Принцип Любви (fb2)


Настройки текста:



Рис Кларисса  Принцип Любви

Пролог

— Леди Валдестия, доброго утра, — я осторожно просочилась в кабинет декана некромантов и по совместительству невесты ректора.

— Евтария, проходи, — богиня Смерти кивнула на кресло около ее рабочего стола.

— Простите за беспокойство, — я поклонилась и опустилась на стул.

— Что случилось? — в ее глазах читалось беспокойство и тревога.

— Я хотела поговорить с вами о Принце Дабиане, — скромно потупив взор, с замиранием сердца стала ожидать ее вердикта.

— Дорогая моя, — Леди Смерть отложила перо, — объясни мне, на кой он тебе вообще сдался. Кроме громкого слова Принц с него и взять нечего.

— Я и сама не пойму, — честно, тоже не один десяток раз задавалась этим вопросом.

— Приведешь хоть одну достойную причину, — она улыбнулась, — дам тебе неделю.

— Почему так мало! — возмутилась я на такую несправедливость.

— Мне вполне хватило времени, — улыбка стала поистине коварной.

— Вы с самого начала заинтриговали весь дворец, — обижено промолвила в ответ.

— Думаю, ты тоже немало шуму наделала доведя Дабиана до обморока, — и еще шире улыбнувшись, она прыснула в кулак, — одним только поцелуем.

— Да теперь каждый хочет проверить, от чего там Принц чувств лишился.

— Вот и пользуйся этим, — Леди благословенно помахала на меня.

— Не смешно, — я опустила глаза в пол.

— Зато действенно, — декан в миг посерьезнела, — не поверю, что тебе матушка не передала пару десятков томов по любовным премудростям.

— У меня целая библиотека уже, — я вспомнила вечную шутку одногруппников, — только от этого мне не легче, у меня даже нормальных отношений ни разу не было, а мне, на минуточку, почти триста сорок пять.

— А нам с Ректором вообще не сосчитать, — Валдестия весело расхохоталась, — а я как порядочная семнадцатилетняя красотка ворочу носик и делаю вид, что мне ни капли не интересны его ухаживания и предложение немедленно сочетаться браком.

— Вы оба прекрасно понимаете, что все это специально, — я не собиралась сдаваться.

— Верно, — профессор только кивнула, — но и Дабиан понимает, что ты уже на него запала, и сдаваться не станешь.

— Не подскажете, как с его прилепалкой разобраться? — этот вопрос меня интересовал больше всего.

— Росильду можешь магией приложить, — беззаботно пожала плечами некромантка.

— Почему? — я удивленно посмотрела на Леди Смерть.

— Да ей Дабиан почти всю выжег, — еще раз дернула плечами в ответ, — за столько лет там от магии одно название осталось.

— А для моей не вредно? — что-то не хочется мне лишаться магии.

— Если вы ничего не напортачили во время ритуала, — глаза ярко блеснули, — то ничего. Принц абсолютно безвреден.

— А если?.. — тут меня уже одолели сомнения в профессионализме собственных собратьев по ученическим партам.

— То максимум через десять лет его жена лишится магии, будь она хоть трижды богиней, — золотые глаза с издевкой взглянули на меня.

— Вы бы не позволили такому остаться в живых, — я уверенно выдержала холодный взгляд одной из первых богинь.

— Правильно думаешь, — и на место холода пришло тепло.

— И? — я словно кролик вглядывалась в ее глаза.

— Иди пакуй вещи, — она что-то быстро черкнула на листе, — у тебя неделя.

— Спасибо вам, Леди, — я подпрыгнула и поклонилась.

— Не стоит, — отмахнулись мне в ответ, — каждый достоин шанса на любовь.

— И даже вы? — я с замиранием сердца смотрела на погрустневшую богиню.

— Я не та, о ком хочется разговаривать, — и по ее взгляду поняла — лучше выметаться.

— Доброго вам дня, — и, тихо прикрыв за собой дверь, покинула кабинет.

Я медленно шла по коридорам Академии. Не знаю почему, но от слов Леди Валдестии на душе становилось ужасно тоскливо и хотелось рыдать. Не знаю за что, но она словно наказывает себя, не позволяя быть счастливой. Не мне, конечно, рассуждать о причудах богов, но по-женски было ее очень жалко.

Но мне нужно было еще упаковать дорожную сумку, даже неделя предполагала, что у меня должно быть достаточное количество нарядов для выхода. И у меня не было под рукой разумной нежити, которая умеет побольше некоторых магов.

Не хотелось упасть в грязь лицом, я, как ни крути, дочь богини Любви, и значит должна быть женственна, элегантна и до жути коварна и сумасшедшая. Как и всякая любовь, которая огненным кинжалом проходит по венам будоража и распаляя.

Вот тут-то и начался мой самый большой ступор в жизни, что запихнуть в сумку и что мне вообще понадобится в течение этой недели. Если так подумать, семь дней это так мало, но с другой стороны это целая вечность.

Первым делом закинула в чемодан десяток комплектов нижнего белья, армии чулок и туфель на шпильках. Еще раз подумав, взяла комплект для восточных танцев, в переводе стриптиза. Но ничего, я еще и не такое переживала, последние выборы Королевы едва до инфаркта не довели всю Академию.

В итоге сборы заняли почти весь вечер, и только к ночи я смогла, попрощавшись со всеми, переместиться в другой мир, где меня ждет мой Принц.

Глава 1

В коридорах было темно и тихо, вот такое чувство, что жизнь их ничему не учит, и они опять сняли охрану с коридоров. Мало было им одних проблем с Принцем. Нет, после того, как раскрылась вся правда, Король покинул свой пост и отрекся от престола в пользу сына. Но даже это не могло гарантировать им безопасность, тем более от взбешенной демонессы.

Маячки Леди Овалир так и не снимала, и я могла спокойно ориентироваться на тусклое свечение в голове. Медленно пробираясь по ночным коридорам, я была готова шарахаться от каждого подозрительного шороха, но их не было в этом темном замке.

Комната Ректора неумолимо приближалась, а я начинала чувствовать волнение и некое переживание, обычно такими свойствами я не обладала. Оказывается нет, даже мне свойственно испытывать трепет перед совершением почти безумных поступков.

Темная дверь резко оказалась перед глазами. Пришлось глубоко вдохнуть и успокоить расшалившиеся не на шутку нервишки. Пытаясь сильно не шуметь, проскользнула внутрь. Медленно осмотрелась и проверила комнату на наличие живых объектов. Кроме двух крыс другого в комнате не нашлось.

Вот теперь я успокоилась окончательно, что же, Ваше Высочество, ждите меня. Эти семь дней я не позволю вам от меня скрыться. Не достанетесь вы жалкой Герцогине, которая при первой же возможности в обморок падает.

С такими мыслями я стала располагаться в комнате. Разобрать сумку много времени не заняло. А вот приводить вещи в идеальный вид мне пришлось долго и тщательно. Многие комплекты белья просто не могли терпеть такого варварского отношения к себе. Но выхода у меня не было, и брать специальные транспортировочные чехлы времени не было. Вот теперь я и мучилась, приводя одежду в божеский вид.

Следующим пунктом моего плана была ванная и косметические манипуляции, на которые и был самый главный расчет. Полсотни чемоданов, как у профессора, я взять не могла, но с самой необходимой косметикой не рассталась бы ни за какие деньги в мире. Не зря же все наши активы сосредоточены в индустрии красоты и косметологии. Не зря Ректор так долго возмущался. Он прекрасно понимал, что с моим-то состоянием и активами я сама могла купить остров и открыть на нем собственное Королевство.

Но нет же, меня заклинило на Принце Асур. Хоть пристрелите меня, я его хочу до беспамятства. И вот вся такая прекрасная я, тайком пробираюсь в смежную комнату к объекту собственного наваждения. Да, узнают — засмеют!

Вот только как бы я не пыталась выкинуть Дабиана из головы, у меня это не получалось, и днем, и ночью он преследовал меня. Даже во снах я видела его с завидной регулярностью. Может это и было бредом моей фантазии, но отказываться от собственного сладкого наваждения я не собиралась.

Я — дочь Богини Любви! В конце-то концов! Я что, не могу добиться расположения одного единственного мужика? Вон, Леди Овалир на спор Ректора в постель затащила. Там о любви даже речи не шло. А вот как все вывернулось, свадьба не за горами.

Я тоже хочу собственную сказку о любви с прекрасным Принцем и пышной свадьбой. И не важно, по чьим головам мне придется пройтись, чтобы заполучить желаемое. Принц будет моим, я голову на отсечение положу, но добьюсь его.

И если через семь дней он не сделает предложение мне выйти за него замуж, сама его сделаю. В государственных делах и в управлении капиталами и ресурсами я понимаю побольше, чем вся верхушка Королевства вместе взятая.

А сейчас Дабиану, после предательства отца и отречения оного от престола, как никогда нужна поддержка и опора. В голове роились сразу два плана действий, нет, конечно можно было и совместить их, но я не могла в столь сжатые сроки получить досье на объект моего тайного, или уже нет, воздыхания.

Действовать же без психологического портрета его личности я могла только на собственный страх и риск. И теперь меньше чем за пару часов мне придется решить, как лучше действовать и на какие конкретные точки надавливать, чтобы добиться желаемого результата с наименьшими затратами.

Выбравшись из-под теплых струй, начала самое ответственное занятие, доведение кожи до состояния «шелкового наваждения», как обзывала мамочка. Рано или поздно, но в постель к Дабиану я попаду, а это будет первым из преимуществ.

Оставалось не так много времени перед выходом, и пришлось резко ускориться и активировать все свои навыки на максимум. По комнате я металась словно загнанный в угол зверь, который мог только скалить зубы и пытаться вырваться из круговорота проблем.

Но нет, меня захватывал азарт и нетерпение, уже хотелось распахнуть дверь и эротично опуститься на кровать к будущему мужу. Не представляя сколько сил и терпения мне пришлось приложить, чтобы так не поступить.

Просушив наконец-таки волосы, уложила их на крупную плойку волнами, создавая потрясающий эффект. Посмотрев в зеркало, поняла, что из-за практики и всего произошедшего не успела покраситься и темные корни создавали модный в этом сезоне тренд на окрашивание, который я не любила. Но делать было нечего, придется всю неделю сверкать темной макушкой.

Осмотрев дело рук своих со всех сторон, пришла к выводу, что мне нравится, и данный проект увенчался успехом. Вот я подошла вплотную к самому главному и решающему шагу всего мероприятия. Выбор наряда, от этого зависело девяносто процентов всего действа.

Почти час я прокрутилась перед зеркалом примеряя то одно, то другое, то третье. В результате уже впритык, остановилась на персиковой пижаме. Короткие шортики, по типу шаровар, держащиеся на трех резинках. Топик в облипку на голое тело и полупрозрачный халат без запаха.

Самой себе я понравилась безоговорочно, эффекта соблазнения я с порога не вызывала, но и скучной не смотрелась. Вроде бы все прилично, пришла поговорить с самого утра, но с другой стороны, ткань плотно обхватывала бюст, дразня фантазию.

Вот в таком виде я и решила с утра пораньше наведаться к моему почти мужу, должен же он оценить все счастье, доставшееся ему. Поцелуй ему пришелся по душе, так что и фантазия должна быть настроена положительно. Кивнув сама себе, решительно развернулась к противоположной стене. Жди меня, мой дорогой!

Глава 2

Тихо приоткрыв фальшивую панель в стене, скользнула в коридор. Чтобы раньше времени не наделать шуму, пушистые тапочки на каблуках я несла в руках. Спасибо Академии было не холодно, приходилось и в более суровых условиях выживать.

Чтобы открыть вторую панель, пришлось хорошо помучиться. Ректор так и не сказал как система работает со стороны прохода. Только: «Если вы его действительно любите, то стена не станет для вас препятствием, так что дерзайте, Леди Евтария». Такое чувство, что я попросила мне тайну государственной важности рассказать, всего-то как дверь открыть.

Но ничего, я все-таки смогла открыть злосчастное препятствие и ступить на теплый ворс ковра. Дабиан спал подложив ручки под щеку и мило посапывая. Тряхнув головой и напомнив себе, что я здесь не для этого, обулась и уже не таясь процокала к кровати.

Осторожно опустившись на край, посмотрела на проснувшегося мужчину. Который лежал и нагло притворялся спящим. Эх, Ваше Высочество, выбери я такой путь, сон вас не спас бы, так оприходовала бы.

— Ваше Высочество, не стоит притворяться, я знаю, что вы уже не спите.

— Леди? — он удивленно на меня посмотрел и скользнул заинтересованным взглядом по вырезу распахнутого халата.

— А вы кого ожидали? — скрестила руки, приподнимая грудь. — Убийцу или маньяка?

— Ну точно не вас с утра пораньше, — Дабиан не отводил взгляда от верхних девяносто.

— Тогда прошу меня простить, — я резко поднялась, — загляну позже.

— Не придуривайтесь, …? — он с вопросом смотрел мне в глаза.

— Евтария, — мило поклонилась, — выпускница-артефакор и глава косметической Империи, как ты мог догадаться.

— Наглости тебе не занимать, — прикрыв глаза, Принц откинулся на подушку.

— Что вы, — я еще наглее улыбнулась, — моим куратором была сама Леди Овалир, так что это еще ничего. Вот если бы к вам кого из некромантов послали, те да, наглые.

— Ты от Дорофеи? — Дабиан встрепенулся.

— Нет, я по поручению Ректора Шипа, — немножко так приврала, не моргнув и глазом.

— Кого? — не понял меня растерянный парень.

— Вашего друга, — не стала заострять внимание на имени Ректора в этом мире.

— Тебя Генсир послал? — еще более удивленно посмотрел на меня Принц.

— Да, Ваше Высочество, — я низко опустилась в реверанс.

— Величество, — тупо поправили меня.

— Что, простите? — не поднимаясь посмотрела на него с вопросом в глазах.

— Я говорю, что уже пять дней я Король этой страны, — пояснили мне.

— Тогда простите, что не успела вовремя, — тряхнув головой, приблизилась к постели.

— Для чего вы тут, Леди? — серые глаза еще раз прошлись по мне.

— Моя основная задача, — вновь заняла вакантное место рядом с почти мужем, — помочь вам первое время, держать государственные дела под контролем. Так как я почти семьсот лет отвечала за экономическое пространство нашей фирмы, Ректор принял решение, что я лучший кандидат на роль вашего помощника. Мое резюме можно посмотреть в любой момент, оно подписано Ректором и всеми двенадцатью деканами. Также я имею начальное юридическое образование, так что с этим тоже не возникнет вопросов. Магические способности выше среднего, имею божественное происхождение и две искры, от отца и матери. Так что лучше меня не нашли.

— А как же ваша выходка? — ткнули меня носом.

— Я, как и любой выпускник Академии, четко разграничиваю личную и рабочую атмосферу, так что не стоит волноваться, с поцелуями к вам я больше не полезу.

— И вам хватит выдержки? — Король явно издевался надо мной.

— Да, Ваше Величество, — подтвердила собственные слова кивком.

— И ваш наряд прямое тому подтверждение, — хохотнул парень.

— Что не так с моей пижамой? — я демонстративно себя ощупала.

— Вас действительно ничего не смущает? — он указал на топ и шорты.

— Эм, простите, но это стандартная Академическая пижама, — четко отдиктовала, смотря в расширенные от удивления зрачки, — единственное, что нам позволено менять, это расцветку и ткань, все остальное шьется по стандартам.

— Тогда простите за мои мысли, — Дабиан не спешил вставать с кровати.

— Тогда лучше приступим к делам, — резво подскочив, хлопнула в ладоши и сверкнула белозубой улыбкой, — у меня всего неделя.


— Может, вы сперва выйдете? — Король указал на дверь.

— Что-то случилось? — наклонив голову к плечу, лукаво на него взглянула.

— Нет, просто покиньте мои покои на время, — он уже махнул на дверь.

— Может вам помочь с проблемой? — играя под дурочку, я стояла на месте.

— Евтария! — уже заорали на меня.

— Что сразу кричать, — пожала плечами, — я в общаге этого насмотрелась, уже не стыдно. Так что нечего так сверкать глазами, чего я там не видела.

— Евтария! — в дверь прилетела подушка, а я, смеясь, удалилась.

Так как на комнате стояли чары заглушки, метнувшаяся в сторону служанка слышать не могла, но вот прекрасно рассмотрела, как полураздетая я выхожу из комнаты нового Короля в семь утра. Нет, специально я этого не хотела, но раз Всевышний послал, то почему бы и не воспользоваться. Поправив волосы, привлекала внимание к синяку на шее.

Заработала я его, конечно, не в постели мужчины, а всего лишь Араса неудачно махнула во время спарринга шестом, но служанка этого не знала. Девица осторожно по стеночке пробралась мимо и прикрыла рот ручкой.

Чувствую, через пару часов весь замок будет стоять на ушах. Не зря же я в тот раз целовала Принца на глазах у всех и сразу. Так, в чудесном расположении духа я и вернулась в комнату. Пора собираться на государственную службу.

Глава 3

Шустро переоделась в строгий черный костюм двойку, решила не эпатировать местную публику брюками, и остановилась на юбке-карандаше на ладонь выше колена. А вот с блузкой решила схитрить. Надела только темно-вишневое белье и двубортный пиджак. Дабиана должно пробрать, а я же опять остаюсь в рамках приличия.

Коварно усмехнувшись, подобрала волосы в ракушку и потопала на встречу с новоявленным Королем Асур. К моему возвращению парень тоже успел одеться в брюки и рубашку, не сказать, что выбор мне не понравился. Но все же я надеялась на другое.

— Вы готовы? — как профессиональная секретарша посмотрела на него.

— Вполне, — он снова зацепился взглядом за вырез одежды.

— Что-то не так? — режим дурочки был успешно активирован.

— Нет, что вы, все хорошо, — кое-как откашлявшись, ответили мне.

Мы медленно двинулись по коридорам, а я четко подмечала, куда и как мы поворачиваем. Все же не буду я целую неделю таскаться за Дабианом хвостиком. Нет, конечно это хороший способ не отрываться от моей цели, но все же надо создавать иллюзию выбора. А не просто надеть ошейник на моего муженька и посадить к ноге.

Кабинет оказался всего в двух коридорах от наших покоев. Служанки, попадающиеся нам по пути, стыдливо прятали глаза, но из-под ресниц внимательно нас рассматривали. Я же не пыталась скрываться и вовсю демонстрировала себя любимую.

Открыв дверь, Король пропустил меня внутрь. Он галантно пропустил и прикрыл дверь не утруждая меня. Расслабившись, я даже не заметила, как оказалась прижата к этой самой двери, при этом больно ударившись затылком.

— Что же вы тут забыли? — Дабиан жестко держал меня за запястья.

— Ваше Величество, — я вскинула бровь, — не заставляйте меня сомневаться в ваших умственных способностях. Я уже четко обрисовала вам цель своего пребывания.

— А как же это, — перехватив запястья в одну руку, парень расстегнул пуговицы, — скажи, что тебе так удобнее работать?

— Не поверите, — оскалившись, зашипела, — но это то, в чем я хожу на работу.

— Интересная работа, — свободная рука поползла по моему животу, — я бы даже сказал интригующая, не подскажете, в какой сфере пригождается?

— Убери руки, — еще тише прошептала я, — пока я не вырвала тебе их.

— Попробуй, — и губы обожгло.

Дабиан целовал страстно и пылко, а я же в противовес его соображениям начала вырываться и извиваться. Незаметно и специально потеревшись обо все стратегически важные места. Из-за чего получила низкий рык в награду.

Усилив напор, парень практически вжал меня собой в злосчастную дверь, не позволяя больше шевелиться, да и вообще дышать. Такое чувство, что это он на мне зациклен, а не наоборот. Ну ничего, милый мой, я тебе покажу, что такое дочь Богини Любви.

Приоткрыв рот, жарко ответила на требовательный поцелуй и, получив в награду покладистость и расслабленность, резко сомкнула зубы, кусая нахальный язык, и со всей силы врезала под дых.

— Еще раз повторяюсь, я четко разделяю грань между работой и собственными желаниями, — я скрестила руки, — и не важно насколько вторые сильные, первые я всегда ставлю превыше всего.

— Не похоже на вас прежнюю, — парень отдышался и распрямился.

— Не стоит сравнивать видение с реальностью, — обойдя его, прошла к столу. — Приступим к делам, или у вас запланирована еще одна провокация?

— Приступим, — кряхтя, согласился блондин.

И работа закипела. Признаться честно, я даже не подозревала, что государственная волокита занимает столько времени. Со своим уставом в чужой дом не суются, но тут была ужасная координация документооборота. Пришлось вникать в дела, и три документа могли копировать друг друга с разницей в отделах и министрах, которые их составляли.

Под конец я едва не взвыла от этого дурдома, в итоге, психанув, приказала принести три огромные коробки и начала сортировать все про привычным мне категориям: Экономический, Юридический, Административный.

После сортировки, третью коробку отдала хозяину кабинета, за первую села сама, а вторая сиротливо осталась стоять посередине кабинета. Закончила я почти за два часа. По экономике вопросов было немного, и все в основном касались закупок или движения внутри самого дворца. Потянувшись до хруста, посмотрела на Короля и, решив его не трогать, принялась за самую маленькую коробку с вопросами по юридической стороне жизни государства и народа.

Вот тут пришлось попотеть и на помощь взять сборники законов и правил, но даже с этим препятствием я управилась быстрее, чем Дабиан решил вопросы по управленческой стороне. Пришлось подсесть к нему и начать вникать в прошения и требования.

К моему удивлению, меня не прогнали, а освободили место, позволяя погрузиться в работу. Даже вдвоем закончили мы поздно вечером.

— Благодарю за работу, — Король потянулся, — без вас я бы, наверное, помер за ними.

— Ничего страшного, — я тоже встала, — прикажите делить документы по тому же принципу, и работа станет гораздо организованней. Не придется постоянно перепрыгивать с темы на тему, а потом обратно.

— И все же, — он встал рядом, — простите за утро.

— Забыли, — отмахнулась и собрала оставшиеся бумаги, — думаю, нам стоит поспать.

— Да, завтра приезжают послы, — мне протянули руку, — позволь тебя проводить.

— Как пожелаете, мой Король, — я ухватилась за протянутую руку.

— Евтария, давай без этого, — Дабиан осторожно поцеловал запястье, — просто по имени, хорошо? Нам еще работать вместе.

— Как пожелаешь, Дабиан, — озорно улыбнулась я.

Так мы и расстались на веселой ноте, разойдясь по комнатам. Что же, день оказался плодотворным и полезным. Я завоевала его доверие и показала собственную ценность, а также подогрела интерес. Теперь можно и поспать.

Глава 4

Очередной день я встречала в полной боевой готовности. Мне были не страшны никакие там дипломаты и послы. По сравнению с нашими педагогами они были сущими детьми, от которых можно было ждать только словесных уколов, но не серьезных проблем.

Сегодня я выбрала темно-синее платье с белым воротником-стойкой и рядом перламутровых пуговиц. Высокая шпилька позволяла при моем росте на многих оппонентов смотреть свысока, навевая страх и ужас. Чем я беззастенчиво пользовалась не одно столетие, и если работало в моем мире, то почему бы не попробовать и тут.

Подобрав и завершив образ вишневой помадой, целенаправленно пошла будить Короля, который еще не привык к ежедневной рутине и не просыпался. Кто не был студентом, тот не понимает, какого это не спать по трое суток. Причем не из-за вечеринок и гулянок, а из-за зубрежки конспектов по влиянию минералов на свойство артефактов.

Там сам черт ногу сломает, ведь при разных сочетаниях проявляются разные свойства, так еще и в разных металлах. Вот и приходилось все это заучивать до беспамятства.

Так что такая детская ерунда как государственные дела меня сильно не пугала, и я спокойно отдохнула все семь часов. А вот не привыкший к таким нагрузкам член королевского рода дрых без задних ног.

— Подъем, — проорала я ему в ухо.

— Что? — блондин резко подорвался на постели, принимая позицию сидя.

— Родина зовет, — я уже перебирала первые документы, — у тебя пятнадцать минут на душ и одежду. После двадцать минут на завтрак, и уже пойдут первые переговорщики.

— Евтария? — в серых глазах большими буквами читалась растерянность.

— Я не шучу, — строго топнула ногой, — первые послы уже на девять записались.

— Что же им не спится? — простонал парень, падая в подушку.

— За это время еще и взятки дают, — я поправила волосы, — самое вакантное, с утра пораньше, под такую песнь можно много всего пропихнуть, так что у тебя десять минут.

— Иду, — и, уже не стесняясь, он потопал в ванну.

Я же едва инфаркт не заработала оценивая открывшийся вид подтянутой задницы. Не была бы в образе, уже накинулась бы на это чудо света. Но нет, природная сдержанность не позволяла отходить от продуманного сценария.

У меня еще будет время потискать ее в своих руках. А пока я распорядилась накрыть на стол. Горничные опять оценили все происходящее и по-быстрому скрылись с глаз долой, куда подальше. Пока не попали под раздачу любвеобильного Короля.

Я же спокойно уселась за стол и подвинула к себе ароматный чай и свежую выпечку. Увы, с поваром королевского дворца это не шло ни в какое сравнение, но пришлось довольствоваться хоть чем-то. Помирать от голода я не планировала.

Дабиан действительно появился спустя десять минут и, увидев сервированный к завтраку стол, воздал хвалу всем богам, что сегодня он не будет сидеть голодным. Удостоив меня только кивком, он набросился на еду словно голодный зверь.

Вставать между голодным мужиком и едой я не собиралась, поэтому просто пила почти остывший чай и наблюдала за оголодавшим Королем. Не кормят его, что ли? Или он просто забывает, что вообще-то без еды человек не способен жить долго и счастливо.

Насытившись, Дабиан счастливо откинулся на спинку стула и перевел дыхание. Улыбка растеклась в его серебряных глазах, и я поняла — еще один плюсик я заработала. Не стоит злоупотреблять равнодушием.

Мужчины, особенно высокопоставленные, любят, когда о них заботятся, волнуются и беспокоятся. А вот равнодушие может убить даже самые крепкие и пылкие отношения. Любовь это не эфемерное чувство — это огромный труд. И в нем участие принимают двое. Если хотя бы один из них не проявляет должного рвения, все перестает иметь смысл и пропадает в пучине ежедневных проблем и забот.

А дальше нас закружил водоворот работы и государственных обязанностей. Я, прилежно выполняя роль личного секретаря и советника, стояла около кресла Короля и делала пометки в огромной тетради.

А послы и представители различных стран все текли и текли нескончаемым потоком, не позволяя нам даже на секунду отвлечься и перевести дыхание. От них двоилось, а то и троилось в глазах. Но я упорно продолжала записывать и перечислять все ими сказанное.

Не знаю, как Короли с таким справляются, но через десять минут я напрочь забывала с чего начинался разговор. И как, если судить по записям, вопрос о невесте перетекал в вопросы о политических союзах и торговле. А из политического брака мы приходили к военному альянсу и объявлению бойкота.

Так и продолжалось почти до самой ночи. Наверное, когда за последним из них закрылась дверь, я поняла, что у меня болит все и сразу. Начиная от головы и заканчивая кончиками ногтей.

Пошатываясь, я опустилась на подлокотник королевского трона и тяжело вздохнула. Радовала только теплая рука, опустившаяся на бедро, и голова, прижавшаяся к пояснице. Надо же, и правда работает. Не пришлось тащить и совращать его, достаточно оказалось просто подставить надежное плечо в нужное время и Король сам оказался в моих загребущих ручках. Не представляю, где носит его Росильду в такой момент, но я бы уже послала ее за такое далеко и надолго. У тебя мужик до гроба работает, а ты в сторонке сидишь.

Не знаю как, но под такие размышления я умудрилась уснуть, сидя на жестком подлокотнике трона и чувствуя тепло мужской руки на бедрах.

Глава 5

Третий день я встречала в собственной кровати, правда, так и не могла вспомнить, каким образом я в ней очутилась. Мозг отказывался работать и подкидывать своей хозяйке ее путь до законной опочивальни. Потянувшись, поняла еще одну интересную деталь — сплю я в платье, а такого не бывало даже после самой отвязной вечеринки.

Значит в постели я очутилась не своими двоими. Вопрос остается открытым, как я очутилась в комнате. Сев и махнув рукой на безнадежно испорченное платье, я принялась размышлять логически. Остановилось все на последнем после.

И вот тут я покраснела до кончиков волос. Я уснула в объятиях Дабиана, такого со мной еще ни разу не случалось. В мужской компании я старалась контролировать свое поведение и до зубного скрежета быть правильной и очаровательной куколкой. А тут самым наглым образом я заснула и заставила его нести меня через половину замка на руках.

Но, с другой стороны, я ему не безразлична. Он потратил собственное время и силы на транспортировку моего тела в удобную постельку. А мог и там оставить, и спи как хочешь.

Засветившись словно новенькая монетка, я рванула собираться, меня ждал очередной трудовой день. На сегодня было запланировано только большое собрание кабинета министров и советников. Облачившись в белый брючный костюм, я подвела глаза и оставила водопад волос стелиться по спине.

Вздохнув и посмотрев на себя в зеркало, удовлетворительно улыбнулась и, забрав со стола папку с документами, я решила начать новый трудовой день. Осторожно постучав, едва не подпрыгнула, так резко перед моим носиком распахнулась дверь.

Король уже полностью собранный, смотрел на меня своими серыми невозможными глазами, в которых хотелось немедленно утонуть. Он серьезно осмотрел меня с ног до головы и кивнул головой. Словно сам для себя, что-то решив. И тут я поняла, что я иду семимильными шагами в нужную мне сторону.

Мы продолжали стоять между нашими комнатами в коридоре, в котором в любую секунду мог появиться кто угодно, и страстно целовались. Он осторожно держал меня за талию и прижимал к собственной груди, а я не думая отвечала и сама льнула к нему еще ближе. Пытаясь, наверное, сразу залезть к нему в сердце через кожу.

В объятиях я просто растворялась, теряя связь с реальностью и с собственной головой. Где-то там, на задворках сознания билась мысль, что я, вообще-то, не это хочу доказать, и пора бы уже оторваться от вкусных губ и оттолкнуть наглые руки. И, собрав остатки собственной силы, я сделала то, что и должна была.

— Вы совсем обнаглели, Ваше Величество? — едва дыша, проговорила кое-как.

— Да что же это такое, — простонал Дабиан, держась за щеку, — вас с детства, что ли, этому учат? Что одна, что вторая, как что, так сразу по лицу.

— Это было лишним, — протянула ему наколдованный пакет со льдом.

— Думаю, — он все же приложил его к месту соприкосновения с моей ладонью, — тебе тоже это понравилось, только не пойму, к чему спектакль?


— Работа и личная жизнь, это два разных мира, — еще раз повторила я, — и прошу вас впредь не путать наше общение сейчас и несколько недель назад.

— Да понял я, — отмахнулся от меня блондин и потрогал челюсть.

— Нас министры ожидают, — демонстративно встряхнула папку с документами.

— Не облысеют, — Король скривился, — лишние десять минут посидят.

— За лишние десять минут, — я прыснула в кулак, — боюсь, не досчитаемся пары-тройки министров или большей половины кабинета, смотря сколько нас не будет.

— Горько признавать, но это правда, — и, подхватив меня под локоть, повел в зал.

Кабинет министров гудел словно улей после отречения старого Короля, это было первое заседание. Да и от Дабиана много не ждали, его воспринимали едва ли серьезнее ребенка, которому милостью отца разрешили поиграть в Короля.

Вот только меня рядом с ним увидеть они не ожидали, и вопросы сами собой повисли на их лицах. Как и вчера, я пристроилась по правую руку от Короля, готовая в любую секунду начать работу и планирование задач.

И заседание началось, столько шуму и гомона я еще не видела. Стояла и слушала, пока от их треска не начала болеть голова и дергаться глаз. Не выдержав, шандарахнула папкой по столу и удивилась, когда в комнате повисла тишина.

— Если вы сейчас же не заткнетесь, — я сузила глаза, — то клянусь Всевышним, прокляну каждого. И не смотрите, что я простой артефактор, курсы проклятий и обороны посещают все студенты Академии, вне зависимости от их специализации. Мало вам было демонстрации на финале, так я могу и сейчас продемонстрировать. Кто первый?

Вопросов не оказалось, и заседание наконец-то пошло как по накатанной. Вопросы решались быстро и четко, обсуждения только по делу, и все прямо душки и ромашки. За восемь часов мы почти решили все первостепенные вопросы и задачи.

Из кабинета мы опять с Дабианом почти выползали, когда стрелки часов показывали полночь. Высоко в небе переливались звезды и освещали наш путь до комнат. Перед дверью Король поймал меня за руку и остановил.

— Может, зайдешь? — в серых глазах стоял немой вопрос.

— Зачем? — я не вырывалась. — Пойми, через четыре дня я вернусь в Академию, и к тебе пришлют другого студента на помощь.

— Просто выпьем, — он не сдавался, смотря на меня словно ребенок.

— Давай тогда на выходных, завтра много работы.

И, все-таки вытащив пальцы из теплой ладони, зашла в собственную комнату. По губам скользила глупая улыбка, а сердце трепетало от радости. Похоже, это уже диагноз.

Глава 6

Утром я подскочила словно ужаленная, внутри все трепетало от нетерпения и желания увидеть бездонные серые глаза. Утонуть в них и не возвращаться уже никогда, растворившись навечно в страсти собственного мужчины.

Тряхнув головой, я отогнала непрошеные мысли куда подальше. Нечего праздновать раньше времени, если все пойдет по плану, он и так от меня никуда не денется. Так что стоит успокоиться и терпеть, пока есть на это сила воли.

Сегодняшний выбор пал на короткое белое платье из плотной шерсти. Покупала я его для белой вечеринки, с того момента больше и не надевала, ну вот, зато повод. Под низ надела кружевное боди и плотные чулки с ажурной резинкой. Если стоять прямо, то все прилично, но вот стоит наклониться или протянуть руку — резинку становится видно.

Задорно улыбнувшись самой себе в зеркало, расчесала волосы и собрала их в высокий хвост. Оттуда на меня смотрели лучезарные зеленые глаза, в зрачках которых плескалось удовлетворение и покой. Такой веры в собственные силы и благословение матушки.

Богиня Любви была милейшим созданием, когда не впадала в депрессию или гнев. А к этому у мамы были все предрасположенности. Спасибо Всевышнему, меня участь истеричной психопатки миновала, и эту черту семейства маменьки я не унаследовала.

Закончив подготовку, потянула резную ручку на себя и уперлась носом в мужскую грудь. Знакомый запах духов ударил в нос, и я едва заметно потерлась кончиком о рубашку. Дабиан стоял с занесенной для стука рукой и смотрел на меня своими невозможными глазами, улыбаясь во весь рот.

Не знаю, сколько сил мне пришлось положить на борьбу с самой собой, чтобы немедленно не зацеловать его до смерти, не сходя с места. Но все-таки мне это удалось, и я только отшатнулась на шаг назад. Переводя взгляд выше по мужской груди, зацепилась за красный подтек в отвороте рубашке.

В сердце мгновенно вспыхнула ревность, и захотелось одолжить у декана наручники и приковать к кровати одного наглого и самоуверенного мужика, и показать, кто тут главный! Но пришлось сдерживать рвущуюся наружу энергию и просто стоять.

— Доброе утро, Ваше Величество, — и присела, выставляя напоказ резинку.

— Евтария, мы же договаривались, — с укором посмотрели на меня два серебряных озера, — а ты опять начинаешь выкать, это заставляет меня чувствовать себя старым.

— Простите, но мне уже напомнили, что не стоит так фамильярно относиться к сильным мира сего, тем более с моей стороны.

— Евтария, — меня резко встряхнули, — кто тебе наплел такой чуши?

— Я думаю, вы и так догадываетесь, — и выразительно указываю на засос.

— Тебе не об этом надо волноваться, — он скривился от моего выразительного смешка.

— Да, а о чем же я должна волноваться по-вашему? — и встала в позу.

— О моих словах, — и снова меня поцеловали, да так, что колени подкосились от такого.

— Не нужно, — и, попытавшись вырваться, была прижата еще сильнее.

— Посмотри на меня, — в его глазах плескалась жгучая ревность на пару со злостью.

— Посмотрела, — не отрываясь от его взгляда, я нахмурилась.

— Тогда не возражай, а просто чувствуй!

И меня снова затянуло в водоворот его страсти и бушующих эмоций. Дабиан полностью позволял мне считывать все его эмоции и пить их. Или это он меня пил, не сдерживаясь и не позволяя мне отстраниться от этого горячего и страстного парня. И я уже теряла голову от нахлынувших чувств.

— Дабиан, — взмолилась я, когда парень начал выцеловывать линию шеи.

— Что? — руки пролезли под платье, — ты меня отвлекаешь.

— Нам надо поспешить, — противореча самой себе, я выдернула его рубашку из штанов.

— Подождут, — и, подхватив, усадил на крышку обеденного стола.

— Ты с ума сошел? — прогнулась в пояснице.

— Еще в церкви, — и я окончательно потерялась в ощущениях.

Эмоции захватывали и били через край. Сейчас я могла не сдерживаться и отпустила себя на волю. Отдавая еще больше, чем мог давать мне Дабиан, пытаясь этим компенсировать собственную глупость в тот первый поцелуй.

Но мужчине было безразлично, перед ним была только я, и нужна ему была именно я, а не те абстрактные чувства, которые он мог испытывать. Я горела сама, сгорая без остатка, и дарила ему то же, забирая все лишнее себе, не позволяя утонуть в невзгодах и печалях.

— Мы уже не просто опаздываем, — я поправляла одежду.

— Знаешь, — Дабиан поймал меня со спины, — меня не очень волнует мнение министров, я и так вижу каждый день их недовольные рожи.

— Это не отменяет того факта, что ты Король, — потянувшись, начала застегивать пуговицы на распахнутой рубашке.

— Давай сбежим? — в серых глазах плескался азарт.

— Совсем, что ли? — покрутив пальцем у виска, засмеялась.

— Хотя бы на сегодня, — нежный поцелуй за ушком, — на сутки перестанем быть кем-то?

— Не надейся, — шлепнула по наглым пальцам, — тебе сегодня еще бюджет принимать.

— Злючка, — и я опять потонула в водовороте чувств.

Все же настояв на своем сбежать из дворца, я не позволила и утащила сопротивляющегося парня на заседание комитета по денежным перспективам. Король, конечно, погрустил, но стойко принял вызов и удар.

Так до вечера и спорила по годовому бюджету, который подозрительно, даже невооруженным взглядом был завышен раза так в три, а то и четыре. В итоге просидели мы опять до поздней ночи, но смогли сократить его вдвое, на большее не хватило ни сил, ни голоса. И так голова кругом шла.

Меня хватило только на нежный поцелуй под дверью комнаты и стянуть злосчастное платье около кровати. Как моя голова коснулась подушки, я уже не помнила. У меня осталось только три дня.

Глава 7

На утро я чувствовала себя выжатым до капельки лимоном. Голова дико раскалывалась, перед глазами прыгали звездочки, и вообще хотелось пойти и утопиться. Но раскисать и погружаться в пучину переживаний и тоски я себе не позволила. Собрав в кучку собственное ноющее тело, пошла под ледяные струи воды, приводить себя в чувство.

На мое горе, даже это не сработало, мозг просто отказывался начинать работать и требовал еще пару часиков сна и покоя. Ну не было их у меня сейчас, не было. Все, что я могла предложить, это не очень вкусный кофе и сладкие поцелуи.

Против первого взбунтовался желудок, которому не очень нравилось все происходящее вокруг, а особенно местная кухня. Против поцелуя, к моему удивлению, встала гордость, которая советовала сперва разобраться с мужиком и собственным чувством долга, а уж потом окунаться с головой в теплые и захватывающие эмоции.

Так и пришлось мне выбирать более плачевный вариант. Кофе на самом деле был отвратительным, и от него хотелось немедленно избавиться, но за неимением лучших вариантов, выпила это адово зелье.

Сборы в этот раз заняли больше времени. Вечером для все послов давали праздничный ужин, и пришлось поломать голову, как выглядеть совершенством. Остановилась на тугом фиолетовом корсете из атласа и черных кожаных брючках. Юбка цеплялась за пару минут на крючки, превращая наряд в полноценное бальное платье.

С прической поступила еще проще: собрала объемный-гладкий пучок на самой макушке, такой не развалится за целый день, и на работе не будет мешать, и к тематическому балу подойдет. Так что за эту часть сегодняшнего дня я не волновалась, были и более насущные вопросы, которые предстояло решить в срочном порядке.

Дабиана я встретила уже в кабинете, когда тот в срочном порядке разбирал накопившиеся за два дня заседаний документы. Сегодняшняя стопка уступала прошлой куче, но все равно требовала немало времени и внимания.

Подтянув корсет, принялась за трудовые будни советника, то есть с рвением принялась вчитываться в заковыристые строчки экономистов. Не представляю каким чудом, но, кажется, я поняла, куда спускается львиная доля ежегодной казны.

Документы не все, но самые крупные шли дублированно, от двух разных отделов, но с одними и теми же требованиями. А это значило — коррупция и кража казны. Порывшись в коробке, нашла еще около двух таких же случаев, и один подозрительно похожий, но тут хотя бы додумались использовать разные формулировки, что усложняло доказательство мошенничества. Ну ничего, вот стану Королевой, я им такое покажу, сами счеты с жизнью сведут, а не отвечать станут перед мной. А там уже найдем людей на их места.

Свято место пусто не бывает, а рядом с Королем и подавно.

Взяв в охапку всю эту сказочную рукопись, пошла устраивать разнос на месте, или допрос с пристрастием, смотря с какой стороны посмотреть на ситуацию. Для меня просто крик и споры, а вот для работников еще попытаться доказать мне, что они тут ни при чем, и вообще, что я ошибаюсь в своих подозрениях. В общем, веселое занятие мне предстоит.

В результате веселенькое это оказалось занятие, из болота тащить предателей и просто дураков. Взмыленная, злая и растрепанная в кабинет я вернулась почти в шесть, когда до бала оставались считанные минуты.

Юбку пришлось экстренно цеплять к поясу и приводить собственное лицо в порядок, а то боюсь гостей инфаркт хватит при виде моего оскала. Ровно в назначенное время я стояла по правую сторону от трона, расправляя складки на шелке.

В голове бегали странные и ненужные сейчас мысли, но почему-то именно они не позволяли мне думать о Герцогине. Эта напыщенная и самоуверенная курица уже мелькала перед моими глазами пару раз. В жемчужном кружеве она смотрелась не сильно интересно. Темные волосы и бледная кожа не давали такого же эффекта, как на Леди Овалир, когда та была Дорофеей Фокс.

Выступали мы в единой категории, вот только благодаря чудесам родной фирмы я сейчас представляла собой интересную незнакомку, которую не портили даже отросшие натуральные корни. Я бы даже сказала, сейчас они предавали мне больше шарма, чем обычно. Для этого мира я была чем-то диковинным.

Стану Королевой и женой Дабиана, начну развивать здесь офисы нашей косметической фирмы. На одних салонах и магазинах проживем всем Королевством, даже если экономический кризис настанет, девочки останутся девочками.

Даже сейчас я ловлю на себе не только заинтересованные взгляды мужчин, но и вопросительные от дам. В их головах явно не укладывается, откуда у меня на голове взялся второй цвет волос, а глаза отточено хлопают нарощенными ресницами.

Появление Короля я немножко пропустила, слишком сильно задумавшись о выгоде и бизнес-плане. Дабиан был облачен в белую парадную форму, и рядом с ним Гардас смотрелась еще нелепей в своей жемчужной конструкции.

На мое счастье, к трону мой суженный поднимался в одиночестве, улыбаясь мне самым коварным образом. Ну да, половину моего платья он уже видел и представлял, что под юбкой у меня сейчас ничего нет, раз в комнату я не заходила, а сквозь брюки белье не просвечивалось. Расстраивать его раньше времени я не собиралась, и только сверкнула в ответ подведенными зелеными глазищами.

Но как бы мы не хотели продолжения, обстановка и количество гостей не позволяли нам заходить дальше переглядываний и загадочных улыбок. Бал начался, и я совсем потеряла надежду на возвращение внимания моего Короля.

А уж под конец уже самой не хотелось ничего, кроме подушки. От такого количества танцев и разговоров голова шла кругом, а ноги отказывались двигаться и подчиняться хозяйке. В итоге я смогла только доползти до кровати и рухнуть лицом в подушку.

Глава 8

Первый мой выходной в замке Асур начался с оглушительного взрыва в гардеробной. Подскочив на кровати, я сидела и хлопала глазами силясь понять, что вообще тут произошло? Путные мысли в голову не приходили, от слова вообще. И первым порывом была закинуть туда же огненный шарик и посмотреть, что из этого получится.

Вот только если постороннюю магию барьеры и письмена удержат, то от моей собственной платья уже будет не спасти. Пришлось сгонять себя с кровати и топать босыми ногами на разборки и выяснения обстоятельств.

Как оказалось, посмотреть там было на что. Повсюду красовались дико воняющие серовато-зеленоватые разводы, непонятной пока субстанции. Нет, я, конечно, отдавала себе отчет, для чего она тут. Но даже знание этого факта не давало ясность, что это за неведомая хренотень! За студенческие годы мне довелось повидать много всего, но это даже для меня стало загадкой века. И, признаться честно, желания ее решать я не имела.

Пришлось поступать как истинной представительнице женского рода. Найти в косметичке капли для глаз и, вместо положенных трех капель, вылить в каждый по струе. Как результат, спустя мгновение я стояла и заливалась горькими слезами, которые прозрачными дорожками катились по щекам.

В комнату Дабиана я влетала уже с изрядно покрасневшими глазами, парочкой хлестких пощечин на щеках и искусанными губами. Король проснулся почти мгновенно, я же продолжала бушевать и самоупоенно закатывала настоящую истерику.


Первые несколько минут парень даже не мог сообразить, что происходит. Только прижимал меня к обнаженному торсу и осторожно пробирался под тонкую кружевную ночнушку. Пока, наконец-таки, мои слова не дошли до его едва проснувшегося мозга.

Резко перевернув меня на спину, он скатился с кровати и как был в одних трусах, так и поспешил осматривать мою комнату. Красота да и только! Пока благодарной публики не было в поле моего зрения, собственные легкие и актерский талант я не стала расходовать, просто красиво разложила собственное тело по королевскому ложу.

Мой прекрасный Принц без белого коня вернулся спустя минут пятнадцать, когда продолжать истерику смысла не было. Пришло ограничиться только влажными ресницами и подрагивающими губами. Но даже это его проняло.

Видимо, здесь столь масштабные водопады девичьих слез были не в почете, или просто не знали, как убедительно они действуют на представителей противоположного пола. Меня сгребли в охапку и вновь прижали к теплой груди.

— Не волнуйся, мы обязательно найдем тех, кто стоит за этой глупой выходкой, — Дабиан сжал меня почти до хруста моих бедных костей.

— Да я не за вещи переживаю, — всхлипнула ему в район изгиба шеи.

— А за что? — серые глаза наполнились стальным блеском решимости.

— За твою безопасность, — еще раз проникновенно вздохнула, — если они так просто пробираются в покои королевской семьи, то тут и до смерти не далеко.

— Сегодня спишь у меня, — твердо заявили мне.

— Совсем рассудка лишился? — тут даже истерику заклинило от таких выводов.

— Нет, — Дабиан был настроен вполне серьезно.

— Точно головой тронулся, — и, покрутив пальцем у виска, попыталась освободиться.

— Нет, ты мне дороже, чем собственная постель, — ага, держи карман шире, так меня и отпустили из стального захвата сильных рук.

— Да при чем тут вообще кровать, — отмахнулась я, — ты о своей репутации подумал?

— Поверь, ночь с собственным советником не сможет испортить ее сильнее, чем проклятие, — меня осторожно погладили пониже спины.

— Да? — вскинула бровь. — А мою репутацию? Нет, о таком не подумал?

— А твою мы как-нибудь отстоим, — опять нежный поцелуй, — решим позже. А сейчас у нас есть более интересное занятие. Не находишь?

— Нет, — и уже было не важно, что там я собиралась сказать.

Парень аккуратно подмял меня под себя и начал доказывать, что репутация вообще не та вещь, из-за которой следует переживать совсем непорядочной даме. Да и кто, собственно, поверит, если эта самая дама одним поцелуем у алтаря довела его до обморока. Вот где-то в районе живота я вполне согласилась с такими выводами, и отдалась на милость победителя.

Когда меня все же выпустили из плена мягкой перины, я была зацелована и заласкана по самую макушку. Ноги и руки отказывались слушаться, требуя немедленно вернуть их в горизонтальное положение и не тревожить пару часов.

Но нет, моей гениальности пришла идея, что неплохо бы заинтересовать будущего мужа еще сильнее, и позвать вместе с собой в ванную. Там даже мозг помахал мне ручкой и сказал, что больше не вернется, раз к нему столь пренебрежительно относятся и не слушают.

Лучше всего было моей самооценке, и так не маленькая она стремительно поднималась все выше, не позволяя повесить нос и пожаловаться на усталость.

Завтрак у нас так и перетек в обед. Не заботясь и не думая, мы просто лежали на полу и кормили друг друга с рук. Вперемешку с вином и едой шли поцелуи и ненавязчивые ласки. Или очень навязчивые, если учесть, что я неожиданно вспомнила, для чего можно использовать лед и горячий чай.

О чем там говорить, Дабиану понравилось даже очень, а вот за сохранность собственной шевелюры я все же переживала. Но нет, все закончилось весьма удачно, и счастливые мы просто лежали на шкуре, лениво обнимаясь и целуясь.

Глава 9

Покой, как говорится, нам только снится. Я только начала медленно дремать на плече у любимого мужчины, как наше уединение было самым наглым образом нарушено. Нет, меня не смущало, что мы оба в чем мать родила возлежали на меховой и пушистой шкуре. Меня даже повеселило, каким взглядом на нас смотрела Герцогиня, но вот ее сопровождение напрягало. Солдаты с разинутыми ртами и глазами навыкат — не лучшие свидетели.

— Вышли вон! — Дабиан гаркнул так, что стекла задрожали.

— Но нам сказали, что вас тут убивают, — отмер старший офицер, или кто он тут.

— Вон! — Королю явно не понравилось, что его столь нагло проигнорировали.

— Вам третий раз повторить? — уже я изогнула бровь и вызвала огненные плетения.

— Простите, — надо же, магия, оказывается, объясняет куда доходчивее слов.

— Это что за представление? — теперь серые глаза грозно смотрели на девушку.

— Да как ты смеешь! — не смогла придумать ничего лучше Росильда.

— И что, по-твоему, я смею? — впервые я слышала такие интонации у мужчины рядом.

— Изменяешь мне, своей законной невесте, накануне свадьбы, — завопила она, — да на меня уже как на посмешище смотрят. Любовница на всех заседаниях стоит рядышком, а невеста непонятно чем занимается. Ты чем хоть думаешь? Явно не головой!

— Спешу вас огорчить, — я поднялась и, потянувшись, скрестила руки, приподнимая грудь, — но я здесь по приказу Ректора. Как наследница крупнейшего косметического холдинга, меня с детства обучали руководить и принимать решения. Сейчас мои знания здесь требуются больше, чем ваша пустая голова.

— Евтария, не стоит, — меня обняли поперек живота.

— А я считаю стоит, — не собиралась отступать, — если бы она выполняла свои задачи, мне бы не пришлось досрочно закрывать сессию, чтобы примчаться сюда.

— Но ты уже тут, а значит поздно стелить соломку, уже упала, — разговаривал со мной он мягким и успокаивающим тоном, от которого я просто млела.

— Да тебе вообще не стыдно? — в зеленых глазах появились слезы. — Я стою перед тобой, а ты обнимаешься с какой-то деревенской девкой.

— Можно я ей врежу? — повернула вопросительно голову к Королю.

— Не стоит пачкать руки, — Дабиан прижал меня еще сильнее, — Росильда, дорогая, мы с тобой уже не раз говорили о том, что эта свадьба не состоится. Ты и так знаешь, что отбор подстроили. А за место единственной настоящей участницы была почти бессмертная богиня. Так что сама понимаешь, не ты моя избранница.

— Не позволю! — заорала девушка. — Ты не смеешь позорить мой род!

— Извини, конечно, но это ты его сейчас позоришь закатывая истерику, — я пожала плечами в ответ на ее гневный взгляд.

— Тебе, подстилка, слова не давали, — брюнетка едва сдерживала гнев.

— Росильда, замолкни, — Дабиан потерял терпение.

— Нет уж, — она встала в позу, — я не потерплю такого отношения. Или завтра же ее не будет, или мой отец на собрании поднимет вопрос о смене власти! Выбирай, или я, или эта клуша из деревни.

— Да с чего она взяла, что я живу в деревне? — этот факт оскорблял больше всего.

— Не обращай на нее внимания, — меня поцеловали в макушку.

— Ах так, ну все, готовься, — она скрестила руки, — завтра же ты перестанешь быть Королем и покатишься отсюда к демонам.

— Вот именно, какая ты догадливая, — Король оскалился, — завтра же отправишься в Империю Демонов как посол доброй воли. И нам всего лишь придется пару дней тебя оплакивать. Мало ли откуда нападут пираты на твой корабль.

— Что? — девушка стремительно побледнела до мелового цвета.

— Документ уже подписан, можешь собираться, — парень кивнул на дверь, — у тебя есть время до девяти утра, потом запихнут в чем будешь.

— Не посмеешь, — как-то неуверенно проговорила Герцогиня, — отец не позволит.

— Он первый и подписал указ, — ухмыляясь, сказал Дабиан, — ему это тоже выгодно, от твоей смерти он получит огромную контрибуцию от пиратов и возможность переправлять грузы по межпространственным каналам без откатов в теневой сектор.

— Неправда, — на нее было страшно смотреть.

— У тебя еще пять сестер, — Король пожал плечами, — и перспективы, открывающиеся после твоей смерти, перевесили отцовские чувства. Прости, но это большая политика, и очень большие деньги. Сама выросла при дворе и должна понимать все лучше других.

— Я… я… я… — она так и не нашла ответ, просто развернулась и вышла.

— Это правда? — нет, меня это не трогало, и не в таких закулисных играх бывала, но все же было подозрительно все гладко.

— Нет, конечно, — отсмеялся парень, — надо же было как-то подорвать ее веру в отца.

— А ненависть и разочарование лучшие инструменты, — понимающе кивнула.

— Да, теперь она вряд ли побежит к нему жаловаться, — вновь меня настиг сладкий поцелуй, — и до конца дня мы можем больше ни о чем не беспокоиться.

— Хорошо, — выдохнула в приоткрытые губы своего наваждения.

— На чем нас прервали? — он резко подхватил меня под бедра.

— Не помню, — руки начали плавно скользить по обнаженной спине.

— Тогда предлагаю начать заново, — моей спины коснулись прохладные простыни.

— О да, — не стала отказываться от столь интригующих перспектив.

И вновь время замерло для нас двоих. За пределами собственных желаний мы не видели ничего и никого, нам было просто безразлично. Всю ночь мы горели в объятиях друг друга, сгорая дотла и воскрешаясь с новым вздохом. Словно голодные мы набрасывались на обхоженные тела, покрывая их отметинами, что кричали о нашей общей сумасшедшей любви. Которая расцвела назло всем и сразу, из одного поцелуя превратилась в пламя.

Глава 10

Последнее отведенное мне утро понравилось до безумия, до звездочек перед глазами. Мой любимый наверное решил, что если я не смогу встать с постели, то никуда не отправлюсь. Эх, наивный! О чем, собственно, я ему и сообщила. Амулету было абсолютно все равно в каком агрегатном состояние телепортировать мое тело обратно в Академию.

В красках начала расписывать, как тонко настраивается такая магия, и что сам Ректор зачаровывал этот амулет. И не важно, что от артефакторики Ректор далек так же, как Север от Юга, но меня это не смущало.

Я продолжала самозабвенно врать и распинаться соловьем, подогревая интерес Короля к собственной персоне. Не позволяя ему даже на мгновение отвернуться и отвести свои невозможные глаза из плена моих зеленых. Не зря говорят, что зеленые глаза — колдовские. Сейчас я ощущала себя настоящей ведьмой, которая затягивает в омут с головой. Словно русалка, готовая утащить зазевавшегося моряка на морское дно.

Выражение его лица мне безумно понравилось, моего Короля покоробило только от мысли, что через несколько часов я исчезну из этого мира и возможно навсегда. Не знаю, что он там надумал, но ближе к обеду произошло невероятное.

Не знаю как, и вообще каким образом мы оказались в храме Светлого, но мы стояли перед статуей сына нашего декана и я осоловело хлопала глазами. Каким чудом-то нас сюда занесло, и как я пропустила этот необычный момент.

То ли мне в чай что-то подлили, то ли я просто выпала из реальности, утонув в сладких поцелуях и надежных руках. Что-то я сомневаюсь в надежности собственного восприятии всего происходящего в реальности.

Иначе бы я не стояла в полном шоке посередине храма в белоснежном платье и с непонятным веником в руках. Так, стоп! Еще раз осмотрела себя и все вокруг и поняла, что вообще не понимаю, что тут происходит.

Храм украшали многочисленные гирлянды из живых цветов, вместо магии горели свечи, разбрасывая по стенам свои блики. Люди в белых одеждах вышагивали пафосно и горделиво, словно готовясь к невероятному подвигу. Главный жрец раздувал свою грудь до размеров колеса, покрикивая на собственных подчиненных.

Дабиан стоял рядом, без парадного облачения, в простом темном костюме и бархатной коробочкой в руках. Вокруг нас суетились служители божественного дома, подготавливая последние штрихи к брачной церемонии, о которой меня почему-то забыли предупредить.

Э, так дело не пойдет, я хочу пышную свадьбу, как у всех. А не тайком, в стенах непонятного храма. Нет, то что это свадьба меня конечно радовало, за Дабиана я была готова и в картофельном мешке замуж идти, но это королевская церемония!

Народ не одобрит и не простит, если завтра с утра им объявят о новой Королеве как о уже решенном факте. Но мой почти муж был так решителен и серьезен, что у меня и мысли не возникало сказать хоть что-то против. Я была готова пойти за ним хоть в огонь, хоть в воду, хоть на все кары небесные, лишь бы он был рядом.

Служители храма почти закончили приготовления, и нас начали окружать первые свечения небесного благословения. Две божественные искры запели и заплясали внутри моей души, радуясь и ликуя. Они отзывались на родную стихию, словно два маленьких солнышка вспыхивая в груди все ярче и ярче.

Под сводами храма началась мелодичная, словно переливы колокольчиков, музыка. Она зачаровывала и вела за собой, погружая нас все глубже в таинство такого важного шага, как брак. И я уже не задумывалась ни о чем, уверенно вкладывая ладошку в протянутую руку. С ним я готова была пройти всю жизнь рука об руку.

И сейчас в разливающейся магии тонули все наши печали и тревоги. Сейчас мы становились единым целым. Одной жизнью для двоих, чтобы рука об руку пройти все печали и невзгоды. В горе и в радости быть рядом и помогать во всем друг другу. Навечно на земле и перед лицом всех богов мироздания любить и ценить друг друга. Не предавать и не отпускать от себя другого. Мы становились мужем и женой!

Вот так, в одночасье я превратилась из простой дочери Богини Любви в самую любимую жену на свете. Дабиан целовал меня так страстно и осторожно, словно я фарфоровое чудо, которое в любую секунду могло разбиться на миллионы разных осколков, навечно покинув его.

Я же в ответ дарила всю себя без остатка, делясь единственным, что имела — божественной искрой. Теперь у каждого из нас их было по одной, и мой супруг проживет не менее долгую жизнь.

Счастливо и спокойно мне было рядом с ним. В замок мы возвращались уже глубокой ночью, которая надежно скрывала наше маленькое счастье от посторонних глаз. На пальцах поблескивали кольца в тусклом лунном свете, позволяя нам погружаться в сказочный миг, один на двоих!

И за такую сказку я была готова отдать не только собственное состояние, положение в обществе, я была готова проститься с самой собой ради моего любимого уже мужа. Чтобы вечность быть рядом с ним, и больше не вспоминать тот страшный миг, когда единственным решением Леди Смерти он мог отправиться навечно в ледяную пустоту мира перерождения.

Эпилог

Как я и предполагала, народ в восторг не пришел от внезапной, да еще и тайной свадьбы их Короля. Меня требовали показать на суд министров и богов. Так еще и предварительно выслать на ледяные источники, дабы покаяться за обман и предательство. Какие, правда, я так и не могла понять, но настаивали долго и упорно.

В итоге я закатила очередной скандал и сказала, что пока не сыграем публичную свадьбу, дражайший супруг может не надеяться на сладкие игры со своей любимой супругой. Короля хватило ровно на неделю, после чего он согласился на все мои требования.

В результате, на четвертом месяце я, облаченная в изысканное белоснежное платье, второй раз стояла у алтаря и давала брачные клятвы. Вокруг разливалось бушующее людское море, которое в своем порыве старалось смести всю охрану и магические барьеры в попытках добраться до королевской семьи.

Король проигнорировал свадьбу собственного сына, и только упорно скрипел зубами в собственной комнате, объявив голодовку. Мне, правда, на это было плевать с высокой колокольни, но вот маменька моя закатила грандиозную истерику по поводу своих новых родственников. Видите ли, ее не поприветствовали как положено и не преподнесли подарки, достойные Богини Любви.

К выкидонам родной и любимой мамы я была готова, а вот все остальные не могли похвастаться моей выдержкой. Так что очередная свадьба, дубль два, получилась куда необычнее, чем наше тайное венчание в храме Светлого. Но даже при всем при этом, я была готова еще хоть раз десять повторить венчание. Я ни капли не жалела, настолько сильно я любила собственного мужа.




Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Эпилог