Тур: Начало (fb2)


Настройки текста:



Тур: начало

Пролог

11 января 2025 г. 08 00 г. Усть–Калым.

ПИП… ПИП… ПИП… ПИП.

Назойливый писк не хотел никак исчезать. Даже накрывшись подушкой, он все ввинчивался в мозг сверлом. С каждой секундой становилось все невыносимей и невыносимей.

— Алиса отключи будильник, я проснулся — произнес я, подымая с головы подушку.

— Хорошо. Время восемь часов две минуты. За окном минус тридцать два градуса, советую одеться потеплее. Кофемашина включена, кофе будет готов через двадцать пять минут.

— Спасибо — буркнул я, прекрасно понимая, что сегодня обязательно надо выйти на улицу, даже в такой лютый мороз придется сделать это придётся.

Поднявшись с кровати я побрел в сторону ванной комнаты. Проведя утренний моцион — направился на лоджию, там у меня устроен отличный уголок для занятия спортом. А учитывая, что на улице явно не майская погода — разминка пройдет в экстремальных условиях. Нет, я не жалуюсь. Это сугубо мой выбор. Занятия спортом с раннего детства и привитая ещё дедом привычка к утренним разминкам, не оставляли мне никаких шансов, чтобы отлынивать.

Проведя разминку на перекладине, я отправился пить кофе. От этой привычки я даже и не пытался избавиться. После направился в душ — требовалось освежиться после разминки.

Выйдя из душа, взял планшет со столика. По привычке открыл новостной сайт нашего города. От увиденной новости я ринулся быстро собираться. Удивительно, что мне ещё никто не позвонил. Хотя немудрено — время публикации было минуту назад. Одевшись и уже взяв ключи от машины, на ходу стал собирать свой рюкзак. Раздался телефонный звонок. Вот и первые ласточки.

— Алло — ответил я в трубку, уже закрывая входную дверь и дав команду Алисе отключить все приборы от электропитания.

— Кирилл, доброе утро. Я так понимаю, что ты уже в курсе? — спросил твёрдый командный голос из трубки. Звонил шеф, прекрасно понимая, что я уже выбираюсь из своей берлоги.

— Да, Никита Сергеевич, буду в офисе через пятнадцать минут.

— Ты на такси?

— Нет, я на своей машине.

— Хорошо жду тебя тут.

Получается, что шеф был уже на работе хотя это на него не похоже. Он был ярым любителем поспать до обеда, да и учитывая пагубную привычку к заливанию за воротник и жарким куколкам — это было немудрено. По всей видимости он был в курсе гораздо раньше меня о событиях, которые происходят. Городок у нас маленький, но не бедный, поскольку располагается в очень уж богатой на золото местности. У нас в окрестностях расположено порядка пяти золотоносных рудников и до чертиков мелких картелей по добыче золота.

Выйдя из подъезда, я поежился. На улице было действительно холодно. Быстро пробежав до машины, сел за руль, благо машина уже была прогрета. До офиса требовалось проехать на другой край города. Думаю доберусь быстро учитывая, что на дорогах сегодня мало машин, да и городок у нас маленький. Тут если и случаются пробки, то только по причине какой–нибудь крупной аварии. Город у нас всего в пять–шесть километров шириной, в основном — это частный сектор. Население состовляет примерно двадцать тысяч человек. Так что скорее не город, а просто большая деревня.

В пределах города так же располагается одна военная часть с ракетными войсками, но это скорее мелкое недоразумение, поскольку штат от силы человек сто–сто пятьдесят, причем половина — это срочники.

Добравшись до конторы сразу понял, что у всего персонала проблемы, поскольку весь управляющий состав уже в офисе и работа кипела полным ходом. Дверь отдела кадров была распахнута. Туда–сюда носились разные работники, начиная от мастеров, заканчивая службами снабжения.

А всему виной — очередная шишка из управления, прибывшая из нашей столицы с очередной проверкой. Таких внезапных проверок бывало до пяти–шести в год. И чаще всего они для меня пролетали в сплошных поездках по участкам с визитерами. Но раньше такого аврала никогда не было. Поскольку шеф всегда знал о планируемых визитах — мы успевали подготовиться.

У нашего предприятия насчитывается восемь мелких участков, сдаваемых в аренду копателям и две шахты по добыче золота. В основном мне приходилось проводить экскурсии и охранять визитеров. Пару раз бывало, что попадались и симпатичные визитеры с не особо вывернутыми мозгами на фоне «я начальник ты козел». Но бывали и такие, что после их отъезда приходилось лечить нервную систему литрами горячительного.

В этот раз проверка прибыла внезапно и какой–либо подготовки не было. Потому весь коллектив прибывал в перманентном ужасе. Поскольку, как бы чисто ты не работал — всегда найдется до чего докопаться. Так уж мы устроены.

Войдя в здание я, направился к себе, где принялся сразу переоблачаться в свою униформу. Многие считали меня солдафоном. Я же в форме десантного подразделения, которая была моей повседневной одеждой на работе, чувствовал себя уверенно. Мне нравилось, как реагируют на неё люди, которые меня не знают. Некоторые из проверяющих дам липли ко мне только из — за моего особого прикида.

Выйдя в фойе, я направился в кабинет шефа, прекрасно представляя, что первым делом услышу: «Кирилл, ты уже здесь? Сегодня у нас внезапная проверка. Ты должен сделать всё, что только возможно, но проверяющие не должны попасть на тот рудник, о котором нам не стоит упоминать…»

Так все и оказалось.

— Кирилл, молоток что так быстро прибыл — произнёс шеф сразу же как только я заглянул к нему в кабинет. Секретарши, как обычно, не было на месте.

— Сегодня у нас проверяющая из Москвы, причем не абы–кто, а сама дочка генерального — произнёс он тихо, а я в свою очередь сморщился как от зубной боли.

После прошлого её визита я взял недельный отпуск и все дни чисто заливался, поскольку большей стервы ещё не встречал — ладно бы действительно была умной женщиной. Походу отец её отправил сюда в наказание за какие–нибудь провинности там у себя в Москве. В тот раз я выслушал от неё кучу информации о том, что мы живем в жопе мира, где нет ни одного нормального ночного клуба, ресторана и салона красоты, специалисты тут полнейшее дерьмо, а о свежести продуктов не стоит даже упоминать. Она провела у нас около недели. Все эти дни я не появлялся в офисе совсем — вынужден был составлять ей компанию везде и всюду, поскольку, видимо ей приглянулся. Мое утро начиналось с того, что я вносил её в номер отеля в бессознательном состоянии и укладывал спать. Всю неделю я только и слышал, что отец ей ещё ответит за такую подляну. Тогда прибыло трое проверяющих. А прямые мои обязанности, возить по объектам оставшихся работников, легли на моего напарника.

— Я не в курсе сколько нынче будет проверяющих и то что они прибыли все на арендованном самолете, говорит о многом. Скорее всего — нам не доверяют. По–видимому наши маленькие секреты все–таки всплывут нынче с проверкой. Поэтому ты сейчас же убываешь на наш рудник, где «есть проблемы» и пытаешься по максимуму все скрыть. Я понимаю всего не спрятать, но постараться надо. Мы понесем убытки, но лучше убытки, чем сесть в тюрьму — произнес шеф.

Шеф говорил о руднике, где была сильно занижена добыча и по всем документам у нас там работало только самое старое и изношенное оборудование. На самом же деле, там работала новейшая установка по промывки золота, что позволяло нам делать порядка трёхсот килограммов вплюс от декларируемых. Такие деньги точно не могли не заинтересовать руководство.

— Тогда я в отдел кадров и возьму отпуск задним числом.

— А вот это правильно, пулей, давай!

Выйдя от шефа, я направился к Ольге Викторовне — нашей начальнице отдела кадров. Полненькая дама в годах, но веселая и шебутная. Она могла поменять порядка трех причесок в месяц, при этом радовала нас различными каверзными историями по поводу трудностей выбора новой, а так же насколько сильно она в этот раз смогла ввергнуть своего мастера в шоковое состояние новым требованием к своей персоне.

Выйдя от кадровички, я сел в свою машину и отправился на рудник. В дороге составлял план, как и что буду прятать в первую очередь, благо вторая машина просто находилась в отключенном состоянии и снизить мощность по добычи самой руды не составит проблем. Надо просто спрятать пару фронталок в специальные тупики, которые были сделаны именно для этого и отправить в отпуск несколько десятков рабочих с компенсацией, чтобы не болтали лишнего.

До рудника мне предстояло ехать около шести часов что, в принципе, в наших местах не такое великое расстояние. А если наши проверяющие сходу захотят посетить именно этот рудник, то им понадобятся как минимум сутки, а то и двое на то, чтобы туда добраться. Я думаю шеф сделает все, чтобы придержать их у себя под боком как можно дольше, давая мне тем самым время все подготовить.

Прибыв на рудник, я впрягся сходу в работу. Но все мои планы канули в пучину морскую, когда через два с половиной часа на рудник прибыла делегация в пятнадцать человек, среди которых было порядка восьми в полной боевой выкладке. Видимо, сюда явилась вся гвардия проверяющих, причем со своей службой безопасности. Больше всего потрясло то, что реальное руководство всей этой оравой осуществлялось Викторией Сергеевной. Во всех её распоряжениях и действиях чувствовалась сила и власть истинного руководителя.

— Кирилл Витальевич, добрый день я рада вас видеть. Неправда ли сегодня прекрасный день? А мне доложили, что вы находитесь в отпуске уже как неделю — наморщив губки, произнесла волчица в бежевой куртке Аляске.

Произнеся свое приветствие, по её безмолвному жесту меня обступило двое бойцов, которые быстро обыскали меня и забрали мою штатную берету. Она мне полагалась в связи с тем, что я официально числился в службе безопасности.

— Кирилл Витальевич, не совершайте глупости — произнёс один из пингвинов.

Честно говоря, я уже все понял. Шеф, скотина такая, решил всё свалить на меня. Я оказался козлом отпущения, а он как обычно выйдет сухим из воды. А самое интересное будет потом, когда мне определят срок. Я просто повешусь в камере.

— И вам добрый день! — мило улыбнулся я тому, кто подписал мне смертный приговор, хотя и не подозревает об этом.

Прекрасно понимая, что те, кто принимают решения уже все определили, кто будет прав, а кто не очень. И я буду одним из тех кому не повезло.

— Не стоит волноваться, Кирилл Викторович, мы обо всем в курсе. Сейчас у вас в офисе идет полная проверка всей документации касаемо этого рудника — произнесла Виктория.

Мне оставалось только развести руки в стороны, какбы приглашая эту стерву приниматься за свою работу, что та не преминула сделать тотчас. Я же смотрел как именно начинает формироваться мое дело, которое приведет меня на скамью подсудимых. Мне точно не суждено будет дожить до вынесения приговора — шеф такую оплошность точно не допустит. Люди, прибывшие с Викторией, начали свою работу. Они приглашали к себе мастеров, допрашивали всех, кого только смогли найти на руднике. Люди подписывали какие–то документы, после чего всех отправляли в город.

Так продолжалось порядка пяти часов и, по всей видимости, так будет и дальше продолжаться. Прекрасно понимая, что сегодня вряд ли понадоблюсь — отправился под конвоем в обустроенный контейнер мастеров. Там было пока что ещё тихо, а следовать повсюду за Викторией я не намеревался. И так все было понятно — им кто–то сдал все сведения по руднику.

Разместившись в контейнере, я раскинулся на одном из диванчиков, обдумывая что предпринять и стоит ли рыпаться. Поскольку я хоть и предусмотрел такой вариант развития событий, но не учёл, что от своей конспиративной квартирки окажусь очень далеко. Даже если я сейчас вырвусь отсюда, то меня примут ещё на въезде в город.

Когда мне надоело лежать — я поднялся и пошёл к местному кухонному уголку. Сидя за столом и попивая кофе, я смотрел через окно на Викторию и злился на себя, на шефа и на неё. Мне предстояло уже точно пойти по статье «Мошенничество», поскольку были подняты документы, которые не должны были всплыть при любых ситуациях, но они, сука, всплыли. Узнав где я нахожусь, Виктория отправилась прямиком ко мне в сопровождении двух молодых людей, одним из которых был охранник. Зайдя в помещение, она увидела, что я пью кофе и решила последовать моему примеру. Один из её людей развернул ноутбук на соседнем столе и принялся работать с разложенными бумагами. В помещении стало совсем тесно, поэтому двух бойцов, что сопровождали меня, отпустили погулять.

— Кирилл Витальевич, перестаньте меня буравить испепеляющим взглядом. Вы сами творец своего счастья — произнесла сука сидя напротив меня и попивая растворимый кофе. Приятно было видеть, что этот напиток ей явно не нравится.

— Да вы правы. Я сам творец своего счастья — вздохнул я, посмотрев на в окно, где маячили двое охранников.

— Кирилл, не надейтесь, что вы что–то сможете сделать этим людям — мы прекрасно подготовились. Ваша подноготная нам прекрасно известна, а все ваши боевые качества просто меркнут на их фоне — с исдёвкой произнесла она.

— Да я уже думал «вырубить» этих парней и свалить отсюда — ответил я, улыбнувшись в тридцать два зуба.

Отвернувшись к окну, я смотрел как фонари освещали участок, где располагался мой контейнер. К этому часу большая часть работников уже была вывезена с участка. Тут оставалось совсем мало людей.

В уже предрассветных сумерках, сидя все так же напротив Виктории, которая ковырялась в своем ноутбуке, я обратил внимание на поднимающийся странный туман по всей территории рудника. Он собирался по всей территории одновременно, а не расползаясь от реки, как должно было бы быть. Изумленно смотря в окно, я встал из–за стола где, пил кофе и прямо с кружкой подошел к окну.

Глава № 1. К весне я не готовился

Смотря в окно, я всё больше и больше изумлялся тому, что происходило за ним. Туман, который собирался повсюду мне определенно не нравится.

— Фу, что за запах такой кислый у вас тут на руднике, ещё какая–то химия применялась? — раздался раздражённый голос девушки — Вы ещё и решили устроить тут экологическую катастрофу, разлив химию на территории. То есть не себе не людям, так?

— Мы не применяли тут никакой химии. Это не выгодно — произнес я, смотря все так же в окно и нервничая все больше и больше.

Чувство опасности, воспитанное ещё в лагерях спец подготовки, которые могли легко составить конкуренцию даже знаменитому Легиону, взвыло. Я осмотрелся, но ничего не заметил и тут же схватился за раму окна, пытаясь удержать равновесие, поскольку голова резко закружилась и к горлу подкатила тошнота. Позади раздался какой–то шум. Обернувшись, я увидел, что старший охранник, который сопровождал Викторию, свалился на пол, держась за голову. Начальница так и вообще выплескивала на клавиатуру содержимое своего желудка фонтаном.

— Вы сволочи точно что–то тут химическое распылили. Вы ответите за всё перед законом. Вы решили нас ещё и отравить? — визжала напуганная девушка, склонившаяся над мусорным ведром около стола.

— Я тут не причем, ни о чем подобном я не был в курсе — только и сказал я, продолжая смотреть на то, как по сгустившемуся непроглядному туману пробегали электрические всполохи.

Дальше чем пару метров от окна невозможно было что–либо рассмотреть. А электрические всполохи вызывали резь в глазах. Окружающая меня обстановка накалялась с каждой секундой. И странные звуки из комнаты позади меня только нервировали. Я не понимал, что происходит.

Девушка продолжала периодически издавать странные звуки где–то сзади, а я никак не мог оторвать взгляд от окна, несмотря на резь в глазах. В голове всё перемешалось и творился какой–то хаос. Все мысли путались, сконцентрироваться на чём — то одном стоило больших усилий. Туман за окном стал как сплошное молоко. И тут раздался беззвучный гром, от которого у меня закружилась голова и заложило уши. Все, кто находился в комнате издали странный стон.

Я же, осмотрев комнату, увидел, как Виктория пыталась подняться с пола, на который, по всей видимости, упала в момент этого странного грома, после чего пошатываясь, направилась на выход из помещения. Судя по всему, ей было совсем плохо, но проявлять участия я не собирался. Она открыла двери и стала осматривать территорию. Судя по всему, пыталась понять, что происходит.

Поскольку я понимал, что сейчас точно не смогу помочь в выяснениях причин этого странного тумана а все, что от меня требовали, я уже давно показал — решил не забивать себе голову чем–либо и просто лёг на кожаный диван, располагавшийся в дальнем конце контейнера и решил вздремнуть. И только мастер участка бегал по всей территории и показывал этим сволочам всё, что захочется. А между тем, туман уже растаял. Не прошло и пары минут, как начальница, успокоившись, попросила кого–то из охранников вынести мусорное ведро, в которое было собрано все что она извергла из себя. Стоял кислый запах содержимого её желудка и ещё чего–то. Но мне было все равно, голова болела, и я не мог уже сопротивляться накатившей усталости.

Проснулся я только ближе к середине дня. Охранник, который так самоотверженно охранял мой сон, вообще умудрился уснуть сидя. Поднявшись, я толкнул его, от чего он проснулся и непонимающе уставился на меня, потом спросил:

— Который час?

— Вообще–то, это я у тебя хотел спросить. Вы у меня отобрали не только оружие, но и часы — изрек я полную истину.

Он даже не смутившись, взглянул на часы и сказал, что сейчас около часа дня. Меня мутило и шатало. Не могу сказать, что сон сильно помог мне прийти в себя. Болело все тело и сильно хотелось пить. Самое странное было в том, что у меня ныли кости. Причем во всем теле.

Пройдя к кулеру с водой, я налил себе кружку воды и залпом влил в себя. После чего повторил ещё трижды эту процедуру. Охранник так же не отставал от меня. Подойдя к окну с наполненной кружкой воды, я осмотрелся, увидел закутанную в бежевый пуховик девушку, которая отдавала какие — то приказы, по–видимому, собираясь покинуть рудник. Все, кто прибыл с ней, стаскивали в машину всяческую документацию. Было видно, что им всем плохо, поэтому многие едва держались на ногах. Они шатались но продолжали свою работу. Работников рудника ещё вчера отправили по домам — оставался только итээровский состав и проверяющие. Охрана рудника так же покинула зону ещё ночью, так что — тут нечего было больше «ловить».

Сука увидев меня в окне, хищно улыбнулась и пошла в мой контейнер. Пить хотелось всё так же сильно, хоть я и влил в себя уже порядка полутора литров воды. Голова побаливала, но не так как утром, после того странного тумана. Мысли двигались вяло, но хотя–бы не путались.

— Кирилл, я бы хотела извиниться за свое поведение. Мои люди доложили мне, что туман поднялся внезапно и повсюду одновременно. Я была неправа, обвиняя вас — произнесла милашка с сучьими наклонностями. Именно так она выглядела сейчас — ещё та актриса. Так умело изображать расфуфыренную куклу в свой первый приезд сюда — это надо иметь талант.

— Не утруждайтесь, просто скажите, что вам нужно? — сказал я, продолжая смотреть в окно на то, как все прибывшие вчера располагались в машинах.

— Мне нравится ваше спокойствие. К сожалению, сейчас на руднике некого оставить. Все прибывшие чувствуют себя просто ужасно. Нам всем срочно необходима медицинская помощь, но нет связи. Поэтому, я бы хотела узнать у вас о самочувствии — осведомилась она.

— Терпимо, немного мутит и только, ещё постоянная жажда мучает — ответил я ей, ничуть не соврав.

— Это хорошо. Нет вы не так меня поняли, просто многим из нас совсем плохо. Они не способны будут вести машину. А вы единственный, кто сегодня смог поспать и сможете, наверное, сесть за руль. У нас только на вас надежда, остальные реально находятся «на грани» — грустно и в тоже время озабочено произнесла она.

— Ясно — ответил я.

— Вы сможете вести автобус? — спросила она.

— Ничего сложного в этом я не вижу.

— Тогда прекрасно, в нашем микроавтобусе разместится большая часть сотрудников. Ещё одну машин поведет начальник охраны, но и ему нездоровится — произнесла она и пошла обратно поторапливать сотрудников.

Как позднее оказалось, я реально стал тупить, поскольку даже не подумал о спутниковом телефоне, что лежал в сейфе у начальника участка. По нему можно было уже давно кого–нибудь вызвать. У нас город хоть и маленький, но все же имеется пару вертолётов, и на них могла бы гораздо быстрее прибыть помощь. Сообразил о нём, я только уже сидя за рулем обычного пазика, направляя его за внедорожником, который поехал впереди.

— А вы не догадались воспользоваться связью чтобы вызвать помощь — спросил я у проверяющей.

— Пытались, но ни один из телефонов не может поймать сеть: ни спутниковые, ни сотовые — прозвучал ответ девушки сбоку.

— Вы же ночью звонили — сказал я, припоминая что у неё был свой телефон.

— Да, связь была ночью, но вот утром как обрезало. Многие из моих людей настолько плохи, что мы приняли решение выдвигаться в город своим ходом. Ранее отправили одного из охранников за помощью, но ждать уже нет сил.

— И давно отбыл тот охранник? — узнал я у девушки.

— Примерно пять часов назад — призналась она.

— Ага! Получается, что если помощь и будет, то мы её встретим уже на пол пути — сказал я, хотя почему–то внутренне был уверен, что помощи не будет.

Мы набрали скорость, и я сосредоточился на дороге, поскольку голова побаливала и с каждым часом становилось только хуже. Примерно через час я обратил внимание на то, что за окном гораздо теплее, чем должно было бы быть.

— Виктория Сергеевна, я ничего не путаю, за окном плюсовая температура? — спросил я её.

— Да, на градусниках температура ещё утром стала расти, причем довольно–таки быстро. Когда мы вчера сюда прибыли — на градусниках было около тридцати пяти градусов мороза, а сейчас — уже около нуля. А вы что только сейчас обратили на это внимание? — озабочено спросила она. Прекрасно её понимаю, в автобус набилось около двадцати человек, а вёз их всех я.

— Да, в голове какая–то каша и тело ломит, может с этим потеплением резким что–то связано — стал я оправдывать сам себя, не понимая, почему не обратил на это внимание.

— Да сегодня сплошь странность на странности — произнесла она, массируя виски.

Примерно ещё через час пути столкнулись с первыми проблемами, связанными с быстрым таянием снега. Дорогу, что спускалась в низину и сразу же поднималась, затопило. Обычно весной в этом месте получалась промоина приличных размеров. Мы её регулярно подсыпали щебенкой, что вполне спокойно позволяло без лишних затрат вести бизнес. Этой дорогой пользовались только мы, да и в сезон охоты разве что охотники, поскольку места у нас тут дикие, таёжные — различной дичи хватает.

Водитель впереди идущего пикапа по незнанию влетел в лужу и застрял. Я же, не сбавляя скорости, прекрасно зная о ловушке устроенной природой, с лёгкостью преодолел препятствие и остановил машину на вершине холма. Виктория сразу же начала нервничать, поскольку все документы, что они собрали, находились сейчас в той машине, а машина тонула. Там, где застрял тот несчастный, воды было уже примерно по пояс взрослому человеку.

Однако благоразумие её не покинуло — она не стала поднимать скандал, когда водитель, пошатываясь выбрался из машины и поднялся на горку. Было принято решение оставить пикап на месте. Документы вытаскивать не нашлось желающих. Решили отправить из города спец транспорт, чтобы вытащить пикап потом.

Но этому не суждено было сбыться, поскольку буквально через три километра мы наткнулись на немыслимое. Перед нами раскинулись поля, заросшие пшеницей и, гравийная дорога, что вела от рудника резко обрывалась и переходила уже в накатанную среди полей. Это вызвало такой диссонанс среди всех, кто ещё мог соображать, что на некоторое время все потеряли связь с реальностью. Потом был всплеск эмоций, который утих так и не разыгравшись. Многим стало просто все равно.

— Мы куда–то не туда свернули — предположила проверяющая, смотря вперёд и, не веря своим глазам.

Картина была уж очень сюрреалистичная, поскольку мы стояли на заснеженной территории, а перед нами находилось что–то совсем непонятное. Колосились поля созревшей пшеницы и им конца не было видно на горизонте.

— Сворачивать негде было — произнёс я и обратил внимание, что кроме меня и Виктории ещё один охранник проявляет интерес к происходящему вокруг.

— Это точно так? И как такое может быть? Это невозможно, погоди. Виктор! Виктор, очнись — кричала она куда–то в салон — Виктор, скажи пожалуйста, что ты видишь пред собой?

Я повернулся, чтобы посмотреть, к кому это она обращается. Один из подчинённых этой дамочки туманно посмотрел вперед, пожал плечами и сказал с какими–то хриплыми нотками в голосе.

— Поля пшеницы — и уронив голову, потерял всяческий интерес ко всему вокруг.

— И как это понимать? — спросил я Викторию, которая удивленно смотрела на Виктора.

— У него что–то с голосом — тихо произнесла она.

— Я не про это. Ему реально так плохо, что его даже не интересует что творится какая–то чертовщина за окном — удивленно произнёс я, после чего приложился к фляжке с водой. Пить хотелось все больше и больше.

— Получается, что это все нам не мерещиться. И это не бред нашего сознания. Возвращаться все рано не получится, поэтому давайте продолжим путь, связи все равно нет. Нужно искать людей и разбираться в происходящем, кто–то же засеял эти поля среди зимы — произнесла она истину и умолкла всматриваясь вперед.

Пожав плечами, я включил первую передачу и тронулся в путь. Поля преодолели примерно через полчаса езды. Пейзаж сменился заливными лугами, что ещё больше меня напрягло, поскольку точно помнил, что у нас вся местность — сплошные горы и таежные леса. Таких равнин у нас поблизости сроду не было.

Никто кроме меня, Виктории и ещё одного охранника вообще никак не реагировал на происходящее. Зато в салоне, примерно десять минут назад, появилось какое–то оживление. Один из охранников свалился с сидения в проход, при этом задев соседа и тот ничего лучше не придумал, как пнуть лежащего. Я это всё видел в зеркало заднего вида и подумал, что охранник точно не простит такого отношения к себе и даст сдачи. Но нет, он продолжал лежать — просто никому не было никакого дела.

Я ждал примерно десять минут, потом указал начальнице на солдата. Та, увидев это, переполошилась, попыталась его поднять и завизжала. При этом она завалилась на спину, стараяь подальше отползти от лежащего человека.

Я резко ударил по тормозам, отчего почти все в автобусе полетели с сидений кто куда. После этого к визгу Виктории добавился частичный мат от пассажиров и какое–то урчание. Причем оно исходило от того самого охранника, что сейчас лежал в проходе и пытался дотянуться до Виктории, которая всё ещё отчаянно отползала, при этом не переставая голосить на всю округу. Открыв дверь автобуса, я выбрался через свою и ринулся в салон.

Внутри же в это время раздавалось урчащее многоголосье, после чего я услышал крик боли и ещё более громкий визг Виктории. Не знаю даже, был ли я рад или огорчен, когда, влетев в салон автобуса, я обнаружил, что столичная штучка цела и невредима, просто вносит сумятицу своим криком в тот бедлам, который и так сейчас твориться. Краткий взгляд по салону, который не внес ясности, только ещё больше добавил непонимания в ситуацию в моем сознании. А на какие–то аналитические действия я вообще не был сейчас способен.

Часть людей, что до этого смирно находились в спокойном состоянии или же просто дремали с великим энтузиазмом, накинулась на другую половину и успешно ЖРАЛА её. Многие из тех, кого сейчас «употребляли» в пищу, даже не сопротивлялись. Хотя некоторые, всё же, проявляли какие–то признаки сопротивления, отталкивая от себя одичавших людей.

Схватив девушку за шкирку как маленького котенка, я выкинул её из автобуса, не смотря на её сопротивление, которое она попыталась оказать, стараясь даже выцарапать мне глаза своими длиннющими ногтями. Тут я увидел, что охранник, который ехал рядом с нами, застыл в ступоре и никак не реагирует на происходящее. Опасаясь его неадекватных действий, я аккуратно взял его автомат за ствол и отвел в сторону. Только сейчас он обратил на меня внимание. Я указал ему на дверь чтобы тот выбирался. Мне же на глаза попался другой автомат, он лежал буквально в ногах у пассажиров, его то я и прихватил с собой.

Выйдя спиной вперед из автобуса, я осмотрелся, не теряя из вида дверей и окон. Виктория перестала визжать и только неверя смотрела на всё происходящее с зажатым своими руками ртом. По всей видимости её мутило. Скажу вам честно, от такого и у меня к горлу подкатывал ком, благо я смог подавить в себе это чувство.

Так смотря на происходящее мы стояли ещё около пяти минут, после чего только я смог опомниться и толкнул в плечо охранника. Предоставил ему принимать решение касательно происходящего, лично у меня было желание разрядить пару рожков по автобусу.

— И что будем делать? — спросил я его, при этом проверяя что мне досталось в качестве оружия.

А досталось мне, я скажу, приличная такая штучка. АКСУ в черном исполнении и откидным прикладом. По–видимому, спец заказ для какой–то охранной фирмы. Отщелкнув обойму, я проверил, что он полый и вставил его обратно. Передернув затвор, я взял на прицел двери автобуса. Охранник, по–видимому полная рохля, поскольку так и не смог связать ни единого слова, только нечленораздельно мычал, что–то пытаясь сказать.

— Вы что хотите их убить?! — вскрикнули сзади.

— Убивать я никого не собираюсь, но, если кто–то оттуда попытается выйти, я буду вынужден стрелять — предупредил я сразу же, поскольку мне совсем не хотелось, что бы кто–то из тех ненормальных попытался меня укусить.

— Поэтому давайте побыстрее свалим подальше. Там по дороге, вроде как, начинается пролесок — давайте быстрее в нем укроемся. Не хотелось бы мне связываться с теми тварями в автобусе.

— Бежим быстрее — закричала Виктория.

— Вперед — согласился я с ней.

Девушка и охранник рванули в сторону лесопосадки. Мне же потребовалось чуток задержаться. Я вспомнил про воду, которая была у меня за спинкой кресла. Быстро пройдя к дверце водителя, я распахнул её и осмотрелся, так чтобы внезапный жрун не решил перекусить мною. Достав из–за сидения начатую и полную бутылку воды, уже разворачиваясь, я приметил нож, спрятанный под сидением, видимо шофер возил его здесь. Так же быстро схватил его, внутренне содрогаясь от звуков, что шли из салона. Было очень страшно. И я рванул вслед за убежавшими уже на приличное расстояние.

Пока догонял их, припомнил странности с пейзажами, которые менялись какими–то фантастическими переходами. Все мысли в голове текли вяло и добиться рассудительности у меня не получалось. Пить хотелось все так же сильно, и на одну эту мысль постоянно срывалось сознание.

Догнав их, я передал одну из бутылок охраннику. Сам я, периодически оглядываясь, побежал рядом, совсем не представляя, что же мне делать дальше. Уверенности в своих спутниках у меня не было совсем. Вдруг и они сейчас так же начнут урчать. Охранник протянул бутылку Виктории, после чего также начал осматриваться по сторонам, по–видимому включился в работу инстинкт, вбитый в учебе. Эта ситуация для него уже более понятна. Есть объект охраны и его надо охранять, а он уже пусть сам принимает решение. Принеси, подай и уйди, не мешай — всё что ему доступно.

Пробежав таким образом около полукилометра — мы снизили темп, чтобы привести дыхание в норму.

— Что это было, кто–нибудь понял? — спросил я.

— Когда я попыталась перевернуть того, кто лежал в проходе, поняла, что он очень горячий. А когда он поднял на меня свою голову и… Его глаза меня перепугали… Они были… Они были совсем черные, там даже не было зрачков совсем, полностью глаза черные — произнесла Виктория, при этом она постоянно всхлипывала, пытаясь явно сдерживать дрожь в теле.

— А что потом случилось? — задал я вопрос.

— Я не знаю. Пока вы меня не выкинули из автобуса, я никак не могла отвести взгляд от этих глаз. Только очутившись вне автобуса, я смогла «переключиться» и взять себя в руки. А уже потом обратила внимание на то, что все, кто нападал на людей, имел такие же глаза. Сплошная чернота и только голод читался в них — как–то недосказанно проговорила она, что меня ещё больше заставило задуматься.

Добрались мы до места только минут через сорок. Там мы сразу же пробрались в кусты, чтобы хоть как–то скрыться от возможной опасности. Я скинул с себя теплую куртку и повесил её на сук. Что странно, вокруг не было обычной живности, но сейчас меня это даже радовало, поскольку я уже весь пропотел на солнце и от меня разило не мытым телом. Ещё бы, я уже вторые сутки в этой одежде и даже намека на то, чтобы её снять хоть раз, не было.

— Так народ, давайте думать, что там все же произошло? Что происходит вообще с миром вокруг нас? — спросил я, лишь бы люди, стоящие рядом, продолжали общаться со мной. Я очень боялся, что и они обратятся в таких же тварей.

— А что с миром то? — спросил с какой–то хрипцой в голосе и удивляя своей тупостью охранник.

— Ты что, вообще ни на что не обращаешь внимание? Мало того, что люди поедают людей, так ещё и эта странность с погодой. Тебя не смущает, что как бы, у нас сейчас должна быть зима с большим минусом на градуснике, а тут лето в самом разгаре? И я, как бы, в округе не наблюдаю ни единого сугроба — чуть ли не рыча произнёс я.

Откуда во мне возникла эта агрессия, я не понял, поскольку всегда считал себя очень сдержанным человеком. Взять себя в руки получилось только через пару минут. Все это время охранник отводил от меня свой взгляд. По–видимому, ощущал косяк за собой. Раз тебя наняли охранять — будь готов выполнять свои обязанности. Он же доказал, что принимать решения не способен совсем, даже защищая. Так тупить в салоне автобуса — надо было постараться. Хотя может это все из–за того кислого тумана, ибо я и сам ощущаю за собой какую–то заторможенность, да и эта головная боль с жаждой просто сводят меня с ума.

— Ладно нам надо успокоиться и решать, что делать дальше — произнесла Виктория через несколько минут молчания, тем самым давая разрядку ситуации.

Я отвел глаза от охранника, который в это время стоял ко мне спиной и смотрел в сторону автобуса, который был хоть и вдалеке, но все ещё просматривался на горизонте среди ветвей кустарников. Пусть действительно он хотябы наблюдает за тем труповозом.

— А что тут думать, надо выбираться к людям. Тут только надо принять решение в какую сторону нам выдвигаться. Лично я не хотел бы приближаться к той труповозке — произнёс я, проверяя ещё раз свое вооружение.

— Без транспорта мы можем выбираться отсюда очень долго — приметила главное девушка.

— Да, но в тот автобус я не сунусь, это точно, даже если они все оттуда вдруг исчезнут. А другого транспорта поблизости, я не наблюдаю — посмотрел я на автобус.

— В нём осталось очень много нужных нам вещей, что могли бы понадобиться нам в дороге. Мы проехали около трехсот километров от рудника. Получается, что нам ещё около ста километров до города? — спросила она.

— С чего Вы взяли это? — сказал я ей со скепсисом в голосе.

— От города до рудника примерно четыреста километров, так как мы преодолели около трехсот точно за время дороги, так что, добраться до города получится быстро, а там свяжемся с властями и пускай они уже разбираются — уверенно сказала она.

В её словах была доля правды, разбираться во всем самим у нас, ну никак, не получится. Ни знаний, ни навыков у нас нет, да и со здоровьем лично у меня какая–то беда. Да и по–поводу города я очень сильно надеялся, что она права. Уж лучше скамья подсудимых, хотя теперь докажи что–либо — документы наверняка все погибли в том ручье, а без них, это всего лишь слова. А с шефом я решу уж точно. Свернутая его челюсть мне будет достаточной компенсацией. А потом уже я спокойно уйду из этого дела, благо средств на безбедную старость где–нибудь в теплых странах, у меня хватит.

— Хорошо пойдемте в сторону города — сказал я.

— Кстати, Кирилл, я помню, что на карте дорога до рудника делает хорошую петлю. Может есть возможность напрямик добраться до города? — спросила она.

— Да такая возможность есть, только вот я бы не стал отдаляться от дороги. Меня очень сильно напрягают такие резкие смены ландшафта. Я уже десять лет регулярно езжу на этот рудник как зимой, так и летом, а таких местностей не вдел по дороге. Мы точно не в наших местах.

— Что вы хотите сказать, что мы внезапно телепортировались в другое место?! — вдруг закричала на меня столичная штучка.

— Не кричите! — шикнул я, и сразу же посмотрел в сторону автобуса. Я искренне опасался, что те твари, в которых превратились люди, услышат нас и решат наверстать упущенное.

— Не смей мне указывать — злилась и ещё больше распалялась женщина.

Я же продолжал смотреть на автобус и медленно холодел, поскольку несколько тварей вывалились из автобуса, осмотрелись по сторонам, четко определив направление, побежали в нашу сторону. Явно у этой суки большая практика в повышенных тонах.

— «Молодец», дура! — сказал я, быстро надевая кофту, которую успел скинуть. Потом перекинул автомат через плечо. Собрался было уже рвать когти подальше от тех упырей, как заметил странное. Охранник пялился на автобус и при этом начал раскачиваться с носка на пятки.

— Да как Вы смеете? Вы не только будете уволены, вы сядете в тюрьму за все Ваши выкрутасы, которые творили на руднике и на десерт получите иск от меня за оскорбление личности — её всё больше и больше «несло».

Я же подошёл к охраннику, коснулся его плеча и попытался развернуть к себе. И как показала практика, я совершил страшную ошибку. Мужик заурчал, увидев меня. До этого не замечал нас, только потому, что в ушах у него были наушники, откуда раздавалась громкая музыка. В свою очередь он сразу же попытался схватить меня руками и укусить. Я старался его оттолкнуть от себя, но никак не получалось это сделать. Мы повалились на землю и я оказался под ним. Тот все пытался дотянуться до меня своими зубами и постоянно урчал. В голове бил набатом колокол, голова кружилась. Если бы ни это, я бы давно уже его скинул, благо была хорошая школа за плечами. Спасло в результате только то, что вбитые рефлексы по самообороне сыграли–таки свою роль. Чуть отпустив напирающего на меня охранника ближе к себе, я нанёс ему встречный удар головой в переносицу, от чего раздался хруст ломаемой кости. Его изрядно повело и он ослабил свою мертвую хватку, но скинуть все так же не получалось. Тогда, вытащив нож, прихваченный из машины, я вогнал его прямо в горло, как раз в тот момент, когда он вновь наклонился надо мной. Тот захрипел, но продолжал на меня наседать, и я чувствовал, что его хватка слабела. Через несколько секунд я смог его с себя скинуть.

Оттолкнув тело, я стал отползать и только тут услышал визг Виктории. Он уже, наверное, преодолел порог, который могут выдержать барабанные перепонки. По всей видимости она отдавалась крику вся без остатка. Взглянув на себя, я выругался, понимая, что вещам полный копец пришёл. Эта скотина залила мне всю кофту кровью, и я выглядел ненамного краше тех уродов, что бежали сейчас в нашу сторону. Развернувшись к стерве, я крикнул ей в лицо, прекрасно понимая, что ничего не добьюсь, но стоило попробовать.

— Замолчи! — никакого эффекта, как и ожидалось.

— Заткнись, ты всех этих уродов привлекла сюда — ещё раз крикнул я ей в лицо, но она никак не могла отвести свой взгляд от мертвого тела, что ещё продолжало судорожно дергаться, лёжа на земле. Крови, кстати, натекло с него изрядно — лужа была уже примерно в полтора метра диаметром. Поэтому я ударил девушку открытой стороной ладони по лицу, от чего та смогла отвести взгляд от тела мужика, что наконец–то заставило её заткнуться.

Посмотрев в сторону, откуда к нам уже подбирались упыри, я взял автомат на изготовку. Этим тварям оставалось пробежать до нас примерно с полкилометра — такие показатели скорости не все могут выдавать.

Девушка всё так же не сводила взгляда теперь уже с меня, но благо перестала визжать. Тут я услышал отдаленное урчание. Дистанция до тварей сократилась вдвое и нечего было думать даже пытаться убежать от них. Да и в автобусе куча ценного осталась, действительно. Как бы не был я против, но Виктория всё же была права. Все это точно поможет нам добраться до города, а город должен быть. Иначе просто невозможно. Пришлось принимать решительные меры. Я взял автомат и пару обойм к нему — отправился устраивать горячий приём столь жаждущим встречи.

Выйдя на дорогу так, чтобы меня увидели упыри, я прицелился в первого. Расстояние было плёвым, метров сорок не больше. На тех курсах, что довелось мне пройти, я выдавал отличные результаты на такой дистанции. Короткая очередь на три патрона. Первый упырь упал на землю, и тут же попытался подняться, но на него наступил следом бегущий.

Так отходя назад и выпуская по три патрона, я оставил лежать на земле всех упырей. Правда некоторые, всё ещё пытались добраться до меня, перебирая руками по земле. Ноги не слушались, поскольку совсем не двигались — по всей видимости я повредил им позвоночник. Меня поражала их живучесть. Осталось шевелиться только двое. Стрелять я старался в торс, поскольку сильно сомневался, что мои дрожащие руки позволят стрелять снайперски. Да и не был я никогда снайпером.

Подойдя к ближайшему зомбаку, я со всей силы нанес удар по его голове. Что–то хрустнуло в его шее и он затих. Со вторым так чисто не получилось. Тот умудрился удивить меня своей резвостью. Укусить меня у него не получилось, только потому, что я был на стороже. Отдернул ногу я в тот момент, когда он прыгнул в мою сторону. Причём прыжок был сделан из положения лёжа, отталкиваясь исключительно руками. Сила этих существ поражала. Но я не стал позволять ему сделать ещё что–то подобное, опустив каблук своего берца на так кстати подставленный затылок.

Осмотрев поле боя, я увидел одного из бывших охранников. Снял с того разгрузку, вытащил рожок с патронами и перезарядил свой автомат. На удивление в разгрузке так же оказались запасные обоймы, к какому–то пистолету. Точно не могу сказать к какому именно, но стоит его поискать в автобусе. Я уже принял решение прогуляться до него.

Только тут я вспомнил о Виктории. Она осталась в лесопосадке недалеко отсюда. Весь бой занял у меня несколько минут, зато осмотр тел порядка пяти. Вернувшись к месту, где я её оставил, обнаружил тело охранника и полное отсутствие кого бы то ни было ещё. Так же пропала вся вода и пистолет, что был в кобуре у охранника. А я уже размечтался, что не придется возвращаться к автобусу. Судя по всему, меня решили бросить тут на съедение тем заразившимся. А сама куколка смылась в неизвестном направлении. Обойдя пяточек, на котором мы отдыхали, я направился в сторону побоища и ещё раз обошёл все трупы, собрал все, что посчитал нужным. Так как пить хотелось сильно, побрел в сторону труповозки. В машине было около двадцати человек, так что, трупы там точно есть. И они все должны быть далеко в неприглядном виде.

Добравшись до машины, я заглянул вовнутрь и убедившись, что тварей там нет, вовсяком случае тех, которые бы продолжали уплетать то, что сейчас находилось в автобусе, я, прикрыв нос рукавом, пробрался внутрь, чтобы достать канистру с водой, благо она была недалеко от открытых дверей. Выбравшись на воздух, я ещё раз осмотрел округу, отпил воды и только потом набравшись смелости, залез в автобус ещё раз. В этот раз забрал с трех хорошо покусанных тел все рожки к автомату и пару фляг с водой, что были почище. В передней части автобуса около водительского сидения лежал чей–то рюкзак. Выкинув его на улицу, я продолжил изучать всё более вдумчиво. Это заняло у меня несколько минут, после чего даже рукав уже не мог сдерживать запах расчленённых тел. Пришлось выходить на воздух, поскольку приступ тошноты накрыл меня с головой. Немного придя в себя, я принялся изучать то, что смог достать из автобуса. Вытряхнув всё из рюкзака на дорогу, я засунул в него канистру с водой — там её было около восьми литров. Нашёл с десяток снаряжённых обойм к «ксюхе» и чей–то нож. Так же себе взял разгрузку одного из охранников, благо тот зачем–то снял её и бросил на одно из свободных сидений впереди. Её во время бойни каким–то чудом закинуло под сидение, что и спасло от брызг крови. А сейчас она так кстати попалась мне на глаза.

Так же пришлось ещё раз проверить боезапас к автомату, поскольку закрались подозрения насчёт комплектации патронов в обоймах патронов. И как показал результат — не зря занялся. Три обоймы оказались набиты травматическими пулями — резиновые пули ясно об этом говорили. Убрав их отдельно, я решил отправляться к тому месту, где меня решили бросить.

Собрав всё что посчитал важным и ещё раз осмотрев то, что выбросил, я быстрой трусцой отправился догонять дуреху, прекрасно догадываясь, куда та отправилась. Надежды на её благоразумие у меня не было. Представляю каково ей сейчас — «сбрендившие люди передрались, нужно срочно искать помощи где–нибудь подальше» — наверняка сейчас думает она.

На поиски следов женщины у меня ушло около пары часов. Она наверняка уже на полпути к городу. Несколько раз я натыкался на её следы, но они вели сперва вдоль дороги, потом уходили куда–то в сторону полей. Мне повезло обнаружить её пуховик неподалеку, а на шапку меховую я наткнулся чуть дальше — на небольшой тропинке, уходящей в сторону города. Но добираться полями — это полнейший бред. Стоя на краю поля, и всматриваясь вдаль — я пытался разглядеть её тропу. Но день приближался к концу, и солнце слепило глаза — я ничего не видел.

Отдохнув минут пять, я решил, что придется следовать за ней полями. Пройдя ещё около трех километров по её следу, меня поразила её выдержка. Столько идти и ни разу не остановиться на отдых. Это не баба — это какая — то терминаторша с железными мускулами.

Когда смеркалось, я выбрался из полей и, пройдя сквозь очередную лесополосу, остолбенел. И скажу я вам, было от чего. Примерно в трех километрах от меня открывался вид на город, который точно был не мой. Город был застроен высотками, в моем же выше пятого этажа не было ни одного здания. Я просто окаменел и таращился на город, в котором были видны следы недавних пожарищ. Город был в руинах — это точно! Следов заброшенности и боевых действий хватало повсюду. Я решил спрятаться и более внимательно все осмотреть. Вынув бинокль, я осмотрел прилегающие районы и не заметил никаких следов человеческой деятельности. Точнее не бинокль, а пародию на него. Я его нашел в тех вещах, что выбросил из рюкзака. Качество совсем не «фонтан».

Осматривая местность, я приметил неподалеку от меня небольшую дорогу, на которой стояла одинокая заправочная станция. Решив, что оттуда я смогу рассмотреть, как город, так и прилегающие участки более внимательно — направился к ней. Добраться сразу не получилось — я затаился в десятке метров от неё, поскольку увидел какое–то движение в помещении торгового зала. Долго присматривался, но больше ничего не увидел — уже темнело и, проведенный весь день на солнце с постоянной нездоровой жаждой, давал о себе знать. Плюнув на предосторожности, я добрался до заправки, заглянул внутрь и убедившись, что все пусто, обошел ее по кругу. Найдя пожарную лестницу, ведущую на крышу — я взобрался на неё и принялся рассматривать местность.

Вид открывался превосходный, я смог рассмотреть многое если не сказать больше. Не знаю, что послужило виной, то ли шум в ушах и головная боль или просто этот «зомбак» оказался хитрее, но он набросился на меня сзади с урчанием и вцепился в область плеча. От боли и неожиданности, я попытался отскочить вперед, что привело к падению. Повезло мне только в том, что, падая с крыши заправки, я как–то умудрился упасть спиной вперед чем, придавил «зомбака» и по всей видимости что–то ему сломал, поскольку эта тварь, что находилась подомной больше не удерживала меня руками, а только тихо урчала мне в ухо, пытаясь дотянуться до меня зубами. Перевернувшись, я отполз в сторону. А тот продолжал лежать, даже не пытаясь дотянуться до меня. Хотя и было видно, что это последние его секунды, но понять почему он не шевелится я не мог. Под ним уже натекла приличная лужа крови.

Но больше всего меня удивило другое. Удивило и повергло в шок — передо мной лежал уже точно не человек. Может когда–то это и было человеком, но уж точно не теперь. Это был громила поддва метра ростом, с непропорционально длинными руками, которые заканчивались просто чудовищными когтями, впалые глаза с костяными наростами над надбровными дугами. В чудовище было, никак не меньше, полуторасот килограммов. Чудовище издало последний вздох и затихло — видно было что это всё. В лучах заходящего солнца я рассмотрел даже полное угасание какой–либо активности в его глазах. Меня же замутило пуще прежнего от осознания того, что передо мной лежит существо, далеко не похожее на человека. Но в то же время оно им было когда–то, и оно сейчас мертво.

Вырвало меня знатно — выплеснуло абсолютно все содержимое моего желудка. Но там, по сути, ничего кроме воды и не было. Она прямо плескалась у горла, если честно, но пить всё равно очень хотелось. Немного прийдя в себя, я решил осмотреть поближе это чудище. Меня прямо тянуло к нему. Осмотрев его более внимательно, я обратил внимание на то, что чудовище разбило себе голову об угол кирпича, который торчал из земли. Присмотревшись, я увидел, что кирпич пробил не то что бы голову мутанта, а какой — то нарост у него на затылочной части головы. Потыкав в монстра палкой, я все же решил его перевернуть и более внимательно осмотреть тот странный нарост на затылке.

Перевернуть его удалось не сразу. Получилось это у меня с третей попытки, чересчур тварь оказалась тяжелой. Перевернув его все же на живот при этом я изрядно выпачкал колено в его крови. Было противно, но я присмотрелся к тому месту, куда угадил кирпич и понял, что это какая–то чушь в виде нароста. Новообразование на теле мертвяка выглядело мерзко и одновременно притягивало мой взгляд. Я достал нож и попытался сковырнуть его, но ничего не получилось — он оказался одним целым с кожей этого существа, причём этот нарост как бы разделен на четыре дольки. Сунув нож между ними — я смог его вскрыть. Там оказалась какая–то чёрная масса в виде переплетений нитей с какими–то вкраплениями. Скорее по наитию, чем соображая, что я делаю, я достал эту массу ножом, аккуратно выскабливая все содержимое наружу. Попробовав её на ощупь, я был удивлён, она оказалась даже сказать приятной. Перетерев её в руке, я достал странного вида горошины, две штуки. Скорее не горошины, а молодой виноград зеленоватого цвета. Покрутив в руках, я засунул их в нагрудный карман и принялся дальше изучать труп.

Дальнейшее изучение позволило сделать вывод — передо мной лежал человек, вернее человек в обличие монстра, над которым, скорее всего, проводили чудовищные эксперименты. Они же и изменили его человеческое тело до неузнаваемости. От всего этого волосы встали дыбом.

Только тут я вспомнил, что эта тварь впилась мне в плечо зубами. Дотронувшись до места укуса, я облегченно выдохнул. Мне очень повезло — её укус пришёлся на пряжку от ремня. Эта тварь вцепилась в неё, что меня и спасло от глубокой раны. Небольшое повреждение все же было, но скорее, несколько глубоких царапин с парой проколов в моём теле.

Осмотревшись по сторонам, я решил, что приключений мне на сегодня достаточно и стоит, пожалуй, найти место для ночлега. Долго размышлять не стал, голова болела всё сильнее, а просто завалился в торговый зал заправки, где был полнейший бедлам. Спрятавшись за кассу, я прислонился спиной к стене так, чтобы меня не было видно с дороги. В ногах я увидел бутыль воды, что обрадовало меня изрядно. По всей видимости, он сюда закатился во время выемки товара из магазина. Полки были пусты, но я обнаружил поблизости пару сладких батончиков. Вскрыв один, я запихал его через силу в себя, запил чистой водой из бутылки и попытался уснуть.

Ворочаясь на холодном полу около часа, я так и не смог уснуть, поскольку очень сильно болела голова. Да и найденное мной не давало покоя — постоянно думал про эти горошины. Я решил рассмотреть свой трофей. Достал одну, подсвечивая фонариком стал её рассматривать. Странная штуковина, она как бы манила меня. Несколько раз я ловил себя на том, что мне хочется положить её в рот и попробовать на вкус. Голова болела все сильнее и уже дошло до того, что сознание не отвечало за мои действия. Остались одни рефлексы и только этим я могу объяснить свои последующие действия.

Не знаю, как это получилось, но я как маленький ребенок засунул себе её в рот и попытался рассосать. Я понимал, что творю полную дичь. Но тело перестало слушаться голоса разума. Вкуса почти не было, как и запаха. Покатав с пяток минут на языке, я было решил её проглотить. И тут я ощутил, что она стала уменьшаться в размере. Тут меня чуть было не вырвало. Выплюнув её на пол, я, презирая самого себя, отполз в другой угол комнаты подальше от сгустка, что сплюнул. И только в углу обратил внимание на то, что пропала головная боль и жажда так же утихла. Запив водой привкус во рту, я понял, что чертовски устал.

Положив под голову сумку с вещами, я отключился, не успев понять, что это было…

Глава № 2. Первая встреча с живыми

Поспать удалось невероятно долго или не очень, так я и не понял. Видимо сказывался вчерашний день и его насыщенность событиями. Стал обдумывать всё произошедшее и чуть было не взвыл, обхватив свою голову руками. Я хладнокровно убил кучу народа и даже не испытывал никаких угрызений совести. Я вел себя вчера совсем как маньяк, которому плевать на закон и право на жизнь других. А ещё более странным казалось то, что до сегодняшнего утра в мыслях не было даже намёка на переживание о произошедшем — видимо сказывалось вчерашнее состояние.

Так, мучаясь в углу минут пять, я сообразил, что рефлексировать не стоит по произошедшему, нужно разобраться в происходящем. А именно меня сходу аж передернуло то, что в окне здания, где я находился виднеются высотки жилых домов, которых ну просто никогда не бывало в тех краях, в которых я жил. Вспомнилось и то, что я сунул в рот одну из тех виноградин, что вчера вытащил из трупа. Это ещё больше передернуло меня. Надо что–то с собой делать. Вчера мне стало легче лишь после того, как отведал той гадости — хорошо хоть урчать не начал. А переживать о том, что сунул в рот гадость из трупа не стоит. Стало легче — уже хорошо. Теперь знание о том, как унять жажду у меня уже есть.

Сейчас тоже хотелось пить, но не так как вчера. Осмотрев более внимательно ту гадость что, я сплюнул в угол вчера, обратил внимание на странные черные прожилки на ней, которых вчера не было. И на второй так же не было никаких черных отметин. Пожав плечами, убрал странную штуковину обратно в карман. Надо только разобраться, как часто требуются вот такие вот инъекции спасительной дряни. Пока же буду держаться до последнего, да бы не наворотить дел с передозировкой, вдруг это чертовски вредно.

Я с осторожностью выглянул наружу и осмотрелся. Тварей на горизонте не было видно. Но после вчерашнего стоит более внимать относиться к своей безопасности. Меня спасло только чудо.

Я решил залезть на крышу. Все–таки оттуда наверняка самый лучший обзор. Что я и проделал тут же. Залезая на верх, я услышал странный звук. Он шёл со стороны лесополосы и приближался всё ближе. Это был звук мотора, мотора крупногабаритного транспортного средства. А мертвяки точно не могут управлять транспортом. Получается — это должны быть выжившие в этом аду люди. И зная не по слухам о нравах людей, что выживают в самых мрачных ситуациях, решил не рисковать и спрятаться. А там уже решу, что делать.

Моральным уродам всегда было легче устроиться в месте, где отсутствует закон. Во времена становления золотодобычи у нас в районе часто случалось, что люди просто пропадали. Не скрою бывало и так, что я и сам способствовал их исчезновению. Работал иногда с такими уродами, что потом приходилось «заливаться до ушей» спиртным, чтобы забыть всё то, что творилось накануне.

Быстро спустившись, я спрятался за кучей щебня, что был в пятнадцати метрах от заправки. Не совсем удачное укрытие, но в открытой местности я так же не мог находиться. И прилично заросшая караганником округа, не могла предоставить мне более удобного прикрытия. Затаившись, прекрасно понимая, что, если машина остановится у заправки, меня обнаружат тотчас. Если же убегать в лесополосу, то предстоит пресечь дорогу, по которой ехала машина. Если же мне убегать в сторону города, то это несколько километров открытого пространства, на котором негде будет спрятаться. И это однозначно привлечёт ко мне внимание тех или того, кто в машине. А кто знает, чем всё может кончиться.

Скрывшись за кучей, я притаился. Стал ждать развязки. Мне не повезло, ребятки что двигались на грузовике армейского образца решили остановиться именно у этой заправки.

Молясь всем богам, я смотрел как из грузовика выбралось три мужика. Один из кабины, двое из кузова. Тот что вбирался из кабины махнул двум мужикам в сторону бензохранилища. Сам же осмотревшись по сторонам, направился в магазин. Там он долго не задержался. Выйдя из магазина, он посмотрел в мою сторону. И очень быстро выхватив автомат из–за спины, направил его в мою сторону.

— Тут кто–то засел за кучей щебня — закричал он, начиная отходить к углу заправки чтобы спрятаться.

Это была полная «жопа», поскольку я сразу же увидел, как на крыше объявился один из парнишек, которые убегали к бакам с горючим. Другой выглянул из–за угла с другой стороны здания. В общем у них получилась отличная расстановка для организации кинжального огня и как назло у всех были автоматы. Я же со своей «ксюхой» тут совсем не котировался, поскольку не смогу в такой ситуации даже вякнуть. Меня вперед нашпигуют пулями, не хуже, чем фаршированного перца.

— Эй, мужик, за кучей. Да ты не дури, выходи медленно с поднятыми руками. Мы знаем, что ты тут один — закричал их главный.

— С чего ты взял что я тут один? — решил я подать голос. Сам же в ритме ужаленного искал выход из ситуации.

— А ты не догадываешься что ли? Или ты совсем тупой? Или ты свежий? — закричали мне в ответ.

— Я выгляну и получу «маслину» в лоб с ходу — выдал я наиболее реальный вариант развития событий.

— Не дури и положи ствол на землю — сказали у меня за спиной. И что–то холодное уперлось мне в затылок.

Я полный дебил, как можно было забыть про водителя, который в это время спокойно по дороге пробрался мне за спину и взял меня считай со «спущенными штанами». Медленно положив ствол на землю, я поднял руки в верх.

— Правильное решение. Медленно поднимайся и пошли поговорим — сказал мне водитель.

Нечего было думать сопротивляться в такой ситуации. Медленно поднялся и отправился к остальным. Только их старший опустил оружие, смотря на меня. Остальные все так же держали меня на прицеле.

— Серый, просканируй местность — сказал старший, как только мы подошли.

— Всё чисто в радиусе пятидесяти метров никого нет, визуально так же чисто — ответил тот, кто сидел на крыше.

— Вспых, проверь его — последовало ещё одно распоряжение от старшего, после чего меня обыскали и вытащили всё, что было в карманах.

Старший осмотрев мои вещи, что были у меня, пожал плечами и, открыв фляжку с водой, понюхал её. После чего его брови взлетели вверх, и он странно как–то посмотрел на меня. Потом ещё раз осмотрел вещи, после чего задал мне вопрос.

— И кто же Вы такой, молодой человек? — вопрос был странным, учитывая то что мы с ним не сильно–таки и отличались в возрасте. Максимум лет пять.

— Кирилл, работник рудника — не стал лгать я.

— Свежак что ли? — раздался вопрос с крыши заправки.

— Свежак? — ответил вопросом на вопрос.

— Вот оно как. Тогда откуда у тебя спораны? И сколько ты уже здесь? — уже спрашивал старший.

— На заправку я выбрался вчера. А спораны что это? — удивился я.

— Помнишь туман с кислым запахом? — спросил он меня.

— Да, вчера под утро все заволокло. После чего рассеялся очень быстро. А откуда вы о нем знаете? Он как–то связан с этим бедламом? Что тут происходит? И вообще куда делся городок, что тут стоял ещё вчера? — начал я сыпать вопросами, понимая, что это и есть мой шанс разобраться в происходящем.

— Тут многие о нем в курсе. Это я про туман. Во всяком случае те, кто умудрился выжить здесь больше недели. У тебя голова болит? С кем ты был, когда образовался тот туман? И давай так, я расскажу тебе то, что ты должен знать прямо сейчас и свалим от сюда. И ты уже примешь решение идешь, с нами или выбираешься сам. Но сперва ответь на мои вопросы, это важно — сказал мне старший, при этом повернулся ко мне спиной.

— Сейчас не болит, вчера болела. А было нас около двадцати человек на руднике, когда туман навис. После чего мы попытались выбраться с рудника, поскольку многим стало очень плохо, но город куда–то делся. И мы не преодолели и половины пути, многие начали жрать друг друга. Да и вот этого города у нас точно не было в округе. Я от силы мог вчера преодолеть с полста километров от автобуса, на котором мы выбирались. Но у нас нет ни одного города в радиусе шести сот километров от рудника. Это я могу сказать точно — сказал я.

— Что случилось с остальными? — задали следующий вопрос.

— В «зомбаков» все обратились и начали жрать друг друга.

— Так всегда получается. Ещё привыкнешь, если уцелеешь — произнёс старший и как–то странно посмотрел на меня. Такое ощущение складывалось, что он меня оценивает.

— Чувствую, что не врешь, но почему у тебя нет спорового голодания, вот что странное — задумчиво произнёс он через несколько секунд молчания.

— Это что ещё такое? — не понял я.

— Мороз, тут за заправкой тело лотерейщика свежее, прилегло отдохнуть. Споровый мешок вскрыт — прозвучал ещё один голос. Его обладатель вышел из–за магазинчика.

После этих слов старшой странно посмотрел на меня вновь. Уже во второй раз, как бы пристально. Ещё раз осмотрев мои вещи, обошёл меня по кругу. Я всё так же стоял с поднятыми руками.

— Ты привалил ту тварь за зданием? — спросил он меня внезапно.

— Он сам напал на меня со спины, и мы упали с крыши. Ему не повезло приземлится на кирпич затылком — решил я, как бы оправдаться.

— Да ты везунчик, я смотрю. Быть свежим и привалить лотерейщика! Это везение в чистом виде — произнес он с уважением — опусти руки. Вот что, лучше расскажи мне, что потом ты делал? Как ты догадался, что стоит вскрывать споровый мешок и готовить себе живчик?

— Когда отполз от того чудовища, я обратил внимание на то, что тот дергался странно и решил посмотреть на него повнимательней, когда тот успокоился — после чего, поведал ему всё что произошло дальше.

— А сколько таких вот шариков было в той массе? — спросил меня старший, указывая на мой трофей из мутанта.

— Две штуки — не решился я врать.

— Куда дел второй?

— Вчера, когда было совсем туго с головой, я его засунул в рот и он растаял — произнес я с вызовом, не решаясь врать в такой ситуации, поскольку чувствовал, что решается вообще моё будущее. И то, что откровенно в меня перестали целиться ещё ни о чем, не говорило. У всех оружие было на боевом взводе.

— И ты все ещё дышишь? — удивились с крыши здания.

— А что не так? Это яд? — заволновался я.

— Как раз нет, это наше спасение. Вот только в нем же есть ещё и яд. Эта штука состоит из нашего спасения и яда очень опасного для нас — пояснил старший.

— Я выплюнул её буквально через пять минут как понял, что она начала таять — ответил я.

— А вот и объяснение! Ты молодец — произнёс старший. После чего обратился ко всем остальным громко — Учитесь у новичка, на смертном одре не стал брезговать и выжил. Как понимаю ты пришёл с запада, так?

— Да. я пришёл с той стороны — указал я на лесополосу.

— Значит ты с болот прибыл. Ясно теперь как ты выжил. Но давай я всё же просвещу тебя, пока мы будем заправляться — после этих слов все остальные убрали оружие и принялись за работу по добыванию из цистерн бензин.

Водитель вернулся к машине, а двое бойцов отправились к бакам хранения топлива. Старший же указал на мои вещи.

— Давай облачайся. После я тебе всё объясню, как смогу. Пока мы заправляемся примешь решение, отправиться с нами или сам будешь добираться до стаба.

— До стаба? — спросил я, не поняв, что это за слово такое.

— Все по порядку давай. В начале слушай и не перебивай, потом задашь мне все вопросы, какие у тебя образуются. Но времени у нас не так много, мотор у нас не самый тихий и сюда могут набежать, как тот, что сейчас за зданием — произнёс старший, после чего достал флягу из–за спины и открыв её, отпил.

— Хорошо, я постараюсь не перебивать — кивнул я ему уже рассовывая все вещи по карманам.

— Хорошее решение — ответил он.

— Для начала тебе стоит понять одно ты сейчас не в своем родном мире, где у тебя есть Машка — соседка, которая по выходным тебе делает приятное. И её муж — рогоносец не набьет тебе морду, а подаст на тебя в суд, с целью выудить у тебя денег в счёт пострадавшей своей самооценки. Ты в мире, где больше нет законов, к которым ты привык. Ты в УЛЬЕ. Его ещё называют Стиксом, но это кому как удобнее. Ульем мы его зовем из–за того, что вся территория тут поделена на секторы, точнее кластеры. Они как соты, ульи стыкуются между собой и каждый такой кластер — это различные места, выдернутые из мультиверсума вселенной в одну точку. Тут такая мешанина порой намешана, что только за голову хватайся. Каждый кластер привязан к определенной части того мира, к которому ты привык. И в то же время — это все разные миры, которые могут иметь совсем незначительные различия, на которые ты никогда не обратишь внимание. Кластеры грузятся в этот мир с определенным интервалом. И каждый раз притягивая к себе новые места, они могут совпадать на все сто процентов и в то же время быть отличными на те же сто, но такое чрезвычайно редко случается. Основной же бич этого мира являются заражённые. Это та «хреновина», что вчера тебя чуть не съела. Это обычные люди, которым не повезло оказаться иммунными, и они обратились. Так же, как и в обычном мире, тут есть и естественный враг нормального человека. Это муры, внешники, атамиты, ну и нечистые на руку рейдеры, а также нолды. Но это все сейчас для тебя излишняя информация. Тут я думаю, что позднее сам во всем разберёшься, когда доберёшься до стаба. Там тебя просветят более подробно. Сейчас же самое главное, что тебе надо знать это то, без чего ты не сможешь жить в этом мире. Живчик, живун, живец, нектар в общем кто как его называет — эта штука позволяет нам жить. Так же она способствует заживлению ран, помогает восстановить силы, если ты «перенапрягся». Готовится живчик как раз из той дряни, что ты засунул себе в рот вчера вечером. Кидаешь этот споран в алкоголь и после того как он растворился, процеживаешь через ткань и употребляешь — при этих словах он протянул мне свою фляжку с пояса.

Открыв её, я принюхался и почувствовал запах не дешёвого коньяка с какими–то нотками. Затрудняюсь описать их. Отпив пару глотков, я поморщился. Не любил я никогда крепкие напитки, а уж тем более коньяк.

— Ну как тебе? — спросил он меня.

— Забористая штука! — ответил я ему.

— Привыкай к такому. И запомни, споран растворяется в алкоголе, но в вино его кидать я бы не советовал — гадость получается страшная. Но это опять–таки дело вкуса каждого. Спораны ты уже знаешь где добывать.

— Из любого зараженного? — спросил я.

— Не совсем, спорам этого гриба необходимо время для того, что бы прорасти на существе. Это аналогия как ты понимаешь, но близкая к истине. После чего ему нужно время и питание, чтобы в споровом мешке появились спораны. С момента обращение и при правильном питании заражённый может похвастать таким вот трофеем примерно через неделю. Зараженные подразделяются на несколько категорий: пустыши, продвинутые твари и элита. Это упрощенный список, который на самом деле гораздо больше и сложнее. Первая стадия, как понимаешь, это пустыш. Их несколько видов: ползун, медляк и прыгун. Тут они почти не отличаются. Все они не так уж и страшны, но и недооценивать их тоже не стоит. Пустыши развиваются по мере того, как отъедаются. Чаще всего у них на это уходит от трех до семи дней–произнеся это, он посмотрел на своих людей, которые уже с помощью ручной помпы накачали баки горючкой и уже закруглялись.

— Поедем с нами. Мы добросим тебя до стаба, благо мы как раз едим в ту сторону. Там уже более подробно все узнаешь из листовок для новичков. Для тебя это будет самым оптимальным решением. Да и самостоятельно тебе добраться до обжитых мест не получится. Ты ещё совсем зеленый для этого мира. Умудрился лечь спать в придорожном магазинчике это надо же додуматься. Да ещё и вблизи такого города — при этом он указал на город, что стоял рядом с нами, буквально в нескольких километрах.

— Я тут оказался не один. Со мной была женщина. Вчера днём она убежала от меня, когда я разбирался с заражёнными. Мне её надо найти — сказал я, не понимая почему не соглашаюсь с его предложением.

— Скажу честно тебе, я не уверен, что ты иммунный. Иммунных очень мало прилетает в этот мир. И их съедают гораздо больше, чем они выбираются до обжитых мест. А когда вы с ней расстались? — задумчиво спросил он.

— Не скажу точно, вчера было совсем плохо мне. Но по моим ощущениям ближе к трем часам дня — сказал я, вспоминая вчерашний день.

— Тогда не факт, что она иммунная и не вариант, что вообще уцелела. Но решать тебе. Я тебя просветил насчет важных для тебя моментов. Вот ещё запомни, все зараженные обладают приличным слухом и обонянием. Поэтому шуметь не советую. Так же они чуют кровь как акулы и наводятся на её источник просто с ошеломительной точностью. Не шуми и если поранился, то сделай все, чтобы изолировать источник крови. И смени одежду если запачкал её в крови.

— Спасибо. А подскажи мне, где искать этот ваш стаб? — спросил я его, стоя с ним около дверей грузовика.

— К северо–западу отсюда, примерно километров стопятьдесят. Но запомни: здесь ты просто мясо для заражённых. И да, совсем из головы вылетело. Пусть наша встреча и прошла сумбурно, но мы очень торопимся. В этом мире все оставляют в прошлом свои законы и принимают новые, поэтому станука я твоим крёстным, иначе вполне адекватные люди могут тебя грохнуть, лишь только из суеверий. Скажи какое прозвище у тебя было в том мире? Или позывной, если служил? — спросил он меня.

— Туром в школе прозвали — ответил я ему на автомате, вспоминая как именно получил это прозвище.

Мой характер ещё в детстве формировался упертым и не сгибаемым. Вот однажды всем мужским составом класса отправились на рынок выбирать подарки девчонкам на восьмое марта. И получилось так, что нарвались мы на местную гопоту, которая начала нас «кружить» и разводить на «бабки», которые мы как идиоты умудрились «засветить». Ситуацию «разрулил» я. Я и их главарь столкнулись лбами. Мы буравили друг друга взглядом. Ни я, ни он не собирались уступать. После того как мы разошлись, наш зубрила произнес «да ты как тур бодался с ним» за эти слова он тогда отхватил. А я заработал прозвище. Прозвище Тур. Часто в той жизни мне приходилось себя вести как бык, чем не однократно подтверждал его.

— Хорошо, будешь ты теперь зваться в этом мире Туром. На, возьми — он протянул мне фляжку, взятую откуда–то из салона грузовика — Так скажем, подарок на крещение.

— Спасибо — произнёс я, рассматривая её.

— Запомни, тебя отныне зовут Тур, крестил тебя Мороз. Это мое имя. Ты «прикинут» не плохо для этой местности. Но постарайся найти себе какое–нибудь оружие ближнего боя для пустышей. А с развитыми тварями тебе не тягаться. Ножом от пустышей не отмахнёшься, точнее не всегда получается. Боль хоть они и чувствуют, но холодно к ней относятся. И часто бывает, что плюют на неё вовсе, пытаясь достать тебя.

— Буду знать — кивнул я ему, после чего он запрыгнул в кабину грузовика.

— Не сильно надейся найти свою даму, если она не обратилась, то уже точно была кем–то съедена здесь. Тут хоть и принято помогать новичкам, но и идиотов Улей не любит. Потому прими совет, не дури, поехали с нами — сделал он попытку уговорить меня ещё раз.

— Извини, но я так не могу. Конечно я многое не понимаю в происходящем, но и её оставить не могу. Как–никак вместе сюда попали. Да и в какой–то мере я виноват в том, что она тут оказалась. И не стоит забывать о надежде на лучшее — произнёс я, прекрасно понимая, что поступаю очень глупо.

Мороз только пожал плечами и уже было решил закрыть двери, произнес.

— Дело конечно твое, но вот стоит запомнить. Улей не любит дураков. Не найдешь в ближайшие сутки, покидай это место. Этот кластер перезагрузится уже завтра, может послезавтра. Причём их тут три штуки и все они грузятся с очень маленьким интервалом времени. Поэтому выше лотерейщика ты тут никого не встретишь. Хотя все бывает, поэтому будь максимально осторожен. Все настоящие монстры скрылись уже отсюда. И да, не вздумай оставаться на кластере во время перезагрузки, сойдешь сума. Так сказать, попадёшь под откат. И таким способом ты обратно точно не попадешь. Это я о том, что некоторые пытаются вернуться к себе в цивилизованный мир таким вот способом. Потому давай, Тур, бывай. Даст улей, ещё встретимся и может даже выпьем. Удачи.

— Постой, а почему ты все мне это рассказал? Я же тебе никто, ну разве что сейчас стал ты моим крестным — удивился я всей этой ситуации.

— Тут все просто. В этом мире принято помогать новеньким. Улей это ценит и не забывает. Может и помочь потом в трудной ситуации — загадочно сказал он и махнул мне рукой на прощание.

Закрыв окно, Мороз что–то сказал водителю и грузовик тронулся, быстро набирая скорость. Скрываясь за поворотом дороги, буквально в пятистах метрах от заправки, постояв ещё с минуту смотря им в след, я отвинтил крышку от фляги. Принюхался и понял, что мне подарили фляжку с тем самым живчиком. Штука нужная действительно. Вопросов в голове было очень много: от «как часто надо пить этот самый живчик» до «какого хрена тут вообще происходит» и не розыгрыш ли это всё. В прошлом моём мире бывали такие придурки, которые разыгрывали всякими нештатными ситуациями близких. Пранкеры хреновы. Ещё раз проверив своё имущество, я побежал к городу, уже не скрываясь. Поскольку нашумели тут со своим грузовиком изрядно Мороз и его люди. Раз у тварей такой хороший слух, то и заинтересует их больше грузовик, а не я. А дурочка, выйдя к этому городу точно не побежит вдоль дороги, а пойдет по наиболее кратчайшему пути. Во всяком случае, я так сам планировал вчера, когда в голове были планы осмотреться с крыши заправки. Если бы не тот упырь, который отнял у меня последние силы. Живчик реально помогает раз, отпив его мне стало легче. Только сейчас обратил внимание на то, что голова начинала побаливать, в момент моего разговора с Морозом и не здоровая жажда утром была все–таки у меня. Страшно подумать, что сейчас происходит с Викторией. Она–то не в курсе, что лечение от головной боли и жуткой жажды все же существует, и оно простое. Жаль, что не догадался узнать, что происходит с новичком, который не принимает живчик. И вообще, что бывает с иммунным без живчика. Если сегодня к вечеру я её не найду, то стоит отправляться в стаб.

Глава № 3. В поисках коллеги по несчастью

Надо всё же осмотреться, а там увидим, что дальше. Добравшись до границы города, я приметил удобное строение, на которое легко смог взобраться. Осмотр принес результат. Не знаю везение это или все же просто совпадение, но на прилегающей улице к пустырю я увидел знакомый для меня предмет — ярко оранжевую флягу. Такие фляги были у всего персонала нашей компании. Как–то пару лет назад внедрили, наш мерч, так сказать.

Узнать её получилось потому, что она лежала на куче кирпича, оставшегося от двухэтажного строения около дороги прямо на виду. Во всяком случае её отчётливо было видно с моей стороны. Лежала так удачно, что я спокойно смог её рассмотреть, она прямо кричала и притягивала мой взгляд своим цветом.

Я кратчайшим путем двинулся в сторону этих развалин. Добрался я до них быстро. Остановился только в одном месте. При выходе на дорогу около самого дома я спрятался в небольших кустах и осмотрел прилегающие районы. Больше всего меня смущало то, что тут каким–то образом состыковалось два разных города. Вдалеке стояли многоэтажки, в этой же части были скорее халупы, привычные нашему городу. Двух–трехэтажные здания, причем ещё сталинских времен постройки.

Быстро добравшись до фляжки, я понял, что это удача. Это была действительно наша фляжка с нашим логотипом. Осмотрев улицу, я понял, что девушка должна быть в этом городе. Он большой и где её искать я не представляю. Во всяком случае она проходила здесь вчера. И отрыв у неё может быть большой. Она может быть, как в высотках, так и в ближайшем здании. Поиски обещали затянуться на долгие часы, а кричать я точно не буду, особенно после вчерашней встречи с зараженным.

Город навивал ужас своей разрухой и унынием, который почему–то проникал в меня. Долгое время я никак не мог понять, что именно меня настораживает. Пока более внимательно не осмотрел прилегающие дома. Они все были с заколоченными окнами. Там, где сохранились стёкла, были наклеены полоски тряпиц или бумаги. Это город, в котором велись военные действия. Но вот та часть города, что была застроена высотками не подвергалась обстрелу ниразу в отличии от той, где сейчас находился я сам. Тут все указывало на недавно проводимые военные действия. Многие стены зданий были иссечены осколками. Горы хлама, на которые я обратил внимание в первый раз оказались насыпями из битого кирпича. И самым страшным на что я обратил внимание было то, что буквально в километре от меня виднелись жутко состыкованные два кластера.

Здесь уже я понял, что такое просто в нормальном мире невозможно. В конце улицы на меня смотрела многоэтажка, наискось состыкованная с двухэтажным домом. Отсюда прекрасно просматривались все перекрытия в доме и при желании можно было даже понять какая ранее там была планировка.

Осмотрев в бинокль улицу, я решил пройти до того сюрреалистического строения в конце улицы и уже оттуда принимать решение — куда двигаться дальше.

Добрался я до места минут за десять. Пришлось обходить несколько завалов. Хоть и Мороз меня предупреждал, что двигаться стоит максимально тихо, но веры, если честно, к нему у меня особой не было. Не знаю по какому такому наитию или ещё из–за чего, но я двигался посреди улицы, что меня и спасло.

Поскольку, подходя уже к высотке, где–то в дали в городе раздался выстрел. Остановившись, я сразу же засел за кучей мусора. И выглянув из–за неё похолодел. Буквально в ста метрах от меня из–за дома выбежало чудовище. Метра подтри ростом с огромными лапами, которые заканчивались просто чудовищно длинными пальцами с когтями почище чем серп у жнеца. Не знаю, как я обратил на это внимание, но буквально через пару мгновений эта тварь скрылась за зданиями.

Я же как сидел, так и остался сидеть за кучей и смотрел в ту сторону, где скрылась тварь. Буквально через минуту оттуда–же, откуда она выбежала показалась толпа заражённых. Их я насчитал около трех десятков, и все следовали за тварью. Она для них, получалась, как командир со знаменем, который нёсся на звук выстрелов.

Раздались выстрелы, переросшие в нескончаемую очередь. Стреляли из чего–то крупнокалиберного. И уже через минуту на дороге нёсся пикап, который направлялся в мою сторону. В пикапе был установлен крупняк, из которого и велся сейчас огонь. Судя по всему, у станка стоял тот ещё стрелок, поскольку попаданий было совсем мало. Хорошо, если из десятка пуль попадала в цель только одна. И самое страшное, то что пули ещё и рикошетили, когда находили свою цель. Видно было как пуля отлетала от бронированной головы чудовища.

Страшно мне стало в тот момент, когда этот джип резко повернул в проулок и сразу же свернул ещё раз на соседней улице, уходя к выезду из города. Твари, что до этого следовали за своим крупным собратом никуда не делись и сворачивать ну никак не собирались. И как раз на пути этой оравы оказывался я.

Недолго думая и пока меня не заметили те твари, я скрылся во дворе дома, что стоял ближе всего ко мне. Если бы я находился ни к центру дороги в этот момент, когда раздался выстрел, меня бы точно заметили. Нагибаясь, я побежал прочь из города. Тут я реально пожалел о своей глупости, которую совершил ранее. Не убрался с Морозом из этого проклятого кластера.

Добраться до выхода из города мне не было суждено. При выходе на первый же перекресток я резко решил сменить направление, поскольку тут собрались наверняка почти все твари этого города. Самое странное было, что джип и не намеревался никуда уезжать. Он просто нарезал круги где–то не далеко от меня. И ждать, когда эти придурки проедут где–то рядом и смогут меня увидеть, я не намеревался. Но и весь хоровод, что они собрали уже за собой, так же мог легко переключиться на меня.

Я развернулся и направился наоборот к центру города. Я старался издавать как можно меньше шума. Хотя вокруг стояла такая какофония из разноголосого урчания, что мои нечаянные звуки все равно бы потонули в ней. Монстры мелькали за домами, но мне везло, меня не замечали. Они все были ориентированы на источник шума, что издавал джип со стрелком. Выбраться удалось только чудом, поскольку несколько раз приходилось прятаться на вторых этажах и ждать, когда пешее мертвое воинство пройдет мимо строем, оглашая хоровым урчанием округу.

Только добравшись до многоэтажек, мне повезло остаться одному. Все заражённые выбрались из города и самозабвенно преследовали пикап. Чтоб у него карданный вал вырвало прямо сейчас. Суки, столько страха я не испытывал ещё никогда. Пару раз меня все же замечали, но повезло избавиться от тех пустошей бесшумно. А если бы эти твари нашли меня, и все же решили мною перекусить — страшно представить, как бы я выкручивался. Элементарно у меня бы не хватило патронов, что у меня сейчас с собой есть. А если бы попалась такая же тварь, что умеет отбивать крупные пули своей головой? Страшно представить…

А с теми пустышами получилось просто нелепо. Первый меня, можно сказать, подкараулил. Спускаясь со второго этажа одного из подъездов, я проявил неосторожность и вышел не осмотревшись. Благо решил заранее, что если случится столкнуться с такими вот тварями, то лучше будет упокоить его ножом. Что я и сделал буквально, воткнув первому в глазницу свой нож, который держал в левой руке. Получилось удачно, поскольку метился я в горло, а попал как говорится куда бог послал. Просто этот урод кинулся на меня и наклонил удачно голову, пытаясь укусить за руку.

Второй меня сам нашел. Когда я спрятался за домом, эта тварь подкралась сзади. В той какофонии, что звучала повсюду, я просто не услышал его урчание. Услышал только когда почувствовал, что меня схватили за ногу. Повезло только в том, что заражённый оказался не способным к прямохождению, только ползал. Я просто ударил его каблуком своего берца в район затылка, поскольку он так ослаб, что не мог даже поднять голову, а протянув руки ко мне, пытался дотянуться. Урчания, как я понял, не было совсем, ослабла тварь вноль.

Выбравшись из кольца этих упырей, я быстрым шагом, постоянно пригибаясь и прислушиваясь, отправился в центр города, поскольку выбраться из города мне по тому маршруту, что использовал я раньше, точно не получится. Так пробираясь от подъезда к подъезду, я осматривал местность и только после этого продолжал продвижение. Я решил выбраться с другой стороны, так как эти уроды не думали успокаиваться, а всё продолжали стрелять. Когда им это надоест, они уйдут по той дороге, что пролегала вдоль города. Я уже понял, что они намеренно собирали тварей, чтобы кто–то с другой стороны мог провернуть свои задумки. Это подтвердилось буквально через несколько минут, когда я пробирался в очередной раз мимо подъезда очередной пятиэтажки — я услышал из подъезда странный шум. Насторожившись я понял, что это доносится шум с другой стороны здания, а так хорошо я его слышу потому, что двери первого этажа были сплошь распахнуты. Проникнув в одну из квартир, я аккуратно выглянул наружу через окно кухни и убедился в своих предположениях.

Окна выходили на проспект этого города, на противоположной стороне которого я рассмотрел, как компанию одетых разностно людей грузивших в кузова разные коробки, которые выносили из какого–то, судя по всему административного здания. Ящики рассмотреть не получалось, поскольку этих молодчиков кто–то охранял, контролируя всю округу. Ребятки работали до жути быстро и тихо. Шум, который привлек меня оказался стрельбой из оружия с дозвуковыми патронами и глушителями. Хлопки раздавались периодически с разных сторон. И шума от них уже не было слышно за парой домов.

Я решил подняться повыше и рассмотреть поподробнее происходящее. На всех этажах оказались закрытые двери. Шуметь не хотел, мало ли что может случиться, вскрывая квартиру. Так что, повезло мне только на четвертом этаже соседнего подъезда. Подобраться к окну мне удалось только в зале, оно было занавешено и могло меня скрыть. Рассматривая проспект, я стоял в глубине квартиры и смотрел сквозь щелку между тканью. Рассмотреть получилось ни так что бы много. Но вот то, что я смог увидеть дальше, меня изумило. И я буквально прикипел взглядом к происходящему. Из здания вынесли девушку, повисшую на руках одного из носильщиков. Подойдя по всей видимости к старшему, они о чем–то начали переговариваться. После чего старший подозвал одного из бойцов, который поводив руками над телом девушки кивнул старшему. Старший указал на одну из машин куда её и унесли.

Как следовало и ожидать Виктория отправилась в то место, где, по её мнению, должны были ей помочь, в отдел правоохранительных органов. Судя по вывеске, что была на здании — это контора ФСБ России. Здание было за хорошим забором из гнутого метала, судя по всему, кованным — потому я и смог её легко рассмотреть. Каких–либо знаков отличия на форме вооружённых людей я не увидел, что изрядно меня напрягло. Поскольку всё же у небольшой части людей, что были передо мной сейчас, всё же имелись общие черты. Но, «сломя голову» кидаться к новым действующим лицам я не решился, прекрасно понимая, что они уж вряд ли решат разговаривать с неизвестным человеком, а скорее всего просто пристрелят. Бойцы реагировали на любое шевеление выстрелами из своих винтовок.

И самое главное вскоре они закончили, после чего, все погрузились в машины и тронулись в дорогу. Колонну возглавлял БТР, как и замыкал такой же с автоматическими пушками. Провожая взглядом колонну, я лихорадочно думал, что бы это могло означать. И что мне делать? Бросаться вдогонку? Во дворе хватало машин и многие даже были с открытыми дверьми, возможно даже и ключи найдутся там же. Мои сомнения разрешил следующий инцидент. Когда колонна удалилась от места загрузки примерно на пять сот метров, из–за многоэтажки вынеслось просто огромное чудовище и кинулось за уезжающими. Колонну оно бы настигло в считанные минуты, тварь за один прыжок могла преодолеть порядка десяти метров. Но вот с крайнего БТРа раздался выстрел автоматической пушки и тварь как будто наткнувшись на стену, остановилась.

Потряся немного мордой, в которую умудрился оператор попасть своим снарядом, тварь бросилась в дальнейшую погоню, но уже как–то не уверенно. Очередью по три выстрела из пушки тварь буквально располовинили в районе груди, так как та растеряла всякую прыть после первого попадания. Две её половинки как бы распались, после чего БТР остановился и из него выбрался боец. Быстро подбежал к туше. Но на полпути остановился и рванул обратно. Только сейчас я обратил внимание на то, что с противоположной стороны выбежало ещё три особи, но поменьше, чем первая. Они понеслись в сторону колонны. Боец, который бежал сперва к туше, а теперь обратно, резко ускорился и скрылся в броне. После чего БТР, открыв огонь по тварям, двинулся вслед ушедшей далеко вперёд колонны. Причём движение он начал сразу же, как только на дороге показались твари.

Меня же очень сильно удивило то, что боец догнал свою «коробочку» в считанные секунды. По всей видимости он бы легко смог догнать не только крайний БТР, но и первый идущий в колоне. Причём первый идущий БТР, не сбавляя скорость, вырулил в сторону и присоединился к обстрелу монстров, которые нагоняли в данный момент колонну, но такого результата как с первым преследователем, больше не было.

Этих же тварей так легко не получалось победить. Хоть они и были поменьше первой, но они так ловко лавировали от снарядов, что у меня закралось подозрение, что в них скорее всего никто не попадёт. Но нет — ближе к концу улицы, когда первая машина уже скрылась за поворотом, одна из тварей споткнулась и покатилась по дороге, больше так и не поднявшись.

Тем временем БТР, который двигался в хвосте колонны скрылся за поворотом. А вот преследователей добавилось изрядно. И я с ужасом смотрел, как всё новые участники появлялись на проспекте.

Смотря на все происходящее за окном в который раз за сегодня пожалел, что вообще решил войти в город. Так и смотря на тушу твари, которая лежала у самой обочины, мысленно представлял, как встречаюсь с ней выйдя из укрытия. Я простоял около получаса, у окна рассматривая проспект. К этому моменту за стеклом больше не мелькали заражённые.

Очухался я лишь после того, как где–то в дали раздался взрыв, и в небо поднялось большое облако дыма и огня. Даже не хочу представлять, что именно там взорвалось, но это помогло мне прийти в себя.

Осмотревшись, я решил, что стоит первым делом посетить те помещения, которые обносили те мародёры. Мне сейчас понадобятся любые припасы. А они могли оттуда выносить только одно — оружие и боеприпасы. Тем более, все ящики, что таскали мародёры имели спец маркировку. Это я точно рассмотрел.

Выбравшись на улицу, я осмотрелся. Обойдя дом, осмотрел ещё раз противоположную сторону и решил, что дорогу тем более столь большую и просторную, и легко просматриваемую с любой стороны, стоит пересечь чуть в стороне, где был затор из столкнувшихся легковых машин, среди которых был и милицейский бобик.

Так и сделал, добравшись до места я на корточках, скрываясь между машинами, стал пробираться на другую сторону дороги. Пробираясь мимо бобика, я заглянул внутрь и увидел просто царский подарок судьбы. В машине лежал АКСУ с парой магазинов к нему. Попытавшись открыть машину, я встретился с первой проблемой. Дверца заднего сидения оказалась запертой — передняя же была настолько покорёженной, что даже не стоило пытаться её открыть. Но трофей манил и потому я решил рискнуть обойти машину, да и с той стороны автомат лежал ближе к двери. Сказано — сделано. Обойдя бобик, я заметил самое главное. Рядом с дорой тут был магазин с разбитыми витринами. Но ни это меня привлекло — на вывеске были написаны просто волшебные слова в моей ситуации «Все для туризма и отдыха».

Попробовав открыть дверь с другой стороны, я также не смог это сделать. Что странно, так это то, что внутри я отчетливо видел ключи от машины, но машина была закрыта. Скорее всего в бобике ехал один водитель, пассажира не было. Рискнуть разбить стекло и вынуть через окно так приглянувшийся мне трофей, я не рискнул, прекрасно понимая к чему приводит лишний шум в этой местности.

Плюнув на ограбленное здание, я отправился в магазин. Поскольку переодеться мне требовалось ну уж очень срочно. От меня уже разило потом метра натри, не говоря уже о запахе крови, что на меня вчера изрядно пролилась. Добравшись к магазину, я заглянул внутрь. Благо витрины были разбиты и какого–либо труда осмотреть магазин, просто не существовало. Мне повезло — если кто и был в магазине, он точно не стал всё выгребать. Товар местами даже остался на полках, хоть и всё было разгромлено.

Проникнув всё так же через витрину в магазин, я сперва чуть было не совершил оплошность. Я уже было занес ногу на помост, как вспомнил, что шуметь категорически вредит вашему здоровью и нервам. Размести дорожку себе от осколков витрины не составило труда. Я сразу же направился в подсобное помещение. Там я заулыбался во все зубы — склад был полон всего, что только мне могло пригодиться. И самое интересное, все стеллажи были подписаны. Так что, долго я не скитался по складу и быстро нашёл всё, что требовалось. Так же повезло сразу найти большие гигиенические салфетки. Так что, спрятавшись в дальнем углу, я смог привести себя в порядок, хоть немного. Смог переодеться в свежее белье. Так же нашёл просто отличный рюкзак, в который отправились все мои вещи, а также несколько действительно отличных банок тушёнки. Рюкзак получился очень тяжёлым, хоть и старался брать по минимуму. Ещё подводное ружье на жгутах решил прихватить, благо оно было маленьким. В магазине нашёл себе так же отличный походный топорик, который теперь болтался у меня на рюкзаке. Его я мог достать в считанные секунды, что позволяет не так сильно теперь опасаться мелких заражённых.

Я собирался двигаться в сторону стаба, о котором упоминал Мороз. Поскольку у меня были подозрения, что Вику увезли именно туда, можно было бы и успокоиться на том. Она попала в руки к живым людям. А там сама выкрутится, не маленькая. Но вот то что она попала в этот мир со мной вместе, где–то в душе, вызывало беспокойство за её судьбу. Наверное, потом всё же попытаюсь её найти.

Выбравшись из магазина, я осмотрелся и отправился обратно к бобику. Мне не давала покоя та дополнительная обойма с патронами к моему АКСУ. И сам автомат, так же мог пригодиться — кто знает, как и что повернётся дальше.

Добравшись до машины, я взял обмотанный тряпкой металлический прут, изготовленный мною ещё в магазине, подготовил свою мародёрку к минимальному шуму, накинув плотную тряпку на дверцу авто и ударил по ней со всей силы. Шум был, но я его приглушил изрядно благодаря всем этим ухищрениям. После, пришлось осматриваться в ожидании гостей, которые могли прийти на звук. Хорошо, что обошлось без нежелательных визитеров. Достав из машины автомат и два рожка к нему полных патронов, я помчался к своей основной цели. А потом мне надо будет покинуть город до темноты, при этом придется двигаться своим ходом, так–как только скрытность мне поможет, выбраться живым из этой западни. Времени оставалось не так что бы много, но пока его хватало, чтобы посетить корпус ФСБ.

Добежав до забора, который ограждал отделение, я направился в сторону ворот. Двери в само здание были открыты, как и ворота, что позволило мне не останавливаясь добраться до своей цели. Попав в здание, я пролетел ещё несколько метров, после чего спрятался в ближайшем кабинете. Наведя автомат на дверной проём — стал ожидать возможных преследователей. Убедившись, что всё спокойно, я расслабил натянутые нервы.

Осмотрев коридор, в котором оказался, приметил ещё несколько открытых кабинетов, которые стал осматривать один за другим — ничего интересного в них не оказалось. Чуть дальше обнаружилась лестница, ведущая в подвальные этажи. В подвале удалось найти помещение, откуда были вынесены ящики, которые меня заинтересовали. Но тут меня ждал облом, комната была вычищена полностью — пустые полки встретили мой любопытный взгляд. Выругавшись себе под нос, я решил осмотреть всё, до чего смогу добраться в ближайшие двадцать минут. Именно столько я себе выделил на изучение этого здания. Трудности возникли сразу же — тут не было освещения. Спасал положение, прихваченный в магазине фонарик.

Спустившись на минус третий этаж, я понял, что он будет последним, поскольку тут были различные комнаты для допросов и все оборудование, связанное с этим. Решив пошарить ещё по первому подвальному этажу, я не стал углубляться в те коридоры, что петляли на нижнем уровне.

Осмотр не дал мне ничего нового — оружейную, которая тут просто обязана была быть, я так и не нашёл. Но кое–что всё же интересное я смог отыскать. Кто–то вскрыл сейф в одном из помещений, где я смог найти пистолет с кучей патронов. Как так получилось, что сейф открыт, а пистолет лежит, вот он, бери и пользуйся? Неплохая находка.

Поднявшись на верхний этаж здания, из окна принялся осматривать окрестности. Повезло, что рядом не было высоток и вид из окон позволял спокойно осмотреть проспект. На улице ничего так и не изменилось. Отпив живчика из фляжки, я заел его галетой, которая была в спецпайке. Голод давно напоминал о себе, но вспомнить, когда в рот что–то попадало в последний раз кроме воды, я не смог. Времени на приём пищи из тех минут, что я себе выделял на поиски хабара, у меня не осталось.

Тут меня осенило, что у меня есть только один споран, с которым я остался и чуть–чуть живца во фляге. Скоро придется делать новую порцию живчика, нужен алкоголь и, хотя бы пару споранов в запас. Тут–то мне на глаза и попалась та тварь, что лежала разорванной на проспекте. Если в пустышах, так понимаю, споранов не бывает, а только в тварях, что смогли развиться, то уж в ней то их должно быть побольше чем пару штук.

Выбравшись из здания, я пробежался до КПП, что стоял на въезде во двор и уже оттуда осмотрелся. На улице все так же было тихо, ни одной твари на горизонте. Но я сильно и не обольщался, поскольку прекрасно уже осознал, что они бывают ну уж очень хитрыми. Тем же способом, который использовал в первый раз — перебрался на противоположную сторону дороги. Потом дворами двинулся к цели.

Пробираться пришлось около получаса, постоянно осматриваясь, чтобы быть незамеченным. Постоянные напоминания, что я далеко не на прогулке были под ногами и на каждом встречном углу — обглоданные кости виднелись повсюду. Сладковатый запах гниющих останков забивал обоняние, не давая работать другим органам чувств. А для того, чтобы сконцентрироваться на чём–то одном, приходилось останавливаться и заставлять себя прислушиваться и присматриваться в подозрительные места. Я, наверное, ещё никогда так много не матерился. Да и в добавок ко всему, ветер совсем утих, чем добавил «остроты ощущений».

Солнце уже во всю пекло мне голову, а кепка особо не помогала. Удачно получилось в одном дворовом магазине раздобыть несколько бутылок водки. Не забыл я и про воду. К сожалению, она была теплой и не сильно помогала. Радовало то, что один из пунктов в моём плане уже выполнен. Я добыл алкоголь!

У меня оставались ещё несколько дел на сегодня: алкоголь добыл, спораны уже близко, добраться до окраины города и сбежать отсюда и самое главное — выжить! Глобальной же целью я для себя назначил Стаб, точнее, мне требовалось добраться до него и уже в нём определяться со своим будущим. Так размышляя про себя и прокляная все эти кости, которые часто преграждали мне дорогу, добрался до туши твари. Осмотр показал, что та фиговина, где должны быть спораны находится у неё на затылке, но уверенности не было, так как голова была покрыта наростами.

Так и оказалось, мешочек с так нужным мне содержимым оказался на затылке. Вот только он был прикрыт с трех сторон роговыми наростами что мешали к нему подобраться. Спрятавшись, я осмотрелся и принялся вскрывать его ножом. Сразу не получилось, нож просто не смог прорезать этот странный плотный нарост. Минут пять я мучился. Плюнув, принялся пробовать вскрыть топором, но об удобстве пришлось позабыть, поскольку роговые наросты мешали хорошенько ударить. Однако дело сдвинулось — после второго удара, он всё же лопнул и уже ножом я смог расширить отверстие. В получившуюся дырку, я засунул руку и выгреб большую кучу чёрных нитей, в которых прощупывались различные уплотнения. Не став рассматривать добычу, помчался во дворы — очень сильно нервировало моё нахождение на открытом пространстве. Добычу спрятал в полиэтиленовый пакет и пожалел о такой глупости, его шуршание резануло по моим ушам и нервам. Повезло, что тварей поблизости не оказалось.

Хорошо, что сразу мне удалось найти боле–менее чистый подъезд, в котором не было вони разложения. Скрывшись в квартире на втором этаже, я проверил есть ли выход на балкон и возможно ли будет с него спрыгнуть в случае чего. А также, осмотрев прилегающий двор, убедился, что мне «на хвост никто не упал» и я смогу побыть в одиночестве.

Достав пакет с моими трофеями, я высыпал все на кухонный стол и принялся перебирать содержимое, отделяя все уплотнения от этой чёрной массы. Стали попадаться золотисто оранжевые нити, это странно — в той тваре на крыше такого не было точно. Скорее всего это связано с её уровнем развития. И что эти нити могут означать я не знал. Нужна очень сильно информация, которой не было. Только вот где бы мне найти источник столь важных сведений. Люди, что встретились ранее, сперва чуть не убили, а к тем, которые увезли Викторию я побоялся подходить. Нужно было все же ехать с Морозом, в который раз пожалел я о своем решении сунуться в город.

Перебрав содержимое спорового мешка этой твари, я стал гордым обладателем хрен знает, чего! Знакомых мне споранов не было совсем, зато другого добра было в избытке. Девять плотных зеленоватых шариков, которые очень сильно напоминали горошины. А также один черный шарик, который выделялся своим размером на фоне остальных. И куча какой–то гадости, в которой все это и находилось. Осмотрев ещё раз свои трофеи, я только покачал головой. Что лежит на столе я не представлял. А то что мне нужно было, отсутствовало. Получается я рисковал зря? Хотя говорить так не стоит, не зря все же тот боец мчался к твари, когда она упала. Наверняка это что–то ценное. Поэтому я сложил всё в отдельный пакетик и спрятал себе в нагрудный карман, а чёрную гадость я не стал трогать.

Осмотревшись ещё раз я принял решение покинуть свое убежище. Придётся всё же устраивать охоту на какую–нибудь мелкую тварь. Правда это организовать здесь в городе не получится, слишком много я видел заражённых, риск чрезмерный. Поэтому засаду я решил устроить на окраине города или за его пределами, думаю до границы города было не так далеко — её можно было уже рассмотреть из окон. Вдалеке виднелась небольшая полоска леса, к которой я и собирался направиться.

Глава № 4. Выбраться из города

Трус во мне праздновал свою победу над моим я. Вздрагивать приходилось и прятаться по любому шороху, а его в этой местности хватало. То ветер качнет разбитые фрамуги в окне, то мелкие крысы что в большом количестве, выползут на просторы пировать на останках. Всю свою сознательную жизнь я считал себя «далеко не робкого десятка». А тут я понял, что такое страх. Одно только радовало, что Вика попала к людям и уж тамто ей куда как спокойнее. Даже не представляю, как она вчера добиралась до того отделения. Хотя, вспоминая своё состоянии, вполне понятно — тогда на окружающую обстановку тоже сильно не реагировал.

Мне же предстояло в ближайшее время выбраться из города, который покидали твари разного вида. Я полагал, что они все собрались на шум, который устроил пикап и караван, что покинул город. Да, больших тварей не было, но вот попроще я уже видел с десятка два или три и все он передвигались небольшими группами. Они двигались в сторону реки, что виднелась на горизонте. Сейчас я прятался в пятиэтажном доме на четвертом этаже, откуда открывался отличный вид на частный сектор что примыкал прямо к водной преграде. Рядом с домом пролегала дорога, которая примерно через два километра упиралась в полуразрушенный мост. Судя по всему, это его взрыв я и наблюдал тогда. Сама же река была не сказать, чтобы широкой, но вот о её глубине я, к сожалению, отсюда сказать ничего не могу. В широкой части реки можно было спокойно перекинуть камень на другой берег.

Добраться до текущего места у меня получилось примерно за три часа и вот уже с пол часа я наблюдал за миграцией тварей и смотрел как садится солнце за горизонт. Честно сказать я рассчитывал на более быстрое передвижение. А самое противное было то, что границы кластера я не наблюдал. А помня о предупреждении Мороза, боялся оставаться тут.

Закат меня пугал до колик. Поскольку я опасался ночевать в городе ещё больше чем попасться тварям на глаза. Помня о предупреждении моего крёстного касательно пребывания на перезагружаемом кластере и о последствиях такого времяпрепровождения, я внутренне содрогался, представляя себя сидящем в углу этой квартиры и пускающего слюни. Бррр… Нет уж, насмотрелся я однажды на всю жизнь, на таких вот «с поехавшей кукушкой» и примыкать к их рядам я точно не собирался.

Однако судя по темпам, что выказывали твари внизу, мне предстояло покидать город либо в сумерках, в лучшем случае, либо же — в полной темноте под светом звезд. А пользоваться осветительными приборами тут все равно что — позвать тварей на ночной перекус. Причём перекусывать будут тобой. Хотя бы стоило добраться до реки, а там уже найдётся лодка, на которой и смогу уплыть по воде вниз по течению. Сомневаюсь, что река делает крюк вокруг этого кластера. План меня устраивал, и река протекала в том же направлении, что и указывал мне Мороз, упоминая про местное поселение людей. И по любому, я должен буду покинуть кластер быстрее, чем пешим темпом.

Выбраться из дома я решил через пять минут, когда понял, что поток тварей совсем сошёл нанет. Я покидал этот район города, где оказался. После него у меня осталось жуткое впечатление, поскольку я видел, что город, как бы, слеплен из нескольких одновременно — тут я насчитал, как минимум, три города в одной местности. Сложно это описать словами. Город состоял из трех различных временных отрезков. Порой дома состыковывались как будто сумасшедший архитектор соединил бетонную высотку с деревенской избой из сруба. И все эти пейзажи только угнетали меня. Я давно привык к своему маленькому городку, который можно было проехать от начала до конца буквально за несколько минут. Тут же был — как минимум потенциально город миллионник. Во всяком случае, я оставлял у себя за спиной кучу домов, которые я смог рассмотреть только, взобравшись на восьмой этаж одной из многоэтажек, когда прятался от тварей пару часов назад.

Перебежав улицу, что разграничивала, как бы, высотки и частный сектор, я скрылся за забором ближайшего дома, удачно, что кто–то проделал в нём прекрасный новый вход. Судя по всему, не справился с управлением и пронёсся насквозь. Не став осматриваться, я направился к следующему забору — в нём был проделан дополнительный выход. Так я добрался до ближайшего проулка и уже по нему, перебегая от палисадника к палисаднику, стал пробираться к реке. Хорошо, что заранее догадался осмотреть свой маршрут из окон той квартиры. Путь, как я рассчитывал, удалось проделать ещё в сумерках.

Мне не повезло найти лодку около реки, хотя лодочная станция присутствовала, а рассчитывать на другие плавсредства не стоило. Берег в обе стороны был пуст и просматривался на несколько километров, что позволило окончательно решить — перебираться на другую сторону придётся по мосту. Хотя в таких сооружениях очень часто есть технические туннели, вот с помощью такого и стоит и попробовать перебраться.

Был ещё один вариант, как перебраться на тот берег. Рюкзак у меня водонепроницаемый и его можно было бы использовать как спасательный круг, вот только всё содержимое придётся выбросить, а там куча нужных вещей, без которых мне ну никак. Мой внутренний «хомяк» схлестнулся с прагматизмом, и он победил. Жизни сейчас ни что не угрожает. Поэтому стоит рискнуть и перебраться на другую сторону через мост, что позволит мне сделать некую преграду между мной и тварями, которые покидают город.

Добрался я до моста уже в полной темноте, отчего вдоволь насмотрелся на почти полное отсутствие звезд. Если раньше и могли быть хоть какие–то сомнения, то тут они отпали полностью. Небо пугало меня своей ненормальной красотой. Виднелись какие–то галактики, что ввергало в ужас. Насчитал я их с десяток.

Как я предполагал, под мостом нашёлся технический туннель. Он позволил мне спокойно перебраться на другую сторону реки и даже пару раз я смог включать фонарик, чтобы осмотреть дорогу. Несколько раз слышал шаркающие шаги где–то над головой. Было очень страшно, продолжать в такие моменты свое движение. Приходилось брать себя в руки и заставлять сделать шаг вперёд. На другой стороне моста у меня даже возникло желание переночевать здесь, подальше от тварей, что бродили по мосту.

Оказавшись на другом берегу, я спрятался в деревьях. Осмотрелся в поисках дальнейшего пути, так как не представлял, где оказался. Продолжать свой путь пришлось вдоль дороги, постоянно оглядываясь. Выбраться на саму дорогу я решился только через пару часов. И уже по ней продолжил свой путь. Добрался до ближайшей придорожной кафешки, где и решил скоротать остаток ночи. Благо я совершил переход с кластера на кластер примерно с полчаса назад, что и позволило мне чуть–чуть расслабиться. Здраво подумал, что лучше всего ночевать не далеко от зон кластеров, чтобы не угодить в случае перезагрузки под туман.

В кафешке нашлось пара бутылок с водой и несколько пачек сухариков. Утолил голод парой банок тушёнки и пачкой сухариков со вкусом икры, запил все это литром воды, после чего, отпил живца, стал готовить себе ночлежку. Устроился на втором этаже около окна, так чтобы в случае чего была возможность выбраться на скат крыши, покинуть здание и свалить в пролесок.

Глава № 5. Утро понедельника

Утро началось для меня с внезапного пробуждения от криков тварей и какого–то шума, который то нарастал, то затихал. Он напоминал мне что–то отдаленно знакомое. Я где–то раньше его слышал. Только, когда я смог окончательно проснуться, я понял что это был шум винтов. Винтов вертолёта, что кружился неподалёку. Он был гражданским, и куча тварей усердно мчалась за ним. Вертолёт же направлялся в сторону города, где я только вчера бродил. В утреннем свете я прекрасно смог рассмотреть отдаленный город, который явно обновился.

И самое страшное это то, что город на горизонте был совсем новым. В скором времени толпе тварей, что гонялась за вертолётом, надоело это развлечение. Они двинули в сторону города. Взглянув в сторону, откуда следовала эта процессия, я похолодел, поскольку на дороге примерно вкилометре от моего места уже вскрывали автобус как консервы с мясом. Тварь, что вскрывала автобус, была немного поменьше той, что вчера решила разделиться на две половинки.

Мне как–то сразу перехотелось куда–то двигаться. Тем более я находился за стенами здания, пускай они и хлипкие по сравнению с тем же металлом автобуса, но они давали хоть какую–то уверенность в надежном укрытии. Смотря из–за занавески на происходящее, я обдумывал как в дальнейшем избегать подобных ситуаций, когда ты заперт в тупиковом месте, и из которого надо ещё придумать как выбраться. Тварь, что изображала туриста на пикнике насытилась и побежала с окровавленной пастью в сторону города. Там уже виднелись пожарища. Это наводило на мысль о том, что ждать выживших не стоит. Сейчас в городе был сплошной ад. И скорее всего твари зачистят город подноль.

Решил, что стоит лучше сейчас удалиться подальше от столь не гостеприимной местности. Твари виднелись только вдалеке и все они сейчас стягивались к мосту. По всей видимости, они все собирались попировать на останках города, поскольку за время наблюдения я заметил, как рухнула одна высотка и несколько облаков от взрыва баллонов с газом, по всей видимости. Даже боюсь представить, что могло послужить причиной обрушения здания. Тем более, что взрывы все были вдали от него. Не став себя мучать догадками, я махнул рукой на всё происходящее. Выбравшись через задний ход, я устремился прямиком к лесополосе, что была буквально в ста метрах от дверей кафешки.

Добравшись до деревьев и спрятавшись за одним из стволов, я осмотрел округу. Сердце стучало в груди как отбойный молоток. Постоянно переживать такой стресс и к тому же постоянное употребление алкоголя, печально скажется на моём здоровье. Так и не заметив ничего настораживающего, я решил продолжать свой путь на запад, поскольку примерно в той стороне следовало искать стаб. Двигаясь в глубине лесополосы, я регулярно стал замечать тварей, но все они были слабыми и учуять меня или услышать видимо не могли, а шумел я порой изрядно. Среди тварей были редкие, с явными изменениями в сторону усиления.

Я вспомнил о своём печальном положении, и стал думать об устройстве засады на пару тварей пошустрее. Поскольку я остался без споранов ещё вчера и во фляге уже остаось чуть меньше, чем половино, вспоминать о своём самочувствии, которое было в первый день пребывания в этом мире, я точно не горел желанием. Поэтому при первом повороте дороги, вдоль которой и пролегала лесополоса — решил устроить засаду. Устроившись на дереве примерно в трёх метрах от земли, я раскрыл пару банок с тушёнкой и принялся за обед. Голод не тетка, хотя кусок в горло лез с трудом. Решил не выбрасывать банки, а сделать из них, так сказать, манок для тварей. Я связал их межу собой леской, благо в туристическом магазине удалось прихватить пару катушек. Прикрепив их в паре десятков метров от моего места расположения, так что бы дёрнув за леску они зазвенели. Я взял подводное ружьё, прихваченное мною из туристического магазина. Приготовил его к бою и принялся ждать жертву, которая будет пробегать мимо.

Ждать пришлось около получаса, что странно, учитывая прежние их интервалы. По всей видимости скоро миграция тварей спадет до минимума. Но тех, кого дождался, я решил не беспокоить, так как среди монстров бежал настоящий гигант. Выглядел он как обколотый химией качёк, который забыл о том, что пора остановиться. Реально тварь тянула килограммов под триста и при ходьбе она издавала странные цокающие звуки. И эту тварь я точно не смог бы успокоить обычным гарпуном. Поэтому я продолжил ждать своего шанса.

Я не ошибся, примерно ещё через пятнадцать минут мимо пробегала достойная жертва. Бежал резво и вертел головой по сторонам. Я же, осмотрев ещё раз дорогу в обе стороны, принял решение, что стоит попытать счастье. Дёрнув один раз за леску — стал следить как отреагирует тварь. Услышав шум банок, она встала как вкопанная и стала смотреть в сторону, где я подвесил манок. Так как я находился с подветренной стороны и тварь по всем правилам не могла меня учуять, я ещё раз дёрнул за леску. После чего, стал смотреть, как она стала приближаться к моему «подарку».

Как только тварь добралась до места шума и принялась яростно осматривать банки, постоянно перебегая с места на места, я прицелился ей в ногу чуть выше колена и выпустил гарпун. Попал я удачно — угадил гораздо выше, но было видно, что стрела прошла рядом с костью и вышла с другой стороны. Вдобавок ко всему зацепил ещё и артерию, потому–что буквально в несколько секунд под тварью натекло просто чудовищное количество крови. Тварь сперва удивлённо посмотрела на свою ногу, которая перестала её слушаться, и повалилась на бок. Но удержавшись за ствол дерева просто чудовищно громко заурчала, что в мои планы никак не входило.

Я быстро спрыгнул вниз, и чуть было не позволил твари добраться до меня. После чего устроил пару кругов вокруг ближайших деревьев. Это позволило размотанному до конца тросу повалить тварь на землю. Недолго думая, я ударил по темени противника своим топориком. Тварь мгновенно затихла.

Я же, осмотрев округу, быстро направился к своей лёжке на дереве и поднявшись на прежнюю высоту осмотрелся ещё раз. По–видимому, мне повезло — тварь не приманила своим урчанием никого больше. Лишь через пять минут я окончательно успокоился и принялся спускаться на землю. Нужно было срочно проверить одарила ли меня данная тварь спораном или же мне придётся устраивать ещё одну засаду.

Мне повезло, вскрыв споровый мешок на затылки твари, я стал гордым обладателем двух споранов. Это позволит мне прожить ещё как минимум сутки, не заботясь о живчике, да и водки в рюкзаке было предостаточно.

Вырезав из ноги гарпун, я собрал все свои пожитки и отправился дальше в дорогу. Скрываясь за деревьями ближе к полям, что были засеяны подсолнухами, я брёл вдоль дороги и думал, где мне лучше будет приготовить живчик. В скором времени поля подсолнечника кончались и потянулись просто травяные. Вдалеке показалась небольшая деревенька, до которой было примерно спяток километров. Добравшись до ближайшего дерева, на которое я смог легко залезть и оттуда осмотреть в бинокль деревню, я понял, что это то, что мне было нужно. Поскольку это была не деревня, а скорее посёлок дачников, в котором насчитывалось около трехдесятков домов. Точнее было сказать сложно, поскольку местность резко уходила на снижение и всей картины мне осмотреть не получилось.

Добраться до места я решил прямиком через поле. Тут росла просто чудовищно высокая трава. Она практически вплотную подступала к посёлку. По всей видимости он был действительно мелким — скорее всего в нём проживало от силы три десятка семей. Домики были огорожены пусть и добротно, но все же легко просматривались — можно было с лёгкостью сказать, что домики не для зимовок, а использовались как дачи.

Перебравшись через ближайший забор, я сразу же обратил внимание на то, что вдалеке примерно через сто метров от места моего проникновения, стоял кто–то и раскачивался из стороны в сторону. Замерев на месте, я в ужасе стал обдумывать свои дальнейшие шаги. Мне повезло что тварь стояла ко мне спиной. Осмотрев в бинокль тварь и приметив ещё одну, что так же стояла и раскачивалась с пятки на носок — решил приблизиться к домику на участке и осмотреть всё сверху. Лестница, которая вела ко второму этажу была с не просматриваемой стороны.

Поднявшись наверх, я осмотрел всю улицу более внимательно, после чего понял, что мои страхи просто беспочвенны. Хотя тварей и насчитывалось пять особей, но все они были совсем свежие, поскольку на двух из них ещё была одежда. По всей видимости, этот участок мира попал сюда совсем недавно. Решив не рисковать, я перебрался через огороды до другой стороны посёлка и осмотрел ещё раз всю территорию. Как я и предполагал, посёлок оказался дачным. Других тварей я тут не заметил, поэтому я решил валить этих обитателей. Прежде чем обосноваться на ночлег в этом уютном местечке, я всё же решил проверить свои догадки, соорудив похожую конструкцию из банок от тушёнки. Они нашлись в мусоре одного из домов. Потом подобрал подходящий двор, где получится запереть тварей. Закрепив всё как следует, я стал разматывать леску с катушки. Место для контроля удалось подобрать идеально. Двор был виден как на ладони.

Когда же был подготовлен путь к отступлению — я принялся уточнять точное количество заражённых в посёлке. Создав шум, принялся следить за тварями, которые скопом ломанулись во двор, где раздавался манящий звук. Часть их, сделав несколько шагов, просто попадали на землю. Они больше не могли встать, поэтому принялись ползти на манящее урчание более везучих собратьев, которые уже ворвались во двор, но тоже выглядели откровенно вяло.

Спустившись с наблюдательного пункта, я направился с топориком в руке к двум ползунам, что спешили к месту веселья. Успокоить бедолаг получилось тихо и без лишней суеты. Обойдя по кругу двор, в котором сейчас раздавалось урчание, я заглянул в него и рассмотрел более веселую картину — ещё один из троицы, что ворвались во двор, беспомощно ползал.

Поэтому просто взяв в одну руку гарпун, в другую топорик, я вошёл во двор и разрядил гарпун в голову ближайшей твари. Потом, сделав пару шагов на встречу другой, нанёс сильный удар по её голове. С ползающим заражённым получилось совсем просто — нанёс удар носком ботинка в висок. После чего долго матерился на такую несправедливость, так как умудрился выпачкать в крови свои штаны.

Быстро осмотрев ещё раз тела, я побежал к самому высокому сооружению в посёлке. Им оказалась вышка сотовой связи, что возвышалась на добрые пять метров. Взбираясь на неё, я осматривал местность, опасаясь, что буду замеченным издалека. Мне повезло — горизонт был чист и бури не намечалось. Спрыгнув на землю, я побежал проверять свои трофеи. Только ещё больше стал материться из–за полного отсутствия споровых мешков у тварей. Зато очистил местность, где теперь смогу переночевать с удобствами. Удалившись в другой конец посёлка, я принялся осматривать дома один за другим в поисках того, что мне могло хоть как–то пригодиться. Повезло найти монтировку и с её помощью я легко вскрывал замки на хлипких домиках. После чего, спокойно осматривал их содержимое. Если вы бывали в летних дачах, то прекрасно понимаете, что мне представало перед взором.

На это я потратил пару часов, но все же был вознагражден, пускай и не очень, но всё же хоть что–то. В одном из домов я обнаружил охотничий сейф. Спорная находка, так как ключей от сейфа я так и не нашёл и как вскрывать его я не придумал. Хотя меня немного и успокоило, что в посёлке сейчас кроме меня никого нет, но всё равно шуметь мне не хотелось. Завтра я должен буду покинуть этот посёлок, потому, что тела тварей скоро завоняют, хоть я и скинул их в погреба. Там будет попрохладнее и разлагаться они должны начать гораздо позднее. А кровь, что натекла, я присыпал хорошим таким объёмом опилок, которых было много на каждом участке.

Был ещё один казус, который меня научил главному принципу в мародёрстве таких вот территорий. НЕ ВСКРЫВАЙ, СУКА, ХОЛОДИЛЬНИКИ!!!!

Вонь стояла в том доме, где я догадался это сделать просто чудовищная и смрад охватил ещё пару домов в округе. Как же я себя материл. Решил, зараза, полакомиться чем–нибудь приятным для души и тела. Но мне повезло, когда я принялся осматривать погреба. Вознаграждением мне было реальное сокровище для оголодавшего путника. Несколько банок с консервами на зиму, среди которых отыскалась настоящее лакомство. Баклажанная икра, которую я любил. Утащил их в дом, который выбрал для ночлега и подальше от того, где я совершил глупость. Благо он располагался на окраине, и я не превратил всю местность поселка в химически зараженную территорию. Я продолжил искать что–то полезное, хотя и не мог представить, что именно это должно быть. Требовался транспорт, а здесь его не было совсем. Так же обыскивая поселок, я нашел границу кластера, что пролегала в двухстах метрах от него. Сразу же вспомнил прошлую свою ночёвку. Так крепко спать, как спал этой ночью, я не должен себе больше позволять. А если бы кластер, на котором я тогда находился, отправился на перезагрузку? Страшно представить, что со мной могло бы быть.

Как не странно, полезное нашлось буквально в паре домов от моего будущего ночлега. Это оказался велик. Подумав, и все ещё раз взвесив, я решил, что собирать толпы монстров за спиной на машине глупо, а вот велик — это тихое средство передвижения. Да и местность позволяла легко, в случае чего, развивать приличную скорость. Крутить педали конечно же устанешь, но это всяко быстрее, чем на своих двоих.

Собрав все в одном месте, я принялся обустраиваться на ночлег, выбрав первый этаж хорошего кирпичного домика. В нем нашлась чудесная двуспальная кровать. Проверив бак в уличном душе, я чуть было не запрыгал от счастья поскольку, он оказался полным и в нем была теплая, чуть ли не горячая вода. Так что приняв душ и облачившись в свежее белье, я почувствовал себя заново родившимся. Старое выстирал, и развесил его на ветру, оно обещало быть сухим уже через пару часов.

Поужинав местными изысками, я приготовился ко сну. Впервые в этом мире я ложился в постель, застеленную чистым бельем. Поэтому я отключился всчитанные минуты. Сказалась усталость, накопленная за день.

Глава № 6. Внезапные гости. Странности со зрением

Проснулся я среди ночи, сперва не поняв, что именно меня разбудило. Чуть погодя осознал, что слышу шум двигателя, что приближался со стороны дороги. Вскочив и быстро облачившись в камуфляж, поднялся на второй этаж, благо лестница была в доме. Здесь я осознал всю «жопу», в которой оказался. Прекрасно помня слова Мороза о том, что существуют некие коалиции людей в этом мире, которые явно недружны между собой и мне стоит остерегаться общения с людьми, встреченными в таких вот местах.

В поселок въезжало три машины, одной из которых был огромный грузовик, предназначенный для транспортировки людей. Две другие — пикапы с модернизированными кузовами. На них были установлены пулемёты. Они напомнили мне тот джип, который выманивал тварей в городе. Они проехали до центра поселка, что позволило спокойно рассмотреть все детали. Понял сразу, что грузовик пустой и в нем только в кабине сидели люди. Остановившись, буквально у меня под окном, из первого пикапа выбрался человек, а за ним и все остальные стали выбираться.

— Вы, двое, давайте осмотрите ту часть посёлка, что севернее нас. Не дай бог опять прошляпите хотя бы одну тварь, самих пущу на органы — произнес высокий мужик, указывая фонариком на двух парней из третьей машины, что замыкала колонну.

— Вялый, осмотри южную часть — более мягко сказал он, обращаясь к своему водителю, который не говоря ни слова, отправился в противоположную сторону.

Двое бойцов, не проронив и слова отправились выполнять приказ. Я же, понимая, что мое присутствие обнаружат в скором времени, лихорадочно пытался понять, что мне делать. Это были точно работорговцы или что–то близкое к этому, поскольку в таком мире им самое раздолье. Тем более им зачем–то нужны органы, это меня изрядно удивило. В таком мире ещё и процветает пересадка органов?

Сперва я было решил свалить тихонько из посёлка, так что бы моего присутствия не заметили, но что–то меня остановило. Пока я прикидывал что да как мне делать дальше, я проморгал бойца, что подбежал к главному и принялся о чем–то докладывать. После чего тот взял с пояса рацию и запросил.

— Вялый ответь Седому. Вялый Седому — и принялся осматривать местность цепким взглядом.

— Шеф, тут был один человек. Следов, ведущих из посёлка я не нашёл. Он ещё здесь по всей видимости — сказал один голос, обладателя которого я не видел.

Размышляя над услышанным, я принялся проверять весь свой боезапас. И подсчитывать количество вооружённых людей, которые рассыпались по территории посёлка. Насчитал семь человек. А вот решать с ними мне придётся «по мокрому». Поскольку я был точно уверен, что меня отпускать просто так никто не будет, во всяком случае целым и невредимым, вырежут органы и будь здоров, можешь идти куда тебе надо.

— Рейд удачно начинается. Иммунный — да в самом начале, сказка, хороший знак — обрадованный голос прозвучал за окном, после чего короткая пауза и хороший такой звук удара чего–то твердого о человека.

— Заткнись, тварь. Ты что забыл, где находишься? — произнесли с шипением.

— ШУКА! Ты мне выбил два жуба — раздался другой голос, который отдавал шепелявыми нотками.

— Через неделю новые вырастут, как будто бы не знаешь — уже без злобы произнесли в ответ.

А вот эта фраза ввергла меня в шоковое состояние. Как такое возможно, чтобы зубы вырастали заново. Этого просто не может быть. НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТАКОГО. Или же это местные шуточки?

— Вялый, что скажешь? — раздался голос через пару минут за окном.

— Тут был один свежак, который обошёл все дома. В одном даже догадался заглянуть в холодильник. В доме с оружейным сейфом ничего не взял, видимо не смог вскрыть его.

— Что в сейфе? — спросили в ответ.

— Всё как обычно, гладко ствол и пара гранат нынче нашлись. Вообще странный тут хозяин, то гранаты, то пистолеты.

— Свежак ещё тут?

— По всей видимости да. Он много тут наследил и сложно понять, где именно он сейчас. Часто заходил в одни и те же дома по нескольку раз. Но следа, уходящего из посёлка, нет. Как и следа о том, откуда он попал в поселок.

— А он не мог уйти из посёлка, а след уже растаял? — задал голос, которого я ещё не слышал.

— Даааа! С кем мне приходится работать? Ты дебил, если следы есть в посёлке, то и след, ведущий из посёлка так же бы остался. Вот скажи мне, Вялый, почему они все такие дебилы? — произнёс их главарь, поскольку я узнал его голос.

Если честно, то я тоже ужаснулся от тупости данного коллектива — они явно не блистали умом, за исключением может пары бойцов. Меня пугал в первую очередь их командир, который вёл себя расслабленно. По всей видимости он держал всю эту шваль в кулаке.

— А чего ты ещё хотел от дебилов, которые кроме спека не знают ничего — ответил старшему водитель пикапа, который въехал первым в посёлок.

— Вялый, возьми троих и найдите мне этого шустрика — отдал приказ старший.

— Ты, ты и ты — за мной — отдал приказ Вялый, после чего они отправились в начало улицы.

Это мне удалось рассмотреть через зеркальце, которое попалось под руку. Оно так удачно лежало на тумбочке возле окна. Нет бы раньше его найти. Вопрос моего обнаружения упирался только в срок. Меня изрядно волновал этот малец, который умудрялся находить мои следы, он был во всем прав. Решив, что лучшего момента для нападения у меня не будет, да и пассивное поведение только усугубит моё положение, я решил завалить первым их главного. Потом переключиться на удаляющуюся четверку, поскольку только их ведущий отдалился и двигался как бы в сторонке от трёх дебилов, что шли рядом друг с другом. Идеальная мишень — можно одной очередью положить если не всех четверых, то уж точно троих. Но вот их главный, был самым опасным противником, которого стоило «вались» сразу же.

Посмотрев в зеркальце и убедившись, что в сторону окна никто не смотрит, я поднялся во весь рост, навел мушку на спину главаря и выпустил одну очередь из трех пуль. После этого, перевел автомат в режим автоматической стрельбы и выпустил остаток рожка в четверку, удаляющихся противников. Потом я сразу же залёг на пол и пополз подальше от окна. Стены и все содержимое домика мгновенно наполнилось свинцовыми мухами, которые вырывали из стен просто чудовищные клочья штукатурки.

Выбравшись на веранду, я рыбкой прыгнул в открытое окно, после чего ушёл в перекат и побежал, прикрываясь к соседнему дому. На ходу отсоединил опустевший магазин, выбросил его куда–то в сторону. Только когда я спрятался за стенами нового укрытия, позволил себе осмотреть свой путь. Заметили меня или же нет? Выстрелы гремели, не прекращаясь. Мне не было видно результатов своего неожиданного нападения поскольку дом скрывал от моего взора улицу. Раздался взрыв и дом, в котором я пару минут назад прятался, полыхнул. По всей видимости взорвался баллон с газом. После этого стрельба стихла. Затем я впал в ступор, поскольку та цель, что была для меня главной, сейчас возникла прямо из неоткуда посредине участка. Как раз между мной и тем домом, в котором я недавно прятался.

Наведя на него свой автомат уже перезаряженный, я выпустил по цели ещё одну очередь, уже из десятка патронов. И точно видел, что я попадаю по нему. Но ему было всё равно, точнее не так, ему было всё равно от попаданий. Потом он прыгнул за бак с водой, что был посредине участка. После чего я взял на прицел двор того участка, с которого стоило ожидать приближение противников. Что и позволило мне «снять» двоих выбежавших из–за угла дома одной очередью. К сожалению, я не знал, что было с той четверкой, что отправилась на мои поиски, поскольку я выпускал по ним очередь уже навскидку. А вот то что этот терминатор, который командует этим сбродом ещё жив, изумляло. Ещё когда я стрелял из окна, я точно видел, как пули ударились по его спине. Да и сейчас был уверен в попадании нескольких пуль.

— Идиоты. Обойдите дом с разных сторон и зажмём его перекрёстным огнём. Что с Вялым? — раздался голос старшего.

— Вялого убило! — ответили ему, после чего в мою сторону снова открыли шквальный огонь перемежаемыми матами главаря.

Я же порадовался тому, что я как минимум уменьшил поголовье этой банды уже на троих. Осталось думаю ещё четверо противников и самое противное что среди них — неуязвимый главарь. Эта сволочь была абсолютно права, они смогут меня легко закидать теми же гранатами, если смогут меня зажать в доме. Поэтому я попытался скрыться сразу же, как услышал крик.

Выбравшись с другой стороны дома, я побежал, прячась за кустами. Жутко пугало, что я не знал сколько противников и где они, а местность для них прямо подарок. Спрятавшись за кирпичной стеной следующего дома, он же был последним в этом направлении, дальше только поле, либо придётся двигаться параллельно противникам, что позволит меня «снять» на бегу. Я решил, это мой крайний рубеж, так сказать «за нами Москва и не шагу назад». Тем более, ко мне не получится подобраться незамеченным как минимум с двух сторон, так как местность была открыта, что позволило мне сосредоточить свое внимание на основном направлении, откуда следует ждать гостей. Знать бы сколько их осталось?

Так как они были пока уверены в том, что я ещё скрываюсь в том доме, я решил использовать фактор неожиданности. Теперь я мог спокойно покинуть посёлок, если бы добрался незамеченным до соседнего дома. Но что–то мне подсказывало, что это будет только отсрочкой. Поскольку я «привалил», как минимум, троих из этой шайки, то их главарь за своего зама точно прибьет, а тот Вялый ни кем иным не мог быть, учитывая его реакцию на известие о гибели Вялого.

Выглянув из–за стены чуть больше, я увидел ещё двоих бойцов, которых сразу же взял на мушку. Они точно дебилы, поскольку даже в боевой обстановке умудрились скучиться, делая себя удобной целью. Выпустив по ним длинную очередь на весь магазин, я смотрел как те падают с явно дополнительными отверстиями в теле. А так как я выглянул чуть больше, чем следовало, то получил и сам дополнительное отверстие в своем теле.

Сволочь везучая прострелила мне плечо. Я заорал, боль была просто ужасной. Правая рука отнялась и повисла плетью. Унять крик боли получилось только неимоверным усилием воли. Боль, которая заполонила разум не давала мыслить здраво. Поэтому я сунул в зубы рукоятку ножа, чтобы заставить себя молчать. Это помогло, но не сильно. Только позволило немного сконцентрировать свое внимание на происходящем. Получалось, что я лёгкая добыча. А ещё больше меня напугало то, что двигаться я не смогу даже ползком. Крови из раны практически не было. Хотя ощущения говорили о том, что там как минимум отсутствует пол плеча. Тут раздался голос из–за дома, за которым я прятался.

— Урод, я видел, как попал в тебя. Ты там от болевого шока надеюсь не сдох ещё? — это был голос главаря бандитов — Мне будет очень жаль если ты сдохнешь, так и не дав поговорить с тобой по душам. Я слышал, как тебе понравились эти ощущения. Жаль, что они не продолжительны. Ну ни чего, я обновлю их, дай только добраться до тебя.

И действительно, я перестал стонать, как только он произнёс это. Боль осталась, но перестала быть такой невыносимой. Тут я взял автомат в левую руку и направил его на ближайший угол. Теперь я был уверен, что противников осталось не более трёх, и они спокойно смогут зайти с разных сторон, а мне деваться некуда. Попытавшись встать, понял, что смогу это сделать. Я постоянно вертел головой и прислушивался, прекрасно понимая, что в любой момент мне могут зайти за спину, после чего я превращусь в лёгкую добычу. Жаль у меня не было гранаты, ушёл бы красиво.

И тут случилось невероятное. Я точно почувствовал, нет не так, я увидел, как у меня за спиной прямо за домом стоят два человека. Они были в полуприсяде, но при этом смотрели друг на друга. Сложно описать это, но я точно знал, что это ублюдки, оставшиеся от отряда. Получается в последний раз я все же отправил к праотцам двоих. После нескольких жестов руками со стороны правого они разделились и принялись медленно обходить дом с разных сторон.

— Гнида, ты ещё там? Надеюсь не сдох? А то я не уверен сильно ли тебя зацепил? — раздался с правой стороны голос главаря — Ты уж потерпи, не сдыхай, я очень хочу познакомить тебя с моим «особенным даром» поближе.

Обе фигуры замерли за углами дома с противоположной стороны. Я решил, что стоит остерегаться противника, который сейчас явно меня забалтывает и отвлекает на себя. А вот второй — двинулся очень медленно в мою сторону. Прижимаясь к стене, я добрался до угла дома, который был ближе ко второму бойцу. Не знаю почему, но я точно знал, что это все не плод моего воображения. Как только я добрался до угла, я недолго думая прыгнул за угол и выпустил несколько пуль в направлении противника. Раздались выстрелы в ответ. Мне обожгло болью правую ногу, но той непереносимой боли не было. Но вот отметка что была ближе ко мне погасла мгновенно. Вторая, что отвлекала меня, помчалась на выстрелы, надо было действовать одновременно — был бы шанс. А так, я встретил его очередью из АКСУ, считай, в упор. Отметка второго погасла также.

Моё сознание приказало уйти на перезагрузку, и я «поплыл». Не понимая, что происходит я попытался подняться, но только хуже сделал. Голова закружилась, руки перестали слушаться, от чего я повалился на спину. В голове звенели колокола почище, чем в первые сутки пребывания в этом мире. Помахав рукой сознание покинуло меня.

Глава № 7. Разговор с мусором этого мира

Сознание возвращалось как бы пробуксовывая на месте медленно, медленно по крупицам. Сперва пришла боль в теле потом я смог открыть глаза. Лучше бы я сперва хорошо об этом подумал. Поскольку сразу же после этого пришла адская жажда — сильно захотелось пить. И чем скорее я попью, тем скорее я смогу почувствовать себя лучше. Сразу начинала болеть голова и перед глазами шли круги, стоило только об этом подумать.

Я медленно перевернул своё занемевшее тело на бок, дотянулся до фляжки с живчиком. Попытался отвинтить крышку — получилось сдвинуть только с третей попытки. Руки тряслись как у заправского алкаша поутру. Причём отвинчивать пришлось зубами, так как правая рука не слушалась. Приложился к фляжке, которую я толком так и не смог открыть. Живчик лился маленькой струйкой. Мешала крышка. Рука дрожала и я постоянно разливал ценную влагу. Жажду это немного уняло, но голова продолжала болеть. Зная по прошлому опыту, не стал прикладываться повторно, решил полежать немного. Надо дать, так сказать, живчику усвоиться.

Примерно через пять минут я понял, что усвоение пошло. Нет, жажда никуда не делась, но теперь стало понятно, что это всё же обычная жажда, хотя и понимание того, что живчика надо ещё, также имелось. Отпив ещё немного, я попытался приподнялся на локтях, чтобы осмотреться — тутже свалился от острой боли в плече. Всёже вчерашнее ранение сказывалось. И судя по всему, я провалялся тут на траве, никак не меньше нескольких часов. Стоял уже день ближе к обеду, точнее сказать сложно.

Посмотрев в сторону, где был пристрелен мною последний из противников, я увидел труп, который раскинул мозги напол участка. Над ним вовсю уже роились мухи да пара любопытных ворон. Скоро пойдет трупный запах — стоит убраться отсюда подальше и чем скорее, тем лучше. Тело требовало воды. Только тут я вспомнил, что меня зацепили не только в плечо, но угодили и в ногу вроде как. Быстро бросив взгляд на плечо, я увидел в разгрузке входящее отверстие от пули. Плечо болело, но не скажу, чтобы сильно меня беспокоило. Кости после ранения были точно целы — пуля прошла навылет через мягкие ткани, это я сразу же понял.

Осмотр ноги и вовсе вверг меня в странное состояние — после такого, я точно не должен был выжить. У меня в ноге имелась «хорошая такая» дырка, размером с палец, точнее, она раньше там была — сейчас же ей явно можно было дать, как минимум, пару недель, если не больше. Заживление шло просто какими–то фантастическими темпами.

Тут я вспомнил слова Мороза по поводу живчика. И не став себя уговаривать, выпил остатки. Хуже в моей ситуации точно не будет.

Решил взглянуть на плечо. Оно меня ещё больше удивило — прошло не более двенадцати часов, а рана выглядела так, будто бы ей, как минимум недели две. Так не бывает! Раны, должны были меня полностью обескровить, и я бы просто не проснулся! Но я сижу на траве, осматриваю свои болячки и при этом чувствую себя просто превосходно не взирая на то,, что недавно получил несколько свинцовых гостинцев в тело.

Рассматривая раны, я понял, что чертовски проголодался и требуется срочно что–то «закинуть» в себя. Попытался подняться, но не тут–то было. Боль прострелила сперва руку, потом ногу, на которую я «удачно» так прилёг. Отдышавшись, я пополз к телу главаря бандитов. У него точно должен быть живчик и надо собрать трофеи. Помнится, у них было чем поживиться. Как минимум все были вооружены и, не плохо так, вооружены. Первое мое укрытие они просто изрешетили как сыр, а в нём толщина стен была в два кирпича.

Доползти до трупа мне удалось только минут через пятнадцать. Нога болела, как и плечо, поэтому приходилось ползти, используя левую руку. Добравшись до трупа, я снял у него первым делом фляжку с пояса. Как и ожидал, там оказался живчик. Я его вкус теперь уже точно ни с чем не спутаю, даже если его будут делать на таком вот напитке. Дешёвый понторез, на мой взгляд. Делать живчик на вискаре как–то неприлично. Так же я забрал у него автомат и два полных к нему магазина. Что за модель не смог определить, поскольку просто не видел, даже в интернете, таких «игрушек». Хотя было время когда, я очень активно интересовался новинками в сфере вооружения. и даже хотел, пойти в наёмники. В моём мире с этим проблем не было — частные военные компании существовали во всех странах.

Осмотрев автомат более тщательно, я понял, что бывший хозяин любил свое оружие. Тщательный уход за ним был как ритуал, поскольку был так тщательно вылизан. Такой автомат я точно не решусь разбирать и зачищать. Слишком сложно все в нем было наворочено. Сразу видно — вещичка убойная. Так же мне удалось найти на трупе пару контейнеров. В одном я обнаружил странного вида шприцы, полные желтоватого раствора, во втором — ранее уже встречаемые вещи: с десяток зеленоватых горошин и десяток споранов, что изрядно меня порадовало. Не зря всё–таки я таскаюсь с этими трофеями. Контейнеры реально оказались удобным хранилищем. Пожалуй, стоит переложить в него всё. Так же я стал гордым обладателем топорика кстати гораздо круче моего. Он удобно крепился к разгрузке у мужика за спиной, я даже уже было подумал не переодеться ли мне в его экипировку? Но отмёл эти мысли сразу же. Против оружия или каких–либо предметов, я не против, а вот взять то, что было одето раньше на труп, ну ни как. А вот крепежную систему я всё же забрал.

Удивило так же то что у главаря не было с собой никаких обезболивающих или стимуляторов. По всей видимости, как раз те шприцы, что я нашёл и были ими, хотя в этом я не очень уверен. Мало ли какая там херня намешана. Прими я такой коктейль — уже не поднимусь от передозировки. Зато порадовал пистолет, снятый с трупа. Напоминал мне футуристическую пушку из фантастических фильмов. И патроны в нём были прямо–таки из ряда вон — тонкие с пару миллиметров толщиной, прямо иглы какие–то. А вот запасных магазинов или дополнительных боезапасов к нему я не обнаружил. Одна обойма с десятком игл — это всё что было. Решив, что запас патронов будет в машине, на которой он прибыл сюда, я отправился к ней.

Добраться до машины, я смог только через пол часа, приходилось часто отдыхать. В движении очень болело плечо, а про ногу я вообще не мог забыть — болела просто не выносимо. Но даже этот результат меня порадовал. Я думал, что буду добираться гораздо дольше — видимо сил мне придал живчик.

В машину главаря бандитов я проник только после осмотра местности. Опасался различных гостей, что могли легко тут нарисоваться. В машине я разместился на заднем сидении. Тут было удобнее разместить раненую ногу, которой требовался покой. Под боком обнаружил пару рюкзаков, которые временно переложил на переднее сидение. Позднее их осмотрю. Требовалось найти машинную аптечку и «свалить» из посёлка как можно быстрее. Именно для этого и искал средства так сказать взбодриться. Вчерашний бой был очень шумным. Почему тут ещё не вьются толпы зараженных, я не представлял. Найти аптечку получилось в одном из рюкзаков. Немного передохнув, я понял, что не смогу пока ещё управлять машиной. Нужно ещё чуток восстановиться и обработать раны.

Улёгшись на заднем сидении, я убрал вещи, что обнаружил в рюкзаках подальше, позднее изучу их подробнее — может что–то и пригодится. В аптечке обнаружился странный набор первой помощи, такого я раньше не видел и не представлял, как с этим обращаться. Пришлось изучать инструкцию. В наборе было несколько тюбиков, а именно: спец–гель, который наносился на рану, после чего становился твердым и не давал внешней среде мешать заживлению, а также ещё два тюбика не менее нужных. Второй полагалось принять внутрь. Это был комплекс витаминов, которые помогали организму справиться с повреждениями. Третий же оказался самым полезным для меня. Это был спец препарат, для обезболивания. Принять его можно было несколькими способами: инъекция с помощью предварительно разогретого в руках шприца, наружно, для чего надо выдавить на место ранения и растереть или же прием во внутрь.

Выполнив все по инструкции, я понял, что это действительно помогает. Поскольку буквально через несколько минут я уже перестал ощущать ноющую боль в ноге и плече. Попытавшись подняться, я понял, что смогу даже пройтись уже, а не ползать как улитка. Пусть и не смогу использовать раненую ногу как опорную, но и это было уже «круто». Моя скорость передвижения выросла вразы.

Срубив топориком хорошую ветку в виде большущей рогатки, я обернул её верхнюю часть тряпкой. Получилось некое подобие костыля. Осмотрев машину уже со стороны, я прямо залюбовался тому как был установлен пулемёт. Спец подставка, изготовлена не кустарно. Она явно очень хорошо компенсировала отдачу такого оружия. Сам же ствол очень сильно меня заинтересовал, и я принялся рассматривать его. Такой модели я не знал, в моем мире её явно не существовало. Затем моё внимание привлекли ближайшие тела, на них я ничего ценного не обнаружил. Надо будет обыскать тщательно машины бандитов на предмет боезапаса — у этих оказались просто отвратные стволы как по качеству, так и по состоянию. К моему АКСУ у меня практически не осталось запасов. Бандиты хоть были разномастно вооружены, но ничего похожего не нашлось. Автомат, что был у главаря, тоже не имел приличных запасов. Зато само его качество было на высоком уровне, и ухаживали за ним достойно. К слову, у основной толпы из вооружения не было ничего подобного.

Мой новый автомат, который теперь лежал в пикапе, был оснащён прямо–таки чудовищными патронами. Если с АКСУ все было более–менее понятно, стандартный калибр семь шестьдесят два, то тут явно было в два раза побольше. Да и их предназначение меня удивило — все они были бронебойными. Ну во всяком случае я так и предпологал.

Судя по всему, главарь был богатым, раз пользовался явно недешёвым вооружением, или его ствол предназначался не для людей, а для других целей. Вспоминая тех тварей, что носились по городу, я очень сильно удивился бы, не найдя сейчас чего–то подобного в арсенале бандитов. В кузове второго пикапа обнаружились несколько цинков, но в них были ленты к пулемёту. Это изрядно меня порадовало поскольку хотя бы к нему будет у меня запас патронов. А вообще удивляло, почему так мало запаса боекомплекта? Тут два варианта: или он здесь в таком количестве не нужен, как я прикидывал, либо — их база совсем неподалеку от сюда. Хотя вариантов может быть куда больше.

В общем я пока решил осмотреть два тела, пристреленных в первые минуты боя — они лежали неподалёку. Одним из них должен оказаться тот самый, Вялый. Осмотрев ближайшее тело, я понял, что ничего интересного на таких бойцах точно нет. Всё, что меня могло в нем заинтересовать, так это — наличие полного боезапаса к непонятному мне стволу, лежавшего неподалеку. Да вдобавок он был откровенно в печальном состоянии, за ним точно никто даже не думал ухаживать. Всё что я нашёл, отправится в кузов, места много, а такое добро чего–то, да и будет стоить.

Когда же я попытался перевернуть тело второго бойца — чуть не обгадил свои штаны. Его стон был настолько неожиданным, что я даже позабыл о своих ранах, отскочив на несколько шагов. Удивило то, что это тело было ещё живо. Я рассмотрел точное попадание в спину трех пуль. Причем одна пуля пробила ему позвоночник. Перевернув тело на спину, не сильно заботясь об удобствах пострадавшего, я осмотрел его более внимательно, постоянно держа нож наготове. Пришлось стягивать ему руки на груди пластиковыми зажимам, которые нашёл ранее в пикапе. Не рискнул больше вертеть его туда–сюда, опасался, что помрет, да и в себе не был уверен, что хватит сил на такие нагрузки.

Срезав с него разгрузку и пояс, я обыскал его одежду. Поскольку в умелых руках всё что угодно могло послужить оружием. Так что, он остался только в нательном белье и штанах. Хотя была мысль срезать и штаны, но не стал рисковать, итак много сил отняло его разоблачение. Мне требовались сведения, которых не хватало чертовски сильно, а источник информации сейчас передо мной, лежал в бессознательном состоянии. Как его привести в сознание я не представлял, хотя и были у меня обширные сведения об оказании первой медицинской помощи, но и только.

Отпив живчика, я посмотрел на фляжку задумчиво. Пожав плечами, влил в рот пленному несколько глотков, которые сразу же показали, что я на правильном пути. Он застонал более активно, пришлось вливать ещё. Припоминая свои потребности, что была у меня час назад, потихоньку влил в него примерно грамм триста. Так как, я прикладывался к живчику раз в пол часа, как только требовал организм, то подумал, что этого объёма ему вполне хватит.

Подождав пару минут, я решил вылить на пленного бутылку воды. Ждать, когда ему надоест играть в бессознательного и он реально очнётся, я не хотел. Это принесло результат — он открыл глаза и стал отфыркиваться. Я же, не останавливаясь, продолжал лить на него воду, поката не кончилась. После чего, открыл ещё одну и насильно влил ему в рот, понимая, что сухость во рту должна мучить его изрядно и поэтому много от него не услышишь, не смотря даже на то, что до этого влил в него приличный объём живчика.

— Ты кто такой? — первое что я услышал, когда осматривал пленного.

Вместо ответа я ударил его по лицу, после чего тот завалился на бок, издав стон. Поднял и усадил его обратно, про себя матерясь, что совершил глупость. Сил и так немного, а тут ещё поднимай это безвольное тело. Продолжил рассматривать его дальше. У пленного забегали глаза по округе и когда тот наткнулся на труп своего подельника, в его глазах промелькнуло понимание, а увидев в стороне свои транспортные средства, совсем поник. Посмотрев на меня исподлобья, он произнес, не спрашивая, а утверждая.

— Я единственный из отряда, кто выжил. Я могу рассказать тебе все, что знаю.

— Меня интересует многое — произнёс я.

— Я многое знаю, для тебя это будут ценнейшие сведения. Но взамен мне нужна от тебя услуга. Понимаю, что живым меня не отпустишь, поэтому хочу уйти счастливым человеком. У Кепа в разгрузке есть два футляра, черного цвета, в одном шприцы, вколи мне три штуки. Взамен ты получишь даже больше, чем можешь рассчитывать — смотрел он на меня с надеждой.

— А как же пожить ещё? — удивился я такому условию.

— Даже если ты меня отпустишь, в чем я сомневаюсь, мне не будет жизни. У Кепа слишком много врагов, а долгов ещё больше, так как я в его бригаде зам, всё на меня и свесят — совсем поникшим голосом ответил он.

Видя мои сомнения, он продолжал говорить, пытаясь убедить меня.

— В тех шприцах — спек. Это что–то типа наркотика. На самом деле, это не только наркота — это ещё и сильнейший стимулятор, в определенных дозах. Если же с ним переборщить можно и «коньки откинуть» счастливейшим человеком. А если же принимать на регулярной основе, тупеешь очень быстро и в конце концов превращаешься в овощ. Но как стимулятор его используют не так часто, во всяком случае, в моём окружении. Сплошь наркоманы и торчки — пожаловался он мне.

— А зачем ты тогда с ними работал? — удивился я.

— А вариантов в той среде не так много. Кадровый голод вот и берешь что есть.

— Это в какой же среде?

— Тут нас многие называют мурами. Что–то вроде отбросов, которые работают с внешниками. Про внешников не спрашивай только после спека.

— А если я вколю тебе этот спек, и ты примешься буянить, тут все же стимулятор? — поинтересовался я.

— Спек в большом количестве однозначная смерть. Хотя в умеренной дозе он позволяет дотянуть до помощи не только тяжело раненым, но бывали случаи, когда даже половину человека удавалось спасти. Так же он способствует заживлению ран, но это не стоит того. На нас и так все очень быстро заживает любые ранения.

— Насколько быстро? — заинтересовался я такими сведениями.

— Очень быстро! Сам — то не удивлён своему состоянию? Ранили тебя несколько часов назад, а ты «точишь лясы» со мной. Вижу тебя ранили в ногу и плечо. Раны твои гораздо лучше, чем должны быть, ведь так? Не удивляйся. Я вижу, что ты новенький в этом мире.

— Так — неуверенно произнёс я.

— Надо же было так опростоволоситься в самом начале рейда — произнёс он последнюю фразу скорее самому себе? при этом смотря в сторону.

После минутной паузы продолжил.

— Ты новенький и у тебя ещё не такая сильная регенерация как у тех, кто в Стиксе уже несколько лет.

— Так сильно заметно что я новичок? — не выдержал я и заговорил.

— Заметно и очень сильно. Ты здесь не больше недели, и ты не знаешь простейших вещей этого мира, иначе бы ты меня связал куда как надежнее — произнёс он выжидающее смотря на меня.

— Это почему? — насторожился я.

— На мне раны заживут полностью уже через несколько дней. Тебе повезло, что у меня нет боевых даров, так бы давно уже умер. Повезло тебе так же попасть мне в позвоночник, судя по всему. Я не чувствую всего, что ниже шеи. И пошевелиться не могу.

Его слова очень сильно насторожили меня. Что за дары? И его скорость восстановления, если правда, то я точно связал его слабовато. Если все так, то он очень скоро сможет начать сопротивляться мне. Поэтому я решил стянуть его конечности дополнительными стяжками и прицепил его руки над головой к забору. В общем создал максимальные неудобства для него. Сам же не выпускал пистолет из рук. Ствол был направлен теперь на него постоянно.

— Зря, я все равно ещё с пару дней не смог бы начать шевелиться, повреждения очень тяжелые. Да и после заживления мне заново придётся учиться ходить, судя по всему — попытался он уверить меня в своей неспособности навредить мне.

— Давай для начала выясним кое–что. Зачем вы сюда вообще прибыли? — решил сменить я тему.

Мужик же рассмеялся, после чего посмотрел ещё раз на меня со странной улыбкой в глазах.

— Мы такие же рейдеры, как большинство здесь. Только большинство нас называют Мурами, как ты уже знаешь. Все из–за того, что мы выполняем грязную работу, которой брезгуют заниматься чистюли. Мы добываем для внешников «мясо», за которое они платят просто не реально. Как ты понимаешь под «мясом» я понимаю таких как ты. Свежих иммунных, они интересны для «внешних». Но особенно ценятся те, кто выжили в этом мире больше полугода и чем дольше человек тут находится, тем больше интереса к себе он получает со стороны покупателей. Они ценятся на вес золота, хотя оно тут никому не нужно, кроме тех же внешников. Нас многие не любят, но нишу в этом мире мы заняли. И с нами вынуждены считаться даже крупнейшие стабы и коалиции. Хотя есть и откровенные сумасброды вроде стронгов, что не разбираясь «мочат» всех, кто сотрудничает с внешниками. Мы поставляем «мясо» внешникам. В свою очередь они платят и защищают нас от крупных неприятностей со стороны иммунных. Тех же стронгов гоняют. Нюансов много и большего, пожалуй, тебе знать не стоит, сам потом все выяснишь, если выживешь и доберешься до «нормальных» людей. Остальное за С П Е К — последнее слово он произнес по буквам.

— А если я откажусь вкалывать тебе его?

— Можешь и не колоть, тогда смело стреляй мне в голову, и можешь спасаться, как знаешь сам. Только учти, справиться самому тебе тут будет очень сложно. Тебя ещё надо крестить, а это может сделать только живой человек, который провел в Улье хотя бы какое–то время. В противном случае ты можешь нарваться на чересчур суеверных людей, которые не будут разбираться, почему ты бегаешь со старым именем и просто пристрелят тебя, да бы ты не навлёк бед.

— Вынужден тебя расстроить, меня уже крестили, но ты прав, мне нужны будут сведения. Спек у меня с собой, вколю тебе его после ответов на вопросы. Их у меня действительно много. Разговор будет долгим — обрадовал я своего собеседника.

— Вколи сейчас три шприца. Успеем поговорить по душам, а так всего тебе никто не расскажет, а вот я смогу тебе дать даже больше, чем ты рассчитываешь, не торгуйся. С этой секунды я лучше просто буду молчать. Пытать не советую, времени у тебя не много. Просто поверь, я могу и покричать для твоего удовольствия, но нужно ли тебе это? Тут хоть и тихие места, но в любой момент могут наведаться твари, на крик или запах крови. Я вообще удивлён, что их тут ещё нет, а судя по тому, что домик тот сгорел, так и вообще ничего не понимаю — произнес он.

— Я бы не хотел разговаривать с обдолбаным чудиком — засомневался я.

— Тут уж извини либо так — либо никак. Тогда просто «кончи» меня, и спокойно решай все свои проблемы без моих подсказок — предложил он.

— У меня очень много вопросов.

— Извини, но я все сказал — он отвернулся от меня.

— Тогда вопрос такой, что вы тут делали? — задал я ещё одни вопрос.

— Хорошо на этот ещё отвечу. Тут всё просто. Недалеко есть трасса, по которой начнут завтра — послезавтра выбираться выжившие из города. Они все будут иммунными, поскольку срок обращения в том городе не очень большой. Вот это «мясо» мы и ловим, потом сдаем внешникам — усмехнулся он.

Немного посидев и обдумывая, что мне требуется узнать в первую очередь, я скинул с плеча автомат и достал шкатулку со шприцами. Показав пленному коробочку, я увидел, как тот закивал, после чего, взял один шприц и вколол его в руку бандита. Тот даже не поморщился от боли, хотя я точно промазал мимо вены. И иглу вколол гораздо глубже и не церемонясь. Первый же укол нарисовал на лице пленного улыбку победителя. Отчего я даже засомневался в правильности своего решения. Нужно было тянуть из него информацию всеми правдами и не правдами. Было бы время и силы. И если бы не эти ранения, спустил бы его в один из погребов и расспросил его там, опустился бы даже до пыток. Но приходится идти на такие–вот уступки, опустошив уже третий шприц, я отступил от пленного. Выжидающе уставился на него. Тот не заставил себя просить.

— Спасибо, хоть уйду счастливым. Жил в говне, с говном общался, а уйду красиво и счастливым. Не смотри на меня как на гниду, не я один виноват в этом выборе. У меня в разгрузке есть пачка сигарет, в ней лежат свёрнутые листочки бумаги — прочитай их, они и есть моя плата за эту услугу. Пачка пустая, это привет ещё из прошлой жизни. Я оказался в этом мире вблизи от приличного стаба, в котором мне и выдали эти листовки. Там подробно описана вся необходимая информация для новенького в этом мире. Скажу сразу про местную валюту: там написана полная чушь. Все давно изменилась, но некоторые представления ты получишь.

После этих слов он заулыбался ещё шире, голова же поникла. Я только сплюнул, прекрасно теперь понимая, что эта гнида меня просто кинула на кучу информации, которая мне нужна как воздух. Он ушёл в мир грёз, я же остался с непонятными листовками, в которых хрен знает что. Какая там информация и чего она стоит? Плюнув на мужика, который в экстазе сейчас пускал пузыри, я бессильно выругался.

Помня о словах счастливо улыбающегося припадочного, я не стал тратить на него пулю, просто разбил голову топориком. Подумав несколько минут, решил ещё перестраховаться. Воткнул в сердце нож, отчего меня замутило. И было я скажу от чего: видеть, как ручка ножа подрагивает в ритме биения сердца, скажу вам, такое ещё зрелище. Сомневаюсь как правильно поступить — решил оставить нож у него в груди. Ждать, когда тот окончательно сделает последний вздох я не мог: ни морально, ни физически. Страшная сила в этом спеке, это точно.

Глава № 8. Познавательная

Бредя обратно к машине, я ковырялся в вещах Вялого, который продолжал все ещё подавать признаки жизни. Пачка из–под сигарет нашлась быстро, вещи же его я забросил в кузов второго пикапа, при этом глянул есть ли возможность снять пулемёт. Возможность была, но возиться в моем состоянии будет очень долго. К слову мур порадовал меня бумагами. Действительно ценнейшие сведения оказались на нескольких листах бумаги.

Разместившись на заднем сидении, я плюнул на осторожность — чему быть, того не миновать, а здраво размышлять мне было лень. Развернув первую листовку, я очень долго матерился, она была изрядно забрызгана чем–то непонятным, и большая часть текста была просто напросто не пригодна к чтению.

Чтение заняло пару часов, приходилось порой додумывать то, что не мог прочитать. Но чтиво действительно помогло уложить в голове важные вещи, был бы текст полным, я бы согласился, что обмен был действительно выгодным. Но и то, что смог узнать, однозначно поможет мне. За это время я допил остатки живчика и почувствовал лёгкий хмель в голове. Так что решил больше не прикладываться к живчику хотя бы пару часов.

Так вот, касательно содержимого листовок, а эти листовки, судя по содержанию, выдаются новичкам, чтобы не разжёвывать простые истины этого мира. Я оказался в мире СТИКСА или, как его ещё здесь называли, УЛЕЙ или Человеческий УЛЕЙ. Он весь состоит из кластеров, напоминающий соты в пчелинных ульях, но не формой, а методом соединения сот (на мой взгляд странное сравнение и ничего похожего я пока не видел). Соты, они же кластеры, чаще всего состыковываются местами между собой так, чтобы логическое продолжение одного кластера переходило в такое же в другом. Например, есть автомагистраль, которая тянется на много километров, может при переходе в новый кластер продолжиться такой же шикарной трассой, а может превратиться в грунтовку, сплошь изрытую выбоинами. Бывает, что кластеры могут соединить простой железнодорожный мост с технологическим совершенством в виде половины дамбы крупнейшей гидроэлектростанции. Кластеры делятся на несколько типов. Стабы — это кластеры, в которых не происходят перезагрузки или же, совсем редко, что просто дождаться этого не реально. Следующие идут так называемые стандартные кластеры, в которых периоды перезагрузки могут разниться просто чудовищными величинами от нескольких дней до нескольких лет. Так же существуют кластеры, которые «зависли». В них творятся просто жуткие вещи, поскольку там перезагрузки идут одна за одной. Чаще всего такие кластеры встречаются на западе местных регионов вблизи черноты. Это следующий вид кластеров, которые как бы вымерли и умертвляют всё живое, что попадает на них. На них можно выжить, но не долго и не качественно. Так же сама местность делится на некоторые регионы. Например, местный регион считается безопасным, поскольку прямых ходов сюда из «пекла» нет. Хотя я не был уверен в географии описанной в листовке, откуда я знаю, что она местная? Может он её добыл, где ни будь за тысячи километров отсюда.

И что такое «пекло» я так и не разобрался, информации не было об этом совсем. А вот пояснение, что из «пекла» часто наведываются «Орды зараженных», имелось. Описание было смутным и непонятным.

Так же было короткое описание процесса переноса, от чего у меня на душе стало немного легче. По той информации, что излагалась в листовках, получалось так: все что сюда попадает — это не перенос, а копирование. Ты здесь и в том мире, откуда прибыл одновременно. В общем, меня ещё есть шансы на нормальную жизнь.

Дальше шла небольшая сноска касательно тварей. По ней получалось, что существует некая градация в развитии этих монстров. Первая самая распространённая — пустыши, затем шли развитые твари, потом матёрые твари и завершали список элитники. Какого–либо описание самих тварей не было.

Дальше пришлось брать вторую листовку. В ней было куда меньше информации, но она была как нельзя кстати. В ней описывалась местная валюта, её соотношение. Валютой оказались трофеи из тварей. Их деление было описано странно и не понятно, так получалось, что самая маленькая единица была споран, более крупной, в плане цены, была горошина — это как раз те зеленоватые штуковины, которые я раздобыл. Потом шёл жемчуг, который делился на какие–то цвета и их ценность была вообще не понятна. Все та же грязь на листовках не давала разобраться. А также была небольшая сноска касательно Даров Улья. Они как–то были связаны с этой валютой.

Дарами улья называли все те нестандартные возможности людей, обосновавшихся в этом мире. Это своего рода компенсация от Улья за перенос в этот мир. Кому–то дают нужные и хорошие умения, кому–то полную чушь. Как я понял, это и был дар улья, когда я стал видеть противников сквозь стены. Да и те странности с главарём муров, пули ему не причиняли вреда и его внезапное появления среди двора, теперь не выглядели как бред. Мутные пояснения сводились к тому, что люди должны обращаться к какому–то «знахарю» за разъяснениями по поводу даров. Тут то и нашлась сноска касательно жемчужин.

Жемчуг служил для развития даров. Самая низшая жемчужина — это чёрная, как раз та, что сейчас лежит у меня в кармане. Она позволяет развить свой дар значительно. Но также несёт очень высокий риск превратить тебя по внешности, в чудовище — в Кваза, пускай и с работающей головой. Вот только чудовище, в которое ты можешь превратиться, уж очень сильно напоминает местные разновидности тварей. Поэтому принимать такой жемчуг стоит с осторожностью, так он значительно повышает шанс появления у тебя нового дара. Если твой дар уже развит прилично на горохе, (причём тут горох я не понял) то чёрная может с мизерным шансом, подкинет тебе слабенький новый дар. Добыть такие жемчужины можно бы из каких–то рубиров и из Элиты.

Следующая идет красная жемчужина. Она уже развивает твой дар гораздо сильнее и ты делаешь не скачек вперед в развитии, а гигантский прыжок и — это за кратчайший временной отрезок. Имеется мизерный шанс превратиться в Кваза. Так же, красная довольно — таки часто позволяла развить в себе дополнительный дар по сравнению с чёрной. Шанс на появление ещё одного дара или открытие новой грани старого, был очень высоким. Добывалась она исключительно из Элитных тварей.

Следующая жемчужина относится к легендам, которые могут изредка мелькать у тебя перед глазами, но дотянуться — не судьба. А из каких тварей она добывается — в листовке не было сказано ни слова. В отличии от предыдущих видов местных ценностей жемчужина могла обратить вспять превращение в Кваза и развить имеющийся дар до максимума, а также открыть новый. В общем, просто чудеснейшая пилюля. Где её искать — описания не было. Стояла странная пометка «Ужас Стикса».

Дальше была информация о местных обитателях, которых просто огромное количество. Но все они могут быть поделены на несколько подвидов. Деление чаще всего происходит по весу твари или же по внешнему виду. И третий лист был посвящён исключительно тварям Улья. Не знаю, кто составлял эти листовки, но о понятии «последовательность» в описании? он, наверное, не знал.

Твари делятся на виды, как упоминалось ранее, «свежие» — это те, которые только — только обратились. К ним относятся следующие подвиды: «ползун» — это совсем обессиливший заражённый, который даже не может ходить. «Медляк» — самая первая стадия после обращения. Как понятно из его наименования, передвигается крайне медленно — спорового мешка не имеет. Так же к начальным видам тварей относится «прыгун». Он может совершить прыжок или рывок с места, примерно от двух до пяти метров и чем старше тварь, тем расстояние рывка выше. Доходит до десятка метров порой, но это скорее исключение. Чаще такая тварь уже перешагивает на следующую ступень эволюции. В ней так же отсутствует споровый мешок. Они, чаще всего, отъедаются своими же соплеменниками.

Вторая ступень эволюции открывает тварям прямо фантастические способности. Самая низшая тварь из этой ступени, она же самая распространённая — это «бегун». Чаще всего социальная, объединяется в группу из трех — четырех особей своего же подвида. Сформироваться сможет только на второй день пребывания в «Стиксе». Чаще всего? это очень полные люди, точнее бывшие люди. Весь запас питательных веществ уходит на формирование либо же если тварь питается полноценно, то она может сформироваться на шестой, в крайнем на седьмой день.

Потом она формируется в высшего «бегуна», который теряет всё сходство с человеком. В этих тварях чаще встречаются спораны, они основные поставщики этого ресурса в «Стиксе». Из «бегуна» вырастает «лотерейщик» — это уже очень страшная тварь весом за двести–триста кило, очень хитрая тварь, с сильно развитыми конечностями. У них уже формируются первые следы естественной брони. Может выдержать до нескольких попаданий пуль в жизненно важные органы, кроме головы. Название получил за то, что, правда с малым шансом, но в его споровом мешке можно найти горошину, прямо как в лотерее: повезёт — не повезёт.

В дальнейшем тварь мутирует в более жуткое создание, «топтуна». Прозвище получено за то, что его ноги приобретают некую ороговелую поверхность, что–то наподобие слоновьих ступней. Только вот если слон, ступает очень тихо для своих габаритов, то вот это создание при ходьбе издаёт цокающий звук. В споровом мешке часто встречается спарены в количестве до десятка горошин. Так же в нём часто встречается какой–то там «янтарь». Что это такое и для чего он нужен я пока не понял.

Дальше развитие твари становится долгим по простой причине — требуется уйма питательных веществ. До поистине сильных тварей дорастает далеко не все мутанты, чаще всего они становятся кормом для более сильных, поскольку поистине развитым тварям требуется гораздо больше есть, чтобы просто поддержать тушу в рабочем состоянии, не говоря уже о росте. Поэтому они часто иммигрируют. Если первые категории монстров не удаляются далеко от того места, где появились в этом мире, то «кусачу», «руберу» и «элите» (как этих тварей называют), они все уже имеют вес за пол тонны. В поисках пищи им приходится путешествовать просто на чудовищные расстояния. Вот и представьте, сколько требуется мяса для прокорма такой вот печки. Получается для тех, кто хочет хорошо развивать себя и свои дары, надо охотиться на вот таких гигантов. Правда эта добыча скорее всего превратит тебя в топливо для своей туши. Более подробно по этим тварям в листовках ничего не было сказано. Да и понятно почему, тут от «лотерейщика» я чуть не помер, а говорить про действительно развиты тварях даже не стоит.

Большего почерпнуть к сожалению, мне не получилось. По всей видимости листовки раньше были скреплены, но какая–то часть была выброшены или просто отсутствовала изначально, не было понятно. Но и тех знаний, что мне удалось почерпнуть мне было более чем достаточно, для обдумывания дальнейших моих планов. Радовало то, что там описывалось, что действительно не стоит бояться ранений или укусов ты не станешь таким же. Так же нашлось и объяснение моему состоянию. Я себя чувствовал просто прекрасно, учитывая два ранения и большую потерю крови. Пожалел было, что отдал весь «спек» тому «муру», но потом, вспомнив в каком он был состоянии после принятия этой дряни, я решил, что поступил правильно. Не сторонник я таких вот стимуляторов — только в крайнем случае.

Опомнился я лишь только после того, как в машину стал просачиваться запах с улицы. Это был запах гниющего мяса. А точнее, начало вонять так же, как и воняло в городе. И только это вернуло мне трезвость мышления. Получается, что всё это время я сидел, так сказать, на «ярком пригласительном», в котором приглашались все желающие на трапезу в виде восьми тушек подгнившего мяса и одного барана с ранениями.

Выбравшись из машины, я доковылял до вышки сотовой связи, смог на неё взобраться и осмотрелся. Судя по всему, ветерок дул в сторону полей, хотя ветер был совсем ни о чём, даже штиль, можно так сказать. И весь смрад от гниющих тел уносило в поля. Что давало мне хоть какую–то надежду быть не схваченным за «филей» прямо сейчас. За то время, что я провел в этом мире, я преодолел уже очень даже приличное расстояние. До того места, где я появился, было наверно уже больше пятисот километров. А до города, где я видел последний раз Викторию, получается, около трех десятков километров. Меня даже удивило, когда я осознал на какое расстояние отдалился от города всего за сутки. Учитывая мои остановки на охоту, и судя по тому, что я видел ранее и прочёл в тех листовках, получается, что мне просто неимоверно везёт. Ни разу не встретил прилично развитой твари на своем пути.

Добравшись до машины, я быстро скинул все трофеи в кузов, благо пикап позволял изрядно загрузить его. Из второго пикапа я собрал все боеприпасы и сложил себе в кузов. Припомнив, как реагировали твари на машины, я хотел было плюнуть на неё и отправиться, как планировал ранее, налегке на велосипеде, но вот нога и рука были явно против таких приключений. И оставаться тут дальше я не мог себе позволить. Удача удачей, но на неё надеяться даже не приходится. Поэтому осмотрев ещё запасы топлива в двух других машинах, я взял дополнительно две канистры со второго пикапа, так как грузовик был дизельным и топливо мне не подходило, хотя его там было в достатке.

Выехать из посёлка удалось только через пятнадцать минут, поскольку дорога впереди переходила в простую тропинку на границу кластера, которая уходила в небольшой лог. И пришлось аккуратно пробираться по бездорожью до дороги, по которой и смог уже направиться к трассе, которая была примерно в трех — четырех километрах. Машина очень сильно удивила меня. На бездорожье она показала себя просто превосходно. Так же под сидением обнаружился баллон. Что в нём находилось так и не понял, но вот система, подключенная к нему, говорила о том, что это что–то нужное. А ещё удивили навесы по кузову в стиле постапокалипсиса. Металл был использован добротный, явно машина гораздо безопаснее, чем та, что осталась позади. Выбравшись на трассу, свернул в направлении, где должен располагаться стаб, о котором я слышал. Выбираться к адекватным людям стоит как можно скорее.

Двигаться на приличной скорости получилось ещё до темноты. На удивление встречи с тварями не приключилось, что радовало меня очень сильно — устал чертовски. Как выяснилось гораздо позднее я был так сказать на границе обжитых земель, где большая часть кластеров в округе вычищается местными от зараженных. Это позволяло путникам чувствовать себя куда как спокойнее на этих землях. Появлялись, конечно же, и тут развитые заражённые, но их вылавливают местные патрули.

Путь до стаба проходил для меня в изрядно накрученном состоянии. Причиной были мои раны. Постоянное ожидание нападения на машину одной из тех тварей что описывались в конце листовки, не добавляли оптимизма. Правильно говорят: «во многих знаниях много и печали». Полагаться на удачу я не мог себе позволить, хотя не скрою, почти все мои действия изрядно попахивают ею.

Двигался я до полной темноты, а включать фары, когда стемнело я не решился. И что бы не угробить машину и себя заодно я свернул с трассы в лесополосу и при свете маленького фонарика накидал на машину свежие срубленные ветки деревьев, чтобы её скрыть. С трассы меня заметить наверняка сложнее, а учуять могли с лёгкостью и об этом я не забывал. Зря, наверное, я поспешил выбраться из того посёлка и не привел себя в порядок. Мешало ещё то, что начал отпадать тот чудесный гель что я нанёс на раны. По–видимому, срок службы его подошёл к концу и требовалось его обновить. Пришлось залезать в машину, обтирать себя всего от грязи, пота и крови. Поскольку, когда я снял засохший гель с себя, то раны уже не кровоточили как я ожидал, хотя ещё когда днём я их обработал, и промывал водой, было совсем другое. Сейчас же просто выделилась сукровица. Поэтому я их обработал ещё раз перекисью и нанес на них тот чудесный гель, который сразу же затвердел, стоило оказаться на теле. А вещи, которые забрал у главаря, пригодились уже сейчас и не придётся как–то освежать одежду. А чтобы ночью на запах крови не пришли гости я просто прикопаю её где–нибудь, положив в пакет.

Правда получилось поменять только штаны да майку, а вот с курткой мне повезло меньше, поскольку она оказалась у меня одна. Поэтому я отнёс подальше от машины и развесил на ветках, так чтобы её обдувал ветер и за ночь она хотя бы чуть–чуть проветрилась. Выбираться куда–то подальше и избавляться от одежды я не мог, поэтому я спрятал их в пакет и на сколько хватило сил, закопал в землю.

Забравшись в машину, я закусил уже надоевшей мне тушёнкой. По всей видимости вскоре я на неё не то что смотреть не смогу, а даже просто от упоминания о ней меня просто будет тошнить. Начал ощущать острую необходимость в овощах, хотелось помидор и огурцов, они так и стояли у меня перед глазами. Закинув в рот комплексные витамины из аптечки, я завалился спать, приоткрыв окна в машине. Плевать на комаров, лучше я буду слышать всё, что происходит на улице.

Уснуть смог только через пару часов, постоянно слышал различные звуки из окружающего мира и каждый из этих звуков пугал меня. И сном то состояние, в котором я провалялся всю ночь нельзя было даже с натяжкой назвать. Просыпался через каждые десять минут. Так что, встретил я рассвет далеко безрадостно, но с явным облегчением. Поэтому быстро умывшись, я перекусил сухпайком из запасов бывших владельцев этого пикапа. Самое интересное, я совсем не догадался осмотреть другие машина на предмет подобного. А ведь в грузовике что–то подобное должно было быть обязательно, как и запас живчика для будущих пленных.

Собравшись, я отправился дальше по дороге. Планируя уже сегодня добраться до того стаба. В скором времени я добрался до первого хорошего знака, который внушил в меня какие–то надежды на скорый хороший отдых. Примерно в пяти километрах от места моего ночлега, я наткнулся на следы недавнего пребывание людей в этой местности. Я обнаружил табличку, на которой было написано следующее: «Путник, ты въезжаешь на территорию стаба «Верный». Поэтому если ты не МУР или ВНЕШНИК мы тебе будем рады!»

И всё, более ничего написано не было: ни тебе направлений куда следует направляться, ни контактов для связи. За табличку использовали дорожный знак, габариты которого порадовали бы любого любителя больших конструкций. Надпись же была написана краской из баллончика.

Слава богу я уже разобрался уже с понятиями МУР и ВНЕШНИК, поэтому они у меня не вызвали дополнительных вопросов. Всё благодаря Вялому, надеюсь, он всё же упокоился, а то я даже не решился проверить его, когда покидал посёлок. А вот озадачило то, что я мог только догадываться, где именно будет этот стаб. Территория поиска может оказаться действительно большой. Мне, кстати, уже встречалось несколько съездов на просёлочные дороги. По всем моим прикидкам, от города я отдалился уже примерно на три сотни километров. Это включая те, что преодолены пешим ходом. Вчера я держал среднюю скорость–около шестидесяти, сегодня так же. А суммарное время в дороге на машине приблизилось к семи часам. Расстояние не маленькое и все это время мне везло, я не встретил ни одной твари. Жаль со скоростью было сложно — перегруз авто и «очень хорошие» дороги с завалами из как будто специально устроенные, не позволяли хорошо разогнаться.

Первый же встреченный мною патруль, который и остановил моё продвижение, сперва чуть не окончился перестрелкой и явно не в мою пользу. Двигаясь по дороге, мне вдруг наперерез выехал пикап с бойцом в кузове, который стоял за закрепленным пулемётом, внешнем похожим на тот, что сейчас мирно свисал стволом вниз у меня в кузове. При включении задней передачи я чётко ощутил, как внутри меня всё напряглось. Уже начал пытаться давать на педаль газа, как обратил внимание на то, как заулыбался боец за пулемётом. Взглянув в зеркало заднего вида, я понял, что рыпаться уже точно поздно, поскольку мне перегородила дорогу «коробочка», нацеливая на мою машину свою автоматическую пушку.

Делать было нечего, я поднял руки перед собой, предварительно заглушив машину. Из пикапа выпрыгнул боец, отойдя в сторону так, чтобы в случае чего не оказаться на линии огня, направился ко мне. Эти его действия выдали налаженную систему безопасности в сознании людей. Я прекрасно понимал, что стрелять с коробочки не будут, тук это всё равно, что палить из пушки по воробьям. Но мне и пулемёта достаточно будет более чем.

Боец, держа меня под прицелом своего автомата медленно подошёл со стороны двери.

— Открой одной рукой стекло и высуни обе руки наружу — приказал он мне.

Как было сказано, так и поступил. Что мне ещё оставалось делать.

— Теперь открой снаружи дверцу и выбирайся — продолжил боец.

Выбравшись из машины меня осмотрели и хмыкнули. После чего боец, который держал меня на мушке заговорил.

— Куда второго подевал? — спросил он меня.

— Кого? — не понял я.

— У тебя кто за пулемётом сидит обычно или сам выпрыгиваешь на ходу и становиться за гашетку? — усмехнулся боец.

— Так не пробовал. А что разве так можно было? — схохмил я.

— А у тебя есть чувство юмора. Кто такой и что тебя привело в наши земли?

— Тур. Просто пытаюсь добраться до стаба — честно ответил я, прекрасно понимая, что передо мной бойцы местной охраны.

— А почему не отвечаешь на вызовы? — удивленно спросил меня боец — связь вроде в машине есть, антенна–то на месте.

— Не включил и не знал о таких правилах. Я пятый день как тут оказался — честно сказал я ему.

— Врешь! — уверено сказал он мне прямо в лицо.

— Как знаешь, но сегодня утром ровно пять дней стукнуло как оказался здесь — сказал я.

— ГОВОРИТ, ЧТО ОН СВЕЖАК — крикнул боец в сторону машины.

После этого крика он обернулся ко мне, опустив оружие и видно было сразу, что расслабился. Улыбнувшись, он жестом показал опустить руки, переключив рацию на плече, стал говорить в гарнитуру.

— Путника принял, все нормально. Это свежак, несколько дней в улье — произнес он в рацию.

Ответа я не услышал.

— Да сам удивляюсь, но то что свежак — это точно. Сам знаешь, что и не такое бывает. Но проверят уже более предметно в стабе. Ладно, мы его сейчас расспросим и там решим, что дальше, пока отбой — произнёс он в гарнитуру и уже более внимательно посмотрел на меня.

Видно было, что боец передо мной расслаблен, а вот все остальные, кто держал меня на прицеле даже и не думали расслабляться после слов того, кто сейчас улыбаясь смотрел на меня.

— А ты везунчик. С этой стороны выбираются редко кто. А ты ещё и с «некислым таким хабаром» выбираешься — заметил боец.

— Встретились несколько не добрых дядь, которые решили поделиться с путником. Сказали, что у них такого много и не жалко отдать такому человеку как я — в ответ произнес я. Как–то даже стал напрягать меня этот человек своим любопытством.

— Да, хорошие дяди и в добавок богатые. Были богатые — скорее заключил он, чем спросил — Не подскажешь, где такие добрые люди обитают?

— Отчего бы и не подсказать. В пятистах километрах по этой вот дороге, вот в том направлении есть небольшой поселок, вот в нем они и оставили много чего нужного — сказал я, указывая в сторону откуда приехал.

— А поближе нет? — в шутку спросил он меня.

— Не знаю таких мест к сожалению.

— Кто крестил или это твое имя ещё из прошлого мира? — вдруг спросил он меня.

— Мороз крёстный, на второй день встретился с ним и его людьми — сказал я.

— И что он тебя даже не проводил до безопасного места? — удивился он.

— Сам отказался, требовалось найти одну потеряшку — ответил я.

— Близкая? — спросил он меня.

— Что–то вроде этого — уклончиво произнес я.

— Нашёл уже урчащей? — осведомился он понимающе.

— Видел, как её забирал какой — то караван мародёров.

— Интересно получается. А почему с ним не отправился? — новый интерес в голосе.

— Далековато было от меня. Не дождались, покидали место мародёрки. Не успел добежать — продолжил я говорить полуправду.

— Хорошо. А к нам зачем? И откуда узнал о нас? — дальше начал спрашивать он.

— Мороз рассказал про стаб и указал примерное направление. А к вам сейчас отдохнуть, продать излишки и осмотреться — ответил я.

— От праведного труда? Ладно. Можешь следовать в стаб — разрешил он мне.

— Спасибо, а куда ехать то? — поинтересовался я, уже поворачиваясь к машине.

— Постой! — он что–то выслушал в рации, после чего продолжил — мы тебя проводим до стаба. Поедешь с нами в машине, твою довезёт в целости и сохранности один из нас.

— Хорошо — пожал я плечами — Оружие могу взять? — осведомился я.

— Бери, но поставь на предохранитель и не осуществляй резких движений — согласился боец.

Глава № 9. Стаб

После этих слов боец, что стоял за пулемётом расслабился и отвернул от меня ствол. Пока мы следовали к его транспорту, из него выбрался ещё один человек с заднего сидения, который побежал к моему пикапу. Все происходящее мне не нравилось, но выбора не было. Тут должен быть хоть какой–то закон и просто так меня обворовывать никто не будет. Надеюсь.

Добравшись до машины, меня усадили на заднем сидении, после чего рядом сел и мой сопровождающий. В машине находилось ещё два бойца. Оба сидели впереди.

— Мороз, я так понимаю, это такой седой мужик лет сорока, который катается на грузовике в компании ещё двоих чудиков? — спросил внезапно, сидящий на переднем пассажирском месте боец.

— Да это он. Ну во всяком случае, именно такой мужик меня и крестил. — ответил я — А с кем имею честь?

— Прости, я Аркан, и это мои бойцы. Знать тебе их не обязательно, если конечно не захочешь в дальнейшем присоединиться к моей группе. Только в этом случае и познакомишься. А пока, давай–ка узнаем у тебя откуда столь клёвый хабар и просто отлично прокаченная тачка, да ещё и со стволом правильно установленном на машину, причем сразу видно, что не кустарная установка и станина заводская — начал он интересоваться — при том что ты в этом мире без году неделя. Да и недели то нет, как получается? Либо ты везучий, сукин сын, либо ты вешаешь лапшу нам на уши — При этих словах он нацелил на меня пистолет и продолжил — Лучше не дёргайся, если ты честный малый, то к тебе ни у меня, ни в стабе не будет претензий. В противном случае — я вынужден буду отмывать машину от твоих мозгов.

— Да с бандитами не сошлись во взглядах вот и поделились они своим имуществом — туманно ответил я, в свою очередь внутренне напрягшись.

Только сейчас я стал задумываться об истинной ценности своих трофеев. Сомневаюсь, что есть такое же добро у каждого второго. Могут и позариться на моё имущество, меня же просто прикопают тут в кустах, и никто не будет задавать никаких вопросов.

— А бандиты разъезжали только на этой машинке? — задали мне ещё вопрос, причём, это был уже тот, что сопроводил меня к машине.

Кое–что обрадовало и позволило немного расслабиться. Мы ехали в ту же сторону, в которую я и двигался. Свёртков на дороге не было. Получается, что или я ехал в тупик изначально, либо — в правильном направлении, если меня сейчас действительно везут в стаб, конечно, а не на заимку, «завалить».

— Нет, там был ещё один такой же пикап только, чуть похуже и ещё грузовик, для перевозки людей, но не на базе КАМАЗа, а обшит кустарно, листы железа да арматура, в общем ничего ценного, на мой взгляд. А вот бандиты были очень любезны, что решили подарить мне именно эту машинку — размышлял по дороге я.

— А ты уверен, что это были именно бандиты? — насторожено, спросил меня Аркан.

— Судя по тому, что я слышал, а потом и допросил одного, кроме как «мурами» они никем не могли быть — ответил я.

— Хм… В общем это уже не мое дело, ты, я так понимаю, хочешь добраться до стаба «Верный», и там уже определяться со своей дальнейшей судьбой. Там тебя опросят более подробно, пока же? сиди тихо и не рыпайся. За свою машину не волнуйся, следует за нами. Ничего там не пропадёт, у нас не воруют. Оружие даже не думай брать в руки, особенно в стабе. Ты тут новый и мы тебя не знаем. Там поговоришь с ментатом, он уже и определит засланный ты казачок или реально новенький. Я могу и ошибаться, хотя такого раньше не было, но как известно все бывает в первый раз — пространно произнес он.

— И кстати, давай–ка сюда пока свое вооружение — потребовали от меня с боку.

Протянув руку, он забрал мой топор с разгрузки за спиной и пистолет, что достался мне от главаря бандитов. Затем с интересом стал рассматривать его при этом его глаза очень–таки сильно распахнулись от удивления.

— Аркан, глянь насколько наш новичок круто прикинут — при этом он показал пистолет своему командиру.

— Нолдовский ствол! Интересный ты парнишка. С тех «муров» снял? — заинтересовался он у меня — али ещё где нашёл?

— У главаря их был. Патронов только к нему не нашёл, а штучка выглядит очень солидно — честно сказал я, поскольку увидел впереди по дороге то, от чего я полностью расслабился.

— Давно получил ранения? Помощь требуется? — даже почудилось участие в его голосе, но я ни на миг не заблуждался, эти бойцы могут просто вскрыть мне горло и даже не моргнут.

— Позавчера ночью. Как раз, когда и столкнулся с этими бандитами — не стал ничего выдумывать я.

До стаба мы ехали ещё около полу часа, причем «коробочка» не поехала за нами, а осталась патрулировать местность, по всей видимости. Во всяком случае, Аркан такие отдал распоряжения в рацию.

При подъезде к поселению, я увидел просто чудовищно огромную стену из бетона. Внешней вид которой и позволил мне немного успокоиться. Теперь я точно знал, что меня везут в стаб. Точнее не крепость я увидел, а огромную стену, метров так под десять высотой с бойницами внутри самой стены, на верху которой были видны зубья с мелькающими за ними людьми. Стена протянулась на добрых пару километров в обе стороны, после чего по всей видимости она сворачивала. Хотя, кто знает, что там за поворотом. Сооружение выглядело очень надёжным и вызвало трепет.

При приближении водитель сбросил скорость до двадцати километров в час, после чего взял рацию и запросил разрешение на приближение к буферу. Только после того, как получил разрешение, он вновь увеличил скорость и добрался до ворот, которые так же шокировали меня своей толщиной.

Как только они открылись — я понял, что здесь будет реально безопасно. Все что я увидел, вызывала чувство спокойствия. Это надо быть полным дебилом, чтобы попытаться взять такую крепость штурмом. Хотя в наше время существуют ещё те открывашки. Насколько я слышал в моем мире, были изобретены, настолько умные и мощные ракеты, что могли спокойно пробить железобетонную крышку бункера противоядерной обороны и произвести подрыв уже внутри него.

Въехав в ворота, нас ослепил свет направленных прожекторов. Мы оказались в некоем тамбуре, который закрывался на такие же ворота с другой стороны и внутри представлял собой буферную зону безопасности. Так же я приметил несколько турелей, которые сейчас были наведены на машину. В стене располагалась дверь, из которой вышел человек в БРОНЕ. Во всяком случае его костюм вызывал именно такое ощущение. Он явно был сделан в мире, где технологии гораздо дальше шагнули, чем в моём. Она представляла собой сплошной монолит какого–то не то металла, не то пластика. Причём, было точно видно, что он совсем не стесняет движения мужика.

— Аркан, кого ты притащил? — спросил у моего конвоира подошедший.

— Свежака. Да не кипятись, я прекрасно помню правила и чту их, поэтому то я здесь. Новичок «прикинут» по последней моде, хотя сам тут, с его слов всего пятый день. Говорит, что столкнулся с мурами и умудрился выжить. И это свежак? Показалось странным — решил проводить чтобы ненароком не передумал — принялся оправдываться мой конвоир, а мужик всё более холоднее стал смотреть на говорившего.

— Знаю я твои истинные намерения. Небось надеешься, что новенький окажется не совсем уж хорошим человеком и его кончат. А так как твоя бригада его обнаружила, всё его имущество перейдет тебе, как только он перестанет «коптить» небо. Я даже отсюда вижу, что имущество у новичка тянет на приличную сумму. И зная о твоих «проблемах» я удивлён почему ты ещё изображаешь из себя порядочного.

— Да я никогда и не метил в святые. Что плохого в том, чтобы немного поправить свое финансовое положение? — оправдался он.

— Ладно. Я тебя понял. Можешь отправляться к месту несения службы, мы тебе сообщим результаты — сказал воин в чёрной броне.

— А могу я дождаться результатов здесь? — как–то не уверенно спросил он.

— Ты что, не расслышал приказа? Или я нечётко выразился? — обозлился «чёрный».

— Нет, нет, что ты. Буду на точке — затараторил Аркан.

Всё–таки у него явно крысиный нрав, если бы он откровенно не боялся этого «чёрного», ни за что бы не отошёл от меня до последнего. Сейчас же он наигранно бодро запрыгнул в джип, махнул своему бойцу и развернувшись, благо тамбур легко позволял это сделать, отбыл не забыв про бойца что, вёл мой джип. Мой же транспорт стоял одинокой «белой вороной» в сером тамбуре.

Чёрный проводил бойцов взглядом, после чего с явной брезгливостью сплюнул на пол. Дождавшись, когда двери закроются, он произнёс ни к кому не обращаясь: — «Та ещё крыса».

Повернув голову в мою сторону «чёрный» начал осматривать меня с низу вверх, пока не встретился взглядом с моими глазами. Скажу я вам, вот это взгляд не отвести свой мне стоило просто титанических усилий. Он был давящим и не обещавшим мне ничего хорошего. Только через минуту он немного смягчился и перестал так сильно давить на мою психику Уголки его губ, при этом странно приподнялись в намёке на улыбку. Произнес куда–то в сторону:

— Перегоните машину в стаб на стоянку, и полностью опишите имущество, что в ней есть.

Что странно, никто даже и не думал как–либо меня связывать или сковывать. Настолько уверенны в своих силах получается? С таким прикрытием как у него сейчас — не мудрено.

— А с тобой, милый человек, очень жаждет поговорить одна очень «обворожительная» особа — сообщил он мне, после чего у него на лице появилась многозначительная улыбка.

— Я не против разговора — поспешил ответить я ему.

— Вот и прекрасно. Так как ты новенький предупреждаю тебя сразу же. Она у нас очень сильный ментат и пытаться её обмануть, это все равно что, «срать себе в штаны».

— Да я, как бы и не собирался врать, мне нечего скрывать — ответил я честно.

— Я так понимаю ты уже крещёный? — спросил он меня.

— Да окрестили уже. Туром — произнёс я.

Посмотрев ещё раз на меня, мужик указал рукой на бронированную дверь, расположенную в дальнем углу тамбура. Войдя в помещение меня провели метров на тридцать вглубь не сильно широкого коридора. Тут вряд ли смогли бы разминуться двое бойцов в подобной броне, как у чёрного. Сочувствую я тому, кто решится штурмовать это помещение. Жертв будет очень много. А если его будут оборонять люди, которые не только знают, как держать оружие, но ещё и умеют им пользоваться, становится совсем «весело».

Меня привели в комнату, в которой сидела женщина. Нет не так ЖЕНЩИНА — она была невероятно большой. Мое шоковое состоянии получилось преодолеть в считанные мгновения и заминки, как таковой, не было. У меня всегда была ассоциация с женщинами простая и понятная всем мужикам: что–то нежное, прекрасное и самое главное миниатюрное. Передо мной же сидел — облаченный в платье «зараженный». Как и почему я не стал ломиться обратно в коридор, кто бы только знал. В массивном кожаном кресле сидел КВАЗ. Хотя, наверное, это будет неправильно, но кваз женского пола — Кваза? Так её можно было назвать, наверное.

Первым моим желанием было выхватить оружие и разрядить в неё всю обойму после чего закричать, кинуть в неё уже пустой пистолет, убежать. Но переборов себя, не позволив совершить явную ошибку — я спокойно прошёл в комнату, и сел напротив. И действительно, если смотреть на неё не как на монстра, можно с лёгкостью увидеть там: действительно красивые черты лица ухоженные волосы, аккуратно собранные в причёску которая, явно подчеркивала её, звериную пусть и но всё — таки красоту. Тут–то я и понял, о чем писалось в той листовке. Самым же интересным было то, что одета она была одета в платье. Простое платье, которое прекрасно сидело на её фигуре.

Сидя перед ментатом я прекрасно понял все ужимки, которые примечал, когда бойцы, что везли меня сюда упоминали про ментата. И неясное поведение чёрного, когда он пригласил меня пройти в комнату, сам же зараза, пошёл первым, не опасаясь, что я нападу на него сзади. Сперва мне это показалось странным, теперь же все встало на свои места — он просто хотел посмотреть на мою реакцию. Надеюсь я сумел не выдать свои эмоции и не позволил этой скотине развлечь себя.

Самым неожиданным для меня стало то, что чёрный достал пистолет и направил его на меня. Тут–то я по–настоящему растерялся, не понимая, чем вызваны такие перемены, и его взгляд снова стал цепким и колючим.

— Светик, расспроси его почему это он, так спокойно себя ведёт в твоём присутствии? Хотя сам в этом мире всего несколько дней — произнёс чёрный, при этом не сводя с меня взгляда.

— Скажи мне, милый человек, почему ты не перепугался, когда увидел меня такую «красивую»? Такой бесстрашный или тебя кто–то предупредил о том, что ты тут увидишь? — раздался утробный голос с хрипотцой, в то же время имеющий огромнейший намёк на то, что это произнесли чуть ли не с предыханием.

— Я, конечно, испугался и первым моим желанием было выхватить оружие и разрядить обойму — ответил я, прекрасно понимая, что это не вся правда.

— Он не врёт, но и не до конца честен — произнёс монстер в платье.

— Да, я ещё и думал как бы сбежать отсюда — сознался я.

— А теперь это вся правда. Но она не отвечает на все мои вопросы — продолжила она.

— Нет, меня не предупреждали о том, кого я встречу тут. Так же я уже знал о существовании людей с особым обликом — произнёс я, не став её называть квазом.

— А он мне нравится, «С особым обликом» никаких тебе — мутант или тварь. А у тебя есть яйца, это радует. Чёрный, убери ствол он не врет — смотри ка как удачно получилось дать прозвище этому солдафону.

— Света, сперва опроси его полноценно, потом уже, я приму решение о том, стоит мне убирать ствол или пристрелить его на месте — ответил он.

— Твое право. Но, если намусоришь в моем кабинете — заставлю тебя тут наводить порядок — что–то в её голосе мне подсказывало, что она заставит именно этого человека оттирать, в случае чего, мои мозги со стен этого кабинета.

— Милый, ответь мне пожалуйста ответы на пару вопросов — произнесла она, после чего провела экспресс допрос, где требовалось отвечать либо да, либо нет.

В основном вопросы были на подобии «Ты больше недели в этом мире?» «Общался ли ты с людьми, которые помогают «внешникам» добывать ресурсы» и так далее. Тут я ответил положительно после чего? последовал дополнительный каскад вопросов, который и обелил меня. А после того как Светлана подтвердила, что я не враг стаба и с «мурами» не связан. Чёрный тем временем успокоился и убрал ствол.

Опрос продолжился но, уже не был связан с безопасностью стаба напрямую. Я же, отвечая на вопросы, все больше и больше примечал в моем оппоненте женственные черты, которые невольно заставляли меня поражаться, как она может так себя контролировать, после такой мутации. Даже в своем зверином состоянии была женственной и прекрасной. Даже, скажу больше, она была красива, по–звериному красива. Лёгкие её движения выдавали просто завораживающую грацию.

Допрос продлился спол часа, когда же все закончилось — меня отпустили. Ну как отпустили меня просто провели для оформления документов в другую комнату. Там мужик в военной форме оформил мне временный пропуск в город и предупредил.

— У нас разрешено носить оружие только гражданам города. Всем остальным — дозволяется иметь при себе только холодное оружие. Так же все твои трофеи были описаны и, если ты захочешь что–то продать или обменять — вот, возьми этот список. С ним ты сможешь провести первичную оценку и договориться с торговцем, потом он сам или его люди пройдутся с тобой до места хранения и уже всё остальное решите на месте. Имей ввиду раз ты «новичок» в этом мире–тебе полагается талон на семь дней пребывания в любой гостинице. Где ты сможешь на этот талон питаться три раза в течении недели. После чего ты либо должен будешь платить или же — устроиться на работу и получить место в общежитии от твоего нанимателя. В общем разберешься там уже сам. По расспрашивай народ, думаю, освоиться тебе помогут. Талоны так же действуют и в барах. Правда напиться ты на то что тебе положено, не сможешь. Советую так же завести местную карточку для расчетов, поскольку, не все тут принимают спораны. А если ты решишь избавиться от груза в машине, а там есть от чего избавиться, то местные торговцы рассчитываются исключительно картами. Карту сможешь получить на въезде в жилую зону. Оформить карту ничего не стоит, поэтому оформляй и если есть что положить, на счёт — пожалуйста. Курс обмена выяснишь там же — быстро протараторив свой монолог, мужик махнул мне рукой мол не мешай и отвернулся к своему компу.

Получив пластиковою карточку на которой был написано моё новое имя и странные пометки с непонятными знаками, которые я раньше никогда не видел — отправился выбираться из этих мрачных помещений. На выходе меня предупредили, чтобы я носил первую неделю эту карточку на видном месте. Это поможет избежать многих проблем, поскольку у них тут «принято помогать новеньким».

Я же, дождавшись последних инструкций о том, как именно смогу добраться до обжитых территорий — осмелел и попробовал уточнить у одного из солдат один очень волнующий меня момент.

— Слушай, друг, я здесь оказался не один, со мной была женщина. Мы с ней вынуждены были расстаться примерно три дня назад. Я видел, как какие–то люди её увозят в направлении этого стаба. Могу я как–то узнать, была ли она здесь. Просто это единственный человек, который уцелел, после попадания сюда и мне бы не хотелось терять с ней связь — спросил я бойца, что стоял у дверей.

— Это тебе лучше обратиться в канцелярию. И если смогут, то помогут — ответил мне боец.

— А где лучше будет остановиться по этому талону? — показав талон, спросил я.

— Тебе лучше будет остановиться у «Мокрого и Вили». Это бар с неплохими комнатами наверху. Там сможешь отдохнуть и будет где и что поесть. Там и канцелярия будет не далеко, там и сможешь всё узнать. А пока извини, я всё же на дежурстве.

Выбравшись из административной части пропускного пункта, я отправился к месту стоянки моей машины. Поскольку я буду вынужден передвигаться по городку на своих двоих, я решил забрать с собой свои личные вещи. И там уже определиться, стоит ли мне избавиться от машины со всем её содержимым или нет. А может стоит, как можно быстрее, отправиться в сторону другого стаба, поискать пропажу. Она уже у меня стала какой–то навязчивой идеей. И чем раньше я решу все вопросы с этим человеком тем быстрее успокоюсь и смогу жить дальше. Наверное, вообще странно, никогда не замечал за собой подобного.

Как и предупреждал меня мужик у стоянки, меня уже ждали. Я показал свой пропуск, после чего охранник проводил меня к машине, где смог я забрать свои вещи, которые посчитал нужными. Так же узнал у охранника, где мне стоит сдать на хранение своё имущество. А когда он показал куда стоит направиться — уточнил у него же, где я смогу продать свои трофеи. У меня уточнили, где именно планирую остановиться. После чего, посоветовали пару магазинов рядом с планируемым местом ночёвки. Так же посоветовали сперва посетить какого–то «знахаря», когда рассмотрели мой бейджик. Сказал, что он сможет помочь во многом разобраться. Так же выдали мне и подобную листовку, что я уже читал раньше. Только вот эта листовка, была оформлена куда как лучше. Да и судя по всему она содержала больше информации. Но вот только вопросы у меня были уже куда как сложнее, чем могла ответить листовка. Но всё же стоит её потом прочитать, может что и дополнит.

Забрав рюкзак и то что, я точно оставлю себе в случае продажи лишнего — я направился в сторону КПП, так как планировал сдать оружие на хранение, помня о запрете на ношение его в стабе. На первый взгляд глупое решение. Если тут такая система безопасности, то атаки на стаб должны быть не редкостью. И люди в стабе могли бы присоединиться к обороне. Но местным виднее.

Сдав оружие, я отправился в сторону стоянки автомобилей, что отвезут меня к поселению. Идти было не сказать, чтобы далеко, но нога с плечом были явно против. Видимо тут живут явные параноики, поскольку вся территория просто увешена камерами видеонаблюдения. Судя по всему, этот стаб очень дорогой и густо — населённый. И скорее всего в нём чертовски сильно задействованы людские ресурсы, чтобы всё контролировать. Или они каким–то образом смогли запрограммировать компьютеры на оборону? — размышлял я.

На стоянке мне повезло, в жилой район отправлялась машина и мне не пришлось ждать. Между стеной и жилыми районами было примерно с километр зоны, которая была просто пустынной. И на каждом метре были предупреждающие знаки. Они гласисли о минных полях и, судя по всему, они там действительно были. Повсюду, вплоть до самого КПП, на разных высотах тянулись километры натяжной «егозы». Кстати, угрожали не только мины. На стенах сплошь виднелось автоматическое оружие, которое я заметил ещё при подъезде к городу. В общем — дело страшное! А город был не маленький. Во всяком случае у меня сложилось такое впечатление.

Добравшись до места, меня высадили и я отправился в пропускное бюро, на здании которого так и было написано. Там уже подтвердили, что я могу находиться на правах гостя в стабе неделю. После чего я становился уже обычным обывателем без привилегий. Сразу же меня попытались завербовать в местные силы самообороны. Вручив несколько брошюр с описаниями бонусов и как у них классно. Я вежливо отказался, но пришлось пообещать подумать, кто знает, как мир повернётся. Так же я заглянул в местный филиал банка. Который как раз и осуществлял обмен споранов на местную электронную валюту.

В холле меня встретил его представитель.

— Добрый день, могли бы Вы мне помочь? — обратился я к молодому парню лет двадцати, который упорно делал вид, что меня не существует. Вообще странное поведение для банковского клерка. Казалось бы, должны встречать чуть ли не с распростёртыми объятиями.

— Да, конечно же. Я смотрю вы новенький — скорей утвердительно, чем вопросительно сказал он — Вам стоит оформить у нас карту. Карта бесплатная, а вот баланс придётся уже самому пополнять. Но предупреждаю Вас сразу — не так уж много осталось в городе лавок, где принимают живые спораны. А вот карты принимают все — скучающим тоном произнес он.

— Я как раз и пришёл за этим. Да и пополнить счёт хотелось бы — ответил я ему, после чего, менеджер прямо–таки изменился в лице, теперь там была угодливость вместо скуки.

Даже стало как–то мерзко, но он был единственным, кто был в отделении. И обратиться к кому–то другому у меня возможности не было, при всем моём желании.

— Сколько вы хотите разместить на счету? — спросил меня парень.

— Я не в курсе как тут с ценами? Какой курс обмена гороха на спораны? — озадаченно произнёс я.

— Тут все просто, вы можете не заморачиваться с обменом, можно разместить на карте два вида валюты. Как спораны, так и горох и в случае надобности обмен будет автоматическим. Это гораздо удобнее, в случае если же вы покидаете стаб и желаете снять свои средства — комиссия будет ноль пять процентов от суммы обналичивания. Или же если вы направляетесь в другой стаб «консорциума», то эта карта будет действовать и там. А курс у нас следующий: за одну горошину вы получаете восемь споранов. Если же у вас имеется жемчуг, то вопрос обмена уже не в моей компетенции. Сюда прибудет доверенное лицо руководства, которое и обменяет жемчуг согласно вашим договоренностям — произнёс он явно заученную фразу.

После этих слов я серьезно задумался о скорейшем походе к знахарю. Нужно определиться касательно моей найденной жемчужины. Судя по всему, если я её покажу здесь, то меня уже не выпустят. Да и тех средств, что у меня в кармане, может вполне хватить на безбедную жизнь на какое–то время.

— Что я могу купить в городе на один споран? — решил я разобраться в вопросе.

— Тут всё просто. На один споран вы можете купить себе пол литра живчика или хорошо пообедать в среднем ресторанчике, конечно без изысков, но и голодным точно не останетесь. За три спорана можно снять неплохую ночлежку на окраине города. За пять — уже приличный номер в хорошей гостинице. За семь — номер с душем, а не на общем этаже. Вариантов много. К примеру квартиру со всеми удобствами здесь можно арендовать на месяц примерно за три горошины. На еду уйдёт ещё минимум около трех горошин в месяц. Это если не шиковать.

Цены меня изрядно озадачили, понять много это или мало я не мог. Горох я ещё лично сам ни разу не добывал, а вот со споранами получалось. Единственная проблема заключалась в поисках таких вот зараженных. В общем обыватель описал для меня своё видение затрат в стабе. Решать вопрос с пополнением своих средств на существование стоило в ближайшее время есть.

— Позвольте мне немного подумать — произнёс я, мысленно подсчитывая сколько и чего у меня.

— Да, конечно — парень сразу же принялся делать вид, что изучает цифры в мониторе.

Получалось, что у меня было два десятка споранов, но их лучше оставить на живчик, хотя бы какую–то часть, около трех десятков горошин и одна черная жемчужина, о которой я решил молчать до последнего. Хотя бы до того, как не разберусь стоит ли принимать её или не рисковать. И нужно ли мне это вообще. Риск стать «квазом» был высоким и стоит ли это того. Так же надо выяснить, можно ли приобрести красную жемчужину или лучше обменять чёрную на неё с доплатой. И если можно, то цена вопроса будет мне очень интересна. Это необходимо обдумать позднее, не сейчас и не здесь.

После подсчетов своих средств — решил перевести десяток споранов и около двух десятков горошин в электронный вид обменяв половину гороха на спораны, чтобы на счету так же был горох. Курс обмена смущал откровенно. Также стоит оставить и наличные средства мало ли. Получалось, что у меня на счету будет девяносто споранов и десяток горошин. Что казалось вполне приличными средствами. Со споранами было понятно, для чего именно они нужны. Но вот в чём ценность гороха — я не понимал, кажется он нужен для развития даров, но вот как его принимать я не представлял.

Согласно своим подсчётам я и поступил. Менеджер был на седьмом небе от счастья. Когда я выложил на стол заявленные мною средства. Это меня озадачило, поскольку такого счастливого лица я увидеть не ожидал, сумма то вроде бы была не большой, можно даже сказать маленькой. Серьёзно я на эту сумму тут не разгуляюсь, это точно. Пожав мысленно плечами, завершил оформление и выйдя из помещения банка направился в сторону гостиницы. В ту, что рекомендовали мне ещё на въезде, благо примерный маршрут до неё я запомнил отлично.

Добравшись до нужного мне места, я принялся рассматривать четырехэтажное строение прилично оформленное в стиле лучших развлекательных заведений моего мира. У меня даже закрались подозрения, что тут меня развернут на сто восемьдесят градусов и попросят поискать более «подходящее» заведение для новичка. На первом этаже находился бар–кафе с летней верандой, которая сейчас не пустовала. Что бросилось в глаза, так это практически полное отсутствие женщин среди отдыхающих. Основная часть посетителей щеголяла в армейских униформах. Другая же часть — была одета в привычную мне повседневку. А вот с женщинами тут было совсем плохо. Я приметил одну официантку и двух женщин, которые сидели в компании трех мужчин и весело общались. И это на три десятка занятых столиков?!

Следовало ожидать, что тут с женским полом будет туговато., поскольку ей гораздо сложнее выбраться из того ада, который творится на кластере, только, только появившемуся в этом мире. А вот детей тут совсем не было. За те тридцать минут, что бродил в поисках нужного мне заведения, я не встретил ни одного малыша или хотя бы подростка. Мне открылась печальная действительность этого мира. Как может ребенок выбраться из того ада? Страшно даже представить, какого будет ребенку, идущему с любящей мамой за ручку вдруг услышать её урчание. Быстро постарался выбросить из головы эти ужасные мысли, я направился в здание.

Попав во внутрь, первое что бросилось в глаза — это неоновая подсветка в стойке бара которая так и притягивала взгляд, потом осмотревшись, я понял, что это заведение с развлекательной направленностью. Здесь играла пусть и не громкая, но ритмичная музыка. Около места для танцев в центре зала стоят два помоста для танцовщиц гоу–гоу. Это все настолько контрастировало с тем уличным обликом, что я даже сперва вышел обратно на улицу проверить не свернул ли я часом куда–то в другую сторону. Но нет, на улице было именно то заведение, что мне и рекомендовали. «У Мокрого и Вили» красовался примечательный баннер, на котором был изображен потный мужик, тянувший огромный мешок с добычей.

То, что было внутри здания просто резало глаз. Но я устал до такой степени, что был готов завалиться спать хоть под этой же вывеской. Пройдя к барной стойке, я спросил насчёт комнат. Бармен сперва недоуменно посмотрел на меня, а когда увидел мою карточку на груди понятливо улыбнулся и показал рукой на маленькую дверцу сбоку от стойки. При этом пояснил.

— Вы не в те двери вошли, Вам стоило обогнуть заведение с другой стороны и вы бы попали туда, куда Вам надо.

Пройдя в небольшую дверцу, кстати, она оказалась довольно — таки массивной и шумоизолирующей, поскольку стоило ей закрыться за моей спиной — всё сразу же стихло. Я оказался в довольно светлом но в не большом фойе, в котором располагалась стойка для встречающей меня милашки с широкой и открытой улыбкой.

— Вы новенький в нашем городе? Вас смутило то, что вы увидели с той стороны? Не переживайте, у нас заведение с разнонаправленными услугами. У нас есть развлекательная площадка, где вы сможете отдохнуть, так сказать, душевно, и гостиница, где вы в полной тишине сможете насладиться простым отдыхом от всего насущного. Так же вы у нас сможете утолить свой голод. Любой голод! — эта красотка с ходу поняла все обуревающие меня эмоции и поспешила развеять их. А также прорекламировала всё, что возможно.

Намёка на оказание услуг женского пола я постарался не заметить. Хотя при таком намёке, что–то внутри меня и всколыхнулось. Но я задавил эти чувства в зародыше.

— Здравствуйте! — только и смог я вымолвить пересохшими губами.

— Вы что–то конкретное хотели или так просто заглянули? — с нотками кокетства спросила симпотяга.

— Да…эээ….Мне порекомендовали Ваше заведение. Для того, чтобы остановиться по сертификату новичка — уже совсем запинаясь проговорил я.

— Так вы совсем зеленый ещё? — обижено произнесла она, но быстро взяла себя в руки и не утратив улыбки произнесла — Вы можете заселиться в любой номер на втором этаже, но предупреждаю сразу — Вам запрещается посещать верхние этажи без приглашения постояльцев. Так же в случае, если вы заселитесь в нашем комплексе вам будет доступно трехразовое питание в нашем кофе согласно расписанию. В случае если Вы пропускаете прием пищи, то он сгорает. Такие у нас условия. Вас они устраивают? — в надежде на мой отказ спросила она.

Видно было, что она не хочет заниматься с постояльцем по сертификату. Но и мне не улыбались такие условия проживания.

— Да, вполне. Единственный вопрос — а душ или ванная в номере будет? — спросил я о главном.

Поскольку уже чувствовал, что мне требуется срочно принять душ или ванну, вонь стояла от немытого толком тела знатная.

— К сожалению, на втором этаже у нас общий душ в конце коридора, но все средства для гигиены есть в номере. И не переживайте, особые клиенты Вас не потревожат — расстроила она меня.

— Это какие особые клиенты? — насторожился я.

— Те что будут подниматься из бара в комнаты для расслабления. Они хоть и рядом, но все же отделены от гостиничных номеров.

— А вот это совсем печально. А сколько будет стоить заселиться у вас в более приличном номере и желательно подальше от «особых номеров» на сутки? — спросил я её, не собираясь искать другие варианты.

— Пять споранов сутки — ответила она мне, при этом, мельком взглянув в сторону дверей, которые были закрыты у неё за спиной, она тихо произнесла — вы можете обменять свой сертификат на три дня проживания у нас в гостинице при этом уже не будите переживать по поводу времени приёма пищи. Так же в номере будет доступна не только ванная, но и телевидение. Так что, сможете привычно отдохнуть, а также будет устроена химчистка вашего снаряжения.

— Это меня устраивает гораздо больше — обрадовался я.

— Только придётся оплатить один день проживания — поспешила она меня предупредить.

— То есть получится не три, а четыре дня? — уточнил я.

— Да четыре дня — все так же посматривая на ту дверь произнесла она.

Единственное, что меня внутренне напрягло так это то, что я совсем не расстроился по поводу всего лишь трех дней вместо семи обещанных.

Отдав сертификат девушке, и рассчитавшись картой за дополнительный день, я никапельки не сожалел о таком решении. Получил ключ от номера на третьем этаже и поспешил в него, намереваясь залезть в ванную на пару часиков и хорошо бы ещё постирать вещи. Благо об этом вспомнил ещё здесь в фойе.

— А когда я смогу отдать вещи в стирку? — обернулся я к девушке.

— Выставьте спец контейнер за двери и его — в течении часа заберут. Вернут завтра утром, он будет там же около ваших дверей. Контейнер найдёте в комнате, он подписан — ответили мне с улыбкой в тридцать два зуба.

Я даже испугался, не повредит ли она себе мышцы на лице так широко улыбаясь. Судя по всему, ей с этого талона перепадет приличная такая сумма. Я же только порадовался за неё. Импонируют мне такие предприимчивые личности, особенно если они противоположного пола и так прекрасны.

Поднявшись на свой этаж, я нашёл свою комнату, куда и ввалился. Организм требовал упасть на кровать и проваляться так до утра. Поэтому заставить себя раздеться и выставить одежду за дверь получилось только через маты в свой адрес. Потом, пришлось снова материться на себя, заставляя принять душ, где провел около часа — «аппетит» так сказать пришёл в процессе. Я, наверное, так себя ещё никогда не тёр вехоткой. Особенно чесались раны они, кстати сказать, уже практически затянулись, перестали выделять сукровицу и выглядели просто ошеломительно. После душа я завалился на кровать, где уже не нашёл в себе сил подняться, чтобы закинуть в себя хоть что–то.

Провалялся я так, наверное, до позднего вечера, поскольку уже в темноте я был вынужден заняться своими ранами. Зря я так в душе с ними поступил. Расчесал их я изрядно, отчего рана на плече начала кровоточить. Заметил я это только уже в темноте почувствовав, что под плечом что–то мокрое. Пришлось обрабатывать раны, но гель уже не требовался. После чего я понял, что готов съесть все что угодно. А так как я не догадался себе оставить одежду, скинув все в стирку, пришлось доставать свои запасы. После перекуса завалился уже на полноценный сон до утра.

Утро я провёл уже в привычном для меня ритме жизни. Открыл глаза в восемь утра. Спал на удивление как убитый. Только здесь получилось расслабиться. Первым делом — проверил свои вещи из прачечной. Затем провёл стандартную для меня разминку. На удивление, раны не беспокоили совсем. Разве что, пришлось отказаться от силовых тренировок — побоялся навредить. Затем был душ и уже после него, чуть ли не бегом ринулся в зал для приёма пищи. Такого голода я не испивал давненько. Нога и рука перестали напоминать о себе, видимо растяжка мышц помогла. Здоровый и крепкий сон — так же пошёл на пользу.

В обеденном зале меня ждал небольшой сюрприз. Подойдя к столу заказов, я протянул свой бейджик. Его просканировала тучная женщина, после чего указала на поднос и буркнула.

— У нас самообслуживание Вы можете брать все, что хотите. Посуду после Вас уберут — видимо ей не понравилось, что её отвлекли от чтения.

Я, пожал плечами, отправился набирать еды со столов, расставленых вдоль одной стены. Скажу вам, тут кормили очень прилично, даже скажу больше очень богато. Тут были и море продукты, мясо различных видов, фрукты как привычные, так и заморские. В общем выбор был, но я остановился, на простой и привычной кухне. Не став сильно набивать желудок, я заставил себя остановиться. Сегодня ещё предстояло решить очень много вопросов.

Поднявшись к себе, я первым делом решил определиться с тем, что буду продавать из своих трофеев. Разложив лист со списком своего имущества, я принялся вдумчиво его изучать. Хотя и не знаю ещё, что и сколько стоит в этом мире, но общее направление моих потребностей я сформирую у себя в голове. Меня терзали сомнения касательно машины. Поскольку требовалось сделать так, чтобы я и манёвренным был и мог огрызаться. А на пикапе такое организовать очень сложно. Или же придётся искать помощника. А лучше сразу пару человек и формировать команду, чего мне не хотелось определённо. Поэтому пикап для меня совсем не подходил. Так что, я решил пока отложить этот вопрос на вечер.

Глава № 10. Жизнь в стабе

Так же вспомнить пришлось про листовку, которая мне досталось от вояк на КПП. Надо изучить её более повнимательнее и может получится заполнить кое–какие пробелы в своих знаниях. Затем надо будет обдумать, где и как уже добывать информацию о местной жизни и решить — нужно ли мне здесь оставаться. Так же не стоит забывать о Виктории. Поэтому я кинулся к сумке, в которой лежала листовка.

Сразу же, принялся её читать. Листовка оказалась более информативной чем та, которая попала мне в руки раньше. Тут описывались суеверия и запретные темы для обсуждения в стабе. Так же давался совет приобрести свод правил для местного стаба. Это следовало сделать ещё вчера, но мысли были вокруг наиважнейших дел: помыться, поесть и поспать. Стоит обзавестись сводом, поскольку в любом месте незнание закона не освобождает от ответственности.

Дочитав листовку я, пожалуй, и нашёл ответ на мучивший меня вопрос. Хотя, как оказывается, я его знал и раньше, только вот он полностью вылетел у меня из головы. Оказалось, что всех иммунных Улей одаривает какими–то особыми умениями. Кому–то доставались действительно ценные, кому–то могла достаться простая «зажигалка», то есть умение прикуривать от пальца. Действительно странное умение, для меня уж точно. Для лучшего понимания сказанного, был приведён такой пример, по крайней мере. Поскольку я никогда не курил и крайне негативно относился к этому занятию. Если уж прикуривать — то лучше от пальца, а бывало и так, что вместо этого, нагревалась другая часть тела, разобраться во всём этом и помогает тот самый знахарь, к которому меня и отправляли. Так что, он у меня встал на первую очередь в списке дел на сегодня.

Так же в листовке подробно описывалась методика изготовления живчика и раствора с горохом, который значительно помогает в развитии дара улья. Тут так же шла отсылка к необходимости скорейшего обращения к знахарю, так как ты мог превратиться в кваза провидимому, в такого же что я видел вчера.

Так что мои планы на день получились следующими: первое отправиться к местному знахарю, второе — попытаться выяснить, чей был караван и получится ли отыскать тут Викторию. Третьим пунктом шёл поход к местному торговцу ради смены транспортного средства и продажи лишнего имущества. А его у меня было изрядно как показал список. Мне не было смысла в передвижении на пикапе — это я для себя точно решил. Один я все равно не смогу рулить и отстреливаться, в случае чего, от тварей. А как известно пассивное поведение всегда заканчивается печально. Стоит прикупить тут в стабе или найти на кластере какое–нибудь себе более мобильное средство для передвижения. Например, квадрик или мотоцикл спортивного образца, так чтобы в случае чего, можно было и по пересечённой местности смыться.

Так же в листовке описывались твари, но сильных отличий я не увидел от прочитанного ранее. Ещё объяснялась причина моей заторможенности и тупости в первые дни пребывания в этом мире. Жаль только не было и намёка, почему именно я так поступил на той заправке. Почему я решился запихать в себя ту гадость, ещё не представляя, что это вообще такое.

Всё–таки предстоит ещё много сделать сегодня и уже потом определиться с планами на будущее. Стоит осмотреть местный оплот цивилизованной жизни. И надо направиться сразу же к знахарю, надеюсь мне помогут его найти местные работницы.

Я добрался до стойки с миловидной красотулькой, которая вчера так помогла мне почувствовать себя человеком. Она мило улыбнулась, после того как заметила, что я откровенно её рассматриваю. До этого она смотрела в монитор. Судя по глазам, ей там что–то очень нравилось. Поскольку зрачки были расширены и веки практически не моргали.

— Ой. Добрый день. У вас есть какие–нибудь пожелания или вам куда–то надо? — выключив монитор затараторила она, смущаясь при этом прикусив губу. На мониторе по–видимому были как раз те самые «особые» комнаты.

— Да, извините что отвлекаю, мне нужно попасть к знахарю. И хочу посетить местную канцелярию — произнёс я, выговаривая каждое слово, чем вогнал её в краску. Судя по всему, она поняла свою оплошность, после чего заговорила уже более уверено.

— У нас здесь есть четыре, знахаря которые могу сейчас Вас принять. Секундочку, я уточню кто именно и где они сейчас принимают — произнесла она, включая монитор при этом отвернув его.

— Да мне и одного хватит — подколол я её прекрасно понимая, что именно ей нравилось на мониторе.

— Да их у нас гораздо больше чем один, но некоторые могут быть на выездах ли находиться на дежурстве и не тратят сил на клиентов — ответила она мне, никак не реагируя на мои слова.

— Сейчас свободны Вильям, Флор, Эсток и Вымпел к кому пойдете решать Вам. Все они располагаются в центральной части города. Это примерно в десяти минутах от нас пешком.

— Мне стоит записаться на прием? — спросил я.

— Нет, что вы, они не часто бывают заняты. Это конечно, же случается, но все они рядом друг с другом поэтому не будет проблем — ответили мне.

— Тогда и как мне их найти?

— Тут все просто. На центральной площади три здания, два из которых вам и нужны. Первое — это центр обслуживания, что–то наподобие многоквартирного дома с приличным оснащением для работы «особенных» жителей. В нем сейчас и находятся знахари. А вот второе здание — это канцелярия, что вас интересует. Первое здание белого цвета с большой вывеской над входом, второе — серого цвета. Ну а третье — это администрация стаба. Туда вас не пустят, даже и не пытайтесь — ответила она мне.

— А к кому из знахарей лучше обратиться и сколько стоят их услуги? — задал я вопрос.

— Для Вас не будет проблем с выбором, любой поможет. Вы новичок и у вас, если и проснулся дар, то помогут с ним разобраться и научат запускать его. Если же его ещё нет, то помогут пробудить и так же расскажут, как его развивать. Вам стоит выйти от нас и направиться на север ровно три квартала. Там выйдете на большую круглую площадь, где сможете уже сами разобраться — произнесла она улыбнувшись и отвернулась от меня дав понять, что разговор окончен. Видимо все же обидел её.

Пожав плечами, пошёл в нужную мне сторону. Выйдя, направился в северном направлении, я очень сильно удивился контрасту, который встречал меня. Вчера тут почти никого не было — сейчас же тут просто толпа не протолкнуться. Особенно в тех местах, где были уличные кафе. Женщин на улице кстати, прибавилось раз в десять. Так же попался на глаза пацанёнок лет десяти. В основном тут катались на велосипедах, что ещё больше удивило меня. Также видел и пару байков. Четырехколесного транспорта в городе не было, по всей видимости, совсем.

Добирался я все–таки не десять минут, а все полчаса, хотя не буду кривить душой, можно было и за десять. Но тогда не надо было останавливаться и рассматривать местные достопримечательности. Магазины в основном были направлены для вооружения населения. Попались, так же, пара вывесок с рекламой, где красовались телефонные номера автомастерских и, где эти мастерские можно было найти. Запомнил на всякий случай данные одной из таких вывесок.

Добрался до центральной площади. По сравнению с увиденным ранее, площадь была просто огромная, тут можно было спокойно разместить не менее двух десятков автобусов. И самое интересное, что бросилось в глаза, это помост в центре площади. Создавалось впечатление, что он тут далеко расположен не просто так — наверняка не раз использовался по назначению.

Поежившись, я нашёл нужное мне здание и отправился прямиком к нему. А насчёт машин я ошибся, тут стояли пара внедорожников и несколько машин попроще. Судя по всему, это транспорт местного руководства. Все они были припаркованы у здания администрации. А здание выглядело очень круто, явно это уже местная архитектура. Его смело можно было охарактеризовать как красивая крепость. Видны были бойницы, из которых смогут легко обороняться. Тут явно кто–то помешан на безопасности. И судя по всему, это руководство стаба. У них тут так повсюду. Только сейчас обратил внимание на то, что многие здания, которые шли вниз по улице тоже были приспособлены для обороны и ничуть не меньше.

У входа в нужный мне центр, было припарковано большое количество велосипедов. На первый взгляд можно смело говорить о трёх десятках, значит и работников видимо не больше по сравнению с окружающими его строениями, четыре этажа и один вход, это немного.

Войдя в здание, я ощутил прохладу от работы местной системы кондиционирования, что в последнее время было самым насущным вопросом. Я последние лет пять вообще не выбирался из своего медвежьего уголка и привык к морозам, от которых у многих кровь застыла бы в жилах, поэтому переносить хороший плюс на градуснике, мне было сейчас не комфортно. Хотя не скажу, что это не радовало меня, намёрзся я в своих краях. Помещения встретили меня образцовой чистотой и терминалом, около которого стоял боец в униформе держа в руках автомат. Причём чувствовалась в нём выправка регулярных войск. Это был первый солдат, встреченный мною в городе, не считая вчерашних, что были на КПП. В самом же городе ни солдат, ни сил полиции или чего–то подобного, я не встречал ещё. Кстати, знаки отличия, на которые я обратил внимание сразу, ничего мне не сказали, я просто не знал их. Либо эти знаки придуманы уже в этом мире или же кто–то взял их из своего. Униформа также была интересной, боец был экипирован в некую пластинчатую броню. Во всяком случае это выглядело именно так. Шлем одетый на бойца был с тонированным забралом.

Очень скоро мне надоело рассматривать воина, а так как его лица было не видно я не был уверен, что на меня не пялятся так же. Подойдя к бойцу, я решил уточнить куда мне двигаться с моим вопросом. Но не успел я произнести и слова как тот ткнул пальцем сбоку от себя на стену с распечатанными листками. Мысленно пожав плечами, я подошёл и всё встало на свои места. Там оказались: правила пользования терминалом и сведения о том, что мне требуется сделать, чтобы попасть на приём к знахарю.

Поступив согласно инструкции, я получил талончик, по которому было ясно, я следующий в очереди и это — где–то на втором этаже. Осмотревшись по сторонам, я увидел значок лестницы. Поднявшись на нужный этаж, я быстро обнаружил требуемое мне помещение. Опустив в окошко талон, я сел в коридоре на удобное кресло прямо напротив дверей. Вся обстановка напоминала приёмный покой дорогущей клиники из моего мира. Вспомнил даже как в родном городе вот так же сидел в больнице на приёме к врачу.

Через пару минут дверь открылась и у меня произошёл катарсис. Поскольку я ожидал встретить тут человека в халате врача, а меня встретил бородатый и не опрятный мужик. Одет он был в майку — алкоголичку и шорты с забавным раскрасом в стиле Гавайи. Также бросился в глаза пистолет просто чудовищного размера, что болтался в кобуре у него на поясе. Отчего я сперва не поверил в то, что вижу перед собой. Скорее всего в кобуре был кольт и его вес был далеко за пять кило — страшная пушка! Мужик был худощав и как он справляется с таким стволом? Страшно представить. Отдача должна его отбрасывать просто на несколько метров! И в добавок ко всему его шатало — он был чудовищно пьян. Запах от выпитого прямо бил мне в нос. Мужик, сфокусировал на мне взгляд, после чего произнёс:

— Ты что ли на прием? Странно видеть здесь новичка, да ещё и рискнувшего обратиться за услугами прямиком в местную богодельню — произнёс он, после отошёл в сторону, приглашая жестом меня войти в комнату.

Я неуверенно поднялся с кресла, мне вдруг что–то совсем перехотелось обращаться к этому «специалисту» за услугами, но всё же вошёл. И был удивлён ещё раз — помещение оказалось квартирой, хотя я ожидал увидеть кабинет для приёма посетителей. Тут находились: диван, телевизор, из которого шумела музыка и куча различных бутылок, которые валялась повсюду. А также была хорошо видна двуспальная кровать, в соседней комнате, которая просматривалась просто шикарно. Кровать красовалась полным беспорядком. На ней, о видимо была проведена ночь удовольствий длившаяся, явно не один час.

Видя мой озадаченный взгляд, мужик подошёл ко мне и схватив мою карту с груди осмотрел её, хмыкнул, после чего буркнул:

— Новичок и в таком стабе?! Да, пути Улья неисповедимы — произнёс он.

Я же никак не мог определиться со своими желаниями, то ли плюнуть и остаться на приёме или же пойти поругаться касательно специалиста. Следовало, наверное, сперва расспросить местных касательно того к кому стоит обратиться.

— Проходи в центр комнаты, поставь стул и садись. Постарайся не двигаться — приказали мне.

— Вы даже не спросите зачем я пришёл? — удивлённо спросил я, делая первый шаг к центру комнаты.

— Новички к таким как я приходят только за одним. Пробудить дар, либо же, если он уже пробудился, (это как раз твой случай) — помочь с ним разобраться и понять, как его активировать. Больше вы ни за чем не можете прийти — ответил он, продолжая наводить в центре зала видимость порядка который если и мог бы тут образоваться, только для этого потребовалось бы гораздо больше времени, чем ему пытались уделить сейчас.

Всё же усевшись на табурет, который каким–то чудным образом оказался неподалёку, я принялся изображать скульптуру. Что не шибко–то и получалось, поскольку мужик сходу принялся махать руками перед моим лицом, хмыкать и что–то бормотать едва–едва уловимое. Так продолжалось несколько минут, после чего, его руки стали мелькать не только над головой, но и над всем телом, иногда останавливаясь на каких–то отдалённых его участках. Несколько раз в местах ранений движение прекращалось. Затем вновь начинался хоровод, особенно часто руки стали останавливаться около места, в котором лежала чёрная жемчужина. Глаза у мужика вдруг распахнулись, когда его руки задержались подольше около кармана и он очень странно посмотрел на меня. В них сперва читалось недоумение и неверие, после чего он ещё раз провёл рукой над моей головой и как бы, успокоившись, плюхнулся в кресло и провёл своей ручищей по своему заросшему лицу.

— Да ты просто кладезь странностей мужик. Как ты смог пройди до меня и остаться с таким сокровищем в руках. А ты точно в стабе не пару часов? Тебя что не обыскивали на въезде? — произнёс он.

— Отчего–же, обыскали. Вот только я спрятал это сокровище в пачку из–под сигарет — прекрасно поняв его изумление.

— Молодец, ты правильно сделал, что пронёс его до меня не засветив. Я помогу тебе принять данную жемчужину. Она, кстати тебе не подходит и если ты её примешь без моей помощи, то с очень высоким шансом обратишься в кваза. Надеюсь тебе не надо объяснять кто такие квазы? — спросил он.

— Нет не надо, уже читал, да и видел уже одну такую представительницу — странное дело чем дольше я находился в комнате с этим мужиком, тем больше он мне нравился и во мне просыпалось даже доверие к нему.

— А ты уже знаком с нашей принцессой! Правда красавица? Надеюсь ты сумел не «обгадиться» при ней? — спросил он меня ожидая ответа.

— Нет, я достойно себя, вёл — ответил я.

Сперва на лице мужика мелькнуло удивления, потом лёгкое неверие моим словам. Да и вообще по его лицу можно было читать практически все эмоции, что он испытывал в данный момент. Наверно всё же именно это его качество и заставляло ему доверять.

— А ты интересный человек. В общем так, мои услуги для тебя будут стоить двадцать пять горошин. И поверь, дешевле тебе тут никто не поможет. А вот то, что твоя жемчужина тебе не подходит, кроме меня никто тебе не скажет и помочь с её приёмом не сможет. Тут всё сложно, не буду вдаваться в подробности. Но если бы у тебя была не чёрная, а красная жемчужина, то можно было бы смело её принять. Там шанс на обращение в кваза вообще минимален, но он есть, не скрою. Но запомни сразу, обращение в кваза не так страшно, поскольку вполне обратимо. Другое дело, что цена за такое лечение просто астрономическая. Да и средство если и появляется на рынке, то уж точно не дольше чем на срок как о нём узнают сильные мира сего. Очень редкий и дорогой трофей. И те, кто его добыл уж лучше сами предпочитают принять такой трофей, чем светить его. Это я про белую жемчужину говорю, так для общего развития. В твоем же случае — чёрная жемчужина может превратить тебя в кваза и точно превратит, если примешь её самостоятельно. Поскольку она гораздо насыщеннее, чем ты можешь сейчас усвоить. Ты ещё совсем юн по местным меркам. Это о сроке пребывания в этом мире если бы ты провёл тут уже с пяток лет и имел бы пару даров в запасе, то вполне бы мог не опасаться. А так — обращение в кваза без помощи знахаря стопроцентно. Если туго сейчас с деньгами — могу выступить посредником, чтобы ты смог взять кредит у стаба на мои услуги. И так как ты новенький то, как процент так и условия будут щадящими. Ты не смотри, что стоит дорого, твой дар очень ценится в этом мире. А твои услуги в рейдерских группах будут стоить приличных денег. А учитывая, что ты здорово поднимешь уровень своего дара за счёт жемчуга, то останется только набраться опыта и будешь шикарным сенсом — он говорил и говорил, сам же смотрел на стол, что стоял около окна судя по всему мой визит и поднял его из–за стола.

— Так же советую сперва озаботиться решением своих дел, которые ты наметил на ближайшее время. Если ты решишь принять жемчужину, она отключит твое сознание на несколько дней. Тебя придётся контролировать регулярно, чтобы не пошло обращение в кваза. Проведешь эти дни тут, рядом со мной, пару дней, как минимум. И ещё если бы ты не был новичком, то мои услуги стояли бы в два раза дороже, это тебе так сказать для общего развития. Статус новичка не вечен помни об этом — произнёс он свой монолог, после чего, не отводя взгляда со своего стола, просто умолк.

Я прекрасно понимаю, что у новичка не может быть с собой таких средств, как у меня сейчас. И то, что мне предлагали такие «щедрые условия», говорило о заинтересованности во мне у местных. И чем именно она вызвана — понять не сложно. Однозначно это дар. Но почему у меня не пытаются выкупить жемчужину, а вместо этого предлагают помочь с её усвоением? Не понятно, это очень сильно напрягает. Предложи он мне выкупить жемчужину, поняв, что она у меня есть, я бы согласился. Я очень сильно боялся стать квазом, риск был большой — всю оставшуюся жизнь провести в облике зараженного это очень страшно! Сейчас же, если мне гарантируют безопасное усвоение жемчуга — всё меняется. Развивать дар гораздо важнее, это будет всегда с тобой. А если продать жемчуг и «прокутить» или? даже в лучшем случае? закупить вооружение и броню — это только временные блага.

Получается, что моя жемчужина не так уж и ценна, чтобы её сразу же пытались выкупить, и мой дар гораздо ценнее, для местных? Скорее всего это действительно так. Если подумать, то цена за неё может быть меньше пятидесяти горошин. Хотя, кто знает? Лучше я не буду узнавать о цене за неё, чтобы не передумать. Поскольку уже решил, что я приму её. Средств сейчас у меня вполне достаточно, чтобы оплатить услуги знахаря и не залезать в кредиты. А ведь ещё оставались трофеи с муров, которые сегодня надо обязательно продать. Средства на первое время у меня точно будут.

Желательно, конечно–же, сперва обзавестись транспортом. Потом обязательно выяснить по поводу путешествий между обжитыми местами. Наверняка есть какие–то способы. Путешествовать между стабами куда–как безопаснее. И скорее всего мне не повезёт встретить Викторию в этом стабе, а придётся её искать уже в других стабах, а их тут в округи, получается, несколько. Зная своё везение, я точно обнаружу эту дурочку где–нибудь в самом маловероятном месте, о которое бы я только мог себе представить.

Молчание затягивалось, а знахарь всё так же не отводил взгляда от своего стола. Что–то на нём точно не давало ему покоя. Решив, что мучить себя размышлениями достаточно, я заговорил:

— Я воспользуюсь вашими услугами. Но сперва мне надо позаботиться о тех вещах, что были со мной, когда я прибыл в город. И всё же, мне бы хотелось разобраться со своим даром. Я так понял, что у меня он как–то связан с определением врагов на местности. Я видел их, так как будто бы не было преград между нами, хотя там были толстые кирпичные стены — сказал я, вспоминая то, что творилось со мной.

— Тут все просто. В цену уже входит помощь с освоением и пониманием своего дара. Так же ты получишь рекомендации по дальнейшему развитию своей внутренней силы, после принятия жемчужины. А ещё туда входит стоимость проживания на весь срок, что тебе понадобится — произнёс знахарь.

— Хорошо я займусь решением своих вопросов и уже завтра приду со своими вещами к вам, ну может после завтра. Сейчас я могу оставить задаток, а оставшуюся сумму я принесу в день приёма жемчужины. Ах да, кстати, я могу где–то оставить эту жемчужину в надёжном месте, а то опасаюсь за её сохранность?

— Можешь арендовать ячейку в нашем здании и застраховать её, если не доверяешь, хотя не стоит тратиться — тут надежно и не воруют, конечно могут обмануть, но не новичка — себе дороже — произнёс он.

— Сколько сейчас с меня за разъяснения с даром и задаток за будущую услугу? — спросил я.

— Одна треть от всей стоимости — улыбнулся он, ожидая моих затруднений.

Во всяком случае мне так показалось, поскольку были сомнения в его честности. Но вот его оговорка, что обманывать новичка тут совсем–уж считается за дурной тон, заставила меня усомниться в своих выводах касательно знахаря. Стоит ожидать, скорее–удара в спину, чем обмана. Надеюсь на это, поскольку если есть удар, то есть и шанс от него уклониться, а вот от обмана при нулевых знаниях о местных реалиях сложно избежать.

— Хорошо, деньги куда оплачивать, у меня они на карте — произнёс я, доставая свою карту.

— Это хорошо — произнёс он, вставая с кресла и пройдя к большому книжному шкафу, который тут, ну никак, не вязался — снял с полки обычный терминал, что я в прошлой жизни видел в супермаркете. Произведя манипуляции с ним, он спросил

— Какую именно сумму, ты планируешь оплатить сейчас? Можешь восемь горошин либо же большую?

— Я оплачу сейчас десятку. А сколько у вас стоит камера хранения? И у кого её оплачивать? — спросил я.

— Выйдешь в холл, там где ты брал талон ко мне, там же возьмёшь талон в камеру хранения она на нулевом этаже. Стоимость, вроде как, напрямую зависит от объёма ячейки. Там и уточнишь — пояснил он.

Проведя картой по считывающему устройству, мужик, посмотрев на надпись на терминале улыбнувшись кивнул мне.

— Теперь давай я расскажу тебе о твоём даре и как его лучше всего будет применять, но не забывай, все дары улья многогранны. Самое главное в твоём даре — это его редкость. В нашем стабе с таким даром может быть от силы человек пять. Ну не совсем, так сказать, с похожим даром. Некоторые видят на длинные расстояния, зато около себя никого не замечают. Некоторые могут видеть только разумных, другие могут чувствовать тварей — вариаций много. В твоём же случае, ты сможешь в дальнейшем раскачать свой дар до расстояний примерно в сто метров. Сложность только в том, что ты тратишь больше сил, когда рядом много живых существ. Точнее сказать сложно, надо проводить эксперименты и нюансов слишком много. Сможешь ли ты видеть невидимок или же тех, кто может отводить от себя взгляд? Крутость в том, что тут любой сенс котируется. Даже, если ты совсем слабенький. В любой группе ты будешь желанным. Тебе же повезло — ты можешь ощущать живых на расстоянии около тридцати метров. И это расстояние точно потом увеличится. Как минимум до ста метров, возможно и больше, но это покажет время. Развивать свои способности как ты уже, наверное, догадываешься, можно не только горохом, но и жемчугом. Так же не забывай тренироваться и получишь прирост в экономии сил. Принятие чёрной жемчужины позволяет развить свой дар до максимума. И, с небольшой вероятностью, сможешь открыть в себе новую грань своего дара. Чаще всего, так и происходит. Так же, ты уже знаешь, что чёрная жемчужина чаще всего приводит к обращению в кваза. И надо помнить, что период между приёмами жемчуга должен быть приличным — остановился он для гладка из банки с пивом, которую достал из маленького холодильника рядом со своим креслом.

— Красная гарантирует тебе повышение твоего умения до капа и даёт высокий шанс на пробуждение нового дара. Если только твой организм готов к пробуждению новой способности. Белая самая редкая и можно сказать легендарная жемчужина — гарантирует всё тоже самое что и красная, только она же сама и подготовит твой организм к принятию нового дара. И тут ещё нюанс есть, если твоему организму далеко до пробуждения нового дара — тем слабее будет твой новый. Если у тебя будет организм практически готовый к новому дару, тем он быстрее проснётся, к тому же он будет развитый, чем в противоположном случае. Ну в общем, ты надеюсь понял. Если же нет, то не забивай себе голову, жемчуг не частый гость в руках у обычных рейдеров. Тебе же предстоит принять чёрную жемчужину и подготовка организма к новому дару или открытию новой её грани, в твоем случае, будет пусть и скорее, чем у остальных, но всё же, на это времени тоже уйдёт не мало. Также стоит тебе уже сейчас тренироваться в его использовании. Попробуй активировать самостоятельно — произнеся последнюю фразу, он подошёл ко мне поближе, отставив полупустую банку на ручке кресла.

Начав махать руками над моей головой, он стал ожидать, когда я смогу активировать свой дар. Но как бы я не пытался это сделать — ничего не получалось. Моему проводнику «в мир силы» надоело ожидать, он щёлкнул пальцами и пробудить дар получилось в туже секунду. Мир сразу же заполнился «приведениями», которых тут было просто колоссальное количество. И всех их я «ощущал» и «видел» одновременно повсюду, точное: их положение, как они стоят, лежат или передвигаются. Осматриваться по сторонам мне не требовалось, всё это я видел сразу же, поворачивать голову даже не приходилось. Я рассматривал каждого, кого мог видеть в таком состоянии. Мелькали так же и различные фигурки где–то на самой границе действия дара. Они то появлялись, то пропадали. Так продлилось около минуты, после чего знахарь приказал.

— Зажмурься и затем открой глаза. Во время, когда ты жмуришься, подумай об отключении своего дара — произнёс он тихо.

Поступив, как сказал мне знахарь, мой дар действительно отключился и как только я это сделал, то сразу же у меня заболела голова и накатила тошнота. Знахарь так же покачнулся и, оперевшись о спинку кресла, постоял чуток и после в него плюхнулся.

— Даааа, эта грань моего таланта ещё не развита совсем и работа с ней мне дается тяжело. Но не обращай внимание, отхлебни живчика, тебе станет легче, минута — это твоя безопасная зона работы с даром. Мы дальше продолжим работать. После приёма жемчужины ты научишься растягивать полезное время работы. В общем с тобой у меня работы будет много, и она будет интересной. Пока же, я сделал некий триггер у тебя в голове на включение и выключение. Установка спадёт, как только ты полноценно научишься пользоваться своими способностями. Не волнуйся мои установки работают только с дарами, но никак не с твоим разумом. Активация у тебя запитана на попытку шевеления ушами. Чем чаще ты активируешь дар, тем быстрее привыкнешь делать это без триггеров. То же самое и с отключением. Не забывай принимать горох, он позволяет быстрее восстанавливаться после опустошения резерва сил и немного раскачивает. Я составлю тебе программу приёма гороха оптимальную для скорейшего развития тебя. Но помни — она будет оптимальна. Можно и быстрее, но тогда ты скорее всего обратишься в кваза без регулярного присмотра знахаря. Так же хорошо помогает живчик, но он не позволит тебе расти так, как это получается с горохом. Пока же, просто тренируйся, после того, как жемчуг усвоится — пройдем ускоренный курс бойца и ты сможешь уже уверенно пользоваться своим даром. Пока надеюсь всё понятно? — закончил он свой длинный рассказ.

— Пока только каша в голове — честно сознался я.

— Это нормально, потом с опытом всё поймешь.

— Надеюсь.

— Ах да, так как ты уверен, что сможешь рассчитаться самостоятельно со мной за мои услуги, я предупреждаю тебя сразу, что я вынужден сообщить о твоем даре своему начальству. Не волнуйся, тут это обычная практика, если бы у тебя был простой рядовой дар, то и речи о таком бы не было. Но вот в твоём случае — я вынужден. В случае, если кто–то узнает о твоем даре — у меня могут быть проблемы — предупредил он меня.

Тут то я не на шутку заволновался. Если действительно мой дар интересен будет местным шишкам, меня возьмут в такой оборот, «мама не горюй» — я сам подпишу себе кабальный договор и буду ему «очень рад». Мне не нужно чтобы это случилось. Я свободу люблю очень сильно.

— А как–то позабыть сообщить о моём даре ты можешь? — спросил я с надеждой в душе.

— Да это возможно, но взамен мне потребуется от тебя… Скажем так услуга. Услуга лично мне и моей группе. Нам требуется человек с примерно твоим даром — произнёс он, после чего задумался и продолжил — да с твоим даром человек нам будет очень полезен. Услуга на один рейд не более. Единственная проблема в том, что рейд состоится не завтра.

— А если мне потребуется завтра покинуть стаб? — задал я вопрос, пытаясь соскочить с крючка.

— Тут нет проблем. Нам ты понадобишься, в лучшем случае, через две недели и лучше будет встретиться не в этом месте, а в другом стабе. Там соберётся вся группа примерно через две недели. О цели рейда я тебе пока не скажу. Знай только — ты получишь стандартную плату наёмника элитного уровня за этот рейд. Все подробности только на месте. Сейчас же, я выполняю свою работу и молчу о твоём даре. Взамен ты обещаешь прибыть через две недели на место сбора, где, узнав подробности, решишь отправишься с нами в рейд или нет.

— Меня смущает вся эта ситуация. А если я сейчас соглашусь и не появлюсь по какой–то причине или сдохну по пути? А то и вообще предпочту сидеть в стабе и не высовывать носа за надежные стены? — озвучил я проблемные места в его плане.

— Тут все просто, не появляешься — я сообщаю начальству о твоем даре. Получу нагоняй, но переживу. В случае твоей смерти ты ничего не теряешь. А если решишь «наколоть» меня, то получаешь на хвост очень крупного «зверя» сильно заинтересованного в твоих возможностях. Да жить ты будешь в шоколаде, но далеко не свободно. А по поводу твоего мнимого оседлого образа жизни, скажу сразу, ты бы не пришёл с чёрной ко мне или кому–то другому, а уже бы избавился от неё. Или же узнав, что она стоит приличных денег, предложил бы мне её, купить не решаясь принять.

Его выводы были верны. Сволочь чётко видел ситуацию.

— Хорошо разъяснил. Только один вопрос, а что местный «зверь» настолько силён? Я могу просто не появляться тут и всё. Как я знаю в округе прилично других стабов. И до многих из них можно добраться всего за день пути. Спрячусь там, да и всё. Ну, максимум подальше где–нибудь скроюсь — озвучил я ещё один вариант.

— Было бы хорошо только вот ты сейчас находишься в консорциуме. Это группа стабов, объединённых одним руководством. Все они связаны не только общими интересам, но и кое–чем большим дружба там, кстати тоже присутствует. Так что, если ты решишь скрыться, то тебе придётся уехать очень далеко. А это сделать непросто. За пределами консорциума там другие земли, не столь спокойные, скажу тебе — там реальный Хаос. Тут есть единое руководство и за территорией присматривают.

— Хорошо. Вариантов у меня не много. Пожалуй, я могу дать тебе обещание, что выслушаю твое предложение там, где ты скажешь — согласился я.

— Это действительно для тебя ничего не будет стоить. Зато ты избегаешь притязаний со стороны стаба — обрадованно сказал знахарь.

— Давай всё–таки тогда вернёмся к моему дару — решил я поскорее закончить со всеми делами у этого мужика.

Откровенно, он меня начал раздражать. Странно, за весь период общения с ним, у меня складывалось о нём только положительное впечатление. Сейчас же, он меня принудил дать непонятное обещание. Да, оно мне ничего не будет стоить. Да, по сути, он подчиняется правилам стаба и его вины тут нет. Но осадок остался прямо–таки противный, учитывая, что он в своих интересах использует местные законы. Хотя кто знает, в своих ли интересах? Может это всё так же идет вербовка?

Знахарь оказался реальным волшебником. Так объяснить и показать наглядно, как пользоваться умением, это просто фантастика какая–то. Видеть через преграды все живые объекты и понимать то, что ты их видишь, а они об этом могут даже не догадываться — страшная штука этот дар. Правда после наглядного, так сказать примера его использования я ощущал очень сильную головную боль. При этом почувствовал себя шпионом, которого никогда никто не поймает. Класс!

А учитывая, что знахарю я зачем–то понадобился — он очень ответственно подошёл к моему обучению. А примеры, которые он мне приводил в качестве наглядного, так сказать, пособия были подобраны просто филигранно. Было очень даже понятно где и как может помочь. Единственное, что мешало так эта его ограниченная дальность. А то что я был в центре сферы действия моего дара, добавляла мне головной боли — силы тратились просто чудовищно. Знахарь пообещал, что направит действие жемчужины на увеличение резерва сил и постарается сильно не разгонять расстояние — это уже радовало.

Вообще всё это было очень странным: дар, который делает меня прямо–таки идеальным шпионом; знахарь, которому требовались именно мои услуги… В общем я решил, что хуже мне от ещё пары встреч с этим человеком точно не будет. Поэтому расслабился и принялся дальше плыть по течению. Будут проблемы буду решать.

Проведя у знахаря ещё около получаса, я получил на руки рекомендации на приём гороха для развития своего дара. Правда рекомендации были написаны отруки корявым почерком на коробке из–под батончиков «сникерс». А решение по поводу чёрной жемчужины уже было озвучено. Составлять новый план по приёму гороха стоит только после усвоения жемчужины — нюансы там какие–то.

Я выбрался из здания после посещения камеры хранения, где мне пришлось расстаться ещё с пятью споранами за два месяца аренды. Это был минимальный срок аренды, что очень сильно удивило меня. В ней я оставил жемчуг и несколько споранов с горошинами, которые планировал забрать, потом в следующий раз. На руках осталось две горошины и три спорана, не считая того, что было у меня на карте.

Осталась надежда на свои трофеи, которые стоит сбагрить как можно скорее. Не было у меня желания больше оставаться в этом стабе. Поскольку разговор со знахарем меня изрядно напугал, возможность узнать о моем даре местным воротилам. Мне срочно требуется перебраться в другое место. Надо за сегодня — завтра решить все свои вопросы с местными. Так размышляя, я отправился к тому месту, где собирался избавиться от лишнего груза и подобрать себе новое транспортное средство. Дорога не заняла у меня много времени. Постоянно обдумывая, что именно хочу себе взять, не заметил, как добрался до окраин.

Стоя на обочине, я смотрел на колонну машин с бойцами, которые прямо на ходу покидали свои транспортные средства и направлялись прямиком в казармы, располагающиеся неподалеку. Судя по всему, это что–то типа местного снабжения. Так же в колонне имелся огромный грузовик с будкой для транспортировки людей, из которого быстро начали выгонять различный сброд. Его начали сортировать, судя по всему, по их пригодности. Как выяснил у торгашей чуть позднее это были штрафники. Тут ещё их называли смертниками. Они занимались снабжением стаба самым необходимым. Часто это необходимое располагалось в крупных городах, где полно заражённых. И штрафники гибли под «дружеским» огнём или же их съедали твари посерьёзнее, которых не удавалось отогнать солдатам. Штрафников, особо, никто спасать не спешил, если утащат — никто рисковать собой ради него не станет. Самое же главное, эти рейдеры совсем не походили на тех, что увезли Викторию. Но всё равно, стоит обязательно навести справки в местной администрации.

Найти подходящего скупщика получилось только через несколько часов. Многие были заинтересованы моими трофеями, но вот чаще всего, предпочитали брать только пару вещей из списка. Машина заинтересовала всего одного покупателя. Он предложил за неё всего одну горошину, мотивируя это тем, что такого добра тут «хоть жопой жуй». И не согласиться с ним, я не мог. Как мне сказали, если бы я пригнал «броню» хоть самую слабенькую — это был бы уже интересный разговор, а так, единственно что заинтересовало это то, что она уже была приспособлена к езде по местным дорогам. А вот вооружение стало любопытно уже другому торговцу, как и большая часть моих трофеев. Всё остальное я сдал совсем по бросовым ценам в приёмник самого стаба, где за весь хлам мне перепало всего пять споранов. За вооружение и боеприпасы к различным видам оружия я выручил пять десятков горошин и два десятка споранов. И того, мне на счёт по результату трехчасовой торговли, упало пятьдесят две горошины и два десятка споранов. Оставил себе только цинки с патронами на мой автомат, которые сдал в камеру хранения. Был очень сильно удивлён, когда обнаружил их в списке. Получается, что тогда в посёлке я их не нашёл, зато местные обнаружили их быстро.

Став богаче, я выяснил, где именно я смогу завтра приобрести необходимую мне «снарягу», а также подобрать более лучшее вооружение. Благо теперь у меня хватало средств не только на оплату услуг знахаря, но приодеться и снарядиться. Удалось так же выяснить примерные цены на двухколёсный транспорт. Они меня очень сильно порадовали. Он тут не пользовался особым спросом. Но любители, всё же, встречались. Договорился с одним торговцем о встрече на завтра, чтобы подобрать себе байк.

Вернулся я в свой номер только уже в полной темноте, но вот город был освещён и очень даже прилично, что так же у меня вызывало непонимание — вокруг водятся твари, и их привлекает такой свет. Для чего так обозначать своё присутствие? На это я не знал ответа, да и сомневаюсь, что кто–то объяснит.

Приняв душ, я улегся в кровать и взял в руки блокнот, который смог добыть в одном из магазинов по пути в гостиницу. Водка, которую я приобрёл там же давно растворила споран и сейчас медленно фильтровалась через водоочиститель. Надо будет что–то придумать с этим мерзким вкусом, который в результате получался. Хоть не бери какой–нибудь химии, дабы избавиться от этого послевкусия.

В блокнот я принялся записывать всю значимую информацию, что у меня накопилась за день. Так же внёс туда свои затраты и всё, что смог выручить от продажи трофеев. Это всегда мне помогало — чётко видеть ситуацию с моими средствами и не допускать ошибок с необоснованными тратами. Ещё раз осмотрев свои записи, я выключил свет в комнате и попытался уснуть. Мысли в голове не давали покоя, постоянно возвращался к словам знахаря, о том, что мой дар может очень сильно заинтересовать местную верхушку. И уверенности в том, что он будет молчать у меня не было, даже при условии того, что у нас был договор.

Глава № 11. Повторная встреча с «красоткой»

Утро я провёл по своей привычке разминаясь. Раны уже совсем не болели. Видимо знахарь постарался помочь мне быстрее привести себя в норму. Так что, разминка уже не вызывала гримас на моём лице.

На сегодня я решил разобраться с вопросами в администрации, навестить оружейную лавку, да и наконец решить вопрос с транспортом. Вчера торговля у меня забрала слишком много сил. И сегодня я должен максимально быстро решить все свои проблемы.

Спустившись вниз, я опять принялся «пытать» милашку, стоявшую за стойкой. Она же с явной неохотой отвечала на мои вопросы. Судя по всему, сказалась моя вчерашняя «подколка». Выяснить получилось не так много, но это дало представление о том, куда надо направиться в первую очередь. А по поводу того, как лучше добираться до соседних стабов, меня направили в местный аналог сети, в которой часто размещались объявления о найме рейдеров в караваны. Меня этот вопрос очень сильно интересовал, после чего милашке пришлось разъяснять мне, где найти доступ в эту сеть.

Терминал нашёлся в соседнем помещении, куда меня пустили только после того, как я оплатил услуги связи. Так же ей пришлось помогать мне найти информацию по караванам и куда они направляются. Объявлений было всего несколько. Как мне сказала моя помощница — это связно с тем, что в караванах обычно достаточно и своей охраны, но бывают и исключения. И вообще объявления о выдвижении каравана выкладывались в сеть за несколько часов до отбытия. А если тебе надо куда–то попасть — вставай пораньше и ищи подходящий. Не повезло с направлением — можешь смело оставаться ещё на сутки в городе или добирайся самостоятельно.

Так же выяснилось, что с караваном есть два варианта для путешествия. В первом, ты обычный пассажир и за твою охрану несут ответственность караванщики. Во втором же — ты пассажир принимающий участие в отбивании нападений. В любом случае, прежде чем попасть в состав каравана, проходишь допрос у местного ментата, в котором тебя обязательно проверят на попытку завести караван в ловушку.

Выбравшись из гостиницы, я направился в сторону центра, благо уже знал куда идти. Всё общение, которое у меня происходило, сводилось только к сбору информации о местном мире и обитании иммунных. Причём, весь круг моего общения на текущий момент состоял из знахаря, той милашки и торговцев, с которыми я вчера торговался. Хорошо, что торговцы попались общительные и получилось почерпнуть не мало. Стоило бы провести время в местных барах, подсев к паре другой рейдеров, угостив которых расспросить насчёт, как и что здесь устроено. Пожалуй, сегодня, ближе к вечеру стоит этим заняться. А к знахарю пойду уже завтра сразу, как только смогу встать.

Добравшись до администрации, я зашёл в центральный вход, где уточнил у охранника куда мне стоит обратиться. Как выяснилось — требуется зайти, с другой стороны. Там был ещё один вход, где и обслуживались приезжие и гости стаба.

Зайдя в нужные мне двери, я увидел вновь знакомый аппарат по выдаче талонов. Прочитав меню, я даже примерно не понял, к кому мне стоит обратиться. Опять пришлось обращаться к охране. Он, пожав плечами, посоветовал пройти за разъяснениями к ментату.

— Они занимаются поиском людей, возможно, смогут тебе помочь — предположил он.

Выбрав из списка нужную мне услугу, я стал ожидать своей очереди. Если прошлый раз у знахаря всё прошло очень быстро, то сегодня понадобилось около часа. В этой же очереди я встретил нескольких караванщиков, которых видел вчера на границе города у которых удалось порасспрашивать о местных реалиях. Несколько раз бегал за кофе к автомату, угощал новых знакомых. Так что, время я потратил всё же не зря. Как выяснилось, они собирались в дорогу и пришли договориться с ментатом на предмет оказания особых услуг. Хоть эта процедура и рутинная, но покидать без неё стаб, не стоит, да и не позволят. В общем, это был ещё один узаконенный способ отъёма денег у населения. Хотя, кто знает, что тут ещё может быть.

Когда же, наконец, наступила моя очередь я был изрядно вымотан разговорами со словоохотливыми торгашами, которые покидали город в ближайшие дни. Войдя в кабинет, я встал как вкопанный в дверях, растянув улыбку от уха до уха. Меня встречала Светлана. Да, та самая женщина — кваз, что проводила мой первый опрос в момент прибытия сюда позавчера. Она же, увидев меня точно так же улыбнулась мне, отчего у меня побежали мурашки по спине. Всё–таки её улыбка больше походила на оскал страшного зверя, чем на милый жест приветствия.

— Вы меня преследуете? Вижу Вас уже третий раз и это за три дня. Не находите, что это попахивает уже манией преследования? — спросила она вместо приветствия.

Я же был очень сильно удивлён, поскольку это была только вторая встреча. Опомнившись, она сменила оскал на более подходящую улыбку краешками губ. Видимо подумала, что я испугался её оскала. Не позволив мне даже удивиться вслух и возмутиться наговором, произнесла, рассеивая моё недоумение:

— Я вас вчера видела на границе. Вы общались с торговцами, потом с караванщиками, а затем снова с торговцами. И на меня такую «красивую» даже не обратили внимания. Ай, ай, ай — наигранно расстроено произнесла она.

— Да, я там вчера был, но Вас там я не видел — стал оправдываться я.

— Это уже не важно. Обидеть хрупкую женщину любой может. Я работала неподалеку можно, так сказать. Что вас привело ко мне сегодня? — спросила она давая понять, что время на отвлечённые беседы у неё закончилось.

— Тут всё просто. Если вы помните, то я вам рассказывал о девушке, с которой я попал в этот мир. И мне бы хотелось её найти или хотябы узнать о её судьбе — озвучил причины моего появления в этом кабинете.

Кабинет, кстати сказать, был обставлен явно женщиной. Получается это и есть её основное рабочее место. В этом кабинете располагался массивный сейф, украшенный несколькими горшками с комнатными цветами. А также нашлось место и для куклы ручной работы, что встречала всех входящих в углу комнатки сидя на шкафу для бумаг и ещё куча мелких деталей, которые прямо кричали, что тут работает милое и прекрасное создание.

— Она Вам близка? — спросили меня, и сложно было понять любопытство это или же, что–то большее, женское.

— Нет, не близка. Скорее единственная, кто так же, как и я оказалась иммунной. Во всяком случае я на это надеюсь — ответил я ещё на один вопрос.

— Странное желание, не стандартное. Все, кто оказываются в этом мире только первое время ещё пытаются держаться вместе с теми, с кем здесь оказались. Стикс не любит тех, кто держится за прошлое. Это я Вам могу сказать уверенно — сказала она мне, при этом явно о чем–то задумалась.

— Наслышан уже о таком, не скрою. Но мне требуется её найти или хотя бы узнать, всё ли у неё в порядке. Не могу Вам точнее сказать почему я это делаю, но мне это нужно.

— Ваше желание понятно–странно оно только для тех, кто провёл здесь уже несколько лет. Почему Вы решили, что Вам может помочь в этом ментат? — спросила она меня.

— Так посоветовал мне охранник на входе. Да и если честно, я даже не представляю к кому стоит обратиться за помощью. Искать здесь частного детектива, на мой взгляд, глупо.

— Да, вы правы, детективов тут не найти. Здесь такими поисками занимаются ментаты. Но для этого мы используем карты такие, как у тебя на груди. В этой карте сейчас есть не только твои данные, которые видят все окружающие, но и ментальная карта, точнее, слепок твоего ментального тела, который может видеть только ментат. И вот как раз по такому слепку у нас и происходит поиск. В твоём же случае, ты не имеешь при себе копии её ментальной метки, чтобы я могла сформировать поисковый запрос и отправить его по соседним стабам.

— И что? Варианта, кроме как самому объезжать все стабы в округе не может быть? — спросил я.

— Почему? Есть вариант, и мы его вполне можем осуществить, вот только он займет уйму времени и не факт, что даст результат. Мы составим запрос во все окружающие стабы с примерным описанием девушки, когда, и как оказавшейся здесь. Может нам и повезёт. Вот только если услуга по поиску с помощью копии метки стоит от пяти споранов, то услуга будет стоить уже от десяти горошин — обрадовала она меня.

— Это очень дорого! — реально ошалел я.

— Да соглашусь с Вами, вот только, и Вы поймите, в первом случае мы точно знаем кого ищем. В Вашем же случае, придется искать–то, не знаю, что. Причем не понятно где искать, в добавок. Её вполне могли захватить и муры. В тех краях где вы расстались такое — не редкость. Да и в стабы чаще всего женщины попадают по описанному образу. У нас же есть, смутное описание, время, когда появилась в этом мире и всё. Это, конечно же, поможет, но сроки поиска все равно будут приличными — описала ситуацию как её видела она.

— Да я, как бы, предполагал немного другие варианты — растеряно пробормотал я, обдумывая стоит ли тратить такие деньги за непонятный результат и будет ли он вообще.

— Наоборот тут с этим все гораздо проще, чем в большинстве миров из которых сюда попадают люди. Даже самый слабенький ментат спокойно может снять с человека копию метки. Которая заносится в картотеку и уже администрация стаба отслеживает всех прибывших. Как Вы понимаете, просто так в приличный стаб не попасть без проверки — разве что, в стабы на границе внешки. С ними там все совсем печально — полная анархия, раздолье для муров, внешников и килдингов — огорошили меня.

— Муры? Внешники? Килдинги? — удивился я.

— С мурами ты знаком не изображай из себя дурачка. Внешники это те, кто попадает в этот мир осознано, по своей воле и принимаются вытаскивать местные ресурсы уже в свой. И ресурсы — это не нефть, не драг металлы или же камни. (Нет они им бывают тоже интересны) но в основном их интерес — это мы, иммунные. Что–то в нас их очень сильно интересует. И наши органы они скупают постоянно. Чаще всего скупают у муров, но есть и такие, что платят обычным рейдерам, которые продают либо часть своей печени или литр крови. Были случаи, когда выкупали даже сердце у особо отмороженных, потом пару недель держат на аппарате, пока не отрастет новый орган, но таких внешников, которые работают честно — очень мало. Килдинги, это те же сектанты, только «повернуты» они не на сатане или чём–то подобном, а на Стиксе — открыла она мне ещё одну грань этого мира.

— Мдааа уж! А получается, что эти внешники могут переправить тебя в нормальный мир, где ты сможешь спокойно жить дальше? — с надеждой спросил я.

— Существует пару миров куда ты действительно можешь перебраться. Но те миры уже заражены вирусом, что обитает здесь. Поскольку достаточно одного иммунного носителя заразы для заражения всей планеты. Там творится все тоже самое что и у нас за маленьким и очень важным исключением. В тех мирах не обновляются кластеры — их просто нет. И все обращённые мутируют, либо же, если они иммунные, то борются с обращенными. Редко, когда такой мир может долго просуществовать. Как ты понимаешь, для нормальной жизни иммунному требуется всё тот же живчик. А споран для него, чаще всего добыть очень тяжело или же даже просто невозможно. Выжить иммунный из того мира может только при переезде в Стикс. Ну ты вроде не глупый человек, можешь все понять и сам.

Да с такой точки зрения этот вопрос я даже и не рассматривал. Да и когда бы? Я только сейчас более–менее внятно услышал об этих внешниках. С мурами тут все понятно. Местное отребье, занятое на грязной работе на внешников. С ними все вроде понятно, что без таких тварей мир не может существовать. Но вот про внешников придётся где–то добывать информацию. А вот по вопросу Виктории, я решил всё–таки оплатить услуги поиска. Места тут опасные и самому заниматься поисками будет очень проблематично.

— Хорошо, спасибо за пояснения. Касательно моего вопроса, я согласен на оплату услуг поиска. Вот только ещё есть вопрос, а сколько всего стабов в которые могла попасть моя знакомая?

— В нашей округе семь стабов, которые направляют рейдеров в те края. Из других регионов не пошлют — слишком далеко. Есть ещё одно поселение муров, которое могло рвануть в то место, но это мало вероятно, и они вряд ли бы стали выгребать вооружение из запасников спецслужб. Их и так прекрасно снабжают из внешних миров. Поэтому время на поиски у нас будет вполне ограниченное. Я разошлю по всем стабам запрос и буду ждать официального ответа на них. Позднее свяжусь с Вами и сообщу результат.

— А если я хочу перебраться в другой стаб? Как я узнаю о результате поиска? — спросил я.

— Тут всё просто, все стабы имеют прямую связь, по которой могут спокойно общаться. Заказываете связь со мной. Такая услуга возможна только в стабах коалиции. Если же, Вы окажитесь в стабах, которые не входят в коалицию, то связь через караваны. Пишите письмо с просьбой отправить отчёт. Указываете куда его отправлять и всё.

— Продуманно. Я пожалуй, оплачу услугу. Честно, не знаю сам почему это делаю. Глупо, наверное, но всё же стоит найти девушку. Я так понимаю, что мой вопрос ляжет на ваши хр… плечи — замялся я, прекрасно понимая, что у неё не могут быть плечи хрупкими. Но стереотипы из прошлой жизни давали о себе знать. Я даже забыл, что общаюсь с изменённой девушкой.

Она оторвала взгляд от бумаг, когда услышала мою заминку. И её глаза стали как–то странно изучать меня, по–новому что ли…

— А ты странный. Так забываться в общении могут со мной только те, кто хорошо знают меня. Моя внешность не позволяет расслабиться обычному человеку в моём присутствии. Ты действительно странный.

— Извините меня пожалуйста. Но в Вас я вижу только прекрасную девушку, не — смотря, даже на Ваш особый облик. Даже в первую нашу встречу я обратил внимание на Вашу женственность — принялся я оправдываться.

— Ходишь по тонкому льду, Тур. Если бы я не знала, что ты говоришь правду, то это всё бы звучало как насмешка. А так я точно знаю, что ты говоришь правду и это… Нет, ладно, давай к оплате — резко оборвала она себя.

— Куда мне платить? — постарался я поскорее сменить тему, дабы ушла та неловкость, которая возникла между нами в момент моей глупости.

Прекрасно понимаю её, для девушки оказаться в таком теле всё равно что погибнуть. Она же явно молодая и скорее всего очень красивая была раньше.

— С оплатой всё просто. На выходе стоит касса, там и оплатите, как услуги консультации, так и услуги поиска. О результатах Вы можете узнавать вот по этому контакту — девушка протянулся мне визитку.

Взяв её, я обнаружил телефонный номер и имя владельца визитки. Просто имя Светлана. Чуть ниже была приписка, «ведущий ментат СТАБА Верный».

Получается, я сейчас общаюсь с лучшим спецом этого города. Будем надеяться, что она не позволит жадности местных чиновников проигнорировать мой запрос.

Выйдя из кабинета, я направился к кассе, где стал беднее на целых десять горошин. Можете считать меня дураком, но после того, как я оплатил эти услуги я почувствовал себя легче. Видать таким образом я успокоил свою совесть. Всегда она мучала меня и чаще всего получалось её заткнуть обильными алкогольными вливаниями. А потом помогало только время.

Глава № 12. Оружия — игрушки взрослых

Выйдя из канцелярии, я понял, что основная проблема закрыта, хотя бы на время, что позволит забыть о ней если не на совсем, то уж точно на какой–то срок. В этом стабе осталось решить вопрос с моей амуницией и транспортом, после чего можно отправляться на «процедуру». Знахарь волновал меня теперь очень сильно. Сейчас, на свежую голову, я понимал, что злости на него во мне нет. Осталось только выяснить истинные причины заинтересованности во мне у … а как его звать то? Ответа на этот вопрос я не смог найти, а кидаться к рядом стоящему зданию, я не решился. Вернусь к нему на процедуру и устраню этот недочёт.

Решив, что сейчас лучше заняться амуницией я отправился в ту лавку, что мне советовали ещё на КПП, мимо которой я уже раза три прошёл за эти дни. И скажу я вам, она вызвала доверие. Даже то, что было видно за витриной заставляло сердце трепетать.

С деньгами проблем не было. На руках была ещё приличная сумма, даже после всех текущих и планируемых затрат. Примерно в районе сорока пяти горошин оставалось ещё. Так что я решил пройтись по магазинам с вооружением и подобрать себе хороший ствол и попытаться найти дополнительные патроны к тому странному пистолету. И стоит хоть как–то разобраться с его обслуживанием. Я даже собирался однажды произвести выстрел из него — но, сразу же прогнал эту мысль — мало ли что.

Добравшись до интересующего меня магазина, я минут пять рассматривал витрину, любуясь на оружие. Войдя в двери, я остановился в проходе, уже чувствуя запах оружейной смазки, отчего так же ощутил прилив сил. Всё же такие лавки для мужика, всё равно, что кондитерские для детей. Пройдя к стойке, за которой стоял продавец, поспешил заговорить с ним.

— Добрый день. Я могу здесь подобрать себе хороший ствол? — поздоровался я, не дав сказать ни слова встречающему меня мужику.

— Да, всё что только есть в городе. Здесь вы сможете себе не только подобрать хорошее оружие, но и опробовать его — удивили меня рекламой своих услуг.

Улыбнувшись, я показал карту с описанием своего вооружения, что осталось в камере хранения на КПП. Мужик пару минут изучал моё вооружение, потом спросил:

— Я так понимаю, Вы хотите обменять своё вооружение на что–то конкретное или…?

— Да я бы хотел получить что–то более подходящее для местных реалий. А также, хотелось бы пополнить свой боеприпас. Особенно интересуют патроны к моему пистолету.

— Тогда я Вас не совсем понимаю, у Вас и так лучший по всем критерием автомат. Не скажу про пистолет, это лучше к мастеру, лично я таких не встречал. А вот ваш АШ 12 — прекрасный ствол достаточно сильный и в то же время, очень мобилен. Самое лучшее вооружение, которое только может быть для местных земель. Единственное, я бы советовал внести в Ваш автомат пару изменений. Добавить более ёмкий магазин, хотя если Вы работаете в группе — лучше подбирать стандартное вооружение. Это позволит не путаться с запасами патронов, так сказать, универсальность и стандарт.

Посыпались предложения со стороны торговца, при этом он достал пару папок и принялся что–то в них искать. Как выяснилось уже через пару мгновений, он искал прайс с фотографиями моего автомата и тех модификаций, которые можно было бы на него поставить.

— Так же мы можем провести полное техническое обслуживание Вашего автомата. И если это вызывает у Вас затруднения, так же — обучим этому не слишком сложному делу. И всё же, советую взять ещё пистолет. Меня смущает Ваш экземпляр. Скорее всего это что–то от Нолдов, но это лучше к Мастеру обратиться, он у нас специалист по подобному.

— А как его найти?

— Сегодня никак, завтра и после завтра он будет в нашем тире. Если хотите, я могу Вас записать?

— К вашему Мастеру можно попасть только по записи? — удивился я.

— Нет! Что вы, просто в тир можно попасть по записи, а у мастера там проходят уроки по обслуживанию оружия для граждан.

— Кстати, а я могу заказать себе экспресс урок по обслуживанию своего оружия? Заодно бы обсудил с мастером свой пистолет — поинтересовался я.

— Это возможно, но услуги мастера не для граждан дорого стоят. Две горошины будет комплекс по полному обслуживанию трёх единиц вооружения. А если, у Вас уже есть своё вооружение, советую доставить его в тир. Вам покажут, как обслуживать конкретно Ваше. Так же сможете провести апгрейд Вашего вооружения. И уже на практике сможете проверить нужны ли они.

— А как вы заметили, что я не гражданин? Могу ли я пронести на территорию жилых районов своё вооружение? Можно доставить его в тир? — задал сразу все интересующие меня вопросы.

— Здесь нет проблем, сейчас мы сделаем звонок в камеру хранения, где Вы проходите идентификацию и Ваше оружие доставят в тир в течении часа. Там его поместят в сейф, где оно уже будет храниться до завтрашнего дня. Так что, сложностей нет. Только вот, Вам надо будет сперва оплатить наши услуги — неуверенно закончил он.

— Не переживайте, деньги у меня есть — успокоил я его.

— Замечательно — обрадовался он даже не думая смущаться.

— А что Вы можете предложить мне в качестве другого пистолета, если к этому не сможем найти боеприпас?

— Тут множество вариантов. Вас интересует бесшумная стрельба? Или Вам нужна убойность? Или же что–то среднее? — задал он мне кучу вопросов.

— Меня ещё в прошлом мире интересовал ПП. Вам знакома такая аббревиатура?

— Да у нас есть пистолеты из этого семейства.

— Семейства?

— Да понимаю, просто в округе столько миров, что не все об этом помнят. Так вот, ПП был выпущен не только в Вашем мире. Их миллионы. И не везде они были идентичными. У нас есть шесть вариантов данного пистолета. Есть с наворачивающимся глушителем, есть монолиты. Есть и совсем бесшумные образцы, правда к таким не всегда есть патроны в достаточном количестве. Спрос большой, а поставки не регулярны и часто бывает так, что могут доставить всего цинк патронов — грустно произнёс продавец.

— А на совсем бесшумный экземпляр сейчас сколько есть патронов?

— К такому образцу сейчас у нас всего с полсотни патронов. Поставка была позавчера и уже кончились.

— Могу я взглянуть?

Передо мной положили очень странный пистолет отдаленно похожий на ПП. Взяв его, я почувствовал лёгкость, которой не должно было быть. Только проведя по нему рукой, я понял, что пистолет изготовлен из пластика. Это очень сильно удивило меня.

— А его убойности хватит на заражённых? — усомнился я.

— Штучка, не скрою, не шибко сильная. Но вот «лотерейщику» на вылет пробивает голову — успокоил он меня, заставив вспомнить ту тварь на крыше заправки.

— Это интересная вещь. Сколько он стоит если забирать так же все патроны?

— Восемь горошин — произнесли мне в ответ.

— У нас на него патроны дорогие, споран за патрон — пояснили мне.

— А я могу зарезервировать данный экземпляр до завтра cо всеми запасами патронов к нему? В тире потом проверю его и решу стоит брать или нет?

— Вполне возможно, оставляете задаток и всё. Могу также предложить более шумный экземпляр. К нему у нас вполне хватает патронов, и цена уже существенно ниже — достал он пистолет, знакомый мне ещё по прошлой жизни.

— И сколько такой стоит?

— Сам пистолет — одна горошина, сотня патронов — пять споранов.

Цена на фоне первого экземпляра обрадовала меня. Подумав ещё пару минут, я решил, что возьму однозначно такой пистолет как основной ствол. А вот ПП из пластика — буду думать, если он совсем бесшумный, то стоит взять его даже за такие деньги.

— Я возьму этот экземпляр, с двумя сотнями патронов к нему. Так же оставлю задаток за пластиковый экземпляр, но его сперва надо опробовать. Так же оплачу курс обучения по уходу за моим оружием — сказал я уже уверенно.

— Все вместе будет стоить вам двенадцать горошин — озвучили мне цену.

— Я оставлю задаток в шесть горошин, остальное уже по факту — озвучил я свои условия.

— Разумно.

После чего, он достал терминал, через который я произвел оплату. Затем он оформил мне квитанцию о приёме моего вооружение в сейф тира. Потом совершил звонок в хранилище, откуда обещали доставить моё оружие. Доставили его через двадцать минут в нескольких плотных мешках зеленого цвета. Отдав их продавцу, я был удивлён их весу, слишком тяжелые. Почему? Но выбросил этот вопрос из головы, решив, что разберусь с этим завтра. А сейчас мне очень хотелось есть.

Отправился в свой отель, чтобы перекусить. А после пошёл на поиски той мастерской, где хочу осуществить заказ на свой будущий байк. Я всё никак окончательно не мог определиться с тем, что именно мне требуется — тяжёлый и мощный байк или же более лёгкое и юркое нечто. Или вообще что–то спортивное и быстрое.

Двигаясь уже в сторону мастерской, я обдумывал все нюансы предстоящего заказа. Был, так сказать в себе, занятый своими мыслями. Поэтому и не заметил вынесшийся джип из–за поворота очередного перекрестка, который я собирался как раз преодолеть. Водитель джипа ударил по тормозам и остановившись прямо на переходе. Я оказался напротив задней двери. Из машины выскочило двое, и я почувствовал резкую боль в животе и шеи. Я не мог пошевелить даже мускулом, всё болело и сводило судорогой. После чего пришло забвение, всё в округе погасло.

Движения нет, его нет — есть попытка движения, которой что–то мешает. Затем пришла боль в области живота, потом откликнулась шея. Тут я вспомнил, что на меня напали. Попытавшись понять, что именно происходит, я обратился ко всем своим органам чувств. Запахов я не слышал, обоняния не было. Шум в голове отказывался утихать, поэтому я улавливал только какие–то отдаленные голоса. Точнее даже не голоса, а непонятные звуки отдаленно похожие на них. Ощущения пространства вполне работали. Небо должно было быть надо мной, я же, по моим ощущениям, находился в сидячем положении. Причем я точно был связан по рукам и ногам, пошевелить ими я так и не мог. Попытка открыть глаза ни к чему не привела. Точнее не так, я открыл глаза, но кругом была непроглядная темнота. А вот с открытием глаз, частично вернулся и слух, бурчание стало похоже на речь. Разобрать слова всё равно не получалось, только смог понять, что это был, именно разговор. Попытавшись что–то сказать, только тут я понял, что рот у меня заткнут чем–то плотным. Но издать шум получилось, поскольку бурчание стихло. Потом вернулось зрение. Как оказалось, с меня сдернули плотный мешок черного цвета, и я стал щуриться от попавшего на глаза яркого искусственного света. Так же, с головы сняли какой–то прибор напоминающий ободок. И ко мне снова вернулся слух.

— Ну что, урод, думал мы тебя не узнаем? — произнесли мне в лицо, пыхнув дымом от сигареты.

— Не спеши, Вальтер, успеешь его ещё допросить в своем любимом стиле. Сперва с ним должен поговорить шеф. Ему сообщили? — раздался голос у меня за спиной, причём, голос был явно рассудительным, и его обладатель скорее всего был умным человеком. Не знаю даже, почему я так решил.

Врубив свой дар, только что вспомнив о нём, я понял, что вокруг меня находится пять человек причём трое из них — вооружены до зубов.

— Можешь не рассчитывать на свою сверхскорость. Мы тебя надежно связали. Больше ты нас не сможешь облапошить — продолжил меж тем мудила с сигаретой.

Странное дело, я всё ещё никак не мог прийти в себя и сконцентрировать внимание на ком–то или на чём–то, зрение блуждало. Но мысли уже не путались. О какой суперскорости говорил этот ненормальный? У меня же дар сенса. И вообще, что тут происходит? Почему меня связали и почему я оказался тут? Рот был у меня заткнут и спросить я ничего не мог.

— Где эта гадина? — раздался вдруг голос.

— Шеф, он тут. Надёжно связан, мы учли прошлые ошибки — ответили неизвестному.

— Ну, Смирный, привет. Я реально перестал даже мечтать дотянуться до тебя. Ты, скотина, ответишь мне за всё! — прозвучал всё тот же голос полный ненависти.

— Как эта тварь попала в стаб? И нам никто ничего не сообщил? — спросил главарь, по–видимому, обращаясь к подчинённому.

— Сейчас выясним! — прозвучал ответ.

— И что это с ним? Такое впечатление, что он пьяный в дупель. Вы что, его поймали в баре? — задал он вопрос.

— Это действие подавителя, ещё минут пять и он сможет нормально реагировать — ответили сбоку.

— Шеф! Тут такое дело — прозвучал неуверенный голос.

— Что ещё? — раздался раздражённый окрик.

После чего, мне на голову обратно натянули какую–то «хрень», отчего я вновь перестал слышать. И потом сверху опять натянули мешок.

Прошло примерно минут пять или больше, в плече раздалась боль от укола чего–то острого. Резкая боль и в голове снова появилась каша. Затем меня принялись развязывать, и я «отключился».

Глава № 13. Странный гость

Сознание на этот раз вернулось вполне нормально, можно даже сказать резко. Открыв глаза, я понял, что меня ничего не держит и я нахожусь в горизонтальном положении. Подняв руку к лицу, я чётко смог её рассмотреть так же, как и потолок надо мной.

Повернув голову в сторону, я понял, что нахожусь в своем номере и сейчас утро. Утро следующего дня? Я надеюсь! Как я оказался здесь, я не понял. Медленно поднявшись с кровати, я ощутил лёгкое головокружение и тошноту. А затем я ощутил просто чудовищную жажду, мне требовался живчик. И он должен быть в холодильнике в паре метрах от меня. Вчера я его туда ставил. Вчера ли? Добраться до него требовалось очень срочно, но я добирался, наверное, минут пять, ну может чуть меньше, постоянно останавливаясь при этом и борясь с приступами тошноты.

Выпив сразу же полбутылки живчика, я только через пятнадцать минут понял, что мне становится легче. Отпив ещё пару глотков, я смог более–менее шевелить головой, не боясь, что пустой желудок «выпрыгнет» из меня. Пройдясь до ванной, уже более уверенно, я принял контрастный душ и только после него, мне стало действительно легче.

Выйдя в комнату, я чуть было не выронил полотенце, которое повязывал у себя на поясе. На моей кровати сидел человек в чёрной броне местных войск.

— Вы, на удивление неплохо себя чувствуете — произнёс гость.

— Не вашими молитвами — буркнул я, понимая, что гость — это представитель тех бандитов.

— Вы, я так понимаю, поняли, что именно меня привело в Ваш номер? — задал он вопрос.

— Вчерашний инцидент с моим похищением? — ответил я.

— Не правильная позиция, она нас не устраивает — прозвучал голос.

— И какова должна быть моя позиция, если меня простого пешехода вдруг бьют непонятно чем, увозят в неизвестном направлении и держат связанным? Какая должна быть по–вашему у меня позиция? — огрызнулся я, прекрасно понимая, что результат этого разговора вполне может стоить мне жизни.

— Вас не похищали, это, во–первых. Вежливо проводили для разговора к уважаемому в этом городе человеку, где Вы и пригласивший Вас разобрались в недоразумении, в котором оказались все участники этого события — прозвучало вполне мирное описание моей встречи с неизвестными.

— А может быть, Вы поясните вообще, что именно это было? — спросил я, уже не источая раздражения и смирившись, что придется принимать условия этих людей, которые навязывали мне свое мнение.

— Хорошо. Один раз и без подробностей. Один из наших людей распознал в Вас «нашего знакомого», к которому есть куча вопросов. И поспешил, скажем так, выслужиться. Была совершена ошибка. За Ваше молчание и отказ от претензий, мы готовы заплатить. Сумма уже определена, и она Вас вполне должна устроить. Если есть какие–то просьбы, мы готовы их выслушать.

— У вас есть депозитный ящик в центральной части города. В нём Вас ждёт компенсация. И Ваше дальнейшее присутствие в городе не желательно, Вы должны будете покинуть его сегодня — прозвучал голос из–под непрозрачного забрала.

— У меня были договоренности со знахарем, которому я уже внёс предоплату. А также оплатил приобретение вооружения в местной лавке. Не говоря уже о том, что у меня нет транспорта, чтобы «свалить» из стаба.

— Это усложняет дело. Какую именно услугу вы заказали у Знахаря? И у кого именно?

— Контроль в приёме жемчужины. А имя его я не знаю, к сожалению — не стал скрывать я.

— Это проблема… Хорошо Вы сможете пробыть у Знахаря то время, что потребуется при условии, что не станете покидать того места, где Вас поселят — разрешили мне.

— Меня это устраивает. Только вот с транспортом не ясно.

— Что касается транспорта, то город выделит Вам машину.

— Я планировал приобрести мотоцикл — поспешил я откреститься от четырехколесного транспорта.

— Будет Вам мотоцикл. Стоимость его вычтут с вашего счета — произнеся эти слова, мой визитер встал и прошёл на выход.

В дверях он остановился, посмотрел на меня, всё так же стоявшего посредине комнаты и предупредил.

— Не распространяйтесь! И ещё, Ваше присутствие в стабе на пару лет не желательно.

После этих слов дверь закрылась, и я остался один в комнате. Быстро подойдя к окну, задёрнул шторы, даже не став искать взглядом возможного снайпера. Осмотрел комнату, я проверил свои вещи и, наконец, успокоился.

Присев на край кровати, я только тут вспомнил о том, что они сказали о компенсации, которая меня ждёт. И помня, о том что там жемчужина — я пулей принялся собираться. Мне срочно требовалось попасть в хранилище и ещё к оружейнику, которому я вчера внёс предоплату.

Выбежав на улицу, я пронёсся мимо милашки, не бросив в её сторону даже взгляда. Ключи от своего номера, оставил на тумбочке, где их смогут обнаружить. В рюкзаке за спиной были сложены все мои вещи. И больше сюда я не планировал возвращаться.

Войдя в хранилище, я проверил первым делом, свой шёлковый мешочек, в котором и лежало моё богатство. Всё оказалось на месте как спораны, так и горошины. Чёрная жемчужина лежала всё так же в чехле. А вот в контейнере был ещё один мешочек из черного материала, как и мой. Вынув его, я обратил внимание на его приличный вес. Аккуратно открыл и высыпал содержимое на стол, за которым сидел, до того, как мне принесли контейнер. В нём оказалась приличная, очень даже, куча горошин. Компенсация удивила меня. В моём мире за подобные ошибки извинялись куда меньшей сумой. Ещё вчера меня хотели из стаба выгнать. А сегодня, узнав об оплате услуг знахарю, вдруг передумали. Почему? В голове «роились» сплошные вопросы. И всё это меня просто напрягало.

Выйдя из помещения откуда, я забрал всё свое добро, я быстрым шагом направился к оружейнику. Войдя в магазин, меня встретили с улыбкой от уха до уха. Продавец был очень рад меня видеть и сразу же, после приветствия вышел из–за стойки.

— Дорогой мой, где Вы потерялись? Мы Вас заждались. Нам доставили вооружение с запасами патронов и у нас появилось к Вам предложение, которое точно должно заинтересовать. Но об этом позднее — торопился всё это произнести продавец, указывая, куда стоит пройти.

— Ваши запасы патронов! У Вас есть по нескольку цинков очень интересующих нас. И скажу вам честно, нас интересуют они все. Мастер очень хочет поговорить с Вами. У него для Вас есть предложение, он ещё вчера хотел с Вами встретиться, наткнувшись на ваши запасы. В гостинице сказали, что Вы ещё не появлялись. А где Вас искать — они не представляют — тараторил он, не давая и слова вставить.

— А почему вы так откровенны со мной? Вы же продавец и, как бы, наоборот должны сбивать цену, а не давать повод мне её задрать? — удивился я.

— А тут все просто, у Вас в цинках оказались очень интересные патроны, которые достать сложно. А их важность заключается в материалах, из которых они изготовлены. Они предназначены для охоты на Элиту. И изобрели их во внешних мирах специально для Стикса. Повторить такие патроны способен далеко не каждый «ксер». Все подобные патроны, что попадают на рынок улетают как горячие пирожки. И чаще всего скупает их стаб по фиксированной цене. Мы готовы заплатить Вам за них чуть–чуть больше, чем он предложит. Вы можете узнать на них цену в приёмнике стаба, или же — доверьтесь нам и поверьте, мы Вас не обманем.

У меня семь цинков с патронами на АШ12 и с ними я даже не разбирался, просто увидел их в списке моих трофеев — размышлял тем временем, я.

— К тому же Вы являетесь новичком, а это не мало важно — произнёс он ещё один аргумент.

Здесь очень трепетно относятся ко всем новичкам. Я постоянно слышал упоминание о том, что новенькие всё равно что дети. И им всегда надо помогать. Обманывать новичка, всё равно, что обмануть ребенка — мерзкий поступок. Нет, даже тут меня уже обманывали. Та же милашка наверняка нажилась на моём сертификате. Хотя продавцы, с кем я общался на границе, уверяли меня, что новенького они никогда не обманут — себе дороже — продолжал я думать и «взвешивать» всё сказанное.

Выйдя во двор, продавец проводил меня до входа в тир, который располагался в подвале соседнего здания. Спустившись туда, я обнаружил, что он действительно, приличных размеров. По моим прикидкам, тут было около ста метров в длину и около десяти в ширину. Так же, я заметил несколько дверей, ведущих в разные стороны. Они вели в противоположные стороны. А между прочим, вход находился с торца. Получалось, что подвал гораздо шире и длиннее, чем предполагалось. И только сейчас я обратил внимание на то, что высота потолка около трех метров. Это бросилось в глаза ещё, когда мы спускались, ведь преодолеть пришлось три лестничных пролёта.

Меня встретил не молодой, но явно очень крепкий мужик. Сложно было сказать, сколько именно ему лет. Он выглядел, наверное, лет на сорок, но вот взгляд источал умудрённую годами старость.

— Молодой человек, это про Вас мне вчера прожужжал все уши этот сопляк? — спросил меня старик. Обращение «сопляк» никак не вязалось с моим сопровождающим. Ему, на мой взгляд, было далеко за тридцать.

— Я не знаю, о чём именно говорили Вам. Но вот если, вопрос о нескольких цинках с патронами на АШ12, то владелец я.

— Тогда действительно о Вас.

Наступило странное молчание, в котором мужик явно изучал меня. Его глаза сперва остановились на моих плечах, затем он изучил длину рук и, наконец, уставился на мою грудь. Так продолжалось несколько минут, после чего он произнёс:

— Вам не подходит Ваш автомат. Точнее не так, он подойдёт Вам только месяцев через пять–шесть жизни в Стиксе. Пока же, он для Вас скорее помеха, чем оружие серьёзного аргумента. Вы слишком слабы. У Вас недостаточно сил вести непрерывный огонь с такого ствола. Не принимайте мои слова близко к сердцу, у Вас действительно ещё пока слабы мышцы. Но это легко исправит сам мир, где мы все по воли случая оказались. Но для этого требуется время. Даже, если Вы ничего не будите делать — срок для нормализации Вашего мышечного каркаса составит около шести–восьми месяцев. Если же, Вы приложите усилия и будите тренироваться, а также будите правильно питаться, то срок может сократиться вдвое, а то и втрое. Или же можно просто жить в поле под постоянным прессом внешнего мира. Он очень быстро тренирует. Но в этом мире, никто таких сроков не может себе позволить. А если Вы подберёте хорошего тренера, так и вообще сможете свершить просто чудесное преображение. Ваш предел сейчас — калаш со стандартным патроном или что–то НАТО-вское. Этого добра тут полно. Да, да я понимаю, что с таким оружием большинству местных тварей вы ничего не сможете сделать, поэтому и предлагаю Вам не бросать свой автомат, а взять как оружие одного выстрела. Ваш автомат модернизирован с учётом силы предыдущего владельца, это могу сказать сразу. Убраны ограничения на разгон пуль в стволе, за счёт чего, автомат имеет примерно на тридцать процентов выше изначальной пулевой скорости. Это и является проблемой. Стандартное оружие Вы бы потянули спокойно, но вот такой «зверь», просто — напросто травмирует Вас.

— Может мне тогда лучше взять стандартный АШ12? Так сказать, совершить обмен? — спросил я мужика.

— А зачем оно Вам. У Вас прекрасный ствол и его убойность повыше остальных, а это немаловажный фактор. Да и глупо менять то, что сможете использовать чуть позднее. Лучше возьмите сейчас АКА‑47 с приличным запасом патронов. Веса он Вам сильно не добавит, лёгкая и неприхотливая игрушка. Да Вы и не похожи на любителя путешествовать пешком — прозвучал ответ.

— А что насчёт того, чтобы сделать мой автомат, пускай не таким убойным, но менее громким? — в свою очередь спросил я.

— Да это тоже хороший вариант, но вернёмся к целесообразности. Ваш автомат сейчас способен удивить даже элитника, не каждого и не во все части тела, но удивит точно. В противном случае вы способны только противостоять руберу, это будет его предел. А тот же АКА‑47 с бронебойными пулями, вполне может удивить того же рубера.

— И сколько такой вариант будет мне стоить? — поинтересовался я.

— Две горошины — ствол, цинк патронов обойдется ещё в пять споранов. Этот вариант самый оптимальный, цена — качество.

— К сожалению, мне необходимо покинуть стаб в ближайшие дни. И я не знаю на чём буду это делать. Поэтому трудности могут быть с местом. Можете посоветовать какое количество патронов стоит брать с собой к моему автомату? И я не смогу пройти курс по его обслуживанию. Не скрою, техника для меня незнакомая. Если Вы сможете мне быстро показать, как разобрать и собрать мой автомат этого будет достаточно. В остальном разберусь сам.

— Вечно куда–то торопитесь. Одного цинка Вам вполне хватит для путешествия от одного стаба до другого и то не вариант, что вообще произведёте хоть один выстрел. У нас тут места спокойные. Если Вы хотите в рейд за трофеями, то два цинка патронов будет оптимальным решением. Но опять же, цинки не лёгкие. Да и патроны тоже. А Вы говорили, что у Вас затруднения с транспортом. Так что цинк — это Ваш предел. У Вас куплен ещё ПП с двумя сотнями патронов и советую купить к нему несколько запасных магазинов, как минимум штук пять. Хотя нет, лучше десять снарядить. Так же, советую приобрести хорошую разгрузку на несколько типов боеприпаса. Не жалейте себя, загружайте её по максимуму, быстрее станете сильным и выносливым. Две недели непрерывного ношения такой тяжести, и Вы уже перестанете её замечать. А по поводу обучения, я могу предоставить Вам планшет с видеоматериалами по обслуживанию оружия?

— Меня это вполне устроит. Я проведу у знахаря несколько дней. Затем я покину стаб в этот же день, как только дела со знахарем закончатся.

— Тогда мы подготовим для Вас планшет, куда скинем все материалы, что Вам понадобятся, завтра–после завтра его доставят. А теперь давайте обсудим сколько мы будем должны за ваши цинки. И есть ли возможность организовать постоянную поставку такого добра в мой магазин. Или же я готов выкупить сведения, где именно можно добыть такие боеприпасы.

— А как мне к Вам обращаться, а то нас никто не представил. Я — Тур.

— Мастер. Да я получил новое имя согласно моим навыкам. В прошлой жизни я был мастером по оружию. И тут пригодились навыки — заулыбался мужик чему–то.

— Мастер, у меня очень мало времени. Поэтому, скажу как есть. Цинки я забрал у муров. С ценой я совсем не ориентируюсь, так что, придётся Вам озвучивать её.

— Я Вас не обману. У меня только маленькое уточнение. Эти патроны я готов скупать в любом количестве. И если получится добыть ещё, буду рад всегда. Касательно же особого пистолета — я бы выкупил его.

— Я хотел бы оставить его себе. Мне требуется к нему боеприпасы. А то получается всего одна обойма и то не полная. И мне бы хотелось проверить его в действии.

— С патронами к такому оружию всегда проблемы. Оно очень редко попадает в руки к таким как мы. Чаще всего им могут пользоваться только владельцы. Умная техника. Её сила — поражает! Такая миниатюрность и такой эффект! У Вас обойма с иглами, которые предназначены для пробивания бронированных целей. Но с ними есть один немаленький минус. Это оружие быстро приходит в негодность вблизи черных кластеров, короче говоря он его мгновенно погубит. У меня имеется шесть полных обойм к такому оружию. И если Вы хотите оставить его себе не буду уговаривать, могу продать три обоймы. Каждую обойму продам за тридцать горошин.

— Ох… не хрена ж себе цена! — «выпал я в осадок» от цены.

— В обойме два десятка выстрелов. Получается один выстрел стоит около полутора десятков споранов. Если хотите можете опробовать Ваш ствол в моём тире, только сперва нужно будет подготовить мишень. Мне и самому хочется взглянуть на то, что получится.

— Предложение заманчивое — сказал я.

Мне действительно требовалось понять, чего стоит ожидать.

— Я таких игл ещё не встречал. В моей коллекции есть только разрывные. И посмотреть на эффект от такого патрона, мне очень хочется, не скрою — произнёс Мастер.

Мы смотрели, как его помощники устанавливали в конце тира несколько листов стали. Причём слой получался в несколько десятков сантиметров. Я сомневался, что игла, выпущенная из столь маленького пистолетика способна будет пробить даже ближайший лист.

Производить выстрел я не решился, боялся, что промажу и передал пистолет Мастеру. Тот же, произвёл выстрел. Я видел, как покачнулся ближайший лист брони.

Получается, что Мастер умудрился попасть в цель не целясь. Подойдя к листу, мы принялись рассматривать аккуратную дырочку точно посредине. Я мысленно аплодировал этому мужику. Не целясь, с не пристреленного оружия и попасть точно в центр! Причём расстояние было около восьмидесяти метров. А лист — всего двадцать на двадцать сантиметров. Силён!

— Мощная штуковина! — только и произнёс он.

Я же был в шоке, только–что, небольшая с виду иголка пробила шесть сантиметров бронированной стали.

— Страшно представить, что творят винтовки из того мира, где он был произведён — произнёс Мастер, передовая мне пистолет.

Да. Это реальный аргумент против тварей. И я по любому, оставлю его себе. А вот деньги, что мне выдали в качестве компенсации я, пожалуй, знаю теперь куда потратить.

— Мастер, а я могу сделать выстрел вашим патроном, я готов его купить?

— Аппетит приходит во время еды. Конечно же можете, только не забывайте у Вашего оружия хоть и встроенный аккумулятор, и он подзаряжается самостоятельно, но всё же его хватает от силы на три десятка выстрелов.

Ещё один минус всплыл в использовании этого пистолета. Я решил купить одну запасную обойму у Мастера и один выстрел из его обоймы. Произведя расчёт, я выстрелил по тем же целям и был приятно удивлён, когда ближайший лист брони полыхнул и от него полетели куски металла. О да, я попал по нему, пускай и не в центр, а ближе к краю, но всё же. Рассматривая произведенные разрушения, я понял, что не избавлюсь от такого ствола никогда.

— Я заберу один магазин к нему и попрошу Вас сделать подробную видео запись по уходу за данной «игрушкой» — произнёс я, стоя около повреждённого листа брони.

— Хорошо, я смогу сделаю такую запись. А как насчёт других обойм? — поинтересовался он.

— За сколько вы купите мои цинки?

— За шесть штук я отдам вам пятнадцать горошин.

— Тогда я возьму две обоймы.

— Хорошо. Все расчёты произведем в магазине.

Выбравшись из тира, мы прошли в магазин, каждый, при этом, думал о своем. Я радовался своей «игрушке» и уже представлял, как буду крошить в кашу элитных тварей. Останавливало мою фантазию только то, что патронов было мало. Даже если я бы смог забрать все запасы Мастера — это не слишком бы улучшило ситуацию.

Уже в магазине произведя все подсчёты, я понял, что у меня осталось денег впритык. На оплату услуг знахаря и приобретение байка, не понятно, правда, что мне подсунут в качестве транспортного средства, я оставил на счету пять споранов и пять горошин, остальное — отдал наличными. На руках осталось всего с десяток споранов и чуть больше двух десятков горошин, половина которых, я отдам знахарю.

Глава № 14. На приёме

Зайдя внутрь здания, где проживал знахарь, я остановился и только сейчас осознал, что я так и не выяснил его имени. И как мне выкрутиться, если, вдруг, снова потребуется именно этот знахарь? Я стоял в холле и рассматривал охранника, а он меня. Первым не выдержал охранник и обратился ко мне.

— Ты что–то хотел?

Странно, но такое обращение не вызвало во мне никакой эмоции, хотя и понимал, что ко мне обратились как к пацану.

— Я позавчера был тут у знахаря. И сегодня мне надо попасть к нему же. Вот только беда в том, что я не помню, как его зовут. А напрямую пройти к нему сомневаюсь, что пустят — решил изобразить из себя недалекого человека. Вдруг повезёт, и он сам назовет мне его имя.

— Как выглядит тот знахарь? — спросил мужик и мне показалось, что он даже улыбнулся.

— Худощавый мужик с заросшим лицом. И это, у него ещё квартира на втором этаже — ответил я.

— Флор… Тебе парень на второй этаж и будь осторожнее с ним. Он с приветом. Да и не похож на обычного знахаря, которые предпочитают жить оседло. Его почти никогда нет на месте, и куда только его носит? — сказал охранник.

— Спасибо, а мне стоит брать направление в терминале или так подняться?

— Да, возьми с пометкой «повторный визит» — ответил он. И когда я, уже получив талон, едва услышал вслед:

— И какого хрена с этим уродом возится Север? Поскорее бы он свалил отсюда — я так и не понял, кому были адресованы эти слова.

Поднявшись на этаж, я подошёл к двери и не став просовывать талон просто постучал в дверь. За ней отчётливо слышалась музыка, причём, столь не подходящая для амплуа этого человека. Вскоре музыка стихла, а шаркающая походка за дверью говорила о приближении владельца. Он, наверняка, окажется навеселе. Во всяком случае это первое, что напрашивалось.

Так и оказалось, дверь мне открыл Флор, причем его вид прямо–таки кричал о том, что у него похмелье и жуткая головная боль. Ещё более растрёпанный вид, чем тогда, одетые солнцезащитные очки, причём в помещении, которое было и так погружено в полумрак. Всё это прямо кричало о том, что хозяину комнаты явно не до гостей.

— А, это ты. Вроде тебя зовут Тур? Проходи, я сейчас сделаю заказ на отдельную комнату на пару дней и приступим к работе — произнёс Флор, не скрывая страдальческие нотки в голосе.

— А как долго я должен буду находиться под присмотром? — спросил я.

— А зачем за тобой присматривать? Раза два или три я буду заходить к тебе и проверять ход процесса. Остальное время тебе придётся спать. Не бойся, тебя сама жемчужина усыпит, я это устрою — произнёс он, идя к телефону, стоящему на тумбочке у окна.

Набрав трехзначный номер, он произнёс:

— Мне нужна особая комната для клиента. Да, на три дня, максимум. Нет, мне понадобится так же кто–то, кто сможет ставить капельницы ему, и давать живчик. Да, это всё. Хорошо, жду, поторопитесь, у меня пиво греется — произнёс он. Я всё так же стоял на пороге.

— А что насчёт той просьбы? — спросил я его.

— Это мы обсудим после того, как ты сможешь вставать самостоятельно. А до тех пор просто расслабься и получай удовольствие — ухмыльнулся он, беря бутылку с алкоголем и опрокинул её себе в горло.

— Сука, тёплое пиво хуже мочи. Скорее бы уже свалить из этого дрянного места. Ты пока постой в коридоре, не хочу пускать гостей в этот срач — сказал он мне.

— А ты сможешь появляться у меня? Судя по всему, у тебя полно и без меня забот? — начал я сомневаться в правильности своего решения.

— Не ссы, я всегда выполняю свои обязанности на отлично и то, что ты видишь меня только пьяным, это твои проблемы — выдали мне из глубины квартирки, где видимо Флор переодевался.

Ждать пришлось не долго, примерно через пять минут со стороны лестницы раздались шаги и в коридор зашёл мужик с ничем не примечательной внешностью. Взглянешь на него, и в тот же миг — забудешь, как он выглядит. Если бы не кислая физиономия Флора при его появлении, мне бы не пришлось запоминать это лицо.

— Опять сама невзрачность пришла. Тьфу на тебя. И так плохое настроение, а ты превратишь его просто в уныние. Разместишь моего клиента, пришли кого–нибудь у меня прибраться — бросил он тому мужику, который не произнёс ни слова, потом махнул мне рукой, приглашая проследовать за ним.

Далеко идти не пришлось. В другой стороне коридора было несколько дверей, причём, расположенных близко друг к другу. Открыв одну, всё так же не произнеся ни слова, мужик пропустил меня внутрь. Указал на вешалку возле шкафа, куда мне требовалось сложить свои вещи. Кстати сказать, комнатушка была совсем маленькая — от силы два на два с половиной метра. И самое печальное, что в ней совсем малюсенькие, через которые, если кто и пролезет, то только кошка. Благо в этой келье присутствовал кондиционер. Стояла кровать и стул с тумбочкой. Это всё, что решили разместить тут. На кровати постельного белья не было и в помине. И ещё не малый фактор, вызывающий у меня отвращение — это то, что в комнатушке стоял затхлый и неприятный воздух.

Мужик включил кондиционер, при этом даже он морщился от ароматов. Показал на маленькую дверцу, за которой была ванная комнатка с душем. Как я понял, это всё что мне полагалось на ближайшие пару дней. Я прибывал в ступоре. Рассматривал свои новые апартаменты, приходя с каждой секундой всё в больший ужас. Но тут, я ощутил могучий хлопок по спине и услышал знакомый голос.

— Не морщись так, Кислый уже свалил. Мдаа, хоромы тебе достались, далеко не пяти звезд. Хотя, тебе будет по фигу. Всё, о чем ты будешь думать это, какого хрена я согласился с этим уродом — произнеся это он беспардонно вынул у меня из нагрудного кармана тот самый мешочек с жемчужиной.

— Хороша стерва, будет интересно поработать с твоими намерениями на этого парнишку — произнёс он, смотря на мою жемчужину.

— Раздевайся, снимай разгрузку и располагайся на кровати. Я сомневаюсь, что после приёма жемчужины ты долго сможешь находиться в сознательном состоянии. Да и мне некогда ждать, когда она тебя отключит. И да, не ссы. Ты не первый у меня такой пациент и если я кажусь тебе не благонадёжными типом, то это только твои проблемы — продолжил он.

Видя мои сомнения, Флор хищно улыбнулся. Потом схватил меня правой рукой за горло и легко приподнял, держа на вытянутой руке. При этом в левой руке у него была моя жемчужина. Я, не понимал, что происходит в ужасе осознавая, что мне конец. Этот псих сейчас меня просто убьёт или превратит в кваза. Он сунул мне в рот жемчужину, после протолкнул её в горло. И бросил меня на кровать с такой лёгкостью, что я даже не понял, что произошло.

— Я привык выполнять свои обещания. А я обещал, что помогу тебе с усвоением этой «красотки», а ты был готов уже отказаться от неё. А это, извини уже, в мои планы не входит. На вот выпей. Это раствор гороха. Выпей всё до конца — при этом он лить мне в рот отвратную жидкость из фляжки, которая просто обожгла мне желудок.

— КАКОГО ЧЁРТА!!! — заорал я на него, когда прокашлялся и унял боль в горле.

— Ненавижу, когда у меня на глазах начинают мандражировать. Ты принял жемчужину и это уже никак не изменить, поэтому спи.

Он тронул мой лоб большим пальцем, после чего я «отключился».

Глава № 15. Диалоги по душам

Очнулся я в белой комнате полностью залитой светом. Стен не было видно, как и вообще ничего не было видно вокруг, кроме белого свечения. И самое странное, этот свет не резал глаза и щуриться мне не приходилось. Я вертелся, пытаясь понять, что тут вообще происходит. Взглянув вниз, я обнаружил на себе привычную мне ещё по тому миру, одежду, в которой я проводил вечера дома в одиночестве.

— Нравится тебе это место, Тур? — раздался знакомый чуть с хрипотцой голос у меня за спиной.

Резко обернувшись, я увидел перед собой рослого мужика в однотонном халате с тапочками набосу ногу. И с чашкой чая в руке! Отпив из которой, он блаженно прищурился. И только тут я в нём узнал Флора.

— ЧТО-ЗА ХЕРНЯ?!! — заорал я.

— Зачем так грубо? Тут грубости не место — улыбнулся он мне.

— Да что ты говоришь — огрызнулся я, но тон почему–то все же снизил.

— Да, я решил встретиться тут с тобой, поскольку обнаружил очень странные дела в твоем организме. Нет, не переживай, ничего страшного, просто этого не было в первый твой визит. Ты без повреждений, а вот внутренних — просто полно и все они «пахнут» какой–то гадостью. И понять их происхождения я не могу. Ты мне интересен и очень важен для моих планов. Поэтому я сейчас здесь и времени у нас мало. Не будем ругаться, потом в обычном мире если хочешь поругаемся. А пока расскажи мне, что с тобой было в те двое суток что я тебя не видел.

Произнеся этот монолог, он стал в ожидании на меня смотреть. Тут только я понял, что всё что мне показывали во время визитов к знахарю, просто театральная сценка. А Флор далеко как не прост.

— Меня похитили и держали под какой–то химией, правда не долго по моим ощущениям — помимо своей воли, начал отвечать я.

— Тебя о чём–то спрашивали? — задал он следующий вопрос.

— Нет, как я понял меня приняли за другого — прозвучал мой ответ и противиться отвечать я не мог.

— Кто тебя похитил ты знаешь?

— Не знаю, какие–то бандиты на джипе. Шёл в сторону мастерской, где хотел купить себе мотоцикл или заказать его. Выскочили из машины, напали. Резкая боль в области шеи и живота. Там в узилище постоянно кружилась голова и мысли разбегались. Очень сложно было сконцентрировать свой взгляд на чём–то одном.

— Странно, на нас иммунных не действуют химические препараты, точнее не сильно действуют. И от любой дозы, ты бы давно пришёл в себя и твой организм бы всё вылечил сам, а тут такие повреждения. Очень странно! Что было потом?

— Они меня называли каким–то именем и смеялись, что моя скорость больше мне не поможет. Они позаботились об этом. А когда, кто–то спросил почему старшего сразу не предупредили о появлении в стабе какого–то урода они снова «вырубили» меня. Очнулся я уже в своем номере. Было очень плохо, только выпив живчика стало немного легче, а затем в номере появился человек в чёрной броне. Он сказал, что они ошиблись и во избежании недоразумений меня попросили покинуть стаб. И в качестве извинений, мне заплатили — я сам ужасался своей правдивости.

— Светлана, мне понятно, можешь отключаться — произнёс Флор куда–то в сторону.

— Светлана? — спросил я уже понимая, что желание говорить правду пропало.

— Да наша общая знакомая помогла мне быстрее получить ответы. Скажу только одно, времени у нас тут совсем мало, поэтому молчи. Тебе грозит большая опасность! И её причин я не понимаю. Почему тебя забирали и кому это было нужно, не понятно. Я постараюсь это выяснить, конечно же, но сильно закрутить тут гайки я не успею. Из–за этих событий, я покину стаб гораздо раньше, чем рассчитывал. Ты так же не задерживайся здесь. Встретимся через две недели, в стабе «Заводской», там всё и обсудим. Пока же скажу, что твой дар развивается семимильными шагами. Завтра утром он получит последний толчок от меня. И ещё около десяти часов будет держать тебя в отключке.

— Зачем ты ведёшь себя как какое–то быдло? — не выдержал я.

— Это, что бы ко мне не стояли очереди из жаждущих помощи. Не люблю работать с нытиками. А именно такие, чаще всего, и приходят на приём. И да, я заблокировал тебе развитие твоей внутренней силы. То, что есть сейчас — это твой предел. Если ты не появишься в стабе «Заводской», тебе никогда не увидеть нового дара или же получить её новую грань. Я сниму этот блок только в том стабе, не опаздывай.

И не дожидаясь моей реакции он исчез, после исчезла и белая комната, а затем и моё сознание, так же, отключилось от всего происходящего.

Следующее пробуждение было более понятным и привычным. Правда опять мучила жажда. Встав, я обратил внимание на то, что я раздет и даже переодет в чистое белье. Но и был нюанс — т от тела воняло, причём можно сказать даже больше, смердело. Зайдя в уборную, я включил воду в душе и тщательно отмылся. Выйдя, я обнаружил на прикроватной тумбочке несколько конвертов, которые были прижаты ключами. Переодевшись в чистое белье, я осмотрел ключи и понял, что они от мотоцикла. Интересно взглянуть на моего нового друга.

Взяв первое письмо, я понял, что оно от похитителей. В нём были напоминания о том, что я не желательный гость в этом городе и мне следует двигаться в северном направлении, что примерно, в тысяче километров от этого стаба расположен стаб «Бастион». Так же мне разрешалось останавливаться на день другой во встречных стабах, но не задерживаться в них. В «Бастионе» мне предлагается провести не менее двух лет, после чего я снова смогу спокойно посещать местные достопримечательности. В противном случае, будут применены меры воздействия. Что за меры, я не понял, но и выяснять их, не находил в себе желания.

Во втором письме был ключ от камеры хранения на КПП, откуда я смогу забрать обещанный мне планшет и мои закупки. В общем, меня это сообщение порадовало, я ведь теперь смогу хоть как–то разобраться со своим оружием.

Третье письмо было от Флора. В нём была листовка с графиком приёма гороха на ближайшие несколько недель. А в конце была пометка — график нужно изменить через три недели. И ещё, если не получится встретиться с ним то нужно обратиться к другому знахарю. Так же были рекомендации по практике своего дара. Как часто и на какой промежуток его стоит активировать, чтобы приучить себя экономить силы. Вообще странное было письмо. Прямо издёвка какая–то. Развитие заблокировали и теперь мне требуется обязательно попасть в стаб «Заводской».

Странный мужик, который сбежал даже, не выполнив своих обещаний. Зачем–то я ему очень нужен. И самое плохое в том, что теперь я полностью завишу от него. Я обрел суперспособность. Которая делала меня суперменом с просто фантастическим зрением. И узнал о том, что смогу в дальнейшем получить ещё один дар, но только если появлюсь в стабе. И встречусь с этой «гнидой». Ненавижу, когда меня принуждают к чему–то помимо моей воли. Но сказать честно, прямо сильной злости у меня на него не было. Так, пару костей сломать и отправить полежать в больничке с черепно–мозговой травмой и только. В общем, я сегодня добрый. Хотя даже не представляю, как такое сделать с тем, кто спокойно может поднять тебя одной рукой и как котёнка швырнуть через комнату.

Выйдя из «кельи», я встретился с падлой, которая поджидала меня за дверью. Опять эта — безликая маска с затемнённым забралом на лице. И ни малейшего слова, просто показал рукой на лестницу, мол я тебя провожу до выхода, что бы ты тут не потерялся.

«Суки» ещё те. Но вот с броней у них реально всё круто. Я бы точно хотел себе нечто подобное. Выйдя из здания, нас встретил тонированный джип, в который мне предложили сесть. И всё так же, жестом. В машину пришлось сесть, сопротивляться бойцам я бы точно не стал. А то ещё попаду, боже упаси в местную гвардию смертников. Для организаторов этого «цирка», это будет вообще просто подарком. Уберут меня на первом же выезде как нежелательного свидетеля и всё «кончился Тур» — а я ещё хочу пожить и найти всё — же ту «дурочку», с которой мы, волею судьбы, оказалась в этом мире.

Подъезжая уже к КПП, я спросил у молчаливых сопровождающих.

— Мне нужно снять деньги с карты и купить себе пару бутылок алкоголя чтобы не искать в ближайшее время ингредиенты для живчика. Так же хотелось бы закупиться провизией. Где это всё я смогу сделать? — произнёс я вопрос.

— На выезде — однозначно ответил водитель, остальные же сопровождающие даже и ухом не повели.

— Спасибо — буркнул я, выйдя из машины на том же КПП.

Осмотревшись, я увидел пару караванов, которые покидали стаб. Меня провели в двери, где я забрал своё вооружение и, демонстративно зарядив его, разместил на своей новой разгрузке. Не подвёл меня Мастер, действительно стоящую вещь присоветовал! Получив ключи от моего нового транспортного средства, я вышел и стал ждать, когда мне его пригонят. Ждать пришлось не долго. Минуты через две, ко мне подкатил прекраснейший образец харлея. Причём, я его даже не заметил, пока он не остановился около меня. Настолько у него тихий ход, что я даже удивился. Тяжёлый, мощный и самое главное надежнейшее средство передвижения в этом мире. Над задним колесом красовались боковые сумки, в которые я и сложил всё свое барахло. Так же присутствовала небольшая спинка на заднем сидении, на которую, спокойно, можно прицепить рюкзак. В соседнем помещении я обналичил все средства что оставались у меня на карте. И скажу я вам, цена за байк меня очень сильно огорчила. На счету осталось всего пять споранов. Либо ограбили, либо порадовали действительно шикарным но очень дорогим байком. Учитывая то, что я не слышал работы двигателя, то наверное, это того всё — таки стоило. Зайдя в небольшой магазинчик для отбывающих, я закупился провизией на несколько дней спокойного пути, потратив при этом ещё пять споранов.

На руках остались совсем смешные деньги. Да… Въезжая в стаб, я был богатейшим человеком — покидаю же его изгоем, которого здесь не желают видеть, причём как можно дольше. А за «душой» у меня всего несколько споранов. Сев на мотоцикл, я проверил; сперва по датчику количество топлива, потом на глаз, количество его в баке. Ещё дед меня обучал, как правильно ухаживать за подобной техникой и что нужно первым делом проверять. Так же осмотрел состояние всех тросиков, наличие и качество масла в двигателе. Тем временем, охранники, продолжали изображать из себя безмолвных истуканов. Взглянув на местную гвардию, я спросил:

— Мужики, где тут можно купить канистру бензина литров на десять?

Благо для него оставалось место в одной из боковых и очень вместительных сумок, которые толком, я так и не смог «забить». Да и большая часть моего вооружения сейчас была на мне. Пистолет нолдов я спрятал в кобуру на голени под штаниной. Пускай будет крутейшим аргументом в спорах, да ещё и с элементом сюрприза.

— Ты что новенький? — улыбнулся мне один из охранников, подняв забрало. По видимому, его смена кончилась и он собирался отдыхать.

— Да. Чуть больше недели тут.

— Тогда понятно. Ладно, сделаю доброе дело. Здесь ты такого не купишь. В пяти километрах отсюда по дороге будет стоять автозаправка. Она перегрузилась пару дней назад, её уже «почистили». Там всё и найдёшь — сказав это он отвернулся.

— Спасибо — сказал я ему уже в спину.

Ответа мне не последовало. Да если честно я ни ждал. Понятно, что я не один тут такой. Желающих попасть сюда или покинуть этот оплот спокойствия очень много. Только сейчас я начал осознавать, что скоро вновь окунусь в мир страшных монстров и опасностей, поджидающих за каждым поворотом. И стоило бы написать завещание, да только вот, тут я не обзавёлся друзьями, да и знакомых — всего несколько человек. И самым странным было для меня — чувство предвкушения. Я ждал этих эмоций и опасности, что может окончить мой путь в этом страшном, но интересном мире.

Провожали меня, прямо–таки, помпезно. Следом за мной выехал БТР, полностью укомплектованный по местным требованиям. Просканировав его уже за городом, я чуть не потерял ориентацию, поскольку был не готов к тому, что моё «зрение» смогло достать не только до коробочки, но и просветило всю стену. Я чётко смог увидеть каждого из восьми десятков человек и опознать их. Всё это понимание свалилось как снег на голову — в одну секунду и просто ввело меня в ступор и обзор был гораздо больше ста метров — примерно метров на сто пятьдесят я точно достал. И это изрядно меня напугало, поскольку никак не укладывалось в те слова что мне преподносил знахарь. Я чётко определил каждую «засветку» и знал точное количество живых в этом радиусе.

«Скотина» ещё та. Точно разобью ему морду. Правда, сперва придётся его как–то обездвижить и связать для надёжности, поскольку справиться с ним в честном поединке, мне, не «светит». Его сила и быстрота — просто не вероятны. Не человек, а какой–то супермен в обличии пропойца. Нет, но вот всё–таки? я ему точно морду «от рихтую», даже исподтишка. Представлял я, со злостью, совсем не свойственной моему характеру и сжал кулак.

Дальше мечтать о приятном я не мог, поскольку вспомнил о сопровождающих. И какие приказы у них насчёт меня, не знал. Чаще всего такие «недоумки» вроде меня и погибают вот от таких молодчиков. Просто нет человека и нет проблем. Будем надеяться, что стабом тут руководят не такие «отморозки», которых было полно у нас в России в годы перестройки. Как вспомню двухтысячные, так прямо страшно становится.

Добрался до заправки я через десять минут, дорога была хорошая ям и рытвин почти не было, и самое главное асфальтированная, поэтому петлять по ней не требовалось. Как и предупреждал меня вояка, по прибытии я обнаружил нужные мне канистры с бензином. Между прочем, кто–то заранее в них залил бензин. В общем было «круто» и удобно. Явный сервис от стаба тут просматривался.

Залив доверху бак и закинув в седельную сумку, подготовленную для меня канистру — я тронулся в путь. Коробочка сопровождала меня ещё с километр, после чего, развернулась и покатила в обратную сторону. У меня «прямо от сердца отлегло». Прибавив скорости — рванул, что есть мочи. Кстати, движок подо мной и без того тихо урчащий, вдруг совсем перестал шуметь. Это фантастика какая–то! Для такой — то мощи! А она ощущалась сразу же, с первой секунды, как я только сел на этот байк.

Глава № 16. Недалеко от стаба

От стаба я отдалился на довольно приличное расстояние, двигался ос скоростью около восьмидесяти километров в час. На удивление, первые несколько часов я проехал абсолютно спокойно, прямым ходом на север и пропустил первые два съезда, которые могли привезти меня к моей цели. Пока же, я двигался в сторону, которую мне рекомендовали «сильные мира сего». Требовалось сперва найти придорожную мастерскую и проверить свой байк на предмет жучков. Может меня кто и контролирует. Нужная мне мастерская попалась только через час езды. И самое удивительное было в том, что ни одного мертвяка на пути я не встретил. Это немного пугало, поскольку был сторонником того, что пусть лучше проблемы будут в начале, чем в конце пути.

Осмотрев с помощью своего дара всё пространство в округе, я понял, что могу заняться спокойно своими делами. Точнее, относительно спокойно — на стороже я должен находиться постоянно. Тут не может быть безопасных мест, как показала практика, даже в стабах ты здесь всего лишь дичь, просто приятная закуска, которая может иногда огрызнуться.

Найдя в придорожной мастерской всё, что мне могло понадобиться для проверки — я быстро принялся откручивать и обратно прикручивать всё, что могло спрятать в себе хоть что–то похожее на маячок. Перебрав практически полностью байк, я ничего подозрительного не обнаружил. Расслабляться я всё же не мог себе позволить. Нет жучка в транспорте — это не значит, что его вообще нет. Возможно он в оружии или ещё где–то. Меня должны постараться «убрать» и забрать всё, что сунули мне в качестве извинений. Сумма там приличная, да и моих средств более чем достаточно для того, чтобы просто потерять голову или словить «маслину» на несколько грамм, и получив при этом передоз свинца в организме.

Поэтому сняв с себя абсолютно всё, спрятал это по всей прилегающей территории. Места вполне хватало а в бытовке нашлась одежда местных рабочих. Извозил её в мазуте и листьях, чтобы максимально скрыть себя, понимая конечно, что маскировка так себе. Но и других вариантов особо не было.

Я решил спрятать свою тушку на одной из елей что в большом количестве росли в окружающей СТО и уже с неё понаблюдать за возможными гостями. Подумав, я взял с собой только пистолеты, поскольку очень сильно сомневался в «чистоте» оружия, полученного от муров. Может быть в нём спрятан маячок. Да и доверия полного не было и к Мастеру. А Нолдовский пистолет был настолько сложным, что в нём точно никто бы не стал ковыряться. А сам Мастер слишком увлечён этой техникой, чтобы так кощунственно отнестись к ней. Я всё же решил разделить все вещи по группам и спрятать их в разных местах. Всё что было на мне, и постоянно при мне, я спрятал рядом в нескольких боксах от своего байка. Боксы все закрыл и сделал всё, чтобы они не привлекали внимание, если кто будет проезжать мимо. Оружие спрятал максимально близко. Как говорил ранее, пистолеты — это всё что я рискнул бы оставить.

Деньги и всю остальную мелочевку, я спрятал в отдельно стоящем боксе. Когда–то скорее всего, там была покрасочная. Так что, вещи сильно дробить я не стал, сделал несколько тайников и всё. Причём группировал вещи так, чтобы не было жалко их бросить в случае чего. Больше всего я боялся за мой байк, поскольку найти подобный байк точно не получится в ближайшее время. Да и передвигаться по кластерам исключительно на своих двоих это хоть самый простой он и самый опасный вид передвижения. Ты всегда будешь вынужден принимать бой. А с транспортом — очень быстро можно скрыться за горизонтом. А судя по тому, что мне удалось узнать о местных тварях, они и по запаху за пару сотен метров способны определить твоё место положение.

Спрятавшись в самой густой кроне, я материл себя за свою трусость и недоверчивость к местным правителям. Поскольку сидеть не получалось, а стоять на ветках было не удобно и тело быстро затекало — пришлось спускаться и придумывать себе сидушку по типу той, что используют альпинисты, когда чистят или красят здания. На всё изобретательство ушло около получаса, дважды при этом пришлось «хорониться» в ближайших кустах. Мимо проезжали колонны, двигающиеся от стаба. Один раз даже, меня заметили, два автоматчика — навели на мои кусты свои пулемёты, но стрельбы к счастью не последовало. Скорее всего у них в караване был сенс, который меня и заметил.

Кое–как разместившись на дереве, я принялся с периодичностью раз в пять минут осматривать всё пространство вокруг себя. Иногда замечал на зоне своего сканера местных обитателей, быстро покидающих мою зону спокойствия. На этом и кончались незваные гости, что могли и заурчать. Так я просидел до полной темноты, постоянно сканируя местность. Уже чувствовал усталость и голод, а живца выпил в сравнении с обычным днём, раза в три больше. Благо спокойно научился понимать разницу между нехваткой воды и жаждой от спорового голода. Грань всё же есть, и она очень тонка, но вполне понятна становится с опытом.

Когда в темноте я услышал едва различимый шелест, раздваивавшийся со стороны дороги, я уже было решил, что с меня хватит. И если бы я не сидел на высоте, то вполне мог его и не услышать. Замерев и прижавшись плотнее к дереву, я принялся ждать. Практика, полученная ещё в том мире по выслеживанию и устройству засад на крупную дичь, вполне помогла мне и тут. Как меня учил старый оленевод и охотник — если ты устроил засаду на оленя, то любой звук может всё испортить. А так как, ты вынужден очень долго находиться без движения — практикуй периодические напряжения мышц всего тела. Вот и сейчас, эта практика не позволила крови застояться и замёрзнуть. Жалко, что так и не удалось приобрести себе прибор ночного видения. Трудно с этим «девайсом» оказалось в стабе.

Через пару минут я отчётливо уже слышал, как где–то над станцией крутится миниатюрный дрон, а кроме него, это ничего не могло быть. Судя по всему, он вёл съёмку и транслировал её своим хозяевам. Это было очень плохо, поскольку я не мог определить в темноте куда, смотрит его камера, и есть ли на нём режим теплоопознания. Если есть, то моим ухищрениям конец. Но, всё же, не став рисковать и поддаваться панике, я только плотнее приник к стволу своего наблюдательного пункта. Не забывая осматривать местность при помощи дара.

Просканировав ещё раз всё в округе, я никого не обнаружил. Звук шедший от дрона, покружил около минуты над строениями и умчался в обратную сторону. Да всё–таки жаль, что я не догадался обзавестись себе таким «девайсом», чтобы можно было просматривать дорогу впереди себя не только сканером, но и дроном. Но это вопрос возможного будущего, главное же сегодня уцелеть и как–то выяснить что делать дальше.

Ждать «гостей» пришлось не долго. Как, вдруг, я увидел отряд из четырёх человек, которые сначала разошлись в разные стороны вокруг станции и теперь уже медленно, стали приближаться к покрасочному комплексу. Ждать нельзя. И мне быстро пришлось покидать место моего укрытия через заранее подготовленный на этот случай спуск.

На земле, немного размявшись и приняв, на всякий случай глоток живчика ну и естественно, контролируя, передвижение всей четверки, я вдруг заметил, что — то странное.

— Что за чёрт? Почему они все голубого цвета? Что происходит? — пытался быстро понять и проанализировать происходящее я.

— Неужели это какая–то грань моего дара? Да … поразительно.

Все они отличаются только оттенками. Кто–то был более чёткий, кто–то менее. Ну да ладно. Расстояние между нами стремительно сокращалось, и я решил это всё, обдумать потом. Когда между нами уже осталось не более двух десятков метров, один из них, который был ближе всего ко мне стал шептать:

— Он точно там?

— Ну мололи что — сказал Нос, я не доверяю ему мутный он тип. Остался в машине и сюда не стал соваться. Мол дескать ему платили только за маяк и только — прошипел тот же боец.

— Да не ссу я, просто мутное дело с мутным Носом — сплюнул говоривший.

— Хорошо, предлагаю просто изрешетить всё строение, проверить и валить уже отсюда. Там в стабе «оттянуться», чего так давненько у нас не было.

— Да плевать мне на трофеи. Ты сам видел, сколько у него с собой оружия. Хочешь рискнуть? Валяй. Что–то по любому уцелеет. Нам будет, на что покутить пару недель. Хватит, давайте действовать.

Голос говорившего показался мне знакомым. После этих слов они стали обходить с разных сторон предполагаемое место моего укрытия. И раз они решили «валить» меня «тихо» но с помпой, стоит воспользоваться этим. «Валить» троих наглухо, потом быстрый допрос пленного, которого надо обязательно, взять живым. Мертвого не сильно–то расспросишь.

Как только они окружили здание, то встали во весь рост и направили стволы на будку. Получалось, что у бойцов были с собой пулемёты, во всяком случае, то как они держали оружие, говорило о чём–то увесистом. Странно, что нет «мухи» к примеру, против меня. Хотя? кто знает я к сожалению, видел только силуэты людей, но при долгом разглядывании мог даже определить и пол человека. Если, скажем так ракурс выпадет правильный.

Я же, во время использования своего дара, направил пистолет на ближайшего противника. Прицелился ему в голову и стал ждать, когда откроют огонь смертники. На каждого противника я планировал потратить по паре пуль, перезарядка и контроль тех, кому не повезёт. Дальнего постараюсь только ранить.

Раздались выстрелы и люди осветили себя всполохами. Грохот стоял знатный. Мне даже заложило уши, хотя я был в десятке метров от ближайшего. Дальний «зараза», стоял не очень удобно, из–за стены выглядывала только его нога и часть плеча. В добавок у него был пулемёт. Если он не расстреляет всю ленту прежде чем поймет, что клиента в строении нет, мне будет очень плохо. Не заставляя себя ждать — быстро выпустил шесть пуль. Потом, сделал короткую остановку, чтобы точнее прицелиться и это спасло тому «гаду» ногу. Хотя, сначала я целился ему в лицо — жаль, только потерял время. Не знаю, что именно меня выдало или тот, просто заметил, что его дружки мешками стали валиться на землю, но его «печенег» затих. Порадовало то, что я перестал ощущать трёх противников. По всей видимости качественно я их «заразил» свинцом, и они «пропали» с моего радара.

Быстро подбежав к стене изрешечённого сарайчика, я перезарядил пистолет и стал сканировать метания «идиота». Тот вертел головой, пытаясь понять откуда стреляли. Я же, немного успокоившись, стал как можно тише пробираться к противоположной стене, за которой он прятался. Трудности возникли сразу же, поскольку за несколько секунд боя, они накрошили со стен на землю изрядное количество штукатурки. А выдавать себя, я не собирался, надеясь всё–таки взять живым этого «урода», крутившего головой в пяти метрах от меня пытаясь найти противника.

Стоит ли высовываться из–за угла и стрелять на вскидку, я очень сильно сомневался. Достав нож, который был на поясе прилаженный абы как, я взял его «наизготовку». Помня, что боец ещё не перезаряжался я решил рискнуть. Убрав обратно нож, я поднял камушек и кинул его в сторону забора как можно дальше от себя. Судя по всему, нервная ситуация подействовала не только на меня. Мужик разрядил своё оружие в бетонный забор. И остановился, только когда раздался повторный щелчок.

Я, видя своим сканом, как он лихорадочно стал перезаряжать свое «чудовище», прицелился и выстрелил три раза. Два успешных попадания, третье не очень, поскольку попал я ему в живот. Того закрутило уже после первого попадания, получилось ранить в одну руку и ногу. Подбежав к нему, я отпихнул от него ствол и быстро достал из его разгрузки нож с пистолетом, после чего прострелил ещё и уцелевшую руку. Просканировав местность, я понял, что у меня есть, для разговора, немного времени.

К боли этот мужик не был терпим, поэтому выл знатно. Отключив свой дар, я понял, что был не далеко от истины у него были изрядно подмоченные штаны. И это, точно была не кровь. Я, подойдя ближе, быстро перетянул ремнём место его ранения на животе. У меня было мало времени, так что не до церемоний.

— У вас есть спек? — спросил его прямо в лицо.

— Да, да, да. Есть у старшего в рюкзаке. Есть спек — расслышал он меня и понял правильно.

Поднявшись, я взглядом спросил: — «кто старший?». Тот кивнул в сторону убитого. Я, не спуская взгляда с противника, направился к нему. Провёл контроль по всем трём телам и сдёрнул рюкзак. Подойдя поближе к истекающему кровью, я бросил его к ногам подвывающего «придурка», копаясь одной рукой в рюкзаке и постоянно контролируя раненого, который отползал к стенке, чтобы об неё облокотиться спиной. Я поражался его воли. Он двигался с несколькими ранениями.

— Я вколю тебе одну дозу, после чего, ты должен будешь ответить на несколько моих вопросов. Если ответы будут правдивыми, я оставлю тебя в живых и спрячу твое оружие на соседнем здании — предложил я ему.

— Я согласен. Только одна просьба, не оставляй меня на земле, помоги подняться на крышу, а то съедят меня тут, пока раны затягиваются. А без оружия вообще не вариант — ответил он мне.

— Я подумаю, что сделать, чтобы ты не решился стрелять мне в спину — пробормотал я, проверяя местность.

Скоро тут точно появятся «гости». И их может быть очень много, поэтому я быстро перезарядил оружие мужика. Проверил ещё и его ноги и вытащил оттуда нож и пистолетик небольшого размера.

Нашёл наконец–то нужную мне коробочку, и достал из неё шприц с золотистым содержимым. Не церемонясь с пленным, воткнул ему в ногу и выдавил содержимое.

— Ты получил «волшебную пилюлю»? теперь ответь. Кто послал за мной и как вы меня нашли? — задал я самые важные вопросы для себя.

— За тобой отправились сами, никто нас не посылал. Ты меня не помнишь, наверняка, это я вёл твой пикап. Мы тебя подобрали, когда ты на джипе двигался в стаб. А нашли просто. Аркан нанял «носа», который прикрепил к тебе «жучка». Вот он нас и привёл сюда. Должны были тебя грохнуть, забрать всё ценное и свалить обратно в стаб. Были на дежурстве, когда увидели тебя покидающим стаб в сопровождении коробочки. Аркан, было, расстроился, что зря нанял «носа», чтобы метку повесил, но коробочка вскоре вернулась, а тебя нет. Решили попытаться догнать, вот мы и здесь.

— И часто такое проворачивали?

— Не первый раз? уж точно. Ты должен был стать нашим «лучшим клиентом». Таких байков на стаб всего два десятка и стоят они очень прилично. Не говоря о том, что у тебя был нолдовский ствол, как говорил Аркан. А только он тянет на сотню горошин — ответил он мне.

— И что планируешь делать дальше? — спросил я.

Прекрасно понимаю, что эта «гнида» не испытывает угрызений совести и не раскаивается. Судя по всему, спек не позволяет ему осознавать, что он говорит.

— А что остается? Только слегка «подлататься» чутка, до завтрашнего дня — я не боец, уж точно, и не ходок. Залечу раны и двину в сторону «Крепости», поскольку в «Верном», мне лучше теперь не появляться — произнёс он.

— А чего бы тебе бояться?

— Так Аркан же, был в найме у стаба. И если я появлюсь в стабе один без группы, начнут спрашивать. А там могут всплыть наши «шалости». В штрафроту, будет прямая мне тогда, дорога.

— А как же Нос? — спросил я.

— Этот отсюда точно не выберется, полностью бесполезный тип. Он один из смертников, так что его мы заперли в машине, и приковали на заднем сидении. Просидит там пару ночей и выпущу его оттуда. Добраться до стаба ему будет не суждено. Хотя кто знает, может и уцелеет. Такие как он, нужны, но не особо. Так, мясо, дар полезный, но не везде и не всем. Да и слабенький он у него, не дольше чем на сутки хватает нюха. Потом теряет связь с привязанной вещью. Да и может только примерно указывать место, её нахождения — произнёс он.

Тут я понял, что мне заговаривают зубы и уж чересчур спокойно тип двигает своё тело. Болей у него, точно не было, хоть и изображал её, можно сказать, достоверно. Но нюансы, которые я примечал «на автомате» — уловил. Подняв пистолет, я выстрелил ему в лицо. Сожаления не было, такого типа оставлять за спиной? я точно не собирался. Теперь надо решить вопрос с загадочным Носом. Что–то мне подсказывало, что такой человек, точно не будет обычным смертником. Доверили дрон и не потянули к месту? Сказки мне тут точно рассказывали. Подойдя к главарю, я перевернул его тело на спину и убедился, что передо мной лежал тот самый Аркан. Действительно «крыса».

Проведя контроль ещё и ножом в сердце, я не доверял всё–таки спеку. Кто знает, на что он способен, но вот пуля в голове и нож в сердце точно не дадут шансов на выживание. Осмотрев свой трофеи из рюкзака, я стал чуть богаче, но вот только споранами, но никак не горошинами. Не стоило и рассчитывать — мелкие «гниды» были. В коробочке со спеком шприцов оказалось ещё пять штук. Так, что я стал обеспечен экстренными стимуляторами. Споранов было совсем мало — три штуки всего.

Собрав патроны, что могли мне понадобиться как на продажу или себе в обойму, я пробежался до схрона с основным моим вооружением. После чего отправился по дороге обратно в сторону стаба. Раз «нос» навёл всю эту гопкомпанию на меня точно туда, где лежали вещи, в которых я был у знахаря я решил сперва убрать странного детектора. Благо я уже представлял, где именно должна быть машина с тем самым «носом». И потому поднявшись на пригорок я углубился в лесок и стал продвигаться в сторону предполагаемого противника. Я сейчас до зубов вооружённый и очень опасный «отморозок».

Добираясь до закутка, который приметил ещё раньше, двигаzcm к мастерской, я стал включать свой дар постоянно сканируя местность. И это принесло результат. Примерно в ста метрах от меня, сперва показался человек что–то, держащий в руках на подобии коробочки. Сложно описать, что именно это было, но я понял через пару минут, что это пульт от дрона, с помощью которого следили за местностью. Поскольку раздались характерные звуки и дрон понёсся по дороге к мастерской. У меня было не более пары минут, прежде чем он всё увидит и поймёт, что «гость» должен быть рядом. Я быстро сократил дистанцию и спрятался за машиной позади человека. Его можно было отчетливо видеть благодаря свету, шедшему от пульта. Я не стал дожидаться развязки и просто выпустил пару пуль из пистолета ему в голову. Машину, я сразу же узнал, именно на ней я и прибыл в стаб.

Тело непонятного «носа» валялось на дороге. Подойдя к нему в плотную воткнул в горло нож. Затащив тело в машину, я облил её всю бензином благо запасная, канистра была рядом в багажнике и поджёг её. Не став даже мародёркой заниматься. Я понимал, что времени мало и стоит «свалить» как можно быстрее отсюда. Скоро тут, точно, будет много заражённых.

Быстро направившись в сторону мастерской, всё так же, прячась в деревьях, чуть не «наложил в штаны», когда услышал жужжание над собой. Оказалось, что дрон вернулся к пульту и приземлился рядом с ним. Штучка умная и не стоит такими разбрасываться, поэтому за ним вернулся. Благо в рюкзаке у меня ещё было место и в сидельных сумках, так же хватало его. Единственное, что меня сперва остановило, так это то, что я абсолютно не умел пользоваться подобной техникой, но потом здраво рассудил, что не стоит пренебрегать, а попрактиковаться всегда успею. Рядом с пультом нашёлся и спец — контейнер для него.

Да и на своём байке, я приметил несколько разъёмов для подзарядки различных гаджетов. В общем, мне подарили прекрасный образчик транспортного средства для местного мира. Добравшись до мастерских, я просканировал местность и ощутил резкую боль в голове. Прекрасно понимая, что это связано с частым использованием своего дара и понял так же, что мне «жопа». Поскольку на территории мастерских уже обитало с десяток тварей. Все они сейчас усердно уплетали тела, оставленные мною. В общем «уродам» не суждено было дождаться перезагрузки местного кластера.

Но вот все мои вещи, мне требовалось как–то достать из мастерских. Ничего я тут оставлять не собирался. Излишне рисковать, так же не хотел. Приблизившись к бетонному забору, в котором была куча дыр с той стороны, которая была вдали от дороги, я заглянул на территорию. Наверняка, это не все твари, что тут собрались, и большая их часть «свалила» к пожару, который я устроил. Так что скоро могут вернуться.

Вспомнил про найденный в одном из боксов пневматический горн, который, я оставил на месте, не придав ему особого значения. Поразмыслив понял, что вещь может вполне мне пригодиться — тут собрались в основном туповатые и медленные твари. В общем, до того бокса было ближе всего, и он был дальше всего от основного их скопления. Стоит сходить за ним, потом устроить простенький манок, чтобы вытянуть тварей за пределы мастерских, а после — закрыть ворота. Это ненадолго сдержит монстров и позволит мне собраться.

Первым делом составил план своих действий, благо уже вернул всё оружие, и оно было при мне, за исключением запасных магазинов и патронов. Их я оставил в том же месте. Придётся делать небольшой крюк, чего я бы хотел избежать в данной ситуации. Пол — беды вытянуть тварей за территорию мастерских, но потом–то, как я свалю сам отсюда? Вопрос был не праздный, есть над чем подумать. По любому придётся шуметь, пока буду собирать вещи — тварей набежит на шум изрядно. Можно, конечно, изобразить из себя терминатора и перестрелять их, но вот только споранов в большей части этой толпы нет. И окупить затраты, точно не получится. А патронов всё–таки я взял, не так уж много, как показала практика, к своему пистолету. В общем, проблемы буду решать по мере их поступления.

Жадность, как говорится «фраера погубит», но оставлять своё добро просто так, я не хочу. Не знаю почему, но это шло поперёк моей натуры. За всё своё, я всегда держался не только двумя руками, но ещё и мог ногами поближе прижимать. В общем, разумнее — просто взять байк и «валить», но не в моём случае. Требовалось собрать всё. Ну, или большую часть, причём, байк — был последним в списке.

Первым делом просканировал местность и понял, что смогу спокойно перебраться через забор близко от ворот того бокса, где лежал будущий манок. Так и поступил. А потом стал изображать из себя «ниндзя», постоянно перемещаясь от одного укрытия до другого. Так передвигаясь и сканируя местность, я заработал просто чудовищную боль в голове. Сперва была просто пульсация, сейчас же — там «стреляли уже из пушки». Я понимал, что ещё пару раз и я просто свалюсь и буду просто рад тому, что меня съедят. Поэтому, дар решил больше не использовать. В общем, я «ослеп» и больше пока не могу обеспечивать свою безопасность. Надо «валить» с территории и возвращаться сюда, даже после отдыха, точно не стоит. Искать пропавшую группу будут точно, а объяснять им, что это они сами напали, я не собираюсь.

Стоит постараться проникнуть в бокс максимально тихо, благо до него добрался без приключений. Теперь, больше доверялся слуху и обонянию — полезная практика, в общем. Понимание того, что мой дар не бесконечен, очень важно. И стоит больше полагаться на свои органы чувств, чем на дар, который может сильно выручить, но ставить его на первое место опасно, хотя за день я очень сильно привык это делать. Отпив уже внутри бокса живчика, понял, что допустил ещё одну оплошность. Его во фляге больше не было. Получается, что я остался без важнейшей для себя вещи. А ингредиенты спрятаны далеко. Взяв манок, я выглянул из своего убежища осмотрелся и рискнул пробраться к забору. Благо путь, проложенный ранее мной, теперь было проще преодолеть. На востоке уже разгорался рассвет. Получается, на ногах я уже практически сутки и скорого отдыха мне пока не предвидится.

Усталость начала напоминать о себе всё больше и больше. Как заставить работать будущий манок, я обдумывал очень долго. Непозволительно долго. В голову пришла только идея, оторвать от временной одежды кусок ткани и с её помощью, уже устраивать отвлекающий манёвр. Сделав импровизированную растяжку из части своей рубашки, я закрепил манок на камне в пяти метрах от угла забора так, чтобы максимально быстро скрыться за ним и добежать до того места, где перелазил через забор.

Выполнить мою затею получилось успешно. Вот только не учёл о тупости тварей, что обитали за забором. Они просто понеслись кратчайшим путём к источнику шума и упёрлись в стену, где бегали туда–сюда в поисках места, чтобы перебраться через препятствие. Некоторые твари, все–таки, догадались и пробежали через ворота. В общем «ступил» я поскольку решил облегчить себе жизнь, а получилось, как всегда. Проверять количество тварей на территории не решился с помощью дара, поэтому добежав до ворот совершил ещё одну глупость. Попытался закрыть ворота и с первым же движение створки понял всю глубину своей очередной ошибки. Петли оказались не смазанными и скрип, раздавшийся по всей территории явно показал, где есть «глупое мясо» для закуски. Делать было нечего, поэтому больше не скрываясь, я приложил все силы, чтобы закрыть ворота. Благо створка была одна и долго мне не пришлось с ней возиться. Закрыв её на засов, который просто опускался сверху, и между прочем, всё так же — со скрипом. Я выхватил пистолет и обернувшись, принялся стрелять по набегающим тварям. Их было около десятка, а вот патронов у меня явно на всех не хватало. Да ещё и тот факт, что я безбожно «мазал», поверг меня в уныние. Учитывая, что у меня осталась одна обойма на семь патронов — это вообще «жесть». Опустошив первый магазин, на земле осталось лежать всего три твари.

После опустошения второго — я остался один простив шести. Причём трое из них, были примерно в пяти метрах от меня, и они довольно — таки шустрые. Выхватив автомат из–за спины, я открыл огонь по ближайшей твари. С первого же выстрела получилось убрать одну, а потом пришлось переходить в рукопашную. Уронив автомат, я схватил клевец с пояса и попытался отмахнуться. Отчасти, это получилось, но вот беда в том, что твари были настолько близки друг к другу что, убрав одну, я окажусь в «теплых» объятиях другой.

Повалившись на землю, я оказался под тварью. Мне удалось подставить рукоятку клевца к её горлу, чем и сдерживал её натиск. Получилось так, что правой рукой я контролировал дистанцию между мой и её зубами левой же рукой, я отчаянно молотил по её голове. Понимая, что ей от этого «не жарко ни холодно» — вспомнил про нож, который болтался где–то на поясе. Дотянувшись до него под постоянными клацаньями челюстей в паре сантиметров от моего лица — нанёс удар сперва в область её живота, потом поняв, что и это особо не причинило неудобств — воткнул нож в область шеи. По–видимому, попал удачно, где–то между позвонками, поскольку тварь задергалась и обмякла. Я было обрадовался, но рано. Ужасная боль в правой ноге, потом и в левой, показала всю глубину моих заблуждений. Хотя мне удалось скинуть тварь с себя, но пришлось постоянно дёргать ногами, чтобы оттолкнуть напавших. Ужас сковывал от понимания того, что меня поедают заживо. Опомнился только от повторного укуса и схватив автомат, который болтался у меня на груди попытался им нанести удар. Ясное дело, что длинна ремня, не позволила сделать этого и я просто с силой дёрнул ремень. Всё так же, продолжая отбиваться ногами, я произвёл выстрел.

Затем, новая вспышка боли в ноге. Но на неё я уже даже не обратил внимание. Произведя ещё три выстрела, меня оставили в покое. Боль от укуса не казалась такой уж сильной. Видимо выброс адреналина, делал своё дело. Прицелившись в оставшихся тварей, я с просто потрясающей точностью, всех «успокоил».

Осмотревшись, произвёл контроль сидя на «пятой точке», поскольку понимал, что на ноги мне встать, уж точно, теперь не скоро получится. «Везёт» мне с ранениями в ноги. Сперва огнестрельные ранения, теперь вот укусы и даже оторванный клок кожи смог разглядеть в рассветных сумерках. Меня передернуло от увиденного, когда обратил внимание на отсутствие части обуви. Причём отсутствовал приличный такой кусок. А вместе с ним и отсутствовали два пальца.

Я понял, что истекаю кровью, лихорадочно стал искать коробочку со спеком, который сразу же постарался вколоть. Получилось только с третьим шприцом, все остальные, просто вываливались из дрожащих рук. Через несколько минут пропала боль и появились силы. Причём, всплеск её был очень большим можно сказать даже невероятным. «Десяток тварей? Да легко, подавайте два таких. Даже не запыхаюсь». Какая–то бравада налетела на меня, причём такого за собой я никогда раньше не замечал.

Первым порывом было, зачистить округу. Я вскочил, но быстро опомнился — нужно было сперва обработать раны и перевязать их. Кое как доковыляв до байка, а только в нём была аптечка, я сначала избавился от обрубка ботинка и только тут понял, что это не твари отгрызли мне часть ноги, а я её снёс себе сам, собственным выстрелом из автомата. Обработав чудо гелем раны, я стал думать, что делать с культяпками своих пальцев на ноге. Нужен был ещё такой же гель — вот только, я не догадался поискать его в стабе. Тут же, добыть его не было возможности — хотя стоило осмотреть останки. Оставаться тут я надолго не мог ведь действие спека — не вечное. И сколько оно продлится, я даже не представляю.

Быстро собрав всё необходимое в седельные сумки, я разделся и сбросил всю одежду, которая пропиталась кровью как моей, так и тварей. Наскоро обтёрся влажными полотенцами, которые тоже оказались в сумках, и щеголяя голышом, я так и направился к месту хранения своих вещей. Там переоделся и почувствовал практически себя человеком. Только ходить босиком было очень неудобно, а одевать ботинки, было глупо, я их просто залью кровью, ну а ходить в одном — вообще глупейшее решение. Тут я вспомнил о раздевалке: «А ведь там наверняка есть шлёпанцы».

Найдя и одев их, я более уверенно стал перемещаться по территории. Быстро, собрав всё, что было необходимо, я докатил байк до ворот, в которые усердно ломились твари. Их там было уже приличное количество. Желание пострелять я конечно не лишился, но надо придумать как облегчить себе прорыв и причём, быстро. Отрубив пару ног от тел, я перекинул их через забор, произвёл пару выстрелов в толпу тварей и побежал к мотоциклу. Всё как на автомате. Размышлять было некогда.

Добежав, я запрыгнул на него. Завёл и откинул сдерживающий затвор, откатился к дальнему концу здания с боксами и стал ждать, когда твари ворвутся на территорию. Ждать пришлось не долго, причём я понял, что дождался к тому же, ещё и крупных неприятностей, так как ворота просто отлетели к стене. Как их не сорвало с петель? Тем временем на территорию ворвалась тварь способная легко просто двумя пальцами, оторвать мне голову.

Она оказалось очень даже внушительных размеров. Мы встретились глазами, и я отчётливо прочитал в них голод и жажду крови. Взгляды наши были сцеплены на протяжении нескольких секунд. Потом тварь взревела, чем вывела меня из ступора и понеслась на меня огромными прыжками. Я же, как в замедленной съёмке, навёл на неё свой автомат и выпустил одну пулю, которая попала ей в нижнюю челюсть. Отчего её разворотило на несколько кусков, которые повисли на ошметках мяса и кожи. Она споткнулась и кубарем прокатилась пару метров. Я выпустил в неё ещё две пули. После чего, расстрелял остатки магазина по гостям, что спешили за этим гигантом. Закинув автомат за спину, я задавил свою жажду добычи в зародыше. Вывернув ручку газа, рванул вокруг боксов. Твари мчались следом, а когда я выехал к воротам — там было уже пусто. Я добавил газу и «вылетел» на дорогу, чудом избежав столкновения с одной из них, что проявила, просто, олимпийские показатели в прыжках с места.

Отъехав от мастерской примерно на полкилометра, я только сейчас позволил себе обернуться и проверить наличие погони. И она была. За мной, гналась целая толпа тварей в основном, состоящая из «пустышей». В толпе было ещё две такие же, что я «приголубил» на территории мастерской. Не став искушать судьбу, я добавил газа и постарался выкинуть из памяти этих «незваных гостей». Развив скорость в семьдесят километров, я направил свой байк на поиски места, где смогу провести пару дней в спокойствии. Ну а после отправлюсь уже в стаб, где мне предстоит встретиться с Флором.

Глава № 17. Передышка

Дорога обещала быть долгой и очень неприятной. Я уже сейчас начинал ощущать нехватку пальцев на ноге. И это становилась проблемой номер один, поскольку переключать передачи не получалось. Боль от потерянных пальцев очень сильно мешала, и я рефлекторно всё время отдёргивал ногу.

Проехав так около трех часов, я стал ощущать невыносимую усталость. Сказывалась бессонная ночь с нервными потрясениями. Да и вдобавок солнце стало припекать голову. Срочно требовалась передышка на несколько часов — стоит помыться и привести себя в порядок. Полотенца полотенцами, а вот душа мне всё равно не хватает.

Найти пристанище получилось только через полчаса. Им оказалась небольшая группа домов на отдельно стоящем кластере. Домов было всего пять. И все они были «крутыми», во всяком случае раньше так было. Судя по всему, сюда притянуло элитный частный массив, сейчас же они представляли из себя сплошные развалины — выбитые окна, снесённые ворота и местами проломленные заборы. Выбора у меня не было — надо осмотреться. Объехав всю эту территорию, я убедился — что это точно часть какого–то зажиточного посёлка, судя по тому, что все дома были с очень экзотическими дизайнами. Два крайних от основной дороги, дома были срезаны, как бы, наискось, как раз там, где пролегала граница кластера. Было странно смотреть на обрубки понимая, что Стикс, обычно, так не делает. Он старается соединить дороги, даже если они разные. Но вот такие казусы — всё–таки случаются. Мне хватило ещё и того первого визита, где город, был состыкован вообще из трех кластеров. Там, неизвестные боги этого фантастического мира, изрядно «повеселились». Высотки, халупы и обычные многоэтажки были объединены в один город просто со сюрреалистичными состыковками.

Хоть и писали в тех брошюрах, что Стикс редко так ошибается, но вот пожалуйста… На моей памяти, это уже второй такой случай. Но самое удивительное, что в одном из этих домов уцелел гараж, в котором–то, я и смогу привести себя в полный порядок. И, наверное, самое важное — до зоны кластера рукой подать. Отосплюсь, отмоюсь, поскольку очень кстати, я увидел на территории одного из домов, колонку. А устроить, какой не какой быт, всегда получится, учитывая количество всякого хлама тут вокруге.

Рискнул и просканировал территорию своим даром. Тотчас я почувствовал слабые отголоски тошноты, по–видимому, силы возвращались. Но их я смогу использовать без опасения только через сутки. Но есть «один вопрос»: если я перерасходую все абсолютно все силы, что случится со мной? Сдохну? Не знаю, да и проверять как–то не хочется. Лучше спрошу потом у Флора. Чёрт, правый кулак зачесался.

Загнать свой байк в гараж получилось только через полчаса, так как пришлось ещё и разгребать завал около ворот. Не хотелось прыгать, вслучае, чего через них. Да и подготовить экстренное отступление, так же, стоило. Единственное, что меня действительно пугает, так это то, что я не вкурсе смогут ли меня сейчас отследить или нет. И поди зря я цепляюсь за эти вещи? Может ли другой человек с подобным даром как у того «носа» отследить меня? Куча вопросов и нb одного ответа.

Поэтому не став рефлексировать, я загнал в гараж свой байк, правда, пришлось чуток подвинуть машину, которая занимала большую его часть. Машина, кстати, оказалась довольно вместительной. Там стоял хороший такой кросовер. Так что, разложив задние сидения, я получил просто шикарную лежанку, в которой, надеюсь и отосплюсь. Не рискну больше покидать дом, благо гараж был пристроен к нему и имел прямой вход. Обшарив дом, я наткнулся на бойлер в ванной, который был полон воды. Да и давление в системе водоснабжение оказалось вполне приемлемым. Судя по всему, кто–то конкретно «запарился» с ней. Бойлер между прочим был литров на двести. И находился гораздо выше душевой лейки. Так что, мне «светил» пусть и прохладный, но всё же — душ. Этим–то, я срочно и принялся заниматься, всё предварительно подготовив. Вода была холодной, но это мне и требовалось. Отмывшись после ночных приключений, я осмотрел ещё раз дом уже на предмет одежды, поскольку свою придётся, скорее всего, выкинуть. Пускай гель и остановил кровотечение, но вот ощущения никуда не делись. После душа, осмотрев свои раны, я понял, что с ними не стоит даже и возиться. Они вовсю заживали, причём гораздо быстрее чем прошлые. «Везёт» мне на них. Не прошло ещё и полной недели, а я уже опять вляпался. Жаль, что не позволили мне покинуть стаб с каким–нибудь караваном. Видимо, точно, решили просто прикончить, как нежелательного персонажа.

Не найдя ничего подходящего, пришлось стирать нательное белье и быстро сушить на втором этаже дома, благо там всё проветривалось. Так что, улечься отдыхать получилось только часа через три, когда всё высохло и я оделся. Закон Стикса по поводу запахов я «вбил» себе в подкорку мозга. Уж очень хорошо твари чуют запахи.

Я забрался в машину, где подготовил полноценную кровать, и осмотрел на автомате местность, и сразу потерял всякий сон. На самом краю зоны сканирования заметил необычное… Небольшое живое существо, которое отображалось у меня очень странно. Объект был маленький для человека, просто чудовищно маленький. Оно не может угрожать мне, но я его почему–то вижу. Но и оставлять такой «засвет» без внимания, я так же не мог. Снарядившись, я направился выбираться через все те ловушки, что установил на подходах к гаражу: кучу разбросанных стёкол от разных бутылок и пару натянутых лесок в разных местах.

Ещё около минуты рассматривал всю округу, прежде чем совершил рывок к тому месту, где видел «засветку». Им оказалось крайнее здание, которое было знатно уменьшено Стиксом. Да, вдобавок ещё и с обвалившейся кровлей, как и частью стены. Осмотревшись и не найдя угрозы для себя, я ещё раз просканировал местность. Отчего снова почувствовал лёгкое головокружение, но отчётливо определил, где именно оно сейчас находится. Я стал догадываться, кто это такой. Пробравшись в дом, поднялся на второй этаж по разрушенной лестнице и стал подбираться к месту, где спряталась эта «зараза».

Как и предполагал, им оказался маленький пушистый котёнок, который смотрел и шипел на меня. От силы ему было месяца два. Причём такой чудной раскраски, что меня это даже умилило — прямо тигрёнок, правда серого цвета.

Протянув к нему руку, я поднял это создание на руки. Он спокойно разместился в ладошке, при этом, даже не пытаясь сбежать. Но, правда, не переставал шипеть, как бы говоря мне: «я голодный и хочу есть, но я тебе не доверяю, поскольку ты жуткий и пугающий тип со странными запахами». Прижав его к груди, я спустился на первый этаж и быстрыми перебежками добрался до гаража где разместился.

Котёнка требовалось покормить, а найти молока я не представлял где. Вскрывать холодильник не рискнул, помня о прошлом опыте. Поэтому подогрел тушёнку и высыпал её в тарелочку. Ему, скажем так, она не сильно понравилась, но вариантов других не было. Поэтому практически всё было съедено, отчего тот раздулся почти что, до состояния мячика. Едва передвигаясь, он устроился около меня и разлёгся, намереваясь отдохнуть. Мне это не мешало, вот только задался мыслью: а стоит ли ему давать живчик или животные не оборачиваются в тварей? И иммунен ли этот комочек? В общем, вопросов было много. Но не став забивать себе голову ерундой, я ещё раз просканировал местность и решил последовать примеру кота, что устроился рядом с моей головой на подушке, урча от удовольствия. Отключиться получилось практически мгновенно.

Глава № 18. Быт

Сон был, не сказать чтобы, спокойным, приходилось просыпаться примерно каждые два часа и пить живчик. И безумно чесались несуществующие пальцы на ноге. Про котёнка я не забыл, всё же решил рискнуть и налил ему в одну миску живчика, а в другую воды. В общем позаботился о животном. Поспать получилось до утра следующего дня и проснулся я не самостоятельно, меня разбудили.

И попробуйте догадаться кто? Нет не этот пушистый комочек, а разбудило меня немыслимое — ГОЛОС. Он был у меня в голове, и Он точно знал кто я и пытался меня разбудить.

«Тур, просыпайся давай, я уже устал долбиться к тебе» — звучал голос.

Меня шокировало то, что кто–то может вот так просто влезать в голову.

«Не паникуй ты так. Это не просто разговаривать с тобой на таком расстоянии и не к каждому так можно подключиться. Нужна привязка или какая–то твоя вещь. В общем не важно. Тут такой дело, запоминай всё, что я сейчас скажу. Сообщение от Флора: Ты не должен появляться в стабах консорциума. Там тебя будет ждать только смерть. Ты слишком сильно кому–то наступил на «больную мозоль». Но суть не в этом, ты должен следовать прямиком к тому стабу, о котором тебе говорил Флор. В нём тебе придётся дожидаться его с командой около полутора месяца. Сроки изменились, но договор в силе, простой тебе оплатят. За это время постарайся полностью освоиться со своим даром. Людям, которые запросили проверку жив ты или уже откинул коньки было сказано, что с тобой нет связи, и что такое иногда бывает. Либо ты мёртв, либо слишком далеко от меня. Поэтому передай Флору, что я ему больше ничего не должен. Представляться я не буду. Но помни, если ты попадёшься в стабах консорциума, тем самым ты подставишь не только себя, но и ещё пару человек, что были призваны помочь тебе свалить с территории консорциума. Поэтому не подставляй нас и постарайся добраться живым до места назначения.»

После этого монолога в голове что–то щёлкнуло и у меня опять заболела голова и сильно захотелось пить. Я на «автомате», взглянул на котёнка, который всё так же продолжал спать рядом со мной. Глянув на миски, я чуть было не присвистнул, они были обе пустыми. А учитывая, что в одной был точно живчик, получается, что котенку так же требуется этот напиток. Хорошо, что он иммунный. Только другая вырисовывалась неясность, как он умудрился выжить тут без живчика? А он тут никак не меньше, чем пару недель. И вообще, как он всё ещё жив? Да он попал ко мне в руки полностью истощенным, но не сказать, чтобы сильно долго он голодал. Хотя пусть это, останется его тайной. Причинить вред мне это никак не сможет, а лишний раз светиться в местных развалинах — подвергать себя опасности. Мне повезло с домом. Тут я смогу провести пару дней, в лучшем случае неделю. Это позволит мне прекрасно отдохнуть и дождаться, когда начнут отрастать пальцы. А это случится, однозначно, в ближайшие пару дней.

Самый важный вопрос, который сейчас стоял передо мной, стоит ли доверять Флору? Слишком мало я знаю об этом мужике. То как он предстал в моём сне это — игра на публику. И вообще сон ли это был? Куча вопросов, на которые я не могу пока дать ответ.

Проведя ревизию своих запасов, я понял, что у меня проблемы. Выбираться из этой глуши придётся очень скоро, так как запасов продовольствия не особо шикуя, дня на два. Стоит обыскать дом на предмет ещё каких–нибудь консервов. Да и подкармливать котёнка также я думаю придётся. Он сейчас как раз в том возрасте, когда ему требуется просто прорва еды. А сам он её ещё не добудет. Стоит заглянуть в тот дом, в котором я его обнаружил. Может повезёт найти кошачий корм.

В скором времени, пока я себя терзал размышлениями, котёнок, потянувшись когтями упёрся мне в щёку, от чего сразу проснулся и уставился на меня голодным взглядом. И тут я подскочил осознав, что котёнку то надо куда–то сходить по нужде. Принюхавшись, понял, что прав и что я «дебил». Выпустил кота на улицу, чтобы тот сделал свои дела. Потом осмотрел машину и выдохнул с большим облегчением, когда, увидел что он уже всё сделал на коврик переднего пассажирского сидения.

А всё же, кот это или кошка? Надо придумать ему имя. Усевшись на переднее сидение машины, спустил ноги на землю и стал обдумывать варианты имен для пушистого недоразумения. А эта падла стала делать свои дела на коврик, в дальнем углу гаража, а потом бодро направился ко мне, смешно перебирая своими короткими лапками.

Имя так и не пришло мне в голову. Умный или умная оказалась живность. Сам забрался по штанам ко мне на колени, принялся тереться и урчать о мои руки, требуя, чтобы его погладили. Я улыбаясь, выполнял его требования, а сам тем временем думал о том, что у нас с ним осталось всего пара банок тушёнки. А покидать эти места я не смогу, ещё как минимум несколько дней.

Учитывая, что этот «недомерок» вчера слопал одну банку в «одно жало» говорит о том, что у нас реально серьезные проблемы. Если я ещё хоть как–то смогу протянуть и на других консервах, то этому «проглоту» требуется явно только мясной рацион.

Подняв на руки пушистого обормота, я понял, что передо мной именно кот, а не кошка имя ему нужно мужское причём какое–нибудь значительное. Повезло, что он мелкий и его не будет сильно пугать мотоцикл, а к стрельбе быстро привыкнет. Что также вызвало у меня очень значимый вопрос, а как его вообще перемещать? Нужна своя сумка, которая будет крепиться на мотоцикле или всё же можно обойтись и заплечной или чем–то подобным?

Налив коту воды и живчика, стал следить, что будет требоваться ему в первую очередь. И первое, что он выпил был живчик, причём даже не поморщился «зараза» ни разу. Наливал в крышечку от бутылки, и вся она была вылизана полностью. Получается, что у меня появился ещё один поглотитель этого напитка кроме меня самого.

Не стал пока придумывать ему имя, а отправился на поиски корма. Да и про себя точно не забудешь. Проверив местность даром, я понял, что путь свободен. Выбравшись на открытое пространство, осмотрел окрестности и отправился к соседним домам. Осмотр же своего дома, я произвёл ещё вчера — ценного в нём только наличие душа, хоть и с прохладной водой. Да и колонка была во дворе, к которой пока я так и не приблизился. Её надо сегодня обязательно осмотреть. Также нашлись пару бутылок с элитным алкоголем. Во всяком случае, то как выглядят бутылки говорило, что там точно не сивуха.

Осмотрев местность через щели в заборе, я спокойно выбрался к другому дому. И также осматриваясь, видимо чувствуя мое напряжение мой «пасажир» вцепился в плечо и вертел головой по сторонам как локатор. Как бы говоря — «я тоже слежу за местностью хозяин — не ссы».

Забравшись в соседний дом, первым делом, направился проверять кухню, благо переживать по поводу мелькания себя в окнах не стоило. Забор был сплошным, если и присутствовали в нём дырки, то незначительные. Поэтому осмотр кухни занял не так уж и много времени. Кухня оказалась пустой — никакого намёка на корм для котёнка. Зато нашлось множество круп. Не став лесть в холодильник, направился в следующий дом. Если ничего найти не получится, то придётся уже утром покидать эти места.

В следующем доме мне повезло гораздо больше. Нашлись пару банок с тушенкой, правда их качество вызывало просто чудовищные сомнения. Так же было три банки с кукурузой и одна — горошка. В общем завтрак я вполне себе обеспечил. Осталось чем–то более существенным накормить котёнка. Но той тушенкой, которую нашёл здесь — я не рискну.

Забравшись в последний дом — понял сразу, что тут делать нечего, поскольку кухни там не было. Но решил проверить кладовую, которая частично виднелась под разрушенной лестницей. Там–то я и нашёл ответ на вопрос, как так получилось, что котёнок был тут давно и умудрился выжить. В кладовой лежал трупик кошки, которая прижалась к большой коробке со странной надписью на английском. Вскрыв её, я понял, что это то, что мне нужно.

— «Чудище» моё, как же мне тебя назвать то? Судя по тому какая у тебя была мамка, ты точно будешь далеко не маленьким. Вроде как, ваша порода Мейн–Кун зовётся? Ты там на плече не привыкай особо, вырастишь лишний десяток килограмм, я тебя на себе таскать точно не буду — стал я разговаривать с котом.

Забрав коробку с кошачьим кормом «мясное ассорти», я отправился обратно в свой гараж. Стоит поесть и дать отдохнуть вновь заболевшим ногам. Если укусы и оторванные части ног можно было ещё хоть как–то стерпеть, но вот отсутствие пальцев напоминало о себе при каждом шаге. Больно было постоянно.

Накормив кота и поставив уже себе разогреваться тушёнку из свежей партии, я снял обувь и стал рассматривать просто «до мурашек» весёлую картинку. У меня на месте оторванных пальцев красовались уже зажившие практически обрубки. Вид был далеко не для слабонервных. Каждый взгляд на культяпки вызывал у меня содрогание.

Как и предсказывал, тушёнка оказалась полным «отстоем». Вдобавок, остро вставал вопрос по поводу воды. Её в бойлере точно осталось не так уж и много и лучше оставить на гигиену. Поэтому сегодня стоит разобраться с колонкой, благо опыт обращения с таким вот агрегатом у меня был. А вот тару под воду стоит соорудить или поискать в доме. Две бутылки я наберу, а вот так чтобы помыться, надо выдумывать что–то.

Просканировав ещё раз местность, я завалился спать, мне сейчас требовался отдых. А съеденные пару банок консервов, тоже не самый лучший завтрак в моих условиях. Коту соорудил спуск, по которому он спокойно мог бегать к своему туалету.

У меня был планшет с инструкцией по уходу за оружием. Надо будет её изучить и почистить своё вооружение. Во–вторых, у меня появилась игрушка, с которой я вообще не умею управляться. Раньше, если и всплывал интерес к подобной техники, то только, чтобы посмотреть, но никак не пытаться ею «рулить».

Спал я не пару часов как рассчитывал, а все восемь. Видать организму требовался отдых для концентрации всех сил на регенерацию. Плохо, что не было никаких фруктов. Это, наверняка, бы помогло мне быстрее залечить раны. Сейчас же я ощущал себя «выжатым», будто бы не хватает чего–то, скорее всего витаминов и минералов.

За время сна у меня появились ощущаться пальцев на ноге. И когда я это осознал сразу потерял всю сонливость. Быстро размотав ногу, увидел два совсем маленьких отростка, которые кстати, хорошо ощущались. Самое главное пропала боль в том месте, где я их себе отстрелил.

Достаточно налюбовавшись новыми пальцами, я одел теперь уже носки ботинки — надоело хромать в сланцах. По сравнению, что было раньше, удобство было колоссальное и ходить я стал вполне нормально. Поэтому решил немного размяться. «Побалтавшись» из угла в угол по горожу, подошёл к своему байку и заметил, что свет от фар стал тускнеть.

«Видимо аккумулятор подсаживается» — вдохнув, подумал я — «этого и следовало ожидать».

Дел и без того было много, но теперь первым в списке стоял — запасной аккумулятор. Можно ещё поискать свечи в доме, далеко ходить не стоит, да и лишний раз мелькать на улице — это не безопасно. С водой получился облом на сегодня. А вот прогуляться и осмотреть всё же колонку стоит. И выдавать себя для проезжающих по дороге светом фонаря я не собирался. Поэтому поднявшись в основной дом, я быстро нашёл там несколько видов круп и пару кастрюль, в которых решил сварить с помощью своей горелки ужин. Хотелось очень сильно кофе или крепкого чая. Всё это нашлось в доме. Чайник я так и не нашёл, точнее нашёл, но его не получится поставить на огонь — современный пластик.

Так что, возиться с чаем пришлось долго. Пока закипит вода в кастрюле. Ну а вообще, что я вам объясняю, главное у меня появился чай, а когда было выпито две кружки, ко мне прискакал котёнок, который, шипя залез по ноге на плечо и уставился на ворота гаража.

Глава № 19. Новенький

Его поведение очень сильно меня озадачило, поскольку такого просто не ожидал. Я сперва не понял, что именно его так сильно напугало, но потом услышав шаркающие шаги, чуть не хлопнул себя полбу, чем мог себя выдать. Вместо этого погладил котёнка, который сразу замолк и перестал шипеть. Я просканировал местность и понял, что пугаться особо нечего. Тут сейчас бродит один, судя по картинке, зараженный. И с ним проблем не должно быть. Но его стоит убрать и как можно тише, а после осмотреться в округе максимально. Следя за заражённым с помощью дара, я направился к нему. Благо из дома можно выбраться через пару мест. Выглянув за забор — увидел, как его спина скрылась в соседнем дворе.

Перехватив клевец поудобнее, я пошёл за этим бродягой. Что он тут забыл, не понятно. Я зашёл следом за ним в дом, видя, что тот бродит по комнатам в поисках чего–то съедобного. Заражённый был, явно, какой–то странный. Но он меня пугал совсем другим — его действия имели логичность. Когда же, тот добрался до кухни, он зачем–то открыл холодильник и скрючился пополам, сдерживая рвоту. Даже до меня долетел оттуда смрад.

Я понял, что это не зараженный! А скорее всего иммунный. Один из свежих. Поскольку те, кто пожили уже в этом мире знают, что искать что–либо в холодильниках, можно только на свежих кластерах. И это говорило о том, что передо мной новичок. Он сдержался и осмотрев холодильник, протянул руку и достал закрытую бутылку воды. Открыв, он припал к ней и не остановился пока, вода не кончилась. Я же не стал пока его отвлекать своим появлением.

— Сука, да что же такое! — прозвучал грубый и явно взрослого мужика голос.

Я, немного посомневавшись, что мне делать убрал как можно тише клевец в поясной зажим, достал пистолет и нарочито громко взвёл его, чтобы мужик не думал рыпаться. Отчего уже я стал паниковать, когда мужик исчез. Пытаясь найти пропажу, которая буквально мгновенно растаяла в воздухе, быстро сообразил перевести свой дар в рабочий режим. И тут я увидел, как мой оппонент стоит всё там же, подняв руки над головой и не уверенно смотрит на меня.

— Опусти руки — произнёс я, целясь в мужика.

— Ты живой? Ты не зомби? — прозвучал его голос, в котором чувствовалась неуверенность.

— Задаю в первую очередь вопросы тут я. Тебе сильно плохо? Когда последний раз пил живчик? — задал я вопросы ему, медленно одной рукой снимая флягу с пояса.

— Да сильно плохо, постоянно мучает жажда и унять ничем не получается, да и вдобавок голова болит. Где я оказался, мужик, что это за место такое? И вообще куда делся город? Откуда эти твари, что кидаются на любого встречного? Вообще, что происходит?! — чуть не закричал он на меня, начиная махать руками.

— Успокойся, на вот, сперва выпей. Потом поговорим с тобой — положил фляжку на стол, не спуская с него оружия, отошёл в сторону.

Мужик неуверенно протянул к фляжке руку и открутив крышку принюхался. После одобрительно кивнул и сделал хороший такой глоток.

— Да, ты прав, это может помочь, но в такой ситуации лучше не терять голову от алкоголя. И вообще, что такое живчик? — задал он вопрос.

Во мне же бурлили странные эмоции. У мужика есть дар становиться невидимым. И в то же время, он переместился в невидимость с такой лёгкостью. Недоверие во мне кипело. Может быть это «засланный казачок»? Или всё–таки действительно иммунный свежак?

— Что молчишь? Скажи где хоть я оказался? — задал он следующий вопрос, через пару секунд после приложился ещё раз к фляге.

— Ты больше не в родном мире, к которому привык. Так что, искать связи или помощи от властей не стоит. Позволь угадаю, ты попал сперва в туман, который пах кислятиной, так ведь? — произнёс я, не сводя с него настороженного взгляда, периодически проверяя не появился ли он передо мной.

— Ты откуда знаешь? У нас есть большой завод по производству химических препаратов. Думал это у них авария какая–то случилась. Но город куда–то делся.

— Знаю, потому, что точно так же появился тут пару недель назад. Давай ка лучше появись в осязаемом мире и хватит в «прядки играть» — озвучил я проблему.

— В какие прядки? Ты что бредишь? — прозвучал ответ мне.

— Ты сейчас не видим для меня, постарайся не думать об опасности, и ты должен будешь проявиться.

— Давно ты тут оказался, когда был туман? — продолжил более спокойно уже я, поскольку мужик проявился.

— Ты хочешь сказать, что я невидимый? Наверное, поэтому те твари меня и не съели. А другим не повезло — совсем печально произнёс мужик, уходя в себя.

— Эй, эй давай без рефлексий. Просто отвечай на мои вопросы. Если я смогу, то помогу. Когда ты оказался в том тумане? — стал я пытаться его расспрашивать.

— Два дня назад, примерно, строго на запад отсюда.

— Как сейчас голова, жажда прошла? — задал я следующий вопрос.

— А ты прав, жажда ещё есть, но она начала утихать. А головная боль утихла совсем. Что ты мне дал такое, местное лекарство? — озадачился он.

— Да, можно так сказать. Без этой ерунды долго тут не протянешь. Вкратце расскажу тебе сейчас о том месте, где ты очутился, после помогу чем смогу, и мы разойдёмся в разные стороны. Не перебивай меня только. В общем у меня сейчас обстоятельства так сложилась, что я не могу помогать кому бы то ни было, самому бы кто помог. Поэтому принимай всё сразу, вопросы потом. И лучше доверяй всему, что я скажу. Первое, что ты должен уяснить, ты в другом мире. Это мир Стикса или Улей, кто как его называет. В этом мире распространён какой–то не то вирус, не то споры каких–то организмов. Вдыхая их, ты заражаешься. После чего, ты либо иммунен к его воздействию, либо ты превращаешься в тех, кто поедает себе подобных. Точнее предпочитают те твари — мясо. Эти твари — заражённые, развиваются в чудовищ, способных отрывать башни танкам, поверь, такое бывает. Те, кто иммунный, объединяются в различные группировки и тут их очень много. И не все они помогают друг другу, даже скорее пытаются навредить. Так же и есть относительно хорошие места, но там свои нюансы, в которых ты уж лучше сам разбирайся. Для того, чтобы иммунный выжил ему нужен живчик, без него он не сможет жить и в скором времени также обратиться в ходячего мясоеда. Причём мясо будет предпочитать, сырым. Существует, вроде как, компенсация за попадание в такое жестокое место. Это дары Улья, которые позволят тебе выжить, ну или получишь пустышку. В твоём случае — очень полезный дар. Хотя, это вариативно всё. В общем, лучше я тебе дам листовку, в которой всё прочитаешь потом, сейчас пойдём обсудим дальнейшие планы.

Убрав оружия и забрав флягу у мужика, я отправился в обратную дорогу к себе в гараж. При этом постоянно контролируя поведение мужика у себя за спиной. Пробрались с ним в гараж, быстро устроились за импровизированным столиком, после чего в свете огня от горелки, выпили чай. И я скормил одну из хороших своих тушёнок своему новому знакомому. Когда пришли в гараж я протянул ему листовки и налобный фонарик, после чего принялся готовить, мужик потратил почти час на изучение этих листовок. Потом я только спросил его имя — оказался Вадимом. По его прошлому не смог что–то придумать и наречь его новым именем. Поэтому, принялся расспрашивать его о прежней жизни. Может там что и найдётся для него. Мужик любил рыбалку, охоту, служил в танковых войсках и это было довольно–таки давненько. Поэтому придумывая прозвище, я даже не знал за что зацепиться. Помог мне он сам, когда я спросил прямо, кем он хочет стать в этом мире. Он ответил.

— Тут всё просто. Ещё в прошлой жизни я получил прозвище от коллег «Мрачный». Другого и не было. А прозвище за то, что я не умею долго улыбаться.

— Имя прекрасное, в стиле этого мира вполне. Будим знакомы, Мрачный, я Тур — произвёл я наречение новенького.

Затем, мы обсудили дальнейшие его планы. Я пообещал помочь ему с транспортом, после чего мы разойдемся в разные сторона. А то, что он ещё и оказался «крутым» спецом по оружию, вообще сыграло нам обоим на руку. Он полностью показал и объяснил последовательность действий при чистке оружия. До утра я отправил Мрачного отсыпаться, уснул он в машине, а я — направился наблюдать за местностью. Перебрал дважды автомат и пистолет, сидя на втором этаже своего убежища уже при рассвете.

После достал планшет и принялся его изучать. Когда всё просмотрел, решил отдать Мрачному. Может кому–то и сам потом передаст. Когда я уже принял такое решение в нём обнаружилось ещё кое–что интересное. В планшете нашлась карта местности, пускай и схематичная, но вполне понятная. Я ненадолго засомневался: — «А стоит ли отдавать его Мрачному?» Ведь пока к нему у меня не было доверия, и «паранойя» постоянно кричала: — «Беги братан отсюда подальше». Так–то? мужик он вроде нормальный и можно было бы с ним продолжить путь, но вот только, я не привык вешать свои проблемы ещё на кого–то.

Радовало, что у меня есть трофейный дрон, с помощью которого можно наблюдать за местностью с высоты птичьего полёта. Это позволит нам более спокойно продвигаться к точке, где сможем раздобыть для Мрачного транспорт. На мотоцикле было второе сидение, но как–то не хотелось мне делить свой байк ещё с кем–то. Но выбора не было, машина для нас не вариант. Даже если сможем выгнать тот джип из гаража, он просто не везде проедет, не то что мотоцикл. Для себя я решил, что помогу Мрачному обзавестись своим имуществом, после чего сопровожу его до ближайшего стаба, где уже и распрощаемся.

Выбравшись наружу из дома, я осмотрел местность, после чего взобрался на крышу. Уже было светло, что позволило мне, более предметно, осмотреть всю местность. Сев на крыше так, чтобы со стороны трассы меня нельзя было рассмотреть, я принялся изучать дрон.

Это занятие, скажем так, затянулись. Отложил я его в сторону, когда уже солнце вовсю припекало, так и не разобравшись я с его управлением. Понять получилось прилично, но всё это, не тянуло до виртуозного управления «машинкой». Как запустить вращение винтов — понял, как поднять, как посадить и только. Кстати сказать, садился он самостоятельно на площадку заряжения. А вот управлять им в полёте или хотя бы заставить следовать за пультом не получалось, как и заставить передавать изображение на экран дисплея. Нужны были инструкции для того, чтобы хоть как–то начать разбираться в этом. Спрошу у Мрачного, может у него получится разобраться. Если же нет — пускай оставит себе, может продаст в стабе. Техника, скорее всего, надёжная и много кому может пригодиться.

Мрачный проснулся только к вечеру. Видать судьба знатно его потаскала. Я за это время подготовил для него небольшой рюкзак, в который сложил всё, что посчитал нужным. Поделился ещё и своими вещами, что тоже могли ему пригодиться. Для себя я ещё не решил — стоит ли ему доверять оружие, поэтому сложил в его рюкзак, в основном патроны. Также отдал ему одну бутылку водки из элитного запаса и пару споранов, что позволило мне, освободить приличное место в своём рюкзаке. Перекусив с ним и показав планшет с картой местности, я описал свои намерения. Спросил его по поводу выдвижения в ночь. Поскольку здесь становилось опасно, нужно «сваливать». По долгу на одном месте тут могут сидеть, только в засаде и готовые к незваным «гостям» в виде развитой твари.

Мрачный особо не возражал, только спросил на чём отправимся в дорогу. И не слишком ли это опасно двигаться ночью? Было глупо такое предлагать, но я уже устал тут околачиваться.

Делать было нечего — остались до утра. Придётся ему ехать со мной на байке до ближайшего транспортного средства, которое подойдёт ему. Я рассчитывал найти что–то подходящее в ближайшем стабе, который был помечен на карте, как потенциальный для добычи ресурсов. Кстати, карта оказалась продуманной и стояла отдельным приложением на планшете, что наводило на мысли о чьей–то действительно, классной разработке.

До кластера было не так уж и далеко. Учитывая даже местные расстояния, вполне по пути, хотя и получался крюк, примерно, в две сотни километров. Но делать нечего. На карте были также помечены зоны влияния того или иного стаба. Это всё обнаружил Мрачный, когда рассматривал, куда мы можем «сунуться». Там куда я планировал ехать, прилетала небольшая часть города с промышленными базами, на которых, вполне, можно было найти что–то подходящее для него.

— Сомневаюсь, что там будет что взять. Смотри сам, если там продуктовые базы — то считай, зря смотаемся. Но вот тут, неподалеку от этих баз, примерно в пяти кластерах, стоит пометка «Тур база». Там–то можем точно, найти что–то подходящее, особенно, если она хоть чуть–чуть напоминает базы из моего мира. У нас там часто отдыхающим предлагали квадрациклы в качестве развлечений — лезть в обычную гражданскую машину, не хочу. Если бы был БТР — не вопрос, но вот «соваться» в консервную банку, нет уж. А если всё, что ты мне рассказал правда, то залезть в машину всё равно, что подписать себе смертный приговор.

— Как говорил, я своими глазами видел, как тварь срывала крышу с автобуса. В общем повторяться не буду, страшная это тема. Но у тебя своя голова на плечах.

— Знаю… Тур, всё же, почему ты не хочешь ехать со мной в стаб? Я помню, что ты проводишь меня до ближайшей зоны влияния «Прибрежного» и только. Почему не хочешь устроить небольшую передышку в стабе, осмотреться, там бы уже и решали, что да как?

— Не могу. Есть причины… Ты тут новенький, а новеньким надо помогать — попытался окончить спор, который уже в третий раз вспыхивал.

Понимаю мужика, первый нормальный встреченный, который не пристрелил, и даже не попытался напасть и съесть, а объяснил, что да как в этом мире. И лучше бы держаться вместе, во всяком случае — до стаба. А там уже и решать, что дальше. Так бы я и поступил, не будь тех «дебилов», непонятно почему, обозленных на меня.

Но и бросить Мрачного, я точно не мог. Всё–таки мой первый крестник. Надеюсь, ему повезёт в этом мире, и он сможет найти себя. Судя по всему, в том мире у него была — ещё та «жесть». Хоть ничего и не говорит. Да и не убивался он особо после того, как прочёл листовки. Либо мужик — кремень, либо действительно, нечего там было терять.

Выезжать решили с рассветными лучами, когда уже сможем рассмотреть дорогу. Было подумал рвануть в ночь, но потом передумал, поскольку кто знает, кто может устроить засаду на дороге, а ночью, ты точно ничего не заметишь. Поэтому, так как Мрачный уже выспался, я сказал, чтобы он дежурил, я же — посплю. Он пообещал осмотреть другие дома на предмет, чего поесть посытнее. А так как, «валим» утром — то и вскроет холодильники в двух дальних домах.

Меня сперва удивило то, что он первым делом проник во второй дом, а когда услышал пояснение, согласился с ним полностью. Как оказалось, дело было простым. Двери в воротах я завалил и открыть просто так, их нельзя было. А во второй дом — получилось пройти сразу же. А дырок в заборе, он просто не заметил, не до этого было, голова болела, и жажда мучила.

Выспаться получилось у меня относительно — просыпался каждые полчаса и проверял положение своим даром. Прошлая и нынешняя жизнь — хорошие учителя. Меня там обманывали или пытались обмануть и тут тоже принудили к какому–то контракту. Стоял он у меня в «горле костью», от которой требовалось, как можно скорее избавиться. Причём Флор «скотина», знал на что сделать акцент при принуждении. Сперва развивает твой дар до заоблачных вершин, и ты понимаешь, что ты — сила, а потом говорит, что это единственная твоя сила, навсегда. Да, дар крутой, но хочется теперь и что–то боевое, что ли. Сидеть в стабах, я точно, не буду. Не по мне! Хватит прошлого опыта, когда ты привязан к чему–то одному. Хочу свободы, хочу ветер в лицо и так чтобы чувство полёта…

И самое главное, надо становиться сильнее, гораздо сильнее. А этого, ты не сделаешь «сидя на попе ровно», за стенами стаба. Да ты сможешь неплохо так «подкачаться», в случае, если будет поступать к тебе горох и жемчуг. Не зря мне сказал Мастер, что развитие идёт гораздо быстрее в поле, чем если ты, тренируешься в зале.

Утро я встретил задолго до рассвета, поскольку почувствовал просто одуряющий запах жареной картошки с салом. Рот так и наполнился слюною. Поднявшись, я побрёл на запах, он был чертовски рядом и такой манящий. Как оказалось, Мрачный действительно обыскал соседние дома, и где–то добыл нескольку кусков солёного сала, на котором сейчас и жарил большую сковородку картошки.

— Тур, тут такое дело, у нас с тобой один байки, один автомат. Ты как с ним обращаешься? Стрелять обучен? Вроде он у тебя не простой, некоторых «обвесов» я раньше не встречал.

— А ты сам–то, когда последний раз стрелял из такого оружия? — спросил я в ответ.

— Да из такого не стрелял, да и держал вчера впервые. А вот с другими, крупниками, я так сказать, в армии «баловался». И в людей приходилось стрелять из подобного оружия — откровенно произнёс он.

— Стрелять в людей и мне приходилось. Как в этом мире уже, так и в прошлой жизни. Предлагаешь определиться, кто первым поедет за рулём? Давай так, первым еду я, ты на заднем сидении с автоматом и биноклем. Ты спокойно сможешь наблюдать за дорогой у меня за спиной. Расстояние тут не такое большое, тебе придётся также следить по планшету за дорогой. Лишь бы не пропустить нужные нам повороты. Ты кстати, понял где мы находимся сейчас?

— Да тут ничего сложного, особенно после того как ты описал мне путь от стаба из которого едешь. А тут получается, что до нужного нам кластера, не так и далеко — часа два три езды. Такчто, весь путь сможем преодолеть, не меняясь — ответил он мне.

— Не забывай про расход бензина. У меня полный бак и чуток в канистре осталось. Это при обычной загрузке, примерно, на пять сотен километров. Сейчас же, получится расход может удвоиться — не знаю, на сколько этот байк прожорлив. Не изучил я его ещё — произнёс я.

Он для меня реально уже стал чем–то большим, чем куском металла. Он мой железный конь, о котором я буду заботиться даже лучше, чем если бы у меня был настоящий живой конь.

— Да, и скорость приличную развивать не получится. А по тем листовкам, я понял, что тут бывают твари, которые способны и танк остановить. Такчто, лучше будет заправиться где–то поблизости — ты прав. Эти места помечены как регулярно зачищаемые. А вот чуть дальше будут уже места, в которые «суются» не так часто, если верить карте.

— Да, ты прав, так что, лучше будет прокатиться чуток сперва в противоположную сторону. Там в пяти километрах, я видел заправку. Там и запасёмся топливом — предложил и постановил я.

Выехали с рассветом. Как говорится: — «Нищему собраться, только подпоясаться». Правда пришлось чуть перераспределить мои сумки. Одну пришлось совсем снять, другую — повешал за задним сидением.

Как только тронулись, мне сразу же задали вопрос.

— А что за байк у тебя такой чудной. Почему его практически не слышно? — удивился Мрачный.

— И сам не в курсе, компенсация за одну ошибку — ответил я, не вдаваясь в подробности, быстро набирая скорость.

Добраться до заправки получилось быстро. Ещё быстрее получилось заправиться. Мрачный стоял на стрёме, я же найденным ручным насосом накачал полный бак и канистру. Ну а после, мы уже на максимальной скорости направились в сторону нужных нам кластеров.

Карту, что удалось обнаружить в планшете, можно было считать «подарком с небес». Она была до жути детальной и в то же время не совпадала практически на всех кластерах.

Так что, до нужного нам поворота дороги, добирались мы около часа. И там дорога оказалось не столь хорошей, можно сказать дорога в глубинке. И стали попадаться уже лесополосы, которые напрягали нас своей непроглядностью, особенно на поворотах. Бывало так, что мы останавливались и по очереди рассматривали грядущие участки дороги в бинокль. Приключения, всё–таки, нас нашли пару раз. Нарвались на хорошо развитых тварей. От первой мы ушли просто на скорости, она нас преследовала около пяти минут, быстро отставая. А вот вторую — пришлось успокаивать тремя выстрелами из автомата. Правда не рискнули потрошить её, так как она была не одна, а со стаей и связываться, было глупо.

До складов мы добрались, буквально, за три часа — мои надежды не оправдались. Стоя на пригорке мы рассматривали ряды складов, раскинувшиеся на пару гектаров. И Мрачный был прав, что искать то тут можно, но вот найти что–то полезное — не получится быстро. А вот «жильцов» вполне можно встретить. С горки отчётливо было видно несколько бродящих тварей и куча мелочи, что разбегалась при приближении тварей покрупнее. Склады мы рассматривали около двадцати минут.

Глава № 20. Весёлые окраины

— Ты как хочешь, но вот я туда, ни ногой. Тут нужна, как минимум, рота спецназа с отличным вооружением. А мы с тобой вдвоем — будем просто «закуской» — произнёс Мрачный.

Я это понял сразу, как только увидел местных обитателей. Я скорее отдыхал от поездки и тянул резину, чем действительно, искал варианты. Жопа у меня превратилась в сплошной комок спрессованного мяса, так как последние двадцать километров была гравийная дорога с большим количеством рытвин и ухабов. Сейчас же, мне предстояло ехать дальше и причём на карте стояла метка со странным красным кругляшком. Понять или найти пояснение к ним мы так и не смогли.

Дорога пролегала через участок города со спальными районами. Мы должны будем въехать в него всего минут на десять. Там, буквально, километра два требуется проехать. Но вот этот красный кругляшек меня и пугает своей неясностью. Толи там водится какая то тварь, с которой никто не хочет связываться или ещё что, похлеще. Если предыдущие населённые места были помечены зелёными, оранжевыми или чёрными кругляшками, то этот был, единственный красный. А когда что–то выделяется так на общем фоне, то поневоле привлекает внимание, а в нашем случае — ещё и заставляет нервничать.

Но выбор мы сделали и менять что–то были не намерены. Предстояло проехать каких–то двадцать километров, ну или тридцать — кто знает. Местные расстояния на карте были приблизительными. Я уже искренне сожалел о том, что решил и озвучил желание отдать планшет Мрачному. Он и мне бы пригодился в этой жизни. Знать даже направления — уже много в мире, где постоянным являются только твари, которые готовы тобой закусить. Простояв так и рассматривая склады ещё минут пять, я поприседал, потянулся и сказал.

— «Поехали, ещё далеко» — постарался с весёлыми нотками произнести эти слова, но скорее, у меня в голосе слышалось страдание.

Но выбор сделан — надо ехать. Бросать или искать другой вариант, не было времени, и мы это понимали. Оба устали от такого способа передвижения. Мы далеко не худощавые и занимали весь байк. Суммарно мы, наверное, нагрузили на него что–то в районе трехсот кило вместе с грузом, что получилось собрать в дорогу.

Жаль, не получилось найти какой–нибудь перечень тварей с их физическими возможностями. Да и хоть простого описания тварей не нашлось нигде, хоть и узнавал, особенно перед отъездом. Давали листовки, в лучшем случае, которые у меня уже были.

Добрались мы до границы красного кластера, довольно — таки, быстро и без приключений. После чего, увидели сплошную полосу белого, как молоко непрозрачного тумана, по которому «гуляли» электрические всполохи. От чего в воздухе прямо чувствовалось напряжение. Туман этот тянулся в обе стороны от горизонта до горизонта. Достав карту, мы увидели, что кластер, что лежал прямо перед нами и есть, тот самый «красный» и он имеет продолговатую форму. Причём тянулся он, на очень даже, приличное расстояние.

Соваться в это «молоко», мне определенно не хотелось. Но вот раздался беззвучный гром, после чего, туман стал рассеиваться. Я просканировал округу и, не заметив никаких угрожающих факторов, спокойно слез с байка. Достал бинокль и стал рассматривать, как начал редеть туман в километре от нас, уже поняв, что это перезагрузка. Скоро мы увидим то, что принесло в Стикс сейчас и сможем продолжить путь. Если там просто дорога, то можно быть спокойными. Если же там поселение, то даже и не знаю, что делать. Поскольку это значит, что скоро тут будет куча тварей, что прибежит на поиски чего–нибудь съестного.

Однако–же нас ждал сюрприз. Прилетела часть городка с их жителями или даже спальный район, поскольку прекрасно просматривались уже высотки, которые стояли довольно–таки на приличном расстоянии друг от друга. Это всё становилось более отчётливее с каждой секундой: туман прямо исчезал на глазах, видны были окраины города. И через минуту удалось рассмотреть другой кластер за свежем.

Начал осматривать местность вокруг себя в поисках, спешащих тварей на кормёжку и лихорадочно обдумывая, куда нам с Мрачным деваться. Спрятаться в городке в одной из высоток и не «отсвечивать» в надежде быть незамеченными? Получается, что скоро те твари, что сейчас оккупировали склады, прибегут сюда и будут лакомиться свежатиной. А впереди — не понятно, что вообще происходит. Что нас может ждать за пределами вот этого кластера, может там твари куда как серьёзнее?

Пока мой мозг «метался в панике» и обдумывал план действий на все возможные случаи, туман полностью рассеялся. И перед нами предстал реальный спальный район какого–то городка, причём, там был разгар дня, особо народу на улице не было. Это радовало, что тварей наверняка набежит не так уж и много, закусить тут особо–то и некем. Но они будут и могут прибежать шустрые твари, что развились прилично. Рассматривая районы, я проложил уже путь сквозь город, когда на одной из улочек случилась авария.

Кстати, городок спокойно просматривался с нашего холмика насквозь. И было видно, где начинается новый кластер. Как и предполагалось, отсилы два километра, а учитывая редкость застройки — они вполне преодолимые.

Уже решил, что лучше ехать вперёд, чем обратно. Хотя можно было и пробраться куда–то в сторону, спокойно объехать городок полями, благо он был совсем маленьким. Ни школ, ни больших магазинов я так и не увидел. Так, дворовые магазинчики, из которых уже выбрались продавцы, осматривающие район, не понимая, почему отключилось электричество. И рассматривающие аварию, случившуюся на дороге, которая, между прочим, была тут одна. Надоже умудриться, въехать в припаркованную машину во дворе на скорости в двадцать километров. Странные дела творятся на свежих кластерах. Вспомнив, как я тупил первый день, то не сильно так и удивился происходящему.

Самым интересным стало то, как на детской площадке разгоралась драка, которая привлекла наше внимание, и мы даже забылись, поскольку дрались две бабушки. Нет, боевых бабушек, я конечно видел, как они своими тросточками могут отдубасить какого–нибудь юнца за шкодничество, но вот чтобы бабушки дрались между собой — это было ново для меня.

Потом разгорелась ещё одна драка около магазинчика, в который я даже обдумывал ворваться с целью вынести чуток съестного. И таких драк с каждой минутой вспыхивало всё больше и больше.

Я стал обращать внимание на то, что многие в драках уже кусали друг друга. И понимание того, что город стал обращаться пришло через минуту. Это никак не вязалось с моим представлением о свежих кластерах.

— Город обращается — заключил я.

— Да по–другому, наверное, и не скажешь. А ведь прошло всего то пять минут! — удивлённо произнёс Мрачный.

Я просканировал местность вокруг нас, но рядом никого не было. И осмотревшись, вернулся к созерцанию того ужаса, который творился перед нами. Так мы стояли ещё около пяти минут, после случилось невероятное.

На самых низменных участках кластера стала образовываться лёгкая дымка, на которую, не сразу обратили внимание, мы были заняты рассматриванием «арены страданий, боли и мучений». Приметить приметили, но вот обратили на неё внимание только тогда, когда она практически заволокла все низменные участки кластера. После стала уплотняться всё сильнее и сильнее. И перед нами вскоре опять стоял непроглядный туман, в котором «бегали» разноцветные всполохи электричества. И я стал понимать, почему этот кластер помечен красным.

Это быстрый кластер с интервалом на перезагрузку не более получаса. Осмотрев местность, я понял, что ждать тут «гостей» не стоит. Развитые твари, найдут себе пищу где угодно. А вот мелкие не суются к таким вот местам, боятся тумана. Да и развитые, не сильно–то его жалуют и на границе стараются не присутствовать. Что–то их тут пугает, и они не появляются здесь, зная даже, что тут их ждёт, свежее мясо.

— Что будем делать? Тут получается, перезагрузка два раза где–то в час, и мы вполне сможем прорваться через подобный город, да и, вдобавок, и добыть чего–нибудь приятного в плане пожрать — озвучил мои мысли Мрачный.

— Да, стоит прорываться через город. Как скоро начались беспорядки в городе, ты не заметил? — задал я вопрос.

— Нет, не до этого было. Давай лучше понаблюдаем ещё один круг, определимся с планами и на следующий после этого — пойдем на прорыв.

— Да вполне приемлемый вариант. А ты там для себя, случайно, не приметил транспорт? А то вдвоём на этом уже не могу ехать, спина вся болит — признался я.

— Не подумал о таком даже, извини. Глянем в этот раз, может действительно что–то приглянется. Увижу что–то, попробуем взять, не найдем ключей — рисковать не будем. Я не хочу становиться «дебилом». Сперва надо добыть пожрать себе. А потом уже и к потенциальному транспорту кидаться, если он будет по пути.

Моё мнение с ним полностью совпадало, лучше ещё чуток в неудобстве провести, чем жить дальше со «съехавшей кукушкой».

Ждать полного обновления кластера пришлось около десяти минут, прежде чем раздался беззвучный гром. После чего, начал распадаться клочками туман. И мы снова увидели абсолютно схожую картину. Небольшая часть города и практически полное отсутствие людей. А те, кто был, быстро начали сходить с ума. Просматривая местность, мы не обнаружили из транспорта ничего стоящего. Зато чётко определились с магазином, в котором будем «закупаться».

Зная, что свежих и особенно иммунных не стоит обижать, я «ломал голову» как лучше поступить. У нас не было денег, чтобы зайти в магазин и закупиться. Врываться и устраивать гоп–стоп, мне совсем не хотелось. Почему–то, постоянно при мысли о таком решении, возникали одни только негативные впечатления. И что–то внутри прямо противилось любому помыслу поступить неправильно и так, как проще. Поэтому я не мог найти никакого решения этой проблемы.

— Мрачный, слушай я никак не могу придумать, как нам добыть еды из магазина до того, как местные начнут сходить с ума — сказал я.

— Можно просто с помощью оружия забрать всё, что посчитаем нужным — ответил он.

— А как–то более правильнее, что ли? Не могу я так — признался я.

— Что–за рефлексия? Они же все скоро обратятся в тварей? Какая разница минутой раньше, минутой позже?

— Для меня есть разница. В прошлой жизни, я бы спокойно так поступил и не сильно–то и переживал, но здесь — я не хочу так поступать. Это новый мир, он страшный, жестокий, но в чём–то, он даже гораздо «чище» и понятней. И портить себя такими вот поступками — я не собираюсь. Здесь, я, как будто–бы, родился заново — постарался объяснить я свои ощущения.

— Странный ты какой–то. Хотя у каждого свои «тараканы». Тогда предлагаю дождаться ещё одного круга, и когда все начнут сходить с ума, прибить одного или парочку психов, а после просто собрать с них деньги. На следующем же круге будут деньги закупиться — предложил мрачный.

Это предложение уже не встретило какого–либо сопротивления, кроме одного. Я не хотел оставаться вблизи этого кластера. Он не понятный и пугающий.

— Да, так будет лучше. Но не хотелось бы мне лишний раз тут задерживаться. Противно смотреть на такое, постоянно осознавая, что люди обречены и ты помочь им не можешь и не должен. Стикс не для тех, кто привык выживать за счёт других — почему я так решил, я так и не понял.

— Как знаешь — пожал плечами Мрачный и принялся проверять автомат.

Я же осмотрелся в обоих режимах и, вдруг осознал, что мы не одни тут. Как мы умудрились проморгать такого «гостя»? А «гость» к нам приближался со стороны кластера через кусты, обширно растущих внизине. Причём, он явно не выбирал дорогу для себя. Просто ломился напрямую. Там, где бы он мог обойти куст, он врезался в него. Почему мы его не услышали раньше, было странно.

Толкнув в плечо Мрачного, я указал на «гостя» рукой. Тот сперва не понял в чём дело, а когда увидел мелькнувшую кепку среди кустов очень сильно удивился.

— Ну не фигасе! «Гости» пожаловали!

Разглядеть его во всей красе, получилось только через несколько минут. Мог бы и гораздо быстрее добраться, но он часто падал или просто упирался в куст, через который продирался, несмотря ни на что. В общем это был явно зараженный. Разума в нём не осталось совсем. Одна только жажда — пожрать.

Выбравшись на открытое пространство он, не теряя ни секунды, ринулся на нас. Я же, просканировав всё вокруг, передал Мрачному топорик, а сам взял клевец. Разойдясь чуть в стороны, стали ждать. «Гость» решил, что будет первым употреблять меня в пищу. Я естественно был против, поэтому ждал его с чуть занесённым клевцом, за спину. Когда заражённый подошёл близко, я просто нанёс удар по его голове острым концом. Раздался противный хруст, от которого передёрнуло даже Мрачного. В свою очередь, он опустил топорик на темя. Падая на землю, «гость» увлёк за собой мои руки, клевец застрял в его голове. Что бы не упасть, отпустил оружие и сделал пару шагов назад.

Смотря на дело своих рук, мы немного оторопели. Перед нами сейчас лежал молодой парень. По одежде можно было сказать, что парнишка совсем юн. На вид ему, не более двадцати лет. Хотя в том виде, в котором он предстал перед нами, было сложно определить его возраст.

— А он не из бедных будет — странно произнёс Мрачный.

— С чего ты взял? — совсем не понимая к чему было это сказано.

— А ты глянь на его часы, «котлы» явно не из дешёвого супермаркета. Тут вся одежда брендовая — попытался объяснить мне истину Мрачный.

— А ты что в брендах разбираешься? — ещё больше удивился я.

— А что в них разбираться? Я таскал эту «брендовую» чушь до магазинов из соседнего швейного цеха — произнёс он и ухмыльнулся.

— И к чему нам эти сведения? — удивлённо спросил я, всё ещё не догоняя, к чему весь этот странный разговор.

Вместо ответа Мрачный нагнулся над трупом и стал обыскивать его. Достал телефон — явно недешёвая «пищалка». Пачку сигарет и кошелёк. Так же зачем–то снял с него часы, которые отложил в сторону. Тут до меня стало доходить, что деньги у парнишки водились и теперь, мы точно сможем прикупить себе нормальной еды сразу на въезде в городок и максимально быстро «свалить». Тут у меня из–за пазухи подал голос котёнок, который стал урчать и пытаться меня забодать. Я понял, что он от меня требуют поесть и выпустить в туалет.

Выпустив зверя на траву, я достал его миску, в которую вытряхнул кошачий корм. Котяра отбежал на пару метров, сделал свои кошачьи дела, после быстро стал уплетать всё, что ему дали.

— Туман начинает формироваться — раздался голос Мрачного.

— Как думаешь, стоит поди подъехать, как можно ближе, к туману и как начнёт рассеиваться — сразу рванём? — спросил я, поскольку времени ещё до загрузки было около трех–четырех минут, и мы успевали добраться до границы.

— А если какой «урод» на машине вылетит? Если их не было в прошлые обновления не значит, что их сейчас не будет. Хотя ты прав, давай подъедим поближе и встанем на обочине, подальше от потенциальных лихачей.

— Сейчас поймаю только котёнка — ответил я, пытаясь поймать «мелкого».

— Ты так и не придумал ему имя? — спросил меня Мрачный.

— Думал над этим, но хочу подобрать имя так, чтобы оно ему подходило по характеру — признался я.

Поймав котёнка, который не переставал играться с моими руками, я усадил его за пазуху, как оказалось, единственное место, где смог разместить его, не боясь ветра. Сперва сделал ему сумку впереди себя, но там он быстро замерзал и начинал жалобно мяукать. Пришлось отогревать его теплом своего тела.

Разместившись на байке, мы медленно покатили к границе кластера. Не доехали буквально метров двадцать, остановились на обочине и стали всматриваться в туман. В нём ещё были видны силуэты различных зданий, но их быстро затягивало пеленой. Через минуту в тумане, невозможно было рассмотреть уже ничего.

Я решил проверить даром территорию перед собой, отчего изумился. Передо мной бушевал живой организм, он был повсюду. И это меня напугало, а что, если этот туман разумен?

Из шокового состояния меня вывел беззвучный гром. Мы стали вглядываться в туман. Как только он поредел, я тронул байк, предварительно спрятав оружие в импровизированный чехол, чтобы не пугать местных, но так, чтобы в случае надобности, можно было его быстро достать.

Добрались до магазина уже, когда туман развеялся практически полностью. Припарковав мотоцикл, принялись осматривать местность.

— Тур, смотри — отвлёк меня Мрачный.

— Куда? — стал вертеть я головой.

— Вот, тот парнишка, что снабдил нас деньгами — указал он рукой в сторону парня, вылезающего из новенькой спортивной машины.

— А ты был прав. «Мажорик» местный, которому осталось совсем не долго радоваться жизни — заключил я, полностью теряя жалость к тому парню, что сейчас начал недолгий процесс гниения на пригорке.

Проходя мимо, парнишка осмотрел нас брезгливо и закатил глаза, что–то буркнул себе под нос. Я даже остановился и чуть было не потянулся за пистолетом.

— Тур, ты будешь не против, если я его в этот раз сам «приголублю», один? — спросил меня Мрачный.

— Буду против, у самого «чешутся» руки. У нас мало времени, пойдем купим пожрать и «валим» из этого ада — сказал я.

Войдя следом за Мрачным в магазин, в котором не было света, я услышал голос подростка, который уже орал на весь магазин.

— Нет сдачи?! Да вы охренели, нищета! Да как вас вообще ещё не выгнал батя с нашего города? Ищи быстро, раз не работает терминал, овца тупая! — чуть ли не намахиваясь на продавщицу, орал он.

Мрачный, не говоря ни слова, просто подошёл к прилавку и отодвинул парнишку плечом, освобождая прилавок для нового клиента.

— Добрый день, милашка — произнёс он продавщице, улыбаясь в тридцать два зуба.

«Мажор», оторопев от такой наглости, даже растерял всю свою спесь. И просто открыл рот. Я же, подойдя к холодильнику с водой взял пару бутылок и поставил их на прилавок, а Мрачный весело наговаривал продавцу всё, что может нам пригодиться. Получился довольно–таки приличный пакет.

— Тур, мы ничего не забили? — спросил он меня, когда я встал рядом.

— Водки взял? А то последняя бутылка осталась — вспомнил я.

— О! Голубушка, пожалуйста, дай нам самое лучшее, что у тебя есть. Пару бутылок — произнёс он, всё так же, улыбаясь.

Тут раздался «писк» со стороны парнишки, который, всё же, нашёл в себе силы начать возмущаться в нашу сторону.

— ДА КАК ВЫ ПОСМЕЛИ? ВСЁ, УРОДЫ, ВАМ КОНЕЦ. ВЫ ЗНАЕТЕ КТО МОЙ ПАПА? — начал орать он.

— Мне плевать, кто твой папа. Хотя нет, не так, я знаю, что если он где–то не далеко, то уже скоро будет трупом — развернувшись к нему, я произнёс очень тихо.

Отчего тот вообще покраснел, но орать больше не осмелился. Мрачный собрав всё в рюкзак, быстро отдал пару купюр и сказал девушке.

— Сдачу оставь себе, пусть будет компенсацией за потраченные нервы из–за этого «мелкого придурка» — от чего «мелкого придурка» затрясло, а девушка, улыбнулась Мрачному с таким недвусмысленным намёком.

— Девушка, ещё запомните пожалуйста. Тут в километре от Вашего магазина есть небольшая рощица. Когда начнутся беспорядки, бегите в неё и ни на кого не оглядывайтесь. Возьмите бутылку водки с сбой и вот эту горошину не потеряйте её. Если станет дурно и начнет болеть голова, то растворите её в водке, отфильтруйте через марлю и по чуть–чуть один раз в час — пейте. Станет легче. Я серьёзно. Потом двигайтесь на запад, там как можно осторожнее будьте, может повезёт и встретите нормальных людей — произнёс на прощание я, при этом протянул ей один споран.

Она, правда, уже не слушала меня, поскольку, смотрела на то, как Мрачный схватил мелкого и выкинул в дверь магазина. Отчего, тот пролетел несколько метров и приземлился головой на брусчатку.

— Уже всё началось — произнёс я, услышав, как на улице началась ругань — бегите девушка, вдруг Вы иммунная и у Вас есть шанс выжить в этом аду.

Развернувшись, я побежал к нашему транспорту. Парнишка так и лежал на асфальте и тихо стонал, не особо пытаясь подняться. Сев за руль, я рванул прочь из города. Прекрасно помня дорогу, рассмотренную с пригорка. Выбрались уже без приключений, как только пересекли границу кластера. В низинах начал формироваться туман. Кластер уходил на очередную перезагрузку.

Смотря на кластер с более высокой горки, где всё хорошо просматривалось, Мрачной произнёс с какой–то грустью в голосе.

— Красивая, жаль, что не успеет.

— Что? — не понял я.

— Я про ту продавщицу, ей совсем чуть–чуть осталось до границы. Ты смотри, ту «скотину» надо было всё же грохнуть. Даже если и успеет, то уже не отобьется от этого урода.

Тут и я уже увидел убегающую девушку и за ней бежал тот несостоявшийся покупатель. И он уже явно издавал урчащие звуки.

Достав автомат и переключив его на одиночные выстрелы, Мрачный навёл прицел на противоположную сторону кластера.

— Не трать патроны, ты его с такого расстояния не достанешь — печально произнёс я.

— Да и вообще можешь зацепить девушку. Так, хоть какие–то шансы у неё будут, вроде не сказать, что слабая.

Мрачный так и не выстрелил, после чего, он посмотрел на меня и отвернулся. Я сделал вид, что не заметил. Мы стояли и смотрели на то, как город вновь обновлялся. Выгладило это всё так же жутко, но теперь сюда вливались ещё и собственные переживания.

Дождавшись беззвучного грома, мы, вдруг, опомнились и стали медленно усаживаться. Я последний раз взглянул на городок, который уже становилось видно. Так сказать, отдавая последние почести всем тем, кто растворился в перезагрузке.

Не говоря ни слова, я завёл мотоцикл и уже было собрался трогаться, как над ухом раздался рёв Мрачного.

— Выбралась, «курва», выбралась! — радостно орал Мрачный и размахивал автоматом.

— Ты смотри, а пацан–то не зараженный, всё же — так же произнёс я, радуясь за них. Должны быть иммунными, учитывая, что город к тому времени, уже был полон «сбрендивших», а они сохранили разум. Будем надеяться — справятся.

Уже со спокойной душой, я покатил свой байк в нужную нам сторону.

Глава № 21. Лучше бы не связывались

Следующий кластер мы промчались на одном дыхании. Повезло, что дорога оказалась просто идеально гладкой, и я дал мотору показать себя. Разогнались до ста тридцати километров. И так промчались около трёх километров, после пришлось сбрасывать скорость до шестидесяти, поскольку вновь пошла грунтовая дорога. Согласно карте, так мы будем двигаться ещё два кластера, после чего, придётся петлять по различным дорогам.

Интересная карта. Она отмечала примерные размеры кластеров и примерные дороги. Ты мог ехать как по тропинке, так и по автобану. А на ней было отмечено, что дорога есть. А вот её качество уже никого не волновало.

Добравшись до полного беспредела со стороны Стикса, мы остановились в пятистах метрах от нового кластера, где хорошая дорога упиралась в тропинку, протоптанную среди деревьев. Выглядело это очень дико — она упиралась в стену из леса. И мне совсем не хотелось туда соваться. О таком преимуществе как скорость, можно было забыть насовсем.

— Другой дороги до кластера с базой нет по близости? — спросил я Мрачного, который даже привстал, чтобы осмотреть местность.

— Вроде что–то такое было на карте, но не уверен. Сейчас глянем, ты смотри по сторонам повнимательнее, не нравится мне здесь — хмуро произнёс Мрачный.

Зашуршав у меня за спиной, он стал доставать планшет и сверяться с картой. Это заняло около пяти минут, прежде чем он произнёс:

— Это самый короткий путь. Другой растянется дня на два, а то и все три. Это, если объезжать кластер, который перед нами раскинулся. Хотя в местных условиях, я не буду ручаться, что такое вообще будет возможно. Слишком непредсказуем этот мир — сделал он своё заключение, от которого у меня съёжилось всё ниже спины, моя пятая точка не выдержит ещё несколько дней такой езды.

Решив осмотреть местность, я соскочил со своего байка и потянувшись стал вертеть головой по сторонам. В зоне действия моего дара, никого не было. Я приметил то, что могло стать нашим убежищем на несколько часов, пока будем принимать решение. Что делать дальше, так с ходу решить этот вопрос, не получится точно. По дороге от того кластера, ответвлений не было совсем, и вся местность, в основном, представляла собой холмистую лесостепь.

Как раз около дороги была полянка, заваленная деревьями, на которой легко можно было спрятаться на некоторое время. С дороги нас не получится рассмотреть. Это позволит не переживать на случай разумных «гостей». Доверять в этом мире можно только себе, наверное.

Разместившись в ливневой канализации, мы разложили горелку, где сразу же в котелке разогрели тушёнку. Хотелось горячего и максимально сытного. Свежий хлеб и нарезка в виде сыра, сала и колбасы, легла добротным грузом в наши желудки. Мы уплетали всё с импровизированного стола. Слышно было только движение наших челюстей и урчание котёнка, который вцепился в кусок колбасы и утащил его в сторону. Мы только улыбнулись, смотря как тот тянет за собой кусок размером с самого себя.

Утолив первый голод, я уже вдумчиво приступил к тушёнке и начал сканировать периодически местность. Никто нас не беспокоил, за исключением мелкой мошкары, что налетела просто тучей. Но на неё жаловаться было глупо.

Смотря на котёнка, который уже осилил половину куска, я основательно задумался над его именем. Перебирая всякие клички, которые приходили в голову — отметал, все–они мне не нравились. И всё–таки, кого–то из детства, он напоминал мне. И тут я вспомнил про «дядю Федора и неправильный бутерброд». Матроскин, ему прямо очень подходило. Особенно его окрас прямо навеивал что–то морское.

Подняв котёнка на руки, который так и не отпустил оставшийся кусок колбасы, недовольно смотря на меня. Продолжая удерживать её лапами и зубами, и смотря прямо мне в глаза: «Ты чего не видишь, я тут очень занят, отпусти, а лучше ещё добавки положи рядом», читалось во взгляде.

— Будешь ты у меня, Матроскиным — гордо произнёс я и опустил котёнка на прежнее место.

— Наконец–то созрел? — обрадовался Мрачный моему выбору.

— Да я всё время пытался вспомнить, кого он мне напоминает, а вот сейчас, когда вспомнил про дядю Фёдора и неправильный бутерброд, точнее, как он его неправильно ел — вспомнил я.

— А ты прав, он очень похож на того кота, что был в мультике — согласился со мной Мрачный.

После того, как мы поели, я попросил показать карту. Хотелось самому посмотреть, что и как на ней. Жаль, что карта схематичная. Она показывает только возможные дороги и то не все. Большая часть дорог на них не указана, а указаны только те, что ведут от кластера к кластеру максимально коротким путём.

Лежащий перед нами кластер имел, не сказать, чтобы большую протяжённость, вот только других дорог к тому кластеру, не было поблизости. Меня начали «мучить» сильные подозрения в том, что мы едим туда, куда надо. Рядом действительно не было ни одного кластера, где бы, мы могли достать подходящее транспортное средство для Мрачного. Можно было бы взять какой–нибудь грузовик и двигаться на нём, разместив байк в кузове. Вот только грузовик — это больше шума и гораздо больше затрат времени на поиски бензина. Как и сам бензин, тратится будет в разы быстрее. А на станциях не всегда легко добыть его. Так что я подумывал о том, чтобы преодолеть весь этот лесной массив максимально тихо, ведя мотоцикл вручную рядом с собой.

Тут Матроскин зашипел, уставившись в сторону, откуда мы приехали.

— Ты чего? Никто у тебя не отнимает твою еду — удивился Мрачный.

— У нас «гости» — произнёс я, сканируя местность.

— Кто? — удивился напарник.

— Семеро зараженных, причем один из них–довольно–таки массивная тварь. Точно сказать, пока не могу, но он, очень большой, остальные так, мелочевка.

— Тогда не страшно, АШ легко его успокоит — расслабился Мрачный, но не терял бдительность.

— Опасаюсь шуметь такими игрушками. Давай так, расходимся в разные стороны. Первым «валим» большого. Если не получится с пистолета, то ты присоединяйся, остальных валим максимально тихо.

— Хорошо — кивнул он.

Тварь оказалась развитой и очень прилично. Налобная пластина костяной брони, явно выпячивалась. Это меня уже напрягало. Получается, что тварь очень сильно защищает свою голову. И самое странное было то, что она зачем–то таскала за собой тварей гораздо меньше себя. Это, скорее всего были «консервы». Устали, проголодались, закусили одним.

Было глупо надеяться, что они нас не заметят. Выйдя на дорогу, я навёл пистолет на тварь, отчего все они остановились и неуверенно заурчали.

Я же, прицелился по коленным суставам большой твари и принялся тратить боезапас, чтобы максимально быстро остановить этот несущийся на меня «локомотив». Так и получилось, тварь споткнулась на пятом выстреле и покатилась, чем создала дополнительные препятствия для её бригады, которая уменьшилась уже на две особи. Мрачный не стоял без дела — метнув топор в ближайшего к себе заражённого, потом выхватил свой нож и успокоил ещё одного, после чего ушёл в невидимость. Я же, опустошил полностью магазин, в основного противника.

Быстро перезарядился, осмотрел поле боя. На меня неслось трое тварей, а четверо уже лежали. Точнее не четверо, а трое лежало, четвертый же — полз ко мне. Тварь хоть и «прокаченная», но, не особо так, оказалась защищена. Это позволило пристрелить ещё двух и остаться один на один с большой, которая необычайно резко подскочила и понеслась на меня. Расстояние было мизерным, поэтому я не смог бы ничего предпринять. Мне предстояло превратиться в блин, после того, как тварь прыгнула на меня.

Я даже попрощался с жизнью, но уходить, так просто, не собирался. Получилось выхватить нож и в этот момент раздались выстрели из АШ, которые, скорее всего, спасли мою жизнь. Но вот от ранений не смогли уберечь. Тварь умерла в прыжке от пули крупного калибра, угодившей в спину. А вот мой нож, выставленный перед собой удачно вошел ей в брюхо в момент приземления до того, как, она упала на меня. Почувствовал сильную боль в области груди и невозможность дышать, я запаниковал. Так продолжалось, не знаю сколько времени, слух отказывался что–то мне преподнести в качестве информации. Весь мой мир съёжился до комочка боли в груди. Кровавая пелена заволокла мои глаза, отчего становилось только страшнее.

Только почувствовав, что с меня сняли тварь я осознал, что мне стало легче и я смог сделать вдох. Но это вызвала другой приступ боли. И я закашлялся, перевернувшись на бок. Очень сильно болела грудь, и я боялся взглянуть туда.

— Тур. ТУР, ты меня слышишь? Где болит? — раздался крик над головой.

— Болит … всё болит — сплёвывая кровь, произнёс я.

— Тур, у тебя пробита грудь, твоим же ножом — с небольшими заминками произнёс Мрачный.

— В нагрудном кармане есть коробочка, в ней два шприца, вколи мне один — на эту фразу я потратил никак не меньше минуты, постоянно мешала кровь.

Шевелится не было сил. И уж точно, на разговоры, особенно, с бульканьем крови в легких, было совсем тяжко. Судя по всему, я умудрился сломать себе несколько рёбер, которые и превратили в решето мои лёгкие. Осознание того, что я задыхаюсь в собственной крови, добавило остроты ощущений.

— Тур, я нашёл два шприца. Сейчас, потерпи — после чего, почувствовал укол куда–то в руку, точнее сказать не могу. Голова отказывалась совсем работать.

Я завалился окончательно на бок. Силы покидали меня, с каждой секундой всё быстрее и быстрее. Отключился я только, через полминуты, которые показались мне вечностью. Боль была постоянной и в то же время периодически усиливалась. А сознание покинуло, когда вспышка боли была настолько яркой, что она затмила абсолютно всё.

Первый раз я очнулся глубокой ночью. И то не уверен, что я приходил в себя, в голове стоял шум и дикая слабость во всём теле. Постоянно мерещились перед глазами различные круги, а в ушах все время что–то звенело.

— … не знаю, как долго мы ещё пробудем здесь… да, делаю всё возможное — какой–то странный не то голос, не то шум звучал где–то неподалёку.

Я попытался разобрать ещё хоть что–то в этом шуме, но вновь — приходила темнота.

Второе пробуждение было более спокойным. Такого звона в ушах, уже не было, зато появилось чёткое осознание, что меня корёжит от нехватки живчика.

Попытался открыть глаза, ничего не получилось, тогда просто приоткрыл рот и слабым хрипом–свистом попросил пить. Вряд ли получилось, скорее был странный звук, поскольку грудь хоть и не болела больше, но теперь чётко чувствовались места, где были пробиты лёгкие. Спек сделал своё дело, задрав выживаемость организма на высоту птичьего полёта. Но теперь мне требовались различные средства для самого организма в виде минералов и витаминов, которые я получить мог только через кого–то. Сам я даже пошевелиться не могу.

Меня услышали и приложили сперва прохладную тряпку на голову, после чего приподняли мою многострадальную голову и влили что–то. Рефлекторно проглотив, снова потерял сознание. Таких примерно пробуждений было сдесяток, прежде, чем я смог открыть глаза и хоть чуть–чуть осмотреться. Первый осмотр показал, что я ничего не понимаю в происходящем. Была темнота просто кромешная и какого–либо источника света — рядом не было. Информации я получил совсем немного, скорее от звука, поскольку я понял, что нахожусь в помещении. После, вновь впал в забытьё и как долго оно длилось — не могу сказать совсем.

Второе более информативное пробуждение, было уже в светлое время суток. Понял, что я где–то в помещении с окнами и дверьми, причём помещение было, гораздо выше, чем первый этаж. Около окна качалась на ветру крона берёзы. Точно получалось, как минимум, третий или четвертый этаж многоэтажки. Вдобавок, кровать была приличной, никакой панцирной сетки, это точно чувствовалось. Повернув голову, я понял, что нахожусь в чьей–то спальне и она довольно–таки запущена. В углах на потолке и стенах, местами, скопилось просто неприличное, количество пыли. В общем, это всё не походило на место, где раненые быстро идут на поправку.

Хорошо, что Мрачный меня не бросил. Хотя это было бы максимально простым решением, сесть на мотоцикл, забрать всё ценное и «свалить».

Прислушавшись к окружающему миру, я понял, что где–то в соседней комнате есть живые. Попытавшись поднять руку, я осознал, что не могу этого сделать. Она была крепко привязана к кровати чем–то непонятным. Холод прокрался мне в грудь. Неужели, я попал к мурам? Уж они точно не будут заботиться о «мясе». Это единственное, что не позволило окончательно мне запаниковать. Должно быть другое объяснение. Но ничего в голову не приходило.

Пытаясь найти хоть какое–то решение в сложившейся ситуации, я так же осознал, что абсолютно голый и укрыт только лёгкой простынёй. Такое ощущение, что я очнулся в какой–то психбольнице. Слабость навалилась с новой силой, и я опять провалился в забытьё. Всё это повторялось ещё несколько раз.

Очередное пробуждение принесло ясность в мою жизнь. И успокоило меня окончательно, поскольку увидел перед собой сидящего на кровати Мрачного. В данный момент он максимально отвечал своему имени. Его мрачность зашкаливала просто до максимума.

— Здорово, Тур — Мрачный прямо преобразился, когда увидел, что я его рассматриваю. Я боялся говорить, были опасения по поводу болей в груди.

Но самым радостным было то, что он сразу же начал развязывать меня, при этом быстро говоря.

— Тур, ну ты «скотина», решил было, что ты не жилец. Твоя грудь была разворочена в нескольких местах. Ребра торчали в разные стороны. Но тот шприц, который я тебе вколол, реальное чудо. Через час после того как я тебе его вколол твои ребра зашевелились. И прикинь, сами стали вставать на свои места. Нет, я конечно же, что–то поправил, но вот несколько кусочков раздробленных ребер, были просто вытеснены. Жуткая, я тебе скажу, картина. И дальше было гораздо хуже. У тебя начали срастаться рёбра. Те места, которые не были соединены, сами притянулись друг к другу. Ты очень часто буйствовал и даже пару раз на твои крики, были у нас «гости». В общем заставил ты меня понервничать изрядно. Не переживай, я успокоил «гостей» максимально тихо. Везёт нам, тут практически нет заражённых в округе. Вдалеке часто видны твари из окон. Но сюда не суются. Пустыши в основном, два раза прибегали бегуны и только.

Подняв руку, чтобы остановить словоизлияния Мрачного, я понял, что это бессмысленно, он просто не замечает моих жестов. Попытавшись заговорить, чтобы привлечь его внимание, я осознал, что не смогу этого сделать. У меня вырывался лишь хрип из горла. Сейчас я как инвалид, разговаривать не могу, дышу с затруднениями, но это — всё фигня. Я выжил — это самое главное. Уверен, что это всё, через несколько дней пройдет и раны окончательно заживут. Не выдержав, я помахал рукой у него перед лицом, от чего он успокоился и вопросительно взглянул на меня.

Показав жестами, что хочу пить, я получил бутылку с водой. Отпив, благодарно кивнул. Потом жестами попросил ручку и листок бумаги.

— Тебе больно разговаривать? Понимаю, на, держи — хохотнул он, протягивая мне требуемое.

Я же написал: «Где мы? Что со мной случилось?»

— Тут всё просто, ты умудрился попасть под разорвавшийся патрон от АШа. Да и ты сам, также, приложил руку, точнее рукоятку своего ножа, когда проткнул грудь того монстра. Он заваливался на тебя. Лезвие уперлось в него, от чего не смогло далеко уйти и уже рукоятка проткнула тебя. В общем раны были совсем скверные. Надо будет на будущее обзавестись бронежилетами, таких ран, точно, у тебя бы не было. А мы сейчас неподалёку от того места, где всё и произошло. Тут небольшой жилой комплекс среди леса. Очень повезло приметить эти дома, когда тащил тебя.

«А куда ты дел тела тех что прибегали к нам?» — написал я.

— В подвале соседнего дома спрятал. Там уже пованивать начинает, так что скоро мы уже не сможем скрывать наше местоположение. Вот сидел и думал, что делать дальше? Да вдобавок осталось всего пол–литра живчика и где добыть спиртного-я не представляю. Можно осмотреть ещё соседние дома, в этом пусто — признался Мрачный.

«А что мешало осмотреть те дома? Чего–то стоит опасаться?» — заволновался уже я.

— Опасаться приходится постоянно. Недалеко от нас, в прямой видимости, считай, проходят твари, прямо, как по расписанию, каждый час. Группами по несколько особей, но развитых не замечал. Наверное это нас и спасает в последние несколько дней.

«Несколько дней? Сколько я был без сознания?» — заволновался я не на шутку.

— Сегодня пятый день. Точнее пятый вечер. Завтра будет уже утро шестого. Если со споранами у нас нет проблем, то вот со спиртным — надо решать. Ты ещё, как минимум пару дней не ходок, это точно. Да и с запасами продовольствия, у нас остро стоит вопрос. Раз ты очнулся, я пробегусь по соседним домам. Если же ничего не найду — придётся искать другие места, где сможем раздобыть чего–нибудь съестного.

«Хорошо, я сейчас чувствую себя нормально, можешь смело осматривать те дома. Я же? пока обработаю свои раны и разомну мышцы. Помоги, только, добраться до наблюдательного пункта» Написал я длинный текст, после чего, протянул его Мрачному. Он согласно кивнул и в этом отчетливо чувствовалось облегчение.

Добравшись до пункта, Мрачный протянул мне автомат, здраво рассудив, что ему с пистолетом в тесных помещениях, будет легче. Я же, смогу его предупредить стрельбой, в случае чего. Второй раз получаю ранения из этого ствола. В следующий раз стоит взять что–то более подходящее для «местной фауны». Тут осознал, что ещё не видел Матроскина. Быстро взяв листок бумаги, написал на нём «Где котёнок?» и протянул его Мрачному.

— Этот «проглот» растёт, не по дням, а по часам — улыбнулся Мрачный и продолжил — Каждую ночь спит у тебя на груди. Днём же, охотиться на местных тараканов. Сам не жрёт их, мол зачем я этой гадостью буду питаться, зато вот, смотри, какой я добытчик. Кстати, у него корма осталось отсилы, на пару дней, потом придётся делиться с ним уже тушёнкой. Но будем надеяться на лучшее. Скоро вернётся твой пушистый друг — успокоил меня Мрачный.

Я же расслабился и принялся следить за дорогой, после того, как проводил взглядом Мрачного. Ненавижу такие моменты, когда от тебя ничего не зависит. Мрачный покидая квартиру закинул мне одежду. Майку одел легко, а вот со штанами — возникли проблемы. Их одеть оказалось очень сложно, боль от ранений не позволяла это легко сделать, особенно, когда приходилось нагибаться. Грудная клетка сокращалась и тогда становилось особенно больно. В общем, надеть штаны — оказалась ещё тем «удовольствием».

Усевшись в кресло, я пожалел о своей непредусмотрительности. Особенно стало страшно, когда в глазах потемнело и всё поплыло. Переживал, что отключусь и не смогу прикрыть друга. Но всё обошлось, медленно, но верно, боль отступила и в скорости, я почувствовал себя нормально. Подняв банку с тушёнкой, на одном дыхании, ополовинил её. И уже потом подумал, поди не стоило так поступать, учитывая, что в желудок не попадало еды уже пять дней. Но голод сделал своё гнусное дело. Я потерял контроль и доел банку полностью. Стало страшно, когда осознал, что сделал. Только проблем ещё с желудком сейчас не хватало.

Вскоре первый раз за сегодня, увидел толпу упырей, отчего и выбросил ненужные мысли из головы. Толпа следовала по дороге, причём с той же стороны, что мы и приехали. Удивительно, что мы не встретили ни одной такой группы, когда добирались до сюда.

Твари проследовали дальше по дороге, ничего их тут не заинтересовало. И я выдохнул с облегчением. Так сидя в кресле, я размышлял о текущих проблемах. И начал уже переживать за Мрачного, поскольку он, отсутствовал несколько часов. Но мои переживания прервал Матроскин, сев передо мной, он продемонстрировал таракана чуть ли не со свою голову. И начал с интересом рассматривать меня.

— Умничка, ты охотник у нас, так получается? — обрадовался я, увидев своего пушистого друга.

— Мурррр — раздался его урчащий ответ, после чего, о таракане было забыто, и котёнок запрыгнул на колени. Разместился и принялся урчать как трактор, от этого, я немного забеспокоился не услышат ли твари, что ходили караванами тут неподалёку.

Правда, первый же караван монстров заставил котёнка перестать урчать и следить за ними взглядом. Сперва, я даже не обратил на это внимание. Но потом, присмотрелся как его уши развернулись в сторону тварей, и голова сопровождает их, пока они не скрывались из видимости. Получается, что кот как–то чует тварей, даже на таком расстоянии. Это невероятно! Ладно ещё бы мы были на открытом воздухе, но нет, мы–то сидим в закрытой комнате и смотрим через стекло занавешенного окна.

Это открытие я решил пока оставить, так сказать для себя, даже Мрачному не буду сообщать. Так мы просидели ещё около двух часов, прежде чем, в подъезде раздались шаги. Я было насторожился, но видя спокойствие кота, тоже расслабился и только просканировал даром местность. Не знаю почему, но доверия к его чуйке, было просто колоссальным.

В комнату вошёл Мрачный счастливый по виду. Я понял — рейд удался.

— Смотри какой избирательный у тебя зверь. Ко мне так, не подходил ни разу. Только фыркал, когда я пытался погладить его во время кормления — с нотками зависти произнёс он.

— Он и на меня, в первый момент знакомства, так же фыркал. Да и на руки раньше не особо то и шёл. Это вот сейчас чего–то он — признался я.

— Добыча есть, еды нам хватит на пару недель. А если ещё и готовить по нормальному, то и на месяц, точно хватит.

— А как со спиртным? — спросил его я.

— В третьем доме в одной из квартир гнали самогон. Так вот там, запасов на пару месяцев беспробудной пьянки. Так что, я взял пять литров в пластиковых бутылках, будет в чём растворить спораны. Да и с ними проблем нет. За эти пять дней, что ты провалялся, я добыл три штуки — похвастался Мрачный.

— Это шикарная новость! — обрадовался я.

— Да ты уже можешь говорить? — обрадовался он.

— На автомате просто заговорил. Боль действительно стала терпимой. Я чувствую неудобство, но и только — изумился я.

— Да ты прямо суперсолдат какой–то. Первое время, даже не мог поверить тому, что предстало перед глазами. Когда рёбра сами потихоньку начали вставать на свои места, было жутко. Не видел бы своими глазами — никогда бы не поверил в такое.

— Слушай, у нас есть уксус? — вспомнил я о рекомендации Флора по поводу гороха.

— Где–то на кухне, вроде, была бутылка. А тебе зачем? — удивился он.

— Мне надо выпить раствор с горошиной, что и тебе советую сделать. — произнёс я.

— А для чего это именно? — спросил он.

— Тут всё просто. Спораны нужны, чтобы мы могли просто выжить в этом мире. Горошины — для развития твоего дара. Медленно, но верно он будет развиваться. Если не принимать такого раствора, то твой дар просто остановится в развитии. Может ещё какие–то будут проблемы, но я, не знаю о них. Лучше об этом поговорить со спецами в этом вопросе — постарался я объяснить Мрачному то, что и сам то с трудом понимал.

— Хорошо сейчас поищу, ты сильно голоден? Я могу приготовить, потом бы мне поспать. Я толком не спал уже несколько дней — пожаловался он.

— Заваливайся прямо сейчас, не мучай себя — мне было неловко, он и так, считай неделю, просидел со мной.

— Только давай без этого, хорошо, Тур. Ты там меня, так же, спас от голодной смерти. Поделился всем, что у тебя было, так что, кто кому ещё чего должен, большой вопрос — возразил он мне, после чего, достал две пачки чипсов. Одну кинул мне и так же достал несколько банок с консервами. Открыл и поставил передо мной, потом сам уселся рядом, стал смотреть в окно и уплетать свою порцию.

Ели мы, молча любуясь закатом, который, просто шикарно, смотрелся на горизонте.

— Мрачный, скажи, как много у нас осталось боеприпасов? — обеспокоился я.

— Шесть полных рожков к автомату и россыпью с десяток патронов. С пистолетом — всё гораздо лучше. Все магазины полные. Россыпью с полсотни осталось. И это… я обнаружил у тебя на голени странный пистолет, таких не видел раньше, что это? — заинтересовался он.

— Особый аргумент. Не смотри на то, что игрушка маленькая — в лоб Элитника остановит. Хотя не факт, но вот удивить, точно сможет. Досталась мне после одной заварушки. Беда только в том, что патроны к ней редкость и очень дорогие.

— Такая серьёзная пушка? А с виду и не скажешь — удивился он.

— Надо, как можно быстрее, выбираться отсюда, искать тебе транспорт и «валить» в стаб, где сможем закупиться патронами. А потом уже определяться с дальнейшей судьбой. Скажу честно, мне бы хотелось продолжить совместно путь дальше. Поэтому, давай подумаем о совместной группе или совместном поиске группы для рейдов — предложил я молчавшему другу.

— Это интересно, но давай об этом поговорим уже в стабе поскольку, судя по нашим приключениям до стаба можно добираться ещё около месяца. Хотя он рядом от нас, всего в восьми кластерах отсюда.

Его слова напомнили мне о том, что я не могу посещать стабы, входящие в состав консорциума. Это напомнило, так же, и о том, что у меня есть обязательства перед Флором. Пускай он и «скотина», вынуждает меня к сотрудничеству, но и забывать о развитии я не намерен. Чтобы получить вес в этом мире надо быть сильным. А без даров Улья, я точно буду всю оставшуюся жизнь, быть мальчиком для битья. Если же смогу заработать себе имя, то не факт, что оно способно будет внушать страх всяким «уродам». А такого добиться можно, если ты имеешь не только определенный авторитет в обществе, но и крепкий кулак, подкреплённый не только сильным оружием, но и дарами. Чаще всего «идиоты» воспринимают только язык силы. А я хочу быть сильным и для этого, мне нужны дары.

— Мрачный, послушай. Не перебивай, просто выслушай, я тебе расскажу одну вещь, с которой ты должен быть ознакомлен.

— Хорошо, говори — произнёс он, отставив в сторону банку с мясом, понимая, что я хочу сказать что–то важное.

— Я бы хотел, чтобы у нас получилась группа. Ты надежный человек и наверняка будешь хорошим другом. Но ты должен знать о моих проблемах, в которых я, если и виноват, то только косвенно. Я каким–то образом умудрился перейти дорогу не тем людям, правда они, за это извинились, но сам понимаешь… Потом за мной отправилась мутная группа из солдат стаба. Я сделал так, что группа пропала. Но мне ещё в стабе сделали недвусмысленный намёк на нежелательное присутствие в стабах консорциума. Я не знаю, стоит ли мне опасаться ещё подобных групп. Деньги, которые мне дали в качестве извинений, больше походили на гонорар для тех, кто меня прикончит. Деньги потратил все на амуницию и снаряжение. Самое противное, что ближайший нейтральный стаб, в котором я могу остановиться, находится очень далеко отсюда. Поэтому, я бы хотел, чтобы ты подумал над моим предложением следовать со мной. У меня есть договоренность с одним непонятным типом, который предложил контракт и обещал хорошо заплатить. Там всё мутно, но и договор был таким, что я смогу, в случае чего, отказаться. Просто надо появиться в стабе «Заводской», вроде так он называется, там уже обговорить нюансы. Я думаю, он не будет против взять и тебя в группу. Тем более у тебя очень полезный дар — умолк я, когда не знал, что ещё сказать.

— Слушай, Тур, вот ты вроде знаешь суть моего дара, а вот твоего дара, я так и не видел. В чем его суть? — задал он вопрос.

— Да, пожалуй, лучше быть в таком с тобой честным. У меня дар чем–то напоминает радар. Я могу видеть все живые объекты в определенном радиусе. Расстояние у меня получилось, после помощи того человека, который нас ждет в «Заводском», около ста тридцати метров.

— Да ну ты, брось — удивленно произнес мой напарник.

— Кот смылся на кухню. Сейчас вроде как, около миски. Судя по всему, что–то из неё ест. На втором этаже этого дома сейчас на балконе — сидит голубь или птица, примерно, таких же размеров, точнее сказать не могу.

— Ты поди и тараканов видишь? — не веря, спросил он.

— Нет, тараканов не вижу. Раньше я не видел небольшие объекты. После того, как я принял жемчужину, стал видеть, но не настолько маленькие. И чем больше таких объектов в зоне действия моего дара — тем быстрее я слабею. И с такими вот «гостями» в виде более–менее «крупных птиц» проблемно как–то жить становится — сознался я.

— Спасибо, Тур, за честность. Эти сведения лучше сперва «переварить». Так что, пойду–ка я спать, в случае чего, буди меня смело. На вот тут, термос с чаем. Я в подвале установил горелку, на ней и подогреваю чай, сейчас принесу уксус — с этими словами он развернулся и отправился в соседнее помещение.

— Постарайся отдохнуть друг. Спасибо большое, что не бросил — очень тихо произнёс ему я в спину.

Он не услышал меня. Да я и не хотел, чтобы он услышал. Отпив живчика, я уставился в окно и принялся наглаживать котёнка, который вернулся ко мне на колени.

В темноте, которая с каждой минутой всё больше и больше сгущалась, я остался один со своими мыслями, я перестал что–либо различать и пришлось переключаться на свой дар. Интересно, а как выкручивался Мрачный в таких ситуациях? Поэтому, я принялся сканировать местность раз в несколько минут. Потом интервал проверок снизил до десяти минут. Силы требовались мне на скорейшее восстановление. Нужно было дать Мрачному отдохнуть. По нему было видно, что он вымотан изрядно. Рассчитывать на его согласие на моё предложение в таких условиях, не стоит.

Не нужно заранее расстраиваться, но стоит ожидать именно такого развития событий. Я принялся обдумывать все свои дальнейшие действия. Надо составить примерный план действий на пару дней. Завтра в обед мы должны двинуться в путь и как этого добиться, я ещё не представлял. Я не смогу долго двигаться ни за рулем, ни в качестве пассажира. Поэтому, я никак не мог придумать, как именно нам лучше это сделать. А вообще, стоит это обсудить с Мрачным. Отныне с его мнением требуется считаться всегда, если хочу, чтобы у нас получилась группа.

За такими раздумьями и периодическими проверками местности, я встретил предрассветные отблески солнечных лучей. Было очень красиво, если не вспоминать про небо, что представало перед глазами ночью. А то, что на основной части территорий Стикса доминируют твари, желающие тебя съесть, превращала всю красоту таких моментов в насмешку. Поэтому спокойно поднявшись и потянувшись, предварительно спустив кота на пол, я удивился отсутствию боли в груди. Точнее нет, она всё же была, но я мог дышать полной грудью и даже немного подвигаться из стороны в сторону без неприятных ощущений.

Пройдя в комнату где спал Мрачный, я легонько постучал по дверному проёму, чтобы обозначить своё присутствие. Мрачный мгновенно открыл глаза и поднялся, уставившись на меня мутными глазами.

— Кх–Кх… Мрачный, светает, нам надо решить, что сегодня будем делать? — огорошил я его.

— Да… Да сейчас только приду немного в себя, да умоюсь — произнёс он сонным голосом, пытаясь заставить себя подняться.

Я вышел обратно в коридор, зашёл на кухню, где найдя корм для котёнка, положил ему в миску. Так же, налил ему живчика и воды в две разные миски. На автомате проверил местность на предмет незваных «гостей», после чего — отправился в свой наблюдательный пункт. Было очень неприятно сгибаться и разгибаться. Завалившись в кресло, я взял ещё одну банку консервов. За ночь я их «приговорил» четыре штуки различных видов. Сейчас повезло, консерва оказалась кукурузной. Один из любимейших моих продуктов.

Так я просидел ещё около пятнадцати минут, прежде чем, в комнату вошёл Мрачный. Уселся рядом на стул, так же достал банку консервов, открыв её — быстро стал уминать. Я дождался, когда он покончит с ней и сможет спокойно разговаривать. Запив свою трапезу живчиком, он поморщился и произнёс.

— Достала уже эта однообразная еда. Консервы, консервы, консервы. Скоро буду кукарекать при виде этих банок. Вот скажи мне, Тур, ты ещё не сходишь от них с ума? — спросил он меня высказав претензии к нашему рациону, от которого уже и я начинал злиться. Хотелось чего–нибудь горячего и домашнего. Но на повестке сегодняшнего утра, стоял другой вопрос. Но ответа от меня Мрачный не стал дожидаться и продолжил.

— Мы сегодня не сможем тронуться в путь. Ты ещё слишком слаб и восстанавливаться тебе, как минимум, пару дней. А потом — стоит устроить пешую прогулку по окрестностям, чтобы привести себя в норму — заключил он.

— Ты так во мне сомневаешься? — удивился я.

— Дело не в этом, у тебя были серьёзные раны, на ногах, которые только вчера окончательно зажили. Да и пальцы твои на ноге только вчера к утру стали нормальными. А такие затраты внутренних ресурсов, бесследно не проходят. Пару дней мы тут сможем, отсидеться точно, если нас не выгонят отсюда. Да и для жизни в стабе, нам нужны ресурсы, бесплатно нас нигде не будут кормить. А для этого надо добывать спораны, либо что–то, что можно продать. Предлагаю устроить пару засад на тварей, которых тут много. И стоит уже отрабатывать групповое взаимодействие. Из тебя получится отличный напарник. Правда в плане управления людьми — ты не тянешь. Опыта в этом у меня будет больше, поэтому лучше будет, мне возглавить отряд. Во всяком случае, в боевых ситуациях. Как дипломат — я действительно не потяну. Ты должен восстановиться полностью и уже потом, будем думать о том, куда и как двигаться — огорошил меня Мрачный.

В принципе, я был не против такого. Действительно, я не представлял, как командовать людьми в бою. Да и весь опыт работы с людьми у меня сводился к поиску того или иного исполнителя и к переговорам. Я всегда себя больше считал аналитиком, чем лидером.

— Ты думаешь, что я не справлюсь в качестве лидера группы? — удивленно спросил я его.

— Нет, это точно не для тебя, ты слишком независим и часто пытаешься всё взять на себя. А так нельзя поступать, особенно, когда ты в группе. Надо пользоваться всеми ресурсами группы. А ты действительно сильный боец, но каким бы ты не был «крутым», группа будет круче. В том мире я был командиром небольшого экипажа. Я могу, хоть как–то, ориентироваться в этих вопросах. Не знаю ещё, на что ты способен, но иметь бойца с твоими возможностями, это очень круто. У группы, в которой есть человек, способный отслеживать перемещение врага, всегда будет больше шансов на победу. Так что, тебе надо восстанавливаться, и уже смотреть конкретно по твоим привычкам, какое место в группе стоит закреплять за тобой. Извини, но ты не лидер отряда, не знаю, как у тебя с дипломатией, но вот в бою ты не можешь быстро ориентироваться — заключил он.

— Так, что ты предлагаешь, ещё несколько дней сидеть здесь, восстанавливаться? А затем, устроить тренировку по–боевому слаживанию? — задал я вопрос, пока не соглашаясь с его мнением, хотя внутренне был согласен с его видением дальнейшего сотрудничества.

— Это будет правильным решение. Если мы тронемся в путь сегодня — ни я, ни ты не знаем, сколько ты сможешь удержаться на мотоцикле. А учитывая твои ранения, то твои предполагаемые сроки можно смело умножать на два. Накопленная усталость, вполне видна, у тебя на лице. Даже в день нашей встречи, ты был измотан уже, а что говорить о нынешнем состоянии?

— Ты не знахарь, да и не врач — обиделся я.

— Им и не надо быть, просто поверь, я видел много таких парней, которые загоняли себя и похлеще — произнёс он, после чего, повисла пауза.

Не в моем характере было сразу же согласиться, даже если уже точно знал, что мне говорят дельные вещи. Паузу нарушил Матроскин, который запрыгнул мне на колени и принялся бодаться.

— Вот видишь, даже Матроскин, соглашается со мной — приметил Мрачный.

— Хорошо, пожалуй, ты прав. Только у меня одно требование — сказал я.

— Говори — обрадовался он.

— Я никогда не буду снайпером в группе. Слишком противное для меня, это занятие — высказался я, отчего Мрачный стал совсем не мрачным.

Его улыбка растянулась от уха до уха. Наверняка понимал мои чувства. Достав пару стаканов, он разлил по ним свой чай из термоса, что притащил с собой из спальни. Кстати сказать, очень даже приличный чай, в меру сладкий и крепкий. Мне сразу он очень понравился.

— Ты знал, что я соглашусь? — удивился я.

— Был уверен на девяносто процентов. Слишком ты независим, в тоже время, тебе сложно принимать решения, которые влияют на тех, за кого ты себя считаешь в ответе — произнёс он.

— Хорошо, сегодня отлёживаемся и максимально набираемся сил. Потом отправимся, как ты сказал, на добычу ресурсов. Затем — двинем за транспортом и будем искать дорогу к стабу — улыбнулся я, и откинувшись в кресле уставился в окно, наблюдая за местностью.

— Был бы у нас ПНВ, было бы гораздо легче наблюдать за местностью в ночное время — произнёс я, вспоминая как ночью было неудобно и даже жутко от перспективы пропустить нападение тварей.

— И кстати, за то время что ты находился в беспамятстве, у нас появилась несколько проблем. Первая — нам нечем заряжать планшет, и он полностью разряжен. А заряжать от аккумулятора мотоцикла — не стоит. Динамомашина не работает, если ты не едешь, поэтому посадишь его в ноль — огорошил меня Мрачный.

— Не так страшно это. Зарядим в дороге, примерный маршрут, вроде помню прекрасно. Да и сложно потеряться тут. А в дороге уже включим и спокойно сверимся с картой.

— Я не к этому. Это я понимаю, просто тут ещё одно интересное место обнаружил на карте. В нескольких кластерах чуть в стороне, есть пометка «милицейский участок» — произнёс он, подняв палец в верх.

— Хочешь прорваться ещё туда, чтобы обзавестись патронами и новым оружием? — понял я его идею.

— Ага — обрадовался он.

— А ты думаешь, стоит ли соваться в город ради нескольких стволов сомнительного качества?

— С чего ты решил, что надо соваться в город? Там пометка, что это сельское отделение. А там городской застройки — точно не будет.

— Тем более откуда в сельском отделении, будет хорошее оружие? — усомнился я.

— Не знаю откуда в тебе такие сомнения в доблестной милиции, но вот в моём мире — оснащение было всегда на высоте. Особенно в поселковых участках. И штат, обычно, там не менее трех сотрудников, даже на небольшие деревеньки.

— Не знаю, как было в твоём мире, но в моём, чаще всего были пропойцы, продавшие даже штатное оружие, не говоря о патронах к нему — привёл в пример свою реальность.

— Но попытка не пытка. Да и крюк придётся делать, вроде как, всего в один кластер — зашёл с козыря он.

— Что–то я не припомню, что бы где–то на карте были поблизости от базы, такие вот пометки — почесал я затылок, пытаясь вспомнить что–то похожее.

— А это и не рядом с турбазой, он гораздо севернее. А я, так понимаю, нам надо будет выбираться к северным территориям, так ведь? — спросил он меня.

— Да вроде так, тот стаб располагается где–то на севере — произнёс я.

— Вот и заскочим по пути для проверки. Повезёт — сможем разжиться приличным оружием, которое будет более подходящим для тварей. Вообще не понимаю, зачем тебе такой автомат? — спросил меня напарник.

— Всё что ты видел, это ещё далеко даже не цветочки. В первом городе, в котором я оказался в этом мире, мне повстречалась тварь, способная оторвать башню для автоматической пушки в БТРе.

— Ты шутишь? — присвистнул Мрачный.

— Нет, если бы. Потому и таскаю его с собой. Даже его, может оказаться маловато для некоторых тварей в этом мире. Во всяком случае, меня уверяли в этом.

— Тогда и мне надо будет обдумать новые вводные. В плане подготовки группы и её оснащению огнестрелом — произнёс он, уходя в себя.

Пожав плечами, я прикрыл глаза и под мирное урчание своего котёнка отключился.

Глава № 22. Практические уроки

Утро следующего дня, я встретил в засаде у небольшой тропинки, что пролегала в пятнадцати метрах. Я готовился в одиночку встретить группу местных оголодавших тварей. Уроки, вдолблённые вчера вечером в меня, должны были подготовить к встрече даже против восьми или девяти слаборазвитых тварей.

За ночь мы умудрились сделать два арбалета из подручных средств и оба сейчас были со мной. Ждали своего часа, чтобы отправить в ближайшую цель кусок стальной арматуры. Мои раны вчера затянулись окончательно. Скорость регенерации, просто поражала и это радовало. Мрачный где–то добыл несколько пачек витаминов, которые были проглочены нами сразу же. Благодаря этому, или ещё чему то, но самочувствие сегодня было намного лучше.

Арбалеты были полнейшим «фуфлом», но произвести выстрел на небольшую дистанцию, вполне способны. Так же, сделали несколько заточенных арматурных прутьев в виде пик. Мрачный жаловался, что заточки полное «дерьмо». Был бы у нас сварочный аппарат, сделали бы? что–то наподобие рогатины. Хорошее останавливающее оружие получилось бы, даже против той твари что хорошенько меня поломала.

Сейчас же, я был вооружён: тремя пиками, двумя арбалетами и топориком с клевцом в придачу. Топорик планировалось пустить в ход после арбалетов. Мы проверяли друг друга. Сегодня я должен, так сказать, показать себя как боец, а Мрачный — должен прикрывать меня. В случае необходимости, он вступит в бой. Нолдовский пистолет, больше не пряча, я повесил себе на пояс.

Мрачный пообещал сделать нам несколько десятков метательных топориков, которые научился делать ещё в армии из подручных средств. Так же, пообещал научить меня обращаться с подобным оружием. Я же, только порадовался такому предложению. От себя же внёс предложение — научиться метать ещё и ножи, поскольку с ними, было бы гораздо легче, на мой взгляд. Да и взять, таких вот, игрушек с собой можно намного больше, чем топориков. На что, последовало возражение, с которыми я был вынужден согласиться. Нож не всегда может пробить череп, даже пустыша. А вот топорик, если и не проломит череп, то уж точно, стрясёт всё содержимое. Да и Мрачный пообещал удивить меня их простотой в изготовлении.

Сейчас же, я рассчитывал только на свою реакцию и Мрачного, поскольку были большие сомнения в своих силах особенно после прошлого раза. Ещё одной недели в беспамятстве — точно не стоит себе устраивать. И рисковать я не намерен — у меня осталось около двух с хвостиком недель, чтобы добраться до Стаба, где договорился встретиться с Флором.

Твари показались минут через десять из–за небольшого леса метрах в трехстах от моего месторасположения. Была договорённость с Мрачным — подпустить тварей поближе и потом только, ввязываться в драку. Если будет нечто подобное той твари, что порвала меня, то сразу же открывает огонь Мрачный и мы «линяем» из этой местности на байке.

Но сейчас получалось, что бежать не придётся. На нас вышла толпа из пяти особей — слабых тварей, которые передвигались скорее по инерции, чем ведомые инстинктом пожрать. И на такой случай, у нас было решение, и оно обещало больших дивидендов, в случае удачи. Пришлось подпустить тварей к себе, примерно, на полсотни метров, после чего — вышел на открытое пространство. И то что твари явно ослаблены и у них нет никакого будущего, стало ясно сразу же. Они даже не заметили меня, пока я коротким свистом не привлёк их внимание

Твари сперва, как вкопанные, остановились и принялись урчать, затем — отталкивая друг друга, понеслись ко мне. Это создало «кучу–молу», в самом начале их рывка. Подняв первый арбалет, я выстрелил в ближайшую тварь, но промазал. Зато — чётко попал в голову следующей за ней. Вторым болтом попал ещё в одну тварь. После достал топорик и стал подпускать поближе следующего «пациента». С топориком мне не повезло, только сильно ушиб тварь куда–то в грудь, от чего, та повалилась и уже не смогла подняться, поэтому просто ползла ко мне. Четвертая тварь, как и пятая — просто брели в мою сторону. По–видимому, они были на последнем издыхании.

Дождавшись, когда те поравняются с первой упокоенной тварью, я нанёс удар по подползшему зараженному. С остальными — быстро разобрался, не подпуская близко к себе, так сказать, во избежание недоразумений.

«Пройдя» по всем тварям по кругу — для верности «проконтролировал» их. После, улыбаясь, начал двигаться к Мрачному. Проходя мимо первых трупов, я накланялся и вытаскивал болты из их тел — они нам ещё понадобятся.

Когда раздался крик Мрачного и выстрелы, не понимая, что происходит — я рефлекторно бросился в его сторону. Приземлившись на руки и отправив своё тело дальше по инерции в кувырок, я включил свой дар, отчего всё внутри сжалось. И было от чего — нас окружило шесть, довольно–таки, развитых существ. А у меня в руках только два болта и где–то рядом валяются, две рогатины.

Всё это, я осознал в полёте, пытаясь спасти себя от тварей. Они, прямо–таки по очереди наносили удары по тем местам, где я был только секунду назад. Как Мрачный умудрился проморгать их — я не понимаю? Сейчас же, против меня было две твари, остальные направились на звуки выстрелов. На вскидку, кинул один из тяжёлых болтов в ближайшую тварь, чем освободил правую руку и потянулся ею за клевцом. Отступая, ещё нанёс удар по голове ближайшей твари клевцом горизонтально, что и позволило мне увидеть, как шип клевца пробивает височную долю, не то бывшей собаки, не то волка. Удар был на славу и — это сыграло злую шутку со мной. Клевец застрял у неё в голове и мне пришлось бросить его. Получалось, что я остался один на один против прилично развитой твари, которая начала медленно обходить меня по кругу и урча. Тут я заметил, что у неё на голове свежий порез, из которого сочилась кровь, заливая ей глаза, от чего, та периодически встряхивала головой. У меня же в руке, был только болт. И надежды на Мрачного у меня нет ведь оставшаяся четвёрка направилась прямо к нему.

Тварь недолго думая — прыгнула с места. Я был готов к такому и поэтому легко отступил в сторону при этом успел ткнуть болтом. Нужного эффекта, кроме как потери последнего оружия — я не достиг, хотя точно видел, что пробить ей шкуру, не получилось. При этом, к тому же, умудрился наступить на одну из рогатин, от чего — завалился на спину. Быстро развернувшись лицом к твари — я стал отползать. Та же сволочь, видя мои затруднения, начала медленно идти ко мне на чуть согнутых ногах, явно готовясь напасть в прыжке. Я похолодел от страха, понимая, что это — конец, мне просто нечем её встретить, если даже, прямой удар болтом — ничего не дал. А болт был заточен, пусть и не идеально, но гораздо лучше, чем те же рогатины. Тварь урча, не спуская с меня своего кровожадного взгляда, вдруг изменила тембр урчания и понеслась куда–то в сторону. Я, не веря своему счастью, проводил её взглядом, к тому же заметил, что к ней присоединилась ещё одна такая же.

Вспомнив про Мрачного, я быстро осмотрелся и увидел его лихорадочно перевязывающего себе ногу около трёх монстров превращённых в фарш. Видимо поработал автомат, перемалывая их в труху. Но тут ко мне вернулся слух и с ним, дикий страх за котёнка. Сквозь урчание двух разъярённых тварей я расслышал знакомое шипение Матроскина. Страх и отчаянье, подбросили меня, заставляя понестись к двум тварям, которые вовсю терзали асфальт на дороге. Ужас заставил меня забыть о своих действиях, так как я перестал слышать кота. Я подпрыгнул и нанёс удар палкой, что каким–то чудесным образом, оказалась в руках. Как и не понимал, что это железный дрын. Удар, нанесённый со всей силы сверху вниз, причём бил я не остриём, а как обычной палкой. Сила, что была вложенная в удар, как и инерция падения, совмещенная с неожиданностью для твари, принесли свои плоды. Тварь переломилась пополам, от чего та начала подвывать, лёжа без движения на земле. Вторая же, увидев опасность, сделала несколько скачков назад. Я, потеряв всякую чувствительность рук, выронил свой дрын. Понимал, что это мой конец, руки гудели, а уклониться в положении лёжа — просто не получится. Тварь издала ещё одно утробное урчание и прыгнула.

Рефлекторно прикрывшись руками и зажмурившись, я почувствовал, как меня обдало чем–то мокрым и склизким. Приоткрыв один глаз, я осмотрелся и увидел лежащий в метре от меня кусок «фарша». На этот раз, выстрел Мрачного спас меня и не отправил на «больничную койку».

Открыв второй глаз, я резко обернулся к тому месту, где до этого твари месили асфальт. Попытался понять: — «Что же там такое?» Когда разглядел подробности — увидел забетонированную решётку ливневой канализации. Они оказывается хотели её откапать, но не успели. У меня появилась надежда. Я быстро подполз и заглянул внутрь. На душе сразу стало теплее, потому что, увидел я, просто, идеалистическую картинку.

Матроскин сидел на каком–то камне и умывал свою мордашку, по всей видимости, выпачканную кровью от тварей. В сумраке было сложно разглядеть подробно, но я понял, что котёнок цел и невредим. Откинувшись на спину — почувствовал горячее дыхание где–то рядом с моей головой. Повернув туда лицо, я уставился на разинутую пасть монстра. Удивлённо рассматривая её, я заметил, как нечто серебристое врезалось ей в голову сбоку.

— Ну ты силён, вогнать клевец в череп, да так, что я с трудом его выдернул, это надо постараться! — сказал мне Мрачный.

— Не наговаривай, просто повезло — отмахнулся я.

— А, что ты искал в канализации? — удивился он.

— Матроскина!

— Что с ним? — взволновано спросил меня Мрачный, подходя поближе.

— В канализации, умывается — отмахнулся я.

Подойдя ко мне и заглянув за голову, он весело произнёс.

— Вот же «шельмец». И как мы его оттуда теперь доставать будем? — озадачился он, рассматривая котёнка в канализации.

— Достанем уж как–нибудь, это точно. Он мне сейчас спас жизнь — сказал я, поднимаясь на четвереньки.

— Ни тебе одному. Сегодня он очень сильно отличился. Когда я «привалил» третью тварь, то кот пронёсся мима меня, отвлекая их на себя, что позволило перезарядиться. Я уж думал, что всё, мне «кранты».

— Неудачно получилось устроить засаду — произнёс я.

— Отчего же не удачно? Мы живы и целы, а твари мертвы, правда нашумели сильно. Ты давай быстро скидывай всё с себя, времени мало осталось, кто угодно может появиться на такой шум. И кота постарайся достать, пока я буду потрошить тварей — сказал Мрачный, кидая мне рюкзак с чистой одеждой.

Я сообразил, что весь в ошмётках тварей. Быстро принялся скидывать с себя одежду, благо на такой случай мы подготовились. Вылив на себя пару бутылок с мыльным раствором, я быстро растёрся, поcле чего, стал обмываться чистой водой из таких же пластиковых бутылок. Когда с водными процедурами было покончено — подошёл к решетке и заглянул внутрь, но кота там уже не было.

Заволновавшись, я принялся звать его, но ответа не услышал. Тогда я взял с земли тот самый дрын, которым переломал хребет твари и попытался поддеть решётку. Но вдруг почувствовал, как кто–то трётся о мою ногу. От неожиданности чуть не подпрыгнул, но вовремя сообразил кто это. Подняв на руки пушистого спасителя и прижал к себе.

— Как ты выбрался оттуда? — стал я расспрашивать кота, сам же быстро направился к Мрачному, который уже освежевал тварей и выкатывал байк на проезжую часть.

— Мрачный. я вроде видел, что тебя ранили в ногу. Что–то серьезное? — озаботился я.

— Да так небольшая царапина. Уже всё обработал, крови совсем мало, так что, давай быстрее — поторопил он меня.

— Я так же за рулем, ты с ногой давай поосторожнее, а то здесь мы, уже точно, не сможем остаться. Действительно, нашумели тут мы знатно — запрыгнув на сидение, я завёл мотоцикл, подключил подготовленный планшет к зарядке.

Глава № 23. База отдыха

В дороге нам попалось пару групп тварей, что сбегались на источник шума, правда, все они были слаборазвитыми. Судя по всему, где–то неподалёку произошла перезагрузка кластера и все развитые сейчас там. Так как мы их не встретили в первые минуты пути, говорит о том, что этот шум их не заинтересовал или же округа чистая.

Добраться до границы нужного нам кластера, получилось с приключениями, но уже не такими острыми как пару часов назад. Пришлось максимально тихо избавляться дважды от преследователей, ведь опыт уже у нас был. На границе кластера мы спрятались в кювете подальше от дороги и устроили себе небольшой пикник — съестного в подвале мы наготовили достаточно.

Сидя сбоку на мотоцикле я жевал, всё ещё, тёплый бутерброд. Повезло с фольгой и парой контейнеров, в которых мы сохранили тёплые продукты. Посмотрел на горизонт, где виднелась зеркальная гладь большого озера — сейчас мы точно находились вблизи очень большой базы отдыха. И самое интересное, что рядом нет было никаких больших населенных пунктов, если верить той карте, которую сейчас и рассматривал Мрачный. Планшет зарядился за время поездки не полностью, но вполне достаточно.

Сканируя местность, в полевидимости моего дара попался заражённый. Я отложил бутерброд и тронув носком ботика Мрачного, показал на медленно бредущую тварь, за которой так же флегматично наблюдал и Матроскин, сидя у меня на плече. Мрачный показал знаком, что увидел, и чтобы я вёл себя тихо. Аккуратно достал пистолет с глушителем и топорик. Я, так же, подхватил арбалет и последовал за Мрачным. Подойдя к крайним деревьям, что скрывали нас от взглядов с дороги, мы остановились, прячась за ними и наблюдали за заражённым. Мы заранее решили в таких случаях просто пропускать их, не привлекая к себе внимания.

По дороге досюда, меня отчитали и было за что. Вообще поражаюсь выдержки Мрачного. Я бы ещё влепил за такой «косяк» для закрепления. У меня в кобуре болтался ствол, способный с лёгкостью дырявить Элитников, а я кидался на тварей, считай с голыми руками. Ну не «дебил» ли я? Да, дорого стрелять из такого, но жизнь дороже. В свою очередь, я возмутился тому, как он умудрился подпустить тварей и не заметил их сразу же. На что получил ещё одну выволочку касательно своего дара. Пришлось заткнуться — он был прав. Я мог проверить местность своим даром сразу же после боя и такого бы не было, мы бы встретили тварей очень «тепло». А почему он пропустил тварей, он только пожал плечами так и не поняв в чём было дело. Он их, просто, случайно увидел уже на пол пути до нас.

У Мрачного, судя по всему, была точно просто царапина, поскольку никак не показывал, что у него проблемы с ногой. И он спокойно передвигается и даже не прихрамывает. Тварь даже не заинтересовавшись кустами, в которых мы засели, спокойно проследовала вдоль дороги. Мы её приводили взглядами, после чего — вернулись к прерванным занятиям.

— Тур, тут такое дело… Смотри, какое нам сокровище досталось на самом деле — протянул мне планшет с картой Мрачный.

— Что тут? — заинтересовался я, машинально проверяя округу.

— Оказывается, если удержать на каком–то кластере палец, то всплывает контекстное меню со вкладкой «Сведения». Нажав на неё, по инструкциям Мрачного, я стал изучать всплывшую информацию.

Там было описано кратко: что именно может появиться в кластере после перезагрузки, как часто грузится кластер, среднее количество людей и то, как часто тут бывает конвой от стаба. Всё это, было действительно ценнейшей информацией. И я стал сомневаться в том, что мне её предоставил именно тот оружейник. Тут точно что–то нечистое с этим планшетом. Если такая информация попадёт в руки не к тем людям — будет очень плохо. Хотя может она и общедоступна, и я зря «дую на воду»?

Не став пока забивать себе голову, первым делом я проверил тот «красный» кластер и был удивлён, получается, что мы с Мрачным, реально, прошли по «тонкому лезвию ножа». Как оказалось, у этого кластера интервал перезагрузок был — просто каким–то сумасшедшим. В информации значились цифры от минуты до пятнадцати. С пометкой, что интервалы не поддаются вычислению.

— Мрачный, ты в курсе, что мы с тобой просто везучие сукины дети? — сказал я, и протянул ему планшет с открытой информацией по тому кластеру.

— Ох, мать вашу — изумился он.

— Вот и я о том же. Ты прав, вещь нереально ценная. И особенно что меня смущает — это то, что дал мне его человек не заинтересованный в этом — сказал я.

— Думаешь?

— Мне его предоставил мастер, что обслуживал моё оружие. Кто я такой? Так, случайный клиент и только. А информация, реально очень ценная. Если она есть у каждого второго, то она есть и у врагов стабов. Так легко ловить, те же конвои. Лучше будет спросить о таком у Флора — задумчиво произнёс я.

— Кто такой этот Флор? — заинтересовался напарник, при этом, продолжая копаться в планшете.

— Знахарь, из стаба откуда пришлось экстренно «валить» — сказал я.

— Я читал о знахарях. Можешь рассказать поподробнее о них? А то в листовке совсем «мутная» информация «Может помочь» и это всё, что написано — заинтересовался Мрачный.

— Давай поведаю, но и я особо не смогу тебя обрадовать обилием информации. Сам тут на недельку дольше тебя. А кажется, что, как минимум, пару месяцев уже — грустно закончил я, понимая, что это действительно так.

Кратко рассказал ему о том, что знал и о чём, примерно, догадывался касательно знахарей. После чего, так же рассказал про сеансы и ментатов.

Просидели мы так около часа. Нас прерывали каждые минут пятнадцать. Куча слабых тварей бродила вокруг, постоянно проходя мимо нашей позиции. Приходилось минут по пять следить за их движениями в тишине.

— Тварей тут многовато, и все они не объединены как раньше в группы — заметил я, когда мы проводили взглядом очередного.

Причём, большая их часть ещё не растеряла своей одежды, некоторые правда бродили со спущенными штанами. В общем, вид они имели, далеко не опрятный. Да и более развитые твари, по сравнению с ними — просто образчик чистоты.

— Есть мысли по поводу того, как нам добраться до площадок с интересующей нас техникой? — спросил Мрачный.

— Знать бы где именно она расположена. Я смотрю, тут парковая зона на несколько гектаров. И сомневаюсь, что «квадрики» здесь есть, а если и есть, то, навряд ли, прямо у входа будут припаркованы — с грустью произнёс я.

— Полностью согласен с тобой. Давай так, надо оставить твой байк так, чтобы, когда будем драпать отсюда, смогли бы, легко зацепить его с собой — произнёс напарник.

— И где ты предлагаешь его спрятать? И как будем добираться до того места? На нём или катить его вручную? — с усмешкой поинтересовался я.

— Предлагаю спрятать на границе кластера, на этом кластере перезагрузка раз в полгода. Зато, впереди нас — кластер, который грузится примерно раз в две недели, если верить данным с планшета.

— Хорошо, пойдем налегке. Будем изготавливать какие–нибудь рогатины? — вспомнив о прошлом опыте, обеспокоился я.

— Только нашумим. Лучше, осмотрим местность и там решим. Жаль, не попалось по пути ни одной автомастерской, сделали бы что–то увесистое — пожаловался он.

— Я, как–то, пробовал с помощью мачете расправляться с тварями — глупая трата сил и жутко не эффективное оружие. Многие полностью умудряются игнорировать боль от ран. Лучше топор или клевец, хотя, что одно, что другое — порой не очень удобное оружие. Надо искать блочные арбалеты и с помощью них, решать мелкие проблемы. Они гораздо тише стреляют и бьют точнее, а о силе, вообще, молчу — выдал я.

— Арбалеты — тема хорошая, но против тех тварей, что напали на нас стаей — глупость полная. Кстати, я с них вытащил три спорана и две горошины — похвастался он, показывая добычу.

— Нет, оставь у себя. Надо и тебе придумать, в чём такое таскать. Да и пару споранов надо где–то спрятать на чёрный день, придумай тайник в одежде или оружии. Спораны — это хорошо, особенно сейчас. У нас их осталось меньше десятка — припомнил я.

Выбравшись с Мрачным на дорогу, я толкал мотоцикл и следовал за другом параллельно осматривая, местность на предмет спрятавшихся врагов. Мы отправились искать место для нашего транспорта. Пару раз встречались с местными обитателями, но всё прошло предельно тихо. Найти место получилось быстро. У въезда в парк была хорошая будка для кассира — за ней то и спрятали наш байк, закидав его ветками.

Местные твари действительно изрядно истощены, даже стоящие рядом заражённые не реагировали на смерть собрата до тех пор, пока они не станут очередной жертвой Мрачного. Сперва хотел остановить его, но потом здраво рассудил, что квадрик будет не удобно толкать и лучше на нём ехать. А также, убранные сейчас препятствия, вполне могут спасти жизнь потом. Так что, я не возражал и даже принял в этом участие.

Уже на втором десятке, я стал обращать внимание на то, что Мрачный стал странно себя вести. Постоянно оборачивался и как будто проверял — не пропал ли я. Это начало напрягать. Его странный и колючий взгляд. Откуда такая нервозность, я сразу не понял, пока вдалеке не увидел то, что нам было нужно. Мрачный оказался прав в выборе места для поиска транспорта. Сперва я искренне полагал, что он меня заводит в какую–то странную ловушку, и постоянно контролируя окружение, был готов просто пустить ему пулю в спину и дать дёру. Но оставался шанс, что он всё–таки, действительно был свежаком. Благо пистолет был у меня в руках, автомат же был у Мрачного.

Он спас мне жизнь и выхаживал несколько дней, что говорило в его пользу. Но вот чувство, что с ним что–то не так, не покидало меня. На плече сидел Матроскин, который сейчас смотрел постоянно в спину Мрачному и не сводил с него взгляда. Тронув его за плечо, я указал на квадрики, что стояли вдоль забора. Я насчитал восемь штук. У цели нашего путешествия была проблема в виде нескольких тварей, которые стояли и раскачивались неподалёку. Их убрать без лишнего шума у нас быстро не получится. Присев за ближайшим домиком — мы принялись осматриваться. В зоне действия моего дара, было ещё шесть отметок. Но главной проблемой, всё–таки были те твари, что сейчас стояли около квадроциклов.

— Почему они так раскачиваются? — спросил я Мрачного, не понимая почему так происходит.

— Кто бы их знал. Давай обойдем вокруг этой группы и насколько сможем «зачистим» территорию. Кто знает, где будут ключи от этих «крошек» — «обрадовал» он меня ещё одной проблемой.

— Пожалуй, ты прав. Пойдем через ту группу домиков, что близко к озеру. Может получится максимально сблизиться с этими «уродами». А там посмотрим, знать бы, где ещё ключи искать — сказал я.

— Где угодно могут быть. Искать придётся. Или ты умеешь заводить без ключей? — спросил он меня.

— У нас часто такие были, просто на кнопках без всяких ключей — подумав ответил я.

— Интересный вариант — признал Мрачный.

— Так что, давай сначала максимально «подчистим» округу от этих «маятников», а потом уже будем убирать эту группу.

— Согласен.

Выбравшись из–за домика, мы, буквально, «нос к носу» столкнулись с маленькой неожиданностью. Точнее, это была — полная неожиданность для нас. Нам перегородили дорогу трое мужиков, которые держали нас под прицелами своих арбалетов. Как я умудрился их не заметить — не понимаю. Быстро включив свой дар, я понял, что отчётливо вижу их. И как они смогли подобраться так близко к нам — не понятно.

Один из них приложил палец к своим губам и показал жестами развернуться и, держа руки на виду, проследовать в домик. Сам он, осматриваясь, пошёл к нам на чуть согнутых ногах. Опасаясь острых болтов, мы с Мрачным вошли в маленький домик и разместились около противоположной стены, что позволило спокойно рассмотреть новых участников события. Обычные рейдеры, которым попали в руки «пара лохов». Так прошляпить приближение противника — надо было постараться! Особенно с моим–то даром. В общем, проблема была серьёзной и если выкрутимся, то получу ещё раз по шее от Мрачного. Не мой сегодня день, ох не мой…

— Бросить оружие на пол и не шуметь. Вы кто такие? Что вы забыли на нашем кластере? Всем давно известно, что эту базу, мы «чистим» — с ходу задал вопрос, по всей видимости, их главный.

Переглянувшись с Мрачным, я кивнул ему одними глазами, после чего, тот заговорил.

— Простые путники в поисках подходящего транспорта. В этом регионе впервые попали, потому и не могли знать, что к чему тут — не стал юлить Мрачный.

— Допустим, я поверю тебе, но что за гляделки? Давайте–ка раздвиньтесь чуть в стороны и держите руки на виду. Ребята, давайте–ка обыщите их — сказал он своим дружкам. Те, держа нас на прицеле, начали подходить.

— А давайте–ка не будем это делать. Иначе будут проблемы — вдруг произнёс Мрачный.

— Ты что, нам угрожаешь? Не попутал ли случаем «берега»? Ты на мушке, мы с оружием, ты без — хищно оскалился мужик.

— Ты не в курсе, кто мы и одни ли мы тут? И можешь, так спокойно, рассчитывать на свои силы? — блефовал Мрачный.

— А мы тут не одни, в соседних домиках уже давно сидят мои люди, на случай внезапного появления других «гостей» — ещё шире оскалился мужик.

— Их столько, сколько сейчас в этой комнате. В радиусе двухстах метров, нет больше разумных. Зато около сорока пустышей. Нашу группу не считал. Находятся на прежних местах — изобразил доклад Мрачному.

— Кеп, давай просто «завалим» их. Ком не поймёт задержек, не хочется в штрафники ещё раз попадать — продолжил я играть.

— Поди, всё–таки, они одумаются и перестанут так шутить. Крови всегда успеем пролить. А эти, вроде, не муры, чтобы без слов «валить» на месте — подхватил он мою игру.

Мужики занервничали, поскольку я точно знал, что они тут одни, а вот о нас они ничего не знали. Да и мой докладом ошеломил их. Кто знает, на что ещё способны двое неизвестных. А человек, который исчезает у тебя на глазах — страшная штука. Особенно, когда это происходит внезапно, прямо как сейчас. С помощью дара я видел, как Мрачный отскочил, уходя с траектории прицела арбалетов. Поскольку, мужики сразу–же навели их на него. Точнее на то место, где он был секунду назад.

Я направил пистолет с глушителем на того, кто был ближе ко мне. В другой руке зажал нож хватом для метания, что не скрылось от глаз моего противника. Ждать спокойной развязки, явно, не стоило — у нас слишком большие ценности, по местным меркам, в рюкзаках. И если бы они обнаружили их, разойтись миром бы, не получилось. Показав силу, мы спокойно сможем это сделать.

— Отпусти палку, друг! Твои друзья уже не противники нам или хочешь так же? — озадачил я его, чтобы тот взглянул на своих друзей.

Я был не далеко от истины, поскольку тот, что держал Мрачного на прицеле, свалился от удара прикладом по голове. После Мрачный метнулся к главарю за спину с ножом в руке. Проявившись, он демонстративно медленно прижал к горлу нож. Всё это, позволило отвлечь уже от меня того придурка, и дать мне шанс сблизится с противником, что я и сделал. После отточенным ударом в гортань, я обезвредил его. Придержав, аккуратно опустил задыхающегося человека на пол.

— Вот видишь, друг, вы нам не противники и «валить» мы вас не собираемся. А вот наказать за дерзость придётся — прошептал на ухо Мрачный незнакомцу.

— Поэтому, давайте начнём всё с начала. Меня зовут Мрачный. Это мой друг и напарник Тур. Остального вам не следует знать. Твоя очередь — продолжил диалог мой друг.

— Малой и те, что сейчас лежат — мои люди. Малыш и Рысь — кивнул он по очереди на своих подельников, что сейчас загорали, пока я освобождал их от оружия.

— Что вы тут забыли? — продолжил Мрачный.

— Это наша местность, давно здесь работаем и все в округе, знают это. У нас нет претензий к вам, давайте расстанемся мирно?

— Это хорошо, что нет претензий. Нас интересуют два «квадрика», что можно разглядеть в окно отсюда. Где можно достать ключи, раз давно тут работаете — должны знать? — спросил Мрачный.

— Так вам нужен этот хлам? Мужики, реально извините, попутали. Когда мы заметили вас, очень сильно удивились, поскольку месяц назад кто–то уже пытался обнести нашу точку. Вот и решили, что это вы — хотели наказать. Раз вы тут не причём — готовы заплатить и извиниться — быстро затараторил Малой.

Я же, сканируя местность, быстро подошёл к дверям. В нужный момент распахнул их и одним ударом клевца убил пустыша, который не успел издать и звука.

— Тур, ещё «гостей» стоит ожидать? — озаботился Мрачный.

— В радиусе пятидесяти метров — всё чисто — произнёс я.

Сам же лихорадочно метался от окна к окну, сканируя местность и осматривая всё вокруг. Все зараженные куда–то уходили, причём почти все поголовно. Убегали они в разные направления и найти причину, у меня пока не получалось.

— Что случилось, Тур? — начал нервничать Мрачный.

— Не понимаю, все пустыши уходят в разные стороны, а причины не вижу. Надо «линять» отсюда скорее, не нравится мне это — сказал я и стал закреплять поудобнее рюкзак на спине.

— Пустыши «сваливают»? Мужики, не губите, отпустите. Так хоть у кого–то будет шанс — запричитал Малой.

Мрачный отпустил его. Он же, не обращая внимания на наставленное на него оружие, кинулся быстро приводить в чувства своих людей.

— Кто придёт сейчас в гости? — спросил Мрачный.

— Местный Элитник — он тут не частый гость, но наведывается, когда кончается пища в округе. Но его не должно было быть здесь сегодня. Недавно обновился кластер с небольшой деревенькой. Ему там еды должно было хватить дня на три–четыре. Одной домашней живности — там голов тридцать. Теперь, мужики, извините, но мы «валим», лучше разделиться, тогда хоть у кого–то будет шанс — произнёс он.

Малой быстро привёл в чувства своих людей. Те, не задавая лишних вопросов, подобрали своё барахло и «свалили» через окно. Когда разглядели в какую сторону «валят» местные обитатели — выбрали, примерно, такое же направление. Тут я, наконец–то, заметил необычного «гостя», прозванного Элитником, отчего, у меня — всё оборвалось в груди.

Опустив руку на плечо Мрачного, который уже хотел последовать примеру тех недоумков, я показал ему пальцем вниз и присел, прижавшись к стене. Наблюдал, как огромная тварь носилась от одного до другого пустыша, «приговаривая» каждого одним ударом лапы. Силы в нём было — изрядно. Но тут она заметила, по всей видимости, более желанную добычу в виде трёх убегающих в разные, стороны людей. У меня чуть сердце не остановилось, когда она в один прыжок, преодолела метров двадцать и очутилась на нашей крыше, после чего, таким же прыжком, спустилась по направлению к ближайшей цели.

Я показал Мрачному, чтобы тот посмотрел в окно. Он взглянул, после чего у него — «отвисла челюсть».

— Что будем делать? — одними губами, произнёс я.

— Даже не представляю — так же одними губами ответил он мне.

Указав на дверь, Мрачный поспешил «свалить» из дома. Это направление было максимально дальше от твари, которая уже догнала первую жертву. Раздался выстрел, после чего, мы уже не таясь рванули в сторону «квадриков», поскольку понимали, если с ними нам не повезёт — это будет конец.

Добравшись до них, я осмотрел ближайший и убедившись, что с ним нет ни малейшего шанса, кинулся к следующему. Мрачный же, сходу запрыгнул на тот, к которому подбежал и переключив пару тумблеров, завёл его. Я пулей рванул к нему, и взяв переданный мне автомат, уцепился за друга, когда тот рванул подальше от этого места.

Обернувшись, я увидел, как нас провожает взглядом Элитник, от чего на «голове зашевелились волосы». Он же, демонстративно медленно, оторвал голову одному из рейдеров, по–моему, это был уже второй кого он догнал. Причём бедолагу прижали лапой к земле, а челюстью уже отрывали голову. В его взгляде я отчётливо прочитал, что мы следующие. Это возникло в моём сознании — очень отчётливо.

Скорость уже была приличной, но Элитник, так и не сделал ни намёка на движение в нашу сторону. Его больше заинтересовал последний из той тройки.

— Давай напрямик к нашему схрону, после проверим запас топлива и «валим» от сюда — сказал я Мрачному, при этом ощущая лёгкую дрожь в рюкзаке, где спрятался Матроскин.

— Ага — согласился он.

Добрались мы до схрона только через десять минут, всё–таки далеко мы забрались в этот кластер. Быстро соскочив с «квадрика», я кинулся к своему байку выгонять его из кустов. Взяв свою запасную канистру с бензином, протянул её другу. Мрачный быстро опустошил её и принялся придумывать крепление за сидением. Я же, «залез» в свой рюкзак, поскольку Матроскин всё так же дрожал и никак не успокаивался.

— Это была элита? — спросил меня Мрачный.

— Получается, что так.

— В ней тонны две веса будет, наверное — изумлялся Мрачный.

— И она прыгнула на двадцать метров, причём с места. Мрачный, давай «валить» поскорее отсюда. На держи автомат, не фиг, тут больше задерживаться — поторопил я друга.

Самым странным было то, что Матроскин никак не реагировал на меня. Даже, когда я его погладил, пытаясь вывести из того состояния, в котором он пребывал, свернувшись клубком и дрожал на дне рюкзака. Любая попытка его развернуть — ни к чему не приводила. Времени разбираться с котом не было, поэтому я решил всё оставить так и не мешать котёнку самостоятельно приходить в себя.

Сев на свой транспорт, я осмотрел даром ещё раз местность, убедился, что нам никто не угрожает и покатил вслед за Мрачным, который уже удалился от меня на пол сотни метров. Чувство, что нас преследуют, не покидало меня.

Увеличив скорость, я быстро догнал напарника и покатил позади, метрах в пяти. Скорость уже была приличной, и я предполагал проехать с такой скоростью никак не меньше пары кластеров, чтобы окончательно уйти от этой твари, которая с лёгкостью перепрыгивает здания. Кто знает, насколько сильно её обоняние?

Скорость и ветер в лицо, помогли мне немного забыться и отдаться ощущению свободы. Прокатили мы, примерно, два часа. За это время, преодолели, никак не меньше ста километров. И приметив одинокое придорожное кафе спрятались за ним таким образом, чтобы с дороги наши байки, никто не мог разглядеть.

— Тур, ну что я тебе могу сказать. Транспорт нормальный, но с твоим байком точно не сравнится. И орёт так, что страшно за собственные штаны, хотя в пути и не скажешь, что громко — пожаловался мне Мрачный, разминая ноги.

— Я честно скажу, что не представляю, где добывался мой байк, это тебе надо в тот же стаб, откуда я бежал — сказал я.

— Ладно это вопрос будущего, сейчас же, меня волнует другое. Где кот и что это было вообще?

— Сам бы хотел знать ответ на второй, а с первым всё просто, кот в рюкзаке. И с ним что–то не так, он постоянно дрожит и не реагирует на меня — объяснил я ситуацию другу.

— Может испуг такой у него? — предположил Мрачный, поглаживая котёнка в моем рюкзаке. Он явно переживал за него.

— Не знаю даже. Нам нужен срочно кто–то, кто сможет помочь с котёнком.

— Уже темнеет. В ночь точно не поедим, давай обустраиваться тут, посмотрим карты и там уже решим, что да как будем делать.

— Давай. Слушай, а ты можешь сделать свой фирменный чай, тут вроде должна быть газовая плита в кафе.

— Понравился?

— Очень, бодрит знатно. А это сейчас, мне требуется очень сильно. До сих пор потряхивает от пережитого — признался я.

— Сейчас сделаю, не переживай ты так. Мы «смылись» от неё — произнёс он, при этом сплюнул и постучал костяшками пальцев себе по голове.

— Давай я пока подготовлю нам ночлег, где–нибудь на чердаке — предложил я.

Кивок от Мрачного, и он отправился искать кухню в этом придорожном сервисе. Нам требовался отдых и хоть чуть–чуть, привести себя в порядок. Благо искать лестницу, мне не пришлось. Она уже была прислонена к стене около чердачного окна–двери. Мне надо было подняться на верх, найти кладовую, где была сложена куча различных товаров для магазинчика и ингредиентов, которые быстро не портятся.

Осмотрев всё, я понял, что придётся немного разобрать местные завалы, чтобы добраться до окошка, которое вело на проезжую часть и освободить пару полок от продуктов, чтобы сделать из них лежанки. Места, вполне, хватало, поэтому, не став мудрить — просто скидал всё, что посчитал несущественным в один из углов. В результате всех манипуляций с перемещение различных коробок, я смог освободить проход к окошку и организовать там зону отдыха. Там же нашлась, просто огромная куча тряпок, скорее всего, это были скатерти для обеденного зала или что–то подобное.

Мрачный появился через полчаса, когда я уже рассматривал местность из бинокля в проделанные для этого отверстия в кровле. Не говоря ни слова, он протянул мне термос с чаем. Тремор все ещё никак не мог угомониться. Достал котёнка из рюкзака, положил к себе на коленки, и принялся поглаживать, как бы пытаясь успокоить его и себя одновременно.

Кот, всё ещё, был в таком же состоянии — лежал, съёжившись. Пришлось насильно его разворачивать и поить водой и живчиком. Это первое, что пришло нам на ум, когда стали предполагать, что именно с ним происходит.

Так, и не найдя для себя ответа — я предложил Мрачному устраиваться поспать, сам же, решил первую половину ночи, покараулить. Сна, если честно, ни в одном глазу не было. Так что, пускай сперва отдохнёт Мрачный, потом и я уже посплю. Надо как можно скорее добраться до стаба и устроить себе полноценный отдых. Сопение друга действовало на меня умиротворяюще, и я не заметил, как поглаживая котёнка, умудрился задремать.

Глава № 24. Внезапная встреча

Утро меня встретило, до жути противным ощущением ножа у горла и тихого, но уверенного голоса, звучавшего надо мной.

— Не дергайся, мы тебе не желаем вреда, с тобой хотят только поговорить. Оружие мы разрядили, так что, не советую тебе шалить — произнёс неизвестный в камуфляже и с ПНВ на голове.

— Хорошо — кивнул я, матеря себя, да и было за что.

Меня не связывали, а вот Мрачного — «спеленали на славу». Он был связан настолько умело и тихо, что я даже не проснулся. Да и как он позволил себя так «спеленать», мне было не понятно, да ещё и без шума. В его рот был вставлен кляп, отчего он только издавал мычащие звуки. Связали его профессионально — не вырвешься.

— Доброе утро, Тур — раздался знакомый голос из машины.

— И тебе не хворать, Флор — ответил я ему.

Почему я не услышал звук мотора приближающегося транспорта — было не понятно. Когда же вниз спустили Мрачного, сидевший в машине Флор, взглянул на него и тихо произнёс.

— Можете развивать, у него дар невидимости, для начала слабенький, но на тепловизоре, его будет видно — произнёс он, обращаясь к своим подчинённым.

— Я смотрю, ты не совсем следуешь моим указаниям, касательно приёма горошин — пожурил он меня.

Вообще странно, раньше он махал у меня перед лицом руками, чтобы что–то понять. Теперь же — ему было достаточно только взгляда.

— Ранен сильно был, долго восстанавливался — ответил я ему.

— Да, да вижу, что недавно восстанавливался. Только вот, почему у тебя сильнейшее повреждение ментальной сетки? — прозвучал вопрос.

— Повреждение чего? — переспросил я.

— Не важно. Нам стоит сперва поговорить. Пошли пройдемся, немного, не бойся, друга твоего не тронут. Просто попроси, чтобы не вздумал «чудить», а то свяжут обратно.

— Мрачный, я только, поговорю с человеком. Я тебе, о нём рассказывал — успокаивал я его, как мог.

— Только далеко не уходи, тут частенько различные твари шастают — пошутил он, уже стоя на своих двоих и разминая кисти.

— Хорошо — понял его намёк на окруживших нас непонятных типов.

Отойдя в сторону, после того как Флор вылез из военного джипа, он указал в сторону откуда мы прибыли.

— Пройдемся немного. У меня к тебе есть пару вопросов и кой–какое предложение. Выслушай меня, потом будешь решать.

— Говори — кивнул я ему, идя рядом.

— Несколько недель назад у меня в группе был человек с похожим на твой дар умением. Он мог видеть заражённых на приличном расстоянии. В общем, ценнейший боец был. Его убили, в том стабе, где мы с тобой встретились. Причём, был убит при очень странных обстоятельствах и в самое неподходящее время. У меня намечается очень важный поход для меня и моих, скажем так, нанимателей. И теперь мне требуешься ты и твой дар. Там, куда мы отправимся, будет очень жарко и без сенса — это верная смерть — произнёс он.

— Почему я? — вырвался у меня вопрос.

— Ты для меня, как «манна небесная». Ты появился именно тогда, когда я уже думал отменять своё «мероприятие». Поэтому–то и был в тот день очень сильно озадачен. Ты появляешься, когда мой сенс умирает. Причём, его смерть, настолько несуразна, что даже самый доверчивый человек, увидит в этом заговор. Я, не веря своей удаче, принялся быстро проверять тебя. Встретился со Светланой, поговорил с людьми, что доставили тебя в стаб. Даже осмотрел лично всё твое имущество, пытаясь найти не состыковки. Придраться всё же, было к чему, не скрою. Но если бы этого не было, то я бы абсолютно был уверен в том, что ты «засланный казачок». Но нет, ты чист, хотя я и не до конца в этом уверен. Моя миссия очень важна. Поэтому, я хочу попросить тебя, поговорить ещё с одним человеком. Но это, только если ты, согласишься на контракт.

— Прежде чем, дам ответ, я бы хотел узнать. Это твои люди похитили меня в стабе? — задал я вопрос.

— Нет, не мои. Это люди одного из лидеров стаба. Я встретился с ним и поговорил насчёт тебя. У него нет вопросов к тебе, он сказал, что поручил своим людям, извиниться за «недоразумение». А вот то, что тебя выгнали из стаба, это уже инициатива его подчинённых. Когда же, я начал интересоваться тобой — это уже стало желанием руководства. Я, как «кость в горле» у правителей стаба, все кем я интересуюсь, сразу же попадают в список нежелательных «гостей». Другие стабы для тебя открыты, но в «Верном» — лучше не появляйся, не выгонят, но сделают всё, чтобы ты, как можно скорее, сам «смылся».

— Странные дела, ты не находишь? — изумился я.

— Соглашусь, но я могу ещё многое рассказать тебе, но времени — не так чтобы много. Мы тут нашумели и вскоре могут появиться «гости» — принялся осматриваться знахарь.

— Пойдем обратно, а лучше поехали с нами в стаб, там всё в полном спокойствии обсудим, обговорим. Я даже, готов буду принять твоего друга в отряд на время рейда, если ты согласишься — продолжил он уговаривать.

— «Шикарное» предложение «Присоединяйся к нам, только — заблокирую тебе твоё развитие. И сможешь ли ты вообще развиваться, тебе не скажем». Как думаешь, стоит ли на такое предложение согласиться? — предъявил я ему.

— Извини, я совсем забыл. Я не блокировал твоё развитие дара. Точнее не так, развитие заблокировала жемчужина, принятая тобой. Это — что–то наподобие, защитного механизма. Если ты примешь жемчужину в ближайшие несколько лет, ты не получишь новых даров. Нет, жемчужина не пропадёт, она просто, как бы, законсервируется, а потом, когда ты будешь снова готов усвоить её силу — получишь всё, что причитается.

— Замечательно! А раньше об этом нельзя было сказать? — изумился я.

— Не переживай, я могу ускорить этот процесс. Не зря всё же считаюсь лучшим знахарем региона. Да и лучше, когда именно так происходит — КПД гораздо выше.

— Опять уговариваешь присоединиться, не говоря ни слова о цели твоего рейда?

— Пойми, даже мои люди — не знают, куда мы пойдем. Они знают лишь только то, что позволяет обстановка — чуть больше чем ты, но ненамного. Весь расклад, в случае твоего согласия, ты никогда не узнаешь. Но кое–что, ты сможешь узнать, так же если не тупой, то многое и сам поймешь, может и не сразу. Такие знания ценны сами по себе. Туда, куда я тебя зову, ходят только такие как я — те, кто в Стиксе уже не первое десятилетие.

— Попахивает откровенным разводом. Я понимаю, что сумма, которую ты можешь выложить за мои услуги значительна. Но не понимаю — почему, именно, я? Наверняка в мире полно сенсов, которые будут рады присоединиться к тебе и куда как опытнее и сильнее. Почему я?

— Это будет сложно объяснить новенькому. Ты просто не жил ещё в Стиксе. Причин очень много, главная по которой мой выбор пал на тебя — жемчужина, принятая тобой. Я проконтролировал развитие твоего дара, и знаю — на что ты способен, и к чему, в последствии, сможешь прийти.

— Звучит очень туманно, но я тебя понял. Предложи мне столько, сколько ты платишь лучшему своему бойцу и умножь её на два — тогда я подумаю…

— Ты себя недооцениваешь. Ты обойдешься мне гораздо дороже, если согласишься. Услуги сенсов в таких рейдах являются самыми дорогими. Я оцениваю твой контракт в две красные жемчужины. Если ты хочешь взять с собой друга, я готов заплатить ему чёрную. И то только из–за того, что он нужен тебе — выдал он мне.

— Я могу принять решение в Стабе? Мне стоит поговорить с Мрачным, он мой напарник. Я озвучу ему твоё предложение, и мы решим.

— Согласен. Это уже гораздо лучше, но мне требуется ответ до конца недели. Мы вас сопроводим до стаба, где оплатим ваше проживание. Мне в конце недели нужно будет покинуть стаб на пару недель. Вам придётся меня подождать. И до моего отъезда, я рассчитываю услышать о твоём согласии — произнёс он.

— Далеко до стаба?

— Нет, меньше двух дней получится, если поедите с нами.

— Тогда поговорим в стабе — решил я.

— Хорошее решение. Ваши байки мы взять не сможем. В транспорте, не так чтобы, много места. Так что мы бросим их тут.

— С квадриком нет проблем, а вот байк я не брошу.

— Так проще. Его можно подвесить, думаю, где–нибудь — озадачу нашего механика.

Уже на подходе, мы услышали крик одного из бойцов.

— Элита!!!

Флор взглянул на меня, и я понял его без слов. Просканировал местность и увидел, как к нам на бешенной скорости сквозь лесной массив, неслась огромная тварь. Указав Флору направление, я рванул к транспорту. Увидел Мрачного, который уже вооружённый своим автомат, прятался за БТРом.

Услышав странный звук, я обернулся и встал как вкопанный. Флор, не сделав и шага по направлению к укрытию, стоял и стрелял из своего пистолета. Его поза не выдавала ни малейшего переживания в связи с появлением Элитника. Он просто выпускал пулю за пулей куда–то в сторону леса. Я не мог понять, наносит ли он какие–то повреждения своей стрельбой хоть кому–то или нет.

Собираясь уже продолжить бег, я осознал, что поздно спохватился. На меня из леса вынесся тот самый Элитник. Причём, наши взгляды встретились, и я опять ощутил его обещание моей скорой смерти. Он постоял буквально пару секунд, как бы осматриваясь и морщась от жалящих пуль. Потом совершил рывок в мою сторону, намереваясь разорвать, почему–то, именно меня.

Я стоял и смотрел как туша твари падает на меня сверху. Попытался сделать хотя бы шаг, но тело не послушалось, как будто меня сковал паралич. Это был точно не страх, что–то другое, что действовало на меня извне. Тут в бок меня что–то ударило, и я отлетел в сторону, чувствительно ударившись об асфальт. Оцепенение прошло мгновенно, как я потерял из вида Элитника и я принялся вертеть головой в поисках спасителя. Рядом лежал Мрачный, он и был тем снарядом, что меня спас.

Увидев, как тварь разворачивается опять в мою сторону, я не понимал — почему она не обращает внимание на тех, кто жалит её и была сконцентрирована, именно, на мне. Оружия в руках у меня не было, а рассчитывать на голые руки — я точно не могу. Да и что вообще, могу сделать? Тварь резко кинулась к нам с Мрачным. К тому моменту, он уже открыл огонь из АШа по морде твари. А так как мы находились на асфальте в положении лёжа, ни о каких рывках и речи не шло. Я отчетливо видел, как двенадцатый калибр застревал в броне твари, не причиняя ей вреда. Тварь сделала в нашу сторону шаг, после чего метнулась молнией. Мрачный находился ближе к ней и поэтому, первый отправился к ней в пасть. Я отчётливо видел, как она схватила его за левую ногу и тряхнув головой оторвала её, отчего тело Мрачного улетело куда–то в сторону.

Меня охватил ужас от бессилия, что ей никто не может навредить и это заставило вспомнить про пистолет. Видя, как тварь проглотила ногу моего друга, вызвала у меня теперь всплеск ненависти. Новый взгляд твари в мою сторону — я быстро достал пистолет и навёл на неё. Не помню, какой именно сейчас патрон в обойме, да и мне всё равно — нажимаю спуск. Росчерк выпущенной иглы, которая угодила ей в морду. Раздался взрыв, отчего, меня отбросило на несколько метров в сторону. И я понимаю, что это всё — конец. Никто не сможет спасти меня. Интересно, я ей хотя бы челюсть разворотил своим попаданием?

Подняв голову, я уставился на тварь. Было отчётливо видно, что я снёс изрядный клок костяной брони с её морды. Но особого вредя я ей не нанёс. Та попыталась сделать рывок в мою сторону, как получила ощутимый удар по голове. Отчего, та завалилась на бок и в непонимании затрясла головой. Тут я уже затряс головой, видя, как Флор приближается к твари с огромным топором, как древний викинг, держа обеими руками двухстороннюю секиру со светящимся зелёным светом, лезвием. А между тем, Флор сделал рывок в сторону твари, после которого у неё отделилась одна нога и пропали несколько наростов на голове. Теперь она уже окончательно завалилась на бок, открывая своё слабозащищённое брюхо для очередного выпада Флора.

Этот удар распорол брюхо и оттуда вывалились кишки. Тварь издала крик, от которого похолодело где–то в груди. Я увидел свой пистолет и пополз к нему. Схватив его, я направил его на морду твари. Та умудрилась перевернуться на другой бок и отгоняла от себя уцелевшей лапой, Флора, он больше не ускорялся, а лишь пытался нанести сильные удары по её лапе. Видно было, что он очень сильно устал. Прицелившись в голову твари, я выпустил уже бронебойную иглу. Она угодила удачно — голова её качнулась, как от удара, после чего упала на землю.

Тут я вспомнил, что мой друг лишился ноги и где–то неподалеку в кустах истекает кровью. Уже на бегу, я рылся в нагрудном кармане в поисках шприца со спеком. Мрачного я обнаружил в кустах около дороги. Подбежав к нему, я проверил пульс и понял, что ещё — есть шанс. Быстро вколол ему спек и принялся перетягивать культю своим ремнем от штанов.

Дальше стал осматривать его на предмет других повреждений. Он должен выжить. Тут меня подвинул кто–то в сторону, от чего сперва я принялся сопротивляться, но, когда увидел женские руки, которые немного изменили расположение жгута на ноге и принялись зачем–то обрабатывать лицо Мрачному, я немного успокоился и позволил меня оттащить. Тут я вспомнил, что Флор является знахарем, и он может «вытянуть» даже огрызок тела. Во всяком случае, я о таком где–то слышал.

Поискав глазами в округе Флора, я увидел, что он стоит на пригорке и смотрит на нас с задумчивым выражением на лице.

— Флор, ты сможешь спасти его? — закричал я.

— Я пуст, все силы, ушли на эту тварь. Я даже не знаю, смогу ли поддерживать в нём жизнь на ближайшие несколько дней. Да и вы не мои люди — сделал он резонное замечание.

— Хорошо, Флор, я согласен на контракт, при условии, что Мрачный выживет и поправится — озвучил я то, что требовалось ему.

— Я, сделаю всё, что от меня будет зависеть — но он дотянет до стаба, а там получит помощь, от другого знахаря. Его восстановят. Помни, что ты согласился — произнёс Флор спускаясь в кювет.

Эпилог

Мрачная тёмная комната, заполненная десятками свечей, которые горели, но не слишком разгоняли мрак, сгустившийся вокруг. У дальней стены от двустворчатых дверей располагался камин, в котором горел огонь, так же не сильно справляясь с темнотой.

В дверь тихонько постучали. После чего, одна из створок приоткрылась и в комнату едва проник солнечный отблеск из соседнего помещения. Но и он быстро угас, так и не справившись со сгущающейся темнотой. Сказать, что комната была запущенной, уж точно, ни у кого бы не получилось, однако ощущение складывалось именно такое. Даже самый пристальный взгляд, никогда бы не смог найти хотя бы пылинку в этом помещении.

— Госпожа, я только прибыл и сразу же к Вам как Вы и просили — опустившись на одно колено произнёс мужчина средних лет, склонив голову к земле.

— Ты задержался! Из–за чего? — раздался голос из кресла, что было повернуто к камину.

— Интересующий Вас человек, был ранен. И встреча с ним не состоялась. Пришлось искать его несколько дней. Когда же мне удалось с ним встретиться, то его преследовал элитник, с которым пришлось разбираться. Я оказался опустошён, восстанавливал силы три дня.

— Он не пострадал? — прозвучал вопрос и определить, кому он принадлежит старому человеку либо же молодому было невозможно.

— Нет с ним всё в полном порядке, уже я помог ему — все так же склонившись продолжил мужчина.

— Встань и присядь рядом, я хочу увидеть его — произнёс уже старческий голос.

Мужчина поднялся и направился в соседнее кресло, разместившись в котором, он так и не позволил себе откинуться в нём. Вся поза мужчины говорила, что он не решится расстроить владельца комнаты каким–либо действием.

— Покажи мне его — прозвучал приказ, после чего, мужчина наклонился к креслу, в котором сидела женщина.

— Милый мальчик, такой юный — задумчиво произнесла она.

— У него есть питомец, которого я не смог распознать. Выглядит как обычный кот, а в истинном зрении — это нечто непостижимое — произнёс мужчина после пары минут молчания.

— Покажи его — прозвучал ещё один приказ, после чего мужчина снова наклонился.

— Значит уже Стикс его принял и дал хранителя? — задумчивый голос раздался в комнате.

— Госпожа, а кто это? — осмелился он нарушить задумчивое молчание хозяйки.

— К сожалению, тебе ещё рано знать такое, даже я, не всё знаю. Но не переживай, совсем мало времени осталось, и ты сможешь узнаешь гораздо больше — прозвучал ответ.

— Как пожелаете — произнёс мужчина.

— Не обижайся, мой милый. Ты по меркам Стикса совсем юный. Тебе многое предстоит ещё узнать. Но кое–что — откроется уже совсем скоро. Запомни, ты должен следить за мальчиком. Но и вмешиваться в его жизнь, так же, нельзя. Стикс такого не простит — грустно произнесла женщина.

— А вам такое простят? — спросил мужчина.

— Ты, всё так же любопытен. Считаешь, что я не понимаю подоплёку вопроса? Мне больше лет, чем кому бы то ни было под небесами Стикса. Будут недовольны и запомнят о такой дерзости, пожурят, но не станут вредить. Могут наказать, но жить я останусь — прозвучал уже молодой голос из кресла.

— Госпожа? — удивился мужчина.

— Это всё что я должна знать? — спросил молодой голос.

— Нет, госпожа, хранитель парня, почему–то был сильно истощён. И его связи, как я смог понять, были повреждены очень сильно. Я долго помогал ему восстановиться.

— Покажи эти повреждения — опять нотки приказа в голосе и наклон мужчины.

— Странные повреждения. Такое ощущение, что кто–то нанёс мощнейший ментальный удар по хранителю или его подопечному, а хранитель его прикрыл. Как он сейчас? — задала хозяйка ещё один вопрос.

— Убежал, как чуть восстановился с моей помощью. Но всегда где–то поблизости от своего хозяина. Больше, чем на пару сотен метров, не отходит. Хозяин пока восстанавливается в стабе. И в ближайшие пару недель, точно не будет покидать стаб. Он обзавёлся другом и теперь дожидается, когда тот подлечит свои раны. А ему ещё ногу отращивать.

— Хорошо, я думаю пока его оставят в покое, присмотри за ним. Можешь подкидывать работенку в наших интересах, но ничего откровенно невозможного — отдала хозяйка комнаты распоряжения, после чего, мужчина поднялся, легко поклонился и было отправился на выход, но был остановлен вопросом.

— А в каком стабе он сейчас?

— «Заводской» — мужчина стоял и не спешил покидать её.

— Ты что–то хотел узнать?

— Да, госпожа, я не могу понять, почему он не стал хиктором, когда принял в первые дни жемчужину? Причем, она явно ему не подходила — с нотками непонимания в голосе, мужчина сделал один шаг обратно.

— Я обещал помочь ему в усвоении её, но моя помощь не понадобилась, я лишь чуток направил дар и только.

— А вот так больше, не вздумай поступать — в голосе женщины явно читался испуг и переживание за мужчину — С такими как он, всегда так. Они могут принять хоть тысячу жемчужин и им не будет ничего. Всё усвоится, и он только станет сильнее. Хотя такой вариант ужасен. Сила опьяняет не слабее, чем власть. Ты скоро поймёшь всё. Я не в праве, рассказывать тебе о них. Но ты стал его знахарем. Тебе позволил Стикс. Поэтому, ты и будешь следить за его развитием. Не мешай дарам, помогай и всё. Это всё, что тебе дозволено. Награда будет — произнеся это, она жестом руки, отпустила мужчину.

Ещё один поклон и мужчина покинул комнату, где темнота больше не сгущалась так сильно. Сейчас в комнате, можно сказать, даже появилась жизнь.

Конец первой книги.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава № 1. К весне я не готовился
  • Глава № 2. Первая встреча с живыми
  • Глава № 3. В поисках коллеги по несчастью
  • Глава № 4. Выбраться из города
  • Глава № 5. Утро понедельника
  • Глава № 6. Внезапные гости. Странности со зрением
  • Глава № 7. Разговор с мусором этого мира
  • Глава № 8. Познавательная
  • Глава № 9. Стаб
  • Глава № 10. Жизнь в стабе
  • Глава № 11. Повторная встреча с «красоткой»
  • Глава № 12. Оружия — игрушки взрослых
  • Глава № 13. Странный гость
  • Глава № 14. На приёме
  • Глава № 15. Диалоги по душам
  • Глава № 16. Недалеко от стаба
  • Глава № 17. Передышка
  • Глава № 18. Быт
  • Глава № 19. Новенький
  • Глава № 20. Весёлые окраины
  • Глава № 21. Лучше бы не связывались
  • Глава № 22. Практические уроки
  • Глава № 23. База отдыха
  • Глава № 24. Внезапная встреча
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики