Избранные циклы романов. Компиляция.Книги 1-26 (fb2)


Настройки текста:



В. Поселягин Жнец

© Поселягин В. Г., 2019

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2019

© «Центрполиграф», 2019

* * *

Пролог


Как же это глупо – умереть во время охоты. Да ещё от картечи одного такого охотничка. Причём я в этой охоте не участвовал. Угораздило же меня собраться за грибами, проезжать на мотоцикле по лесной поляне, куда наперерез мне выскочил секач, и оказаться в зоне траектории полёта крупных картечин на кабана. Причём самое удивительное, что в нашем леске дичи лет тридцать не было, о чём знали все окрестные жители. Последнюю лису здесь убили ещё в середине семидесятых. Поэтому, стараясь остановить кровь на ноге, я лишь изумлялся: ну откуда они могли взяться – и кабан этот, и охотник? Вот и не верь в роковое стечение обстоятельств. Хотя, бывало, я и сам их устраивал, может, и тут такой специалист поработал?

Мотор мотоцикла заглох, а охотник, увидев, что натворил, скрылся в кустах. Но ответку меня с детства учили давать, и я со злости выпустил тому вдогонку весь магазин. Отшвырнул пистолет – ствол-то левый, всё равно сбросить его надо было. Остановить кровь не получалось: артерия задета, пальцы слабели, да и скользкими от крови были. Я спешно стал выдёргивать поясной ремень, наложил жгут. Что-то силы очень быстро терял, это озадачило. Заметил кровь и на животе, провёл рукой по свитеру. Тёмная. Понятно, ещё и печень задело. Ну всё, без шансов. Я облокотился о бачок, прикрыл глаза и мысленно пробежался по своей жизни. Она была… своеобразной. В принципе, жизнь я прожил не зря и к тридцати девяти гордился своим опытом. Единственное, что омрачало, – родители, не смогли мы найти нужных слов друг другу, рано они ушли, и извиниться я не успел. Правы они тогда были. Прощения просил только на могилах, посещая их и ухаживая. Долг, который я нёс, как и положено пусть и плохому, но сыну.

Что же рассказать о себе? Родился, садик, школа, два курса медицинского института и армия. Отец у меня учёным был, зав. лабораторией в каком-то секретном НИИ, который и после развала Союза не закрыли. С чем там работали, я до сих пор не знаю, дома об этом не говорили. С десяти лет я увлёкся стрельбой, благо обладал отличным зрением. Сначала из пистолетов, но страстью стали винтовки. Причём, перейдя в секцию спортивной стрельбы из винтовки, не бросая и секцию с пистолетами, к девятнадцати дотянул до КМС. Отец, конечно, расстроился, всё же он старался привить мне интерес к точным наукам, но не моё это, и родитель понял, отступил, давая мне развиваться самостоятельно.

Жизнь представлялась радужной, но оказалось, за такими стрелками, как я, следят. Девяностые, правоохранительным органам не до нас, а вот теневой стороне – вполне. На меня положил глаз один парень, который из наших был, тренером работал, ну и по совместительству киллером. Мне тогда едва четырнадцать исполнилось, рановато, но он ко мне подошёл, познакомились, общаться стали, видимо, он меня старался узнать, и я, похоже, удовлетворил его интерес: через месяц он прямо сказал, что ему нужно. Ученик на замену. Это я уже потом понял, что он решил соскочить с этой стези и свалить за бугор, подставив меня под игры авторитетов. Я ухватился за его предложение, тогда казалось, что мне это и нужно для самореализации. К четырнадцати годам я посматривал на своих сверстников свысока, считая себя взрослее их, и такое предложение давало моему самомнению ещё больше утвердиться. Сейчас мне смешно от тех прошлых мыслей. Однако Спец, такое прозвище имел мой новый учитель, целый год натаскивал меня перед первым заказом. Основы маскировки – от позиций до личной, слежка, выбор места акции и подбор нескольких мест для стрельбы с возможностью безопасного отхода. Учил он меня очень серьёзно, отчего и пришлось уйти к нему в официальные ученики, мой предыдущий тренер с трудом отпустил, видел мои перспективы в спорте, но Спец с ним пообщался, я так подозреваю, что забашлял, и взял к себе.

Спец не успел выполнить то, что задумал. При отходе во время очередной акции, когда завалил одного из авторитетов, его остановил патрульный экипаж – просто стечение обстоятельств, его посчитали подозрительным. Короткая перестрелка, патруль он положил, но и сам был ранен. Спец смог удрать на угнанной машине, добраться до подпольного хирурга, только поздно, умер на операционном столе. Но с Посредником он меня познакомить успел, и с шестнадцати лет я в охотку стал исполнять заказы, да так, что даже получил кликуху Жнец. Причём работал я и в других странах, благо благодаря родителям-интеллигентам в совершенстве владел двумя языками, английским и испанским, и неплохо говорил на немецком, который потом самостоятельно подтянул до хорошего уровня. Так что к девятнадцати я был довольно результативным киллером, и обо мне узнали и менты с федералами, правда, лишь то, что я вообще есть.

К девятнадцати годам я выполнил сорок три заказа, из них одиннадцать в других странах. Ну и плюс четыре, которые выполнить не смог, не по зубам цели оказались. Ещё пять раз давали заказ на естественную смерть целей, хотя это не моя специфика, я всё же стрелок, но четыре из них взял, мне они показались вполне по рукам. И платили за них втройне. Все сделал: первый заказ не очень чисто, там менты поняли, что это убийство, другие уже лучше. В последней акции я исполнил смотрящего Москвы. Понятно, тут свои игры и после такого заказа в живых меня не оставят, но я решил соскочить, как и Спец пытался это сделать, но без подставного. И когда меня попытались зачистить, я имитировал свою гибель, сам зачистил заказчиков и своего Посредника, допросив его перед этим: кроме него никто не знал, кто такой Жнец. А чтобы переждать грозу, пока всё уляжется, я с третьего курса института ушёл в армию.

Попал в ВВ, во внутренние войска, снайпером, естественно, в разведвзвод. Вторая чеченская к концу подходила, но побегать по горам успел, а перед дембелем меня «покупатель» нашёл и соблазнил пойти дальше по службе, в спецназ МВД. Нужно лишь годовые курсы пройти, в снайперской школе, и после неё – офицерские погоны. А что, я уже старшим сержантом был, восемнадцать подтверждённых попаданий, что были записаны в моей учётной карте снайпера, награда имелась – медаль «За боевые заслуги». В общем, неплохая цель для сманивания в одно из элитных подразделений Москвы. Я попросил время подумать и, пока службист общался с двумя другими кандидатами, действительно серьёзно подумал. А почему и нет? Я уже сирота…

Сиротой я стал в семнадцать, за месяц до совершеннолетия, и, пока проворачивался бюрократический механизм, я успел стать совершеннолетним и в приют не попал. Родителей моих убили, расстреляли из старого ржавого, явно откопанного ТТ, сброшенного у машины после акции, совершённой у подъезда дома, где была родительская квартира. Я поначалу думал, что их убили из-за меня, ответка, ну или пытались припугнуть. Однако я принимал такие меры маскировки при редких встречах с Посредником, что утечка о моей личности была полностью исключена. Значит, это было что-то другое, и я повёл собственное расследование. Таким оружием наши парни не пользовались, у нас армейское, со складов, поэтому я через Посредника стал искать у чёрных археологов, чей это ствол, а сам – заказчика убийства. Выкупить пистолет у ментов, как вещдок, заменив на другой, труда не составило. Девяностые, как я уже говорил. Поиск неожиданно сработал как у меня, так и Посредника. Он нашёл чёрного поисковика, который продал этот ствол, он его опознал, на рукоятке был характерный след от лопаты, а у меня сработал принцип – ищи, кому выгодно. Мама была домохозяйкой, так что единственная версия – это отец и его лаборатория. Его место занял один хлыщ, о котором отец нелицеприятно отзывался. Я его, уже вполне освоившегося на месте отца, через пару недель после похорон перехватил у машины и отвёз к нему на дачу, где и допросил. По-жёсткому. Тот сразу во всём признался, ну и как киллера по газетному объявлению нашёл. Место отца денежное, если знать, как правильно креслом распорядиться, а мужик считал, что знал, вот и освободил должность своими способами. Умер он страшной смертью, а дачу я сжёг.

Киллера этого доморощенного я быстро нашёл, и описание заказчика сходилось, и поисковик, продавший ему пистолет, опознал по фото. Его я тоже легко взял, вырубил электрошокером у подъезда, запихнул в машину, естественно угнанную, и вывез на одно из дачных садовых товариществ, где снял для этого дела дачку. Тот особо юлить не стал, вскоре сознался. Парень – бывший «чеченец», первую чеченскую прошёл. С таким послужным списком на работу его не брали, мол, вы там все психи, к ментам сам идти не хотел, брезговал, вот и решил пойти по стезе криминала. А когда узнал, кто я, струхнул изрядно. Я же оставил его на даче, а через сутки вернулся и стал показывать снимки, сделанные «поляроидом», на которых были его родители, тоже оба, с пулевыми отверстиями в голове. По заднему фону на фото можно было понять, что действие происходило в их квартире. Только сестрёнку младшую я не тронул, она в школе была, и бабушку, чтобы девочке было где жить, не в детдоме. Показал и сказал:

– Кровь за кровь.

После этого пустил ему пулю в лоб, а тело в лесу закопал. Вот такая история была с моими родителями. Мать-то «прицепом» пострадала, если бы не попросила её на рынок завезти, был бы убит один отец, заплатили этому киллеру-новичку только за него, а так он и свидетеля убирал, гадёныш. Если бы я не был таким циником, подумал бы, что это кара мне за всё сделанное.

И вот тогда, в части, прокрутив все моменты, я решил принять предложение «покупателя». Возвращаться в институт я не хотел, перегорело, это под влиянием детских хотелок решил врачом стать, и сейчас хоть и колебался, но принял решение. Потом была школа снайперов, ох и погоняли меня там, по окончании – звание младшего лейтенанта и служба в новой части. Не буду говорить где, подписки давал. Пять лет работал простым стрелком, ближе к тридцатнику стал старшим группы снайперов. Как раз только капитана получил. А вот дальше – беда. Во время учений, когда мы в прикрытии были, а штурмовые группы освобождали «заложников» в салоне самолёта, мой напарник, вставая, случайно нажал на спуск и прострелил мне ногу. Серьёзно, коленный сустав разнёс в дребезги. А лежали мы на крыше здания, не спустить. Медики, что скучали, пока шли учения, тут же оживились. Пришлось вертолёт вызывать. Ну а дальше год в военном госпитале. Ногу мне срастили, укоротив почти на пять сантиметров, и теперь она не гнулась. Что выстрел мне в ногу был действительно случайный, я изначально не поверил. Хотя, когда работала следственная комиссия прокуратуры, я выгораживал напарника как мог, так что он обошёлся снятием очередного звания с занесением в личное дело, но остался на службе, выстрел был признан несчастным случаем. Мы ухаживали за одной девушкой, которая колебалась, кого выбрать, вот он и устранил проблему. Ольга сразу к напарнику переметнулась, инвалид её не интересовал, в госпитале ни разу и не навестила. Я не обвиняю напарника, честно сказать, я сам планировал сделать нечто подобное, замаскированное под несчастный случай, да вот не успел. А так, пенсия по инвалидности и здравствуй гражданка.

А когда свершилась месть и машина молодожёнов полыхала в кювете, слетев с дороги, – не зря я его выгораживал, решил сам поквитаться, – я подумал, как жить дальше. В бытность свою студентом-первокурсником я купил себе неплохую двухкомнатную квартиру, благо средства позволяли, это была единственная моя крупная трата. Вот так и получилось: моя двухкомнатная, четырёхкомнатная родителей и их же дача в элитном районе в сосновом лесу, где в основном академики отдыхали и разная учёная братия. Обе квартиры через агентства я стал сдавать, всё официально, чтобы было на что жить, а сам устроился на даче. Пусть она и деревянная, но хорошая, двухэтажная. И я решил вернуться к учёбе, закончить её, чтобы хорошо знать анатомию человека. Моя инвалидность – это ещё не конец света. Договориться с ректором я смог, в двадцать штук зелёных встало. Четыре года обучения, и я теперь по специальности патологоанатом.

Работать идти я не хотел, мне всё это для себя нужно, но один знакомец уговорил, у них на районе не было специалистов, а тот, что был, единственный, через год собирался выйти на пенсию. Никто из молодёжи в район идти не хотел, да и зарплата мизерная. Прикинув, я пожал плечами. Практика не повредит. И не пожалел: тот старичок за год передал мне немало своего опыта. Правда, мне быстро надоело вскрывать старушек, редко что интересное попадалось, это не город, но работал. От моей дачи до места работы километров двадцать, машина имелась, «Шеви-Нива». Обычно работа была через день, потому как ещё одного парня нашли на эту должность, не считая дежурств, вполне хватало времени на отдых и на домашние дела.

А на даче я неожиданно увлёкся садоводством и огородом. Приятно питаться тем, что сам вырастил. Теперь я понимаю тех, кто так исступлённо возится на своих грядках. У меня теперь сад как пример соседям. Я мото-блоком вскапывал грядки и сажал разные овощи, занявшись консервированием. Мои огурчики были на зависть соседкам. За грибами ходил, точнее, ездил, приобретя мотоцикл красного цвета «ИЖ Планета-5» с коляской, хотя и старый аппарат, двадцать лет ему, но справный. Нога не сгибается, так я на коляске слева сделал держалку, на неё ногу клал и ехал, нога правая, она особо и не нужна, а тормоз и на руле работал.

И вот после дежурства, выспавшись, я отпустил девочку по вызову, что у меня сегодня ночевала, выкатил мотоцикл из гаража и, собравшись, прихватив корзину, покатил в лес, я уже знаю грибные места, а рыжики я обожал, тем более моей консервации. Выехал на поляну, и тут мимо пронёсся кабанчик, упитанный такой, и последовал выстрел, от которого дёрнулась нога. Ну и по телу что-то прилетело. Ответка с моей стороны не заставила себя ждать, и сейчас я лежал, умирая. В кустах хрипел пробитыми лёгкими этот долбаный охотник, а я лишь сожалел о том, что не успел сделать. А ведь столько планов было, я ещё молодой… был. Чёрт, и билет на Мальдивы, куда собрался через две недели – заявление на отпуск уже подписано, нравилось мне там каждый год бывать, – окажется невостребованным…


Очнулся я сразу. Раз – и открыл глаза. И как выключателем щёлкнул. Несколько секунд я лежал с открытыми глазами, таращась в потолок. Была темень, видимо, ночь, но глаза к темноте адаптировались, и силуэты вокруг различать стало можно. Например, лампочку без абажура я рассмотрел хорошо. Комната вроде большая, но на всё помещение всего одна лампочка? Даже странно. То, что я не в морге, это понятно, хотя было и заметно прохладно, но я лежал под толстым стёганым одеялом. В морге никто не стал бы накрывать одеялом, для этого простыни есть. Кстати, и подо мной матрас и простыня, да и подушка присутствовала. Вокруг слышались посапывания, всхрапывания, кто-то возился, скрипя кроватью, на слух я определил, что это металлическая сетка. Однако на все эти звуки я не обращал внимания, не до этого было.

Тело мне вполне подчинялось, хотя и как-то неохотно, будто спросонья или отлежал, но я уже определил, что оно не моё. Например, не было привычного ровного частокола зубов. Зубы мне в Германии делали, в частной стоматологической клинике. Я ведь себе имя сделал, Жнец у всех на слуху в девяностых был, потому и цена за мою работу с каждым заказом повышалась. Плюс накопления Спеца, которые я нашёл: общая сумма на процентном счете одного из банков в Мюнхене составляла два с половиной миллиона долларов. Ха, а Ольга посчитала, что я не только инвалид, но и беднее моего напарника, ведь у того и родители были живы, и бизнес у отца серьёзный… Ну и чёрт с ней. Правильно я обоих грохнул, можно было с ними сделать то, что со мной сделали, инвалидами оставить, чтобы тоже помучились, но я решил не рисковать, мой бывший напарник заказал бы меня. С возможностями его отца это не так и трудно.

Нет, я хоть и сирота, но родственников в действительности у меня хватало. На похороны слетелось вороньё, я глазом не успел моргнуть, как они наследство стали делить, брат отца уже отцовскую «Волгу» на себя готовился переоформить. Хотя бы по доверенности ездить. Пришлось показать, что я единственный наследник. У меня сосед был из братков, отморозок конченый, денег ему дал, и он с тремя быками быстро разъяснил политику партии. Да так, что я с тех пор родственников и не видел. Живые, ну, почти, но приезжать боятся, больно уж их напугали. Я им пообещал, что в следующий раз отрезанными пальцами они не обойдутся, закопаю. Поверили. Естественно, когда я писал завещание, никого из них в нём не отметил, не простил стервятников, а указал, куда перевести деньги со счёта, включая имущество. Всё, чем я владел, шло в фонд реабилитации после ранений и травм участников боевых действий. Детей у меня не было. Теперь не было. Не хочу об этом говорить, желания нет.

Так вот, ранее у меня был ровный частокол зубов, сейчас же – не сказать чтобы ровный. Правда, и каверн не имелось, все зубы на месте. К тому же я поднял обе ноги, задирая одеяло, и посгибал их в коленях. Всё в норме. Я же говорю, тело не моё. Машинально ощупав ногу и бок, убедился в этом окончательно. Никаких травм – ни от ранения, ни от картечи. Да и тело явно молодое. Точнее пока не скажу, но вот что дало ощупывание. Короткий ёжик на голове имелся. Проведя по затылку, я обнаружил шишку, которая слегка стрельнула болью. Не она ли причина того, что я смог занять это тело? А травма может быть серьёзной, даже несильный удар способен вызвать внутричерепное кровоизлияние. Сколько таких видел уже, да и вскрывал, что уж говорить. Ладно, потом осмотрю себя, а пока продолжим пальпацию.

Значит, волосы короткие, о цвете волос говорить пока рано. Тело, можно сказать, крепко сбитое, коренастое, мышцы имелись. Пальцы тоже крепкие, но не музыкальные, не длинные, если вы поняли, о чём я, руки и ладони я бы назвал – трудяги, но они не имели мозолей и были мягкие, хотя и не изнеженные. Ощупав тщательнее, я всё же обнаружил мозоли на руках. На костяшках. Парень, видать, увлекался боксом, характерные следы. Это не есть хорошо, снайперы, как и музыканты, руки берегли, поэтому у нас рукопашный бой проходил без ударов – захваты, броски, использование оружия и подручных средств, но не кулаков. Надеюсь, этот парень не успел серьёзно повредить руки. На этом всё, особо больше сказать ничего пока не могу. Вроде подросток, но всё же свет и зеркало нужны. По мне, ладно, с каждой минутой управлять телом было всё легче и легче.

Судя по двум окнам, которые не имели штор, снаружи действительно ночь. Видно крышу соседнего здания, белая, значит, снег. В помещении стояло два десятка коек, вроде панцирные кровати, или сетчатые, поди пойми, все были заняты. Может, я в армии? Очень похоже. Тем более тумбочки почти у каждой кровати.

Я раздумывал, не лечь ли поспать, чтобы встать со всеми и постепенно незаметно вжиться в роль пока не знаю кого. Я почитывал книги о попаданцах, второй патологоанатом в морге увлекался ими, в ординаторской несколько стопок было, вот во время дежурств и листал их, тему знаю. Оттого и не особо удивился. Да и действительно, кому как не мне в попаданцы попасть. Меня сложно назвать представителем серой массы. Загнать в рамки обыденной жизни трудно, делать как все я не любил и предпочитал жить своим умом.

А по поводу моих раздумий, так тут смысл был – очень по-маленькому хотелось, вот и прикидывал: дотерпеть или всё же сходить? С учётом того, что я не знаю, где что находится, найти туалет будет сложно, а утром с толпой можно ознакомиться с обстановкой. Всё же я решил идти, мочи нет терпеть. Откинув одеяло, я спустил ноги на ледяной пол, нашарил обувь, – это были не тапки, скорее ботинки, точно зимние, – и, попытавшись сунуть внутрь ноги, обнаружил, что в них что-то есть. Оказались шерстяные носки. Надел их и, чтобы никого не будить грохотом подошв по деревянному полу, прямо в носках направился к двери. Мотало изрядно – я ещё знакомился с телом, приходилось держаться за спинки кроватей, но до двухстворчатых дверей дошёл благополучно. Я выскользнул в пустой коридор с несколькими дверями, где тускло горела дежурная лампа, тоже без абажура. Куда идти, понять было несложно, обоняние помогло. Но чуть я отошёл от двери, она сзади скрипнула, выпуская ещё одного соню.

Держась за стену, я повернул голову, до хруста в шее, даже шишка стрельнула болью, и посмотрел на парнишку, который на цыпочках подошёл ко мне. На вид лет пятнадцати, худой, нескладный, рыжий. Надо сказать, у меня было несколько фобий, глупо отрицать их. Девственности я лишился в четырнадцать лет, дочка тренера постаралась. С тех пор я спал только с грудастыми девицами. После дочки тренера, у которой был великолепный для шестнадцатилетней девахи третий размер, всё, что меньше, я вообще за грудь не считал. Это не фобия, это страсть. Вон у Ольги вообще пятый был, сказка, а не грудь. Эх, а напарник – больше ценитель женской красоты, а не как я – любитель потискать приятные округлости. Ладно, мир их праху. После мести я их всё же простил. Так вот, дочка тренера мало того что обладала выдающимися данными, так ещё была рыжей. Она со мной поразвлеклась и потом другого партнёра нашла, можно сказать, разбив мне сердце. Вообще сложно встретить девушку с отличной фигурой, стройную и высокую с крупной грудью, а она была именно такой, а то обычно видишь всё невысоких и расплывшихся, а таких я не любил. Я и девчат заказывал по своему вкусу: стройных, с хорошими статями и ни одной рыжей. Между прочим, довольно сложно найти соответствующих, поэтому всего три работали со мной, я их время от времени менял, посчитав, что разнообразие украсит мою жизнь. Если свеженькие появлялись, заказывал их на пробу. А всё из-за своей лени: мне проще заказать, чем ухаживать и всё остальное.

Так вот одна из моих фобий – это рыжий цвет волос, и один из представителей этой цветовой гаммы приблизился ко мне. Тоже, кстати, в носках. Глядя на него, я чувствовал привычное раздражение и неприязнь, которые старался задавить. Ну не люблю рыжих, и всё тут. А паренёк поднырнул под мою руку, закинув её на плечо, и, придерживая меня, повёл дальше к туалету, на ходу шепча:

– Ну чего ты, Кирюх, меня не подождал, я бы помог.

Уже одно его поведение показывало, что что-то не так с моим новым телом, особенно если о шишке на затылке вспомнить. Надо выяснить, и, думаю, этот поход в туалет многое мне даст. Глупо отказываться от такого шанса. Поэтому, двигаясь к двери, которая явно вела в туалет, там и обозначено было, что он мужской, я поинтересовался:

– Ты кто?

У меня было время подумать, выдавать, кто я, или нет. Однозначно – нет. Но как-то пояснить свои странности нужно, и потеря памяти, как бы это ни смотрелось со стороны, и пусть даже приелось из-за прочитанных книг, была идеальным вариантом, да и будет идеальным у других попаданцев. И вот я решил сделать пробный запрос. Судя по всему, пацан, кем я стал, отлично знал этого рыжего, и такой простой вопрос ожидаемо вверг его в ступор. Этого я и добивался. Рыжий встал и, вывернувшись, взглянул мне в глаза:

– Ты что, Кир, ничего не помнишь?

– Ничего. Проснулся, в туалет хочу, а в голове туман. Кто я?

– Э-э-э… – Видно было, что парнишка завис, пытаясь осмыслить, что я ему только что сообщил.

Пришлось напомнить о себе:

– Я в туалет хочу. Если сейчас не дойду до него, мочевой пузырь точно лопнет.

– Какой пузырь? – удивился тот, но всё же повёл меня дальше и, открыв скрипучую дверь, помог дойти до толчка.

Общались мы с ним шёпотом, ночь, будить никого не хотелось, поэтому скрип двери сильно ударил по нервам. Чуть не описался. Но сдержался и, дойдя, приспустил чёрные боксёрские трусы, кроме которых на мне ещё была слегка растянутая майка, с облегчением во всех смыслах этого слова стал сливать лишнюю жидкость, не без интереса рассматривая свой новый инструмент. Никаких различий, всё то же самое. Уж извините за такую физиологическую подробность, реально терпеть мочи не было. Рыжий молча пристроился к соседнему толчку. У меня общаться желания не было, а тот явно выжидал, когда я начну задавать вопросы.

Когда мы заходили, я обратил внимание на ряд умывальников в количестве трёх штук, очень древних на вид, как и краны, что вполне вписывались в общий вид, да и толчков тоже три было. А над крайним умывальником, что ближе к двери, висело зеркало, слегка сколотое по краям, но вполне приличное. Поэтому, поправив на себе бельё и ёжась от холода, я подошёл к умывальнику с зеркалом и стал споласкивать руки в ледяной воде, о горячей тут, видимо, и вспоминать не стоит. Мыла не было, о полотенце я и не говорю. Рыжий неохотно последовал моему примеру. Я же, моя руки, рассматривал себя в зеркало. Ну что ж, тело мне досталось не такое и плохое. Парень лет пятнадцати – шестнадцати, русоволосый ёжик. Прямой нос, ясные зелёные глаза, густые ресницы, губы слегка полноваты, и ямочка на подбородке. Симпатичный. Хоть я и в прошлой жизни не урод был, вон как соседки поглядывали на меня. Почти сорок – и холостой, не порядок, как вызов им. Особенно их бесили девочки по вызову, что дважды в неделю приезжали ко мне. Плечи у моего нового тела широкие, явно накачанные, остальное в небольшом зеркальце сложно рассмотреть. Однако первое, что бросалось в глаза, – это синяки под обоими глазами, делающие меня похожим на панду, свежие, суток нет, уж поверьте моему опыту. Так что, отряхивая руки, заканчивая с визуальным осмотром верхней части тела и лица, я повернулся и сказал рыжему:

– Давай рассказывай. И побыстрее, холодно. Так кто я такой и где мы находимся?

Отвечать рыжий сразу не стал. Он вздохнул, явно собираясь с мыслями, отошёл к крайнему толчку и, взобравшись на него, потянулся к сливному бачку, отсюда не видно за чем. Что-то достал. Этим чем-то оказался окурок папиросы и коробок спичек с почти стёртой стороной поджига. Не сразу, но он смог зажечь спичку, долго шоркая о коробок, и, прикурив, сделал две затяжки, глубоких. Потушил окурок и убрал всё обратно, пояснив:

– Это не мой, Ваньки, убьёт, если увидит, что кто-то его папиросы трогает. Курить хочется, уши пухнут. Это ты спортсмен, не куришь.

– Мне долго ждать? – переступая с ноги на ногу – пол реально ледяным был, несмотря на горячие трубы отопления, – поинтересовался я.

– В общем, это… Ты – Кирюха Крайнов.

– Точно Крайнов? – удивился я. Меня в прошлой жизни звали Олегом Крайновым. Вот так совпадение.

– Может, и не Крайнов, – почесал тот ухо. – Ты тут с рождения, как и я. Что записали в документах, то и носим.

– Значит, мы в детдоме?

– Ага, так, это… я могу дальше рассказывать?

– Давай.

Вот что я узнал от парнишки. Кирилла Крайнова, но по отчеству Ивановича, а я был Борисовичем, подбросили к дверям детдома в месячном возрасте. Ни записки, ничего такого не было, так что дали фамилию-имя-отчество здесь, в ленинградском детдоме. Был он не особо хулиганистым, а вполне неплохим парнем, с двенадцати лет серьёзно занялся боксом и даже получил второй разряд. В комсомол не вступил только потому, что не оказал знаков внимания нашему комсоргу, а та положила глаз на Кирюху. Ну да, после того, как рыжий Сеня описал эту девчонку семнадцати лет, я бы тоже к ней на пушечный выстрел не подошёл. Так что с этим делом Кирюху прокатили. А так, обычная жизнь детдомовца. Закончил он восемь классов, о чём имел документы об образовании, они сейчас у директора в сейфе. Мне, теперь уже мне, недавно исполнилось шестнадцать, месяца не прошло, и по факту я взрослый. Тут вообще интересное дело со слов Сени. Так-то в детдоме можно жить до восемнадцати, чем многие и пользовались, но если кто решил пораньше вылететь из гнезда, а Кирюха был из таких, то всё просто: находишь работу с общежитием и переезжаешь, регистрируя новое место жительства. Вот и всё, дальше руководство детского дома за тебя не отвечает. Многие из хулиганов старались подольше задержаться в детдоме. А что: кормят, одевают и есть где жить. Вообще тут разные воспитанники были.

Кирилл болел авиацией и уже год читал разные книги, готовясь начать учиться в аэроклубе, все необходимые документы уже собрал и подготовился. Параллельно собирался пойти работать на завод, потому что там была неплохая зарплата и давали койку в общежитии. Закончив аэроклуб, хотел подать документы в военное лётное училище, истребителем мечтал стать. Ну что ж, наши мечты не совпадали, хотя вертолётом управлять и легкомоторным самолётом я умел, брал уроки пилотирования для саморазвития. Это уже после получения травмы было.

А по поводу гематомы и того состояния, в котором я пребывал… На входе в детдом произошла драка, и Кирилл, возвращавшийся с собеседования из отдела кадров завода, бросился разнимать драчунов. Вот ему кусок льда и прилетел в затылок. У него треух был, но лёд попал ниже, место не защищено. Вырубило сразу. Испуганные парни, сразу забыв о склоке, перенесли его в комнату и, раздев, уложили в койку, благо был вечер. Пока одни отвлекали воспитателей, другие всё и провернули. Вот такая история. Лучше бы врача вызвали.

И теперь я размышлял. Похоже, удар льдом был таков, что душу Кирилла просто выбило из тела, а я занял его оболочку. И прошлые знания и память его я не унаследовал. Да и вообще никаких откликов от прошлого хозяина. Сеня сообщил, кто бросил льдышку, наверное, решил, что я буду мстить, видать, какие-то свои претензии к драчуну имел, но меня это не заинтересовало, наоборот, спасибо сказал бы за возможность получить новое тело. Ладно хоть, никаких туннелей, пространств и встреч с богами не было. Раз – и новое тело.

Долго думать я не хотел, холодно, лучше в койке под одеялом всё прикину, поэтому, когда рыжий замолк, сказал:

– Вот что, Сень. Не говори никому, что я память потерял. Не стоит никого волновать, особенно воспитателей и заведующего детдома. Тем более документы есть, уеду, и никто обо мне и не вспомнит.

– А как ты без памяти-то?.. – вытаращил он на меня глаза.

– Не волнуйся, освоюсь. Ты мне только подсказывай незаметно, что и как, например, где моя одежда, тумбочка, вещи. Хорошо?

– Ага.

– Тогда идём обратно, не хватало ещё простыть. Надо подумать, но, скорее всего, планы у меня поменяются.

Рыжий только удивлённо посмотрел на меня и, убедившись, что я сам могу идти, хотя и вдоль стеночки, сопроводил до комнаты и устроился на другой койке, в трёх от моей. Вскоре он засопел, а я, закутавшись в одеяло, отогреваясь, продолжил размышлять. Среди разных вопросов я, естественно, узнал, и в каком времени оказался, потому и принял к сведению, без особого удивления, что сейчас 1937 год, февраль. И поразмыслить было о чём.

Ленинград меня, как место жительства, не интересовал вообще, я тут ничего не знал, а вот Москва – совсем другое дело. К чёрту местный завод и аэроклуб, Москва, и только Москва, всё же я коренной москвич, в пятом поколении, быстро там освоюсь. Значит, решено, пару недель поживу в детдоме, совершая прогулки по окрестностям, нужно освоиться в этом времени, библиотеку посетить и почитать подшивки газет последних лет двух, чтобы быть в курсе всех дел. Пока начнём с этого, а дальше посмотрим.

Как уснул, и сам не заметил…

Проснулся от побудки и общего шума: семь утра, пора вставать. Когда сел, то обратил внимание, что многие из воспитанников, одеваясь, искоса поглядывают на меня, видимо пытаясь определить, в каком я состоянии. Ну, шишку они не видят, а вот синяки не рассмотреть трудно, вот на них и пялились. Кто-то с сочувствием, но и смешки было отчётливо слышно. Пришлось сказать:

– Нормально всё, не переживайте.

Это сняло некоторую напряжённость в комнате, и, одевшись и прихватив полотенца, все гурьбой направились к выходу. Остался рыжий Сеня да пара замешкавшихся парнишек. Как я заметил, в нашей комнате парни в основном были пятнадцати – шестнадцати лет, да и рыжий это подтвердил: тут поселили погодков. Тех, что старше, на этаж выше к малышне переводят, чтобы помогали за ними присматривать. Дождавшись, когда лишние уйдут, рыжий подошёл ко мне. А я делал вид, что не тороплюсь, делая лёгкую разминку, сидя на кровати. Он показал мне, где что лежит и куда вчера всё положили, когда раздевали Кирилла. Сомневаюсь, что к тому моменту я уже занял тело. Тёплые штаны, носки, ботинки. На майку – рубаху, сверху свитер. Верхняя одежда висела тут же в комнате на вешалках. Шкафов не было, прямо на стене были прибиты доски с крючками. Стульев, чтобы повесить одежду, не имелось. Я вообще ни одного стула в комнате не обнаружил, видимо, не было в них надобности.

В тумбочке особо ничего и не было: полотенце, обмылок, несколько листов бумаги, явно вырванных из тетради, стакан с ложкой, да и всё. Я и по карманам прошёлся, к своему удивлению обнаружив деньги, пусть в монетах, двенадцать рублей с копейками, банкнот не было, и перочинный ножик. Рыжий Сеня подтвердил: в детдоме, конечно, порядки те ещё, по карманам могли бы пошарить, есть такие крысы, но тут все на виду были, да и Кирилл не из тех, кто сдачи не даёт, нашёл бы вора. Его и хулиганы, те, что с криминалом связаны, шугались. Так что авторитет парнишки сработал как надо.

Прихватив полотенце и мыло, мы с рыжим добрались до туалета, который, естественно, всех не вместил. И у женского напротив несколько девчат стояло, своей очереди ждали, тоже с полотенцами. Они с любопытством косились на меня, но это и понятно. Несмотря на то что я никого не знаю, спокойно со всеми здоровался.

Умывшись, я вернулся в комнату и только повесил на трубе отопления полотенце, так многие делали, чтобы они просохли, как в комнату заглянул парнишка лет десяти, сообщив, что меня после завтрака ждёт заведующий. Кстати, оказалось, брать с собой в столовую стакан и ложку не нужно, это моё имущество, Кирилл на свои заработанные приобрёл, в столовой общее выдавали. А это здесь, если попить хотелось. Конечно, нагреватели были запрещены, но кто детей остановит? Ловили, отбирали, а те ещё доставали или делали из подручных средств, что бывало чаще. Так что вечерком было возможно попить чайку.

Сеня, описывая на ходу, где что находится, сопроводил меня в другой корпус, где находились столовая с кухней. Устроившись вместе у окна, мы позавтракали. Была гречка со сливочным маслом, чуть подслащённый чай, пара кусков хлеба. Вот и всё. Однако и это неплохо, никто не роптал, только наяривали. Народу здесь хватало, большая столовая, детишек пара сотен, и рыжий ещё добавил, что вторая смена придёт. Поев, я куском хлеба даже тарелку вытер. Допив чай, вместе с Сеней вернулся в основной корпус, где на первом этаже были разные кабинеты, включая заведующего. Так что я сразу зашёл к нему, держа пальто на сгибе руки. Оказалось, вызвали меня по поводу трудоустройства на заводе. Кирилл же вчера на собеседовании был и сегодня мог забрать у заведующего документы и отнести их в отдел кадров, если, конечно, его туда брали. Но, как я понял, Кирилл должен был посетить не только завод, но и другие организации, где работникам тоже предоставляли общежитие.

Пришлось выдать заведующему вот какую версию: мол, был тут инженер из Москвы, набирал народ на недавно запущенный завод и соблазнил меня. В общем, в Москву еду. Дорога оплачивается, общежитие обещают, чего не махнуть? Заведующий изрядно удивился, постарался расспросить меня об этом, но я лишь пожимал плечами. Говорил, пару недель ещё здесь поживу, и когда большую группу будущих заводчан наберут, то вместе с ними и отправлюсь в Москву. Аэроклубы и там есть. Он поглядывал на меня несколько странно, но принял к сведению, после чего велел следующему воспитаннику заходить. А я рассказал ожидавшему меня рыжему, что было в кабинете, и тот, почесав затылок, выдал:

– Ну, он помогал с аэроклубом, подсказывал. Знал, как ты хотел лётчиком-истребителем стать. Удивился, наверное.

Потом Сеня отвёл меня по моей просьбе в районную библиотеку, куда Кирилл был записан, когда искал всё по авиации, и побежал обратно, своих дел хватало: будний день, он и так первый урок пропустил. А я, набрав газет и разных книг по истории, так как о нынешнем времени знал крайне мало, углубился в чтение. И вообще нужно постепенно дистанцироваться от тех, кто живёт в детдоме, как от воспитателей, так и от воспитанников, чтобы, уехав, не оставлять концов. Уехал и забыл. Тем более, как сообщил рыжий, у Кирилла было два друга. Один сейчас в техникуме учился, где и жил, подрабатывая грузчиком на железнодорожной станции, а второй сделал то, что я собирался, – покинул Ленинград и сейчас числился матросом на рыболовном траулере. Балтика, понятное дело, замёрзла, но в посёлке, где он жил, действовал рыбоконсервный комбинат, а рядом – небольшая верфь, он с командой своё судно там в порядок и приводил.

Кстати, по поводу того, что сейчас февраль, а у Кирилла готовы документы об окончании восьмилетки. А тут всё просто: мало того что Кирилл пошёл учиться на год раньше других, так ещё и закончил школу в прошлом году, и всё лето и осень уже работал. Заработал что или нет, Сеня сказать точно не мог, но вся одежда у Кирилла куплена на его деньги, то есть приоделся он прилично, да и я видел, всё по размеру и смотрелось хорошо. А та мелочь в кармане – это, видимо, остатки. Работал Кирилл до окончания сезона на полевом аэродроме помощником моториста. И вот когда все работы в ангаре были закончены, получил зарплату и вернулся в детдом, где и стал готовиться к поступлению в аэроклуб и к работе на заводе, возраст позволял. А то у меня нестыковки были, но хоть разъяснили. Молодец рыжий, владел нужной информацией…

Я просидел в библиотеке до закрытия, из-за чего чуть не опоздал на ужин. А потом, не раздеваясь, устроившись на своей койке, размышлял. Информации удалось заполучить немало, и нужно её разложить по полочкам. Шум вокруг меня не отвлекал. Газеты особой информации не дали, постоянные лозунги приелись уже на второй подшивке, так что читал больше по диагонали, выхватывая нужные сведения. Дело нужное, если кто что спросит, думаю, смогу ответить и поддержать разговор. Однако одним днём посещение библиотеки не обойдётся, похоже, все две недели я так и буду гулять к ней. Но это ладно, фоном пройдёт, если уж внедряться в местную жизнь и легализоваться, это просто необходимо. Больше тревожило, что пока не имелось возможности покинуть Ленинград. Нет налички. Я покопался в вещах, переворошил койку – пусто, денег нет, если Кирилл и копил, то держал средства где-то в другом месте.

На самом деле я не видел проблем с отсутствием денег. Как раз это решаемо. Я с ходу придумал с десяток способов их добычи, и самый простейший – это ограбление. А кого грабить? Кассу – несерьёзно, подготовка долгая, а вот какого тайного богача – самое то. На втором месте – криминал, взять общак. Плюс – можно разжиться огнестрелом. Что выбрать, ещё подумаю. Если узнаю, где общак, а о нём обычно главари знают, то его и возьму. А если кто наведёт на какого богача, их тут должно хватать, особенно среди коллекционеров и ювелиров, то их навещу. Волновало же меня не это, а заведующий детдомом, у которого хранились документы. Я понимаю, вскрыть сейф мне не проблема, для меня там, считай, не замок, а накинутая щеколда, вскрою на раз-два, учили, знаете ли, но уйти отсюда нужно чисто, чтобы, как я уже говорил, концов не оставлять. Поэтому вот как сделаю: прогуляюсь по разным предприятиям, посмотрю объявления на стендах, может, действительно какой «покупатель» из Москвы прибыл. Любое предложение из столицы – и можно его предъявить заведующему, чтобы тот выдал мне документы. А дальше уже поезд – и здравствуй родная сторонка, помолодевшая аж на восемьдесят лет.

* * *

Моё вживление шло полным ходом. Правда, потратил я на это не две недели, как планировал, а три, но я уже мог сказать, что моё внедрение вполне удалось. Понятное дело, работы ещё непочатый край, много что прочитать и запомнить нужно, но я уже не смотрюсь здесь как инопланетянин, освоился. За языком следил, а то у меня было множество словечек, которые вводили соседей по комнате в ступор, некоторые же нынешние выражения перенял и научился говорить по-местному, постоянно контролируя свою речь.

С Сеней я общался всё реже и реже, у него свои дела, у меня свои, но мою тайну не выдал, сдержал слово, молодец. А то он, как я понял, оказывается, местное трепло, информационный центр: если что нужно спросить, обращаются к нему, он всё знает.

Две недели я ходил в библиотеку, перелопатив немало информации, даже кое-что по медицине прочитал по моему направлению, патологоанатомов. Парочку интересных книг нашёл, что в моё время считались раритетами, выпущенными малым тиражом. Жаль, прихватить их нельзя, местный цербер, называемый библиотекарем, не давал. Ничего, куплю; может, у книгоманов есть или в книжных магазинах. На рынке немало книг продавалось. Кстати, о рынках. Их в Ленинграде несколько, но последнюю неделю я посещал два ближайших. Искал, смотрел, отслеживал, и когда решил, что готов, мысленно сказал: завтра.

Особо эти три недели я внимания к себе не привлекал, хотя пару раз заведующий детдомом и подходил в коридоре, как бы между прочим интересовался, как дела, ну и шёл дальше. Больше он меня не вызывал, но, как я понял, руку держал на пульсе. У меня было всё готово, так что, привычно переночевав и позавтракав, я постучался в кабинет заведующего. Его на месте не было, подошёл через полчаса и пригласил к себе.

– Значит, уезжаешь? – поинтересовался он, устраиваясь за столом и наблюдая, как я достаю из кармана объявление о наборе чернорабочих на автозавод в Москве.

Как и надеялся, я нашёл это объявление на стенде проходной одного из местных заводов. Сорвал её со стенда ещё дней десять назад. Конкуренция и переманивание рабочих тут шло вовсю. Изучив объявление, заведующий покивал и, откинувшись на спинку стула, вдруг спросил:

– Значит, не хочешь идти в лётчики? Потеря памяти помешала?

– Я смотрю, у Сени очень длинный язык.

– Он на днях мне всё рассказал. Почему сам не подошёл?

– Это только мои проблемы.

– Ты не понимаешь всю степень проблемы. С потерей памяти тебя могут признать недееспособным.

– Не думаю. Я за три недели посещения библиотеки не только газеты читал, но и пробежался по учебникам. Я смогу сдать экзамен за восьмой класс и подтвердить свои знания. Прочитал книги по авиационным моторам, многое в памяти всплыло.

– Но память не восстановилась?

– К сожалению. Потому и хочу ехать в Москву. Ленинград для меня чужой, на новом месте легче устраиваться, чем пытаться понять, кто со мной здоровается, и не ставить себя и их в неудобное положение.

– Может, пройдёшь врачей? Комиссия осмотрит тебя?

– Не думаю, что это нужно.

– То, что ты держишь себя в форме, – это похвально, я наблюдал за твоими пробежками по утрам и той гимнастикой, что ты делал за столовой, думая, что никто тебя не видит.

– Разведка у вас неплохо работает.

– Детей много, некоторым скучно.

– Согласен.

– Ну да ладно. Знаешь ещё что? Я педагог, учился, и с тобой общаюсь с первых дней. После потери памяти у тебя не только движения поменялись, ты ходить стал по-другому, разговаривать, но главное – твой кругозор и языковая база, если тебе знакомо это понятие, заметно увеличились.

– Читаю много. Так что по документам?

Заведующий несколько секунд думал и, кивнув, видимо решив не доводить до крайности, стал открывать сейф. Достал документы, оказалось, у Кирилла был паспорт, выправили ему, как исполнилось шестнадцать, и протянул их мне. Кроме паспорта были документы об окончании школы и, что меня поразило, новенький комсомольский билет. Протягивая его, заведующий сказал:

– Я посчитал, что он тебе пригодится.

– Спасибо… – с некоторым удивлением протянул я.

На самом деле к современным организациям я относился с некоторой настороженностью. Не люблю фанатиков. А тут мне раз – и протягивают документ, сообщающий, что я стал одним из них. Желательно обойтись, но пусть будет, просто без надобности предъявлять не стану. Мало ли, пригодится, загадывать не хочется. Особенно с тем, что скоро начнётся война, страшная, я к моменту её начала по возрасту буду находиться в действующей армии.

Кроме перечисленного, среди документов находилась справка о выписке меня из детдома. Бумага нужная, как я понял.

Мы пожали друг другу руки. Я зашёл в жилую комнату, собрал вещи. Детдомовцы уже знали, что ухожу, попрощались. Заглянул к кладовщику, забрав вещмешок с летней одеждой Кирилла, о котором узнал через неделю жизни в детдоме. Осмотрев, часть вещей оставил в детдоме, мне без надобности. И энергичным шагом, вдыхая чистый морозный воздух и прищурившись, глядя на сверкающий в лучах солнца ноздреватый мартовский снег, направился прочь. Уходя уходи – такой мой принцип, поэтому даже не обернулся. Я уже простился.

Конечно же, на вокзал я не пошёл, как я лил заведующему, отчего тот даже предложил отвезти туда на служебной полуторке, что продукты привозит, видимо, проследить хотел, но я отказался. Но путь мой действительно лежал к вокзалу, я даже проверялся, нет ли слежки, дань привычки, но адрес был рядом. Я там вчера у бабушки комнату снял, оставив аванс в пять рублей. Забежав наверх, я оставил вещи и сменил внешний вид, надев вместо шапки кепку, хотя и морозило. Другого способа нет, денег – мизер. Мне нужны трофеи, чтобы оплатить комнату и питание, не говоря уж об остальном, включая билет до Москвы. А теперь, раз уж я скинул с ног гирю в виде детдома, стоит наконец описать, что я затеял.

Найти информацию по местным богатеям мне не удалось: время такое, что те научились хорошо скрываться. Можно, конечно, кого из директоров магазинов наугад пощипать, но это именно что наугад. Может, не все там воры? Поэтому решение заняться ворами пришло само собой. Вот всю неделю я и гулял по рынкам, не только цены узнав на разный товар, сравнивая их с магазинными, но и искал нужных людей. С двух рынков воришки или другие деловые стекались на один и тот же адрес, где жил, как я понял, смотрящий, или местный авторитет. Вечером или ночью к нему лезть смысла нет, народу полно, но два дня слежки показали, что днём, ближе к обеду, он обычно при себе имеет одного или двух подручных, с которыми я, был уверен, справлюсь.

Добравшись до нужного дома в районе с частными постройками, в основном деревянными, хотя и кирпичные встречались, я сначала сделал круг и отследил двух топтунов, которых явно интересовал нужный мне дом. Значит, моя акция, считай, провалена, тут ловить нечего, похоже, вечером дом будут штурмовать, к операм вон подкрепление прибывало, в двух домах неподалёку скапливалось. Поэтому, развернувшись, я вновь направился на рынок. Лучше перехвачу центрового, к которому всё награбленное и кошельки стекаются. Там хоть что-то поимею.

Время было примерно обеденное. К счастью, тот ещё не ушёл. При нём в охране были два молодчика и ещё один, с портфелем, как казначей – это чтобы, если прихватят, срок не получить, а казначей – малолетка, неподсудный. У выхода с рынка их всегда ждала пролётка – сядут и укатят. Там шансов перехватить их нет, значит, нужно брать на рынке, когда они в толчее пойдут к выходу. И в неразберихе взять, что мне нужно, а именно то, что за день награбили их шайки. Я так понимаю, солидно должно выйти. И да, на портфель не стоит и смотреть, он для отвлечения внимания, вся добыча спрятана на теле казначея, оттого малец и выглядит полновато и кажется неуклюжим. Вот теперь и стоит подумать, как выкрасть пацана, чтобы снять с него всё ценное. Может, в слежке я и неплох, но не карманник, обычно нанимал левых, а тут придётся самому работать, и стоит подумать, как это сделать. Ну и небольшая проблема, о которой стоит упомянуть. Казначеи всегда разные, вроде как подработка у мальцов, и всех я знаю, как и они меня. Они из нашего детдома, из тех, о ком Сеня говорил, что они связаны с криминалом. Действительно связаны, теперь убедился, увидев всё сам.

И вот они вчетвером направились к выходу, к пролётке.

Что такое не везёт и как с этим бороться? До перекрёстка, где особо бурлил народ и где я наметил перехват, четвёрка не дошла. Их перехватили другие. Работали опера в гражданке, те, что в форме, подошли чуть позже. Всю четвёрку положили мордами в натоптанный грязный снег, а потом при свидетелях и понятых прямо на месте начали обыскивать, составляя опись найденного. Да уж, с казначея сняли немало. Меня, конечно, в первых рядах зевак не было, но посмотреть, что происходит, да так, чтобы не опознали, вполне смог. Причём всё, что сняли с молодчиков, – а набралось изрядно, даже оружие – наган и какой-то пистолет, вроде браунинг, – было убрано в портфель, который опечатали. Потом двое милиционеров стали разгонять народ, а задержанных, включая малолетнего несуна, повели к выходу. Опер же с портфелем чуть отстал от них. Всё же везение у меня сегодня присутствовало.

На том самом перекрёстке, где я и наметил акцию, мне удалось сблизиться с опером, который после моего резкого удара по затылку основанием ладони поплыл, и я, выхватив из его рук портфель, сделал так, что он стал заваливаться на идущего рядом мужчину, цепляясь за него руками.

– У-у-у, пьянь, – оттолкнул тот его локтём и пошёл дальше.

А я уже ввинтился в толпу. Уйдя подальше, убрал портфель в свой вещмешок, повесил лямки на правое плечо и энергичным шагом направился через другой выход с рынка. Если и была тревога и поиски, то я этого не заметил, шуму и так было изрядно. Денег на трамвай не было, последние копейки потратил на пирожок с луком, самый дешёвый, а то есть хотелось, и я пешком направился к дому, где снял комнату. Проверялся не раз, слежки точно не было, так что добрался благополучно. Пройдя в свою комнату и заперев дверь, я достал портфель, открыл его и вывалил всё содержимое на стол. Ха, протокол с изъятыми у задержанных вещами был здесь же. Так что похищенное теперь будут знать примерно, по памяти.

Оружия действительно было две единицы, боеприпаса почти не было, к браунингу, а правильно я его опознал, был всего один запасной магазин, всего шестнадцать патронов в сумме. К нагану – пятнадцать патронов, на этом всё. Три ножа, неплохие финки, и один приличный свинорез из оружейной стали. Один складничок. Документы трёх задержанных, у малолетки их не было. Кошельков, что воришки свистнули у раззяв, тоже не было, видимо, успели избавиться. Банкноты в одной пачке, отдельно мешочек с монетами. Серебряный портсигар с рисунком, но без дарственной, с папиросами. Три зажигалки, одна серебряная, похоже, это один комплект с портсигаром. Золотая цепочка с крестиком, мужской крупный золотой перстень и три обручальных кольца. И восемнадцать часов, семь в виде луковиц, карманные, плоские, и другие наручные.

Улов удивил. Разложив всё, я занялся пересчётом банкнот и монет. Приятная работа. В монетах почти семьсот рублей оказалось, а в банкнотах – две с половиной тысячи. Нормально, можно покупать билет на Москву.

Забрав деньги, я убрал трофеи обратно в портфель, а тот на шкаф и, выйдя в коридор, постучался к хозяйке.

– Это ты, Кирилл? – услышал я, и дверь открылась.

– Я, Агриппина Марковна. К сожалению, я не пять дней у вас проживу, планы изменились, только пару. Вот хочу деньги за них отдать.

– Ох, смотри, я могу и придержать комнату.

– Не стоит, – улыбнулся я. – Я уезжаю.

Купив на вокзале билет до Москвы – скорый литерный поезд, купейный вагон, верхняя полка, отбытие через два дня в семь вечера, прибытие через тринадцать часов сорок минут в восемь с половиной утра следующего дня, за бельё платить проводнице, тут такой порядок, – я свистнул пролётку и отправился на рынок. Не тот, где портфель смог прихватить, а на другой. И там направился к одному специфичному, так сказать, продавцу. Он среди разного товара продавал книги по медицине. Подойдя к нему, я поинтересовался:

– Достал?

– Да чтобы я да что-то не достал? – ухмыльнулся тот и, стрельнув глазами в разные стороны, нырнул под прилавок, откуда вытащил кожаный свёрток. Развязал тесёмку.

На такие его телодвижения я только хмыкнул, в моём заказе не было ничего противозаконного, видимо, дело привычки. Продавец раскатал чехол, где в специальных кармашках хранился хирургический инструмент. По клейму было ясно, что сделали в Германии, сталь приличная, и инструменты новые, заточенные с завода. Три скальпеля разных размеров, ножницы, зажимы, зонды, иглы, включая шовную. В одном из кармашков был очень тонкий наждак и бархотка. Этому продавцу я представился первокурсником-медиком и вот смог договориться об этой поставке нужного мне набора инструментов. Я себя чувствовал без него как без рук.

– И сколько? – нейтральным тоном спросил я, стараясь не выдать свой интерес.

– За пятьсот отдам, – махнул он рукой.

Цены я не знал, врать не буду, но мне кажется, что тот загнул, так что я возмущённо вступил в торговлю и действительно смог скинуть, правда, немного, тридцать рублей. Бонусом с пятидесятипроцентной скидкой мне разрешили выбрать книгу по нраву. Я нашёл одну, которая в будущем станет редкостью из-за малого тиража, а сейчас всего пару лет как из типографии. Один малоизвестный судмедэксперт написал с очень занимательными примерами, актуальными даже в будущем. И присмотрел ещё одну работу, по патанатомии, тоже купил. Ну что ж, хотелку свою я удовлетворил.

Теперь стал приобретать мелочь, без которой не обойтись. Расчёска, небольшое зеркальце, маникюрный набор – нам, врачам, нужно держать свои руки в идеальном состоянии, а в детдоме одни ножницы на этаж, да и те тупые, как ногти стричь? Этот набор явно советский, всего три предмета – ножницы, щипчики, похожие на пинцет, и пилочка. Купил также помазок и отличную бритву «Золинген», полотенце и мыло с мыльницей, зубную щётку и жестяную коробочку с мятным зубным порошком – зубная паста в это время отсутствовала как класс. Ну и напоследок – эмалированную кружку, и у бабки вязаные перчатки и две пары шерстяных носков.

Медицинский саквояж покупать не потребовалось, портфель вполне подходит, тем более он не имел никаких отличительных черт, обычный такой. Хм, а не поступить ли мне на медицинский? Снова. Если прикинуть, я в сорок первом буду уже на четвёртом курсе. Надо подумать.


Моё прибытие в Москву было без каких-либо впечатлений. Приехали и приехали. Вечером посадка, не успел познакомиться с соседями, как спать ложиться, а утром позавтракали – и уже окраина Москвы. Так что почти две трети дороги прошли для меня во сне. Соседи, молодые парни, возвращавшиеся с практики, с грацией бегемота быстро собрались и покинули купе, а я собирался неторопливо, не хотелось толпиться в коридоре, и думал.

Сейчас программа минимум – снять жильё и найти работу, желательно такую, чтобы свободного времени было побольше, как и зарплаты. В Союзе бездельников не любили. Но если ты гробишь здоровье сразу на трёх работах, то респект тебе и уважуха, ещё и в газетах напишут. Я о таких «героях» в газетах читал. Приёмные комиссии вузов начинают работать летом, и до этого времени нужно освоиться в столице.

Хотя учёба у меня под вопросом, так как поступать в медицинский я передумал, знания-то при мне, и если потребуется, то, почитав соответствующую литературу, освежу всё в памяти. Я готовый медик редкой специальности. Зачем тратить молодые годы на ту учёбу, которая мне по факту не нужна? Захочу диплом – сдам экзамены. Нет, лучше выбрать другое направление. На инженера идти я не хочу, таланта к созиданию, именно в технике, у меня просто нет. Я люблю чинить, ремонтировать, вон сколько раз свой ИЖ перебирал, но не конструировать. Как-то не моё. Ничего, до лета время есть, я ещё что-нибудь придумаю. Может, действительно в лётчики пойти? Но только не в военные, ещё не хватало!

Наконец, подхватив вещи, я покинул вагон, попрощавшись с проводницей, и направился к вокзалу, а там и на городскую площадь, продолжая размышлять. Например, почему я поехал в Москву, а не дождался лета и не покинул страну? Для меня это проблемой не было. Америка, Гавайи или Аргентина неплохи для жизни, я там легко освоился бы, добыл средства и приобрёл ранчо, дома. Может, вложился бы в компании, которые ждёт большое будущее, и жил бы припеваючи. Ведь как ни посмотри, настоящая культура оставалась мне чуждой, сложно вживаться. Я теперь мало верил книжкам о попаданцах, где герои легко становились своими, чушь полная, много сил на это уходило, да и нервов тоже. Да по той же причине не уехал, почему я в той жизни жил на даче под Москвой, а не где-нибудь за границей. Мне нравилась моя жизнь. Это отпуск я всегда за границей проводил, чтобы развеяться. Покидать Россию никакого желания у меня не было, хотя возможность и имелась. Вот и сейчас я решил пожить в Москве, мне интересно, как оно тут. А за границу я всегда удрать успею, если что не так пойдёт. Скажем, это резервный план выживания. А по поводу предупреждения правительства Союза о скорой войне, то тут всё сложно. Они своей разведке не верили, кто же мои письма читать будет? Так что, думаю, даже дёргаться не стоит, как идёт, так и пусть идёт.

Вокзал, который я покинул, ещё назывался Октябрьским, а не Ленинградским. Здание вокзала то же самое, только меньше, и соседних домов нет, не построили ещё и не реконструировали. В общем, разницу вокруг я вижу, но сориентироваться можно. Я остановился у стенда с объявлениями и стал вычитывать, где можно снять комнату. Объявлений было не так и много, мне понравилось свежее, ещё влажное от клея, где предлагали комнату, и хозяйка может и готовить. Запомнив адрес и спросив у машущего метлой мужика, где находится нужная улица, а их названия для меня были тёмный лес, редко какая сохранит своё название через восемьдесят лет, я направился в нужную сторону. Пройтись пешком для меня было в удовольствие.

По пути я прикидывал, где можно устроиться на работу. Желательно на такую, где сложно повредить и загрязнить руки. Тяжёлые и грязные работы сразу отметаю, это грузчики, автомеханики, водители и другие схожие специальности. Устроиться бы в больнице, а лучше вообще в морге. Да, именно в морге. Не люблю, когда больные привередничают. Привычка из прошлой жизни. И начну, например, с санитара. Это и доступ к медикаментам имеется, и график работы может быть свободный. Мне такая идея вполне пришлась по нраву. Из немедицинских же профессий младшего персонала, но связанных с работой у медиков – это разные завскладом, возможно, регистратор или буфетчик.

Когда я добрался до нужного дома, старой трёхэтажки ещё царской постройки, попридержал парадную дверь для пожилой женщины и помог подняться по лестнице на второй этаж. И оказалось, что к ней я и направляюсь. Именно она хозяйка квартиры, которая повесила объявление и как раз возвращалась, когда я догнал её. Я осмотрел комнату – вполне просторная, две кровати, шкаф и стол – и снял её на десять дней, сразу уплатив, включая питание. Правда, предупредил, что завтракать и ужинать здесь буду, обедать же в другом месте.

Разложив вещи и взяв паспорт, я, выяснив у хозяйки, где находится ближайшая больница, направился к ней. Не хочу терять день. А взяв справку об устройстве на работу, я смогу в горисполкоме попросить жильё из резерва. Я надеялся на комнату в коммуналке. Понятное дело, меня просто пошлют, ну, в крайнем случае в очередь запишут, в Москве с жильём проблемы куда больше, чем в Ленинграде, но если я найду среди чиновничьего люда того, с кем смогу договориться, например, за подарок, это взятка, но я называю это подарком, то комната у меня будет. Вот такие планы я строил.

К сожалению, в той больнице, что находилась неподалёку, морга не было, но мне дали адрес центрального морга и сказали, на каком трамвае можно до него добраться. Но там выяснилось, что мест нет, санитарами в морге работали на полставки студенты-медики, что местное начальство вполне удовлетворяло. В общем, без мыла не пролезешь. Я сунулся к коллегам, где судмедэксперты работали, но и там всё занято. Фигово. Пришлось по разным больницам проехаться, не думал, что найти работу в Москве, которая удовлетворяла бы моим запросам, будет так сложно. Весь остаток дня убил зря. Жаль, но надежды что-нибудь найти не терял.

Вернувшись в квартиру, принял ванну и поужинал на кухне с хозяйкой. Она рассказала, что в той комнате, которую она мне сдала, раньше её дочки жили, но одна выскочила замуж и отбыла с мужем-военным, другая уехала работать в Казань по комсомольскому набору. Сама хозяйка уже на пенсии, хотя выглядела гораздо моложе своих лет. Эту двухкомнатную квартиру получил её муж, будучи начальником производства одного из заводов. Умер он два года назад, вот она и осталась в одиночестве, так что решила сдать комнату. Я предложил ей по утрам бегать за продуктами, а то она на ноги жалуется. Женщина согласилась…

Два дня мне потребовалось, чтобы найти работу, которая меня устраивала. Правда, с медициной она не связана, но я считал её временной, мне она нужна только для справки о работе. Конечно, место работы, где руки останутся чистыми, найти можно, но мне попалось объявление о наборе автомехаников и автоэлектриков в автомастерские одного из наркоматов тяжёлой промышленности, вот я и подумал, что электриком смогу поработать, тем более брали и тех, у кого нет документов о специальном образовании.

Из-за того что паспорт у меня ленинградский и нет прописки, в городской библиотеке мне дали одноразовый абонемент в читальный зал, и я, взяв три книги и несколько брошюрок по автоэлектрике, засел за их изучение. Ну что ж, ничего сложного не вижу, справлюсь.

На следующий день я добрался до мастерских и, не питая особых надежд, что меня возьмут, направился к начальству. Директор этих гаражей и шестнадцати ремонтных боксов лично погонял меня по знанию предмета, видимо, сам имел специальность, и, вполне удовлетворившись моими правильными и уверенными ответами, велел оформляться на работу. И мне завели первую трудовую книжку.

Получив справку о приёме на работу, я сходил познакомиться с бригадиром, моим прямым начальством, который показал мне верстак, моё рабочее место, и обрисовал мои обязанности. Вот чёрт, я думал, проводку менять буду, оборудование, а оказалось, основная моя работа – ремонт генераторов, разных релюшек и стартеров, которые часто летят, и водителям приходится пользоваться кривым стартером. Получается, к технике я и не подойду. Ну ладно, разберёмся.

Рабочая неделя вот какая: в восемь я должен быть на своём рабочем месте, с двенадцати до часу обед, в шесть вечера конец рабочего дня. В субботу сокращённый на час рабочий день, воскресенье выходной. Мне дали один день на решение жилищных проблем, послезавтра приступаю к работе. Ну что ж, когда я покинул проходную, закончив все оформления, было одиннадцать дня, есть время посетить районный исполком, узнать насчёт жилья. Пока хотя бы найти того, кто мне сможет с этим помочь, и узнать запросы. Что не успею, то завтра доделаю.

Нужный жилищный отдел найти удалось без проблем, и я занял очередь в толпе страждущих посетить кабинет. Кто-то заходил и быстро выходил, кто-то задерживался. Наконец и я прошёл в приёмную. Там сидела секретарь, женщина возрасте, довольно солидной комплекции, с золотой цепочкой на шее и несколькими кольцами на ухоженных пальцах. Одно это привлекло моё внимание. Она, видимо, занималась регистрацией, а начальник её сидел в соседнем помещении, куда вела отдельная дверь. Посмотрев на эту мадам, я задумался и решил: а почему не попробовать? Тем более всё к этому располагало, к тому же в кабинет к секретарю входили по одному, дверь закрыта плотно, и наш разговор останется между нами. Да и внешний вид мадам если не кричал, то активно говорил, что договориться с ней, при некотором умении, возможно. Хотя, может, я и ошибаюсь.

– За ордером на жильё? – сразу спросила она, когда я ещё только направлялся к её столу от двери. – Нет резерва. Есть койка в общежитии. В комнате на десять человек.

Устроившись на стуле около её рабочего места, я протянул документы – паспорт, выписку из детдома и справку, что я устроился на работу, и негромко сказал:

– Я детдомовец, я уже не могу жить с другими, один хочу. Если вы поможете, я отблагодарю.

– Чем же ты меня отблагодаришь? – усмехнулась женщина, но я приметил в её глазах внимание, что обнадёживало.

Достав из кармана часы, серебряные, с цепочкой, я положил их перед ней:

– Наследство от отца. Хочу потратить его на дело, и своё жильё – это своё жильё.

– А ты умный мальчик, заинтересовал, но не более.

– Ещё есть золотая цепочка с крестиком и серебряный портсигар с зажигалкой, это осталось от деда.

– И всё наследство? – прищурилась секретарь.

– Всё.

– М-м-м, интерес у меня к тебе поднялся чуть выше.

– Вот так? – приподнял я бровь. – Может, ещё трое карманных часов и шесть наручных, все рабочие, вам больше понравятся? У меня дед часовщиком был. Наследство.

– Заинтересовал, – повторила она и, чиркнув что-то на клочке бумаги, протянула мне.

Там было написано: «+ 500». Такая сумма у меня была, и, хотя запросы мадам были изрядные, я молча кивнул и под одобрительным взглядом порвал бумажку: улики оставлять не нужно. И вот что она сообщила:

– Аванс я забрала. – Часов на столе действительно уже не было. – Подойдёшь к шести вечера, к концу рабочего дня, я подберу тебе подходящие предложения.

– Сервис.

– А то. Не забудь главное.

– Как можно?

Забрав документы, я покинул приёмную, кивнув следующему в очереди. Поев в ближайшей пельменной, я вернулся на квартиру и подготовил подарки, а к назначенному времени снова пришёл в исполком. Мадам меня ждала и, когда я зашёл, заперла дверь на ключ, махнув рукой в сторону кабинета начальника, мол, он уже отбыл домой. Первым делом потребовала оплату и, убедившись, что всё в точности, стала предлагать комнаты. Как я и говорил, все они были в коммуналках, для квартир подарки были не тех размеров. Правда, выбор не такой и большой, как я думал, всего три. И надо сказать, описание их меня не удовлетворило, мне они не понравились, даже ездить смотреть по адресам не хотелось, поэтому, достав из кармана мужской золотой перстень с рисунком, но без камня и положив его на стол, пододвинул к секретарю, провокационным тоном сказав:

– Мне бы что получше.

Она несколько секунд изучала перстень и, подумав, кивнула:

– Ох и умеешь ты уговаривать. Честно говоря, эту комнату я для особого случая приберегала, но так и быть. Значит, слушай: комната в сорок три квадратных метра. Угловая. За стеной туалет и ванная комната. Но эта стена в полтора кирпича, несущая, запахов и шума не будет. В комнате шесть окон, по три на две стороны. Часть окон выходят на проспект, другие во двор. Помимо самой комнаты в комплект к ней идёт сарай. Без погреба, но полки имеются. Сам дом четырёхэтажный, ещё царской постройки. Комната на четвёртом этаже. В квартире проживает пять семей.

Узнав адрес, я вспомнил этот дом из красного кирпича, я мимо него проезжал, когда сюда ехал. Значит, под окном трамвайная линия, а это лишний шум. Хотя комната мне понравилась, дом крепкий, крыша, как говорит мадам, не протекает, железом крыта, и место действительно неплохое: в пяти минутах ходьбы рынок, остановка рядом с домом, парк для прогулок, до работы добираться минут десять на трамвае. Решено, беру не глядя, и секретарь сразу стала оформлять ордер. Подпись своего начальника она ранее получила, подсунув ему бланк среди других бумаг, а в книгу учёта уже при мне внесла. Если что, например начальник узнает, а тот об этой комнате не в курсе, отговориться мадам всегда сможет, например, детдомовцу помогает, такая программа у них существовала. Я не знал, она сама мне об этом сообщила.

На оформление всех бумаг ушло полчаса, и я получил на руки ордер, а ключи от входной двери, от комнаты и от замка сарая нужно взять у домоуправа. Уже стемнело, когда я вышел на улицу, но время терять не хотелось, послезавтра на работу, так что, вскочив на подножку полного трамвая, доехал до нужной остановки и осмотрел снаружи мой дом. Некоторые окна были тёмные, и, прикинув расположение комнат, я опознал те, которые теперь принадлежат мне. Именно принадлежат, выселить меня могут теперь только по суду, так что я если не собственник, то, считай, арендатор. Поинтересовавшись у детей во дворе, где найти управдома, выяснил, что он живёт в соседнем доме, и направился к нему.

Он, к счастью, был дома. Изучив ордер, внёс меня в свои списки жильцов, у него тоже журнал учёта был, и, прихватив ключи и керосиновую лампу, повёл меня знакомиться с помещениями. Сначала заглянули в сарай, ряд их тянулся по пути к дому, да и вход расчищен от снега, видать, сосед постарался. Сарай пустой, даже мусора нет, и на земляном полу следы метлы. Полки на стенах действительно присутствовали. Помещение вполне большое, по метражу квадратов в двадцать. Только дверь не такая и широкая, лишь мотоцикл-одиночку или велосипед закатить внутрь можно, не более. Хотя при необходимости проём реально расширить, навесив вторую створку.

Закрыв сарай и снова навесив замок, мы поднялись на четвёртый этаж дома и вошли в мою комнату. Да уж, простора тут хватает, хоть в футбол играй. Комната была квадратной, но было одно но. В стене со стороны ванной комнаты было углубление, этакая ниша квадратов в шесть, где, оказывается, находилась раковина с краном, о чём мадам не сообщила. Кто-то из прошлых жильцов продолбил отверстие в стене в ванную комнату и провёл сюда воду. И это просто отлично! Возможно, секретарь и не знала об этом усовершенствовании, но меня оно только порадовало. Я проверил, вода есть, напор неплохой. Внизу под раковиной – вентиль перекрывать воду. Ну а мадам если и заглядывала в комнату, то от дверей раковину видеть не могла. А по сути в этой нише можно сделать себе кухоньку. Купить керосиновый примус, стол с буфетиком, или повесить полки для посуды, и готовить, обходясь без общей кухни. Так что я действительно вытянул приз.

Осмотром я был удовлетворён, несмотря на найденные косяки, на которые и указал управдому: нужно дверь починить, а то тут на месте бывшего замка отверстие с кулак размером, через которое можно рассматривать всю мою комнату, и врезать новый замок. Ещё надо утеплить дверь и починить форточку третьего окна, которое выходило во двор, а то она не закрывалась, и, несмотря на горячие трубы, в помещении было прохладно. Ну и косметический ремонт: побелить потолок, поклеить обои и покрасить пол, окна и трубы, вот и будет комната как новенькая, а то сейчас как посмотришь, так решишь, что тут бомжи ночевали. Но прибрались, мусора нет. Ну, кроме фантиков у двери, но это дети в дыру накидали. Но управдом ответил, что акт приёма комнаты я подписал и теперь уже я отвечаю за неё, а не он, что его явно радовало. Хотя плотника утром пообещал прислать.

А теперь опишу, как выглядит эта коммунальная квартира. Значит так: проходя с лестничной площадки в квартиру, попадаешь в довольно большую прихожую, откуда прямо был вход в немаленькую кухню с двумя дровяными плитами, на которых можно готовить по очереди, парой обшарпанных буфетов и столами для готовки. Обедали все, как я понял, обычно у себя в комнатах. Это нормально, я тоже хочу есть так, чтобы на меня не глазели. Окна кухни выходили на двор соседнего дома.

Направо из прихожей вёл небольшой коридор, где было две двери. В одной комнате жила довольно большая семья из пяти человек с Кавказа: муж с женой с двумя детьми и брат жены. Фамилию не вспомню, сложная. Во второй комнате проживал парень, который работал водителем у большого начальника, потому и неудивительно, что ему дали комнату. Его сейчас ещё не было, не вернулся с работы.

Налево от кухни также шёл коридор, но гораздо длиннее. В нём было шесть дверей. Первая слева – это туалет с унитазом и раковиной. Напротив него комната, где жил студент с молодой женой, сейчас их не было, гуляли где-то. Следующая дверь слева за туалетом – ванная комната с большой старинной чугунной ванной и тоже с умывальником. Горячая вода была постоянно, рядом находилась котельная, так что кипяток шёл не только по трубам отопления, но и по трубам для горячей воды. К слову, тот, кто в моей комнате проводил воду, завёл и горячую.

У трёх следующих дверей заканчивается коридор, прямо вела дверь в небольшую, квадратов десять, комнату, где проживала одинокая полуглухая старушка. Слева – моя дверь, справа – дверь к другим соседям с детьми, у них две комнаты.

Познакомив меня с соседями, домоуправ ушёл, и я тоже поехал в съёмную комнату. Раздевшись, умывшись и ужиная на кухне с хозяйкой, описал ей, что было за день. То, что я работу нашёл, её порадовало, а то, что ещё и жильё получил, а скрывать я не стал, поразило. Редко кто так мог получить всё разом да ещё за один день. Ну я же детдомовский, государство нам помогает, на это и напирал, чтобы у неё лишних вопросов не возникало. Ужин был замечательным, да и я в хорошем настроении, план-минимум выполнен, теперь будем дальше вживаться, решая и улучшая свои жилищные и денежные проблемы. А то у меня чуть меньше тысячи осталось, ну и часть трофеев – кольца, часы можно потихоньку продавать и приобретать необходимое…

Утром, забрав все оставшиеся деньги, я добрался до рынка. Покупки требовалось совершить. Также здесь можно было нанять и работников. Я понимаю, что, чтобы не привлекать своими тратами внимания, желательно всё делать самому, но с работниками проще и быстрее, так что я нанял троих, мужика и двух женщин, для косметического ремонта в моей комнате, положив им на работу три дня. Прикинув, что и сколько понадобится, мы с этим мужиком пошли по рядам за материалами, благо он был тут свой и знал, где можно купить всё необходимое. Мы приобрели рулоны обоев двух расцветок, банки с белой краской для потолка, окон и труб отопления и коричневой для пола. Помимо этого я купил встраиваемый английский замок для своей двери и новый навесной для сарая. Покупать мебель пока не стоит, только когда краска высохнет, можно будет заносить её, ничего не поцарапав, но напомню, у меня сарай имелся, и в него можно сгрузить то, что я и сам смогу поднять наверх. Например, полуторную панцирную кровать, которую я приметил и сторговал вместе с матрасом, двумя подушками, одеялом, покрывалом и двумя комплектами постельного белья. Кровать разборная, спинки сняли, всё аккуратно загрузили в нанятые сани, куда мои работники уже снесли купленный строительной материал. Ещё я приобрёл табурет, ведро, тазик для стирки, не забыл вполне неплохую люстру с красивым абажуром, ну и шесть лампочек.

Добравшись до дома, мы всё сгрузили в сарай, а с мелочовкой поднялись в комнату, и я стал показывать фронт работ. Кроме покраски мне нужно ещё в два места вывести розетки. Одну в кухоньке, а вторую рядом с тем местом, где диванчик будет стоять, я там торшер поставлю. В комнате было две розетки, но совсем не там, где мне было нужно, а тянуть удлинители я не хотел. И ещё в одном месте прошу сделать крепление на стене для будущего бра над моей кроватью, чтобы почитать в постели можно было. А то курам на смех – единственная люстра на всю комнату. Тем более я собирался поставить в виде перегородки платяной и книжный шкафы, чтобы образовалась ещё одна комнатка, где спальню и оборудую.

По поводу двери, убрать щели, чтобы не дуло и не несло запахи с кухни, мой мастер-ремонтник покивал: проблема решаема. Он достал рулетку и стал замерять, сколько нужно купить уплотнителя и проводов. Тут подошёл плотник и сразу намекнул о магарыче – но пару бутылок водки я заранее купил, – заверив, что сделает всё как надо. Он сначала занялся форточкой, женщины сдирали старые обои, облезлые, блёклые, а мы с мастером вернулись на рынок. Час прошастали, мужик приобрёл всё, что нужно, и направился обратно к дому, а я решил заняться финансовыми проблемами. Что денег на ремонт и расплатиться с рабочими хватит, я вижу. Но потрачу почти всё. Фактически я въеду в комнату, в которой будет одна кровать да табурет. Вот на мебель мне и нужны средства. Но сразу всё покупать я не буду, это подозрительно. Поживу пока так, а потом раз в месяц, якобы с зарплаты, буду закупать всё, что нужно. Тогда мне и слова не скажут. Ну или стану говорить, что подработки беру, это тоже объясняет, откуда деньги берутся.

В этот раз погулял я впустую, найти карманников, чтобы они вывели на своих хозяев, мне не удалось. Ладно, в воскресенье ещё похожу, у меня будет выходной, а он уже через три дня. Последние деньги тратить не хотелось, однако я всё же приобрёл кое-что по мелочи. Например, купил набор рабочих инструментов. В таком же кожаном чехле, как у меня были уложены хирургические инструменты, в кармашках находились отвёртки разных размеров, небольшие ключи, кусачки и пассатижи. Я искал набор электрика, но с некоторым трудом нашёл лишь этот. Ещё бы тестер купить, но в наличии ничего подобного не оказалось. Жаль, конечно. Однако один из торговцев меня успокоил, что достанут, когда нужно. Правда, настоящим тестером это не назвать, но, со слов продавца, будет лампочка, пара проводков и батарейка, чтобы цепи прозванивать. Теперь же в кармане осталось едва ли десять рублей.

Вернувшись, я принял работу плотника: форточка в норме, дверь тоже – установил новый замок, заделал щель, с двух сторон аккуратно прибил деревянные плашки и внутри всё залил эпоксидкой, зацементировав. Так что бутылку заработал честно и ушёл довольный. Женщины уже готовились начать покраску потолка, окон и труб. Мастер повесил люстру, проверил свет и сейчас готовился кидать проводку к светильнику и будущим розеткам, затем займётся утеплением двери. Потом – поклейка обоев и, как эпилог, покраска пола. На этом всё, мне сдают работу, и я оплачиваю её. Когда въеду, это уже от меня зависит, но я собирался жить на месте постоя, пока не закончатся оплаченные дни. Краска едкая, долго выдыхаться будет. Насчёт этого я перед соседями уже извинился, но те махнули рукой, мол, они всё понимают.


С того дня, как я получил комнату, прошло десять дней, и наступил очередной выходной. Прошлое воскресенье у меня ушло на слежку, а сейчас я решил поработать.

За это время ремонт в моей комнате был закончен. Всё было сделано хорошо, и я принял работу. И действительно до последнего, пока сохла и выветривалась краска, жил на съёмной квартире. Запах был довольно сильный, но, убедившись, что ходить можно, ноги не прилипают, я в несколько приёмов поднял в комнату кровать и собрал её, потом занёс матрас и постельное бельё с покрывалом. Ну вот, теперь у меня есть свой уголок, приятно. Табурет я помыл, он нуждался в этом после всех работ, и использовал у кровати, складывая на нём одежду. Пальто висело на гвозде у входа, а вещи лежали пока на полу под кроватью. Ел я обычно в столовых, дополнительно покупая пирожки на работу или домой. Ведро использовал для мусора. Изрядно мешало то, что на окнах нет занавесок, не любил такой открытости, но это всё временно. Краской всё ещё пахло, это соседи говорили, я-то уже принюхался, но периодически открывал окно проветрить комнату.

С работой особо проблем не было. То, что я приобрёл инструменты, изрядно мне помогало, так как на те, что выдали, без слёз не взглянешь. Тестовый стенд в боксах был, но всего один на все мастерские, а тут без малого шестнадцать боксов, так что он был нарасхват. Установлен у старшего бригадира, и если мне что требовалось, носил ремонтируемую деталь туда. Я собирал из трёх стартеров два рабочих, с генераторами так же, как и с блоками реле. Что-то выдавали как запчасти. Мастера приносили на ремонт и сами же готовое забирали. От своего верстака я практически не отходил, но на вторую неделю вал работ стал снижаться, так что появилось свободное время. Мастера это заметили и стали приглашать помочь. Именно приглашать, я уточнил у своего начальства, приказывать они не могли. Я помогал также с электрикой, один раз даже установил поисковую фару, она не была предназначена конструкцией. В общем, в коллектив я влился и проставился, как и полагается. Правда, аванс брать пришлось, денег как бы уже не было, это я, конечно, немного слукавил, но моей работой были довольны, так что выдали. А то, что для виду безденежье показывал, то это понятно, детдомовец. А сам втихую часы продавал, мой НЗ, поэтому наличность и имелась.

Сейчас я «работал» на дальнем рынке, на другом конце Москвы, вблизи дома я не хотел так действовать. В прошлый раз я вычислил несуна, который относил награбленное своим главарям, и теперь перехватил его на выходе. Сначала вырубил его охранника, а потом и его самого, и, прихватив школьный портфель, где и была добыча, затерялся в толпе. Я подошёл к ним со спины, нагнав, в неразберихе стараясь не светить лицо, так что не думаю, что свидетели меня опознали бы, хотя криков за спиной хватало. Покинув рынок, в развалинах какого-то дома я опустошил портфель. Неплохая добыча: почти полторы тысячи рублей плюс пара наручных часов и табакерка, к моему удивлению, золотая. Всё это я распихал по карманам, отправив портфель в провал подвала, и, добравшись до остановки трамвая, покатил к тому рынку, что был рядом с моим домом. Там я продал свою верхнюю одежду, сменив имидж, этот уже засвечен, и купил тёплую кожаную куртку с подкладкой из овечьей шерсти. Сменил и шапку, и штаны. И теперь меня ожидали другие покупки.

Мне уже поднадоело ютиться в пустой комнате, так что пора приобретать мебель. Найдя нужного торговца, я выяснил, что у него есть, и вот что заказал: кухонный столик, небольшой буфет, круглый стол, который можно раздвигать, четыре стула с высокими спинками и мягкими сидушками. На платяной шкаф денег пока не хватало, однако вещи где-то хранить нужно, например, одежду или запасной комплект постельного белья, поэтому я приобрёл комод, да непростой, а с зеркалом по стене. Очень удобно, а то у меня лишь карманное имелось. Ну и подвесную вешалку с полочкой для головных уборов. Из мебели это всё, хватит пока. Все наручные часы, ну кроме той пары, что я ношу, я продал: расторговался среди водителей наших гаражей и боксов, сумма приличная получилась, но я её берёг на сегодня. Торговец, взяв аванс и узнав адрес, пообещал доставить всё через два часа, грузчики поднимут мебель и расставят.

Отправившись дальше по рядам, я приобрёл тяжёлые шторы, непроницаемые, над дверью их повешу, будут вместо второй двери с тамбуром между ними, отчего и звукоизоляция повысится. Купил и карнизы к ним. Потом – скатанный в валик коврик, у кровати расстелю, чтобы ноги на холодный пол не спускать, домашние тапки да ящик с инструментами. Там было всё: от молотка до одноручной пилы с топориком. В хозяйстве пригодится, в сарае поставлю. У того же продавца заказал «тестер» и ещё некоторые инструменты для работы, мол, завтра утром заберу. Ещё приобрёл керосиновую плитку для готовки, бидон с керосином, спички, сковороду, кастрюлю, чайник и кое-какие продукты. Из посуды – пару тарелок, стаканы, ложки. В общем, всё, что необходимо, даже скатерть для стола. Нанял сани и покатил домой. Большую часть покупок я оставил в сарае, инструменты, керосинку и бидон обязательно, остальное поднял к себе.

Когда я открыл дверь и прошёл в свою комнату, то вдруг услышал слова, произнесённые с заметным акцентом:

– Здравствуй, Олег Крайнов.

От неожиданности я бросил вещи на пол и, развернувшись к кровати, на коей полулежал незнакомец, постарался молниеносно выхватить наган, скрытый полой куртки. На дело я с оружием пошёл, на всякий случай, поэтому револьвер был при мне. Однако достать его я не успел. Гость как-то странно махнул рукой, и я замер парализованный. Это он чем меня, дротиком или чем-то подобным? Тело не шевелилось, но говорить я мог. Более того, я стоял, будто удерживаемый невидимыми нитями, и не падал, хотя, по идее, должен был свалиться. Странно всё это.

– Ты ещё кто такой? – спросил я, убедившись, что не могу двигаться. – И меня Кириллом Крайновым зовут.

– А в прошлой жизни? – усмехнулся тот и, легко встав с кровати – вот гад, с ногами на неё забрался, не сняв уличную обувь, – закрыл дверь на щеколду.

– Так кто ты? Какой-нибудь полицейский времени, что отправляет обратно таких попаданцев, как я?

– Книги – дело хорошее, но не стоит читать подобный бред. Нет, тут всё гораздо сложнее, – сказал неизвестный и, вернувшись к кровати, снова с удобствами устроился на ней, поинтересовавшись: – Скажи мне, какова цель твоей жизни, ведь она у тебя есть?

– Конечно. Раз попал в это время, то собираюсь изменить историю. Добуду оружие, снайперскую винтовку, ну и посещу разные страны, отстреливая политиков. Черчилль с Гитлером – мои первоочередные цели на следующее лето. Особенно у англичан повеселюсь, хочу всю их верхушку и банкиров перестрелять, должок у меня к ним… Какого чёрта я всё это рассказываю?!

– Всего лишь лёгкий конструкт развязывания языка из арсенала следственных групп, – не совсем понятно, но любезно разъяснил пришлый. – А англичане тебе чем так не угодили?

– В будущем у меня была дочь, я об этом поздно узнал, мать проституткой была. Она с дочкой в Англию эмигрировала с новым мужем, а тот обеих топором зарубил, психом оказался, потом лечился. Я могилу вскрывал, проверял тестом, точно моя дочь. Должок у меня, а так как инвалидом был, не мог тогда его отдать. Отдам сейчас. – Несмотря на моё полное нежелание ворошить прошлое, слова сами слетали с губ.

– Интересный ты человек.

– Ты не ответил, кто ты.

– Маг. Маг из другого мира. Младший офицер следственной части города Обжерон. Преследовал преступника и вместе с ним оказался здесь, это произошло четыре года назад. Преступник использовал незарегистрированный телепорт. Во время схватки телепорт был повреждён, преступник ликвидирован, а я застрял в этом мире.

– Почему?

– Я боевой маг, а чтобы починить телепорт, нужен инженер, специалист по магическим конструктам. Я начал здесь магов искать, думал, дам основы, а тот починит, но магов на Земле нет. Раньше были, множество свидетельств этому встречал, но лет пятьсот назад этот мир покинули последние одарённые. Причём перед уходом что-то сделали, чтобы одарённые в этом мире больше не рождались. Я уж было отчаялся, а тут один из моих служебных амулетов засёк возрождение. Ты из будущего оказался в своём родном прошлом. Пришлось побегать поискать тебя. Молодец, что спрятался в большом городе, ауры множества жителей, пусть они и обычные люди, скрывали тебя, если бы не комплект амулетов, что я использовал для твоего поиска, не нашёл бы. Ты тоже одарённый, и, если у тебя есть способности к магическому конструированию, мы оба в плюсе.

– Ага, – отстранённо произнёс я, – а вот и опции попаданца, а то уж я отчаялся…

– Шутим? – понятливо хмыкнул маг. – Шути-шути, а я на самом деле серьёзно. У меня к тебе деловое предложение.

– Ну, деваться мне некуда, послушаю. – Тело-то всё ещё мне не повиновалось.

– Это правильно.

Пока гость живописал, что собирался мне предложить, я с интересом его рассматривал. Одет он был явно в земную заграничную одежду. Видать, под местных маскировался: костюм-тройка, штиблеты, на гвоздике пальто висело и шляпа. Первое, что обращало на себя внимание, – это его лицо и особенно глаза. Несмотря на то что внешне он был красивым, его портило будто приклеенное выражение, которое маг, видимо, носил постоянно. Брезгливо поджатые губы, взгляд, говорящий: вы все говно, один я золотце. В общем, я такому спину не доверил бы, да и грудь тоже. Падаль-человек, вот как его можно охарактеризовать. Да и рассказ его о прибытии вызывал сомнения. А может, он и есть тот преступник, а стражник убит? Если вообще всё именно так было, поди знай. Не хотелось бы иметь с ним дело, но чую, выбора у меня нет. Если он меня как марионетку держит, то сможет заставить силой помочь ему, или второй вариант: мы сотрудничаем, он действительно учит меня, хоть чему-то, тут я как раз не против, и наши пути-дорожки разбегаются. Лично я был только за.

По его рассказу, что он сейчас мне на уши вешал, он заканчивал у себя там магическую Академию на факультете боевиков и даже удостоился чести попасть в стражники второй столицы их государства. Маг описывал жизнь у них, что и как происходит. В Академии учатся семь лет, первые два года – общеобразовательные, и он готов мне эти два курса преподать, благо на память не жалуется, да и выпустился он из Академии всего пять лет назад. Но за услугу я починю телепорт, и маг готов взять меня с собой, мол, в Академии есть заочные отделения, хотя принимают туда на учёбу с двенадцати лет.

Если убрать тот пафос и саморекламу, что фонтанировала из него, то, как я понял, на боевой факультет уходят те, кто на более серьёзных и значимых факультетах не мог устроиться, проще говоря, таланта нет. Так что оттуда прямой путь в военные. А в стражники идут совсем неудачники, и, судя по мимике этого мага, всё так и было. М-да, попал я. Однако, прерывая этот поток слов, я поинтересовался:

– А что, если у меня нет дара к конструированию?

Для гостя это было как ушат ледяной воды, видимо, об этом он не подумал. Да я и сам понял, что офицер умом не блещет, несмотря на все попытки выставить себя ценным и востребованным специалистом. Он резко подошёл ко мне и, сняв со своей одежды одну из побрякушек, спросил:

– Смотри, ты видишь линии схем магемы этого амулета?

– Ничего не вижу, – честно сообщил я. – Побрякушка какая-то.

– Сейчас.

Маг снял другой амулет и минут пять водил им передо мной, что-то бормоча. Воспользовавшись этим, я задал пару интересующих меня вопросов:

– А как оказалось, что я не умер и занял чужое тело? Это что, везде и всюду так происходит?

– Такое бывает, редко, но бывает, и только с одарёнными.

– А я был одарённым? Как вообще всё это произошло?

– Я тебе что, маг пространства или маг-инженер?! Я обычный боевик, это не моя сфера знаний. Увидишь нужных спецов, у них и спрашивай. – Тут он с уверенностью кивнул, заканчивая мой осмотр, и воскликнул: – Ты маг! И, возможно, даже станешь средним по силе, каналы расширены, но Дар у тебя не пробудился, обычно этому способствует сильный стресс или волнение.

– Как-то не довелось ничего подобного испытать с момента, как я получил это тело. А почему я в прошлом теле не инициировался? У меня там стрессов тоже немало было.

– Не знаю, наверное, стрессы недостаточно сильные были.

– Хм, а какие у меня способности?

– Этого никто не скажет, пока не провести тестирование. Поэтому два года в Академии и дают, чтобы понять, где золото, а где отбросы.

У меня чуть с языка вопрос не сорвался, не на боевом ли факультете эти отбросы учатся? Однако смог удержаться и спросил другое:

– И как теперь быть? Нужно ведь пробудить Дар?

– Я это уже понял, – отмахнулся гость и, сняв с себя другой амулет, сказал: – У меня есть чем пробудить твой Дар, и надеюсь, ты это переживёшь.

Я и слова вставить не успел, как маг выстрелил в меня из амулета красным лучом, и меня буквально вырубило резкой всепоглощающей вспышкой жуткой боли. Уроды маги, я теперь это отлично понимаю, и ко мне пришёл самый яркий их представитель.


Три с половиной года спустя

6 августа 1940 года

Москва, район Ленинских гор

Вечер


– Ты уверен, что телепорт теперь работает?! – с вполне понятным подозрением поинтересовался Гард, как звали мой ночной кошмар и мои проблемы в последние несколько лет.

Он точно стражник, а не преступник, как я было подумал, слишком туп для преступника и вполне годится в стражу. А вообще, как я узнал чуть позже, он ни за кем не гнался, тот сам в него врезался на бегу, когда Гард возвращался с обеда, и они случайно переместились в этот мир в район Панамского перешейка, да и убил он его непредумышленно, не тот боевой амулет схватил, а он оказался мощным, и прожёг дыру в груди своего одномирца. Поначалу офицер нагулялся, большим бабником оказался, а имея магию, разрешения ни у кого не спрашивал, да и вообще простых людей за людей не считал, отношение, близкое как к говорящей скотине. Когда наконец, а прошло уже полгода, до него дошло, что случилось, он запаниковал и через некоторое время сообразил поискать мага, который ему поможет. Если не найдёт, взрастить самому, если сможет. А с учётом того, что учителем он был отвратительным, его опасения остаться тут навсегда были вполне обоснованы. Ему повезло в том, что он в день перемещения был на дежурстве и имел при себе комплект амулетов младшего офицера, однако они были простенькие, лишь для сферы его деятельности, но на теле врезавшегося в него мага было несколько серьёзных амулетов, которые уцелели благодаря наложенной на них защите. Офицер смог своими амулетами взломать их и использовать. Среди них был и магический вестник, это такой очень серьёзный поисковик. Так маг меня и нашёл.

А насчёт моего имени при первой нашей встрече… Тот врал напропалую, чтобы показать, насколько крут. Что я переселенец, определил он благодаря амулету, и за день до нашей встречи, тихо ночью вскрыв дверь моей комнаты и положив один из амулетов на мой лоб, смог считать часть памяти, узнав настоящее имя, и на следующий день так ярко подал себя. Любит он такие дешёвые фокусы. Поразил тогда, не без этого, но на самом деле как маг он пустое место; без амулетов, своих служебных и трофейных, он одно большое ничто, я это давно понял.

Но наше сотрудничество всё же состоялось. Очнулся я тогда на своей кровати, причём мебель, которую я приобрёл на рынке, уже стояла в комнате, да и маг подтвердил, что он всё принял и оплатил, накинув грузчикам сверху. Деньги он взял из моего кармана. Это ладно, но теперь я действительно мог менять режим зрения и в магическом зрении видел потоки магии, как и линии магем и конструктов. Тому же Гарду это было не дано. Так что направление инженеров-конструкторов или лекарей мне светит. Когда Гард узнал об этом, обрадовался невероятно и сразу стал требовать моего согласия починить телепорт. Пришлось с ним серьёзно поговорить, и результатом разговора стал договор, что маг учит меня абсолютно всему, что знает. Возражать и торговаться он совершенно не умел.

Для начала Гард сообщил, что в городе учёба и мои тренировки пойдут быстрее, ауры людей выделяют ману, мизер, и чем больше их живёт в городе, тем больше маны разлито вокруг, вот ею я и подзаряжался. В мастерских я перешёл на полставки, то есть до обеда работал, а после, до вечера, – в распоряжении Гарда. Преподавателем он был, как я уже упоминал, ужасным, но, систематизируя информацию, которую он давал, я всё же постепенно усваивал знания. Теория мне из-за такого недоучителя давалась тяжело, но зато в практике он был неплох, так что сейчас я был на его уровне. И стоит честно признать, что за эти три с половиной года я был на уровне окончившего первый курс их Академии. Заметно подтянулся по боевому направлению, но и только. Однако Гард выполнил своё обещание: всё, что знал, передал мне, а то, что он так мало знал, что ж, уровень его интеллекта на это указывал ещё в первые дни нашего сотрудничества.

Что я выдоил Гарда на знания и умения полностью, это точно. Починить телепорт я мог ещё год назад, когда разобрался, в чём проблема, но тянул время, говоря, что слишком сложное повреждение, и продолжал учиться у мага, а когда понял, что всё, большего он ничего дать не может, то быстренько починил браслет. Там две линии были повреждены, я нарастил их, и одна порвана – срастил. На этом всё, браслет стал выдавать сигнал о полной своей исправности, а Гард ещё что-то сомневается.

Кстати, он без задней мысли дал по очереди изучить все свои амулеты, даже трофейные, я схемы и зарисовал, так что при необходимости повторить смогу, а сейчас пока практиковался в создании простеньких магем.

В данный момент мы выбрались подальше от больших скоплений людей, найдя пустой парк, и вот Гард готовился отправиться обратно, ещё не подозревая, что я остаюсь.

Причин принять такое решение было несколько. Для начала – Гард врёт, постоянно и всюду, разве что во время уроков говорит правду, да и то по теме учёбы. Так что верить ему – себя не уважать. А когда он говорил, как я хорошо устроюсь в их Академии, то его глаза как-то неприятно сверкали, и в них ещё мелькали тени жажды наживы. Так что рабство или ещё что вполне может меня ожидать. Однако не это самое важное. Я едва дотерпел до этого дня, чтобы не прибить Гарда, что у меня вряд ли получится, а вот ему меня раскатать в блин – как нечего делать. Если мы один на один, то на равных будем, тут результат пятьдесят на пятьдесят, мы это уже оба понимали, но он был увешан амулетами, которые давали ему неоспоримое преимущество. Тут он меня отделает не поморщившись. Но этот далеко не самый приятный маг ещё и, извините за подробность, трахал всё, что движется и имеет соответствующий пол. Хорошо я сразу сказал: не гадить там, где живёшь, женщины из моего дома вроде как не пострадали, хотя за всем уследить я не мог. Гард не умел стирать память, не его умение, но ввести в транс и получить всё, что пожелает, а потом вернуть избранницу в сознание мог, так что его пассии могли потерять пару часов жизни и не помнить, что было за это время. Однако такие женщины ему уже не интересны, вот когда сопротивляются… Гард начал ходить на охоту. Мы тогда впервые серьёзно поругались, и он чуть не прибил меня. Хорошо лекарский амулет у него был, срастил мне позвоночник и раздробленные кости, но я затаился, а тот своих игр не прекращал. Так что, закончив обучение, я решил побыстрее избавиться от этого морального ублюдка. Да, я мог починить браслет раньше, но тогда он вернулся бы в свой мир ненаказанным. Нет, я усилил исследования браслета с внедрённой в него конструкцией магем телепорта и наконец смог изменить его, использовав магемы координат. Так что куда бы Гард ни отправился, там не будет его дома, а то уж больно размечтался.

Маг крутил в руках браслет телепорта, с интересом и некоторым подозрением изучая его, потом с сомнением посмотрел на меня – ага, в этот раз магема откровенности не сработает, у меня защита – и проговорил, надевая браслет:

– Значит, так, сейчас возьмёшь меня за руку, и мы перенесёмся в мой мир. Готов?

– Конечно, – спокойно подтвердил я и, как только замок щёлкнул и браслет засветился на руке мага, дистанционно его активировал. – Отправляйся один, придурок.

И тот исчез.

Правда, не весь. На землю упали срезанные ниже колен ноги. Вот это меня поразило, я такого результата не ожидал, но если учесть, что я вносил изменения в такой сложный амулет, как телепорт, методом тыка, удивляться нечему, вполне могло быть. Сняв со спины вещмешок, а раз мы отправлялись в другой мир, то затарились всем ценным в нём, я положил его в стороне и, удостоверившись, что вокруг никого нет, повёл рукой, и кусок земли в куб размером ушёл в сторону, разверзая яму. Сбросив в неё ноги, я вернул землю на место, после чего убрал следы крови, да и вообще все следы. Вернув рюкзак за спину и придерживая лямки, я энергичным шагом отправился обратно. У Гарда были свои планы, у меня свои, и вот как раз последние отменять я не собирался.

Возвращаться в комнату в коммунальной квартире я не мог, так как её больше не было. А всё Гард, гад, мол, всё равно уходим, и продал её. Точнее, продал прописку: я прописал того, кто заплатил, довольно солидно, а сам выписался, и всё официально, теперь это его комната. Деньги маг потратил на закупку золота. Драгоценные камни в мире Гарда не особо ценились, там это такие же, как и у нас, ювелирные украшения, хотя мешочек камней он всё же набрал, но больше всего ценил золото, именно оно было как в его вещмешке, так и моём рюкзаке. Кстати, драгоценные камни он ко мне сунул, а сам побольше золотом затарился. У меня в рюкзаке его с двадцать кило, уж не знаю, где он столько набрал, сам добывал, уверен, что незаконно. Может, грабил кого, или ещё как, но пятьдесят кило этого презренного металла заполучить смог. Тридцать у него было, остальное у меня. Он и больше бы к себе упаковал, но мы совместно вычислили грузоподъёмность, больше просто амулет не потянет.

Что делать дальше, я раздумывал на ходу. Гард, за час перед уходом, сжёг все мои документы, что стало для меня неожиданностью. С работы я вчера уволился, так что я без документов, с золотом в рюкзаке, без жилья, с наганом (браунинг себе Гард забрал) путешествую в черте города, причём в таком месте, где легко встретить людей. Ну а выбор именно этого места для перемещения выпал потому, что здесь был малый источник магии, что позволило бы переместиться нам даже с перегрузом. Это Гард высчитал, я не участвовал. Выйдя на тропинку, я улыбнулся двум встречным девушкам в платьицах, которые удивлённо покосились на меня. Ну да, одет я был для парка необычно. Высокие сапоги, солдатские галифе, куртка со множеством карманов, панама, с виду турист. Но тут как-то не место для туристов. Я скинул куртку, оставшись в рубахе, и направился дальше.

Покинул парк я уже без куртки и без рюкзака. Гард ведь набил вещмешок только тем, что ему нужно было, то есть золотом и камнями. Ни продуктов, ни чего подобного. А есть хотелось, мы же только позавтракали, а обед в делах пропустили. В кармане у меня мелочь завалялась, вот её я и хотел потратить. На рынок идти не стоит, поздно, Гард высчитал, что если мы отсюда в шесть вечера отправимся, то в его мире будем утром, причём на том же месте, откуда они переместились. С чего он пришёл к таким выводам, не знаю, но был в этом уверен. Однако всё, я от него избавился, даже ответку кинул, отчего и был такой довольный.

В ближайшей чебуречной я поел чебуреков с чаем и взял с собой ещё шесть штук. Шагая, я лишь ухмылялся своим мыслям. Попаданец есть, одна штука. Сверхспособности у него в данный момент в магии есть. Чем не начало для книжки? Вот я и иду и посмеиваюсь. Если раньше попадание в тело Кирилла я рассматривал как квест, то теперь относился к этому более серьёзно. И ещё, надеюсь, оговорка Гарда о том, что на Земле были когда-то маги, но ушли, не была шуткой, я хочу найти то, что от них осталось, может, учебники по магии или ещё что. Это пока только надежда. В действительности магом меня назвать можно с большой натяжкой. Я не могу швыряться заклинаниями направо и налево, слабость в знаниях была. Причём у магов есть предрасположенность к стихиям, например, тот же Гард был адептом магии воды, но слабосилком. У меня, как выяснилось, была универсальность, я мог манипулировать всеми четырьмя стихиями, а именно: Землёй, Водой, Воздухом и Огнём. Именно в такой последовательности. Я, например, как имеющий способности к конструированию, а точнее, созданию амулетов, да и других разных магем, мог делать их с примесями магии стихий или совмещать их. Правда, я ещё на начальном пути изучения магии, но основы мне всё же известны. Однако серьёзным магом я себя не считал, по верхам нахватался, но и это для местных было серьёзно. Например, рюкзак я оставил в парке, прислонил его к стволу берёзы и накрыл курткой, а на куртку наложил магему отвода глаз, так что на пару дней, пока есть заряд в магеме, никто моё имущество не обнаружит. Такие магемы довольно сложные для меня. Ладно хоть, с боевыми полегче, Гард с этим действительно помог, но вот в создании магем или амулетов он ничем помочь не мог, не его стихия, только подсказывал то, что слышал от других студентов Академии. Его и других боевиков этому не учили.

Последние полтора года я создал с две сотни амулетов для практики, создавал и развеивал, создавал и снова развеивал, набираясь опыта, который мне был так необходим. Я пока не умел связывать в общую схему больше десяти магем, это пока мой потолок. А в том же амулете телепорта магем больше полутора тысяч, вершина искусства. Вряд ли с моими куцыми знаниями я когда-нибудь смогу подняться на такой уровень владения магией. Оставил я себе три амулета: естественно, защиты, отчего Гард и не мог использовать на мне некоторые свои служебные амулеты, из простеньких. Потом – амулет воздушного кулака. Тут надо сказать, моя самоделка удалась, этот кулак даже толстые доски ломал одним ударом, правда выставленным на полную мощность. Ну и третий амулет – лечебный. Серьёзные травмы он лечить не мог, но заживить порезы, даже глубокие, убрать синяки и ссадины – вполне. Вот так и выходит, что магия, коей я владею, годится лишь для облегчения моей жизни, а для переворота или захвата власти, даже если мне придёт такая глупость в голову, уже нет. Я даже в пивнушке переворот не устрою, пинками выгонят. Вот такое приобретение я получил от Гарда.

Однако это ещё не всё. Вернувшись к рюкзаку, я сел рядом с ним, облокотился о его твёрдый бок и, положив рядом бумажный свёрток с чебуреками, задумался. В отличие от управляемой магии, это я о магемах и создании заклинаний с амулетами, магия стихий давалась мне лучше и легче. Заклинания я делаю сам, плетя схемы, а магия стихий – это природная магия моего источника и Дара. Это разная магия, как бы это ни звучало. Если в первые дни, когда я тренировал Огонь, у меня на пальце получался лишь лепесток огня, то сейчас, за три с половиной года тренировок, я могу отправлять стену огня размером три на три метра дальностью метров на пятьдесят. Там от жара даже сталь плавится. Правда, это максимум, что я могу, выдыхаюсь. Так что – тренировки и тренировки, вот что меня ждёт, да и размер источника я так увеличиваю, что только радует. В стихии Земли о земляных и глиняных големах мне остаётся только мечтать, хотя быстро, за секунды создать укрытие я смогу, тот же окоп или подобие блиндажа. Хотя насчёт големов знаю, куда нужно стремиться. Стихия Воздуха порадовала возможностью создавать искусственное торнадо или образовывать щит вокруг тела. Пока слабенький, однако удары ножа или пару пуль удержит. С Водой? Что тут скажу? Гард владел только умением превращать слюну после плевка в яд и этому смог научить меня. Однако это умение я немного модернизировал: теперь слюна, после того как я её выплюну, может превращаться не только в яд, но и в кислоту. Очень едкую, металл разъедает только так.

Магем, которые являются основами плетений заклинаний или создания амулетов, я знаю триста шесть малого круга и двести семьдесят три среднего. Магемы большого круга Гарду были неизвестны, на двух начальных курсах учили только этим, это как алфавит магического конструирования. В результате я умел создавать магемы, скрещивать их, знал основы создания амулетов, но без книг и учителей это всё для меня – тёмный лес, развиваться в магии дальше я смогу только наугад, ставя опыты, что по времени заметно задержит меня в развитии. Однако я особо и не печалился, магом я не мечтал стать, буду изучать её, когда интерес появится, а так тем, что есть, я доволен.

Ну ладно, история с Гардом уже в прошлом, я избавился от этого гада, от его постоянной опеки, пора снова жить своим умом и как я захочу. А вообще в планах у меня было отправиться за границу, за два месяца объездить часть стран и пристрелить их правителей, а также тех, кто подталкивает мир к войне, именно так я решил воспрепятствовать нападению Гитлера на Советский Союз, потом вернуться и пойти в армию, тем более у меня срок пришёл, как раз осенью призыв будет. К моему удивлению, тут срок призыва в двадцать лет, видимо, в восемнадцать сделали уже после войны. Зачем мне это надо? А чёрт его знает! Может, и не вернусь в Союз. Войны же не будет, чего мне здесь делать? Я найду чем себя занять, например, артефакты, оставшиеся от сбежавших магов, искать. Или Мальдивы посещу, пока они не стали элитным местом отдыха.

Встав и прихватив рюкзак, я направился вглубь парка. Нужно найти место для ночёвки. Завтра займусь добычей денег, чтобы золото не трогать, а потом отправлюсь в Германию. Начну оттуда. Документы восстанавливать не буду. Исчез Кирилл Крайнов, так исчез. Работы предстоит много, но ничего, справляюсь, тем более у меня появилась магия, с ней легче.


Утром следующего дня я снова оставил рюкзак в парке, в этот раз хорошо спрятав, но не забыв наложить магему отвода глаз, и направился к ближайшей трамвайной остановке. Нескольких копеек, что у меня оставались, хватило с одной пересадкой доехать до ближайшего рынка. Однако на этот раз моё внимание было не к криминалитету. Около рынка на первом этаже жилого дома была сберкасса. Я прошёл в подъезд, спустился в подвал и, используя шесть разных магем и частично стихию Земли, смог проделать небольшое отверстие сначала в полу сберкассы, а в подвале это был потолок, потом в днище сейфа. Где что находится, я видел благодаря магеме видения, правда, действовала она максимум метров на двадцать, но мне больше и не нужно. Используя магему движения, это что-то вроде дистанционного телекинеза, я столкнул в отверстие пять пачек банкнот и, подхватив их, отправился обратно. На руках у меня оказалось ровно десять тысяч рублей. Заделать отверстия я могу, да так, что и криминалисты не обнаружили бы следов, но зачем подставлять работников кассы? Есть хищение, есть хорошо видное отверстие, которое и объясняло, как деньги были похищены.

На рынке я купил вещмешок, продукты, хороший нож, наручные часы и чемодан, а в магазине – костюм, довольно неплохой, мне подходит. И поехал в аэропорт. Дело в том, что, как я узнал, сегодня в Берлин летят наши дипломаты, и мне нужно пробраться в самолёт, но пара пограничников, поглядывавших на дипломатов, могли этому помешать. Когда началась посадка, я наложил на себя магему отвода глаз и с чемоданчиком уверенной походкой направился к новенькому пассажирскому американскому «Дугласу». Пограничники, как я и надеялся, меня не увидели, а дипломаты приняли за своего. Так что меня пропустили без слов в самолёт, даже документы не спросили. Уф-ф, не думал, что получится, но рад, что всё же вышло, как я задумал. Устроившись в кресле, я продремал до Варшавы. Там дозаправка, и вылетели дальше. На аэродроме Берлина я также использовал магему отвода глаз, и немецкие пограничники на меня тоже не обратили внимания. У здания аэровокзала я поднял руку, подзывая такси.

– В центральный банк, – велел я.

Тот довёз меня до него, и в отделе обмены валюты я поменял советские деньги на марки. Хм, документы у меня, конечно же, спросили. Но я по пути попросил таксиста остановиться у края тротуара, наложил на него магему сна, обыскал и, используя магию, сделал копию его документов, использовав под основу лист бумаги. Только это была трансфигурация, поэтому продержится эта твёрдая иллюзия не более двух часов, что мне вполне должно хватить. Так что я предъявил документы со своим фото, обменял деньги, после чего таксист отвёз меня на окраину Берлина, где я на месяц снял небольшую квартиру. Хозяйка записала данные с моих документов, по которым я значился родом из Мюнхена, как и таксист, и получила деньги сразу за месяц. А через десять минут после её ухода документы снова превратились в чистый лист, что она уже не видела. Я же, довольный, принял душ и, растянувшись на диване, только и пробормотал:

– Да-а, так можно работать.


Первые двое суток я отдыхал и гулял по окрестностям, присматриваясь. Купил новую одежду, постригся и теперь мало чем отличался от местных жителей. Разве что совсем лёгкий акцент присутствовал, но я старался его убрать. Снова сделал документы и на месяц арендовал машину, отчего изучение столицы Германии сразу ускорилось. В данный момент я из машины в бинокль, купленный в охотничьем магазине, изучал посты армейской части, которая располагалась на окраине города. Разведка на колёсах, так сказать. И ещё мне нужно оружие. Брать что-то в охотничьих магазинах смысла нет, там выбор небольшой, сразу обнаружат пропажу и поднимут панику. Рисковать я не хотел. То ли дело армейская часть. Пробраться на склад, прихватить из ящика карабин, можно и не в снайперском исполнении, я его с помощью магии сам усовершенствую, лучше будет, никто и не хватится пропажи. Так что чухнуть оружие у армейцев это, на мой взгляд, идеальный вариант. А действовать нужно ночью, так проще.

Закончив с разведкой, я покатил к одному ресторанчику, где отлично готовили. И когда я уже поел и наслаждался бразильским кафе, ко мне подошёл древний старичок в костюме, который на нём висел как на вешалке, и в фетровой шляпе.

– Разрешите присесть, юноша? – поинтересовался он по-немецки.

– Прошу, – указал я на стул.

– Скажите, где ваш хозяин? Я не вижу его здесь.

– Хозяин? – не понял я и нахмурился: мне с ходу не понравилось начало нашей беседы.

– Ну да, вы ведь гомункул, искусственно созданное магическое существо?

– Так, стоп. Как я понял, в магии вы разбираетесь?

– Ну да, конечно. Я маг.

– Нас могут услышать.

– Я наложил чары, нас не услышат, мы можем поговорить спокойно.

– Хм, а мне говорили, что магов здесь нет, мир никому не интересный. А старые маги сами ушли, сбежали.

– Вас не обманули. Кроме меня, на этой планете действительно нет магов. И да, раньше тут маги были, пока их не прогнали обычные люди, взяв себе в солдаты магов-отступников. Возможно, вы о них слышали, они называли себя инквизиторами. Сейчас они уже вымерли. Последний – лет сто назад. Мы – маги-долгожители, даже такие отступники.

– Хорошо. Но я немного не понял. Можно пояснить некоторые моменты? Вы – маг и видите меня как гомункула. По вашим словам, это искусственно созданный человек. Всё верно?

– Почти. Гомункула можно сделать и из живого существа. Именно так и произошло в вашем случае.

– Но я маг?

– М-м-м… нет.

– Ничего не понимаю. Тогда кто я?

– Гомункул. Кто-то внедрил в вашу ауру несколько особо сложных плетений, делая из вас плохонького мага-универсала. Думаю, плетения были внедрены довольно сложным и дорогим амулетом.

Мне показалось, вокруг меня мир рушится. Я только-только привык к магии, а оказалось, что это не так. Вот кому верить?

– Всё ложь, все вокруг лгут, – в шоке пробормотал я.

– Кстати, молодой человек, как давно у вас способности в магии пробудились? То есть, когда из вас гомункула сделали?

– Три с половиной года назад.

– Ага, значит, всё это время ваш хозяин находился рядом, иначе эти плетения в ауре за месяц вас убили бы. Они, как кислота для ауры, уничтожают её. Пока их действия я не вижу, значит, вы не так давно расстались с хозяином.

– Четверо суток прошло.

– Я могу убрать эти плетения. Это очень сложно, но я смогу это сделать.

– А можно ли вам верить? Вдруг вы тоже хотите меня обмануть? Кстати, мы не познакомились.

– О, простите, вы так меня заинтересовали, что я забыл. Аргус Фео-Синей, профессор палеонтологии магического музея искусств. Пусть встреча наша и случайна, я сам люблю здесь обедать, но, полагаю, это знак Судьбы.

– Олег, а теперь Кирилл Крайнов, – рассеянно представился я и, не удержавшись, поинтересовался: – А что, маги тоже возятся с динозаврами? Я считал, это мёртвое искусство.

– Ну почему? Мы откапываем кости, выращиваем по ним динозавров и смотрим, как они себя ведут в естественной среде. Здесь, на Земле, я материал набираю. Прибыл вот на неделю и случайно встретил вас. Как я уже сказал, Судьба.

– А-а-а, так у вас такая палеонтология… – протянул я задумчиво. – Ну да, ваша живее и интереснее. А по поводу того, что у меня в ауре, что вы скажете? И почему я могу вам верить?

– Я могу принести магическую клятву, что говорю правду. – И сразу это сделал. Мне эта клятва была знакома из теории, которую давал Гард. – И ещё: я очень любопытный и готов убрать эту гадость из ауры всего лишь за рассказ, как вы оказались в таком положении.

– Хм. Ещё вопрос, прежде чем я дам свой ответ. Души могут перемещаться из тела в тело, из будущего в прошлое?

– Что вы, молодой человек, конечно же нет! Путешествия в прошлое невозможны в принципе, да и душам это точно неподвластно. Тем более переселение душ, это затратно в силах и мане. Даже мне больше года нужно ману копить, чтобы провести этот ритуал, другим и поболе времени потребуется. Единственный, кто может это совершить, – маг, который поймал нужную ему душу в параллельном мире и вселил в другую. Поверьте, я знаю, что говорю.

– Всё ложь, три с половиной года лжи! – Обхватив голову обеими руками, я покачивался на стуле.

Информация, только что полученная мной, выбила меня из колеи, но не верить старичку было сложно. В людях я разбирался, он не врал. А Гард маскировал ложь ещё большей ложью, отчего я и не разобрал его мотивы. Да и как? Кто же знал, что он из меня одноразовую ремонтную машинку сделал? Тут и тупой догадается, что он провернул всё лишь для того, чтобы был починен телепорт, что и я сделал. Правда, не так всё прошло, как он рассчитывал, что изрядно грело мне душу, но всё равно обидно, что мной вот так воспользовались.

– А всё это мог провернуть слабенький маг, но с мощными амулетами?

– Думаю, вполне. Если он знал, что нужно делать. А ману копить для ритуала переселения души ему года четыре потребуется, а то и пять.

– Этот знал. И копил ману четыре года. Ну и ещё один вопрос: почему вы заинтересовались этим делом? Только не нужно о любопытстве говорить, хотя, как я вижу, оно тоже присутствует.

– Хм, вы очень проницательный молодой человек, – констатировал старичок. – Ну хорошо, я поясню свой интерес. Амулет, с помощью которого вам установили этот конструкт в ауру, сделал я. Он существует в единственном экземпляре и находился у моего ученика, пропавшего несколько лет назад. Я хочу знать, что случилось с моим учеником и кто вам установил это плетение. Я его создавал для животных. У меня были исследования галодеанов. Эти рептилии довольно умны, примерно на уровне шестилетнего ребёнка, вот я и хотел создать магическое существо. Исследования ещё идут, но тут пропал мой ученик, которого я отправил в наш родной мир за нужными амулетами. Этот амулет был создан для воздействия на ауры животных, потому он и уничтожает вашу ауру, несовместимы они. Я же не предполагал, что мой амулет используют для такого дела. Для этого есть попроще, но, видимо, тот, кто установил вам этот конструкт, не имел на руках подходящего, и предположу, он раз в неделю чистил амулетом вашу ауру, отчего та за эти годы и не пострадала. Но сейчас его нет, как и амулета. Единственный шанс вам спастись – убрать конструкт, пока он не натворил дел.

– А как ваш ученик выглядит? – с некоторым подозрением поинтересовался я.

Профессор описал, и я вынужден был констатировать, что на Гарда он совсем не походил, что я и сообщил.

– У меня есть фото Гарда и рисунки магем амулетов, которые были при нём, – пробормотал я, и старичок тут же засобирался, он хотел всё это посмотреть.

Мы устроились в моей машине, и было видно, что старый маг явно не в первый раз едет на авто. Когда мы поднялись ко мне на квартиру, я показал фото Гарда, специально сделал, не знаю зачем, но решил, что пригодится, вот и нанял фотографа, который и подкараулил офицера, а потом отдал мне снимки. Маг с заметным сожалением посмотрел фото, не опознав своего ученика, правда, когда я сообщил, в каком городе Гард был стражником, признал, что он был из их мира и, более того, из его родного города, где у Аргуса был особняк.

Потом старый маг в течение часа работал надо мной, убирая конструкт из моей ауры. Действовал он прямыми касаниями, не используя амулеты, так было быстрее и качественнее. То, что он убрал конструкт, я понял сразу: будто что-то отрезали у меня, чего-то я лишался, и понял: магии во мне больше нет, даже стихийная не отзывалась. Я сделал несколько безуспешных попыток, пытаясь вызвать огонь.

Затем мы пили кофе, за которым я и описал, что со мной было. Об ученике маг жалел, взгрустнул, но без фанатизма: как оказалось, связь учитель – ученик прервалась лет восемь назад, и стало ясно, что ученик мёртв, и Аргус ещё тогда оплакал его, а сейчас принял к сведению, кто убийца. А когда я описал, как отправил Гарда с Земли и что тот оставил здесь ноги, старичок только похихикал.

Маг слушал меня очень внимательно, рассматривая рисунки магем амулетов, и сообщил, что две трети из них раньше были у ученика, которые этот стражник явно присвоил, причём старик уверен, что его звали как-то по-другому, потому что Гард на их языке означало «друг». Изучив схемы тех амулетов, что были у Гарда, он подтвердил: это стандартный набор эксперта-криминалиста у стражников, что сужает круг его поиска, а старик явно собирался найти убийцу своего ученика, отмахнувшись от того, что тот остался без ног. Раз маг имеет золото, ему есть чем заплатить лекарям, новые вырастят. Тут же он и пояснил, как Гард смог разобраться с амулетами его ученика: у него было несколько служебных диагностических для выявления и опознания амулетов, видимо, так он и понял, как использовать трофеи, вот и применил на мне. Скотина, почти четыре года в минус, бесполезное время. Меня ещё никто никогда так не использовал, как этот Гард. Надеюсь, старик его найдёт и поквитается ещё и за меня. Я сообщил, что сделал изменения в телепорте, и маг попросил указать на схеме телепорта, куда я их внёс, и задумался, изучая моё вмешательство. После чего вынес вердикт: Гард отправился в их родной мир, это без сомнения, на координаты я не повлиял, а вот то, что ноги ему срезало, это как раз из-за моего вмешательства в конструкты магем.

И тут с некоторым удивлением я показал на свой палец, на котором горел слабенький огонёк, это всё, что я смог выжать:

– Смотрите! Вы же сказали, что я не маг и даже стихии мне неподвластны!

Вид мага убедил меня, что это и для него такой же шок, как и для меня. Причём он был действительно удивлён, я же скорее констатировал факт, что что-то у меня осталось. Старичок ещё около часа опутывал меня диагностическими плетениями, заставляя работать с тремя стихиями – Воздухом, Водой и Огнём. Но потом увидел горшок с цветком, и Землю тоже попробовали. Все четыре стихии отзывались, но так же слабо, как и Огонь. Вывод, который сделал старый маг, закончив исследования, был таков:

– Ничего не понимаю. Я вижу токи магии, бегущие от головы к твоим рукам, когда ты начинаешь манипулировать магией стихий, но у тебя нет ядра и источника. Такое впечатление, что ты берёшь ману из округи.

– Это плохо?

– Это… необычно. Хотя я не скажу, что такого не бывало, магов, которые могут манипулировать энергией, беря её из пространства, а не из собственного источника, на самом деле много, я тоже так могу. Но это подвластно опытным магам, которые тренируются в использовании магии стихий с детства. Набираясь опыта, они постепенно перестают брать энергию из своего источника, научившись альтернативе, потому что в пространстве магии больше.

– Я почти четыре года тренировался, каждый день по нескольку часов, опустошая свой источник до дна и снова заполняя его медитациями. У меня на это больше времени уходило, чем на изучение магии магем и конструирование. Последние давались легче.

– Хм, ну да, возможно, что так ты перескочил этап мага и теперь можешь использовать стихии. При диагностике я видел, что у тебя расширены каналы и узлы, но это нормально с тем конструктом, какой был у тебя в ауре. Постоянно занимаясь магией, ты их расширил. Для простого человека это, естественно, не нужно, но, думаю, это и помогает тебе использовать магию стихий. Продолжай тренироваться, теперь ты сможешь учиться и расширять каналы, пропуская через них потоки маны, и в будущем сможешь более серьёзно манипулировать всеми стихиями.

– Ага, значит, сверхспособности у меня остались, – хмыкнул я без особого удивления. – Ну хоть какой-то бонус за четыре года каторги.

– Использовать магию стихий без собственного источника, конечно, возможно, но не простому человеку, даже если он получил такой толчок, как ты. Меня заинтересовал такой способ создания мага из немага. Ты – маг стихий, пусть и на начальном этапе обучения, но полным магом ты не станешь, ведь умение смотреть магическим зрением у тебя пропало?

– Да, пропало.

– Значит, одна грубая сила во всех четырёх стихиях, не более. Кстати, какой силой ты в стихиях манипулировал, пока я конструкт не убрал?

Я описал, что мог ранее, и после недолгого раздумья маг сказал:

– Думаю, к тому уровню, к какому ты пришёл с конструктом в ауре, ты придёшь лет за пять, дальше будешь только совершенствоваться и становиться сильнее. Нет пределов совершенству и силе. Всё зависит от каналов: чем они больше, тем больше маны через себя пропустишь, беря её из пространства, тем сильнее станешь. Тренировками расширять каналы ты сможешь и сейчас. Скажу честно, о подобном, что с тобой случилось, я не слышал, и хотелось бы проследить за этим, пусть и случайным экспериментом. Я вернусь лет через пять и исследую тебя, даёшь добро?

– Ну а почему нет? Комплект амулетов для простых людей подарите, те, что позволяют видеть магемы, так я только за.

– Отлично, договорились. Тогда я тебе немного помогу на начальном этапе, сэкономлю год тренировок.

– В смысле?

– Помогу искусственно раскачать и расширить твои каналы. Сильно вмешиваться не буду, их можно повредить, но помочь с их расширением я всё же смогу.

– Хм, отказываться не буду.

– Уже темнеет, заговорились мы с тобой. Сейчас я хочу отправиться в то место, где ты закопал ноги этого Гарда. Они мне нужны.

– Образец тканей?

– Ты догадливый. Я не хочу лично искать его в нашем мире, это долго и со слабым результатом. Разве что известно, где он служил. Сделаю амулет, который его найдёт, это быстрее. К счастью, у нас в мире право на месть никто не оспаривает, это священно. Я вызову его на поединок и убью. Конечно, вызвать госслужащего на дуэль – это постараться нужно, у нас они имеют статус неприкосновенности и могут отказаться от дуэли, но я знаю, как настоять.

– Хорошо, я согласен показать место.

– Тогда, когда вернёмся, я начну прокачивать тебе каналы и узлы, чтобы ты быстрее освоился с магией стихий, за неделю, полагаю, управлюсь.

– Что мне делать? – спросил я, вставая с дивана.

– Перемещение быстрое, для магов такой силы и опыта, как я, это возможно, но мне неизвестно место захоронения. Представь себе его и медленно поднимайся, зафиксировав точку, чтобы можно было сверху видеть город…

– Москву.

– Да, Москву, и мы переместимся.

Я закрыл глаза, представив, как сказал старый маг, получилось всё довольно ярко и качественно. Старик взял меня за голову, положив ладони на виски, миг дезориентации – и мы находимся не в снятой мной квартире в Берлине, а среди берёз парка Ленинских гор. Аргус быстро достал из земли всё, что ему нужно, и мы перенеслись обратно в мою квартирку.

– Что ж, – сказал маг, – на следующие дни ничего не планируй, я подойду завтра, и начнём тренировки. Делать это лучше всего на природе, без свидетелей.

– Я так же тренировался с огнём, – согласился я. – Остальные стихии и в комнате можно было тренировать.

– Всё, на сегодня прощаемся.

Старый маг ушёл, забрав фото Гарда и рисунки амулетов, а я сходил в ресторанчик поужинать, потом принял душ и устроился на кровати в размышлениях. Конечно, такого сюрприза я не ожидал, я действительно не был магом, но то, что бонус получить смог, это хорошо, это в плюс. Теперь тренировки и остальное. Жаль, что мои возможности заметно снизились, всё же за эти четыре года я настолько привык к магии, что она прочно вошла в мою жизнь. Остыл чай? Не проблема. Магема разогрева на дно – и пьёшь горячий. И таких мелких удобств, облегчающих жизнь, было множество. И сейчас я этого всего лишён. Магия стихий тут не катит, это совсем другое дело, хотя, набравшись опыта, можно и её использовать для бытовых вопросов, но не сейчас, это произойдёт очень не скоро, когда я научусь тонким манипуляциям в этой сфере. А то захочется воду подогреть, а я расплавлю чашку, чайник, котелок – смотря на что направлю огонь. Так и с другими стихиями. Опыт нужен, а на его нарабатывание требуется время.

По сути, я снова стал обычным человеком. О сверхспособностях, которые я якобы приобрету с магией стихий, говорить рано, когда ещё они станут серьёзным инструментом! Так что, получается, я оказался в чужой стране без документов и с не таким и большим количеством средств. Эту неделю, если старый маг не передумает, я проведу за тренировками за городом и медитацией в городе. Тут маны больше. Подкачаюсь немного и дальше уже буду заниматься своими планами, я от них не отрёкся. От предложения старого мага вот так не отказываются, и я не идиот отталкивать руку помощи, а он действительно собирался мне помочь. Пусть его и заинтересовало это всё в виде исследования, но главное – его интерес мне в помощь.

Мои же планы были таковы, я лишь слегка их подкорректировал. Валю Гитлера и Черчилля, и надо как-то ещё пробраться на территорию Англии, всё же эти две страны воюют. Проживая в Берлине, я один раз слышал сирену воздушной тревоги и спустился ночью в подвал дома, из которого сделали бомбоубежище. После акций возвращаюсь в Союз, восстанавливаю свои документы, нужно в Ленинград будет ехать, ведь именно там я их получал, потом снова в Москву, и там постепенно осваиваюсь. Только в этот раз дом себе с участком куплю, что-то в земле повозиться захотелось, тем более какой отличный способ в развитии и тренировках стихии Земли, Воздуха и Воды. Вот такие планы.


Убедившись, что сигнализация отключена, я осторожно вскрыл дверь заднего входа магазина, где продавалось не только охотничье снаряжение, но и оружие, хотя и в малом ассортименте. После того как меня лишили возможности создавать магемы и использовать магию, от проникновения на армейские склады пришлось отказаться. Так что отберу себе оружие в этом магазинчике, постаравшись замести следы, а это означает пожар. Ну и дальше начинаем выслеживание целей, а это часть партийной верхушки Германии, и их отстрел. Желательно сразу и побольше, потому как после первой акции мне вторую провести будет сложно, хотя я и не говорю, что невозможно.

С момента встречи со старым магом прошло две недели. Аргус не обманул и реально помог мне с развитием каналов и узлов, которые я действительно сам развивал бы до такого размера около года. Правда, это не неделю заняло, как он предполагал, а десять дней, но результатом мы были довольны оба. Теперь я мог выдавать факел огня, фактически как горелка. Металл режет, я проверял. Стало легче работать со стихией Земли, волны под травой ходили только так. С Водой и Воздухом также. Конечно, используя Воздух, защиту вокруг себя я пока делать не могу, но всё в моих руках, сделаю ещё, когда опыта и силы поднакоплю. Плеваться ядом и кислотой я теперь снова могу, это на самом деле не так и сложно.

И вот старик попрощался со мной и исчез. Встретимся мы теперь только через пять лет, он посмотрит результат, сравнит с тем, что было, а до этого момента я его больше не интересовал. Всё, что хотел, он получил, после того как помог мне слегка развиться на начальном этапе, снял мои параметры и отбыл. Учёный и есть учёный, хорошо ещё, не препарировал меня, с него могло статься.

После отбытия старика я пару дней подыскивал место, где добыть оружие, и нашёл в этом магазине отличную нарезную винтовку, просто с восхитительной для этого времени оптикой. Со слов продавца, он из неё мог за километр попасть в кабана. Надеюсь, не солгал. Причём самое забавное, это охотничье оружие было сделано на базе английской винтовки «ли-энфилд». Конечно, насчёт километра я сомневаюсь, что сохранится точность, но, думаю, метров на восемьсот смогу использовать её однозначно, а больше мне и не нужно. Уверен, немцы оценят то, что их предводителя убьют, а я надеюсь, акция пройдёт гладко, из английского оружия. А Черчилля я собираюсь убить из немецкого карабина, если найду его в магазинах Англии. Ну, или здесь добуду и перекину оптику. Винтовку же я собирался оставить на позиции для доказательства.

Нужные инструменты, чтобы вскрыть дверь и отключить сигнализацию, я вчера приобрёл в магазине электрики и инструментов в центре Берлина. Набор просто отличный, надеюсь его сохранить и вернуться с ним в Союз, жаль терять такой качественный инструмент. И тестеры здесь не чета самоделкам, коими я пользовался в мастерских в Москве, когда там работал, эти настоящие. Небольшой набор, компактный, в чехле.

Пройдя в магазин, я осмотрелся довольным взглядом и, хотя было плохо видно, стал отбирать себе оружие. Нет смысла брать одну единицу, несколько возьму, вдруг пригодятся. И среди оружия я отложил маузер в деревянной кобуре, с такими в Гражданскую комиссары любили щеголять. Всего я отобрал четыре единицы оружия, если считать и пистолет. Это ту самую винтовку, даже нашёл чехол под неё, и два немецких карабина «Маузер», один с оптикой, другой без, но планка крепления имелась. Патронов было не так много, но я брал по максимуму, ко всему оружию оружейные чехлы отобрал. К сожалению, к пистолету оказалось всего три пачки патронов, в каждой по пятьдесят штук, сто пятьдесят в сумме, но я бои устраивать не собираюсь, для пристрелки хватит, а так при нужде буду использовать как оружие ближнего боя, точное и многозарядное, он был десятизарядным, со встроенным магазином. Патроны от парабеллума вполне мощные. Оружие я отнёс в машину, которую оставил за углом дальнего перекрёстка, метрах в трёхстах от магазина, и сложил на заднем сиденье, боеприпасы – на пол. Вернувшись, я отобрал пару ножей, отличных, охотничьих, бинокль, пятнистую накидку и плащ-палатку. Ещё взял подстилку, благодаря которой можно лежать на холодной и влажной земле, не простынешь и не промокнешь. По мелочи ещё пробежался, подобрал себе костюм охотника цвета хаки и обувь и только после этого покинул магазин, который не забыл поджечь.

Убрав рюкзак с ворованным, а я называю подобную кражу своими словами, успокаиваю свою совесть тем, что те сами напали бы на нас, это я о гражданах этой страны, так что пришлось бы воевать против них. Получается – будущие враги. А так я уберу бесноватого, может, больше народу выживет. Воюют с Англией, вот пусть и воюют, нечего к нам лезть. Тем более магазин застрахован, владелец не сильно потеряет, как я полагаю. Встряхнувшись, чего это меня совесть начала мучить, я убрал-таки рюкзак в багажный отсек машины, часть уворованного в салоне накрыл одеялом, после чего запер машину и направился в ту сторону, где находится моя квартира. Из-за комендантского часа, из-за которого я шёл осторожно, чтобы не попасться, доехать на машине до места не представлялось возможным. Завтра утром вернусь и заберу её, не поимев проблем. Я на это надеялся.


Рано утром, позавтракав, я с помощью телефона внизу вызвал такси и доехал до соседней улицы у сожжённого магазина. Как оказалось, тут ещё и соседние дома обгорели, пока пожарные не затушили пожар. Машина моя стоит, поэтому я подошёл к ней и, отперев, устроился за рулём, запустил мотор и покатил прочь. Полицейских у места пожара было не много, велось следствие, метались хозяева магазинов, в общем, всё как на пожаре.

– Твою мать! – с чувством выругался я, заметив, что за мной следуют в отдалении две машины.

Не знаю, как вычислили мою машину, думаю, её нашли и, предположив, что там похищенное, установили слежку, и теперь меня вели. На паре поворотов я убедился, что обе машины, сменяя друг друга, так и следуют за мной. Вычислить их было не трудно, я в Москве в своё время в плотном потоке вычислял слежку, а здесь это плёвое дело. Не знаю, вскрывали ли они машину, следов и царапин на замке я не заметил, но вполне вероятно. Значит, им известно, что похищено, а то когда ещё владелец магазина всё подсчитает! Тем более не всё сможет определить из пропавшего, может, огонь постарался?

Дёргаться и устраивать гонки я не стал, как и показывать, что насторожился, заметив слежку. Спокойно катил к выезду из города и обдумывал, что делать. Хвост нужно сбрасывать, это понятно, однако определить, провалилась у меня попытка подготовиться к акции или нет, пока не могу. Документы, по которым я арендовал машину, сразу уплатив полную сумму за весь срок, левые и с теми, по которым я квартиру снял, не пересекаются, значит, о квартире знать не должны. Я вообще работаю на грани фола, нужно действовать осторожнее, и, желательно, заимев на руки документы, пусть даже поддельные. Ладно, раньше магия была: сделал иллюзию, попользовался и выкинул, сейчас так не получится, оттого я и балансировал на краю, ещё немного – и провал. Хотя чего тут – немного? Вон они, сзади, те, кто обеспечит мне этот провал. Нужно что-то делать, вот я спешно и обдумывал свои дальнейшие шаги. Машина засвечена, это факт, и то, что её нужно бросать, не поддаётся сомнению, вот только оружие бросать как раз не хотелось. Снова идти на ограбление, чтобы достать ещё одну винтовку? Тут уже не звоночек для немцев – сигнал, как гудок теплохода. Да и инструменты мои с тестером в багажнике лежат. Нет, надо что-то придумать. Полагаю, стоит уходить в отрыв, потом, прихватив всё, что пригодится, смотаться. Машину спрятать, в развалины загнать, где её не сразу найдут. Хм, помнится, здесь неподалёку старые корпуса заброшенного завода находятся, часть снесли, создав пустырь, но остальные ещё стоят. Может, это шанс? Тем более на территории я бывал. Конечно, всё не обходил, но погулял ради интереса, мало ли, пригодится? Как видно, пригодилось.

На очередном повороте я резко дал по газам и вскоре, притормозив с разворотом, распугав прохожих на тротуаре, нырнул в арку. Немцы пропустили этот момент, потеряв меня. Всё же не зря я изучал город как на своих двоих, так и на машине. Вот и закрутился по дворам, ныряя из одной арки в другую, пока не покинул этот район и не доехал до развалов завода. Достав всё из машины, столкнул её в яму внутри одного из корпусов и стал засыпать строительным мусором. Вроде всё удачно получилось: и преследователей с хвоста сбросил, и детей здесь не встретил, то бишь лишних свидетелей. Утро раннее, видимо, спят ещё. Думаю, немцы уже жалеют, что сразу у машины не взяли меня, а решили проследить, куда я их выведу. Да, сильно жалеют.

Хорошо завалив машину кусками жести и разными обломками, так что её не видно стало, я затёр и следы колёс у въезда на территорию. Вернувшись к своим вещам, сел и задумался. У машины меня ждали, внешность запомнили, как и во что я одет, возможно, даже сняли на фотоаппарат, если подготовиться успели, значит, нужно полностью менять имидж. Именно этим я и занялся. Откопал среди вещей штаны охотника и ботинки, переоделся, верх остался прежний, только пиджак снял, смотрелось вроде неплохо. Потом поднялся по редким скобам в стене на верх цеха и на одной из балок стал прятать свои трофеи. Пришлось трижды подниматься и спускаться, чтобы всё перетащить. Почистив одежду от пыли, я покинул территорию бывшего завода и, найдя через три улицы парикмахерскую, заказал лёгкую стрижку и покраску волос. Мне даже брови покрасили. Ну вот и всё, теперь я натуральный блондин, настоящий ариец.

Угнать фургончик от одного из магазинов сложности не составило, тут таких множество ездило. Добравшись на нём снова до развалин завода – вроде тихо, – я загнал машину в цех и, на верёвке спустив трофеи, загрузил их в кузов фургончика, после чего покинул этот район. Кстати, полицейских здесь было немало, уже начали улицы перекрывать. Я доехал до других развалин и спрятал в них часть оружия и боеприпаса. Потом поехал к ещё одному месту, тоже присмотренному мной как схрон, и остаток добычи оставил там. Покинув фургон, я вызвал такси и покатил домой. Нужно переждать, пока страсти улягутся, никуда от меня бесноватый не денется.

У меня в квартире в это время, как оказалось, убиралась приходящая горничная. Кстати, фигурка в моём вкусе, стройненькая, с тяжёлой крепкой грудью третьего размера, если она, конечно, себе в лиф вату не подкладывает. Правда, страшная – мама не горюй, но мне с лица воду не пить. Ей на вид лет двадцать. Она и сама намекала ранее, что не прочь подзаработать. Однако тогда я со старым магом тренировался, не до того было, а тут подумал: почему бы и нет? Из-за того контроля, что мне Гард устроил, я в этом теле до сих пор девственник. Да и не хотелось как-то, видимо, он магией подавлял у меня желания, а сам, скотина, бегал налево как мартовский кот. Но установки теперь были сброшены, так что, увидев округлую попку горничной, которую обтягивала форменная юбка, я воспылал. Подошёл, погладил… и дальше завертелось. За свои услуги она потребовала десять марок, и я, подумав, велел ей приходить каждый вечер, чем её изрядно порадовал. Она домыла пол и, оставив меня довольного и опустошённого, ушла, кстати, сказав, что этот цвет волос мне больше идёт, без особого удивления встретив перемену.

Я принял душ и, разлёгшись на кровати, стал прикидывать, что делать дальше. Пару-тройку дней пережду, но нужно выискивать позицию, с которой работать. Сведений о цели у меня практически нет, и, чтобы не тратить время на выслеживание, прослушку, проще взять осведомлённого офицера, который приближен к охране или свите, главное, чтобы он знал маршрут следования и планы Гитлера на ближайшее время, и выбить из него эту информацию. А дальше подготавливаем позицию, работаем и сваливаем из страны. В этот раз не отсидеться, шум будет такой, что искать будут с собаками, вот и покинем столицу Германию. План есть, будем работать.


Колёса поезда, который шёл во Францию, постукивали, но это ни мне, ни другим пассажирам нисколько не мешало, скорее даже убаюкивало. Четыре часа, как мы покинули Берлин, и шесть часов с момента того золотого выстрела, что я сделал. Вообще охрана Гитлера меня поразила своим непрофессионализмом и плохой подготовкой. Не было ни осмотра места перед приездом охраняемого, ни выставлены посты, снайперов охраны не имелось, что должны держать все подозрительные точки под наблюдением. Подъехали к ресторану, где готовились отмечать день рождения одного высокопоставленного генерала, празднество которого Гитлер не мог не посетить, слишком близки они были, и толпой пошли к входу.

Идея с офицером сработала как надо. Захватил, вывез, допросил и избавился от тела. Выбирал я офицера своей комплекции, так что неудивительно, что в поезде я, закинув ногу на ногу, читая газету, сидел в форме лейтенанта вермахта. Да и вообще всё просто оказалось, в бытность мою киллером и то сложнее работать было. Видимо, сказалось отсутствие опыта у местных и присутствие его у меня.

В выстреле ничего сложного не было. Сначала я пристрелял винтовку, найдя армейское стрельбище. Я не мог отстрелять винтовку в открытом поле, мало ли кто услышит, а так, подстраиваясь под залпы немецких солдат комендатуры города, которые сдавали нормативы, я и пристрелялся. А когда выбил у офицера место, где завтра будет Гитлер, то приготовил позицию на чердаке, даже ночевал там, и отход. И в шесть вечера произвёл выстрел. То, что попал, видел хорошо, тут и было-то всего пятьсот метров, единственная точка на максимальном удалении, попал, куда целился, стрелял со спины в голову, когда он со свитой поднимался по лестнице в ресторан. Больше я ни в кого не стрелял, не знаю, кто там в свите, не опознал. Я отсоединил прицел, протёр винтовку и покинул место лёжки, скрывшись в переплетениях улочек. А через пару часов уже устроился в купе поезда, покидая Берлин.

Поезд шёл в Париж. Форма у меня одного офицера, а документы – другого. Этот офицер как раз и был командирован во Францию, согласно командировочному удостоверению, по которому я сейчас ехал. Вчера его на вокзале перехватил. Жаль, комплекции у нас разные, пришлось нашивки перешивать, но документы в порядке, границу прошли нормально и покатили уже по земле галлов. И пусть по документам я ещё вчера должен был отправиться, но ничего, бывает, сменил билет на сегодня и выехал. Пограничники хмурые были, именно от них разошлись по составу шокировавшие всех новости, и я сделал вид, что взволнован. Убит их вождь, Адольф Гитлер, это уже объявили по радио. Проверка ужесточена, даже багаж у некоторых пассажиров проверяли, но я оказался вне подозрений.

Убит и убит. Повздыхав, больше для соседей – инженеров, возвращавшихся на свою родину, я устроился на полке и, накрывшись одеялом, уснул под перестук колёс. Завтра к вечеру мы будем на месте.


Сошёл я не в Париже, мне там делать нечего, а на предыдущей станции небольшого городка в пригороде столицы. Забрав саквояж с личными вещами, а проводник принёс из багажного вагона ещё два моих чемодана, я вызвал пролётку, которая отвезла меня к небольшой гостинице, где я переоделся в гражданскую одежду, избавившись от формы и документов, только пистолет оставил. Потом поймал другую пролётку и покатил в сторону Сены – я хотел арендовать катерок и добраться до интересующего меня места рекой. У пристани стояло несколько крупных судов и небольших катеров. Сговорившись с одним из владельцев катеров, единственным, кто хоть как-то понимал меня, разбираясь в английском языке, я устроился в каюте. Конечно, владельца этого судёнышка удивило, что я говорю с ним на английском, а плачу марками, но виду не подал.

До наступления темноты мы успели пройти Париж, но с другой стороны в пригороде встали, прижавшись к маленькой пристани. Я выглянул и поинтересовался:

– Что случилось?

– Немцы запретили ночную навигацию, никто в темноте не ходит. Ночью они реку патрулируют на своих вооружённых катерах. Я не хочу лишиться своего судна.

– А днём как контроль реки?

– Легче, но чем ближе к проливу, тем чаще останавливают для досмотра.

– Ясно.

Новость мне не понравилась, документов-то нет, придётся раньше сходить. А мне нужно в Англию. Воздухом туда попасть вряд ли удастся: битва за небо Британии в самом разгаре, там уже первые радары работают, слухачи на побережье, посты воздушного наблюдения. Перехватят, даже если я самолёт угоню и, умудрившись не заблудиться, до острова долечу. Брать морскую лодку тоже не вариант, я не моряк и в этом деле не разбираюсь. Нет, когда я на Мальдивах или других курортах отдыхал, конечно, бывало, брал лодки или катера в аренду. Но они обычно идут в комплекте с командой, так что я рыбу ловлю на удочки, а моряки управляют. Это весь мой опыт на море, здесь он никак не поможет. А добраться до острова можно только этими двумя путями, тоннель ещё под каналом не прорыли.

Капитан катера устраивался на палубе – лето, тепло, а я в каюте. Сна не было ни в одном глазу. Я ведь на удачу плыл, думал, доберусь до побережья, найду там контрабандистов и те доставят меня в Англию. Ага, сейчас, тут война идёт, контроль такой, что не приведи господи. Нет, всё же добираться водой не для меня, будем искать самолёт. Только как? К немцам не пойдёшь, они быстро за задницу ухватят, значит, нужно искать частные французские самолёты. Есть у меня шанс найти такой? Вот и я не знаю.

Раздумывая обо всём этом, я уснул. Дверь в каюту закрыта на щеколду, офицерский вальтер под подушкой, если что, есть чем отбиться. Но если это немцы будут, останется только в воду прыгать, от крупного патруля я вряд ли отобьюсь.


Следующие два дня мы спускались по реке, ночуя у небольших пристаней, где заодно и заправлялись. Бензин дорогой был, но ничего, главное, плыли. Когда до первого стационарного поста на реке осталось не так и далеко, капитан высадил меня на берег у небольшой деревеньки. Думаю, он уже понял, что я от немцев скрываюсь, вон как искоса поглядывал на меня. Однако молча высадил и отплыл, я не стал убирать свидетеля. Более того, решил использовать его. По-тихому, когда мы плыли, изредка сливал информацию. Да, я из Берлина, да, англичанин, да, было дело у немцев. Смерть Гитлера? Нет, не слышал. Все слышали, а я не слышал? Бывает и такое. Слив лёгкий, но слух уже может пойти, что англичане в этом замешаны, так что почему бы и нет? Так, потихоньку распространяя слухи разным людям, я смогу оставить у французов уверенность, что Гитлера убили именно англичане. Именно это мне и нужно. Кстати, судя по газетным заметкам, которые мне хозяин судёнышка перевёл с французского языка, новый фюрер Гиммлер именно англичан обвинял в смерти своего лидера, обещая им кары небесные. Там вообще много чепухи было, пока ещё немцы осознавали свершившийся факт и грозили всем, кому придётся. А Гитлера хоронили в закрытом гробу. Почему, не писалось, но и так понятно. Пуля в затылок вошла, лица, скорее всего, нет, сорвало. На шествие по центральной улице собрался почти весь город.

Для меня Гитлер был всего лишь целью. Отработал – и чувствовал всего лишь удовлетворение. Эх, не успел до Троцкого добраться, его уже того, ледорубом. В немецких газетах об этом прочитал. Ох там и ругались, мол, борца за свободу, советского просветителя и убили! После того как я узнал, что путешествие в прошлое невозможно, даже если путешествует душа, я как-то быстро смирился, что это не прошлое моего мира, а лишь зеркальная реальность, как её назвал старый маг. Таких зеркальных миров – копий Земли на самом деле немало, и вот я попал. Злился ли я на Гарда? М-м-м, пожалуй, нет. Как это ни странно, он дал мне путёвку в жизнь. Во вторую жизнь. Ведь как ни крути, там, лёжа у мотоцикла, я умер не по его вине, другой… постарался, но Гард выловил мою душу в Инферно и поместил в новое тело. Старый маг, кстати, понял почему, не сразу, но разобрался. Слишком уж странный ход тот сделал, чтобы не обратить на это внимания. Людей на Земле полно, выбирай любого, внедряй и используй их как замену настоящему магу, создавая гомункула. Однако после исследований схем амулетов старый маг уверенно сообщил: не всякая аура выдержит такое плетение, что носил я почти четыре года, даже с ещё чисткой амулетом от разъедания. По его расчётам, продержаться в ней конструкты должны были не более пары месяцев. Однако ничему научить этот стражник не успел бы. Старик был уверен, что я не первый гомункул у него. Не знаю, кто ему посоветовал, может, сам дошёл – вот уж сомневаюсь! – но он решил использовать амулет ловушки душ и, отловив в Инферно душу из другого мира, внедрил в подобранное заранее тело, чтобы параметры души полностью совпадали с выбранным телом. Видимо, он задавал специальные формы, раз у нас даже фамилии совпали. И ему была нужна душа с частичкой Инферно, а у меня было именно так, и, вероятно, эта частичка и помогала держаться конструктам и магемам в моей ауре так долго. Сложная работа и сложная задача, но Гард с ней, как ни странно, справился. Сам удивляюсь.

Я ещё поинтересовался у старика, не эта ли частичка Инферно позволяет мне владеть магией стихий. Но он лишь посмеялся: нет, это как раз целиком моя заслуга. Приятно. Вот так и получается, что Гард, конечно, гад, но он дал мне вторую жизнь, хотя и попользовался мной в полной мере. То есть, что он спланировал, то с небольшими неточностями и получил и отправился, куда так хотел. Домой. Золото у него есть, восстановится. Ну а если старик его найдёт… Что ж, судьба…

Наняв машину, легковой пикап, я направлялся к ближайшему городку под названием Бове. Способа перебраться в Англию я так и не придумал. Мне даже пришла в голову мысль использовать планёры, как в фильме с Луи де Фюнесом «Большая прогулка», но это, конечно, всё чушь. Думать надо.

За время тех нескольких суток, проведённых на реке, я занимался прогоном через каналы маны, в основном в стихиях Воды и Воздуха, из-за чего скорость нашего катера на некоторое время заметно повышалась. В Огне и Земле не тренировался, возможности не было, но всё равно тренировка шла. Кто-то спросит: раз источника нет и есть, по сути, однобокий Дар, то о каких медитациях идёт речь? Однако после каждой тренировки заниматься медитацией было просто необходимо, и я ею занимался. Сейчас поясню, в чём тут суть. У магов как: использовал ману до разрядки источника – сиди и медитируй, восстанавливая запас, пополняя его, ну или он сам восстановится, пока ты занят делами. Только это гораздо медленнее будет. В моём случае немного по-другому. У меня источника нет, и я гоню всё через свои каналы, а они магические в ауре. Вот через узлы, постепенно расширяя их такими тренировками, я смогу в будущем пропускать большие потоки магии для использования всех четырёх стихий. Но я пока могу выдержать только пятнадцать минут тренировки, и уже ощущаю боль, и довольно серьёзную, она на уровне ауры, но настоящая, это ноют узлы и каналы оттого, что я их напрягаю. Именно поэтому потом следуют двадцать минут медитаций, чтобы пропустить через них более спокойные волны маны, чтобы боль ушла. Для каналов эта успокаивающая мана как смягчающая мазь на руки, это обязательно нужно делать. Постепенно время тренировок будет увеличиваться, и, по идее, в будущем я смогу сутками магичить стихиями, пропуская через себя океаны магии, и не буду испытывать особых проблем. Можно будет обойтись без медитаций. Только вот когда это ещё будет?.. И да, при исследовании моей ауры магами диагностика покажет, что я обычный человек, присматриваться тут к узлам и каналам нужно специально, так что я смогу неприятно удивить их, если такая ситуация возникнет. Поди знай, возникнет она или нет.

Вот такая у меня ситуация с магией и тренировками. А вообще старик наказал: чтобы не искалечить узлы и каналы, не более двух тренировок в день, и я старался не перегибать. Через год количество тренировок до трёх поднять можно. И ещё один момент в разнице с магами: те могут колдовать, используя ману из источника, и они в любом месте всегда сильны. У меня ситуация другая: в городах, где маны разлито много, я буду сильным, в поле же, где маны мизер, стану слабым, вытяну её вокруг – и всё, останусь без возможности магичить. Как видите, в любой ситуации есть свои минусы и плюсы. Главное – подальше держаться от мест, где маны мало или вообще нет…

Мы уже довольно далеко укатили от реки. Водитель болтал не переставая, его нисколько не смущало, что я не знаю французского, так как сам был испанцем, а этот язык я знал, вот он и воспользовался этим. Да и я тоже не против попрактиковаться в языке. Ну как – общаясь, слушая, мне и слова не давали вставить.

Мы пристроились к автобусу и следом за ним два поста проскочили не останавливаясь. А вообще такие действия – за гранью профессионализма, действую опять на грани фола. Тут, по-умному, нужно сначала связаться с людьми, хорошо бы из криминала, получить документы, желательно обменять у них марки на английские фунты, подготовиться, может, заплатить за переправку на остров… А я сейчас действую нахрапом, но чую, не долго это продлится.

И будто сглазил. Очередной пост, видимо подвижный, – два мотоцикла встали в удобном месте на повороте, где обычно водители сбавляют скорость. Вот и остановили, как автобус, так и нас.

– М-да, проблема… – протянул я, причём на испанском, после чего, уже не скрываясь, приготовил пистолет к бою.

Немцев было пятеро, с бляхами фельджандармов, я уже знаю, кто это и что они могут. Неприятные типы. Мотоциклы с колясками, на обоих пулемёты, однако только за одним сидел пулемётчик. Двое немцев зашли в автобус, один остался рядом, а ещё один направился к нам. И, что самое неприятное, пулемётчик подстраховывал именно его. Да и шёл тот так, чтобы не перекрывать секторы стрельбы пулемётчика. Опытные, гады, не в первый раз на дороге работают. Шансы были малы. Главное – завалить пулемётчика, потом того, кто к нам идёт, третьим – который у автобуса, а вот от тех, что внутри его, и стоит ожидать основные неприятности, и кто кого, тут не ясно.

Естественно, мой водитель изрядно напрягся и спросил:

– Ты бандит?

– Наёмник. Документов у меня нет.

– С оружием хорошо обращаешься? – как-то странно заинтересовался тот.

– Пока никто не жаловался.

– Есть предложение. С патрулём я договорюсь, но нужно помочь в одном деле. Нам нужен опытный боец.

– Бесплатно не работаю.

– А иначе немцы тебя пристрелят.

– Не факт, этих троих я запросто положу, проблемы с теми, что в автобусе, тут как получится. Не люблю лишних жертв, а они могут быть, автобус битком.

– Ладно, часть добычи, идёт?

– Идёт. Потом поторгуемся.

– Договорились.

Общались мы тихо, едва шевеля губами, оба старались делать вид, что ситуация для нас вполне нормальная, оба не хотели привлекать к себе внимание дорожного жандарма, подходившего к нам. Я убрал пистолет, но так, что выхватить его можно было сразу, и положил руки на колени, чтобы было видно, что они пусты. Подошедший к заранее открытому окну водителя постовой попросил документы, причём говорил на французском, как я понял. Я отметил, что в протянутые ему документы была вложена стопка банкнот, около двадцати марок. Однако. Интересно, как тот отреагирует? Водитель же что-то быстро, с экспрессией стал говорить немцу. К моему изумлению, которое я внешне не показал, тот спокойно и незаметно от коллег забрал деньги, убирая их в карман галифе, и, вернув документы, козырнул, приказав двигаться дальше. Мы вырулили на дорогу и покатили, автобус же ещё досматривали. Отъехав, я негромко выдохнул и поставил пистолет на предохранитель, держа его под рукой.

– Кстати, ты мне двадцать пять марок за взятку должен, всё, что ты мне дал в оплату за дорогу, я немцу отдал.

– Добро. Ха, а в этого немца явно душа нашего гаишника вселилась.

– Чего?

– Да так, мысли вслух. Ты что ему говорил?

– Сказал, что на свадьбу опаздываем, и попросил нас отпустить поскорее. Получилось.

– Ясно. Теперь рассказывай, что вы задумали. Ну и ещё кое о чём поговорим. Например, я могу помочь вам с вашим делом за ответную услугу.

– Что за услуга? У нас расценки разные.

– Слушай, а ты точно испанец, а не итальянец? Больно уж общаешься, как их мафиози.

Тот засмеялся, но уверенно сказал, что он всё же испанец. Из Каталонии. Сам рассказывать, что у них за дело, не спешил, а вот что мне нужно, выслушал в охотку.

– В общем, мне документы нужны, желательно какой-нибудь нейтральной страны, высшего качества. Можно американские, я могу на их диалекте говорить, чтобы за коренного приняли. Марки на американские доллары поменять. Лучше настоящие, но если фальшивые, то возьму, естественно, в большем объёме. Ну и помощь в том, чтобы в Англию попасть. У меня там клиент, оплатить работу должен.

– А едешь ты, случайно, не из Германии? – хмыкнул испанец.

– Из Парижа. Догадки при себе оставь, понял?

– Понятно, как не понять? А сам почему без документов оказался?

– Стечение обстоятельств. В общем, утеряны.

– Ясно.

– А у вас что за дело?

– У меня брат решил банк ограбить, – теперь, как на духу, выдохнул водила. – Они его счета заморозили, в общем, кинули на деньги, а у него там порядочно, он крупную ферму собирался покупать. Брат так сказал.

– Так на него же быстро выйдут. Первым делом проверят тех, кто не доволен банком. Особенно если они прилюдно ругались и грозились банкирам.

– Ну ты прям моего братца описываешь, – хмыкнул водитель. – Так тот себя и вёл. А так на то и расчёт. Брат хочет славы. Сам он алиби себе сделает, в ресторане посидит при свидетелях, а банк в это время должны ограбить. Забрать то, что брату принадлежит, всё, что сверху, – нам. У брата подвязки среди мафиози есть, думаю, можно сделать тебе всё, что ты просишь. Но последнее слово за ним, нужно с ним пообщаться. Сейчас он у себя должен быть, бар держит. Должны успеть.

– Пообщаемся. Заодно узнаю, как вы этот банк грабить собираетесь. Не сомневаюсь, что вооружённый налёт устроите.

– Ну да, – кивнул тот. – А как ещё? Брат же сказал пошуметь.

– Не в городе, в котором стоит гарнизон. И пяти минут не пройдёт, как вас повяжут. Блокируют в банке и расстреляют. Немцам обычно на заложников, особенно если они не граждане их страны, глубоко наплевать. Так что жертвы их не волнуют.

– Да? И что ты предлагаешь? – заинтересовался водитель.

Впереди показались окраины города, поэтому водитель сосредоточился на управлении. Мы как раз съехали с трассы и просёлочными дорогами направились к городу. Похоже, испанец собрался проникнуть в него в объезд стационарного поста. Это он правильно решил.

– Пока ничего не скажу, нужно посмотреть, где этот банк находится. Можешь проехать мимо него и покрутиться рядом?

– Сделаю, – кивнул водитель.

Он проехал мимо банка и, покрутившись по улочкам, повёз к своему брату. Кстати, водила жил с семьёй в другом городе и сейчас ехал к брату именно по этому делу с налётом, долю ему обещали высокую. Мне повезло, что он по пути заехал поесть в ресторанчик рядом с пристанью, и я смог договориться с ним подвезти меня, раз уж он ехал в нужную мне сторону. Ну как – нужную, я узнал, куда он едет, и напросился, сказав, что и мне туда же.

Добравшись до бара брата, мы покинули машину, вещи я с собой прихватил, а то кузов-то пикапа открытый, очистят как нечего делать. Хозяин бара, тучный мужчина характерной испанской внешности, хотя больше походил на цыганского барона, лет на десять старше хозяина пикапа, был в своём кабинете. Дождавшись, пока братья радостно наобнимаются и когда наконец меня представят, я сказал:

– Приятно познакомиться. Ваш брат сообщил мне, что вы сможете мне помочь, если я в ответ помогу с вашим делом.

– Ты ему сказал? – спросил старший у братца. Говорил он на французском, но я всё понял по интонации.

– В общих чертах, – пожал тот плечами, явно для меня говоря на испанском. – Парень вроде не промах, наёмник, стрелять умеет, оружие есть. Долю с ограбления ему не нужно. Просит помочь найти хорошие документы, можно поддельные, обменять деньги бошей и незаметно отправить его к лимонникам. За это обещал помочь с банком. Он попросил покатать его у банка, я это сделал, показал всё.

– Ты идиот, теперь он всё знает, – простонал брат.

На что младший лишь пожал плечами.

– Лошары, – только и вздохнул я. – Интересно, вы сами-то понимаете, куда хотите влезть? Банк находится в старом городе с узкими улочками. Там есть только три возможности отхода. О, на одной из улиц находится комиссариат, значит, отхода только два. Перекрыть их можно в момент, и вас запрут там. Не удивлюсь, если вы спланировали подъехать на машине, ворваться внутрь, стреляя в потолок, напугать там всех, выгрести деньги из сейфа, сесть в машину и уехать. План был бы идеальным, если бы были учтены все нюансы. Не дадут вам уехать. Да, у вас есть друзья среди криминала?

– Ну, есть, – набычился владелец бара.

– И что они сказали по поводу вашего плана?

– Посмеялись.

– Умные люди.

– И всё равно будет так, как я сказал. Мне нужно, чтобы было много шума вокруг этого банка.

– Мне не нравится план. Он самоубийственный, не думаю, что буду в нём участвовать. Я вот что предлагаю: вы мне помогаете выйти на нужных дельцов, которые смогут достать документы и добраться до Англии, а я плачу вам процент.

– Нет, ты слишком много знаешь, – покачал головой старший и резко взмахнул рукой. Видимо, он считал, что незаметно достал нож, но это было не так.

Я спокойно, как на тренировке, перехватил его и переправил замах так, что он сам всадил себе нож в живот. А младшего вырубил ребром ладони по шее, хотя тот и стоял в шоковом состоянии. Лошары они и есть лошары. Присев рядом с телом толстяка, я сказал:

– Не стоит недооценивать противника. Пусть я вас слегка переоценил, но, как видишь, удача на моей стороне. А теперь скажи мне, что не даст мне добить тебя. А ведь у тебя ещё есть шанс спастись. Причём немалый.

– Я заплачу, – прохрипел тот.

– Что за идея с банком? Только не надо мне врать, что счета заморозили или арестовали, эта история для идиотов.

– Дочку не дал банкир… мне. Банк во время ограбления сожгут…

– Ты же вроде женат? – удивился я, припоминая, о чём трепался его брат.

– Прогоню.

– Мотивы понятно. Получил отказ, разобиделся и решил поквитаться, ударив по самому больному месту с шумом и стрельбой. Ты ещё больше идиот, чем я думал. Ладно, время тянуть не будем, у тебя его крайне мало. Так что ты мне можешь предложить?

– У меня… есть документы, – в два приёма сказал испанец. – Я их скупаю и продаю Сопротивлению. В сейфе, ключ у меня на… шее.

Я снял с шеи толстяка ключ – бечёвка была неприятно засаленной и влажной, дурно пахнущей потом, – открыл сейф и достал содержимое: деньги и шкатулку. Открыл её.

– Ого, откуда столько? – поинтересовался я, перебирая документы, которых было с два десятка и три из них – иностранные.

Хозяин бара не ответил, решив, видимо, что вопрос глупый. Как ещё добывают документы? Ну да, вопрос был лишний. Он лишь простонал:

– Доктора.

– Ну да.

Подойдя, я носком ботинка сильно ударил его в висок. Удар если и не смертельный, то очнуться сам он теперь вряд ли сможет, раньше кровью истечёт. Такой же удар я повторил на братце, судя по хрусту, этому висок проломил. Жалости не было, мало того что в сомнительное дельце втянуть хотели, так, с ходу раскрыв все карты, дали понять, что выхода из дела у меня не будет.

А документы интересные были, и под мой возраст подходили пять французских и один из иностранных. По иронии судьбы, последний был польским, выдан ещё до того, как немцы захватили Польшу. Да, парень был из города, который сейчас находился под немцами. А у меня были уже мои фото, сделанные за день до отъезда сюда, где я уже перекрасился в брюнета. Я достал их и на двух документах, срезав фото бывших владельцев, приклеил свои. Получилось неплохо. Клей у меня был свой, как раз для такого момента всё и заготовил заранее. С остальными документами потом поработаю, а эти сейчас нужны.

Все документы я убрал в саквояж, лишь один паспорт положил в нагрудный карман пиджака, ну вот и у меня документы появились. Франки, около трёх тысяч, и чуть меньше оккупационных марок я также убрал в саквояж. Я запер снаружи дверь кабинета, прихватив ключи, спустился к пикапу и покатил из города. И тут мне повезло, по трассе шла колонна военных грузовиков, к которой я и пристроился, направляясь в сторону Гавра. Надеюсь, там на побережье я смогу найти тех, кто мне поможет. Главное – доехать.

Проехал я всего километров сто, остановился в придорожном кафе с номерами, решив в нём поужинать и заночевать. После очередной тренировки в стихиях я на водительское удостоверение испанца тоже приклеил свою фотографию, да и вообще поработал над документами, чтобы было непонятно, что они фальшивые.


А утром ко мне в номер постучались. Открыв, я напрягся: рядом с дородной хозяйкой заведения стоял немецкий солдат. Он что-то спросил на французском, причём было видно, что язык давался ему тяжело, и вряд ли коренной житель этой страны смог бы что-нибудь понять из его речи. Посмотрев на хозяйку, я спросил у той по-немецки:

– Что этому солдату нужно?

– О, вы говорите по-немецки? – удивился тот. – А мне сказали, вы испанец.

– Хозяйка не знает испанского, но немецкий немного знает.

– Хорошо, это очень хорошо. Вы сказали хозяйке, что едете в Гавр, это так?

– Ну да, отдыхать еду к родственникам.

– Отлично. Я бы попросил вас отвезти туда нашего офицера, лейтенанта Шульца. У него там служебные дела.

– Я тороплюсь, и если он поможет ускорить прохождение постов, то нет проблем.

– Отлично. Герр лейтенант тоже торопится в Гавр. Он ожидает внизу в кафе.

Сообразив, что поесть мне не дадут, немцы спешат, я посмотрел на хозяйку и попросил:

– Если можно, завтрак с собой. – И сказал солдату: – Через пять минут я буду готов.

Тот кивнул и направился вниз, а я постарался припомнить, что означает его нашивка. Какой это род войск? Тут вроде вблизи крупных населённых пунктов нет, так откуда эти немцы взялись? Надеюсь, у офицера мне удастся это узнать.

Я умылся и, собравшись, спустился к пикапу, убрал вещи в кузов, где уже стоял чемоданчик лейтенанта, принял у хозяйки бумажный свёрток с едой и бутылку лимонада, и мы с немцем покатили к Гавру. Я не без интереса искоса стал изучать этого лейтенанта: он был худ, высок, лицо породистое, слегка вытянутое, лошадиного типа, чёлку носил, как у Гитлера, не уставную, но форма сидела ладно, из оружия – только пистолет. Не знаю, по каким делам он ехал, но ни планшетки, ничего подобного при нём не было. Но хозяйка, с которой я успел перекинуться парой слов, сообщила, что рядом находится железнодорожный мост и этот лейтенант служит в его охране. И солдат был из охранной дивизии, вот я и вспомнил, где видел эти нашивки. Оказывается, так как железная дорога проходила в двух километрах от гостиницы, то немецкие офицеры договорились с хозяйкой: звонят ей и сообщают, если кому-то из них куда нужно, ища попутчиков. Была заявка на Гавр, и попался я. Не знаю, повезло или нет, но я посчитал это удачей. А вот на хозяйку злился: знала, что меня утром поднимут сразу в дорогу, могла бы раньше разбудить, ввести в курс дела и покормить. Коз-за.

А дорога на самом деле оказалась замечательной. Мы добрались до Гавра за четыре часа. Останавливали нас трижды, но из-за присутствия офицера досмотр был поверхностный. В кузов даже не заглядывали, проверяли у меня документы на машину и отпускали дальше. В начале пути я на ходу позавтракал, в дороге мы ещё остановились поесть в таком же придорожном кафе и вот вскоре увидели синюю полоску вдали, воды пролива, и окраины города. Бак машины был почти пустой, по пути всего три бензоколонки встретилось, и в двух не было бензина, а на третьей такая очередь, что мы проехали мимо, но, к счастью, хватило. Высадив лейтенанта у здания комендатуры – пришлось подвезти, оккупант хренов, слова ему поперёк не скажи, рот открывать только по делу, – я стал искать гостиницу. В душ хочу. Жарко, пропотел весь, несмотря на открытые окна. Девчонку бы ещё, так совсем хорошо. Надеюсь, тут есть бордели? У немцев вроде были. Вообще я был очень доволен, не только попутчика для прикрытия имел, так в пути прямо на ходу ещё поработал со стихиями и помедитировал. Немец ничего и не заметил. Может, поэтому я ему жизнь оставил?

Гостиницу удалось найти без проблем, их тут немало было. Я заселился в номер по французским документам, так как на них была отметка, что их владелец мог покидать город, в котором проживал, по служебным или личным надобностям. Но пока не до душа. Спустившись, я подальше отогнал пикап, в район порта, не очень безопасный, судя по виду, и оставил там машину с ключами зажигания в замке. Не думаю, что она долго простоит, а я избавлюсь от улики. Вернувшись в гостиницу, не забывая проверяться – город, считай, в прифронтовой полосе, солдат немало, – я попросил принести мне в номер свежую прессу, желательно на немецком. И после душа, устроившись на кровати, я с интересом принялся изучать, что пишут немцы о событиях последних дней. И да, портье намекнул мне на особые услуги, и я, сообразив, о чём он, согласился, хочу француженку. Не рыжую. К вечеру должна быть…

Обманули, скоты. Нет, девушка была и отработала отлично, вот только когда утром прощались, она случайно проговорилась: полячкой оказалась. Такой облом, а на французском очень неплохо лопотала. Правда, я его не знаю, и если она в курсе об этом, а портье мог ей сказать, то могла говорить что угодно, я всё принял бы за французский. Но когда девица зацепилась юбкой и надорвала её, воскликнув: «Пся крев!», я всё и понял. Вот мошенники. Махнув рукой, отпуская девицу, я прошёл к окну и стал изучать движение по улице, размышляя.

Документы у меня были в порядке, однако так как город закрытый, как я уже сказал, прифронтовой, то я мог задержаться тут не более чем на трое суток, портье об этом сразу предупредил. То есть за оставшиеся двое суток мне необходимо найти нужных людей и перебраться в Англию, а если не выйдет, то покинуть город и возвращаться обратно. И вот что я надумал. Если даже контрабандистов здесь нет, хотя я в этом сомневаюсь, то рыбаки-то остались, и пусть они недалеко уходят, договориться с капитаном рыболовного судна можно, чтобы меня доставили поближе к берегу Британии, после чего я пересяду в лодку и уже пойду своим ходом. Это главный план. Запасной: ночью украсть лодку и самостоятельно добираться до англичан. Пока других планов у меня нет, но хоть это.

Одевшись, я позавтракал в небольшом кафе и прогулялся до ближайших магазинчиков: нужно найти карту, посмотреть, сколько до берега бриттов плыть. А то ведь я ехал к побережью, а не именно к Гавру, ну а когда хозяйка гостиницы слила меня немцам, пришлось именно в Гавр двигаться. Найти нужный магазин удалось без проблем. Я оплатил карту оккупационными марками – а я только ими тут расплачивался, нужно растратить эти деньги, которые особо больше нигде не в ходу, – и осмотрел местные проливы.

– Вот чёрт, – пробормотал я.

Оказалось, мне нужно было ехать в Кале, именно там расстояние между побережьями меньше всего, а от Гавра добираться до Англии очень долго. Да, я этого не знал, эта информация в прошлом для меня была неинтересна, и вот теперь знаю. Думать надо.

Сунув карту под мышку, я направился в сторону порта. Бродя между лабазами и морщась от резких криков чаек и вони рыбы – здесь к рыбачьим судам подгоняли грузовики и наполняли их рыбой, некоторые машины принадлежали немцам, – я мысленно пытался решить проблему, как мне общаться с французскими моряками? На немецком точно не стоит, не договоримся, на английском – сомнительно, могу вызвать подозрения, французского я не знал, остаётся испанский. Это ещё не всё: у рыбаков так всё пропахло рыбой, что, если даже всё получится и я окажусь на берегу Великобритании, то меня быстро вычислят по запаху, который пропитает меня всего, включая одежду, о багаже уж и не говорю. Специфика работы.

Пару раз меня остановил патруль, но документы на француза, по которым я зарегистрировался в гостинице, были в порядке. И да, я прошёлся там, где вчера бросил машину, естественно, её там уже не было. Или местные угнали, или немцы забрали, решив, что она бесхозная.

Некоторые суда и лодки в порту стояли в ожидании разгрузки, разгрузившиеся отходили, вставали на якорь или приставали к длинным причалам, где проводилась работа по обслуживанию судов, отмывали их. Я ходил и присматривался к людям, капитанам судов, к членам команд, меня интересовали те, о которых можно уверенно сказать – прохиндеи. Конечно, с ними нужно держать ухо востро, однако именно среди них, с большей вероятностью, я и найду тех, кто мне сможет помочь. Такие любят зарабатывать свою копеечку, лишнюю, и уговорить их на левый заработок, думаю, не сложно. Найти прохиндеев среди команды вряд ли реально, тут как капитан скажет, так и будет, а вот поискать такого капитана как раз стоит. Именно этим я и занимался. И ведь нашёл, причём две кандидатуры подходили под этот тип людей. Ну, к первому соваться я не стал, слишком компанейски он общался с немецким интендантом, пока рыба из трюмов его судна заливалась по бочкам. А вот второй прогуливался по пристани у борта своего уже разгрузившегося судна, на палубе которого троица матросов активно работала швабрами. Надеюсь, судно его в порядке, а то мало ли какое повреждение получить успело.

Подойдя, я обратился к нему на испанском, таким светским спокойным голосом. Однако тот, обернувшись, спросил что-то на французском. В общем, мы друг друга не понимали. Тогда я поинтересовался на английском, не знает ли он этого языка, и тут промах. Осторожная попытка обратиться к нему на немецком – и есть, он меня понимал, хотя и говорил на немецком ужасно. Естественно, сообщать о том, что я собираюсь в Англию, а точнее, хочу по-тихому добраться до её берегов, говорить этому бородатому крепкому мужичку я не собирался. Рано ещё. Мы прошли к нему в каюту, и я стал петь о своём желании поохотиться на акул подальше от берега. Тот с сомнением на меня посмотрел и прямо спросил:

– Месье, не хотите ли вы в Англию сбежать?

Я замер на несколько секунд, после чего с некоторой осторожностью спросил:

– И что, если так?

– Это дорого стоит.

– Но возможно?

Мы оба прощупывали друг друга, ну а когда я всё же подтвердил, что мне нужно именно в Англию, капитан покивал и сообщил, мол, сам он этим не занимается, но его кузен зарабатывает такой перевозкой, причём у него есть свой человек в таможне с той стороны, который ставит отметку о прибытии в Англию, и можно будет пользоваться своими документами уверенно. Без отметки быстро доставят в полицейский участок, а там всякое может случиться. Война есть война. У кузена не было карт проходов через минные поля, да и, честно говоря, не особо карты и нужны, его лоханка способна над ними пройти, что и делает, он высаживает пассажиров на пустом берегу. Там таможенник и ждёт, получает деньги, ставит отметки, а дальше крутись как хочешь. Мой вариант.

Капитан потребовал за свои посреднические слуги аж пятьдесят франков, но я был согласен. Он отправил одного из матросов за кузеном, который водил лодку раз в неделю, но когда следующий выход, капитан не знал, нужно уточнить. Я же поинтересовался, не мог бы он обменять немецкие марки на английские фунты или американские доллары. Оказалось, мог. Правда, у него нашлось всего пятьсот семьдесят фунтов стерлингов банкнотами и ещё монетами, всё отдал, и сто тридцать шесть американских долларов. Я поначалу подивился, отчего он их на судне держит, а потом понял: мало ли что, и придётся бежать, тогда такой НЗ может пригодиться.

Когда пришёл кузен, договориться о перевозке труда не составило, он знал английский. Я обговорил, что буду один с двумя единицами багажа, оплата на месте доставки. Причём, сообщив, что у меня есть французские паспорта, предложил их в качестве части оплаты, и кузен, подумав, легко согласился, видимо, документы ему для чего-то нужны. Вопросов по ним он не задавал.

Ближайшие три ночи в пролёте, а вот на четвёртую его судно отходит. Он описал, где его человек будет меня ждать, и более того, мы договорились, что он поможет незаметно для патрулей добраться до судна. Кстати, покидать город не требовалось, судно этого контрабандиста-перевозчика находилось тут же, в порту, под видом рыболовного баркаса. И да, кузен готов обменять оставшиеся марки, франки и оккупационные марки на английские фунты, понятно, что по грабительскому курсу, но меня и это устроило. Так и договорились.


Когда лодка приткнулась к берегу, я продолжал настороженно осматриваться. Вроде как это уже Англия, но мне откуда знать? Может, покрутили и обратно во Францию вернулись? Так что ладонь крепко сжимала рукоятку вальтера. А вообще эти четыре дня прошли на удивление спокойно. Я прожил два оставшихся дня по первым документам, потом переехал в другую гостиницу и заселился там совсем под другим именем, дожидаясь нужной ночи. Ещё днём я покинул гостиницу, за мной приехал грузовичок, в кузове которого я переоделся в матросскую робу, мой багаж сунули в грубые мешки, пропахшие рыбой, и мы доехали до судна. Я прошёл на борт, вещи мои подняли, и через два часа вместе с группой рыболовных судов мы отчалили и направились в море на вечернюю ловлю. Только наше судно с покровом темноты пошло дальше. К отплытию я подготовился: купил бачок, залив его свежей водой, и продовольствия на три дня. Не зря, кормили на борту не очень хорошо, и почти два десятка пассажиров если и не маялись животами, то были близко к тому. А я своим питался.

Спрыгнув на песок, я принял свои вещи, помог сойти другим пассажирам. Лодка отправилась за второй группой пассажиров, а мы направились к скалам, где нас встретил тот самый человек контрабандиста. Двадцать фунтов стерлингов за отметку в польском паспорте, конечно, много, но я отдал и направился в путь. Тут неподалёку была дорога, ведущая в городок Богнор. В общем, я в Англии, и пора отделаться от других пассажиров, которые плотной группой тоже выходили на дорогу, и добраться до Лондона. А дальше уже начнётся моя основная работа. Оружие, разобранное, в чемоданах, патронов хватает, денег тоже. Нормально. А то, что я отделился от толпы прибывших и ушёл в темноту, оказалось верным решением. Неожиданно с трёх сторон вспыхнули огни фонариков, и я упал на песок, стараясь отползти подальше. Нас здесь ждали.

То, что всё заранее спланировано, было ясно. Думаю, и капитан баркаса в курсе, и его прикормленный таможенник. Почему я так решил? А они и не пытались бежать, стояли и курили, значит, участвовали в этом. Да и английская контрразведка такую дыру для заброски разведки оставить не могла, контролировала её. Скорее всего, будет досмотр, всех подозрительных – с собой, остальных наверняка отпустят. Что капитан баркаса знал обо мне? Только то, что я с двумя единицами багажа. Уйти с пляжа я не могу, поэтому, метнувшись к ближайшим скалам, быстро достал из карманов всё ценное, деньги, оружие и убрал в оружейный чемодан, достав из него саквояж и оставив при себе лишь пятьдесят фунтов, а чемодан спрятал в скалах, присыпав песком. Пока первую группу осматривали, я со вторым чемоданом и саквояжем присоединился ко второй, которая только что сошла с лодки. У меня в руках две единицы багажа? Значит, всё в порядке, не придраться.

Кто-то из пассажиров, бежавших из Франции, радовался, кто-то плакал от счастья, что всё позади, дети голосили, а кто-то спокойно воспринимал досмотр. Так же спокойно и я его воспринял, меня опросили, записали данные и отпустили. Солдаты забрали с собой всего двоих и укатили на грузовиках. Про нас и не вспомнили, надо – пешком дойдёте. Лично я, в отличие от других пассажиров, как раз не против был. Отойдя километра на два по трассе от берега, где и произошла высадка, я спрятал вещи, в которых ничего предосудительного не нашли, и втихую вернулся. Пляж пустой, вот-вот рассветёт, и я заторопился. Нашёл свой чемодан и с ним вернулся обратно. Убрал саквояж, и с двумя чемоданами стал догонять других пассажиров судна контрабандиста. Раннее утро, дорога пуста, пару раз проезжали патрули, но на нас они не обратили внимания, видимо, их предупредили о нас. Вот тут уже видно, что война идёт. Много разрушенного бомбёжкой, в Гавре такого не было, там налёты изредка бывали, как я слышал, и за то время, что я там жил, ни разу не случились.

В Богнор мы пришли в восемь утра. Найдя автобусную станцию, откуда в Лондон через два часа отправится автобус, я без проблем уехал. Кроме меня, пассажиров с баркаса, таких же беглецов из Франции, не было, остальные, видимо, местные. Дорога не запомнилась, я все эти несколько часов езды проспал, но на автовокзале ждал патруль, проверял документы. У меня проблем с ними не было, мельком осмотрели и отпустили, и я отправился искать квартирку с отдельным входом. Лондон был изрядно затянут дымами, после того, как был убит Гитлер, люфтваффе буквально сметало английские города, проводя постоянную ночную бомбардировку, так что разрушений в столице было преизрядно. Поэтому я выбрал квартиру на окраине. И пусть стёкла в окнах в ней были выбиты взрывной волной и проёмы заколочены досками, но жить можно. Оплатил я две недели с едой.

Мне удалось устроиться в гражданское общество самообороны, а если проще, в пожарные. Людей не хватало, брали всех, включая женщин и подростков, даже граждан другой страны. Старший команды, в которую я вошёл, сообщил время дежурств и где встречаемся, и после этого я стал осваиваться в столице. Уже через три дня мне всё стало ясно. Ни правительства, ни банкиров в городе не было, один простой люд. Ну да, конечно, надо им под бомбы голову подставлять. Довели ситуацию до войны, а как бомбы посыпались, спрятали голову в песок, страусы, а простой народ из-за них страдает.

Также мне удалось узнать, что авторитет и слава у Черчилля была абсолютной, и по британцам его убийство, думаю, ударит не меньше, чем по немцам ликвидация Гитлера. И я решил, что пора покинуть Лондон. Сообщил старшему пожарной команды нашего района, мол, перебираюсь в другой город, он воспринял это нормально, многие бежали из Лондона, который засыпали бомбами, и, собрав вещи, перебрался в один небольшой городок. Тут у старушки мне удалось за триста семьдесят фунтов стерлингов приобрести лёгкий мотоцикл с люлькой. Старенький, но живой. Запас бензина у неё был приличный, её сын, коему ранее и принадлежал мотоцикл, аж две бочки до войны успел припрятать, пока под бомбами не погиб. Бензин я тоже выкупил и арендовал гараж на пару месяцев. Теперь я стал мобильным и воспользовался этим. Черчилль любил ездить по местам, где были особо сильные бомбёжки и потери, и проводить митинги, поднимая свой рейтинг. Именно в такой момент я и решил его перехватить.

Узнать, куда он едет очередной раз, удалось быстро, обогнать кортеж и подготовиться – тоже, и когда Черчилль поднялся в кузов грузовой машины, на импровизированную трибуну, то даже слова не успел сказать, как получил пулю в лоб. Сняв оптику, карабин я оставил на месте, подложив под него записку: «Жизнь – это очередь за смертью, но некоторые лезут без очереди. Адольф Гитлер». Подпись была обязательной. А от себя приписал: «Кровь за кровь». Естественно, всё на немецком языке. После этого я на мотоцикле удачно пристроился к колонне бронетехники и скрылся, и, пока посты не получили приказ задерживать всех, я успел уйти за зону поиска.

А вот теперь и банкирами можно заняться. В отличие от правителей, целями у меня были не только главы семей, но и их семьи, полностью. Причины так действовать понятны: у гидры нужно все головы рубить, чтобы эти семьи совсем зачахли и не лезли в политику. А за кем нужно охотиться, я уже знал: список из одиннадцати фамилий тех, кто больше всего вкладывает деньги в войну и получает барыши, у меня на руках. Жаль только, что всего семь семей из этого списка находятся в Англии, остальные – кто в Канаде, кто в Америке, успели сбежать, а эти ещё выжидают. Неудобно ещё было то, что некоторые члены этих семей жили отдельно в своих домах и квартирах. Придётся поездить, чтобы стереть их из истории.


Полтора месяца спустя


Я стоял у борта и внимательно наблюдал, как судно, медленно, с помощью двух буксиров подходит к причалу Архангельска. Один из кранов, который, вероятно, и будет разгружать сухогруз, уже повернул стрелу. На пристани стояли и пограничники, и таможенники. То, что на борту среди пассажиров есть иностранцы, им было известно. Я имел на руках документы английского подданного, совершеннолетнего, по ним мне было двадцать три года. Документы настоящие, только слегка доработанные мной. Бывший владелец их – сирота, это точно, и в данный момент мёртв, искать его не будут, а тело я хорошо спрятал. Документы качественные, и ими вполне можно пользоваться в будущем в случае нужды. Тут полный комплект, от метрики до прав на вождение автомобиля и загранпаспорта. Всё было. И находился я на борту сухогруза в качестве туриста, о чём сообщил в советском посольстве в Лондоне, когда посетил его. Мол, устал от войны и всегда хотел посмотреть на красоты русских городов. Вот так я смог получить разрешение, приобрёл билет, там же, в посольстве, на борт сухогруза, который доставлял продовольствие и забирал какие-то ящики, я подозреваю, что со станками, и вскоре оказался на его борту.

Об Англии мне и сказать особо нечего. Британские службы быстро выяснили, на кого началась охота. Особенно когда поместья двух семей банкиров полыхнули, нашли трупы членов этих семей, да и везде были оставлены записки с цитатами Гитлера, сборник которых я ещё в Берлине купил. На третьей точке меня ждала засада, еле отбился, два отделения солдат положил, ну и понял, что работать больше не дадут. Тем более семьи быстро сменили места проживания и затихарились, а некоторые поспешили покинуть Англию. Вот так и получилось, что до конца я поработать не смог. И дальше занялся тем же, что и англичане любят делать, – грабить награбленное.

По документам англичанина Патрика Мэтью Уилкинса двадцати одного года я в одном из банков Ливерпуля арендовал сейф. Максимальный срок аренды в этом банке – двадцать пять лет, на весь срок и арендовал. Документы на Уилкинса и на аренду в сейф и убрал, в будущем они, возможно, пригодятся. Сейф на предъявителя, документы показывать не нужно, это я так настоял. Получить доступ к сейфу было достаточно легко. Нужно назвать его номер и довольно длинный пароль. Это всё. Проходишь и берёшь из него всё, что необходимо. В сейфе же я оставил и маузер, тот, что с деревянной кобурой, патроны к нему, двенадцать слитков золота, фамильные драгоценности одной из банкирских семей и чемодан денег: половина – в английских фунтах, а другая половина – в американских долларах. Мне повезло, семья как раз собиралась покинуть Англию и сами собрали всё ценное. Естественно, трофеи с двух семей не могли войти в один сейф, оттого я арендовал их четыре: один, как я уже говорил, в Ливерпуле, два в Манчестере в двух разных банках, четвёртый в Бирмингеме. Я не складывал все яйца в одну корзинку. Последние три арендованы на двадцать лет, тоже их максимальный срок. У главы одной из банкирских семей оказался очень разговорчивый помощник, который ну очень хотел жить, вот и рассказал, что вместе с семьёй будет вывозить золото, и сообщил, когда, на какой машине, из какого банка и по какой дороге к нужному порту его повезут. В охране всего два человека плюс водитель и сопровождающий, отвечающий за груз. Перехватить их удалось без проблем, как и спрятать машину с грузом. Потом, когда сейфы были мной арендованы, два из них я доверху заполнил золотом, в двух других были остальные трофеи – деньги, драгоценности. Однако оружие, пистолеты и один автомат, имелись в каждом сейфе. Так, на всякий случай. Номер и пароль сейфов были один на все. И да, паспорт того поляка тоже в одном из сейфов лежал, мало ли, пригодится.

При себе я оставил мизер. В посольстве поменял фунты на рубли, примерно две тысячи вышло, ещё триста фунтов были при мне, всё задекларировал и отправился в путь с небольшим чемоданчиком и саквояжем. Пока сбрасывали трап, я неторопливо прошёл в свою каюту, забрал багаж и направился к сходням. Сначала меня встретили пограничники, поставили свою печать, потом таможенники. Причём настороженные, что-то им не понравилось, и пришлось показать багаж. Чехол с тестером они приняли за фотоаппарат, даже смотреть не стали, инструменты их тоже не заинтересовали, так что, проверив мои вещи, пропустили, поставив отметку в документы о прохождении их пункта. И я был свободен, мог делать, что захочу. Я же турист, меня никто не встречал. А так как здесь было представительство Англии, что-то вроде консульства по торговым делам, через них я приобрёл билет на поезд в СВ, на завтра.

Купив матрёшку – не знал, что они в это время уже продавались, – я, довольный, пошёл устраиваться в гостиницу. Обслуга, видя меня с матрёшкой, втихаря улыбалась, видимо привычная к подобному со стороны иностранцев. И да, я отметил за собой слежку, не особо профессиональную, но на криминал явно не похоже, больше напоминает работу спецслужб. Думаю, молодёжь на мне тренируют. Или просто отрабатывают слежку на подходящем объекте. Может, проводят до поезда, и на этом всё.

А ночью я незаметно выскользнул из гостиницы, сделал то, что спланировал, и так же незаметно вернулся.

А в полвосьмого утра я уже устроился в купе, и поезд, дёрнувшись, отправился в Вологду. До конца маршрута я не доехал. Вчера ночью я подстерёг пару пьяных матросов, кажется, даже английских, судя по разговору, вырубил их и, сделав вид, что их поцарапали, сцедил в банку крови. Почти литр вышел. Так как я ехал один – если бы это было не так, пришлось бы выкидывать банку с кровью и использовать другой план побега, – на середине пути, в два часа ночи, испачкав часть снятой одежды кровью, забрызгав купе и бросив на пол окровавленный нож, характерную для зоны заточку, я прихватил саквояж (раскрытый чемодан с раскиданными вещами оставил в купе) и пошёл к тамбуру, оставляя дорожку из капель крови. Здесь налил небольшую лужицу и испачкал ручку двери, будто моё тело воры, что решили поживиться, сбросили с поезда. Документы на Паркинсона, по которым я прибыл в Союз, оставил в купе, тоже замарав кровью.

Я ушёл в другой вагон и через полчаса, когда была стоянка, сошёл с поезда. Паники вроде не было, хотя я был уверен, что до неё дойдёт, но, наверное, в темноте кровь не заметили, она должна была успеть подсохнуть, или её за грязь приняли. Поезд ушёл, а я с семью тоже высадившимися пассажирами прошёл в здание вокзала. Покосился на кассу, но сейчас приобретать билет не стоит, запомнят, а днём – легко. Пассажирские поезда проходят здесь раз в сутки по ночам, товарняки же чуть ли не каждый час пролетали.

Что это за станция, я даже не знаю, но уверенно направился к выходу, болтая с одним из пассажиров, на русском естественно. Говорил, что неподалёку армейский дружок живёт, приглашал меня в гости, но ночью к нему ломиться неудобно, а на станции даже гостиницы не оказалось, да и не село здесь, деревенька, глухомань. И пассажир поспешил от меня отделаться, видимо догадавшись, что я на ночлег собрался напроситься. Это он правильно догадался, жаль, соскочил, и мне пришлось задуматься, куда двигать. Это не будущее, где вся страна дорогами, как паутиной, накрыта и машины часто проезжают. Если проще, у этой станции трассы не было. Вот застрял! Ещё и холодно, начало ноября, температура уже ниже нуля опустилась, облачка пара выдыхаю.

Возвращаться на вокзал я не хотел, хотя там было тепло. Да и не вокзал это, скорее сарай, где сидел работник станции и имелась комната милиционера. Между прочим, он выходил нас встречать, внимательно осматривая, но не подходя, так что соваться туда точно не стоит. Как я понял, до Вологды осталось около ста километров. В принципе, я и пешком дойду. Поэтому, когда этот мужичок с портфелем от меня отделался, я вышел на дорогу. Две колеи, лужи, подёрнутые плёнкой льда, но по обочине идти можно.

Шагалось легко, под подошвами тёплых шнурованных ботинок хрустела промёрзшая трава. Вдыхая чистый лесной воздух, а вокруг вековые сосны стояли, я только радовался прогулке. Когда начало рассветать, со спины меня начал нагонять рёв мотора. Рассмотрев квадратную коробку автобуса, я поднял руку. Водитель остановился.

– Тебе куда? – добродушно спросил он.

– Вообще в Вологду, но докуда подбросишь, дотуда и доеду.

Автобус оказался не рейсовый, лесорубов вёз с вахты. Мест не было, но я и стоя неплохо добрался до села, где купил билет на автобус до Вологды и уже через час трясся на дерматиновом сиденье. Дальше и описывать нечего, приобрёл билет на поезд до Ленинграда и следующую ночь уже спал на верхней полке. Вроде всё удачно прошло, теперь восстановлением документов займёмся.


Поезд прибыл на вокзал ровно в девять утра, и с толпой пассажиров я покинул вагон. С поиском жилья проблем не возникло, снял комнату в коммуналке на десять дней, если больше потребуется, доплачу. И, приняв душ, а то уже на себе сантиметр грязи ощущал, направился к директору детдома: если кто и сможет мне помочь с восстановлением документов, то именно он.

Оказывается, директор сменился, а нового я не знал, его перевели из другого детдома. Жаль, я очень рассчитывал на помощь. Нет, и этот директор, уловив суть проблемы, сказал, что поможет, но с его вялостью дело явно затянется на неопределённое время. Поэтому я решил рискнуть, мол, хочу пожертвовать детдому сто рублей, накопленные с моих зарплат. Тот заинтересовался и, приняв деньги – ха, пожертвование! – заработал активнее. Сначала мне восстановили паспорт, это заняло пять дней, благо архивы были целыми. Выписку из детдома, метрику тоже получил, аттестат об окончании восьми классов. Сложнее всего было с комсомольским билетом, но и его я всё же восстановил. Всё заняло пятнадцать дней, и я, не собираясь доле задерживаться, сел в поезд на Москву. Кстати, надо посетить мою бывшую комнату в коммуналке, где мы с Гардом жили и которую потом продали: не было ли каких новостей для меня.

Дорога пролетела незаметно, я опять большую её часть банально проспал. В столице я снова снял комнату, в гостиницу лучше не соваться, там везде бронь требуют и говорят, что мест нет, так что объявления о сдаче комнат – наше всё. Или ещё, бывает, старушки пасутся на вокзале с предложениями, именно так я себе жильё и нашёл. Причём у бабульки была своя комната в коммуналке, а сдавала она другую, хозяин которой был в отъезде.

Кинув вещи в снятой комнате, я пошёл к дому, где прожил почти четыре года. Хозяин у комнаты уже сменился, тот, кому мы продали, по этапу поехал, но управдом был прежний, обрадовался, когда я пришёл, даже чайку предложил. И тогда и ввёл меня в курс дела.

– Повестка на тебя из военкомата приходила в сентябре, там же не знали, что ты выписался. Что делать будешь?

– Надо в военкомат сходить, разобраться, а то ещё подумают, что уклонист, – чуть подумав, сказал я, сделав глоток чая.

Как раз укрыться на время в армии и отдать свой гражданский долг я был как раз не прочь, что заметно произвело на собеседника хорошее впечатление.

– А где ты сам-то был? Об афере твоей с квартирой я в курсе.

– Да тут не я, – поморщился я, как от зубной боли. – Дружка моего помнишь? Та ещё скотина, он заставил. Потом мы на Север на заработки поехали, платили хорошо. Там вдрызг разругались, и этот гад сжёг все мои документы. Пришлось ехать в Ленинград, я сейчас оттуда, и всё восстанавливать.

– Да уж, с такими друзьями никаких врагов не нужно.

– Так и я о чём? Теперь прописку получить, в военкомат сходить узнать, что там с повесткой, не поздно ли, вроде осенний призыв закончился.

– Если всё нормально, тебя возьмут. А завтра подойди, решим вопрос с пропиской, есть кое-какие мысли.

– Спасибо.

– Пока не за что.

Больше новостей для меня не было. Мы ещё немного посидели, и я направился по делам. Не все документы я восстановил, вот в чём дело. Проживая в Москве, под присмотром Гарда, я смог получить водительские права, позволяющие водить всё, что имеет колёса и гусеницы. Хотя нет, тракторы не смогу, на них не сдавал. Добравшись до нужного учреждения, я написал заявление об утрате прав и узнал, что должен прийти через четыре дня и забрать готовые новые. Фото для них я передал. Отлично, не так и долго ждать, как я думал. Время ещё было, три часа дня, и, подумав, я решил уже сегодня дойти до военкомата, нечего до завтра ждать.

Дежурный, узнав, по какому я вопросу, отправил в кабинет, где находился архив, нужно найти папку с моим делом. Лейтенант лет двадцати пяти, который занялся мной, нашёл папку с моим личным делом и, пролистав её – я удивился, так как там было моё фото, которое я принёс в отдел кадров, когда на работу устраивался, – сказал:

– Как я понял, ни место работы, ни старый адрес уже не действительны?

– Так и есть. Насчёт адреса можно решить, причём в нашем районе. Я не опоздал с призывом?

Тот поморщился и ответил:

– Опоздали, на днях закончили осенний призыв. Но есть возможность переиграть. Как насчёт училища? Некоторые ещё не закрыли приём. Мне о трёх точно известно, недавно заявки пришли.

– Хм, предлагайте.

– Так… Есть вакансии в училище на сержанта зенитной артиллерии. Командир расчёта. Обучение год. Училище находится в Минске, новое, два месяца, как открыли, туда направляют бойцов из действующих частей и призывников. Потом – училище войск связи, также сержант, специальность – радиотелеграфист. Ну и почему-то ещё не закрыла приём школа снайперов. Но тут своя специфика, могут и не взять. По результатам медкомиссии видно будет.

В снайперы идти я не хотел, ничего нового я там не узнаю, скорее сам многому научить смогу. Только убедительно доказать, откуда у меня такие знания, не смогу. Значит, мимо. Про связиста и думать не стоит, этих бедолаг только пожалеть можно, а вот зенитчиком – почему бы и не стать? Лично я – за. Поэтому выложил своё решение:

– Хм, мне нравится специальность зенитчика. Когда всё будет готово в плане оформления?

– А когда прописку сделаешь? Она нам на самом деле не так и важна, но с ней проще.

– Могу сегодня.

– Тогда завтра приходи с документами, всё оформим, выдам бланк, пройдёшь врачей, медкомиссия уже не работает, самому придётся побегать, и через пару дней отправим в Минск. Если даже опоздаешь на пару дней, ничего страшного, примут.

– Лады.

Покинув военкомат, я прямым ходом отправился обратно к домоуправу. Раз уж обещал помочь, пусть помогает. И он не обманул, вывел на знакомого, курировавшего общежитие, где прописано по пять человек на квадратный метр, но и меня втиснули. А на следующий день я снова был в военкомате. Надеюсь, успею получить замену прав до того, как меня отправят в дорогу дальнюю.


15 мая 1941 года

Окрестности Кобрина. Полевой лагерь отдельного лёгкого учебного зенитного дивизиона

Три часа утра


Я поёжился и поправил на плече СВТ, мою гордость, на весь дивизион одна самозарядка, и она у меня. А что, перед тем как на бойцов нашего учебного дивизиона начали записывать оружие, я поговорил со старшиной, пообещал ему литр, и тот, извернувшись, достал мне эту винтовку, вписав в удостоверение курсанта. С учётом того, что все поголовно курсанты были вооружены карабинами Мосина, он действительно расстарался, и литр, что я ему передал с закусью, заслужил, а я заполучил то, что хотел, и то, что хорошо знал. Да, СВТ мне знакома ещё по прошлой жизни. Она была комплектная, с подсумками и штык-ножом и уже более полугода служила мне верой и правдой.

Учёба шла нормально, всё осваивалось достаточно легко, ещё полгода – и я стану сержантом. А сейчас охранял расположение – палатки, штаб и кухню. Чтобы покой наших бойцов никто не нарушил. А то вон, говорили, у соседей кто-то пробрался в крайнюю у леса палатку и вырезал всех. Такое случается. Нападающих так и не нашли – тихо пришли, тихо ушли. Думаю, поляки озоруют. У машин и орудий нашего дивизиона, то бишь зениток, стоял на часах другой курсант.

Встряхнувшись, я покосился на штабную палатку, возле которой курил наш разводящий, и замер от явно приближающегося шума. Придерживая каску, я посмотрел на светлеющее небо. А вот это мне уже не нравилось: со стороны границы наползала армада бомбардировщиков. Вот чёрт, всё же историю изменить мне удалось, но напали на нас раньше, а я был уверен, что до сорок второго немцы не рискнут, завязнув с англичанами, ведь новый премьер-министр лорд Галифакс за убийство преемника тоже объявил немцам войну до победного конца, и те действительно ужесточились. Да нет, рискнули-таки. Хотел как лучше, а получилось как всегда. Ладно, повоюем, даже интересно. Зря, что ли, я так в армию рвался? Тут не только тренировки в стихиях, но и нормальная физ-ра.

Мысли метались в голове, и пришлось взять себя в руки, чтобы успокоиться. Ну да, когда я понял, что происходит, меня будто током ударило. Даже пот выступил от волнения, и сердце громко забилось. Небольшой цилиндрик из материала, похожего на медь, который я крутил пальцами, отправился в карман галифе, а я негромко, проходя у штабной платки, сказал разводящему, который застыл, глядя на небо, позабыв о сигарете, тлеющей в его пальцах:

– Товарищ старший сержант, командира поднимите, это не наши, что-то серьёзное надвигается.

– Разговорчики! – по привычке взвился тот. – Наряд за несоблюдение тишины и устава караульной службы!

– Есть наряд, – буркнул я и направился дальше.

Сержант же, отшвырнув сигарету, быстро подошёл к командирской палатке. Как он будит командиров, я уже не видел, так как, поглядывая на небо, продолжил двигаться вдоль палаток, зорко следя за опушкой, нет ли там кого. Наш летний лагерь располагался возле некрупного лесного массива и с воздуха не замаскирован. Вдали виднелись редкие огни Кобрина, до которого было максимум километра два. Недавно был приказ готовиться к учениям, и мы готовились, но, похоже, экзамен на профпригодность будут теперь принимать немцы. У нас учебный дивизион, видимо, решили просто дать возможность курсантам поучаствовать, получить опыт. Однако с тем, что у нас было, получать этот опыт довольно сложно. Батарея счетверённых пулемётов «максим» в количестве пяти единиц, все установлены в кузове машин модели ЗИС-5. Батарея крупнокалиберных зенитных пулемётов. Это были три одноствольных ДШК, расчёты которых имели возможность снимать их с машин и устанавливать на землю на треногах, перевозившихся отдельно. Ну и батарея тридцатисемимиллиметровых пушек. Системы лёгкие, оттого наш дивизион и считался лёгким и мобильным. Второй дивизион нашего училища сейчас стоял летними лагерями в другом месте, там были две батареи старых семидесятишестимиллиметровых пушек, и взвод восьмидесятипятимиллиметровых из двух орудий. Нам ещё повезло, у нас машины, а у тех лошади буксируют орудия. Вообще армия для нашего училища не особо расстаралась, мало учебных пособий. Но это и понятно, училище новое, только начало работать. Всё новейшее вооружение в армию идёт, что дали, то и изучаем. Ладно хоть, совсем старьё не выдали.

Я числился за вторым расчётом батареи счетверённых пулемётов. Сначала заряжающим был, но после конкурса по прицельной стрельбе вырвался вперёд и три дня назад получил должность наводчика. Кажется, из-за этого разводящий меня и невзлюбил, до этого именно он занимал первые места. Ладно хоть, он взводным был в другой батарее, крупняка. Что же по поводу учений, то, конечно, идея неплохая, однако только на днях мы расстреляли на полигоне все боеприпасы, оставив по одной ленте или обойме на орудие. В общем, боекомплекта нет. Естественно, машины на склады отправили, но сейчас-то мы без боеприпаса сидим. Вон и командиры засуетились, общую побудку объявили. Мы сюда два дня как прибыли после стрельб, но не думаю, что немцы о нас ещё не знают, разведка у них как надо работает. Поэтому я внимательно и поглядывал за воздухом, чтобы неожиданностей не было. Мало ли, уже летят те, кто направлен на нас, и вскоре сверху вывалят бомбы.

Вскоре, когда часть моторов наших грузовиков уже ревели, меня сняли с охранения и отправили к своей машине. Парни из нашего расчёта прихватили мой сидор и палатки уже сворачивали, оставляя на траве хорошо заметные пятна на тех местах, где они стояли. Всё грузилось в кузовы трёх машин обеспечения. Добежав до нашей машины, я свернул плащ-палатку, убрал тюк в кузов к нашим вещам и поинтересовался у командира расчёта, какой у нас приказ. Оказывается, приказа покидать место расположения не было, нас просто убирали с открытого поля и отсылали под прикрытие леса. Так что вокруг стояли крики, рёв машин и мат, куда же без него? Нашего «Захара» тоже убрали. На весь дивизион было всего две масксети, которые и натянули с краю, маскируя часть машин, для остальных рубили ветки. Две машины поставили на боевом дежурстве метрах в двухстах от опушки, в чистом поле, к счастью, наш расчёт в них не вошёл, поэтому, когда дали отбой, я завернулся в шинель под нашей машиной и, постелив плащ-палатку, уснул. Командиров не было, комдив на училищной эмке укатил с комиссаром в Кобрин за получением приказов, а то в такой суматохе о нас могут и не вспомнить. Даже в прикрытие никого не взял, видимо, ещё не осознал ужас происходящего, так что за старшего у нас остался командир первой батареи, это та, что из автоматических пушек. Наша пулемётная была третьей.


Проснулся я, когда меня пнули по ногам. Не вскакивая, я помнил, где заснул и что надо мной, только повернулся и открыл глаза, а командир расчёта велел:

– Вставай, выдвигаемся.

Я глянул на наручные часы, мою гордость, ни у кого их больше не было, даже у командира расчёта, такого же курсанта, как и мы, но имеющего по треугольнику в петлицах, младшего сержанта. Он был из тех, кого из армии прислали, таких немного было. В основной массе в училище поступили одни призывники, такие, как и я. Судя по времени, проспал я часа четыре, мало, конечно, но хоть что-то, лучше, чем ничего. Судя по рёву моторов, мы покидали наше расположение, парни мне кашу в котелке оставили от завтрака, будить не стали, так что, проверив, все ли мои вещи на месте, я устроился на корме кузова, за место наводчика встал один из двух наших заряжающих, и, пока мы медленно катили, переваливаясь на ямах, я поел и встал на своё место. Стопор стоит, чтобы стволы пулемётов не мотало в такт движению, и, судя по всему, хм, в Кобрин направляемся, затянутый дымами пожаров.

Я осмотрелся, боеприпаса как не было, так и нет, в кузове только наши вещи и оружие, и чего тянули эти четыре часа? Ленты снаряжены, на один бой, и всё. Всего в расчёте наших пулемётов было по пять курсантов: один за рулём, там же, в кабине, сидел командир расчёта, ну и трое в кузове – это я, наводчик и два моих помощника, заряжающие. К тому же так как это всё же учебная часть, то, бывает, мы сменяемся, кто заряжающим становится, кто наводчиком или водителем. В следующем месяце по плану нас должны были на крупняки перекинуть, а потом и в батарею автоматических пушек, изучать их на собственном опыте. Это нормально, и даже правильно, чтобы знать все нюансы. Сейчас пока, видимо, оставили на тех же местах, как и распределили до стрельб, раз привыкли и уже освоили специальности.

Двигались мы под прикрытием. В небе над Кобрином патрулировало два звена ишачков, но слева и справа, по бокам, были видны самолёты, которые или двигались в наш тыл, или возвращались. Немцы. Хотя, может быть, истребители охраняли кого другого, даже не может быть, а наверняка, мы же зенитчики, вот уж кого точно охранять не нужно. Правда, если у них есть боеприпас.

Сняв с пояса алюминиевую фляжку с водой, я сделал пару глотков и вернул её на место, наблюдая, как мы въезжаем в город и двигаемся по одной из боковых улиц, уйдя с центральной, по которой шли толпы беженцев. Я пока особых изменений с тем, что было в нашу историю с этой войной, не вижу, но и охватываю я, естественно, не всё. Однако, мне кажется, немецкий план «Барбаросса» идёт как надо немцам, а не нам. Интересно, куда нас направят? Тут есть железнодорожная станция, вон она как полыхает, могут погрузить на платформы и отправить в училище доучиваться, но, если поставить себя на место местных командиров, разве они отпустят боеспособную зенитную часть? Вот и я сомневаюсь. Значит, будем воевать. А пока мы двигаемся, я не только слежу за небом, но и не без интереса изучаю местную неразбериху. Толпы беженцев, машины, пытающиеся проехать через людей, крики, мат. Усталые лица людей, у некоторых местных я отчётливо вижу злорадство. Ишь, контра недобитая. А чёрт, это всё комиссар, умеет он с людьми разговаривать и вести их за собой!

На перекрёстке дивизион встал, первую батарею отправили к станции, там гуще всего дымило, вторую из крупнокалиберных куда-то ещё, а нашу батарею разделили на две группы: три машины направили в одну сторону, а две под командованием младшего лейтенант Гусарова, он у нас в училище преподаёт математику и расчёты, в другое место. Пока стояли, я с тоской смотрел на колонку, где люди набирали воду. В основном беженцы, очередь большая, а у нас тоже фляжки пусты, но не лезть же вперёд них. Лейтенант сел в передовой грузовик, и мы покатили, судя по направлению, в сторону границы.

Вскоре мы остановились у какого-то крытого грузовика. Гусаров, покинув кабину, приказал грузить боеприпас. Ну наконец-то, а то вообще стрёмно было. Мы с наводчиком из второй машины остались на месте, наблюдая за небом, тем более истребители улетели, а бойцы, включая командиров расчётов, начали носить ящики. Хм, по десять на каждую машину и всё? Так это, считай, два неполных боекомплекта, маловато. Надеюсь, доставка ещё будет. Сложив ящики в кузов, мы продолжили движение, а заряжающие, сидя в кузове и вскрыв по цинку, стали снаряжать пустые запасные ленты. Каждая лента на тысячу патронов, адова работа, уж я знаю, занимался этим.

Двигались мы фактически по обочине. Дорога была забита войсками и беженцами, пыли вокруг стояло немерено, но пару стремительных силуэтов, что заходили на дорогу, я всё же засёк. Мессеры. Охотнички, видать. Я скинул стопор и дал короткую очередь – это сигнал не только для парней из расчёта и командира, но и для передовой машины, и, как только наш водитель ударил по тормозам, я стал длинными очередями прицельно бить по истребителям. Это точно немцы, наши парами не летают. Упреждение я делал на полкорпуса. Тут и второй расчёт присоединился. Сбить мы никого не сбили, но провести штурмовку не дали, даже сброшенные ими бомбочки рванули в стороне, не долетев до дороги. Увидев, что здесь есть защита от атак с воздуха, летуны поспешили свалить, явно рассчитывая найти цели в другом месте и желательно беззащитные.

Все, кто был на дороге, или бросились в поле, или прибавили газу, пытаясь уйти. Сейчас же, когда истребители улетели, все возвращались к дороге. Поставив пулемёты на стопор, я снова стал наблюдать за небом. Лейтенант, проводив немцев взглядом, приказал продолжить движение, а водители ведь даже двигатели не заглушили.

Оказалось, наша цель находилась километрах в пяти от Кобрина, ею являлся явно старинный мост через речку. Тут уже побывали немцы, в смысле, была бомбёжка, и единственная зенитка приказала долго жить, вот нас и направили на усиление. Гусаров стал спорить с начальником охраны моста, который требовал поставить зенитки поближе, чтобы они мост и от пехотной атаки прикрывали, а лейтенант говорил, что рядом с мостом зенитки ставить неправильно, их нужно разнести, поставить метрах в двухстах от моста по разным сторонам дороги, в таком случае зона охвата будет больше. И пока они спорили, командиры расчётов дошли до уничтоженной зенитки и, вернувшись, сообщили, что это был шведский «Бофорс», видимо, трофей с финской, те такие же установки использовали. А может, наши закупки делали? Тут точно не скажешь, но к нам в училище их не привозили, по учебникам изучали. А вообще наши тридцатисемимиллиметровые зенитки сделаны как раз по этим «Бофорсам». Слизали наши конструкцию.

Отметив боковым зрением, что дальше по речке, где на берегу разрослись камыши, пару раз бликануло, и это не вода бликует, явно оптика, ошибиться можно, но у меня глаз намётан, я незаметно снял стопор и как бы проверил, покрутил стволами пулемётов, после чего на миг задумался. Если командиров предупредить, засуетятся, спугнут, а то и вообще скажут, что мне показалось. Чёрт с этими нарядами, которые мне наверняка насуют, поэтому, решившись, дал длинную очередь, фактически срезая расплавленным свинцом камыш. К счастью, мы стояли на обочине как раз с нужной стороны, так что никто не мешал, а то через мост одна за другой машины шли, могли и перекрыть сектор стрельбы. А так фактически цель как на ладони, до неё метров триста всего было, а дальше излучина и река поворачивает, уже не видно.

Я успел выпустить едва по полторы сотни патронов в лентах всех пулемётов, когда отпустил гашетки и, слегка оглушённый, услышал рёв Гусарова:

– Крайнов, какого хрена?!

– Товарищ лейтенант, разрешите доложить! – по уставу, но не козыряя, я на боевом посту, сказал я. – Наблюдал блики оптики, предположил, что диверсанты, наши прятаться не стали бы. Чтобы не спугнуть, открыл огонь без предупреждения. Боялся упустить.

– Уверен, что оптика? – спросил командир взвода из охраны моста. Судя по петлицам, здесь расположилась обычная пехота.

– Различаю, товарищ лейтенант, – коротко ответил я.

Тот сразу распорядился отправить к месту группу, я примерно указал, где видел блеск оптики, а сам продолжил наблюдать за небом. Гусаров, показав мне кулак, вернулся к спору, хотя и так было видно, что они уже договорились. Одна зенитка у моста, если уж охрана так опасается, а другая в стороне, как оговаривалось, метрах в двухстах. Это решение устроило всех. Тут вернулась группа из семи бойцов во главе с сержантом, мелким и щупленьким, но командовал он здорово. Они принесли три тела, что истекали кровью. Немецкие маскхалаты, а под ними советская форма НКВД. Тут и Гусаров видел, что это действительно немцы. А вот бойцы из охраны сетовали, я из своих пулемётов так нашпиговал свинцом противника, что у них мало что уцелело. От бинокля одна половинка осталась. Насчёт неё Гусаров с лейтенантом стали спорить, с биноклями у нас было ахово, всего один и тот у Гусарова, однако охрана моста упорствовала, но в итоге отступились, куда деваться, всё же это мы их положили, а не они. Остальное пехота забрала себе, мы не претендовали. Нет, я-то ещё как претендовал, но кто же меня спросит? Гусаров отдал щедрой рукой, а половинку бинокля вручил командиру нашего расчёта, мол, мы заслужили. И видеть меня лейтенант явно не хотел, потому что наш расчёт и отправил подальше от моста, а второй начал окапываться рядом с ним. Кстати, к трофеям здесь относятся как-то однобоко. Брать что-то из вещей – ни-ни, мародёрство, а вот оружие или бинокль – это можно. Так что немцев прикопали при всём, что у них было. Разве что документы забрали. Варвары.

Время было час дня, когда грузовик, ревя мотором, подъехал к месту, указанному Гусаровым. Тут была небольшая возвышенность, и даже я, осмотревшись, вынужден был признать, что позиция отменная. Машину поставили чуть в стороне и сначала разгрузили ящики с патронами и личные вещи. Потом стали готовить шанцевый инструмент, а водитель доставать сухпай и раскладывать поесть. Нас предупредили, что горячего не будет, и разрешили использовать НЗ. Кстати, никто не заикался, что я не должен копать, копать будут все, не понимая, что после подобной тяжёлой работы руки у наводчика будут дрожать и ни о какой прицельной стрельбе и речи быть не может. Именно поэтому снайперы не делают такую работу перед стрельбой, а если сделали, имеют несколько часов отдыха, иначе никак. Но капонир должен быть вырыт, чтобы загнать в него машину. Похоже, Гусаров собирался тут долго стоять.

У нас была одна нормальная штыковая лопата, которая входила в инструменты машины, и пять пехотных лопаток, к счастью, укомплектованы мы были ими полностью. Парни уже разметили размеры будущего капонира, сняв верхний пласт на штык, убирая куски травы, но тут обед был готов, и, отложив инструменты, все приступили к еде. Но я стоял в кузове на охране.

И вот тут мне повезло: из нашего тыла тянул, с заметным снижением, немецкий двухмоторный бомбардировщик среднего радиуса действия. Его силуэта я не знал, нас этому плохо учили, на следующих уроках информацию дать должны были. Он уже опустился ниже километра и был на расстоянии уверенного поражения для нашей зенитки, которая на полтора километра била, и пролетал фактически над нами. Поэтому я прицелился и стал садить короткими очередями. А парни с полными ртами продолжали жевать, лишь не без интереса наблюдая, что будет дальше. Как говорится, хлеба и зрелищ. Вторая установка огня так и не открыла. А результатом моей стрельбы было то, что бомбардировщик завалился на крыло и отвесно стал падать. От него отделилась маленькая точка человека, и распустился купол парашюта. Самолёт рухнул в километре от нас, подняв столб дыма. Взрыва не было, топливо только полыхнуло. К месту приземления парашютиста сразу на машине рванул Гусаров с бойцами. Видимо, опасался, чтобы пехота его не опередила. Трофейный пистолет сразу себе прибрал. Штурман и пилот явно были убиты, а с парашютом выбросился стрелок, которого и допросили, среди пехотинцев нашёлся знаток немецкого.

Результатом этой истории был приезд вечером командира нашего дивизиона, который поздравил и отметил младшего лейтенанта Гусарова и моего командира расчёта за успехи в боевой подготовке и уничтожении врагов, напавших на нашу родину. Сбитый самолёт и уничтоженных диверсантов он записал на счёт дивизиона. Обо мне никто и не вспомнил. Забавно. Но это так, проза жизни.

Капонир мы вырыли, метр в глубину, а вал земли вокруг обложили срезанным дёрном. Ну и пандус соорудили, чтобы машина могла выехать. Ещё кустов нарезали и воткнули вокруг позиции. Хоть какая-то маскировка. Хотя на мой взгляд, лучше бы мы вырыли кусты и посадили их, полив, они дольше продержались бы.

Когда мы укладывались спать на ящиках из-под патронов, – весна всё же, и хоть и жарит, но спать на холодной земле неприятно, – то, обнимая свою винтовку, я озвучил свои мысли вслух. Слышали меня все, включая часового.

– Я вот что думаю. Диверсанты те, пострелянные, не одни были. Уверен, их мост интересует. Слышали, какая стрельба неподалёку была? Уже и пулемёты, и винтовки слышно. Немцы близко, и диверсантам нужно захватить мост, чтобы их войска могли беспрепятственно идти дальше.

– Думаешь, сегодня нападут? – приподнялся командир.

– Уверен. Днём мы, постреляв группу наблюдателей, слегка их напрягли, но ночь им будет в помощь. Самое главное для них – зенитки убрать, а точнее, уничтожить расчёты, после чего можно перебить охрану, ну и заменить их собой. Форма-то у них наша.

– Да, а на мост не нападут, пока мы здесь стоим. Они нас за спиной не оставят.

– В точку. Думаю, нас в ножи возьмут. Немцы подготовлены отлично, опыт большой имеют. Думаю, трёх человек им вполне хватит, чтобы с нами покончить, а дальше можно, не опасаясь, уничтожить охрану моста.

– Что ты предлагаешь? – спросил командир расчёта. – Только не говори, что у тебя идей нет, иначе ты не завёл бы этот разговор.

Он вообще виноватым себя передо мной чувствовал, его комдив поблагодарил, на одно звание выше поднял, теперь он сержант, а я вроде как не у дел.

– Да, есть у меня одна идея. Предлагаю провести минирование вокруг нашей позиции, а утром снять. Или же не спать всю ночь, но что завтра с нами будет, сами должны понимать.

– Откуда нам мины взять и кто с ними работать будет?

– Ну, я немного интересовался. А вообще мин и не нужно, хватит ручных гранат, желательно эфки. У нас вот оружие есть, а боеприпасов к винтовкам – мизер, у меня всего две обоймы в запасе и та, что в винтовку снаряжена. Гранат вообще нет. Предлагаю попросить у охраны моста, у них всё это есть. Колышки я сам сделаю и растяжки вокруг поставлю. Нужно не меньше восьми гранат, но лучше больше. Чтобы часовой, если где рванёт, кинул в ту сторону ещё одну гранату для добивания. Ну, как-то так. И наших предупреди, что мы заминируем подходы.

– Ладно, я дойду до дзота, поговорю с Гусаровым, может, что получится. Гущин, присмотри за мной. А то что-то мне не по себе от слов Кирюхи, мало ли, перехватят в темноте.

– Так я не вижу же! – возмутился часовой.

– По силуэту смотри на фоне реки, – с явным недовольством буркнул наш командир.

– Хорошо.

Сержант выбрался по пандусу наружу, держа карабин на сгибе локтя, с некоторой тревогой осмотрелся и быстро зашагал к мосту. Я особо о нём не переживал, немцев рядом нет, стемнело всего несколько минут назад, подобраться они просто не успели бы, да и выжидать будут. Напасть лучше всего перед рассветом, самое мерзкое время, когда клонит в сон от усталости и внимание у часовых притупляется. А самые слабовольные, бывает, вообще спят, подводя так и себя, и товарищей.

Пока он ходит, стоит подумать. Не знаю, вернётся он с тем, что нам нужно, или нет, но подготовиться нужно. Предупредив часового, что я пока займусь работой, я отошёл в сторону и, взяв сухие ветки от кустарника, стал ножом делать колышки. Насчёт лески переживать не стоит, у меня целый моток в сидоре. Купил перед тем, как покинуть Москву. Там же в баночке и рыболовные принадлежности имеются. Ох и пришлось мне в столице побегать! Пока прописывался и права получал, пока медкомиссию проходил, время мигом пролетело. Саквояж свой я закопал. Там все мои документы за подкладкой, включая сберкнижку, куда я оставшиеся деньги положил, кроме трёхсот фунтов стерлингов, взяв с собой не так и много. Инструменты там же, тестер, личные вещи. Так уж получилось, что оставить некому было. Мог бы тому же домоуправу оставить, но за сохранность я не поручился бы. Да и тут надежды мало, что уж говорить. Хотя надо сказать, что я неплохо поработал стихией Земли, и схрон в окрестностях Москвы получился на загляденье.

Кстати, в тренировках я ни одного дня не пропустил, всегда находил время для них и для медитации, тем более наше училище в довольно крупном городе находилось, так что с маной проблем не было, это уже здесь, в поле, заметно скудно с ней. Сегодня копали, так там, где это делал я, земля рыхлая и мягкая, не как у остальных – каменный суглинок. Однако им я не рыхлил, иначе заподозрить что-нибудь могли. Также, когда я ходил с фляжками к реке, набирал воды, мыл котелок, то работал со стихией Воды. Во фляжки набирал чистой воды, без мусора и грязи. Как через фильтр пропустил.

И стоит упомянуть ещё один момент. Я об артефактах, оставшихся от ушедших с Земли магов. Старый маг подтвердил слова Гарда, здесь действительно раньше были маги, но, видимо, война с инквизицией дала свои плоды, те победили и выгнали их. Причём старик сообщил, что нередко посещает лавки старьёвщиков или антикваров и, бывает, находит интересные экземпляры амулетов. Будучи ещё в Англии, я в Ливерпуле заметил такой старый антикварный магазин и зашёл в него. Пока продавец отвлёкся на солидного клиента, покупающего кинжал, я выпустил из рук сырую ману, направляя её на полки. Я ведь так пропускал через себя ману и работал со стихиями, а тут ничего из стихий не призывал, просто выпустил, надеясь, что что-то сработает. Причина в этом была. Магического зрения у меня больше не было, амулетов для поиска других амулетов тоже, вот я и нашёл такой способ. Я, конечно, понимаю, что конструкт на ящеров, который был у меня в ауре, штука хорошая, и помню, что старик говорил о том, что есть такие конструкты и для людей, но ставить его мне не советовал, минусов больше, чем плюсов. Мало того что я снова бесправным гомункулом стану, так эти конструкты тоже вредят, хотя куда медленнее. Сокращать срок своей жизни до двух десятков лет я не хотел, так что – да ну на фиг! Старик пообещал, что через пять лет, когда он вернётся, подарит мне комплект амулетов, чтобы я мог с ними работать и заниматься поисками, ведь магов с магическим зрением, их ещё пространственными называют или конструкторами, не так и много, и именно они создают такие амулеты, поэтому я себя особо ущербным не считал. А пока он мне пять лет велел развиваться в магии стихий, чтобы ни на что не отвлекаться.

Поначалу ничего не было от моих действий, а потом на полках в разных местах замигало три предмета. Это мог заметить продавец, так что я прекратил сброс маны, и через пару минут они погасли. Это было бронзовое кольцо с невзрачным камешком, я его на пальце носил, причём отметил, что его никто, кроме меня, не видит, вероятно, действуют чары отвода глаз. Второй предмет – полая бронзовая трубка с инкрустацией на концах, и третья вещица – бронзовый цилиндрик, у которого тоже был невзрачный камешек на торце и инкрустация по краям. Все три предмета я, естественно, выкупил, между прочим, не так и дорого, видимо, для продавца они не имели особой ценности. Так, непонятные поделки из прошлого. Я их потом изучал каждый день, и в пути до Архангельска, и в поезде, и в Москве, и в училище, и только здесь во время летних учений уже не занимался ими, так как смог методом тыка разобраться, что это за предметы и для чего их нужно использовать. Ну и пользовался, нужные вещи. Я бы даже сказал, бытового применения.

Работать методом тыка, конечно же, было неправильно, это могло повредить амулетам или даже уничтожить их, но мне повезло, я смог разобраться во всех трёх. Поначалу я пытался зарядить их, на первый взгляд, это было просто: нужно в те невзрачные камешки подать ману, однако в этом и была проблема. Маги запитывают ману из своего источника, и поток зарядки происходит не так и быстро. Я же подаю её через свои каналы на высокой скорости. То есть я могу сжечь амулеты своей зарядкой. Это как брандспойтом наполнять чайник. Миг – полный, а напором может порвать. Хорошо, что мне пришло это в голову перед попытками зарядить, и я почти всё плаванье от Англии пытался прогонять ману через свои каналы и узлы, стараясь делать это на маленькой скорости. До этого я даже и не пытался так делать, новый опыт. Не сразу, но всё же начало что-то получаться. Прижав указательный палец к камню на цилиндре, я стал через него плавно подавать ману. И делал это до того момента, пока камень не засветился и не кольнул меня в палец. Так я понял, что он полностью заряжен и явно таким образом это дал знать. Потом, увереннее действуя, зарядил кольцо и полую трубку. На последней камней не было, но начали светиться рисунки по краям.

Уже в училище, в нередких нарядах и дежурствах, я не только тренировался в стихиях, но и пытался разобраться с амулетами. Первая удача произошла с полой трубкой. Я заметил внутри её марево, присмотрелся, а когда прижал к глазу, понял, что это подзорная трубка, к тому же работающая ночью, как днём, и изображение можно приближать и удалять. Управление мысленное. Очень удобно. Я месяц тренировался управлять. Освоил.

Второй амулет, с которым я разобрался, цилиндр. Это оказалась фляга, причём не пустая, не знаю, как вино за столько времени сохранилось в таком великолепном состоянии, но когда я случайно активировал открытие, то на пол в туалете нашей казармы вылилось литров двадцать красного вина. Букет восхитительный. Я потом попробовал – вкусное… А тогда я с трудом нашёл, как закрыть крышку, и думал, как побыстрее убраться, чтобы меня не засекли, хорошо ночь была, спали все. Сбоку на цилиндре полоска была, которая, пока я пользовался таким запасом, чуть-чуть стала меньше. Так я понял, что это индикатор, сколько во фляжке содержимого. Прикинув, сколько я вылил, пока учился в первые месяцы, понял: во фляжке было около тонны, причём около двухсот литров я потратил. Пил сам мало, я вообще равнодушен к спиртному, хотя вино мне понравилось, но в качестве оплаты, сливая в канистры или банки, оно подходило отлично. Сейчас во фляжке имелось около шестисот литров вина, но в будущем я собирался заполнить её питьевой водой.

Подзорная трубка и фляжка находились в подсумке у меня на ремне, а кольцо с пальца я так и не снимал, несмотря на то что оно явно женское. Именно с кольцом я и возился дольше всех, и, когда из него посыпался разный мусор, я наконец разобрался. Если проще, это была безразмерная сумка, если такое определение вообще подходит к кольцу. Гард мне о таких амулетах рассказывал и очень жалел, когда складывал золото в мой рюкзак и свой вещмешок, что ни у него, ни у убитого ученика старого мага таких амулетов не было, сейчас это редкость, ох сколько он вынес бы! Однако не судьба. А вот я такой амулет нашёл. Даже странно, что Гард не догадался пройти по магазинам старьёвщиков или антикваров, тоже ведь мог что интересное найти… В кольце оказалась старинная одежда, тут даже не пятнадцатый век, думаю, раньше, четырнадцатый, а то и тринадцатый. Одежды мало: комплект исподнего, причём ношеный, воняло от него, наверное, хозяин убрал, чтобы потом постирать, но не успел, и подобие камзола, все предметы мужские, хотя, повторяю, кольцо женское. Может, трофей?

Внутри было и оружие: пара украшенных самоцветами кинжалов, шесть ножей из дрянного металла, два явно метательные, лук с двумя колчанами стрел, короткий меч – и немного еды, причём часть уже пожевали, следы зубов были. От еды я избавился, как и от исподнего, а оружие оставил. Потом я стал исследовать, какой объём у этого кольца. Сначала научился не только вынимать из него, но и убирать предметы внутрь, на ножах тренировался. Управление оказалось, как и с подзорной трубой, мысленное: нужно представить вещь, и она окажется у тебя в руке, на которой кольцо. Или рядом, по желанию. В то время, а училище как раз готовилось покинуть Минск и разъехаться по полевым лагерям, меня отправили в наряд на склады. Когда кладовщик отвлёкся, я убрал в кольцо пятнадцать ящиков с патронами к ДШК. Шестнадцатый уже не входил. Веса кольцо при этом не прибавило. Потом вынул и поставил всё на место. Затем отправил туда узлы с формой. Хм, похоже, значение имел объём, потому что вес их был легче, а объём тот же, что и ящики с боеприпасами, и кольцо уже не дало запихнуть следующий тюк. Причём, отмечу, я пытался убрать в кольцо сначала подзорную трубку, а потом и фляжку, но кольцо их не принимало. Видимо, носить внутри вещи, имеющие магию, вроде амулетов, оно не могло. Это я учёл, и амулеты всегда носил при себе.

У меня как раз увольнительная намечалась, денег немного было, думал, прошвырнусь по магазинам, накуплю нужных вещей и уберу их в кольцо. Но не судьба. За два дня до увольнительной нас отправили в летние лагеря. Это произошло восьмого мая. Даже успели первые стрельбы перед войной провести. Так что сейчас в кольце находятся ножи с кинжалами, меч и лук со стрелами. У своих я не воровал, не крыса, а моих вещей не так и много, чтобы их из сидора убирать в кольцо. Хотя нет, признаюсь всё же. Когда наши почистили нашу установку, привели её в порядок после стрельбы за день и перезарядили пустые ленты, то оставшиеся патроны в цинках я убрал в кольцо. Около полутысячи их было. Потом незаметно и полный цинк забрал. Никто и не заметил пропажу. Пусть у меня будут, всяко пригодится.

Ну и ещё одно уточнение. Как я отметил, заряжать амулеты требуется раз в полгода. Именно такой срок прошёл, когда свечение в камешках начало тускнеть.

Вот обо всём этом я и размышлял, когда вернулся сержант. Он нёс сидор, явно не пустой. Насчёт патронов к своей винтовке я, конечно, немного перегнул, пулемётные вполне к ней подходят, но душа зенитчика душила, особенно когда есть обычные винтовочные, жаль тратить пулемётные. Поэтому он принёс только гранаты. Шесть РГД-33 и двенадцать Ф-1. Отлично, есть с чем работать. Командир расчёта отложил гранаты, шесть он сразу распределил – две мне, две часовому и две себе, остальные нашим завтра выдаст, немного даже в запасе останется. Как я ни кривился, в темноте он этого мог и не увидеть, мне вручили именно РГД с осколочными рубашками. Подумав, я убрал их в безразмерный карман в кольце. Более того, сходил к сидору и его тоже убрал, мало ли что ночью или завтра будет, не хотелось бы лишиться. В нём много чего было ценного для меня, бритву, котелок и кружку я тоже считаю. Вот шинель оставил, я ею ночью укрываться собирался, планируя всё же перехватить какое-то время на сон.

Сержант вызвался мне помогать, и мы в темноте, лишь луна подсвечивала, стали обходить по кругу позиции и ставить растяжки. Усики у гранат, привязанных к колышкам, я отгибал и даже освобождал, небольшого усилия хватит, чтобы выдернуть кольца, и последует взрыв. Жаль, не было времени поработать с запалами, я убрал бы возможность замедления, растяжки взрывались бы сразу, как только кольцо было выдернуто, а не через три-четыре секунды. Растяжки мы поставили метрах в тридцати от позиции, если дальше, то слишком много гранат надо, радиус больше получался, ближе – сами пострадаем, так что это был оптимальный вариант. Часовой приглядывал за нами, и когда мы закончили, на всё около часа ушло, то прошли к корме машины, где на ящиках из-под патронов спал наш расчёт, и, устроившись на свободных местах, тоже уснули. У часового были мои часы, когда наступит нужное время, он поднимет сменщика и предупредит о растяжках. Даже если кто до ветру встанет, и его предупредит. А туалет мы метрах в десяти сделали, там лопата воткнута была для ориентира и ямка выкопана. Пусть на виду, но позиция не загрязнена.

* * *

Проснулся я от близкого взрыва. Растяжка рванула. Путаясь в полах шинели, как и остальные парни, я отметил боковым зрением взмах руки – это наш часовой, согласно приказу, полученному от командира расчёта, кинул гранату в сторону подрыва, после чего скатился через вал в капонир, где лёжа пережидал разрыв. Часовые у нас снаружи по кругу были. Граната, брошенная часовым, рванула, когда мы заняли позиции. Причём обговорено это не было, и все столпились с одной стороны, отчего сержанту пришлось всех распихивать по позиции, чтобы занять круговую оборону. Я остался с той стороны, откуда явно пришли немцы. Когда сержант всех распределил, то, подойдя, тихо спросил:

– Ну что там?

– Вижу два тела, вон те кочки. Хорошо гранаты легли, похоже, наповал. Всего двое на нас, дёшево же нас ценят. У моста суета, но вокруг странно тихо, немцы на шум уже должны отреагировать.

Едва я успел это сказать, как немцы, видимо, решили действовать: ударило несколько пулемётов, скорострельных, но не ДП, голос которых мне был хорошо знаком, скорее всего, работали МГ. Запомнил, буду знать. Две машинки явно работали по мосту, а вот один – по нам. Причём на удивление точно – пулемётчик бил по нашей зенитке, которая ничем не была прикрыта, даже щита не имела, и бил хорошо. Не знаю, как он её видел, тем более наверняка пламя выстрелов его слепило, но бил кучно. А-а-а, я понял, она на фоне Луны хорошо просматривалась. Зенитка дёргалась от попаданий. Были слышны взвизги рикошетов. Одна из пуль сбила стопор, и пулемёты затряслись, постепенно задирая стволы. Я же, прицелившись, сделал два выстрела по врагу, отчего его пулемёт замолк, только было поздно: отчётливо стало слышно, как из пробитых кожухов водяного охлаждения потекла вода. Похоже, мы лишились самой мощной боевой единицы нашего расчёта.

Вспышки выстрелов вдали были отчётливо видны, вот по ним, постоянно меняя позицию, а точнее, делая шаг в сторону после очередного выстрела, я и бил, и с удовлетворением отмечал, что после этого они замолкают. Всё же винтовку я отлично пристрелял. Парням же я крикнул, чтобы прикрывали наших у моста, и те палили в ту сторону, били по теням и по вспышкам. Снова оживший пулемёт сразу же, как только я заметил это, замолк. Также мне удалось заставить замолчать расчёт другого пулемёта. Вот третий бил не переставая, он для меня в мёртвой зоне был.

Наши настолько увлеклись, что за тылом совсем не смотрели. Да и сержант на это не обращал внимания, в принципе, правильно делал, зная, что у нас там минировано, немцы не полезут, но я всё равно поглядывал.

У моста царила бешеная стрельба. Но вдруг прогрохотало несколько гранатных разрывов, что приглушило пальбу, но потом она вспыхнула снова. Ещё у моста что-то ярко полыхало, и я подозреваю, что это машина с первой зениткой. Расстреляв все обоймы, я отошёл в сторону, сел на ящики, снял каску и, перевернув её, высыпал туда патроны из одного из вскрытых цинков, потом достал из кольца сидор, а из него – два запасных магазина к винтовке. Сидор я сразу убрал, а все магазины начал снаряжать. Парни продолжали палить, наш водила подошёл ко мне и стал сгребать из цинка патроны, распихивая их по карманам галифе. Изредка по нашей изувеченной зенитке щёлкали пули. О нас не забыли, и, как я понял, несколько стрелков просто удерживали на месте, чтобы мы не вмешивались. Что наши пулемёты повреждены, они, видимо, догадались.

Торопливо снаряжая магазины и убирая часть в подсумки, а последние два в карманы, я слушал: у немцев работало два пулемёта. У моста наших активных стрелков явно становилось всё меньше. Если сначала строчили три пулемёта, «максим» в дзоте и пара ДП, то теперь стрелял только «максим», остальные, видимо, были подавлены, может, и гранатами забросали, раз немцы смогли подобраться на дальность гранатных бросков. Время полтретьего утра. Я вернулся к стенке капонира и, изредка выглядывая, стал вести огонь. Одного немца точно загасил, остальные после каждого выстрела меняли позиции, и их было очень сложно подловить. Парням я постоянно орал, чтобы тоже перебегали с места на место, и то, что только одного из наших подстрелили, срезали мочку уха, – это скорее везение, хотя и позиция у нас отличная, над верхом вала только каски мелькали. А вот с зениткой швах, как я и думал. Ещё и кабина машины, что слегка виднелась, вся побита, ни одного целого стекла.

Я успел всего одну обойму выпустить и как раз снаряжал другую, как вдруг земля дрогнула, меня, будто рукой гиганта, прижало к земле, и донёсся грохот разрыва. У нас земля в капонире осыпалась от тряски, парни очумело головой мотали, но все целые. Сержант первый привстал посмотреть и крикнул:

– Моста нет! Взорвали!

– Наши или немцы? – сразу уточнил я, отряхивая винтовку от пыли.

– А я почём знаю?! Наши, наверное, немцам-то мост нужен.

– Не факт. Одна шальная пуля – и подрыв.

– Всяко бывает.

Стрельба стала стихать и вскоре прекратилась. Высматривая противника, я сказал:

– Всё, немцы ушли.

– С чего ты взял? – поинтересовался сержант.

– А чего им здесь делать? Моста нет, их цель уничтожена. Точно ушли. Предлагаю оставить пару наблюдателей, а остальным досыпать, чую, день тоже трудный будет, а силы нам ещё пригодятся.

– Нашим бы у моста помочь.

– Растяжки нужно сначала снять.

– Давай снимай, мы с парнями сбегаем до моста, а ты тут на позиции останешься, охранять её будешь, да и нас, если что, прикроешь. Стреляешь ты метко, я видел, вон пулемётчиков заткнул.

– Хорошо.

Выбравшись из капонира, волоча на сгибе локтя винтовку, я по-пластунски добрался до растяжки и снял её, к гранате колышки примотал леской и, согнув усики, убрал её в кольцо. Парни сразу ушли, а я собрал остальные растяжки. Разминировав нашу позицию и поглядывая в сторону моста, где отнюдь было не тихо – в горевшей машине рвались патроны, ну или рядом, раз огонь добрался до ящиков, так что от разрывавшихся патронов иногда мелькали трассеры, я стал осматривать тела двух немцев, которые подорвались в самом начале боя. Первым делом посмотрел петлицы у диверсантов, оба были в нашей форме, комбинезонов не имелось. У одного пустые петлицы, да и подсумки с магазинами к винтовке, к слову, такой же СВТ, как у меня. У другого в петлицах по кубарю было, младший лейтенант. На ремне только кобура с ТТ и флягой. Я срезал у обоих петлицы, пусть будут. Если что, для отчётности пригодятся. Потом расстегнул ремень у командира, если он вообще командир, и, выдернув его, обмотал вокруг кобуры и фляги, убрал их в безразмерное пространство. Пригодится в будущем. В карманах нашёл пачку сигарет, наших, подавлены слегка и кровью запачканы, зажигалку, часы с руки снял, достал документы, отложил, сдам их командиру. По голенищам сапог прошёлся. Больше ничего у него не было, только острозаточенный нож в руке. Всё забрал. Сапоги побиты осколками, не заинтересовали. У «красноармейца» такие же снял часы, палево, зря немцы их носят, у наших простых бойцов часов отродясь не было. Себя я не считаю. На ремне, кроме фляжки, у бойца ещё и гранатная сумка была, на ощупь внутри «лимонки», да и пехотная лопатка имелась, всё это теперь у меня. Собрал по карманам мелочь, не испачканную кровью, осмотрел винтовку и отшвырнул её – повреждена осколками, затвор намертво заклинен. Я только магазин выщелкнул и вместе с ремнём и подсумками убрал в кольцо. В общем, прибарахлился.

Вернувшись на позицию, я стал ожидать возвращения своих, всё так же поглядывая по сторонам. Была мысль посмотреть, что там у реки, по берегам которой передвигались немцы и где я гасил их огневые точки, но далеко. Уже начало светать, так что я рассмотрел с той стороны взорванного моста изрядное количество машин. Ну да, по мосту и ночью одна за другой шли колонны, наверное, немца ожидали, но, когда тот напал, очередная колонна советских войск подошла лишь к моменту окончания боя, поздно, двухпролётный мост через небольшую речку был взорван, и те оказались заперты на той стороне. Что решит их командир, не знаю, скорее всего, будет искать другое место для переправы.

Тут прибежал наш водитель и, запыхавшись, упав рядом со мной, прохрипел:

– Амба там нашим.

– Что, никто не уцелел? – спросил я и, отстегнув фляжку, протянул ему.

Осушив флягу и возвращая её мне, ответил:

– Из охраны моста четверо уцелело, те, что ходячие, старший там, тот сержант мелкий, что за диверсантами ходил, которых ты побил вчера. Из наших только Петька Гаврилов из второй роты, да и то ранен. Лейтенанты в дзоте погибли, когда немцы амбразуру гранатами закидали. Месиво там. А кто мост взорвал, никто не знает.

– А немцы?

– О, их там тоже немало, хорошо их наши постреляли, тел хватает. Сейчас там у колонны сержант с командирами на другом берегу перекрикивается. Спрашивали, что произошло. Что дальше, не знаю, командир к тебе отправил. Они там спорят, что делать дальше. Моста нет, скорее всего, обратно в Кобрин поедем. Надо в мастерские нашу зенитку отправить, может, починят.

– Ты смени меня, а я посмотрю. Уже почти рассвело, рассмотреть можно.


Через час подошли наши, двое несли Гаврилова на носилках. Водила, который меня сменил, уже закончил осмотр машины и готовил её к выезду. Повреждения только у кабины, а так машина в порядке. Стёкла он смахнул тряпицей, можно ехать.

– Крайнов, что с пулемётами? – подходя, первым делом спросил сержант.

– Переплавка их спасёт, – лениво вставая, ответил я. – Кстати, вот документы убитых диверсантов. У каждого по три разных комплекта было.

Он забрал документы, а зенитку решил проверить: забрался в кузов и вынужден был признать, что я прав, пулемёты не восстановить, побита зенитка капитально. Похоже, немец бронебойными по ней садил. Вытирая руки, сержант спустился и стал отдавать приказы. Водитель выгнал машину, мы подняли борта и загрузили в кузов ящики с патронами, только два ненужных остались в капонире да пустые цинки со стрелянными гильзами. Свои вещи закинули и аккуратно положили забинтованного Гаврилова. Он в сознании был, матерился от наших неловких движений. Никто не обратил внимания, что ни моего сидора, ни скатки шинели среди вещей не было, я их в кольцо убрал, чтобы не посеять.

Мы медленно, чтобы не растрясти раненого, покатили к дороге. Парни просветили меня, что сержант задумал. План такой: моста нет, защищать нечего, значит, нужно возвращаться к нашим и доложить. Сейчас у моста возьмём до предела раненых и едем в Кобрин. Сдаём раненых в госпиталь, сообщив, что у моста ещё есть раненые, чтобы машины выслали. А дальше нашу судьбу командиры будут решать, это их работа.

Загружая раненых, я внёс одно рацпредложение: подножки у кабины свободны, и, держась за дверцу, можно ехать стоя, чтобы освободить ещё место для раненого. И так для одного действительно освободили. Я и ещё один из наших, заряжающий, устроились на подножке, и мы медленно покатили в сторону города. Второй заряжающий сидел в кузове, за ранеными приглядывал. Мы четверых смогли взять, больше не помещались, и девять остались у моста на разбитых позициях. Да, и та колонна, что подошла на рассвете, уже отбыла. Тут где-то есть брод, надеюсь, они знают где. Дорога до поста на окраине города заняла чуть больше часа. Вся вода из наших фляг ушла раненым. На посту об уничтожении моста ещё не знали, удивлялись, что колонны прекратили появляться, думали, немцы дорогу перерезали и вот-вот к городу прорвутся, так что привезённая нами информация была к месту, лейтенант, старший обороны, тут же по телефону связался с вышестоящим командованием и передал сведения, которые узнал от нас. А то тут спешная эвакуация шла, чуть ли не до паники дошло.

Дальше поста нас не пустили. Водителю выдали сопровождающего, знающего, где находится медсанбат, и они укатили, а мы устроились на свободной площадке рядом с постом, отдыхая, ведь дорога на подножке серьёзно выматывает, так что нам с напарником требовался отдых, и мы ему были рады. Дали нам всего минут двадцать, пока сюда не приехала пара эмок и три грузовика. Тут же и наш комиссар обнаружился, нашего учебного зенитного дивизиона. Нас построили, и, когда сержант доложил все перипетии ночного боя, генерал-майор, что и прикатил сюда со свитой, похвалил нас, после чего кивнул нашему комиссару, старшему политруку. Дал ему слово. Сначала тот небольшую политинформацию завернул, а вот дальше уже интереснее стало.

– Товарищи курсанты, наше командование высоко оценило ваши боевые качества, поэтому командующим нашим военным округом был подписан приказ о досрочном выпуске ряда училищ, в список которых попало и наше. С присвоением воинского звания младший сержант вы, товарищи курсанты, будете направлены в действующие части. Это всё.

Мы в ответ, как и положено, рявкнули благодарственное слово, после чего нас распустили. Некоторые бойцы были озадачены: ладно не сержанта получили, но мы проучились всего полгода. Обычно досрочно выпускают за месяц, ну два, но не так недоучившимися. Видимо, командование решило, что на месте нужный опыт и знания получим. Ну не знаю, меня эта афера как-то в сомнение вводит. Хотя тут причина может быть куда банальнее. После первых суток, когда немецкая авиация вбивала наши аэродромы в пыль, сказалось мизерное количество зенитной артиллерии. И вот нас так быстро решили аттестовать и хоть кого-то отправить в войска.

После речи комиссара нас отправили на одной из машин к штабу корпуса, где забрали удостоверения курсантов и выписали документы на младших сержантов, причём приписали к тому же корпусу, с командиром которого мы повстречались у поста. Когда нас оформляли, мою винтовку вписали в новое удостоверение, я проверил, всё точно. И, как и в курсантских документах, тут также не было фото. По факту, у кого они имеются, тот и может ими пользоваться. Единственно, как я смогу подтвердить, что документы действительно мои, – предъявить шофёрское удостоверение или комсомольский билет, где есть фото.

Всё заняло меньше часа, тут ещё и наш водила присоединился, такой же курсант. Он сообщил, что машину с расстрелянной зениткой забрали, а вещи наши он выгрузил у здания штаба под охрану часового. Мои-то при мне… Троих парней в одну дивизию распределили, сержанта нашего – к танкистам, а меня отправили к медикам. Я должен получить под командование орудие зенитной батареи, которая защищает медсанбат стрелковой дивизии. Мы с парнями попрощались, трое сразу уехали на попутке. А я пешком направился в нужную сторону. Надо штаб дивизии найти, представиться, чтобы в списки внесли, а потом они в часть направят. Однако, пока я в городе, нужно сделать одно дело.

У меня до сих пор петлицы курсанта с металлическими буквами, означающими наименование училища. Помнится, у меня имеются в запасе красноармейские петлицы, те, что я срезал с убитого диверсанта, они красного цвета с общевойсковыми эмблемами. Как раз подойдут, нужно лишь найти два треугольника, тоже красных. Знаки различия, как и петлицы, имеют цвет по роду войск. В городе была комендатура, соответственно, и магазин-военторг, в штабе корпуса я адрес узнал, правда, там не уверены, что он работает при той неразберихе и панике, что царила вокруг, но я надеялся, что работает.

К сожалению, магазин всё же не работал, кто-то камнем ещё и стекло разбил, и у магазина маялся часовой, отгоняя любопытных, ну, или мародёров, так что, лишь покосившись в ту сторону, я поправил ремень винтовки и энергичным шагом направился к выходу из города. Что ж, не работает так не работает. В пути срежу старые петлицы и нашью трофейные, а треугольники потом найду и привинчу.

К трассе, что проходила через город, я не подходил, решил окраиной выйти на дорогу, которая шла в нужную мне сторону. Срезал путь, можно сказать. Я уже был на окраине, когда приметил, как молодка с белыми полушариями грудей, выставленных как напоказ в декольте, глядя на меня, влекуще улыбается.

– Товарищ солдат, не обидьте вдову, помогите. Нужно корзину тяжёлую на чердак поднять.

Намёк был более чем понятен. Я с удовольствием осмотрел крепкую ладную фигуру женщины, в моём вкусе. Так что я легко согласился. А когда мы зашли в сени, она прижалась ко мне всем телом, нащупывая опытной рукой то, что ей нужно в штанах, и взасос стала целовать, свободной рукой снимая каску с моей головы. Мне её лень было на поясе носить, плечевых ремней нет, и тот сползал от лишнего груза. Нет уж, пусть на голове будет. Каску молодка оставила на столике у окна в сенях и за руку повела меня в дом. Прошла она первой, а я, наклонившись, чтобы не удариться о притолоку, последовал за ней – и всё, темнота. Меня чем-то серьёзно отоварили. Всё зло от баб!


Очнулся я от боли в голове и от приглушённого разговора где-то поблизости. Приоткрыв глаза, я сел – ого, я связан! – и осмотрелся. Хм, я в доме, голоса доносятся из соседней комнаты, ремня нет, карманы, похоже, пусты, сапоги сняты. Проверить не могу, но вроде всё выгребли. А вот кольцо на месте. Я мысленно отдал приказ забрать верёвку, и она исчезла. Разминая руки, я достал кобуру с пистолетом, извлёк его, взвёл курок и сунул запасной магазин в карман. И нож убрал туда же. То, что я попал в такую ситуацию, что ж, бывает, на медовую ловушку и опытные клюют. На голове шишка опять, но вроде рассечения нет. Думаю, это бандиты, ну или те, кто на немцев работает. Видят, что в городе творится, и вот так решили немцам помочь. Вот я им сейчас и помогу. Хм, а говорят на кухне явно на польском, характерные пшекающие обороты, не спутаешь. Два мужских голоса, женского не слышно. Осторожно, стараясь не скрипеть половицами, я подошёл к двери и, легонько потянув на себя, прошёл на кухню, держа хозяев на прицеле. Картина, как говорится, Не ждали.

– Вас только трое? – коротко и тихо спросил я.

Повышать голос я не хотел, мало того что это в голову отдавало, так ещё их тут могло быть больше трёх. Тут было двое мужиков, одному лет тридцать, другому около двадцати, ну и знакомая молодка. Бандиты продолжали молчать, видно, ещё не пришли в себя, поэтому в комнате оглушающе грохнул выстрел из пистолета, и пуля пробила руку того мужика, что постарше. Теперь смысла нет таиться, я сделал шаг в сторону, чтобы за спиной была не дверь, а стена, и повторил:

– Вас трое? Конечностей у вас много, патронов у меня хватает. Я буду задавать вопросы, и вы будете мне на них отвечать, в ином случае умирать вы будете долго.

– У меня детки, – провыла молодуха, и тут же пистолет снова дёрнулся у меня в руках, и раздался грохот очередного выстрела.

Схватившись за живот, посмотрев на меня неверящим взглядом, она сползла с табуретки на пол, где осталась лежать, тихонько подвывая. Я так понял, что старший мужик – её муж. Держась за руку и морщась, он хотел было рвануть к ней, но я цыкнул зубом, и он замер, продолжая сидеть на табурете и с ненавистью глядя на меня.

– Некоторые стрелки довольно ущербны в своих моральных стремлениях и качествах. Они не убивают женщин и детей, а я убиваю, но только тогда, когда это касается лично меня. Если такие детки лезут в мою жизнь или пытаются мне навредить, тогда я их легко отправляю на тот свет. Женщин это тоже касается. В такие моменты ни возраст, ни пол для меня не имеют значения, все становятся целями. Повторяю в третий раз, если я не получу ответа, оба получите по пуле в живот. Вас трое?

– Да-да, нас трое, – сразу ответил тот, что моего возраста, а старший только зубами скрипел и ругался на польском, с тоской наблюдая, как его жена бьётся в судорогах на полу.

В это время шла бомбёжка у станции, земля тряслась, раздавался грохот разрывов, так что не думаю, что выстрелы, да ещё в помещении, кто-нибудь расслышал, бомбёжка всё заглушала, поэтому я и работал так уверенно. Узнал, где мои вещи, расспросил, кто передо мной, вряд ли я у них первый. Старший пытался мешать вести допрос и честно заслужил пули в живот, молодой сломался сразу, пел, как павлин. Давно работают, крови на руках по плечи. Прострелив и ему живот, я намотал портянки, надел сапоги, сунул за голенище свою ложку и финку, застегнул ремень с подсумками, проверил, амулеты на месте, да и остальное тоже. Забрал документы и каску. Ха, специально, гадина, сняла, знала, что по голове будут бить. Брали живьём, чтобы узнать, что в городе происходит. До меня за последние сутки у них ещё четверо побывали, все в погребе лежат, чтобы не запахли. Когда придут немцы, а те их не сегодня завтра ждали, предъявить хотели, чтобы показать свою лояльность новой власти. Да и ненависть со злобой вымещали. Все четверо из наших, три красноармейца и командир в звании капитана. У всех документы имелись. Оружие тоже нашёл, где указал молодой: две винтовки Мосина, карабин и наган капитана-артиллериста, их я не взял, но вот часть продовольствия хозяев прибрал. Оказалось, в погребе и кладовых было неплохо запасено. Два ящика с советской свиной тушёнкой ушли в кольцо, туда же мешок с ржаными сухарями, мешок с солью, ящик с лимонадом, мой любимый, и ящик с пачками макарон. Остальное брать я смысла не видел. Ну, мыла взял коробку, видимо, из магазина украли. Ещё были советские деньги. Почти сто тысяч, молодой говорил, кассу взяли, но это зимой ещё. Их я тоже прибрал. Да, ТТ я оставил, и наган капитана брать не стал, он в его удостоверение был вписан, но набрал другого оружия, у бандитов тут целый арсенал был: два польских «виса» с солидным боезапасом, пара немецких карабинов, видимо ранее числившиеся в польской армии, ручной пулемёт Браунинга, патронов не так и много, да и магазинов к нему всего четыре, ну и ящик гранат. Непривычные, но сделанные по одному типу с Ф-1. Гранаты, пистолеты и пулемёт я забрал, карабины без надобности.

В сенях я обнаружил на вешалке армейскую плащ-палатку, нашу, советскую, видимо, кому-то из погибших бойцов принадлежала. Я накинул её, нечего оставлять, и вышел во двор. Морщась, изредка потирая шишку под пилоткой, каску я в кольцо убрал, проверил хозпостройки. Вот тут удача: в сарае обнаружил новенький велосипед ярко-зелёного цвета. И тюк нового чистого, тоже почему-то зелёного брезента. Расстелив его, увидел, что он размером пять на пять метров и ранее явно являлся чехлом чего-то крупного. Хотя место в кольце ещё было, но я достал из него сидор и скатку шинели, навесив всё на себя, и отправил в него велосипед, тюк брезента и плащ-палатку. У меня же ещё двадцать километров пути, теперь на велосипеде доеду. А прятать его, чтобы не отобрали, есть где.

Покинув участок этого частного дома, я направился обратно к перекрёстку, откуда пришёл, пока не попал в объятия этой «чёрной вдовы». Патруля комендачей мне так и не встретилось, и я добрался до комендатуры, там тоже неразбериха была, но дежурный внимательно выслушал меня, забрал документы погибших и кому-то стал звонить. Вскоре подошёл старший сержант в сопровождении трёх бойцов и приказал сопроводить их к дому бандитов. Я думал, пешком пойдём, но нет, нам выделили машину – полуторку.

Доехали быстро, и, пока бойцы всё осматривали, поднимали из погреба убитых, я сидел в саду за столом и ел. Что нашёл на кухне, то и вынес, убитые мной хозяева меня не смущали. А все трое уже отдали концы. Сержант, конечно, поглядывал с насторожённостью в мою сторону, но молчал. Поев, остатки я убрал в сидор – это шмат солёного сала, свежего, вкусного, с чесночком, полторы краюхи хлеба и пять луковиц, это мой НЗ, пусть пока в сидоре полежит, потом в кольцо уберу – и, скинув с себя верхнюю одежду, оставшись в одной рубахе, стал менять петлицы.

Когда бойцы всё осмотрели и стали грузить в машину убитых и часть награбленного с оружием, ко мне подошёл сержант с опросом. Вообще, этим делом другие должны заниматься, но кто был нужен, уже сбежал, поэтому работали те, кто есть. Вот такое следствие. Дав мне расписаться в показаниях и отпустив, сержант оставил здесь на охране одного бойца и с другими покатил к комендатуре, ему ещё отчитаться надо. Я же отправился из города. Вот и получается, задержка принесла мне головную боль, к слову, которая почти прошла, главное, шишки не касаться, и изрядно трофеев. Похоже, я в плюсе, но в следующий раз всё же желательно избегать таких ситуаций. Всё в опыт. Раньше у меня подобного опыта не было, теперь учёный, битый, можно сказать.

Выйдя из города, я направился по полевой дороге на север, фактически вдоль границы. Что самое интересное, мне дали приблизительное место расположения штаба дивизии, куда я должен прибыть, так как он вот-вот должен переехать. То есть мне его ещё нужно найти. Нашему бывшему командиру расчёта выпала такая же задача, остальным же парням повезло, за ними машина из части заехала, как раз возвращалась. А я, отойдя с дороги и присев, чтобы случайные свидетели ничего не видели, достал велосипед. Он был в отличном состоянии: камеры хорошо накачаны, цепь смазана. Сняв с себя сидор и скатку, я разместил их на велосипеде, снова перекинул ремень винтовки через голову и покатил по дороге. Мне попадались встречные машины, изредка нагоняли попутные, бывало, посыльные были на мотоциклах. За время пути я трижды видел воздушные бои, причём во всех трёх случаях победа осталась за нашими соколами. Два раза они на бомбардировщики нападали, пятерых сбили, в третьем крутили карусель с истребителями, два – один в нашу пользу. Пару раз немецкие истребители атаковали кого-то на земле. В первом случае не знаю кого, это у меня за спиной случилось, я уже проехал, а во втором – немцы расстреляли легковушку с нашими командирами. Я мимо проехал, там работали бойцы из колонны из трёх грузовиков, доставая тела из машины.

Если бы не война, мою поездку можно было бы назвать прогулкой – катил и получал удовольствие от прекрасного дня. Но сейчас едешь, а глаза всё фиксируют – небо, места возможных засад, разные путники напрягали: могут быть и не свои, ряженые например. Беженцев тут мало, хотя изредка и они встречались.

За время пути я останавливался всего на час, даже не пообедать, хотя время было полвторого, нет, я поработал со стихиями, очередная тренировка, а потом медитация. В селе штаба дивизии уже не было, но мне удалось узнать у бойцов, которые здесь занимали оборону, куда надо двигаться. Ещё пять километров педали крутить. В этот раз я выделил время на обед, получаса хватило, и покатил дальше. На подъезде к расположению штаба дивизии я убрал велосипед в кольцо и дошёл пешком. Когда у штабной палатки доложился дежурному командиру и передал ему направление, к нам вышел комдив. Он был одет в опрятную, явно выглаженную форму, смотрелся молодцом, но его выражение лица мне очень не понравилось. Оно было разъярённым, и почему-то эта ярость была направлена на меня. Ну а когда его прорвало, я много чего узнал о себе. Причём вышестоящее командование он не трогал, всё мне досталось. Оказалось, всё до банальности просто. Он требовал для своей дивизии если не истребительное прикрытие, то зенитное, потому что у дивизии зениток почти не осталось, повыбивали. Хотя бы батарею прислали, а прислали меня, пешком. Была причина так ему яриться. А мне что остаётся? Стоял и слушал. Всё же не с моим званием против полковника лезть, так что смиренно принимал наказание за чужие грехи.

– …И пошёл вон с глаз моих! – закончил он свою яркую, сдобренную множеством эпитетов речь, развернулся и ушёл в свою палатку, а командиры, что до этого бегали и отдавали команды, так же, как и я, замерев, слушали этот ор, продолжили бегать и командовать как ни в чём не бывало. Привыкли, что ли?

Командир, что меня принял, был в звании старлея с повязкой дежурного на рукаве. Видимо, не отвыкли ещё от мирной жизни, повязка новенькая, аккуратная и на своём месте, да и тот выглядел лощёным.

– Досталось тебе, – посочувствовал старлей. – Погоди пока, узнаю насчёт тебя.

Намёк я прекрасно понял. Это просто звиздец какой-то, ну у них и комдив. Хотя с такого станет отказаться от меня и отправить обратно в штаб корпуса. У него, видимо, так много бойцов и командиров, что девать некуда, раз отказывается от пополнения, даже такого, как я. Ждал я недолго, вскоре меня пригласили в палатку. Отказываться всё же от меня никто не собирался, и направили в охрану медсанбата. Точнее, оформили командиром орудия в зенитную батарею, которая должна прикрывать медсанбат. Правда, на момент начала войны батарея была в стадии формирования и имела всего два орудия, там были тридцатисемимиллиметровки, и в первый же день потеряла обе. Правда, сорвали бомбёжку санбата. Сейчас его единственное прикрытие с воздуха – это хорошая маскировка. Уцелевшие же зенитчики в количестве семи бойцов влились во взвод охраны, ожидая пополнения в орудиях и людях. Заявки в штаб корпуса были отправлены. А прислали меня.

Документы мне оформили, теперь я числился бойцом этой 49-й дивизии в отдельном зенитном дивизионе 3-й батареи, командиром орудия 2-го взвода. Осталось добраться до части. Ха, если её можно так назвать. Что есть. В этот раз меня довезли вместе с ранеными. Мест не было, но, используя старый опыт, я стоял на подножке. Там я представился сержанту Павлову, он тоже был командиром орудия, сейчас стал командиром отделения. Он поморщился, но особо не матерился, в отличие от комдива. Представил остальным бойцам нашей батареи, после чего сразу велел впрягаться в службу. Медсанбат эвакуировался, его перекидывали на тридцать километров в тыл, дивизия готовилась отступать. Приняли меня парни несколько прохладно, но командирское звание признавали, поэтому отношение было ровным. Ещё в штабе дивизии командиры, которым не понравились мои пустые петлицы, нашли треугольники, так что я теперь имел вполне бравый вид младшего командира, соответствуя своим документам. Что было приятно, у батареи сохранилась машина, пусть одна, но есть. Кухни изначально не было, столовались бойцы, как и взвод охраны, с медсанбатовской кухни, но хоть какая-то материальная часть есть. Это приятно. Вот только нашу машину тоже реквизировали для перевозки раненых. Прошлой ночью всех раненых отправили на железнодорожную станцию, но к обеду они снова накопились, и их нужно было вывозить.

Когда мы в очередной раз помогли с погрузкой – зенитчиков тут за санитаров держали, не дёргая бойцов охраны, у них тоже ответственное дело, – мы отошли с Павловым, и, когда он закурил, я сказал ему:

– Не нравится мне, что мы здесь без зенитного прикрытия. Вон, колонну днём отправили, и пусть на некоторых машинах кресты сверху имеются, немцы всё равно будут их атаковать. Прикрытие нужно.

– Нет орудий. Совсем нет, – выдохнув струю дыма, ответил сержант, с интересом поглядывая на меня, явно ожидая, что я ещё выдам.

– Я понимаю, какой это дефицит, и каждое орудие или пулемёт на счету, вон на всю дивизию три зенитки, это я в штабе слышал, сам должен понимать, что это означает. Нужно самим добыть зенитку.

– О как! – весело посмотрел на меня сержант. – И что ты сделаешь, наколдуешь?

– Найду брошенную при отступлении. Шанс, конечно, маленький, но всё же есть. Хоть что-то добыть. А у вас пушки автоматические были, но вдруг найду пулемётные установки? Они ведь более мобильные и для прикрытия раненых тоже вполне годятся. Мне нужен приказ. Например, написать, что я еду за матчастью. Как исполняющий обязанности командира, ты его можешь выдать, не ставя в известность вышестоящее командование.

– Лихо, – прокомментировал тот мою зажигательную речь одним коротким, но содержательным словом. – Я тебе честно скажу: не хочу проблем с этим, так что, раз нет зениток, пусть об этом голова у командиров болит.

Да, с Павловым явно кашу не сваришь. Даже парни, которые сидели рядом, отдыхая после погрузки раненых в машины, попытались поддержать моё предложение, видимо, как и я, обладая авантюрным складом характера, но сержант стоял на своём. Нет – и всё. Точно, такого не уговоришь, кадровый, кремень или, скорее, дуб.

После того как медсанбат свернулся и машины уже возвратились, хотя не все, под обстрел с воздуха попали, но наша уцелела, мы погрузились и покатили в тыл, отслеживая, что творится вокруг. И не зря. По нам открыли огонь, причём работали не только винтовки и пулемёты, но и хлопали пушки. Немало пушек. Немцы так глубоко в нашем тылу? Неожиданно.

– Из машины! – скомандовал Павлов, привстал и, дёрнувшись, повис на борту вниз головой.

А мы, попрыгав на землю – ещё одного из наших пуля сбила, наповал, – залегли у борта, торопливо приводя оружие к бою. Кабину покинули водитель и воен-фельдшер, которому Павлов уступил место. Я бы такой красотуле с третьим размером и обалденной фигуркой тоже уступил. Судя по тому, как под двигателем скапливалась лужица масла, простреленный бензобак приказал долго жить, и мы стали «безлошадными».

Я уже определил, откуда вёлся огонь, поэтому скомандовал:

– За мной, по-пластунски!

Вокруг стояла стрельба, немногочисленные выжившие активно отстреливались, поэтому пришлось повышать голос.

– Товарищ младший сержант, может, поддержим наших? – предложил один из бойцов, разозлив меня.

– Какой на хрен наших?! Мы тут как на ладони, сейчас из пулемётов прочешут и положат всех. Вон там на гребне позиция отличная, и мы в укрытии, и поддержать наших сможем, а так и они, и мы пропадём. Всё ясно, боец?! – Как ни жаль было времени, но приходилось разъяснять, а то ещё за дезертира или труса примут. Что за армия?! Бардак! Бойцы оспаривают решения командиров!

– Да.

Мы поползли к овражку, удобное место, и шёл он, куда нужно, тут уже можно вскочить и, пригибаясь, бежать дальше. Нас заметили, пули стали свистеть над головой и, шлёпая, впиваться в грунт склона оврага, однако, к счастью, никого не задело, и мы ушли из зоны прицельной стрельбы противника. По оврагу добежали до подъёма, где действительно неплохое место, чтобы «поиграть» с немцами в кто кого. Шучу, противника тут с батальон, не меньше. То-то сразу всю колонну остановили, как я понял, никто прорваться не смог. Хана медсанбату.

Когда мы взбирались на возвышенность, я на полпути скинул сидор и скатку, оставив их в безопасном месте. Да, бойцы, загружаясь в машину с большой палаткой и частью медицинского оборудования, покидали в кузов свои шинели и вещмешки себе под ноги, у меня же, в отличие от них, всё было на мне, поэтому, когда я покидал грузовик, ничего в машине не оставил. Хм, как я вижу, она сейчас полыхала, значит, парни остались без личных вещей. Эту проблему мы будем решать погодя.

Нас девять человек. Пятеро бойцов теперь уже моей батареи, а я так могу говорить, как старший по званию, я шестой, девушка-военфельдшер и двое бойцов из взвода охраны, которых к нам сунули, потому что в других машинах места не было. У водителя, который числился за батареей, и у одного из бойцов взвода охраны оружия не было, посеяли, я с ними потом насчёт этого поговорю, а пока оставил их и военфельдшера около своих вещей, велев им держать тылы, и с другими бойцами стал подниматься к гребню. Все были злы, видя, как гибнут люди вокруг, особенно которые им были хорошо знакомы, поэтому мечтали поквитаться. Вздохнув, я сказал:

– Парни, я понимаю, как вам тяжело. Сейчас выдохнули, успокоились, чтобы руки не дрожали и глаз был верен, и готовимся. Нас с этой позиции собьют быстро, немцев слишком много, поэтому слушайте мой приказ: выпустите по обойме, скатываетесь вниз и уходите. Я за вами. Всё ясно?.. Я не слышу!

– Да, товарищ младший сержант. Ясно, – в разнобой ответили бойцы.

– Отлично. Цели подберите сами, я же буду выбирать офицеров. Командиры этой немецкой части должны получить по заслугам.

У колонны стрельба практически стихла, тех, кто уцелел и залёг у машин, немцы быстро повыбили, но они дали нам возможность отойти. Лишь выстрелы разрывавшихся патронов в горящих машинах нарушали тишину. Когда мы выглянули, увидели, как на дорогу выезжали мотоциклисты, бронетранспортёры и грузовики, а от опушки к ним цепью шли немецкие солдаты. Чуть дальше виднелись коробки танков, но всего четыре. Найдя первую цель, офицера, я скомандовал:

– Огонь!

Этот офицер, шедший лёгкой походкой в цепи со своими солдатами, кулём рухнул на траву. Не ранен, так могут падать только убитые. Я перед первым выстрелом охватил цепь глазами и обнаружил только четверых явно офицеров, по фуражкам их опознал. Пять выстрелов, к сожалению, одного пришлось добивать, и они уничтожены, потом фельдфебеля положил. И вдруг заметил едущего по дороге в коляске мотоцикла офицера в чёрном плаще и в фуражке с высокой тульёй. Отличная цель, и со второго патрона поразил её. Всё же цель двигалась, однако расстояние в триста метров, и я имею преимущество по высоте, плюс отлично пристрелянная винтовка помогли мне с этим. Достал всё-таки.

Отстрелявшись по унтерам, я скатился с гребня, а то по нему уже прошлись автоматической пушкой с одного из двух броневиков, накрыв нас песком и землёй. Парни все были целы. Подойдя к своим вещам и на ходу перезарядившись, я обратился к старшему по званию:

– Товарищ военфельдшер, по уставу вы должны принять командование группой, но я думаю, вам лучше передать командование более опытному командиру и двигаться с нами в качестве пассажира.

– А опытным вы считаете себя, сержант? – не без интереса посмотрела она на меня.

– Да, я считаю себя опытным бойцом и командиром. Однако главное не это, я знаю, что нужно нам делать, чтобы выйти к своим.

– Вы правы, тут я ничем помочь не могу. Принимайте командование.

– Отлично. Посмотрите пока бойцов, не ранен ли кто, – попросил я, – и мы уходим, а то скоро немцы будут здесь, разозлили мы их.

– Скорее уж вы разозлили, товарищ младший сержант, – откликнулся один из бойцов. – Видел я, как вы немецких офицеров одного за другим подстрелили. Вы ворошиловский стрелок?

– В тире тренировался, – коротко ответил я. – Значит так, темп держим такой: километр бежим, километр идём пешком, так мы пройдём большее расстояние. Агеев впереди в качестве дозора, дистанция пятьдесят метров. Выдвигаемся.

Военфельдшер сообщила, что раненых и пострадавших нет, ну, кроме ссадин и синяков. И мы побежали в наш тыл. Действительно, нужно выбираться. А вот дивизия наша, похоже, оказалась в окружении.

Время в пути показало, что мои бойцы – все! – имели отвратительную физическую подготовку. Четыре километра в предложенном мной темпе они отмахали на адреналине, а потом запросили отдых. Видимо, сказались усталость, стресс, да и вообще приключения этого дня дали о себе знать. Навалилось всё разом. Поэтому я не стал отказывать бойцам, тем более немцы нас не преследовали, и мы остановились. Прямо посередине леса. От места засады до леса было поле, заросшее кустарником и с оврагами, на дне которых была вода. В некоторых местах явно были болотца, затянутые ряской, но мы обходили их и добрались-таки до леса, пару километров уже пройдя по нему. И тут удачно упавшая старая лесина напомнила скамейку, вот часть бойцов и уселись на ней, другие прямо на траву, опершись на стволы деревьев. Я же, как наименее уставший, прислонившись к дереву, стоял и отслеживал всё вокруг, ожидая, пока бойцы переведут дух.

– Товарищ младший сержант, мне показалось или мы забираем к северу? – спросил вдруг водитель нашей батареи ефрейтор Ковин.

Как я понял, он у выживших бойцов был вроде лидера. Мне они подчинялись всё так же с неохоткой, но подчинялись, не придраться. Водитель же был не только ефрейтором, но и самым взрослым среди нас, ему был тридцать один год. Бойцам до маршрута явно не было дела, бежали, куда я указывал, главное – не отстать, а вот ефрейтор, более опытный как водитель и в ориентации, отметил, в какой стороне солнце, и сделал правильные выводы, которые сейчас и озвучил.

– Всё правильно, – согласился я.

– Но почему?! – возмутилась девушка в форме. – Ведь если бы мы пошли рядом с дорогой, то смогли бы встретиться с нашими!

– Товарищ военфельдшер, вы так хорошо разбираетесь в военном деле? – с лёгкой иронией поинтересовался я. – Нет? Тогда позвольте пояснить некоторые нюансы. Те немцы, что уничтожили нашу колонну, – это не какие-нибудь диверсанты или парашютисты, заброшенные в наш тыл, это регулярный кадровый моторизованный батальон, который проехал в наш тыл на своей технике и со своим вооружением. И будьте уверены, в этот прорыв немцы сейчас кидают все силы, и этот батальон здесь не один. Дороги и окрестности будут ими контролироваться, сейчас они замыкают колечки, куда, скорее всего, попадёт и наша дивизия. Вырвутся они или нет, тут пятьдесят на пятьдесят, всё зависит от опыта командиров. Шансов избежать попадания в окружение и выйти к своим у нас немало. Но для этого нужно отойти подальше от дороги и двигаться параллельно ей в наш тыл. Намекну. Отсюда не так и далеко железная дорога, вот рядом с ней немцы засады не выставят, ну кроме как у железнодорожных мостов, которые, вполне возможно, уже захватили, уничтожив охрану. Им эта транспортная артерия тоже важна. Нам за двое суток нужно пройти не меньше ста километров, что довольно сложно, если учесть, сколько водных препятствий будет у нас на пути. Если мы справимся, то немцы останутся позади, а мы вырвемся к нашим. Дальше – сборный пункт, и нас отправят в части, формирующиеся из таких же окруженцев, что вышли к своим, как и мы. Скорее всего, всех под одну гребёнку в стрелки. Поэтому, чтобы избежать этой участи, всё же мы специалисты в своём деле, желательно за время движения найти себе вооружение. Я о зенитках. Будем смотреть и выискивать, не брошено ли какое военное имущество. Особенно большие шансы что-нибудь найти это у бродов или уничтоженных мостов. Это всё, что я хотел сказать.

– Мы на голодном пайке, питаясь одной травой, долго не продержимся, товарищ сержант, – сообщил тот же водитель. Я же говорил, что голова у него варит и нюансы он вполне улавливает.

– Это уже моя забота как вашего командира. Голодными не останетесь… А теперь главное. Боец, как там тебя? – обратился к одному из взвода охраны, который потерял оружие.

– Красноармеец Веселов, – подскочил он, ему явно не понравился мой тон.

– Ефрейтор Ковин, встать. А теперь, два развиздяя, процитируйте нам пункт устава, где прописаны кары бойцу, потерявшему своё оружие… Я не слышу?!

Оба стояли, мялись, но сказать ничего не могли. Я же сначала устно сообщил, что я о них думаю и что их может ожидать, и трибунал – это самое мягкое, что их может ждать. Потом, достав из нагрудного кармана гимнастёрки тонкую брошюрку устава, постучал по ней пальцем, передал ефрейтору и сообщил:

– Как вас наказать, я ещё решу, а сейчас учите устав. Завтра в обед приму экзамен. Вот не дай вам Творец хоть где-то налажать. И вообще не стоит уподобляться героям анекдота.

Пристыженные бойцы отошли и стали внимательно, даже скорее демонстративно читать, остальные им сочувствовали, но в защиту никто не вставал, понимали, что и им рикошетом может достаться. Я для видимости действительно изобразил гнев, хотя вся эта ситуация меня больше забавляла, поэтому никто не хотел, чтобы гнев ещё пал и на них, видимо, я был достаточно убедителен, однако мой намёк на анекдот услышали, и самый храбрый из бойцов, Агеев, поднял руку:

– Товарищ сержант, а что за анекдот?

– Товарищ красноармеец, скажите, что нужно сделать, чтобы вступить в рукопашный бой? – демонстративно вздохнув, вроде как от усталости, спросил я.

– Ну, это… патроны закончились? – не совсем уверенно спросил тот, явно чуя подвох.

– К вашему сведению, товарищ красноармеец, тут довольно много причин. Я перечислю. Чтобы вступить в рукопашный бой, боец должен: а) прое…ть на поле боя винтовку, нож, гранаты, поясной ремень, пехотную лопатку и каску; б) найти ровную площадку, на которой не валяется ни одного камня или палки; в) найти на ней такого же распиздяя из стана противника и г) только после этого вступить с ним в рукопашную схватку. Так что поздравляю двух наших товарищей, они уже на пути к этому.

Некоторые из бойцов ухмылялись, до них дошла суть анекдота, да и наша военфельдшер улыбалась. Вспомнив о своих манерах, мысленно ругнувшись, я слегка поклонился ей:

– Извините за резкие слова, произнесённые в вашем присутствии. Виноват, вырвались.

– Ничего, я и похлеще слышала.

– Всё равно меня это не красит.

– Скажите, – с интересом посмотрела она на меня, – а откуда у вас, такого молодого сержанта, такие познания?

Пришлось описать время учёбы в училище, как мы встретили войну в летних лагерях, как я уничтожил диверсантов, а будучи наводчиком, сбил бомбардировщик, и ночной бой у моста, закончив такими словами, почёсывая шишку на голове:

– Я даже не предполагал, что, когда меня сегодня произвели в сержанты и отправили в часть, я окажусь в окружении с вами. День выдался непростой, но удивительный на события. Кстати, бойцы, что у вас с боеприпасами?

Выяснилось, что с патронами у бойцов ахово, боезапас остался в сидорах, а те в кузове сгоревшей машины. Что было в подсумках, то и имелось, а это примерно по двадцать пять – тридцать патронов, если учесть, что по одной обойме они уже расстреляли. Кстати, у всех бойцов, я не считаю тех, которые из взвода охраны, были винтовки, хотя зенитчикам, так же как и артиллеристам, были положены карабины, что короче и ухватистее. Они удобнее для нас. Со мной другое дело. Я ничего доставать из сидора не стал, с бойцами поделились патронами те, кто оружие потерял. Им-то всё равно без надобности, разгильдяям.

– Ладно, полчаса, отведённые на отдых, прошли, встаём и продолжаем путь. Я понимаю, что тяжело, но надо. Агеев, как обычно, в головной дозор, дистанция сорок метров, тут видимость хуже, этого достаточно.

И мы побежали дальше. Через три километра всё тот же Ковин снова отметил изменение маршрута. И в этот раз он решил подать голос:

– Товарищ сержант, мы что, к дороге возвращаемся? Мы вроде идём в обратную сторону.

– Да, ефрейтор.

– Но вы же говорили…

– Я описывал план на будущее, как будем выходить к нашим. Сейчас же возвращаемся к дороге и будем, точнее, я буду добывать карту. Должен признать, без карты и допроса пленного сложно что-либо планировать, особенно когда не знаешь, что вокруг происходит, и лишь по резко возникшей стрельбе, так же резко заглохшей, понимаешь, что немцы ещё здесь и кто-то снова попал к ним на прицел. Вот как сейчас.

Мы прислушались к стрельбе вдали, там даже пушки палили.

До наступления темноты осталось около часа, когда я сообщил:

– Всё, встаём на ночёвку. До немцев примерно километр, вон, машины слышны, значит, можно спокойно работать.

– А спать? – спросил Агеев.

– Нас они здесь не найдут, да и больно им нужно искать каких-то бойцов или разные мелкие группы вроде нашей, когда они окружили не только дивизии, но и корпуса. Однако привлекать внимание огнём всё же не будем. Ковин!

– Я, – подскочил тот.

– Держи мой котелок, вон там, у болотца воды набери получше. Смотри, чтобы тиной не отдавала. Вот ещё кружка, вскипяти воду для чая, пока я бутерброды сделаю.

– Есть.

Пока один боец ходил за водой, а другой разводил костёр, я достал из сидора полотенце, расстелив его вместо скатерти, полтора каравая, шмат сала и лук, дав его почистить одному из бойцов, который имел нож. Все голодные были, поэтому жадно наблюдали, как я готовлю ужин. Я нарезал хлеба, на него тонкими пластинками сало и кружками лук. Замечательно получилось. Причём старался я делать так, чтобы порции были одинаковые. С курсантских времён помню, как обидна разница. Тут и чай подоспел, заварку я дал.

Мы поели, и я стал собираться к дороге, ночь мне поможет, магическая подзорная труба вполне заменяла ПНВ. Подняв голову, я прислушался и шикнул:

– Тихо все!

Ковин с бойцом, пользуясь тем, что ещё не стемнело, учили устав, а может, и повторяли, чтобы всё помнить, но, как и остальные, удивлённо посмотрели на меня. Я же, достав из подсумка подзорную трубу, стал всматриваться в лес, переключая магический бинокль в разные режимы. Наконец в тепловом спектре сработало: в ста метрах от нас шли трое, пробирались, значит, не послышалось, как под ногой у одного хрустнула сухая ветка. У нас гости. Это я и озвучил, убирая амулет на место:

– У нас гости. Трое, похоже, наши. Агеев, бери одного бойца для подстраховки, и сбегайте посмотрите, кто это. Если наши, веди сюда. Только смотри под выстрел не попадитесь, они на нервах могут быть, выстрелят на любой шум. Дистанция до них – метров сто.

– Есть, – козырнул тот и, прихватив бойца, того, что был из взвода охраны, не потерявший оружия, видимо, ему больше доверял, скрылся.

После ужина я успел почистить свою винтовку – сейчас другой боец моими чистящими средствами приводил в порядок своё оружие, остальные в очереди – и теперь снаряжал расстрелянный у колонны магазин, когда с шумом вернулись бойцы с тремя гостями. Как я и думал, наши. Один сразу привлекал внимание: комбинезон, перетянутый ремнями, и лётный шлемофон, лётчик и, судя по виду, сбитый. По кубарям определил – старлей. Двое других – красноармейцы. Причём одного я знал, это один из комендачей, что обыскивали подворье, где меня по голове отоваривали. Этот случай я не рассказывал, позориться не хотел. Он меня тоже узнал и, слегка улыбнувшись, кивнул. Пригласил их к столу, хлеб и сало ещё есть, но не более. Пока они с жадностью ели, я смог расспросить их, это не допрос был, вон как старлей глазами крутит, уже определил, что он тут старший по званию и явно строил на нас планы.

Лётчик оказался истребителем. Но это можно было предположить, раз один, а не с членами экипажа, если бы он был пилотом бомбардировщика. Сбили его в обеденное время, благо приземлился у своих, и двигался он в колонне на машине с бойцами из комендантского взвода, когда колонну атаковали. Кто выжил, разбежались, эти вот втроём шли. Второй боец тоже был из комендатуры, телефонист. Оружие было у всех, не растеряли. А вот с патронами совсем беда, по два-три у бойцов, лейтенант так пустой. Я поделился с бойцами, выдал на каждого по пятьдесят патронов. Кстати, один из бойцов ни шинели, ни сидора не имел, в машине остались. У второго бойца хоть скатка сохранилась. Для них обстрел из засады тоже оказался неожиданным, себя спасали, о вещах не думали.

Когда они поели и попили горячего чая, для них воду повторно вскипятили, старлей сразу взял слово, и, понятное дело, мне оно не понравилось: он решил взять нашу группу под своё командование как старший по званию, причём о непослушании и не помышлял. Это он зря, я намекнул, что, может, в воздухе он и ас, но тут всего лишь обычный, даже не особо хороший боец. Специфика не та. Лётчик сразу разорался, требуя соблюдения устава, и, что примечательно, бойцы встали на его сторону, а Ковин ещё, гад, мне мой же устав показал, потыкав в него пальцем. Ну да, тут я не прав, возражая старшему по званию. Что ж, будем выполнять приказ, как он и скомандовал. Хрен с вами. Интересно, а что есть они будут? Сами за ним пошли, вот пусть он и кормит, я теперь лично ни крошки не выдам из своих запасов. Я даже пришёл в хорошее настроение и, подложив сидор под голову, стал насвистывать. Это заметили. Старлей, показав, кто тут старший, сразу развёл власть, командуя, узнавал, кто что имеет, и заметно посмурнел, выяснив, что последние крохи продовольствия как раз они съели. По оружию и боеприпасам также было мало, да единственный вещмешок у меня и у одного из бойцов, что с ним пришли, скатка, как я говорил. Свою шинель я отдал нашему военфельдшеру на ночь.

Один из бойцов поинтересовался таким приподнятым у меня настроением, и я ответил:

– Да понимаешь, я внезапно осознал, что готов был в лепёшку разбиться, но вытащить вас к нашим целыми и невредимыми, такую задачу себе поставил, не самую лёгкую. А с новым командиром задача с меня снята, и теперь он о вас заботиться должен. Бойцы, которые вроде считаются моими, показали, что моими всё же не являются, и своим решением сняли с меня обязанности старшего. У вас теперь новый командир, он вас будет кормить, снабжать всем, что необходимо, ну и обеспечит безопасный выход к нашим. С меня взятки гладки, чем не причина для хорошего настроения?

Мои слова заставили присутствующих задуматься, включая старлея, который прекрасно меня слышал.

Так как уже стемнело и пора было укладываться спать, я нарубил ножом для себя лапника, на самом деле используя меч, всё равно рядом никого нет, не видят. Правда, потом ещё раз сходил для нашего военфельдшера, остальные сами себе резали и ломали, решив, что лапник – хорошая идея. Что примечательно, бойцы легли вместе, согревая друг друга, ночью всё же изрядно холодно было, особенно под утро, а вот я устроился отдельно. Впрочем, наша дама тоже. Старлей расписал, кто на часах будет стоять, таких неудачников было двое, по очереди дежурства у них, и я в их число, к счастью, не попал, хотя летун в мою сторону и поглядывал. Так что еловые ветки подо мной, еловые ветки надо мной, для тепла, и я вскоре уснул, обнимая винтовку. Растяжки я, естественно, ставить не стал, как планировал ранее, не я теперь за безопасность отвечаю, оттого и лёг чуть в сторонке от основной группы. Ночью, если что, меня заметить сложно.


Проснулся я от холода, такой дубак напал, что вылез я из-под веток весь синий. Достав магическую фляжку, сделал пару больших глотков вина, чисто для сугреву, и стал делать зарядку, оглядывая наш лагерь. Часовой благополучно спал стоя, прислонившись к стволу берёзы. Видя, что на меня никто не смотрит, все спят, я достал из кольца плащ-палатку и, завернувшись в неё, сел: спать уже не хотелось, да и до рассвета осталось около часа. Но с накидкой поосторожней надо, все ведь знали, что у меня в сидоре, старлей инвентаризацию всему провёл, и вскоре нужно будет её убрать обратно в пространственный карман.

Выудив из кольца сухарики, а из сидора эмалированную кружку, которую я в доме польских бандитов прихватил, налил в неё вина и, макая сухари, стал есть. Утром нельзя, глаз много, а сейчас в самый раз. Причём я не крысятничал, моё, честный трофей. А эти, раз отказались от меня, пусть пропитание сами добывают, теперь я им не помощник, ещё не хватало все секреты им выдавать. Возможно, утром от меня кто-то учует лёгкий перегар, поэтому мне нужно алиби. Так, о фляжках не спрашивали, как и о спиртных напитках, и я, вылив из обычной фляги воду, плеснул туда из закромов вина, так что если старлей спросит, почему не сказал, отвечу: не спрашивали. Хрен им, обиделся я на такое полное недоверие.

По телу стало расплываться тепло и сытость, поэтому я встал, убрал плащ-палатку, развёл на прежнем месте костерок и, пока было время, решил поразмыслить. Да всё о той же магии и об амулетах.

О магии стихий я не забывал, тренировался. Вчера, например, когда бойцы отдыхали после бега от уничтоженной немцами колонны, те самые полчаса, я потренировался в магии, они ничего и не заметили. Ну, были порывы ветра, но земля не вспучивалась, хотя я работал под поверхностью. Даже медитацией заняться успел. И сейчас, пока не спеша завтракал, тоже позанимался стихиями, а потом помедитировал. То, что я при этом насыщался, мне нисколько не мешало. Правда, неожиданно дало в голову вино, оказалось, в паре с хлебом, пусть даже это сухари, оно становилось аналогом водки. Крепким. Больше такие эксперименты проводить не буду. Сейчас вроде алкоголь уже стал выветриваться из крови, лёгкая эйфория пропала, и мыслить я начал трезво.

Благодаря тренировкам, я постепенно поднимал свои умения, хотя до полной мощи меня ждут годы таких тренировок. Но и сейчас я мог многое. Многое, но не всё, поэтому замена магии амулетами была предпочтительна. Да и даже когда я стану очень хорош в магии стихий, то вряд ли амулеты пропадут из моей жизни, всё же они действительно отлично помогают в быту. Вот только сейчас трёх амулетов мне маловато, распробовал я их, это, конечно, необходимый минимум, и мне повезло, что из трёх случайных амулетов образовался набор путешественника. Так чем я недоволен? А тем, что я мог находить другие амулеты, исследовать их и накапливать свою коллекцию, но не занимаюсь этим. Например, нужно найти амулет, который поможет мне искать и распознавать другие амулеты. Ох как я желал им владеть! Да и другие могут пригодиться.

Тут проснулся часовой и, виновато поглядывая на меня, подошёл к костерку греться. Я ничего не сказал, лишь покосился на него, продолжая размышлять и изредка подкидывая ветки в огонь. В Кобрине я пытался найти не только военторг, но и расспрашивал жителей, особенно тех, что имели интеллигентный вид, есть ли в городе антиквары, мол, мне нужно срочно по военной надобности проконсультироваться с ними как с экспертами. Или в Кобрине их не было, вот уж в чём я сомневаюсь, или мне их не выдали, решив, что, пользуясь неразберихой, я хочу их ограбить. Ну, не сильно-то они и ошибались. Амулеты, если бы они у них были, я точно прибрал бы к рукам, особо и не спрашивая хозяев. Ну или выдав что взамен. Например, один из кинжалов, по виду он очень дорогой и наверняка оценился бы антикваром правильно. Хотя и тут у меня были сомнения, его могли принять за новодел. Как оказалось, в безразмерном кармане времени нет, я как-то в него кружку чая сунул, горячего, ещё в училище, а вспомнил о ней только на стрельбище, где мы по конусам стреляли. Шесть дней прошло, а чай был всё ещё горячий, прямо кипяток. Похоже, в кольцо ещё и стазис был встроен, так что если кинжал будут проверять, то эксперты могут сказать, что ему несколько лет, подделка под старину. Не хотелось так рисковать.

Вздохнув и посмотрев на небо, которое стало светлеть, я сказал часовому:

– Раз уж наш новый командир не озаботился назначить время побудки, то сейчас воды вскипятим и будем поднимать народ, заодно горячим чаем напоим. В последний раз. Заварка – ёк, кончилась.

Тот сделал круг вокруг лагеря, демонстрируя, как он нас охраняет, а я набрал воды в свой котелок и кружку, сыпанул заварки и на небольшой треноге подвесил котелок, рядом с костром поставил кружку, пусть нагреваются. Наверное, зря, сыпать нужно после того как вода закипит, но ничего, и так сойдёт. Пока вода нагревалась, я размышлял. Насчёт того, что не поделюсь продовольствием, я всё же лукавил, не такой я подлец. Если бойцы ничего не добудут в течение дня, к вечеру, отойдя в сторону, я выложу припасы из кольца и сделаю вид, что нашёл их, мол, явно кто-то от лишнего груза избавлялся. Интересно, поверят мне? Кто же больной на всю голову от продовольствия будет в лесу избавляться вот так? Думаю, наказание в течение всего дня в виде голодовки им пойдёт на пользу. Да и о другой помощи на весь этот день они могут забыть. Включая советы, что делать. Ну, если меня прямо спросят, отвечу, так и быть, остальное я бойкотирую. Может, это и глупо, но всё равно обидно. Можно перебороть себя, взять верх над эмоциями и продолжить общаться с бойцами и командирами как обычно, став их советчиком, что и как делать, помогать во всём, но вот я не хочу этого. Сняли с меня проблемы – честь вам и хвала. Дальше сами. Да и уверен я, что старлей мои советы встретит в штыки, уже понял его характер, так зачем мне нарываться?

Когда чай был готов, я объявил побудку. Старлей недоволен был, что подняли так рано, ещё толком и не рассвело, но ничего не сказал, понимал, что сам виноват, не назначив время, когда вставать. Бойцы, дрожа от холода, занимались собой да грелись, кто у костра, а кто и самобытной гимнастикой. Я же отнёс кружку с чаем нашей девушке. Вчера узнал, как её зовут. Анна Фролова. А то всё не до знакомства было.

Когда все попили чаю, мы собрались и двинули дальше к нашим. Шли до обеда с краткими мгновениями отдыха неподалёку от трассы, мне кажется, летун опасался заблудиться. К дороге мы выходили, проверяли: немцы шли колоннами. Да и стрельба вокруг не стихала, видать, окруженцы прорывались, но нам они пока не встретились. Один раз наблюдали, как четвёрка наших бомбардировщиков, СБ, как сообщил летун, бомбили перекрёсток, забитый немецкой техникой, ювелирно отработали, любо-дорого смотреть. И благополучно улетели.

Когда время подходило к часу дня и едва мы прошли с километр после очередного отдыха, как наткнулись на дорогу в лесу, причём было видно, что недавно здесь проходила техника, и много, раз набила такую колею. Наш водитель, осмотрев, сообщил, что это наши, следы покрышек и размеры колеи на это указывали. Я посмотрел в свою трубу и мысленно подтвердил его слова. Наши были, и не так давно, полагаю, вчера вечером. Подумав, старлей решил идти по этой дороге, если наши здесь, может, встретимся? Вот так, без дозоров и всего, что положено, бойцы плотной группой пошли прямо по дороге. Я же скользил рядом по лесу с винтовкой наготове. Если что не так, укрыться успею, а благополучие и жизнь этой группы мне были пофиг. За день наслушался стонов и жалоб и поглядывал на попутчиков с откровенной жалостью и лёгкими нотками презрения. На хрен таких попутчиков, может, одному идти? Только одно меня останавливало – Фролова. Вот она шла упорно, явно на одном упрямстве, не показывая своей слабости, и это вызывало уважение. Старлей пытался приказать мне идти рядом, но я отговорился, что осуществляю боковое охранение, и тому возразить было нечего. А в данном случае я использовал поговорку: не можешь остановить, возглавь. Сейчас группа бойцов у меня как приманка. Если их кто обстреляет, это даст мне понять, что враг рядом. Однако шли мы спокойно. Шли-шли и пришли к замыкающим грузовикам советской армейской колонны.

– Эй, есть там кто?! – крикнул старлей, однако ответа не было.

До ближайших машин было метров шестьдесят.

Да и не будет ответа, я уже посмотрел в свою магическую подзорную трубу, колонна была явно брошенной. Старлей пока этого не знал и отправил одного из бойцов посмотреть, что там и как. Я же в свою трубку из кустов рассматривал часть колонны, то что мог визуально видеть, и кое-что привлекло моё внимание: задранные вверх стволы счетверённых зенитных пулемётов. В колонне была зенитка, и это сразу подняло моё настроение. Похоже, из окружения я с техникой выйду, боевой.

Конечно, у старлея может быть своё мнение, но мне на него как-то плевать. Пусть уводит группу, но я останусь с зениткой. Бывая под налётами, а я два их пережил за вчерашний день, в Кобрине угораздило попасть да когда колонной шли, перед засадой немцев, очень хочется иметь что-то на руках, что может поразить этих стервятников в небе. Или хотя бы отогнать и не допустить прицельную бомбардировку. Обо всём этом я размышлял, пока боец бегал к колонне и, выяснив, что там никого, подал нам сигнал, после которого мы уже пошли все вместе. Остановившись у машины с зениткой в кузове, это был ЗИС-5, я, пока остальные дальше ушли, осмотрел и машину, и пулемёты, всё в норме, разве что бак у машины почти пустой, даже трети не имелось топлива.

Догнав группу, я громко посоветовал всем собирать себе снаряжение, брошенное у машин, каски, шинели и сидоры, ну и о котелках не забыть, мой не резиновый, чтобы всех кормить. Будто очнувшись, бойцы этим и занялись. То и дело слышались радостные возгласы от той или иной находки. Даже оружие было найдено. Стар-лей тоже дельное предложение подал: поискать продовольствие. И ведь нашли, так что двое бойцов стали на обочине у штабного автобуса готовить обед, туда же все находки сносились, а мы со старлеем и Ковиным закончили осмотр колонны. Почти пятьдесят грузовиков замерли на этой лесной дороге у сгоревшего, а скорее всего, сожжённого кем-то моста. Тут и легковые машины были. Однако привлекли меня не они, а вторая зенитка такого же типа, что находилась в конце колонны, она была в головной части. Больше зенитных средств я не обнаружил. Эти пулемёты стояли в кузове Газ-ААА. Проходимость у неё была чуть лучше, чем у «Захара».

Пока старлей и Ковин осматривали всё у моста, убеждаясь, что река непреодолима, берега крутые, я изучал зенитку. Она тоже была в порядке, хотя и требовала чистки. После чего они направились к нашим, что собирались на месте, где готовился обед, все успели изрядно проголодаться. Я запустил двигатель машины, прогрел его и аккуратно, стараясь не задеть другие машины в колонне, стоявшие очень близко друг к другу, в четыре приёма с трудом всё же развернулся и, хрустя кустарником, который подминал на обочине, проехал мимо парней, собиравшихся на обед, но с другой стороны колонны, направляясь ко второй зенитке. Там я остановил машину, сходил к «Захару», запустил и у него движок и, развернув машину, поставил её сразу за газоном. Заглушив двигатель, неспешно пошёл к нашим. Старлей меня встретил такими словами:

– Сержант, в чём дело, почему шумим?

– Технику свою в конец колонны перегоняю, товарищ старший лейтенант, – спокойно ответил я, подходя и присаживаясь на корточки рядом с Фроловой.

– В смысле – свою?

– Я же зенитчик, орудия своего у меня нет, эти малышки я хорошо знаю, вот и хочу сформировать взвод из двух зениток. Поэтому и перегнал машины в конец колонны. Нужно их освоить, заправить и подготовить к маршу.

– Мост сожжён, а на главной трассе на Минск – немцы, – как ребёнку, стал пояснять мне старлей.

– Думаю, я смогу перегнать машины к нашим. Зенитные средства в наших войсках сейчас очень нужны, и просто преступление бросать их вот так. Я рискну.

– Я запрещаю, сержант. Мы сейчас пообедаем, переправимся на другой берег и пойдём на соединение с нашими, – довольно жёстким непреклонным тоном сказал летун. Что-что, но командовать он умел и, видать, любил.

– Вы отправитесь, товарищ старший лейтенант, а я орудия не брошу.

– Вы отказываетесь подчиняться старшему по званию? – как-то ласково, но с признаками злости спросил старлей.

– В данный момент – да. Я отказываюсь идти дальше с вами и бросать вооружение. Это преступление.

– Это приказ, сержант! – вскочил тот и заорал: – И встать, когда с вами разговаривает старший по званию!

Спокойно встав, выпрямившись по стройке смирно, я стал лениво выслушивать этого летуна, а тот, брызгая слюной, орал на меня. Кажется, кто-то тут совсем берега потерял, и это точно не я. Этот идиот, а моё мнение о нём как о командире неуклонно падало, додумался приказать бойцам арестовать меня за неподчинение. Мол, махновщину тут развёл. И что важно, оба бойца, что из комендатуры Кобрина, двинулись ко мне, остальные с заметным напряжением внимали всему происходящему, поэтому, когда я вскинул свою винтовку – она рядом со мной была, я же не такой идиот, как остальные, которые оружие поставили в стойку неподалёку, а не на расстоянии руки, – и взял бойцов на прицел. Стар-лей дёрнулся к своей кобуре, на что я спокойно сказал:

– Не лапай, сам же говорил, что патронов нет, расстрелял в сторону засады.

Подхватив свободной рукой свой сидор и скатку, а второй удерживая на весу винтовку, прижав приклад под мышкой и так отслеживая стоянку, я мелкими осторожными шагами стал отходить назад, к концу колонны. Лицо старлея побагровело, но тут он выдохнул и зло сказал:

– Ну и вали. – И бойцам: – Пусть уходит.

Уйдя за машину я побежал в сторону зениток, стараясь двигаться так, чтобы быть за укрытиями. Вряд ли мне в спину будут стрелять, но мало ли, этот идиот и до такого приказа может дойти. Зря я всё же решил привести этих окруженцев к нам, но кто же знал, что они такими окажутся? Ладно, теперь я учёный, одному легче. Бойцы, которые вроде числятся за моей батареей, остались при старлее, похоже, они были на стороне летуна, ну и пусть, их решение. Я им дал шанс, предложил идти со мной, но никто и не пошевелился. Обидно, что они так явно дали знать, что за своего командира меня не считают. Ну что ж, переживём. Тем более мы действительно мало знаем друг друга, чтобы они вот так пошли за мной в огонь и воду.

Добравшись до зениток, я осмотрелся: тихо. Убедившись, что за мной никто так и не пошёл, я решил пока пообедать, есть-то хотелось. Достал из кольца ящик с консервами и мешок с сухарями, извлёк одну банку с тушёнкой и с два десятка сухарей, но часть их и ещё одна банка тушёнки отправились в сидор, на всякий случай. Потом развёл костёр и, вскрыв банку, стал греть её, а разогрев, черпая сухарями, поел. Затем подождал, пока в кружке вскипит вода, и попил чайку. Наскрести заварки на одну порцию в том мешочке, где у меня чай был, я всё же смог. И теперь, чувствуя сытость, занялся делом. Сидор и шинель убрал в кабину газона, на нём я и поеду, а «Захара» планирую взять на жёсткую сцепку, двухосная полуторка хоть и слабее, но вытянет его, думаю, без проблем, но сначала нужно заправить машины и провести их осмотр.

На газоне в держателе я обнаружил канистру из-под бензина и среди инструментов шланг. Прихватив их, я пошёл вдоль колонны в поиске, с какой бы техники слить топливо, но шёл осторожно, стреляя глазами в разные стороны: не хотел встречаться со своими бывшими попутчиками. И шум и их голоса услышал уже от моста. Ага, похоже, они переправляются на другой берег. Ну и чёрт с ними, своё решение я принял и отказываться от него не собираюсь, а остальное пусть будет на совести тех, кто сейчас уходил от брошенной колонны.

Как оказалось, бензин в колонне был: в одной из машин весь кузов был заставлен бочками, две трети из них полные – я проверил, постучав по ним. Я открыл горловину одной и, подкачав, стал сливать бензин в канистру. Когда она наполнилась, я убрал шланг и закрыл бочку с канистрой, но пока переносить последнюю к машине не стал, а решил прошерстить колонну, в надежде найти что интересное.

И оно было. Например, несколько мотоциклов, стоявших у моста, как с колясками, так и одиночки. Это имущество было брошенным, а значит, бесхозным. Кто к рукам прибрал, того и будет. У моста уже пусто, мои бывшие боевые товарищи, переправившись, ушли дальше, так что я спокойно стал изучать мототехнику. По сути, в кольце у меня была одна мелочовка, её и в кузовы зениток можно убрать, а вот мотоциклы… так брошенными я уже больше не найду. Поэтому, бегом вернувшись к машине с топливом, выгрузил там почти всё, что было в кольце. Я всё равно газон планировал перегнать сюда, чтобы заправить его и одну из бочек перекатить в его кузов, так заодно и вещи свои погружу. Зато не один мотоцикл возьму, а несколько. Думаю, два влезет. Это уже будет моё имущество, как и велосипед. Пусть документов и нет, так и постоянно ездить на них я не собираюсь. Да и найду возможность в будущем, после войны, этими документами обзавестись. А пока пользоваться техникой буду, когда никто не видит. И вообще, запас карман не тянет. Я когда оглядывал, сколько брошенной техники и имущества здесь оставить придётся, сердце кровью обливалось, я поклялся себе активизировать поиски амулетов – вскрывать запасники музеев и среди разной старины искать. Нашёлся один амулет с безразмерным карманом, найдутся и другие. Я такой хомяк, ужас!

После разгрузки кольца его ёмкость занятости показывала двадцать три процента, я это недавно научился определять. Вернувшись к мосту, первым в безразмерное пространство отправил новенький, явно этого года выпуска М-72 с коляской. Пусть окраска защитного цвета, но мотоцикл в порядке, я запускал движок, и тот тарахтел очень даже уверенно. Загрузка сразу показала семьдесят два процента наполненности, так что следом я поместил второй мотоцикл, одноместный ИЖ-8. Он среди тех, которые здесь были, тоже являлся самым новым, по маркировкам, также этого года выпуска. Теперь загрузка показывала девяносто три процента. Глупить я не стал, вес кольцо не чувствовало, только объём, поэтому достал обратно тяжёлый мотоцикл и в его коляску ссыпал банки с тушёнкой из одного ящика и коробки с макаронами. Запас карман не тянет, как я уже говорил. В одной из брошенных эмок я нашёл ящик с патронами для ТТ, и хотя оружия под этот патрон у меня не было, я обрадовался им, в будущем точно пригодятся. Патроны россыпью высыпал в багажный отсек коляски. Туда же и с десяток гранат. На коляске была закреплена канистра под топливо, так я её и бензобак заправил до полного, и только потом убрал полностью загруженный мотоцикл в кольцо. Второй мотоцикл я тоже заправил под пробку.

Обыскав все машины в колонне, я нашёл три плащ-палатки, в кольцо убрал, сунув в багажный отсек коляски М-72. Прихватил и три винтовки с карабином. Также обнаружил несколько планшеток, выбрал себе получше, пару чистых блокнотов и карандаши. Теперь планшетка висела у меня сбоку, нужная вещь. Нашёл бинокль в чехле, тоже прибрал, нам, зенитчикам, он нужен. Но вот карты, которую я так искал, найти не смог. И продовольствия в колонне больше не было, похоже, мои бывшие попутчики всё вымели. Ну это и не страшно, у меня есть чем питаться.

Я планировал выехать на трассу ночью, пристроиться к какой-нибудь немецкой колонне, проехать так мосты, ну и уйти в сторону, дальше пробираясь к нашим уже в одиночку. Подзорная труба мне поможет своим ПНВ.

Я был весь в размышлениях, что не мешало мне контролировать округу, поэтому, когда уловил движение у зениток, то резко присел, выставив карабин в сторону неизвестного. Присмотревшись, тихо ругнулся себе под нос и, встав, уверенным шагом направился к своим машинам. Фигурка, что там бродила, осматриваясь, мне была хорошо знакома. Фролова. Интересно, что ей нужно? Она же вроде ушла с остальными?

– Здравия желаю, товарищ военфельдшер, – подойдя, козырнул, как и положено, я. – Какими судьбами?

Она покраснела, с интересом рассматривая меня, загруженного вещами и оружием, и объяснила:

– Я решила, что вы, товарищ сержант, точно выберетесь к нашим, и даже с техникой. И ещё я помню, что вы говорили, что можно найти зенитки у разбитых мостов, и вы были правы. Командование этого лётчика мне не понравилось, и я отказалась идти с ним. Пришла сюда, а вас нет, но я была уверена, что вы вернётесь, ваши вещи в машине.

– Понятно. Ну что ж, добро пожаловать снова в группу под моим командованием. Надеюсь, на это вы претендовать не будете?

– О нет, я буду лишь простым пассажиром.

– Вот и отлично. Тогда слушайте несколько распоряжений. Держите этот карабин, теперь это ваше личное оружие наряду с наганом. Пользоваться умеете?

– Да, нас учили, даже стреляли, – принимая оружие, сообщила та.

– Хорошо. Оружие в порядке, почищено и заряжено. Также вам нужны вещи. Чуть позже я подберу вам шинельку и сидор. Если удастся найти, то котелок и ложку с кружкой, мыло и полотенце тоже. Я сейчас займусь техникой, нужно заправить её и обслужить: одна из зениток хорошо постреляла, нагар солидный, но её не почистили, в отличие от второй зенитки, я этим займусь, после этого искупаюсь в речке, и вам советую сделать это сейчас, привести себя в порядок.

– Вода же холодная, – смущённо улыбнулась девушка. Похоже, это тоже было одной из причин, почему она решила остаться со мной.

– Ничего страшного, можно намочить полотенце. Также стоит нашу форму постирать, она быстро на солнце высохнет.

Фролова кивнула и стала помогать в некоторых делах, поглядывая на меня. Мне кажется, она опасалась за свою девичью честь. Может не опасаться, она хоть и в моём вкусе, редкость довольно большая, но мне сейчас не до этого. Первым делом я убрал две винтовки в специальные держатели в кабинах за спинками водителей, у многих они были, в этих машинах тоже, третью винтовку положил в кузов. Перегнал задним ходом газон к машине с топливом, заправил, ЗИС пришлось из канистр заправлять, я их с два десятка в колонне нашёл, из них четыре отправились в кольцо, будет мой запас, личный, остальные, залив под пробки, убрал в кузов газончика. Две полные бочки с трудом, стоймя, перекатил в кузов, поставив за кабиной.

Так как, осмотрев обе зенитки, я не обнаружил ни запаса патронов к ним, ну, кроме запасных снаряжённых лент, ни машинки для снаряжения, то пошёл искать технику с боеприпасами к зениткам. Обнаружив её, увидел, что кузов плотно забит ящиками с патронами, а в кабине нашлась и машинка для снаряжения, очень нужная вещь для быстрой и качественной работы.

Продовольствие, которое я достал из кольца, отнёс к «Захару» и погрузил в его кузов, делая вид, что нашёл всё в колонне. Туда же пошли и четыре ящика с патронами. Немного, но хоть это. Поискав, я нашёл жёсткую сцепку, которой буксировали пару машин. Одну снял и перенёс к нашим грузовикам. Потащит всё газончик, а если не справится, то поменяю машины местами.

В поисках вещей для Фроловой – а мы всё, что нужно, нашли, и девушка осталась довольна – я отыскал аж четыре тюка масксетей и закинул по два тюка в кузовы машин.

Провозившись со всем этим до вечера, закончил все запланированные дела чисткой зенитки, снарядив её и поставив на стопор. И наконец, отмыв с мылом руки, занялся ужином, пообещав поразить девушку своими кулинарными талантами, хотя она сама набивалась показать, какая она хорошая хозяйка. Я налил в два котелка из найденных канистр воды, а то к речке за ней далеко идти, подвесил над огнём и, когда вода закипела, запустил макароны, а когда они сварились, слил воду и размешал в них по полбанки тушёнки.

– Ну что, всё готово. Вода в кружках закипает, так что попьём и трофейного чайку с печеньем.

Получилось действительно неплохо, а с учётом того, что мы очень проголодались, то на вкус блюдо казалось божественным, даже Фролова оценила. Хотя, может, она так пыталась меня успокоить. Да не, правда вкусно. Ужин – это моя благодарность за то, что она мою форму и портянки постирала, пока я занят был. Исподнее я ей не доверил. Тем более в колонне нашёл чистое – в одной из машин форму перевозили, включая бельё, видимо, какой-то старшина спасал своё имущество, и я отобрал себе пару комплектов на замену. Сходить на речку я собирался после ужина, а пока мы пили чай, Фролова вдруг поинтересовалась:

– Кирилл, а почему ты ко второй машине ещё и полевую кухню прицепил?

Мы с девушкой уже перешли на ты, это была её инициатива, и обращались друг к другу по именам. Вопрос её не застал меня врасплох, и я ответил:

– Понимаешь, моя батарея была уничтожена до того, как я попал в неё служить, и эти две зенитки дают возможность если не возродить, то в составе взвода войти в другую часть, что, скорее всего, и произойдёт. Ни один командир не упустит зенитки, которые сейчас так нужны, да ещё фактически ничейные, кем мы и будем являться. Эту ротную полевую кухню, их тут в колонне две было, вторая похуже, я могу забрать с собой как личное имущество батареи. Я даже наряды нашёл в одной из машин для получения припасов, для пулемётов и для кухни, чистые бланки, и напишу, что они принадлежат нашей батареи. Какие-никакие, а подтверждающие документы.

– А это не афера? Да и зачем это тебе?

– С той неразберихой, что царит вокруг, никто даже интересоваться не будет. А причина проста: у нашей батареи не было своих тылов, как и у кухни, ходить же с протянутой рукой, выпрашивая довольствие, я не хочу. Пусть ко мне будут ходить и столоваться. А раздербанить имущество моей батареи я не дам, как единственный оставшийся живой командир. После гибели сержанта Павлова именно я стал его замещать. Пусть я и числюсь исполняющим обязанности, но всё же командир, ответственное лицо.

– А ты, я смотрю, ещё тот аферист.

– Спасибо за признание моих заслуг, – усмехнулся я. – А на самом деле я люблю с комфортом воевать и питаться, потому и кухня.

Потом Анна осталась у машин, охраняла, а я, прихватив вещи и мыло, дошёл до речки и отлично искупался и помылся. Вода действительно была холодной, конец весны, ещё не прогрелась. Одевшись, я вернулся к зениткам, навесил на себя всё – и планшетку, и бинокль (подсумки и так были при мне) и, посмотрев на Анну, сказал:

– Пора ехать.

– Не рано?

– Оставшееся световое время переждём в укрытии у дороги.

Мы устроились в тесной из-за наших вещей кабине, я дал двигателю прогреться, включил первую скорость и осторожно тронулся. С заметной натугой и пробуксовками по и так разбитой дороге грузовик потянул за собой мой поезд. Шла машина тяжело, но я успокаивал себя тем, что мы двигаемся по лесной дороге, на трассе будет совсем по-другому. Я на это надеялся, а пока с тревогой поглядывал на датчик температуры двигателя. Медленно, но она росла. В критическую зону датчик не ушёл, мы раньше добрались до луга, который пересекала дорога, а за дальней посадкой, это в полутора километрах от нас, и была трасса. Там и сейчас двигалась техника, гул стал слышен, как только я заглушил двигатель.

Пока Анна разминала ноги, я срубил ножом несколько веток и замаскировал морду грузовика, чтобы не засекли его в тоннеле дороги, а теперь всё смазано. Закончив с маскировкой, я бросил наши шинели на траву метрах в пяти от нашей мини-колонны, и сказал Анне:

– Дорога у нас ночная и трудная, мне нужно отдохнуть. Ты и в пути поспать сможешь. Поэтому я сейчас посплю, а ты меня разбуди полдесятого. Вот мои часы. У немцев прошлой ночью гудело до полуночи, думаю, и сейчас они тоже ночами силы будут перекидывать. Воспользуемся этим.

– Ты хочешь ехать прямо по дороге? – удивилась девушка.

– Ну да. Ночью не особо понять, кто пристроился сзади. За своих в темноте примут.

– Ты сумасшедший.

– Посмотрим.

Закрывшись полой шинели, я в обнимку с винтовкой вскоре уснул. Иногда полезно такое умение – быстро засыпать, если нужно, к счастью, я умел это делать.


Проснулся оттого, что меня тормошили, да от явно близкой стрельбы на заднем фоне. Пулемёты били. Открыв глаза, я определил, что ещё светло, но краски дня начали тускнеть, скоро стемнеет.

– Стреляют рядом, – успела сообщить Анна до того, как я поинтересовался причинами моей преждевременной побудки.

– Сколько я спал?

– Тут стреляют, а он – сколько спал?! Полтора часа.

– Маловато. Давно стреляют? – спросил я, вставая и занимаясь собой.

Сапоги я не снимал, но ремень и всё, что на мне, скинул, чтобы не мешалось. Я застегнул поясной ремень, согнав складки гимнастёрки назад, нацепил чехол с биноклем и планшетку, подхватил винтовку. Ну вот я и готов к труду и обороне. Надеюсь, клещей мы не нахватали. Посмотрев на луг, я велел Анне:

– Будь здесь. Вещи в машину убери.

Девушка стала скатывать шинели в скатки, а я прокрался к опушке, последние метры ползя на брюхе. Поначалу я ничего не увидел, да и стрельба уже стихла. Она доносилась откуда-то левее, тоже в районе опушки этого леса. Оттуда были слышны рёв нескольких мотоциклов, даже возгласы, изредка хлопки пистолетных выстрелов. Сомневаюсь, что это наши. Думаю, немцы резвятся. А вскоре стали ясны причины всего этого шума. Трое немцев, один на лёгком одиночке и двое на мотоцикле с коляской, гоняли нашего командира по лугу, заставляя его выделывать разные пируэты. Тот был без ремня и кобуры, безоружен, голова пустая. Отдельно, но не участвуя в забаве, катил ещё один мотоцикл, тяжёлый, на нём ехали трое немцев, и ещё один, прикладываясь к бутылке явно не с лимонадом, шёл за ними пешком, замыкающим, больше никого не было. Знакомая картина, не помню, в каком фильме, но что-то я такое видел в прошлом теле. Тоже про войну в этот период.

Тут сзади раздался шорох, и я, дёрнувшись, чуть не насадил Анну на нож. Она подползала ко мне со спины.

– Осторожнее, – сказал я испуганной девушке. – Мы на войне, в тылу врага.

– Это наш командир? – Она, не отрываясь, смотрела в поле.

Пришлось отвечать:

– Да, политработник, судя по звёздам на рукавах. Причём кто-то из старшего комсостава. Отсюда не разберу его звание.

– Почему ты ему не помогаешь? – возмутилась Анна.

– Смотрю, нет ли ещё немцев, и прикидываю, как это сделать. Немцы его только пугают, видать, убивать не собираются. Не мешай, я думаю.

Я уже убедился, что немцев больше нет, только эти семеро. Достав запасной магазин, я зажал его под левой подмышкой и, встав, произвёл быструю серию из трёх выстрелов, поразив троих седоков на последнем мотоцикле. Мне там пулемётчик не понравился, что не только веселился, но и внимательно осматривал окрестности. Тёртый сучара, он мог на первые же выстрелы мгновенно развернуть пулемёт и дать прицельную очередь, но я его положил. И, быстро повернув ствол винтовки, сделал ещё три выстрела. Первый – в пулемётчика второго тяжёлого мотоцикла, потом в его водителя и в мотоциклиста на одиночке. Снова резко повернувшись, я не обнаружил последнего немца, того, что с бутылкой шёл, но боковым зрением приметил, как он при первых же выстрелах упал в траву, стараясь укрыться. Не помогло, трава была ещё не настолько высокой, чтобы его укрыть, и я отчётливо видел, как он, сняв со спины карабин, готовит его к бою. Четырьмя последними выстрелами я поразил его. Хватило бы и одной пули, но я расстрелял в него магазин до конца. Чтобы наверняка. Если с остальными я был уверен в поражениях, то тут решил перестраховаться.

А командир, видимо бегавший на остатках сил, упал и пытался отдышаться.

Посмотрев на Анну, всё ещё лежавшую рядом, я сказал ей, быстро перезаряжая винтовку:

– Иди к машинам, сейчас я этого командира привезу, похоже, он плох, выложился до остатка. Как бы до сердечного приступа не дошло, всё же возраст. Заодно немцев проверю, не люблю подранков оставлять.

Я побежал к мотоциклистам, нужно сначала заняться ими, не хочу стать жертвой своей глупости, оставив за спиной тех, кто мог в меня выстрелить, а Анна направилась к машинам. Она уже поняла по слову «привезу», что я использую для этого один из трофейных мотоциклов. Я же с тревогой прислушивался к гулу вражеской техники на дороге, но вроде всё как обычно, никаких посторонних шумов, видимо, не обратили внимания, мало ли кто там в стороне стреляет. Это правильно, это они молодцы.

Быстро проверил немцев: глаз – алмаз, рука не дрогнула, раненых не было, точнее, два ещё были живы, но умерли фактически на моих глазах, не приходя в сознание, даже добивать не пришлось. Ранения были смертельные.

Добежав до неизвестного командира, я присел рядом с ним, с интересом изучая его. После неприятного опыта с летуном я не испытывал желания первым знакомиться, вот и осматривал его, пытаясь понять, что это за человек. С трудом открыв глаза, он несколько секунд изучал меня.

– Ты кто? – хрипло спросил он.

Сняв фляжку с пояса, я дал командиру напиться, придерживая его за затылок. Судя по трём шпалам в петлицах, это был старший батальонный комиссар. Подполковник, если на армейские звания перевести. Ну а пока он жадно пил воду, вина там уже не было, я представился:

– Младший сержант Крайнов, командир зенитного орудия. После гибели всех командиров являюсь исполняющим обязанности командира батареи. Пробираюсь к нашим, да вот вас встретил. Решил вмешаться и уничтожил захватчиков огнём своего оружия.

– Зениткой?

– Нет, у меня СВТ, на таких дистанциях очень неплоха для точной стрельбы.

– Почему ты один, где остальные бойцы? Они тебя прикрывают?

– Мои бойцы ушли, товарищ комиссар. Вчера к нам лётчик вышел, а он старше по званию, старлей, он и приказал уходить к своим, а технику и вооружение бросить. Я отказался, а они ушли. Я их не виню, вчера утром меня из курсантов сделали младшим командиром, а потом назначили командиром орудия.

– Некрасиво вышло, но по уставу им предъявить нечего, старший командир приказал. Ты из какого училища?

– Минского зенитного.

– Да быть не может! У меня же там товарищ служит. Зимой я там был.

– О, теперь я вас вспомнил, а то всё казалось, что где-то видел. Вы к нашему комиссару приезжали, мы на плацу тогда маршировали. Ещё вы обнимались с Гусей-новым у входа в учебный корпус.

– Точно, фамилия моего товарища – Гусейнов. Сержант, я тут не один, моих немцы из пулемётов покосили. Посмотреть бы, как они, может, кто живой? У меня там фуражка и оружие с ремнём остались, я до кустов отошёл, когда немцы внезапно из оврага показались, из-за этого гула от дороги мы их не расслышали.

– Я посмотрю, товарищ комиссар, но сначала, товарищ старший батальонный комиссар, я подгоню трофейный мотоцикл и отвезу вас к моей машине. Там у меня медик, из медсанбата нашей 49-й дивизии, которую наша батарея защищала от налётов. Она вас осмотрит. Она одна осталась со мной, когда остальные с лётчиком ушли.

– Поторопись. – Это уже был приказ.

– Есть, – козырнул я.

Добежав до ближайшего тяжёлого мотоцикла, это был БМВ, я сбросил седока, вытащил пулемётчика, забрав их документы, запустил заглохший двигатель и подкатил к комиссару. А тот ведь так и не представился. Помог ему встать, забраться на тарахтевший мотоцикл, и мы докатили до нашей колонны. Анна сразу увела командира к машинам, посадила на подножку газона и стала суетиться над ним, а я, развернув тяжёлый аппарат, покатил к месту, куда указал политработник. Действительно, недалеко, метрах в трёхстах, был на опушке небольшой лагерь, к которому из оврага внезапно выныривала дорога – вот как наших застали врасплох. Тут было ещё два политработника и один рядовой красноармеец, водитель комиссара, как тот мне описал. Политработников убили в спину, когда они убегали в лес, водителя ещё и штыком добили. Забрав документы и личные вещи и покидав всё в коляску, я развернул мотоцикл и покатил обратно. Объехал всех немцев, забрал оружие, личные вещи и документы, последние в мою планшетку убирал. Вернувшись к колонне, я доложил комиссару, что видел, опечалив его.

– О, а это кто? – удивился я, обнаружив мелкого бойца явно азиатской наружности, который сидел на корточках у заднего колеса «Захара» и курил небольшую, вроде самодельную, трубку.

– Что? – повернулась Анна и, увидев красноармейца, ойкнула, удивившись: – А он откуда тут взялся?!

– Видимо, на своих двоих пришёл, – вздохнул я и, заглушив трофейный аппарат у передового грузовика, прошёл к бойцу, приказав с ходу: – Доложитесь. Документы есть?

Говорил тот по-русски вполне чисто, и документы оказались. К моему удивлению, он был из нашей 49-й дивизии. Обычный боец линейной роты 15-го стрелкового полка. Скатка и сидор при нём, как и винтовка.

– Ясно, – возвращая ему красноармейскую книжицу, сказал я. – Мы из одной дивизии. Как тут оказался? Где подразделение?

– Стреляли много, все побежали, я побежал. Потом никого вокруг. Шёл-шёл, сегодня вас встретил.

– Ясно. С нами поедешь. Устроишься в кузове этой машины, – похлопал я по деревянному борту газона. – Есть хочешь?

– Да, товарищ сержант.

Выдав ему банку тушёнки и сухарей, а также патроны и пару гранат, я вернулся к комиссару: у меня вдруг возникла интересная идея, и я решил её осуществить, пока окончательно не стемнело.

– Товарищ старший батальонный комиссар, разрешите обратиться?

– Обращайся.

– Я спланировал один хитрый и наглый ход, как выбраться к нашим. Прошу вашего разрешения осуществить его.

– Ну, раз уверен в нём, осуществляй. Как я смог убедиться, стрелок ты исключительный, думаю, и как командир неплох. Что за план?

– Ночью под видом немцев выехать на дорогу, догнать попутную немецкую колонну и пристроиться в конце. Опознать нас не смогут, а мы так доберёмся до их линии обороны и дальше проберёмся к нашим. Не думаю, что они выстроили сплошную линию обороны, дыры должны быть. Я ночью хорошо вижу, как кот, думаю, смогу проехать мимо постов и других немецких частей.

– Нагло и смело, но мне нравится. Добро. Это всё?

– Нет, товарищ старший батальонный комиссар. Вы умеете управлять автомашиной?

– Конечно.

– Тогда… Здесь рядом брошенная колонна нашей армейской техники, в принципе, я там и набрал зениток, наши до меня в батарее уничтожены были, а это вооружение я терять не хочу, нашим частям нужна защита с воздуха. Я хочу ещё одну машину прихватить из колонны, ею вы и будете управлять, и прицепить к ней кухню, а я поведу эту связку из двух зениток.

– Добро. Помощь моя нужна?

– Нет, товарищ комиссар, тут боец прибился из нашей дивизии, он и поможет. Ещё я там с немцев трофеи снял, оружие, пару биноклей, планшетка с картой, личные вещи, ранцы. Если что понравится, забирайте. Ваши вещи тоже там должны быть, я всё в коляску сложил. Документы погибших, как ваших товарищей, так и немцев, я собрал.

– Добро, действуй.

Боец уже поел, довольно торопливо, недоеденное аккуратно убрал в свой сидор, и я привлёк его к делу. Он убрал часть своих вещей в кузов машины, и мы налегке побежали с ним по дороге к колонне. Тут километра три будет. На мотоцикле тоже можно проехать, но колеи такие, что пешком проще и быстрее. Солдат показал вполне неплохие физические данные, как и я, он даже не запыхался. По прибытии мы сразу занялись делом. Ещё когда я осматривал машины, то приметил пару неплохих грузовиков, так что мы с бойцом подошли к нужной машине, новенькому ЗИС-5 с крытым кузовом. Что перевозили в нём, я не в курсе, возможно, личный состав, хотя скамеек не было, чисто грузовая машина, но у кабины лежал тюк палатки, знакомой, на десять человек. Больше там ничего не имелось. Я её тоже планировал прихватить, но потом решил не перегружать машину, а сейчас почему бы и нет? Так что, заведя грузовик, я подогнал его сначала к машине, где были ящики с пулемётными патронами, и мы накидали их полкузова. Потом подъехал к машине с топливом, и пять бочек, одна неполная, были перетащены к нам. Только после этого мы покатили обратно, вернувшись ближе к десяти часам. Нас с нетерпением ждали.

Мы откатили кухню и, подогнав к ней грузовую машину, прицепили её. Комиссар стал устраиваться, раскладывая свои вещи, выуженные из мотоцикла, да и, как я понял, трофеи себе нашёл. Например, у него на боку висел немецкий МП-40, автомат, с подсумками, да и несколько пистолетов исчезло из коляски. Да всё забрал, может, на подарки. Документы убитых товарищей тоже у меня забрал, о немецких не спрашивал.

Я прошёл к головному газону, в кабине уже сидела Анна. Оставшиеся трофеи, включая два МГ с патронами, я убрал в кузов, да и канистру с бензином снял с коляски трофейного мотоцикла. Боец на месте был, шинель надевал, чтобы не замёрзнуть в дороге, кузов открытый. И вот, запустив двигатель, я стал буксировать вторую зенитку к дороге. Удачно всё же, что немцев не хватились. У лесопосадки я остановился, нужно осмотреть дорогу. Движение там не стихало, хотя заметно уменьшилось по сравнению с тем, что было днём, – не было такого сплошного гула множества техники.

Изучив дорогу, я вернулся к нашей колонне и попросил у комиссара планшетку с трофейной картой – я её не зажимал, и он забрал её себе, хотя карту изучить я всё же успел, но всё равно нужно посмотреть. До Барановичей было два моста, их нам не объехать и лучше проехать с колонной, а дальше бродами, и до наших. Город немцы ещё не заняли, остановившись в двадцати километрах, на оборону наших наткнулись.

– Нам нужно сюда, – указал на карте комиссар, когда я закончил её изучать. Показывал он на точку небольшой рощи рядом с Барановичами, точнее, за ними. Скрывать не стал, пояснил, почему именно туда: – Здесь рядом должен быть штаб нашей 4-й армии. Я из политуправления штаба армии. Они должны были успеть эвакуироваться. Это мы задержались, проверяя одну из дивизий. Задачу понял, сержант?

– Да, товарищ комиссар.

– Вот что, если выведешь нас отсюда, лейтенанта не обещаю, а старшего сержанта вполне. Назначу командовать обеими зенитками. Потянешь?

– Конечно.

– Добро, договорились.

Это была сделка, и мы оба это понимали. Я снова пошёл к дороге. Минут сорок пришлось ждать, пока я не заметил подходящую нам достаточно крупную колонну. Бегом вернувшись к машинам, я завёл двигатель и стал ожидать конца колонны. А вот и он. Включив фары, я врубил первую скорость, проехал лесопосадку, выбрался на асфальт и стал нагонять конец колонны. Тяжело было разгонять газон, имеющий на буксире другую машину, но я это смог сделать. В зеркале заднего вида я отметил, что комиссар не отставал и тоже включил фары, всё, как и договаривались. Анна в первое время была напряжена, но видя, что всё идёт благополучно и мы уже проскочили первый мост, задремала. Я же стал изредка посматривать в подзорную трубку, отслеживая маршрут.

Управление машиной не мешало мне размышлять. Хм, наша дивизия входила в 14-й механизированный корпус, который входил как раз в эту 4-ю армию, так что комиссар был из вышестоящих командиров нашей армии. Нормально, удачно можно сказать, особенно если всё получится, и я пойду на повышение в должности и звании.

Когда до Барановичей осталось километров сорок, колонна стала сворачивать. Жаль, я думал ещё немного проехать с ними. Однако ничего, мы сами двинули дальше, как я видел, впереди дорога была пуста. Причём ехали с всё так же включёнными фарами. Вдали я приметил стоявшую технику, довольно много. Остановившись, тряска мешала, приблизил в трубке изображение. Немцы. Выключив фары, я на первом же съезде сошёл с трассы, и мы покатили по полевой дороге. На каждом холме я осматривался с помощью трубки и поэтому смог объезжать немцев. Проехав никем не охраняемый брод, я в очередной раз воспользовался трубкой и обнаружил, что на стоянке следующей части располагаются советские войска. Однако мы всё равно объехали их, всё же конец маршрута известен, комиссар его ясно показал. Обогнув Барановичи, мы приблизились к нужной роще. Не доезжая её я встал, изучая пост вдали на перекрёстке. Потом, не глуша двигатель, я выбрался из кабины и сообщил уставшему комиссару, что мы прибыли, впереди пост наших войск, возможно, дальнее охранение штаба, если он где рядом. Тот кивнул и дальше повёл свой ЗИС передо мной.

На посту комиссара узнали, даже обрадовались, сообщив дежурному по телефону. Мы проехали к роще и загнали все машины под деревья, укрывая их. Комиссар ушёл, сообщив, что будет утром, а я, поставив бойца на часы до утра, так как он поспал в пути, устроился под машиной на плащ-палатке и, накрывшись шинелью, вскоре уснул. Под боком у меня пригрелась Анна. Кстати, насчёт бойца нужно что-то решать. Он оказался крымским татарином, и сейчас я от него проблем не видел, но они у меня были в прошлой жизни. В общем, я не особо доверял ему, так что, если он вернётся в свой полк, я только вздохну свободнее.


А утром начался цирк. Боец поднял меня с рассветом. Я умылся, побрился, привёл себя в порядок и даже позавтракал – нам три котелка с кашей от штабной кухни принесли. Пришлось и Анну будить, чтобы поела горячее. И только закончил писать рапорт о действиях моей теперь батареи, как появилась целая процессия из командиров, включая двух генералов. Было несколько военных корреспондентов и один фотограф, который время от времени что-то снимал. Как мне пояснил комиссар, которого я вывез из немецких тылов, из меня решили сделать образец для подражания. Тем более пример просто превосходный. Не бросил технику, уничтожил в одиночку немцев, спас политработника и даже всё возможное вывез к нашим. Как бы не загордиться таким. Пришлось соответствовать.

Я доложился командарму, который тоже здесь был, один из командиров принял мои рапорты и списки имущества подразделения, после чего мне вручили петлицы младшего лейтенанта, отчего я слегка охренел, не слышал, чтобы такое бывало, а также прямо на месте наградили орденом Красной Звезды. Командиры от дивизии и выше могли делать это сами, не ставя в известность вышестоящее командование. Коробочку от ордена и удостоверение на него тоже выдали. Красноармейскую книжку у меня ещё вчера забрал комиссар, а сейчас мне протянули новенькое, командирское удостоверение. После этого на фоне спасённой техники было сделано групповое фото: я пока со старыми петлицами, но с новеньким орденом на груди, рядом Анна, которой дали медаль «За боевые заслуги», ну и генералы со свитой.

Командование ушло, у них и так дел уйма, тем более мы немецкую карту с разными отметками привезли, нужно изучить. А ко мне пристали корреспонденты. Интересовало их всё. Вот я и описал училище, первый день войны, второй, ночи тоже, как оказался в 49-й дивизии, окружение, гибель колонны медсанбата, отстрел офицеров, ну и всё остальное. Особо ничего не скрывал. Анну тоже спрашивали. После корреспондентов за нас взялись особисты, правда, работали они недолго, потому что присутствовали при расспросах корреспондентов. Документы пострелянных немцев забрали.

Думаете, это всё? Вовсе нет. Оказывается, мой взвод включили в зенитную батарею, которая прикрывала штаб. Батарея усиленная, два взвода, в каждом по три орудия, но одно выбили, и мой взвод включили в эту батарею третьим подразделением. В общем, мой новый командир желал познакомиться и уже присылал бойца-посыльного. Пришлось быстро убирать старые треугольники и на их место привинчивать кубари. Личного оружия, правда, нет, но и так неплохо. Я попрощался с Анной, которой тоже дали новое направление, в армейский госпиталь, разворачивающийся в Минске. Машина уже ждала.

И ещё один момент: у той батареи, куда меня направили, имелась своя полевая кухня, а вот у медсанбата дивизии, которая неподалёку готовила оборону, её нет, поэтому доставленную мной кухню направляли туда. У меня не спрашивали, но я одобрил, пусть и мысленно. Главное, что все три машины, обе зенитки и грузовая снабжения, остаются за моим взводом. И это уже радовало. Правда, узнав о масксетях, интенданты с частью вывезенных мной вещей две забрали для штаба, как ценные и дефицитные, так что мне и возразить нечего – кто я и кто они. Звания, так сказать, разные. Оставили две, по одной на зенитку.

Боец-татарин остался охранять технику, а я, придерживая планшетку, направился к своему новому командиру. Каска на голове, винтовка за спиной, шинель и сидор остались в машине, с ними к начальству не ходят. Моим новым командиром оказался молодой парень, лет двадцати пяти, в звании старшего лейтенанта. Он поздравил меня с наградой и званием и с ходу дал понять, что я как командир очень близко к полному нулю, но я это и сам понимал. Он предложил заниматься самообразованием, если что, он поможет, и выдал некоторые книги и методички по зенитной артиллерии, использованию ПУАЗО и проведению расчётов. Но с возвратом.

От него я узнал, что в батарее у него пять буксируемых тридцатисемимиллиметровых пушек, одна была уничтожена во время бомбардировки, и его штабная полуторка с ДШК в кузове. Её интенданты частенько использовали для прикрытия штабных колонн, так что старлей обрадовал меня: мой взвод штаб охранять не будет, скорее всего, задачей моего подразделения станет охрана штабных колонн. Если кому нужно куда, то он может затребовать зенитное прикрытие. Если колонна небольшая, хватит одной зенитки, если большая, то обе. Моё подразделение мобильное, идеально для этого подходит. В свободное время мой взвод будет включён в защиту штаба. В общем, по сути работа будет в плотном движении. Не скажу, что я огорчился, но служба есть служба.

Мы со старлеем быстро накидали список личного состава: это три водителя, два командира орудия и по пять бойцов. Список будет отправлен в фильтрационный пункт, и мне подберут бойцов по специальностям. Тут негде было собирать их, все на своих местах. А изучив списки имущества, старлей стал выпрашивать у меня масксети. Понимая, что в дороге сети не особо помогут, а ему нужно, я решил отдать обе, чем его порадовал, у него их всего две на всю батарею. Огнестрельное оружие он тоже забирал, как и оба немецких пулемёта. Я только один карабин Мосина попридержал, пусть запасным оружием будет. Ещё я подал заявки на боеприпасы, сух-пайки, ну и топливо для машин. НЗ в кузове машины обеспечения я пока не трогал.

Вернувшись к своей технике, я отправил бойца спать, но тот, помявшись, подошёл и попросил отправить его в свой полк. Мол, там всё родное, да и сородичи есть. Да я только рад. И сообщил, как прибудет пополнение, отправлю его в полк. Надо только выяснить, вышел он из окружения или ещё нет. Боец устроился спать также под машиной, а я занялся делами, стал перебирать вещи, осматриваться. Чуть позже прибыл от интендантов батарейный старшина, доставил командирскую форму, сапоги и фуражку, ремень с портупеей, кобуру и ТТ. Я расписался в получении. Пистолет нужно чуть позже в удостоверение вписать, а то там соответствующая графа пустая. Форма подошла идеально, у старшины глаз – алмаз. Пришив петлицы и нарукавные нашивки, всё как полагается, я с удовольствием осмотрелся. Вот теперь командир. Отличная цель для снайпера, сразу видно, кто есть кто, где простой красноармеец, а где командир. Стреляй не хочу. А старую форму сдавать я и не подумал, убрал в кольцо. Вот теперь всё, последний процент его заполненности занял. Новую форму я буду носить при штабе, а перед выездом переодеваться в старую красноармейскую, в петлицах которой тоже кубари. Я ещё пожить хочу. Кстати, шинель комсостава мне не выдали, сказали, что осенью выдадут, сейчас почти лето, мол, без надобности. Как я понял, пока просто не было, да и рано. Ничего, у меня вон плащ-палатка свёртком к сидору прикреплена, если что, она в дело пойдёт, да и скатка есть, я на ней также лейтенантские знаки различия закрепил.

Часть вещей и имущества я выгрузил, приходили бойцы от командира батареи, забрали оба тюка масксетей, пулемёты и остальное, чем я решил поделиться. К слову, моя палатка его не заинтересовала, свои есть, им по штату выдали, а для моего взвода пригодится. Это хорошо, пусть в машине пока полежит.

Не успел я закончить с мелкими делами, как пришли за бойцом-татарином, так как я уже известил, что он в свой полк хочет, а мне он не нужен. Недалеко некоторые части нашего механизированного корпуса выходили, и его на попутной машине отправляли туда.

Только я распрощался с татарином, как прибыла машина от фильтрационного пункта, где собрали зенитчиков и выслали их к нам. Сопровождал их сержант-пограничник. Пока бойцы выгружались из крытого кузова машины, он направился ко мне:

– Товарищ младший лейтенант, группа зенитчиков доставлена в ваше распоряжение. Доложил сержант Бочкин. Вот список личного состава.

Взяв список, я на миг замер, удивлённо рассматривая прибывших бойцов. Вздохнув, я направился к ним, кивком пригласив сержанта следовать за мной. А когда подошёл, на меня так же удивлённо выпучили глаза знакомые лица. Я указал на них и сказал:

– Значит так, сержант, вот эти пятеро на хрен мне не нужны. Бойцы из бывшей моей батареи, ушли с другим командиром, – пояснил я ему. – В общем, спину я им не доверю. Склонны к предательству.

– Ну товарищ сер… Ой! Товарищ младший лейтенант… – протянул Агеев.

– Сержант, грузи эту пятёрку в машину, чтобы глаза мои их не видели, – приказал я сержанту.

Тот под глухие матерки бойцов загнал их обратно в кузов. Ну а что они хотели, сами себе яму вырыли, вот пусть теперь и каются. А вообще я их, откровенно скажу, не ожидал увидеть. Думал, они дня три ещё идти будут, пока до наших не доберутся, но, видимо, им повезло, кто-то помог, раз раньше оказались у наших. Фактически вместе со мной. Это означает одно: перебравшись через ту речку, они вскоре встретили наши войска на технике и те их подвезли, другого объяснения у меня просто нет. Или машину брошенную нашли, тоже вариант. Ну да ладно, это их дела, в своём подразделении я не потерплю эти личности, и, думаю, мне пойдут навстречу, всё же благодаря политотделу армии эту историю начали раздувать, а как выйдут газеты, все о ней узнают. Оставшиеся в куцем строю бойцы уже не так уверенно поглядывали на меня.

– Водители кто? Ковин, я тебя звал? Шаг назад. – И посмотрел на двух бойцов, что вышли вперёд: – Значит, вы водители?

– Товарищ младший лейтенант, мы шофёры, а не водители кобыл, – ответил молоденький чернявый паренёк в потёртой кожаной куртке поверх гимнастёрки.

– Ага, уже первый юморист проявился. Кандидат на наряды. Кто из вас двоих знаком с Газ-ААА?

– Так это та же полуторка, только с двумя мостами, – ответил второй водитель.

– Отлично, вам эта машина и досталась. Куприн, я прав?

– Да, товарищ младший лейтенант.

– Хорошо. Значит вам, Зорин, ЗИС, – сообщил я чернявому. – Сержант Лосев?

– Я, – вышел вперёд крепкий парень лет двадцати пяти, явно из старослужащих. Он был при сидоре и скатке, оружие имелось, как и у меня, СВТ, видимо, тоже уважал эту винтовку.

Кстати, вооружены были все, но у остальных были карабины Мосина.

– Сержант, вы, как я понял, и красноармейцы Куприн и Гатин из одного расчёта?

– Да, товарищ младший лейтенант. Наша зенитка была уничтожена из засады.

– Счетверённые пулемёты знаете?

– Знакомый аппарат, товарищ младший лейтенант. Хотя у нас ДШК были.

– Хорошо, вы так и останетесь вместе, ваша машина – ГАЗ. Пока отойдите в сторону, как закончим, проведём приём машин и вооружения. Младший сержант Крупицын. Опыт есть?

– Небольшой, эту зенитку знаю, товарищ младший лейтенант, – выйдя вперёд, сообщил сержант.

– Назначаетесь командиром расчёта.

Оставшихся бойцов я раскидал по расчётам, вышло по четыре человека на машину. Не нашлось водителя для машины обеспечения, но так, может, даже лучше, я сам буду на ней ездить. Минимальный состав я набрал, чуть позже мне подкинут ещё людей, а пока я отправил знакомцев обратно, а с сержантами провёл процедуру приёма техники, вооружения и снаряжения. Сержанта Лосева назначил дополнительно своим замом. Обоим командирам выдал по биноклю – один найденный у колонны, другой – трофейный с немцев, всё же я его попридержал, а не свалил в общую кучу трофеев. Себе ничего не оставлял, у меня подзорная трубка была на случай крайней нужды. Все вещи перекидали в машину обеспечения, перегрузив её, но зато ничего лишнего в кузовах зениток не осталось, и расчёты принимали их. Ну а потом я со списками личного состава пошёл к командиру, нужно всё оформить и поставить их на довольствие. Бюрократия, будь она не ладна. Заодно написал повторную заявку на пополнение, всё же людей маловато, да и третий водитель требовался, а я на замену буду в случае чего.

Когда я вернулся, бойцы обедали, получив на кухне борщ в котелки, мой стоял на капоте грузового «Захара», накрытый ломтем хлеба, рядом – кружка с компотом. А хорошо штабных кормят. Пообедав, сидя на подножке, и помыв посуду в озерце, я принял у своих подчинённых зачёт по знанию оружия. Оба расчёта показали разрядку и зарядку пулемётов, а потом я дал указание почистить их, всё же пыли по ночной дороге они нахватали изрядно. Их придётся чистить каждый вечер, стреляли зенитки или нет, пыль тут была вездесуща, а никто не хотел, чтобы они отказали. Расчёт сержанта Лосева выдал лучший результат, ему я и выдал под роспись машинку для снаряжения лент, сержант теперь отвечал за это ценное имущество.

Так как зенитки можно считать условно боеготовыми, я выгнал их из рощи и поставил на позиции, что с командиром батареи мы уже обговорили, прикинув, где их лучше расположить. Одну машину поставили у поста на подъезде к роще, она и его прикрывать будет, командир поста в звании лейтенанта временно взял командование над моей зениткой. Вторую – у озера, с этой стороны роща прикрыта не была. Зенитки замаскировали срезанными ветками, теперь они на кусты похожи. Охранять машину обеспечения было некому, пришлось отогнать её к машине сержанта Крупицына, чтобы его бойцы присматривали за ней.

Разместив боевые единицы своего взвода, я прошёл к штабным землянкам и попросил дежурного пригласить ко мне старшего батальонного комиссара, носившего, как выяснилось, фамилию Иванов. Несмотря на бессонную ночь, он был весь в работе. Однако вышел ко мне. Отойдя чуть в сторону, чтобы нам не мешали, он спросил:

– Что-то случилось, лейтенант?

– Нет, товарищ старший батальонный комиссар. Я хочу поблагодарить вас за всё.

– Это было политически правильно, показать, какие у нас есть ответственные и храбрые командиры, я не так и сильно помог. Ну, теперь бойцы тебя не бросят и не пойдут за всякими лейтенантами, сам командиром стал.

– За это и спасибо. Я понимаю, что вы для меня много сделали, и хочу вручить вам подарок. – Достав продолговатый свёрток из кармана синих галифе, я откинул холстину и показал кинжал. – Вот, это вам, трофейный.

Комиссар не мог отвести глаз от сверкания камней на ножнах и рукоятке. Кинжал производил впечатление старой работы, хотя и выглядел как новенький. Взяв его, он вынул лезвие, осмотрел и с восхищением протянул:

– Восхитительно… Благодарю, лейтенант, я этого не забуду.

Козырнув, я развернулся и направился к своим. Не люблю долги, а комиссару я, получается, был должен: он сделал больше, чем мы договаривались, и я отдал ненужный мне кинжал, получив заверения в покровительстве, слова комиссара я интерпретировал правильно. А вернувшись к машине обеспечения, я начал наводить на ней маскировку. Не успел, меня вызвали к начальнику артиллерии армии, который был в звании генерал-майора. Он ожидал у палатки, где разместился оперативный отдел штаба армии. Почему к непосредственному командиру не вызвали, я не знаю, но ставил мне задачу сам генерал:

– Вот что, лейтенант, сейчас берёшь свой взвод и выдвигаешься для зенитного прикрытия Барановичей. Не давай бомбить город и железнодорожную станцию. Всё ясно?

– Да, товарищ генерал-майор.

Говорить, что я с двумя зенитками весь город не прикрою, не стал, генерал и сам это отлично понимал.

– Что нужно?

– Припасы, товарищ генерал-майор, да и боекомплекта максимум на день активных боёв.

– Пока готовят тебе приказ на защиту города, я распоряжусь, всё получишь. Выезжай немедленно, истребительное прикрытие города и наших частей, окружающих его, недостаточное, а зенитное откровенно слабое. Усиливаем, как можем.

– Ясно, товарищ генерал-майор.

– Идём, покажу на карте, где тебе встать.

Я отправил посыльного к моим машинам с устным приказом явиться сюда и прошёл за генералом в палатку. Оказалось, мои позиции будут на окраине города, между ним и обороняющимися войсками. Значит, через город проезжать будем. Хм, шанс посетить какой-нибудь музей? Посмотрим. Срисовав кроки с карты, я покинул палатку, получив приказ на руки. Обе мои боевые машины были уже здесь. Да уж, не успели они встать на позиции и приступить к несению службы, как поступил приказ передислоцироваться. Мы подъехали к небольшому складу у края рощи, где получили продовольствие и ящики с патронами. Вымели все пулемётные, что были, не такой и большой запас здесь имелся. Потом мы доехали до моей машины обеспечения, которую охранял один из бойцов, и, убрав часть продовольствия в её кузов, покатили в сторону города. Машина Лосева головная, потом я, и следом зенитка Крупицына. Дистанция между машинами пятьдесят метров, наблюдатели следили за обстановкой в небе и на земле.

Гул канонады приближался с каждым километром, а когда мы оказались на окраине города, который толпами покидали беженцы, и мы уже ехали по обочине, постоянно сигналя, то бои с передовой стало слышно отчётливо. Немцы яростно старались продавить оборону, и, судя по тревожному состоянию в штабе нашей армии и явной подготовке к эвакуации, долго наши не продержатся. Мы въехали в город и покатили по улицам к другой его стороне. А так как Барановичи никто из нас не знал, то на посту на въезде взяли бойца, который встал на подножке передовой машины, показывая дорогу.

Проехав город, мы и оказались на его окраине, откуда были видны дымы – в восьми километрах находилась линия фронта. Я показал место дислокации для сержанта Лосева – в ста метрах от железнодорожной насыпи. А станция в километре от нас дымила после очередной бомбёжки. Машину Крупицына я поставил в километре от позиции Лосева, в открытом поле. Закапывать машины не нужно, после каждого боя требуется переезжать на новое место, но противовоздушные Г-образные щели приказал вырыть, и показал, где это сделать, незаметно взрыхлив землю, чтобы бойцам легче было копать. Свою машину обеспечения я поставил между зенитками у сдвоенной высокой берёзы с густой кроной, замаскировав ветками кустарника, разросшегося по краям небольшого оврага, по дну которого текла какая-то тоненькая речушка, или даже это был сток родника.

Оба расчёта, закончив маскировать позиции, занялись противовоздушными щелями, не забывая отслеживать всё вокруг. До наступления темноты осталось часов шесть, ужинать придётся на месте сухпаем, да и завтракать тоже. Нашу задачу я бойцам описал. Она не сложная: защита города и железнодорожной станции. Не дать врагу прицельно отбомбиться. И по возможности помогать нашим лётчикам. Если кто возвращался от немцев с мессерами на хвосте, то наша задача отсечь их от них.

Делать особо было нечего, и я решил сначала почистить винтовку, а то со вчерашнего дня руки не доходили, потом поработать со стихиями и помедитировать. Работая с магией, я, не прикладывая рук, сделал противовоздушную щель. Затем обустроил стоянку рядом с машиной и, достав книги с методичками, которые мне выдал командир батареи, не заметил, как увлёкся чтивом, делая в блокноте записи или решая некоторые математические задачи. Но периодически всё равно поглядывал по сторонам и приметил, как к позиции зенитки Лосева подходили двое. Командир в сопровождении бойца. Им показали в мою сторону, и они направились ко мне. Пришлось убирать книги и встречать гостей. Это оказался командир зенитной батареи, которая защищала железнодорожную станцию, лейтенант. От батареи у него осталась одна установка, той же модели, что и у меня, и толком прикрыть станцию он не мог. Приказывать лейтенант тоже не мог, у меня приказ держать эту зону города и окрестностей, поэтому хотел договориться о взаимодействии. Именно это мы и сделали, а под конец знакомства я, незаметно налив во фляжку вина, разлил потом его по кружкам, и мы чокнулись за победу, переходя на «ты», ну а фляжку вина я подарил ему с собой. Перед уходом я спросил у лейтенанта:

– Не подскажешь, в городе музеи есть?

– Да вроде были. Я сам не местный, дня три, как сюда мою батарею перекинули, а до начала войны зенитных средств тут вообще не было.

– Ясно, ну и ещё вопрос, скорее даже просьба дать совет. У меня машина перегружена, прицеп не помешал бы, одноосный. Не подскажешь, где можно найти? У интендантов спрашивал, говорят, нет.

– Да на местной автобазе, мне там повреждённую технику чинили. Видел я там несколько прицепов. Если вина не пожалеешь, думаю, сможешь получить что хочешь. Там многое бросают, что не могут вывезти, или сжигают, чтобы врагу не досталось.

– Понял, благодарю.

– Ты только поторопись, база эвакуируется, всё оттуда забирают.

Я ещё раз поблагодарил лейтенанта, и он направился к путям, чтобы по ним вернуться к своему подразделению, а я, сняв маскировку, покатил на машине в город. Нужно использовать свободное время, тем более, где находится автобаза, мне сообщили.

Ворота на её территорию были открыты настежь, внутри ещё видна суета, так что я внаглую въехал во двор и покатил к гаражам, где мелькали люди. На мародёров не похожи, пара машин на загрузке стоит, думаю, это местные. Что примечательно, одна машина, такой же «Захар», как у меня, была с одноосным прицепом, какой я и хотел. Я видел такие прицепы в армейских колоннах и надеялся заиметь себе такой же, а то рессоры в обратную сторону гнулись, настолько загружена у меня была машина.

Заглушив двигатель, я покинул кабину и, сняв фуражку и вытирая платком пот на лбу, посмотрел на небо, где, гудя, шли бомбардировщики противника. Немцы там висели постоянно, но мои зенитки молчали, высота не та, не достанем. Лишь раз обе установки постреляли, когда два немецких штурмовика собрались кого-то атаковать на дороге. Они вошли в зону дальности, и, когда первая машина нырнула в пике, наши открыли огонь. А так как я приказал в лентах вставлять каждый десятый патрон трассирующий, чтобы наводчикам целиться удобнее было, то и немцы заметили, что они под обстрелом, и атака сорвалась, так что, преследуемые шквальным пулемётным огнём, маневрируя, они поспешили уйти. Эти самолёты бронированные, но сбить их нашими пулемётами при удаче возможно, видимо, немцы это знали и рисковать не стали. Обе зенитки уже сменили позиции, если немцы нажалуются, то на них может быть начата охота, и мессерам это по силам. Быстрый удар – и удрать, а у нас минус одна зенитка. Как-то не хочется. Оттого и частая смена позиций, что я сержантам и вдалбливал.

Лишь мельком глянув на бомбардировщики, я направился к местным. Из склада, это не гараж оказался, вышел мужичок, по одежде явно из начальства. Так это и оказалось, он был завскладом. Хорошо, надеюсь, удача от меня не отвернётся. Поздоровавшись, я пояснил причину моего здесь появления.

– Прицеп? – почесав затылок, переспросил тот, хитро поглядывая на меня. – Прицепы – вещь дефицитная.

– У меня есть, на что его обменять. Если найдёте канистру или флягу, налью отличного крепкого красного вина.

– Ого, тоже дефицит… – с некоторым удивлением протянул завскладом. – Маловато будет.

– Как насчёт пистолета? Трофейный. Польский «вис».

– Уже хорошо, но мало.

– А мне кажется, уже и так неплохо. Может, пяток гранат помогут принять окончательное решение?

– Ладно, уговорил. Где обещанное?

– А где прицеп? Я знаете ли, тоже не глядя хлам брать не хочу.

– А мне нравится это «тоже», надеюсь, оружие и вино в порядке.

– Обижаете.

Мы с этим начальником зашли за склады, где среди разного автохлама стояло четыре одноосных полуприцепа. Однако было видно, что они изрядно побегали и поистрепались, тенты были с зашитыми дырами, резина на колёсах почти лысая. Два так вообще почти разукомплектованные. Указав на них, мужичок пояснил:

– Все новые прицепы в деле, а вот этот крайний – восстановленный. Наши парни работали, можешь быть уверен, он ещё долго пробегает.

– Тогда почему он ещё здесь? – возник у меня закономерный вопрос.

– Для себя приберёг, вид-то у него неказистый, – честно признался тот.

– Ладно, поглядим на него.

Осмотрев прицеп, я был вынужден признать, что, несмотря на его непрезентабельный вид, это действительно по состоянию крепкий середнячок. Так что я честно передал мужичку пистолет с небольшим запасом патронов и гранаты, и, пока он бегал за флягой, двадцатилитровую приволок, гад, я подогнал машину, и мы вместе накинули прицепное устройство на крюк. Взяв у завскладом флягу, я подошёл к дверце кабины со стороны пассажира, попросив того не следовать за мной. Не хочу, чтобы он видел, что я делаю. В кузове не спрячешься, он битком, пришлось вот так, делать вид, что переливаю во флягу вино из другой ёмкости. Вроде прошло всё гладко. Когда я вернул мужику флягу, он попробовал вино, просиял и потащил его к своим машинам, а я, проверив, как моё новое имущество прицеплено, покатил к выезду. Но за воротами встал и проверил диски на прицепе. Холодные, не греются, это хорошо. Перегружу я всё потом, не сам же заниматься этим буду, когда бойцы есть, а сейчас поеду к городскому музею, где он находится, я теперь знаю, расспросил того мужичка.

К сожалению, ничего не вышло: у здания музея стояла машина, в которую грузили какие-то ящики, видимо, и музей эвакуировали, особо ценные экспонаты, ну и милиционер на охране был. Так что я поехал обратно к нашим, запоминая дорогу. Надо ночью наведаться в музей, наверняка не всё вывезут.

На выезде из города, услышав заполошную стрельбу обеих моих зениток, пригляделся к бою. А молодцы, отогнали две пары мессеров от нашего удиравшего в тыл ишачка. Дважды срывали атаку на него. Но потом немцы ушли за зону прицельной стрельбы, и зенитки смолкли. Сначала я доехал до Лосева, который уже менял позицию, и бойцы готовились вырыть противовоздушные щели. Ещё одна передислокация – и можно возвращаться на первое место, где противовоздушная щель уже вырыта. Бойцы пополнили боеприпас, сняв с моей машины несколько ящиков, и под моим командованием перегрузили в прицеп все бочки с топливом, палатку и разложили остальные вещи. После этого я доехал до Крупицына и пополнил ему боеприпас, водитель тут также воспользовался случаем и заполнил топливом бак и запасную канистру.

Вернувшись под берёзу и восстановив маскировку, я опять занялся изучением книг по зенитной артиллерии. Занятное всё же это дело, как ни крути. Потом приготовил на костерке ужин, кашу из концентратов, сдобрив её тушёнкой. Неплохо вышло. Как я видел, расчёты тоже готовили еду, но я их предупредил, чтобы меня не ждали, сам справлюсь. Через час после ужина я поработал со стихиями, туалет сделал, и стал медитировать, когда заметил, как от города ко мне идут четыре вооружённых бойца. То, что их целью является именно моё укрытие с машиной, было ясно как день, слишком целенаправленно они шли. Я встал и, отряхнув мою личную плащ-палатку, на которой сидел, убрал её в кабину. Кстати, у каждого расчёта на балансе был такой плащ, по одному, он предназначался для командира, но он мог выдавать его при необходимости часовым.

Я захлопнул дверцу и вышел навстречу бойцам. Кобура у меня пуста, пистолет сзади за поясом, взведён и готов к бою. Я не знаю, кто это, и не хочу попасться на дешёвый трюк с диверсантами в нашей форме.

– Товарищ младший лейтенант, – козырнул старший из бойцов. – Мы ищем подразделение младшего лейтенанта Крайнова.

– Считайте, что нашли, боец. Крайнов – это я. В чём дело?

– Вам приказ, товарищ лейтенант. – Достав из-за пазухи запечатанный конверт, протянул его мне.

Осмотрев конверт, я убедился, что он не вскрыт и предназначался мне, от кадровой службы штаба армии. Вскрыв его, быстро пробежался по тексту. Нет, это не приказ, а уведомление, что эти четверо бойцов являются пополнением моего взвода. Их уже зачислили и поставили на довольствие. Они УЖЕ числились в составе моего подразделения. Кстати, передавший конверт боец был водителем и направлялся на мою машину обеспечения. Трое других – зенитчики. Тут даже их специальности указаны. Отлично, пополнению я рад, но сначала проверил их документы и опросил. Двух отправлю к Крупицыну, у него расчёт в плане профессионализма и опыта всё же слаб, и одного Лосеву, у того справный расчёт, сержант знал своё дело.

– Значит так, бойцы, я теперь ваш командир взвода. Красноармеец Пряхин, вы назначаетесь шофёром машины обеспечения, это тот «Захар» с прицепом, что за моей спиной. Чуть позже вы примете машину у меня как положено, а пока я других бойцов разведу по расчётам. Кстати, вы когда принимали пищу?

– Обедали, товарищ лейтенант, да и то скудно, – за всех ответил Пряхин.

– Ясно. Значит так, я вам сейчас, товарищ красноармеец, выдам сухпай, приготовите на костре ужин и поедите, остальных покормят командиры расчётов на месте. Бойцы, за мной.

Я пешком сопроводил красноармейцев сначала к позиции Крупицына, который принял пополнение, порадовавшись ему, а потом и Лосева посетил. Перед самым наступлением темноты все приступят к чистке зениток, раньше никак, вдруг налёт. Вернувшись, я за полчаса сдал машину Пряхину, тот въедливый оказался, указал, что некоторых инструментов не хватает, но в целом машина и прицеп были в порядке. Теперь он и за груз отвечает, и, если я буду отсутствовать, именно он будет выдавать припасы расчётам. Я выдал ему блокнот и карандаш, и Пряхин записал с моих слов, что имеется в машине и прицепе. Вот теперь, если что, он сможет выдавать по запросу необходимое, отмечая состав и количество выданного.

Я лёг под машиной и уснул, велев бойцу разбудить меня в одиннадцать ночи. Потом у него будет отбой, а я своими делами займусь. А вот то, что зенитки остались на позициях, видимо, моя ошибка. Недосмотрел. Можно было перегнать их сюда и ночевать всем вместе, охраняя друг друга, а на рассвете отправить обратно по позициям. Так и люди лишние не устали бы, ведь вместо одного часового – два, и, если что, укрыться от огня гаубиц можно. И тут я вдруг вспомнил, что для тяжёлых орудий эти километры не предел, дотянутся. Ничего, это тоже в опыт, в следующий раз постараюсь подобную ситуацию предусмотреть.


Ночью, когда меня поднял Пряхин, тут же устроившись на нагретом месте, я ему намекнул, что сбегаю в город к зазнобе. К сожалению, людей охранять машину не было, так что идея собирать всех вместе меня ещё больше привлекла, обязательно так следующей ночью сделаю, да и всегда по возможности делать буду. Пряхин быстро захрапел, а я, умывшись из фляжки, забрав каску и винтовку, побежал к городу. Луна была полная, жаль, конечно, я бы предпочёл, чтобы тучи набежали и скрыли её, но, надеюсь, останусь незамеченным и сделаю свои дела. За день немцы смогли пододвинуть наших, сблизившись с городом ещё километра на два, но к вечеру они выдохлись, так что наши сейчас укрепляли оборону, подводили дополнительные силы, резервы, окапывались. На окраине уже стали падать редкие гаубичные снаряды, что меня изрядно беспокоило. Надо бы сменить позиции, перебраться за город, но приказ есть приказ, и менять его, похоже, никто не собирался, как я ни ожидал, но посыльного не было. Думал, посыльный кто-то из тех четверых парней пополнения, оказалось – нет, они по другой теме.

Бежалось легко, до крайних домов города было метров триста, так что я быстро добрался до них. А дальше по улочке, сторожась, магическая подзорная труба была мне в помощь, стал углубляться в город, пока благополучно, обойдясь без внезапных встреч, не добрался до музея. К сожалению, охранник был внутри, я его в тепловом спектре видел. Пришлось работать с ним. Точнее, я создал шум, повизгивая снизу, будто псина скребётся, неплохая задумка, и милиционер на неё купился. Так что я его вырубил без сильных телесных повреждений, связал и, воткнув в рот кляп, запихнул в пустую кладовку, сам же заперся в музее изнутри. Ну вот теперь поработаем. Как же я этого ждал! У дверей стояли штабеля ящиков, подготовленных к вывозу экспонатов, теперь понятно, почему милиционер был здесь, транспорта не хватало, и это вывозилось во вторую очередь, а пока всё под охраной. Сигнализации тут нет, работал я спокойно и даже в удовольствие.

В демонстрационных залах было практически пусто, однако там всё равно осталось достаточно разной мелочёвки, которую ценной не посчитали. Начал я с них, тут всё на виду, удобно работать. Причём нужно поспешить, отсутствовать в своём подразделении больше трёх часов я не планировал. Мало ли как ситуация сложится или вдруг посыльный ночью прибудет? Всякое бывает.

Я подходил к стендам, покрытым стеклом, и направлял на экспонаты ману. Первые три – пусто, никакой реакции, а вот на четвёртом стенде некрупный мужской перстень с камешком вдруг засветился. Камешек и светился. Отлично, я этого не ожидал, но надеялся найти. Я вскрыл витрину и убрал перстень, но не в подсумок к магической фляге и подзорной трубе убирать, не знаю, как они будут взаимодействовать друг с другом, а в карман галифе. Нет, знания у меня есть, амулеты в принципе безопасны, и их магия друг с другом не перекликается, но рисковать я не хотел.

Приободрившись, я стал работать дальше. И есть, ещё нашёл браслет, с виду медный, с шестью инкрустированными зелёными камнями, мужской, сразу видно. Ну и последняя находка в демонстрационных залах – это пуговица, как ни странно, именно она засветилась. Бронзовая, с рисунками, красивая, и, мне кажется, женская.

Теперь пора приниматься за ящики. Ломик я нашёл тут же, видимо, это инструменты тех, кто ящики заколачивал. Вскрывая их друг за дружкой, я подавал ману и смотрел результат. В шестом ящике в опилках засветился бронзовый наруч. Хм, неожиданно. Я убрал его в свободный карман галифе и продолжил. Работа спорилась, но слишком быстро время утекало с этими ящиками, приходилось поторапливаться. Я нашёл ещё два предмета, когда ящики наконец закончились. Это были серебряный медальон с драгоценным камнем в центре и очередное женское колечко, в этот раз серебряное, а не бронзовое, что у меня сейчас на пальце находилось.

Из кладовки уже шум доносился, милиционер, очнувшись, пытался выбраться, так что, покинув музей, я достал из кольца велосипед и приналёг на педали. Да уж, дорога обратно сразу заняла куда меньше времени, чем я добирался до музея. Учтём это.

У берёзы всё было в порядке, водитель похрапывал под машиной, чужаков рядом не имелось. Убрав в кольцо велосипед, я достал свою скатку, сложил часть добычи в сидор и вскоре уснул рядом с Пряхиным, баюкая в объятиях свою винтовку.


Утром нас разбудили далёкие взрывы и стрельба, начался пятый день войны. Пока я умывался, брился, да и вообще приводил себя в порядок, Пряхин приготовил нам завтрак на двоих, вполне вкусно вышло. После него я прошёлся по позициям зениток. Обе уже подавали сегодня голос, пару «охотников» вспугнули, что к станции направлялись. Да так удачно, что те обратно дёрнули, а за ведомым потянулся едва видный дымок. Это точно работа нашего взвода, последняя зенитка батареи, защищавшая станцию, ещё вчера была повреждена и отправлена на ремонт, выходило, что мы одни и город, и станцию охраняли. Как могли. Да уж, как могли. Лосеву я велел перегнать машину километра на два дальше, поставил его с другой стороны путей, пусть зона охвата нашего взвода будет выше. Ну а когда я пешком вернулся к месту стоянки грузовика, который я сделал не только машиной обеспечения, но и своей командирской, то обнаружил там посыльного, приехавшего на велосипеде. Расписавшись в получении приказа, снова из штаба армии, вскрыл его и углубился в чтение. Приказ остался прежним: оборонять город с воздуха, прикрывать тылы двух дивизий, державших здесь оборону, но главное – охранять дорогу, по которой осуществляется переброска резервов и боеприпасов к фронту. Участок мне нарезали. В последнее время немцы повадились устраивать охоту на наши колонны снабжения, атакуя их с воздуха, а для всех них просто нет зенитных средств. Вот и крутятся, как могут.

Пришлось мне снова дойти до позиций и поставить командирам расчётов новые приказы: занять позиции вдоль трассы у города, чтобы и его прикрывать, и трассу. Прошлую задачу с меня никто не снимал. Расположились зенитки в трёх километрах друг от друга, ну а мы с Пряхиным снова между ними, найдя неплохое укрытие для машины и нашей стоянки. Бои на передовой стояли страшные, чёрные дымы от горевшей техники всё закрывали, а к обеду стрельба заметно усилилась и приблизилась. Вскочив на подножку грузовика, я в магическую трубку всмотрелся в горизонт и пробормотал:

– Амба, прорвали фронт. Пряхин, пускай красную ракету. Срочно!

Командиры расчётов знали этот сигнал: срочный сбор и эвакуация к точке сбора. Ракетницу с тремя красными ракетами мне подарил, узнав, что у меня нет сигнальных средств, командир зенитной батареи, той, что станцию занимала, их отправляли в тыл на пополнение техникой и людьми.

Я видел, что Лосев, который был ближе всего к передовой, после ракеты сразу выгнал машину из укрытия, видимо, ожидал её, и погнал по дороге к нам. Крупицын позади тоже выезжал. Что ж, и нам пора. Эх, немцы, я только-только разгадал, что это за перстень, его предназначение, и тут наши не удержали оборону! Обидно вдвойне.

Немцы ринулись в прорыв и, расходясь в стороны, чтобы расширить его, бросали в бой резервы, которые сейчас и рванули к городу. А у них на пути только гаубичная батарея из двух орудий да мы. Причём гаубичники прямой наводкой стрелять не могут, у них орудия в овраге. Пока наша машина выбиралась на трассу, нас догнал Лосев. Потом, соединившись с Крупицыным, мы влились в улочки города, уходя на другую его сторону. Изредка останавливаясь, я сообщал встречным командирам о прорыве немцев.

Гаубичная батарея, как я рассмотрел, пока мы уходили, продержалась недолго: когда немцы выехали на ту часть дороги, куда были наведены её стволы, где она уже доставала, то дала пару залпов, сметя что-то у немцев, а пару танков точно в металлолом превратила, но потом их накрыла цепь разрывов – и всё, батареи не стало. Врага уже ничего не останавливало. Какие-то части в городе есть, ну задержатся немцы на час, максимум два, и двинут дальше. Нужно успеть подготовиться.

Центральная улица, по которой проходила дорога на Минск, была забита, поэтому мы ушли на боковые улочки, объезжая заторы, ехали больше наугад, а проехав город и вернувшись на трассу, погнали дальше. Я поглядывал вокруг и, когда город остался позади километрах в пяти, велел Пряхину:

– Всё, притормаживай и вставай на обочину.

Грузовик замер, машины с зенитками остановились следом. Я переждал, пока осядет пыль, спрыгнул на дорогу, подозвал сержантов и стал отдавать приказы:

– Значит так, немцы сейчас будут штурмовать колонны наших отходящих от города войск, и наша задача – прикрыть их от атак с воздуха. Встанете у дороги, дистанция километр друг от друга, и работайте. Сигнал к эвакуации тот же – красная ракета. Если сигнала не будет, а немцы появятся, отходите без сигнала. Всё ясно? Разбегаемся, работайте, а я подготовлю путь к отходу.

– Есть, – козырнули командиры орудий и разбежались по машинам.

Грузовик Лосева пересёк дорогу и стал уходить в поле. С той стороны, где мы встали, находилась лесополоса, и позиция там была неудачная. Решение сержанта я одобрил. Грузовик Крупицына покатил дальше и через километр тоже свернул в поле. Я же, вернувшись в машину, велел водителю:

– Давай гони к мостику, что дальше по дороге. Кажется, он километра через три будет.

– А наши, товарищ лейтенант?

– Мы на разведку. Туда и обратно.

Этот мостик мы проезжали вчера, когда от штаба к городу ехали. Раньше там был каменный мост, но в Гражданскую он был взорван. Да и какой там теперь мостик, кинули на сохранившиеся быки толстые доски пятиметровой длины – и готов настил. Однако именно это и важно: мост деревянный, а берега рядом высокие. Когда мы вчера проезжали, охрана у моста была, три бойца и шалашик на берегу. И сейчас, подъехав и остановившись на обочине у моста, пока Пряхин разворачивал грузовик, я направился к часовому, громко поинтересовавшись:

– Кто командир?

От шалаша почти сразу прибежал младший сержант, он и был тут старшим, пришлось его вводить в курс дела.

– Немцы прорвались, думаю, к вечеру будут у вас. Есть чем мост уничтожить?

Настороженно рассматривая меня, сержант нехотя ответил:

– Есть, канистру с бензином выдали и спички.

– Да? – удивился я и, задумавшись, пробормотал: – Хм, а это может быть даже и хорошо. Да нет, это просто отлично.

– Не понял, товарищ лейтенант.

– Да я не тебе. Значит так, идём со мной, я тебе ещё одну канистру выдам, чтобы надёжнее было. А сейчас запомни: подожжёшь мост, когда со стороны противника взлетит красная ракета.

– Товарищ лейтенант, я без приказа не могу, – строптивым голосом ответил сержант. – А вы мне не командир.

– Все бы бойцы такими принципиальными были, – вздохнул я. – Меня устроит, если ты подожжёшь его, когда увидишь немцев. А ракету я всё равно выпущу, чтобы ты настороже был, это тебя устроит?

– Так – да.

Мы подошли к нашему грузовику, и я велел Пряхину:

– Товарищ красноармеец, выдайте товарищу канистру с бензином.

– А как я её списывать буду?

– Спишем как потерянную в бою, – отмахнулся я.

Тот достал канистру и передал сержанту, а я посоветовал ему:

– На мосту должна быть стена огня, чтобы немцы остановились, лей на настил, не жалей, поджигай и беги. А то под дружественный огонь попадёшь.

Сержант на несколько секунд задумался и прозрел. Удивлённо посмотрел на меня:

– Засада?

– Да. Желательно, чтобы их побольше перед мостом скопилось, чтобы разом накрыть.

– Понял.

Махнув ему рукой, отправляя обратно, я вернулся в кабину, и мы покатили, так же по обочине, дорога была полна. И санитарных машин много. А причина в такой моей суете в том, что, когда мы прорывались из тыла немцев, то проезжали брод неподалёку, и там было «окно» в лесу с отличным обзором на этот мост и дорогу перед ним. Обе зенитки в «окне» точно встанут, дистанция пятьсот метров, они из восьми пулемётов тут ад устроят. Это ещё не всё, есть ещё одна задумка. Возвращаясь обратно, пришлось съезжать в поле, попав под обстрел с воздуха. К счастью, нас не задело, но две машины на дороге горели. Штурмовики уходили обратно, видимо, остаток боезапаса на нас истратили, но наши зенитки дальше, прикрыть не могут.

Вернувшись, мы сначала посетили наши машины, пополнили им боезапас, потому что прикрывать дорогу приходилось на износ стволов. Да и позиции постоянно менять, иногда прямо в бою, особенно когда противник атакует зенитку. К счастью, за время прикрытия дороги они получили лишь мелкие повреждения у машин от осколков. А прикрывали неплохо, не так и много повреждённой техники и убитых, могло быть и больше. Потом Пряхин загнал машину на опушку леса и стал её маскировать, а я велел ему, как он увидит на дороге немцев, хотя без бинокля это трудно, пустить красную ракету. Сержантов я предупредил, чтобы при отходе они съехали на эту полевую дорогу и гнали к лесу, где стоит Пряхин.

Углубившись по дороге в лес, я достал лёгкую одиночку и, запустив движок, погнал к броду. Там я проверил и «окно», и брод. До сих пор никого и ничего здесь нет, даже мин, я не поленился и проверил, а ведь на картах немцев этот брод указан. Вернувшись, не забыв заранее остановиться и убрать мотоцикл в кольцо, я поинтересовался, как дела. Пряхин доложил, что пока всё в порядке, только сильная стрельба и в городе видны дымы. Забрав у него ракетницу, я дошёл до трассы и исследовал овраг неподалёку от неё. Хм, это то, что нужно, это возможность беспрепятственно отойти к лесу, дно оврага не топкое. Отлично.

Устроившись на краю оврага, так, чтобы выезд из Барановичей было хорошо видно, и изредка поглядывая в ту сторону с помощью магической трубки, я продолжил работать с перстнем. С момента налёта на музей я только с ним и работал, надеясь, что это тоже амулет с безразмерным карманом. Оказалось, нет, моим надеждам не суждено было сбыться. А исследования я проводил опять методом тыка. Уже зная, что амулетами можно управлять мысленно, подзарядив немного перстень, по размеру подходящий мне только на большой палец, я попытался на него мысленно воздействовать. Однако ничего не последовало. Тогда я зарядил перстень до предела и ощутил покалывание в палец, как это было и в прошлый раз. После этого я попробовал надеть его на средний палец, и тот – раз, ужался до нужного размера. И я только тогда понял, что покалывание в палец – это сигнал привязки к новому хозяину. Другого объяснения у меня не было. Ведь даже имея достаточный уровень зарядки, амулет не подчинялся мне, а когда зарядился полностью и кольнул, то всё, подчинился. Думаю, от такого времени, что прошло с момента их утери, старые привязки сбрасываются. Да и идея сработала, перстень теперь отвечал на мысленные вопросы, присылая свои картинки и какие-то символы, которые, вероятно, в прошлом магам были хорошо знакомы и всё объясняли, а мне они не говорили ничего. Правда, в блокнот я их зарисовал, может, составлю магическую азбуку и узнаю, что это за символы.

Стараясь понять предназначение перстня, я попытался достать из него вещи, оставленные старыми хозяевами, или сунуть новые, но все усилия мои провалились. Он явно не был безразмерным хранилищем. Тогда я попробовал вызвать хоть какую-то реакцию, и сработало: земля у моих ног будто взорвалась мелким вулканчиком. Я осмотрел воронку, которую могла бы оставить пуля, но в ней торчала ледышка. Ухватившись за неё, с трудом, но я смог её выдернуть. Это была полуметровая ледяная стрела, вошедшая в землю почти на всю длину. Перстень оказался боевым амулетом. Осмотрев стрелу, подумав, я выпустил вторую, в ствол дерева, и она пробила его насквозь. На этом мои эксперименты были прекращены из-за прорыва нашей обороны. Пришлось драпать от немцев.

Сейчас же я продолжил эксперименты, интересно же, на что этот боевой амулет ещё способен. Сначала я пострелял в склон оврага, весь его отверстиями испещрил, в которых медленно таял лёд. Больше полусотни стрел выпустил, и перстень разрядился. Снова зарядив его, покалывания в палец теперь не было, что подтверждало моё предположение о привязке, я научился стрелять стрелами разного размера, а потом занялся их наведением. До этого стрела летела туда, куда я направлял перстень и куда смотрел, теперь же я смотрел на валун, а перстень направил в сторону. Выстрел – и в валун влетела стрела, оставив крупную выбоину. Этот лёд покрепче металла будет. Потом я вообще спрятал руки за спину, будто они у меня связаны, и три раза мысленно выстрелил в валун. Тот раскололся. Хм, отличный боевой амулет. Даже если в плен попаду, он останется при мне. Я уже проверял, пока мы с Пряхиным к мосту ехали: несколько раз демонстративно протягивал руку с перстнем, но шофёр ничего не спросил, а он, если бы увидел, спросил бы обязательно, значит, перстня не видел. Удобно, чёрт возьми. Я только не знаю, на ощупь их смогут обнаружить или нет?

Проверив габариты ледяных стрел, понял, что они могут быть от совсем тоненьких вроде спиц до натуральных копий, размер я мог мысленно варьировать любой.

Перстень я оставил на пальце, вещь просто необходимая в некоторых ситуациях, и достал из подсумка женское серебряное колечко. Нужно и его исследовать. Все амулеты, кроме наруча, были при мне, тот находился в сидоре в машине. Однако, бросив через магическую трубку очередной взгляд на город, я, убрав колечко обратно, стал торопливо собираться и пустил в небо красную ракету. Из города показалась колонна немцев. Передовая разведка. А за ними танки, много. И грузовики. Бойцы мои тоже видели их появление, машины торопливо покидали позиции на поле, а они там изрядно намяли и колеи оставили, часто меняя позиции, и сейчас, выбравшись на дорогу, погнали в мою сторону.

Подхватив винтовку и на бегу надевая каску, я добежал до трассы и махнул рукой, привлекая внимание своих, всё же отступающих подразделений разной степени сохранности и побитости на дороге ещё много. Меня заметили и опознали, а когда я стал знаками показывать, чтобы зенитки сворачивали, то передовая машина Крупицына, притормозив, что позволило мне вскочить на подножку со стороны водителя, съехала с основной дороги и погнала по полевой. Машина Лосева не отставала. Через открытое окно я стал объяснять водителю и сержанту их дальнейшие действия.

Съехав с полевой дороги в овраг, мы по дну проехали чуть дальше. Вот отличное место для засады! До дороги всего метров двести. И пока я объяснял сержантам их задачи, бойцы активно маскировали установки. Ну грузовики-то не видно, овраг глубокий, а вот пулемёты торчали над верхним краем склона, так что маскировка нужна. Потом бойцы перезарядили их, снаряжая полные ленты. А задача простая: пропустить танки, не они наша цель, и вдарить в восемь стволов по грузовикам и пехоте. Одна установка от центра расстреливает всё, что правее, другая от центра, что левее. Сначала бить по пехоте, чтобы выбить из строя как можно больше живой силы, пока они не залягут и по укрытиям не разбегутся, а потом и по грузовикам можно. Как только всё выпустят, сразу по газам и по дну оврага в сторону леса. Дальше нужно проехать открытый стометровый участок – это самое слабое место в моём плане, об этом я сержантов предупредил – и нырнуть в туннель лесной дороги. До «окна», где видно мост и где будет ожидать Пряхин – сигнал ракеты был и для него: покинуть место стоянки и направиться к броду, – ехать довольно далеко. Я поеду также на подножке.

Когда я поставил задачи, то велел сержантам доложить, как у них прошло время по защите дороги. Оказалось, очень результативно: двенадцать раз они мешали немцам вести штурмовку наших отступающих войск. Прятались зенитчики то в поле, то в посадке, особенно когда за ними начали охоту и они маневрировали, прикрывая друг друга. Лосев молодец, опытный специалист. Он даже рассказал, что минут за двадцать до моего сигнала по нему стреляли из танковых пушек с окраины Барановичей, видать, поразить хотели, да только дальность для этого излишне велика, ну и укрыл он установку в низине.

Колонна немецких войск приближалась, но время ещё было, и я выдал сержантам листки и приказал написать рапорты по сегодняшнему дню, ну и сколько потратили боеприпаса и топлива. Пусть они никого и не сбили, но за то, что мешали вести прицельный обстрел и штурмовку с воздуха, честь им и хвала. Думаю, отступающие войска, которые оказались на этом участке дороги под их прикрытием, со мной согласятся. Так что командиры орудий на капотах своих машин принялись за писанину, их рапорты я к своему приложу, а я отслеживал движение немцев. Танки шли мимо, и мои бойцы, стараясь не засветить позицию, во все глаза их рассматривали. Но плохо видно, пыль мешала.

Приняв рапорты от сержантов, я сообщил:

– Пора, готовьте установки, грузовики и пехота на подходе.

Посмотрев в сторону моста, дыма я так и не обнаружил. Видать, не смогли поджечь мост. Жаль. По времени немецкие танки уже у него должны быть.

Когда пехота колоннами и грузовики уже стали уходить дальше, я скомандовал:

– Огонь!

Машины уже тарахтели движками, пулемёты грохотали над ухом длинными очередями, а я, прижавшись щекой к прикладу, посылал пулю за пулей в сторону колонны, моей целью были офицеры, а их там было немало. Например, прострелив двигатель легковой машины-кабриолета и пользуясь тем, что она остановилась, я расстрелял всех пассажиров. Сменив магазин на второй, я и его расстрелял, после чего, скатившись в овраг, подбежал к машине и стал перезаряжать винтовку, вставляя третий магазин. Тут Лосев закричал, что он пуст, да и Крупицын подтвердил то же, они всё расстреляли до железки, а это ленты на тысячу патрон к каждому пулемёту. Я вскочил на подножку, и водитель сразу же стронул машину с места.

На дороге действительно царил ад, ох и наделали мы там дел… А мои грузовики, ревя моторами, гнали по дну оврага. В одном месте слегка на склон пришлось забраться, место топкое, но мы проскочили его, и вскоре дно оврага стало мельче. Я дал сигнал, и мы на скорости поднялись на полевую дорогу и погнали к лесу. Сто метров смогли преодолеть быстро. И только когда влетели в лес, на опушке рванули два снаряда. Не успели немцы, мы ушли. Петляя по дороге, мы углублялись в чащу, но на полпути я велел остановиться и приказал сержантам проверить бойцов и машины, ну и перезарядить пулемёты, а сам стал ставить позади нас на дороге растяжки. Гранаты были теми самыми, доработанными, рванут сразу, как кольцо выдернут. Это немцев не остановит, но задержит. Да и шум даст нам понять, что они близко.

Бойцы были перевозбуждены после сильного волнения от недолгого расстрела колонн на дороге, машины в порядке, пулемёты тоже, и шла их перезарядка. Я подозвал командиров расчётов:

– Парни, дальше с этой дороги открывается отличный вид на трассу у моста. Дистанция – пятьсот метров. Задача та же: нанести плотным огнём максимальные потери противнику в технике и живой силе. Как встанете на позицию, сразу открывайте огонь, вместе, моего приказа не ждать. Я в это время с Пряхиным проеду вперёд, изучу дорогу. Как расстреляете боекомплект, сразу нагоняйте нас. Буду ожидать вас у ближайшего перекрёстка. Всё ясно?

– Да, товарищ младший лейтенант, – почти хором ответили те.

Бойцы, узнав, что это ещё не всё и предстоит ещё одна засада, заторопились. Я снова встал на подножку машины Крупицына и остановил её, не доезжая до «окна». Машина Пряхина стояла дальше, за ним, перед бродом. Водитель – рядом с ней, и было видно, как он обрадовался, опознав нас. Спрыгнув на землю, я скомандовал:

– За мной.

Крупицын поспешил следом, чуть позже нас нагнал Лосев, и мы осмотрели дорогу у моста, сержанты использовали свои бинокли, а я – магическую трубку, зажав её в кулаке. Насчёт неё у меня ничего не спрашивали, думали, блажит командир, и это хорошо, не хочу лишних вопросов. Поэтому при свидетелях, вот как сейчас, я использовал трубку крайне редко. А всё же немцы встали у моста. Его не сожгли, а подпилили, да так, что настил рухнул в реку, как только на него въехал танк, который, уйдя в воду до башни, теперь пускал пузыри. Немцев на берегу и на дороге была тьма-тьмущая, было видно, что начали работать сапёры. Вскоре немцы решат использовать брод и появятся здесь, пока мост ремонтируют, поэтому стоит поспешить, пока там такое скопление живой силы противника.

Сержантам я сказал:

– Времени мало. Бьём и уходим. Лосев старший. Действуйте. И поторопитесь, время уже восемь вечера. Скоро стемнеет.

Командиры орудий побежали к своим зениткам, на ходу обговаривая взаимные действия и когда открывать огонь, а я направился по склону к броду, где меня ожидала машина обеспечения. Махнув рукой, чтобы шофёр заводил, я сел в кабину и велел трогаться. Мы проехали брод с твёрдым галечным дном и, поднявшись на противоположный берег, покатили дальше, а позади уже били пулемёты, даря немцам весёлую жизнь. Кстати, это последний боезапас, больше патронов в машинах нет, а у нас в кузове всего три ящика осталось, даже нет полного боекомплекта, шесть цинков, а надо восемь, чтобы зарядить обе установки, одна из зениток получит неполный боекомплект.

Добравшись до развилки, я велел Пряхину проехать чуть дальше и подготовить ящики с патронами, вскрыть их и цинки. Бойцы, когда прибудут, сразу должны начать зарядку. Сам же направился метров на двести назад и стал готовить растяжку, ориентируясь на мотоциклы. А вскоре услышал завывание моторов, и, подсвечивая фарами дорогу, так как в лесу уже стремительно темнело, показались наши грузовики. Когда они подъехали, я указал, где стоит машина обеспечения, и приказал вставать на перезарядку и заправку.

Установив растяжку, усилив её ещё одной гранатой, я проследовал к машинам. Там царила деловая суета, работала машинка для снаряжения лент, чем-то похожая на старую мясорубку, активно набивая ленты, которые укладывали в короба и снаряжали ими пулемёты. Сержанты решили так: зарядили по три пулемёта, один оставили без патронов. Пусть так будет, молодцы.

На дороге мы задерживаться не стали, мало ли, немцы за нами двигаются, поэтому направились дальше и вскоре покинули лес, снова выехав на трассу, пустую, и погнали уже по ней. Но уехали не так и далеко, у первой же деревеньки, где спешно окапывался стрелковый полк, нас остановили. На блокпосту работали сотрудники особого отдела, усиленные пограничниками. Именно к ним мы и подъехали. Замечу, мой грузовик обеспечения возглавлял колонну, и я видел пост благодаря своему магическому ПНВ. Ничего, разобрались, документы у меня в порядке, тем более опознали по фото из газет. Ну да, вышли статьи обо мне, их даже в «Комсомольской правде» перепечатали. Я себе две газеты отжал, на память, в кольцо убрал. Так что некоторая известность помогает. Особисты узнав, как всё произошло, а мы ведь очевидцы, вызвали подполковника, который здесь создавал оборону. Он изучил наши рапорты, расспросил нас, особенно впечатлился тем, как мы почти в упор на дороге по немцам поработали, и потом сообщил, что его полк зенитного прикрытия не имеет. Последний пулемёт, это был ДШК, был отправлен с санитарной колонной и так и не вернулся. Он не просил, просто пояснял, в чём проблема, на что я кивнул:

– Если мы так нужны, товарищ подполковник, то помочь готовы. Вы только перед нашим командованием нас прикройте, а то они по голове не погладят.

– Это, конечно, сделаем, – сразу повеселел тот. – Связь есть, со штабом армии тоже.

– И ещё, у нас патронов нет, всё расстреляли, последние крохи снарядили. И не ужинали мы. Горячего бы чего получить.

– Всё будет, лейтенант, всё будет.

Мы перегнали машины за линию обороны, где встали плотной группой, завтра утром по позициям разгоню, а пока вместе постоим. Чуть позже боец принёс термос с горячей кашей с мясом, а потом и чай был организован. После ужина бойцы почистили пулемёты и стали снаряжать запасные ленты подвезёнными патронами. Нам целый грузовик их подогнали. Всё, что не ушло на зарядку, перегрузили в нашу машину обеспечения. Потом все отмылись в крохотном озере, некоторые бойцы и искупаться умудрились, и был дан отбой. Часовой охранял технику и расположение, а меня вызвали в деревню. Оказалось, там собран штаб обороны. Как я понял, это была отчаянная попытка остановить немцев хотя бы на время, пока в тылу спешно выстраивается новая линия обороны. Три батальона этого полка, усиленные отдельным сборным противотанковым дивизионом, вряд ли продержатся хотя бы до обеда, сметут их, а приказ командования значил держаться весь день. Зенитное прикрытие обещали, но не дали, так что наше появление для них как свет в оконце, хоть что-то.

В обсуждение я не вмешивался, но потихоньку пообщался с особистом полка. Теперь стало ясно, почему ко мне достаточно благожелательное отношение. Да те, кто видел по выходе из города мои зенитки, прикрывавшие их от налётов с воздуха, это рассказывали, так что все были в курсе, как мы контролировали часть дороги. Про мост тоже знают, к ним вышли бойцы, которые его разрушили. А бензин сэкономили, смекалистые.

Посидев в штабе и подтвердив, что теперь защита от атак с воздуха на нас, я вернулся к своим, устроился под машиной рядом с Пряхиным и, накрывшись шинелью, уснул.

* * *

Насчёт того, что полк продержится до обеда, я всё же сильно погорячился. Его уже к десяти утра немцы сшибли и, разогнав выживших, двинули дальше. Этот день вообще как-то не очень удачно начался, с ходу намекая, что он будет не простой. За ночь немцы восстановили мост и на рассвете появились в прямой видимости, после чего начался бой. А сбить полк им было необходимо, не обойти. С одной стороны – заливной луг, там даже мотоциклы вязнут, с другой – болотце, вот им и оставалось только прямо переть.

Свой взвод я поднял как раз с рассветом. Быстро поев сухпай, зенитчики разъехались, встали позади полка метрах в трёхстах от деревни и в пятистах друг от друга. В общем, зенитное прикрытие пусть и не полное, но имеется. Машину обеспечения я отогнал за два километра от деревни и спрятал в лесопосадке.

После первой атаки, которую полк отбил довольно легко – шесть танков осталось дымить в поле у деревни и около роты немцев полегло, – появилась передышка. Артиллерия немцев ещё не подошла, и они накапливались вне пределов видимости. И вызвали авиацию. Прилетело шесть «юнкерсов» и стали бомбить. Так как они это делали примерно с километровой высоты, то наши доставали до них и не дали прицельно отбомбится, более того, один бомбардировщик с густым дымом из левого мотора потянул обратно, но при развороте стал неуправляемо падать и рухнул в тылу у немцев, а в небе распустились два парашюта. Бойцы и командиры стрелкового полка радовались, гонцов к моим зенитчикам отправляли, которые сразу позиции стали менять.

Потом последовала вторая наземная атака, которую также отбили. И снова налёт. В этот раз пятёрку «юнкерсов» сопровождала пара мессеров. И когда началась бомбёжка, истребители ушли в сторону и скрылись с глаз, а потом на бреющем, внезапно появившись, удачно атаковали машину Крупицына: бойцы хоть и прыснули в разные стороны, но один убитый и двое раненых, среди них сам Крупицын, отправленные мной санитарной машиной в Минск, сейчас туда всех везли после первичного осмотра и перевязки. В живых остались наводчик, один из заряжающих и водитель. А грузовик сгорел вместе с зениткой.

После девяти часов утра, когда последовала уже пятая атака немцев, наших сшибли с позиций. Тем более к этому времени противотанковой артиллерии практически не осталось. Четвёрки ещё немного задержали на линии обороны, забрасывая гранатами и бутылками с зажигательной смесью, но это была агония.

Мы с Лосевым укрыли его зенитку, которую буквально чудом смогли спасти, и, когда на улочках деревни замелькали немецкие танки, гнавшие наших бойцов, ударили по ним бронебойно-зажигательными патронами. Нам главное было отсечь немцев, чтобы остатки полка смогли уйти в лес, шансы были. И вдруг вспыхнули два танка и пара деревянных сараев. Это куда же наводчик Лосева попал? Подивиться мы не успели, как и сбежать. Едва покинули позицию, как под задние колёса грузовика попал снаряд и, подбросив машину, перевернул её. Меня, уже по обыкновению стоявшего на подножке, отшвырнуло в сторону. Удар и темнота.


К счастью, потеря сознания от удара о землю, хотя я и пытался сгруппироваться в полёте, продлилась недолго. Очнувшись, я сел, ощупывая себя: синяки точно есть, сотрясение лёгкое, но цел. Осмотрелся: часть бойцов вытаскивали вещи из лежавшей на боку машины, а другие стреляли с позиции с колена куда-то в сторону деревни. Винтовка была за спиной, каска лежала рядом. Водрузив её на голову, я встал, и тут же пришлось присесть – над головой засвистели пули, со звоном попадая по металлическим деталям машины. Подскочивший Лосев сообщил, что машине хана, но это и так понятно, на боку лежит. Нужно уходить. В его расчёте все живы, даже без ран и травм обошлось, только оглушило да царапины и синяки, как у меня.

Подхватив вещи, мы рванули в сторону лесопосадки, где нас ожидала машина обеспечения. На бегу я изредка останавливался, приседал на одно колено, и, делая пару точных выстрелов в противника, бежал дальше. Из деревни двигались немцы, танки, бронетранспортёры и мотоциклы. Именно седоков последних я и отстреливал, и могу с гордостью сообщить, что трёх мотоциклистов выбил из-за руля. Наконец и машина, Пряхин ждал. Бойцы стали забираться в кузов, где уже находились красноармейцы из расчёта Крупицына и, как оказалось, ещё двое из полка, что у деревни оборону держал, и Пряхин, рванув с места, погнал по полевой дороге, прикрываясь лесопосадкой, а потом мы выскочили на трассу, где смогли прибавить скорости, отрываясь от противника.

Я снял каску и ощупал голову. Нет, в этот раз шишки я не получил. А через пару километров я скомандовал:

– Стой! Давай к той полуторке.

Водитель уже и сам увидел, что привлекло моё внимание, и, сбросив скорость, свернул на обочину, а потом в поле. Вокруг было множество повреждённых, расстрелянных или горевших машин, и у той полуторки, из которой через открытую дверь свешивался убитый водитель, в открытом кузове торчал ствол зенитного ДШК. Это удача. Хоть что-то. Мы подъехали к машине, и я, покинув кабину, крикнул:

– Лосев, ко мне!

Сержант, вывалившись из кузова, подбежал, и я указал на расстрелянную зенитку:

– Проверь пулемёт. Пусть твой водитель посмотрит машину, на ходу ли она. Ну и наблюдателя выстави, чтобы нас врасплох не застали.

– Понял, сейчас сделаем, товарищ младший лейтенант.

Пока бойцы работали, сержант лично осмотрел зенитку и сообщил, что пулемёт в порядке, да ещё короткую очередь дал в воздух. А вот машина – в хлам. Мало того что двигатель повреждён, так ещё переднее колесо вырвано со стороны пассажира. То-то полуторку так перекосило. Поэтому я отдал приказ демонтировать пулемёт вместе с тумбой, забрать все комплектующие к нему – патронов было мало, всего два ящика и две запасные ленты – и всё загрузить к нам в прицеп. Я забрал документы убитого водителя и ещё одного бойца, которого нашли рядом, видимо, из расчёта.

За полчаса всё было сделано, и мы снова устроились в машине, выехали на дорогу и покатили уже гораздо медленнее – теперь нам была нужна машина для установки в кузов пулемёта. Надеюсь, найдём что целое брошенное, например из-за отсутствия топлива.

Километра через два мы обнаружили очередную расстрелянную с воздуха колонну. Осматривая технику, я сказал:

– Вижу три целые с виду машины, нужно осмотреть. Останавливаемся.

Пряхин заглушил двигатель у ЗИС-5. Выставив наблюдателя и охранение, я послал водителей осмотреть технику. Вывод, как я и предполагал: ЗИС целый, бросили из-за недостатка топлива, так что водитель Лосева стал заправлять машину. Ещё нашли полуторку, которую сразу не заметили за корпусами двух машин. Она тоже была целой. Причина та же – нет топлива. Остальные были повреждены или сломаны. Обе машины мы забрали, и наша группа, увеличившаяся на две единицы автотехники, покатила дальше.

И снова вскоре интересный сюрприз. На перекрёстке мы обнаружили две наши зенитки в боевом положении на позициях. Это были буксируемые модели тридцатисемимиллиметровых пушек ПВО-ПТО. Мы подъехали к ним, и Лосев, осмотрев, сообщил: обе пушки в порядке, только нет прицелов. И снарядов тоже, одни стреляные гильзы блестели боками. Неподалёку виднелся остов сгоревшего грузовика.

– Забираем, а прицелы найдём, из тыла доставят, если потребуется, заявку дадим. Главное – орудия есть. Сворачиваем их в транспортное положение.

Пока я стоял за наблюдателя, все наличные бойцы, включая водителей, приналегли и поставили одну зенитку на колёсный ход, потом прицепили её к найденному ЗИСу. Я тревожно прислушивался и поглядывал на дорогу: пока она пуста, но со стороны немцев доносился гул двигателей. Поэтому я поторапливал бойцов, да те и сами видели, что спешить нужно, и быстро ставили на ход вторую зенитку. Эту к полуторке цеплять не стоит, слабовата всё же. Поэтому прицеп перекинули на неё, а ЗИС, что был у нас за машину обеспечения, теперь будет буксировать орудие.

Мы покинули позиции брошенного зенитного взвода и покатили по дороге. А на горизонте уже были видны точки, и что-то мне подсказывало, что это передовой дозор немцев. Оторвавшись от них, мы всё же изредка останавливались у явно брошенных машин. И смогли найти ещё один ЗИС-5, целая машинка, и полуторку. Я сел в «Захара», а полуторку взял на буксир. Жёсткой сцепки не было, только трос, пришлось бойца посадить в кабину буксируемой машины, который хотя бы примерно знал, как управлять грузовиком, крутить руль и жать на тормоз. Выбор был удачный, он пока ещё ни разу меня не таранил.

Вскоре нам пришлось уйти с дороги – полыхал очередной мост. Заметив наезженную колею, покатили по ней, и через семь километров обнаружили брод, у которого собралась даже очередь. Мы осмотрелись, заняли очередь и свернули к рощице, где встали и начали маскировать машины. Отозвав Лосева, я поинтересовался:

– Сколько времени займёт установка ДШК в кузов полуторки?

– Которой?

– Естественно, той, у которой открытый кузов и которая без тента, а не той, что я буксировал, у неё кузов крытый.

– При наличии инструментов за час сделаем.

– Дерзайте. Если что нужно, у водителей в очереди поспрашивайте, может, помогут.

– Есть, – козырнул тот.

Двум бойцам я приказал приготовить обед, а то время второй час. Очередь к броду двигалась медленно. Почему немцы не налетали, я не знаю, но пока было тихо. Лосеву удалось решить все проблемы, и через час, как он и обещал, пулемёт был установлен. В его расчёт я включил бойцов Крупицына, тем более те как раз и подходили – водитель, наводчик и заряжающий. Наводчик пока будет и.о. командира. Лосев – на ту зенитную установку, которую буксировала его машина. Его расчёт уже с ней знакомился и чисткой занимался – там толстый слой нагара, хорошо орудия постреляли. Для второй зенитки людей пока нет. Ещё я перекидал людей и машины. Пряхину прицепил полуторку, которую сам ранее буксировал, а мой ЗИС, на котором я приехал, теперь будет буксировать пряхинскую зенитку.

Обед чуть немцы не испортили, налетели-таки. Зато мы ДШК проверили. Не сбили никого, но отогнали.

Вскоре подошла наша очередь к броду, и мы, перебравшись на другой берег, покатили дальше в тыл. Но до Минска не добрались, остановил пост – тут рядом фильтр находился. Однако документы у нас в порядке, техника и вооружение на месте. Двух пришлых бойцов забрали, остальные в моём подразделении числятся. От поста я по телефону связался со штабом армии, там меня опознали, дежурный знакомый оказался, он и сообщил, куда двигаться, где сейчас штаб находится. За Минском стоят. И уже через два часа, пройдя проверку на въезде, мы заехали на охраняемую территорию штаба 4-й армии, который разместился снова в леске.

Убедившись, что бойцы укрыли технику, и выставив часового, я, назначив Лосева старшим, пока меня нет, переоделся в форму комсостава и направился на доклад к генералу. Это ведь он нас в Барановичи отправлял. Генерал был, к счастью, на месте, принял рапорты за все дни и принял подтверждение от командира полка о сбитом моим взводом «юнкерсе» и о том, что мы давали хорошее зенитное прикрытие. В итоге генерал объявил благодарность и отправил отдыхать. Короче, о том, что взвод потерял все зенитки и в пути собирал брошенную технику и вооружение, он теперь знал, я доложил. Прицелы обещал достать, людей и боеприпасы пришлёт.

Выйдя от генерала, я заглянул к интендантам и оформил всю технику и орудия на свой взвод, чтобы не отобрали. Теперь они на мне числились, остальные списали как потерянные в бою. Потом пошёл к своему командиру, который так и командовал батареей и обрадовался моему появлению. Он вызвал других командиров, и они совместно выслушали мой рассказ, что было за эти три неполных дня моего отсутствия. При этом комментируя и указывая на мои ошибки, но кое-где я и скупой похвалы удостоился. Узнав, что у меня теперь автоматические пушки во взводе и ДШК для усиления, старлей хохотнул, назвав меня собирателем. В его голосе слышалось одобрение. С подбором людей в расчёты пообещал помочь. Узнав, как у меня проходит учёба и не потерял ли я книги, стал спрашивать по теме. Будто у меня время было. На что-то я ответил, на что-то – нет… А вечером я минут двадцать плавал в местной речке, отдав форму и исподнее стираться. Не командирскую, а ту, что красноармейская, это в ней я последние дни бегал и потел.


Следующие три дня были довольно суматошные. Мой взвод пока исключили из боевой работы; со мной вплотную занимался командир батареи, учил, давал теорию и практику; прибыли прицелы, ну и пополнение подошло. Лосев слёзно просил перевести его на ДШК, так как он зенитчик по пулемётам, а пушки не знает, всё методом тыка. К счастью, мне прислали почти полные расчёты, и Лосев теперь командовал расчётом ДШК. Правда, штаты я там раздул – шесть человек и водитель, но это на случай, если ещё что зенитное и пулемётное найдём. А для пушек мне смогли найти расчёты, причём один полный, они орудие потеряли. Даже не в бою, утопили при переправе во время налёта, да ещё при множестве свидетелей, командира чудом под трибунал не отправили. Второй расчёт был собран из разных частей. И да, раз орудия буксируемые, использовать их для охраны колонн не представлялось возможным, так что, скорее всего, мы останемся при штабе армии, охранять его. В батарее старлея было шесть орудий, ему возместили потерянное, с моими теперь восемь, и если считать пулемёты, то десять зенитных точек. Для штаба армии, скажу честно, неплохо. Вон, штабы фронта охраняют полноценные зенитные дивизионы полного штата.

Времени было крайне мало, и за эти три дня я так и не приступил к изучению амулетов, едва хватало на работу со стихиями и медитациями. Поэтому, когда на четвёртый день, 26 мая, меня снова вызвали в штаб к начальнику артиллерии армии, я надеялся, что будет какой приказ, потому как тут, при штабе, конечно, сытно и почти безопасно, но очень суетно и нет времени для отдыха. Отправили бы нас куда: там я один, командиров над головой нет. А тут все старше меня по званию, я для любого командира как в дырке затычка, любители покомандовать. У меня рука устала всем здесь козырять. Теперь я полностью понял изречение: подальше от начальства и поближе к кухне. Валить отсюда надо, на это я и надеялся.

Но, с другой стороны, взвод можно считать боеготовым. Два ЗИСа, буксирующие пушки, полуторка с зенитным пулемётом, которая передовым дозором будет при движении, и на них же охрана колонны. Ну и две машины обеспечения: ЗИС-5 с прицепом, это машина Пряхина, и ещё одна, крытая полуторка. Я пока всё так же с Пряхиным собираюсь ездить. Топливо у нас есть, ящики с пулемётными патронами мы сдали, но получили снаряды к пушкам и патроны к ДШК, в машинах это всё и хранится, в прицепе топливо и мелочовка. Палатка стоит у стоянки, я её штабной сделал, и спал в ней же. Вполне ничего.

Меня снова вызвали к генералу, который расположился в палатке оперативного отдела. Он оторвался от карты и глянул на меня:

– А, Крайнов. Как подразделение?

– Могу его назвать условно боеготовым. Бойцам притереться нужно, но в бой рвутся уже сейчас.

– Это хорошо. У меня для вашего подразделения, лейтенант, новое задание.

– Всегда готов, товарищ генерал-майор.

– Подойди.

Когда я подошёл, генерал указал на карте на железнодорожный мост, который находился на ветке, что шла на Москву:

– Этот мост нам очень важен, а разведка сообщила, что немцы хотят его захватить. Удара два будет, с воздуха и с земли одновременно. Парашютисты будут действовать. Понимаешь свою задачу?

– Усилить оборону моста.

– Правильно понимаешь. Группу осназа мы смогли найти, пусть взвод, они помогут, но воздушное прикрытие, из того, что можно срочно найти и на колёсах, у нас под рукой только ты. Тем более, как стало известно, у тебя имеется опыт встреч с диверсантами, да ещё удачный. Получишь приказ, сразу выезжай.

– Есть. Разрешите кроки срисовать?

– Действуй.

Получив приказ, а также наряды на питание, боеприпасы и на материальное обеспечение, я не торопился уходить. Дело в том, что я вчера вспомнил одну историю, случившуюся в первые дни войны в моём мире. Я о ней в книге прочитал. Может, попробовать выяснить? Минск-то тоже почти окружён, вот-вот оборона рухнет. Решившись, я обратился к генералу, который уже был занят другим:

– Товарищ генерал-майор, разрешите обратиться.

– Ну что там у вас ещё, лейтенант? – усталым голосом спросил он.

– У меня такой вопрос: а что, нашей армии танки уже не нужны?

– Вы о чём? У нас их острая нехватка после последних боёв.

– Я тут с одним кладовщиком пообщался. У них там более шестидесяти танков Т-28. И пришёл приказ эвакуировать склады, а технику и то, что не смогут вывезти, уничтожить. Это как-то странно.

Генерал на миг застыл.

– Откуда эти сведения? Они верны? – с напором спросил он.

– Сведения не подтверждённые, слушал болтовню кладовщиков. Танки на складах, там проходили модернизацию и экранирование. Ещё вроде это склады горюче-смазочных материалов. Думаю, такие танки не иголка, найти можно, обратившись с запросом в нужную службу. Главное – первым на них руку наложить.

– Разберёмся, – отрубил генерал. И кинул: – Свободны.

Выходя из палатки, я слышал, как штаб заработал: два командира сели за телефоны, чтобы выяснить координаты этих складов и остановить уничтожение техники и материальной части. Тут история заметно по-другому идёт, но, возможно, с этими танками история повернётся в другую сторону? Да и плохо ли для нашей армии шестьдесят танков найти? Если их уже кто другой не прибрал. Однако я сразу предупредил: история не проверенная.

Добравшись до своего взвода, я сообщил, что получен приказ, и скомандовал сворачиваться и готовиться к движению. Головной пошла машина Лосева, потом мы с Пряхиным, за нами – полуторка со снарядами и дальше – две машины с зенитками. Выехав на дорогу, мы покатили к нужному мосту. Тут ещё надо учесть, что трассы рядом с ним не имеется, придётся по полевым дорогам покрутиться, а потом по наезженной машинами охраны моста колее до места добираться. Хоть бы деревня какая рядом была, так ведь нету. Мы проехали километров двадцать и встали на обочине: бойцы до ветру бегали, а я, осмотревшись с помощью магической трубки, сказал командирам расчётов:

– Ну что, бойцы, кто ныл, что пушки и прицелы пристрелять нужно? Проверить их? Так вот, время есть, час даю на разворачивание в боевое положение и пристрелку. Думаю, двух, а лучше трёх обойм хватит. Лосев, ты тоже можешь проверить свою машинку. Для той задачи, которую перед нами поставили, нужно быть уверенными в своём оружии.

– Товарищ младший лейтенант, а что за задача? Если не секрет, – спросил командир второго орудия старший сержант Пузанов.

– Немцев интересует железнодорожный мост. Мы едем усиливать охрану, будем защищать от атак с воздуха и земли. Всё ясно? Тогда проводим учебно-боевые стрельбы.

За пятнадцать минут, очень медленно, орудия были развёрнуты. Я приказал заряжающим снарядить в обоймы осколочно-трассирующие снаряды и, прежде чем скомандовать открыть огонь, громко сказал:

– Товарищи наводчики, в той роще, что находится в километре от нас, укрылся отряд немецких диверсантов. Что нужно сделать с ними?

– Уничтожить, – первым отозвался командир первого орудия сержант Дудин.

– Всё верно. В данном случае диверсанты действительно присутствуют, я случайно засёк, как они наблюдают за нами. Поэтому приказываю: ударить по опушке в полуметре от земли тремя обоймами с осколочными снарядами. Лосев, как пушки замолкнут, потрать ленту и тоже поработай. Закрепи результат. Для наводчиков: немцы укрываются от того дуба и до той сосны с сожжённой верхушкой. Сколько, не знаю, но снарядов на них не жалко. Огонь!

Тут же загрохотали очередями зенитки. После третьей обоймы застрекотал пулемёт Лосева. Пока зенитки сворачивали и ставили на колёсный ход, я пообщался с командирами и наводчиками. Одно орудие ещё ничего, у другого явно сбит прицел. Прибудем на место, придётся калибровать.

И тут чуть ли не юзом рядом остановились два грузовика, набитые бойцами, причём такими, что я подобрался, уж больно они выглядели серьёзно. Хм, а не тот ли это взвод осназа, который тоже к мосту должны были направить? А те уже сыпались из кузовов, занимая оборону, а ко мне подбежал командир и на ходу поинтересовался:

– В чём дело?

Я снова был в форме красноармейца, и, видимо, он выделил меня в зелённой массе бойцов по кобуре пистолета. Да и бойцы все заняты были, а мы одной группой втроём стояли. Сержанты – к нему лицом, треугольники видно, а я спиной был, с кобурой над правой ягодицей, вот и усмотрел. Ну и правильно разобрался. Смотрел я на осназовцев вполоборота, с интересом разглядывая их действия, а в их принадлежности я уже не сомневался. Мимо проскакивали машины попутной колонны, но там командиры не интересовались, в кого это мы пуляем, а этим до всего дело есть.

Спросивший был старлеем, если по кубарям судить, но вполне возможно, это не настоящее звание. Да и неизвестно мне, откуда они, армейцы или госбезопасность.

– Орудия после ремонта, проводим пробные стрельбы на выявление проблем, товарищ старший лейтенант… – рассеянно ответил я и тут же поинтересовался: – А вы, собственно, кто?

– Рота химиков, – буркнул тот.

– Вы бы что другое придумали. По повадкам видно, что осназовцы. Армейцы или госбезопасность? Да не напрягайся так, старлей. К мосту едете? Нас тоже туда на усиление направили, ну и о вас сказали.

– Так ты Крайнов? – тоже перейдя на «ты», протянул старлей. – Сразу не узнал, а ты ещё и каску на глаза опустил. А похож на фото из газет.

– Я так популярен у советских диверсантов?

– Про бой у моста нам известно, и кто именно ту тройку наблюдателей засёк – тоже, хотя считалось, что это практически невозможно. Говорят, ты блики оптики увидел?

– Да, было дело. Но вы-то откуда это знаете?

– Разбирали тот бой у моста, опросили очевидцев и выяснили, что награждены были непричастные, а главный исполнитель остался в тени. Когда наш командир узнал, кто будет в усилении, тут мы ни при чём, то сообщил мне. Кстати, вы не опасались задеть случайных людей в той роще?

– Почему случайных? Сомневаюсь. Там тоже оптика бликовала, за нами наблюдали. Наши не стали бы прятаться, поэтому, имитируя тренировку, мы спокойно, не торопясь, развернули орудия и вдарили осколочными, а ДШК уже для надёжности.

– Думаешь, там те парашютисты? – насторожился старлей.

– Понятия не имею, смотреть нужно, но сами понимаете, это не наша работа.

– Мы проверим. Подождёте нас? Дальше вместе поедем.

– Легко. Я ещё машину Лосева дам вам для усиления, обозначите ракетами, куда стрелять нужно, он там всё перепашет.

– А вот за это спасибо.

Грузовики они оставили с нами, я отдал приказ почистить орудия после стрельбы, и, пока расчёты этим занимались, осназовцы перебежками направились к роще. Никаких укрытий здесь не было, быстро и незаметно не сблизишься, но по ним никто не стрелял. Лосев, который отъехал метров на сто в поле, встал там, держа опушку рощи на прицеле, но так и не открыл огонь, не нужно было.

Осназовцев пришлось ждать больше часа, хотя мы уже и так опаздывали – время, что я выделил на пробные стрельбы, закончилось. А что они что-то да найдут, я не сомневался, и магическая трубка была мне в помощь. Да видел я, кто нас с таким интересом в бинокль рассматривает, немцы, сколько точно, на такой дальности рассмотреть я не смог, тепловое видение не позволяет работать на такой дальности днём, но четверых видел отчётливо, однако, думаю, их больше.

Когда старлей подошёл ко мне, то подтянулись и командиры расчётов, включая Лосева, машина которого снова заняла своё место впереди.

– Немцы. Тел не было, видимо, унесли. Но много крови. Следы тянутся к оврагу, а там обнаружены вмятины от шин четырёх грузовиков. Немцев было около сорока – пятидесяти, ранено или убито – трое-четверо. Нас они дожидаться не стали, уехали.

– Значит, они на колёсах… – задумчиво протянул я. – Что за машины?

– Все ЗИСы, судя по колеям.

– Ага, получается, нам нужно высматривать четыре ЗИСа, которые двигаются в нужную нам сторону с бойцами, имеющими повадки вроде ваших.

– Ты думаешь, всё так просто? – усмехнулся старлей.

– Да нет, не думаю. Скорее всего, они вольются в какую-нибудь колонну для маскировки. Да и изображать кого-то будут. Конечно, до химиков они не дойдут, не такие больные на голову, но изобразить раненых смогут легко.

– Почему раненых?

– Группа бойцов, которая едет в тыл от фронта? Думаешь, не привлечёт внимание? А на санитарные колонны никто не обращает внимания.

– Интересное мнение, но, думаю, нам пора.

– Это точно. По машинам! – скомандовал я.

Осназовцы хитрыми оказались, обогнали нас, чтобы не глотать пыль, и теперь двигались впереди, отчего нам пришлось чуть отстать, иначе пыль глотали бы уже мы. Покинув трассу, мы покатили просёлочными дорогами. Осназовцы пару раз останавливались, предупреждали посты о немцах и на чём они передвигаются. Дорогу они явно знали, потому что ехали уверенно, а дальше уже и я видел, что ехали правильно, по накатанной колее у железнодорожных путей, по которым то и дело проходили составы. Одни – к фронту, другие – обратно.

А вот и мост. Нас уже ждали, были предупреждены. Начальником охраны моста был капитан железнодорожных войск, у него под командованием оказались рота бойцов, тоже железнодорожники, и зенитная батарея. Четыре такие же автоматические пушки, как и у меня. Командовал батареей лейтенант Сомин, но это уже армеец. Именно под его командование я и переходил. Он тут со скуки маялся: немцы мост игнорировали, поэтому и рассчитал места для установки дополнительных зениток, я лишь одобрил его выбор, и бойцы расчётов стали вгрызаться в землю. Я им незаметно помог: проходя мимо, слегка размягчил землю, и бойцы стали уверенно копать, быстро заглубляясь. Теперь нужно решить, где будет мой пост управления и где укрыть машины обеспечения. Глупо создавать ещё один центр управления зенитной артиллерией, раз у местных всё тут так отлажено, так что все три мои зенитки были включены в местную оборону. Две закопали, хорошо, только стволы торчали, так расчёты будут прикрыты от огня пехоты, а вот машина Лосева – подвижный резерв. Сейчас для неё копали капонир. В полночь закончили, и маскировку навели. Утром поглядим и поправим, если огрехи есть, а они будут.

Ещё до наступления темноты я поставил палатку, назначив её штабной. Причём, по мнению осназовцев, она не совсем удобно стоит. Нет, для управления подразделением нормально, но в плане безопасности – нет. Вот я старлею и пояснил: днём – это моя штабная палатка, а ночью я незаметно минирую всё вокруг и уползаю к нашим водителям в один из капониров и ночую там.

– Ловушка, – понимающе кивнул старлей.

– Ловушка, – подтвердил я. – Надеюсь, враг соблазнится.

– Как той ночью, когда ты у своей зенитки так же всё минировал? Нашим сапёрам понравился такой способ минирования. Мы его уже на вооружение взяли.

– Всё в помощь.

Я отправился спать к водителям, у осназовцев же свои дела были. Они остаток дня исследовали окрестности, позиции готовили. Да и минированием занялись, особенно землянки роты охраны прикрыли такими полями.


Следующие четыре дня прошли хоть и напряжённо, но тихо. Немцы пока в окрестностях не появились, иначе дальние секреты осназовцев их засекли бы. Минировать окрестности палатки я не прекратил, об этом все знали, предупредил, чтобы не подорваться. Лейтенант Сомин, командир зенитной батареи, узнав, что я недоучившийся курсант, в охотку стал мной заниматься, обучая, и, надо сказать, с постоянной практикой дело двигалось куда быстрее. Тем более книги и методички и у него были. Он же помог с настройкой прицела на одной из пушек, откалибровали. В общем, служба шла. За эти четыре дня наши орудия в шесть стволов открывали огонь лишь единожды, по пролетающим мимо бомбардировщикам. Одного достали, задымил, но мы не видели, как он упал, потом уже нам сообщили по телефону, что он рухнул дальше. Пилота и стрелка задержали, ещё двоих искали по лесам. Минск наши сегодня сдали, точнее, он попал в окружение, нам об этом соседи по телефону сообщили. В целом же немцы прут, а наши отступают. Минск от нас примерно в ста километрах, и это тревожит. Сколько понадобится немцам времени, чтобы добраться до этих мест?

Служба тут не была напряжённой, большую часть времени я тратил на учёбу, и редкое свободное – на работу со стихиями и изучение найденных амулетов. И надо сказать, я продвинулся в этом деле. Всего за четыре дня смог разобраться с двумя амулетами. Сначала с тем женским кольцом, оно тоже не было безразмерным карманом, а оказалось всего лишь бытовым амулетом, назначение которого – согревать или охлаждать носителя, то есть, по сути, амулетом климат-контроля. Я также его зарядил до покалывания пальца и потом пробно за два часа разобрался с ним. Надо сказать, штука удобная, особенно под утро, когда холодает, но ту первую ночь я провёл отлично, выспался замечательно, не замёрз, как это обычно бывает.

Вторым амулетом для изучения я выбрал медальон. С ним повозиться пришлось пару дней, и только сегодня утром я смог понять, что это такое. Он отвечал за защиту, причём довольно серьёзную и мощную. Думаю, он и длинную пулемётную очередь в упор выдержит. А если я буду давать постоянную подпитку, то и шквального огня мне можно не бояться. Теперь медальон висит у меня на цепочке на уровне груди. Я сегодня купался, скинув с себя всё, так бойцы не обратили внимания на него, значит, на нём также имеются плетения отвода глаз. Именно это мне в амулетах и нравилось. Видать, когда инквизиция совсем распоясалась и маги начали прятаться, то, создавая амулеты, чары отвода глаз стали естественным делом на амулетах.

Сейчас же, закончив очередное обучение у Сомина, который буквально лучился энергией, получив усиление и ученика, я вернулся в свою палатку, устроился на койке, достал браслет. Пора продолжить изучение амулетов, тут что не находка, то ценный приз. Вон, колечко с климат-контролем на пальце, вчера, купаясь, я увеличил обогрев, и теперь для меня вода как парное молоко, час в своё удовольствие плавал, пока бойцы шипели и матерились от холодной воды у берега. Так что ещё как есть плюсы от этих амулетов! Думаю, и среди льдин я буду так спокойно плавать, если потребуется. Вещь! Кроме браслета, у меня пуговица осталась, думаю, это какой-то бытовой амулет, и наруч, возможно, относится к боевым амулетам. Браслет для меня пока не понятен, оттого и начал с него. Запитал, как уже показал опыт, энергией до полного, получил покалывание в пальцах и надел на левую руку, и он тут же ужался до нужного размера. Разобрался я с ним сразу, благо управление знакомое было. Ну наконец-то, что я так искал. Да-да-да, это был амулет с безразмерным пространством. Причём объём куда больше, как я примерно определил. Но тоже пробовать нужно, он это показывает в неизвестных мне цифрах, не как первое кольцо с безразмерным карманом. Однако всё же этот был гораздо больше. Примерно в тридцать раз по объёму, чем у кольца. Точно узнать можно пробно, убрать какую-нибудь габаритную вещь и посмотреть, насколько уменьшился объём. Сейчас браслет загружен на семнадцать процентов. Вытаскивать вещи не нужно, я просто вызвал списки хранимого там имущества, причём картинками, что легко даёт возможность изучить содержимое.

В этот раз последним хозяином браслета, видимо, был маг или тот, кто к ним относится. Тут было несколько кожаных мешочков с золотыми и серебряными монетами, в кольце ничего подобного я не нашёл. Медных тоже хватало. Ювелирные украшения были, мешочек с драгоценными камнями. Потом явно какая-то алхимическая лаборатория, котлы разных размеров, флаконы с какими-то зельями, оборудование для готовки. Ещё несколько шатров в тюках, не сразу понял, что это, пара крытых повозок, с десяток телег, лошадиные сбруи и сёдла. Имелась настоящая русская большая ладья и две лодки с вёслами, в полном порядке. Как я отметил, тут вообще большая часть имущества имела практическое предназначение, поломанного не было, всё целое. В браслете была разная мебель, хватит для обстановки двух домов, часть достаточно проста, другая неплоха, но всё равно к элитной мебели не причислишь. Одежды было немало, целые сундуки всякого тряпья, некоторая с виду даже не ношеная. Тюки разной ткани. Также было с шесть десятков бочек с вином, разное продовольствие, которое я решил сначала проверить, прежде чем включать в свой рацион. Вон, на бойцах испытаю, эти всё сожрут, тем более мясо, а тут несколько свиных копчёных туш было. Из оружия мало что было, видать, хозяин к обычному оружию не благоволил, так, с десяток ножей, ремни и ножны, некоторые пустые. Пара мечей, три сабли, арбалет, болтов немного, вот в принципе и всё.

Часть вещей для меня – откровенный мусор, и от него стоит избавиться. От зелий точно. Или вон пленного какого взять и на нём испытать. Освободить объёмы нужно. Я ещё подумаю, что оставить, а что на выброс. Телеги и повозки однозначно удалить, о бочках не скажу, не знаю, да и то, что внутри вино, я только предполагаю. А так мне будет чем пополнить запасы.

Теперь я достал из подсумка пуговицу. Однако мне помешали. Близко взорвалась растяжка, от осколков которой в тенте палатки появилось несколько отверстий. Благо меня не задело, а от контузии амулет защитил. Я тут же скатился с лежанки на пол и, убрав амулет-пуговицу, схватил винтовку, приводя её к бою. А вокруг уже стоял настоящий бой, да такой, что, похоже, два батальона с обеих сторон схлестнулись. Отчётливо было слышно работу ДШК, а вот авиации не было, видимо, немцы рано начали из-за того, что растяжка рванула. Я ведь перестал их убирать, где проход, мне известно, а бойцы тут не ходят, вот немцы и вляпались, решили днём незаметно краскома в плен взять. Сработала ловушка.

Осторожно выбравшись из палатки, я убрал сидор в браслет и скатился в противовоздушную щель, вырытую бойцами рядом, а то палатка насквозь простреливалась, легко достать меня могли. Если бы не защита.

Всё же немцев оказалось куда больше, чем я предположил. Как они через секреты осназовцев прошли, я даже думать не хочу, видимо, смогли снять их, и вот накопились с одной стороны, а когда взрыв произошёл, были вынуждены ударить, и ударили так, что заметно ослабили оборону моста. А я оказался между двух огней, моя палатка стояла на опушке, где и находились немцы. Не стоит думать, что у немцев не было сапёров и они вот так по-глупому нарвались на растяжку. Я ведь тоже понимал, что не только ночью к палатке они могут подойти, но днём и струну лески засечь куда проще. Я поставил растяжки в режим ловушки для сапёра, и, наверное, когда тот её снимал, то и подорвался. Тут ещё одна растяжка сработала. И мне не выглянуть, сразу снимут, но зато у меня были гранаты. Я носил в гранатной сумке РГД-33, вот их, приводя к бою, я и стал бросать в лес. До ближайших деревьев метров пять было, так что даже вглубь мог забросить, если в какой ствол или ветку не попаду. А бросал я не выглядывая, если только рука быстро мелькала, на шум стрельбы. Рядом бил пулемёт, точно МГ, его голос я теперь знаю хорошо, вот двумя гранатами и закидал эту пулемётную точку. Ещё чуть в стороне что-то орали на немецком. Не могу разобрать что, вот и туда кинул на звук. ДШК Лосева уже не стрелял, и это не перезарядка, всю ленту он выпустить не успел бы. Нехорошо молчал. Если учесть, что наводчик ничем не прикрыт, то снять тех, кто встаёт к пулемёту, для немцев не проблема, а пушки ориентированы на стрельбу по авиации, поддержать наземные подразделения они не смогут. Да и смогли бы, так же потеряли бы расчёты. Так что, скорее всего, там расчёты с личным оружием оборону на позициях заняли.

От разрывов моих гранат пулемёт смолк, но вскоре снова заработал, поэтому и я решил продолжить. А что, часть гранат у меня россыпью были в кольце, остальные – в коляске мотоцикла, и достать я их не смогу, это мотоцикл нужно сюда, а в щель он не поместится, так что у меня было пятнадцать гранат, тех, что лимонки напоминали. Вот их, доставая по одной, выдёргивая кольца, я и стал веером кидать по опушке, пережидая разрывы. Начал, естественно, с пулемёта, позицию, похоже, тот не поменял, и снова накрыл его разрывами. Причём я не просто кидал, а старался это делать на шум, в основном на выстрелы, выглянуть-то всё равно не мог. Вон, в стенку щели уже впивались пули, чуть не задели, и, судя по тому, как низко они входили, стрелок имел преимущество по высоте, возможно, на дереве сидит. Какофония выстрелов, очередей, разрывов гранат, да и вообще боя была такова, что слышно было плохо, но я уловил хлёсткие выстрелы этого стрелка. Готов поклясться, у него была такая же винтовка, как и у меня.

Кстати, по поводу документов: часть в кольце были, а командирское удостоверение из нагрудного кармана я убрал в браслет, чтобы не потерять. Да и всё ценное туда же отправил – планшетку, бинокль, он тут всё равно пока без надобности, ну и мелочовку из карманов. Под шум проходящего по мосту состава, шедшего от Минска, я приподнялся, держа наготове винтовку – а почему и нет? у меня амулет защиты, – и нашёл стрелка. Тот обозначил себя выстрелом, по нему и обнаружил: точно, на дереве сидит. Укрывается за стволом, но видно правое плечо и голову. Я видел, как недоумённо вытянулось его лицо, тот не мог промахнуться вот так, почти в упор, между нами и тридцати метров не было, но его пуля прошла мимо, а вот я ему в ответ в лоб закатал свою пулю точно. Кстати, винтовка у него была действительно СВТ, да ещё в снайперском исполнении. Теперь моя, никому не отдам. И снайпер, и его винтовка остались на дереве, они, видимо, привязаны были.

Тут при затухающем шуме уходящего состава появился гул немецкой авиации. И стоит погладить по голове того, кто помешал им ударить одновременно, что вполне могло принести успех. Вот и наши зенитки стали подавать голос, потом заработали уверенно, и по этой уверенности я понял, что Сомин жив и командует, не давая прицельно бомбить их позиции и оборону моста. Сам-то мост немцам нужен целым. Он довольно крупный, трёхпролётный.

Уверенно встав, я стал посылать пулю за пулей по стрелкам, которые обозначали себя вспышками выстрелов, стараясь на одного больше одного патрона не тратить, попал или нет. Защита слабела, медальон показывал уже половину зарядки, когда я расстрелял магазин и нырнул обратно. Зарядив первым делом медальон, я занялся винтовкой, заодно два опустошённых магазина снарядил патронами. Потом пистолет из кобуры вытащил и сунул его за ремень сзади, чтобы можно было мгновенно выхватить, а не возиться с тугой кобурой. Ещё проверил, как нож выходит из ножен, и второй, что за голенищем был. Нормально, я к бою готов.

В это время в небе, прямо в воздухе, взорвался «юнкерс», видимо, снаряд попал в бомбы, и на миг стрельба стихла, наверное, все вверх смотрели. А потом вспыхнула с утроенной силой. Надеюсь, мы подольше продержимся, машинисты проходящих поездов – как раз второй проходил, санитарный, судя по красным крестам – обязательно сообщат об атаке моста.

Тут я увидел, что один из немцев бьёт по вагонам, там отверстия появляются, стекла разлетаются, и я воскликнул:

– Ах ты, тварь!

Подскочив и найдя стрелка, к счастью, он был не в мёртвой зоне, быстро навёл мушку на каску пулемётчика и прострелил её ему, а потом и второму номеру. Пулемёт замолк. Расстреляв оставшиеся патроны в магазине по мелькавшим немцам, которые подбирались к слабеющей обороне моста, я снова присел. А противоположная стенка щели буквально взорвалась, когда её какой-то пулемётчик стал обстреливать. Видать, я серьёзно немцев достал. Перезарядившись, я попытался выглянуть в другом месте щели и сразу нырнул обратно. Меня держали несколько стрелков, думаю, не меньше пяти, и, как я появился, они стали обстреливать. А то, что попадали, медальон подтвердил, зарядка у него медленно поползла вниз. Где засела часть стрелков прикрытия, я успел приметить, как и то, что ко мне подбирается несколько врагов. Моя палатка для них очень неудобно стоит, и я со своей обороной явно портил им всю малину, и немецкий командир явно приказал уничтожить меня во что бы то ни стало. Если раньше я хоть и доставлял немало неудобств, то теперь была выделена целая группа на моё уничтожение. Ха, повоюем.

Приготовив гранаты, разогнув усики, я резко подскочил и сначала сделал шесть выстрелов по количеству стрелков, что меня держали, – ни одного промаха, и, нырнув обратно, раскидал гранаты по тем местам, где видел шевеления подбирающихся по-пластунски немцев. И достал ТТ, держа его наготове. Как я и думал, после разрыва гранат кто-то из немцев рванул ко мне, решив и мной заняться, и переждать разрывы в укрытии. Некоторые рядом были. Причём появился не один, а сразу двое. Каждому по две пули, чтобы с гарантией, и, снова вскочив, я расстрелял по остальным остаток магазина и присел, меняя его на запасной. Из немцев, убитых мной у щели, один упал рядом с ней, как бруствер получился, другой уже мёртвый рухнул вниз головой в моё укрытие, только ноги наружу торчали.

Быстро перезаряжая оружие, я с тревогой осматривал небо. Первая волна, отбомбившись, уже улетела, сейчас вторая была на подходе, судя по гулу. Я решил, что хватит сидеть, когда-нибудь меня подловят, когда зарядка медальона к нулю приблизится, так что нужно не обороняться, а атаковать. С моими возможностями, которые я получил благодаря амулетам, в лесу я один с немцами смогу в кошки-мышки поиграть. Поэтому, перезарядив оружие, я убрал пистолет в кобуру, а винтовку за спину, перекинув ремень через голову, чтобы он не сползал с плеча, и стал осматривать немца. Мне достался автомат, который я ранее приметил, так что, достав из подсумков три запасных магазина, их сунул за голенища сапога, две гранаты с длинными деревянными ручками – за пояс, автомат, это был старый потёртый МП-39, подхватил и, сдув с него пыль, проверил. Короткая очередь ударила в небо: работает. Отлично. Магазин полный.

Швырнув на опушку две немецкие гранаты, я переждал взрывы и, выскочив из щели, побежал к опушке. По мне стреляли, уровень зарядки медальона пополз вниз, к тому же ещё под очередь своих попал, пулемёт в дзоте активно бил, обороняя подходы. Пусть случайно, но неприятно. Ну вот я и в лесу. В этом месте опушку я хорошо почистил – всё в рытвинах от гранат, тела немцев, некоторые ещё живы, и автомат затарахтел в моих руках, устраняя эту ошибку. Повреждённые деревья вокруг, сбитые ветви, хаос. Пробежав опушку, спотыкаясь о ветви, выбрался на чистое место и побежал в тыл к немцам, держась ближе к речке, где шла активная стрельба. Ещё стреляли и с другой стороны путей, где находились землянки роты охраны, но мне пока не до них.

Вдруг я выскочил на небольшую полянку с десятками раненых, которых обихаживал десантник с санитарной сумкой на боку. Что примечательно, тут же лежали двое наших осназовцев, связанные, хорошо связанные, чуть ли не в коконы их превратили. Срезав очередью медика, а нечего за оружие хвататься, отобрал оружие у раненых, да особо и сопротивляться те не могли, и, прислушавшись, нет ли рядом кого, достав нож, срезал верёвки у бойцов, и те со стонами, руки-ноги затекли, стали их разминать, заодно быстро прибрав к рукам оружие, оно тут бесхозное, и его много. Автоматы им приглянулись. У десантников этого оружия не так и много было, но тут нашлось три экземпляра.

– Быстро готовьтесь к бою. Наших уже почти дожали, одна зенитка всего палит, нужно в спину немцам ударить, из автоматов хорошо получится.

Те лишь молча кивнули и стали собирать боеприпасы, поглядывая по сторонам, а я, пнув по раненой ноге одного из немцев с унтерскими знаками различия и присев рядом, спросил на немецком:

– Сколько вас? Количество и состав?

Бойцы удивлённо посмотрели на меня, видимо, не знали, что я немецким владею, но продолжили заниматься делами, пока я допрашивал унтера. За обещание сохранить ему жизнь он легко пошёл на общение и рассказал, что знал, так что, вставая, я ответил на вопросительные взгляды бойцов:

– Их тут две роты парашютного батальона, полный состав, и снайперская группа, всего три сотни. Нужно поторопиться, к вечеру подойдёт моторизованная рота, которая возьмёт этот мост под охрану. К этому времени он, по плану немцев, уже будет захвачен. Всё, уходим.

– А эти? – кивнул боец на раненых.

– Они уже не бойцы, – ответил я, снимая с медика санитарную сумку и заглядывая, чтобы узнать, что в ней имеется. – Можешь добить. Только унтера не трогай, я ему жизнь обещал.

Бойцы подальше отнесли оружие, и, собрав побольше боеприпасов и все гранаты, мы вышли к реке. Там, определившись, а мы оказались в тылу у целого взвода, приготовили оружие. Один из бойцов показал на гранаты, но я покачал головой, прошептав:

– Слишком долго горят замедлители, а из автоматов мы их в капусту нашинкуем, пользуясь внезапностью.

– Красиво сказали, – восхитился один из бойцов.

Кивнув, я скомандовал:

– Ты работаешь по левому флангу, ты – по правому, мой – центр. Я первым открываю огонь, это и будет сигналом. Расстреляли магазины, кидаем гранаты и, пока пережидаем разрывы, перезаряжаемся в укрытиях. Потом зачистка, пленных не брать, раненых добивать. Всё ясно?

– Да, – ответили бойцы, и мы разошлись.

Подобравшись поближе, я привстал, прижав приклад автомата к плечу, и открыл огонь. Никаких коротких прицельных очередей, длиннющая очередь на весь магазин. Удержать оружие от того, чтобы ствол не задрался, я смог, так что пули мои врубились в лежавшую на опушке у берега плотную массу немцев, пятная их спины кровавыми кляксами. Похоже, они тут для штурма собрались. Как только автомат смолк, я упал за корягу; достав гранаты, быстро открутил колпачки и, дёрнув за них, кинул в сторону противника. Автоматы бойцов тоже уверенно работали. Только они обошлись несколькими очередями. А вообще приятно работать в паре с профессионалами, чувство локтя быстро появляется. Когда смолкли разрывы гранат, шесть штук, как и должно быть, мы привстали и, несколькими очередями пройдясь по тем, кто ещё шевелился, вышли вперёд. Дальше я прикрывал, а бойцы быстро зачистили этот берег, после чего мы скрылись в лесу.

Это была замечательная охота. Чуть позже к нам ещё трое осназовцев присоединились, и в этой группе я был старшим, шёл как таран, а те зачищали за мной. Не скажу, что мне было наплевать на секретность, но когда я сказал, что меня цыганка от пули заговорила, почему-то все легко поверили. Видимо, им нужно было какое-то объяснение, почему немцы так мажут по мне. Вокруг пули в землю впиваются, гранаты рвутся, а я только матерюсь, отряхиваюсь и иду дальше, в бой рвусь. Заряжать амулет приходилось часто.

Зачистив эту сторону путей, мы перебрались через них и присоединились к веселью там. Когда и на той стороне закончили, остался другой берег, а немцы там оборону додавили. Получается, мы на одном берегу, те на другом. Их около взвода осталось. Здесь Сомин был, дважды ранен, но ещё мог командовать, бойцов собралось с два десятка, наши зенитчики и из роты охраны, мы их оставили, пусть видимость обороны создают, раненых ищут, перевязывают и в безопасное место утаскивают. А мы переберёмся на другой берег и ударим немцам в тыл. Я первым пошёл и, отойдя подальше от моста, на берегу, пока не подтянулись последовавшие за мной бойцы, без свидетелей вызвал лодку – лезть в реку я не хотел. Всех порадовало водное транспортное средство, и мы, в один заход перебравшись на противоположный берег, побежали к мосту. Но сторожась. К тому же немцы тут минные засады и засеки делали, и они меня благополучно вывели в тыл к немцам. Там бойцы забрались по моему приказу с винтовками на деревья и стали прикрывать меня точным огнём. Я же, перебегая от воронки к воронке, просто забросал немцев тем запасом гранат, что взял с собой. Уцелевшие немцы ушли, трое осназовцев пошли за ними, не преследовать, сил и желания не было, а проследить, чтобы не вернулись. Остальные отходили от боя, ведь он полтора часа длился. Долго, и, если бы не наша группа, немцы уже зачищали бы территорию.

Как оказалось, я остался единственным старшим по званию из всех, кто выжил, и сейчас на ногах, раненых я не считаю. Капитан и два его взводных погибли в бою, третий взводный лежал при смерти. Старлей у осназовцев тяжело ранен в грудь. Погибли оба взводных у Сомина, сам он тяжёлый, оба моих сержанта погибли, пушки повреждены, но жив Лосев, получил три касательных ранения. Ещё было около пятидесяти раненых, но больше всего всё же погибших. Так что, взяв всё под своё командование, я стал отдавать распоряжения. Лосев командовать может, и на нём теперь оборона. Я велел собрать пулемёты, включая трофейные, и расставить к ним бойцов, пусть держат круговую оборону. ДШК оказался в порядке, я был прав, снайперы убивали всех, кто к нему вставал, и Лосев решил не рисковать, так что один из двух уцелевших его бойцов из его расчёта встал у пулемёта, теперь у нас и защита с воздуха есть.

Четверо бойцов бегали и осматривали позиции, искали выживших, шестеро перевязывали раненых, осназовцы охраняли нас и обходили немецкие позиции, искали подранков. Я приказал вынести из дзота большой стол и прямо на поле боя стал готовить операционную. Надо, иначе многие до ночи не доживут, а скоро стемнеет, часа через три. Некоторые инструменты и даже обезболивающее в сумке были, видимо, для быстрых и лёгких операций, и пусть это морфий, ничего, поработаем. Шприц есть, дозировку я помню. Вот так и началось. Я велел нести ко мне тех, кто кровит, остальные подождут. Один из осназовцев вызвался ассистировать. Ещё двое помогали: воду грели, стол мыли после очередной операции.

Первым мне на стол положили старлея, ну ещё бы, их любимый командир, значит, его первым. Я извлёк пулю, остановил кровотечение, почистил и зашил рану. Унесли первого, уже подают следующего. И вот так непрерывно, а ведь тяжёлых было половина, остальные средней степени тяжести, лёгких не было, точнее, лёгкие себя за раненых не считали и трудились на равных с остальными. Я даже не заметил, как прибыла помощь – дрезина, вооружённая пулемётами. На ней четверо. Бойцы помогли снять дрезину с рельс, чтобы составы проходили, и Лосев доложил гостям по обороне моста, я занят был, отойти не мог. Лейтенант, что был старшим из прибывших, оказался с головой: остановил эшелон, вывозивший какие-то станки, и на платформах под присмотром двух бойцов отправил часть раненых в тыл, около тридцати человек. Прооперированные мной там тоже были.

Лейтенант, взявший на себя командование, остановил уже санитарный эшелон, и в него погрузили всех оставшихся раненых. Лосев отказался уходить. Я вёл очередную операцию, шатаясь от усталости, но тут мою руку перехватили, и, забрав скальпель, старичок с седой козлиной бородкой закончил вынимать осколок, после чего быстро зашил рану, а подбежавшие две молоденькие медсестры накрыли раненого простынёй. Бойцы, переложив прооперированного на носилки, понесли его к эшелону, а старичок повернулся ко мне:

– Неплохо, молодой человек. Вы хирург?

– Нет. Учился частным образом у профессора Кривицкого.

– О, это выдающийся хирург. Как здоровье Павла Валерьяновича?

– Не знаю, я его полгода не видел.

– И давно вы в его учениках?

– Четыре года был. Профессор предлагал пройти мне аттестацию и получить диплом врача, но я отказался, времени тогда не было. Честно признаюсь, сегодня я впервые резал живых людей.

– Вот как?

– Я интересуюсь патанатомией и судебной медициной.

– Вот оно как?

Я, конечно, рисковал, профессор Кривицкий, ставший военными хирургом, погиб на третью неделю войны, это было в истории моего мира, но случится ли так здесь, не знаю. Даже если он будет жив и нас представят друг другу, скажу, что учил меня самозванец, а профессора я не узнаю. Пусть докажут.

Тут старичка, который тоже оказался профессором и, между прочим, со знакомым лицом, позвали, эшелон ждать не мог, позади ещё один поезд стоял, пуская пары, так что, узнав, как меня зовут, врач заторопился. Чуть позже обратным эшелоном нам подкинули людей, около взвода, что смогли наскрести. Я был никакой. Поэтому, приказав Лосеву составить список потерь взвода, скинул с себя тряпьё, что ранее было моей красноармейской формой, и дошёл до речки. Плавал я около получаса, пока не пришёл в себя. Всё же вода действительно живительна. Мне ничего не нужно было, я уже предупредил бойцов, поэтому, уйдя в кусты, достал нательное бельё, командирскую форму, именно на ней был закреплён орден, надел всё. Ремень и подсумки с кобурой мне отчистили от крови. Винтовку я сам почищу. Вот так приведя себя в порядок, я принял доклад Лосева: из моего взвода уцелело шестеро, они остались со мной – это сам Лосев, его водитель и заряжающий, ставший наводчиком, Пряхин, выживший чудом, если учесть, что его машина сгорела в капонире, и два бойца из расчёта второй зенитки.

Теперь по технике и вооружению. Машина Лосева целая, вместе с пулемётом, там кабина прострелена да стёкла выбиты. Оба ЗИСа, что буксировали зенитки, сгорели, их гранатами закидали. Там в капонирах держала оборону сборная солянка из охраны моста и моих бойцов. Все они полегли. О машине Пряхина я уже говорил, но уцелела вторая машина обеспечения, та, что полуторка. Её сейчас Пряхин осматривал, сообщил, что она на ходу. Единственную машину роты охраны, стоявшую под деревьями без дополнительного укрытия, расстреляли. Да и граната рядом рванула. Одна зенитка полностью уничтожена, прямое попадание авиабомбы. Другая бомба рванула рядом со второй зениткой, орудие повреждено, на боку лежало, но, со слов Лосева, ремонт небольшой нужен, использовать орудие будет можно, только наводить придётся через ствол. Остальные зенитки из батареи Сомина – металлолом. Очень уж качественно и педантично немцы с воздуха уничтожали зенитные средства. О том, что здесь скоро появятся немцы, я помнил, да и лейтенанту сообщили, который командование принял, и он уже организовывал оборону: прибывший взвод бойцов расчищал окопы и позиции, ставил на колёса орудие, проверяя, можно ли его использовать.

Вот и весь доклад, что я получил от сержанта. Приказав ему перегнать по мосту обе уцелевшие машины на ту сторону, чтобы между нами и немцами была река, я направился к лейтенанту, мы так и не познакомились. Ничего, приятный в общении парень, на меня смотрел с откровенным восхищением, порассказали бойцы, что я здесь творил, а мне неловко. Мои действия он одобрил, попросил на время полуторку, отбуксировать орудие в другое место, нужно поставить его в засаду. Откуда появятся немцы – известно, тут узкая полоска леса вырублена у железнодорожных путей, именно там, с обеих сторон полотна зенитки и стояли, вытянувшись в линию. Дорога к мосту одна, немцы по ней прибудут. Мы обговорили, как будем держать оборону, и лейтенант ушёл.

* * *

Немцы до вечера так и не появились, а вот на дороге пошли сбои: то составов совсем нет, то друг за дружкой идут. На некоторых были следы обстрела. В сторону Минска совсем редко проходили, а оттуда немало шли. Мне кажется, это эвакуировали и подвижной состав тоже. Перед самой темнотой к Минску прошёл эвакуационный паровоз, а уже когда стемнело, протащился эшелон с расстрелянными теплушками. Мы успели пообщаться с машинистами, немцы поработали, не авиация, а танки, перебили машинистов, посмотрели, что в теплушках, и дальше покатили, а линия блокированной оказалась. Вот чудом удалось утащить эшелон у них из-под носа. Тела машинистов до сих пор в кабине паровоза лежат. Самое тревожное в этой информации, что эшелон остановили и расстреляли в двадцати километрах от нас. Телефонную линию нам уже восстановили, пока приказов нет, видимо, командование ещё само не знало, нужно рвать мост или нет, и охрана моста продолжалась.

Осназовцы у моста надолго не задержались, как линию восстановили, пришёл приказ отправить их дальше, и они отбыли на очередном эшелоне. Почистили они у немцев неплохо, натаскали целую гору оружия и амуниции, но она вся учтена, лейтенант постарался, не изымешь ничего, поэтому я сходил к своей палатке, или, вернее, тому, что от неё осталось. Кажется, в палатку граната угодила, и возможно, даже моя, мало ли какая от ветки или ствола дерева отскочила. Как я и предполагал, в этом месте бойцы не особо внимательно всё осматривали, от множества разрывов гранат тут месиво было, поэтому снайпер, которого я снял, так и висел на дереве, и хоть и был посечён осколками, но оружие в порядке. Я поднялся на дерево и снял с него СВТ со снайперским прицелом, три подсумка для магазинов, кобуру с парабеллумом и фляжку. В рюкзаке осколки натворили дел, но трофеи всё же были. Например, пятнистая маскировочная накидка и двухлитровый термос. Один из осколков оставил на его боку длинную царапину, но сам он был целым. Всё это я прибрал. Дальнейшее обследование местности ничего не принесло, пусто, только обобранные трупы.

Я сделал на опушке леса, в пятистах метрах от моста, стоянку, сюда полуторку загнали. Пряхин её хорошо замаскировал. Да и разгрузил, ящики со снарядами сейчас не нужны, но в этой машине хранился и боезапас для крупнокалиберного пулемёта, а ДШК у нас в порядке был. Когда стемнело, сюда перегнали и машину Лосева, чтобы вместе отдохнуть, у нас уже выработалось такое правило: один боец на часах, другие отсыпаются.

А вот ужина мы лишились, полевая кухня, которая кормила всех, кто здесь был, то есть охрану и зенитчиков, была уничтожена. Кто-то по ней хорошо пострелял из пулемёта. Пришлось сухпайком обойтись. Ничего, разогрели в солдатских котелках воду, и с горячим чайком он вполне хорошо пошёл. Ну а когда стало ясно, что немцев сегодня уже не будет, дали отбой.


Проснулся я от грохота. Да такого, что подскочил на месте и сам не заметил, как в моей руке оказался ТТ. Сбоку в полной темноте было свечение, и я с бойцами, которых тоже разбудил грохот, рванул туда. Всё ясно, моста больше нет, и магическая трубка это ясно показала, а в нашу сторону шёл взвод охраны с лейтенантом. Хм, а моё не до конца уничтоженное орудие осталось на той стороне. Как его эвакуировать теперь, это же имущество моего взвода? К счастью, лейтенант снял с него замок и передал мне.

– Ну и какого чёрта? – тихо спросил я, когда мы отошли в сторону, чтобы бойцы не слышали.

– Приказ пришёл. Позвонили, назвали код и приказали взрывать. Кто звонил, мне хорошо известен, опознал. Немцы прорвались, уже обходят нас, как бы в окружении не оказаться. Насчёт вас тоже приказ был: вернуться в расположение.

– Знать бы ещё, где это расположение. Без дороги мы далеко не уедем.

– Мы с вами не напрашиваемся, видно, что мест нет. Тут по рельсам до станции километров двадцать, там пока наши, с транспортом решим. Думаю, утром будем на месте. А вам нужно рядом с насыпью километров шесть проехать, и там будет переезд. Счастливо, лейтенант.

– Счастливо, – вздохнул я, мы обнялись на прощание, и тот повёл своих бойцов по железной дороге в сторону станции, а я задумался.

Если он прав и немцы рвутся вперёд, да так, что уже за нашей спиной оказались, вероятность попасть в окружение возрастает, да тут каждая минута дорога! Нужно уходить сейчас. Я отдал приказ собираться. Трофейные фонарики были у меня и у Лосева, мы и подсвечивали сборы, да и помогали водителям задом выгонять машины к насыпи. Я велел Пряхину лечь спать, мол, ему весь день за баранкой сидеть, а сам устроился на водительском месте и покатил впереди, машина Лосева следовала за нами, изредка светя фарами в зеркала заднего вида. Время от времени я пользовался магической трубкой дальнего видения, чтобы поглядывать вперёд. Через некоторое время мы обогнали взвод охраны. Пару раз приходилось подниматься на насыпь, так как под ней ручьи пробегали в бетонных желобах, не проехать, а поверху мы проскакивали, потом съезжали вниз и катили дальше, пока не добрались до сожжённого переезда. Судя по мелкой воронке рядом, мессер постарался. С одной стороны переезда был виден сожжённый остов грузовика, вполне возможно, он и был целью истребителя, с другой – пусто. Я повернул направо. В той стороне Могилёв, и где-то там и находится штаб нашей армии. Прямо будет Смоленск, он на этой же ветке.

Тут мы уже прибавили хода. Я старался не гнать, чтобы следовавшая за мной машина не отстала, видел-то я дорогу куда лучше, чем водитель позади при свете тусклых фар. Пряхин, привалившись к двери и зажав карабин между ног, спал рядом, изредка всхрапывая, просто на зависть: ни кочки, ни ямы его не будили. Постепенно лес поредел, и дорога стала просматриваться довольно далеко. Нужно было топливо, то, что было в запасе, сгорело в капонире вместе с прицепом, а баки уже были далеко не полные. Ещё километров сто – и встанем. Поэтому я высматривал брошенные машины, вдруг в них бензин будет, в крайнем же случае сделаю вид, что нашёл две полные канистры с бензином, а на самом деле достану их из кольца. Этого запаса уже хватит, чтобы добраться до штаба.

Когда мы выехали из леса, то постепенно стали встречать отступающие войска, где небольшими группками, а где и целыми подразделениями, устало бредущие в тыл. Иногда мы сигналили, чтобы нас пропустили. Ночная темень не спасла от моего острого, усиленного магией глаза спрятанную кем-то в стороне технику. Остановившись, я стал пристально изучать посадку метрах в ста от нас. Лосев выбрался из приткнувшейся сзади машины и, баюкая раненую руку на косынке, подошёл к моей двери.

– Что-то случилось, командир? – поинтересовался он.

Я тоже вышел наружу, оставив двигатели негромко тарахтеть, нарушая тишину ночи, вдохнул свежего воздуха и сказал:

– Ты знаешь, я в темноте как кот вижу. Там посадка метрах в ста, и за ней вроде техника стоит. Кажется, зенитка мелькнула. Счетверённые пулемёты.

– Вот зрение у вас, а я даже посадку не вижу, – восхитился сержант, вглядываясь в тьму. – Техника может стоять, но обычно у неё хозяева есть.

– В том-то и дело, что движения не наблюдаю. Как бы не брошенная она.

– Зачем тогда прятать? – резонно задал вопрос сержант.

– Вот и я думаю: зачем. Вот что, сдаём назад, мы съезд к посадке проехали, и посетим стоянку, посмотрим. Если хозяева есть, уезжаем. Если нет… Что ж, нужно восстанавливать взвод.

А что людей у грузовиков нет, я уже убедился, трубка это отчётливо показала, и машин там было двенадцать. По силуэтам посчитал. Мы так и сделали: развернулись, доехали до поворота и вскоре остановились у посадки, только с другой стороны. Часть бойцов направились с нами, один был определён в караул охранять обе наши машины. Пряхина я разбудил, пусть с нами поработает. В колонне было два броневика, пушечный и пулемётный, и десять грузовиков, на двух стояли зенитки. Всё же одну я не рассмотрел, это был такой же ДШК, как у Лосева. Он тоже в кузове полуторки стоял, а вот счетверённые пулемёты – в кузове ЗИС-5. Водители стали осматривать машины, где стояли зенитки, а мы остальную технику. Тут же была обнаружена и командирская эмка. Причина, почему техника стояла здесь, – пустые баки. Бочки из-под топлива в кузове одной из машин тоже пустые. Я посмотрел на следы на дороге, подсвечивая фонариком: бензин слили в три машины, и все из этой колонны укатили на них. Я залез в один из грузовиков и «обнаружил» там припрятанные кем-то четыре полные канистры. Это вызвало радостные возгласы у наших водителей, которые стали заправлять машины. Нашли в одной из машин жёсткую сцепку и полуторку прицепили к ЗИСу, за руль которого, перенеся свои вещи, сел я.

Выгнав эту связку к нашей колонне и встав во главе её, я пока разрешил оправиться, намекнув, что мне и самому нужно, а сам вернулся к колонне и отправил всю технику в браслет, броневики и эмку тоже. Под деревьями там штабелями стояли ящики, вероятно, из тех грузовиков, на которых укатили хозяева брошенной здесь техники. А вообще в трёх грузовиках было материальное обеспечение: форма, боеприпасы, продовольствие и всё подобное. То есть примерно полковой уровень. Слишком разнообразно для дивизии. С приёмом нового груза процент загруженности в браслете скакнул на три процента. Неплохо.

По поводу зениток, что мы нашли: орудия в порядке, для них и патроны были, и всё, что необходимо. Лосев лично в кузов забирался и осматривал их. Так что снова у меня взвод из трёх единиц, пусть теперь только пулемётных.

В колонне вообще много интересного было, надо как-нибудь инвентаризацию провести. Да и пополнить базу, пока тут столько брошенного стоит. Я и от танка не откажусь, пусть будет.

Это я к чему сейчас. Просто, поднявшись по дороге на очередную возвышенность и осмотревшись, я обнаружил танки. Брошенные и в большом количестве. Два монстра под названием КВ, обе двойки, их по огромным непропорциональным башням опознать можно. Редкие машинки, я их с начала войны всего несколько раз на дорогах видел. Ещё три Т-26, один Т-28 и что-то, что не могу разобрать. Не танкист. Вся техника стоит кормой к нам, значит, брошены во время отступления. К фронту их обычно на платформах везут, железной дорогой. Кроме них, там стояло несколько грузовиков, штабная машина, радийная на базе ЗИСа, вроде санитарный автобус и бензовоз. Более чем уверен, что с пустой цистерной. Мимо техники брели отступающие войска, и никто не обращал на неё внимания. Может, и не видели вдали, тучи с вечера наползли, и, хотя дождя так и не было, видимость ночью упала почти до нуля, вот я и решил этим воспользоваться.

Спустившись с холма, я проехал колонну и встал у посадки, метрах в двухстах от дороги, укрыв технику под кронами деревьев, после чего сообщил Лосеву, что остатки ночи проведём здесь, пусть выделит в охрану бойца. Предупредив караульного, что отойду, а при возвращении подсвечу себя фонариком, я ушёл в ночь, к той брошенной моторизованной колонне советских войск. А раз брошенной, то ничейной. Не мне, так немцам танки и машины достанутся.

Добравшись до колонны, стараясь не мелькать перед отступающими, которых изредка освещали фарами проезжающие машины, я сначала осмотрел оба КВ. Ключ я нашёл в Т-28 в кармашке за спинкой командира, и осторожно открыл, мало ли, заминировано. Боекомплекты у обоих были, но примерно по трети от полного. Танки явно требовали обслуживания, может, и не на ходу, но орудия в порядке, хотя пулемёты сняты, однако всё равно пригодятся. Убрал оба КВ и остальные танки в браслет.

А то непонятное недоразумение, которое я за танк принял, оказалось артиллерийским тягачом «Комсомолец». К нему и сейчас сорокапятка прицеплена. Причём в полном порядке, с замком и прицелом. Пара снарядных ящиков имелась, да и в одном из грузовиков я вроде такие же ящики видел.

Часа за полтора я всю технику осмотрел и прибрал. Осталась только сгоревшая и откровенно расстрелянная. Вернувшись и опознавшись, я устроился рядом с бойцами и вскоре уснул. Время побудки я назначил на девять утра, ну или если немцы на дороге появятся, так что отдыхаем.


Проснулся я оттого, что меня тормошили, и боец испуганным голосом сообщил, что по дороге движется немецкая техника. Посмотрев на часы, полдевятого было, я широко зевнул и поинтересовался:

– Точно немецкая?

– Да, товарищ лейтенант. Я такую ещё не видел. В бинокль посмотрел, что мне товарищ сержант оставил, там кресты.

– Ясно. – Снова широко зевнув, я приказал: – Поднимай людей, пусть машины готовят, уезжаем.

Встав, я размялся, чтобы кровь по венам разбежалась, и, как и остальные бойцы, быстро собрался. О завтраке и речи не было. Выйдя на опушку, я осмотрел немцев. По дороге шла какая-та моторизованная часть. Сначала дозор, потом танки вперемешку с бронетранспортёрами, за ними грузовики, вдали видна артиллерия. Нужно их обогнать. В погоне за жадностью, это я о танках, прощёлкал нашу безопасность. Закончив осмотр, передовой дозор ещё не удалился, спросил у стоявшего рядом Лосева:

– Скажи, сержант, каковы инструкции в вермахте в случае обстрела их колонн?

– Не могу знать, товарищ лейтенант.

– А по инструкции, солдаты из обстрелянных колонн должны найти стрелков. Это значит, что пока они их ищут, колонна будет стоять. Смекаешь?

– Вы хотите сказать, обстреляв, мы остановим колонну и сможем вырваться вперёд?

– Смекаешь. Нас они ещё не заметили или не обратили внимания, хотя силуэты техники за посадкой рассмотреть при желании можно. Надеюсь, подумали, что она брошенная. Значит, вот что. Выгонишь наружу свою зенитку, дашь пару прицельных очередей, чтобы погибшие были и повреждения в машинах. И удирай за нами. Прорвёмся. Действуй.

Я прошёл к своему ЗИСу и, запустив движок, стал уезжать в поле, машина Пряхина покатила за мной, а чуть позже, обстреляв колонну, и Лосев догнал нас. Уходили в поле мы правильно, потому что если у лесопосадки двигаться параллельно дороге, то по нам будут стрелять все кому не лень. А здесь у поля возвышенность, и противоположный склон защитит нас, поэтому, когда немцы, валя и подминая своими танками деревья, выехали на поле, мы уже скрылись, и только колея выдавала, куда мы укатили.

А на дороге были дымы, что-то наводчик у сержанта поджечь умудрился. Топлива у нас было километров на шестьдесят. Те четыре канистры поделили так: по одной по бакам машин, что у нас ранее были, и две слили в бак этого ЗИСа. В полуторку ничего, всё равно водителя к ней нет и на сцепке буксируем. Мы выехали на полевую дорогу и покатили по ней, обогнав немцев. И когда вернулись на трассу на Могилёв, передовой дозор только-только появился. Пользуясь дальностью своего оружия, Лосев короткими прицельными очередями обстрелял их, сам находясь вне дальности зоны поражения мотоциклистов. Вроде в кого-то попал. Остановились да забегали, а мы погнали дальше, удаляясь от немцев.

Километра два ещё проехали – и очередная мелкая речушка, мост через неё есть, в данный момент с разобранным настилом. Судя по окопам с той стороны, которые не имели совершенно никакой маскировки, можно было понять, что там возводится очередная линия обороны, используя природное препятствие, в очередной отчаянной попытке остановить немцев. К счастью, нас опознали, то, что техника своя, а не немецкая, и не обстреляли, да ещё на удивление быстро принесли доски и выложили настил, видно, большой опыт. Сначала Пря-хин проехал, потом Лосев и последним я с буксируемой машиной. После чего настил спешно разобрали, отнеся доски в штабель в сторонке. Судя по запаху, доски политы бензином, чтобы сжечь их в случае необходимости.

Когда я проехал мост, старший здесь, в звании старшины, попросил посетить их командира. Поэтому мы отогнали машины подальше, укрыв за складкой местности, Лосев установил наблюдение за небом, его пулемёт готов к открытию огня, а я, придерживая планшетку, вернулся к мосту. Меня встретил боец и сопроводил в блиндаж, где устроился командир, незнакомый мне капитан. Он оказался командиром стрелкового батальона, готовившего тут оборону. Его интересовало, не видели ли мы немцев. Я подтвердил, что видели, пояснил где, как и то, что обстреляли их. Это ненадолго, но задержало их, однако они вот-вот должны появиться. Как я и думал, капитан попросил помощи, временно, на что я ответил: боезапаса мало, бензина вообще почти нет, но главное, людей нет, я едва-едва наскрёб бойцов на расчёт одной зенитки. Командир полюбопытствовал, как я вообще оказался в такой ситуации, новенький орден у меня он уже приметил, а это сейчас мегакруто, вот я и описал, как мы мост обороняли и сколько людей уцелело. Тот был впечатлён. Хотя приказать он мне мог, но подчинюсь я или нет – это уже моё дело. И капитан предложил:

– Тут сапёры бочку с бензином забыли, – и поиграл бровями, давая понять, как они её забыли. – Ты со мной остаёшься, пока боеприпасы не закончатся, а я тебе бочку отдаю. Полная. Всё равно у меня машин нет, лошади одни.

– А если немцы не появятся, мне тут что, неделю загорать? Давайте, товарищ капитан, так: или боезапас к концу подойдёт, или этот день, и вечером мы отбываем.

– Добро.

– И кормёжка с кухни, горячая. Завтрака у нас не было, немцы помешали.

– Договорились, – протянул он руку, и я её крепко пожал.

– Есть просьба. У меня эта форма парадная, я обычно в красноармейской хожу, не хочу целью для снайпера быть, но после боя у моста от моей формы обрывки остались. Нет ли чего у вас на замену, можно уже ношенную, но чтобы моего размера? И шинель, моя в машине сгорела.

– Найдём. Озадачу старшину.

Бочку нам привезли на телеге, водители сразу начали заправлять машины, а вскоре принесли в котелках и еду, и завтракали мы уже под грохот боя. Немцы подошли к реке, точнее, это был их передовой дозор, и, подпустив их, мы вдарили по врагу. Позавтракав, мы занялись вооружением. Осмотрели и привели в порядок все три зенитки, всё же нахватали они пыли, зарядили их. Ко мне в расчёт счетверённых пулемётов вошёл один из бойцов в виде помощника. Пряхин охранял тылы и свою машину обеспечения, её укрыли под деревьями. Лосев со своим водителем на одной полуторке с ДШК, а его наводчик ещё с одним помощником – на второй. Так мы сформировали эти куцые расчёты. Хоть что-то. Главное – не дать бомбить, о том, чтобы сбить немца, и слова не было, наша задача – не допустить прицельной бомбардировки.

Авиации что-то долго не было. Вдали проходили стайки самолётов, я даже и не смотрел кто, и так понятно, что немцы, но этот участок их, похоже, не интересовал. После разведки боем враг стал закидывать окопы капитана снарядами, работали лёгкие гаубицы, знакомый звук, под Барановичами они мне душу вымотали постоянным грохотанием. Пока было время, я пришивал к красноармейской форме петлицы младшего лейтенанта. Старшина мне нашёл всё, что нужно, включая шинель. А петлицы – с того диверсанта, который подорвался на растяжке в первый день войны. Те петлицы, что были на моей форме, тоже в негодность пришли, кровью испачканы, а эти чистенькие.

Через час после разведки боем прилетели три «штуки», немцы так «юнкерс» называют, ну а мы просто – лаптёжник из-за неубираемого шасси. Я уже переоделся, и сапоги у меня старые, ещё курсантские, не брезентовые, как у многих курсантов были, а хорошие, я кожаные себе выправил. После боя на мосту нашёл на них несколько царапин, но в целом они выдержали, поэтому командирские яловые я скинул и надел их. Вот теперь порядок, от красноармейца я не отличаюсь, разве что кубари в петлицах, а так – каска на голове, пистолет и винтовка при мне, шинель и командирскую форму я в браслет убрал, в общем, готов к бою. Лаптёжники нас не видели, мы стояли за позициями батальона всё так же в низине на расстоянии трёхсот метров друг от друга в линию. Да ещё замаскированы хорошо, под кусты. Так что когда первая «штука» сорвалась в пике, то на высоте пятисот метров на ней скрестился огонь трёх пулемётов, и «юнкерс», вспыхнув, не выходя из пике, врезался в реку. Бойцы батальона потом рассказали, как их водой окатило. Второй тоже не успел выйти из пике и потянул на бреющем, густо дымя, к своим. Не долетел, плюхнулся. Третий поспешил высыпать бомбы, поэтому не прицельно, и свалить. Вот и весь бой, я даже треть боекомплекта не выпустил. Так везёт редко, когда за один бой из пулемётов два самолёта разом сшибали.

Немцы больше не прилетали, и с земли обстрел прекратили, возможно, ожидали подвоза снарядов к своим гаубицам, да и наш батальон зализывал раны. Мы же, зенитчики, после стрельбы сменили позиции, усилив маскировку, на старые места натаскали кучу срезанных веток кустарника, будто установки стоят на месте, но ложная цель не пригодилась, немцы так и не появились. Мы пообедали, был борщ с бараниной – вкуснотища! – и на второе рис с половинкой котлеты. А хорошо тут готовят. Мы-то обычно питаемся сухпаем или, если с кухни, одним блюдом, а тут первое, второе да ещё душистый свежий хлеб и чай. Так воевать можно, и бойцы были со мной согласны. Что-что, но питание в этом батальоне было поставлено не хуже, чем в штабе нашей армии.

Потом мы приводили установки в порядок, почистили их, а после ужина, в этот раз была гречка с гуляшом, сладкий чай и тот же хлеб, я пошёл в КП комбата. Тот встретил меня приветливо:

– А, лейтенант! Что раньше не заходил? Я хотел тебя со сбитыми лаптёжниками поздравить. Часто у вас такое?

– Редкость. Перед нами ведь обычно задача стоит – прикрытие войск, а это значит – не дать прицельно бомбить и отогнать. Те, что на высоте или на средних высотах, мы не достанем, калибр не тот, но на малых высотах работаем вполне уверенно. Так что сегодня скорее везение сработало.

В это время в блиндаж спустился политрук, и капитан представил нас. Это был его зам по политчасти, до этого отсутствовавший, выбивал подкрепление в штабе их дивизии. Капитан разлил по кружкам спирт, за боевое крещение: оказалось, батальон сформирован недавно, и это был их первый бой. А по второй выпили уже за сбитые нами «юнкерсы».

– Товарищ капитан, вечер уже, пора нам отбывать.

– Погоди, – остановил он меня. – Тронетесь за час до наступления темноты. Ты не подумай, батальон у меня хоть и недавно сформированный, но под бомбёжками в дороге не раз бывал, и мы знаем, что такое быть без защиты. Сколько раз зенитки просили, так и не дали. На всю дивизию едва две батареи, да и те не полные. А вы бойцы справные, в этом мы уже убедились, так что побудьте ещё немного с нами. О том, что твоё подразделение вышло к нам, я уже сообщил командованию.

– Хорошо. Просьба есть, товарищ капитан.

– Говори. Чем можем – поможем.

– Бойцов у меня – едва на три расчёта. Сам к пулемёту вставал. Мне бы бойцов. Уверен, за день немало к вам вышло из окруженцев, может, удастся кого подобрать? Даже просто пулемётчики годятся.

– Ишь чего захотел! Пулемётчики у нас на вес золота, о них сразу забудь, а так ты прав, человек шестьдесят уже вышло, мы ими батальон пополнили, потери у нас всё же есть.

– Вообще зенитчики нужны на пулемёты, вдруг с крупнокалиберной какой части вышли?

– Насчёт зенитчиков не знаю, но прикажу расспросить. Это всё?

– Двух шофёров нужно, у меня машины без водителей.

– Разберёмся. Если кого найдём, пришлём к тебе.

– Договорились. А насчёт зениток я могу вам помочь. Подсказать, как самим решить возможность прикрытия с воздуха.

– Ну-ка, ну-ка? – заинтересовался капитан, да и политрук тоже проявил заметное внимание.

Кроме нас троих, в блиндаже было ещё четверо: двое бойцов – телефонист и ординарец капитана, начальник штаба батальона, у нас с ним одно звание, и зампотылу, который до моего прихода делал доклад комбату. Все присутствующие стали прислушиваться. И я рассказал задумку: взять тележное колесо, закрепить на нём пулемёт, тут и «максим» подходит, и ручник, и, поставив его на свободную ось, вкопав её, можно вести огонь по воздушным целям. По крайней мере, мешать прицельно бомбить. Также можно сделать деревянную треногу и установить такой пулемёт на телеге. Вон, раненых, как я видел, на санитарных двуколках без прикрытия отправляют, а тут можно поспособствовать созданию своего зенитного подразделения.

Моё предложение понравилось, это было видно, и капитан сразу поручил политруку, почему-то не зампотылу, обеспечить создание пока трёх таких пулемётов. Причём велел использовать оружие окруженцев, а не из того, что числилось за батальоном. Хитрый ход, молодец. Тем более два пулемёта из тех, что были у окруженцев, являлись ДТ, танковыми пулемётами разновидности Дегтярёва. Они более подходят для этого дела, и ёмкости дисков выше.

Потом капитан выдал мне бумагу для штаба армии о том, как мы прикрывали батальон, сбитых подтвердил, и я, сообщив время, когда мы отбываем, покинул расположение батальона. Направляясь к своим, по пути я выглядывал укрытие, где можно без свидетелей достать один из моих грузовиков. Однако все тихие места были заняты: то обосновался санвзвод батальона, куда относили раненых, то, чуть в стороне, едва дымила кухня, или ещё что. А машину достать нужно. После боя у моста не только у меня форма в негодность пришла. У того же Лосева после всех ранений гимнастёрка была в крови и рваной, и хотя всё заштопали и постирали, но не все пятна отошли, и вид у сержанта не соответствовал внешнему виду командира Красной армии. Да и остальные выглядели не лучше, не часть, а банда, уж извините, а в том грузовике, что я хотел достать, имелись форма, нательное бельё, части амуниции. Вот я и хотел достать их, якобы вытребовал от комбата батальона, которого мы прикрываем, и выдать бойцам. Батарейного старшины, который и должен нам всё это выдавать, не было, поэтому когда мы действуем в отрыве от батареи, как это обычно и происходит, то я за старшину, иногда меня замещает Пряхин.

Всё же найти укрытие мне удалось, совсем недалеко от наших позиций. Спустившись в овраг, я достал полуторку, откинул тент и, опустив задний борт, забрался в кузов, отобрал нужное, размеры брал на глазок. Убрав машину обратно, загруженный вещами, я направился к машине Лосева, выдал ему комплект нательного белья, красноармейские шаровары, гимнастёрку и даже пилотку. Всё было новенькое и пришлось впору. Ещё у сержанта было распорото осколком голенище сапога и зашито суровыми нитками, выглядело не очень, и новые сапоги с портянками отлично ему подошли. Лосев уселся перешивать петлицы на новую гимнастёрку, а я, выдав его водителю шаровары, а то у него совсем рваные были, направился к следующей машине. Там одному досталась новая гимнастёрка, другому – сапоги. Пряхину я отнёс шаровары и новенькую пилотку, а бойцу, входившему в мой расчёт, гимнастёрку.

Затем я сделал Лосеву перевязку, благо трофейную санитарную сумку сохранил. Снял бинты, промыл и продезинфицировал раны, наложил новые бинты. К счастью, воспаления не обнаружил, хотя и ожидал его: дорога, пыль, грязь, пот – всё это могло попасть под повязку, но обошлось, да сержант и сам берёгся, я дал ему наставления, как себя вести – правую руку старался не тревожить, повесив её на косынку, а из пулемёта стрелял его помощник, Лосев лишь руководил.

Сообщив бойцам, что в восемь вечера мы покидаем расположение батальона, выезжаем на дорогу и уходим в тыл, будем искать расположение штаба нашей армии, а часы были у многих, у Пряхина и Лосева точно, трофейные, и выставив в кузове у пулемёта бойца наблюдать за небом, я устроился на шинели под машиной, делая вид, что задремал, но сам стал изучать пуговицу-амулет. Зарядил её накопители, укол тоже был, так что пуговичка теперь моя, и я принялся разбираться в её предназначении. Кажется, это было что-то защитное, но в конфликт с защитой медальона она не вступала, и я продолжил исследования.

Но тут меня «разбудили»: прибыл боец-посыльный от командира дивизии, батальон которой мы сегодня прикрывали. Он прискакал верхом на коне в полвосьмого, то есть за полчаса до нашего отбытия. Комдив в звании полковника приказывал нам прибыть к штабу их части. Посыльный нас сопроводит.

Изучив приказ, я пожал плечами: полковник мне не командир, но выполнять его приказы как вышестоящего по званию я обязан. Чёртов устав с всевластием любого командира, у кого шпал или звёзд больше! И когда его изменят?

Подтвердив посыльному, что мы сейчас отбываем, я всем своим показал знаками, что сворачиваемся, запустил движок своей машины и подкатил к одной из зениток. Накинув сцепку, взял её на буксир. Пополнения из батальона я так и не получил, видимо, нужные специалисты найдены не были, пришлось снова самому всё делать. Вернув Лосеву бойцов, чтобы у него собрался полноценный расчёт, забрал Пряхина, и мы покатили за посыльным, который на своём коне возглавлял колонну. Машина Лосева замыкала.

Через шесть километров, покрутившись по полевым дорогам, мы встали у рощицы, где виднелось несколько палаток и пара землянок, судя по земле – свежевырытых. Штаб дивизии защищала одна зенитка счетверённых пулемётов, но стоявшая на треноге на земле. Я покинул кабину и, поправляя на ходу форму, направился к палаткам, у которых стояла группа командиров. Определив, кто комдив, – это было не трудно, он здесь был один в звании полковника, – я подошёл и, вскинув руку к виску, доложил о прибытии, вопросительно посмотрев на него. Тот, к моему удивлению, начал с ора: брызгая слюной, прошёлся по моему внешнему виду, мол, я позорю честь командира, разоделся, как простой боец, ну и по разной мелочовке, высосанной из пальца. После чего сказал:

– Вот что, лейтенант, я связался со штабом нашего корпуса и узнал, что ваша армия не вышла из окружения, штаб сгинул где-то в одном из колец, поэтому твоё подразделение входит в состав моей дивизии. Ты неплохо себя показал и, думаю, достоин. Всё ясно?

– Нет, товарищ полковник. Это самоуправство. Когда штаб 4-й армии выйдет из окружения, я доложу моему непосредственному командованию о ваших делах. Тем более, как мне стало известно, ваша дивизия вообще в другой армии числится, а какие-то части нашей армии должны выйти, и я присоединюсь к ним.

– Лейтенант, ты с ума сошёл? Тебе ясно было сказано, что ты входишь в нашу дивизию. Или под трибунал захотел за отказ выполнить приказ старшего по званию?

– Нет, не захотел, – медленно проговорил я.

– Тогда разворачивай пулемёты, теперь вы защищаете мой штаб. Всё ясно?

– Да, товарищ полковник.

– После этого подойдёшь к начштаба, всё оформим, заодно насчёт пополнения поговорим.

– Есть, – козырнул я, догадавшись, почему пополнения в батальоне не получил. – Разрешите идти?

– Идите.

Чётко развернувшись, я направился к своим машинам, где меня ожидали встревоженные бойцы, которые видели, как меня строили, хотя и не всё уловили. Подойдя, я негромко, чтобы любопытные из штаба дивизии не слышали, сообщил:

– Местное командование нас решило закабалить, подумали, что мы бесхозные. Так что сбегаем. Сержант, во время движения держи на прицеле местную зенитку, как бы чего не удумали, остальным тоже оружие под рукой иметь, если нас вздумают преследовать. Скоро ночь, темнота нас скроет.

Бойцы разошлись по машинам, я сел в кабину своего грузовика и, запустив движок, разгоняясь, направился к выезду. Остальные последовали, как по ниточке, за мной. Поначалу в штабе дивизии не поняли, что происходит, но, когда мы двинули к полевой дороге, забегали. Правда, стрелять не стали, но выслали шестерых всадников, которые нас быстро нагнали примерно в километре от расположения штаба. Старлей, начальник связи дивизии, остановив мою машину, матерно приказал возвращаться, в ответ я тоже матом послал его и полковника, попросив передать ему мои приветы. Мои бойцы при этом держали всадников на прицеле, особенно старлей неуютно чувствовал себя под прицелом крупнокалиберного пулемёта, но лицо держал. Всё так же матерясь, он развернулся, и все всадники поскакали обратно, а мы двинули дальше. Я прекрасно понимал, что нарушил закон, но и полковник обнаглел: решил сначала меня построить, а потом сунуть конфетку, мол, беру тебя к себе, не такой ты и пропащий. Думаю, сор из избы он выносить не будет, максимум передаст в корпус, чтобы меня остановили. Но, уйдя за зону действий этого корпуса, я смогу действовать свободно, а вернувшись в штаб нашей армии, вообще обелю себя. А сейчас на трассу лучше не выезжать, там посты, мы поедем просёлочными дорогами и, думаю, за ночь уйдём подальше. Тут Могилёв в тридцати километрах, туда и двинем… Ну не хотел я идти в дивизию этого полковника, там от всего чернухой веяло, положит он моих людей и мой взвод, а я этого не хочу. Они через ад прошли с тем боем у моста, и вот так дёшево продать их? Ну уж нет.

Когда стемнело, мы пристроились к автоколонне, уходившей в тыл и, спокойно минуя все посты, добрались до Могилёва. И когда на горизонте показались окраины города, ушли от колонны в сторону и в небольшой рощице рядом с каким-то подразделением встали на ночёвку. Время уже за полночь, нужно отдохнуть. Выставив часового, взвод улёгся спать. Побудка в семь утра.


Проснулся я, когда часовой поднял взвод, в прекрасном настроении и хорошо выспавшимся. Редко такое бывает, вот и ловил крупицы счастья. Продовольствие в машине ещё было, на семерых дня на три осталось, и пока Пряхин с ещё одним бойцом готовили завтрак, кашу из концентратов, и кипятили воду для чая, я сделал зарядку, хорошую, полчаса занимался, потом умылся технической водой из канистры – ею все попользовались, чтобы привести себя в порядок, – и, тронув щетину, полез за бритвой и мылом. Вместе со мной готовились побриться ещё несколько бойцов. И Лосева побреют, сам-то он не сможет.

Соседи, ночевавшие рядом, уже собирались выдвигаться к дороге. Это была какая-то тыловая колонна из шести грузовиков и зенитное прикрытие на одной из машин имела.

Перекинув через плечо полотенце и закрепив на дереве зеркальце, я размышлял: интересное дело, ведь в том бою, в самом его начале, я убрал наруч вместе с сидором в браслет, значит, их можно убирать в безразмерные пространства? И ещё: все амулеты были активными, а этот спит без зарядки. Надо проверить, как это всё работает.

Закончив бриться и уступив место следующему, я убрал свои бритвенные принадлежности, достал наруч и убрал его в кольцо, нормально, убирается. Потом попробовал убрать флягу с вином. Встало. Ну так и есть, активные амулеты кольцо и браслет не принимают, видимо, конфликт в магии или программный магический запрет. Пока не знаю.

Приведя себя в порядок, я отправился завтракать. И тут на запах еды из рощи вышла семья беженцев – женщина, бабка и трое детей. Из Кобрина идут. Семья советского партработника, их бы там сдали, вот они и двигались в тыл. Много лишений претерпели, но добрались до этих мест. Мы их покормили, достав ещё припасов. Я постарался донести до женщины, что нужно уходить, желательно до Москвы, и пообещал довезти их до города, до вокзала, может, им повезёт сесть на поезд, иначе здесь скоро будут немцы. Я велел Пряхину собрать им припасов с собой.

Собравшись, мы устроились в машинах, рассадив семью по кабинам, им так удобнее. Благополучно проехали пост, где проверили у меня документы и сообщили местонахождение комендатуры: нужно выяснить, какие рядом части нашей 4-й армии располагаются. Но сперва доехали до вокзала, высадили гражданских. А народу там оказалось на удивление много, толпы, что желали уехать.

У комендатуры я, переодевшись в свою комсостав-скую форму, оставил бойцов и поднялся к дежурному, который, с кем-то созвонившись, направил меня к городскому коменданту, ответственному за оборону города, коим являлся генерал-майор Романов. Помнится, он и в моей истории руководил, получается, и сейчас его назначили. Ладно, будем знать. Правда, я не понимаю, почему сам генерал решает вопросы какого-то мелкого подразделения, я думал, меня направят к командиру званием поменьше. Может, потому, что я зенитчик, да ещё с вооружением?

Так и оказалось. Генерал первым делом выяснил, чем я располагаю, отмахнувшись от информации, что людей у меня кот наплакал, мол, пополнение будет. Насчёт штаба 4-й армии он подтвердил: он ещё в окружении, подразделения нашей армии выходят, некоторые целыми дивизиями, но пока их отводят во 2-й эшелон, формируя новые части. Заметку в газете обо мне Романов читал и с любопытством посмотрел на мой орден, попросив описать мой боевой путь, и неожиданно заинтересовался моим рассказом. Когда я закончил, то добавил, что рапорты по боевым действиям моего подразделения при мне, как и списки для награждения. К сожалению, восемь бойцов и командиров представлены были мной посмертно. Ещё трое награждённых отправлены в госпиталь, остальные при мне, у машин. Генерал пообещал решить этот вопрос и передать списки для награждения дальше. Приятно, не ожидал от него такого. О случае с комдивом, от которого я удрал, скрывать я не стал, и Романов выслушал это с не меньшим интересом, похмыкав чему-то своему.

Сделав пару звонков, генерал сообщил:

– Из частей вашей армии более-менее в порядке вышел 28-й корпус генерала Попова. Сейчас он стоит в линии обороны и уже сдерживает удары немцев. Под Могилёвом, за Днепром, у железнодорожной станции Реста развёрнут госпиталь армейского подчинения, принадлежавший как раз вашей 4-й армии. От них уже приходили запросы по поводу зенитного прикрытия, оно там слабое. Поэтому я вас, лейтенант, отправляю к этому госпиталю, усилите зенитное прикрытие. Надеюсь, такой приказ вас устроит?

– Вполне, товарищ генерал-майор.

– Хорошо. Теперь решим вопрос с пополнением и получением материального обеспечения. Это всё или ещё что нужно?

– Есть, товарищ генерал. Нужно посетить ремонтные мастерские, один ДШК у меня клинит. После очереди в десять патронов обязательно, или когда нагревается. Проблему можно решить только в мастерских.

– Понял.

Подняв трубку, Романов вызвал своего подчинённого, и вскоре в кабинет зашёл молодой капитан, всего лет на пять старше меня с виду. Генерал приказал ему обеспечить меня всем и направить к нужной станции, то есть оформить всё на бумаге в виде приказов и нарядов. Капитан забрал меня, и за полчаса всё было оформлено.

Покинув здание комендатуры, я первым делом отправил полуторку, которую буксировал на сцепке, в ремонтные мастерские. За десять литров вина договорился с воентехником второго ранга, что мне сделают зенитку вне очереди. Сейчас и начнут. Тот велел снять её с машины, разрядить и подъехать часа через три, результат гарантировал.

Потом мы посетили склады, где под завязку загрузили боеприпасы, бочку топлива и суточные пайки НЗ, причём я умудрился выбить их на весь состав, полный по штату, а не на семь человек, имеющихся в наличии. Столоваться же мы будем от госпитальной кухни. Перегнав тяжело нагруженные машины к казармам, где расположился маршевый батальон, точнее, сюда шли местные жители, чтобы вступить в части сил самообороны и сюда направляли призывников, так как батальон напрямую был связан с городскими военкоматами, я построил бойцов и сообщил:

– Парни, вы заслужили награды за боевые действия, которые мы вели, наградные листы я подал местному военному коменданту, генерал-майору Романову, но наградят вас или нет, не знаю, но лично я сейчас вас хочу наградить и поэтому даю вам увольнительную на три часа. Это, считайте, моё спасибо за вашу службу. Ровно в час дня встречаемся здесь. Единственный момент: я на час или два отлучусь, и кто-то должен остаться у машин, пока я не приведу первое пополнение, чтобы они охраняли нашу технику и вооружение. Увольнительную доброволец тоже получит. Кстати, мы в городе, и рынок работает, вы его видели, мы мимо проехали. А теперь подходим по очереди ко мне, получаем увольнительную и денежное довольствие.

Последнее бойцам тоже понравилось, денег особо у них не было, а тут хоть можно что полезное купить. К моему удивлению, вызвался охранять имущество нашего взвода Пряхин. Я же, положив планшетку на капот моего ЗИСа, стал писать увольнительные, благо бланки имел. Там же, где и наряды нашёл, в одной из брошенных эмок у сожжённого моста, где стояла колонна советской техники и где я ещё две зенитки нашёл и комиссара спас. Увольнительные не имели маркировок, любая часть может их использовать. Я ставил номер своей части, писал, кому выдана увольнительная, где и до какого времени, ну и подписывался, ставя своё звание. Первому Лосеву написал, а потом и остальным, только Пряхину не отдал, пока в карман убрал. Выдал деньги, по тридцать рублей бойцам, сорок водителям и пятьдесят Лосеву, как командиру. Оружие бойцы сложили в машину Пряхина, сняв подсумки и оставив чистые пояса, и, поправляя форму и пилотки, строем направились в сторону рынка. Тут Лосев заметил непорядок и прикрикнул на них. Ну да, те не на плацу, так что он разбил строй, и бойцы, радостно переговариваясь, гурьбой повалили дальше.

Я прошёл к воротам казармы, где клубилась толпа, и, показав часовому командирское удостоверение, направился в штаб батальона, где предъявил дежурному предписание пополнить своё подразделение. Тот направил меня к начальству.

– Зенитчики?! – возмутился лейтенант, бывший за начштаба, остальные командиры отсутствовали. – Откуда нам взять зенитчиков?! У нас обычно призывники вообще не служили. Тридцатилетний возраст призываем. Вон, две роты после присяги ожидают отправки в учебную часть, а времени учить нет, отправляем в боевые части, чтобы на месте товарищи их хоть чему-то научили. Под пулями. Видишь, какая хрень?

– Весело, – грустно хмыкнул я. – Но хоть шофёры есть?

– Может, тебе их ещё с обмундированием и оружием передать? Многого хочешь.

– Так это та толпа снаружи и есть призывники?

– Ну да. Семьи их ещё там, прощаются. Скоро отправка, ожидаем прибытия сопровождающих.

– А с документами их как?

– А тут повезло, поможем. Недавно местная типография начала выпуск красноармейских книжек, нам тоже прислали, так что напишем, что они в твоей части числятся, но ты в книжки потом сам печати поставишь, когда секретную часть своего подразделения найдёшь. Да и с шофёрами помогу. Они, конечно, дефицит, покупатели из разных автобатов или частей ожидают и утром забрали, а тут новые призывники, есть двое. Но только двое.

– И то хлеб. Этих двоих сразу оформляй, ну и, пожалуй, пятнадцать бойцов.

– Хватит?

– Даже лишку, будут в запасе для пополнения в случае потерь. Обучить их не сложно, через пару недель вполне всё освоят и опыта наберутся, но нужны командиры расчётов, наводчики.

– А вот в этом я тебе подсказать могу. Ты же к госпиталю едешь, охранять небо там будешь? Дело нужное. Вот на месте и поищи из легкораненых или выздоравливающих.

– Хм, неплохая идея, мне нравится, спасибо. Давай оформляться. И ещё, с меня две фляжки отличного вина, если люди лучшие из имеющихся будут.

– Хм, да не за вино работаем, но спасибо, не откажусь. А вино действительно хорошее?

– Можно попробовать.

Тот мигом достал из ящика стола два стакана, и я, сняв с ремня свою фляжку, разлил вино, мы чокнулись за победу. Лейтенант пил, оттопырив палец и причмокивая от удовольствия.

– Вещь, – выдохнул он и, с сожалением отставив стакан, занялся делом.

Работал он споро и вызвал ещё двух писарей и помощника, и вместе они перелопатили часть личных дел призывников, я их просматривал, и так мы отобрали семнадцать человек: два шофёра и пятнадцать будущих бойцов, которых мне ещё нужно будет вылепить из того теста, что шумит снаружи под окнами. Когда мы закончили, я получил справку о том, что принял семнадцать призывников от такого-то маршевого батальона, этот листок потом надо будет передать в секретную часть штаба армии для их оформления, а также семнадцать красноармейских книжек, уже заполненных как положено, не хватает печатей и подписей командира части. Вот так и вышло, что я на сорок минут задержался в штабе батальона, а время увольнительной у Пряхина стремительно уменьшается. Выйдя на крыльцо здания, где расположился штаб вместе с лейтенантом, я отметил, что нас заметили, и шум с гомоном стал стихать. Видимо, такое было не в первый раз, и местные знали, что будет дальше. Неудобно себя чувствовать под прицелом стольких глаз, а тут около полутысячи собралось, призывники и провожающие, в основном из их семей.

Лейтенант называл фамилии, и я видел, как в толпе возникали людские водовороты: это призывники направлялись к крыльцу, постепенно выстраиваясь неровным строем перед нами. Когда собрались все семнадцать человек, я пересчитал, и лейтенант сказал:

– Товарищи призывники, вы направляетесь в подразделение младшего лейтенанта Крайнова. Это ваш командир, не посрамите честь нашего города. Лейтенант, командуйте, теперь они ваши.

Немного удивившись такому простому моему представлению, я покосился на лейтенанта, который отправился обратно в штаб – а что, вино он получил, я в графин слил два литра из магической фляги, но так, чтобы он не видел, людей передал, и дальше не его дело, таких «покупателей», как я, у него с десятки за день. Ладно, теперь моя речь. Осмотрев строй, я сказал:

– Товарищи бойцы, теперь вы числитесь за зенитно-пулемётным взводом. Моё подразделение уже не раз сталкивалось с немецко-фашистскими захватчиками, имеет на счету сбитые самолёты и уничтоженную технику противника, удавалось дважды выходить из окружения. При защите важного государственного объекта доходило и до рукопашных схваток. Везде мы выходили победителями, и, надеюсь, так будет продолжаться. Вас ещё учить нужно, я это понимаю, но обучим и сделаем из вас настоящих зенитчиков. Сейчас даю вам полчаса для прощания с родными. Машины моего взвода стоят в ста метрах от ворот слева. Четыре грузовика. Ожидаю вас там. На этом всё, время пошло, свободны.

Призывники, а теперь уже бойцы моего взвода, сломав строй, побежали к своим. А я, придерживая планшетку, распухшую от бумаг, направился к своим машинам. Пряхин там уже маялся в нетерпении. Я вручил ему увольнительную и деньги, и он, прихватив пустой сидор, поспешил в ту сторону, куда ранее ушли остальные. Всё же для бойцов, которые последние дни в постоянных боях и сражениях, увольнительная действительно как награда, и я их прекрасно понимал.

Отпустив бойца, я стал прохаживаться возле своих машин, размышляя. Насчёт обмундирования и оружия к местным даже соваться не стоит, я ещё в комендатуре узнал, что склады пусты, людей отправляют в гражданском. Оружие у меня есть, целое, собрано на поле боя у моста, которое ранее принадлежало бойцам моего взвода, погибшим или раненым. Также мне удалось добыть четыре СВТ с ремнями и подсумками. Хорошее оружие, но пока прибережём. Гору оружия, снятую с немцев после боя у моста, новый командир охраны перед наступлением темноты приказал уничтожить, взять-то с собой не могли, ну а я многое прихватил оттуда. Большая часть в браслете находится, а остальное вместе с ремнями хранится в полуторке Пряхина. Так что его хватит. Двенадцать карабинов было, шесть винтовок Мосина и пулемёт ДП с четырьмя запасными дисками. То, что в браслете, я не считаю. О пулемёте скажу вот что. Помню, какими беспомощными были бойцы, лишившись основного оружия и отбиваясь винтовками и гранатами. Так что пулемёт – вещь нужная. Также было семь касок, восемь фляжек – три стеклянных и пять алюминиевых, двенадцать пехотных лопаток и шесть гранатных сумок. О противогазах не говорю, их совсем не было. Обмундирование и обувь тоже необходимы. Значит, придётся снова доставать ту машину снабжения и выдавать бойцам всё, что им положено, из личных запасов. К тому же в машине коробка с фурнитурой есть, да и остальное нужное – шинели, вещмешки… В общем, есть чем обмундировать и вооружить бойцов.

Все эти хозяйственные мысли нисколько не мешали мне поглядывать по сторонам. Поэтому я видел, как от толпы с семьями отделялись бойцы, изучали технику, а в меня всматривалась родня, явно пытаясь понять, что я за командир, в хорошие ли руки попал их отец, брат, муж, сын. Но вот одна семья набралась смелости и подошла, за ней подтянулись ещё несколько.

– Скажите, товарищ командир, а о вас в газетах писали? – спросила девчушка лет двенадцати в пионерском галстуке, наверное, сестра моего бойца.

– Было дело. Мне удалось спасти старшего командира и вывести боевую технику с захваченных территорий противника, за это я был награждён и представлен к званию.

– Вот я и вспомнила ваше фото в газете! Скажите, а быть зенитчиком опасно?

– На войне всегда опасно, а на зенитчика ложится вся тяжесть отражения налётов вражеской авиации. Зенитчики не в окопах, но службу несут, как на передовой. Сейчас моему подразделению был отдан приказ охранять армейский госпиталь. Немцы очень любят бомбить их и санитарные эшелоны. Для них красные медицинские кресты – что красная тряпка для быка.

Это вызвало неоднозначную реакцию. От меня не ожидали подобных откровений, так что расходились все задумчивыми. Война есть война, и я этого скрывать не собираюсь. Опасно везде.

Поглядывая на часы, я отметил, что за минуту до конца выделенного мной времени бойцы стали собираться у машин. Приказав строиться, я с некоторой грустью пронаблюдал за суетой, пока они не встали в ряд, причём как придётся, а не по росту. Лосеву поручу, он ещё тот уставник, заняться их строевой и изучением устава и личного оружия. Все бойцы имели разнообразную гражданскую одежду, почти все в кепках и с туго набитыми вещмешками. Я не успел дать следующую команду, как один из бойцов, мелкий, с краю стоял, вдруг спросил:

– А где ваши остальные бойцы?

– Товарищ боец, представьтесь.

– Боец Волосов.

– Красноармеец Волосов, именно так вы должны представляться. И прежде, чем обращаться к командиру, вы должны спросить разрешения и, только получив его, задать вопрос. Давайте попробуем с самого начала. Я скажу, что нужно говорить, а вы повторите. Товарищ младший лейтенант, разрешите обратиться.

– Товарищ младший лейтенант, разрешите обратиться?

– Обращайтесь.

– А где ваши бойцы?

– Мои бойцы, после тяжелейшего боя, который пережили не все, а вместе со мной в строю осталось семь человек из трёх десятков, в данный момент находятся в увольнительной, которая продлится до часа дня. Вас удовлетворил такой ответ, боец?

– Да, товарищ младший лейтенант.

– Правильный ответ, – одобрил я. – Быстро учитесь. Но учтите, в следующий раз, если неправильно обратитесь, получите наряд вне очереди. Мой заместитель, сержант Лосев, чуть позже объяснит вам, что это такое.

Вроде бойцы прониклись, хотя, думаю, дойдёт до них не скоро, с потом, болью и усталостью после изнурительных строевых подготовок и остальной учёбы, которую они будут совмещать с боевой службой. Учёба, так сказать, без отрыва от военных действий. В принципе, их это же ждало и в пехоте, куда их должны были направить. И я не скажу, где у них больше шансов выжить, в пехоте или у нас. Сам сомневаюсь в этом.

Осмотрев строй, я приказал:

– Кто имеет специальность шофёра, два шага из строя.

Двое вышли, и я им сказал:

– Свои машины, а это те, что сцепкой соединены, вы получите чуть позже, как и положено, а сейчас займите две другие машины, нужно перегнать их за город. Учтите, машины перегружены.

Оба рванули к машинам, на ходу разобравшись, кому какая, а бойцам я велел грузиться в буксируемую машину. Залезли все, пусть слегка тесновато, и, поставив ящики на бок, расселись на них, как на скамейки. Я устроился за рулём головного ЗИСа, посадил рядом одного бойца, знакомого с городом, чтобы он показывал дорогу, и, запустив двигатель, стал буксировать полуторку, другие две машины, натужно гудя моторами, потянулись следом. Отъехав километра на три от города и высмотрев удобную стоянку, свернули к ней. Я притёр машины под деревья, укрывая их под ветвями, и велел бойцам выгружаться. Построив их, обратился к тому мелкому:

– Красноармеец Волосов, вы заступаете на охрану стоянки и боевой техники. Пройдёмте со мной для получения оружия. Остальным получить инструменты и замаскировать машины ветвями. Обращаю внимание: рубить в разных местах, чтобы с высоты не было видно прорех. Старший – красноармеец…

Боец, на которого я указал, тут же ответил:

– Гордеев.

– Красноармеец Гордеев. Я сейчас отойду, нужно получить на вас обмундирование. Вернусь, проверю маскировку и вашу смекалку.

Выдав Гордееву топорик и две острозаточенные пехотные лопатки, а Волосову – карабин и показав, как стрелять и перезаряжать его, я отошёл метров на триста, обходя рощу по кругу. Здесь никого не было, я трубкой проверил, поэтому, достав две машины, перекидал из одной то, чего не хватало во второй, и, убрав одну машину, на другой покатил обратно к стоянке. Не было меня минут пятнадцать, и когда я подкатил на полуторке, то увидел, что в лагере всё в порядке. Проверка бойцов прошла неплохо. Волосов с карабином на плече прохаживался у стоянки. Ну что я скажу, молодцы.

Загнав и эту машину под деревья, я проверил, как наводят маскировку, на ходу поправляя, как правильно это делать. Ученики мне достались способные, схватывали всё на лету. Потом я снова построил бойцов, Волосова это не касалось, он на посту, а то дёрнулся следом за всеми. Пришлось указать на это. И вот что я сказал:

– Товарищи бойцы, сейчас вы получите обмундирование, снаряжение и оружие. Патроны тоже будут выданы, но оружие держать разряженным, вас ещё будут учить обращаться с ним, это задача сержанта Лосева. По поводу его. Два дня назад мы взводом участвовали в очень серьёзном бою, где потери с нашей стороны составили восемьдесят процентов, но нападающие были уничтожены. Сержант Лосев не раз вступал с немцами в рукопашную схватку и был несколько раз ранен, но отказался покинуть подразделение. В бою он получил прикладом в лицо, поэтому просьба не обращать на это внимание, через несколько недель синяки и ссадины заживут. На этом всё. Сейчас выстройтесь в очередь у машины и получите обмундирование и обувь. Померьте, если что не подойдёт, сдадите и получите другой размер. Если подходящего размера не найдётся, будете перешивать форму на себя. После этого будет выдача армейского снаряжения и оружия. Вольно. Разойдись.

Я направился к нужной машине, откинул задний борт и поднялся в кузов. Бойцы выстроились в очередь, и я, бросая взгляд на очередного бойца, выдавал ему необходимое: нательное бельё – кальсоны и рубахи, красноармейские шаровары, гимнастёрку, пилотку, ремень и сапоги. К ним уже нарезанную на портянки ткань. Бойцы начали переодеваться. Некоторые, как оказалось, не умеют наматывать портянки, но те, кто знал, как это делается, их учили. Вернулись ко мне четверо, кому я заменил некоторые предметы униформы, и один из них поинтересовался:

– Товарищ младший лейтенант, а почему звёздочек на пилотках нет?

– Это всё будет выдано чуть позже вместе с петлицами и подворотничками.

Когда бойцы уже ходили и привыкали к пока не обмятой форме, которая топорщилась на них, я закончил подготавливать снаряжение. Не до петлиц и звёздочек пока. Да и следить, как новички всё пришивают, будет Лосев. Наконец я позвал бойцов, и те снова выстроились. Теперь я выдавал каждому: армейский вещмешок, шинель, алюминиевую фляжку, плоский солдатский котелок, кружку и ложку, полотенце, кусок мыла, гранатную сумку, подсумки для обойм к оружию, пехотную лопатку в чехле и каску. Получая, бойцы отходили. Двоим пришлось поменять шинель, я с размером ошибся. После моего приказа одному из бойцов сменить на часах Волосова получил и он всё на себя.

Когда выдача была закончена, прикинув, что ещё нужно бойцам, я отложил в отдельный сидор материал для подворотничков, петлицы на гимнастёрки и на шинели, эмблемы рода войск, ну и звёздочки для головных уборов. Убедившись, что ничего не забыл, я отогнал машину и снова убрал её в браслет, вернувшись пешком.

Теперь, подведя бойцов к машине Пряхина, я стал выдавать оружие. Ушли все карабины, одному здоровяку вручил пулемёт и вещмешок с запасными дисками и оставшимся – четыре винтовки. Я записал номера оружия и кому какое выдал, потом внесу данные по личному оружию в их удостоверения.

После этого я дал бойцам личное время, и они с любопытством стали себя осматривать и привыкать к своему новому виду, мерили каски, пробовали носить на ремне оружие. Наконец-то они на настоящих бойцов похожи, зелёные. И я провёл процедуру передачи двум водителям их машин. Те их приняли и сейчас распихивали своё снаряжение по кабинам, в основном под сиденья, где было достаточно места. На этом пока всё. Посмотрев на часы, увидел, что пора забирать пулемёт из мастерских и бойцов из увольнительной, надеюсь, они хорошо провели время и мне не придётся забирать их из комендатуры. В городе были запрещены увольнительные, враг под городом, но бойцам я велел говорить патрулям, что они из другой армии, здесь проездом и этот приказ их не касается. Нагло, конечно, но если они действительно так скажут, комендатуру мне всё же придётся посетить.

За старшего я снова оставил Гордеева, он умел командовать, и махнул рукой водителю заводить полуторку, с которой был снят пулемёт для ремонта. И вскоре мы уже пылили обратно в город. Новенький водитель вёл машину уверенно. Сначала заехали в мастерские, где установили в кузов отремонтированный пулемёт и я честно расплатился вином, после покатили к казармам маршевого батальона. Все шестеро моих подчинённых уже ожидали меня. Вещмешок Пряхина был плотно набит, чем-то он закупился, да и у двух других бойцов, что тоже сидоры прихватили, они полны были.

Водитель притёрся к обочине, и я, выбираясь наружу, сказал ему:

– Не глуши, сейчас поедем. – А бойцам указал большим пальцем себе за спину: – Грузитесь. Сержант, отойдём.

Наблюдая за этой суетой у ворот казарм, где толпа ничуть не уменьшилась, я сказал ему:

– Пополнение есть, но совсем дикие. Призывники, семнадцать человек, включая двоих водителей. В армии не служили, устав для них – книга сказок, команд не знают. Хочу поручить тебе заняться ими, чтобы строевая, знание устава и личного оружия как от зубов отскакивали. Изучить наше стрелковое оружие и трофейное, я выдам. «Старики» пока тебе в помощь.

– Навоюем мы с такими… – с некоторой тоской вздохнул Лосев. – Как с ними нести боевую службу, госпиталь защищать?

– Это учтено. Из выздоравливающих отберём командиров орудий и наводчиков, так что не один ты будешь гонять молодёжь. Кстати, этой молодёжи по тридцать лет, они все одного года рождения. Да, ещё я решил небольшую пехотную поддержку сделать, трёх бойцов выделил для этого, пулемётчик будет и два стрелка, оборудуют окоп, будут охранять подходы к нашим зениткам.

Сержант только одобрительно хмыкнул.

Я, конечно, мог поставить командирами бойцов из расчёта Лосева, но честно скажу, на командиров они не тянут, ни рыба ни мясо, бойцы-то они справные, но нет у них нужной командирской жилки. Лосев это подтвердил, так что нам со стороны командиры нужны.

Я помог сержанту залезть в кузов, сел в кабину, и мы покатили к стоянке нашего подразделения. Я немного тревожился, но, к счастью, там всё было в норме, всё же мои призывники – не пацаны уже, многие отцы семейства, знают в некотором роде, что такое дисциплина. Построив новичков и своих бойцов, я представил их друг другу. Пока о распределении пополнения по расчётам и речи не шло, по прибытии на место назначения, к госпиталю, займусь, а пока велел грузиться. Указав, кому на какой машине ехать, убедился, что в лагере ничего не осталось, и прошёл к машине Пряхина. Мы снова возглавили колонну. Лосев замыкал, его расчёт был самым боеготовым.

Перед мостом через Днепр нас тормознули и пропустили, только когда я предъявил приказ на охрану госпиталя. Дальше двигались без задержек. Один раз чуть под налёт не попали, но немцы бомбили не нас. Помешать мы не смогли, дальность не позволяла. Проезжая место бомбёжки, где горела техника, новички смотрели на эти страницы войны во все глаза, им всё внове было. Наконец мы добрались до станции, которая находилась от Могилёва километрах в тридцати. Госпиталь располагался рядом с ней. Высмотрев, куда ехать, и перебравшись через пути, мы подъехали к многочисленным палаткам под деревьями. Госпиталь охранял усиленный взвод, пятьдесят бойцов, и одна зенитка – установка счетверённых пулемётов на треноге.

На подъезде нас остановили, здесь был выставлен пост и устроено из сложенных мешков пулемётное гнездо. Сержант, командир поста, подошёл к моей машине:

– Зенитчики? Нас о вас предупредили, но мы вас раньше ждали.

– Пополнение получали. Где мне увидеть командира, отвечающего за зенитное прикрытие? – покидая кабину, поинтересовался я.

– Нет у нас его, видимо, вы будете, товарищ младший лейтенант, сержант-зенитчик у нас один. Командир той установки. Фёдоров его фамилия.

– Ясно. Тогда мне нужно место, где разместить часть машин. Где зенитки поставить, я уж сам разберусь. И хочу пообщаться с начальством госпиталя. Кто здесь? Главврач?

– Да, военврач первого ранга Коршунов у нас главный. А взводом охраны у нас командует лейтенант Медведев. Только его сейчас нет, он с отделением бойцов прочёсывает местность за станцией.

– А что там?

– Ракетчик объявился.

– Понял. – Махнув рукой, я подозвал Лосева и, когда тот подошёл, приказал: – Бери обе машины с ДШК, пока командуй обеими, новичков гони на подготовку позиций, пусть окапываются и маскируются. А я с местным начальством пока пообщаюсь. Обеда не будет, опоздали, так что разрешаю сухпай использовать, ужинать уже с местной кухни будем. Действуй.

– Есть.

Сержант убежал, а я приказал Пряхину пока отогнать в укрытие его машину и вторую, со счетверённой установкой, для неё у меня расчёта нет. Его задача – оборудовать лагерь для всего взвода, второй водитель поможет, Пряхин старший. Бойцы принялись выполняли приказы, Лосев знает, где установить зенитки, он опытный, а я в сопровождении бойца с поста направился к палатке главврача.

Но найти его удалось не сразу: прибыла новая партия раненых, и он их принимал – кого-то срочно на операционный стол, кого-то готовить к отправке: как стемнеет, подойдёт санитарный эшелон. Когда военврач освободился, я представился. Узнав, что я зенитчик, он обрадовался, с этим действительно было туго.

– На довольствие поставим, – принимая список с личным составом, подтвердил Коршунов. – Лейтенант, а зенитки на машинах?

– Да, пулемётные.

– Некоторые колонны подвергаются обстрелу с воздуха, двигаясь без зенитного сопровождения.

– Я вас понял, товарищ военврач первого ранга. Без сильной потери боеспособности я могу выделить одну машину для сопровождения колонн, тут главное, чтобы топливо было.

– Этим обеспечим. Ещё что-то?

– Есть несколько просьб, одна по службе и одна личная.

– Личная, я так думаю, жениться удумал на ком из моих девчат?

– Оженить хотите? – в ответ улыбнулся я. – Нет, спасибо, я холостяком похожу. Тем более к слабому полу я изрядно придирчив, и, как успел окинуть взглядом ваш персонал, нет у вас девушек в моём вкусе. Тут другое. Но сначала по службе: мне призывников выдали, которые не знают, с какой стороны за винтовку браться, их ещё учить и учить. У меня на два пулемёта расчётов нет. В этом и просьба: подобрать среди выздоравливающих командиров для них и наводчиков, опытных, это поднимет боеспособность подразделения.

– Понял, я дам приказ особисту госпиталя, он посмотрит списки личных дел раненых. Так что за личное дело?

– Меня учили на хирурга, частным образом, на дому, но я легко могу сдать экзамены в университете и получить диплом. Просто не успел. Практика мне нужна, готов ассистировать в свободное от службы время.

– Покажите руки, – велел врач и, осмотрев их, хмыкнул: – Руки хирурга, бережёте, чистые. Кто учил?

– Профессор Кривицкий. И откровенно признаюсь: я учился на патологоанатома и интересовался судебной медициной, но готов и с живыми поработать. Опыт мне нужен.

Коршунов задал несколько вопросов по теме, проверяя уровень моих знаний, и остался доволен. Мало того что зенитчик, так ещё и помощник. Можно как резерв использовать. Естественно, до самостоятельных операций он меня не допустит, а вот ассистировать – почему бы и нет, чтобы других врачей освободить.

Главврач ушёл, передав документы на моих людей своему заму, который оформит нас на довольствие, а я пошёл познакомиться с сержантом Фёдоровым, и он легко подтвердил, что уходит под мою руку, так что у меня почти что полноценная батарея. Вместе мы пошли осматривать позиции, которые готовил Лосев. Оказывается, сержанты были знакомы, общались как приятели. Лосев, как я и думал, отлично разместил зенитки, и сейчас все бойцы из новичков активно работали лопатками, готовя капониры для них. Отдав сержанту несколько распоряжений, я проверил стоянку: Пряхин справился, молодец. Потом я вернулся в госпиталь и нашёл особиста. Его обо мне уже предупредили, и он провёл меня к себе, будем подыскивать нужных специалистов.

Бойцов я себе отобрать смог, четырёх – двух наводчиков и двух командиров, теперь нужно лично пообщаться с ними, тем более на днях их выписывают. Поэтому застолбить их надо. Думаю, Лосева командиром взвода назначить, он отберёт себе и командиров, и наводчиков, а на остальные зенитки я подберу людей, в принципе, есть подходящие. Надо ещё разок с особистом поговорить.

Не успел я отойти от землянки, где располагался особист, как на меня налетела фурия и, визжа, повисла на шее, болтая ногами. Да и я тоже радостно её обнимал за приятные округлости. Это оказалась Аня Фролова, та военфельдшер, с которой мы из немецкого тыла выходили. Мы оба обрадовались встрече, хотя я даже не думал об этом, а ведь мог, госпиталь у нашей армии один, это медсанбатов много. Сегодня Аня работать мне не даст, тем более она после дежурства, есть личное время, вот и потащила к себе, хотела узнать, какие у меня события произошли с момента нашего расставания, ну и свой ворох новостей явно стремилась выложить. Делать нечего, пришлось идти. Медсёстры хихикали, видя наши обнимания, Аня же не обращала на это внимания, просто искренне радовалась встрече.


Прошло три недели, сегодня двадцать восьмое июня, и началось сражение за Смоленск. Раненые валом пошли. С того дня, как мой взвод прибыл для охраны госпиталя, особо ничего не изменилось. Правда, три раза пришлось переезжать и часто отправлять зенитки в сопровождение транспортных колонн, но такая работа. Не знаю, везение это или нет, но за три недели ранили всего четырёх бойцов. Все из новичков, и лечились тут же, в госпитале, уже скоро должны вернуться в строй, ко мне во взвод. Гордеев проявил себя хорошим хозяйственником, на днях должность батарейного старшины получил, а до этого неделю стажировался у госпитального интенданта. Все установки в порядке, служба идёт. Да ещё как идёт! Сколько раз не давали отбомбиться, три сбитых и семеро подбитых на нашем счету. Неплохо, на мой взгляд. Я совмещал должности командира зенитной батареи и врача. Орудие Фёдорова всё же приписали мне, и теперь я уже официально командир зенитной батареи, как и записано в удостоверении. Более того, за защиту госпиталя, по представлению главврача, я получил звание лейтенанта. Более того, за наши боевые действия мы с Лосевым были представлены не только к повышению в звании, но и к наградам, оба получили по медали «За отвагу». Причём не за мост, за него ничего не было, а за тех двух сбитых «юнкерсов», когда мы прикрывали батальон. Мы ещё тогда от комдива сбежали. Это Романов расстарался с наградами. Он, как и в прошлой моей жизни, снова сгинул в Могилёве, но, даже окружённый, ещё три дня держался. Бойцы мои переживали. Напомню, они оттуда были. Остальные бойцы, прошедшие со мной сражение за мост, по моему представлению были повышены в звании до ефрейторов. Пряхин тоже.

Лосев, получив старшего сержанта, теперь взводом командует. Вторым взводом – другой командир, из тех, кого я из госпиталя сманил, старший сержант Гореев. Оба командира вполне на своих местах, командиры зениток тоже. Пришлось установку Фёдорова тоже на машину ставить, а техники нет, не пряхинскую же машину брать. Так я изобразил, что нашёл три брошенные машины, достав их из браслета, ну и оформил на мою батарею. Одна пошла для зенитки, две другие – как машины обеспечения, за боеприпасами их гонял, но чаще медики использовали для перевозки раненых. Транспорта не хватало, поэтому я и не жлобился. Новички за это время окрепли, заматерели и мало уже чем отличались от фронтовиков, да и были они, считай, уже опытными бойцами. Я совмещал командование батареей с работой хирурга. Первую операцию мне доверил главврач после того, как я ассистировал ему. Он смотрел за моими действиями, потом две недели погоняли меня по разным операциям, а потом я работал сам, и мне ассистировали. То есть проверку у врачей я полностью прошёл, и медики искренне считали меня своим коллегой, который по недоразумению застрял в зенитчиках. Главврач сказал, что по сравнению с теми, кто приходит сразу из института, я крепкий середнячок. Я же практике был доволен, видел, как растёт мой опыт хирурга.

Эти три недели я, конечно же, тренировался в магии стихий, мои умение и мощь постепенно росли. А вот в амулетах простой случился, не искал я их. Да, я перелопатил все ювелирные украшения в браслете, вдруг там неактивные амулеты были, но нет, к сожалению, ни одного не обнаружил. Но исследование пуговицы и наруча закончил, и вот к каким интересным результатам пришёл. Пуговица – это просто зонтик, срабатывает автоматически при первых каплях дождя. Единственный минус, а я пару раз проверял, когда шёл дождь, что капли, разбиваясь о землю, всё же мочат обувь и штанины, остальное сухо. Я ещё подумал: если в воде искупаться и нырнуть, пуговица создаст воздушный пузырь вокруг головы или нет? Попробовал. Не создала, зонтик – её потолок. А вообще, весь бы комплект пуговиц найти, представляю его: одна отвечает за защиту от дождя, другая – климат-контроль, и остальным наверняка дело нашлось. Неплохо задумано.

Наруч оказался каким-то защитным амулетом, к сожалению, он мог работать только на пару с таким же наручем из своего комплекта. Но его не было. Однако я смог понять, что они совместно создают сферу перед воином, которая отбивает всё, что в неё летит, и можно абсолютную защиту сделать, со всех сторон, вроде моего медальона, только медальон послабее. К тому же у наруча возник конфликт с магией медальона, пришлось его снимать, чтобы можно было наруч исследовать. Так что наруч для меня бесполезен, но выкидывать я его не спешил, разрядил, и сейчас он в браслете находится, в мою коллекцию амулетов пойдёт, я её собирать всё ещё планирую. Эх, если бы не война!

Отношения с Анной перешли в горизонтальную плоскость – и пусть по моей инициативе, но ведь она была не против, – а потом и вовсе в серьёзные. Причём настолько, что я хочу эту девушку считать своей. Я даже предложение ей сделал, на что получил согласие, хотя, надо отдать ей должное, всё же она немного подумала. В закромах моего браслета среди ювелирных украшений было тоненькое золотое колечко, и его я надел ей на пальчик, как бы отмечая нашу помолвку, хотя они в Союзе не распространены.

Вроде живи да радуйся. Но тут вызов к главврачу. В этот раз госпиталь занял здание школы. Когда я, постучавшись, вошёл к нему, то обнаружил там ещё и особиста. Коршунов с ходу меня огорошил:

– Из штаба армии звонили, приказали передать: тебе сдать свою должность и прибыть в штаб за новым назначением. Новый командир батареи уже выехал, с ним письменный приказ прибудет.

– Что за чушь?

– Сам не понимаю. Я позвонил знакомому в штабе, просил отменить приказ, и он только что перезвонил. Тебя вызывает полковник Куприн. Знаешь такого? Он из разведотдела.

– Нет, не припомню.

– В общем, мы тебя уведомили, собирайся, к обеду твой сменщик прибудет.

– Спасибо, – вздохнув, поблагодарил я, и, выходя из кабинета, у меня только и вырвалось: – Ну ё-моё!

И чего этому штабу нашей 4-й армии в кольце было не пропасть? Так нет, вырвались, пусть и сильно потрёпанные, и теперь мне жизнь портят. Бурчал я мысленно со злости довольно долго, и это бурчание перешло потом в глухое раздражение, которое я старался не показывать. Кто-то скажет: что поделать, служба такая, на что получит мой ответ: у меня служба шла просто идеально, совмещал две работы, получая опыт в обеих, да ещё девушка под боком, и это я брошу из-за какого-то…, которого зависть заела, и он решил мне так жизнь испортить? Пусть я его не знаю, но кто-то вполне мог нажаловаться этому неизвестному полковнику, или, возможно, он выполнял чьё-то поручение, и меня лишили такого тёплого местечка. Как тут не беситься? Моё новое назначение изрядно настораживало. Я не кадровый, батарея – мой потолок, и это не могли не понимать. Так какого хрена от меня надо? Спокойно бы нёс службу и делами своими занимался. Так нет же… Зла на них нет. Хотя… у меня хватит.

Аня молодец, всё же смогла меня успокоить, хотя и была расстроена не меньше. Хм, а может, мне смотаться по-быстрому в Москву, сдать экзамены на врача и дальше вместе службу в этом госпитале нести? Идея интересная, мне она очень понравилась.

Мой сменщик, тоже оказавшийся лейтенантом, прибыл раньше, чем его ожидали. Бойцам я уже сообщил, чтобы готовились к передаче подразделения новому командиру, а сам успел убрать излишки в браслет, естественно, чтобы этого не видели, так что даже придирчивый взгляд огрехов не найдёт. Я попрощался с коллегами-врачами, сдав халаты и инструменты, которые на мне были записаны. А трофейную санитарную сумку сохранил, она в браслете, даже пополнил некоторым инструментом, шовным материалом и перевязочными средствами. Это всё, обезболивающее под строгим присмотром было, разве что банку зелёнки прихватил для дезинфекции ран.

Сдача батареи новому командиру продлилась час, тот на удивление дотошный был. И, ещё раз со всеми попрощавшись, с тяжестью на сердце и снова проявившейся злостью на того полковника, я направился к дороге. К сожалению, попутных машин не было, а в приказе, который привёз мой сменщик, было ясно указано: отбыть немедленно и в три часа дня быть на месте. А время было полвторого, и до штаба тридцать километров.

Отойдя от села, где располагался госпиталь, я укрылся в кустах и убрал все вещи – сидор, чемоданчик, шинель и винтовку в браслет, а потом, достав мотоцикл-одиночку и опустив ремешок фуражки под подбородок, покатил в сторону штаба 4-й армии. Надеюсь, бензина хватит. А вообще, если хотели, чтобы я успел к определённому времени, могли и машину прислать. Срочно им, видите ли, надо, каз-злы.

Насчёт бензина я переживал небезосновательно, у меня его практически совсем нет, осталось только то, что в баке тяжёлого мотоцикла и в канистре в его коляске. Это НЗ. Эти три недели я фактически запасы не пополнял, да и как – брошенного, а значит, ничейного не попадалось, а крысятничать я не хотел, я не вор. Медикаменты – это другое, я больше сэкономленное брал. Так что за эти три недели я скорее давал, вон, три свои машины своему подразделению подарил.

За пару километров до небольшого села, где расположился штаб армии, я заехал в овраг и убрал мотоцикл. Дальше двигался пешком. У меня ещё минут сорок до времени, когда я должен прибыть, успеваю. И чего такая спешка? Ладно, на месте узнаю. Но если это подстава, этому полковнику не жить: у меня есть немецкий карабин, изображу нападение, меткий выстрел снайпера. Иногда я такой злопамятный… или просто злой, ну как сейчас.

На въезде в село находился серьёзно укреплённый блокпост, даже броневик стоял в подобии капонира. Пусть пулемётный, но, главное, был. На посту меня остановили. Старшим на нём был младший лейтенант, который проверил у меня документы и изучил приказ. Без него меня на территорию села не пропустили бы. Ну хоть какие-то правила установили и безопасность обеспечили, а то раньше откровенные дыры в охране штаба были, чем немцы и пользовались. Мне даже сопровождающего дали, который, передав меня на руки дежурному по штабу, поспешил вернуться на пост.

Знакомых лиц в штабе я практически и не увидел, пара-тройка только попалась, так как после выхода из окружения он пополнился новыми командирами. Полковника Куприна на месте не было, куда-то выехал по служебной надобности, но вскоре должен вернуться, мне посоветовали подождать. Да мне пофиг, это не я так торопился, чтобы в три дня прибыть. Я заглянул к кадровикам и выяснил, что они меня не вызывали. Секретчики тоже удивились, изучив приказ, и сообщили, что по их линии он не проходил. И тут же засуетились: на батарее новый командир, а они ни сном ни духом, да и вообще откуда тот взялся? Я тут же заподозрил внедрение агента от немцев, но меня быстро успокоили, нашли, откуда его перевели, и связались по телефону с новым командиром батареи, пообщались. Тот всё мной сказанное подтвердил. Заодно я узнал о танках на складах под Минском. Всё подтвердилось, и наши успели на них лапу наложить. Был бы жив генерал, начальник артиллерии армии, который погиб при выходе из окружения, точно поблагодарил бы.

Наконец вернулся полковник, и меня пригласили к нему. И он с ходу спросил:

– Лейтенант, вы участвовали в обороне железнодорожного моста двадцать девятого мая?

– Да, товарищ полковник, участвовал.

– Отлично, наконец-то мы вас нашли. Вы прыгали с парашютом?

– Я раньше мечтал попасть в авиацию и прыжки с парашютом совершал, более двух десятков у меня на счету.

– Совсем отлично. Сейчас вы сдаёте документы и форму, получаете другую и выезжаете на аэродром.

– Товарищ полковник, а что происходит?

– Вы направляетесь в немецкий тыл, в помощь нашей группе. Это всё, что я могу сказать. Всё узнаете на месте.

– Товарищ полковник, но почему я? Неужели там, на месте нельзя найти опытного зенитчика или хирурга?

– Я же сказал, лейтенант, всё узнаете на месте, – с заметным раздражением повторил Куприн и нахмурился: – А вы хирург?

– Да, ассистировал и накапливал опыт в госпитале, который охранял.

– Тоже хорошо, врач группе не помешает. Я об этих ваших умениях не знал. Вам выдадут санитарную сумку со всем необходимым, напишите список. Всё, свободны, мой помощник займётся вами. Вылет затемно, нужно успеть всё сделать.

Старлей, зашедший в кабинет полковника, повёл меня за собой. Мне выдали новенькую простую красноармейскую форму, без петлиц, сапоги и двухцветный комбинезон защитного цвета. Мою форму с орденом и медалью хотели было забрать, как и ремень с оружием, шинель, и мои яловые сапоги, и фуражку, но ничего уже не было, а на вопрос старшины, который отвечал за выдачу, я ответил, что все вещи отправил невесте, мол, я ей больше доверяю. Тому и сказать нечего было. Документы свои я также хранил в браслете, ничего оставлять я и не думал.

Оружие мне выдали – МП-40 с четырьмя запасными магазинами, а также парабеллум. Непонятно, если форма наша, могли бы и наше оружие выдать, но старшина пояснил, это чтобы проблем с боеприпасами не было, трофейными разжиться можно будет в бою. Ладно, пусть так, но зато гранат целый ящик вытребовал, Ф-1. Старшина с усмешкой выдал, мол, куда я их девать буду? Мне выдан десантный рюкзак, но он не бездонный. Тем более в нём уже лежали боеприпасы, продовольствие на неделю, пять кило взрывчатки с детонаторами и личные вещи. Но у меня всё вместилось, вот у старшины лицо вытянулось от удивления! Ещё он фонарик выдал, чтобы после приземления опознаться или сигнал подать.

Потом мы занялись санитарной сумкой. Тут я тоже мелочиться не стал, когда список писал. Набил её так, что она круглой стала. Мне привезли хирургический инструмент, на месте его не было, шовный материал, разные антисептики, в основном спирт, йод и зелёнку, ну и перевязочный материал, который и занял большую часть объёма. Всё, теперь я был готов, и меня повезли на аэродром, где готовился транспортник для заброски нас в тыл. Куда и зачем, я до сих пор не знаю, хотя догадки и есть.

Я вот что подумал: а не из-за того ли, что я там у моста творил, мной заинтересовались? Я ведь, если прикинуть, там чуть больше двух взводов парашютистов завалил. Ведь полковника не заинтересовало, что я зенитчик, а информация о моей врачебной практике его удивила, так что, когда он спросил про мост, звоночек и прозвенел. Точно, оттуда ветер дует. Как-то другого ответа нет. Свидетелей, как я там работал и что делал, немало, особенно среди осназовцев, уж они-то могли живописать, что там происходило. Странно, что меня раньше не нашли и к себе не сманили. Именно сманили, так как служба в этом подразделении добровольная, я узнавал, то есть: спрашивают, и два ответа – да или нет. И если меня решили вот так втёмную задействовать в какой-то своей операции, то я сразу говорю: идите на хрен. Добровольного согласия я не давал, я не идиот с автоматом по лесам и полям носиться, меня вполне всё устраивало в должности командира лёгкой пулемётно-зенитной батареи. Тут тоже кому-то служить нужно и должность занимать. Тем более я убил достаточно солдат противника, чтобы считать, что долг на этой войне мной отдан, пусть другие повоют, медали Героев заработают. У меня шея не такая крепкая, чтобы за всяких хмырей их проблемы решать. Да, это моя позиция и мой ответ. Это если кто интересуется, как ко всему этому я отношусь. То есть ни помогать, ни как-либо участвовать в этой операции я не буду. Точка. Нет, я не отказываюсь, но одно дело – добровольное начало, когда боец все силы прикладывает для решения задачи, другое – работа из-под палки, и вот именно по последнему методу я и буду действовать. Это кадровые пусть служат не за страх, а за совесть, им за это деньги платят, и не маленькую зарплату, между прочим, а я срочник, как срок закончится, в данном случае война, быстрее визга меня в армии не будет. Или, вон, неплохая идея мне в голову пришла: получить диплом врача и в медики перевестись. Мне это больше нравится. Эх, надо было всё же командировку попросить и скататься-таки в Москву.

Командиры, которые решили задействовать меня в этой операции, должны были уговорить меня участвовать, получить моё согласие, всё же я не в их епархии, я вообще, считай, артиллерист, по этому ведомству прохожу, тут я сразу скажу, что они бы не получили моего согласия, и только потом всё остальное. Без этого никакого сотрудничества не будет. Конечно, приказы я буду выполнять, особенно старших по званию, тут никуда не денешься, я военнослужащий, и устав велит, но выполнять их приказы можно по-разному, например крайне неэффективно, как я и собираюсь действовать. Раз уж разозлили меня, ловите ответку.

Но с другой стороны, я даже рад, что меня направляют в тыл к немцам. Я это по дороге на аэродром обдумал. А всё просто: отдохну и хабаром немецким разживусь, это враг, скромничать не буду, и я планирую набить браслет до отказа, да ещё поискать подобные амулеты. Немцы вроде экспонаты не успевших эвакуироваться музеев к себе увозят, ну вот то, что не успели увезти, я и посмотрю. И про антикваров забывать не стоит. При высадке я воспользуюсь стихией Воздуха и отнесу себя подальше, потом этим и объясню, почему не вышел на точку сбора – заблудился, я не профессиональный диверсант или разведчик. Пару недель плотно поработаю по немецким тылам, а потом поищу выход на партизан, если они вообще есть, и по их рации передам просьбу забрать меня. План такой был, и я его мысленно дорабатывал. Да и вообще по ситуации поглядим. А чтобы меня за изменника не приняли, какого-нибудь важного пленного захвачу, например генерала, тогда мне даже слова никто не скажет. И пару акций стоит устроить и засветиться там. Неплохой план, мне нравится.

На аэродроме мне устроили шмон, искали мою форму, документы и награды, видимо, старшина нажаловался. Ничего не нашли, и я, бурча, стал укладывать вещи на место, ну всё же аккуратненько было, так нет, вытряхнули. Когда всё упаковал, меня проводили в палатку, и я познакомился с коллегами, если их можно так назвать. Было четверо парашютистов, назвались Сергей, Антон, Иван и Елена, ну и я своё имя назвал. Кто они, и так понятно, парни явные осназовцы, силовики, девушка – радистка, громоздкий ящик в вещмешке на это ясно намекал. Девица тоща, как вобла, не в моём вкусе, так что я на неё не обращал внимания. А вот парни заигрывали с ней, но так, влёгкую. Мне кажется, они так пытались унять волнение перед вылетом. Об операции они ничего не говорили, так что, положив свой рюкзак под голову, я задремал на лежанке.

Когда нас позвали в самолёт, меня будить пришлось. Под маскировочными сетями нас ожидал старенький ПС-84, тот же «дуглас» или Ли-2 в будущем. Экипаж уже на месте, и мы устроились на лавках, причём меня посадили у двери, как выяснилось, я первым должен шагнуть в темноту. Бойцы и радистка были вооружены, при них были рюкзаки и большой баул с неизвестным грузом, который нужно скинуть первым делом. Потом была получасовая готовность, и наконец, запустив двигатели, после недолгого разгона мы поднялись в воздух. Линию фронта пересекали, уже когда стемнело. И полетели хрен знает куда. По виду парней и девчонки, они были в таком же неведении. Карт у них я тоже не приметил. Хотя, предполагая скорость полёта самолёта и поглядывая в иллюминаторы на освещаемую луной землю, я определил, куда мы летим. Куда-то в окрестности Минска. Правда, самолёт заметную дугу заложил, но не думаю, что я ошибся.

Вскоре из кабины поступил сигнал на готовность. Парни подтащили баул к двери и вывалили его наружу, за ним, накинув скобу на струну, то есть трос – тут принудительный выпуск парашюта был, – выпрыгнул я, сгруппировавшись, как положено. Рывок – и над головой раскрылся купол парашюта, чуть в стороне и ниже опускался грузовой баул. За мной посыпались остальные. Внизу в линию горели три костра, это, видимо, сигнал опознавания.

Воспользовавшись стихией Воздуха, я стал уводить свой парашют в сторону. И, чуть подумав, парашют с баулом тоже, а то будет странно, что только меня снесло. Я уже успел осмотреться, использовав магическую трубку. Не так и далеко, в паре километров протекала река, и Ветер потянул меня туда: хочу, чтобы между встречающими и мной было водное препятствие. И пока нас с баулом уносит, остальные опускаются неподалёку от сигнальных огней.

А внизу народу не так и мало было, как я первоначально думал. Около тридцати человек, два немецких грузовика да три мотоцикла с колясками, тоже немецкие. Но встречающие вроде не немцы, я присмотрелся, у некоторых такие же комбинезоны, как у нас, хотя часть народу в немецкой форме. Наверное, диверсанты какие-то. Но я-то тут при чём? Если как зенитчик нужен, то я немецкие системы не знаю, а наших я что-то в наличии не вижу. Всё равно хрень какая-то.

То, что меня и грузовой баул относит в сторону, внизу видели, забегали там, два мотоцикла за нами покатили. Этого ещё не хватало. Но пока мотоциклисты крутились по лесной дороге и выезжали на берег, я успел дотолкать свой парашют за реку и приземлиться на небольшой полянке на берегу, баул же опустился перед речкой. Я собрал купол в комок и, отбежав метров на триста вглубь леса, сел на купол и занялся медитацией, а то каналы огнём горели. Успокоив их, я сунул купол в парашютную сумку и её и рюкзак прибрал в браслет. Дальше побежал уже налегке, прочь от речки и подальше от тех, кто меня должен встретить. Отмазку я уже придумал: видел немцев на мотоциклах.

Бежал я, почти постоянно держа трубку у глаза, выбирая свободные места между деревьями, чтобы ветвями не хлестало, и выбежал на хорошо наезженную лесную дорогу. Посмотрев в обе её стороны, я решил, что можно воспользоваться транспортным средством. Ночь, темнота, шуметь не стоит, поэтому я достал велосипед. Вот, теперь другое дело. Активно нажимая на педали, я погнал по дороге. Увидев опушку – лес заканчивался, – я, проехав мимо лежавшей на боку помятой полуторки, остановился на ней. Осмотрелся. Впереди метрах в трёхстах был выезд на трассу, вроде знакомая местность, точно не скажу, но кажется, я тут разок проезжал. Ну да, километров на десять дальше, и я там зенитки опробовал, те, что пушечные были, по диверсантам ещё стрелял. Хотя это не точно, могу и ошибиться, просто здесь поворот у дороги такой характерный, и озеро виднеется дальше. Нужно проверить, благо дорога пуста во все стороны.

Доехав до трассы, я повернул вправо и покатил, как предположил, в сторону Минска. Так и оказалось: и пяти километров не проехал, как обнаружил дорожный знак – до Минска тридцать пять километров. Это озадачило. Что-то больно близко от местной столицы сбросили, чуть ли не на окраине. Сомневаюсь, что немцы этого не засекли. Наверное, поэтому транспортник большую петлю сделал, чтобы было сложно определить место выброски, но всё равно странно близко. Я даже могу допустить, что цель той операции, к которой и меня привлекли, находится в городе. Иначе не вижу причин, почему выброс был здесь, по моим прикидкам, километрах в сорока пяти от города. Хотя о чём я вообще беспокоюсь? Будто мне есть до этого дело? Я тут по своим интересам, и чужие меня не волнуют. По хрену мне. А что я заинтересовался этим, то причина в том, не помешают ли моим планам действия армейской разведки, которая здесь работает? Раз через этот отдел меня проводили, то именно тут они решили устроить войнушку.

В одном месте на перекрёстке мне пост встретился. Я его издалека засёк, спасибо магическому прибору ночного видения. Убрав велосипед и подобравшись к посту, последние метры по-пластунски полз, я ледяными стрелками уничтожил там всех. Да и было-то всего семь человек: трое немцев и четверо полицаев в красноармейской форме с повязками на рукаве. Двое из них бодрствовали, и сначала я их убрал, а потом остальных, спящих в палатке. Пулемётное гнездо имелось, в котором стоял наш «максим» с щитком, колёсным станком, в полном порядке, три запасные ленты, ящик патронов. У полицаев оружие простенькое – винтовки Мосина, я с них кроме оружия и подсумков только сапоги снял, хорошие они были. С немцев же всё снял, даже нательное бельё. Тем более стрелял я в голову, форма нигде не запачкалась, и два комплекта мне вполне подходили. У немцев два карабина было да автомат, такой же, как у меня. Автоматчик фельдфебелем оказался, видимо старший, у него ещё и пистолет в кобуре имелся. Единственное транспортное средство на посту – мотоцикл БМВ с МГ на коляске. Тоже трофей. Раньше я как-то два таких захватил, когда комиссара освобождал, но забрать не смог, некуда было, а сейчас легко, что я и сделал. А по документам немцы из тыловой охранной дивизии, не жандармы, блях не было.

На посту, собирая трофеи, я задержался на полчаса, и теперь, снова достав велосипед, покатил дальше. И вот часам к двум ночи вдали показались окраины города. Но я к ним не поехал, в стороне на поле заметил самолёты. Отлично, авиации у меня не было, никакой, теперь будет. Даже выбрать есть из чего. Я как зенитчик не могу пройти мимо, не поквитавшись, накипело, тем более на аэродроме я засёк несколько характерных силуэтов лаптёжников. В принципе, отличный штурмовик, тоже заберу. Но только то, что в хорошем состоянии, если самолёты в хлам изношены, уже не интересно, я больше ремонтом буду заниматься, чем полётами. Это так, мало ли где я личную войну устрою, неплохо было бы иметь такое подспорье. А вот летать придётся подучиться. На таких скоростных, к тому же ещё и боевых машинах летать мне не доводилось. Я на «Сессне» учился летать, а у той двести километров в час – потолок, учебная машинка. Думаю найти инструктора и полетать мне удастся, но за границей, в Союзе не дадут, если только официально в аэроклуб пойду. Ну или с каким лётчиком лично договорюсь.

Убрав велосипед, я подкрался к аэродрому. Мне в помощь снова на небо наползли тучи, скрыв луну. Охраняли аэродром неплохо, да и забор он имел, всё же это наш бывший военный аэродром, имевший бетонную полосу. Найдя место, где охраны нет, я перебрался через забор и, пропустив парный патруль, быстро направился к стоянке техники. Я видел там крупные силуэты бомбардировщиков, стремительные – штурмовиков и хищные – истребителей. Уже неплохо. Стоянка не была пуста, на ней велись работы, обслуживали пару истребителей.

Выкрасть механика, который направился в сторону зданий, удалось без особых проблем – вырубил, связал и оттащил к ангарам, где рядом никого не было. Там привёл его в сознание и вскоре добился того, чтобы он отвечал быстро и откровенно. К счастью, мне достался знающий специалист, старший механик в звании фельдфебеля. Аэродром не был фронтовым, но на нём дислоцировались и боевые самолёты. Две пары истребителей для защиты города, плюс ещё одна – ночников для перехвата советских бомбардировщиков, которые изредка ночью совершают налёты. Потом – самолёт-разведчик «Юнкерс-88», он работает в основном по заявкам охранных дивизий на уже занятых территориях. Есть два разведчика на базе лёгкого самолёта «шторьх». Третий «шторьх» – в модификации санитарного самолёта. Ещё на аэродроме дислоцируются две группы – транспортная и бомбардировочная. В последней – четырнадцать «Хейнкель-111», было шестнадцать, но двое не вернулись с боевого задания. В транспортной группе – пять «Юнкерс-52», три «Хейнкель-111» в комплектации с буксировщиком планёров и два советских транспортных самолёта ПС-84, захваченные здесь в первые недели войны. Эту группу использовала немецкая разведка для заброски в тыл наших войск своих людей. Это всё, что числилось на аэродроме, но самолётов было больше, и фельдфебель это подтвердил. Из Германии на фронт перегонялась группа боевых самолётов, и здесь они были на дозаправке и ночёвке. Завтра утром отправляются дальше. А лишние самолёты – это восемь «Юнкерс-87», тех самых лаптёжников, что я рассмотрел издали. Новенькие машины, только с завода, перегоняют своим ходом, заодно проводя лётные испытания. Отлично. Ну и ещё один лишний самолёт был – чисто пассажирский «Юнкерс-52», который доставил несколько генералов и завтра должен вылететь обратно в Германию.

Из наземной техники: три бензовоза, машины зарядки аккумуляторов и другая аэродромная техника, несколько штабных машин и мотоциклов. Броневик имелся и два бронетранспортёра с зенитными пулемётами. На складах – запасы топлива, бомбы, запасные части для самолётов. В общем, всё, что мне нужно. Где отдыхает и живёт лётный состав, мне известно. Их я посещу последними. А пока, сунув механику в рот кляп, велел ему вести меня по складам, сперва их подчищу, а потом и остальным займусь.

Посещение склада ГСМ вылилось в то, что две огромные цистерны с топливом, авиационным бензином, ушли в мои закрома, оставив в земле две ямины в форме этих цистерн, все бочки с бензином и разными горюче-смазочными материалами. Дальше был склад боеприпасов, от патронов к пулемётам и пушек до авиабомб, всё же здесь бомбардировочная часть дислоцировалась. Как оказалось, часть бомб были наши, не успели растратить. Всё это я вычистил. Прошли в сарай, где хранились парашюты, их там около сотни было, всё забрал. Потом мы зашли в помещение с лётными костюмами и шлемофонами, и это прибрал. Очистил я и склад продовольствия, лётных пайков теперь надолго хватит. Затем взял аэродромную технику и большую часть самолётов, это все разведчики, плюс санитарный самолёт, новенькие штурмовики, истребители – к тому моменту, как мы добрались до них, работы уже закончились и заправку после вылета произвели. Подозреваю, ночники за нашим транспортником вылетали. Все бомбардировщики и транспортники, включая бывшие наши, ушли в браслет.

Тут я приметил, что за ангарами ещё поле техники находится, там оказалась советская, как пренебрежительно ответил фельдфебель, а когда снова смог дышать после удара под дых, тут же сообщил, что там есть много интересного для меня. А именно: четыре «Чайки», два ишачка, один Як-1, один Миг-1, три ЛаГГ-3, четыре Ил-2, два По-2 и два Пе-2. Всю эту технику готовят к показу в честь прибытия на аэродром некоего Геринга, главы люфтваффе. Советские машины привели в порядок, они заправлены, но вооружение разряжено. Так что мы посетили и эту стоянку, и я прибрал всю рабочую технику, ну и часть повреждённой. Последняя для донорства.

Потом захватил зенитки, уничтожив охрану у них, две батареи были, одна «восемь – восемь», другая мелких автоматических пушек, четырёхствольных, под одного наводчика. И посетил штаб, убрав охрану и дежурного. Забрал все карты и радиостанцию. Дальше был арсенал и, наконец, казармы лётного состава и технического персонала. Это было трёхэтажное общежитие: внизу – казармы, а наверху – небольшие офицерские квартирки. Отправив механика на тот свет, я разлил бензин из шести бочек на первом этаже и рванул наружу, так как от резкого запаха начали просыпаться люди. Выбежав, пустил внутрь сигнальную ракету. Полыхнуло так, что вылетели стёкла, и под ор заживо сгорающих людей я побежал прочь. Полыхала казарма знатно, многие прыгали с верхних этажей, но это было бессмысленно, вокруг здания я тоже бензин разлил. Выжить шансов не было. Это вам за обстрел и бомбёжку санитарных эшелонов, медсанбатов и госпиталей.

* * *

Потянувшись, я зевнул и посмотрел на дорогу. С момента уничтожения аэродрома прошло шесть дней, и я решил, что хватит, пора и честь знать. Я прикинул и понял, что генерала брать слишком жирно, излишне внимания к себе привлеку, чего не хотелось бы. Поэтому майора, ну максимум полковника взять, показать местным подпольщикам, и пусть нас вывозят. К осуществлению этого плана я и готовился. Как сообщил язык, фельдполицай, тут вскоре будет проезжать оберст, то есть подполковник, начальник штаба охранной дивизии, птица довольно высокого полёта, вот его я и хотел захватить.

А вообще эти шесть дней прошли продуктивно, я даже с той группой встретился, к которой меня сбрасывали. Правда, пообщаться не удалось, да и то потому, что я не желал…

После зачистки аэродрома, отъехав километров на десять, я в овражке сделал землянку с помощью стихии Земли – не найдёшь, если не знать где, – и отлично выспался. То, что вокруг паника и поиски царят, это пофиг, пусть ищут, кто аэродром уничтожил, мне всё равно. Позавтракал и, выбравшись из укрытия, взобрался на холм и с интересом стал наблюдать за дорогой.

Видел всё хорошо. Ох как суетятся! В низине на перекрёстке ещё пост поставили, мотоцикл и три солдата, по бляхам – жандармы. И тут смотрю, колонна знакомая поднимается на возвышенность и двигается в сторону Минска. Так это те, которые меня встречали, ну да, два грузовика и три мотоцикла. Они и есть. Точно, в Минске у них дело. А сейчас волнуются, не понимая, что происходит. Подгадил я им малину, хе-хе. И решил подставиться советским разведчикам, но чтобы они поняли, что я на их стороне. Спустился с холма и бегом рванул к посту. Тут местность удобная, меня не видели, а вблизи уже по-пластунски подбирался. И когда наши поднялись на холм, откуда видно пост, я встал и, держа автомат над головой, пошёл к посту, на корявом немецком крича, что я сдаюсь, что не хочу воевать против солдат великого Третьего рейха. Жандармы велели бросить оружие и скинуть с себя всё. Я так и сделал, потом поднял руки. И чую прицел на спине, думаю, меня могли и пристрелить свои за предательство. А когда мордатый унтер начал хлопать меня по карманам, а другие солдаты осматривали окрестности, один ли я здесь, то я врезал унтеру по морде и сделал вид, что бросаю с рук ножи, а на самом деле пустил ледяные стрелы, и два оставшихся немца упали. Демонстративно добавив пару раз унтеру, я заспешил. Забрав свои вещи и оружие, обыскал убитых немцев, в ранки от стрел ударяя ножом, чтобы было понятно, как их убили. Собрал трофеи и заметил, что ко мне с холма катят все три мотоцикла. Я тут же закинул в коляску унтера, который всё ещё был без сознания, прыгнул за руль мотоцикла и с пробуксовкой тронулся с места. Проходя с заносом повороты, я смылся, сразу уйдя с трассы.

Следующие дни и описывать-то нечего. Допросил унтера, он сообщил, где находятся пункты сбора советской техники и вооружения. Я их посетил за пару дней. Немало вооружения набрал, запасов топлива, КВ-1 заимел в количестве шести штук в ремонтном батальоне, где их восстанавливали на заводе в Минске, тридцать-четвёрок с десяток. Там же три немецкие четвёрки, пять троек, две двойки, четыре штуг-3 и шесть бронетранспортёров. Брал то, что уже прошло через руки немецких мастеров и было готово к применению. То, что кресты на них намалёваны, меня не смущало. Боеприпасы со складов взял к ним. На одном из пунктов сбора трофейного вооружения с два десятка советских зениток собрал, половина пулемётные, половина пушечные, автоматические. Тяжёлые не брал. Снаряды и патроны к зениткам были, и немало. Орудий артиллерийских набрал по паре штук, но всех систем, от лёгких до тяжёлых новейших гаубиц. Миномёты также. Техника… Грузовиков не так и много, немцы сами их используют, особенно нашего «Захара» уважают за неприхотливость, но тракторы встретились и артиллерийские тягачи. Взял. Около пятисот СВТ набрал в ящиках, мосинки не интересовали, они у меня и так были, пулемёты и всё такое, это заинтересовало. Одних пехотных ДШК было тридцать три. Однако жемчужина того, что я увёл у немцев, – это два бывших советских бронекатера с танковыми пушками впереди и на корме, спаренной зениткой из ДШК, они сами их восстановили и на службу поставили, так что они в полном порядке были.

Ещё у немцев состав с топливом на станции в Минске украл, один паровоз остался. А замаскировал это уничтожением эшелона с боеприпасами, там уже не разобрать, был этот состав или нет. Всё горело и взрывалось. В половине цистерн дизельное топливо было, во остальных – бензин для грузовиков и мотоциклов. Вот уж я затарился… Браслет полным стал, всего три процента свободного места осталось.

Я переоделся в гражданское, добыл, и два дня прожил в Минске, ища амулеты. Попался всего один предмет, золотая цепочка, похожая на мужскую шейную, но с висюльками с двух сторон. Пока не знаю, что это, но светилось от маны. Больше ничего не нашёл, музеи тут закрыты и пусты, я проник и осмотрел. Зато, когда ночью возвращался от антиквара, то случайно наткнулся на подпольщиков. Они ночью с радистом за город шли, вот я и проследил за ними. Они докладывали об аэродроме и взорванной станции. Я даже подслушал, когда следующий сеанс связи. И мы сегодня ночью «случайно» столкнёмся…

Тут раздался шум нескольких моторов, и я приготовился: будем брать офицера. О, так мне ещё бронетранспортёр пригнали в подарок? Я рад.


Гул моторов нашего транспортного самолёта убаюкивал, и я был доволен. Всё вышло, как я и задумывал. Взял оберста, причём с его адъютантом в звании обер-лейтенанта, потом «случайно» вышел ночью на группу, что вела радиста, чуть до стрельбы не дошло, но опознались. Я так и представился, мол, командир зенитной батареи лейтенант Крайнов. И на вопрос, какого хрена я тут делаю, поплакался, как, меня не спрося, с самолёта на днях выбросили, ветер унёс, и я заблудился. Мол, я домой к своим хочу, вон, двух офицеров в плен смог захватить. И следующей ночью нас забрали с парой раненых подпольщиков. Лечу обратно.

А какая была задача у той разведгруппы, я смог узнать, подпольщики сообщили, они в этом участвовали. Боевая группа должна была напасть на здание гестапо в центре Минска и забрать оттуда своего человека. Я же говорил, не просто так меня выбрали. Видимо, рассказали, как у моста я тараном шёл, а остальные за мной всё подчищали, и кто-то решил это дело повторить. Да ну их к чёрту! А сама операция сорвалась, немцы расстреляли их человека. Война, знаете ли. А вообще я рад, что по-своему сделал, если бы помог, то заставили и дальше так воевать, а оно мне надо? Я зенитчик и врач, а не диверсант и не штурмовик.

Мы совершили посадку на том же фронтовом аэродроме, откуда вылетели, немцев и раненых у нас забрали, ну и особисты со мной пообщались. Я описал, что было, и предъявил пачку немецких документов и жетонов – доказательство моих приключений. Так что претензий ко мне не было, как и то, что я не смог вернуться к группе, ветер помешал. Спрашивали о аэродроме и станции, но я делал удивлённый вид и говорил: слышать от пленных слышал, но ко мне это какое отношение имеет? Мне выдали предписание явиться в кадровый отдел нашей армии, получить новое назначение, но это завтра, а сейчас я завалился на койку в одной из землянок у летунов и уснул.

А проснулся днём от заполошной стрельбы зениток и бомбёжки. Выбежал наружу, и меня тут же сбил с ног воздушный удар. Потом рядом рванула авиабомба, совсем рядом, метрах в пяти, сотка, не меньше, и уровень зарядки моего амулета скакнул к нулю, пять процентов всего. И не успел я его зарядить, как следующий разрыв отправил меня во тьму.

Допрыгался. И чего я ночью не укатил в штаб, ведь была попутная машина! Видишь ли, не захотел с особистами ехать, они из нашей армии были. Вот теперь и получил.

Интересно закончилась эта эпопея со снятием меня с командования батареей. Ну ладно, если очнусь, то узнаю, что со мной. Если что серьёзное, я того полковника точно найду и грохну. Напомню, что ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным.

Владимир Поселягин Спец

Серия «Наши там» выпускается с 2010 года


© Поселягин В. Г., 2019

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2019

© «Центрполиграф», 2019

* * *

Потянувшись, я развёл руки, подняв их на ширину плеч, и сделал несколько гимнастических упражнений, продолжая наблюдать со второго этажа бывшей школы, а сегодня армейского тылового госпиталя, как идёт разгрузка трёх машин. Привезли с санитарного эшелона новеньких. Уже наступила осень, середина октября, бойцы и командиры ходят в шинелях да телогрейках. Снаружи моросил дождик, а у нас ещё ничего, тепло. Вдали а мутным от стекающей воды стеклом и каплями дождя виднелись тёмные крыши домов Москвы. Да, меня отвезли в Москву. Сейчас расскажу, как дело было.

В общем, последствия первого взрыва защита погасила, а вот второго приглушить не смогла, тем более и оставалось там заряда процентов пять в накопителе. Я не знаю, что сделал медальон защиты, теперь и не узнаю – сгорел он, оплавившись, вон на груди остался след ожога, но частично он меня спас. Ни контузии, ни серьёзных травм, кроме одной: ногу мне собирали по кусочкам, причём по закону пакости именно ту, что у меня была повреждена в прошлой жизни. Пострадали и малая, и большая берцовые кости. Ладно хоть, коленный сустав целым остался, врачи сказали, ходить смогу, даже быстро, а вот бегать – увы. В общем, стала моя нога короче на пять сантиметров, и меня ожидала медицинская комиссия, что спишет меня из армии. Это особо и не скрывалось, да и я всё прекрасно понимал, сам в этом разбираюсь.

Ногу мне, скорее всего, отрезали бы, тут валом раненые, кому захочется возиться с очередным поступившим, пусть тот даже и командир? Однако, к счастью, очнулся я, ещё когда меня перевозили, с шиной на ноге и в бинтах. В медсанбате смог уговорить местного военврача связаться с нашим госпиталем, и меня отправили туда, – а там уже и Анна ждала, – где мои друзья-хирурги и поработали. Ну а когда меня отправили в тыл, ранение-то тяжёлое, Анна, получив разрешение, отправилась вместе со мной. Перевелась, если проще. Она сейчас тут же проходит службу, в госпитале, где я сейчас лежу. Жена. Мы поженились месяц назад, официально, к нам сюда сотрудник ЗАГСа приезжал, главврач всё устроил. Я рад, и жена тоже. Чудо она у меня. Сняла комнатку неподалёку, готовит вкусности, в основном пирожки, и приносит. Деньги есть, я даю, мол, скопил, а то цены сейчас в Москве ого-го!

По поводу магических амулетов: потерял я только амулет защиты, как его ни было жаль, остальные снял, убрал в сидор и отдал его Анне на хранение. В первое время чуть не возникла проблема со мной: документов-то нет, как оформлять? И я незаметно достал из кольца своё командирское удостоверение, решив проблему. А иначе меня точно комиссуют. Сейчас у меня вся правая нога до паха в гипсе, третью неделю только начал ходить на костылях, а как их снимут, вызову сапожника, и тот снимет мерки и сделает обувь, для правой ноги – с высоким каблуком. В этом случае я смогу ходить, пусть с лёгкой тросточкой, но вполне свободно. Опыт-то есть.

Ну а насчёт планов, то я уже успел их обдумать, времени-то было вагон и маленькая тележка, хотя, откровенно скажу, мне было чем заняться, но об этом после. Так вот, я уже всё обдумал и, проанализировав ситуацию, вот что решил. Война хоть и идёт с заметными различиями, чем в моей истории, но не так и сильно. Просто немцы где быстрее захватывали какие-то города, а где-то с этим тянули. Например, Ленинград в блокаде был всего две недели, и оттуда до этого момента много что успели вывезти. В остальном так же. Киевский котёл тоже был, недавно немцы его окончательно переварили, но всё же не все войска там успели захлопнуть, где-то около трети вырвались. Именно они и создали тонкую цепочку обороны, которую немцы раз за разом рвали, двигаясь к Москве. Дивизии ополчения, как и в моей истории наспех сформированные, вставали на местах таких прорывов, погибая, но останавливая немцев на какое-то время. Однако, судя по рассказам новичков, а слухи по госпиталю так и ходили, я смог понять, что немцы будут у Москвы раньше, чем в моё время, а там и до городских боёв недалеко. Это если сибирские дивизии не подоспеют. Не хотелось бы оказаться среди этой мясорубки, да ещё в таком малоподвижном состоянии. Поэтому, проанализировав всё, я вот что решил. После выписки или, точнее, после того, как госпиталь будут эвакуировать дальше в тыл, как немцы подойдут к Москве, отправлюсь с ним. Не хочу Анну из виду терять. Потом я планировал комиссоваться, отправиться в какой-нибудь городок, например, меня вполне устраивала Казань, крупный тыловой город, сдать в местном институте все экзамены на врача, приобрести домик и, устроившись в больнице, обычным врачом, перетянуть жену к себе. Так же по военной службе. Правда, не знаю, получится что или нет. Ладно наш армейский госпиталь, оттуда Анну отпустили, несмотря на нехватку врачей, понимали ситуацию, а вот отсюда могут и не отпустить. Правда, была у меня одна мыслишка, беременность поможет, но я пока оставил её на потом.

По поводу амулетов, ладно те, коими я пользовался до ранения, все они при мне, сейчас речь о той цепочке с украшениями-подвесками, которую я нашёл у коллекционера в Минске. Единственная моя находка у немцев в тылу. Когда я немного отошёл и меня уже перевезли в Москву, я попросил Анну вернуть часть вещей, и она так и не поняла, куда они у меня делись, а когда обмывала меня, даже не поняла, что они на теле, она их не видела. Могла бы нащупать, но рисковать я не стал, руки сам обмывал. Около трёх дней я пытался понять, что это за амулет, работая преимущественно с наступлением темноты, чтобы соседи не видели. Я не был привилегированным ранбольным, общая командирская палата на три десятка коек, и одна из них моя. Цепочка не была шейной, как я поначалу думал, хотя по длине и похожа. Однако застёжки на ней не было, а голова в неё не пролезала. Но я попытался, вдруг растянется? Не вышло, зато я смог вступить с амулетом в контакт. Как оказалось, он работал только на голове, причём в таком положении, когда обе металлические пластины-подвески закрывали виски. Как диадема, но только из цепочки. Точно не скажу, но предположу, что это эксклюзивная модель, сделанная в единственном экземпляре или малом количестве каким-то магом-артефактором.

Если проще – это амулет-помощник. Буквально. Работал он левитацией, то есть способен дистанционно работать с предметами. Как грузчик или магический помощник. Поначалу я предположил, что он входит в комплект амулетов магического ювелира или артефактора, но нет, амулет явно не терпел конкуренции. Да и не мог амулет из комплекта того же артефактора работать на дальность в километр, а этот именно такой был. Я за эти два месяца успел всё изучить, что вокруг в городе происходило. Даже предотвратил четыре изнасилования, семь десятков краж, из них две трети уличные, остальные в квартирах, ну и остальное. Всё, что в моих силах, то, что успевал заметить. Тем более Анна сняла комнату рядом и была под моим постоянным присмотром, о котором я ей, конечно же, не сообщал.

Самое главное, амулет способен распараллеливать сознание на сорок пять потоков, и каждым потоком я мог работать как одной рукой. Сорок пять магических рук-помощников. Когда разобрался, я чуть не ошалел от радости, ну и от скуки стал активно тренироваться с амулетом. А тренироваться нужно было, требовались умение и опыт им пользоваться. Поначалу я мог стабильно держать шестнадцать потоков, но за два месяца активных тренировок поднял до двадцати девяти. Сегодня утром смог вытянуть до тридцати и пока остановился, нарабатывая опыт. Кстати, я могу дистанционно завести машину и, управляя ею, отогнать в другое место. У двух угонщиков так машины отобрал, а их, ничего не понимающих, выбросил из кабины.

То, что я набрал техники, главное, танков, – это в плюс. Уже сейчас могу сформировать экипажи для шести танков, это я о тридцатьчетвёрках, или для пяти КВ. Да и с авиацией так же. Важно эту технику освоить, а то я её не знаю. Цепочка у меня постоянно на голове, всё равно её не видят, снимаю, только когда с койки встаю, а так штука нужная. В будущем я её в шапку планировал вделать, удобно. А то постоянно опасаюсь, что Анна проведёт рукой по моим волосам, иногда так делала, – и нащупает её.

Как бы то ни было, но я активно шёл на поправку, причём такими темпами, что врачи дивились. Да и я слегка был удивлён, тоже в теме, понимаю, что с такими ранениями несколько месяцев лежат. Я должен был ближе к Новому году начать ходить, а тут в конце сентября стал аккуратно шастать по палате, пережидая приступы головокружения от долгого лежания, а потом уже и по коридору шаркать тапкой на левой ноге да постукивать костылём. Сначала было тяжело, а потом ничего, расходился. В палате нас шестеро ходячих, сестричек позвать или врача, воды поднести попить – это к нам. А причина такого скорого выздоровления мной была найдена. Я точно не уверен, но как-то другого ответа не было. А это то вино из магической фляжки. Я тут привык его по утрам и вечерам по пятьдесят грамм пить, для поднятия тонуса, да и крови сколько потерял, и, возможно, именно оно дало такой эффект. Что я о нём знаю? Вот к таким выводам я пришёл после довольно долгого анализа.