КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Жена байкера (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Asti Brams Жена байкера

1

Это очень страшно — проснуться однажды и не узнать свою жизнь. В зеркале чужое отражение, за окном неизвестный город, и ни одного знакомого человека рядом! Изо дня в день, я переживаю невыносимый стресс, загоняющий меня в угол собственного сознания, где каждый раз остается пугающая темнота.

В Стоктонской больнице, я находилась уже около двух недель, с момента пробуждения, мучаясь в поисках ответов на одни и те же вопросы: почему это случилось со мной?.. Как я могла забыть семь лет своей жизни?.. Кто я теперь? Зачем приехала в этот город?.. У меня ведь было столько перспектив и планов на будущее в Финиксе! Почему Стоктон — этот далекий город на побережье Калифорнии? Ведь я даже никогда здесь не была… в прошлой жизни.

Слишком много событий, оставалось под плотным тяжелым занавесом и это изводило меня как ноющий нарыв, грозящий вот-вот лопнуть и отравить внутренности своим ядом! Все, что мне осталось — невыносимое ощущение скомканной пустоты, растерянности и полное отрицание реальности.

— Элия? — окликнул меня Мистер Конер — мой врач. — Как вы сегодня?

Бросив на мужчину отстраненный взгляд, я рассеянно пожала плечами.

— Думаю, нам не обойтись без помощи психотерапевта. — Заключил он бесстрастным, докторским тоном. — Мне не нравится, что вы слишком уходите в себя.

Тяжело вздохнув, я уставилась в окно, где каждый день наблюдала одну и ту же картину, за исключением меняющихся оттенков погоды. Осень забирала последние разноцветные листья с кромки деревьев, и с каждым днем, ветки все больше пустели, напоминая о беспощадности времени и природной непоколебимости.

Господи… Похоже, мне и правда нужен психиатр! От этих наблюдений, негативная тень, что с некоторых пор поселилась внутри меня, слишком быстро увеличивала радиус своих липких, холодных владений. С таким настроем, я скоро повешусь на какой-нибудь трубке от капельниц, что постоянно в меня тыкают!

Я с трудом вспомнила свое имя, когда мне задавали первые вопросы. Я не помню много важных дат и имен, а лишь куски воспоминаний, что разбросались осколками в моей голове. Порой, даже трудно отличить — это игра воображения или истинные события моей жизни?

В моем сознании остался лишь один четкий остров, на котором и остановилось время. На этом острове мне восемнадцать лет, я учусь на втором курсе факультета естественных наук и живу в общежитии при университете. А еще, я влюблена в Тима… который учится на последнем курсе. Кажется, мы уже полгода вместе… И я сомневаюсь, что это просто фантазия! Ведь чувства, которые блуждают внутри меня неконтролируемым потоком — их я точно не могла придумать! И я не могла избавиться от них, так же как и от ноющего, болезненного ощущения одиночества.

Его образ, постоянно преследовал меня. Смеющиеся карие глаза в обрамлении черных ресниц, завораживающая улыбка, ощущение теплых поцелуев, запахов, прикосновений…

— Что-нибудь вспомнили? — спросил седовласый доктор, сканируя меня взглядом.

Я слегка встрепенулась, и спустя паузу отрешенно покачала головой.

— Ничего… нового.

Доктор Конер шумно вздохнул и вытянув губы в трубочку, напряженным взглядом уставился в карту.

— Анализы хорошие… — Сообщил он задумчиво. — Думаю, со временем память вернется! Это невозможно предсказать точно.

Я кивнула, хотя его слова, меня совсем не обнадеживали. Переместившись на край своей койки, я поморщилась, ощутив ломящую боль от многочисленных ссадин, что успешно заживали, но все еще напоминали о себе. Благодаря заботе и настойчивости медсестры, я уже даже могла спокойно прогуляться по больничному коридору на своих ногах. Хотя предпочла бы покрыться инеем в одном положении. Но та ноющая тоска, что мучила своим присутствием мое сердце, толкала меня за пределы палаты! Я выходила и с замиранием сердечного стука все высматривала — вдруг он приедет? Просто однажды появится и с беспокойным выражением будет искать меня, вглядываясь в лица проходящих пациентов.

Но каждый раз меня ждало обжигающее разочарование. Он не приходил и не числился в списке посетителей. С тяжелым комом в горле, я возвращалась в свою палату и пряча мокрые глаза от внимательной медсестры, молча глотала свои внутренние стенания. Неужели судьба все-таки развела нас с Тимом? Неужели это все происходит в реальности?! Не выносимо было переживать это, проводя бесконечные часы в четырех стенах, которые немного легче переносились с приходом посетителей. Только посещали меня абсолютно незнакомые люди, и каждый раз я чувствовала неловкость и смятение в их присутствии.

Кроме полицейских, что допытывали меня бесполезными попытками что-то выяснить, ко мне заходила Бренда — не по годам активная женщина, представившаяся другом моей семьи. Мне было трудно представить, что такая особа могла быть связана с моей семьей! Ее подача, манера общения, одежда… все кричало экстравагантностью и не формальностью. В приоритете — черные и темные тона. Кожаные штаны, короткие куртки и неприлично обтягивающие топы. Хотя стоит заметить, что все было подобрано стильно и со вкусом. Бренда хоть и выглядела настораживающе, но выглядела аккуратно и следила за собой. Ее темно-бордовые волосы, были всегда красиво уложены, а косметика гармонично подчеркивала острые черты лица. Она часто употребляла слово «дорогая» и проявляла, как мне показалось, искреннюю заботу.

Помимо Бренды, меня регулярно приходила навещать еще одна девушка — Викки. И эту незнакомку, мне было проще принять за подругу. Она была очень приятной и общительной. Мне даже стало казаться, что я ее узнаю! Девушка представилась коллегой по работе, и поведала, что я все-таки стала хирургом! Это был чуть ли не самый обнадеживающий просвет во всей безвыходности сложившейся ситуации. Однако моя эйфория длилась ровно до того как я осознала, что полный пробел в практике, оставлял мало надежд на будущую карьеру…

Остальные посетители, которые приходили редко, но одновременно — больше всех вызвали во мне волну настороженности. Это грозного вида мужчины, считающие обязательным долгом меня посетить. Они все были разновозрастные, и пугали меня своим неформальным видом, хотя вели себя очень добродушно. Наше общение было натянутым и сдержанным, словно мужчины боялись болтнуть лишнего, чтобы вновь не ошарашить мою бедную голову. Бренда назвали их — друзьями из мотоклуба, чем еще больше меня озадачила. Одни не состыковки и сюрпризы — каким образом я могла с этим клубом связаться? Я машину то еле вожу, уж что говорить о мотоциклах!

Однако никто не вдавался в подробности, когда я пыталась завести тему моей жизни. Боялись навредить моей нервной системе или умышленно скрывали, я так и не могла понять… Так что жила с ощущением полной невесомости, ведь не было никакой почвы, чтобы на что-то ориентироваться.

* * *

Когда доктор, наконец, оставил меня, я не спеша слезла с больничной койки и направилась к шкафу, в котором находилось зеркало. Я редко смотрелась в него, особенно после первого шока. Оно было метр ростом, так что я могла во всей красе разглядеть себя. Темно-коричневые, заметно отросшие густые волосы, маленький слегка вздернутый нос, аккуратные пухлые губы, которые сейчас были бледны. Лицо больше не было миловидно-округлым, а приняло угловатые черты и только искрящийся взгляд золотисто-карих глаз, остался прежним. Я заметно похудела за прошедшие годы. Толстой я не была никогда, но округлости были точно. Хотя может это все последствия аварии…

Я так глубоко ушла в мысли, что вздрогнула, когда позади меня вдруг открылась дверь и в отражении возникла высокая фигура мужчины. Я обернулась, устремив настороженный взгляд на незнакомца крепкого телосложения. Он был одет в строгом стиле: широкие плечи облегало серое пальто, которое было распахнуто, открывая мощную грудь в темно-синем джемпере, и темного цвета брюки, выдающие крепкие мышцы на ногах. Отросшие светло-русые волосы были убраны назад, а грубая щетина на лице, придавала его облику и без того брутальный вид.

Взрослый мужчина, которому было точно за тридцать, сканировал меня пронзительным взглядом, а его лицо все больше становилось хмурым и напряженным. Он выглядел довольно грозно, хотя у него были привлекательные черты лица и серо-голубые, почти серебрянные глаза, которые особенно притягивали внимание.

Когда незнакомец вдруг начал приближаться, я невольно сделала шаг назад, вжавшись спиной в холодную поверхность зеркала. В его глазах отразилась боль, словно он поочередно примечал последствия аварии на теле. Очень скоро мужчина оказался совсем близко, и я почувствовала его запах смешанный с уличной свежестью. Словно такой… знакомый…

— Эл… — прохрипел он, слегка коснувшись моего лица.

Я вздрогнула и задержала дыхание. Мужчина был такой высокий, что мне со своим ростом — метр шестьдесят три, пришлось запрокинуть голову, чтобы видеть его лицо. Я напряженно вглядывалась в незнакомые черты, лихорадочно пытаясь за что-то зацепится.

— Кто вы?.. — спросила я тихо в какой-то момент.

Мужчина резко замер, а на его лице отразилось грозное недоумение.

— Мистер Уинтер! — тут же раздался строгий голос доктора, за спиной незнакомца.

— Абель, дорогой надо поговорить… — Произнесла взволнованно Бренда, которая в этот момент, стояла у двери рядом с доктором.

Мужчина медленно обернулся, устремив на них хмурый взгляд, затем снова вернулся ко мне. От его мощной, агрессивной энергетики меня кинуло в неприятный жар.

— Какого хрена тут происходит?! — низким голосом прорычал он.

* * *

Этого мужчину не без усилий уговорили выйти за дверь, оставив меня одну в палате. Тревога разлилась в груди, пуская по телу холодную дрожь. В нехорошем предчувствии я присела на кресло, взволнованно прокручивая то, что произошло.

Очень скоро послышались голоса. Жесткий, властный и требовательный… этот Абель, явно был не сдержан! А Бренда вместе с доктором пыталась его успокоить. Дверь распахнулась так неожиданно, что я подскочила с кресла как ошпаренная и пропустила удар сердца от страха. Незнакомец влетел в палату и остановил на мне такой потемневший, давящий взгляд, что я невольно сжалась всем телом.

— Ты действительно меня не узнаешь? — спросил он требовательно.

Я устремила растерянный взгляд на врача и Бренду, прежде чем отрицательно качнула головой.

— Почему я узнаю об этом только сейчас?! — резко обернулся мужчина к Бренде. — Какого хрена, ты все это время молчала?!

— Милый, я все тебе объясню! — уступчивым тоном отозвалась женщина. — Я не могла тебе сказать… не в тот момент!

Она выставила руки перед собой, пытаясь успокоить гнев мужчины.

— Что происходит? — спросила я настороженно, сминая в руках свою больничную рубашку. — Бренда… кто это?

Мужчина повернулся ко мне, заморозив на месте одним недоумевающим взглядом.

— Я — твой муж, Элия!

2

Сердце зашлось в груди с такой силой, что удары с пульсирующей болью раздались в висках. По воспаленным сосудам головы раскатились обжигающие искры, заставляя меня зажмуриться в лихорадочных поисках облегчения. И эта беспощадная мигрень началась, после резкого прилива крови от очередного потрясения.

У меня есть муж…!

Этот незнакомец, абсолютно чужой человек в моих глазах — мой муж! Господи, как же так…? Как вообще можно, забыть того кого любила? Ведь я же по любви замуж вышла…!?

Одно я с болезненной горечью осознала очень ясно — с этого момента, началась точка не возврата. Передо мной жестоко предстала реальность и той жизни, что осталась в моей голове, больше не было места! Ценные навыки и время в интернатуре не восполнить. Тим не приедет за мной и наши пути, скорее всего, уже давно разошлись! Мои наивные надежды, которыми я лелеяла свою душу эти две недели, теперь ничтожным песком ускользали сквозь пальцы…

Пока я находилась в прострации, мистер Конер не без усилий уговорил всех покинуть палату. Мой взгляд украдкой проводил мужчину, что назвал себя моим мужем и прежде чем выйти, наградил доктора суровым выражением лица. В голове уже невольно воссоздавалась цепочка событий, которая частично проливала свет на обстоятельства моей жизни… Вот почему я здесь. Я вышла замуж, и осела в этом городе!

Сокрушенно прикрыв глаза, я сделала несколько слабых вдохов. Все начало казаться до тошноты обреченным. Я чувствовала себя невольным пассажиром скоростного поезда, с которого всей душой желала сойти…! Неужели — это моя судьба!? Неужели — рядом не осталось ни одного человека, которого бы я помнила!?

В этот же момент что-то щелкнуло в моем воспаленном мозгу. Алекс… мой брат! Он наверняка не знает о том, что случилось! Своего потерянного отца я даже не брала в счет. Мы никогда не были близки, а брат был единственным, кому я всегда оставалась не безразличной!

— Мистер Конер… — разлепила я губы.

— Приляг Элия, я сделаю укол. — Тут же велел мужчина.

Я медленно послушалась и забравшись на койку, зажмурилась в ожидании боли которая уже стала привычной.

— Мой брат… он не знает что я здесь! — продолжила я, стараясь не выдать своего волнения. — Вы не могли бы сообщить ему? Его зовут — Алекс Сэнд, он живет… должен жить в Финиксе. Возможно, в моих документах есть его контакты!

Мужчина озадаченно посмотрел на меня, загибая руку с ватой на месте укола.

— Конечно. — Отозвался он многообещающе. — Я попробую с ним связаться.

Доктор вышел из палаты, а внутри меня теплым лучом пробилась надежда. Все же намного лучше, если кто-то родной будет рядом! С этими светлыми мыслями, я погрузилась в спокойный сон. На сегодня меня оставили в покое.

* * *

Викки придирчиво поправляла цветы, когда я открыла глаза. Ее белокурый хвостик превратился в струящиеся локоны, распущенные по плечам. Я сразу отметила, что для обычного посещения, она сегодня выглядела по-особенному. Может — собралась на свидание?

— Оу, привет! — улыбнулась подруга, заметив мое пробуждение.

— Привет… — откликнулась я сонно. — У тебя… сегодня праздник? — спросила я, слегка улыбнувшись.

Она немного смутилась, и я поняла что угадала.

— Да… так, кое с кем встретится должна. Как ты? — спросила она, усаживаясь в кресло напротив койки.

— Как обычно… — Ответила я поднимаясь. — Разве что… вчера меня навестил человек, который представился моим мужем.

Я выразительно взглянула на подругу, приметив, как она поменялась в лице и потупила глаза.

— Извини. Врач запретил что-либо говорить, пока.

— Ну теперь, нет смысла что-то таить. — Уставилась я на нее.

Викки нервно поднялась с кресла.

— Ну же Вик!?

— Что ты хочешь знать? — неуверенно отозвалась она.

— Ну, ты же вроде моя подруга… и все такое. Значит, знаешь многое о моей жизни верно?

Она отстраненно кивнула.

— Расскажи мне все, что я должна знать! Кто все эти люди?

— Ладно… — сдалась она и уселась обратно. — Только не падай в обморок при мне окей?

Я закатила глаза.

— Постараюсь.

— В общем… — начала она. — Абель, твой муж. Вы женаты… около трех лет.

Она задумчиво уставилась в окно.

— И все!? — нетерпеливо окликнула я.

— Эл, я даже не знаю с чего начать.

Надо было отдать должное подруге. Она боялась болтнуть то, чего возможно я не должна знать.

— Если не знаешь с чего начать, начни с главного. — Произнесла я не своим голосом, словно кто-то говорил мне эту фразу в глубине сознания. — Бренда его мать?

— Тетя… родная. У вас не самые теплые отношения, но она тебя любит! — уверенно кивнула Викки. — Бренда вырастила Абеля, когда… его мать пропала.

— Пропала?

— Да, там… темная история. Я не знаю подробностей.

Некоторое время мы молчали, каждая в своих мыслях.

— Почему я приехала сюда?

— Практика, интернатура. Нас всех рассортировали по округам, и мы с тобой встретились здесь. А дальше… ты приняла решение остаться… из-за Абеля.

Я вздохнула, понимая, что была права в своих предположениях.

— А… кто он? Чем занимается?

— Я точно не знаю. Ты не особо делилась его деятельностью. Официально — он, хозяин мотоклуба и держит несколько автомастерских.

— А не официально? — осторожно спросила я.

Викки посмотрела на меня в тяжелом размышлении.

— Думаю, он сам тебе расскажет. — Уклончиво ответила она.

Пристально вглядываясь в лицо подруги, я все же не стала настаивать, однако неприятный тревожный комок, теперь надежно устроился в груди.

— Есть что-то еще… что я должна знать? — на всякий случай спросила я, и сразу уловила с каким сомнением подруга уставилась на меня. — Что такое? — напряглась я.

— Ты должна, кое-что знать. У вас… есть сын.

В воздухе повисла нагнетающая тишина.

— Что…!? — выдохнула я.

— Он не твой…! — поспешила добавить Вик. — Но ты растишь его с пеленок, и он считает ТЕБЯ матерью.

— О, Господи…

Я закрыла лицо руками, стараясь пропустить через себя новую информацию. Одно дело разобраться со своей жизнью, но нести ответственность за другую!? Я была совсем не готова к этому…

— Послушай, — Викки приблизилась чтобы обнять меня. — Рано или поздно, ты обязательно все вспомнишь! И станет намного легче.

Напряженно глядя в пространство, я отстраненно кивнула.

— А что, с его настоящей матерью? — спросила я бесцветным голосом.

Вики шумно выдохнула и сдержанным тоном ответила:

— Она скончалась, когда Максу еще и трех месяцев не было!

— Боже… Что случилось!? — встрепенулась я, уставившись на подругу.

В глазах девушки мелькнул хладнокровный огонек, прежде чем она ответила вставая:

— У всех, долбанных наркоманок один итог — передоз.

Мои глаза округлились и я уже было открыла рот, но тут же закрыла обратно, от греха подальше. Больше не было желания вдаваться в подробности… Мотоклубы, наркоманки, дети. Все это было слишком. Словно из зрительского зала, я попала в самый центр событий на экране. Поднявшись с койки, я направилась в ванную, желая поскорее смыть с себя весь этот груз.

— Мне нужно умыться… — пробормотала я, пролетая мимо подруги.

* * *

Под теплым душем, мне стало легче. Хоть на пару мгновений, я забыла обо всем и просто была нигде. Я даже нашла хороший повод для всего, что со мной происходит! Все эти новые события и мысли, не давали мне вспоминать о Тиме. Ведь стоило мне остановиться на секунду, как боль тут же захватила бы мою душу в свои сети, начиная рвать ее с самой глубины.

Сквозь шум воды, я услышала мужской баритон раздавшийся в палате и решила, что доктор Конер зашел на осмотр. В голове тут же пронесся напоминающий маячок — надо узнать о брате! А еще выпросить успокоительного… Только не тот транквилизатор, что превращает меня в мешок, а может какой-нибудь курс таблеток, чтобы привести нервную систему в норму.

С мыслями успеть застать доктора, я быстро осушила себя полотенцем и напялила свою бесформенную больничную рубашку до колен. Длинные тяжелые от влаги волосы упали на спину, и сешно растормошив их, я вышла из ванны.

Но доктора в палате не оказалось… Вместо него, я столкнулась лицом к лицу с Абелем!

3

Сердце екнуло…

— Привет. — Произнес он, пристально глядя в глаза.

Словно хотел уловить малейший признак того, что я его узнала.

— Здравствуйте… — Промямлила я смущенно, и инстинктивно обняла себя руками, отгородившись от мужчины. Его пронзительные, серые глаза меня гипнотизировали.

— Ты в порядке? — спросил он насторожено.

Видимо мое лицо, было не слишком приветливым.

— Да… я просто… решила, что это Мистер Конер.

Мне не приходилось стоять так близко, с взрослым мужчиной. Для моего подросткового сознания, он довольно зрелый, а его крепко-сложенное тело бойца, пугало меня. В голове мелькнул образ Тима… его тело, только приобрело, мужские рельефы и в сравнении с Абелем он был просто подростком. Мой взгляд, стал блуждать по палате.

— А где… Викки?

Абель не спеша отошел от меня и двинулся к столу возле окна, куда поставил бумажный пакет.

— У нее появились срочные дела. — Ответил он.

Или она решила оставить нас наедине, подумала я.

— Что она тебе рассказала? — Спросил Абель, не оборачиваясь.

— Ничего такого… — осторожно ответила я. — Все в общих чертах.

Я почему то решила, ему не стоит рассказывать все, что поведала мне подруга.

— Немного… о том, как я переехала. Что мы женаты несколько лет… — продолжала я, наблюдая за широкой спиной мужа, который выложил на стол фрукты. Сегодня, он был одет в серую водолазку, которая особенно выделяла все его рельефы и синие джинсы.

— О том, что у нас… есть сын. — Я запнулась на слове «сын», оно еще не звучало в моей жизни.

Абель взглянул на меня из-за плеча, и тихо произнес:

— Он скучает по тебе.

Я не могла выдержать его пронзительный, затягивающий взгляд. Мне нечего было ответить, поэтому я просто отвела глаза. Вернувшись к пакету, мужчина что-то достал оттуда и направился ко мне.

— Это поможет тебе кое-что вспомнить.

В его руках был небольшой фотоальбом, который он протянул мне. Я замерла в нерешительности. Конечно, мне безумно хотелось решить хоть один ребус, чтобы разобраться в своей жизни, но… иногда прикоснуться к ответам страшно. Особенно если тебе так легко их преподносят.

Переборов себя я протянула руку и взяла альбом, слегка коснувшись теплых пальцев мужа. Наши взгляды пересеклись на мгновение.

— Спасибо. — Произнесла я.

— Посмотри. Когда будешь готова. — Сказал он, словно прочитав мои страхи. — И еще…

Его рука скользнула в карман джинсов, вытащив мобильный телефон.

— Если что-то понадобится, здесь забиты все необходимые номера.

Он протянул мне мобильный. Взяв его, я приметила, что он с кнопками. Не то что, те странные мини-экраны, которые я видела у Бренды и Викки.

— С андроидом, ты вряд ли разберешься. — Пояснил он, заметив мой озадаченный взгляд.

— С чем? — тупо переспросила я, подняв глаза.

Его лицо, озарила легкая ухмылка.

— Да неважно. — выдохнул он.

Стянув куртку с кресла, мужчина собрался уходить. Мне хотелось как-то разрядить, эту тяжелую обстановку между нами. Оправдаться за свою отстраненность, с которой я ничего не могла поделать.

— Абель! — позвала я нерешительно. Он помедлил и обернулся.

— Мне жаль… что я вас не помню. — Искренне произнесла я.

Он странно посмотрел на меня, прежде чем сказал:

— Ты вспомнишь. — Его тон был уверенным. — Если не сама… я помогу тебе вспомнить.

В его глазах была такая решительность, что меня бросило в неприятный жар. Все это время, внутри я надеялась, что после больницы все-таки поеду к брату, пока не приду в себя. Возможно, даже найду Тима… Но теперь я знала, этот человек просто так меня не отпустит.

Когда Абель ушел, я опустила глаза на фотоальбом в руках и медленно двинулась к тумбочке у кровати. Очень осторожно, словно ценную реликвию я положила его в верхний ящик и закрыла, спрятав от глаз.

* * *

Доктор Бекер, зашел намного позже обычного.

— Добрый день, Миссис Уинтер! — произнес он на ходу. А я не сразу поняла, что он ко мне обращается. Моя фамилия Сэнд. Но тут же вспомнила, как недавно он обратился к моему мужу, Абель Уинтер. Значит, я взяла его фамилию. И теперь, когда я все узнала, уместно обращаться ко мне по фамилии мужа.

Он провел стандартный осмотр. Просветил глаза, посчитал пульс, проверил реакцию нервных окончаний… и тому подобное.

— Ну что ж Элия. Похоже все в порядке!

Я согласно кивнула.

— Сдадим контрольные анализы, и… больше не смею вас задерживать!

Я растеряно уставилась на него. Эта новость совсем не обрадовала меня. Я не была готова к тому, что меня так скоро выпишут. И только сейчас осознала, что больница стала для меня своего рода домом и укрытием от чужого мира.

— Вы уверены?

Заметив, как я стушевалась, доктор нахмурился.

— Я уверен в том, что дома вы восстановитесь гораздо быстрее. — Произнес он настойчиво. А я настойчиво думала о том, что у меня нет дома… в этом городе.

— Элия… рано или поздно, вам придется познакомиться с вашей нынешней жизнью. В конце концов, эта жизнь — ваш выбор! Хотя сейчас возможно, тяжело это осознать.

Я понимала, что он прав, и конечно мне уже пора выходить из своей зоны комфорта. Но очень хотелось найти причину, чтобы задержатся в больнице.

Когда доктор был уже у двери, в последний момент неожиданно обернулся.

— Кстати насчет вашего брата…

Я тут же встрепенулась. Из-за этих новостей, совсем забыла про Алекса.

— К сожалению, мне не удалось найти его контакты. Возможно, ваши близкие помогут в этом вопросе?

Я отстраненно кивнула, пытаясь, не разревется от досады. Если они не сделали этого до сих пор, то вряд ли помогут… Но спросить, конечно стоит. Мой телефон безнадежно был потерян после аварии, по словам Бренды. Там возможно, я могла бы что-то найти.

Когда Доктор вышел, я опустилась в кресло напротив койки, и мои глаза впились в тумбочку, где находился фотоальбом.

* * *

Усевшись поудобнее, я рассматривала первую фотографию в альбоме. Я и Абель стояли у парапета в пол оборота, глядя растерянно в одну сторону, словно нас поймали в кадр. Он держал меня за талию, а моя рука лежала на его груди. Его светлые, пшеничные волосы были коротко подстрижены, а на плечах, одета кожаная жилетка, с какой-то надписью на спине. Такую, вроде называют — «косуха». На следующем фото я целую его в щеку, а он прижимает меня к себе. Мы сидим на диване, в компании незнакомых мне людей. Он смеется, открывая ровные, белые зубы и я приметила, какая красивая у него улыбка. Сейчас, я могла позволить себе, получше изучить его лицо. Фото веяло теплом и взаимными чувствами. Сокровенным миром двух влюбленных, который понятен только им обоим. Я невольно улыбнулась, доверяясь своей улыбке на кадре.

Перевернув страницу, я рассматривала себя возле кухонного гарнитура с младенцем на руках. Я присмотрелась к малышу, который мирно спал, держа маленькой ручкой мой палец. Так странно, видеть себя в моментах, которые никогда не происходили. Я перелистывала фото, где чередовались места и люди, среди которых я узнала Бренду и нескольких мужчин из мотоклуба что посещали меня.

Одна из фотографий, задержала мой взгляд. Мы стояли лицом друг другу, держась за руки перед мужчиной с папкой. Видимо, это наша свадьба? Но все было не так, как я представляла всегда в своей голове. Не было ни платья. ни костюма… Ни украшений или романтичного декора. Все было иначе… На моей голове была скромная фата, аккуратно закрепленная сзади. Я была в темных джинсах и просторном топе в тон. Абель был одет в клетчатую рубашку с закатанными рукавами, а на плечах была та же косуха. Мы улыбались друг другу, явно радуясь этому событию. Между нами была Любовь…

Энергетика фото захватила меня. Я словно прониклась этими чувствами. Но тут же внутри защемило, от столкновения другого чувства. И я не могла это остановить… Тим… почему так случилось? Почему мои чувства к нему, настойчиво сохранились? Абель… я вижу, что очень любила его. Как же ему тяжело смотреть на меня, и видеть холод и отстраненность…

Меня словно разрывало от противоречивости и напора чувств. Я закрыла лицо руками и заплакала, не в силах остановится. Это испытание было мне не по силам…

* * *

Не знаю, сколько времени прошло, пока я позволила себе вволю выплакаться. Но когда я наконец усмирила свои эмоции, за окном уже темнело. Отложив фотоальбом и поднявшись с кресла, я направилась в ванную. Умывшись прохладной водой, я взглянула на свое заплаканное отражение. Слезы оставили красное опухшее лицо, но они также принесли облегчение. Как хорошо, что небольшая ванная располагалась в палате. Вообще такие обустроенные палаты, стоили недешево. Кто же заботиться так о моем комфорте? Ведь Абеля не было, когда все случилось…

Мои размышления прервались, когда я услышала, как кто-то зашел. Вытерев лицо, я вышла из ванны и остановилась напротив незнакомого, темнокожего мужчины. Он был одного возраста с Абелем. Одет в деловой костюм, без галстука. Его лицо было приветливым, но я отчего-то напряглась.

— Добрый вечер Миссис Уинтер. — он нахмурился приглядевшись. — Я не вовремя? Вы в порядке?

Не вовремя. Я всегда старалась, чтоб моих слез никто не видел.

— Да… это просто… посттравматическая, эмоциональная… нестабильность. — Пробубнила я. — Мы знакомы?

— Джек Морроу.

Он протянул руку, которую я неуверенно пожала.

— Я веду следствие по вашему делу.

— Следствие…? — повторила я. — По моей аварии следствие?

— Ну да. Заведено дело, как положено… идут следственные работы.

Я растеряно смотрела на него, еще больше путаясь в событиях.

— Но эта авария… это, же был несчастный случай. — Настаивала я, считая, что мужчина что-то путает. — Кроме меня, никто ведь не пострадал?

Теперь уже ОН, смотрел на меня насторожено.

— Откуда у вас такая информация, Миссис Уинтер? — Спросил он спокойно, но пристально глядя в глаза.

— Мне… изначально озвучили эту версию. — Уклончиво ответила я, не упоминая, что это была Бренда.

А полицейские что допрашивали меня, не вдавались в подробности и очень скоро махнули рукой, решив, что от меня ничего не добиться с этой амнезией.

— Возможно… до того, как дело завели, все выглядело именно так. — Согласился он. — Видимо мои коллеги не ввели вас в курс дела.

— Что вы имеете в виду? — спросила я с опаской.

Он выдержал паузу, прежде чем ответить:

— Это не было несчастным случаем. Ваш автомобиль, умышленно столкнули с трассы.

4

Кап, кап, кап… жидкость из последней капельницы, заканчивала свой путь в мое тело. Сегодня меня должны были выписать, и чем ближе был этот час, тем больше я нервничала. Причин для этого, было немало… загадочная авария, муж который меня пугает, и этот незнакомый город, подробнее о котором я узнала из местных новостей. Телевизор я включала редко, хотя это было единственным развлечением, кроме прогулок. Мое внимание привлек репортаж, где молодая журналистка, рассказывала о вооруженном ограблении, одного из магазинов в Стоктоне. Она стояла на фоне пострадавшего здания, и вещала в микрофон:

«…напомним что еще 2 года назад по версии Форбс, Стоктон находился на втором месте самых преступных городов Калифорнии. Но ситуация изменилась когда, значительно увеличился штат в полицейском департаменте. Преступность снизилась, город ожил, однако группировки до сих пор действуют, и периодические стычки продолжают пугать жителей и наплывших арендаторов…»

Только этого не хватало…. Преступность, конечно, есть везде, но ты не боишься высунуть нос из дома. Я сразу подумала об аварии, невольно связав ее с обстановкой в Стоктоне. Прошло несколько дней с тех пор, как я разговаривала со следователем. И именно с того момента, я начала относится ко всем насторожено. Я решила для себя, что никому не могу доверять. Абеля я больше не видела, хотя медсестра рассказывала, что он не раз приходил, когда я спала. А Бренда…, ее я не стала ни о чем спрашивать, когда она посетила меня. Мы как всегда поговорили ни о чем, и она сообщила что Абель, заберет меня из больницы.

За окном было солнечно. Ветки деревьев с разноцветными листьями, колыхались от осеннего ветра. Я знала, что в Стоктоне, преобладает теплый климат. Но эта осень выдалась довольно холодной. Проживая продолжительное время в Финиксе, я привыкла к жаре. Но меня всегда тянуло к месту с умеренным, влажным климатом. Там где я родилась, был именно такой. Альтурас — небольшой город, в округе Модок. Где лето было теплым и сухим, а зима холодной и снежной. Он располагался, на берегу реки Пит, и там прошло мое не безоблачное, но счастливое детство.

Мама достойно воспитывала нас с братом, и одна растила после развода с отцом. Когда она поняла, что ему никогда не будет достаточно одной женщины, не смогла это терпеть. Насколько я помню, отец не возражал и даже оставил нам дом. Алекс старше меня на два года, и в тот момент только пошел в школу. Мы не особо переживали по поводу расхода родителей. Потому как сдержанный и суровый отец, не проявлял любви, и мы, мягко говоря, его побаивались. Ему не знакомы были проявления чувств, и ласковые слова — он считал это слабостью. Однако, был ответственным, что касается обеспечения семьи, и после развода регулярно выплачивал алименты.

Мы росли сплоченными и самостоятельными детьми. Мама старалась, чтобы мы ни в чем не нуждались, работала на износ и все пыталась успеть, словно предчувствуя смерть. Ей было 30, когда врачи обнаружили рак. И именно тогда, во мне поселилась цель стать врачом. Чтобы, как банально это не звучит, найти лекарство от этой страшной болезни, и больше никто не страдал так, как моя мама. Мне было восемь, когда ее не стало, а брату только исполнилось десять. Она сгорела за пол, года и это была самая тяжелая потеря для нас с Алексом. Мы долго переживали, и восстанавливали свое внутреннее состояние.

Очень скоро, нас любезно приютила к себе двоюродная сестра мамы — Лорен. Ее любезность, была проявлена больше из-за опекунских выплат, чем из чувства долга. Она перевезла нас в Финикс. Привела в свой дом, где с нескрываемым недовольством, нас встретили трое ее детей. Отношения сразу не заладились — мы были чужими для них.

Тетя Лорен прилежно выполняла, свой долг опекуна. Мы всегда были одеты и накормлены, у нас была крыша над головой и теплая постель. Но она не считала нужным давать нам ласку или моральную поддержку. В доме все было строго, и для каждого всегда находилась работа. Так мы и росли с братом, опираясь друг на друга и вечно чувствуя себя как в гостях. Алекс ответственно исполнял роль — старшего брата, и самого близкого человека, считая своим долгом защищать и опекать меня.

Он был очень амбициозным, еще с раннего возраста. Увлекался техникой, компьютерами и умудрялся подрабатывать с 14 лет. К достижению совершеннолетия, он мог позволить себе жить отдельно, снимая с другом небольшую квартиру. Но мы всегда оставались на связи.

Я в свою очередь, с седьмого класса, начала делать упор на химию и биологию. Окончив школу с отличием, я без труда поступила в Университет, на факультет естественных наук и переехала в общежитие. Параллельно я проходила программу, на подготовительных медицинских курсах. Все это стоило, не малых денег но, благодаря успехам в учебе, я получала стипендию и могла себе позволить взять кредит. Так же часть денег была взята с продажи маминого имущества, которые Алекс настойчиво вложил в мое обучение. Я рано назвала себя хирургом, ведь если сейчас мне 25, я только прохожу интернатуру. Чтобы стать хирургом, нужно осилить длинный и тяжелый путь. А если память не вернется, вряд ли у меня будет возможность восполнить этот пробел

В начале второго курса, я познакомилась с Тимом на студенческой вечеринке. Он давно обратил на меня внимание, и обстановка подходила для знакомства. Уверенный, сдержанный, он играл в футбольной команде при университете. Я сначала недоверчиво относилась к нему. Молодые парни ветрены, и к тому же он был красив, и пользовался успехом у девушек. Но Тим был терпелив, и со временем я расслабилась. Он был моим первым мужчиной и в отношениях, и в постели. И я думала, что это навсегда…

Вот она — моя жизнь. Остановилась на этом этапе и завесила шторы.

* * *

Время показывало три часа дня, когда Викки зашла в палату, плюхнув небольшую, но полную сумку в кресло. Через полчаса, я была одета в обтягивающие джинсы с одинаковыми дырками в районе колен. Свободный широкий топ серебряного цвета и сверху бесформенный, серый пиджак из драпа. На ногах красовались удобные, серые кеды.

— Ну и мода… — скептически выдавила я, глядя в зеркало.

Я всегда предпочитала классику и деловой стиль, а в этой одежде я себя не узнавала.

— Эй, это твои вещи дорогая! — Сообщила подруга, выразительно подмигнув. — Зато ты выглядишь по-человечески. Абель, вечно застает тебя врасплох. — Покачал она головой, застегивая сумку.

Волосы я собрала в аккуратный хвост и не в силах противостоять Викки, подвела глаза, накрасила ресницы и немного подвела губы. Выдохнув, я закрыла шкаф с зеркалом, оглядела последний раз палату, убедившись что ничего не оставила и мысленно попрощалась со своим укрытием.

Покинув палату, мы направились к столу регистрации. Мне вручили больничный лист, и дали подписать несколько документов. Меня убедили, что все оплачено, и я могу ехать домой. Доктор Конер, как раз успел застать меня перед уходом.

— Ну что Элия, удачи! — произнес он, улыбаясь и пожимая мне руку.

Я искренне улыбнулась в ответ, и мне стало очень грустно, что мы расстаемся.

— Жду вас через неделю, на прием. И вот… принимайте строго, по рецепту. — Он протянул мне лист с назначением.

— Хорошо. Спасибо вам за все! — поблагодарила я искренне, еле сдерживая слезы.

— Не за что, дорогая. — Поспешил обнять меня доктор, заметив как мне тяжело.

Мы тепло улыбнулись друг другу, и я попрощавшись с ним двинулась к выходу, где Викки уже ждала меня. Она вела меня на парковку, сообщив, что Абель скоро будет. Я наслаждалась свежим воздухом, а солнце щедро пригревало. Я ощущала себя по-другому…, когда ты больше не в статусе пациента, и мир не ограничен одной больницей. В моей ситуации, это как пугало, так и притягивало — узнать поближе свою жизнь.

— Так…, где моя машина?

Викки озадачено оглядела заполненную парковку, пытаясь сориентироваться. Затем полезла в сумку и достала оттуда ключи, с увесистым пультом от машины. Подняв руку вверх, она нажала кнопку, и мы услышали как с левой стороны, пикнула сигнализация.

— Нашлась. — Сообщила она, и мы обе улыбнулись, ее хитрости.

Зеленые глаза, скользнул поверх меня, прежде чем она произнесла:

— А вот и твой муж….

Я обернулась и увидела глянцевый, серебристый пикап, движущийся по парковке. Остановившись напротив, мужчина вышел из салона и направился к нам. На нем было серое пальто нараспашку, черная майка и джинсы. Я смутилась, заметив, как он прошелся по моей фигуре, приметив изминения. Но невозможно было понять, что он думает об этом. Коротко кивнув Викки, он обратился ко мне.

— Готова?

Никаких тебе «Здрасти», пронеслось в моей голове.

— Да. — Ответила я, опустив глаза на сумку возле ног. Он тут же ее взял и направился к машине.

— Ну, давай, я сразу за вами. — Предупредила подруга, и чмокнув меня направилась к своей машине. А я спешно последовала за Абелем к пикапу.

* * *

Мы ехали молча. Я рассматривала улицы Стоктона, примечая, что он был довольно запущен. Здесь не было высоток, и элитных особняков. Обшарпанные дома и здания, застарелые вывески магазинов и кафе. Довольно часто на дороге проезжали байкеры, в своих отпугивающих аксессуарах. Люди тоже соответствовали настроению города. Унылые, неприветливые, то тут, то там группами стояли подозрительные личности. Бродяги, много бродяг — шаталось по тротуару. Кто-то тащил повозку со своими пожитками, кто-то сидел прямо на асфальте и спал, опиравшись о стену. Я сморщилась, увидев очередного бродягу, который держался за столб и блевал прямо на тротуар, а мимо проходили люди, ничего не замечая. Абель проследил за моим взглядом.

— Не привыкла видеть такое?

Я обернулась к нему, и произнесла смутившись:

— Не в таких… красках.

— Не переживай. Это не главная достопримечательность города. — Уверил он, глядя на дорогу.

И через несколько кварталов я смогла в этом убедиться. Картина значительно изменилась, похоже, мы въехали в центр… Брендовые магазины, кафе заполнены людьми. Здесь было даже несколько офисных высоток. Ухоженные деревья и блестящие витрины свежих лавок. Патрулирующих полицейских здесь было гораздо больше, чем я встречала по городу. Видимо увеличение штата, действительно пошло на пользу городу.

Я незаметно наблюдала за Абелем. Он расслаблено держал руль, уверенно управляя машиной одной рукой, и о чем-то размышлял. С одной стороны мне нравилось, что мой муж немногословный. Но вопросов к нему было много, и меня так и подначивало заговорить.

— А… где ты был, когда случилась авария? — спросила я, теребя свой пиджак.

Он кинул короткий взгляд на меня и не сразу ответил.

— Я уехал за две недели до этого. У меня были дела в Белфасте. — Произнес он, продолжая следить за дорогой. — Мы с тобой… не очень хорошо расстались перед отъездом, и не созванивались. А Бренда… не сообщила мне. Я узнал случайно.

Мне было непонятно, по какой причине Бренда не стала говорить Абелю, о таком происшествии с собственной женой? Но я чувствовала, что тут все не просто, если мы даже поссорились перед его отъездом. Есть здесь, какая-то тайна, сокрытая от меня.

— У тебя родственники в Ирландии? — спросила я, не в силах больше подавить любопытство.

— Наш филиал находится там.

Я даже не знала, что у мотоклубов бывают филиалы. Вообще вся эта байкерская тема, для меня темный лес. А может, он имел ввиду — филиал автомастерской? Но больше я не решилась навязываться.

— Мне жаль…, что меня не было, когда это случилось. — Сказал он вдруг, взглянув на меня.

Я еле кивнула в ответ, понимая, что чувство вины не дает ему покоя.

Из центра мы въехали в спальный район с многочисленными домами. Растительности здесь было значительно больше, что делало улицу уютнее. Машина скоро, затормозила у небольшого, одноэтажного дома с бежевыми панелями и деревянным забором.

— У меня есть к тебе просьба. — Абель обратился ко мне, когда я уже собралась выходить.

Замерев, я вопросительно оглянулась.

— Макс… он не понимает, что случилось с его мамой. Поэтому… постарайся тепло его встретить.

Я некоторое время смотрела на мужчину, анализируя просьбу. Конечно, я бы и так встретила ребенка, который считает меня матерью тепло и открыто. Видимо не только я осторожно вела себя с мужем. Для него я тоже стала другой, и он не знал, как я поведу себя в той или иной ситуации.

— Да, конечно. — Ответила я обнадеживая.

Он кивнул, и мы вышли из машины, двигаясь в сторону дома, который был для меня чужим.

5

Абель открыл передо мной дверь, и я прошла в небольшую прихожую, переходящую в просторный зал, отделанный в серо-голубом цвете. В глаза бросились — праздничные шары, которые висели по углам, создавая настроение. Видимо мое выздоровление, было событием.

Почти сразу, нам на встречу вышла Бренда в фартуке, который нелепо смотрелся на ее кожаных штанах.

— С возвращением! — Произнесла она бодро и подошла, чтобы обнять.

— Спасибо. — Улыбнулась я в ответ.

— Давайте, проходите… уже все готово! — Пригласила она, указав рукой влево, и скрылась.

Я оглянулась на Абеля, который уже снял пальто, и тут же услышала быстрый топот. Из-за угла выбежал светловолосый мальчик, лет пяти и замер напротив меня. Я не успела ничего сказать, как он метнулся ко мне с криком «Мама!», и обнял за ноги своими ручками. Я замерла в растерянности, чувствуя как изнутри, меня что-то прошибло. Сердце ухнуло вниз, оставляя тяжелый осадок. Эти объятия были мне знакомы…. Словно каждую ночь это происходило во сне, и только сейчас, в реальности, я об этом вспомнила. Абель напряженно наблюдал за мной пока, я медленно опустила руки на маленькую голову.

— Привет малыш… — тихо произнесла я.

Он поднял на меня свои серо-голубые глазки.

— Я скучал по тебе, где ты так долго была? — спросил он звонким, детским голосом, не отпуская меня.

Я растеряно смотрела на него, не зная, что ответить.

— Эй, парень главное, что мама вернулась, верно? — Вмешался Абель, протягивая руку сыну, который тут же ее пожал. А меня, муж слегка, подтолкнул вперед. — Идем.

Мальчик поймал мою руку и потянул, влево от зала. Мы прошли по узкому коридору, в конце которого располагалась кухня. Бренда что-то спешно нарезала, когда мы зашли в просторное помещение. Кухня была разделена на две зоны — барной стойкой. С одной стороны кухонная гарнитура из коричневого дерева…, и я сразу вспомнила интерьер. Ведь именно здесь было сделано фото, где я стою с младенцем на руках.

С другой стороны кухни располагалась обеденная зона, где по центру стоял довольно вместительный стол, прямоугольной формы. На нем уже аккуратно были расставлены тарелки и разные закуски. По кухне витал аромат запеченного мяса, и мой желудок болезненно сжался от голода. Сегодня я толком не ела в больнице, и сейчас этот ужин был очень кстати. Макс подтащил меня к столу и когда я села на ближайший стул, ребенок тут же залез мне на колени. Он прижался ко мне, а я обняла его в ответ. Так мы и сидели, пока Абель настойчиво не велел ему занять отдельный стул. Скоро Викки присоединилась к нам, и мы начали тихий семейный ужин. Я с удовольствием уплетала запеченное мясо по-французки, разнообразные рулетики из кабачков и бекона. Даже обычный греческий салат — был изумительным! Бренда просто душу вкладывала в приготовление.

Мне было уютно в этом узком кругу. Я расслабилась и чувствовала себя комфортно. Мы вели легкий разговор на общие темы, и даже несколько раз в нашей компании, проносился смех. Я поймала себя на мысли, что зачаровано наблюдаю, как обоятельно смеется муж. Черты его лица смягчались, он располагал к себе, а ямочки на щеках делала его особенно привлекательным. Я вообще, почти весь вечер скрытно наблюдала за ним. Как он взаимодействует с сыном, так естественно и открыто проявляя любовь, теребя его макушку или поддерживая глупые игры. Но при этом, он не сюсюкался с ним, и обращался как к мужчине, пусть и пятилетнему. Словно Лев, воспитывающий своего львенка… именно такое сравнение, почему-то пришло в голову.

В какой-то момент он поймал мой взгляд, и я не стала прятаться, а позволила себе прямо смотреть ему в глаза — в эту серо-голубую бездну. Это длилось всего мгновение, но я почувствовала, будто между нами пронеслось что-то незримое… Даже мурашки побежали по коже! Я заставила себя прервать этот контакт, не в силах справится с навязчивой мыслью, что перехожу грань дозволенного и как будто предаю свою любовь к Тиму.

Когда ужин был окончен, Бренда проводила меня по дому, терпеливо рассказывая — где, что находится и лежит. Дом был небольшой, но уютный. Помимо кухни и зала, который я уже видела, здесь была детская комната, спальня и ванная. Мне понравился дом, возможно, потому что я чувствовала, свой вкус в интерьере.

Когда мы с Брендой убирали со стола, за окном было уже темно. Абель в это время находился с Максом, а Викки уехала в больницу, на ночное дежурство. Я немного позавидовала подруге, ведь я больше не принадлежала этому миру хирургии, и оставаясь в стороне, чувствовала пустоту и досаду.

— Ну, вроде все… — произнесла Бренда, снимая фартук. Но завидев оставшуюся посуду в раковине, снова потянулась за ним.

— Я помою! Не переживайте. — Остановила я ее.

Она кивнула, устало улыбнувшись.

— Завтра утром я отвезу Макса в сад, поедешь на экскурсию? — предложила она.

— Да, конечно. Мне нужно, скорее освоиться. — Согласилась я.

— Ну, тогда пока. — Она поцеловала меня и направилась в прихожую. Через несколько минут я услышала, как отъехала ее машина.

Вернувшись к раковине, я включила воду, чтобы домыть оставшуюся посуду. Когда я закончила и обернулась в поисках полотенца, замерла, увидев Абеля в проходе, который молча, наблюдал за мной.

— А где Макс? — спросила я негромко.

— Спит. — Ответил он приближаясь.

Я кивнула, потупив глаза. В его присутствии я постоянно нервничала и смущалась. А тут еще мы наедине…. Но к моему облегчению, мужчина прошел мимо и взял с полки стакан, чтобы налить воды. Я тихо выдохнула, стараясь хоть немного расслабиться.

— Я пока поживу в клубе. Так что можешь спокойно ложиться в спальне. — Сообщил Абель, не глядя на меня.

Я подняла глаза, пытаясь хоть что-то прочесть на бесстрастном лице мужа. Бренда рассказывала, что клуб для многих второй дом, если не единственный! И у каждого члена была своя комната, где можно было жить или проводить время.

— Хорошо. — Отозвалась я.

Может, это было не совсем правильно, но я была благодарна, за то, что он дает мне пространство и входит в положение.

— Звони, если что-то понадобится.

Кинув короткий взгляд на меня, Абель поставил стакан и вышел из кухни. А скоро, в прихожей щелкнула входная дверь.

Выключив свет на кухне, я прошла по коридору и задержалась у входной двери, чтобы закрыть ее на замок. Заглянув в детскую, я убедилась, что Макс спит, и двинулась к крайней комнате, где располагалась спальня. Нащупав включатель, я застыла, рассматривая комнату в коричнево-бежевых тонах. Большое окно, занавешено тяжелыми шторами, двуспальная кровать, коричневый, деревянный комод с овальным зеркалом на котором стояли разнообразные тюбики с кремами и косметикой. По обе стороны кровати, стояли тумбочки с настольными лампами, подобранные в цвет комнаты. Здесь была еще одна дверь, за которой находилась небольшая ванная комната.

Закончив свои исследования, я села на край кровати, чувствуя ее мягкость и упругость. Неужели я здесь спала? Проводила ночи с мужем? Красилась по утрам? Все это казалось таким нереальным…

Усталость гнала меня в постель. Я не без усилий поднялась и направилась в ванную. Быстро приняв теплый душ, я одела шелковую ночнушку, которую нашла в комоде и нырнула под толстое одеяло. Я привыкала к странному ощущению в этой чужой постели, прокручивая в голове сегодняшний день. Еще утром я была в своей палате, к которой здорово успела привыкнуть, а теперь мне придется привыкать к этому месту…

…горячая, мужская ладонь, скользнула по внутренней стороне бедра, уверенно двигаясь к чувствительному месту между ног. Внизу живота разлилась жаркая волна, и я выгнулась, остро ощущая возбуждение, раскатившееся пламенем по венам. Жесткие губы, властно завладели моим ртом, пробуждая глубинный инстинкт подчинения. Я почувствовала под пальцами стальные мышцы и различила в полумраке, широкие плечи темного силуэта, нависшего надо мной. Мне показалось — я уловила запах Тима в этой темноте… Значит — он здесь! Он пришел за мной… Тяжесть мужского тела, уже была между ног. Я доверяла ему — я была готова!

Тим начал входить в меня терпеливыми рывками — растягивая и приручая, трепетное лоно. Его горячее дыхание обожгло грудь, и с моих губ сорвался прерывистый стон. В следующую секунду он резко заполнил меня, и я начала ловить ртом воздух, от спазмов скручивающих низ живота. Неустанно и ритмично, он двигался во мне, распостраняя искры по всему телу, и я готова была взорваться в любую секунду. Неважно было — явь это или сон… Все казалось реальным и искаженным одновременно! Мы будто вознеслись и находились в какой-то невесомости, а наши тела сливались с каждым соприкосновением.

— Тим… — выдохнула я, чувствуя приближение оргазма.

Зажмурившись, я полностью сосредоточилась на ощущениях — горячее дыхание на коже, тепло мужского тела, сила объятий, динамичные движения во мне…

Неожиданно, резкий озноб коснулся моей кожи, отчего она мгновенно покрылась мурашками. Растерянно открыв глаза, я наткнулась на ледяную, серо-голубую бездну и с ужасом осознала что это не Тим! Надо мной нависал другой мужчина. Это был Абель!

Я испугано смотрела на него, понимая, что он не собирается останавливаться, а напротив, продолжает входить в меня, заставляя испытать жар паники, своим жестким темпом. Мои попытки вырваться — были тщетны! Я не могла даже двинуться с места, как будто он мистическим образом, сковал меня своей волей. И я не могла управлять возбуждением, что с каждым толчком, обрушивалось на меня, неуправляемыми волнами! Грань страха и удовольствия, разбудила во мне похоть, над которой я была не властна…

Удерживая мои волосы, Абель с ледяным упорством овладевал моим телом, заставляя метаться и покрываться испариной, пока наконец, внутри не произошел взрыв…

Я резко открыла глаза, чувствуя настойчивую пульсацию между ног и почти сразу поняла, что не одна в комнате. Бренда сидела на краю кровати, и с хмурым видом наблюдала, за моим взволнованным пробуждением.

— Пора вставать дорогая. — Сказала она тихо.

Я напряженно сфокусировала на ней сонные глаза, смущенно гадая, не заметила ли она моих конвульсий. Повернув голову к электронным часам, я увидела, что уж семь утра.

— Да…, только пойду, умоюсь. — Произнесла я хрипло и поспешила в ванную, надеясь скорее выветрить сон, стоявший перед глазами.

Пока я собиралась Бренда разбудила Макса и пошла, делать завтрак. Через сорок пять минут мы все уже сидели в ее стареньком, но мощном джипе черного цвета. Здание сада находилось в десяти минутах езды от дома. Довольно близко, подумала я и решила, что сама смогу отвозить Макса.

На парковке было много машин и отовсюду родители вели своих детей в сад. На главном входе стояла бдительная охрана, и при необходимости нужно было предоставить документы. Мы прошли несколько коридоров, прежде чем остановились у группы Макса. На стенах висели разнообразные стенды с математическими таблицами, географическими картами, правилами английского языка и другими обучающими плакатами. Это был даже не детский сад, а дошкольное учреждение для детей достигших пятилетнего возраста.

Бренда одела Максу рюкзачок, и мы обе помахали ему рукой на прощание. Заочно я была предупреждена, что он не любит нежностей при посторонних. Мне это показалось забавным, такой маленький, а уже стремится к серьезности. Мы уже собрались уходить, когда настойчивый голос нас окликнул. Излишне полная женщина с добрым лицом, спешила в нашу сторону, неуклюже обходя детей. Краем глаза я заметила, как Бренда закатила глаза, прежде чем сказать:

— Буду ждать тебя в машине.

Я вопросительно взглянула на нее, но она ничего не объясняя, ретировалась.

— Миссис Уинтер, здравствуйте! Я рада что вы, наконец, выздоровели! — Прощебетала женщина, и я догадалась, что это воспитатель.

— Благодарю… — Отозвалась я.

— Хорошо, что вы вернулись! Я конечно, ничего не имею против миссис Круз… — она резко перешла на тон ниже, а я впервые услышала фамилию Бренды. — …но ведь, вы и сами знаете с пунктуальностью у нее проблемы, а родительский комитет она вообще открыто игнорирует.

Конечно, я не знала. Меня вообще удивляло, что такая хозяйственная и казалось бы, безобидная Бренда, вела себя подобным образом. Я некоторое время, молча, смотрела на женщину, понимая, что если она делится такой информацией со мной, между нами есть проверенное доверие. Но все же, я встала на защиту Бренды.

— Миссис Круз, была очень добра, взяв на себя ответственность за моего сына. — Я говорила уверено, глядя прямо в глаза женщине. — И думаю, ничего страшного, если она пропустила пару собраний.

Воспитатель заметно скисла, понимая, что я не стану поддерживать ее обвинения.

— Ну… что ж. Я просто хотела сказать… на следующей неделе собрание…, обязательно приходите. — Сообщила она скомкано.

— Конечно. — Ответила я, не представляла, где буду находиться на следующее неделе.

Попрощавшись, я направилась к выходу, не без труда выбравшись из лабиринта коридоров.

* * *

Бренда что-то внимательно читала в своем смартфоне, когда я забралась в высокий салон ее брутального автомобиля. На ней были очки в стильной оправе, которые жестоко напоминали что, несмотря на свой «прикид» она уже немолода. Глянув на меня поверх очков, оно уловила мое внимание.

— Что? — спросила она резко.

— Тебе идет. — Улыбнулась я.

Она цыкнула, насупившись и сняв аксессуар, убрала его куда подальше. Мы двинулись с парковки, когда она спросила:

— Что тебе наговорила эта училка?

Я внимательно посмотрела на нее.

— У вас, похоже, это взаимно. — Предположила я.

— Что ты имеешь в виду?

— Личная неприязнь. — Пояснила я.

Бренда поджала губы, выворачивая руль.

— Никогда не считала необходимостью посещать их долбанные собрания, где целый час тебе промывают мозги педагогической ересью. — Проворчала Бренда, и я впервые поняла, что она не такая уж безобидная. — Она прямо писалась от счастья, увидев тебя. — Продолжала она, подмигнув мне. — Ты то, активно принимала участие, в этом их… родительском комитете.

Я отстраненно посмотрела на нее, пожав плечами.

— Наверняка, жаловалась на меня? — спросила Бренда настойчиво.

— Это все ерунда. Не бери в голову. — Успокоила я ее.

Бренда усмехнулась, понимая, что угадала. А я только заметила, что мы двигались по незнакомой местности.

— Мы куда-то едем? — Поинтересовалась я.

— Да…, ты же не против, навестить своего мужа?

Ничего не ответив, я отвернулась к окну пытаясь, справится с волнением. Сон настойчиво всплывал в сознании, красочно напоминая образ Абеля и ощущения, которые я испытала….

— Дорогая…, я хотела спросить тебя. — Вдруг окликнула меня Бренда.

— А…?

Я обернулась, оторвавшись от окна и мыслей.

— Кто такой, Тим?

В моей резко опустевшей голове, мигнула только одна мысль — Вот, Черт…!

6

Его образ… такой родной, всплыл перед глазами. Как же мне хотелось с кем-то поделиться…, рассказать о своих чувствах и переживаниях. Но что-то грубо, останавливало меня. Я не могла открыться. Я боялась, меня не поймут. Чем больше проходило времени, тем прозрачнее становились воспоминания в моей голове. Грань между текущей жизнью, и прошлыми событиями, все больше стиралась. Я даже себе не могла ответить — кто такой Тим? Вымышленная реальность, или подтверждение того что у чувств нет времени…?

— Тим? — переспросила я растеряно. — Не знаю…. А почему ты спрашиваешь?

Бренда не спешила отвечать, устремив взгляд на дорогу.

— Ты разговаривала во сне… сегодня утром.

— Правда? — удивилась я. — Я ничего не помню…

Интересно, случалось ли это прежде? А вдруг Абель мог что-то услышать, когда посещал меня в больнице…? Паника начал пускать свои корни в мой разум.

— Да… ты звала Тима, и просила, чтобы он забрал тебя.

Меня бросило в жар. Твою мать… с этого дня, буду запирать спальню! Создалось неприятное ощущение, будто меня поймали. Я постаралась взять себя в руки, чтобы не выдать волнение. Мне надо как-то выпутаться… может, сослаться на аварию, и последствия сотрясения? Или все-таки, сказать правду? Я взглянула на Бренду, оценивая ее настроение. Она говорила без наезда или подозрений и скорее всего, я сама себе накручиваю лишнее.

— У меня был друг… в университете, по имени Тим. — Я выбрала правду но, не вдаваясь в подробности. — Может он случайно всплыл в сознании…

— Может… — пожала она плечами. — Да я просто спросила, не бери в голову. — Отмахнулась она к моему облегчению.

Но я была уверена, что она не «просто спросила», и теперь боялась, что это еще всплывет в будущем.

* * *

Мы проехали несколько километров по незнакомой дороге, прежде чем машина сбавила ход и повернула, проехав в открытые ворота огороженной территории. Слева я увидела длинное, двухэтажное строение, с деревянной обшивкой. Над высокими окнами размещалась габаритная вывеска, на которой в необычном стиле было выгравировано — «Sons Of Silence». Я задержала взгляд, пребывая в полной уверенности, что где-то уже слышала или видела это название…. Напротив здания, я увидела колонну байков, припаркованную в отдельной зоне.

— Ух, ты…

Я не смогла сдержать эмоций, глядя на них. Блестящие, черные, двухколесные махины, отражающие силу и непокорность. Никогда раньше я не была в подобных местах и видела такое разве что в кино о байкерах! Нужно заметить, что мотоклуб я себе представляла иначе, скромнее. И то, что я видела, будоражило меня, создавая новую картину об увлечении мужа.

Прямо по периметру располагались, два габаритных ангара примыкающих друг к другу. Несколько авто стояли в ряд, ожидая обслуживания. Видимо там была автомастерская. А справа находилась просторная парковка, куда и зарулила Бренда. Она выпрыгнула из машин, а я не спеша открыла дверь, и сползла с сидения, устремив взгляд на здание клуба.

— Ты чего застряла? — обернулась Бренда.

Я неуверенно пожала плечами.

— Просто… немного по-другому все себе представляла.

Внутри мне было как-то неспокойно, и я не могла понять почему. Бренда тем временем, подошла ко мне и обняла за плечи.

— Добро пожаловать домой, детка! — произнесла она, и подтолкнула вперед.

* * *

Мы зашли в клуб, минуя массивные, железные двери. Внутри оказалось просторное помещение, с необычным тематическим интерьером. Грубый мужской стиль был в каждой его части. В колонках негромко играла музыка в стиле кантри, а на нескольких плазмах крутилось видео с клипами. Справа находился бар, с богатым ассортиментом выпивки на стеклянных полках. Барная стойка из красного дерева тянулась вдоль стены, а рядом стояли высокие стулья, на одном из которых устроилась Бренда. Под потолком бара, разместился американский флаг, который вносил ноту патриотизма в это непокорное место. Слева от входа, располагалась бильярдная зона. Там стены были увешаны разнообразными музыкальными пластинками, плакатами и запчастями. Но главной достопримечательностью был настоящий, хромированный байк старой модели, каким-то образом привинченный к стене. Реалистичная аэрография создавала иллюзию, словно байк был в движении. Ну а по центру клуба стояли собранные столы и стулья, ожидающие своего часа.

Я напряженно рассматривала помещение и понимала — это был реальный, байкерский клуб. А мой муж — байкер…, только все это время до меня не доходило это в полной мере. Сделав акцент на том, что Абель имеет дело с автомастерскими, я решила, что вся эта атрибутика, просто вытекающее из его заработка увлечение.

— А где все? — спросила я, отметив, что мы одни здесь.

Бренда сделала кивок, в сторону дальней стены за бильярдной зоной. Там находилась двухстворчатая, деревянная дверь с резным рисунком изображающим — двухглавого льва. Он складывался из многочисленных витиеватых узоров, и смотрелся словно страж, охраняющий вход. Слева от двери было встроено межкомнатное окно, которое выходило в помещение похожее на кабинет. Сквозь открытые жалюзи я увидела мужчин, сидящих вокруг стола. На всех были черные, кожаные жилетки и они что-то напряженно обсуждали. Мой пульс участился, когда я увидела Абеля во главе стола. Он сидел в расслабленной позе и задумчиво опустил взгляд, слушая одного из членов клуба.

— У них что там, собрание?

— Да… вроде того. — Отозвалась Бренда, постукивая ключом, о лакированное покрытие барной стойки.

— Привет. — Раздался за спиной мужской голос.

Мы одновременно обернулись, к красивому, молодому парню, который продвигался по бару с ящиком пива в руках.

— Привет, красавчик. — Улыбнулась Бренда.

Парень криво усмехнулся, а увидев меня, заметно просиял.

— Эл, привет, рад видеть! — Он опустил ящик, и облокотился на стойку, оказавшись напротив меня. — Как ты?

— Эм… спасибо, хорошо! — я растеряно улыбнулась, незнакомцу. У него были немного отросшие, вьющиеся волосы черного цвета и добрые темно-карие глаза, а белая кожа придавала внешности необычный контраст. Мы некоторое время, молча, смотрели друг на друга.

— Я — Принц. — Произнес он, наконец, протягивая руку. Я протянула свою в ответ, смущенно улыбнувшись и стараясь не обращать внимание на странное имя. Хотя, мне было известно, что в таких клубах носят клички.

— Легко запомнить! — заметила я, а он усмехнулся в ответ.

Парень хотел еще что-то сказать, но резкий шум его отвлек и заставил меня обернуться. Деревянные двери с шумом отворились, а из кабинета начали выходить мужчины, продолжая что-то обсуждать между собой. В этой атмосфере, с косухами на плечах они были похожи на настоящую банду. Татуированные, с отросшими волосами и бородой, почти все они отпугивали своей внешностью. В голове мелькнула мысль, а вдруг они имеют отношение к стычкам, о которых постоянно рассказывают по местным новостям? Многие из них были довольно взрослые, и назвать это безобидным, молодежным движением, никак нельзя. Все было куда серьезнее чем, я все это время предполагала. Когда их внимание обратилось в нашу сторону, еще на приличном расстоянии, они начали активно приветствовать меня.

— Ребята, Элия вернулась!

— Док, как делишки?..

— Как самочувствие?..

— Эл, прекрасно выглядишь….

Я растянула губы в улыбке, озираясь на Бренду.

— Расслабься — это твоя семья. — Сказала она тихо. А я решила, что это шутка.

Мужчины окружили меня, задавая вопросы, на которые я вежливо отвечала. Многие порывались обнять, но не стали, понимая, что в моих глазах они чужие. Однако один седовласый байкер, сразу как подошел, по-отечески заключил меня в объятия. Сначала я почувствовала неловкость и отчуждение, но затем эти объятия успокоили меня.

— Ладно, парни рассыпьтесь. — Услышала я властный голос Абеля. — И так уже запугали ее.

Мужчины, отшучиваясь на ходу, послушно разошлись, а я растеряно уставилась на мужа. Темная рубашка подчеркивала его рельефы, косуха на плечах, свободные джинсы, тяжелые ботинки… я еще не видела Абеля в таком «байкерском стиле». В отличие от других, его лицо почему-то не было приветливым. А серые глаза, напряженно нас сканировали.

— Что вы здесь делаете? — спросил он, строго глядя на Бренду.

— Я решила, что ей стоит познакомиться с клубом.

Она упрямо смотрела на него в ответ, словно бросая вызов.

— Такие решения ты должна прежде, обсуждать со мной!

Под его суровым взглядом я бы уже в лепешку расстелилась, но Бренда не сдавала позиции. А мне стало неловко, словно я гость, без спроса ступивший на чужую территорию.

— Абель послушай…

— Это я попросила ее! — вмешалась я, перебив Бренду.

Оба обратили свое внимание на меня.

— Я просто… хотела посмотреть клуб, и не думала, что ты будешь против. Извини… — Произнесла я сбивчиво.

Лицо Абеля смягчилось, а Бренда поджала губы, словно мое вмешательство было лишним.

— Я не против Элия. Но ты только вышла из больницы, тебе и так нужно ко многому привыкнуть.

Я потупила взгляд, словно провинившийся ребенок.

— Все хорошо? — спросил он, мягко взяв меня за подбородок, заставляя смотреть на себя.

— Да…

— Эй! — из бара к нам обратился Принц. — Если все так удачно складывается, может, устроим вечеринку в честь возвращения жены президента?

Я устремила свой взгляд на Абеля. Президент…? Он, что у них главный? Но ведь здесь есть байкеры вдвое старше…, почему они выбрали его?

— Хорошая идея. — Поддержала Бренда. Это предложение явно разбавило атмосферу.

Абель некоторое время молчал, принимая решение.

— Ладно. Собирай всех к девяти.

* * *

Я стояла напротив зеркала, оценивая свое отражение. Порывшись в своем своеобразном гардеробе, я выбрала наряд который, наконец, меня удовлетворил. Бежевое, сатиновое платье до колен, облегающее бедра и с v-образным вырезом. Оно красиво открывало руки и спадало с талии, лоскутами наложенными друг на друга. Волосы я распустила, закрепив виски темными невидимками. В тон платья, я выбрала аккуратные туфли с острым носом.

Услышав, как настойчиво посигналил подъехавший автомобиль, я оторвалась от самолюбования, и схватив клатч, поспешила к входной двери. Я пролетела мимо зала, где с Максом уже сидела няня. По словам Бренды она знала его с младенчества, и семья ей доверяла. Открыв дверь, я окинула взглядом Викки. На ней были синие джинсы, туфли на высокой платформе, блестящий топ и джинсовое балеро. Ее губы искривились, когда она прошлась по моей фигуре.

— Что-то не так? — спросила я насторожено, опустив глаза на платье идеально сидевшее на мне.

— Эм… Времени все равно нет, так что давай прыгай в машину.

Подруга направилась к синему внедорожнику, припаркованному напротив, а я растеряно смотрела ей в след. Вернувшись в дом, я накинула темно-коричневое пальто и направилась в зал. Спешно попрощавшись с няней, я поцеловала Макса, который взял с меня обещание не задерживаться, и выпорхнула из дома. По дороге Викки призналась, что одета я, мягко говоря, не в тему… слишком официально, но советовала мне плевать на всех и расслабиться. Но какой там расслабиться, теперь я еще больше напряглась, перед предстоящим визитом в клуб.

* * *

Мы заехали на знакомую территорию, которая сейчас была переполнена различными авто и байками. Музыка в стиле Нирваны доносилась из клуба, придавая особую атмосферу этому месту. Мы не без труда припарковались и закрыв машину, направились в клуб. По дороге мне, было, трудно не пялиться на мужчин в кожаных, брутальных одеяниях и девушек до неприличия открывающих свои выдающиеся части тела. Байкеры вальяжно восседали на своих хромированных «конях», и каждый в окружении нескольких поклонниц. Особенно меня смутила пара, которая уже практически занималась сексом на этом самом «коне». Я густо покраснела и отвела глаза, а им казалось, не было никакого дела до публики. Алкоголь разгонял кровь, а правила приличия здесь не действовали.

Только сейчас до меня дошло, насколько не в тему я одета…. Особенно когда я заметила, недвузначные взгляды в мою сторону

Когда мы оказались внутри клуба, Викки взяла меня за руку, видимо, чтобы я не потерялась в этой толпе или не сбежала…. В моей голове уже стучала мысль, что я попала в очень и очень плохую компанию. Подруга повела меня к бару, покачиваясь на ходу в такт музыки. Я кашлянула от сигаретного тумана, витающего в воздухе. В баре было не протиснуться, но Викки почему то упорно вела меня туда. Я оглядела клуб с многочисленными посетителями. Кто-то играл в бильярд, эмоционально разговаривая или смеясь так громко, что даже здесь было слышно. Кто-то развалился на диване, потягивая бутылку с пивом. Столы были облеплены байкерами и полуголыми девицами. Среди них было трудно найти более-менее одетую. Все в шортиках или юбках до трусов, и топах открывающих пупки и грудь. Я даже в университете таких тусовок не видела! Здесь было довольно душно, и я спешно сняла пальто и уже была готова разорвать платье в районе выреза, чтоб хоть как-то смотреться уместно. Хорошо, что я хотя бы додумалась накраситься поярче.

За баром стоял симпатяга Принц, и завидев нас тут же велел двум внушительных размеров байкерам уступить нам место. Они недовольно оглянулись на нас пройдясь по фигурам пьяными глазами, но все же послушались, и освободили нам стулья. В отличие от меня, Викки не удивилась этому, и грациозно усевшись на барный стул, наклонилась к Принцу. Он не спеша поцеловал ее в щеку, вроде, в знак приветствия, но я сразу поняла, что между ними была химия. Принц, не спрашивая, поставил перед нами стаканы с пивом. Усевшись рядом с подругой, я хмуро глянула на янтарную жидкость с пеной.

— Что такое? — спросила она.

— Я не пью пиво. — Сообщила я.

— Серьезно?

Я уверенно кивнула, а она подозрительно уставилась на меня.

— А что ты пьешь?

— Мартини… вино, шампанское.

Подруга вскинула брови и скептически глянула на бар с мужскими напитками.

— Эй, красавчик! — крикнула она, обращаясь к Принцу. — Дама желает шампанского!

Викки наиграно поклонилась, а я закатила глаза.

— Найдем. — Отозвался парень и через несколько минут, возле меня стоял стакан наполненный шампанским.

Я чокнулась с подругой и пригубила шипучий напиток. Хмель сразу ударил в голову, заставляя кровь бежать быстрее. Глазами я невольно искала Абеля…, но его нигде не было. Наших байкеров тоже. Первая меня нашла Бренда, спросила о моем самочувствии и пожелав повеселится, ушла в другую компанию. Ко мне периодически подходили незнакомые люди, поздравляя с выпиской или справляясь о моих делах. Время шло, я расслабилась, и настроение заметно улучшилось. Викки рассказала мне забавную историю, которая произошла с ней на дежурстве, и я смеялась от души, забыв о своем наряде, и о людях в этом клубе, рядом с которыми мне было не по себе. В какой-то момент, через шум музыки я услышала настойчивый рокот байков. Очень скоро в клуб зашел Абель в компании своих «братьев» и многие ликующе начали их встречать. На его лице расплылась улыбка, и он наперебой стал отвечать на рукопожатия и крепкие объятия друзей. Я наблюдала на расстоянии за мужем, и казалось, чувствовала его приподнятое настроение. Все эти люди были гораздо ближе ему, чем я сейчас. Они создавали ему настроение, которое я не могла создать. С ними он мог быть открытым, а я все больше ощущала себя отдельной от этого мира. Я была гостьей, которая сторонилась таких мест и компаний. Как будто мы были на разных планетах с Абелем, хотя меня настойчиво убеждали, что ЭТО моя семья. Грустно опустив глаза, я отвернулась к бару, уставившись на разноцветные стекла бутылок, наполненных огненной жидкостью. Викки заметив своих знакомых, оставила меня, обещая скоро вернуться. И я осталась одна, купаясь в своих невеселых мыслях.

— Привет. — Услышала я знакомый баритон совсем рядом.

Повернув голову, я выпрямилась, встретившись глазами с Абелем.

— Привет…

— Красивое платье! — Сказал он серьезно, окинув меня взглядом.

Я тут же покраснела и вся съежилась.

— Спасибо… Я не знала, как сюда нужно одеваться. — Пробурчала я, пряча глаза.

— Не важно. Главное, это нравится мне.

Я подняла глаза и согрелась его теплой улыбкой. Серые глаза сейчас не были холодны, а словно заискрились серо-голубым огнем. Его кто-то настойчиво позвал, но он отмахнулся, слегка обернувшись.

— Ты давно этим занимаешься? — спросила я, похрабрев от шампанского.

— Чем?

— Ну… байки, клуб?

Абель внимательно посмотрел на меня, немного нахмурившись.

— Элия, я вырос в этом клубе. Это моя жизнь, а не увлечение.

Я задумчиво отвела глаза, раздумывая, готова ли я лучше узнать своего мужа? Пока в моей голове все тяжело укладывалось.

— Эл, налить? — спросил заботливый Принц, заметив пустой стакан напротив меня.

Я кивнула, благодарно улыбнувшись. Парень быстро налил шампанское и умчался к другим посетителям.

— А почему Принц? — спросила я, повернувшись к Абелю.

Он глянул в сторону парня и усмехнулся.

— Ты только посмотри на этого красавчика…. Королевская внешность!

Так просто? — Подумала я, улыбаясь. И вдруг осознала, что Абель как-то странно на меня влиял. Может и не только на меня. Я улавливала его настроение и невольно поддавалась. Сейчас, я впервые за наше короткое знакомство, была особенно расположена к мужу и открыта.

— А у других? — продолжала я, нагло рассматривая его профиль. Светлые пряди волос, которые послушно ложатся назад, прямой нос, изгиб мужественных губ… так СТОП! Ты пьяна, Элия! Незнакомому мужу даже не нужно было меня очаровывать, я сама с успехом очаровывалась.

Абель перевел взгляд в толпу.

— Самый старший у нас — Грэнд. Про него я точно не помню… он с самого основания клуба. А вон тот… — он кивнул в сторону бильярда, где мужчина азиатской внешности, лет 30 целился кием в шар. — … Монгол! Хотя на самом деле Кореец. Но кто его знал, все на одно лицо.

Я хихикнула, заразившись обалденной ухмылкой мужа.

— У Монгола вечные терки с Джемом.

Абель указал на мужчину, хмуро наблюдавшего за Азиатом. Видимо у них была партия. Джему было лет сорок, его темные волосы пушились, создавая шапку на голове, а неестественно голубые глаза особенно выделялись,

— А почему? — поинтересовалась я.

Абель пожал плечами.

— Не поделили девчонку, наверное.

Дальше Абель указал на парня, помогающего за стойкой Принцу.

— Артист. — Сообщил он.

И я обратила внимание на темнокожего метиса с татуировкой на голове. Он был немного моложе Абеля. Его волосы были сбриты, оставляя неширокую линию от лба, до шеи.

— Талантливый парень. Поет периодически на всяких фестивалях.

Я слегка кивнула, не в силах игнорировать дыхание Абеля на своей коже, пока он рассказывал о членах клуба. По мне проходила приятная дрожь, которая буквально вскружила голову. То ли от шампанского, то ли от его опьяняющей энергетики… но, я поймала себя на мысли что начинаю заигрывать с ним.

— Прайд! — услышала я громкий бас с дальнего конца помещения, обращенный к Абелю.

— А это Рок! — Он обернулся, махнув мужчине в ответ. — У него диабет и он постоянно точит всякие батончики. И мне кажется, ему больше подходит имя — Сникерс.

Мы оба засмеялись, и я устремила взгляд на мужчину, с пепельными, длинными волосами. Они были разбросаны по плечам, а грузное тело делало его особенно неряшливым. Он казался безобидным дядечкой, однако черная косуха на плечах, жестко напоминала о его сущности. Рок поймал мой взгляд и улыбнувшись поднял руку в знак приветствия. А я робко подняла свою в ответ. В это время Абель наклонился ко мне.

— Развлекайся, я буду рядом.

Его ладонь накрыла мою и он слегка ее сжал. Я ощутила настойчивую волну мурашек от его прикосновения. Наблюдая, как муж удаляется, я думала, как судьба могла свести нас вместе? Ведь мы были абсолютно из разных миров.

Когда я оторвалась от спины Абеля, то заметила, что Викки давно уже вернулась и улыбка не сходила с ее лица, пока она наблюдала за мной.

— Вижу у вас все в порядке? — спросила она довольным тоном.

Я лишь смущенно улыбнулась, возвращаясь к своему бокалу.

— Твою мать…! — услышала я вдруг, недовольный голос подруги. — А эта что здесь делает!?

Я проследила за ее гневным взглядом. Высокая блондинка с длинными прямыми волосами, походкой пантеры приблизилась к Абелю, положила свою ухоженную ручку ему на плечо и что-то шепнула на ухо. Ее короткая, джинсовая юбка еле прикрывала задницу, а топ открывал полную грудь почти до сосков. Абель оторвался от разговора и с легкой ухмылкой что-то ей ответил. А я вдруг резко протрезвела.

— Кто это? — спросила я, пытаясь скрыть свой дикий интерес.

Викки перевела на меня озабоченный взгляд, обдумывая как сказать помягче.

— Это Дора — актриса из местной порно-студии.

Я округлила глаза, пребывая в шоке. Что за компания тут собралась?

— Сучка никогда не упускает возможности подкатить к твоему мужу, или тебя подцепить. Ты уже ставила ее на место, но видимо до блондинок медленно доходит.

Я хмуро глянула на них, прежде чем вернуться к стакану и высушить его. Настроение упало в ноль.

— Блин, она идет к нам. — Раздраженно бросила Вик, а я даже не успела опомниться.

Повернув голову, я выпрямилась, наблюдая, как к нам приближается красивая девушка с полными губами и ярким макияжем. Глядя на нас сверху вниз, блондинка натянула стервозную улыбку. Оказавшись рядом, она внаглую нарушила мое личное пространство и смачно чмокнула в щеку, оставляя красный след от своей помады.

— С возвращением! — произнесла она сквозь зубы. — Мы уж и не ждали тебя.

Брезгливо оглядев меня, девушка усмехнулась.

— Ты, что прямо из церкви сюда поехала?

Я насупилась, а глаза невольно опустились на платье.

— Эй, курица! Ты че нарываешься!? — рыкнула Викки, загородив меня.

— А ты что — псина сторожевая?

Викки буквально покраснела от злости.

— Ах, ты сучка невоспитанная…! — услышала я, прежде чем подруга прыгнула в ее сторону.

Я успела остановить Викки, пока она не достала до блондинки. Та в свою очередь лишь немного шагнула назад, и нагло засмеялась.

— Успокойся Вик! Она того не стоит… — проговорила я, ловя бешеный взгляд подруги, направленный на Дору.

— Видишь, как твоя хозяйка поумнела. Больница явно пошла ей на пользу.

Я медленно обернулась, задержав на ней убийственный взгляд. Как она смеет такое говорить? Отпустив Вики, я повернулась к блондинке, готовая вцепится в ее нарощенные волосы.

— Расслабьтесь девочки. — Пропела она, ангельским голосом. — Не будем портить такой праздник.

И вскинув голову, так что волосы разметались, блондинка направилась от нас подальше. Я проводила ее взглядом, пытаясь унять сердцебиение и дрожь от приступа адреналина. Мои глаза сами нашли Абеля. Он все это время, напряженно наблюдал за происходящим. Я ждала, что он даст мне какой-то знак, или подойдет узнать, в чем дело? Но он равнодушно отвернулся, вернувшись к своей компании, оставляя меня в замешательстве. Я была поражена таким поведением! Конечно, какому мужику не будет приятно, когда девушки за него дерутся. Но я бы не подумала, что он относится к таким. Разочарование захватило меня в свои липкие объятия.

7

Я совсем сникла, еще ярче осознавая, что это мир чужой для меня и я здесь чужая. Викки пыталась подбодрить меня, но на этом празднике мне не было места. Абель оказался прав. Я была не готова для знакомства с клубом. Меня хватило еще на час в этом странном месте. Шампанское больше не лезло, к разговорам я не располагала, и мне оставалось лишь ехать домой. Я сообщила об это Викки, она расстроилась, но понимала, что здесь я не повеселюсь. Мой здравый смысл настойчиво подсказывал, что нужно предупредить Абеля. Хотя пересекаться с ним совсем не хотелось. Оглядев толпу, я нигде не увидела мужа. Тогда, я решила спросить о нем у знакомых байкеров. Попытав нескольких, я ничего не добилась и когда уже решила искать Бренду, какой-то незнакомый парень подсказал, что видел Абеля по дороге на склад. Он указал в сторону двери, где заканчивался бар, перед массивно лестницей, ведущей на второй этаж. Поблагодарив незнакомца, я направилась туда, проходя пьяный народ и морщась от сигаретного дыма. Открыв дверь, я оказалась в темноте довольно большого, полуподвального помещения. Одинокая лампа горела под высоким потолком, и света еле хватало на весь периметр. Здесь было куча коробок и всякого хлама, а стеллажи с переполненными полками тянулись в несколько рядов. Я робко позвала Абеля, и не получив ответа, медленно двинулась вперед. Пройдя несколько пролетов со стеллажами, я вышла в более открытое пространство. Слева я увидела свет, выходящий из отдельного, встроенного помещения. Обходя коробки, я направилась туда, осторожно ступая по бетонному полу, и замерла на полпути, когда услышала женский голос доносившийся оттуда. В моей голове, невольно построились неприятные догадки. Я беззвучно попятилась назад, затаившись возле коробок. Они были плотно поставлены друг на друга, высотой почти в мой рост, так что я не боялась быть замеченной. Осторожно выглядывая, я рассмотрела помещение, похожее на небольшой архив. Дыхание прервалось, когда я увидела спину Абеля, который не спеша приближался к Доре…. Она растянула свои пухлые губы в очаровательной улыбке, опираясь руками на стол. Я не могла видеть лицо мужа, зато четко видела физиономию блондинки в предвкушении. Абель провел рукой по ее волосам, а внутри меня что-то неприятно сжалось…. Мои щеки пылали от смущения и задетого самолюбия, ведь муж которого я выбрала, практически у моего носа может изменять. Я чувствовала себя полной дурой, вспоминая, как любовалась им. Внутри стало противно, и я решила, что не стану зрителем этой картины. Все еще глядя на них, я уже сделала шаг, но тут же встала как вкопанная…. Задержав дыхание, я наблюдала как Абель зажал волосы блондинки в кулак и резким движением загнул ее к столу, лицом вниз. Девушка с грохотом приземлилась и вскрикнула.

— Что ты делаешь!? Мне больно! — пропищала она.

В моих глазах отразился ее дикий страх. Сердце пропустило удар. Я закрыла рот рукой, чтобы моего прерывистого вдоха не услышали.

Абель медленно наклонился к блондинке.

— Еще раз ко мне подойдешь, или проявишь неуважение к моей жене…, я убью тебя!

Он сказал это с ледяным спокойствием, хотя в голосе слышалась сталь и я верила, что это была не угроза. Блондинка тоже поверила. Она судорожно сглотнула, а он грубо ее оттолкнул. Девушка шарахнулась на пол, и ее юбка неряшливо задралась до трусов. Абель не спеша развернулся и двинулся в мою сторону. Я метнулась в угол между коробками, вжавшись в холодную стену, прежде чем он прошел мимо…

Меня всю трясло от страха…. То, что произошло на моих глазах — шокировало! Я увидела другую сущность Абеля. Возможно его настоящую сущность, о которой я не должна была узнать так скоро. Как я теперь смогу, спокойно, находится рядом с ним? Смотреть в глаза, без страха? В моей голове сейчас была одна цель — бежать. Подальше от этого места и от этого человека.

Отлепившись от стены, я осторожно выглянула из своего укрытия и убедилась, что никого рядом нет. Только Блондинка уже успела подняться, и теперь трясущимися руками, поправляла макияж у маленького зеркала. Я спешно направилась к выходу и так неслась, что даже не заметила Артиста стоящего среди коробок с ящиком выпивки. Я пролетела мимо, а он внимательно проводил меня взглядом и оглянулся в сторону архива…

* * *

Я старалась как можно незаметней добраться до Викки и скорее уйти отсюда. Опустив глаза в пол, я молилась, чтобы Абель не увидел меня. Мне успешно удавалось проходить через пьяную толпу, но вдруг я почувствовала, как кто-то остановил меня за локоть. Испуганно обернувшись, я наткнулась на озабоченный взгляд темно-серых глаз Бренды.

— Что с тобой дорогая? На тебе лица нет…

— Да ничего, все в порядке…. — Я старалась говорить как можно убедительней. — Это просто таблетки, мне не стоило выпивать. Поеду домой… я как раз искала тебя, чтобы предупредить.

Она подозрительно глянула на меня, но я не собиралась тратить время на оправдания.

— Ладно…, я пойду…, Викки уже ждет меня.

И не давая ей опомниться, я спешно развернулась и продолжила свой путь к бару. Викки и Принц о чем-то активно беседовали, когда я их прервала.

— Ну что поехали? — спросила я с нетерпением.

— Э… что-то случилось? — поинтересовалась она, заметив мой напряженный вид.

— Нет… голова разболелась. В общем, по дороге расскажу…, хочу прилечь поскорее.

— Конечно, не вопрос. — Зашевелилась она к моему облегчению.

Я надела пальто и уже потянулась за клатчем, когда услышала властный голос Бренды за спиной.

— Проводи их! — обратилась она к Принцу.

Я обернулась и не без усилий выдержала ее сканирующий взгляд.

— Да мэм! — лениво отозвался парень.

— Если что-то понадобится, обязательно звони. — Сказала она серьезно, и поцеловала меня в щеку.

— Да конечно… — уверила я, избегая взгляда.

* * *

Мы ехали в машине, и Викки то и дело поглядывала на меня. За нами неотступно, следовал Принц на байке. А я, молча, смотрела в окно, глядя на ночные улицы и одинокие фонари.

— Думаешь об этой стерве? — спросила она, наконец.

Я встрепенулась, но тут же поняла, что она имеет в виду наше короткое рандеву с блондинкой.

— Да нет…, просто устала. — Отозвалась я и заметила, что она часто смотрит в зеркало заднего вида. — У вас что-то есть? — спросила я ухмыльнувшись.

Она вздохнула, прежде чем ответить.

— Так… ничего. Дружба на грани флирта. — Викки загадочно улыбнулась, скользнув по мне взглядом.

— А что вам мешает?

Подруга снова посмотрела в зеркало, и я заметила, как померкло ее лицо.

— Он же байкер… я не рискну с ними связаться.

Я нахмурилась, пока до меня доходил смысл ее слов. Перед глазами невольно всплыла картина с Абелем и Дорой.

— Что ты имеешь в виду Вик? — спросила я насторожено.

Она перевела на меня свои зеленые глаза и тут же спохватилась, словно осознав, что сказала лишнее.

— Ну, понимаешь… вечно в дороге, верность клубу… и потом, эти тусовки… — сбивчиво ответила она, подбирая слова.

— Как же я решилась выйти замуж за такого? — спросила я скорее саму себя.

— У-у… ну у вас была любовь подруга! Такая сильная что казалось, перевернет все на своем пути. Да и Абель понимаешь…, он другой. После рождения сына он начал стремиться к обычной жизни, но… не смог оставить клуб.

Я недоверчиво смотрела на Викки. Интересно, я знала об этой стороне мужа? Было ли подобное раньше? Неужели я была настолько смелой, что решилась связать с ним судьбу и войти в его мир? Слова подруги еще больше запутали меня.

Когда мы, наконец, приехали, я коротко попрощалась с Викки, махнула Принцу и поблагодарив за заботу направилась к дому. На часах было уже начало первого, и немолодая, грузная няня уснула прямо в кресле детской комнаты. Она очнулась без моего вмешательства и в полудреме поспешила уходить. Я предложила ей остаться, резонно напоминая, что уже слишком поздно, но она уверила меня, что живет совсем близко и ей лучше попасть домой. Проводив няню, я закрыла дверь на ключ, и направилась в детскую. Тихонько усевшись на край кровати, я понаблюдала за мирно спящим ребенком. Меня немного мучило угрызение совести за то, что я не выполнила обещание. Я твердо решила, что больше не буду давать Максу обещаний, которые не смогу выполнить. Иначе, какой пример я ему подаю? Закрыв за собой дверь как можно тише, я направилась в спальню, чтобы скорее упасть в кровать.

* * *

Распахнув глаза, я в панике посмотрела на часы. Девять утра, Макс должен давно уже быть в саду! Почему я не слышала, как Бренда приехала…, может она проспала? Вскочив с кровати, я рванула в коридор, игнорируя головную боль и похмельную карусель перед глазами. Я вбежала в детскую комнату…, постель расправлена, Макса нет. Паника накрыла меня, заставляя мозги работать. Надо позвонить Бренде! Телефон в клатче, клатч я оставила в прихожей. Я быстро оказалась там, и встала как вкопанная, заметив черную косуху на кресле в зале…. Волна неприятного жара, прошлась по телу. Моя голова повернула в сторону кухни, а ватные ноги уже сами ступали туда. Абель с Максом сидели за столом и что-то с интересом обсуждали. Макс первый заметил меня.

— Мама ты проснулась? — радостно спросил он.

— Да малыш… — отозвалась я, заставляя себя улыбнуться. — А разве он не должен быть в саду? — обратилась я к Абелю, стараясь выглядеть беззаботной.

Обняв себя руками, я почувствовала заледеневшие от напряжения пальцы.

— Нет. Сегодня же суббота. — Сообщил он.

Было трудно игнорировать его внимательный взгляд и свое дикое желание сбежать. Особенно когда я вспомнила что стою в одной ночнушке.

— Эм… ладно, я пойду тогда… умоюсь.

Под таким же настойчивым взглядом серых глаз, я попятилась назад, двигаясь в сторону спальни.

Переодевшись и приведя себя в порядок, я вышла в коридор. Абель и Макс уже перешли в зал, и проходя мимо я замедлила шаг. Муж сидел в расслабленной позе на диване, рукава его рубашки были завернуты, открывая черные витки тату на предплечьях. Макс собирал конструктор на ковре, периодически обращаясь за помощью к отцу. Абель перевел взгляд на меня, и я, потупившись, двинулась дальше, пытаясь унять дрожь от волнения. Я налила себе кофе из еще не остывшей кофеварки и сев за стол, уставилась на кружку, из которой выходил горячий пар. Находясь в каком-то вакууме, я прокручивала вчерашний вечер. Жестокость Абеля в клубе и такая отзывчивость дома с сыном — это не укладывалось у меня в голове. Как в одном человеке, могут уживаться две стороны черного и белого…?

Сделав глоток бодрящего напитка, я вспомнила, что мне нужно принять таблетки и уже встала, чтобы вернуться в спальню, но застыла, увидев Абеля в проходе.

— Почему ты ушла вчера? — спросил он, пристально глядя на меня.

— Голова разболелась… из-за таблеток, разве Бренда не передала?

— Голова разболелась? — повторил он скептическим тоном, склонив голову.

Я скрестила руки на груди, нервничая под его упорным взглядом.

— Да… и, кстати, я как раз шла за таблетками.

Я уже сделала шаг, чтобы обойти его, но Абель остановил меня, поймав за локоть…. Не в силах подавить рефлекс, я дернулась, отпрянув назад. Мужчина замер и поднял на меня хмурые, стальные глаза.

— Ты что, боишься меня?

Я замотала головой, избегая взгляда и не успевая сформулировать, хоть какие-нибудь слова.

— Послушай то, что произошло на складе…, ты не должна была это увидеть.

Абель поймал мой растерянный взгляд…, как он узнал?

— И раз уж так вышло, нужно, чтобы ты кое-что понимала. Я никогда не стал бы лезть в бабские разборки, но Дора перешла все границы. А теперь она не будет тебя беспокоить.

Я хлопала глазами, слушая как хладнокровно, он об этом говорил.

— И не переживай из-за нее, она знает что это заслужила.

Я опустила взгляд, чтобы не выдать своего замешательства. Конечно, она меня задела, но сейчас мне было даже жаль блондинку.

— Подойди ко мне. — Велел он, протянув руку, и гипнотизируя своими глазами, цвета серого льда.

Было трудно не подчиниться, и я послушно сделала неуверенные шаги. Коснувшись пальцами его руки, я поддалась, когда Абель притянул меня к себе и обнял. Я вся сжалась, не смея двинуться. Страх засел глубоко внутри меня, словно я нахожусь в лапах хищника, который в любой момент может меня разорвать! Постепенно его тепло заставило меня расслабиться. Прижавшись к каменной груди, я вдыхала мужской запах и чувствовала его ровное сердцебиение. Вопреки всему мне было и страшно, и… уютно одновременно.

— Тебе придется научиться доверять мне. — Он коснулся моей макушки и провел рукой по волосам. — За все время, я ни разу не позволил себе поднять на тебя руку.

Я подняла глаза, немного, отстранившись. У меня был выбор, довериться или продолжать бояться….

— А вот ты, кстати, пару раз врезала мне!

Его глаза заискрились от легкой улыбки. И я не смогла сдержать своей в ответ, представляя эту маловероятную картину. Ну конечно он сказал это, чтобы успокоить меня….

Наше уединение прервал звонок мобильного. Абель не спеша отстранился и взглянул на экран. Его лицо в момент стало серьезным.

— Мне нужно идти. — Произнес он, и коснулся губами моего лба.

Наблюдая за уходящим мужем, я поняла, что еще больше запуталась в чувствах к этому человеку.

* * *

Выходные пролетели быстро. Я все время проводила с Максом и даже кое-чему научилась! Например, тому, что нет смысла постоянно убирать игрушки, иначе это как снег в снегопад чистить. Что перед едой не стоит давать сладкого, даже если ребенок очень сильно просит. И еще когда приходит время спать, малышу обязательно захочется покушать, попить, сходить в туалет, еще раз попить…, все что угодно только не спать! Мы вместе играли, убирали и даже готовили! Конечно, с ребенком это все было гораздо медленнее и грязнее, чем я бы делала это одна. Но мне понравился этот опыт. Я училась проводить с ним время и привыкать к новому распорядку дня.

Нашу компанию разбавила Бренда заехав удостовериться, что я справляюсь, и Викки которая принесла официальное письмо из больницы. Руководство не теряло надежды по поводу моего полного выздоровления и предложило официально пройти тест, чтобы проверить мой уровень. Судя по долгому разъяснению подруги, я могла потерять теоретические знания, но физические навыки могли остаться, что очень облегчит мое обучение для восполнения пробелов. Моему счастью не было предела! Это был подарок судьбы. Я получила шанс, и моя надежда вернуться в хирургию загорелась с новой силой.

Абель не появлялся за эти дни, и я немного удивилась, поймав себя на мысли что жду его. Внутри было легкое беспокойство, из-за того что он не приходит. Позвонить я, конечно, не решалась, даже предлога никакого не было. Но если бы что-то случилось, думаю, Бренда обязательно бы сообщила.

Из-за последних событий я плохо спала. Крутилась в полудреме по пол ночи, а засыпала под утро. К тому времени уже просыпался Макс, и день начинался заново. Поэтому в понедельник, я не поехала провожать его в сад. Собрала малыша, перекинулась парой слов с Брендой и решила, что нужно возместить свой недосып. Поспав еще пару часов, я открыла глаза, потянулась, сползла с кровати и направилась на кухню за дозой кофеина. Потягивая горячий напиток, я думала, как с пользой провести день, но мои размышления прервал телефонный звонок. Стандартная мелодия переливающихся колокольчиков, настойчиво доносилась из спальни. Стянув сотовый с комода, я взглянула на маленький дисплей и выдохнула, увидев номер Абеля.

— Алло…? — ответила я робко.

— Привет. Как ты?

Приятный баритон мужа, раздавался из динамика, заставляя меня трепетать.

— Привет…. Все хорошо. А ты как? Тебя не было эти дни.

— Все нормально. В клубе были дела, я не мог приехать.

— Ясно…

— Я подъеду через минут двадцать, мы прокатимся кое-куда.

— Эм… хорошо.

— Только оденься потеплее.

Он положил трубку, а я подняла глаза к зеркалу и увидела свои залитые румянцем щеки.

* * *

Через двадцать минут я была одета в теплую куртку до середины бедра, плотные джинсы и высокие сапоги. Мне казалось это достаточно тепло, к тому же день был солнечным, без намека на ветер. Я вышла из дома, и уже закрывала двери на ключ когда услышала рокот за спиной. Наблюдая, чуть ли не разинув рот, на приближающийся байк, и Абеля управляющего этим зверем, я только теперь поняла на чем мне предстоит прокатиться. Неуверенными шагами я направилась к мужу, рассматривая его черный, массивный транспорт. Высокая, хромированная рама была без защитного стекла, как у обычных мотоциклов. Рукоятки покрыты черной кожей, идеальные формы удлиненного корпуса, мощные колеса и ничего лишнего! Каким сильным надо быть, чтобы управлять этим терминатором?

Абель поставил байк на упор и снял специальные, черные очки от ветра. На нем была косуха, одетая поверх теплой спортивная куртки, плотные, темные штаны и высоки ботинки. На голове черный шлем без защиты, который напоминала по форме солдатскую каску, из времен второй мировой войны. Сойдя с байка, муж оглядел меня с ног до головы снимая кожаные перчатки, и я невольно отметила, как сексуально смотрятся в них мужские руки. Абель достал из багажника второй шлем и протянул мне. Я неуверенно взяла более стандартный на вид шлем, и перевела скептический взгляд на двухколесный транспорт.

— Мы что, поедем на этом!?

Абель уверенно кивнул, и помогая мне одеть шлем добавил:

— Не бойся, тебе понравится.

Я даже не успела заметить, как муж обошел меня, ловко скрутил мои волосы, собранные в хвост и спрятал под куртку. Коротко проинструктировав меня как можно, и как нельзя ездить на его «коне», Абель вернулся к байку и снял его с упора. Откатив назад, он завел мощный двигатель, удерживая тяжелую конструкцию на балансе, и только тогда разрешил мне садиться. Пассажирское сидение находилось на уровень выше, и я не без труда забравшись на него, ощутила себя словно в седле. Сидя за спиной мужа, я впервые обратила внимание на нашивки его косухи: грозное изображение черепа в капюшоне, костлявая рука которого, протягивает шар с буквой S. Над ним нависает лезвие косы и выше надпись SONS OF SILENSE mc, а внизу CALIFORNIA.

Убедившись, что я села правильно и мои ноги на нужных местах, Абель включил передачу, и мы тронулись. Мои руки, сразу ухватилась за кожаную ручку между сидениями, но, не проехав и минуты, байк вдруг затормозил. Абель обернулся, хмуро опустив взгляд на мои руки.

— Тебе лучше держаться за меня. — Сказал он серьезно.

Я послушно кивнула, разжав руки, и не спеша обхватила его широкую спину. Мы снова тронулись, двигаясь по району на приемлемой скорости. Это был необычный опыт, ведь мне не приходилось когда-либо ездить на подобном транспорте. Ветер дул в лицо, заставляя прищуриться, и через несколько кварталов мои глаза уже вовсю слезились. Когда мы скользили между машинами или огибали препятствия, я непроизвольно прижимала колени, опасаясь, что непременно за что-нибудь зацеплюсь. Я не раз замечала заинтересованные взгляды прохожих, в нашу сторону. В такие моменты ты чувствуешь себя особенным, и я не могла не признать, что получаю от этого удовольствие. Сидя за спиной брутального мужа, на рычащем байке, который уверено, скользил по дороге, мои внутренние впечатления выражали только одно — это круто! На одном светофоре я поймала на себе очередной взгляд из соседнего авто. Женщина и мужчина смотрели на нас с открытой неприязнью. Не ожидая такой реакции, я отвела глаза, чувствуя себя неуютно. Однако с заднего сидения на нас с восхищением глазели их дети, прилипшие к стеклу. Я улыбнулась им и подмигнула. Ребята заулыбались во весь рот, а мы рванули вперед оставляя их позади. Скоро мы выехали на просторную трассу, и байк двинулся гораздо быстрее. Я сильнее ухватилась за Абеля и придвинулась ближе, мне все время казалось, что я непременно упаду, если отпущу его. Адреналин заставлял сердце биться о ребра и сжаться в комок. Ветер нещадно бил в лицо, и я уткнулась носом в широкую спину мужа чувствуя запах кожаной жилетки. Я пыталась разглядеть что-то сквозь ветер, но мелькающие с невероятной скоростью машины, деревья, меняющийся ландшафт еще больше заставляли ощутить скорость, и становилось страшно. В голове мелькнул образ девушки из какого-то фильма, которая в таком же положении развела руки, откинувшись за спиной любимого. Словно крылья они рассекали ветер, а ее волосы, красиво развевались, поддаваясь встречному потоку. И если тогда мне это казалось эпичным зрелищем, то сейчас я думал что она больная на всю голову, если решилась на такое.

Холод проникал под куртку, и я с непривычки довольно быстро замерзла. Мои тонкие перчатки уже перестали быть защитой, и пальцы под ними начали кочанеть. Мы уже были за городом, и я не имела понятия, сколько еще нам ехать и выдержат ли мои руки такую пытку. Я начала сжимать и разжимать пальцы, чтобы хоть как то привести их в чувство но это было бесполезно. Похоже, Абель почувствовал мои движения, потому что не успела я опомниться, как мои руки оказались под его курткой. Он проделал это, продолжая вести байк одной рукой. Для меня это был такой интимный жест, что я замерла, чувствуя его твердый пресс через майку. Под курткой было тепло, и мои руки почти сразу согрелись. Я боялась шевельнуть пальцами, чтобы не нарушить эту чувствительную зону. Ехать стало гораздо легче физически, но труднее морально. Я закрыла глаза, чтобы не видеть насколько быстро мы летим. Мне казалось, мы ехали вечность, но наконец, байк сбавил ход, съехал с обочины и остановился. Осторожно вытащив руки из уютного места, я начала тереть раздраженные от слез глаза. Хорошо, что я не успела накраситься, иначе моя тушь доплыла бы уже до шеи. Мне понадобилось время, чтобы глаза привыкли, и я смогла рассмотреть, где мы находимся….

8

Эта часть дороги находилась в плотной тени, и только подняв голову, я поняла откуда она шла… Мощная скала, возвышалась над головой полукругом, словно каменная волна, грозясь в любой момент накрыть дорогу и тех несчастных, что будут проезжать в этот момент. Я в жизни ничего подобного не видела, разве что на канале Discovery. Дух захватило от такого зрелища! Солнечные лучи не заходили сюда, может только, в определенный промежуток дня. Услышав прерывистый крик, я устремила взгляд на большого орла, который грозно парил над нами, словно мы помешали ему в охоте. Махнув мощными крыльями, он скрылся за возвышенностью напротив. Она шла навстречу каменной волне, только имела более прямую форму и как будто тянулась вверх, чтобы когда-нибудь соединиться с соседкой. Возможно, раньше они и были соединены, представляя собой цельную возвышенность. Но от времени появились провалы, отчего и создалась такая необычная форма.

Абель поставил байк на упор и слез с него снимая шлем, пока я, открыв рот, рассматривала чудо природы. Оторвавшись от каменного дива, я не без труда сползла с сидения, удерживая равновесие. Ноги от долгой поездки и напряжения, были ватными и ослабленными.

* * *
* * *
* * *
* * *

— Тим… ты что серьезно…!? — произнесла я приглушено, сквозь поцелуй.

— В первый год нашего знакомства.

— Он родился тяжелым ребенком. Наркомания его матери не прошла даром. — Абель поджал губы при этом упоминании. — Он был недоношен, а его живот… внутренности были буквально наружу, когда он родился. Ему предстояло несколько тяжелых операций.

— Просто доверься мне. Так будет лучше, в первую очередь для тебя! — Сказал он, мягко подняв мой подбородок и согревая легкой улыбкой.

— А ты не подумала, что он просто не хотел тебя спугнуть? Что ему довольно трудно сдерживать себя рядом с тобой! А тем более поцелуй… страсть и все такое. Он изголодавшийся мужик, и просто боялся, что не справиться со своим желанием и напугает тебя этим напором.

— Я что… хотела уйти от тебя!?

— Простите сэр! — пискнула я, пряча глаза и поправляя платье.

Оказавшись в спальне, я не могла найти себе места. Возбуждение блуждало по телу, оставляя румяный след на щеках. Что же все-таки произошло…? Может его что-то оттолкнуло…!? Моя нерешительность и этот поцелуй… ведь он почувствовал, что все теперь иначе! Скоро я услышала, как щелкнула входная дверь, затем удаляющийся рокот байка. Он уехал…, оставив меня наедине со своими вопросами.

— Ты сам это нарисовал? — спросила я, удивленно. — Как красиво…

День быстро близился к концу. Бренда уехала еще до темноты. Перед этим я сообщила ей, что собираюсь завтра отвезти Макса в сад. Автобусы здесь ходили регулярно, так что с этим не должно было возникнуть проблем. Однако, услышав это, Абель категорически пресек эту идею без каких либо аргументов. Я насупилась, но спорить не стала.

— Скорее повлиять на мое решение. — Ответил он, словно уклоняясь от разговора.

Обратная дорога, как это обычно бывает, казалась быстрее. Погруженная в свои мысли, я уже не обращала внимания на скорость и холод. Я злилась на себя за то, что размякла и снова окунулась в иллюзию прошлого, которому не суждено возродиться. Сколько уже можно культивировать, эти чертовы воспоминания? Пора уже дать себе установку и выветрить все эти мысли о Тиме, о нас, о том, что уже давно прошло! Но если с Тимом мне было все ясно, то с Алексом оставалась пугающая неизвестность. Он был моим прошлым, моим настоящим и моей частью, которую я ни за что не отпущу!

— Не знаю…, может быть, он сравнивает меня с той Элией, которую знал до аварии? И сам в смятении, от того что я другая? У меня не тот характер, я не такая смелая и даже целуюсь я по-другому…!

— Извини…, я не хотела разбудить тебя. — Произнесла я тихо, чувствуя, как краснеют щеки.

Я обернулась к Абелю, встретившись с его отстраненным взглядом. Моя интуиция подсказывала, что это самый подходящий момент для вопросов…

— Да нечего рассказывать… — пожала я плечами, вспоминая поцелуй, который всколыхнул меня и оставил в недоумении. — Я не могу понять, что я чувствую к нему, и тем более не могу понять его отношение ко мне.

Один мудрый человек сказал: если хочешь быть счастливым, не ройся в своей памяти! Кажется, это был Индийский гуру…. Моя память была моим спасением, и моей погибелью…. Многое мне необходимо было вспомнить, но и многое хотелось забыть. Я стала ненавидеть ночи, и каждый раз мое сердце напрягалось, когда солнце шло к закату. Потому что в этот момент я оставалась наедине с собой, и уже ничто не могло спасти меня от боли и горечи. Меня душило от осознания реальности и потери любимого. Я металась на подушке, пытаясь унять свои воспоминания. Мысли накрывали волной не давая вздохнуть…, но я должна была это пережить чтобы отпустить его…. Того кого считала своей судьбой. Того кого любила всем сердцем, и из-за которого не могла разрешить себе влюбиться в Абеля….

В эту ночь я впервые за все время спала спокойно.

Бренда уже привезла Макса из сада, и они вместе сидели за кухонным столом, рассматривая какие-то рисунки. Она была в черном, обтягивающем платье с рукавами, а ее подкрученные, бордовые волосы аккуратно спускались по плечам. Бренда держала в руках альбомный лист, рассматривая через очки детский рисунок, прищурив глаза. Абель снял куртку, оставшись в белой обтягивающей майке, и прошел к ним на кухню. Сначала он поцеловал сына в макушку, а затем и свою тетю-мать в щеку.

— Рок был ранен…, он… неудачно упал с мотоцикла. — Произнес он отрывисто, а я невольно напряглась, чувствуя, что он что-то недоговаривает. — У нас были проблемы со страховкой, и мало времени. Нужно было что-то решать. Я обратился к тебе без каких-либо надежд, но ты согласилась помочь. Рок до сих пор считает себя, обязанным тебе…

Он вопросительно обернулся ко мне.

Я усмехнулась, закатив глаза, Викки порой вела себя как несдержанный подросток.

— Почему сейчас…? — спросила я, устремив настороженный взгляд на Абеля.

Эта новость меня напрягла…, не хотелось верить, что Алекс не одобрял мой выбор.

Викки цыкнула, и с громким стуком поставила бутылку на стол.

— Не похоже на меня… — произнесла я вслух.

Я непонимающе уставилась на мужа.

— Время меняет людей. — Сказал он просто. — Конечно, ты настаивала на госпитализации, боялась, что не справишься, но… ты выходила его, ты помогла.

— Абель… — окликнула я, задумчиво наблюдая за мужем.

— Тебе лучше идти спать. — Услышала я сдержанный голос.

Тяжело вздохнув, я покачала головой.

Я вздрогнула от неожиданности, резко обернувшись к смеющимся, карим глазам своего парня.

Внушительных размеров библиотека занимала целый корпус при университете. Потерявшись среди многочисленных стеллажей, я задержалась в отделе лингвистических словарей. Медленно проходя вдоль полок с многочисленными книгами, я растерянно всматривалась в названия, которые были практически одинаковы. Задержавшись на одной довольно плотной книге, которую я скорее выбрала по цвету, чем по наполнению, я взяла ее в руки, чувствуя тяжесть гранита науки. «Латинско — английский словарь» — прочитала я на скучной, темно-зеленой обложке. Поджав губы и сомневаясь в толковости своей затеи, я открыла словарь на первой попавшейся странице. Это были слова на букву «М». Мне сразу понравился шрифт, комфортный для глаза, удобная транскрипция и незамудреное пояснение. Я остановилась на слове — «miratrix, icis f — удивляющаяся, поражающаяся или восторгающаяся», когда теплое дыхание коснулось моего уха.

В моем горле застрял ком…. Мне было очень тяжело это слушать. От одной мысли, что Макса могло и не быть, желудок скручивало, словно от удара под дых! Свинцовый осадок наполнил сердце, загоняя желание задавать вопросы куда подальше. Немного ободрял тот факт, что я была рядом, и я боролась за его жизнь….

Я очнулась, когда мы уже приехали. Не спеша, сойдя с байка, я не торопилась идти в дом.

— Со временем…, я так устала, от того, что все вокруг постоянно что-то недоговаривают.

Его глаза были где-то далеко, от нахлынувших воспоминаний. В голове пронеслась мысль, что он восхищается той Элией… ее храбрости, отдаче и чертам которые сейчас были мне не присущи. И было бы глупо отрицать, что меня огорчало понимание — теперь я другая! И его восхищение не относится ко мне… Подавленная неприятными мыслями, я отвернулась к стене, делая вид, что изучаю очередную надпись. В кармане Абеля завибрировал сотовый. Он взглянул на экран, и бросив короткое «Я сейчас», направился к выходу из пещеры. Я слегка кивнула, вернувшись к надписи на Латыни. Мой разум упорно воссоздавал картины прошлого перед глазами, связанные с этим мертвым языком, который в свое время мне очень тяжело давался. Я устала отгонять эти навязчивые воспоминания, и первый раз просто расслабилась, позволив себе заглянуть в забытое….

В ее зеленых глазах, метался пламень бурных эмоций. А я растеряно обдумывала все, что говорит подруга.

— Я понимаю. Но и ты уже давно, должна кое-что понять. Он не единственный, кто у тебя остался! — Абель взял мое лицо, в руки заставляя смотреть на себя. — У тебя есть я — твой муж, который защитит и сделает все для тебя. И близкие люди, которые помогут и поддержат, если вдруг меня не будет рядом.

Он вздохнул, склонив голову, словно разговор будет не легким.

— Так в чем проблема, то? — спросила она нетерпиливо.

— Невероятное зрелище…. - произнесла я, в тихом восторге, не в силах оторваться от каменной возвышенности.

Абель бросил короткий взгляд в мою сторону.

— Что…? — переспросила я все же.

Я сосредоточилась на лице Абеля, пытаясь увидеть то, чего он не договаривал.

Я внимательно слушала его, мне было очень интересно, побольше узнать об этом месте и почему он привел меня сюда?

Он улыбнулся еще шире своей обольстительной улыбкой, и я не смогла сдержать своей в ответ. Тим сдержано коснулся моих губ, в приветственном поцелуе.

Я кивнула, пряча глаза, что уже беспощадно жгли слезы. Свежие воспоминания резали по живому, не давая выдохнуть.

— Ты в порядке? — спросил Абель, внимательно глядя на меня.

— Мы останемся здесь навсегда… — произнесла я вслух то, что синхронно перевела в своей голове. — Когда это было сделано?

— Нет. Макса выписали и наши пути разошлись. Хотя ты уже тогда меня зацепила, и думаю…, это было взаимно. — Он слегка улыбнулся, и серые глаза потеплели. — Иначе я не могу объяснить, почему ты решилась помочь мне, когда я обратился к тебе спустя какое-то время.

— Это скала — “Арьена Делаола”. — Ответил он коротко и без каких-либо эмоций, словно видел эту красоту сотни раз.

Я растеряно смотрела на Абеля. Пребывая в смятении, я опустила глаза, и заметила, как его руки сжались в кулаки. Медленно поднявшись, я вышла из зала на дрожащих ногах.

— О Господи, Тим… ты напугал меня! — накинулась я на него.

— Давай по порядку. Все просто на самом деле! — Деловито произнесла Вик, выпрямившись на стуле. — Это эмоции мешают тебе трезво мыслить, поэтому и кажется что все сложно. Ведь есть эмоции?

Он ничего не ответил, и я поспешила подняться, но сильная рука вернула меня на место. Абель приподнялся сев на диване, и наши лица теперь были совсем близко. Я невольно отпрянула, но он настойчиво притянул меня к себе, пока я не почувствовала его дыхание на своих губах…. Как только его губы коснулись моих, по телу прошлась электрическая волна, создавая комок внизу живота. Он целовал нежно, не настойчиво, а внутри меня все плавилось…. Я так легко ему поддалась, что стыдилась собственной реакции. Его запах, теплые губы, руки, прикосновения… все было настолько естественным и правильным. Я робко начала отвечать ему, чувствуя, как страсть захватывает меня лишая рассудка…. Его отросшая щетина немного царапала кожу, но это еще больше заводило мои рецепторы, возбуждая каждую клеточку тела. Боже… как он искушал меня…. Даже если бы я захотела остановиться…, не смогла бы. Все вопросы, все мысли… все отошло на второй план…, остались только я и он. Мои руки уже легли на мужскую грудь, чувствуя теплую стену. Он притянул меня еще ближе, и теперь в моем теле отбивалось его сердцебиение. Абель запустил руку в мои волосы и слегка сжал у корней. Я ахнула…, и волны возбуждения прошли по мне, щекоча низ живота, питая и наполняя тянущий комок желания. Я тонула в этом вихре чувств, забывая обо всем, но неожиданно… все кончилось. Абель отстранился, оставляя меня без опоры. Мы тяжело дышали, глядя друг на друга. Его руки отпустили меня, и я еле удержала равновесие. Взгляд был напряженным, хотя в глубине льда я точно, видела желание….

— Я потеряла кольцо в аварии? — спросила я, не понимая, почему раньше не задалась вопросом об отсутствии кольца.

Вся ночь прошла в полудреме. Утро я встретила разбитой, и тяжело поднявшись, пошла, собирать Макса. Проходя мимо зала, я увидела пустой диван, и сердце заполнил тяжелый осадок. От вчерашнего поцелуя разворошило душу, и неожиданное отстранение Абеля еще больше затягивало узел моих переживаний. Когда приехала Бренда, то посоветовала больше отдыхать, заметив мое состояние. Я лишь отстраненно кивнула, и сонно проводив ее с Максом, вернулась в постель. Только теперь я смогла провалиться в глубокий сон.

— Не удивительно. Любая облизнулась бы на такого мужика!

Этот вопрос был немаловажным для меня, и я с нетерпением ждала ответа.

В среду, я съездила к доктору Конеру. Точнее Абель отвез меня на своем пикапе, ответственно проследив, чтобы я не пропустила прием. Он был сосредоточен и молчалив в этот день. И я, заразившись его настроением, вела себя тихо. Визит к доктору прошел успешно. Он взял некоторые анализы, провел осмотр, сделал пару тестов и со спокойной душой отпустил меня домой. Он обещал позвонить, если у него возникнут вопросы по результатам анализов. Обратная дорога так же прошла в молчании. У дома я тихо попрощалась и уже собралась выходить из пикапа, но Абель остановил меня, поймав за руку.

Убравшись на кухне, я зашла в зал, где отец, с сыном расположившись на широком диване, смотрели какой-то яркий фильм про пиратов. Я решила не нарушать мужскую компанию и направилась в спальню. Приняв душ, я достала коробку с лекциями по интернатуре, которую нашла на днях в кладовке и принялась ее изучать. Хорошо, что за мной осталась привычка хранить записи, ведь я всегда была уверена, что они не пропадут даром. Когда уже глаза начали слипаться, я решила что на сегодня хватит. Задвинув коробку в угол, я устало потерла виски. Взглянув на часы, я увидела, что уже одиннадцать часов. Я решила вернуться в зал, чтобы проведать Абеля с Максом. Оказавшись там, я увидела, что они уснули прямо на диване. Улыбнувшись, я покачала головой, глядя на эту картину. Выключив большую плазму, я осторожно взяла Макса и неслышно отнесла в детскую. Вернувшись с одеялом, я аккуратно, чтобы не разбудить, укрыла Абеля, который лежал на спине, подложив руку под голову. Разглядывая спящего мужчину, я тихонько села на край дивана. Его лицо было умиротворенным и расслабленным. Сейчас, он мне казался особенно красивым…. Блуждая взглядом по внешности мужа, я сосредоточилась на тату, которая спускалась от плеча, вниз по руке. Основная часть скрывалась под майкой, и не удержавшись, я осторожно отодвинула ее в районе ворота. От шеи, пестрящее изображение становилось темнее и четче…, однако в полной мере разглядеть рисунок не получалось. Под пальцами я чувствовала теплую кожу и твердые мышцы. Закусив губу, я подавила желание спуститься ниже и провести рукой по мужской груди. Я давно призналась себе, что меня физически влечет к нему. И порой, это непреодолимое искушение было сильнее меня, словно на уровне инстинктов. Понимая, что не смогу рассмотреть тату, я оставила эту затею и осторожно убрала руку, одновременно подняв глаза на лицо Абеля. Моя рука замерла, когда я увидела, что он смотрит на меня из-под полуприкрытых век.

— Между вами было что?

Ничего не ответив, он положил руку на мое бедро, и она мягко поползла вверх, задирая юбку летнего платья.

— Мы познакомились в больнице. Это, наверное…, единственное место, где мы могли пересечься. Ты вела историю болезни Макса с ординатором.

Мои губы медленно растянулись, а глаза сузились.

— Прайд… — это твое имя в клубе?

Вечером ко мне заехала Викки. Мне нравилось наблюдать, как она по-детски дурачиться с Максом. Она никогда не требовала к себе субординации и всегда держалась с ребенком, словно с другом на равных. Я видела, что Макс обожал ее и спокойно доверял свои детские секреты и переживания. Мы весело поиграли в твист, посмотрели мультики, а когда Макс уснул, мы с подругой устроились на кухне. Викки потягивала бутылку пива, а я заварила себе ароматный, травяной чай. Я знала, что мне не избежать откровенного разговора с подругой, которая беспокоилась о наших отношениях с Абелем. И как я не старалась обходить эту тему, подруга все же упорно подошла к ней.

Она прищурила глаза, многозначительно улыбнувшись. Я не смогла сдержать своей глупой улыбки в ответ, и кивнула, чувствуя, как горят щеки.

Мой взгляд метался в пространстве, невыносимо больно было осознать все, что сказал Абель. Но, как же так…? Неужели, Алекс был против!? Против нашей связи…! Иначе что это была за ссора, из-за которой я могла позволить такому случиться? Он, конечно, опекал меня, но никогда не лез в мою жизнь в этом плане. Никогда не вмешивался в отношения с Тимом. Так что могло повлиять на его решение? Да, я выбрала не самого престижного парня себе в мужья… я выбрала — байкера! Но ведь судя по многим фактам, я действительно полюбила…! Абель тем временем оказался рядом, и взял меня за плечи.

— Ну, рассказывай! — нетерпеливо накинулась она. — Что я из тебя щипцами все вытягиваю!?

Сказать, что оно мне понравилось, ничего не сказать. Но мои напряженные мысли перекрыли все впечатление.

— Ego auxiliatus sum tibi.* — произнес он на чистом, Латинском.

Я вскинула брови, удивляясь своей смелости. Словно он говорил о другой девушке, а не обо мне. Я конечно, никогда не была трусихой, но всегда жила… правильно. Уважала законы, и жила по уставу, будь то университет или школа…

Абель уверенно взял меня за руку и повел вдоль скалы. Треск камней под ногами разносился эхом, словно эта зона была отделена от мира. Сильная и теплая рука мужа легко меня поддерживала, пока я осторожно ступала по неровным каменным осколкам. Мы шли до небольшого выступа, за которым находился вход в просторную пещеру. Отпустив мою руку, Абель целенаправленно прошел вперед, и я, проводив мужа взглядом, нерешительно последовала за ним. Внутри было довольно темно. Пещера имела вытянутую форму и после низкого входа ее стены уходили вверх, сужаясь и создавая угловатый купол, словно природный храм. Этот купол был нарушен ближе к концу пещеры овальным провалом, через который пробивался свет. Когда мои глаза привыкли к темноте, я сосредоточенно нахмурилась, разглядев многочисленные надписи, которые усыпали неровные стены пещеры. Здесь были даты, имена, строчки из знаменитых стихов, известные фразы, написанные на разных языках…. Я прошла вдоль пещеры, поводя рукой по исписанной поверхности.

— Что ты имеешь в виду? Почему это, я перестала с ним общаться…?

— Привет любимая…

— И что ты думаешь…?

Он скептически глянул на забитые полки, а я прошлась по нему взглядом, отмечая, что снова любуюсь своим апполоном. Отросшие, вьющиеся волосы темно-каштанового цвета, были небрежно взъерошены. Черная майка облегала спортивную фигуру, подчеркивая его ровную осанку и плоский живот. Очерченные брови обрамляли темно-карие глаза с длинными ресницами, делая взгляд необычным и притягательным…

— А дальше…? — спросила я сдавленным голосом.

— Эй…, я не настолько плохо знаю Латинский! — произнесла я, остепеняя его за непристойное предложение.

Макс коротко кивнул, сильно напоминая этим своего отца. Он был копией Абеля не только внешне, но и в поведении и в жестах. Я потрепала волосы мальчика и решила, что ему обязательно нужно помочь развивать этот талант.

— Боюсь спросить, что ты тут забыла?

Я растеряно обернулась, а он потянулся к бардачку и достал оттуда невзрачную коробочку. Я внимательно наблюдала, как он открыл ее, вытянул маленькое золотое кольцо и уверенным движением, надел его на безымянный палец моей левой руки. Мой напряженный взгляд поднялся к серо-голубым глазам.

Его лицо было серьезным, когда он приблизился вплотную.

Абель мягко взял меня за руку, и мы двинулись к выходу из пещеры.

— Возможно, ты права… я не думала об этом в таком ключе. — Произнесла я задумчиво.

— Прекрати…! — прошептала я, стараясь вырваться из объятий сильных рук. — Боже… нас же могут увидеть…! — пропищала я, теряя равновесие от его ласк.

Мужская рука уже прикоснулась к нежному месту через трусики, заставляя терять голову. Мое дыхание стало прерывистым, а его губы тем временем спустились на шею…

— И тогда… мы начали встречаться? — предположила я.

Так прошло несколько дней… Бессонные ночи, дневные досыпания и домашние заботы. В свободное время, я упорно читала лекции по интернатуре и согревалась надеждой о предстоящем тесте. Я усердно перечитывала все, что нашла, и это помогало немного отвлечься от личных переживаний. Мысли о Тиме становились реже, зато их место заняли мысли об Абеле. Я в напряжении ждала встречи после нашей близости. Но когда это произошло, Абель вел себя так, словно ничего и не было…. Он приходил ненадолго, приносил продукты или проводил время с Максом, общаясь со мной вроде, как и прежде… так же проявляя заботу, и легкое общение…, но что-то между нами изменилось. Он стал более сдержан. Наверное, только женщина, от природы, может уловить малейшее колебание в отношениях или в настроении своего мужчины. Каждый раз, когда я видела его на пороге, мое сердце вздрагивало и невольно трепетало. А когда он уходил — настроение меркло. Навязчивая истома въедалась в тело, сопровождая меня весь день. Это неуправляемое чувство необходимости в нем, начинало напрягать. Переживания пускали яд в мой разум…. А вдруг я окончательно оттолкнула его своим отношением? Я ведь совсем не такая, какой он знал меня! И вряд ли я уже стану той Элией, которая привлекла этого сурового и непокорного байкера…

— Так ты до старости будешь тут торчать! — констатировал он, усмехнувшись, и мое полувлюбленное лицо, сменила недовольная гримаса.

Я недоверчиво кивнула, хотя понимала, что уже поддалась его мистическому влиянию, снова подавляя свои эмоции и бдительность. Как легко он мог успокоить меня, и устроить штиль во внутреннем море переживаний. Я вдруг подумала, что этим талантом должно быть, он не раз пользовался, решая дела в клубе. Это отличало его от других, делало сильным… и в то же время опасным. Он открывался мне по крупицам, а то, что я сама улавливала, будоражило меня, все больше притягивая к этому загадочному мужчине.

— С чего ты взяла, что у нас что-то происходит? — ответила я, как можно беспечнее.

Викки игриво подмигнула, и откинувшись на спинку стула, глотнула из бутылки.

Я посмотрела на него, примерно понимая, что он предложил мне помощь.

— Я хотел показать тебе это… — сказал Абель, словно услышав мои мысли.

— Не переживай Эл! — Викки, мягко похлопала меня по руке. — Он любит тебя, я это вижу. И я уверена, все у вас устаканиться, со временем.

Викки мечтательно улыбнулась, словно смотрела интересную мелодраму.

— Подожди.

— Сама не знаю…, ты же в курсе, у меня проблемы с Латынью. Надо же с чего- то начать!

— Пещера называется — “Палабра Этэрнас”. Переводится как — “Место вечных слов”. Когда через скалу проложили дорогу, люди завели традицию оставлять здесь памятные метки. Вроде подписей или современных, наскальных следов своего пребывания.

— Думаю, на сегодня хватит. — Произнес он, бросив хмурый взгляд на стену.

— Где мы? — спросила я, пока Абель заботливо помогал снять мой шлем.

Я отстраненно пожала плечами.

Я почувствовала прикосновение к плечу, прежде чем оглянулась к серо-голубым глазам.

Он перевел на меня потеплевший взгляд. Черты его лица смягчились, а глаза гипнотизировали, подавляя мой напор.

— Что за решение? Почему ты поехал в Белфаст…? — настойчиво продолжала я.

— Я… просто… Алекс, он… единственный кто у меня остался… — произнесла я, дрогнувшим голосом, уткнувшись мужу в плечо.

**Но прежде…,займемся этим, прямо здесь!»

— Привет, дорогой. — Произнесла Бренда, погладив его по руке.

— Как мило… — произнесла она, смешно выпятив губки. — Я то, думала, вы давно уже кувыркаетесь! А вы только поцеловались…

«7 лет назад…

— Вы, похоже, забыли, где находитесь! — пробурчал он сурово.

Я кивнула, потупив взгляд, и украдкой вытерла мокрые глаза. Его слова привели меня в чувство, помогая взять себя в руки. Только на душе появилась жгучая тяжесть, за свое поведение. Абель отстранился и двинулся к дому, а я, провожая его взглядом, не могла отделаться от навязчивого чувства вины.

Я прошла за Абелем, и мое сердце сжалось, когда я взглянула на Макса, которому пришлось пройти такие испытания. Маленькая, хрупкая жизнь могла оборваться, и от этой мысль меня так и подталкивало опекать и заботиться о нем гораздо усерднее. Скорее всего, он стоит, на учете у специалиста, и периодически ему необходимы обследования. Я собиралась уточнить этот вопрос, чтобы убедится, что здоровье Макса под контролем. Присев рядом, я поцеловала его в висок. Макс обернулся ко мне, на миг, оторвавшись от рисунков и задержав любопытные глазки, протянул мне лист с рисунком. На нем я увидела необычную птицу, которая сидела на ветке, нарисованная разноцветными карандашами. Я не сразу поняла, что это нарисовал Макс! Сосредоточив взгляд на деталях, я приметила, что рисунок очень хорош для пятилетнего ребенка.

— Я не верил, что сын выкарабкается…. -Опустив глаза, Абель покачал головой. — Тогда, ты жестко вправила мне мозги, без страха нарушая границы этой гребаной, деловой формальности. Его мать была в реанимации, на тот момент и ты резонно напомнила, что если я не буду верить в него, то и он, чувствуя это, тоже не станет бороться.

— Да…. Он поцеловал меня.

— Я видел его раза два, за все время. — Ответил он, наконец. — Твой брат, не особо стремился со мной связываться.

Я вздохнула, понимая, что мне самой хочется, хоть с кем-то это обсудить. В конце концов, может это и к лучшему…? Может это поможет разобраться в том, что же все-таки происходит между нами!

— После того как мы с тобой обручились, вы здорово поссорились, и с тех пор не поддерживаете связь.

Он стоял у стены, прямо над провальным окном. Я приблизилась и проследила за его взглядом. На серой каменной поверхности были неровно нацарапаны слова, которым нашлось место среди многочисленных меток, оставленных людьми. Прочитав это, мое сердце пропустило удар. Надпись была сделана на Латыни — «Nos hic manere in aeternum…», а ниже, подписано — «Эл. Сэнд & Прайд». В моих легких сбилось дыхание, от осознания, что я прикоснулась к времени… к тому, что уже произошло и подписано моим именем. В какой-то мере, это было еще одним подтверждением той реальности, которой я все еще сопротивлялась. Я коснулась пальцами раненой стены, будто это помогло бы мне что-то вспомнить…. Неровная поверхность уже была сглажена от времени.

— А как… мы познакомились?

Я во все глаза смотрела на Абеля, пытаясь уловить хоть малейший признак сомнения на лице.

Он некоторое время молчал, укладывая шлем в багажник.

Он рассмеялся и не давая мне опомниться, выхватил словарь из моих рук одновременно притянув к себе. Прижав меня к стеллажу, он быстро оглянулся по сторонам, прежде чем накрыть мои губы в настойчивом поцелуе. Мое тело мгновенно откликнулось на его ласки, но разум оставался в ясности.

— Я расскажу тебе…, но не сейчас. Со временем ты все узнаешь.

Мы оба резко выпрямились и одновременно обернулись на грозный, басистый голос. Упитанный мужчина в униформе смерил нас строгим взглядом.

— Успокойся, Элия. — Сказал он, подавляя мой гнев одним взглядом. — Я не думаю, что он когда-нибудь оставил бы тебя. Насколько я помню, ты узнавала о нем через общих знакомых, и я уверен он делал тоже самое!

— Нет. Ты сняла его перед моим отъездом в Белфаст.

Со временем… — пронеслось эхо в голове. На все нужно время. Я постаралась улыбнуться, упорно полагаясь на свои впечатления, а не на взгляд со стороны. Все же мне стало спокойней после разговора с Вик. Пусть я не все ей рассказала, но очень ценно, когда есть с кем поговорить, с кем разделить груз, который ты порой не в силах нести в одиночку. Скорее всего, я не приму советы на веру, но зато смогу более трезво ориентироваться в ситуации. И даже если это не поможет решить вопрос, то хотя бы, разложит ворох мыслей по полочкам.

*Я помогу тебе.

— Не знаю…, я сама запуталась. Все как-то сложно…

Я нахмурилась, нервно выдохнув.

— Да ну тебя… — буркнула я, уткнув нос в словарь.

— Операция прошла успешно. Он пошел на поправку, но находился в интенсивной терапии еще несколько месяцев. После такого… я впервые задумался о своей жизни и своих поступках.

— Ты какая-то понурая в последнее время…, что происходит у вас с Абелем? — Викки внимательно смотрела на меня, сканируя зелеными глазами.

Он лишь коротко кивнул в ответ.

— Спасибо… — поблагодарила я, скромно.

— Ну, ты даешь, Эл! Да это ты, скорее, себя с ней сравниваешь. Конечно, ты сейчас другая! Но поверь мне, такого как Абель это не остановит и не заставит отказаться от тебя

Я выдохнула, мне было легче от мысли, что мучения Макса длились не долго.

Я внимательно смотрела на Вик, и в моей голове построилась довольно логическая цепочка. Это многое объясняло для меня. Но все равно, где-то глубоко сидел маленький, но настойчивый червь сомнения.

Опустив глаза на руку, я только сейчас разглядела, насколько красивым было кольцо. Тончайшие узоры на золотой поверхности, симметрично украшенные маленькими рубинами. Это было явно дорогое кольцо, у которого было только одно статусное назначение — быть обручальным.

Щеки горели ярким пламенем, и прямо сейчас, я была рада провалиться сквозь землю! Тим лишь ухмыльнулся, глядя на охранника, и взяв меня за руку, потянул за собой, уводя от стеллажа, где словарь, так и остался лежать…

Его лицо немного напряглось, а глаза устремились в никуда.

Ком в горле сбивал дыхание, а глаза защипало от переизбытка эмоций. Я опустила голову, не желая, чтобы Абель увидел накатившиеся слезы. Он в свою очередь обнял меня, проведя рукой, по волосам и молча слушая мое неровное дыхание.

Викки нахмурилась, переводя взгляд в пространство.

— Идем.

— Молодые люди!

— Это не имеет значения. Я просто, не вспомнил об этом раньше.

— Помочь… в чем?

— Алекс…, мой брат. Ты знаешь, как с ним связаться?

Абель прошелся по мне сомнительным взглядом, прежде чем ответить:

Мое лицо исказилось болью, от одной мысли, что этот светлый, жизнерадостный малыш пережил такое! В голове невольно воссоздались страшные картины, отчего в груди возникла тупая боль. Мой внутренний мир заново разворошило, от болезненных моментов, которые упустила память. Внутри защемило, словно я физически чувствовала те мучения, которые проходил Макс. Сейчас Абель говорил об этом спокойно, но тогда… как тяжело ему было пройти это испытание?

— Нет…, этого не может быть…! — запротестовала я. — Почти три года!? Неужели он мог… просто… вот так оставить меня…? — я не заметила, как голос перешел на высокие тона.

— Это должно быть у тебя. — Сказал он, настойчиво.

— Что это за место…?

— Sed prius…, ut youll 'animadverto ut hic…** — произнес он бархатным голосом.

— В том, что он сам прервал этот поцелуй, и все… дальше рассказывать нечего.

— Да и ты с ним давно перестала общаться.

— Ну… не знаю, интуиция подсказывает! — Произнесла она вкрадчиво. — Ну же, дорогая… колись!

Он говорил спокойно, но его глаза… в них я видела скрытую тяжесть и негодование. Впервые, меня кольнуло угрызение совести. Все это время он делал все, чтобы помочь мне освоиться, старался оградить меня от потрясений и думал о моих чувствах. А что делаю я? Все больше показываю, что он чужой для меня и отталкиваю своим поведением.

9

Неделя подошла к концу, началась новая, и я уже окончательно привыкла к ежедневному укладу своей жизни. Теперь я высыпалась, как и положено — по ночам, которые проходили значительно спокойнее, принося безмятежные сны. Просыпаясь в приподнятом настроении, я собирала Макса, встречала Бренду, провожала их до двери и шла заниматься домашними делами. Я уже свыклась с ролью «мамы», хотя и не до конца осознавала себя родителем… Возможно, потому что я не испытала первого впечатления, которое получают проходя с ребенком этапы развития. Когда малыш рождается, и ему необходимо постоянное внимание и забота. Затем первые слова, первые шаги, бессонные ночи…. Все это было ощутимой дырой в моем сердце и сознании. Поэтому, я до сих пор не могла назвать Макса — сыном. Просто язык не поворачивался! И порой мне казалось, что он чувствует мою неполную отдачу. Возможно, я просто накрутила себя, ведь это никак не проявлялось в его поведении. Разве что однажды…, когда я укладывала его спать, выполнив ритуал перед сном: стакан молока с печеньем, несколько впечатлений о сегодняшнем дне, и поцелуй на ночь. Я уже потянулась к лампе, чтобы отрегулировать свет на режим ночника, как почувствовала легкое прикосновение.

— Мама…

* * *
* * *
* * *
* * *
* * *

Рассеяно кивнув, я двинулась обратно на кухню не желая навязываться или чем-нибудь выдать себя из-за бушующих гормонов. Чтобы чем-то занять руки и отвлечься, я решила сделать ему кофе. Услышав, как Абель зашел следом, я не стала оборачиваться, продолжая сосредоточено заправлять кофеварку.

— В смысле…?

Он говорил очень быстро, не давая мне опомниться. Я судорожно прокручивала момент аварии и не могла понять, где я ошиблась и нарушила…? Неужели не увидела знак…? Я кинула беспомощный взгляд на подругу, которую контролировал громила и в этот момент, нагло вырвал из ее рук смартфон своими хваткими лапищами. Паника начала накрывать меня, не давая сосредоточиться. Все происходило слишком быстро, я просто не успевала обдумать хоть какое-то решение…. На меня же продолжался самый настоящий наезд. Этот неадекватный тип, начал делать угрожающие выпады в мою сторону словно кобра, готовая атаковать в любой момент. Я испугано вжалась спиной в машину…, но внезапно его глаза округлились, грозясь вылезти из орбит, а из горла вырвался хрип, когда сильная рука схватила его за глотку. Я в оцепенении наблюдала, как Абель отбросил его несколькими мощными толчками. Крепкий хозяин универсала не успевал прийти в себя, и я вздрогнула, когда его тело с грохотом приземлилось на капот своей машины. Неестественно выгнувшись, он задергался, пытаясь встать, однако Абель уже подлетел и легко удержал его за шею, пригвоздив на месте. Я испугано закрыла рот рукой, глядя, как его друг уже спешит на помощь. Словно вблизи я видела решительный взгляд громилы, казалось, он сейчас раздавит любого, одной лишь рукой и мое сердце ухнуло вниз от страха за Абеля! Ну почему я не послушала его!? Я мысленно выругала себя за свою идиотскую выходку, из-за которой, он теперь может пострадать! Громила тем временем, внезапно остановился в нескольких шагах от Абеля. Его решительность, вдруг сменился растерянностью и настороженностью. Мое лицо отразило те же эмоции….

Я незаметно оглянулась, убедившись, что Принца занят и поспешила с ней к выходу из клуба. Оказавшись на улице меня, не покидало чувство, что я совершаю маленькое преступление.

Я подняла глаза, на мужа который кивнул в сторону авто. Гляну в окно, я пробежалась по глянцево-белому кузову с обтекаемыми формами. Спереди между фарами я разглядела знак марки — «Toyota», и в голове мелькнула заслуженная репутация японских машин.

— Твою не восстановить после аварии, поэтому будешь ездить на этой.

Абель стоял, прислонившись к капоту, и скрестив руки на груди.

— Вы куда собрались? — спросил он насторожено.

— Я даю вам ровно три секунды, чтобы убраться! — Услышала я, металлический голос мужа. — Раз…!

— Блин Эл, неужели, ты даже шаг не можешь сделать, без его ведома? — она смерила меня коротким взглядом. — Мы же просто поедем домой! Что за необходимость в опеке? Я считаю, Абель слишком за тебя переживает.

— Это всего лишь машина, Элия! — перебил он меня.

Смирившись, я слегка кивнула, а мое лицо заметно скисло, когда я представила перспективу, провести здесь неопределенное время, не зная чем себя занять.

— Все будет хорошо, милый. Спокойной ночи.

— Я помню что водила, но без прав.

— Все в порядке! — произнесла я, не желая выглядеть слабой. — Просто мало опыта, и я еще плохо ориентируюсь в этом городе…

— А ты больше не пропадешь?

Сократив расстояние между нами, Абель взял мою руку и потянул за собой. Надув губы я поплелась за ним. Все-таки он не воспринимал меня всерьез…, и это окончательно испортило мое впечатление от утреней радости. Я чувствовала, как будто стою на уровень ниже, и со мной так и будут обращаться излишне бережно и вечно что-то не договаривать, словно я ребенок который не дорос! Внутри блуждало раздражение, ведь пока у меня не было возможности проявить себя и доказать обратное…

— Может… я смогу чем-то помочь? — спросила я с надеждой.

— Ну что поехали? — спросила она, приветственно чмокнув меня.

Я настороженно метнула взгляд, на машину за окном.

— Не переживай красавчик, она доберется в целости и сохранности! — вмешалась Вик, красноречиво глядя на парня.

— Хорошо. Только позвони прежде Абелю, и предупреди его сама! Иначе, он мне башку оторвет, за то, что я отпустил тебя.

— Черт… — выдохнула я, осознавая всю серьезность ситуации.

Однако чары подруги его ничуть не тронули, и лицо по-прежнему оставалось серьезным. Я хмуро уставилась на Принца. Почему я вообще должна перед ним отчитываться?

— Спасибо. — Произнесла я смущенно, не веря своему счастью.

Все было по плану. Я не спеша, двигалась за Викки, которая терпеливо подстраивалась под меня. Мы успешно проехали большую часть пути, и я уже представляла, как отреагирует Абель, когда я доберусь домой. Скорее всего, он сначала разозлиться, но одновременно, это заставит его посмотреть на меня другими глазами! Это предвкушение наполняло меня лукавым азартом.

Судя по кислому личику и опущенным глазам, Максу моего ответа явно было не достаточно. Протянув руку, я ласково погладила его по голове.

Я так глубоко ушла в мысли что вздрогнула, услышав, как подъехала машина. Поставив большую кружку с уже остывшим кофе, я выглянула в окно и нахмурилась, увидев незнакомый, белый хэтчбэк. Двинувшись в прихожую, я встала напротив двери в ожидании гостя и удивилась, когда в дом зашел Абель. Его аромат, смешанный с уличной свежестью и легким запахом сигарет, заполнил пространство. Меня слегка опьянило, и я снова позволила себе украдкой пройтись по его привлекательной, брутальной внешности. Он был в косухе, одетой поверх толстовки с капюшоном и свободных джинсах. Казалось, во что бы, он не оделся…, все подчеркивало его сексуальность! Внезапно нахлынувшая волна раздражения, за собственную слабость, меня немного отрезвила. Сколько можно на него пялиться!? Тряхнув головой, я собрала себя в пучок, заставляя вспомнить о достоинстве.

— Сегодня, Макс останется у Бренды.

Он кивнул, сдержано улыбнувшись почти как взрослый. Я ласково улыбнулась в ответ и поцеловала мальчика в лоб.

Я лишь уныло поджала губы, чувствуя, как остепенились мои амбиции.

Я невольно, приметила ключи в его руке.

— Я тоже так считаю. — Согласилась я, решив, что обязательно позвоню ему как только приеду.

Услышав мой лепет, он резко обернулся, направив на меня гневный взгляд.

Жадным взглядом я уставилась на белую красавицу, и закусила губу, сдерживая рвущуюся улыбку до ушей. Мое лицо озарилось, взгляд загорелся и то и дело бегал от машины к Абелю.

— Если захочешь отдохнуть, Принц проводит тебя в комнату.

— Что…? Но я ведь и сама смогу добраться! — сказала я упрямо.

— Блять, ты куда ехала!? Совсем ослепла, сука!? — накинулся он, оскалившись золотыми зубами.

На моей памяти я не успела получить права, но умело ездила и часто просила Тима прокатиться на его Range Rover.

Его голос прозвучал так, словно он дарил мне велосипед, а не автомобиль.

— Тебе надо передохнуть. — Сказал он тоном, не терпящим возражений.

Я перевела на нее потухший взгляд.

Очень скоро я услышала, рев мотоциклов и через окно увидела, как несколько байков пронеслись мимо и покинули территорию. Мне оставалось только догадываться, куда они так стремительно уехали? Переглянувшись с Принцем, я вежливо улыбнулась.

— Она мне очень нравиться…

Я в недоумении наблюдала, как оба, не спуская глаз с Абеля, отступали. Улица заполнилась рокотом, и я невольно обернулась. Два байка, рассекая темноту яркими фарами, уверенно приближались к месту аварии. Джем и Монгол остановились в паре метров от нас и не спешили сходить, наблюдая на расстоянии. Парни из универсала тем временем, забрались в машину, громко хлопнув дверями, и рванули прочь. По улице разнесся неприятный звук царапающего металла, от бампера который беспомощно бился об асфальт. Проводив заворожено удаляющуюся машину, я перевела испуганный взгляд на Абеля. Он приближался, и смотрела на меня так, что холод прошел по спине.

— Два…!

— Ты попала крошка, смекаешь!? И даже не вздумай вызывать копов! Это дерьмо, не покроет твоя гребаная страховка….

На улице уже темнело. Загорелись фонари, водители включили фары, и с непривычки мне стало труднее различать дорогу. Проезжая очередной перекресток, когда зеленый свет только начал мигать я ускорилась, поспевая за внедорожником, как вдруг услышала резкий визг тормозов, с правой стороны…. Я ахнула, устремив взгляд на две слепящие фары машины, которые стремительно приближались ко мне. В голове пронеслась картина неизбежного столкновения…. Душа ушла в пятки, я вся сжалась в комок, и резко вывернула руль на встречку. Мне повезло, что там никого не было…. Красный универсал, летящий на меня, прошел юзом, оказавшись параллельно моей машине. Почувствовав толчок, я услышала скрежет металла и поддавшись инстинкту, тут же вдавила педаль тормоза. Меня кинуло вперед от силы торможения, и я больно ударилась грудной клеткой о руль. Мои уши заложило, словно я была оглушена. Кровь пульсировала в висках, отдавая громким стуком. Сделав вдох, я почувствовала резкую боль в легких и беззвучно простонала, ощущая давление внутри. Тяжело дыша, я устремила взгляд в окно и увидела, как из универсала выпрыгнул крепкий афроамериканец в кожаной куртке. На его голове была широкая кепка поверх черной банданы, что придавало мужчине бандитский вид.

— Что-то красавчик, сегодня не в духе. — Пробурчала она недовольно.

— Ничего так… симпатичная модель. — Пожала я плечами.

— Привет. — Поздоровалась я улыбнувшись.

По городу моя уверенность поубавилась, а радость стремительно сменилась досадой… Скопление машин, непонятные развилки и недовольные моей растерянностью водители заставляли меня нервничать. Машина двигалась медленно и неуверенно, совершая маневры рывками. Я поразилась титаническому самообладанию Абеля, который, плавно подсказывал мне, помогая ориентироваться. Если бы не он, я бы уже давно раскорячилась посреди дороги и забилась в истерике. Когда мы, наконец, добрались до клуба, я была вымотана за час, больше чем за весь день! Мы вышли из машины, и я заметила, как Абель еле сдерживается, чтобы не засмеяться, глядя на мой дерганый вид.

Оказавшись в салоне, я вдохнула запах кожи, которой были обтянуты сидения. Он был сделан в светло-бежевых тонах, только передняя и боковые панели выделялись коричневым цветом с зеркальным, лакированным покрытием. Она была в идеальном состоянии…, даже запах был какой-то новый. Положив руки на руль, я сжала пальцы в предвкушении опробовать его в пути. Абель внимательно наблюдал за мной, и я немного нервничала под его пристальным взглядом. С деловым видом я повернула ключ зажигания, и включила передачу…

— Хватит благодарностей. — Сказал он, серьезно. — Поехали, отвезешь меня в клуб.

Мне казалось, мои оправдания выглядят жалко. Под проницательным взглядом мужа, было трудно что-то изображать.

— Мне нужно уехать, останешься пока здесь. Как вернусь, отвезу тебя домой.

— Спокойной ночи, мама. — Отозвался Макс, и повернувшись на бок зажмурил глазки.

— Она не новая. И она не моя. — Ответил, он коротко.

Абель, молча, протянул мне ключи, на которые я растеряно смотрела, пока он сам не вложил их в мою руку.

Между нами повисла неловкая пауза, но к облегчению в этот момент вернулся Абель. Коротко кивнув Принцу, он обратился ко мне.

— Привет, крошка! Ты где? — спросила весело подруга.

Мои округлившиеся глаза снова устремились на него.

— Нет.

— Малыш… я ведь никуда не пропадала! Просто… так сложились обстоятельства, и мне пришлось задержаться в одном месте.

Довольно высокий незнакомец выпрямился и угрожающе навис надо мной. Его ноздри расширялись, словно у быка, при каждом вдохе. Он был весь какой-то дерганый, а его помутневшие и черные как смоль глаза, постоянно метались. Инстинкт самосохранения кричал мне держаться на расстоянии от этого типа, который, скорее всего, сидит на героине. Я легко различала таких…, пройдя целый курс по наркологии. Он тем временем приблизился вплотную, не давая мне пути отхода. Глаза с полопавшимися капиллярами придавали этому темнокожему парню нездоровый, агрессивный вид. Я попятилась назад, пока не наткнулась на свою машину. Из пассажирского сидения универсала уже вылез его друг. Огромного телосложения мужчина, кинул на меня равнодушный взгляд и двинулся к бамперу. Его густая борода делала лицо свирепым и отталкивающим. Обтягивающая водолазка громилы облегала мышцы, которые перекатывались при движении. Страх сковал меня, не давая двинуться. Первая мысль была — вызывать полицию! Этот район был довольно глухим и мало кто знает, что придет им в голову. Я растеряно огляделась в поисках синего внедорожника. Несколько зевак на расстоянии наблюдали за происходящим, а Викки припарковалась на ближайшей обочине и уже спешила ко мне. Ее грубо остановил громила, и подруга устремила беспокойный взгляд в мою сторону. Агрессивный водитель универсала, тем временем, продолжал осыпать меня матами, эмоционально размахивая руками.

— У тебя есть права. — Сказал он уверенно. — Ты вообще помнишь что водила?

— Отлично. Надеюсь, вы подружитесь.

— Спасибо. — Поблагодарила я снова, сдерживая улыбку, которая не желала сходить с лица.

— Да так… по близости каталась. — Пояснила я скромно.

— Эл, не думаю что это хорошая идея. Тебе лучше его дождаться! — Сказал он серьезно.

Я встрепенулась и быстро юркнула в салон, радуясь очередной поездке и одновременно тому, что мне удалось заслужить его доверие. Мне казалось, это станет моим любимым занятием!

— Я так понимаю, назад ты не поедешь? — не выдержал он, чтобы подтрунить надо мной.

Представляя, что меня ждет, я даже не надеялась на благоразумность этого типа. Он тем временем устремился к бамперу, где произошло столкновение. Собрав волю в кулак, я вылезла следом. Как только я выпрямилась, новая волна боли в груди заставила зажмуриться. Я прижала руку к солнечному сплетению, как будто это могло дать облегчение, и неуверенным шагом продолжила путь. Оказавшись возле незнакомца, я устремила взгляд на место предполагаемого удара. Машины стояли друг к другу под углом, и от отдачи, в месте столкновения, между ними образовалось расстояние около полуметра. Уродливая вмятина с полосой, над колесом моей тойоты привела меня в ужас! Я кинула панический взгляд на универсал старой модели. У него оказалась разбита фара, и наполовину свисал безвольной железкой, почти оторванный бампер. Закрыв рот рукой, я растеряно уставилась на мужчину, чувствуя, как меня трусит от волны адреналина.

Я сползла со стула и уже взяла сумку, когда Принц окликнул меня.

И пройдя мимо меня, он направился к своему байку, а я, нащупав ручку двери, заползла в салон. Закрыв лицо руками, я сделала несколько глубоких вдохов, чтобы прийти в себя. Небольшое облегчение принесло то, что я не почувствовала ожидаемой боли. Подняв глаза, я оглядела опустевшую дорогу через стекла автомобиля. Вик уже садилась в машину, бросив в мою сторону беспокойный взгляд. Внезапно мимо моей машины пронесся байк Джема и притормозил возле ее внедорожника. Стекло с водительской стороны поползло вниз, он наклонился и что-то ей сказал. После, он сделал разворот и поехал в обратную сторону, а внедорожник подруги двинулся прямо. Скоро я увидела байк Абеля перед собой. Он тронулся и я поспешила завести машину, нащупав педаль дрожащей ногой. Я последовала за ним, даже не представляя, что меня ждет….

— Привет. — Поздоровался он, бросив короткий взгляд на меня.

Мы не успели зайти в клуб, как Абеля окликнули. Он взглянул в сторону ангара и замедлил ход. Там стоял Рок, Джем и Артист. Они курили, а их лица были напряженно направлены в нашу сторону.

Я всегда хотела водить и мечтала о собственном автомобиле. И сейчас, моя мечта так неожиданно исполнилась! Мне захотелось прыгать от радости, но я сдержала свой детский порыв. И так, не редко я ощущала разницу в возрасте, рядом с взрослым, сдержанным мужем, и мне хотелось… быть равной ему, как бы глупо это не звучало. Хотелось, чтобы он воспринимал меня более серьезно.

Я не знала, как правильно ответить…, как не ущемить хрупкую, детскую психику. Было много сомнений внутри меня, но в одном я все же была уверена…. Он стал неотъемлемой частью моей жизни! И с каждым днем, я прикипала душой к этому ребенку все больше.

Я бросила взгляд на уткнувшегося в коробки парня, и вздохнула. Абель слегка коснулся моего плеча, и наклонившись поцеловал меня в щеку. Я подняла глаза на удаляющегося мужа, не успевая опомниться после его прикосновения. Лишь мгновение…, а тянущая истома настойчивым осадком, держится в теле.

Мы проехали несколько кругов по району, и этого было достаточно, чтобы Абель убедился в моих навыках. Я и сама не ожидала такого автоматизма от себя, словно ездила на машине всю жизнь! Коробка автомат не требует особого управления, но парковка, маневры, правила… все было в моей голове как само собой разумеющееся. Возможно, это и был пример физической памяти, о которой говорила Викки. Припарковавшись у дома, я вышла из машины, сияя от радости. Глядя на меня, Абель казалось, заразился моим настроением. Его лицо было довольным, и он забавлялся, наблюдая мой красочный восторг. Рассматривая белоснежную, глянцевую поверхность я погладила холодный и гладкий металл.

— Пойдем. — Протянул он руку.

— Слушай, я сама в состоянии доехать. К тому же я буду не одна! — сказала я упрямо.

— Нет…, правда, все хорошо…!

— Что такое, дружок? — спросила я, оглянувшись.

— Эй…, ты ведь у меня такой большой! И пока меня не было, вел себя очень храбро. — Серо-голубые глазки загорелись, и я поняла, что иду в правильном направлении. — Я постараюсь чтобы ты больше не переживал из-за меня. И даже если вдруг маме придется где-то задержаться, будь уверен, это ненадолго!

— Ладно, давай прокатимся.

Я растеряно оперлась на барный стул, не скрывая своего негодования.

Я растерялась, не зная, что ответь на этот простой детский вопрос. Пока я была в больнице, Макс оставался в неведении, и его не привозили ко мне из лучших побуждений. Эта разлука, видимо не прошла для него бесследно. Он многое успел надумать, и в маленькой голове родились страхи…. Мне хотелось обнадежить его, убедить, что я никуда больше не денусь! Но как давать обещания, если я сомневалась даже в завтрашнем дне? И до сих пор, не могла окончательно связать себя с это жизнью.

— Что…? Ты серьезно…?

— Ну что стоишь? — спросила она вкрадчиво. — Поехали!

Через пол часа, Вик зашла в клуб и направилась ко мне подмигнув по пути Принцу.

— Викки подстрахует меня и поможет доехать до дома. Передашь Абелю, ладно? — спросила я, невинно хлопая глазами.

Надо сказать, Принц не скромничал и активно включил меня в работу. Уже час я выполняла различные поручения: расставляла бутылки, натирала столы, сверяла фактуру, втянувшись со всем рением и ответственностью. Это помогло мне отвлечься и даже почувствовать себя частью этого места. Мы с Принцем непринужденно болтали, и я узнавала немного больше о мире байкеров. Принц был на испытательном сроке и не участвовал в делах клуба. Я предположила что «дела клуба» — это что-то вроде совместного вклада, будь то заработок или применение навыков, к примеру: бухгалтерия, ремонт автомобилей или разнорабочая сила. Косуха Принца была без нашивок, и пока он выполнял работу бармена. Парень оказался общительным и открытым, к тому же у него было хорошее чувство юмора. Природное обаяние Принца располагало, и я получала удовольствие от этого общения. Он рассказывал о себе в веселой манере, при этом, не отвлекаясь от работы. Я узнала, что ему 26 лет, и страсть к двухколесным коням началась еще со школы. Он долго был «отшельником» — байкером не принадлежавшим ни одному клубному движению. И вот уже три месяца, как присоединился к Сынам Безмолвия. Окончание испытательного срока, для каждого был свой. И только общим голосованием членов клуба, решалось, входит ли человек в круг или нет.

— А как же Макс? Он ведь скоро должен вернуться из сада! — ухватилась я за соломинку.

Я неуверенно кивнула, прикидывая, что если позвоню, то точно никуда не поеду. Принц тем временем окинул напряженным взглядом Викки и не спеша удалился по своим делам.

— Она твоя.

Я пожала плечами.

Он скептически глянул на меня, а затем на машину за окном.

Я в недоумении уставилась на него.

В клубе было пусто, и я оглядев помещение подошла к бару положив сумку на стул. Скоро из склада вышел Принц с коробками в руках.

— Я взял ее у хорошего знакомого еще неделю назад. Нужно было кое-что подделать, чтобы ты спокойно ездила.

Она решила позвонить, не застав меня дома. Я в краткости рассказала ей о своей не самой удачной поездке на новой машине, и последующем пребывании в клубе. Так же я упомянула о том, что жду Абеля, который должен отвезти меня домой. Вик в своей манере, чересчур эмоционально, поздравила меня с обновкой и предложила свою помощь, чтобы я не скучала здесь еще не известно сколько времени. Я уже собиралась отказаться, вспомнив категоричный тон Абеля, но вовремя поняла что это отличная возможность, доказать свою самостоятельность! Если я сделаю уверенный шаг без него, может он, наконец, поймет что со мной можно считаться? Зарядившись этими мыслями, я уверенно согласилась на ее предложение.

— Не за что. Раз уж ты так рвешься отвозить Макса, лучше ты будешь делать это на своей машине.

— Хай, Эл! Какими судьбами? — поинтересовался он дружелюбно, поставив коробки на стол.

Через несколько часов все было сделано, но Абель так и не вернулся. День близился к концу…. В колонках заиграла музыка, софиты осветили помещение, оживляя его и потихоньку, начали подтягиваться завсегдатаи клуба. Принц угостил меня кофе на вынос и оставил, занявшись своими обязанностями. Сидя за барной стойкой, я бесцельно возила ложкой по пушистой пенке ароматного каппучино, положив голову на руку. В сумке зазвонил сотовый и я лениво полезла на его поиски. На экране высвечивался номер Викки.

В середине недели, выполнив утренний ритуал сборов и проводов в сад, я уже не стала возвращаться в постель, чувствуя себя полной сил и бодрости. Стоя на кухне с кружкой горячего кофе я вдыхала запах ароматного напитка, прикидывая в голове примерный план на день, не забывая уделить внимание подготовке к тесту. Вообще, в последнее время, я старалась занять свой день чем угодно, только бы не возвращаться мыслями к Абелю. К слову, после разговора с Вик, эти мысли плавно перевоплотились и приобрели навязчивый эротический характер…. Брошенная в разговоре фраза — «изголодавшийся мужик», то и дело возникала в голове, рисуя откровенные образы, отчего кровь начинала бежать быстрее, и порой я даже замирала от волны возбуждения. Из-за этого в присутствии Абеля, мне все труднее удавалось сохранять самообладание и скрывать свое влечение. Стоило ему коснуться меня, или наградить пронзительным взглядом серых глаз, как меня кидало в жар…, и внутри все приходило в трепет. Меня выдавали простые рефлексы…, будь то румяные щеки или неловкие движения. Казалось, его флюиды ласково окутывали мое обоняние, как только я улавливала запах, который приводил меня в исступление. Я была уверена, он замечал это! Порой я ловила его настойчивый взгляд, словно он видел меня насквозь…, видел все, что я старательно скрывала за маской беспечности. Однако чем-то большим он себя не выдавал….

— О Боже….- произнесла я сдавленным голосом. — Сэр, простите, я вас не увидела…! Даже не понимаю, как это произошло…

— Я же не позвонила Абелю! — напомнила я, на всякий случай.

— Абель…, я не могу…

Он ослабил хватку, и опешивший парень, кепка которого давно отлетела в сторону, неуклюже скатился с капота.

Мы с Викки разминулись, я направилась к тойоте, а она к своему внедорожнику, припаркованному дальше. Оказавшись за рулем, я почувствовала себя гораздо уверенней и больше не сомневалась в правильности своего решения. Выехав с парковки, я увидела синее авто подруги, поджидавшее меня у ворот. Когда я оказалась на достаточной дистанции, она подмигнула мне аварийными огнями, и внедорожник двинулся вперед. Я осторожно поехала следом, чувствуя как адреналин, разгоняет кровь.

— В машину! — Рыкнул он, на ходу. — Поедешь за мной.

Принц сузил глаза, и поджал губы.

— А как же права? — спохватилась я.

— Привет… — поздоровалась я, как ни в чем не бывало. — У тебя новая машина?

— Нравится? — спросил он вдруг.

— Посиди в баре, я сейчас приду. — Сказал он, подтолкнув меня вперед, а сам направился в ангар.

10

Всю дорогу я ехала в нервном напряжении. Обогрев работала на полную, но меня все равно пробивала мелкая дрожь. Тело находилось в каком-то оцепенении, словно натянутая струна и казалось, мышцы вот-вот начнет сводить судорога. Секунды лениво вели свой счет, и время будто замерло, пока я следовала за спиной мужа. Не знаю, сколько мы ехали, пропуская под колесами полосу разметки, минуя повороты и светофоры, но в какой-то момент я увидела развилку, за которой начинались знакомые постройки спального района. Очень скоро мы уже подъезжали к дому, и мое сердце забилось быстрее, от приближения к моменту неизбежного!

Абель остановил свой байк возле тротуара, а я заехала на подъездную дорогу к гаражу, который примыкал к дому с левой стороны. Заглушив мотор, я взглянула в зеркало заднего вида, и нервно закусила губу наблюдая как Абель, не спеша сошел с байка, и снял шлем. Мне хотелось как можно дольше находиться в своем укрытии, но я понимала, что это был глупый, трусливый порыв. В конце концов, нужно отвечать за свои поступки! Некоторое время я собиралась с духом и уже потянулась к дверной ручке, как вдруг, дверь сама открылась, впустив в салон холодный ночной воздух.

* * *
* * *

Где-то, через час я стояла на кухне и вовсю готовила завтрак, пританцовывая под ритмичную песню, доносившуюся из радио. Несмотря на вчерашние переживания, мое настроение было прекрасным! Словно вчера я скинула какой-то груз, который не давал мне расслабиться. Возможно, это состояние было временно, но по крайней мере, я могла насладиться этим моментом!

Абель тем временем достал полотенце, наклонился и приподнял меня за плечи. Обернув его вокруг дрожащего, мокрого тела, он взял меня на руки и понес в спальню. Капельки воды стекали по коже, падая на пол, не успевая впитаться в полотенце. Я прижалась к мужской груди, чувствуя, как вымотана физически и морально. Муж мягко положил меня на кровать и укрыл одеялом. Затем лег рядом, и я почувствовала тяжесть его руки. Вдыхая мужской запах я молча, благодарила Абеля за эту заботу, за это чувств защиты и покоя. Он был для меня загадкой! В нем сочеталось не сочетаемое! Он будоражил меня и пугал, притягивал и восхищал. Он приручал меня, воспитывая своим кнутом и пряником. Мои чувства к Тиму, были словно осколки, которые остались, только чтобы резать душу, разрушая меня изнутри. Но словно бальзам, во мне создавались новые чувства! Целительными, тонкими струйками, они мягко склеивали меня по кусочкам, постепенно собирая воедино… — это были чувства к Абелю.

«7 лет назад…

Я некоторое время смотрела в карие глаза, задумавшись над главным вопросом.

— Хватит…, отпусти… — шептала я сквозь прерывистые рыдания, и мой шепот сливался с шумом воды.

Тук… Тук… Тук…

Немного опешив, я медленно вылезла из салона, подняв на него настороженный взгляд. В полумраке, я столкнулась с суровым выражением лица, от которого по телу прошел озноб. Внутри меня блуждал страх, но вместе с тем, неприятным сгустком, сформировалось чувство вины. Абель просканировал меня долгим взглядом, и я, прижавшись спиной к машине, застыла, пропуская вдох.

— Доброе утро… — Произнесла я, смущенно улыбаясь.

— Абель, мне очень жаль, я… просто… решила, что с Викки я справлюсь! И я… не стала звонить тебе, чтобы не отвлекать! Но эта авария…

Я сделала сэндвичи с ветчиной, и уже аккуратно разрезала готовый квадрат по диагонали, когда на кухню зашел Абель. Он двигался бесшумно, но я будто кожей почувствовала его присутствие и обернулась. Он не спеша, ступал босиком по плиточному полу, вытирая полотенцем лицо.

— Не бойся. — Велел он строго.

— Больно?

— Что? — спросила, я сомневаясь что расслышала правильно.

Он усмехнулся, глядя на меня в недоумении.

Горячие струи равномерным потоком смывали с меня остатки страсти. Легкая боль от растяжения между ног, напоминала о его пребывании во мне. Я согревалась и расслаблялась, прокручивая в голове, все что произошло. Лицо Абеля в момент нашего соития, сильные руки, удерживающие меня, жаркие поцелуи, властный взгляд…эти образы заставляли тело, снова пропускать волны возбуждения!

Он усмехнулся, но его тон был серьезным.

Стоя посреди комнаты обнаженной и с простыней в руках, я нервно выдохнула, затем небрежно вернула ее на кровать и продолжила путь в ванную.

— Доброе утро. — Произнесла я, слегка улыбнувшись, и чувствуя, как горят мои щеки, которые вечно выдают все мои эмоции.

Больно. Как же больно! Я никуда не могла убежать от этой боли, впившейся в каждую грань моего сознания. Она холодными лапами сдавила меня в тиски не давая вдохнуть…

— Ладно…, думаю мне пора. — Произнесла я скомкано. — Нужно готовиться к тесту, к тому же твои родители скоро вернуться!

— Садись, поговорим.

— Послушай. — Он мягко взял меня за плечи, смерив снисходительным взглядом. — Это не предложение руки и сердца, я хочу, чтобы мои родители узнали тебя!

— Выходи! — Услышала я строгий голос мужа.

Я сузила глаза, пристально вглядываясь в красивое лицо.

Он наклонился и коснулся моих губ, затем его напряженный взгляд скользнул вниз.

— Успокойся, малышка. Уж с этим я сам разберусь.

— Пошли.

Только что же теперь? Мой настороженный инстинкт диктовал быть с ним осторожной. Ведь я не понимала, какие намерения двигали им. Это было наказание…? Или он решил перейти на новый уровень, для чего-то… чего я еще не могу понять? В любом случае после этой близости моя жизнь, словно разделилась на до и после! Ей суждено было стать последней точкой, между моим сомнением о прошлом и будущем. Теперь мне окончательно придется вырвать из сердца, все свои остатки чувств и воспоминаний о Тиме. Нет, они не исчезли по моей наивной воле! Это тоска блуждала во мне все это время, и хорошо прятаться согласно поговорке с глаз долой из сердца вон! Однако теперь пришло время возродиться и посчитаться со мной! Они с новой силой, тяжелым грузом упали на мое сердце. И этот переход стал невыносимо болезненным… Волна горечи, словно спрут пустила яд по моим венам. Больше нет пути назад! Все безвозвратно! И в моей голове Тим, словно призрак предстал передо мной, глядя с болью и осуждением. Он стоял в пол оборота, готовый уйти в пустоту. И мне стало так страшно…! Страшно и больно, что я потеряю его навсегда!!! Мои губы задрожали, а из горла вырвался прерывистый стон. Я закрыла рот рукой, чтобы Абель вдруг не услышал меня и совсем не правильно это расценил. Меня раздирало изнутри, словно я коснулась этой липкой пустоты, в которую не могла его отпустить! Но ведь это все иллюзия! Это ощущение потери — было иллюзией, но оно глубоко засело внутри. Его давно, больше нет в моей жизни! Это — Я, на себя смотрела с осуждением! Я — сама себя мучила! Тело содрогнулось от всхлипа. Осев в душевой кабинке, я никак не могла унять свои рыдания. Вода бежала, скрывая мои звуки, словно бездушная подруга, продолжая обнимать своим теплыми потоками. Поджав колени к груди, я обняла их и опустила голову.

Я не верила, что такое бывает. Что можно одновременно достичь оргазма! Это невероятное ощущение, объединяющее, энергетическое слияние. Наши сердца отбивали дробь, а учащенное дыхание высушивало легкие. Я лежала, притаившись под ним, не смея шевельнуться. В какой-то момент он вышел из меня и не спеша отстранился. Моя голова была повернута в другую сторону, поэтому я не могла видеть его лица. Мы лежали, молча вдыхая в унисон. Я осторожно легла на бок и положила руку между ног, чувствуя сперму Абеля на нежной коже. Меня клонило в сон, но титаническими усилиями я заставила себя встать, чтобы все-таки добраться до ванны. Тело трусило от обезвоживания, после сладких истязаний Абеля, после мощных оргазмов, которые до дна истощили мои ресурсы. По бедру потекла горячая, вязкая жидкость и я твердо решила, что без таблеток не обойтись! Видимо, раньше я принимала противозачаточные, поэтому он не беспокоился за это. Украдкой взглянув на мужа, я прошлась по обнаженному и совершенному мужскому телу. Абель лежал на спине, положив руку под голову, и его глаза были закрыты.

— Мне кажется, тебе не стоит с этим торопиться… — сказала я серьезно.

— Не переживай это просто семейный ужин. К тому же, они утомили своими вопросами о моей девушке.

— Я…я п-просто хотела…

— К тесту я и сам тебя подготовлю. — Сказал он решительно. — А родители вернуться только в пятницу! И кстати… в субботу я собираюсь тебя с ними познакомить.

Муж тем временем поджидал меня у двери и я, не смея взглянуть на него, прошла в дом. Как только мы оказались за порогом, я поспешила оправдаться, чтобы хоть как то сгладить его гнев!

Внезапный холод, заставил меня напрячься. Когда я поняла, что это вода прекратила свой поток, я в панике подняла голову и наткнулась на напряженный взгляд Абеля. Он стоял с обнаженным торсом, но уже в джинсах, и я прижала колени сильнее, стесняясь своей наготы. Что он теперь подумает? Я совсем растерялась, и почувствовала себя абсолютно беспомощной. По щекам пробежали слезы…. Боже, как мне хотелось честно рассказать ему о своих мучительных воспоминаниях! Как хотелось разделить с ним этот груз, чтобы он все понял правильно и помог мне с этим справиться. Но я боялась. Боялась его хмурого, презрительного взгляда. Нет, он не поймет! Это еще больше все усложнит.

— Кажется, я испачкала простынь…

Он сфокусировал на мне взгляд, обаятельно прищурившись и казалось, что его глаза улыбаются. Однако лицо оставалось серьезным. Замедлив ход, он остановился посреди кухни и кивнул в сторону стола.

Свет только начал пробиваться в окна, когда я проснулась. Медленно повернув голову, я увидела, что Абель лежит на животе, лицом ко мне, и крепко спит. Приподнявшись, я задержала взгляд на его спине…, что была полностью покрыта тату. Это была нашивка клуба, точь-в-точь изображенная в реальном размере. Череп с шаром, имя клуба… это было на всю жизнь! Это и было его жизнью! Нахмурившись, я кинула взгляд на умиротворенное лицо мужа и тихонько вылезла из постели. Захватив из комода одежду, я направилась в ванную.

Я опустила глаза и смущенно покраснела.

— Ммм… какой ты романтик. — Сказала я, с сарказмом.

— Нет, малышка. Я реалист!»

— Чшш… — его большой палец коснулся моих губ. — Я знаю.

В полудреме я почувствовала, когда он встал, укрыл меня одеялом и оставил осторожный поцелуй на щеке. Саднящая боль между ног доставляла дискомфорт, но усталость все же взяла свое и унесла меня в тяжелый сон. Я проснулась, когда солнце уже было высоко и пробивалось ярким светом в окно. Первое что бросилось в глаза поднос на тумбочке, от которого исходил аппетитный запах. Я приподнялась и почувствовала, как по телу пробежала дрожь от слабости из-за недосыпа. Круглый поднос был забит завтраком, как минимум на троих. Белая кружка, с черным кофе, на блюдце которой аккуратно лежала ложка и два кубика сахара, стакан свежевыжатого сока, какой-то необычный омлет, круассаны, пончики… а сверху записка — «Съешь меня…». На моих губах заиграла улыбка, мне стало приятного от такого заботливого жеста. Свесив ноги, я уже собиралась встать, но усилившаяся боль между ног заставила меня зажмуриться и шикнуть. Надо признать я иначе представляла себе первый раз…. Нет, я конечно знала что будет больно! Но после возбуждающей прелюдии в романтичной обстановке, которая привела меня в сказочное состояние…, эта боль перекрыла все, уступив место суровой реальности. Боль от его пребывания во мне, от его настойчивых толчков… «Потерпи малышка, скоро станет легче…» — произнес он, заполняя меня осторожно, но настойчиво. Я покраснела, вспоминая прошедшую ночь, и взяв стакан с соком, осушила его. Поднявшись, я направилась в ванную, но замерла на пол пути, заметив на дорогих коричневых простынях пятна своей девственности. Меня передернуло, от отчетливого воспоминания вчерашней боли. Стыдно было оставлять свои следы, поэтому я уверенным движением стянула простынь. Однако пятна пошли глубже и впитались в матрас.

Я еле заметно кивнула.

Я смотрела на него насторожено, ведь я еще не была готова к такому шагу. Да и складывалось все как-то слишком хорошо, что даже пугало!

— Привет.

Через пол часа, я выглянула из комнаты Тима, одевшись в свое немного помятое платье и аккуратные туфли в цвет. Проходя по дому Мистера и Миссис Джонсон — родителей Тима, я ощущала себя словно в музее. Дорогой интерьер сделан со вкусом и изыском. На втором этаже несколько спален и выход на террасу. Проходя по широкому коридору, я рассматривала антиквариатные вазы, картины и различные этнические предметы, привезенные из разных стран. Мягко говоря, я чувствовала себя не в своей тарелке, осознавая свое место, в пирамиде слоев общества. Спустившись по деревянной лестнице, я оглянулась по сторонам просторного первого этажа. Обойдя кухню, огромный зал и вернувшись обратно, я совсем растерялась. Но вдруг прислушалась к еле различимому стуку, доносившемуся с противоположной стороны от моих исследований. Я пошла на звук, минуя две смежные комнаты и наконец, увидела прозрачную дверь, за которой находилось застекленное помещение с тренажерами. Этот стук исходил от Тима, который бежал по беговой дорожке в наушниках. Его серая майка прилипла к жилистому, спортивному телу, а по коже стекали капли пота. Я незаметно зашла и наблюдала за ним некоторое время. Он словно почувствовал взгляд, и в какой- то момент обернулся, наградив меня обаятельной улыбкой. Сняв наушники, он остановил дорожку и направился ко мне. Не спеша, приближаясь, он стянул по пути полотенце, чтобы вытереть лицо.

— В следующий раз боли не будет, обещаю! — Уверил он, ласково.

… Громким стуком, во мне отбивалось его учащенное сердцебиение. Он некоторое время нависал надо мной, затем медленно отстранился и лишил меня своей тяжести. Я приложила руку к низу живота, чувствуя периодическую, слабую пульсацию. В голове была звенящая темнота. Тело полностью расслаблено, и больше ничего не хочется. Не до вопросов, не до мыслей. Когда сердце успокоилось, и начался мерный стук, в сознании пробилась беспокойное напоминание…, мы не предохранялись!!! В своем неустойчивом положении, это привело меня в панику. Нужно было срочно смыть его остатки! Хотя это не давало никакой гарантии. Сделав движение, я повернулась на бок и уже хотела встать, но внезапно, Абель обхватила мою талию, и притянул к себе. Я почувствовала спиной его твердый пресс и замерла в этих объятиях. Он расстегнул лифчик и снял его окончательно, и я поняла, что он еще не закончил со мной. Нежно проведя рукой по животу, он поднялся к груди и мягко сжал упругие полушария. Медленно выдохнув, я закрыла глаза от наслаждения. Он тем временем двинулся вниз, исследуя гладкий треугольнику, и углубился, настойчиво разводя бедра. Внутри меня колыхнулась волна и я удивилась, что мое тело, вообще еще на что-то способно! Сейчас Абель был терпелив и нежен. Он медленно и верно пробуждал во мне желание. Убрав со спины, копну темно-русых волос, он начал покрывать кожу поцелуями, спускаясь от шеи к плечу. Я закусила губу, сдержав звук удовольствия. Его пальцы тем временем скользнули внутрь, и я выгнулась, сжимая бедра и делая прерывистые вдохи. Он еще некоторое время терзал меня, пока я не почувствовала его возбужденный член готовый войти в мое горячее лоно. Абель медленно зашел, растягивая сосредоточение желания и начал двигаться в неспешном ритме. Взяв мое лицо, он мягко повернул его, чтобы слиться в ласковом поцелуе. Его ритмы постепенно увеличивались, и мои стоны начали врываться в его губы. Он контролировал меня, он знал, как довести до исступления. Утонув в ощущениях, я оторвалась от поцелуя, но он удержал меня за шею заставляя смотреть на себя, заставляя подчиняться! Наши глаза — золото и серо-голубая гладь, огонь и лед — столкнулись. Я сжала зубы, сдерживая рвущиеся стоны, стыдясь показать свою страсть. Его контролирующий, подчиняющий взгляд, заставлял раскрыться ему без остатка, ничего не скрывая. И под этим контролем толчки стали жестче, быстрее и не в силах больше сдерживаться я вскрикнула, закрыв глаза. Только тогда он отпустил и продолжил заполнять меня, заполнять желание до самых краев. Мои прерывистые стоны разносились в пространстве… в комнате… в доме. Это эхо, придавало ему еще больше сил, неистово заводило его. Мне не хватало еще чуть-чуть… еще толчок, чтобы разлететься… еще мгновение. Абель притянул меня за шею заставляя выгнуться, и я вскрикнула от горячей волны, пробежавшей по телу, но даже этого мне не хватило! В горле пересохло, язык прилип к небу, а он продолжал двигаться, продолжал свою сладкую пытку. Внезапно Абель повернул меня на живот и приподнял попу. Я тут же встрепенулась, но он быстро прижал меня сверху, не давая опомниться, и резко вошел. Он дал мне вздохнуть, приподнявшись на руки и нависнув надо мной, продолжая истязать меня совершенно другими ощущениями после смены позы. Я уткнулась в подушку, слушая его резкие вдохи и чувствуя его власть надо мной, всем телом. Комок внизу живота начал беспощадно скручивать меня. Абель снова и снова входил в меня, доставляя удовольствие, срывая стоны с моих губ. И я не знаю, сколько это продолжалось, прежде чем оргазм пронзил мое тело! Одновременно я услышала, как из груди мужа вырвался рык! Он опустился на локти и его тело содрогнулось….

Горячая ладонь Абеля коснулась моей щеки и скользнула ниже, туда — где активно пульсировала сонная артерия. Дальше, его рука уверенно зашла мне за шею, и скоро я почувствовала, как запутались мужские пальцы в моих волосах, сжав их у корней на затылке. Моя голова теперь, была прочно зафиксирована! Наши взгляды пересеклись, и время будто замерло. Я закрыла глаза, сжавшись всем телом, в ожидании самого страшного…

— Черт…! — вырвалось у меня, от растерянности.

— Малышка…, я, конечно, знаю о твоем патологическом недоверии к людям, но у нас действительно все серьезно! И может, я не могу обещать тебе — вместе, навсегда! Но, по крайней мере… — это будет долго и счастливо.

Я не стала спорить. Мне и так было стыдно это обсуждать.

Я замолкла, когда Абель, молча слушая мою тираду, окинул меня странным взглядом и начал приближаться. Он подошел вплотную, и я запрокинула голову, чтобы видеть его глаза, в которых отражался мой трепет.

Он направился к дому, а я немного придя в себя, отлепилась от железной опоры и двинулась за ним. В голове настойчиво пульсировала мысль, что на улице с ним было бы безопасней, чем наедине в закрытом помещении! Но я осекла себя, стараясь сохранять самообладание. Я должна ему верить! Он не сделает мне… ничего плохого. Не причинит зла! Но как же трудно было быть в этом уверенной, когда перед глазами стояло лицо громилы, который будучи вдвое больше Абеля, растерялся и не стал с ним связываться! И я даже боялась предположить почему?

Я почувствовала, как его рука сильнее сжала волосы. Не больно, но настойчиво он потянул, и моя голова послушно запрокинулась. Его губы коснулись шеи сначала нежно, затем более жадно и горячо. Внутренним инстинктом я почувствовала, как расширились мои зрачки, и участился пульс! Меня уносило стремительно и безвозвратно. Я начала терять голову, запаниковала и уперлась руками в твердую грудь, чувствуя жесткую кожу косухи. Абель шагнул мне в такт, когда я попятилась назад, и моя спина почти сразу уперлась в стену. Пугаясь своему стремительному забвению, я предприняла жалкие попытки отстраниться, однако муж легко сковал меня в стальных объятиях. Он полностью меня контролировал. Одно мгновение, когда мучительные ласки сочетаются с крепкими тисками…, одно только мгновение, которое все решило за меня! Я прерывисто вздохнула от скатившейся волны наслаждения, поражаясь, что в такой экстремальной ситуации мое тело вообще в состоянии возбуждаться. Мои руки обмякли, а тело подчинилось, пропуская через себя опьяняющие импульсы. Его ладони снова коснулись лица, затем спустились к шее, провели по изгибам плеч и уверенным движением стянули куртку. Он сбросил ее на пол, не отрывая своих губ от разгоряченной кожи. Переместившись выше, он обжег дыханием ушную раковину, и более ощутимая волна пронеслась по телу, пробуждая каждую клеточку. Я резко втянула воздух, а его рука скользнула между бедер, поднимая юбку прямого платья, в котором я осталась. Он не спеша двинулся вверх и достигнув возбужденного места между ног, провел по нему, чувствуя через белье мое горячее желание. Я резко приподнялась и ахнула, вцепившись в плечи мужа. Меня будто коснулись, разряды тока, создавая внизу живота тянущий комок. Мой стон и проявившееся возбуждение, словно сбило его самообладание и контроль. Я почувствовала, как напряглись его мышцы, и услышала резкий вдох, прежде чем он подхватил меня и подняв над полом, перекинул через плечо. Воздух вышел из легких, когда мой живот вдавился в твердую опору, и я оказалась вниз головой. Волна волос скользнула со спины, и они невольно колыхались, пока Абель нес меня по коридору. В спальне, он поставил меня на ноги, посреди комнаты и отстранившись начал быстрыми движениями снимать верхнюю одежду. Я поймала глаза, которые казалось, изменились в цвете. В ледяной глади, вода пробила себе путь, отражая огонь желания. Это было то, что таиться в глубине мужчины — бесконтрольный, животный импульс. Этот взгляд прожигал меня, раздевал до ниточки и подавлял своей мощной энергетикой. За пеленой страсти я заметила этот переход, когда движения Абеля стали резки и не сдержаны. Он уже притянул меня к себе, целуя страстно и требовательно. Его руки, нащупали молнию платья на спине и потянули вниз, обнажая плечи. Ловкими движениями он стянул его, и я осталась в черном белье и телесного цвета чулках. Первый раз я была обнажена перед мужем. Желание горело внутри меня, играя румяным отливом на щеках. Я не смогла сдержать порыв и обняла себя руками, под его проникающим в самую душу взглядом. Он настойчиво убрал их, наступая на меня. Я попятилась, но очень быстро наткнулась на кровать и упала на локти. Возвышаясь надо мной, он одним движением стянул майку через голову, и мой взгляд замер на рельефном торсе мужа. Грозное тату, которое давно терзало любопытство, теперь во всей красе открылось мне! От плеча к груди, набитая в невероятно реалистичном изображении, спускалась голова льва. Он смотрела на меня в грозном оскале, агрессивном и диком. Устрашающая стихия лидера — она служила отражением сущности, своего хозяина. Но не только это поразило меня. Мой взгляд пробежался по его коже с множеством шрамов. Я напряглась, рассматривая следы от порезов, рассекающих кожу и неровных ссадин. Когда мой взгляд нашел впадину от пули в области ключицы, меня передернуло внутри, а страсть начала стремительно таять. Абель уже склонился надо мной, и я спешно начала отползать. Однако как только я добралась до подушек, он одним рывком подмял меня под себя и накрыл губы страстным, доминирующим поцелуем. Меня уносил вихрь ощущений, а руки, невольно упирающиеся в мощную грудь, обмякли, уступая место желанию. Чашечка лифчика пошла вниз, освобождая грудь, и теплая рука сжала чувственное полушарие. Теплые, мягкие губы накрыли набухший сосок в нежном поцелуе. Я выгнулась словно кошка от новой волны бесконечной гаммы чувств. Он был нетерпелив и его руки блуждающие по телу, впивались в кожу, оставляя следы. Абель двинулся вниз, чтобы стянуть мои трусики. Мокрая и горячая, я уже была готова вобрать его в себя, но все равно трепетно сжала бедра. Лязгнула пряжка ремня и я отвела глаза, когда Абель начал расстегивать ширинку. Скоро я почувствовала, как его колено проникло между сведенными ногами, и он настойчиво раздвинул их, устраивая свою тяжесть между ног. Я сжалась внутри, когда бедром почувствовала его уверенных размеров, твердое возбуждение. Он начал входить, удерживая меня и глядя прямо в глаза. Сначала постепенно и терпеливо. Растягивая и давая возможность привыкнуть, чтобы затем, не смотря на внутреннее сопротивление, полностью заполнить меня, заставляя вырваться грудному стону. Я обхватила мужские плечи, чувствуя, как перекатываются и напрягаются стальные мышцы. От резких толчков с терпимыми интервалами, по телу проносились мощные стрелы возбуждения. Комок внизу живота уже ждал этой подпитки в настойчивом натяжении. Абель постепенно наращивал темп, беспощадно вбиваясь в меня, и скоро я начала метаться под ним, не в силах контролировать, проходящие электрические волны внизу живота. Я закусила губу, сдерживая рвущиеся стоны, и Абель, словно заметив это, стал двигаться еще неистовей, одновременно лаская кожу возле уха. Прерывистый стон разнесся по комнате. Потянув мои волосы, Абель впился в изгиб шеи, и я снова вскрикнула от невероятных, мучительных ощущений пронзающих меня. Он казалось, питался моими криками и стонами продолжая врываться в мое лоно снова и снова. В какой-то момент я почувствовала пульсацию между ног, комок был натянут до предела… секунда… и внезапный взрыв пронзил тело, наградив спазмом каждую мышцу. Я зажмурилась, изогнувшись и издав неконтролируемый крик! Абель настойчиво продолжал двигаться, чувствуя, как сжимается моя плоть вокруг него. Мои пальцы впились в мощную спину мужа, сердце колотилось о ребра, меня продолжало держать в экстазе, и я непроизвольно содрогалась, выбивая из груди прерывистое дыхание. Сознание путалось, контроль над реальностью был окончательно потерян. Я еще некоторое время металась, пока волна, наконец, не начала постепенно сходить, принося свинцовое расслабление. Сознание приходило в ясность. Я начала анализировать то, что произошло с моим телом. Этот невероятно мощный, энергетический удар, этот оргазм…, казалось до этой секунды, я вообще не знала что такое оргазм! Под тяжелой слабостью, я почувствовала, как тело Абель напряглось, а дыхание стало жестким, прежде чем он кончил в меня…

Выражение лица Абеля было непроницаемым, а взгляд — пристальным и хладнокровным. Я была растеряна и напряжена до предела, боясь вдохнуть так долго, что легкие начали гореть… В голове четко возник образ Доры, к которой он подходил с такой же маской непринужденности, и я сглотнула, чувствуя, что меня накрывает волна паники.

Сердце пропустило удар, и я вздрогнула, когда вместо ожидаемых кошмаров, жесткие и теплые губы Абеля, накрыли мои…! Глаза тут же распахнулись, а губы задрожали в ответ. Он неожиданно отстранился, наградив меня пронизывающим и подчиняющим до глубины взглядом.

— Значит… у нас все, настолько серьезно? — спросила я невинно, сдерживая улыбку.

Его лицо озарилось в широкой ухмылке, и он притянул меня к себе.

11

Моя улыбка моментально померкла. Не спеша, отложив нож, я неуверенно прошла к столу и села на деревянный стул с высокой спинкой, который Абель выдвинул для меня. Сложив руки на коленях, я подняла трепетные глаза на мужа. Он сел напротив, расслабленно откинувшись на спинку, и небрежно положив локоть на стол. Я нервничала, и одновременно испытывала приятную дрожь, находясь в его энергетическом поле. Мне так хотелось прикоснуться к нему, вдохнуть ближе его запах… но, я кожей чувствовала, будто между нами стоит незримая преграда.

— Я помню, что говорил тебе — не в моих правилах рукоприкладство… — сказал он спокойно, а меня окатило жаром. — Но если ты еще раз, ТАК проявишь свою самостоятельность. Я отшлепаю тебя по твоей упрямой заднице!

* * *

— Мама! — радостно воскликнул он.

Я вскинула брови от такого вопроса, но вспомнив вчерашнее, поняла, что вопрос логичный.

Он вернул взгляд на меня, и его глаза сверкнули, слегка прищурившись.

— Моя девочка… — горячо прошептал он в губы, и слегка отстранившись, заглянул в мои глаза, прикасаясь лбом к моему лбу. — Ты такая невинная и податливая, что у меня просто крышу сносит.

Абель нахмурился, сканируя меня взглядом.

Меня очень смутило, что он говорил об этом так, будто хорошо разбирался в таких делах.

Она не спеша развернулась и вышла из кухни. А меня словно ударило под дых. Я почувствовала, как продавилось мое внутреннее состояние под ее гнетом. Я помнила о своей позиции. Помнила, зачем взяла эти таблетки, но почему, же все мои сомнения разом были раздавлены после этого диалога? Бренда сурово спустила меня в реальность и растормошила все мое видение ситуации. Почему-то, представив на секунду, что я стану вдруг отдельной от Абеля и его мира, меня вдруг охватила паника и страх. Но сейчас, мне было страшнее от того что Абель может узнать об этом разговоре от Бренды. Я боролась с внутренней позицией и тем, что мне предоставила судьба, не оставив выбор. Пребывая в прострации, я подошла к раковине и раскрыла руку с таблеткой. Открыв кран, я подставила ладонь, и белый кружок смыло обильной струей. Примирившись с совестью, я решила, что поговорю с ним. И не смотря на страх перед его реакцией, после гнетущего разговора с Брендой, я обязана это обсудить

— Да все хорошо, не переживай!

— Может и… есть. Нет… Не знаю, давай сменим тему!

Волна холодного пота пробежала по телу Я растеряно посмотрела на мужа, одновременно прокручивая момент аварии и пребывая в немом потрясении. Обмякнув на стуле, я напряженно уставилась в пространство.

— Привет. — Произнес он бархатным голосом.

Викки вздохнула в трубку.

— Это известная тема. — Произнес он, задумчиво глянув на часы, что висели на стене.

— Пятьдесят оттенков…? — переспросила я, растеряно.

— Эй, ты не справедлива! — возразила я. — С чего это ты превратилась в холеную стерву?

— Хорошо…, спасибо. — Произнесла я смущенно, прежде чем она нажала отбой.

Мне казалось, он заметил, как на моей коже прошли нервные мурашки, а глаза панически заметались. Почему я заранее не подумала, что ответить на это? Ведь знала, что этого вопроса не избежать.

Меня царапнули ее слова о братстве, ведь я ощущала, что уже невольно была его частью. И что я уже окунулась и живу в том, от чего она так рьяно отбивалась и чего избегала. Но я понимала, что ей движет. И даже немного позавидовала, что у нее, по крайней мере, есть выбор. Однако она уже влюбилась, и это явно было не поверхностное увлечение! И неизвестно, сможет ли она противостоять этому чувству?

— Откуда ты знаешь? — спросила я настороженно.

Я снова кивнула и повернувшись к столешнице, потянулась за стаканом с водой, не сразу заметив, что Бренда замерла на пол пути сосредоточив на чем то внимание. Проследив за ее взглядом, я поняла, что она увидела невзрачную упаковку от таблеток. Я незаметно зажмурилась, ругнувшись про себя.

— Хорошо. — Произнесла я, уступчиво и вовремя вспомнила о своей неожиданной проблеме. — Эм… я, кстати, хотела попросить тебя. Хоть мне очень неудобно напрягать, но… нужны кое-какие таблетки.

Она одела, сумку на плечо, взглянув на меня свысока.

Из сладкой неги глубоко сна меня вытащило легкое прикосновение к лицу. Словно кто-то убрал упавшие прядки, щекоча кожу, и я неохотно открыла глаза. Увидев Абеля, который сидел рядом, я тут же сонно захлопала глазами. Он был одет в обтягивающий серый свитер и темные брюки. Этот стиль делал его каким-то другим… более строгим. Выдержанно сексуальным и привлекательным. Он смотрел на меня, лукаво прищурив глаза, а я почувствовала, как сковывается мое тело в трепете.

Я сглотнула, глядя на него, как кролик на удава, а на его губах дрогнула улыбка.

Хлопнув глазами, я ощутила, как по телу прошла горячая волна от его слов. Я тонула в бездне его глаз и меня распирали неведомые, окрыляющие чувства. Я буквально парила в пространстве, словно пребывая в каком-то нереальном состоянии, которое можно назвать счастьем. Закусив губу, я сделала попытку сдержать блаженную улыбку. Я забыла про машину, забыла про вчерашние переживания, все унесло каким-то волшебным ветром! Словно я была под действием алкоголя или качественного наркотика. Лишь бы чувствовать его запах, чувствовать силу рук в его объятиях, лишь бы слышать его голос, эти ласкающие слова, которые окончательно пробивают мое сердце, переворачивает сознание, и высекают в душе его образ. Я смотрела на него… невероятно мужественного и привлекательного, как влюбленная и безвозвратно очарованная девчонка.

— Кстати…

Он кивнул, улыбаясь и начал стягивать ботинки. Я двинулась к Бренде, чтобы поцеловать, и почувствовала приятный аромат ее духов.

— Поэтому они отступили…? Они тебя знают? — спросила я осторожно.

Я кивнула и поблагодарила подругу, которая сразу уехала домой высыпаться, после ночного дежурства. Пройдя на кухню, я некоторое время смотрела на матово-белую упаковку, затем аккуратно положила ее на столешницу возле раковины. Что-то внутри меня останавливало, и я не решилась их выпить прямо сейчас. Словно, я снова проявляю свою «самостоятельность», только в этот раз, ситуация была гораздо серьезнее. Но ведь меня никто не спрашивал о моем мнении по поводу этого! Почему тогда я должна еще о чем-то задумываться, когда время ограничено? Пребывая в этой неуверенности, я заняла руки домашними делами. Однако, я успела переделать все довольно быстро и больше не нашлось отговорок откладывать свое решение. Направившись на кухню, я замерла в коридоре, услышав, как открылась входная дверь. Попятившись в прихожую, я не успела опомниться, как мне навстречу уже бежал Макс с рюкзачком за спиной, который мотылялся из стороны в сторону.

Абель внимательно смотрел на меня некоторое время, а я слышала грохот своего сердца в ушах. Я прекрасно понимала, что он видит мою ложь насквозь, но пока поступает снисходительно. И от этого факта, я невольно, еще больше проникалась к нему чувствами.

Бренда приблизилась, чтобы поцеловать меня и отстраняясь сообщила:

— Я знаю что это. — Прервала она меня сухо.

— Одну прими сегодня, вторую через 12 часов. — Пояснила Вик.

— Не знаю. Наверное, меня просто начинает изводить, наше странное общение на грани флирта. Мне все труднее себя сдерживать…, но и перейти эту долбанную черту я не могу! Не могу расслабиться, понимаешь? И что он так рвется, в это байкерское братство!?

— Господи…, Абель, наверное, тебе взбучку дома устроил?

— Принц. — Сообщила она как-то сухо. — Заехал утром в больницу и вручил его мне. Даже разговаривать не стал, представляешь? Молча, все выразил, в своем красноречивом взгляде и ушел. Тоже мне — аристократ! — буркнула Вик.

— Послушай меня внимательно! — произнесла она низким и каким-то чужим голосом, угрожающим и не терпящим возражений. — В нашей семье дети — это ценность. И этим… — она брезгливо взяла пальцами со стильным маникюром, злосчастную упаковку. — … ты должна была пользоваться, ДО того как вышла замуж за Абеля!

— Нет, не думаю, что они знают меня в лицо. Эти парни вовремя увидели нашивки и приняли правильное решение не связываться.

— Иногда, мне проще остаться в клубе. — Произнес он, как ни в чем не бывало.

— Алло…! Элия?

— Да… — прозвучал мой неуверенный голос.

Снова тишина.

— Бренда, это мое личное дело… — Произнесла я сдержанно, отворачиваясь от нее. — Я не собираюсь с тобой это обсуждать.

Макс настойчиво потащил меня на кухню, и Бренда, сняв теплую джинсовую куртку, последовала за нами. Мы вместе поужинали, и пока я убирала со стола, Бренда с Максом направились в зал, выполнять задания из сада. Закончив с уборкой, я покосилась на таблетки, которые незаметно лежали среди кухонных приборов. Взяв пачку, я открыла ее и достала серебристую пластинку с двумя таблетками. Выдавив одну, я двинулась к крану, чтобы налить воды в стакан…. и в этот момент зашла Бренда. Она уже накинула куртку и несла в руках увесистую кожаную сумку. Я незаметно сжала руку и отодвинула стакан

Он наклонился к моему лицу, а его рука провела по волосам, чтобы запутаться в них и приподнять мою голову. Он смотрел на меня, упиваясь моим возбуждением, и я снова попала в плен его глаз, добровольно отдавшись его контролю. Мужские пальцы отодвинули трусики и вошли в меня — мокрую и горячую. Я выгнулась, а он удержал меня за волосы, не давая далеко двинуться. Опустив взгляд, я увидела его выпирающее возбуждение, сдерживаемое брюками. Стон вырвался из груди, когда раз за разом внутри пронеслись электрические импульсы от его движений внутри.

Весь вечер внутри меня сидел тяжелый осадок. Я пыталась отвлечься, проводя время с Максом, но все равно мои мысли вновь и вновь возвращались к негативному разговору. Бренда предстала передо мной в совершенно другом свете. Я вспомнила слова Вик — «У вас не самые теплые отношения…», и теперь понимала почему. Трудно было противостоять, такой темпераментной женщине! Она часто бывала, резковата и прямолинейна, но оставалась нежной в кругу семьи. В другом состоянии она была беспощадна и неотступна. И я ведь, совсем мало знала о ней! О ее судьбе, о том, как сложился ее непростой характер. Но я была уверена, Бренде многое пришлось пережить… это и сформировало ее, заставило быть сильной. Я надеялась, что мне никогда не придется сойтись с ней в каком-то споре, будучи уверенной, что проиграю в любом случае. Однако наши противоречия все-таки столкнулись.

— Ах… да. — Произнесла она, словно тоже забыла о моей амнезии, прямо как Вик. — Мы вроде как, встречаемся. — Пояснила она, смущенно скривившись.

Он слегка кивнул, окинув меня взглядом, а его рука не спеша скользнула под одеяло. Коснувшись колена, он нежно провел теплой ладонью вверх по бедру. Я тут же заерзала, но он не обратил на это внимание.

— Почему…? Вы ч-что…, какие-то гангстеры?

— Мы еще не все сделали, так что, дальше сама.

Пережевывая услышанное, я почувствовала, как кровь в моих венах замедлила ход.

Я удрученно поднялась со стула, слушая его удаляющиеся шаги в коридоре. Меня начало скрести изнутри от замешательства и негодования. Неудержимая волна вопросов, кинулась на мою бедную голову. Этот непонятный баланс между нами не давал мне расслабиться. Он, то становился ближе, чем только возможно, то резко отстранялся и держал меня на расстоянии. Я металась по кухне, нервно заламывая руки. Услышав шаги в прихожей, я вышла, чтобы снова взглянуть в его глаза и возможно, что-то прояснить для себя. Он уже одевал, косуху, поверх толстовки и одергивал ее на своих плечах, задержал на мне взгляд.

***.

— Все было очевидно. — Произнес он лениво. — Они подстерегли тебя в глухом районе и чисто подрезали, чтобы тачки сильно не замарать. Перед этим следовали за тобой пару кварталов и наблюдали. Дальше началось давление и вымогательство, так?

Мне кажется, он отчетливо увидел, как я обомлела, и как потускнел мой взгляд. Я еще больше расстроилась и опустив глаза, подошла к тумбочке где лежала куртка которую я подняла с пола сегодня утром. Сунув руку в карман, я достала ключи с пультом и протянула Абелю. Я не смотрела на него, чтобы он не увидел мою обиду, и вложив ключи скорей поспешила отвернуться и уйти. Однако Абель поймал мою руку и притянул к себе. Не отрывая глаз, в которых мелькнул огонь, он взял мое лицо в руки и наклонился. Его губы развели мои, и он мягко проник языком на встречу моему трепетному, во взаимном переплетении. Меня чуть не подвели ноги, которые тут же подкосились от этого поцелуя. Абель прижал меня сильней, и его дыхание стало резче. Но в эту же секунду, он вдруг остановился…. Словно боялся поддаться и потерять самообладание.

— Тогда моя очередь задавать вопросы. — Сказал он, серьезным тоном, а я тут же напряглась. — По какому поводу были слезы, Элия? Не помню, чтобы делал тебе больно.

— Дорогая ты закончила? Мне нужно ехать, Марко звонил. — Произнесла она на ходу.

— Детка ты там жива? — спросила она тревожно.

— Я… не знаю. Вчера столько произошло…! — с этими словами перед глазами пронеслись мои болезненные воспоминания, и самобичевание в ванной. Кровь заиграла на щеках, выдавая мою ложь. — Я наверное испугалась… или, просто перенервничала.

— Но ведь… эта авария вышла случайно! Мне просто нужно было, быть внимательней. — Мягко возразила я.

— Это была не случайная авария, Элия. Ты даже не заметила, как тебя «красиво» раскрутили. Эти парни — автоподставщики, они загрузили бы тебя на бабки и забрали машину!

— В общем, которые, принимают после полового акта, чтобы не забеременеть.

— Черт… — выдохнула я, закрыв глаза. — Я его здорово подставила! И похоже, настоящую взбучку получил именно он.

Он уже забрался под ночнушку и ласкал кожу между ног. Я машинально накрыла его руку, когда он продвинулся дальше и коснулся трусиков. Мой прерывистый вдох от горячей волны внизу живота, пронесся по комнате. Его пальцы неумолимо двигались по ложбинке между ног, заставляя меня вздрагивать от настойчивых потоков возбуждения.

Абель склонил голову набок, а на его переносице, появилась впадинка от хмурого взгляда.

— Собирайся. Поедешь со мной в клуб.

— Нет, конечно! Этот придурок так и смылся с ним.

Я нервно выдохнула, немного расслабившись, но продолжая настороженно взирать на него.

Затем скинув сумку с плеча, обернулась к двери, чтобы убедиться, что поблизости нет Макса, и подошла ко мне вплотную, наградив острым, подавляющим взглядом.

— Да, кстати…, а он что успел тебе его отдать?

— Иди на кухню, сейчас что-нибудь придумаем перекусить! — произнесла я, ласково тронув носик мальчика.

Неожиданно, он положил руку на мое бедро поверх легких домашних штанов. Вроде между прочим, но я незаметно вытянулась в струну.

Неохотно уложив Макса, я осталась наедине со своими переживаниями. Бесцельно блуждая по дому, я прислушивалась к каждому шороху в ожидании Абеля. Но время шло, а он так и не приходил. Я заставила себя лечь в постель, только мои метания и там продолжились. Теперь к переживаниям присоединилось неприятные мысли, что в клубе должно быть вечеринка, и поэтому он задерживается. А возможно и вообще не придет ночевать…. Сердце больно кольнуло, от неожиданного ревностного чувства. Свернувшись калачиком, я ощущала невыносимое одиночество в пустой постели. Как быстро привыкаешь к хорошему. И как долго я не понимала свою необходимость в нем.

— Да что ты! Тогда должно быть, ты обсудила это с Абелем? — спросила она с сарказмом, склонив голову и выразительно глядя на меня.

— Ммм, понятно…! — произнесла я, красноречиво улыбаясь.

Демонстративно бросив ее на столешницу возле меня, она поймала мой изумленный и растерянный взгляд. Я совсем не ожидала, такого рьяного недовольства со стороны Бренды! Меня, почему-то неприятно окатило жаром, под ее осуждающим, гнетущим взором. Словно я преступница, которая, не совершив преступления, уже посягнула на святое.

— Нет, мы не какие-то отморозки пугающие город, но мы имеем здесь вес! Надеюсь, я удовлетворил твое любопытство?

— Привет, мамочка…! — произнесла она ласково.

— Да я сама скорее смылась, поймав его убийственный взгляд! Боже… откуда эта колымага взялась вообще? Я так перепугалась, услышала визг тормозов, и сама чуть в столб не въехала, пока наблюдала, как тебя шарахнули.

— Если ты не забыла, я узнала, что вышла замуж не так давно! — произнесла я как можно спокойнее, бросая вызов ее колкому взгляду. — И не тебе я должна объяснять, что не готова к такому шагу…

— Я мог бы тебе сказать, что знаю это, потому что имею дело с автомастерскими или, что я много раз видел такое на дорогах. Однако, я больше не собираюсь от тебя что-то скрывать. Все тебе знать не обязательно, но ты узнаешь то, что я считаю нужным. Ты ведь уже большая девочка, и хочешь знать правду, верно?

— А… как же завтрак? — спохватилась я, слабым голосом в пустой кухне.

— Привет мой сладкий. — Произнесла я присев, чтобы обнять его и уткнулась носом в светлую голову.

— Эм, ну да…устроил. — Сказала я уклончиво, а у самой в голове его «взбучка», предстала во всей красе, и сладкая улыбка заиграла на губах!

— Привет… ты только пришел? — спросила я, сонно.

— Ага. — Раздался осуждающий голос Вик. — Теперь понятно, какая взбучка у тебя была! Мои искренние поздравления. — Хохотнула она. — Похоже, Абель показал тебе пятьдесят оттенков серого?

— Да ладно… — протянула подруга. — Твою мать…, тогда, это многое объясняет! Теперь понятно, почему этот отморозок сразу телефон у меня забрал!

— Да так… умница. — Одобрил он, в мои губы.

Я медленно кивнула, глядя в непроницаемое лицо Абеля, словно видела его впервые.

— Так вот, я знаю это, потому что сам создавал такие темы. И сам подстраивал подобные аварии.

— Думаешь, меня волнует твое вождение? — спросил он, приподняв светлые, очерченные брови. — Этот город полон дерьма, Элия, от которого я пытаюсь тебя защитить. А ты упорно рвешься туда вляпаться!

— Блин Элия, ближе к делу!

— Эм, это…

— Откуда тебе все это известно? — произнесла я, на одном дыхании.

Я молча повернулась навстречу ее взгляду, чувству как нервно поджимаются губы. По позвоночнику прошел озноб, после ее прямого намека о том, как может отнестись к этому Абель. И это здорово подкосило мою уверенность…. Но она должна была понять мою позицию!

Я вцепилась руками в его стальное предплечье, а губы послушно раскрылись навстречу его горячему, страстному поцелую. Голова пошла кругом, от его запаха…, от его утоляющего вкуса. Он двигался во мне умело и чувственно. В какой-то момент его большой палец накрыл холмик клитора и одновременно, начал массировать. Я вскрикнула от этого нового ощущения, которое дополняло мой внутренний ансамбль. Он выполнял эти манипуляции, доставляя мне новые ощущения… новое, незнакомое удовольствие. Дыхание сбилось, волны, раз за разом проходили по телу, и скоро комок внизу живота начал пропускать спазмы, заставляя меня извиваться. Я закусила губу, казалось до крови, и простонала, когда внутри прошел разряд, заставляя меня сжиматься и пульсировать…

— Но это было давно. — Сказал он, отстранившись, откровенно забавляясь надо мной.

Еще как…! Только, что теперь делать с этой правдой? Как примириться с тем, что мой муж и клуб, наверняка связаны с преступностью? И я почему-то была уверена, что это только вершина айсберга, от той правды, что он решил мне открыть. Я рассеяно кивнула, а Абель подался вперед.

Ее молчание заставляло меня нервничать.

Он не спеша отстранился, не охотно выпуская меня из объятий, лаская взглядом и очаровательной ямочкой, что появилась от легкой улыбки. Мой транс закончился, как только он вышел за дверь, оставляя чувство эйфории и свой вкус на губах. На моем лице играла глупая улыбка. Я еще некоторое время вдыхала остатки его запаха в пространстве, прежде чем вернуться на кухню. Я сделала глубокий, прерывистый вздох, пребывая под действием его чар. Единственное что ощутимо омрачало мое настроение, это то, что Абель забрал машину. Это был так неприятно и неожиданно…, и я даже не могла подумать, что он может так поступить! Задумчиво надкусывая треугольник старательно приготовленного сэндвича, я совсем не чувствовала вкуса. Уйдя глубоко в мысли, я не сразу услышала приглушенную мелодию сотового. Она доносилась из сумки, которая небрежно была кинута на диван в зале. Достав настойчивый моноблок, я только нажала кнопку, как из динамика раздался звучный голос Викки.

Бренда зашла следом, забавно поджав губы и устало подкатив глаза, словно бежала за Максом следом, целый марафон! Как всегда одета экстравагантно и не по возрасту но, черт возьми, еще не каждому дано вот так сохранять свой задор!

— Ох, ну да… ты же не в курсе. Ладно…, моя смена скоро кончиться и я привезу тебе, твои таблетки.

Викки приехала через два часа, с обещанным препаратом. Белая коробочка с известным названием, одного из средств оральной контрацепции. Всего две таблетки и проблемы нет! Звучит, прямо как циничная реклама…

— Ни к чему нельзя быть готовой, детка! — Потемневшие, серые глаза, горели от возмущения. — Ты уже вошла в эту семью, но все равно, упорно считаешь себя отдельной частью!

Мне почему-то, стало не по себе от этого предисловия и его холодного тона. Я как трусиха испугалась правды, хотя сама упорно требовала ее столько времени. Абель тем временем, подался вперед, глядя мне прямо в глаза.

Казалось его касание, это какой-то психологический метод влияния. Мне понадобилось время, чтобы осознать его слова. Я медленно кивнула, словно послушная ученица, хотя внутри блуждала неуверенность. Тепло от его руки на моем бедре, словно сплелось с моим теплом пробуждая электрические ниточки которые пробирались по коже, прямиком к чувственному месту, создавая дрожь в теле. Я невольно опустила взгляд на его губы, и мне так захотелось снова почувствовать их прикосновение, попробовать опьяняющий вкус. Я ждала, что он непременно, уловит мои сигналы…. И подтвердит — наша близость была важной ступенью, и это много значило не только для меня! Однако он оставался отрешенным и в какой-то момент отстранился, отнимая свое тепло и лишая ниточек подпитки. Поднявшись, он задвинул стул, и я растеряно наблюдала, как он уходит.

Некоторое время я еще вздрагивала, но постепенно мои руки ослабили хватку, и я отпустила предплечье Абеля, глядя на него туманным взором. Закрыв глаза, я слушала неровный стук своего сердца. Спазмы постепенно начали сходить, оставляя меня в полном расслаблении. Я почувствовала, как Абель вышел из меня и отстранившись, поднялся с постели. Я ждала, что он вот-вот вернется и отстранился, только для того чтобы раздеться…, но ничего не происходило. Открыв глаза, я увидела, что Абель не спеша прошел по комнате и остановился у комода. Открыв ящик, он достал платок и не спеша вытер руку. Наши взгляды пересеклись в зеркале, и по его отрешенному выражению лица, я поняла, что он точно не намерен продолжать. И вообще мне стало как-то не по себе.

— Что такое? Док что-то новое назначил?

— Да, я тоже испугалась… — произнесла я, неохотно вспоминая вчерашние переживания. — Только, оказывается, это было подстроено! Абель сказал, что я нарвалась на мошенников.

Жесткие ноты в голосе Абеля царапали слух, но я подавила обиду, ведь это было заслуженно. Однако я не могла понять, от чего именно он хочет меня защитить? Подняв напряженный взгляд, я пыталась связать цепочку его доводов и того что произошло.

— Марко?

Утро встретило меня хмурым светом и тяжелым пробуждением. Мне показалось, что сквозь сон я чувствовала чье-то присутствие, как продавился рядом матрас и родной запах окружил меня. Приподнявшись, я оглядела постель и окончательно убедилась, что Абель так и не пришел ночью. Из-за этого осознания, в сердце возникло неприятно пустое, щемящее чувство.

— Хорошо, спасибо.

— Ты не доверяешь ему, и той дороге, по которой он тебя ведет, поэтому взяла эти гребанные таблетки. — Произнесла она с неприязнью. — Но если ты потеряешь его доверие, дорогая…, то действительно станешь отдельной частью.

— Он какой-то не пробиваемый… — продолжала подруга. — …я, никак не могу его раскусить! И от этого, похоже, меня еще больше к нему тянет.

Абель затрясся от бархатного смеха, открывая белые зубы в невероятно обаятельной улыбке, от которой через дикое напряжение, в груди колыхнулись бабочки.

— Извини… — произнесла я тихо. — Но я бы действительно доехала! Просто эта авария… она ведь могла произойти, и в любой другой день!

— Я должен доверять тебе, Элия. — Произнес он, пронизывающим баритоном. — Тебе придется стать сильнее, чтобы быть рядом со мной. Чтобы не сломаться в моем мире!

— Ничего страшного, переживет. — Раздраженно проговорила подруга.

— Тогда как…

— Викки. — Произнесла я отдельно, чтобы она сосредоточила внимание. — Я, наверное, скажу глупость, для твоей принципиальной веры, но может, все-таки, у вас есть шанс?

— Да дорогая, привет… — ответила я, отрешенным голосом.

— Абель… — выдохнула я, умоляя взглядом, то ли прекратить, то ли продолжить эту пытку.

Пасмурное утро, было таким же холодным, как и наша встреча с Брендой. Мы сухо поздоровались и я молча передала ей Макса, взаимно показывая свою неприязнь. Побродив в усталом состоянии по дому, я ярко ощутила, как меня угнетает вечное пребывание в четырех стенах. Я бесполезна. Ни работы, ни планов… и это осознание что я — домохозяйка, заставило меня поморщиться. Не придумав ничего лучше, я вернулась в постель.

— Элия, ты так очаровательна в своей невинности! — произнес он, успокаиваясь, а я отвела взгляд и насупилась.

Я только вспомнила, что у Вик его действительно забрали.

Я встрепенулась, а в моих глазах пронеслась надежда. Он протянул руку и раскрыл ладонь

Вспомнив о Принце, я сразу пришла в смятение от чувства вины.

В трубке повисла тишина.

— Ключи от машины.

— Нет. В общем, мне нужны таблетки, которые… ну как это объяснить, которые…

Я виновато опустила глаза, чувствуя, как у меня отлегло от сердца.

12

Вот так… как будто ничего и не было! И минуту назад, я не извивалась в приступе оргазма на его руках, а скорее всего… мне просто, все это приснилось. Но ведь он тоже был возбужден! Хотя…опешив от такого контраста, я уже ни в чем не была уверена. Опустив глаза, я не спеша поднялась с кровати и направилась в ванную. Я хотел спросить — «зачем?»… но передумала, потому что и так, готова была ехать куда угодно, лишь бы не сидеть дома.

В ванной, я быстро привела себя в порядок, а когда вышла, Абеля в комнате уже не было. Я прошла к шкафу и выбрала оттуда белую блузку свободного покроя и джинсы. Собрав волосы на висках, я закрепила их сзади заколкой. Окинув критическим взглядом свое отражение, я тихо вздохнула и вышла из комнаты

* * *
* * *
* * *
* * *

— В кабинете обсудим. — Кинул он, проходя мимо мужчин.

Я не сразу придала значение, что он сосредоточенно смотрит в зеркало заднего вида. Выпрямившись, он опустил руку на коробку передач.

Я тут же вскинула голову и встретилась с черными глазами Принца, который заглянул за барную стойку. Тихо ругнувшись, я неуклюже поднялась и выглянула из своего укрытия, поймав на себе внимание Рока, Монгола и Джема, которые не смогли сдержать усмешки. Нервно сжимая в руках тряпку, я осторожно повернулась к Абелю, и выдержала его напряженный взгляд. Ничего не сказав, он лишь, еле заметно поджал губы и отвернулся.

Я закрыла рот рукой и вжалась спиной в сидение, неотрывно наблюдая, как целенаправленно и неотступно следовал за нами джип. Промчавшись на бешеной скорости несколько поворотов и пару кварталов, мы неожиданно начали сбавлять скорость, и дальше движение началось рывками. Поток машин становился все плотнее, и это создавало нам помеху, впрочем, как и джипу, который между тем, все больше сокращал расстояние между нами.

— Только это. — Пожала я плечами.

Он посмотрел куда-то поверх меня, и поднеся пальцы губам коротко свистнул. Я машинально обернулась и увидела Принца, который уже спешил к нам.

— Твои сомнения понятны. Возможно, он держится на расстоянии, но это не значит, что внутри него что-то изменилось.

Как по волшебству за барной стойкой уже стоял Принц, который сразу обратил на нас внимание.

Слезы наворачивались на глаза от переизбытка эмоций, но я была в таком состоянии, что просто игнорировала этот порыв. Я украдкой взглянула на мужа… Собранный, сосредоточенный, отстраненный. Он с хладнокровным спокойствием продолжал вести машину, и я понимала, что смотрю на него чужими глазами, поражаясь его неестественному самообладанию. Я метнула взгляд в боковое зеркало, но в этот момент мы повернули, и судьба джипа осталась в неизвестности…

— Лишних убирай отсюда, и на сход. — Велел Абель, наклонившись к парню.

Повсюду был пугающий шум… рев двигателя, визг тормозов, сигналящие машины. Я распахнула глаза и закричала, когда мы чуть не врезались в белым минивен ехавший нам на встречу! Выруливая на свою полосу, нам чудом удалось не задеть машины по пути. Абель не сразу выровнял пикап, но наконец, машина перестала раскачиваться и мы двинулись по прямой. Я судорожно обернулась за сидение. Наверное, хотела убедиться, что мы действительно, только что выехали живыми! Прижавшись к кожаному сидению, я увидела, что черный джип уже проследовал по той же траектории. Его занесло гораздо сильнее, и мощный автомобиль явно потерял управление! Я задержала дыхание, неотрывно наблюдая, как он начал хаотично лавировать и миновав несколько автомобилей, в конечном итоге не смог уйти от столкновения…!

Нервно выдохнув, я уныло повесила голову и опустилась на колени, неохотно возвращаясь к своему наказанию.

Он был даже выше Абеля, и мне пришлось запрокинуть голову, чтобы заглянуть в его карие глаза.

Этот вопрос, был не только по поводу настораживающего настроения в клубе, но и по поводу нас… Абель посмотрел на меня и некоторое время молча, изучал взглядом.

Все его тело напряглось и мне даже показалось, что я услышала, как скрипнул руль под его сжатой рукой. Насупившись, я не слишком быстро, обернулась к ремню безопасности, и протянув его вокруг себя, еле успела щелкнуть в замок прежде чем услышала как двигатель зарычал, увеличивая обороты и машина резко рванула влево. Меня тут же кинуло в противоположную сторону, и я больно ударилась плечом о дверную панель. Из груди вырвался приглушенный стон, и я машинально вытянула руки, пытаясь найти опору.

— Что происходит, Абель? — Спросила я, тревожно взглянув на него.

— Что…? — мой голос скакнул в сопрано.

— Что за дерьмо…

Я хмуро взглянула на мужчину и он, заметив, как я напряглась, сгладил свой тон теплой улыбкой.

— Понял. — Буркнул Принц. — Я вообще то и сам собирался. — Добавил он тише.

— Взаимно!

— Что мне сделать, чтобы ты меня простил!? Я готова выполнять самую грязную работу, но чтобы ты больше не злился на меня.

Слабость, тяжелым осадком окутала каждую клеточку тела, которому пришлось пропустить через себя, слишком много адреналина. Всю оставшуюся дорогу, я молча справлялась со своим шоком, глубоко окунувшись в свои мысли. Может, это я приношу такие, несчастья стоит мне сесть в машину? За время со дня пробуждения, я пережила реальный боевик уже дважды! Пребывая в прострации, я услышала, сдавленный рык Абеля:

— Где Элия? — спросил он строго, а по моему телу побежали мурашки.

— ПРИСТЕГНИСЬ! — рявкнул он так, что я подпрыгнула.

Он к моей неожиданности замедлил ход и остановился. И я не собиралась упускать эту возможность.

— Значит, ты помнишь только то, что было в Финиксе? Что случилось семь лет назад? — Уточнил Марко

— Здравствуй, Элия. — Произнес он приятным, низким голосом, тепло улыбнувшись.

Отовсюду начали сигналить машины, прибавляя дозу адреналина, который и без того, проносился неуправляемой волной по моему телу. С губ сорвался сдавленный крик. Я пыталась сосредоточить взгляд и понять что происходит. Мы неслись по центру города, петляя между машинами с такими резкими маневрами, что колеса визжали под нами, обжигая асфальт. Мой взгляд метался по сторонам и лишь, в какой-то момент задержался на боковом зеркале, заметив неестественные движения сзади. За нами следовал черный, тонированный джип…, он совершал, такие же резкие маневры по нашему следу и успешно нас нагонял!

Я нахмурилась, пытаясь хоть что-то увидеть в его отрешенных серых глазах.

— Понял Прайд, больше косяков не будет. — Ответил он уверенно.

— Ну что там!? — услышала я глубокий, низкий голос Рока.

— Одевайся. Артист отвезет тебя домой.

От автора: прошу прощения, если найдутся ошибки! По ходу отредактирую!

— Удивительно… — задумчиво произнес он. — Не представляю, как тяжело тебе было окунуться в эту новую жизнь.

Я выдержала ее взгляд и сдержанно кивнула. Впервые я почувствовала укол ревности. Мне почему-то очень не хотелось, чтобы Макс оставался у нее! Я чувствовала необходимость увидеть и провести время с этим единственным светлым, что у меня осталось! Только это помогло бы мне хоть как-то успокоиться и прийти в себя. Неприятное, щемящее чувство, будто меня намерено, отделяют от него, окончательно подавило мое настроение.

Медленно обернувшись, он снисходительно поджал губы.

— Возможно, это не так важно для тебя…, но все же, нам лучше это обсудить. — Добавила я, теребя подол своего пальто.

— Господи… — выдохнула я, закрывая рот трясущейся рукой.

— Должна была быть в баре. — Отозвался Принц.

— Я надеюсь, ты меня хорошо понял? Она должна быть здесь! — Услышала я строгий голос мужа.

— О, Боже…! — выдохнула я. — Что происходит…, кто это!?

Я растеряно уставилась на него, и немного помявшись, смущенно кивнула.

— Эй, алкогольный сутенер! Хорош эксплуатировать мою жену, даже заключенным положен обед, так что организуй.

В его голосе слышалось раздражение, и я старалась думать, что все это, из-за навалившихся проблем, а не из-за того, разговора в машине! Но сопоставляя все что случилось… с каждым его словом и с каждым взглядом, я все больше убеждалась в том, что причина его гнева — именно во мне! И я не знала, что теперь с этим делать… Слишком много вопросов, было для одного дня. Я пребывала в полной растерянности, словно почва без предупреждения, уходила из-под моих ног! И пока, мне ничего не оставалось, кроме как ждать, когда все утрясеться, чтобы поговорить с ним, и прояснить то, что меня беспокоит.

— Пока не знаю… — отстраненно отозвался Абель, неотрывно наблюдая за джипом через зеркало.

— О чем ты? — спросил он нахмурившись.

— Тяжело было не только мне. — Произнесла я тихо.

— Что…? — спросила я рассеяно.

— Здравствуйте. — Отозвалась я.

Закатив рукава блузки, и собрав волосы в высокий пучок, я принялась выполнять поручения Принца. И начал он с уборки бара. Нет, не просто полочки протереть, а вытащить все содержимое, отдраить и аккуратно разложить обратно. Я принялась исполнять свое наказания со всем усердием, хотя очень скоро мои лодыжки начала сводить судорога из-за сидячего положения, когда я на корточках убирала нижние полки. Но это были мелочи. Я просто встала на колени, и была благодарна, что барная стойка достаточно высокая и меня никто не видит. Тщательно отмывая засохшие пятна с деревянной поверхности, я снова и снова прокручивала в голове пугающую погоню. Что это были за люди? Почему так бесстрашно и неотступно следовали за нами? Возможно, эта авария и задержала их, но точно не остановила…! Было страшно даже думать об этом. Меня до сих пор потряхивало от пережитого, и я никак не могла успокоиться. Мне необходимо было поговорить с Абелем и все выяснить! Моя жизнь как-то резко, оказалась на вершине вулкана, и единственный, на кого я могла положиться был — Абель. Только он мог объяснить…, мог защитить и успокоить.

Я понимающе кивнула.

В клуб кто-то вошел, но я даже не придала этому значения, продолжая делать свое дело и глубоко окунувшись в свои переживания. Послышалось несколько приближающихся шагов, и тогда, я уже невольно прислушалась.

— Налей нам чего-нибудь. — Сказал Марко, вежливым тоном.

Машинально подняв глаза, я только сейчас заметил, что мы уже въехали на территорию клуба. Увидев причину недовольства Абеля, я непроизвольно вытянулась в струнку, чувствуя, как сердце набирает ритм. Возле клуба стояло несколько полицейских машин!

— Плановый обход. Пока мы только под подозрением. — Ответил Абель.

Я тут же растеряно закрыла рот.

Затем я услышала несколько удаляющихся шагов и только когда хлопнула тяжелая дверь, я отмерла и продолжила путь к бару. В клубе снова стало пусто… только я и Принц, который задержал на мне взгляд.

— Абель, я хотела… кое о чем поговорить с тобой. — Начала я неуверенно.

Он усмехнулся.

Я еще некоторое время возилась за баром, пока не стала мешать Принцу, который начал готовиться к вечернему приходу посетителей. Он отправил меня на склад и вручив несложную таблицу с наименованиями, велел сделать ревизию указав несколько стеллажей. Однако я никак не могла сосредоточиться! Я была рассеяна, а мои подсчеты были очень медлительны и бестолковы. Помучившись, час, я решила передохнуть. В горле пересохло от складской пыли, и я направилась в бар попить воды. Выйдя из склада, я замерла на пол пути, когда до меня донесся голос Абеля, который невольно будоражил мои нервные окончания.

Я рассеяно кивнула, все еще пребывая под впечатлением от нашего разговора.

Я замерла и притаившись, даже перестала дышать.

Мне вдруг стало до боли необходимо поговорить с ним! Выяснить все, что меня мучает и тревожит. Сжав ключи в руке, я резко развернулась и направилась обратно в клуб….

Он посмотрел на меня из-за плеча, окинув сомнительным взглядом.

Мои губы сомкнулись, когда подняв глаза на Абеля, я заметила, как напряглось его лицо, а серые глаза вмиг потемнели. Даже атмосфера вокруг изменилась, стала какой-то тяжелой и давящей.

— Просто сделай, как я сказал. — Велел он твердо, игнорируя мой вопрос.

Повернув голову, я задержала внимание на ангаре, где располагалась автомастерская. Меня привлекла небольшая пристройка, которая примыкала к ангару, вроде отдельной будки для управляющего. Оттуда, опершись о косяк, в нашу сторону смотрела Бренда, скрестив руки на груди. Ее лицо было напряженным, а губы нервно поджаты. Я нахмурилась и медленно перевела взгляд, на Абеля заметив, как он слегка кивнул, давая понять, чтобы я шла дальше. Старательно игнорируя внимание шерифа, я не спеша двинулась к клубу. Возле полицейских машин, припаркованных у входа, стояло еще несколько офицеров, которые проводили меня сканирующим взглядом. Я прошла мимо, чувствуя, как ноги немеют от напряжения. Задержавшись на входе, я не смогла сдержаться и обернулась, украдкой наблюдая за разговором мужчин. Абель мастерски сохранял свою беззаботность, а шериф уже заметно терял терпение и в какой-то момент начал жестикулировать руками. Внезапно Абель перевел взгляд на меня. Серые глаза смотрели так, что холод прошелся по спине, и выражали только одно, чтобы я прекратила свои наблюдения. Я растеряно потупилась и повернувшись к входу, толкнула массивную дверь.

— Пожалуйста…, не надо так со мной. — Произнесла я подавлено. — Я даже подумать не могла, к чему это приведет! Я… обязательно поговорю с Абелем и все ему объясню…

Я неуверенно взяла ключи и только теперь обратила внимание на машину, возле которой мы стояли. Это была моя тойота! Только над колесом, вместо уродливой вмятины была такая же гладкая, глянцевая поверхность, как и до аварии. Я растеряно застыла, осознав, что Абель не собирался забирать машину. Он просто хотел привести ее в порядок! Артист двинулся дальше к припаркованным байкам, а я справлялась с давящим чувством вины, за свои нехорошие мысли о муже. Но ведь сейчас, его отношение ко мне было неоправданно! Это очень задевало мои чувства и приводило в замешательство…

— Я хотел навестить тебя, но переживал, что при данных обстоятельствах, это будет навязчиво и все время откладывал.

— Черт…! — вырвалось у меня.

— Да ничего…

Возле выхода меня уже ждал Артист. Он повел меня по парковке, и я безвольно следовала за ним. Я даже не придала значения, возле какой машины мы остановились, к тому же на улице было уже довольно темно. Только когда парень встал передо мной и протянул ключи, я отвлеклась от своих мыслей и в недоумении подняла на него глаза.

После яркого солнца мои глаза не сразу привыкли к темному помещению. Я неуверенно прошла вперед и оглядевшись, увидела Рока, который стоял возле кабинета и в этот момент, что-то эмоционально обсуждал с Монголом. Они обратили на меня внимание, и я рассеяно кивнула в знак приветствия. Мужчины коротко кивнули в ответ и я попятилась к бару, понимая, что у них серьезный разговор. Обернувшись, я наткнулась взглядом на Принца… Он стоял, опершись о барную стойку, и что-то увлеченно обсуждал с парнем из автомастерской. Когда он заметил меня, его до этого непринужденное лицо в момент стало непроницаемым и серьезным. Он что-то коротко бросил своему собеседнику и молча развернувшись, направился в сторону склада. Я досадно поджала губы и покачала головой, чувствуя себя ужасно неловко. Меня кольнула его отрешенность, но я не задумываясь двинулась за ним. Нагнав его у склада, я перегородила крепкому парню дорогу, своей миниатюрной фигурой.

— Оставь свое дешевое представление, Уинтер! У меня к тебе вопросы. — Произнес он серьезно и перевел взгляд на меня.

Парень кивнул, и через несколько минут, поставил перед нами два бокала янтарного пива с тонкой полоской пенки. Проявив вежливость, я не стала говорить, что не пью его и слегка пригубила хмельной напиток. Пиво оказалось довольно вкусными, и я начала медленно его потягивать, чувствуя, как по телу пошла волна расслабления. Мы непринужденно беседовали с Марко, и я легко отвечала на ненавязчивые вопросы. Мне было уютно в его компании и после тяжелого дня это было именно то, что нужно!

— Да. Говори… — его лицо поменяло выражение, а взгляд стал хмурым. — Понял… Ничего не делай, я скоро буду.

Развернувшись, он направился в сторону кабинета, а мне почему-то стало тяжело дышать. Его открытая отстраненность ранила меня. Теперь, слова Марко казались полным абсурдом! Они точно не относились ко мне… Подавленная и выжатая, я натянула пальто и выходя из клуба даже не оглянулась в сторону кабинета, чувствуя, как меня начинает охватывать злость. Зачем он так со мной? Почему нельзя просто поговорить, и все окончательно выяснить…? Чтобы я не терялась в сомнительных догадках, а точно знала причину его недовольства! Хотя, я конечно понимала, что сейчас… ему точно не до разговоров.

— Я надеюсь, ты тоже все поняла? — Спросил он, выразительно глядя на меня.

Джип прошелся боком о железный корпус автобуса, сминая бампер, крыло и всю правую сторону до пассажирского сидения! И этот характерный звук деформирующегося металла, который я слышала даже на расстоянии, заставил меня вздрогнуть.

— Шериф! — воскликнул Абель с наигранным радушием. — Рад видеть вас в своем ангаре. Заехали колеса подкачать? — спросил он невинно, откровенно насмехаясь над офицером.

— Понял. — Ответил Принц, и его черные глаза, заметно оживились.

— Меня зовут Марко, я…

— Сегодня, мне нужно быть здесь.

— Отлично. На связи.

— Ладно, проехали. — Теперь его голос прозвучал примирительно, и у меня словно камень с души упал.

— Пойдем.

После плотного перекуса, я еще некоторое время работала на складе, но мои мысли были где-то далеко и я начала окончательно путаться, поэтому оставила эту затею и вышла из склада. В клубе было уже довольно людно. Я замерла, оглядев помещение, и неуверенно опустила голову, взглянув на себя. Волосы выбились из пучка, спускаясь тонкими прядями на лицо, но в принципе мне удалось остаться чистой, хотя все же я чувствовала себя неловко в своем виде. Помявшись, некоторое время я неуверенно двинулась к бару, где сидели несколько мужчин и девушек. Глазами я искала Принца, но его нигде не было, и я растеряно оглядела клуб. Знакомых байкеров я тоже не нашла. Переминаясь с ноги на ногу и чувствуя себя не уютно, я не придумала ничего лучше, чем вернуться на склад. Но мое внимание вдруг привлек, незнакомый высокий мужчина, который стоял, опершись о бильярдный стол, и смотрел прямо на меня. В его взгляде не было ничего негативного или выжидающего, он просто смотрел так, как будто знал меня, но не спешил приближаться. Я приметила что, несмотря на заметный возраст, он был в очень хорошей, подтянутой форме. Внезапно незнакомец отложил кий и двинулся ко мне. Я немного нахмурилась и машинально глянула по сторонам, предположив, что возможно мне показалось, и он идет не ко мне. Однако мужчина очень быстро преодолел расстояние и чем ближе он был, тем внимательнее я вглядывалась в его лицо. Не знаю, что подавило мою бдительность, но у меня было уверенное чувство, что если я его не знаю, то точно могу доверять.

Я внимательно наблюдала за их общением. Было очевидно, что он ладил с отчимом и у них теплые отношения. В разговоре Марко перевел взгляд в мою сторону, и Абель, проследовав за ним, обернулся. Только в отличии от теплого взгляда Марко, он безучастно прошелся по мне, оставляя неприятный осадок в душе. В какой-то момент они по-мужски обнялись, и Марко поспешил уйти, а Абель не спеша двинулся ко мне. Я выпрямилась на барном стуле, чувствуя внутри неуправляемый трепет. Когда он приблизился его лицо, ничего не выражало, и я даже позавидовала Марко, с которым он вел себя гораздо ласковее, чем со мной.

Я осторожно взглянула на Абеля, его лицо было непроницаемым, из-за чего, мне трудно было понять его реакцию. Он молчал, и эта напрягающая тишина заставляла меня нервничать.

— У меня нет времени Элия.

— Даже не вздумай! — возразил он громко. — Совет друга — никогда не лезь в подобные дела! Мы сами разберемся. Лучше я тебе это скажу прежде, чем ты совершишь подобную глупость.

— Ты ведь пока не понимаешь, как много значишь для него, верно? — спросил он, проникая своим взглядом прямо в душу. — Не считая сына, ты — то светлое, ради чего Абель держится и ради чего меняет свою жизнь. Он только кажется таким сильным… но, ему как воздух необходима твоя рука рядом. Порой…, только ты могла поднять его с колен и не давала ему сломаться.

Я проводила его взглядом и опустила глаза на прямоугольную карточку, где расписными, зеркально-золотыми буквами было написано — «Diosa». На обратной стороне телефон и адрес. Что это? Название какой-то конторы? Я начала предполагать, чем он занимается, и машинально подняла глаза на вход в клуб. Взгляд тут же поймал фигуру Абеля, который в этот момент разговаривал с Марко. Я невольно задержала на нем внимание. Абель уже был одет в косуху поверх клетчатой рубашки, такой мужественный, такой…. Пришлось тряхнуть головой, чтобы скрыть свой томный взгляд и справиться с настойчивым притяжением к этому мужчине.

Смуглое лицо мужчины было добрым, а взгляд отеческим и искренним. Его отросшие, черные волосы были с легкой проседью и аккуратно уложены на бок. Побелевшая борода выдавала возраст, хотя взгляд был довольно энергичным, и эта черта кого-то мне напоминала…. Я сразу предположила, что он метис и в его крови, наверняка есть индейский корни из-за смуглой кожи, характерного профиля и глаз миндалевидной формы. Мужчина тем временем, протянул мне большую ладонь.

Теперь уже на его губах играла улыбка, а моя криво сползла.

— Я усвоила урок, правда….

— Абель… скажи мне что происходит? — спросила я, настойчиво.

Я недоверчиво, смотрела на мужчину, чувствуя, как мурашки бегут по телу от его слов. Не верилось, что он говорит о моем, таком непреклонном и непробиваемом муже. Он показал мне Абеля совершенно с другой стороны… Но сопоставляя наши отношения, я скептически отнеслась к своей роли в его судьбе.

— Но…, я ведь… не могу принимать таблетки, каждый раз как мы…

— Тише-тише. Все позади… — услышала я голос Абеля, который взял меня за плечо и настойчиво вернул на место.

— Я слушаю.

— Эй, постой, мне нужно поговорить с тобой! — произнесла я, не успевая перевести дух.

Разговор явно встревожил его.

— Добрый день, Элия. — Поздоровался он учтиво, но его панибратство меня напрягло.

Этот Марко был тонким психологом. Я даже начала переживать, осознав, что он людей видит как на ладони! Нервно выдохнув, я сделала еще глоток пива. Черный смартфон Марко завибрировал на барной стойке, и коротко глянув на экран, он принял вызов.

— А…ты? — спросила я неуверенно.

Не знаю почему, но я не чувствовала с ним скованности, и он располагал меня к себе на каком то подсознательном уровне. Словно это был мой старый друг…, только его лица я не помнила.

— Может, чего-нибудь выпьем?

— Если тебе хоть что-нибудь понадобиться, звони в любое время! — произнес он серьезно и протянул мне матово-белую визитку.

— Кроме того что по-прежнему ничего не помню, в принципе не плохо! — улыбнулась я, опуская все то что мне пришлось пережить за последнее время.

— Да… — Мягко согласился Марко. — Абелю тоже было нелегко… принять такие последствия. Я знаю, ему трудно, хотя он никогда этого не покажет.

Принц уставился на меня, как на полоумную.

— Друг Бренды. — Опередила я его, уверенно вложив свою руку, и моя улыбка была искренней в ответ.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он с искренним беспокойством.

— Плевал я на твою жалость! — Выплюнул он грубо. — Благодаря тебе я подорвал доверие Прайда, понадеявшись на твои мозги! Осёл…

Мы припарковались, и Абель сразу вышел из машины. Сделав глубокий вдох, я открыла тяжелую дверь, сползла с сидения и стараясь не выдавать своего нервного состояния, не спеша последовала за ним. Нам навстречу уже шел молодой крепкий мужчина в форме, сосредоточенно глядя на Абеля. В какой-то момент его взгляд остановился на мне, и я невольно потупилась. Черт…! Как можно изображать невозмутимость, после того что я пережила!? Взглянув на Абеля, я еле сдержала свое удивление. Как резко он поменялся в лице, и в отличие от меня виртуозно сменил маску! На губах играла озорная улыбка, а глаза беспечно и нагло были направлены на полицейского.

— Не торопись радоваться! — огрызнулся он. — Сегодня у тебя будет очень занимательный день!

— Прости меня. — Произнесла я упавшим голосом, ему в спину.

— Я просто… Мы ведь с тобой…, не предохранялись, а я…даже не принимаю никакие противозачаточные. — Мои щеки нещадно горели, а язык не желал четко выговаривать слова, но, в общем…, мне удалось это сделать.

— Тогда… приятно снова познакомиться! — произнес он весело.

Он бросил в мою сторону короткий взгляд.

Время пробежало незаметно, и скоро, я уже заканчивала раскладывать, содержимое последней, нижней полки. Тяжело выдохнув, я отряхнула колени и медленно поднялась. Вздрогнув от неожиданности, я столкнулась с холодным взглядом Бренды, которая стояла за барной стойкой, будто терпеливо поджидала, пока я закончу.

— Жаль прерывать наше общение, но… мне нужно ехать. — Произнес он, извиняющимся тоном.

— Я… даже не знаю…

— Я даже не сомневался. — Огрызнулся Абель. — Займи ее, до моего приезда.

Я поежилась, от его холодного тона, чувствуя в голосе сдерживаемый гнев. И невольно вспомнила, на чем закончился наш разговор перед погоней на дороге. Мы не договорили, и было сложно понять его реакцию…, но я нутром чувствовала — причина его настроения, не только из-за неожиданных гостей!

— Пристегнись. — Велел он вдруг, низким голосом.

Шериф улыбался в ответ, но светлые глаза, смерили Абеля убийственным взглядом.

— Ручка над дверью… ДЕРЖИСЬ! — Громко приказал Абель, и я успела за нее схватиться, прежде чем машину понесло вправо.

— Поедешь за мной. — Сдержанно сказал он.

Я не успевала прийти в себя, а меня уже начало потряхивать от новой волны паники.

Я растеряно пожала плечами. С одной стороны это было заманчивое предложение, мне нужно было чем-то занять себя, но с другой… я не хотела показаться невоспитанной. Пока я сомневалась Марко, уже уверенно подтолкнул меня к бару.

— Принц, я знаю, что виновата перед тобой… мне очень жаль, что все так вышло!

Я утвердительно кивнула, чувствуя, что немного опьянела и язык сам по себе развязывался. Впервые меня кто-то с таким интересом спрашивал о той жизни, что я помнила. Бренда и Викки интересовались об этом только поверхностно. А с Абелем, мы даже никогда не затрагивали этот момент.

— Я знаю. — Ответил он, наконец…, и его голос звучал как-то отстраненно.

Наверное, Принц кивнул на это, потому что молчание затянулось.

— Здравствуйте. — Отозвалась я настороженно и отвела глаза.

Мне почему-то казалось, что я буду выглядеть сейчас полной идиоткой, когда выясниться что он даже не придал этому значения или действительно думал что я, позаботилась об этом заранее.

Я тут же расплылась в улыбке до ушей. Ну, хоть что-то хорошее за сегодняшний день…

— Все, проехали эту тему. Мне надо работать!

Но я снова нагнала его и упрямо встала перед парнем, не давая ему пройти.

Я растеряно смотрела на Марко, а в голове пронеслось все, что я пережила с начала пробуждения. Его участливый, проникающий тон затронул то, что я старательно давила в своей душе… чувство жалости к себе. Спешно опустив глаза, я старалась скрыть свои эмоции, но не смогла сдержать тяжелый вздох. Нужно было перевести тему! Не хватало еще расплакаться перед этим незнакомцем.

— Ладно, давай перекусим чего-нибудь.

Он уверенно отодвинул меня и прошел вперед.

Опустив взгляд на свои руки, я нервно выдохнула.

Мне было ужасно стыдно и неприятно от его резкого тона. Но я даже не думала отступать.

Принц явно не ожидал от меня такой прыти, судя по удивленному выражению лица. Но его растерянность длилась лишь мгновение, и окинув меня недовольным взглядом, он уверенно двинулся дальше.

— Я поехала за Максом. Сегодня он останется у меня. — Сообщила она сухо.

— Да. Видимо, она рассказала обо мне…?

Мы, молча, ехали в серебристом пикапе Абеля, а внутри меня не останавливался бесконечный поток волнующих мыслей. Я не могла понять свои противоречивые чувства к мужу, и бесконечно анализировала его отношения ко мне. Но больше всего, меня беспокоил неизбежный разговор, который нельзя было оттягивать, и я начала нервно обдумывать, как бы плавно к нему подойти. Украдкой взглянув на хмурого и задумчивого Абеля, я закусила губу, понимая, что он не в лучшем расположении духа. Это был не самый походящий момент, но я не могла опустить этот вопрос, и уже старательно подбирала слова в голове. Мне удалось набраться смелости, когда мы уже двигались по центру Стоктона. Взвесив все за и против, я предварительно прокрутила в голове свой монолог, раз двадцать!

— Что!?

— Ничего. — Отрезал он, и строго глянув на меня, жестко дал указания: — Сразу иди в клуб! Если будут задавать вопросы…, ни слова, про то, что произошло!

Но Абеля казалось, это ничуть не беспокоило, и он, ни на секунду, не растерялся. Пикап неожиданно вырулил влево, выезжая из плотного ряда машин, прямо на двойную сплошную. Мы пересекли ее, частично оказавшись на встречке, и начали стремительно набирать скорость, попуская под колесами линию разметки. Теперь крупный пикап балансировал между противоположными движениями машин. Я закрыла уши не в силах больше слышать оглушающие гудки водителей. Это позволило нам немного оторваться, но очень скоро пришлось вернуться в попутный ряд, потому что по встречке несся бензовоз, а справа мы нагоняли фуру. Нам чудом удалось протиснуться перед фурой, прежде чем нас бы сплющило между двух тяжеловозов! Я сделала жадный вдох, потому что все это время в легких не было воздуха…. За этот короткий промежуток, я несколько раз успела поседеть, а мои руки, вцепившиеся в сидение и ручку, наверняка уже были с переломанными ногтями. Лихорадочно оглянувшись за сидение, я пыталась разглядеть «черный хвост» через заднее стекло, но ракурс был ограничен, а машины слишком плотно стояли позади нас. Вернувшись на место, я не могла спокойно сидеть, из-за блуждающего по телу адреналина и не проходящего напряжения. Это был не конец…, я чувствовала это, и мне очень хотелось скорее убраться отсюда. К счастью поток начал постепенно расходиться и мы все больше набирали скорость, снова петляя между автомобилями и стремительно обгоняя их. Мой взгляд метнулся к зеркалу, и я ахнула, увидев джип, который был всего в нескольких машинах от нас и упорно продолжал преследовать. Оторваться от зеркала, меня заставил мигающий огонек впереди, который я уловила боковым зрением. Это был светофор… зеленый свет, которого, уже мигал! Мы стремительно приближались к перекрестку, и я испуганно посмотрела на Абеля, понимая, что он не собирается сбавлять скорость…! Я со всей силы зажмурила глаза, когда мы въехали на перекресток и пронеслись прямо на КРАСНЫЙ мать его цвет! Машину резко повернула вправо, силой притяжения мое тело кинуло в сторону Абеля, и впервые мне представилась возможность побывать внутри дрифтующего автомобиля!!! Я сжала зубы и напряглась всем телом. Желудок скрутило, внутренности ухнули куда-то в пятки, и остался только звон в ушах от визга шин, который отпечатается в моей голове на всю жизнь….

13

Ноги сами несли меня, поддаваясь порыву, поддаваясь эмоциям. То ли хмель в крови, то ли на мое сознание отразились последние события…, но что-то придавало мне храбрости. Хватит с меня этой недоговоренности! Хватит поддаваться течению! Мы взрослые люди, и я не должна бояться поговорить с ним, открыто. В конце концов, я его жена… и даже если не помню этого, то имею право обсудить с ним все, что меня беспокоит!

Люди уже выходили из клуба, послушно следуя указанию президента. Протиснувшись между ними, я зашла внутрь и сразу, целенаправленно зашагала в сторону кабинета. Члены клуба, которых я видела через межкомнатное окно, уже собрались за столом. Абель, как и положено, сидел во главе, наклонившись ближе к столу и сцепив руки в замок. С напряженным выражением лица, он о чем-то говорил, блуждая взглядом от одного мужчины к другому. Конечно, стоило мне увидеть его и червь сомнения в моем рвении, начал пробивать себе путь. Но я решила игнорировать все свои маячки, упорно продолжала свой путь. Я услышала, как Принц настойчиво окликнул меня, но даже не обернулась. Мне нужно было все — здесь и сейчас, пока мой пыл не остыл! Абель даже не заметил, как я пролетела мимо окна, глубоко сосредоточенный на разговоре. Я без стука потянула тяжелую дверь и уверенно вошла в просторный кабинет. Мельком оглядев мужчин, которые перевели все свое внимание на меня, я тихо выдавила — «извините…» и посмотрела на Абеля, который остановился на полуслове и задержал на мне взгляд. Он выжидающе смотрел на меня, а на его переносице все глубже становилась впадинка от хмурого взгляда. И трудно было понять то ли он в гневе, то ли в недоумении.

* * *

Мое сердце уже было привязано! Я не смогу его бросить… Ни за что и никогда не оставлю его!

Сглотнув, я послушно прошла мимо него, придерживая края полотенца в области груди и села на самый край кровати. Я чувствовала, как капельки воды спускаются по моей коже, а мокрые волосы тяжелыми прядями рассыпались по плечам. Абель не спеша закрыл дверь и встал напротив меня. Я настороженно вглядывалась в его лицо, гадая, накрутила я себе, или он действительно смотрит на меня иначе…? Я опустила глаза на свои голые коленки, не в силах выдержать его пронзительный взгляд. Сделав медленный вдох, я пыталась унять нервную дрожь, проходящую по телу, и ждала…, со страхом ждала.

Он медленно опустил взгляд, и его брови неестественно сдвинулись, делая лицо таким хмурым, что мне стало жутко. Я проследовала за его взглядом и увидела, что асфальт подо мной деформировался и будто сложился под моим упором. Не обращая внимания на мои слова, Тим сделал попытку и снова потянул меня за руку с такой силой, что я почувствовала как растягиваются сухожилия.

Я неуверенно встала и пошла за ним, лихорадочно оглядывая комнату Абеля, в поисках чего-то… чего сама не понимала. Дверь оказалась открытой, и уверенным шагом Тим двинулся по пустому коридору, крепко держа меня за руку. Мы спустились на первый этаж, и я все больше ощущала странную тревогу и давящую пустоту. Все было тихо. Ни единой души кроме нас. Казалось даже воздух замер!

— Сядь. — Велел он строго, слегка кивнув на кровать.

Стена была увешана фотографиями, в одинаковых по размеру рамках, где были запечатлены лица разных мужчин в анфас. У всех было одно общее — каждый стоял на фоне черно-белой линейки — ростометра и держал в руках опознавательную табличку, которые выдают в полицейском участке при криминалистической регистрации! Они были не знакомы мне, и первой мыслью было, что это просто тематический фон…! Однако мое сердце ухнуло вниз когда, среди мужчин я узнала Рока, Монгола, Джема, а затем… Абеля. Его фото было на самой вершине в центре, и я уставилась на него во все глаза с потерянным выражением лица, на мгновенье, выпав из реальности. Здесь он выглядел моложе, а его светлые волосы были коротко подстрижены. Как и у всех, в его руках была табличка с данными и номером. Он смотрел нагло, бесстрашно, словно бросая вызов всему, что с ним тогда происходило. Мой взгляд снова окинул многочисленные фото, и я ужаснулась, заметив на уголках некоторых, черные ленточки. По спине прошли холодные мурашки, от сурового взгляда мужчин, которых уже не было в живых!

— Тебе приснился страшный сон. — Сказал он, успокаивающим тоном.

— Но… куда? — спросила я робко, с искренней тревогой в голосе, и наверное поэтому он удостоил меня ответом.

Я успела расслабиться за время своих изучений и стянула пальто, в котором было уже довольно жарко. Меня ужасно клонило в сон, но я боялась сомкнуть глаза… вдруг он придет? Не смотря ни на что, я все равно опасалась Абеля… один его взгляд внушал страх и трепет. Все же он опасный человек, в этом не было сомнений. Страшно было представить, на что он способен в преступном мире? И как это не вязалось с тем, что я о нем знала… и что чувствовала.

— Что такое, Элия? — прозвучал вкрадчивый голос Абеля. — Плохо спалось этой ночью?

— Отведи ее в мою комнату. — Услышала я строгий голос Абеля.

— Здесь никого нет. — Ответил Тим безучастно, продолжая вести меня за собой.

Прислонившись к стене, я смирилась с тем, что уже не могу эгоистично принимать решения! И это не из-за обязательства или чувства долга… мной двигало что-то другое, что-то более важное. То что, должно быть… чувствует мать.

— Нам надо поговорить…! — выпалила я, пока вся моя решительность, окончательно не испарилась под его суровым взглядом.

Я в смятении смотрела на фото, чувствуя, как внутри стягивается тугой узел досады. Больно осознавать, глядя на момент близости и гармонии, что в настоящем между нами непроглядная пропасть. Мне с трудом удалось оторваться от этой тянущей и колыхающей мое сердце картины. Вернув фотографию на полку, я стянула последнюю.

Его голос был безучастным, а в интонации проскальзывал холод. Нервно закусив губу, я растеряно отвела взгляд, чувствуя как по внутренностям, проходит тяжелый осадок. Я очень ясно осознала, что не хочу, чтобы он уезжал!

Мои чувства были заглушены, пока мы пересекали зал, двигаясь к лестнице. Поднялись на второй этаж, и пройдя прямо по коридору остановились у последней двери слева. Артист открыл дверь ключом и зашел первым, чтобы включить свет, затем проследил, чтобы я прошла внутрь. Впереди открывалась просторная комната в темно-коричневых тонах и мужском, неформальном стиле. В отрешенном состоянии, я оглядела вторую обитель Абеля. Прямо два больших окна, закрытые горизонтальными жалюзи, между которыми, стояла большая небрежно заправленная кровать. Деревянный пол накрывал — широкий, прямоугольный ковер с коротким ворсом, коричневого цвета. Слева у стены стояли кожаный диван и кресло, на котором висели наспех брошенные вещи. Справа находилась еще одна дверь, вероятно в ванную комнату. С той же стороны, напротив окна стоял письменный стол, усыпанный бумагами рядом с открытым ноутбуком. На стенах висели различные плакаты ретро-групп и анархические лозунги. Особенно в глаза бросилось, яркое полотно, висевшее над столом, где был изображен символ клуба — череп с шаром. Казалось, что многие части интерьера собиралась годами и отражали внутренний мир хозяина.

— Тим постой! — окликнула я настойчиво.

— Слушай и делай все, что тебе говорят! Не передвигайся одна и не делай глупостей.

Он задумчиво опустил глаза, прежде чем ответить:

— Но… как? Почему ты здесь…?

Пока я разглядывала комнату, не заметила, что Артист уже вышел и дверь за мной закрылась. Услышав, как щелкнул замок, я резко обернулась и метнулась к двери. Моя рука неуверенно потянулась к ручке и подергав ее, я с ужасом поняла, что меня заперли! Вот теперь мне стало совсем, не по себе…

Нет. Это просто безумие! Возьми себя в руки Элия! Почему вдруг эти люди стали опасными для меня? Только потому, что я увидела доказательства того, что упорно отрицала в голове и не желала принимать? Боже… как можно быть такой наивной!? Стоит ли теперь удивляться и трястись от страха? Одновременно, с ворохом отрезвляющих мыслей, я осознала одну очень важную вещь, которая окончательно подавила все мое рвение бежать…

Это был — Макс.

Деревья, дорога, небо….

Он настойчиво тянул меня за руку, и в какой-то момент я уперлась ногами не желая следовать за ним. В эту же секунду с эхом раздался странный, раскатистый треск. Тим резко остановился и медленно повернулся ко мне. Его взгляд был отстраненным, а лицо без эмоций, словно на меня смотрел манекен.

Он усмехнулся, а мое сердце застучало быстрее от таких родных черт лица, которые были высечены в моем сердце, и которые я знала наизусть.

Я напряженно наблюдала, как капли стекают по его коже, по волосам, по лицу… и ужаснулась, когда водяные дорожки начали оставлять прозрачный след на мужском теле. Беспощадные струи, словно кислота спускались по его коже, окрашиваясь в черный цвет и стирая очертания. Он таял у меня на глазах! Таял в моем сознании, в моей памяти. Его плечи уже исчезли, создавая черную лужу на земле, а он будто не чувствовал этого. Кислотные дорожки уже стирали руки, уродливые полоски рассекали кожу лица, но его взгляд оставался безучастным.

— Я пришел за тобой. — Сказал он уверенно.

Нет…! Это не может происходить наяву!

Я закрыла лицо руками не в силах смотреть на то, как жестоко он уходит. Шум порывистого ветра оглушал, молния сверкала над головой, перевоплощаясь в раскаты грома. Я лишь на мгновение открыла глаза и сквозь пальцы увидела, что его больше нет… Остались лишь очертания силуэта и пепельный осадок на асфальте.

— Это все… из-за погони? Нам угрожает опасность? — спросила я настороженно.

Это было групповое фото, на котором были запечатлены члены клуба. Они стояли линейкой, на фоне своих байков, обнимая друг друга за плечи. Некоторых мужчин я узнала, в том числе и Абеля, который стоял среди них. Фото было сделано давно, мужчины выглядели иначе… другие прически, лица моложе. Неизменным оставалось лишь одно — грозный, байкерский вид и косухи на плечах.

— Дома с тобой будет дежурить один из парней. — Продолжал он в том же тоне. — Ты можешь пожить в клубе. Для Макса здесь есть все необходимое.

— Почему ты дрожишь? — спросил он хрипло. — Неужели тебе есть, что скрывать от меня?

— Тим…? — еле слышно произнесла я.

Мощный, оглушительный треск, раздался снова, но теперь с ощутимой вибрацией. По асфальту пошли трещины, и сложившийся в волны рельеф стал еще плотнее, не давая мне двинуться с места. Тим рыкнул, хищно обнажая зубы. Его лицо потемнело и вместе с ним, все вокруг стало меркнуть. Поднялся ветер, создавая шум в пространстве. Я вскинула голову и увидела, что небо заволокло черными рельефными тучами. Устрашающие, нереальные облака — Асператус, которые я видела где-то на картинках, теперь так реально образовались над нами.

Я метнула взгляд в темно-карие глаза Артиста. Его лицо было участливым и снисходительным. Я позволила ему вести себя, и на негнущихся ногах, покинула кабинет.

— Завтра я уезжаю. — Сообщил Абель, без каких-либо эмоций, а мои глаза тут же взметнулись к нему. — Меня не будет несколько недель, так что все, что тебе нужно предоставят парни или Бренда.

— Все хорошо Элия, нам надо идти!

Все стояло на своих местах… бар, бильярд, столы с аккуратно расставленными стульями. Двери в кабинет были распахнуты, и я увидела, что там тоже только холодная пустота.

Это была эдакая стена почета. Однако, не по заслугам лучшего члена клуба, а неизбежного пребывания в полицейском участке…, а возможно и в тюрьме!

Меня ударила под дых свинцовая, пугающая действительность. Медленно переведя взгляд на сидящих за столом мужчин, которые в свою очередь внимательно наблюдали за мной, я ощутила приступ паники. Вздрогнув от резкого шума, я выронила ключи, что все это время крепко сжимала в руке, и они со звонким стуком упали на пол. Повернувшись, я увидела, что Абель встал из-за стола, пристально глядя на меня. В его прищуренных глазах мелькнуло что-то недоброе, опасное. Его сканирующий взгляд словно ловил каждое мое движение, каждый вздох.

Он глянул на меня из-за плеча.

Еще некоторое время я разглядывала фото родителей Абеля, прежде чем аккуратно вернуть ее на полку и взять следующую фотографию. Мой взгляд заметно оживился, когда на фото я увидела себя в объятиях Абеля. Прислонившись к своему байку, он прижимал меня спиной к своей груди, собственнически обхватив за талию. Он смотрел в камеру исподлобья, уткнувшись носом в мою макушку, а его глаза искрились от улыбки. Моя голова была откинута на его широкую грудь, глаза светились счастьем, а на губах играла блаженная улыбка.

— Пойдем.

Жадно глотнув воздух, я не успела прийти в себя, когда дверь распахнулась, и в комнату зашел Абель. Я чуть не ахнула, когда его грозная, высокая фигура заняла пространство, распространяя свою мощную энергетику, которая мгновенно окутала меня. Замерев, я выдержала его изучающий, усталый взгляд и заметила, что глаза были покрасневшими, словно он не спал всю ночь.

Я медленно отошла от окна и сев на край большой кровати, подложила заледеневшие руки под бедра. Эта привычка была у меня с детства. В этом положении я уходила в себя, прокручивая в голове ситуации, которые тревожили мое сердце. Так я справлялась со стрессом, адаптировалась и мирилась с ситуацией. Вспомнив о далекой части прошлого, мне больше чем когда-либо захотелось оказаться в надежных руках брата — человека, которому я могла доверять. А ведь он даже не представлял, что происходит в моей жизни! Не знал, или просто не хотел знать…? От этой мысли стало так больно и обидно. Слишком много было для одного дня. Сейчас я была совсем одна и пока, сама должна была справляться со всем, что происходит в моей жизни!

Внутри меня что-то больно оборвалось. Все мысли о вчерашнем потрясении, о тяжелом сне, о Тиме… все за одну секунду отошло на второй план. Мое недоумение и растерянность, явно отразились на лице.

— Что…? Но… — произнесла я растеряно.

— Пока ситуация не стабильна, нужно перестраховаться.

Разбой. Торговля оружием. Нелегальный бизнес. Войны между бандами… Все это мелькало в моем воспаленном мозгу и беспощадно хлестало по нервам. Да. Это были они — Сыны Безмолвия! Я снова взглянула на Абеля, настороженно делая шаг назад. В этот момент в кабинет влетел растерянный Артист, и я перевела внимание на него. Замерев, парень оглядел нас и шумно выдохнув, поджал губы.

Мои глаза резко распахнулись, и я буквально подскочила на кровати, прижав руку к груди, где бешено, колотилось сердце. Внутри сидело тяжелое, беспокойное чувство от проходящего сна, который оставил разбросанные образы. Я не могла собрать их в более, менее четкую картину, но чувствовала непроходимый осадок, тяготивший меня изнутри.

— Пойдем Элия.

Побродив еще некоторое время по комнате, я зашла в ванную, чтобы умыться и прополоскать пересохшее горло. Взглянув на свое измученное отражение, я вернулась в комнату и легла на самый край кровати, включив ночник на прикроватной тумбочке. Свернувшись калачиком и укрывшись тонким пледом, я обняла себя руками, чтобы унять неконтролируемый озноб. Некоторое время я смотрела на ночник, прежде чем мои глаза закрылись от усталости…

Резкий, глухой хлопок и дорога перед глазами на мгновение исчезла, сменяясь размытым пятном. Мне с трудом удалось выровнять машину, которую занесло от удара, со стороны встречной полосы. Через окно я увидела черный внедорожник и расплывчатый силуэт человека за рулем. Страх сковал меня так, что казалось, будто кровь в венах горит от скорости сердцебиения. Одновременно я ощутила, как лавиной меня накрывает гнев. Я знала, кто управляет этой машиной! Но я не могла разглядеть лицо… никак не могла! Дав по газам, я попыталась оторваться… услышала свой крик и… снова удар! От силы которого, я окончательно потеряла управление.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я устало поднялась и медленно прошла по комнате. Исследуя обитель Абеля, я старалась ни к чему не прикасаться, и задержалась, только возле навесной полки, располагавшейся над диваном. На ней стояли книги с невзрачными обложками и несколько, небрежно сложенных друг на друга фотографий. Авторы на обложках книг были мне не знакомы. Взяв одну из них, и прочитав несколько строк на первой попавшейся странице, я поняла, что это какие-то мемуары. Положив книгу, я перевела свое внимание на фотографии. Взяв в руки верхнюю, я принялась рассматривать людей запечатленных на ней.

Я неуверенно кивнула, и между нами повисло гнетущее молчание. Абель смотрел на меня, словно чего-то терпеливо ждал, вглядываясь своими ледяными глазами. Я смотрела на него в ответ, пытаясь уловить что-то…, что помогло бы мне понять его мысли. Интуитивно я знала, чего он ждет но, ни за что бы, не решилась произнести вслух то, что беспокойным импульсом пробивалось в моей голове. Трусливо потупив взгляд, я нервно выдохнула, чувствуя, как сковалось мое тело от напряжения, повисшего в воздухе.

Все замелькало перед глазами яркими, режущими вспышками.

Он медленно отпустил мою руку. Его глаза отразили боль, а рот открылся в немом восклике. Я услышала свой приглушенный всхлип. Боль скручивала меня, от его растерянности и недоумения. Однако в следующую секунду, выражение его лица изменилось. Он склонил голову набок и зловеще оскалился, словно это был вовсе не мой Тим! Я услышала раскаты грома, и почувствовала на коже прохладные капельки дождя. Тим продолжал жечь меня жутким взглядом, от которого холодные мурашки рассыпались по телу. А может это от ветра, который поднялся вкупе с непогодой?

Сжавшись всем телом, от такого жуткого зрелища я устремила взгляд на Тима. Он неотрывно смотрел на меня черными, безжизненными глазами и я услышала свой слабый голос, хотя была уверенна, что кричу:

Тим взял мою руку и потянул с кровати.

Меня накрыло бешеное желание — сбежать!!! Просто взять машину, которую дал мне Абель и уехать из этого города не оставляя никаких следов! Лихорадочно обернувшись, я метнулась к одному из больших окон. Кровь шумела в ушах, адреналин заставлял сердце подпрыгивать. Я отодвинула тяжелые жалюзи и выглянула в темноту за окном….

Я очень реально ощущала, как меня кидает, как вдавливается в тело ремень безопасности сминая кости, как запрокидывается моя голова и в какой-то момент боль простреливает область виска и затылка.

Аккуратно положив последнюю фотографию, я задумалась над тем, что их было всего три. Его семья, его друзья и… его любовь. Три основополагающие вещи в его жизни, которые он хранил близко, и которые немного больше открывали мне его внутренний мир.

Я открыла глаза, почувствовав чье-то присутствие. Мой взгляд сосредоточился, а лицо отразило растерянность. Тим сидел на кровати возле меня и ласково смотрел своими смеющимися глазами. Я приподнялась на локти, не веря тому, что вижу!

Мы миновали открытую железную дверь, и вышли из клуба на залитую солнцем территорию. Я оглянулась на пустую парковку, и открытый ангар… никого. Байки возле клуба, как и обычно, стояли в ряд, натертые до блеска, но такие заброшенные без своих хозяев. Я замедлила ход, а мое сердце учащенно забилось от нарастающей паники.

Внезапно меня бросило в жар. Я застыла, вспомнив, что Тим тоже был в моем сне! Вот что меня тяготило… Его силуэт, жутко растаявший под черным дождем. Я вспомнила, как сделала выбор, как попрощалась с ним…! В этот же момент в моем сознании прорезалась пугающая догадка, от которой мое дыхание сбилось, а сердце пустилось в пляс. Мне вдруг стало, невыносимо душно в закрытом помещении. Легкие сдавило от приступа паники. Напряженно прокручивая остатки сна в голове, я вышла из душа и обернувшись полотенцем, поспешила в более прохладную комнату.

Вглядываясь в красивое лицо женщины, у которой были правильные черты лица, пухлые, очерченные губы, аккуратный, слегка вздернутый нос… я вспомнила, что сказала мне Викки, о ее исчезновении и меня передернуло от холодных мурашек, пробежавших по спине. Мне стало очень любопытно узнать о его семье… прикоснуться к этой скрытой части жизни Абеля! По фото я лишь могла предположить, что его отец тоже был байкером, и эта страсть досталась сыну по наследству.

Все продолжало размываться, теряя цвет и четкость пока в конечном итоге не наступила темнота.

Я растеряно смотрела на него, не в силах поверить, что он реален.

Прогоняя остатки сна, я свесила ноги, и поднялась с кровати, чувствуя легкое головокружение. Я прошла в ванную и умывшись, глянула на душевую кабинку. Не в силах противиться желанию смыть с себя, пусть даже физически, вчерашний негатив я разделась и шагнула под теплые струи. Я подняла лицо навстречу потоку, закрыв глаза и вдруг, что-то вспыхнуло в моем мозгу. Медленной цепочкой, начал воссоздаваться ночной сон. Я отпрянула от воды, уставившись в пространство и лихорадочно сосредоточившись на воспоминаниях. По коже побежали мурашки, а внутренности сжались от того страха, что я испытала во сне! Я вспомнила аварию…, такую реальную, словно это происходило наяву! Неужели это было настоящее воспоминание? Или все же, это от стресса из-за вчерашней погони…?


Бесконтрольно сглотнув, я испуганно смотрела на него в ответ, периодически озираясь на членов клуба. Сердце набирало ритм, руки дрожали, и я ярко ощутила себя, забредшей в логово зверей ланью! В этот момент до меня дошла болезненная мысль… Я вспомнила, откуда слышала это название — Sons of Silence! Ведь оно не раз звучало в сводках новостей, которые я рассеяно, слушала, даже не придавая значения!

Я услышала свой всхлип и почувствовала горячие струи, стекающие по вискам. Сквозь темноту я ощутила теплое прикосновение… еле различимое, убаюкивающее. Где-то вдалеке эхом раздалось мое имя, а затем, я уловила запах, который обострил мои чувства и вместе с тем успокоил…

— Прости…, я не могу! — Произнесла я дрожащим голосом, а сердце словно прострелили тысячи игл.

Он протянул руку, слегка улыбнувшись, и погладил меня по щеке.

…Сквозь ослепляющий белый свет, перед глазами все четче простиралась дорога. Густые поросли деревьев пропускали солнечные лучи, которые настойчиво мелькали в окне. Я чувствовала себя уверенно за рулем высокого авто. Мои мысли были собраны, и я целенаправленно ехала по полупустой трассе, вдавливая педаль газа все сильнее. Отчего-то внутри, начинало скручиваться настойчивое беспокойство. Что-то мучило мое сердце настолько, что я чувствовала холодный пот, выступающий на теле.

Я напряглась, глядя на него в недоумении от новости, что меня будут охранять!

Некоторое время я, молча, пережевывала услышанное.

Солнечные лучи уже пробивались сквозь закрытые жалюзи и оглядев пустую комнату, я задержала взгляд на толстом одеяле которым была укрыта. Неужели…, Абель заходил ночью? В следующее мгновение в голове пронеслись вчерашние события, возвращая меня в болезненную реальность.

Не отрывая от меня замораживающего взгляда, он подкинул ключи, которые Артист ловко поймал. Парень двинулся ко мне, и мягко взял за локоть.

— Тим, я люблю тебя…! Прости…

Постепенно, все начало стихать. Звуки отдалялись, словно кто-то убавлял громкость. Я медленно проваливалась, куда-то глубоко, чувствуя, как меня накрывает свинцовая волна…

Фото было старым и выцветшим. Мужчина и женщина стояли на фоне просторной комнаты, со старомодным интерьером, сдержанно прислонившись, друг к другу. Мужчине было около сорока лет. Его светло-русые волосы спускались до плеч, а на лице была короткая борода. Он улыбался одним уголком губ, а его энергичный взгляд темных глаз привлекал внимание даже через размытое изображение на старой бумаге. Не смотря на возраст его тело, было стройное и подтянутое, а мышцы упругими и жилистыми. Уверенная осанка и слегка вскинутая голова, выдавали в нем качества лидера. На его широких плечах, словно влитая сидела джинсовая жилетка, с нашивками как у членов клуба. В районе груди, с правой стороны, я заметила нашивку, обозначающую статус президента и нахмурилась, задумавшись над тем, что он, должно быть, был предыдущим.

Кровь сошла с лица, и я открыла рот, чтобы хоть что-то ответить но, растеряно молчала, наблюдая, как Абель начал приближаться. Мне пришлось, запрокинуть голову, чтобы видеть его лицо, когда он подошел вплотную. Его ладонь медленно поднялась, и он прикоснулся к моей щеке. Не знаю, что мной управляло, но я непроизвольно потерлась о нее, словно прирученный зверек украдкой взглянув в ставшие уже любимыми глаза. Абель смотрел на меня сверху тяжелым взглядом, от которого холод пробирался под кожу, пуская по телу леденящую дрожь. Мое дыхание участилось, а горло сдавил подкативший ком.

— А где все? — настороженно спросила я, чувствуя, как меня заполняет неконтролируемое беспокойство.

— Нужно объехать филиалы, чтобы решить важный вопрос.

Женщина рядом с мужчиной выглядела заметно моложе. Ее миловидное лицо обрамляли черные, длинные волосы, спускающиеся волнистыми прядями по плечам. Ее голова слегка склонилась к мужчине, а рука была переплетена с его рукой. Добрые светлые глаза смотрели из-под густых ресниц, словно два прозрачных озера. Озорной, я бы даже сказала детский взгляд. Меня вдруг осенило…. Точно такие глаза были у Абеля! Точно такой же завораживающий, мальчишеский взгляд. Как никогда я была уверенна — это его мать! Может ли быть, что мужчина на фото его отец? С первого взгляда они были не слишком похожи, но присмотревшись, я нашла много схожих черт! Начиная от цвета волос и заканчивая строением тела.

Абель слегка изогнул бровь и медленно выпрямился. Откинувшись на спинку стула, он склонил голову. Хищно прищурив глаза, он окинул меня задумчивым взглядом. Стушевавшись, я потупилась и оглядела мужчин, которые теперь по большей части смотрели на своего президента, вероятно в ожидании его действий. Мои глаза невольно блуждали по кабинету, но в какой-то момент взгляд остановился…. Я буквально застыла, уставившись на противоположную от меня стену. Сначала я решила, что мне показалось, но в следующую секунду, на моем лице отразился немой шок, смешанный со страхом.

14

Мои легкие прерывисто наполнились воздухом, а ресницы дрогнули. Я с ужасом осознала, что мои догадки реальны! Это было какое-то судьбоносное и крайне неудачное стечение обстоятельств, но когда во сне я прощалась со своим призраком, Абель был рядом и мог что-то слышать! Но что именно он слышал, и какие мысли теперь блуждают в его голове, знает только Бог…

Рука Абеля тем временем скользнула вниз по щеке, и он взял меня за подбородок, заставляя смотреть на себя.

* * *
* * *
* * *
* * *

— Ну что там…? — громко поинтересовался Джем.

Я медленно перевела на нее задумчивый взгляд.

— Просто, хочу побольше узнать о его семье. Ведь… мне лишь известно, что его мать пропала.

— Что за долбанный клан Сопрано, вашу мать!? — злобно усмехнулся Джем. — И че думаете, он решил свой нос на сынов повернуть?

Я притаилась, внимательно вслушиваясь уже не в силах остановиться.

Она положила мне руку на плечо и наши взгляды пересеклись.

Позади меня послышались шаги…, кто-то спускался по лестнице, и я больше не могла скрывать своего присутствия. Как можно шумнее я двинулась в бар. Сделав непринужденный вид, я вышла из-за стены и замерла напротив мужчин. Они заметно напряглись, устремив взгляд на меня, и я нервно сжала пальто в своих руках.

— Блять, да я не знал… че она, на ногах же стояла! Сразу бы и машину загнали.

На ее лице, отразилась растерянность, прежде чем она настороженно спросила:

Рок многозначительно глянул на парня, прежде чем направился к выходу. Следом за ним вышли Монгол и Джем.

— Джон был основателем клуба. Вместе с Фордом они создавали все с самого начала.

С каждым толчком мою твердость пробивали искрящиеся импульсы, заставляя извиваться и с трудом дышать. Но я держалась и не давала спазмам сорвать плотину своего протеста. И этот самоконтроль не давал мне дойти до пика. Волна нарастала, мучила, тело требовало разрядки, но в какой-то момент все спадало, не давая шанса и забирая мои силы с каждым разом. Мне показалось, что через свое шумное дыхание я услышала, как Абель хмыкнул, прежде чем мягко обхватил мою шею и настойчиво потянул назад, заставляя меня приподняться и выгнуться в спине.

Внутри все скручивалось в тугой узел, от сдерживаемых эмоций. Абель, тем временем, уже сложил вещи в рюкзак, и коротко глянув на меня, направился к двери.

Когда все было убрано. Бренда накинула сумку и попрощавшись уже собиралась уходить, но я вовремя решила, что нужно воспользоваться ее расположением.

Я закрыла рот рукой, а мое лицо исказилось от ужаса.

Пройдясь быстрым взглядом по присутствующим, я поняла, кому принадлежал незнакомый голос — это был Монгол, который попутно со всеми кивнул в знак приветствия. Я заметила, как мужчины переглянулись, и решила, что необходимо как-то наладить контакт.

И отведя напряженный взгляд, он вышел из комнаты, оставив меня справляться с тяжелым осадком в сердце. Без ответа. Без успокоения…

Лёгкие скованно заполнялись воздухом, а мысли были сосредоточены на горячем дыхании Абеля, что расходилось на затылке. Он не делал мне больно… только резкие, целенаправленные движения и крепкие тиски. Словно у зверя, который может тебя разорвать, но контролирует силу укуса — не вредит.

В какой-то момент мой взгляд оживился, и бесшумно поднявшись с кресла, я направилась к детской кровати. Поправив одеяло на маленькой фигурке, я осторожно провела ладонью по светлой, шелковой макушке и вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

Она погладила меня по щеке, тепло, улыбнувшись, но я отчего-то не могла расслабиться и довериться этой улыбке.

Время показывало три часа ночи, а я так и не сомкнула глаз. Голова уже не работала, не анализировала — что это было? Не выводила логическую цепочку — почему, зачем он так все преподнес…? Только свинцовый, ноющий комок засел в груди, напоминая в липкой пустоте, о том, что произошло…

Я напряженно ждала, глядя, как Бренда мнется и нехотя открывает эту темную историю.

Но весь мой сон как рукой сняло и единственное, о чем я думала, что мужчина, который тревожит все мои мысли сейчас здесь! Я так и продолжала стоять, обняв себя руками и тихо наблюдая, как Абель что-то взял из комода, после чего двинулся к шкафу и вытянул оттуда увесистый рюкзак. Я с щемящей досадой отметила, что он был в куртке, ведь это значило что он не собирается оставаться… Просто возьмет необходимые вещи и уедет!

Я сглотнула ком, опустив глаза. Мои нервы были на пределе, и даже доброе слово от Бренды могло сорвать плотину, которую я построила.

— Эрик, ты с Элией. — Обратился Рок к Артисту, который явно хотел что-то возразить, но покосившись на меня, поджал губы и отвернулся.

— Эм… извините меня, за вчерашнее. — Скомкано произнесла я. — Не знаю, что на меня нашло…

— Нет… пожалуйста… — выдохнула я пьяным голосом, жмурясь от невыносимых и сладких ощущений.

— Я знаю о погоне. — Сообщила она, многозначительным тоном. — Ты должно быть здорово испугалась!

Он повернулся ко мне и отрицательно мотнул головой.

Немного помявшись, Бренда оттянула стильную рубашку и не спеша, отложила сумку. Пройдя к столу, она присела на стул и неуверенно произнесла:

Принц перехватил мой сияющий и полный радости взгляд, ведь я понимала как это важно для него! Он слегка нахмурился и вскинул голову, мол — «Что?», а я, сдержав рвущуюся улыбку, отрывисто мотнула головой — «так… ничего».

После этой правды, мои переживания за Абеля, с другой стороны начали терзать сердце. Сколько испытаний пришлось ему пройти, с таких ранних лет!? Сколько раз судьба испытывала его на прочность…?

Макс послушно двинулся, а я выпрямилась, ожидая, что Бренда сразу уйдет, однако она начала раздеваться. Задержав на мне настырный взгляд, она обошла меня, и последовала за Максом. Я хмуро проводила ее, и пытаясь убрать недовольное выражение лица, неохотно поплелась за ней.

— Я понимаю. — Выдавила я. — Спасибо… за заботу.

Я находилась в полусне, когда сильные руки подняли меня с пола. Мне казалось — Абель давно ушел, так же холодно и логично, оставив меня наедине с собой, но моя голова лежала на его груди, и я ощущала мощное сердцебиение его сердца… Пусть хотя бы это.

— А это за вчерашний косяк. — Услышала я спокойный голос Джема, и задумчиво нахмурилась.

— Я — твой муж, а ТЫ — моя жена, Элия! — Отчеканил он властно. — И Ничто. Этого. Не изменит.

— И…что стало с Фордом? — спросила я тихо, хотя интуитивно уже знала ответ.

В воздухе повисла звенящая тишина. Я стояла в оцепенении, с одышкой переваривая то, что услышала. Муж, тем временем, медленно отстранился, задержав на мне пронзительный взгляд, и больше не говоря ни слова — вышел из комнаты.

Атмосфера ощутимо разрядилась, так как мужчины заметно расслабились, а взгляды стали более участливыми. Неожиданно, чьи-то тяжелые руки накрыл мои плечи, и я тут же повернула голову, встретившись с добрыми глазами Рока.

— Как ты, растеряшка? — спросил он ласково, прищурив свои сине-голубые глаза, вокруг которых, сразу образовались возрастные морщинки.

Легкие вздрогнули от резкого вдоха, когда Абель толкнулся в меня. Сначала он двигался постепенно, растягивая податливое лоно и убеждаясь, что я готова принять его, чтобы затем продолжить заполнять меня в уверенном ритме. Между ног было мокро и горячо. Мне было стыдно за свою слабость и похоть… но я больше не могла сопротивляться. Может я — мазохистка? Почему мое тело так реагирует, на это причиняющее сердцу боль, принуждение? Не смотря ни на что, я желала Абеля, я была возбужденной и податливой!

Его отрешенный взгляд в какой-то момент сосредоточился на мне, и он мгновенно вернул самообладание, надев на лицо непроницаемую маску.

Обмякнув, я прислонилась к столешнице, и прикрыла глаза, переваривая эту тяжелую правду.

Я услышала, как лязгнула пряжка ремня за спиной, как разошлась молния на мужских джинсах и мои ногти впились в кожу от стремительно нарастающего чувства отчаяния и стягивающего внутренности, свинцового комка. Я часто задышала, сдерживая кляп в горле, и закусывая губы до крови. В этот же момент — я почувствовала нежные, успокаивающие прикосновения и растерянно затаила дыхание, осознавая, как стремительно мое нутро, поддается гипнотическому влиянию мужа.

Бренда отвела взгляд и ответила не сразу.

— Да, остынь ты… — примирительно отозвался Артист и попытался сменить тему. — Это еще не все!

Я напряженно наблюдала, как она направилась к двери, стянув со стола сумку, и в последний момент обернулась ко мне.

— Для Абеля было настоящим испытанием, когда он понял… что все это время, был верен предателю и убийце своих родителей. — Продолжала она. — Слишком поздно он узнал обо всем.

Я не заметила, как замерла, сжавшись всем телом и окончательно растерявшись. Мужские губы накрыли шею в ласковом и горячем поцелуе, не давая мне опомниться. Резкое дыхание Абеля обожгло кожу в чувствительной точке и меня бросило в жар. Я дернулась, пытаясь перебороть эту предательскую волну и вытравить из себя отголоски возбуждения, что пронеслись по телу. Горячая рука Абеля, тем временем скользнула по моей ключице и обожгла своим прикосновением грудь. Я резко втянула воздух, делая очередную попытку вырваться. Абель легко удержал меня и упорно продолжил свой путь — вниз по судорожно втягивающемуся животу. Добравшись до бедра, он начал мучительно медленно задирать ночнушку, оставляя пылающие дорожки от своих пальцев. Оказавшись у тонкой полоски трусиков, Абель без предупреждения отодвинул ткань, вторгаясь своими уверенными пальцами во влажные складочки. Я не смогла сдержать стон, когда внизу живота резко натянулась пружина, а по телу пронеслись искры. Мои пальцы впились в крепкую ладонь и стальное предплечье мужа, а он лишь уверенней скользнул по нежному месту.

— Так вот оно что.

— Тише, маленькая… — Услышал я бархатный голос над самым ухом, когда в очередной раз сделала попытку вырваться. — Я не собираюсь тебя насиловать!

— Да. Он… был его сослуживцем и вице-президентом.

Одновременно с ним, со своего места подскочил Артист и бросив в мою сторону «Поехали Элия», направился к выходу.

Мои глаза резко распахнулись, когда я услышала навязчивый шум. Напряженно прислушиваясь и различив шаги в коридоре, я испуганно подскочила с кровати, чувствуя, как сердце с силой забилось о ребра. Но в следующую секунду оно ухнуло вниз, когда дверь открылась и в проеме показалась высокая фигура Абеля… Внутри меня разом вспыхнули чувства облегчения, радости, трепета и растерянности. Муж в свою очередь, скользнул по мне напряженным взглядом и не спеша закрыл за собой дверь.

В воздухе повисла тяжесть от неуютной тишины. Серо-голубые глаза неотрывно смотрели на меня, то ли, пытаясь что-то внушить, то ли, что-то требовательно выдавить из моего замороженного мозга.

— Доброе утро… — произнесла я, не громко.


— Собирался наведаться к Марко. — Сообщил Монгол. — Уладить дела до отъезда.

— Спускайся, как будешь готова. Домой тебя проводят. — Сообщил он сухо.

— Не мучай свое сердце, Элия. Это былое. — Резонно произнесла Бренда.

Когда я услышала, как щелкнула входная дверь, то сразу метнулась в коридор, бросив все. Там уже стоял Артист, который встретился с недоуменным взглядом Бренды. Она завела Макса, и мое сердце тут же учащенно забилось. Он оглядел нас любопытными глазками и поспешил ко мне. Я поймала его в свои объятия и была так рада его видеть что, еле сдержала слезы, пока обнимала маленькую фигурку. Краем глаза я заметила, как Артист что-то спрятал под майку, все еще глядя на Бренду… пистолет!?

— Говори уже! — раздраженно рыкнул Джем.

Мне показалось, что Рок имеет явный приоритет перед членами клуба, и я невольно обратила внимание на его нашивку в районе груди обозначающую статус. Мои догадки оказались верны, он был вице-президентом. Значит, Рок ведет дела в отсутствии Абеля… Он его правая рука! И мне казалось, что это правильно. Сдержанный и опытный, он как никто подходил на эту роль.

Идеальные черты обнаженного торса мелькнули в темноте, когда он двинулся ко мне. Мужчина слишком быстро оказался рядом и его пьянящий запах, мгновенно окутал меня невидимым коконом. Близость Абеля, его настойчивый взгляд пустили предательскую дрожь, по моему телу… но лишь на затянувшийся миг. Теплая ладонь оказалась на моем животе, прежде чем я с уверенным толчком попятилась к столешнице. Моя поясница неприятно вжалась в край, и я устремила на мужа испуганный взгляд. Тело забилось дрожью от страха. Внутри что-то неприятно сжалось, когда в голове пронеслись его намерения. Абель тем временем уже подошел вплотную и потянул пояс моего халата. Одним движением он скинул с плеч шелковую ткань, которая скользнула по коже и упала у моих ног. Это заставило меня очнуться из состояния заморозки, и я резко выставила руки, упершись в стальную грудь:

Мое сердце сжалось от неприятного сгустка горечи, и я всхлипнула, не справляясь с лавиной эмоций. Да, я хотела его! Желала очень сильно… но не так! Когда он мне не оставляет выбора! Когда подчиняет своей воле, не считаясь со мной…!

Я взяла из ее рук тарелку и как можно беспечнее сказала:

— Почему ты не спишь? — спросил он строго.

— И судя по всему это не единственная его движуха. — Констатировал Артист. — Влияние мужика, уже ходит по городу, и что-то подсказывает мне — пахнет это паршиво.

— В город наехали левые. Какой-то чувак, по имени — Лоренцо Марино, поднял тихушные кланы и теперь активно ведет дела. Они без приглашения шерстят по главнякам, пробивают серьезный навар и походу… мутят чето свое!

Обернувшись, я встретилась с темно-карими глазами Артиста, в которых впервые пронеслось что-то похожее на теплые эмоции. Слегка улыбнувшись в ответ, я тихо бросила — «Спокойной ночи», и направилась в свою комнату.

Мой воспаленный мозг анализировал одну мысль за другой, что создались целым облаком новых вопросов, после того, как я получила свои ответы. Лишь об одном я упорно старалась не думать, и всеми силами блокировала беспокойную мысль — что Абель сделал с Фордом!? Как поплатился этот человек за свои грехи!?

— Бренда…

Он подошел вплотную, подчиняя меня своим беспощадным взглядом, до неконтролируемого трепета.

— Пытаешься, сдерживаешь себя? — горячо прошептал он над самым ухом.

Она устало выдохнула, и ответила отстраняясь:

— Ладно. Мне тоже надо работать. — Произнес Грэнд, глубоко вздохнув.

— Воспоминание? — повторил он, с едва уловимым замешательством в голосе.

— Его мать не пропала… — выдавила она, наконец. — Хотя очень долго, все считали именно так.

— Прости… — произнесла я надрывисто, разомкнув трясущиеся губы. — Я должна была сказать тебе раньше, но… я не знала, как… я боялась.

— Потому что это был не просто хвост! Они себя в наглую засветили, и скорее всего, хотели припугнуть. — Рьяно, доказывал другой мужчина, голос которого я не узнала. — Мы уже знаем, какая собачья шкура у королей. Хороший повод напомнить о себе и показать, что они держат нас под контролем.

— Джон он… погиб от шальной пули, оказавшись в перестрелке. Тары не стало вскоре после этого. Абелю тогда исполнилось только шесть.

— Мне плевать, что за хрень твориться в твоей голове. Плевать, что ты чувствуешь ко мне. Но запомни одно…

— Лучше сосредоточься на том, что здесь и сейчас. — Настояла она мягко.

Повисло молчание, пока парень выдержал паузу.

— Пойдем, я приготовила кое-что вкусненькое!

Первый раз я видела такие явные эмоции, у Абеля… режущие мое сердце и приводящие в исступление. И я не знала, как правильно реагировать.

— Ты в порядке? — спросила она, с легкой настороженностью.

— Не знаю… — выдохнула я неуверенно. — Я просто… услышала шум.

— Ладно, парни. Хватит прохлаждаться, у нас еще есть работа. — Резонно напомнил Рок, оглядев мужчин.

Я помню, как он мягко положил меня на кровать и даже укрыл одеялом. Я помню, как желала и ждала, что он ляжет рядом… но все покоилось вокруг. И в этом ожидании я уснула.

Я сидела на краю кровати, не шелохнувшись пока мышцы, не начали неметь. Внутри все было накалено до предела из-за последних событий и абсолютной растерянности. После моего признания, с души сошел ощутимый груз. Однако это не принесло ожидаемого облегчения, ведь осталось еще много нерешенных вопросов и непредсказуемых последствий.

И со спокойным видом он вернул свой взгляд в телек. Я чуть не фыркнула, опешив от такой постановки…, но мне ничего не оставалась, кроме как молча принять эту ситуацию.

— …Почему ты думаешь, что это короли? — услышала я низкий и слегка сиплый голос Грэнда, его было трудно с кем-то спутать.

Он задумчиво глянул на меня и уверенно направился к комоду.

Я поймала на себе безучастный взгляд, прежде чем сильная рука скользнула на моей талии, и мужчина рывком развернул меня, спиной к себе. Из груди вырвался приглушенный всхлип, я запаниковала и резко отпрянула назад, поддаваясь панике, пробежавшей адреналином по всему телу. Однако моя спина сразу упёрлась в твердую стену. Я начала брыкаться и вырываться, но сильные руки ловко заключили меня в надежные тиски не давая двинуться.

Послышался глухой стук.

Так не кстати пришел час раскаяния… Хотя, я понимала, что не виновата! Что все случилось по воле судьбы, без моего участия. Но все равно чувствовала за собой вину. Я скрыла от него этот факт, и мне казалось, будто я изменила Абелю. Изменила душой! А такая измена гораздо серьезнее, чем физическая.

— Тогда… я не понимаю…! — произнесла я в тихом отчаянии.

— Может… тебе чего-нибудь налить?

Мой звучный вдох разнесся в пустой комнате, прежде чем я осела на кровать, внезапно потеряв равновесие. Внутри меня, беспощадным тугим узлом скручивалась тяжесть от слов, которые теперь набатом отбивались в голове. Я никак не ожидала такого… Это не было признанием. Никакой романтики, от которой я могла бы облегченно выдохнуть и впитать эйфорию неожиданной взаимности. Это была грубая констатация факта, от которого становилось не по себе! Абель просто не оставил мне выбора…

— Итальяшки? Ты серьезно!? — усмехнулся Джем.

Абель некоторое время хмуро и как-то недоверчиво смотрел на меня, взвешивая все, что я сказала или сомневаясь в правдивости моих слов. Шумно втянув воздух, он отвел потемневший взгляд и почти рыкнул сквозь зубы.

Мой взгляд тем временем, задержался на экзотической внешности Монгола. Ему было около тридцати. Спортивная фигура бойца и натренированные мышцы, говорили о многих часа проведенных в тренажерном зале. У него было привлекательное лицо, с мягкими азиатскими чертами, смуглая кожа и цепкий взгляд темно-карих глаз. Его прямые, иссиня-черные волосы были стильно подстрижены: бока сбриты, а макушка, напротив, отросшей и зачесанной назад. Я сосредоточила взгляд на тату, которая пересекала шею Монгола с левой стороны и состояла из трех иероглифов… Но в этот момент, мужчина перехватил мои наблюдения, и я смущенно отвела глаза.

Наконец, тяжело поднявшись, я направилась в ванную, чтобы привести себя в порядок. Одевшись, я взяла пальто и оглядев комнату вышла в коридор, плотно закрыв за собой дверь. Бесшумно ступая по деревянному полу, я прислушивалась к каждому шороху. Не знаю почему…, но я вела себя осторожно. Придерживаясь стены я тихо спустилась по ступенькам и оказавшись на первом этаже, не спеша продолжала идти, прислушиваясь к обстановке. Минуя склад, я замерла, когда до меня донеслись мужские голоса, и невольно сосредоточила внимание на разговоре.

На кухне, я заняла себя приготовлением обеда но, ни на секунду меня не отпускали тяжелые мысли. Сердце сжималось, когда перед глазами снова и снова возникало лицо Абеля после моего признания. Его взгляд… впился в мою душу острыми щупальцами, и легкие то и дело, сдавливало от рвущихся эмоций. Больше всего я мучилась от мысли, что Абель так и уедет, с тяжелым сердцем, не разобравшись! И оставит с тяжелым сердцем, меня… Я не могла даже предположить какое решение он примет, как поступит и какой путь выберет? Никогда мне не удавалось предсказать его намерения. А сейчас, когда я полностью погружена в сомнения и страхи, тем более…

— Все хорошо… спасибо. — Ответила я, смущенно усмехнувшись.

Я некоторое время собиралась с мыслями, озираясь на нее.

Абель не спеша повернулся, наградив меня таким тяжелым взглядом, что внутри меня, все несколько раз перевернулось. Я опустила глаза, не в силах выдержать его подавляющую энергетику и неуверенно произнесла:

Послышался еще один глухой стук и мужской рык:

Я задержала на ней подозрительный взгляд.

Медленно выдохнув, я сползла со стула и стянула с барной стойки свой кофе. Встретившись с участливым взглядом Принца, я слегка улыбнулась и не спеша последовала за Артистом.

— Почему ты вдруг заинтересовалась этим?

— Его отец тоже был президентом? — спросила я осторожно.

Абель тем временем, уверенно входил в меня, удерживая одной рукой талию, а второй придавливая между лопаток. Из груди рвались стоны, но я закусила щеку и плотно сжала губы, чтобы не обнажать свое желание! Чтобы удерживать свою волю… пусть даже в такой слабой попытке.

Настороженно глядя на них, я мягко подтолкнула Макса на кухню.

Щеки будто кипятком облило, а тело бросило в жар и от этой растерянности, я пропустила несколько мощных толчков. Они скрутили меня, и я несдержанно вскрикнула, но тут же сомкнула губы, вовремя вспомнив о Максе. Звук прервался неровным мычанием, а ладонь Абеля, фиксирующая мою шею, поднялась выше и накрыла сомкнутый рот. Второй рукой он в этот же момент скользнул под ночнушку, и обхватил чувствительную грудь, сжав сосок между пальцами. Одновременно мужчина увеличил темп, и если бы мои крики не сдерживала его рука, я бы точно разбудила Макса.

— Что? — спросила я, перехватив ее внимание.

Я напряглась от его предостерегающего тона и нервно сжала подол своей ночнушки. Неожиданно Абель начал приближаться, заставляя меня ощутить колющие мурашки на коже, когда прозвучал его спокойный и холодный голос:

Бренда молчала. Просто смотрела на меня и молчала.

Я задумчиво нахмурилась, а Бренда отвела взгляд в пространство. Ее лицо заметно напряглось, перед тем как она снова заговорила:

— Федералы точно не стали бы, так рисковать… Но, я все же не думаю, что это были Ирландцы. — Растянуто возразил Джем. — В кругах ходят слухи! Кто-то ворошит город и создает свою суету.

Она поднялась и приблизившись, обняла меня за плечи.

— Какого хрена у нее оказались ключи!? Тебе сказали отвезти ее домой!

— Абель… — произнесла я, растеряно глядя на него.

Он позволил мне опустить голову, и по моим щекам тут же сбежали слезы.

— Слушай… я не хочу, чтоб ты меня считала заносчивой свекровью. — Произнесла примирительно Бренда. — Нам ни к чему эта холодная война.

— Здесь тебе нечего бояться. — Произнес он сухо. — Ложись спать.

— О Боже… — выдавила я.

Губы Абеля коснулись ушной раковины, и по телу раскатилась неконтролируемая, горячая лавина, рассыпая мелкие иголочки внизу живота. Я еле проглотила рвущийся стон, не в силах сопротивляться стремительно нарастающему возбуждению. Я даже не осознавала, что Абель больше не держал меня! Я просто стремительно тонула, и меня с головой затягивало в черную, глубокую страсть…

Слишком быстро спустившись с кровати, я включила лампу и почти сразу нашла таблетки в тумбочке. Накинув халат, я вышла из комнаты и на цыпочках прошла по коридору. По пути я мельком глянула в зал, где уже спал Артист, но в полумраке ничего толком не увидела. На кухне горел ночник, поэтому я не стала включать свет, а сразу подошла к раковине и набрала стакан воды. Я осушила его, сначала утолив жажду и только уже потянулась за таблетками, как вдруг… услышала шаги позади себя.

Она кивнула.

— Абель… что ты делаешь…? — прошептала я испуганно.

— Полудурок упертый! Лишь бы лишний раз жопу не напрягать…

— Погоди…, дай хоть горло смочить. — Отмахнулся запыхавшийся Артист.

— Расслабься. Если что, я сам возьму что мне нужно. Занимайся своими делами и представь, что меня здесь нет.

— Ага. Душа в пятки ушла. — Буркнул Артист, возвращаясь в зал.

Я понятливо кивнула.

— Я задал вопрос. — Напомнил он со сдержанным спокойствием, но сталь в его голосе, не давала расслабиться моей бдительности.

— Ты…ничего не скажешь? — спросила я тихо.

— Значит… Тара была твоей сестрой? Ты через нее была связана с клубом? — спросила я, желая до конца разобраться во всем.

Абель замолчал, а его взгляд стал хмурым и напряженным, будто он принимал какое-то решение.

— А его мать? Как она пропала?

— Блять, да что за…!??? — взревел Артист.

Повисло молчание. Внезапно послышалось, как дверь открылась и в клуб кто-то спешно вошел.

— Только спустя годы выяснилось, что Джона на самом деле убили. — Ошарашила она меня, отстраненным голосом. — Форд подставил его и… Тара случайно узнала об этом! Она стала для него угрозой.

— Где Прайд? — раздался басистый голос Рока, который глянул в сторону кабинета, и я вся обратилась в слух.

Это был какой-то подчиняющий язык тела… Когда я доверялась ему, даже толком не осознавая этого. Когда мурашки уже рассыпались по телу от его прикосновений, и невозможно было идти против этого!

— Я вижу твои страхи, Элия. — Произнес он неожиданно, а я невольно задержала дыхание. — Вижу, как тяжело тебе принимать все, что с тобой происходит и верить чужим людям. Тебя не в чем обвинить — ты не выбирала эту жизнь и я, черт возьми, прекрасно это понимаю! Понимаю, что не могу… ни к чему тебя принуждать.

Я взглянула на него из-под ресниц, и мне показалось, что в серых глазах тронулся лед. Я совсем запуталась, не разбирая, то ли Абель подводит меня к правде, то ли на самом деле не знает правду, а только лишь часть ее! Ведь неизвестно, что именно я выдала во сне? Но я решила, что лучший путь — это истина.

Внутри меня все похолодело, а сердце замедлило ход. Затаив дыхание, я наблюдала, как он медленно отошел, а на его лице отразились гнев и недоумение… Он напряженно смотрел в пространство, будто понял что-то важное.

Спустя какое-то время я задала вопрос, который настойчиво пробивался в голове.

Он мягко похлопал меня по плечу, когда я села на барный стул и двинулся дальше. Джем сверкнул зубами, играя зубочисткой во рту, и направился ко мне. Оказавшись рядом он прислонился к барной стойке, так настырно глядя на меня, что я немного отпрянула.

Я понимала что вместо того чтобы нянчиться со мной он бы с удовольствием поехал «работать», и поэтому внутри создалось чувство будто я обуза.

— Это воспоминание… оно ведь, не зависит от меня… — Продолжала я скомкано, пытаясь оправдаться.

— Однако мне придется кое-что прояснить для тебя.

— Хорошо… что именно, ты хочешь знать?

Джем протянул мне кофе на вынос, который Принц только что поставил на барную стойку. Мужчина обольстительно подмигнул, а я слегка напряглась задержав на нем взгляд. Но затем я не смогла сдержать озорной улыбки и не произвольно закатила глаза, угадав в нем женского угодника. Я расслабилась и не стала принимать это на свой счет, ведь скорее всего, он просто не умеет общаться по другому с представительницами женского пола.

— Форд стал следующим президентом, и он… заменил отца Абелю, который практически вырос в клубе.

Он замер, и лишь слегка повернул голову.

В какой-то момент, Абель неожиданно отстранился. Он положил свою ладонь на мою спину между лопаток — мягко, но настойчиво нагибая меня над столешницей. Я опустилась на локти и прерывисто выдохнула, осознавая через пелену страсти, весь горький привкус ситуации. Всю его власть надо мной… Возможно, он и хотел показать это! Показать свой авторитет, доминирование, свое непреклонное право владеть мной! И эта мысль снова ножом впивалась в сердце, царапала внутренности, обижала, заставляла сопротивляться.

Повисло напряженное молчание.

— С Фордом?

В голове прорезалась настойчивая я мысль — неужели он так наказывает меня!? Возможно, он даже себе не признается что это — его наказание! За мою страсть к другому, за то, что скрыла от него, за то, что принадлежала не ему одному…

— Чего…?

Он тяжело поднялся на ноги, словно каждое движение давалось ему с трудом. Пожилой, грузный мужчина выглядел бледным, и возможно мучился хроническим заболеванием, с которым ему бы находиться в покое и вести постельный режим. Однако старый волк, явно не собирался уступать свое место в клубе.

Я кончила мощно и неожиданно. Извиваясь и вздрагивая, я потерялась во времени и пространстве, пропустив момент, когда кончил Абель. Упав на локти, я еле стояла на ослабевших ногах, и если бы не холод я бы и не поняла, что Абель уже вышел из меня и отстранился.

После обеда Артист вернулся в зал, Макс пошел играть, а Бренда, настойчиво решила помочь мне убрать со стола. В какой-то момент, когда она передавала мне очередную тарелку, темно-серые глаза задержались на моем лице.

— Думаешь это как-то связано? — спросил Грэнд.

Тихо ступая по коридору, я первым делом направилась в зал, где Артиста в этот момент не оказалось. Не спеша, передвигаясь по комнате, я достала из шкафа плед с подушкой и аккуратно положила постельные принадлежности на край дивана.

— Проходи милая, никто тебя не укусит. — Ласково прохрипел он, настойчиво подтолкнув меня к бару.

Я направилась в комнату, и переодевшись в домашнее просеменила на кухню. Проходя мимо зала, я покосилась на Артиста, который сидел в той же позе, и покачала головой, от абсурдного ощущения, будто я нахожусь в гостях, хотя в гостях был именно он!

— Ты можешь рассказать мне про родителей Абеля?

— Спасибо. — Неожиданно услышала я за своей спиной.

Лежа в кровати и глядя в потолок, я пыталась унять ворох неуемных мыслей в своей голове. Мне казалось, этой ночью я не смогу уснуть… но видимо, была настолько нервно истощена за весь день, что через плотный поток мыслей, даже не заметила как провалилась в сон.

— Испугался малыш? — подтрунила она, изогнув бровь.

Я покачала головой, уставившись в пространство, ярко представляя эти события. Мое сердце сжалось от переживания за Абеля. Как непросто сложилась его жизнь, и как тяжело мне было пропускать это через себя.

Как только о нем упомянули, мое сердце учащенно забилось. Рок тем временем вопросительно оглянулся на мужчин.

Когда мы припарковались, Артист первый зашел в дом и только осмотревшись, позволил мне войти. Я чувствовала себя скованно рядом с немногословным и хмурым парнем. Но с ним, по крайней мере, было спокойнее, даже не смотря на его натянутый настрой ко мне. Артист, в свою очередь, чувствовал себя уверенно, и хорошо ориентировался в доме, словно бывал здесь не раз. Стянув куртку с косухой, он небрежно бросил их на кресло в зале и усевшись на диван, включил плазму.

— А с клубом я связана много лет. Но не из-за Джона. — Пояснила она, а в ее глазах что-то сверкнуло. — Форд был моим мужем.

Вечер пришел очень быстро, и неохотно уложив Макса, я еще довольно продолжительное время оставалась в его комнате, не желая идти в пустую спальню. Прочитав всю сказку, несмотря на то, что мальчик давно уснул, я в какой-то момент все же отложила книгу, и принялась гипнотизировать вращающийся ночник. Он оставлял на стенах мерцающие мягким светом фигуры: звездочки, луну, облака… и каким-то образом убаюкивал мое беспокойное сознание. Тяжесть переживаний сидела внутри, заставляя возвращаться к болезненным мыслям, но эти медленные вращения успокаивали меня. И я позволила себе просто передохнуть и согреться этим мгновением.

Обессиленная и потерянная я медленно сползла на пол и прислонилась к кухонному комоду. Меня даже не волновало, что я могу уснуть прямо здесь. У меня не было сил думать как тяжело на душе, как произошла наша близость… как обидно и больно из-за его несправедливости. Лишь прозрачная капля скатилась по моей щеке, от щемящего чувства в груди, напоминающего о моем внутреннем состоянии.

Я накрыла стол для всех присутствующих, и дальше последовал обед в напряженном молчании. Все кроме меня с аппетитом уплетали лазанию, а я же бесцельно возила вилкой по еде, потому как состояние было именно такое, когда кусок в горло не лезет.

— Я так и знал… — процедил Джем сквозь зубы.

Где-то в районе груди, прошла стягивающая внутренности волна.

Я сразу задумалась над тем, что у Абеля с Марко, есть какие-то общие дела. Пришлось игнорировать неприятные догадки, — какие именно дела их связывают…

Я растеряно смотрела на мужа, чувствуя, как внутри прошла волна замешательства.

Я немного помялась, глядя на него с коридора, и не уверенна спросила:

Абель стоял возле стола, пристально глядя на меня и не выражая никаких эмоций. Мое тело, парализовало от нахлынувшего волнения, а на коже выступил холодный пот. В какой-то момент, он вдруг поднес указательный палец к губам, а в его глазах будто что-то полыхнуло… То, чего я раньше не видела. То, что заставило меня сжаться всем телом и шагнуть в сторону.

— Эй!..Ты че!?

Прерывисто выдохнув, я сдерживала ком в горле, чувствуя как мелкие иголочки, проходят по телу. Меня терзало от желания кинуться к нему, успокоить, оправдаться, найти слова, только бы не видеть, как тяжело он пропускает через себя эту информацию! Но я сидела на месте, словно прикованная цепями. Я боялась нарушить его энергетику, которая будто тернистым облаком вилась вокруг него.

Я отрывисто пожала плечами. Мои переживания из-за Абеля, перекрыли даже этот стресс.

— У меня нет сестер, Элия. Джон был моим единственным братом.

— Семь лет назад. В той части жизни, что я помню… я… встречалась с одним человеком. — Произнесла я, с трудом выговаривая и подбирая слова. — И… я не знаю, как это возможно… но когда я проснулась, то была в полной уверенности что у меня с ним, все происходит в настоящем! И наши отношения… они — здесь и сейчас.

Домой мы двинулись на двух транспортах. Я была за рулем тойоты, а Артист страховал спереди на байке, как и планировалось вчера.

— Ладно…, ладно. — Уступчиво произнес Артист. — Я пробил через своих, Ирландцы залегли, они не при делах!

— Погоди, я слышал за него! — задумчиво произнес Принц. — Этот Марино держит несколько клубов, и вроде еще какие-то дела с недвижимостью проворачивает.

— Не надо. — Отрезал он резко. — Я не идиот, чтобы винить тебя в этом!

Нервно выдохнув, я села в кровати, чувствуя себя разбитой и потерянной. В груди возникла тупая боль, от не проходящего назойливого осознания — он уехал… Легкие сдавило от рвущихся эмоций, и я измученно положила голову на руки, пропустив пару всхлипов без слез. Неужели я так буду мучиться все это время? Все эти недели не смогу спать…? Я зажмурила глаза со всей силы, и в этот же момент, в голове неожиданно пронеслась светлая мысль… Я вспомнила о снотворном, которое мне выписал доктор Конер!

Она кивнула, прикрыв глаза, словно поддерживая мою реакцию.

— А ты пока нужен здесь. — Обратился Рок к Принцу, который коротко кивнул и опустил взгляд, будто хотел скрыть досаду, от того что не может участвовать в деле.

— Я просто хотела… не знаю. Хотела объяснить. — Сделав прерывистый вдох, я решительно взглянула на него. — Ты должен понять — эти воспоминания…

Весь оставшийся день, я ходила под тяжелым впечатлением из-за разговора с Брендой. Ее признание в конце, окончательно ввело меня в ступор и смятение. Я отрешенно проводила время с Максом, и весь день бессовестно баловала мальчика. Наблюдая, как он радуется, мое сердце хоть на ценные мгновения — заполнялось исцеляющим успокоением. Тот факт, что Бренда была замужем за таким человеком, почему-то еще больше насторожил меня по отношению к ней! Внутри передернуло от одной только мысли — какого ей было, когда она узнала что ее муж убийца родного брата!? Однако вспоминая, с каким хладнокровием женщина все это рассказывала, невольно сложилось впечатление, что она уже давно скинула со своего сердца этот груз!

— Подожди…! — не выдержала я, когда он уже собирался выходить.

— Элия, ты должна понять, я переживаю за вас… за вашу семью. И я вижу, как тяжело тебе сейчас.

— Да…. С чего ты взяла, что что-то не так?

— Если так…, то это был очень неосторожный заход! — констатировал незнакомый голос.

Она обернулась и вопросительно взглянула на меня.

Проводив мужчин взглядом, я перевела внимание на Принца. Что-то изменилось… почти сразу, я приметила новые нашивки, которые появились на его косухе. Значит, его приняли в клуб!

Я сразу подумала об Артисте, но душа, отчего-то ушла в пятки, а по спине спустился неприятный холодок. Испуганно обернувшись, я тут же застыла, встретившись в полумраке с серыми глазами…

15

Ассоциация больниц Дамерон располагалась в центре Стоктона. Впрочем, как и все больницы, клиники, а так же большая часть университетов. Я работала в клинике, которая принадлежала этой частной некоммерческой компании и имела самый высокий рейтинг в округе.

Сжимая в руках папку с документами, я сидела на кожаном диване возле конференц-зала, где только что прошло совещание, и задумчиво смотрела в пространство. Аккуратный хвост, тщательно наглаженные бежевые брюки, белая облегающая рубашка и минимум косметики… сегодня, я была особенно придирчива.

* * *
* * *

— Понял. — Сдержанно отозвался мужчина.

— Эй, серьезно… делай че хочешь, только не убей меня! — отчаянно произнес он.

Она всучила мне папку в руки и чмокнула в щеку.

Грэнд осторожно вглядывался в темноту за окном и в какой-то момент обернулся ко мне:

Марко кивнул и оглядев присутствующих, остановился на самом высоком и многообещающем Каро.

— Эм… ну вообще-то я не работаю и пока на больничном окладе, если ты не забыла! Откуда у меня такие деньги?

— Черт… — выдохнула я, прикрыв глаза. — У меня даже ничего нет под рукой! Нужны лекарства… инструменты!

Она изогнула брови, смерив меня тяжелым взглядом и захлопнув папку, подошла ко мне вплотную.

Мы расставили столики, я начала накрывать, а Принц тем временем достал выпивку и оживил клуб подсветкой. Скоро помещение заполнила ненавязчивая ритмичная музыка, и это внесло ноту настроения. Постепенно остальные мужчины подтянулись в клуб. Для них это тоже оказалось приятной неожиданностью. Кто-то позвонил отсутствующим членам клуба, и я надеялась, что они тоже скоро приедут, тогда вечер точно удастся!

У меня вырвался нервный смешок. Такой смелый: гонять на байке, стреляться с бандитами, а страшно становиться, только когда получаешь последствия от такого образа жизни! Артист тем временем продолжал нервничать, и спешно добавил:

По мере того как ритм песни набирал обороты ее движения становились резче и смелее. Она делала волны бедрами, проводя руками по телу вверх к волосам и выгибая тонкую шею. Ее волосы метались, красиво дополняя ее танец. То плавно опускаясь вниз, то волной поднимаясь вверх, она рисовала своим телом так гармонично что ее огонь, однозначно коснулся каждого! Глядя на нее мне самой хотелось двигаться и я даже не заметила как начала покачиваться.

— Все так. Совет остался доволен. Теперь нужно пройти индивидуальное обучение…

В кармане халата, запиликал пейджер, и Викки отвлеклась на его поиски.

— Нет! Даже не думай отмазываться. Тем более я уже место выбрала! — сообщила она гордо. — Один пациент работает администратором в крутячем ресторане! Так что столик для нас всегда будет свободен.

В какой-то момент прозвучал последний бит и все стихло. Тяжело дыша, Викки медленно выпрямилась и глядя прямо на мужчин, низко поклонилась своим зрителям. Они разом зааплодировали ей, и я подхватила эти овации, смеясь от души. Да уж… если Вик хочет повеселиться, ничто ее не остановит!

— Я не буду просить у него. — Сказала я серьезно.

Я некоторое время напряженно смотрела на парня, прежде чем подняла глаза на Каро и хладнокровно сказала:

— И что…? — спросила она, растерянно вглядываясь в составленный договор. — Что не так?

Административный отдел в клинике, занимал целый этаж. Это было место, где решались судьбы врачей, судьбы пациентов. Здесь окучивали спонсоров, которые выделяли деньги на закупки самых последних медицинских технологий. Адвокаты неустанно отвечали на запросы от судебных представителей и недовольных клиентов. А вышестоящее руководство, собиралось в огромном кабинете за овальным столом, чтобы обсудить насущные проблемы.

— Армейские навыки пригодились. — Пояснил он сдержанно.

Весь оставшийся день, я провела на кухне, делая разнообразные закуски к вечеру. Предварительно, я рассказала о своих планах Артисту, но он лишь пожал плечами сказав, что вряд ли кто-то будет против, отвлечься и на один вечер разбавить атмосферу.

Каро, тем временем, осторожно приоткрыл входную дверь. Он держал руку на корпусе боевоего пистолета, который все это время был у него под одеждой! Я невольно попятилась назад, чувствуя, как внутри скручивается холодный страх.

Стоп. К бильярдному столу!???

— Нет! — возразила она хмуро, глянув на сообщение. — Только не дома. Надо хоть как-то развеяться, так что черт с ним… пусть будет клуб.

— Давай его сюда… Черт, угораздило тебя мужик!

— Поздравляю дорогая! — произнесла она ласково.

Пока я парковалась, Артист сделал разворот, махнул мужчинам рукой и сразу куда-то уехал. Я бросила короткий взгляд на мексиканцев, которые сегодня дежурили, и открыла дверь заднего сидения, чтобы вытащить пакеты с продуктами. С охапкой в руках я потащилась в клуб, а эти двое даже не дернулись, чтобы помочь! Однако помощь пришла неожиданно, в лице Каро. Он вышел из клуба, как только уехал Артист и сразу двинулся ко мне. Каро — высокий, темнокожий мужчина и он единственный, кого я приметила среди «бойцов» Марко. Мужчина выглядел крепче и отзывчивей всех остальных, однако, как и все был не особенно разговорчив. Не сказав ни слова, он перехватил пакеты из моих рук и зашагал в клуб, пока я немного опешив, вернулась к машине, озираясь на широкую спину «джентельмена».

Принц выпрямился и рыкнул сквозь зубы:

Положив подносы на барную стойку, я растеряно выдохнула и стянула пальто. Я не стала особенно одеваться к вечеру. На мне была свободная, светлая блузка с широким воротом, которая обнажала одно плечо, узкие джинсы и стильные ботинки.

Я невольно устремила взгляд на подругу. Обняв себя руками, она напряженно наблюдала, как Артиста матерившегося на всех ему известных языках, тащат к бильярдному столу.

— Нужно максимально обойтись без чужих. — Сказал он, понизив голос. — Тебе придется справиться самой!

Мужчины не спеша разбрелись по своим местам, а в колонках заиграла лирическая мелодия следующего трека. Это был, тот же исполнитель, только в этот раз он пел дуэтом с девушкой.

Я поняла это по цвету крови, и решила не говорить, что парень мог умереть раньше.

Мне нужна была ясная голова и хладнокровие, чтобы начать действовать!

— Спасибо. — Отозвалась я, опуская глаза.

Мой скептический взгляд сбил ее настроение.

— Ладно… не напрягайся! — Перебила она меня. — Дело твоё.

— Погодите… — рыкнул он, убирая руку со ствола.

— О Боже… — выдохнула я, когда разглядела пулевое отверстие на бедре!

Я скептически наблюдала за ними, но через какое-то время, парень повернул голову и уверенно кивнул. Не знаю, как он это сделал… но она согласилась! Не мешкая, Принц взял ее за руку и повел к выходу. Викки неуверенно последовала за ним, и прежде чем выйти из клуба, бросила на меня беспокойный взгляд. Я тем временем перевела внимание на Артиста, которого укладывали на «стол», стараясь не делать резких движений.

Связь с клубом Абель держал с одноразового телефона. На вопросы о нем, мне отвечали односложно и ни во что особенно не посвящали. Рок и Джем поехали с ним, и мне было спокойнее, что он хотя бы не один.

Сглотнув подкативший ком, я опустила взгляд и тихо поднявшись, сделала вид, что навожу порядок на столах. Внезапно я четко услышала, как на территорию клуба на скорости въехала машина. Я застыла на месте, растерянно озираясь на мужчин, которые разом напряглись и сосредоточили внимание.

Я напряженно смотрела на него, лихорадочно размышляя о том, что клуб опасается лишних глаз! Дела обстояли куда хуже, чем я предполагала…

Когда стол был готов, мужчины не дожидаясь отсутствующих, сразу налетели на закуски, а затем разбрелись по клубу, прихватив выпивку. Мы с Вик устроились за отдельным круглым столиком, наблюдая, как парни играют в бильярд. Она уже выпила не первый бокал мартини с водкой, явно желая напиться, однако все это время оставалась не в духе. Я в свою очередь никак не могла допить даже первый и все косилась на Вик, пытаясь сообразить, как поднять ей настроение. От меня не ускользнуло, что ее взгляд то и дело задерживался на Принце. Он кстати тоже частенько косился в ее сторону, хотя надо признать, оба делали вид — непреступной крепости! Как дети, ей богу…

— Давай Элия, нужно его осмотреть. — Мягко настоял Марко.

— Не стоит, дорогая! — улыбнулась она. — Иногда хочется быть немного сумасшедшей…

Мои внутренности скрутило, а на коже выступил холодный пот. Пространство в клубе тем временем, заполнилось суетой.

— Неа. Никаких проблем… — ответил он, а я даже на секунду замерла. — Просто моя рожа висит в департаменте трех штатов на розыске.

Тест проходил в несколько этапов, под чутким контролем команды ординаторов. В отличие от коллег они смотрели на меня с искренним участием. Я здорово разволновалась в начале, но их уверенность в моем успехе, помогла мне взять себя в руки.

За старшего в клубе остался Грэнд, но за все движения и дела отвечал Монгол. Это я сама поняла из своих наблюдений. Вообще, я часто ездила в клуб и периодически оставалась там ночевать. Чтобы как-то занять себя и внести свой вклад, я выполняла разные поручения под контролем Принца.

— Блять… поласковее можно!? — вскрикнул он, тяжело прислонившись на стул. — Совсем озверели, гандоны… палят без разбора!

— Вик… — устало выдохнула я, наклонившись чтобы взять пальто. — Ты что пропустила круглую сумму, которая нужна для этого!?

— Может, посидим в клубе? — спросила я осторожно. — Там тоже можно весело провести время.

— Хорош лаяться, нашли время! — рявкнул Грэнд, строго глядя на парней. — Сейчас делаем что можем и будем надеяться, Элия подлатает тебя.

— Пиздец ребята, какого хрена…!?

Оглядев скудно освещенное помещение, я уже сомневалась, что здесь действительно удастся повеселиться, но все же, принялась не спеша разбирать пакеты. В этот момент со второго этажа спустился Принц. Он был приятно удивлен моей затее и к моему облегчению, с большим энтузиазмом поддержал в этом вопросе.

— Пока нужно найти все, что может быть под рукой! — продолжала я, блуждая взглядом по телу Артиста. — Нитки, иголки… все аптечки что найдете. Еще нужен лед, ножницы… спирт или хотя бы водка. Много кипяченой воды и все что напоминает пинцет… или на крайний случай тонкие пассатижи.

— Ну-у!? — непонимающе протянула подруга.

Я закашлялась, подавившись слюной и устремив настороженный взгляд на беззаботное лицо парня. Господи… зачем я вообще спросила!? Нервно выдохнув, я глянула на Марко.

— Элия, у тебя есть весьма обеспеченный муж, который даст тебе эти деньги.

В этот раз я сама попросила Бренду, забрать Макса. Меня и так напрягало, что ему нравилось проводить время в клубе, и он чувствовал себя комфортно в окружении суровых мужчин, не воспринимая в силу возраста нездоровую обстановку. Я впервые задумалась о том, что может привить ему эта среда? Какие приоритеты при общении, могут невольно взрастить в нем эти мужчины? На память приходили слова Бренды, о том что Абель вырос в клубе… И я боялась даже представить, что Макс пойдет по стопам отца, как Абель в свою очередь пошел по стопам своего!

Рассеяно кивнув, я на негнущихся ногах двинулась к парню. Меня трясло от приступа адреналина, мысли путались, а паника маятником нарастала внутри. Это чужая жизнь, это происходит в реальности, а не в учебниках! Как взять ответственность на себя? Как сделать все правильно без подсказок, когда время ограничено? Я встала напротив лежащего парня, готовая расплакаться от растерянности и бессилия.

Его сарказм, немного привел меня в чувство. Сделав глубокий вдох, я сосредоточила внимание на главном ранении. Бедро было прострелено в середине, ближе к внутренней стороне, там, где находится большая часть артерий!

— Ладно, мне пора бежать.

— Подождите! — услышала я настороженный голос Вик. — Вы что… не повезете его в больницу!? — спросила она, в унисон моим мыслям.

Выражение ее лица мгновенно изменилось, а взгляд метнулся в сторону. Похоже, с Принцем все по-прежнему было сложно, и она явно избегала с ним встреч.

Тем временем, явно крупная машина с визгом притормозила под окнами. Мое сердце забилось в груди в бешеном ритме. Мужчины уже распределились по периметру, избегая открытого пространства, а Принц заслонил Вик и подтолкнул в мою сторону.

Я не сразу заметила, что Принц направился в нашу сторону. Викки не видела, как он приблизился сзади и наклонившись что-то сказал ей на ухо, положив руки на обнаженные плечи девушки. Делая глоток мартини, я украдкой наблюдала, как на лице подруги отразилась растерянность, а в глазах что-то вспыхнуло, прежде чем она обернулась к парню. Он взял ее за руку и хищно улыбнувшись, потянул за собой. В этот момент, я не могла не признать: каким же чертовски красивым и обаятельным был Принц! В нем цепляло что-то такое… аристократическое, что располагало к нему и отличало от других. Его жесты, обходительность… Не смотря на такой образ жизни, это все равно оставалось при нем! Мне вдруг стало любопытно, узнать о его прошлом… Кем он был, до того как выбрал этот путь?

Из сынов остались только Грэнд, Принц, Монгол и Артист. Несмотря на отъезд основных членов, людей в клубе меньше не стало. Незнакомые парни и мужчины, в основном свирепого вида, афроамериканцы, постоянно присутствовали на территории и в самом клубе. Они периодически менялись, держались особняком и вели какой-то свой график усиления. Принц лишь обмолвился, что это люди Марко.

— Да ничего Эл… не торопись. Я тут пока полежу… подожду.

— Мне нужен будет помощник…чтобы держать его. Пока все придется делать без анестезии.

В какой-то момент Вик залпом осушила свой бокал и громко поставила его на стол.

— Слушай, я не знаю, что между вами там сейчас происходит… но поверь мне для него это не проблема. А вот ты из-за своей гордости, просто упустишь момент!

— Блять, ты такой заботливый! — процедил Артист, скорчившись от боли, когда его снова начали перемещать.

Я покосилась на Марко, игнорируя чувство, будто мне снова что-то не договаривают!

— Викки, это было… — начала я восхищенно, но не могла найти слов.

Ее качнуло, но она удачно вышла из-за стола и уверенной походкой двинулась к музыкальному автомату. Я внимательно наблюдала, как она сосредоточено ищет композицию, покачиваясь в так играющей музыке. В какой-то момент трек оборвался, и помещение заполнилось громкими битами с низким голосом певца.

Не долго думая, Марко оглянулся на Принца и перехватив его взгляд, мотнул головой в сторону Вик. Принц кивнул и уверенно направился к девушке. Оказавшись рядом, он взял ее лицо в руки и начал приглушенно о чем-то говорить. Я догадывалась, что он сейчас обрабатывал Вик, чтобы достать все необходимое… возможно даже, поехать в больницу для этого! Но ведь там все под учетом, как она сможет помочь?

Она пристально посмотрела на меня, но не пыталась задавать лишних вопросов. Эту байку Вик уже слышала, когда заметила, что возле меня постоянно дежурит кто-то из членов клуба.

Я как завороженная наблюдала за Вик, пытаясь понять — то ли мне это нравиться, то ли меня настораживает поведение подруги? Однозначно я была смущенна… наверное, потому что никогда бы не решилась на подобное. Мой взгляд метнулся на Принца, который неотрывно наблюдал за Вик, немного склонив голову и оценивающе прищурив глаза. На его губах играла еле заметная улыбка, словно он забавлялся тем, что происходит. Голодные взгляды мужчин были устремлены на девушку, но во взгляде Принца было какое-то превосходство. Как-будто он знал — этот танец предназначен только ему!

— И еще, нужен будет кляп!

— Вик… я не думаю что…

— Так. Я скоро усну! — констатировала она, поднявшись со стула.

Я приехала в клуб в сопровождении Артиста, когда уже начало темнеть. У входа стояли двое крепких парней, которые проводили нас внимательным взглядом. Они выглядели устрашающе, как и все мужчины, которых Марко присылал на усилении. Глядя на них, я каждый раз инстинктивно ежилась, понимая, для чего их тут приставили.

— Что…? Я не… я не…

— Нее, я не то чтобы сомневаюсь в твоих способностях… но, ты же, типа память потеряла! Ты… ты точно знаешь что делать?

— У тебя что… тоже проблемы со страховкой? — обратилась я к Артисту, просто чтобы отвлечься.

— У меня там, все нежное! Без обид, но тебе я не доверю свою жопу…!

Совещание было позади, и я должна была бы прыгать от радости, ведь вопрос решился в мою пользу! Но я, почему-то, не могла в полной мере пропустить через себя этот волнительный момент… Когда в душе все разворошено, разве возможно радоваться своему успеху? Все мои внутренние ощущения находились в каком-то вакууме, а в душе была пустота… И эта пустота поселилась во мне две недели назад, когда я проснулась в холодной, одинокой постели.


Как-то незаметно в моей жизни, произошла переоценка ценностей. Я четко осознала, как изменили меня последние события! Мои приоритеты, решения, ход моих мыслей… Я адаптировалась к этой жизни, которая по-своему взрастила меня за каких-то несколько месяцев!

Вик некоторое время, напряженно смотрела на меня.

Викки поспешила по коридору, явно поникшая после нашего разговора. Глядя ей в след, я в свою очередь, справлялась со своим осадком в сердце. Сунув папку под мышку, я глубоко вздохнула и не спеша направилась к ближайшему лифту.

— А ты как думала Элия? — произнесла она, с нотой осуждения. — За привилегии нужно платить! Но… разве у тебя есть с этим проблемы? — спросила она в недоумении, заставляя меня опешить.

— С мотоцикла упал вдогонку! — Простонал он, меняя положение, и тут же взвыл, когда Принц задел ремень на бедре. — АААА-а… Сукин ты сын! Держи свои грабли при себе!

Я хмуро уставилась на нее.

— Матерь божья… что случилось!?

Но меня словно пригвоздило на месте.

— Кладите его на стол, а то все дерьмо вытечет.

Марко даже не оглянулся, продолжая настойчиво смотреть на меня.

Они тем временем прошли к более свободному пространству, и Принц плавно притянул девушку к себе. Одна ее рука легла ему на плечо, а вторую она вложила в мужскую ладонь. Они начали двигаться в медленном танце, который надо заметить, очень контрастно смотрелся на фоне всего этого брутального интерьера.

— Дело не в гордости! — возразила я. — Просто… ты может, не поймешь меня…

Я не стала вдаваться в подробности, по какому поводу этот «банкет». Мне уже просто хотелось, разбавить напряженную обстановку в клубе и похоже, мне это удалось! У ребят появилось настроение. Устроившись возле бара, они потягивали пиво, о чем-то весело разговаривая и бросая остроумные шутки, от которых я сама начинала смеяться. Я подхватила эту волну и хоть на какое-то время, в душе стало спокойнее — все будет хорошо!

— Элия!

Я отрешенно повернула голову, отвлекая от мыслей. Викки, спешила ко мне по коридору в белом халате, да с такой прытью, что на ее шее телепался стетоскоп. Я поднялась ей на встречу и сразу угодила в крепкие объятия.

Марко беспокойно оглядел присутствующих, передавая парня в полубессознательном состоянии. Артиста подтащили к бару, и я только сейчас заметила, что у него на бедре, был затянут ремень, вместо жгута.

Порой казалось, что рядом со мной не охрана, а конвой! Что Абель приставил их не для моей защиты, а чтобы в случае чего я не смогла сбежать… Но это были лишь мои глупые догадки, потому как за две недели ничего больше не происходило. Все было тихо… однако в клубе никто не думал расслабляться.

Мой растерянный взгляд задержался на ней.

— Или мы можем просто посидеть дома. — Поспешила я с альтернативой. — Я приготовлю ужин…

В следующий момент, Каро резко толкнул тяжелую дверь распахивая ее для Марко и Монгола, которые вошли в клуб, волоча под руки стонущего Артиста!

Я начала обходить стол, сканируя тело парня, чтобы ничего не упустить, как вдруг, Артист схватил меня за руку и приподнявшись резко притянул к себе.

Не отрываясь от музыкальной установки, он поднял на нее глаза, в которых что-то определенно загорелось. Однако, больше он ничем себя не проявил. Вик в свою очередь, наградила его снисходительным взглядом, так же, не делая попыток налаживать контакт. Грациозно стянув с плеч кожаную куртку, она кинула ее на барный стул и походкой пантеры двинулась ко мне. Я еле сдержалась, чтобы не присвистнуть, но вовремя закусила губу. Мы тепло поприветствовали друг друга, и она сразу принялась мне помогать.

Коротко глянув на нее, я молча стянула с журнального столика папку и протянула ей. Вик открыла ее, и прошлась профессиональным взглядом по страницам.

Принц рванул к ним, оставляя Викки, которая в оцепенении наблюдала за происходящим.

В итоге, тест я все-таки прошла… Но главное, мне явно удалось оправдать ожидания комиссии! И сегодня, старший ординатор должен был предоставить результаты на совете директоров.

— Что такое? — спросила она, отстраняясь и вглядываясь в мое лицо. — Ты не похожа на человека, который радуется.

Я не знала, как правильно донести свою мысль о том, что большую часть жизни, я во всем привыкла справляться сама! И просить такую сумму, еще и после того что произошло…

Вик в какой-то момент обернулась ко мне и подмигнула. Я улыбнулась ей в ответ, качая головой и сконфуженно опуская глаза. Мне бы ее самоуверенность!

— Какие-то твари подстерегли, у Диосы! — разъяренно пояснил Монгол.

Мужчины, молча, переглянулись, игнорируя ее вопрос. Принц бросил короткий взгляд на девушку и хмуро произнес:

Его смуглое лицо было бледным, а на коже выступила испарина. Внутри меня все вздрагивало, как будто я физически чувствовала его боль.

Я отстраненно смотрела на происходящее, не сразу осознав, о чем говорит Грэнд. Постепенно в памяти всплыл рассказ Абеля, о ранении Рока и о проблемах со страховкой… И тут до меня дошло!

Скоро приехала Викки. Когда она зашла в клуб в сопровождении Каро, я невольно задержала взгляд… выглядела подруга сногсшибательно! Яркий, гармоничный макияж, белокурые волосы были красиво уложены волнами, облегающее темно-зеленое платье с глубоким вырезом подчеркивало ее аппетитную фигуру, а сапоги в цвет на высокой шпильке, делали стройные ножки особенно изящными. Она недовольно скривила лицо, от того что ей пришлось пройти «фейсконтроль», но тем не менее, сразу притянула взгляд всех мужчин… в том числе и Принца.

Я наградила Артиста тяжелым взглядом, и парень отвернулся с мрачным выражением лица, красноречиво, ругнувшись. Каро стоял по другую сторону стола, Марко с Монголом тем временем, уже двинулись на поиски по моему поручению, а Грэнд вместе с двумя бойцами вышли из клуба.

Дыхание перехватило… Я приглушенно ахнула, глядя на парня, который весь был в кровоподтеках и ссадинах. Его одежда была грязной и разодранной, а плечо потемнело от крови из-за глубокой раны. Артист еле переставлял ноги, и я обратила внимание на левую штанину, которая тоже была пропитана кровью.

Мой недоумевающий взгляд перехватил Марко. Он спешно двинулся в мою сторону и оказавшись рядом, мягко взял меня за плечи.

— Что? — спросила она резко.

— Хорошо, что затянули ремень… — заметила я, обратившись к Марко. — Похоже, артерия задета.

— Боже… я даже не знаю… — пролепетала я, примечая повреждения на теле и нервно заламывая руки.

Я не сразу признала, что меня тянуло туда… тянуло в этот мир Абеля. Укладывая Макса, я шла в его комнату, ложилась на кровать и свернувшись калачиком прижимала к себе подушку, вдыхая мужской запах. Так мне было немного легче… как будто, я была ближе к нему.

— Эка тебя потрепало… — констатировал Принц, принявшись осматривать раны Артиста.

— Прости… Ты же знаешь, какая сейчас обстановка. В городе не спокойно… — Произнесла я, скомкано.

— В любом случае это надо отметить, так что будь готова вечером! — сказала подруга безапелляционно.

Когда я проходила по холлу в день теста, многие из персонала тепло приветствовали меня, а несколько интернов даже задержались чтобы поговорить. Они справлялись о моем здоровье и желали удачи, однако им плохо удавалось скрыть свой снисходительный и натянуто-сочувственный взгляд. Фальшивые маски были прозрачными, и теперь я поняла, почему меня никто из них не посещал. Ведь я сошла с дистанции… я была отстающей! И тот факт, что мне дали шанс их явно не радовал. Конкуренция в этой сфере порой не на жизнь, так что… это не должно было меня удивлять. Однако стягивающий осадок все же засел внутри и ощутимо повлиял на мою уверенность.

— Ну что такое…? — спросила она раздраженно.

— Вот, дерьмо… — выдохнул Артист. — Страшно-то блять как.

Сердце глухими стуком отбивалось в груди. Нет… Этого не может происходить наяву! Я стояла в потрясении, чувствуя, как животный страх расползается внутри и липкими лапами сковывает сознание… Опасность все это время ходила рядом!

В клубе было тихо и… пусто. Один Грэнд сидел в кабинете, перебирая за столом какие-то бумажки. Двое сейчас ходили по территории, а Каро, поставив пакеты на столы, молча, удалился по своим делам. С того дня как уехал Абель, никого лишнего на территорию не пускали. Автосервис не принимал клиентов. Больше не было вечеринок и посетителей. Только свои.

Мой взгляд снова метнулся на подругу, и я неуверенно возразила:

— Твою мать…

Прошло целых две недели… и каждый день, был для меня медленной пыткой. Сначала я злилась на него за принуждение, которое и насилием не назовешь! Каждый раз его слова врезались в мое сознание, разливая неприятный осадок в сердце. Каждый раз возвращаясь к воспоминаниям о нашей близости, мои легкие сдавливало от досады и черт возьми… тело пропускало будоражащие импульсы! Эта визуализация была как пламя, которое ласкало теплом и вместе с тем обжигало. Сжимая зубы до скрипа, и сдерживая подушкой свои всхлипы по ночам, я мучилась от чувства тоски, злости и переживаний. Этот коктейль выворачивал меня изо дня в день. На душе было очень тяжело, но чем больше проходило времени, тем больше я понимала, как скучаю по нему, и как стремительно тает моя обида. Он был моим мощным магнитом и с этим притяжением, невозможно было бороться. Каждый раз, отвечая Максу на вопросы об отсутствии отца, мое сердце скручивало от тяжелых ударов… Я ходила сама не своя, поникшая и задумчивая, стараясь пережить каждый день…

— Послушай меня, Элия. Нам нужна будет твоя помощь! — сказал он, пристально глядя в глаза.

Вернувшись за стол, подруга начала делать себе очередную порцию коктейля, явно довольная своей выходкой.

— Элия, живо наверх! — крикнул он и кивнул Принцу, чтобы он проконтроллировал Вик.

Я растерянно уставилась на мужчину.

Зажигательная песня Born Ready, группы Zeyde Wolf заставила обратить всех внимание в сторону девушки. Она тем временем, изящно оттолкнулась от автомата и начала передвигаться по клубу, подхватывая ритм гибкими движениями. Подруга грациозно обходила столы, умело пританцовывая, кружась и делая зазывающие элементы всем телом. Она с вызовом проходила взглядом по мужчинам, при этом соблюдая хорошую дистанцию, словно дразня их. Они в свою очередь не растерялись, присвистывая ей и поддерживая громкими возгласами.

Артист тем временем приоткрыл глаза, щурясь от яркого света лампы над столом, и скривился в усмешке.

— Блять… ты че такой нежный!? — огрызнулся Принц.

Моя улыбка в какой-то момент медленно поникла. Тоска по Абелю так неожиданно напомнила о себе… тоска, по любимым глазам, по объятиям и прикосновениям. Мне так его не хватало… его запаха, его вкуса, ощущения его силы. В какой момент я заболела им…?

На первом этаже, меня уже несколько часов ожидал Артист, и я почему-то предположила, что он давно уже спит, по-хозяйски развалившись на диване в вестибюле. Однако я встретила его возле кофейного автомата. Парень стоял, прислонившись к стене, и допивал свой напиток, поглядывая на проходящих людей. Надо признать я ошиблась в своих предположениях…, он был бдителен, и собран. Заметив меня, Артист оттолкнулся от стены и бросив стакан в урну, двинулся на встречу. Мы направились к выходу, и я старалась не замечать любопытные взгляды коллег и посетителей. Необычно видеть рядом с девушкой в официальном стиле, мужчину в агрессивном облике с татуировками и косухой.

И как же он все перевернул во мне… Даже моя страсть, моя цель к которой я так упорно шла, перестала быть для меня такой важной. Ее перекрыли бесконечные и беспокойные мысли о нем! Где он сейчас…!? Когда вернётся…!? В порядке ли он…!?

— Подождите, Викки… она хирург! И она будет гораздо полезнее, чем я!

— Без обид! Сам же подставишь свое очко, лишь бы не сдохнуть!

Медленно двигаясь, они пристально смотрели друг на друга, о чем-то тихо разговаривая. Глаза Вик искрились… и от меня не ускользнуло — как расцвела она в его объятиях. Между ними была искра! Даже на расстоянии я чувствовала их влечение… то, как их тянет друг к другу. Я не смогла сдержать улыбки умиления, от этой витающей романтики. Я так хотела, чтобы они осознали свое счастье! Чтобы нашли точки соприкосновения и были вместе…

16

Артист сначала покосился на Каро, затем устремил потемневший взгляд на меня.

— Это нихрена не смешно! — выплюнул он раздраженно.

* * *
* * *
* * *
* * *

Артист слегка приподнял голову, глянув на руку Принца между своих ног.

Она направилась к двери, а я проводила ее напряженным взглядом, чувствуя осадок и смятение в душе.

Поправив сумку на плече, она обратилась ко мне:

— Тебе надо поспать. — Мягко настоял он.

— А этот Марино… может быть причастным?

Когда я окончательно успокоилась мы ещё некоторое время молча, сидели, пока я сама не заговорила.

— Нет. Не нужно мне больше втирать эту ерунду! — возразила я резко, как будто внутри меня что-то прорвало. — Ты ведь знаешь обо всем, что происходит в клубе? Я… просто хочу знать, насколько все серьезно?

— Поэтому Бренда не сказала ему. Слишком много стояло на кону… — Рассуждала я вслух, отстраненно глядя в пространство, и лишь спустя какое-то время, подняла глаза на Марко. — Как ему удалось с ними договориться?

— Черт… — выдохнула я отчаянно, обхватив голову руками. — Я не могу… Мне не справиться самой!

— Ты, конечно, не помнишь… но я, вроде как, уже не раз ассистировал тебе.

Я кивнула, стараясь справиться, пропуская через себя тяжелую информацию.

Скоро мне принесли все необходимое для первой помощи, и я принялась промывать и обрабатывать раны Артиста. Включившись в процесс, я будто вошла в какой-то транс и последовательность действий не прерывалась, пока я выполняла их одно за другим.

Я закрывала лицо руками, пряча свои эмоции и не желая ни на кого смотреть. Марко тем временем подвёл меня к ближайшему выступу, и усадив, опустился рядом. Он дал мне время прийти в себя. Ни о чем не спрашивал. Ничего не говорил. Просто был близко.

Я неуверенно кивнула и протянула ему баночку.

В нос сразу ударил запах алкоголя. Я нахмурилась, и Артист замолк, когда мой взгляд поймал бутылку виски и два бокала на краю стола, которые я сразу не увидела за мексиканцем. В этот момент внутри меня произошел разлом. Глаза налились кровью, ярость застелила разум, и мой убийственный взгляд направился на Артиста который, надо заметить обомлел.

Он растеряно уставился на меня придавливая струю на ощупь, затем метнул лихорадочный взгляд на очухавшегося Артиста. Парень во все глаза смотрел на нас:

— Судя по тому, что я рад видеть твою рожу… не очень. — Усмехнулся Артист слабым голосом.

Парень стойко перенес промывание раны на плече и несерьезные царапины на шее и руках. Но когда я приступила к простреленному бедру, тут уже не обошлось без Каро. Я старалась все делать осторожно, но Артист все равно вздрагивал, пыхтел или кричал на каждое прикосновение. Шок спал, и теперь боль была невыносимой.

В какой-то момент я испуганно вдохнула, когда Принц сделал резкое движение, и не сразу поверила глазам, увидев в его руках пинцет, зажимающий деформированную пулю! Я вскрикнула от радости, привлекая внимание всех присутствующих в клубе. Осторожно забирая орудие из рук парня, я тут же ахнула, потому что из раны прыснула тонкая струя крови.

Наконец я услышала, как подъехала машина и тут же подорвалась с места. Принц вошел в клуб с тяжелой сумкой наперевес, а я напряглась, потому что он был один!

Бледный Принц рассеяно кивнул и я начала отсчет:

Я недоверчиво и настороженно взглянула на парня.

Я попыталась задавить неуправляемые чувства страха и паники. Заставила себя собраться и не думать о том, что могу не справиться. Некогда было переводить дух и жалеть себя! Сглотнув подкативший ком, я двинулась к столику возле дивана, куда Принц положил сумку. К моему облегчению, там оказалось много полезного, и это вселило в меня немного уверенности.

— Ты что мать твою… совсем из ума выжил!? Нашел себе обезболивающее!? — прошипела я.

— Да, Элия. Тогда он в одиночку поехал к ним, чтобы спасти клуб от последствий за свое решение.

Затаив дыхание, я устремила внимательный взгляд на Марко.

— Давай, давай! Зажимай! — крикнула я.

Я вопросительно взглянула на мужчину, но он не спешил объяснять мне свои предположения, сосредоточив внимание на горизонте, где уже вовсю расползались лучи солнца.

— Короли объявили войну сынам. — Продолжал Марко, не замечая, что мне все тяжелее слушать. — И их первой целью было убрать Абеля, чтобы затем взять клуб под контроль и подмять под себя!

— Ладно, я… лучше пойду, гляну как он там. — Сказал он, спешно двинувшись мимо, будто не слышал моего вопроса.

Поджав губы, я потупила досадный взгляд.

— И что же случилось? Почему теперь… они могут быть угрозой для нас? — Выдавила я, сглотнув.

— Ладно… Давай попробуем его не убить. — Выдохнула я, надевая свою пару.

— Все нормально, она дома…

Принц вдруг рванул мне навстречу, перегородив путь.

Я кивнула и не спеша направилась собирать инструменты и лекарства.

— Ох, черт… — выдохнул он устало. — Надеюсь, я об этом не пожалею.

Я опустила взгляд, чувствуя, как внутри кольнуло угрызение совести.

— Их связным и доверенным лицом, все это время был Форд. Он был… предыдущим президентом. — Сбивчиво пояснил Марко. — Без него, отношения с Ирландцами опасно накалились! Но последней каплей стало, когда Абель решил уйти от оружия.

— Можно попробовать… — сказала я неуверенно.

— Я не осуждаю. — Солгала я. — Просто, даже не думала, что здесь все так…

Поджав губы, я раздраженно выдохнула. Им не понять моей обиды… Когда ты переживаешь и делаешь все чтобы спасти человека, а этот человек простодушно кладет на твои старания. Хочется послать все к чертям!

— Тогда, ничего не может быть в порядке… Ведь вы не знаете своих врагов в лицо!

Я некоторое время анализировала услышанное, а затем тихо ахнула, складывая в своей голове цепочку со скоростью света. Дела с Ирландской мафией, решение Абеля, отъезд в Белфаст, авария…

Я проводила парня тяжелым взглядом, чувствуя, что моя чаша терпения и сил просто выпита до дна. Что мне все труднее справляться с реальностью, будто на мои плечи положили непосильный груз, и я вот, вот встану на колени! Болезненный ком держался в груди, не отпуская из стальных объятий. Как последней трусихе, мне больше всего сейчас хотелось убежать… потеряться… спрятаться от всего этого ужаса!

— Спасибо. — Произнесла я, протягивая собранную сумку.

— Элия. — Тепло усмехнулся мужчина. — Я понимаю, ты привыкла жить в мире, где есть только черное и белое! И сейчас, возможно, для тебя будет принять это крайне сложно… Однако, не смотря на твои мысли по поводу Абеля и сынов, этот город еще держится именно благодаря им! А не полиции, которая наивно полагает, что управляет городом. Именно сыны много раз спасали Стоктон от войны, которая бы камня на камне не оставила.

— Может попробовать мне? — Спросил он, задумчиво глянув на меня.

Я ничего не забыла!? Все ли сделала правильно!? Какие теперь, могут быть последствия… вдруг пойдет заражение? Все это липким комом скручивалось внутри меня.

Я отстраненно наблюдала, как Принц тем временем подошел к притихшему Артисту.

Марко отвел хмурый взгляд вдаль.

— Ты просто боишься, да и силы уже на исходе.

Его губы не успели скривиться в усмешке, когда я резко схватила бутылку, и со всего размаху кинула на пол, да с такой силой что плотное стекло разбилось вдребезги, и янтарная жидкость потекла в разные стороны.

— Итак. Раз… два… три!

Я посмотрела в глаза Марко, чтобы увидеть подтверждение его слов. Он в свою очередь, уловил в моем взгляде надежду и облегчение, от понимания что человек, которого я выбрала, не смирился со своей участью и стремиться к лучшей жизни! Я почувствовала, будто душа скинула какую-то часть тяжести, что долго держалась внутри.

Я тем временем уже подлетела с зажимом и марлей.

— Марко, пожалуйста! — настойчиво произнесла я.

— Ты не понимаешь! — возразила я отмахнувшись. — Я вам не волшебница и не собираюсь гробить парня…

Я потупилась, чувствуя себя неловко, но не стала оправдываться.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила я серьезно, и как только оказалась рядом, сразу положила ладонь на ощутимо горячий лоб.

— Не их подчерк. — Ответил он лаконично.

— Я приехала забрать машину. И медикаменты… — Она взглянула в сторону открытой сумки, которая лежала на диване.

— Общие дела? — спросила я тихо.

— Понимай так: если ты сейчас не заткнешься, я затолкаю тебе в рот свои трусы! — прозвучал глубокий и невозмутимый голос Каро.

— Боюсь?

— Ты в порядке? — спросила она искренне, и ее взгляд был обеспокоенным.

Он взглянул на меня и серьезным тоном ответил:

Я нервно поглядывала на часы, ожидая, когда приедет Вик. Не смотря на запрет Марко, я точно знала, что не смогу обойтись без ее помощи. Мне удалось остановить кровь и теперь осталось зашить рану на плече, а самое главное вытащить пулю из бедра! На этом моменте я остановилась, потому как, не решалась что-то делать без специального инвентаря. Ранение бедра находилось совсем рядом с разветвлением артерий, и если что-то пойдет не так… я просто боялась приступать к этому в одиночку.

Паника охватила меня, когда я резко очнулась и осознала что солнце уже высоко. Сколько времени прошло…? Как долго я проспала? Мне казалось, я уснула лишь на минуту! Но судя по яркому свету в окнах, уже был полдень. Я подскочила с кровати, чувствуя, как трясется тело от слабости и адреналина. Внутренний голос слабо останавливал меня: если бы с Артистом что-то могло произойти, мне бы обязательно сообщили! Но все же, я со всех ног неслась на первый этаж.

Я хмуро кивнула, продолжая приближаться и внимательно смотреть на обоих.

Я напрягла свой уставший мозг, пытаясь собрать мысли, и сформулировать свои вопросы.

— Нет Элия…!

— Ладно, я лучше поеду. — Произнесла она и уже развернулась, чтобы уйти, но Принц остановил ее за руку.

Парень хмуро уставился на меня, но не рискнул что-то возразить. Я же будто очнулась и растеряно глянула на мексиканца, который внимательно смотрел на меня, приподняв черные брови. Я отшатнулась от Артиста, чувствуя дрожь во всем теле… что это на меня нашло? Резкий шум отворившихся дверей заставил меня оглянуться. В клуб зашла Вик в сопровождении Принца. Я медленно направилась к ним примечая, что подруга как-то сковано двигается, а ее взгляд осторожно блуждает по сторонам.

— А во-вторых… Это наша война Элия! Нельзя ее сюда впутывать.

Артист снова глянул на Каро, видимо в поисках поддержки, однако тот оставался безучастным.

Мужчина повел плечами.

Внутри меня вдруг резко все напряглось, взгляд стал хмурым, а по телу прошла стягивающая волна.

Я напряженно смотрела на Марко, не понимая до конца, о чем он говорит.

— Но ведь… есть полиция, которая должна все это контролировать. Они не допустят этого!

Оказавшись дома, я не спешила в кровать и почему-то не могла найти себе места. Сначала, долго стояла под душем, смывая с себя запах прошлой ночи смешанный с кровью Артиста. Затем позвонила Бренде, поговорила с Максом и немного успокоилась…

— Что ты хочешь знать? — спросил он, наконец, и по его тону я поняла, что меня восприняли всерьез.

— А я и не шучу! — ответила я ровным тоном. — Ты меня здорово сбиваешь, а мне знаешь и так не по себе в этой обстановке.

В какой-то момент я подорвалась с места, и не глядя ни на кого, направилась к лестнице. Оказавшись на втором этаже, я целенаправленно прошла по коридору, в противоположную сторону от комнаты Абеля. На том конце находилась ещё одна лестница… Лестница на крышу. Я недавно приметила ее и периодически оставалась там, чтобы отдохнуть от гнетущих событий, чтобы побыть наедине с собой.

Я уже не задавала вопросы, а просто переваривала то, что мне сказали. Марко лишь кивнул в ответ. Я лихорадочно убрала упавшие пряди, с лица делая неровные вдохи.

Как только мои руки освободились, я сразу принялась искать свой телефон, чтобы позвонить Бренде, не смотря на поздний час, и убедиться что у них с Максом все хорошо. Однако Марко опередил меня, обнадежив, что они в полной безопасности, и он в первую очередь позаботился об этом.

— Да, однозначно это она!

— Задеть лишнее. — Пояснил он устало. — Нужно быть смелее и захватить покрепче. Придется чем-то жертвовать, но пулю достать надо.

Марко напряженно посмотрел на меня, и на его лице отразилась растерянность. Я же в нетерпении ждала ответы, все ближе подбираясь к правде!

— Черт…!

— Привет Док, уже выспалась?

— Короли — это главари Ирландской мафии.

Он повернулся ко мне и продолжил говорить:

Стоило мне упомянуть его имя, как внутри разлилось жгучее тепло и болезненная тоска.

За все это время, я лишь зашила ему рану на плече, и вот уже битый час пыталась достать пулю из бедра. Мне никак не удавалась нащупать глубоко застрявший свинец. А если и удавалось, то он выскальзывал из пинцета, и все начиналось заново! Несколько раз я отбрасывала инструмент и проклинала все, на чем свет стоит. Но Принц не уставал успокаивать меня, и после короткой передышки, я снова и снова возвращалась к чертовому занятию. Казалось, это длилось вечность… Принц отсасывал кровь, я лезла с пинцетом и пыталась нащупать твердое тело, пока рана опять не заполнялась кровью.

По телу прошла жгучая волна, а к горлу подступила тошнота. Липкий страх снова завладел мной…

Неожиданно, чьи-то теплые, тяжёлые руки накрыли мои плечи… Нет. Ну, зачем? Я же просто хотела побыть одна…! Чтобы никто не видел, насколько я слаба! Насколько не уверена в себе, и своих силах.

— Думаешь, я смогу? — выдохнула я, чувствуя, что меня снова накрывает волна эмоций.

— На многое из того что ты спросила, я не могу тебе ответить! — сразу остепенил меня Марко, а я досадно закусила губу гадая: не ответит потому что не знает? Или потому что мне действительно опасно это знать…

Я машинально схватила руку Принца и сунула палец в рану, чтобы придавить кровотечение.

— И как это нахрен понимать!? Я ж мать вашу раненый, а не дибил! Нервничаю и все такое…

— Если лидеры банд сцепятся в этой пыли что поднимает Марино… — Заговорил он через какое-то время. — Стоктон превратиться в место боевых действий, и от него останутся одни руины.

— Почему…? — выдавила я, осторожно взглянув на него.

— ЭЙ, какого…

— Нет Элия, Абель не поменял решение. Но, похоже, предложил более выгодный сбыт! И пока он его не осуществит, короли будут следовать по пятам…

Он улыбнулся и кивнул, а я не чувствуя ног направилась к выходу с крыши.

— Элия… эта неизвестность защищает тебя. Подумай об этом! — произнес он настойчиво.

— Решила проведать пациента. — Покосилась я на Артиста, у которого настроение явно испарилось.

Я тут же встрепенулась:

— Поэтому Абель уезжал в Белфаст? — выпалила я на выдохе. — Перед тем как я попала в аварию… Он ездил к ним?

— В основном это торговля оружием. Ирландцы поставляли товар, сыны их сбывали.

Я сглотнула и уставилась вдаль.

— Элия, да послушай же ты! — рявкнул Принц, тряхнув меня за плечи.

Посидев еще некоторое время, мы снова склонились над Артистом, только в этот раз поменялись местами. Принц занял мое место, а я встала рядом и говорила что делать. Он внимательно слушал и пытался нащупать пулю. Его напряженный взгляд был устремлен в пространство, а рука интуитивно двигалась в ране. Время шло, он осторожно исследовал пинцетом отверстие пока в какой-то момент, когда я уже решила отменить нашу затею, он резко выпрямился и выдохнул:

— Делили территорию. — Пожал он плечами. — Со стороны это дикость конечно… прямо как в животном мире. Но в таких городах люди выживают, а не живут. Правительство не дает шанса нормально заработать, получить образование или просто позаботиться о порядке. Дети растут, глядя на своих отцов, и выбирают один путь, что диктует им улица! — Марко пронзительно глянул на меня. — Поэтому не торопись осуждать этот город и этих людей, Элия.

— Что!? — выдохнула я в панике. — Надо срочно ехать за ней, мне нужна помощь! — Произнесла я, спешно двинувшись к выходу.

Он посмотрел на меня, и я увидела сомнение в его взгляде.

Я сглотнула, потерев с болью пульсирующие виски.

— Хорошо. — Кивнула я.

Я толкнула обшарпанную дверь и вышла на маленькую террасу с неровными выступами и продавленным шифером. Рассвет только начал пробиваться горизонтальной полоской в небе. Неуверенно пройдя по громыхающей поверхности, я замерла на середине террасы и положила уставшие от напряжения руки на лицо. Почти сразу мои плечи начали сотрясаться от рыданий. Лицо исказилось, губы затряслись, а рот заполнился соленым привкусом. Лёгкие надрывисто заполнялись воздухом, в ушах звенело, а голову уже невыносимо ломило.

— У нее че, месячные? — услышала я приглушенный голос за спиной.

— Много лет сыны вели с ними общие дела.

Мужчины расползлись по углам: Грэнд храпел прямо в кресле возле бильярдной зоны. Марко с Монголом о чем- то хмуро разговаривали за баром. Два бойца дежурили в машине на улице, а Каро сидел в кресле возле стола Артиста, вытянув ноги и листая какой-то технический журнал. Периодически он наливал себе скотч, в стакан со льдом, и Артист уже перестал коситься на него. Окрыленный дозой лидокаина, он несколько раз порывался к бутылке, чтобы накатить, но я грубо пресекла эти попытки. А сейчас пациент провалился то ли в неспокойный сон, то ли в обморок…

— Значит, он не стал уходить от… оружия? — спросила я, не в силах скрыть досаду в голосе.

— Я все сделаю! — настойчиво уверил Принц. — Каро отвезет тебя.

Артист недоверчиво глянул на него, но все же, послушно улегся, буркнув что-то невразумительное под нос. Мы с Каро переглянулись, и я благодарно кивнула мужчине.

— Так, молодец… Теперь давай, на счет три! Ты убираешь руку и суешь туда марлю, а я защипну зажим.

— С алчными людьми разговор можно вести только в одно русло! Предложить наживу пожирнее, и человек уже более ценен в их глазах.

В колонках негромко играла музыка. Клуб был заполнен полумраком, и только яркое пятно лампы над бильярдным столом освещало тело Артиста, над которым склонились наши с Принцем силуэты. Голову ломило от постоянного напряжения. Глаза заволакивало от утомления и яркого света. Руки уже начали неметь, отчего инструменты даже иногда соскальзывали. С нашей стороны периодически раздавались приглушенные фразы и лязг металлических инструментов. На часах было начало четвертого утра…

Устало прикрыв глаза, я не спеша поднялась и сразу почувствовала головокружение. Марко встал следом, придержав меня.

— Похоже, кто-то любит подслушивать! — Констатировал он, смерив меня проницательным взглядом.

— Во-первых, она вряд ли смогла бы тебе помочь, потому что — никакая! Видела, сколько она выпила? Ноги то еле передвигала, пришлось даже будить, чтобы взять все необходимое.

— Думаешь, это были они?

Я ничего не ответила, уже не соображая вразумительное возражение.

Ее отстраненность напрягла меня, и я почувствовала себя ответственной за то, что ей пришлось вчера увидеть.

— Похоже, мне действительно лучше поспать…

Некоторое время, я напряженно смотрела на Принца, затем не спеша отпрянула, отведя поникший взгляд.

— Ты можешь рассказать мне то, что знаешь! Я устала жить в неизвестности… И буду чувствовать себя гораздо уверенней, если буду ориентироваться ситуации!

— Че происходит? — прохрипел он.

Марко перехватил мой растерянный взгляд. Внутри возникло странное чувство, недоверия смешанного с собственным заблуждением. Неужели все это время, мое видение было поверхностным? Конечно, мне хотелось верить, что члены клуба не законченные бандиты, а люди внутри которых еще есть совесть.

— Спасибо. Ты нам очень помогла. — Сказал он, пристально глядя на нее, а она смотрела на него так, будто боролась со своими чувствами и сомнениями.

— А где Викки? — спросила я, настороженно.

— Я думал, ты спишь? — хмуро поинтересовался Принц.

— Господи… Они могли его убить! — почти прошептала я.

— Есть!

Я замерла, недовольно уставившись на парня.

— Ну как ты, парень? — спросил он примирительным тоном.

Внутри меня все снова сжалось. Парень выглядел плохо, и этот страх ответственности за чужую жизнь заполнил меня, сдавливая сознание и управляя совестью. Слишком много сейчас зависело от моих решений и действий.

— Ты сама хотела знать правду. — Напомнил Марко, вглядываясь в мое бледное лицо.

Я некоторое время смотрела на парня, прежде чем неуверенно пожала плечами.

— Точно? Ты уверен?

До кровати я добралась, когда на улице уже темнело. Несмотря на беспокойные мысли, я уснула практически сразу. Но даже во сне мне не удалось отдохнуть! Мне снились кошмары… Я убегала от чего-то, или от кого-то переживая внутри животный страх. Я искала Абеля… и нашла его в незнакомом доме, полном опасных людей в черных одеждах. Все было настолько реально, что я даже чувствовала, холодный пот, выступающий на коже… Потом была перестрелка и на моих глазах его грудь пробили пули! Мой вопль разнесся в пространстве, я задыхалась от слез и кричала, кричала…

— Нужно поменять повязки…

Принц немного опешил, выдерживая мой настырный взгляд, и растеряно оглянувшись, сосредоточил внимание на чем-то поверх меня.

— Вот. Следи, чтобы принимал антибиотики!

— Успокойся Элия! Все позади. Ты отлично справилась… — Повторял Марко, словно мантру, мягко обнимая меня за плечи.

— Я никогда не вытащу эту гребаную пулю… — выдохнула я, глядя в пространство.

Я задумчиво уставилась на него, затем произнесла ровным тоном:

Сердце больно ударило в груди, а внутри возникло неконтролируемое чувство тревоги.

— Я ведь тоже долгое время конфликтовал с сынами. — Вдруг улыбнулся Марко, наблюдая мой обомлевший вид. — И не Бренда послужила нашему примирению.

— Даже не знаю… Что я могу сделать, чтобы тебя успокоить?

Принц направился к нему, оставляя меня с Вик.

— Две пусть примет сразу и по одной каждые четыре часа. — Пояснила Вик.

— Да, ему сразу сообщили. Все в порядке… он контролирует ситуацию.

Марко шумно выдохнул, и устало произнес:

— Но почему ты так уверен?

Эта ужасная картина начала медленно таять, когда что-то отвлекло мое подсознание. Мне казалось, я ощутила присутствие, которое отозвалось внутри меня и принесло чувство безопасности. Но я так глубоко утонула в промежутке между сном и явью, что не могла отличить одно от другого. А еще было прикосновение… такое легкое и еле ощутимое, что у меня не осталось сомнений — это сон.

Марко задумчиво качнул головой, затем задержал на мне теплый взгляд.

— Тебе и не придется. — Возразил он уверенно. — Я помогу тебе!

— Абель знает!? — спросила я сдавленным голосом.

Принц присел рядом и шумно вздохнул.

— Вполне сносно. Только ноет все, не без этого…

— Отправляйся домой спать. Я тут сам справлюсь. — Обратился он ко мне.

Марко замолчал, а я медленно опустила глаза, стараясь скрыть свое волнение.

— Есть Ванкомицин. — Сообщила она, протягивая белую баночку. — Убьет любую заразу! Если конечно его еще раз не подстрелят.

— В любом случае я хочу, чтобы ты знала: Абель делает все, чтобы клуб ушел от преступности! И всеми силами стремится к тому, чтобы сыны занимались только легальным бизнесом. Но сейчас… слишком много проблем препятствует его цели, ведь есть люди, которых это не устраивает.

Я грустно усмехнулась, взяв из протянутой руки лекарство, и снова взглянула на парня. Движения давались ему с трудом и отнимали много сил. Я злилась на него, но вместе с тем не могла не беспокоиться. Принц тем временем приблизился к нам.

В очередной раз своей неудачной попытки, я уже более спокойно отложила инструмент, чтобы сделать передышку. Стянув перчатки, я плюхнулась в кресло, убрав маску с лица. Я закрыла глаза на секунду, но тут же открыла, потому что мгновенно проваливалась в сон.

Взяв лекарство, Принц сосредоточил взгляд на этикетке.

Похоже, он видел мое недоверие. Я покачала головой и поджав губы произнесла.

— Да, просто ночь была тяжелая. Но кажется, я справилась… Только боюсь, может быть, заражение! Температура держится.

Марко мягко похлопал меня по плечу.

— Ну… технически да! Но ничего личного, ведь… я типа, тебе жизнь спасаю! — нервно усмехнулся Принц.

Принц поднял на нее глаза, и некоторое время изучал взглядом.

Я глянула в сторону Артиста, который пытался сползти со стола с помощью Принца. Услышав шорох, я невольно обернулась и увидела, что Вик нырнула в сумку.

Каро, тем временем, сидел в машине возле дома, а я периодически наблюдала за ним из окна кухни или ходила из комнаты, в комнату думая обо всем, что рассказал мне Марко. О том, какими глазами на меня теперь смотрит Вик, покручивала снова и снова вчерашний вечер и ночь…

— Я не сплю…? — Спросил он осипшим голосом. — Твои руки действительно так близко к моим яйцам?

— Если будут вопросы, позвони.

То ли от усталости, то ли от бессилия но эта идея не казалась мне такой уж плохой.

После того что мне пришлось пропустить через себя, после этого кошмара что теперь стал моей реальностью, от понимания — сколько еще проблем осталось и сколько ещё предстоит… все это невероятным грузом давило на психику! Это был слишком.

— Нет, но мне кажется, у меня захват будет поуверенней! Да, и ты, если что рядом… подскажешь.

Он сосредоточено слушал и выполнял все, что я ему говорю. Захватив твердый металл, он осторожно начал его извлекать. Я затаила дыхание, секунды превратились в вечность, сердце грохотало в ушах в будоражащем предчувствии.

Внизу казалось, все было тихо, но скоро до меня донеслись голоса и приглушенный смех. Сердце сбавило обороты, и я облегченно выдохнула, замедляя шаг. В баре никого не было. Я оглянулась и увидела Артиста, который так же лежал на бильярдном столе, приподнявшись на одном локте. Он с довольным видом о чем-то говорил с мексиканцем из охраны. От сердца окончательно отлегло, я устало потерла лоб и направилась к ним. Заметив меня, Артист сразу встрепенулся:

— О нем мало известно, и пока не понятны мотивы. Но я почему-то уверен — этот человек может быть опасен не только для нас, но и для всего города!

Марко отрицательно мотнул головой.

— Я хочу знать… чем занимаются Сыны Безмолвия? Чем занимается мой муж? Куда они все время уезжают!? Почему полиция здесь привычные гости? С кем они ведут войну? Кто такие короли… и что это за человек, по фамилии Марино…?

— Я не знаю, Элия. Это правда.

Тут уже вмешался мой темнокожий друг.

— А во-вторых…? — прозвучал мой сдержанный голос.

Принц кивнул, и скинув верхнюю одежду, со шлепком натянул перчатки.

Темно-карие глаза в недоумении уставились на меня.

— В следующий раз, она полетит в твою голову! — прорычала я ему в лицо, сама от себя не ожидая.

— Не за что. — Произнесла она тихо, опуская взгляд и отстраняясь от него.

— Привет… — осторожно поздоровалась я.

Я, наверное, уже слишком долго смотрела сквозь стол, где лежал Артист, сквозь свет лампы, что висела над столом, сквозь Принца, что убирал ненужные отходы после моей первой в жизни операции… Все слилось в одно размытое, слепящее пятно. Я уже практически спала сидя на диване и обняв себя руками. Но что-то важное останавливало меня, не давая провалиться, что-то держало в напряжении, важное и напоминающее уколом в сознании. Это был страх! Иной страх, который мне не приходилось испытывать и который формируется с ожиданием, после вмешательства в чужое тело.

— Что происходит Марко? — спросила я требовательно.

— Даже не знаю… а ты когда-нибудь делал это?

— Ничего, ничего… ты это… только не делай резких движений! — отозвался Принц, неровным голосом.

Выложив все необходимое на заранее подготовленную марлю, сложенную в несколько слоев, я вытянула из пачки стерильные перчатки и протянула их Принцу.

— Не раз? — спросила я сдавленным голосом. — Вы что тут, регулярно под пули попадаете?

— И… будь осторожна. — Добавила Вик, как-то странно глянув на меня.

Марко опустил взгляд и спокойно ответил:

Марко терпеливо выдержал мой горящий взгляд и снова сосредоточил внимание на горизонте, а я пыталась умерить свой пыл и рассуждать спокойно.

17

Я очнулась из глубоко сна от назойливого шума и заставила себя открыть глаза. Макс водил машинкой по одеялу на краю кровати, которое служило подобием дороги. Он сосредоточено огибал каждый выступ и так смешно жужжал, стараясь делать это как можно тише.

— Привет малыш! — улыбнулась я сонно.

* * *
* * *

— Черт…! А что случилось…? — выдохнула я, потерев лоб. — Я спала и… В общем, не важно. Кому мне позвонить!?

— Ничего, ничего Элия! Простите, что так скоро пришлось вас побеспокоить… Я не отниму у вас много времени!

— Очень приятно… — выдавила я, забирая похолодевшую руку.

Мистер Даллас сел рядом и сосредоточил на мне пристальный взгляд. Я напряглась, стараясь вежливо улыбаться. Вдруг их решение насчет индивидуальной программы изменилось…?

Боже… Сколько я проспала!? Уже был полдень.

Мужчина коротко улыбнулся в ответ, хотя глаза его оставались холодны.

Лифт как назло шел очень медленно, а мне как никогда хотелось скорее убраться на приличное расстояние от этого человека! Я старалась не думать о том, что моя карьера теперь под большим вопросом, или вообще рядом с точкой. Сейчас я находилась слишком близко к опасности. Мои руки тряслись, дыхание было неровным, и когда лифт наконец-то приехал, я залетела в него, почти не дождавшись пока оттуда выйдут люди.

— ЧЕРТ! — вырвалось у меня снова.

— Вы должны знать, Элия. Я никогда и ничего не делаю просто так! — Пояснил он настойчивым, низким тоном. — Я вкладываю свои ресурсы, только в полезных людей.

— Если вам что-то понадобиться… вы можете мне позвонить! — Сказала он многозначительным тоном.

— Мне нужно срочно ехать в больницу! — сообщила я, отрицательно качнув головой, и обратилась к Монголу. — Как быстрее туда попасть?

К чему этот цирк, если я прекрасно догадывалась что это фальшивое пожертвование, ему для чего-то нужно!

— Похоже, я забыл вас поздравить миссис Уинтер!

Мне понадобилось усилие, чтобы не отшатнуться и натянуть дрогнувшие губы в вежливой улыбке.

— Зря вы недооцениваете себя, Элия! — Сказал он, опасно изменив тон. — Возможно, однажды вы спасете мне жизнь!

В моей голове стремительно собирались пазлы, и события начали прорисовываться в истинном, неприятном для меня свете! Я почувствовала как треснув, пошла по швам моя самонадеянность, и кое что еще… Ах да, это вера в то, что чудеса случаются!

— Всего доброго миссис Уинтер. — Попрощался мужчина холодно-вежливым тоном.

Я замерла, уставившись на сына. Сердце бешено забилось в груди, заставляя меня окончательно проснуться.

— Вот и отлично.

— Да не переживайте вы так. — Произнес мужчина холодным, снисходительным тоном. — Я всего лишь спонсор этой больницы и мне известно обо всем, что здесь происходит!

Мои ноги тряслись, но я выдержала еще пару вежливых фраз, прежде чем, откланявшись, вышла из кабинета. Оказавшись за дверью, я позволила себе снять с себя маску любезности, однако сразу опасливо оглянулась, предположив, что здесь может быть охрана этого человека! Я постаралась изобразить естественный вид и на негнущихся ногах направилась к лифту. По пути я лишь задержалась у кулера, настолько пересохло во рту от волнения.

— Я не знаю… Может я не слышала… — растерянно отозвалась я.

— Что происходит? — повернулась я к Джему.

— Миссис Уинтер! Проходите, рад что вы смогли приехать.

— Элия позволь представить нашего спонсора… — спешно опомнился он. — Мистер Лоренцо Марино!

Весёлое начало дня.

— Ну что вы, Элия! — мистер Даллас, довольно ощутимо сжал мое плечо. — Мы в первую очередь, заинтересованы продвигать своих ценных сотрудников.

— Я не сомневался в вашем успехе, амбиции видно с далека.

— Родня погостить приехала!

Уставившись на циферблат, я старалась справиться с волнением. Как только лифт тронулся, я снова услышала голос с хрипотцой, и как не трудно было догадаться итальянским акцентом

— Господи, Эл что с твоим телефоном!? — накинулась она как только я приняла вызов.

— Папа сказал, что тебе нужно поспать. — Ответил он, увлеченно вернувшись к машинке.

— Мама ты уже проснулась?

— Спасибо вам огромное! Я обещаю, что постараюсь разрешить эту ситуацию как можно скорее! — Затараторила я, пожимая руку мужчины.

— Простите… я не думала что меня вызовут так скоро! — оправдалась я, повинно опустив голову.

Мужчина задумчиво отвел взгляд и вытянул губы.

— Взаимно миссис Уинтер. — Прозвучал его бархатный голос с хрипотцой и еле заметным акцентом.

Я знала, куда мы едем… И мое сердце в неровном ритме отбивало дробь в груди. Я переживала из-за неожиданного знакомства с Марино и переживала ужасное волнение перед встречей с Абелем! Эмоции сменяли друг друга, заставляя тело дрожать от нервного напряжения.

— Не трать время и скорей собирай свою задницу! Позвонишь мне как приедешь.

Незнакомец протянул мне руку, и я неуверенно протянула свою в ответ, растеряно покосившись на руководителя. Я почему-то сразу обратила внимание на необычные глаза мужчины. Пронизывающие, лазурного оттенка они были обрамлены черными ресницами, отчего взгляд казался каким-то волчьим! Внутри меня что-то насторожилось, так нагло он меня изучал, слегка прищурив глаза и склонив голову. Натянув улыбку, я снова перевела взгляд на мистера Далласа.

Хмурый Джем лишь коротко спросил, чего хотел этот… цитирую: «макаронник», и я, запинаясь, рассказала обо всем что было. Он ничего не ответил, и весь оставшийся путь прошел в гнетущем молчании.

Его двусмысленные фразы добавляли сердцу еще больше тревоги! Властная, подавляющая энергетика мужчины пугала меня, но я старалась не показывать этого. Надо быть осторожнее с этим человеком…! Хотя он казалось, не замечал моего тревожного вида. Сунув руку во внутренний карман пиджака, мужчина вытащил темно-синюю визитку и вручил ее мне.

— О нет, что вы. — Возразил он ленивым тоном. — Это полностью ваша заслуга!

Мальчик тут же рванул из комнаты, бросив игрушку, видимо, чтобы принести и похвастаться своим подарком. Я же справлялась со смешанными чувствами, поднимающими волну внутри меня. Только сейчас перед глазами встали ночные кошмары, от которых внутри все скрутилось. Я ведь ощутила чье-то присутствие, но так была уверена, что это сон…

Я напряглась от такого настораживающего начала, еще не успевая отойти от первой новости.

Я заметила Джема, который появился откуда-то из вестибюля и быстрым шагом двинулся в направлении нас, напряженно наблюдая за происходящим. Опустив взгляд на визитку, я прошлась по вдавленным буквам: «Astory inc. Lorenco Marino», а на обратной стороне телефон.

Он улыбнулся сверкнув зубами и подмигнул:

— Простите сэр… Мне очень жаль, что я вас задержала! — начала я сыпать оправданиями, присаживаясь на стул который он выдвинул для меня.

Байки, много байков, просто целая выставка разнообразных моделей, мастей и расцветки. Машин тоже было много и они снова создавали очередь у ангаров. То тут, то там стояли компании байкеров и незнакомых людей.

Я нахмурилась, отвлекаясь от своих мыслей, когда услышала приглушенную вибрацию телефон. Мне понадобилось время, чтобы найти настойчивый гаджет, в глубине сумки стоявшей на комоде. Дрожащими руками я, наконец, вытянула его и взглянула на дисплей. Звонила Вик…

— Когда они приехали? — спросила я, пропустив приветствие.

В этот момент лифт открылся, и мы одновременно вышли, пропуская людей. Я облегченно выдохнула, чувствуя себя в большей безопасности в открытом пространстве. Этот Марино не отставал пока я двигалась по коридору, а мои глаза уже лихорадочно искали Джема. В какой-то момент мужчина обогнал меня и перегородил путь. Наши взгляды пересеклись, и я нервно сжала папку, чувствуя, как рассыпалась дрожь по телу от страха.

Мне кажется, я четко почувствовала, как по спине спустилась капелька пота. Волна паники накрыла меня из-за нехорошего предчувствия, и я отвела взгляд, чтобы он не увидел эти эмоции в моих глазах.

Я уставилась на мужчину, сияющими глазами. Видимо ему больше не нужно было никаких дополнений, поэтому он встал из-за стола, и я встала вместе с ним.

То, каким голосом он говорил эту лесть, насторожило мое нутро до предела.

Руководитель сдержанно улыбнулся и довольным тоном произнес:

Развернувшись, он уверенно двинулся по коридору, где навстречу уже приближался Джем. Мужчины поравнялись, Марино слегка замедлил шаг и усмехнулся, нагло взглянув на него. Казалось в воздухе полетели искры… Джем проводил его убийственным взглядом и не мешкая поспешил ко мне. Оказавшись рядом он, молча, выхватил из моих рук визитку. Бросив на нее хмурый взгляд, мужчина красочно ругнулся и взяв меня под локоть спешно повел к выходу:

Эйрин снова поджала губы и открыв дверь, прошла в кабинет вытянув руку передо мной, видимо чтобы я стояла на месте. Я закатила глаза, пока она докладывала о моем приходе, а затем с невинным лицом прошла в кабинет с позволения фашист… ой Эйрин.

Я послушно кивнула, понимая прозрачный намек руководства и оскалившись как можно любезнее, отчеканила:

Я вздохнула и опустила глаза.

Я начала лихорадочно нажимать кнопку, не справляясь с приступом паники, и к моему облегчению двери лифта начали сходиться. Однако в последний момент, в кабину зашел мужчина… И я вся похолодела встретившись с волчьим взглядом лазурных глаз!

Так быстро я, наверное, ещё никогда не собиралась! Заправляя рубашку в облегающую юбку, я выскочила в коридор и увидела Монгола, который опершись о косяк, с ухмылкой наблюдал за Максом, разбирающим навороченный конструктор в зале. Видимо малыш так увлекся, что не донес его до моей комнаты. В прихожей, усевшись на журнальный столик, стягивала свои кожаные сапоги Бренда. Она задержала на мне взгляд, как будто пыталась уловить мой настрой.

Макс тут же встрепенулся и поднял на меня глазки.

— Езжайте! — отмахнулась она, наклоняясь ко второму сапогу. — Вызову кого-нибудь из солдатиков Марко…

Седовласый мужчина с приятным лицом и добрыми глазами, уверенным шагом приблизился ко мне и пожал руку.

Мужчина дернул ручку и вышел из машины, а я нахмурилась не понимая странного подтекста. Чувствуя легкое замешательство, я вышла следом растерянно озираясь по сторонам. Здесь будто снова закипела жизнь, и это как не странно принесло моему внутреннему состоянию дозу успокоения. Я вдруг поймала себя на мысли, что сейчас, когда Абель рядом — я в безопасности!

Когда мы подъехали к территории клуба, волнение с новой силой охватило меня. Но от внутреннего состояния меня отвлекло то, что я увидела на самой территории, и то, что прилепило меня к окну.

Монгол направился на кухню, вытянув из кармана смартфон.

— Что ж я предполагал такое развитие. — Сообщил он хмуро, но тут же добавил многообещающим тоном. — Но если дело только в этом, давайте договоримся так: я дам вам еще время, чтобы решить этот вопрос, и вы скажете мне свой ответ позже!

Оглянувшись, я увидела высокого, темноволосого мужчину средних лет, который не спеша приближался к нам. Представительного вида незнакомец, облаченный в явно дорогой костюм, задержал на мне оценивающий взгляд.

Волнение охватило меня, пуская по телу нервную дрожь.

— Но вы же, не обычный интерн. — Возразил он, взглянув на меня, и его холодные глаза недобро сверкнули. — И должен признаться, ваша судьба мне особенно интересна!

— Эм, спасибо. А я похоже… теперь обязана вам! — Констатировала я, невольно подводя его к своим главным подозрениям.

Мы остановились у незнакомого мне кабинета и я чуть не врезалась в миниатюрную женщину, которая заставила меня вытянуться в струнку одним взглядом.

— Вы должны знать Элия, именно мистер Марино настоял на вашем возвращении! — Сообщил мистер Даллас многозначительным тоном, встретившись с моим недоуменным взглядом.

— Переходя сразу к делу, мне нужно кое-что знать миссис Уинтер… А конкретнее, насколько серьезно вы приняли решение совета? — спросил он поставленным, деловым тоном. — Возможно, я ошибаюсь… но мне показалось, вы были не готовы подписать договор на предложенных условиях. И прежде чем запустить этот проект, мне нужно точно убедиться в вашей готовности!

— Кто…?

Торопливо сказав последнюю фразу, Вик кинула трубку. Хмуро глянув на телефон, как будто он был виноват в моих бедах, я увидела несколько пропущенных с незнакомого номера.

— Простите Мистер Даллас… — произнесла я, с досадой в голосе. — Проект — это для меня огромный шанс! И единственное что мне сейчас мешает вам ответить, это финансовый вопрос.

— Да администратор наш — Эйрин… Тебя на верх вызывают!

Я устремила внимательный взгляд на мужчину…, что за игру он ведет?

Я не спеша обернулась к мужчине, который улыбнулся одними губы.

Монгол перевел взгляд на Бренду.

По телу, будто тысячи игл прошли. Внутри меня все натянулось струной, и когда двери лифта закрылись, я не знала, куда деть глаза от страха. Я опасливо покосилась на мужчину, который встал справа от меня. Весь такой холенный: богатая внешность, дорогие аксессуары, поставленный голос и снисходительный взгляд… одним словом — хозяин жизни!

— Вот как…? Тогда я тем более не понимаю, чем же я могу быть вам полезной? — спросила я, уже не сдерживая себя и не соблюдая осторожность.

— Фашистка, обыскалась тебя! — сообщила она, понизив тон.

Мой настороженный взгляд стал смелее.

— Разрешите представить, миссис Элия Уинтер — тот самый интерн! — гордо произнес Мистер Даллас, как только мужчина оказался достаточно близко.

— Ага… — Отстраненно ответил Макс. — Мааам! А знаешь, что он мне привёз!?

— Как хорошо, что вы зашли! Как раз вовремя… — воскликнул он с заметным волнением.

— Да милый, а ты всё это время ждал!? — спросила я виновато и глянула на часы.

— Вот как. — Произнесла я, стараясь скрыть волнение и зарождающийся страх в глазах. — Не ожидала, что моя персона может быть достойна такого внимания…

— Благодарю, мистер Марино! Вы дали мне шанс, и это много значит для меня!

— Простите… Я просто не понимаю, чем вас мог заинтересовать обычный, рядовой интерн!? — спросила я в лоб.

Я робко пересекала просторный кабинете где за круглым столом сидел всего один мужчина. Он склонил голову над какими-то бумагами задумчиво потирая подбородок. Заметив меня, мистер Даллас заметно оживился и отложил документы в сторону встал из-за стола.

— Мистер Даллас ждет вас с одиннадцати! — сообщила она осуждающе.

— Сегодня ночью. — Ответила она, участливо глядя на меня. — Тебе стоит поехать в клуб…

— Что…? — спросила я растерянно. — Папа…Он приехал?

Я услышала, как позади, открылась дверь, и мистер Даллас как-то сразу встрепенулся, глядя поверх меня.

Джем подъехал через двадцать минут, когда я уже была вся на нервах из-за потерянного времени. Еще пол часа мне понадобилось, чтобы добраться до больницы. Я влетела в вестибюль на этаже администрации и меня сразу встретила невысокая женщина лет с сорока, со строгим взглядом. По всей видимости, это и был наш администратор — Эйрин… Светло-русые волосы аккуратно собраны в пучок, одета в сдержанном деловом стиле, она окинула меня оценивающим взглядом поверх очков и поджав губы, велела следовать за ней.

— Нет. — Категорично отрезал он. — Джем должен кататься поблизости! Подожди, я наберу его…

18

Я неуверенно последовала за Джемом, который в отличие от меня с большим энтузиазмом двигался в направлении клуба, на ходу пожимая руки то одному, то другому. Получая оценивающие взгляды от незнакомых мужчин, я невольно ежилась и чувствовала себя не в своей тарелке.

В воздухе витал, запах метала, жженой резины и выхлопов. Я то и дело озиралась по сторонам на необычные модели байков и в большинстве своем — таких же необычных хозяев. Повсюду были голоса и смех, а зажигательная ретро музыка, которая доносилась из клуба, дополняла живую атмосферу.

* * *
* * *
* * *
* * *
* * *

— Неси аптечку. — Велела я строго, и Принц спешно двинулся в другую комнату. — Антибиотики принимал?

От его энергетики у меня самой, все внутри вытягивалось в струнку. Абель перевел свой взгляд на нас и просканировав Артиста обратился к нему:

— И я рад тебя видеть! — хмуро выдавил парень.

— Тебе лучше ехать домой. — Произнес он сдержанным тоном. — Сейчас там безопаснее.

Я некоторое время смотрела на Принца, чувствуя, как внутри пронеслось тревожное чувство. Облизав пересохшие губы, я отложила медикаменты и поднялась.

— Элия, расскажи! — услышала я голос Джема позади.

— Значит — война началась. И он сделал свой ход!

Я чувствовала себя не в своей тарелке и решила, что будет лучше просто поехать домой. Оправив пальто, я двинулась к выходу, но так и не дошла до него. Принц перехватил меня и настояв чтобы я присоединилась, ловко включил в работу. Организаторские способности, похоже, были у него в крови. И он не уставал применять свой талант на мне!

Он лишь упрямо свел брови, и тогда я провела рукой по лицу, настойчиво продолжая его будить. Его сонный, хмурый взгляд задержался на мне, когда он открыл глаза. Я тут же отпрянула и скомкано произнесла:

— Все время, что я был в отъезде, я думал о том, что сделал. — Услышала я и тут же устремила напряженный взгляд на Абеля. — Я не должен был так поступать с тобой. Не должен был принуждать.

— Ты молодец. Парни благодарны тебе! — Сказала он серьезно, вызывая во мне странную волну эйфории.

Я помогала накрывать столы, невольно заразившись настроением, вместе с остальными девчонками, которые оказались довольно адекватными и общительными. Скоро началось веселье, как я поняла, в честь приезда «родственников» из других филиалов. Я несколько раз видела Абеля, который был уже более расслаблен, общаясь с приезжими и отложив на этот вечер, тяжелое настроение клуба. Позже, как президент клуба он произнес первый вдохновляющий тост и пожелав всем повеселиться, не спеша направился на второй этаж. Я проводила его взглядом, чувствуя, как болезненно сжимается сердце. Черт… такая неразбериха творилась внутри и сводила с ума. Почему мне так хотелось побыть с ним рядом…? Почему так трудно бороться с невыносимым притяжением!? Почему я снова чувствую себя какой-то отдельной частью выпавшей из его мира. Я утешала себя, что его отстраненность связана с кучей неприятных событий, которые случились за время его отсутствия, но все же…

[Музыкальная тема находиться в буктрейлере к книге!]

— Меня вызвали в больницу, чтобы… — я запнулась, решив, что лучше скрыть вопрос о финансах. — …Нужно было обсудить кое-какие детали по индивидуальному обучению. Во время встречи с директором, в кабинет зашел Марино… Нас представили друг другу, и оказалось, что он спонсор этой больницы и… это он настоял на моем возвращении!

Когда я зашла в клуб, сердце быстрее забилось в груди, прогоняя по телу дрожь от волнения. Мои глаза метались по лицам незнакомых людей, пока я не спеша, проходила вдоль бара, осознавая, что в любой момент могу его увидеть! Я поймала глазами Джема, которого уже успела потерять из виду. Он целенаправленно двигался в кабинет, и я машинально перевела взгляд на межкомнатное окно выходившее туда. Мое сердце вздрогнуло, и я застыла на месте, увидев Абеля…

Как и должно быть, он сидел во главе стола и со строгим выражением лица, о чем-то говорил присутствующим в кабинете. Внутри меня вихрем поднялись, неподвластные чувства… Сердце трепетало и затаило стук, словно принадлежало не мне, а ему! Все мое естество желало, чтобы он заметил меня, но вместе с тем и страшилось этого. Я медленно опустила взгляд, невольно вспоминая все, что произошло между нами и сердце досадно сжалось. Эти неприятные чувства, не давали мне расслабиться. И я не могла просто так отпустить их…

В ответ была тишина, и я невольно напряглась. Уверенно открыв дверь, я замерла в проеме, увидев Абеля который лежал в ванной полной воды. Его руки были откинуты на бортики, голова склонена на бок, а глаза закрыты. Я бесшумно приблизилась, и уловила, как мерно вздымается его грудь. Он спал. Ну, конечно… Он приехал еще ночью и скорее всего даже не дошел до кровати!

С моим появлением текущий разговор прервался, и все внимание устремилось в мою сторону. Сцепив руки спереди, я рассеяно поздоровалась, неловко проходя к столу мимо мужчин на входе. За столом не было места и многие незнакомые мужчины в косухах, среди которых был и Джем, просто стояли неподалеку. Мой взгляд так же поймал знакомые лица Рока и Грэнда за столом. Я поприветствовала их сдержанной улыбкой и наконец, решилась взглянуть на Абеля. Моя улыбка почти сразу испарилась. Он сидел чернее тучи, откинувшись на стуле, и его хмурый взгляд был устремлен в пространство. Одна его рука лежала на столе, и он периодически постукивал какой-то темной карточкой о деревянную поверхность. Я даже не сразу поняла, что это визитка Марино!

Абель неожиданно усмехнулся, и я растерянно взглянула на него, прежде чем не спеша вернулась к ранению. Через мгновение я почувствовала тяжелую, теплую руку на своем плече:

Я уловила, как переглянулись Рок с Джемом и мужчины вокруг начали тихо переговариваться. Мой взгляд невольно упал на визитку в руках Абеля.

— Абель ждет тебя в кабинете. — Сообщил он тоном, который меня насторожил.

— Это, какого хера значит!? — прорычал Рок.

— Я ушла при первой возможности, но… он нагнал меня в лифте.

— Абель…? — позвала я неуверенно.

Абель повернулся ко мне, и от его тяжелого взгляда внутри меня все перевернулось. Серо-голубые глаза, смотрели с холодной сдержанностью, но я видела, что в глубине они полны боли и сожаления.

— Ты уснул, а… вода холодная. Тебе лучше идти в постель.

— Почему ты здесь? — услышала я голос, от которого все вздрогнуло внутри, и резко выпрямилась.

Когда я вышла из ванной, Абель лежал на кровати, подложив руку под голову, а его отстраненный взгляд был устремлен в пространство. Внутри меня что-то стянулось, а в голове мелькнули беспокойные мысли. Я не спеша прошла к кровати и осторожно легла рядом лицом к нему. Я не понимала что происходит. Он так же продолжал лежать, и был где-то далеко в своих мыслях. Несмотря на случившуюся близость, между нами словно невидимой преградой прорастала стена. Я опустила взгляд, чувствуя, как досада начала разъедать меня изнутри. Что-то было не так… Я чувствовала, будто что-то упускаю.

— Как обстановка?

Он опустил глаза на воду и не спеша, оттолкнувшись от опоры, встал из воды, выпрямившись передо мной во всей своей обнаженной красе. Я слегка зарделась и отвела взгляд. Он начал выходить из ванны, а я увидела полотенце и стянув его протянула мужу. Он как то странно взглянул на него и не сразу взял из моих рук. От его уставшего тяжелого вида, внутри меня что-то неприятно защемило. Мне казалось, я что-то должна сделать, но я не знала что…

— Малыш обойдется без группы поддержки. — Сказал он жестко, и Принца как ветром сдуло.

Неожиданно я услышала, как меня кто-то окликнул. Принц стоял в конце бара и как только поймал мой взгляд, махнул рукой, подзывая к себе. Его лицо было напряженным, и внутри меня тут же пронеслось тревожное чувство. Я кивнула, и не удержавшись, еще раз взглянула на Абеля, прежде чем направилась к Принцу.

— Все хорошо… — отмахнулась я и настороженно спросила. — Что-то случилось?

— Эм… хорошо. Я только, сделаю перевязку!

— В конце он настойчиво предложил свою помощь и дал визитку… — Добавила я скомкано.

Абель стоял позади меня, строго глядя на Принца.

Вздохнув, я закрыла глаза и почти сразу меня начало уносить в сон. В полудреме я почувствовала, как сильные руки мягко притянули меня к твердой груди. Зарывшись носом в теплую шею, я вдохнула любимый запах и забылась спокойным сном.

— Вот, здесь все необходимое. — Протянул он мне аптечку.

Абель поджал губы и яростно отвел взгляд.

Я коротко взглянула на парня и нервно пожала плечами. Мое настроение тоже оставляло желать лучшего. Поэтому когда я делала перевязку, Артисту оставалось только молча пыхтеть, ведь я была не слишком осторожна и больше не жалела его.

Ответ Абеля я услышала, когда уже была у двери. Его голос прозвучал так, что по коже пошли мурашки:

Его одобрение значило для меня гораздо больше, чем благодарность от кого-либо другого. Глядя на мужа какими-то щенячьими глазами, я неловко кивнула, а он не спеша направился к двери.

Я кивнула и снова уселась на колени рядом с ногой Артиста. В этот же момент, в кармане Принца зазвонил мобильный. Я начала доставать все, необходимо рассеяно слушая разговор парня.

Он вопросительно посмотрел на меня, а я лихорадочно пыталась сформулировать свои мысли.

— А теперь слушай меня внимательно. Мне плевать насколько ответственно ты относишься к своему здоровью, после того как я спасла тебе жизнь! Но имей в виду, я неуверенна, что после моей помощи тебе не отрежут ногу. — Мой голос звучал спокойно и холодно, и впервые я уловила растерянность и страх в глазах Артиста. — Если конечно сепсис не убьет тебя раньше!

Я пыталась сосредоточить все свое внимание на том, что делаю, но мысли сами возвращались к неприятным событиям. Я невольно представляла в голове, насколько этот Марино может быть опасен для меня и внутренности передергивало от страшных картин. Встреча с Абелем не успокоила меня, а еще больше напугала. Я инстинктивно ждала от него того тепла, которое бы принесло мне чувство безопасности… но не получила его.

Холодный, пасмурный свет падал в комнату, когда я проснулась и сразу поняла, что лежу одна. Приподнявшись, я увидела Абеля, который стоял недалеко от кровати и был уже одет. Засунув руки в карманы брюк, он задумчиво смотрел в окно. Я села на постели и обняла себя руками чувствуя озноб.

— Хватит! — Вклинилась я, не желая слушать их перепалки. — Мне все понятно.

Я сделал прерывистый вздох, чувствуя, как ком подкатил к горлу. Почему он это говорит? Словно принял какое-то решение, но даже не спросив меня!

С этим оправданием я вернулась в клуб и направилась на второй этаж. Девчонки тянули меня веселиться и выпить с ними, но я мягко отказалась и продолжила свой путь.

— Все зависит от тебя.

Я кожей почувствовала, как Абель обжег меня взглядом, и когда посмотрела на него, внутри меня все съежилось.

Глубоко вздохнув, я уже хотела встать и случайно коснулась воды — она была холодной! Я забеспокоилась и тут же начала трясти его руку.

Он немного помедлил, насторожено глядя на меня.

— Привет, как ты? — спросил он торопливо, как только я подошла.

— Да… Да она здесь, делает перевязку. Что…? Окей, Я понял.

На ватных ногах я вышла из кабинета, чувствуя слабость, как будто на сегодня меня окончательно выжали. Я рассеяно смотрела мимо людей, пока шла к лестнице, помня лишь о том, что мне нужно сделать перевязку Артисту. Внутри блуждало странное давящее чувство. Такая встреча после ожидания и всего что произошло, не укладывалась в моей голове и оставила тяжелый осадок в душе. А еще эти проблемы, которые опасно нависли над моей жизнью… Голова шла кругом, и не было никакой возможности передохнуть, отвлечься! Вечное состояние страха и напряжения.

Ничего больше не сказав, он вышел из комнаты, а мне казалось, что кто-то выбил воздух из моих легких.

Я заметила, как парень сглотнул, и уже что-то хотел сказать, но в этот момент Принц вернулся с коробкой в руках.

Он тяжело опустился на край дивана, корчась от боли, и я сразу обратила внимание на повязки, которые явно давно не менялись. Мой осуждающий взгляд задержался на Принце.

Оказавшись у двери, ведущей в комнату Абеля, я не сразу решилась зайти. Волнение и трепет захватили меня, и только когда я немного взяла себя в руки, то отважилась повернуть ручку. Я зашла в комнату, где тихо играла музыка, а на столе горела одна лампа, и растерянно остановилась, возле пустой кровати… его здесь не было. Оглядевшись, я увидела, что дверь в ванную приоткрыта и там горит свет. Нервно выдохнув, я решила туда не заходить и дождаться его в комнате.

Время шло, я посидела на кровати, посмотрела уже знакомые фотографии, а он все не выходил. И вообще мне показалось странным что там так тихо. В какой-то момент я подошла к двери и тихонько постучала:

Закончив с раной на ноге, я приступила к плечу, которое выглядело гораздо лучше. В какой-то момент дверь позади, открылась, и я даже не придала этому значения, продолжая сосредоточено обрабатывать рану.

— Я не знаю… Он что-то говорил о моей судьбе, о том, что ему она особенно интересна, и что он никогда ничего не делает просто так. А еще сказал… что однажды я, возможно, спасу ему жизнь!

Подняв глаза, я отметила, как смягчился взгляд мужа.

— Пойдем. Тебе лучше взглянуть. — Сказал он без лишних дополнений, и двинулся в сторону лестницы.

— Тогда сам начни… Это нужно срочно исправлять! — велела я и направилась к двери.

Мне понадобилось время, чтобы прийти в себя после его флюидов, которые никак меня не отпускали, унять дрожь в руках и закончить с перевязкой.

— Черт. — Вырвалось у меня, когда я поняла что мне, похоже, придется разгребать безответственность парней.

— Абель… вставай!

Я сглотнула, чувствуя, как тревожные волны проходят по телу. Холодно, как же холодно… Поэтому меня трясет?

Он не спеша сделал шаг в сторону, а я неожиданно для себя преградила ему путь, положив руку на широкую грудь мужа. В этот же момент внутренний магнит получил ощутимое удовлетворение. Я не смотрела в глаза, когда спустя мгновение моя рука начала медленно опускаться вниз, проводя по выделяющимся кубикам на животе. Мои щеки пылали от смущения, но вместе с тем, внутри поднималась волна эйфории и возбуждения.

Пряча взгляд, я попятилась к двери, но Абель остановил меня за руку. Он настойчиво притянул меня к себе и сделав шаг прислонил к стене. Его пронизывающий взгляд блуждал по моему лицу, пока он запустил одну руку в волосы. Я почувствовала, как внизу живота появилась тяжесть, а по телу прошел электрический импульс. Его рука ощутимо сжала волосы, а губы накрыли мои во властном поцелуе, так что ноги подкосились. Я обвила руками мощную шею, с нездоровым наслаждением втягивая мужской запах. Было такое чувство, будто вокруг нас летают искры, пока наши языки сплетались в чувственном танце. Он начал раздевать меня буквально разрывая пуговицы на рубашке.

Я вышла из комнаты и растерянно огляделась в пустом коридоре. На первом этаже было шумно, и я не зная чем себя занять, не спеша спустилась вниз. В пространстве появился ароматный запах еды. Здесь уже играла более ритмичная музыка, и незнакомые девушки, пританцовывая, кружили над столами, организовывая закуски.

— Прости меня, Элия. Ты не заслуживаешь этого. Не заслуживаешь всего того дерьма что с тобой произошло.

Меня бросило в жар, спуская иголки по телу. Я сглотнула и продолжила запинаясь:

Я поджала губы и буркнула:

В какой-то момент, я почувствовала, что Абель напрягся, и растерянно подняла глаза. Он внимательно наблюдал за мной и будто… справлялся с собой.

Я напряглась в беспокойных догадках, и хмуро последовала за парнем. Мы поднялись на второй этаж и остановились у одной из первых дверей. Принц толкнул ее и пропустил меня в небольшую комнату с большим окном и бардаком, который сразу бросился в глаза. Посреди комнаты стоял разложенный диван, небрежно накрытый одеялом, на полу ковер, который похоже неделями никто не пылесосил, по углам кресла заваленные вещами… — холостяцкое убежище! В воздухе витал спертый, запах сигарет и пыли. Слева был пролет в другую комнату, откуда и вышел нам на встречу ковыляющий Артист.

В какой-то момент он поднял меня над полом, удерживая за бедра и не сдерживаясь, резко ввел член, заполняя меня до краев. Я вскрикнула от дискомфорта сменяющегося мощным приливом возбуждения. Мои стоны эхом разносились в ванной, пока он жестко входил в меня в неустанном ритме. Эта опасная близость сводила с ума… я не управляла собой, а просто участвовала в этом животном слиянии. Я плавилась, словно воск и все тело вибрировало, пропуская искры, наполняющие комок внизу живота. Очень скоро я почувствовала пульсацию между ног, прежде чем волна оргазма накрыла меня, рассыпая спазмы по всему телу. Сердце заколотилось, а тело сотряслось в судорогах, выбивая из груди крики.

Стянув пальто, я положила его на свободный подлокотник кресла и подошла к Артисту. Опустившись на колени, я размотала бинт на ноге и начала осторожно открывать рану, края которой прилипли к марле. Запах гниения сразу ударил в нос.

Напряжение повисло в воздухе. Я слышала, как стучит мое сердце и как шумит кровь в ушах. Робко взглянув на Абеля, я наткнулась на его каменное выражение лица. В какой-то момент карточка в его руках затрещала, с такой силой он сжал ее в кулак, а затем последовал мощный удар о стол. Я вздрогнула и немного отпрянула, испуганными глазами глядя на мужа. Господи что же происходит? На лицах байкеров блуждало напряжение и недоумение. Тем временем, кто-то мягко взял меня за плечи и потянул к выходу.

Я поднялась на второй этаж и с хмурым выражением лица толкнула дверь в комнату. Принц сидел на корточках, промывая рану Артиста, который явно был не в духе, и не ленился красноречиво комментировать происходящее. Я прошла в маленькую ванную и помыла руки. Затем вернувшись в комнату, нацепила перчатки и присела рядом с Принцем.

Мои ноги дрожали, пока я шла по коридору, пока спускалась по лестнице и пересекала клуб, двигаясь к кабинету. Остановившись у двери, я медлила, справляясь с неуемным сердцебиением и эмоциями. Покосившись на мужчин, которые с интересом наблюдали за мной, играя в бильярд, я постаралась взять себя в руки и толкнула дверь.

— Подожди… — выдохнула я.

Артист кивнул, и я надеялась, что хотя бы за этим Принц проследил. Сделав глубокий вдох, я поднялась и устремила тяжелый взгляд на парня

— Давай я сама. — Сказала я бесцветным голосом.

— Что? — отозвался он растерянно. — Я ж не виноват, что этого засранца вечно надо вылавливать, чтобы сделать перевязку!

— Ты в порядке?

Обернув полотенце на поясе, Абель двинулся к двери, а я вдруг остановила его.

Его жадный поцелуй оторвался от губ и пошел ниже к шее, затем к ключице… Освободив грудь от чашечки, он накрыл горячим ртом затвердевший сосок. Я запрокинула голову и издала стон наслаждения, вцепившись в плечи мужа. Не отрываясь от груди он задрал мою юбку и отодвинув трусики начал орудовать в самом чувственном месте. Я ловила ртом воздух, получая волны возбуждения одну за другой.

Оглянувшись, я поймала его настойчивый кивок и немного погодя начала свой рассказ неуверенным голосом, поглядывая на Абеля:

— Абель…

Принц нажал отбой и обратился ко мне:

— Дальше! — рыкнул он.

На входе стояли незнакомые парни сурового вида, с косухами на плечах. Они сосредоточили на нас свое внимание и тепло поприветствовали Джема. Он перекинулся с ними парой веселых фраз, прежде чем двинулся дальше. Я же молча, последовала за ним, настороженно глядя на парней, которые не сделали попыток преградить мне путь.

— Нет, Элия. Тебе надо идти сейчас! — возразил он, настойчиво.

— Выкарабкаюсь. Буду в строю, даже если ногу отрежут…! — покосился на меня парень.

— Прости, я просто… Мне кажется, будто я что-то делаю не так. — Произнесла я тихо. — Я не знаю как… Как мне помочь тебе?

Я поджала губы и покачала головой.

— Ты все делаешь правильно, Элия. И ты уже помогла! — Сказал он уверенно. — Не стоит переживать из-за этого.

Абель продолжал входить в меня, ненасытный и горячий заставляя извиваться и оставлять царапины на мощной спине. В какой-то момент он поставил меня на слабые ноги, но только для того чтобы развернуть лицом к стене и продолжить входить сзади. Все повторялось в том же темпе, только в этот раз мне понадобилось время, чтобы дойти до пика прежде чем волны возбуждения измучили меня. Абель кончил позже, выбивая из меня дыхание и издав сдержанный рык.

Волны оргазма постепенно начали сходить. Некоторое время мы просто стояли, прислонившись друг к другу, тяжело дыша и чувствуя, как отбиваются наши сердца.

Я опустилась на колени рядом с ванной и начала украдкой любоваться спящим мужем… такой красивый, мужественный и умиротворенный. Сердце невольно заходилось от его запаха, от его близости. Я не удержалась и убрала светлую прядь волос с его лица. Затем коснулась пальчиками его груди, легонько провела по плечам и изгибам рук. Идеальное строение тела, твердые мышцы, рельефы притягивающие взгляд…

— Прости… — прошептала я, убирая руку, чувствуя замешательство и ужасную неловкость. — Я, наверное… мне просто захотелось прикоснуться к тебе.

— А кто тебя за хер тащит!? Сам виноват, вечно жопу рвешь куда-то!

— Да пошел ты! Как будто я в шашечки с телками играю… — рыкнул Арист, морщась и вытягивая ногу.

Я устремила глаза на парня, не в силах скрыть волнение. Нервно выдохнув, я кивнула и произнесла:

Я еще некоторое время без особого настроения посидела в шумной компании, затем не нашла больше причин задерживаться в клубе. Вышла на улицу, позвонила Бренде убедиться, что все в порядке и так и осталась стоять у выхода глядя на свою машину. Внутренний магнит мучил меня всей силой тянувшийся к Абелю. Не поддаваясь смятению, я решила подняться к нему и просто сообщить, что поеду домой… и все!

19

Меня зовут Абель. Абель Уинтер. И я не знаю, как дожил до своих тридцати трех лет!

Символичный возраст, не правда ли…? Прямо как у Иисуса Христа! Интересно ему столько же дерьма пришлось пережить, ради спасения гребаного человечества!? Думаю вряд ли… да и человечество я не намерен спасать!

* * *
* * *
* * *

Как романтично, мать вашу. Я будто заново влюбился в собственную жену! Хотя и так любил ее всем своим толстокожим сердцем, просто потерявшись в череде щедрых на дерьмовые обстоятельства дней, в последнее время слишком скупо показывал и говорил ей об этом.

— А знаешь, я подумаю! — выдал я многообещающим тоном, и даже не стал скрывать загоревшийся огонь в глазах. — Такое выгодное предложение, пожалуй, стоит перетереть со своими парнями!

От прокурорского внимания женщина, у меня пот по спине побежал, но она все же нехотя отлепилась от моей персоны и вытянула трубку стационарного телефона.

Я долго копал и пытался выяснить, какая тварь осмелилась пойти на такой шаг!? Кто мог сделать это — не оставив никаких посланий!? Но время идет, а мне так и не удалось найти хоть какие-то концы… И изо дня в день, внутри меня все прожигающей до костей яростью блуждает и требует расправы! При всей своей власти, ох*евшем авторитете и бесстрашии — чем я оказался перед лицом обстоятельств!? Ничем. Бесполезным куском — который бьется до изнеможения, а решение найти не может. И все что мне осталось — это смириться, что в теле моей жены отныне живет, незнакомая мне девчонка! Абсолютно другая, чужая, не защищенная и не испорченная грубым отпечатком жизни со мной. Может еще тогда, в больнице и нужно было поступить гуманно!? Не появляться в жизни Элии, дать ей шанс начать все с чистого листа, дать ей шанс на нормальную жизнь! Но всегда было и есть одно «но» — Макс… С ним я не мог так поступить.

Мой голос звучал как никогда убедительно, пока непослушные пальцы несдержанно постукивали по рулю.

Облажалась на первом же повороте — радикалка недоделанная!

Однако вопреки всему, эта девочка смогла пробраться мне под скальп и с ног на голову перевернуть весь мой парализованный мир! Я точно отравленный навязчивой мыслью зверь, стал одержим идеей — защитить ее от всего! Добровольно прикинулся евнухом и круглосуточным телохранителем. Не хотел марать этот чистый взгляд и новую, открытую душу!

Я в хмуром недоумении уставился на чемодан, прикидывая, правильно ли я все понял? В какой-то момент, на моем лице пробежало загадочное выражение.

— Чем обязан, такой чести? — выдавил я, готовый прямо сейчас увидеть отверстие в его башке.

Я пожал ее, даже не поднимаясь со стула, и проводил немигающим взглядом гордо удалившихся гостей. Как только двери за ними закрылись, я перехватил на себе пристальное внимание Рока и Джема.

Внутри меня уже не осталось ничего светлого. У меня много врагов, и мало тех, кем я дорожу, потому что это — мое слабое место. Я пытался уйти от этого погрязшего в грехах образа жизни, пытался убраться из города, оставив все чертям на съедение. Но до сих пор как ошалевший, упорно бьюсь о заколоченную крышку своего гроба! Похоже — это мой крест. И боюсь, что я буду нести его всю свою гребаную жизнь!

Предвестники Рождества… Волшебное время, когда город только начинает оживать с настроением грядущего праздника. Витрины украшают разноцветными гирляндами, вывески становятся ярче, люди добрее, а ожидание томит и радует тех, кто трепетно относится к этому ежегодному событию.

— Ты в порядке? — спросил он осторожно.

Но стоило вспомнить его взгляд в то утро… взгляд полный трезвого и холодного осмысления, как обжигающая лавина, сносила к чертовой матери все мои старательные попытки убежать от реальности! И я падала. Прямо чувствовала, как тело на скорости летит куда-то вниз, чтобы в какой-то момент разбиться на мелкие кусочки и больше не собраться! В эти невыносимые мгновения, у меня не оставалось сомнений ни в чем. Становилось трудно дышать, но я смотрела правде в глаза! Абель не смог меня принять… Не смог впустить чужую девушку в теле жены, в свою жизнь! И теперь меня по законам физики, скоро просто вышвырнет из мира, в котором я так и осталась — не уместна. Это только вопрос времени…

— Стойте не нужно…! — остановила я ее, бегло опуская взгляд. — Я, пожалуй, подожду его на улице, он… сказал, что сам выйдет.

Мне удалось улыбнуться, после чего я уверенно кивнула, чтобы у мужчины не было повода для лишних вопросов. Его губы скривились в ответной улыбке и не спеша отстранившись, он направился в коридор.

— Рад лично познакомиться с известным лидером сынов! — заявил гость, уверенно опустившись на стул, где итальянской жопе, точно было не место.

Несмотря на то, что программа глючила, до места назначения я довольно успешно и быстро добралась. Въезжая на сравнительно небольшую, закрытую территорию, огороженную чугунным забором, я напряженно вглядывалась в обстановку. Сердце грохотало в груди от волнения, а тело бросало в дрожь. Территория выглядела вполне ухоженной — деревья, стриженые кусты вдоль забора, просторная парковка, где стоял ряд машин и большой двухэтажный дом с кирпичным фасадом. Вокруг никого не было, но это место на первый взгляд не вызывало настороженности, хотя мне было трудно предположить, что за деятельность ведется в этой Диосе!?

Расставляя посуду на кухне, я задумчиво смотрела на снежинки за окном, что спускались с неба в лихорадочном танце. Рождество всегда было для меня особенным праздником, полным радости и приятных ожиданий. Но сейчас, я с досадой отмечала лишь присутствие тоски… Тоски и пустоты, которая неотступно расползалась внутри меня, изо дня в день, затягивая мысли и отражаясь в потухшем взгляде. Сейчас, я особенно остро ощущала себя потерянной и неполноценной. Будто во мне куска не хватает, неотъемлемого и важного! А беспросветная действительность, не торопилась принести мне хоть каплю облегчения…

— Я так же наслышан о вас Абель и вашем грозном клубе, который в городе считают одним из первых среди банд!

Мой брат по-прежнему был недосягаем. Опасность, которая нависла над всеми нами, отравляла своей неосязаемой тенью каждый день. А стоило мне подумать о муже, как острая щемящая боль, беспощадно и стремительно заполняла грудную клетку!

— Видимо есть… — тихо отозвалась я, затем заставила себя принять беззаботное выражение лица и выдавить. — Спасибо!

— Я знаю, ваш настрой по отношению ко мне, крайне недоброжелателен, — Изрек он вполне очевидный факт. — Однозначно вы успели многое услышать обо мне, но все же… вы должен понимать, у каждого слуха — есть две стороны!

Слишком быстро все произошло.

Элия краснела глядя на меня, а я еле стояк скрывал и спешил свалить из дома, чтоб не наброситься на девушку. Она прикусывала нижнюю губку от волнения, а я чуть ли не рычал от жадного желания, что не находило разрядки, превращая меня в живой ток. Образы ее обнаженного тела преследовали меня. Я хотел ее мучить нежно, чтобы потом овладеть жестко и сорвать ее дыхание в крике!

Взгляд женщины более придирчиво задержался на мне, прежде чем опустился на карточку.

— Нет, знаешь… я вообще-то не в клубе! — сообщил Принц, выдержав настораживающую паузу, отчего я нервно прикусила губу. — Но насколько в курсе — он, должен быть с Марко! Пусть через него попробует выйти…

Новая Элия, оказалась недозволенным светом, к которому потянулось все мое нутро, склоняя непокорную гриву перед невинным, растерянным личиком. И я бы, наверное, справился со всем этим в одиночку, но когда она потянулась ко мне — это оказалось для меня неподъемным испытанием…

Я отвела подавленный взгляд в сторону.

— Поверь — ты уснешь, пока будешь слушать! — проворчала я уныло, но Джема это позабавило.

— Черт… — выдохнула я, подавленно откинувшись на спинку сидения.

— Называйте меня — Лоренцо! — как ни в чем не бывало, поправил итальянец.

— Знаю Эл, ты бы хотела узреть его, вместо моей физиономии, но видимо есть причины, по которым он меня с этим делом послал…?

— Да… Привет, Эл! — Раздался в динамике мужской баритон.

— Береги себя, детка! — бросил он на ходу.

Я в недоумении уставилась на мужчину, а затем опустила хмурый взгляд на конверт.

Да, конечно, как и многих семей — нас не обошли проблемы! Ругались, было дело — даже дрались! Ну как, дрались… Элия по морде съездила мне пару раз, после чего я сразу загребал ее в стальные объятия, не давая возможности маленьким кулачкам вершить свое гневное дело. Вот и вся драка…

Джем задержал на мне пристальный взгляд, и по-отечески дотронулся до плеча.

Однако времени оценивать прикид этой чиксы, сбежавшей с вечеринки у меня не было. Воспользовавшись моментом, я не торопливо, но уверено зашагала к выходу и, игнорируя внимание бдительной охраны, покинула здание.

— Вот… Это нал, на всякие там, необходимые расходы!

Я отрыла рот и тупо уставилась на женщину, пытаясь быстро сообразить, что это за место и чем я могу себя обличить?

— Я бы не стал обозначать это, в таком ключе! — Спокойно возразил Марино. — Скорее, это будет равнозначное сотрудничество!

— Хорошо… передам. — Отозвалась я упавшим голосом, прежде чем Принц нажал отбой.

— Это Абель передал!? — спросила я в лоб.

Я обернулась и увидела Джема, который уверенно приближался ко мне.

— Надеюсь в скором времени услышать ваш ответ, Прайд! — настоятельно произнес итальянец, протягивая мне руку.

Не задерживаясь ни секунды, я прыгнула в свою машину и завела мотор. Не дожидаясь пока она разогреется, я резко сдала назад и выехала на дорогу с таким рывком, что колеса завизжали под кузовом. Вдавливая педаль газа и все дальше отъезжая от дома, я в какой-то момент, посмотрела в зеркало заднего вида. С этого ракурса мне было видно, как Монгол уже выбежал на дорогу и растерянно схватился за голову.

— Подождите, секунду… — подняла она указательный палец. — Скажите свое имя?

— Хватит круги вокруг моей персоны наворачивать, говори прямо — че, ты хочешь!? — потребовал я резким тоном.

Марино сузил глаза, будто усердно пытался пролезть своим взглядом под мою черепную коробку и найти там истинные мысли по поводу происходящего.

— Это задаток. — Не потрудился пояснить Марино. — Чтобы вы подумали о возможных путях заключения сделки.

— Ну и где же это, скажите на милость, его можно найти с Марко!? — проворчала я недовольно.

Когда в машине, Элия спросила меня о предохранении, я как удар под дых получил. На мне столько отметин и порезов от ранений, что не сосчитать… но эта боль не шла ни в какое сравнение с тем, что я испытывал, получая очередную дырку в теле!

Я резко выпрямилась и потянулась к бардачку. Порывшись там добрую минуту, я наконец нашла то, что искала! В моих руках красовалась заветная визитка, на которой вдавленными буквами, было выведено одно экзотическое словечко — Диоса.

В глазах мужчины мелькнула растерянность, но он тут же уверено отшутился:

В этом же бардачке, оказался старенький навигатор, который я дрожащими руками подключила к зарядке и нетерпеливо ввела нужный адрес. Сделав медленный вдох, чтобы унять свое разогнавшееся сердцебиение, я выехала на дорогу, следуя указателю моего путеводителя.

Я устало улыбнулась, устремив теплый взгляд на мужчину.

Его рычащий акцент, звенел в моих ушах и без того поднимая градус раздражения. Я метнул взгляд на Рока и Джема, что сейчас стояли у двери и сделал короткий кивок. Надо ли говорить, что мы понимали друг друга без слов? Слишком много отточено было за годы негласных воин, что проходили мы бок о бок. Они молча закрыли дверь, отделяя наш деловой сходняк от оживленной части клуба, и встали по периметру кабинета, держа пушки наготове.

В кабинете стало тихо. Так тихо, что я расслышал звон в ушах от опасного накала в воздухе. В какой-то момент, я плавно наклонился к столу и направил на Марино взгляд исподлобья.

— А… нет, я бы хотела лично поговорить с ним! — тут же нашлась я. — Может, вы подскажите, как к нему пройти?

Своим официозным прикидом, этот гавнюк так явно желал донести свою принадлежность к другому берегу, что невольно вопрос назрел — как он еще не сдох, шарясь по лидерам заявленных банд Стоктона!? Даже не мог сдержать свой высокомерный и оценивающий взгляд, так же как и гниль за старательной, деревянной улыбкой.

— Тебе бы детка, развеяться не помешало! — по-доброму заметил он. — Пока конечно с этим нихрена не выйдет, но мне на самом деле смотреть больно, как тебя загоняет вся эта канитель!

Его пристальный взгляд, нервировал меня с каждой новой секундой. Но пока, я не велся на его двузначные подводки.

— То есть… ты хочешь сделать из меня, своего очередного ручного песика!? Не так ли, Лоренцо!? — вкрадчивым тоном поинтересовался я, выделяя каждую букву его имени.

А очень скоро мне предстояло узнать, что все еще паршивей, чем я только мог предположить. Амнезия — оказалась с сюрпризом! Гандон с которым мои счеты давно были уравнены три долбаных года назад, каким-то образом оказался в маленькой голове моей Элии! Это был окончательный гвоздь, который практически сложил меня пополам. И самое гавеное — я этому утырку и предъявить ничего не могу! Хотя кулаки так и чесались разыскать этого высокомерного ублюдка, и по старой памяти намять бока. Но мне ничего не оставалось кроме как засунуть поглубже свою ярость и недовольство, пока она в итоге не вылилась в одержимость. Моим отравленным разумом завладела одна мысль — Элия моя! Была, есть и будет! Нравится ей это или нет, но придется с этим смириться.

— Эм… Мистер Марко дал мне визитку… — Несвязно пробормотала я, с напряженным видом вытянув ее из кармана и положив на стойку. — Вы не подскажите, где я могу его найти?

В какой-то степени я даже рад, что именно в тот момент — случилась эта гребаная погоня. Не нужно ей было видеть — мою истинную реакцию… Я впервые ощутил, что могу потерять не только ее тело, но и душу! И этот страх, липкой субстанцией обволакивал меня с того дня, не давая нормально мыслить и действовать.

Прости меня, сын. Прости меня, Элия.

Как помешанный собственник я не мог совладать с собой, хотя и понимал прекрасно, что она этого не заслуживает! Я честно пытался держаться подальше, да только нихрена не вышло… Пробки вылетели, свет погас и я сделал то, что хотел сделать!

— Че вы как дети, ей богу… Совсем шуток не понимаете? — с холодным разочарованием упрекнул я. — Брякните нашим, сегодня стыкуемся в Диосе! Там все и разжую.

— Извините. Не уточните, по какому вопросу? — скептическим тоном поинтересовалась она. — Вы устраиваться…?

Но я всегда видел только эту женщину рядом с собой! Трясся над нашим браком так, что даже телок левых не допускал! Она была моей женщиной — сильной, бесстрашной, но горячо любящей, верной и преданной… Да, только моей и казалось, я знал ее вплоть до генетических ниток! Но как же бл*ть я ошибался…

— Ага. Так вот… мы — это всего лишь мотоклуб! Типа сходнячок такой, для любителей байков и скоростной езды! — Уверенно заявил я.

Быть президентом байкерского клуба в тридцать три — это возможно и большое достижение, но какую же цену пришлось мне заплатить, чтобы прийти к этому! К тому, чего я не просил и не желал, однако выбор был сделан единогласно.

«Что мужик — отребье мы для тебя, да!? Легче чужими ручками сеять свои грязные делишки!» Бьюсь об заклад — в своей отполированной башке, он уже считал себя победителем! Это было очевидно, до гневного скрежета в зубах. Будто все, что он там себе запланировал — уже было решено!

— Нежданчик, да!? — пожал я плечами, отчего мужчины настороженно переглянулись.

Я аккуратно припарковала машину и заглушив мотор, уставилась на вывеску расположенную над входом. Никаких обозначений или пометок, просто — Диоса! Я несмело открыла дверь, и тут же поежилась от холодного ветра, что ворвался в салон. На негнущихся ногах, я направилась к главному входу, воровато оглядываясь по сторонам. Все время казалось, что я вот-вот его увижу и от этой фантомной близости — в груди раскатывались горячие волны, предвкушения и страха.

Суета приходит постепенной, ненавязчивой волной. На домах появляются венки и фонарики, дети с неподдельным усердием изобретают поделки в сады и школы, а выбор подарков становится первым по важности процессом! Кажется, что каждый в это время, заражается особой атмосферой. А в этом году, предпраздничную обстановку неожиданно дополнил еще и выпавший снег! Сугробов здесь конечно бы никто не узрел. Снег хоть и падал большими хлопьями, но добираясь до земли, стремительно таял, оставляя после себя лишь прозрачно-белое покрывало. Однако подобные явления, очень нетипичны для таких мест! Оттого и настроение города, казалось по-настоящему сказочным…

Мрачнея на глазах, я опустил задумчивый взгляд на чемодан.

Мои парни были наготове, да и я тоже не особо расслаблялся, просто знал — Марино тщеславный ублюдок, но не идиот, чтобы так открыто грязь разводить.

Задержавшись лишь на секунду, я открыла тяжелую дверь и шагнула в просторный, светлый холл. Практически сразу я замерла в нерешительности, потому что на входе меня встретили двое здоровых мужчин в пиджаках. Их сканирующее внимание, заставило меня не на шутку разнервничаться. Помявшись пару секунд я двинулась дальше понимая, что они не делают попыток меня задержать. Как будто в их головы были вживлены — метало детекторы и по одному взгляду они могли понять, насколько я опасна!

Джем пожал плечами.

Я по инерции напрягся, когда он неожиданно поднял рук и пес, стоящий позади него ожил. Через две секунды, на стол возле меня упал черный чемодан.

Взгляд итальянца, какого-то неестественного, стеклянного оттенка — стал жестче, а на тонких губах пробежала холодная ухмылка.

Сначала я еще сомневался и думал, что эта амнезия полный бред! Даже решил, что Элия все это устроила, чтобы показательно наказать меня, за тот отъезд! Но с каждым днем, мои упорные иллюзии все больше вытесняла неотступная действительность. Ее пугливые глаза, смотрели на меня как на опасного чужака, а робкие реакции были так естественны, что я терялся в край.

— Да. Если что — Монгол знает, где его найти, так что передашь, он поймет!

— Стремитесь к тому, чтобы максимально оградить клуб, от тени нелегального бизнеса! — продолжал он, своим поставленным тоном знатока. — Конечно, так просто это никому бы не удалось сделать, но ваша ловкость и упорство — меня восхищают!

— Здравствуй, красавчик! — отозвалась я, как можно старательней выдавливая беззаботный тон. — Слушай… тут Монгол, дозвониться не может до вашего президента, решила спросить у тебя — он случайно не в клубе!?

Его псы встали поодаль, послушно исполняя команду — разве что кости в зубах не хватало для полного сравнения! Моя вежливая улыбка больше походила на оскал, а острый взгляд следил за каждым движением Марино.

Тело потряхивало от адреналина, что пускал разряды тока по мышцам. Я гнала машину в направлении клуба, игнорируя скоростной режим, рассекая стрелы снега и проклиная каждый светофор, что встречался на пути. На очередном железном негодяе, мой внутренний пыл уже немного поубавился, мозги включились, и я принялась хаотично шарить по карманам пальто. К моей удаче я вытянула свой телефон, которым в последнее время пользовалась все реже и без раздумий набрала нужный номер.

Неожиданно к стойке подбежала молоденькая девушка и принялась что-то взволнованно объяснять, настойчиво привлекая к себе внимание администратора. Надо сказать, мое внимание она привлекла не меньше… Высоченные каблуки, короткое платье усыпанное стразами, длиннющие практически добела обесцвеченные волосы, разбросаны по плечам такими отутюженными прядями, что кажется, если их сложить вдвое, они просто сломаются!

И тут меня осенило.

— Привет… — натянула я улыбку, а внутри невольно насторожилась. — Что-то случилось!?

С этим признанием, мужчина полез за пазуху и достал оттуда бумажный конверт. Он положил его на столешницу и пояснил:

Напялив маску гостеприимного подданного — я прямо таки с жадным предвкушением, ждал грядущего разговора. Своим визитом Марино меня не удивил, и я уже разочаровано прикинул — удивит ли он меня вообще сегодня!?

Ну, и в чем же бл*ть была ее вина!? Разве знала она — как я хотел от нее детей, как мы хотели детей!? Разве знала, что месяцы безнадежных обследований и ожиданий я успокаивал ее, обещал — что все обязательно будет, а сам не меньше маялся, устремив все свои силы в одну цель! Уйти от преступности. Дать шанс своим детям, на нормальное будущее!

Не было и дня, чтобы я не прокручивала в своем воспаленном мозгу наш последний разговор. Я противилась и с трепетом обходила мысль о том, что он решил отказаться от меня! Я игнорировала это липкое ощущение холодной пропасти, что уже безвозвратно образовалась между нами и все упорно искала оправдания. Просто период такой… Просто навалилось все разом и нужно пережить этот момент!

— Добро пожаловать в Диосу! Чем я могу вам помочь? — спросила она любезно.

— Каких еще банд? — с искренним недоумением возразил я. — Мне кажется, вы ошиблись мистер… как вас там…?

— На расходы…? — глухо повторила я.

— Я хочу помочь вам, Прайд! — сообщил он так участливо, что крылья моего носа разошлись как у быка, которому показали красную тряпку. — То, ради чего я здесь — это двустороннее движение и это может принести пользу нам обоим!

В глазах Марино проскользнуло недоверие, но все же он своевременно понял — на этом разговор окончен. Мужчина отстраненно кивнул, видимо что-то прикинув для себя, и не спеша поднялся из-за стола.

Когда я окончательно осознал, что передо мной не моя жена — внутри точно что-то треснуло. Развалилось нахрен, снесло твердую почву, что была под ногами. Я стал сам не свой — будто оторванный от реальности, под воздействием мощного транквилизатора! Это казалось абсурдом и дикостью. Смотреть на нее и понимать, что нет больше Элии! Как будто она умерла, но оставила свою копию с неопытной душой.

Этот вылизанный до блеска мудак, заявился ко мне в клуб так уверенно — будто точно знал, когда и в каком окружении я буду на месте! Интересно, как давно он меня вынюхивает!? Не хочется думать, что в нашей единовременно собравшейся компашке — завелась крыса, что инфу псам сливает!

С тех пор, как мы виделись, прошло уже больше недели. В то утро я уехала с тяжелым сердцем, и до сих пор эта тяжесть не отпускает меня. За это время, Абель ни разу не появлялся дома, и больше всего меня расстраивало, что он не приезжает к сыну! Потому что, складывалось полно впечатление, что это из-за меня…

А вот тут я впала в ступор, глядя на женщину и понимая, что это совсем не по плану. Я на самом деле не собиралась сюда впутывать Марко! Но каким-то образом мне нужно было найти здесь Абеля…

Богатый интерьер холла бросался в глаза, и я всеми силами старалась не таращиться по сторонам, и выглядеть естественно. Я пока не совсем понимала, как буду действовать, но уверенно двигалась к ресепшену, который располагался в центре. За длинной, полукруглой стойкой, стояла приятного вида смуглая женщина в обтягивающем черном платье на полноватом теле. Ее завитые черные волосы были распущены, а лицо слишком ярко накрашено, что мне показалось — странно и неуместно. Я растеряно замерла у стойки, а женщина, приметив меня, тут же просияла располагающей улыбкой.

Элия.

Когда я голодным волком впервые взял ее в тот вечер, меня унесло как наркомана от чистого кайфа, стоило услышать ее пение и почувствовать, как щедро откликается чувственное тело. Этот шаг был для меня не просто переходом на новый уровень, а рывком! И я уже самонадеянно решил — все возвращается на круги своя. Да только реальность, быстро вернула меня на место…

Мне ничего не оставалось кроме как соврать и ретироваться.

Я хмуро выдохнула и смахнула тряпкой несуществующие крошки со стола.

Я пристально смотрел на итальянца, намеренно выдерживая нагнетающую паузу, прежде чем в какой-то момент резко выпрямился и хлопнул пятерней по столу.

А пока… я проводила дни, в истощающем мои нервы — ожидании, и заставляла себя держаться! В конце концов, появление Абеля, может только лишний раз лезвием пройтись по моим оголенным чувствам и в каком-то роде, это расстояние для меня даже спасительно!

Я поймал себя на мысли, что мужик цеплял меня гораздо больше, чем того требовала ситуация! Хм, интересно почему…? Ах, да — этот сукин сын посмел приблизиться к Элии! Такое оправдание, конечно, нихрена меня не успокаивало. В последнее время, мне и так все меньше удавалось совладать со своими гребаными эмоциями, и я прекрасно понимал — насколько это делает меня слабым! А сейчас, такое положение вещей было для меня губительной роскошью.

Понимая, что юмор я не оценила, Джем стер улыбку со своего лица и задумчиво выдохнул, делая шаг ко мне.

Уже не было речи о чувствах или выборе. Все само расставилось по местам! Это моя война, и она с неожиданного захода — коснулась моей семьи. Коснулась ее. А значит, я потерял контроль, и больше не имел права поступать в своих интересах!

Стало ли мне лучше!? Хер там.

Сам себя извел и ей нормально вдохнуть не дал. И я бы окончательно впутался в сложности наших отношений, если бы весь этот коктейль последних событий, не разбавило наступление неожиданных ублюдков на пятки…!

— Расслабьтесь, мистер Уинтер. — Снисходительно выдал, сидящий справа от меня итальянец. — Это всего лишь деловой визит!

Мой задумчивый взгляд ожил, когда с улицы донесся рокот приближающегося байка. Сглотнув образовавшийся в горле ком, я сосредоточилась на уборке, не особо задумываясь — кто мог приехать в это время. Хотя для смены конвоя было еще рановато, но может опять что-то случилось!?

Мне раньше никогда не приходилось видеть ее такой — беззащитной и потерянной. И это вводило меня в неуправляемое, двоякое замешательство. Одно диктовало беречь эту девчонку — держаться подальше, а другое… вселяло навязчивые мысли — опробовать ее! Услышать робкие стоны, а затем крики наслаждения, которые я буду срывать раз за разом, вбиваясь в податливое тело…!

— Извините за беспокойство! — бросила я, осторожно отступая от ресепшена.

— А у тебя есть другой Санта — Клаус на примете?

Ну, конечно же…!

— С Марко? — растеряно повторила я.

— Ну да, мало ли их. Праздники впереди и все такое…

— Безусловно. — Согласился Лоренцо, мать его, глядя на меня с хитрой тенью. — Вы же к этому и стремитесь, не так ли, Прайд?

— Неа. — Тут же успокоил меня мужчина, с беззаботным видом стянув яблоко из вазы с фруктами. — Так… мимо проезжал. Дай думаю, зайду — узнаю как ты, что ты…?

Проводив мужчину взглядом, я покосилась на толстый конверт и сжала руки в кулаки с такой силой, что костяшки побелели. Скоро я услышала рокот и перевела напряженный взгляд в окно, где мелькнул отъехавший байк. Внутри меня что-то перемкнуло. Мне хватило этого эмоционального заряда! Хватило этой волны, чтобы решительно прошагать в коридор, мимо зала, где в этот момент сидел Монгол, накинуть пальто и выйти из дома…

Жар спустился по щекам от собственной нелепости. Опуская телефон, женщина впилась в меня настороженным взглядом, а у меня волосы на затылки зашевелились, от ощущения, что охрана сзади, пристально наблюдает за происходящим!

В своей судьбе — я всегда чем-то жертвую. Да, вся моя остервенелая жизнь построена на лжи и это дерьмо — я разгребаю до сих пор, но судьба никогда не устает щекотать меня пером по больным местам! Если приходит бабло — в отношениях полная срань. Если от моих рук дохнет очередная бандитская мразь — мой сын серьезно болен. Если я вывожу клуб на путь спасения, и налаживаю мир с главарями в Ирландии — моя жена попадает в аварию и нахрен забывает меня, вместе со всей этой жизнью!

— Привет, крошка Эл! — раздался веселый голос за спиной.

Трогаясь на перекрестке, я неуверенно завернула в переулок и припарковалась у обочины.

— Ерунда все это… — отмахнулась я. — Может, выпьешь чего-нибудь?

Я никак не отреагировал на его попытку сразу обойти углы, но Марино похоже это ничуть не смутило.

— Ну, тогда я весь во внимании! — произнес я, приняв беззаботное выражение лица, и расслаблено откинувшись на спинке стула.

— Не в этот раз! — нехотя отказался Джем, надкусывая яблоко. — Я, в общем-то, не совсем мимо проезжал. Передать мне кое-что тебе надо…

20

Спускаясь по широким каменным ступенькам, я бесцельно оглядывалась по сторонам, чувствуя, как стремительно тает моя решительность. Раздосадованная стечением обстоятельств, которые складывались против меня, я уже нехотя направилась в сторону своей машины, как вдруг застыла на месте, устремив взгляд вдаль. В груди точно разряд тока прошел. В дальней части парковки, я разглядела знакомый серебристый пикап!

Взволнованно поджав губы, я обернулась и испытующе уставилась на здание, как будто на его стенах можно было увидеть какие-то ответы. Из-за нерешенной ситуации, меня так и распирало, хоть что-то сделать, а не просто гипнотизировать кирпичи! Центральный вход находился ближе к воротам, а дальше стены дома уходили длинным, сплошным этажом влево. По плотнее запахнув пальто и щурясь от редких снежных хлопьев, я решительно направилась мимо главного входа, с твердым намерением найти другой!

* * *
* * *

Я попыталась оттолкнуть его, чувствуя, как буря эмоций опасно берет вверх над моим разумом, но конечно это не принесло никакого результата.

В первую секунду я напряглась, и осторожно оглянувшись на Макса, заставила себя оставаться на месте. Однако когда я снова вернула взгляд на приближающегося мужчину с русыми волосами, и аккуратной бородой на лице, в груди что-то горячо вздрогнуло.

Абель настойчиво вытянул меня из салона, и прижал к себе мое вздрагивающее от рыданий тело.

— Что…? — выдохнула я, закипая от возмущения. — Усложняю…? И ты еще смеешь мне это говорить!?

Алекс шумно втянул воздух и отвел взгляд.

— Прости, маленькая, — Прозвучал его хриплый голос над моей макушкой. — Я знаю, что тебе тяжело.

Не спеша, отступая по стеночке и пытаясь отойти от шквала обрушившихся впечатлений, я уже повернулась, желая уйти подальше от этого места, как вдруг оказалась грубо припечатана к стене.


— Просто в голове не укладывается… — изрек Алекс, задумчиво глядя в пространство.

Меня прямо трясло от злости и что-то темное рвалось изнутри, желая испепелить эту самодовольную курицу. Поставить ее на место! Откуда во мне это проростало — я не знаю… Но после коктейля подобных захлестывающих эмоций, шли неуправляемые слова и действия. Как будто я, была — не я!

— Господи, Алекс…! — выдохнула я сорвавшимся голосом, оказавшись в крепких объятиях.

— Усложняю вам с этой стервой время проводить, да!? — выплюнула я, безуспешно трепыхаясь на сидении, чтобы хоть как-то отдалиться от мужа. — Да пошло все к черту…

Отрывисто качнув головой, я наградила Абеля тяжелым взглядом и резко зашагала прочь. Практически мгновенно он поймал меня за руку — бесцеремонно и властно притягивая к себе. Поддавшись инерции, я резко развернулась выдергивая свою руку и со всего размаху влепила мужу пощечину…

— Был, был… Просто, не помнишь! — мягко настоял он.

С этими словами, что я практически выкрикнула ему в лицо — по сердцу точно лезвие прошло. Потому что Абель не торопился меня переубедить. Хоть как-то возразить на мои обвинения…! Просто смотрел на меня потяжелевшим взглядом и молчал.

— Ну, я вряд ли что-то расскажу тебе о нем, потому что понятия не имею чем и как, он сейчас живет!

— А с какой это радости, черная братия тут отирается!? — раздался задумчивый голос брата в какой-то момент, а я чуть кружку не выронила. — Что за смена караула такая, среди бела дня, ммм…?

Макс сразу выпрыгнул из машины и беззаботно направился к входной двери. Я же, немного замешкалась, потянувшись за сумкой и в этот же момент замерла, мельком уловив в зеркале заднего вида глянцевый оливковый кузов. Пропустив в груди тревожную волну, я невольно напряглась. Мой взгляд метнулся на Макса, который уже нетерпеливо стоял у входа, а затем переместился на Монгола. Поставив байк на упор, он принялся расстегивать шлем, неотрывно глядя на незнакомый автомобиль.

— Потерялась, бэмби!? — раздался над ухом женский голос, а вместе с ним, в нос ударил сладкий аромат парфюма.

— Мы еще поговорим с тобой, Элия. — Отрезал он непреклонно и направляясь обратно в Диосу, серьезно предостерег. — Больше не делай глупостей!

— На самом деле… мне страшно Алекс. Страшно — узнавать правду, но я должна знать!

— Элия, — как-то нерешительно начал он. — Ты ведь рано или поздно все вспомнишь! Уверена — что тебе так необходимо это знать…?

— У-у-у-у… — протянула блондинка провоцирующим тоном. — Полегче, подруга! Разве меня нужно винить в ваших проблемах!? Видимо есть другие причины, по которым, Абель вечерами не торопиться домой!

— Эй, все в порядке…!?

Я опустила взгляд, чувствуя как внутри, без спроса раскатилась болезненная, стягивающая волна. Однако, так просто поддаться отчаянным стараниям, какой-то «порно-выскочки» вывести меня, я не могла себе позволить. Мало ли что она там ляпнуть может!

Блондинка встала вплотную ко мне и наклонилась так близко, что я ощутила фруктовый аромат ее блеска.

Я отрывисто кивнула и покосилась на брата, который задумчиво свел брови. Меня даже в жар бросило, от неловкости ситуации и переживания — стоит ли ему знать, что у нас здесь происходит!?

— И я делаю все, чтобы изменить эту нездоровую обстановку! — добавил он напряженным голосом.

Алекс, задержал на мне напряженный взгляд и утвердительно кивнул.

По пути я отстранено поддерживала беседу с сыном, который эмоционально рассказывал о предпраздничной подготовке в группе, не в силах отвлечься от тяжелых мыслей. Наверное, по этой же причине, я даже не придала значения, подъезжая к дому, что возле него стоит незнакомый минивен.

Алекс тихо рассмеялся и слегка потрепал светлую голову.

Брат подавлено покачал головой.

Нет. Это был не укол ревности, это был удар, который выбил из меня воздух, заставил поддаться провокации этой блондинистой суки!

Ее насмешливое сожаление, дробью пробило по моим натянутым нервам. Поджав губы, я сделал к девушке шаг, и впилась в нее потемневшим взглядом.

Да… я, похоже, не ошиблась в своих предположениях. Здесь действительно была студия! Студия порно фильмов!

— В порядке. — Хмуро отозвался Абель и выдержав напряженную паузу, строго велел. — Проводи ее.

Сделав шаг, затем второй — я под недоуменный взгляд Монгола, что уже спешил к нам, вдруг побежала навстречу незнакомцу.

Я села на место Макса и сложив руки в замок, принялась лихорадочно собираться с мыслью, чтобы задать Алексу вопросы, которые должны были пролить свет на многое!

— Мне не интересно знать, о карьере твоей промежности, Дора! — холодно выдавила я, глянув на нее исподлобья. — И вообще… разве твой перекур между членами не окончен? По-моему, тебе пора работать!

— Ты что здесь работаешь!? — спросила я в недоумении.

Я отвела взгляд, в котором отразились все мои болезненные эмоции. Эта стерва, знала куда бить — ее слова резали по живому и я просто не успевала уворачиваться!

— Уверена, Алекс! — произнесла я, глядя прямо в зеленые глаза брата.

Ладонь нещадно загорела, а на моем лице отразился испуг. Я впала в ступор от растерянности за собственную импульсивность и опасливо посмотрела на мужа. А он даже не шелохнулся. Лишь прикрыл потемневшие глаза и грозно поджал губы. Стремительно приходя в себя, я инстинктивно попятилась назад, но Абель тут же последовал за мной. В следующую секунду, он схватил меня за предплечье и резко дернул к себе. Я начала остервенело отбиваться и брыкаться, но муж, практически не прилагая усилий, перекинул мое тело через свое мощно плечо, и понес в неизвестном направлении.

С этими словами, сказанными ее же язвительным тоном, я намерено шагнула в сторону, чтобы обойти блондинку. Дора выразительно фыркнула на мой выпад, и казалось, даже впечатлилась!

— Да, я понимаю… — тут же поправилась я. — Я имела в виду — ты знаешь, что между нами случилось…? Почему мы разошлись?

Некоторое время я просто колесила по городу, не зная, куда ехать в таком состоянии и как успокоить внутреннюю боль. Осадок прочно держался внутри из-за недоговоренности с Абелем и проблем, которые мешали мне все выяснить. Монгол хвостом ездил за мной повсюду, и даже стало жаль его, ведь на улице было довольно холодно. В конце концов, я заехала в сад — немного раньше положенного времени, забрала Макса и мы сразу направились домой.

Почему-то ее присутствие в Диосе, привело меня в замешательство.

— Милый, поиграешь пока в зале? Нам с твоим дядей, нужно обсудить кое-что очень скучное!

— Ты что несешь…? — выдохнула я в гневном недоумении.

— А разве, ты не догадалась за это время? — задал он встречный вопрос. — По-моему — все очевидно. Я долго отговаривал тебя и надеялся, что ты одумаешься, не станешь связываться с этим… предводителем преступной шайки! А когда узнал про свадьбу…

Задыхаясь от боли и обиды, я уставилась на мужа ответным требовательным взглядом, полным вопросов и гнева, после чего перевела немигающее внимание на Дору. Они стояли недалеко друг от друга, но мне казалось, что чуть ли не бок о бок и эта видимость, заставила что-то перемкнуть внутри меня.

Я отдернула руку и отшатнулась от шторы, забыв напрочь о том, зачем вообще сюда пришла! Щеки будто кипятком ошпарило, а перед глазами так и стояла эта навязчивая картина.

Дойдя до угла дома, я сделала шаг и уже показалась из-за стены, как тут же резко попятилась назад, вовремя различив компанию мужчин. Биты адреналина застучали в ушах, а тело уже начало дрожать от пронизывающего ветра. Они стояли всего в нескольких метрах от меня, и курили как раз у открытой железной двери.

— Почему, мы с тобой перестали общаться? — спросила я без каких-либо вступлений.

Монгол, тем временем, задержал на Алексе взгляд, который был понятен только им обоим и не спеша удалился. Я же, практически сразу поднялась со своего места, и направилась к раковине, чтобы чем-то занять руки и не выдать своего волнения.

— Алекс, на самом деле это не редкое явление, просто ты не сталкивался раньше! — Пояснила я, терпеливо.

— До сих пор — я остаюсь его девочкой! — прошелестела она, глядя прямо в глаза. — В конце концов, Абель вернется ко мне и то, что вы вместе… это лишь вопрос времени!

Девушка лениво отступила и сверкнув острыми зубками, ядовито усмехнулась.

Было такое чувство, что он подбирает слова, чтобы ответить мне, потому что пауза, уже непозволительно затягивалась.

От этого осознания по внутренностям, как будто что-то скользкое пронеслось. Захотелось отряхнуться от этой липкой похоти, и обволакивающего, мерзкого ощущения чужого разврата.

Неожиданно мои плечи оказались в крепком захвате, и меня встряхнуло так, что перед глазами искры пронеслись.

— Кстати говоря… это ведь Абель меня сюда устроил! — сообщила она вкрадчивым тоном, с садистским вниманием наблюдая за моей реакцией.

— Послушай. Моей дерзости хватит на многое, если ты еще раз посмеешь сунуть нос, не в свое собачье дело! — предупредила я, не узнавая собственный голос.

Алекс как-то недоверчиво посмотрел на меня, а затем выдохнул:

Он мягко отстранился, и убрал волосы с моего мокрого лица.

Вот так путешествуя наугад, я миновала еще пару пролетов, когда в какой-то момент, до меня начали доноситься странные звуки. И чем дальше я шла по лабиринтам коридоров, тем отчетливее их различала. В какой-то момент я задержалась в очередном пролете, откуда, по всей видимости, и исходили стоны, вскрики и пыхтения.

Я притихла, впившись напряженным взглядом в серо-голубые глаза. Обида душила меня, а горечь острыми шипом проростала из глубины, обхватывая сердце тугими кольцами.

В моих глазах отразилось сомнение, но в эту же секунду, я поняла что «рано или поздно» — это очень ненадежный ориентир. И сколько еще я проведу в неизвестности — никто не мог знать!

Я смотрела на Абеля дрожащим, немигающим взглядом, даже не замечая с какой силой, закусила губы. По моим щекам медленно скатились навернувшиеся слезы, и я прикрыла глаза, как никогда желая стать невидимой, чтобы укрыться от этой агрессивной энергетики. В какой-то момент теплая ладонь коснулась моей щеки, и я всхлипнула, больше не управляя шквалом внутренних эмоций.

Внутри меня что-то больно сжалось, и я с трудом сделала вдох. Алекс опустил голову, а я отвернулась, чувствуя, как предательский ком подбирается к горлу. Ведь этого я и боялась…

Дора, похоже, уловила эмоции, которые я старательно давила в себе и выпятив свои губки, щедро вымазанные блеском, театрально вздохнула.

Последние слова, несколько раз пронеслись обжигающими вспышками в моей голове. Я сглотнула, чувствуя, как кипятком раскатилась по внутренностям волна боли, горечи и растерянности. Мои ладони сжались в кулаки с такой силой, что ногти, намертво впились в кожу.

— Вот оно что…

Дора уловила растерянность, мелькнувшую в моих глазах, и на ее лице просияло победное выражение.

Голос Абеля впервые перешел на крик, и я затаив дыхание пропустила неприятную волну жара.

— Возьми себя в руки, Элия! — металлическим голосом велел Абель. — Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю!

— Это было выше меня, Элия. Я не смог принять это, прости…

— Да ты дерзости набралась, я погляжу! — с пренебрежением заметила она, настойчиво перегородив мне дорогу. — Почуяла уверенность за спиной мужа!? Хотя погоди… а где же это он? Отпустил свою женушку погулять одну, без присмотра. Неужто, между вами не все так гладко, как нам всем привиделось?

Макс тут же встрепенулся, и насупившись, поспешил возразить:

— Должно быть, у тебя немало вопросов ко мне…? — Опередил он меня, каким-то мрачным тоном.

— Тише, тише… — отозвался он, приглаживая мои растрепавшиеся волосы. — Прости меня малышка, прости за то, что был таким идиотом!

Я пристально смотрела на мужа, а в моей голове красным сигналом пульсировала болезненная мысль, которую я не могла отвести на второй план даже в этот момент. Мне как воздух было необходимо все выяснить, успокоиться!

— Все это время, ты поддерживала связь с Клэр, и теперь я узнавал о тебе только от нее. — Сообщил Алекс, а я устремила на него озадаченный взгляд, поэтому он сразу пояснил. — Клэр — моя жена, Эл. Не так давно, она обмолвилась, что не может дозвониться до тебя! Но прошло мало времени, как я посчитал, чтобы поддаваться панике. И как бы я сейчас не хотел признавать, но если бы не Абель…

— Да ладно, Эл — это всего лишь шутка! — подмигнула она, примирительно подняв свои ладони.

Монгол приближался к нам, беспокойно переводя взгляд с Абеля на меня.

Я уставилась на нее как на ненормальную, попутно примечая на тонком, стройном теле — пошлые тряпки в стиле «мини — костюм». Разукрашенная и начесанная, Дора как будто ждала своей очереди, чтобы принять участие в следующем смачном порно-кадре!

— Нет, Элия. Я не стану развивать все, что ты успела сообразить в своей неуемной головке! — холодно произнес он, в какой-то момент. — Думаешь — я по своему желанию каждый вечер еду мимо дома!? Не вижу сына, тебя не вижу!

Я опустила взгляд и попыталась объяснить.

— Все что сейчас происходит, имеет целый ряд гребаных причин, Элия! — продолжал сокрушаться он, как будто я зацепила плотину, что глубоко хранилась внутри него. — А твоя упрямая попытка выяснить отношения в такое время, могла обернуться еще большим дерьмом!

Все происходило в специально обставленной зоне, декорации которой, были сделаны под стены школьного кабинета. Яркий свет со всех сторон, был направлен точно на пару, разложившуюся на «учительском» столе. Я застыла и открыла рот, как та рыбка, уставившись на девушку с ярко рыжими волосами, в костюме школьницы, которая с искаженным выражением лица насаживалась на член мужчины в деловом костюме. Ее грудь колыхалась от этих скачек, а мужчина умело ловил их и сминал своими большими ладонями. Откуда-то со стороны раздавались крайне неприличные, но строгие советы, которые послушно выполняли эти двое. Мужчина с придыханием выкидывал фразочки типа — «Да, детка! Такая сладкая у тебя киска…! Давай… ты должна отработать оценку…». На что в ответ, девушка увеличивала темп, старательно стонала и не очень грациозно, выгибала спину.

Набравшись решительности, я в какой-то момент осторожно выглянула из-за угла, надеясь, что мужчины не собираются торчать на холоде до моего посинения. Понадобилось еще несколько таких разведок, прежде чем у заветного входа больше никого не оказалось. Не теряя ни секунды, я зашагала к намеченной цели, настороженно оглядываясь и мечтая стать незаметной. Нужно было признать — еще один момент подпитывал мое стремление пойти таким путем! А именно — деятельность этого дома, которая нездорово затронула мое любопытство, своей тайной.

Бросив сумку, я вышла из машины настороженно глядя в том же направлении. Монгол сразу поднял ладонь, давая мне понять, чтобы я оставалась на месте. В этот же момент, дверь минивена неожиданно открылась и с водительской стороны, показался высокий мужчина в темно-сером пальто. Он какое-то время смотрел на Монгола, а затем переместил пристальный взгляд на меня. Захлопнув дверь, он обошел машину, и снова покосившись в сторону байкера, уверенно направился в мою сторону.

Убедившись, что меня никто не увидел, я осторожно прошла вдоль короткого коридора, который заканчивался тупиком, занавешенным черными тяжелыми шторами. Я слышала — там было много людей, и происходил какой-то процесс, на фоне которого контрастировали эти вздохи и ахи! В голове представали разные картины, подготавливая меня к тому, что я могу узреть, но когда я осторожно приоткрыла шторку, то меня все равно шарахнуло от неожиданности.

Наши взгляды пересеклись, и я тихо призналась:

— Абель…! — проронила я, растеряно глядя на него.

Брат несколько раз моргнул, точно очнулся из какой-то своей глубокой мысли и перехватил взгляд Макса, который тут же вернулся к кружке.

Чьи-то холодные тонкие пальцы, крепко обхватили мою шею, до боли впиваясь ногтями в кожу. От первого испуга — мое тело парализовало, а внутренности свернулись в тугой комок.


Я встрепенулась, когда до меня вдруг донеслись голоса. Мое обнаружение могло произойти в любую минуту, так что больше не теряя драгоценного времени, я уверенно двинулась в коридор. Путь оказался коротким, и скоро я растерянно оглядывалась по сторонам, решая — куда двигаться дальше!? Ответ пришел сам с собой, когда с одной стороны показались силуэты, и я уверено зашагала в противоположном направлении.

— Какого хрена ты творишь, Элия! — прогремел голос, от которого внутри меня все вздрогнуло.

Дора тем временем криво усмехнулась и пренебрежительно глянула на меня.

— А ты, похоже, удивлена, дорогуша? — заметила она испытующе глядя на меня. — Разве ты не знала?

— Не правда! Я никогда не был таким маленьким…!

Макс снова бросил придирчивый взгляд в сторону Алекса, затем деловито кивнул и спрыгнул со стула. В зале в это время сидел Монгол, и я была уверена, что он найдет, чем занять сына. Надо сказать, с Алексом они довольно холодно поприветствовали друг друга, и на этом весь их коннект закончился.

— Да когда ты угомонишься!? — выдохнула я сокрушенно, отпрянув от девушки как от прокаженной. — Слушай, я знаю, чего ты добиваешься! Но неужели ты действительно думаешь, что Абель чуть что, побежит искать утешение в объятиях шлюхи!?

— Понимаешь, когда я очнулась… ну, после аварии. Я вроде как считала, что встречаюсь с ним… в настоящем!

— Почему Дора сказала, что ты к ней вернешься? — спросила я, наблюдая, как сошлись его брови на переносице. — Вы, что… раньше встречались?

— Ты что себе позволяешь — совсем охренела!? — оттолкнула я блондинку, чувствуя, как неуправляемая ярость обжигает разум.

— Когда мы виделись в последний раз, ты еще под стол пешком ходил. — Многозначительно заглянул он под скатерть.

Я оказалась в плохо освещенном проходе, где витал запах пыли, исходящий от какого-то хлама разбросанного у стен. Осторожно продвигаясь вперед, я привыкала к темноте и напряженно вглядывалась в обстановку помещения. Здесь было несколько закрытых дверей, которые я благоразумно миновала, направляясь к арке, которая дальше вела в коридор. В хламе я различила, оборудование для освещения, что-то похожее на декорации, чехлы, фоновые стенды… что это, инвентарь для каких-то съемок!?

Кажется, Абель уже что-то хотел ответить, но неожиданно, со стороны раздался требовательный мужской голос:

Сердце с грохотом билось о ребра, пока Алекс глядя на меня размышлял над ответом.

Господи, неужели это правда!?

От его тихого, подводящего тона, у меня внутренности в узел свернулись! Обреченно прикрыв глаза, я со скоростью метеорита, пыталась сообразить — что ответить. Мой брат всегда отличался острым умом, а с возрастом, наверняка заточил его достаточно, чтобы с легкостью раскусывать любую ситуацию! И чтобы не усугубить все, своим хромающим набором оправданий, я решила просто увести его от темы.

Я колотила по каменной спине Абеля, истерично требуя, чтобы он отпустил меня, но реакции никакой не получала. Очень скоро холодный воздух окружил меня, и я настороженно притихла, отвлекаясь от внутреннего тайфуна. Я успела понять, что мы остановились у машины, только когда Абель без лишних церемоний, впихнул меня на заднее сидение. Лихорадочно оглядываясь в салоне своей тойоты, я в недоумении прикидывала, когда он успел достать мои ключи!? Уставившись на Абеля, который грозно навис надо мной, я почувствовала, как внутри меня все насторожено стянулось в комок.

Брат прижал меня к себе и с легкостью приподнял над землей.

Дора отскочила от меня как ошпаренная, и наверное бы уже понеслась наутек, да только вовремя поняла что обращались не к ней! Задержавшись в стороне, она с еле сдерживаемой улыбкой наблюдала как Абель, рядом с которым стоял хмурый Монгол, впился в меня грозным взглядом.

Он тяжело переваривал то, что я успела рассказать ему про аварию и амнезию. Я поставила возле него чашку кофе и подмигнула Максу, который уткнувшись носиком в горячий шоколад, то и дело, бросал любопытные взгляды на гостя.

— Нет, ты, похоже, так и не поняла малышка Элия! — отчеканила она и покачивая бедрами, начала уверенно приближаться. — Но тебе все же придется кое-что уяснить!

Это был далеко не простой вопрос, но похоже он помог отвлечь брата, потому что на его лице отразилось хмурое недоумение.

— Да, я понимаю. — Участливо кивнул он.

Я обняла за плечи сына, который, как оказалось, уже давно допил свою сладкую порцию, и дружелюбно попросила:

— Алекс… — произнесла я, обернувшись с глубоко-задумчивым выражением лица. — Я хотела, спросить тебя… Ты что-нибудь знаешь, о Тиме?

— О Тиме…!? — повторил он, будто хотел убедиться, что я серьезно. — А… почему ты о нем вдруг спрашиваешь!?

— Никогда не слышал, что можно вот так… избирательно потерять память! — уставился он на меня так, будто у меня рог на лбу вырос.

— Как жаль… — досадно протянула она. — Похоже, твоя амнезия плохо влияет на отношения в семье! Невменяемая жена, знаешь, не сильно возбуждает…

Двустворчатая, настежь открытая железная дверь, у которой я остановилась, прятала вторую деревянную дверь. Обхватив холодную ручку, я еще раз огляделась по сторонам и повернув ее, юркнула внутрь.

— Я уже ничего не понимаю… — выдохнула я дрогнувшим голосом. — И ты мне не помогаешь понять! Игнорируешь… не приходишь домой! Я места себе не нахожу, каждую минуту думаю что ты в опасности, а ты… Ты, оказывается, зависаешь в этом порно-клубе и похоже, неплохо проводишь время в компании Доры! Да, черт возьми, я считаю — у меня есть причины, чтобы начать все усложнять!

— А ты дружок, так вырос! — тепло улыбнулся Алекс, а я неожиданно, пропустила приятную волну в груди.

Это было очень важно для меня — знать, что брат ладит с моим сыном! Тем более зная, что он не родной…

— Мне нужно будет уехать. Артист скоро будет! — лаконично сообщил он.

Я рассеяно слушала Алекса — мой напряженный взгляд был устремлен в пространство, а в груди зародились первые тревожные сигналы. В этот же момент, в дверном проеме неожиданно показалась крепкая фигура Монгола, который смерил Алекса хмурым взглядом. Мда… такая обстановка, мягко говоря, начинала меня напрягать!

Чувствуя себя бракованой шпионкой, я начала лихорадочно прикидывать другие варианты встречи со своим мужем. Я, конечно, могла бы дождаться его в машине, но к тому времени как он соизволит выйти, меня уже найдут все, кому не лень! К тому же Макса, через несколько часов нужно будет забирать из сада, так что если я хочу встретиться с Абелем, мне придется идти на крайности…

— Уж не знаю, как… но он, нашел мой номер! А дальше, я бросил все дела и при первой возможности помчался в Стоктон.

В моих глазах мгновенно вспыхнул огонь, а по мышцам, будто ток пробежал. Я сдернула руку Доры с такой силой, что на моей шее однозначно остались царапины от ее нарощенных когтей!

— У меня только один вопрос. — Произнес он таким строгим низким голосом, что я невольно поежилась. — Какого черта ты мне все усложняешь!?

Я растеряно открыла рот, впиваясь в мужа недоуменным взглядом.

— Погоди, что…!? — резко оборвала я его. — То есть, ты хочешь сказать… Абель с тобой связался!?

21

Алекс задержал на мне взгляд и еле заметно кивнул. Было так странно, смотреть на родное лицо брата и примечать черты, которые так же не обошли годы. Но вместе с тем, я поймала себя на мысли, что не чувствую какого-то отторжения или неловкости в общении с ним. Будто и не было между нами пропасти — ни временной, ни сознательной. Он был таким же, каким я знала его и думаю, он чувствовал то же самое! Возможно, именно этот комфорт и позволял нам быть открытыми друг с другом…

— Насколько я знаю, все закончилось, когда ты приехала сюда. — Сдержанно сообщил Алекс. — Хотя как по мне, у вас изначально были разные пути!

* * *
* * *
* * *
* * *
* * *

— Не знаю… Прости. В последнее время столько всего произошло, что я просто не могла найти повода, рассказать!

Волна эмоций захлестнула меня, раскатившись по телу мощной волной. В груди клокотала непозволительная ревность, переживания за Макса душили острым комом в горле, а обида на Абеля иголками рассыпалась по внутренностям. Чувствуя, что еле сдерживаюсь, я резко встала и отвернулась к окну.

— Я… точно не знаю…

Пощечина. Это был физически ощутимая пощечина и удар под дых, который выбил из груди весь воздух, до болезненного замирания легких.

Я осела на стуле напряженно глядя на брата и слишком поздно, а от того и болезненно, осознавая истинную причину его приезда. Все мгновенно выстроилось в голове, не давая мне даже шанса в этом усомниться!

Абель смотрел на меня в ответ без каких-либо эмоций, не давая даже усомниться в своих догадках. Я непроизвольно сглотнула, сделав от него шаг — как будто меня током ударило.

Сделав судорожный вдох, я смахнула воду с глаз и, поднявшись, села на край кровати. Возле комода уже стояло несколько чемоданов, которые я собрала заранее, чтобы в день отъезда, то есть послезавтра — осталось взять только необходимое. А сегодня… канун Рождества. Очень скоро Макс проснется и прибежит в комнату, чтобы с радостными криками заставить меня отлепиться от простыней и скорее начинать подготовку к вечеру. К вечеру, к которому я не хочу готовиться и уж тем более, не хочу проводить! Все, чего я хочу — это крушить и ломать, что попадет под руку в радиусе моей досягаемости. Хочу кричать до срыва голоса, до раздирающей боли в горле и так, чтобы все вокруг оглохли! Я хочу рвать кожу на груди, чтобы достать из-под ребер ноющее, испепеляющее каждый мой день — сердце и выкинуть его к чертям собачьим… Чтобы оно больше не мучило меня. Чтобы больше не чувствовать эту адскую боль, которая изо дня в день проникает ядовитыми клещами под мою кожу!

— Я имею в виду, что если тебе этого мало, то для меня это веский повод, чтобы увезти тебя из этого гребанного города!

— Значит, на этом все закончилось. — Произнесла я отстраненно, чувствуя, как досада хлестает меня волнами по сердцу, до навязчивого кома в горле. — Нас, развело банальное расстояние…

— Ты меня, конечно, извини, Эл… но сейчас, я тебе даже адекватно посочувствовать не могу, потому что… как-то все это не сходится в моей голове! — настороженно произнесла Вик, а я задержала на ней хмурый взгляд.

Моя попытка, добиться от Абеля объяснения его мотивов, выглядела жалко. Но мне, до неконтролируемого жадного порыва, было просто необходимо разобраться во всем здесь и сейчас! Найти первопричину, найти надежду, которая бы подтвердила — что все это лишь очередное прикрытие!

— Все объяснимо, Вик. — Спокойно произнесла я, пристально глядя в упрямые глаза подруги. — Я думаю, за этим решением Абеля, стоит не что иное, как чувство собственности! Все же он любил меня… когда-то. А так, он просто отрезает любые возможности пересечься или увидеть меня с кем-то еще. Ну… и если смотреть правде в глаза — выжить в Стоктоне без защиты Абеля, мне вряд ли удастся. И можно сказать, он даже проявил заботу, передав ответственность за мое нездоровое состояние, в руки брата!

Абель почему-то переместил взгляд на Алекса, точно в нем было сосредоточено главное решение проблемы. Неужели он ждет, что брат повлияет на меня!?

Я отвернулась и нервно поджала губы, от пронзившего меня отчаянного чувства беспомощности. От того, что ничего нельзя было изменить или сделать и этот мальчик, не за что получил увечья, по воле судьбы оказавшись в утробе беспечной матери!

Я сокрушенно прикрыла глаза, и осела на ближайший стул.

— Ты… ты же, мог бы просто поговорить со мной! — возразила я взволнованным голосом. — Я бы нашла жилье… я бы что-нибудь придумала! Не обязательно вышвыривать меня в другой город, Абель! Ты же знаешь что у меня здесь все… Возможно, только здесь у меня есть шанс восстановиться в хирургии! Здесь сад, к которому Макс привык… Здесь, в конце концов, Викки!

Я нахмурилась, мысленно вернувшись к времени, о котором у меня было весьма скудное представление.

— Элия, ты кажется забыла, но в твоей жизни есть еще и сын! — вмешался Алекс, как будто мгновенно истолковал сигнал Абеля. — И тебе не мешало бы, в первую очередь задуматься о его безопасности!

— Элия. — Вырвал меня из раздумий тихий, но строгий голос брата. — Думаю, я достаточно подробно и открыто ответил на твои вопросы! А теперь, я бы хотел получить такие же прямые ответы от тебя.

— Ну, может потому, что цели и взгляды на жизнь, у вас в принципе не совпадали…! Хотя нельзя парня судить за то, что он был реалистом.

— Я вся во внимании! — весело отозвалась она, увлеченно сосредоточившись на своем занятии.

— Да? А я, наоборот, с каждым днем все больше понимаю, что к этому уже давно шло! — Произнесла я, грустно усмехнувшись. — Только, я упорно игнорировала очевидное и вообще, жила в каком-то своем выдуманном мире. Знаешь, ведь в последнее время, между нами все было очень сложно! Но я все равно не ожидала, что это произойдет вот так…

Подруга некоторое время переваривала информацию, а затем с беззаботным выражением вернулась к своим салфеткам.

— Или… есть другие причины!? — произнесла я не своим голосом, глядя на мужа застывшим взглядом.

— Алекс… это расследование до сих пор под вопросом, так что я знаю не больше твоего! — честно призналась я.

— Дай, угадаю. — Железным тоном произнесла она. — Эта сука, тут как-то замешана!?

Я отвела взгляд и грустно усмехнулась — «Да, это именно про Тима…». Мне тяжело было слушать брата — казалось с каждым словом, кто-то беспощадно царапал сердце изнутри! Однако отступать было поздно.

— В Диосе. — Глухо отозвалась я. — Оказывается, Дора там работает и, судя по всему то, что она мне сказала — не так уж бессмысленно!

— Нет. Ты не понимаешь о чем я! — Настойчиво возразила Вик. — Сама подумай — да, допустим, он решил порвать с тобой, но для чего ему так нужно, толкать тебя из города!?

Мои ресницы дрогнули от навернувшихся слез, а Абель тем временем, небрежно покосился в сторону застывшего в ярости Алекса и не спеша отстранился от меня.

— А че, ты там забыла? Думаешь, брата найти? Ну, вообще тебе бы не мешало развеяться конечно…

— В особенности то, как произошла авария, из-за которой ты получила такие травмы!? — требовательно произнес он.

Выражение лица Вик сохраняло упрямые эмоции, а взгляд оставался непробиваемым, поэтому я решила терпеливо ответить на вопросы, которые вызывали у нее сомнения.

— Послушай меня, детка! Если ты сейчас же, мне прямо не расскажешь, какого хрена твориться у вас с Абелем — я ухожу!

Мне казалось, что я попала в зону опасного электрического напряжения и даже обняла себя руками, чтобы меня случайно не зацепило это поле. Однако у меня и у самой был, далеко не дружелюбный настрой к мужу! Поэтому игнорируя накал, что завис густым облаком в воздухе, я непреклонным тоном произнесла:

— Почему ты так думаешь…? — произнесла я на одном дыхании, чувствуя, как настороженно стягиваются мои нервы, собирая эмоции в один неуправляемый поток.

— Не стоит тебе говорить такие вещи, в присутствии отца, который как никто другой, заинтересован в безопасности сына! — раздался недобрый рык Абеля.

— Не совсем… — неожиданно возразил Алекс. — У этой истории есть продолжение!

Мой беглый взгляд сам метнулся в окно и тут же, уловил серебристый пикап напротив дома. Кровь зашумела в ушах, а тело пробила мелкая дрожь. На ватных ногах я поспешила в коридор, даже забыв о том, что Алекс ждет от меня внятного ответа!

Увидев, что губы подруги растянулись в ответной улыбке, я пропустила волну облегчения и удовлетворенно кивнула.

Викки снова сделала глоток, а у меня сердце сжалось до остановки дыхания, из-за болезненных мыслей о Максе. Сейчас я гораздо острее воспринимала все, что было как-то связано с его тяжелым прошлым.

Я в отчаянье смотрела на мужа, который стойко выдерживал мой напор и похоже даже не собирался что-либо возражать. Именно в тот момент, в моей голове вспышкой прорезалось осознание, от которого леденящие иголки спустились по телу.

Я не знала и не представляла, что за жизнь ждет меня в Финиксе. Но мне до судорог в мышцах, уже скорее хотелось оказаться там, где возможно я хоть немного смогу отвлечься и эта боль притупится. Конечно, я понимала, что эти надежды наивны, но я больше не могла находиться в доме, где каждая вещь была пропитана ИМ.

— Ты уедешь отсюда. — Отчеканил каждое слово Абель. — И ты не будешь обдумывать мое решение! Уедешь тогда, когда я сказал. — Его голос резко перешел на угрожающий тон. — Или пожалеешь!

Упершись ладонями о столешницу, я сокрушенно покачала головой.

Я смотрела на Абеля как на чужака, который вселился в тело моего любимого мужчины. А внутри меня, тем временем, творился такой ад, что тело начало лихорадить от нервного озноба.

— Значит, вот как ты исправляешь нездоровую обстановку…! — не выдержала я в какой-то момент. — Решил отослать меня!?

Я хмуро взглянула на брата, без особого энтузиазма восприняв его признание.

— Тим сразу дал тебе понять, что отношения на расстоянии обречены. — Продолжал тем временем Алекс, бесстрастным тоном. — Его ждали перспективы в Финиксе, а тебя… годы интернатуры в этом богом забытом месте, где в какой-то момент, у тебя и сработал отчаянный порыв альтруизма!

— Что значит, не знаю!? — требовательно выпалила она. — Элия, что у вас тут за хрень происходит!? Думаешь, я не вижу, что ты пытаешься от меня что-то скрыть!?

Я проигнорировала косой взгляд Алекса, лихорадочно переваривая мысль о том, что Абель знал Тима! Мало того, у них были причины для столкновения, и этот факт теперь заставляет меня по-другому взглянуть на момент, когда я рассказала мужу о своем призраке. Это конечно мало что меняло, но теперь, по крайней мере, мне были более понятны мотивы его гнева и последующего поведения!

— А скажи-ка мне, — раздался в какой-то момент, вкрадчивый голос Вик. — Это Абель настоял, чтобы ты уехала?

— Ты уедешь сразу после Рождества, Элия. — Прозвучал практически приказ, металлическим тоном. — Макс поедет с тобой. Пока ему лучше побыть с матерью!

Может потому что, в данный момент меня занимала немного другая, ответственная мысль. А именно, как сказать ей — что я уезжаю…? Да. Викки я до сих пор не сказала. Наверное, боялась касаться больного места, которым я еще ни с кем не готова делиться. По крайней мере, не сейчас.

— Нет, Вик. Его вообще-то уже не нужно искать… Алекс был здесь и послезавтра он приедет, чтобы забрать меня и Макса…

— Ну, понимаешь… Там его семья, и я хотела познакомиться с ней! — ответила я, пряча взгляд.

Рассвет только коснулся неба и сквозь плотные шторы в комнату еле, еле проходил свет. Я лежала на кровати, глядя через полуоткрытые веки куда-то сквозь пространство. Каждое утро теперь начиналось для меня так. Еще до восхода солнца… Сердце неожиданно пускается вскачь, затем резкое, насильственное пробуждение и все… больше я не могу заснуть. В глазах стоят слезы, а внутри так четко ощущается кровотечение, чего-то надломанного внутри.

В ее глазах читался укор, и я все больше нервничала, чувствуя давление совести.

— Папа…! — раздалось в коридоре так резко, что я вздрогнула и поднялась со стула.

— Что ты имеешь в виду…? — непонимающе произнесла я.

— Бред, какой-то… — раздраженно выдохнула Вик и принялась ходить по кухне, взад-вперед. — Вот это точно, бред собачий! Я, конечно, не так много знаю Абеля, но это вообще на него не похоже!

— Я уезжаю в Финикс. — Просто сказала я.

— Черт возьми, прекратите…!

— Гребаный ублюдок…! — выплюнул Алекс, как только Абель скрылся в коридоре.

— Почему ты спросила про Дору, Элия? — настойчиво напомнила Вик. — Она тебе что-то сказала? Где вы вообще могли с ней пересечься!?

— Прости… — прошептала она, и я уловила, как ей трудно говорить. — Я просто не могу поверить, что ты вот так уедешь!

Викки впилась в меня недоверчивым взглядом, затем неожиданным рывком стянула фартук с талии и бросила его на стул.

Глубоко вздохнув, я поднялась со своего места и подошла к духовому шкафу, где вовсю запекалась праздничная индюшка, напичканная всем, на что хватило моей фантазии. С этим разговором, перед глазами без спроса начали проноситься события, которые я бы с удовольствием выжгла из своей памяти! А вместе с ними, с языка сам собой сорвался вопрос:

Зеленые глаза, неотрывно гипнотизировали меня. Слишком долго гипнотизировала, отчего мне, мягко говоря, стало не по себе.

— Элия. — Услышала я рядом голос мужа, от которого внутри растеклась жгучая лава. — Ты сама знаешь, что должна сделать это!

Надо же, какая выдержка!

Сердце больно сжалось в груди. Все было так сложно между мной и Абелем, что расстояние казалось мне сейчас самым страшным, что только может быть! В этой развернувшейся ситуации, моя душа просто намертво вцепилась в это место! Меня уже не пугало все, что происходит вокруг сынов и то, что это может коснуться нас с Максом… Меня как ненормальную пугало, что Абель остается с этим один на один, а я должна буду уехать и вообще потеряю какое-либо представление о происходящем! Паника охватила каждую грань моего сознания — что будет с ним!? Что будет с нами…!?

— Да, нечего мне рассказывать, — произнесла я бесцветным голосом. — Между нами — все кончено. Это единственное, о чем тебе стоит знать!

— Да, конечно… — Тут же отозвалась я, нервно заправив прядь волос за ухо. — А… что ты имеешь в виду?

— Давай, просто повеселимся сегодня! — с энтузиазмом предложила я, наспех вытирая мокрые щеки.

— Так будет лучше для всех! — холодно произнес он.

Макс забежал на кухню и окинув всех беглым взглядом, задержался на Абеле.

— За что ты так…? — произнесла я дрогнувшим голосом.

Его интонация, каждое слово, точно уверенный хлыст по моей воле, заставляющий прислушиваться и подчиняться! На глаза навернулись нервные слезы, и я упрямо замотала головой.

— Прошу тебя, Вик, — оборвала я ее подавленным голосом, не оборачиваясь. — Давай не будем, больше продолжать. Я… я просто очень боюсь этих опасных надежд, что могут зародиться внутри меня. Я очень устала и я… больше не хочу мучиться!

Алекс сидел за столом, задумчиво постукивая смартфоном о деревянную поверхность. Абель стоял, опершись о дверной косяк, а я, поджав губы, нервными движениями заправляла кофейную машину.

Почему-то я свято верила — если что и могло нас разлучить, то это было бы что-то гораздо более серьезное! А все оказалось, так поверхностно… Тим, конечно, был карьеристом — как и все, кто ступал на путь хирургии. Но в то время, когда мы были вместе, я на все смотрела под розовой призмой, и будущее каждого из нас было слишком прозрачным, чтобы я вдруг задумалась над этим.

Неожиданно, за окном послышался рокот подъезжающих байков. Я мягко отстранилась от Вик и, взглянув в ее глаза, постаралась улыбнуться.

— Если он нашел тебя, почему ты уезжаешь!? — спросила она в лоб.

Я обернулась к подруге и, увидев, что в ее глазах стоят слезы, крепко-крепко обняла.

— Погоди, погоди… Что!? — резко встрепенулась подруга, впившись в меня взглядом. — Твой брат сюда приезжал? Но как, когда…? Почему ты ничего не рассказывала!?

В полдень, сияя точно медный таз — пришла Викки и с завидным усердием принялась мне помогать. Мне не пришлось долго гадать, в чем причина такого настроения. Подруга нетерпеливо и в своей типичной эмоциональной манере, выложила мне все подробности ее бурного воссоединения с Принцем. Я была искренне рада за нее и даже не вспомнила о том, что у меня в этом плане полный провал…

Викки, как-то странно посмотрела на меня, и пауза между нами неуютно затянулась.

Я нервно опустила взгляд на свои руки, и еле заметно кивнула. Мне удалось сдержаться и не ляпнуть, что «настоял» — это слишком мягко сказано! Подруга тем временем, шумно выдохнула и напряженно уставилась в пространство.

Я долго мялась и подбирала момент чтобы поговорить, ведь откладывать — уже было некуда! В итоге я решилась, когда за окном уже стемнело. Нервно сминая в руках полотенце, я приблизилась к подруге, которая сделав глоток пива, продолжила накручивать салфетки в незамысловатые фигуры.

Мой голос дрогнул на последнем слове, и в этот же момент руки Вик заключили меня в надежные объятия.

Я напряглась от непреклонного взгляда брата, и от тревожного предчувствия раскатившегося внутри.

Его каменное лицо, бесстрастный взгляд и титаническая сдержанность… все это имело всего одно обозначение, которое я в упор не замечала! Равнодушие.

Он сузил глаза и шумно втянул воздух.

Кажется, страх отразившийся в моих глазах, прямо ответил Абелю, насколько всерьез я восприняла все, что он сказал…! Я впервые испытала на себя такой подавляющий, беспощадный взгляд мужа, от которого по спине холод скатился!

— Я не знаю…

— Наверное, не самым подходящий момент, но раньше как-то все не до этого было…

Он приблизился ко мне, с беспокойством вглядываясь в побледневшее лицо.

Суета дня, не давала мне забыться ни на секунду. Я даже втянулась в задуманное настроение, кружась на кухне под позитивную, тематическую музыку из радио и делая разнообразные вкусности. Тем временем в зале, под ленивым вниманием Артиста, Макс вовсю украшал высоченную ель, которую даже знать не хочу, откуда, приволок Джем. Я, конечно, ничего не имела против елки, но эта громадина осыпалась с завидной скоростью и разбила мне немало вещей, пока мы ее устанавливали! Но все эти мелочи быстро забылись, стоило мне увидеть восторг Макса.

— О, Боже… — выдохнула я.

— Похоже… нам нужно кое-что обсудить!

— Вик… я хотела кое-что сказать тебе! — начала я не самым уверенным тоном.

Алекс уехал на той же неделе, и обещал забрать меня на следующий день после Рождества. Я даже и не думала ехать на машине, которую подарил мне Абель. Мне хотелось оттряхнуть и отдалиться от всего, что напоминает о нем!

— И насколько ты уезжаешь, Элия? — с напором спросила проницательная подруга.

Не верилось, что это происходит на самом деле. Когда они успели договориться!? И почему так упорно добиваются цели!?

Я, наверное, еще никогда не была так разбита и уничтожена… У меня даже руки не поднимаются что-то делать в доме, который в одно мгновение стал для меня чужим! Как будто даже стены сговорились, чтобы вытиснуть меня отсюда. Но сегодня праздник… и сегодня, я уже не могу думать только о себе! Ради Макса — я натяну маску приторного предвкушения и создам, это чертово, праздничное настроение. В конце концов, остальные не виноваты в том, что твориться в моей личной жизни, и они достойны того, чтобы с ними попрощались.

— Ты о чем…? — нахмурилась Вик, взглянув на меня.

— Ты понял, что я имею в виду! — недовольно отозвался Алекс.

Мне кажется, растерянность на моем лице отразилась слишком явно, потому что в следующую секунду Алекс выпрямился на стуле и поджал губы, глядя на меня так, будто уже все понял! Замявшись, я отвела взгляд и спешно промямлила:

Я задержала снисходительный взгляд на подруге — она просто не могла принять происходящее и готова была пускать в бой, даже самые незначительные аргументы, цепляясь за них как за соломинку!

Тот день Абель полностью посвятил Максу, после чего опять пропал в своей темной суете. Хотя бы это… Возможно, мне было немного легче от того, что я не вижу его. Невыносимо было, находиться в одном пространстве и чувствовать озноб, от его ледяной энергетики.

— Мне очень жаль, Элия… — услышала я голос брата, который казалось, донесся сейчас откуда-то издалека.

Я растерянно уставилась на Алекса, понимая, что облажалась по полной, если решила, что смогу что-то скрыть от дальновидного брата.

Я нахмурилась, ощутив, как что-то с болью колыхнулось в груди.

Мой задумчивый взгляд устремился в пространство. Это было похоже на меня… И с этим осознанием, вдруг показалось, что темнота, в которой я барахталась все эти месяцы, неожиданно рассеялась. Намного легче, если ты узнаешь себя! Хотя конечно после всего, что я узнала о Тиме, это облегчение отошло на второй план, потому что в груди прочно осел тяжелый осадок из обиды, разочарования и глухой боли.

Я обернулась, потому что подруга явно не торопилась мне отвечать. Замерев посреди кухни, она напряженно смотрела на меня и видимо лихорадочно пыталась сопоставить этот вопрос с тем, что происходило.

— Нет… я не могу так! — выдохнула я. — Ведь… все очевидно настолько плохо, что я должна уехать! Но ты же остаешься здесь!? Я и так практически не вижу тебя, не знаю, что происходит, а теперь ты решил разделить нас километрами — чтобы я уже наверняка, из ума выжила от неизвестности!?

Внутри меня блуждало неприятное волнение, как будто я была в ожидании какого-то приговора! Вик, тем временем, поджала губы и, приблизившись к столу, стянула с него бутылку пива. Сделав уверенный глоток, она сморщилась и произнесла:

Я в замешательстве уставилась на брата.

— Этому городу — как воздух нужны специалисты! — тут же пояснил он. — Ты бы могла пройти свою обязательную практику и вернуться, однако работа в детском отделении, бесповоротно поставила точку в твоем решении. Иначе нельзя объяснить, по какой причине ты решила задержаться здесь! Как-то не укладывается в моей голове, что твой нынешний муж заслужил все тапки по этому поводу.

— Да, ничего такого, Викки! — поспешила я оправдаться. — Просто Алекс, он считает, что сейчас мне будет безопаснее в Финиксе, и… я с ним согласна!

Алекс неожиданно подался вперед и не церемонясь, отчеканил:

— Ты не поняла, Элия! — прервал мои мысленные метания Абель, опасно понизив тон.

— Жаль только, не уследил. — Бесцветным тоном добавила Вик.

Мой тяжелый взгляд переместился на подругу.

— Пойдем, я уже все построил! — радостно сообщил он, и потянул отца за рукав.

— Но, ведь… Максу тогда было всего ничего, разве Абель не с его матерью был!? — спросила я недоуменно.

— Что…? — Викки с недоумением уставилась на меня.

— Абель. — Тем же тоном отозвался брат.

— Папа…, Папа…! — неожиданно разнеслось в коридоре, вместе с быстрым топотом.

— Нет. — Выдохнула Вик, покосившись на меня. — Насколько я знаю, они разошлись еще, когда та была на первых сроках. Они и поженились-то на парах бурной молодости, но, в конце концов, Абель больше не смог терпеть ее зависимость. Только и следил всю беременность, чтобы Дана, как положено, ходила к врачу, да чтобы диллеры обходили ее за километр.

Серые глаза сузились, и я поежилась, уловив хладнокровный блеск, мелькнувший во взгляде мужа.

— Зато я, знаю! — сообщил он, не давая мне шанса найтись. — Навел справки, как только приехал. Детектив, который ведет дело по твоей аварии, обрисовал мне все в незавидных деталях!

— Встречались — это слишком громко сказано! Эта телка грела ему постель, когда вы только познакомились с Абелем.

Мой полыхающий взгляд, впился в серо-голубые глаза мужа. Однако на его лице, не дрогнул ни один мускул.

— Вик, я понимаю, что ты очень хочешь найти истину в происходящем, но… я ведь уезжаю насовсем! — Осторожно сообщила я и даже затаила дыхание, наблюдая за ее реакцией. — И Абель, прекрасно знает это… Зачем ему эти игры?

Лицо Абеля мгновенно расслабилось, и он послушно последовал за сыном, напоследок наградив нас с Алексом острым взглядом. Я же пошатнулась и резко оперлась о спинку стула, чувствуя, как меня подводят ослабевшие ноги.

Он неожиданно сделал шаг, возвысившись над моей фигурой. Боковым зрением я уловила, как Алекс тут же подорвался со своего места и был готов в любую секунду жестко вмешаться. Даже кулаки сжал…

— Все будет хорошо, дорогая! — искренне произнесла я то, во что сама мало верила.

— И да, это главная причина, по которой я уезжаю.

Я резко выдохнула, не в силах адекватно воспринимать все что происходило.

— Алекс. — Сдержанно поприветствовал он.

— Я просто хочу знать! — неуклонно настояла я.

Я тут же оглянулась, уставившись на брата как на последнего предателя. Он что же — меня упрекает!?

— Послушай, Эл… — осторожно произнесла Вик. — Чтобы там не сказала эта мразь в стрингах — я уверена, тебе точно не стоит воспринимать это всерьез!

— В общем, через какое-то время, уж не знаю под каким флагом, но твой бывший друг приехал сюда, в Стоктон! — Сообщил он, а я даже немного встрепенулась. — Вроде он хотел уговорить тебя вернуться в Финикс, да только в этот момент, у вас с Абелем все было в самом разгаре! И думаю, наплывший турист сразу получил от него жесткий откат. Хотя ты и сама уже сделала выбор, и не трудно догадаться в чью пользу!

— Вик, скажи мне… Дора раньше встречалась с Абелем!?

Замерев в проходе, я устремила растерянный взгляд на Макса, который казалось, намертво обхватил мощную шею Абеля. В сердце защемило, от этой картины. Я даже затаила дыхание, глядя как муж прикрыл глаза, а на его лице отразились болезненные эмоции, пока он прижимал к себе сына. В какой-то момент, его напряженный взгляд переместился в мою сторону, но задержался не на мне! Я тут же обернулась и увидела Алекса, который стоял практически за спиной.

«Ненавижу…!» — пронеслось ядом в голове, и я прикрыла глаза, чувствуя, как раскатывается боль в груди, сбивая дыхание. Но в следующую секунду я снова их открыла, потому что на смену пришла слабость, которая овладела каждой мышцей с жестоким осознанием — «Люблю…». Я все равно люблю, черт бы его побрал! Невозможно сразу избавиться от чувств или убежать от них. Я же понимала — это естественный процесс и я должна была его пройти, чтобы излечиться от своей болезни…

Абель не спеша снял с себя Макса и, пригладив его светлую макушку, что-то тихо сказал. Мальчик тут же послушно направился в зал, а Абель выпрямился, скользнув по мне взглядом и снова сосредоточив внимание на брате.

— Хорошо. Но разве тебе этого не достаточно, Элия!? — с напором спросил он.

22

Шумная компания, состоящая из Бренды и гогочущих членов клуба в неполном составе, заполнила пространство прихожей. Макс выбежал из зала и сразу кинулся в объятия бабушки, которая тут же поймала и закружила его.

— А где, папа? — раздался настороженный голос сына, который из-за плеча Бренды, вглядывался в лица гостей.

* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *

Я устало улыбнулась, продолжая заполнять посудомойку.

На моем отстраненном лице, наконец, отразились хоть какие-то эмоции.

Резкий грохот заполнил комнату, что казалось даже стены завибрировали от его мощи. Фото и сувениры, теперь уродливой горой были раскрошены на полу. Дальше полетел стеклянный столик с журнальным хламом. Разбитый торшер, вмятины в стенах — я крушил все что видел. В какой-то момент, я остановился устремив взгляд в одну точку и стараясь вернуть самообладание.

— О, думаю, папа немного задержится… — Неуверенно сообщила Бренда, но тут же нашлась: — Кому-то ведь нужно рассказать Санте, про такого смелого мальчика!

Все результаты анализов уже были на руках, но я не спешила записываться к специалисту по рекомендации врача. Просто сидела напротив стойки регистрации и пыталась отойти от новости, которая поставила железобетонную точку во всех сомнениях. Хотя, глупо себя обманывать — я знала, что они покажут, но под предлогом исключить все возможные варианты, решила пойти на официальное подтверждение.


Я некоторое время мялась, лихорадочно подбирая слова.

Некоторое время пялился на него, будто не мог поверить. Руки сами легли на край полки, которая в тот же момент треснула под давлением моих пальцев. Этот треск, как отголосок того, что расходилось по швам внутри меня, сорвал границу натянутых нервов.

— Уезжаете? Не знала, что вы куда-то собираетесь…

Макс смерил бабушку недоверчивым взглядом.

Высокая, стройная девушка в джинсовой куртке, с взволнованным видом спешила ко мне, пересекая фойе. Ее длинные, рыжие волосы собранные в высокий хвост, были немного взлохмоченны, а грудь вздымалась от частого дыхания.

Бренда уставилась на него во все глаза. Приняв отступательную позу, она остервенело поджала губы и бросив на меня колкий взгляд, покинула кухню.

— Чего не знаю? — Настороженно отозвалась она.

В ее глазах стояло отчаяние, обращенное в сторону племянника.

— Правда? — спросил он скептическим тоном.

Сердце подпрыгивало в груди, но не от радости, а от эмоций что царапали меня гвоздями изнутри, оставляя незаживаемые раны. Очень крепкие обьятия с Викки, в которых я была готова задохнуться, только бы не отпускать ее. Сдержанные, но тёплые с Пинцем, Роком и Монголом, которые утешали меня искренним, участливым взглядом. Прохладные и неизбежные с Брендой, которая нашла в себе силы улыбнуться и дать строгое напутствие — беречь Макса.

— Да. — Ровно ответила я. — Осталось только самое необходимое, но… это уже в день отъезда.

Я же, в это время с хмурым и отстраненным взглядом, обходила комнаты дома, чтобы в последний раз убедиться, что я ничего не забыла. Мое внимание было рассеянным, потому что грудь невыносимо сдавливало беспощадной, щемящей тяжестью. В суете, я ещё как-то забывалась, могла отвести эмоции на второй план, но сейчас… оставшись наедине с собой, без прикрытия и масок — я оказалась беззащитна перед реальностью. Да ещё и навязчивая вялость, которая не отпускала меня с вечера сочельника, начинала всерьёз беспокоить. Но пока температуры не было, я надеялась, что противопростудные быстро справятся с моим недомоганием.

Мой острый взгляд переместился на Бренду что подперев плечом косяк, молча наблюдала за мной. Вот и умница. Знает меня хорошо, чтобы вставить слово в такой момент.

Ко мне, Абель подошёл последним. Пряча взгляд, я не могла произнести ни слова и все смотрела на статусную нашивку его грозной косухи. В какой-то момент, тёплая рука, слегка коснулась моей похолодевшей ладони, и я услышала тихое прощание:

Никто не знал о моей беременности. Кроме Алекса и Клэр, никто! Даже Вик. Хотя от нее я не собиралась это скрывать, просто последнюю неделю, никак не могла дозвониться до подруги. Гудки шли, я оставляла сообщения на автоответчик, но она так и не перезванивала! И надо заметить, хоть я и пытаюсь держать свою фантазию в руках, это заставляет меня испытывать навязчивую тревогу. Потому что последние несколько дней, на мой телефон не поступало ни одного звонка из Стоктона! Ни от кого. Я надеялась, что эта тишина, просто совпадение, но решила что если до конца недели, все будет продолжаться в том же духе, я не буду больше ждать. Я начну выяснять причины!

— Бренда, ты что, не знаешь?


Я досадно отвела взгляд и плотно сжала губы, сдерживая бушующие эмоции внутри себя. Он был прав. Я не хотела этого знать, а просто пыталась очередной раз заглянуть и убедится, что зеркало разбито.

— Мы потом с тобой поговорим! — безапелляционно отрезал он.

— Спасибо… — только и выдавила я.

Я только и успела открыть в недоумении рот, прежде чем на кухне раздался строгий голос Абеля:

Часы показывали — без четверти двеннадцать. Принц и Викки уехали первыми. Им, скорее всего не терпелось уединиться, поэтому я проводила их с понимающей улыбкой. Дальше по своим домам и семьям, довольно быстро разошлись члены клуба, заведомо оставив под многострадальной елкой, коробки с подарками для Макса. Естественно так, чтобы он не заметил.

В доме на дежурстве остался Артист, Бренда, которая помогала мне убирать и Абель, который в это время укладывал Макса.

Он оказался моим спасением. Как единственный глоток воздуха, благодаря которому я все еще живу! И он так похож на Абеля… Просто до холодных мурашек на коже, когда улавливаю это сходство, даже в движениях!

— Почему ты не сказал ей…? — тут же не удержалась я.

— Да. Сейчас… в этой обстановке, подобные моменты особенно ценны.

Хорошо, что времени тонуть в эмоциях, уже не оставалось.

Я сокрушенно прикрыла глаза, справляясь с накатившей волной эмоций. В последнее время, мне все меньше удается справляться с этими вспышками.

Я прерывисто вдохнула и подняв голову, позволила себе ещё раз окунуться в серо-голубое озеро глаз, которые еще долго будут преследовать мое сознание. Мои пальцы, слегка дрогнули и провели по его горячей ладони во взаимном жесте.

Я отрывисто кивнула.



Абель.

— Мы с Максом уезжаем в Финикс. — На одном дыхании сообщила я. — Я думала, Абель сказал тебе?

Прекрасно. Только ГРИППа мне не хватало!

Оглянувшись в зале, я подошла к камину, задержав внимание на стоящих в ряд — семейных фото. Прерывисто выдохнув, я с болезненной горечью, запечатлела наши беззаботные лица в том моменте, где казалось меня никогда не было…

Я не знала, все ли осведомлены об истинных причинах моего отъезда…? Но однозначно, это омрачало сегодняшний день для всех. В том числе и для Абеля, на лице которого, отразился целый спектр тяжёлых эмоций, когда он прижимал к себе Макса, прежде чем усадить его в машину. Именно в тот момент, я не смогла сдержаться и отвела взгляд, который застелило дрожащими слезами. Вся его боль будто передалась мне, и я пропустила через себя каждую ее грань!


И я была уверенна, его не столько интересует вопрос о Санте, сколько об отце.

— Послушай… мне кажется, нам лучше это обсудить завтра! — Мягко настояла я.

Нервно прикусив губы, я прошла к дальнему шкафчику кухни и достала оттуда аккуратную вытянутую коробку, со сдержанным коричневым бантом. Я сомневалась весь вечер, но теперь я уверенно протянула ее Абелю. Он не спеша взял ее из моих рук и, открыв, некоторое время смотрел на перчатки из натуральной черной кожи, которые я с такой тщательностью выбирала и приобрела еще месяц назад. Они выглядели почти так же, как его нынешние, только не были потерты от времени и имели термо-подкладку для утепления.

Но, черта с два я угадала.

День, я еще живу: встаю, ем через силу, решаю всякие формальные вопросы, которые возникли с этим переездом. Но когда приходит ночь… Когда я остаюсь наедине с собой, вот тогда боль занимает свое коронное место, и начинает испытывать меня по-настоящему! Раскалённая волна спускается по внутренностям, сгибая меня пополам и вырывая из груди горячие рыдания. Это невыносимо, словно я переживаю настоящий ад наяву…! И когда я чувствую, что уже почти на краю — встаю в тишине ночи, иду в комнату Макса и сворачиваюсь рядом с ним на кровати. Вдыхаю детский запах, слушаю мерное дыхание и боль постепенно отходит. Настолько, что меня почти сразу уносит в глубокий сон.

Эти минуты разговора, убегают как песок жизни. Хотя Абель сдержан и не многословен. Все сводиться к вопросам о сыне, успешном пребывании на новом месте и уверенности в нашей безопасности.

Что посеешь, то и пожнешь Абель. Такова была цена…

— Подойди ко мне. — Неожиданно услышала я и подняла настороженный взгляд на Абеля.

— Угомонись, Бренда! Макс уже спит.

— Я… давно это купила. — Промямлила я. — Думаю это хороший повод, чтобы отдать их.

— Господи, Элия…! — неожиданно окликнул меня знакомый голос.

— А разве, бабушка тебя когда-нибудь обманывала? — искренне возмутилась Бренда.

Я увидела слезы в ее карих глазах, прежде чем она порывисто заключила меня в крепкие объятия.

Не знаю, зачем я решил пойти в дом, вместо того, чтобы сразу сорваться по своим делам. Наверное гребный мазохист во мне проснулся… Захотел убедиться, несколько здесь стало пусто и гадски холодно после их отъезда. Убедился.

Максу тяжело даётся этот переезд. Он стал закрываться в себе. Не часто, но достаточно явно, чтобы заставить меня переживать. Иногда кажется — сын чувствует эту боль, что точно ядовитое облако, витает вокруг меня. И я виню себя за слабость! За то, что не всегда могу скрыть от него, свой беспомощный и потерянный вид. Особенно после не частых, но регулярных звонков Абеля..

Сразу после неоднозначного контакта с Брендой, я тепло поприветствовала Джема, Грэнда и Рока, которые все еще топтались на пороге, отпуская между собой веселые шутки. На голове у Джема красовалась красная шапочка с белыми косичками, которые, по всей видимости, ничуть не мешали ему, болтаясь на висках. Это выглядело так нелепо, на фоне всего его брутального вида, а еще ужасно смешно! Грэнд хватался за бок от хохота, пытаясь стянуть обувь, когда Рок, прижимая к себе бутылку виски как родную, наматывал косичку Джема себе на палец.

— С Рождеством… — сорвалось с моих губ, слишком поздно.

И вряд ли, я вернусь в этот дом без острой необходимости.

Вечер был в самом разгаре, когда входная дверь вновь распахнулась. В тот момент, Викки несла блюдо с индейкой, аккуратно ступая по коридору, а я спешила за ней, чтобы вовремя освободить место на столе. Как раз перед залом, подруга неожиданно затормозила, а я чуть не врезалась в нее, увлеченно считая приборы в руках. Причиной нашей пробки оказался Принц, который с довольной ухмылкой и лукавым взглядом, направленным на Викки, только что зашел в дом. Следом за ним появился Монгол, и в этот же момент, пузатая индейка, которую я еле успела удержать на блюде, неожиданно перешла в мои руки! Викки, тем временем, спокойно оправила свое облегающее алое платье и направилась прямиком к объекту своей страсти.


Я услышала, как дверь за ним закрылась, и в груди раздались сокрушающие удары, от которых дыхание оборвалось. Такая боль раскатилась по внутренностям, точно из меня что-то вживую выдирали! Его из меня выдирали, насильно и беспощадно…

— Ты в порядке!? — более спокойной спросила Клэр, вглядываясь в моё лицо.

— Ты… — с трудом смогла произнести я, разомкнув губы. — И ты, пожалуйста… береги себя!

Лицо сына немного просияло и, высвободившись из объятий, он с энтузиазмом потянул ее за собой, хвастаться елкой. Наши с Брендой взгляды пересеклись прежде, чем она скрылась в зале, и расценить было сложно, что пронеслось между нами — приветствие или что-то иное. То, что должно быть беспокоило нас обеих.

С Максом, его общение проходит более открыто и уверенно. Только с каждым разом, я все больше замечаю обиду и негодование в глазах сына. Он уже все прекрасно понимает. И это пугает меня, потому что я не знаю, как правильно вести себя в такой ситуации. Я боюсь не справиться, но у меня нет выбора! Ему не на кого положиться, кроме меня. И я должна буду найти силы и решения, чтобы стать для Макса надёжной опорой!

— Нам всем этого не хватает… — Задумчиво добавила она.

Внутри мгновенно рассеялось все, что я успела себе надумать, оставляя место липкой тягучей пустоте, которая стремительно заняла мое внутреннее пространство.

Бренда отстраненно кивнула, как будто не хотела сегодня касаться плохих тем.

— Ты меня так напугала, я думала что-то случилось! — сокрушалась она присев рядом. — Где твой телефон!?

— Ты все собрала? — донесся до меня вопрос, от которого все болезненное всколыхнулось внутри.

Так и есть. Оставила на беззвучном, когда шла на прием! С облегчением отметила, что звонила только Клэр. Больше всего переживала, что будут пропущенные из сада, в который не без помощи Алекса, удалось устроить Макса. Это было известное, зарекомендовавшее себя учреждение, однако адаптация сына, там проходила не очень гладко, что заставляло меня не на шутку переживать.

— С Рождеством. — Произнес он, задержавшись в проходе и не оборачиваясь.

Задержав на ней взгляд, я тихо согласилась:

— Ох, черт… — выдохнула я, тут же нырнув в сумку.

Какой-то миг наши взгляды замерли друг на друге, прежде чем я сама прервала этот контакт, неловко опустив глаза и осторожно шагнув назад. Абель в свою очередь, тоже как будто резко взял себя в руки и, закрыв коробку, направился к двери.

Присутствие Абеля не давало возможности отвлечься, забыться или расслабиться. Я сидела почти напротив него и не могла порой унять стук сердца, что буквально выпрыгивало из груди, а еще свое внимание, которое то и дело обращалось в его сторону. В какой-то момент мне показалось, что он ловит мои взгляды. А еще я приметила, что, несмотря на участие в разговорах, Абелю как будто не удалось отгородиться от своих мыслей и тревог. На шутки он практически не реагировал, ел как будто через силу, стараясь слиться с обстановкой и не выделятся, а его глаза очень часто накрывала задумчивая пелена. Единственный на кого он живо реагировал, был Макс, который весь ужин, гордо сидел по правую руку от отца.

— Черта с два! — резко отрезала она. — Мне плевать, что у тебя за причины для отъезда, но ты не посмеешь впутывать сюда моего внука!

— Абель, что ты творишь? — накинулась она на него, но уже совершенно другим тоном. — Ты же понимаешь, что совершаешь большую ошибку…!

В груди, что-то больно стукнуло. Макс был очень привязан к отцу и с каждым разом все тяжелее переживал разлуку, а я терялась от своей беспомощности, не представляя как облегчить его тоску! Я не знала, приедет ли Абель, но очень надеялась, что сын не запомнит это Рождество таким омраченным, если он все же не появится здесь.

Ужин проходил весело и насыщенно. Много шуток, веселых воспоминаний, уплетание на редкость удавшихся блюд и ощущение, что все мы на этот вечер отгородились от проблем, которые окружали каждого из нас. Мужчины сняли свои косухи и теперь казались более доступными и открытыми для всех. Я же, постаралась взять себя в руки и решила следовать установке — хотя бы на этот вечер, оставить все тревожные мысли и дать своему сердцу отдохнуть! И можно сказать, мне это почти удалось. Удалось на миг отстраниться, и влиться в теплую дружескую атмосферу своей своеобразной семьи. Но для меня все равно, все осталось на слове — «почти»…

— Спасибо, Элия. — Тут же услышала я и затаила дыхание, от того как тепло он это сказал.

Когда серо-голубые глаза пересеклись с моими, непрошенное волнение разнеслось колющим фейрверком по всему телу.

Медленно выдыхаю и вроде прихожу в себя. Очень неохотно, но в сознании, все встаёт на свои места. Теперь нужно ехать.

— Ты получила результаты анализов!?

— И… что ты решила, Элия? — осторожно спросила Клэр.

Прошел уже почти месяц, как мы поселились в их просторном доме… Господи, месяц!!! А для меня, будто целая жизнь прошла. Я думала, новое место поможет мне, хоть немного отвлечься. Красота большого, родного города, который успел разрастись до неузнаваемости, за те семь лет, затягивающая, неизбежная суета, период адаптации…



Кажется она уже привыкла. Привыкла к тому, что сестра мужа, постоянно ходит точно под транквилизаторами — бледная от токсикоза, задумчивая и отстраненная от неизлечимой болезни, под названием душевная тоска.

— Нет… — растеряно произнесла Бренда. — Я первый раз слышу!

Проходил из комнаты в комнату, а нутро все больше скручивало, как от удара штыком. Уже собирался уходить, чтобы совсем не задохнуться от разьедающего серого мрака в воздухе, но что-то привлекло мое внимание.


— Я не знаю… Вариантов у меня не много! — грустно усмехнулась я.

— Что!? — вскинулась она. — Что ты такое говоришь…!?

— Элия, ты меня пугаешь… Скажи уже хоть что-нибудь! — с искренней тревогой настаивала Клэр.

Сидя в огромном фойе, центральной клиники Финикса, я задумчиво наблюдала за непрерывной занятостью медперсонала. Все-таки большой город, это совершенно другой уровень развития в любых отраслях! Медтехника, организация, сбор анализов, план лечения и прочее и прочее… Все это настолько ушло вперед, в сравнении с тем, что мне довелось видеть в больницах Стоктона, что где-то внутри, вперемешку с восхищением, пронеслась зависть! А ещё, ощущение собственной отсталости и никчемности в деле, к которому так тянется моя душа…

— Не за что.

Проглотив тяжёлый ком, я насильно опустила подавленный взгляд, который тут же сосредоточился на кольце моей левой руки. Мне хватило всего мгновения, чтобы немного заворожиться его красотой, прежде чем я решительно сняла золотое обозначение нашего с Абелем союза, и оставила на деревянной полке камина. Как раз возле фотографий, олицетворяющих этап жизни, который я теперь должна была отпустить.

Господи… как же так!? Почему сейчас…!? Когда моя жизнь напоминает поплавок, что по воле равнодушного течения, сносит к чёртовой матери в неизвестном направлении!

Я понимала, почему поддержка Клэр настолько эмоциональна. Они женаты с Алексом уже пять лет, у них идеальные взаимоотношения и я не могла не задаться вопросом — почему, у них до сих пор нет ребёнка!? Я точно не знала, было ли это из-за проблем со здоровьем, или Алекс попросту был не готов к такому шагу…? Но зато, я точно видела, как горячо этого желает Клэр! Она так искренне приняла и расположила к себе Макса, что сомнений не оставалось — она давно готова и давно мечтает об этом!

— Именно, поэтому. — Лаконично ответил он.

Его голос был спокоен и бесстрастен, тогда как мою грудь от нервного напряжения будто колючей проволокой стянуло. В воздухе повисла неловкая тишина и я не нашла для себя лучшего решения, чем скорее покинуть зону нашего уединение. Однако сделав шаг в сторону коридора, я вдруг замерла задумчиво глядя в пространство. В какой-то момент, я не смело перевела взгляд на Абеля и произнесла:

Он склонил голову, наблюдая мою нерешительность, и на его лице отразилась подталкивающая хмурость. Пока я сокращала между нами расстояние, он залез во внутренний карман своего пальто и что-то достал оттуда. Как только я оказалась рядом, он уверенно взял мою руку и вложил в нее что-то холодное и колючее. Разомкнув ладонь, я уставилась на золотую цепочку необычного, красивого плетения, в которую было вдето золотое распятие. Мой взгляд сразу уловил тонкую работу каждой детали креста, прежде чем в недоумении переместился на Абеля. Миллион мыслей пролетело в голове, прежде чем я услышала:

— Анализы положительные. — Произнесла я, подняв на нее вымотанный взгляд.

Ну а чего я ждал, твою мать!? Почему это забило последний гребный кол в мою душу!?

— Мне очень жаль, что я заставляю тебя проходить через это. — Его голос, как будто на неуловимый миг застрял в горле, прежде чем прозвучало твёрдое: — Береги себя…

— Но… как ты можешь позволить ей, вот так уехать!? — не унималась Бренда. — Как позволишь увезти сына!?

В моих глазах, отражалась отчаянная просьба. Просьба об искренности, которую, по моему мнению, я заслужила!

Из груди вырвался прерывистый вздох.

Кажется, каждый день, каждую минуту я провожу в их ожидании! Но когда это происходит, испытываю такую боль, будто меня ножом протыкает, прямо в сердце…!

— Боже Элия, я так рада, что ты это решила! — Горячо зашептала она. — Это же такое счастье! Даже не сомневайся, все будет хорошо! Мы все сделаем вместе, мы позаботимся о тебе…

— Ты потеряла это во время аварии. — Прозвучало сухо и безучастно. — Думаю лучше, чтобы он был у тебя!

Сумки уже были уложены во внедорожник Алекса, возле которого в данный момент, Викки старательно увлекала Макса какой-то считалкой. В стороне с задумчивым видом курила Бренда, косо наблюдая за моим братом, который поджав губы слушал сдержанные указания Абеля. Джем и Каро должны были сопровождать нас до самого Финикса, что воспринялось им довольно негативно. Однако, Абель умел быть убедительным и нашел слова, которые стали точкой в этом решении.

Заняв своей крепкой фигурой, казалось большее пространство прихожей, Абель хмуро глянул в сторону воркующей парочки, а затем сосредоточил резкое внимание на мне. Внутри тут же рассыпались иголки, заставляя меня подобраться и скорее скрыться от этого внимания. Что я и сделала в следующую секунду, потупив взгляд и продолжив путь в зал. Но неожиданно, мне пришлось остановиться, потому что в этот же момент, мимо меня пронесся Макс и с радостным порывом кинулся Абелю на шею.

— А точнее, один. — Произнесла я отстранённо. — Потому что на второй, я никогда не пойду… — мой голос сорвался, а глаза полные отчаяния, устремились на Клэр. — Не могу, понимаешь…?

— Все было великолепно! Ты молодец. — Похвалила меня Бренда, когда мы наводили порядок на кухне.

Растерянно балансируя с тяжелым блюдом, я наблюдала как подруга грациозно, но нетерпеливо приблизилась к Принцу и, обвив руками его шею, позволила себя поцеловать. Увлекшись этой картиной, я бросила взгляд в сторону двери, только когда услышала, что она захлопнулась, и завороженная пелена с моих глаз тут же спала.

Я тяжело вздохнула.

— Давно это между вами?

— Хорошо. — Удовлетворенно кивнул Абель.

Абель задержал на мне взгляд, прежде чем не спеша развернулся и уже собрался покинуть кухню.

Незначительная деталь, сверкнувшая рубиновым оттенком. Осторожно подошёл к камину, будто боялся увидеть то, о чем успел догадаться. Так и есть. Обручальное кольцо.

— Подожди! — встрепенулась я неожиданно.

Я перевела взгляд на двери, за которыми только что скрылась Бренда и нервно выдохнула.

Это больше не дом, а склеп где похоронена последняя светлая часть в моей душе.

Стоктон. Несколько недель спустя.

— Мы с Марко собираемся за город на уикенд. Я могла бы завтра забрать Макса… — Предложила вдруг Бренда. — Уверенна, ему не помешает развеяться, пока он на каникулах!

В руках до боли было сжато распятие, так же как и душа моя была сжата в тисках. Хотелось кинуться следом, прижаться к широкой груди, плакать и молить о пощаде! Внутри трескалось и обрушивалось все, на чем я выдержала этот вечер. Как я выдержала его присутствие…!? Как в коматозе была. Защита сработала, а теперь… маленькая смерть. Я закрыла рот рукой, чтобы моих эмоций не услышал Артист, который должно быть уже зашел с улицы.

— Элия… — строго качнул он головой, отрезая все пути к этому разговору. — Ты не хочешь этого знать.

— Но… мы ведь уезжаем уже послезавтра! — Напомнила я осторожно.

— Бренда, понимаешь… я и Абель… мы больше не вместе! — Произнесла я негодующе.

Она хмуро посмотрела на меня и с досадой поинтересовалась:

Я замерла и перевела напряженный взгляд на Бренду.

Эта картина, которая в последний раз повторялась редко, но очень волнительно, заставила меня пропустить болезненное переживание за Макса. Я вдруг ярко осознала, каким испытанием может стать для него расставание родителей! Наши взгляды с Абелем вновь пересеклись, и на секунду мне показалось, что он знает, о чем я думаю, потому что на его лице отразились те же подавленные эмоции.

— Я сказал, мы потом поговорим! — более жестко повторил Абель. — А сейчас, тебе нужно знать только то, что это было мое решение!

Серые глаза хмуро сосредоточились на мне, прежде чем я на одном дыхании продолжила:

И тут внутри меня, красным сигналом пронеслась догадка.

— Это Дора, да…?

Снова кивок.

У всех было приподнятое настроение, которое я невольно подхватила, проводив компанию в зал, где они и устроились, прихватив с собой выпивку и настроив музыкальную волну на установке.

По крупицам собирая свою волю и заставляя легкие работать, я в какой-то момент выпрямилась и направилась к раковине. Плеснув в лицо холодной воды, я ощутила эмоциональное облегчение и уже вытираясь, почувствовала, как изнутри накатило неожиданное недомогание. Хмуро отложив полотенце, я направилась к выключателю, но сделав пару шагов, замерла, чувствуя новую волну, которая кислым привкусом осела во рту. Проглотив горькую слюну, я приложила ладонь к животу, где желудок сжимался от непроизвольных спазмов. Сделав пару вдохов, я рванула назад к раковине, над которой меня и вывернуло до болезненной слабости.

Клэр смотрела на меня с сочувствием и мне показалось, даже вытянулась вся, ожидая моего вердикта.

В отличие от Абеля, звонки от Бренды были чуть ли не каждый день, но только с единственной целью — услышать внука. Для нее эта разлука оказалась намного тяжелее, чем казалось для всех остальных. И только Вик, брала весь груз заботы и внимания о моей душе. Она терпеливо слушала горечь моего голоса и не велась на попытки убедить ее, что у меня все хорошо! Она стала моим главным звеном, соединяющим Стоктон и Финикс. От нее я могла получить хоть какую-то информацию о членах клуба, хотя Принц, несмотря на их близость, не торопился чем-то делиться, прекрасно понимая, что этот посыл идёт от меня. И я не думаю, что из плохих намерений. Скорее всего, он просто хотел защитить меня от лишних переживаний. Даже на расстоянии. И в общем-то, это успешно у всех получалось. Можно сказать, я была полностью отделена от того, что происходило в Стоктоне.

23

Под чутким вниманием Клэр, я уже записалась к акушер-гинекологу, отделение которого находилось в этом же здании, и мы вместе покинули больницу. Отходя от главного входа и уже направляясь к парковке, я вдруг оглянулась, когда что-то привлекло мое внимание. Карета скорой, с раскатистым воем сирен, подъехала к отделению экстренной помощи, из стеклянных дверей которого, уже выбежало сразу несколько людей в халатах. Не прошло и минуты, как возле отделения появилось, по меньшей мере, еще три машины скорых и тревожная суета, которая происходила там, дошла неприятным, паническим осадком даже до нас!

Я застыла, чувствуя странное волнение, которое захватило меня с ног до головы. Как будто я оказалась на границе двух состояний, одновременно. Мышцы сгруппировались, в голове начали стремительно выстраиваться алгоритмы действий, когда я невольно примечала повреждения пострадавших, одно за другим. Ноги сами понесли меня туда, и я даже не обратила внимания на взволнованный голос Клэр за спиной. Лишь подняла руку, чтобы она не останавливала меня. Я не знала, что со мной происходит, но я хотела удержать этот момент странного транса, во что бы то ни стало!

* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *

Естественно, этот звонок не только не успокоил меня, а напротив, еще больше укрепил мои подозрения по поводу случившейся беды, информацию о которой, от меня насильно закрывают! Я была в полной растерянности, оказавшись в таком беспомощном положении. Каждую минуту пыталась найти решение, боясь, что теряю драгоценное время!

Влетела в дом Алекса и Клэр, как будто бежала от погони. Возле дома не было их машин, но я с необоснованным упорством считала, что обязательно увижу одного из них! Однако обогнув несколько комнат, я нашла лишь нашу домработницу — Иду на кухне. Упитанная женщина, с приятным лицом, что-то беззаботно напевала на своем родном — испанском, колдуя над плитой. Аромат жаренных стейков, заставил меня пропустить спазм в желудке. Ида успела поприветствовать меня, прежде чем я вылетела из кухни, зажимая рукой рот.

— Извини… — выдавила я сконфуженно. — Я подумала, что просто ошиблась! Ты так изменился…

Скоро наше уединение нарушил официант, которому я заказала воды, а Тим двойной эспрессо. Наверняка он не спал и только закончил ночное дежурство, но когда я позвонила, не стал даже заикаться о том, чтобы поменять время встречи!

Я очнулась резко. И в полной растерянности, стоя за несколько метров от происходящего, наблюдала за людьми скорой помощи и врачами, что торопливо везли в отделение, одного пострадавшего за другим. Я потеряла этот момент, когда все темное вдруг прояснилось!

— Это лишнее. — Возразила я, хмуро поднимаясь и рассеяно оправляя пальто. — Извини, мне нужно идти!

Я спустилась со стула и присела на корточки ближе к Максу.

Он посмотрел мне прямо в глаза, будто в них можно было найти спасительный ответ для всех тревожащих его сердечко страхов.

— Я так не думаю, — развернувшись к своему стулу, Тим стянул с него пиджак. — Лучше ехать к нам! Мой хороший друг — один из лучших нейрохирургов в штате…

Я снова присела рядом и легким движением, убрав светлую челку со лба сына, участливо произнесла:

Он нажал отбой, не давая мне возможности возразить.

— Хорошо. — Неожиданно произнес он, положив ладошку на мою щеку. — Я побуду за главного. Буду помогать, и вести себя как взрослый!

— Что…!? Подожди Элли, ты же не можешь быть так халатна к своему здоровью! — Тим остановил меня за локоть, настойчиво повернув к себе. — Тебе нужно провериться — это может быть очень серьезно!

Алекс знал обо всем, что меня беспокоило, и всеми силами старался успокоить, найти слова, чтобы я сбавила обороты своих подозрений! Но пока все оставалось в таком подвешенном состоянии, ничто не могло хоть немного облегчить, мое нервное напряжение.

— Да. — Ответил он честно. — Хотя я и не собирался касаться этой темы, но Элли, после таких повреждений, тебе нужно наблюдаться у специалистов!

— Как твои родители!? — вспомнила я вдруг, приятное знакомство с Мистером и Миссис Джонсон.

— Знаешь… я немного удивился, когда понял, что ты выбрала именно это кафе! — произнес Тим в какой-то момент, обводя взглядом изменившееся помещение.

Клэр и Макс показались в проходе, и я тут же сорвалась с места. Они, казалось бы, вели непринужденную беседу, но от меня не ушло, с какой неохотой сын отвечал на вопросы.

— Это было не сложно. — Сдержанно ответил он. — В твоей страховке, есть вся необходимая информация о контактах! И не только…

Тим нахмурился, а в его взгляде пронеслось замешательство.

— Нас разлучило не расстояние, и даже не приведенные тобой "обстоятельства". — Пояснила я, пристально глядя на него. — А девушка, которой ты увлекся сразу после моего отъезда!

С этой новостью, внутри меня все не раз перевернулось. Сначала я боролась с неуправляемым приступом гнева на Абеля, который даже не заикнулся об этом! Потом я справлялась с ноющим чувством вины, ведь все это, заставило меня переоценить и взглянуть с другой стороны на то, что происходило между нами. Заставило понять его мотивы…

Он оторвался от часов и впился в меня изучающим взглядом. Я выдержала его внимание, даже не моргнув. Медленно поднявшись, он принял скептическое выражение и настойчиво изрек:

Я тихо засмеялась.

— Почему тогда он не приезжает!? — задал резонный вопрос Макс.

— Элли… я бы хотел встретиться с тобой!

Отлично… черт возьми!

— Давай уйдем отсюда. — Только и сказала я, прежде чем развернулась и поспешила прочь.

— Сегодня, у тебя был не очень хороший день. Поделишься со мной…?

— Все хорошо. Сейчас, его задерживают неотложные дела в Стоктоне… Но как только он их решит, должен сразу приехать!

— Элия…? — позвала Клэр.

— Что случилось? — серьезно спросила я у него.

Неделя подошла к концу и уже не находя оправданий для своей тревоги, я принялась настойчиво дозваниваться на все номера, с которых звонил мне Абель! Звонки Вик, несмотря на сообщения, которыми я заваливала ее автоответчик, по-прежнему оставались без ответа. И когда я уже решила плюнуть на все, и мчаться в Стоктон, мне неожиданно позвонила Бренда…

— Элли…? — послышался взволнованный голос.

В какой-то момент, теплые руки легли на мое лицо. Тим попытался открыть мне веки, чтобы проверить зрачки. Его лицо было встревожено, а в глазах отразился блеск профессионального внимания.

Мои глаза в недоумении впилась в него, пока я стремительно анализировала то, что услышала.

— Ну, я думаю, это и так очевидно! — Ответила я спокойно. — Мы с Алексом давно не виделись, и…

— Я верю тебе. — Тут же поддержала я.

— Ты этого не помнишь, но мои родители, они… не очень-то тебя жаловали. — Неохотно выдавил он. — Нет, как личность, ты их просто очаровала, но им было куда важнее видеть перспективы в человеке…

— Спасибо за заботу, Тим. — Произнесла я спокойно, высвобождая локоть. — Я обязательно проверюсь, но чтобы это ни было, сейчас уже все хорошо!

Голос Тима проходил сквозь меня импульсными нитями, заставляя испытывать разные чувства. Но одно было наверняка — этот разговор, создавал навязчивое впечатление неуместности! Где-то внутри, вперемешку с трепетом, проходило странное отрицание.

Сама не знаю почему. Лучше бы он не звонил…

Мне стоило больших усилий дождаться, когда входная дверь, наконец, откроется. Да. Практически весь день, я сидела чуть ли не на пороге и ждала! Ничего не делала, даже в Стоктон звонить не пыталась. Разве что, рюкзак собрала в дорогу.

— Ты должен знать: я очень люблю тебя и никакие обстоятельства, никогда не изменят этого! Но мне бы очень хотелось разобраться во всем, ведь я никогда не поверю, что мой сын, мог просто так причинить кому-то боль.

Я не решилась, что-либо ответить на этот вопрос. Приглаживая детские пальчики, я опустила взгляд и задумчиво произнесла:

Я не случайно выбрала место. В этом кафе мы в свое время, проводили много времени. Оно находилось недалеко от того самого университета, где я когда-то начинала путь в медицину. Неброское, но уютное и гостеприимное, оно конечно изменилось за годы, разрослось, но по-прежнему сохраняло заслуженную репутацию.

— Тим, я…

В трубке повисла тишина. Это было не напрягающее молчание. Мне кажется, мы оба хотели многое сказать друг другу, но при данных обстоятельствах, слишком много рамок сдерживало нас.

— Элия, ты в порядке…? — обняла меня Клэр за плечи, настороженно вглядываясь в лицо.

Он смотрел на меня в недоумении и видимо так растерялся, что больше не делал попыток препятствовать. Я уже уверенно направилась к выходу, но буквально через несколько шагов резко остановилась. Медленно обернувшись, я задумчиво произнесла:

Дыхание оборвалось, а сердце замедлило стук. Я могла не узнать этот голос, но ТАК, называл меня только он.

От меня не ушло, как он растерялся от такой смены тона. Еле заметно вытянулся на стуле, взглядом задержался на моем лице, а затем опустил его на свои руки сцепленные в замок.

— Как поживает Абель? — спросил он с уместной прохладой в голосе.

Практически не поднимая взгляд, сын еле заметно кивнул и не спеша направился на кухню. Я пропустила волну негодования, стараясь задавить мысль о том, что мой Макс отдаляется от меня!

Я некоторое время упрямо смотрела в карие глаза, но в какой-то момент мои губы задела задумчивая улыбка.

Я опустилась напротив Тима, без приветствия. Мой взгляд невольно задержался на его лице, которому время прибавило грубости и мужественных морщинок. Он отрастил короткую бороду, волосы больше не торчали волнистым беспорядком, а были аккуратно подстрижены. На нем был темно-синий джемпер, который подчеркивал его крепкое возмужавшее тело, и дорогие часы на запястье, которые говорили об имеющемся статусе.

— Мой герой. — Ласково произнесла я и, притянув к себе сына, шепнула в маленькое ушко. — Побудь еще немножечко ребенком, ладно?

Я нахмурилась, пытаясь правильно воспринять эту информацию. Вроде бы ничего такого сверхъестественного, ведь мальчики уже дерутся в таком возрасте, к тому же на Максе, я не заметила никаких следов! Но мне очень не нравился, натянутый голос Клэр.

В утреннее время, когда студенты были на трибунах аудитории — кафе пустовало. Мне было трудно рассчитать время пути, но приехала я раньше. К моему удивлению, Тим уже был здесь. Как раз за тем столиком, где мы обычно собирались с сокурсниками или сидели вдвоем. Только вместо старого деревянного стола, с потертыми диванами вокруг, теперь стояла другая мебель под новый интерьер.

Этот разговор, было трудно назвать типичным. Она как никогда, искренне поинтересовалась о моих делах, умело делая вид, что не замечает, как напряжённо я разговариваю с ней. На мой вопрос о том, что происходит, и почему я не могу ни до кого дозвониться, Бренда ответила без единой запинки: все хорошо и мне не о чем волноваться! А потом, она так же непринужденно закончила разговор, ссылаясь на неожиданно возникшие дела.

Я отчего-то напряглась и снова обратила внимание на его кольцо.

Над унитазом ближайшего туалета, меня сложило несколько раз. После, я осела прямо на пол, прислонившись спиной к стене. Сглотнув кислый привкус во рту, я ладонью вытерла слезы и, царапнув себя распятием, невольно сосредоточила на нем измученный взгляд. Гипнотизировала некоторое время, все больше хмурясь.

Этот, казалось бы, простой вопрос, застал меня врасплох своим напором.

Жаль это не принесло облегчения, а напротив оставило не проходящий осадок на душе.

Пристально глядя на Макса, я опустилась на корточки и притянула его к себе. Не то чтобы внутри меня, что-то кардинально поменялось… Просто та любовь, что возросла во мне, стала гораздо целостнее, гораздо полнее!

В груди разнёсся неприятный, резкий жар. Жар негодования и стыда за саму себя!

Зная занятость Тима, я решила дать этой возможности только один шанс. Если в назначенное мной время, он физически не сможет прийти, значит, этой встрече не суждено случится! Однако вопреки всем моим ловушкам, Тим ни секунды не раздумывая, согласился на все мои условия.

В голове роем собирались мысли, рисуя яркие мучительные для сердца картины. Такая жестокость, была настолько нетипична для Макса, что это ввело меня в паническую растерянность! Ком подобрался к горлу. Тот самый, когда тяжесть вины за воспитание, сжимает в тисках твое сердце. Как я пропустила этот момент!? Как недоглядела!? В этой суете, я думала только о своих проблемах, не замечая, как меняется мой сын!

— Абель… Черт тебя подери! — прошипела я, сокрушенно накрыв голову руками.

— Да, — как-то неуверенно отозвался Тим. — Но я бы сказал, что ещё только на пути к своему успеху! Хотя многие, как и ты, считают что это — уже уровень.

Он упорно молчал, поэтому я перехватила инициативу, чтобы это напряженное молчание не затягивалось. Выключив плазму, я мягко повернула Макса, который тут же опустил глаза, к себе.

Он еле заметно поджал губки и опустил глаза. В этот момент Клэр оказалась рядом и, пригладив светлую голову Макса, дружелюбно попросила:

Настойчивый пейджер снова ожил.

— Я не хотел… — выдавил он, натянутое оправдание.

— Спасибо за заботу. — Сухо поблагодарила я. — Но кроме амнезии, меня уже ничего не беспокоит!

Тим задержал на мне такой пристальный взгляд, что внутри пронеслось неуютное волнение.

— Зачем ты хотел встретиться, Тим? — слишком резко спросила я, глядя прямо в карие глаза.

Итак. Спустя два дня после нашего разговора и сразу после того, как я проводила Макса и Клэр в сад, мне предстояло одной ехать в город.

Сын позволил мне обнять себя, но в ответ обнимать не стал. Я помогла ему снять увесистый рюкзак, вглядываясь в кислое личико.

Пропустив волну гнева, я спешно поднялась и, кинувшись к раковине, прополоскала рот.

— Он задел то, что очень тревожит тебя, но ты не должен сомневаться! Да, папы нет рядом, но он так же безумно любит и переживает за тебя.

— Да… — растерянно отозвалась я. — На самом деле, я сама только узнала. Но, спасибо!

— Да, я понимаю. — Участливо произнесла я. — Спасибо, что позвонил…

— Но конечно, их недовольство никак не повлияло на мое желание быть с тобой! — Уверенно добавил Тим, не придавая значения тому, как я начала массировать висок прохладными пальцами. — Конечно, мы могли бы попробовать… Возможно, если бы я приезжал к тебе…?

— Так значит, это был ты. — Сразу догадалась я, кто поднял мои документы. — Спасибо, что позаботился о формальностях!

— Ты тоже изменилась. — Как-то задумчиво отметил он. — Но это не помешало мне узнать тебя, даже на расстоянии!

В субботу был обычный день. В обед Алекс и Клэр поехали в супермаркет, взяв с собой Макса, а я осталась заниматься домашними делами. Мысли все так же, нерешенным тревожным коконом терзали сознание, поэтому, когда на мой смартфон поступил звонок, я без особого внимания взглянула на дисплей. Незнакомые цифры заставили меня пропустить волнение, которое спустилось мелкими иголками по телу. Похолодевшими пальцами, удерживая телефон, я нажала — принять и поднесла динамик к уху.

Тим упорно говорил о том времени, которое уже не вернуть и не пережить по-другому, а я уже перестала следить за разговором, потому что в голове творился безотчетный сумбур. Мысли, ассоциации кружились в лихорадочном танце, изводя меня, потому что этот поток невозможно было выстроить хоть в какую-то единую картину!

В груди разнеслись горячие удары сердца, от которых было практически невозможно унять бешеное желание, скорее оказаться в Стоктоне! Как угодно, на чем угодно — мне нужно туда попасть…

— Это все Томми… — почти сквозь зубки произнес Макс, перебирая пластмассового динозавра в своих руках. Он придирается ко мне. Говорит плохие слова, дразнит… А сегодня, он сказал, что у меня на самом деле нет никакого папы!

Макс отвел глаза, а я пропустила волну облегчения, понимая, что он все же правильно осознает свой поступок.

— Сиди спокойно… — строго велел он, удерживая пальцами мое запястье, чтобы просчитать пульс. — Сейчас если криз пройдет, поедем в ближайшую клинику!

Сын мельком взглянул на меня, затем отрицательно мотнул головой.

— Алло…? — произнесла я напряжённо.

— Мы оба это решили! — подчеркнуто заявил Тим. — Немало значимых обстоятельств было против нас.

— Послушай, мы просто поговорим! Да, черт…

Я сделала еще глоток, под пристальным вниманием карих глаз.

В какой-то момент, мой взгляд сам задержался на своем отражении.

Тим всегда был прямолинеен. Но я не понимала, что сейчас движет его таким настойчивым интересом?

— Ты знаешь про амнезию? — это больше прозвучало как констатация, чем вопрос.

— Знаешь, а я ведь собираюсь поехать и поторопить его!

Я села рядом и уставилась в плазму, что висела на стене, где сейчас мелькали какие-то мультики. Терпеливо дождалась, пока Макс наестся, и молча убрала тарелку. Он не спешил выходить из-за стола, и хотя старался делать вид, что смотрит мультики, я поняла — ему самому нужно выговориться.

Дождавшись пока я сяду, она сообщила, задержав на мне напряженный взгляд:

— Вспомнишь. — Серьезным тоном возразил Тим. — Как показывает практика, это случается как раз в тот момент, когда меньше всего ждёшь!

Пребывая в немом ступоре, я узнала о том, что оказывается уже больше года, состояла на учете в центре планирования детей! Что длительное время, я не могла забеременеть и что проходила полное обследование! А как раз перед аварией, окончила шестимесячный курс лечения. Оставалось только сдать контрольные анализы!

— Это сложная тема… И я не очень хочу ее сейчас затрагивать!

— Рад, что ты меня узнала! — сдержанно усмехнулся он. — Боюсь в этот раз, тебе не удастся меня избегать.

Я не знаю, зачем мне это было нужно. Просто, вдруг серьезно задумалась о знаках судьбы. Какова была вероятность того, что из десятков больниц Финикса, я выберу именно ту, где работает Тим!? Какова была вероятность, что я встречу его вот так — практически лицом к лицу!?

Я смерила Тима скептическим взглядом.

— Ну, такое бывает… — пожала я плечами, пытаясь разрядить атмосферу. — Ты не воспринимай это так близко. Мало ли, что они не поделят?

— Это вышло не специально, — поспешила уверить я, так же оглянувшись по сторонам. — На самом деле… это единственное кафе, которое я хорошо помню и здесь можно спокойно поговорить.

Это неожиданное и настойчивое предложение, заставило меня выдержать непозволительную паузу, прежде чем я выдавила:

— Как ты узнал мой номер!? — Настороженно спросила я.

Я нахмурилась и попыталась понять, о каких таких обстоятельствах он говорит…? Но что-то другое, более важное перетягивало сейчас мои мысли.

Да, я знала, что Клэр квалифицированный психолог. Но она слишком плохо знала меня, чтобы делать такие выводы!

— А ты ведь так и не признался.

Как только сын скрылся из виду, я настороженно взглянула на Клэр.

— Я не собиралась ругать его. — Сдержанно сообщила я и, положив руку девушке на плечо, заставила себя терпеливо улыбнуться. — Не переживай. Я знаю что делаю!

Он нахмурился. Я не знала чего ждать, милости или казни от сына. Но верила, что он уловит мою искренность и это заставит его, взглянуть по-другому на все, что происходит.

— Милый, не посмотришь, что там вкусненького приготовила нам Ида?

— Но, кажется и с этим я уже смирилась. Ведь возможно, я уже никогда не вспомню…

Мне ничего не оставалось, кроме как отвести взгляд и хмуро буркнуть:

Внутри меня раскатилась жгучая волна.

— Да, — рассеянно отозвалась я. — Мне просто… на секунду показалось что…

— Здравствуй, Элли. — Раздался на том конце, низкий мужской баритон.

Что-то болезненной вспышкой пронеслось в сознании, когда я попыталась представить эти призрачные события. В области виска раскатилась неприятная боль, заставляя меня поморщиться, а перед глазами начали мелькать какие-то обрывки, или точнее ассоциаций связывающих сразу несколько отдельных событий.

— Он все так же пугает город, разъезжая на своем грозном байке!? — не унимался Тим. — Представляю твою реакцию, когда ты первый раз увидела его… — неожиданно проронил он, бросив ехидный взгляд в сторону.

Судьба не переставала меня испытывать. Я проходила одно потрясение за другим и уже заранее начинала бояться того, что принесет мне новый день.

— Ну, привет, маленькая. — Осипши голосом, произнесла я. — Я вернулась. Так что, будь уверенна — я больше никому не дам тебя в обиду!

Я смерила девушку колким взглядом. Что-то неприятное колыхнулось в глубине. Ревность? От мысли, что она лучше понимает моего сына?

Внутри пронеслась неприятная волна, а пристальный взгляд сосредоточился на Тиме. Червь недоверия колыхнулся внутри. Неужели…? Его милые и отзывчивые родители, знакомство с которыми, я так четко помню — все это время были против!?

Я даже не поняла, что зажмурилась от горячей волны, что раскатилась в голове. Страшно стало… ощущения, будто где-то там лопнул сосуд, и густая кровь растеклась по воспаленному мозгу.

— Честно говоря, у меня нет оправданного ответа на этот вопрос. — Просто ответил он.

— Идем. — Тихо произнесла она, подталкивая меня в зал.

Я глотнула воды, прежде чем собрала в пучок все свои мысли и ответила:

— Боюсь, это не тот случай. — Возразила она как можно мягче. — Он не просто подрался Элия, он разбил мальчику лицо! Накинулся на него — Макса еле оттянули!

— Да, — отстраненно ответила я, глядя куда-то в пространство. — Алекс рассказывал — ты не стал делать ставки на расстояние!

— Или я ошибаюсь…? — спросила я, нарочито растерянным голосом.

— И поэтому, встать на учёт ты решила в больнице Финикса!? — заметил он многозначительным тоном.

Где-то на фоне, послышался сигнал пейджера.

— Он подрался, Элия.

Наши взгляды пересеклись, а следом я услышала:

Эти пронзительные карие глаза, буквально впились в мое сознание своими, до электрической дрожи, знакомыми чертами и преследовали меня всю дорогу до дома. И еще несколько последующих дней, за которые я окончательно решила, что мне это просто привиделось!

Я некоторое время, просто изучала его взглядом, немного растерянно осознавая, что теперь мой призрак реален и прямо сейчас сидит напротив! И он не пытался как-то нарушить, этот молчаливый контакт.

Макс сидел на кухне и не спеша уплетал, приготовленную Идой, запеченную картошку с сыром. Так спокоен и задумчив, что даже не по себе. Будто это вовсе не ребенок сидит, а взрослый человек.

— Тим… — тихо, но уверенно отозвалась я.

Я поднялась резко. Мне хотелось как можно скорее поговорить с Максом. Все выяснить, сгладить боль в сердце.

Маленькая деталь смогла поднять из глубины все, что так долго было мне не доступно. Собирая по звеньям цепочку воспоминаний, одно за другим, заполняя пробелы и все больше набирая скорость, точно неуправляемый маятник. Очень неохотно, приоткрылась тяжелая дверь и все же — я вспомнила! Все вспомнила, даже страшно стала от того, сколько скрыто было в этой темноте.

— Как ты поживаешь!? — нарушила я, наконец, молчание. — Я рада, что ты добился таких успехов в карьере.

— Все в порядке, Тим. — Произнесла я спокойно и уверенно.

Я грустно усмехнулась, наблюдая, как он не спеша взял маленькую чашку и глотнул крепкий напиток. Мой взгляд невольно задержался и замер, когда я уловила широкое обручальное кольцо на его левой руке.

— Нет, подожди… — Преградила мне дорогу Клэр. — Не надо ругать его. Ты сейчас на взводе!

— Только мне нужно, чтобы ты побыл здесь за главного!

— Не стоит. Я просто хотел убедиться, что ты в порядке! — Сообщил Тим серьезно. — Думаю… мне нужно тебя поздравить?

Тим уступчиво отвел взгляд, а я подавленно добавила:

— С ними все хорошо… — коротко ответил он и неожиданно сменил тон. — Элия, почему ты здесь!?

Я не знаю… возможно, здесь сыграла роль моя врачебная карьера, ведь насколько я знала, такие запросы обычно делают в установленном порядке и на это требуется время! Но мелькнувшая настороженность сразу отошла на второй план, когда врач указал мне на некоторые факты из полученных данных, чтобы пояснить причины своего решения.

В глазах Клэр читалось сомнение, но чувствуя мой напор, она больше не стала мне препятствовать. От греха подальше.

За эти дни я сделала первое УЗИ, которое показало, что беременность проходит согласно сроку — семь недель. Однако, несмотря на хорошие показатели, врач поставил меня на особый контроль. А все потому, что по моему имени уже сделали запрос в Стоктон, чтобы получить историю болезни и все данные, которые понадобятся при ведении беременности.

— У нас с тобой сейчас не самое легкое время… Но ты должен знать, что без тебя, я бы со всем этим не справилась! — Мой голос звучал серьезно. — Мне нужна твоя помощь, Макс.

Я не думала, что наша личная встреча, может как-то возродить эту порванную связь. Но я полагалась на интуицию, которая подсказывала, что этот шаг, возможно, поможет мне в чём-то разобраться!

— Мы не виделись столько лет… и не очень хорошо расстались, — Он говорил задумчиво, слова подбирал, а я тем временем, начала невольно перебирать пальцами распятье, которое носила на своем запястье. — Ты не помнишь, но все было довольно сложно…

— Так и не научилась врать. — Констатировали он сдержанно.

Личико сына тут же скисло, и я взяла его в руки, чтобы он смотрел на меня.

— Подумай, ладно!? — мягко настоял он. — Решишь сама, где и когда, я буду ждать звонка!

Это распятие — каким-то образом, с него и началось мое прозрение. Я просто поняла, что у меня никогда не было такого распятия. Ни во время аварии, ни до нее! Абель преподнес мне подарок, так тщательно изображая равнодушие и незначимость!

Глядя на Тима, который сидел на коленях возле меня, я в какой-то момент не спеша выпрямилась на стуле и оглянулась по сторонам. Это внезапное состояние длилось всего минуты, которые мне показались вечностью, но оно прошло так же резко, как и появилось!

— Правда? — встрепенулся Макс и, увидев мою подтверждающую улыбку, даже заметно ожил.

— Черт… Мне нужно идти. — Хмуро сообщил он, а внутри меня без спроса всколыхнулась волна досады.

— Томми, поступил очень плохо. — Вздохнула я, взяв его немного сбитые ручки в свои ладони. — Я знаю, ты хотел отстоять свою честь, но малыш… ты ведь понимаешь, что выбрал не тот способ!

— Тим, не думаю, что это хорошая идея…

— Твою мать… — вдохнула я, прикрыв глаза и опустив голову.

Я резко замолкла, а мой взгляд неожиданно замер. Клэр проследила за ним и не сразу поняла, что я уставилась на мужчину в белом халате, который хмуро и напряжённо смотрел в нашу сторону. Я даже не заметила, как начала пятиться, а его тем временем, уже кто-то в срочном порядке окликал. Но быстро оглянувшись, темноволосый мужчина, снова вернул пристальное внимание на меня.

24

Казалось бы, все складывалось удачно. Макс был морально готов к моему отъезду. Клэр без лишних слов, согласилась присмотреть за ним. Да только я не приняла в счет, непоколебимое мнение своего брат!


* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *

— Мне грозит срок, Элия. Срок на пол гребанной жизни! А теперь скажи мне, ты действительно этого хочешь для себя!? Этого хочешь для нашего сына!?

Рок.

— Десять минут! — холодно осведомил он, открывая передо мной тяжелую, железную дверь и пропуская в пустую, просторную комнату.

Он не ожидал меня увидеть, это можно было сразу понятно. Так же можно было понять, что мое появление у шерифа много радости не вызвало, потому как, он прекрасно знал, по какой причине я могу быть здесь!

Меня бросило в холодный пот, распространившийся ознобом по всему телу. Делая осторожные шаги, я приближалась к койке, не отводя застывших глаз от мужского лица. Я сразу узнала его. Несмотря на то, что в голове уже успели пронестись, все самые страшные варианты, без спроса заменяя лицо и строение тела лежавшего. За эти мгновения, мое сердце не раз пропускало удары.

— Ты в своем уме! — сокрушался он на меня, после того, как я попросила его машину.

— Элия, я благодарен тебе за это… — проронил он, взяв мои руки в свои ладони. — За эту встречу, которая была мне так необходима! Ты даже не представляешь, как…!

В какой-то момент Вик отстранилась, украдкой вытирая слезы, и тоже стараясь взять себя в руки. Затем, она взглянула на меня с такой горечью, будто не могла выразить словами то, что происходило сейчас внутри нее.

— Не бойся. Не пораню я твою девочку! — пообещала я убедительно.

Я закрыла рот рукой, чтобы сдержать прорвавшиеся рыдания, а мой взгляд полный горечи устремился на застывшее лицо Вик. В ее глазах была жуткая, холодная пустота, а по щекам, одна за другой скатывались слезы.

Ни говоря больше, ни слова, ни проявляя больше никаких эмоций, Вик хладнокровно вела меня по коридору, где с каждым шагом, мое сердце все больше сжималось от страшного предчувствия. Это было отделение реанимации.

— Ты знаешь. — Ответила я ровным тоном. — Мне нужно увидеться с ним, Ричард!

И только когда за окнами, начали мелькать знакомые окрестности Стоктона, я испытала настоящее облегчение. Для своей же безопасности, я припарковало машину в первом попавшемся спальном районе, и уснула прямо на водительском сидении.

— К нему запрещены посещения. — Сообщил он сухим, деловым тоном, глянув на меня в упор. — Дело Абеля у федералов, а они позаботились, чтобы перекрыть ему весь кислород!

— Чего ты хочешь, Элия!? — спросил он, сразу переходя к делу.

Я предположила, что это место, могло быть что-то вроде комнаты дознаний.

И мне он сразу не понравился. Какой-то натянутый, подавленный, тихий.

— Привет, Мередит! — произнесла я, невольно улыбнувшись.

— Он жив, Элия. И практически не пострадал от взрыва…

Я некоторое время молча смотрела на мужчину в ответ, и в какой-то момент в моих глазах отразился укор.

Солнце уже вовсю осветило город, но вместо олицетворения надежды и нового начала, лично мне вселяло, только холодное и, обвивающее серыми щупальцами, ощущение смерти. Я помчалась сюда ранним утром, выжимая из машины рев, не думая о безопасности и стертых покрышках. Вик рассказала все что знала. О взрыве, который прогремел на весь город и был грамотно продуман теми, кто его устроил!

Он застыл. Немного отстранился, а его напряженный взгляд опустился на мой живот. Когда он снова вернулся к моему лицу, я холодно покачала головой.

В глазах брата отразилась боль, и я почти возненавидела себя за это. За свою страсть, которой не могу управлять и на которую никто не в силах повлиять.

Как ни странно, Дора не решилась мне что-либо бросить, в такой накаленной обстановке. Хотя я видела, как распирало бедную, аж покраснела вся! Ну, ничего. Пусть поделом будет! Этот урок она надолго запомнит.

Он захватил мое лицо своими ладонями и, проникая своим строгим взглядом вглубь моего сознания, твердо произнес:

А я, наконец, смогла сделать вдох.

— Делай что хочешь. — Холодно выдавил он, впившись в меня взглядом. — Но я не буду помогать тебя рушить свою жизнь!

— Элия…!? — услышала я напряженный