказывать я не возьмусь. Только цыганки знают то, кто сколько лет проживет, но правды, судя по всему, никому не говорят. Из принципа.

Опять дал знать о себе телефон и я получил сообщение от полиции:

«Выходите с поднятыми руками и сдавайтесь полиции. Сопротивление бесполезно, вы окружены. Через десять минут мы начнем штурм»

День сюрпризов. Это уже что-то совсем новое. Откуда у них мой номер телефона? Если появилась технология определения всех телефонов, находящихся в одном конкретном месте, то я это пропустил. Если вдуматься, то не так уж и сложно. Мой телефон в постоянном контакте с ближайшей вышкой сотовой связи.

Глава 19

Он — источник электромагнитного излучения и запеленговать его можно запросто. Но почему ультиматум именно мне? Или получили этот текст все те, кто сейчас находится в этом доме? Почему вообще полиция собирается штурмовать чужую собственность? Магистр нашел в подвале тела и вышел наружу к полиции сам? Получается, что ключи есть не только у ключника?

Или он просто не дождался уже троих пропавших адептов веры и перестраховался? Если его считают законным владельцем, а так оно и есть, то обыскивать его дом без его согласия не будут. А вот посторонним, застигнутым полицией здесь, придется туго.

Я вышел в сети и посмотрел отчеты о последних событиях в этом городе. Мрак. Почти все каналы сообщали о чрезвычайном происшествии. Целый район города лишился электричества. Здесь это вообще редкость, а то, что авария произошла только на территории, имеющей форму правильного круга с радиусом полтора километра, заметили почти сразу же.

Первой была девчонка десяти лет, которая на седьмой канал и дозвонилась. Зараза мелкая. Дети спать должны в такое время. Утро скоро. Центр круга указал на дом сатанистов и сюда, пока я развлекался чтением, приехали все. Только Путин не приехал, но он, должно быть, занят. Остальные были. Полиция, СМИ, ФБР, губернатор, мэр… в общем все. Были и те покорители волн, которых одних я и заказывал. Остальные — это местечковая самодеятельность.

Серфингисты всё еще не протрезвели, так как у них с собой благодаря мне было, но это не мешало им сумбурно и косноязычно излагать свою версию событий. На ура журналистами была принята гипотеза о том, что во всем виноваты русские. Точнее русская водка, бутылка, которой и стала причиной всего этого. Упала не туда. Но на такие мелкие и незначительные детали телекомпании уже не отвлекались.

Появившийся немного позже перед камерами ТВ владелец особняка, назвавшийся Нилом Смитом, солидный очень пожилой джентльмен в строгом черном костюме сообщил, что на его дом совершено нападение.

Двое возможных исламских террористов с русскими паспортами проникли вовнутрь через крышу и захватили в заложники друзей и гостей дома. Поддержку им в виде отвлечения внимания охраны оказали нанятые за рубли полезные идиоты, ранившие охранника под видом угощения его водкой.

Девушка комментатор, наделенная роскошной фигурой и менее впечатляющим интеллектом, пыталась понять хоть что-то и убедить в этом телезрителей. Ну не знаю. Может и убедила. Я бы решил, что это бред, но народ здесь странный, а русофобия главный тренд уже лет сто.

Какой-то канал из второй сотни рейтинга уверенно сообщил, что на дом мистера Смита напали инопланетяне, о чем они уже десять лет назад предупредили своих подписчиков.

За всем этим бардаком серьёзные люди были заняты серьезным делом. Кто, как и зачем отключил чуть не половину города от электричества выяснить им просто необходимо. С чем я, кстати, совершенно согласен. Дело не шуточное, ведь мог и пострадать кто-то. В панике могли и затоптать кого-нибудь да и вообще. Для изнеженных американцев погасший везде свет — катастрофа, а не привычно развлечение, как у нас.

Медицина здесь хорошая и пациенты, живущие с помощью электрических приборов, от таких казусов защищены. Имеют дублирующие аккумуляторы или другие источники энергии. Но и там могут быть накладки.

Учитывая всё это, к штурму готовились серьёзно. Подъезжали всё новые машины и из них высаживались крепкие с виду ребята в довольно дорогой экипировке.

Глядя на всё это, я искал выход для себя. Сдаться? Пытаться прорваться, при этом никого из посторонних не убив и не ранив? Спрятаться в чужом доме, и это при том, что искать будут под руководством хозяина, который это здание знает лучше меня? Нужно учесть и то, что здесь уже четыре трупа, которые повесят на меня однозначно. А это электрический стул.

Правда, для меня это скорее плюс. Способ заполнять резервы с минимальными потерями. Надо будет попробовать на досуге. Дожить бы до него.

Мозг мой перебирал безнадежные варианты, а руки делали дело, качая из сети эскизы того портала, что я уже нарисовал на Кубе и в Майами. Хуже здесь уже не будет, а попробовать надо. До Майами перемещаться ближе, а на Кубе среди своих безопаснее. Решение уже созрело. Попробую сначала к своим, а если энергии не хватит, то в Майами. Там уж как-нибудь.

Можно доставку вообще всего на склад заказать и так получить всё необходимое. Если не получится ни то, ни другое, то тогда ещё раз повторю попытку обесточить всё вокруг, применю СТАН по площадям и уйду огородами. Шуму наделаю на весь мир, но третьего варианта выхода из ситуации пока не видно.

Загрузив работой принтер, я занялся дисками. Сканы книг занимают места значительно больше, чем файлы в любом редакторе, но манускриптов всего шесть, а скорость интернета приличная. Пакеты с зашифрованным содержанием я отправил в три разных места, а сами диски сунул в свою сумку.

Из распечаток на листах бумаги вырезать лекала было нечем. Ножниц я не нашел. Кистей и красок — тоже. Бегать по дому и искать всё это без уверенности в том, что найдешь, глупо. Время поджимает. Его уже и нет почти.

Забрав распечатки портала и заодно весь запас бумаги для принтера, спустился обратно в подвал. Там место силы — место смерти трех человек сегодня и, возможно, тысяч людей в прежние времена.

На стены листы приклеить нечем, да и стены здесь из булыжника. Придется выложить на полу. Оттащить тело, спасшее меня при падении с крыши, выложить листами с фрагментами портала поверхность над ОКОМ ТЬМЫ, надрез на вене левого запястья и в творчество. Никогда не рисовал так увлеченно, с таким жаром и желанием. Ещё бы, снаружи штурм готовят. Или это вдохновение? Не знаю, но увлекся.

Крови ушло много, даже голова немного кружится, но зато сделал быстро. Неплохо бы еще открыть как-то все перекрытия надо мной, как это было сделано недавно при моем падении сектантами или автоматикой.

Ключник что-то говорил на тему о том, что глаз должен этой ночью что-то там в небе Калифорнии увидеть. Вдруг помогло бы для телепортации? Но того, что и как они сделали раньше с помощью ОКА, я выяснить не успел. Не до того было. Просчет. Знаний лишних не бывает и сейчас могло бы помочь.

Вроде бы всё готово, можно начинать. Не забыл ли чего? Забывчивость мешает не только тем, что забываю о чем-то важном, но и тем, что снижается уверенность в себе. Приходится все перепроверять и всё равно сомнения остаются. Сомнения — враг мага. Возможно самый опасный враг. Сел, дал себе минуту подумать спокойно. Не получилось.

Весь оставшийся запас бумаги скомкал и рассыпал вокруг. Получилось солидной высоты кольцо вокруг портала на полу. Это должно уничтожить следы портала, а главное следы крови. Она — неопровержимая улика.

Начали. С Богом.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ —

Марево портала. Отпустило напряжение, закружилась голова. Получилось!!!

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ВОСПЛАМЕНЕНИЕ –

Кольцо огня быстро сгорающей бумаги вокруг портала и сразу стало жарко, вспотел даже. Или это от потери крови? Голова закружилась сильнее и меня качнуло. Пора. Шаг.

— ШАГ -


––—––—––


Вся группа Антона за исключением троих ребят оставленных на объекте в окрестностях Нью-Йорка сидела у телевизора, купленного и привезенного в рыбацкую хижину на берегу океана.

Несмотря на позднюю ночь или уже раннее утро все были напряжены и внимательно смотрели на экран. События в Лос-Анджелесе, сначала считавшиеся локальной новостью, постепенно вытеснили из сводок новостей всё остальное.

— Сволочи, сволочи, сволочи.

— Это ты о ком, Валя? Да не волнуйся так. Все будет хорошо.

— Все — сволочи. Вы сволочи, что сидите здесь в безопасности, Антон — сволочь, что утащил меня оттуда. Я — сволочь, что дала себя уговорить. Мих — главная сволочь. Вечно все сам. Самое опасное. Подонок. Мы же сейчас ему бы помочь могли. Отвлекли бы внимание. Взорвали бы что-нибудь

— И сели бы лет на десять без всякой пользы для дела.

— И пусть. Зато он был бы жив. А сейчас его там убьют. Рожа этого мерзкого Смита. Холеная и уверенная в себе. Он точно не даст ему выбраться. Подготовил что-то гад. Тамара, ты же видела его харю.

— Согласна. То есть, ты не сволочь и мы все — тоже. Но этот Смит точно главный среди этих ублюдков и он, в самом деле, уверен в том, что контролирует ситуацию. У него там, в Калифорнии наверняка связи с властью. Держится, как король на приеме в честь жертв наводнения. Он там главный, а вокруг жертвы.

Слово «жертвы» получалось у неё нарочито нейтральным, она явно старалась произносить его так, будто это для неё ничего не значит и будто бы она уже забыла, как совсем недавно лежала нагой на жертвенном алтаре. Все вокруг сочувствуя делали вид будто у неё это получается. Но при случае старались отвлечь её и развлечь:

— Да не кричите вы обе, смотрите. Кажется, уже начинается. Полиция всех отодвигает от дома. Думаю, что как только последняя камера окажется за забором, они начнут штурм. Вы уверены, что он внутри? Откуда такие данные? Зачем ему в одиночку в пекло соваться? А даже если и сунулся, то времени было вагон. Вы с Антоном успели долететь и Пабло вас сюда довез. Это часов шесть. Мих точно успел всё сделать и свалил.

— Не знаете вы Миха. Этого Смита он бы не отпустил. Да и полиция, похоже, уверена в том, что в доме есть кто-то. Эксперт из бывших полицейских на седьмом канале только что об этом говорил.

— Откуда? Не знают они ничего. Я в сети всю хронику скачала. Они прибыли только через полчаса после того, как бутылкой ранили охранника.

— Могут запеленговать работающий телефон, или тепловой след через окна. Вертолеты вон кружат.

— Это телевидение. Кто-то утку запустил, что Бил Клинтон сейчас в соседнем доме с другом и племянником. Все СМИ на уши поставили.

— Да говорю же я вам. Нет Миха в доме. Я в этом уверен.

— Дебил. Он же знает, что мы знаем, что он там и волнуемся. Он бы позвонил или твитнул. Мол, всё ок.

— Тоже верно. Но что бы он там делал столько времени? Зачем так подставляться?

— Мало ли. Книги читает. Он может. А если ловушка хитрая? Вдруг попался. Все ведь ошибаются. Не только я.

— Валя, дай пульт или сама переключи на пятый канал. У них трансляция прямая с вертолета. Дом в лучах прожекторов, как на ладони.

— Заткнитесь все, смотрите. Уже началось. Боже, что за хрень?

Все внуки в едином порыве приблизились к экрану так, что стало тесно, но этого никто не заметил. Потрясенно замерев у экрана, все они смотрели на то, как включили дополнительные слепящие прожектора, направленные на окна и двери дома, как фигурки офицеров полиции или отряда особого назначения побежали к дому и в этот момент дом сложился вовнутрь.

Звук взрыва дошел до вертолета и телезрителей с задержкой. Потом облако пыли скрыло последствия катастрофы. Сигнал пропал, вместе картинки происходящего в доме на холме, все кампании стали транслировать репортажи из студий, где аналитики на разные лады пытались объяснить произошедшее.


––—––—––—––

Глава 20

Последний шаг дался мне тяжелее обычного. Сознание я потерял, вероятно, в процессе перехода. Пришел в себя от набата в ушах. Или не в ушах? Чувство опасности просто кричало, свербя мозг и не давая возможности отдохнуть и отвлечься. Слабость жуткая. Сил нет никаких и хочется чтобы от меня все отстали и дали, наконец, минуту покоя.

Сколько можно? Тут кроме всего прочего стало душно, или уже было, а я только сейчас это понял? Почему дышать нечем? Переход не удался и я дымом надышался? Это опасно. Смертельно. Света ждет.

Рывком я заставил себя очнуться от сонного отупения. Дернулся и стукнулся об острый угол.

Не было острых углов в подвале. На Кубе и на складе в Майами — тоже. Где я? Что со мной. Я под водой? Ощущение невесомости и невозможности дышать заставило предположить в первую очередь именно это. Мозг прояснялся медленно и неохотно. Да что это со мной:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ —

Лучше бы попал на дно морское, это хоть как-то можно было бы объяснить. А вот этого не объяснить никак и никому. Даже себе самому. Я же хотел на Кубу, на худой конец в Майами на склад. Об ОСТРОВЕ даже мысли не было. Вру была. В последний момент подумал о том, что ОКО ТЬМЫ сатанистов направлено в место, где мой ОСТРОВ хорошо бы разместить, ведь если через него легче всего демону добираться до Земли, то и для меня выход туда в этом месте может быть проще.

Посреди размышлений, еще не пришедшего в себя меня вытошнило. Я болен? Ранен? Что это?


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ —

Стало легче, почти нормально, но тревога не утихла. Сразу опять стало ухудшаться самочувствие.


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Все повторилось. Я идиот. Если я здесь давно, то воздух кончился и я банально задыхаюсь и одновременно отравляюсь, если сюда прихватил оксида углерода из подвала. Дыма там было много, а ОСТРОВ не так велик. Как я сюда попал неясно. Это вообще нереально, но думать буду потом, сейчас сам этот процесс почти невозможен. Опять наваливается головокружение, подкатывает рвота.


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

И что? Так постоянно? Каждые пару секунд? Но куда выходить? В игру? Бред. Тут всё бред. Но это уже за гранью самых диких предположений. Тянет домой, к Свете, но нельзя. Что будет при выходе с ОСТРОВА в реал пока предположить нельзя. Вдруг выброс энергии? Рисковать ею и Наташей я не буду. Да и дом там обычный с тысячей соседей.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Ух. Легче. Так куда? Еще вопрос смогу ли я вообще отсюда выйти. Силы должно хватить, ведь рядом ХАОС, но ….. А не проще ли по проложенному пути? Обратно в дом на холме. Почему нет? Могло ведь сработать и то, что ОКО в подвале сатанистов смотрело в некую точку, связанную с ХАОСОМ. Но какой смысл возвращаться, ведь меня там ждет штурм и арест в лучшем случае или геноцид аборигенов. Стоп. Опять помутнение:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Так. О чем я? Помутнение. Я идиот. Если я здесь задыхаюсь, то пробыл уже долго, израсходовав воздух. Время засечь не догадался, но это и не важно. Время. Здесь оно течет иначе. Во всяком случае, на том ОСТРОВЕ, который я сделал в игре. Есть версия, что этот здесь скопирован ИСКИНОМ или создавался им же одновременно и параллельно. Я делал это в игре, а искин, может быть с моей помощью — здесь в реале. Дико, но хоть что-то отдаленно похожее на логику.


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Время. Если я здесь час, то там, в Лос-Анджелесе прошло семьсот. Это если здесь такой же коэффициент пересчета, как в игре. Почти месяц. Абзац. А если пять часов? Полгода? Света же с ума сходит. Я, уезжая второпях писал, что отлучусь на две недели максимум. Света.


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ -

— ИСЦЕЛЕНИЕ –


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ -

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ –

— ОБРАТНО –


В уши ударило грохотом. Я хотел задержать дыхание, ведь в подвале я перед уходом пожар устроил. Но не удержался. Вдох. Свежий морской воздух. Что значит глоток воздуха для утопающего, теперь я это понимаю. Первое впечатление обмануло. Воздух пригоден для дыхания, но чистым его не назовешь. Явный запах строительного мусора и работающей техники.

Оказавшись на полу подвала, покрытом копотью и чем-то белом, в центре ОКА, осмотрелся вокруг. Светло. Трупов нет, это хорошо, потолка нет тоже чудесно. Вообще ничего нет. Дом, как корова языком слизала. Интересно, а что и как слизывают коровы языком, раз это вошло в поговорку? Опять отвлекся! Что тут произошло? Это я такое наворотил? Выброс маны из Хаоса может и не такое. Мощь жуткая, до сих пор передергивает при воспоминаниях об опытах в пещерах архимага.

Но в этом случае центром разрушений стало бы именно это место. А здесь пол и стены вообще не тронуты, только потолка нет. Впрочем, сейчас важнее побыстрее перебраться куда-нибудь подальше.

Жуткий шум вокруг — это скорее кстати для меня, хоть и оглохнуть можно. Похоже на обычный отбойный молоток или технику такого же плана, но помощнее. Где-то рядом разбивают на куски бетонную плиту. Но главное то, что надо мной голубое небо. Земля — дом родной, наверное тоже самое чувствуют космонавты приземлившись.

Так. Не отвлекаться. Меня не обнаружили, но это не навсегда. Вот почему мне так не повезло и я ночью не вернулся? Но всё же, что делать здесь и сейчас? Стены бывшего подвала гладкие, а высота метра четыре. Ниже той, что вокруг сада. С разбегу допрыгну без запредельных усилий.

Но ведь заметят человека в черном вылезающего из под земли. Верхнего этажа подвала тоже не видно. Там наверху явно строители разбирают и разбивают остатки разрушенного дома. Мусор должны вывозить на свалку, а это процесс, в который можно встроиться.

Как же это всё здесь произошло? Одна нелепость на другой. А если попробовать как нормальный человек, через дверь и по лестнице? Я ведь её даже не закрыл второпях. Наверху подул ветер и ко мне в яму подвала задуло строительной пылью и белой бетонной крошкой. Опять дышать нечем, что за невезение. Хотя может быть и везение. Я теперь уже не черный, а серый. При удаче сойду за рабочего стройки.

Впрочем, происходящее вокруг больше на демонтаж походит. Разборка руин. Если строить будут, то позже. А вдруг при моём спешном уходе отсюда выброс энергии Хаоса был таким, что разворотило целый дом? Тогда могли пострадать и соседние дома, а главное люди. У ворот могла быть полиция, да и те ребята с пляжа. В их здесь появлении виноват точно я. Это нужно проверить прежде всего.

За дверью, на лестнице пыли было меньше, зато были видны следы многочисленных ботинок. Не иначе тела наверх поднимали. Интересно это полиция или до неё успели подсуетиться сектанты? Поднялся по знакомому маршруту до самого верха. Не до самого. Я оказался в котловане, частью дна которого был пол верхнего яруса подвала.

Вокруг только земляные стены ямы, которая по площади раза в два больше, чем был дом сатанистов, от которого и следа почти не осталось. По сути большая яма, а посреди неё другая поменьше. От прежнего сада видны ещё только уцелевшие деревья, растущие вдоль ограды участка.

Черт. Память. Надо маску Зорро снять. Стены котлована не совсем вертикальные и грунт довольно твердый. Забрался наверх без проблем и, коротко выглядывая из-за края котлована, осмотрелся. У ворот два фургона строителей, рядом два крана, три бульдозера, компрессор, два самосвала, на один из которых ближайший кран обломки бетонной плиты грузит. За воротами полицейское оцепление, сразу за ним журналисты и операторы с камерами.

Серьёзное я что-то сотворил, если до сих пор ведут трансляцию. Стоп. Память. У меня телефон был, а его номер у полиции. Идиот забывчивый. Просто смял в труху, вынул из обломков карту, сломал и её. Сунул обломки в сумку.

Надо выждать. Солнце в зените и вскоре может быть перерыв на обед. Минут через десять выглянул еще раз. Ничего. Но на пятый раз повезло. Двое рабочих вышли из фургона. Везение в том, что спецодежда у них черная. Неужели у сатанистов и фирма строителей своя есть? Вряд ли, скорее совпадение. Не маркая и смотрится солидно. Но сейчас это для меня только кстати. Мужики помахали остальным руками и сделали приглашающие жесты. Потом сразу скрылись обратно. Зовут обедать? Оперативка?

Крановщик сбросил на самосвал очередную и последнюю порцию мусора, выключив движок, вышел наружу и направился в сторону фургона. Туда же потянулись еще человек десять. Только водитель самосвала завелся и стал выруливать к воротам.

Шанс. Строители все в данный момент идут к бытовке ко мне спиной. Я вылез наружу, встряхнулся и почистился, как будто, так и надо. Ну, упал. С кем не бывает? Спокойно и размеренно, даже слегка усталой походкой подошел к самосвалу и махнул рукой водителю. Тот без фирменной спец одежды, а значит привлеченный со стороны. Можно рискнуть, ведь он всех здесь не знает. Он притормозил, а я подскочил на подножку и открыл дверь в кабину:

— Хай. Подбросишь? Ребята послали, как гонца колы прикупить и так по мелочи. Пыли наглотались, да и домой мне не мешает заглянуть

— Все мы здесь надышались. Садись. Заодно расскажешь, что тут нашли после взрыва. Кроме тех четырех ещё тела находили?

— ?

От вопроса я удержался вовремя. Но взрыв?

— Без проблем, расскажу, что сам тут узнал сегодня.

— Ты первый день? Жалко. Самое интересное было вначале. Столько версий про взрыв и свечение в небе. Но давай. Трави.

За беседой мы подъехали к воротам и нам полиция их открыла. Людей вдоль ограды было много, но на нас они внимания не обратили. Судя по размеру котлована, вывезли здесь уже не одну сотню таких самосвалов. Ажиотаж спал.

— А что ты в котловане делал? Я заметил, как ты оттуда выбрался. Говорят, там внизу глаз в небо смотрит. Врут?


— Его я и хотел бы заснять на смартфон, но поскользнулся. Смотри.

Я достал обломки телефона и показал водиле.

— Новый? Надеешься по гарантии замену получить?

— Попробовать то стоит. Но зато сам глаз рассмотрел в деталях.

— Да ну? Расскажи, а? Жена достает. Что там да как? Каждый вечер. Как взбесились все. Кто-то в сети слух распустил, что там секта сатанистов опыты делала и взрыв произошел в лаборатории.

— Сейчас уже не понять, да и опыта у меня такого нет. Но дом был старой постройки. Солидно всё было. Фундамент, стены, всё качественное и сделано с запасом. То, что он разрушился не сам по себе я уверен. А вот определить, что взорвалось могут только специалисты.

— А я думаю газ. Эта версия собрала больше всех лайков.

— Может быть, но дом богатый был, да ещё в таком районе. Вряд ли владелец экономил бы на системах безопасности. Здесь одна земля миллионы стоит. А про сатанистов я как-то пропустил. Они то здесь каким боком?

— Есть слух. Пишут, что они в этот дом малолеток затаскивали, насиловали и приносили в жертву. Мол, только что зачатая жизнь ценнее для Сатаны. Но я думаю, что это перебор. Такое бы заметили давно. Владелец дома, забыл, как его звать, даже в суды уже подал на тех, кто эту версию продвигает. Но, поди найди их в интернете. Да, а ты про глаз не до конца рассказал. Какой он?

— Одновременно и обыкновенный человеческий и чужой чем-то. Жутко рядом стоять. Не знаю, как это тебе объяснить. Если там, на том месте сатанисты и в самом деле девочек в жертву приносили, то в это верится почему-то. Да и сам подумай, зачем глаз, смотрящий вверх, поместили на полу в нижней части подвала? Там только он один и больше ничего поблизости нет. Плохое место. Кроме того, это ведь не дешевая мазня начинающего художника. Глаз — это инкрустация явно из дорогих материалов.

Глава 21

— Да вещь. И как только глаз этот пожаром не уничтожило. Выгорело ведь почти всё. Я тут с первого дня вывожу мусор. Видел и знаю всё. Продаю мелочь разную за гроши.

— Продаешь?

— Да. Полно придурков, которые камень из дома сатанистов за десяток баксов покупают, а то и за сотню. Придурки. Им любой подсунуть можно, но я парень правильный, да и камней здесь навалом. А что на тебе за накидка? Это от пыли?

— Нет. Внизу покопался и нашел недалеко от глаза, там много мест, где осыпался грунт и мусор. Надел на себя, чтобы не спросили и не отобрали. Полиция здесь везде и вопросов кучу задают. Время пройдет, она дорого потом может стоить. Продам тысяч за десять. Тот глаз внизу как живой и жутью веет. Я про сатанистов верю интернету. Там вообще часто сообщают то, что власти скрыть хотят.

— А хочешь я у тебя её прямо сейчас куплю. Три тысячи дам. Не так много, но зато сразу. Других тебе в подлинности не убедить будет, а я своими глазами видел. Ладно пять, но больше не могу. Жена или сама удавится от жадности или меня удавит. Второй вариант меня не устраивает.

— Я подумаю и со своей посоветуюсь. А то потом проблемы будут, если узнает. А она всё обо мне узнаёт как-то. Ты и в самом деле подходящий покупатель. Тебе доказательства не нужны. Да и быстро провернуть сделку можно.

— Держи визитку. Там адрес. Твитни мне на днях. Тебя где высадить?

— Безразлично, у любого первого встретившегося тебе по дороге гипермаркета.

С Мигелем Марти мы так и не познакомились, имя я выяснил с помощью его визитки уже покинув самосвал, на входе в гипермаркет. Входить я туда и не планировал, камер наблюдения там как грязи. Мимо прошли два пацана лет пятнадцати, громко беседуя между собой и одновременно с кучей друзей в сети:

— Обнаружены следы взрывчатки. Тринитротолуол, но это пока не точно. Его ведь даже в медицине применяют. Причина взрыва может быть и другая….

Уже и дети обсуждают это дело. Это хорошо или плохо? Надо сесть где-нибудь и спокойно все обдумать. Могу ли я сам прекратить поиски сатанистов? Это стало опасным и к делу привлекли чуть ли не все ресурсы штатов. Не малые ресурсы, что надо отметить. Может быть, стоит просто помогать анонимно и следить через сети за процессом?

Логично, однако, а как быть с американскими девочками, которых, быть может, уже сейчас в жертву приносят? Я же, видя потом фотографии с просьбами родственников помочь в поисках, буду видеть глаза пропавших из дома, спрашивающие безмолвно: «Ты же мог меня спасти? Почему же я мертва?» Как тут устранишься?

А что если сатанистам всё же удастся открыть проход в другой мир? Что-то на болотах у них начало получаться. Если они используют теперь ОКО, то это может получиться проще, чем раньше. Ведь часть работы проделал я. Кровью все тогда умоемся. Вся планета.

Глаз, смотрящих мне в душу станет много. Но я же один остался. Что я смогу? Мне бы с собой разобраться. Хотя бы для начала получить уверенность в том, что я не сумасшедший. После последнего визита на ОСТРОВ в этом опять возникли большие сомнения. Первый раз было так же, когда я мух в одной из своих квартир застанил. Но сейчас к этому оснований на порядок больше.

Самому себе с большими натяжками удается хоть как-то объяснить произошедшее. Ни одному врачу я этого не объясню. Ни один человек на планете мне не поверит. С другой стороны, сама невероятность появления ОСТРОВА в реале, подтверждает его реальность. Придумать такое просто невозможно. В игре и то парадокс со временем вызывал массу вопросов, но то в игре…..

Думая на эти темы, по нескольку раз возвращаясь всё к тем же узким местам в логике, я зашел в попавшийся по дороге секонд-хенд. Чем хороши эти магазинчики, так это тем, что хозяева на камеры наблюдения обычно не тратятся. Или стоит что-нибудь допотопное, для отмазки от страховой компании. В записи потом можно разобрать только то, что вошел человек, а не хомячок. Из-за Лешего забыть не могу о них до сих пор. Переоделся за гроши.

Незаметным с моими габаритами стать нереально, но пытаться нужно. Пока план у меня очень скромный. Никем незамеченным добраться до нашего автодома и там поискать новый смартфон. Антон их закупил оптом, может хотя бы один оказаться где-нибудь там припрятанным. Выйти на связь мне просто необходимо. Свету нужно успокоить, да и ребят. В игру бы срочно надо, но это просто невозможно. Или?

Немного успокоившись в ходе пешей прогулки по окраинам Лос-Анджелеса к месту стоянки моего единственного доступного в настоящий момент транспорта, я вдруг решил, что попытаться стоило бы. Ну что я там, на ОСТРОВЕ потерял, если бы попытался? Уровень? Или жизнь? В игре это одно и то же, а в реале разница заметная. До мурашек.

Минуточку. Но если я реальный побывал в Хаосе, то должен был там и подзарядиться под завязку и измениться. Как маг стать сильнее в разы, если не порядок. Прежде чем что-либо решать или планировать, надо понять, чем я на данный момент располагаю. Вдруг телепортация прорежется и я смогу без портала из любого места уйти куда угодно? В Питер к Свете!!!

Пожалуй, это нужно проверить и понять в первую очередь. Уеду на авто куда-нибудь в горы. Там и проверю подальше от чужих глаз. Глаз — эта мысль зацепила. То око в доме не холме могло бы мне сейчас и на будущее пригодиться и даже быть необходимым. Может быть, купить его или выкрасть? Надо будет ещё с Василием Ефимовичем перетереть. Если там, в подвале его человек был, то это тема для разборок. Он своих не бросает и их смерти не прощает.

А вот и автодом. Занавески все задёрнуты наглухо. Так и было? Вроде нет, но память у меня как решето. Угроза не ощущается, но ощущения странные. С чего бы? Хотя, так долго быть на людях, то в автобусах, то в магазинах, то на улицах уже давно для меня стало непривычным. Вызывает дискомфорт. За эти годы стал нелюдимом и человеком тени.

Так, а что у нас с ключом? Антон на Кубе и ключ с ним, но у меня сумка с крестом, да и без неё этот чемодан на колесах открыть не проблема. Пора мне отдохнуть. Трудным был день или сколько тут времени прошло? Дверь без проблем открылась ….

— Живой. Сволочь ты.

На меня прыгнуло нечто, по голосу опознанное как Валя. Прыгнула она так, что видеть я мог только двух хомячков на её майке. Ничего так — симпатичные, хотя в игре зарекомендовали себя всепроникающими. Но и в Валентине есть нечто подобное. Обняла она меня явно радостно и с чувством. Обрадовался, если честно. Столько лет был один, никому не доверял, никого близко не подпускал, кроме Наташки.

Сычом жил и вел свою персональную войну без особых шансов на успех, особенно вначале. А тут впервые за годы опять стал членом группы. Не совсем своим, правда. Со стороны и даже сверху, что обычно не любят.

Но наше совместное путешествие сблизило меня с ребятами, особенно случай на болотах. Их общий отъезд и своё вернувшееся мрачное, привычное одиночество я на себе по-настоящему ощутил только сейчас, когда Валя прыгнула на меня, а позади её послышались голоса остальных:

— Валька, ты куда опять? Кто там? Пусти сначала Антона вперед.

— Кто живой? Что там? Это Мих? Да пустите же меня.

— Антон, что там? Не видно ни хрена. Витя, абзац, тут и так тесно, не стой на моей ноге.

— Тамара не реви, да что там? Дайте же встать. Надя, подвинься.

— Да не давите вы. Вась, тебе говорю. И так дышать в этом ящике невозможно было. Кто там за дверью?

— Народ, уймитесь. Командир я или кто? Ну ка, сели все, кому есть куда.


От радости встречи у меня даже голова закружилась. Или причина другая? Тут же навалилась слабость. Нет. Что-то со мной не так. Слабость и нарастающая головная боль:

— Привет всем, я не ожидал вас всех здесь увидеть, но очень вам рад. Спасибо, что вы рискнули многим и пришли на помощь. Особой опасности я пока не предвижу, но нам лучше сменить место пребывания. Антон, выбери маршрут и нужно быстро покинуть Лос-Анджелес.

Разломай и выброси все сим карты и телефоны той партии, из которой дал мне мой экземпляр. Возможно, что он засветился. При первой возможности купи новые для всех нас. Лучше анонимно. Найди место, где мы все сможем спокойно всё обсудить и составить новый план. А мне нужно прилечь.

— Ну вот. Ты вернулся. Опять спать завалишься. Как же я рада.

Под эти слова Вали я добрался до койки, где выпрямиться и нормально лечь без помощи сына богов Прокруста не смог бы ни за что. Лег буквой зю и провалился в тяжелый сон без сновидений.

Очнулся в полном одиночестве, но дверь и окна дома были приоткрыты, а снаружи доносились голоса. Издали разобрать было ничего не возможно, но голоса были знакомые. Антон и его команда что-то оживленно обсуждали. Должно быть, отошли специально подальше, чтобы не будить меня.

Дать мне для отдыха и восстановления время. Время. Без отдыха возможны ошибки. Ошибки. Голова опять закружилась, но на этот раз я справился быстрее. Ошибки, время. Я же ошибся. Причем ошибка страшная по своей сути. Это уже не просто провалы в памяти. Хотя и это было крайне серьёзно.

Я ошибся в самой логике событий, на базе нового для меня явления. Ложная память! Коэффициент пересчета времени на Острове и в реале я применил с точностью до наоборот. Возможно, мозг отказался принять то предположение, что я там провисел годы без движения и без сознания.

Или другая версия — в реале Хаос совсем иной и радикально отличается от игрового? Или? Пока данных других нет, буду исходить из того, что есть. Годы. Как выжил? Как я изменился там за это время? Но это обдумаю потом. Страшно другое — именно то, что кроме памяти нарушилась теперь уже и логика. То есть сам себе я доверять уже не могу.

До сих пор я надеялся на то, что организм вообще и мозг в частности перестроятся быстро и я, приобретя новые способности и возможности в Хаосе, избавлюсь от необходимости платить за это все. Кто не любит халяву? Но жизнь устроена иначе, платить приходится всегда рано или поздно. Скорее всего, перемены во мне будут идти намного дольше, чем я предполагал, и сам их результат предсказать пока сложно.

Провисев в невесомости несколько лет и выжив там, я не стал суперменом. Пока больше похоже на то, что я стал инвалидом. В худшей форме. Инвалидом ума. Слово идиот произносить не хочется. Начинаю понимать стариков в маразме. Знал одного такого ещё на старой своей квартире.

Жил у нас по соседству, точнее над нами. То воду забывал выключить, и у нас текло с потолка, то сжигал на газовой плите суп, который готовил на неделю вперед, да так сжигал, что запах с неделю выветривали не только он сам, но и все соседи. А ведь еще даже не на пенсии был. Родители его жалели и терпели. Считали, что это от одиночества.

Сомневаюсь, но у меня причина точно другая. Другие. Их может быть и несколько. Можно по аналогии с компом предположить, что операционная система устарела, подгрузила слишком много плохо совмещаемых или вовсе несовместимых с ней программ. Нужно обновлять. Что если такое обновление с перезагрузкой происходит сейчас со мной?

Пока я мог в игру входить ко всему этому относился спокойнее. Там искин следит за здоровьем и ума и тела. Здесь тревожнее.

Есть и ещё один вариант. На меня повлияло ОКО. Может быть, через него как-то оказал воздействие демон. Сводить людей с пути истинного он умеет. Цель его ясна. Он уже угрожал мне всеми карами. Возможно, так он хотел заставить меня ошибиться, чтобы ошибка стала смертельной. Или наоборот посеять сомнения, сделать нерешительным, а значит и беззащитным. Слабым, вечно сомневающимся, бессильным и безвредным. Если это так, то когда это произошло? Он мог атаковать меня во сне, или во время перехода на ОСТРОВ. Но почему тогда я не исцелился от его заклинания?

А может быть, я пробыл на ОСТРОВЕ ещё дольше? Ведь в реальном мире коэффициент скорости течения времени может быть другим, нежели в игре. Или наоборот — меньше?

Ладно, хватит копаться в себе, нужно попробовать то, что уже проверено раньше:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ-

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСПРАВЛЕНИЕ -

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ОМОЛОЖЕНИЕ -

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ВОССТАНОВЛЕНИЕ-

Глава 22

Голоса на улице вдруг затихли и сразу после этого я услышал их вновь, но уже на другом уровне. Неразборчивая речь, только что едва-едва ощутимая, стала вдруг слышна как никогда раньше отчетливо. Будто мы рядом. Нет. Даже иначе. Лучше, я, находясь вдали, будто бы видел их всех рядом. Легко узнавал то, кто именно сейчас говорит и даже представлял себе выражение их лиц. Слух явно улучшился на порядок. Это так выглядит абсолютный слух? Я проверил ещё раз прислушиваясь:

— Что затихли? Тамара, продолжай.

— Странно, холодом повеяло. Вставайте. Пошли греться.

— Это горы, Валя, здесь погода может меняться быстро, но и в самом деле знобит. Градусов на десять температура понизилась. Предлагаю проведать Миха и заодно организовать чайку горячего.

— Я за горячий чай, но мы же не договорились. Надо решать что-то. Он вторые сутки к ряду спит без просыпа. Бедный. Он что не спал неделю? Вот почему он всё на себя берет? Мы же команда. А на ком он женат? Антон, ты знаешь?

— Нет. Он сказал, что ты с ней знакома. Ладно. Решили. Сначала чай и подкрепиться пора, а потом ещё поговорим.

— Ладно. Ему нужно спать запретить.

Пока они шли в мою сторону, я постарался прийти в себя. Самочувствие за пару минут изменилось кардинально. Перемены явные, но на этот раз положительные. Нужно было давно весь свой пакет заклинаний здоровья применить. Забыл даже это. Я не раз в своей жизни был в глубокой депрессии, реже случались праздники, но такой резкий переход от катастрофы к чистой радости у меня впервые.

И нужно-то было просто полностью восстановить здоровье. Память в первую очередь. Мне нужно было восстановить память и было заклинание восстановления. Но я мучился и не знал, что делать.

Как же хорошо, что в нашем языке на такой случай есть подходящие слова и бесчисленные комбинации из них. Душу отвести ругая самого себя я не успел, ребята добрались слишком быстро. Но сделал всё, что мог. Последние слова Вали слегка задели самолюбие и я встретил её вопросом:

— Как можно запретить человеку спать?

— Козел потому-что. С добрым утром. Ночь скоро.

Валя вообще-то необычная, но этого я не понял. За что это она на меня так взъелась? Это не понятно, а ведь до сих пор я её всегда понимал, хоть и с трудом. Блин. Опять ОСТРОВ? Антон вошел вслед за ней:

— Это она о Трампе. Проснувшись, он опять опубликовал твит. Тебе лучше посмотреть.

— А, тогда уже яснее. Это потом. Где мы?

— ? А что с твоим телефоном? Нет возможности определиться?

— Сломал и выбросил. Ты их ведь оптом брал в одном месте?

— Да, так дешевле. Я же тебе говорил.

— Тогда это было не так важно, но больше так не делай. Если засвечивается один телефон, то быстро выходят на всю партию, на покупателей и носителей. Мой — в доме на холме засветился.

— Учту. Мы все от своих старых уже избавились, но новые ещё не приобрели. Купили по дороге в лавке старья маленький подержанный телевизор и ноутбук, больше ничего пока нет. Настолько непривычно без электроники, как без рук. Делать по сути нечего. Особенно здесь.

— Уточни место. Где мы?

— Извини, ты уже спрашивал. Это горы национальный заповедник Анджелес. Не так далеко разлом Сан-Антонио. Дорога здесь близко и слышно проезжающие машины, но она не очень оживленная. Пока нас тут ни разу не потревожили. Но долго лучше не задерживаться, заповедник как-никак. Какой у тебя план?

— Ясно. Но для начала расскажи всё, что с вами произошло с момента начала вечеринки на пляже.

— Ничего интересного или важного. Угостили мы серферов на славу, там ещё много посторонних отдыхающих присоединились. Уговорить их пойти в дом сатанистов, было уже пустяком. Ребята молодые и искали тему для вечерних развлечений. Шли все туда просто так, покричать, пошуметь. Ничего серьёзного.

Мы с Валей убедились, что они дошли до места и процесс пошел, после чего вернулись. Машину я потом вернул в прокат, всё оплатил и на такси — в аэропорт. На Кубу каждый час рейсы и билеты нашлись, не то что сейчас. Нас встретили всей группой и мы поехали сразу к морю в рыбацкий домик.

Отметить и всем вместе посмотреть в сетях селфи с той вечеринки и её продолжения. Потом все планировали вернуться в Гавану и зайти в игру.

— Извини, прерву на пару слов. О том домике рыбака придется забыть. У вас у всех с собой телефоны были и путь ваш смогут проследить.

— Ясно. Жаль, хорошее место. На Кубе вообще как-то легко дышится. Это навсегда?

— На время. Вообще все места, где мы побывали, а особенно, где задерживались на какое-то время — под запретом. Это все должны понять и запомнить.

— Ясно, но мы же все телефоны отключали в аэропорту, а Куба данные Штатам сливать не будет.

— Сама не будет, но что заложено в то оборудование, которое кубинцы покупали для своих сетей, мы не знаем, да и отключение телефона гарантии не дает. Предположить можно всякое. С этим пока всё, но продолжай свой рассказ.

— Почти закончил уже. По телевизору мы все вместе смотрели и записи, и прямой эфир о том, как дом окружила полиция, как прожектора подвозили. Телеканалы подогнали свою технику. Всё по законам жанра. С радостью все, кто знал хоть что-нибудь, давали интервью. С ещё большей радостью его давали те, кто вообще ничего не знал, но делал вид. Америка!

Шоу для Голливуда. Охрана тоже давала показания полиции. Позже из дома вышли двое один из них Смит, назвался владельцем. Прислуги, что странно, там не было, но он сказал, что ночью они не работают. Чуть позже он сообщил, что в дом зафиксировано проникновение неизвестных.

Одного из них он сам видел мельком и решил, что они похожи на террористов и на русских одновременно. По его предположению, они хотели незаметно захватить его дом, взять жильцов в заложники и с этой базы атаковать дом семьи Клинтонов. Взрывчатку тоже они принесли. Зачем старикам библиотекарям такая вещь? Этому все легко поверили.

Тут же появились в сетях сообщения о том, что туда сам Бил Клинтон приехал. Это уже потом обсуждали вообще все каналы мира. Ещё бы. Покушения на президентов бывают редко и это сенсация. Фейк, как выяснилось много позже.

— Подожди, вопрос на эту тему возник: Сам этот Смит и тот, кто вышел с ним были стариками?

— Да. Оба с виду солидные джентльмены под восемьдесят. Не меньше. Но крепкие оба. Бодрые и энергичные на зависть. Моему деду шестьдесят, а выглядит хуже. Все СМИ на них пока ничего не нарыли. Замкнутый образ жизни, исследования старины, коллекционирование редких книг. Ни судимостей, ни статей в газетах, ни краж, ни скандалов. Ничего. Само по себе странно для современного человека, но если им под сто, то молодость, когда они вели активную жизнь, ещё на ту войну пришлась.

— Ясно, продолжай.

— Так всё уже почти. Взрыв какой-то странный. Дом почему-то аккуратно вовнутрь сложился, в небе возникло свечение, что вообще за рамками понимания. Девочки устроили истерику по поводу того, что ты, скорее всего, там внутри попался в ловушку. На звонки не отвечал, в сетях тебя вообще нет.

С Гюль я решил не связываться, она не в теме, а объяснять долго, да и что можно толком рассказать, если мы вообще ничего сами до сих пор не понимаем? Написать ей про секту сатанистов, так она решит, что мы тут обдолбались чем-нибудь. Я бы и сам так решил, если бы лично не участвовал в процессе.

Проголосовали и ближайшим рейсом сюда. Спим по очереди, мотаемся по городу, собираем данные в сетях. Валя хотела привлечь какого-то криминального авторитета, но я, не зная твоих планов, запретил.

— И правильно сделал. Туда не просто прийти и ещё сложнее вернуться. Сейчас особенно, там проблемы. Узнали что-нибудь о секте?

— Нет. Как в воду канули. И Смит этот пропал и о том, что полиция нашла в доме в процессе разборки, данных нет. Журналисты раскопали сведения о том, что дело забрало ФБР. Даже ЦРУ проявило интерес. Да, вот ещё. В тех болотах нашли сдохшего аллигатора. Сам на берег выбрался и преставился.

Защитники природы, как обычно, подняли хай по поводу загрязнения среды. При вскрытии нашли несколько человеческих костей. Причем разных людей. Марвел уже заказал комикс и сценарий по этой охоте. Пока главная версия, что они охотились там нелегально, но что-то пошло не так и роли поменялись.

— Это да. Сама видела. Поменялись. Извини, продолжай.

— Мы анонимно слили куда смогли слухи о сатанистах и задрали просмотры с лайками. Сейчас это уже само по сетям гуляет и обрастает подробностями. Фото, селфи, инстаграмм.

Пытаемся всё это фильтровать в надежде на то, что попадется нечто стоящее. Пока только психи разные совсем уж дикие версии распространяют. Тамара себе этот блок забрала и сама ищет что-то.

— Да ищу. Тебя там не было. Только я. Ну и Мих. А я могла забыть мелочи какие-нибудь. Знаки, перстни или татушки, да мало ли. Вдруг увижу что-то и вспомню. Мих, поддержи.

— Ты права. Во всех смыслах. Но лучше ищи в сети фотографии, лица всех тех, кого помнишь. Где-нибудь может всплыть групповая фотография, на которой будет среди прочих, один из сектантов с того болота. Это след. У нас была программа такого поиска, Гюль заказывала.

— Да, была и есть. Но для неё хотя бы фоторобот нужен. Я пыталась сама, но не получается. Там темно везде было и они все в плащах с капюшонами. В общем, спец нужен из полиции, который из меня эти рожи мог бы вытянуть и на экран перенести. Семь дней уже бьюсь, как рыба об лед.

Мысленно я умножил семь на семьсот и разделил на триста шестьдесят пять.

— Мих? Ты побледнел. Это от моих разговоров? Извини. Для тебя всё это тоже тяжело было.

Я встряхнулся. Твою ж. Девочка, пережившая такое вынуждена беспокоиться обо мне. Бледный, бедный студент может упасть в обморок. Да что со мной?

— Не буду вам лгать, ребята, да вы и не поверите. Совершенно здоровым меня назвать сейчас трудно, но это только моя проблема. Я знаю, как её решить, и займусь этим, как только появится время.

— Ладно, но, Мих, ты скажи им всем, что я права. Ты же был в доме на холме? Не ври только, не поверю.

— Да, Валя. Только что оттуда. Оцепление вокруг, полно журналистов, проникнуть не реально. Дом уже снесен и всё вывезено.

— Кстати, ты напомнил. Смит, тот, который владелец дома потребовал, чтобы книги из его библиотеки в случае обнаружения были отданы ему сразу. Это большая ценность им много веков и их нужно хранить в особых условиях. Хозяин — барин, к делу это отношения не имело с точки зрения полиции и ему их вернули.

Странно, но они совсем не пострадали. Там и кирпичей целых не так много нашли, а книги уцелели. Это всё тоже журналисты из полиции вытянули или кто-то умышленно утечку организовал. Думаю, что это след. Если это архивы секты, то нам бы неплохо их найти.

— Ты прав, Антон. Это должно быть у нас. Секту нужно найти и уничтожить, но не обязательно своими руками. Сейчас они затаились и это будет не просто, но продолжать это дело мы будем обязательно.

— Я по любому буду. Не за себя. Туда другая может скоро попасть. Не будет этого.

— Мы команда, Тамара. Мы с тобой. Все будем делать одно дело. А что за твит Трампа?

— Телефоны ты приказал покрошить и в мусор. Без них, как без всего. Как котята беспомощные.

— Глупости. Жили до нас люди, писали на бумаге, считали на счетах….

— Удавиться.

— Так, что написал Трамп? Скажи, наконец, своими словами. Его слова, как правило, понять без водки трудно.

Глава 23

— Он в Твиттере обрушился на Терру, обещал применить санкции ко всем, кто её к себе пускает, потребовал бесплатной передачи технологий, контроля над искином и игрой со стороны цивилизованных стран. Во благо демократии, народа Америки и прочих разных остальных.

Обосновал это тем, что получены данные от Прохорова о том, что собственники у компании незаконные, основателей и их наследников лишили прав чисто по-русски без права обжаловать и возразить.

Прохоров обещал предоставить документы в ближайшее время. Наши уже ответили, но без мата. Чувствуется, что хотели приложить, но удержались. Дипломаты как-никак.

Все в шоке. На Кубу отсюда из штатов сегодня ломанулись вообще все.

Уехать этим путем нам будет уже не реально. Все билеты раскуплены до конца времен. Наши посольства во всех странах завалили заявки на визу, даже на гражданство. Везде, где Терра уже есть жуткий ажиотаж. Все, кто уже пробовал игру, ищут варианты. Остальные — тоже, но не так энергично. А ведь это только сегодня утром началось.

— Я и говорю, что ему нельзя давать спать. Или пусть не просыпается. У тебя глаза синее стали. Глубже и там что-то ещё. Новое. Раньше не было.

— Валя, это от радости видеть тебя и всех вас живыми здоровыми и отдохнувшими. Усыплять Трампа мы пока не будем. Старый кобель, конечно, но пусть живет. Теперь по делу. Если у вас это всё, то нужен план на ближайшее время. Антон, ты уже думал?

— Да. Лучше всем пока здесь затаиться и не отсвечивать. Я поеду с Вадимом, Валей и Надей, продам автодом ведь он мог примелькаться, куплю два других. Удобнее будет а то тесновато, но сам такой способ путешествий нам подходит лучше прочего.

— Я не поеду. У меня куча дел. Мих, скажи ему.

— Как хочешь, но тогда ты на выбор своего жилья, цвет занавесок и прочие важные факторы быта в ближайшее время повлиять никак не сможешь.

— Ну, нет. Антон, чего ждем?

— Мих?

— О старых кредитках, которыми до сих пор пользовался здесь в штатах, нужно на время забыть. У тебя должны быть резервные. Обналичь кроме этого тысяч двадцать. Попробуй заодно купить для всех краденые телефоны или купи подержанные через посредника без регистрации. Лучше втрое больше чем всем в группе нужно, с запасом на будущее. Вероятно, менять электронику нам придется часто.

Её придется пока использовать с осторожностью. По своим старым следам в сетях ходить тоже уже нельзя. Если в деле и полиция, и ФБР, и ЦРУ, то проверить могут вообще все. Ресурсы для этого у них самые мощные в мире. Вывод прост, поменять личности нам нужно радикально. Внешность — тоже, то есть одежда нужна на все случаи жизни и с запасом. Покупки делай с учетом этого. Вроде всё, но обо всём этом еще подумай сам. Езжайте, а мы пойдем на природе погуляем.

Почти половина группы нас покинула вместе с автодомом, а у нас возникла пауза. Ребята явно хотели меня ещё о многом расспросить, но мешала привычка сваливать это дело на Валю. Та в силу темперамента и неуёмного любопытства задавала столько вопросов всем и по любому поводу, что остальным оставалось только выбирать из ответов то, что было интересно лично им.

Решительнее всех была Тамара:


— Народ, давайте к тому дубу на соседнем холме вернемся и там посидим. От дороги там дальше и вид роскошный. Вы туда идите по короткой тропе, а мне с Михом поговорить нужно.

Желания её после того случая все исполняли без возражений и быстро, я — тоже. Групповое, да ещё и попытка принести тебя в жертву. Мрак. Примерить на себя это невозможно, но сочувствовали ей все. Мы пошли по тропке, которая больше походила на звериные. Слишком узка для человека:

— Я хочу провериться. Мне к гинекологу нужно. Извини, конечно.

— Понимаю и согласен. Всем необходимым ты будешь обеспечена, не сомневайся. Я к тебе присматриваюсь, как и все наши, это неизбежно. Уверен, что ты здорова. Тесты на беременность покупать пока рано, но для спокойствия сходить к врачу можно. Врачи здесь паспорт не спрашивают и на безопасность группы твой визит не повлияет.

Дальше мы шли молча, она, высказав главное, думала о чем-то, а я старался не мешать. Понять до конца, что думает женщина в такой ситуации мне не дано, а без знаний и опыта пытаться как-то помочь — скорее навредишь. Мы просто шли и любовались видами.

Горным пейзажем я бы это не назвал, скорее — холмы, но красиво. Дикая природа всегда привлекает и найти для себя нечто свое можно и в тундре, и в пустыне. Заметив на ближайшем холме какое-то движение, я напряг зрение и неожиданно для себя, вдруг увидел совершенно отчетливо лань.

Само по себе это бы не удивило. Их можно встретить в лесах многих стран, поразило то, как отчетливо, в мельчайших деталях я видел её с расстояния метров в двести. Протерев чисто рефлекторно глаза, я вернул себе нормальное зрение. Опять было видно только некое шевеление под дубом.

Обрадованный я повторил процедуру. Извини, ОСТРОВ, за всё плохое, что я о тебе думал. Теперь, когда стали видны и положительные последствия долгого пребывания там, уже проще смириться с временными провалами в памяти и нарушениями логики.


— Мих, а почему ты запретил внукам создать свой клан в игре? Нет, ты погоди, дай сказать. Это же круто. Мы ведь там все встречаться можем, разговаривать, отдыхать. В Колизей сходить. Там же нет полиции, нет ФСБ да никого нет. А люди потянутся. Так и назовемся, как в реале. «Внуки Остапа». Народ как на огонек подойдет. В реале многие боятся сливать инфу, а там всё проще.

Черт. Я это запретил? Опять ОСТРОВ? Не помню я такого. Или забыл в очередной раз или это Гюль сама приняла решение, а свалила ответственность на меня. Это похоже на неё. Хорошо устроилась. Всё, что популярно исходит от неё, а негатив она передает от моего имени. Молодец. Растет. Правильно сделала. Но что по сути дела?

— Осторожность это наше всё. Даже соблюдая все правила гарантий успеха не получить, а если засветить внуков на весь мир, то можно серьёзно вляпаться. Вот ты в игре сильно внешность изменила?

— Лицо — нет, с фигурой не удержалась, но от этого ни одна девушка не отказалась. Я таких не знаю. Ведь ни мучиться с диетой, ни платить хирургам, ни торчать в фитнес клубе. Раз, и всё.

— Вот видишь. А скрины сделать не проблема. Спец службам даже не нужно было бы входить в игру. Просто заказать у любого игрока видео со всеми нами. Но мысль вообще-то не плохая. Я подумаю. Можно сделать для всех нас тайное место, где могли бы встречаться все мы, без угрозы попасться кому-либо на глаза. Нечто вроде каторги.

— Окстись. Сглазишь. А ты что и там тоже был?

— Нет. Но, возможно, придется. Туда один хороший человек попал, выполняя моё задание.

— Ну, ну. Тебе потому так и верят, что ты своих не сдаешь и не бросаешь никогда. Тот же Вася. Я бы плюнула, если честно. Игроман. Но если опять о клане, и моё мнение важно, то лучше пусть это будет остров внуков. С лагуной, пальмами и песчаным пляжем. Я слышала, что такие на Терре есть.

— Полным-полно, но это Южный океан, а туда самостоятельно не многие добраться смогут. Впрочем, я придумаю что-нибудь. А ты тогда среди всех внуков, с кем сама знакома, проведи опрос на эту тему. Нужно выяснить нужно ли это вообще большей части наших.

— Сделаю, с радостью. Смотри, мы уже подходим. Ребята, наверное, уже там.

Я прислушался и присмотрелся к тому месту на холме напротив, на которое указывал её палец. Чисто рефлекторно, не успев подумать о новых способностях, увидел вдруг в тени их всех, но больше порадовало то, что таким же образом по заказу смог их и услышать:

— Андрей, ты молчишь, молчишь, а тут на тебе. Нашел с кем спорить на деньги. Мне Лас-Вегас понравился, но опять туда через полстраны тащиться и заново вытаскивать Васю из казино неохота.

— Я бы лучше и дальше молчал, но делать-то что? По-моему это первый день в моей жизни, когда нет доступа в сеть.

Подслушать у меня получилось случайно и я дал себе команду вернуть нормальный слух. Это тоже удалось, что, впрочем, я уже ожидал. Но передо мной встала проблема. Антон уехал, группа без командира, а значит, занятие для всех нас предстоит выбирать мне. Минут через пять мы, спустившись вниз к ручью и поднявшись наверх на другой склон, добрались до места встречи. Все выжидающе смотрели на меня:

— Хорошее место для тренировки. Все мы уже давно стали закоренелыми горожанами, но иногда может понадобиться выживать на природе. Вот этим мы и займемся. Тренировка. Антона не будет часа четыре, а то и дольше. Задача такая. Тамара и Андрей по очереди выбирают себе в две своих группы по одному человеку за раз. Каждая группа идет в поиск по близлежащим холмам.

— Американцы это горами считают.

— Да пребудет с ними сила и сало. Вам нужно найти места для возможных тайников, а лучше бы нечто для стоянки. Пещеру, к примеру, где мы все или кто-то в одиночку могли бы переждать пару недель при необходимости.

Спешить в походе не нужно, главное не сломать себе что-нибудь. Два часа туда, два — обратно. Вопросы?

— А ты здесь спать будешь?

— Начальство не спит, оно — сканирует подсознание и погружается в тонкие материи и оттуда обозревает будущее. В общем. Начали. Тамара выбирай ты, думаю, что первой задание выполнит твоя группа.

Придумав нечто похожее на правду и привнеся элемент соревнования, я за остальным уже только наблюдал. Тамара забрала себе первым Васю, что меня до крайности удивило. Потом Вадима и сказала, что ей хватит. Ни споров, ни возражений, все берегли её, как могли. Я сразу же дал старт и они ушли в разных направлениях.

Сам выждал минут пять и проследил сначала за Тамарой, потом за Андреем. По горам они не ходили никогда — ни один из членов обеих групп. Что такое хребет, что такое отроги, как лучше подниматься и где безопаснее спускаться завзятые горожане познавали на своем печальном опыте.

В настоящих горах я бы такое не затеял, но здесь особой опасности не было и пока обошлось парой ушибов. Мне альпинизмом заниматься тоже не доводилось, но небольшой опыт жизни в горах всё же был. Присматривать за обеими группами было не сложно, идя по верхней части невысокого хребта, с двух сторон которого и велся поиск. Улучшенные зрение и слух мне помогли. Там внизу у ребят всё хорошо.

Это дало мне место и время для проверки себя на предмет новых способностей. Первым делом застанил целый муравейник. Сомнений не было, просто первым на глаза попался. Ожили после отмены и не заметили вторжения в личную жизнь. Иногда это с целыми странами происходит.

Теперь на дальность. Высоко в небе парит птичка:

— СТАН –

Сработало, падает, а на высоте навскидку метров пятьсот — на полпути к земле:

— ОТМЕНА –

Тоже сработало, птица ожила и стала двигаться, только как-то хаотично и нерационально. Так и не сумев подстроиться под изменившийся мир, она упала на склон соседнего отрога. Добежал, в надежде вылечить, но не успел. Не то, чтобы настоящий орел, так, орлан, но Орлан белоголовый — символ Америки и демократии разбился насмерть — лечить бесполезно, а к опытам с поднятием мёртвых я по-прежнему не готов. Надеюсь, что это не символично и штаты я не угроблю так же неумышленно и по неосторожности. Эту мысль я позже еще не раз вспомнил.

Настроение стало лучше и, пробежавшись трусцой, на ходу выбрал небольшой куст:

— ВСЁ ЭТО ЛЁД –

Названия растения определить не смог, ибо не ботаник, но замороженным он выглядел намного лучше, даже инеем на глазах покрылся. После отмены сразу почернел и осыпался. А вот это уже тревожно. Не вся магия обратима в реале. Это не игра.

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Не помогло. Хорошо, что сначала проверил заклинание Ледяного Джима не на животных или хуже того — людях.

— ВОСПЛАМЕНЕНИЕ –

Это для ликвидации следов преступления. Куст сгорел за десять секунд и рассыпался в прах.

— ЗАМЕДЛЕНИЕ –

В памяти всплыло полузабытый случай, когда я с амулетом, выбранным за достижение, прыгал с утеса вниз к храму Смерти. Я это уже вспоминал недавно, когда падал в подвал дома на холме, но ни тогда, ни сейчас это не сработало. Впрочем, там это было не заклинание, а слово инициации амулета. Но попробовать уж очень захотелось. Хруст ломающихся костей не забывается, если это твои кости.

Глава 24

Поднял камешек и, сосредоточившись, попробовал положить его в сумку дракона тем же жестом, как и в игре. Облом. А так было бы полезно. Столько проблем решилось бы разом. Но к этому я ещё вернусь. Несколько идей появилось в процессе. Настроение постепенно улучшилось. Многое всё же стало получаться, а значит прогресс налицо, а неудачи неизбежны, они только подтверждают реальность происходящего.

Идя дальше и изредка проверяя обе группы, набрел на пустую алюминиевую банку из-под колы. Кока кола. Гадость, но банка кстати. Её не смяли после употребления и сейчас это объект опыта:

— НЕПРЕОДОЛИМАЯ ТВЕРДЬ –

— ЗАЩИТНЫЙ КОКОН —

Смять банку не удалось даже всей своей силой. Не такой уж и маленькой. Быть может я и не самый сильный на Земле человек, но одно сомнение в этом о многом говорит. Удар камнем пудов на пять банка тоже выдержала и я решил взять её с собой. Отменить успею всегда, а вдруг пригодится? Тяжелее от магии она не стала и места много не занимает. Если её и пуля не пробьет, то можно будет заказать себе костюмчик в реале вроде того, что мне мастер Юй из ткани сшил, а гномы продублировали в мифриле.

Я даже напевать себе что-то под нос стал. Какой резкий переход произошел со мной от мрачных нудных размышлений и тревог к веселому и полному надежд путешествию по зеленым холмам. Получается всё уже намного лучше, а значит нужно продолжать. Телепортация была бы венцом успехов этого дня, но я решил иди к главной цели постепенно.

Одна из скал причудливой формы вполне могла бы сойти за стену, при некотором воображении. Стены этой стены не были параллельными или ровными и толщина везде была разной, но что я теряю?

— СКВОЗЬ СТЕНУ –

Марево появилось или почти, мне даже показалось, что рука какое-то время ощущала нечто мягкое и податливое, но …. Не сегодня. Но что-то всё же было, а это гигантский шаг вперёд.

Ещё через десять минут подобрал застрявший в кустах белый пластиковый пакет. Снаружи реклама джинсов. Вывернул наизнанку и у меня в наличии почти чистая белая поверхность.

— ЭХО –

На пластике проступили очертания карты окружающих меня гор, небольшая речушка примерно в километре южнее и шоссе, по которому мы сюда и приехали. Подземелий не видно, пещер — тоже, но выбрасывать пакет рано, может понадобиться, да и что подумает тот, кто его найдет? Вывернул обратно и сунул пустую ненужною банку в пустую ненужную сумку, в результате получилась полезная сумка для переноски перспективной банки.

Стоит только по-другому назвать и отношение меняется. Если я ещё что-нибудь эдакое сотворю, то будет куда положить. Стоп. Карта у меня есть и не простая, а магическая. Есть и заклинание для перемещения по карте. В Синем лесу эльф дал. Почему нет? Проверить нужно. И очень, очень хочется. Жаль до слез, что в игре я его использовал редко. Ранг низкий и обязательно нужно будет его там повысить, если не забуду:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА –

Марево. Бросил на землю пакет. Шаг. И я вернулся назад метров на десять. Пакет впереди меня подтвердил, что опыт удался.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— СЛЕД В СЛЕД –

Уже счастливый с улыбкой до ушей я вернулся телепортом обратно к пакету. Ну и кто тут против меня? Какой прорыв, а так просто получилось. А что у нас ещё есть? Был такой фильм: «Вспомнить всё». После небольшого напряжения я всё и вспомнил. Оказывается, человеческая память хранит намного больше, чем мы думаем.

Не всё и не всегда бывает человеку доступным, но оно там есть. Во всяком случае, у меня дело обстоит именно так. Перед глазами проплыли все строки сообщений системы Терры в моем интерфейсе с момента её создания. Все ранги, уровни, заклинания, достижения. Абсолютно всё.

Дела идут на лад. После перестройки организма на ОСТРОВЕ и массы побочных эффектов, постепенно все не только нормализуется, но и улучшается. Ради этого стоило потерпеть негатив и плохое настроение. Слегка жаль, что в игре так мало заклинаний изучил и прокачал, но недостающие ещё успею там найти и довести до максимума. Последнее совсем просто. ОСТРОВ ждет, а там возможно всё.

Ещё один опыт на очереди, в успехе уже почти уверен, нонужно всё же проверить. Провел бы его даже если бы сейчас это не нужно было. Подобрал четыре похожих обломка одного камушка, примерно одинаковых по весу. Сел на землю, выбрал самый симпатичный из них и положил перед собой. Три других чуть дальше. Кубов нет, но почему не попробовать?

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ТРИ, КАК ОДИН –

Первый никак не изменился. Просто лежал. Три остальных слегка засветились и стали какими-то нечеткими. Размытым изображением. Продолжалось это минут двадцать, но четыре совершенно одинаковых камня я сложил в банку, а банку в пакет. Что дальше?

А не прокачать ли мне все уже имеющиеся в наличии и проверенные заклинания еще разок? Вреда не будет, потери маны я не ощущаю, а значит, резервы полны. Увлеченно повторяя всё раз за разом, я забыл обо всём. Отвлекся и увлекся. Когда опомнился, то понял, что уже вечереет, а ребята явно вернулись из похода обратно.

Ладно, пусть я ещё не до конца восстановился, и память барахлит, но процесс исцеления идет быстро и в нужном направлении.

В месте встречи под деревом их не оказалось и я пошел к шоссе — туда, где мы расстались с Антоном. Решил попутно ещё прокачать слух:

— Сволочи. Все сволочи. Ничего доверить нельзя. Как вы его потеряли? И ведь знаете, что он переутомлен, а то и болен чем-то. Ведь не бросает наше дело не смотря ни на что. За Тамару вписался, прости подруга. Но правда же. Я думаю его там на болоте отравили как-то или ранили, а он скрывает. Спит ведь постоянно. А что если он в горах уснул и упал куда-нибудь? Никогда не прощу.

— Валя, успокойся.

— Заткнись, Антоша, не трави душу. Ведь не хотела ехать, как знала. Свинство.

— Не волнуйся. Решили же, что ждем ещё полчаса и идем искать.

Дом человека там, где его семья, где его друзья. Очень долго у меня дома не было. Было имущество, квартиры, здания, земля и прочее. Не было главного. Теперь есть. У меня два дома. Один, главный — далеко, но зато второй — рядом.

— Мих, ты в прежнем доме оставил сумку, я её в новый в голубенький автодом, переложил. Все следы в проданной машине мы устранили, гаджеты купили, наличные есть.

Моё появление встретили с радостью и облегчением:

— Спасибо, Антон. Тебя так расстроило то, что один ядовито розовенький, а второй до зубовного скрипа голубоватый? И занавески с клоунами? Валя выбирала?

— А кто бы ещё такое выбрал? Зачем ты вообще её с нами послал?

— Именно для этого. Так же как ты к нашему транспорту теперь будут относиться все полицейские. Такое реже проверяют, чтобы не связываться с дамами, выбирающими такие цвета. Крутой мафиози в такое не сядет. Это подсознательное.

— Учту на будущее. Мне ребята уже рассказали о поисках места для тайника. Мы тут обсудили тему выбрали из трех вариантов лучший — это осыпь из крупных камней. Прятать просто, только завалить сумку и всё, да и найти потом несложно. Сумка с запасом того, что в крайней ситуации может любому из нас пригодиться, уже собрана. Деньги, еда, медикаменты, пара телефонов и там ещё по мелочи. Думаю, что туда надо всем нам сходить и запомнить место. Это недалеко, минут двадцать.

— Осыпь эту я видел и согласен. Сходите, а я пока в интернет зайду.

— Держи, это твой. Видок не очень, но хороший, я его в работе проверил. Да, вот ещё, сегодня сайт СИ завис. Если ты шифровку публиковать собрался, то там не получится.

Я кивнул и с трудом дождался того момента, когда все уйдут прятать клад. Так давно не оставался без телефона, что в этот момент смотрел на него, как голодный кот на сметану. Это у всех у нас уже мания. Без него жизнь кажется неполноценной.

Введя коды, первым делом заглянул в Питер. Не напрямую в квартиру, это не безопасно для девочек. Просмотрел сводки новостей, криминальную хронику, несчастные случаи и вообще всё, все места, где могли бы отразиться последствия попыток проникнуть в мой дом. Тихо. Ни намека. Отпустило.

С Гюль тоже переписываться не стал. Да и темы пока нет. Расскажу лучше лично и потом. В такое поверить трудно, даже если в глаза свидетелю и участнику смотришь. А уж короткий текст с упоминанием сатанистов можно принять за пьяный бред. Тем более, что Гюль за мной этот грех знает издавна.

Шерлок порадовал успехом. Данные получены, но скрины ещё не у него. Серый Кот смог подслушать группу каторжан и даже просмотреть архивы. Рисунки, карты, планы ударов и прочее.

Писал сыщик об этом, как об игровом моменте, как мы и условились. Кот должен флешку спрятать в Москве, где будет проездом, место сообщит позже. Передавать через сеть беседы таких людей на арабском, глупо. Как ни шифруй. Это сейчас главная цель всех серьёзных спецслужб. Но название одного города сообщил между делом. Бисмарк.

Опять совпадение. Там теща Лени живет, если меня память не подводит. Что-то такое он упоминала на вокзале в Майами.

Обдумав твит Трампа, заказал через сеть изготовление комплектующих для пары сотен копий буя, который так хорошо себя зарекомендовал при заплыве из Кубы во Флориду. В самом деле, это может пригодиться в одном из планов. Отвлекающий манёвр или ещё что-нибудь. Не пропадет в любом случае, а иметь уже готовые под рукой может быть важным.

Поискал и нашел на распродаже после карнавала варианты подходящих мне костюма робокопа, человека-паука и полного облачения рыцаря. Всё большей частью из алюминия. Доспехи, кольчуга, шлем и прочее. Покупать через сеть не стал, просто узнал адреса в Лос-Анджелесе, где можно этот хлам быстро и без проблем купить за наличные.

Любопытная мысль, а ведь в таком одеянии можно без проблем ходить по центральным улицам столицы Калифорнии и никто внимания не обратит. Достаточно изредка предлагать прохожим селфи и брать доллар другой с тех, кто, паче чаянья, на это согласится.

Проверил сумку с крестом и убедился, что всё на месте и никто её не открывал. Даже Валя, что странно. Приборы слежения за машиной адвоката секты в работе и он явно всё ещё в Лос-Анджелесе. Точнее отсюда не видно, но это нормально. В городе найти его будет не сложно и проследить, если он встретится с магистром — тоже.

Ребята вернулись посвежевшие, оживленные и весело болтающие по дороге. Услышал их своим новым слухом издали. Я и раньше замечал, что такие походы в горы сближают, да и у Высоцкого что-то на эту тему было. Дал команду Антону ехать обратно в город, но на другую стоянку автодомов, благо их там штук десять.

––—––—––—–

В зале просмотра, расположенном под землей в подвалах штаб квартиры компании «Терра», все для того же единственного зрителя опять демонстрировался фильм из архива с теми же действующими лицами:

— Лариса, ты в мае брала на себя несвойственную тебе функцию набросать план здания будущей нашей компании.

— Черт.

— Надо так понимать, что ты этого не сделала?

— Знаешь, Лорик, иди ты…. Чаю попей. Сейчас принесу в главный офис.

— Ну, ну, мы там все уже собрались и тебя ждем.

— Иду уже, Масяню только закрою. Милая, иди сюда. Обед.

Лорик вышел, а Лариса, расстелила ватман, ехидно улыбнувшись, применение старых технологий остальных членов группы раздражало и вызывало подколки с их стороны. Ей дразнить их было всегда весело.

Глава 25

Масяня, забытая на время, попыталась уже в который раз покинуть лабораторию и успела схватиться за ручку той двери, за которой скрылся один из основателей компании. Заметив это, Лариса отложила баночку с черной тушью и кисть и бросилась ловить шалунью.

Та, поняв, что удрать не получится, пошла на хитрость. Дверь она всё же приоткрыла, но не побежала туда, а обогнув по широкой дуге быстро приближающуюся хозяйку, вскарабкалась на стол с аккуратно расстеленным и закрепленным на нем с помощью четырех книг листом ватмана.

Кисточки Масяня невзлюбила с самого начала и сейчас, взяв баночку в руки, углубилась в творчество. Просто выливала содержимое на белый лист, с умным видом любуясь расплывающимся странной формы пятном.

За этим занятием и была поймана закрывшей дверь Ларисой, заключена в темницу и накормлена печеньем вкупе с бананами. Лариса же вернувшись к столу, всплеснула руками, но потом задумалась и вдруг улыбнулась.

— План здания вам нужен срочно? Без проблем.


–——–——–—-—–

Повзрослевший на семь лет Лорик, дал команду выключить изображение и всё ещё улыбаясь счастливым и одновременно горьким воспоминаниям, вспомнил и то, что народ не ошибается в названиях и Притцкеровскую премию в области архитектуры, которую присудили Кляксе в прошлом году.


––—––—––—––—

До Лос-Анджелеса ехали с комфортом. Мне заранее отвели самую большую кровать, но сна на этот раз не было ни в одном глазу и я погрузился в сети. Что там на Терре? Держится ли Новгород Северский? Как это выглядит из реала? Что об этом пишут? Что в Дальнем? Почём патенты? Не шалят ли пираты?


Доехали так быстро, что я даже не заметил пролетевшего времени. Антон таким образом выбрал маршрут, что мы должны были проехать мимо того секонд-хенда, где продавали атрибуты карнавального шествия, присмотренные мной на предмет новых испытаний и исследований. Да и план надеть на себя нечто, способное защитить даже от пули, по мере приближения к полиции и секте сатанистов кажется всё более актуальным.

Попросил свернуть и сделать крюк на пару кварталов. Зато получил удовольствие видя лица ребят во все глаза смотревших на мои покупки. Валя за всех высказалась лаконично:

— Охренеть.

Я даже удивился, предполагал, что сцена будет более яркой. Впрочем, как правило, самая лучшая сцена в пьесе — немая.

Валя очнулась быстро и тут же захватила себе кольчугу. Примерила сразу же, что уже не показалось странным. Женщины. На ней при её габаритах — как чехол для КамАЗа. Но где-то подвернув, где-то подвязав она умудрилась даже в этом выглядеть сексуально, чего и добивалась.

— Объявляю конкурс. Тому, кто придумает версию того, для чего эта хрень нам сейчас нужна я дам….

— Я первый.

— Тебе, Вася, по любому не светит. И я не закончила свою мысль.

— Ну? Что за пауза? Заканчивай.

— Потом. Пока не придумала. Но в самом деле? Версии есть?

Побудить свою фантазию на заданную тему пытались все, но до новой для нас стоянки автодомов мы добрались в полной тишине. А хороший способ, надо будет взять на вооружение. С Лизкой не прокатит, но она такая одна. Надеюсь.

Антон по прибытии собрал всех нас в одной машине и раздал задания. Пока ехали, удалось нарыть в сетях несколько адресов, большей частью тех, что до нас уже вычислили ушлые журналисты всех мастей. Взрыв дома всё ещё не сошел с первых полос и желающих узнать хоть что-нибудь об этом деле было с избытком. Некоторым повезло.

Это для нас плюс, так как самим пришлось работать меньше, но и минус, так как у всех возможных мест, где можно стать центром сенсации, желающих прославиться и заработать — не протолкнуться. Но было нужно посмотреть на дома, где, вероятно, скрывались сатанисты, своими глазами и каждый из внуков получил своё задание. Кроме меня.

Самого Антона я оставил на стоянке, для координации всех действий и присмотра за машинами. Сделал это потому, что выглядел он усталым. Ответственность за всех и напряжение нескольких последних дней оставили свой след. Не уверен, что он за это время высыпался хотя бы раз. В отличие от меня. Я же, вопреки собственным опасениям, бодр и кажется, что спать не захочу еще целый год.

К дому адвоката дьявола я подошел уже в сумерках. Приборы показали, что за весь день он из дому не выбирался ни разу. Точнее его машина стояла внутри дома, а поскольку сам он пешком за всё время наблюдения не выходил никогда, то я обоснованно предположил, что он дома. Район здесь не чета тому, где был дом на холме, но и не для бедных. Высшая прослойка среднего класса. Дома хорошие, но о своем парке и заборе в три метра высотой здесь даже и не мечтают.

Подойти к такому зданию ничего не нарушая намного проще, но Альберт Дроу обвесил свой дом пятью камерами видео наблюдения и это только те, что видны невооруженным взглядом. Скорее всего, знает подноготную тех, с кем связался и серьёзно думает о безопасности. Проехав на паре разных такси в разных направлениях мимо дома каменного снаружи и стеклянного внутри, я решился. Проникновение в чужую собственность в штатах карается довольно строго, Калифорния — не исключение, но тюрьма меня не особенно пугает. Не так-то просто меня сейчас где-либо удержать.

План у меня довольно простой. Для начала просто подойти к двери и позвонить. Вдруг откроют? Но для начала я зашел в ближайший скверик и там залез на развесистый каштан:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— НЕПРЕОДОЛИМАЯ ТВЕРДЬ –

Это и на кольчугу рыцаря и затем на латы робокопа. Вспомнив свои ещё свежие ощущения от падения с крыши в подвал:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— НЕПРЕОДОЛИМАЯ ТВЕРДЬ –


Этот второй раз чтобы уж наверняка.

— А вы что там делаете?

Детям уже спать пора, но этого пацана лет девяти должно быть перед сном выпустили на прогулку, чтобы заснул потом быстрее.

— Борюсь со злом, страшными последователями сатаны, призывающими на нас демонов и всех врагов рода человеческого.

— Врете.

Вот и говори людям правду. Я даже слегка обиделся и собрался сказать что-нибудь эдакое, но меня опередили:

— Чарли! Куда ты делся? И где Сэнди? Если ты, паразит, опять младшую потерял, то готовься. Не прощу. А ну иди сюда!

Вдоль по небольшой аллее к нам шел мужик лет сорока, судя по походке, сильно навеселе. Но не веселый ни разу. Мой собеседник забыл обо мне и бросился бежать, в противоположную сторону от мужика, чего и следовало ожидать. Решил, должно быть, сперва найти сестру, и уже потом устраивать разборки с отцом, или кто там ему этот алкаш. Мне это на руку и, проверив амуницию на прочность с помощью ножа, переоделся в костюм робокопа, предварительно надев кольчугу:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ЗАЩИТНЫЙ КОКОН –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ЗАЩИТНЫЙ КОКОН –


Слез с дерева уже другим человеком, но думал не о предстоящем деле, а о причине, по которой автор фильма или комикса оставил незащищенной нижнюю половину лица главного героя. Для чего, в самом деле? Планировал, что кто-то должен зубы ему выбить? Получить смертельную рану в такое незащищенное место не так уж и сложно.

— Какой интересный костюм, можно с тобой сфоткаться?

Меня догнала девчонка лет шестнадцати с уже готовым к селфи телефоном. Скорее всего уже выложила меня в сеть. Вот и проводи тут секретные операции. Лица, кончено не видно, но и по фигуре с походкой можно многое узнать.

За паршивые пять долларов она меня только что не изнасиловала. Сняла со всех ракурсов, Потом отдала гаджет мне с тем, чтобы уже я с вытянутой руки заснял, как она сидит у меня на колене. Попутно заглянул в её телефон, запомнил пароль и после расставания потратил десять минут на удаление из сетей и её телефона всего, что она выложила туда за последний месяц. Заодно заразил вирусом, на который потом всё это и свалят те, к кому она обратится за разъяснениями.

Для неё всё это пустяковое расстройство, а для меня — безопасность. Вдруг и это здание взорвется, чем вызовет ещё больше шума в СМИ?

Уже возле самого дома адвоката достал лист бумаги и:


— ЭХО –


Нужный дом и ещё пять соседних участков проявились на магической карте. А ведь осторожный и предусмотрительный адвокат даже подземным ходом озаботился. Недалеко, всего лишь на соседний участок, но не в дом, а в собачий вольер, или что-то в этом роде. На карте пояснений нет. Звонить я всё же не стал, не знаю почему, только сделал вид, подняв руку к нему:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА –


Некоторая неуверенность всё же присутствовала, но даже не увидев в сгущающихся сумерках марева портала, я его почувствовал. Шаг и я в прихожей. Точнее в гараже. Яркий свет на контрасте почти ослепил и глаза заслезились. Времени терять нельзя, важно по максимуму использовать эффект неожиданности:


— ИСЦЕЛЕНИЕ –


Зрение восстановилось. Несмотря на собранную заранее информацию, странное устройство дома всё же поразило. Одно дело читать, другое — видеть воочию. Позади меня кирпичная стена дома с воротами для машины, сверху потолок, точнее крыша, а все остальное стеклянные стены в самые разные помещения дома Альберта. Ныне покойного, как оказалось.

И я тут совершенно ни при чем. Сам адвокат и шестеро его гостей лежали на полу или сидели вокруг обеденного стола, сервированного почти исключительно серебром. Кто-то прервал ужин в самом разгаре. Аппетитный запах распространился даже в гараж несмотря на плотно закрытую стеклянную дверь.

Крови было много, что вкупе с явно ножевыми ранами и неестественными позами тел, убедило окончательно в том, что живых здесь нет. Эта уверенность была опровергнута тут же. Жуткий скрежет в комнате, ближайшей к столовой, раскрывшаяся дверь и две фигуры в дверном проёме. Дама средних лет в подержанном, но аккуратном платье темно-зеленого цвета — пышная брюнетка в очках, и негр, под два метра с горой мышц в джинсах и майке с незнакомым мне лицом белого человека.

Крепкий с виду мужик. Почти как я, но всё же дохловат. Мышцы скорее надутые в фитнесе, чем что-то реальное. Небольшой, только что выломанный из стены сейф афроамериканец уронил на пол с грохотом, особенно впечатляющем на фоне тишины. Точнее бросил и заменил пистолетом с глушителем.

— Подожди, Джордж.

Это ты? Фигура у тебя уникальная и выдает сразу.


Две эти фразы были произнесены на разных языках. Первая на английском, вторая — на русском. Я даже глаза протер. Точнее ту идиотскую прорезь в шлеме робокопа. До того растерялся, что забыл во что одет. То, во что был одет Василий Ефимович, голос которого я бы опознал сразу и везде, ввергло меня в легкую прострацию.

Сам бы не увидел — не поверил бы ни за что.

— Я.

Это всё, что смог из себя выдавить.

— Опоздал, но молодец, вошел тихо. Моя школа. Я порядок уже навел. За своих парней рассчитался. Сейф мой.

— Без проблем. Здесь камер много и сигнализация должна была давно сработать. Хозяин был маньяком в вопросах безопасности и неприкосновенности собственности.

— Я почистил, но мог и не заметить чего-нибудь. Потому и брали сейф жестко. Пора уходить.

— Книг тут не было? Архивов?

— Хочешь всех остальных сектантов вычислить? Одобряю, но не видел, да и не моё это. Возни много, засветились книжки в полиции и продать их будет себе дороже. Мы уходим, а ты как хочешь. Но правильнее тебе со мной. Бери железо, Джордж, тащи в машину. Тьфу, черт.

Он повторил предпоследнюю фразу ещё раз на английском, подошел к стеклянной стене, открыл стеклянную дверь и вышел в гараж, открыл багажник кадиллака и дождался, пока негр положит туда сейф. Сделав это, Джордж сел на место водителя и завел движок. Василий Ефимович ещё раз посмотрел на меня, выждал пару секунд, пожал плечами:

— Бывай. Ты уже большой мальчик. Справишься.

Дверь гаража стала открываться, а на меня нахлынуло чувство опасности. Машина выехала наружу, дверь стала закрываться, но там вдруг стало светло:

— Полиция. Остановите машину и выходите с поднятыми руками.

Визг тормозов, удары, металлический скрежет, рев двигателя удаляющейся машины, стрельба. Пять выстрелов. Три из револьверов и два через глушитель. Дверь закрылась окончательно и я остался один. Наученный опытом, сжал в перчатке робокопа электронику. Понравилось. Была бы нужда мог бы и в порошок стереть, но и так с гарантией. Мусор — в сумку.


— ЭХО –


На обратной стороне того же листа проявился план дома. Подвала и подземелий я так и не обнаружил, а ведь был почти уверен, что они обязательно должны быть. Нужно торопиться. Шанс вполне реальный на то, что вся полиция сейчас играет в догонялки с моим прежним учителем, есть.

Вероятность того, что сюда по вызову системы сигнализации дома адвоката приехали две-три машины, велика. Так же могли они все дружно броситься в погоню. Но гарантий того, что снаружи сейчас пусто, нет. Кто-то мог и остаться, могут быть раненые. Ситуация изменилась. Стрельба уже началась, а значит — теперь будут сначала стрелять, потом спрашивать.

Я прислушался на пределе возможностей. Да их тут целый полк. Когда успели? Или наученные опытом штурма дома на холме здесь и сейчас уже были готовы ко всему и по сигналу тревоги прибыли всем составом? Голосов я услышал десятки и в том, что штурм они начнут даже не будучи уверенными в том, что в окруженном сплошным кольцом доме кто-то есть, сомневаться не приходится.

Это отряд быстрого реагирования с полсотни человек, а дюжина уже у ворот дома и колдуют с взрывчаткой. Что делать? Прорваться я смогу, но гарантий того, что костюм выдержит сотню попаданий нет. Телепорт на большие расстояния ещё не опробован, энергии может не хватить. Кстати о ней:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –


Добравшись до электро-щитка с предохранителями, потянул энергию на себя. Свет мигнул и погас. Надеюсь, что пострадал только этот дом, а не все западное побережье штатов.

Плюс в том, что при штурме у полиции будут проблемы с темнотой, минус — мне тоже мало что видно:

Глава 26

— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ –

Пройдясь по дому и сверяя то, что видел со своей картой книг не нашел, зато нашел тайник. Револьверы 357 Магнум — две штуки. Серьезная вещь и при хорошем попадании слона свалить может. Две коробки патронов. Взяв это в руки, сразу становишься другим человеком. Придает уверенности и защищенности. Может и правы американцы, что разрешают свободно приобретать такое оружие. В сумку.

Раз уж так сложилось, то можно здесь попробовать силу пары заклинаний, которые в горах в заповеднике ангелов я применить не решился. Вблизи от своих сверкать молнией или устраивать засуху вкупе с ураганом не стоит. А здесь почему не попробовать? Следы своего пребывания устранить, возможные записи с камер видеонаблюдения, сами тела.

Или это я уговариваю самого себя просто от желания проверить в реале то, какой силы достигли мои новые способности после пребывания так долго на ОСТРОВЕ? Хочу и всё. Защищен я неплохо, а раз звоночка тревоги от обострившейся интуиции нет то:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— РАЗРЯД -


Защитный кокон меня выручил. Громыхнуло, сверкнуло, посыпались стекла, а их тут …. Заодно проверил прочность своей новой амуниции. Ни царапины.

— ЗАСУХА –

Ничего, только тела вокруг обеденного стола превратились в мумии за минуту прямо у меня на глазах. Странные, утыканные осколками мумии. Сюр, если честно. Но так оставлять нельзя, психику полицейских надо беречь. А СМИ вообще с этой темы лет десять не слезут:


— ОТМЕНА —


Как же. Ничего не изменилось. Это не игра. Похоже их только сунув в ванну можно вернуть в исходное состояние:


— ВОСПЛАМЕНЕНИЕ –


Ай да я, то есть просто ай. Жарко, да и пора мне.

Дверей в подземный ход так и не нашел. Вижу по карте, что он начинается прямо подо мной, но если здесь нечто подобное люкам в доме на холме, то лучше выхода вниз и не искать. Мне того раза — за глаза. Сел на корточки, пригнув голову:


— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА —


Экономным до крайности был покойный адвокат, и предосторожность излишней не оказалась. Это больше похоже на трубу, по которой только на четвереньках или ползком. Не солидно и не по-геройски, но герои долго не живут. Карачки — слово звучное и ёмкое, но суть процесса передвижения на них от этого приятнее не становится. В Голливуде любой продюсер такую сцену для положительного героя зарубил бы сразу, а вот для отрицательного — наоборот.

До конца тоннеля я добрался быстро и опять не стал искать штатный выход, время поджимает:


— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА –


То, что на магическом плане было мною предварительно идентифицировано как собачий вольер, оказалось детским домиком. Гномам могло бы понравится, а мне — нет. Главным образом потому, что выбраться ни через дверь, ни через окно не получится. Размеры не те. Не ломать же и доводить этим до слез ребенка. Сидя на корточках среди кукол маленьких стульчиков, маленьких столиков, крошечных столовых приборов я погрузился в мир девочки лет пяти.

Надо будет взять на вооружение и сделать нечто подобное. Потом. Как там Света?….


— СКВОЗЬ СТЕНУ –


Убедившись, что полицейское оцепление уже позади и шума поблизости не слышно, я вышел из домика. Его хозяйка, держа за руку мать, стояла совсем недалеко и слушала разговор родителей с полицейским. Мне это не интересно и перепрыгнув через пару заборов, найдя темный закуток, переоделся в цивильное и выглянул на параллельную улицу. Шум перебудил тех, кто уже спал и вместе с теми, кто бодрствовал все обитатели элитного района вышли из домов и обсуждали с соседями стрельбу, звук сирен скорой помощи и полицейских машин.

Незнакомец с большой сумкой в такой ситуации не вызвать подозрений не может и мне пришлось пробираться задворками ещё довольно долго. Минут через пять повезло и к одному из домов подъехало такси. Вышла парочка явно где-то хорошо посидевшая и собирающаяся основательно полежать. Обнимались они еще в машине и не сразу сообразили, что приехали. Я сообразил быстрее, подошел к ним, открыл дверцу форда:

— Ну вот и вы. Наконец-то. Пить надо меньше.

— Это почему это?

Парень моих лет искренне возмутился и покачнулся, вылезая из машины. Я дружески поддержал его и помог его подруге, бросил сумку на заднее и сел в машину:

— Всё, друзья, вы тут уже без меня разберетесь, а меня ждут.

И уже закрыв дверцу:

— Поехали. Мне на Уэст Стрит к зданию департамента полиции города, опаздываю на службу.

Доехали мы быстро и болтать не стали. Почему таксисты не любят полицейских? Это несправедливо. Из центра на окраину добрался уже на перекладных. Автобус и ещё раз взял такси. Последние пару километров прошелся пешком. Проветриться и подумать.

Вроде бы всё хорошо, тревоги не чувствую, но как-то планы мои срабатывают странно. Ясно, что реал это не игра, но и здесь совпадений многовато. Приди я в дом адвоката на пару часов раньше или позже, всё было бы иначе. Но было бы мне тогда лучше? Не уверен, не хочется всё же руки марать. Но поговорить по душам с руководством секты хотелось бы. Интересно и важно узнать сколько их ещё осталось в живых.

Надо бы всё же не так спонтанно проводить операции, но с другой стороны, куй железо. Хорошее, кстати выражение, если букву не менять. Проще найти и победить противника пока он в шоке, не освоился с новым положением, не залег на дно или не подготовил встречу.

И ведь хорошо получилось, что не пришлось своими руками беспомощных старцев лишать неправедно продленной жизни.

Прогулка по окраинам ночного Лос-Анджелеса пошла на пользу. Успокоился, всё обдумал и ко всему готов.

— Мих, ну ты дал.

Антон встретил меня у входа на парковку.

— Это ты о чем?

— Смита и хозяина дома адвоката Дроу уже среди трупов опознали и кто-то продал информацию СМИ. Тамара и Валя первыми это отследили, тебе не кажется, что они обе к тебе не ровно дышат? Это может стать проблемой.

— До сих пор я надеялся, что мы скоро закончим всё, а потом время и расстояние….Ну ты понимаешь, а вот сейчас даже не знаю. Могут возникнуть сложности. У Тамары это скорее благодарность, а вот с Валей … Кто поймет женщин? И вообще это всё твои проблемы в твоей группе. Ты их лучше знаешь. Думай сам.

Услышав нас, вывалились на улицу все. Не спали. Ждали. Тамара подошла и коротко обняла:

— Спасибо. Мне становится легче. Но зря ты так рискуешь. Они того не стоят. Пусть полиция их ловит.

— Ну да. Дурь. Отвертятся и отмажутся. Я бы их сама голыми руками.

Валя подняла в доказательство свои руки перед собой и тут же заметила сломанный ноготь:

— Блин. Ножницы.

И она исчезла в недрах автодома.


Дайвинг в Калифорнии довольно популярное развлечение и спорт. Приобрести оборудование для погружения было проще простого. Гидрокостюм, ласты, маска, акваланг. Нужен мне только последний, но и остальное может пригодиться.

Антон со всей группой тщательно искали информацию об остальных сатанистах, а я решил вернуться к дому на холме. Точнее к яме на холме. После смерти руководителей секты все работы там были прекращены, полицейских оставили только троих, а большая часть журналистов и любопытных перебрались к дому адвоката.

Око на дне ямы довольно долго обсуждалось в сетях после того, как с нескольких вертолётов ведущие телекомпании засняли его с максимально низкой высоты. Жуткий глаз на дне подвала дома для многих подтвердил версию о сатанистах и СМИ это широко осветили. Но за неимением новых данных и хоть сколь-нибудь правдоподобных версий, тему отложили до лучших времён.

Всё затмили данные из лаборатории полиции Лос-Анджелеса о том, что трупы в доме адвоката перед сожжением были мумифицированы. Пожар потушили быстро и часа не прошло, что умеют — то умеют, и часть фрагментов тел удалось с пожарища извлечь.

Тело старого Смита, так недавно попавшего в прицел камер СМИ в своем доме на холме, опознали по медицинской карте в ведущей гериатрической клиники Калифорнии. Маститые ученые со степенями и званиями, включая нобелевских лауреатов строили предположения о том, ка можно было за столь короткое время высушить тела до полного отсутствия влаги.

Даже с учетом пожара они единогласно сочли это невозможным. Обвинив журналистов в распространении фейков они успокоились и тут же получили от самих журналистов. Возникшая свара повысила рейтинги телеканалов, повысивших стоимость рекламы вдвое. Люди делом заняты, да и мне пора бы.

Пятый канал даже проконсультировался у известного кулинара и тот подал в суд на журналистов, так как ему на страничку постоянные клиенты сразу прислали сотню сообщений о том, что из-за его рассуждений о жареной человечине никогда больше к нему в ресторан уже не придут.

Это всё вместе затмило даже данные о результатах экспертизы фрагментов руин дома сатанистов. Хотя и та информация вызвала массу вопросов. Взрывчатка была очень старой, произведенной ещё до сорокового года. Купить или найти такую же сейчас просто невозможно, а хранить её просто опасно.

Шум в штатах из-за всех этих событий в Калифорнии поднялся такой, что была создана комиссия конгресса для расследования всех обстоятельств дела. Она сразу поручила ФБР направить в Лос-Анджелес лучшие силы. На том же заседании конгресс впервые за последние годы единогласно поддержал инициативу президента о введении санкций против стран, допускающих на свою территорию русскую компанию «Терра» и против самой «Терры».

Основанием для этого стали туманные ссылки на данные разведки и показания господина Прохорова, известного борца за демократию в России. «Терре» запретили выводить прибыли в Россию, покупать или продавать что-либо в США и в странах, которые последуют их примеру.

Здесь правда были сложности, так как компания уже года три ничего не покупала для своих нужд за рубежом, а полученную за границей прибыль вкладывала в тех же станах, где расширяла свое присутствие. Китай и Индия в первую очередь.

Мне эти изменения на руку в том плане, что можно попробовать проникнуть к оку, не привлекая к себе лишних взглядов.

Всё нужное мне для очередного эксперимента я заказал с доставкой к нашему автодому. Сделал это ночью по прибытии на нашу базу с помощью дежурного телефона, который Антон выделил в общее пользование, и сразу лег спать. Привезли быстрее, чем ожидалось, поэтому заказ приняла и оплатила Валя.

Бедная. Когда я, проспав до вечера, позавтракав и после разминки на улице, складывал в две сумки кольчугу, костюм робокопа, банку с клеем, трехлитровую бутыль с питьевой водой, рулон ватмана, краски, кисти, механический пружинный будильник, акваланг, включая небольшой — на семь литров баллон сжатого воздуха и горшок с землей и вьюнком, радующим глаз голубенькими цветками, она сидела рядом со мной за куцым столиком, опираясь на него локтями и сжимала свои, довольно короткие и сегодня черные волосы в кулаках:

— Мих, ты ласты забыл. Люди добрые, ставлю штуку червонцев, что никто ни одной версии происходящего не выдвинет. Даже самой дикой. Даже в дурдоме. Антоша, ну хотя бы ты? Мозг ведь плавится. Мих, Ты в костюме робокопа на дне моря будешь цветы рисовать на бумаге? Ещё и время будешь засекать? Антоша …

— Помолчи. Потом обсудим. Мих, купленный фургон форд для тебя тоже подогнали, я его проверил. Старьё, его лет десять для доставки мебели гоняли, судя по рекламе на кузове, но в хорошем состоянии. Ты один поедешь?

— Да. Дело простое. Вы тут поиском в сетях занимайтесь, к утру я вернусь.

— А у тебя хоть права-то местные есть? Возьми меня, у меня есть.

— Нет, Валя, но спасибо. Всё я ухожу.

— Ну почему мне так не везёт? Всё интересное — мимо. Всегда. Свинство. Как поймать счастливый случай?

— Если узнаешь, скажи мне. Да, вот ещё по поводу случайностей, ты мне напомнила. Всё хотел тебя спросить о том, где ты узнала о том клубе в Новом Орлеане, куда ты нас всех завлекла. Кто тебе его рекомендовал?

— Ты же сказал, что тебе понравилось.

— Да. И готов это повторить. Но вопрос я задал о другом.

— Правда понравилось?

— Валя, у меня не так много времени. Да. Очень понравилось и даже изменило моё прежнее мнение о джазе. Ты молодец, умница и очень обаятельна, но на вопрос ответь!

— Тогда ладно, а какой был вопрос?

— Мих, давай я расскажу. Мы с Валей вдвоем в столице в квартале художников встретили одну пару американцев. Там в сквере один парень на гитаре играл классно. После его выступления эти пожилые уже супруги нас спросили, где поблизости лучше поесть. Слово за слово, мы познакомились вместе перекусили в одной шашлычной «У Гиви», там все это место знают. Не дорого и вкусно. Вино ничего себе и под шашлык они нам про этот клуб очень ярко рассказали. Мне джаз не очень, а Валя с тех пор загорелась.

— Спасибо, Тамара.

— Так и было, я и сама бы рассказала. А зачем тебе это? Ты думаешь, что те старички это нарочно? Чтобы мы приехали туда? Бред. Зачем?

— Не волнуйся ты так, имеет место обычная предосторожность. Это событие повлияло на то, что все мы изменили свой маршрут, что привело к событиям на болоте в Алабаме. Я прокручиваю в голове разные варианты, а спросил только затем, чтобы убедиться в том, что это простое совпадение.

— Бедный. Бедная твоя голова, если столько всякого в ней крутится. Ласты возьми и расскажи зачем они. Такой же хитрый план с сотней веток?

— Не буду лишать тебя удовольствия строить гипотезы и обсуждать их со всеми.

Глава 27

Не то чтобы я над ней издеваюсь, скорее это прикол. Или всё же издеваюсь? Мог бы всю эту подготовку сделать и не на виду, но уж очень она забавная, когда морщит лоб и ерошит себе волосы в попытках что-либо понять. Кроме того и для группы это неплохо. Развлечение. Сидеть часами в этом ящике на колесах уткнувшись в телефоны….

А кстати:

— Антон, охранять здесь особенно нам нечего, вы могли бы на такси выбраться всей компанией на пляж, лучше платный и там заниматься тем же самым. Только не на тот, где вы были перед штурмом не очень белого дома на холме. Подальше от тех мест нужно держаться. В общем, решай сам. Спасибо за новые телефоны. Всё. Я готов.

— Ешь ты их что ли? Ты ещё и звонить со дна собрался? Поосторожнее там. Полицию серьезно вздрючили и СМИ, и мэр, и губернатор. Столько всего происходит явно криминального, а не поймали никого. Они на взводе и ко всем цепляются. Стон аборигенов на весь фейсбук.

Заехав по дороге в интернет кафе и распечатав там на принтере рисунки порталов, я припарковался возле торцевой стены гипермаркета строительных товаров Икеа, забрался вовнутрь фургона и занялся рисованием. Прикнопил ватман на правую боковую стенку, наклеил поверх него распечатку фотографии портала, созданного в котельной Верочкой, и живописно все это раскрасил, не пожалев ни краски ни собственной крови.


— ЭХО —

Ещё на одном листе ватмана я неожиданно для себя получил вполне приличный чертеж грузовичка компании «Форд». Не то, что планировал, но интересно и даже полезно. Надо магией пропитать всё вокруг, тогда основное получится с большей вероятностью. Пришлось повторить это всё уже на улице и у меня появилась реальная возможность ограбить этот магазин. Дыры в системе охраны стали очевидны. Снизу через старую канализацию…. Впрочем, о чем это я?

Должно быть, влияет встреча с давним прошлым в лице Василия Ефимовича. Надо бы его проведать, но если он ушел от полиции, а очень похоже на то, ведь об аресте сообщений не было, тогда искать его трудно и очень опасно.

Вернулся в фургон:


— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА –


Благо, что место тупиковое и свидетелей моего появления у стены здания между ним и моим фургоном не нашлось.

— СКВОЗЬ СТЕНУ –


Это тоже сработало, когда я повторно забрался в фургон и повторил заклинание, но пришлось пролететь с метр вниз. Вышел из форда я на отметке высоты пола фургона, что логично, но почему-то неожиданно. Порвал джинсы на коленке, но это пустяки.

До забора вокруг дома на холме добрался, когда уже стемнело, что и требовалось по плану. Решил машину оставить возле самой стены. Это ненадолго. Год я там торчать не собираюсь, а здесь даже до утра мой форд могут не заметить.

Припарковался так, чтобы портал изнутри фургона смотрел прямо на яму с таким нужным мне оком, толку от этого скорее всего нет, но уверенности в себе добавляет. А тут каждая кроха в тему:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА –


Сработало. С сумками в руках я прямо в центре котлована непосредственно на голубом глазу. До расчетного времени остался час и я занялся тем, чтобы переобмундироваться полностью. Всю защиту на себя надел и проверил работу акваланга. Не люблю я их, если быть честным. Предпочитаю свободное плавание, даже если таких же больших глубин и не достигнуть.

Времени это заняло не так много и пришлось ждать того момента, когда вертикаль от ока будет смотреть в небо почти в том же направлении, что и в прошлый раз. Мелочей в сексе и в магии не бывает, нужно всё продумывать заранее и одновременно при этом действовать интуитивно. Когда интуиция и часы сказали: «Пора»:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ -

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ —

— ОБРАТНО –


Черт, не сработало, а ведь именно это я произнес при выходе с ОСТРОВА:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СЛЕД В СЛЕД –


Ура! ОСТРОВ. Родной. Здесь я как настоящий, уверенный в себе маг родился.


— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ –


Прекрасно, ничего не пропало. Это и плюс и минус. Без дурного запаха и сгустков рвоты я бы обошелся. Но загубник не сложно надеть, а нос — закрыть маской. К невесомости я готов и организм уже давно к ней привык. Перестройка времени почти не заняла. Первым делом достал цветок в горшке.

Валя наверняка бы решила, что он здесь для домашнего уюта и ощущения чего-то земного и родного. Возможно, она и была бы права, но главное — в попытке наладить здесь репродукцию кислорода воздуха. Я при вдохе его использую, а выдыхаю углекислый газ, вьюнок — наоборот. Нужна ещё энергия, но её здесь море. Не Солнце, конечно, но, может быть, растение будет здесь расти даже быстрее. Я же здесь выжил, провисев несколько лет. Кстати:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –


Просто так — пусть будет. И в самом деле веселее стало, а растение удивило. За пару минут оно всеми листочками и цветками развернулось ко мне. Уж очень быстро. Что касается направления, то это понятно, заклинание освещения и борьбы с Тьмой обеспечивает свет, источник которого всегда у меня за спиной и выше головы чуть справа.

Похоже, вьюнку здесь понравилось. Приспособился быстро. Специально заказывал дикорастущую версию, а не садово-парковый вариант. Ему тут выживать надо, а не красоваться, но он красовался. Распушил три веточки в разные стороны развернув листья и цветы к свету. Каким-то даже родным стал. Земным и близким. Начинаю понимать космонавтов на орбите. Ладно, пусть висит, а у меня прокачка.


— ЭХО –


Ну да. Я в шаре, а он черт знает где. Но зато карта ОСТРОВА СОКРОВИЩ у меня теперь есть, а это работает, что уже неоднократно подтверждено опытами. Повторил десять раз, чтобы уж точно до максимума довести. Полезным и даже необходимым стало это коротенькое заклинание в последнее время. Всегда важно знать то, где именно ты сейчас находишься. Я — не знаю, но это со временем пройдет. Надо будет в игре придумать заклинание «Сбывшаяся мечта» — было бы очень кстати.

Из бутылки с водой выпустил шарик размером с кулак.


— ВСЁ ЭТО ЛЁД –

— ОТМЕНА –


Это тоже — десять раз к ряду. Потыкал пальцем и водный и ледяной вариант. Для порядка. С этим пока всё. Пить пока не хочется, но можно напоить вьюнок, не заталкивать же воду обратно в бутылку. Водяной шарик вокруг веточек у самой поверхности земли цветочного горшка. Всё это вместе с горшком плавает в воздухе. Такого даже на МКС нет. Идея выбраться прямо сейчас туда в костюме робокопа и в маске для подводного плавания развеселила до слез. Нервы у тамошних обитателей должны быть крепкими, но всё имеет свой предел:


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СЛЕД В СЛЕД –


Всё так же десятикратно я по очереди посетил каждый куб. А вы что подумали? Нужно бы прокачать и остальные заклинания, но убойные здесь пробовать не стоит, остальные — ещё успею. Земля вертится, время идет, и что там будет через час со связью между оком и ОСТРОВОМ?

Теперь главное. Варварски измазал стенку своего обиталища клеем. Не всю, а под лист ватмана, который приклеился намертво. Клей хороший. По отработанной схеме нарисовал копию портала приклеенного в грузовике. А вдруг?


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ –


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СЛЕД В СЛЕД –


Ничего не вышло, а я много раз пытался. Уж очень бы хотелось получить связь с ОСТРОВОМ напрямую из грузовика. Но зато после этого к оку выбрался без проблем. От него в грузовик — тоже. Придется пока так, в две ступени. Отъехал на сотню метров и повторил маршрут грузовик — око — грузовик. Есть. С расстояния в километр — тоже. Ура, это прорыв. Три километра стали пределом, но теперь уже уверен, что это временно.

А интересно, с корабля в море это получилось бы? Выбрал пустующий в это время пляж и заехал в воду до осей колес. Вход-выход без проблем. Вывод — вода не помеха. На радостях искупался. Так, чуть-чуть. Потянуло да и рядом. Минут десять ещё расслаблялся, наслаждаясь бризом и прибоем, после чего доехал до того же места у стены и вернулся на ОСТРОВ.


Ё…. Вьюнок за эти мои полтора часа на Земле вырос и облепил собою почти полностью ближайший куб, а именно тот, что с надписью»2», и почему именно его? Буду считать его невезучим. Зато запах пропал и дышать можно без акваланга. В нем ещё три атмосферы, пусть здесь в резерве полежит:


— СКВОЗЬ СТЕНУ –


Положил баллон со всеми причиндалами в куб «2» раз уж он такой избранный. Так. Время. Нужно его проверить. Телефоны. Их я набрал целую дюжину, от кнопочных устаревших сотовых, до последних разработок Эпл.

Связи нет, что не удивило, а экраны светятся у всех. Но только светятся. На самих экранах бардак. Похоже, буйство энергопотоков ОСТРОВА повредило процессоры или память всех гаджетов. Но хорошо уже то, что хоть что-то работает, а значит, в перспективе можно будет что-нибудь придумать. Как вариант — заказать у гномов чехлы из мифрила для планшета!!! Звучит дико, но я к этому уже начинаю привыкать.

Что-то после купания в сон клонит. Это неспроста, значит организму это нужно. Почему нет? Смерть мне здесь, похоже, вообще не грозит, можно вечно жить. Обалдеть, если вдуматься. Прокачать сон идея новая, но перспективная. Великий мастер сна. Соня непревзойденный…. Кто знает, что может в результате получиться?

Да и не самое трудное дело. Достал будильник и завел его на шесть часов сна или пол минуты на Земле. Мысль о том, что я не на родной планете, несмотря на полную очевидность этого ввиду состояния невесомости, почему-то поразила до глубины души. Не так много людей её родную покидали. Свернуться в позу зародыша. Вдох — выдох, вдох — выдох…. На пятом выдохе заснул.

Проснулся сразу же в холодном поту. Демон во сне на этот раз уже молча пытался воткнуть в меня нечто непонятное. Не меч или кинжал и не пику, а нечто наоборот мягкое и извивающееся. Не змея, а скорее водоросль, как она выглядит в воде. Это нечто меня ощутило и потянулось ко мне. Сразу охватила паника. Собственно самого демона я так и не увидел, но кто бы ещё мог это организовать?

Да и по ощущениям это было похоже на то, что я испытал на том складе посреди болота и во время прошлого сна с угрозами. Вот сволочь. Караулит он меня что ли? Сон на ОСТРОВЕ у меня уже в планах и может стать важным условием быстрого роста. Это и экономия времени, и прокачка, и подзарядка. Но главное в том, чтобы в моих ощущениях это странное место стало если не домом родным, то чем-то безопасным, полезным. СВОИМ.

Но как воевать во сне?


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— НЕПРЕОДОЛИМАЯ ТВЕРДЬ –

Сняв с себя всё наложил защиту по три раза подряд на каждый более менее твердый элемент экипировки и на кольчугу, потом достал нож и на него — тоже.


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ЗАЩИТНЫЙ КОКОН –


Это уже после того, как надел экипировку, направил на самого себя. Нож привязал к правой ладони и потом забинтовал её самое так, чтобы оружие во сне выпасть не смогло. Риска никакого, при таких условиях сам себя я не пораню. Заснул по той же методе, но получилось это быстрее, чем в прошлый раз.

Опять я неизвестно где, но не в невесомости. Вокруг нечто сковывающее движение. Примерно как вода, но в большей степени. Вокруг нечто более вязкое. Водоросль или не знаю что, точного соответствия память не находит, появилась сразу же. Оно опять тянется ко мне, но на этот раз у меня в руке меч. Странно. Был нож, но так даже лучше.

— Ну ты попал. Лови.

Навыки, которые начал прививать ещё в яслях мастер боя Звар, по-прежнему со мной. Но главное — уверенность. Я вооружен и очень опасен. Меч просто замелькал, движения размазались и слились для зрения в нечто похожее на след курсора в виндовс, если установить такую опцию. Никогда так быстро не управлял рукой, движения быстрые но точные и если это отразиться в реале там, на Земле, то я монстр.

Странное и непривычное оружие врага пыталось извернуться и увернуться, причем довольно шустро, но где там. Спасибо, Звар, спасибо, Сципион! Я его покрошил, как Наташка кухонным ножом на стеклянной кулинарной доске морковку для щей. Но главное для меня заключается в том рёве боли и ненависти, который пронзил мозг, но породил только ликование победителя. ПОЛУЧИ, СВОЛОЧЬ.

После боя я хотел было проснуться, но не получилось и я ещё долго висел в этом странном месте. Попытки идти или плыть результата не дали и, вспомнив бой на болоте, попытался потянуть на себя энергию:

Глава 28

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ —

Вспышка света, крик, сменившийся стоном. Я проснулся.


Должно быть годы тайной, никому не заметной и полуподпольной жизни, на меня так повлияли, но из всех возможностей, которые дает магия в реале сейчас главными стали те, которые помогут в критической ситуации сбежать, скрыться, стать незаметным.

Да, атака важна, иногда без неё никак, но в текущей ситуации мне спокойнее, если я всегда и отовсюду смогу скрыться и не вступать в бой. Убивать людей мне уже приходилось, в зимнем лесу Абрамчик и его команда легли на веки, но мне это не нравится. Не моё. Для меня, если дело дошло до стрельбы, то это провал. Значит, планы по какой-либо причине не сработали.

Именно поэтому здесь, в Калифорнии мне важнее в первую очередь прокачать телепортацию и по карте, и по следу, и через порталы. ОКО мне просто необходимо, а доступ к нему покамест может быть только тайным, скрытым от посторонних и не посторонних глаз. Это только моё личное дело.

Цены на землю в этих местах кусаются, но я в броне. Сам участок дома на холме купить пока не возможно и не столько из-за взлетевшей до небес цены, а просто потому, что все сделки по этой собственности сейчас заморожены и ведется следствие. Да и собственник пока не определён.

Но всего в километре от Ока, в уже не таком престижном районе всего за пару миллионов долларов я купил на подставную фирму землю, где пока кроме сада, забора и строительной площадки в центре участка, нет ничего. Предыдущий владелец затеял нечто масштабное, но разорился на падении биткоина. Я купил на ту же подставную фирму обычный вагончик и его привезли туда в тот же день.

Не удержался и сделал в нем точную копию портала Верочки. Ведь там я первый раз шагнул сквозь материю и пространство. Точно такие же сейчас уже есть в Майами и на Кубе.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ЭХО -

Потом:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ ЭЛЬФОВ СИНЕГО ЛЕСА —

С картой гугл, распечатанной на бумаге я попробовал оба эти варианта. Сначала Кубу. Возможно от того, что сам только надеялся, а не ощущал уверенность в успехе попытки, никуда не попал. Зато с грузовичка процесс перемещения в вагончик на новоприобретенном участке задался сразу же.

Причем очень быстро дальность перемещения выросла до пяти километров. Или я продолжаю прогрессировать как маг, или сказалось то, что меньше волнуюсь, так как в обеих этих точках убытия и прибытия сейчас намного спокойнее, чем возле дома на холме. Вряд ли кто-то здесь, в таком отдалении от мест, привлекших всеобщее внимание, присматривается к таким объектам. С чего бы?

В полдень, после того, как проделал все возможные опыты на новой собственности решил съездить на мексиканскую границу возле Сан-Диего. Здесь это рядом, а дороги лучшие в мире и в это время не перегруженные транспортом.

Пересекать границу официально я не могу, так как прибыл вплавь. Тратить на этот же метод пересечения границы штатов время сейчас уже не нужно и я подобрал место у заправки в полутора километрах от границы. Отсюда она уже видна и видна территория за ней. Мексика. Удивило то, что со стеной, о строительстве которой так хлопочет Трамп, здесь проблем нет. То есть, она есть. Стена. Как-то не очень она впечатляет.

Сначала странным показалось то, что со стороны Мексики к границе совсем другое отношение. Дома стоят зачастую вплотную к стене или совсем рядом, а отсюда везде есть зона отчуждения и наблюдения. Что, впрочем, можно понять. Мексиканцы изо всех сил заманивают к себе любых американцев, по эту сторону стены всё наоборот.

Вышел прогуляться, пока мне протирают и так не сильно грязный грузовик.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ЭХО —

Сделал это раз сто, испортил пачку хорошей бумаги, но постепенно добился того, что на карте появилась земля вокруг меня и, главное, метрах в трехстах уже на той стороне. Место возле дороги рядом с рекламным щитом. Что на нем не разглядеть, бинокль я взять не догадался. Надеюсь, что и так получится.

Нелегальный переход границы состоялся поздно ночью, в три пополуночи. Почему-то волнительно получилось. Всё же нелегальный переход границы. Не то, чтобы переход, но нелегальный. Сразу проверил:


— ЭХО –

О как. Повезло. На карте куда как подробнее проявилась местность вокруг, но и заодно обнаружился подземный ход. Их и раньше рыли часто и сейчас не пренебрегают, хотя дураков уже меньше. Охранять границу американцы научились давно, а с современной техникой обнаружить и сам такой процесс и его результаты не сложно даже любителю.

Но мечтать не запретишь и желающие пробить себе индивидуальный ход к богатству находятся постоянно. Находят их чаще всего сразу, но даже я этот конкретный проход взял на заметку. Мало ли. Вдруг пропустили или сами используют? Деньги всем нужны, а мне с моей нестабильной магией и уймой врагов резервный вариант может пригодиться.

По телефону вошел в местные сети и вызвал себе такси. Раз уж я в Мексике, то нужно посмотреть на здешнее житьё бытьё. Себастьян — парень лет двадцати говорил без умолку, даже если бы и было желание вставить слово — точно бы ничего не получилось.

Поняв, что я знаю испанский и хочу просто покататься он вознес благодарственную молитву святому Себастьяну, осеняя себя крестным знаменьем, доставая из бардачка заляпанную карту, свою визитку, зачем-то надевая и снимая солнечные очки, звоня по телефону и опустошая бутылку колы. Причем, всё это одновременно и на ходу, при скорости за сто….

Через двадцать минут я заочно познакомился с полусотней его родственников, через час их число достигло пятисот. Все они жили где-то рядом, почти по пути и могли оказать мне чертову тучу разного рода услуг.

Заинтересовавшись его двоюродным дедом Сезаром, я сделал гиперактивного парня счастливым настолько, что стал опасаться за собственную безопасность. Он уже окончательно перестал смотреть на дорогу перед своей тойотой, и, постоянно заглядывая мне в глаза, пытался убедить в том, что авто-мастерская деда находится в очень хорошем месте, прямо посреди дороги в Тихуану у моста. Когда мост восстановят, то это место станет опять самым выгодным для бизнеса, а правительство пообещало, что это случится уже совсем скоро.

Это я проверил в сети, чем глубоко ранил его чувства. Обидел. Что он мне доходчиво минут за сорок объяснил. Оказалось, что всё им сказанное, правда. Мост рухнул, но лет сорок назад и тогда же правительство в самом деле клятвенно заверило избирателей в том, что он вскоре будет восстановлен. Всё как у нас, как будто домой вернулся. Даже то, что деньги на новый мост кончились тоже сорок лет назад, напомнило о доме. И думе. Ностальгия. Даже взгрустнулось и захотелось в родные пенаты.

Мое желание взглянуть для начала на мост, ненадолго выбило его из колеи, но через пару минут он уже убеждал меня в том, что это самые живописные руины всей северной Америки. Что, к удивлению моему, оказалось правдой. Полюбовавшись видами на горы и обломки моста, мы вернулись к мастерской, которую пролетели мимо полчаса назад.

Тезка Цезаря мог бы быть его современником. Вид у него был достаточно древний для таких предположений. К моменту нашей встречи с владельцем недвижимости сделка уже была заключена. Себастьян предложил мне аренду земли и сооружений на ней в количестве десяти штук, за штуку баксов в год. Но, увидев мое недоумение, сразу предложил продать за туже штуку.

Когда я согласился, он даже предложил познакомить меня со своей сестрой. Красавицей Марианной пятнадцати лет. Как я понял его бурные высказывания, он решил удостоить меня чести породниться с его древним родом кастильских грандов.

Отказ его не смутил, и мы сразу перешли к оформлению документов. Они были заготовлены давно и бумага выглядела не новой. На те же сорок лет — вполне тянуло. Не уверен, что это вполне законно оформленная сделка, но мне это не особенно важно. Повод находиться здесь, что-либо хранить или что-либо рисовать на стенах у меня есть. Процедуру оформления я записал на телефон, а остальное детали. Пройдясь по своей латифундии я сделал себе карту землевладельца:

— ЭХО –


Каждый раз получается всё лучше и подробнее.

В Тихуану мы уже по другой дороге ехали втроем. Дед забрал из дома только скромных размеров чемодан, а остальное движимое имущество подарил мне. Доллара на три. Максимум на три с четвертью. Должно быть, перевозка до ближайшего секонд-хенда дороже стоит.

Старика старухе мы сдали с рук на руки в семейной обстановке. Не выпить местного домашнего вина было невозможно, тем более за успех сделки. А ничего так. Зачастую дорогие раскрученные бренды во многом уступают натуральным домашним винам.

Вкус, аромат — мне понравилось, а остальное муть. Кстати она там тоже была, но только подтверждала подлинность домашнего изготовления. Купил у них бочку с доставкой в мое поместье, чем осчастливил уже всех троих. Мы на радостях выпили ещё, потом ещё. После этого Себастьян сказал, что он за рулем и ему хватит.

За руль он сел как ни в чем не бывало и не выпивало. После чего уже под музыку и свое личное музыкальное сопровождение показал мне достопримечательности Тихуаны. Смотрел я главным образом за ним, но краем глаза ознакомился и с городом. Я — питерский. Что ещё сказать? Могло быть лучше, но и так ничего.

Предложение съездить в Мехикали я отверг, мы вернулись обратно и он меня высадил там же, где и подобрал. На прощание вручил мне фотографию Марианны. Глаза на пол лица и какие глаза. Лет через пять будет с ума сводить толпами, быть может даже Голливуд, до которого здесь не так и далеко. Но как до звезд.

Постояв минут пятнадцать я подумал о том, стоило ли вообще затевать это всё?

Здесь в Мексике тоже полно и ФБР и ЦРУ, но все они в основном заняты наркотрафиком, наркодельцами, нелегальными эмигрантами и террористами, маскирующимися под всех остальных. До меня и до Терры им тут дела нет. С чего бы? Да и следов я не оставил. Вряд ли о нашей сделке дон Сезар уведомит кого-либо кроме родственников. А, ладно, возможно я вообще сюда никогда не вернусь.


— СЛЕД В СЛЕД -


Повторное за день пересечение границы уже прошло рутинно. Сел в грузовичок, который из-за немыслимой для России чистоты не сразу узнал. Домой. То есть к ребятам. Дом там, где друзья, а мы уже сблизились и лучше понимаем друг друга. Неплохо бы хотя бы несколько групп внуков провести через подобные совместные операции.

По дороге в Лос-Анджелес получил сообщение. Наконец-то прибыла Ирина Анатольевна. К внукам она примкнула одной из первых и была идейной до мозга костей. Делала все, что могла, но главным в её жизни всё же было другое. Море.

С детства начитавшись приключенческих романов о дальних странствиях, она и в свои очень зрелые годы не изменила этому увлечению. С её точки зрения, с которой я впрочем, полностью согласен, море можно понять и сродниться с ним только погрузившись в него.

Само погружение мы понимаем немного по-разному и стезя Ихтиандра для неё неприемлема, но идея одиночных путешествий на яхте через океаны меня тоже завораживает. Было бы время….

Сейчас Ирина Анатольевна прибыла из Новой Зеландии и сразу вышла в сеть, чего в открытом море не делает никогда по тем же самым принципиальным соображениям.

Среди внуков она известна почти всем, так как входила в многие группы и часто участвовала в прибрежных операциях. Следить за многими нашими клиентами лучше всего на курортах, где они расслабляются и чувствуют себя в относительной безопасности. Даже самые острожные больше доверяют открытому морю, где на открытой всем ветрам палубе можно спокойно поговорить и заключить сделку.

Часто встречи крупных чиновников и их покровителей происходят в океане, где-нибудь возле Мальдивских островов или мест, подобных им. Когда вокруг видишь до горизонта только океан поверить в возможность слежки сложнее, что и стало причиной того, что яхту я оборудовал оптикой и электроникой сам. Да и вообще проект мой.

С целью сделать её менее заметной у «Мышки наружки» много отличий от прочих яхт, не видимых с первого взгляда. Начать с того, что единственную мачту яхты легко можно убрать, переведя в горизонтальное положение.

Можно и понизить её осадку почти до уровня палубы, заполнив морской водой цистерны через кингстоны. На самой палубе никаких надстроек вроде рубки нет. Можно даже погрузить яхту ниже и скрыться под водой, но не глубже, чем полметра. По сути это можно считать даже подводной лодкой, но почти детской и игрушечной.

Иногда Ирина Анатольевна делает это для собственного развлечения или для редких гостей. Особенно где-нибудь возле Большого кораллового рифа. Там всегда есть на что посмотреть через солидного размера иллюминатор.

Глава 29

Название яхте выбрала Гюль, которая море переваривает вообще с трудом. Её предками были повелители бескрайних степей средней Азии, поэтому на лошади она куда как естественнее смотрится, чем на яхте. Да и чувствует она себя там, среди трав и песков родной, своей до кончиков косичек. Понять простоватый юмор этого названия, почти прямо указывающего на функциональное предназначение суденышка, особенно с учетом того, что написано оно латиницей, сложно, особенно иностранцам.

Несмотря на разницу в возрасте среди всех наших эта отважная путешественница совсем как ровесница. Должно быть оттого, что она иногда месяцами находится в море в полном одиночестве, выйдя на берег и среди всех близких и давно знакомых внуков, она переходит в другую крайность и ведёт крайне активный образ жизни.

Вечеринки, концерты, посиделки, попойки, танцульки…. Список бесконечный. Для этого я её в Лос-Анджелес и вызвал, благо она была недалеко и хотела пройти через Панамский канал на Кубу. Капсулу на таком крошечном судне установить невозможно, да и связь в тропиках и в Южном полушарии компания Терра ещё не наладила. Южнее Гаваны центров погружения пока нет.

Море морем, а без игры никто, хоть раз в неё вошедший уже не может. Поэтому она много чего мне в сети написала по поводу вызова в штаты, но всё же бросила очередь на проход канала и быстро с попутным ветром и не жалея топлива явилась нам во всем своём великолепии.

Накопленная за месяцы одиночки энергия выплеснулась на всех нас, что и требовалось. Тамара становилась в последнее время всё более мрачной и задумчивой и ей это развлечение точно не помешает. Да и сама яхта может стать нужной для экстренной эвакуации или опытов с порталами на море и под водой.

Встречу организовала Валя и поэтому всё было ярко, шумно и весело. К очень платному причалу в Малибу Мышка причалила поздним вечером под импровизированный салют из китайской пиротехники, размахивания китайскими же яркими флажками, барабанную дробь и гудение на соответствующих музыкальных инструментах, опять же производства всё той же пока ещё успешно стремящейся к мировому первенству экономики.

Мне поручили барабан и я справился. Ураган обрушился на нас в виде объятий, поцелуев, улыбок и прочего. Я удостоился постукивания второй фалангой правого указательного пальца по лбу, потом полученный звук был сверен с таким же но на барабане. Уловив соответствие, она тут же об этом всем нам объявила:

— Ну что, дорогие мои детишечки, достал вас этот вождь борцов с коррупцией? Валя, ты встречу оформляла? Не отвечай и так ясно. Спасибо. Что дальше? Ресторан? А поскромнее нельзя было? Сан-Диего, к примеру, ближе к Панаме и ближе к народу. В смысле — проще и дешевле.

— Я хотела, Мих зарубил. Там граница рядом и внимания больше. А тут тихо, элита и правящий класс.

— Ладно, не куксись. Пойдем, отметим и нажремся. Тебе ума хватило рыбных блюд не заказывать? Ветчинки хочется до обморока.

— Ээээ….

— Так. Теперь ещё больше хочется.

Совсем недалеко примерно на таком же пирсе, заканчивающимся солидных размеров плавучим рестораном «У Клары» мы хорошо посидели, но недолго. Управляющий был оскорблен в лучших чувствах, когда у него, так гордящегося утонченной кухней на основе свежайших даров океана, потребовали ветчину из магазина.

Пришлось есть, что дают. Омаров там всяких, суп из плавников акулы и прочее разное с названиями в основном французскими, как и шеф повар. Вкушали все, кроме Ирины Анатольевны. Второго человека в моей жизни всерьёз и постоянно требовавшего обращения к себе в соответствии с традициями русского народа. По имени и отчеству.

От морепродуктов её уже тошнило, но она весело переносила это, глядя на то, как мы наслаждаемся деликатесами. Она знала в силу опыта и возраста, что и её час настанет. Он настал через пару часов. Когда мы на Мышке всей развеселой компанией вышли в море и, добравшись до первого крошечного островка, устроили на нем пикник.

Валя, как виновница выбора ресторана, вынужденно подсуетилась и пока мы готовились к отплытию, всячески мешая Ирине Анатольевне заниматься делом, слетала за подкопчённым окороком и мелочами, с трудом поместившимися сначала в такси, а потом на яхту. Гулять так гулять.

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Если бы я раз пять по пути не подлечивал себя, мы бы точно врезались или в корягу невесть как оказавшуюся у нас на пути или в многочисленные рифы возле того островка, который и стал для нас временным праздничным приютом. Коряга тоже пригодилась.

Костер долго не хотел разгораться, но у нас с собой было. Только глубоко не русский человек мог бы предположить, что мы разжигали костер спиртным. Солярки на яхте было вполне достаточно. Да и коряга на треть оказалась сухой. Остальное высохло в процессе.

На безлюдном островке мы расслабились, само собой ушло напряжение и постоянное ощущение угрозы разоблачения. Музыка на яхте была и её нам хватило. Даже на островке среди волн морских громкость колонок подавляла все прочие звуки. Их было не так и много. Погода благоприятствовала пьянке. А когда бывает иначе? Если водки много, то любая погода хороша.

Но и в самом деле тихий бриз, волны скорее шелестели набегая на прибрежную гальку, чем накатывались прибоем. Ветерок скорее шевелил волосы, чем развевал их. Тепло, луна, звезды, музыка, костер. Друзья. Что ещё нужно? Ничего. Да и была у нас с собой водка с окороком и запасом всякого разного попутного прихваченного Валей в гипермаркете.

Выпил я больше всех остальных вместе взятых. Но оправдывал себя. Вы ведь тоже так делаете? Кто иногда не перебирал? А у меня два убойных оправдания. Водки было многовато, а целью всего этого было не драка между своими по пустякам, а отдых и снятие напряжения. Я просто снял лишнее.

Ну и маг я или не маг? Подлечиться и снять отравление — без проблем.

— ИСЦЕЛЕНИЕ -

За ночь повторил это раз десять, а когда все, наконец, наплясались, налюбовались фейерверками, накупались, наелись, а главное — напились, то и на всех спящих — тоже. То, что зрелая, но вполне себе ещё ничего, к тому же одинокая женщина, после длительного морского перехода дала себе волю не только в употреблении спиртного, от моего взгляда не ускользнуло.

Не то, чтобы это было одной из целей, но не помешало точно. Расслабляться, так расслабляться, а устойчивых пар в группе нет. Русь безбрежна во всех смыслах. Мне самому это не нужно, Света дома ждет, ох и бурная будет встреча.

Спать мне не хотелось. Да и зачем? На ОСТРОВЕ это по любому лучше и выгоднее, чем на этом крошечном безымянном островке. Кроме того пара идей родилась на случай, если демон опять во сне заявится. Его крики боли и стоны греют душу. Добить бы гада. Нагадит ведь, чует мое сердце.

Когда все уснули, я уплыл подальше и проверил магию под водой. Пояс с грузилами для подводного плавания на яхте был и очень пригодился. Можно без проблем с полными легкими нырнуть, добраться до дна и спокойно на нем посидеть в позе лотоса.

На глубине метров в пятнадцать уютно устроился на голых и скользких камнях. Вспомнив уроки мага Роша, попробовал регулировать силу заклинаний. От минимального — до максимального.

— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ —

Сначала еле-еле освещавший в метре от меня рыбок, медуз и водоросли свет постепенно к десятой попытке стал ярким и слепящим и это даже при том, что источник его по-прежнему за спиной. Надо поосторожнее, такое и на снимке со спутника могут заметить.

Часть обитателей моря я этим распугал, часть — подманил. Так этим увлекся, что не заметил того, что уже минут десять-пятнадцать сижу на дне, не всплывая за новой порцией воздуха. Ай да ОСТРОВ. Ай да я.

Опыты пришлось экстренно прервать. Опять появилось и быстро нарастало чувство опасности. Что-то приближалось. Я вынырнул, огляделся и сразу же нырнул. Или я не заметил, или он подплыл бесшумно, но контуры приличных размеров корабля я разглядел на фоне моря и звездного неба. Звук мотора приближающейся шлюпки тоже не порадовал и я нырнув поплыл максимально быстро к островку.

Как позже стало ясно к нашему островку подошел корабль береговой охраны. Спустив шлюпку двое моряков на ней быстро добрались сначала до нашей, стоящей на якоре в полусотне метров от островка яхты, а затем, не найдя на ней хозяев, до берега. Где с фонарями стали обследовать местность. Я подплыл ближе с опозданием и наблюдал за ними из-за небольшой торчащей из воды скалы. Видно их было плохо, слышно хорошо.

— Хорошо погуляли ребята. Даже завидно. Билл, ты весь островок осмотрел?

— Да. Тут и смотреть нечего. Сотня ярдов по периметру. По-моему всё ясно. Гуляет молодежь. Упаковка пиротехники на яхте всё объясняет. Смотри сколько водки. Это точно русские. Кто ещё мог бы столько её выпить?

— Мой дед, Себастиан может. Силен старик. Не в одиночку, конечно, но его бы эти ребята не перепили точно.

— Это да. Я помню, как он отличился на твоей второй свадьбе. Но он такой один, да и корни у него в России есть. Смотри, тут и девахи спят. Красивые. Мне б такую.

— Размечтался. Это золотая молодежь гуляет. Яхта какая необычная и стоит миллионы. Да и где ты в обычной компании видел, чтобы все женщины в ней были красавицы? Вероятнее всего детки олигархов русских развлекаются.

— Нет. Я точно знаю. У русских красивых баб много. Иногда кажется, что они там все. Я на чемпионат мира по сокеру ездил. Так что можешь мне верить.

— Черт, поскользнулся. Опять пустая бутылка. Как так можно? Ведь все пустые.

— Это у русских норма. Пока всё не допьют — не успокоятся. Дома спиртного нет ни у кого, в гости нужно со своим идти, а по ходу уже вместе с хозяевами потом за добавкой. Лишней водки не бывает. Это у них пословица такая. Живут же люди.

— Глупости. У них доходы раз в десять меньше.

— Зато расходы в десять раз больше, особенно на ту же водку.

— И где тут логика?

— Вот этого в России точно нет. Я там их историю почитал. Охренеть. Как они выжили? Они мне объясняли, но я не понял.

— Ладно, давай заканчивать, время отведенное капитаном вышло. Я докладываю и пора домой. Через час на базе будем.

Он переключил рацию и доложил:

— Капитан, это русские гуляли. Пиротехники тут и пустых бутылок. Что? Нет, допрашивать некого. Что? Нет. Живые, но пьяные в стельку. Тут на каждого по три пустых бутылки водки. Что? Да и женщины тоже. Да, для нас многовато, но это же русские. Слушаюсь, всё заснял и возвращаемся.

Пиная по дороге пустые бутылки и покачивая головами моряки береговой охраны вернулись на свою лодку и тут же отчалили.

Поплавав под водой для страховки я ещё выждал и заодно насобирал на дне мелкой живности. Моллюсков, рапан, пару рачков и прочую мелочь. Береговая охрана тем временем оперативно устремилась к другой цели и я успокоился.

Через полчаса выбрался на берег. Обошлось, это хорошо, хорошо и то, что мы все отдохнули и сняли напряжение, но вот то, что яхта и лица всех ребят попадут в отчеты — плохо. Но это в прошлом, а его не изменить. Или?

Когда корабль вероятного противника, всё еще видимый с суши, скрылся в направлении Лос-Анджелеса, я ещё раз на всех по очереди кастанул:


— ИСЦЕЛЕНИЕ –

И пока все просыпались и приходили в себя, думал об ОСТРОВЕ и о том, как бы поставить новые эксперименты со временем. То, что оно там меняется — медицинский факт, так может быть и здесь в реале прошлое можно исправить? И все мои будут живы?

— Мих, блин. Что за хрень?

Валя очнулась первой и сразу на меня наехала. На кого ж ещё?

Глава 30

— Что случилось? Тебя кто-то укусил? Я здесь крабов видел.

— Ты. Где похмелье? У меня это была две тысячи третья вечеринка. Всегда было похмелье. И где? Когда ты рядом вообще ничего нормально не бывает. То ты океан переплыл вплавь, то сатанисты, то молнии, авария та, то миллион в казино свалился на Васю, то дома взрываются или сгорают, то мумии, то банка из под колы, которую ничем не поцарапать. От Василия Ефимовича до сих пор мурашки. Теперь это. Где моё честно заработанное похмелье?

— Всем доброе утро. В самом деле, я даже лет на тридцать помолодела. Или водка была уж очень хороша, или здесь воздух целебный.

— Ирина, на твоей яхте еда ещё осталась? Нам бы перекусить. Вася, Надя, Тамара, соберите все пустые бутылки. Валя, это у тебя плацебо.

— Что? Оборзел, Антоша? А в глаз?

— Ты постоянно так ждешь чего-нибудь необычного от Миха, что тебе уже кажется, будто он всемогущ, вера сама по себе исцеляет — это факт медицинский, как и термин.

— Плацебо? Не прикалываешься? Слово дебильное. Даже омерзительное. Не знаю почему. Но ведь все без похмелья, а выжрали вчера по литру не меньше. Да ты сам, как стекло. Свеж и глаза ясные. В прошлый раз не так было.

— Тогда это по твоей вине было. Купила дрянь где-то. А сейчас здесь на нас свежий воздух повлиял. Море вокруг и ветер с запада. Но в магазин, где водку брали нужно вернуться и затариться из той же партии. Это так, на всякий случай и для проверки твоих гипотез.

— Есть на самом деле очень хочется, но у меня на яхте только НЗ и сухой паёк. Вода ещё пресная осталась, но уже далеко не первой свежести. Через фильтр и кипятить нужно. Могу кофейком всех побаловать, но по очереди. Там у меня всё на одного человека. На двоих — максимум.

— Мих, блин. А это ещё что? Тут следы на мокром песке. Ботинки. Не наши точно. У нас таких нет ни у кого. Вообще ботинок нет ни у кого. Не было их здесь. Я тут вчера по пьяне рисовала что-то. Да вот оно. Мой рисунок. Это башня, а не то, что вы подумали. А вот след рядом. Что встали? Смотрите. Вот же он. Ботинок. То есть след.

У следа постепенно собрались все наши. Рассмотрев его, они дружно воззрились на меня.

— Мих?

— Мих?

— Мих?

— Мих?

— Мих?

Хором у них не получилось, но эффект был и так достаточно сильным.

— Я ночью поплавал тут рядом.

— И поэтому тут ботинки появились?

— Не спеши, Валя. События в доме на холме и в доме адвоката сатанистов привлекли внимание всей страны, если не всего мира, все специальные службы штатов и штата на нервах и в повышенной готовности, возможно поэтому, наша вечеринка привлекла внимание береговой охраны. Я ещё из воды видел, как к этому островку подплыла лодка береговой охраны.

Двое моряков высадились, осмотрели здесь всё, убедились в том, что это обычная вечеринка молодежи и убрались восвояси.

— И почему ты решил от нас всё это скрыть?

— Почему сразу скрыть? Ведь нужно было дать вам прийти в себя и позавтракать. Да и ничего серьёзного. Но лучше нам особенно не задерживаться. Эти ребята могли вас всех заснять и запись может попасть в спецслужбы штатов. Надо нам заканчивать здесь и возвращаться домой.

— Если на Мышке, то мне нужно солярки купить. До Кубы может и не хватить, особенно если всей компанией плыть.

— Ну, ну. Это экстрим. Одно дело прокатиться вечерком, другое — плыть на этой скорлупке сутками. Мы в ней помещаемся только на палубе. В каюте спать могут не больше двух человек за один раз.

— Хорошо, Антоша, но что ты предлагаешь? На Кубу самолетом сейчас не улететь. Вся Америка да и вообще все ломанулись и туда, и всюду, где только есть Терра. Пока Трамп кислород не перекрыл — рванули напоследок. Билетов нигде нет. Я проверяла. У всех центров погружения в мире жуткие очереди. В России у нас сразу нашлись ушлые ребята и свои домашние капсулы сдают в аренду. Нам можно слетать только в Австралию, Африку или Южную Америку.

Но и там те же проблемы. Лететь к Терре даже на перекладных не реально. Мы застряли и шанс только в этой лоханке, прости Ирина Анатольевна. Но согласись, что любой шторм и нам придется в каюте на одного, максимум на двоих всей кодлой неделю торчать. Про сортир я упоминать в такой интеллигентной компании не буду. Нет буду. С сортиром вообще абзац будет. Кстати, об этом. Мальчики смотрите на восток, я сейчас.

— Валя стой.

— Чего тебе, Антоша? Западло? Мне срочно.

— Ты же на восток и идешь, хотя ладно. Иди. Мальчики смотрят на запад. Западло-то здесь причем?

Её примеру по очереди последовали все, кроме меня. Сначала все девочки, потом — остальные.

Собрав мусор, мы вернулись на яхту. Ветер дул почти попутный и наш капитан решил идти под парусом.

Белеет парус одинокий…. На меня нахлынули яркие воспоминания и с удивившей меня силой потянуло в игру. Терра звала и манила. Перед глазами возникла картина того, как я стоял у бушприта «Проныры», а Силыч предлагал сменить образ жизни на морской. Еле удержался тогда.

Сейчас всё иначе, но завораживает. Причем, не только меня. На всех повлияло. Из-за тесноты все расселись на палубе, свесив ноги за борт. Первой была Валя, занявшая место на носу:

— Мих, иди сюда, я тебе место заняла самое клевое.

— Молодец, Валя, так вы все будете мешать мне меньше. Хорошая у нас всё же компания. Спасибо тебе Мих за систему отсева.

— Что за хрень? Какая система отсева? Меня отсеяли? Я отсев? Мих?

Я в это время смотрел вперед по курсу и наслаждался ветерком в спину, видом рассекаемых носом яхты небольших волн. Брызги, вкус солёной воды на губах….

— Валя, вспомни, мы не так давно обсуждали пиратство в интернете и отсутствие каких либо перспектив у тех стран, где права собственности не соблюдаются её гражданами массово. Почти всеми. Из таких стран всегда лучшие и самые талантливые люди будут убегать в те места, где их не ограбят. Потому мы и отставали всегда в развитии. Особенно в последние годы.

— И? Причем здесь это?

— Это же очевидно. Выбирая людей для нашей организации, нужно было отсеять тех, кто нечестен, может украсть, а соответственно и предать. Единожды солгавши — кто тебе поверит? Вычислить людей бывающих на Флибусте, Рутрекере или Руслите не сложно. Даже примитивно. Эти базы уже созданы и даже продаются.

Ими интересуются и банки, и предприятия, и, особенно, госслужбы. Мы, кстати, эти базы одно время им всем и продавали. Это и этично и справедливо. Что касается отсева, то ты, Валя, как и все мы, не отсев, а наоборот. Ты золотник, а пустая порода была слита в отходы. Ты избранная. Так что успокойся и наслаждайся путешествием.

— А чтобы тебе было приятнее это делать, я сейчас вам сюрприз устрою. Антон, помоги мне из трюма кое-что достать.

Приятным сюрпризом стали два гамака с мелкоячеистой сеткой, которые были натянуты от мачты в разные стороны. К носу и корме. Мы бросили жребий и первооткрывателями стали мы с Тамарой.

В самом деле, покачиваться было приятно, океан убаюкивал. Разговоры прекратились и все просто смотрели в море. Это можно делать бесконечно, оно никогда не повторяется и всегда открывает себя с новой стороны. Я даже задремал, хоть и планировал это сделать на ОСТРОВЕ. Но среди всех своих, вдали от берега и всех хлопот невольно расслабился. Ну что может здесь случиться?

Случился демон. Он опять явился мне во сне, но на этот раз не атаковал, а только посмотрел и исчез, оставив растущее чувство тревоги. Жаль. А я был уверен, что убил его в прошлый раз. Или у него шесть жизней?

— Мих. Беда. Проснись. Да проснись же. С Тамарой беда.

Я сел рывком, и чуть не выпал из гамака, рядом стоял Антон, а все остальные столпились у второго гамака. Было тихо. Но это была уже другая тревожная, напряженная тишина. Обеспокоенные лица. Непонимание и тревога.

Подойдя к Тамаре сквозь расступившийся круг ребят, я увидел её молча извивающейся и бьющейся в гамаке. То ли без сознания, то ли в кошмарном сне. Только Валя пыталась её разбудить и одновременно удержать от падения на палубу.

— Уже минут десять так бьётся. Молча. Жуть. Что это? Ты спасешь? Вылечишь?

— Пусти её. Дай я попробую. Но я не врач, как ты знаешь и — ИСЦЕЛЕНИЕ — это не мой профиль.

Посреди всех под внимательными взорами рябят группы, я взял её за плечи и попытался замаскировать свое заклинание в середине предложения. Это сложно, его нужно произносить особым образом, иначе не сработает или будет слабее. Надеюсь, что в горячке событий этого не заметят или спишут на мое естественное в данной ситуации волнение.

Тамара выгнулась в последний раз и обмякла, открыв глаза, посмотрела прямо в душу. Страх, даже ужас её был очевиден и мне и всем вокруг. Меня же повело и я сам осел на палубу и уже меня бросились спасать все остальные. Это что такое? Неужели я опять обнулил все резервы? Что произошло? Это ладно, потом разберусь, а вот что теперь делать?

Кто-то плеснул мне морской воды из того ведерка, которым пользовалась Ирина Анатольевна для мытья палубы и каюты. Я же тем временем потянулся к работающему генератору яхты. На этот раз мысленно:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

Мне стало легче, а движок, до этого мгновенья тихонько и незаметно урчавший, заглох.

— Да что за хрень тут у нас творится? Мих, ты живой? Движок, похоже, сдох.

— Спасибо за сравнение. Недосып. Несколько напряженных дней сказываются. Что с Тамарой? Тамара, ты меня слышишь?

— Мих, мне сон приснился. Ты в порядке? А то мне его рассказать очень хочется. Тебе.

— Так не сдерживай себя, нам всем интересно. Блин. Мих, ты не против? Пусть расскажет. Хоть что-нибудь понять мне нужно срочно. Я же взорвусь сейчас.

— Если тебе это необходимо, Тамара, то расскажи. Но выбор за тобой. Сон может быть делом личным.

— Этот не личный. Я опять ту мерзость видела. Сначала только глаза с вертикальными зрачками, потом и всю морду. Он молчал и только смотрел, но вдруг появилось нечто вроде змеи или шланга или не знаю чего.

Водоросль, веревка. Нечто гибкое, живое и не живое одновременно. Оно меня укусило и хотело сделать это ещё, но тут появился ты почему-то с мечом и всё исчезло. Только боль осталась. Она нарастала. Стала невыносимой. Потом я услышала слово ИСЦЕЛЕНИЕ, как-то странно прозвучавшее, и очнулась.

А тут вы все. Мне нужно срочно к врачу, я и раньше хотела, а сейчас мне это уже необходимо. Я навела справки за эти дни и выбрала клинику одну. Там русские часто лечатся и есть персонал со знанием языка и наших национальных особенностей. Больница Мартина Лютера Кинга. Нервы там проверю и вообще.

— Я с ней пойду. Прямо сейчас доплывем до города и всё. Я уже заказываю такси. Вот — готово. Ждать будет прямо на пирсе.

— Странно тут у вас всё, я за год меньше испытала всякого необычного, чем здесь с вами за пол суток. Я бы с девочками проехалась в больничку, тут опыт нужен, а не девичьи эмоции. Но мне заправить яхту нужно.

После высказывания нашего капитана возникла короткая пауза и я её прервал:

— Провериться для спокойствия не помешает. Мы уже это обсуждали. Деньги не экономьте. Только не на здоровье. Поезжайте вдвоём. А сейчас ты отдохни и расслабься. Чай с мятой, к примеру, мог бы быть кстати.

Я попытался встать и подойти к Тамаре. Приободрить и успокоить, но и сам вдруг почувствовал слабость. Той энергии, что я успел набрать от генератора яхты явно мало. Нужно ещё отдохнуть.

— Ты и сам неважно выглядишь, я полежу ещё в гамаке, если и ты сделаешь то же самое. Мне спокойнее, когда ты так близко.

— Отдыхайте оба, а я чай сварганю по-быстрому. Мяты у меня тут нет, но я знаю что нужно.

Я сделал вид, что только ради Тамары опять завалился в гамак, хотя на самом деле сил и на это едва хватило. Так что это было? То, что демон выжил или возродился, это ясно, но зачем он напал на неё?

Решил, что раз я за Тамару так основательно на болоте вписался, то она мне крайне дорога и её смерть выведет меня из равновесия и тем самым ослабит? Возможно. Логика в этом есть. Или просто ничего другого он уже не может, или боится атаковать напрямую? Вторая версия нравится мне больше, но это не делает её более вероятной.

Мог демон и ещё какую-то пакость устроить. Особенно тревожит состояние Тамары и то, что атака на неё всё же удалась. Её укусило это нечто и она испытала боль. Где тут просто сон, а где реальность разобраться невозможно, но исходить придется из худшего варианта.

Допустим, что задуманное демону удалось. Что это может быть? Отравление? Заражение? Травма психики? Что бы это ни было, но отнестись к нему нужно с полным вниманием. Одно то, что я весь почти полный резерв одним заклинанием истратил, говорит о крайне опасной ситуации.

Данных для более продуманной версии пока не хватает, но вывод из всего этого один. Точнее три. Нужно срочно найти источник энергии лучше на ОСТРОВЕ, но можно и любой, лишь бы хватило. Тамаре нужно пройти полное обследование в максимально комфортных условиях. И пора ребят отсюда выводить. Становится уже совсем жарко.

Глава 31

Рисковать собой это одно, а вот доверившимися тебе людьми — не моё. К тому же они участвуют в этом вслепую. Рассказать правду им нельзя, да и не поверят. Я иногда сам в себе сомневаюсь и боюсь очнуться на Пряжке в палате номер шесть. Вывод — надо всех сегодня же на яхте отправить на Кубу. Доберутся как-нибудь.

Одному мне будет привычнее и не нужно опасаться за других, хоть и жаль. Не хватать будет дружеского участия и чувства локтя. Но я в своей прежней жизни к этому уже привык.

Тамара дремала, я — тоже, но попутно строил новый план. До Лос-Анджелеса добрались без приключений и уже на пирсе лежа раздавая команды, я принял окончательное решение:

— Тамара, Валя — поезжайте и будьте постоянно на связи. Не отключайте прямую трансляцию всей поездки. Антон, ты с ребятами — в город, нужно максимально зачистить следы нашего здесь пребывания и закупить всё для путешествия на яхте до Кубы. Ирина Анатольевна, выберите себе пару ребят в помощь и готовьте яхту к выходу в море.

Маршрут — Тихуана, Панамский канал — Куба. Если где-то по пути удастся купить билеты на самолет до Гаваны, то пассажиров у вас станет меньше.

Возражать никто не стал и все занялись делом. Включая меня. Убедившись в том, что на яхте остались только я и её капитан, встал, держась за мачту. Опять качнуло, но я продолжил путь на берег. Не получилось. Точнее не до конца. Упал прямо на пирсе и встревоженная Ирина Анатольевна выбежала вслед и помогла подняться.

— Ну ты даешь. Что в самом деле происходит? Я понимаю ещё меньше Вали. Здоровенный мужик. Мышцы такие, что я даже не знаю. Не видела подобного никогда и вдруг ослабел в один миг как котенок. Чертовщина какая-то. Больше всего поражает то, что ты этим не удивлен и воспринимаешь как должное. Не пояснишь?

— Сам всего пока не понимаю, но разберусь. Спасибо за помощь. Пойду я. Буду на связи.

Сказать ей мне особенно нечего и пришлось уйти без разговора. Просто сил нет на него и на попытки как-то всё уладить. На грузовичке подъехал к дому на холме максимально близко. По дороге старался понемногу тянуть энергию отовсюду. Генератор грузовичка, фонари на столбах, а главное еда. Её я закупил по дороге и ел постоянно. Примитивную, но сытную и калорийную. Буженина с хлебом и вода из бутылки.

Потом всё как в тумане. Мозг прояснился только на ОСТРОВЕ. Время входа засечь не смог, сил хватило только на то, чтобы добраться. Возможно, даже терял по ходу сознание. В памяти опять провалы. Но здесь быстро всё наладилось.

— Чем же демон поразил Тамару?

Эта мысль была первой после того, как я восстановился и более менее пришел в себя. Маны на лечение Тамары ушло настолько больше обычного, что это не беспокоить не может. Как если бы с того света её вернул.

По мере заполнения резерва улучшилось настроение и повысилось постепенно самооценка, ведь по сути это я опять победил его, если верить очень странному сну Тамары. Меча в моем последнем сне не было точно. Все странно и пока необъяснимо, но как показывает опыт, жизнь постепенно всё расставляет на свои места и всё становится ясно. Почти.

Оптимизм возобладал, но одновременно опять проснулось и усилилось чувство тревоги. Что-то не так. То, что Тамару оружие демона укусило, ещё может сказаться. Хотелось бы надеяться на другое, но рассчитывать нужно на худший вариант. Вывод: За Тамарой нужно присматривать и подлечивать и нужно увезти её подальше от демона.

То есть от ОКА. Задачи взаимоисключающие друг друга. Чтобы подлечивать её с таким расходом маны мне ОСТРОВ просто необходим. Дотянусь ли я до него из Питера? Вроде бы должен, ведь в игре я туда попал уже давно. Да я его создал, по сути. Сначала в своем воображении, потом в игре и уже непонятно как — в реале.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ —

Это я повторил не знаю сколько раз. Падение на пирсе стало серьёзным ударом по самомнению и самолюбию. Ещё раз такое испытать я просто не согласен. Результат заклинаний не заставил себя ждать и силы вернулись, причем по ощущениям их стало больше. Напомнила о себе прописная истина, что тренироваться нужно до изнеможения — тогда силы и возможности растут быстрее.

Риски тоже есть, но это в моей жизни уже давно дело привычное.

Уже повеселев и расслабившись, я ещё раз двадцать прошелся по логическим цепочкам пытаясь понять то, что произошло с Тамарой и со мной. Даже простую проблему необходимо всегда рассмотреть под разными углами и с противоположных точек зрения.

Сейчас и здесь о простоте речи не идет. Мозг, работающий на ОСТРОВЕ в разы эффективнее, тем не менее ничего нового не сгенерировал. Только чувство тревоги продолжало свербеть на заднем плане сознания и давить на психику. По-моему оно даже стало сильнее, но это пока подождет.

Что ж. Время у меня и в самом деле есть. Я осмотрелся внимательнее, но перемен на ОСТРОВЕ не обнаружил. Разве что вьюнок, быть может, продолжил рост и экспансию, но уже не так энергично. Здесь всё быстро достигает идеала, скорее всего растение уже близко к нему. Обо мне этого не скажешь, но и я всё же не растение и не овощ. Стать идеальным магом я стремлюсь, надеюсь на успех, но понимаю, что это невозможно.

Пытаясь во всем разобраться и составить план действий на обозримую перспективу, я заодно и параллельно прокачал ещё раз все свои прежние заклинания. Дело простое и внимания не требует. После чего занялся относительно новыми. То есть теми, которые пока были в загоне. В резерве.

— ТРИ, КАК ОДИН –

Потом, убедившись в создании трех копий:

— СЛИЯНИЕ –

Начал с листика вьюнка. Поместил его в куб «1» и получил три копии без проблем, а вот слияние вызвало выброс энергии. Почему-то вспышка света застала врасплох и я на время ослеп.

— ИСЦЕЛЕНИЕ -


После чего я проверил все кубы. Листик в кубе «1» опять один. Я его исследовал, как мог, но никаких особых изменений не обнаружил. Пока всё как в игре и планы на эту пару заклинаний постепенно обретают всё более реальные черты. В войне с демоном, который всё никак не успокоиться и не упокоится, это будет основой, но только в том случае, если у меня всё получится.

Раньше я хотел эти два заклинания проверить и прокачать до совершенства для начала на Терре, но демон времени мне не оставляет, да и как добраться до ближайшей капсулы пока неясно. Если он постепенно будет добираться до моих близких и друзей…. А о Светлане я в этом плане даже думать не хочу и не могу. Ярость мешает.

Опыт с листиком я повторил, но с некоторыми изменениями. На всех трех копиях я кончиком ножа наколол три разных слова:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

— СЛИЯНИЕ –


После чего:


— СЛИЯНИЕ –


В куб «1» я вошел с некоторым трепетом, и из-за крайней важности эксперимента, и потому, что на этот раз вспышки не последовало. Это последнее заинтересовало и удивило. Если в первый раз события легко можно было объяснить тем, что на создание трех копий я использовал энергию Хаоса, которой здесь неограниченное количество, и при обратном процессе соединения она выплеснулась в виде вспышки света, то во втором случае этого не произошло.

На зелёном листе вьюнка изменения я обнаружил только сильно напрягая зрение. Все три слова заклинаний появились на нем, но не в виде отверстий от ножа, а как естественный рисунок. На обычном листе всегда видно нечто вроде елочки берущей начало от черенка, здесь же поверх этого но примерно так же отразились три слова заклинаний.

Это успех и на меня нахлынула эйфория. Возможно, это самое важное в моей жизни. Кроме Светы, конечно. Несколько минут я просто радовался, мысленно представляя себе последствия применения этих заклинаний в будущем, когда доведу их до абсолюта.

До него ещё далеко, но первый шаг сделан и я перешел к шагу второму. Если процесс копирования и слияния не убил лист вьюнка и не повредил ему, то можно пробовать на более сложных формах жизни.

Достав сложенный в полиэтиленовый пакет улов в виде рачков, устриц и прочей нехитрой живности, продолжил в том же духе и примерно с тем же успехом. Процесс стал монотонным и радикальных изменений в процессе не происходило. Чтобы отвлечься и занять мозг вернулся к событиям на яхте:


Так в чем была суть этой атаки? Я исхожу из того, что мой враг, да и враг вообще всех людей Земли сейчас находится в своем родном мире. Пусть это будет нижний мир, так звучит приятнее и получается, что у нас мир вышний, а это лучше. Выгоднее бросать камни с горы вниз, чем наоборот.

Из другого мира вести войну в этом должно быть крайне сложно. Я этого себе представить пока не могу, но факт на лицо. Демону уже не хватает сил на попытки сюда прорваться и здесь воплотиться, как это почти удалось ему на болоте в Алабаме, а вот нападать на спящих он ещё может.

Тамару я как-то смог защитить скорее всего потому, что тоже спал, и мы с ней были рядом. Почти голова к голове и между нами только мачта Мышки. Повезло и ей и мне. Но что я смогу, если он выберет другую цель? Или меня рядом с Тамарой уже не будет? Контакты с сатанистами у него были и найти их он сможет. Нашел же Тамару.

И как этому помешать? Всех наших я отправлю домой, они и так уже в России давно не были. Там вдали от ОКА Тамаре ничего угрожать не должно. На всякий случай буду поддерживать связь и Гюль озадачу на эту тему.

Интересно, найдут ли в клинике у неё какие-либо отклонения? Обычно врачи находят, если они платные. Но это у нас в России. Здесь врачи осторожнее. Иск влепить своему эскулапу готов каждый налогоплательщик. Мечтает даже. Суммы исков обычно в шесть знаков, а то и в семь.

Черт. Я же время прибытия не зафиксировал. Возможно я тут дольше приходил в себя, чем это мне кажется. Меня могут уже все ждать на яхте. Жалко, но придется свернуть опыты. Но я к ним обязательно вернусь в ближайшее время.

Вышел без проблем и уже в грузовичке активировал телефон:

— Мих.

— Мих!!!!!!!

— Да где ты? У нас проблема. Тамаре стало плохо прямо в приёмном покое. Упала и стала биться в судорогах. Санитар ей в рот пытался какую-то хрень сунуть, чтобы не повредила себе, так лоханулся и поранился. Сказал, сволочь, что она его укусила. Гад. Она же сознание потеряла.

Прочитав это я сразу соединился по сотовой:

— Уф. Блин. Да где ты был. Гад. Давай сюда срочно. Меня к ней не пускают. Ничего не говорят. Я не родня и документов не взяла.

— Вы, как и планировали, в больнице Мартина Лютера?

— Да. Я внизу. Меня вывели за попытку дать в рожу. Погорячилась, но рожа уж очень холеная и равнодушная.

— Ты узнала, куда её положили?

— Да. Закрытый бокс на третьем этаже. Меня туда не пустили. Там я в харю главному и врезала.

— Жди и не смотри людям в лицо.

Доехал быстро и, оставив грузовичок в паре кварталов от больницы, пошел к ней. Валю встретил у входа. Она мерила шагами сквер перед больницей:

— Наконец-то. Ты из Африки ехал? Ждала — аж высохла вся. Давай скорее. Тут у них аврал какой-то. Бегают там все, как угорелые. Глаза квадратные. Всех посторонних выгнали на ….

— Ты отсюда окна палаты где Тамара показать можешь?

— Отсюда их не увидишь. Обойти нужно с другой стороны.

Моё чувство тревоги и так не спавшее, усилилось кратно и мы бегом обежали больницу по периметру:

— Вон те окна. Третий этаж с синими занавесками или что там у них. Видишь пять окон одинаково синих?

— Точно?

— Это же Тамара.

— Ясно. Тогда держи телефон в руке и будь готова ответить мне. Попутно иди, поймай такси или вызови срочно. Чтобы через двадцать минут была на яхте.

— Нет. Это же Тамара. Я же ….

— Малышка. Ты очень хорошая девочка, но здесь что-то странное происходит. Помочь ты мне не сможешь, а помешаешь точно. Заботиться сразу о двоих на порядок труднее. Мне нужна свобода рук. Возможно, придется нарушить закон и применить силу. Тебе лучше быть подальше.

— А для меня ты бы на это тоже пошел?

— Женщины!!!. Да. Для всех наших. Иди, но не беги и не привлекай внимания. Скажи всем, чтобы готовились отплыть.

Она дернулась было обнять, но сдержалась, посмотрела долгим влажным взглядом и всё же побежала. Выждав пару минут:


— ЭХО –


Я бегло просмотрел на листе бумаги план здания. На нужную лестничную клетку можно пройти прямо отсюда. Метрах в сорока сплошная стена, а за ней лифты и лестница. Пара камер видео наблюдения направлены в другую сторону. Они управляемые и оператор, должно быть, смотрит на конфликт, разгорающийся на парковке.

Кто и что там не поделил мне не важно, осмотревшись и потом ещё раз, я рискнул:


— СКВОЗЬ СТЕНУ –

Удачно. Наверху слышен шум быстро спускающихся людей, но моего появления никто не заметил. Вперед, то есть вверх. Навстречу пробежали три медработника так быстро, что прочитать бейджик я не успел. Отвлек вид и лица промелькнувшие мимо меня. Ужас. Единственное, что на них было. Это уже паническое бегство.

Что — то мне тревожно. И внутреннее магическое предвидение бьёт в колокола и холодный разум, на базе уже имеющихся фактов вопит и требует бежать вслед за санитарками или кто это был.

До нужных дверей уже домчался на максимальной скорости. Двери заперты, но мне это не помеха.

Глава 32

— СКВОЗЬ СТЕНУ –

Внутри холл и двери в разные стороны. Палаты все пустые, только в одной нашел Тамару. Глубокий выдох. Какое облегчение. Жива, но спит.

Камера наблюдения под потолком. Пришлось сбить стулом для посетителей или сиделки.

Следы уколов, капельница. Должно быть, вкололи успокоительное и витамины. Наверняка взяли анализы. Их бы надо забрать, но в дверь неожиданно стали ломиться. Не стучать, не пытаться открыть, а выламывать.

Лечить не стал, пусть спит. Свидетели не нужны.

— ТЕЛЕПОРТАЦИЯ —

В грузовичок прошел прямо с ней на руках. Положил на пол и перебрался в кабину. Уф. Вроде пронесло. Мимо тут же промчались полиция с мигалками, пожарные и фургоны телеканалов. Выруливая из переулка, посмотрел в зеркало заднего вида. Едва не врезался. Крыло о фонарь поцарапал. Никогда такого не было. Больница уже горела, а с верхних окон кто-то выбрасывал людей вниз. Живых, кричащих от ужаса и размахивающих в воздухе руками.

Кажется пациентов, судя по одноразовым халатам, или как это называется? Халат с удобным доступом сзади.

Да что ж такое-то? Что бы ни было, а мне точно пора. Своих нужно выводить куда подальше. Там видно будет. Домчался до дома на холме. Странно, но проезжая мимо увидел, что привычный наряд полиции отсутствует.

Мне это только на руку. Вернулся к Тамаре. Лежит на голом полу, завернутая в больничное одеяло. Спит. Дышит ровно и вид вполне нормальный. На тот случай, если лечение потребовало бы опять гигантского расхода маны я планировал добраться с ней до ОКА, а при нужде и забрать на ОСТРОВ, но сейчас так рисковать похоже не нужно.

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

Странно. Уменьшения резерва не ощутил совсем и сама пациентка никак не прореагировала. Спит. Даже улыбается чуть-чуть. План изменился. Быстро на ОСТРОВ.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СВЕТ, РАССЕИВАЮЩИЙ ТЬМУ —

Здесь есть время подумать. Полчаса здесь в реале — три секунды. Даже меньше.

Стоит ли вернуться и принести сюда Тамару? Вылечится она от всего здесь гарантированно. Но могут быть и побочные эффекты.

У самого была куча проблем с логикой и памятью ещё недавно. Кроме того, а вдруг она здесь очнется? В невесомости, в шаре с кубами, вьюнком и магическим освещением. Сам в первый раз в шоке был, но то в игре, я уже ко многому готов был…. Нет. Не стоит так рисковать. Женская психика…. Да и она уже за свой разум опасалась, и шок может сильно повредить. Это решено.

Что же в больнице случилось? Тут провал. Такое и в блокбастере не часто увидишь, а в реале…. Быть может теракт? Ничего подобного в богатой истории террора не было или сейчас в голову не приходит, но всё бывает когда-нибудь в первый раз. Да и какие ещё версии? Кто мог бы поджечь клинику, напугать до белых глаз персонал и выбрасывать кричащих пациентов на асфальт?

Это уму не постижимо, но и ещё одно важно обдумать. События совершенно уникальные и невозможные происходят рядом со мной. Слишком много совпадений. Или я не вижу логической цепочки?

Читал гипотезу, что некоторые люди, наделенные сверх способностями, могут невольно образовывать вокруг себя некое поле, которое может влиять на ткань бытия и привлекать к ним разные события редкие и экстраординарные. Катастрофы или войны в основном. Верится с трудом, а проверить невозможно.

Что ещё? Демон? Сатанисты?

Вторая версия критики не выдерживает. Старики, да и разгромлена секта сейчас. Даже если они смогут восстановиться, то не сразу и не здесь, где сейчас полный сбор всех силовиков страны.

Демон и тот укус Тамары во сне? Но это воздействие на неё и только. Если бы она была больна или заразна, то пострадали в первую очередь все наши. Группа внуков, а не целая больница. Да и нет такой болезни, чтобы больной убивал других пациентов.

Разве что в кино. Война миров Z или нечто подобное о зомби и апокалипсисе. Один укус и всё. Ты монстр тупо бегающий за здоровыми и живыми.

Кстати об укусе. Валя писала что-то. Будто охранник или санитар обвинил Тамару в попытке его укусить. Вряд ли, но допустим. Сама-то она здорова и представить себе, что она беззащитных и беспомощных пациентов бросает в окна, я не могу при всем моём воображении.

Хотя, я же её вылечил и она могла сама в ходе этого получить иммунитет, а санитар попал под раздачу. Хотел помочь одно неловкое движение и ты зомби. Версия на редкость дебильная, но единственная. Тогда я просто обязан сюда Тамару доставить и подлечить, чтобы уже с гарантией. Иначе плыть на крошечной яхте с живой бомбой на борту самоубийство.

Ничего более не придумав и только потеряв время я вернулся за ней и принес на ОСТРОВ.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

— ИСЦЕЛЕНИЕ –

На всякий случай утроил дозу, а когда у неё стали открываться глаза вернулся в грузовик.

— Мих? Это ты? Слава богу, ты пришел. Что со мной? Где я? Почему темно?

— Ты по запаху узнала?

— Да. Не знаю. Наверное.

— Мы в грузовичке. Я тебя экстренно забрал из больницы, а транспорт под рукой оказался только этот. Извини, но нужно спешить. Ты полежи здесь, хоть и условия скотские, а я довезу нас до яхты. Все вышло из под контроля и нужно уходить.

— Пустяки, мы же внуки. И не такое приходилось переносить. Не обращай на меня внимания, Я себя очень хорошо чувствую. Даже лучше, чем когда либо. Должно быть, мне что-то эдакое вкололи. Делай, что считаешь нужным.

— Да? Но если все в порядке, то лучше тебе перебраться в кабину. Справишься?

— Без проблем. Я сейчас и вагон стального проката разгрузить смогу. Энергия просто бурлит.

— Прекрасно, но на всякий случай держи меня за руку.

Мы без проблем выбрались наружу, перебрались в кабину и через полчаса уже отплыли в море. Что само по себе было не так просто сделать. Такое впечатление, что это решение приняли и все остальные владельцы яхт, все их знакомые и не знакомые.

Одно из отличий людей, владеющих яхтами в том, что их власти не успокаивают через СМИ, а предупреждают и дают полную информацию. Результат чего я и видел, одновременно безуспешно пытаясь отлепить от себя Валю.

Многое я уже узнал в этой жизни, есть даже то, что знаю только я один. Но вот с женщинами всё ещё проблемы. Раньше бился, чтобы влюбить в себя Свету, теперь, похоже, требуется нечто прямо противоположное. И как за это браться? Я же сказал ей, что женат. Фиктивно, но она то не знает.

Ирина Анатольевна без суеты, но с матом легко разобралась с бардаком возле пирса. Все хотели отплыть как можно дальше и как можно быстрее. Щас. Первыми в открытое море вышла «Мышка наружка», а я просто стоял в окружении всех наших и решал очередную проблему.

Не я один. Буквально все уткнулись в телефоны, читали, слушали и изредка выдавали для всеобщего сведения краткие резюме:

— Эрик Гарсетти объявил, что на больницу Мартина Лютера Кинга напала группа террористов вооруженных и опасных. Они выпустили новый неизвестный вирус и он быстро распространяется. Всем рекомендуют сидеть дома и ждать распоряжений властей. Закрыть все окна и двери.

— Гэвин Ньюсом обвинил мэра в паникерстве и публикации непроверенных и маловероятных сведений, наносящих непоправимый вред и городу и штату.

— Люди, а кто это такие?

— Мэр Лос-Анджелеса и губернатор штата. Ты Вася, мог бы и проснуться.

— Я уже. Мих, дай санкцию и я влезу на закрытый сайт полиции.

— Давай. В этом бардаке никто не заметит. Но потом подотри за собой.

— Сделаю. Готово уже. Мать моя женщина. Девочки, закройте ушки.

— Сволочь. Мачо недоделанный. Не томи уже. Лей.

— Тысячи случаев не спровоцированного насилия. Пожилой священник. Отец Бартоломео католик. Собор святого Марка. Ворвался в магазин оружия, выхватил у одного из покупателей глок и открыл огонь прямо там. Завалил всех, вооружился до зубов и пошел на улицу, стреляя во все, что движется.

На предупреждения полиции не прореагировал и ранил троих из них. Ответный огонь его не вразумил. Стрелял, пока не умер. На нем двадцать шесть трупов. Почтенный человек известный добротой и благотворительностью. Потому сразу и не убили — в наряде полиции был его прихожанин.

— У меня твит Трампа. Понять ничего нельзя, но это всегда так. Он предупреждал. Он не виноват. Виноваты демократы и Путин. Он уже созвал всех и дал нужные указания. Теперь всё у него под контролем и скоро всё наладится.

— Мексика подсуетилась и уже закрыла границу и теперь благодарят бога за сделанную американцами стену. Впервые нет возможности выбраться из штатов туда и желающих пробраться из Мексики сюда. Абзац. С моря тоже не пускают, но здесь у них сил нет. Флот на нуле, а береговую линию не перекрыть.

— Сара Доннел с пятого канала насчитала сто девять трупов под окнами больницы Мартина Лютера. Сейчас идет трансляция видео заснятого свидетелями. Людей просто выбрасывают из окон. Живых. Еще страшнее то, что некоторые от ужаса выбрасываются сами. Боже. Смотреть не могу. Антон перехвати эту тему, я не выдержу.

— Ок. Ты возьми Конгресс. Экстренное заседание, состав едва на треть, но что-то они вещают.

— Наши выражают обеспокоенность и соболезнования. Похоже, уверены, что всех собак на Россию повесят.

— Не смогут. Большая их часть уже на нас висит. Ещё две-три погоды не сделают.

— Народ, учтите, что зарядка у меня здесь только одна. Если упереться и отключить холодильник, то две. Нужно очередь продумать и посмотрите на уровень в телефонах. Те, кто на грани, милости просим.

— Блин. У меня мигало.

Неожиданный способ освободиться обрадовал, надо будет учесть и взять на вооружение.

— Мих, мы почти ничего в городе сделать не успели. Валя экстренно всех вызвала на яхту. Вовремя. Могли вляпаться. Судя по данным спутников, сейчас везде пробки и уже даже там, на окраинах города льется кровь.

— Бизнесмен Том Гаррисон продает место на яхте за два ляма баксов. Цены растут. Десять минут назад оно за сто тысяч продавалось. О нет. Уже снял. Аукцион объявил. Три места осталось. Других предложений удрать из Калифорнии нет. Без конкуренции он и миллиард поднимет.

— Китайцы закрыли все границы и не пускают самолеты даже в свое воздушное пространство. Как быстро все врубились.

— Это влияние Голливуда. Фильмов катастроф насмотрелись и предохраняются.

— Им бы лет двадцать назад этим заняться, не было бы так тесно.

— У меня крутизна. Морские котики на трех вертолетах высадились в центре у самой больницы. Сначала всё шло штатно, потом связь пропала. Вояки молча думают. Но местные выложили видео боя. Их числом завалили. Среди нападавших были старики и дети. Трупов тысячи.

— СиЭнЭн и его эксперт дали версию о вирусе. Предположительно русского происхождения. Мол, это наш ответ на санкции и продолжение Солсбери.

— Опять Трамп. Провел совещание в Белом доме и они решили ввести чрезвычайное положение в Калифорнии, Лос-Анджелес в карантине. Гражданам рекомендовано объединяться в группы и занимать оборону в наиболее защищенных домах или квартирах. Полиция Лос-Анджелеса должна организовать крупные мобильные группы, зачистить один район города и занять там круговую оборону.

Потом постепенно проводить рейды и выводить туда здоровых жителей. Армии приказано организовать в Калифорнии лагеря беженцев и обеспечить их всем необходимым. Лос-Анджелес приказано взять в кольцо и из Калифорнии теперь выбраться уже нельзя. Дороги перекрыты. Вроде даже разумно, что для Трампа странно. Может и он русский вирус подхватил? Если он нормальных людей делает агрессивными идиотами, то ведь может и наоборот.

Глава 33

Я, стоя у мачты возле своего гамака, хотя почему моего? Слушая хор голосов пытался понять суть происходящего и составить план действий. Для любых действий нужны деньги. Пока ещё нужны. В реале у меня их не так много и я через телефон посмотрел на реакцию рынков.

— Так. Прекратили все.

Стало тихо. Так неожиданно и быстро. Ветер в парусе, плеск волн и крики чаек. На них я тоже посмотрел с тревогой. Вирус, если это вирус, могут переносить и птицы. Птичий грипп тому подтверждение.

— Все, у кого есть возможность, смените схему вложений. Растут фьючерс на червонец Терры, юань, золото. Можно играть на понижение доллара, он просто летит вниз с ускорением, пробивая дно раз за разом.

Деньги — это деньги и у каждого они свои. Минут на десять стало тихо.

— Мих, а как лучше? Я сама в этом не очень.

— Надежнее в игровой червонец, он будет расти в любом случае. Выгоднее сейчас продавать доллар с любым плечом. Но риск того, что всё быстро нормализуется и быстро отыграет обратно довольно велик. Учтите все, что связь может прерваться.

— Мих, а ты как сделал?

— У меня объемы другие и доступ прямой и быстрый. Другой уровень. Но, в общем, на трое суток вперёд я играю против доллара с плечом триста, а потом всё обратно в наш червонец. Риски в этой стратегии есть, но приемлемые. Но мне не подражайте, каждый решает за себя, тут важно учесть свою психологию, способность терять без сильных эмоций и не допускать чтобы они влияли на решения.


Ребята задумались и начали проводить операции. Времени на это ушло довольно много. У меня — больше всех. Слишком много мест пришлось посетить и вводить кучу паролей. Немного жаль, что основные средства на Терре. Туда не попасть, да и не помогло бы это. Вывести большие суммы, не привлекая к себе внимания, невозможно, да и до самой Терры неизвестно сколько времени мы будем добираться.

— Мих, прогноз изменили. Ветер северный, что для нас хорошо, но возможно усиление, вплоть до шторма -

Я отвлекся. Что ни говори, а деньги имеют свою магию. Завлекают. Казалось бы — просто цифры на экране. Ан нет.

Вокруг за те несколько часов, что прошли с момента выхода в море «Мышки наружки» все изменилось. Свинцовое небо и не менее темный океан, волны уже высотой метра в полтора с пенными гребнями. Шум ветра и резко выросшая скорость яхты. Если при выходе из Лос-Анджелеса вокруг были сотни яхт, катеров простых лодок и прочих плавсредств, то сейчас мы были одни, не считая видимых единичных парусов почти на горизонте.

Нас обогнали почти все, кроме тех, кого обогнали мы. Среди бегущих от бедствия были и те, кто в море вышел на весельных лодках. Большинство взяли курс на Санта-Каталину, Анакапу или на более близкие, но крошечные островки, вроде того, на котором мы давеча так хорошо отдохнули.

Сейчас мы в одиночестве, что хорошо в плане уменьшения вероятности столкновений, но и плохо — помощи в случае нужды ждать неоткуда. Диалектика — мать. Её.

— Мих. На меня Гюль вышла. Спрашивает тебя срочно.

— Ты уверен? Напрямую? Странно, это нарушение всех норм, но включи громкую. Всё равно все уже в курсе.

— Мих? Мих? Ты там?

— Гюль, что случилось?

— Слава богу. Второй час пытаюсь тебя найти. Ты ведь в штатах?

— Почти. Не знаю точно. Ты уверена, что стоит это обсудить в открытом эфире?

— Суди сам. Моя младшая залетела и тайком от всей родни решила рожать. Ну ты понимаешь, семья такого одобрить не может. Для секретности и надежности удрала в Штаты. Глупая малышка, израсходовала все деньги и позвонила мне.

Роды у неё прошли неважно, потребовалось лечение обеим. У неё дочка. Такая лапочка. Мы втроём сейчас в Лос-Анджелесе. Тут такое….. Но ты, скорее всего, знаешь. Выбраться не можем. Что делать не знаем. Деньги у меня ещё есть, но они тут уже не котируются.

Я задумался. Всё явственнее кажется, что меня или нас сюда вели, причем с подстраховкой, чтобы уж не отвертеться было.

— Мих, тебе нельзя туда одному. Никому нельзя. Ничего уже не сделать. Я против. Все против. Кто против — поднимите руки. Ну же сволочи. Сами-то не хотите туда вернуться. Ах вы ….

— Валя, не волнуйся. Или хотя бы не мешай разговору. Это же Гюль, с сестрой и племяшкой.

— Нет, я против. Пусть её котики спасают и береты.

— Ты против, мы поняли. Дай поговорить. Ведь связь может оборваться. Гюль, вы где?

— Ты город знаешь? Это Нью-Йорк Драйв — 17 в Пасадене. Я тут домик на время сняла. Уютно и горы рядом. Может быть нам нужно туда?

— Антон, и все, соберите всё что можно найти в сети об этом районе и текущей ситуации там. Гюль, ты ведь с малышкой! Да и шторм обещают. Горы — это уже на крайний случай, но и к нему постарайся подготовиться.

— Как? В магазины лучше не соваться. Порядок уже в прошлом. Банки, магазины и дома банально грабят. Вообще многие соседи жалуются, что в приличный район с окраин лезут вполне себе здоровые лбы с целью наживы и просто оттянуться. В основном цветные. Полиции вообще не видно. Всюду дымы от пожаров.

— Оружие у тебя есть?

— Откуда? Мы рожать приехали, а не на войну. Да даже если попытаться, то где его взять? У нас паспорта Киргизии.

— Ты же русский получила давно.

— Не один ты такой умный, а дядя для меня вообще всё делает.

— Извини это сорвалось. Не важно сейчас. Запасы еды и воды у вас есть?

— Нет. Только детского питания много для младенцев. У нас проблемы с грудным. Вода есть, но из под крана. Пара литров минеральной и колы. Вино осталось — пара бутылок. Печенья немного. Сам дом стеклянный на треть. Веранда и окна огромные. Подвала нет и гаража — тоже.

— Соседи не объединились в отряды самообороны?

— Наши — нет. Тут старики в основном. Мы для них чужаки и смотрят с опаской. Так все в этом городе сейчас стали уже на всех смотреть. Слухи в сетях жуткие, но ты и сам читал. Рядом с нами пока тихо, а вот из центра слышна стрельба и взрывы. Дороги забиты и власти не советуют туда соваться. Банды и там уже грабеж устроили. Люди в такой ситуации берут с собой самое ценное. Его их и лишают заодно с жизнью. Долбанные наркоманы.

— Это не рассказывай, мы в сетях информацию видим и ищем. Комната без окон в доме есть?

— Да. Сауна с душем возле лестницы на втором этаже. Думаешь туда? Там всего с десяток квадратов.

— Пока это видится лучшим вариантом. Я бы предложил спрятаться там, перенеся туда запасы всего необходимого на пару дней. Я до вас доберусь, но не мгновенно.

— Нет. Или бери меня с собой.

— Валя! Не сейчас. Там же Гюль и ребенок. По сути два ребенка, её сестре восемнадцать или около того.

— Мих. Два-три дня мы продержимся. Я водой через фильтр бутылки заполню. Тут дизель генератор есть на пятьсот ватт, на случай отключения электричества. Так что я буду на связи. Закроюсь в доме и забаррикадирую, всё, что можно.

— Нет. Наоборот. Сама разбей все стекла, двери нараспашку. Создай видимость того, что грабители уже побывали, всё стоящее забрали, а ненужное сломали или побросали прямо возле дома. Сделай звукоизоляцию для детской кроватки, проверь вентиляцию из сауны, обдумай бытовые мелочи, а главное не забудь генератор. Если не получится его туда перенести, то заряди телефоны, а один отключи совсем. Пусть будет в резерве. Первые пять минут каждого часа будь на связи. Лучше общаться письмами, так меньше расход энергии.

— Займусь прямо сейчас. Тут обои старые остались, попробую ими дверь в сауну оклеить так, чтобы сразу не заметна была. Там место темное, может прокатить.

— Вот теперь я тебя узнаю. Наша Гюль, всегда найдет выход из сложной ситуации. Действуй. Никому не доверяй, ни на кого не рассчитывай. Справишься сама.

— Принято. Поставлю будильник на начало каждого часа. До связи. Нечего воду лить. Пора дело делать.

— Удачи вам троим.

Связь прервала она и над палубой воцарилась тишина. Все обдумывали и переваривали услышанное. Я в том числе.

— Ирина Анатольевна…..

— Можно Ира.

— Спасибо, ценю. Где мы сейчас и где можем пристать?

— Ветер заметно крепчает, против него вернуться сейчас мы уже не сможем, а прогноз пока неопределенный.

Дня три шторм может быть сильным. До берега мили три, это около семи километров на круг. Тихуану мы прошли, туда тоже теперь не попасть. К мелким поселкам южнее пристать на этой яхте в шторм тоже лучше не пробовать. Течение здесь на юг почти строго. Около километра в час. Не вижу выхода. На пару суток мы в море без вариантов.

— Антон, ты с группой ….

— Нет. Ты никуда не пойдешь.

— Спасибо за заботу, Валя, но куму-то надо. Кто, по-твоему, сможет доплыть до Мексики и добраться до Гюль прежде, чем будет поздно? Антон, вы идете на Кубу, ваша задача оказывать мне и Гюль всю возможную информационную поддержку. Где идут бои, где затишье, где непроходимая зона и куда движутся войска. Выдели мне три полностью заряженных телефона. Ирина, мне понадобится скотч и пакеты для телефонов.

Антон промолчал и занялся конфискацией телефонов по принципу у кого больше заряд. Ирина Анатольевна возразила:

— Ты меня не расслышал? Здесь до берега десять километров минимум. Даже странно, что связь до сих пор работает. Вода — восемнадцать градусов. При такой волне проплыть более пятисот метров невозможно, а дальше будет только хуже. Взгляни на север.

Черным черно. В спасательном жилете будешь просто болтаться на поверхности без пользы и ждать, когда подберут. Будет шторм — это уже медицинский факт. Мне жаль Гюлль и девочек, но так ты им не поможешь. Ребята, поддержите меня.

— Да. Да. Я, Я. Поддерживаю двумя руками. А вы? Что стоите? Сволочи. Сами вот ныряйте. Слабо? Не пущу. Ты утонешь, а потом тебя убьют.

Остальные молчали, но явно сомневались.

— Мих, держи. Три телефона уже в пакетах и заклеены скотчем. Его не так много осталось, но если ты собрался их примотать к талии, то на пару оборотов должно хватить.

— Спасибо.

Обматывая себя скотчем, прикрепляя к себе телефоны, кредитки, документы и прочие мелочи я продолжил:

— На яхте капитан один. Ирина. В Гаване — Антон старший. Долгие проводы ни к чему. Удачи вам ребята.

И чтобы не затягивать я прыгнул в море.

— Держите её — это я услышал уже входя в воду. Вынырнув, увидел, что Валю держат Тамара и Ирина, а та вырывается. Должно быть, придумала план, чтобы вынудить меня спасать сначала её, а там видно будет. Черт, а кто ещё ради меня на такое бы пошел? Надеюсь, что я знаю ответ на этот вопрос. Я помахал им рукой, глубоко вдохнул и нырнул поглубже. Метров пять вглубь и волнение уже не так заметно.

Задержку дыхания я на ОСТРОВЕ прокачать не сообразил, а сейчас пригодилось бы. Но и так не плохо. Максимально долго мне не нужно, сейчас важнее войти в ритм и плыть спокойно выныривая через две-три минуты для вдоха и корректировки курса. Берег ещё не виден, но направление ветра по тучам определить не сложно.

Но приличную скорость без моей моноласты развить не получится. Только брасом. Долго, но надежно. Быстрее чем за минуту сто метров даже мне с хорошей техникой, опытом, силой, а главное почти бескрайним резервом энергии, всё же не получится. Но и так часа за два должен доплыть.

Вдох быстрый — выдох медленный.

Главное спокойствие, самоконтроль и уверенность в себе.

Вдох — выдох.

Даже скучновато стало. Уже через полчаса я втянулся, совершенно успокоился и даже занялся составлением плана возвращения в Лос-Анджелес. Не отпускает меня этот город. Думать о том где найти машину, как перейти границу пока рано, ещё труднее себе представить то, как я буду второй раз оттуда эвакуироваться с тремя беспомощными женщинами на руках. Гюль неплохой лидер и организатор, но боевик — никакой и подготовка скромная. Фитнес её — скорее для фигуры, чем для бега или боя.

Ребенок новорожденный. Тут я вообще ноль. Ни опыта ни знаний — один ужас. А в условиях войны миров и вовсе мрак.

Вдох.

Выдох.

На поверхности стало ещё темнее, волны выше и ветер усилился, но под водой изменений меньше. Темнота не беспокоит, ведь всегда при желании можно подсветить. Но ману нужно беречь. Что мне предстоит в пути пока даже представить себе трудно. Ещё туманнее перспектива дальнейшего. Как не проявляя на людях способностей вывезти всех троих из города, который к тому времени скорее всего возьмут в плотное кольцо армия и флот.

А ведь нужно ещё попутно выяснить, что за болезнь наслал демон, для чего он это сделал и как её лечить. До сих пор я лечил обычные раны и болезни с помощью магии. Сейчас сама болезнь может быть и даже, скорее всего, создана магом. Вирус, бактерия или что-то ещё, но связанное с магией.

Сомневаюсь, что на такой организм подействует антибиотик, низкие или высокие температуры, но и недооценивать современную науку тоже не стоит. Американцы уже должны были организовать операцию по захвату одного или нескольких зараженных и лучшие специалисты возможно уже нашли решение проблемы.

Глава 34

Если это так, то об этом вскоре должны сообщить, чтобы успокоить людей и дать им надежду.

Сам захват зараженного не должен был быть уж очень трудным. Можно предположить, что первые неудачи были связаны с поспешностью властей и недооценкой противника. Но в самом Лос-Анджелесе не должно быть серьёзного оружия, способного повредить боевой вертолет. Только то, что продают в магазинах.

Бронированный «Апач» в таких условиях может без проблем контролировать сразу целый район, не спеша с высоты метров в двадцать отделяя зерна от плевел. Но это только в том случае, если по внешним признакам или по поведению зараженные явно отличаются от здоровых при взгляде сверху. Форма при решении этой задачи не поможет. Зараженные могут быть и полицейскими, и охранниками, и солдатами, и моряками.

Я поставил себя на место стрелка в таком вертолете. Мда. Не так просто сверху отличить больных от здоровых. Вооруженные и безоружные люди бегают внизу стреляют друг в друга или прячутся от тех, кто в них стреляет и как тут выбрать цель? Больные, здоровые, банды всех мастей, бросившиеся грабить, группы здоровых, объединившихся для самообороны и пробивающиеся за черту города, впавшие в панику одиночки….Перечень очень длинный.

Надеюсь, что до начала шторма правительственным подразделениям удалось взять в плен зараженных и образцы вирусов или бактерий или что там ещё может быть переносчиком заболевания. В такую погоду, как сейчас, поддержка с воздуха уже исключена.

Вдох.

Выдох.

Размышляя о предполагаемых действиях властей, я пришел к выводу, что сейчас у них возможностей не так много. Главное они уже пропустили. Возникла паника и распространилась на весь юго-запад страны. Попытка ввести карантин и проверять проезжающих на наличие болезни привело к тому, что дороги забиты машинами, часть брошена, но в некоторых ещё ждут помощи люди, особенно те, кто увозит детей. По воздуху дополнительные резервы перебросить в Лос-Анджелес сейчас уже не получится.

Прервал мои размышления новый звук, услышанный при очередном вдохе. Приплыли. Рев прибоя в шторм трудно с чем-то перепутать. С одной из самых высоких волн рассмотрев береговую линию, едва не впал в панику. Если меня протащит волной по таким острым камням и скалам, то магия не поможет. Лечить будет некому. Да и нельзя мне магию транжирить. В условиях катастрофы заполнить резервы может стать невозможным.

За это время болезнь могла проникнуть в Мексику, в этом случае рассчитывать на нормальную работу всех служб уже будет нельзя. Может пострадать и энергетика, и тогда даже от ЛЭП будет уже невозможно заполнить резервы.

Пришлось плыть в северном направлении, благо, что под водой ветер роли не играет. До более менее подходящего пляжа добрался за полчаса. Не песок и даже не галька, но камни издали скорее похожи на гладыши.

— ВСЁ ЭТО ЛЁД –

Соорудил себе нечто похоже на сёрф из льда и на этой скользкой доске выехал на берег. Уже на берегу не удержался и соскользнул. Дальше уже перекатом, но головой и левым локтем всё же приложился о камни.

— ИСЦЕЛЕНИЕ —

Набежавшая волна смыла кровь и я уже как огурчик и без шума в голове определился с местоположением, благо все телефоны не пострадали. Их я берег ценой здоровья. Надо будет на ОСТРОВЕ попробовать их ремонтировать магией. А вдруг? И вообще идея соединить магию и современные технологии показалась вдруг перспективной. Или я слишком сильно головой приложился?

До ближайшей дороги добираться пришлось почти час, преодолевая холмы и скалы.

Набрал по дороге номер Себастьяна. Он посочувствовал моим приключениям и, убедившись, что выплыл на берег я не только с телефоном, но и с кредиткой, обрадовался мне как родному. На грунтовой дороге, ведущей от шоссе к маленькому поселку рыбаков, до которого я не доплыл совсем чуть-чуть, он уже ждал меня с целой сумкой одежды и обуви.

В размерах он не ошибся и дальше я уже ехал во вполне цивильном, по мексиканским меркам, облике. Ехать мне недалеко, но и в это относительно короткое время он втиснул довольно длинный монолог:

— Наконец-то американцы поймут, каково это быть мексиканцами. Теперь мы их не пускаем к себе, а они бессильны и даже возразить ничего не могут.

— И тебе их не жаль?

— Нет, ни капли. Когда они нас жалели? Отобрали три четверти страны, унижали постоянно. А теперь хотят, чтобы мы границу открыли. Это при том, что сами ставят кордоны и своих же граждан не пропускают. Загоняют в концентрационные лагеря, как фашисты евреев.

Боятся, что инфекция по всей стране разойдется. Это как раз понять можно. Но почему, когда мы делаем тоже самое, на нас льются помои? Мы тут сейчас мимо ресторана дядюшки Диего проезжать будем, я на всякий случай его уговорил столик для нас зарезервировать.

Лучшие места с видом на сад в тени виноградных лоз. После спасения от шторма в море подкрепиться бутылочкой домашнего вина и горячим энчиладас — лучше не придумаешь.

Он так аппетитно причмокивал произнося это, что я не удержался. Да и перекусить, заполнив резервы — мысль правильная. Встретили как родного, кормили как на убой, поили так, будто ограбить опьяневшего собрались. В общем, многочисленная родня Себастьяна мне нравится всё больше и больше.

Люди не богатые, но трудолюбивые, а главное веселые и не унывающие. Даже реальная катастрофа, надвигающаяся с севера, не убавила оптимизма и жизнелюбия. Может быть, даже добавила. В трудные времена оптимисты в цене.

Немного слишком остро, но съел я всё, что передо мной поставили. После морских купаний аппетит всегда хороший, а после сегодняшних приключений я бы и двух слонов съел. Слона не слона, а ещё пару порций я умял, приведя хозяина в восторг. Чаевые его порадовали даже меньше. По настоящему человеку важно, чтобы людям нравилась его работа, дело его жизни, деньги важны, но это уже вторичное. Я и сам такой.

Уговорить моего почти персонального шофера высадить меня там же, где и в прошлый раз было на удивление трудно. Но приехав на место я понял причины этого. Граница изменилась до неузнаваемости.

Почти пустое прежде пространство севернее стены на границе, сейчас уже было целым морем людей, которые пытались сбежать подальше от эпидемии. Сдерживали их только мексиканские пограничники. Они для острастки периодически стреляли в воздух, когда толпа вплотную приближалась к стене. Пока это работало и вынуждало американцев отхлынуть.

Слышны были возмущенные крики, кто-то пытался убедить, умолять, угрожать, это не помогало, но какой был выбор у тех, кто добрался сюда с большим трудом и не видел других возможностей выжить?

Себастьян человек занятой и пребывает в вечном желании заработать. Должно быть здесь перспективы обогащения он не обнаружил и сразу же уехал. Я же решил попробовать пройти телепортом по следу. Попытка не пытка. Да прошло время, да здесь уже нет грузовичка с нарисованным порталом, но и потерь в случае неудачи никаких. Зайдя за знакомый по прежним перемещениям рекламный щит и убедившись в отсутствии ко мне какого-либо интереса со стороны немногих мексиканцев пришедших посмотреть на необычное зрелище:

— СЛЕД В СЛЕД —


Шаг в марево и я опять в Калифорнии. Теперь я уже позади толпы тех американцев, которые бегут оттуда, куда стремлюсь я. На дороге обнаружилось огромное количество машин, некоторые с открытыми дверцами и ключами в зажигании, но вокруг холмы и скалы. Проехать не реально, а дорога забита транспортом. Пришлось идти пешком навстречу людскому потоку.

Встречные часто спрашивали меня можно ли пройти через границу, и я раз за разом рассказывал о реальном положении дел. Люди разочарованно качали головами, но продолжали идти с видом обреченных на казнь. Грустное зрелище, но твердо решив не пускать это в себя, я старался идти быстрее, где было возможно — бежал.

Надежда найти транспорт изначально казалась нереальной и сейчас умерла окончательно. Машин было много, но чересчур. Их бросили и все полосы шоссе, до которого я добрался через час, были забиты транспортом полностью. Пришлось заняться подсчетами. Карта гугл подсказала, что до места, где прячется Гюль, около трехсот километров.

В беге на длинные дистанции главное — выносливость. В моем случае это резерв маны. Постоянно подлечивая себя я добегу быстро, но без какого-либо резерва маны или с минимальным. Там можно будет добраться до ОКА, вряд ли сейчас оно хоть кого-нибудь там интересует.

Минусом этого варианта являет то, что при встрече с зараженными или бандами предместий я до попадания на ОСТРОВ буду почти беспомощен. Усталый и без магии могу стать легкой мишенью.

Тут мои размышления опять прервали. Очередная семья из пяти человек. Родители лет под сорок и трое детей от десяти до пятнадцати — все девочки:

— Мистер, вы нам не поможете?

— Вряд ли. При всем моем желании не смогу. Мне нужно в Лос-Анджелес, в Пасадену.

— Вы с ума сошли? Там же зараженные. Они нападают и убивают всех подряд совсем как в фильме о зомби, только внешне они совершенно нормальные.

— У меня выбора нет. Нужно оттуда вывести друзей. Две женщины с новорожденным младенцем.

— Вы очень храбрый и благородный человек, но всё же подумайте. Шансов ведь нет.

— Я рискну. Но хотел бы вас расспросить. Я уже поговорил вкратце с полусотней таких же, как вы беженцев и все они рассказывают примерно одно и то же. Странно, но сами они зараженных не видели, а только пересказывают то, что услышали или увидели в сетях или по телевидению.

— Мы тоже сами избежали такого несчастья. Говорят, что те, кто попал в их поле зрения, шансов выжить уже не имеют. Но я хотел бы узнать, как там, у границы дела обстоят? У нас разрядились телефоны и нет доступа к свежей информации.

— Ясно. Порадовать мне вас нечем. На границе столпотворение и никого в Мексику пока не пускают.

— Негодяи. Что же нам делать? Мы с детьми, проголодались и нужно думать о ночлеге.

— Даже не знаю. Уверен, что правительство вскоре предпримет нужные меры. Я бы на вашем месте выбрал одну из брошенных машин на этой дороге. Иногда дверцы открыты и даже ключи в зажигании оставлены. Вы бы отдохнули, смогли зарядить телефоны и все имеющиеся гаджеты. Послушали бы радио и уже тогда решали, что делать дальше. Спешить к границе сейчас точно не имеет смысла, лучше выждать и узнать новости.

— Спасибо за совет, мы так и сделаем. Девочки устали и нужно перекусить. Послушайте, я тоже хочу вам помочь. Дело у вас почти безнадежное, поэтому любая помощь будет кстати. Наш дом в Лос-Анджелесе на Мичиган авеню 17. Во дворе садовый гном, а под ним в песке ключи от дома. Код сигнализации 111316. Пользуйтесь, только потом закройте. Там и еды много и переночевать будет удобно. Но это если зараженные уже не сожгли наше жилище или не разграбили банды.

И мы расстались, двигаясь в противоположных направлениях. Хорошие люди, их везде много, Америка, что бы о ней не думали, не исключение. Уже на бегу заметил на одной из машин, съехавших в кювет, закрепленный на багажнике велосипед. Замок для меня не преграда и уже с велосипедом на плечах я побежал дальше.

Метров через пятьсот стало меньше машин и появилась возможность ехать между ними на велосипеде, что резко увеличило скорость передвижения. Видя меня, идущие навстречу уступали дорогу, попутно давая совет не делать глупостей и вернуться.

Километров двадцать ничего не менялось, а потом как обрубило. Людей не стало, а потом реже стали попадаться машины. Когда стало ясно, что дальше уже можно ехать на четырех колесах, я выбрал из нескольких вскрытых машин джип Ленд крузер, все найденные канистры с дизелем в количестве две штуки.

Ситуация с возможностью добраться до цели прояснилась и я вышел на связь. Гюль недоступна, но она дисциплинированно ждет начала часа. Сейчас без четверти. Связался с Антоном, но слышно было плохо:

— Мих, ты уже добрался? Здоров?

— Нормально. Я уже в Штатах, еду в Пасадену. Как Гюль, как вы?

— Она пару раз кратко выходила на связь. Занята разбоем. Бьет стекла, посуду и мебель в доме. Заодно подсчитывает убытки и сумму компенсации хозяевам. В общем — всё у неё в норме. У нас — тоже.

Шторм правда жуткий. От молний слепнем даже в каюте, от грома — глохнем. На палубе находиться слишком рискованно. Волны жуткие. А здесь в каюте — битком. Буквально ступить некуда. Сидим по очереди друг у друга на коленях.

Зато быстрее доберемся до Панамы.

— Что нашли в сетях и СМИ?

— Армия, флот, национальная гвардия — все отмобилизованы и получили задачи. Развертываются фильтрационные лагеря в соседних с Калифорнией штатах, перекрывают все дороги. Главное сейчас не допустить распространение заразы дальше. Сан-Франциско блокирован. Мост перекрыт. Там пока зараженных не обнаружено. Их вообще пока выявить и поймать не удалось.

— Кстати об этом. Я тут по ходу поговорил с десятками беженцев и никто из них зараженных лично не видел. Только слухи и репортажи в СМИ. Возникла версия, что число зараженных сильно преувеличено и раздуто. Телевидение по привычке нагнетает для поднятия рейтингов, но, по сути, есть только сотня другая видео роликов, на которых некие люди ведут себя неадекватно.

Вы пока связь есть попробуйте эту версию выложить максимально широко и поднять ей рейтинги.

Цель — снизить накал паники, а заодно найти тех, кто реально видел зараженных и может хоть что-то рассказать о них. Где их видели? Ходят ли они группами или поодиночке, насколько разумны зараженные? Где прячутся? Нужны детали, факты, наблюдения.

Глава 35

— Хорошо. Теперь и мне тоже кажется, что основные и самые известные факты насилия в Лос-Анджелесе касаются банд разного толка. Они вооружены, организованы и сейчас чувствуют свою безнаказанность. Полиция ими совсем не занимается из-за эпидемии и они в конец обнаглели.

Да вот ещё что. Силы правопорядка в центре города организовали зону безопасности. Баррикадами перекрыли улицы и заняли круговую оборону. Это возле полицейского управления.

Возможно, тебе лучше будет перебраться с семьёй Гюль именно туда.

— Подумаю, но потом. Добраться надо первым делом. Тогда у меня всё. Тебе заряд экономить нужно. Всем привет.

Немного успокоившись на их счет, я продолжил путь.

Забитые пустыми машинами дороги сменились запустением. Очень странное чувство. Сюр. Роскошная дорога, вокруг ухоженные дома, сады, магазины, заправки и нигде нет людей. Птицы изредка перелетают с места на место должно быть в поисках укрытия от всё нарастающего ветра. Облака почти черные, бешено несущиеся на юг. Движения много, но отсутствие жителей режет глаз.

Из-за этой нервозной обстановки и по причине отсутствия машин я набрал скорость почти максимальную. Меня ждут.

Пустая дорога действует и угнетающе, и расслабляюще. Я немного отвлекся на размышления обо всём и ни о чем и, если бы не ударом возникшее и ставшее подавляющим чувство опасности, мог бы погибнуть. Ремень безопасности я не пристегнул именно ради безопасности, что позволило, ударив по тормозам, пригнуться и съехать с сиденья на пол.

Все чувства резко обострились и, несмотря на то, что видеть из этого положения я не мог ничего, кроме салона машины, мысленно я хорошо себе представлял траекторию движения машины и ситуацию на дороге. Раньше такого за собой не замечал.

Звук пуль, пробивающих лобовое стекло и звуки выстрелов почти слились в один. Кто-то стрелял из автомата. Довольно кучно. Звук похож на АК, но тут я не профессионал — могу ошибаться.

Продолжая давить на тормоз и не глядя на дорогу, сидя практически под рулем, я остановил машину у обочины, правым бортом в направлении того места, откуда предположительно стреляли.

Собственно ещё до сих пор стреляют. Противник прекратил огонь только после того, как опорожнил магазин. Так я понял воцарившуюся тишину.


Тишина бывает разной. Шторм на суше — это совсем не то, что в море, но и здесь в такое время тихий уголок можно найти с большим трудом. Где-нибудь в подвале дома с хорошей звукоизоляцией. Но не смотря на порывы ревущего ветра, шум в кронах пальм и прочих деревьев, для меня наступила тишина. Пауза, во время которой меня убить не пытаются.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СТАН –

Невольно и неосознанно я вытянул правую руку ладоньюв сторону стрелявшего. Так мне показалось правильным и более эффективным. Послышался звук падающего на асфальт железа.

Выбравшись из машины и осторожно выглядывая из-за неё, я осмотрелся.

На первый взгляд показалось, что это местная молодежь грабила отделение Ситибанка, скорее всего, приняли меня за полицию или ФБР или просто перестраховались. Теперь не узнать.

Два тела лежали возле двухэтажного здания с вывеской, не оставляющей сомнений в его принадлежности. Мальчишки лет семнадцати по виду.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— СТАН –

Обойдя тела и взяв автомат АК-47. Антиквара они что-ли перед банком ограбили? Вошел в офис банка. У входа внутри лежал пожилой охранник. Лечить бесполезно. Три пули, из них одна в голову. Такое и я бы не пережил.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СТАН —

Перестраховываясь, я обошел все помещения и возле сейфа, нашел ещё двоих. Примерно ровесники тех, что стояли на стрёме. Но уже не белые, а негры. Расизмом в этой группировке не страдают. Если бы я в горячке боя положил всех четверых, то не пожалел бы об этом ни на секунду. Даже бы не задумался. Но сейчас, когда четыре беспомощных и беззащитных тела…. К тому же почти дети. Вся жизнь впереди.

Связал всех четверых. Для одного у охранника на ремне нашлись наручники. Забрал у всех телефоны. Могут пригодиться. Вернулся в свою машину и осмотрел. Восстановить можно, но не сейчас же и не здесь. Пришлось использовать Опель Антара, стоявший с включенным движком возле банка. Владельцы не возражали.

Удалив все свои следы и в обстрелянной машине, и в банке, уже на выходе из оного опять почувствовал нарастающее беспокойство. Некая угроза приблизилась ко входу в здание. И кто это? В группе больше членов и кто-то из них вел наблюдение издали?

Мельком выглянул в окно. Мужчина в одежде врача. Причем не просто врача, а так, как они одеты в операционной. Халат, перчатки, шапочка и даже маска. Бейджик не рассмотреть издали, но можно предположить, что это работник клиники Мартина Лютера Кинга. Той самой, где лечили Тамару и где всё это началось.

Похоже, я нашел то, что искал. Зараженный. Есть шанс его обследовать, а потом вылечить и расспросить уже здорового:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— СТАН –

В ответ он не замер, как ожидалось, а достав револьвер выстрелил в меня. Это было неожиданно, но рефлекс сработал. Тревога стала подавляющей и уклонился от пули я почти неосознанно. Надо бы обдумать это, но уж очень обстановка нервная.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— СТАН –

Проверка повторением только подтвердила предыдущий результат. Ещё одна пуля пробила оконное стекло.

Врач не только не замедлился, а наоборот стал шустрее и стреляя на ходу бросился ко мне. Не к окну, а вполне разумно к входу в банк. Окончательно разума он не потерял, но почему на него магия не действует?

Хотя, нет. Действует, но не так, как нужно.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

На этот раз я просто потянул энергию из него. На глазах он стал медлительнее и вскоре просто упал. Держа его на мушке и мельком осматриваясь, я вышел наружу и подошел ближе.

С виду действительно обычный человек. Ничего от зомби из популярных фильмов. Спокойное, даже одухотворенное лицо человека, занятого любимым делом и достигшего в нем немалых высот. Годовой доход не менее миллиона, что не так и мало, даже для Штатов. Это не враг точно. Это потерпевший и нуждающийся в помощи хороший человек.

Ну и источник информации заодно.

Место для проведения лечения и допроса не самое подходящее. Слишком было шумно и оживленно. Связал я его особенно тщательно, но стараясь не повредить руки. Он ими людей спасал. Надеюсь, что и будет спасать.

Транспортных средств в Лос-Анджелесе сейчас стало на три порядка меньше и искать что-то подходящее в таких условиях глупо. Пришлось грузить и пациента и трофейное оружие в машину грабителей. Какая-то старая модель форда омерзительно розового цвета. Где только они такое добыли?

Первоначально хотел сначала добраться до ОКА и уже там, вблизи источника силы поговорить с медиком, но уже на подходе к дому на холме, на связь кратким письмом вышла Гюль:

— Мих? У меня всё ок. Сидим взаперти. Ждем. Стреляют недалеко.

— Я рядом. Будь на связи. Десять минут.

Планы пришлось изменить и на максимально возможной скорости я добрался намного быстрее. Даже в центре города машины стали редкостью и то, большей частью сгоревшие или после серьезной аварии. Следы паники вообще видны повсюду. Мусор, разбитые стекла витрин, даже трупы никто не убирает. Три тела попались по пути к Гюль.

Я и ожидал чего-нибудь в этом роде, но всё равно впечатления гнетущие. Один из самых удобных и приятных для жизни городов мира стал центром апокалипсиса. Но один плюс в этом всё же есть. О пробках можно забыть.

Ехал быстро, но в постоянной готовности к переходу в боевой режим. Случай у банка забудется не скоро. Города я до сих пор не знаю, слишком большой. Но навигатор привычно помог и вскоре сообщил мне, что я у цели.

Гюль и в самом деле постаралась на славу. Полное впечатление разгрома, что особенно заметно на фоне соседних вполне обычных и никак ещё не пострадавших от катастрофы домов. Начавшийся дождь тоже добавил лепту в тот бардак и помойку, в которые один из основателей «Внуков» превратила ухоженную лужайку.

Мне это резкое ухудшение видимости даже кстати. В тревожные времена люди часто смотрят в окна, а в двадцать первом веке ещё и фиксируют всё увиденное, мгновенно делясь этим со всем миром. Мир сейчас тоже у экранов и мониторов с редкостным вниманием и сопереживанием смотрит на своё возможное ближайшее будущее. Все материалы тщательно записывают и обрабатывают….

Найти сауну удалось только потому, что я знал где она должна быть, ну и на плане дома я бы со временем обнаружил недостающее помещение. Старые, полинялые обои Гюль наклеила везде в закутке, ведущем в её нынешнее временное убежище. Как она умудрилась их прилепить изнутри так, чтобы снаружи и следа от щелей в дверях не осталось, выяснилось сразу же после того, как состоялась встреча.

Чисто по-женски она с помощью нитки и иголки прошила выступающие за габариты двери части обоев, после чего промазала их клеем, закрыла двери и притянула нитками обои к стенам. Высох клей быстро и скрывшие снаружи дверные щели обои более-менее надежно укрыли девочек от обнаружения и всех угроз.

— Гюль, это я, стрелять через дверь не нужно.

— Мих? Наконец-то. Слава тебе Господи.

— Не преувеличивай.

— Что б ты сдох со своими шуточками. Как же я рада.

Разорвав уже подсохшие обои, она открыла дверь и буквально влипла в меня. Сразу за её спиной стояла с младенцем на руках новоявленная мать. Я бы ей и пятнадцати не дал, но у киргизок возраст сказывается не совсем как у наших девушек. Сухая, тоненькая, кареглазая с тучей черных косичек. Тюбетейки с шароварами не хватает.

— Я, Бусайра, рада познакомиться. Спасибо, что приехал за нами. Я не забуду и весь мой род….

— Да, да. Я рад, но нам лучше поторопиться. На улице льёт как из ведра. Вам бы лучше накинуть что-нибудь. Особенно на малышку.

— Щас, я внизу оставила…. Там был плащик где-то, веди их вниз, а я сбегаю, поищу.

Гюль слиняла, а я заглянул в свёрток. Это непременный ритуал. Положено посмотреть на малыша, посюсюкать и сказать, что это самый-самый чудесный младенец после сотворения Евы. А лучше сказать что и до…. Все это я и проделал. Без напряга, девочка в самом деле милая, забавно хлопает глазами и смотрит с умным видом. Как там Света без меня?

— Просто чудо.

— Ты ей тоже понравился.

— Ещё бы. Чуть ли не первый мужик в её жизни. Вещи вы в дорогу собрали?

— Первый, раньше только женщины были. Да, всё уже давно готово, там в углу у смесителя сумка со всем для малышки.

— Теперь вижу. Солидная. Тогда пошли. Ты ей имя уже дала?

— У нас это не так. Ей предназначено имя Мунира — это моя бабушка. Но я сейчас решила дать ей твое.

— Мих? С ума сошла? Её же дразнить будут. Не вздумай. Но ваши вещи я уже забрал, пошли. Держись у меня за спиной.

Мы спустились не спеша. Всё же не ясно насколько она окрепла после родов, да и ребенка лучше не тревожить. Детский плач сейчас будет совсем некстати. Гюль внизу найти паче чаяния не удалось, и я уже с тревогой выглянул на улицу. Она застыла у открытого багажника. Черт, а ведь там пациент-доктор и куча оружия.

— Знаешь, если тебя когда-нибудь убьют, то найдется очень много людей, выслушивающих оправдания убийцы с пониманием.

— Тьфу на тебя. Усаживай сестру с племяшкой, у меня этой тряпкой руки заняты. Дождь, как из ведра. Да очнись ты. Время.

— Ладно. А машина красивая. Тут недалеко магазин для мам есть, его вряд ли стали грабить. Давай заедем? У нас много не хватает для малышки. Рассчитывали заказать всё с доставкой, теперь придется самим.

Что тут можно возразить? Много чего. Начать с того, что мне не разорваться. Если я пойду проверять магазин, то придется оставить их одних в машине на улице и это риск. Не меньший — если сделать наоборот. Идти вчетвером?

И что делать в случае, если, как совсем недавно у банка, обкуренные придурки откроют беглый огонь? Тришку с его убогим кафтаном мне было жалко всегда, но сейчас я его лучше понял.

Глава 36

Оставив машину у магазина, обошел территорию вокруг, заглядывая за каждый угол. Затем осмотрел сам магазин. Открыт, внутри — никого. Потом уже всей компанией сходили за покупками. Самый странный шопинг в моей жизни.

— Мих, ты бы деньги оставил. Не воровать же. Тут ничего не работает, а наличных у меня нет.

— У меня тоже.

— Вот только не надо мне это. Я же видела сумки в багажнике.

Сумки я тоже видел, но было не до них и содержимое не проверил. Мог бы и догадаться о том, что сложили в багажник прежние владельцы машины после ограбления банка. И как Гюль узнала, что в них деньги? Это у мужей жены деньги за версту чуют, хотя мы же с ней женаты, хоть и фиктивно. Должно быть и этого достаточно.

Отслюнявил пару тысяч и положил в кассу. Чистая совесть — это сила, особенно для мага.

Машина для впавших в раж запасливых женщин оказалась маловата, но с напрягом мы все покупки туда затолкали.

— Ну? И куда ты нас повезешь?

— Антон с ребятами нарыли информацию о зоне безопасности в центре города у полицейского управления. Могу отвезти вас туда.

— Рехнулся? А содержимое багажника? Кто там у тебя и откуда сумки?

— Долгая история. Вообще-то короткая, но объяснять всё долго. Ты пока думай, а мне нужно к пирсу одному съездить.

— Без шансов. Все, кто мог, морем уплыли давно. Там даже плот не найти. А в шторм береговая охрана за новыми беженцами вернуться не сможет. Я этот путь эвакуации первым делом смотрела.

— Вот и проверим, а мне ещё один грузовичок найти нужно, я его там недавно оставил.

— Уверен? Нам с ребенком в кузове будет не очень.

— Можно таким же макаром, как детские вещи, мебель приобрести. Кресло, диван…. Но это обсудим, если понадобится. Ты по дороге напиши Антону, нужны данные по местам, куда вас троих можно было бы доставить, не подвергая угрозам.

— Сомневаюсь, что сейчас даже на Антарктиде такое место есть. Эпидемия накрыла целый город едва ли не мгновенно. Если дальше так пойдет, то какие шансы у человечества? Я тут таких прогнозов по радио наслушалась. Волосы дыбом.

— Тебе идет.

— Сволочь.

Даже в таких условиях она не забыла поправить прическу. Женщины!

По пустым улицам добрались до берега моря быстро и грузовичок никто не тронул. Да и непросто его было бы угнать сейчас. Об этом я позаботился давно — уж очень важный и нужный артефакт.

— Здравствуйте профессор Фридман. Проходите, присаживайтесь. Уважаемые телезрители, в этом, первом в истории нашего телеканала круглосуточном шоу новый гость. Один из ведущих мировых авторитетов в области вирусологии, эпидемий и всего связанного с этим. Лауреат Нобелевской премии 2002 года.

— Добрый день, Гарри. Но хочу уточнить, что эту премию я получил за работу никак не связанную с темой вашей передачи.

— Это нюансы, профессор. Нам вполне достаточно того, что лучше вас в интересующем сейчас весь мир вопросе не разбирается никто.

— Это тоже преувеличение, но, пожалуй, может быть верным для Вашингтона.

— Дотошность и точность настоящего ученого. То, что нужно. Вот от вас мы наконец-то и получим настоящие ответы, а не слухи, панические призывы или молитвы ко Всевышнему.

— Нет, Гарри. Не получите. Слишком мало данных. По сути их вообще нет. Я точно знаю, что ни один серьёзный ученый никаких материалов пригодных для исследования в лаборатории не получал. Я связался со всеми.

Власти до сих пор не смогли пробиться в Лос-Анжелес и заполучить хоть одного носителя болезни. Хотя бы тело. Да хотя бы что-нибудь.

— Тут уж ничего пока сделать невозможно. Мы только что с предыдущим гостем нашего канала демонстрировали подборку видео сюжетов из ютуба о первой и самой неудачной такой попытке. Съемка любительская, но зато снимали с двух десятков разных телефонов, с разных позиций, что дало почву для многих комментариев профессионалов.

— Это вы о попытке высадить десант возле больницы и навести там порядок силами двух вертолетов? Я это тоже видел, но в военном деле не разбираюсь совсем.

— Естественно. Сам бой уже не раз комментировали опытные оперативники самых различных силовых структур нашей страны. Но вы могли бы оценить тех зараженных, которые не только атаковали наших солдат, но и уничтожили целый отряд.

— Пока нет подтвержденных данных я не могу принять термин «зараженные». Это ещё требует подтверждения.

— Это позиция ученого, но тогда как нам иначе назвать людей, среди которых, судя по одежде, были и санитарки, и врачи, и даже пациенты, причем, некоторые из последних босиком, явно после тяжелой операции и в больничном халате?

— Сцены ужасные. Меня лично более всего поразила девочка лет пятнадцати, которая вела огонь из штурмовой винтовки. Причем прицельный огонь. Из-за возраста её не сразу нейтрализовали. Это потрясло всех, но ничего не прояснило для специалистов.

В медицине зафиксированы случаи возникновения не спровоцированной агрессии у человека, и это бывает не так редко, как хотелось бы. Но всегда ранее такие случаи были строго индивидуального характера и чисто психологической природы происхождения.

Это достаточно хорошо описано даже в работах ученых ещё девятнадцатого века. Например ….

— Простите, профессор, но я предлагаю пропустить экскурс в историю медицины. У нас не самая подготовленная для этого аудитория. Сейчас телезрителям было бы интереснее узнать ваше мнение по следующим вопросам:

Не было ли это применением боевых психотропных препаратов? Если да, то, у каких стран они есть на вооружении?

— Разработки такого рода велись и ведутся почти во всех развитых странах мира. У нас в стране главным образом для нахождения способов защиты и лечения пострадавших от агрессии врага. Сам я над оружием никогда не работал по религиозным и идеологическим соображениям, но могу уверенно сказать, что такой клинической картины, как на этих кадрах из Лос-Анджелеса, не видел нигде и никогда.

— Уже что-то. Но в чем отличия? Что дает вам такую уверенность?

— Ответить на этот вопрос не так просто. Меня более всего вводит в недоумение то, как ведут себя те люди, которых считают зараженными. То, как они выглядят.

— Да уж. Пациент с не удаленной иглой от капельницы и винтовкой М-16 в руках ….

— Вот именно. Внешне по одежде эти люди выглядят странно, почти безумно, так, будто им безразлично то впечатление, которое они производят на окружающих. Индивидуально это изредка встречается, но так массово в одном месте — случай уникальный. Это с одной стороны.

С другой — они действуют слаженно, я бы сказал расчетливо и осторожно. Одно то, что им удалось победить в бою с морскими котиками, или кто там был, уже указывает на разумность и почти адекватность этих людей. Если ещё нам принять на веру слухи о том, что такое поведение распространяется со скоростью болезней, передающихся воздушно-капельным путем, то всё это вместе складывается в картину о которой я могу сказать только то, что прежде ничего подобного не было и о разработках такого оружия я ничего не знаю.

— Не торопитесь, профессор. Давайте попробуем метод исключения. Могли бы, по вашему мнению, некие террористические организации создать нечто подобное?

— Нет. Ещё о России или Китае можно было бы строить довольно необоснованные предположения, но дикие лаборатории в горах или пустынях я исключаю полностью. Создать что-то новое могут только серьёзные ученые в хороших условиях.

— Некоторые очевидцы утверждают, что зараженные распространяют болезнь через укус здорового человека.

— Боюсь, что это влияние Голливуда, но и отрицать ничего пока нельзя. Я бы предложил специалистам тщательно просмотреть видео кадры тех событий и поискать на телах больных следы укусов.

Больные люди, судя по всему, о внешности не заботятся и повреждений не скрывают. Проникающий сквозь поверхностный покров укус имеет характерную форму и на коже непременно появляются не менее характерные его следы. Но я ничего подобного пока не увидел. Для этого ….

— Да. Да. Да. Это же очевидно. Спасибо, профессор. Гарри, займитесь этим прямо сейчас на наших компьютерах и сразу любой результат сюда в студию. Простите, мистер Фридман. Рабочий момент.

— Я всё понимаю, вы делаете своё дело. По моему — не плохо.

— Спасибо. Пока наш персонал ведёт поиск, позвольте вас ещё порасспрашивать. Надеюсь с не меньшей пользой.

— Рад помочь.

— Чудесно, тогда — ваше мнение о скорости распространения болезни. Или что бы там ни было. Мы из столицы Калифорнии получили сотни тысяч сообщений о появлении зараженных. Простите, во всех СМИ такой термин уже прижился и понятен зрителям.

— Я учёный и к подобного рода сообщениям отношусь весьма скептически. Люди в стрессовой ситуации, под влиянием непроверенных сообщений в СМИ или от знакомых и соседей, могут принимать за реальность то, что таковой не является.

Если проще, то сам лично, я видел кадры с людьми явно больными только из района возле больницы Мартина Лютера Кинга. Я таких эпизодов насчитал сто семь. Остальное — крайне недостоверно и больше походит на криминальные акции обычных преступников.

Не секрет, что в Лос-Анджелесе огромное количество разных группировок, молодежных банд и прочего. Да и обычные обыватели зачастую поддаются соблазну легкого обогащения. Не мало должно быть и таких людей, которые грабят магазины по необходимости, не имея возможности заплатить.

Видел я в сетях и сюжеты, где агрессивное поведение их участников можно скорее принять за чрезмерную самооборону. Люди напуганы, они боятся всего вокруг и стреляют во всё непонятное, а иногда и просто в то, что движется. Паника уже посеяна и дает всходы.

То есть вы считаете, что республиканцы несут ответственность за плохую работу по оповещению и предупреждению населения?

— Политикой я не интересуюсь, и кто там является губернатором Калифорнии я не знаю, но то, что людям до сих пор не дали адекватных рекомендаций по поведению в такой сложной ситуации, для меня совершенно очевидно.

— Согласен. Надеюсь, что потом будет проведено расследование и виновных накажут, а граждане учтут это при голосовании. Но вы упомянули о рекомендациях. Что лично вы считаете сейчас наиболее разумным?

— Это просто и очевидно. Для тех, кто сейчас в Лос-Анджелесе, лучше всего закрыться в своём доме и без крайней нужды на улицу не выходить. В случае появления у кого-либо из членов семьи подозрительных симптомов — вызывать врача или сообщить властям. Для тех, кто в данный момент находится в своей машине, лучше в ней и оставаться. Контакты с другими людьми лучше максимально ограничить.

Если поблизости есть уже организованные властями лагеря беженцев, то лучше обратиться туда. Ситуация крайне сложная, но нельзя её опасность преувеличивать. Нужно всем успокоиться и трезво смотреть на вещи. Властям нашей страны я бы порекомендовал наоборот начать действовать более решительно.

Нет никаких сомнений в том, что сейчас постоянно гибнут ни в чем не повинные люди. Теперь президенту и его советникам уже нужно не пытаться найти вариант, при котором никто не погибнет, а выбирать из двух зол то, при котором жертв будет меньше. В первую очередь нужно получить образцы тканей заболевших людей и передать их ученым. Ещё важнее и перспективнее взять в плен хотя бы одного заболевшего в той больнице.

— Спасибо, профессор, но это звучит уже как-то очень угнетающе. Не могли бы вы добавить в конце этого интервью немного позитива?

— Да, даже считаю это необходимым. На фоне общего настроения обреченности мешающего нашей общей борьбе с этой бедой, нужно давать надежду и даже уверенность в благополучном завершении того, что уже почти все называют вселенской катастрофой.

Вот, например. Заметным плюсом эпидемии стало то, что проявлять агрессивность стало сейчас уже опасно. В малейшей агрессии все окружающие сразу видят симптомы заболевания и принимают радикальные меры.

Все вдруг стали предельно вежливы и предупредительны, а повсеместно в ходу полузабытые выражения, сохранившиеся только в книгах авторов девятнадцатого века, вроде «Милостивый государь», «Будьте так любезны», «Вас не затруднит?» «Позвольте вас побеспокоить», «Могу я быть вам чем-либо полезным?». Те выражения, с которыми подданные обращались к британской королеве, стали неожиданно непременным атрибутом даже в самых заштатных кабаках Соединенных Штатов.

— В самом деле? А ведь вы правы. Теперь я это тоже вижу, припоминая свои встречи сегодняшнего эфира. Самые завзятые спорщики и скандалисты держались в рамках и проявляли такт. Спасибо вам господин Фридман. Надеюсь, что вы не откажетесь прокомментировать на нашем канале новые данные из Калифорнии, когда они у нас появятся.

— Буду рад помочь.

— До встречи. А теперь дорогие друзья, наш следующий гость. Глава сенатской комиссии ….


Я отключил видеозапись, присланную Антоном.

Глава 37. Лизка

Лизка вошла в игру и первым делом проверила почту. На её десяток писем в чате клана Мих так и не ответил. Раньше это тревожило, но теперь в голове возник вопрос. И кто тут главный? И сразу ответ — я! Ага.

Пух куда-то делся, что тоже хорошо. В доме его нет, а значит можно заняться важным делом. Супер. Остались пустяки. Нужно понять — каким именно делом. Размышляя над этим она вышла из своей комнаты, заглянула на чердак к Хоме, покормила его, потом нашла у входной двери и угостила деликатесом Кису, после чего направилась к порталу в банк. Увидела побледневшие лица встречных гномов и сразу вернулась, поймала Кису, затащила её в дом и на этот раз закрыла дверь.

Теперь точно всё и думая на сложные философские темы она возобновила свое путешествие. Видя её задумчивое лицо, весело кивая ей слегка успокоившиеся гномы тут же делали ставки на то, устроит ли она очередной бардак ещё до обеда или не успеет. Второй вариант был менее вероятным, зато на нем можно было выиграть на порядок больше. То, что рядом не было Пуха, а Мих давно вообще не появлялся, повышало число сторонников первой версии в разы. Но были и рисковые гномы.

В знакомую дверь она постучала специальной палкой, которую хранила возле самой двери. Опыт показал, что здесь на мостовой можно оставить вообще всё, что угодно, и никто не тронет. Даже червонец, пожертвованный ею из кошелька Пуха на проведение эксперимента, пролежал три дня.

— А, это ты. Мих не появлялся?

— Привет, Милена. Его никто не видел ни здесь и нигде. С тех самых пор. И со вчера, когда ты меня в который раз о нём спрашивала. Но могу поискать.

— Правда? Он мне очень нужен. Сделай что-нибудь.

— Без проблем. Я освоила метод. Дед….Дедовский, нет, дедуктивный, что одно и то же. Расскажи, когда и где ты видела его в последний раз и я пойду по следу. Только Пуху не говори.

— Ну не знаю, мне очень нужно переговорить, но ты ….. А, ладно. Ты же член клана.

— А то. Главный. То есть второй, но это временно. То есть сейчас я временно первая и главная. Колись.

— А была, не была. Тебе из твоих безумств почти всегда удается извлечь выгоду. Может и получится. Я его видела последний раз в Гаване.

— Это кабак возле Сенной?

— Нет, в реале.

— Круто. А где это?

— На Кубе. Это южнее штатов.

— Да знаю я. А куда и зачем он оттуда поехал?

— Поехал? Это остров. Можно уплыть или улететь. Но я не знаю. Он такой скрытный.

— Мне всё ясно. Америка через Калифорнию на ладан дышит, а раз он там рядом, то это он их и угробил. Зуб даю. Не свой, конечно. Киса на охоте в пещерах у гномов кусок непонятного черепа нашла с зубом. Достижения не дали, а это свинство.

— Ужас какой. Ты думаешь, что он в Лос-Анджелесе?

— А кто ещё мог такое устроить? Точно он. Быстро я заказ выполнила. Чем платить будешь?

— Обедом. Заходи через пару часов в «Страж» — покормлю. Пуха тоже приглашаю. Ты тут глупостей наговорила, но мне в самом деле почему-то стало легче. Ты здесь оставайся, если дела есть, а я побежала на работу. Да, вот ещё. Афанасий что-то затеял в лаборатории. Просил не беспокоить.

Милена и в самом деле убежала, но даже не дойдя до трактира, уже пожалела о том, что сказала напоследок. Запретить что-либо Лизке лучший способ заставить её это сделать.

Она не ошиблась, Лизка уже стучала палкой с привязанным к ней веником в дверь.

— Так и знал. Больше некому. Чего тебе?

Вопрос поставил Лизку в тупик. Дверь открылась слишком быстро и она не успела придумать причину, по которой в неё стучала.

— Важное дело, нужен новый свиток.

— Потом. Мне заказ выгодный и интересный дали. Свитки до самого крайнего севера.

— Могу помочь. У меня достижение. Я первая в нем купалась.

— Ты? Купалась в севере? Где? Это же ледовитый океан, причем покруче нашего. Я книгу читал.

— Зря время потратил. Это и у меня всегда так. А я там была. В ледяной воде искупалась. Достижение. И объявление было. Его все видели. Лучше бы ты их читал, чем книги дурацкие. Как же надоели в школе. Спросил бы меня, я всё про север знаю.

— Вот ещё. Делать мне нечего, кроме как читать о приключениях каких-то идиотов. И твоих. Не делай такое лицо. Так ты была в лесах Северных троллей? Мих водил?

— Он со мной был. Троллей не видела, а вода в море стылая. Но так вообще не особенно холодно было. Я там банду контрабандистов положила. Сама. Мих только смотрел.

— А ты там кровь не проливала? Было бы кстати. Где-то тут нож лежал.

— Это что это? За что? Я те свитки не брала. Это не я. И для дела нужны оказались.

— Свитки? Детская и женская логика — это магия. Смысл должен быть, возможно, даже он там есть, но не докопаться. Внемли мне, средняя из трех сестер. Мне проще свиток поиска сделать на то место, где ты кровь пролила. У меня заказ на свитки для армии Нейтралов.

— Так бы сразу…. И почем эти свитки будут?

— Так тебя там ранили?

— Ещё чего, я с Михом была. Но у меня стрелы, а на них кровь тех контрабандистов, чьи тела птицы склевали возле самого Северного океана, но это уже в Империи Тьмы. Так почем?

— Не знаю. То есть не знаю, какая твоя доля будет. Процент дам. Один. Это если получится туда кого-нибудь услать. Шерлока то нет, а дураков меньше, чем хотелось бы. Ещё пять процентов, если это будешь ты.

— Договор. Я за стрелами.

Лизка исчезла.

––—––—––—–––

Вопрос стал ребром. Что делать? Я не Ленин и не Чернышевский, но вопрос тот же. Куда деть трех девочек? По сути вариантов пять: Либо отвезти в зону безопасности под охрану полиции, либо на ОСТРОВ, либо спрятать их где-либо, либо увозить через границы и кордоны, либо здесь в Лос-Анджелесе возить везде с собой.

На ОСТРОВ? Вот эту малышку? Мне сестры, занявшиеся поиском чего-то срочно нужного, всучили конверт из пеленок с младенцем внутри.

Много всякого уже было в моей жизни, а вот такое впервые. Смотрит. Глазами хлопает. Гукает, и что-то невидимое пытается ухватить ручками. Дал ей палец. Вцепилась с удивившей меня силой. Читал что-то об атавизме и необходимости для детей цепляться за матерей в первобытные времена, но сам…. Не отпускает. И что делать? Ладно, пусть держит, а я пока буду думать дальше:

ОСТРОВ.


Собой в подобных экспериментах я рисковать могу и даже уже к этому привык, но новорожденная малышка в океане маны….

На мой мозг ОСТРОВ влиял очень серьёзно, последствия этого могли быть и катастрофическими. Значит — повлияет и на неё. Кроме того, сомнений в том, что её мать будет против, у меня нет. Сказать Гюль, что её племяшка будет в состоянии невесомости болтаться в шаре, висящем в неизвестно чем, где-то между мирами.

Это без меня. Я бы на её месте ещё бы и в глаз дал за такую идею. Это отпадает. Не совсем, но без их воли я могу на такое пойти только в случае безвыходной ситуации. Если нужно будет срочно удрать, а больше некуда.

Ездить всей честной компанией по дорогам, как показал опыт, тоже дело рискованное. Сам я там увернуться успел, но в такой же ситуации всех троих девочек спасти бы уже не смог. Резерва маны хватит на отражение пары атак, а вот что делать в третий раз?

Вариант найти пустой дом и оборонять его от всех угроз — реален. Это я сделать могу. Но. Тогда придется сидеть там неотлучно и ждать, что ситуация разрешится сама собой. И как же она разрешится? Чтобы понять это, нужно хоть что-то узнать о болезни.

Пока на Земле только один человек с такой информацией. То есть рассчитывать я могу только на себя. И не только я. Причина заражения города явно в действиях демона, его мотивы тоже несомненны.

Проиграв мне, он решил бить по площадям. Заразить моих близких, а через них всех людей вообще. Всё человечество. Но, может быть и так, что он решил не только заразить всех людей и вызвать войну на всей планете всех против всех, а попутно хочет получить некую выгоду.

Если он питается энергией смерти, то уже сейчас должен быть сытым до отвала. Или нет? Ведь раньше он организовывал процесс так, чтобы смерти происходили в непосредственной близости от места, где он появлялся в нашем мире.

Склад на болоте или возле ОКА в доме на холме. Добиться этого было ему и прежде сложно, приходилось даже выбирать для этого особые дни, то есть ночи и при этом выжидать особого расположения звезд на небосклоне. Сейчас он лишился сторонников, потерпел несколько поражений и стал слабее.

Возможно, что этот вирус или странное, очень сложное заклинание — это его последний шанс победить. Если победа для него — уничтожение моего мира, то для меня — наоборот. Америка иногда достаёт всех, но уничтожать её, а тем более убивать всё население штатов, вряд ли приходило в голову кому-либо, кроме, разве что, совсем уж озлобленных на светоч демократии.

Таких в мире не мало, ведь только на моей памяти штаты в своих малых войнах отправили на тот свет пару миллионов человек. Но я то не из их числа и не озлоблен почти ни на кого. Разве что Прохоров с компанией, да и демон этот теперь добавился.

Мои сумбурные размышление прервали. Ребенка пора кормить. У матери молока мало и приходится …. Прикорм. Докорм. До сих пор был уверен, что это терминология из сельского хозяйства. Век живи — век учись, а помрешь быстрее, чем думаешь. Так мне заявила Гюль, когда я выразил сомнение в адекватности применения слов прикорм или докорм.

Из почти моей машины меня бесцеремонно выставили, чтобы не смущать юную мамашу. Табу и традиции востока. Попал прямо под заряд ветра с дождем. Даже дверцу закрывал с трудом. Вымок моментально. Шторм разыгрался не на шутку. Даже пальмы в полусотне метров от береговой линии гнулись так, что становилось тревожно. Может и сломать, а то и с корнем вырвать. Не самая комфортная ситуация для вдумчивого планирования и трезвой оценки текущей ситуации.

Похоже, что приемлемого решения просто нет. Везти всех в центр города под опеку полиции — пока это наиболее подходящий вариант, но тоже рискованный. Удержит ли полиция хотя бы ту зону, которая у них под контролем сейчас? Сомнительно. В такую погоду без поддержки с воздуха….

По идее, нужно бы для прояснения ситуации разобраться сначала с хирургом, лежащем в багажнике. Проще и надежнее доставить его на ОСТРОВ и уже там ставить опыты, по исцелению и допросу. Но опять же, как оставить своих без присмотра даже ненадолго?

Достал телефон и связался с Антоном. Несмотря на то, что рёв ветра будет мешать в обеих точках связи, решил поговорить тет а тет. Вопрос скорее личный. Логика принять решение не помогает, придется опираться на интуицию, чувства и эмоции:

— Антон, как вы там?

— Мрак. Как Ирина на этом корыте через океаны плавает, ума не приложу. Приложился зато уже раз десять разными частями тела, о разные части яхты. Валю тошнит постоянно, и не её одну. Только мат и помогает. Мы тут исключительно на нем сейчас выезжаем. Ты меня хорошо слышишь? Я тебя — плохо.

— Аналогично. –

Я сразу стал кричать, пытаясь заглушить рёв урагана.

— Мы тут все вместе ищем для вас подходящее убежище. Пока лучшим кажется зона, контролируемая полицией. Полчаса назад они отбили штурм зараженных. Это теперь точно зараженные. Криминал не полез бы. У них целый город, оставленный на разграбление в полном их распоряжении.

— А видео штурма у тебя есть?

— Да, но качество — хуже не придумать. Из-за шторма, да и под пули операторы лезть не стремятся.

— Сколько штурмующих? Чем вооружены?

— Черт их знает. Полиция своих выводов не публикует и перехватить их доклады в Вашингтон тоже не удалось. На мой взгляд, тысяч пять зараженных с винтовками и даже автоматами. Кто-то утверждает, что и крупнокалиберный пулемет у них есть. Но пока не подтверждено.

— Насколько хорошо стреляют зараженные? Потери у полиции есть?

— Потери есть и у полиции и у тех гражданских, кого они мобилизовали для обороны. В сюжетах видно, как раненых выносят, а убитых— нет. Фрагменты команд, крики, стоны. Это в сеть попало. Но это человек двадцать, те, что попали в объектив камер. Как у них там обстоят дела на самом деле, я не знаю. Тебе виднее, но я бы туда Гюль с сестрой и малышкой не повёз. Как она, кстати?

— Молодцом. Как всегда. Что в Вашингтоне решили?

Глава 38

— Пока только мобилизацию национальной гвардии по всей стране, создание лагерей беженцев в Калифорнии и соседних штатах. Трамп минут двадцать материл на скудном английском Мексику, её правительство и всех мексиканцев. Создаются бригады медиков по профилю вирусных заболеваний.

СМИ советуют всем реже выходить на улицы, не бывать без особой нужны в местах общественного пользования. Наблюдать за собой, близкими и соседями на предмет необоснованной агрессии.

На эту тему есть эксцессы. В городе Ричардсон штат Техас двое в кабаке устроили по привычке драку. Бармен застрелил обоих, сказал, что они зараженные, так как на просьбу прекратить не прореагировали. Это широко обсудили в сетях и уровень вежливости сейчас во всех штатах выше, чем когда-либо.

— Тебя совсем плохо стало слышно. Ладно. Я всё понял. Буду думать. Пиши, если что-то важное найдете, и мне и Гюль.

Связь я прервал, думать пообещал, но что тут думать? Мысли по кругу раз за разом в поисках решения. Может быть, в самом деле, как Гюль предлагала, взять всех троих и уйти в горы? По идее там зараженным делать нечего, если их цель заразить всех вокруг. Бросить всё здесь на произвол судьбы, пусть без меня разбираются.

Демона местные вызывали — это их вина и проблема.

— Мих, извини. Мы ещё стесняемся. Заходи, а то промок совсем.

Уже в машине на диссонансе я до конца оценил разбушевавшуюся стихию. Кстати. А это нормально в это время года? Не мог ли демон через ОКО ещё и это безобразие устроить? В совпадениях я сомневаюсь, чем дальше, тем больше. Стоп. А я сам не мог? Выбросы маны я тут устраивал не раз, а это энергия и она могла повлиять на баланс сил в атмосфере.

Это хоть проверить просто. Поднял метеопрогнозы за последнюю неделю. Хоть здесь всё нормально. Шторм, хоть и не такой мощный предсказывали уже недели две назад.

— Мих, я слышала твой разговор с Антоном.

— При закрытой двери в шторм?

— Это же малышки касается.

— По-твоему, это логичное объяснение?

— Да. Что ты решил? Мне не хочется в полицию. Я им не доверяю. К такой ситуации они точно не готовились и не готовы. Если ты здесь воевать со всем миром собрался, то запри нас где-нибудь. Только не забудь где именно.

— А это, кстати, не такая плохая идея. Сидите здесь.

Я вышел и едва не полетел. Порыв ветра заставил вцепиться в дверцу машины. Переждав, добрался до грузовичка, подогнал его вплотную к нашей машине. Перенес туда тело врача, сумки и часть оружия. Запер максимально надежно, вернулся к своим и сел за руль. Решение принято.

Ехал медленно, не столько глядя по сторонам, сколько слушая свою интуицию. Пустые улицы, Ливень, ветер гоняющий мокрый мусор, пустые улицы огромного и богатейшего когда-то города. Это снаружи, внутри — уснувшая сытая и в свежих пеленках кроха, её дремлющая мать, Гюль, сидящая рядом. Что странно, совсем спокойная, даже с интересом поглядывающая по сторонам.

Это доверие? Авторитет?

––—-—––—––—––

— Ну, ни хрена себе.

Лизка, стоя под елью в три обхвата и задрав голову, старалась рассмотреть небо над головой. Самое важное с точки зрения Афанасия она сделала, поранила палец стрелой, накапала крови и размазала её по самому сухому участку коры под толстенной веткой.

В полном одиночестве она по жизни оказывалась редко. Почти никогда и поэтому подбадривала себя, думая вслух. Группа скелетов под ногами не так её удивила как высота дерева. Желание залезть на самый верх родилось и сразу умерло.

— Это целый день лезть. А потом ещё обратно. Пропахну вся. Достижений не дали. Зараза. Где тот океан? Афанасий намудрил что-то. Убиться что ли? Без достижения? Ну его к лешему …

— Так вот к кому этот козел от меня бегает.

Лизка ошарашенно огляделась, но уже с натянутым луком в руке и стрелой готовой к выстрелу.

— Ты кого этой игрушкой напугать решила, тетеря?

— Не знаю. Тебя. Ты кто и где? Но это потом. Где я? Вот что важно.

— Играем в потеряшки? Ты кого обмануть хочешь?

— Миха, но пока не получилось ни разу.

— Странно, а ведь не врешь. Знаю я одного Миха. Целуется знатно и на ощупь приятный.

— Это да. То есть мой — тоже. Ну, пока не совсем мой, но я над этим работаю. Ты то кто?

— Кикимора я.

— Болотная? Нет, мой Мих с болотной целоваться бы не стал.

— Бу.

Лизка шарахнулась, так как звук раздался прямо за ухом и довольно громко.

— Ты чего? Охренела? Лягушек объелась? Я же тебя чуть с перепугу не пристрелила. Мне эти стрелы сам ГНОМ делал.

— О как. Жив значит. Я думала, он за женой свалил. Ревнивый, не то, что некоторые.

— Ещё как жив. Такие стрелы убойные делает, что с одной стрелы я вообще кого угодно уложу. А некоторые это кто? Муж? Кикимор? Или как его? Что смешного?

— Ты. Ладно, живи. Ты здесь вообще зачем?

— Экспр… Да так. С одним магом мы свитки новые делаем и их испытываем.

— А вот теперь врешь. Он делает, а тебя на убой послал.

— Не, Афанасий не такой. Он и сам в любую дыру нос суёт. У меня просто другого шанса не было влезть в его дела.

— Женить на себе хочешь?

— Нет, не мой идеал, да и Эли уже его захомутала, хоть и не нужен ей.

— Подруга?

— Сестра. А чо ты тут? Болот вроде нет. И запах свежий. Люблю лес.

— Его все любят. Рога тут хочу одному козлу обломать, а потом новые наставить.

— Это эта, как её? Вивисексция.

— Вот секса здесь сегодня не будет точно. Эй, выходи, я же знаю, когда ты рядом.

— Нашла дурака. Когда ты в раж впадаешь, лучше подальше держаться.

— А это кто? Блин. Какое я клёвое место нашла. Эй, достижение, выходи, мне тебя потрогать нужно.

— На последнее достижение он лет сорок назад сподвигся. С тех пор троллей хомячками мучает.

А трогать я тебе его не дам. Самой сначала нужно. Я и дубину подходящую прихватила.

— А стрелу пустить можно? У меня тупая есть, для оглушения. Промеж глаз и все дела.

— А, так ты на охоте? Другое дело. Промеж глаз это хорошо, но я первая.

— Без проблем, но рога пополам. Вот зря вы оба ржете, как те кони. Я и на звук стреляю не хуже. Мою стрельбу лучшей даже Хранитель Мэлорна Срединного леса признал, меня эльфы даже на сам Мэлорн пускали.

— Правда? Да ты не проста. Прости меня глупую, а стрелять, стреляй конечно. Я тебе все трофеи отдам. Там ничего особенного и нет. Да и не было никогда. Эй! Муженёк, скажи что-нибудь. Да погромче, эээй. Не слыыыышу. Любиииимый. Аууу. Удрал, сволочь. Что за мужики пошли. Или это мне так не везет?

— Места надо знать. А ты уверена? Не мог он так тихо и незаметно уйти.

— Завидую я тебе. Ничего то ты о жизни ещё не знаешь. Свалить по тихому, это запросто у них. У мужиков.

Поманит русалка какая-нибудь завалящая и привет. А то и без привета. Этот ещё и прихватил совместно нажитое

— Не было у меня с ней ничего, наветы это. Ой ё….

С соседнего дерева сверзилась куча мусора.

— Эй, дева, ты его хоть тупой стрелой? Муж всё-таки.

— Я же сказала. И где там рога?

— Эх. Когда я была такой молодой и наивной?

— Я откуда знаю? Мне достижение положено.

— Положено — ешь. Впрочем, понравилась ты мне. Цени, дарю тебе одно желание. Загадывай, но от сердца, что первое туда придёт. Тогда сбудется. Быстро. Сразу. Давай.

— Пусть Пух совсем выздоровеет. Навсегда.

— Ты решила! Да будет так. Пух? Не Мих? Ты сама-то себя понимаешь, дева?

— Нет. Вырвалось. Но пусть будет. Пуху нужнее.

— Экая всё же. Понравилась ты мне. Приходи ещё. По ту сторону барьера река Льдистая. Сунь руку в воду и позови. Поговорим о нашем, о девичьем. И вот тебе третий подарок. Как положено. Возврат-цветок. На болотах растет. Семь лепестков. Обрывай по кругу, на последнем подумай о главном. ГЛАВНОМ. Сильное чувство тебя по следу обратно вернёт. Прощай.

— Прощаю, но это потом. Спасибо за дары, но мне стрелу забрать нужно. ГНОМ делал и Мих убьет, да и самой жалко.

— Беги домой, лучница, в колчане уже твоя стрела.


— Афанасий, сколько у тебя денег?

— О как. Интересное что-то нашла?

— Да, деньги. У тебя. И много. Ты про возврат-цветок слышал?


––—––—––—––—


К ограбленному недавно банку вернулся едва не на цыпочках. Расчет только на свою интуицию. Она меня и в прошлый раз не подвела, но тогда я слишком быстро въехал в опасную зону и успел среагировать в последний момент. Сейчас все иначе.

Надежда была на то, что после ограбления и перестрелки сюда приедет полиция. Ошибочка вышла. Приехали должно быть две конкурирующие молодежные банды. Семь новых трупов. Мальчишки лет до двадцати. Латиносы.

Я вышел и осмотрелся. Угрозы, кроме урагана не почувствовал и обошел все вокруг. Теперь нужно быстро. Внутри банка нашел ещё троих. Плюс в живых не оставили и тех, кого я тут оставил связанными в прошлый раз.

То, что для всех группировок, решивших остаться в городе и поживиться на пиру во время чумы, главная цель — банки, не удивляет. Но почему популярно именно это отделение? Не в центре и не особенно большое. Понять невозможно, буду надеяться, что теперь уже всё и больше никто не явится.

Единственное внутреннее помещение, не имеющее окон и служащее хранилищем, будет убежищем для девочек.


— НЕПРЕОДОЛИМАЯ ТВЕРДЬ –


Все стены, пол, потолок и дверь теперь надолго защищены.

Вернулся к машине:

— Гюль, ничего не берите с собой, выводи сестру с малышкой и идите в здание банка. По сторонам не смотреть. Только под ноги.

Они выбрались быстро и с трудом преодолевая бешеные порывы ветра, укрывая телами ребенка пробежали вовнутрь.

— Ну ты зверь. За что хоть?

— Гюль!!! Просил же не смотреть. Это местные разборки, банды по всему городу в первую очередь дерутся за самое ценное. Но здесь уже пусто, денег нет и об этом знают все вокруг. Это помещение сейфов. Хранилище. Мы разместимся здесь и с этой базы я буду делать вылазки. Устраивайтесь, а я за вещами к машине схожу.

Вернулся с целым ворохом пакетов и обнаружил Гюль разбирающей винтовку М-16. Удивился — это мягко сказано.

— Ты из неё стреляла?

— Игра лет семь назад была. Ой.

В этот момент погас свет.

— Как не вовремя. Девочки, проверьте связь.

— Мой телефон светит.

— Мой — тоже.

— Гюль, связь, а не зарядку. Позвони для проверки мне.

Сам я занялся тем же. Связи не было. Скорее всего, обесточен весь город и соответственно все базовые станции связи. Причин у этого может быть много. Молния, хоть и маловероятно, сбежавший с рабочих мест персонал, атака зараженных…. Криминал сеет хаос, чтобы облегчить себе существование и проникновение, а заодно вырубить все камеры видео наблюдения.

— Так. Девочки, переходим в режим экономии. Пару заряженных смартфонов нужно держать в резерве и без крайней нужды не включать.

— Ты нас одних тут бросишь?

— Деваться некуда. Места надежнее пока нет. Вы тут отдохните, попробуйте выспаться.

— На полу? Мило. Но мы попробуем. Ты только не дай там себя убить. Кровать привези, благо грузовик есть. Еды бы не плохо, а то животы подводит.

— Постараюсь. Закрою вас снаружи. Другой возможности пока нет. Часов пять меня не будет, не волнуйтесь.

Они покивали, сделали вид, что не боятся и даже попытались улыбаться. Получилось не очень.

Так и оставил, преодолевая желание ещё хоть как-то ободрить и успокоить. Сам волнуюсь за них, ведь если меня что-то надолго задержит…. Эх. Но ничего другого не придумалось.


––—––—––—––—–

Глава 39

Над Новгородом Северским опять сгустились тучи. Солнце и так не особенно яркое скрылось совсем и от океана ощутимо потянуло холодом. Эдак и снег пойти может несмотря на то, что до зимы ещё очень далеко.

Бой поёжился и плотнее запахнул плащ. Он особенно согреть не мог, так как был тонким и без статов. Но командующий армии нейтралов постоянно носил его совсем по другой причине. Плащ он купил и носил только потому, что тот один в один был похож на плащ Наполеона, в котором он был запечатлен на многих полотнах французских живописцев.

Другой вариант верхней одежды в виде военного френча без каких либо знаков различия был отложен в долгий ящик. Рано для этого. Но этот ящик в его личных покоях стоял на видном месте. К этой своей слабости Бой всегда относился с пониманием. Не он один такой.

Всю свою сознательную жизнь он провел в тени других людей. Более рисковых, сильных, бесстрашных. Быть на вторых ролях, посредником и переговорщиком спокойнее, хоть и менее прибыльно. Но подспудно это всегда давило на сознание. Хотелось хоть раз стать первым, главным. Решать всё самому и добиться побед и славы. Настоящей. Заслуженной и признанной всеми. Игра дала этот шанс и он твердо решил его не упустить. Прогреметь на весь мир. Тогда и плащ похожий на тот самый с полотен Давида будет как раз кстати.

Больше никто этого сходства не замечал, но Бой не унывал. Дело времени. После славной победы на это случайное сходство можно будет и намекнуть нужным людям в СМИ.

Пока до этого далеко, но дело к тому явно движется и довольно быстро. Город уже преобразился до неузнаваемости.

Все игроки работали на совесть. Ну и за страх — тоже. Перспектива поражения не так пугала сама по себе, как пугала невозможность возродиться в Столице или хотя бы где-нибудь поблизости.

Все привязались к храму Геи в подземном ходе.

Там по идее должно быть безопасно, но что делать всем бойцам целой армии в подземелье, если не будет возможности пройти в Империю Тьмы? Выходить наружу и знакомиться с Северными лесными троллями — перспектива не очень притягательная. Даже если удастся их перебить или вытеснить из леса, то что там делать? Тот же крайний север, без дорог, без домов, без ничего.

Строить всё с нуля и играть на севере особенно зимой…. Перспектива мрачная, что понимали все.

Люди работали хорошо и Новгород Северский почти полностью был уже восстановлен. Правда, многие каменные дома были заменены на деревянные, но русскому человеку это даже ближе.

Каменщики в армии были с довольно высокими уровнями за сто и максимальной прокачкой профессий. В результате их работы над городом из печных труб поднимались тысячи дымов и все бойцы после трудового дня могли выспаться в тепле и относительном уюте. Бани тоже были. Как без них? В общем, быт постепенно наладился.

Впечатляющий размеров донжон тоже был уже закончен. Хоть и деревянный большей частью, он на внешнем периметре был выложен камнями на высоту в пару метров и производил сильное впечатление. Главным образом размером башни. Она не была особенно высокой. Метров пятнадцать не больше, но зато очень широкой. Пятьдесят на пятьдесят. Квадратная в сечении она, по идее самого Боя должна была послужить основанием для будущего храма. Фундамент под который пришлось тоже делать из камня.

Возражали многие, главным образом потому, что на строительство ушло огромное количество булыжников из бывшей мостовой, гранита, бута и травертина. Бой всё же настоял на своём, но и его такой расход ценного ресурса всё же изрядно беспокоил. Но жрец храма, с которым он неоднократно всё это обсуждал сидя возле храма в подземном ходе, был непреклонен. В храме богини земли Геи из дерева делать ничего нельзя.

Но саму идею поднять храм повыше служитель культа одобрил и даже передал весть о благоволении Верховного жреца. Тот особо оценил то, что храм будет виден издалека, но главное то, что он будет более защищенным и безопасным для жрецов. Атакующим будет труднее до него добраться. Это будет последний рубеж обороны.

Эту благостную новость от жрецов Бой тут же распространил по всей армии и мгновенно же все возражения прекратились.

Сейчас он стоял как раз в центре того места, где предполагал строить свой храм. Назвать его он предложил членам военного совета в трех вариантах? Боевым, Забойным, на худой конец храмом у линии прибоя.

Поддержки пока не нашел, но не отчаялся….

Ещё раз обойдя всю площадку по периметру он осмотрел всю доступную перспективу.

Увиденное радовало и с каждым днем всё больше. То, что после наводнения казалось хаосом и кошмаром постепенно преобразовалось в приятный бонус. Далеко ходить за строительными материалами не пришлось. Доставка была шумной и вызвала массу негативных высказываний, но позже все оценили её и даже признали заслугу Боя в её организации. Главным образом потому, что больше никто на это не претендовал.

Сейчас уже многое изменилось. Метров на сто от стен уже всё было убрано и в город окорённую древесину доставляли по протоптанным удобным тропам. На себе главным образом. Как Ленин на субботнике бойцы подставляли плечо и несли стволы сосен и елей к месту стройки. Каждый клан обустраивался по своему, но в основном так же, как Бой. Своего рода небольшие клановые крепости возникли по всему Новгороду.

Комли и корни деревьев тоже пошли в дело. Обсудив это на военном совете единогласно решили, что зомби тупые, что наваливаться будут бездумно, толпой, давя массой. Поэтому все поля под стенами города украсили вкопанные в землю пни перевернутые вверх специально подрубленными и заостренными корнями.

Идея понравилась сначала не всем, но после того, как пару раз отправились на перерождения поскользнувшиеся игроки, несшие брёвна, её эффективность высоко оценили все, кроме самих потерявших на этом деле уровни.

Глядя вниз и вдаль Бой был очень доволен и всем вокруг и особенно собой. Перспектива построить в Империи Тьмы храм Света и прогреметь на всю Терру и на весь мир стала уже почти совсем реальной. Меньше, но тоже радовало то, что скорость возвращения бойцов в бой возрастет в этом случае примерно в шестьсот раз. Бой специально произвел расчеты и даже провел испытания.

Самые быстрые и прокачанные игроки добегали от храма Геи в подземном ходе до стен города за два часа. Это по дороге, которая была расчищена и неплохо сохранилась. Как бы это пошло после того, как город был бы осажден врагом, пока представить себе невозможно. Идею портала за счет храма жрец пока не поддержал.

В общем, всё пока прекрасно, а будет ещё лучше.

— Бой, нам кранты, …. и всё пропало.

Командующий ошарашенно обернулся. К нему на наблюдательный пункт поднялись трое.

— Там гниль.

— Что? Барклай, ты пил? Судя по роже — да. Какая гниль?

— Холодно здесь после Столицы. Простыл и лечусь народными методами. Разведка вернулась.

— Хорошо. Все целы?

— Да. Но новости принесли хреновые.

— Ладно, вываливай. Снабженцы подгнили? Воруют? Это у всех кланов сплошь и рядом.

— Да, нет. Гниет всё вокруг, то, что за стенами. Весь запас леса после потопа сгнил у них прямо на глазах. Пока это только выше по течению реки, километрах в двадцати, но процесс идет быстро.

— А они у тебя не пьют часом?

— Нет. Пьют ртом. Есть, правда умелец, ник Трезвенник. Тот пьет носом. Втягивает в себя и уверяет всех, что это лучшее средство от простуды.

— Водку? Мазохист.

— Даже спирт может. Он и в реале такой, если верить ему и его жене, которая постоянно по этому поводу в клан звонит.

— Это уже твои проблемы. Доложи толком. Что за гниль?

— Ни я, и никто из моих знакомых в игре с таким ещё не сталкивался. Мои разведчики пытались найти проход в завалах и довольно далеко пробрались на новые территории. Уже надеялись достижение получить, как вдруг без каких-либо видимых или слышимых причин вокруг них все поваленные деревья начали гнить.

На глазах. Жуткое с их слов зрелище. Ребята обалдели слегка и время не засекли, но примерно за час всё вокруг сгнило и превратилось в кашицу довольно мерзко пахнущую. Так и чапали обратно по зловонной жиже.

— Что-то не сходится. Ты в них уверен? Даже отсюда я вижу завалы в паре километров во все стороны.

— Сам я не проверял, но ребята надежные. Но да, гниль до нас еще не добралась, самое близкое место километрах в двадцати. Но суть ведь в другом. Это уже нападение. Очевидно, что враг готовит возможность свободно подвести войска. Начинается!!!

— Ты пока не шуми, не нужно всех пугать. Работа и так идет максимально быстро. Давай ка через клановый чат пошли в разные стороны других разведчиков и пусть постоянно за этим смотрят. Доклады пусть шлют сразу при появлении любых новостей. Я уже в чате армии приказал совету кланов собраться здесь.

— Вижу, вон Гриша уже устремился рысцой к донжону.

В это время к ним поднялись ещё двое лидеров кланов.

— Главковерх, привет. Мы хотели насчет храма перетереть, а тут твое сообщение.

— Собираю совет. Пошли гонца в клан Ветеранов к Михалычу.

— Ты не заболел? Отсюда не выбраться. Даже умирая, ребята попадают в храм земли подземного хода.

— Кирюха, не встревай и помолчи, это я не тебе. Донецкий, сделай по обычной схеме.

— Есть.

— Нет, ну дела. Если это возможно, то почему я не знаю? У меня клан слишком маленький? Мы вроде все равны?

— Не кипятись и не суйся под руку. Всё же просто. Игрок выходит в реал, звонит нужному человеку и тот входит в Столицу. Свитков Афанасия для быстроты перемещений по Столице прикупить удалось, хоть и ободрал падла, как липку.

— Круто, это я не подумал. А Афанасий свиток телепорта из Столицы до входа в подземелье с той стороны не может сварганить?

— Его уже спрашивали, он готов пробовать, но не даром и нужны накопители, причем заполненные под завязку, а это сейчас в разы подорожало. Думаем.

— Это не всё, мне достоверно известно, что он ещё кровь требует, а это не реально. Как мы свою кровь ему отсюда туда пошлем?

Ещё минут через тридцать собрались уже все члены совета. Бой дождался последнего и сразу приступил к делу.

— Господа командиры. Мы сегодня собирались утром, но произошли перемены. Похоже, Тьма нас заметила и уже наносит удары. Барклай повтори свой доклад….


––—––—––—––-.

Л\А


Из ограды вокруг банка выдернул стальной прут, им же обмотал рукоятки двери в хранилище:


— НЕПРЕОДОЛИМАЯ ТВЕРДЬ –

— ЗАЩИТНЫЙ КОКОН -


Это и на дверь и на пруток и на стены уже снаружи хранилища. Вроде всё. Снаружи мир встретил меня не ласково. Это уже больше на ураган похоже. Прогноз такого не обещал. Все сильнее подозрения о том, что это устроил или демон, который мог знать о наших технологиях вроде спутников, вертолетов и преимуществе в бою при поддержке с воздуха, или ещё кто-нибудь.

Мог и я невольно посодействовать, как это сейчас прояснить пока не ясно, да и не срочно. Есть другие первоочередные задачи.

На машине решил возвращаться к дому на холме другой дорогой. Меньше вероятность засады и нужно постоянно набирать дополнительную информацию о текущем положении в городе. Без неё начинать войну глупо. Попался магазин электроники с разбитыми в хлам витринами. Почти всё оттуда уже вынесли, но кое-что с пола удалось подобрать.

Зарядка для телефона Хуавей G7, фонарик крошечный на светодиоде.

Мал да удал, зато и потребляет минимум энергии. Мне не нужен, а быт девочек нужно обустраивать. Больше всего порадовало уоки-токи. Пара в коробке — нашел нераспечатанную упаковку завалившуюся под прилавок. Видимо торопились воры или уже набрали всего, что хотели.

Законопослушностью граждан американцы гордятся зря. Нигде по дороге не попалось ни одного уцелевшего магазина. Набирать еду, воду, бытовые мелочи пришлось по крохам. Времени ушло много, денег — мало, но цель достигнута.

Глава 40

Уже по дороге к ОКУ возникла идея и, вскрыв попавшийся по дороге порш, забрал оттуда аккумулятор.

С него и начал первую серию опытов на ОСТРОВЕ.

Сначала заполнить все резервы:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

После этого — главное:

— ТРИ, КАК ОДИН —

Не мгновенно, но три копии я получил без проблем. Достал все четыре экземпляра из кубов:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

Энергию Хаоса я направил в аккумуляторы. В этом суть эксперимента. Накопитель маны. Если впереди у меня война, то мана нужна будет постоянно. Чем больше, тем лучше. Как их делать в реале, да и в игре я не знаю. Нельзя объять необъятного, если верить Козьме. Буду пробовать, но вряд ли получится.

Когда схлынуло ощущение проходящей через меня энергии и появилась надежда на то, что я их зарядил не только электроэнергией но и маной, поместил предполагаемые накопители обратно. Каждый — в свой родной куб.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

— СЛИЯНИЕ —

Процесс прошел штатно и у меня в наличии опять только один аккумулятор. Или уже накопитель? Выброса энергии при слиянии не было, а это дает надежду на успех. Повторил процедуру ещё два раза. Я не особенно религиозен, но пусть будет три. Троица. Радость успеха сразу была омрачена нарастающим чувством тревоги. И страх вызывал именно предполагаемый накопитель. Возможно, я уже достиг предела размера его заряда и это угрожает разрушением. А то и взрывом.

— ЗАЩИТНЫЙ КОКОН –

— НЕПРЕОДОЛИМАЯ ТВЕРДЬ —

Ну его. Ещё взорвется. Укрепив стенки накопителя, я завис. На ОСТРОВЕ это просто. Там постоянно висишь в невесомости. Выждав минут пять, я убедился в том, то тревожные ощущения сошли на нет. Сработало. А не повторить ли процедуру?

Не придумав возражений, я опять скопировал уже вполне себе магический артефакт. Зарядил три копии, но не стал соединять их с оригиналом. Времени на это ушло раза в два больше, но результат — налицо. Что это такое получилось пока не ясно, но маны в каждом накопителе должно быть много.

Вот это и нужно проверить в первую очередь. Опробую пока один. ОСТРОВ я покинул с вполне понятным нетерпением. Проверять накопитель там, в месте, где всё буквально сочится энергией, глупо, поэтому я выбрался в то место, которое сейчас наиболее подходит для опытов. ОКО.

Место пустынное, ведь вокруг участки, принадлежащие самым состоятельным людям Америки. То есть тем, кто успел удрать в первых рядах. Чья безопасность в первую очередь обеспечивается и государством, и их собственными подчиненными. Кроме того я нахожусь в яме, которая сейчас быстро заполняется водой. Вода мутная и ОКО не разглядеть, но оно тут рядом. Я его буквально чувствую.

Ураганный ветер, который едва не ломает деревья там наверху, здесь ощущается в меньшей степени, но тоже не подарок. Предположить, что меня здесь кто-то обнаружит в этих условиях сложно. Совсем недалеко примерно где-то над пляжем, где так недавно Антон устраивал вечеринку для сёрферов, ударила молния. Используя это для маскировки своих опытов:

— РАЗРЯД —

Моя — получилась сильно пожиже и направлена она, в отличии от природной молнии снизу вверх, при этом почти бесшумная. Грохот, хоть и ожидаемый, заставил вздрогнуть. Природная молния на фоне моей — монстр, а её раскатистый звук слышен на десятки километров. Теперь главное. Дождавшись следующей молнии, я потянул энергию из накопителя:

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

— РАЗРЯД -

На фоне бушующей природы я всё ещё крошечный карлик, но по сравнению с предыдущим заклинанием, сейчас получилось раз в десять мощнее. Прекрасно. Надо будет при первой возможности раздобыть мощный промышленный конденсатор и попробовать с ним повторить попытку создания накопителя по такой же схеме.

Закончив с этим и исчерпав тем самым последние причины для того, чтобы не заниматься делом нужным, но противным, я занялся допросом зараженного. Надежд на то, что он окажется разумным мало, ещё меньше — на то, что он добровольно станет сотрудничать. Если он не разумен и не вылечится от заклинания, то придется на нём ставить опыты.

Мерзко, но выбор-то какой? Да, он в прошлом великолепный врач, плохих не пригласили бы в такую больницу. Весьма вероятно, что он хороший, талантливый, заслуженный человек, выбравший профессией спасение жизни и здоровья людей. Всё это верно, но сейчас это угроза и не только мне. Даже не столько мне, а всему человечеству. Всему миру.

На тот случай, если в процессе следствия по телу, получится перерасход энергии, я его связанным перенес к ОКУ и посадил прямо на него. Примерно. Стекающая по стенам котлована мутная вода надёжно скрыло устремленный в небо глаз.

Но если и ошибся, то чуть-чуть.

Есть и еще с десяток менее очевидных причин для такого моего выбора.

Черт. Даже волнуюсь:


— ОТМЕНА –

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

Прикоснувшись к нему правой ладонью, вкачал в него энергию. Немного, только до того момента, когда ощутил движение тела.

Врач покачнулся и упал на спину, но сразу же сел обратно. Без усилия и без помощи связанных за спиной рук, должно быть не пренебрегал фитнесом:

— Рассказывай, доктор.

Он ещё с минуту удивленно таращился в никуда, потом вокруг себя, на меня и почему-то на воду под собой. Видит или чувствует ОКО? Я это предполагал, как рабочую гипотезу, и потому для начала посадил его здесь.

— Слушаюсь, хозяин. Я твой раб.

Этого в моей гипотезе не было. В рабовладельцы я попал неожиданно, но не растерялся. Растерялся, если честно, но не очень:

— Докладывай, мой верный раб.

— Слушаюсь. Я убил уже тридцать семь непригодных. Осталось шестьсот двадцать девять. Приобщить к истине удалось только двенадцать. Благодарю, что ты позволил мне приникнуть к ИСТОЧНИКУ ИСТИНЫ раньше, чем я смог выполнить миссию и получить право на бессмертие. Что я должен делать? Прикажи и я всё исполню.

Слегка ошарашенный я, тем не менее, присмотрелся к нему внимательнее. Внешне — совершенно нормальный. И в помине нет дикого взгляда, хищного оскала или чего-то в этом роде. Для человека, сидящего связанным в луже грязи под дождем, он неадекватно спокоен, уверен в себе и собственной правоте. Для него нормально убить почти семь сотен человек и заразить неизвестно сколько.

Голос спокойный и рассудительный, будто он в клубе среди коллег рассуждает о последних достижениях науки в области хирургии.

Что бы у него спросить?

— Ты хорошо ощущаешь пригодных?

— Да, хозяин. Но, чем дальше я от источника, тем хуже у меня получается их различать. Но тогда я пытаюсь приобщить всех подряд, а тех, кто не воспринимает ИСТИНУ, убиваю.

— Ясно, а как быстро ты в этом случае видишь результат?

— Постепенно приходит опыт и я вижу это всё быстрее и быстрее. Последнюю женщину я почувствовал за минуту. Каждая смерть непригодного делает меня сильнее и лучше. Скоро я смогу создать свою шестерку.

— Какие способы ты уже в состоянии использовать для приобщения?

— Сначала это был только укус, но позже я стал использовать навык моей прежней, бесцельной жизни. Я делаю укол шприцем. Ввожу кандидатам в пригодные свою кровь. Так получается быстрее.

— Сильно ли тебе мешают воспоминания о бесцельной прежней жизни?

— Нет. Я это почти забыл. Всё как в тумане, но я и не хочу это вспоминать. Короткое, бесцельное существование по сравнению с вечной жизнью — ничто для меня. Я слабею, господин, дай мне силу для следования по пути ИСТИНЫ.

Он и в самом деле стал говорить медленнее и покачнулся. Черт, мне нужно всё это обдумать и усвоить. Нужен новый план.

— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ –

Я потянул опять энергию на себя и подхватил тело, не дав ему упасть в становящуюся всё более глубокой лужу грязи. Что дальше? Вариант доставить его на ОСТРОВ и там попробовать вылечить временно придется отложить. Он может там дотянуться до демона или тот дотянется до него. Оба варианта чреваты неожиданностями и потому неприемлемы. Что доктор сделает, обретя истинного хозяина? А они вдвоём?

Интереснее было бы узнать ответ на этот вопрос из книг, а не на собственной шкуре.

С телом я переместился в грузовичок, положил его там и вернулся на ОСТРОВ. Время здесь у меня есть и можно спокойно подумать. В процессе можно ещё размножить накопители и зарядить уже испытанный в реале. Возможно, подсознательно, но до сих пор не могу считать ОСТРОВ реальным.

Ошибаться мне сейчас нельзя. Это всегда нежелательно, но тут на кону целый мир. Сознавая это я уже давно решил по нескольку раз перепроверять все свои мысли и решения. К тому же недавний опыт с провалами логики и памяти к этому просто вынуждает.

Ничего нового не придумал и ошибок не обнаружил. Заодно отдохнул, заполнил накопители и свой внутренний, и переносной. Сделав ещё шесть его копий все накопители сразу забрал вниз, к ОКУ. Оттуда переправил в грузовик и тронулся в путь.


––—––—––—––—–


— Эй. Козел безрогий.

Новый улучшенный Афанасием свиток перенес Лизку в то же самое место. На всякий случай она сразу же по прибытии ещё накапала крови в то же самое место и занялась поисками.

— Эй. Ты где? Испугался?

— Наивная, доверчивая, глупая. Эх, молодость, сколько я таких … Ладно, не в этот раз.

— Жены боишься? Правильно. Слушай, а чьи это скелеты? Контрабандистов? Тут бой был? Ты их так?

— Нет. Между собой они делили что-то. Не удачно. У меня с ними договор был. Давно их не было. Слушай, а ты хомячков добыть не можешь?

— Кикимора что-то о них говорила. А сколько их тебе надо и дорогие они сейчас до ужаса. Чем платить будешь?

— Отпущу тебя. Даром.

— Тебе одной стрелы мало было? У меня ещё много, а ты уже пристрелянный. Хоть ты и прячешься, но как я на звук стреляю ты уже проверил на себе.

— Что за люди пошли? Что ты хочешь за хомячков?

— Троллей. Хотя бы одного. Северных ещё никто не видел.

— Дурь. Зачем тебе? Я сам их по десять раз на дню гоняю. Что возвращает нас к вопросу о хомячках.

— Будут тебе хомячки, троллей показывай.

— Даром? Без оплаты вперёд? Я идиот?

— Да. Если сомневаешься, а ты сомневаешься, то жену спроси. Она не соврет. Даёшь тролля?

— И не мечтай.


— Ладно. Не срослось. В следующий раз принесу, тогда и поговорим. Тогда покажи, где дыра в подземный ход. Я туда в Тьму схожу и наловлю хомячков.

— Нет их там. Вывели некроманты. Они на бедных зверьках тренируются в первые годы обучения. Убивают, потом поднимают и берут под контроль.

— Может и есть. Мих там некромантов много поубивал, могли и развестись опять. Хомячки а не некроманты. Контрабандисты тоже туда всякую живность таскали. Я поищу. Слово. Будут тебе хомячки. Ладно, козел….

— Леший я. А Кикимору не слушай, соврет, обманет и в омут затянет.

— А это идея. Я ведь первая такая буду. Плюшки насыпят….

— С ума все посходили. Особенно бабы. Поветрие какое-то. Иди ка ты отсюда, пока я добрый.

— Добрый? Ты? Ну, Лешак ты дал. А идти это правильное слово. Я же и говорю. Скажи, где дыра входа в подземелье и все дела.

Лизка достала самую любимую стрелу и натянула тетиву. Пока так, не прицеливаясь, но с намеком. Как она стреляет Леший не забыл. Свой опыт самый ценный, но его недооценивают, предпочитая чужой. С чего бы? Хозяин леса почесал то место, куда собеседница попала тупой стрелой в прошлое своё появление. Лизка не увидела но догадалась по скребущему звуку. Женская интуиция.

— Уговорила. Иди против ветра. Увидишь тропу натоптанную. Это мои тролли ходят по кругу, с тех пор, как храм под землей построили. Не понравилось им это и боятся чего-то. Внутри круга, в центре под корнями дуба ход вниз есть. Найдешь. С тебя хомячки — две дюжины, смотри — не забудь, я злопамятный.

— Это болезнь, я тебя вылечу. Ладно, я пошла уже. Привет супруге от тебя передам.

— Не смей, а то повадится опять. У меня только-только жизнь налаживаться стала.

— Мама говорит, что брак дело нужное и важное. Муж должен….

Глава 41

— А папа?

— Он у нас молчун.

— Как же я его понимаю. Всё иди.

——–——–—-—––—––—

Мебельные магазины и склады, как выяснилось в ходе поездки, среди банд популярностью не пользовались, но вскрыть этот конкретный склад кто-то всё же не забыл. Не думаю, что забрали хоть, что-нибудь, но поглумились вволю. Вспоротые матрасы, столы без ножек, проломленные шкафы и прочее.

Найти три целых пружинных матраса и журнальный столик удалось с трудом. Ценников нет, пришлось определить стоимость на глазок. В магазинчике электротоваров неподалеку приобрел медный провод на высокое напряжение и сразу же в кузове грузовика соединил накопители в систему.

Десять штук. Испытаю потом, но уже сейчас это бодрит и радует. Перспективы исключительно благоприятные. Магом я должен стать с таким резервом …. Как кто? Даже с самим собой в игре сравнить нельзя. Даже в первый день, получив сумку дракона, я достиг большего, чем здесь за всё это время.

В игру потянуло с удивившей меня силой. Как же я в неё врос и даже сроднился. Вспомнилось былое. Прокл, Лиа, дети, Пух, Лизка…. Вспомнив её заехал в кафе мороженное и купил без спроса коробку мороженного, которое уже начало оттаивать. Заодно приобрел и сластей.

Опыт показал, что это для женщин лучший антидепрессант.

Последней покупкой стал биотуалет, который ещё пришлось поискать. В сеть не выйти, а без неё при поиске нужного магазина реален только метод тыка. На выходе из супермаркета натолкнулся на рекламу. Небольшой щит — море, катер за штурвалом белокурая красотка.

Интересно. Не красотка, она на мой вкус так себе, у нас в метро за одну поездку десяток девчонок куда более красивых увидишь запросто. Впечатлила меня в рекламе надпись. Ремонт яхт и катеров. А что если там, в ремонтном ангаре в приличном состоянии стоит катер?

Пришлось развернуться и ехать к побережью, а по пути искать книжный магазин. Привычка пользоваться картами Гугла подвела. Сейчас нужны бумажные. Надежнее. Проехав по пустым улицам очередной перекресток, дал по тормозам и вернулся. По улице шел пацан лет шести. Один. Шел вдаль от меня и видно его со спины, но рост и одежда сомнений не вызвали. Ребенок.

Обогнал его, остановил машину, вышел. Что дальше? Как его не напугать? Итак уже. Лицо зареванное и со следами грязных рук, которыми он слезы вытирает. Мокрый, как мышь, но вытирает. Остановился. Смотрит. Не доверяет. Уже нахлебался горя, промок до нитки, проголодался и замерз. Я тоже стою. Общение с детьми для меня тайна за семью печатями. Опыта нет, знаний — тоже.

Пока лучше ничего не делать, дать ему возможность привыкнуть ко мне и понять, что безопасно и других шансов на помощь ему не найти. Стоим. Ждем. Дети долго так не могут:

— Дядя, вы больной?

— Нет. А где твои папа и мама?

Зря я это спросил — слезы опять потекли ручьем, но сквозь всхлипывания донеслось:

— Мы дома прятались, мама суп варила, а папа пришел злой. Он маму укусил. Он и меня хотел, но мама не дала. Они подрались. Потом мама меня на улицу вывела и сказала, чтобы я шел к бабушке. Она недалеко живет. Но там мне никто не открыл. Я вернулся. Дома тоже дверь закрыта, а вокруг много крови. Где моя мама? Где папа? Где все? Что мне делать?

Есть такое выражение: «Слезы на глаза наворачиваются». Кошмар происходящего, до сих пор воспринимавшийся как-то со стороны, вдруг нахлынул и затмил собой все прочие дела и проблемы. Спокойно на такое смотреть невозможно:

— Тебя как звать?

— Сэмми. Сэмми Дэвис. Папа — Артур, а мама — Дороти. Мы Дэвисы. Вы найдете маму и папу?

Смотри ка, мальчонка много может о себе рассказать, несмотря на возраст. Должно быть его специально учили на всякий случай.

— Попробую.

Тут я ему даже не солгал. Искать всех зараженных мне придется, если правительство штатов эту проблему не решит самостоятельно и быстро.

— Давай так, Сэмми, ты сядешь в мой грузовик и будешь смотреть в окно. Вдруг увидишь кого-нибудь знакомого, а то и родителей.

Я скрестил пальцы. Вот чего точно хотелось бы избежать. Видеть зараженных родителей бросающихся на всех и стреляющих во всё в любом возрасте кошмарное зрелище, а в пять лет….

— Мне нельзя садиться в чужую машину. Мне мама строго запретила.

— Мама всегда права и её всегда нужно слушаться. У тебя скоро будет день рождения?

— Да. Позавчера. Мне папа котенка подарил, а он пропал. Где Миси?

— Прекрасно. Мальчик ты хороший и послушный. Я тебе на день рождения дарю этот грузовик. Он теперь твой, а я буду твоим шофером. Идёт? Это теперь не чужая машина, а твоя. В свою садиться можно.

Парень задумался, но слезы уже не текли ручьями. Он осмотрел транспортное средство уже как-то иначе. Другим взглядом. Почти по-хозяйски:

— Ладно. Тогда поехали искать маму.

— Да, сэр. Прошу садиться.

Мы поехали сквозь ураганный ветер, я включил обогрев и дал ему сникерс. Сникерсы. Парень умял штук десять из упаковки и запил это колой. Дрянь, конечно, но пусть хоть так поел. Сэмми честно разглядывал окружающий пейзаж и выискивал родных, но уже минут через десять стал зевать, а ещё через пять — заснул, откинувшись на сиденье рядом. Пристегнутый ремень ему в этом не помешал.

Книжный магазин мне попался вскоре. Тоже уже вскрытый, с разломанной кассой, битыми стеклами и опрокинутыми стеллажами. Карт я купил много, постаравшись учесть все возможные варианты своих будущих действий. Ехать пришлось долго, район не самый престижный, но зато обнаружил сразу два десятка похожих друг на друга лодочных сараев, в которых, к сожалению, не было ни катеров, ни яхт.

Даже лодки надувной ни одной обнаружить не удалось. Двери все были выломаны с корнем и вокруг много следов крови. Похоже, шел бой за возможность удрать из Лос-Анджелеса морским путем. Но зато нашел дизель-генератор на пару киловатт. По сути, это преобразователь энергии. Потенциальная, химическая энергия топлива преобразуется в механическую, а вращение генератора преобразует в электрический ток.

Что из этого можно сделать на ОСТРОВЕ? Над этим я размышлял по дороге к банку.

––—––—––—––—––

Новое зрелище надолго задержало Лизку. Тролли и в самом деле ходили вокруг древнего, огромного дуба. Здоровенные монстры, метров пять в высоту мохнатые, две руки, две ноги, голова, туловище. Все покрыто грязью. Что под ней не определить, но по идее шкура или с мехом, или волосатая должна быть. Роль стройняшек и миляг явно не для них. Поперёк себя шире. Из-за запаха пришлось в нос затычки из подорожника сделать. И это ещё в сотне метров от дуба.

Ходили они, не особенно соблюдая дистанцию, и поскольку смотрели все в одно место, то зачастую задние наталкивались на передних. Возникала свара, Но после пары оплеух, звук которых разносился по всему лесу, процессия восстанавливалась и всё начиналось по новой.

Рожи троллей разглядеть не удалось — все ходоки, как сговорились и смотрели только в сторону корней дуба. Не будучи семи пядей во лбу боялись просмотреть угрозу, исходящую оттуда.

Хорошие стрелы Лизка решила не тратить. Это всего лишь разведка боем, а стрел работы ГНОМА мало. Надежд на победу с одного выстрела ещё меньше, да и спешки нет никакой. Раз они тут постоянно ходят, то куда торопиться?

На бегу, она стала стрелять так, чтобы вынудить остановиться тех, троллей, что были от неё дальше и правее. Это сработало и там почти сразу возникли столкновения и привычная для троллей драка. Перенеся огонь на противника слева, она и там устроила такое же безобразие. Непрерывность разрушилась. Что привело к тому, что образовался проход в кольце охраны, и проскользнуть туда уже особого труда не составило.


Старый жрец храма богини Геи уже заканчивал очередную молитву, когда его отвлек шум. С той стороны он никого увидеть не ожидал и обернулся испуганно — едва не упал. До сих пор его пугал только топот каких-то крупных животных где-то сверху, а тут он вдруг в свете факелов вечного огня увидел юную красавицу, танцующую странный танец. С её одежды, довольно нескромной по мнению жреца, сыпался какой-то мусор. Смесь песка, глины и старой хвои. На что внимания она не обращала совсем, при этом ещё и пела песню всего из одного слова. «Достижение». Зато повторяла его многократно в самых разных вариациях. Весело смеялась, кружилась и подпрыгивала.

Жрец возблагодарил богиню за полученное удовольствие. Уже довольно давно он был здесь в полном одиночестве. Неземное видение обратилось к нему со словами:

— Привет, дядя. Темновато тут. У тебя хомячков нет?

Что-то поняв по его выражению лица, видение не стало долго ждать ответа от крайне озадаченного жреца и удалилось в сторону империи Тьмы. Впервые в жизни жрец посочувствовал Тьме, за что тут же и сразу же стал просить прощения у богини. И не только за это, уже очень хороша дева из видения одинокого старца….


Лизка выбралась наконец на знакомые и привычные места. Океан обдал её ледяным ветром и ещё более ледяными брызгами, но она их даже не заметила. Это и ожидалось. В прошлый раз холоднее было. Но не это главное, основная причина такого пренебрежения природными явлениями заключалась в необходимости сделать сложный выбор. Слава на весь мир, причем сейчас своя собственная, без Миха. Деньги, а кто их не любит? Или всё же колечко с невидимостью на три минуты раз в сутки.

В сторону Новгорода Северского она шла, не глядя под ноги и вертя перед собой левую руку. Колечко ещё и красивым оказалось, что затмило собой всю остальную вселенную. Так и шла, ни разу не упав, что странно, с проторённой армией нейтралов дороги она сбилась уже давно. Только водная преграда заставила её остановиться. Устье Льдистой.


В клане рыбаков «сЩука» собрались фанатики рыбалки. Благо на Терре мест для такого времяпрепровождения было с избытком. Много было мест, где можно было поймать любую рыбу, ещё больше мест — где рыба могла поймать рыбака. Правильно ли называть рыбалкой и то и другое? Или ловят рыбу — рыбалка, а рыбака — рыбакалка? Большая часть членов предавалась любимому делу удовольствия ради, но было и ядро из тех, кто на этом ещё и зарабатывал.

Их и нанял Командующий Нейтралов для обеспечения рыбой всей армии. Лучшая рыбацкая лодка клана, которая принесена была в разобранном виде через портал и собрана уже на берегу Льдистой, возвращалась под парусом и на веслах против течения реки в город:

— Паша, в следующий раз я поведу и место для промысла выберу. Тебе явно не везет. С самого наводнения ничего не поймали.

— Что говорит только о том, что это магия. Я уже говорил и вам всем и Бою, будь он не ладен. Орет бестолку, а не понимает ни хрена. Не может не быть рыбы в таком месте. И река огромная, и океан рядом, а главное людей на тысячу верст нет. Магия, гадом буду.

— Ты не будешь, ты есть. Что мы заработали за последнюю неделю?

— Мужики, не орите, гляньте. Деваха. Вон на берегу. Вроде на кольцо любуется. Стройная. Баб в армии мало, я всех знаю. Это не наша. Может местная. Поймаем Бою вместо рыбы.

— И то дело. Правой табань, левой греби. Налегли ребята. Удерет ведь.


––—––—––—––


— Сволочь.

После того, как я вскрыл двери, оттуда пулей вылетели сестры. Благо туалет в этом отделении Ситибанка никто не разграбил. Пока они там приводили себя в порядок, я перенес добычу в нашу крепость. Сэмми не проснулся и уютно засопел на одном из матрацев.

— Ну хоть раз в жизни сделай что-нибудь по человечески. Что это?

— Это Сэмми Дэвис. Не шуми. Парень спит. Натерпелся бедолага. Родители заражены, мать в последний момент уже укушенная отправила его на улицу. Там я его и нашел.

— Да что же это делается, Господи? Бедняжка, сиротка. И что с ним будет?

— Пока обдумать это времени у меня не было. С улицы я его забрал, умереть не дам, ребенок сыт и спит, а остальное потом. Сейчас мне пора, а вы тут думайте.

— Ты бы хоть поел и поспал. Не железный же. С того момента, как ты со мной с «Мышки» связался времени на отдых у тебя не могло быть в принципе. Если ты сломаешься, то нам троим, то есть уже четверым — кранты. Поспи. Отдохни и вообще. Побудь человеком. Вдруг понравится?

— Не сейчас, но посплю обязательно. Обещаю. Держи эту рацию. Уоки токи. Просто так не звони, это на крайний случай. Да, пока не забыл, нужно местную сеть проверить.

— Говорю же. Поспи. Ты заговариваться начинаешь. Мы же проверяли с тобой вместе. Нет связи. На телефоне только в игрушки играть.

— Я о банковской сети. Она независимая и должна быть на отдельном питании. У меня аккумуляторы есть, можно попытаться запитать здешний сервер или офисные ПК. Прямо….

На улице раздался взрыв, не совсем рядом, но достаточно, чтобы внести коррективы:

Глава 42

— Всё, Гюль, я вас закрываю. Сидите тихо и всё будет хорошо.

Выглядели обе сестры испуганными, но держались и паники не устроили. Закрыв двери и укрепив магией по прежней схеме, я осторожно выбрался наружу. Порыв ветра едва меня не опрокинул навзничь.

Или это ощущения от контраста при выходе из закрытого помещения или ураган ещё более усилился.

Целая серия взрывов где-то ближе к центру города и активная перестрелка там же заставили задуматься. Быть может нужно как-то помочь? В костюме робокопа меня не опознают ни при каких обстоятельствах, вопрос в другом.

Выдержу ли я прямое попадание крупного калибра? Судя по звукам до артиллерии дело уже дошло. Я не профи, но по звукам похоже, что сначала слышен нестройный залп из десятка орудий, а через пару секунд взрывы уже в другом месте. Может сюда уже войска пробились? Танки к примеру. Как же информации не хватает. Кстати о ней.

Я вернулся вовнутрь здания, подключил силовым кабелем один из аккумуляторов к чудом уцелевшему ПК в главном офисе. Монитор и клавиатура с мышью просто сброшены на пол, но не сильно пострадали. Так, трещины на корпусе. Отдельный кабинет, довольно просторный и уютный, если не считать выбитых оконных стекол и раскуроченных чем-то вроде лома шкафов. Точно наркоман развлекался. Никакой логики.


— ПЕРЕТОК ЭНЕРГИИ —

Пуск. Особенно ни на что не надеясь, я начал загрузку. Сработало. Пока грузится заклеил камеру на мониторе. Заодно поискал другие в помещении. Еще три просто разбил. Так, что тут у нас. Это не привычный Виндовс, а какая-то своя программа банка, но работает, что уже хорошо.

Можно порыться. Для допуска к финансовым файлам нужны коды и пароли, при желании можно было бы проверить систему на вшивость, но сейчас не до любопытства. Нужна связь с внешним миром. Внешнего не нашел, зато есть выход в головной офис Нью-Йорка.

Замигало окошко вызова. Проблема. Принять или не стоит? Видео для опознавания у них не будет, голосом я тоже могу не общаться, а вот в письменном виде — то что нужно. Кликнул и открыл окошко.

— Сэр, или мэм, просим срочно подключить изображение и звук. Ваша информация крайне важна для нас. Вы сейчас единственный контакт с Лос-Анджелесом. Мы переводим вас на связь с Белым домом. Не отключайтесь ни при каких обстоятельствах. Сейчас вы самый важный человек на Земле. Наш банк гарантирует вам солидное вознаграждение за мужество и героизм в борьбе с эпидемией.

С минуту я обдумывал сложившуюся ситуацию. Пожалуй, риск не велик:

— Привет, Ситибанк.

— Сэр, или мэм, на связи Белый дом. Идет совещание под непосредственным руководством президента, не могли бы вы представиться?

— Мог бы, но это здание разграбили уже раз пять, а мне за это отвечать не хочется.

— Сэр, или мэм, президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп только что дал обещание амнистировать вас за любое преступление не связанное с гибелью граждан нашей страны. Вы ведь ни в кого не стреляли? Поверьте, за вашу информацию мы готовы заплатить большие деньги и простить очень многое.

— Не стрелял? Вы так шутите? Тут на улицу без автомата выходить самоубийство.

— Вы лично сталкивались с зараженными?

— Да, а кто не сталкивался? Даже здесь на окраине и, не смотря на шторм, слышны звуки боя в центре. Там полиция пока удерживает зону безопасности. Кто-то артиллерию применяет, судя по звукам.

— Вы не можете уточнить какую именно артиллерию?

— Я гражданский и не разбираюсь. На минометы не похоже и на крупные калибры — тоже. Между залпами и взрывами — пара секунд.

— Спасибо, точнее в шторм не сказал бы и военный. Вы точно не имели отношения к армии или национальной гвардии?

Врать я умею, но не люблю. Не я один такой. Кроме того, магу, как показал опыт, это вредно. В процессе лжи возникает внутренняя дисгармония. Мозг как бы раздваивается. Естественное желание следовать правде и необходимость её скрыть — взаимоисключающее противоречие. На это тратятся значительные ресурсы мозга и резко снижается его эффективность. Магия — это сила разума.

В армии РФ я не служил, но военная подготовка в универе….

— Нет. Я человек мирной профессии и не причастен ни к каким силовым ведомствам нашей страны.

Неожиданно на мониторе появился небесный лик Трампа. Он попытался изобразить из себя святого Трампа, но не похоже. Даже если бы нимб был, я бы не поверил. Да никто бы не поверил, кроме него самого. Странный чел, но, похоже, он для истории решил взять дело в свои руки, подозреваю, что сейчас его незабываемое лицо видят телезрители всех мировых телеканалов. Бедолаги.

Параллельно с изображением ожили динамики и общение из эпистолярного жанра перешло в нечто странное. Трамп устно нес околесицу, а я по-прежнему отвечал, набирая текст на клаве:

— Дорогой друг, я почему-то уверен, что ты республиканец. Разумен. Решителен и, не бросая свой пост, борешься с угрозой для всего человечества.

Он сделал театральную паузу, давая мне возможность подтвердить его слова и сделать ответный комплимент в его адрес. Щас, как говорит Лизка:

— Да здравствует Республика, долой Демократию.

Я его, когда вижу, всегда хочется что-нибудь в этом роде отчебучить. Пауза. Похоже, дед завис у монитора. Даже губами шевелит. Должно быть, оказалось, что читать такое труднее, чем быть простым президентом США: Ну раздражает он меня. Понимаю, что это умышленно, что это его манера вести бизнес. Мутить воду и в ней ловить прибыль, всех выводить из равновесия и вынуждать к ошибкам…. Все понимаю, но бесит, ещё и эффект неожиданности сработал. Не ожидал, что попаду на высший уровень. Должен признать, это действует.

— Храбрый солдат Америки….

А я было надеялся, что меня сразу в капитаны произведут и щит круглый со звездой выдадут.

— Храбрый солдат самой великой страны. Доложи своему главнокомандующему о том, что тебе удалось узнать.

Хочется на эту театральщину ещё разок ответить, но дело серьёзное и погибнуть могут миллионы, а то и миллиарды:

— Я был у больницы Мартина Лютера Кинга, когда всё это только началось. Или сразу после начала. Видел, как пациентов и персонал выбрасывали из окон верхних этажей. До полиции сразу стало не дозвониться. Народу, видевшего этот кошмар, там было полно. Потом возникла паника. В сетях её раздули на весь мир. Все бросились бежать, кто не смог, те спрятались.

Полиция всё же сумела организовать оборону возле управления в центре города. Я туда не ходил, но звуки боёв оттуда слышны, несмотря на жуткий шторм. Он только мощнее становится.

Три часа назад было отключено снабжение электро энергией и пропала сотовая связь.

Наибольший вред городу нанесла паника, а вслед за ней криминальные группировки и наркоманы. Это отделение Ситибанка переходило из рук в руки раза три и трупов тут много. Ни одного не разграбленного магазина я ещё не видел.

— У нас примерно такие же сведения, но важно услышать подтверждение от того, кто это видел своими глазами. Мне тут предлагают версию о возможной диверсии или аварии в самой больнице перед самым началом распространения вируса.

— Это же больница, а не научно-исследовательский центр. Или там что-то в этой области разрабатывали?

— Нет. Точно нет. Я бы знал, но нет. Все должны знать, что этого не было. Америка никогда не разрабатывала ничего подобного и мы не несем никакой ответственности за возникновение эпидемии.

— Это политика. Мне на неё плевать.

— Мне тоже. Главное для нас — всех американцев спасти. И весь мир заодно. Да, Заодно. Но обязательно спасти. В первую очередь наших верных союзников, а не тех, кто исподтишка наносит удар в спину. -

Это он в адрес Мексики за закрытые границы?

— Тут все хотят узнать, что говорят ученые там у вас в Вашингтоне об этой заразе и способах лечения.

— Нам для этого сейчас не хватает данных, надежных свидетельств и биоматериалов. Срочно нужно найти убитого, а лучше поймать живого зараженного и доставить его в зону, контролируемую войсками.

— Мне кажется, что проще эту самую зону переместить сюда в Лос-Анджелес. В окрестностях города спокойно. Зараженных я там не видел.

— Наши героические армия и флот делают всё возможное и невозможное, но огромные толпы беженцев запрудили все дороги и шторм мешает переброске десанта с моря или по воздуху. Мы движемся на помощь и делаем все возможное и невозможное. Да, делаем и будем делать. Всегда.

Как же бесит его манера общаться. Пока они там пытаются успешно объять необъятное, здесь у Сэмми всю семью отобрали.

— Мой скромный герой, много вас здоровых людей сейчас находится в этом отделении Ситибанка?

— Я, две женщины с младенцем и мальчик сирота лет пяти.

— Это твоя семья?

— Нет.

— Вот он истинный американец. Спасает, рискуя жизнью, женщин и детей. Это что такое? Правда? Нашим ученым нужно узнать. Мне тут целый список подсунули. Сейчас. Нет, не этот. Вот. Как выглядят зараженные? Есть ли симптомы? Мутные глаза, повышенная температура, пятна на коже, запах и всё такое. Могут ли они говорить? Общаются ли между собой?

— За всех не скажу. Я только одного поймал. Выглядит он почти нормально, только одет в халат хирурга и агрессивный очень. Температуру не замерял, запах нормальный, пятен нет. Всё такое — тоже в норме. Как они общаются между собой, я не знаю, но судя по тому, как ведут согласованную атаку на зону безопасности, можно предположить, что зараженные разговаривают и кто-то из них отдает приказы.

— О. Вау. Пленный? Отлично. Ты великий воин и лучший пример настоящего американца для демократов. Ты сам не заразился?

— Нет. Мальчик, Сэмми Дэвис пяти лет, найденный мной совсем недавно на пустой улице в полном одиночестве, рассказал, что его отец пришел домой крайне агрессивным, напал на мать и укусил её. Та, должно быть, уже знала об эпидемии, и, спасая сына, пока болезнь её не захватила, отправила его к бабушке.

Вероятность заражения через укус и подобные ему действия считаю очень вероятными. Там у вас рядом нет профессионалов и светил медицины? Что они об этом думают? Какие заболевания имеют схожие симптомы? Чтобы здесь что-то делать, нужно хоть что-нибудь понимать. Если вы понимаете, о чем я.

— Минуточку. Профессор эээ, в общем, профессор, что вы об этом думаете?

По ту сторону раздался гул голосов, видно мозговой штурм там ведут немалым числом самых сведущих в своих областях профессионалов. С явной неохотой президент США уступил место нормальному человеку. Седенький, среднего роста лысоватый, круглые очки в металлической оправе:

— Мистер эээ…. Как то непривычно обращаться к человеку без имени или хотя бы псевдонима.

— Называйте меня Карл Маркс, если уж так необходимо.

— О, вы коммунист?

— Нет, но считаю нужным вас всех там слегка взбодрить.

— Если честно, то я — тоже. Бюрократия, споры чиновников разных ведомств, а там, в Калифорнии миллионы людей страдают и неизвестно, сколько из них уже умерли. Тогда к делу, мистер Маркс.

Во-первых, вам самому и всем, с кем вы вступаете в контакт нужно быть крайне внимательными и осторожными. Вскройте ближайшую аптеку и подберите себе всё необходимое. Список сейчас подготовят и я его вам перешлю. Температуру и давление вам нужно измерять каждый час. И вам и всем вашим подопечным. Вы меня поняли?

— Пока это не сложно, за исключением того, что аптеки разграбили в первую очередь. Наркоманов здесь больше, чем бандитов.

— Да, да, это очевидно, но сделайте все возможное. О любых изменениях в своем самочувствии сообщайте нам сразу же. Так же как и о состоянии женщин и детей. Очень желательно всё же получить возможность пообщаться со всеми вами в режиме аудио и визуального контакта. Некоторые симптомы можно заметить даже так. Вы можете быть уверены, что всё в порядке, но нередко это обманчивое ощущение. Прошу вас. Это нужно и вам и всему человечеству.

— Ладно, Сэмми проснется, тогда посажу его перед камерой. Но его рассказ не для нервных.

— Конечно, конечно. Вам виднее, возможно выспаться для ребенка после такого стресса — лучшее решение. Но потом обязательно. Вы мне обещали. А сейчас не могли бы вы показать нам зараженного? То есть приносить его в то место, где находятся здоровые люди нельзя, но раз вы с ним уже вступали в контакт, то можно рискнуть ещё раз.

Обязательно наденьте аптечную марлевую повязку перчатки и не касайтесь его обнаженными участками кожи. Сфотографируйте его на телефон, а лучше на хорошую камеру с максимальным разрешением. Как бы вы её ни раздобыли, правительство США компенсирует владельцу финансовые потери.

— Ладно. Подождите, док, я пока на телефон его сниму и сразу вам перешлю. Никуда не уходите. Пять минут.

Уложился я в три. Далеко ходить не надо. Грузовик под окном. Перед съёмкой связал хирурга, для достоверности. Как иначе объяснить, что зараженный лежит на полу и может в любой момент очнуться?

Глава 43

Врач я лучший в мире, но в медицине не понимаю почти ничего, поэтому заснял всё, что пришло в голову. Под разными ракурсами и с разных расстояний. Кабель с подходящими разъёмами пришлось поискать, в этом бардаке, при разбитых окнах и летающему по всем помещениям банка мусору, дело не простое. Залил файл. Всё это время профессор провел у монитора и уже проявлял явные симптомы крайнего нетерпения.

Человек горит на работе. Уважаю таких.

— Док, ну что там? Вы файл получили?

— Да, я ещё сам не взглянул даже мельком, а послал копии во все центры страны. Люди занимаются.

Сейчас посмотрю и я. Боже. Это же Юлиан Альтман. Я же его лично знаю. Выглядит совершенно нормально. Это же самый выдающийся кардиохирург мира. Не может быть. С виду совершенно здоров. Зачем вы его связали? Это добрейшей души человек, профессионал каких мало. Вы наверняка ошиблись. Он крайне осторожен и не мог просто так заразиться. Потрясающе. Не верю своим глазам.

— Успокойтесь, док. Если вы знакомы, то это можно понять. Сэмми тоже не верит, что его родители стали монстрами. Мистер Альтман бегал по улице и стрелял в людей. В меня в том числе. Одно то, что он на улицах Лос-Анджелеса был в рабочей одежде, уже о многом говорит.

— Не могу поверить. Он ведь работает в Нью-Йорке в частной клинике. Что он делал в Калифорнии? И почему он без сознания?

— В сознании он стреляет в людей, как я уже писал. Док, это эмоции. Вы врач, вернитесь к реальности. Напрягите мозг и скажите мне, есть ли похожие симптомы у каких-либо болезней?

— В себя прийти не могу. Мы же две недели назад на конференции в Бостоне…. Бог ты мой. Да, вы правы, это я поддался эмоциям, что объяснимо. Симптомы. Ничего определенного. Через укус, через слюну или кровь передаются почти все заболевания вирусной природы.

Такое агрессивное поведение может быть вызвано целым рядом боевых отравляющих веществ. Сообщить подробностей о них вам я не могу, но это вам бы и не помогло. Ни один вариант не совпадает полностью. Внешний вид, поведение, скорость распространения. Это беспрецедентно.

— Плохо, док. Мне здесь это ничем не помогает.

— Это нормально. У нас пока нет никаких образцов, исследовать нечего. По тому, что вы сообщили, пока установить ничего не получается. Мы, кончено, подключили всех, кто может хоть чем-то помочь. Даже русских. Они, кстати, согласились, что можно понять. Угроза общая. В такой панике и бардаке проконтролировать все пути и весь транспорт невозможно. Частные самолеты, яхты и прочее могли уже распространить болезнь в самые разные страны.

Вывод один — нам нужны образцы, здесь все сейчас думают, как бы их вывезти из Лос-Анжелеса.

— Могу предложить свой вариант. Я возьму кровь у мистера Альтмана, найду водород, надую шар прикреплю маяк и посылку, а уж вы там ловите её. Ветер северо-северо-западный. В Мексике без проблем поймаете.

— Это великолепно. Вы гений, впервые согласен с нынешним президентом. Вы — герой. Только пробирка для забора крови стеклянная и может разбиться.

— Найду фляжку из нержавейки для спиртного. Где-то недавно попадалась на глаза.

— Ещё того лучше. Постойте. Не уходите. Тут в недрах комитета начальников штабов впервые родилась здравая идея. Они на ближайшей к Калифорнии авиабазе подготовят всё необходимое для осуществления вашей идеи и сбросят прямо на вас. То есть на здание банка, где вы сейчас находитесь.

Я обрадовался, а док был задвинут на задний план. На мониторе опять возник Трамп:

— Дорогой друг. Держитесь. Армия США уже идет на помощь. Несмотря на ужасающий шторм. Да. Ужасающий. Но наши храбрые летчики выполнят боевую задачу и так нужный всему человечеству груз будет доставлен. Генри, когда вы доставите груз? Уже пакуете? Лететь двадцать минут? Хорошо. Я принял решение. Тридцать минут ровно, и вы получите всё необходимое.

— Ну, ну. Как мне его искать? Здесь ветер ураганный. Отнести может куда угодно.

— Что? Да! У нас тут возникла другая идея. Мы решили пожертвовать беспилотником Глобал Хок. Он при посадке разобьется, но груз будет доставлен в целости. Вы там спрячьтесь на всякий случай в подвал или в сейф. Мы гарантируем, что груз будет находиться в радиусе пятидесяти метров от вашего отделения Ситибанка ровно через тридцать минут.

Что? Уже двадцать девять. Ясно. Примите, мой друг, все возможные меры безопасности для себя и всех граждан великой Америки, находящихся под вашей опекой. Прячьтесь и выходите на связь через тридцать, точнее уже двадцать девять минут. До связи. Удачи всем нам. Да благословит вас Бог. Люди Земли, к вам обращается президент Соединенных Штатов Америки.

Вы всё слышали в прямом эфире, скоро проблема будет мною решена. Для паники нет оснований. В ближайшее время работа всех бирж будет восстановлена в обычном режиме. Те, кто сегодня продавал трежерис по заниженным ценам, горько об этом пожалеют. Успокойтесь и принимайте взвешенные решения….

Я отключился. Ну что за человек? Деньги? Хотя ему виднее, штаты и так по краю ходят со своим непомерным государственным долгом.

-—––—––—––—––—

— Лизка, Лизка, Лизка. Ау.

Пух стоял под деревом и старался кричать погромче. Спасать пропавшую Лизку он вызвался добровольно, как только Афанасий сообщил ему в чате клана о её пропаже. Экспериментатору нужен был новый подопытный для проверки новых свитков, за разработку которых он уже взял приличный аванс у нейтралов.

До нужной суммы для покупки приличного подарка, предназначенного Элен, оставалось больше половины. Роскошное колье из стразов с вкраплениями довольно крупных настоящих изумрудов зацепило его взгляд, когда он в мастерской частного ювелира Петрова Авраама Соломоновича подбирал нужное оборудование и материалы для своей мастерской и лаборатории в Павловске.

О цене договорились часа за три, но денег не хватило. Щедрый ювелир дал две недели на сбор средств и Афанасий их рьяно собирал, где только можно. С Пуха денег он бы не взял ни за что, ибо уже познакомился с его историей, но послать его в даль темную с целью срочно добыть нужную информацию о работе свитков …. Почему нет? К тому же сам просит и даже требует.

Вдруг упала шишка, прямо Пуху в лоб. Пух не рассердился, так как не догадался и продолжил оглашать лес воплями. Парень он основательный и так просто никогда не сдается.

— Слушай. Хватит орать. А? Достал, если проще. Шел бы ты куда-нибудь. Могу на выбор предложить три варианта. Как в сказке: Иди ты на …. Иди ты в … И последний, и самый любимый. Иди ты.

— Интересно.

— Ещё один. Откуда вы беретесь? Интересно им.

— Так ведь в самом деле интересно. Почему третий вариант самый любимый?

— Эх. Дети, дети. Он неопределённый. Посылаемый туда сам додумывает место следования и, если его хорошенько напугать, то выбирает очень удачно.

— А это как?

— Для меня удачно. Не возвращаются оттуда придурки вроде тебя чаще всего. Статистика.

— Ясно, но я без Лизки не уйду.

— А если я вместо шишки камешек брошу пудов на пять?

— Я вернусь, но уже злой, а если и это не поможет, то не один. А ты по-людски не можешь? Мне просто надо Лизку найти, пока Мих не вернулся.

— Мих? Ну по-людски, так по-людски. Что я не понимаю что ли? Пропала девочка, нужно помочь.

— Вот.

— Что вот? Платить чем будешь?

— У меня три хомячка с собой. В Столичном зоопарке обменял на ….

— Что замолк? На что обменял и можно ли этот процесс поставить на поток?

— Это тайна клана. Она не разглашается и не продается. Но можно заключить договор о поставках. Сроки, партии, трансферы и всё такое.

— Умный? Это плохо. Ладно, подумаю. Давай хомячков.

— Лизка где? Она полдня назад вернуться должна была.

— Не знаешь ты женщин. Ко мне одна такая тоже вернуться должна была.

— Жена?

— Ты и впрямь совсем ребёнок. Надо же придумать. Жена!!! Из-за неё она и не вернулась. Ладно, пошли.

Неожиданно для обоих из ниоткуда появилось нечто, споткнулось о лежащий скелет и упало.

— Твою мать. Где я и как сюда попал?

— Афанасий? Ты зачем сюда? Мы же договорились, что я всё сам сделаю.

— Ещё один. Что за день сегодня?

— Вторник.

— Хрен его знает. Я вообще-то пообедать собрался.

— В лаборатории?

— Где ж ещё? Милене не говори. То, что она на кухне оставляет, я сразу забираю и уношу к себе.

— Кухня же тоже твоя, как и весь дом.

— Милене это скажи, но не говори, что ЭТО я посоветовал. А обеды у неё вкусные. К тому же я ящик придумал для длительного хранения в свежем виде. Назвал ЯДХр. Милене не понравилось.

— Тот самый Афанасий?

— Пух, это Леший? Как бы его видимым сделать? Интересная задачка.

— Да. Извините. Афанасий, это Леший. Леший, это Афанасий. Маг и изобретатель.

— Это мне повезло. Слушай, маг, а ты не можешь что-нибудь эдакое изобрести, чтобы в воду высыпать и одна стерва навсегда обо мне забыла?

— В смысле? В стакан?

— Можно и туда, но лучше в болото. Но только чтобы не я, а кто-нибудь другой высыпал.

— Интересно. Но тогда о тебе вообще все в этом болоте забудут.

— Это я переживу, Сделаешь?

— Не знаю. Идеи на эту тему уже есть. Пух, напомни мне. Завтра. Нет. Послезавтра. Заказов полно, а деньги нужны срочно.

— Ладно, но ты не рассказал, как сюда попал. Это же важно.

— Понятия не имею. Жаль Шерлок на каторге, а то бы я его к расследованию зарядил. А давай ты? Ты у нас дотошный. Разберешься.

— Хорошо. Тогда вспомни, что было последним событием в твоем доме?

— Щука. Вкусная. Зараза. Куда делась? Я её в руках держал. Милене не говори.

— Она же тебе всё на тарелки кладет.

— Раздражает страшно. Я этого не говорил.

— А звуки? Что ты последнее в своей лаборатории слышал?

— Ничего. За ушами только трещало. Вкусно же. Ты не знаешь, как Элен готовит?

— Знаю.

— Но не скажешь?

— Тебе — точно нет.

— Так плохо с её кулинарией? Ясно. Боишься, что я проговорюсь ненароком? Я могу. Где-то у Шерлока сон трава была. Сон забвения. Вытяжка. В этом что-то есть.

— Афанасий! Вернись к нам! Что ты видел или слышал в лаборатории, перед тем, как сюда попал?

— Говорю же. Трещало. Хотя я мог и наступить на что-нибудь, и не заметить этого. Щука фаршированная, это вещь.

— Тогда рабочая версия заключается в том, что ты на свой же свиток и наступил.

— Это вряд ли. Я их всегда в одно место складываю. Опыт. Иначе не найти потом. Последний раз открывал его взять свиток для тебя, а до этого, для Лизки.

— Понятно. Тогда давай считать, что свиток выпал в процессе …. Как бы это сказать…. В общем, выпал. Ты на него наступил случайно, сломал печать и оказался здесь.

— Весело у вас там, но давайте вернемся к главному. Хомячки и отрава…..То есть эликсир потери памяти или как это там у вас, у магов называется?

— Отрава? А это идея. У меня синяя трава свежая, ею можно попробовать яд усилить. Вот только на ком бы испытать?

— Хороший ты человек, маг Афанасий. Умный, честный и ценный. Давай я тебя домой верну и даже сам с тобой схожу. Для надежности. А место и объект для проверки твоих достижений я тебе предоставлю. То есть доведу почти до самого места. Там ты его и проверишь. И надо то только будет бросить эликсир в воду. Вдовец. Какое слово хорошее. Звучное, перспективное, радостное.

— А давай. Согласен. Лешего у меня дома точно ещё не было. Вдруг что-то обломится. Пух, жди здесь. Веди, Леший.

Оба исчезли. Точнее только Афанасий, так как Лешего и так до сих пор видно не было.

* * *

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37. Лизка
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики